Сказалов Степан: другие произведения.

Способ жизни

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   ЛЮДИ - ЗАГАДКИ: Способ жизни.
  
   Пролог.
   История попадания Кирилла в события не столь противоречащие здравому смыслу, насколько её причины являлись глупыми и банальными. Сам Кирилл не верит в астрал, потусторонние миры и остальные бредовые ухищрения, призванные на привлечение граждан бедствующих от кучи проблем обрушившихся на них не вовремя. К советам других он прибегал мало, но к одному все же решил привлечь чуточку своего дорогого молодого времени. Быстрая молодость отдается к старости, и не в лучшем виде. Кирилл не был таким уж и несносным разгильдяем, шрамы, украшающие взрослого мужчину не должны скапливаться на теле совсем еще не смышленого подростка. Травм Кирилл получал мало и никто не мог сказать о его не счастливом детстве, а оно в его двенадцати лет жизни покидать не собиралось мальчишку. Впереди очень много не освоенного и тратить свои минуты на учебу Кирилл никак не хотел. Стать взрослым было для него непосильным трудом, как и любой труд, он выполнять его будет только после веских причин, жалко, что таких не было. Вырастившие Кирилла люди, как и он, сами мало, что умели в этой жизни, но все же навыки выживания, слабые и малочисленные, были переданы сыну. Один факт только спас Кирилла от вероятно в будущем сулившей суммы и тюрьмы - родня. Тети, дяди сменялись в жизни Кирилла примерно раз в год. Проездом, бывая то у одних, то у других мальчик впитал некий опыт, сложившийся у состоявшихся людей. Но зло, наверное, дремлет в каждом. Улыбается тебе человек или дарит подарок, он не может стать исключением из правила, в котором какие-то древние сказали что зло, принимает любое лицо. Такое выражение Кирилл услышал после прихода к этому выводу самостоятельно. Результат понятой раньше других истины, был на его правой ладони, именно из-за него он тут вдалеке от всякого родственника готового помочь.
   Темная и сырая от не перестывающего идти дождя улица, пугала Кирилла словно пистолет, снятый с предохранителя. На улицу с названием "Малая пролетарская" он доехал на такси, вызванным из телефонной будки возле не большой гостиницы. Доезжая до нужного дома Кирилл сразу достал скопленные деньги и оплатил услугу. Усатый таксист повернулся, взяв сумму, предложил Кириллу еще одну оплачиваемую помощь. Но Кирилл отказался брать у него зонт, одежду можно просушить, деньги же придется где брать. Вылез из машины и осмотрел дорогу, занятую лишь одним отъезжающим такси. Он боялся. Осень для Кирилла стала временем не удач. Для других, зима сезон сказок и чудес, но не для мальчика, являющимся пинг-понгом, то сюда, то туда, из дома в дом. Он чудом избегал приютов. Желания, отосланные деду морозу, были похожи на письмо в администрацию города. Детские образы развеивались после конечных дней февраля, подарков не было, а стоит ли верить не известно где находящемуся волшебнику? Кирилл решил вовсе не ждать с неба благосклонности.
   Осень полна не хороших погод, между дождей существуют намеки на бабье лето, и все же краткие. В тянущихся от неба до земли струях холодного ливня, исчезают образы людей, на их место становятся мрачные, размытые водой сверху, образы, ныряющих в подъезды, снующие с зонтами типы, готовые напасть и съесть тебя целиком. Страхи маленького мальчика, обрушились на него тут, на одинокой улице. Всего по сути надо сделать три шага, а не бежать километр от неведомого, которое точно там, в пелене ливня. За одну минуту он успел пройти в подъезд, подняться по лестнице, нажать на звонок у дверей. И вот долгое ожидание. За дверью послышались шаги. Со скрипом, отворившись, она показала Кириллу хозяина квартиры. Тот стоял в одних штанах и тапках, на покрытой полностью длинными волосами голове, была тюбетейка.
   -Проходи, сын порочный - Кирилла такое к нему обращение заставило нервничать, он думал, что все, что о чем он никогда бы не отважился сознаться, стало известно знахарю. Проведя Кирилла на кухню, знахарь предложил промокшему обтереться полотенцем. Сев за стол он налил в стоящие на нем чашки горячего чая, расположив одну из них в блюдце, пододвинул к Кириллу. Не ожидавший того гостеприимства Кирилл начал глубокими глотками поглощать жидкое содержимое.
   -Я, извините, что пришел ночью, ну не мог раньше. Понимаете, я не столь богат как вам, наверное, думается. Я собрал не много денег, но...- не много стал робеть от взгляда из-под черных как смоль волос. - В основном мне пришлось одалживать.
   -Деньги, которые ты мне заплатил, я могу тебе вернуть. Тебе, наверное, они будут нужнее чем, тому, у кого ... Короче мне, они не нужны. Забирай их тоже. - Знахарь сделал, по мнению Кирилла, благородный поступок. И все же раздавать направо и налево заработанное было лишним.
   -А теперь к главному. Уважаю тебя как взрослого человека способного принимать ответственность за совершенное им дело. И хочу задать тебе вопрос, когда ты приедешь за своим ребенком?
   Ребенок? Какой еще ребенок может быть, как показалось Кириллу у ребенка. Вроде он не оставлял в этом доме своих братьев. Так их и нет у него. Смысл настоящий, который вкладывал в слова знахарь, дошел резкой болью в голову юнца.
   -Судя по твоему лицу, ты ничего не знаешь. Да, я, верно, растолковал твои вращения глаз в стороны? - Знахарь поднялся и шагнул к Кириллу. Опустил свое лицо и на ухо, чтобы в соседней комнате не проснулась Елена, зашептал - Много лет моя дочь Елена была моим спасением. Ты же не думаешь, о том, куда исчезают болезни, когда я всего раз или два, проведу над телом ладонями. Вам важен результат моих действий. Болезни они не просто явление в теле, они духи. И когда я провожу над тобой рукой, она как пылесос вытягивает всякую грязь. Все! Сеанс закончен, встал и пошел клиент к своим семьям. А что со мной? Как я все это чудо переношу? Рак, приступы, опухоли - живые. Да, да они живые - Кирилл навел свой взгляд на лицо знахаря. Вроде не выглядит он, каким то зацикленным на акультизме. Ни перстней, ни трав, развешанных у потолка.- Боль, только боль остается во мне, не радость, что я помог очередному нуждающемуся. Ты. Да нет, все вы не поймете трудности, которые я преодолеваю, что бы растить дочь.
   Знахарь взял Кирилла за плечо и потащил его в кабинет. Кирилл не хотел кричать, он тоже просто не хотел разбудить Елену. Втолкнув парнишку в кабинет, знахарь запер большую дверь, обитую кожей, Кирилл знал, почему он здесь. В кабинете, сколько ты не зови на помощь, тебя просто не услышат, даже если встанут у самых дверей. Маленькая комнатка, заставленная книжными шкафами, тумбочками с лежащими на них книгами, серая пыль, не стряхиваемая давно.
   -Будешь здесь ты жить. Как родит Елена, нет, не сразу, - стал подходить ближе - хотя, что бы не привыкла лучше, сразу. А то три месяца кормления и не отнимешь.- Знахарь дал в руки Кириллу книгу. Обложка книги, яркая, полосатая, была истрепанна. - Кирилл почитай её, узнаешь о моем промысле не много больше. Когда дойдешь до глав о снятие с себя посторонних энергий, прочитаешь, о том, что магам необходим человек, способный в себе подавлять духов желающих человеку, в котором они находятся, смерти. У меня таким спасителем была Елена. Я, как и многие другие маги не способен бороться с забранными болезнями. Ещё в детстве бы погиб, много приходилось мне вылечивать, людей за свою длинную жизнь.
   За знахарем зазвенел телефон. Он отвернулся от Кирилла подошел к весящему на стене зеленому телефону, сняв трубку и подождав пока в ней извиняться за поздний звонок. Не сводя глаз с зашедшего Кирилла, он произнес:
   -Долг мой помогать таким как он. Не беспокойся Рудольф, все придет в норму. Излечу я твоего сына.- Томно выдохнув, знахарь, повесил трубку. Потом, взяв со стола тетрадь, раскрыл её и стал что-то вычеркивать.
   -Ну что, остались на этой неделе только два клиента. Мироничев и Кеногров. Кирилл, ты был, когда-то моим клиентом. Зря ты решил познакомиться с моей дочерью. Такого ты не ожидал? Твоя рана на ладони, какая то не такая. Когда она перешла ко мне, я, увидел как бы будущее. Тебе его не следует знать, мало ли, что придумаешь.
   Кирилл не улавливал слова знахаря, он думал о том, как сбежать из этого дома. Роль отца ему не очень то и подходила, он знал это, судя по своему характеру. Знахарь смотрел на него, как на врага, но во взгляде присутствовало сочувствие. Он понимал, на что обрекает своего не рожденного внука или внучку. Кирилл не мог даже предложить ему один противный вариант, он помнил, что говорил знахарь, каждая жизнь важна, раз она Богом дана. Люди не могут отбирать не принадлежащие им души у этого мира. День сменяет ночь - жизнь сменяет смерть.
   Позже Кирилл поймет, что он стал той душой, которая не предъявляла бы не каких претензий к своим родителям, если они хотели его лишить раньше срока жизни. Знахарь взял халат с вешалки и подал Кириллу.
   -Разденишся, накинешь халат, и выйдешь отсюда. Придешь на кухню. Я дам тебе на завтра немного работы. А спать ты всегда здесь будешь. Тебе ясно? - Знахарь вышел за дверь, не закрывая её с той стороны. Он доверился Кириллу, хоть и наверняка знал, что у того на уме в данный момент. Кирилл переоделся, сложил свою одежду под один из шкафов. "Кто его знает? Может вовсе отберет все, что сейчас на мне надето. Без верхней одежды я в такой ливень не хочу идти, как животное, в чем народился" Подойдя на цыпочках к окну, он стал разглядывать дом напротив. Такой же наверно как тот, в котором он сейчас находиться. Грязный до второго этажа, свет горит лишь в некоторых окнах. Кто стоит за ними и также наблюдает за стихией. Видит он Кирилла? Потухло несколько окон, и Кирилл пошел на кухню. Идя мимо комнаты Елены, он остановился и приоткрыв чучуть дверь, заглянул. Там на кровати тихо сопела дремлющая ведьма. Теперь для Кирилла она именно ведьма, прервавшая его детство.
   Он двинулся дальше по коридору, к отцу помутившей его сознание девушки. Тот на кухонном столе разложил карты, по какой то своей особенной системе.
  
   Глава 1. От старого к новому.
  
   Осень не обещала отзвуков лета, она пришла, и сдавать свои позиции не намеревалась. По тротуару шла девочка, её было 12 лет. На почти пустом тротуаре она, с рюкзаком синего цвета и черными лямками, брела вперед, опустив голову. Слева на дороге носились автомобили. Она отошла подальше от проезжей части, не хотела стать облитой грязью из лужи, вырывающейся брызгами из-под колес. Шарф на ней свисал почти до самого асфальта. Светло русые волосы прятались в кепке, сдвинутой на затылок. Дела с первого брошенного на неё взгляда можно подумать идут не очень то хорошо. Смотря верх, на лишенные листвы деревья, она, не глядя впереди себя, ждала одного их родственника. Минут через пятнадцать, оно вошло в её обзор. Высокое дерево, распустившее в разные стороны крючковатые ветви, с потрескавшейся корой, стояло, как и все обреченные собратья в ожидание зимы, которая в этот сезон не обещала, по словам метеорологов сюрпризов. Самая длинная ветвь уперлась в стену здания, ставшее снова местом назначения для гуляющей девочки. Трех этажное, сложное из глиняного кирпича, здание было приютом искусства.
   Девочка прошла к крыльцу под навесом и открыла деревянную двухстворчатую дверь, которая не видала нормального плотника, и была вся шершавая, не покрытая лаком, белая как свежий сруб. Войдя в музей, девочка сдала куртку в гардероб. Рюкзак остался при ней, в нем находились школьные принадлежности и тетради, вложенные в тонкие книги. Свет помещения на первом этаже был скуден, на втором, девочка не увидела ни одной лампы, здесь были большие окна, занавешенные прозрачными шторами. Льющийся из них свет солнца желал не скрывать в пространстве, которое он занимает, объекты ради которых сюда заходят люди на пару часов. Дать глазам насладиться творениями чужих рук, освободить их от созерцания своего труда. "Сегодня их меньше чем обычно, - отметила про себя девочка. - Откуда они только не заявились, ради этих картин местных пейзажистов". Она развернула голову от окон к стене с висящими на ней картинами. Второй этаж становился первым залом музея. Потолок на высоте трех метров с небольшим, давал простор для очень высоких скульптур. Они стояли в ряд по середине зала. Первая скульптура мужчины или женщины, знал это исключительно её создатель, была одета в тунику. Вторая изображала двух мальчишек прижатых друг к другу спиной и опустивших свои головы. Девочка шла вдоль стены с картинами, обходя стающих и поднявших вверх лицо посетителей. Еще одна статуя, в этом зале последняя. Круг из трех человек со сращенными до локтей руками. Люди, которые когда-то стали позировать мастеру, наверное, находились в длительном состоянии удивления, увидев результат. Девочка прошла в следующий зал, свернув направо. Среди посетителей был водящий за собой толпы экскурсовод. Он делал движения руками, показывая группе любопытных раритеты, отвечал на некоторые вопросы более любознательных. Здесь может, и когда-то весели картины, требующие к себе чрезмерного внимания, но теперь остались никому не нужные, в плане приобретения их через аукцион в свои коллекции. Два посетителя не слушающих рассказы экскурсовода, бродили у скульптур этого зала. Девочка почему-то напряжено стала думать о том, почему все её внимание сконцентрировалось на них? Один может старше её на четыре года, худой и тыкающий пальцем в картины и части тела каменных людей. Его собеседник старше на лет двадцать, о чем-то, не переставая, ему толковал про какие-то массы. Девочка, набравшись, то ли смелости, то ли наглости двинулась к скульптуре, к которой как она думала, двое должны скоро подойти. Они свернули с предполагаемого пути, и необходимо было предпринять еще одну попытку услышать разговор. Девочка повторила снова тот же номер, но опять её постигла не удача. Думать над совершенным маневром она не хотела, а интерес не проходил. Старший, точно где-то снимался, потому что его лицо кого-то напоминало, но только с одной стороны. Если он поворачивал голову, всякая уловка исчезала. Она не могла узнать по мимике повернутой стороны лица, незнакомца. Не охотно сдавшись, девочка зашагала в сторону большей плотности людей. Она, присоединившись к группе, зашла в следующий зал. На втором этаже разместились три зала. В последнем, как раз было столько народу, что непонятно где какая группа и её экскурсовод. Один из их числа напролом, расталкивая в бока мешающих, забыв о своей обязанности, шел к дверям. Сзади ему не очень культурный сослуживец громко выкрикивал, требуя не отвлекаться. Девочка узнала голос из толпы. Давыд - вечно не довольный работой окружающих, был в числе, как сам думает, работников уважаемых начальством. Экскурсовод вынырнул из толпы, мигом схватив за плечо девочку, и с силой потащил в предыдущий зал. Целые поколения людей учились у старших любить детей и чтить их права, а тут при таком скопление интеллигенции, никто не повернул головы в сторону дверей. Схвативший девочку, осмотрел зал, вдалеке все еще кружили те двое. Девочка и экскурсовод смотрели друг другу в лицо. Агрессор сунул разволновавшиеся руки в карманы, видимо боялся совершить чего не доброго.
   -Алена. Ты как здесь... что ты пришла сюда? Школа разве взорвалась? Потонула от дождей? Тебе не стыдно, я! тут людей вожу, просвещаю. Хочу сделать их просветленными. Но как я могу быть уверенным в своем труде, когда моя дочь сознательно отбивается от рук. Дела улаживать с твоими одноклассниками я не буду больше.
   -Пап, зачем ты кричишь, тебя и так слышно. И не надо вспоминать тот вызов в школу, я же все усвоила, я была виновата. - Алена в пол голоса протараторила отцу в лицо, которое он то опускал, то, оглядываясь, поднимал. Смущенный такой резкой наглостью, отец сощурил глаза, приходилось ли ему слышать оправдание без его главных сторон, которые должны смягчать всякие нарушения.
   -Алена, завтра я приму строгие меры относительно твоего воспитания.
   -Папа. Ты не думаешь, что я после стольких напоминаний о строгости твоего наказания осмелилась себя подталкивать к ним. Таким жестоким, изощренным, - с сарказмом сказала Алена. Отец снова положил руку на её плечо, надеясь все-таки услышать какие-нибудь признания, что она не выдержала и сбежала с уроков. У него стало бы тогда на одну причину больше, и он без сомнений перевел дочь в более строгое учреждение.
   -У нас просто на последних уроках, в расписание стоит математика. Математику ведет Ирина Леонидовна, нам сегодня сказали, что она не в школе, уроки математики стоящие в начале дня все отменили. Ну, вот мы решили тогда, что зачем ждать. Все равно, ни какие другие уроки нам не поставят. Конец четверти - время постоянно занятых учителей. Папа ты ведь мало учился в школе, не знаешь, не помнишь.
   Отец не переставал тащить Алену к дверям, в них как раз сейчас выходили двое, никак не давшие подслушать их разговор любопытствующей дочери. Подождав пока они уйдут, отец толкнул дочь к лестнице. Он стоял и смотрел, как она, взяв куртку, спустилась и вышла за дверь. Скрывшись из виду, Алена пошла дальше за двоими. Отец её вернулся к своим прямым обязанностям, так сильно волновавших Давыда.
   Алена опустив голову вниз, сделала вид случайного прохожего, сразу, как только к ней направился, что-то заподозривший молодой парень. Сняв, свой берет, он распустил белесые волосы. Алена просто, чтобы не раскрыть себя, обошла прямо вставшего у неё на дороге парня.
   -Эй, не делай вид, что не следила за нами. Ты с самого музея нас преследуешь - человек, с которым он так мило беседовал, не думал ждать парня.
   -Я не хожу за вами. У нас, наверное, пути совпали - на пальцах стала объяснять она ему. Скрестив два указательных пальца. И пошла дальше, ни туда, куда следовало идти, что бы подтвердить свое слово, а по дороге, откуда явилась. Парень не стал сдаваться, и быстрым шагом опередив, опять встал на пути.
   -Я Федор - легионер. Слышала о нашей организации? Про неё на каждом шагу можно прочитать в объявлениях. Шел вот с учителем... - его голос стал грубеть, перемешивался с укором -... в музей.
   -Ну, шел, так шел, мне то если подумать, это все доподлинно не известно.
   -Да ладно, я что зверь. Не понимаю что ли, решила вот вступить в нашу организацию.
   Алена смотря в его глаза, хотела понять, считает он ли её лишенной всякого разума или того хуже лишенной, как и он своей воли. Они разошлись, не произнеся ни одного слова, разговор на злобе как считала Алена, будет трудно завести. Пусть обдумает, что он несет. Что бы она приняла веру того, кто будет управлять ей словно марионеткой. Отца с трудом слушает. А каких то там посторонних, которым за учение надо будет еще и немного приплачивать, а вероятно даже и большие сумы. Алена дошла до самого своего подъезда. На лавочках сидели старушки, укутанные в безразмерные платки. Проводили её не очень добрыми глазами.
   Алена поднялась в свою квартиру. Открыв дверь, вошла. Целый час расходовала на готовку себе еды, отец, почему-то с пяти лет приноровил её ко всему, что когда-нибудь в жизни встает перед человеком дурацкой проблемой. В школе она не много спрашивала о воспитание других детей, не раскрывая своей подготовленности. Утолив голод, попыталась дозвониться своей подруге Кристине, одновременно раскрывая рюкзак и вынимая его содержимое. В телефоне гудки, никто знать её на данный момент не хотел, даже подруга. По мере прибавления вещей на столе, они доставляли Алене порциями плохого настроения, тогда чаша душевного состояния начала исчезать в потоке негатива. Вещи были не знакомы ей: книги две, но не её, косметика в большем количестве, ручки и карандаши, в не знакомых цветах. Велик соблазн, заглянуть в косметику. Алена не тянула руки к добру ей не дареному и не купленному. В зале плохо освещенном, с круглым столом, на котором лежали предметы не первый раз здесь побывавшие, раздался знакомый звук мобильного телефона. "Кристина, ну, слава богу" - она ответила. Звонок загнал её в ожидание расправы. Оказывается на пятой минуте математики, в класс пришла учительница. Какая-то другая, но уже причинившая одной из своих учениц головную боль. Ушедшая сегодня в черноту полосы неприятностей, Алена забыла сказать, что опять перепутала рюкзаки с Татьяной в школе.
   Кирилл в последнее время стал беспокоиться за Алену. Все её выходки напоминали его самого. Переходный возраст - дело хрупкое. Излишние внимание привело бы к росту самолюбия, цинизма. Знать, как необходимо говорить в такой-то момент с подрастающим организмом, наверное, прекрасно. Но как можно это выяснить? Сделаешь ему вывод на более резких тонах - обидится.
   К концу рабочего дня Кирилл, зачем-то был вызван к директору. Проходя мимо злорадствующего Давыда, он начинал понимать, тот не успевает, как следует все сообщить пришедшим, люди стаяли и слушали болтовню Давыда на несколько минут больше, чем с другим экскурсоводом. Начальство знало все о нарушениях, если они, конечно, не произошли по вине их него подлизы. Кирилл тихо, не сильно постучав по полотну дверей, зашел в кабинет. Он почему-то находился пустым. Удар в спину. Кирилл развернулся и увидел зашедшего директора.
   -Ой, извини меня, вот вышел попить водички. Ты быстро так поднялся ко мне. Минуты не пролетело. Я вот, что хочу тебе предложить, - поставив стеклянный стакан на край стола. - Наверное, слышал, наш сторож Николай Ларионов, как три дня не ходил на вечернюю свою службу, так до сих пор и не собирается на ней появляться.
   -Вы же знаете, что я в криминал не ногой, пусть его кто-нибудь другой припугивает, а мне негативных лишних событий не надо.
   -О чем ты? Какой там криминал. Наверно ночью спишь постоянно? А вот сторожа подменяющие прогульщика, за неделю ночью дома только три раза спят. Днем то они в своих институтах, там нельзя, сам знаешь - за последними словами директор принялся вспоминать, тот ли служащий у него сейчас, который стремиться знаниям, но по обстоятельствам в школе не учившийся? Вероятно, хотел как-то по другому ситуацию с бессонными ночами раскрыть Кириллу, теперь достоверно зная статус его образования.
   -Мои сторожа жалуются, не хотят так работать. Тебе Кирилл мне кажется, деньги лишними не будут как им. Согласишься охранником подзаработать?
   Кирилл согласился и отправился домой, по пути из кабинета, заметил уныние на лице Давыда. Он долго подсоблял директору, но тот не принял своеобразные ухаживания видимо всерьез, возможно и намерено.
   Темнеющая улица скоро должна осветиться как днем, только множеством источников света вдоль дорог, с вывесок, окон. Сев в машину Кирилл набрал номер мобильного телефона классного руководителя Алены. В трубке, точно так же как и у дочери никто не заинтересовался вызовом. Когда, заведя двигатель, он влился в поток, услышал звонок. Он не стал говорить по телефону, попросив немного переждать и снова ему позвонить. Через краткий отрезок времени Кирилл поставил автомобиль на стоянку, возле здания супермаркета. Испытывать судьбу на своем примере смертей в авариях, он не мог, у него есть два близких человека, потеря его для них будет не соизмеримым горем.
   Войдя в супермаркет, Кирилл, встал украдкой рядом с продавцом ждать звонка.
   -Женщина можно у вас спросить, где тут можно сходить в туалет?
   Бросив на него взгляд, отталкивающий любого кому он адресован, продавщица, вскинув руку, ткнула пальцем в сторону одного из коридоров. Он двинулся по указанному направлению, оглядываясь с любопытством, вроде там, в толпе мелькала известная макушка. Изменив свой путь, он зашагал, в ту сторону, где она поднималась над другими головами.
   -Учти, я не привык к тесным объятиям, - сказал на ухо Кирилл, стоящему к нему спиной покупателю. Немного с раздражением вжав голову в плечи, тот развернулся на 180 градусов к Кириллу. Высокий знакомый, с галстуком в руке, с расстегнутыми двумя верхними пуговицами, в выглаженной розовой рубахе. Схожий по телосложению с Кириллом, покупатель снял очки свободной рукой, не выпуская их, не перекладывая в уже занятую руку, стал надвигаться на Кирилла с намереньями, пресеченными в первый миг встречи. Обниматься у всех на виду не стали, просто постеснялись. Оба все же сошлись на рукопожатие.
   -Андрей, ты так близко подобрался к моей работе, и не посетил меня, как же так?
   Андрей, надев очки, начал вроде разговор, но его прервали звуки телефона. Кирилл извиняющим жестом, выставив ладонь, ответил на звонок.
   -Хорошо, я понял. - Алена снова нарушила данное слово. Разбираться, (ей сегодня повезло), он будет только завтра вечером. Утром она уже будет на занятиях. Нарушать с утра настроение, особенно специально для этого вставать раньше времени из кровати, довольно жестокая мера, если вам надобно держать бразды правления в руках, пусть сносит переживания дома. В школе она может неизвестно, что вытворить.
   С другом Кирилл прошел к выходу. Пока тот расплачивался, Кирилл посетил туалет. Они дошли до ближайшего кафетерия, были там конечно хорошие пирожные, но Кирилл и Андрей сели и только заказали напиток схожий с кофеем.
   -Говоришь, людей на них было много? Я просто решил не впадать в еще большее уныние. Ведь он единственный мой брат, вернее он им был. Ившин иногда мне кажется, просто заменил мне папу. Хотя у меня, как ты знаешь, и настоящий был. Гроб говорят, специально закрыли. - Откинувшись на спинку продолжил - Что с ним произошло, так и непонятно. Он для меня должен запомниться как живой.
   -Ну, Кирилл, знаешь, когда ты много хочешь понять, тебе это дается нелегко, но попадаются такие случаи в нашей длинной жизни.... Все когда-нибудь встанет у тебя перед лицом ясным будто вода. - Подняв верх, указательный палец Андрей вставил в свои слова - Родниковая. - Кириллу стало понятно, почему он подчеркнул. Андрей не видел себя ни кем, только лишь борцом за свободу тушканчиков, песцов, тюленей. В партию зеленых он брезговал вступать, наверняка не зная, но, считая, что все, что может менять нашу жизнь должно не иметь публичный характер. Прибился к тайному, сильному обществу, которому надлежит растить не губителей окружающих массивов. Тебя не знают в лицо, не могут найти твой дом, когда после ярких демонстраций, кому-то опозоренному просто необходимо сказать пару слов в ваше лицо. Ну, подкупить в подобном случае тебя довольно нелегко.
   - На похоронах людей много не было, шел дождь, он видимо даже прогноз погоды смог обмануть. Никто с собой не принес зонтов. Все промокли. Нет, у меня желания все рассказывать, мрачно все...
   -Дело не в погибшем. Сейчас, по крайней мере, мне неохота верить, что кто-то все же решил лишить меня друга и брата, и он свободен. Такой человек, где-то ходит, ест, наверно не вспоминает о сотворившем. Запомни - сжав кулак, он стал показывать степень угрозы у лица Андрея - будь он хоть девушкой или стариком, нет, не существует такого оправданного мотива. Я и слушать не хочу.
   -Разобраться хочешь, голова она горячая, из-за своей маниакальной мстительности введет хозяина в грех. При всякой нашей сродностью с волосатыми шимпанзе, мы на ступень выше их, ну не которые до сих пор в прыжке.
   Они еще немного поболтали, рассчитавшись, вышли, покинули кафетерий. Когда Кирилл направился к машине, напоследок простившись с Андреем, узнал, как бы тот не противился, его номер телефона. Расположил, заранее взятую салфетку, с номером, в бумажнике между фотокарточками. Кирилл успел сесть на сиденье, может, что-то хотел сказать Андрею, но тот сам к нему обратился. На свое имя Кирилл повернулся в сторону знакомого. Как бы борясь, сам с собой, тот желал сообщить нечто важное. Решение на темной улице принималось с трудом. Слабый свет кафетерия, лился из-за спины Андрея. Кириллу почему-то вспомнился дядя Илья. Его смерть, в детстве Кирилла, доставила бы ему массу удовольствия. Подсознательно, он понимал убить человека, ему не дано, и там, выпивая кофе, он врал.
   -Ившин, хотел с тобой, наверное, поговорить. Люди - штуки, просто детали механизма для доведения нашей планеты до пика. Но мы лезем, не на тот пик, - голос огрубел и стал медленнее распространяться с губ - он в огне. Общая система, теряя кадров бытия, должна знать, почему она вышли из строя.- Андрей, не сходя с места, дрожа от ночи, кинул визитку, успешно пойманную Кириллом.- Ившин работал над чем-то секретным. Директора всегда заминают гибель сотрудников. Визитка эта от Алексея Чесова. Я знаю его неважно, познакомились после трагедии, но он должен нам помочь.
   -Нам? Андрей ты хочешь разобраться? - удивила Кирилла предложенная помощь. А может его самого, просто из сострадания решили немного снабдить информацией, главное не способности, ведь главное рвение. - Чесов, он вроде взялся за попечительство сына Ившина?
   -Да, он... он также сослуживец Ившина.
   Они разошлись, вернее один пошел пешком, а другой поехал на автомобиле. Кирилл доехал до дому без происшествий, которые пестрили у него перед глазами через каких-нибудь пять минут в телевизоре. Дочь спала не на своем месте. Взяв на руки, уснувшую за столом в зале, Кирилл отнес её в спальню и накрыл одеялом. Сам вдоволь, насмотрелся новостей, которые он один раз даже спутал с кинофильмом, очень сюжет одного схож с сюжетом другого. Выключил телевизор. Засыпая и глядя в остывающий экран, Кирилл не стал вспоминать беседу с Андреем. В мыслях заселились страхи перед тем, что предстоит ему узнать от Чесова. Неведенье лучшее лекарство, в войне с бессонницей.
   Легкие судороги утром прошлись по стенкам желудка. Ноющий от боли, кусок тканей не переварил вечернюю пищу из-за проблесков среди неё кофе - коричневого напитка в кафетерии. Кириллу, не смотря на ранние часы, лишенного животного чувства как пробуждения от голода или опасности, надо теперь приобрести такое качество. Не одевая брюк, он выбежал в коридор. В это время Алена, разбуженная будильником, только решила пойти умыться, когда как торпеда промчался её отец мимо двери. Кирилл рукой успел закрыть дверь комнаты дочери, открываемую ей самой. Созерцать вид вот такого отца? Нет, он не позволит ей, потом вспоминать всю долгую жизнь согнувшегося вдвое родителя, побелевшего от носков, до ушей. Выпученные глаза нащупали зрачками дверь в туалет.
   Не смеясь, а, сочувствуя папе Алена быстро собрав вещи, благо спала одетой, не забыв подмену своего рюкзака, голодная, а значит злая до столовой, побежала на остановку.
   Кирилла, как он и ожидал, хитрость Алены оставила с раздумьем. Как он будет её наказывать? Так строго и сурово. Ремень не метод, пряник не порыв. Поспав немного на диване, максимум три часа было всего распоряжение. Этажом выше включили музыку, за что получили от Кирилла одобрение. Вечером он не надеялся, что услышит песню, заставлявшую более старших вспоминать свою молодость. Кирилл под эту песню давал имя дочери, тогда же посторонние граждане ради пластинки с песней менялись на детскую еду. Он нашел где-то людей, вручавших за неё сумму, которую Кирилл попросил поменять на ящик детского питания. Смешки в спину после сделки бросали как старому поклоннику, отдавшему столько питания за одну пластинку. Так и в сторону юнца, употребляющего, как многие подумали, детскую пищу в четырнадцать лет. Это была песня Биттлз. И название её было "ДЕВУШКА". Услышав, её Кирилл поднял рывком руку вверх, и ткнул ей в пустое пространство потолка.
   -Я благодарен вам детали механизма.
   Кириллу снова удалось заснуть. Сон пришел, и его главная фигура превратила сон в кошмар. Дядя Илья. Человек, давший Кириллу, понять, что тот не гость в доме его, а кукла для проб. Он сидел во сне перед Кириллом за столом, что-то говорил и давал оплеухи за каждое неверно повторенное слово. Но Кирилл не мог отвести глаза от творившегося на улице покоя. Люди повыскакивали из домов, чувствуя в воздухе озон после дождя. Он мыслями там с ними, а не сидит в доме у дяди Ильи. Раскрыв книгу, дядя постоянно показывал её узоры на листах. Вдруг в его руках оказалась петарда. Откуда он её взял, Кирилл не мог понять, с собой он такие вещи в дом не носил. Внимание было захвачено руками дяди. Они вертели теперь всего-навсего не маленький цилиндрик. Кирилл начал опять отвлекаться, как, услышав трение о пороховой бок спичечного коробка, развернул лицо к дяде. У того две пустые ладони, как три минуты, а может и пару секунд назад. Опустил голову от тяжелого взгляда дяди Ильи, давившего лучше всяких мук совести. На ладони Кирилла мирно расположилась петарда, она дремала, и разрываться в такую прекрасную осеннюю погоду как казалось, никак не должна. Стряхнуть её Кирилл не успел, лишь вздрогнул. В полете, сверкнула сферой огня, обдав горячей волной, мальчишку, который через уйму годов проснется, вспоминая себя, и откуда он. Кем был.
   Сойдя с автобуса на остановке, Алена оставалось двести метров до школы. Погода не желала меняться. Грозовые тучи комковались над городом. Ожидание скорого дождя было у всех прохожих. Интуиция их подвела снова, дождя с мокрыми голубыми лужами не было в этот день до самого вечера. Ученица с синим рюкзаком через плечо, шла, огибая прохожих. Чуть не вымокла под брызгами. Грузовая машина попала колесом во вчерашнюю лужу, и зачерпнула из нее столько литров, сколько надо для изменения в корне, настроения у людей на тротуаре. Серая, с песком, жидкость срикошетила об то место где миг назад прошла девочка и в количестве более мелких, но более многочисленных капель отметила одежду, случайных невиновных. Алена бросила взгляд на машину, сотворившую содееное. На её темно-синем кузове с диагональным наклоном шла надпись компании, владелице этого транспорта. "Dozebel" - по возрастающей было написано желтыми буквами без завитушек и задних цветных теней. Алена вспомнила об этой машине, она, а может её подобие, но, точно синяя с надписью равной этой, ездила мимо их него дома. В далеких углах головы, где укладывалась память, машина отметилась (интуитивно конечно), как часто встречающаяся и много раз попадающаяся на глаза, которая теперь скрылась на перекрестке. Алена завернула на этом же перекрестке и пройдя двести метров, услышала зазывающий её по имени возглас. Оборачиваться не думала. Кто может кричать на улице в столь апатичное из-за серости над шляпами время? Кристина, семеня шажками, с открытым зонтиком на плече, зажала в правой руке три пакета. Правая рука удостоилась участи по благородней, удерживая ручку зонта. Видимо второпях не было ни секунды даже на выставление ладони под небеса, для определения пока еще удачной погоды. Кристина поравнялась с Аленой, ни здороваясь, ни узнавая её дел, кинулась с расспросами о домашнем задании:
   -Как ты решила пятое уравнение, а как ты нашла радиус в задаче по геометрии - перейдя с наук требующих вычисления, она заинтересовалась историей. Ответив на весь перечень вопрос одним ответом, Алена взошла на крыльцо школы.
   -Как это нашла в старых тетрадях? Какие, такие тетради? Много? Дай, - сделала более любезный тон - Дай, пожалуйста, списать? А?
   -Ладно, как всегда, только сама подумай, как в математике, я тебе помогу, если меня не было вчера на уроке. Тебе надо было мне по телефону хотя бы, номера задач продиктовать. Параграф тебе и не объяснить.
   Повесив свои куртки в гардеробе, подруги уже собрались следовать на урок. Путь преградила грозная фигура чего-то ждавшая. Весь вид не советовал её огибать.
   -Алена. где мой рюкзак? - уперев руки в боки, деловым тоном спросила Татьяна, чей рюкзак был ночью у Алены.
   -Ой, извини. Прости, что так получилось. Это точно в последний раз. - Словно ягненок у волка в гостях, Алена тихим голосом, давала оправдательную реплику - два синих рюкзака в одном классе. Можно ведь и спутать когда сильно торопишься.
   -Ты, надеюсь, не трогала в нем мою косметику. Да и книги там, тетради - Татьяна, открыв отнятый без грубой силы рюкзак, шарила в нем рукой, достав самые нужные вещи для себя, открыла, разглядывая свое лицо в зеркало. Сложила все вытащенное и тщательно исследованное, на наличие косметических масс, обратно. Татьяна на голову выше Алены могла побороться хоть сейчас за звание мисс школы. Не смотря на свои еще четырнадцать лет. Расческой, единственной вещью, поменявшей былое место рюкзака на карман джинсовой куртки, развела длинные светло русые пряди. Скрылась с гордой и важной чертой в походке. Алена пошла за ней следом и, наращивая скорость, догоняла Татьяну на лестнице. Дернув за рукав, увидела грозное вопрошающее лицо. Что тебе надо мелочи, от самой лучшей ученицы, признанной самим директор еще в начальных классах?
   -Я тебе рюкзак, доставила в сохранности - загнула указательный палец руки, у самого Татьяниного лица - не тронула, не сдвинула, царапин я делала? Нет! - последнее предложение, произнеслось лишь из-за ранних случаев подобных обменов рюкзаками. Алена в первый случай заметила не свои вещи, только начав легко стряхивать пыль с футляра косметики. Царапнула которую циркулем от досады, возникшей после сверенния результата решенной задачи с настоящим ответом из приложения в учебнике. - Где мой? - загнула по очереди, большой палец. С последним "не забрызгала" сжала ладонь, и она стала иметь угрожающий вид кулака. Татьяна хлопнула по нему и сжала цепкими пальцами с лакированными полосками пластика, признанных в быту заменой живых ногтей. Сузив веки до призрения, она, не удосужившись раскрыть, а вернее разомкнуть челюсти, тихо ответила шлепающими губами.
   -Он твой, тебе и знать его координаты, спроси у других растреп, если узнаешь их в толпе. - Отпустила руку.
   -Ладно. Спасибо! - выкрикнула Алена в спину Татьяне. Надо быть вежливой. Враг, друг, неизвестный, а может и вовсе не понимающий твою речь. Решительно со всеми говорить лишь в тоне этикета. Этикет, вернее набор морально нравственных подсказок с детства привит. И опыт, растущий с оплошностями, должен сам, автоматически давать через подсознание, манеры вашего поведения перед личностями. С клыками оно, не выдержит подхалимства и ехидства, а от хорошего слова начинает уважать жертву. Слово только такое приходит на ум редко-редко. Лицо друга выдержит не сильные нравоучения и растает от любезности в его адрес. Татьяна не враг, но ближе к этому понятию, чем друг, конечно. Алена общалась с ней чуть ли не на Вы. Татьяна все же никогда не слышала эти две буквы от Алены.
   С Кристиной Алена обшарила все в гардеробе. Средний подоконник, любимое место рюкзака Алены, сейчас на нем располагались сумки, портфели, но ни одного рюкзака. Под другими окнами, подоконники скрыты под горами рюкзаков, тех же сумок, портфелей. Доски ломились от веса главного ученического атрибута, собирающегося тут в немереном количестве сразу после начавшихся дождей, пока школьники надевают осенние куртки. Пока вещи вешались на крючки, руками из шевелящейся толпы, сумки кидались на время подоконники. Девичьи сумки лежали дольше, дожидаясь смотрящих в зеркала хозяек. Среди них под описание рюкзака Алены, ни один не подходил. Отчаявшись и отправив Кристину на только что начавшийся урок, которая искала минуты свободы, прям на уроке. Сотворит что-нибудь, за что освобождалась от напряженной учебы на один, может и на два урока, и далее шагая по пустым коридорам, прикладываясь ухом к дверям, узнавала новости школы и успеваемость учеников.
   Гардеробщица, Нина Николаевна, женщина большая и немного от этого злая. Парадокс поговорки о доброте толстых людей, катившаяся между быстро выстроившихся рядов малышей, постоянно поправляла на лысеющей голове шапку. Шапки из-за чего-то сами линяли на голове, наверное, от гнетущего зрачка, смотрящего всегда вверх в череп. Другой глаз нормальный, но явно был когда-то в глазнице не гардеробщицы, а в жившем давным-давно ангеле. Правая половина лица, как и милый глаз без морщин и родимых пятен. Нина Николаевна надвигала шапку на левый глаз, пытаясь накрыть природное разгильдяйство. Зрительный порок навсегда лишил её семейной радости, загнав в самой молодости в службу поломоек, гардеробщиц, иногда рассказывали об её подработке сторожем. Училась и работала в одной школе. Старые учителя помогли устроиться на работу бедняжке, не оставляя в беде. Бедой были новые директора. Новый директор, новые кадры. Старый персонал, особенно Нина Николаевна, вызывали ощущение отсталости. Ощущение возникали у директора и не давно принятых на преподавательскую деятельность учителей. Гардеробщица стала другом и одновременно занозой для двух школьных компаний. Первая компания, опытных не всегда старомодных, даже болел свежих душой чем, молодые, держала Нину Николаевну как старейшину, историка в узкой области. Школа была этой областью. К пятидесяти годам Нина Николаевна обтирала больше седушку стула, в своей коморке отгороженной в гардеробе панелями.
   Алена стукнув двумя пальцами по стеклу маленького окошка, ждала голоса изнутри. Раздался грустный, низкий голос, напоминающий звук сигнала паровоза на паровом двигателе:
   -Войдите - Алена вошла в темную коморку, свет пробивался из окошка. Стекло заляпанное пальцами и изъеденное с той стороны резными надписями, направляло лучи в картину стоящею в широком кресле. "Надо бы разузнать когда-нибудь в музее у папы исчезали картины с пятью рыбами? " - мелькало у Алены в мыслях. Рыбы на полотне смотрят в разные стороны одинаковые по размеру и абсолютно разнообразные по индивидуальным райским чешуйкам. Кресло правее стола. С другой стороны в полумраке притаилась гора. Она листала смоченным пальцем журнал. Положив на него очки и выйдя на свет, преобразовалась в Нину Николаевну. Где гардеробщица раздобыла новую шапку, Алене знать не хотелось, а вот о зеленой помаде на губах можно и спросить ради интереса, начавшего трепать нервишки.
   -Брось затею, если хочешь узнать о моих губах, это просто зеленка. Я пока не идиотка, краситься себя в урон, лицо в зелени сроду не хочу. Язвы мне покоя не дают - идя к креслу, накрыла картину тряпкой, взяв за углы, отнесла её за большой шкаф - Я, понимаешь ты или нет, люблю себя, свое отражение без изъянов. Вот надо поднакопить финансов и отдать в руки братьев скальпеля - Алена выслушала и на свою голову посоветовала:
   - Деньги вам не помогут, я уверена почему-то. Поймите, лучше скрыть... - перегнула палку точно-точно, сейчас я её сломаю, она меня к стене придавит, думала Алена - ...глаз за повязкой. Купите. Нет, с начало увольтесь, и купите билет на... куда-нибудь, где хотели вы побывать.
   Гардеробщица сунула грубо в грудь Алене её рюкзак, неупомянутый ни разу.
   -Спасибо.
   Алена опоздала на урок на десять минут, за что выслушала укор учительницы. Заняла свое место рядом с Кристиной. Учитель Ирина Леонидовна продолжила приобщать подопечных к новым способам решения задач и уравнений. Чертежи с доски копировались в тетради. У тех, у кого не было принадлежностей для их создания, переговаривались между собой, расспрашивая друг у друга о линейках, карандашах. Найдя то и другое, передавали из рук в руки точилки, а графит все крошился и крошился. Алена сконцентрировалась на линиях белого цвета и цифрах вдоль неё заполоняющих доску. Внимание резко оборвалось стуком по дереву. Стук, резонирующий столешницы парты был настолько громким, что не заметить его невозможно. Алена обернулась в сторону раздражителя. Там кто-то сидел за партой в углу класса. Кто за ней безобразничал? Она узнать не смогла, мешали диагональные парты с учениками. " Что-то не так?" - подумала, осматривая остальных Алена. Никто повторять разворота не решался, от учителя сильной строгости, можно не ожидать. Случай этот все-таки мог на немного перенести внимание преподавателя на заднюю парту.
   -Курганова.- Алена развернулась к подошедшей учительнице - не вертись, сделай одолжение. Устанешь. На уроке физкультуры упражнения сделаешь.
   -Да меня стук отвлек, попросите там стучать потише - кивнула в право.
   Стук исчез при последней фразе. За партой в углу, Алена расслышала, из нескольких других классных звуков, наступившую тишину. Кто-то к ней прислушивался.
   -Курганова, ты списала с доски?- увидев положительный ответ кивком головы Алены, учитель указала на доску - иди к доске.
   В рядах стали слышны наползающие вздохи и выдохи облегчения и скатывания со стульев. Дрожь оставила в покое руки двоечников, чувствующих вину. Те, которые и живут без нее, даже до вызова Алены не опускали глаза на страницы. У доски Курганова Алена прослушала условие задачи со слов учителя, мысли в голове начали набирать цифры на воображаемом калькуляторе и считать суммы, разность. Минут через пять задачу завершила с доблестью и интуицией на счет правил, которые были в пропущенном ей параграфе, она его, конечно, изучила, но как поняла его? Правильно или исковеркано, не тем образом мышления, как у достаточно умных людей? Учитель, решившая не ставить высший балл сбегающей с уроков и опаздывающей на них, преподнесла несколько вопросов по темам недавно ими изученными. Один вопрос - хороший ответ, другой вопрос - другой хороший ответ.
   -Четыре не больше. Урок на уроке поняла? Опаздывать будешь ты на свою свадьбу, а не ко мне - ткнув ногтем в классный журнал, Ирина Леонидовна добавила - я буду тебе очень признательна, если все-таки узнаю, по каким таким причинам ты отсутствовала на предыдущем занятии. Объяснительную, расположишь в журнале в листах математике.
   Алена забрала дневник, захваченный при выходе к доске и мелкими шажками, идя и смотря с поднятой вверх головой, не от гордости за себя выпутавшуюся, а хотевшую найти дятла, да, дятла в лесу глухих, с одной полноценной. За партой сидел новенький. Алена никогда раньше не видела. "Кристина без памяти. А то бы давно рассказала об этом мальчишке. Не скрывала она его от меня, просто забыла?" Мальчишка восседал на высоком стуле, будь тот на десять сантиметров повыше, коленки висели бы над партой. В руке деревянная линейка, на парте перед ним отсутствовали все остальные школьные принадлежности. Уловив взгляд Алены, он продолжил ритмичные движения кулаком об парту, оставленные на время стояния Алены у доски. Линейкой без всякой пощады тыкал в сидящего впереди него ученика. Алексей Марков не проявлял сильного внимания на боль в спине, лишь изредка подрагивая ключицей, словно отгонял опустившуюся муху. Алена села на место, толкнув Кристину локтем, не отводя взгляд от доски. Кристина оживилась, перестав листать на коленях журнал. Алене он напомнил о гардеробщице. На вопрос о новеньком, Кристина, нахмурив брови, уставилась в одну невидимую точку и как будто впала в транс.
   -А новенький. Леша Марков? Ты вроде знаешь его. Ну, у тебя и память. Тебе надо таблетки попить, бери пример с меня,- голос резко стал громким.
   - Потише, Боярова. Не на улице, - предупредила учительница, стукнув вдобавок указкой по своему столу. Потом она перевела взгляд на стоящего у доски следующего ученика, отчаянье того разъедало. На первом этаже раздался громкий, пугающий крик.
   На перемене, расспрашивая Кристину, Алена только добилась вызвать у нее головную боль, а кусочки памяти опять где-то застряли в мозгу у подруги. За уроком, урок и учебный план дневного отделения подошел к концу. Алена оставив привычку класть рюкзак на подоконник, держала его, прижав к себе. Натягивая куртку, от не удобства зажав ремень рюкзака в зубах, не думая, что его можно перекинуть через шею и не создавать трудностей, Алена вдевала руки по очереди в рукава. Кристина в это время пыталась раскрыть зонт. Послышался не смазанный скрип металлических составных зонта. Спицы расправились и натянули полотно. Кристина, вертясь из стороны в сторону, краем зонта случайно умудрилась зацепить сжатый зубами ремень рюкзака Алены. Алена вскрикнула, зубы чуть не рванули в окружающее пространство. Вместо них вылезло слово, плохого содержания как постановила его хозяйка:
   - Ты шалтай-болтай. Осторожно. Ты подруге готова радость доставить.
   -Алена извини! Это ветер дунул - в гардеробе стоял затхлый воздух с примесью запахов пота и духов - Смотри, что там выпало?
   Рюкзак со слабой застежкой, лежал на полу. Алена собрав тетради, подняла и положила на ладонь небольшой талисман с продетой в петельку цепочкой из серебра. Подметившая находку, удивившую Алену, Кристина заскакала вокруг с улыбкой на лице. Восклицания в одном сводились не переставая.
   -Ухты, прикольный, красивый. На талисман походит. - И еще много-много пропущенного Аленой мимо ушей. Талисман сам овальной формы, с трехсантиметровым в длину вытянутым драгоценным камнем. Камень мутный с отливом фиолетового цвета. Поверхность без единой прямой грани. Гладкий, под подушечками пальцев, ощупываемый двумя подругами. Алена сунула талисман обратно в сумку, отметив боковым зрением отсутствие интереса к ним у находящихся в гардеробе. Народу здесь после уроков поубавилось, меньше чем на переменах. Через час выйдет Нина Николаевна и утащит к себе забытое, выполняя услугу бюро находок. Алена решила на следующий день порасспросить о таком необычном, а может и обыкновенном, но не для неё, подарке, у самой гардеробщицы. Рюкзак достаточно провел у неё времени. Не её ли шутки это. А может она скопленные финансы, вложила в талисман, ну, а от склероза забыла факт приобретения. Найдя в собственной каморке вещь, решила, что он кого-то школьника. А может действительно школьника. Гардеробщица - архив событий, о своем приобретении не забудет. Больше пятидесяти процентов, что талисман потерян нерадивым школьником из толпы. Татьяна намекала на других, утром. В данный момент глупо бросить талисман, что бы он через гардеробщицу попал в руки одного счастливчика.
   Покинув территорию школы, подруги направились к автобусной остановке. Кристина засмотрелась на стену дома, потом вовсе на афиши и объявления.
   -Папа уже был здесь.- Вздохнув, произнесла она - Значит, в школу заглядывал. Ух, наверное, с классным руководителем болтал.
   -Почему ты думаешь, что он здесь был? - остановившись на миг, спросила у разочарованной во второй половине дня Кристины. Подруга кивнула на афиши, свежие, наклеенные поверх старых. На одной "Цирк", на другой "Зоопарк". Третья афиша заинтересовала Алену. На ней был изображен тот молодой легионер. Он был не одинок на афише, вокруг стояли такие же молодые не опытные, доверчивые как он. Все в черном. По середине десятка молодых лиц, стоял возвышающийся мужчина, за ним как раз ходил, тогда попятам в музее легионер. У этого солидного месье в пиджаке без галстука и бабочки, с голубой рубашкой, и зубчатым стоячим воротником, было самодовольное выражение лица. Полукруглый золотой курсив гласил: "Вступай в клуб Легионеров"
   -Мой папа клеит всю рекламу в городе. Ты не подумай что один. Их много. Вот вчера он не работал, не его смена. А вот сегодня его.
   -Легионера, который с краю, я вчера видела. Такой наглый - она не сказала, чем вызвана его наглость - Не помню, как зовут. А может, и не говорил своего имени.
   -Как ты говорила с легионером? Нельзя. Больше и не вздумай - Кристина перепугалась, отвела взгляд от афиши и увеличила скорость походки. - Папа мне строго настрого запретил вступать в их сообщество. Он о них знает то чего простые и думать не будут. К ним вот эти афиши приходил, заказывал мужчина. Вверху стоит, над всеми на плакате. Он сказал, что имя у него не славянское, а странное. Вот он и заплатил за афиши.
   -А имя то скажи. Как звать его? Бросила крючок так тяни, мне интересно. Забудешь потом.
   -Грон. Вроде бы Грон. - призадумалась, решила, наверное, выбрать любое другое дурацкое имя для легионера, потому что настоящее в памяти отсутствовало, посчитала Алена - Ну не сбивай с мысли, знаешь мне, потом плохо настраиваться на необходимую волну. - Пафосно закрыла глаза и сделав из ладоней по пистолету приставила их к своим вискам. Вращая головой, как будто вошедшая в транс, наступила в разлом на тротуаре до верху наполненный жидкими осадками. Алена чуть умнее подруги, редко осмеливается закрывать глаза на дороге тем более, когда уже они на автобусной остановке. Кристина, отплевываясь от чего-то, трясла ногой, пытаясь стряхнуть всё впитавшееся, в ботинок. Алена успокоила подругу, принявшуюся хныкать от осознания начала скверной половины дня. Подошедший автобус повез их по домам.
   Кирилл был дома. Пришедшая дочь Алена, набрав побольше воздуха, зашла на кухню. Отец сидел на стуле зашивал рубашку, выложив иголки на кухонный стол. Он применял их поочередно. В употребление ушли две иглы. Алена села напротив отца на стул и стала смотреть ему в лицо. Завершив процесс зашивания разрывом нитки. Кирилл смахнул моток ниток в выдвинутый из стола ящик, иголки, найдя каждую на скатерти, аккуратно воткнул в игольницу. Повторив позу дочери на стуле, смотря в упор, пытался меньше моргать.
   -Что ты можешь теперь сказать в свое оправдание. Ничего? Я звонил. Плохи дела. Каникулы приближаются, а у нас с тобой кучка, нет, не кучка, гора уроков без нашего присутствия на них. - Алена опустила стыдливо голову. Кириллу такое восприятие его слов не понравилось. Дернувшись вперед, крикнул:
   -Третья школа. Она тоже в список войдет наряду с остальными не сопоставимыми с твоими интересами. Когда я увижу результат твоего обучения за столько лет. Ты, наверное, только курс младших классов знаешь хорошо - Кирилл выбился из привычной колеи поведения, наорать на дочь по его соображению стало верхом перенапряжения по вопросу успеваемости. Всякое случается в наше время. Но не должны все несчастья и случайности сыпаться на одну маленькую девочку. Тут возможно только одно разумное объяснение. Виновата в этом сама Алена. Ну, а если вина на ней, то выходит что он, Кирилл строгим был не достаточно в меру. В душе сомнения, кто отец или дочь ставят под вопрос семейное благополучие? Признать себя причиной конфликта с дочкой, Кирилл не очень то желал. Ему, взрослому человеку, маявшемуся с ребенком с собственного детства, лучше знать, кто упустил воспитание.
   Алена очень испугалась. Крики отца, стали для неё полной неожиданностью. Её было стыдно за себя. От неё у Кирилла произошел срыв на нервной почве. Кирилл встал, сунув ладони в карманы принялся ходить из стороны в сторону. Траектория его пути делила кухню на две половины. Кухня с изобилием лишних стульев в количестве семи штук, позволила бы пришедшим в гости детям сделать из неё спортивную или детскую площадку. По сравнению с остальными комнатами кухня была не стандартной, повидав много нелегальных перепланировок своих четырех стен. Сейчас стены могли похвастаться европейскими частями, необходимых для принятия на себя всех трудных задач по готовке и мойке. Кирилл, успокоившись немного, сказал:
   - Алена, быстрей делай уроки. Даю тебе три часа. А потом едем. Не спрашивай куда - ответил изумленной Алене.
   -Ну, два часа, точно вместят все задания. Я успею и раньше срока.
   Через пару часов, Кирилл, не задающая вопросов Алена, покинули квартиру, заперев её на ключ. На улице тучи как бильярдные шары сталкивались, разлетались в стороны, то медленно текли в одном направлении. Машина завелась и тронулась. Кургановы тихо тряслись, едя по дороге, кто-то впереди голосовал. Кирилл притормозил и открыл дверцу. На место рядом с водителем сел Орехов Андрей. Поздоровавшись с Аленой, он принялся объяснять Кириллу траекторию следования, ведущую к месту жительства Чесова. Солнце, а вернее белое пятно, мутной формы за пеленой туч, опускалось к закату. Андрей после молчания, вызванного его записью в блокноте, сказал:
   -Как в школе дела? Учишься на пять? Как твой отец - хихикнул, уловив взгляд Кирилла.- Ладно, шутка была, только шутка. Ну, всем не везет, мир создан из-за случая, а случай либо положительный, либо отрицательный.
   -Здесь поворачивать? - не отводя взгляда с ехавших рядом автомобилей, поинтересовался Кирилл. Получив уточнение, свернул на перекрестке. Алена позвонила Кристине, чтобы та не отвлекала её ночью от сна, неожиданно вспомнив о домашнем задании. Под диктовку сообщила ответы на найденные в приложении математики. Дала понять через намеки, каким образом решают ту или иную задачу, веря, что подруга сможет самостоятельно осмыслить данные ей подсказки.
   Остановившись, все вылезли из машины. В доме лифт довез или поднял троицу на пятый этаж, оставляя у Алены впечатление об антисанитарии. Андрей остановился у дверей и позвонил. Далее прильнул к глазку. Его глаз подвергся сканированию резкой и кратной вспышкой красного цвета. За дверью зажужжало. Андрей уступил место Кириллу, со словами:
   -Прошу. Не бойся, просто твой узор сетчатки глаза будет занесен в базу данных системы охраны.
   Кирилл глянул в глазок со светящейся мелкой точкой посередине. Теплота быстро отступила вместе с лучами сканера. Алена не успела, и подумать, как она со своим недостатком в росте сможет пройти процедуру, как руки Андрея ухватили её за подмышки и приподняли под прицел сканера. Яркая вспышка света отразилась от сетчатки и воспринялась камерой в глазке. Жужжание перешло в щелчки. Дверь потихоньку отворилась, гости явно ожидаемые прошли в полутемную прихожую. В ней парили в воздухе запахи, расслабляющие обоняние. Через дверь они сейчас выйти не могли, та сама по себе закрылась без видимых устройств. Динамик, служивший у обычных людей как радио, сообщил женским металлическим голосом:
   - Ваши данные будут отосланы на компьютер милиции, в случае выведения вами из здорового состояния прописанных в квартире.- После предупредительной реплики опять раздался щелчок, словно это не запись, а прямое сообщение, с какого- нибудь переговорника.
   -У-у, какие мы тут осторожные. Все себя отгораживаем. А если я с ломом в гости явлюсь. И он по непонятным причинам полетит в камеру. Что тогда? Меня дверь не остановит.
   Андрей тянулся на цыпочках к объективу камеры найденной под потолком. Та вращалась на шарнире, и почему-то отворачивалась от начавшего скакать Андрея. Он вправо, она влево, и на оборот. Оставив потеху, за собой повлек отца и его дочь. Коридор упирался в туалет с табличкой понятного содержания. Слева дверной проем с выдвигающейся тонкой дверью из стены. Над ней находился объемный овал синего цвета, не много прижатый к поверхности. Дойдя до двери, все вздрогнули от раздавшегося в почти полной тишине взрыва, его звук, приглушенный сопровождался металлическим скрежетом. Пол окатила дымка плотного белого цвета из-под двери. Андрей вскинул руку вверх и кулаком ударил с размаху по синему овалу. Овал вжался будто кнопка. Засветился белой рябью, кругами охватывая придавленную поверхность под ладонью. Андрей крикнул в открывающуюся дверь, уходившую плавно в стену, потом кинулся на кухню заполненную туманом, распространяющимся мигом в свободные от него углы квартиры.
   -Чесов ты в порядке? Ты где? Скорую вызывать? - Андрей махал руками, пытаясь, размести дым и разглядеть фигуру, на пришедшей в аварийное состояние кухне. - О, как ты такое сделал? Мне кажется, я на полигоне испытаний.
   Потоки горячего пара, большой концентрации, обдавали слегка жаром щеки, носы, лбы. Чесов прыгал, стряхивая натянутыми рукавами угли со свитера. Рядом на столе расположились пол кастрюли. Эпицентром разгрома был её вверх, отсутствующий в целом состоянии с кастрюлей. Вокруг неё было все подвержено влиянию металла, жидкого от температуры. Развороченные бока кухонной утвари остывали, меняя созданный взрывом огненный обод, из торчащих кто куда зубьев, на тусклые тона. Чесов кинулся от стола в противоположный конец кухни, выйдя из клубов пара, направил на очаг возгорания струю из баллончика. Небольшой по размерам, с шариковый дезодорант, баллончик сумел успокоить людей, погасив все тонкой, синей струёй, в которой с далекого расстояния чувствовалась леденящая сила. Напор расширялся неестественным образом, вырывающимися частицами охватывал разбрызганную лаву, которая портила воздух. Пар пропустил к носам запах гари от деревянного стола и пластиковых дверок висящих шкафчиков.
   Чесов предложил гостям отдохнуть за столом на время его уборки, сам раздобыл мусорное ведерко и наполнил то кусками рваного, еще теплого металла. Кирилл ощутил волосками головы включившийся за спиной кондиционер.
   -Добрый день Александр. Пожар вы придумали хороший. Воняет чем не пойму - затыкая нос, произнес Кирилл, разомкнул ладонь при ослаблении запаха. Чесов тем временем достал новую кастрюлю, поставил на стол во вдавленный кружок оставленный старой.
   - А это кто? Ваша дочь? Милая. Звать девочку как? - хозяин налил полную емкость и кивнул Алене. Алена сама решила дать ему ответ. Отец еще в тот момент сидел, прикрыв пол лица.
   -Алена меня звать. А это папа. Его Кириллом зовут. Вы, наверное, знаете это, раз мы приехали к вам. Зачем я тут? И кто вы? И кто он? - Андрей отвлекся от морды медведя уместившегося на верху одного из шкафчиков, услышав, что речь идет о нем. Глаза-бусинки плюшевой игрушки, с крупным носом, потеряли интерес у Андрея. Чесов поднял с линолеума крошечную пипетку, капнул из неё в воду. Жидкость в кастрюле быстро стала желтого цвета от растекшейся поверху пленки. Пленка, отвердевая, стала сжимать воду под собой, с необыкновенной скоростью, понизив её уровень. За три-четыре секунды кастрюля издала звуки натяга и чудовищного давления внутри себя. В воспоминаниях стали всплывать кадры из кинофильмов про подводников. Отчаявшись увидеть свет, они молятся за родных, под угрожающими рокотом воды глубокого океана, с давлением в несколько атмосфер. На пятую секунду вода вскипела, прорвав пленку кипятком. Объем воды с пузырьками увеличился.
   -Вещи умные важны, вещи умные нужны. Чудо просто не заменимая в наше мимолетное время жидкость.
   Поднес к свету окна пипетку с нагревательной жидкостью. Переложил ей из рук в шкафчик, открывая его затрагиванием створок, сложившихся в узкие вертикальные гармошки, и выпрямившись самостоятельно. Алена осмотрела помещение, обставленное не хуже родной кухни, и возможно превосходящей её по возможностям. Электроника прячется за мутными от пыли и старости стенами с панелями, делающими вид разреза древесины. Кирилл тоже оглядел кухню. Макароны, размазанные, горелые и деформированные налипли на стены, ленты жалюзи, клеенку на столе, шкафчики. В мятые ударной волной, угробившей кастрюлю, макаронные изделия, начались убираться, прокалываясь острием зубочистки в пальцах Чесова. Андрей, не отвлекая от занятия хозяина, заложил руки за голову и стал расхаживать. Два единственных стула выглядывали из-под ног Кургановых. Андрей хотел сразу толковать о деле, однако не мог потревожить Алену, согнав её со стула. Он счел, что ей уставшей с дороги, лучше посидеть тем более внешность у неё какая-то заспанная, личико бледное. Кирилл облегчил участь Андрея, громко сказав:
   - Дочка. Отгадай, кто из твоих родных еще здесь находиться, кроме меня конечно.
   -Марк Ившин. Он мне давно говорил, что живет здесь. Я его сегодня встречала кстати.
   -Ну, так найди его. Поиграй с ним в машинки. А где комната его? Надо проведать племянника. Месяц не видел или год? Нет, месяц. Когда вы его под опеку брали, вот тогда. - Чесову, от обращения к нему на вы, его сверстника стало как-то не ловко. Нужно было бы назвать его дед Саша, что окончательно вогнать в краску парня. Он сказал, куда Алене направляться. Алена удалилась с кухни с мыслями, что отец мог бы показать какой он прекрасный, прикрикнуть пару раз на неё. Или побоялся на виду у всех замарать свой облик подобной выходкой. Мнение посторонних, разумеется, имеет силу по сравнению с мнением дочери о нем.
   Спальня Марка, подростка, не имеющего с Аленой ни каких кровных связей, возрастом шестнадцати лет. Его отец Ившин не настоящий брат Кириллу, значит, и сын его может, удостоен внимания с её стороны. Постучавшись, Алена толкнула дверь, взявшись полностью ладонью за шарообразную ручку. Марк спал. Тихо дремля под одеялом. Коморка когда-то называлась чьей-то спальней, обвешанная фотографиями звезд баскетбола. Съемные домашние кольца, для удовлетворения игровых потребностей, на всех четырех стенах. Над занавешенным окном, кольцо узкого диаметра для легких, почти теннисных мячиков. Шкаф слева от двери, пришедший из-за позапрошлого века, черного цвета, короновался баскетбольными большими мечами. Среди шести, стандартных, оранжевых с пупырчатой кожей, лежал, голубой с фотопортретом сильно истертого африканца. В голове кровати была тумбочка, заполненная колбами и флаконами. Осадок радужных растворов, палочкой из-под эскимо, собирался в пепельницу в форме жабы. Алена в притык встала у посапывающего "не родственника". Днем сегодня он веселился с друзьями, много чересчур, вот силы на хохмы и растратил. Алена накрутила на палец его кудряшки белого цвета, потянула.
   -Марик. Друзья все отобрали. Проснись, скоро спать время прейдет, а ты так бессовестно лишаешь Морфея работы. Или ты как медведь жир отрастил на наших столовских харчах и в берлогу.
   -Отстань - вырвался из цепких пальцев Марк, и спрятался под одеяло. Уголок одеяла загнулся.
   -Ты, что тут стоишь? Как вошла? С отцом или просто за чем-то? - Марк растрепанный, растирал веки, потянулся в зевке.- Ну, отвернись, я не стесняюсь, но не приятно видеть тебя глазеющую.
   Алена развернулась и приблизилась к фанатовским плакатам. Среди двух вытянутых плакатов наклеена была широкая фотография. Алена первоначально взглянув на её персоны, заподозрила, что она сорвана со стенда на улице. "Грон" - так звучало имя главного легионера со слов Кристины. Все тот же, в той же одежде учитель легионеров, Грон, с вызывающим на битву лицом. Вниз пирамидкой расположили головы всех собранных людей под его крыло, с помощью намотанных молодым юношам и девушкам на ось их него сознания, иных концепций мировоззрения. Ряд снизу пополнился одним знакомым человеком - Марик. Он с краткой улыбкой, зачесанными волосами назад, своими чертами сходился с единомышленниками. Лаковые причёски, строгая внешность, глаза говорящие о радости. Может, вызвана она новыми технологиями на компьютере. Чучуть подкорректировали их полоски рта, сделав образ произвольно натянутых уголков губ. Графика на фото, создала пирамиду блистающих глаз. Алена с разрешения Марика повернулась к нему. Обвисшие старые брюки, тельняшка на голое тело, на правом запястье повязка. Черная, не очень туго обвила руку, точно кобра, золотые трафаретные буквы складывали в название секты "Легионер"
   -Кирилл с Чесовым на кухне? А пусть говорят. Марику без всякой разницы. Он главное теперь не кролик. Он не будет кроликом, - расчесав пальцами у зеркала волосы. Марик скакнул к шкафу и сорвал с него мяч. Ударил об пол, непослушная резиновая сфера будто обиделась и не далась. Алена одной рукой подхватила улетевший от поклонника игры резиновый шар и метнула в кольцо рядом с собой. Оранжевый колобок противился воле человека, попал ниже. Всякие попытки Алены приподнять ловким, изящным движением мяч с пола, увенчались проигрышем. Марк его ловко перехватил и сел на стол, стоящий под окном. Белые полосы завертелись у раскручиваемого меча на напряженном пальце Марка. Алена носом вдохнула воздух комнаты. Он раздразнил слизистую своей примесью одеколона. Марк, резко ни предупредив, бросил мяч в Аленкины руки, и они отбили снаряд, сжавшись в кулаки. Поправив на затылке прическу, Алена снова глянула на кумиров Марка.
   -Фанат спорта, да. Сам ты занимаешься?
   -Сама подумай, чтобы я нашел в них - имея виду баскетболистов - не зная труд броска. Умение находит твои конечности, несомненно, не после двух-трех часов, как ты взялся за дело.
   Марк метнул мяч. Узкий рисунок, на вертящейся сфере, замелькал, взлетев по траектории, стукнувшись о самый большой плакат, и срикошетил в сторону. Кнопки, державшие по углам плакат, блеснули шляпками, упали, затерявшись в длинном ворсе однотонного ковра. Раздутый сверху, спланировал плакат. Кольцо, может и было целью Марка, но осталось не тронутым. Марк спрыгнул на колени, и дополз к месту посадки бумажных кумиров. Ехидно видя шарящие в ковре пальцы, колющиеся о кнопки, произнесла, Алена повысив голос:
   -Да не будет у тебя кумира, кроме меня. Завет не используешь. Скоро и остальные заповеди нарушишь. Думай об очищении.
   Марк, найдя только мусор, посчитал нужным использовать другие канцелярские кнопки. От слов, укоряющих занятие поклонения баскетболу, Марк не защищался ни единой фразой. Выдвинув ящик стола, он принялся рыться в поисках замены.
   -Не создавай себе кумира? Странная ты. Ну, вот-прям не диски компактные слушаешь, а библию на ночь читаешь. Группы некоторые по вкусу? Должно тебе что-то нравиться.
   Рядом с коробком с кнопками, в ящике находился пластиковое корытце, напоминающее ванну, закрытое желтой овальной крышкой с прорезью. Алена выглядела в ней цветные, свернутые клочки бумаги, похоже, Марк копил деньги, поскупившись на обыкновенную свинью-копилку. Задвинул ящик, исправил с помощью кнопок результат промаха. Вот исчез крупногабаритный участок полосатых зеленых обоев. Марк набрал номер на мобильном телефоне.
   -Федор, ты? Да, я предложил группе людей. Один решил немного подумать. Двое отказались. Есть еще трое согласных, маленькие мне кажется. Ну, пойдут так пойдут, раз без разницы. Дела предстоят серьезные. - Марк не стесняясь Алены, высказывал какие-то планы, и об их важности скрывать не стал. Кто бы ни был на том конце соединения, он не разборчив в подборе людей, - набрал. Не все, но ждите меня, сумма будет у вас.
   Алене пришло на ум, что это разговор, шантажиста с источником денежных средств. Люди, упомянутые Марком, связаны пока с данной историей слабо, раз двое отказались,
   Закончив переговоры, юный, как думает Алена аферист, уложил мяч на шкаф.
   -Плохо стало жить - упершись затылком в стену, сказал Марк. - Спортзал в вашей школе, не оборудован, так как необходимо для нормального сражения под кольцом.
   -У тебя в твоей школе, спортзал снесли что ли? Пятый урок физкультуры, косточки размять время наступило и тут в который раз снимают урок. Справедливость съели.
   -Весны дождитесь, там разомнетесь. Нам, вернее нашей команде площадка необходима. Вам нет нужды участвовать в турнирах. А еще квадратных метров пожалела.
   -Забирайте все - Алена уселась на пружинную кровать - когда вашему тренеру орать надоест. На уроке сидишь и где-то на первом этаже, он как слон визжит.
   -Мы над ним пошутили. Сказали, что окна скоро внутрь попадают от периодических ругательств его персоны. Мне кажется тренер слишком истеричный.
   -Осень, не зима, занимались, пока тепло у себя.
   -Ты бы видела ящики с краской, завезенные для ремонта - разводя руки, показал примерную ширину ящиков - директор одним ударом загладить стены и окна хочет в зале. Если и окна были бы на месте в блоках, никто никогда бы не вспомнил о старом, обветшалом зале. Вот руку натер - мозоли выпучивались на мякоти ладони. - Об ручку отвертки. Все инструменты и инвентарь сняли со стен. Болтов растеряли уйму. Надеюсь, простят. Месяц походим к вам, а там...
   Марк с расплывшейся улыбкой впал в воображаемое будущее, с обновленным спортзалом.
   -Да, два месяца не меньше. Ну, как минимум полтора. Рабочие-мухи, жужжат, ели красят. Растянут до лета. Но не наша вина в этом будет. Нам только урону больше. Промедлят они - проиграем мы.
   Марк поманил пальцем Алену из спальни.
   -Пойдем, кое-что покажу. Растение увидишь. Только иди тихо, Чесов не хочет, чтобы кто-то знал про них.
   Выйдя в коридор, они оказались в месте противоположном кухни, рядом со спальней Чесова. Марк остановился у двери, схожую с той, что вела на кухню, где сейчас разговаривают взрослые, но коснувшись синего овала, створка поднялась вверх. Куда она там ушла, вроде соседи выше этажом, разволновалась по этому поводу Алена. Вне известности для её глаз, остался способ скатывания полотна в рулон, на катушке. Полотно, имевшее вид дверной поверхности, в действительности гибкая резиновая с нанесенной декоративной пленкой. Войти Марк не собирался, Алена понимала почему. За дверью пряталась маленькая комната, полтора квадратных метра. Отгороженная от всего мира, толстым, занимающим весь дверной блок, стеклом. Алена подвигая ближе голову, глянула на засыпанную до половины землей комнату. Искусственно, созданная почва, выполняла роль слоя черной как ночь земли. В ней были запасенные минеральные вещества. У потолка поблескивала наподобие фонарика лампочка, даря свет короткой растительности, разросшейся в таком аквариуме для зелени. В косяке блока двери, вырезано маленькое окошко для экрана, выводившего показатели состояния, температура, влажность, давление, интенсивность лучей. Алена разглядела странную строчку электронных цифр. Пока строка имела нулевой состав. Блеснула крайним нулем, обернулась единицей, ставшей двойкой, тройкой. Среди росшей налету травки, возрос коричневый бугорок из почвы, раздвоился на половинки и из него дернулся росток, бледный с зеленеющими точками, он с увеличением значения чисел на недавно пустом табло, тянулся, изгибаясь. В изолированном пространстве отсутствовали факторы, влияющие извне. Ветер не ласкал пятисантиметровые травы, поспевающие, но чучуть отстающие от центрального растения. Листочки, вылезшие из почек, темнели, с каждым отрастанием квадратного сантиметра их материи по периметру. Алену только сомнительность сдерживала, (не очень верилось ей в чудо селекции для агронома), не позволяя открыть рот в изумлении. Как волос на её голове затрепетавшие при виде доказательства, что генетика, а не красота спасет тонущий в болезнях быт, так и новые травы колосились теперь, уже всходя на сухих останках постаревшей предшественницы. Дерево налилось в ветвях, лезших сквозь трещины, только что образовавшейся твердой коры, она как перхоть облупливалась и падала на третий вырост травы, засвидетельствованный Аленой и Марком. Не уступая места новой коре крупная посеревшая, а вероятнее посидевшая корковая чешуя, чьи братья щепки сгнили давным-давно может пять-шесть секунд назад обросла зеленым полчищем молодых пупырышек накрывших своим неприятным видом метровое дерево. "Куст" - Алена подумала - все равно другой. Это мини дерево, такие имеют спрос в культурном отдыхе азиатов. Овальные, с уженные листья, начали загибаться к земле, изменив своему льющему свет подобию солнца. Когда счетчик времени периода между смертью и ростом, обнулился куски дерева расщепились в полете. Одна самая большая из трех веток венчавших верхушку, падая, выплюнула из созревшего оранжевого плода, семена. Крупинки с зачатками существования под скорлупой, плюхнулись на голую землю, изредка мелькавшую меж травных скоростных всходов.
   -Биогенез, замкнутый. В изоляции один вид рос плохо. За день гибель растягивалась. Чесов моему отцу еще полгода назад порекомендовал добавить соседей. Травка, микроорганизмы в почве, подземные насекомые. Жучков крупнее сахаринки исключили. Рычажками регулируем процесс. Ну, я сильно не вмешиваюсь. Сдвиг погубит круговорот веществ.
   -Где твой отец взял их. Они необходимы экологам. Они спасут древние леса от вырубки.
   -Неженки - ткнул пальцем в кнопку лакированного косяка черного цвета.
   Кирилл в то время заканчивал разговор. Результат брезжил, где-то рядом перед ним. Чесов повздорил с Андреем. Длинные до плеч бледно желтые пряди взлохматились, и Чесов накрыл их кепкой с вешалки. Очищенная кухня услышала "договорились". Вентилятор со встроенным таймером закрутился, разбросав с помощью центробежной силы никем не примеченные после взрыва макароны, налипшие на лопасти. Ошметки добавили работы хозяину на пол часа.
  
   Глава 2. Английские причины детского несчастья.
  
