Абсолют Павел: другие произведения.

Самба

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.34*53  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    12/10/2016 Добавлено 24/05/2017 Закончено. Фанфик по Omamori Himari.


   Попаданец в Юто Амакава, фэндом Omamori Himari, планируется кроссовер с другими вселенными (по мотивам).
   В основном юмористически-ироничной направленности фик. Повседневность. Антигарем. Постараюсь уделить больше внимания самим аякаси. Серьезно подходить к произведению не собираюсь, поэтому возможны ляпы, логические нестыковки, воровство сюжетных поворотов и имен из чужих фанфиков и прочие прелести.
   PS: канон где-то рядом

Павел Абсолют (Страница на СИ)

САМБА

  

САМБА-1. Аякаси и я.

   Глава 1
  
   Непонятная тяжесть медленно, но верно, выгоняла меня из приятных объятий сна. Да-а, сейчас бы кофейку и пару бутеров захомячить. Странно, вроде бы будильник не звенел, а я так отлично выспался. Почудился какой-то фруктовый запах. Клубника вроде бы. Да что ж так тяжело то? Будто на мне кто-то... сидит.
   Открыв глаза, я увидел пред собой милую девочку, светлую шатенку с выразительными карими глазами. Ринко Кузаки, моя подруга детства из дома по-соседству, склонилась над моим лицом в довольно-таки странной позе. Что-о?! Что еще за Ринко, мать твою за ногу? Я в ужасе отшатнулся.
   - Э-э... это... это не то, что ты думаешь!
   В следующую секунду девочка умудрилась проделать одновременно две вещи: скатиться и врезать мне подушкой по лицу.
   - Ранмару, пойдем, - обратилась гостья к кошаку и обернулась ко мне. - Юто, быстрее спускайся, а то в школу опоздаем!
   Протараторив эти слова, девчонка пулей вылетела из комнаты. Помещение до боли знакомо, и в то же время я был уверен, что оказался здесь впервые. Меня зовут Виталий... Амакава. Ксо! То есть тьфу! А-а-а! Срочно зеркало. Так, ванная за этой дверью. Из отражения на меня смотрел юный парень с длинными каштановыми волосами, темно-карими глазами. Угадывались азиатские черты лица. Так, спокуха Витек! Необходимо проделать обязательные процедуры: ущипнуть себя, дать пару пощечин. Ай, больно! Ладно, примем за факт, что это не сон и не плод моего больного воображения. Да даже если и так, выбора все равно особого не видно. Тогда переходим к утренним процедурам.
   Умывшись и почистив зубы, я спустился вниз. Обеденный стол был буквально завален различными тарелочками, блюдечками и глубокими плошками. Сначала хотел спросить, сколько народу планируется к трапезе, но сразу память услужливо подсказала, что все это для нас двоих. Юто, то есть новый я - круглый сирота. И Ринко чуть ли не каждый день приходит ко мне домой, готовит, стирает и убирает. Что Юто, этот внебрачный сын Мао Цзедуна, воспринимает как должное. Да я подобной роскоши не видел, даже когда моя бывшая девушка готовила мне в конфетно-букетный период. Кусочек жареной рыбки, мисо-суп, салат, рулетик омлета, маринованная редька, рис, пара булочек, чайник с зеленым чаем. Нет, все порции были небольшими, но разнообразие повергло меня буквально в шок. Вот тебе и япона-мать.
   Проблем палочки не вызвали никаких. Минут на десять я выпал из мира, смакуя каждый кусочек этой божественной пищи. Я помнил вкус продуктов от Юто, но в то же время все для меня словно открывалось заново. Ринко с довольной улыбкой поглядывала в мою сторону.
   - Уф-ф. Спасибо тебе большое! Ты отлично готовишь. Повезет твоему будущему мужу!
   Кузаки неожиданно приобрела цвет спелого помидора и смущенно пропищала:
   - С-спасибо, Юто. Иди переодевайся. Или ты и в школу в пижаме собрался?
   Что это с ней? Я немного порылся в памяти предыдущего владельца тела и хлопнул себя по лбу. Вот осел. Даже без всех воспоминаний можно догадаться, к кому Ринко Кузаки испытывает нежные чувства. Мои родители попросили ее позаботиться обо мне, но подобный уровень заботы и ласки (хоть зачастую и в грубой форме) для просто знакомой нехарактерен.
   Я поднялся обратно в свою комнату, бросив взгляд на настенный календарь. 2010 год. Тут мне чуть плохо не стало. Ладно там переселение души, перерождение, реинкарнация и прочая буддийско-мистическая ересь. Не силен в этом. Но путешествие в прошлое - штука посильнее "Фауста" Гете. Правда, я никогда не читал это произведение, но по-видимому мощная штукенция, раз самого Виссарионыча проняло.
   Я попытался сконцентрироваться. Последние воспоминания о моей предыдущей жизни словно плавали в тумане. Проснулся ко второй паре, побрился, заточил хлеба с майонезом, завис в инете ненадолго, забил на вторую пару, приехал в универ к третьей. Немного пописал лекцию. Хоть и четвертый курс, но некоторые преподы вполне могли проверить конспекты. Вместо четвертой пары двинули в биллиардную на пару часов. Хорошо, что однокурсники оплатили. Я в то время был на мели, что двумя неделями ранее стало причиной разрыва с девушкой. Посидели немного, поугорали над посетителями. Потом я направился в общагу... А дальше... Что же там дальше? Асфаль... падение... Точно! Поскользнулся, нога поехала, а потом темнота. Ну ладно, Юто Амакава. Уж не знаю, что с тобой стало, но я постараюсь прожить новую жизнь достойно. Умереть в окружении кучи внуков и правнуков и тому подобное. Вообще-то неплохой вариант мне достался. Лет на шесть младше меня-предыдущего, да еще с воздыхательницей-подругой детства. А то закинуло бы в какого-нибудь старика больного или того хуже... женщину.
   Сняв верх пижамы, обнаружил небольшой мешочек на веревочке. Оберег от бабушки. Желтый иероглиф означал "свет". Ладно, я уже не маленький, да и не питаю к предкам Юто каких-то сильных чувств. Амулет снял и положил на тумбочку. Нет, все-таки небольшое ощущение потери, когда я думал о родителях или бабушке с дедом, давило на грудь. Значит, часть Юто передалась мне. Ну, учитывая сколько я памяти паренька схарчил, совсем не удивительно. Вот только детские годы остались сокрыты тьмой. Блин, видимо есть какой-то предел при передаче памяти. Или это из-за того, что я головой ударился в моем мире? Как бы не спалиться. Хотя кому сдались мои детские воспоминания? С Ринко вон жил не тужил столько лет.
   Сняв штаны пижамы, решил заглянуть в труселя. Нет, пожалуй, я поторопился, обозвав тело Юто неплохим вариантом. Лучше уж в девушку закинуло, чем в недомерка с соответствующим по размеру органом. Погодите-ка, это ж узкоглазые! У них у всех маленькое достоинство, а в качестве справедливого ответа божественное провидение дало японкам крохотную грудь. Ринко взять к примеру. Короче, придется свыкаться с новыми реалиями. Может, есть какие-то насадки? Япония ведь одна из передовых стран в техническом плане. Наверняка имеются наработки. Я быстро просканировал память Юто, но ничего особенного не нашел. Парень прямо-таки евнух. Причем это явно ненормально. У него даже эрекции не было ни разу, не говоря уже про что-то большее. Печаль-беда. Ладно, японцы и аналог виагры по-любому используют. Авось не пропаду, и мечты о внуках не останутся просто мечтами.
   Так, что у нас там? Темные брюки, белая рубашка с коротким галстуком, легкий пиджак с вышитыми полосками-узором, что создавало в целом картину единой формы. Сидит немного мешковато. Будем считать, что на вырост. Ох-ох, где ж мои метр восемьдесят пять. Телефон-раскладушка, для 2010 года вроде бы неплохой модели. Часы - подарок отца, сначала не хотел брать. Не любил я в прошлой жизни подобные аксессуары. Всегда ведь мобильник есть под рукой. Но что-то от прежнего Юто заставило нацепить их на руку. Выскреб всю наличку, и банковскую карточку тоже прихватил. Ученический билет, уже собранная со вчерашнего сумка-портфель. Напоследок причесать немного свои лохмы.
   - Ю-юто-о!
   - Уже иду!
   Снова в школу. Не люблю учиться, планомерно и муторно переваривать гранит науки, но без образования тяжело устроиться. Каких-то особенных талантов никогда не имел. Что Виталий, что Юто. Да и напористой хватки, что присуща торгашам или бизнесменам, мне не досталось. В этом мы с Юто были схожи - обычные заурядные личности. Хотя предыдущий владелец тела судя по воспоминаниям походил на какую-то амебу. Странное поведение и странное неразвитое тело. Взглянуть хотя бы на длину юбки школьной формы Ринко -- очень даже неплохие ножки.
   - Юто, поздравляю тебя с днем рождения! Тебе сегодня исполняется шестнадцать лет.
   - О, спасибо, Ринко!
   Вот же ж, предыдущий хозяин тушки даже не думал об этом. Кем надо быть, чтобы забыть о собственном дне рождения? Амебой одноклеточной.
   - Ох, прости, что напомнила. Сегодня ведь годовщина, когда твои родители...
   Действительно, семь лет назад в автокатастрофе погибли предки... теперь только наполовину мои предки.
   - Все в порядке. Спасибо, что всегда поддерживаешь меня!
   Кузаки счастливо улыбнулась, отчего ее глаза засияли. Твое лицо как открытая книга, подруга.
   Из памяти Юто я почерпнул информацию, что родной город был основан ровно в тысяча шестисотом году и изначально назывался Сендай. Лишь в XIX веке название сменили каким-то императорским указом. Идя по улицам немаленького города Такамия, я присматривался ко всему вокруг. Что ни говори, а японцы очень аккуратные и можно сказать педантичные личности. Раздельные урны для мусора, чистые улицы, ровные газончики, кукольные дома и заборы. Хороший райончик. Чем дольше я всматривался, тем больше в глаза бросались пара странностей. Во-первых, не покидало чувство, что за мной кто-то наблюдает и изредка, на секунду, казалось, будто в пустом месте кто-то есть. Вон за тем столбом, к примеру. Но как только мы к нему подошли, я убедился, что там пусто. Только легкая рябь почудилась. Наверное, адаптация к телу еще идет, и глаза не привыкли.
   Вторая странность - это цвет волос. Ни за что бы не подумал, что японцы так любят выделяться и красить свои патлы во все цвета радуги. Зеленый, голубой, белый (не седой), синий. Яркие люди и такие же яркие эмоции. Для них нормально улыбнуться незнакомцу просто потому что настроение хорошее. Немного непривычно. Как известно, смех без причины - признак дурачины, но вместе с этим со своим уставом в чужой монастырь не ходют. Надо тоже научиться лыбу давить, чтобы не прослыть угрюмым бирюком. Впрочем, все можно списать на психологическую травму Юто, которая действительно имела место быть. И только благодаря Ринко бедный парнишка снова смог вернуться к "свету". Странно вообще-то. Сколько ему было? Девять лет? Я полагал, что таких в приют отправляют или в приемные семьи. Ну, родители Кузаки иногда приходили в гости, но в остальное время Юто был предоставлен самому себе. Вероятно, какие-то японо-самурайские особенности воспитания сирот.
   - Вот вы где, милорд.
   На перилах ограждения уровнем выше нас стояла молодая девушка в форме с продолговатым свертком в руках. Иссиня-черные волосы, собранные в хвост, и фиолетовые глаза. Короткая плиссированная юбка колыхалась под порывами ветра, грозя открыть пикантный вид.
   - Осторожнее, упадете ведь, - вырвалось у меня.
   - Разве вы не поймаете меня тогда, милорд?
   - Кто ты еще такая? И что за "милорд"? - взвилась Ринко.
   Неожиданно незнакомка пропала, а через пару секунд к моей левой руке прижалось что-то очень мягкое и теплое. Я рефлекторно отпрянул, но мою конечность уже крепко держали, так что отодвинуться не получилось.
   - Вижу, возмужали вы, милорд. Но так ли вы умелы в обращении с женщиной? Должна все лично проверить я.
   Сначала я почувствовал легкое дыхание, а потом что-то влажное коснулось моей шеи. Э-э, да она же лизнула меня!
   - Ты что творишь?! Отцепись от Юто!
   Ринко попыталась было оторвать девушку, но та ловко увернулась, а через миг исчезла, словно ее и не было. Подруга крепко схватила меня за руку и со страшной силой потянула вперед.
   - Быстрее, не то опоздаем!
   - Постой! - я вырвался из захвата.
   - Юто-о!
   Не обращая внимание на гневный тон Кузаки, я вернулся к месту встречи с незнакомкой. Не знаю, как подругу, а меня так сильно впечатлила способность почти мгновенного перемещения в пространстве. Что это? Розыгрыш? Слышал, японцы те еще любители странных шоу. Но как она это сделала? Какие-то скрытые зеркала или полости в асфальте? Двойники? Где камера, интересно? Несколько минут Ринко терпеливо ожидала пока я тут все осмотрю, но вскоре не выдержала:
   - Юто, я иду в школу. Поторопись, если не хочешь опоздать!
   - Окей.
   После ухода подруги я еще минут десять лазил по округе, осмотрел перила, на которых вначале стояла темноволосая телепортаторша. Чуть ли не обнюхал все вокруг. Пусто. Ладно, не хочется выставлять себя на посмешище, если меня вдруг еще продолжает снимать скрытая камера.
  