   Дни дождей легкого характера миновали. Ливни обрушились на город, стуча каплями в разноцветные зонты. Улицы не серели в унынии благодаря плакатам. Водители автомобилей не способные были уловить все слова в сленгах. Но фон, яркий цветочный, выделялся среди высоток, контрастом жарких загорелых тел актеров, на огромных по площади щитов, одаривая взглядами неосознанной веры в утопию.
   Слой парящего смога рвало кислотными дождями. Речушки в своем скудном по ширине состоянии растворяли тайны фабрик и заводов. Через пол года врачи дадут объяснения очередным онкологическим заболевания. Кашляя в перчатки, сморкаясь, горожане как вода на дне копит плохие стороны прогресса химической промышленности, откладывают в легких, скоро дающие о себе знать, тяжелые металлы. Дети со средним иммунитетом строили планы на осенние каникулы. Школьный контингент, сговорившись, полагали многочисленные ученики, назначили проведение родительских собраний в двух экземплярах. Собрание за две недели до каникул, чтобы подстёгивать знаний у оболтусов, полных высокомерия и безразличия. Повторное собрание после выставления оценки за успеваемость в четверти. Тем самым хотели родителям показать способности их чад. Алена, заинтересованная в собственных успехах, отцу решила преподнести дневник с колонкой пятерок. Мечта за то благородная, без присутствия глупостей. В области некоторых предметов, затея разлеталась в пыль и прах. Держась крепко за гранит более поддающихся наук, Алена постепенно отсрочивала день, когда необходимо предупредить отца о проведении собраний. Вчера - вспомнила, найдя глазами, запись в дневнике Алена - надо было еще вчера сказать. Кирилл доверие к записям питал мало. Чернила, паста - их везде много замазал, поверх написал. Дневник Алены для Кирилла не был важным документом.
   Кристина мялась у доски, лопоча языком невнятные термины. Жалость учителя подняла планку до тройки. Кристина, отходя, отблагодарила учителя сказав "спасибо". Животы мучались предобеденными сворачиваниями в комки мяса, требующих подкрепиться. Дверь распахивалась за урок ошибившимися родителями, отыскивающих нужные кабинеты, постоянно. Ни кто в радости особо не был замечен из них. По школе разнеслась звуковая волна звонка с урока. Дверной проем из-за узости задерживал страждущих по еде. Жалко, что обедать им продеться только через урок. Алена с Кристиной на ходу укомплектовали учебниками рюкзаки. Менялись впечатлениями о предстоящем испытании. Кристина не заметила серьезного мужчину в черном плаще ищущего взглядом кого-то в толпе. Извинившись за свою неаккуратность, Кристина проводила глазами объект, проигнорировавший присутствие около себя девочек, скрывающийся в классе в котором они просидели урок.
   -Да не повезет нам. Нагрузки заданиями выше крыши. Сомневаюсь на счет свободных минуток у медсестры. Нервны срывы будут у многих - с печальный настроем сказала Кристина, зная что врет успокаивая саму себя, мыслью что в её классе, таких как она ни счесть и вместе им будет легче. - ну я сильная. Синих цифр я еще не боялась. Папа с мамой поймут. Мне трудно Аленка у тебя один отец, а у меня двое родителей. Знаю, что глупо и как-то плохо так говорить и все же не два кричащих рта будут утверждать о твоей нелепости.
   -Ты эгоистка. Все о себе печешься, подумай о тех, кто растил тебя все эти годы. Тебе надо молиться, что у тебя есть полноценная нормальная семья. А подумай еще о новых учителях, как им молодым сложно.
   -Математичке сложно? Да как у тебя язык поворачивается её защищать. Два месяца указкой жестикулирует. Дирижер в юбке и очках.
   -С нами по-хорошему не получается. С некоторыми особенно. Вроде той шайки.
   Крошечная банда сомкнула свои ряды в круг. Спинами, скрывая хлопушки, заготовленные для бросания в кабинет директора. Договорившись претвориться на уроке прихваченные недугом, а сами только переступив порог, станут нестись поскорее к цели, конечно, образно, они будут красться, думая, что они партизаны не объявленной хулиганской войны. План, явь обретет на следующем уроке, им так хотелось напроказничать и ждать лишнего они не пожелали.
   Заполненный, от стены до стены, колонной хаотически движущихся на первый взгляд детей, коридор походил на дорогу с машинами, стоящими в пробке, сигналящими до безумия. Из классов вытекали и втекали порциями, школьники.
   На уроке истории стояла полная тишь, обусловленная сковывающим уважением к преподавателю. Перед ним не отваживались пошутить дети с не четкой гранью между юмором и серьезностью. Истории воин и побед в них народов заключивших перемирие, ни каким образом не влияло на интерес Алены. Историк задал на дом обширную тему, включающей в себя десяток подпунктов, каждый из них занимал не меньше листа. "Серым клеткам обеспечен период гражданских войн - Алена на части. Отдавать предпочтение наполнению знаний об отечестве. Не просто, но можно пол дня книжкой глаза намозолить. Или разнообразить оценки, добавив пятерку по географии - хотя в географии тоже есть длинные цифры и их иного. Координаты рек и гор на местности, далекой и не всегда желанной. Речь учителя связано тянулась, давая понять о человеке как о профессионале. Нет сильных отступлений в его докладе, всё улетучивалось, но не быстро. Столовая наполнилась оголодавшими. Очередь к окну подачи блюд, обзавелась цветными подносами. Столы заселялись, вмещая первых счастливчиков. Свет просачивался сквозь молочного цвета шторы, слева от рядов столов. Вечером помытый пол, постепенно обсыпался крошкой хлеба стряхиваемой со свитеров, локтей. Круглыми люстрами над головой покачивались по инерции. Повара перед кормлением закрыли все форточки. Духота перегревала тела, а для кухонного дела утомление излишне. Особенно готовя для сотни детей. Испорченный обед залог злых учеников на следующих уроках. Сквозняк во время самого процесса не сулил не чего хорошего. Кристина выменяла на порцию первого добавочный пряник.
   -О, мои любимые - держа сладость и ворочав в ладони над тарелкой. - С изюмом розовая глазурь м-м. Пахнет замечательно. - Сдавив подушечками пальцев - свежие завезли. Я такие и в магазине не встречала.
   Пережевывая мясо, лежащее кусочками в гречке, на второй раз, Алена аккуратно выплюнула его на ложку и отправила. Взялась за вареную крупу.
   -Пища это сокровищница тайн. Мало моркови или много вредно. Сбалансированность белков витаминов. В газетах о них статьями проели наши интересы в области питания.
   -Алена ты помнишь ученых сказавших о том, что мало пользы в приличной приятной еде, - заталкивая последний кусочек пряника в рот и запивая кофеем. Кристина задала вопрос на счет диетического принципа питания ставившую пол сомнение репутацию пирожных, эклеров булочек с кремовой начинкой. - И как необходимо по утрам вместо завтрака глотать противный жир рыбы.
   -Не знаю, надо будет в Интернете узнать. Тебе зачем?
   -Найди и принеси мне их досье. Я их убью. Взять и сказать людям такой бред. Это же не законно. Где цензура.
   Алена в глубине души смеялась над подругой. Кристина неугодны правила мешающие ей, решительно не нравились. Мода, манящая за ней спешащих Кристине безразлична. "Везет, жрет, говоря грубо - завидовала Алена - и ни на грамм не поправляется. Хотелось бы мне знать, она запоет от вида своего распухшего отражения в зеркале.
   -На каникулах где веселиться планируешь. Меня папа отпустит за город на дачу, пока не очень холодно. Ой, лишь бы - доела Алена с трудом, заливка явно переперченная, уложила локти на стол, опустила голову. Мышцы шей приятно вытянулись, легко плавно побаливая. Кончики волос окунулись в грязную тарелку. Алена приоткрыв глаза, устыдилась своей неряшливости. Общий разговор разрозненных по столам групп и скрежет ложек по дну прервались свистом чего-то летящего. Алена быстро подняла лицо, заметив ситуацию за спиной Кристины. Круглая стеклянная сфера неслась над затылками уплетающих учеников. Татьяна, седевшая рядом за соседним столиком, собралась вставать, отодвигая стул. Шар по дуге летел в голову Татьяны. Не успев сообразить об угрозе, Татьяна упала на тарелки, сломав добрую половину под свои телом. Суп, который она не хотела усваивать, растекся лужей по столешнице. Кусочки картофеля уносились волной похлебки на пол. Удача постигла подруг Татьяны, они наелись быстрее и недожимались пострадавшей, отнесли посуду на подносах. Сфера - люстра разбилась о спину Татьяны, осколки вонзились в затылок шею и, не добравшись до кожи самой спины, остались запутанными в ткани кофты. Татьяна приподнялась из последних сил, подпитываемых ненавистью к тому, по чьей вине она ударилась лицом о стол. Она еще не знала о крови выступившей вокруг ранок на теле. Смесь с супом и красной кровью, осталась на зеленой столешнице размытым абсурдным пятном, раздвигающим свои грани в стороны. Наконец заметив, что положение её серьезней, чем она думала, Татьяна залилась громким пронзительным плачем. К ней, оббегая столпившихся бежали учителя, получившие сведенья о трагедии. Татьянины подруги умаляли её взять себя в руки и не орать на всех. С кофты впитавшей изрядную порцию супа, падали прилипшие, мятые ингредиенты.
   Алена развернулась к тому месту от куда кинули люстру. Из потолка выходил провод с патроном. В него не вкручивали лампу довольно давно. И чтобы не очень бросалось в глаза пустующий электрический патрон, его скрыли под еще одной белой люстрой. Но сейчас патрон раскачивался без прикрытия. Совпадение или нет, но, качаясь как маятник, он указывал на мальчишек, у которых злого умысла было предостаточно и в меру. Они претворили свой замысел, напугав директора. У них теперь не завидное положение.
   Школьники, с огромными удивленными глазами исказись, от писка жертвы. Рев наполнил всю столовую. Растирая потекшую тушь ладонями и вырывая ими же наибольшие осколки белого стекла. Кровь нитями струилась под одеждой между лопаток. Следующую минуту Татьяну обступило большое количество взрослых. Они ели как сдерживали руки, хотевшей залезть в свой волосяной покров, всклокоченный от удара. Волоски стали торчать уже от запекающейся крови. Уводя, в отгораживающем круге от остальных, пострадавшею успокаивали обещанием вылечить за короткий срок. Рада она этим словам или нет, вообще слышала она кого-нибудь.
   Алене хотелось проявить жалость, но нарочно всплыло злорадство, пугающее издевательскими словосочетаниями. Чувство с трудом удалилось. Стол с отпечатком Татьяны пустел, потихоньку с помощью совка уборщицы. Просто можно его и вынести, но школьников так много, что места не хватит вместить всех. Все должны есть сидя. Однако некоторые голодные брезговали, шушукались, прейдя на смену поевшим. Есть за столом, на котором смерть не давно кого-то чуть не взяла, они не соглашались. Ждали одноклассников уступающих место. Пусть себе на кухню его занесут.
   Чрезвычайное событие перетиралось на языках несколько уроков. Алена на одной перемене искала, куда исчезла Кристина. Осмотрев этаж за этажом, она вышла на крыльцо. Слабый ветер трепал кудри и уставшее утихал, где сладко подвывая псу, с тонким протяжным зовом. Мокрый асфальт, детской площадки, терпел нанесенные раны и трещины от частых не предсказуемых перемен погодных условий. Ночью, как и позавчера температура воздуха упала до нуля. А в обед, на следующий день, жара дотягивала ртуть в шкале до отметки двадцать пять градусов. Но сегодняшний день суров. С утра поморосил мелкий дождик, наполнив мелкие выбоины на дорожках сырой водой. Несколько желтых листов на дереве держались на самой верхушке, отважно сражаясь с приходящей осенью. Потом и верхушка поредела. Все окончательно осень. Но, а если окончательно осень надо ждать зимы, терпимей к ней отнестись. Нагрянуть холодная барыня может и завтра. Как богу будет угодно. Продрогнув до костей Алена зашла в школу. Сигнал заставил её обернуться. Машина скорой помощи, отъезжала от больничного крыла в ней и на носилках под надсмотром врачей увозили Татьяну. Кристина нашлась сама. Её крик Алена услышала в женском туалете. Когда подруга заглянула по надобности в него, выйти она обратно не смогла. Швабра уборщицы, перевернутая упиралась в ручку двери. Другая сторона швабры вставлена между досок на полу. Кристина звала на помощь целую перемену. Мимо ходящие учителя родители только пришедшие терять время, чтобы вызволить не желали. А ведь достаточно толкнуть швабру или пнуть. И, чисто будто сговорившись, ни кто на прочь, справить нужду не считал нужным. Кристина выбежала из пахнущего заточения. Алена на предпоследнем уроке загорелась желанием избавиться от подруги, лезшей с благодарностями.
   - Там... Ты не представляешь.... На пять минуточек заглянула. Взяли и закрыли. Математичка, точно она. Вывела из строя уборщицу, отняла швабру и подперла. Там такой букет запахов, удушил меня скоро. Спасибо.
   -Ладно, отстань. Пропала бы совсем - в шутку бросила ей, Алена подняв руку.
   Жуткий вид крови врага, исцелил внутренне животные страхи. Там была она. Это случайность могла любого настигнуть. "Чего-то нехорошо, живот похолодел внутри, как будто не наполнялся едой" Алена попросилась выйти подышать свежим воздухом.
   Лестница на верхний этаж нередко становилась путем к логову школьного начальника. По своей воле Алена решилась сама идти к директору. Тихие если не рассматривать шум из классов коридоры таили крадущихся учеников. Она, не имевшая способностей сверхвиденья, чувствовала идущего за ней человека. Его шаги еле слышные, но очень пугающие, замолчали, когда Алена осматривала путь впереди, выглядывая из-за угла. "Кто бы ты ни был народу много. Закричу, тебя и схватят. Среди родителей есть и один милиционеры. Сама видела отца Марокова. Пришел на три часа раньше остальных"
   Директор в кабинете был не один. Громкие голоса двух взрослых, прерывались жалкими мольбами детей. Алена стала мышкой на цыпочках по стеночке почти по плинтусу побежала к замочной скважине. Директор уважительно отзывался о какой-то организации. Алена так и не поняла, о какой? И о чем идет речь?
   - Перспективно продвигающая, делающая все, что знает её сотрудник. И главное не замарана грязью, с которой она имеет дело.
   Лесть директора по отношению к чему-то была яркой и насыщенной. Алена вообразила клоуна с льющейся радугой из уст, стоящего на коленях перед черно-белым ангелом, расправиляющего свои крылья за спиной. И тут ангел за говорил грубым низким голосом. Он рассказывал не о директоре и не от себя, а от третьего лица. Тихо сопящим для школы и громким для Алены.
   -Да мы стали важными. У нас есть сила - исказив голос, мужчина как догадалась, Алена подражает кому-то. В кабинете раздался шлепок. Адресат, кому отправили подзатыльник, вскрикнул от испуга. - Не дай Бог сынок, ко мне придут с моей же работы. Тебе не поздоровится. Молчать! Я не все сказал.
   Вот тут Алене сильно захотелось узнать на кого он рявкнул.
   - Домой прейдешь, мамочке нажалуешься, да? - потом голос омерзел - папа якобы бьет. Только попробуй.
   Алена в скважину, через узкую щель света, высмотрела директора. Толстого в черном с галстуком пиджаке, огибающего свой стол быстрым шагом. Кто на стуле сидел. Взрослый гость или провинившийся? В следующий момент сидящий повалился мешком на пол. Приложив к замку ухо, Алена расслышала тихий плач. Директор делал шаркающие движения. Наверное, обтряхивал одежду. Но ей почему-то даже после попытки остановить глухой удар, ни каким образом улыбаться в лицо директору не хочется. Как можно позволять бить ребенка в кабинете у директора. Пусть удар нанесен отцом, но не в этом месте. Драка у директора. А если все родители, тем которым удобнее, будут в укромных уголках линчевать своих сыновей после собраний. Что будет? - Алена побоялась за репутацию школы. - СМИ. Газетчики меня затягают. Нет, главное молчать. Кристина пусть живет спокойно. В неведенье. Так лучше и ей и всем.
   На место уха снова возвратила око. Пока директор шепотом успокаивал ученика, в подобие дверного глазка мелькала синяя точка. Кто нервничал. Остановился и сказал:
   - дома скажешь, что девчонка поцеловала. Мать тебе еще задаст. Понял? По-це-ло-ва-ла. Если скажешь, что подрался, она сюда припрется.- Тишина молчание со стороны деспота, обдумывающего что-то новое. Директор скрипнул креслом, садясь на место. - На свой ремень. Надеюсь, никогда не будет у меня случая испробовать его снова на тебе. - Деспотии просто ужасный психолог в области детского воспитания, бросил на пол ремень, - вы как Григорий Александрович? Не очень испугались хлопка. Он и доделать дело не может по-человечески, извините, конечно. Знаю, недоглядел. Работы много, выше крыши. То, да это. Сложно нам. А ты еще влипнешь в историю, зацелованным неделю будешь в школе учиться. И он, наверное, и покалечил одноклассницу. Говорю вам это он. Не знаю плохо, что я наговариваю, но чувствую, что тут без него не обошлось.
   Алена отскочила о места, где подслушивала. Напротив кабинета висел темно-фиолетовый занавес, скрывающий сразу три старые двери. На правление за ними никому не известно. Преодолев за считанные секунды несколько метров до ткани, загораживающей полстены, девочка нырнула в темное, пыльное укрытие. Алена, смирно не дыша, стояла, желая находиться как можно подальше от кабинета. Дверь выпустила отца и сына. Их шаги спускающихся по лестницы, стихли. Алена вышла из убежища. До звонка далеко, она поняла, что отведенное себе самой время, провести на стуле в классе неохота. Не слышно шаркая по линолеуму, она подошла к окну.
   -Сегодня я обязательно промокну. Может такси вызвать? Да кто такие деньги мне одолжит? Здоровье на недели поставлено под вопрос. Если вымокну. Да а сегодня родительское собрание. Пусть ему будет стыдно, мокрый день и делать ничего нет желания. Сидела дома у телевизора. Лето быстро ушло, бабье лето блеснуло, но все в прошлом.
   На нижнем этаже открылась дверь. Алена догадалась, что это Данил гулять пошел. Учитель остановила бы попросившегося выйти ученика, но забывшего закрыть дверь. Теперь ей пришлось самой её захлопнуть. Шанс поговорить наедине, она упускать отказывалась. Мигом спустилась, чтобы застать, не успев пока ни куда юркнуть, Данила. Пробежав несколько ступенек, она встретилась взглядом, с тем к кому спешила. Данил словно выполнял поклон, рассматривал грязь на носке своего ботинка. Он стоял на первой ступени, балансируя, как акробат и одновременно шут. В следующие немые движения двух учеников сами собой согласовались. Их тела на расстоянии копировали движения друг друга. Только Данил вел теперь Алену за собой, обойдя её в коридоре. Они пришли к заворачивающему на право тупику. В конце была дверь, уводящая на крышу. Сил одному Данилу ни хватило, чтобы совладать с неподдающейся закрытой железной дверью. Двумя парами рук они справились. Со скрежетом отворилась туго шедшая на петлях, размером с танковую гильзу, дверь. На крышу считали учителя, никто не будет лазить, но они в этом сильно ошиблись. Потому дверь и не запиралась. А будь на ней замок, она опрокинулась от двойной тяжести его и петель.
   Голуби, учуяв угрозу, встрепенулись и поднялись на крыло, закружив вокруг толстых балок, удерживающих кровлю крыши. На шлаке остались следы Алены и Данила. Не много сухой грязи поднялось от прикосновения ног. Четко виднелись вороные пятна, на серой засыпанной сыпучим шлаком крыше, образованные дождевой водой, попадающей суда через дыры в шифере, смешанной с пометом и самой насыпью.
   Птицы уселись на верхние перекладины, и стали следить за пересекающими их владения, учениками. На чердаке в самом светлом углу от отверстий в крыше, когда-то какие-то ученики сегодняшние выпускники для удобства совещаний принесли два стула. Один без спинки, сиденье обнажало сырой поролон, с крошечными клещами, невидимыми обычным способом. Данил уступил более нормальный предмет обихода, сам осторожно присел, но только слегка, ведь ножки поскрипывали. Раскрыть рот Алене не удалось.
   -Давай сбежим с последнего урока. Тебе не впервой, ну а я и так незамеченный скроюсь - нотки в предложении Данила явно были специально подобраны.
   Этот разговор он хотел давно завести. Надо только быстрее решаться. Чего он стесняется. - Алене захотелось следовать всему, что он попросит. Интонация с уверенностью, сломила обеты Алены, давшие отцу.
   Они ушли на перемене, Алена захватила рюкзак. Свой портфель как часто она отмечала, Данил уложил на окно в гардеробе. Все имущество, как и его обладатель, мало кого интересовали. Скрытая сила распространилась и на куртку, и на кепку с ушами. Удобство отличное, где положил там и взял. Случайно кто-нибудь неряшливый мог потревожить предметы Данила. Кристину Алена предупредила, что ей опять приходиться убежать. Кристина восприняла новость без особой радости на лице. Насколько не была глупа, чуждая обществу своими мнениями подруга, она всерьез принимала еженедельные уходы Алены как не преодолимые обстоятельства.
   Идя по, улице Алена вспомнила о нехотении промокнуть и увеличила скорость. Данил предложил одно место, где в большом количестве людей смеющихся, иногда от страха всхлипывающих. "Ну, если там посторонних глаз предостаточно - то все в порядке" Аленины сомнения на счет психического здоровья Данила, ведущего не известно куда, исчезли.
   Дождь требующий своего ожидания наконец-то залил. Двум ученикам пришлось бежать до назначенного места. Данил почти все время молчал, но привычка захлебнулась в смелости. Не сбавляя темп, дыхание участилось, и вырывающиеся выдохи складывались в оправдания.
   - Жалко если по моей вине ты заболеешь. Извини, что сорвал с урока. Так надо было, - промедлив с продолжением Данил, развернулся к Алене, быстро зашагал спиной вперед. - мне не очень понятно самому почему я тебя именно в этот день потащил в... Ну не важно. Погода ни ахти. И все-таки мне шестое чувство подсказало, что немедленно надо брать себя в руки и любым способом отвести тебя туда, куда мы идем.
   - А все же куда мы направляемся. Как-то идти и не знать, что я увижу, когда прейду.
   - Быстрей, быстрей скоро начнется, опоздать можем. Слона могут увести. - У Алены грянули мысли о сумасшествии Данила, тянущего её сейчас по улице. - Он представляешь такой огромный. Мозг объемом, великий. Слон, и даже он самое мудрое животное не может засечь меня. - Немного сбавив скорость, развернулся и треснул ладонью по груди. Волнение Данила росло - Как, как я только появился? Алена ты знаешь, кто ты? - он, не оборачиваясь, обежал прохожего с зонтиком. Алена слегка занесло на повороте, и она стукнулась о его руку. Извинившись на бегу попыталась вспомнить кто она со слов Данила. Наверное, муха цеце, липнущая с вопросами. Сквозь мутный столб воды льющийся, Алена вдалеке заметила участок, который им предстоит пересечь. Колона, возвращающихся из музея детей, возглавляемая воспитателями, заворачивала с пешеходного перехода. С красными флажками они разделились. Одна воспитательница бежала впереди детей. Другая замыкала колону. Дети хмыкали и почему разбегались как детсадовские. "А может и детсадовские действительно. Вот русские, вот народ. Погоду три раза по телевизору выучат, и делают так ей несоответствующие дела. Слава богу, такие не все. А только - смотря на согнувшуюся воспитательницу, надевающую слетевший сапог с ребенка. Работник детсада, молодая с минимальным опытом, сама чуть ли не ревя, натянула еле как обувь на ногу. Слова, произнесенные о них, слава богу, не понятные детям, могли бы вполне стать поводом для срочного её увольнения за нарушение дисциплины или процесса обучения Алена не смогла правильно вспомнить причину, по которой это все могло случиться. Воспитательница сняла собственную куртку и накрыла троих детей, куртка убежала по тротуару. Собственница куртки вновь употребила острую фразу.
   - Я их сейчас в прямом смысле замочу. Вопят, мне тошно.
   Пожилая, идущая за колонной воспитательница, сказала молодой писклявым протяжным голоском:
   - Нельзя так с крошками. Верочка, дети вот получили немножко просвещения. Музей ведь культурный центр нашего городка. - Ребенок в последнем ряду запнулся и оказался в луже. Старушка с "голосочком", поучающим сослуживицу, видя этот неприятность, прошла, словно не было на её пути падений подопечного. Мальчуган заревел беззубым ртом, стирая рукавами грязь. Запачкал брюки и куртку. Маленький ростом, но кричал он, похоже, с силой льва.
   - Меня мама заругает - как сигнал для действия прозвучал жалобный вопль, для Веры, подлетела в три прыжка, Алена ожидала от неё удар по затылку, для прекращения звуков пугающих остальных. И все-таки вера удивила её. Мальчик обнял за шей девушку, как только она подняла его. Укачивая, прижала к себе. Выходная одежда, соприкоснувшись с грязным мальчиком, потеряла всю свою привлекательность, видную и пре струях дождя. Черная блузка без надлежащей аккуратности со стороны хозяйки превратилась в обыкновенную тряпку.
   - Ну, Галина Федоровна не говорите, что и теперь вы не заметили.
   - Да видела. И не собираюсь отпираться. - Важно размахивая кровавым флажком, воспитательница обрезала неприятный ей монолог. Вы не понимаете, у меня позвоночник не гнется и вообще, я тяжести не могу поднимать.
   У Алены в те же секунды родилась идея. Она запустила ладонь в задний карман джинсов. Из руки на тротуар, звякнув, упала монета. Жертвуя пятаком, который из-за своей одинокости не мог быть заплачен таксисту, Алена уставила правду. Немного отставшая Галина Федоровна, пока никто, кроме наблюдающей через плечо, бегущей Алены, не видит, согнулась и сцапала пять рублей.
   Данил все продолжал тянуть и тянуть за руку. Алене от усталости, а может от порции жизни стало очень плохо. Запястье зарезало болью, и она дернула со всех сил его на себя. Данил по инерции не сразу притормозил. Об асфальт стукнулись, сдернутые наручные часы Алены. Данил быстро схватил за ремешок и посмотрел на циферблат. Тяжело вздыхая и вытирая набухшими рукавами нос, он сказал что-то непонятное, тающее в брызгах дождя. Слова слились в глубокие захлебывания воздуха. Он бросил Алене часы. Уперся ладонями в колени. С капюшона в низ завилась тоненькая струя воды. Ботинки, забрызганные грязью, как усики выставили развязанные шнурки. Алена сделала одолжение уставшему Данилу и присев завязала их. Недоумевающий от принесенной ему услуги, Данил со жгущей внутри жаждой, высунул язык и стал ловить капли дождя. Сухость во рту потихоньку спала, размочившись влагой.
   Метров пятьдесят они шли пешком до самой ближней остановки. Из кирпичной беседки бегом к останавливающемуся автобусу двинулся старичок в красном плаще с тросточкой. Беседка, крытая шифером, вместила на свои скамьи новых друзей. Рюкзак стал вроде подушки для Алены, она побрезговала садиться на голые доски. Данил, не боясь или не думая, что на них могло не давно лежать, сел.
   - Что мы опоздали? Не переживай не уйдут твои слоны. А ты случайно не в цирк меня вел? Так он где-то через пол часа представление начинает.
   - Сейчас я уже понял, что зря спешил. Цирк не уйдет, слоны не спрячутся. Алена тебе когда-нибудь сильно не так как обычно, ну а впрямь с такой силой с таким рвением хотелось поговорить с другом. Но его нет. Может, был бы, если ты родился бы нормальным. Бы, бы, бы, мешает, это мне бы.
   - Кто ты? Невидимка? Или призрак? Обрел тело, но не слышимый, слава богу осязаемый. - Сжала его запястье - где родился?
   -Тебе не безразлично. Если я скажу, допустим, что в самолете. Поверишь мне, нет. Не верь, я своим местом рождения никого не удивлю. Существование дело иное. С самого дня рождения меня замечали только родители. Эх, проклятый Рич. Мама кормила, одевала, по началу учила меня дома. В школе в первом классе, меня испуганного новой не понятной средой, ввели бы в полный страх. Мои родители они мои друзья, причем единственные. Почему, такие как Рич, появляются на белый свет? Они цепочке питания нужны? Эволюция о них не знает. Вот Дарвин перед сложной задачей поразмыслил. Зачем я? Может в древности, кто-то выработал способность отвлекать на расстоянии органы восприятия. Во время охоты, например. Но как их отключить. Алена ты необыкновенная. Ты об этом знаешь?
   -Ты еще мутантом меня назови. Ты просто закомплексованный без видимых причин подросток. Травмы в детстве поранили психику.
   -Травмы? Какие травмы. Меня люди взглядом не находят. А если найдут то мигрень. Я много засвидетельствовал на своем опыте таких случаев. Специально проверял. Эксперименты проводил. Смеялся и плакал через раз над результатами. Один раз с папой мы в общественную баню ходили помыться. А у меня булавка с собой захвачена была. Мужики орали, когда булавка протыкала слои жира. Виновника сразу нашли. Потом я пожалел банщика, не легко ему пришлось пережить расправу.
   - Данил, ты упомянул кого-то по имени Рич. Он что, как и я, тебя видит - Алена сопоставила факты, абсолютно удостоверилась в том, что Данил несет с содой незаметность. Причем такую развитую. Она ни скромность, у некоторых скромность исчезает при выходках. Данил на математике стучал, мог довести учителя до срыва. Это повод для внимания. Все сходилось, но Алене не очень верилось во все то, что она видела и, то, что рассказывает о себе Данил.
   - Рич. Я его но не лично. Да и толку от встречи. В Англии в начале двадцатого века наблюдали за мальчиком. Его звали Ричардом. Он нес в себе и на вещах, которые долго находились при нем, синдром. Аномалию ученые наименовали по него именем. Так бумаги зафиксировали "Синдром Рич". Мальчик рос до пяти лет в приюте как собака. Он ведь не получал воспитание. На фотографиях он выглядел действительно псом. Ему дверями все скулы расплющили. Пальцы на руках стали походить на ласты. От таких случайных открываний дверей ему доставалась сильнее, чем воспитательных мер содержателей приюта. Питался он, объяснил, когда понимать человеческую речь начал, с собаками из кормушки. Они менее разумным умом, не понимали, что забирает у них из-под носа кусочки объедков. В пять лет случайно заметил его один химик. Через год в лаборатории начались вестись эксперименты. О детстве Рич не мог не чего толком вспомнить. Родителей не знал. Я удивляюсь, как он вообще в приюте оказался. Ученые наблюдали за ним выводя теории. Нарушение эмбрионального развития вызвавшие изменения в эпидермисе. Якобы по имел свойства отвлекать от источника, задурманивая мозг людей. Теорию не отвергли, а оставили на дальнейшее рассмотрение. Голос Рича по еще одной теории действовал на подсознание по принципу того же пота. К согласованию единой общей теории, вмещающей все аспекты, ни пришел никто. Консилиумы дошли до стадии, когда рассматривалась трепанация ребенка. Живого человека ради науки под скальпель. Но ты не поверишь, Рич согласился и его усыпили, ну ему тогда исполнилось двадцать лет. Верить в собственное изменение? Я тоже надежду потерял. Через год полностью хотел уйти в центр исследований. Родители плакать будут. Я у них хоть дефектный, но единственный. Знаю что их слезы из-за меня. Все равно друзей нет, я никому ненужный.
   -Данил, Рич, и его синдром плохо воспринимаем. Как вас могут исследовать
   -Рича в детстве знаешь, как нашли? Химик шел к жене после работы. Он разрабатывал препараты и надышался различными веществами. Сейчас известно препараты имели свойство поднимать настроение и подчинять себе, вызывая химическую зависимость.
   -Наркотик. Так вот почему в Англии Рича решили вскрыть и по баночкам рассовать. Ученые принимали опиум.
   -Не опиум. Но близко. Кстати мне незачем бояться. После смерти тело Рича пока не остыло, хранило синдром. Дня через два и без наркотиков видели, замечали мертвого Рича. Выходит, нет необходимости раскладывать по полкам - Алене стало тошно от рассказа об органах. Сидеть и слушать про давно умершего, тем более глумиться над ним.
   -Главное скажи. Они поняли причину?
   -Если есть я, то значит, нет. Меня в центре хорошо информировали. Все досье "Синдром Рич" дали прочитать. Они для меня равны засекреченным разгадкам тайнам Вселенной. В них много опытов над Ричем. Некоторые я за всю жизнь не смог никогда осуществить. А прочитал, и пробовать не надо.
   -А какие? Расскажи. - Смотря на часы Алена достала расческу и принеслась расчесывать сплетенные неправильно самим собой косы. - До твоего цирка еще долго. Может, посветишь меня в загадки своей индивидуальности. Потом снов бежать будем
   -Только беги быстрее. Слонов не догонишь. Убегут. Шутка. Ну, на счет исследований. Опыт номер, не помню какой. "Отношение низших животных к Рич". Бактерии, микробы, всякие паразитирующие. Черви поселяли в теле, как и в обыкновенном человеке. Пчелы не кусали, или не оставляли следов от жал. Собака плохо реагируют на отлично отученные команды, произнесенные Ричем. Муравьи так слегка обращают внимание на Рича. Всего лишь треть залезает на конечности. Все это показывает, чем более разумна, нервная система животных, тем она лучше подвержена влиянию Рича. Низшие организмы, от отсутствия серьезных мозговых соединений, контактируют с объектом, не чувствуя различия. - Данил употребил выражение, из папки не заметив данного факта. Скоро он и себя кличить будет ни иначе как объект. - От случайности или нет. Неизвестно. Стали закономерность проверять на двух обезьянах. Англичане заметили, чем меньше органов восприятия ощутит Рича, тем меньше ответная отражающая реакция. Алена тебе трудно понять, ты меня идешь, мне тем более, как действует механизм отвлечения. Но как мне самому объяснили, любой смотрящий на меня не уделит мне внимания. В его подсознании все происходит мгновенно автоматически. Ему покажусь я все со мной как-то связанное, обыкновенным, неприметным. Рядом, зато он рассмотрит на удивление роскошный стул, шкаф любую вещь. Бывает и по-другому, человек вспоминает о срочных делах, и серьезных воспоминаниях. Интерес проявляется ко всему, что ко мне не имеет отношении к носителю "Синдрома Рич". Человеку показали два цветка. Розу и ромашку. В первом случае он разуметься тяготеет к красной розе. Стоит мне взять цветок, ромашка, невзрачная до моего появления, расцветает словно солнце. Алена ты, когда утром встаешь к чему тяготеешь из материального?
   - Да особо не к чему. То есть, есть такие вещи их много.
   -Ну, любую назови. Ладно, возьмем, к примеру, электрический столб на улице. Редко его подмечают, он не привлекательный, чтобы делать из него ареол или тотем. Его отсутствие в обычном месте где ему полагается стоять не вызовет вопрос "Где та штука?". Есть он или нет, он обычный столб. И так же синдром Рич. Я сежу в классе для учителей моя фамилия Лепоталов равна фамилиям тех отличников, которых не нужно спрашивать они и так все знают. Я новенький, но в мою сторону нет смешков и притязаний. За партой для всех я сидел всегда. Будто я горшок с цветком. Для прохожих я прохожий. Механизм не понять. А мои вещи у них такая же участь. Они, не пропитанные потом, как думали англичане. Что он блокирует головные отделы мозга. Но еще тогда версию осмеяли одной проверкой. Пот Рича собрали в колбу и оросили одного ученого, результат отрицательный. Ученый для не обкуренных врачей, или как они концентрировались на мальчике, был вполне заметен.ои вещи у них такая жеучасть. . будто я горшок с цветком.чников которых не нужно спрашивать они и так все знают.ЗЯТЬ Епревосходно Рич носил на шее кусочек золота. Посторонние участники эксперимента не обратили внимания ни на него, ни металл. Тем более металл не окисляется, и вобрать в себя за короткое время капли пота не мог. Золотая лихорадка нашла свою панацею, прививку. Некие предложили, что Рич создан эволюцией для постепенной деградации зависимости масс от золотого блеска. Нам надо двигаться вперед, тем самым говорит нам природа. Тратить средства не в раскопках, а в создании сверх цивилизации. Если всё золото пройдет несколько раз через руки Рича, оно потеряет ценность. Как тот кусочек слитка, лежащий два месяца на перекрестке, так и никем не украден. После не ведомой нам обработке Ричем, он существенно потерял в своей способности подчинять. Да здравствует Рич. Спаситель от жадности. Прям обесценивание принесет какую-нибудь пользу. Обвал построенного рынка экономики? Нельзя делать консервативные реформы резко, без длительной проверки реакции общества на них. Замены одного сложившегося на другое, в крупных масштабах должно протекать постепенно. Прыжками апокалипсис раньше срока вызовем. А если смерть Рича спровоцирует жажду к драгоценностям настолько серьезную и безотчетную. Что будет? Тебе понятно пот и тело Рича не загвоздка. Это рок. Рок несчастья. Не передающийся по наследству. Дети Рича, но он существование их не знал, скрыли от него данный аспект ученые, родились и жили в полнее нормальные по тем рамкам эпохи. И у меня проверили, нет предков с туманного Альбиона.
   - Да, ни как не связаны? Еще одна случайность. Вас двое? А может, были и до Рича такие? Англичане лишь засвидетельствовали?
   - Были. Есть и будут. Мне ни кто не говорил. Я знаю. Я уверен. Не нужно формул. Нас может собрать как ни странно и печально, наркотик, плюс ученые. Кстати о двух обезьянах. Научили одну шимпанзе ловким движениям, кое-как освоила. Пример два плюс два, равно четыре ей давался туго. И эта обезьяна самая умная среди остальных. Шимпанзе способного отыскали. Носил одежду, фрак и бабочку самостоятельно завязанную. И все-таки зверь прощал дерганье его за ухо. Рич ему его оборвал и остался цел. Шимпанзе носилась по клетке, рвала на себе шерсть, прутья железные пыталась перегрызть, а в центре клетки преспокойно стоял маленький Рич. Потом взяли дурную обезьяну. Тоже кстати шимпанзе, но не ровня первой, слишком глупая. Ни чему не хотела учиться. Подрожала плохо. Её IQ не превышал, казалось уровень развития у грызунов. Но, не смотря на вздорный характер, она для Рича стала другом. Войдя в клетку, он чувствовал внимание. Толстые сильные волосатые лапы толкали его в грудь, пытаясь выгнать из насиженного ею места. Больно физически, а в душе растекалось удовольствие оттого, что обезьяна видела в нем врага. Ученые стали добавлять умной обезьяне в пищу порции специальных препаратов. Опиум тобой упомянутый. Её нервная деятельность разрушалась с каждым днем.
   - Вот звери, беззащитному примату подсовывали наркотик. Сами, небось, не видели уже что творят, - жалость по отношению к братьям нашим меньшим у Алены была лживой. В тот момент она не думала о защите животного, будь на месте самих врачей, нашла бы подобный способ узнать результат эксперимента. - И что им это дало, почти споили зверя.
   - Сильно бесчеловечными прошу их не называть, они все-таки бороться на благо прогресса, излечивая болезни. В их делах есть и положительная сторона. Ко второй обезьяне в вену водили инъекции, стимулирующие кору головного мозга. В итоге животные поменялись нравом. Рич заходим к своей знакомой обезьяне, когда-то до вмешательства в её химические процессы бывшей обезьяним интеллектуалом. Ему пришлось трудно. Вырвать из заключения мальчика пришлось путем пуска парализующего газа. - Данил помнил все подробности в папках. Впитывал информацию со всеми аспектами ничуть не привирая. Своими словами, рассказывая Алене жизнь Рича, он пытался донести до её сознания серьезность исследований. Скрывал в себе, глотая не которые строчки, особо явственно утверждающие о не гуманности отношений к Ричу. - Наркотики деградировали ум обезьяны, номер один. Она озверела. Рич уже боялся. Там не толчки второй, там глубокие раны. Поумневшая перешла к числу равнодушных к Ричу.
   -Грустная история. Это выходит чем умнее сообразительнее ты, тем сильнее твой организм реагирует на Риченосца. Притупляя бдительность. Извини меня конечно, но я в это не могу сразу поверить. У твоей истории какой-то странный оттенок. Синдром Рич тебе известен. Кто-то дал тебе досье. Кто? В каком он центре?
   -Центр научных исследований скрыт даже от меня. Раз в месяц прихожу на остановку, жду машину, она меня и увозит. Сориентироваться по домам не удается. Мне в начале поездки надевают повязку на глаза. Надевают еще иногда наушники, музыку слушаю, расслабляюсь. Я вот недавно путешествовал в Центр.
   -Вообще такого не может быть - Алене с трудом верилось и в Центр, и в Данила. Весь монолог мог заучить любой и поведать его для каких-нибудь вербовочных целей. Переступить грань реальности и невероятности желает не каждый, но такие существуют. Фанатики, провоцирующие богов. Но если они вдруг по случайности окажутся по ту сторону знаний, навалившееся вобьет их в страх. Не пожелают слышать о чем-то не поддающемся привычному ходу вещей. Сильные личности в меру своей образованности, опытности или банальной скептической недоверчивости, перенесут ошеломляющий факт и не сойдут с ума. Подкорректирует смысл жизни неверующий, богомолец не отступится, а усилит надежду во Всевышнего. Атеисту в голову прейдет, что сегодня день открытых дверей в сумасшедшем доме. Живут они такие, как Алена, а жить теперь не могут, не забыв тайну. Механизм в голове по забыванию не стыковок рационального бытия, холодеет от страха. Он не функционировал. Сердце замедлило ход, Алена свернула мысли, чувствовалось как артерии и вены остывают в теле. Все. Он есть. Тайный, непознанный пока мир необъяснимого, стал её кошмаром. Приятней быть дурой как Кристина. Вот она счастливая. Горькая правда её сердце не жжет.
   Данил спросил, сколько время и спокойно без спешки пошел по улице. Дождь иссяк, слой воды хлюпал под ногами. Данил нагнулся и стал, чистит заляпанные от брызг джинсы. Справившись с первой и второй штаниной, он вымыл руки в луже. Алена предусмотрела два дня назад подобную ситуацию, в рюкзаке покоились на дне щетка. Щетинки очистили одежду и, ополоснувшись в воде с последующим сильным встряхиванием, отправились обратно в рюкзак. Алена и Данил побрели в сторону цирка.
   -Я хочу стать твоим другом - предложила Алена, когда здание цирка стало заметно издалека. - Ты мне кажется, ищешь общения. Родители опытные, но дети некоторые испытания должны переносить сами. А как говориться или поется "Друг познается в беде". Вместе с кем-нибудь проблемы решать лучше. Пусть я и дура и буду набирать опыт на своих ошибках, зато он дороже того чего ты избегаешь следуя советам взрослых. Но он может быть печальным. Надеюсь, тебя Данил не смущает что я девочка, а не мальчик. Нет?
   -Да я рад и собаке, которая меня укусит, если честно. Мне без разницы пол друга. Главное друг. Чтобы он не воображаемый был, а самый материальный, настоящий.
   -Спасибо конечно за сравнение. - Мимо прошло несколько человек спешащих в цирк. У одного с большим чемоданом, из-под шляпы выбились красные волосы. Чемодан распирало от лежащих вещей в нем, по бокам тугие ремни стягивали его стороны. Ручка большая и пластмассовая не выдержала веса и лопнула. Чемодан плюхнулся в прогибающееся пятно асфальта. Поспешающий лысый клоун схватил его и бегом понес на голове, догоняя рыжего. Из шляпы на впереди идущего второго брызнули две струи желтого цвета. Представление нашло на людей раньше времени. Догоняя друг друга, одаривая пенками, клоуны скрылись в дверях цирка.
   -Алена только не используй мои утаенные возможности. Они не будут твои ресурсами для заслушивания оценок.
   Алена хотела ему сама об этом сказать. Согласовались с Данилом, что она никогда не посмеет воспользоваться их ней дружбой для эгоистической помощи.
   -Но если сильно надо, серьезное что-то, зови, обращайся, помогу - "Цирк" гласила вывеска над зданием. Очередь у крыльца подходила к концу. Друзья пробрались в помещение без билетов. Данил согласился, что он сам повел Алену в цирк и обязан провести её. Отвлекая билетера, Данил уронил стол, за которым тот мирно спал, когда до сеанса было не скоро. Алена проскользнула в двери и в фойе остались двое. Но один без ведома второго пошел на представление, так Данил рос в культурном плане постоянно. Ему не повезло с судьбой, так надо брат преимущество себе на вооружение.
   Кирилл позвонил учительнице и узнал о родительском собрании. Доехав на машине, Кирилл зашел в школу. До самого собрания не меньше полчаса, надо с Аленой повидаться посчитал Кирилл. Оббежав сверху донизу все этажи, проверив 6Б на три раза, озверел. Только тихо внутри, не выдавая своего опоганенного настроения. Спросил у одного ученика примерно, когда исчезла Алена. Нашел классного руководителя. Классный руководитель тем временем начал проводить собрание. Сделала жест, рукой указывая место, где ему предстоит слушать доклад об успеваемости.
   -Извините, я послушал бы вас. Но дочь не найду так что обойдетесь без меня. - Стараясь снизить тон, оправдывался Кирилл - с кем она могла сбежать? Кто из учеников еще ушел?
   Классный руководитель попросил прощения перед родителями, стала искать в клетках на сегодняшний день "н.".
   -Не было на последнем уроке двух человек. Вашей Алены и Сугиной Татьяны. Но Татьяна Сугина находиться в больнице. Вряд ли она с ней. И насколько я знаю класс, они с Татьяной не в дружеских отношениях. - Пожимая плечами, учительница сняла очки и захлопнула журнал.
   -Я хочу вас поблагодарить за информацию. Разрешите мне самому просмотреть список.
   Учитель отдала журнал Кириллу и продолжила пояснять родителям ситуацию перед каникулами.
   Кирилл нашел только две клетки с "н.". "Не была ни та, ни моя. А если Алена в больнице с этой Татьяной? Нет, не может быть". Из родителей кто-то сказал:
   -Молодой человек вы не задерживайтесь, раз не будете сидеть, и слушать, идите. - Голос протяжный и важный как будто всю жизнь отдавал приказы. И действительно, Кирилл увидел форму милиционера. Он сидел за партой. "Видимо зашел не надолго, оставив службу" - вынес предположение про себя Кирилл, не ответив. Он заметил кое-что в классе. Три ряда парт. По пять в каждом ряду. По следам логики Кирилл понял, что есть третий отсутствующий. Два пустых стула в разных местах кабинета. Один для него другой для Татьяниных родителей. Но они должны быть обязательно в больнице. Некоторые родители Кириллу были знакомы, по раним собраниям. Такие собрания как это предусматривает явку одного родителя. Двух точно нет. На конце ряда у самой стены за партой было пусто. Третий стул. Не прибыл родитель. Почему? Подойдя, ближе Кирилл, не очень обращая внимания на строгие взгляды, догадался, за ней сидит один человек. И то ли он маленький, то ли нет другого стула. Стул, с длинным ножками, стоял в одиночестве. На парте много надписей пастой. "Кто я?", "Привет от Данила", "Если это кто-то читает, то пусть оставит автограф" Кириллу рукописи показались обычными такие он в свеем детстве оставлял на всем под ряд, но за два быстро прошедших года рисунков и подписей собралось мало. Опять надписи остались без внимания. Кирилл не стал и взгляд бросать, чтобы разобрать написанное. Пройдя между рядами извинившись, вышел. Классный руководитель все говорила. На улице продолжался дождь. В то время несколько километров от сюда, мокли Данил и Алена, пробегая мимо детей. Кирилл бегом летел к своему автомобилю. Стоило открыть ему дверцу, как за спиной раздался голос женщины, просящей ей помочь. Женщина лет сорока, стояла под зонтом, в плаще без головного убора. Она повторила просьбу, подойдя ближе. Кирилл каким-то неведомым образом подумал, что он с ней встретиться не раз и придется с ней ехать куда-то и надо поездка, во-первых, будет ему.
   - Простите - кричала, заглушая стук капель, женщина. - Вы уже с собрания. Я опоздала? Вроде не должна.
   -Нет, нет собрание началось не давно. Вы как раз вовремя. Вам, какой класс необходим?
   -Мой сын учиться в 6Б. Данил Лепоталов. Я ему мама.
   -Ваш сын - догадался Кирилл - сидит за задней партой?
   -Да за ней. - Лепоталова бегом по лужам, зашла в школу. Кирилл сел в автомобиль. Заводить не спешил. Что-то чувствовал. Вспомнил ливень двенадцать лет назад. Дожди сопутствовали осени. Но такие сильные как в этот сезон ему были известны только тогда. Запах, жужжание за стеклом по асфальту, мокрая одежда, тянувшая тепло тела. Скоро прейдет плохое настроение, усталость, ломота в костях и сладкая сонливость, дергающая Кирилла в царство Морфея. Кирилл включил дворники. Вжик-вжик, вправо, влево. Глаза следят за ними. Где-то мимо сигналят проезжающие автомобили. Весь организм прилип к сиденью.
   Так ничего не хотелось делать. Надо все забыть. Лед отступил кровь она меняла давление свое в артерии за последний час много. Кирилл кашлянул и обернулся. Мать Данила вышла из школы. Она тихо шла под зонтом, опустив лицо вниз. Она была далеко и эмоции её небыли видны Кириллу. Он открыл заднюю дверцу и показал, что она может присесть к нему. Лепоталова последовала совету, села в машину. С сухого лица капали слезы. Кирилл спрашивать ее, о чем-либо не решился. "Горе, радость - личное". Лепоталова носовым платком утерла полосы слез.
   -Вы не отвезете меня домой? - водитель помедлил с согласием. - Так мне долго ждать. Я сейчас по-новому за реву. - Женщина достала кошелек и пересчитала скудную сумму. Кирилл пока не завел двигатель, сказал, что этот рейс бесплатный. Жалость, он видел деньги в зеркале, и что-то еще, не давшее уехать и подсказавшее несколько минут назад на счет поездки, заставили расщедриться его. Заводя двигатель, он спросил. Вопрос нашел ответ, когда они выехали на дорогу.
   -А ваш сын где? Он случайно не ушел раньше времени. Мне важно знать. А то дочь моя Алена в дождь заболеет.
   -Да нет. Не может она с ним быть. Знали вы б Данила. Ваша дочь точно не с ним. Подождите, может, найдется. Надо смотреть за девочкой. Их возраст сейчас сложный. Вас как по имени? Меня валя. Валентина Лепоталова.
   -Курганов Кирилл. У моей дочери всегда такой сложный возраст с рождения намучился. А почему вы не думаете, что ваш сын не мог с ней сбежать? А она красива, ему понравиться. Пригласил куда-нибудь. Нет, не вариант? - не отводя глаз от дороги, Кирилл добивался любых сведений.
   -Да откуда я знаю вашу дочь. Красивая она не красивая. Ей да моего сына далеко. Вы случайно не подрабатываете таксистом? Не думайте, что обнаглела или придираюсь, просто у меня такая манера общаться. Я пресекаю не нужные мне диалоги.
   У Лепоталовой зазвенел мобильный телефон. Она умолкла и поднесла его к уху. Пару раз она сказала "где" и очень сильно удивилась чему-то. Отключив мобильный, она сообщила Кириллу новость, чем порадовала его до глубины души. Звонок оказался просто чересчур важным для обоих.
   -Действительно ты был прав. Ваша дочь увела моего сына. Срывать ребенка с урока. Я очень надеюсь, что вы её папа сможете убедить её в ... ну что плохо так делать. - Кирилл, конечно, сам мог понять и без её нареканий свою безответственность. Но кто виноват в сбегании?
   -Алена уводит теперь с уроков одноклассников. Она может уйти то других, зачем тянет? Кстати куда оба ушли? Где они? Вам сын сказал? ведь он звонил.
   -Ох, вы не ошиблись. Я удивлена. Вы не понимаете, что случилось. Может она и не видит его? Может, он следил за ней? - шепотом не слишком открыто для Кирилла вдруг примет Данила за сумасшедшего. - Я сказала бы вам, где они. Но тогда вы поедете к ним один, после того как высадите меня у дома. И мне придется вызывать платное такси. Ну, тебе же надо знать, где она, твоя дочь? - голос растянулся вместе ухмылкой, приобрел, оттенки змеиного шипения шантажистка взяла сваё. Кирилл согласился. Они подъехали к дому. Вера вышла из машины и обещала вернуться, переодевшись и ехать, сообщив место по пути. Наверное, к ней забралась мысль о том, что Кирилл не захочет вести ее, узнав место назначения. Время для Кирилла сжалось. Успев подумать о жене Инне, лежащей сейчас в клинике, услышал стук в окно. Вера Лепоталова села на заднее сиденье. Она сменила плащ на строгий черный костюм.
   - Куда мы едем? Не ужели Алена пошла в казино? Зачем такой костюм?
   Сверху раздался крик. Кирилл нагнулся и высмотрел окно дома, раскрытое и вносящее в квартиру холод воды с неба. Из окна выглянул мужчина в тельняшке, одна рваная лямка сцеплялась булавкой. Небритый орал, махал руками объяснения провидимому приходились на персону Веры.
   -Муж опять недоволен. Суп сварил, съел сам чего надо. Тут сын пропал, а он бушует. - Муж исчез. Вместо него через пять секунд появилось что-то квадратное, белое, в притык касающееся рамы окна. Кирилл разобрать, что там муж выталкивает с верхнего этажа не смог. Лепоталова предчувствовала происходящее и начала морщится, ожидая что ситуация быстро закончиться. Руки мужа по бокам покидающей квартиру вещи, напряглись. Медленно толкая грудью, Лепоталов остановился. Вера сжалась в сиденье. Все её поведение говорило о нехотении видеть парящей вещи. Сцепленные до красноты пальцы, в большой кулак стучали ей по лбу. Свист, громкий свист. Был он от вещи, устремившейся к асфальту или от сложенных мизинцев во рту мужа? Большая стиральная машинка, вертясь в полете, отбивала струи, создав ореол мутного изображения. Перед машиной разорвалась на запчасти бытовой техники. Кирилл объехал звенящие детали. Вера провожать печальным взглядом жертву семейной ссоры не решилась.
   -Цирк - сказала она. Кирилл довез до цирка за пол часа. Гардеробщик разрешил пройти за вознаграждение со стороны Лепоталовой. Женщина посмирнела, заметил Кирилл. В её костюме нашелся кошелек побогаче. "Жалеть, что пожалел и упустил сто рублей бессовестно. Я не жадный" - Кирилл разделился с Верой, миновав фойе. Он пошел за кулисы. С другой стороны ширмы находились трое мужчин отличного телосложения. Охранники обвели Кирилла взглядами сканирующими не хуже чесовского. Мокрый вид Кирилла, оставил у них впечатление о нем как о опоздавшем на манежные номера. Из одного коридора появилась группа людей в спецодежде. За первым человеком на носилках выносили тяжелое животное. По лапам можно догадаться, что смерть нашла львицу, тем более грива под накрывающей простыней не выступала. В лапе на когтях застряла небольшая часть ткани коричневого цвета. Она успела все-таки цапнуть кого-то перед кончиной. Кирилл мог, конечно, думать об операции, на которую переносили зверя. Сомнения развеивались охранником. Он приподнял простынку в головной части, изрядно пропитанной кровью. Фыркнув, он отшатнулся. Угол простынки так и остался отвернут. Запах мяса и сырой крови затошнило желудки. Морда львицы с полуоткрытой пастью, из которой выглядывали, оскалены ее навсегда клыки, была сжата в области затылка. Кирилл в желтой шерсти с красной засохшей кровью, между ушей и на самом затылке заметил следы круглой формы, оставленные от прикосновения. Жженые шрам от соприкосновения имел диаметр три сантиметра. Обходя носилки, Кирилл заметил всего три подобных кружка. Все три с черными середками и красно-коричневыми переходящими в мелкие пузырьки по периметру краями находились на боках головы. Кирилл, не дожидаясь пока его, выведут, сам покинул за кулисье с мертвым животным. Краем уха он услышал разговор по телефону. По мере отдаления от источника звуки сглаживались, заглушаясь хлопками на трибунах. Суть он успел уловить. И теперь знал, что отряд милиции прибудет через некоторое время для блокировки входов и выходов.
   Меньше часа назад в закулисье были Алена и Данил. Мальчик показывал, где он привык проводить одинокие дни. Охранники отошли от занавеса и заняли выход, никого не выпуская. К ним постоянно подходил служащий цирка и о чем-то расспрашивал, те отрицательно качали головами. Из одного высокого и широкого потихоньку стали выходить дрессировщики. Пол вибрировал от медленного шага животного, которому предстояло выступать. Серый слон, огромный, на четырех крепко удерживаемых дрессировщиками поводках, встал по середине помещения, ожидая очереди себя продемонстрировать. Конферансье, к слону спиной, погружал лицо в складки занавеса и смотрел в зал. Охранники, зрительно ловящие всех мимо ходящих, не удивились слону. Из прохода ведущему в зал, не освещаемого ни какой лампой, где скоро скроется Кирилл, вынырнул Данил. Алена пискнула, не высовываясь из коридорной тени, но потом уняла свою автоматическую реакцию. Данил на её "Ты куда? Иди обратно" остался равнодушен. Он огибаемый вниманием группы охранников, подошел к слону. Ладони повели по большому толстому боку. Слон упорно не замечал поглаживания. Дрессировщик спросил у конферансье время. Данил прошел сквозь кольцо дрессировщиков впереди слона. Слон не видел, Данил встал без всяких сомнений и опаски к нему лицом. Глазные яблоки африканца сфокусировались на мальчике. Хобот выгнулся, протянулся к лицу наглеца, достающего из кармана морковь. Корнеплод заготовлен Данилом еще вчера. Он собирался на представление, разуметься ради слона, видящего его как крот осознает тепло солнца на рыльце. Морковь хобот сжал и отправил в рот. Дрессировщик заметил мелющие еду челюсти. Данил был сбит дрессировщиком резким толчком. Но не толкнувший дрессировщик потом стал разглядывать морду животного. Алена и Данил прошли в зал. Вскоре на арену вышел знакомый слон. По рядам пронеслись приглушенные возгласами и удивления с искоркой трепета. Двое друзей заняли ближайшее место к ширме. У Алены появилась прекрасная возможность созерцать овал лица конферансье с усикам, выступающим из ширмы. Мышцы слона под ритмичные жесты дрессировщиков напрягались в различных стойках на высокой трапециевидной кадке. В середине номера об этом Алене сообщил Данил, стали слышаться крики. Отвлекшись от номера, Алена бросила беглый взгляд на занавес. Толстого волнующегося конферансье не было. Была вместо него странная рука металлическая с огненными кончиками пальцев. Тот, кому она принадлежала, скрывался за полотном занавеса. Рука дрогнула и осветилась вспышкой белого цвета. Узкая молниеносная искра вонзилась в тело слона. Её источник резко опустил руку и исчез. Слон по большой для него удачи в этот момент стоял не на задних ногах на кадке. Боль настигла животное на полу арены. Дикий рев заглушил все зрительские перешептывания. Дрессировщики скорее начали успокаивать, слона, за их ними спинами места зрителей пустели с нарастающим темпом от каждого громкого звука. Дети кричали, родители просили не волновать. Бешенство слона приняло очевидный характер. Нарушенный номер приобретал категории массового столпотворения. Серая, четырех столбовая туча, увеличивала зону опасности вокруг себя. Череп слону пригодился для протаранивания трибун. Налившиеся злобой ко всему человеческому глаза, выискивали цель в убегающей толпе. Персонал цирка сам сильно охваченный страхом пытался успокаивать людей. Первые ряды с сиденьями, напротив кулис, под ступенями слона превратились в щепки. Все выходы из зала заполнились спасающими себя людьми. Алена и Данил рванули в толпе к кулисам, видя ступор у выходов, пока их старый друг не принялся громить все по периметру арены. Занавес из плотной ткани затрясся и упал, кто-то его сорвал, чтоб лучше выбегать из зала. Алена и Данил и несколько людей пересекли бывшее закулисье, в него проникнул свет, освещающий поле арены, обозначив траекторию движения более четко. Алена заметила лежащего конферансье под занавесом, он был бес сознания. У входа или выхода лежали охранники. "Кто тут был? Что он сделал с ними?" - взгляды Алены обратил внимание на мелкие зеленые камешки, не правильной формы. Время чтобы поднять их было. Менее резвые люди, бегущие сзади, втолкнули её в дверной проем. Напуганная колонна людей в фойе столкнулась со стеной милиционеров. Те, сцепившись за руки, не выпускали ни одного. Но до них дошли крики о бешеном слоне, давящем людей. Без лишних уговоров ряды ослабли. Обрадованная толпа кинулась к своим машинам. На улице снова не пошел дождь. Кирилл выглядывал дочь, он был из первых кого по инерции двигающей орды выпихнули из цирка. Алена потеряла из вида друга, но нашла отца. К радости нашла? А может, стоило остаться со слоном? Он поднял дочь на руки и обхватив не желал потерять. Узнав о творящемся на арене его душа обдалась ледяным напряжением. Как ни боролся с напором наплывающих людей на него, протискиваясь вперед на удивление обезумевших не меньше живой причины, Кирилл по случайности занял место на самом верху трибун у дверей, его тело оказалось на крыльце побитым и немного истоптанным под ногами.
   Но он не знал, насколько ужасно пришлось Данилу. Испытав невероятные по силе, ненамеренные удары, упустив руку Алены, его бросило в лужу от столкновения с толстым билетером. Мать зазывала его по имени. Отплевываясь от грязи, Данил прохрипел - "Я здесь" - последний слог, вознеся от надавленной на голень ступни. Не поторопившись, Лепоталова нашла бы сына мертвого с отдавленными конечностями и расплющенной головой. Подняв его рывком на ноги, она прижала его к груди, ничайно пережав ему доступ к воздуху. Раздвигая локтями терявшую концентрацию толпу, Вера со слезами за сыновью участь, вызвала такси. Если бы ей на ум пришла мысль о больнице она не поскупилась бы и вызвала скорую.
   Кургановы провели вечер как в немом кино. Ужинали купленной и на половину приготовленной едой. Расспрашивать дочь Кирилл не посчитал нужным? Он хотел, сильно хотел, но смелость в нем упокоено роптала, ожидая своего выхода в какой-нибудь другой подходящий случай. Боязнь не увидеть дочь в остатке своей несчастной жизни Кириллу даровала мысль о том, что ей трудно как было трудно ему в его детстве. Инна уехала, дочке не с кем общаться по девичьи, узнавая ответы, на расспросы, тревожащие в её возрасте. Отсутствие материнского внимания выливалось в не понимание, как с той стороны, так и с другой. Кирилл заснул перед включенным телевизором с установленным таймером отключения на час ночи, в это время Кирилл рассчитывал на свое переутомление, заставляющее любого после душа под дождем кануть в дебри сновидений. Все должно пойти на лад верил Кирилл, сжимая веки, стараясь удалить из себя плохое настроение.
   Алена мирно сопела, обдумывая, почему её настроение сегодня бездумное не наполненное ярки ми впечатлениями. Все ушло, стерлось от первобытного страха. Много вспоминала и свое отношение к этому она не смогла понять. Слон, Данил, Рич, Центр, талисман, не известным образом очутившийся у Алены - свести с ума могло все вместе, но благодаря отчужденности её восприятия от взрослого спасло её, лишь оставив память.
   -Вроде талисман обычная вещь, но есть в нем такое не примечательное, скорее флюидное воздействие на меня - размышляла девочка. - Как я оставила чужую вещь при себе? Враг такие подарки не присылает. А может в нем таиться взрывное устройство готовое от дистанционного сигнала на нужной частоте ликвидировать мое наличие в ... короче разорвать меня на куски. Ну, у меня нет таких разборчивых в нападении неприятелей. Была одна конечно.
   Талисман все покоился на дне рюкзака не видев свет с того самого дня, когда Алена обнаружила его. Овальный с фиолетово-синим камнем без единой грани. Произноситься так, словно учитель не ведомым образом видит то неповторимое событие сам, а не через картинки художников.
   На задних рядах спокойно слушал, с большим вниманием чем некоторые, про происходившее в давние века, Данил. Он не повторял, на сколько помнила Алена свои стуки на уроках. Он теперь знал, что этим кого-то отвлекает. Новенький Данил скромный неслышимый для общества как он не старался. В журнале его фамилия и имя читались только Аленой. Вызов к доске он избегал, не выворачиваясь из ситуации. Данил обрадовался бы, решив хоть одну задачу у доски у всего класса на виду. Привлечь внимание ему не удавалось. Но нет. Нет и оценок вправо от фамилии. Его аттестация не заботила учителей. Курганова заводила с Данилом беседы, лишавшиеся смысла от отсутствия ответа. Игнорирование окружающими Данила, возможно развило подобный эффект и у него самого. Найти друга Алена не хотела, а вот ободрить проявить жалость следовало. Суицид, слава богу, не проник в мысли одинокого мальчика. Обреченного на вечное не признание. Один носит страшный рок судьбы. Как так получилось что частичка, звено человечества стала невидимой. Держится главное, дух не пропадает. С его способностями, нужными ему или нет, учиться в школе, копить в голове всякие темы. Будь он в Багдаде, цены бы ему не было. В тесных улочках исчезало бы в его руках неловких, но быстрых не мало денег из карманов прохожих. Дай Кристине, иметь такую возможность... Она создала бы рай вокруг себя. Плевала на ближних, питаясь с их столов.
   "Дзинь" растянулось, оповещая учителей о наступившей краткой слабости в их силе влияния на учеников.
  
   Глава 3. Ступор на пороге.
  
   Наступил когда Кириллу с Чесовым и Андреем надо ехать на место работы погибшего Ившина. Не много позже рассвета Алена отправилась в школу. Кирилл умылся, побрился и сделал легкий завтрак. Яичницу жарить не стал. Опротивела. Так употребил не много салата и запил его чашечкой кофе. Горячая жидкость пролилась в горло, разбудив клетки всего заспанного мозга. Кирилл надел повседневную одежду, туда, куда он направляется, не требуется строгих костюмов, просто повязал галстук. Перед выходом Кирилл полюбовался собой в зеркало, осознал последствия вчерашнего дождя. Изменения на лицо, щеки обвисли, глаза еле видны из-за опухших век. Причесал слегка волосы, запер квартиру, спустился сел в машину и отправился к Чесову.
   Следует раскрыть суть разговора Андрея и Кирилла в доме у Чесова. В тот день Кирилл столкнулся с новой техникой. Главное что она не направлена на разрушение и получение информации более простыми способами или управление бытовыми приборами на расстоянии. Существенное изменение способов подогрева воды, улучшение качества огнетушителя. И при этом Кирилл отсутствовал при ускоренном росте растений. Дух неожиданно наступившего будущего в отдельной городской квартире, давал понять не четкую грань между фантазией и реальностью. Нигде подобных вещей Кирилл не встречал в своей жизни. В кино разуметься и не такое вы увидите. В газетных статьях пестрят разные новейшие лекарства от всего. Верить им отваживаются только отчаявшиеся и не опытные. У Чесова все доказательства прогресса под носом. Некоторые лучше применять не в бытовых условиях, а на отведенных местах. Очень то резкие реакции при не разумной эксплуатации. Не все патенты попадают после проверок к нам в обычный и привычный мир.
   Ко8гда Алена вышла из кухни, Кирилл взял маленькую брошюрку со стола. Надпись гласила "Нагревательное вещество. Аморфное состояние: жидкость". Мелкий шрифт предупреждал об опасности жидкости. Где-то на пятой странице Кирилл увидел абзац. "Внимание строго запрещается совмещенное использование нагревательной жидкости с продуктами питания в одной емкости". Чесов, верно, не прочитал напоминание или сила голода оказалось результирующей. Андрей уперся локтем в стол, сдвинув не много фигурку кошки из фарфора в натуральную величину. Чесов покинул кухню и вернулся со стулом. Поставил его подальше от стола и сел. Забросил ногу на ногу и обхватил худыми сплетенными ладонями колено. Ему в глаза светил свет, льющийся между пластинок жалюзи. Белые растрепанные волосы отражали не большое количество света, создав вокруг головы хозяина дугу молочного просвечивающего сияния. Андрей, заметив не удобство без просьбы, потянул за боковой шнур жалюзи, загородив прямой путь лучам.
   - И так цель вашего визита ко мне, мне не очень ясна. Поясните.
   Кирилл решил спросить не про суть появления, а об наличие всего необычного в квартире.
   -Алексей, конечно, это может и не мое дело, но откуда у вас - развел руками, указывая на обстановку - столько прогрессивных новинок. За модой вы не гонитесь. Евро ремонта и евро дизайна я не наблюдаю. Но двери у вас со сканером, в коридоре камере, ну это не факт... это меры предосторожности. Редко встречаешь и их, но нагревательная жидкость, а этот огнетушитель. Створки шкафчиков. Будь я двадцать лет назад тут, я бы решил, что изобретения либо украдены вами с института, либо здесь штаб спецслужб.
   -От части вы правы все это с работы, но не украдено, а назначено мне, как предметы повседневного обихода, требующие испытанию в житейских условиях. Я и пользуюсь ими и проверяю пригодность. Кое-что из них когда-то тестировал у себя Ившин. Потом после смерти перешло ко мне. - Взгляд Чесова устремился вверх. Губы завибрировали. Он начал молиться. Кирилл на расстояние услышал, что молиться он за упокой раба божьего Петра. Тут без сомнений он понял о ком причитания. О Петре Ившине. Движение головы и глаз к потолку, Кирилл растолковал как обращение к небу, к богу. Поерзав на стуле, Кирилл уловил боковым зрением знак на стене над Андреем. Выше окна с жалюзи, расположился крест. Деревянный, из светлых пород дерева, обитый на гранях металлическими пластинами. Гвоздики поблёскивали в сантиметровом диаметре, золотыми шляпками. Вот куда был сфокусирована сила молитвы Чесова.
   Он за всех усопших так или только за брата - размышлял Кирилл.
   -Алексей, побыстрее нельзя? - сбил с процесса Чесова Андрей - мне решать дел сегодня выше крыши. А вы тут развели церковные песнопения. Я заинтересован в раскрытие убийства Ившина не меньше Кирилла. Давайте кстати сразу на "ты". Ты не возражаешь Чесов.
   Алексей согласился, хотя на лице полного принятия ускоренного знакомства не присутствовало. Сопротивляться глупо. Играть по правилам гостей Алексей не очень торопился.
   Кирилл тем временем зацепился за прозвучавшую фразу об убийстве брата. Сводный брат ему роднее отца. Всех родствен ков, не считая его семьи, Кирилл ставил на второе место после Ившина. Он очень помог. Не будь его сейчас Алена, наверное, жила бы в детском доме. И характер у неё сложился не лучшим образом. Он и теперь проявляется в недержание собственного и данного слова. Но в семье все же она может ориентироваться на отца. Ившин облегчил испытания Кирилла своими советами. Он в подростковом возрасте имел больше знаний, чем не которые взрослые. Но главное что появление Ившина занесло в Кирилла уверенность, ведь он думал о Алене как об обузе. Стоило проявить к нему толику родственных, по истине человеческих чувств, как он возвратил их Аленев меру увеличенные. Он и до Ившина был отцом, не слывущим гадом, и все-таки терпение выветривалось. Кирилл восхищался рвением Петра ко всему загадочному. Судьба брата сплетена с его аномальными нитями. Присутствие Ившина облагородило Кирилла изнутри, не только денежное благополучие выровнялось. Удача повернулась к нему. Ившин являлся сыном новой жены отца Кирилла. Узнав наличие у отчима где-то сына, при чем его ровесника, Петр подался в поиски. Кирилл не как не хотел признавать даже сводное, косвенное родство. Он рассчитывал на выпрашивание денег со стороны Петра. Даже показал, сколько их у него под матрасом намериваясь сбить азарт с целью поживиться. Через неделю два брата и уже четырех годовалая Алена жили в одной комнате. Снятой Кириллом на последние сбережения. Хозяйка сначала приняла Кирилла за девушку, он носил давно не стриженый космы.
   - Я вам уступлю комнату. Молодая семья с ребенком на улице ну где это видано. Не выкидывать вас же. Кирилл, походивший глазами старой хозяйки на жену, а Ившин на мужа, с Аленой жили все вместе в комнате. У Ившина имелся опыт по воспитанию детей. Кирилл за четыре года приобрел навыки отца среднего уровня. Ившин говорил о подработках в детских садах, пока искал брата. Перед поиском его он расспросил у отчима, что он знает о судьбе Кирилла. Тот вспомнил о внучке. Молодой Кирилл, один раз просил помощи у родителей в письме, рассказав о Алене. Тут без комментариев. Очи Кирилла не блистали при слове о матери или отце. Ившин логично предположил начинать свои розыски в детских садах. Скитаясь из города в город, он устраивался на подработку воспитателем. Его нанимали на роль помощника. Очень он интересовался фамилиями воспитанников. Не мелькнет ли в списках Курганова. Район поисков занимал территорий одной области. Эти свединья он получил, взглянув на почему-то сохраненный отчимом конверт. За два года он превзошел умение отца одиночки. Талант врожденный ни чего не скажешь, ни каждый сможет так обращаться с младенцами. Восхищенные воспитательницы давали рекомендационные письма, с ними устраивать на работу в полюбившуюся область на много удобней, Тае более контингент разных садов знал друг друга.
   После лета ситуация с жильем ухудшилась. Братья решили наведываться к родителям. Оказалось, они разошлись после исчезновения из их ней жизни Петра. Когда Ившин разыскал Кирилла, его отчим умирал от рака. Так что парни прибыли в пустеющий дом на край села. Иное место для жилья искать пришлось бы долго. Удача улыбнулась. Когда Кирилл стал совершеннолетним, Ившин посоветовал ему обратиться в нотариальную контору и разузнать, каким образом можно вступить во владения, принадлежавшие до этого ему отцу. Дом, после не которого времени, стал законной собственностью Кирилла.
   Шли годы. Жизнь разводила братьев в разные углы города. Они искали свое место в жизни. Кирилл нашел кроме места девушку. Звали ей Инной. Алена приняла экспансию в семью как должное, без сопротивления. Кирилл часто видел в Инне и дочери двух подруг. Кургановы сплотились. Ившин свои умения направил на Марка. Марк не был родным сыном ему. Петр не находил его на пороге своего нового дома. Он забрал Марка из детского дома. Ребенку было двенадцать лет, многое он не успел впитать из суровой действительности. К Петру Марк отнёсся с сыновним трепетом. Их семья в плане количества оставалась константой. Инна тем временем сообщила серьезную тайну Кириллу. Кирилл до этого не желал вступать в брак, не узнав полностью вторую половину, заболевание Инны должно было оттолкнуть его. У Наученного достаточно временем, Кирилла не возникло мыслей об прерывание отношений. Раковые клетки в мозгу требовали срочной терапии с последующей операцией. В тупик загоняли денежные средства. На лечение не хватало катастрофически. Две семьи собирали сумму, выматываясь на работах. Кирилл устроился на четыре места. Часов для отдыха в неделю собиралось на одни полноценные сутки. И он спал. Хотя сны радостные ему не приходили. Как, он считал, могут мне видится разные утопии, когда любовь горит. Пока Инна лежала в клинике, перебирающий работы Ившин нашел крайне выгодную должность. Она обещала карьеру Ившину. Суть профессии и чем занимаются в его должности, Кирилл узнал после смерти брата. После первого месяца Петру выплатили аванс, и сумма значительно возросла. Иногда, до этого Кириллу она напоминала те убогие средства под матрасом, сколько не ложи, а стопка узкая. У Инны появилась надежда. Кирилл потерял веру. Он снял крестик. Когда он между мытьем полов в барах и разгруживаннием вагонов, в свободные от напряжения минуты просил помощи у всевышнего и не находил ответа в исцелении, он озлобился. Алене умоляла надеть крестик, когда Инна пошла на поправку. Кирилл твердил о бесполезности веры. Но в душе думал, а что если помощь Ившина и есть знак божий. Сомнения засели глубоко внутри и волю не давали рукам, чтобы повесить серебреный крестик на шею. В начале долгого лета Инне сделали удачную операцию. После нее приходилось ездить на проверку состояния каждый месяц. Алена переживала на первый взгляд не меньше отца, с Инной они уже стали больше чем плдруги. Опухоль удалили, и шанс провести остаток дней в сумасшествии исчез. Семья Кургановых казалось принимать только тех, кто пронес важные трудности.
   Чесов встал со стула и подошел к шкафчику. Достал три коричневые чашки с крошечными ручками. Воду, нагретую не обычным способом, профильтровал и разлил по чашкам перед гостями. Насыпал кофе в каждую. Банку с кофеем оставил на столе.
   -Вы верите в бога? Ой, извини, ты веришь в бога? Или просто каешься?
   -Скорее каюсь. Молитвой и подношением. В средние века за мое занятие на кострах сжигали. Ремесло дьявола. Казнили бы на столбе в горящем костре. Но был бы выбор, я бы попросил казнь через воду. Огонь не моя стихия. У мены таких баллончиков дюжина - кивнул на огнетушитель. - Можно и на улице тушить все, что горит без надобности. Но применять его лучше после консультации у специалиста. Сами видели вся кухня в огне и дыму. Прочие неумехи не справились бы с баллончиком. А вот капли мне достались от Ившина. Так же и Марк. Я его конечно по своей воле усыновил. Ившин однажды обмолвился о ходящей близко смерти и попросил меня позаботиться о мальчике.
   -Мне не понятно, почему именно тебе он доверил опекунство. Мой дом для Марка открыт, стал бы и родным. Ты Чесов так сразу согласился. Марка мало знал, наверное. - Кирилл осторожно пил кофе. Привкус на языке не выдавал и чего особенного.- Парню уже шестнадцать. Самому на ум решения приходят. Ты его третья семья. Первая детдом. Вторая, вернее второй был до тебя. Ты как отнесся к увеличению своей семьи?
   -Да, в общем нормально. Мы друг другу чужие, но воля покойного соблюдается строго. Марк знает, что я не такой дурак, чтобы требовать от него называть меня папой. Между нами нет общего кроме звена из Петра. - Чесов не понятно, почему встал и вышел снова вернулся с плащом и фуражкой. Коричневый плащ повесил на вешалку, крючок был с права от двери. Фуражку оставил на себе. Свисающий плащ был осенний раздвоенный к низу, в петлях на поясе был втянут широкий кожаный ремень с бляхой. Андрей впустил немного света. Плащ оказался сухой. Раз не мокрый чего ему здесь висеть. Свет убавился снова. Андрей спросил:
   -Зачем принес? Он что был свидетелем преступления? В нем скрытая камера?
   -Андрей не спеши, мне все-таки не обходимо знать, почему опекунство передалось не мне.
   -Как-нибудь спросишь потом. А вы, предложивший перейти на "ты", кто? Где-то видел, не помню где. - Чесов уселся на стул и высказал Орехову протест. - Я ему кофе, кипяток. А он кричит на меня.
   Андрей демонстративно насыпал еще ложку кофе и громко стал размешивать его в пустой чашке.
   -Можно еще чуточку воды - с издёвкой в голосе спросил он. Алексей проявил любезность, как ни в чем не ущемленный - меня, Чесов, знает Кирилл этого достаточно. Мой соратник по проблемам биосферы с Ившиным познакомился на встречи наших директоров. Дальше не важно главное познакомился. - Информацию с кем именно проводил встречу, директор Ившина, Андрей не спешил выдавать. Борец, за зелень и её количество, подставлять начальство не смел. - Мне казалось, ты работал с Ившиным в месте. На встрече директоров он говорил, что ему помог один сотрудник устроиться в ваш Научно Исследовательский Центр.
   -Ну, во-первых, просто Центр разработки технологических перспектив и их изучение. Я узнал о нем сам лет шесть назад. Когда приняли на работу. Там все секретно, тайна не каждого берут к себе. Мой цех допустим, не имеет понятия о разработках других групп, в других цехах.
   -Цехи. У вас может и жернова есть. - Андрей перебил Чесова, недовольный его манерой переходить с главного на второстепенное.
   -Я тебя сейчас выгоню - Чесов сидел, спокойно перебирая пальцами по коленке. Как потом узнает сведенья Андрей, его не интересовало, через посредников или подслушает за дверью. - Ладно, порывы нам ни к чему. Я вижу, ты сильно спешишь.
   -Да ты прав у меня назначена встреча. Перенести её на завтра не в моей компетенции.
   -Договорился бы на более позднее время.
   -Животные помощи ждать не должны. Пока я здесь рассиживаюсь, там такие дела творятся.
   -Снова в путь к лесам отстаивать территории, отданные под вырубку деревьев. - Кирилл на риторический вопрос не ждал ответа. Андрей отодвинул чашку. Узкие щели жалюзи делали его с левого бока рябым. Андрей натянул шнур посильнее. В кухне исчезли отдельные тени, соединившись в одну. Посеревшее лицо Чесова сказало:
   -Наш Центр засекречен. Охраняют серьезные люди. Попрошу никогда о нем не говорить посторонним. Уяснили?
   Кирилл с Андреем закивали. Андрею засекреченность была любимым делом. Без нее он бы не выгонял браконьеров из лесов не законными методами.
   -Сам Центр основан десять лет назад. Развился быстро, сам стал финансировать проекты. Я кадр первой ступени. Разрабатываю огнетушители, гидрооружие и многое другое. Работаю в цеху ни один. В соседних цехах проводятся иные разработки. Одна группа создает, другая следит за процессами в микроскоп. Ившин за короткий срок добился больше чем я. Директор похвалил меня, зато, что привел его в Центр. За месяц до смерти его перевили на полную секретность. Получил доступ к пятой ступени. Может, ему повезло. На его месте мог быть любой, даже я - Чесов на миг задумался, осознав, что сам только произнес не приветственное в такой ситуации предложение. Со страхом в глазах продолжил - и, наверное, сейчас моя смерть интересовала бы кого-нибудь. В начале лета мы с Ившиным из-за не достатка персонала оказались в зоне ступени номер пять. Не телом, а взглядом. То есть увидели коридор ведущий именно в нее. Там работает директор лично. Мы, конечно, видели коридор мельком, когда нас провозили мимо на поезде. - Кирилл удивился. Поезд в Центре. Какой же Центр размером. Чесов, не останавливаясь, продолжал, - объеснять про транспортную сеть долго, не буду на ней задерживаться. Ившина как повысили, стал резко замкнутым в себе. Как-то на недели сказал мне о том, что если он умрет, я должен буду, позаботился о Марке. На следующий день я дал согласие. Но не думал о его словах как о чем-то буквальном нешуточном. Я пошел на эту меру, боясь, что он еще кому-нибудь предложит. Сочли бы его тогда подверженным манией. Я растолковал предложение как переутомление, но ни чего больше. Новая должность терпит нытиков. Кирилл ты действительно хочешь узнать подробности смерти. - У слышав громкое "Да", Чесов обратился к Андрею. - Найди время, и возможность когда сможешь поехать. Поездка на конец октября устраивает?
   Кирилл начал подчитывать свои смены на назначенный срок. Выходило все удачно.
   -Я и сам разобраться желаю во всем. Директора не скажут правды. Необходимо самим её добывать. Мне в Центре как я полагаю работать еще неопределенное время. Замечаний, нареканий не было. А разбрасываться специалистами ни станут. Бывшие сотрудники знают много чего. Хотя бы одно наличие такого Центра, уже тайна. Если расти в карьере, то знать от чего в пятой ступени мрут обязательно.
   Чесов поднялся, подошел к окну. Тонкими пальцами раздвинул параллельные пластины. На улице дул ветер, гоняя кучи желтых листьев. Нет ярких красок жизни. Бросается только желтый и грязно серый. В клумбах иссохли цветы в месте с запахами. Воробьи на ветках чирикают. Вороны да кошки пугают их мелких, заставляя искать новые места на деревьях.
   Андрей загнул рукав и узнал время. Тревожно сцепил зубы и заиграл ногтями по столу. Чесов, заметив напряжение, опередил гостя и сказал:
   -Ившин убит в зоне номер пять. Коридор, который мы с ним видели, ведет только в эту зону. Его пол усыпан мелкой щебенкой. После трагедии, когда выкатывали каталку, в резине колес застряли крошечные камушки, а обод оставлял серый след.
   -Почему ты решил, что именно в зоне пятой ступени? Разве ты побывал во всех коридорах и углах? Щебенка могла, рассыпана и не в одном месте. И меня удивляет ваш Центр. Вроде наукой люди промышляют, а пол усыпан щебенкой. Песка у вас нет для не скольжения?
   -В нашем цеху по всей площади пол покрыт каменными плитами. Песка не встречал. А вот главный коридор или правильнее туннель в нем расположена железная дорога, имеет земляное покрытие. Вам просто надо видеть туннель своими глазами. Коридор со щебенкой примыкает к главному справа, под острым углом.
   В это момент Алена с Марком созерцали растения вьющиеся и коротко живущие.
   -А вдруг мы втроем там не найдем зацепок. Что делать будем? - поинтересовался Андрей - и как мы попадем в Центр? Тебе Чесов ладно ты сотрудник. А нас с Кириллом пальцем издалека расстреляют. Почти из пальца. Потом что охраны такого Центра мне стоит ждать. У них обмундирование по последнему слову техники.
   -Меня и это не остановит - отчаиваться Кирилл, и не смел. Готов пойти на любой поступок ради цели. - Если потребуется, ты Чесов у меня под дулом пистолета разболтаешь о негласном городке или в милиции или у газетчиков. Вторые с удовольствие расковыряют новость. В нашем городе ведутся исследования скрываемые от общественности. По стране столько засекреченных объектов. Местное население о них знает, что за ограждением твориться Гос.тайна. Центр впервые мне представился после ужасного события. Я о нем честно не разу не слышал.
   Чесов, следуя логики, должен был, обидится на строгость Кирилла. Андрей быстро разредил атмосферу сменив тему с основной на бытовую.
   -Чесов у тебя булочки есть? Свежие плюшки? Есть сильно охота. Разговор мы скрепили кровью, не своей, а Ившина. И ты мне - ткнул кулаком в грудь - воды крашеной. Тесто выкладывай. Мне долго ехать, по пути попадутся только бюргеры.
   Чесов согнулся под столом, за которым седели гости. Вынырнул с пакетом, перетянутым медицинской резинкой. Сдернув резинку, порылся в пакете, выложил на стол баранки. Сухие круги со стуком брякнулись о стол. Последняя баранка с плесневелым боком и следами надгрызания мелкого грызуна досталась Андрею. Остальные скинул обратно в пакет и бросил его в мусорное ведро.
   -Спасибо что напомнил. Сам готовил, по случайности добавил вместо муки химическое вещество из Центра. Не очень вкусными получились.
   -Тебе тоже спасибо. Я мог помочить его в кофе, но портить кофе не хочу.
   -Значит, претензий нет. Продолжу. Кроме сотрудников на территорию попадают согласившиеся участвовать в экспериментах. В основном это бомжи, нищие. Они за деньги готовы предоставить себя для использования в целях науки. Я вас выдам за них. Нарядитесь по случаю в обноски. Кстати не каждого бомжа используют. Отбор производит особая группа. На улицах их множество. Я перевожу бомжей с назначенного места в Центр. И иногда обратно. У нас обусловленная точка, где я их забираю два, три раза в месяц. В основном постоянные бомжи. Мы им помогаем не только деньгами и едой, но и зимой предоставляем временной жилье. Я заметил одну тенденцию в выборе людей. У них у всех есть близкие родные. У старших дети, жены, у тех кто помоложе матери, отцы. Видимо нищие идут на этот шаг, надеясь на исциление. Делают вклад и думают о возращение в нормальный мир.
   -Ты утверждаешь, что группа отбирает по этому принципу. Мне кажется, они ищут тех, кому есть что-то терять. По угрожают здоровьем близких и бомжи верят что руки у Центра велики. Больных бьюсь об заклад, они пропускают мимо. И правильно, зачем порченый пациент. Здоровые понимают, на что идут и держат языки за зубами. Наркоман или пьяница не выдержит за шантажирует, мороки с ними больше чем толку, а убирать своими руками наверно не очень хотят. Бомжи точно постоянные или меняются раз в месяц? - Кирилл выдвинул свою версию отбора. - Может всех, потом усыпляют.
   Чесов виновато опустил голову в низ, он понятия не имел, что происходит с бомжами после курса лечения.
   -Их очень много все похожие. Лица распухшие обветрены. Обвяжутся еще полосками своего тряпья. Встречал похожие лица, сам подвозил. У других извозчиков не думал спрашивать про такое. В ближнем цеху на них используют вакцины и прививки. Видел закатанную руку бомжа вся в точках. Он орал, требовал укола. Его доводами было чувство, которое наступает после инъекции. Усну, говорит, и проснусь счастливый как идиот. - Обхватил голову руками и замотал как будто в припадке - я все видел, знать не хотел. Работа важнее в те моменты была. Но черт с ними. О прости Господи. ( Перекрестился). Панацея для человечества должна существовать. Ключевое слово человек. И на ком испытания проводить на собаках. Бомжи люди...
   -Вспомнил на конец-то. Ты прикрывал эту мясорубку,- крикнул Андрей - на тебе лежит вина за не законные опыты.
   - Мясорубка. Так пусть в нее идут друг за дружкой. Ученые, политики, дворники, в категории "бомж" все раны. Нищим мало нищим меньше. Сами выкарабкиваться должны. Основной путь исчезновения бомжей не благополучие, а смерть. Я не знаю, может ты Кирилл и прав с Андреем, в Центре у них шансов ноль, но пусть даже и так. Им терять кроме родных нечего. По вашему "злой" Центр ведет сразу к неминуемой смерти. Он напоследок дарит им кусочек отличной жизни. Будь таких Центров много, рассеяно по всей стране и бродяг стало немного меньше. - Чесов сидел на стуле, но для лучшего восприятия его как "Зло" ему надо носиться по кухни и размахивать руками. Раскрасневшиеся щеки и дрожание в голосе единственные изменения в поведении скрытого диктатора.
   -Это фашизм, настоящий фашизм. Лучше мне не знать чем еще занимается ваш Центр. Теперь он как камень в сердце. Покоя ночью не даст. - Чесов занервничал. Видимо передумал пускать Андрея в зону пятой ступени. - Но почему Чесов ты помочь нам отважился? Против директора своего. По твоему рассказу мы направляемся в социальное сито.
   - Я тебе повтору мне место, которое я через год, два получу должно гарантировать спокойствие. Мысли в постоянном напряжение балансируют между безумием и правдой. Мне такой радости не надо.
   -За свою шкуру трясешься.
   -Не надо так грубо. Андрюша, а то товарищ Леша обидится и не пустит нас.
   -Да пусть несет, что ему вздумается, на дело влиять споры не должны.- Чесов умно облагородил себя, проявляя не импульсивность личности. Андрею понравилось выражение, связанное с его хобби.
   -Каждая шкура теплая, особенно своя.
   -Загвоздки с попаданием не должно быть. В моем цеху работает кроме меня трое.
   -Ну, моли Бога, чтоб все получилось. Подставишь, схватят - твоя не доработка, убью! За тебя молиться есть кому? - Кирилл выложил все, что хотел сказать напоследок и направился к выходу. В пол оборота добавил - Я твой вечный должник Чесов.
   -Кирилл постой - Андрей приподнялся, забыв про свою спешку - нужно ли нам искать виновного. Ившин умер, и тайны свои собой унес. Узнаем их, и что, может, разочаруемся в человеке. Не лучше ли прах к праху.
   -Да какая разница - вырвалось из глубины души сквозь зубы. Неверие в чистоту намерений брата по любому вопросу, доводило его до расстройства. Глупое помешательство сравнимое с детским сознанием, истинно верующим, что родители самые прекрасные в мире. - Человека убили. Смерть Ившина не случайность. Кому он помешал? Свидетелем чего стал? Отыщу ту личность, ту причину, и будет на коленях мотивы свои толковать. Почему? Моего брата...- скривилась фигура Кирилла, выражая в дуге отношение к искомому человеку.
   -Ну, мы пошли. До-свидание, друг. - Повернулся к Алексею и с иронией попрощался Андрей.
   Вентилятор со встроенным таймером завертел лопастями. Макароны разлетелись в вихре по всей кухне. Анти-комфортное устройство жужжало над хозяином. Кирилл заглянул перед покиданием квартиры к Марку. Относительный племянник сонно поприветствовал Кирилла, интересующегося на ту ли персону, возложил обязанности Ившин. Как он справиться с задачей, детей у него нет. Возраст Марка успокоил его, в шестнадцать он держался с братом, а в двенадцать сам он стал отцом.
   Настал день поездки. Кирилл проезжал мимо прохожих отряхивающих с ног смесь грязи и листьев, при этом тихо ругаясь. Кирилл включил радио. После минуты шипения появился звук. Голос из динамика не очень напоминал человеческий, прокашлялся и попросил прощения, стал женским. Девушка в студии сообщала последние новости города. "Вчера во время представления произошел ужасный инцидент. Африканский слон по кличке "Марс" рассвирепел в начале номера, в котором и участвовал. Причины бешенства пока хранятся в тайне. Жертв нет. Но есть тяжело травмированные в плане психического и душевного равновесия. - Девушка замолкла, по звукам понятно было, что она листает бумагу - до самого события в цирке случилась не менее серьезная трагедия. Кто-то убил львицу. Наряд вызванной милиции окружил здание цирка. Как утверждают охранники, преступник находился до произошедшего с Марсом еще в здании. Не надо быть сыщиком, чтобы не видеть не случайную связь двух инцидентов" Кирилл отключил радио. Вспомнились события того дня. Его по стене пытались размазать напирающие люди. И львицу он не забыл. Её раны не простые, не характерны для способов, поучения какими пользуются дрессировщики. Но ни в этом цирке. Кирилл узнал подробности садистских издевательств над подопечными животными из документального фильма. Ставить под сомнение приличные отношения дрессировщиков городского цирка с Марсом и львами ни кто не будет.
   Кирилл приблизился к дому Чесова. Дом серый. Знают ли жильцы, с кем они существуют через стенку. Кирилл поднялся на этаж Чесова. Подставил глаз под проверку сканера. Вспышка красного цвета, не вполне приветственная запись сообщения в прихожей, камеры у потолка послеживающие все ваши не аккуратные движения от избытка внимания различной техники. Вас уже знают досконально, но ни одного живого существа вы не наталкивались. Кирилл, осматривая дорогу впереди, предположил, что не встретивший его Чесов сидит, как и в прошлое второе знакомство, на кухне. Нажимая на синюю кнопку над дверью, Кирилл осмотрел коридор. Ребенок не сможет попасть на кухню, не дотягиваясь до кнопки. Стула нет. Чесов принес стул из какой-нибудь другой комнаты. Чтоб зайти в нее надо совершить те же манипуляции с кнопкой над верхним косяком. Ребенок в заключение, в полной изоляции. Вот уж поистине коридорное обучение. Войдя в отрывающийся проем, Кирилл нашел Чесова, собирающего сумку, все напихиваемое осталось неведомым, молния быстрее вжикнула, чем гость успел сообразить взглянуть на содержимое. Чесов надел налету свой плащ с не застегнутым ремнем и кепку.
   -Здорово. Ты уже здесь Я торопился. Но, похоже, все равно отстаю от запланированного графика. Ничего нагоню.
   -Что это мы посторонних людей домой просто так пускаем. Может со мной ОМОН. Разоблачать целую нелегальную группу ученых.
   -У нас все легально. Территорию арендовали законно. Секретно от обычного населения, но вполне зеркально для государства. Деятельность наша констатируется проверками властей. Тем более без моего ведома в дом не войдет ни кто из неприятелей.
   -А, камеры! Они тебе изображение не через спутник прислали?
   -Не ерничай. Пошли. - Чесов с Кириллом вышли. Квартира заперлась на магнитный стержень ключ. Пока спускались, Андрей позвонил и предупредил, что попадется им по пути. Чесов поинтересовался у Кирилла, откуда Андрею известна дорога, по которой они поедут. Дедукцией он пересечет их путь или как-то иначе. Выйдя из подъезда, заговорщики увидели знакомую фигуру, заворачивающую во двор. В серой сезонной куртке с капюшоном натянутым до самого носа. Человек приблизился и встал перед капотом.
   -Андрей, отойди, знаем что ты, - подзатыльником Кирилл сбил капюшон, пошел отпирать машину, - садитесь. Один опаздывает, второй кривляется.
   Автомобиль двинулся по указаниям Чесова. Маневрируя в потоках, Кирилл, нарушив правило езды, связался с дочкой по мобильному телефону, не отводя внимания с попутных машин.
   -Алле. Алена ты. Как в школе, долго ругала? Позови классную руководительницу, я сейчас правду передам. Ты то наверно обелила себя. Позови ей к трубке. - Кирилл на самом деле не хотел слышать руководителя и высказывать истинные причины пропусков дочери. Его целью было дать понять Алене, что прогресс может творить великие дела на расстоянии. Удобная связь свернет отрицательные намеренья дочери.
   -Здравствуйте. Я вас слушаю. Мне становиться понятно, в кого ваша дочь пошла характером. Почему вы оскорбили своими поисками по всему классу Алены всех присутствующих.
   Кирилл не очень ожидал такого серьезного восприятия его просьбы Аленой. Не зная как получше объясниться, он счел нужным отключить соединение. В какое не замечательное положение он ставит Алену, ему все равно. Пусть будет вынуждена испытать стыд за родного человека. Когда не знаешь, как правильно поступать. Выбрать долю доброй личности и заступиться в пользу семьи. Или быть объективным, тем самым не справедливым в глазах родственников. Для взрослых эта ситуация в их головах покажется как отступлением от кровных связей.
   Чесов завез их на лесную дорогу, покрытую асфальтом. Справа мелькали, за редеющей полосой деревьев, маленькие домики. Машина свернула на развилки на правую проселочную дорогу. Слева постепенно терялась главная дорога. Поверхность дороги начала переходить в слишком ухабистую. Вороны, спугнутые звуком двигателя, прекратили пить из лужи, взлетели на боковые сосны. Проводя раздражитель на колесах черными бусинками зрачков, вернулись к старому занятию. Деревушка осталась где-то сзади. Зато появился бетонный высокий забор. Его верхушку защищала от проникновения лента из проволоки, с торчащими в разные стороны шипами. Ворота появились через пять минут. Высокие как и ограждение. Железные двухстворчатые ворота, запертые на замок с внутренней стороны. Кирилл притормозил. Створки распахнулись с натужным скрипом. Машина въехала в темный коридор длиной с сотню метров. Не где краем не затронув стены не различимые в сгущающейся тьме. Чесов пояснил, что идет процесс сканирования более не заметными лучами. Выбравшись из коридора, Кирилл задал вопрос, который он, почему не задал сразу. Наверно от удачно текущего плана. Чесов привел убедительные доводы.
   -Почему мы приехали в твоей машине? Очень просто и думай, что здесь нас ждет засада, и я не хочу по этой причине марать салон и вообще свой автомобиль. Наше руководство заключило с агентством предоставления временного пользования, контракт что-то будет давать различные машины. Постоянные поездки на не сменяющемся автомобиле на эту территорию, вызовет у местного населения деревни подозрения. А впрочем, это глупо на верху, то есть в администрации области, такие договоренности, что закрытие деятельности Центра приведет за собой такой шлейф увольнений и банкротства банков с бизнесменами. Про твою машину просто обязаны подумать что она предоставлена агентством. Я не путешествовал на работу ни разу на прекрасной иномарке.
   Пространство, окруженное забором, залитое асфальтовым покрытием, занимало около квадратного километра. Пустота и ни чего. Ни каких цехов и железных дорог с составами. Пропускной пункт, через который они проследовали и маленькая будка середине незаполненной площади. Будка высотой метра два крытая металлическим листом со створками. Створки с желто-черными полосами по диагонали, сжатые фигурными зубьями. Чесов взбудоражился и завертел головой.
   -Что Чесов тебя не предупредили, работа скрылась от тебя. - Смотря на расстегиваемую Чесовым сумку, улыбаясь, кольнул Андрей. Чесов доставал с сумки тряпки, попахивающие не приятным ароматом. Кирилл развернул вещь, куртка, старая истертая, просящаяся в пекло печи у прилежной хозяйки. Пара штанов, шарфов и несколько рубашек залатанных на три ряда. Чесов ответил Андрею, натягивая не него цветную полосатую шапочку с помпоном.
   -Здесь для прикрытия стояли сломанная сельскохозяйственная техника. Куда её перевезли, она ведь не на ходу. - Явно детский вариант головного убора, Андрею не понравился. Кирилл не зная, почему побыстрее надел шапку поприличней. Перевоплотились полностью в нищенские вонючие тряпки, сухие, заскорузлые от пота, со следами от еды и ни только.
   Андрей первым выпрыгнул с места, лишь услышав щелчок дверцы. Отряхнулся от пыли. Одежда терла неприятно тело. Кирилл вылез, обращаясь к Чесову
   -Салон пропах трупом. Ты с кого все это снял?
   -Бомжи отдали. Сказали им ни к чему теперь рванье. У них якобы новая жизнь начинается. - Чесов оставил сумку в машине, - некоторые не поверишь, и, вправду копят деньги и оправляются домой.
   Вокруг полосатой будки, в ряд расположились черные квадратные пятна. Не выцветшие под комбайнами участки асфальта, и остальная площадь были располосованы следами от колес. Кирилл запер машину. Группа двинулась к будке. Ветерок развивал концы навязанных на шеи шарфов. Запах нищенства постепенно входил в привычный аромат. Ботинки жали, собственные пришлось оставить под сиденьем. Кирилл нагнулся и зачерпнул, насколько возможно в ладошку кучку грязи под дверями. Растер по лицу, сделав из себя полноценного жителя улиц. Чесов пока набирал код на панели с кнопками и подставлял глаза для сверки лучом в горизонтальную щель с права, Андрей провел по костюму руками, поискал в карманах мусор и прилично испачкался, прикасаясь пальцами к носу, лбу, щекам. Створки распахнулись в темную комнату. Троица вошла в кабину. Свет пропадал, теряясь в суживающемся проеме входа. Лифт пополз вниз. Кабинку так таковой нельзя назвать вернее она походила на платформу. Шахту отгораживала от земляных стен рамы с металлической сеткой. Где-то под ногами плавно жужжащий опускной механизм. Кирилл ожидал войти в комнату, полную высоких охранников, с автоматами нацеленных на них. Маленькое, разгороженное тонкой пластиковой стенкой, помещение с белой обшивкой, блистающею под действием встроенных неоновых трубок. Сторожили пост охраны четыре человека. Один сидел за стенкой, следя за движением на подвешенном дисплее. Трое с устройствами поиска металлов провели по одежде. Ни разу ни пискнув приборы, сменились на вторые, более чувствительные. Чесов в сторонки беседовал с главным из группы. Проверка успешно велась и закончилась через десять минут. Кирилл с Андреем проследовали за Чесовым. Следом за ними мигом задвинулись автоматические створки. Коридор широкий, опять же оформлен как предыдущее помещение. Слева нет дверей, справа в ряд, в количестве двенадцати. По полу тянулась, изгибаясь змеей, зеленая полоса. В конце коридора она упиралась прямой линией, в закрытую с двумя круглыми застекленными люками дверь. Ручек у основной двери, отделяющей цеха от туннеля с рельсами, в отличие от других не имелось. Каждая дверь помечена цифрой, от одного до двенадцати. На тринадцатую дверь наносить отличительные цифры по суеверным, экономным и еще каким то причинам не стали. Из первого цеха вышли два сотрудника в голубых халатах. Они держали при себе папки расширившихся от бумаг. Чесов замялся у одной из дверей по пути следования. Кирилл понял, он нарочно остановился у именно этой двери, по-видимому, здесь за дверью его цех. Не успев сообразить, Чесов уложился в долю секунды, переместившись за обратную сторону двери нажав на нее. Андрей провел глазами по паре сотрудников. Те не наградили даже презрительным взглядом их. Кириллу показалось, они виновато уставились в пол и так добрались почти на ощупь до другой двери. Чесов появился из вжикнувшей двери. Убранство цеха заметил Кирилл, превосходило все немыслимые пределы. Длинные столы крытые синим стеклом, заставленные механизмами разного фасона и размера. Сослуживец Чесова в халате, возился в коробке, в ней мог храниться будильник для продажи, на глазах зеркальные широкие очки. Насколько помниться из разговора здесь трудятся пять или четыре человека. По количеству офисных кресел за столами, можно предположить, сколько всего вместиться в цех народу, занятый группой меньшей в сотни раз.
   -Я все уладил. Сегодня договорился, что у меня выходной. Сказал, что привез бомжей и обратно важные дела есть. Что ты так уставился?
   Андрей изрядно перетрусил, оставшись вдвоем. Ловушка в его сознании начала захлопываться и выбираться он хотел с боем. Лицо его давило на психику, излучая зверский образ обиженного. Перемешивая, в пересохшем рту, слюну он сглотнул, избавляясь от желания плюнуть в Чесова. Двери в конце коридора открылись от легкого проверяющего жеста Андрея, все ли замки с единым принципом использования, но он сделал это носком ботинка. Зал охватил своими, не привычными для здешней манеры освещения, потемками. Большое пространство, заполненное вагонами и шкафами с инструментами и инвентарем для обслуживания железного транспортного пути. Под огромные ворота из металлических листов сваренных в виде ромбов, уходили четыре пары параллельных рельсов. На самих воротах нет никакого запирающего приспособления, середине, на уровне груди крайней створки выступала на пару сантиметров из полотна, панель с десятью квадратами. Кирилл обошел ближайший вагон. Они не такие как на наземных дорогах, короткие, с узкими горизонтальными окнами. Через такие рассмотреть окрестности полностью не возможно, только полоски. Андрей рыскал по территории как начальник, искал что-то. Конусные лампы под бетонным потолком озаряли неказистые с грубыми поверхностями вагоны, слабо, создавая впечатления о них как о глыбах выкинутых недрами вулканов.
   -Почему я не вижу здесь объективов? - вытирая лицо, где-то раздобытой тряпкой спросил Андрей - в коридоре их я не заметил. Они наверно скрытые, да?
   Чесов подозвал Кирилла и, подставив указательный палец к сжатым губам, зашептал:
   -Все должны охранники смотреть что ли? Здесь настоль все скрыто и они понятия не имеют, что за спинами у них происходит. Руководство нанимает их у частных агентств. Камер, здесь и в коридоре не положено держать даже миниатюрных скрытых. Много будет...
   Кирилл продолжил, простукивая ворота кулаком создавая не сильную вибрацию.
   -Состарятся раньше. Поняли, поняли. Сведенья распространяются в мозгу работников и директора. Ну и у наших актерских ролей. Утечка отсутствует. Что идем дальше.
   Чесов оглядел в тихий зал и обратился к Андрею:
   -Пересчитал сколько вагонов? - Андрей удивился, никто его не просил этого делать. Чесов стукнул себя по лбу - Ах, да я не сказал, мне нужно знать, сколько здесь вагонов. Давайте вместе посчитаем. Только как можно тихо, а то кто-нибудь в коридоре услышит.
   Заговорщики сплотились снова у ворот через пять минут.
   -Что насчитали? - глаза Чесова закрылись прядью челки, он спрятал непослушный волос под кепку. - Должно быть меньше двадцати.
   -Двадцать я считал. Не меньше, - сказал Кирилл, вытираясь тряпкой переданной от Андрея.
   -Это плохо? - спросил сам Андрей
   Чесов еще тише, чем шепотом, что-то проговорил, опустив лицо. Слова предназначались ситуации, и были они не порядочного содержания. Пройдясь вперед, он свернул к коридору, но не вышел, взглянул в люк. Удостоверившись в отсутствие лишних свидетелей, сказал, резко нарушив тишину.
   -Здесь не должно быть одного вагона. Он должен уйти в рейс. А если все здесь значит, ворота ни откроются. Сегодня не откроются, я уверен.
   -Ты привел меня с Андреем суда, чтоб ворота показать? Когда они на ходу бывают? По вторникам или по четвергам.
   -Я не знаю, когда они пойдут. Последний раз они действовали, когда нас Ившиным на них перевозились на ту сторону Центра. Почему-то они сегодня не открылись. День вроде тот, который надо. Понимаете сегодня на вагонах перевозить установки должны. Нам в цехе сказали это приблизительно месяц назад.
   Кирилл стукнул со всей силы по створкам. Внутри как будто лопнула пружина. Поднялся сноп ржавчины.
   -Не стучи, все равно не сломаешь. Звук такой бывает редко, но бывает. - Чесов оттолкнул Кирилла барабанящего от злости по поверхности ворот, - спросить сейчас я не смогу. Начальство поту сторону. На связь выходит когда ему угодно. Первая степень не в курсе изменений планов. Мне тоже не чего не передали. Обычно каждое слово опоздавшим передается.
   -И когда ему теперь вздумается занять вас проблемами. Ившин работал за воротами. Как он каждый день через них пробирался. Сам же произнес, что они не открывались давно, - поставил в затруднительное положение Чесова, Андрей, вспомнив его же слова, и кинул в него шапку - сам носи теперь. Язык врет, как воду пьет. Кирилл нам намотали на уши лапши ему верить нельзя.
   -Почему вы решили, что Ившин здесь ходил. У него такая важная секретная должность, что о ней не знали даже обычные сотрудники. А через пост охраны попадать в Центр, не безопасно для всех. Кто знает, чего может взболтнуть допущенный к пятой ступени, в плохом настроении. Охранники не дураки, выгодную информацию отправят конкурентам. Среди них такие попадаються экземпляры, что от взгляда впадаешь в токае не приятное чувство, будто он орет на тебя. Не каждый стойко перенесет такие испытания. От напряжения перед формулами и уравнениями мозг готов изрыгать для собственной защиты строго засекреченную информацию, чтоб показать кто главный здесь. Они сторожа или мы истинные умельцы.
   Кириллу как сторожу, работающему на этом поприще третий раз за жизнь, манера общения описанная Чесовым не знакома. Одно слова частное сыскное агентство. Проявить свои таланты, в него идут и опытные спецназовцы, оставив менее прибыльное и не спокойное занятие, как защита страны. И спорить с ними ни кто не будет, ступить на дело войны уже благородный шаг, но, смотря, чего ты ждешь от себя.
   Чесов убедил нависшую скалой над ним пару, грязных ждущих уйти из помещения с победой или травмами боя.
   -Ившин для остальных, кроме меня мы с ним сблизились, был плохим не справляющимся сотрудником и поэтому уволен директором само лично. На самом деле как вы понимаете, его повысили до предела. В зону пятой ступени существует черный вход. Но знает о нем только та святая группа приближенных к директору.
   -Пятая ступень. Ившин каждый день прибывал с другой стороны, - выговорил Кирилл, ища альтернативные доступы к проклятой зоне, - кто может знать, ты знаешь, где можно найти их, где живет хоть один из верхушки.
   Чесов засунул руки в карманы. Собираясь с соображениями, зашагал по кругу, набирая скорость, приходилось прыгать между линиями рельс, плащ развивался, чередуя взвитые раздвоенные полы с повисшими. Оставив эллиптическую траекторию перемещения, сказал:
   -Я подумал и принял единственное правильное решение. Черный вход не выбор. Нападать, как я вижу по вашим серьезным намереньям, вы будете на любого, кто связан с пятой ступенью.
   -Не считай меня за зверя. Ты что думаешь, я буду применять силу против человека. Я нарушаю заповеди в крайних случаях. И ни надо молиться сразу богу как упоминается библейская терминология. - Чесов собрался напомнить, что любое свершение людей против себе подобных, отвергается в принципе и упоминать об опровергающих оправданиях заученных еще крестоносцами не верно. Андрей предотвратил дискуссию о святом в истории, грубо прикрикнув на Чесова, по сути дела сам жене вежливо прервал его план прорыва. - Животные без такого разума как мы и не с такой богатой способность все подчинять. Я, мое руководство значительно решает проблему притязаний человека к дарам природы. И ни вам не вашему Центру - поразмахивал пальцем, перед не выдающим знаний о чувствах с помощью мимики, лицом Чесова. - вмешиваться с наглыми доводами в судьбу биосферы.
   Кирилл приготовился разнимать оппонентов. Чесов, как ни в чем не бывало, продолжил свою новую идею.
   - Кирилл ты нас отвезешь к одному профессору? Он нам поможет. А чтоб Андрей не переживал пусть узнает по своим каналам мнение "зеленых" о профессоре Аббатском. Он наведывался к директору. Не в самые наилучшие моменты Центра. Он с телохранителем на две ставки, свободно получал доступ за ворота. После чего по всем каналам связи транслировали выговор охране.
   Трое уселись на рельсы. В коридоре слышались пешее движение. Андрей не охотно натянул шапку с помпоном, холод, источаемый железом, покорил брезгливость. Всплеск негатива к персоне Чесова, помогал согреться. Разомкнув рот, ненамного, стараясь защититься губами от смрада одежды, сказал:
   - Он не выгоден в сотрудничестве? Вроде про профессора слыхивал, а чем он зарабатывает на питание, не припоминаю, точнее за кого болеет, за прогресс в газу или эволюцию в сознании.
   - Ладно, потом расскажешь. Надо ехать. - Кирилл собрался сегодня ехать к кому-то и с его помощью попасть на несколько метров дальше запертых ворот.
   - Да сейчас ехать можно. У охраны наше появления не вызовет вопросов "Что так рано выбрались пациенты?".
   Прошли обратно с теми же чувствами недоверия к стенам. Пункт пропуска и проверки миновал для троицы с равномерной радостью. Платформа подняла на свежий воздух, кабинка загородилась черно-желтыми створками. Чесов быстрее всех запрыгнул в машину, не терпя медлительного шага под дождем. "Бродяги" промокали с удовольствием, не спеша занять место в машине, озон ощущался слизистой носа освобождением по амнистии. Все сели захлопнули двери и опустили на чучуть стекло для проветривания салона. Кирилл завел автомобиль и проезжая в черном туннеле осознал одну странность.
   -Чесов я не пойму как ты... - под колесо попала пропущенная в первый раз по удаче, кочка.- Как ты дверь открыл. Я запер машину. Свои способности проявлять не с чужой собственность надо, а минут пять назад у ворот.
   -Рано ругаешь Кирилл, - вытащил из кармана тонкий стержень, закрывавший квартиру, с плоской петлей. Спрятал снова.- На воротах кодовый замок. Взломать его нельзя. Открыть нашими разработками и компьютерными программами не реально. Аббатский имеет коды доступа. И поскольку его впускать запрещено, у него наверно есть зуб на директора. Он единственный наш шанс.
   После выезда на главную дорогу "нищие" принялись срывать с себя прилипшую одежду. В окно первой полетела шапочка с помпоном. Кирилл переодевание, сопровождал мыслями об Инне. Как она чувствует себя, запрет докторов на звонки доводит его до крайне тоскливого состояния. Серьезного со здоровьем не чего не произошло - Инна дозвонилась бы ему, да и врачи не стали в таком положении отказывать в сочувствие больной. Надо мериться с Аленой любыми способами. Пряниками и кнутами, все сразу. Поощрил и ткнул носом в ошибки. Инна по приезду недолжна, осознать ситуацию во всей её красе. А постарались отец и дочь оба.
   За машиной приближающейся к городу оставался шлейф из старой одежды. Замыкал его башмак, выкинутый и, треснувшись об асфальт, развалившийся на части.
  
   Глава 4. Дела на верхнем, проблемы на нижнем.
  
   Чесов вел снова своими направлениями машину. Где офис Аббатского, он как пояснил, знает от Ившина. Откуда Ившин имеет информацию об офисе Аббатского, можно только предположить. Возможно, директор направлял туда Ившина с поручением или Ившин краем уха слышал об адресе. Славное стечение обстоятельств. Кирилл немного поразмыслил. Ившин поручил заботу о Марке Чесову, ему же рассказал то, чего не знают рядовые сотрудники, дал понять, у кого примерно можно раздобыть коды. Он ожидал своей смерти, понял Кирилл, от чего ему любым путем придется, верно, рассчитать причины поведения брата. Петр был уверен в Кирилле и через двоих людей дает ему подсказки, зная как будет себя вести брат. Возможно, придется доделывать не законченную цель. Кирилл был готов и на такое.
   На улице среди спин пешеходов на тротуаре мелькнул знакомый синий рюкзак. Алена, причесанная, с чистыми не запачканными кончиками волос в тарелке, шла по дальше от проезжей части стараясь не создавать моментов для забрызгивания. Кирилл притормозил у тротуара. И высунулся в окно.
   -Эй, девочка стой на месте. - Алена не прореагировала на зов, - стой тебе говорят, куда пошла - старичок шедший мимо сплюнул, подумав что-то о Кирилле, кричащем на всю улицу, чтоб слова отчетливее дошли до дочки. Алена пришла в реальность от мыслей и повернулась влево. Через минуту в машине ехало на одного пассажира больше. По мере приближения к назначенному пункту Кирилл понимал, что дорога эта знакома ему лучше, чем Чесову. По ней он едет на работу в музей. Скоро он снова здесь очутиться, подработка охранником в ночную смену имеет свои хорошие стороны, кроме дополнительного заработка. Бродишь меж картин и скульптур в темноте. Днем они не такие, более яркие, а ночью все серы и мало различимы. Света нет, и искусство исчезает, на каменных лицах не понять настроение, вылепленное скульптором. Все в тени. Пока не забрезжит рассвет. Кирилл однажды раздвинул шторы по шире, звезды, по его мнению, наверно должны были осветить царство покоя. Фигуры приняли синие оттенки, недостаточно отступившие тени изуродовали некоторые выражения лиц в кошмарные взгляды из-под твердых насупившихся бровей.
   Догадок на счет точного места расположения офиса ни кто не сделал. Чесов сказал свернуть к супермаркету, в котором встретились Кирилл с Андреем. Машина заехала на подземную стоянку. На стоянке других автомобилей было ни очень много. Заглушив двигатель, Кирилл услышал удаляющуюся со стоянки группу из пяти машин. Алена от тряски уснула и последнее, что могла расслышать, это просьба отца подождать немного и никуда не выходить. Полутемная стоянка ввела её глаза в состояния усталости. Справа, со стороны не поднятого окна, в четырех метрах впереди автомобиля в потолок упиралась квадратная колона. На стыке её верха с потолком находилась в углу лампа, горевшая в пол возможности. Алена приподнялась сменить расположение и перевалиться на другой бок. В окно заметила раскрашенный автомобиль, стоящий через одно пустующее место стоянки. При малом освещении поверхность машины все равно выдавала свой тюнинг. На ней изобразили голубое небо с птицами, парящими в полосах белых облаков на дверцах. О цвете Алена узнала, пододвинувшись и рассмотрев яркий небесный капот, выделяющийся на фоне остальной поверхности из-за близости к лампе. Внимание Алена перевилось на насущный вопрос. Талисман, неожиданно вторгнувшийся как подарок, не имел происхождения. Гардеробщица утверждала, что рюкзак Алены она подобрала не в гардеробе, где его оставили, а на втором этаже, на подоконнике. Какой смысл, скрыт в перетаскивании вещи и вкладывание в нее дорогого талисмана. Сегодня Алена впервые на дела на шею талисман. Цепочка не тяжелая, но не привычно жала кожу. После первого урока сказала о примерке Кристине, с завистью очарованной приобретением подруги у товарища случая. На перемене поняла резко Алена что не чувствует не удобства заглядывать под кофту при всем классе постеснялась. О талисмане знать может она и Кристина, остальным драгоценное украшение ни каким образом мозг затмевать не должно. На математике, при всё охватывающей занятости учеников, отважившись на расстегивание верхних пуговиц. Испытывая волнение и стыд, проверила наличие талисмана. Он оказался прилегающим к телу. Застегнув ряд пуговиц, она подняла глаза к доске. Отвлекшись, она не включила во внимание прерывание учителем математики объяснения новой темы. Преподаватель заметил манипуляции ученицы. Укоряющий взгляд разъедал утреннее настроение Алены. Никто, кроме их двоих установивших зрительный контакт, не поднимал головы, стараясь как можно больше переписать и законспектировать вычислений для последующих минут отдыха. Учительница Инна Леонидовна, молодая и новая, на беду Алены знала обо всех её нарушениях и странно почему-то любое проявление доброты или усердия с прилежанием она не примечала вовсе. Задание персональное для Алены привело к мутным скверным мечтам проявления агрессии к объекту именуемым учителем математики. Таинственность талисмана и не понятность что ожидать от него магии или путешествия в ломбард, давала уверенность Алёне, в своей необходимости.
   Алена уснула.
   Кирилл, и пара с разноименными мнениями, поднялись на лифте на самый верхний этаж. Промежуточная комната, без стульев и лавочек и тем более без секретаря, не являлась приемной. Кроме лифта три двери, направо, налево и посередине. Дверь слева с табличкой "Профессор Аббатский" привела в просторный кабинет, но назвать его офисом мог разве что Чесов учитывая обстановку его кухни. Разработки, разработками, но стены для приличия могли быть, и выкрашены и не важно, что за ними изолированные провода, рациональная эстетичность несет не только характер правильного сочетания одного с другим, но и меру безопасности. Кабинет обставлен книжными шкафами. Вошедшие сразу приметили одну персону с боку у дверей. Человек отличного телосложения немного припрыгивал сидя на стуле. Не то чтобы как обезьяна, но как-то не постежимо с его униформой дающей понять, что перед ними ни кто иной, а телохранитель. Черный костюм, белоснежный не подвернутый воротник рубахи, короткий кучерявый темный волос. Нет сомнений - он охраняет чью-то жизнь. Танцы на стуле говорили об обратном или о дозволенности со стороны Аббатского. На мужчине широкие очки, Кирилл такие встречает за день второй раз. Зеркальная поверхность в пластиковой оправе на глазах человека, не пропускала свет, а создавала экранное изображение с внутренней стороны. Спиралевидный проводок телесного цвета протягивался от душки уходя под воротник. Мини наушники в ушах престали транслировать звук, охранник снял очки. Сколько бы он не угрожал кому-то, но не достиг бы желаемого. Все сочетания признаков доброты соединились на едином лице. Кирилл, в очках повернутых случайно к нему, высмотрел в полоске экрана изображение различных комнат, в том числе в чередующихся кадрах мелькнула автостоянка. Чесов, не здороваясь с телохранителем, прошел вперед. Кирилл последовал примеру, может, не принято жать руку охране высоко уважаемых особ. Середину кабинета занял длинный стол, параллельный окну не загороженной стены. Прозрачные шторы пропускали мягкий желтоватый свет. На столе, с гладкой коричневой поверхностью, было пусто, перед ним три расставленных в ряд мягких кресла. По другую сторону стола за креслом с высокой спинкой сидел старец. На голове не хватало много чего. Волос, бровей, радости, подтянутых щек и здорового цвета кожи. Все ингредиенты образа старчества выражаются у каждого кто в силах преодолеть крупные части века. Под сморщенным лбом, куда направляется по привычке взгляд, вместо разреза глаз, два серых круглых шрама диаметром с глазное яблоко, не наличие которых вызвало у Кирилла всплеск фантазии на счет потери зрения. С боку у торца стола восседал с важным видом еще один обитатель кабинета. Его тонкие черты лица с аристократической манерой держать себя, сочетались с прищуренным глазом. Вынув из нагрудного кармана платок, протер морщинистый лоб и уложил его на место. Он и начал первым разговор.
   -Садитесь, не зачем стоять. Как раз три кресла.
   Все трое сели в пышные кресла. В спину уперлась упругая обволакивающая поверхность из мягких материалов под обшивкой. Кирилл сел напротив предполагаемого Аббатского, который за столом. У кресла, в котором сидел, возможно, удачливый шанс, возникнувший в образе старца, с боку находились широкие подлокотники, на них лежали руки Аббатского. На конце каждого, под подушечками пальцев, вырисовывались группы кнопок, не выпирающих на поверхности. Аббатский хранил молчание. Второй старец сказал, по лучше рассмотрев каждого:
   -С каким предложением или вопросом пожаловали к профессору Аббатскому? - Кирилл обратил внимание на исполняющего роль профессора, заместителя. Может, придется общаться все время с ним. Немота от возраста, не отступит и перед слепым. Припомнился, рассказ Чесова о двойной ставке телохранителю, может он и защищает и поводырем служит? Ну а в данный момент охранник пользуется профессорским не достатком, слушая музыку. Аббатский различал шуршание одежды и ничего больше. - Я могу помочь вам не меньше профессора, он занят серьезными мыслями, - на нижних веках слабо виднелись симметричные относительно оси лица татуировки. Перевернутые домики под каждым глазом сжимались при каждом моргании,- Вас господин Чесов Алексей профессор встречал при посещении Центра. Вы все продолжаете служить в нем?
   Чесов замялся, вспомнив о нарушении правила этикета, и мигом снял фуражку, положив её на колени. Волнуясь, произнес и дрожащим голосом:
   -Я по-прежнему там. И нет пока причин для незамедлительного увольнения. К профессору мы с одной просьбой. Может она некстати, но мы надеялись на ваше понимание. В Центре случился не состыковочный с признанной версией инцидент. Смерть одного из сотрудников скрылась руководством во избежание рассекречивания всех проектов. Нам требуется Аббатский для одного дела - увидев удивление на лице старца, поправил себя - не его участие, а его знания. Вся проблема, собравшая нас здесь троих, Кирилла Курганова и Андрея Орехова, коды, которыми пользовался профессор для проникновения к директору, - осмысливая сказанное, чтоб не сболтнуть лишнего.
   -Я доктор Перцов Сергей Сергеевич - помощник профессора. За вашими спинами охранник Дарек. Имя не знаю. Его так все называют. Об именах всех вас я узнал до вашего прихода. Обязывает место при Аббатском. Подробней опишите обстоятельство визита.
   -У Кирилла, но вы наверно разузнали и это, погиб брат. А поскольку я работаю в Центре, у меня есть сомнения в случайности и совпадении способствующих гибели. Официальная версия трагедии ожог газами под большим давлением. Отдел исследующий свойства паров и газов не находиться в зоне ступени номер пять. Где и ведут исследования с директором допущенные сотрудники. А я уверен, что место смерти именно в зоне пятой ступени. Ворота с запирающим механизмом не пропускают в эту зону. Профессор Аббатский не раз наведывался к директору. И в последнее посещение мне стало понятно, что он миновал ворота без воли на это директора. Значит, у него есть коды доступа. А если Аббатский позволит...
   Кирилл не стерпел и проявил чуточку интереса к внешности Перцова.
   -Можно спросить, как вы дошли до мысли, что здесь найдете помощь? - старец не показывая раздражения от не этичного рассматривания, перебил монолог, но он догадался, чем вызвано привлечение внимания Кирилла к его лицу. Тускло, голубые линии на веках съежились и расправились. Кириллу неудобно стало глазеть и пытаться по лучше рассмотреть рисунок, под пристальным взором предмета его заинтересовавшего. - Как вы могли с такой уверенностью, что найдете здесь двоих глупцов, на право и налево разбрасывающимися кодами. Вам Курганов надо прислушаться к версии Центра. Для мира нет теперь Петра Ившина. Центр уладил все дела с похоронами и во всех инстанциях его Ф.И.О. вычеркнуто без вопросов. - Перцов замолчал, покрутил шариковой ручкой в ладонях - помню из прессы как представлена смерть вашего друга.
   Кирилл нарушил личное спокойствие и внес поправку и монолог старца.
   -Извините, что прерываю, но веду ясность. Ившин не был мне другом он для мены духовный брат. Мы две руки одного тела. Карабкались по скале, и руки подтягивали туловище вверх. И тут неожиданно, вырывают из суставов конечность и уверяют, что она отсохла сама, потому-то не за тот выступ взялась. Пусть в сотне документах будет написана эта чушь, однорукому телу не станет легко от этого царапать живот и грудь о камни. Как там эксперты говорят? - кивнул Андрею.
   Андрей на похоронах засвидетельствовал рассказ между собой нескольких сотрудников, прибывших проститься по традиции. Его и пересказал.
   -Под струю едкого газа Ившин попал. Он находился близко с баком, в котором циркулировал газ, впускаемый туда из труб. Из-за неполадки выводящая труба закупорилась, и концентрация паров увеличивалась с резкой скоростью. Металлическая стенка бака лопнула от давления и выбросила струю травмировавшую Ившина. Гроб поэтому на похоронах не открывали. Говорили останки представляют не приятное... - он не смог завершить. Вспомнилось, нахлынувшее паническое чувство и концовка поглотилась, не огласившись на языке.
   -Не надо о грустном. Жизнь как доска над обрывом. Вы не видите где противоположный конец, ведь на вас надет толстый мешок. - Аббатский заговорил. Казус судьбы его произношение не равнялось его виду. Внутри он как будто не изнуренный возрастом старик. Здоровый голос без протяжных хриплых фраз и остановок чтобы припомнить суть беседы. С чем столкнулся он, что телесная оболочка испортилась. Профессор все говорил, приворожив к себе гостей - вы идете по доске, а не знаете где окончание, где последние метры. Короткая доска или протянется на добрую милю. Неизвестность пугает, но надеяться просто необходимо. Бежать, шагать, прыгать. Как хотите, так и движетесь.
   Кирилл уперся локтями в колени, перенеся корпус вперед. Надеясь на улучшение слышимости для Аббатского. И выдвинул противоречие к его сравнению.
   -Можно встать на колени и продвигаться таким способом. Руками на ощупь понять, где обрыв. Стоит только согнуться и колени ближе к земле.
   -Да, но вы ни один на такой доске. За вами идут другие, не прерывная колона людей, желающих найти что-то свое в на последнем метре доски. Толпа напирает на вас, а вы на колени. Вы не продвинетесь дальше впереди идущего человека и затрудните шаг шагающему за вами. Он о ноги ваши оступится, упадет. Повезет на доску и образуется куча, затор. Сзади все прибывают новые и новые. С боков кучи сваливаются безнадежные. И все из-за вашего не терпения и плутовства, - губы шевелились, создавалось впечатление латексной маски натянутой на молодую голову Аббатского. - Вы поняли, что я имел в виду.
   -Я не очень понял, что вы хотели этим сказать? - Чесов признался и рассекретил свою глупость. - Повторите если не сложно и по нормальному.
   -Что Аббатский я всегда твердил, что к тебе тянуться не очень умные личности, кроме меня. Как этот проводник. Вот ему то Дарек товарищем будет. Такой же не продвинутый и остановившийся в процессе трансформации обезьяны в человека на средней стадии. - Перцов высказал мнение о не освоенности Чесова и встав, принялся ходить вдоль книжных шкафов. Выставленные в ряд, наглухо запертые шкафы, на крепких высоких изгибающихся ножках. Дверцы с блестящими сферическими ручками, обвязанные шнурами, сплетенных из красных и золотистых нитей, распушившихся к низу у пола. Обогнув три кресла, прошел мимо Дарека, к противоположным шкафам что разыскивая.
   -Перцов я много раз объяснял, что мой охранник не очень грамотен, но знает внутренним чутьем, когда необходимо прервать логический ход событий. Этим он и заслужил мое внимание. Я ум в начитанности и умении принимать выражения, так как хочет собеседник ни каждому дано. - Аббатский провел защитную речь за обоих обиженных.
   -Давайте перейдем к сути вещей - разговор о не очень значительном между важными персонами затягивался на несколько минут. В них Кирилл мог выразить все свое состояние как мальчика загнанного на светский вечер и овеянного великим множеством не усвояемой информации. - Вы дадите нам коды доступа или, не сжалившись, проводите взглядом.
   -У, в вашем не завидном положении я не когда бы не осмелился признаться, что беседа с весьма настырным благодетелем меня раздражает. - С ориентировавшись по звуку Аббатский повернулся к Кириллу - Боялся и дрожал как бы что не-то сделать, а то упустить вероятную удачу стало бы для меня катастрофой.
   Андрей кашлянул, обшарив глазами весь кабинет. Перцов раскрыл один из шкафов и вынул толстый томик. Книга от тяжести из-за совокупности всех листов, тянула его к низу. Перелистав не известно, какое по счету издание он с трудом установил его на законное место, между абсалютно такими же. Дверцу захлопнул рывком и пересек пространство, отделяющее стол профессора от кресел. Андрей первый на его пути, не обращал на пешую прогулку Перцова внимания. Он устремил свои органы чувств к высоким подставкам под горшки с цветами, заметно иссохшим, вместившихся под окном. Перцов пнул выставленную не специально ногу Андрея. Ноги поджались, Перцов пошаркал дальше по паркетным досточкам устилающим пол. Ни один мускул на лице Аббатского не дрогнул от скрипа подошвы.
   -Кирилл, вы осознаете всю серьезность вашей затеи?
   -Безусловно. Я не желаю отказываться от принесения возмездия. Мой долг лишить покоя преступника. Изувечить его планы. Где одна жертва, там и новые. Кое-кому терять не чего.
   Чесов шмыгнул ноздрёй. Согласился он или нет, не понятно этим жестом. Профессор постучал ногтями и направил пару шрамов на Алексея.
   -Я помогу вам. У вас значительная причина вмешаться в спокойную жизнь Центра. Но доводы ваши ни кого не убедят. Чесов пояснял, почему я посещал его директора ни однократно?
   Чесов завел взглядом, старясь боковым зрением выведать реакцию Кирилла на сокрытие истинных мотивов встреч Аббатского с руководителем.
   -И можете не говорить оправдания господин Чесов. Мне они ясны как вам божий день - Алексей в волнении решил не проявлять набожность на мало знакомых людях. Корни, которой росли на попытках искупления бездействия при знании настоящих дел Центра. - директор отказывался следовать мнению ученых с моральными устоями. Для всего мира он давно известен под именем Черный Густов. Исследователь человеческих органов и тканей. И ему надо говорить постоянно о гранях в науке, куда пока соваться не следует. Часто Густова попрекали в не гуманности достижения результатов. Нищие всегда служили объектами для исследования в проектах злыми гениями, во все времена. Без роду, без племени, человек ослаб, он избит не физически, а психически. В его положении все без исключения за мелкое благо услужит каждый, будь это часовой кров, тарелка супа или что-нибудь похожее. Необходимо добиться прерывания деятельности Центра, нарушение его режимов влияющих на количество прохожих на улице, для которых она является домом. В движении против Центра вы должны быть активными участника. У вас, к сожалению, есть на него основание таить злобу.
   -Передача кодов доступа для вас не будет проблемой - сказал Чесов - но в только что как я думаю слепленной, оппозиции к прогрессу, я остаюсь сторонником идей Густова. Жертвы от Центра меньше чем от войны. А толка вы поверти намного больше.
   Перцов встрепенулся и издал возглас не довольства, не достаточно разомкнув губы. Ручка упала из расслабленных ладоней вспотевших от прилива гнева, словно он и не подозревал в сущности Чесова тесных связей с гнездом Черного Густова.
   -Да как твой язык паршивый сравнивает гибель стран с раковой опухолью внутри самой страны. На войне ты был? Вижу сразу, разум не породил мыслей в тебе о бессмысленности битв. - Старец наорал на Алексея, опустившись в ближнее кресло, он вряд ли подозревал, какие здесь открываются возможности доходчивого донесения чужого мнения до его слуха.
   -Чесов, надеюсь, не станет перебивать старших? - сказал Аббатский с язвительным тоном, - вам лично никому я коды не доверю. С вами четвертым последует Дарек. Ему делать нечего, поездок не намечается. В большем составе найти искомое проще. Зона пятой ступени почти безлюдное место. Дарек насчитал пару сотрудников и директора.
   У двери сильно дернулся охранник. Не от упоминания о нем его локоть пронзил пустоту, если там мог находиться человек, он бы согнулся с болью от удара под ритм музыки.
   Переговоры перерастали в задушевную беседу с проявлением почтения к двум знающим жизнь людей, сомнений в этом не было, стоит рассмотреть их лица. День можно, догадаться по яркости света, близок к вечеру. Шелестящие шторы обретали с каждым часом оттенок алой зари. Справа и слева от Кирилла, отличающимся самоуважением, раздавались громкие перебивающие взгляды соперников на существование прав у каждого субъекта на жизнь безо лжи. Аббатский мотал головой с немым укором выслушивал чередующиеся голоса. Наличие между двух очагов злословия кресла с Кириллом избавило зрителей от лицезрения драки. Кирилл думал в столь не подходящий момент об Инне. Её спаситель ушел. Без него она сегодня была бы по ту границу жизни. Слава врачам платной клинике. Они хоть и за выгоду, но удалили маленькую опухоль. Милосердие Ившина укрепляло нервы. По бокам седели два посланника от него. Они не друзья, так знакомые. Им ни когда не найти общий язык в беседе. Удивляет одно, что именно Андрей свел Кирилла с Чесовым, мало знакомым сослуживцев брата. Вскоре приоритеты поменялись. По великой удаче они близко не известны были, друг другу до заинтересованности Кирилла в их помощи, что сыграло благоприятную роль. Теперь идет перепалка выражениями, связанных для произносивших в своды правил и законов, которым следовать должен каждый уважающий себя гражданин.
   Верчение головой надоело Аббатский, и он обратился к Кириллу.
   -А почему вы не участвуете в занимательной дискуссии? Наверно устали с дороги. Я могу посоветовать вам верный рецепт превосходного настроения, он к тому же снимает раздражение. Но не удивляйтесь, если не увидите тонизирующие средство. При сильном утомляемости лягте или сядьте, на ваше усмотрение. И сделайте пять глубоких вздохов чистого воздуха. Затем через несколько...
   -Я прошу заранее прощение, вы наверно забыли, за чем мы пришли? Я не способен расслабляться и не поэтому здесь. К вам наведывается амнезия? - шутливый вопрос должен как предположил Кирилл дать понять Аббатскому серьезность намерений, и он ему не собеседник. Пусть лишенный разнообразия общения старик ищет для нравоучений кого-нибудь другого, - у меня брат умер, зовут Петр Ившин. Центр помните такое здание под землей. Там и цеха есть. В каждом цеху - раскрасневшиеся спорщики с непонятным недоумением глядели на Кирилла. Аббатский вероятно не выдержит иронических напоминаний, а коды доступа не обходимы позарез. - Сотрудники ведет исследования. Припоминаете? Да? Нет? Может картинку нарисовать на ней будет детально изображена каждая комната и коридор. Охранников фотопортрет составить. Вспомните глазами, с кем вы бились за дееспособность паршивых бомжей. - Пальцы Кирилла в отличии от профессорских, не согнутых в кулаки, вдавились в подлокотники кресла. Дарек до упоминания бомжей, вздрагивал плечами, резко остановился, словно в наушниках перестала играть музыка. Кирилл закончил речь - но у вас есть две проблемки мистер Аббатский. Дифункциональные глазные яблоки, - с восторгом окончательным предложением Кирилл выдохнул и вспомнил не законченный рецепт Аббатского, с главным ингредиентом - воздухом. Ему пылающему от высказанного он был кстати.
   -Видимо вы спринтер в разговоре. Ваши приятели тянули одеяло на себя. От них я не узнал не чего полезного.
   -Коды мне нужны коды. Эти разглагольствования оставьте на потом. - Кириллу трудно осознавать, что он накричал на пожилого человека. Вся ситуация допекла до несдержанности. Когда-нибудь сядут при иных не столь мрачных обстоятельствах он с Аббатским и поговорят по душам. В кабинете все интересы отмелись, и приковались к Кириллу и в скорой реакции профессора. Двинуться в расследовании они дальше?
   -Скажите вы с Петром не кровные все-таки братья. А со злости у вас наблюдаются схожая родственная манера слепых унижать.
   Кирилл, отдышавшись и потерев ладонью в поту об обшивку кресла, заинтересовался подробностями встречи с братом.
   -Я не знаю, как вы ориентируетесь в пространстве, по каким чувствам восприятия определяете кто перед вами, по голосу. Так вы умудряетесь помнить их.
   -И по походке и по привычкам хрустеть суставами и чесаться. Бывали редкие случаи, когда мог, различит, кто есть кто в паре помощников. По ритму сердца иногда. Удивление заворожило не только свидетелей эксперимента, но в большей степени меня. Не буду отклоняться, и провоцировать в вас Кирилл зверя, расскажу о знакомстве с Ившиным. В последний визит с Дареком Густова не оказалось с начало на месте. Мы беспрепятственно проникли в зону пятой ступени. Сердце Центра, кабинет Густова вероятно и его дом. В ней находился Петр. Как шептал Дарек, он искал что-то в книгах, записывал на бумаги, переносил в компьютер и вычислял. На просьбу ответить, где начальник, мне указали якобы мое место, отправив в дом инвалидов. Он наорал, не исключаю, что он был тогда зол на что-то. Дарек заступился за меня. Из неохотной выдачи сведений под угрозами охранника, особо важного толком я понять не сумел.
   В комнате раздался писк. Андрей принялся шарить по карманам, разыскивая в них мобильный телефон. Звонки для него являлись призывом сопротивление, которому вызовет недовольство его тайного сообщества. Ладони побывали во всех складках ткани и вообще не обнаружили телефона. Андрей от неожиданного открытия дал волю воображению и отлучился от беседы, задумался, как и где он потерял средство связи. На пункте проверки в Центре, охранники не удивлялись модному бомжу, но он там был не в своей одежде, значит он, рассудил Андрей, у Кирилла в машине где-то валяется. Сколько звонков пропустил и за каждый отчитываться.
   Кирилла и Чесова интересовал писк. Стоило ему замолчать, как из-под стола профессора, вынырнул на выдвигающейся ножке кубический прибор. Сверху автоматически приподнимался в вертикальное положение дисплей. Следом за ним из куба появился начищенная до зеркального блеска сфера размером с кошачью морду. Шар завертелся. Кирилл на нем различил отверстие с пуговицу, в нем мерцал слабый огонек красного цвета. Поджилки встрепенулись, мускулы на теле вздрогнули, нервные клетки признались в своей истощенности, стоило шару громко, казалось, качнуло шторы, издать на секунду рев взрыва бомбы. Звук огибал препятствия, отражался от стен, кожи, материи и возрощался к воспринимающей колебания поверхности сферы. На дисплее замелькали белые линии и штрихи с точками. Сливаясь в единую локационную картину дисплей, показался сразу четыре стены. Очертились шесть выделенных фигур в сидящем положении. Система поиска увеличила ушные раковины каждого объекта. Сравнивая мигающие красным овалы ушей, с матричной формой раковины, заложенной в память, система выявила пять не соответствующих. Аббатский наверно, бродит по кабинету, и если он будет использовать провода, в его ситуации он бы запнулся, думал Кирилл. Новый информационный канал, по-видимому, испытывается. Радио приемник боле удобен и практичен. Вставил в слуховое отверстие и звук слышен исключительно вам. Как и полагал Кирилл, от мерцающего огонька сферы протянулась тонкая линия света и коснулась головы Аббатского с боку. Пылинки, парящие в воздухе, мерцали, пересекая луч.
   Не давали поселиться полной тишине в кабинете танцы Дарека на стуле. Его очень далекий от совершенства голос сильно пронимал своими подпеваниями с хрипотой и грубоватостью исполнения.
   Сфокусированный в луч звук сообщал получателю никем не уловимые конфиденциальные вести. Наглядевшись на такие лучи, Чесов с завистью изучал конструктивные параметры аппарата. Обрести такое для него дело чести. Что стоит обращать внимание на отсталое по его меркам население, имелось в его размышлениях. Чесов творил свою жизнь в пластиковом особняке вокруг пещер с неандертальцами. Испытав радость и горе прорывов в науке на собственной шкуре, он готов достаточно открыть ворота познания. Свежая личность, свежий мозг. Если просчитать все как надо, то новенький через парочку нагруженных образованием годков, кинется с превосходящим настроем грызть не познанное и создавать несделанное. Его успехи отразятся и на Чесове. Ни кто не знает, кто из миллиардов людей принесет панацею.
   Аббатских покусывал нижнюю губу, шептал в колпачок вынутой ручки. Он произнес имя фамилию женщины, четко и понятно, что и сидящий рядом Кирилл услышал - "Соминская". Женщина наверно выполняла поручения. Нить исчезла, аппарат вобрал все свои детали и опустился к полу.
   -Могу ошибаться, но нас вроде прервала женщина - до Андрея дошли обращения профессора.
   -Это доктор Соминская. Она персональная клиника в одном лице. Я знаю её приличный отрезок времени. Она сейчас в соседнем помещении. Оно пообширней моего, последняя мода в медицине требует место для лучевых, рентгеновских установок. И так постарайтесь не отвлекать меня от соли задания, возложенного на вас судьбой. Дарек проведет вас, и будет присматривать за вами, а особенно за Алексеем.
   Чесов оскорбился подобным выделением. Он затеял вторжение, продумал план, ворота как форс-мажорные палки в колесах. Именно из-за них он потерял уважение у Кирилла, но оно и без того подорвано.
   Аббатских отдавал поручение охраннику. Наставление пригодились уже в кабинете. Кирилл от нетерпения дал самому себе слово разбивать все стеклянное и погнуть любые антенны или выпирающие штыри. Убедил ум после речи профессора, что и в правду чего он будет, как обиженный зверь крушить.
   - ... особенно за Алексеем. Дарек заберет оружие на любом участке пути. Надежды на него не питайте. Дарек будет сам не вооружен. Некоторые вещи в Центре покажутся обычными. Не доверяйте глазам. Советую не касаться предметов не живой и не механической природы, они вас или парализуют или скрутят в припадке пульсирующей боли. Зрячим, я навидался такого, часто приходилось разбивать электроцепочку человек- вещь. От ранений поможет избавиться Дарек. Он в прошлый раз описывал их по дороге к Густову. После его слов мне все сильнее необходимо остановить деятельность Центра. Вам пригодятся кое-что из моего обмундирования. Разрабатывал для примерно таких целей.
   Аббатский отодвинул кресло, пригнулся. Открыл ящик одной рукой, другой помог достать не легкий сундук. Низкий, деревянный, пригодный для золотых слитков, черный от старости и эрозии времени, оплетенный огибающими грани, лентами, словно вчера начищенного железа. Кирилл почувствовал резкое далекое волнение. Он стал отрешенным. Вещи в окрестностях кабинета теряли интерес. Вынутые редкие приборы из сундука отплыли на второй план. Чесов с боку покорялся их ней функциональностью. Он упоминал каких-то насекомых, это предпоследнее что успел отпечатать мозг Кирилла. Последним оказалось неожиданное заявление охранника. Он снял очки, постучал по стенке, тем самым осведомился на счет разрешения вступить в разговор у профессора. Аббатский умолкнув, предоставил слово Дареку.
   -На стоянке чужой. И он вооружен.
   Кирилла вымыло из нагретого кресла. Профессор не успел, удивился топоту и хлопанье двери, когда Кирилл в кабинке лифта вжал подушечку пальца в кнопку панели. Он носился из угла в угол, зачесывая волосы с потного участка лба. Он надеялся на лучшее.
   Конусовидной формой лучи разрывали тьму, окутавшую железные "кареты". В одной такой спала Алена. Зря переживал Андрей, его мобильный телефон под сиденьем не тревожил сон девочки. Она напряглась, раздражение вынудило расстаться с мирным сопением. Кто-то неведомый шел. Тихо, но на почти пустой стоянке шаг четко раздавался у каждой стены. Алена не смогла определить, почему так скоро поменялось настроение, и возник испуг. Она приподнялась на заднем сидении. Силуэт мужчины стоящего напротив окна, в которое за ним наблюдала Алена, хорошо разглядывался от достатка света. Окно не закрыто. Алена уже секунду спустя, дотянувшись к ручке, с немалой быстротой крутила ее, поднимая пластиковое стекло. Оно, скрипя, тянулось вверх в пазах дверцы. Незнакомец вскинул руку, к своему лицу и рывком сдернув очки, с ярко синими линзами и кинул их в окно. Траектория полета прервалась встрявшими очками между верхом стекла и верхом дверцы. Очки мешали дальнейшему закрыванию. Алена оказалась не защищенной. Она дернула в вполоборота ручку, и оправа очков затрещала, но сдаваться не хотела, тогда Алена просто выбила их рукой. Очки, не успев сжаться под натиском стекла, прыгнули на пол, расправив душки. Рука, толкнувшая помеху, сдавливалась подскочившим незнакомцем. Цепкие пальцы пережали вены и артерии под собой. У двенадцатилетней девочки не было возможностей сопротивляться и необходимых сил. Она упиралась, теряя веру на спасение, если сон все продолжает длиться, то он перерос в жуткий кошмар. С лидирующим превосходством нападающий, отступив в сторону, дернул Алену из машины. Девочка стукнулась лбом о верх дверцы, разбив его в кровь, её бессознательное от сотрясения тело рухнуло на грязный, сырой от колес пол стоянки.
   Цифры в лифте возвестили о нижнем этаже. Кирилл выбежал в едва растворенные створки. Напряжение в голове росло. Понять, почему он повел себя опять по-хамски, для него ненужная мозговая деятельность. Кирилл добежал к машине. Возле квадратной колоны под подошвой захрустело стекло. Все в темноте, лампа разбита. Не нужно иметь отличную память, чтоб была уверенность, что куски стекла, когда являлись единым целым, излучающим свет. Передать слова возмущенное спокойствие Кирилла не возможно. Он хватает за ручку двери, раскрывает, а там пусто. Никого. Нет дочери. Снова потерял Алену. Гнев подпер к горлу комок рвущийся наружу. Она сама покинула машину, но Дарек сказал о незнакомце, может он сейчас в супермаркете. Нет, зачем с оружием идти туда, только на грязное дело - ограбление. И где все-таки Алена. У Кирилла метались одна идея за другой. Кто-то рядом кашлянул, давая понять, что ищет внимания унывающего отца. Кирилл обернулся, впереди в метрах пяти у колоны выделились два силуэта. Адаптировавшись к сумраку, Кирилл различил руку, бросающую горсть чего-то. По асфальту в разные стороны раскатились вспыхнувшие круглые комочки, сквозь гибкую пластиковую оболочку, не превышавшую размер теннисного мяча, изливались мягкие голубые лучи. Дюжина лучезарных комков не в беспорядочном движении, а в строго намеченных местах заняли свои позиции, пару шагов от места, где их сбросили. Незнакомец удерживал Алену теперь в круге, периметр которого обозначился комками. Намерение Кирилла вторгнуться в круг и силой разомкнуть тела испарились, заметив необычный нож в ладони незнакомца у плеча дочери. Самое ужасное было то, что нож начинал накаливаться, острие постепенно увеличивало свою яркость. Захватчик делал вид невиновного. Словно у него в руке не двадцатисантиметровый нож с раскаленным добела симметричным лезвием. Сердце набирало темп, но Кирилл сам себя внутри уговаривал держать спокойствие. Впущенный в вену поджелудочной железой адреналин призывал не обдуманные мускульные проявления. Прямой взгляд на противника стимулировал зверя в душе, обостряя восприятия. Кирилл ясно слышал стук двух сердец, захватчик умело хранил спокойствие. Пот, жженая резина, уличная грязь, ветер с запахом листвы - так интенсивно смешавшись, лезли щекотать в рецепторы носа. Незнакомец с лицом твердым, военным, в черном свитере с широкими шерстинами кольцами на локтях от закатанных рукавов. Без перчаток ладони казались стальными испытанными не раз. Седые волосы, очки, форма носа с горбинкой. Алена смотрела на отца бывшего, на грани окаменения и решительных поступков. Она не знала, как будет оправдывать эту историю. Она не владела ситуацией. Кирилл будет обязан вступить на путь согласия и понимания.
   Незнакомец заговорил, акцентов ни не слышалось, превосходное командное произношение.
   -Дочь в обмен на ключи. Чтоб не уехал. Потом поговорим. - Указал пальцем на край круга, куда придется класть ключи. Кирилл кинул связку под ноги высказывающего ультиматум. Металл звякнул, Алена дождалась ослабление давления руки, незнакомца и, не оглядываясь через плечо, преодолела короткую дистанцию, села в машину. Кирилл обратил внимание на странный циферблат, повешенный на шею незнакомца, Алена раньше закрывала его головой. Квадратный, с цифрами не соответствующими настоящему временю. Он показывал 45. Что вообще значат цифры, не волновало Кирилла, он переступил очерченный сияющими комками круг. Резкое, не способное к защитному отражению, движение незнакомца - бросок вперед трех дисков наподобие фишек в казино, взбудоражило волну воздуха хлынувшего в лицо Кирилла. Три диска полоснули щеку, разорвав капилляры и промелькнув над крышей его автомобиля, спикировали сзади в грязь. Незнакомец загадочно улыбнулся, Кириллу стало тошно от него, разбивание его головы принесет ему массу удовольствия. Хитрый прищур сконфузил Кирилла, он потерял всё рвение атаки. Он знал о свойствах нервной системы, рана в одном месте, а боли достаточно на обширный участок, и почему его организм необычно реагирует на три вертикальные красные трещины на скуле. Не свежие порезы на коже были целью незнакомца, что-то проникло в Кирилла, занимая с новыми секундами все больше клеток. Не тепло как при травмах, а чудовищный отморозивший уже пол лица яд растекал по полостям вен и артерий. Алена забилась в машине, опутанная не ясностью творившегося. Отец замер и не собирался, по-видимому, противоречить приказам. Незнакомец с ножом направленным на Кирилла сделал шаг. Окоченение протекало успешно и Кириллу от осознания этого легко не делалось. Ноги притупили чувствительность, как и остальное тело, в их отказ сгибаться, верилось с трудом. Кирилл ждал смерти, незнакомец приближался, и потому подумала Алена, у нее мелькнула перед глазами синяя тень, словно все качнулось. Незнакомец исчез, но не в воздухе растворился. Кирилл холодные веки разомкнул по возможности на самый дающийся угол. В не полной заторможенности он уловил кого-то еще, именно он на колоссальной для человеческих рамок, скорости сбил незнакомца, явившись с левого бока. Где теперь они, Кирилл не повернув шеи, узнать не мог. У стены, на спасителя и захватчика легко опускались отбитые частички штукатурки. Алена забыла про отца, винить её не разумно. В таком положении она переключилась на быстро движущегося спасителя и сегодняшнего преступника вторгшегося в её спокойную жизнь. Комки покатились к незнакомцу - озарять хозяина. Кирилл закатывал глаза, на лице выступила сетка из квадратных ячеек, образовывающие их линии как ощущал Кирилл, налились ледяной водой. Весь он сам побледнел. За ладонь кто-то схватил, пора прекращать такое обращение с ним - возмутились дрожащие голоса в нутрии Кирилла.
   Это Алена отважилась на борьбу за отца, выпрыгнув из машины с другой стороны, подбежала к нему. Он мог всего-навсего находиться в каменном состоянии и ничего остального. Тянула за руку, пнула в колено, реакции нет. Торопливость - единственный фактор, заглушающий безнадежность. Вот скоро начнется все с начало. Незнакомец пришел в себя от нарушения его намерений, грубым, но не бесполезным методом. На полу где стоял он раньше, Алена увидела легко различимый огненным лезвием нож. Он не поможет хозяину, тот не рядом. Нагибания за оружием займет много времени и как она использует его, приведет ли отца в чувства? Кирилл, покрылся орнаментом кирпичной стены, в ячейках кожа пока не удалила розовый признак жизни. Незнакомец перевернулся лицом в низ, встал на колени и уперся в слой грязи ладонями, над его телом орлом завис спаситель. Синий облегающий костюм обтягивал заметные выступы мускул. На голове, Алена приметила шлем, он был из золота и повторял форму лица. Незнакомец кинулся вперед к прервавшему его операцию. Завис в метре от асфальта, золотолицый во время прыжка отступил с прицеленного участка, и обеими руками ухватив обидчика за ворот и ремень. Незнакомец не закричал, добиваясь воздействия от угрозы, и словно ожидая, как будет совершено возмездие, выставил перед собой сжатые руки, обхватив голову. Золотолицый разбегаясь, запустил тело в квадратную колону. Глухой удар и незнакомец с ободранными руками повалился под основание колоны. На него надвигался настоящий соперник. С таким он встречи не ждал. Но готовился ко всему. Быстро, качаясь от сотрясения и головокружения, меняя положение корпуса, он копался у себя в кармашке на ремне. Золотолицый на применяя сверх скорость, быстрым шагом сокращая расстояние. Темно-зеленая капсула вспорхнула в резвых руках незнакомца к потолку. Золотолицый не последовал манере незнакомца в закрывании лица, когда капсула только достигла поверхности потолка и разбилась. Разлетелись из неё вокруг колоны вихри костровых искр. Снопы мелкого огня с ударной волной заполнили пространство от ярко голубой машины и до места прежнего приземления незнакомца. Алена не вынесла жара и убежала в укрытие сев машину, за ней прятаться бесполезно тучи плотного искрового движения кусали эпителий не до кости, но первая стадия ожога обеспечивалась. Кирилл возблагодарил за отличный душ из рассеянного пламени. Боли он не ощущал, организм теплел, оттаивал. Главное он различал, как волоски кожи обугливались, принятие подобного отклика из реальности для него радость. Алена в окно, плавленое и размывающее изображение, могла видеть утихающие ветра из искр. В редеющих ярко красных, без примеси оранжевого смерчах, бежала чья-то фигура. Не запертая по не осторожности дверь впустила незнакомца, он более предусмотрительно или по привычке захлопнул за собой крыло машины. В его ладони не сильно светилось лезвие подобранного ножа. Девочка не успела крикнуть и начать отбиваться, как дверца со скрежетом вырвалась. Быстрые в синих перчатках руки золотолицего схватили незнакомца и бросили его с разворотом назад. В полете, перекувыркнувшись ногами к препятствию, болид вошел по пояс в переднее окно голубой машины. Но такой она являлась до облаков искр, обуглившаяся краска, воняя химией, обнажала фигуру первоначальной металлической поверхности. Мелкие коричневые крапинки на менее пострадавших голубых участках, один в один совпадали с собратьями на автомобиле Кургановых. Последствия применения оружия не требуют доказательств.
   Незнакомец, валяясь со ступнями в салоне, убирал с лица ударивший по зубам циферблат, указывающий 48. Кирилл не был свидетелем событий, он, отогревшись, мелкими шажками, продвигался к ключам на полу. Осталось согнуться и взять их. Алена не заметила связку в темноте, лезвие ножа ярче было. Кириловы коленные суставы напоминали палки, перегнуть которые единственным желанием нельзя. Но пытаться он не переставал. Дойти, взять и уехать с проклятой стоянки как можно скорее. Остались мелочи Кириллу, нагнутся вниз, подчинить ледяные пруты, образовавшиеся из вытянутой жидкости тканей. Незнакомец верх ногами смотрел на золотолицего, тот не собирался сдавать позиции. От незнакомца, мелькая, метнулось яркое лезвие. В пару сантиметрах от маски оружие замерло в руке золотолицего, теперешняя цель постоянно прерывала намеренья нападавшего. Нож стукнул об асфальт, выщербив из него кусочки. Золотолицый гуманно поступил, не возвратив вещь хозяину. С его скоростями она приравнивалась бы к огнестрельному средству уничтожения. Разбирательство заканчиваться не собиралось. Алена видя, как себя переворачивает с гневом разрушителя захватчик, бросила на отца взгляд. Реагировать Алена решила бездумно. Открыв вторую дверцу (со стороны водителя находился золотолицый) выскочила, на бегу определяя, жив ли отец. Поднимая ключи, потрогала холодную руку Кирилла, пульс на одубевшей коже не прощупывался. Зрачки глаз черные еле вертелись, они дали Алене надежду в не серьезном нарушении функций организма. Алена сжала связку в зубах, рассовывать ключи по каким-то карманам она посчитала лишним. Кирилл осознавал, что теряет сознание, терпеть боль в бодрствующем состоянии он уже не мог. Он сравнил себя со статуей, внутри камня, которой бьет сердце свои бока о природный материал. Две последние попытки дочери сдвигания с одного положения Кирилла оборачивались для него катастрофой. От первой - резкий подъем его рук для удобства в продвижении и разворот корпуса к машине свело не мускулы, а мысли, какие побуждения наводят Алену на предположение, что именно так будет лучше транспортировать отца. Еле подняла его, дала возможность самостоятельно сделать пару шагов. Ноги перекрутились, неожиданно не устояв от не контролируемого центра тяжести, тело упало. Кирилл услышал через нервные волокна хруст в спине. Что это было? Лед в органических трубках созданный полностью из него. Может, позвоночник лопнул, пронизанный насквозь кристалликами льда? Толчка Алена поняла, не было, значит, её вина в падении отсутствует, выходит, упал сам. Краем уха следила за пустым стояночным местом.
   Незнакомец предпринял новую усилие, вынул очередную капсулу зеленого цвета. Быстрый скачок золотолицего сделал взрыв брошенной капсулы не таким опасным. Пнув её носком ноги, он скрылся, перепрыгивая небесный автомобиль. Синие линии от быстрого перемещения остались следом в свистнувшем воздухе. Капсула летела по не запланированной траектории для незнакомца. Её возврат и падение в салон небесного автомобиля испугали сидящего рядом и смотревшего на все через синие очки, не спадающие от лихих взлетов в воздух по чужой воле. Огненный горизонтальный столб пламенных искр с не виданной энергией высвобождался из разбитого окна, человек, причинивший весь этот вред, отпрыгнул в бок. Как только Алена дотащила тяжелое тело отца к краю машины, волосы на макушке подпалились искрами. Разжав ладони, поднимание Кирилла на кресло водителя ей не осилить, Алена интуитивно сторонясь хлеставшего жара, залезла в машину. Огонь все-таки щипал лицо, и Алена перелезла на заднее сидение. Кирилл вернулся с жжением на кончике носа в естественный мир. Трубки с льдом разогревались, жидкость текла из трещин на слишком натянутой коже. Незнакомец принял радикальный шаг. С преступными словами обратился к покоящемуся в почти коме, Кириллу, он, к великому сожалению уловив колебание звука. Тяжело вздыхая и потирая синяки на ногах и руках, нарушитель спокойствия произнес настораживающую фразу.
   -Дочь придется у тебя забрать. Отпущу, когда бросишь выполнять услуги для своего шефа.
   Сноп искр не прекращал бить из окна. Огибая машину Кургановых сзади, незнакомец заметил дрогнувшую ногу Кирилла. Полностью тело он из-за заслоняющих клубов огня достигавших дверцы, различить не мог. У Кирилла граница, на которой он находился при возврате дочери от незнакомца, треснула со звуком разбивания стекла. Зверь пока с рациональными намереньями в тесную оболочку сумел разве что дрогнуть с великим стремлением стопой. Ничего предпринять нельзя в незавидном положении. Незнакомец обошел машину, с задней части искры создали менее плачевный ущерб, окно, через которое доводилось вытягивать Алену, почему-то блокировано. Такая защита надолго не спасет и, тем не менее, лишние минуты подарит, думала Алена, испытывая облегчение, видя скребущиеся по стеклу битые фаланги пальцев. На верху дверцы след от соприкосновения со лбом. Алена тронул мягкий ушиб под челкой. Рану саднило. За окном раздался оглушительный свист, и незнакомец рванул не естественно вперед, там, где он находился, взвились короткие синие линии. Алена поменяла укрытие, перелезла на переднее сиденье. У дверей стонал Кирилл. За колонной у стены зияла свежая вмятина, оголяющая бетон. Под ней корежился от четвертой встряски с ноющей больше всего спиной усеянной бесчисленными синяками незнакомец крепость, присвоенная с жизненным опытом, не давала аутсайдерским возгласам рвать глотку. Свитер, берущий на себя частично энергию ударов, линял на глазах, посыпаясь в который раз выбитой сухой не очень парящей штукатуркой. Цифра 50 на груди безудержно неслась к сотне. Алена приняв удобное положение, на водительском сиденье, нагнувшись, обхватила отца подмышками. Результат появился бы минут через пять. Не сдающаяся девочка, пыхтя паровозным гудком, вобрала в себя прямой долг - оказать помощь Кириллу. Ушей достиг свист. Золотолицый оказался с другой стороны машины. Алена прекратив тащить, не разжимая устающих быстро суставов, крикнула, обернувшись, надеясь оказания помощи на наглую просьбу. Он может и принять её как не благодарную особу, Алёне впрочем, без разницы за кого он её посчитает.
   -Только не обижайтесь, но мне необходима ваша поддержка. Отец не легкий в машину не затаскивается. Я одна не сумею усадить его, - к крику не добавила страдания на счет не понимания, по каким таким причинам Кирилл околел. Золотолицый поступил абсолютно иначе. Он, стоя с боку, напряг мускулы и взялся за низ автомобиля дернул железную тяжесть вверх. Алена почувствовала себя как в бочке спускаемой со склона горы. Машина перевернулась от направленного воздействия неслабой силы и падала она не на то место где стояла, а на Кирилла. Его веки на изуродованном лице по-прежнему были сжаты. Машина, с живым человеком падая, рвалась раздавить Кирилла. Золотолиций ускоряясь, пригнулся и зацепил выброшенной на большой скорости ладонью не чего не подозревавшего Кирилла. Который только понял, что его ноги забрякали по асфальту, стукаясь на длинной полосе оттаскивания. Мужество, взятое невесть откуда, при столкновении со всеми внутренними поверхностями салона Алене преподнесло подарок кроме терпения тошноты и боли, еще несколько времени в явственном сознании. Алена звала сон, чтоб накрыть её голову, когда травмы со свежей уверенностью, что их заметят, надавили общей выводящей из спокойствия болью. Алена на локтях переворачивалась, взглянула на незнакомца. Может даже с сожалением. Преградил путь познанию белый пейзаж на ветровом окне, пелена мелких трещин казалась зимним узором. В действительности незнакомец пришел в себя. Он не улетал во тьму. Он в душе рвал себя на части. Глаза его говорили отчетливо о таком эмоциональном положении внутреннего мира. Он вытащил из кармана подобие маленького утюга с ручкой для ладони. Включив питание, треугольный магнит, увеличивая направленное напряжение, тянул нож с раскаленным лезвием к владельцу. Алена упиралась руками в крышу машины. Под ней что-то зашевелилось. Ждать его появления Алена не собиралась. Сжалась, стараясь не занимать как можно больше пространства. Она не имела понятия на счет затеи незнакомца. На крыше выступало желтое пятно, металл грелся. Нож, не использованный золотолицим, сошедшим с ума считала Алена, ведь с таким перемещением это позволительно. Лезвие разрезало незначительный участок расплавленной крыши. Вертясь, создавая в Алена жуткое впечатление, не зря она в сторону отползла, выскочило, пробив и крышу, и потрескавшееся окно, оставив в нем отверстие с кулак. Золотолицый не теряя времени на расспросы у Кирилла, не натер ли он спину, а она не хуже чем у незнакомца выла в приступах резкой боли около позвонков и между ними при медленном сгибании. Развив скорость не заметную глазом, золотолицый взбежал на перевернутую лично машину, Алена присутствия над ней человека не восприняла, и прыгнул, оттолкнув себя от поддона. Лезвие стремилось к магниту, рассекая воздух по прямой линии полета благодаря отсутствию препятствий и притяжению. Сини пальцы на пол пути обняли ручку ножа. Золотолицый хотел рассмотреть удивление оппонента, но ужас проник в его мозг поздней догадкой. Незнакомец улыбнулся и отскочил подальше. Удар тока молнией разразился из пары контактов на ручке ножа. Оберегающая от несанкционированного использования встроенная система послужила отличным оружием. Не успев сбавить свою скорость обманутый влетел в бессознательном состоянии в твердую стену. Маска из драгоценного металла треснула, не дав размазать главный орган по бетону. Алена наблюдала за событиями в отверстие окна, они сопровождались свистом, переросшим в визг и треском возникшей из воздуха плазменной искры дезориентировав спасителя её или убийцу отца. Она молилась богам, желая не увидеть, вылезая из опрокинутой машины, обагрившийся асфальт. С запахами озона и не приятного от паленых тканей донеслось к Алене очень важный факт. Незнакомец подполз на коленках и разжал пальцы золотолицего, процесс он ободрял своими нравоучениями в отношении врага. Но тому все равно, а Алена с радостью вняла услугу господина случая. Разогнув первые вошедшие в тонус пальцы, незнакомец прошептал расколу с золотой кромкой.
   -У тебя ни чего не вышло. Ты плохо их защитил. Не переживай, скажи шефу и своему и того, кто восстановит функции тела через недельку...
   Перевел взгляд на окно, глаза Алены не выдали её. Он, медленно поворачивая опухшую шею, наградил возможностью отодвинуть лицо от отверстия. Вытягивая из колечка большого и указательного пальцев, нож произнес, как решила Алена собственное имя. Его можно сказать на европейский мотив, но звучало оно по-восточному.
   -... что у старого Алана он не единственный. Я ни они, приказы теперь для меня пустое слово.
   Створки лифта разошлись, из кабинки выбежали Алексей с Андреем, за ними выводя за руку Аббатского, выходил Дарек. Его правый рукав пиджака невозможно рассмотреть из-за яркого света окутавшего ладонь, неразличимую от обилия пульсирующего свечения. В его глазах залег не веривший ужас. Чесов не стал догонять убегающего Алана. Скрипя зубами держась за поясницу перед скрытием у выхода, неведомым способом притянул к себе переваливающиеся пластиковые комки. Кирилла на руки с опаской на осложнение от резкого перемещения, поднял Андрей, узнавать ставящую все на свои места версию он не желал. Алена вымаранная в грязи, выползала из машины в пол роста. Руки отца обхватили её, как она посчитала, подняв лицо она не изменила отношение к сочувствующему Чесову. За человеком с горящим рукавом, размаривающего небесную машину со слезами на щеках, Алена увидела приближение Андрея с Кириллом. Оставленный профессор, ориентируясь по запаху гари от двух выбросов искр, крапинки усеяли все, он видеть не мог, и все же ощущал территорию пострадавшую и источаемый ею жар. Оставив Алену, Чесов последовал за Дареком к лежащему золотолицему. Охранник на ходу загнул рукав и отключил систему сигнализации, еще там наверху оповестившую его посягательстве, святящимся ободом наручных часов. Не приходя в себя выведенный из строя золотолиций, был поднят на верхний этаж. Кирилла дотащили по переменке с Чесов и Андрей. Алену попросили подождать в впервые увиденном кабинете профессора. Кирилла отнесли к доктору Соминской, положили на кушетку. Доктор измерила, показатели здоровья и с не очень удовлетворенным видом взяла кровь на анализ. Её помещение действительно превышало кабинет. Половина оборудования отгорожена стеной, создав место для приемной и что-то наподобие склада. Чесов по её просьбе разыскать на полке красную коробочку для обследуемого, насчитал несколько холодных шкафов с медикаментами, пару рентгеновских и диагностических аппаратов, закрытые под стеклом полки заставлены баллончиками, пробирками. В этой части не было окон, неоновые трубки с верху сливали предметы в одно цветную зрелище синих оттенков. В указанном шкафу Чесов обнаружил что искал, по соседству с лекарством в изолированной прозрачной коробке находился оранжевый баллон с широкой надписью "Апортодел" под знаком, предупреждающим об осторожности. На пути назад он вдохнул, никакого напоминания о больнице, помещение проветрено и дезинфицировано, что понятно по специальному веществу в сифоне на столе Соминской. Раздвинул занавешенные шторы, Алексей передал лекарство доктору. Соминская сделала ему еще предложение. Он согласился и отправился за Аленой. Девочка увлеклась наставлением профессора. Он умело объяснял принципы одного атмосферного явления. Алена с начала не заметила, что её позвали, отвлекающая от эмоционального стрессового переживания речь Аббатского сыграла роль отлично. Чесов провел её в мини клинику. Доктор записывала показания в бумаги, Алене она показалась не очень подходящей на медицинскую должность для предотвращения болезней и летальных исходов. Доктор в желтом халате, не от старости, просто цвет такой ядовитый. Белые седые кудри выбивались по бокам головного убора. Она посмотрела сквозь толстые линзы на Алену и протянула ей коробку. Состояние отца видимо не конечный не обратимый этап, раз есть надежда в лекарства, думает Алена, располагая не значительной информацией об агониях. Потеря единственного родного человека жутким вариантом прокралась в понимание девочки. Инна не очень наверно привыкла к ней и без Кирилла она, воображая скорее минувшую опасность Алена, перейдет в разряд потенциального детдомовца. Приняв коробку со словами докторши:
   -Каждый день ему необходимо внутрь принимать по двадцать граммов. Это одна таблетка. Вымерять на весах не придется.
   Выбираясь, казалось из душной приемной с Кириллом, переставляющим ступни со скорость не выше черепашьей Алена, встретила мужчину помогавшего профессору и который, судя по реакции на вид небесного автомобиля, был его владельцем. Дарек запирал третью комнату на этаже. Чесов видел, как туда занесли золотолицего. В лифте они наскоро определили по наличию сердцебиения его живучесть. Через час Кургановы были дома. Алена поблагодарила Андрея таскавшего отца, от самой кушетки и до домашней кровати. Чесов остался у Аббатского уладить дела.
   Что по настоящему происходило на стоянке. Алена не различила полосу, отделявшую реальность от невозможного. Закаленность в знакомстве с Данилом страдающим роком "Рич", не возмутило устой истинного восприятия мира. Осень выдалась обильной на странные происшествия. Но последнее, будоражило в несколько раз мощнее. На кого такого старается отец. Шефом, упомянутым незнакомцем, руководитель музея являться не может. Но с другой стороны Кирилл теперь иногда ночью подрабатывает сторожем. Алена не хотела думать об этом, но уверить себя полностью, что отец действительно делает то, что говорит, а не под прикрытием совершает темные задания, не могла. Жизни стала привлекать к себе внимание. Теперь необходимо сторониться углов и непроглядных подъездов. Кристину оповестить все равно, что плакаты расклеить с фотографиями отекших участков тела от болтанки в подкинутой машине. Кстати и в этом может посодействовать её отец. Сам толкает детей на вступление в "Легион", наряжая пустые стены в заказанные печатные призывы. Пусть косвенно, но отказать в услуге ради не запачканной совести, разве нельзя. Зарплату получает и учит дочь не следовать за Гроном. Вот судьба рассмеется, когда с плаката в треугольнике лиц он различит родственные черты. Не желала Алена такого будущего подруге. И даже так произойдет, что изменит событие. Легионеры не указывались в сводках нарушителей порядка. В музей наведываются. Может среди множества сект возрастет одна верная. Кто в неё главным будет? Грон или кто там еще славит свою концепцию.
  
   Глава 5. Буддистские тайны за дверью.
  
   Нельзя не дрогнуть от громкого стука молоточков в будильнике не иностранного производства. Алена разбуженная звонком, заполнившим комнату, вскочила, протирая веки. Стрелки показывали, что опаздывать сегодня ни ей. Одевшись, пошла в ванну, умылась, в зеркале разбитый лоб никак ни хотел исчезать от слоя пудры. Разницы скроет рану она в школе на уроках или отправиться в состоянии ущербленной кем-то, большой нет. На знания не повлияет, учителя примут данное изменение за заслуженное возмездие необдуманных поступков. Придется держать в себе переживания, не слушая не справедливые высказывания. Данилу она доверить такую тайну то же не осмеливалась. Его она плохо знает, пару недель не делали из одноклассника лучшего друга. На кухне приготовила не много для себя завтрака. Перед принятием невзрачного яства, Алена выронила вилку от пульсирующей в виске боли. Тепло жгло вену, изнутри разбивая планы на день, при такой не стихающей рези вынести её сидя за партой, не создавая на лице образ ни бледного, ни страдающего ученика невыполнимо. В зале она нашла аптечку с таблетками. Выдавив из пластины болеутоляющее, она захватила лекарство отца. В красной коробочке, распечатав ее, нашелся один пузырек с широким горлышком. Открутила колпачок и, опрокидывая его на подставленную ладонь, высыпала горсть гладких приплюснутых таблеток. Выбрала одну, ссыпала остальные. В одном кулаке сблизились два лекарства, пока Алена возвращалась к завтраку. Кирилл, разбуженный звонком мобильного телефона, с жутким не хотением допустил воспоминания из вчерашнего дня. По другую сторону контакта заговорил Чесов.
   -Кирилл не посчитай издевательством, но мне рано утром, часа три назад... - у Кирилла возник вопрос, не съехала ли кровля самочувствия у Алексея. Какое раннее утро, по его правилам оно приходит только через двадцать минут, сверяясь с часами, рассудил Кирилл, - позвонил Аббатских. Обстоятельство меняются со скоростью зайца, - он мог привести пример с избавителем от незнакомца, но никто не узнал о том, что совершалось на стоянке, когда они спускались на лифте. Профессор не расспрашивал Алену в кабинете, что прекрасно и с удовольствием сделал Перцов, но он отлучился по делам.
   -Не может быть, чтоб так серьезно. - Кирилл, поднимаясь на кровати, потрогал бедра. Жесткие от плотного образования по всей поверхности кожи припухлостей. В середине лица щипал от мази кончик носа. Три ранки на скуле Соминская протерла специальным средством и наказала не смывать в течение недели. Со смехом продолжил, стараясь заглушить идеи, кому он в таком состоянии поможет, да и необходим ли теперь он будет Алене, уберечь не сумел. Прерванный на слове Чесов шутить не собирался и на кирилловское "не спрячет ваш Центр себя меж деревьев, не такой он и незаметный, не упустим" сказал противоречащий шутке текст.
   -Центр по сведеньям профессора, сомневаться в них нет смысла, меняет свою как бы дислокацию. Директор уволил меня со всеми остальными. Мне чести нету, но так внезапно. Заезжаю на машине. Контракт с агентством должен действовать, но возвращать придет время. Через полчаса, жди, успевай нос припудрить.
   Почему такое окончание предложения. Кирилл за своим внешним видом не очень следил, умывание и прысканье одеколоном в меру. Мазь на носу телесного окраса. Он узнал это, когда Андрей его нес через коридор, Кирилл, радуясь родным обоям и плинтусу, навел зрачки на отражение в трельяжном зеркале. На кухне на столе лежали две таблетки. Алена уплетала, запивая соком, налитым из картонного пакета.
   -Пап, тебе лежать надо. Доктор сказала. Кстати привет и выпей таблетку, - пережевывая с набитым ртом, Алена умудрилась ответить на звонок Кристины. Кирилл набрал в стакан воды. Хлестнуть на голову холодной водой, снимающей стянутую пленку тепла с кожи, мечталось Кириллу очень привлекательной затеей. Запрет Соминской, однако, образумил его. Шагать по улицам с изъеденным лицом не весело. Переспросил у дочери, какую таблетку принять. Занятая разговором Алена, ткнула почти, не глядя в одну из двух. Доверие к дочери и таблетка покатилась по слизистой глотки. Кирилл сам приготовил еду, вынул колбасу из холодильника и, отрезав ломтик, соединил его с коркой хлеба. Алена, надевая осеннюю куртку, перед уходом проглотила таблетку.
   -Мне не стоит спрашивать про твое здоровье? Оно словно отпечаталось на тебе. - Кирилл глянул двумя отекшими веками и улыбнулся. Алену растянутые уголки рта, не убедили, что в отца вселилась толика радости. Незначительная всплеснувшая душевная теплота, тем не менее, поглотилась ей. - Я как можно скорее приду.
   -Пожалуйста. Только не сбегай с уроков. Даже ради меня.
   Алена попрощалась и вышла на лестничную площадку. Кирилл наполнил желудок едой, не очень правильной для восполнения энергии, чтоб не ощутить большей вязкости во рту в ванной почистил зубы. Выплюнул белую пену в раковину и рассмотрел себя в зеркале над ней. Желтые полосы от ячеек как йодная сетка для прогревания, оплела лицо, превратив его в не респектабельную часть, с таким охрана не пропустит и хорошо, что сегодня нет рабочего дня в музее. Сложив из ладоней ковш под струей открытого крана, но привычку пришлось утихомирить на долгое время. Полотенце удостоилось предательским взглядом покидающего санузел Кирилла, сегодня не его ткани обтирать и впитывать мыльную воду с лица. В спальне в одежном шкафу с редко замечаемой вешалки Кирилл снял униформу защитного цвета, приобретенную на рынке у одного демобилизовавшегося солдата. Пятнистую зеленую рубаху сменил на красную майку с кинокадром. Ступни защитил от ожидаемого путешествия по щебенки, крепкими темными бутсами. На усталых битых ногах остались штаны от формы солдата. Пробежка на месте не выявила чего-то лишнего и неудобного. Кирилл перед выходом, напоследок осмотрел квартиру. На какое бы важное дело он не шел, дом было увидеть боле желательно, чем брата. Заперев дверь, он спустился по лестнице. На нижней площадке у заклеенного скотчем окна, лежала без признаков бодрости Алена. Кирилл опомнился уже в квартире, дочь узнал не по одежде, шестое чувство опередило глаза, он знал, какое лицо предстоит увидеть, обращая её голову к себе. Кирилл не оставил бы и постороннего потерявшего сознание. Задержка на пару минут не приведёт к трагедии, но она может посетить родителей любой другой девочки в аналогичной ситуации. Кирилл положим Алену на диван, не накрывая одеялом необходимо узнать, что с ней. Излишки тепла, возможно, сыграют отрицательную роль. С недопитой из стакана водой он распылил её обычным способом, набрать и плюнуть, добился возобновления жизненной активности дочери. Алена очнулась и с удивлением припомнила, что хуже ей стало не здесь. Болеутоляющее не сработало, в голове, словно бьется наружу пар. Кирилл, набирая номер классной руководительницы, Алене, которая приоткрыла рот, жестом посоветовал не произносить ничего. Дочь натянула на себя одеяло, ниже эпицентра боли, все тело морозило. Кирилл начал договариваться, приводя убедительный довод, но лживый.
   -Извините, ей разрешено не посещать школу при похоронах близких родственников, - руководительница не желала слышать, как её казалось нелепые оправдания. И сообщила вывод о плохом образовании у Алены, обвинив в этом беспечность отца. Кирилл надавил на нее примирительными рамками, пытаясь разжалобить. Они прозвучали как черное сопутствие. - Вот когда у вас погибнет кто-то из родственников, допустим, отец или дет, я спрошу как самочувствие у вас. Моя дочь не в состоянии сегодня учиться. - Отключил связь.
   -Пап. Мне придется менять школу или класс. Ты оскорбил её. Тем более у классной месяц назад отца хоронили. Как мне смотреть в глаза ей. Она по любому промаху выгонять станет.
   -Ты, почему упала, не хорошо стало? Это я дурак, сам то взрослый, а думаю на уровне дитя. Тебе вчера пережить такое не в силах. Ты ребенок, прости не заметил, что на лице у тебя. Это он тебе нанес. Найду... Зачем он... Видит бог не спроста он пристал. Я только ничего особо не вспоминаю.
   Кирилл пригладил волосы на голове Алены, медленно не надавливая, поле благодатной энергии или суровый холод сердца передался через мягкую ладонь, что-то приглушило порывы серых клеточек вести свое существование по отдельности. Отцовское переживание милостью легло на дочь.
   -Куда ты собирался, твоя сегодняшняя манера одевания не сочетается с музеем, - прошептала, смочив губы Алена. - Алан, так себя назвал, этот...- выражение застряло в горле. Манеры этикета иногда проявляемые перед Татьяной, ни кстати. Алена сдержала порыв, смотря на отца. - Он сказал, чтоб ты не работал на шефа.
   Кирилл запомнил имя, не сделав вид, что оно его заинтересовало.
   -Кургановы, Алена не просто звук. Мой отец достоин, носить фамилию пусть сейчас на памятнике на могилке, и все же он сотворил меня, а я Алену. Мы с тобой ягоды единого куста. Петр, ты прекрасно знаешь, стал для нас серьезной рукой поддержки.
   Алена кашлянула не по своей воле, перебив отца. Кирилл умолк принимая естественную реакцию организма на инородных вредителей, как просьба высказать свое слово. Алена и продолжила, смочив губы, их жгло сухостью не меньше лба.
   -Дядя Ившин - Петром она называла его при жизни редко, привычка с раннего детства. - Я еще в той комнате, которую снимали у Нины Самуиловны, боялась его как кощея из сказок. Красивый человек, он за несколько часов обратил меня в его друга. Жалко, что такие люди покидают нас. Ты из-за него хочешь куда-то ехать.
   -Да, ну не переживай я скоро вернусь. Ситуация поменяла своих участников местами. - Кирилл не когда не целовал дочку в лоб и как она в мыслях не просила, не сообразил дать ей возможность побольше испытать себя оберегаемой. - Я должен вернуться к самому близкому человеку.
   -Инну ты забыл что ли? Она скоро вернется.
   -Просто ты для меня я понял недавно, значишь намного больше чем она. Она женщина, их много. Дочь у меня единственная. Только не упоминай мои слова при ней. Она обидится, да и здоровье у неё точно фарфор, - переживать на счет сказанного Кирилл не очень собирался. Дочь подруга Инны, будет лучше, если она узнает правду. - Она мне сильно нравиться, это можно классифицировать как одну из причин, удерживающие браки. Привязанность и жалость, ничего кроме.
   -Мне ты не говорил таких подробностей. Я не совсем наверно правильно растолковала твое откровение, ты, что не любишь её совсем. Её ни в коем случае знать не стоит твоей оценки отношений между вами.
   Кирилл посмотрел на часы, время торопилось. Напутствие Чесова он выполнить должен был давным-давно. Будет нос не припудрен, для охраны Центра не стресс такое видеть.
   -Алена, славно, что ты на моей стороне. Когда я только собирался выяснить с Инной наше значение друг для друга, она раскрывает болезнь. Отказывать в помощи я и не собирался. В подсознании не расставание объяснилось боязнью потерять не её, а совесть. Страх, что она подумает обо мне, как о лишенном чести, выполнил прекрасную комбинацию. Ну все засыпай, от уроков я тебя вроде избавил. Отдыхай.
   Кирилл налил в опустевший стакан еще воды и поставил его на тумбочку у дивана. С собой ни ножей, ни другого колющего и режущего средства угрозы брать не стоит. Защитит их Дарек, Кирилл надеялся на такое, но стоять с боку и не принимать участия в разбирательстве он не собирается. Спустился по лестнице, у подъезда поздоровался со спешащей соседкой. У дома покоилось такси. Таксист, опираясь на капот, писал в блокноте. Вот почему соседка поздоровалась почти, не замечая его. За деньгами поднималась, с собой не нашлось. Кирилл ждал в месте с таксистом. Его занятое время пинанием комком грязи под ногами, оказалось короче. Автомобиль Чесова прикатился, объезжая баки с мусором и им же обложенные, на половину заграждающие выезд со двора. Кирилл сел на заднее сиденье. Рядом с Чесовым на удивление сидел Андрей. Молча ехали по улицам, Дарек мирно сопел, очков с ним не имелось. На коленях покоился не высокий ящик, из кабинета Аббатских. Руки в перчатках бережно терли тлеющую поверхность. В начале пути Кирилл поздоровался с ним. Удостоив его протянутую ладонь, предназначенную для рукопожатия, игнорирующим призрением отвернулся. Расспросить его о таком поведении не стоит, решил Кирилл. Проезжая мимо вокзала, Андрей сказал, что ему выйти надо. Чесов остановил машину и покинул её с необъявленным врагом. На улице бродили цыганки, в цветастых юбках выискивая жаждущую узнать свое будущее женщину. Одна из их толпы цыган окружающих человека со всех сторон, судя по возрасту, хранила иерархическую структуру главенствования. Её темное лицо без обвисшего зоба и длинноватым носом, покрытое косметикой кричало чаще своих подруг. Платок, повязанный на голове, съехал с вспотевшей головы от наговоров и отбиваний от подоспевающих мужей. Разбираясь, принесла она услугу жене, с тыла молодые цыганки просовывали тонкие руки в карманы за толстыми и ни очень кошельками. Кирилл приметил одну такую девочку, младше Алены. Её имя ему известно, она когда-то в начальных классах училась с дочерью. Но не справедливые обвинения в воровстве одной из одноклассниц, кажется Татьяны, привело к лишению возможности спокойной учебы. Девочку родители из школы забрали. А сегодня сестрами она познает или оттачивает унизительное мастерство. И привело её к такой темной полосе, пара купюр проигранных в карты одним из мальчиков, которому родители поверив. Они навестили класс и немного угрожая, убеждали в не правильности поступка. На цыганку подумала и донесла до всех всего лишь свою догадку Татьяна. Кирилл не сопоставил два имени и не раздумывал, эта Татьяна лечит раны в больнице?
   Расталкивая народ, пробивались взбешённые Андрей и Чесов. Активная старая цыганка пристала к Чесову, дергая его за руку, чувствуя слабую добычу. Несвежее дыхание, вырывающееся изо рта с не полным количеством передних зубов, сбило у Чесова пыл и он, сбавив громкость своего бурчания под нос, сказал:
   -Вон за того экземпляра примись. Он порасточительней и обожает зверюшек. Приятного вам разговора, - собирая белый длинный волос под надеваемую кепку, Чесов проследовал к машине. Ветер развивал его полы плаща с не застегнутым ремнем на поясе. Цыганка кулаком провела по воздуху, где он пробегал, не зацепив его (ноги Чесова унесли от удара за повинное сравнение) накинулась на Андрея с двойным рвением. Ему повезло в метре от цели, главная цыганка плюнула и кинула на язык семечки подсолнуха. Чесов, пригибаясь у открытой дверцы, чтоб сесть, впустил звук, и все в гомоне голосов узнали причину обрыва её действий.
   -Нет, нет цыганка Фаяда не глупая. Что видеть, то знать. Вас сам черт в омут не затянет. Всем бы так, но не попадайся мне. Голова твоя не подвластна роду моему. - В спинах подруг затерялась она, оставив нулевой осадок у Андрея. У него в планах не предпринято задумываться над впечатлениями от встречи с ним. Андрей сел в машину. Что сзади хлопнуло. Никто не обратил на раздражитель нарастающего молчания в салоне внимание. Чесов повел по знакомым поворотам и перекресткам. Сырой от дождей лес, накинул белый пух на ветви и опаловый слой листвы. Снег за городом прекрасно заменил одеяние у него бы домам поучиться. Центр все ближе и ближе. За пару километров до поворота на проселочную дорогу мимо проехали три фуры. Колона КамАЗов ехала, медленно набирая скорость. Чесов вскоре свернул вправо. Машина пыталась буксовать в низинах с талым снегом. Добрались благополучно, вылезать и подталкивать не приходилось. Ворота в бетоном ограждении были открыты нараспашку. Минуя темный коридор, ни какой сканер, не проверял лучами машину в основном с посторонними личностями. Площадка, на которой вчера виднелись следы вывоза комбайнов и тракторов, белела от снега. На холодном однотонном поле, оставляя борозды в слое снежинок, прокатилась машина к будке с черно-желтыми диагональными полосами на створках. Кирилл не замечал солнечных просветов в небе затянутым серыми облаками, на просторе он принял низкие сугробы как не настоящие, блестят как будто синтетические. Машину оставили, надеясь, что на нее не кто не позариться тем боле в такой глуши. Дарек нас с собой сундук. Чесов набрал код. Платформа спускала вниз, в шахте от металлической сетки на стенах заиндевелой льдом, исходил мертвый отмораживающийся поток пара. Пункт проверки опустел. Ни одного бережного сторожа с приборами пресечения вноса запрещенных предметов и оружия разуме6еться. Экран, висящий на стене, преобразил её в темную поверхность с белой рамой. Неоновые трубки источали тусклое свечение. Кирилл распознал в низком показателе такой не полной силы трубок мойй озариться тем болле альными полосами на створках. аварийную ситуацию. Неизвестно почему Центр так скоро сворачивает деятельность. Здесь и выброс газов, и реагентов с токсичными веществами. Только совпадение опасное, да тем более проникать в запретное учреждение простым желанием, будет возможно шагом ведущим в ловушку. Что-то не компетентность Черного Густова переходит в стадию полной безалаберности. Любому гражданину, если оказаться рядом, в полнее может повести и с применением твердости и любопытства, ему станут достоверно известны тайны загороженной собственности. Коридор с двенадцатью дверями покрылся грязью, зеленой извилистой линии не стало видно в следах обуви и колес. Чесов у первой двери замер, дожидаясь пока она откроется. Результата так и не последовало, он стукнул по ней, изменений не происходило.
   -Что такое, почему закрыто? Они решили вывезти оборудование. Стоило мне не присутствовать день, и свернули исследования. Такое не должно быть. - Чесов, нервничая, забегал вдоль дверей, пиная и ударяя по ним.
   -Вот вроде и жизнь твоя наладиться сможет. Шанс появился, не упусти. - Андрей с ехидством крикнул встревоженному Чесову. Тот не слушая, выражал скорбь по окончанию его участия в творении будущих разработок. - Чесов идем дальше. Кирилл он нас винить в этом не будет? Сделает подлость, нам же хуже станет.
   -Чесов занять высшие места хотел. Представь из-за него самого Центр переезжает. С собой он тебя - обратился к Чесову - не возьмет. Таких как ты море. Ни много конечно, но в институтах согласятся применить знания за выгоду. Кстати твои домашние новинки все еще у тебя? Не забирали?
   -У тебя голове ни это должно быть, думай, как мы продвинемся дальше. Ворота могли заблокировать навсегда, главный туннель залить бетоном.
   Войдя в подземное подобие железнодорожного депо, Кирилл разозлился. Стоило сутки подождать, его нетерпение привело к лишним переживаниям от нападения на остановке. Ворота открыты, четыре пары рельсов убегали в пустоту высокого круглого в сечение туннеля. Редкие лампы на расстоянии при высчитывании на глаз, двести метров, озаряли земляную насыпь не достаточно, чтоб знать, куда он ведет, и предстоят ли исследователям испытания. В помещении вагонов не было, различались громадные шкафы с инструментами, у одного стоял мотоцикл.
   -Кто открыл их? Главное вовремя. Нам коды доступа дали. Моя дочь и я из-за этого абсурда возможно и не подвергались угрозе жизни, - выругал себя Кирилл и вроде остальных, безосновательно виня в этом их.
   -Ворота открыты, составы в рейс ушли. Забирают установки с того конца Центра. - Объяснил Чесов, переступая линию ворот.
   -Может, на мотоцикле доберемся? - предложил Андрей.
   -Громко и все не уедут, по три раза ездить придется, кто-нибудь услышит. Пешком дойдем. - Чесов поманил за собой обрывая мечты Андрея на легкое преодоление расстояния туннеля.
   Все ступили с боязнью, на землю в туннеле. Кирилла принялся мучить своевременный вопрос. Нет смысла таить его дальше, остальные раньше или поздно этим поинтересуются тоже.
   -Чесов я вообразить не могу, слой земли по бокам и над нами приклеен? Почему туннель как труба и на её стенках земля, не зависимо где низ и верх?
   -Зря спросил, я не имею информации как она удерживать столько много земли. В вагоне, когда едешь не очень можно разобрать что да как, узкие окна.
   Дарек не создавая теорий, каким образом покрытие не падает, отнеся к этому проще. Демонстрируя причину рассуждения, пошел к закругляющейся поверхности. Положение его тела не изменялось относительно насыпи, идет как обычно. Для округливших глаза Андрея и Чесова он взошел верх на стену. И шаг за шагом оказывался выше, без труда переступая, не теряя равновесие с повседневной легкостью, переместился на потолок. Кирилл ощутил неловкое головокружение от изменения Дареком естественных законов притяжения. Охранник побывал здесь с профессором Аббатских и гравитационный парадокс для него не новость.
   -Принцип притяжения мне профессор не старался объяснять, но как я понимаю под землей за стенкой трубопровода - широким жестом верх ногами показал вперед на весь туннель с рельсами, Кирилл поднял лицо, Дарек смотрел на них, опуская голову, и находился прямо над ним - вращается с ускорением цилиндр диаметром немного большим. Конечно, я не учился на физика и не знаю, правильно ли думаю. Я пол часа старался только объяснить профессору, что это за туннель. Он занервничал и обвинил Густова в ряде плагиата.
   -Слезай мне тошно. Ребус, а не дорога, - сказал Андрей, пытаясь допрыгнуть и задеть кудри охранника. Приземление после взлета с неудачной попыткой немного замедлилось. Делить меж собой впечатление не стали, двинулись дальше в сумрак главного туннеля, в котором нарушали с начало тишину шаги. Дарек нес сундук, Кирилл не спросил про содержимое, но боялся его падения, из рук не принявшего во внимание просьбу Андрея, спуститься в низ. По пути попадались короткие сухие кусты и прорезавшиеся сквозь слои земли. Для роста им хватало мизерного количества света цилиндрических ламп в защитном каркасе, они были установлены, как и предполагало визуально не всегда точное измерение на расстоянии двухсот метров. Километра три тоннеля остались позади. Лампы прерывали темноту, они не распределялись равномерно по всей длине, в количестве трех ютились рядом на одном участке тоннеля. Рельсы постепенно отдалялись друг от друга, два левых пути взбирались на закругленную земляную поверхность. Один изогнулся, так что по нему шагал Дарек на потолке. Второй левый остался с боку. Противоположные рельсы, как сказал Чесов, приведут в зону пятой ступени, и возможно пройдут по щебенке. Всем стало очень неприятно от звука в тоннеле. Ассоциации у каждого сходились - едет поезд. Проблема оказалась сложнее. В темном круге тоннеля впереди мелькали фары поездов, ни одного, а целых трех.
   -Он остановит поезд? Машинист должен нас видеть,- сказал Кирилл, надеясь, что опасность исчезнет по воле человека.
   -Не жди. Составом управляет бортовой компьютер на аккумуляторе. Там нет ни одного машиниста - указал на надвигающиеся с безумной скоростью поезда - нас снесет с ног и под рельсы затянет.
   -Бежим к лампам, зацепимся за решетку, - предложил Андрей, выбирая к каким лампам устремиться. К тем, что впереди или оставшимся позади. Решение возникло, не замедлив ни на секунду. Все вчетвером по единой интуитивной, беззвучной команде развернулись. Дарек сменил позицию на потолке, шпалы выпирали и затрудняли бег. Соединив силу воли и быстроту чуть не атрофированных ножных мышц, от минимальной нагрузки, все в машине да в машине, лишь ведение экскурсий по музею напоминали, что такое утомление, Кирилл хвалил себя за выбор формы. Через три десятка метров с не сбавляемой скоростью бег выжав капли пота из подверженного резкой спортивной активности организма, закончился длинным прыжком с вытянутыми руками. Решетчатый цилиндр с крупными ячейками прекрасно подошел для спасения, пальцы свободно ухватили за прутья, за которыми функционировала лампа. И тут Кирилл понял, он спиной к поезду, ветер создаваемый составами ударит в него, и он не в состоянии будет сопротивляться порыву, ломая суставы пальцев, перевалит через лампу и его стукнет о землю. Срочно меняя позицию, он вытаскивал с начало, расцепив пальцы одной руки, сразу обе нельзя, неизвестно как далеки поезда идущие по рельсам к воротам незапертые по такому случаю. Кирилл занял избавительную лампу в защитной решетке на левой стороне от путей, по которым следовал он и Андрей с Чесовым. Где они, успели воспользоваться шансом, Кирилл не думал. С боков замелькали вагоны, стена воздуха, не отставая, догоняла стучащий механизмами поезд. На миг до этого Кирилл переставил ладонь, невидимая тяга подняла ноги вверх, их обдало стегающим холодным ветром. Земля ударила в перевалившийся корпус, сопротивления потоку воздуха стало меньше и он, не втягивая Кирилла под колеса, мчался дальше. Кирилл лежал на спине, на потолке вагоны гремели, везя неведомый груз. Он и сам не совсем в низу, гравитация тоннеля притянула тело к закругленному боку. Дарек проявил большую сообразительность и скорость. Но ему пришлось удерживать еще и сундук профессора. Ногами в сторону ворот он лег сразу, груз прижал к себе свободной рукой. Локоть левой руки, взявшей на себя двойную нагрузку, буквально разрывало, но Дарек напряг мускул, подтянув себя ближе к лампе. Угроза миновала, поезд стал, появлялся в периодически освещенных участках тоннеля. Последние вагоны скрылись в ослабевшей дымке поднявшегося пыльного облака. Кирилл открыл глаза, над ним распростерся Дарек. знание, заложенное с детства о том, что все падает в низ, вдавило его в сумбур мыслей, он попрощался с жизнью, огонь в сердце наносил жуткие колющиеся укусы изнутри. Дарек облегчил хватку, и сундук не остался без крепкой людской цели не упустить доверенную вещь. Кирилл зажмурился, принимая волю сложившегося обстоятельства. Рвущий пространство состав на батарейках поверг Кирилла в забытье мелкой амнезии. Сундук не прилетел с верху, череп остался цел, не разделяясь на костные осколки. Ручка сундука брякнула, охранник силой оттолкнул его пяткой, он почти ненавидел взятую на плечи обязанность следовать с группой и при этом не бросить тяжелую ношу. Кирилл осмотрел зону, освещаемую лампами. Андрей привлек все свою любовь живым существам и во время воздушного затягивания не позволил себе оставить без спасительного круга Чесова. Алексей от жажды жизни развил такую скорость, и, спотыкаясь об выступ в земле, взлетел благодаря аномалии тоннеля на почтительное расстояние от насыпи. Лампа оказалась позади его места посадки. Андрей не внял личным убеждениям, а стоит ли он того чтоб лишить его удачного преждевременного полета к небесам. Бросил решетку, оскал к сотруднику Центра затуманился в глубине души. Пожалеешь потом, не простишь себе, если будешь подчиняться низменным основаниям для не протягивания руки помощи, корил заранее себя Андрей, уже сделав пол дела. Чесов потерял сознание, на лбу кровоподтек с земляной налипшей оборкой. Где не маленький комом грязи приобрел аэродинамические способности и, вращаясь в пыльном течении меж вагонов, удостоил Андрея, пощечиной разорвав кожу на подбородке. Держа ворот плаща, он согнутой в суставе рукой обнял решетчатый цилиндр лампы. Струйка красной жидкости вытекала из узкой раны, Андрей не придумал другого способа, приостановки кровотечение и придавил подбородок к белой макушке, лишенной сильным ветром кепки.
   Вставая и отряхиваясь, Кирилл обрел желание вскрыть загадочный для него сундук, ему казалось содержимое требует публичности. Кашель разодрал глотку Кирилла, прежде чем он спросил Дарека. Земля залетела в рот и ни как не хотела освободить полость, осев на слизистой носоглотки. Дарек похлопал по ключице Кирилла рельефной от прутьев ладонью. Хрип от осевшего слоя земли прервался, Кирилл разогнулся и выплюнул грязную слюну. Андрей тормошил бесчувственное, обмякшее тело, Чесов не дал признаков жизни. Его лоб источал кровь, стекавшей тоненькими нитями по векам и щекам. Кирилл, будучи не ранен, подбежал к пострадавшему. Хотелось бросить в него чем-нибудь для придания большего эффекта злости, Кирилл взялся за шею Чесова и встряхнул его как мешок с картошкой, он не реагировал на возмущение кричавшего, на его беспечность и не предусмотрительность в важном деле.
   -Попробуй не очнись я тебя лучше любого поезда разрежу. - Андрей собрав остаток энергии не щадя себя, отнимал Кирилла от белеющей шеи, а он продолжал вопить на весь тоннель - ворота закрыты, надо к профессору, к вашему слепцу. Да я из-за этого Дарека мог калекой стать, в городскую лечебницу для душевно больных слечь. Ты проснись, хватить ржать там надо мной в своем сне.
   Жертва всхлипнула и застучала с корчеными пальцами по насыпи. Зрачки Чесова почернели, увеличивая диаметр изумления. Ему не очень понятно, почему его давят как собаку. Кирилл сжалился и пришел в месте с Чесовым к разумному восприятию обстановки. Сзади сказал Дарек:
   -Вот и первое столкновение, - на него посмотрели все трое - я имею виду столкновение с Центром. С его системами.
   Поход продолжился. Через пару километров правая рельсовая дорога ушла поверху в щебеночный коридор на развилке. В нем тоже царствовало не естественное притяжение. Дарек у входа бросил ненавистный сундук под ноги, щеколды звякнули. Кирилл под предлогом отдохнуть, присел возле охранника. Сундук с металлическими начищенными лентами раскрылся. В нем покоились две толстые, резиновые на вид, перчатки. На ладони прикреплен округлый прибор, напоминающий формой жука. Блестящую поверхность с темно зеленым отливом, делили кривые линии, делая ее схожую с хитиновым панцирем, тонкая вдавленная полоска тянулась вдоль - это границы соприкасающихся жестких крыльев, на ней две кнопки, та, что поперек вырисовывала головную часть.
   -Я в прошлый раз перенервничал, может удосужиться кто-нибудь, поведать мне как они называются? - спросил Кирилл, переводя внимание на второй предмет. Черный ящик из пластика с парой оборванных проводов с боку, соседствовал с банальным коротким ломом. - А зачем нам все это? Эта штука схожа с магнитолой из машины, только остается гадать, как тут очутился лом, - после не которого молчания тихим медленным голосом сказал - и перчатки. Набор взломщика и доход. Ты кем работал до того как связался с профессором?
   -Не твоя главная забота, объясните ему, что такое "жуки". Мне делать нечего что ли - Дарек надел одну перчатку, вторую бросил Андрею. Кулак охранника поскрипел от растягивания резины, "крылья" отражали причуды света в зоне пятой ступени. Лампы с боковой стороны меняли красный на зеленый цвет и обратно. Рельсы, строго не отклоняясь на потолке, прямо вели к далекой стене. С не близкого расстояния можно разглядеть черно-желтые диагональные полосы на воротах, к которым еще идти и идти.
   Чесов прижал рану на голове сложенной вдвое тряпкой, оторванной от рубахи, опуская её он созерцал творение проклятого полета. Собственная красная кровь повергала его в задумчивость, он расшиб лоб на начальном этапе проникновения в сердце Центра, что утратит через час, и покидал он отделы рассуждения мозга, вдыхая свежий обостренный запах своего внутреннего органического "Я". Перчатка у Андрея не задержалась, он отдал её Чесову.
   -У меня не сжимается - показал истертую и опухшую ладонь - Чесову подойдет, он рвался воспользоваться ею. Уступаю.
   Алексей, не глядя, натянул перчатку. Играя бликами света на "жуке", приложил не очень запачканную тряпку под челку и добавил к словам, сдавшего второй раз позиции.
   -Надо двигать дальше, кто будет водить по предметам лучами все равно.
   Кирилл не ввели в курс функциональности "жуков", он надеялся, что разберет, как они действуют при эксплуатации. Щебеночный тоннель длиной с три километра, был в прохождении тяжелей. Ступни вязли, вдавливаясь в зыбучий слой насыпи. Шаг за шагом и все стали замечать некую черную точку с левого стороны. Дарек вел процессию впереди, когда точка увеличилась и выросла в прямоугольник, он нажал на кнопку "жука". Рассеянный зеленый луч, источаемый отверстием в области глаз "жука", бороздил по мелким серым камушкам, стараясь засечь коварные мины или иное скрытое приспособление охраны. Дарек сторонился некоторых обследованных участков и советовал поступать как он, сомнений ни у кого не появлялись, в особенности и Чесова. На три раза уже просвеченный квадратный метр он перепроверял с контролерским энтузиазмом. "Жуки" осведомляли писклявым женским голоском о наличие и свойствах вещества под слоем щебенки, при этом добавляли технические характеристики устройств, содержащие эти реактивы. На черной двери с боку выделялась ручка, Дарек попросил не ступать за ним. Он медленно продвигался к двери, и подошва касалась камней только там, где пятно зеленого луча удостоверяла о безопасности. Дарек глубоко дыша, выслушал напутствие "жука", луч сменял цвета, используя на полную свои возможности, один раз он пронзительно запищал и умолк, заставив поморщить лицо каждого. Дверь при переходе на боковую поверхность приобрела значение погребной, ведущей вниз. По дозволяющему взмаху охранника остальные присоединились к нему. Створка откинулась на петлях, в проходе яркая комната, со стеллажами вдоль стен. Дарек отважился и прыгнул, упал он как ни странно не вниз. За ним ступали в пустоту по очереди. Кирилл встал с валяющегося Андрея, отклонился с сторону уступая место летящему не под естественным углом Алексею с развеваемыми полами плаща. Все разобрались и сориентировались с новым гравитационным положением. Стеллажи, заполненные папками с бумагами, уходили вдаль и требовали спокойствия, одному человеку такое количество печатной информации освоить или мельком пролистать не получится. Разделенные на отсеки с буквенным наименованием стеллажи покрылись пыльным налетом на полках. Перечитать и найти нужные сведенья стало невозможным.
   -Слушайте здесь столько макулатуры - сказал Андрей раскрыв одну обильную листками папку - нам никогда не понять, что искать, и где это в них найти.
   -А зачем рыться в них, проще к директору отправиться и разузнать и него лично обстоятельства убийства, Кирилл, пожалуйста, не лезь во все документы. Мы можем столкнуться с взрывчаткой и в папках, - произнес Чесов, сканируя полки. - Камер не видно, не могу даже сказать плохо это или нет.
   -Ни как ни говори. Нас, вероятно, запустили в такие глубины ловушки, что разрешают нам добыть побольше улик и данных насчет нечистоты программ Центра. А Ившин случайно не пострадал здесь, именно между стеллажей? Он, возможно, искал доказательства. Только какие и где? - рассуждал вслух Кирилл.
   -Там где пол истерт и немного в запеченной крови - предложил Дарек, доходя до конца коридора из стеллажей - и есть место преступления.
   Кириллу дойти до охранника мешали почему-то прекратившие движения Андрей и Чесов. Смолчал и проигнорировал оскорбительные в отношении покойного слова, Кирилл толкнул две напряженные сомкнутые боками спины, ждавшие ответной реакции на речевую провокацию. Кирилл не обижал никаким образом Дарека, не смеялся при зачислении его Перцовым в определенную группу людей собирающихся вокруг профессора. Есть причина, но Кирилл в ней виновен не лично. Он сам пострадал, ни меньше небесного автомобиля, и знакомство с охранником вне кабинета не должно носить мстительный характер. В злости Кирилл перенес вину на Дарека, сам поставил машину на стоянку. А остальное стечение обстоятельств.
   Чесов обогнул охранника и прорвался к обычной деревянной двери в конце комнаты первым. Предусмотрительно вняв позволительным советам "жука", удостоверился различными излучениями, и обхватил круглую ручку. Дверь без скрипа приоткрылась, в ней сиял не интенсивный свет. Кирилл проследовал за ним. Маленькая низкая комната с очередными полками, на них ютились поставленные в притык кассеты, формата по толще и длине чем видеомагнитофонные. Чесов взял одну и прочитал неразборчивую надпись:
   -Дата позавчерашняя. Написано "Голограф-запись". Других кассет нет. Одни эти. Наверно на них запечатлены исследования в зоне пятой ступени?
   -Почему ты так решил? И если ты прав, их необходимо просмотреть. Но как, на чем? - спросил Кирилл.
   -Дарек, - позвал Чесов, выглянув из комнаты - иди скорее судя, - охранник вошел, разглядывая помещение. - Ты когда наведывался с профессором в кабинет Густова, не замечал на стенах камер с трех сторон?
   Дарек подумал, приложив палец к губам, и ответил, впуская четвертого в тесную комнату. Андрей движение в движение повторил манеру охранника осматривать с начало светильник на потолке, а потом шкафы с кассетами справа налево.
   -На сколько мне помниться там действительно с разных позиций расположились подобия камер. Их обзор захватывал и столы и установку. - Дарек чувствовал недовольство Кирилла и не поворачивал лицо к нему. Направил зеленое излучение на каталог голографических наблюдений. Свечение засекло что-то отличное от кассет в низу на полке. Дарек нагнулся и, раздвигая коробки, вытащил проектор. Устройство не подходило для просмотра диафильмов, с боку на тонком металлическом корпусе выдавленная надпись "Голопроектор". Тяжелый угловатый прибор с двумя ручками по бокам, объективом и проемом для кассет.
   -Что искали, то и в руки попало. - Со смехом сказал Чесов - осталось подходящею запись раздобыть. Надеюсь, она не уничтожена как доказательство.
   Восемь рук занялись работой на четверть часа. Кирилл перемену отношения Чесова к Центру расценил как прозрение, наступившее вследствие прекращения его научной деятельности. Ни каждый так резко переходит на сторону с противоположным мысленным укладом. Сказал он мало, но если и не проявит зашкаливающего эгоизма его недавние убеждения можно толковать, как хотение соответствовать идеологии директора. Кассета с датой убийства явно была удалена по причине её важности.
   -Не надо отчаиваться Кирилл найдем мы кассету - где-то в щебеночном тоннеле проревел двигатель. - Вроде мотоцикл. Я говорил тебе Чесов, давай на нем отправимся. Из-за тебя там кто-то разъездился - крикнул Андрей, покидая комнату.
   Кирилл собой захватил голопроектор. Дверь прикрыли, стараясь не оставить следов присутствия. Стеллажный коридор тянулся около сотни метров, и успеть добраться до выхода не возможно. Мотоциклист, принимая во внимание удаляющийся источник звука, проехал к воротам. Андрей сгреб несколько папок на возмущенный вид Чесова и Дарека сказал:
   -Почитаю на отдыхе. Разузнаю, что они собирались делать и что сотворили.
   -Нам живыми выйти надо от суда. В хранилище папки могут содержать обыкновенные доклады сотрудников первых ступеней, - говорил Чесов, перебивая голос "жука", две толстые кожаные папки в начале стеллажей таили за своей пухлостью баллоны с газом. По случайности их ни кто не тронул и по расточительности удачи, ни кто не зеленым лучом не прощупал.
   В щебеночном тоннеле имелась тонкая колея от колес мотоцикла. Комнату закрыли, свет в ней при захлопывании двери погас. С ношей Кирилл следовал до самых полосатых ворот, вышиной до потолка. Две рельсы на верху пролезали под специальный узкий проем над воротами. Истерическая идея появилась у устающего с каждым метром Кирилла, вдруг они не откроют их. Дарек у железного косяка ломиком вырвал панель с кнопками, провода заискрились и качаясь повисли.
   -Мне вторую перчатку надо, - обратился он к Чесову - и подержи дешифратор - надевая перчатку, кивнул на ящик с парой проводов. Чесов послушно выполнил указания. Дарек что, шептал, Андрей, находясь с Кириллом на почтительном расстоянии, вынес версию тихим шевелениям губ, будто бы охранник молился. Голопроектор аккуратно положили в вырытую ямку и засыпали, с ним дальше идти бессмысленно, а не прикрыть не разумно. "Но почему я не додумался на середине тоннеля - корил за оплошность и глупость себя Кирилл - возвратились бы и забрали". Дарек изолированный от ударов током, примотал концы проводов из панели к проводам дешифратора и вдавил в кнопку на одной из сторон. Прибор зажужжал и принялся мигать единственной кнопкой управления. Ворота после ряда щелчков разъехались и выпустили морозный воздух. Высокий зал, заполненный до неоновых трубок потолка громадными двухметровыми ящиками, составленными друг на друга пирамидой. Все они разместились по углам. Пустое пространство занимали два транспортных средства, знакомый мотоцикл и старый мини грузовик. Ветер сновал по залу, обдувая панели ящиков из прессованных опилок. Чесов ни делая шагу не посветив лучом, возвращенного "жука", пробрался к середине зала, выдохнув, направил излучение вправо. Все при достаточной освещенности заметили слипшийся волос в иссохшей крови на его затылке, но не поинтересовались, не травма ли на голове у него.
   -Я поражен количеством стольких тоннелей. Этот ведет на улицу или в великую морозильную камеру, - выговорил, стуча зубами Чесов - у директора похоже гости. Не сам он же катался - подходя к мотоциклу, он обследовал его с рвением в глазах, вознамериваясь сесть на него, но ключи унесли с собой.
   Темнота длинного не освещенного тоннеля, воцарилась до крохотной точки света на противоположном конце. Под сводом этого пути перемещаться лишь возможно на колесах, в теплой кабине. Идти пешком потрясение для здоровья.
   -Из него и ввозили ящики. Но теперь они же и мешают вывозу - сделал вывод Кирилл, шагая на встречу света в конце тоннеля, загороженного выступающими боками высоких ящиков. - Чесов ты может, знаешь, почему в Центре расстояния от одной двери до второй не меньше километра. Не компактная планировка. Кирилл различил тихое сопение в десятке метров от него у черных стен, там кто есть. Разбираться, звать Кирилл и не думал. Неведомое оно и на то неведомое, и узнать его по собственной инициативе он не очень желал. Он понимал, что глупо вводить самого себя в равнодушные суждения, стоит показать спину, и ты ни когда не узнаешь своего убийцу и вообще многого прочего. Кирилл с твердой уверенностью на трусость в темноте развернулся и присоединился к остальным.
   -Бетон и длинные тоннели не спроста, как ты Кирилл догадался. Это средство защиты, своего рода бункер, - сказал Чесов, расхаживая по залу и звеня бляхой ремня, с поднятой головой, - но он имеет обратную сторону использования. Не прятаться в нем будут. Он защищает местность от выброса радиации при катастрофе.
   Вымеряя расстояние до потолка (до него около двенадцати метров) Чесов породил в Андрее бурю эмоций, которые направились на его персону. Руки Андрея потянулись к Чесову, воплощавшего для него в тот момент начальство Центра.
   -Реактор? Здесь есть реактор. И ты молчал, ни чего не сказал нам. Да над нами столько лесов и животных, как вы посмели вторгаться со своими бредовыми идеями в их сферу, - хрипя сдавленным голосом сквозь стиснутые зубы, говорил Андрей.
   -Не драматизирую. Маленькая атомная электростанция для поддержки экспериментов. Она на том конце тоннеле. От куда поезда шли. Её наверно заблокируют, оставлять радиоактивные продукты совсем не безопасно, - ответил Чесов.
   -И как долго вы доходили до понимания, что ядерная энергия не достаточно сочетается с нормами природы - язвительно спросил Андрей. - Эрозия от воды через десятки лет прошьет толщу стен насквозь. Особенно при наших экономных строительных кампаниях. Дешевый материал им собственным детям преподнесет подарок. На многие километры все получит дозу облучения. Ты, вы... Необходимо срочно доложить.
   -Позвони, ни кто выбивать из рук телефон не станет. Но связь недоступна - произнес Чесов, с абсолютной уверенностью в глупости затеи Андрея и пустых словах.
   -Сам ученый, ты в школе на уроках О.Б.Ж. присутствовал? И наверно в качестве пособия? - огрызнулся Андрей - здесь сеть из-за бетона недоступна, но кто его знает, может не бетон вовсе все это, а бутафория, которой прикрывают реактор.
   -Перестаньте, не хватало у самой цели лицо друг другу бить, - вмешался в разгорающийся диалог Дарек. - "Жуков" держать наготове. Действовать без промедления.
   В передней стене, не заставленной ящиками, имелась дверь с привычным черно-желтым оформлением и полукруглым верхом. Дарек нажал на кнопку и створки раздвинулись, позволяя войти в длинный коридор, напоминающий прорубленный проход в холодном камне горы. Тесное пространство не позволяло идти бок о бок, продвигались колонной. Сзади сомкнулась дверь лишая радости видеть свои ноги и спину впереди шествующего. Через пол минуты Дарек приказал снизить деятельность всех возможных источников произведения громких звуков. Андрей глубоко вдохнул и, сопя, выпустил через нос отработанный газ. Красный луч от "жука" Чесова вытягиваясь, сузился и мог сравниться с лазерным прицелом винтовки. Дарек первым проследовал к Густаву. И это помещение попахивало гигантоманией. Не дворец все-таки. Запрос заказчика по созданию кабинета наводил на мысль, что гениальность требует примыкания для эффективности к себе некой доли не нормальной мании, с не респектабельной основой. Вышина предыдущего зала, восьмигранное сопряжение из стен, делало кабинет сходным с полой призмой с восьмью углами. В середине стояли три стола с наваленными стопками бумаг, разбросанными линейками, у клавиатуры единственного компьютера стоял бокал. У столов находились высокие светильники, озаряющие цифры и расчеты, не много света достигало и темного стекла стен. Верх зала ущемляли в потоке фотонов. Свое геометрическое основание он прятал в темноте, блики от светильников не добирались выше шести метров. Дарек вылетел из коридора, подскочил к наклонившемуся над листами человеку в черном костюме и, обрушивая свою руку меж лопаток, придавил его к столешнице. Андрей принялся ослаблять хватку Дарека. Человек в черном возмущался криками браня приспешников черта, размахивая тонкими руками. Бокал, из которого он пил, упал и разбился.
   -Свидетеля покалечишь - уговаривал отпустить человека Андрей - тебе потом Кирилл голову отвернет.
   Кирилл последнего не разобрал, он осматривал поднятую на четырех железных столбах платформу с подведенной лестницей с перилами. На краях платформы находились две округлые прозрачные толстостенные кабинки с креслами, проникнуть в них можно было через вытянутые овальные люки. Сейчас они были герметично заперты. Под платформой из-под кабинок в пол уходили перекрученные провода. Кирилл огибая столы и светильник, подошел поближе к установке, под подошвой чувствовалось шарканье о металл. Кирилл опустил в низ лицо, отверстия с игольное ушко покрыли весь пол, тесня друг друга. Не заинтересовавшись, по каким причинам, они нашли место в кабинете, он взошел по лестнице на платформу и обернулся. Человека в черном подняли, его очки разбились, он принялся быстро искать что-то в карманах, но, не успев воспользоваться этим. Дарек автоматически треснул по ладони вынимаемой из складок пиджака. Послышался новый треск линз, запасные очки пришли в негодность, из-за вызывания у своего губителя ассоциацию с пистолетом. Человек с овальным лицом с тонкими клиновидными усиками и седыми остатками волос за ушами, понервничал, от не способности полноценного восприятия мира сказал, поворачиваясь к размытому пятну - лицу Дарека.
   -Вам сказать кто ты после этого. Разгильдяй, у меня нет третьих очков как я тебя увижу - говорил человек беспокоясь не за вторжение, а за поломанные очки.
   -Черный Густов - от слов Дарека человека сжало и покоробило - мы пришли за вами. Пойдете с нами.
   -Не калечь его, не надо, ты ему и так удовольствия не доставил. На бумаге кровь едва не пустил - предложил Андрей более гуманную манеру общения.
   -Я не знал, что он не имеет понятия, что в Центре посторонние. Действовал по обстоятельствам. Увидел, лишил вариантов к оборонительным поступкам. Это мог реакцию мою проверять, как ловок я или нет. Один раз за очками полез, а потом решим что, он безобиден, предположим, мы позволим показать некоторую штучку из кармана, и она нам дырок в теле наделает. А впустил всех, чтоб не убежали. Двери наверно уже заблокированы?
   -Ты пораньше сказал бы - произнес Чесов, разбирая и сортируя бумаги. - Нам твое прозрение в подобной ситуации, если выход блокирован, не сподручно. Раньше говорить надо было, - застучал по клавишам и с нарастающим удивлением крикнул - Ничего себе, чем это директор занимается.
   -Мистер Густов что молчите - спросил Кирилл с платформы, пробраться в кабинки не отважился - это он Дар...
   Дарек крикнул, неясное выражение слилось смахивая больше громкий выдох. перебивания Кириллу показалось протестом против общения с ним. Дарек приложил указательный палец к губам, повертел головой, продемонстрировав жест остальным.
   -Ни называйте при нем имен, - объяснил Дарек, крадя возможность у захваченного человека, свободно пользоваться руками, связывал запястья длинным шнуром, раздобытым из собственного кармана, - ты уже выдал друга - с укором посмотрел на Андрея - сам рассудить мог. И хорошо, что очки наши лица не дадут тщательно разглядеть. Если, с боем отходить будем, и за возможность выхода отдадим Густава. Тогда лучше не знать ему кто мы.
   Кирилл спустился, установка не веяла опасностью, но между сферами не видимое натяжение энергии влияло пугающе на психику. Присоединился к Чесову, монитор выдавал такую информацию, что волосы от непривычности шелестели на затылке. Кадры копировали зарисовки и схемы чертежей установки с двумя сферами. Название её высвечивалось зелеными буквами над текстом прокручиваемым, рядом с сопутствующими наглядными картинками. "Механизм реинкарнации"
   -Не имеете право пользоваться моими знаниями и техникой. Вы нарушили право частной собственности. Я вас из могил достану, - угрожал Густав, вскипая как чайник при виде погруженных в его труды чужих глаз. - Вы не понимаете куда попали. Отпустите меня и дайте продолжить работу тогда я, пожалуй, попрошу хозяина не трогать вас.
   -Над тобой кто-то еще есть - криком спросил Кирилл, не отводя от экрана взгляд. - И кто разрешите поинтересоваться и не хотите ли нам поведать историю смерти вашего сотрудника. Как там его Ившин, по-моему - подыгрывая ситуации, сказал, выпрямляясь и протирая веки Кирилл. Его прекрасное знание целей приведших к Густаву, подскажет ему о серьезности посещавших или об дружественных отношениях. Он старался не повышать голос и не делать акценты в разговоре, что он чрезмерно опечален гибелью Ившина. Дарек прав не известно как им придется возвращаться. - Рассказывай все, что можешь рассказать. Мы скупы на вежливое обращение к притесненным нами же людям.
   -Кто такой Ившин? - спросил Густов, выискивая пространство, откуда ему казалось, с ним беседовали. - это наверно вы имеете виду Петра. Да он превосходный помощник, но я не, к сожалению, давно потерял с ним все средства связи, - губы вытянулись в тонкой улыбке, Кириллу до нее чудилось, что серые зрачки специально ни находили его. Теперь они настырно не упускали каждое движение.
   -А тогда почему в вашем столе лежит голозапись со дня убийства? Случайно? И не утверждайте что у вас в кабинете проходной двор. - Андрей растормошил все спокойно хранившееся под крайним столом. Перевязанные ленточками папки, несколько потертых чемоданов, отстегнув защелку, он вытащил кассету с датой на белой боковой полосе. - И так директор Центра, чем вы тут занимались, что проводили?
   -С начала развяжите, обыскали всего, оружия нет, бежать нее в состоянии. Кожу верки натерли, я не люблю боль - пожаловался Густав. Дарек размотал узел и, скрутив шнур в моток, уложил его в карман. Густов походил, разминая колени и медленно с сопровождающим до каждого следующего метра Дареком, добрел до стеклянной стены. Чесов не унимался поглощать знания, занесенные в компьютер. Он был уже полностью информирован в сфере деятельности пятой ступени. Пот каплями стекал по щекам, нагревая бледную кожу.
   Густав прикоснулся к стене, раздался тихий щелчок, поверхность выпирала по центру. Узкая щель увеличивалась, раскрываемыми стеклянными створками до самого потолка. Ниша была заполнена книгами на крепких полках, вертикально уходящими вверх, расстояние между полками равнялось метру. Тома старые, толщиной с кулак, мостились, молча, тая в себе великие мысли и предположения былых философствующих мудрецов, внявших в истину, что цивилизация сегодняшнего дня будет всегда просить предков о милости в прозрении. Кабинет являлся в то же время и библиотекой из высоченных закрытых шкафов.
   -Я Черный Густав - повысив интонацию, произнес, выпрямив грудь, с восторгом приподнял лицо, Густав - Пророчу, вам мои собранные сочинения и энциклопедии, не придется гореть от стыда за вашего слугу.
   - Не спеши ты про "гореть", - вставил в его речь Кирилл - с книгами ты и в костре найдешь общие для вас разговорные темы.
   Густав, вскинув руки, после продолжительного выдоха сказал:
   -Я творец великой непобедимой цивилизации будущего. В ней нет места смертям и потерям. Люди не исчезают за пеленой неосвоенных миров. Там каждый имеет право на срок жизни.- Густав впал в планы не построенной утопии. Он отрекся от его главной проблемы показывания, чем занимается в кабинете. Он не поразил Дарека, у него было не выражение лица, на границе освещенной территории это больше походило на гримасу из граффити на стене. Твердый голос Дарека, не принимая перспективных благ, осек его:
   -Тебе кто-нибудь в детстве говорил, что болтать много и бессмысленно не хорошо. У тебя мать была? Или отец, с ремнем?
   Чесов щелкал по клавиатуре и постоянно прислонялся к монитору глазами. Андрей подтолкнул к нему стул, услуга воспринялась Чесовым, без понимания кто её сделал. Потерев разбитый лоб, он сказал:
   -Батарея "Неодика". База данных об индивидуальной регуляции нервно-гуморальной системы. Вы что перекачивали на магнитные диски особенности характера человека. И как дальше они воспроизводились в новом объекте?
   Густав посмотрел на угрожающий вид охранника и с визуального дозволения направился к компьютеру.
   -Я просто очищал разум нового объекта от заложенных в него мыслей. Препаратами стирал память и приостанавливал функции желез внутренней секреции. - Густав указал пальцем Чесову что-то на изображении монитора. - Умоляю вас - обернувшись к Кириллу прижимая бледные ладони к дряблой шее - реинкорнация ведет нас к бессмертию. Невозможно постоянно мешать гениям. Вас должен Бог покарать за противоборство с наукой. Люди умирают и воскресают в других телах.
   -Где другие тела собираетесь брать. Если каждый захочет существовать постоянно, дефицит оболочек? - спросил Кирилл.
   -Но позвольте разве на улице - достал платок из нагрудного кармана и протер лицо, осыпанное желтыми пятнами - не достаточно материала - улыбнулся, как будто ответ его очевиден.
   Дарек лучом "жука" посветил в серый глаз. Густав тихо зашипел, но не осмелился предъявить претензии, дугой обошел, столы и взошел на платформу. Дарек вытащил том и подбросил его. Книга с грохотом шлепнулась на пол с мелкими отверстиями. Густав приподнялся с последней ступени и повернул голову к раскрытой части библиотеке. Он молчал, с такой дистанции он не разглядел вандализм. Стоять и ничего не делать надоело Кириллу, пустоту внутри не заполняли бесы, ищущие мести. Директор Центра вел себя достойно, волновался поначалу, но скоро породнился с ролью заложника.
   -Почему Петра убили? - задал вопрос Кирилл - он как я сообразил, не мешал. И в кабинет он, как и остальные не навязывался.
   -О, если б я имел сведенья о его кончине. - Густав развел руками - в тот день я задержался. Меня вызвал отчитаться о проведенной работе ... Мой хозяин. Тело Петра лежало у столов. Никого в кабинете не было. Ну, сами сообразите, зачем мне его смерть. Он из всех сотрудников сам предложил использовать его в эксперименте. Я теперь долго буду искать нового помощника.
   -Слушайте его, он не понимает, что его деятельности пришел конец. Все Черный Густав, вы сняты с должности директора Центра, - крикнул Кирилл на платформу - И ты человек за компьютером не в его власти. - обратился к Чесову. Дарек отрицательно покачал головой, стоит собрать логическую цепочку, и получается, Кирилл выдал Алексея. Но у него вырвались слова самопроизвольно.
   Двери в кабинет раскрылись. В тени к столам скользил тонкий силуэт. Заинтересованный Густав кашлянул и спросил:
   -Вас там армия? Кто вошел, не жадничайте на счет информации. Или кто-то вышел?
   В середину выплыла молодая девушка. Строгое красивое лицо с природным обаянием, подчеркнутым минимумом косметики. Тихие краткие шаги привели ее к свету, озаряемая особа в длинном до пола джинсовом зеленом платье с застежками. Она была с вьющимися золотисто-каштановыми локонами зачесанными назад. Голос строгий и прекрасный доносил слова:
   -Кто из вас главный? - после длительной тишины произнесла - Я имею право получить ответ?
   Чесов развернулся, не прилично спиной встречать девушку, и сам задал вопрос, владеющий всеми правами на ответ:
   -Вы кто? Я не когда вас не видел - он дал понять Дареку и Кириллу с Андреем что, вошедшая персона не связана с Центром и точно не работает в зоне пятой ступени.
   -Я, - девушка опустила лицо. Левее от сердца на платье имелось вышитое имя из золотистых поблескивающих нитей. - Я Лора. Могу получить ответ? - посмотрела на Кирилла, будто он её известен. Он догадался, кто пользовался мотоциклом и сидел в темном тоннеле, ведшим на белый свет. Смысла он не смог уловить. И почему она здесь. Вероятно, Густав испортил судьбу ни только ему.
   -Она с вами? - с платформы добавил в копилку вопросов свой вклад Густав. - Мне продолжать говорить или нет.
   -Погодите. Умолкните на капельку времени - грубо произнес Кирилл. - Пусть расскажет, что её привело к нам и кто она такая?
   -Меня саму это волнует. Кто из вас главный? - повторилась Лора. Не отводя глаз от Густава, она интуитивно выбрала верное решение.
   -Она вас и вы ее первый раз видите. Почему бы вам не узнать о ней побольше - предложил Густав.
   Андрей уложил кассету, в папку, захваченную из комнаты со стеллажами, обхватив её двумя руками, будто портфель, приблизился к Лоре. Поравнялся с ней и толкнул легонько плечом.
   -Главный? У меня главный далеко отсюда. А если ты просишь указать владельца кабинета, то он выше нас.
   -Не разговаривайте с посторонними женщинами, - пошутил Кирилл - дома жена страдает. Советую держать дистанцию от неё - кивнул на Лору.
   -Для меня она не женщина. Неизвестно кто проникнувший в кабинет за нами следом. Она может быть личным телохранителем Густава, - говорил Андрей, оглядывая девушку со всех сторон, вышагивая вокруг нее, замедлялось.
   Лора засекла крадущееся движение на платформе. Густав по-тихому влез на половину в прозрачную сферу, вне её остались только ноги. Кирилл бросился бежать к директору, пока Дарек наводил на сферу луч, известивший его о высоко-стойком материале. Реакция хода событий нарастала, прибегая к новым активным способам. В кабинете поднялся шум от грохотания металлического пола под стопами Кирилла и Чесова. Андрей не сбежал с не назначенного поста охраны. Запахло противным и паленым. Дарек опустил глаза, его ботинки окутал легкий серый дымок, он направил "жука" на пол, сквозь дырочки которого выступало жидкое вещество. Кирилл стучал по стенке сферы, результат не появился, спустился вниз. Дарек ерзал на одном месте, через пару секунд разъяснил спектральный анализ:
   -Надо быстро уходить. У нас под ногами выступает серная кислота, - помешкал, думая и добавил с уверенностью полководца. - Все за мной у меня план созрел.
   Он добежал до двери и как ожидал, она была заперта, кинулся к шкафу. Кирилл, Чесов и Андрей с папками подчинились приказу. На бегу Чесов обратил внимание на предметы на стенах, как он и рассчитывал кабинет с трех углов снимали камеры на вытянутых креплениях. Дарек выбросил книги с нижней полки, и поступил также со второй.
   -Залезайте на них двое на первую, кто-то и я на вторую. Андрей и Чесов заняли нижнею полку, растолкав оставшиеся тома. Дарек подтянулся на вторую полку и без препятствий из-за личных убеждений, помог Кириллу.
   -Кто закрывать нас будет. Придется мне - Дарек спрыгнул и повернул стеклянную створку на место. Закрывая вторую, он бросил взгляд на Лору забравшеюся на стол, он знает её меньше минуты, не привык к ней сильно, чтоб приглашать с собой. Гложущее чувство призрения к себе заставило криком посоветовать ей альтернативу спасения:
   -Залезай в какой-нибудь шкаф, - подтягивая створку не до конца влез с помощью выставленной руки Кирилла на полку и продохнув запер окончательно. У большого пальца Кирилла он заметил бугристый шрам. В укрытии вышиной с метр, единственно, что возможно было, это сидеть, полки вплотную достигали створок. Дарек подложил под себя завалявшийся том, под давлением книга, не имевшая понятия о силе упругости, прогибалась, хрустя листами. В низу из-за недостатка пространства разразился спор. Дарек постучал о полку, толчки прекратились. Принялся рыться в кармане, переложил шнур и вынул короткий нож. Лезвие ножа разогрелось до бела и с предупреждающим сопутствием "вжать головы" вонзилось в толщу полки. Боль никто не испытал, кровь не испарилась, развеивая запах паленого мяса. Кирилл потребовал у Дарека тоном судьи объяснений двух нарушений. Первом, относившееся к принятым обязательствам:
   -Профессор Аббатских велел не приносить с собой оружия.
   И второе более странное. Нельзя по теории вероятности встречать одному человеку редкую вещь в различных ситуациях в течение двух дней.
   -Откуда у тебя нож. С таким лезвием. - Он посчитал не нужным обговаривать мотив его вопроса, пусть примет за любопытство.
   -Такой у того типа видел? - сказал Дарек, прорезая круг диаметром с метр, дымок костра притуплял запах потных выделений кожи. - Я без дозволения позаимствовал нож у профессора. Он его и никому постороннему не показывает и не рассказывает, как он достался ему. А я не передаю его слова - немой вопрос Кирилла сорвался. - Доверие проявите, тайну раскроет. Тайна не моя личная, не скажу.
   Диск из дерева упал, Дарек нагнулся в отверстие со жженой черной каймой.
   -Будем ползти потихоньку по полкам вверх. Двоим, на полку советую не садиться. Поочередно, помогая нижнему, - приподнял лицо и сказал Кириллу - Я пионером забираюсь. Понятно всем?
   Снизу хором огласились. Полки продырявились ножом, книги бесцеремонно отпихивали и сталкивали вниз, единственную долю света в шкафу создавало огненное лезвие, и дыму в полумраке тоже было с излишком. Стеклянные створки ничего не пропускали, и тем боле кислота поглотила лампы светильников. Андрей подтягивал Чесова и по-детски радовался его замаранным затылком. Напряженный процесс возбудил нелепые аргументы в его разуме, пакость приобрела иные стороны. Тяжелые продолжительные с бульканьем слюны, вдохи Дарека осведомили Кирилла о привале. Все как один, не следя друг за другом сквозь дыры в полках, применили схожий метод утирания лица. Вырванные листки книг крошились, давали собратьям со строками удостоиться чести истлеть от едкого пота в руках человека. Дарек нажал на кнопку, и лезвие остыло и втянулось в середине разговора. Кириллу понравилась теперешняя личность кучерявого охранника. Первым без умысла на долгое общение, Кирилл высказал мнение о Густаве:
   -Трус этот директор. Работает на кого-то, на спонсора. Алексей говорил, Центр снабжает сам себя финансами. На самом деле здесь присутствуют не только собственные доходы, но и инвестиции хозяев. И разрешение на перевозку через границу дорогостоящего оборудования не Густав дает. Тут власть наследила. Кляузничать ей на её же детище не культурно и рискованно. А - махнул ладонью - нам дворовым что ни год то переворот.
   -Правительство виновно? - спросил, отхаркиваясь Дарек - люди в Думе и Белом доме ни с Марса к нам наведывались. Они из ферм, наши из степей лесов...
   -Я умоляю, заменяйте выражения, ассоциируемые с "зеленой полицией" на писк - возражал Андрей - мне тошно, оттого что слиться с природой, не дано мне уже. Зато с кислотой ... - он притих, предложение оборвалось в сопении ноздрей увеличенных до размера бычьих.
   Дарек восстановил речь:
   -Повадки предков покоя не дают. Воруют, обманывают, скрывают иногда что-то. Тем более в стократ сложнее сдержать в рамках конституции, таких как они. Деспот добра может принести? Нет. В наше время попробуй, отличи, где они.
   -Дарек, почему ты быстро сообразил? - поинтересовался Кирилл - залезть в шкаф. Ты знал наверно, что стекло дверок не реагирует на кислоту? - обнял поджатые ноги. Пятна зеленых штанов покрылись грязью - Густав, он странный. Метод обороны у него слишком максимальный. Кислоту пускать.
   -Это очистительная система. Кислота поднимается до потолка и удаляет со стенок куски тел - Кирилла от пояснения Дарека немного затошнило. Его воображение связало словосочетание из скотобойни почему-то с людьми. - Профессор не стал свидетелем процесса после, которого приходиться использовать кислоту. Во второе посещение Густав испытывал установку на платформе в действии. Посадил в сферы кошку и собаку. Сферы сильно засветились, сам Густав отвернулся, а я глаза едва не обжог. Он наверно носит толстые линзы, потому что повредил зрение. Раньше обходился обычными, легкими очками. Насмотрелся.
   -Что произошло животными - спросили снизу, Кириллу показалось что Чесов.
   -Шары потрещали, я думал, они в воздух взлетят. Свечение прекратилось, люк открылся и собака вылезла. Она с платформы не спустилась, как её разорвало, с такой силой, что с потолка капало, и отваливались куски с шерстью. Нас не кого самим взрывом не заплескало, он вверх был направлен. С кошкой - вздохнул, жалость щекотало глотку Дарека. Продолжая, он воспроизводил событие у себя в голове, и приятного не было, потому что творилось все в паре метров от него. - С кошкой менее броско. Сфера лопнула вместе с ней, не разрушилась, трещина осталась. И окраску поменяла.
   -Страсти какие-то. Что он создавал? - спросил Кирилл.
   -Искусственный способ переселения душ - ответил Чесов - он собрал много материала о процессе из экспедиций в Тибет к буддистам.
   -И возомнил себя Богом, - произнес Кирилл.- На кого он работал? Кому понадобилось позарез бессмертие. И зачем прекращают деятельность?
   -Может утечка информации об исследованиях - предложил Дарек вариант бегства. Но какое значение имеет утечка в отношении Центра. Он занимается вероломством на протяжении десяти лет и подкармливает окрестных чиновников, которые не позволят оторвать их от источника темного дохода.
   Кирилл дискутировал сам собой, часто ли люди задумываются, где принесет старуха с косой билет на тот свет. Ему сидящему в шкафу, скоро гибнуть от язв и ожогов или он захлебнется, и легкие свернуться быстрее, чем облезет плоть с костей.
   -Дарек ты у стеллажей сказал, выразился не достойно по отношении к Ившину. Зачем? Профессора он обидел, но он и поплатился за грехи - сказал Кирилл вверх, сам вспомнил, о почти святости брата, противоречащей факту служению Густаву. - Он в раю, надеюсь. Тут что-то не так, Ившин не смог бы спокойно участвовать в опытах, о которых ты сказал. Но надо признать, что они видимо, довились до совершенства, раз он согласился испытать на себе установку.
   -Про твоего брата - медленно выговаривал Дарек - просто наверно, мечтал, вернее, думал о чем-то постороннем и пошутил не вовремя. Не сориентировался, языку волю дал. Все отдохнули, лезем дальше.
   -Ты прорубать бетон собрался?
   -Нет. Вы не заметили в зале с ящиками окошко над дверями под потолком? - спросил Дарек, вставая на колени и ползя к створкам огибая вырезанное отверстие.- В кабинете, когда якобы мимолетно осматривал помещение, зафиксировали черный прямоугольник и тоже над дверями. Анализ показал, что это кислотостойкий пластик, панель загораживает небольшой проход. Он выглядит как окна с двух сторон.
   -И мы должны плыть в кислоте до панели? - спросил Кирилл.
   -Створка кислостойкая. Я широко открою ее, вы переберетесь, конечно, на мою полку. Кислота не должна добраться так высоко. Чесов ты последний, до какой полки наполнился кабинет.
   Чесов посмотрел на темную шкалу на створке, тонкая грань разделяла серую верхнюю часть стекла и под ней, темную подрагивающею. Кислота на уровне его полки.
   -На моем - крикнул Чесов - и мне не очень радостно. Мне лезть к вам?
   Дарек дал добро. Во второй части плана, огненное лезвие пригодилось не меньше. Продырявливать полки не обязательно, но метод в десять раз эффективней, выламывать доски пришлось бы весь день, воздух к тому времени переродился бы всей своим количеством углекислый газ. Дарек ударом ног отворил створки, сменил позу и, используя силу Кирилла, распахнул стеклянное полотно насколько возможно. Кислота влилась в шкаф, брызги ошпарили немного ступни Чесова. Он вытягиваемы Андреем, не справился с ослабленными ладонями и они потные заскользили из положения упора о край широкого отверстия в стороны. Андрей удачно среагировал и схватил, казалось обреченного на переваривание химическими массами, не за плащ, из которого тело как обмылок могло выскочить, а за голову, обнимая в сжатых локтях. Дарек перебрался на створку, подобрав ноги от еще далекой глади кислоты, покрытой листами и книгами, разлагающимися с шипением змеи. Створка не подвела и вынесла вес охранника. Дарек постепенно переполз на её противоположный угол. Взмах лезвия и кабинет осветился прямоугольным солнцем, ярким и жгучим. Густав по случайности продемонстрировал обилие трудов на примере ближнего шкафа, угол створки идеально служил мостом в дальнейшие неурядицы и беспорядки мира. Узкий проход в толще бетона своим расположением не вынуждал совершать отчаянные полеты. Все, движение в движение, отпечатки пальцев в отпечатки пальцев, переправились на спасительный участок в стене. Путь света преградил караван коленопреклоненных, поэтому Чесов покидал, верх кабинета потерявшего краткое напоминание его и без того ни ярких цветов. Каждый выбирающийся заметил стеклянные вогнутые осколки, лодочками бороздящие кислоту. Количество давало понять об участии Густава. Ученый погиб и сфера не изолировала от смерти.
   Ящик, венчающий пирамиду деформировался под спрыгнувшим Дареком. Кирилл повторил подвиг, воспаряя птицей. Центральная часть верхней стороны ящика вдавилась внутрь, разрывая края, в образованный проем лезли пенопластовые мелкие шарики. Не заметить через них видимую часть чего-то покоившегося невозможно, Кирилл провел ладонью по светло-серой поверхности. Узкий профиль ощущений ничего не поведал. Кирилл уступая место приземления Андрею, спустился по ступенчатому пути ящиков. Чесов спрыгнул последним. Все в полносоставном сборе покинули высокий зал. Кирилл раскопал голопроектор и понес его с собой. Выход занял времени немного больше чем путь к Густаву. Поход к нему безрезультатен, главное кассету нашли. Вашли. безрезультатен, главное касету к густаву. тоннеле поезда не рассекали по рельсам, дошли без происшествий. Все увиденное в Центре и кабинете не укладывалось разумом в привычные знания об уровне прогресса. Платформа в шахте подняла до поверхности, в будку. Легкий слой первого снега не растаял, лучи ослепляли, отражаясь от него. Ветерок запорошил колесо машины. Андрей вытащил кассету из-за пазухи, все папки он тащить не смог оставил их кислоте, а вот ценность информации на кассете подлежит обереганию. Кирилл опустил голопроектор на капот автомобиля и вставил переданную кассету в проем. Чесов поклонялся пару раз над прибором и надавил на одну из ряда кнопок. Заняли места просмотра, не загораживая объективу место, где ему необходимо воссоздать проекцию. Пучок тонких линий играл в воздухе, творя призрачные объекты. Кирилл произнес, видя над снегом брезжащие фигуры:
   -Изображение не цветное, оно и будет всегда зеленым?
   -Не дорос Центр к такому прорыву - сказал Андрей. - Смирись запечатлеть зеленые лица.
   Появилась зеленая полупрозрачная установка со сферами на платформе. Потом три стола и высокие светильники. За компьютером сидел человек. Кирилл встал и обошел проекцию. Человеком оказался живой Ившин. Кирилл осознавал, что это дублирование событий, но мозг желал обмана. Кирилл ступил ближе, изображение колыхнулось и на миг исчезло, он разочаровано вышел из занятого лучами поля. Ившин встревожился, забормотал и привстал со стула. В кабинет кто-то вошел. Ившин шевелил губами, голос отсутствовал. Проклятие сегодняшнего и вчерашнего дня не отступало, цели добились, но принимать её исковерканной не очень радостно. Звук так и не появился. Ившин ходил из стороны, в сторону беседуя с кем-то, он часто смотрел на вошедшего, он его знал. В поле проекции вступил молодой высокий парень с периодически открывающимся ртом. Кирилл заметил маленькое зеленое пятно за посетителем, на расстоянии метр с чем-то от снега. Под ним выступало и удалялось из захваченной камерой зоны пятно побольше и намного шире. В кабинет, значит, прошли двое, и Ившин наверно знаком с обоими, подумал Кирилл. Второй словно зная, что подставиться, не шел вперед. Ившин резко дернулся к столу почуяв неладное. За молодым парнем выросла рука, в ладони был зажат пистолет. Голопроектор заскользил по капоту и, не успев никем перехватиться, упал с треском в снег. Зеленая картина расплылась, рассеивая образы. Андрей поднял голопроектор и направил на старое место воспроизводства. Изображение зеленых призраков вернулось. Лучи восстановили событие под другим углом. Ившин, завис горизонтально в трех метрах от снега, его ноги болтались, передвигая тело. Столы, опрокинутые с, словно приклеенными бумагами и компьютером лежали на земле. Установки видно не было. Молодой парень, паривший выше Ившина, поднялся, развернувшись к небу, и обхватил запястье второго. Пистолет выстрелил, пуля вошла в цель. Парень не успел предотвратить убийство, но хоть пытался. Кирилл был зол, он не понял ничего. Поход не дал зацепок, стоит только разыскивать парня, лицо он его отлично запомнил. Ившин раскрыл рот в немом крике, пуля, пронзающая сердце, обладала детонирующими свойствами. Из тела Ившина брызнули струи зеленого огня. Андрей начал что-то быстро говорить, последнее сказанное: "Я не могу держать, он шипит током", сменилось чудовищным криком. Голопроектор ударил током, и задымился, Андрея отбросило. Запись загорелась, не издавая напоследок звука, как и вовремя трансляции голограммы. Все закончилось. Нити, ведущие к убийце, выпущены из рук. Кирилл отчаялся, распознавание лица парня пришедшего с убийцей или приведшего его, занятие трудоемкое. Может убийца Густав? Вариант? Но он поглотился кислотой. И судя по расхваливанию Ившина мотивов у него нет. Ценный сотрудник, участвует в экспериментах. Стоит ли верить словам.
   Чесов через пару минут выруливал на машине в лес, снежная дорога походила на высохшее русло реки.
   -Чесов, что узнал из компьютера? - спросил Кирилл.
   -Опыт с твоим братом провели, за неделю до смерти. Он пытался с помощью установки переселиться в чужое тело. Второй доброволец мне не известен, имя не занесено в данные. Есть результат, процесс замены души произошел частично и некачественно. Организмы не схожи. Люди, как я разобрал концепции реинкорнации, для полного успеха должны обладать максимально одинаковым кодом ДНК. Опыт первый неудачный, но причин для убийства брата я не обнаружил.
   Все согласись на часок остановиться на квартире Чесова, залечить раны. Кирилл раньше остальных попрощался и поспешил к Алене.
  