   - Амакава-кун, потрудись объясниться. По какой причине ты не пришел вовремя не занятие?
   - Я встретил прекрасную незнакомку, которая поцеловала меня в шею, - чуть отогнул ворот рубашки. - Хотел номер телефона попросить, но она уже испарилась.
   Класс взорвался. Успел разобрать фразы: "Юто, гаденыш!", "Врет и не краснеет!", "У Ринко появилась соперница?!".
   - Хмм, безусловно, это важная причина для опоздания молодого человека твоего возраста. Но в следующий раз прошу решать свои амурные дела во внеклассное время. Тебе все ясно?
   - Так точно, Кисараги-сенсей! - вытянулся я по стойке смирно, еле удержавшись, чтобы не отдать воинское приветствие.
   Я прошел к своей парте возле окна и плюхнулся на стул. Ринко сидела впереди и сейчас буравила меня совсем недобрым взглядом. Хмм, понятно, что я их несколько старше и опытнее, но совсем не скрывать свои эмоции... Мое мнение о Юто падает все ниже и ниже. Не замечать чувств своей подруги - это надо постараться. Хотя не только Ринко, но и другие одноклассники читались на раз. Японцы - добрые и открытые люди. Еще некоторое время класс шушукался, обсуждая мои слова, пока учительница не пригрозила оставить каждого нарушителя тишины после уроков.
   После обществознания на перемене меня окружило несколько парней, включая лучшего друга Юто Тайзо Масаки - наглого юноши с неестественно-рыжими волосами.
   - Приятель, это что за спектакль ты тут устроил? Перепутал сон с явью?
   - Пф-ф, не стоит так завидовать, Тайзо.
   - Что-о?! Ах ты негодяй!
   Масаки захватил мою шею в захват. Можно было бы посопротивляться. Пару приемчиков в армии я разучил все-таки. Но это ведь просто дети дурачатся. Не думаю, что начинать свою новую жизнь с конфликта - здравая затея. Со временем, когда он ближе узнает мой новый характер, Тайзо сам перестанет вести себя со мной как с недалеким сопляком. Пока можно и подыграть. Кто знает, может новый-я тоже смогу с ним подружиться?
   - У тебя ведь есть Ринко! А тебе все мало?!
   - Что-о! Масаки, думай, о чем говоришь! - подскочила Кузаки со своей парты.
   - Масаки-кун, прекрати приставать к Амакава! - влезла в разборки староста класса, Шимомуро Ю.
   Тайзо на удивление тут же послушался и отпустил меня.
   - Благодарю, староста.
   Я смог более внимательно осмотреть девушку. Очки, голубые глаза, заколка в форме крестика и средней длины волосы фантастического фиолетового цвета.
   - Все хотел спросить. Шимомуро-сан, это твой натуральный цвет волос?
   - Чего-о? С какого перепугу ты мог решить, что я крашусь?!
   - Ну-у, не знаю.
   - Разумеется, это мой настоящий цвет. У моего отца такие же.
   - Вот как? Хмм, было бы любопытно поглядеть на мужчину с таким цветом волос, - про себя усмехнулся я.
   - Ну-у, если хочешь, я могу вас познакомить...
   - Юто-о, - послышался грозный рык Тайзо. - Ты и старосту хочешь себе заграбастать?!
   - Масаки-кун! Прекрати валять дурака! - выдала Ю, слегка покраснев. - Перемена уже заканчивается. Лучше подготовьтесь к следующему уроку.
   Одноклассники потянулись к своим местам, и через несколько секунд действительно прозвенел звонок на урок. Все-таки удобно, что кабинет закреплен за классом, а не за учителем. Не надо бегать по всей школе.
   Именно в этот самый момент я понял, что это не мой мир. Нет, не другая страна, не прошлое. Совсем другой мир. Параллельное измерение, альтернативная вселенная и тому подобное. Что угодно, но не моя родная Земля. Россия... Память Юто услужливо откликнулась и выдала немного информации. Российская Империя во главе с императором, кровавым деспотом. Территория примерно с наш бывший Советский Союз, которого здесь никогда не было. Мятежи, концлагеря, чистки недовольных властью. В общем, вполне милая картина складывается о Российской Империи в голове у среднестатистического японского школьника. О-о, Япония ведь тоже Империя с императором во главе. В общем, какая-то альтернативная история. Никогда не любил сей предмет. Ну и ладно. Выезжать за пределы новой родины в ближайшее время не собираюсь, а уж если сорвусь, то вряд ли в Москву или Сочи.
   Учеба до обеденного перерыва пролетела довольно быстро. Благодаря памяти Юто я вполне сносно ориентировался в японском языке и истории. С точными науками у меня было больше знаний благодаря годам, проведенным в университете. Вообще, Амакава считался хорошистом, но при этом весьма посредственным учеником. И он был уверен, что в престижный универ ни за что не сможет поступить на бюджет. Токийский или киотский. Экзамены здесь строже, чем на моей старой родине. Жаль, конечно, но жилы надрывать ради зубрежки никакого желания нет. Взятка? Вряд ли финансы сироты позволят. В Такамии имелось несколько ВУЗов, а также филиалов столичных университетов. Да, помнится около полугода назад, Ринко рассказывала о своем желании по дальнейшей учебе в местном учреждении и так ненавязчиво интересовалась моим мнением. Юто отмахнулся банальным "пока не решил". Ну, в теории весьма неплохой вариант - переезжать в общагу не надо, плюс помощь подруги детства в учебе. Хотя все это уже начинает пахнуть свадебной фатой и обручальными кольцами. Кузаки мне симпатична из-за общих с Юто воспоминаний, но это точно не любовь. Не хочется ее чем-то обидеть.
   - Юто, идем со мной! - только подумал о ней, вот и Ринко.
   - Кузаки, куда ты его тащишь? - вмешался Масаки. - Мы еще не узнали подробностей о незнакомке в бикини!
   И откуда Тайзо выдумал про бикини?
   - Ты что-то вякнул? - в стиле заядлого гопаря произнесла моя милая подруга детства.
   - Н-ничего...
   С упорством бульдозера Ринко уверенно тащила меня по коридору, словно собачку на привязи. Встречные школьники поспешно убирались с дороги. Мы дошли до лестницы и свернули на пролет, который вел наверх. Тут я взглядом зацепился за предмет в конце коридора и у меня в голове словно что-то щелкнуло.
   - Ринко, постой, я возьму нам попить.
   - Юто, мне надо поговорить с тобой. Сейчас же.
   - Не торопись, я не убегу.
   Вырвав свою клешню из сильной женской ладони, я направился к торговому автомату по продаже напитков. Блин, даже в универе у нас такого не было, разве что в столовке. Не говоря уже про школу. Если бы нам-сорванцам притащили сей агрегат, то я уверен, что через сутки максимум его бы разобрали по винтикам. Так-так, что тут у нас. Баночки и бутылочки с зелеными чаями разных сортов, кофе со льдом, молоко с перцовым вкусом, шоколадный морс... Гхм. О, апельсиновый сок. Сойдет. Ринко возьму зеленый чай. Монетки сюда, теперь нажать, подождать... И... И что?
   - Эй, железный друг, где мой сок? - я легонько ударил по автомату сбоку.
   - Юто, что случилось? - подошла Ринко.
   - Представляешь, меня машина на деньги развела!
   - Брось. Я тебе потом попить куплю.
   Черт, как лоха поимели. Нет, так не пойдет.
   - А ну возвращай мои деньги!
   Со злости я ударил в место рядом с монето-приемником. На доли секунды мне показалось, что моя рука засветилась желтым светом. От такого слабого удара эффект был феноменальным. Образовалась вмятина, от которой пошли небольшие трещины. Что-то заискрилось, хлопнуло, запахло паленым, повалил дымок, механизм автомата заработал со щелчками и как-то дерганно. В лоток снизу упала баночка с соком.
   - То-то же, - произнес я удовлетворенно.
   - Юто, ты же мог автомат сломать. Почему он такой хрупкий?
   - Не знаю, - пожал я плечами.
   Однако на этом эпизод не думал заканчиваться. Истерично пискнув, железная машина по продаже напитков, стала высыпать монеты в выемку для сдачи. Металлический денежный поток и не думал останавливаться, пока мы с округлившимися глазами наблюдали за сим волшебным действием.
   - Я за учителем! - сказала Ринко и бегом бросилась в сторону.
   Оглядевшись по сторонам и никого не заметив, я довольно улыбнулся. Джек-пот!
  
   - Сае-ча... Кисараги-сенсей, скорее! Юто может пострадать, - услышал я отголоски разговора приближающейся парочки. Блин, не успел.
   - Все с твоим ненаглядным в порядке, как я погляжу.
   - Он не мой ненагляд... - потупилась Кузаки.
   Быстро осмотрев бешеный автомат, Кисараги-сенсей опустилась на корточки и резко вытащила шнур питания за задней стенкой. Адская машина затихла.
   - Мда. Амакава-кун, ты в порядке?
   - Да, сенсей.
   - Хорошо. Я сообщу в компанию по обслуживанию автоматов. Кстати, Амакава-кун, мне кажется, или твои карманы стали немного шире?
   - Хах. О чем это вы? У меня всегда были широкие карманы.
   Тут и Ринко обратила внимание на мои штаны и также быстро додумалась.
   - Ю-юто! Ты что, присвоил себе деньги из автомата?!
   - Совсем чуть-чуть.
   - Как тебе не стыдно! Никогда бы не подумала, что ты можешь быть таким жадным!
   - Я всего лишь одинокий сирота со скромным пособием. Я бы так хотел иметь богатых родителей или родственников, которые бы давали мне деньги на карманные расходы. Я мог бы позволить себе приобрести столько вещей, о которых давно мечтал. Компьютер, например, или мопед. Ринко ты так помогаешь мне постоянно, готовишь. А мне даже отплатить тебе нечем. Ни в кафе сводить, ни в парк аттракционов, ни достойный подарок купить.
   Моя жалобные слова заставили Ринко прижать руки к груди, а глаза заблестеть:
   - Юто-о...
   - Амакава-кун, ваша прочувствованная речь навевает грустные мысли, но все-таки потрудитесь освободить свои карманы от чужих денег.
   - Тс-ч. Не прокатило.
   - Кузаки-кун, а вам бы я советовала не поддаваться на провокации этого юного манипулятора. В Амакава-кун оказывается скрыты отличные актерские таланты.
   - Что?! Ю-юто-о! - мгновенно разъярилась Ринко, держа перед лицом сжатый кулачок.
   Под внимательным взглядом учителя, я со скорбной миной на лице выворачивал карманы. Собралась небольшая горка монет.
   - Кузаки-кун, если вас не затруднит, напишите, пожалуйста, объявление о том, что автомат не работает, и повесьте сюда.
   - Ой, Кисараги-сенсей, простите, но мне очень надо поговорить с Амакавой.
   - Что ж, я поручу кому-то другому. Только пообещай, что вернешь Амакава-кун целым и без переломов.
   - Обещаю, Сае-чан.
   - Кисараги-сенсей, Кузаки!
   - Извините, Кисараги-сенсей!
   Ринко словно тисками сдавила мою ладонь и потянула вверх по лестнице.
  
  
   Глава 2
  
   - Не могу поверить, ты украл деньги из автомата! - распалялась Ринко.
   Я огляделся. Виталий бы никогда не подумал, что на крышу школы есть доступ ученикам, хотя в памяти Юто что-то такое всплывало. По периметру шел высокий забор из сетки, по бокам стояли скамейки. Однако кроме нас людей не наблюдалось - пронизывающий ветер не располагал к посиделкам.
   - Но не это главное! Кто та девица, что мы видели утром?
   - Понятия не имею.
   - Не отнекивайся. Она назвала тебя милордом. Что это, из какой-то ролевой игры?
   - Охо-хо, какими ты вещами интересуешься, оказывается, "миледи" Ринко.
   Кузаки моментально вспыхнула, но смогла удержать себя в руках. А это довольно забавно - смотреть за тем, как быстро сменяются эмоции на лице подруги.
   - Сам-то, я смотрю, тоже любитель примерить чужие личины. Я же знаю тебя с самого детства. Когда ты успел так измениться?
   Я пожал плечами:
   - Тебе не нравится?
   - Не важно. Не уходи от темы. Кто была та девушка?
   До нас донесся скрип двери на крышу. Отворив створку, перед нами предстал Тайзо Масаки. Только какой-то бледный и сгорбленный.
   - С тобой все в порядке, дружище? - спросил я с беспокойством.
   - В полном. А станет еще лучше, когда я отведаю твоей печени, охотник!
   Масаки с безумными горящими глазами бросился в нашу сторону. Я оттолкнул опешившую Ринко. В отличие от прошлых приколов нынешнее поведение Тайзо совсем не выглядело безвинной шуткой. Так что пусть на себя пеняет. Я увернулся от протянутых в мою сторону рук, успев поставить подножку. Одноклассник полетел на пол, быстро перекатился и легко вспрыгнул на ноги.
   - Ар-гр, - послышался нечеловеческий рык от приятеля.
   Краем глаза я подметил тройной срез на своей рубашке в районе бока. Как только я перевел взгляд на ополоумевшего Тайзо, на меня напал ступор. Ногти парня превратились в настоящие когти черного цвета сантиметра три в длину.
   - Тайзо, Юто, прекратите уже свои... ролевые игры. Это не смешно!
   Но одноклассник никак не отреагировал на слова Кузаки, атакуя меня растопыренными когтями. Я перехватил левую руку и попытался провести бросок. Медленное тело! Тайзо успел достать когтями рубашку на спине и провести длинную борозду, слегка оцарапав кожу.
   - Ю-юто, у тебя кровь!
   - Сам знаю. Беги за учителем! Живее!
   - Но...
   - Я сказал быстро!
   Ринко уже было бросилась к дверям, как раздался мелодичный женский голос, слегка знакомый.
   - Нет нужды звать подмогу, деточка. Милорда защитить смогу я.
   Подруга нерешительно остановилась. На самой верхушке пристройки входа на крышу, сидела утренняя любительница лизать шеи. Тайзо в длинном прыжке прыгнул в мою сторону, чуть не задев когтями.
   - Раз можешь, так защищай! - крикнул я.
   Выждав момент, резко ударил Тайзо в скулу и разорвал дистанцию. Кулак отозвался болью.
   - Нет нужны вмешиваться. Сей низший одержимый не сможет нанести вам серьезного вреда. Справиться сами должны вы, милорд.
   - Сейчас я порежу тебя на ленточки, охотник! А потом закушу этой девкой!
   Извернувшись, я заломил руку Масаки за спину и повалил на пол.
   - Ну все, теперь не рыпнешься.
   Черт, тело на пределе. Уже выдохся. Не то, чтобы в прошлой жизни я был мастером спорта, но физические кондиции Юто оставляют желать лучшего. Неожиданно раздался громкий щелчок, и Тайзо ловко вывернулся, не обращая внимания на захват. Я отпрыгнул подальше. Парень с безвольно висящей рукой безумно засмеялся и прокричал:
   - Я чую твой страх и твою слабость! Тебе не уйти, наследник!
   Даже чуть-чуть благодарен этому парню за то, что своей болтливостью дал мне время слегка отдышаться.
   - Ринко, не подходи!
   - Я помогу! Вместе мы успокоим его!
   - Нет!
   Оскалившись, Тайзо обернулся в сторону подруги, выставив когти. Не успеваю, твою дивизию. Мелькнула смазанная тень, раздался глухой удар, и вот уже Тайзо валится на пол, а прямо из его тела выходит какая-то черная дымка.
   - Не в состоянии вы защитить себя пока, милорд, - молвила оказавшаяся рядом девушка, гордо выпятив бюст. - Тренироваться вам следует. Но для того я здесь. Чтобы защитить вас и наставить на путь охотника на аякаси.
   Незнакомка резким движение руки прочертила полосу во взвившейся мутной дымке, после чего та развеялась.
   - Кто ты?
   - Химари звать меня. Преданный аякаси Амакава.
   - А-а... постой.
   Поздно. Смазанная полоса, и девушка пропала с крыши. Дверь же не отворялась в это время. С четвертого этажа что ли спрыгнула? Впрочем, после сегодняшнего я готов поверить во все, что угодно.
   - Ю-юто, что происходит?
   - Пока не знаю, но обязательно выясню. Помоги мне. Потащим Тайзо в медпункт. Только говорить буду я. Что-то мне подсказывает, что не стоит особо распространяться.
   - Поняла. Ты прав, сначала поможем Масаки.
  
   - Ох-ох, что со мной? Будто стадо слонов потопталось.
   - Ты свалился с лестницы, Тайзо. Поскользнулся на банановой кожуре.
   - Юто? Лучше бы меня хулиганы побили или ревнивая красотка. Как позорно упасть с лестницы.
   - Ничего. Мы с Ринко никому не скажем, так что можешь выдумать версию покрасивше.
   - Спасибо, Юто! Ты настоящий друг!
   Молодая медсестра, сидящая неподалеку, обратилась к нам:
   - Судя по всему, пообедать вы не успели? Да и что-то неважно выглядишь, Амакава-кун. Ступайте домой, я сообщу вашей классной.
   - Нет, мы... - начало было Кузаки, но я перебил:
   - Спасибо, сенсей!
   Выйдя из медпункта, подруга тотчас пристала ко мне:
   - Юто, это не дело прогуливать уроки. Я понимаю, что ты беспокоишься о Тайзо, но все же...
   - То есть тебя не смущает, что я разгуливаю в рваных одеждах с синяками и царапинами по всему телу? Что Тайзо взяла под контроль какая-то мистическая хреновина, он чуть нас не убил, а потом его спасла незнакомая нам девушка?
   - Что? Кто еще его взял под контроль?
   - Ты что не видела дымку, которая вылетела из его тела?
   - Нет. Юто, по-моему, ты перенапрягся. Пожалуй, тебе и впрямь стоит отдохнуть. Я же останусь, потом принесу тебе конспект переписать.
   - Как знаешь.
   Хмм, не слепая же она в конце концов? Странные реакции на происходящее у жителей восходящего солнца. Ладно, встречу еще раз эту Химари, обязательно вытрясу всю правду. Ишь ты, милорду тренироваться нужно. Коза драная... Или нет, скорее кошка драная. Во! Почему-то мне показалось, что такое обзывательство как нельзя точнее характеризует грудастую девку.
   - Юто, а до того, как мы поднялись, ты правду говорил?
   - О чем?
   - Что ты мечтаешь о компьютере или мопеде?
   - Да, ноутбук бы не помешал.
   - Я поговорю с родителями. Уверена, они подарят некоторую сумму в честь дня рождения. Еще я добавлю. Может быть хватит на простую модель.
   - Ринко, спасибо! Я уточню в банке, сколько на моих счетах осталось. Возможно, я не такой уж и бедный.
   - Пожалуйста! С твоей спиной точно все в порядке? Может не стоило отказываться от обработки?
   - Царапина!
  
   Зайдя в ближайший магазин мужской одежды, приобрел пару простых однотонных футболок. Рубашку можно смело выкидывать в мусорку.
   Главный токийский банк назывался Nippon Central. Отделение в Такамии радовало чистотой, порядком и вежливыми служащими. Я было приготовился к очереди, однако меня почти сразу узнали и пригласили к менеджеру за один из огороженных столов.
   - Синдзи Хоко. Можешь обращаться ко мне Синдзи-сан, Амакава-кун.
   Я попытался вспомнить его лицо, но тщетно. Юто вообще в этот банк никогда не заходил, хотя пользовался его карточкой, и особо не интересовался, откуда на ней появляются новые средства. К нему лично на дом иногда приезжали работники банка, давали документы на подпись. То, что со мной обращаются словно с вип-клиентом приятно будоражит душу в предвкушении нехилых барышей.
   - Хорошо, Синдзи-сан. Я пришел поинтересоваться состоянием своего счета.
   - Конечно, я могу подготовить выписку по движению средств с вашего счета за последние полгода.
   - Хмм, я так понимаю, вы имеете в виду мою карточку? Я хотел бы узнать о том, откуда на нее переводятся деньги. И вообще, обо всем наследстве, что мне осталось от предков. Движимое, недвижимое имущество, счета, вклады.
   - Ясно. Устроит ли вас краткий отчет? Боюсь, что для полного надо сделать запросов в главный офис. Это может занять до нескольких часов.
   - Краткий устроит, - произнес я и, решив наглеть до конца, добавил. - Полный отчет прошу предоставить мне на дом.
   - Как пожелаете, Амакава-кун, - мужчина принялся щелкать мышью на своем компьютере. - Могу я узнать, чем вызван такой интерес к своему финансовому положению?
   - Пора бы уже. Осталось полтора года в школе, и надо думать, как жить дальше. Искать подработку, или так потяну.
   - Могу вас заверить, что искать работу на время учебы вам не потребуется. Согласно вашей истории, вы не тратили и половины положенного вам месячного лимита.
   - О как. Но на карточке не так много денег?
   - Раз в месяц она пополняется до фиксированной суммы, но не больше.
   Юто -- красавчик, сэкономил для меня деньжат.
   - Также я подумываю о приобретении ноутбука.
   - Это можно устроить. Расходы на учебу предусмотрены в договоре.
   - Мои родители постарались?
   - Нет, стандартная процедура для наследника в Японии. Полностью все ограничения будут сняты с вашим совершеннолетием.
   Еще четыре года, значит.
   - Вы сказали учебные расходы. Можно поподробнее?
   - Не думайте, что каждый месяц сможете себе позволить траты уровня ноутбука. Раз в год - возможно. Также вам будет оплачена учеба с проживанием в любом ВУЗе страны и некоторых филиалах заграницей.
   - Ого. Мои родители настолько богаты?
   - Клан Амакава был широко известен в определенных кругах. Но что конкретно за дела они вели, сказать сложно, - уклончиво ответил Синдзи. - Так, сейчас отправлю на печать. Принимайте.
   Я взял в руки небольшую пачку еще теплых листков. Акции трех японских компаний, название которых мне мало что говорило. Да и стоимости акций указано не было. Долевые паи нескольких предприятий в Такамии и городе Ноихара. Точно, дед с бабкой оттуда родом. Не уровня заводов и фабрик, а вроде магазинчиков и салонов услуг. Вот так да! Я прям богатенький буратино! Не олигарх, конечно, но тоже неплохо. Интересно, Ринко в курсе? Может, это она меня, наивного, водит за нос? Вот тебе и опытный мужик. Далее следовала недвижимость. Мой дом в Такамии и небольшое офисное помещение... Судя по предыдущему листку, там располагался магазин обуви. Вот по Ноихаре список шел более внушительный. Огромный кусок земли, особняк на туеву хучу квадратных метров, второй этаж торгового центра целиком и еще несколько более мелких владений. Хо-хо, беру все свои слова про плохой вариант обратно. Юто Амакава, гребаный мажор. И ведь живет в обычном домике, в школу ходит. Да через четыре года я такое устрою! Ух, мама не горюй! С таким баблом все девчонки будут мои!
   - Похоже, известия о наследстве подняли вам настроение, Амакава-кун.
   - Еще бы!
   - Хочу вас немного обрадовать и одновременно огорчить. Почти все наследство по Ноихаре от деда Генноске вы можете получить раньше совершеннолетия, но только после предъявления сертификата о регистрации брака. Так указано в завещании.
   - Вот подстава. И что, в случае развода, имущество делится пополам?
   - Именно так.
   - Спасибо, удружил, дедуля.
   - Не переживайте, четыре года пролетят незаметно. Тогда вы станете полноправным владельцем всего наследия клана Амакава.
   Вот снова он упомянул клан. Нехорошее предчувствие. При слове клан у меня одна ассоциация - мафия. Или якудза по-местному. Да еще вся эта мистическая хрень. Чую, так просто халява не дастся. Если Амакава -- клан якудза, должны же остаться где-то бойцы, или как их там? Бригада? Хотя одного бойца я уже встретил сегодня, как мне кажется. Еще и девушка молодая. Странно. Как она себя назвала? Аякаси? Потусторонним веет от этого слова. С другой стороны, якудза вполне могли дать звучные звания своим капитанам бригад. Там, демоны рэкета, или адские вышибалы.
   - А что тут за приложение к договору последним? Передача прав... управление вкладами... Джингуджи Лимитед, Тсучимикадо Компани.
   - Это партнерские компании, с которыми Амакава давно сотрудничали.
   - Дайте угадаю, они получали себе всю прибыль с предприятий и проценты со вкладов и акций? И сколько же они захапали за семь лет?
   - Верно, Амакава-кун. Но не стоит волноваться, наследство скоро перейдет под ваш непосредственный контроль.
   - Хмм, ладно. Можете дать мне контакт из Джингуджи? Надо будет найти время, чтобы обстоятельно побеседовать.
   - Минуту, - менеджер вышел из-за стола и скрылся в кабинете банка.
   Возможно мне показалось, но у Синдзи-сана как-то подозрительно забегали глазки. Ясно с ним все, пошел начальству докладывать. По закону я пока ничего не могу забрать. А жениться -- значит отдавать половину состояния в сомнительные руки. Ринко предложить что ли? А может этого она и добивается? Вообще, я сейчас слишком лакомая мишень. Что стоит этим Джингуджи Лимитед или Тсучимикадо Компани нанять плохих дядей, чтобы устранить небольшую преграду на пути к богатству клана Амакава? Короче, нельзя спешить. Пока денежки к ним идут потоком, резко действовать они не будут. Надеюсь.
   - Амакава-кун, здесь записан номер телефона и электронная почта осведомленного человека из Джингуджи.
   - Давайте решим с покупкой ноутбука.
   - Никаких проблем. Возьмете чек на оплату в магазине. Принесете сюда, все быстро оформим.
   - Тогда, до скорого, Синдзи-сан. Приятно было познакомиться.
   - Взаимно, Амакава-кун.
  
   Хех, раз цена не была оговорена, отоварюсь по полной. Не, самый навороченный ноут брать жаба давит. Все равно через пару лет устареет. Но и не из дешевых точно. Пообщавшись с консультантом, остановился на четырех-ядернике с хорошей видяхой и восемью гигами оперативы. Тяжелый, правда, ну да вместо гантелей пойдет. Понятия не имею, отстает ли технический прогресс в данном мире или наоборот опережает. Наплевать.
   Сумма на личной карточке оставалась приличная, поэтому я сразу взял бюджетный сенсорный телефон с большим экраном. А то на этой раскладушке даже в инет нормально не вылезти. Уже привык в прошлой жизни к всегда доступным соцсетям, поисковым и развлекательным сайтам. Беспроводной модем для ноутбука тоже прикупил.
   Набегался на неделю вперед. То за одеждой, то в банк, за техникой, снова в банк, обратно за ноутом. Потом до дома все это добро тащить. Незапертая дверь скрипнула, когда я дотронулся до ручки. "Уже ликвидаторов подослали?" - устало предположил мой мозг.
   - Юто, где тебя носит?
   - А, Ринко. По магазинам мотался.
   - А, Ринко?! Почему в твоем тоне я слышу разочарование? Или ты предпочел, чтобы тебя встречала эта Химари, да?
   - Бурчишь словно мы уже женаты.
   Я сбросил вещи в прихожей.
   - Ю-юто-о... - покраснела Кузаки.
   - Кстати, не хочешь выйти за меня замуж?
   - Что-о?! Что еще за шуточки, Амакава Юто?!
   - Ринко Амакава, разве не звучит?
   - Прекрати придуриваться! С такими вещами не шутят! Сегодня ты ведешь себя о-очень странно!
   Огонь-баба. Но все равно не по мне. Хотя подкалывать ее действительно весело.
   - А я и не шучу. Тут в банк зашел. Узнал, что оказывается меня ждет внушительное наследство. Только вот дед Ген условие поставил -- чтобы я женился. Вроде бы в японской империи разрешено с шестнадцати вступать в брак при согласии опекунов. Что думаешь? Поделим все по чесноку.
   - Я... не знаю... согла... то есть... Это слишком внезапно! Мне нужно время подумать. Да, всего лишь немного времени. Иди к столу, пока не остыло.
   - Спасибо. Я ужасно проголодался!
   Кузаки красная словно рак сидела напротив меня, стараясь не встречаться глазами. Я даже почувствовал укол совести.
   - Ринко, ты права. Такими вещами не стоит шутить. Извини. Пока я считаю, что лучше не предпринимать никаких резких шагов.
   - То есть как?! Надругался над девичьими чувствами и в кусты?! - обе палочки разом треснули в стальной хватке моей невинной подруги. Может чувства у нее и девичьи, но сила в руках явно мужицкая. Черт, язык мой -- враг мой. Зачем я это вслух сказал? Ох, чем меньше кулачки, тем больнее бьют.
   - Пощади, Ринко. Твой великолепный ужин уже просится наружу.
   - Хмпф. Только из уважения к еде. Она ни в чем не провинилась.
   Кузаки слезла с меня, смущенно отряхнула юбку.
   - Посуду сам вымоешь в наказание. Я пошла домой. И не забудь переписать конспекты. До завтра, Юто.
   - До завтра.
  
   Тем временем, в дешевом мотеле в пригородном районе Такамии болезненно худая девочка с безумными глазами и короткой лохматой прической лежала на кровати, болтая ногами, в окружении нескольких лаптопов и разных приборов связи.
   - Ку-хи-хи, что за отвратный сигнал в этом убогом мотеле. Совсем не к таким условиям привыкла. Впрочем, я знала, что здесь будет именно такое качества сигнала. Ку-хи-хи.
   - Нет, ну зачем эта мудреная система шифрования? Nippon Central, не могли хотя бы маленькую лазейку оставить? К маме что ли обратиться? У нее наверняка найдется скриптик. Ладно, поверхностной информации пока хватит.
   - Юто Амакава, вот и стукнуло тебе шестнадцать годиков. Совсем взрослый, ку-хи-хи. И сразу такой активный стал, а-ах. Словно... спал все эти шестнадцать лет. Да-а, прекрасный принц в мрачной темнице.
   - Тайзо Масаки, старшая школа Такамии. Попал в больницу с множественными гематомами и переломом руки. Одноклассник Юто-тян, ку-хи-хи. Именно в этот день. Далее покупка телефона и дорогого ноутбука. Судя по информации с принтера банка, запрашивал информацию о своем клане. Хотя бы это тебе известно.
   - О-я? Кто это у нас вышел в сеть на новеньком ноутбуке? Ну-ка, попробуем этот скрипт... Прошел... Ух, Юто-тян, с тобой так приятно иметь дело, ку-хи-хи. Что это мы ищем в поисковичке?
   На несколько секунд после увиденного девочка зависла, ее глаза закатились, а изо рта показалась струйка слюны.
   - КУ-ХИ-ХИ. Как интересно! Я вся в предвкушении! Ищем мы о том, кто такие аякаси, о клане Амакава, компаниях Джингуджи Лимитед и Тсучимикадо Компани. Не зря, ох не зря, решила проверить тебя в твой день рождения, мой милый Юто-тян!
   Девочка утерла слюну, которая уже начала капать на дорогую технику.
   - Шестнадцатилетний наследник клана охотников на аякаси хочет узнать, кто они такие. Сейчас лопну от смеха! - тут тон девочки резко поменялся, став угрожающим. - Мерухи Джингуджи, карга старая. Ты что не соблюдаешь договоренности между кланами? Ку-хи-хи, надо подумать, как это можно использовать. Я с нее стрясу все до последнего цента! Но почему сегодня все началось? Хмм, донесения от четвертого отдела об ауре сильной аякаси в Такамии. Я даже могла бы сказать кто это, но не буду. Разбирайтесь сами.
   - Охотник, что живет в городе... Но духи его не трогают... Спрятан... Кто? Артефакт. Свет. Свет изменяющий. Работал, пока наследнику не исполнилось шестнадцать... сразу нападение духа на одноклассника... Да... Багровый клинок Ноихары, больше некому.
   - Значит, Джингуджи Лимитед, ку-хи-хи. Наложили лапу на имущество Юто-тяяян. Двенадцатый клан силен... но метит выше. На место шестого клана. Ку-хи-хи, что же мне делать? Помочь Юто-тян с независимостью или поддержать союз двух кланов? А что будет выгоднее лично мне? Это становится все интересней!
  