   Глава 5. Другие.
  
   Ни каждый день приезжает Инна, и Кирилл возомнил себя обреченным на двадцатичетырехчасовую уборку. Пропылесосить и протереть всю утварь не сложно, развеять сладкие ароматы по квартире занятие, требующее нажатия рычага сифона с благовонной водой. Сортировка вещей и принадлежностей пытка для ума, они не желали напоминать свои места ассоциативно, как только на них взглянешь. Алена стрекотала не хуже бабочки, на кухне воцарился матриархат, впившись своими зачатками в маленькую девочку. Приобретение навыков домохозяйки налегло, не скидываемы грузом на её плечи пол десятка лет назад, использовала их она поначалу безалаберно, детский интерес растаял, оставив необходимость готовить, никак хочется, то есть фантазировать со вкусами и цветами овощей, а строго по давно составленным рецептам. Года через два Кирилл похвалил дочь, он смог отличить одно блюдо от другого. Мастерство ножа и сковороды день ото дня, меньше занимало Кирилла, обретая нового ученика в образе девочки. Содействие Алены для Кирилла рука помощи в нелегком деле придание квартире умиротворенного вида, не кидающего в голову посторонние мысли о поселявшемся беспорядке.
   Письмо с вестью о приезде Инны отбросило мысли о Центре на второстепенный план. Перед уходом от Чесова был собран примерный портрет молодого парня. Дарек пообещал попросить профессора Аббатских о помощи, он должен по своим каналам информирования разузнать что-нибудь. Сам конечно профессор ни как не способен узнать парня, но его знакомые из тайной диаспоры ученых по переданным чертам разыщут его быстрее. Кирилл обдумывал, с чего они начнут. Перепроверят базу данных о последних миграциях научных сотрудников, и в особенности въезды и выезды из его города. Операция по силам специалистам подготовленным, любой другой по крохам полученных зацепок выстроить необходимую цепочку взаимосвязи не отважиться, предвидя очевидный не успех. Дарек надежду, новую веру в то, что правосудие найдет убийцу. Только кто будет судить, Кирилл или судьба.
   Инна пришла рано утром. Алена поспешила в школу на час раньше, чем обычно. По общему согласию класса консультацию решили проводить до первого урока. Когда Инна отворяла дверь в комнату Кирилла, Алена на остановке ожидала сидя на лавочке автобуса. Кирилл мирно дремал на кровати, посапывая носом. Вчера провел почти весь день на ногах. Экскурсию иностранцам продлили за денежную благодарность директору еще на четыре часа. Кирилл прибыл домой со светом звезд, за лишние часы работы он не удостоился и парой бумажек. Инна тихо уселась на простыню на край кровати. Спортивную сумку, сбросив плеча ремень, оставила у ног. Сон крепко держал спавшего Кирилла. Инна провела ладонью по лбу, на котором недавно рассосались последние следы от выпуклой ячейки. Механическое воздействие не дало результатов, кожа как у слона не пропускала к мозгу сигналы раздражения. Инна решила применить метод Алены, девочка один раз подняла крепко спавшего отца. Она накрутила на свой тонкий детский палец локон челки и вполоборота повернула ладонь. Все крики Кирилла могли повториться, она была бы виновата, но её мало интересовали ответные реакции. Волос у Кирилла сейчас короткий и из-за иных условий способ она списала со счетов. Она потянула за мочку уха. Кирилл из объятий сновидений выплывал на гладь реальности правым ухом вперед. Он разомкнул тяжелые веки. На кровати сидел человек с бледным лицом и прической короче, чем у него. Он протянул трясущиеся руки и сомкнул пальцы на её спине, прижимаясь к теплой щеке.
   -Ты приехала. Ты меня удивляешь. Когда тебя не жди, ты опережаешь установленный срок. - Кирилл продолжал лежать и желание вставать, не посещало его. Инна была одета в черный пиджак с блестками, неказистый, но её подходил.
   -Я хотела подождать, хотела, чтоб ты проснулся - произносила Инна - мне хочется пить. Сильно как из клиники вышла, так и сказала себе, зайду к Кириллу обязательно попрошу его сделать чай.
   Кирилл встретил не ту Инну, она другая. Пересозданная из старого тела и скульптор поленился или от жадности отнял глину. Тело худое, он не видел ребер, они чувствовались при обнимании, четкие выступающие полосы. Жалость к Инне приобрела сильно связывающий характер. Он не любил её, она ему нравилась. На такую какой она вернулась он ни когда бы не посмотрел. После вынужденного общения зародилась бы дружеская симпатия. Мысли о чем-то общем с больной девушкой отвергались бы в сию же секунду после их пробега по нейронам. Но он знал её до такого состояния и изменения вызывали неприятные чувства, как природа смеет уродовать жизнь. Врожденная красота скрылась под обреченным телом. Инна улыбалась, она не осознавала своих перемен, понимание угасало. Кирилл заглянул в её лицо. Худое изнеможенное лечением, верхние и нижние веки давно не касались косметики, щадящей отражение в зеркале. Кирилл когда обнимал ее, видел настоящую Инну. За её спиной у стены стояла тумбочка, на ней в стеклянной подставке была фотография. Запечатленный квадрат жизни, передающих радость былых дней. Инна тогда посетила квартиру Кирилла впервые, Алена сторонилась её. Непривычка переросла в привязанность, общий язык они нашли за пару месяцев. В обратной ситуации, если Алена была дочкой Инны, а Кирилл якобы новым папой, отношения между ними остались бы натянутыми. На кадре Инна настоящая, розовые щеки от смеха, глаза воспринимают объектив с большим весельем, чем Кирилла под одеялом. Кирилл принялся врать:
   -Ты отлично выглядишь. Я хотел бы поблагодарить твоих врачей. Ты случайно не знаешь, как с ними связаться - благодарность, за что за расставание на месяц, ругал Кирилл лекарей, они не спасли даже её образ. Что там говорить про здоровье. Любое вранье в такой ситуации во благо. - Тем более реабилитационный курс не заканчивается, как только ты покинула больницу. Он сопровождает тебя и дома. Как дозвониться до клиники, я хочу узнать, что разрешено тебе есть.
   Он влюбился, странно, что ощущение нашло путь в сердце не с белой полосой счастья. Инна излучала тоску, причин её она не знала, и закрыть каналы её излития не могла. Инна отпрянула и расстегнула молнию на спортивной сумке, тонкая рука, с плетеным браслетом раздвинула кучу целлофановых пакетов, вынырнула с зеленым конвертом.
   -Вот тебе передали. Спасибо напомнил, а то забыла бы - сказала Инна и бросила конверт на подушку. Это она и в тоже время не она, все больше убеждал себя Кирилл. Заставлять вещи летать не её привычка, вот подойти и аккуратно положить свойственно её больше. Инна встала и вышла из комнаты. Кирилл надел брюки и рубаху. Вышел за ней. Она брела по коридору не заглядывая в комнаты, не поворачивая голову к предметам, специально поддерживающимся в чистоте или начищенных до создания этого образа. Её абсолютно не заботила обстановка в квартире. Она потеряла ту жилку домохозяйки, которая как система наведения выслеживала всякую оплошность в интерьере. Её характер изогнулся, её умом руководили обычные потребности. Инна выдвинула стул и села. Кирилл определил для себя основное дело на данный час, приготовить любимый напиток, горячий чай. Он летал от шкафчика к раковине, собирая воедино и подвергая ингредиенты рецептурным воздействиям, чтоб не баловать Инну видом его запачканных ладоней мыл их при каждой свободной секунде, а может наоборот, напрячь мозг Инны раздражающим видом. Заставить его обдумать что ни так. Кирилл поставил кружку на стол и повернулся, чтоб принести состряпанные Аленой пирожные. Он не шагу не успел сделать, как кружка брякнула о стол. Он посмотрел, оборачиваясь на скатерть кружка на месте, из неё валил угашаемый столб пара. Кружка пуста. Пока он ставил поднос с пирожными и доливал чай, Инна повторяла "еще чая, еще чая". Просьбу он, безусловно, выполнил. Инна употребила еще порцию.
   -А где Алена? - спросила Инна и отвела взгляд в сторону. Кирилл решил, что ответ её не интересовал и перевел начало разговора на волнующую его тему.
   -Ладно, вкусы у тебя остались прежние, только ты сильно не увлекайся, я не заглядывал в конверт. Вдруг тебе противопоказано перенасыщение водой. Все советы просмотрю, а потом если можно и если тебе не надоест, буду каждое утро готовить литрами горячий чай. Как доехала? - закончил Кирилл.
   -Как доехала? Дорогой доехала. Остановки были, но я из купе не выходила. Чувствую что опасно. Людей много, все говорят, на тебя человек сто смотрит за час, оснований для страха вроде нет. А мне - положила голову на плечо рядом присевшего Кирилла - Понимаешь страшно быть там, где я все впервые вижу. Сижу в купе, на одном месте, ни книжку не читаю, ни плеер не слушаю, ни в окно не гляжу. Я одна ехала, с начало мать с ребенком по соседству были, но попросили переселить их в другие места. Я не знаю, что да почему, но как я произнесла... - Инна занервничала, голос стал громче, она повествовала о столкновении с несправедливостью и странностью. - Обычные вагонные вопросы, их все в поездке задают. Но этот мальчик, Яша, закатился ревом, я глаза наведу на него, он умолкает. Мать принялась шептаться с ним. Кирилл я на ведьму похожа.
   Яша Кирилла не очень заинтриговал, но нежелание Инны выходить из купе, говорило, что явные осложнения не затронули подсознание. Оно интуитивно оберегало её. В поездах встречаются не слишком много народу, но все же попасться может такой прилипчивый экземпляр. Вызовет своими расспросами и жутко настойчивым интересом, стресс. Кирилл успокаивал:
   -После больницы любого примут за необычного. Ты пролежала долго, похудела немного от диет, всё пройдет, по улице феей ходить будешь. Не переживай.
   -Ну как не переживать я в зеркале себя не нахожу - расплакалась Инна - там другая. Ни я. Она больна, мне её жалко как собаку. Я сама о себе скулю. Тебе наверно неприятно?
   -Я же говорю - тихо сказал Кирилл поглаживая голову Инны - наполняться силой мускулы твои, будут не хуже прежних. Помнишь меня в наше знакомство. Ты меня почти на руках несла до крыльца дома.
   Кирилла в тот день судьба подвергла проверки на прочность. За долгие годы он уже забыл, куда и зачем шел тогда через аллею. Попросил его преградивший дорогу мужчина пенсионного возраста, показать денежку, якобы он стар и не вполне уверен, что с ним в магазине расплатились настоящей купюрой. Наивный Кирилл последовал за позывами собственной совести и вынул кошелек с некоторой суммой. Неподготовленному человеку не разобрать где, правда, а где искусно подложенная ложь. Глаза дедушки долго рассматривали чужую крашеную бумажку и свою, помятую вынутую из пиджака. Кирилл решил ускорить сличение и сам взял разбирать водяные знаки и архитектурный эскизы. Нуждавшийся в помощи старичок плотно прижался к жертве - видимо, посчитал Кирилл, что тот не очень-то принял на веру чистоту его помыслов и просто, таким образом, себя обезопасил от возможных вариантов побега помощника. "Шарк" - послышалось в районе подмышки, куда обратно вернули кошелек, и ноги дедушки сорвались с места. Но не успел он продвинуться на пару метров, пальцы Кирилла сжались на локте вора. Его избрали целью, право быть избранным не всегда несет тебе службу, двое седых старичков промышляли, вспоминая молодость, выуживанием кошельков и сумок. Кирилл досталась двойная доля уличного зла. От нежелания расставаться с деньгами, один обычно изображавший вид постороннего прохожего, пришел на выручку товарищу и с разбегу толкнул Кирилла в живот. Куда они исчезли, никто не видел, кроме Инны, она и помогла Кириллу. Дотащила его до указанного места, так завязалось знакомство на банальном обмене телефонов.
   -Другое дело, это, Кирилл другое дело - она часто повторяла слова и произносила их неуверенно, словно вспоминая, то ли они означают, что она выражает, - Мне врачи конверт дали, - Кирилл забеспокоился - Ну про него тебе я объясняла. Хоть это по врачебному не этично, но один врач посоветовал мне применить для полного излечения все доступные и возможные методы. Я поправилась, я лежала, меня выпустили, значит голова в порядке. Ведь так?
   -Инна ты давно меня знаешь, я не оставлю тебя никогда. - Кирилл понимал, что, правда для важнее. Если она действительно находиться в таком сложном состоянии, до кончины остается пару месяцев и поэтому лгать противно. - Докторов много ты одна, разве ты считаешь, они не справятся с проблемой за одним консилиумом.
   -Но почему жизнь жестока. - Инна приподняла голову, он думал она при тихих всхлипываниях заглушает свои слезы. Щеки бледные горячие и сухие, наверно ночью во сне сама того не ведая, выплакивает всю горечь. - Нас скрепляет черные нити в судьбе, моей, твоей. Знакомство не пахло ресторанами. Я часто отводила одну тему, но выговориться обязана. Своей новостью, об опухоли, я хотела обрушить всю боль на тебя, я намеривалась вызвать ну малейшее отвращение.
   -Рассказывай, почему решила направить удар прямо в лоб?
   -Кирилл - она крикнула и вылетела из кухни - ты был в нашей любви пешкой ситуации. Партия началась со знакомства, ты лавировал - она вбежала в комнату и замерла у зеркала. - Нет, нет.
   Инна пронзительно завизжала и всплеснула от бури эмоций руками, чуть не задев нос Кирилла, готового снова и хоть в десятый раз повторить процесс поднимания настроения. По комнате, неся вихрь, сердце его яростно крутилось, создавая вокруг себя непригодную для здравого рассуждения зону. Инна не хватала вещей, ни одной, Кирилл зря боялся выброса негатива от отчаянья. Она утихомирилась не бесчувственным, а вполне осознанным падением у кровати, в угол, на край паласа.
   -Кирилл я не она, она из книги, она из фильма у неё плохая роль. Она просто носит подобие моего лица. - Кирилл не был знаком с руководством к действию в таких случаях, он сел и прижался к ней. Она выбрала позу человека, кусающего свои коленки от великой думы. Сердце ужасалось последствиям того, что происходит в голове. Какая-то часть мозга, разума выполняя свое предназначение, перевела внезапно напавшую депрессию в бытовое русло. Потом все текло по обывательски, словно поселился дух семейного очага, незапятнанный черным предвкушением смерти. Инна поднялась на ноги и быстро привела себя в порядок. Но на полу в углу она произнесла последнюю на сегодня ее истинную мечту: - Я постараюсь забыть о ней, вдруг она и обо мне забудет.
   Инна приняла свое отражение за вестника смерти, каким оно и являлось.
   Пролетело около недели и все складывалось по давно принятому сценарию. Кирилл постоянно лелеял Инну, но Алена не ревновала. Она не будь дурой, не стремилась к ухудшению своей будущей мачехи, заменившей ей в прямом смысле весь контингент женщин с которыми за всю жизнь придется столкнуться. Подруга, учитель, советчик и доля материнского тепла. Кирилл позаботился, чтоб Инна не по какому случаю не выбиралась из квартиры. Во время приезда вероятно соседи не видели её, в такую рань и бабки с пустыми ведрами только просыпались. Если Инна очутиться на лестничной площадке и попадет под взор любознательных соседей, её отвязаться будет возможно при одном условии - рассказать все что сама видела и пережила за долгий срок отсутствия. "Надо её на замок запирать - ругала Алена отца - кроме нас тогда её все забудут". Алена утрировала, доводя до него свое отношение к маниакальной заботе о здоровье Инны. Она жила как будто ничего не происходит и за дверью и за стенами, отрешилась от попадающейся на каждом шагу суровости и не порядочности мира. Кирилл как можно скорее возвращался из музея, по приходу интересовался у дочери о продвижении курса адаптации в пределах квартиры. Самый главный фактор, который отследил в своей душе Кирилл, он не сжимался, испепеляя, своими гневными выводами нормальное восприятие мира. Радость посторонних людей не била его сердце разрядами. Срочную необходимость посетить церковь он отверг. Бог как был на фресках и иконах так на них и остался, Кирилл не желал думать иначе. Для него он умер и погиб, не сохранив свою высокую честь, и святость, циркулирующая в верующих, была признана заболоченностью мыслей от молитв. Кириллу в машине по дороге домой или в музей ясно представлялась бумага из конверта, переданного из клиники. В письме присутствовал и дельный совет от врача, уже озвученный Инной. Врачи с одной стороны умело передали письмо, учитывая логичность психики, затуманенной от ежедневных процедур. Так что любопытство выветривалось при виде конверта, по словам врачей в котором запечатан надомный план образа существования. Диеты, временные режимы, анти стрессовые упражнения, являющиеся частью новой методики лечения, а в прочем очередной. С другой стороны бездарно, Инна могла потерять рациональное мышление и выбросить или вскрыть и узнать истинное состояние здоровья.
   Конверт запечатан, без следов сдвига бумажного уголка и выступов клейкой полосы. Инна доверилась врачам, Кирилл знал, она подозревала, что в нем диагноз боле объективный, чем сказанный с улыбкой в лицо. Но расстраивать себя не хотела, пусть вера, что она ошибается, мерцает лучиком надежды. Кирилл ведал истину, Инна не обманывалась, и будь она в здравом состоянии через три месяца, её бы это разбило.
   Кирилл проснулся в одиннадцать часов дна. Настроение препаршивое его испортил вчерашний инцидент с директором. Экскурсовод Давыд пропустил рабочий день, и Кириллу пришлось его заменять. Отработав пол дня, пропажа вернулась и потребовала освобождения его места. Кирилл в то время договорился с директором, что Давыд заменит его как-нибудь, когда возникнет сильная необходимость. Без просветов совести Давыд сказал, что работать не за кого не собирается, а его опоздание, затянувшееся до обеденного часа, вызвано обстоятельствами не преодолимой силы. Какие обстоятельства вселили в Давыда уверенность, что все возможно и дозволено, ни кто выяснять не стал. Директор неожиданно принял сторону крикливого сотрудника, не удостоив Кирилла простым и убедительный оправданием своих резко поменявших позицию слов. Виноватым в итоге признали Кирилла, зато, что готов помочь музею не терять посетителей.
   Встал и осмотрел комнату, Кирилл поискал на полу руками тапки, глаза пока не привыкли ко дню, тревожить зрение он не торопился. Выставив ладони вперед, он добрел до самой кухни, где отчетливо радовались шлепанья по линолеуму. Инна принялась за творение утреннего завтрака из чего-то особенного вкусного, и после подвергания термической обработки и осыпанием специями это должно красиво уместиться на тарелке.
   -Привет, дорогая - Кирилл поцеловал её в щеку. Инна нарезала лук, слезу текли по щекам, поцелуй был соленным. Кирилл обратил внимание, что кожа под глазами давно смочена слезными выделениями, а Инна шинковать луковицу начала как он вошел. Она скрывала расстройство, осуждать за пессимистические обдумывания будущего ни кто не будет. Кирилл посмотрел в окно. Во дворе из сугробов горами вырастали мусорные баки у выезда. Из нескольких цепочек следов он приметил мелкие пятнышки - Алена в школе.
   -Кирилл пока ты спал, тебе звони - сказала Инна - передали, что снова позвонят. Кто звонил, случайно не предполагаешь?
   -Директор музея, наверное. Извиниться или выехать на работу, но сейчас уже поздно для начала рабочего дня. Пусть другие подменяют имеющих привычку пропускать свои установленные часы экскурсовода.
   -Алена передала, затем чтобы ты не беспокоился, у неё сегодня дежурство в классе, - сказала Инна, с некой неловкостью ставя блюдо на стол. В тарелке не смотря на приличный аромат, была еда не усвояемая даже зрительно. Кирилл притворился очень голодным и положил и вылил с ложки набор кусочков из не совместимых овощей и фруктов. Инна имела большой практический опыт в плане приготовления, но мозг все чаще и чаще отдавал не правильные советы. Завтрак имел оттенок театрального спектакля, не улыбнуться в ответ на растянутые губы Инны он смог и продолжал поглощать пищу.
   -А что случилось вчера на работе? - спросила Инна.
   Кирилл пережевывал кусочек сырого мяса, до его языка оно дошло с обильно осыпанным слоем соли. Пришлось вновь повторить рассказ, за сутки Кирилл употреблял одни и те же темы для разговоров несколько раз. Но для того чтобы беседы не приедались, старался ласково на ушко шептать слова любви, надеясь на обоюдное исцеление её тела и его души.
   -Давыд мерзавец из мерзавцев - Инна сморщилась от эмоционального толкования. Она не употребляя подобные выражения, и вследствие болезни горевала, что от безумия потеряет свой облик и нарушит личные заповеди и общи принятые догмы. - Я спокойно рассказываю туристам про статую дружбы людей. Я показывал тебе её, три человека смотрят друг на друга и руки у них срастаются. Со спокойным видом подходит Давыд и повествует о судьбе скульптора, что подвигло его на лепку памятника. Ты представляешь, он так сказал "лепка памятника". Его за оплошность в школу отправить надо. Он кстати университет закончил и старше меня лет на пять, а я сама знаешь кто я.
   -Твой преподаватель - матушка жизнь или судьба? Будь она не ладна - в сторону шепнула Инна, отворачиваясь от Кирилла с видом человека, который ничего не слышал и потихоньку пережевывал и глотал апельсиновую дольку из тарелки.
   Через два часа они седели на диване и смотрели телевизор. Кирилл с не утоленным чувством голода и Инна истерически закатывающиеся от хохота, она смотрела комедии каждый день. От них радость позволяла отвлечься. Под окончание фильма у Кирилла зазвонил мобильный. Он убрал руку, обнимающую вогнутый изгиб талии Инны и ответил, нажимая на кнопку:
   -Алло. Кто на проводе?
   -Это от профессора. Кирилл ты? - спросил Дарек.
   -Я, подожди, поговорим - отклонил телефон и шепнул Инне - Я на кухне. - Встал с теплого дивана и отправился на кухню. Намериваясь во время разговора приготовить что-нибудь полезное, ну или на крайний случай съедобное. Достал сковороду, шипение масла в зале не будет слышно. Кирилл из-за бряканья металлической посудины не различил, что тараторил Дарек. Он извинился и попросил начать снова, сам разбивал скорлупу яиц, втиснув телефон между ухом и плечом.
   -Профессор Аббатских вызывает всех к себе. Андрею и Чесову я передал. Ты сможешь приехать ближе к вечеру. Я только не имею понятия важно это или нет. Мне ничего не объясняли.
   -А раньше как-нибудь не договоримся? - Кириллу завтра идти в музей в собственную смену. Окультуривать население города в свои установленные часы. Предчувствуя, что после наведывания к профессору, сон к нему не подступиться.
   -Возможен и такой вариант. Но я созванивался с Чесовым и он предупредил, что раньше девяти вечера в город не доедет. Интересно где он колесит? Кирилл профессор всех ждет.
   Разговор закончился, яичница дожарилась. Кирилл за полминуты всю её умял со сковороды и вымыл, не оставив следов. Он прошел в зал. Телевизор транслировал титры, Инна калачиком спала на диване под одеялом. В квартире стало тихо, шум телевизора прервался отключением из электросети. Кирилл нарушать зыбкое равновесие яви и сна Инны шорохом ног не желал и выдернул из розетки рядом у входа вилку провода тянувшегося вдоль стены за гарнитуром. В своей комнате он лег. Думал он короткими промежутками свободными от ускользающих минут душевной близости с несчастной девушкой. Размышления таили не наставшую весну. Всего ничего миновало с погребения Ившина, а рассудок Кирилла, как бы он не противился, уже частично хоронил очередную родную душу. Нет сомнений и догадок, его кто-то проклял, несмолкаемый зов смерти бродит у него за хребтом, гребя под острие мерцающей дуги с черенком, вытесанного из древа с запретными плодами. Он перебирал множество версий, сокрушая каждую подставляемую под различные факты и постепенно складываемую из кусочков памяти. Единственной дал право на существование и терзание его сердечной мышцы, четко отражающей в ритмах психическое равновесие. Отвергая православие и католичество, Кирилл никогда не считал колдунов за шутку. Вся энергия стеклась и сконцентрировалась на одном дне. День результатом, которого стало бродяжничество маленького мальчишки. Кирилл как с неделю гостевал у дяди Ильи. Он прибыл к нему после проведывания более спокойной родственницы. Тетка Фрида - добродушная женщина одаривала друзей и прохожих будь они ей знакомы или нет, всё равно, сопутствиями за здравие и благодарностью что такие люди встречаются ей на пути. Кирилл, однако, не выносил чересчур мужского сжатия его ладони. От таившейся ненависти ему приходилось туго, но на него она не выливала ярость. Да и была ли эта ярость, вероятно, он принимал тески пальцев, накаченные от длительного пребывания скотобойне, за правдивое отношение к окружающим, не сравнимое с лживой маской. Но с высоты годов он признателен ей, за выбивание мыслишек которые по недоразумению не судились раньше. За мелкое воровство десяти леденцов, ему выбили последние молочные зубы, с размаху, мозолистым кулаком тетки Фриды.
   Последние посещение дяди Ильи. Потом Кирилл его не встречал ни разу, слышал от других родственников, что он переезжает с места на место, кто-то терпеть его ворчливый нрав не возжелал и поджег ему деревянный дом, тем самым, сорвав его с насиженного годами места. Кирилл в одиннадцать лет проездом остановился у него дома, он договорился с одним господином Ларитовским, что окажет ему услугу и доставит пакет с неизвестным товаром в другой город с условием сторониться правоохранителей порядка, вторую долю заработка ему отдадут при передаче пакета из рук в руки. В ту морозную весну чтоб не сгинуть в пучину навечно утерянных людей, Кирилл принял решение увеличить срок своей спланированной миграции и немного нарушить привычный ход одиночества дяди. Опасно идти в логово зверя, но не опасней чем путешествовать по дорогам, в безлюдном краю скованном льдом с назойливой думой, отыщут твое тело в канаве, если стопа подвернется у обочины, и ты укатишься в глубокий сугроб. Кирилл пил ел под его чутким присмотром. Дядя не отходил от него ни на метр в первый день, буквально пинал в лопатки гнутым костылем. Ночью дядя Илья из любопытства, когда Кирилл спал, вскрыл пакет, обеспечивая Кириллу новые этапы его ранней безработицы. Товар в пакете по условию сделки никоем образом не должен увидеть свет, пусть он даже звездный. Его не примут и не вознаградят деньгами мальчика. Он хранил обещание и не заглядывал в пакет, подавляя интерес, но чтобы в нем ни находилось, оно рассердило дядю. Кирилл помнит, из теплой кровати его выкинули в окно. Своей спиной он разломам оконную раму в трухлявые щепки, вместо стекла от сквозняка и ветра комнату защищала натянутая пленка, Кириллу отсутствие осколков не принесло больших травм. Содержимое пакета дядя Илья утаил, его силуэт в окне бревенчатого дома мертвецки-желтый от света спутника Земли, не понятным образом стимулировал боль в шраме. Обрек ли дядя Илья своим проклятием на истощение ангела хранителя Кирилла? У него и спрашивать.
   Полгода, смирившись участью нищего, мальчик преодолевал многие километры, собирая на своем пути всякую работу, за которую сполна приобретал средства для существования. Материальное отложение перетекло в карман знахаря за излечение от жуткой и нестерпимой в раннем возрасте боли на ладони.
   В прихожей раздался голос Алены. Кирилл посмотрел на часы, стрелки указывали пять часов. Раздумье затянулось почти на четверть дня. Терять время он не любил, нее к чему быть таким щедрым. Он прошел в кухню, Алена выпивала стакан воды, заметила его и хотела что-то сказать. Кирилл сделал жест, чтоб она говорила не громко, сложил ладони и прикоснулся к щеке, потом пальцем ткнул в сторону зала. Алена разобрала мимику и придвинулась ближе.
   -Пап завтра собрание, не опаздывай у нас с тобой и так проблему с взаимоотношением с классной руководительницей.
   -У нас? Почему у нас? Ты опять принялась не выполнять обычные школьные правила, - удивился Кирилл. Алена распаривала лапшу быстрого приготовления и, сжимая губы от непроизвольной растяжки от отцовского эгоизма, улыбка не родилась, но несла бы она укоряющий смысл. Кирилл сел.
   -Ты думаешь, что от того, как ты разговариваешь с учителями тебе надо гордиться за дочь. Мне стыдно было сегодня - Алена чучуть прикрикнула, от эмоционального взвода она далеко, но показать всю яркость переживаний более экспрессивным тоном посчитала нужным. - Эта Вера Васильевна при всем классе, ну там, слава богу, в курсе событий, заявила, что твое заскакивание на собрание на минутку она не признает посещением, - утолила голод первой ложкой супа и пробурчала, видя, что Кирилл встал, заглядывает в холодильник - И вывела семейную черту Кургановых. Будто наш дед был партизаном и совершал набеги на немцев. Натворит и в лес, и мы переняли через гены военные привычки. Как такое можно назвать?
   -Неуважение к тебе. Она разуметься не права и совсем не должна так и при всех. Как ты к ним, так и они к тебе.
   -Есть же хуже ученики, почему она к ним не относиться также? Алексей Мароков, он... его срочно в изоляцию от всех необходимо.
   Кирилл достал из холодильника пакетик с семечками, разорвал его и сыпанул на угол стола горку черных распухших семян подсолнуха. Пододвинул стул к Алене и снова сел, обнимая правой рукой ее спину, дочка съежилась в комок в предвкушении крепкого прижимания. Кирилл легонько притянул её к себе и принялся лузгать семечки свободной рукой.
   -Алена тебе самой прекрасно известно, какие годы подступили к тебе. Ты ребенок, но не маленький ребенок, ты перевоплощающийся во взрослого человека, женщину. Люди вырастаю и вынуждены, решают серьезные проблемы, когда дети цветут они раньше обусловленного срока, кем обусловленного долго объяснять, в общем, соприкосновение различных этапов жизни, порождают взрослых, которые не достигают развития мудрости и в сорок и пятьдесят лет, заменяют её личным опытом.
   -Пап ты не понятно рассказываешь.
   -В твои годы я стал отцом. Тебе всего двенадцать, у тебя впереди бездна неразгаданного. И знаешь, что я тебе хочу сказать, легче спросить совета у людей, которые испытали свои колени и локти о зубы и шпили дорог, по которым они всегда брели. Я имею, веду про дороги судьбы. Правильное напутствие еще никогда не заводило в яму, - произнес Кирилл и поглаживая по голове Алену. Волосы были уложены, причесаны без завитушек и не красивых сплетений, гладкий русый волос. Алена не замечала причину столь резкого внимания к себе, она расчесывалась в день два раза, но с появлением Данила процедура многократно повторялась. Кирилл руке придал прежнее положение, огибающее дочку. Взади у входа на кухню раздались шлепанья босыми ногами. Кирилл сгреб шелуху в пакетик и развернулся, не отнимая у Алены дугу отцовского тепла. Опираясь на косяк, сцепив руки на груди, стояла Инна.
   -Кирилл, почему ты её так обнимешь? - потребовала пояснения возвышенным голосом Инна с идиотской ревностной ноткой. - Алена ты обманула меня ты рано пришла.
   Алена подавилась от несвойственного Инне чувства, рука со спины исчезла, ей стало по истине обидно за отца. Кирилл подошел к Инне и обрушил ужасную для нее информацию.
   -Ты проснулась, как спалось, извини мне надо ехать, те, которые звонили, зовут меня. Это очень срочно, - надевал куртку Кирилл и говорил на пути к двери. Инна ступала за ним и вместо поцелуя в щеку за недолгое расставание, вымолвила жалостным голоском, кладя тонкие пальцы Кириллу на плечи.
   -У меня такое ощущение, что тебя не будет ночью.
   -Не расстраивайся Инна, я обязательно явлюсь через три часа
   -Нет не сегодняшней ночью, а ...- задумалась, трогая висок - ...а после завтра. Где ты тогда будешь?
   -Инна тебе просто показалась. Все до свидания, прощай.
   Кирилл спустился по лестнице, на пути он встретил соседку, она бежала, прыгая с сумками пропуская ступени, на "здравствуйте" бросила суровый взгляд и скрылась со звуком осуждающего цыканья. Во дворе Кирилл осознал, что Инна права, его не будет дома. Он подрабатывал сторожем в музеи, и график работы был не нормированным из-за колебаний чувства долга у остального штата сторожей. То пригубят чего-нибудь и вызывают другого охранника. Его из дома не вырывали поздней ночью. Он заполнял образованные прорехи в графике, в неделю сторожил один раз, бывало редко три раза. При Инне он не посещал ночной музей не разу. Забыл поведать о подработке, придется разъяснить. Существовал блокнот с записями дежурств, составляет он их в понедельник вместе с директором. Последняя заминка с руководством, не дало наличие свежей записи. И если Инна шарила в карманах, то расписание ей не принесло бы оснований для утверждения об его отсутствии послезавтра. Пришлось, вступил в снежную грязь на крыльце, воздух обволок лицо, замораживая щеки и скулы с носом. В вызванном такси было теплее. Кирилла довезли до супермаркета, он расплатился и свернул в подземную стоянку, Проходя до лифта, он отметил наличие новоиспеченной лампочки наверху квадратной колоны. Стены замазали штукатурным слоем. В кабинке он пересчитал ряд кнопок, ему почему то казалось, что лифт не исчерпывает возможности в погружения в землю. Кирилл Алене и конечно Инне не пояснял о том, происходило в Центре, с дочкой также договорились не затрагивать тему нападения на них и этом незнакомце. Кабинка подтягивалась на тросах, кирилл вспомнил, что не сказал имя незнакомца. Алан, имя нормальное, принадлежать оно должно не меньше чем покорителю гор, но не похитителю детей, не разобравшемуся, кому он решил предъявить претензии явная ошибка, вероятно, конечно, что он под угрозой о служение хозяину подразумевал Аббатских. Сумасшедшие события с Густавом могут покоробить разум всякого. Не надо всего знать, ведь жизнь коридор, дорога, река, трамплин, или какое имя философы дают сумме прожитых лет, жизнь - учебник. Не открывая книгу, знать ничего нельзя, кто листает страницы, бегло просматривая самое важное, упустит смысл последнего листка, зато впитает основы раньше других. И донесет их до тех не торопящихся, им станет не интересно. У Кирилла заболела голова, не от вен в висках. Толкование жизни привело его в тупик, он недавно Алену поучал обратному суждению. Кирилл вышел из кабинки на самый верхний этаж. Побрел до кабинета, за не открытой дверью разразилась гроза с не слухоприятным набором выражений. Он вошел и сразу выбросил вперед руку. Андрей бросился на Чесова сжавшего уже два кулака, препятствующие действия Кирилла были кстати. В кабинете кроме переругавшихся до красноты кожи объектов никого не было.
   -Вы на месте. Привет Чесов, привет Андрей - пожал разжатые ладони - Где Дарек, профессор, и Перцов?
   -Не видели - хором ответили Андрей с Чесовым.
   Дверь в кабинет отворилась. Дарек держал за локоть профессора, стоя за ним. Аббатских не переступил порог, он не видел, как ему уступают пространство для беспрепятственного продвижения к длинному столу. Профессор поманил вялой ладонью за собой. Кабинет опустел. Приглашенных провели за третью дверь. Комната маленькая, уступала по площади двум занимаемым профессором и его доктору Соминской. Комната, оббитая металлическими листами, наводила пугающие мысли о саркофаге. Первая дверь деревянная для красоты, за ней сурово покоился стальной сваренный страж. Полотно в дюйм толщины с резиновой прокладкой по периметру, закрывалось вращающимся круглым винтом. В одном конце плечом к плечу столпились шесть человек. Значительную часть пустой комнаты занял связанный на металлическом стуле человек. Его накаченные руки и торс стягивали тугие, широкие ремни, прошитые гибкими стальными нитями, что с дальнего расстояния заметно. Мужчина не определенного возраста, старше двадцатилетнего юнца и моложе сорока. Совокупность признаков не сопоставлялось в единую картину человека до определенных годов. Выдающиеся широкая челюсть, высокий лоб, маленький вздернутый нос, густые кудри. Тело свободно дышало без татуировок, да на нем и незначительного легкого пушка не возможно высмотреть. Свечеподобные лампы в светильниках в форме факелов озаряли налитые силой мускулы из четырех углов. Атлант сидел и пожирал глазами каждого.
   -Знакомиться не будем - произнес профессор Аббатских - Это - сделал пас рукой к связанному, которому оплошное приравнивание к среднему полу, укололо самолюбие, разрез глаз вытянулся в волчью дугу бровей при нападении. - Это Алекс. Не Алексей, а именно Алекс. Он сам выбрал себе имя, когда-то очень давно.
   -Он помог нам, а потом почему-то передумал? - спросил Кирилл, - Алена рассказывала, что происходило, когда меня отравили, я в основном лежал, не видел. Зачем вы его связали?
   -Понятно дело, чтобы не удрал - ответил Дарек - Он намериваться заново, скрыться на несколько лет. Где его искать, земля обширная, не везде есть наши глаза и друзья.
   -Тяжеловес, культурист, или все на всего перекачанный, кто он и зачем такие меры предосторожности? - удивился Андрей, трогая свое отражение холодной стены. - Сдали бы в милицию, ну а если его знания очень секретные, приковали наручниками.
   -Мы также думали, покудова он первую дверь не погнул кулаком. Из наручников выбрался, цепочку браслетов порвал, и руки освободил - пояснил Дарек на счет излишнего применения удерживающих методов.
   -Я и сейчас недостаточно уязвим для вас, дать вам возможность пытать меня не дам, - произнес Алекс.
   -Мне не стоит напоминать тебе, что ты в заложниках. И кто твой хозяин поведаешь нам, когда я захочу - твердо сказал профессор, смотря на заключенного двумя круглыми шрамами.
   -Разбежался - крикнул Алекс - ни тебе, ни им, ни понять всего. А особенно Кириллу.
   Кирилл принял весть о знании Алексом его имени равнодушно, что такого стираного в ситуации, он напал на Алана, мог быть и информированным об именах тех, кого защищает. Частое употребление окружающих людей слово "хозяин" наводит на мысль ни одна ли это персона? Наличие лжефакта у Алана о связи Кирилла с хозяином ни о чем не говорит. Если бы Кирилл действительно имел отношение к хозяину, то поступок Алекса абсолютно логичен, ведь он истинный служитель.
   -За чем Алан напал на нас - спросил Кирилл. От вопроса вздрогнули и профессор и Алекс. Аббатских повернулся к Кириллу и прошептал требовательным тоном:
   -Вы знаете имя нападавшего? Почему раньше не сказали?
   -Мне дочка Алена только час назад сказала, что так его зовут, - соврал Кирилл - а что ни так, вы уже отыскали его?
   -Нет - произнес профессор - Имя многое объясняет. Он вернулся. Зачем я не понимаю. Дарек говорил, что через видео в очках засек нож с горячим лезвием. Я пытал мозг, старясь вывести смысл, появления всех в городе у кого существуют подобные ножи. Ножей ни много, запутаться невозможно. Но об этом потом. Алекс вы посидите здесь несколько дней. Провод с пищей получите по расписанию. Вам не такое не в тягость.
   Алекс принялся орать и стучать насколько возможно ногами:
   -Слушайте Аббатских, другие сами виноваты, они лишили меня всего я зол на каждого, и на Марию в том числе, она с ними она если сильно хотела, то ни чего бы не было. Слушайте Аббатских ...
   Дверь закрылась, крики размывались, срастаясь словами с дребезжащий гул. Все переместились в кабинет и заняли свои старые места, кресло Перцова пустовало. Дарек вернулся к прямым обязанностям, следить за порядком. Профессор заговорил, объясняя доходчиво все выпаленное Алексом в приступе отчаянной злости. В психику Кириллу вторглись слова, как ножи или дротики, прорывая неведенье. Перед рассказом профессор предупредил, что поведанная тайна разглашаться не должна. Основным аргументом, почему именно они могут хранить в своей памяти не общедоступную информацию, стало пояснение профессора об их будущей причастности к тайне. Кирилл образно отделил под корой мозга специальный отдел, для конфиденциальной вести.
   В начале тридцатых годов прошлого века в Германии группа ученых принялась выполнять строго засекреченный проект. Вопрос бессмертия и продления жизни человека был для них поводом для проведения экспериментов над людьми. Материальную базу полностью поддерживало правительство. В один немецкий городок со всей Европы съезжались несколько десятков семейств знатных ученых. Их прошлая жизнь прервалась и стерлась с бумаг. Город огородили и охраняли множеством постов. Наряду с оборудованием в него свезли около трехсот здоровых женщин в положении беременности. Сформировался многотысячный штаб из врачей, учителей, поваров, химиков, биологов и других специалистов более узких профилей. Были спроектированы чертежи, созданы по ним на заводах огромные капсулы. Аббатских описал капсулу как полый металлический батискаф в форме объемного эллипса, из нескольких внутренних покрытий. Предназначались они для замкнутого существования человека. Капсула являлась искусственной средой обитания подопытного. Дети, родившиеся от отобранных женщин, никогда не видели своих матерей. Их помещали в капсулы, обеспечивали питанием через соску, чтоб покормить приходилось входить в капсулу в подобии герметичных скафандров. Количество капсул равнялось количеству младенцев. Спланированное строение капсул позволяло поддерживать необходимые температурные режимы, контролировалась, освещенность, давление и разуметься фильтровался воздух. Дети росли без семейного тепла, зато их лелеяла напряженная исследованиями тысяча людей. Все что попадет человеку в организм, микро и марко элементы, белки, углеводы, жиры, витамины, минералы, необходимые бактерии для построения тела, одним словом пища сбалансировалась для каждого ребенка отдельно. Для некоторых в еду добавляли больше этого, для других другого, для третьих третье. Дозировали добавки и проводили опыты реакции человека на различные вещества. Существование было взято под контроль. Дети развивались, обучаясь с людьми в скафандрах, по специальным программам. Всю информацию, которую впитывал ребенок за жизнь, разрабатывали долгими годами. Дети жили в абсолютно правильных и чистых условиях, пока некоторым в пищу, в воздух не добавят препарат, сотворенный в лаборатории для изучения его влияния на здоровья детей. Капсулы переоборудовались, исчезли люки со стеклом, через которые велись наблюдения за поведением и образом жизни, устройства больше электрифицировались. Перепланировка жилья не избавляло ребенка от гибели в следствии не правильного питания, воспитания. Психическая, духовная, физическая гигиена творила чудеса. Детский мозг в десять лет умел решать сложные задачи и уравнения, в телосложении не уступал двенадцатилетним подросткам, у некоторых преобладало сильное акселератное развитие. Но успешные рекорды имелись у трех-четырех процентов из всего числа подопытных. Атрофированность органов, мышц, душевное расстройство, психическая отсталость, уродство - признаки совокупного несвойственного человеку образа существования. Постепенно капсулы освобождались, смерть сквозь толщу не пропускающего звуки и излучения, чуяла своих избранных. Двести судеб - двести результатов. Анализы крови, мочи, кала, слюны, измерения и деятельности органов, показатели умственной активности, выводили формулы истинно верной жизнедеятельности. Ученые разделили капсулы на группы, по пять детей в группе, со схожими принципами питания. Выявляли и сравнивали результаты детей с одним методом жизни, индивидуальное проявление каждого организма. Не удобно посылать правительству доклады, основанные на наблюдениях за единственным удачным совпадением хорошего генетического преобладания с более преуспевающим методом. Исследовали на нескольких подопытных, и только затем отчитывались о положительном или отрицательном воздействии плана взращивания. Детей переводили на лучшие методики, которые отсеивались вместе с испытуемыми. Естественный отбор способов, выявлял более сопоставляемый с природой человека. Они задались мыслью создания в металлической скорлупе сверхчеловека. В проект вносили свежие идеи, и новых младенцев, которые с самого раннего рождения притягивали орды ученых. С каждым десятилетием отсеивались около двух методик. Основные методики делились на дочерние, частично отличающиеся друг от друга незначительными изменениями в параметрах обусловленной температуры, баланса питания, дозировки веществ и концентрации отфильтрованного воздуха. После Второй Мировой воины проект переняли секретные лаборатории Европы. Эксперимент не близился к концу. Не смотря на экономическую подпитку и отличные результаты, мечты о вечном здоровье и жизни заканчивались на проблеме капсул. Они могли формировать людей с повешенными потенциальными возможностями во многих областях деятельности человека. Но лишь в своих стенах. Реакция психики на столкновение с окружающим миром приносило зерна стрессовых срывов и расстройств, ведших ко всему сбою в системах органов. Сближение и незначительное сращивание с бытовой культурой позволяло держаться в обществе. Социальные слои на управление ими более разумными политиками из капсул, как предположили ученые будут не согласны. Они понимали, исключительно глобальный проект мог подготовить за несколько десятков лет новейшую расу людей. Выгода исчезла, специалисты с уникальными обширными знаниями и свойствами организма были нужны. Получение сложными и неоправданными путями маленькой группы из пяти человек, выживших за долгие годы под наблюдением разных эпох, оказалось бессмысленным. К идеологи проекта подобрался крах. Помощь к повзрослевшим детям пришла от них самих. Они подали голос, они упомянули о своих правах на жизнь в капсуле. Ученые породили учеников, превосходящих их в логике, уме в десятки раз, но причины бунта им были ясны как день. Непривычный пугающий мир, наполненный ядом и отравой в воздухе, воде, пище и СМИ с зондирующей рекламой, расстраивающей рассудок, костер неопытным и незакаленным от ежедневных преград. Помогла компьютеризация, они сами себя были способны обеспечивать, используя знания. Наняли маленький штат подопечных, чтоб они поддерживали всю систему, человек двадцать, ведь все во многом автоматизировалось и управлялось компьютерными программами. Пять человек, дали название своему крохотному обществу. Другие индивидуумы, другие особи, другой вид, человек. В целом - "Другие". Они сосуществуют в капсулах до нынешней современности, хранят от постороннего для них общества факт своего присутствия. Людей работающих на них они именуют личными адептами. Кроме своего круга, они общаются с ними, и находиться в курсе событий земли, когда обывателю такие подробности ни кто из-за не достатка у него власти и возможностей не расскажет и с чем связано дело. Другие, ведали многое.
   Аббатских закончил речь. Андрей поерзал в кресле и спросил:
   -Это их Алекс упоминал? Что ему они сделали?
   -Около двадцати лет назад при транспортировке одна капсула разгерметизировалась. Других стало четверо. Алекс был когда-то Другим. Ему не повезло. А имя Мария, выкрикнутое им, носит одна из Других. Она единственная женщина из четверых. Что произошло они, сообщат вам сами.
   -Как сами? Они что собрались покинуть свои капсулы? - сказал Чесов, его поразила не связь приглашенных в кабинет с Другими. - Зачем и ради каких целей мы им нужны?
   -Что занервничал Чесов? - издевательски с хитрым лицом спросил Андрей, - Думаешь, Другие решили дальше поводить эксперименты, творить себе подобных. И постановили тебя в первую очередь запереть в капсулу. Что нет желания поучаствовать в опытах, а придется, - перегнулся через подлокотник, чтоб ближе видеть ничто не выражающее лицо Чесова. - Теперь и ты испытаешь долю бомжей.
   -Андрей вы плохо слушали рассказ. Другим, возможно, стать с младенческого возраста, - перебил профессор Аббатских.
   -Простите меня, я отлично усвоил, просто позлить Чесова для меня удовольствие.
   -Не напугал, - холодно парировал Чесов. - Не твоими усмешками мои нервы натягивать. А впрочем, лаять тебе ни кто не запрещает. - Чесов сложил руки, забросил ногу на ногу, произвел вид не возмущенной персоны, даже при Андрее, немного привставшем с кресла. Кирилл жестом руки остановил надвигающееся кровопролитие, его мозолистая выставленная ладонь барьером мешала Андрею.
   -Кирилл, Андрей, Чесов, Дарек. Вам предстоит встреча с адептами Других. Они помогут связаться с Другими через телемост. Как я не знаю, мне потом Дарек объяснит.
   -А я при чем здесь профессор? - снимая очки, спросил Дарек с нерадостным сочетанием напряженных мышц лба. - Я полагал мое нахождение при разговоре чисто символически.
   -Не символически тебе надо было говорить, а профессионально. Для символичности ты ничего не совершил и не добился признаний, - поправил профессор Аббатских. - Вас четверо и Других четверо. Знакомство, первоначальный этап совместной деятельности. О ней вы узнаете очень не скоро. Для круга Других вы необходимы в проверочном соглашении. О нем вам все подробнее скажут адепты. Бар "Самородок" кому-нибудь известен?
   Кирилл поднял руку, это заведение встречалось своим призывающим квадратиком в газете. Он тогда искал работу и обводил фломастером объявления в печатных изданиях. Бары подобные "Самородку" разместились на всей территории города, но именно его Кирилл отверг, он был слишком отдален от района, где по соседству комковались его остальные рабочие места. В этом участке его приняли на подработку поломойки. Тряпка, швабра и ведро приносили рост сбережений на излечение Инны, сегодня четко понятно, польза кроилась в отсрочивание неминуемого. Кирилл согласился показать путь до бара, он улицу и номер дома запомнил превосходно.
   -И еще. Дарек обследовал место, куда ведет тоннель из зоны пятой ступени. Он уходит в глубокий и обширный овраг, заполненный на половину грязной водой. Из местного населения никто добраться не в силах, лодку спускать в воду надо, это где-то четыре веревки по десять метров. Затем лестницу, если доплывут на лодке, подобной длины. Уровень воды низкий, не достать. Вход в тоннель к тому же закрыт решеткой. Груз на машинах доставляют, видимо ночью, чтоб во тьме посторонние не видели переправу. В воде находиться узкая платформа, длиной с овраг, под давлением наверно механизмы поднимают её из воды, решетку тоннеля тоже поднимают, и все это служит мостом. Дарек в последнюю поездку со мной, разведал этот принцип, прошел тоннель. Он мои глаза. И глаза сказали, что на другом конце вырытая яма, то есть наглядный овраг. А так как стояли жаркие летние дни, осеннего дождя не еще не ожидали, вода в яме частично испарилась, и полоса платформы выделялась. Дарек сообщил, метр или полтора всего скрывали подобие моста, а догадаться, за чем он создан не трудно.
   -А реактор не рванет? - поинтересовался Андрей. - Густава нет в живых. Центр, судя по всему, собрался переезжать, оборудование в ящики сложили, уволили сотрудников.
   -Катастрофы не намечается, Андрей. Все. - Покрутился на кресле с кнопками на подлокотниках. Потер сросшиеся веки и обусловил встречу с адептами. - Завтра в баре, в пятнадцать часов. Прийти обязан каждый, такие одолжения как деление с вами информацией, требуют платежа. Кирилл не волнуйтесь, поиски парня с голограммы ведутся, прорабатывают и иные пути. До-свидания - улыбнулся.
   Кирилл спустился на лифте. Вызвал такси и поехал домой. Алена выполняла заданную на дом работу. Задачи поддавались и сходились с ответами в приложении. На столе, за которым она вела обучение на самом углу стояла ваза с цветами. Пять цветков с не увядшими лепестками, на не слишком гибких от потери влаги стеблях, перетянутых красными нитями, в целях предотвращения распадения букета. Скромный после школьный подарок от Данила. Данил продежурил сегодня за нее в классе, ему оказание подобной услуги не в тягость. В график дежурства его вписали наравне со всеми, мимолетно. Стоило старосте класса, при выполнении своей обязанности, назначении по списку моющего полы, посмотреть на строку с Лепоталовым Данилом, она сама не подозревая, нарушала возложенный долг. Но Данил мыл, мел, как и все. Алена не растеряв остатки совести, взялась за вытирание доски. Меловые разводы скоро тщательно были удалены. Данил переворачивал стулья и, не закрывая рот говорил, выметал мусор говорил, смачивая тряпку в ведре и растягивая лужу по полу не переставал говорить. Такой малый рыцарский просвет случился из-за спешки Кристины. Она любила болтать и особенно с Аленой, и особенно в дороге, и обычно оставалась с дежурной Аленой, избегая гнетущего одиночества. Но её привычные планы нарушило утренние напутствие отца. Уши Алены пухли, скороговорные предложения подруги резали своей частотой, нормальное психическое состояние. Не сильно близкие, но знатные родственники включили дом Бояровых в траекторию своей поездки как временное пристанище. Кристина сидела на уроке не спокойно, погрузилась с мыслями в представление обернутых глянцем кубов подарков. Воображение играло с ней как с мышкой.
   Прилипчивая подруга удалилась, у Данила этот день оказался светло-полосатым. Алене на двадцатой минуте якобы её дежурства, приспичило, и она покинула класс. Возвратившись, ей Данил без капли скромности вручил букет из пяти не одинаковых цветков. Алена поблагодарила его, задав ему пару вопросов, что для него отвыкшего и постепенно привыкающему к общению, было крайне приятно. Являться объектом чьего-то интереса для него честь. Он поведал и о дедушке и о бабушке, обо всей родне, когда-то в детстве увиденной. Алена с любопытством выслушала его истории. Данил кружил вокруг нее бабочкой, которую тянет к лампочке. Его детская дружба принималась Аленой естественным порывом, он спадет и потеряет свою начальную экспрессию. Данил для Алены был другом, у которого собственное мнение на счет многого происходящего в мире. Он смешил, она смеялась, она помогала в учении, не списыванием, но оно было, но встречалось редко. Алена растолковывала сложные темы по математике, физике. Кристина иногда страдала от его выходок, он не сдерживался и дергал её за волосы, такой манерой прекращения потока слов, он избавлял окружающих одноклассников от несмолкаемого шума. Алена поделилась с ним тайной талисмана, он оказался, как и остальные не в курсе кто может быть щедрым дарителем. Осмотрел его несколько раз и вынес версию, о древности камня. Алене она пришлась не по вкусу. Талисман, верно, хранил тайну своего появления.
   Кирилл заявился домой, в глазах Инны поздно, и с удивительно довольным лицом. Завтра предстояла поездка в школу, снова такси. Без собственной машины перемещаться не удобно. В музей добирается на автобусе и попутных автомобилях. Так и чтобы явиться на собрание в срок, ему нужно было встать утром по раньше обычного и идти искать среди соседей не занятого шофера. В самой учебном заведении он очутился к уроку четвертому. Ждать не долго около часа с небольшим. Он пообщался с другими родителями, в основном с мужчинами на крыльце. Они курили и пускали дымок, пока шли уроки, на перемене вредную привычку скрывали за углом школы. Кирилл не баловал легкие сероватым дымком и склада для никотинового нагара в них не открывал. Его угощали сигаретами и после отказа недоверчиво выискивали в нем подозрительные повадки и черты. Кириллу данные беседы ничего нового не принесли, каждый родитель судил своего ребенка за ужасное поведение и не снисходительное отношение к преподавателям. Чувствовали они свою причастность к оценкам, Кириллу знать не дано. Он столкнулся и с двумя не обычными слоями социума, различными с обложки и идентичными взглядами на поступки своих чад. Один слой в модном черном пиджаке с изящной сияющей цепочкой на шее, звенья закрывали синеватый рисунок на теле. Он говорил по мобильному телефону, что он не в глупой ситуации, а просто на собрании у сынка. Причины, по которой его вызвали на так называемую "стрелку" таятся в наглости учителей, им оказывается и невдомек, кому преподают. Кирилл отогревался от мороза с улицы, сидя на окне, шел последний шестой урок, не очень развитый представитель преуспевающего слоя вогнал в идею, не лучше было бы проветриться, он не телефон, и терпеть израненные звуки русского языка не мог, но отчаянно не вставал. Первый родитель, с которым он говорил, был некто не бритый, в спецодежде измазанной маслом и пропахшей бензином. Кирилл сразу догадался, разъяснить ему, что, да как, не позволит кусочек опухшего мяса в ротовой полости, за рядами обломленных костных столбиков. Язык плел не полные и не структурные предложения, зубы источали кроме желтизны, ощущение помойки. Он не выдержал давления спокойствия, пару раз наполнил окрестное пространство клубами дыма и удалился. Из кусочков сказанного им, складывалась картина появления неполадок с поведением сына. Учителя строги, не правы, виноваты. Он поведал, какие учителя были в его детство. Не желал он причислять себя к партии красных, он как-то продолжил, язык щелкнул, выбросив розовую слюну на вздутую губу над синеватым подбородком. Учителя такому противостоянию не были рады, и всем коллективом нравственно поучали его. Носитель оппозиционной идеи ни боролся за идеалы, он портил существование остальным. Вскоре к его персоне выработалось учительское равнодушие, он косеющими временами глазами принимал это за уважение и боязнь. Сын в него, а составы в школе не те. Кирилл прошел в классный кабинет. Второе собрание являлось особенным. Весь класс Алены поделили пополам, вторую часть переместили в свободный от занятий кабинет, потому что ученики присутствовали на собрании и сидели с родителями за одним столом, расположить в одном помещении пятьдесят человек не реально. Кирилл занял стул Кристины, которая с отцом переместилась ближе к доске. О каждом ученике говорилось отдельно. Алена не услышала в свой адрес сильного осуждения, но и похвалы за преуспевание в учебном процессе по сравнению с началом года тоже. Про Данила никто не заикнулся, мать его на последней парте ворчала, она попросила у классного руководителя журнал и выписала от туда оценки сына. Листок, на который она перенесла цифровой показатель способностей сына, пустовал. Данил выполнял задания, на уроке конечно ни чего не рассказывал, но результаты учителя выставлять не собирались. За партой с Кургановыми сидела Татьяна с матерью, женщиной одетой во все черное с проблесками золота на тканях. Но вся школа знала, она не сильно богата, автомобиль не из заграницы, одежда с рынка, аналог творений крупных и известных модельеров, только из обычного материала и по обычной цене. У Татьяны с короткой прической, список успехов был наравне с Аленой. Неделю отлежала в больнице, по возращению наверстывала упущенное на уроке, в итоге от переутомления при двойной нагрузке не смогла осилить все предметы. Лидерство по красоте уплыло, лицо худое с оттянутыми серыми веками, и в дополнение больничная прическа, после этого она сама сняла бы с себя не гласный титул. Злобу она ни на кого не держала и первой попыткой оправдать себя в своем новом мировоззрении, извинение за все конфликты и острые слова. В число людей, с которыми отношения становились намного лучше, была включена и Алена. Татьяна не набирала друзей, она извинялась и помогала всем наравне, сливаясь с коллективом. Принять соглашение о не нападении и перемирии ей почему-то взбрело в голову на собрании. Алена выслушивала про одноклассника, всех разбирали по отдельности, беседовали с родительским комитетом, узнавая его мнение на счет того или иного ученика, и какое наказание или поощрение стоит ему прописать. Когда классная руководительница встала со стула, перестав вращать пальцами ручку верх в низ, и вынесла особую благодарность Хасану Акаметову за помощь в проведение конкурсов на школьном концерте и благотворительное участие в ремонте дома престарелых людей. Кирилл повернулся к Алене и шепнул на ухо, почему только этот мальчик отмечен, на что получил ответ в дом к пожилым никто не захотел идти. Алена почувствовала, что кто-то тычет ей в подмышку, она обернулась и машинально, не смотря в глаза Татьяны, приняла бумажный сверток. В нем просили прощения, упоминались некоторые ссоры и за каждую автор себя винил, под подписью "Татьяна" Алена вычитала не обременяющее на нелепую дружбу слова. " Мы разные, подружками нам не стать и это не повод воспринимать друг друга врагами. Напиши, ты согласна мириться и быть просто одноклассницами?" Алена фломастером вывела красное "Да", не оборачиваясь, передала на заднюю парту. Собрание закончилось, и Кургановы доехали до дома на автобусе. Инна приготовила обет, Алена умудрилась втолковать ей мысль, что она не умеет готовить и научиться лишь по кулинарной книге. Мышечная память Инны не сдавала с боя и навыки в нарезке овощей не улетучивались. Сейчас не приятная пища делилась на не солёную и пересоленную, но вроде постепенно этот дефект в блюдах сглаживался. Алена заранее придумала способ, как отучить Инны, если такой начнется, готовить по рецепту в разброс, то есть несвоевременно поджаривать и варить ингредиенты и смешивать их не по пропорциям. Алена думала, что придется вдалбливать Инне мысль, то, что в рецепте подчеркнуто то она уже сделала и делать его не надо. Оставалось, надеяться, что болезнь так скоро не прогрессирует до такой стадии, а то переписывать рецепты пришлось бы на пластиковый лист, экономия все-таки. Бумаги под рецепты не найти столько, старые подчеркнуты и Инна будет постоянно сбиваться и толк будет нулевой, она сообразить не сможет что сделано, а что нет. Пока осложнений со способностями запоминания не происходило, еда варилась вкусно, руки знали свое дело. Кирилл пообедал, сказал спасибо за стол и принялся собираться уходить на встречу с адептами Других. Постоянные отлучки внушали Инне недоверие к нему.
   - Куда ты постоянно ездишь? Вчера, сегодня собрался куда-то, завтра не будет дома - ныла у двери Инна, загораживая выход.
   -Я покидаю тебя только по очень важному обстоятельству, - сказал Кирилл, договаривать, что это вероятно связано с Ившиным он не решился, переживания от вспоминания вызывают у неё слезы. И чтобы оправдать свои частые поездки он подверг Инну лжи - Понимаешь, я договариваюсь с одним иностранным доктором, он приехал погостить в наш город у родственников. И по удачному совпадению его специализация излечивание тяжело нездоровых людей. Ну, это, как бы сказать лазерная хирургия, тонкие лучи лазера просвечивают тебе голову, и сходятся, пересекаясь на опухоли. Сами они безопасны, но для рака смерть. - Кирилл вышел из квартиры. Инна, давшая пройти, осталась стоять на пороге размышляя, что ей подарил Кирилл. Надежду? Явственно суждение своего незавидного положения? Алена отвела её с раздумьями в зал.
   Бар "Самородок" отдал полностью свое помещение четверым людям. Когда они пришли, никого не было, у дверей охранник не спрашивал кто они, ему знакомы лица посетителей. За длинным столом у окна стояла по четыре стула с обеих сторон. Как и предполагал неведомый хозяин или тот, кто арендовал бар на пару часов, гости явились сытыми, площадь коричневого деревянного стола занимал надпись на обрывке газеты "Молчите". Ряд из выдвинутых стульев ждал пришедших. Спинки стульев носили имена "Андрей", "Кирилл", "Алексей" и почему-то фамильярно "Дарек", каждый сел на обозначенное для него место. Указание на клочке СМИ действовало, не умиротворено, желание задать вопросы в пустоту или скрытым камерам, порывалось овладеть языком. Круглый циферблат за стойкой над стеклянными скульптурами с этикетками осведомил о приходе трех часов. Двери впустили новую четверку. Адепты нарядились в строгие плащи, но не такие которые носит постоянно Чесов. Черные, ровня смоле, затянутые тугим поясом, еле различимым своим единым цветом для всего комплекта. Они сели выдвинув стулья, напротив Кирилла оказалась сорокалетняя женщина. Вид у них здоровый, не замученный. Чесову досталась адептом тоже женщина, но старше и единственная с суховатым лицом и седой проседью на висках. Адепт напротив Андрея, мужчина с широким носом и загорелыми щеками на округлом лице, произнес приветствие.
   -Доброго дня. Я Протус. Адепт, представляю интересы Грэка.
   -Я Галина Ботарова, адепт представляю интересы Марии, - произнесла бодрым, молодым без хрипотцы голосом женщина с рыжими волосами напротив Кирилла. Пришла очередь заявить себя второй женщине, она важно отклонилась на спинку.
   -Здравствуйте молодые люди! Я Инга Артьева. Будем знакомы. Я представляю интересы Сорака. Это имя. Не птица, хоть и главный. Попрошу не путать "Сорак".
   -Я Саид. Представляю интерес Бедуина.
   Дарек открыл рот и намеревался чем-то поинтересоваться. Адепт напротив его приложил к своей длиной клиновидной бородке палец в знак неодобрения и покачал головой.
   -Завтра в двадцать четыре часа. С вами выйдут на связь Другие. Они посветят вас в свои планы. Возьмете средство обоюдной связи. Ни чего не делайте с ними. Приборы ни кому не показывать. Всем вместе в момент сеанса находиться на расстоянии пяти километров запрещается.
   Адепт Саид встал и зашел за стойку, нагнулся, выпрямился что-то поднимая. Он вынес на руках четыре ноутбука, с черной поверхностью. Они были легки и не затрудняли движение человека. Ноутбуки раздали и повторили назначение и время сеанса связи. Каждому выдали по пакету для удобства переноски и защиты постороннего взгляда. Первым из адептов бар покинула Артьева, на улице послышался скрип колес и снова нарастающий рев автомобиля. Кирилл привстал со стула с черным пакетом и поинтересовался и Чесова может ли он довезти его до дома. Адепт Саид сверкнул узкими разрезом глаз и, кашлянув, вышел из бара, по тротуару застучали щелчки каблуков туфлей. Галина Ботарова без особого запоминающего ухода исчезла, ни машин, ни каблуков. Протус намотал на шею серый шарф и помахал на прощание ладонью с золотым кольцом. Чесов вынул из внутреннего кармана плаща сигарету, щелкая её кончик крошечным огненным горошком из зажигалки, пустил на свое лицо ореол пепельного дымка. Прокашлялся и произнес, скатившись со стула:
   -Знаешь Кирилл, я сейчас видел такое вам не понять, конечно. И делиться восхищением, - опустил голову и огорчено поправил себя - Да какое тут восхищение, не стану с вами. А насчет автомобиля не переживай, довезу. Может, разрешишь навестить Алену и Инну?
   -Довези Леша, пожалуйста. А "навестить" придется отложить. Как-нибудь в другой раз. Придешь, как позову. А сейчас не удачный момент - говорил Кирилл, садясь в автомобиль к Чесову. Дарек поймал попутную машину, не договорившись с водителем, остался один из свидетелей появления в обыкновенном баре "Самородок" на обочине. Андрей первым улетел, его лично дожидался водитель из тайной организации защиты зеленого мира. Чесов сжалился и подвез Дарека, раздобрев от видимого шанса, являться причастным к очень важному, а главное не общедоступному делу.
   С тех странных и мало что дающих для выдвижения подходящей версии событий прошло тридцать три часа. Кирилл бродил по темным залам музея с фонариком и термосом с теплым кофеем под мышкой, в изогнутой дугой руке он мизинцем удерживал пакет с невесомым ноутбуком. Тонкая раскладывающаяся дощечка создана из особого плохо царапающего материала, при раскладывании, словно книга, предъявляла Кириллу один дисплей, клавиши отсутствовали. Под квадратом дисплея имелась стеклянная вдавленная бусинка камеры. Вертеться над прибором, понял Кирилл нет смысла. "Другие по умнее тебя и найдут способ связи с тобой, а не ты с ними", - пришла мысль к Кириллу. Музей пустовал, он был единственным его владельцем на ночь. По прибытию в музей, на входе встретился Давыд, он не поздоровался, игнорировал присутствие заступающего на смену. С ним Кирилл и общаться, в общем, то не желал, но любезность в коротком приветствии должна встревать в начало разговора и мимолетном перекидывания знакомыми взглядами. Комната на первом этаже с телевизором, подключенным и к телевизионной антенне и к системе камер наблюдения. Помещение отделили маломерное, со столом похожим на гладильную доску и офисным стулом на колесиках. Прокатится на таком в комнате особо не возможно, оттолкнулся ногами от одной обклеенной старыми обоями стены и не успевая насладиться скрипом колесиков под сиденьем, слышится стон продавившихся досок противоположной стены. Настольная лампа радовала светом только смысливших в электричестве. Днем узкое, треснутое окно, почти бойница, пропускала лучи и холод, с остатками последних стаек мух. Пить в комнате чай или кофе не весело, приходиться торопиться заглатывать приличные порции жидкости стремительно теряющего признаки нагревания. Кирилл, как и все остальные студенты сторожа любовался доверенной территорией, попивая из термосной кружки. Широкий, удобный и вместительный подоконник окна напротив прохода в следующий зал сыграл роль кратковременного сиденья. Кирилл раздвинул шторы и посмотрел на звездное небо расчерченной мутноватой полосой млечного пути. Минуты на состояние прострации не учитывались и Кирилл показал лице спину. Термос поставил рядом, открутил кружку и сравнял уровень кофе с верхним изгибом внутренней резьбы. Аромат разлился по залу, казалась злобные в тени статуи, задыхаются от зависти, им каменным не вобрать ноздрями приятное греющее ожидание глотка. Ноутбуку из пакета Кирилл определил расположение на постаменте со статуями, олицетворяющими дружбу в необычной композиции. Предварительно раскрыв и поставив дисплей строго вертикально, и еще почему-то протерев его тряпкой Кирилл полу сел, полу прислонился к подоконнику замер до начала сеанса. Другие опаздывали на три минуты, Кирилл счел виновными стрелки собственных наручных часов.
   -Где они? Мне что пялиться в отражение на дисплее. Я там, я здесь. А, а, что... - ноутбук пискнул, на синем ярком фоне появилось детское лицо. - Здравствуйте, я вас так ждал. Девочка ты кто? - оставил кружку, продвинулся к оживившемуся дисплею. Маленькая ровесница Алены, может постарше на год, с двумя уходившими за спину рыжими косами. Она сказала:
   -Приветствую тебя Кирилл. Я Мария. Я из круга Других. Мой возрастной уровень организма, отличается от общепринятого в мире. Мы вели за вами наблюдение несколько месяцев. Кирилл именно ваша персона заинтересовала нас как отец Алены.
   -Алена? Она ваша цель? Ну, точно - Кирилл принялся строгать из полученной информации версии. - У меня Алена, у Чесова Марк, у Андрея никого, не сходиться, а про Дарек другие знают больше. Наверно у него есть ребенок. - Мысли оборвали возгласы, привлекающие его внимание. Мария нахмурила лицо, оно хоть и детское, зато голос в полнее взрослого человека.
   -Кирилл ваше поспешное мнение о причине, по которой мы выбрали вас, не приведут к результату более правильному, чем мы предложим вам. Первое задание как передал профессор Аббатских проверяющее. Но оно имеет важное значение для вас и для Других. С начало уясните Кирилл, Другие не тайное общество. Мы ведем абсолютно успешное существование. Нам ни болезни и вирусы, ни радиация, ни вредные излучения, ни дикие звери и озверевшие люди, не страшны. Но у всего есть факт, ломающий постоянное. Наше "но" это капсулы. Они - дом, мир, семья, второе тело. Информационные коммуникации позволяют нам заменять все блага реальной Земли. Такую зависимость имеет не плод беременной женщины. Счастье будет длиться пока мы в капсулах. Поэтому место расположение наших домов известно лишь адептам. Оборудование, пища, вода закупается и доставляется ими. Штат набираемых работников в первую очередь проходит тестирование и специальные гипнотические сеансы. Они ни когда не смогут вспомнить, где и на кого работали. Как вовремя службы, так и после.
   -Я не позволю вам стереть мои мысли, - возмутился Кирилл и отпил кофе. Участки жизни он заполнять пробелами не собирался. - И зачем вы скрываетесь? Видимо занимаетесь не очень добрым влиянием на мир. Мстите? Германии, Европе.
   -Вендетта за нормальную жизни. Поверьте Кирилл быть Другим не мука, а дар. Вам не понять этого. Но я отлично знаю, что такое встреча с кругом Других. Я родилась в обычной семье с матерью. В пять лет, меня скитающуюся сироту разыскал мой родственник - Сорак - Другой. Он вытащил меня из одинокого путешествия. В годы Несамостоятельности ему пошли на уступки и в план ученых добавили его просьбу. Он обладал влияние на процесс проведения эксперимента с тридцатилетнего возраста. Он из первого набора, помнит все прекрасно. И запомнил как-то показанные немецкими учеными документы из его личного дела. Он по ним через десятки лет заставил искать меня по всей Европе. Он, конечно, не ожидал именно меня, но я Мария единственная кровная ему душа. Мой "Способ жизни" корректировал после наступления Самостоятельности лично, на основе своего.
   -Способ жизни. Что это? - спросил Кирилл.
   -Записи, существующие с момента появления Другова. Диск, книга, любой носитель информации об индивидуальной методике, технологии, процессе нашего воспитания и выращивания затрагивающий все сферы - питание, учение, физические упражнения. У каждого свой. Перейдем к главному. Другие в курсе осложнений протекающих в головном мозге Инны. Удаление раковой опухоли, наша плата за твое содействие. Мы преподносим гарантию излечения в сто процентов. Мы сделаем так, что онкологические заболевания и заболевания нервной системы ни будут никогда поводом для переживаний. Вы согласны принести небольшую жертву?
   -Жертву, вы имеете виду Алену? Что с вами произошло вы, что потеряли чувство человечности? Нельзя сохранять семью, скрепляя её подобным способом.
   -Кирилл вам придется расстаться с Аленой на два месяца. Не беспокойтесь, она подвергнется опытам, не способствующим нарушению здоровья. Алена на время займет мою капсулу. После моего ухода из круга Других. Она удостоиться чести провести короткую часть своей жизни на пути совершенствования. На весь срок эксперимента она не будет покидать капсулу. Ей не угрожает факторы внешнего воздействия. Она будет раз в две недели поддерживать с вами связь. Контролировать условия существования будет лично Сорак. Как он это делал со мной. Кирилл боятся, нет смысла. Я в капсуле нахожусь, не награни смерти, а на грани следующего этапа эволюции человечества.
   -Мария послушайте, я не очень вам доверяю. Я знаю про Других пару дней. Я на взводе от последних событий, мне кажется, вы прекрасно информированы и в этом плане. Все что я узнал за осень, скрыто от виденья посторонних глаз и мнения общественности, поэтому мало влияет на результаты продвижения всех задумок ваших и Центра. Кстати вы не связаны случайно с Центром?
   -Мы? Связаны и связь наша конфликтна. Профессор Аббатских не адепт, которые для нас легкие, пищеварительный тракт и системы выделения отработанных веществ. Он выполняет функцию рта доводящего наши послания. Мой адепт Галина Ботарова сменила свою мать на посту, она для меня самая лучшая подруга и единственная. Адептам мы тоже не всегда доверяем, мы проверяем личную жизнь каждого, но вообще-то они живут в пределах ста метров от капсул своих хозяев. Главное для нас их физическая мобильность. И все перемещение нормированы. При отлучке из засекреченного места, где и находиться капсула, они надевают специальные плащи с вшитыми радио глушителями, камерами и прослушивающими устройствами. Каналы передачи любого сведенья от адепта записываются на информационный носитель. По приходу он передается в капсулу, где и расшифровываются все записи. Повлиять механическим или иным воздействием невозможно. Подделать запись без нарушения защитного устройства тоже невозможно. Мы не пользуемся радиоволнами и всем что можно отследить и перехватить. С Другими я связываюсь редко, и что выйти с ними в коммуникационную связь, я использую известные только мне разработанные коды. Для Сорака один код, для Грэка второй, для Бедуина третий. Наше общение строго засекречено и от адептов. Общение Других с обычными людьми, особая значимость, такое происходит редко. Вы исключение из правил. Наши интересы в сфере поддержания существования. Если мы хотим повлиять на ситуацию в мире, мы через адептов нанимаем специалистов разных профилей, все они, разумеется, наемники. Смертей на нашей совести нет.
   -Можно спросить, почему бывший Другой Алекс рьяно сопротивляется всему, что к вам имеет отношение?
   -Сорак как я считаю, провел бесчестный эксперимент. Нами уже после обретения самостоятельности, был поставлен опыт на Алексе. При транспортировке капсулы Алекса, она разгерметизировалась, данный факт, как и утверждает Алекс профессору Аббатскому, на самом деле подстроен. Другие проверить решили, что будет уже с окрепшим Другим в реальности. Алекс не дал подвергать проверкам свой организм, как он воспринял резкую смену окружающей среды. И неожиданно исчез. Цель эксперимента сорвалась. Я была против подлости, но пойти против Сорака не могла. Он как никак мой создатель. И его мнение нарушить для меня все равно, что проявить не уважение к его персоне, тем более мне было десять лет. Через несколько лет Алекс отомстил Сораку. С помощью ускорителя движений он проник в помещение с капсулой Сорака и нарушил ее целостность. Убивать он его не стал, он просто снова исчез. Капсулу пришлось заменять. Компьютерный блок капсулы пострадал значительней всего.
   -Компьютерный блок? - сказал Кирилл - Что это?
   -Встроенная компьютерная система, её программы автоматизировали подачу веществ определенной дозировки в капсулу, электропитание капсулы с её приборами. Данный блок также позволяет, как я говорила поддерживать связь с Другими благодаря индивидуальным кодам. Он сердце капсулы. А после нашествия обиженного Алекса, Сорак прибегнул к содействию своего адепта Артьевой, и они спроектировали сегодняшнюю капсулу.
   -Сколько вам всем лет? - поинтересовался Кирилл.
   -Мне тридцать, - на дисплее сменилось изображение, появился человек с темным лицом и оттянутыми веками, остатки волос покрылись белым цветом. На вид ему лет шестьдесят с небольшим. - Это Бедуин, ему сорок два, - изображение дрогнуло, представив следующего человека. Кирилл предположил, что он Грэк и возраст примерно равный Бедуину. - Это Грэк, ему тридцать два. Ну а это Сорак, - молодой двадцати пятилетний парень с короткой черной прической и вытянутым лицом. - Он из первого набора. Его "Способ жизни" совершенней остальных. Ему семьдесят.
   Кирилл вздрогнул от несовместимости внешнего образа с настоящим возрастом. Выглядит старше его на пару лет, а на самом деле ровесник его прадеда. Чистый парадокс. Желание в его годы быть с таким лицом возникло сразу. А что делать для достижения такого или подобного результата. Питаться правильно, следить за нравственностью своего поведения, дышать как йоги. Все карты человеку для продления жизни розданы, взять и воспользоваться, отказаться от многого ради долголетия и как утверждал профессор приобрести невероятные возможности. Ну, хотя бы стремиться к этому. Кириллу стало тошно от себя, он не курит, не употребляет, зато ест без разбора все, что лет двадцать назад признали бы вредным или посчитают таковым, когда проявятся результат действия некоторых продуктов на детях и к старости. Кирилл решил у Марии уточнить уже не такой необыкновенный план.
   -Вы будете с Аленой в одной капсуле?
   -Начну с начала. Другие проводят эксперимент подобный с Алексом, но на оборот. Кстати ему пятьдесят лет, но ты его видел. Перейдем к ни много другому. Про свое происхождение я узнала недавно. В детстве моя память была слаба, и мать, и бродяжничество вспомнилось после рассказа Сорака. Я не могу больше находиться в капсуле. Я решила покинуть круг Других. Разыщу, может все-таки хоть какую-нибудь родню. Сорак перестал быть сентиментальным и тратить силы на это занятие он не хочет. И моё самостоятельное выдворение навело Других на мысль использовать освободившуюся капсулу для проверки различий в развитии и здоровья человека до курса по существования под контролем и после. Выводы будут после.
   -Два месяца. Алена не успевает учиться. Что мне сказать директору об её отсутствии такой очень заметный срок. Алене заново придется идти в шестой класс.
   -После двух месяцев её ум не будет отличаться от интеллектуального старшеклассника. Ей эксперимент принесет значительную пользу. Вы согласны?
   -Ради спасения Инны я готов пойти на такой шаг. Мне придется все объяснить Алене. Это будет трудно. Я видел вас и Алекса, частично знаком с предысторией от профессора.
   -При необходимости я повторю предложение. В тоже время после завтра. Пойдет, вас устраивает. И главное Кирилл не переживайте. Опасности потери Алены нет. Вариант спасения Инны у вас один, довериться Другим. Время, когда и где вам предстоит передать Алену, вам расскажет профессор. Ему эту информацию передаст Дарек от Бедуина
   У Кирилла неожиданно зазвонил мобильный телефон. На его маленьком дисплее высветилось "Инна". Из поднесенного телефона слышался взволнованный быстрый голос.
   -Кирилл ты в музеи? Я позвонила, не знаю почему, просто страшно как-то стало. С тобой все нормально.
   -Я не ошибаюсь, ты говоришь с Инной? - спросила Мария.
   -Кирилл у тебя женщина?- встрепенулась Инна.
   - Я окно открыл на улицу, люди ходят, говорят. Нет в музеи никого кроме меня. Не беспокойся, ложись и не звони, вредно.
   -А, ну я проснулась и думаю только о тебе. Я еду, жди.
   Телефон умолк. Кирилл положил его в карман и подошел к ноутбуку, присел. Мария смотрела через камеру сверху в низ.
   -Госпожа Мария вам придется покинуть пространство музея. После завтра объясните все моей дочери. Её должно быть это не просто интересно, но и понятно. Она пожертвует собой.
   -До-свидание. - Мария попрощалась, и квадрат дисплея почернел, Кирилл сложил его и сунул аккуратно в пакет, ему еще служить на благо той, что сейчас, несмотря на ночь, едет сюда.
  
   Глава 6. Жертва и охотник.
  
   Алена притворилась, что крепко спит. Инна после проверки ночного обычая, то есть мирное виденье снов в кровати, закрыла за собой дверь в комнату Алены. У спокойно отдыхающей девочки под одеялом на теле была надета дневная экипировка. Алена не устала, так что сил раздеться не осталось. На ночь наметилась одна тайная прогулка, на которую разрешения никто не давал. После уроков она предложила это Кристине и потом отдельно Данилу. Друзья отнеслись к затеи с пониманием и согласием. Произошел странное событие, когда Алена поясняла суть прогулки, мимо пробегал Марк. От кого он бежал известно одному ему. Но он воспринял сказанную Аленой речь в пустоту в свой адрес и незамедлительно выкрикнул, убегая "Я на все сто" Алена мигом перефразировала высказанное Данилу и в итоге на ночное собрание отправиться должны четыре человека. Цель прогулки являлись не мало освещенные достопримечательности города. И тем более не клубные и иные места, притягивающие с людьми их неприятности которые срастаются и своим умноженным количеством выплескиваются не всегда в танце. Личным постановлением Алены местом для сбора была выбрана крыша одной низкой дома. Опасность и предупреждающее подсознание об не обдуманности поступка отмелись в стороны. Крыша, отлично отгороженная по периметру бордюром с множеством спускаемых лесенок, делала асфальт, в десяти метрах от верха, менее вероятным принимающим покрытием для соскользнувшего с края тела - что из этого может спровоцировать несчастный случай. Остается, наедятся на постоянство законов физики и в ночное время суток и на крепость бордюров. На искусственную горку с металлическими волнами прийти должно как минимум три человека, считала Алена, Марк не удосужился спросить, когда и где. Тем вероятно и лучше, о чем беседовать со слабо характерным будущим легионером. Алена приготовилась к уходу, как в тишине раздался голос Инны. Она о чем-то беседовала по телефону и потом, прошуршав вещами, вышла из квартиры. Алена без сомнений знала, Инна может отправиться только к отцу, так оно и было. Девочка встала из кровати посмотрела в окно. Инна на ходу застегивала куртку, пересекая двор. Пешком она до музея дойти не сможет, поэтому Алена быстро вызвала такси. Алена наполнила рюкзак приготовленной заранее едой, поправила на шее талисман и покинула квартиру. Спустилась по лестнице, повторила траекторию движения Инны по тусклым следам на снегу, огибая мусорные кучи, вышла на улицу. Высокие блоки домов немного усеяны пятнами оконного света, на дороге автомобилисты фарами улучшали свой путь, то, снижая, то, прибавляя скорость в артерии транспортного движения. Инна видимо уже уехала, такси или нет неизвестно. Сзади послышался зовущий голос, из темноты вынырнул Данил.
   -Алена мы все-таки, где собираемся? Я раньше времени пришел на крышу, там никого, - спросил Данил.
   -На крыше должны, а что там никого нет? - сказала Алена - не беспокойся сейчас позвоню Кристине. Спрошу, где она затерялась. Я то по непредвиденным обстоятельствам опаздываю. - Набрала номер подруги и после нескольких звуков быстро заговорила, расспрашивая причины не явки на назначенное место. - Кристина ты, что из дома не вышла? Как ты у Марка. Он, он, сказал, что крышу сменили на его квартиру. А как же Чесов? Его нет дома. Ну, это хорошо, но предложила собраться я, почему меня не предупредили. Ты забыла. Понятно, понятно. Ладно, едем - переправила слово - Еду.
   -Что произошло? - спросил Данил - Надеюсь, ничего не отменяется, я еле как отца уговорил отпустить сегодня меня на ночь. В другой раз такой милости ждать и нельзя будет.
   К обочине подкатило желтое такси. Значит, Инна добирается до музея без помощи Алены и неизвестно с кем. Алена втолкнула Данила на задние сиденье и объяснила водителю адрес, где их надо высадить. Данилу все рассказала в пути. Подъезжая к оговариваемому дому, Алена неожиданно осознала, оплатить поездку нечем. При торможении шепнула об этом Данилу, в его планах не предусматривалось использование денег, поэтому на выручку мог прийти синдром Рич. Не предусмотрительный таксист по каким-то мотивам не взял плату в начале поездки лишился ее вообще. Данил обхватил его голову руками, закрывая пальцами обзор, подвергнутый нападению со стороны подростка, водитель зафыркал и принялся мотать головой. Непродолжительная ценность, связанная с профессией, заключавшаяся во взятие обусловленной денежной благодарности, резко подавилась самим сознанием. Таксист с мыслями ушел в себя, Алена с Данилом выскочили из машины, пока он не очнулся из самопроизвольного транса. Они бегом взлетели до нужного этажа, ноги подстегнутые адреналином казалось, не касались ступенек. Алена очутилась на площадке первая и выставила в сторону руку, чтоб Данил по инерции не свернул куда-нибудь. Обыкновенная дверь с абсолютно не подходящим глазком, до которого придется прыгать или вырастать за пару минут на пару сантиметров. Иначе оказаться по ту сторону нельзя. Алена сделала шаг вперед, но дверь сама отворилась. В проеме был Марк, на тонкой руке черная повязка с трафаретными буквами "Легионер". Данил стоял и мялся, как войти он не знал. Алена нагло не сворачивая, двинулась на Марка, он отскочил в сторону, за спиной в коридор пробрался Данил и постарался занять месторасположение за Марком.
   -Ну что проходи - произнес Марк, указывая в сторону кухни.
   Алена проследовала к указанному месту. На кухне за поставленным на середину столом сидела Кристина и уплетала что с подноса. Алена присела рядом с ней. Данил занял свободный стул, Марк принес дополнительный стул, видимо на подобное и рассчитывал Данил, свойства подверженной его влиянию психики ему прекрасно известны. Марк почему-то нагрел чайник на плите, для постороннего "Нагревательная жидкость" должна быть лишь фантазией, а не фактом визуально подтвержденным. Он рассыпал по кружкам длиной серебреной ложкой кофе из большой банки, Алене пришлось насыпать снова. Он подивился свой кратковременной памяти, он был уверен, жест угощения кофе он произвел одним из первых, потом допившей Кристине и конечно себе. Он под своим носом абсолютно не заметил обмена кружками между Данилом и Аленой. Вместе с хорошим другом приспосабливание к нормальному удобству обреченного носить Рок судьбы, текло значительно скорее. Марк переставил фигурку кошки в натуральную величину и сел, прожевал пирожное и сказал:
   -Ничего этой сигаретнице на столе делать. Нам главный легионер не советует приобщаться к вредным зависимостям.
   -Я не в курсе, что ты имеешь виду. Какая сигаретница? Доливая из графина молоко в кофе, произнесла Алена.
   -Макет кошки. Я его переставил - он встал и направился к фигурке животного. Легко приподнял пальцами его за морду, кошка разъединилась по середине. Из безголового фарфорового тела торчали сигареты. - Чесов курит редко. Мне кажется, когда волнуется. Хорошо от них дыма нет, они специальные какие-то
   -Такие же странные, как и вся квартира, - сказала Алена.
   -Из Центра их принес. Чесов губит себя с изяществом. - Произнес Марк - Петр перед смертью был сильно взволнованный, но даже не мыслил о сбавлении своего психического напряжения.
   -Центр - спросил Данил, расслышав знакомое слово с вложением в него определенным толком. - Ваш Чесов в нем что работает? Может, я его видел. Хотя вероятность мала.
   -Он приемный отец Марка, трудиться в Центре, - ответила Алена. - Петр погиб Центре. Петр Ившин мне почти дядя.
   -Ты с кем Алена говоришь? - спросил Марк - О таких вещах.
   -Да у нее бывает такие отклонения. Стоит, ее никто не слушает, а она все разговаривает, - выдала причуду подруги Кристина - Я не мешаю ее в то время. Кто знает, что с неё начнет. Узнает что собеседника нет, вдруг впадет в кому.
   -Кристина у тебя такая необычная версия - засмеялась Алена - и в правду, не желаешь ли мне вечного спокойствия. Колись?
   - Нет, давайте поднимем бокалы с кофеем за успешное окончание четверти - произнесла Кристина. Над столом звякнули боками четыре бокала.
   Они примерно около получаса сидели за столом смеялись над всем, что приходило на ум. Данил вставлял свои шутки, Алена на удивление Кристины и Марка смеялась, и как бы от себя, передавала остальным собравшимся. Животы наполнились и все побрели в зал. В зале два дивана вдоль длинных противоположных стен, у входа находилось кресло и ряд застекленных шкафов заставленных сервизом и фотографиями в рамках. Единственное окно закрывал своей громадностью высокий плоский телевизор, от которого протягивались провода. Алена и Кристина заняли один диван, пацаны другой. Марк включил телевизор и вставил диск. На экране замелькала комедия. Кристина сидела ближе и от смеха постоянно наваливалась в очередном припадке хохота на Алену. Она, не слушая, отвечала на вопросы Марка, они почему-то были связаны с его сектой легионеров. Алена дальше раздумывать, почему Марк позвал их сюда, не стала. Квартира освободилась, Чесов как он объяснил, отыскал какое-то занятие, и он якобы по доброте душевной проявил совесть и не дал замерзнуть людям на крыше. Он агитировал, и казалось, даже не скрывает это, используя в любой теме для разговора основные положения поведения или устава "Легиона". Алена осмелев, решила прижать Марка его собственной не индивидуальностью, за место которой прорывается мнение чьей-то личности. Она успела открыть рот и произнесла первый слог, как с соседнего дивана прилетела подушка и стукнула её в голову. Данил виновато подбежал и отнял снаряд, шепча при приближении:
   -Извини я не в тебя, я в Кристину. Она всегда так реагирует на комедии? - подругу качало подобно дереву при урагане и звука свободного выражения своего эмоционального настроя Кристина, словно сама не слышала, что не очень её отвлекало.
   -Данил это не повод бросать предметы - возмутилась Алена - Надо попросить...Да заглохнешь ты или нет? - Кристина всем весом тела вдавилась спиной в ногу Алены, сопровождая смехом неконтролируемое поведение. Очнулась и произнесла
   -Алена как тут не смеяться. Там такое, - очередь хохота и Кристина снова в не себе от счастья созерцания фильма.
   -Марк постарайся говорить своим языком. Я понимаю, ты сейчас набираешь в секту новичков. Таких же безвольные и бездумные, как ты - Алена взялась за оборванную суть разговора и, смотря на Марка с наливающимся лицом то ли гневом, то ли строгостью, порочила его единомышленников - они после пары сеансов у Грона по щелчку пальцев бросят все связанное с прошлой жизнью. Он вас гипнотизирует.
   -Мне никакой гипноз не страшен - Марк поднялся и вышел.
   -Ты его что обидела. И потом не говори Алена, что твои упреки его идеологии, это не повод для испорченного дня, - произнес Данил.
   -Ты не думай только вступать в Легион, - произнесла Алена.
   -Да с моей всеобщей притягательностью это вполне осуществимо - сказал Данил с обидой за не принятие в счет его особенности. Он отвернулся к экрану и сел на край дивана. В зал вбежал Марк, элегантно держал в обеих руках тонкий серебряный ободок для подхватывания прядей волос. Он одел его, расширенный участок изгиба обода соприкасавшийся со лбом мигнул красным огоньком. Прибор имел только форму обыкновенной вещи, на самом деле его функции простирались далеко за гранью привычного прогресса. Сетчатка глаз Марка вспыхнула на немного, видимо концы прибора пропустили через мозг какое-то излучение или электромагнитную волну. Марк подошел к дивану и коснулся Данила занявшего его место.
   -Двигайся, стоило отлучиться, как тут занятый мной участок эмансипируют, - сказал Марк и сел. Напротив Алена выпучила от удивления глаза. Марк вошел в разговорный контакт с Данилом. Самого Данила после передвижки ближе к телевизору каждую секунду била дрожь. Он похолодел до пяток, еще один человек обращает на него внимание. Но почему именно сейчас, он гостит здесь больше часа, проводником к общей беседе являлась Алена. Нет, его не видели, не Марк, не Кристина.
   -Марк, ты заметил Данила? - спросила Алена. - Почему?
   -Как почему. Он человек, не невидимка же. Он с тобой пришел я припоминаю такое, - ответил Марк.- Скажешь не с тобой?
   -Ты не обращал на него внимание, - произнесла Алена. В голове возникли догадки. - Марк что за устройство ты надел?
   -Барьер гипнотическим волнам. Я вам объясняю, легионеры не обманывают меня. Я под кепку прячу прибор, я защищен. Все речи, произносимые Гроном, действуют на меня не приманка. Они истина, расклад которой мне приятен, - сказал Марк
   -Барьер от гипноза. Где ты его нашел? - спросил Данил.
   -Он от Петра достался мне. О нем и Чесов не знает, - поделился тайной Марк. - Алена, Данил. Про эту и говорить нечего - кивнул на Кристину, слившуюся полностью с миром комедии. - Обещайте ни кому и никогда не упоминать об этой вещи. И особенно Чесову. Отберет и не посмотрит, что не ему принадлежит. Ради науки в пекло полезет. Но огня не боится.
   -Зачем ты так. Он принял тебя в дом - заступилась Алена.
   -Взял на воспитание вместе со всеми разработками Петра на бумаге, - огрызнулся Марк. - Я благодарен за жилье, но при восемнадцати расстанусь с этой квартирой. Кстати, а что вы встревожились по поводу прибора?
   Данил раскрыл рот, но Алена перебила его. Ей было очень важно сохранить тайну. Случайное стечение обстоятельств привело к возможно шансу приобретения еще одного друга у Данила. В Алене проснулся эгоизм, Марк своим рассказом, о секте обращенным к ней почти обратил в свою веру Данила, что произойдет при целенаправленном уговаривании. И ко всему еще она лишиться такого редкого друга.
   -Да просто так, никогда не видела, - сказала Алена и строго посмотрела на Данила. Потом резко встала и стянула ободок с головы Марка. Данил не понял смысла в поступке и замолк. Когда Марк вышел относить обратно прибор, Алена на вопросы Данила не дала никаких пояснений. Данил очутился в полном одиночестве, с предательницей его интересов он говорить не желал. Через час общим решением решили расходиться по домам. За Кристиной приехал отец и за одно подвез Алену с Данилом и высадил их на том самом месте, где их забрало такси. Данил предложил проводить ее до квартиры и за одно узнать, где она живет. Все равно кроме нее ему это ни кто не скажет. Ночь оставалась темной, люди спали. Но не все во дворе бродили два силуэта. Алена прижалась от страха к Данилу. Фигуры, вырисовывались в звездном небе, один из бодрствующих точно мужчина, широкоплечий, сгорбленный, второй силуэт принадлежал женщине. Они о чем-то покрикивали, стараясь глушить порывы настроения, собаки на перебранку или рьяный разговор выделяли немного своего возмущения, лаяли и засыпали. Мужчина остановился, посмотрел вверх на дом, и Алене отчего-то было понятно, его взгляд упирается в окна её с отцом квартиры. Женщина различила в наборе ночного концерта автомобильных сигналов, свистков, лая и предрассветного щебета, острожные шаги детей. Данил взял за холодную ладонь Алену, надеясь окутать её своей отстраняющей внимание защитой. Женщина не спрашивая, подняла руку, в ней был фонарик, и посветила в лицо Алене. Алена зажмурилась от обилия света. Она сквозь закрытые веки не могла смотреть, зато прекрасно осознавала угрозу от сокращавшего расстояния между ней и хрустящей коркой слоя снега. Данил потянул на зад со двора. Сгорбленный мужчина подоспел быстрее и сказал:
   -Курганова Алена? Какая удача. Тебя мне сами боги послали - мужчина протянул руку мужчина. Он схватил ее за верх куртки и сильно затряс. Данил стал использовать физические методы защиты и с уверенностью в победе принялся толкать нападающего. Мужчина от подступающей без резкого мотива боли замахал руками, словно ветровая мельница. Данил получил локтем в висок, от удара упал, упуская бразды осмысления происходившего. Алену отбивающиеся движения взбесившегося мужчины отбросили к бакам. Верх куртки и футболки порвались, шею защипал мороз. Цепочка талисмана высвобождала с каждой секундой все больше тепла, обжигая низкой температурой. Алена открыла глаза, мужчина находился в метрах четырех от кучи мусора, которая избавила от падения на асфальт и последующих травм. Мужчина поднес руку к своей груди и на что-то нажал, озарив себя крохотным источником света, прикрепленным к диагонально-пресекающим тело ремнем. Концы ремня уходили за спину и удерживали неизвестный предмет, прижимая его к лопаткам. Почти лысая голова, маленькие хитрые глаза, невнушительная бородка - это не Алан, поняла Алена. К нему подоспела спутница, она выключила фонарик. Край ее рукава, освещаемый ярким ореолом вокруг мужчины, шелестел на легком ветру, выдавая зеленый складки ткани. Она на миг эксплуатировала фонарь, еще раз посветив на Алену и быстро разворачиваясь, сказала:
   -Нет сомнений, она. Нам простят. Он обязан простить. В таком положении упустить ее на ногах серьезная ошибка. Бей!
   Алена закрыла ладонями лицо, и сжалась в комок. Напоследок она заметила, мужчина поднял руку и согнул ее, для ликвидации он решил использовать что-то подвешенное за спиной. Алена пуская слезы, заерзала, пыталась срастись с мусором, под ней трещали пластиковые упаковки, заполняясь полу-замерзшей жижей помойки. Алена кроме страха заглушившего все помыслы на спасение не ощущала ничего. Холодная цепочка на шее звякнула, талисман нажал на ее грудную клетку, чуть не заставив ее хрустнуть. Запястье обхватили и стали тянуть, Данил пришел в себя и сосредоточив волю, стаскивал Алену со склона образовавшегося у бака мусорного холма. Она поднялась, на бегу отряхиваясь и прикрывая разорванными краями куртки оголенное тело. Мужчина, который должен был исполнить вынесенный вердикт стоял к ним спиной, под ногами почему-то вопила лежащая женщина. Данил с Аленой скрылись в подъезде. Они быстро, насколько возможно вбежали наверх, как в доме Чесова.
   Алена сопоставила факты двух нападений, очевидность всплыла на поверхность. Во дворе был не Алан, но мотивы те же самые.
   -Данил ты может, останешься? - спросила Алена, надеясь на положительный ответ. Он хоть и мал, но заступиться сможет.
   -Нет Алена. Не переживай меня они не заметят. Разведаю кто они такие? Завтра расскажу. Не выходи только. Пока, - он спустился на несколько ступеней и произнес Алене, не успевшей захлопнуть дверь.- Странная ночь. Марк, прибор из Центра, такими меня изучали. Ну ладно в школе встретимся.
   Шаги Данила спускались по пролету все ниже и ниже и окончательно стихли. Алена заперла дверь, включать светильник она не собиралась и в окна высматривать площадку двора, не отважилась. С не проходившей маниакальной взбудораженностью на цыпочках подошла к шторам и потянулась на носках, успокоила себя пустым двором. Прогулка ночью испортилась не парочкой поджидающей ее и высматривающей ее окна. Ее суть истерлась при первых произношениях Марком его секты. Они были в ловушки, должны были пить, есть, вливать в себя новые смыслы реальности. Комедия надеялась Алена, не напичкана двадцать пятыми кадрами, изменяющими сознание, поворачивая душу к Грону. Это Алену не удивило, те, кто способны вовлекать в свои дела малолетних детей, не побрезгуют и запрещенными методами воздействия на не сформированную психику. Но вся борьба за личности не касается ее. У нее свои и более серьезные проблемы. Тут не ласковые словечки, музыка и песнопения под дудку Грона. Прямое не скрытое вторжение в ее жизнь и она подготовлена. Что-то внутри разбирало как автоматическое сознание, сцепляя логические нити в полотно прочной правды. Кому необходима ее смерть? Чтобы поставить не место отца? Он проник, видимо в тайны, по которым из мира ушел Ившин. Чесов и Ившин работали в Центре, раз Данилу знаком прибор блокирования воздействия его образа. Выходило, что Кирилл обязан для достижения цели столкнуться с Центром. Алена напуганная событиями, в ванной оттирала грязь от одежды, размышляла и сопоставляла всё снова и снова, проверяя версии появления ряда неприятелей. Талисман у нее, а может, идет охота за ним. Она случайно поменялась с Татьяной рюкзаками, и он предназначался именно ей. Вот почему она мириться со всеми, вероятно, вернуть талисман хочет. Женщина в зеленом ни говорила о камне и драгоценности, только о ком-то кто обязан простить убийство. Золотолиций заступник видимо и в данный момент на верхнем этаже супермаркета или отправлен больницу. Что маловероятно, с его возможностями ему не позволят лечиться наравне с обыкновенными людьми. Старец представившийся профессором Аббатских обладает нужными сведеньями, но разумеется, делиться с девочкой не захочет. Трое людей точно против свободного существования семьи Кургановых. Шантаж Кирилла сейчас не в их компетенции и заставить его бросить расследование им не удастся, Алена живая и в родной квартире. В ней дрогнуло спокойное восприятие окружающего мира. В ее воображении страх не будет подстерегать из-за каждого угла и из-под каждой вещи. Придется сократить до нуля количество вольных пропусков занятий. С Кристиной бродить к автобусной остановке по улице полной прохожих - прекрасный тыл. Либо Кирилл скорее найдет убийцу, либо под содействием внешних сил откажется от данного самому себе слова, либо с Инной канут в небытие.
   Алена оттерла джинсы щетками и брызнула на них освежителем воздуха. Последствия валяния на мусоре перестали быть остро воспринимаемыми носом. Будильник в спальне указывал на скорое просыпание, Алена поддалась инстинкту отдыха и легла в расправленную несколько часов назад кровать.
   Рано утром сон Алены перетек в ужасное состояние. Кто-то обхватил ее за плечи и безудержно тряс до проявления сознания в лице Алены. Она застонала от прерывания и без того короткого сна, громко выдохнула, давая понять, что принесенные усилия не прошли даром. Она открыла глаза, над ней навис строгий Кирилла, один взгляд вводил в оцепенение.
   -Алена, соседи сказали, что ночью дрались во дворе. И там они утверждают, была ты. Что ты вообще делала на улице? На нас с тобой нападают, а ты бездумно увеличиваешь опасность - Кирилл устроил допрос и для этого были веские причины. После законного сложения с себя обязанностей сторожа он, скрипя зубами, вызвал такси, очередная растрата, и только для того чтоб добраться до дома. С Инной, поднимаясь по лестнице, из разных квартир, будто сговорились, выглядывали знакомые люди, они донесли нужную информацию и при этом вытянули скрываемую. Соседка, которая заставляла ждать таксиста, перед захлопыванием своей двери цокала языком и одновременно качала головой. Она скрывала обвинения и никогда их не высказывала. Кирилл занес почти спящую на его руках Инну, уложил ее и исполнил маленькую просьбу, преподнес горячего чая. Потом захотел узнать о ночном гулянии дочери. С каждым шагом до ее комнаты он в душе лишал ее возможности выбора между заточением в капсуле и обыденной жизнью. От своих поступков она должна быть полностью избавлена от прав на личное мнение. Но Кириллу не доставало злости на такой радикальный ход в семейном взаимоотношении. Остается сжать кулаки в ожидании ответа дочери после переедания ее тех знаний, волей судьбы, которые возлегли в память Кирилла.
   -Пап ты, что уже пришел? - недоумевая, спросила Алена.
   -Какая проницательность, как ты заметила я дома - произнес Кирилл и сразу задал мучивший его весь лестничный пролет вопрос - Ты во двор выходила. Соседи наговорят всякого, но от тебя я больше всего желаю услышать, верны ли их слова?
   -Выходила. И что, не могу я, что ли во двор выйти, - сказала Алена, приподнимаясь на кровати. - Инна у тебя, в музее была?
   -Да со мной. Позвонила, разволновалась, сама знаешь, она настроена ко всем, как будто бы они заговор за ее спиной строят. И в который час ты прогулялась? - произнес Кирилл, выйдя из комнаты, давая, дочери наедине одеться и привести себя в порядок. Алена расчесывала русые волосы, не спешно наряжалась в школьную одежду, умышлено отсрочивая. Оттертая в ванной одежда впитала частички, от нее после гигиенических процедур по-прежнему не приятно разило.
   -Папа ты не беспокойся на счет меня. Я не влезала ни в какие затрудняющие ситуации, а если таковые и предстанут у меня на пути я или одолею их сама или прибегну к твоей отцовской сообразительности. - Алена у зеркала сделала последний штрих. Пудрой прошлась по синей вздутой полоске под челкой. Мужчина, спасаясь от Данила откинул ее на приличное состояние, до этого отмахиваясь от мутного нахождения на его органы восприятия он умудрился ладонью нанести ей узкую травму. Косметичка скрасила ее снова, она открыла дверь в коридор. Отец не найдя в тихом шуршании доносившимся из комнаты, удалился на кухню. Алена прошла на кухню, где Кирилл жевал сырые немного подсушенные дольки яблок. Сухофрукты вкусовым предпочтениям языка не понравились и отправились измельченной массой в раковину. Алена набралась отваги и заявила правду, сама того не ожидая. Предпосылки на искренность не задевали ум. Правда порадовала Алену самостоятельностью, она произнесла, проблем нет, все прошло, отец крикнет пару раз и не чего лишнего в плане рукоприкладства. Переживать и мучить совесть, отстраняя ее от права на голос не придется. Она говорила тихо и ласково, пытаясь умилостивить вплетенной печалью отца.
   - Папа тебе сильно хочется знать, что происходило на улице? - стартовала Алена и опустила глаза, не только для собственной выгоды. Пусть в отце проснутся чувства пощады. - Я договорилась с Кристиной погулять ночью, ни для чего ради самой прогулки. И еще Марк позвал нас к себе, планы поменялись. Мы у него были, можешь, спросит по телефону.
   -Надеешься, я тебе на слове поверю. Нет, нет. Я позвоню. И спрошу не у Марка. Я поинтересуюсь на счет вашего посещения у Чесова. - Кирилл вынул мобильный телефон и быстро произвел операцию набора номера. В ухо пищали гудки.
   -Пап его не было дома. Поэтому Марк предложил устроить вечеринку и него. Но это не вечеринка была, скорее просмотр фильма под призывы под свои легионерские флаги.
   -Какое отношение Легион имеет к тебе? - насторожился Кирилл. Излишне иметь в списке проблем запудренный мозг.
   -Марк вступает в организацию и, по-видимому, переступить порог секты разрешено при взносе и наборе нового отряда молодцов рвущихся на лекции Грона. - произнесла Алена.
   -Тебе не стоит даже помышлять о вступлении в подобные, как ты наивно сказала, организации. Тебе - Кирилл подошел к дочери и присел, сжав ее тонкую талию - нет восемнадцати. И период несовершеннолетия я над тобой буду главным, и последнее слово будет за мной. Ясно? - Печень и селезенка сблизились. Кирилл ослабил хватку, он не ведал, как поступать.
   - Пап мне было больно. Ты сейчас диктаторски внушил мне робость пред родным человеком. И ты думаешь - голос не повышался, рисковать Алене не хотелось, - что после такого я стану настоящей дочерью? Меня, между прочим, во дворе вчера ночью, когда я спокойно возвращалась, чуть не растерзали два неизвестных субъекта. Они знали меня, и назвали по имени и фамилии, они окна нашей квартиры высматривали. Папа... - слезы не произвольно катились по щекам. Кирилл во время довершения рассказа смотрел в окно, снежинки неслись ветрами, препятствуя машинам и пешеходам, загораживая полный обзор. Он усталый от волновой субстанции колеблющей перепонки у самого мозга, нараставшей к обеденным часам, за спиной ощутил шмыганье носом. Обернулся, Алена, с кожей раздраженной солеными слезами перебирала пуговицы на кофте. Кирилл справился, он считал, что справился со своим эгоистическим пиком. Алена глотая слоги, прижалась к отцу обхватившему ее. Ноги болтались в воздухе, Кирилл выпрямился с дочерью. Алена выдавила:
   -Пап прости. Я нарушила обещания, я зашла слишком далеко.
   -Не плачь, не надо, не будет счастья, радуйся что живая. А как ты от них ускользнула? Наверно Алан знает, где мы живем.
   Алена попросила отпустить ее на пол. Уложила длинные пряди за уши и села на стул. Кирилл занял позицию напротив её.
   -Не Алан. Мужчина в плаще, сутулый я может, где-то его встречала. Но не помню где. Вторая - женщина, и с ней я точно сталкивалась на один раз. Ее саму я не видела, голос знаком. А еще она была в зеленой одежде.
   -Наверно Лора. - вслух предположил Кирилл, - столько много людей и каждый встревает в нашу жизнь и не с благими намереньями.
   -Кто такая Лора? - задала вопрос Алена.
   -Да так, я сам не знаю. Рассказывай, как дело было.
   Алена передала все переживания, упустив из события все связанное с Данилом. Отец не обратит внимание на факт дружественной помощи. Кирилла кроме нападения очень озаботило отсутствие Чесова дома. Смысл в не нахождении в квартире есть, сеанс связи с Другими мог по случайности засвидетельствовать Марк. А как утверждает Алена то он доложить кому надо об эксперименте. Чесов избавился от вероятностей проникновения знаний не в те головы и уехал куда-нибудь. Приедет поделиться впечатлениями.
   -Алена тебе скоро уже в школу, поешь. И скажи, ты Инну уважаешь? - спросил Кирилл, подготавливая почву для Других.
   -Инну очень. Нам необходимо не давать волю конфликтам, - произнесла Алена Негативная энергия перенесется на неё и возрастет, увеличит потенциал. Преждевременное увядание. Пап ты был в Центре?
   -С чего ты взяла и откуда знаешь про Центр? - взволновался Кирилл от просвещенности дочери.
   -Мне Марк сказал, что Ившин работал в Центре. Значит если он погиб, это должно быть связано с Центром. Я так думаю.
   -Думаешь правильно. Зря только лезешь мыслями не в свое дело. Хотя кто знает, может оно завязано и сходиться на тебе. Нападали то по большей части не на меня, а на тебе. Причины не известны до сих пор, но что они не представляли они против нас. И Алена я не думаю, что расследование настолько серьезно охватывает какую-нибудь важную персону. И о главном. Алана ты можешь помочь Инне, одновременно понять и узнать многое и к тому же не посещать школу два месяца, - произнес Кирилл, думая какие доводы убедят учителей отлучить дочь от школьного процесса на время с последующим восстановительным сроком. Все что угодно лишь бы не во вред.
   -Пап у тебя странные подарки. Я не понимаю о чем ты, но мне три условия того к чему ты меня ведешь, нравятся, - ответила Алена. - Говори, что ты придумал. - Все сказанное отцом сложилось в неприятное соображение. - Извини, у меня появилась догадка, что ты предлагаешь пересадку участка головного мозга. Надеюсь это не так, потому что кто бы тебе не предложим операционный метод излечения он заменой здоровых клеток на больных, раковых в черепе не принесет положительного результата. Он удвоит отрицательный.
   -Алена что за глупости. Я расскажу тебе попозже. А сейчас марш на занятия, - потребовал Кирилл тихим быстрым голосом, не тревожа спящую Инну. Алена вышла из квартиры, Кирилл проследил траекторию ее пересечения двора. У выхода под кирпичной аркой она притормозила и повернула голову на мятый у баков снег. Кирилл приготовил себе весомый завтрак и запил все холодной водой. Следы от выступавшего кожного последствия отравления сравнялись и не тревожили напоминаниями о своем появлении при всматривании в зеркало. Пакет с ноутбуком по чудесной случайности не заинтересовал Инну на лестницы, словно он шептал ей "я безопасен". Ему не надолго придется пылиться, утрачивает он признаки необходимости до следующей полночи. Порадовал желудок, утолил голод, осчастливит и мозг, переутомление и ночное бодрствование переломили палку, и изгиб, не тая страха от перехода в полный излом, приказал спать где угодно. Кирилл задремал у шкафа, в котором под коробки испод обуви втиснул черный пакет. Через пару часов покой его сна нарушил резкий и противный звонок в двери. Кирилл не без мыслей об убийстве того, кто сейчас давит на кнопку, бухтя неприличными выражениями, приподнялся и дополз на коленях до коридора. Пошарил ладонью по трельяжу в поиске расчески, пластиковая полоска с зубчиками оказалась не легкой в изнуренной руке, соприкоснулась с кожей головы, пронзая слипшиеся волосы. Кирилл привел прическу в нормальный вид, он не думал, нужен ли достойный образ хозяина звонившему. Расправил складки на рубахе, выпрямил воротник и открыл дверь. Кирилл осудил себя, он ругал дочь, хотя сам не взглянул в глазок, за эту нелепую оплошность и ждал расплаты. В дверях спокойно стоял Алан. Ассоциации с его седоватым, мужественным лицом заложенные недавно, вызвали всплеск пугающих развитий дня. Алан выкинул руку вперед и схватил Кирилла за шею, вытянул из квартиры. Перед его носом замаячило огненное лезвие, ноги свело судорогой. Как я слаб на не предвиденные ситуации - оценил он себя - не готов к ним телом. Или это последствия отравления и мускулы сами рефлекторно околели. Алан, не разжимая пальцы на побледневшей захваченной шее, повернул нож в ладони рукояткой к Кириллу и приказал, шепча в самое ухо:
   -Возьми нож. Отпустишь, ударит током. Датчики давления быстрее реагируют, чем ты. Уяснил? - Алан вложил нож в ладонь Кирилла и обеими руками сдавил вооруженную конечность. - Едем ко мне. Попытки истребить меня моим ножом тщетны. Не строй планы освобождения, я в боевом действии и без оружия опасен не менее. Кирилл пойми тебе лучше пойти со мной. Я не причиню тебе зла.
   Кирилл спустился по лестнице, за ним следом ступал Алан. Во дворе они сели в машину Алана. Кирилл следовал всем указыванием. Чутье подсказывало, аргументы Алана обоснованы. Стоило поверить врагу. Алан провернул ключ зажигания, двигатель завелся. Он повернулся и произнес:
   -Кирилл ты можешь вонзить в меня лезвия, когда я отвлекусь на дороге. Но толку не прибавится, ты умрешь или от тока или в аварии. Я могу рассказать, почему напал на твою дочь, и обосновать о каком хозяине я говорил. Мы поедем ко мне. Чтобы ты ни ночью, ни днем не заявился с друзьями ко мне, ты не много поспишь.
   Кирилл не понял про что он, но предательское тело не отказывалось от дополнительного бессознательного отдыха. Ладонь с ножом воспламенилась не видимым пламенем охватывающие поверхность кожи за считанные секунды. Волна от разряда дошла до мозга и выбила пробки ответственные за пребывание в реальности. Бесчисленными лапами Морфей заключил душу в объятия и увлек в океан расслабленности. Высокие волны вздымались к небу, с которого он упал, пустая вода крутила, пальцы рук и ног не ощущали никакой опоры. Воронки глотали его, втягивая в глубину и пропуская через толщу воспоминаний. Несколько пузырей покинувших его легкие и сплелись с овал лица. Знакомое до боли, до ужасной боли лицо, принадлежало дяди Илье. До Кирилла донеслись звуки машин, хлопанье двери на тугой пружин и грубый голос. Нервная система перезагрузилась. Ноги как ленточки волоклись по степеням, колени лихо сгибались с поразительной частотой. Уродливый не красивый шрам на руке пытался свернуться. Значит вот почему, злобный родственник привиделся. Кирилл сжал комком образ дяди и выбросил мусор его памяти в ведро подсознания. В ладони с плоским уродством нож отсутствовал. Алан под-руку перемещал безвольное тело Кирилла вверх.
   -Мы на месте. Кирилл ты как очухался? Я слабый вроде устанавливал разряд. Если плохо скажи, нашатырем приведем в порядок, - сказал Алан с заботой, что протирающего глаза Кирилла волновало меньше всего. Жив, по чужому дозволению.
   Обыкновенный ухоженный этаж, ясный от чистого стекла в окне, выкрашен в мягкие тона. Облокачивая ношу на стенку Алан, заковырял ключом в замке, Напротив двери, отворилась соседняя дверь. Из проема медленно выкатилась полная дама на инвалидной коляске, укрытая широким пледом, маленькая голова с седыми кудрями короновалась шапочкой в виде сферической сетки с кисточками по краям. Не крупный нос шмыгнул и водрузил на себя извлеченные из рукава толсто линзовые очки. Дама фыркнула старушечьим голоском.
   -Здравствуйте господин Алан. Вы с гостем. Надеюсь, вы не скажете ему кто мы такие на самом деле. Это же важная тайна.
   -Нет, не волнуйтесь тетя Варвара, я в плане тайны буду нем как рыба, - голос Алана подобрел - вам не помочь спустится по лестнице?
   -Спасибо я справляюсь с трудностями собственными руками - старушка стала попискивать и смотреть искоса. Крепость пенсионерки Кирилла не встревожила и надо ли обращать на ее интересы внимание. Она от сумасшествия несла чушь о тайне или от этого сумасшествия очень явно навила на мысль что Алан и она связаны не общедоступными знаниями. Основным желанием Кирилла являлось почувствовать твердыню пола стопами, а не лбом. В жилище Алана царил сумрак, окна занавешены длинными шторами, не проявленные попытки Кирилла сориентироваться по виду из окна, где он находится, улетучились при первом шаге в прихожей, обставленной серыми не озаряемыми предметами. Алан перенес тело, не справившееся с последствиями удара током. Кирилл втянул гарь от спаленного не значительного количества волосков в ноздрях. Перед ним открылась следующая лишенная солнца комната. Окно заставлено полупрозрачным планшетом, в середине круглый деревянный столик за которым ему и придали сидячее положение. Стены увешаны цветными коврами с прикрепленными на них мечами, кинжалами, саблями в узорных ножнах, с гравюрными изображениями. Между холодным оружием дугами как улыбки висели металлические цепи. Алан вышел и вернулся, осмотреть в промежуток его отсутствия комнату или кабинет Кирилл не успел. Алан уселся, напротив, в одной руке он удерживал мутный комок, такой помогал ему освещением на подземной стоянке, в другой тонкие металлические: скальпель, пинцеты, отвертка, всё из одного набора инструментов. Кирилл уперся ладонями в стул и придавая удобность позе. Алан кинул суровый взгляд на сдвиг.
   -Сидеть на стуле не привычно, что ли. Не в кресле жил, поди.
   -Ну и не на стуле, - огрызнулся Кирилл. - Сам после прохождения молнии через все тело долго не отличался от куклы? Зачем лезешь в мою и дочки жизнь. Вчера не твои друзья на Алену напали. Высматривали, упустили, но передали тебе, где мы живем. И ты не там меня уничтожил, а привез сюда.
   -Я в прошлое знакомство поддался эмоциям и совершил ужасную ошибку - произнес Алан, на комок нанес крестообразный разрез. Пинцетом расправил четыре уголка, под прозрачной гибкой оболочкой устройство с орех усеянное как еж колючками, видимо они немного выдвигаясь, позволяют перемещаться, перекатываясь по поверхности. Алан снял верхнее полушарие с "ножками" отделяя отверткой и пинцетом соединительные провода. Из сердцевины вынул блестящую таблетку, мини батарейка как в наручные часы. - Я недавно получил от неприятной мне личности письмо. - Алан встал, подошел к тумбочке, на которой стоял старинный горшок. Из задвижки вытащил желтый сверток. Развернул и положил на стол поближе к Кириллу, сгибающие уголки прижал своими инструментами. Кирилл провел взглядом по письму.
   "Дорогой Алан. Если вы заметили мою личную печать в низу письма, то я полагаю, вы осознаете кто ваш отправитель. У меня к вам особое предложение. Диски, которые вы получили, вы должны передать Кириллу Курганову, он посредник между мной и вами. Всю сложность ситуации, что заставила меня обратиться к вам, я поведаю из следующего письма"
   Ниже тонким чернильным следом пера вывели адрес Кирилла. Под ним упомянутая печать. Вытянувшаяся будто шея лебедя черная латинская буква "S" с двумя черепами в верхней и нижней петлевидной закорючке. Алан свернул письмо и вернулся к ремонту комка, отворачивая детали отверткой в его металлической сердцевине. Кирилл не шевелился, смысла нет, история Алана началась, и обрывать ее на самом интересном месте полная глупость. Комок заработал после замены запчастей и вставления нового электропитания. Алан вынул из штанов ремень и сложив его компактно в руке. Комок засветился, перекатываясь по столу, менял свое положение, стараясь находиться под ремнем. Алан втянул ремень, сунул комок в карман, инструменты не выносил, видимо прекрасно рассчитал время действия паралича от электрошока. Кашлянув, он сказал:
   -Этот субъект, как тебе известно, из письма, знаком мне давно. И я не знаю даже его имени, и как он выглядит. На просьбу эту я решил прореагировать не так как меня просят. Диски с письмом мне в посылке пришли. Это те самые, которыми я в тебя кинул. Они были смазаны по краям ядом, каким я не имею понятие, но на глаз определил это сразу. Мной в тот день двигало чувство мести. Я ненавижу этого "S". Представится, ему надлежало, чтоб по имени называть и уничтожать в мыслях. Я на зло расстроить планы его собрался. Выследил тебя, дочь. И нанес удар. Но поздно я понял что меня использовали. ты должен бы умереть от яда. Почему ты живой до сих пор? Я провел острием диска по цветку в горшке - кивнул на пустой горшок, в нем была земля и скрученная нить, когда распускавшая лепестки и вдыхавшая углекислый газ - растение за минуту увяло.
   -У профессора Аббатских, он тебе я предполагаю, известен, есть врач Соминская, она уколы в вену, таблетки мне прописала. Кстати я поправился быстро с одной таблетки, - сказал Кирилл.
   -Аббатских связан с тайнами как собака с будкой. Я его видел на стоянке, вы с дочерью к нему ездили. В общем, подставили меня. Я разобрался, тот, кого я называл твоим хозяином, я же поверил ему в очередной раз, он не связан с тобой. Ты узнал о нем первый раз от меня. Я проследил за всеми продвижениями из супермаркета. Парень, который выводил Аббатских из лифта, мне запомнился, я проследил все его передвижения. Я не подозревал что профессор в городе. Найти человека на меньшей площади, чем вся страна все-таки легче. Он мне за длительное пребывание здесь случайно не попадался, а вычислить его не трудно. Вы после моего нападения отправились в злосчастный Центр. Между прочим, только из-за наблюдения за его деятельностью переехал сюда. Не думай, что меня направила секретная служба. Я сам по себе. Орудия моего труда созданы и доработаны мною.
   -Значит, ты сделал нож профессору,- поинтересовался Кирилл.
   -Не я. Таких ножей всего четыре. У каждого по одному. Они следствие нашего знакомства с миром тайного прогресса. И он мне осточертел, но я обязан сдерживать его порывы.
   -Как вы встретились и что вас связывает? И про что предупреждала соседка? - бомбардировал вопросами Кирилл.
   -Я извини не в праве разглашать обстоятельства знакомства. Если Аббатских будет в хорошем расположении духа или под давлением определенных факторов, разузнаешь об ответе. Соседка не выжила из ума, но и оговариваемую тайну я тебе не раскрою. - Алан сцепил пальцы на столе и пронзил взглядом.
   -Зачем ты меня похитил? Чтобы сказать о своем молчании.
   -Ты не понял этот "S" рассчитал мою реакцию и логический вывод. Он мои руками убрать тебя решил. Знал, я не сделаю, так как он попросил. Почему я, поиздеваться что ли?
   -У него на тебя зуб?
   - Нет, просто хочет ликвидировать всех кто может разгласить тайну, после которой остались ножи. Кирилл ты с дочерью кому-то очень сильно мешаешь. Подумай кому, - сказал Алан.
   -У меня близкий друг погиб в Центре, Петр Ившин. Директор, Черный Густав, вовлекал его в эксперименты, мне кажется, он обязан знать, почему Ившина убили. Но выведать нам из него информацию не удастся. Он погиб по собственной воле.
   -Густав погиб? - Алан задумался - рассказывай все. Ты пока в моей власти - Кирилл описал поездку в кратких подробностях: и про книги, и про установку, и Лору в зеленом платье не упустил. От Лоры цепочка потянулась во вчерашние события. Алан слушал не перебивая. У Кирилла под окончание пересохло горло. Но пленнику воды никто не поднес. Алан произнес:
   -Кирилл ты мешаешь исполнению чьего-то плана. Я с радостью стану помехой для осуществления задуманного этим "S". Я прожил долгую жизнь. Были жены, дети. Все ушло - необыкновенный циферблат на его широкой шее с "45" увеличил цифру на пару единиц. - Пронес на плечах тяготы разных войн. Я тогда был другим, человеческое во мне имело преимущество над обстоятельствами. Жизнь подарила мне шанс, я его расценил как плевок в душу. Злость отыскала в моем характере прорехи и надавила на них, она заразила все до этого не тронутое. Поступал скверно, непредусмотрительно. Раны от этого периода остались на моем теле до сих пор. Через годы я осознал, плюс от судьбы - не наказание. Я встал на путь исправления. И под эффектом правильности поступил глупо. Извини Кирилл. Может подобные мне проходят через это также? Я обыкновенный человек, но с другой позиции, я полная копилка чудес. Моя странность встречается у нескольких людей. Ты одного видел только что, тетя Варвара. Есть еще люди. Надеюсь, ты с ними не столкнешься, среди них попадаются не пронесшие период озлобленности или растянувшие его. - Алан умолк, посмотрел на часы над запястьем - Скоро процесс восстановления проявит свои полную силу, и ты задрыгаешь ногами.
   -Можно один вопрос. Что за штука у тебя на шеи висит, - спросил Кирилл и кивнул на квадратный циферблат с цифрами.
   -Показатель биологического возраста. Для чего не скажу, но мне необходим позарез. Микро-датчик вшит под кожу, он передает показание на этот прибор. - Алан покрутил в руке циферблат. Вынул короткий нож из заднего кармана, лезвие холодное. - Кирилл теперь у тебя появился новый заступник.
   Ручка ножа скользнула из его руки в потную плохо сжимающуюся ладонь Кирилла. В глазах помутнело, тело быстро зажгло, наступил новый период временной парализации.
   Алена возвращалась из школы, сегодня было последнее посещение в четверти. Впереди неделя каникул. Расслабляться ей придется в стенах родной квартиры. Придется забыть о мороженом в детском или семейном кафе. Ночные клубы как лично постановила сама для себя Алена, ей по возрасту не полагаются. Проведенное время в первой половине дня посветили не урокам, я генеральной уборке с вложением в очищающий труд всех своих усилий. Часы отмывания любого покрашенного, деревянного изделия в классе, будь это стул, парта, доска, подоконник, настигли учеников на втором уроке. На первом в полном количестве, соответствующем списку в классном журнале присутствовали все ученики. После оглашения об успеваемости в течение двух месяцев и расписывании руководителя в дневниках, ученики что-то предчувствуя, пытались разойтись по домам. Соприкосновение с сырыми тряпками, веником, шваброй, вдыхание меловой и обычной пыли с пола им не приносило пользы, и поэтому некоторые сплоченные единогласно покинули территорию школы. Классная руководительница опытная и пережившая немало подобных подлостей по отношению к ней и вынесла условие более добросовестной группе одноклассников, созданной из самого отстающего контингента класс. Они за поощрение в виде лишнего оценочного балла должны помочь остальным не сбежавшим. Алена в черный список, заключивший договоренность о взаимных уступках, не вошла, она просто осталась, заняться уборкой в классе для нее не потеря времени. Добровольно проводили санитарные процедуры Данил, Татьяна, уровень любезности в которой рос день от дня, и Хасан Акаметов, в котором никто не сомневался. Ладошки размокли и немного разбухли от теплой набранной воды, пару часов и дело завершилось партами, блистающими на холодном почти зимнем солнце, льющем поток света сквозь занавески. Руководительница поблагодарила, учеников за участие в уборке, Алену удостоила одобрительным взглядом, для нее она нашла нужный путь исправления. Данил проводил, Алену до автобусной остановки, в место Кристины. Переживания в перемене провожатого Алена не испытывала, подруга на первом уроке жужжала как пчела, пересказывая по памяти сюжеты ряда комедий, неумолкающим языком она не смогла уговорить Алену уйти со всеми, как она выразилась нормальными людьми. В итоге последняя частичка школьной жизни воцарилась на короткое время в друге. Данил пока они шли, выносил предположения причин вчерашнего нападения во дворе. Алена разочаровала его заявлением, что погулять по городу с ним она не может, отец не отпускает, да и сама напряжена от частого проявления к ней агрессии. Данилу не объяснила, причем тут частота, о которой она обмолвилась. Они спокойно распрощались. Алена на автобусе добралась до дома, войдя во двор по подтаявшему снежному слою, ветер морозил лицо и вытягивал все тепло из него. Приближаясь к подъезду, Алену охватывало не приятное чувство. На лавочке, пустой от леденящего холода, пронизавшего сбитые доски, сидел Кирилл. Он спал, сильно, потому что наглый снегирь отважился и позволил себе долбить его пальцы. Нервы отвечали, подрагивая суставами реагируя на боль, нанесенную маленьким клювом. Пернатый вредитель был спугнут Аленой, громким шиканьем.
   -Папа, папа, - Алена сняла перчатку и ударила отца по синей щеке - приходи в себя. Пожалуйста - усталые пальцы схватили оледеневший ворот джемпера, Алена дернула тело вперед, волосы отца взвились ветерком, лицо ничего не отразило. Не добившись желаемого, от применения физического воздействия с грубой силой, Алене, даже пару раз в голову влетели мысли не по обстоятельствам. "Я могу позволить себе отыграться на нем, а потом истолкую ушибы и ссадины, как последствия рьяного приведения в сознания - без всякой надежды, чуть ли не со слезами.- Поверит, простит, выругает? Сейчас не важно, я должна вернуть его в живое состояние"
   Алена повалила отца и ей вспомнилось перетаскивание при встречи с Аланом. Она не знала, что ситуации дублировалась. Кирилл поглощен морозом, тело скоро перестанет вырабатывать собственное тепло, он обездвижен. Ну, а Алена падая и вставая, периодически совершала резкие рывки, вцепилась в одежду и продвигает отца, оставляя траншею придавленного снега. Ногти стирались о твердый воротник. Не крича, сжимая губы не позволяя не обогретому носовыми капиллярами воздуху пробраться в легкие. Дверь в подъезд открылась с трудом, пружина потеряла свои лучшие характеристики, притягивая полотно к косяку, не пропуская пару, растянувшуюся на крыльце. На время пришлось оставить отца и подпереть дверь кирпичом. Кирилл перемещенный в теплый подъезд, засопел. Алена взмолилась Богу, за признаки дальности необратимых последствий обморожения тканей. Расстегнула джемпер, прижалась ухом к груди, сердце билось. Бледное тело пробило кашлем. В хрипоте вырывающейся изо рта Алена распознала знакомое имя и следующее пожелание. "Алан, найду, размажу, поддержка называется". Кирилл прервал арию прочищения дыхательного пути, приподнялся на локте и увидел полу размазанным взглядом Алену. Девочка запыхалась, руки покрылись не теплой жидкостью из пор кожи, она дрожала.
   -Пап, чего на улице сидел? - голос налился требованием срочного ответа. - На тебя напали? Или заражение проявилось опять? Иду, понимаете со школы, а ты словно ждешь на лавке.
   -Алан, он пришел ко мне - произнес Кирилл, у Алены перехватило дыхание. Она помогла занести отцу ногу над первой ступенькой. Кирилл не закрывал рта, по переменке с кашлем выпускал подробности встречи. Он осознавал, что от тока растерял предусмотрительность и заботу о безопасности неведенья, ставить Алену в известность все-таки нужно, случайное или не очень пересечение ее дороги с путем Алана принесет ее меньше стресса и боязни к этому ни достаточно злому и не очень доброму человеку. Кургановы зашли в свои двери. В коридоре стоял приятный аромат приготовленной пищи на кухне. Носы вобрали приятные ощущения.
  
   Глава 7. Эпистолярный жанр проявляется.
  