  
   Глава 3
  
   Так ничего особенного не узнав, завалился спать. Мало того, что носился весь день, так еще и банально избили в школе. Аякаси -- больше на старинные сказки похоже. Духи мщения, духи животных. Тануки -- еноты с огромными яйцами. Странно что не с хреном. Было бы зачетным олицетворением комплексов японцев. Джингуджи и Тсучимикадо -- ничего интересного не узнал, пока не скомпоновал запрос со словом клан. Оказалось, что это тоже кланы, но упоминания почти везде подчищены. Эх-х, неохота влезать в разборки якудза. С другой стороны, куча бабла. Но я ведь совсем один -- раздавят и не заметят, под юбкой Ринко не спрячешься. Раз даже предки не сдюжили...
   Уф, снова тяжесть. Только на этот раз такая мягкая, приятная. Мятой пахнет. Раскрыв глаза, я имел удовольствие лицезреть Химари в белоснежной юкате, чьи почти выпрыгнувшие холмы касались моего живота.
   - Проснулись, милорд? С добрым утром.
   - Доброе... Что ты делаешь в моей постели?
   - Грею и греюсь, милорд. Люблю тепло я.
   - Это хорошее дело... Ты сказала, что ты аякаси Амакава, но чем ты можешь доказать, что не будешь вредить мне?
   Химари привстала, воинственно положив руку себе на грудь. Черт, она действительно красивая, с весьма внушительными и соблазнительными формами. Как фотомодель, только не тощая. Скорее, как актриса любовного жанра. О, святые интегралы! Я почувствовал шевеление в штанах! Ну если после такой картины бы ничего не произошло, на внуках можно было бы смело ставить крест.
   - Милорд! Я самый преданный вассал клана Амакава! Но даже не будь так, ни за что бы не оставила в беде вас. Не знамо мне, как доказать свои благие намерения... но...
   Девушка прильнула ко мне и начала снова вылизывать шею. Словно кошка в поисках сметаны. С чего это меня на подобное сравнение потянуло?
   - Там нет губ, Химари.
   - О, неужели, милорд уже созрел для более взрослых отношений. Тогда... Итадакима-ас!
   - Что вы здесь за разврат устроили?! - раздался взбешенный рев моей подруги детства. - Быстро отвали от Юто! Прилипала! Извращенка!
   Ринко подскочила к кровати и намеревалась было схватить Химари, но неожиданно гостья подхватила меня, дернула в сторону, и мы оказались в другом углу комнаты.
   - Опа. Уши. Кошачьи. Кстати, это от тебя у меня глаза слезятся?
   - Верно, а ведь раньше не было этой напасти. Ня-я. Человечка, что-то больно дерзко ты врываешься в спальню к милорду. Наказать тебя надобно.
   - Хочу и врываюсь! Между прочим, Юто мне вчера предложил стать его женой! И что за кошачий косплей ты тут устроила?
   - Сие есть не то, что ты обозвала богомерзким словом "косплей", а самые настоящие пушистые и гладкие кошачьи ушки и хвостик. Милорд, правда это, что вы предложили девице наглой породниться с великим родом Амакава?
   - Ну, это так... Дед Генноске подобное требование выставил, чтобы я смог вступить в права наследника раньше срока.
   - Коли так. Думается, что лучше меня на эту роль вам никого не сыскать, милорд. Я благовоспитанна, меня учил сам ваш дед в старых традиция клана Амакава. Кроме того, - Химари бросила взгляд на Кузаки, после чего положила руку себе на грудь. - Я весьма лепа телом, не так ли? В отличие... от некоторых.
   - Ты на что намекаешь, косплейщица поганая?! Кстати, по какому праву ты сама-то врываешься в спальню к Юто?
   - Мы есть друзья близкие. Много времени провели вместе в поместье Ноихара. Даже больше, чем друзья...
   Химари снова полезла лизаться, и терпение Кузаки лопнуло. Только на этот раз наученная неудачным опытом, нацелилась на мою бедную головушку. В самый последний момент успел подставить руку.
   - Ауч. Ринко, насилие -- не выход.
   - Тогда хватит к ней липнуть! Блин, мы теперь даже позавтракать не успеваем. Бегом в школу!
   - Слишком наглая человечка. Не будь вы знакомой милорда, разрубила бы на месте.
   Химари направилась к окну, чтобы по-видимому снова куда-то испариться.
   - Химари, стой!
   - Милорд, спасибо вам, я чудесно отдохнула и набралась сил, - на этих словах девушка облизнулась, что вызвало какой-то нечленораздельный рык у Кузаки. - Сейчас мне надо идти.
   - Стой! Я приказываю! Ты вассал клана Амакава, а я твой милорд! Приказываю тебе остаться и объяснить мне все наконец! - выпалил я суровым тоном.
   - Вы не помните ничего, милорд? - остановилась Химари. - Даже вашу преданну кошечку?
   - Эм-м, - я начал судорожно шевелить извилинами. - Я недавно поскользнулся и ударился головой о поребрик...
   - Неуклюжий милорд... Но разве не амулет то виноват, что от духов вас скрывал?
   - Что за амулет... Тот мешочек на веревочке?
   - Верно сие.
   - И... как он виноват в потери памяти?
   - Ю-то, мы в школу опаздываем! - влезла Ринко. - Потом о своем прошлом расспросишь.
   - Окей. Еще несколько вопросов, Химари. Сначала про амулет.
   - Прятал ауру охотника артефакт светоносный. А аура есть жизненная сила, суть людская. Влияние он оказал на ваше тело и разум. Видела я отца Синити Амакава в молодом возрасте. На полголовы выше вас был и шире в плечах.
   Просто замечательные новости! Юто, прости, что называл тебя амебой. Не твоя вина, что любящие родственники сделали тебя чуть умнее говорящего овоща.
   - Значит я еще вырасту?
   - Сие вельми вероятно.
   - Главный вопрос. Тот одержимый, как ты его назвала. Мог бы он убить нас?
   - С прискорбием вынуждена согласиться. Слабы вы пока как охотник, милорд. И если бы не помощь моя, быть вам пищей для аякаси.
   - А без амулета ко мне будут еще больше духов слетаться?
   - Истинно так.
   - Видишь, Ринко, я не могу идти в школу. Это слишком опасно.
   - Ну так надень этот амулет обратно!
   - Невозможно сие, глупая человечка. Когда мужчиной милорд стал, прекратил работать амулет светоносный.
   - Что значит стал мужчиной?! Ты уже успел с ней...?
   - Пока нет.
   - ПОКА?!!!
   - В шестнадцать лет согласно традициям кланов юноша становится мужчиной, - немного утихомирила разъярившуюся подругу Химари.
   - Как бы то ни было, Юто идет в школу. А все свои магические штучки забирай с собой и больше не появляйся.
   - Коли уйду я, недолго жить милорду. Этого ты желаешь, плоская человечка?
   - Плоская?! Ты грудастый монстр, тебе не место рядом с Юто. У него на тебя аллергия!
   - Ринко, хватит. Сегодня я не пойду в школу. Слишком опасно.
   - Юто, не неси чушь! Школа - важнее ваших... оккультных штучек.
   - Это не чушь! Могут пострадать невинные люди.
   - Верно милорд молвит. Генноске-доно всегда считал, что охотникам не место среди скоплений людей.
   - Если появится монстр, я смогу защитить тебя, Юто!
   Как же с ней тяжело.
   - Нет, Ринко, не сможешь. Разве ты не видела, с какой скоростью двигается Химари?
   - Она быстрая, спору нет. Но я - одна из лучших спортсменок школы!
   - Ринко, иди в школу.
   - Юто, а как же...
   - Ринко, иди в школу. Я постараюсь все выяснить и успеть к следующим урокам.
   - Хочешь с ней вдвоем остаться?! С этой кошко-коровой?
   - Корова, ня-я?! Милорд, дозвольте укоротить язык этой малявке безгрудой.
   - Не дозволяю. Ринко, иди в школу.
   - Но...
   - Ринко, иди в школу.
   - Я...
   - Ринко, иди в школу, - я вздохнул. - Сейчас разобраться в ситуации важнее учебы.
   Кузаки посмотрела на меня взглядом, как бы говорящим: "разве может быть что-то важнее учебы?"
   - Хорошо. Но если ты что-то сделаешь с Юто, я... я сдам тебя в питомник для животных!
   Я крепко прикрыл рот Химари рукой, дабы она не продолжила эту перепалку. Чую, они весь день могут собачиться. Или, скорее, кошатиться.
   - Удачного дня, - бросил вслед подруге.
   Дверь захлопнулась, и я почувствовал, как мои пальцы поочередно вылизывают и обсасывают:
   - Ня-ям. Рада бы с вами остаться я, ум-гха, но много дел предстоит сегодня. Ум-м-няя.
   - Куда тебе надо идти?
   - Духи, что силу вашу учуяли, мням-м, стягиваются к жилищу сему. Коли не проредить их, то может пострадать пристанище милорда. Умня-мнум.
   - Думаю, час-другой погоды не сделают. У меня вопрос по Ринко. Как-то она слишком странно все воспринимает...
   Я высвободил мокрые пальцы, взял Химари за руку и потянул на диван.
   - То естественно, ведь сильные аякаси могут влиять понемногу на мысли обывателей. Милорд, в школу вы не собираетесь, значит?
   - А что?
   - Немало времени я потратила, чтобы защитить здание, где несмышленных котят обучают. Много амулетов светоносных израсходовала. Теперь обыватели не будут принимать аякаси во внимание, даже если углядят их натуру нечеловеческую.
   - Поэтому Ринко так на Тайзо реагировала? Ясно. Итак, значит я - охотник на аякаси из клана Амакава. Как будто в мангу попал... - Юто не был большим любителем манги или аниме, но школьный друг часто одалживал ему эти японские комиксы, поэтому парень был в курсе. - У нашего клана есть какие-то суперспособности?
   - Истинно так. Сила ваша зовется свет изменяющий, свет переменчивый или свет подчиняющий. Вельми большими возможностями наделены наследники Амакава.
   - Значит и у меня есть сила... света?
   Великий макаронный монстр, как пафосно и бредово звучит.
   - Уверена в сем я полностью.
   - Получается, охотники на аякаси используют свои магические умения и союзных аякаси, чтобы истреблять других аякаси?
   - Немного не так, милорд. Вассалы аякаси есть только в клане Амакава. В Японии точно, про иные страны не знамо мне.
   - Окей. Значит наш клан славится силой света и вассалами-аякаси. Что-то еще?
   - Из существенного - ничего, милорд.
   Химари прижалась к мне, положив голову на плечо и захватив руку в мягкий плен, что вполне тянул на третий размер. Мысли закономерно скакнули в иное русло, тем более мы остались одни. Но сначала дело, потом потеха.
   - Тогда пойдем по порядку. Что делает наша клановая сила? Как работает, как активируется?
   - Члены клана Амакава могут наделять любые предметы невиданной силой. Даже обычная палка в ваших руках мощнее легендарного меча. Создаете печати, что на разум влияют. Артефакторами значитесь вы. Как работает сила света неизвестно мне. Простите вашу дурну кошечку...
   - Нет каких-то учебных пособий, там? Гримуаров?
   - Что-то наверняка есть в поместье Ноихара, но утверждать не могу.
   - Ладно. Разберемся. Теперь объясни мне, кто такие аякаси и с чем их едят.
   - Нет нужды вам есть аякаси, - Химари отодвинулась, с беспокойством заглядывая мне в глаза.
   - Да это выражение такое. Скажи, какой силы они бывают? Вот если сравнивать с одержимым?
   - Одержимого сильным назвать - значит погрешить против истины. Его даже умелый обыватель сокрушить может. Могущественнейшие из аякаси способны ударом одним стереть с лика земного целый город.
   - Значит, прав я насчет того, что могу подставить людей рядом под удар?
   - Истинно так. Генноске-доно всю жизнь прожил в отдаленном особняке в Ноихаре. В городах бывал только по работе охотника.
   - Мне тоже следует там обосноваться?
   - Не будет для меня большего счастия, коль вы изволите посетить дом родной.
   - Хмм. Химари, ты любишь меня?
   Девушка застыла и неосознанно снова выпустила белоснежные кошачьи уши и хвост. Выражение ее лица в этот момент было настолько забавным, что я невольно улыбнулся.
   - Плохо я разбираюсь в людских чувствах. Но коли поставить вопрос: люблю или нет. То конечно люблю, милорд!
   Химари прыгнула на меня, крепко обняв и снова начав вылизывать шею.
   - Апчхи! Мы с тобой раньше были близки? Прости, я не помню этого.
   - Мы с вами часто гуляли, милорд. Только вдвоем.
   - А почему ты пришла только сейчас?
   - Таков завет был, данный мне Генноске-доно. Найти вас пред вашим шестнадцатилетием, чтобы быть поддержкой и опорой, когда скрывающий свет исчахнет. А до тех пор жить и воспитываться вы должны средь людей. Я ваш меч, милорд. Я же ваш щит. Вы вольны распоряжаться мной, как вашей душе угодно.
   - Звучит несколько двусмысленно.
   - Во всех смыслах, ня-я-у.
   Плюс один, нет даже плюс десять к репутации прошлого Юто. Соблазнить такую красотку, да еще в столь юном возрасте. Это достойно восхищения. А какие у нее... Так, не отвлекаться.
   - Апчхи! Химари, можно попросить тебя...
   - На все готовая я, милорд, - аякаси привстала на диване, навострив уши и став крайне серьезной.
   - ...убрать свои кошачьи атрибуты. А то аллергия меня доконает. Надо лекарств купить в аптеке.
   - Простите милорд, совсем не думаю я о вашем удобстве. Лекарства не помогут, есть уверенность во мне, что тут замешана магия.
   - Э-э, меня заколдовали на аллергию кошкам? Кому это могло понадобиться?
   - Ня-я, особе противной одной...
   - Что за особа?
   - Мне правда пора, милорд. Чую я неподалеку нескольких аякаси. Может, отпустите вашу верну кошечку на охоту?
   - Мне с тобой можно?
   - Тяжко мне будет еще и за вами приглядывать...
   - И то верно. Мы ведь клан артефакторов, а значит не вступаем в ближний бой.
   - Не совсем так, милорд. Когда надо, Амакава вполне успешно сражались на передовой.
   - Даже так? Значит, надо поскорее овладеть своей силой.
   - Не переживайте, милорд. Всех ваших врагов я сокрушу. Ступайте в школу. Человеческие знания тоже важны.
   - Не переоцениваешь себя?
   - Я - бакэнэко, один из сильнейших аякаси Японии. Мало кто сможет противостоять мне на равных, милорд.
   - А другие аякаси Амакава? Ты ведь не одна?
   - Есть другие. Но меня хватит с лихвой, чтобы защитить вас, милорд.
   - Тебе не надо спать?
   - Надо... но сон чуткий у меня...
   - По возможности сообщи аякаси клана, чтобы они прибыли сюда для моей охраны.
   - Не нравится мне, что сомневаетесь в силах моих, милорд. Но ослушаться не имею права.
   Химари быстро лизнула меня в щеку и покинула дом, оставив после себя еле уловимый мятный запах.
   Неспешно переоделся, позавтракал и направился к школе. Да уж, встрял я капитально. Клановое наследие, охотники на нечисть, полуживотные аякаси, одержимые. На дальнейших планах можно ставить крест. А я уж думал в токийский ВУЗ перебираться с таким наследством. Или вообще забить болт и жить на проценты и текущую прибыль. Теперь болт точно придется забить. Большой и толстый. Если бы бабушкин (хотя вероятнее всего дедушкин) амулет работал, еще куда ни шло, но сейчас слишком опрометчиво оставаться в школе. Химари - аякаси, и для нее похоже человеческая жизнь не представляет особой ценности, кроме моей. Вспомнить хотя бы то, как она натаскивала меня, используя Тайзо. Ведь могла легко вырубить его вначале или вообще предотвратить одержимость. Но я же человек, и для меня жизни других людей, пускай малознакомых, значат очень много. Никогда себе не прощу, если Ринко, или кто из прочих детей этой школы пострадает из-за меня. Поэтому выход остается только один.
   Успел только к третьему уроку. Ринко кидала на меня подозрительные взгляды, но общее внимание на перемене приковал к себе не я, а Тайзо Масаки. Одноклассник с загипсованной рукой и несколькими пластырями на лице величественным тоном вещал толпе:
   - И тогда я крикнул ей: беги, я задержу их! Еще трое хулиганов с ножами и битой бросились на меня...
   - Юто, что Химари сказала? - подошла ко мне Ринко.
   - Ничего хорошего. Я сейчас притягиваю духов, поэтому мне нельзя появляться в школе. Что будет, если ты или кто-то из одноклассников пострадает из-за меня? Сегодня я пойду к директору, даже документы все захватил.
   - То есть?! О чем ты?
   - Я должен покинуть школу...
   - Нет! Не говори так! Мы расскажем полиции, и они разберутся с Химари и другими аякаси!
   - Хм-м, полиция, что борется против аякаси, зовется кланами охотников. Один из их представителей сейчас перед тобой.
   - И потом бандит произнес, сплюнув кровь, - услышал я отрывок монолога Тайзо. - Я уже позвонил братанам, они начистят тебе рыло!
   - Тогда мы обратимся к другим кланам охотников. Они должны помочь!
   - Здравая мысль, вот только интуиция мне подсказывает, что эти самые кланы могут быть замешаны в гибели моих родителей и деда.
   - Как же так? Разве твои родители погибли не в автокатастрофе?
   - Они наследники клана охотников на аякаси. Гибель в автокатастрофе - очень удобная отмазка.
   - Ю-юто-о, - жалобно протянула Кузаки. Да она ведь сейчас расплачется.
   - Ну-ну, все будет хорошо, подруга, - я осторожно приобнял девушку за талию, пока класс отвлечен. - Ты ведь сильная? Сильнее Тайзо?
   - Сильнее... хлюп...
   - Тогда ты можешь выдержать больше, чем он...
   - Падая из вертолета, я успел зацепиться руками за вывеску магазина, - роняя скупые мужские слезы, поведал Масаки. Ринко прислушалась к его словам. - Девушка осталась в безопасности, но тут я увидел ребенка в коляске посредине проезжей части. И прямо на него несся автомобиль якудза! Оставался только один выход. Я бросился под машину и принял удар на эту руку. Так была спасена жизнь ребенка ценой моего перелома!
   - Да уж, не знаю, смогу ли я выдержать подобное, - фыркнула Кузаки и быстро утерла выступившие слезы.
   Масаки - тот еще тип. Но благодаря ему удалось успокоить Ринко.
   - Ты забыл о трех мотоциклистах, что ехали позади машины якудза, - громко поведал я классу, вставая из-за парты и привлекая всеобщее внимание. - Если бы я не вытащил младенца, быть ему раздавленным под колесами.
   - Юто-о, так это был ты! Настоящий герой! - парень показал мне большой палец, сверкая ослепительной улыбкой.
   - До тебя мне далеко, Тайзо! - вернул я зеркальную улыбку.
   - Боже, Амакава, Масаки, вам бы сказки для детей писать, - резюмировала староста. - Или сюжеты для манги придумывать.
   - Хмпф, тут и придумывать ничего не надо. Достаточно автобиографию написать, - пробормотал я тихо, так что услышала только Ринко.
   Сосредоточиться на учебе никак не получалось, мысли мои плавали далеко от школьных дисциплин. Сначала погуглил термин бакэнэко на телефоне, спрятав смарт за учебником. Ерунду всякую пишут. Духи кошки, что устраивают безумства и кровавые бойни. Ничего общего с несколько экстравагантной, но вполне благоразумной и человекоподобной Химари. Вспомнив о словах моего вассала, я решил поэкспериментировать с магией, взяв простую ручку. Хмм, наверное, надо почувствовать силу внутри себя, а потом направить в предмет. Посидев десяток минут с полуприкрытыми глазами, действительно что-то нащупал. Нечто трудноуловимое и неописуемое. Оно было готово в любой момент выпрыгнуть наружу, и я разрешил ему поселиться в ручке. Ай!
   Я уронил пишущий инструмент, тряся обожженным пальцем в воздухе. Повалил дым и запахло паленым пластиком. Пришлось спешно извиняться перед классом, убирать остатки моих жалких потуг на ниве магии и проветривать помещение.
  
   После окончания пятого урока, который как раз вела наша классная, прозвенел звонок, отпускающий нас на обеденную перемену. Одноклассники весело загалдели и, прежде чем кто-то покинет кабинет, я громко обратился ко всем:
   - Друзья! Прошу минуту внимания!
   Я прошел к учительскому столу. Заинтересованная Кисараги-сенсей решила также остаться.
   - С сожалением вынужден сообщить, что с этого момента я больше не могу с вами учиться. Я должен уехать в связи с семейными обстоятельствами. Мне было очень приятно проводить с вами время... Дурачиться, учиться... В общем, спасибо вам всем, - я низко поклонился.
   - Амакава, куда собрался?
   - Что это значит?
   - Вот именно, Амакава-кун, - поправила очки учительница. - Что это все значит?
   - То и значит. Я вынужден покинуть школу на неопределенное время. Надеюсь, вы поможете мне, Кисараги-сенсей.
   - Ты сознаешь, о чем просишь, Амакава-кун?
   - Я не прошу, а ставлю вас перед фактом.
   - Какова же причина твоей внезапной отлучки?
   - Это дела клана Амакава, и вас они не касаются, Кисараги-сенсей.
   - Вот оно что. Летних каникул тебе не хватит?
   - Нет, сенсей.
   Учительница сняла очки, на секунду прикрыла глаза и помассировала переносицу.
   - Твой предыдущий классный руководитель немного рассказывал о вашем клане. И о просьбе покойного отца оградить тебя от всяких дел и от влияния деда. Но кто я такая? Простая учительница. Раз ты больше не можешь оставаться в тени, я не буду тебе препятствовать.
   - Спасибо за понимание.
   - Что еще за клан? А, Амакава? - посыпались вопросы от одноклассников.
   - Ринко, о чем он толкует?
   - Это решение Юто и так будет правильно, - встала на мою сторону Кузаки. - Между прочим, ему недавно исполнилось шестнадцать и согласно клановым традициям, Юто считается взрослым самостоятельным му-... мужчиной. Вот!
   Половину перемены пришлось отвечать на повторяющиеся вопросы, отбиваться от льющего слезы Тайзо и подозрительно сверкающих очков старосты. Под конец я пообещал иногда приходить в гости и подумать над тем, чтобы выбираться вместе с классом на школьные экскурсии. Также с меня в приказном порядке стребовали принять участие в поездке на пляж на ближайших выходных. Грозились поехать чуть ли не всем классом, а меня можно якобы и связанным транспортировать.
   Вместе с Кисараги-сенсей удалось достаточно быстро уговорить директора на мое отстранение сроком в один год. Думаю, его убедили мои слова, что независимо от решения директора, школу посещать я более не намерен. Главный дорожил репутацией заведения, поэтому предложил все оформить чем-то вроде академического отпуска. Ох, сдается мне, не вернусь я больше в эту школу. Ни через год, ни через двадцать. Немного даже жалко стало - успел привязаться к одноклассникам не только как прежний Юто, но и как Виталий.
  
  
   Глава 4
  
   Хороша жизнь холостяцкая, особенно с сексуальной аякаси под боком! После того, как я уладил формальности, на выходе из школы меня встретила Химари с вездесущим свертком.
   - У тебя там меч?
   - Родовой клинок Амакава, Ясуцуна.
   Даже у железяки есть имя. Я заметил, как Химари бросила сожалеющий взгляд в сторону школы.
   - Переживаешь за потраченные амулеты?
   - Нет, милорд! То есть немного...
   - Тогда что?
   - Любопытно было мне посмотреть, как милорд жил в школе, получал знания...
   - Так понимаю, у тебя нормального детства не было?
   - Детства? Я только с вами знакома была, милорд, но родители редко отпускали вас в Ноихару. Я - аякаси, не знамо мне как проходит детство у людей.
   - Понятно. На море со мной ведь поедешь?
   - Разумеется. Я тень ваша, милорд.
   - Вот и отдохнешь с моими друзьями. Как работа?
   - Духи не скоро сунутся к нам, - хищно усмехнулась Химари.
   - Прекрасно. Надеюсь ты не крошишь всех без разбора?
   - А что такое? Лясы с ними точить что ли, милорд?
   - Как все запущено. Пока я не овладею своей силой света... тьфу, падаван юный... Так вот, пока я беззащитен, могу рассчитывать только на союзных аякаси. А чем их больше на нашей стороне, тем лучше. Так что сначала надо поговорить, обсудить варианты, обрисовать им перспективы нахождения в нашем клане, смекаешь?
   - Ня-а. Аякаси те бесполезные, злобные и безмозглые. Негоже тратить время на пустую болтовню.
   - Пойдем через парк. У меня все еще море вопросов.
   - Как пожелаете, милорд.
   - В городе много аякаси? Мне кажется, я иногда вижу какие-то силуэты... или дымку.
   - Много, милорд. Но в основном слабые и безвредные. Сильные больше по лесам, да горам прячутся от охотников. А видеть их вы начали, поскольку аура охотника после снятия амулета приходит в норму.
   - А почему кроме Амакава никто не использует аякаси? Это связано с нашей силой?
   Проходя мимо пруда, краем глаза заметил что-то зеленое, торчащее из воды. Тина что ли. Химари также вскинулась и начала водить носом из стороны в сторону словно охотничья собака.
   - Чую духов я. Слабых. Пожалуй, мне стоит покрошить их, а вы будете наблюдать. Держитесь!
   - Сто...
   Химари одной рукой обхватила меня за пояс и понеслась через парк широкими прыжками. Завтрак упорно желал покинуть место своего пребывания, и мне пришлось зажмуриться, чтобы не вывалить его наружу.
   - Вот и они! Смотрите внимательно, милорд, как ваша меч элегантно оправит их на тот свет!
   - Стой, это приказ.
   Кошка замерла, настороженно зыркая из стороны в сторону и цепко сжимая Ясуцуну. Нескольких я заметил сразу. Духа, похожего на жирную гусеницу размером с большую собаку. Другой напоминал раздутого дикобраза-переростка. Еще два представляли собой забавных одноглазых колобков на тонких ножках. Плюс наконец проступили очертания тех созданий, что встречались мне в городе. Напоминали они бесформенные мутные кляксы или морских ежей. Не сразу, но до меня дошло, что валун на поляне также являлся аякаси. Но хоть убей, не могу понять, каким образом пришло ко мне это знание. На противоположной стороне поляны мне почудились водяные капли - словно висящая неподвижно стена дождя. Но спустя секунду влага испарилась. Интересными фокусами владеют парковые аякаси.
   - Кхем. Позвольте представиться - Амакава Юто. Наследник клана охотников на аякаси, повелитель этой милой кошечки и просто хороший парень. Могу я узнать ваши имена?
   Несколько секунд стояла оглушительная тишина, и все присутствующие аякаси, включая Химари, неприкрыто пялились в мою сторону.
   - Что тебе надо от нас, экзорцист? - произнес... камень.
   Где у него ротовое отверстие, любопытно. Или каким способом оно издает звуки?
   - В общих чертах, я живу тут неподалеку, Камень-сан. Поэтому решил поприветствовать тех, кто поселился рядом. Давно вы в этом парке?
   - Я - всю жизнь. Другие - недавно.
   - А, вот как, - протянул я. - Не желаете поступить на службу клана Амакава? Простите, я не успел подготовиться, поэтому ни образца контракта, ни визитной карточки оставить не могу. На данный момент клан Амакава интересуется аякаси боевых специальностей, но если имеются талантливые в других сферах, то могу рассмотреть в частном порядке.
   - Зачем тебе мы? Мы не ровня бакэнэко, Багровому клинку Ноихары.
   - Истинно так, милорд, - поддакнула кошка.
   - Отпадное себе прозвище придумала, Химари.
   - Сие есть титул мой в клане. С давних времен одна из рода бакэнэко служит Амакава. Договор наш нерушим.
   - Запереть бы тебя на ночь и... позадавать вопросов. Но позже.
   - На ночь, ня-я?
   - Отпусти нас, экзорцист, мы покинем твои владения.
   - Прежде я хочу кое-что спросить, Валун-кун. У вас и ваших... аякаси.
   - Они не мои.
   - А вы не разговорчивы, Скала-тян. Химари, есть ли способ проверить, говорят они правду или нет?
   - Солгете милорду, бошки поотрываю!
   - Благодарю. Итак, кто-то из вас угрожал жизни людей прямо или косвенно?
   Все как один ответили отрицательно. Полупрозрачные кляксы молчали, только ожесточенно махали отростками, не признавая за собой никакой вины. Я вопросительно посмотрел на Химари.
   - Не чую лжи, милорд. Но некоторые духи вельми скрытные. Лучше порубить их на всякий случай.
   - Хмм, Химари, я не успел просветиться насчет взаимоотношений аякаси. У вас так принято, что сильный поедает слабого, как у животных?
   - Мы не животные. Аякаси-каннибалы у нас вне закона. Хотя... такие аякаси обычно сильные и за ними могут добровольно последовать слабые духи.
   - У вас есть законы?
   - Это человеческое выражение. Устои, правила, традиции, называйте, как хотите.
   - Ясно. Итак, нападали ли вы на других аякаси с целью... съесть их?
   - Нет, нет, нет, нет...
   - Сопля на ножках, как ты смеешь лгать милорду?! - прошипела бакэнэко, выпуская уши.
   Аякаси на поляне развернулись в сторону гусеницы, после чего медленно стали пятиться подальше от нее. Кроме камня. Сомневаюсь, что он был способен передвигаться.
   - Пощадите, господин! Он просто такой вкусный был, я не удержался! - пропищала гусеница.
   - Химари, что за наказание получают каннибалы?
   - Смерть, милорд. Но как по мне, не стоило со всеми ними церемониться. Им только дай шанс, младенца из люльки утащат и обглодают до костей.
   - Ты можешь гарантировать, что они так поступят?
   Аякаси с тревогой ожидали решения бакэнэко.
   - Нет. Не могу, милорд.
   - Хорошо. Иначе я бы усомнился в твоем рассудке, ко...
   Мои слова прервал бросок длинного сегменчатого тела. Но Ясуцуна оказалась намного быстрей. Один замах, и половинки твари падают на землю. Секунда, и от гусеницы не осталась и следа, кроме еле заметного фиолетового пятна на траве. Остальные аякаси напряглись.
   - Что ж, правосудие восторжествовало, я полагаю, - голос слегка дрожал. Все-таки я мало что мог сейчас противопоставить таким монстрам. - Остальные свободны. Можете жить в этом парке, если не будете мешать людям. И подумайте над моим предложением. Если среди ваших знакомых есть сильные и разумные аякаси, передавайте им мои слова о вступлении в клан. Булыжник-сан, дикобраз-кун, колобки, кляксы, всего доброго.
   - Киннарохороботтчи.
   - Что?
   - Мое имя - Киннарохороботтчи, экзорцист, - произнесла каменюка.
   - Приятно познакомиться... Киннаро-сан.
  
   Когда страшная парочка из молодого экзорциста и печально известной среди духов бакэнэко удалилась, аякаси некоторое время даже не шевелились, словно не веря, что страшная участь миновала.
   - Мизучи, ты стравила нас с экзорцистом, загнала в ловушку, - грозно проскрипел голос камня.
   Остальные духи опасливо заозирались по сторонам, выискивая невидимку.
   - Что, прожилки трясутся, каменный зародыш?
   Буквально со всех сторон слетелись многочисленные водные капельки, образовав силуэт маленькой девочки в просвечивающем платьице. Зеленые мокрые пряди липли к голове и шее, а красные глаза с вертикальным зрачком насмешливо буравили собеседника.
   - Разве не тебя совет духов послал расправиться с экзорцистом, мизучи?
   - Меня никто не посылал. Я сама вызвалась, нано
   - И ты решила ослабить его для начала, согнав духов в парке своими водными барьерами?
   - Ты слишком низкого мнения обо мне, Киннарохороботтчи. Я бы успела вмешаться, если бы он решил напасть. Здесь, вблизи источника воды, у Амакава с кошкой не было ни единого шанса. И слишком высокого о себе - ваши атаки не нанесли бы Багровому клинку ни царапины.
   - Почему тогда ты не атаковала его? Ответь мне, мизучи!
   - Меня заинтересовали его слова, нано.
   - Ты опытная аякаси, а все ведешься на лживые речи экзорцистов.
   - Это мое решение.
   - Одумайся! Когда Амакава войдет в силу, даже тебе с ним не справиться, водный дух! Он наденет на тебя ошейник, посадит на цепь и заставит убивать себе подобных!
   - Не заставит-сс, - прошипела девочка, высунув длинный раздвоенный язык. - Я изучу его, и, когда придет время, нанесу удар прямо в сердце!
  
   - Так почему другие кланы не используют аякаси? Много их кстати?
   - Великих кланов двенадцать - тех, кто что-то представляет из себя в Японии. Не умеют обращаться с аякаси, вот и не выходит дружбы. Не то, что у нас с вами, милорд.
   - И это все объяснение? Ясно же как божий день, что сильные демоны могут стать хорошими союзниками.
   - Не ведомо мне, милорд, простите.
   - Почему вообще люди и аякаси враждуют?
   - Сложные вопросы, задаете. Я ведь обучалась искусству меча, да сражениям против аякаси. Еще в чайной церемонии разумею. Не объяснял мне дед Ген историю. Может, потому что многие аякаси считают людей пищей?
   - Кстати, что там с моей просьбой?
   - Исполнила я все, как вы и хотели. Я оставила Айю дом охранять.
   - Будем посмотреть, - протянул я в стиле известной медийной личности. Правда, на японском смысл менялся, ну да у данной фразы и на русском вряд ли имелось много смысловых оттенков.
  