   Кирилл доехал на уже привычном такси до супермаркета. На улице погода смилостивилась, и ветер дул, с незначительной силой не поднимая белый покров снега. Кирилл расплатился и вылез. Шарф прикрывал шею, пуговицы стягивали теплое пальто. Кирилл пересек стоянку, привычный путь к кабинету профессора казался более удобным. У лифта стол Андрей. Они обменялись рукопожатиями и приветствием и вошли в лифт.
   -Случайно не в курсе, почему Аббатских позвал нас? - спросил Кирилл, нажимая на кнопки - и почему лично позвонил, не передал просьбу о срочном приезде через Дарека?
   -Сам теряюсь в догадках - сказал Андрей - я приехал с работы, жена встретить не успела. А я ей, извини, долг зовет.
   -Чесов где? Не видел? Мне стало известно что в момент сеанса с Другими он не находился дома, - поведал Кирилл.
   -У меня и без этой паршивой личности проблем хватает, - ответил Андрей. Вопрос о нахождении Чесова сбил его с важной мысли. Он потер подбородок и впал в задумчивость. Кирилл кашлянул, прикрывая пути распространения инфекции концом шарфа. Лифт тянулся вверх, заглушая разговоры людей за стенками кабинки. Андрей один раз позвонил по телефону и начал разговор по-новому, разузнавая о младшей Кургановой.
   -Как Алена? Учиться потихоньку.
   -Нормально. С женой все хорошо? Семейная жизнь в порядке?
   -Все отлично. Также как у твоей Алены, нормально.
   -Что не слушается, учится плохо, и будет бездельничать следующую неделю? - пошутил Кирилл. - У нас вот так.
   -Если в правду и юмор отсечь, с женой конфликтов не было, но среда в доме напряженная, - произнес с болью Андрей, раскрывая объективные факты его семейного настроения. - Стоило мне с руководством заявиться к Густаву с предупреждениями, перерастающими в законное прерывание деятельности Центра, и жизнь вздыбилась. Познакомился с Ившиным, потом тебя свел с Чесовым. Мне на него наплевать, такие субъекты не по нраву любым директорам. Не понимаю, за что его взяли в исследования, видимо мозг кроме замаливания грехов умеет вычислять и созидать. Затем убийство, вернее до Чесова, походы в зону пятой ступени, кислота, током ударило - У Кирилла машинально всплыли не приятные ощущения, лицо скривилось. Андрей единожды пострадал, не теряя сознания. А у него кроме шока, осталась следственная простуда. - Я переволновался, жена тот человек, который должна все стерпеть, если любит, не вынесла моего резкого изменения. Она боится меня, она прекрасно понимает, смысла в страхе передо мной нет. Но что поделаешь - развел руками и выскользнул из кабинки в промежуточное помещение между занятыми профессором комнатами, - сердце у нее ёкает.
   Кирилл направился в сторону кабинета. Сбоку отворилась дверь, доктор Соминская высунулась на половину и протяжно затянула, поправляя немного сбитый белый колпак с головы:
   -Курганов Кирилл, Орехов Андрей, здравствуете. Я вас рада видеть. Вы не очень торопитесь, помогите кое-что передвинуть.
   -Здравствуйте - произнес Андрей, входя в медицинскую часть этажа. Кирилл следовал за ним, для него разделенная тонкой панелью светлая комната с кушеткой, знакомой не глазами, но мышцами, запах слабо походил на больничный, больше преобладал цветочный. - И где объект помощи?
   -Здравствуйте - произнес Кирилл - вы меня возможно, и видите не первый раз, зато я счастлив, с вами познакомится. Вы спасли мне жизнь. Выражаю вам благодарность - помахал рукой в воздухе, одарив спасительницу поклоном.
   -Спасибо, не мне - Соминская засмеялась тонким голоском, накрашенные ярко красным губы приняли форму улыбки. - Я не бы ничего не сделал, если не профессор Аббатских. Медикаменты, лекарства и оборудования без его финансирования не заманили бы меня на долгие годы на неофициальный пост его сотрудницы. А ящичек - указала пальцем на низкую холодильную камеру с ручками - переставьте в тот отдел - прошла в отгороженную часть со стеллажами, заставленными пробиркам и колбами. Жестами уточнила точное желаемое положения в шкафу, Кирилл и Андрей перенесли не тяжелый для них груз и поставили на обусловленную полку. Соминская сразу заперла шкаф, дверцы толстые, металлические хлопнули и скрепились замковым механизмом.
   -Огромное спасибо - поблагодарила Соминская - Кирилл вы не здорово выглядите, вы принимаете прописанные таблетки?
   -Обязательно - на выходе сказал Кирилл. Припоминая, что выпил таблетку, взятую со стола лишь раз, перед Центром. Ухудшений нет, выходит и необходимость в режимном употреблении лекарства отпадает. - Алена привет передавала. До свидания доктор, надеюсь, наведываться к вам я буду по собственной воле, а не от рези желудки и голове.
   Андрей и Кирилл зашли в кабинет, только получив разрешение после стука в двери. Профессор сидел за столом, один, лицо отвисало желтыми складками, бледные пятна под дугой лба или низкой морщиной, не имели возможности показывать собеседнику настроение. Тонкая рука поднялась над столом, принялась сжиматься, ища рукопожатия. По-очереди вошедшие совместили ладони с профессором, и присели в кресла. Стул Дарека пустовал. Выполняет он в данный момент поставленное профессором задание, непонятно. Может, он заболел, не вынес масштабного прилива информации о Других, и сдался, подвергнув себя мыслями добропорядочного гражданина, который, следуя долгу отечества, не позволит утаить что-то от страны и ее народа. Аббатских медленно промолвил, рот давно не смачивался, осушенная глотка рождала скрипящие звуки:
   -Здравствуйте Кирилл, Андрей. До Чесова я дозвониться не мог. Телефон не отвечает. Как он далеко уехал, или где он так глубоко прячется - сигнал отсутствует,- профессор выдохнул.
   -Марк передал моей дочери, что Чесов во время сеанса покинул квартиру, - поведал Кирилл. - Перезванивал Чесову, ситуация такая же, связи нет. Марку звонил, он сказал, что Чесов не появился до сих пор. Пропал где-то.
   -Да бывает так с овцами. Пнут из стада, они мекают, бродят по лугам, а потом в овраг, или к волкам, - сказал Андрей.
   -Но не стоит так грубо, а если он был бы с нами? - произнес с иронией профессор - вы Андрей за опоздание применили бы к нему санкции? Ладно, забудем об Чесове, на повестке дня пропажа Дарека. Он сегодня утром получил письмо из родного края и исчез. Что заставило покинуть его мой офис? Найдите его, обыщите все рестораны, бары, кафе, я дам вам ключи от машины, она на стоянке, в низу, и немного денег для улаживания возникших конфликтов на постах ГАИ. Без прав долго не пропутешествуешь.
   -Дарека говорите с утра нет. Может это не с письмом связано, а с Чесовым? Нельзя также исключать возможность нападения, - вставая с кресла, сказал Андрей - За день обязуюсь найти. Пока, - он вышел, Кирилл попрощался, немного помедлил, желая увидеть дальнейшие действия профессора, когда он будет думать что они ушли, и он находится в кабинете наедине с тишиной. Аббатских не проявил себя раскрепощенным. Серые шрамы с поворотом лица уставились на дверной проем, Кирилл ощутил не удобство и шагнул назад. Тогда Аббатских произнес:
   -Кирилл, почему вы задержались? - не услышав ответа, опустил голову и скорбно, будто он над могилкой знакомого, произнес - после тех событий на стоянке, в которых не знаю, кого винить, может Алана? Но суть в другом, я Кирилл за полтора десятка лет ни разу не воспринимал глазами белый свет. Что послужило в тот день для появления у меня периодических кошмаров, где основным явлением, которого я боюсь, является то, чего лишен до смерти. Семь точек, они излучают свет, яркий, испепеляющий, - голос с переживаниями шел из глубины души - И они тянут лучи, огненные тонкие щупальца из фотонов пронзают голову. Я никогда не при жизни со здоровым зрением не встречал подобного, и трагедия отняла у меня большую часть восприятия. Но семь ослепительных точек, во сне слепца, не случайность.
   -Вы не расскажите, как ослепли? - нагло спросил Кирилл со спокойствием, уравновешивающим смысл и манеру произношения. Профессор отрицательно покачал головой. - А об Алане вам сказать не чего, откуда вы знаете его? - жест головы повторился - До свидание профессор Аббатских.
   Кирилл спустился на лифте, Андрей, не встревоженный двойной пропажей не стал дожидаться любознательного и проделал обратный путь на минуту раньше. Темная стоянка освещалась мутными пятнами занятыми вальсирующими потоками холодного воздуха. Выдохи фонтанировали круглыми развевающимися облачками отработанного теплого газа. Кирилл утром побрился, льдинки не гнездились под носом. Этот день был один из тех редких, когда он занимается санитарными процедурами или завтраком, за несколько часов до просыпания Алены. Ее прерогатива утреней пташки, в каникулы отпадает, главное не расстаться с теплым одеялом и подушкой в часы полудремы, не переросшей пока от привычки режимного подъема в крепкое не бодрствование до обеда. Процент сна за сутки у Инны выровнялся до половины дня. В печально отслеженном факте было и положительное и отрицательное. Проводя остаточную половину жизни в небытие спроектированным мозгом, приближает решающие дни, и в то же время расщепляет печаль.
   Кирилл не спешно брел по стоянке, одна крайняя машина просигналила, мигая фарами, пришлось увеличить темп ходьбы. Иностранная марка автомобиля не убавляла шансов на интерес людей в форме с полосатыми палочками. Кирилл сел и растянул верхние пуговицы, лишающие возможности вздохнуть полной грудью. Машина выехала со стоянки, слилась с сигналящим потоком.
   -Кирилл, как живется с непрошеной тайной? - сказал Андрей, изучая панель инструментов. - Мне эта новость такую радость принесла. Я Другим не стану никогда, но избавить себя от попыток долголетия я считаю неправильным. Надо пробовать.
   -Странные они, боюсь, что обманут, - произнес Кирилл о своем волнении - надеюсь, переживания мои только из-за их измененной в течение жизни психики, она в корне должна отличаться от нашей. Я полагаюсь на волю Алены. Ей решать.
   -Она будет рисковать? Набрать чуточку здоровья Других - прекрасное предложение выгодное и для тебя с ней и для Сорака с Греком. Кто там еще, кроме Марии, ее же не будет?
   -Бедуин. С ним беседовал Дарек. С тобой Грек, с Чесовым Сорак. - Кирилл расставил людей по парам.
   -Кирилл вот ты ступаешь на этот опасный шаг, из-за Инны. Она излечится, вы будете мужем и женой до остатка дней, ну или на долгий срок, не нам предвещать. А вдруг ты пожалеешь, что спас ее, Инне после операции необходим родной человек и ты по привычке, по гражданскому долгу станешь поддерживать к ней любовь. Несколько лет, и жалость сотрется, обязанность любить притупится. Она переменится - Андрей повернул машину к одному заведению, не останавливая пророческие рассуждения, характер которых навеян собственной семейной молчаливой неурядицей - нрав ее раздражать тебя на каждом углу станет. Может Инна не та, за которую ты все что угодно сделаешь. Что-то я не так сказал. Ты как раз и добиваешься не достижимого. Оставлять ее в трудном положении я не советую, но не привязывайся к ней, особенно после... Другие выбили мысль о неминуемой гибели, ты с ней, наверное, свыкся. Планы вдребезги разбитые, возродились. А надо ли это было. Встретил бы следующую подругу.
   Кирилл не сжимал кулаки и не требовал молчания, пока они проверяли первое заведение. Он без советов постороннего осознавал всю тяготу крючка его судьбы. Душа не в целом, частями, громко кричала "Да ты чертовски верно расценил мое положение" - над тобой злобно посмеялся случай.
   -Нет, Андрей, не всегда можно на первый взгляд определять вид отношений между людьми, - сказал Кирилл и осмотрел вокруг себя более пустое пространство от чужого уха - Другие могли помочь и ни нам. Предложили кому-нибудь оплату заданий, и потом бы у меня сердце горело, что я любимую упустил. Сейчас я в здравие и настроение среднее. Не плохое, не хорошее. Эмоциональная планка не встревожена. Я при худших стечениях обстоятельств, то есть - посмотрел на выставленные полусогнутые руки, и направился к следующей точке проверки - когда я держать Инну на руках буду, мертвую. Я, наверное, не осмелюсь выдержать последующую сердечную боль. Алена единственное, что может меня отвлечь. Бросать Инну я не могу.
   Бары и кафе отсекались в не созданном списке, Андрей вел машину по одной улице, смотрел на яркие неоновые вывески и останавливался, если заведение находилось в дневном режиме работы. На ногах налипал серый грязный снежок, таял в салоне и растекался под ботинками. Посты ГАИ не мешали поиску, словно они договорились не тревожить покой граждан в определенных машинах. Время перебиралось стрелками, сумма цифр росла. Андрей в очередной раз сопоставил и совою потребность и поставленную задачу. Он после двух часовой поездки выходил из машины и быстро разминался и бежал к ларьку за пищей в упаковке. Вылезать наружу из салона, нагретого углекислыми парами и встроенной печной системой, условились по очереди. Кирилл позвонил Алене, успокоил ее, дал объяснения длительному не нахождению дома в не рабочий день, признал свою бессовестность, что раньше никого из домашних не предупредил. Андрей стукнул в окно и поманил жестами за собой. Кирилл застегнулся, усилил хватку шарфа на шее и вышел, не предусмотрительно оставив автомобиль не запертым. По дороге к одному бару он заметил не вдалеке группу цыган. Гитары украшали звук города музыкой, цыгане, одетые в несколько нарядов, кружась, распевали песни. Кирилл собрался мигом реагировать, на то, за чем позвал Андрей, потеря доверенного транспорта испортит слишком многое. Бар пустовал, посетители распевали напитки за столиками, но их численность была символична и поддерживала принцип круглосуточного обслуживания клиентов. Кирилл прошел за Андреем. На половину на трехногом высоком стуле, наполовину на стойке, лежал-сидел спящий Дарек, упираясь локтями в стеклянное сообщество стаканов и соседствующих фужеров. Емкости пустовали, охранник профессора посапывал, рядом с ним с напуганным выражением стояла официантка в униформе, она составляла стекляшки на поднос, голос Дарека при этом отзывался на звяканье бормотаниями, будто рев льва.
   -Дарек проснись, вставай, Аббатских тебя обыскался - Андрей положил на плечи Дарека ладони и затормошил его в стороны. - Ты чего раскис - крик отвлек посетителей он мутной отрешенности. - Вставай, быстрее.
   Кирилл просунул под грудь Дарека руку и обхватил тело, оно поддалось и слезло со стула. На стойке осталось распечатанное письмо, Андрей занес над ним ладонь, но Дарек вырвал дорогую ему бумагу, скомкав ее, умял в карман. Когда охранника вывели на улицу, он по бокам растолкал помощников его перемещения, обнял голову и что-то промычал. Кирилл спросил:
   -Дарек, слышишь - пощелкал пальцами у носа и получил по рукам - А, не надо так сразу радоваться знакомым лицам. Письмо так тебя? Что в нем расскажи, легче будет.
   -Зачем эта легкость, все в себе надо переваривать. Понимаете, у меня мама умерла. Я не видел её..., она не видела меня, пять лет. Она глухая, да и телефона у нее, наверное, нет. Вчера билеты на самолет купил, до родного города. А тут письмо - утер слезы, посмотрел на знакомую машину. - Перцова машина, а моя вдребезги. Копил на нее, собирал деньги, в поездке на малую родину отказывал. Хотел порадовать мать, показать чего добился. Убью Алана, из-за его деяний мне совестно посещать Архиповск. Так я рассуждал недавно, но когда тупость прошла, отважился на покупку билета. Что начинал, то всегда заканчиваю, путь был один.
   -Дарек успокойся, может оно и к лучшему - произнес Андрей и поймал взгляд Дарека готового ликвидировать его голыми руками. Процессия мобильного цыганского табора поравнялась с ними. - Садитесь, успели, неизвестно на что подвигнет их наша собственная ошибка? - Андрей кивнул на цыган, явно намекая на их не добрые качества.
   -Постойте, я видел, я сейчас - произнес Дарек уже у отпертой дверцы, он, аккуратно лавируя в малом столпотворении цыган, по кривой линии никого не задевая и не отстраняя, достиг стены бара. Частичка инородной культуры не обратила на него присущего им внимания, лишь погрузила его в собственную смесь перегара, музыки, романсов и необходимости двигаться. Кирилл не торопился садиться, он высмотрел, как от прошедших дальше по тротуару цыган, отделился Дарек. Поднялся не сильный ветерок, Кириллу на расстоянии не очень ясно было, почему наскоро отрезвевший охранник, согнулся у стены. Дарек не губил аморально фасадную отделку бара, он рылся в карманах, потом что вынул и последовал к машине. Кирилл немного отступил в сторону и увидел что у стены на картонных коробках, в старой куртке с разорванным рукавом, сидел человек. Под завязанной на узелки шапкой ушанкой сияло щетинистое лицо со сверкающими глазками, бомж качал головой взад-вперед, выдавая благодарность, в его тонкой ладони сверкала гроздь пятаков.
   -Монет тридцать - не разжимая зубов, прошептал Кирилл, - У самого горе, а чужой живот выручай, - открыл дверцу на заднее сиденье.
   Дарека на пол пути остановила старая цыганка, выплывшая из толпы. Зачем она возвратилась и привязалась с диапазоном магических услуг? Дарек слушать причитания не стал.
   -Господин хороший, цыганка Фаяда, не обманет, не соврет - Кирилл узнал жрицу предсказаний. - Она к истине тебя проведет. Зачем такой злой - произнесла она об игнорирующем Дареке. - Мать и отец первые от ненависти детей страдают.
   Дарек развернулся на одной ноге и подскочил к цыганке, та завизжала и полетела на снег от толчка обеими тыльными сторонами ладони. Ее дети, подоспев, поднимали Фаяду и окружали врага. Цыганка что-то шептала пока принимала вертикальное положение. Она обтряхнула снег и движением плеч скинула с себя ладошки помощников. Дарек не выясняя с ней отношение, подался прорывать цепь из мешающих цыган. Фаяда закатала рукава и кинулась на обидчика с криками:
   -Жалеть всю жизнь будешь, что тронул меня, - ее желтая бородавчатая рука вцепилась в запястье Дарека, он потянул на себя, спиной расталкивая стену цыган. Ниже ладони, под пальцами Фаяды затрещали кости, кровь взбурлила, Дарек оцепенел, цыганка тоже. Физический контакт через прикосновение породил некую силу меняющую окрестное пространство. В белых облаках зарычал гром, погруженные в себя обычные прохожие встрепенулись. Струны на гитарах взвились, лопнув по не понятным основаниям. Взгляд цыганки Фаяды становился всепоглощающим, она отпустила руку Дарека, он спокойно обошел несколько напряженных цыган и сел в машину. Кирилл усевшись, повернулся к Дареку.
   -Что случилось? - спросил Кирилл у испуганного Дарека, тот пытался втянуть руку, которую избрала Фаяда, в рукав куртки. Кирилл заметил, что конечность от запястья до костяшек, покрытая редкими волосками присущими мужскому населению, поседела. - Тебя словно переехали.
   -Ничего страшного - ответил Дарек - Она тронула меня, а мозг, его будто массажировали. Ну, забыли об этом. Едем к профессору, без меня найти ничего в кабинете не сможет.
   Алена от безделья протирала тряпкой талисман. Драгоценность она давно характеризовала как маяк несчастий. И носил он название талисман чисто условно. Поддаться лени и увязнуть в нечего неделанье, она не собиралась. С утра позволила Инне творить на кухне, контролируя все её вольные и вполне уместные в процессе готовки движения. К обеду стол заполнился сбалансированной едой. Когда посуда помылась, а порция Кирилла отправилась в гневе Инны в мусорное ведро, раздался телефонный звонок. Кирилл оправдывался коротко и быстро, Инна под влиянием выплеска своего настроения, отказалась беседовать с "лгуном" и как она прибавила "слабаком". Женщины расстались в коридоре, Алена затаилась в спальне, Инна в зале, за перелистыванием глянцевых журналов. Алена раздосадованная последними событиями, особенно вчерашним. Почему отец отнесся к Алану с пониманием? Здороваться и обмениваться понимающими взглядами, она после пережитого не станет. Зазвонил мобильный телефон. На связи был Марк. Голос сливался с уличной канонадой.
   -Привет Алена позови срочно отца, - потребовал Марк.
   -Его нет, он уехал и прибудет домой под вечер.
   -Позвони ему. И скажи, что я нашел машину Чесова - произнес Марк - самого я его не вижу. Машина стоит у моей школы пусть подъедет. Только быстро. Я у дороги буду стоять, чтоб заметил.
   -Значит у твоей школы, ладно поняла, передам. - Алена, вслед за тем как Марк отключился, набрала номер отца. Абонент оказался временно не доступен. Ничего лучшего в голову не пришло чем мало обдуманный план. Алена повесила мобильный на шею, он через одежду ударялся при ходьбе о талисман, не удобно, но выходить на связь все же быстрее. Порылась в одной из своих шкатулок, хранившие откладываемые деньги. Взятой суммы хватало на такси, но почему-то Алене показалось что ее обкрадывают на сколько она помнит если не ошиблась в подсчетах сбережения как минимум должны быть в двое больше. Разбираться и вычислять все пути возможных растрат, которые она не записала в контролирующий ее финансовое положение блокнот, было излишним. Натянула зимнюю куртку, шапку, маленькие сапоги и тихо не шумя, прокралась до прихожей. Вдо прихожей.и и тихо не шумя пр не шумя прокралась к коридьбе о талисман. зале вроде стояла полная тишина. Инна видимо уснула, посчитала Алена, причина ее сконфуженного поведения ей не помешала. Алена свернула в прихожую, у зеркала стояла Инна, она задумчиво с удивлением любовалась своей лысиной.
   -А ты куда собралась? Кирилл сказал не выпускать тебя. Алена раздевайся и марш в комнату - не командным тоном потребовала Инна. - Дела перенесешь на следующий день.
   -Инна извини, но мне очень необходимо. Пожалуйста, дай пройти, - попросила Алена, давя на жалость Инны перегородившей своим телом путь к лестнице.
   Инна категорично покачала головой, насупив брови, смотрела на девочку бессмысленным взглядом. Она знала, человеческое теряется в ней и не находит веревочек за которые дергая можно управлять поведением. Алене стало сильно стыдно, и все-таки отступиться от цели не захотела. Она подняла руку и указала на Инну. Скривила лицо, стараясь превратить его в маску разъяренного зверя, произнесла:
   -Инна делаю последнее предупреждение или отойдешь, или... - смягчила угрозу, озвучить вариант "скатишься по лестнице" не позволила гордость - ...или никогда и никто не будет, есть все тобою приготовленное.
   Ультиматум принес плоды, Инна отклонилась от двери. Алена не медля, выскочила. Инна захлопнула дверь за ней.
   -Проклятая девчонка - с не лестными словами скатилась по двери на коврик. Она загрустила, сердце сжалось, мозг молчал.
   Алена заплатила таксисту, у двора назначенной для встречи школы прогуливался в зад вперед молодой парень, с ладошками, засунутыми от холода в карманы. Легкий студеный ветерок развивал на глупой голове длинные белые волосы, надо же ему ждать Кирилла на улице и без шапки. Алена побежала к Марку.
   -Ты что тут делаешь? Я просил не самой приезжать, а отца позвать, - накричал Марк, видя иной результат своего зова.
   -Телефон отца не отвечает. Батарейка наверно выдохлась. Тебе, какая разница кто приехал? - произнесла Алена.
   -Очень большая, - огрызнулся Марк - кирилл точно не приедет? Инне передала, чтоб он, когда приедет, следовал сюда?
   -Она меня отпускать не собиралась. Отцу она ничего не сможет объяснить. Ты показывай, где машина Чесова - Алена знала, если на ее нападают, то придется обороняться знаниями и получать их надо любыми способами. Мотивы повышенного внимания к ее не виной персоне вполне могут раскрыться из посторонних фактов.
   -Пойдем, - сказал Марк и поманил за собой. За зданием школы стоял кирпичный с высокими закрытыми решетками окнами спорт зал, который так долго ремонтируется и из-за своей занятости позволяет Марку и всей его группе друзей увлекающихся баскетболом посещать школу Алены. Дружеская взаимопомощь образовательных учреждений по договоренности между директорами. Одну сторону спорт зала, к которой вел Марк, закрывал высокий забор, плотно сбитый из деревянных не посеревших досок. Проникнуть за него не возможно, посередине имелись деревянные ворота, весящие на паре врытых в грунт столбах для проезда грузового транспорта, других выходов не наблюдалось. У заграждения стояла машина, без хозяина.
   -Мне одноклассник позвонил и сказал, что здесь весь день автомобиль стоит, вроде Чесова. - произнес Марк, обходя с боку машину - я приехал. Чесова то с позавчерашнего дня нет. Не волнуюсь, но переживаю. Вот проверить решил, мало ли что.
   -Так автомобиль точно Чесова? - поинтересовалась Алена.
   -Его. Номер я не выучил что ли. Его эта машина. Раз она перед спортзалом, значит Чесов или там - сделал вывод и ткнул на школу, обсаженную рядом деревьев - ну или здесь - развернулся к забору - в школе я расспросил одноклассников и не только. Никто его не видел. Чтоб заходил, выходил, заезжал на территорию школы.
   -А звонить не пробовал - спросила Алена, заглядывая в салон.
   - Не отвечает. Слушай - голос изменился, брови Марка поднялись, его посетила идея - у Кирилла ведь мобильный ты говоришь, не отвечает. Наверное, он исчез?
   -Не говори ерунды. Папа вечером прибудет, в полном здравии надеюсь, ему в последнее время это трудно дается.
   -Что такое случилось? Карманники в карманы лезут? - произнес Марк, прыгая, используя в пружинном подъеме сконцентрированную энергию мышц ног. Забор даже макушки не давал поравняться с ним.
   -Да нет, конечно. Марк мы перелезем через забор. Или подождем кого-нибудь. Я мобильный прихватила, каждый час звонить стану, если папа дома зарядит батарею.
   Марк отошел подальше от забора, словно собирался наблюдать за всей композицией и, преодолевая короткую дистанцию ступней, выбил доску, стягивающий деревянный части гвоздь заверещал, издавая протяжный скрип. Параллельная доска не удостоилась участи более справедливой и с учетом на людской труд, потраченный на постройку ограждения. Клиновидный проем варварского метода проникновения впустил Алену, затем Марка. В отрезанном участке от школьной территории лежали груды каменного и кирпичного мусора. Грузовиков, тачек, и любого инвентаря способствующего быстрому технологическому процессу не было. В стене спортзала зияла огромная дыра высотой с три метра, и немного шире в ширине, с боков торчали стержни арматуры, покрытые пылью и инеем. Между низкими холмами из битого строительного материала петляла по свежему слою выпавшего снега узкая полоска следов.
   -Я не пойму они, что здесь клад искали, - возмутился Марк, осматривая знакомую территорию, сейчас она не в прилежном виде - ремонт, всего лишь ремонт, - голос повысился и заскулил, он выдавал претензии абстрактному образу своего директора. - Рабочие разворотили дверной проход. Зачем? - слева от масштабного отверстия лежал вырванный блок двухстворчатых дверей. - А земля вся эта, откуда, - он указал на черные земляные барханы вдоль края забора.
   -Потом причитать будешь, на досуге. Идем вперед.
   Внутри зал оказался в подобной же разрухе. Стены до потолка были покрыты грязью, а не новой краской. Центральную часть зала лишили пола, длинные доски сложились рядами у стен под окнами. На земляном вскрытом участке стоял агрегат на четырех широко-расставленных железный опорах. Опоры удерживали мощный вращающийся вал, за агрегатом находился массивная катушка, закрепленная штырями, утопленными в бетонном, недавно залитом основании. Ось катушки соединялась с боковым двигателем, с панелью управления на корпусе. Стальной канат, накрученный на катушку, переходил на вал агрегата с ножками, делал один завиток и, свисая вниз обрываясь прямоугольником, от которого отходили четыре цепи, прикрепляющиеся к углам небольшой платформы с низким ограждением. От оборудования, всякому понятно, что оно создано для спуска чего-то, шла вытоптанная колея по земле, перетекающая на деревянном полу в протертую полосу на досках. Марк, прикрывая рот, проследовал по четкой дороге.
   -Клад, абсолютно точно. Понимаешь ,Алена, ходили, да и сейчас ходят слухи что под школой есть сеть туннелей. - Марк подошел к агрегату, платформа закрывала глубокую яму, он нагнулся и посмотрел. - Директор-сумасшедший, он заплатил общешкольные деньги за вырывание прохода к туннелям.
   Алена осторожно, боясь наступить на гвоздь, острую грань камня, не спеша, повторила путь Марка. Посмотрела в яму, на дне мелькала серость, там, несомненно, какое-то помещение. И оно по своей странности скрыто толщей почв и накрыто сверху спортзалом. Что и кому надо копаться в прошлом? Чесова за досками и кучами не нашлось, выходит, спустился на платформе вниз.
   -Алена, у тебя с собой в наличии фонарик? - раскачивая ударами ноги платформу, спросил Марк, намекая на свою отважность в намерении последовать в бездну, в которую можно заехать на автобусе, ведь расстояние между стенок спуска, оббитых деревянными щитами, равнялось трем с половиной метрам.
   -Только со мной, - выпалила Алена - Но фонарика нет, - вытащила из-под куртки мобильный - есть подсветка у телефона. Сгодится?
   -Пойдет. Будь осторожна - Марк поколдовал над панелью управления, нажимая кнопки, исследовал манеру эксплуатации устройства, открыл дверцу на платформе и перепрыгнул на нее. Алена длинным прыжком перенеслась к нему, чуть не поскользнувшись на гладкой поверхности. Платформа начала свое перемещение на метры ниже привычного уровня существования. Через пол минуты, она остановилась, столкнувшись с дном, Алена подсчитала, глубина около десяти метров, и может больше, но не меньше. Помещение пустовало от света. Подсветка мобильного заслужила призвания фонарика, радиус своеобразного солнечного захвата квадратных метров перед вами, не уступал средней способности фонаря по вторжению лучей в пространство тьмы. Главное, отмеченное сразу, тоннелем не пахнет, это зал, заставленный какими-то прямоугольными каркасами справа, и насколько хватало света, и можно было рассмотреть, что слева находился огороженный перилами спуск. Часть помещения была ниже. Алена посветила на потолок: покрытый сажей бетон, направила квадрат света на пол, сажа, трубки, отходящие от каркасов тоже в саже.
   -Здесь был пожар - сказал Марк, следуя взглядом за освещенным пятном. - Надо поискать Чесова. Здесь у платформы не очень темно, и глаза привыкли к сумраку, без мобильного справлюсь. Алена, повторяю, будь осторожна, я не знаю, куда мы ввязались, если что-то случиться, зови, не медли.
   Марк обходил каркасы, Алена не видя пределов помещения, кроме пола и потолка, спустила по лестнице в низ. Стены наконец-то нашлись, бетон с сажевым налетом. Нет сомнений пожар. Алена шла и почувствовала под ногами хруст старых пачек бумаги, когда она озарила пол, не сильно удивилась, огонь подверг их перерождению в тонкие черные ломкие листы из золы. Буквы на них утратили, смыл от сил природы, наверняка направленной в нужное русло руками человека. Труха своими полу цельными кусками напоминали столы, стулья, подставки. Ноги спотыкались под черными слоями об провода, шнуры, особенно часто попадалась их паутинное сплетение у трухлявых останков мебели. Пыль от всего вздымалась и лезла в нос, создаваемая смесь запахов заставляла пробуждать образы пожаров и последующих последствий. Алена перепрыгивая через выпирающие из золы трубы, продвинулась к месту, к которому они тянулись, шагать по ним она не рискнула. Кто-то до них здесь находившийся наступил на верхушку широкой трубы и продавил прогнивший от эрозий металл. Ржавая пасть хранила его ботинок, загнутые внутрь образованные зубья при наведении на них лучей хвастались свежими багровыми кончиками. Несчастливец сейчас в больнице - рассудила Алена. Трубы подводились к высокому цилиндру из толстого стекла. Походил на аквариум в человеческий рост. Алена осветила достаточное пространство вокруг себя, к цилиндру с другого края вела расчищенная полоса и кое-что рассудила, следуя логике. По ее то направлению ступали мало, следовательно, найденное подобие низкой траншеи тянется не от лестницы, где пришлось спуститься. Либо существует второй вход, либо она не продвинулась от платформы достаточно вперед, чтоб разыскать дополнительную лестницу. Мусор времен около цилиндра изрядно вытоптан, имелись и следы колес. Недавно значит, тут бороздили на транспорте, выходило, судя по расстоянию между параллельными полосами от колес, транспорт мог, спущен на платформе и доставлен своим ходом по более широкому спуску. За стеклом внутри цилиндра лежали провода заканчивающиеся датчиками на присосках. Алена по кругу обошла колбу-переросток и двинулась вперед. Она уперлась в стену, прошла вдоль нее, окуная ступни в хрустящий слой, где на мутной границе света и тьмы вырисовывался подвешенный ржавый шкафчик, походивший на электрощит. Уже у самого ящика Алена обнаружила узкую тропинку из пока неизведанного ниоткуда. Дверца шкафчика недавно отворялась, коричнево-красные петли были лишены общей рыжей бахромы, которой обросла вся поверхность щитка. Алена дернула на себя край дверцы, она со скрежетом рухнула и выдавила из подножного покрытия облака пыли. Алена заткнула нос, посветила на металлические внутренности щитка, пока они не закрылись летучей грязью. Пробки и рычажки то ли были тщательно очищены, то ли заменены наместо старых деталей. Алена дернула за один. Раздался громкий писк и жужжание по всему помещению. Пришлось перебирать ногами в сторону, чтобы избавить себя от участи наполнения легких поднявшейся до носа пыли. Алена не представляла размеров помещения, но думала что оно все-таки поменьше в три раза. Длинный прямоугольный зал в свете от нескольких полу мерцающих ламп, выживших от пожара, был длиной в треть километра, от стены со щитком, до каркасов, где рыскал Марк, метров сто. С черного потолка свисали оголенные провода, они не избежали трагедии, которая здесь уничтожила много всего. Алена пошла в глубь слабо озаряемого зала. В той части помещения, вырезанной умом Алены в первых воображаемых размерах, где пол был полностью очищен, цилиндры на пути не встречались. Квадратные каменные плитки устилали поверхность. Длинный постамент справа, на который спустились на платформе Марк с Аленой, переходил в плавный спуск.
   -По нему и ездил транспорт - решила Алена. Слева от постамента основную часть зала занимало пустое пространство. - На нем точно что-то стояло, кучи проводов сцеплялись не сами же с собой, а с приборами, и эти приборы были вывезены.
   Марк спустился по широкому спуску и подбежал к Алене.
   -Пусто, ничего. Болты, гайки, ни Чесова, ни клада. Позовем кого-нибудь или сами в тоннель пойдем. - Марк повернул голову в противоположной стене зала, в метрах ста от места, где он спустился к Алене, в форме подковы имелся вход или выход, без проверки не выяснить. Высокий коридор куда-то вел, пару настенных светильников позволяли рассмотреть широкие трещины, опутавшие бетонный свод. Шириной с палец, трещины переплетались, изгибаясь, ползли книзу, они всем своим видом рождали боязнь перед прохождением в тоннеле.
   -Марк я даже не знаю что сказать. Ни каждые сутки лазаешь по древностям. Жутковато как-то, - Алена обняла сама себя руками. Свет она преподнесла, но тепло не в ее компетенции. Холод под землей не имел существенного различия с собратом на поверхности. Бетонный потолок зала был усеян трещинами не меньше чем тоннель, прямо под крупными разрывами твердого материала образовывались хребты из земли, вот откуда ржавчина. Грунтовая вода протискивается через разломы и приносит кроме земли еще и сырость. Остается надеяться, что насекомые не посмели гнездоваться в бомбоубежище или саркофаге, оставленном по явным основаниям. Под потолком близко к стенам свисали камеры на шарнирном манипуляторе, с дырявыми объективами, осколки по краям пожелтели. Последняя цепочка следов вела к одной камере. Тончайший слой грязи, сырой, уличной, занесенной сверху сапогами, кое-где затвердел от мороза, следы возможно мог оставить и Чесов. Марк перепрыгивал скрученные провода, разворачивался и помогал Алене переступать земляные насыпи.
   -Чесова нет здесь, спрятаться негде. Он в тоннеле, я уверен, пойдешь дальше - спросил Марк, ступая на первый метр бетонного коридора, ждущего часа обрушения.
   -Придется, любопытство унять надо. Нам никто ни позволить войти туда, если мы кого-то позовем. С начало узнаем все сами.
   Они вошли тихонько ступая по бетонной крошке. Проводка свисала и все-таки дотягивалась без разрывов до следующей лампы. Тоннель начал расширяться, и как можно было догадаться, делал он это не по конструктивным параметрам проекта. В конце тоннеля, к которому они все продвигаются, когда давно был взрыв, бетонные раздвигающиеся стены крошились и буквально срастались с черной сажей, пеплом, и остальными продуктами горения. Пол кривился, и разъедался длинными колеями созданных громадными кусками камней, снарядами ударившись от мощного нет сомнений взрыва. Марк, балансируя на раздвинутых по бокам руках, с ладонями Алены на плечах, прошел по осыпаемой дорожке меж траншей, заполненных льдом. С потолка свисали пару сосулек по краям изворотливой трещины. Марк рванул неожиданно в сторону, Алене мигом пришло на ум что ее бросают. Марк где-то не громко говорил. Алена поводила телефоном с включенной подсветкой, у стены Марк тормошил Чесова, лежащего в беспамятстве на земле. Чесов светился сам каким-то необычным фосфорическим бледно-желтоватым излучением. Алена подумала, что это обман зрения, присела рядом и подключилась к усилиям Марка, потом проверила пульс. Чесов - живой.
   -Алена позвони в больницу, пусть подъезжают к школе.
   Алена набрала экстренный номер, отсюда сигнал никуда не пробивался. Марк занервничал, опекун не реагировал на пощечины. Он просунул руки под него и поднял.
   -Иди за мной, придется подниматься - Марк тяжелой походкой, насколько позволяла сила, понес Чесова на руках к выходу. Алена посветила в то место, куда они не дошли. Куча земли, перемешанная с валунами. Коридор взорвали где-то именно здесь. В широком кольце оголенного бетона вокруг завала Алена уловила нечто блестящее, мелкие стекляшки или прозрачные камешки оранжевого цвета, вдавленные в твердый строительный материал. Небольшой дугообразный кусочек, понравился особенно, Алена нагнулась и расшатала его. Поднесла камень к мобильному, он сверкал оранжевым, в середине переплетались две тонкие белые нити, в месте соединения образовывались сферические уплотнения. Любоваться времени не было, Марк уже в десяти метрах от нее, Алена пошла за ним. Краем глаза на полу где земля будет хранить слепок спины Чесова, увидела вдавленный круг, словно рядом с телом что-то ставили. Не заметить отпечатков подошв неизвестных людей было тоже невозможным. Алена догнала Марка у подъемника, он положил Чесова на платформу, осмотрелся и треснул по лбу:
   -Подниматься как? На верху наверно стоял человек, он поднимал и опускал. А мы оба здесь, придется звонить отсюда, может сигнал здесь лучше.
   -Проверим - произнесла Алена и посмотрела на значок указывающий мощность доступа сигнала. - Марк надежды на звонок нет, надо подниматься выше.
   -Я полезу по канату, перчатки дай, а то ладони в кровь сотру.
   Алена сдернула толстые перчатки с пальцев и кинула Марку. Он напрягся и прыгнул вверх, зацепился за канат, сполз немного вниз, сжал колени и вытянулся, переставляя руки, пополз все выше. Вскоре он скрылся из виду. Алена осталась в одиночестве, перепроверила пульс Чесова, сердце билось, дыхание есть, лоб горячий, свечения нет, значит показалось. Сверху что-то упало и треснуло за бортиками, Алена не отвлекалась и из любопытства осведомилась на счет предмета падения. Она констатировала реакцию зрачка Чесова на свет, когда неизвестный болид свистнул рядом и плюхнулся с треском о землю, Марк громко заворчал. Через десять минут платформа стронулась с места, выйдя из состояния покоя. Марк красный от применения не свойственного однообразного силового усилия, пыхтел, раздувая щеки, отошел от панели и лег прямо на доски. Алена перепрыгнула на землю. Марку хорошо, он такое количества тепла произвел, что без одежды по улице пробежит - позавидовала Алена. Марк не двигался, мышцы ныли в припадке, объявив бойкот ходьбе и киданию любимого оранжевого мяча в кольцо. Алена присела рядом на доски:
   -Будем звонить? - спросила она. - Тут уж все про подземелье разузнают. Кому-то, особенно вашему директору не повезет.
   Марк заворочал глазами, направляя их к создателю нелепых слов, замахал, стараясь донести свое мнение, плюнул и сказал:
   -Алена мне кажется лучше не кому не станет. Давай подождем, я приду в себя и вместе перетащим Чесова от школы, да впрочем, положим его рядом с машиной и вызовем скорую помощь. Согласна? - Алена закивала, вариант ей был по душе. - Может Кириллу, дозвонишься с начало, он разберется.
   Алена зная результат, позвонила отцу, толк был равен нулю.
   -А что за перчатка у него надета? - спросила Алена, заметив при достатке освещенности "жука". Марк кашлянул и сказал:
   -Чесов это "жуком" называет. Профессор Аббатских подарил.
   Отдохнув, Марк с Аленой перенесли Чесова к машине. Алена сообщила в больницу по телефону придуманную ситуацию, насчет потери сознания Чесова, как она полагает якобы от переохлаждения.
   -Марк ты сам дождешься врачей. Если посчитали необходимым скрывать раскопки, то лучше на вопросы отвечай что, вы приехали в школу, Чесов просто так остановился здесь, вышел, упал. Меня до дома врачи не довезут. Я позвоню обязательно. До-свидание
   -Постой - выкрикнул убегавшей Алене Марк - расскажи всю правду отцу. Он то должен быть в курсе.
   Алена оценила, что торопиться некуда и добралась до дома на автобусе, денег хватило лишь на билет. Она молилась, чтобы отец в данное время все еще был занят. Над Аленой никто не смиловался, открыв дверь, на нее уставились полные вопросов глаза. Кирилл не давая дочке снять куртку, и что-то произнести ударил ее по затылку.
   -За что, пап? - вскрикнула Алена, удивляясь не обоснованного наказания. - Я тебе звонила, у тебя телефон не отвечает.
   -Если когда-нибудь выйдешь из квартиры без моего разрешения или накричишь на Инну. Можешь начать процесс деградации. Ни на учебу, ни в магазин, даже на минутку к соседям, никуда ты не пойдешь. Понятно. А теперь марш в комнату. Инна уснет, вечером поговорим. - Кирилл кричал, а в душе в ее глубине пытался сдерживать фонтан негатива.
   Они с Андреем довезли Дарека до супермаркета, несколько часов назад он пришел домой. Еле отворил, дверь - Инна сидела на коврике. Он, забыв про все на свете, кинулся к ней, перенес ее в зал, укрыл, приготовил и напоил горячим чаем. Она между глубокими глотками поведала, о поступке Алены. Она не преувеличивала факты, Кирилл ругая дочь, не обдумано заменил смысл пересказа на собственный. Инна после окончания повествования советовала следить за речью, когда он будет вымещать отрицательную сторону отцовского долга. Она предупреждала что, каждое слово может повлиять на все последующие события. Для Кирилла истина, услышанная пару часов назад, поздно преподнесла ростки прозрения, уже после встречи дочери. Он надеялся на характер Алены, стерпел ли он его озлобленность и не мгновенно ли он адаптируется к окружающему мнению. В любом случаи разговор предвидится серьезный. Он из-за ссоры лишаться Инны не желал.
   Алена расстроившись, зашла в комнату и легла на кровать. Боль в затылке прошла, но обида осталась, желание не разговаривать с отцом всю неделю, во что бы то не стало, разгоралось все сильнее и сильнее. Она пустила несколько слезинок, подушка впитала их соль и горечь. Ладони через пять минут приняли нормальный цвет. Марк перчатки не вернул, да и стерлись они наверно, - посчитала Алена. Она села и поджала ноги, уперев подбородок в колени. Ступни были по-прежнему одеты в зимние сапожки. Отец отвел мало времени на процесс освобождения от промокшей и покрывшейся коркой льда одежды. Алена сняла и сложила одежду, ее придется скоро сушить. На кухне забрякали тарелки, Кирилл и Инна сели утолять голод, живот Алены прореагировал бурчанием. Ходьба по комнате не принесла избавления от потребности. Алена заглушала позывы под сердцем воспоминаниями сегодняшнего дня. Марк просил, или мягко приказал донести до отца сведенья о нахождении Чесова. Если Чесов проснется пусть сам и про подземелье поведает. Кому надо тот и больше чем нужно расскажет, после нескольких часов проведенных на сыром полу проснется безумно длинный язык и он не заставит слушать от пары часов до целого дня. Алена глумиться над отцом, из-за несвоевременно полученной информации, которая играть важной роли уже не будет, в не далеком будущем не жаждала, поэтому собралась с подобранными словами, и словно на войну сжимая кулаки, толкнула дверь и пошла на кухню.
   -Пап, слушай - заявила она с порога - мы с Марком отыскали Чесова. Он должен быть в это время уже в больнице. Надеюсь, это тебя заинтересовало.
   Кирилл встал со стула и взял дочку за руку вывел ее в коридор, отошел подальше от двери. Алена вздернула плечом, не приятно терпеть боль от стискивания. Кирилл посмотрел в оставленную намерено щель в дверях. Инна не тронулась с места, подслушивать не ее скверная привычка, но что может сформироваться за долгие годы болезни.
   -Алена, ты не врешь, вы с Марком действительно нашли Чесова? Где он был, что говорит? - шепотом спросил Кирилл.
   -Он без сознания. Марк позвонил мне, сообщил что Чесова, вернее его автомобиль отыскал. Я тебе дозвониться не смогла, ну и сама отправилась. Ладно, ты был бы на связи, я сроду из квартиры ни ногой в такой холод. А тут пришлось, все свои сбережения потрать лишь бы там оказаться.
   -И где вы его нашли? - произнес Кирилл - такого без чувств.
   -У школы Марка. Чесов все себя придет у него и спросишь.
   -Алена иди, поешь, я профессору позвоню, кстати, в какую больницу его увезли? - спросил Кирилл, набирая номер на заряженном мобильном телефоне, и потихоньку шагая в зал. Алена, перед тем как скрыться на кухне, сказала в какой больнице Чесов.
   -Алле, Дарек, я знаю, где Чесов. Не спрашивай, как узнал, дочка учудила. В общем, он больнице номер семь, сам я там ни как не окажусь. Мы с Андреем достаточно за тобой по городу попутешествовали, хватит. Да и Инна волноваться будет, постоянные отлучки наведут на что-нибудь не то. Я завтра если что, подъеду или к больнице или к вам с профессором. Пока.
   Вечер приблизился, серьезный разговор вступил в свое отведенное время. До сеанса оставалось пол часа. Кирилл уложил Инну спать. Сказками он ее перед сном не мучил, в детство не впадала. Что могло быть дальше, другие после вручения ему надежды обязаны исполнить все обещанное. Им много лет, особенно Сораку, они старше дочери и выгоду высматривать способны. Но Алене двенадцать лет, ей все что угодно может показаться.
   Кирилл постучал и вошел. Алена сидела за столом, спиной к нему. Услышав шаги, она крутанулась на стуле и сложив локти на стол клюнула подбородком воздух, выразив в такой беззвучной манере вопрос "Зачем заглянул?". Кирилл присел на край кровати. Пальцем подозвал дочь сесть рядом. Алена послушалась, с неохотой меняя вальяжную позу.
   -Алена хочу поговорить по важному поводу. Понимаешь, есть такие люди, которые могут спасти Инну, а значит и меня, ну и наше общесемейное счастье. Ты обижена на меня и возможно на Инну. Я зря кричал на тебя, не надо было. Инна, она просила не ругать тебя так сильно, и подзатыльник я отвесил не справедливо. Не держи зла на Инну, она не говорила мне, что ты на ее наорала, это я от себя добавил.
   -Для уверенности что ли. Пап ты по меньше фантазирую, а то жить в квартире будешь наедине с воображением. Инне спасибо скажи, что заступалась. Я не отважилась вступить с ней в бытовой контакт. Нагрубила, без обидных слов, но все же нагрубила. Ей наверно не приятно
   -Алена жизнь все сгладит. Только прими мной все сейчас сказанное по взрослому, без детского или юношеского фанатизма. Профессор свел меня, и только меня, с одними загадочными людьми. Причем окутавшая их тайна не подлежит огласки и разглашения. Постарайся не делиться ни с кем фактами, которые тебе скоро раскроются. Н6ам же лучше, да и тебе тоже, - добавил Кирилл, зная, на что пойдет его дочь. Он принес собой черный пакет и вынул из него ноутбук. Взгляд Алена заскользил по темной поверхности средства связи с Другими. - В двенадцать часов с тобой на связь выйдет одна представительница Других. Другие - так именуют себя наши благодетели. Надеюсь, ты воспримешь ситуацию, в которой ты ключевая фигура правильно. - Кириллу никак не давали покоя мысли. Не связаны ли Мария, Грек, и Сорак, в месте с пособниками, то есть адептами, с теми, кто препятствует их ней спокойному течению бытия?
   -Пап ты говоришь странно. Я надеюсь на твою разумность. Если как ты произнес Другие, покрытые тайной, способствуют излечению Инны, я согласна. И согласна я не из-за того, что она любит тебя или ты её, я знаю ее настоящую, до прогрессирования опухоли. Она мне нравиться, как человек.
   -Ты сразу согласилась Алена. Ты ведь не имеешь понятия кто такие Другие. Я столкнулся с ними первый раз не год и не два года назад, а пару суток назад.
   Алена не изменилась в лице. Серьезный шаг в неизвестность, владеет большими шансами на продвижения застоялой ситуации, существование которой оборвется через пару месяцев. Боятся неведомого варианта от собственной не информированности дозволено хоть всю жизнь, но проживать ее до конца с бурлящей совестью неприятно.
   -Значит, все зависит не от меня, а от твоей удачи. До двенадцати не далеко. - Алена указала на ноутбук - надо что-нибудь настраивать?
   -Нет, они сами свяжутся. Алена перевари, как следует все, что услышишь. А потом уже "да" или "нет". Будь я на твоем месте, мне бы долго размышлять не пришлось. - Кирилл раскрыл ноутбук и перенес его на покинутый недавно стол. - Не беспокойся Алена. Когда сеанс завершиться позови меня.
   -Хорошо позову. Обрадую ответом, надеюсь. Попроси прощения за меня у Инны, - сказала уходящему отцу Алена.
   -Алена знаешь, какие были первые ее слова, когда я вернулся? Она твердила: "Она не виновата, так получилось, ведь так было нужно". Я растолковал краткий монолог по-своему, мне кажется, она не зациклилась на твоем поступке. Кирилл вышел из спальни, Алена смотрела в темное окно. В окне дома напротив горел свет, кому-то не спиться. Все-таки не глубокая ночь. Что могла еще узнать за сумасшедший день Алена? Сорвется она от наплыва массового притока всего непривычного? Разум постепенно адаптируется к почти ежедневному познанию сокрытых особенностей мира. Данил, Алан, скорость золотолицего, некоторые приспособления Чесова, бешеные слоны, Марк со своим Легионом, лаборатория под спортзалом. Мозг подкован достаточно, он вынесет и больше.
   Утром Алена проснулась с сумбуром вместо мыслей и идей. Ей рассекретили все что, казалось бы, не существовало. Она помнила, что крепко уснула после длительной беседы с Марией. Сейчас придется сообщать отцу отличную новость. Затею о жертвовании собой она считала не напрасной. Другие заслуживают доверия. Выходит, что жизнь окрасилась в не темные цвета горечи. Алена, как и Кирилл не выпускала из головы сомнения, но положительной альтернативы нет либо заключение в капсуле, либо дома. Вероятно, отец смягчится, и будет снисходительно относиться к ней? Алена пошла на кухню. Инна сидела за столом с лицом, словно незнающим что такое сон. Она ковырялась в тарелке, натискивая на зубья вилки макароны. Она печально обратила на Алену внимание и сказала:
   -Алена? Здравствуй. Выглядишь, будто ночью бодрствовала.
   -Привет Инна. Да есть немного. Странный день и не менее странная его не солнечная часть. Ты извини меня, я вчера... Не понимаю что на меня нашло - в уме она выдавала свою нервозность и глупость с вязаную с влезанием куда не следовала за попытки организма разведать обстановку в системе где ей угрожает опасностью, своеобразная самозащита.
   -Да. - Инна растянула частицу в продолжительном выдохе - мне вокруг мерещатся происки кого-то ли чего-то. Сама не осознаю, что наводит меня на подобные рассуждения. О привет и тебе Кирилл.
   Кирилл небрежно поздоровался хлопаньем век. Сил завести разговор не было. Горло болело, ткани стянуло сухостью, поиски Дарека нанесли удар по его здоровью не во время. Он прополоснул рот теплой водой и пошел умываться в ванную.
   -Не везет ему осенью. Постоянно что-нибудь да случается.
   -Да он мне говорил, что этот желтый сезон для него сеет опасность во всех сферах жизни, - произнесла Инна.
   -Надеюсь это просто его психологические проблемы. Целенаправленного воздействия небес на создания или закладку разнообразных проблем я не сознательно перенесу.
   Механизм довел стрелки до середины дня. Чесов позвонил неожиданно. Опередив Кирилла, он и вправду собирался проведать его состояние, но банально забыл. Чесов хрипел, но дал понять, что он хочет, чтоб Кирилл приехал к нему. Кирилл положил трубку. Ехать обязательно, но рискованно оставлять Алену с Инной. Если дочке придет в голову, что-то не вероятное, то виноват будет он, Инна задерживать ее больше не собирается. Он вежливо постучал к дочери в спальню и, получив дозволение, не входя, просунул голову.
   -Алена тебя каникулы школьными заданиями не очень обременили, поедем со мной к Чесову. Оставлять тебя не рискую. Сама понимаешь, тебе же благо быть под контролем.
   -Спасибо что отобрал свободное время, - сказала Алена - мне всю неделю в зоне твоей видимости находиться?
   -Возможно да, вот Другие назначат встречу через профессора Аббатских выйдешь из-под моего гнета. Собирайся, едем.
   Кирилл с печалью сообщил Инне, что они с дочерью отправляются к одному другу. Инна погоревала, слез не лила, с ними не просилась, замкнутость с постоянными стенами из надобной привычки вылилось на этой почве в фобию открытого пространства. На прощанье Инна пожелала и удачи, и счастья, и чего еще из-за закрытых дверей, когда Кирилл спускался с Аленой по лестнице. По традиции в отсутствии личного удобного средства передвижения вызвали такси. Водитель по скорому приезду взял перед выслушиванием адреса сумму денег как задаток и покатил на указанную Кургановыми улицу. Снег потихоньку сыпался с неба, запорашивая дорогу, где его мяли колеса, тротуар, где его топтали озабоченные поиском тепла прохожие.
   Алена в поездке думала - Зачем отцу навещать Чесова, само собой разумеется, понятно. Меня прихватил, логика тоже есть. Но есть одна деталь, первым позвонил не Кирилл, а Чесов, отец вслух произнес имя. Напрашивается вывод, значит Чесов, не дожидаясь своего полного выздоровления, захотел срочно передать, что разузнал и с кем он там столкнулся.
   Таксист подвез их к самому крыльцу дома. Кирилл вручил основную долю платы. Алена вылезая из машины, сразу расстегнула верхние пуговицы, в салоне из-за печки стояла духота. Кирилл открыл дверь в подъезд, галантно пропуская дочь вперед. В спину ударил твердо скомканный снежок, Кирилл резко обернулся к обидчику. Молодой парень в драной куртке отряхивал рукавицы от снега, его наглое лицо не видело мотивов для отворачивания. Кирилл опустил ручку двери и согнулся над низким сугробом. В прессовавших ладонях формировался белый кружок. Парень шел к нему, демонстративно размахивая руками, протестуя против ответного действа. Алена выглянула из-за дверей и распознала в метателе Федора. Юного легионера гулявшего с Гроном в музеи.
   -Стойте, не кидай, говорю - снежок просвистел у его уха, Кирилл намерено промазал, как он посчитал после броска, но желание влепить не ровеснику в нос было неутолимым.
   -Чего тебе - крикнул Кирилл. Федор приостановился, явно предвещая новую очередь от Курганова. Алена потянула отца за руку, и шепнула ему о сектантском положении парня.
   -Вы идете к Чесову? Передайте Марку, что у него завтра новый день, - произнес Федор. Кирилл размахнулся и длиной дугой отправил снежок в посланника. Федор развернулся и попытался убежать, но лопатка приняла удар. Парень споткнулся об выступающий из ледяной дорожки булыжник и, распростершись, лег. Он поднялся, отряхнул бедро и, расправив плечи, с важностью зашагал дальше. Кирилл с Аленой, негласно, молча, интуитивно с поддержкой между собой, обуславливались не доносить сообщение Федора. Они дошли до квартиры Чесова. Система охрану удостоверилась в их безопасности и пропустила. Кирилл под обзором камеры проследовал на кухню, она пустовала. Алена выбрала зал и не ошиблась, Марк и Чесов стояли у стеллажа и перебирали диски на одной полке. Выбор двоих наверно не фокусировался на одном фильме и дискуссия что лучше, а что посмотреть можно и в другой раз, растянулась до прихода гостей. Чесов отвлекся и перевел свое внимание на Алену. Подошел, неторопливо сказал:
   -Алена мой второй спаситель. Да и пожалую предавший уверенность второму. Без тебя Марк не за что на свете в одиночку без свидетелей его храбрости не полез под спортзал.
   -Привет Алена, дядя Кирилл. Почему вы так меня категорично оценили. - Марк обратился к Чесову - Не справедливо как-то, я отыскал все-таки. От Алены лишь перчатки пригодились.
   -Ты бы без кого-нибудь отправился туда? - спросил Чесов.
   -Если честно, то без перестраховки я бы с места не сдвинулся.
   -Оказывается ты не такой и отважный и без меня не герой, - пошутила Алена и села на диван, Кирилл пожал руку хозяевам.
   -А до Кирилла Алена ты не дозвонилась, опоздали бы медики со своими уколами в вену, если бы ты, Алена отнеслась к звонку Марка равнодушно, а не с заинтересованностью. Кстати я узнал от профессора, что спортзал подожгли, и горели доказательства - он повернулся к Кириллу - Я потом все растолкую Кирилл. Дарек привести должен дешифратор с базой данной. Я на "жук" записал с кое-что с камеры.
   -Да я помню там к одной камере следы шли. Значит они ваши, ну я догадывалась, - произнесла Алена - а вы там что делали?
   -Я считаю, что не вправе нагонять на тебя страх, - сказал Чесов. Раздался мягкий звонок - Дарек пришел - он вышел.
   -Всем привет, - поздоровался Дарек, входя в зал - У меня мало времени. Дешифратор мне дали, здесь при детях смотреть будем?
   -Исключительно без их взоров. Не доросли до этого. На кухне развернемся - произнес Чесов. - Марк ты никуда отправляться не планировал, составь компанию Алене.
   Алена возмутилась. Ей доверили миссию участницы в эксперименте, а ущемление из-за возраста продолжаются. Взрослые скрылись в кухне, Марк позвал к себе в комнату.
   -Чего я там делать собираюсь. Дай мне спокойно телевизор использовать. Кстати у тебя дела есть. Тут один субъект у подъезда нас с отцом поджидал или к тебе шел, я ему в лицо известна, лень подниматься к тебе. Почему только он решил, что я направляюсь именно к тебе, разве что только ты мог оповестить его о том, что родственница твоя.
   -Не тяни и не темни, говори, кто был и что передал, - потребовал Марк - возможно и я разболтал, это не тайна.
   -Просто так, без личной выгоды нести участь передатчика ваших... - Алена чуть не оговорилась. Легионеров не стоит упоминать, следует потрепать Марку нервы. Отомстить ему за ограниченный доступ к сути дела, в которое они с отцом ввязались по чье-то прихоти. Он не причем, но на ком-то придется вымещать злобу.
   -Ладно, Алена у меня нет лишнего времени - затараторил Марк - я согласен. Могу сделать, что ты будешь в курсе тех обстоятельств, которые Чесова привели к спортзалу.
   -И ты все разузнал, а про меня и забыл, - подскочив с дивана, Алена и кинулась к Марку - выкладывай быстро.
   -С начало скажи, кто приходил и что для меня у него было.
   -Федор. Знаешь такого? Он крикнул, что у тебя завтра новый день. Я не понимаю смысла данной фразы, но для меня она вещь в нашем информационном бартере. Почему Чесов был там?
   -Пойдем, в комнате все узнаешь. Пойдем, я сам не имею понятия, зачем он полез на стройку. - Марк повел ее через коридор. - Слово сдержу.
   Он отпер дверь, зашел и впустил Алену. Его спальня не изменилась, всего лишь пополнилась свежими плакатами звезд баскетбола. Он поставил стул посреди комнаты, развернув его спинкой к окну, открыл шкаф, вытащил одежду на вешалках и бросил все комплекты на кровать. Алена по просьбе присела на стул. В шкафу у Марка на самом верху был подвешен белый свернутый рулон. Марк потянул за прикрепленную посередине ручку, и белоснежный холст растянулся вниз на полтора метра, сопровождая раскрутку неким механическим жужжанием.
   -Вот Алена тебе проектор. Я тут пока чесов на роботе, кое-что без его ведома смастерил. Система прошла проверку, действует отлично. Звук качественный, - произнес Марк, демонстрируя свое детище. Алене понравилась идея просмотра, не зря пошла на компромисс. - Марк нагнулся и вытащил из коробки маленький размером с фотоаппарат проектор и расправил его тонкие три ноги, подкрутил пальцами шурупы для устойчивости и установил у ног Алены. Воткнул тонкий шнур сбоку и протянул другой его конец ко второму кубическому устройству с небольшой тарелкообразной антенной, подключая части в единую цепочку. Осталось соединить самодельную систему с розеткой электропитания.
   -Будет работать? - сомневаясь, полюбопытствовала Алена.
   -Конечно. Я не за Чесовым подглядываю. Просто ради возможности создал. Могу когда-нибудь перенести в свой классный кабинет и применить уже с пользой. Смотри - Марк указал на красную кнопку на кубе - наговорятся, выключись здесь. Я пошел у меня сверх важное дело. Я сейчас на кухню пойду и камеру включу, она сама потом отключиться. Пока.
   Алена попрощалась в ответ, она глядела на белое полотно в шкафу, вроде тонкий пластик. Боковым зрением она, когда Марк одевался, засекла, как он открыл шкафчик, надел обод, ограждающий от гипнотического воздействия, прикрывая его тщательно густыми волосами. Он раскрыл свою копилку - пластиковая коробка с оранжевой или желтой крышкой, не под прямым углом обзора Алена не определила. Опустошил его, засунув накопленные деньги в карман надетой куртки. Новый день для легионера играл не последнюю роль. Есть смысл принять его за сектантский праздник, наступление которого предвкушали весьма долго. Разорение накопительного гнезда свидетельствуют о том, как считает Алена, что средства пойдут в ход, ради которого они и придерживались от растрат на мелкие расходы. Интересно весть, какой важности передала Алена, если она заставила Марка незамедлительно ретироваться.
   Чесов выставил ряд из трех стульев напротив стола, с дешифратором, походившим на толстоватый ноутбук с тонкими проводами, подведенными к незаметным боковым разъемам на "жуке". Дарек вставил в принесенный прибор зеркальный диск:
   -База данных несколько тысяч веществ. Чесов жаловался на не способность "жука" установить название каких-то химических веществ обнаруженных под спортзалом, - пояснил Дарек Кириллу. - Профессор дал использовать диск. Теперь найдем.
   На кухню влетел на цыпочках Марк, извиняясь за порывы голода, открыл шкафчик, со сворачивающимися дверцами, и порылся в поисках сухой еды. Перед покиданием развернутого кинозала, он щелкнул по носу большого плюшевого медведя сидящего на верху одного шкафа, голова игрушки хитро на миг зажужжала и подмигнула красным огоньком в темном плоском стеклянном глазе. В комнате из прибора на трехноги, проектировалась картинка на белый пластиковый холст. Перед показом обстановки кухни появился обратный отчет из цифр в круглой рамке от пяти до единицы, как перед началом первых фильмов минувшие века. Слежка началась.
   Дарек попросил Чесова принести еще дополнительный стул. На вопрос, зачем Чесов услышал не радующее его сведенье.
   -Ты зачем позвал Андрея? - прикрикнул на Дарека Чесов.
   -Профессор приказал не утаивать любые полученные данные друг от друга. У нас, между прочим, сформировалась четверка, скрепленная едиными тайнами. Прибудет Андрей, проведем просмотр. Он с Кириллом да будет тебе известно, меня обреченного на стресс разыскивали по всему городу. Когда ты умудрился свалиться под землю. Расскажи, как тебя туда затянуло? - спросил Дарек, потирая висок и что-то прикрыв веки беззвучно высказывая губами. Его немного отросшие в первой встречи волосы были в беспорядке, лицо отекло. А ладонь и выше, как успел заметить Кирилл, побрита и лишена седого пушка, зато розовые порезы ясно давали представить трясущееся лезвие над запястьем.
   -Придет опаздывающий субъект, тогда и объясню, что я там делал, - произнес Чесов и запил таблетку - чего-то жар у меня.
   -От переохлаждения. Вирус гриппа занес в себе наверно, - сказал Кирилл - процесс захвата и идет по организму. Борись!
   -Голова не болит. Ни кашляю, ни чихаю, горло не ломит. Да вчерашние больничные антибиотики вытравили всех невидимых паразитов, - сказал Чесов, просовывая модный электронный градусник в ушное отверстие.
   -Да и я вчера кровь слишком сильно с алкоголем смешал. Череп, голова, виски, проще говоря, колотит, - признался Дарек.
   -Сочувствую вашей боли, - произнес Кирилл, наблюдая какие-то помехи на дисплее от настройки дешифратора. - Что про Других думаете? Я им скоро буду обязан до конца жизни.
   -Опытные ребята - сказал Дарек - я им, как и Аббатскому доверяю. Грек вроде нормальный мужик. Я плохого не вижу.
   -Странно воспринимать их как обычных людей, о которых волей случая позаботились ученые, - произнес Чесов. - Вы как думаете, какое задание в будущем они нам приготовили? Может места адептов? А сейчас приманивают помощью?
   -Нет, вероятность, что на нас падет выбор последующей группы адептов, мала. Тем более у меня есть семья и Андрей женат, - опроверг догадку Кирилл. - У нас иная миссия.
   -Какая интересно? - сказал Чесов и вынул градусник из уха - тридцать восемь. Ползет верх. Ужасные ощущения, таблетки не берутся за свое дело. Может к профессору съездить, у него Соминская отличный врач. Ты вот принял таблетку из красной коробки, на следующий день скакал по Центру.
   -Бес толку скакали - произнес Дарек - Густава нет, голограмма много не дала. Известно, что Ившина двое пришло убивать, один передумал, но остановить второго не успел.
   -Кирилл как Алена отнеслась к Другим? - спросил Чесов.
   -Нормально, словно это должное. Она за Инну тоже намерена, поплатится своими интересами. Я благодарен за правильный выбор - даже в собственных глазах Кириллу представилось, что он возвысил дочь. Она действительно молодец, пожертвовала собой и пусть цель не предотвращение разрушения счастья отца, а спасение Инниной души как отдельной личности ничем не связанной с ним, лишь потому, что прониклась к ней чувствами. Кирилл выходит, отыскал правильную женщину, если Алена подсознательно принимает ее за маму.
   -Наконец-то Андрей пожаловал - заявил Чесов почему-то, звонков и мигающих лампочек не наблюдалось.
   -Ты как узнал? - спросил Дарек, и указал на лоб - Я наверно из-за гула в голове не расслышал трели звонка.
   -Очень обычным способом - Чесов поднял руку и закатал рукав. Выше запястья были надеты массивные часы. - под наручными часами гибкая мембрана. Система охраны посылает радиосигнал, когда кто-нибудь подходит и к двери, и она пульсирует. Если гость проходит проверку сканером, то пульсация продолжается, в противном случае, на проходивших людей мимо большее не реагирует.
   -Как дела труженикам - поздоровался Андрей, когда вошел на кухню. - Я чучуть задержался, но без меня начинать не отважились, - присел на стул - и что нам поведает наша потеряшка? У меня график работы не сломить не возможно. Говори быстрее.
   -Спасибо за сравнения. Так кличут тех, кто теряет - сказал Чесов - а я сам пострадал. Начнем с того, что я решил выяснить у местного населения, какие машины постоянно ездят к глубокой яме, в которой подъемный мост для переправы? Оказалась, грузовики действительно часто наведываются в ту загадочную с их слов часть леса. И на кузовах имеется одна надпись, одной фирмы. Поставщик она или транспортная служба Центра, неизвестно. В общем, грузовики принадлежат некой фирме "Dozebel"
   Сердце Алены екнуло, такое название ее попадалось несколько раз на грузовиках. Почему она выделила его из прочих реклам и логотипов сама логически выяснить не сумела.
   -Вам наверно, как и мне, прекрасно знакома эта фирма - продолжал Чесов - я один раз, это было давно-давно, встречал такие грузовики за день по пять-шесть раз в сутки. Я подкрепил информацию еще несколькими схожими свидетельствами и покопался в Интернете. Выяснилось, конечно, что фирмы, производства, компании, и любой коммерческой организации связанной с перевозом грузов под названием "Dozebel" не существует в нашем городе. Складывается, что машины принадлежат его величеству - Чесов что-то переусердствовал с эмоциями. Раньше он не утруждал свое лицо необходимой по случаю мимикой. Прическа из белых, длинных волос распушилась, не легко придется исправлять расческой проявление временной беспечности к своему облику вследствие повышенной температуры. - Центру. Я поездил по городу, нигде не обнаружил искомых грузовиков как ни странно на их активность месяц назад. И подъезжая уже к дому, вижу то, что в голове засело образом, слепленным из обрывков собственных воспоминаний. Грузовик с надписью "Dozebel" спокойно не спеша, бороздит снежок на дороге. Я, разумеется, за ним. Шанс редкий, фортуна улыбнулась. Это уже после сеанса с Другими произошло, я был свободен, и поэтому просидел в укрытие у того места, куда направилась машина. То есть где остановилась, там и затих, со мной "жук" был. Я потихоньку с помощью подслушивающей функции дознался, что скоро люди покинут спортзал. Я честно сказать очень удивился, когда понял, что под зданием есть какая-то старая лаборатория. Директор школы ремонт устроил, видимо не по своей воле. Грузовик заехал за ограждение и не выезжал около трех часов. Мне, конечно, ничего не оставалось, как караулить там. Они что-то подняли, я слышал, как работал двигатель катушки, и грузчики перенесли в кузов видимо нелегкую вещь, пыхтели они изрядно. Потом ворота открылись, машина выехала. Я рваться сразу туда не отважился, вдруг охрана какая-нибудь осталась. Пробрался через некоторый промежуток времени и обшарил зал. Пусто. Спустился вниз. Тоже никого из людей. "Жуком" себе путь освещал, исследовал немного. И у меня сложилось мнение, что это заброшенный экспериментальный комплекс. По каким причинам он прекратил работу я узнал, после того как перенес на "жук" информацию с камеры, единственной по счастливому случаю уцелевшую.
   -И почему все-таки лабораторию бросили - спросил Андрей.
   -Ну, Алена и Марк видели в каком состоянии находился комплекс. Нет сомнений и после первого взгляда, там был серьезный и сильный пожар и вызванный, судя по всему взрывом. Раньше вход был другой, его просто-напросто завалили мощным взрывом. Там достаточно доказательств, что эпицентр взрыва расположен именно под сводами коридора. Я в нем и потерял сознание, когда брал спектральный анализ остатков динамита или взрывчатки. Но вещество в базе данных "жука" отсутствовало.
   -Тебя по голове ударили? Или клафелин использовали? - спросил Дарек - Расскажи, пожалуйста. Гадать, сил нет.
   -Самое что странное - продолжал Чесов - меня обезвредил не человек. Там мною не замеченным оказался маленький баллончик. Я, наверное, наступил на что-то, и он среагировал, выпустив струю газа, с нервно-паралитическими свойствами. Словно газовая растяжка, но перед отлучкой из реального мира успел взять анализ вещества. И о самом главном мне кажется, меня заманили в мышеловку, расставили или разбросили примечательные детали, которые заинтересуют меня. А я глупец позволил быть ведомым.
   -Твоя история вроде сложена правильно, - сказал Андрей - Старая заброшенная из-за диверсии неизвестно кого лаборатория в те времена, когда она полностью функционировала, я полагаю, была дополнительным помещением Центра. Спортзал как я помню, воздвигли десять-пятнадцать лет назад. Сроки появления сходятся с деятельностью Центра. Густаву через годы понадобились приборы, оборудование. Мы все заметили громадные ящики перед кабинетом Густава. Раз вход завален, придется проникать иным путем. Спортзал новый, может, они сами как-нибудь довели его до аварийного состояния. Вскрыли двери, испортили помещение. Потом к директору с благотворительными намереньями.
   -А сами считаешь, они под таким прикрытием, под акцией ремонта, прорыли проход к лаборатории - произнес Кирилл - и вывозили дорогостоящее и, наверное, не компенсируемое оборудование. Оно габаритное, нет сомнений, ящики не под колбочки и микроскопы. Там что-то габаритное и одновременно легкое. Если ты Чесов говоришь, его люди поднимали.
   -Я нетвердо уверен, но все звуки и кряхтения были похожи на процесс переноса не специальными машинами, а именно живыми людьми. - С переменой в тоне сказал Чесов. Посмотрел на крест над окном, прикрыл на половину веки. Транс длился не продолжительно. Он потянул тонкие трясущиеся руки в груди, он совершал действия с неохотой. Растянул пуговицы на рубашки и обнажил участок груди. Не довершил оголение до конца, на коже представился обширный шрам. Он распахнул полы одежды. Четыре черные строки, буквы, свежими рубцами легли на белую поверхность тела. Жестокое послание было не по нраву Чесову. Он позволил прочитать письмо и задернул рубашку, стесняясь и наготы и своей невезучести. Кирилл по случайности читал вслух, это способствовало Алене. Маяться, ломать голову, какие же слова нанесли на кожу, не придется.
   "Если желаете избавить
   Кирилла от недуга,
   Пособите и мне.
   Отдайте Алену".
   После письма шла авторская печать. Длинная вытянутая "S", с черными черепами в верхней и нижней петле. Кирилл без колебаний сопоставил факты. Послание с таким знаком отослали Алану, только в менее безжалостной форме.
   -Я видел такую букву - вырвалось у Кирилла. Он запнулся. Досказывать, чтобы вывести на Алана, он не пожелал. - Нет без черепов. Извините.
   Алена наслышанная бредом отца пока тащила его по лестнице, ясно поняла, о чем идет речь. Попался знакомый знак. Уже неплохо. Значит враг по-прежнему тот же, новые не объявились. Но одного сильного вполне достаточно.
   -Согласие с моей стороны он, конечно, не дождется - произнес Кирилл - извини Чесов, что вязал тебя в неприятности.
   -Не проси прощения Кирилл. Я сам по доброй воле, пошел с тобой. Если б отказался, сидел бы и спокойно листал газету в поисках рабочих мест. Отлучили бы меня от исследований. Сейчас мне много известно, - произнес Чесов - Я не жалею себя. Кто-то спланировал подобную доставку. Не сомневаюсь, за мной следили. Они узнали, что мне стало известна, правда, о "Dozebel". Среди местного населения были заинтересованные люди. Или того проще, сообщники и помощники этого...
   -Называй его "S" - предложил Кирилл, ищущему название для врага Чесову. - Не хозяином нам его звать, как переметнувшийся на его сторону Алекс.
   -"S". Надеюсь, я поскорее выкину его имя из своей жизни. Шрам удалять придется. Дарек профессор Аббатских не сделать мне услугу. Может, посоветует где, без лишних вопросов сотрут строчки. Доктор Соминская мази пропишет, или сама операцию проведет лазером или чем-нибудь еще. Дарек что молчишь?
   -О ранах своих позаботишься в свободное время - прервал Андрей. Он глянул на часы и поджал губу. - По теме говори.
   -Не дави на него, он в холоде пролежал и от шока не отошел - заступился Кирилл - странное проявление эпистолярного жанра.
   -Недуг - это яд, которым тебя Алан отравил. Нельзя опровергнуть взаимосвязь между Аланом и Центром. Мы кольнули его в самое сердце. Лишили слуги - Густава. Единственное не разберу, мы навестили Центр после встречи с необычной парочкой повеселившихся на стоянке. На счет вас с Аленой строились планы задолго этого. Ившин мог проболтаться, и Густав стал, осведомлен о твоем чувстве долга перед братом. Тебе Кирилл ультиматум предъявляют. Либо твоя жизнь, либо Алены. Выбор бесчеловечный и советую не идти на поводу охотников. Мне поздно задумываться, я часть их него плана выполнил. Доставил тебе Кирилл сообщение. Подсунули грузовик у самого дома, я и поверил в удачу. Так с любым из нас могли поступить, кому взбрело в голову расспрашивать деревенщину. Попался я. Мне и шишки получать. - Чесов безнадежно прислонил ладонь ко лбу. Жар не спадал. Андрей похлопал его легонько по плечу.
   -Не печалься. Выздоровеешь. У тебя остаточный синдром газа. Но конечно есть вероятность что тебе, вкололи в вену яд.
   -Спасибо Андрей на добром слове. Утешил,- ответил Чесов.
   -Да я просто предположил, - оправдывался Андрей. Он действительно от чистого сердца пожелал излечения. Я все остальное вырвалось. Кирилл, действия Алана и Алекса противоречили друг другу, но они же служат одному хозяину.
   -Постарайтесь представить - проговорил Кирилл, выдавая истинные обстоятельства, связанные с Аланом за якобы свою идею. - Алан не пособник "S" а наемник. Который, выполняя задание, переусердствовал и перешел грань. Напал на меня с ножом, хотя обязан был обойтись всего лишь заражением моей крови через диски. "S" предвидел, зная о его не надежности и расшатанности душевного спокойствия, послал Алекса, словно резервную силу для более точного исполнения задумки. Вроде все сходиться. Алекс напал на Алана. Спас меня, чтоб в дальнейшем шантажировать, причем замечу напрасно.
   Кирилл обнял голову и шепотом произнес актуальную фразу:
   -Алена Курганова. Обычная девочка. Она отличается тем, что дедушка у нее знахарь. Но способности, ей не передались по наследству, я точно знаю. Инна прозревает и предчувствует на почве болезни чаще, чем она пятерки получает. История с Другими может быть вторым вариантом отъема моей дочери. Или в обратном случае отличной защитой от посягательств "S". Мне осенью не везет. Сезон перед зимой будет последним, если меня обманывают. Но перед этим я навещу Аббатских.
   -Больше ты ничего не помнишь? Чесов, - спросил Дарек, отводя подальше разговор от своего наставника, и получил ответ кивком - тогда посмотрим запись. Что отсняла камера много лет назад. - Дарек встал и двинулся к дешифратору, потер висок и замер ни к чему не прикасаясь. Расстегнул карман на молнии и достал бумажный сверток. Сверился с указаниями, помедлил, сориентировался какой произвести набор клавиш и понажимал несколько из них. Рябь настройки перешла в не четкое изображение. Алене прекрасно была видна черно-белая картинка на дисплее.
   Люди в белых халатах с медицинскими масками, прикрывающими нижнюю часть лица, ходили по лаборатории со слегка размытыми силуэтами. В перчатках и целлофановых головных уборах сдерживающих в целях гигиены мешающие волосы. Камера вертелась на шарнире, захватывая разные углы обзора. Чистое белое стерильное, помещение, заполненное десятком врачей в спецодежде занятыми абсолютно немаловажными делами и не отвлекающимися на различные мелочи. Справа от камеры значительную площадь зала занимали серые кубы высотой с метр, выстроенные в ряды. Они меж собой соединялись трубками, проводами, закругленная на ребрах и углах поверхность не имела свободного места от электронных табло и круглых показателей измерения с дергающимися стрелками. Верхние грани вмещали по четыре стеклянных люка или круглых окошек, с льющимся из них мутным не ярким светом. Люди периодически подходили к каждому кубу, записывали показания, заглядывали внутрь через герметично огражденные стеклом отверстия. Облаченное в халаты полчище крутилось, и обращалось к одному и тому же господину. Он не отличался от них манерой одевания, но, безусловно, понятно он главный там. Маленький, сутулый в очках, тонкие пальцы под перчатками. Его не иначе как мистером Ретсим не называли коллеги и подчиненные. Он в основном находился в той части помещения, которую объектив не мог запечатлеть из-за ограниченного угла обзора. Чесов пояснил, что там находится гигантская колба. Собственно она, наверное, и являлась первостепенной деятельностью мистера Ретсима. После непродолжительно блуждания врачей как мух в банке коллектив оживился. Молчание и замирание происходило почему-то у самой колбы. Интерес смотрящих запись прикован к левой не уловимой стороне зала. Резко раздались негромкие крики и восклицания скрытого коллектива. Спрятанная радость, для Кирилла была не обоснованной, чем так открыто можно восхищаться. Разве что успешным результатом трудов, ради которых были потрачены не малые средства и не пара дней кропотливого исследования. Несколько проверяющих отделились от общего ликования и по строго отточенным траекториям пути занесли показания счетчиков с куба на бумагу. Небольшая процессия врачей переместилась на верхний помост. Каркас из железных трубок пролегал, по всей возвышенной поверхности, и предназначался для удерживания натянутой на него прочной полупрозрачной белой пленки. Сооружение в виде гусеницы, созданное из высоких укрепленных дуг. В них высверлили круглые отверстия по всему полукруглому периметру, и были продеты длинные трубки. Шкафы, поставленные внутри, отдавали мутные тени. Что там творилось - загадка. Через пару минут оттуда выкатили каталку на колесиках. Ее перевезли к колбе. Раздался детский плач. Перешептывания заглушали крики ребенка, но он скоро успокоился, не портя нервы своим пронзительным голоском. Мистер Ретсим и пара врачей покатила осторожно через все помещение каталку с лежащим на ней маленьким младенцем. Ни каких криков женщины до появления ребенка наводили на мысль, не под наркозом ли она или произошел прорыв в науке. Ретсим остановился и передал поручение ближнему сотруднику. Опуская маску, он произнес:
   -Если позвонят - Ретсим ткнул пальцем верх. Хоть и лицо скрыто под тканью было видно улыбку сотрудника при жесте Ретсима, намекающею на начальство. - Доложи, что Объект номер два клонирован и направляется к нему. Кстати как там главный Объект? Нам нужно больше пятидесяти процентов положительных результатов.
   -Как может закрасться ошибка. Мы адаптировали искусственную среду. Её условия существования равны условиям развития плода в утробе материи. Проблем не возникнет. Я вас уверяю. Езжайте мистер Ретсим.
   Мистер Ретсим удалился с ребенком. Работа вошла в привычное русло. он главный там. господину я роеные а различные мелочи. Оставленный за главного, которого перед уходом и окликнул Ретсим, проверил кубы несколько раз. События заставляли скучать и приуныть. Где-то в лаборатории раздался дребезжание телефона. Проверяющему пришлось оторваться от обязанностей. Он отсутствовал в поле зрения камеры пару минут. Он или похожий фигурой (в маске лицо не выделяло человека) с напарником приблизился вплотную к объективу. Камера снимала две целлофановые шапки, под которыми велась беседа. Один из них какой справа или слева не определить, рассказывал, как он отчитывался руководству.
   -Я смотрю за ними, за зародышами, мелкие ничего не орущие. Не то, что их оригинал, - и процитировал часть того, что услышал - Почему не предупредили, я не подготовиться, не успел, - и снова от себя лично - не понимаю, зачем ему столько двойников. Да, в конце концов, не армию он готовит, со своим лицом. Тут из всех экземпляров выведется или родится пять детей, не знаю даже как вернее произнести. А из них выживет один. Не о бессмертии он же думает. Душа одна.
   -Нет ни какой души - возразил собеседник - он научит всему, что знает двойника и передаст свою память, знания. Деньги немереные на проекты у него и есть и есть надежда на удачное клонирование, но ума ему природа недодала. Опыт растолкует.
   К ним бегом проследовал третий и быстро заговорил:
   -Владлен Николаевич. Там на внутреннем пропускном пункте проблема. В доставленном грузе с питательной массой отыскали коробку. Позвонили на наружное пункт проверки, выяснить, почему постороннюю вещь пропустили, не проконтролировали, а там не отвечают. В бумагах не значиться привезенная коробка. Я послал двух людей коммуникационный провод обследовать, вдруг порвался. Надо не медленно исправить.
   -Вам подтверждение о выходе мистера Ретсима с наружного пункта приходило? - спросил Владлен Николаевич.
   -Да подтверждение получали - отрапортовал сотрудник.
   -В такой короткий срок. Да целостность за двадцать минут не нарушиться. Посылай охранников с пункта наружу. Бдительность потеряли. Если там, все в порядке, я им устрою.
   Раздался пронизывающий до костей писк. Изображение пошло мелкими волнами. Люди попадали на колени, заткнули уши от невыносимой боли режущей на барабанные перепонки. Писк переходил в ультразвук. Не успев разгореться в полную силу и заставить сотрудников корчиться эффектней, исчез. Люди потихоньку поднимались на ноги, кое-кто не менял положения водил тремя сжатыми пальцами по своему телу. Они подумали, что их настигла кара за отвратный Богу поступок. Секундная тишина сменилась чудовищным треском, пол затрясся, приборы вошли в дрожащий ритм, звенели металлические трубки каркаса. Мощная ударная волна обрушилась из коридора, раздувая людей как осенние листы, срывала пленку, превращая ее в лоскуты. Немощные руки не справлялись со стихией, удержаться и зацепиться не удавалось. Перед камерой мелькнули белые халаты. Люди, поднятые неведомой чужеродной силой в воздух, кричали, как в немом кино, раскрывая рты. Овалы на испуганных лицах не производили ни единого звука. В зал ворвался ярко красный вертящийся смерч. Его огненные лопасти разворачивались и заполняли безумной температурой пространство. Смерч рассеивался не на пыль и пепел, а на маленькие летающие шары. Похоже на эффект капсулы Алана, но размах все-таки повеличественней. Шары размером с кошку, метались роем. У камеры завис один из огненных налетчиков.
   У Кирилла что-то перевернулось внутри, такого он не ожидал.
   Это не шар, от исключительно феноменального взрывного оружия. Структура, которую он наверно, как и все сидящие рядом и в спальне Марка, посчитал сферической частью плазмы, напоминал амура с крылышками. Он не стрелы из колчана метал, рассылая прекрасное чувство, на нем ничего не было. Ни лука и стрел, ни плоти, ни доброго облика. Скелет, взмахивающий стремительными едва заметными тонкими крыльями перепончатыми как у летучей мыши или как у стрекозы. Четыре дуговых ребра срастались крестом, коротки конечности с толстыми жемчужными костями, череп с кривыми крупными глазницами устрашающего вида и клацающий крошечными клыками рот. Подобие разрушительного средства в образе гуманоида овеянное красным колеблющимся излучением, испускаемым косными тканями, неизвестно как появившихся в пламени, дергало руками стараясь принести вред камере. Огненная воронка разрасталась, увеличивая диаметр охвата пространства. Красными вихрями из стаек пламенных чертиков, обжигала все, с чем соприкоснется, не воображаемый жар полосовал пол и потолок трещинами. Воздух от накала дрожал, в его потоках плавали как на волнах десятки скелетоподобных тварей. Все пылало, все обугливалось.
   Дисплей напоминал окошко в жерло вулкана. Чесов не переставал от неприятного вида огня прикрывать глаза розоватой ладонью. Ощущать в теле аномальную теплоту и созерцать ее для него не посильное занятие. Он с удовольствием выдохнул и расслабился, на углях не танцевал, но радость сравнима с этим безумством. Трансляция прекратилась. В углу рябого квадрата высветилась дата последней съемки.
   -Происходило это шестнадцать лет назад - произнес Дарек - до строительства спортзала. Он по случайности был построен над лабораторией. Теперь разберем, что ты взял на анализ.
   Дарек встал, нажал на кнопку дешифратора. Появился темный фон. Забегали цифры в ряд, под ними вертелись по оси молекулярные структуры веществ из молекул и атомов. Программа устанавливала сто процентное соответствие структуры химических веществ из базы данных с взятыми Чесовым. После короткого рассмотрения на дисплей вывелось две длинный формулы из латинских букв. Заканчивались они официальным более емким названием. Первое вещество остатки взрывчатки, с невиданным разрушительным действием. Хорошо Чесов отсканировал оранжевые кусочки, без них не было сведений о технологии, которую применили для ликвидации деятельности лаборатории. Понятное, усваиваемое название гласило - динамит Децибела. И немного что известно о нем. "Звуковая взрывчатка. Созданная в начале восьмидесятых годов. Детонирует от высокого звука, за что ей и присвоили название"
   -Перед взрывом оглушительный писк был. Он и спровоцировал реакцию динамита, - припомнил Андрей. - Но неужели огненные бесы продукт вещества? Не может быть.
   Строчка анализа второго вещества подходила к концу. Газ, выводящий из сознания - "Апортодел".
   -Мне знаком газ - произнес Чесов - я, когда у доктора Соминской красную коробку с лекарством для тебя Кирилл искал, рядом заметил баллончик. Нет сомнений. Я не перепутаю наименования. Абсолютно убежден, что газ тот же. - Чесов замолчал. Он что-то обдумывал, скрывая мысли от других. - Я поехал. Вы со мной? Надо получше расспросить Соминскую.
   -Конечно, с тобой натворишь чего-нибудь - сказал Андрей.
   Дарек разъединил провода, отделил "жука" от дешифратора, вынул диск. Кирилл направился в комнату Марка. Алена перенесла проектор за шкаф и закрыла дверцы шкафа, отец не должен задавать вопросов. Убрала стул и села спокойно на кровать. Для достоверности без действия раскрыла лежащий на столе учебник, сделала вид, что погрузилась в дебри познания.
   -Алена, что скучаем, куда Марка запихала? - первое, что заинтересовало Кирилла, когда он заглянул в комнату.
   -Он отправился в свою секту Легионеров. - Без вранья ответила Алена - недавно. А что мы пора домой.
   -Нет, нет. Не собирайся. Подожди, я сейчас спрошу и вернусь.
   Кирилл дошел до прихожей. Дарек обнимая кучерявую голову, сидел на корточках, опираясь широкой мускулистой спиной о стену. Чесов в это время переодевался.
   -Ты что так поник? - сочувствуя, спросил у маявшегося Дарека Кирилл. - Что ты ни говори, здесь виновата цыганка.
   -Сам догадался и без тебя - грубо произнес Дарек - она выпила меня. Кувшин я пустой. Мы куда собираемся?
   -К профессору Аббатских - сообщил Андрей - Ты удивлен?
   -Какому профессору? А тому, которому. Друзья у меня едет крыша - оценил свое здоровье Дарек, и очень точно.
   -Собрались? - Чесов в теплом свитере на ходу надевал привычный плащ с не застегнутым ремнем, из кармана вытащил перчатки, надел. Ответил на немой вопрос - Жар есть. Но на улице холод. Простужусь, заболею, хуже будет.
   -Чесов, из дома можно выйти самостоятельно. В смысле не по твоей и Марка воле? Алена одна, Марк дела пошел решать. Здесь надежно, надеюсь, не проникнет никто, - спросил Кирилл.
   -Без ведома владельцев, из квартиры не выйти, не покинуть ее, - успокоил Чесов. - Она в безопасности. Давай ее с собой возьмем. Алена рядом, следить за ней будешь.
   -Ни вариант, - сказал Кирилл и возвратился к дочери - Алена, ни куда выйти не сможешь. Тебе здесь боятся нечего. Пара часов и я приеду. Не лазай и не вольничай, в гостях все-таки.
   Алена дождалась звука закрывающейся входной двери и перестала не вино качать ногами. Встала, осмотрелась, нет жужжания, скрипа и главное Марка. Житель комнаты оставил без присмотра личные вещи. Наказ отца в противоречивой интерпретации оказался увлекательной идеей. Вторжение в чужую жизнь должно принести плоды. Ситуация подобна той когда Марк просил помощи. Алена действовала по собственной инициативе. Стоит ли упускать случай разведывания крох информации, предстанут они в малом количестве или в непостижимом безразлично. Выяснить незамедлительно. Вдруг Марк что-нибудь позабыл захватить.
   Алена открыла тумбочку. На картонной коробке лежали газеты и журналы, Алена бросив их рядом, выявила закономерность в дате выпуска. Издались они примерно все в первый неделю августа. Не схожие форматом, темами, на листах искать что-то важное бессмысленно. Один сиял от аргументов, другой кроссвордами, третий вымыслом, следующий развлечениями. Цветной печатной пачке не уделили должного внимания и взялись за содержимое коробки. Письма от фирм, в которых по почте заказывают необходимые сточки зрения выполняющего услугу, а на самом деле не нужные, но привлекательные вещи. Цифры на бумагах указывали день, когда они отсылались Марку. И опять невероятное совпадение - цифры охватывали промежуток между последними сутками августа и первыми учебными днями. Странно, характер хобби данное собрание не носит. Под кипой цветных каталогов коробка наполовину вмещала бутылочки с шампунями, чистящие средства, зубные пасты, дешевые сувениры с рынка и лотерейные билеты, перетянутые резинкой. Алена пожалела Марка, его расшатанный рассудок не сортировал истину от зерен ложи. Он покупал ерунду и с лавки, и по почте. Примечательно и связанного с ней или Ившиным не нашлось. Вещи сложились наместо. Алена выдвинула верхний ящик. Он был полон тетрадями, учебниками двумя пеналами под школьные принадлежности, пластиковая емкость, сегодня лишившаяся должности копилки. Коробочка с канцелярскими кнопками - старая знакомая, толстая брошюрка зеленого цвета. На ней фотография бара. "Клуб Легион: дневной", привлекала посетителей золотая надпись над высоким с перилами крыльцом. На второй странице было то ли предупреждение, то ли условие посещения. "Вход дозволен людям, приверженцам Грона или находящимися в стадии познания легионерского учения, не старше восемнадцати лет". Далее пояснялось, что клуб это сосредоточия веселья и не забываемого досуга для детей. Игры, танцы, пение, викторины: все расслабляющее мозг.
   У Марка новый день настанет именно в этом заведении - подумала Алена. Легион заботится о детях, о нашем будущем.
  
   Глава 8. Под ликом французским.
  
   Чесов в дороге нервничал, но не обронил ни слова. Он что-то затевал, но он не сможет ничего исполнить из задуманного, если оно будет нести отрицательную и мстительную сторону, ведь его окружают три взрослых мужчины. Скрутят они его без трудностей. Наверно Чесов и рассчитывал, что они сдержат натиск подступивших эмоций. Он постоянно ловил на себе взгляд Кирилла встревоженный и в чем-то уже обвиняющий.
   Они втиснулись вчетвером в лифт. Разместились по углам.
   -Соминская должна рассказать, где она приобрела газ "Апортодел". Там и осведомимся, кто обращался за ним еще. Упомянем что мы от профессора Аббатских, повлияем на предоставление данных, - успокаивая Кирилла, произнес Чесов. Дарека не заботило происходящее, он дотер до красноты кожу на висках. Лифт открылся, Чесов потому что стоял ближе или у него метался в голове коварный план, но он быстрее всех достиг двери медицинской кабинета. Кирилл не отставал ни на шаг.
   -Здравствуйте - произнесла добродушным тоном Соминская.
   -Мы к вам тут заглянуть решили. Расспросить о кое-чем, - заговорил Чесов. Вы не подскажете, где вы сделали закупку баллончика с газом "Апортодел"? Странное событие случилось.
   Соминская лениво от старости приподняла седую голову, прикрытую сверху колпаком, желтым, как и халат. Чесов, не дожидаясь ответа, рванул в бок в отделенное помещение с лекарствами в шкафах и оборудование. Соминская упираясь тонкими руками, покрытыми коричневыми размытыми родинками в преувеличенной концентрации на одной часть тела. Кирилл поддержал ее за локоть, ее суставы хрустели и хотели рассыпаться. Дарек зашел и осмотрел помещение, интуитивно кинулся к занавешенному дверному проему. Не добежав из нее выскочил с криком Чесов. Он плечом оттолкнул Кирилла, схватил Соминскую за волосы и потянул на себя. Старушка не сопротивлялась, в ее годы, крепкое удержание тела в удобном для нее положении, выполнялось тяжеловато. Чесов, разжал на миг пальцы и как баскетбольный мяч сдавил ее макушку, голова не такая широкая и вместилась в растопыренной ладони. Не отпуская, с размаху ударил ей о стол. Глухой удар о дерево. Соминская сползла вниз и распростерлась на полу, Кирилл во время очнулся и перемахнул через нее к Чесову, собравшемуся наступить на спину доктору. Обезумивший от издевательств над его личностью, кричал громче пострадавшей, причитающей от боли. Андрей помог ей подняться на ноги, ее лицо испуганное изменилось, побледнело и оросилось кровью, истекающей из опухшей дуги у правого глаза. Руки Чесова автоматически не сдавались и были по-прежнему на взводе, тянулись, не обращая внимания, что они окольцованы, хваткой Кирилла.
   -Ты что озверел Чесов? - в отместку за доктора закричал Андрей. Соминская тряслась и не желала сидеть, она потихоньку с подрагивающими губами отодвигалась от обидчика. - Я защитник животных, но тебя бы лично застрелил.
   -Что происходит? - спросил вошедший Аббатских. Чесов посмотрел на безглазое лицо и рвение расправиться и закончить начатое, спало. - я здесь не голоса слышу, а стоны. Кто ранен?
   -Чесов сошел с ума и напал на вашего доктора - объяснил Андрей. - Давайте свяжем его, и я по подробней расскажу все.
   -Там нет баллона. Что она скажет на это. - не много агрессивным тоном произнес Чесов. "Апортодел" где он?
   Соминская прикладывала к рассечению ватный компресс, смоченный в обеззараживающей жидкости. Андрей загораживал на всякий случай ее. Сцепленные на буяне руки не слабели.
   -Соминская, вы распродаете препараты - грозно, поворачивая лицо к всхлипам, сказал профессор. - постараетесь оценить серьезность вашего поступка. Вам доверили препараты, не которые с неисследованными свойствами, а вы их выносить с этажа. Я почему-то не в курсе, что газ "Апортодел" покидал это помещение. Кому вы отдали его?
   -Я - хрипя и захлебываясь от плача, отвечала Соминская - помню газ. Его забрало Министерство Здравоохранения. Вас тогда вызвали на собрание. Они пришли и заявили, будто вас на входе повстречали. Я им поверила, они удостоверения предъявили, но я очки нашла и написанного не различила. Они устроили проверку, с целью изъятия запрещенных медикаментов. "Апортодел" они включили в список опасных газов и унесли. Обмолвились, якобы сами доложат вам профессор об изъятии и если понадобится, применят санкции.
   -Доктор не виновата? - сам себе сказал Чесов. Он с горечью склонил голову. Его теребила совесть и била в не защищенные места. - Я не спросил, накинулся. Простите. Разрешите выйти?
   -Нет после сотворенного, вы постарайтесь убедить меня не жаловаться на ваш срыв Другим. Им неустойчивые не нужны. - Профессор поманил пальцем на кабинет и задал вопрос Соминской - Вы не помните, кем представились те люди. У меня есть догадка, что они не имеют ни какого отношения к деятельности министерства. И окажите сами себе помощь.
   Соминскую такое сочувствие проняло, и она с новыми ручьями слез на морщинистых щеках и гортанными всплесками и косым взглядом из раздраженных красных век, произнесла:
   -Я не узнаю из них никого, они расплылись, зрение плохое. Один командовал, показывал, где что искать. Назвался Гроном.
   Наступило молчание, каждый знал это имя. Профессор вышел. Кирилл освободил Чесова и переместился к Андрею, образуя стену, ограждавшую старую жертву необдуманного поступка. Чесов, как конвоированный не поднимая головы, сложив руки на пояснице, покинул территорию своего позора. По обыкновению, предчувствуя длинный разговор, заняли кресла перед столом. Аббатских покрутился на стуле вокруг своей оси и замер. Он думал, на гладком лице не скривилась ни одна морщина. Потихоньку дергал пальцами, слушая Чесова. Открыл от потрясения рот когда, рассказчик описал букву "S".
   -Необычная история, - произнес профессор и снова в пал в транс мыслей. Дарек ворочался сзади, ему не удобно было сидеть на одном месте, седая рука сжималась в кулак и не видя цели распрямлялась. - Грон, предводитель секты Легионеров. Какой смысл ему вмешиваться в личную жизнь Кургановых да еще с не законными методами. Неужели он на самом деле и скрывался за маской хозяина Алекса, Густава. Ну, Густав можно предположить, что они друзья. Все-таки обладают равным уровнем гипнотизирования. Грон подался в официальный свет, Густав перешел на планку теневую. Но на сколько мне известна его натура, он не развивает свои способности в очарования людей. А Легионер не скупится на использование дара в целью набора последователей. Я посещал пол года назад его сеансы. И меня удивило это. Наверное, зашел не вовремя. Не в тот день. Много народу, и оваций от них прилично. Но Грон основную часть отведенного времени говорил речь, цитируя Библию в новой трактовке признаков затуманивания, я не обнаружил. Легкие нажатия на отдельно вызванных на сцену зрителей, не сложные советы психолога. Я не мог откреститься от неприязни к его племени, могут излечить душу, а работают с шарлатанским эгоизмом и жадностью. В итоге, я не ошибся в нем.
   -Постойте и как нам действовать? - спросил Кирилл - где сеансы проводятся общедоступная информация. На улице на каждом стенде объявлений и рекламы. Хорошо он не знал о "жуках" и Чесов быстро среагировал. Через газ мы выведали, что наша загвоздка - Грон. Почему он посетил вас? Откуда ему вообще стало известно про "Апортодел"? Вы не проговорились где-нибудь случайно?
   -Кирилл я слежу за языком. Где раздобыть баллон газа он мог узнать только у поставщика. Который я вам не за что не рассекречу, - произнес с важностью профессор, отбивая помыслы на логичный вопрос "почему?". - Он также возможно взломал базу данных поставщика через Интернет. Хакера нанял.
   -А я разрешаю Марку свободно посещать секту. Я идиот. - с жалостью Чесов вынес на рассмотрение факт своей не компетенции как опекуна. - Приду, запрещу.
   У Кирилла в голове забурлили мысли, неожиданно вспомнил слова Алены. В данный момент нарушать выбор вероисповедания Марка поздно, его силами надо выдворять из-под крыла Грона. Легионер не глупец, мог рассчитать их прозрение и взять в заложники якобы своего ученика.
   -Алена перед нашим уходом передала, что Марк отправился в секту. У Грона теперь две фигуры. Я и Марк. Я болен, что не очень заметно, и, по-видимому, в обмен на противоядия я должен расстаться с Аленой. Марк - запасной ход. Он не вернется домой пока Грон не получит мою дочь. Зачем она ему?
   -Необходимо выяснить и срочно. Чем больше бездействовать, сложа руки и дожидаться пока все соберутся воедино - Чесов намекнул на опоздание Андрея - Тем меньше родственников у нас будет. Что вы предлагаете профессор? Я собираюсь к Грону прямо из кабинета. Марка и пыткам подвергнуть могут.
   -Спешить. Отлично. Вы приедете. Что скажете. Отдайте ребенка, - профессор описывал будущее варианта Чесова, опровергая его бессмысленностью подхода, так как возможно и полагал Грон. - Едите завтра. Тебе еще не звонили и требований не предъявляли. Посылаете одного в стан врага, он отыскивает Марка и любыми уговорами вызволяет его по собственному желанию. Открыто похищать без согласия нельзя. Пусть сам покинет секту, но при этом старшим легионерам ни слова. Чесов придумай, из-за чего Марк сорвется и мгновенно, не думая о последствиях, пойдет домой?
   -Почему завтра? Сегодня, сейчас. И кирилл может до завтрашнего дня не доживет, - возмутился медлительностью плана Чесов. И глянул на того, кого поставил в пример последствий не срочного реагирования на полученные доказательства связи секты с Центром. Кирилл безразлично отнеся приведенному аргументу.
   -Завтра. Сегодня ты с Дареком отправитесь узнать важную информацию, - профессор отклонился вбок и кивнул охраннику - Предупреждал, не связывайся ты с этой Фаядой. Сам виноват. Не помнишь, наверное, куда ты меня отвозил пол года назад. Ладно, Чесов я дам адрес, приедете и спросите и охранников на входе, кого пускают и режим работы. И про Марка ни заикаетесь, они сообщат Грону, вызовете подозрение, усугубите ситуацию. А лучше всего купите рядом где-нибудь издание о клубе Легионеров, поездите по городу, найдите, - профессор замолчал и крутанулся на кресле. - А теперь об основном. Кирилл, встреча с Другими намечается на завтра. В двенадцать часов ночи они будут тебя саленной ждать у входа на городскую свалку. Предупредите дочь. Пусть попрощается с друзьями. Ведь на два месяца разлучат.
   -Завтра Другие. Завтра Грон. Мне кажется, придется волноваться достаточно. Надо поспать. Чесов заедешь за мной.
   Наступил следующий день. Алена мирно нежилась к теплой кровати. Сон приятный, без реальных фатов, исковерканных и слипшихся воедино. Не просыпалась она долго, последние дни вывели ее из равновесия, она расшатанная повалилась вечером на кровать, раздеваясь на чистых простынях. Ни много погодя отключилась, отказавшись от суеты и намерений бороться за несчастную запутанную с самого рождения жизнь. Она ослабела на ночь умом и отдалась детским мечтам. Где мама с слишком коротким волосом гладит ее, хвалит за придуманные подсознанием успехи и радуется, что дочь перерастает и набирается взрослой самостоятельности.
   Жуткий звон будильника разорвал тишину и убил одним махом семейную утопию. Алена запустила во недруга ее снов подушку, он звякнул напоследок и насмехаясь исчез из поля зрения не полностью сфокусировавшихся зрачков. Алена оделась, причесалась, накрасилась легкой специальной косметикой. И пришла к выводу, что придется вешать бумагу с напоминанием последовательности утренних процедур по приданию себе не настоящего, но красивого вида. Почистить зубу, еще удастся, но вымыть припухшую кожу лица никак.
   Она прошла на кухню. Инна готовила завтрак, Кирилл читал газету. Прием пищи пришел без напряжения, иногда весящего над столом после проявления Алены как личности с определенным характером. Инна заступалась за нее, что Алене импонировало и укрепляло уверенность в правильности собственной жертвы. Прекрасное отношение к себе за подхалимство Алена считала. Инна не лжива, она рождена с судьбой героини спасающей близких от душевного застоялости наталкивающей на подавленное настроение, если не суицидальное. За нее прекратить беззаботное существование стоило. Кирилл не осуждал ее с болезнью в смерти Ившина или всего-навсего не разбирал клубок событий и не дергал нитку, из-за которой он сплелся.
   В обед Кириллу (время словно являлось вестником) позвонил Чесов. Голос дрожал и боялся что-то предложить.
   -Кирилл, мы с Дареком узнали, в клуб разрешен вход детям до восемнадцати лет и вступившим с Легион. Мы изрядно высоки и за детей не сойдем. Через пять охранников нам не прорваться.
   -Что ты предлагаешь - Кириллу с первых весомых помех абсолютно было ясно, какой ход намеревается он облагородить своей единственностью возможностью попадания в клуб - если ты настаиваешь на привлечении Алены, той, ради которой тебе изуродовали - в трубке послышался кашель - ты ошибся с интеллектуальным уровнем, когда тебе раздавали на небесах до рождения. Он дает сбои.
   -Кирилл просит кого-то еще из детей не опасно, но глупо. Ни кто не нормальный не проникнет в клуб, да он одного образа из входа с охранниками-колонами не вынесет. Да и как объяснить, зачем? И Марка он, что по фотографии будет искать. Не будь эгоистом, он твой племянник, а мне Ившин его доверил. Мы замаскируем Алену, она на себе походить не будет. Повязку раздобыть - легко. Отберем, Дарек на себя взял кражу или бы отнимание. У нас иного выхода, нам придется. С Аленой или без, я заезжаю за тобой через час. Клуб начал свою работу с утра. Пока каникулы, дети транжирят деньги и нервный запас спокойствия родителей. Я тебя почти говорил, Алена даст положительный ответ, я почему-то уверен. Пойми нам надо, надо знать, почему её хотят забрать. Решайся Кирилл, прошу, подумай об Ившине. Твое деяние, спасение Марка, Петр бы оценил.
   Гудки. Кирилл накопил достаточно зла за весь разговор. Плата Ившину, дочь, он любил как он сам. Он отважился кинуться в дебри самостоятельности и вытянул его. Но Алена на краю неизбежности. Рисковать, снова. Марк - племянник, спасти его долг. Вызвать по адресу клуба правоохранительные органы. И что? Может Марк не в курсе, что он в клубе находится на правах заложника. Милиция приедет и ему нанесут травмы, несовместимые с жизнью. И никто не поспеет. Сами прорываться сбоем, снова милиция, но подругою сторону.
   Кирилл постучал Алене. Дочь слушала музыку и не смогла дать ответа, но избавилась от наушников, видя отца.
   -Алена. Ты вчера сказала, что Марк ушел. И тебе кажется, что в секту. Он ничего не говорил, что означает новый день. Так вроде просил передать тот парень? - спросил Кирилл.
   -Про никакие дни он не рассказывал. А что с ним что-то произошло? - спросила Алена, нарочно выводя начатый разговор на главную тему.
   -Не обижайся но тебе жертвовать придется не раз. через час поедем в Клуб Легионеров. - Кирилл увидел сведенные брови дочери, и понимание в глазах - Ты о нем знаешь?
   -Да Марк вчера оставил брошюрку на столе, я ее пролистала - немного неправда, но для отца более успокаивающая отговорка - что требуется от меня? У меня нет ни малейшего желания посещать Легион. Пап ты не заставишь меня идти туда?
   Она предчувствует женской интуицией, не развитой с полную силу, но опасность самосохранение от опасности вторглось в нее до озвучивания Кириллом не легкой просьбы.
   -Ты просто зайдешь туда и передашь Марку, чтобы он шел с тобой домой. Ясно ничего угрожающего. Ты должна убедить его уйти, - без капли жалости к сломленной воле дочери говорил Кирилл - мы будем рядом. Что ты Алена так переживаешь?
   -Я не собираюсь, да меня не пустят, я не легионер и обучение не прохожу. - Алена не сдавалась, доводы казались серьезными.
   -Мы все устроим. Не бойся, ты нечем не рискуешь. - Кирилл врал, и совесть мучила. Самому заставлять дочь пройти в логово противника, чтобы спасти племянника. А если ее узнают? - мы будем вас ждать, мы бы и сами прошли, но ценз на определенный возраст не позволит нам попасть внутрь.
   Алена думала, не долго, и как она сама оценила результат не верно. Она даст положительный ответ в обмен на информацию.
   -Кто взял, украл, одолжил, "Апортодел" у Соминской?
   -Грон. - рефлекторно вырвалось у Кирилла - Что? Откуда ты обладаешь такими данными? Ты подслушивала.
   -Да подслушивала. Значит, ты хочешь отдать меня Грону в обмен на противоядие? Занимательное же предложение ты состряпал, я чуть не поверила. Ну, если подумать, то Марк действительно под угрозой. Он пешка, которую могут использовать. - Алена не знала чему верить. Логичному выводу или мысли, что Кирилл снял с себя обязанности отца. - Я согласна. Но если что-то пойдет не так как надо вина будет полностью на тебе. И надеюсь, Инна заметит моё отсутствие. А Другие сам понимаешь, чего не сотворят. Чуда. Я дороже тебе жизни. Или без меня, но здоровый, и в полном одиночестве. Или я остаюсь при тебе, заноза, но зато ты с Инной. Яд если ты заметил, не действует после таблеток Соминской.
   Кирилл подлетел к кровати, Алена испугалась и закрылась руками. Крепкие пальцы вцепились в край покрывала застилавшего кровать и рванули на себя. Ткани зашуршали и затрещали. Девочка взвизгнула и рухнула на пол.
   -Не смей думать так обо мне, - закричал Кирилл в пол возможного потенциала.- Я твой отец, а не деспот. Вставай. Сегодня нам предстоит встреча с Другими на входе у городской свалки.
   Алена посмотрела выходящего из комнаты Кирилла. Дотянулась до мобильного телефона и набрала номер Лепоталовой. Звонить матери Данила эффективней, чем ему.
   -Алле. Позовите, пожалуйста, Данила, - через минуту друг вышел на связь. - Ты не занят сейчас. Мне очень необходима твоя помощь.
   Данил прибыл быстрее, чем Алена ожидала. Он позвонил в дверь, но кроме нее никто не отреагировал на него. Алена на цыпочках прошла к двери. Ну что так ей не везло. У трельяжа стояла Инна и поправляла воротник. Она мило улыбнулась Алене и посмотрела в зеркало. Алена отворила дверь, Данил следуя ее примеру тихо ступая, пересек прихожую.
   -Алена, постой - спросила Инна с удивленным лицом - я в отражении увидела мальчика. Ты не замечала ничего такого с зеркалом? Или мне становиться хуже.
   -Да нет бывает. Из-за кривизны поверхности и особого угла падения лучей тебе и померещилось. - не обижая Инну соврала Алела. - Тебе стоит отдохнуть. Инна ты не так сильно больна, как считаешь себя на самом деле. Мы рядом с отцом. Мы видим.
   -Спасибо за успокоение. Алена я благодарна тебе за поддержку. И если я чем-то способна помочь тебе обращайся - предложила Инна целенаправленное вложение своих стремлений в пользу родного духовно человека. - До-свидание.
   Алена мигом уменьшая вероятность попадания на глаза Кириллу, провела Данила в свою комнату. Он встал у дверей и не решаясь присесть, осмотрел место куда его втянули.
   -Данил мне твои способности могут спасти жизнь. Это чрезвычайно серьезно - Алена поведала ему совершенно всю картину сложившихся обстоятельств с дополнениями из описания нападения на стоянке и подземной лаборатории, уничтоженной не известно кем.
   -Легион не шутки. Туда не опасно ходить, но тебя точно включили в список желанных гостей. - Данил обосновал свое мнение, он переживал за Алену, но не отказал - Пойдем вместе.
   На улице снег таял под немилосердными лучами солнца. Оно перепутало график распределения тепла по сезонам и палило по-летнему. Чесов приехал, прибавляя во дворе количество борозд на грязи. Ветер дул балансирующими погоду ледяными потоками. Голову под шапкой щипало от жары, но избавление от не удобства влекло за букет заболеваний. Серая грязь окрашивалась образовавшимися зелеными и красными пленками - привет от фабрик, заводов и выхлопных труб автомобилей. Окна размножали солнечное влияние света, блики били по глазам.
   -Согласилась. Алена я тебе по гроб жизнь буду, благодарен, - обрадовался Алене Чесов. - Садитесь. Тут с местами не очень хорошо. Кое-кто отважился последовать с нами или подчинился руководству. Может ему тоже выгодно внедрится в стан Легионеров, - он не перестал направлять язвительные стрелы неприязни в Андрея, занявшего сидение за ним.
   -Привет Чесов, Дарек, Андрей - поприветствовал Кирилл.
   Алена такой наполняемости салона не как не предусматривала. Поздоровалась скрывая недовольное настроение. Пока она не села на заднее сиденье третьей, рядом с Кириллом, Данил заплевал ей ухо, раскрывая пределы своей гордости. Для него не позволительно сидеть на коленях.
   -Я лучше в багажнике - поразил Алену предложенным вариантом Данил, и кинулся задней части машины. Алена не успела прошипеть о его глупости, как он вернулся с не огорченным видом - там слабый механизм запора. Я его и изнутри открою, не то, что снаружи. Молись, чтоб не задохнулся.
   Кирилл протянул руку и захлопнул дверцу. Данил, скользя по земляной мертвой не цветущей слизи, помчался к своему "сиденью". Машина тронулась, покидая спокойствие, двигатель не здорово заревел. "Не зря Данил проверил багажник - подумала Алена - с такими сердечными неполадками железного коня и заржаветь замок мог"
   Путь занял около часа. Дарек у самой цели попросил остановиться, вышел, и через пару секунд сел обратно. Сопровождались его возвратные действия детскими криками на улице. Посторонняя девочка молотила по отъезжающей машине, оголенными руками (у куртки были оторваны рукава). Дарек странно смеясь, вручил Алене черную повязку с золотыми трафаретными буквами.
   -Зависни истинным Легионером, - произнес он и потер весок.
   -Вы сорвали повязку, вот так просто. Грубо, - сказала Алена - будем надеяться, мне там не придется сталкиваться с ней.
   -Дочка, мы остановимся в паре метров от входа, - успокаивал Кирилл - она без опознавательного знака не располагает доступом в клуб. Чесов, а если устройством её каким-нибудь обеспечить. Нарастет тревога, или открытая захватническая акция, она возьмет да и сообщит нам.
   -Не получится. Мобильный отнимут, с ним неразрешено. Между двумя группами охранников арка-металлоискатель. Ей засекут. Через пол часа мы врываемся или звоним и сообщаем, куда надо о заложенной бомбе. Оберегающее народ правоохранительное множество, спохватится. За тобой полки, Алена - Чесову лишь и оставалось ободрять девочку после обезнадеживающего ответа, отвергающего попытки применения радиотехники.
   Клуб окружили толпы подростков, пробиваться сквозь толщу не уступающих друг другу бесполезно. Алена с вылезшим из капота Данилом стояли позади всех. Пришлось набраться наглости, и втиснутся с середину иссекающего сборища. Охрану от обилия посетителей постигнет неудача, они не отличат Алену в напирающих юных легионерах. Если конечно вообще перед ними стоит задание предупредить Грона об ее появлении? Первая группа лысоватых сторожей в черных костюмах не заострила на них должного внимания и пустила к арке.
   Талисман не в чем не виноват, кроме материалов, из-за которых он мог себя явить миру перед широкими лицами с четко выраженной не культурностью. И о чудо. Молчание. Драгоценные металлы проникли во всю структуру, они принесли вторую пользу. О первой Алена догадывалась, но так как визуально свое спасение во дворе не зафиксировала утверждать это, так и обратное не возможно. За аркой, которая после них разорвалась писком от сережек и колец в носу, им дали передохнуть от борьбы за продвижение вперед. Три охранника, с поджарыми обликами, сквозь еле распахнутые веки от усталости или истомляющего звука изнутри следили за ними. Сформировав из десяти человек "порцию" нового прибавления открыли двухстворчатые двери и "впрыснули" их в зал.
   Высокое помещение с белыми стенами, украшенными нанесенным узором из переплетающихся и ветвистых серебряных линий. В одном краю концентрировала вокруг себя танцующий народ сцена. На ней выступали семь участников неизвестного Алене музыкального формирования. Они были наряжены в балахоны всех цветов радуги, с опрокинутыми на голову капюшонами. Трое пели, четверо играли на инструментах. У ансамбля должно иметься название "Спектр" или по банальней "Радуга" предположила Алена. Напротив, под потолком висел балкон с деревянной лакированной дверью, к нему примыкала восходящая по диагонали лестница.
   -Пойдем Данил - сказала Алена. - найдем Марка и обратно задерживаться не будем. Тебе ведь не нужны запудренные мозги? Ты его видел, помнишь. Давай разделимся.
   Они потеряли по собственной воле друг друга из вида. Алена расталкивала скачущих под ритмы "цветастых". Лица знакомые, встречались в школе, на улице, и даже во дворе. Страх что Легион подбирается все ближе, не напугал ее. Она шла, шла и искомого не обнаруживала минут десять. С громкой музыкой ориентироваться весьма неудобно. Лампы вертелись над детьми и меняли излучаемый цвет. Синий, красный, зеленый, синий.
   Под балконом Марка тоже не скрывался. Алена отчаиваясь, развернулась и посмотрела на пятьдесят ребят. Старше, младше ее. Нет драк, нет иерархического распределения, маленькие наравне с взрослыми подступили к самой сцене, и наслаждаются близким исполнением песен. Есть настоящее веселье, спровоцированное не добавками, а чем-то не ощутимым.
   Алена опомнилась. Это Легион. Ее намерено влечет к ним, Грону надо так. Она не сдастся. Она не слабая.
   По макушке что-то стукнуло. Алена обернулась. В воздухе на пружинистой веревочке раскачивалась открытка. Женщина лет тридцати, с короткими рыжими волосами, сухожилистыми и мощными руками, намотала на указательный палец веревочку и дергала её, пристально следя за Аленой. Совпадение или спланированное, раздражение, но Алена из любопытства протянула ладонь и раскрыла праздничную открытку. Пусто.
   Погас свет. Люди затревожились, музыку перебивал нарастающий ропот. В спину уперлись чьи-то руки, ища опоры. На картоном сложенном листе проявилась фосфорическая светящаяся строка. "Приветствую тебе Курганова Алена"
   Через толпу, круша тела с ног и пихая в бока загораживающих путь детей, Алена бежала к выходу. Свет включили. Красный, зеленый, синий, красный. Пронеся пронзительный вой "Задержи её". Алене стукнуло почему-то не вовремя в голову, что хочешь не хочешь, а придется огибать препятствия. Дети кричали и наполняли образовывающий за ней коридор плачем. Те, кто старше Мрака, не попадались, что облегчало побег из клуба.
   Алена несколько раз пришлось перепрыгивать подростков валяющихся на полу. Частота, с которой они встречались, никак не объяснялась мозгом, отдающим сигналы и энергию ногам. Стадии после падения, заместили лежание. Переставая танцевать, близстоящие перемещали оступившихся или кем-то чересчур уроненных, в вертикальное положение.
   Параллельно с Аленой, к выходу направлялся, кто-то, не удостаивая попадавшихся детей обхождением. Он разбрасывал их, идя паровозом. Скорость его изменялась, и он опережал Алену. Шанс найти к тому же и Данила равнялся нулю. Он и без нее выберется сухим из мутной воды.
   Двухстворчатые двери загораживал знакомый субъект. Золотолицый. Нет, непохож на него. Не та комплекция. Тощеват и костюм, обтягивающий не накаченные мускулы черного цвета. Алена обернула и готова была снова слиться с толпой. Плечи сдавили, лишая ее возможности двигаться. Алена посмотрела на неприятеля. Маска не желтая, серебряная, отражала окраску помещения. Лицо переливалось зеленым, синим, красным. Никто не мог пропустить, все собрались и открыв рот глазели на порабощение. Серебролицый не отпуская Алену, приподнял ее и понес через раздвигающуюся толпу. В стене изумленных лиц показался Данил, он на удивление выбрался из-за Федора, передавшего послание. На лестнице за ними Алена отчетливо слышала повторяющиеся шаги друга. На балконе стало ясно, никто прийти в настроение, разгорающееся до этого, не собирался. Алену втолкнули в комнату, не давая пройтись и метра, привязали ремнями к креслу. Рыжая женщина проверила прочность ремней вылезших их подлокотников и сказала:
   -Попалась рыбка в сети. Отлично. Хозяин рассчитывал на ваш ход. А ты - она повернулась к серебролицыму - сделал, что от тебя требовалась. Теперь свободен. Следуй к хозяину. Через черный выход.
   -Зачем я Грону? - спросил Алена, когда Данил без лишних движений проник в комнату. - Почему вы нападаете на нас?
   -Грон. Он не причем тут. Его в данный момент нет в городе. Если я, Лиза его вторая рука Грона, то это не означает, что я не служу в тайне от него на своего настоящего хозяина. Хозяин ловко придумал поместить в план Марка. Вы клюнули. - Лиза оперлась на столик, за ней, заставленный высокими вазами и кувшинами из глины. Ткнула пальцем в играющий маленький доскообразный магнитофон, он умолк. - Остается одна мелочь. Загипнотизировать тебя. И нам проблем с тобой меньше.
   Со второго входа занавешенного узкими полосками вошел низкий человек в отвратительно коричневом пиджаке с заплатками на локтях. он толкал перед собой большой ящик на колесиках заполненный одеждой.
   -Лиза, ты поймала ее. Поздравляю. Там одежду сдали эти. У одного был какой-то обруч в голове, отдавать не собирался, но его уговорил. Сейчас поеду так называемую мирскую одежду сжигать.
   -Быстрее сжигай. Потом сделай так, чтоб в зале была не значительная концентрация газа. Дети не забудут произошедшее. Проснутся и не вспомнят нечего. Может до Грона не дойдет?
   Мужчина улыбнулся не бритым ртом и закатил тележку обратно. Данил посмотрел на Алену и по единственному косому взгляду, направился за мужчиной достаточно много сказавшего важного.
   -Что вы делаете с Марком - задала вопрос Алена, полагая, что от положительного результата охоты Лиза поведает нечто стоящие. - И не хозяин ли был этот мужчина?
   Громкий смех. Лиза успокоилась и подошла к столику по правую руку от Алены. Не торопясь, натягивала на лицо противогаз, не закрывающий заднюю часть головы. Защитив себя от последствий своего бесчестного решения насчет детей, кинулась распутывать провода соединенные с включенным компьютером. Паутина из них переходила в пластиковые очки с экранами на внутренней поверхности и изящными наушниками, ответвляющимися от душек.
   -Пока нет Грона, мы в его отсутствие проведем посвящение во второй круг легионеров. Престижно, многие желают, но вступают за деньги или за способствование роста количества Легиона. Грон долго будет разбираться, почему раньше времени провели обряд.
   Взади нее пробежал Данил с дугой в руке. Не дурак стоять столбом у Алены пользы мало, он побежал к Кириллу.
   -Мы выманили Марка к себе. И вывели вас на Соминскую. Не понимаю, как в короткий срок вы узнали, чем отравили Чесова. Но вы глупцы попались на такой мелочи. Если ты здесь, следовательно, вы поверили что человек, приходивший за "Апортоделом" был Гроном. Сами подумайте, зачем ему так подставляться, называть, как его зовут. Кстати уборщик, который заглядывал, играл Грона. Меньше слов. Алена, сейчас ты у меня впадешь в непродолжительный транс. - Лиза пощелкала на клавиатуре и загрузила некую программу. Достала из нижнего ящичка узкий пластырь и ножницами отрезала полоску. Веки Алены натянулись от клейкости пластыря, прикрыть глаз не было возможности. Три подобных полоски расположились на нижних веках и правом верхнем. Слизистая глаза сохла и начинала щипать. Лиза до-конца расправила очки и надела их на Алену, вставила наушники в ушные отверстия. Невозможно сопротивляться протяжной музыки и темному фону, переливающемуся не цветами, а фигурами и образами, охватившими основные каналы восприятия мира. Выплывали кончики хвостов змей, мелкие глаза, птичьи крылья выскакивали, показывая зеленое оперение, и таили в секунды появления. Между частыми проявлениями животных тел из тьмы вырывались лица. Алене казались одни знакомые, чуть ли не отец, другие незнакомые и оттого злые.
   Сколько продолжался процесс, Алена не определила. Лиза сняла гипнотизировавшую атрибутику, по ее первым словам минуты через две. Улыбаясь, она спросила:
   -Что ножки сами рвутся от Кирилла бежать прочь?
   -Нет. Таких желаний не возникает, - почему-то честно сказала Алена. Глаза слезились, Лиза плыла, но ненависть от правды улавливалась на расстоянии и без всякого изображение. Лиза в не себя от негодования замолотила по кнопкам. Рывком нацепила на Алену очки заново.
   -Попробуем запрограммировать тебе на суицидальную основу. Сама справишься и у нас чистая совесть. ебе на суицидальный мысли. лотила по кнопкам. рывком на
   Болотно-зеленая ночь из пластин плесени обрамленной желтыми звездчатыми наростами. Ничего большего. Мох шевелился, обрастая пузырями. Смесь из сырых запахов в обычной реальности сопровождающей произвольное распространение низкое в эволюционной цепочке растение, убила бы рецепторы в носу Алены.
   В окно автомобиля тарабанил мальчик, никто не обращал внимания на неистово рвущегося к ним в салон. Кирилл принял его за одного из легионеров, наглых и надоедливых. Стучи, стучи, сколько угодно - бесполезно. Ждущие возращения Алены не опускаться до того уровня, на который как им казалось, он их тащишь, чтобы или выкрикнуть свой лозунг или оскорбить. Мальчик отбежал. Вскоре окно взорвалось со звоном и на колени Кириллу пал тяжелый кирпич. Чашечки обдало жаром и тупой болью. Кирилл собрался выскочить и найти агрессора, но виски сжал обруч. Рука автоматически дернулась к шее Данила.
   -Стойте - раздавалось сквозь хрипоту, - Алену поймали.
   Данила отбросило резко открывающейся дверцей. Кирилл выпрыгнул из машины, громко сообщая на пол пути остальным, сообщение Данила.
   Охранники, получили приказ никого не впускать и никому не позволять покидать клуб в течение часа. Четверка человек обрушилась на них с кулаками и криками "посторонись". Отпор они получили значительный, без правоохранительных органов не обойтись. Мальчик, принесший нерадостную весть, нырнул между встрепенувшимися охранниками. Машины с ревущими сигналами и мигалками прибыли минут через двадцать.
   Свет, яркий свет. Над ней в расплывчатом образе рвал ремни Данил. Избавившись от пут, Алена рассмотрела на полу Лизу с укатывающей под стол вазой. Язык не разминался и потерял гибкость, выказать спасителю благодарность он не собирался.
   Немедля они выбежали в зал, прыгая через две ступени, спустились по лестнице. Дети лежали на полу. Их тела недвижимые дергались в судорогах. На сцене затаились семицветные горки. Алена прыгая и переступая, старалась не причинять сверстникам вреда даже во сне. Данил тянул в двери, не ослабляя хватки на запястье, рука Алены обливалась потом. Почему? Запрограммирована она на самоубийство или газ, пущенный в зал, настиг и ее. Незамеченную жертву. Дышать трудно и пропускать в легкие слабую, но хорошо ощутимую вонь она не стремилась. Зажимала нос, рот. Голова кружилась. Руки и ноги, заснувших плавно срастались и меняли окрас кожи. Синий, красный, зеленый. Алена теряла сознание. Последнее что она увидела перед собой - потоки вихрей, обвивающие её. Темнота, полет и удар затылком.
  