   - Доброго дня, Амакава-сама. Меня зовут Айя, я фугурумо-йоби, дух конверта.
   На заднем дворе дома ответствовала передо мной юная худощавая девушка с ярко-голубыми волосами, стальными глазами, в длиннополом белом платье с широкими рукавами. Весьма миленькая, но даже по фантастическим меркам данного мира выглядит странновато.
   - Рад приветствовать тебя в моем доме. Будешь ли ты верно служить мне, как моему деду раньше?
   - Клянусь, Амакава-сама, в верности вам и роду Амакава, - без каких-то эмоций произнесла аякаси.
   - Прекрасно, - мысленно я потирал руки. - Химари, я так понимаю, артефактная мечница с высокой скоростью. Чем ты можешь быть полезна в сражении?
   - Эм-м. Простите Амакава-сама, Химари мне рассказала про ваше требование, но боюсь я малопригодна для боя. Я могу достаточно быстро перемещаться и доставлять послания.
   - Химари?
   - Больше я никого не знаю. Кайя почти бесполезна вне особняка.
   - А как же Гинко? - влезла Айя.
   - Гинко защитить милорда не сможет! Эта тупая псина!
   - Айя? - вопросительно уставился я на дух конверта.
   - Гинко - дух волка. Намного сильнее меня, но слабее Химари. Гинко хорошо умеет отслеживать других аякаси, охотников или магов.
   - Химари? - перевел взгляд на кошку, чуть склонив голову.
   - Эта блохастая волчица только воду баламутит. От нее пользы никакой!
   Я продолжал молча глядеть на раздраженную аякаси, отчего она словно вся сникла:
   - Виноватая я. Простите меня, милорд. Гинко стоило позвать первой. Просто ей тяжело вдали от леса.
   - Ладно. Я рад, что ты признаешь свои ошибки. Вызови волчицу сюда, у меня для нее будет задание. У тебя телефон есть, кстати?
   - Не треба мне сие, милорд.
   - Как ты с Ноихарой тогда связываешься? Через Айю?
   - Генноске-доно оставил мне амулетов разовых для связи. Но поскольку осветить новые некому, скоро они окончатся.
   Я переводил взгляд с брюнетки на... кхм... голубинку и обратно. Руки так и чесались. Быстро забежав в свою комнату, вытащил из дальнего угла тумбочки пустой ежедневник. Даже память Юто не могла подсказать, кто его подарил. Парень так ни разу не воспользовался им, а выкинуть пожалел. Нашел ручку и вернулся обратно к аякаси, с любопытством ожидающих меня снаружи. Зря я, наверное, все это затеял. Скорее всего в Ноихаре есть подробная картотека. Ну да фиг с ним. От дублирования информации никому хуже не станет.
   - Окей. Кто такие аякаси?
   Девушки озадаченно переглянулись.
   - А кто такие люди, Амакава-сама?
   - Резонно. Каких видов бывают аякаси?
   - Вельми множество их, милорд. Среди них духи животных самые сильные и лепные, - начала просвещать меня Химари. Еще бы их представительница плохо отозвалась о виде. Я записал информацию на первой странице. - Также бывают духи стихий, но то...
   - Постой, сколько всего стихий?
   - Э-э, шесть, кажется...
   - Семь, Амакава-сама. Огонь, вода, воздух, земля, молния, дерево и плоть.
   - Спасибо, Айя.
   Эх, вопросы растут в геометрической прогрессии.
   - А у духов животных есть своя классификация?
   - Как таковой нет, Амакава-сама...
   - Ня-гх, конверт, милорд у меня спрашивал!
   О, стоило только привести конкурента, как ценные сведения уже не надо вытаскивать клещами.
   - Не кипятись, Химари. Ты что-то хотела добавить, Айя?
   - Духи животных не равны между собой. Наибольший потенциал у кицунэ, бакэнэко и тануки. Девятихвостые лисы кицунэ во все времена наводили страх на аякаси и людской мир.
   - Но бакэнэко ведь тоже одни из сильнейших?
   - Это так, Амакава-сама.
   - Нья-я-я.
   Химари довольно вытянула вперед подбородок. Я на автопилоте протянул руку и начал почесывать.
   - Мурр-мя!
   - Так, не отвлекаться на кошачьи нежности! Мы ведь еще не все типы духов рассмотрели?
   Расстроившись от того, что я убрал руку, Химари сама прильнула ко мне и принялась ластиться, тереться головой и нежно полизывать в шею.
   - Еще ю-лей, призраки, ня-лорд.
   Я не смог сдержать улыбку от такого обращения. Пока я действительно больше ня-лорд, чем полноценный глава старинного клана.
   - Самые никчемные среди аякаси.
   - Не стоит забывать и про о-бакэ, привидений, Амакава-сама.
   - А в чем разница?
   - Призраки - души погибших, которым не нашлось места в загробном мире. Или по иным причинам остались здесь.
   - Мрур. Твой школьный друг призраком одержим был. Коли остался таким на пару дней, совсем рассудок потерял. Небольшие изменения тела, на большее призраки не способны. Еще могут в сны проникать, кошмары насылать.
   - Помнят они о прошлой жизни? С ними можно договориться? Клан Амакава не использовал их? Как разведчиков, например?
   - За все время моей службы в клане не припомню такого, Амакава-сама.
   - Ясно. А привидения?
   - Привидения - то есть ожившие сильные чувства людей. Коль злобные, будут смуту сеять и страх, коль добрые - радость и смех. Слабых привидений можно запугать, милорд. Однажды мы с Генноске в одном болоте набрали привидений, что испужались моей ауры и согласились служить. Потом натравили их на одну деревню. Что дальше там случилось, не ведомо мне. Дедушка в свои планы мало кого посвящал.
   Я положил свою руку на голову кошке и принялся гладить, что она восприняла крайне положительно, громко заурчав.
   - Что вы тут делаете? Ой, а кто это?
   - Ринко, привет. Это Айя, мой новый вассал. А это Ринко Кузаки, моя подруга детства.
   - Какая у тебя кожа тонкая... словно пергамент.
   - Благодарю, молодая госпожа, - Айя поклонилась.
   - Она дух конверта. Я слушаю лекцию об аякаси. Потом хочу провести несколько опытов.
   - Можно мне тоже послушать?
   - Конечно. Хотя... не хотелось бы навязываться, но я сегодня еще не обедал.
   - Хн-ф, надо бы истребовать с наследника клана зарплату как элитному шеф-повару, - жестом словно закатывая рукава, произнесла Ринко.
   - Мы подумаем над этим после дегустации. Так что тебе лучше постараться.
   - Ха! Да вы у меня тарелки съедите вместе с палочками!
   - Если еда так плоха, что ты кормишь милорда посудой, мне жаль тебя, человечка.
   - Р-р-р!
   - Химари, хватит уже издеваться над бедной Ринко! Только мне позволено это делать!
   - Вот-вот, только Юто позво... Что?! Хотите один рис на обед?!
   Успокоив и проводив Ринко, мы вернулись к лекции.
   - Итак, животные, стихийные, призраки, привидения. Кто еще?
   - Духи места, они или демоноподобные, про аякаси явлений еще слыхала, милорд.
   - Про духов предметов забыли. В отличие от зверей мы мыслим разумно и действуем только подумавши. Ой! Амакава-сама!
   - Химари, хватит. Что за детский сад? Прекрати жевать ее платье!
   - Нья, - сплюнула кошка. - Бумагой отдает.
   - Какие они бывают?
   - Самые разные, милорд. Когда о предмете долго заботятся, или испытывают рядом сильные чувства. Тогда появляется аякаси -- дух предмета. Как с привидениями. Коли владелец испытывал ярость и злобу, рождаются вещи вроде моей Ясуцуны.
   - Ясуцуна -- разумная?
   - Нет, милорд.
   - А станет?
   - Сомневаюсь. Если только ритуал провести.
   - Что за ритуал?
   - Не ведаю. Магический, наверное.
   - Так, ладно! Надоело!
   Аякаси встрепенулись и встали ровно.
   - Химари, ты будешь первой как первая встреченная мной аякаси... По крайней мере из того, что я помню.
   - Нья-я, рада я быть первой у вас, милорд.
   - Ксо, хватит сбивать с мысли! Возраст!
   - Мой, милорд? - удивилась кошка.
   - Свой мне известен.
   - Негоже спрашивать такое у девушки.
   - Я глава клана или кто?! Возраст!
   - Семнадцать, милорд!
   О, на год старше Юто. Я записал в дневник новые данные.
   - Родители!
   - Э-э, не ведаю я. Знаю только, что мать моя была бакэнэко, а отец -- простой дикий кот.
   Записываем. По-моему, Химари смутилась и немного расстроилась.
   - Рост.
   - Не знамо мне, но похоже одного с вами роста, милорд.
   Окей, метр с кепкой, то бишь метр пятьдесят восемь.
   - Вес.
   - Сорок.
   Я с сомнением осмотрел Химари с ног до головы. Да одни ее полусферы на пяток потянут. Надо бы наказать ее за дачу ложных показаний, ну да ладно. Запишем сорок семь.
   - Боевой опыт?
   - М-м, с пяти лет, милорд.
   Дед совсем оборзел. Хотя кто его знает, может в пять лет аякаси считаются взрослыми.
   - Тактика боя.
   - Рубить, кромсать, крушить! Ар-р.
   Ясно. Пушистый халк в юбке. Так и отметим.
   - Слабости? Чеснок там, колья осиновые, святая вода?
   - М-м, нет ничего такого. Воду не очень люблю.
   - Айя, оцени ее боевой потенциал по шкале от 1 до 10.
   - 8.
   - Че?! Хорошо подумала, конвертишка?
   - Любимая еда.
   - Рыбка! Жареная, вареная, сырая, вяленая, соленая, тушеная, копченая, в сырном соусе, в сметане, в...
   - Я понял. Слюну вытри. Еще что-то кроме рыбки?
   - Молочко люблю. Траву не люблю.
   Любопытная информация. Значит, аякаси-животные перенимают очень много от своего природного образа. Интересно, а как с конвертом?
   - Хобби?
   - Оттачивать мастерство, полировать Ясуцуну.
   - Играть с клубками ниток, - добавила Айя.
   - Нья-ха, ты нарываешься, бумажное недоразумение!
   Айя неожиданно пропала, не дав Химари сцапать себя. Я поводил головой кругом. На заднем дворе дома кроме нас с кошкой было пусто.
   - Айя, ты где?
   - Здесь, Амакава-сама, - раздалось... из моего кармана брюк. - У вас тут так хорошо. Тепло, уютно и безопасно.
   - Ни фига себе, - у меня задергался глаз.
   Я осторожно просунул руку в карман и вытянул бледно-белый старинный конверт с голубой окантовкой. Бумага трепетала у меня в руках.
   - Ах-х, Амакава-сама, где вы меня трогаете?! Я сейчас...
   - Ньяяяя!!!
   - Юто-о, что за бумажную оргию ты тут устроил?!
   - Это не то, что ты думаешь, Ринко! Просто проводили небольшое исследование.
   - На тему того, что возбуждает аякаси, милорд?!
   - Это... лишь побочный продукт... Как известно, самые важные открытия сделаны случайно...
   - А-а-х-х!
   - Я тебя сейчас на землю брошу, Айя!
   - Простите, - в вихре бумажных листочков перед нами материализовалась фугурумо, сияя розовыми щечками. В остальном же ее лицо ничего не выражало.
   - Стол накрыт. Идем, пока не остыло, - зыркнув на конверт, скомандовала Кузаки.
  
  
   Глава 5
  
   Мы прошли внутрь за истинной хозяйкой дома Юто.
   - Умня-я! Рыбка! - Химари бросилась к столу, сходу учуяв запах.
   Айя величественно прошествовала, словно говоря: "Эта кошка не со мной". Я присел за свое обычное место, положив дневник и ручку рядом, и принялся за трапезу.
   - Ну как успехи с... исследованиями? - поинтересовалась Ринко через некоторое время.
   - Движется. Если бы они еще относились к этому серьезно.
   - Юто... что ты думаешь делать дальше?
   - Собрать больше сведений. Про кланы, про аякаси. Проведать Ноихару. Скорее всего мне лучше туда перебраться, если особняк никому не сдают.
   - Это оскорбительно! - фыркнула Химари. - Никто не позволит сдавать клановый дом Амакава всяким проходимцам.
   - Но ведь и здесь неплохо, разве нет? - грустно спросила Ринко.
   Видимо уже поняла, что я не отступлюсь.
   - Не переживай. Буду писать тебе письма через Айю, например. Или лучше скайп установим. До Ноихары ведь недалеко?
   - Полчаса ходу на электричке, - подсказала Айя.
   - Да, я тоже хотела компьютер приобрести. Раз у тебя уже есть, будем связываться с помощью интернета! - повеселела Кузаки. - Когда разберешься со своими клановыми делами, вернешься в школу!
   Кто знает. Но вслух я ничего не сказал. Взгляд мой упал на дневник на краю стола. На обложке имелось специальное место для названия. Пораскинув имеющимся серым веществом, взял ручку и накорябал иероглифами: "Аякаси и я".
   - Вельми радует ваших верных вассалов, что аякаси поставили вы пред себя, милорд, - заметила кошка.
   - Это просто надпись.
   - Юто, ну как, понравилось?
   - Как всегда, бесподобно, Ринко.
   - Вкусная рыбка!
   - Животных не спрашивали!
   - Чего?!
   - Айя, пока они милуются, не уделишь мне время? - открыл я дневник на пустой странице, не обращая внимания на слитный хор: "Мы не милуемся!".
   - Конечно, Амакава-сама. Мое имя Айя, дух конверта. Осознала я себя где-то в тридцатых годах девятнадцатого века. Родителей нет. Рост метр пятьдесят три, вес около двухсот грамм. Тактика в бою -- снабжение припасами, передача информации. Объем внутреннего пространства примерно пять кубометров, максимум -- триста килограмм. По боевой шкале около 3. Слабости -- огонь, воду тоже не жалую. Любимых блюд нет. Хобби -- собирать почтовые марки.
   - Ого! - впечатлились обедающие, кроме Химари.
   - Ньях, что значит двести грамм?! - вычленила самое важное ушастое чудо.
   - Таков мой настоящий вес в любом облике. В человеческом я создаю некоторое давление, имитируя обычный вес.
   - Врешь! Так нечестно! В одном из ликов я тоже не больше трех кило!
   - Опачки. Что за лики?
   - Ничего особенного, милорд.
   - Химари?
   Кошка вздохнула.
   - Сильные аякаси имеют множество ликов, но есть среди них истинные. Я-человек, Я-с ушками и хвостом, Айя-человек, Айя-конверт -- все это наши истинные формы или лики. С ушами -- это мой промежуточный лик. Мне в нем комфортнее всего, поэтому я часто выпускаю кошачьи ушки.
   - Но есть еще один?
   - Верно, милорд. Хотелось мне показать вам его, когда мы приедем в Ноихару, дабы напомнить, как мы раньше время проводили вместе.
   - ...Кошка... белая кошка... обрыв... - накатило на меня неожиданно.
   - Вспомнили вы, милорд! - в прыжке обняла меня Химари, чуть не повалив со стула. - Вельми рада я!
   - Покажешь?
   - Наградить вас надобно, мурмя-я!
   Одежда Химари вдруг разом опала на пол, из-под нее выпрыгнула маленькая белая кошка с пронзительными сиреневыми глазищами. И сразу устроилась у меня на коленях, свернувшись клубком. Не погладить эту пушистую прелесть я просто не мог. В гостиной раздалось громкое урчание.
   - Вообще-то животных, принято выгонять из-за стола, - буркнула Ринко.
   - Как и плоскодонок, - парировала кошка.
   - Ого, ты и говорить можешь. Хотя, о чем это я? У тебя хотя бы рот и язык есть, в отличие от камня или конверта. Аппчхи!
   - Юто, помнится кто-то обещал мне заплатить за мои старания.
   - Конечно, Ринко. Как известно, в мире есть только одна вещь, что ценится выше денег.
   - Что же?
   - Информация! - я помахал дневником. - Устроит?
   - Устроит! Но я должна читать все обновления, если ты уедешь.
   - Гхм, не думаю, что оцифровывать важные сведения -- хорошая идея.
   - Поддерживаю, милорд, мур-р. Среди кланов охотников есть те, кто добывать информацию хорошо умеют.
   - Это важное замечание, Химари. Я даже антивирус на ноутбук не поставил, что шел в комплекте. Ты говорила, что кланов двенадцать? У них есть свои особенности, как у клана Амакава?
   - Да, Амакава-сама, - взяла на себя разговор Айя. - Первый клан Тсучимикадо, самый сильный, мастера печатей и барьеров. Второй клан -- Райто, правит почти всем Хоккайдо на севере Японии, боевыми молитвами владеют. Третий клан -- Кагамимори, храмовые жрицы мико, владеют глазом зверя, что по слухам сквозь личину любую видит, и волшебным зеркалом, которое может запечатать ауру аякаси. Четвертые -- Нобуна, владеют искусством шиноби, скрытно могут подобраться почти к любому аякаси, но в открытом бою слабы, - я только и успевал, что записывать. - Пятые -- Каннаги, мастера призывных сикигами. Шестые -- Амакава, артефакты на основе света переменчивого и личные клановые аякаси. Седьмые -- Таннадзаки, китайской магией и боевым стилем владеют, могут одним ударом в определенную точку убить человека и даже духа. Восьмые -- Шикимомуро, по слухам заключившие контракт со смертью, своими заклинаниями парализуют аякаси и наводят смертельный ужас. Девятые -- Якоин, имеют нечеловеческий разум, мастера по добыче информации, магические детективы. Десятые -- Киюн, молодой клан, про битвы с аякаси нет данных. Одиннадцатые -- Кибаджуба, по слухам проводят ритуал, который роднит их с диким зверьем. Двенадцатые -- Джингуджи, западной магией промышляют.
   - Спасибо, Айя! Хм-м, Джингуджи только двенадцатые? А я шестой?
   - Место значит способность бороться против аякаси. Амакава всегда были одними из лучших в этом деле. Джингуджи только недавно стали набирать силу. Также и верно, что лишь раз в десять лет примерно или по особому случаю проводят пересмотр рангов. Насчет Амакава, могу предположить, что решили не менять, пока вы не вступите в должность охотника.
   - Вот так новости.
   - Жутко это все. Шиноби, маги, - поежилась Ринко.
   - А меня признают, пока я ничего не умею?
   - Не думаю, Амакава-сама. Хотя боевые аякаси остались при вас. Не знаю, как решит совет охотников.
   - Я одна стою целого клана, милорд. Не извольте беспокоиться, - проговорило хвостатое создание, не вставая с моих коленей.
   - Химари, Айя, Гинко, Кайя, - это все вассалы Амакава?
   - Боюсь, что разбежались большинство вассалов после смерти Генноске-доно.
   - Генноске? А у моего отца Синити тоже были вассалы?
   - Не ведомо мне сие, милорд. Но он владел светом, поэтому вполне мог завести пару любовниц.
   - Ты на что намекаешь, кошачий демон? - буркнула Кузаки.
   - Кайя ведь женское имя? - спросил я.
   - Истинно так.
   - Дед спал с аякаси?
   - Юто!
   - Как можно, милорд! - взволнованно ответила кошка. - Генноске-доно никогда не позволил себе такого!
   - То есть человек не может спать с аякаси?
   - Не так выразилась я милорд! Все мы можем делать и даже лучше людей, но дед Ген любил свою жену, да и старый он был.
   - КОШКА!!!
   - Ня?
   - Химари, может вернешься в свой кошачий облик или оденешься?
   Аякаси смутилась... совсем чуть-чуть.
   - Нья-я готова вам показать, что мы ничуть не хуже людских женщин. Чувствуете тепло моего тела? Что это такое твердое тут, милорд?
   - Гха-а, - выдохнул я.
   - КОМОК ШЕРСТИ, я тебя на вискас пущу!
   - Нья-ха-ха-ха, - отпрыгнула голая Химари прочь от разъяренной Кузаки. - Сердишься, что не соответствуешь вкусам милорда? Слыхала я, что капуста помочь может.
   - Проклятый феромонный сисько-монстр! Что ты сделала с Юто?!
   - Со мной все в порядке, Ринко. Просто немного удивился.
   - Хватит лыбиться, не то на ужин будет кошатина! Оденься наконец!
   Постепенно накал страстей спал. Отцовские часы показывали уже начало пятого.
   - Так. Я хотел сегодня еще потренироваться со светом. Химари, пойдем в парк, раз с тамошней братвой уже познакомились. Что-то мои эксперименты на уроке не увенчались успехом. Ринко, не спорь. Так надо!
   - Слушаюсь, милорд!
   - Слушаюсь, милорд! - передразнила Ринко, все еще злящаяся на аякаси. - Юто нужна человеческая женщина, потому что он сам человек. Монстры с монстрами, люди с людьми. Рис отдельно, котлеты отдельно!
  
   Птички радостно щебетали, мягкий ветер волновал листву, бакэнэко крепко сжимала мою руку, радостно жмурясь.
   - Зайдем к знакомым.
   Идти пришлось минут пять, а ведь Химари потребовался всего десяток прыжков со мной в охапку. На поляне уже не наблюдалось той концентрации аякаси. Одна каменюка печально стояла... лежала, короче, находилась в центре. Тут вдруг воздух словно загустел и стал каким-то влажным, что ли. Непонятная тяжесть упала на плечи. Химари приняла боевой вид, положив руку на рукоять катаны. Несколько секунд мы напряженно озирались по сторонам, но все было тихо.
   - Зачем пожаловал, экзорцист? Закончить начатое?
   - Можно и так сказать! - обрадовался я, чувствуя, как воздух еще больше потяжелел. - Не уделите мне немного своего времени, Киннаро-сан?
   - Гхм, спешить мне некуда.
   Давление значительно уменьшилось. Неужто это способность каменного аякаси? Если перетащить его на задний двор, может выйти неплохой защитник.
   Я раскрыл дневник на чистой странице:
   - Можно еще раз узнать ваше имя?
   - Киннарохороботтчи.
   - Сколько вам лет?
   Некоторое время камень молчал, но потом все же выдал:
   - Около трех веков, экзорцист.
   - Ого, вы, наверное, очень мудрый и опытный?
   - Где ж ему эту мудрость добыть, милорд? - фыркнула Химари. - Наблюдая за ползаньем улиток или ростом травы?
   - Вы, бакэнэко, вечно спешите, оттого и сгораете.
   - Судя по всему родителей у вас тоже нет, Киннаро-сан. Оцените свою боевую силу по шкале от 1 до 10?
   - Не понимаю вопроса, экзорцист.
   - Ладно. Можете звать меня Юто-сан. Э-э, любимые блюда? Вам вообще надо питаться?
   - Раз в год две росинки и три крошки минералов из почвы.
   - М-м, хобби, увлечения?
   - Следить за жуками.
   - Нья-ха-ха, я же говорила!
   - Вам не скучно тут сидеть? Вы вообще способны перемещаться? Может вас куда надо доставить?
   - Чтобы уйти в другое место мне надо копить силу пять лет.
   - По-моему, это весьма печально, на пять лет быть прикованным к одному месту. Словно парализованный инвалид, - я захлопнул дневник. - Вроде бы есть такая компьютерная игра - симулятор жизни камня.
   - Правда такая игра есть, милорд?
   - Гх-у, похоже, люди понимают наш вид лучше, чем я думал.
   - Может, хотите переехать? У меня дома всегда весело и можно за многим понаблюдать!
   Секунд десять Киннаро не издавал ни звука.
   - Мне нравится этот парк... Юто-сан.
   - На нет и экзорциста нет. Пойдем, Химари. Я там видел одно хорошее местечко у пруда, пока ты меня тащила словно мешок картошки.
  
   После того как молодой охотник удалился, дух камня проскрипел в пустоту:
   - Видишь, на что готовы экзорцисты, чтобы заполучить нового раба?
   - Он не напал на тебя, - ответила маленькая зеленовласая девочка.
   - Он Амакава. Тот, кто сажает аякаси на цепь.
   - Как будто от тебя может быть много толку. Нано.
   - Люди держат животных в клетках просто чтобы глазеть на них. Думаешь экзорцистам нужна другая причина? Убей его, мизучи. Лучшего момента ты не найдешь!
   - Не указывай, что мне делать! Я - мизучи Сидзука. Я сама решаю, кого убивать, а кого миловать!
  
   - Химари-сенсей, я весь в вашем распоряжении!
   - Ня? - лицо кошки было донельзя довольным.
   - Гхм, давай все-таки отложим лизание и прочие слюнявые процедуры.
   - Ня-я, - разочарованно протянула бакэнэко. - Вы правы, милорд. Вам еще далеко до полноценного охотника. Для начала будем тренировать обнаружение духов. Дед Ген мог их видеть дальше меня. Закройте глаза, милорд. Свою ауру скрою я, а вы пробуйте сыскать. Ня-чали!
   Смежив веки, я очутился в темноте. Лишь небольшие цветные пятна плавали пред глазами, да шепот листвы успокаивал разум. Ну и как мне ее найти? Жаль, что дедушка не объяснял ей особенности родовой силы. Вообще, должны же остаться какие-то учебники, видеопособия? Хехе, представил, как дедушка Ген заливает на ютуб видео-гайд по управлению светом. Завтра надо точно в Ноихару сгонять. Может и не стоит сегодня напрягаться? Как бы та сила не сделала со мной то же, что и с ручкой в классе.
   Обратись к светлой стороне, о юный довакин. Хмм, нет, довакин из другой оперы вроде. Я даже очистить разум не могу. Сразу какая-то ересь в голову лезет. Кажись, маги обычно проговаривают заклинание вслух. И еще палочками махают.
   - Алохомора! - я взмахнул рукой.
   - Нья?
   - Слева!
   - То не считается, услыхали вы голос мой. Пробуйте дальше, милорд.
   Надо было аваду кедавру кастануть... Боже, что за идиотизм. Ладно. Ты попал в тело шестнадцатилетнего японца, наследника клана охотников на аякаси, тебя обучает прямоходящая и говорящая кошка в виде сексуальной модели, дома ждет голубовласое письмо, что способно таскать триста кэгэ веса... Удобно, наверное, ее в поход с собой брать. Триста кило тушенки. Большего идиотизма ситуации уже придумать нельзя. Смирись отрок и познай дзен!
   Спустя миг теплая и родная сила отозвалась... словно из каждой клеточки тела. Будто стадо муравьев ползали под кожей. И в голове тоже. Направить в глаза? Сгорят к хренам собачьим. Да и закрыты они, а значит, не в глазах дело. Я должен почувствовать энергию Химари. Наверняка она испускает какие-то кошачьи эманации. Ну что же свет, покажешь мне, где она?
   - Сзади справа.
   - Верно, милорд! А теперь?
   - Справа. Твоя аура пахнет мятой и кошачьей шерстью.
   - Я мылась вчерась, милорд!! Усложним задачу, ня.
   Только я чувствовал Химари, как она резко пропала. Надо еще повысить чувствительность. В лицо мне ткнулась какая-то легкая энергия... ветер походу. В ноги давила тяжелая, но спокойная сила... земли. Еще чуть-чуть несло со стороны пруда - чем-то вязким, мокрым и... не могу разобрать... холодным... но живым. Хладнокровным. Видимо, кто-то из обитателей водоема. Крутяк! Может, со временем научусь рыбу аки сонар видеть. Ну точно, на рыбалку, и Айю с собой в поход! Химари только не брать, не то весь улов схрумкает. Не отвлекаться, отрок!
   - Слева... вроде бы. Почти не чувствую.
   - Правильно, милорд, - Химари прильнула ко мне, и я открыл глаза. - Быстро освоились вы. Аура ваша ярче видится теперь. Думаю, станете вы сильнее дедушки своего со временем. До тех пор защитить вас смогу я!
   - Может что-то атакующее попробуем?
   - Не устали?
   - Есть немного, - прислушался я к себе.
   Значит, и поиск аур тоже выматывает. Не только в морально-духовном, но и физическом плане. Даже вспрел немного.
   - Но на еще одно занятие меня хватит.
   - Обождите минуту, милорд.
   Химари отлучилась к ближайшим зарослям и вскоре вернулась с длинной крепкой веткой.
   - Учить вас стойкам и ударам долго слишком, милорд. Да и результат появится не сразу. Потому силу вашу будем тренировать. Пробуйте подать свет в деревяшку.
   Ясно, каких-то пояснений и в этот раз не будет. Все сам, батенька, все сам. Хмм, в прошлый раз свет разрушил предмет. Может не надо напитывать весь, а только верхний слой? А руки я свои не опалю? Сосредоточимся на верхней части палки.
   - Милорд! Дым пошел!
   Я отбросил дымящуюся ветку в сторону.
   - Ну, первый онигири всегда комом.
   Снова взяв тренировочный снаряд в руки, взмахнул им несколько раз. Ничего не поменялось.
   - Парируйте, милорд!
   - Ась?
   Бам-с-с! Ударив ножнами, бакэнэко легко выбила палку у меня из рук. Я потряс ушибленными пальцами в воздухе.
   - Силу почувствовала я. Но очень мало. Слабейшего духа с большим трудом одолеете. Дерево - плохой материал, но дед ваш умел и с ним работать. Тут не помощница я вам, милорд. Простите.
   - Ничего. Спасибо, Химари-сенсей.
   Я поклонился как ученик наставнику.
   - Рада только я обучать вас, милорд, - мурлыкнула кошка.
   - Пожалуй, стоит закончить. Вряд ли я способен на что-то большее сегодня.
   Химари вдруг поникла и отвела взгляд в сторону:
   - Милорд, вопрос меня один снедает. Дозволите?
   - Конечно.
   - Вы тоже считаете, что рис с котлетами есть только отдельно следует?
   - Можно и вместе, - немного опешил я. - А что? А-а, так тебя слова Ринко задели. Химари?
   - Ня?
   Я подошел и быстро поцеловал девушку в губы.
   - Ня-ху-у! Не думала, что губы соленые у вас, милорд.
   - Вспотел просто, - улыбнулся я. - Пойду сполоснусь.
   Вода в пруду была прохладной и кристально чистой. Ни мусора, ни прочих отходов человеческой жизнедеятельности. Я с удовольствием зачерпнул полные пригоршни и обдал лицо водой. Душ мне сейчас не помешал бы. Открыв глаза, я вдруг увидел под водой две красные точки. Бледное лицо смотрело казалось прямо мне в душу.
   - Утопленница!!
   - Милорд!
   Химари подпрыгнула и оттянула меня на берег.
   - Осторожно! Я даже не почувствовала мизучи. Может быть сильной она.
   Сначала из воды появились зеленые волосы... полностью сухие и причесанные. Потом голова и неразвитое девчачье тело, скрытое сине-голубым сарафаном на бретельках. Хотя... не совсем скрытое. Трусики почему-то просвечивали. Даже можно было рассмотреть бело-голубую полоску на нижнем белье.
   В памяти Юто сразу всплыл подходящий термин. Лоли. Что означало маленькую девочку, но с неким сексуальным подтекстом. Тьфу ты. Только японцы могли придумать подобное обозначение. Нет, постойте-ка! Случайно не от "Лолиты" Набокова пошло оно? Во всем виноваты русские, как всегда. Нет! В России никогда не было похожего термина! Это все извращенные узкоглазые! Да! Не позволим опорочить святой русский дух даже в собственных мыслях!
   Я поглядел на малявку с превосходством:
   - Меня зовут Амакава Юто. Ты потерялась, девочка?
   - Охотник-сш. Что ты собираешься делать, когда обретешь силу?
   Химари резко обнажила Ясуцуну, уши и хвост. Выглядела бакэнэко крайне серьезной:
   - Мизучи - дух водный это. Очень сильный и древний. Нам надо уйти подальше от воды.
   - Догадливая кошка. Я уже около часа наблюдаю за вашими играми.
   - Хаш-ш-ш, - зашипела Химари в кошачьей ярости. Похоже, расстроилась от того, что не смогла засечь противника. Но нападать без моей команды не спешила, что радует. Я положил руку ей на плечо на всякий случай.
   - Так что ты собираешься делать, когда обретешь силу? Ответь мне, охотник!
   - Невежливо спрашивать, не представившись.
   - Мизучи Сидзука я. Нано.
   - Нано? Окей. Что собираюсь делать? Хм-м. Химари!
   - Да, милорд!
   - Спроси меня, чем мы будем заниматься сегодня вечером.
   Бакэнэко нервно шевельнулась, но глаз от зеленовласки не отвела:
   - М-м, чем мы будем заниматься сегодня вечером, милорд?
   - Тем же, чем и всегда, Химари. Попробуем завоевать мир! Му-ха-ха-ха!
   Похоже, злодейский смех мне не удался, поскольку Сидзука медленно проговорила:
   - Ты... шутишь, охотник? Отвечай серьезно, иначе эти слова станут последними в твоей жизни.
   - Откуда столько злобы в такой милой девочке? Словно я твоего любимого питомца живьем съел.
   - Охотники убили всю мою семью много лет назад.
   - Да-а, понимаю тебя. Мой дед тоже погиб в сражении с аякаси. Родители... не знаю, но возможно тоже. Это плохо, терять семью.
   - Нано... Значит, ты желаешь битвы, охотник?
   - Твои логические умозаключения меня поражают. Ты сильная! Вступай в клан Амакава! У нас есть печеньки и пушистые кошки для релаксации.
   - Зачем?
   - Вместе веселее!
   - Хочешь, чтобы я убивала других аякаси?
   - На самом деле меня сейчас больше волнуют кланы охотников. Но если на нас нападут аякаси, и с ними не удастся договорится, то да, их следует упокоить.
   - А другие аякаси? Что живут мирно вдали от людей?
   - Если они способны приносить прибыль, предложу им рабочий контракт! Шестидневная неделя, соцпакет, страховка, белая зарплата, легализация в обществе. Химари, у аякаси есть трудовой кодекс?
   - Нет...
   - Отлично! То есть, я хотел сказать, прискорбно. Уверяю, уважаемая мизучи, у меня и в мыслях не было заставлять аякаси пахать без отпусков и выходных!
   - Я... поняла твой настрой, нано. Но ты не ответил на мой первый вопрос, охотник.
   - Защитить себя и дорогих мне людей... и аякаси, нано.
   У мизучи дернулись кончики губ, видимо от раздражения окончанием моего ответа. Банально, но ничего больше мне не пришло голову.
   - Твои слова спасли тебе жизнь. Пока что. Я буду следить за тобой, охотник. И как только ты оступишься, расщеплю на молекулы.
   Мизучи говорила, словно прощаясь, поэтому я резко произнес:
   - Постой! Сидзука-сан, могу я задать вам пару вопросов?
   - Спрашивать даму о ее возрасте - дурной тон, нано.
   С этими словами девочка опала небольшим водопадиком.
   - Похоже, она и впрям следила за нами с Киннаро-саном, - сказал я, поежившись. - Вот значит, что за давление мы чувствовали.
   - Милорд, простите вашу нерадиву кошечку, что не углядела за врагом сильным.
   - Не вешай хвост. Мне тоже надо учиться чувствовать ауры. Пойдем домой, уже поздно.
  