   Глава 9. Пик истины.
  
   Очнулась Алена в родных стенах. Кирилл дул ее на лицо.
   -Привет все обошлось. Ты в порядке? Марка нашли. Как и обещал, я тебя не отдал. Ты зря переживала.
   После таких слов Алене захотел разорвать отца. Серебролицый, гипноз, газ. И операция по освобождению называется, правилась с положительным результатом. А если возникнет не укротимое желание избавить мир от своего присутствия.
   Зло Алена на отца держала до самого звона настенных часов осведомивших об одиннадцати ночи. Алена мигом попрощалась с Инной. Та в напутствие не высказывала пугающих предсказаний, следовательно, два месяца в капсуле Других пройдут успешно. Данил услышит "спасибо" не скоро.
   Мария советовала не брать с собой запасной одежды. Процедура очищения организма и помещения в замкнутое пространство заканчивается избавление от старой одежды.
   Кирилл позвонил профессору Аббатскому и попросил направить Дарека для поддержки. Но оказалось, что Другие запретили появляться на пустыре у свалки кому-либо кроме Алены и его.
   Нас будет двое. Других четверо или уже трое. И плюс адепты, не слабая гвардия. Им не стоит напрягаться, чтобы одолеть меня - единственную силу, защищающую дочь - думал о самом худшем Кирилл.
   Он заказал такси. Положил трубку и телефон затрезвонил.
   -Алее, Кирилл? - в трубке послышался незнакомый голос - я говорил что исправляюсь. Не обижайся, что поместил в твою одежду микро прослушивающие устройство. Я должен быть в курсе, когда необходимо справляться с твоими проблемами.
   -Алан. Тебе не позволят, там находится, - выкрикнул Кирилл - Ты не ведаешь, что за люди меня ждут. Другие сочтут твое появление за протест и прекратят сотрудничество. Лучше не мешай.
   -Мне прекрасно известно про Других. Мне о них один отставной адепт поведал лет десять назад. Ботарова. Династия адептов у Марии. Теперь мне веришь? Я подъеду за тобой.
   Гудки. Нервный сигнал за окном, таксист стремился поскорей отвести клиента куда надо. Кирилл спокойно не торопясь, посмотрел на машину, в которой он несколько минут назад думал, поедет. Таксист повторил канонаду призывов и уехал.
   Нет вариант с Аланом рисковый, но он отличная боевая единица. Намереваться сослужить, ему помешать никто не сможет. А если именно он является еще одним запасным ходом "S". Отвезет за город, но не к Другим. И укроет снег их немые лица после расправы. Вооружиться? Но чем. Если Алан выполняет наказ противоборствующей стороны, то пару капсул с искрами под дверь и ожоги последней степени семье Кургановых обеспечены. Или задание требует большей эффектности. Кирилл на всякий случай спрятал в рукав кухонный тесак. Кожа недовольно возмущалась от холодного прижатого клина.
   Алан подъехал через несколько минут, видимо он звонил в пути. Алена противилась такому водителю, но отец настоял на своём, хоть и сам не несильно в него верил. Кургановы сели в машину к то ли врагу, то ли почти другу. Алан посмотрел на Алену в зеркало заднего вида. Девочка под суровым взглядом сжалась. Проклюнулось желание, побыстрей увидеть капсулу изнутри. Алан извинился за свое не обдуманное поведение при первом знакомстве. Легкости ситуации не прибавилось.
   Миновав многочисленное количество освещенных ночных перекрестков, автомобиль выехал на дорогу, ведущую к особой загородной части прилегающей местности, куда свозились отходы от жизнедеятельности горожан. Свалка не огораживалась забором, но символичные ворота, сваренные когда-то для зоопарка, завершали путь. За автомобилем Алана ехал длинный автобус, он поравнялся, и была заметна его странность. Отсутствие боковых окон и его появление здесь.
   Алан притормозил у ворот. Автобус остановился бок в бок. Никто из машины раньше времени вылезать не собирался. Дверцы автобуса раздвинулись. В слабом лунном свете выделялись темные силуэты. Они не нападали. Уже неплохо - решила Алена.
   Алан покинул свое место, Кирилл за ним следом. Два адепта и два непонятно кого. Но догадаться нетрудно, что на прогулку вышли никто иные как сами Другие. Скафандры, напоминавшие обмундирование космонавтов вперемешку с рыцарскими доспехами. Люди, облаченные в металлическую защиту, словно роботы двигали с натягом и медлительностью. К шлемам, прозрачным с передней стороны, подводились пластиковые шланги, тянувшиеся от баллонов из-за спин. На оранжевом нагрудном панцире одного из скафандров гравировка из серебреного льва. Тяжелые шаги утапливали широкие механические ноги в мягком грунте, подошва вырывалась из пут грязи и давила под своей тяжестью следующий участок, покрытый легкой пылью и грязью застывшей лишь на ночь. Отсутствие скрежета при сгибании нечеловеческих чресл заменялась негромкими, плавные пневматические звуки. Длинные руки, обвешаны устройствами и приборами, расположенными на всей длине манипуляторной оболочкой. Другой медленно отделился от своего окружения и двинулся вперед.
   Алан пристально глядел по сторонам, выискивая странности в грудах мусора и кучах отходов с левой стороны. Ряды высоких деревьев еле живых от вонючего воздуха пропитанного мерзким запахом соседствующей загаженной территорией, загородились серым с металлическим отблеском автобусом Других. Головокружительное амбре выворачивало сознание и пищеварительный тракт на изнанку. Существовать позитивным мыслям и надеждам на светлое будущее Земли в пространстве, вынуждающем вас покинуть его владения, занятым трухой от мебели, объедками (радостью для попискивающих крыс) и отслужившей бытовой техникой. Вышедший навстречу представитель Других поднял руку и указал на "болячку" цивилизации. Яркий луч света ударил по черно-коричневым барханам. Мягкая включившиеся подсвета в шлеме придала его лицу больше выразительности. Перед Аланом стоял Грек. Он прекратил пугать грызунов жгучим солнечным "зайчиком" и произнес:
   -Алан? Ты снова влезаешь в сферу, из которой тебя выгнали?
   -Я не знаю, как тебя звать. Но я знаю что ты Другой, - спокойно без приветствия заговорил на правах переговорщика или непостоянного телохранителя Кирилла - Я прекрасно уверен что вы разыщите причину утечки информации, но я соглашусь вам поведать кто так вас подставил и был вами не проконтролирован, из-за чего мне известно о вас.
   -Не утверждай Алан, что я нарушил данный обет - защитил себя Кирилл, заранее обрезая версию своего фигурирования в соглашении обоюдной помощи, в роли не выполнившего предъявленные условия. За его спиной, Алена безмолвно прячась от взгляда незнакомых фигур, в машине трепетала в ожидании окончательного выяснения отношения между Аланом и будущими воспитателями. Она в пустом метре, отделяющем поднятое стекло дверцы от родного отца, в рассеянном свете от фонаря встроенном в скафандр Грека, заметила контур рукоятки ножа в сложенных за спиной ладонях. Кирилл к чему-то готовился. Лишь опасение заставило бы его захватить холодным оружием.
   -Не беспокойся Кирилл. Ты не причем. Я был удивлен существованием Других, еще, когда ты маленьким был. Мне в дружеской беседе о вас рассказала Светлана Ботарова. Мать нынешнего адепта Марии, - сказал Алан. - Я исполняю долг совести. Он для меня имеет на много серьезную значимость, чем ваши тайны и игры. Профессор Аббатских, я полагаю, его характер не потерпел изменений, доложил обо мне, как только понял, что я вторгся в его поле жизнедеятельности. Он заслуживает даже передо мной почтение. Держаться на верхушке социального слоя потребляющего редкие знания при таком увечье, не любой сможет. Я снял подозрение с себя и Кирилла. Перейдем в основе нашей встречи. Кстати кто это? - Алан кивнул на второго Другого.
   Механическая герметическая оболочка дрогнула. Тяжелые движения производились с удивительной скоростью. Обладать мышечной массой человеку, чтобы сдвинуть скафандр, находясь внутри, не дано. Несомненно, работу для удобного передвижения выполняли скрытые "железные" мускулы. Занявший положение рядом с Греком Другой был выше. Скафандр, с огненно красными панцирями, огибающими части тела, в высоту превышал собрата на пару сантиметров. В основании шлема засветилась неоновая трубочка, отбрасывая тьму. Вытянутое, слегка бледноватое лицо молодого парня с черными волосами, в челке свисающими угловатыми прядями на лоб. Сорак. Собственной персоной он явился. Кирилл не очень помнил его возраст, но он знал, что Сорак уникален в своем образе жизни и испытывал к нему чувство подчиненного перед руководством.
   -Кирилл, что вдалеке от нас? Веди Алену. У меня нет терпения, находится рядом со свалкой - сказал спокойно Сорак.
   -Почему тогда же вы избрали это место - спросил Алан.
   -Я желал безумно увидеть, отчего мы, Другие бежим. И не разочаровался в своей жизни, - ответил Грек.
   Кирилл медленно приблизился к Сораку.
   Сорак величественный из четверки Других. Самый старший и завоевавший расположения создателей подчинив их своей воле. Способности, развитые на почве абсолютно положительного метода обращения с ребенком, подростком, парнем, повлияли на контролирующее его окружение или личные черты? Неизвестно. Но стадии засели в его образе на вечно и не сдавать свои полюбившиеся позиции никак не намеревались. Зачем терять преимущество перед обыкновенными людьми, тратящими накапливаемую энергию на не совершенствование комплекса духовной и физической культуры, а на плохие качества природной сущности, постепенно удаляющиеся из человека за этапы эволюции сами по себе. Но ненужный отсев воскресал и переворачивал сознания людей. Навязывая на них идеологию, все дозволенности. Другие - эксперимент. У Сорака отняли права на личное мнение. Его поместили в капсулу, оградили от внешнего, начавшего свою гибельную стадию мира. Гнило все вокруг. Светлые головы, ищущие новые пути вытягивания хлеба и тепла из растущего, спящего в недрах Земли и дарящего нам превосходное понимание нашего царствования на верхней цепочке питания, прониклись недостойными для нашего статуса "Человек Разумный" целями и душевными фундаментальными началами. Организм страдал от нас и бил, отвечая болезнями и будущими поколениями. Иногда идеальными примерами обратного процесса эволюции. Сорак отрекся от своего желания быть родней этому обществу. Он не сожалеет, что ему не намылили пеной глаза. Он результат рук, управляемых самим дьявольским слугой. Но руки сами не знали к что сотворят. Они породили на свет, не война личного пользования. Он пережил строй. Сорак готовил планы. Он молчать на Земле, полной криками очень часто неправильного содержания не мог.
   -Сорак. Я поручаю тебе мою дочь Алену. Ты полностью отвечаешь за ее здоровье и охрану этого здоровья.
   -Я Кирилл - Сорак может, в душе и смеялся, что мало вероятно, из-за непроницаемости внешнего образа эмоциями от немногочисленного стимулирования ими органов восприятия. Сказанное Кириллом носило приказной характер и он, разумеется, понимал, что планку сложившихся взаимоотношений, не укрепившихся доверием, испытанным годами, такая мелочь не потревожит, - скажу тебе правду, твоя дочь дорога мне не меньше чем тебе. Она объект эксперимента. Выводы о котором будут сделаны после нескольких результатов. Твоя Алена первая кто постигнет благо верного питания и образа жизни. Инна же - не опыт, излечение моя плата за сотрудничество. - Сорак посмотрел на табло на руке и узнал время. Встреча затягивалась, разговор на открытом пространстве ему впервой и Кирилл отметил его переживающее по не известному для него поводу выражение лица. Но за верхушку угрозы узкие полосу пота на лбу не принял. Нож не будет сегодня использован. - Веди Алену ко мне.
   -Разрешите внести поправку. Веди Алену ко мне.
   Из-за автобуса раздался громкий и наглый голос. Шаркая ногами из-за угла транспортного средства, вышел мужчина и остановился, облокотившись на его дающую размытый блик в желтых лучах луны поверхность. Его пальцы что-то вертели и подбрасывали, а рот изводил всех молчанием. Кто он такой Кирилл конечно не догадывался, да и Другие, похоже, не были от его избыточного присутствия восторге. Субъект бездействовал, рассчитывая на реакцию собравшихся раньше его. Кирилл вернулся к машине и загородил Алену. Рукоятка липла от потоотделения и неразумно, выскальзывая, рвалась в бой.
   Грек направил на постороннего луч продемонстрированного способы осмотра окрестностей. Алене мигом не сомневаясь в не ясном облике незнакомца, поняла, что это тот самый напавший на нее во дворе. Ну, тут боятся незачем. Отец, Алан, переметнувшийся на их сторону и два Других с адептами. Среди такой защиты есть слабое звено и это адепт - женщина. И, по-моему, она находится вне активном возрасте. Артьева встала за скафандр Сорака. Выглядывала, не решаясь без указаний запрыгнуть в автобус, в котором более спокойно.
   Неизвестный прикрылся рукой, глазам невыносимо без раздражения смотреть при подобной концентрации направленного прямо на них света. Неизвестный замахал рукой, подавая знак своего недовольства от пытки в процессе узнавания его личности. Грек смилостивился и отключил уже ненадобный источник излучения, объект изучения ему знаком.
   -Никита? Что ты тут делаешь? - спросил Грек. - Тебя я то точно не ожидал сегодня повстречать здесь.
   -Слишком много совпадений. Разве ты не понимаешь, Грек он по ту сторону баррикад - сказал Сорак. - он перед кем-то пресмыкается, и явился сюда за Аленой.
   -Похвально, - произнес Никита, делая короткий шаг к ним - Я и Другие не в капсуле. Советую вам передать Алену мне. Или - он потянул обе руки к ремню, щелкнув застежкой кожаных карманов, вытащил два аккуратно помещающихся в ладони цилиндра. - Это два детонатора. Один пускает сигнал к взрывчатке уготовленной именно для вас. Она заложена мной заблаговременно. - Никита взмахнул право детонатором - второй ждет своего участия в запасном плане. Но она, поверьте, мне никогда не детонирует. А чтобы условия сделки были впечатлительными, я добавлю. Я столько ямок в радиусе ста метро раскопал и начинил взрывчаткой, что вам без последствий уехать не удастся. Что Кирилл это к тебе относится, что Другие к вам. Алена жива будет лишь со мной.
   -Никита, ты трус, - раскатисто сказал Алан. Он рванулся к нечестному игроку. Перед собой он размахивал ножом с распаляющимся до бела лезвием. Сорак резко выбросил руку, и металлическая пятерня сомкнулась на плече не успевшего отбежать Алана. Защитник Кургановых рухнул. Нож зашипел, соприкасаясь с сырой грязью. Алан, отряхиваясь, поднялся и со злобой посмотрел на Никиту, повернулся к Сораку и смерил его взглядом с не меньшей злостью.
   -Алан старый дружище ты собирался поджечь меня. - Никита засмеялся и уложил второй детонатор в карман, впихнув напоследок его большим пальцем. Порыскал за пазухой и вынул нож. Щелк. Короткое лезвие раскалилось. - Ты и вправду думаешь, что я глупец буду использовать трофей.
   -Никита замолчи. Ты слишком много даешь свободы своему проклятому языку - произнес Алан и поднял нож, очень часто попадающий со своими двойниками на глаза Кириллу. Оружие хранило тайну, и носитель его скорее умрет, чем объяснит, чем он так ему дорог. Зато его нож не имеет большую силу. Он сюрприз, хоть и не сияет огнем и не режет, рассекая предметы и одновременно превращая их в черный рыхлый остаток или обугливая.
   -Алан тебе все еще дорога тайна. Кирилл, а тебе известно, что ножи своеобразные медали отличи. Нам они достались при...
   -Никита. Ради усопших прошу тебя по-хорошему, прекрати разглашать то, что не позволено. Мы вчетвером обещали не упоминать в любых случаях причину, которая нас связывает.
   -Ты глуп Алан - закричал и обхватил в последующем приливе смеха колени Никита. Он издевался старым знакомым.
   -Никита - сказал Сорак усталым голосом, будто он несколько часов доводит до его разума некий факт и тот не как не усваивается от узости понимания слушателя. - Мы забираем Алену. И передай своему хозяину, времена его вмешательства в деятельность научных центров и их проектов кануло в века.
   Никита смолк и выпрямился, повернулся к Алене, смотрящей на него через стекло и помахал ладонью, вжимая голову в плечи.
   На дорогу выехал мотоцикл. Одна фара рассекала перед собой ночь и выбивала из Никиты тень, падающую на ноги Алана. Двигатель ревел, нарушая и так тронутый покой свалки. Ветер нес поднятые в воздух комки грязи и пылинки, Кирилл выставлял перед щекой незанятую ладонь и преграждал им путь. Мотоцикл остановился, не переставая сжигать топливо и выпускать хлопья отработочного газа, придающего бензиновую изюминку к смеси налету бродящих запахов. Круглая фара осветила край зеленого подола длинного свисающего с обоих боков платья.
   Лора - пронеслось у Кирилла в голове. Теперь враг увеличивал свое количество. Если дело так и будет дальше продолжаться, их шансы уравняются через пару минут.
   Грек направил луч плотного света на новоприбывшую. На мотоцикле действительно восседала девушка в зеленом платье с длинными волосами. Она не выключала зажигания. Волосы немного развевались на ветру, спина не сгибалась, Лора смотрела, на не нарушая осанку. Грек убавлял свет и вовсе прекратил испускать лучи. Лора прибавила больше шума, заставив двигатель зареветь с большей силой. В раскате взрывного перемещения цилиндра она выкрикнула вполне внятную фразу:
   -Я Лора. Я хочу знать, почему Алена притягивает столь внимания к себе? Почему Другие избрали ее?
   Никита не сводил взгляда с Сорака, который в данный момент был для него угрозой, и боком развернулся к Лоре. Он словно не ведал, кто он такая и не ожидал ее появления на равнее с остальными. Детонатор удерживался в его ладони и собирался пока видимо действовать.
   -Вот Никита к тебе и помощь подоспела - произнес Кирилл.
   -Я не понимаю, о чем вы говорите. Кто она? - спросил Никита.
   -У тебя провалы в памяти? А с кем ты нападал на Алену в нашем дворе? - сказал Кирилл. - Или ты не помнишь?
   -Я жду ответа, - закричала Лора.
   -Не торопись Лора, мы еще не разобрались, откуда ты и кто. Расскажи, пожалуйста, - тихо спросил Сорак. Динами разносил его голос на многие километры, казалось, что он говорит из-за толщи металла.
   -Это мой второй вопрос так что - сказала Лора - Я хочу знать, кто знает обо мне хоть что-то?
   -Прекратили разглагольствования. Я требую Алены. или я сейчас почву под ногами до неба подброшу в месте с вами, - заорал Никита и замахал детонатором давая понятие что его терпение на исходе и подчинение, а не разговоры будут ему по нраву.
   -Основная задача - защита Алены. - произнесла Лора не усваиваемую для сознания Кирилла фразу. С начала вмешивается в кабинете Густава и отвлекает. Затем доставляет неприятности с Никитой. И не с того не сего определяет себя как защитница дочки.
   Мотоцикл резко поехал на Никиту, развивая скорость. Никита успел отпрыгнуть и остался невредим. Лора пригнулась, видя что упустила цель, направила мотоцикл в бок стараясь не зацепить Других. Сорак не много отступил. Нарушать целостность скафандра он не собирался, и приходилось совершать быстрые перемещения, занижая вероятность, сталкивая с двух колесным транспортом.
   Кирилл упускать случая не мог. Он вынул нож и переложил в более удобную для жеста ладонь. Он, пользуясь отвлеченностью Никиты, кинулся к нему и поднял над головой острие. Никита готовый в непредвиденному вовремя заметил опасное проявление в своею сторону и попятился назад, намериваясь в к тому же спрятать руку с детонатором. Лезвие описало размашистую дугу сверху вниз и разорвало жесткие ткани запястья, не успевающей отклонится руке Никиты. Вены выбросили в темноту теплу кровь, сухожилия разомкнулись, разжались пальцы, поглощенные жаром и невыносимой болью, пульсирующей волной расходившейся по конечности. Детонатор выскользнул из ладони, мгновенно обданной ледяным потом и внутренним пламенем. Никита не нагибаясь чтобы лишать себя драгоценного время, подогнул колени и упал на землю, здоровой рукой водя по окутанной темнотой поверхности. Пальцы прижались носком ботинка. Кирилл пока Никита разрывался криком еще от пореза, пнул стукнувшийся детонатор под автобус. В условиях, когда глаза пользы приносят мало, первый удар ступней был удачным, но в голове мысли носились и резали рассудок, не соглашаясь с сигналом ступни о тупой боли, при точном ударе требуя доказательств. Поэтому Кирилл обрушил в темноте на суставы Никиты твердую пятку. Перелома он не слышал. Сорак закричал пронзительно:
   -Кирилл быстрее веди Алену. Пусть он ищет детонатор.
   Алена сама открыла дверцу и налету заключить в объятия подбегающего отца. Она поцеловала его в щеку. Объятия длились, казалось несколько секунд, но Грек поторапливал, осведомляя о километрах которые они могли преодолеть за это обнимание. Никита ворочался и сжался в грязь грудью и пополз под автобус. Сорак придерживал Алана, стремящегося к врагу.
   -Папа все прощай. Увидимся через два месяца. Может Другие позволят выйти с тобой на связь. Ноутбук ведь у нас.
   -Алена я беспокоюсь за тебя. Будь осторожна. Я не прощу себе, если ты пострадаешь от обмана. Но сама осознаешь, у нас выбора нет. Дома также безопасно, как в Африке с дикими зверями. Извини, моя экипировка не позволяет мне защитить тебя. С Другими должно все пройти более чем хорошо. Ох, если бы не проклятая осень.
   -Пап передавай привет Инне. - крикнула Алена на пути в дверям автобуса и помахала детской ладонью на прощанье. За ней последовали адепт и Грек, они не взбирались по ступенькам как в обычном общественном транспорте. Пол автобуса возвышался над дорогой в паре дециметрах. Конструкция была разработана под скафандры Других. Сорак бросил на Кирилла утомленный взгляд. Он в стрессе. Кожа побледнела, полу прикрытые веки дергались, губы посерели. Шок от не привычного завладел им, но он боролся с собой всегда, с человеком с естественными реакциями на окружающий мир. Он брал над организмом верх.
   Алан потянул Кирилла за руку в машину. Он завел, шепча молитву, двигатель, развернулся, осветил мечущуюся фигуру, выехал с дороги, немного отставая от Других. С ними рядом не ехал сопутствующий их загадочный эскорт, мотоцикл Лоры. Она осталась у свалки. Земля не тряслась. Выходит, Никита посчитал бесполезным уничтожать себя одного. Кирилл видел его вылезающего из-под автобуса, когда его колеса чуть не вдавили череп в замерзшую землю, с испуганным лицом и искривленным от злости до схожести с карнавальной маской. Не травмированная рука просто угрожала кулаком.
   Через пол часа совместного перемещения в одну сторону автобус свернул на перекрестке и оставил Кирилла смотрящего вслед. Он думал что двигает "S". Почему с только много подстав. И кто рассказал Никите о важности сегодняшней ночи и месте встречи? Знали об этом Дарек, Андрей, Чесов и Аббатских. Ну и Алена, которая не в счет. Враг напускает на них не одно препятствие, а готовит их рядами, словно знает что они, возможно, закончатся не удачей. Алана послал, и Алекса, чтобы следил за правильным выполнением его плана. Никиту во двор и сейчас, клуб Легионеров, в котором Грон как объясняла Алена, когда очнулась после поражения газом, не имеет отношение к охоте на нее. Он не мог предполагать, что Лора сегодня помешает исполнению задания Никиты. Но возможно неприятности посыплются еще гроздями. И все-таки, зачем он заостряет свое внимание на Алене. Если допустим, что он достаточно уверен, что Алену возможно убрать одним ударом он бы не готовил заранее сложную комбинацию с "Апортоделом". Он рассчитывал несколько ходов, зная и предвидя свои поражения. Но как?
   Алан высадил кирилл ау самого дома. На прощанье обменялись рукопожатиями и виновник первого осознания, что Кургановым жить в мире не сложно, произнес:
   -Кирилл я не помог тебе сегодня. Мой долг перед тобой не потерял смысла. Я когда-нибудь снова решу отправится тебе на твою защиту. Возьми мою номер телефона - протянул визитку, вынутую из бардачка. - В одежде потом найди "жучок" и молотком по нему. Ну, все до-свидания.
   -Пока Алан - крикнул Кирилл и зашел в подъезд.
   Автобус катил по городу, скрывая за стенками без окошек Других, адептов и Алену с повязкой на глазах. Условие перевозки она выполняла без надлежащего сопротивления, но и без особой радости. Через час транспорт затормозил, за рулем сидел Протус, адепт Грека. Артьева взяла девочку за плечи и вывела из автобуса, за ними слышались тяжелые шаги Сорака. Автобус двинулся дальше. Алене показалось, что ее завели в некую маленькую кабинку, потому что пришлось прижаться к стенке. Пару мгновений движения вниз и Алена оказалась в своем доме на короткий срок. Направление она определила интуитивно, под желудком что-то подсказывало, что они опускаются, да и органы равновесия отметили легкий прилив крови к макушке. Спуск осуществлялся быстро, но когда Алену провели вперед, сняли повязку, она поняла, лифт их опускал очень быстро. Кабинку, переместившую их вниз в помещение, от которого Алена поражалась, разделял коридор, обратно не выйти. Двери сдвигались, сталкиваясь ребрами друг с дружкой, опережая даже вроде бы и взгляд. Сорак проследовал в своей капсуле. Скафандр повторял контур человеческого тела, роль горба исполняли два красных баллона со специальным дозированным воздухом. Красные пластины сочетались с не закрытыми участками, обтянутыми черным растягиваемым материалом, наподобие резины. В шлеме неоновый серп перестал светить у подбородка, датчики на висках передавили показание по тонким проводам, уходившим под шиворот. Сорак встал у капсулы, толстая стенка разомкнулась и полила мягкий белый эфир.
   Высокое помещение, сотня метров не меньше до потолка. Отделанное изнутри металлическими листами делилось на две половины. Основную часть площади занимали две капсулы, эллиптической формы. Походили они не на вытянутые трубки, а из-за сдавленности у полюсов обретали вид чечевицы. Толщиной по центру как вымерила визуально Алена, пять метров, в диаметре около десяти метров. Ни окон и люков, ни чего родного в стиле обыденной двери, не считая того проникновения Сорака. Проем возник из распахивания четырех створ в манере распускания лепестков цветка. Вся белоснежная поверхность лишена датчиков и табло, нарушающих ее идеальную выгибающуюся кривизну правильного геометрического тела. Восемь толстых проводов отделялись от верхушки и немного провисая, тянулись к потолку. Картина сходствовала с перевернутой медузой. Капсула покоилась на диске-постаменте. В нем изгибались в коленах ряды труб.
   Вторая половина делилась обгороженным участком, в нем расположился пульт управления. Поднятые дисплеи высовывались из-за ограждения. С обеих сторон в углах помещениях стояли подобия домов на колесах. Конечно, они никуда не ездили и не отправятся вообще. Это дома адептов.
   За компьютерами на вращающемся кресле сидела женщина. Кирилл знал ее как адепта Марии, Галина Ботарова. Она одета была не в черный плащ. Она улыбнулась Алене встала и поздоровалась и спросила и Артьевой как прошла встреча. Артьева отмахнулась и пошла в свой дом. Вскоре пока Алена любопытством осматривала помещение, вышла и села за свое кресло. Дисплей перед ней засверкал и на нем появился Сорак. Он восседал в круглой белой комнате за дуговым столом, усеянным кнопками. Он глядел на адепта, будто бы в окно, наверное, камера, передающая изображения разместилась под экраном. За ним находились три двери. Алена предположила, если Сорак зашел в капсулу справа, то крайняя правая дверь ведет наружу. Скрестив пальцы, Другой сказал:
   -Вызывайте на связь Марию, будете знакомиться поближе.
   Ботарова занервничала и ткнула локтем Артъеву, та наклонилась к ней и выслушала шептания на ухо. Прокашлялась и покрылась белями пятнами. Прокашлялась и ответила Сораку уже на что-то выцепляющий из ее внешнего изменения.
   -Адепт Марии утверждает, что сама Мария покинула капсулу в облачении и ушла. Перед этим с ней неизвестно кто выходил на связь. Адепт, Сорак вы сами понимаете, может засечь лишь факт соединения, но не его участника. Мария не посчитала важным, предупредить куда направляется.
   Сорак хранил очевидные вопросы в себе. Ни один мускул, не дернулся, заметила Алена, украдкой выставляя голову из-за бока Артьевой. Потревоженный такой плохой мыслью Сорак опустил ладони и произнес единственный логически вывод.
   -С ней на коммуникационное соединение имел возможность выйти лишь Бедуин. Разумеется, если Ботарова не начала разлагать дисциплину как её мать. - Сорак пощелкал по кнопкам и, удостоверившись в истинности слов Ботаровой, закрыл глаза. Дела ухудшались. - Она должна была провести перед отправкой в настоящий мир месяц вне капсулы с адептами. Способствовать адаптации Алены. Прости Алена - Артьева толкнула девочку к дисплею. Другой грозным зрительным сверлением зрачками, размыл страхи и сомнения. - Алена без Марии та не сможешь быть помещена в капсулу.
   Алена глянула на вторую идентичную капсулу Марии. Только она без своей драгоценной сердцевины, ради которой и сотворена на белый свет для укрывания от его неочищенного воздействия. Ей бы пришлось существовать в ней два месяца. Тяжело, но надою. И нет препятствия в ее идеологии для возращения Инны из странного состояния. Когда ты ведаешь об отсутствии своего будущего, но смотришь сквозь время сердцем.
   -Капсула превосходная защита от ядерной бомбы, как впрочем, и территория в которой ты сейчас находишься. Но система капсул не впускает никого, кроме владельца. Ты можешь застрять в промежуточной встроенной кабине, где идет очищение организма и берется анализ крови, сетчатки глаза, отпечатков, спектральный показатель энергетического поля человека. Не получая положительного подтверждения, система запирает тебя. Лишь Другой обладающий доминирующим правом управления пропустит тебя. Ты понимаешь Алена? В данный затруднительный момент нет иного выхода, как ждать.
   -А где вы собираетесь вести поиски. Вы что, как сказал ваш адепт, облачитесь, и отправитесь за Марией, - спросила Алана.
   -Я свяжусь с Бедуином. Он, полагаю, обязан пояснить, куда отправилась моя ближайшая родственница.
   Дисплей вспыхнул и потемнел. Алена по дозволению Ботаровой присела на её кресло. Галина переживала за Марию, а речи Артьевой активизирующие конфликт тревожили ее, складывающееся напряжение вылилось в покраснение лица от стыда или от артериального повысившегося давления, не известно. Пожилой адепт, безусловно, ведала о причинах окраса. Столько лет вместе, она добилась к себе уважения Галины.
   -Почему Светлана рассказала Алану о Других? У меня в уме не укладывается такая беспечность от старости, - громко говорила, крутясь на кресле Артьева, ходящей из угла в угол отгороженного участка. - Ты Галина убеждена, что это не целенаправленное разглашение. Алан Другим известен от Аббатского. Но на то, что он имеет обоюдные сведенья об их существовании, никто не рассчитывал.
   -Я сама встречалась с Аланом после смерти матери и предупредила его, чтобы он не попадался мне на пути - сказала Галина, поправляя взмокший волос. Она пик спокойствия далек и войдет в него только по возращению Марии.
   Алена не заступаясь за адепта, который как по ноутбуку сообщила ей Мария, обязан будет подчиняться новому жителю капсулы. Она разрушать диалог не пыталась. Спокойно трясясь не от не подходящей температуры, слишком пугающее количество событий сгустились в одном дне. Она надеялась, что Мария отлучилась по своей воле и ее не выкрали, чтобы выменять оптом на нее. Такую драгоценную и притягивающую неприятности с нарастающей частотой. Стоит ли сомневаться на счет капсулы. Условия могут, быть в радикальном плане не сходится с привычным образом жизни. Отказываться не поздно, но глупо. Не зная броду, не суйся в воду. В подобной ситуации сложившейся за несколько недель желтой осени, поступать следует, беря на вооружение противоположную суть.
   -Алена конечно не понимает, почему я сейчас произнесу такие слова - Артьева сложив руки на груди, глянула боковым зрением на девочку и возвышено сказала, указывая на очевидный якобы факт - но надеяться, что такой человек как Алан станет придерживаться твоей желанию не пересекаться. Которое для него не указание, а как мне кажется, скорее всего, просьба, не несущая полноценного требования для соблюдения.
   -Будь в стороне Артьева от идей, влекущих за собой не почтенное представление о моей маме. Ясно? - Галина разворачивается и с не слышной угрозой выговаривает свое мнение, обрывающее цепочку намеков не в ее пользу.
   Артьева раскрыла рот и выкатила глаза. Ею, Галинины наставления не вплетать мать в предательскую историю, расценивались как прямое оскорбление. В горле замерло не сказанное парирующее предложение.
   Сорак смотрел с дисплея, мотая головой, словно подслушивал. Сказанное дало понять, что шея переваливает череп от выражения его отношения к разведанной информации.
   -Соболезнуйте мне. Похоже, у Других появилась реальная проблема. И она требует затрат ни только нашего спокойствия. Я связался с Бедуином, он не располагает знания, где Мария. Он вообще не связывался с ней. Артьева вы представляете, кто-то разговаривал с Марией. Не по-обычному телефону же. - Сорак прекратил мотать головой и принялся покусывать губу. Потом ощутил сдавливание, он сам не догадывался о своей зубной развязности, негативное волнение проявилось не контролированной реакцией. Погладил подбородок и продолжил: - любая волновой сигнал гасится стенами укрытия и вторично стенами капсулы. Не возможно просто так заговорит с Марией.
   -И что вы предприняли - спросила Артьева.
   Общаться адепту не входившего в подчинение не своего Другого, видимо запрещено, поняла Алена. Даже то, что Мария не присутствует в капсуле, Ботарова сообщила через Артьеву.
   -Я обратился к Аббатскому. И вести его, меня могли шокировать - произнес Сорак. Челюсть дрожала, выдавая звуки, веки изредка предохраняли слизистую от иссушения. Он закалил свое тело. Он не позволит всплескам гормонов и скачкам сердечного ритма из-за обстоятельств воровать отрезки трудно доставшегося долголетия. - Оказывается, против нас готовили акцию. И использовали тебя Алена. Ты не пешка, ты носитель короны, но тебя переставляли подобно пешке.
   Другой замолчал, опуская медленно лицо, он не засыпал от особенностей организма в экстренном состоянии. Мысли состыковались в более удобной позе и разговор возобновился.
   -Марию выманили. Чем и кем я не знаю. Загадкой так же остается способ доставки приманки.
   Алене понравилась Ботарова, но как не приятно когда к человеку, который тебе симпатичен, тянутся нити гипотез.
   -Факт связи я установил. Поэтому Артьева не старайтесь накинуться на Галину. - Сорак видел линии от глаз своего адепта и объекта ее порицания в душе.
   Стало легче. Адепт - единственная подруга на конец осени и начало зимы, не совершала ошибки. Рождение, которой в принципе от многолетнего стажа не должно быть.
   -И что прокомментировал профессор? - отводя от себя курсор разговора, задала актуальный вопрос Артьева.
   -Ему позвонили. Неизвестные предложили обменять в намеченной ими части города Марию на мой Способ Жизни.
   -Нельзя. Вы сами говорили, что такая информации дороже золотого фонда цивилизованной страны.
   -Мне Мария ближе. Галина Ботарова. Я на правах главенствующего в круге Других беру в сове подчинение.
   Галина подошла к дисплею молча. Поклонилась. Ритуал не выбил ее из привычной колеи. Адепты совершали действия необходимые Другим без промедления и колебаний. они будто ожидали того или иного задания. Долгие годы служения оттачивали реакцию, каждое движение было отлично отрепетировано.
   -Я Галина Ботарова удостаиваю себя чести находиться в услужении Сорака. - произнесла после Галина.
   Вот почему Артьева высокого мнения о себе. Как Сорак среди Других, таи и она среди адептов.
   -Галина надень обмундирование. Ты отправишься относить Способ Жизни.
   Галина повернулась и последовала к своему дому. Шагала твердо, пытаясь выбить из пола искру каблуками. Ее не отправляли на войну или сражение, но когда она бросила мимолетный взгляд на пульт управления, выражение лица отличалось изрядным испугом.
   Сорак отключился. Артьева качнула кресло, оно развернулось к Алене. Как нестранно, но первой спросила Алена.
   -Почему вы так тревожитесь за Способ Жизни. Да и делать его целью зачем. Разве не проще прочитать нужную литературу о здоровой пище, о правильном дыхании, о более эффективной гимнастике.
   -Алена. Способ Жизни Сорака - труд пяти десяти лет. Его признали поистине верным сборником совокупности всех знаний человечества о верной жизни, с максимальной выгодой для организма. Нам не надлежит сомневаться в идеях и помыслах Других.
   Галина вышла из своего дома. Черный как смоль плащ и туго перетянутым еле различимым ремнем, шероховатой поверхностью не отдавал цветных бликов от крохотных, но мощных ламп вдоль стен, не режущих глаза. Сорак заговорил неожиданно, засмотревшаяся Алена вздрогнула.
   -Галина подойди к капсуле. Забери Способ Жизни. В нем на первой странице место передачи. Выполняй!
   Галина приблизилась к капсуле. Проем образовался от цветком распахнувшихся четырех дверок, две нижние отошли в низ и, сдвинувшись, создали своеобразный порог для подъема внутрь. Галина взобралась по нему. Толстую книгу она несла с легкостью, что странно с ее не атлетической фигурой. Цветок-проход сомкнулся в разглаженный плоский бутон. Адепт аккуратно несла перед собой том, по размерам не уступающий компьютерному блоку. Но это эксклюзивное издание, на который перенесли бартерный товар, было не из бумаги. Оно не прозрачное как стекло или вода, но до середины толщи глаз мог проникать. Между двумя корками были плотно сжаты пластиковые листы.
   -И что это? - удивилась Алена.
   -Я Алена то же разочаровалась. Книга? В наш век дисков и объемных носителей информации, - поделилась Артьева.
   -На каждом листке я лазером и электронным микроскопом запечатлел столько знаний, что аналогичный объем записей в металлическом весе Галене не донести до места, - сказал Сорак. - Галина подождите я, сейчас открою двери.
   Двери спрятались в толстой стене, Галина спокойно ступила в коридор, спина скрылась, двери заняли привычное положение.
   Сорак исчез, дисплей принял синий фон.
   -Сорак действительно управляет всем здесь? - спросила Алена
   -Да. Я только отмечаю и фиксирую связь. Исполняю поручения. Сорак полновластный хозяин капсулы и этого помещения. Сюда как в капсулу нельзя проникнуть без разрешения Другого. Программы контролируют все, выход, вход, пропуск, дозировки еды, воды, фильтрацию искусственного освещения. А Сорак контролирует программы. Я представляешь, столько лет служу, и до сих пор не знаю, какое количество ультрафиолета попадает ему на кожу. Любая составная Способа Жизни засекречена. Заметила, наверное, что Сорак не сказал вслух, где необходимо забрать Марию. Он скрывает все. Ну мне скоро придется с ним расстаться. Понимаешь, почему Галина вовлекла себя в его путы. Ее готовят стать заменой мне. Марии не будет, а я стара. Временные посетители соседней с Сораком капсулы не требует бдительного и личного адепта. Галина займет мое кресло. Я в утиль - Артьева тяжело вздохнула. И голос ее жалобно заскрипел сухости во рту. - Но Сорак обещал, что я не буду переживать. Он говорит, что есть такой Закрытый город. Меня туда отвезут, не постоянные наемники. Они держат язык на привязи, но все равно это для них тайна - Артьева окинула взглядом высокое помещение с двумя перевернутыми медузами. Белоснежные купола, свисающие на черных щупальцах с потолка. - В Закрытом городе мне удалят память без последствий на психику. Впишут новую, реальную судьбу. И будет старушка Артьева прозябать в доме престарелых на обеспечение неведомого благодетеля.
   Сорак появился через некоторое время. Он серьезно желал вступить в разговор с Аленой. Артьева попросилась, на немного отлучится домой. Ей разрешили, она улыбнулась Алене и вышла из загороженного участка. Ее походка не стыковалась с тем возрастом, когда человек идет на покой и ему находят замену. Голова с сединой поднята, шаг уверенный, почти как у Галины, но отрезки шагов, разумеется, меньше.
   Сорак и Алена остались наедине. Может это спланировано, и адепт не по своей воле покинула их.
   -Алена профессор Аббатских мне докладывал о нападениях и о том, как ты нашла с Марком Чесова. Я, конечно, знаю это, но повтори, пожалуйста, все поподробней и в деталях. То, что мне известно, может не поддаться складыванию в единую картину.
   Алена начала со встречи с Аланом. Другой молчал. Он слушал, стараясь не задавать лишних вопросов прямо в монологе, не разрушая его на отдельные куски. Тем более он прекрасно видел напряжение на лице Алены, и сбивание с упорядоченной хронологии событий вызовет у нее путаницу и неясность фактов. Когда она пришла к логическому концу, Сорак спросил о серебролицем и о Лизе.
   -Извините, а теперь разрешите мне побыть в вашей роли. Я задам один вопрос и вы, если желаете дать мне спокойствие ответите на него честно, - спросила Алена.
   -Я так понимаю, целью твоего вопроса будет твое отношение ко всему творившемуся в недавнее время? - Сорак по вытянутым бровям Алены, догадался, что попал в точку и объяснение на собственный вопрос давать придется, ведь девочка не угомонится, не познав причину повышенного своего магнетизма в отношении незнакомых личностей. Сорак покрутился на кресле и сцепил пальцы - Понимаешь Алена претендентов на первое заселение капсулы Марии, и участие в процессе исследования, влияния коренной смены образа жизни при постепенных этапах, было не один, два человека. Тридцать шесть детей. И все они были наделены такими же шансами встретится с нами, как и ты. Но Аббатских настоял на твоей кандидатуре. Он обосновал это внутренним проведением и беспокойством за тебя. Алекс напал на тебя. Он поведал, что начнется на тебя не шуточная охота. А как я понимаю охотников не такое великое количество, выходит разглашение обстоятельств, грозит срывом планов их хозяина. Никита, Алекс, Серебролицый, Лиза у Грона. Кстати, она вполне могла совершить нападение на тебя во дворе, но твои показания о её здоровом состоянии, говорят о том, что существует еще одна женщина с не благими намереньями. Нет сомнений в тебе, что-то привлекло хозяина. Аббатских предложил не утруждать себя выбором и позволить тебе находится в капсуле. Охраняемое место и заодно мы вычислим за два месяца в ряде исследований, почему ты неожиданно превратилась в цель. Профессору снятся кошмары, после простого разговора с тобой, и он думает, что они свое рода знак. Наш выбор - его прерогатива. Не волнуйся Алена, мы проведем анализы и крови, и ауры, про сканируем мозг и нервную систему.
   -Сорак, а кто такая Лора? - спросила Алена про неожиданно появившуюся в разгаре встречи девушку в зеленом.
   -Я не имею понятия кто она. Дарек констатировал факт присутствия третьей стороны в Центре. Она проявляется часто и даже до нападений на тебя. Та ли это не включенная в борьбу сторона, с необоснованными запросами, которая совершила диверсию в подземной лаборатории клонирования?
   -Выходит, ты не можешь предположить, кто встревает в планы нашего врага? - сказала Алена, улавливая слабое место Другого. Он не осведомлен полными познаниями в планетарном масштабе. - Там заложили взрывчатку децибела.
   -Я такое вещество встречал только единожды в бумагах. Никогда не использовал, и вычислить, кто имел возможность подрыва таким редким оружием, не то чтобы не отваживаюсь, мои связи обрываются перед самой разгадкой. Оружие, Алена не изучено во всех свойствам.
   -А вы допускаете, что третья сторона дарит подарки?
   -Какие подарки? Расскажи мне о них - заинтересовался Сорак и подвинулся ближе к экрану, упираясь локтями в настольные заблокированные клавиши, функционирования не произошло.
   -Мне в этом учебном году кто-то щедро сделал подарок. Он мне тайком подсунул в рюкзак талисман, - выговорила Алена и расстегнула пуговицы на кофточке. Талисман поблескивал неестественно фиолетовым овалом. Алена не уразумела, почему блеска или отраженного света больше чем на него падает. Лампы далеко, дисплей озарял свои крайние границы, а драгоценный полупрозрачный камень отдавал излучение, словно аккумулировал его на солнце и в недостаточно освещенном помещении выпускал фотоны из кристаллической темницы. Сорак прильнул экрану с зачарованным видом. Он не скрывал восхищения. Или он знаток в сфере ювелирного зодчества или отыскал соответствие между талисманом и феноменальной вещью, когда-то попавшей к нему лишь на бумагах. Он поднял глаза и осознал, что черту он переступил. Всплеск энергии в мимических частях лица, не сдвинет Алену с мысли. Он узнал камень. Но причина оказалась банальной.
   -Алена эту вещь украли в июне из музея твоего отца, - ответил Сорак.
   Видимо кого-то замучила совесть - пояснила для себя Алена.
   Такая вещь хранила в себе загадку своего появления, а оказалось, что вор подбросил талисман в рюкзак по велению внутренней морали. Глупо было вообще привязывать безделушку к сложившейся истории. Но отдавать она его не будет. Он спас ей жизнь. Попытка убийства сорвалась, камень не позволил продырявить грудь Алены. А если кто-то доложит в правоохранительные органы, что дочь одного из экскурсоводов ограбила музей. Страдает отец, страдай опять Алена, и главное портятся до не возвратного уровня отношения.
   -Вы уверены? - Алена желала услышать четко по слог ответа, чтобы совесть её окончательно удостоверилась. В январе если память не врет, будет проверка ценностей музея, придется возвращать талисман. Зимой - подумала она - значит, зимой будем пополнять музей.
   -Да! Алена, - Сорак принял прежнее положение - ты сделай самоанализ и расскажи мне, что в тебе странного. Мы так приблизимся к разгадке и скоротаем время, пока Галина едет к Марии.
   -А если Галину возьмут в заложники? - произнесла Алена.
   -Я жертвовать ради адепта, чужого, своего, себе не позволю. И ты Алена в месте с ними не объект, для моего подчинения и управления через шантаж. - Сорак ответил честно. Ему важна лишь его жизнь и жизнь тех в ком течет сродная с ним кровь.
   -Спасибо за правду, я надеялась, что вы мой защитник.
   -Твоим защитником я являюсь в течение двух месяцев и только под моим надзором. Я буду контролировать твою капсулу, как делал это поначалу прибытия в наш круг Других Марии. Она потом через десять месяцев взяла бразды правления над системными программами. Сейчас я впустить тебя в её капсулу не смогу. Алена ты отводишь разговор от моего вопроса. Что в тебе такого исключительного на твой взгляд? - Сорак не повышал голос, но в интонации колебались нотки грозности.
   Двадцать с чем-то лет - внешний застоялый образ. Выполнят его настойчивую просьбу, не очень торопился возмужавший подросток. Восемьдесят с чем-то лет - истинное мудрое долголетие. Возражать и перечить, нет такого даже в мыслях, перед человеческим раритетом у людей, поведавших на своем пути многое и разное.
   -Я допустим не восприимчивая к гипнозу. Лиза обрабатывала мой мозг установками. Но почему-то не принесли новых желаний и мотивов. Они не подействовали, - сказала Алена и решила для убедительности упомянуть Данила. - Со мной учится один мальчик он носитель синдрома Рич. Вы Сорак слышали о таком недостатке?
   -Синдром Рич. - Сорак повторил диагноз друга и без особых факторов для раздражения обхватил голову и воскликнул - Потрясающе. Алена ты не представляешь силу гипноза. Он находится и в информации о носителе синдрома. Я чувствую, что мои мысли и образы смываются и отвлекаются на постороннюю тему разговора. Влиянию такому сильному лучше не сопротивляться. Я жить долго и безумно счастливо от образовавшегося идиотизма не желаю. Давай ты не будешь заикаться о своем Даниле. Прошу! Новой атаки я не выдержу не смогу так сопротивляться.
   -Данила значит вы не знаете - непредумышленно сказала Алена и голова Другого покрылась розовыми пятнами. Кровь поступала и напрягала артерии. Имя мальчика отозвалось серьезным приступом. Сорак быстро встал и зашагал по круглой комнате. Его психологическая привычка вылавливать из памяти необходимое, действовала сейчас против него. Он умышлено забывал Данила, но мысль о нем, эхом отражалась в нейронах.
   Алена во время сориентировалась и закричала Сораку, надеясь, чтобы он перепугался ну или хоты бы перестал молотить себя по голове.
   -Алена, почему ты так кричишь? - глупый вопрос, но он снял тяжесть с Сорака.
   -Я? Вам показалось, - произнесла Алена.
   Из своего дома вышла Артьева и села за кресло. Сорак исчез с экрана. Он считал лишним своему адепту видеть его в растерянном состоянии.
   -О чем говорили? - сразу спросила Артьева.
   -Он меня заставлял, не заставлял, конечно, просто просил подумать, почему я а не кто-нибудь другой стала объектом интереса.
   Как ни странно, но до Алены только сейчас дошло, что ее ситуация диаметральная противоположность синдрому Рич. Данил - ноль внимания. Алена - пять с плюсом.
   -А где готовят еду Другим. Не адепты же - сказала Алена.
   -Видишь ту дверь. Там хранилище еды. Запасы пополняются раз в пол года. Еда в вакуумных пакетах, проводится по трубам в капсулу. В ней автоматизированная станция приготовления пищи. Мне приходится делать хранилище не пустующим. Мне десятками лет необходимо сидеть в скуке и нажимать в основном кнопки на пульте. Здесь везде машины. Скоро и Галину поменяют на робота. Облачение разработали, станут теперь Другие посещать мир чаще. Я так переживала сегодня. Сорак покинул капсулу в облачении второй раз, первый был пробный. Выявлял недостатки конструкции во время перемещения от стены к стене. Затем недочеты, неудобства ликвидировались в процессе перепланировки. Он первый раз вышел в мир. Мне не понять, что он испытывал, но, наверное, было страшно.
   Артьева покрутилась на кресле и поводила дряблой рукой над кнопками и одним замигавшим значком. Она улыбнулась и потерла ладони. Губы не приятно вытянулись. Алена не понравилось такое выражение.
   Через пару минут на экране появился Сорак. Они обменялись с адептом пугающими взглядами. Другой произнес:
   -Артьева я только одного не понимаю, как вы поддерживали связь со своим хозяином, - спросил Сорак.
   -Я поведаю вам после. Если разрешите, конечно, - высокомерно ответила адепт.
   -Но это не проблема. Мне без разницы, какой канал связи использовали, но он заслуживает моего почтения, ведь его волны прошивают толщу железобетона и обходят глушитель.
   -Не понимаю, о чем вы? - полюбопытствовала Алена.
   -Я почувствовал, как кто-то проник в укрытие. Но Артьева не осведомила меня как ей положено. Ты заметила красный огонек на панели перед ней? - сказал Сорак.
   -Да она поводила над ним рукой и противно искривила лицо.
   Щеки и уголки рта Артьевой обвисли. Хамское толкование ее радости она не позволяла. Она встала и подошла к креслу Алены. Тонкие пальцы легли на плечи девочки. Холод проник к коже через ткани одежды.
   -А если она нарушила многолетний принцип, чего никогда не случалось, меня это наталкивает на предположение...
   Двери распахнулись, под лампы вышел человек. Тонкий, в черном блистающем пустым металлическим цветом шлеме. Серебролицый. Алену обдало совсем не горячим потом. Он здесь. Угроза ее жизни. Пальцы Артьевой у основания шеи стянулись к верху. Ногти впились в кожу. Движения нельзя совершить, убежать из замкнутого пространства невероятно. Ловушка. Но Сорак, похоже, не в курсе ее создания у него под носом.
   -Сиди спокойно Алена тебе ничего не угрожает, - спокойно сказала Артьева тонким не убеждающим голосом. Врала или посвящала заложницу в план, в котором ей как ни странно нет места.
   Серебролицый двинулся по кривой траектории к капсуле, не заостряя на Алене излишнего внимания. Он дотронулся до гладкой поверхности и лепестки отворили проход. С отгороженного участка заметить почти микроскопическую шаровидную выпуклость, на которую нажал серебролицый шансов немного. Оккупант капсулы скрылся в ней.
   Он застрянет в промежуточном отделении, - уговаривала себя не терять веру Алена. Сорак жал на разблокированные клавиши. Соседний дисплей транслировал изображение кабины, где ведется не проходимый для постороннего ассортимент проверок. Камера снимала со стороны входа, и серебролицый предстал со спины. Белое помещение наполнилось паром, зажужжали приборы, засверкали сканеры. Обряд сличения происходил минут пять. Вся летучая насыщенность воздуха паром вытянулась из кабины. Серебролицый стоял и ждал. Алена обрадовалась не верно разработанному плану. Руки серебролицего потянулись к шлему, защелкали механизмы креплений. Будто гильза от патрона шлем полетел на пол и побрякал с затихающим звоном. Последняя стадия изучения вошедшего. Тонкий безопасный луч, плавно заскользил по глазу. Вторжение оказалось успешным. Двери распахнулись и впустили человека. Кабинка опустела, зато к Сораку зашел гость.
   Другой резко поднялся с кресла, вставая перед гостем, загородил проход. Картинка сменилась, заработала камера с более удобным углом обзора.
   -Схожесть между нами равна девяноста девяти процентам. Вы поймали Марию на этом? - начал общаться с неведомым посетителем Сорак.
   Человек ничего не отвечая, с непостижимой скоростью, выбросил вперед тыльные части обеих ладоней. Сорака от толчка отнесло со свистом в противоположной стене. Глухой металлический грохот от удара спины о внутреннюю поверхность капсулы, и шлепок тела вниз. Алена не видела глубокой вмятины, над лежащим в бессознательном состоянии Сораком, но оценить мощь, вложенную в инерцию полета через столик, могла без проблем с воображением. Теперь она прекрасно знала кто подверг Другого избиению. Молодой парень - двойник Сорака. Он его клон. Близнецов впутывать неразумно.
   Клон подошел к креслу, опрокинутому ногой своего оригинала в полете, поднял его и сел. Он посмотрел на Алену. Желание жить дальше пропало мигом. Лицо Сорака, но идеология хозяина, с самого рождения. Как он появился, Алена догадывалась. Объект номер два. Его успели вывезти. Он дубликат Другого, не точный, но только для Сорака. Марию выманили на его лицо. Может, позвал на помощь. Ведь он первый раз оставил укрытие. Тревога подстегнула родственницу, и она кинулась на помощь в облачении. Как попали коды связи круга Других к врагу? Если Артьева предатель, таившийся столько лет, каким образом она их разузнала, и передала их через канал связи, перед которым Сорак преклонился.
   Клон смирно сидел и долго не говорил, и все-таки ему надоело молчать. Шестнадцать лет брали своё:
   -Что такого в тебе опасного? - спросил он - мне стоит только выйти и пару раз бросить тебя о стену и нет проблем. - Клон вздохнул. Поводил без интереса по клавишам, не придавливая ни одну из них. - Артьева, почему хозяин мастерит такие сложные проекты? Он не безумец случайно?
   -Ты сам знаешь, что ненавижу его, но обязана служить, и не говори при мне о нем. Мне противно. Удостоверимся сначала, что Способ Жизни настоящий, не фальшивая копия. Затем уйдем, оставим подарок в виде недееспособной Алены. Нам не следует провоцировать хозяина революционными зачатками. Он создал тебя и можно даже сказать что и меня, - адепт заступилась за тайного хозяина.
   Факт ее не приязни к нему был отмечен Аленой. Слова о будущем лились ядовитым бальзамом на сердце.
   -Поскорей бы. А как они проверят достоверность Способа? Опробовать его - долго, - задумался клон.
   -Там опытные люди. Они умней тебя недоростка, - грубо заявила Артьева. Схватила себя за голову и тихо и тонко промычала что-то невнятное. - Все собираемся, уходим.
   -Не так быстро мне еще в скафандр Сорака наряжаться.
   -Зачем? - спросила Артьева. - ладно только не медли. Галина через десять минут может прибыть.
   Клон вышел из круглой комнаты. Сорак попал в смененный кадр новой позиции съемки. Алена дернулась. Безрезультатно. Адепт почти рвал пальцами любое натяжение в мышцах. Ей никто не поможет. Отец дома. Да и проникнуть сюда он не в состоянии. Клон может, он дубликат. Программу системы охраны убежища и капсулы обманули. Наличие Другого внутри их, не веский фактор для не допуска аналогичного организма. Подземная лаборатория вырастила достойного соперника Сораку. Хоть он и шестнадцатилетний подросток-акселерат. Лишь своим лицом он вторгся, обойдя преграды, существующие семьдесят лет.
   Рассудок Алены прекратил жестокое бодрствование и нырнул в глубины подсознания.
  
   Кирилл не успел сунуть ключи из звенящей связки, когда его прервал мобильная трель. Уже через пол часа, расплатившись с заспанным таксистом, поднялся наверх к Аббатскому. Кабинет не пустой, в белой тонкой больничной рубашке, длиной до колен, сидел Чесов напротив профессора.
   -Привет. Тебе не спится Чесов? - спросил Кирилл.
   -Меня сканировали, и результаты меня не воодушевляют.
   -Что с тобой? У тебя жар, - сказал Кирилл. Ткань на груди Чесова приобретала желтоватый оттенок и тлела, пуская запах глаженого белья и паленых волос.
   -Ему сделали пересадку сердца, - произнес Аббатских.
   -Что? Когда?
   -В подземной лаборатории я полагаю. Письмо от "S" скрывало рубец от операции. В нем бьется подходящее сердце, но не его собственное. И тем более со странными патологиями. В мышечную ткань органа пересадили железы. Они производят гормон заставляющий повышать температуру тела и при этом не свертываться кровь. У Чесова на данный момент сорок пять градусов. Его тело приспособили к длительной не сворачиваемости белков, но он не выдержит скачков на пару градусов верх по шкале.
   -Скажите еще про свечение - добавил Чесов, еле открывая рот.
   -Гормоны к тому же излучают свет. Чесов при слабом освещении изливает красноватый свет в венах и артериях. Сам я не видел, и видеть несчастье не хочу. Зачем его снарядили таким органом? Он вродебы управляется дистанционно кем на расстоянии. Потому что без закономерности происходят процессы роста температуры и ее падения.
   Кирилл вспомнил про второй детонатор Никиты.
   -Я вызван вами для сочувствия Чесову. Могли и Дарека попросить, - указал на бессмысленность поездки Кирилл.
   -Дарек перевозит Алекса в Закрытый город. После бывшего Другого поместят в далекие тюремные камеры, - произнес профессор и объяснил реальное обстоятельство его вызова.
   -Марию захватили. Требуют Способ Жизни. Не слабо конечно. Терять десятки лет кто-то не хочет над исследованиями. Давай готовое и правильное, - оценил мотивы противника Кирилл.
   -Верно, говоришь Кирилл - согласился Чесов - интересно мне вернут мое сердце? Да почему мне пересадили чужое.
   -Операция Чесов сложная. Найти сердце, не инфицированное специально созданными железами, не просто. Но поиски уже ведутся. Жди, - произнес Аббатских. Обнадеживать в данной ситуации стоит. - Стойте, стойте. Молчите.
   В кабинете повисла тишина, профессор вслушивался. Кирилл недоумевая, повертел головой. Не скрипа половиц, не щелк затвора. Что вынудило профессора прервать свои же слова.
   -Вы слышите. Кирилл за тобой лежат включенные очки Дарека. Смотреть в них сейчас нет смысла, - произнес Аббатских и забарабанил по кнопкам на подлокотнике. Комбинации набирались не переставая, но профессор сжимал зубы, ругался и пытался заново. Рядом поднялось устройство с фокусированным лучом звука. Красная "игла" впилась в ухо. Профессор подпрыгнул на кресле и неестественно закричал - Нет, не может такого. Кирилл у меня ужасные новости. В укрытие Других проник кто-то и Сорак не отвечает на вызов. Он блокирован, наверное. Что могло помешать ему?
   -Убежище. Оно что прямо здесь? - воскликнул Кирилл.
   -Да оно под супермаркетом, он построен на нем. Сорак и арендовал для меня верхний этаж здания. Ближе - удобней.
   -Но что вы про угрозу? - крикнул Кирилл, срываясь с места.
   -У меня исключительный слух. Я смог представляете себе расслышать шаг человека на стоянке. Походка показалась мне очень страной. Он двигался быстро как Алекс. А он использовал ускоритель тела, разработанный еще когда-то Густавом, до вывиха на почве запретного. Как я узнал по звукофону система охраны убежища, почему-то запустила его. Наладить контакт с Сораком не получается.
   -Алена в мышеловке? - задал риторический вопрос Кирилл. Он посмотрел на несчастного профессора, на горячего в кресле Чесова. Тот свернулся в позу эмбриона и отлучился от копошащегося бытия. За что они получили травмы от врага? Кирилл уверен, что глаза профессора последними созерцали именно хозяина всей своры охотящейся на них с Аленой. А может и Алана, бывшего в услужении "S". Но они все ничто по сравнению с его мстительной волной обрушающейся на врага. Она будет, она тронет небеса, загородит перед ним солнце и беспощадно вдавит до ядра. Стоит сделать один шаг против Алены.
   Кирилл опомнился в узком синем коридоре. Глаза восприняли картинку после налетевшего омута ненависти к обстоятельствам. За спиной провалившийся на минусовые этажи лифт, впереди двухстворчатая дверь. Мельтешение своих ступней внизу, гул в ушах, тугой скрип тросов кабинки лифта. Вот в прочем и весь сборник отрывочных воспоминаний Кирилла во время скоропалительного достижения желаемого уровня земли по отношению к морю.
   Наверное, система охраны убежища пропускает каждого из-за неисправности. Как же объяснить беспрепятственные перемещения в святая-святых круга Других, двух личностей. Его и серебролицего.
   Кирилл в полную силу нанес по дверям удар ногой, но они не поддались. Через пару секунд без всякого воздействия створки распахнулись. Кирилла кто-то впустил. И благодетелем являлся Сорак. Прейдя в сознания после мощного удара, мысль-пионер посоветовала привлечь помощь со стороны.
   Клон к тому времени беспрекословно исполнил приказ хозяина. Его экспансия достигла облачения, послужившее Сораку два раза.
   Привычная свобода по меркам Другого обрелась им с радостью. Он кинулся к столику с клавишами и разрешил доступ Кирилла мечущегося в кабине лифта, дал возможность вступить в схватку с Артьевой или клоном, ставшего более опасным в облачении.
   Кирилл влетел в убежище. Удивляться капсулам и обстановки нет времени. Нести благо Алене - главная задача, кусавшая мозг. "Клыки" впивались в глубокие отделы, пробуждая звериное начало в готовом для этого теле. Кирилл перемахнул через ограждение - близкое сооружение, где дочка должна находиться. Но Алены и там нет. Он завертел головой, разбрызгивая пот со лба. Под ногами почему-то стонала, скорчившись Артьева, ее ладони хватались за живот, открытый рот портил лицо гримасой. Сорак пытался кричать с экрана, но это у него не получалось, не свойственная ему манера общения походила на просьбу на повышенном тоне. Кирилл не внимал шепоту, пригибался и осматривал каждый участок за ограждением. Адепт дергала руками и изредка когда выкидывала их, старалась захватить его лодыжки. Он выпрямился, внизу бокового зрения вертелся на дисплее Другой. У капсулы в облачении стоял клон, неизвестный еще Кириллу. В шлеме торчала знакомое, но какое-то угловатое в костях лицо с испуганными до предела глазами. Его путь перекрывала девушка. Ее присутствие в убежище - загадка. Кирилл смотрел на ее изящный стан. Лик ее обращен к клону, но делать догадки, кто может встретиться в зеленом джинсовом платье до пола с длинными золотисто-каштановыми волосами, лишнее.
   Лора - снова и опять. Защищать, нападать, мешать и впутываться с вопросами о своем происхождении?
   Клон взмахнул манипуляторной конечностью, но цель присела и не пролилась кровь. Вторая попытка прорыва, вооруженная рука прямой линией указала на Лору. Красные лампочки замигали на железном запястье. Пластина, тянувшаяся от локтя, приподнялась и высвободила трубку дула. Лора двинулась вперед и ударила локтем по угрозе. Не постигший сноровки в управлении облачения, клон по инерции от точечного нападения вместе с покрывающей его тяжестью, не в силах проявить сопротивление, развернулся. Тонкая струя дыма вырвалась из дула. Пуля засвистела и пронзила один провод, подсоединявшийся к капсуле Марии. Длинная безвольная "змея", ссыпая искрами, закрутилась волнами от бьющих ее колебаний. Лора отскочила подальше от зоны падения провода. Он звучно щелкнул о пол, и продолжал вздыматься до прекращения действия энергии от падения. Клон воспользовался избавлением от преграды решительной девушки. Облачение не позволяло использовать аэродинамические способности в перемещении, из-за чего пришлось поработать ногами, сгибая колени в тяжелом гулком шествии до выхода. Возбранявшая свое эксплуатирование без желания Сорака, дверь разлетелась на несколько тучек из щепок. Клон, нагибаясь, просунулся в коридор. Он спокойно уходил без помех.
   Лора преследовать, по-видимому, его не собиралась. Девушка посмотрела на Кирилла, ищущего взглядом признаки дочери.
   -Кирилл. Ты не найдешь Алену. Бесполезно, - произнесла Лора. Подошла к загороженному участку и приковала его внимание к себе. - Сорак объяснит, что произошло. А Артьева дополнит.
   -Где Алена? - закричал Кирилл. Ждать ответа не намеривался и перепрыгнул через ограждение. Встал перед Лорой и повторил вопрос - Где моя дочь?
   -Прошу тебя не говори Алене правды, - произнесла Лора и отступила назад к капсуле. В её лице сплетались одновременно умиление и таинственность. Она открывалась и совершала действие по-особенному.
   Пространство загудело и превратилось в динамик с нарастающим звуком. Стены вибрировали, провода с потолка вздрагивали, дисплеи сжимали изображение в мутные квадратики по середине. Писк, эхом катался в убежище, отражаясь от стен.
   Лора мерцала серебреным огнем. Платье колыхалось и окутывалось пленкой танцующего воздуха, размывая зеленую ткань, облик, все туловище. Бесцветная пелена с металлическим блеском обтянула девушку. Фигура принялась уменьшаться.
   Кирилл окаменел завороженный чудом. Он не верил глазам. Магия в центре плода прогресса. Сзади шептала, лежа Артьева. Травму ей нанесли серьезную. Кирилл заподозрил, что сотворил поступок клон.
   Серебристый кокон растворялся, выталкивая тепло. На месте Лоры стояла Алена. Девочка с опущенными веками, держалась в вертикальном положении, словно придерживалась невидимым помощником. Она открыла рот и выпустила из себя струю горячего пара с темно-красным оттенком. Смерч вырывался и вращался, высвобождая лишнюю применяемую массу в виде летучих багровых капелек воды. Пар не конденсировался, разметался и поднимался к потолку. Воронка потеряла силу и обратилась в легкое облачко, раздуваемое дыханием спящей Алены. Пение металлов в окрестностях прекратилось.
   Кирилл подбежал к дочери. Она теряла стойкость статуи и качаясь, расслабила ноги. Ее подхватили руки и перенесли подальше от капсулы. Кирилл усадил девочку на кресло и спешно нащупал пульс. Кровь билась под запястьем. Значит обошлось, она жива и перевоплощения не сказалось на здоровье.
   -Алена очнись. - Кирилл похлопал по щекам. Лоб ответил нервным сжатием, выказывая недовольство к раздражителю.
   -Кирилл, с дочерью все в порядке? - спросил Сорак с восстановившегося дисплея. - Алена в Лору, и теперь обратно.
   Кирилл посмотрел на него и чувств к нему он не испытывал. Ни злобы, ни обвиняющего бурления. Он упал в соседнее кресло и вытянулся, суставы затрещали краткой канонадой.
   -Сорак ты постарайся подостовернее убедить меня в твоем не участии в бардаке - произнес Кирилл.
   -Ты сам был свидетелем трансформации. Я ее не видел, неполадки возникают от сосредоточения аномальной энергии в Алене. И попробуй слушать и смотреть за Артьевой. Она не мой адепт, - без сожаления отказался от ее услуг Сорак.
   -Что-то не пойму тебя. Рассказывай не стесняйся.
   -Посади Артьеву на свое кресло и не спускай с нее глаз. Она должна дать показания. - приказал Другой.
   Кириллу не оставалось ничего делать, только подчинение способствует узнаванию картины событий. Не безропотное подчинение конечно, да такого пресмыкательства он не падет.
   Адепт не сопротивлялась направленному к ней обращению и словно сама собиралась присесть. Заняла место, глянула на Алену, не громко посапывающую.
   -Что справились, одолели? Да? - крикнула Артьева в дисплей.
   -Кирилл не беспокойся, медицинскую помощь я вызвал. Алену нужно отвести в больницу, но тогда ты пропустишь информации из первоисточника, - произнес Сорак, предлагая задержаться.
   -Я не долго. Потом отнесу дочь наверх, - согласился Кирилл.
   -Артьева шанс по-доброму поведать нам ваш замысел наступил. Не упускайте его, - угрожал Сорак неведомой расправой вследствие не открывания планов хозяина.
   -А не сомневайтесь, выложу все без остатка. Все что мне известно, - улыбаясь, произнесла Артьева. - Меня бросили - повод напакостить.
   -Итак, с чего началось намеренье добыть Способ Жизни? - спросил Сорак - ведь вам, как не печально для меня, удалось.
   -Алекс, бывший Другой, прибился к хозяину. Он и сманил хозяина на путь почти вечной жизни. Клонирование и разработки по перемещению душ. Подослали меня. Как ни странно, но вас Сорак обманули. Я была вам уготовлена заранее. Я медиум и обладаю даром передавать и принимать мысли определенных людей, установивших держать со мной связь на расстоянии. Стены мне не почем. Железо, бетон, камень. Я испускала психические волны, они проникали через любой твердый материал. Выгода значительная. Хозяин знал все, что узнавала я. Густав перешел на нашу сторону. Его изобретение "ускоритель" вошло в планы. Алекс использовал скоростные способности для проникания в бывшие убежище Сорака и повреждении капсулы. Проектированием занимались мы с вами оба. Ситуации требовала в короткие сроки восстановить жилище Другого, пока он обитал в капсуле Марии. В ней среда незначительно отлична от привычной для Сорака. Он создал несколько иную версию Способа Жизни для родственницы, на основе личного. И существовал временно по нему. Моей задачей являлось внести в проект необходимые корректировки. Капсулу обновили. Вскоре Сорак самостоятельно видя превосходство нового дома, спроектировал и создал идентичную по конструкции капсулу для Марии. Нужные специалисты собирали вашу, так потом и капсулу Марии, без вопросов как обычно. С подпиской ли о неразглашении или пропуском через Закрытый город? Я не в курсе. - Артьева замолчала и вернулась в главной линии рассказа - Основная цель, нарушить один раз процесс сжигания отходов вашей капсулы. В черный металлический ящик, емкость под пепел, отправляемый мною на свалку где-то раз в два месяца, попал не подвергшийся термическому испепелению кусочек ногтя. Это роговая дуга оказалась на свалке. Я мысленно передала координаты места избавления от пепла и слуги хозяина отыскали частичку тела Сорака. Прямо я и тогда не имела возможности общаться с посторонними людьми. Меня контролировало приборы, вшитые и вставленные в черный плащ. Другого клонировали. Появился клон. Оставалось ждать, когда он будет схож с оригиналом и когда после этого Сорак умудрится покинуть капсулу и оставить Марию одну. Вторая вольная мелочь в конструкции капсулы - я получала коды связи круга Других. Возникла сложность. И о ней мы узнали от Никиты. Ему стало известно, что Мария собирается уйти. Об этом не знали даже адепты. Все хранилось в тайне, скрывалось от нас как всегда. Поэтому решили действовать немедленно. Сорак в облачении со мной едет на встречу. А клон по переданным мною на психических волнах кодам, связывается с Марией и просит ему помочь. Она, как и мы рассчитывали, без колебаний поддастся зову сердца и выйдет. Ее похищают, как только она оказывается вне убежища и шантажируют Сорака, обменивая ее на Способ Жизни. Почему так сложно? Хозяин убеждал, что Другой если ему угрожают, не выдаст личного Способа, но за близкого человека он отдаст все. Способы самое, что удивительное хранятся не на дисках, а в голове. Их надо при необходимости перенести в материальный мир и передать за Марию. Так Сорак?
   -Да ты права. Я за долгие годы выучил Способ наизусть. - подтвердил Другой.
   -Акция прошла удачно. Клон проник в убежище. Программы не выявили отличие между вами, он дошел до тебя. Убивать хозяин тебя сказал опасно. Есть Грек и Бедуин. Они серьезная причина для боязни. А вот Алену по пути можно. Но тут... - Артьева закричала, но под взором Кирилла сбавила тон - ...девчонка превратилась во взрослую женщину. И как назло часть плана оборвалась. Но зато хозяин получил своё.
   -Что поведаешь про Центр и зачем убивать Ившина? - спросил Кирилл.
   -Центр? Слышала о таком по своему каналу от хозяина. Там перекачками души занимаются. Когда лабораторию по клонированию неизвестно кто взорвал. Разработки находились в не перспективной стадии, выгода не отслеживалась. Клон Сорака есть, да и ладно. Но когда Густав через годы заявил, что он совершил почти успешное переселение душ на треть. Хозяин решил возобновить процесс клонирования. Прорыли более удобный проход и вынесли оборудование. Там и подготовили западню для Чесова. Зачем не знаю. И про вашего Ившина тоже.
   -Врешь! - не поверил Кирилл. - Что вы знаете про Лору?
   -Ты тупой, да? - заорала Артьева - Я говорю, что первый раз о ней услышала от хозяина. Она не фигурировала ни в одном этапе. Она с вашей стороны. Она за вас, будь она проклята. А о том, что случилось в Центре, я не имею понятия. Это скрыл от меня хозяин. Сорак что со мной будет?
   -То чего ждала. Закрытый город. Стирание памяти. И лишение тебя дара медиума, - ответил Сорак.
   -Не смерть - отлично. Видимо это твоя награда мне за долгие годы бдения за твоим спокойствием. - Адепт отвернулась от ненавистного ей человека, с готовностью высказать накопленное в душе. Но долго ждавшая выхода мечта о смехе ему в лицо, забылась, вглядываясь в девочку, - Не зря хозяин хотел ликвидировать Алену. Такие изменения не спроста.
   -Кирилл наша сделка разрывается. Как я вижу с камер, капсула Марии повреждена. Провод заменять дело не быстрое. Алена остается с тобой. Я с радостью бы изучил ее феномен, но возможности нет. Ныне передо мной задача восстановление здорового психического состояния Марии. Ее вырвали из среды без подготовки и постепенной адаптации. Она будет в серьезном шоке.
   -Жаль, что ты не по собственной вине нарушил свои планы и чужие надежды, - произнес Кирилл. Алена не очнулась, он потихоньку взял ее на руки и понес к выходу - Сорак подними нас наверх.
   -Кирилл я своего слова назад не брал. Если я обещал излечить Инну, то проявить бессмысленное благородство для меня долг. Я через Галину найму специалистов из лучших клиник. Инне помогут. К следующему году она будет, проходит реабилитационный курс.
   -Спасибо Сорак. Ты не боишься, что Артьева сбежит.
   -Куда? Когда поднимешься наверх, то поймешь что через выставленных заграждением охранников ее не пробраться. Они прибыли минут пятнадцать назад. Тебя пропустят. Езжай домой. Вокруг него уже выставлены посты. Вы в безопасности.
   -До-свидание! - попрощался Кирилл.
  
   Глава 10. Безумие стихии.
  
   Лора - это Алена. Неясно почему, но опровергать факт неуместно. Кирилл целый день обдумывал все возможные версии появления взрослого человека за место дочери. Он сидел за столом и собрался, есть сваренную Инной пшенную кашу. Приблизил нос и вдохнул пары. Напротив сидела Алена.
   Кирилл аккуратно ложкой выпихивал за границы чашки черные зерна, не сваренные, попавшие в еду по недоразумению. Глотать сухие горькие и тем более, иногда застревающие меж зубов частички каши ему не хотелось. На кухню радостная влетела Инна. Она улыбалась и протягивая руки, вперед подбежала к Кириллу. Заключив его в объятия, положила голову на плечо. С лысеющего женского черепа на тарелку спланировали несколько прядей слабого волоса. Их хозяйка не заметила потери и Кирилл умышлено замял тонкие волоски в каше и молча не останавливался от процесса. Под глазами на нижних веках набухали розовые дуги. Его съедала обида и отчаянье. Инна кружится, взмахивает бледными истонченными руками в танце, смеясь над чем-то своем. Ей организм подарил дни полного забытья. Утром, когда он привез дочь, она, свернувшись калачиком, тряслась во сне. Продувающий квартиру ветер из открытого окна, свистел и шелестел бумагами, раскинутыми по полу. После избавления от одной ноши, Кирилл принялся укладывать вторую. Ради которой страдает и он, и дочь. Инна не проснулась от переноса, ее крепкие сновидения последние время отличались редкой терпимостью к раздражителям. Пробудившись, пояснила, что распахнула створки окна на улицу, желая полюбоваться летней ночью. Но шок от стужи обрушился неожиданно, и сопротивляться мгновенно расслабляющему мозгу она не смогла. Память вырвала отрезок осени.
   -Кирилл я у соседки была. Она такая милая женщина. Чаем меня напоила, - произнесла сквозь улыбку Инна. Подняла голову и нацелилась на новый объект для разделения радости вызванной краткой беседой с соседкой на откровенной основе.
   Алена отодвинулась от стола. Порцию как ее показалось комков, умяла она с отвагой. Инна, огибая по кривой быстрыми шагами препятствие, кинулась к ней. Не произвольные объятия также встретили Инну со стороны Алены. Обоюдное беспричинное веселье провоцировалось в ответ на нечастые лучики уверенности в завтрашнем дне на изнеможенном лице.
   -Алена, милая Алена. - зашептал сухой голос на ухо. - Моя мама всегда советовала не меняться, за что я по ее словам обязана иметь прекрасную семью. У меня получилось, я нашла вас. Даже не знаю, кого благодарить.
   -Сходив церковь, - посоветовала Алена. Надеясь на отклик предложения, она сама собиралась посетить священное место.
   -Пусть дома посидит, - заявил Кирилл. Атеистическое отрицание снисхождения благодати на людей, давило в основном духовные принципы дочери, но жесткий запрет на Инне прозвучал впервые. - Снега растают. Все вместе сходим.
   Кирилл опустил голову. Акцент на рациональную не доказанность Бога, он переместил на "все может быть".
   -Папа ты пойдешь с нами? - не веря, спросила Алена.
   Отец открыл рот, положил ложку каши и кивнул.
   Основную часть дня он провел в забытье, просматривая записи Морфея. Вчерашние будни вышедшие за двадцатичетырехчасовые границы, вымотали тело, и продолжать свое течение отказывались. Кирилл уснул под щебет языка Инны. Странно, что кошмары обнаружили его душу с доминирующей скоростью.
   Наяву Инна не озвучивала предсказательные намеки или предчувствия, от которых, постепенно входя в привычку, трепетал мозг. Сомневаться в ее припадках прозрения до самого результата ныне уже не кто решался. Перед окончательным последним хлопком веками, Кирилл отчетливо расслышал ее настроение, переложенное в самом наилучшем образе в связанные предложения. Единственное пугало: их краткость и однообразие. Красноречие с момента встречи посерело и поблекло. Но какая разница, пусть два-три невнятных высвобождения мыслей, в неудачной и дошкольной форме. Зато глаза сияют чистотой, и кожа растягивается от не смываемого улыбчивого выражения и приобретает румянец. Инна вторым набором неосязаемого восприятия ощущала себя в будущем. Сердце подсказывало ставшему неопытному в плане осознания уму, что "все будет хорошо".
   Под сладкие речи Кириллу снилось реальное событие, зафиксированное по случайности, когда он вез Алену домой из убежища. Не продолжительная пробка остановила продвижение на пару минут. Кирилл осторожно, но очень спешно оглядывался, не привлекая взгляды прохожих. Неприятельских формирований в десяти метрах вроде бы не наблюдалось. Хотя утверждать об их отсутствии сердце не намеревалось. Со стороны вокзала, медленно раскачиваясь, перемещалась по тротуару процессия цыган. Молодые и пожилые, богатые роскошной бородой мужчины, вели под руки Фаяду. Жены, сестры, дочери, замыкали шествие, удерживая гитары, но разумеется не играя на них, а просто оберегая доверенные им инструменты. Фаяда еле плелась по дороге. Кирилл посочувствовал пожилой цыганке. Она пьяна или сильно раздосадована, но это не повод для родственников не натянуть обычный платок, уберегающий от утреннего хлеставшего ветра. Рассвет настиг машину и часть тротуара, лучи озарили цветастые наряды, прикрытые теплыми длинными шубами и плащами. Фаяда беспорядочно указывала пальцем то на одного прохожего, то на другого, не считая нужным прикрыть беззубый, хрипло хохочущий рот. Белки вращались в глазницах в поисках нового предмета для тыканья. Язык свисал, пуская по свому бледно алому кончику слюну, вытираемую тут же маленькой цыганкой. На этот раз Кириллу на ум ее имя не пришло, но темноватое личико он вспомнил. Таксист сидящий впереди не жалея ни слух пассажиров, ни сигнал на руле, разрывал пока тихие звуковые композиции просыпающего города, оглушительным, режущим гудком. Цыганка на редкость всего увиденного сейчас Кириллом, сконцентрировалась и подошла к автомобилю. Она нагнулась и жестоко улыбнулась, сдвинув седые брови. Таксист перестал тарабанить и перекрестился. Кирилл заинтересовался причиной сдвинувшего его кулак с сигнала. Выгибая шею, глянул на выпрямляющуюся старейшину кочующих музыкантов. Его взбудоражило зрелище, неприятное и очень не подходящее под привычные версии, когда люди отшатываются, сталкиваясь с попрошайками или нищими.
   Три черных круга на голове. Под растрепанной челкой первый, еще один на виске, и третий на макушке, отмеченный провожающим взглядом через стекло. Черные запеченные раны, обрамленные, коричнево-желтыми кольцами вскипевшей пузырями кожи. Череп не деформирован, Фаяда жива, но последствия шока явные. В цирке следствие столкновения с неизвестным или неизвестной для львицы перешагнуло на более не возвратную ступень. Дарек, Фаяда, жженые отпечатки.
   Таксист рванул на разгруженную дорогу.
   Кошмар сплетался из эпизодов истории с цыганкой и бил по спокойствию в незащищенном состоянии. Мобильный выудил его из плена переживания. Значок осведомлял, что лучше ответить, чем проигнорировать. Кирилл размялся, потянулся, осмотрел комнату, накрыл одеялом Инну, грезящую о летнем прогревании тела и души. Первое лучами, вторую мечтами.
   -Алле - выйдя за двери, Кирилл не избавился от идеи, что Инна все-таки может его поразить, и проснутся от легкого колыхания воздуха. На кухне, скрипя подошвами тапочков, он встал на цыпочках у окна. - Я слушаю, кто там пришел?
   Звонил некто главный в команде, обеспечивающей оберегание существования Кургановых. Кирилл ему заведомо известен до приезда на такси. Пропустил его в подъезд. Остальные жители, соседи наверно подумают, что к кому-то в гости наведался депутат или важная персона. С правами, не уступающими народному избраннику. Сорак видимо сдержал обещание, быстрей, чем выставил посты вокруг супермаркета.
   -Там прибыл Марк Ившин. Он в данный момент находится на попечительстве Алексея Чесова. - рапорт главного, Кирилл прервал по инициативе как своей, так и его. Стоит ли проверять надежность и мобильность сведений. Профессионалам известно обо всех кто в последнее время посещал музей. На такую крайнюю меру рассчитывал Кирилл.
   -Впускайте. Таким я рад - приказным тоном раздалось разрешение. Во дворе несколько автомобилей, чужих для населения в пределах километра, задувались снегом, Кирилл прошел по коридору и постучал два раза в дверь Алены. - там Марк пришел, - сказал он отворившей дочери.
   -Да он мне звонил. Извини, я забыла предупредить. Его задержали? - спросила Алена.
   -Нет пропустили. Пойдем, встретим.
   Они оба прошли к входным дверям. Звонок затрезвонил. Кирилл открыл резко и впустил ни одного как говорил охранник, а двух подростков, но он об этом не догадывался.
   -Привет Марк. Как дела после вчерашнего. Надо было по позе прийти. Дня через три, отдохнул бы да пришел, - сказал Кирилл.
   -Здравствуйте. Я принести извинения шел. По моей вине Алену заманили в клуб. - Марк не поднимал глаза, его совесть подсказывала не дерзить прямым взглядом на спасителей.
   -Привет Алена. - произнес второй подросток. Данил помахал ей ладонью, словно их разделяли большое расстояние. - Я тут к Мраку зашел. Убедил его посетить тебя. Извиниться. Дугу он мне позволил оставить.
   Марк стянул шапку чтоб показывая что не находиться под действием гипноза Рич. Кирилл расценил жест за начало раздевания и помог стянуть расстегнутую куртку. Несколько минут назад ее карманы тщательно обследовались на предмет угрожающих здоровью веществ и предметов. Устраняющий последствия от пересечения путей Данилом ободок, приобрел название - дуга.
   -Спасибо я сам справлюсь. Кирилл вы - Марк замолчал, он повернулся и настроил зрительный контакт. Голос огрубел от важности высказываемого - достойный для меня родственник. Петр был вашим братом по праву, ни крови, но духа.
   Кирилл не зная, что ему вручат сегодня такое личное подтверждение не видимой связи, обнял почти племянника. Похлопал его по плечу, осознавая, что тот испытывает смущение, разжал объятия. Сделал пригласительный жест в остальные углы квартиры.
   -Прошу проходи. Ты куда? К Алене? Или так со всеми поговорить? - задал вопрос Кирилл, интуитивно обходя, Данила стороной во избежание столкновения.
   -Да я, пожалуй, к своим. Ну, поймите меня не правильно, Кирилл. Я к вам на "Вы" обращаюсь, в тоже время с вашими ровесниками у меня складываются вполне равноправные беседы на "ты". Но для меня вы родственник. - Марк улыбнулся, пригладил волос и дополнил - Я с Аленой поболтаю.
   -Перед уходом до-свидание хоть скажешь - пошутил Кирилл, скрываясь на кухне.
   Марк с Данилом сели на кровать, уступив по джентельменски Алене менее мягкий стул. Марк принялся листать стопку журналов, что навело Алену на вопрос.
   -Марк, а ты веришь во всякие проводимые акции. Там отсылаешь деньги, а тебе вещи, заказанные из каталога?
   Данил усмехнулся. Наивность не сопутствовала ему. Может, он, как и Алена так легко не подвергается подавляющим сознательность и неверия рекламам.
   -Алена спасибо конечно, но почему ты задаешь такой вопрос?
   -Могу спросить о другом. Что там с Гроном? Следствие идет? Вас легионеров через ряд допрос не провели еще?
   -Да... - Марк странно засмеялся. По его выражению Алена предположила, что он считает ее глупой. - Грон в бумагах будет значиться как пострадавшая особа.
   -Почему? - взревел Данил, будто основная часть изуверства принялась именно им. - Там газ был. Я пришел в себя, когда он стал меньшей концентрации, потому что-то проход, через который выносили детей, его вытягивал. Меня никто, как и всегда не заметил. Утечка спасла мне жизнь. Я бы там и истлел.
   -Проснулся бы на следующий день с больной головой. В незнакомом помещении. Лиза не пустила бы ядовитый газ, - произнесла Алена, мнение внутри не нашло согласие. Сейчас она так говорит, спокойная, достоверно зная из свежей газеты, что отравление обошлось лишь рвотами и головными болями на больничных кроватях. А если бы передозировка создала не обратимые последствия.
   -Грон не находился в городе во время инцидента представленного как террористическая акция, - произнес Марк - Лизу никак не задели. Она в месте с детьми считается жертвами. Якобы кто-то подбросил баллон с газом.
   -Значит, Легион будет продолжать свою деятельность.
   -Да, но только без моего участия. За предотвращение и охрану студий, в которых читает Грон, будут собирать дополнительные средства. Безоговорочно такие меры одобрялись самими последователями, и начинающими и заядлыми.
   Данил пощупал затылок и с досадой на ушиб произнес:
   -Отравили нас, компенсацию выплатили бы за моральный ущерб. Нельзя конечно проверить, но возможно у меня после будут проявляться остаточные явления.
   Марк засмеялся. Он припомнил случай из жизни, и видимо он подходил для разговора. Отбросил глянцевое издание, с намереньем высвободить радость вперемешку с хохотом сказал:
   -Вы даже не поверите мне, но свойства газа загадочны и приводят не всегда к травмам и синякам. Заснуть, ладно, но пробудиться в полном здравии ума трудно. Я пока слышал об одной побочном действии. Алена помнишь парня, он передал сообщение о новом дне для меня?
   -Федор вроде бы. Если не забыла имя.
   -Федор, Федор. Мне друг позвонил, сказал, что встретил его в неподобающем виде. В клубе группа выступала "Цветы". У них костюму разных цветов. Красные, зеленые, желтые. Так вот друг утверждает, что Федор в одном из костюмов шатался в его районе. Говорит, что ничего не помнит. Бормочет, что на мотоцикле ездил, спасал кого-то. Герой отыскался.
   Нелепость, но информация стоит для разбора. Алену обдало холодом, и она задала напрашивающийся вопрос:
   -Марк, а в каком именно костюме, какай расцветки?
   -Синий. Или нет. Подожди, сейчас скажу. - Марк поднял голову верх для удобного поиска ответа, не смотря на отвлекающие предметы, а строго в однообразный потолок.
   -Алена тебе, зачем это? - спросил Данил. - Думаешь, на нас последствия отравления могут в дальнейшем отыграться.
   -Ну, что-то вроде этого. - Алена держала в тайне все составные вчерашней ночи. - Марк не в зеленом случайно?
   -В зеленом! Ты права в зеленом. Но с чего ты угадала?
   -А где твой друг живет. И, пожалуйста, в транс погружаться не надо. - Если она сейчас услышит о северном районе, за которым расположена городская свалка, смута ворвется и задолбит, виски изнутри. Вчера Лору тогда реализовывал Федор.
   -Он на улице Бородина. Северная часть города.
   У Алены стремительно начались выстраиваться догадки, почему молодой легионер помешал планам Никиты и говорил от имени Лоры.
   -Алена мне необходимо сказать тебе кое-что, - тихо произнес Данил и сорвал дугу со лба Мрака. Планировавшаяся конфиденциальность, не отвлекла Алену, отрешенную и овеянную собственными рассуждениями.
   -Что?- громко сказала он, когда он кинул в нее подушку.
   -Я видел того мужчину, который напал на тебя во дворе до инцидента.
   -Где? Когда? - вырвалось на маленькую зацепку открытую Данилом. - Почему хранил молчание? Не рассказал сразу?
   -Почему? Я сам собирался разведать, что все это значит узнанное мной по случайности. Но сейчас осознаю, что следует лучше тебе поведать, ведь самому ничего не удалось. Так разумнее поделится с тобой. Тебе это может принести толк.
   -Рассказывай быстрей, - произнесла Алена и мимолетно бросила не заострявшийся взгляд на Марка с заблокированным интересом к Данилу сжимающего дугу, липкую от пота.
   -Помнишь день первого родительского собрания. После урока математики все вышли из класса. Но я как всегда позади всех. Задержался - шнурки развязались - наступил кто-то. Учитель меня не замечала. Тут входит, оглядывая кабинет, мужчина в черном плаще и направляется к ней.
   -Данил, я потом объясню, откуда мне известно, но называй его Никитой. Понял? - для удобства речи поведала Алена.
   -Никита. - Данил задумался. - Так вот Никита подошел к Инне Леонидовне. По ее выражению я понял, она знала его, но радоваться не собиралась. Я подошел ради любопытства поближе и услышал о каком-то хозяине, который отдал приказ похитить девчонку. Никита спросил опознавательные детали. Он наверно не знал, кого красть. Инна Леонидовна...
   С каждым повторением имени учителя математики у Алене загоралась негативная идея расправы над ней. Она учила её и одновременно следила за ней. Не зря Кристина сомневалась на ее счет. Она оказалась права, математичка - не просто учитель.
   -... сказала, что девочка учится в 6Б и ходит с синим рюкзаком. Они вслух не произносили имен. Но ты сама прекрасно помнишь, что кроме тебя в нашем классе, примета соответствует еще и Татьяне. - Данил смог.
   Алена впрочем, уже догадалась, как он поступил и помог обоим. Во всяком случае, ее индивидуальная характеристика относительно синдрома Рич, оградила ее от плохого выбора - кому следует побыть под присмотром врачей.
   -Я сделал, что считал нужным. Выхода я иного не нашел. Пришлось в столовой сорвать стеклянную люстру и запустить ее в Татьяну. А тебя спровоцировать на очередное сбегание. Тем более я и так собирался поговорить, но обстоятельства заставили меня больше не откладывать знакомство.
   -Что сделано, того не изменить. Зато тебе удалось своим поступком изменить характер Татьяны. Есть плюсы. Спасибо что спас меня от похищения. Кажется, я догадываюсь, кто с Никитой ждал меня во дворе или просто высматривал, где живу.
   -Я обладаю подтвержденными сведениями, что Инна Леонидовна участвовала в том патруле у дома. Никита же ранил ее. Плохо я не стал свидетелем этого. Мне тогда было не до них. Взгляд не фокусировался от удара по виску, да и темнота. Вспышка, пополз, к тебе, ты живой оказалась. Но что учитель являлась той женщиной, убедился попозже. По-случайности у нас не намечалось уроков математики, но они не проводились во многих классах. Не спрашивай, каким образом, но я подслушал разговор директора и Инны Леонидовны по телефону. Она просила уволить ее. Директор согласился, но остался недоволен. Искать новую кандидатуру в разгаре учебного процесса не легко и долго. Понимаешь, ее ранили, и, наверное, серьезно.
   -Но может, подумала, что я ее по голосу опознаю. Вроде бы так все складывается. Лора значит на нашей стороне, но сама она не ведает кто она. Потеря памяти. Хотя если приплести сюда Закрытый город, где стирают память. Но Другие ничего о ней не знают. Но город не их персональный. Он наверняка специализируется и в других сферах. И деятельность подобна Центру.
   -Алена ты с кем говоришь? - с пустым взглядом спросил Марк. Данил аккуратно надел на уши ему дугу.
   -Ты как зомби без этой штуки. Ну что Алена рассказывай, получается ли из обрезков информации, что-нибудь логичное?
   -Нет Данил, - медленно проговорила Алена, не теряя нить задачи с несколькими известными фактами. Лора в Центре. Ни Лора, а Инна Леонидовна с Никитой. Федор, со странными вопросами выдающий себя за Лору. Сама она не решилась посещать свалку. Наняла легионера - сомнительно. Принудила - шансы у такой версии на существование есть. Он находился в клубе, воспользовался зеленым балахоном. Первое: он нарядился до пуска газа. Второе: он совершал перевоплощение после больницы. Но как он или Лора узнали о месте. Слежка рождается, когда имеешь сведенья, что объект в определенное время будет действовать, место не играет роли, просто следи.
   -Алена, мы пойдем. Я услышу что-нибудь о случаях вывиха сознания, позвоню, - произнес Марк, поднимаясь с неохотой.
   -Я бы остался. Каникулы долго длятся. Скучно. Но деньги на автобус у него, - пожаловался на спешность Данил.
   Алена проводила друзей до выхода. И посоветовала быть осторожней, особенно Марку.
   Кирилла опять потревожил звонок. Просмотр трансляции передачи с шепчущимися участниками пришлось отложить.
   -Алле. Кто к нам там зачастил сегодня? - нервно потребавал представить очередного посетителя.
   -К вам на этот раз Алексей Чесов. Пропускать, он какой-то странный. Мы, не смотря на ваше согласие, посоветуем отказаться от его посещения.
   -Он что с оружием? - произнес Кирилл и выглянул в окно. Узоры занавески рассекали вид на мозаику. Через белое сплетение нитей он увидел машину Чесова во дворе.
   -Нет, мы тогда бы вам звонили, когда он поведал под пытками что знает. Шутка! Его кожа красная. У него сильный жар.
   -Пропустите. Я знаю, почему он болен. Там никого нет еще?
   -Больше нет. Спускается Марк. Чесов треплет его по-дружески по голове. Говорит, чтобы ехал домой на автобусе, он задержится, - охранник заговорился и видимо забыл, что поддерживает связь с защищаемым объектом, а не повествует о происходящем на диктофон.
   Кирилл положил труппку. Пошел к двери. Чесов долго не появлялся и не подавал признаков прибытия.
   Состояние его ухудшилось? Охранники, все-таки чувствуя в нем неприятельские черты, не дали подняться? Что-то задержало его на площадке. Кирилл сам отворил дверь. Дом по всем этажам каждый час проверялся, опасности не предвиделось. Вне квартиры холодок окутывал и осыпал мурашками. Чесов стоял напротив открытого на площадке окна, и расстегнутая куртка трепыхалась от выдохов сквозняка.
   -Ты что стоишь, простудишься. Заходи быстрей ко мне. У меня нет печки за ребрами.
   Чесов такое преимущество не оценил в качестве шутки.
   -Кирилл у меня сердце - камень из вулкана. Но умереть он мне не даст. У тебя были значительные проблемы, но ты не задумывался, почему мне вшили это - ткнул в грудь. Поднялся по остаточному ступенчатому отрезку и поравнялся с Кириллом.
   -Я прошу прощения, что впутал тебе. Но Аббатских рекомендовал не отчаиваться. С его связями скоро тебе сделают операцию, - утешал Кирилл, с абсолютной убежденностью, что повторение слов профессора Чесовым воспринимаются как шанс один к сотне.
   -Я спекусь через пару часов. И светится, буду как лампочка с красным абажуром, - произнес Чесов и ступил тень не тронутую светом, изливавшимся из квартиры Кургановых.
   Бледное тело наполнилось свечением из глубины. Вены и артерии сияли красным от крови излучение. Кожа походила на географическую карту местности с множеством рек, протоков, ручьев. Сеть мягкого света, как неоновые трубки разного сечения опутала Чесова.
   -Извини Кирилл. Мне дороже мое существование.
   Чесов рванул к Кириллу и нанес со всей аккумулированной мощью в кулаке, удар в висок. Голова стряслась, ноги подкосились, жертва рухнула на пол. Чесов переступил препятствие и вошел. Оттаскивать Кирилла ему не привелось, двери закрылись без помех.
   Алена сидела за столом. Буря из совокупности интеллектуальных штормов призванных на выдвижение версий причастности Федора к истории, стихла. Она услышала резкий стук в дверь. Кто-то рвался к ней, не соблюдая этикет, лишь полотно двери удерживало его от грязного поступка. Чесов влетел в комнату, не успев повредить лист дерева. Алена сама впустил его. На уме был отец со срочными сведеньями, но Чесов. Глаза горели пылким огнем, две борющиеся силы сошлись в нем. И бой выжимал все мысли и старые убеждения. Идти по созданному пути, или отправиться в рай, ведомым лишь совестью, игнорируя лаву в венах. Алена испуганная вторжением захлопала веками и собралась не здороваться, а сразу выведать причины такого посещения.
   -Чесов что случилось? - сорвалось с губ. Детскую рука нагрелась от прикосновения Чесова, он, молча или очень тихо неразборчиво шепча, потянул ее в коридор. Остановился и в наборе поворотов головы быстро произнес.
   -Алена понимаешь мне плохо. Да ты и сама прекрасно заметила признаки нездоровья. Скажи, а лучше покажи, где у вас таблетки хранятся?
   -Пойдемте, - сказала Алена и последовала в зал.
   Чесов не отставал. На диване спала укрытая Инна. Шаги разбудили ее, она приподнялась и улыбнулась обоим.
   -Привет Инна. И, наверное, сразу прощай. - Чесов торопился. Разводить жар беседы не в его планах. - Алена помнишь, Соминская подавала тебе красную коробочку с лекарство для Кирилла? Мне она требуется позарез.
   Алена выдвинула ящичек из одной секции мебельной стенки и запустила ладонь с серебреные пластины и бумажные полосы с десятью вздутиями от таблеточных начинок. Чесов опередил ее, красный уголок выглядывал из-за нескольких упаковок. Коробочка запрыгала, подлитая и падая на ладонь.
   -Ну, все Алена теперь мы отправляемся в дорогу.
   -Куда ты ее уводишь? - возмущено потребовала оправданий Инна. Но ответа ее не удостоили.
   Чесов на ходу к прихожей сунул коробочку с карман не застегиваемого плаща, но втянутым в петли ремнем. Алена сопротивлялась, упираясь пятками в пол. Но периодические дерганья, перекидывали ее на пару метров вперед. Последствия от столкновения саднили на коленях и локте. Похититель не реагировал на крики девочки, он тащил ее к выходу.
   Алена не поняла зачем, но инстинктивно сорвала свою куртку с вешалки с треском тканей и швов. Без определенного будущего, и будет оно на улице в холоде, или близко к условиям крематория, применить от внешнего воздействия тепло куртки стоит, ну а в противном случае скинуть ее не трудно. Верхняя одежда прижалась свободной от натяжения рукой. На площадке только вздымающаяся грудь отца не принудила вторгнуться ее в панику, сравнимой с Судным днем.
   Лежащий Кирилл не шевелился, Чесов пользовался минутами без препятствий. Скорость спуска по лестнице стремилась к запредельной, он летел как птица, Алена еле успевала переставлять ноги уже избиты и изрядно уставшие на такой короткой дистанции. На улице круг и охранников в камуфляжной форме загородил машину. Чесов прижал ладонь к щеке Алены, он в безумном состоянии не нашел ничего лучшего чем отпугнуть зеленую с пятнами стену, шипением. Ему не причинили вреда, призванные на контролирование спокойствия жизни Кургановых, люди, не растерялись и оценили исходы их поспешных действий и реагирований на прямую угрозу жизни защищаемого объекта. Взгляды-прицелы, пальцы-курки, мозг-план операции. Красная ладонь, впивалась жаром в кожу лица Алены, она держалась, не пуская слезы и всхлипов. Ухудшать своим хныкающим фактором собственное положение не умно, и раздражительно для противоборствующих сторон. Чесов спокойно, не оглядываясь, с полностью захваченной головой Алены двинулся к машине. Одно не специально движение и шея девочки скрутится с невероятной силой. Чесов зашел за машину, открыл дверцу, пригнулся и протолкнул Алену на сиденье. Запрыгнул сам, не обращая внимания на грохот первого выстрела, завел двигатель. Автомобиль сорвался с места. Повторные выстрелы, собрали бы побольше свидетелей, поэтому не раздались.
   Чесов гнал, оглядываясь назад. Машину трясло и заносило на поворотах. Колеса взвизгивали от трения. Алена отказалась применять попытки освобождения, при такой скорости водителю мешать - опасно для жизни. Выкарабкаться из ситуации возможно, шанс имеется - но кто принесет спасение?
   На улице стемнело, двадцать минут поездки по городу в неизвестном направлении усыпили и девочку, и чувство безнадежности. Вопросы задавать - напрасное занятие. Чесов не смотрел на нее. Красная кожа с отчетливо видной бьющейся кровью в венах, слово сформировалась от огромного стыдливого дела. Чесов нажал на тормоза, опустил стекло. К машине подбежал какой-то парнишка и взял вынутую красную коробочку с лекарством, и убежал, не обронив ни слова. После передачи, путь изменился в корне. Они ехали в противоположную часть города.
   Кирилл очнулся от хлопанья по щекам с жестким приговором. Открыл глаза, над ним с виноватым, но хоть в ту же миг годным для исправления оплошности, лицом, завис главный охранник. Лысина, золотые зубы, прищур сравнимый с узкими шрамами на шее, и морозное дыхание. Он взял Кирилла за плечи и начал ставить на ноги, не замолкая с извинениями.
   -Что! - заорал ему Кирилл и кинулся в квартиру. Бегом осмотрел владения и не обнаружил искомого. Инна сидела спокойно в зале. Мешки под глазами приобрели желтизну, зрачки уменьшились до точки.
   -Инна, Инна. Чесов приходил, что он сделал, где Алена? Он не причинил вреда? - на корточки рядом с почти находящейся в состоянии транса Инной присел Кирилл. Он не нашел в ее лице ни ответа, ни осмысливания. Подбегая к стоящему столбом охраннику, предложил направиться к Чесову. Звонить Аббатскому идея отличная, но чем он поможет. Дарек в поездке, Андрей занят в своей организации.
   -Кирилл постой - позвала вернувшаяся из забытья Инна. Кирилл бросился к ней и прильнул всеми органами восприятия. - Тот человек, ты произнес его имя, Чесов, он забрал Алену и красную вещь оттуда - палец указал на выдвинутый ящик.
   Ничего важного там не лежало, Кирилл немного забылся по поводу создания мирной среды вокруг Инны и выдернул ящик. Медикаменты рассыпались, рецепты спланировали сверху вниз.
   Красным предметом здесь была коробочка от Соминской. Действительно она отсутствует. Зачем понадобилась Чесову?
   -Извини Инна, мне придется покинуть тебя. Алена в беде, надо срочно ехать.
   Кирилл запер дверь и спустился во двор. Представленные к нему люди, смотреть в глаза не решались. Упустили, струсили, или... Альтернатива была не в пользу дочери. Раздался писк мобильного телефона в нагрудном кармане. Пальцы рефлекторно потянулись и нажали на кнопку. На дисплее высвечивалось "Чесов".
   -Кирилл кричать потом будешь. Сейчас не медли и езжай к Андрею - послышался голос, не позволяя выместить в едином слове общее настроение Кирилла, он принялся приказывать.
   -Чесов, ты что делаешь? Одумайся, Алена рисковала собой по твоей просьбе, а ты так долг возвращаешь. Она еще ребенок и не виновата ни в чем. Вези ее обратно, я забуду инцидент.
   -Уясни, Кирилл, я марионетка и передам Алену Никите.
   -Что ты несешь - сквозь не разомкнутые зубы говорил Кирилл - Никита вчера предпринимал попытку шантажа, но оплошал. Ты с ума сошел? Дай трубку Алене.
   -В данный момент не уместно тебе диктовать правила. Мне сегодня позвонил Никита. Я не знал кто он. Вскоре он подтвердил свою причастность к нашим делам и то, что управляет дистанционно процессом произведения сияющих гормонов, в сердце пересаженным мне. Он называл время роста и падения температуры. А потом добавил, что тело сгорит через определенный срок, но остановить и повернуть вспять процесс путем выбрасывания в кровь вещества блокирующего действие первого гормона, можно только при выполнении его указаний.
   -Верно, утверждал Андрей, ты печешься ради родной шкуры. Честь тебе матушка природа не привила с рождения.
   -Ты вспомнил правильные слова Андрея. Но самым неприятным, я с тобой еще не поделился. Сиди смирно - сказал в сторону Чесов, добиваясь, простой фразой угомонить Алену стучавшую в окно для приковывание чьего-нибудь внимания. - Никита предупредил меня, при моей попытке сопротивления во время передачи, себе ничем не смогу помочь. Детонатор от моего сердца, как ни странно у Андрея. Врал, Никита или нет, перед поездкой я решил убедиться. Позвонил Андрею. Все передать нет возможности, в общем, детонатор у Андрея. Прервет он мое отравление, когда Никита позвонит ему об удачной операции. Я в бешеном состоянии голыми руками без разбора столь вреда натворю.
   -Понимаю - Кириллу не хватало терпения дослушивать - твой мотив из-за чего ты отважился звонить мне, ты хочешь, чтобы я ехал к Андрею и отобрал детонатор?
   -Молодец. Жизнь Алены зависит от тебя. Звонить ты мне не сможешь. В ладони плавится корпус телефона, через час он испарится за секунду. Торопись.
   "Звонок окончен" - на дисплее. Кирилл рявкнул на охранника заведшего двигатель и посоветовал ему не вмешиваться в личные дела и потребовал ключи от машины и освобождение салона. Пусть эскорт охранников замыкает группу, двинувшуюся к Андрею. Кирилл понимал, милиционеры выполняют свой долг, и расплачиваться за нарушения правил дорожного движения перед ними будет не он. О каждом его шаге оповещают Аббатских, а раз не остановили, значит, сам слепец позволяет воплощать наскоро созревающие планы.
   Ночь плыла в свете фар и путалась под ногами прохожих и колесами автомобилей, будто надоедливая летняя мошка сбивал ориентиры, и заставляла расти концентрацию при перемещении. Податься и напустить на себя ее темные лапы, признать не компетенцию на дороге, влекущую скрежет металла и огонь от разорванных бензобаков. Будь вы прохожим, отдавленная ступня во тьме, столкновение, как телами, так и понятий с мнением, решаются в основном словами. При повышенной серьезности - тоже, что и при аварии. Течет не бензин, трещат не карданы с осями, причитают не звуковые сигналы.
   Кирилл выпрыгнул из машины, не дожидаясь сопровождения, взбежал по ступенькам к квартире Андрея. У него жена наверняка дома, объяснять цель визит ей не разумно и накладно. Андрей - другая история. Чесов следует обстоятельствам. Он негодяй и прощения не заслуживает. Почему сам не отправился сюда? Боялся что кто-нибудь, Никита или Андрей, лишат последних минут жизни. Посчитал, с девчонкой в скверном состоянии справиться ему легче, зачем нападать на достойного противника. Но если Андрей предупредил что подобный вариант, не годиться для исполнения из-за мер предосторожности. Он, возможно, несет оборону с оружием и вольность Чесова обернется роковым исходом.
   С нужного этажа спустился маленький мальчик. Захлопывающихся дверей Кирилл не заметил. Прислонился к стене и жестом позвал охранников нерадостных от подчинения не командиру, а гражданскому лицу. Главный распределил танцем пальцев точки расположения подчиненных на лестничной площадке. Сам занял позицию напротив квартиры и ударом ноги с разбегу выбил дверь, срывая с петель. Команда, поочередно не пропуская вперед себя Кирилла, заскочила в проем. Слышался топот, крики и выстрелы не добавлялись.
   Перед взором Алены предстало здание музея. Второй этаж выделялся рядом окон со желтым льющимся светом. Чесов потянулся к бардачку и достал две вещи. Перчатку с "жуком" он натянул распаленную ладонь, мера принесения меньшей боли Алене сработала, как задумано. Чесов обхватил запястье девочки и вытащил из машины. Материал предохранил ее кожу от ожогов, но теплота все-таки проникала. Чесов превратился в полупрозрачное желе с отлично видными красными протоками крови. Идя до музея, он скинул плащ, разорвал свитер, и освободил ступни от ботинок. Ребра закрывали причину его сумасшествия, бьющуюся в ритме приближая час последнего сжатия. В другой руке появился компактный баллончик. Три выпущенные изгибающиеся струи при нажатии на рычажок огнетушителя, накинулись расширяющимися белыми парами на горячее тело. Облака окутали пространство впереди Алены, крепкая рука втащила ее в пелену холода. Подошва скользила на образованном гололеде, в трех шагах от нее скрипели и хлопали двери. Кожа Чесова шипела, словно жарилась на сковороде, оседающее летучее вещество, частично распадаясь на иные продукты, выбрасывала в реакции частички тут же воспаряющей воды.
   Чесов поднялся на второй этаж. Алена торопливо ступала в горелые отпечатки подошв на ступенях. Бежать ей не хотелось. Зачем доставлять врагу лишнюю радость, якобы жертва смирилась с участью и вину несет теперь не он один, но и отчаявшаяся девочка. Алена хваталась за перила, стараясь замедлить ход Чесова, взрослая мускулатура подпитываемая жаром, при вытягивании из-за упорства девочки конечности, сжимала бицепс, подтягивая за собой липучку готовую вцепиться в любой предмет с целью сотворения помехи.
   Чесов ногой пнул дверь в зал и притянул Алену. Три каменные композиции освещались полусферическими люстрами. Напротив сложив руки за спиной в черном плаще раскачиваясь, стоял Никита. Удовлетворенное от успешного хода, лицо сияло, не сдерживая улыбки, растянутой и издалека кажущейся беззубой. Он медленно повернулся к ним. Сейчас он полностью знает, что никто не вторгнется в его планы и не расстроит их, поэтому смысла в агрессивной спешке нет. Хитрые глаза, обманывающие не первых граждан, мигнули поочередно Алене. Неприятностями веяло от него и с большого расстояния, но в таком положении, когда промежуток, отделяющий их немного длиннее десятка метров, напряжение росло и без движений и острых слов. Эмоциональная неустойчивость неслась к пределам благодаря прямому визуальному награждению друг друга.
   -Привет Алена. Ты с нами как приятно. Тебе не стоило так долго сомневаться Чесов. Видишь, все получилось.
   -Звони Андрею. Мне ждать, когда ты наговоришься опасно.
   -Предатель - крикнула Алена собирая остатки энергии в в пережатой руке и дергая ею вниз. Но перчатка, вздутая от горячего воздуха не разомкнулась. Пальцы Чесова будто срослись на пульсе. - Папа тебе не простит этого никогда. Одумайся. Пожертвую собой.
   -Замолчи девчонка - заорал Никита, прекращая уговаривания сильного более слабой. - Чесов ты помнишь условия договора. Если ты посмеешь прервать операцию или совесть взыграет, ты умрешь, и без альтернативы.
   -Прекрасно. Ты меня пугаешь Никита, или как там тебя по настоящему родители назвали. Да существовали ли на свете люди способные породить такого как ты? Думаю, что нет.
   -Не в твоих интересах оскорблять мои корни. Мать и отец усопли так давно, что их образ не остался в голове, а фотоаппаратов в те несчастные дни были редкостью. - Никита потер нос и занес руку за плечо. Перетянутый через корпус ремень заерзал. Откинул крышку пластикового большого тубуса, заменяющего рюкзак. Извлек ни скрученные чертежи на белых ватманах. Полый металлически цилиндр, суживающийся с одного конца, который через запястье из нескольких шарниров переходил в три щупальца из звеньев, придающим гибкость манипуляторным пальцам. Никита просунул левую руку в повторяющий ее изгибы прибор. Плоские лампочки замигали в ряду от локтя до запястья. - Чесов совет мой для тебя имеет весомое значение. Надеюсь, сомнения исчезли. Веди девчонку.
   -Я поразмышляю. Необходимо мне впадать в панику перед бутафорией на твоей руке. - Чесов не соглашался с приказами, намерено продлевая оговоренную передачу с выгодой, как для него, так и для Никиты. Но сгустки не спеченной надежды шептали, что шанс обратно превратится существо с достойным званием "человек" обладает значительной силой. Терпеть и гореть одновременно, поливая скоро расплавившуюся кожу, из баллончика. Кирилл действовать должен без оглядки.
   Никита поднял удлиненную и снаряженную руку и выстрелил три раза искрами. Статуи приняли удар и с громким треском разорвались на куски, гулко прыгающие после падения по всему залу. Статуя, то ли мужчины, то ли девушки, поразилась в бок и разнесла осколки, пробивая бывшими своими частями стены, люстры, ткань штор, и Чесова, непоколебимо стоявшего щитом для Алены, прерывая траектории камешков несущихся от эпицентра взрыва. Мелкие кусочки с острыми углами впивались в мышцы, всей своей мощью и общностью они пытались столкнуть преграду. Красная жижа, когда текшая по артериям, но сейчас смешанная со светящимся веществом с концентрацией, меняющей плотность крови, струями изгибаясь, спускалась по корпусу, вынося из Чесова, честь жара и давления. Но избавиться таким методом от недуга у него не было в метающихся от виска к виску электрических сигналах.
   Чесов отчетливо понимал, что отпустить Алену, разжав зудящую ладонь, он пока может. Девочка без вопросов скрылась бы из виду с не свойственной скоростью, так же если бы ее отпустили парить над пропастью. Но что потом. Его смерть. Пекло в сердце. Отвращение к огню, словно когда-то дало знать врагу, что именно используя эту слабость, манипуляция им пройдет без накладок.
   Алена билась как в клетки. Отвага не тлела. Сдаваться, судя по не расслабленному лицу, захочет часа через два. Она рвалась и осмысливала произошедшее. Цирк, ставший в один день не самой привлекательной точкой отдыха из-за ни с того ни сего, слона охваченного зверским буйством.
   -Ты что тут демонстрируешь? - Чесову не понравилась угроза, показывающая ему предстоящее испытание при сопротивлении. Вариантов мало, он решился продолжать подлость.
   -Чесов, твои волосы опали - принялся потешаться Никита, видя пряди слетающие с головы с распухшими красными венами.
   -Ты...Перестань смеяться, - запротестовал объект раздражения чувства юмора Никиты.
   Алена на последок (но, все-таки рассчитывая, что она поведает об узнанном, а не Чесов под пытками) собралась с духом и прервала раскатистый клокочущий гортанный звук. Прояснить следует кое-что, и расставить отрезки знаний по всей цепочки событий.
   -Так значит, ты спровоцировал животное тогда в цирке. Ты намерено совершил инцидент, - произнесла Алена, смягчая на время сходившие с мирных позиций отношения Никиты и Чесова.
   -Алена, ты меня поражаешь. - Никита продвинулся вперед надеясь отнять ее у посредника. Улыбнулся. Оружие, вмонтированное в устройство, не понадобиться, как посчитал Никита, втянулось с протяжным звуком. Металлические щупальца оживились и расправились. На конце каждого тонкого крючка, находились круглые диски, с голубой каймой. Воздух в их окрестностях задрожал от смены температуры. Чесову перед носом наблюдать три источника тепла, было запредельным занятием, он отвернулся. - Алена проследовал за тобой от самой школы, откуда ты негодная сбежала. Где ты в самом цирке расположилась, я не разведать не успел. Да еще пока плутал по коридорам по случайности забрел в помещение с хищными зверями в клетках. Пришлось скрыться от снующей группы охраны в обществе львов и тигров. Страшно, разумеется, не от клыков и лап. Что мне животные, человек - фактор не предсказуемого проявления своих интересов, противоречащих моим планам и заданиям. Одна длинно лапая, львица зацепила плечо, вырвала кусок плаща - Никита в пол-оборота, не отводя взора, пожаловался на дыру в черном плаще. Ей не повезло значительно. Месть не терпела промедления в особенном стечении обстоятельств. Я прожег ее череп.
   Щупальца приняли форуму кулака. По рассказу Никиты, между огненными дисками страдала голова животного. Летальный исход, при такой ране мучиться львице, отстраненной от выступления и обычного показа в зоопарке, решение жесткое, но более гуманное.
   -Дрессировщик застал меня. Я не обладаю способностью проникать через стены и испаряться. Надо было бежать.
   -И ты воспользовался сотворенной паникой? - угадала Алена.
   Чесов расслабился, пусть оттягивает минуту последней точки в сделки, Алена. Бороться языком на самомнении Никиты и хвастовстве ей для личного блага предстоит не известно еще сколько времени. Все зависит от Кирилла. Чем раньше отыщет детонатор, тем раньше...
   Его сознание пронзила мысль, прорывающая ранние соображения. Как он поймет, что детонатор перешел на обратный режим, и посылает волны, активизирующие положительные для него вещества. Позвонить ни он, ни ему нельзя. Да и мобильный теплиться от последнего сеанса без проводной связи на сиденье.
   -Я удалил часть охраны, пока основная группа контролировала остальные участки цирка. Мне вышибли локтем зуб, и раскрошили пару соседствующих. - Никита опустил лицо растянутое радостной мимической композицией, не удаляющейся при произношении слов. В свете качающейся люстры, Алена рассмотрела ряд понесших потери зубов. Но самое странное они были темно-зеленым с шероховатой поверхность и поблескивали слоя влаги слюны.
   Мелкие камешки, не подобранные в толпе, с высокой человеческой плотностью, векторами направленной к выходам. След Никита оставил не специально. Но предыдущие столкновения не преподнесли такого знания. Во дворе Никита говорил в темноте, включая подсветку на перетягивающем корпус ремне, он точно нарочно зарекся не открывать рот. На свалке, прикрылся ладонью от мощного луча Грека, затем вел беседу к шантажу в темноте, оставаясь силуэтом.
   -Тебе удалили зубы, вновь, поздравляю. Или у тебя это впервые? - намекая на дефект, нагло пошутила Алена - Ты меня пугаешь. Кто тогда тебя родил, когда фотоаппаратов бил дефицит?
   Никита зарычал и схватил подбородок девочки галочкой из большого и указательного пальцев. Металлическая "рука" вертела дисками с ярко голубым кольцом угрожая ненужным намереньям Чесова.
   Для него нашлась очередная беда. Травмы от взрыва не заживлялись, светящиеся вещество препятствовало образованию тромбов. Кровь своей приобретенной густотой не хлестала на пол, убивая своего создателя. Деваться не куда придется соблюдать наложенную Никитой зависимость. Минуты идут, кровь течет. Если прямо сейчас прекратить разрушение организма и процесс повернуть вспять дыры на теле через некоторое время переродятся в рубцы, а при не охотном исходе раны останутся не затянутыми и в гробу.
   -Толпа - отличное свойство людей. Шумят, кричат, под ноги не смотрят. Твори в ней что угодно. Я, выбирался из ловушки, что поделать пришлось посадить зачатки массового столпотворения, и столкновение с охраной вынужденное было срочной мерой. В потоке я одновременно собрался отыскать тебя, но я был глуп. План сорвался от непредусмотрительности. Зрители обошли слона по деградации.
   -Никиты, ты рассчитываешь на успех и в данный момент. А Чесов вроде отказался от желания следовать тебе. - Алена намеривалась перекинуть внимания Никиты на предателя и если разбирательство между ними перейдет за грань словесных оскорблений, добежать до выхода, прежде чем искры догонят спину.
   Никита смерил ее недоверчивым взглядом и глянул исподлобья на Чесова. Тот принялся подтягивать девочку ближе. Стараясь не встречаться с ней глазами.
   -Как ты узнал, что Другие назначили встречу на свалке?
   -Фаяда, цыганка, старая женщина со способностями Бога. Ее сторонятся многие кому достоверно известно преимущество над ними и в чем оно проявиться. Центр не трогал цыган, связываться с ней не так сильно и накладно, просто подвергать сотрудников неизученному влиянию не разумно. Отточенная работа могла кануть в пропасть из мелких ошибок, притянутых проклятием цыганки. Я проследил за твоим отцом, старался наблюдать, как протекает отравление и его проявление. Сама знаешь, попутно облапошивали вот этого олуха. - Никита рассмеялся, не скрывая искреннего смеха. Чесов оставил неуважительно обращение без внимания. - Там и родилось предположение. Я попросил Фаяду за вознаграждение прикоснуться к Дареку. Цыганка согласилась. Она выполнила просьбу беспрекословно. Не деньгами я ее поманил, а заложником - молодым цыганенком. Куда в от меня скроешься с личной волей. Фаяда после прикосновения получила обратно своего внука, но старуха на отрез оказалась сообщать, что прочитала в голове Дарека. Я подобные манипуляции с памятью и нервной системой восприимчивой к чужеродным электромагнитным колебаниям, именую снятием информации. Фаяда знала цену знаниям и осознала их бесценность от Дарека. Но вскоре добровольно передала сведенья мне.
   Никита соврал. Цыганка стояла на молчание до последнего. И Кирилл был тому свидетель. Язык болтал в жарком припадке под натиском трех пальцев. Где находились остальные родственники, знал Никита и делиться по этому поводу не с кем не собирался.
   -Ты так превратил план своего господина или хозяина в реальность, - произнесла Алена - но почему столь запасных ходов? Твой хозяин не уверен в тебе и других слугах или он рассчитал сопротивление и подготовил с дюжину попыток.
   Чесов дернул из всех сил и загородился Аленой. Его стучащее сердце убедило сорвать все нити воспоминаний, по которым тянулся неприятный диалог.
   -Никита звони быстро Андрею или я пальцем ей сонную артерию рассеку, - угроза прозвучала убедительно, но вызвала новую улыбку Никиты, - Что скривился. Тебе она разве мертвой необходима. Или нет? Живой, невредимой.
   Никита отступил и посмотрел на горящий факелом сгусток напряжения с истекающей красной жижей, заляпавшей при переступании с ноги на ногу паркет вокруг. Деревянная пропитанная лаком поверхность сложенная из состыкованных дощечек, прожигалась ступнями и создавала неудобство, стоять в выжженном следе нет необходимости. Рядом ведь не дефектный от температуры участок пола, слегка замаранный угольками из спикировавшей крови.
   -Чесов, перебирайся к нам. Зарплату не обещаю, но скрытность и доступность много неотъемлемый факт моей службы. Хозяин будет конечно разочарован в результате, но ничего горевать он точно не станет.
   Алена стало не по себе в обществе убийц. Один удерживает, следующий ждет очереди. Отец должен быстрее найти детонатор. Суть разговора по телефону она с закрытыми глазами впитала особенно ясно.
   -Ладно я причастным к греху не буду. Раз ты говоришь, что вам она пригодится не только в качестве недвижимого тела. Зачем Алена вам? - Чесов опустил ладонь, делать вид серьезного желания причинить боль уже нет необходимости. девочка благодарила остатки его ума - он не коснулся ее шеи просто держал пальцы навесу. Ожоги причина для значительной дезориентации в пространстве, замешкаться на секунду при маловероятном побеге и на этот раз статуи обагряться слоем Алены.
   -Так ты передашь мне Алену? - произнес Никита и вынул мобильный телефон и набрал номер большим пальцем, не смотря на действие. Периферическое зрение развито отлично или он обманывает. Так он вполне мог выйти на связь с диспетчером в больнице, милиции, пожарной.
   -Да! - ответил Чесов и захрипел.
   На него сверху обрушивалась рука. Рука из твердого камня. Но били не кулаком, а плечом, обрывающимся неровным краем. Чесов упал, затылок размазался в месиве крови, но прокатывающиеся конвульсии указывали на не отсутствие жизни. Никита посмотрел и не прореагировал.
   Возле Алены с трясущимися руками, держащими часть статуи, обломленной взрывной энергией, оказался спаситель. Данил - мальчик с неординарными свойствами. Кто незамеченным пришел на помощь, да и у кого возможность на это была.
   -Данил, что... как...Почему ты здесь? - формулировка все равно несла не обдуманный характер. Он явился вовремя и основания на выведения предателя из строя существовали.
   -Он... - Данил запыхался, бежал быстро, мелькали зрачки, ворочаясь от неостывшего состояния тела. - Он спустился и тронул Марка. Дуга взвизгнула и свернулась в спираль. По-твоему не странно. Я проследил за ним. Хотелось быстрее. С лифтом накладка получилась. Я прибыл на этаж, вас нет отец твой без сознания. Потом вниз. Не подоспел. Прости. Попутно, добрался до музея. Знаешь, как трудно перебираться из машины в машину, нажимать на тормоза, когда Чесов поворачивает не туда, куда рулит водитель. Вылезать, отыскивать остановившихся, жать на газ, частично овладевать рулем, пока они затуманенные мною справляются с болью. Организмы в таких случаях отвечают повышенным давлением в венах на голове, концентрироваться на иных вещах на дороге они машинально не могли.
   Никита замер и сделал шаг вперед. Данил преградил путь и нанес тыльной стороной ладони удар по лбу. Глаза скосились, и сконцентрировались на объекте. Зеленые ряды зубов заходили ходуном, скрип, потрескивание при крошении - результат непонимания одержимости разума с четко поставленной задачей.
   -Алена, беги - крикнул Данил, когда овеянный чарами синдрома Рич, взмахнул металлическим продолжением руки. Он нагнулся, и твердый локоть содрал с макушки клок волос. Обернулся и увидел недвижимую Алену. - Уходим, не каменей не время.
   Данил проследим траекторию взгляда, и повернул голову к выходу. Проем обратился тупиком, весьма внушительным тупиком. На дверях был клон Сорака. Обмундирование плавно пустилось в приближение к ним. Проблема перерубала все варианты спасения. Но надежда по-прежнему горела в груди.
  
   Кирилл влетел в квартиру Андрея, по углам попадались его охранники с натянутыми черными масками на лицо. Они позаботились о том, чтоб их не узнали. Каждый, перед тем как перепрыгнуть порог дергал за свернутую на голове шапочку, та вытягивалась и накрывала скулы, нос, рот.
   Квартира оказалась с одним хозяином. От Андрея жена ушла, и одиночество он справлял в родных стенах. В его комнате (или не его, Кирилл здесь никогда не бывал) был только один человек. Бутылок рядом не наблюдалось, но состояние говорило о том, что он давно отошел за грань трезвого восприятия. Глаза красные, подведенные вздутыми фиолетовыми дугами век. Лицо не напрягалось, и концентрировалась на движущихся вокруг него людях. Он не осознавал, что захвачен. Стул, на который силком его усадили охранники, качался от не найденного равновесия. Ладони предусмотрительно были связаны за спиной во избежание резкой агрессии.
   Кирилл подошел и ударил по щеке с размаху, приводя в чувства Андрея. Шлепок звучный, но безрезультатный. Обездвиженная жертва, у которой нитей к марионеткам, тузов в рукавах и прав на требование чего-нибудь, в преобладающем количестве, смерился с участью. Смеясь взглядом, зависимого от искусственных препаратов, равнодушно поглядел на собравшихся.
   -Ты пришел? А чего тебе от меня нужно?
   -Детонатор. Если чесов не обманул, то он храниться у тебя.
   -Чесов. - Андрей удалился в поиски в воспоминаниях объекта для знакомого имени. - А-а, точно, точно с таким пересекался.
   -Андрей, - Кирилл присел на корточки. Голова неважного собеседника не держалась прямо на плечах и обращалась постоянно к полу. - Ты причастен к похищению Алены?
   -Андрей? Нет. Но Петр Ившин, несет весомый вклад.
   Кирилла пересекло от такого заявления. Приплетение ныне усопшего брата к данной истории - грех и абсурд. Он посчитал слова чистым бредом, и тряханул его, взяв за плечи.
   -Тебе впутать Ившина ничего не стоит, - с более спокойным тоном продолжил допрос Кирилл - пожалуйста, скажи, где детонатор.
   -Ты собираешься спасти Чесова? После предательства? Алене ты уже не чем не поможешь. Чесов сейчас, наверное, в музее.
   -В музее! - Кирилл повернулся к главному - быстрее пошлите несколько человек в музей.
   Охранник заговорил в прикрепленный к воротнику микрофон.
   -Приказание выполнено. - доложили Кириллу через миг.
   В коридоре топота не слышно, выходит в тылу, у подъезда имелась некая часть охраняющей группы. Маневренность решала все.
   Кирилл встал с отсиженных за короткий отрезок времени ног и зашагал из стороны в сторону. С Андрея не сводили глаз, он являлся прекрасной целью. Разбежаться негде, помешать ему могут пули или менее кардинальные методы воздействия и удержания. Кулак, колено - костяное решение проблемы.
   -Кирилл ты хочешь знать все?
   -Нашел что спросить. Разуметься! - Кирилл поставил напротив размягчившегося в плане беседы Андрея стул и сел.
   -Я как ты понимаешь работу на секретную, тайную, да просто не афиширующую свои акции организацию по заступничеству за судьбу Земли.
   -Где ты трудишься мне известно. Давай веди в основной теме.
   -Не спеши. Если б не мое занятие, имея ввиду прерывание экспансии природы, ты сейчас лежал спокойно дома. Мое руководство после наведывания Центра с проверкой, уяснило, что всего им не показали. Кабинет Густава скрывал много запретного и противозаконного, а главное аморального в сфере экологически безопасного проведения деятельности. Густаву на том момент требовался подопытный для проведения эксперимента по перемещению сознания. Он объяснил, полному замещению произойти не реально. Память, часть характера. Поэтому с целью выведать, чем еще занимается Центр, мне приказали стать подопытным. В качестве проверки безопасны ли технологии Густава. Этим и мотивировали свое согласие. Обоюдная помощь. Густаву сотрудников ценных терять не очень нужно. Ившина достаточно. Может, вину брать на себя не желал. Совесть понимаете ли. Если использовать гипноз, значит принуждение. Я в таком случае все добровольно.
   -Ты должен был помнить после эксперимента проекты Густава. И в дальнейшем находиться в курсе дел.
   -Да мы должны были прикрыть Центр. Но не закрывать и стараться посодействовать существующим помехам каждой научно-исследовательской организации, которая нам не по нраву. Получить доказательства, необходимость нелегкая и сложная. Иного варианта не было. Моим соратником по опыту согласился быть Ившин. Сотрудник, имеющий знания о проектах зоны пятой ступени. Основная задача эксперимента вычисление процента переселения души. После выяснилось, что он составляет двадцать пять процентов. Я на четверть стал Ившиным. Понимаешь Кирилл, ты беседуешь немного и с братом. А моя часть умерла.
   -Как ты прошел на эксперимент в месте с Ившиным. Так вы поменялись телами.
   -Нет, ты не понял. Я получил часть его памяти и набор качеств и может еще что-то, не помню. Мне стало известны все о Центре в плане секретности. Но Ившин погиб. Я оказался в ступоре. После удара током, когда мы просматривали голограмму, во мне проснулись чувства и намеренья Ившина. Он воскрес во мне, испепеляя одновременно мои принципы. Память раскрасилась событиями зафиксированными когда-то им. Он словно поразит, поместился в мозгу. Я сопротивляться ему, конечно, стремился, но что поделать, когда тебе подсказывает и велит разум, деформированный от внедрения инородных идей, мыслей. Мне жалко было тебя Кирилл с Аленой, но по-другому он не мог поступить. Я - Андрей, но говорю от лица Ившина. Я за него объясняю свои, чужие мысли. Ты наверняка понял бы смысл всей задумки. Но рассказать я не вправе и он бы промолчал. Сдвиг приведет к нарушению хода событий.
   -О чем ты говоришь? - закричал от трудности постижения ситуации, Кирилл. Он заметался по комнате и притянулся к стулу заново. - Чем важна для твоего или его хозяина Алена?
   Верить в содействие брата этим слугам неизвестного врага он отказывался, причина на то была тверда как кремень. Он рос с Петром долго, знал его досконально и противоречивыми действиями он себя не возводил в строи людей со странностями. Ившин добродушен к Алене, причинять неприятности он не посмел бы. Сильно ли он подвергся характерной мутации за короткое время. Год назад сомнения по поводу его доброте встретили бы порыв смеха.
   -Ты не знаешь, что ему пришлось испытать, - крикнул Андрей, вскидывая голову, он не перенять терзания, не мог. Буря отчаянья и противоречия черно-коричневым пятном всплыла в его памяти после поражения электрическим разрядом. - Он согласился содействовать планам хозяина. Он не переступил через память о тебе, о Алене и взял на вооружение лишь идею. Ею и подпитывал мерзкие дела. Ившин рассказывал Марку о своем разделяющемся состоянии. Марк из наводящих вопросов оказался в курсе очень важной операции. А случайное не специально разбалтывание легко помешает осуществлению плана. Густав прознал об этом, как всегда гипнозом. Он контролировал информационную защиту Центра, напуская на сотрудников состояния транса. Поэтому Марка срочно надо было лишить или жизни или памяти. Ившин добровольно привез Марка в Центр. Сеанс неожиданно принял угрожающие формы для психики мальчика. Марк причислялся к той касте общества, что как промокашка вбирала малейшее гипнотическое влияние. Реклама, кино, любые учения. Последствия прояснились через пару недель. Август для мальчика наполнился соблазнительными предметами и вещами. Густав передал Ившину прибор, блокирующий воздействие постороннего манипулированного свойства. Периодически надевая и нося его днями, Марк потерял манеру отвержения сомнений. Но как понимаешь Легион, приготовил сети помощнее. Газ, по-видимому, обладает большей мерой влияния.
   -Так что было дальше? - нервничал Кирилл.
   -Со всем недавно Ившин взял надо мною власть, и его мотивы прорезались полностью. Я позвонил по номеру, крутящемуся в голове. Он так надоел, что позвонить и избавиться от интереса проще. На проводе оказался Никита. Мы поздоровались. Его первые, что-то расставляющее слова "А-а, теперь и ты с нами" так про простого переметнувшегося не говорят. Никите известно мое положение. Он включили меня в план. Я не сопротивлялся, делал что приказывали. Часть Ившина управляла мной. Как над ним обладал властью Густав. Но не гипнозом он его перевел на чужую сторону. Чары раскрывали человека, немного отвлекал, как тогда помнишь с Лорой. Маленькая фраза Густава и о ней и мы перекинулись на нее. А сам забрался в созданное установку. Его знания унеслись с ним. Он сделать помочь ничем не сможет. Никита обзавелся новыми указаниями от хозяина - бить Алену. Использовать ухищрения и уготовленные ловушки. Кирилл - яд, Чесов - "Апортодел", шрам, сердце. Не повезло, заслужил. Мы использовали его жажду жизни. Он то ли план "В", то ли "Г". Много и как видишь не зря, строили столь путей для одной цели. Зачем? Даже рот не открывай, не скажу.
   Кирилла жег вопрос изнутри, но гасить придется иными отгадками.
   -Где детонатор - закричал Кирилл, скрывая досаду.
   -Детонатор? Он мною был успешно раздолблен при применении средства именуемого молотком. Не беспокойся. Я нажал на кнопку. Сердце Чесова вырабатывает вещество, ликвидирующее расплавляемые последствия уже... - Андрей посмотрел на настенные часы, но темнота скрывала циферблат. Никто не включал свет, беседа лилась при сером освещение из окна. Стрелки стучали и дели на отрезки время, - ... пол часа. Но мы рассчитываем на Чесова. Так что трусость служит превосходно. Алена должна быть сейчас у Никиты.
   -Быстрее! - Кирилл оставлять ценного свидетеля Другим счел безрассудством. Когда они скажут ему правду? Вытянут все до капли и не поделятся. Кирилл для стимула нанес удар кулаком по коленной чашечке.
   -А-а. Кирилл не бесись. Ты не был таким, я или он помнит твое спокойствие. - Андрей как мешок, будто боль не дошла до мозга. - Я упоминал о твоем отравлении. Но яд скрывался не там, где ты полагаешь. Со всем не там. Хочешь, расскажу? Алан выполнил партию. Он, разумеется, ожидал, что ты подчиняешься хозяину и быстрее отомстить и забыть для него дело важней, чем разобраться. Но откуда мы знаем, как будет реагировать Алан. Слава Богу, он поступил, как следовало. Ведь возможность использования другого оружия у Алана была. Поэтому нам подсобила Соминская. Что удивлен? Вокруг предательство и ложь - Андрей засмеялся и жадно заглотал воздух от удара в грудь последовавшего за наглость. - Ки-ри-рилл, не бей брата. Он во мне и ему не нравиться твое безобразное поведение. Надо что-то с несдержанностью решать.
   -Почему доктор Соминская? - Кирилл схватил Андрея за шиворот и поместил сжатый плотно кулак высоко над лицом. Размах достаточно позволял выплеснуть злость и раздробить переносицу. - В письме на Чесове, говорилось об отравлении от таблеток из красной коробочки?
   -Конечно о чем же еще пишут в таких посланиях. Яд в таблетках Соминской и послала она тогда Чесова специально и поставила рядом приметный баллон с "Апортоделом". Она сама потом его передала, когда Аббатских отлучался. От Грона пришли, забрали, и ничего про министерскую проверку они не несли. Оправдание Соминская сочинила лично. А тебе красную коробочку вручила бы в любом случае или противоядие от пластинок Алана, или для нервного расслабления, или от рези в ушибах. На стоянке произойти совершиться могло и то и трети и другое. На все красная коробочка. Кирилл ты травил себе добровольно. Первая таблетка - зависимость. Десятая - паралич наползает тихим недугом на тело. Волнение от выбора при ультиматуме должно было разбить тебя конкретным параличом. И Алена беззащитна и одинока.
   Кириллу нрав дочери известен получше, сидеть, сложа ручки ей не пристало. Ухаживать за инвалидом все же сложно.
   -Но я так уж вышло, принял одну таблетку, нет привычки.
   -Не развилась. Из-за особенности организма такая комбинации полетела. Но почему всего одна. Кирилл докторов следует слушать и соблюдать режим. Твоя проявившаяся не вовремя беспечность свела ход к нулю. Поэтому как Андрей заявляю - голос огрубел и налился деловитостью. Спина выгнулась прямо. - Извини, забыл кое-что тебе сказать. Когда связался с Никитой и получил детонатор, моя совесть переплюнула Ившина, не очень конечно, просто навязала мне идею как не оказаться наказанным и избежать ответственности. Я попросил Чесова забрать коробочку с ядом. Зачем, ему с его обузой, высокой температурой, знать не положено. Через мальчишку коробочка попала ко мне. Наградил его оплеухой и прогнал. Требовал дополнительные деньга за вредность услуги. Сказал где и у кого забрать, причем тут вредность.
   -Ты Чесова не видел. Пугаться следует, - произнес охранник.
   Строгий, ругающий взгляд прогулялся пол его мигом вернувшемуся в каменную незаинтересованность лицу. Вставлять и без того не нужные словесные приложения к образу Чесова неуместно.
   -Ты отравиться вздумал. В духе искусанного голосом совести.
   -Да чего тянуть. Увидел, коробочку в руках и проглотил на сухую, без воды, пять таблеток. Очнусь, лет через пять- шесть. Наверное, простишь? - Андрей кивнул, отвратительно намекая на милость Кирилла. - А ты солгал, в коробочке отсутствовала не таблетка, а горсть таблеток.
   Кирилл мигом грешным делом на Инну. Раскрашенных Андреем последствий не наблюдалось. Выходит, она не употребляла.
   -Андрей ты все сказал? У меня каждая секунда на счету.
   -Кирилл, ты забыл, из-за чего все началось? Убийство Ившина. Когда на следующий день после эксперимента дела Центра стали весомой причиной для прерывания его разработок, руководство поручило мне уничтожить Густава и подчиненных в зоне пятой ступени. Я отправился с одним молодым новичком, Ядиновым. Ему светила перспектива, но слабость одержала над ним верх. Проникли в Центр в ящиках с оборудованием, поднятым из-под спортзала. В них защищающего от сотрясания пенопласта было больше чем оборудования. Мы свободно уместились в Троянские ящики ночь. Усыпив на время охранников дротиками со снотворным. Докладывать о засыпании на посту никто не решился. Нас перевезли по подъемному мосту. Дождались полного безлюдного состояния помещения. И вырезав дыру, выбрались. Перевозки только начались, мы попали во вторую партию, так что на наше укрытие не составляли тяжелые не сдвигаемые коробки и не обставляли ими же. Коды пропуска в кабинет Густава не сменились, я набрал поступившую от Ившина комбинацию цифр. Но как специально судьба отвернулась от нас. В кабинете находился один Ившин. Ядинов завел приличную беседу, стараясь облагоразумить Ившина. Мне приказали выпустить обойму. Я задание выполнил. Жаль Петр, не разделив всю арсенальную мощь с Густавом. Пули не простые. Они должны были передать жертве ощущения идентичные тем, какие пережили сотни животных подвергнутых излучению или так называемой работе установки по переселению душ. Я удачный результат. Но до меня создания Бога пропадали в кабинете навсегда и в жутких муках умирали. Заслуживает ли жизнь Центр, если, следуя одному успешному опыту, он перекинется на людей. Сколько жертв, сколько не понятных исчезновений на улицах. А потом начали бы ликвидировать свидетелей или заинтересованных понижением численности нищих. Чистка могла вполне осуществиться. Я лично разбил звено, и привлек твое внимание. Центр забеспокоился. В настоящее время Густав мертв. Отлично. Только как-то не радостно. Этот Ившин поглотил меня. Я говорю, словно передаю когда-то прочитанное. Видимое, слышимое, помню, но желаю забыть. Скоро превращусь в сумасшедшего с двумя личностями и одной памятью. Когда мы вчетвером наведывались в Центр, я умышлено забрал в том архиве перед кабинетом, папку с личным делом. На ней было написано "ЭКСПИРЕМЕНТ на особях вида Человек Разумный N 1" Безусловно, в ней законспектировано все компрометирующее меня. Под предлогом обычного прочтения я захватил папку и бросил в дальнейшем её в кислоту. В кабинете Дарек не специально совершил очень угодный мне поступок. Раскрошил очки Густава. Старик слеп и меня не различить сверх его возможностей.
   Кирилл слушал упокоено. Ругать Андрея он не хотел. Зачем срываться. Ноги ожидали пути, голова отыскивала незамеченные нити. Предстоит сплести будущую картину действий.
   -Ядинов бедняга - продолжал Андрей - перепугался от подобного метода. Ушел и организации, скрылся. Может, встретишь когда-нибудь его. знай Кирилл противостояния лишь в своем рождении. Рассказывать чужим ушам о событиях не надо. Не постоянно вокруг нас добрые люди. Злой умысел проявляется чаще. Ядинов отличный парень. Умный, слишком правильный и утихомирить его затруднительно. Он не упустит то, что известно. Найди его, советую как Андрей.
   Глаз Андрея на половину закрылся, он перешагивал грань коматозного сна. Второе веко опустилось, закрылось. Голова отвисла, губы по-прежнему шевелились. Голос стих окончательно.
   Он умер не весь. Частично. Сейчас он растение и винить его в чем-то не удобно. Через много лет очнется. Если он правильно рассчитал количество таблеток. Андрею будет сложно свыкнуться с переменными, Кирилл надеялся, что свободным он не останется. Тюрьма. Свидетелей признания в убийстве достаточно. В обыкновенный суд разбирать данное дело не станет, ему и не позволят. Но наказание настигнет виновного через годы и превратит жизнь после длительного сновидения в кромешное заточение.
   Кирилл поражен или разочарован откровенностью. Он не находил в себе признака волнения и озабоченности многократного предательства. Причем с таких сторон, с которых не рассчитывал. Охранник столбом таился рядом и пистолет в ладони ритмично подрагивал. Кирилл встал и подошел к нему.
   -Вам он нужен? - Кирилл скрывать догадки незачем. Сорак примет Андрея с радостью. Изучить яд, определить особенности и изготовить противоядие. Ожить, допросить. Как? Кириллу не интересно, жалости Андрей не получит и каменность сострадания обоснована.
   -Да! Мне поручено... - начал докладывать охранник о приказе Другого, Кирилл остановил его жестом приставлено указательного пальца к иссохшим от напряжения губам.
   -Тихо, тихо. человек устал. Пусть спит - произнес с излишним спокойствием Кирилл. Посмотрел на сползающее со стула тело.
   -Мы с вами едем в музей.
  
   Данил кинулся наперерез клону. Опасности от облачения как он полагал для него не существует. Что с ним могут сотворить. Если смотреть под ноги и вперед, риск отпадает. Алена опешила и не сориентировалась, бежать огибая клона или отступить назад и не находиться на линии двух сближающихся врагов. Никита выстрелить успеет. И попадет он в цель, надеться, что он не посмеет применить оружие, боясь промаха и принесения травмы клону, вздор. Стоя между ними, шансы на благополучный исход сравняются с нулем. Алена не поворачиваясь, обернувшись к угрозам, побрела по крупным осколкам статуй, пытаясь не пускать выражениями и поворотами лица столько ясных и четких идей рожденных для беспрепятственного исчезновения и разгромленного зала, начавшего перевоплощения в костер. Никита, человек опытный, косой взгляд на двери и бежать она физически не сможет. Данил отвлечь сразу двоих не мог. Но пытаться он начал правильно. Клон уверенными тяжелыми шагами укорачивал расстояние. Данилу придется хорошо взбесить его нервную систему. Опутанный неведомой преграждающей силой он на тот момент покинет список воздействующих персон. За ним спрятаться легче легкого. Данил манил клона, поручаясь на шестое чувство, спиной шел к Алене. Никита шевелил щупальцами, кривя лицо от упущенных лавров. Клон раскрошил мечты он похвале и вознаграждении.
   Данил загораживал Алену собой на пути клона. Попадись ему она на глаза, чары мгновенно ослабеют, восстановить сложно. Крутиться на камнях бывших некогда составными частыми цельной статуи, не удобно и чревато падением и переломами от надвигающихся металлических лап облачения. Данил уперся в выставленные пальцы Алены, мимолетно бросил проверяющий Никиту взгляд. Он не распутал не оговоренный план, и скоро окунется в море ярости от очередного развала операции.
   Пот сливался на подбородке в гроздья, и зрел в серые мелкие плоды от парящей пыли. Данил сжал ладонь. Нужно стукнуть по застекленному лицу, позволяя скрыться Алене за ярко красной горой из быстрого, но плавно передвигающегося набора металлических составных. Затем инициировать у клона приступ паники, повторяющимися ударами перед его глазами. Только совершать придется в прыжках.
   Данил взмахнул стиснутыми в камень пальцами и замыслил стукнуть по прозрачной части шлема. Перед ним вырос огненный пик. Встрял Чесов. Смотрел он не на причину потери сознания. Не колеблясь и не ступая с места Чесов, взял существенную порцию внимания. Данил на всякий случай, не зная чего ожидать, жестом приказал Алене прижаться к нему и словами добавим, когда она была рядом, чтобы не выглядывала из-за спины.
   Клон замер в замешательстве, на враждебную для него сторону перебралась бывшая марионетка.
   -Чесов, тебе растолковали о печальном состоянии твоей жизни? Для нас она не ценный товар. Возьмем и выкинем. Для тебя дорогая вещь. Поэтому если не желаешь с ней рустоваться... - динамики под шлемом затрещали. Крик клона для пущего эффекта перетек в скрежет - ... отойди.
   Чесов уступать не собирался. Боковой зрение следило за висящей в воздухе металлической рукой Никиты.
   -Я не раб, - убежденный в правильности и верности своих действий, произнес, подняв лицо Чесов, стягивая медленно перчатку с" "жуком". - Инстинкт самосохранения сгорел, чувства тлеют, но не до конца - последний палец выбрался из изолированной от значительного термического перепада пятипалой темницы. Изящного броска в шлем для вызова на дуэль, не произошло. Перчатка шлепнулась на пол.
   Скрюченные руки устремились к застекленному прозрачным пластиком лицу. Остатки ногтей с четко наблюдаемой траекторией потока крови, впились, словно в воду в размягчающийся защитный слой. Капилляры со слабым свечением делали кожу желейной по виду. Скафандр затопал. Достаточно укрытый от внешнего воздействия организм буйствовал. Клон раскрывал рот и пытался высказать ненавистные мнения о Чесове. Язык обжигался в туже секунду от лавой текущего внутрь пластика. Губы вздувались, щеки обгорали, срастаясь с остывающей пленкой пластика. Чесов терпел, как позволяла нарушенная физиология. Огонь он сам, но пальцы увязли в смеси образовавшейся в шлеме. Кровь из микро ранок на костяшках и участков где у нормального человека растут ногти, вытекла и прибавляла жару в "кастрюле".
   Данил схватил Алену за запястье и потянул к выходу. В косяк, который он вполне мог задеть через миг, выбегая, вписался разряд и расщепил деревянные доски на тонкие щепки. Перед глазами пронеслась вторая белая молния и раздробила верх стены над проемом. Куски потрескавшихся кирпичей повалили в водопаде из измельченной штукатурки вниз ударяясь в полете о друг друга и тем самым ломаясь на мелкие осколки. Брызги из щепок достали Данила, он взвизгнул от торпедирующих его занос. Часть ума понимала что живет он по воле случая Алена на последнем шаге остановилась и с силой потянула руку вверх. Разжимание запястья Данилом не предусматривалось, его занесло ноги ушли вперед. Он потерял равновесие на колких камнях, ступни изогнулись и колени, автоматически избегая растяжения, подвернулись в нужную сторону. Данил шлепнулся на пол. Алена по-прежнему стояла и почему-то рвалась к верху. Данил обернулся, шок и ледяное удивление заполнили клетки мозга. Первым он рассмотрел в поднятой пыли и легкой крошке летающей от не точных взрывов ботинки, парящие в воздухе. Взгляд пополз вверх.
   Алена висела без нитей и не заметных тросов в метре над полом. Веки прикрыты, сознание потеряла доступ к миру. Данил как от чумной отдернул ладонь, поднялся с трудом, следя за Никитой, не поддельно потрясенным не меньше чем он.
   Кольца ветра образовались вокруг тела. По траекториям неслись потоки воздуха, сжимаясь и сокращая расстояние до Алены. Голова откинулась, от лба расплывалась серебристая мерцающая пленка. Вихри кружили и рвали пространство, стягивая аномальную энергию, впихивали насильно в центр. Девочка обратилась в объемный овал, ветер рассеялся, и белые кучевые остатки позволил впитать поверхности, мелькающей изредка фиолетовым.
   Клон оторвал от себя Чесова. Обмундирование приобрело пластиковые сосульки. Один манипулятор удерживал, не высвобождая Чесова, второй старался аккуратно протиснуться в шлем и выгрести не схватившуюся горячую массу. Чесов брякался не успокаивая. Клон, скрипя зубами или металлическими суставами, прижал к обидчику вторую широкую резиновую с тыльной стороны ладонь. Запах появился не приятный. Чесов стиснутый меж внушительными лапами, выкидывал вперед голову и плевался сгустками слюны, испаряющимися в половине полета. Не удачный результат своего противостояния его не расстроил, но паровые облачка, рождающиеся перед носом, тревожили до глубины души. Клон окончательно вознамерился избавиться от Чесова. Он поднял дрыгавшееся тело и резко разворачиваясь, кинул в ближайшее окно, насколько позволяли силы увеличенные механизмами облачения. Стекло зазвенело, рама со скрипом выдавилась под живым болидом. Раскидистое дерево возле здания приняло Чесова. Ветви с натугою закряхтели. Наряженная в иней крона с шипением и лишением мелких заиндевелых веточек, бросила рвущегося под силой тяжести человека в лужу у своего толстого древесного основания. Подпаленные шторы взвились от вторгнувшегося в те же секунды ветра, потянули полы внутрь зала с разгорающимся пожаром. Клон принял холод как награду. Обгорелое лицо под слоем прилипшего пластика остужалось с облегчением. Клон обошелся без траты драгоценных минут на процесс. Присоединился к Никите берущего на вооружение быстрое реагирование на изменившуюся ситуацию.
   Серебреная капсула спустилась немного и принялась вытягиваться к низу. Серебреная пленка рябая от волн и мелких колебаний, разошлась, словно пыль от встряхивания давно не обтираемой книги. Лора с каштановыми вьющимися волосами в зеленом джинсовом платье до пола подняла голову. Взгляд пробивался сквозь тучи пыли смешанной с не рассеянными блесками. Данил отполз еще дальше.
   Клон впустил манипуляторы в ауру из смеси серебреной пелены и парящего остатка статуй и стен у дверного проема разросшегося и оставившего далеко позади запланированные размеры прохода. Пальцы сжались на пустом пространстве. Лора увернулась и проскользнула под высоко расположенной рыцарской рукой. Никита вовремя подоспевший толкнул ее в объятия облачения. Петля железной конечности, под которой она собиралась успешно исчезнуть из поля зрения врага, сомкнулась на шее. Перед глазами у Лоры плыла горячая оболочка воздуха от щупальцев с ярко-голубыми дисками вместо мягких подушечек. Никита улыбнулся, не говоря ни слова, наученный чреватостью лишних лепетов. Данил сориентировался и ничего умнее, чем заставить отступить противника осколками не придумал. В Никиту не угодили ни одной крупной части статуй, тяжелые фрагменты траекторию заканчивали в метре от него. Мелки ранили его плащ как разогнавшиеся мухи. До Данила долетел крик Лоры. Сдавленный и разбору не подлежал. Данил нашарил под рукой некий предмет несхожий с поверхностью осколков. Он оторвал взгляд от Лоры, которая скоро лишиться милой головы. В ладонь попала теплая перчатка Чесова. Удобный подходивший под все параметры для кидания не легкий "жук" метнулся в цель. До Никиты не сразу дошло, что в него бросили. Однако, судя по шишке выше виска, вещь весила с полкилограмма и отделана гладким металлическим покрытием. Сплошной железный снаряд снял бы полчерепа. "Жук" после рикошета рухнул и треснулся, расколовшись темно-блестящей скорлупой об острое ребро камня. Противный звук записанной человеческой речи в ускоренном темпе заговорил, выдавая информацию о веществах попавших под его спектральные лучи. Никита отвлекся и мигом глянул на орущий и испускающий впереди себя цветные лучи прибор. Не сходя с места, дотянулся носком сапога до "жука" и сдвинул. "Жук" опрокинулся и затрещал, искры рвались с проводов из разломленного зигзага. "Гипс, гипс, древесина, древесина, резина, резина, гипс, гипс" - визжание сводило с ума. Прибор анализировал сплошь все попадающееся в направлении выпускаемого рассеянного пучка света. Лора собралась и стукнула ногой в живот Никиты. Он не пошевелился, плотный пресс упруго дал почувствовать свою подготовку. Клон не мог задушить девушку, локоть не образовывал необходимый угол. Оставалось всего-навсего продлять плен Лоры, травмировать его через металлическую скорлупу не реально. Клон одним не заплывшим глазом смотрел в каштановый затылок, и сетовал от невозможности причинить страшную боль захваченной.
   "Жук" не причастный к живому сообществу скользил по крохотной площадке огражденной как долина горами, здоровенными обломками, от угрожающей его строению подошвы Никиты. Удачное опускание обратилось последствия, которых стерпеть не смогли. Писк награни ультразвука, заглушил потрескивание очагов возгорания паркета у штор. Никита прикрыл доступ потока режущих колебаний. Щупальца играли плохую роль преграды, краткое проведение голубых дисков в дециметре от щеки превращало лоскуток кожи в опаленное пятно. Никита отступил, загибаясь, слово, сигнал о боли в животе достиг мозга с опозданием. Лора сейчас его тревожила меньше всего. Сохранить здоровое состояние важнее.
   Данил крутился, напоминая детскую юлу, барабанные перепонки рвало и кололо невидимыми и проникающими сквозь толщу прижатых ладоней, иголками. Прийти в сознания мальчик не отваживался, тело не разгибая сведенные как в судороге руки и не меняя их позиции у боков головы, отпустило разум в такие серьезные и опасные минуты в плаванье у берегов сновидений.
   Клон мотал головой, крошился пластик и падал к шее, ускоритель движений принялся увеличивать скорость поворотов головы. Пластины, походивши на чешую, вонзались молотившей по внутренним стенкам шлема головой, струйки крови вновь обагрили клона. Разжимать манипулятор он все же не собирался. Упускать нет, держать себя подальше от паники.
   Лора заткнуть уши не могла. Ее развеваемое зеленое платье постепенно перевоплощалось в прозрачную массу. Лицо потеряло живой цвет, напуская водяную прозрачность. Поверхность Лоры колыхнулась, будто необходимая сейчас помещению вода на пруду. Клон обнимал теперь не девушку, а организм сравнимый с кулем наполненным жидкостью. В центре фигуры, не расставшейся с изящным очертанием плавала спящая Алена. Рука Лоры проткнула свой бок. Еле заметная ладонь скользнула к куртке девочки, расстегнула молнию нагрудного кармана, выплыла, кулаком что-то удерживая. Отделившись от водяной формы, тело приобрело, нормальны вид. Клон перестал трясти головой и уставился на материализовавшуюся девушку. Никиту факт пропажи цвета и его возращения не очень занимал. Он поочередно прикладывал ладони к ушам, стараясь, жесты совершать с невероятной быстротой. Щупальца не находили жертву и нервно не решаясь щелкали голубыми дисками. Никита потерял управление над оружием.
   Ладонь Лоры разомкнулась. Небольшое количество оранжевого остатка от взрывчатки, разнесшей вход подземной лаборатории. Белые нити скрещивались, образовывая набухавшие от звука огненные ягоды. Лора продолжала держать угрозу. Дугообразный кусочек раскалился, нити, внутри обогащаясь оранжевой специальной оболочкой, вытянулись и пробились как усики вьющихся растений. Отростками вдохнули через мельчайшие поры кислород со значительной концентрацией дыма, частично вытягиваемого через "распахнутое" окно. Гранулы росли. Зрачки клона увеличивали диаметр. Он избежал их много лет назад. Теперь столкнулся заново. Судьба уберегла, выполнил основную часть плана хозяина, и сейчас она вздумала забрать подаренную жизнь. Неведомое существо с натугой пыталось раньше времени выбраться из налившейся сферы размером, немного уступающим футбольному мячу. Взрыв, Лору откинуло вместе с облачением. В воздухе, в красной туче посреди черного не плотного занавеса дыма таились три зверя. Звери из ада позванные мерзким зовом. "Жук" явно обладал неким умом, достижение звукового барьера каждого человека, после содеянного не его задача. Он умолк. Показались костные морды из тучи, подсвечиваемой ярко красным светом останков новых присутствующих. Лора резко воспользовавшись удачным падением, выскользнула из объятия, поднялась и, разгребая пинками камни, прищуривалась, махая перед собой для лучшего виденья дороги к Данилу.
   Черти из гиены огненной, прихватили с собой пыл и жар. Крылья развернулись, зрачки сфокусировались, лапы приготовились к столкновениям с разрываемым, ломаемым и просто поддающемуся горению. Участок их появления опустел. Оружие активировалось и приступило функционировать. Один комок огня с крыльями метался по периметру зала, оставляя горелую колею на четырех стенах. Размахи тушили огонь, дым рассевался. Лора подобрала Данила. Мальчик, шатаясь, ступая, брел на ватных ногах, опираясь на выставленный локоть, к выходу. Лора пыталась увеличить скорость, желая опередить чёрта, который мог поравняться с ними и выбрать жертву. Полу ходячая ноша мешала выполнению плана, но бросать ее не кто не думал. Лора в последнюю минуту притормозила. Мимо беззаботно пронесся скелет с крыльями, от хлестанья которых пришлось развернуться и подставить спину. Жужжание удалилось, поворачивая под прямым углом на следующую стену. Два других играли в салки. Они догоняли друг друга, пикируя к самому полу и вздымая камни и поднятые от тяги паркетные дощечки, обратимые в тот же миг в летающие огненные щепки. Игра затягивалась, и зал краснел от жара все больше и больше. Никита крутился, отстреливаясь от агрессоров, попадая не в них и создавая не мереное количество дыр в стенах. Глаза закрылись не веками, а пеленой пыли, огонь вытягивал пот литрами, кожа как на сковороде обрастала волдырями и пузырями. Никита кинулся к выходу, где стояла Лора, запутался с координацией и забежал на грудной панцирь облачения. Клон стряхнул одним взмахом манипулятора удалил преграду для подъема. Никита взмыл от жесткого удара по голеням в воздух и приземлился на не мягкие обломки. Облачение приняло вертикальное положение. Маленький скелет, размахивая вдоволь крыльями, родился, дня не протекло, а вел себя как каторжники из заключения, разминали затекшие голые суставы. Крылья сложились, передние лапы по швам, ближайший череп пулей по прямой линии направился в красную гору. В полой костяной голове видимо завелось непреодолимое желание свергнуть препятствие для веселья. Воздух рассекался, и пламя от каждого жемчужного изгиба ребра размылось. Ужасный треск и грохот от слияния двухметрового шпиля и крошечного существа с не земными возможностями. Эффектное падение по плавной кривой перешло в крушение с обширным взрывом задней части облачения. Баллоны с дозированным по системе кислородом взревели, и выместили свое вдыхаемое зло. Газ под давлением расширялся, возгораясь, облачение от реактивной мощи оторвалось от пола и полетело с торчащими из груди тлевшими крыльями. Один полу оборот и тяжесть с человеком внутри упала у разбитого окна.
   Один бес вычеркнут. Второго Никита раздробил щупальцами случайно. Когда баллоны облачения вспыхнули и под ним не по секундам, а по мгновениям увеличивался ослепительный красно-черный "гриб" огня. Распахнутая ладонь со щупальцами прикрывала лицо от ударной волны, устремляющей с собой все, что покоилось на полу от разрухи. Скелет, нарезающий круги отклонился и нырнул в остатки "гриба". Купание в языках пламени завершилось, бес метнулся на прежние деяния, но крылья его не унесли дальше. Череп застрял между не специально выставленными металлическими щупальцами. Никита поднял стремительно глаза, как только волна стеганула бока. От подарка фортуны отказываться грех. Металлические звенья стягивались, вжимаясь в костяной шар с клацающей челюстью. Треск, злобное последнее прощание больших глазниц и существо умерло рассыпавшись.
   Лора перенесла Данила в безопасное место. На первом этаже, по крайней мере, стихии разгуляться негде. И выбежать и распахнутую дверь легче легкого. Лора заметила в углу человека. Он сидел, протягивая ноги. Девушка нагнулась и рассмотрела явно не бодрствующего мужчину. Сотрудник музея Давыд. Его умело вывели из сознательного состояния. Может это и к лучшему. Лора взобралась по лестнице, отмахиваясь от проникающего в нос и рот ненавистного дыма.
   Зал подлежал срочному покиданию. Лора у расширенного проема нашла кусок статуи повнушительней и круглее. Вошла в зал вооруженная твердым осколком. Прицеливаться можно в черта и справа, и слева, и прямо. Но толку мало. Танцующая фигурка греческого амура умершего за грехи и возрожденного лично дьяволом без плоти не зависала на одном месте. Никита оглушительно орал, продолжение руки скривилось и текло раскаленными частями вниз. Щупальца слились в единую красную и длинную. Температура пробирала до костей.
   Окно занавешено шторой дыма от облачения и черт не старался вылететь в него. Отыскал новый объект для прожигания. Впиваясь в плотные слои дрожащего воздуха, чуя впереди очаг отличного огня и плавленого металла, бес, обезумев по спирали с жутким хохотом, пожирал метры летя до Никиты. Лора прицелилась и с размаху запустила камень в Никиту ничего не замечающего кроме охваченной пламенем руки. Грудь квакнула, тело отклонилось немного назад, камень, почти бросил на обломки цель, отрешенную от последней мчавшейся угрозы. Черт проскользнул мимо и врезался черепом в черную стену, кирпич поддался и впустил напирающего разрушителя на всю толщину. Крылья трепыхались, развивая пыль от штукатурки, серый слой, пушисто оседая покрывал участок под ним. Никита поднялся и устремился к выходу. Лоры там уже не было - терпеть ядовитый дым, нет сил и человеческих особенностей. Никита бежал, крича от новой тупой боли в ступнях. Чистый воздух обнес лицо, он растянул зеленую улыбку. Перед ним откуда-то с боку появилась Лора.
   -Никита у меня к тебе предложение, - девушка смотрела с твердостью. Она была удостоверена в согласии.
  
   Кирилл издалека заметил пылающий музей. Беспокойство охватило его за километр до торможения. Что там происходит? Почему огонь струиться из окна и дерево рядом начинает дымиться? Дым, столбом прощаясь с зоной рождения, скрывался в темном небе, раздуваемый ветром раскидывал подобно растению кучевые ветви, слегка выделяющиеся на черном фоне со звездными точками. Люди повыскакивали из своих квартир и собрались на улице, препятствуя проезду пожарной машины. Несколько странно одетых пожарников разгоняли увеличивающуюся с алгебраической прогрессией толпу. Доводы не убеждали зевак, особенно любознательные проникали, перепрыгивая через натянутое ограждение из ярко-желтых полос, натягиваемых на переносные легкие столбики второй малой группой пожарников. Двух наглецов вышвырнули из опасной зоны, схватив за шкирку. Перепалка между специальной городской службой и народом, не разгораясь, не беря пример с пожара, застопорилась в своих начальных стадиях. Недовольные расползлись, виноватые в мародерских помыслах избегая наказания, попрятались, высовывая лица из-за углов.
   Охранник подъехал в притык к дугой прогибающейся желтой ухмылке, растянутой между сплетенными из провода столбиками, сужающимися к верху. Конусы, поблескивающие в пламени, напоминали звериный оскал хитрого зверя. За ним не пасть и все этапы пищеварения, за ним стихия проводила предупреждающую акцию кто на Земле хозяин.
   Кирилл только при близком рассмотрении осознал, музеем занималась не муниципальная организация по предотвращению пожаров. С боку стоял серый длинный автобус без окон. Нет верчения мигалок, да и не радужный цвет он принял за вариацию красного в темное время суток. Как не заметить такого при световом представлении в сотне метрах отсюда.
   Понятны недовольства граждан. Так же Кирилл разобрался в одном поступке странно одетых пожарников. Охранники в зеленом пятнистом, будто лес обмундировании, пустили не значительную струйку газа из баллона присев за автобусом. Поток вещества проплыл под автобусом и впитался в капилляры внутренней полости носа. От свидетелей и лишних глаз избавились. Сон возобновлял свои ночные права. Спать, не глазеть на работу не пожарников. Кирилл застал закручивание вентиля на баллоне и подъем охранника с поднесение трех скрещенных пальцев на уровни лба, пупа, и правой и левой стороны груди. Разгадывания его задачи дело, не занимающее большой доли умственного труда. Он спрятался за удобно расположившимся автобусом, жертвы не знали о нем.
   Кирилл выскочил из машины и ринулся к ограждению. Толстоватый охранник ткнул в грудь, не пропуская дольше.
   -Нельзя ,Курганов, - рявкнул он в грубой манере, где вместо произнесенной фразы могла прозвучать не цензурная речь. з темное время суток. инял з авариацию льная между железными ие
   Кирилл очень сильно захотелось зубами покалечить черный овал с розовыми пятнами на плечах. Терпение, только терпение.
   -Там моя дочь - спокойным тоном он указал на причину срочного пропуска в жерло пожара. Желтая полоса хлестнула по бедрам, черные буквы на миг приковали внимание. "Собственность ..." строка перекручивалась, изворачиваясь от периодических напоров горячего воздуха, накатываемого с боков фигуры охранника находящегося по ту сторону ограждения.
   -Алены мы не обнаружили, - сказал охранник.
   Хлопок сверху. Второй этаж мигом лишился огня от белой вспышки. Из разбитого окна повалил пар и звучное шипении. Применили водяные снаряды, подумал Кирилл. Охранники выходили с пенным обрамлением на ботинках. Второй этаж превратился, видимо в лужу с пузырями. Быстрый разговор между ними уловил Кирилл краем уха. Они обговаривали перемещение облачения с помощью множества крепких ремней. Протягивание жгутов под грудой металла и упорное дергание несколькими мощными охранниками, вот самое идеальная транспортировка. Основным фактором незамедлительности и не разведения получасовой стоянки на пожарище, являлся интерес и вмешательство в их тайные операции городских настоящих служб.
   Кирилл дожидаться выноса клона не стал. Под окном на носилки положили светящееся тело. Ткань носилок под Чесовым затрещала и порвалась. Спина стукнулась о землю. Охранники понесли Чесова, соприкасаясь с красными голенями и запястьями. Задняя стенка автобуса плавно отъехала. Два охранника на верху приняли бессознательного Чесова. Казалось, действия охранников отрепетированы, и план осуществляется без ошибок. Но сценарий со всеми участниками и условиями появился сам собой без идей и задумок некоего сценариста.
   В спину Кирилла ударился камешек. Он обернулся, присмотрелся. В темном пространстве между двумя высокими домами, за происходящим наблюдала девушка. Кирилл предположил кто она и, не оборачиваясь, последовал от заграждения.
   Сзади слышалась возня. Облачение нагрелось и ремни лопались. Клон покатился по лестнице, сотрясая внутренности. Пошевелить пальцем в резиновой оболочке, возможно, но двинуть манипулятором нельзя. Система облачения теперь не функционировала из-за мощных бросков и взрывов.
   Кирилл остановился напротив Лоры. Он успокоился. Не Алена, но в музее ее нет. Хорошо, хоть и снов он необычная трансформация поражает разум. Рядом стоял Данил, он отряхивал ладошки от грязи, налипшей от камней. Просьбу Лоры он выполнил, заставил привороженного Кирилла развернуться от эпицентра пожара. Никто рискнуть здоровьем мозга и упрекнуть в грубейшем образе обращения со старшими не собирался. Кирилл не кинул даже взгляда на Данила спасителя Алены бессчетное количество раз. Лора прекрасно осознавала великий долг перед мальчиком и разрешила присутствовать при серьезном разговоре. Все что ему будет известно должно восприняться им как плата.
   -Кирилл тихо не оборачивайся - произнесла Лора.
   У Кирилла в мыслях не было подобных действий, но на будущее она отбила всякое желание посмотреть через плечо.
   -Алена с тобой? - после задания вопроса Кирилл постиг его глупый смысл. - Можешь не отвечать.
   Данил шмыгнул носом или кратно посмеялся. Он уставший от беготни уместился на бордюр дороги. Забурчал про себя и утих, не дожидаясь пока укоряющие зрачки Лоры увязнут на лице.
   -Кирилл есть одно выгодное для нас предложение. Никита, - Лора обернулась и крикнула в темноту - выходи.
   Из-за темненной зоны выбрался хромая Никита. Он опускал мобильный телефон в карман потрепанного черного плаща. Рука в искореженном цилиндре. Он, осторожно опасаясь, что его заметят пристальные взоры охранников, без лишних слов подошел к Кириллу. Улыбнулся зеленым рядом зубов, не попадающихся в природе. Разве что от травы у жвачных животных и приматов. Промежуток без резцов не мешал говорить, правильно произнося, не коверкая сказанное шипением или насвистыванием.
   -Кирилл, не найдется с собой консервного ножа? - шутливо поинтересовался Никита, мотая сломанным, а вернее расплавленным оружием, гася остаточные пятна огня. Испытывая неловкость от своего меньшинства, он принял решение не перечить и не доводить дол нервного срыва окружающих. Грозить и хохотать без толку. Одна резко выброшенная фраза и на зов Лоры или Кирилла прибудут такие силы, от которых не скроешься.
   -Что сказал твой хозяин? - спросила у Никиты Лора.
   -Не понимаю, что ты собралась делать? - удивился Кирилл, спокойствием Никиты и не менее не крепкими нервами девушки. Нет нападения, а ведь жертва близко. Возможно, он не в курсе кто на самом деле стоит перед ним. Хотя такая не осведомленность была бы для Никиты роковой. После упущения цели в одного из удачных ситуаций хозяин обязан наказать виновного в грубой оплошности.
   -Кирилл, подожди. Что передал хозяин? Он согласился?
   -Как там тебя? Алена или нет. Лучше мне кажется, будет, если Кирилл поймет и сам разрешит на что ему идти. - Никита раньше времени высказывать слова хозяина не смел. - Рассказывай ему, чем ты отводишь угрозу от себя с девчонкой.
   Лора помешкала с объяснением, отпрянула и боковым зрением проводила отъезжающий серый автобус.
   -Кирилл, перед хозяином Никиты две задачи. Первая - ликвидация Алены или ее захват. Вторая - продление жизни и более важная чем первая. Так что хозяин Никиты расположен к пожертвованию планами с Аленой во имя личного долголетия.
   -Да, твоя, правда, - подтвердил Никита - Закрываем сразу эту тему и следуем дальше.
   -Для осуществления идеи необходим клон и пробои для переселения душ. Мы сейчас знаем, клонирование может успешно развиваться под надзором хозяина. Для второй половины не достает Густава. Технология известна лишь ему. Дубликатов не существует. Разрабатывать заново, трудоемкое и есть шанс, что не удачное занятие. Кирилл, ты помнишь произошедшее в кабинете Густава?
   -Разумеется, будто вчера висел, прижавшись животом к стеклянной створке над кислотой. Но Густав не избежал смерти. Сферы не спасут от реакции.
   -Спасли не сферы. Густав заперся, не собираясь просто так выдавать секреты неизвестно кому. Высоки шкафы с книгами. Очень высокие, чтобы взять одну книгу не лететь же на крыльях к потолку. Я поняла, где-то есть в кабинете подъемник до потолка. В одном шкафу за створками находилась именно срочно нужная машина. Я разбила скорлупу, где прятался Густав, пока кислота не продрала до костей и втащила его на платформу подъемника. Система управления была на платформе, поэтому, одновременно поднимаясь над кислотой, я последовала совету. Заехала в нишу, где находилась машина, закрыла створки. Уровень кислоты убыл через не определенное время. Потом вывезла Густава. Сейчас он находиться в известном только мне единственной месте. Я впихнула ему в рот пару таблеток из красной коробочки.
   -Мне истинное ее назначение рассказал Андрей.
   - Это означает, что тебя уже не шокируешь. Густав уснул и проснется нескоро. Поэтому я через два года привезу на обусловленное место важного специалиста и передаю Никите. А его хозяин в обмен, не тревожит семью Кургановых в течение этих двух лет.
   -Хозяин сказал, что принимает твое предложение. Встретимся через два года. Я позвоню, номер телефона менять, мера не нужная, все равно разведаю. До следующей встречи. Пока.
   Никита повернулся, спокойно зашагал по тротуару. Из-за угла подкатил автомобиль и принял на борт человека с металлическим обрубком.
   -Где Густав? - спросил Кирилл.
   -Тебе его местонахождение слышать не надобно. Главное он в укромном, тайном месте. Спит от таблеток.
   -Лора кто ты? - второй вопрос сорвался с губ Кирилла.
   -Не знаю. Первое перевоплощение Алены в меня, было в день той поездки в Центр. Случайно принятая таблетка из красной коробочки спровоцировала трансформацию. Я осознавала себя, я чувствовала, что мне предстоит совершать, чтобы разузнать о странности. Эксперимент, чудо природы или феномен. Должен быть кто-то достоверно знающий о моем происхождении. Первые шаги уверенные и уже направленные. Собрала часть собранного Аленой финансового капитала, выбежала из квартиры, меня отметила соседка, она спускалась по лестнице. Во дворе стояло такси, я заплатила водителю, чтобы он вез меня за машиной Чесова пока не скрывшейся из виду. Когда машина притормозила, я вылезла из такси. Ждала удобного момента для проникания в багажник. Замок или хлипкий, или во мне невероятная сила таится, еще не освоилась. Забралась в багажник, доехала до Центра. Свободно шла за вами. Могла и дальше не продвинуться, если бы вовремя не выбралась из багажника, не создавая шума. Подсмотрела набранный Чесовым шифр, затем воспользовалась увиденной комбинацией. Перед тоннелем в голову пришла мысль двигаться за вами на мотоцикле. Так и поступила. Откуда навыки взялись? Загадка.
   -Выходит, ты там колесила.
   -Ориентируясь по следам, догнала и обошла вас. Там где рельсы лежали на потолке, протиснулась в проем между ними. Открыла ворота, что оказалось возможным, переставила мотоцикл, чтобы не возникали у вас вопросы. Затаилась в темном тоннеле, хотя вполне могла и в менее холодных укрытиях. За ящиками, например. Ты вообще меня чуть не засек.
   -У кабинета систему пропуска Дарек взломал, она перестала функционировать, видимо двери распахивались перед каждым.
   -Ты верно подумал. Таким именно образом попала в кабинет, надеясь, что Густав расскажет о моем предназначении. Но даже наедине не добилась от него четких ответов, накормила захваченными таблетками. Он послужил нам, Кургановым.
   -Постой, а во дворе на Алену кто напал?
   -Точно ни я. На свалке меня заменил один парень из клуба легионеров. В котором он потерял сознание. Алена, как и он, уснула. Я перевоплотилась и перетащила его наверх. Там нацепила на голову гипнотизирующие приборы. Клавиши впервые защелкали под моими пальцами, но тот, кто вложил в меня способности программиста, принял правильный выбор, что наделил меня врожденным умением. Пока парень подвергался гипнозу, нашла зеленое подобие платья, забрала один подходящий балахон. После успешного зондирования, я нарядила свою подмену. В его задачи входило найти мотоцикл, который я спрятала. Тот самый из Центра. На лифте подняла его, в кабинку по диагонали вместился. Внушила парню интерес к определенным вопросам. - Лора тихо засмеялась.
   -Что? - незадачливо поинтересовался причиной Кирилл.
   -Никита будет прочесывать ближайшие деревни в поисках Густава. К каждой бабке заглянет, вдруг укрывается специалист в образе беспомощного человека, опекаемый пожилой старушкой.
   -Не представляю, где ты спрятала взрослого человека. Он точно живой?
   -В сделку лживость не пускала. Густав жив и не сбежит, не переживай. Я по-прежнему без зацепок. Не знаю, почему я появилась и зачем. Парень выкрикнул вопросы и исполнил поставленный долг. Что с Андреем?
   -Ты когда намереваешься трансформироваться в Алену?
   -Чувства подсказывают что пора. Отвезешь Алену не медленно в больницу. И, пожалуйста, молчи обо мне. Ври, лги, придумывай, но не шокирую девочку. Пожалуйста!
   -Обещаю - поклялся Кирилл. Сам не знал, как рассказать дочери. От избавления от беседы груз объяснения скатился с горла. - Про Андрея не успею рассказать. Долго и неприятно.
   -Поделишься с Аленой. Я слышу все, что воспринимает ее ухо, и глаза у нас будто одни. Только смотрим, мы иногда, как мне за короткую жизнь показалось в различные стороны. Ее мысли, идеи, сны для меня, как и твои, они скрыты. - Лора обернулась и обратилась к Данилу. - Если ты намекнешь, обмолвишься словом, поднесешь к Алене с завязанными глазами дощечку с рельефными буквами, любым методом распространишь кто я. Данил и убьешь шанс своего исцеления и дружбу с еще одним человеком. Уяснил?
   Данил тяжело вздохнул и поднялся, отряхивая джинсы сзади.
   -Я дорожу тем, что у меня есть. Алена, Лора до-свидание.
   Кирилл посмотрел на мальчика. По его мнению, Данил испокон веков сидел у дороги и уходил в определенное время. Он сам видел это не раз, и так рассказывали ему знакомые. Мальчик обыкновенен. Тускл, мал и не приметен. Окликать и заострять внимание на просьбе Лоры никто не стал.
   Кирилл вспомнил Инну. Как нестранно затем Алену. Не выносимо терпеть время, разделяющее его и дочерью. Пусть она скорее вернется.
   Лора посмотрела в звездное небо. Каштановые волосы слегка развевались. От зимнего раннего холода зеленые рукава не грели.
   Постигнет Алена кто она и что за личность скрыта в ней или нет? На это есть другая история.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"