  
   Глава 6
  
   Да уж, прошло всего пару дней моей новой жизни, а такое чувство словно несколько лет. Хотя, учитывая сколько воспоминаний я поглотил, вполне закономерно. Да еще вся эта потусторонщина. Жаль мизучи оказалась неразговорчивой. Водная аякаси даже мне показалось сильной. Любопытно, что будет, если несколько таких встроить в водопроводную систему города? Много ли удастся сэкономить? Так и не узнал ее тактико-технические характеристики. А что если она может минералку генерировать? Или воду опреснять? Это ж золотая жила! Ну вот, а еще считал, что во мне нет духа коммерции. Жалкие кланы, вы не знаете, что теряете, проходя мимо такой лакомой ниши. Хм-м, не стоит конечно сильно губу раскатывать. Пока мне встречались достаточно адекватные аякаси, но по словам телохранительницы вокруг много злобных духов бродит. И что-то... большая часть из них относилась к женскому полу. Нет, это явно неспроста. Айя с Химари настоящие красавицы. Полюбэ, дедуля в молодости тем еще ловеласом был. Небось и кастинги устраивал на вступление в клан. Как бы не через постель.
   - Химари, я помню твои слова о дедушке Гене. Но когда молодым был, как думаешь, не мог он ухлестывать за аякаси? За Айей, к примеру?
   - Не ведаю, милорд. Генноске всегда очень серьезным и строгим был. Как я с вами с ним самим не позволял обращаться, наказать мог. Не представляю, чтобы он бегал за Айей. С духом конверта дедушка редко общался, по нужде только. Айя не умеет выражать чувства как человек. Хоть и пыталась я ее расшевелить.
   Дома витали вкусные запахи еды. Еще тянуло клубникой. Похоже Ринко душ у меня принимала, ее шампунь я запомнил.
   - Юто, я там ужин и на завтрак немного приготовила, Айя на стол подаст вам. Фу-у, ты потный весь. Чем это вы с кошкой занимались, а?!
   - Тренировались. С камнем пообщались, лоли одну встретили.
   - С камнем? Совсем крыша поехала?
   - Невежественная человечка, не смей сомневаться в словах милорда!
   - Ринко! Меня зовут Кузаки Ринко!
   - На память не жалуюсь я, человечка.
   - Ох, как мне хочется врезать по усатой морде. Юто, я пойду домой, мне еще уроки на завтра делать.
   - Окей, мы завтра в Ноихару поедем.
   - Насовсем?!
   - Нет, навестим. После поездки на море будем думать о переезде.
   - Ясно. Береги себя, Юто. Утром я еще зайду перед школой. Айя!
   - Да, молодая госпожа?
   - Чтобы никакого разврата в этом доме, ясно?
   - Будет исполнено, госпожа.
   Спелись походу. Подруга детства ушла к себе, а я устроился на диване с ноутом. С едой решил обождать - еще не отошел от занятий в парке. Скорее всего, физическую выносливость мне также следует тренировать. Может, свет - это смешение моих духовных и телесных энергий? Инь, янь и хрень. Хренью в данный момент являлась Химари, развалившаяся на диване в одной футболке (моей) и трусах и настойчиво пытающаяся привлечь мое внимание. Играла с какой-то веревочкой...
   - Химари, не трогай завязки от моих шорт! Я занят делом, не видишь?
   - Нья. Тогда с вашего дозволения я погуляю по округе немного.
   - Давай. Только безобидных духов не трогай. Тех, что сами не нападают.
   - Слушаюсь, милорд.
   Бакэнэко потянулась, отчего футболка задралась, открывая вид на белоснежные трусики с маленьким розовым бантиком.
   - Меня такой примитивной провокацией не отвлечь, - выдал я, с трудом отводя взгляд.
   Вжих-х! В диван между нами по самую рукоять вонзился какой-то кинжал с витиеватой рукояткой.
   - Конверт! Ты что творишь?!
   - Никакого разврата в этом доме. Так сказала молодая госпожа.
   - Ня-ладно. Я на улицу.
   Кошка покинула гостиную. Надеюсь, она не в таком виде разгуливать собралась?
   - Хах. А если бы ты промахнулась?
   - Я не промахиваюсь, Амакава-сама.
   - Ты точно лишь третья по шкале до десяти?
   - Вы сейчас на планке в полтора пункта, не больше, Амакава-сама. К тому же, не все можно измерить цифрами.
   - Согласен. Жизнь посложнее рпг. Кстати, кроме марок чем ты в свободное время занимаешься?
   - Отдыхаю в шкафу на полке, Амакава-сама.
   - Хочешь, игрушку тебе скачаю, чтоб скучно не было?
   - Раз такого ваше желание...
   Я с трудом вытащил кинжал из дивана. Какой-то старинный клинок с тонким лезвием. Да-а, хорошо, что эта девица на моей стороне.
   - Это из твоего... хранилища?
   - Верно, Амакава-сама.
   - Что еще там есть?
   - Проще показать, чем перечислять.
   - Давай. Наверное, много места надо? Пойдем в прихожую.
   Я с некоторым сожалением оторвал свою задницу от мягкой сидушки и проследовал в коридор.
   - Бу-э-э-э-э.
   Айя широко раскрыла рот, и из нее потоком повалило разное холодное и метательное оружие, вперемешку с какой-то полупрозрачной жидкостью. Меня самого начало мутить от такой картины.
   Чего тут только не было! Катаны, танто, кортики, сабли, сюрикены, столовые ножи... Древний автомат, похожий на немецкий...
   - Простите, Амакава-сама, это из другой секции, - конверт снова раскрыла рот и быстро заглотила автомат.
   Мне, человеку двадцать первого века было очевидно преимущество огнестрельного оружия.
   - Пистолета не найдется?
   - Есть, Амакава-сама. Но я бы не советовала полагаться на технику. Генноске-доно с мечом мог запросто победить роту военных. Пули быстры, но мысль быстрее.
   - Ты отчасти права. Но сейчас пистолет мне бы совсем не помешал. Правда, боюсь спрятать негде. Обязательно привлеку внимание.
   - Амакава-сама, бу-э-э-э, держите.
   Я аккуратно двумя пальцами принял небольшой дамский пистолетик, изгвазданный в склизкой слюне. Очень ярко вспомнился один киношный эпизод, когда Уиллу Смитту вручали его первую пушку.
   - Он стрелять то сможет после такого хранения?
   - Не беспокойтесь, Амакава-сама, знаю я основы обращения с огнестрельным оружием. Завтра высохнет и будет как новенький.
   - Благодарю, а-а...
   - Остальное я уберу и пол вымою.
   - Хорошо. Спасибо.
   Блюющая оружием голубоволосая красавица - что может быть прекраснее? Даже и не знаю, какой мир более экзотичен: инопланетяне и люди в черном или блюющие аякаси и кланы охотников? Да уж, прочно застрял у меня в голове этот способ доставки оружия. Пистолет пока положил в карман шорт. Со стороны почти не заметно. Надо будет пострелять по банкам. В прошлой жизни только с калаша шмалял в армии, да в тире с пневматики.
   О, идея! Я взял ноутбук. А есть ли Виталик в этом мире? Может йен ему японских отправить, то-то он удивится, хах. Так, что там у нас с RU зоной? Нет доступа, хмм...
   "Введите титульные данные для входа на смотрину, расположенную в крае ответственности Российской Империи. Затитулироваться вы могете в ближайшемъ цензорном средоточии, представив указивки, удостоверяющие личность, а также заверенные в главке губернии справки 412-У и ТКИПФ-3. Для лиц иностранных государствъ. Подайте прошение в посольство Российской Империи. Срок разбирательства до полугода. Обращаем ваше внимание, что при попытке недозволенного доступа или утяже данных согласно статье 86 уголовного уложения Российской Империи может последовать наказание вплоть до смертной казни. Благодарим за пользование услугами братии Клязьма-Связь."
   Я натурально выпал в осадок. Вот тебе и иной мир. Если меня и в предыдущие пару дней не тянуло к березкам, то теперь хочется держаться от матушки-родины как можно дальше.
   Прошерстя мировой интернет, не сильно отличающийся от привычного по прошлой жизни, наткнулся на занятный фан-сайт, посвященный какой-то косплейщице. Серо-седая девушка с внушительным бюстом щеголяла в старинных и одновременно весьма фривольных платьях. Еще на сайте имелись фотки ее в костюме ведьмы - черная накидка и смешная широкополая темная шляпа. Метлы не хватает, ей богу. На лбу у девушки красовалась татуировка в виде смайлика. Оригинально. Комментарии гласили о том, какая "сумеречная луна" няшка и как бы ей все вдули. Как я вообще сюда попал?
   А, ясно. Джингуджи Куэс зовут девушку. Весь несерьезный настрой сразу испарился. Учитывая, что мне известно про кланы, не удивлюсь, если то не косплей, а настоящая боевая форма. Западная магия. Клан, что захапал наследство Амакава. Позвонить им чтоль?
   Телефонный разговор с представителем клана Джингуджи, про которого мне сообщил служащий банка, не принес ничего нового. Вежливые фразы, размытые формулировки. Разговаривал со мной словно с идиотом.
   Дабы немного отвлечься от неприятных дум, поискал видеоролик одного мультика про мышей, который вспомнился мне в разговоре с Сидзукой-сан. Грини и Брейн. Мда. Альтернативная история такая альтернативная. Впрочем, других отличий в ролике-заставке к анимационной серии я не заметил. На японском смысл стихов порой сильно отличался от русского перевода.
   Конверту еще игрушку обещал. Любопытно, что там на поприще геймерском творится? World of Linage? Фри-ту-плэй. Поставлю на закачку.
   - Айя, что там похавать есть?
   - Я разогрею, Амакава-сама.
   - Не надо. Я так.
   - Но...
   Отстранив аякаси, быстро накидал себе в тарелку остывшего карри с рисом. Есть не то чтобы очень хотелось, но надо сделать это тело более боеспособным. Пускай и за счет жировой прослойки. Как римский гладиатор буду, или, если брать местную специфику - как мини-суммоист.
  
   Бакэнэко стояла на четырех конечностях в получеловеческой ипостаси перед загнанным в тупик мелким незуми, крысиным духом. Аякаси чуть ли не терял сознание от страха, выпучивая глазки-зенки в сторону своего природного злейшего врага. И надо же было попасться не на пути нэкоматы, кошки двухвостой, от которой еще можно улизнуть, а встретить настоящую бакэнэко, к тому же натасканную самими охотниками на аякаси.
   - Нья-ха, что же ты не нападаешь, крысеныш?
   Капелька слюны стекла по подбородку кошки, хвост дергался из стороны в сторону. Незуми сильнее вжался в стену забора:
   - Н-не тяни время, бакэ-бакэнэко... У-у-у крыс тоже есть го-гордость! - отчаянно заикаясь, пробормотало создание.
   - Ну так напади на меня, трусливая тварь! Давай, чего ты ждешь?
   - Я-я... нет шансов...
   - Тс-ч. Для кого ты вынюхиваешь тут возле дома милорда?
   - Не для кого. Не знал, что тут охотники живут. Пощади, Багровый клинок.
   Тон незуми стал чуть более уверенным. Не убили сразу, значит еще есть шанс.
   - Если бы не приказ милорда... я бы с тобой поигралась, ня-я. Беги отсюда, крысиное отродье, и чтобы я ваше племя здесь не встречала больше!
   Повторять дважды незуми не потребовалось.
  
   Химари вернулась в несколько раздраженном состоянии:
   - Милорд, не пора ли вам в кроватку?
   - Гхм, еще десяти нет.
   - Но вы же носом клюете, я вижу.
   - Ты права. Вообще сил нет. Но сначала освежусь.
   Я закрыл крышку ноута и потянулся. Помыться и баиньки. И пусть злобный мир духов подождет.
   - Ты Гинко вызвала?
   - Ночью будет лучше, при луне, милорд. Тогда волчица сильнее, меньше сил амулета тратится, на дольше хватит.
   - Завтра мобильник тебе купим. В Ноихаре ведь есть телефон?
   - Да, Амакава-сама, прикажете связаться? - встряла Айя.
   - Конверт, то мое задание!
   - Амулеты света я потом еще сам изучу, так что лучше лишний раз не использовать. Айя, действуй.
   Теплые струи из душа приятно омывали усталое тело. Синяки от встречи с Тайзо уже пожелтели, и скоро грозили совсем сойти на нет. Любопытно, может с аурой у меня и регенерация усилилась? Юто любил плескаться в ванной, намешав туда предварительно какого-то солевого средства с хвойным ароматом. Я было хотел тоже попробовать, но лень победила. Быстро намылившись, сейчас просто отмокал под душем, прикрыв глаза. Все-таки ванная у Юто огромная, как и домина в целом. И это даже не средний класс. Сказывается разный уровень жизни в странах.
   Согревающие потоки воды плавно замедлили свое течение. Как-то загустели и потяжелели. Хмм. Я открыл глаза. На моей груди зависли водяные капельки, а новые быстро прибывали. Все случилось за пару секунд. Вот струйки образовали прозрачные отростки, потом целиком водянистые ручонки. На спине почувствовалось тяжелое прикосновение, а на плечо опустился маленький подбородок. Гостья висела сзади меня, обнимая за шею. Без одежды.
   - Я же говорила, что буду присматривать за тобой, охотник, нано.
   - Гхм, неужели подразумевался столь близкий контакт, Сидзука-сан?
   - О-хо, а ты не робкого десятка, Амакава Юто-кун. Неужели к тебе каждый день приходят убийцы от аякаси? Слыхала, скрывался ты раньше от духов.
   - Ну, я так понимаю, если бы ты хотела, то уже прикончила меня.
   - Не страшно?
   - Страшно.
   - Правильно, охотник. Много жизней я прервала, еще больших покалечила. Но пока можешь спать спокойно. Не трону я тебя, пока во зло не обратишься. Продолжай водные процедуры. Вода - есть величайшее благо, основа жизни на планете...
   - Милорд, дозвольте вашей невинну кошечке потереть вам... Нья-ха! Мизучи, ты что здесь делаешь?!
   - Тру спинку, не видишь, нано?
   Сидзука обхватила мой торс ногами, крепче прижавшись к спине, и начала елозить вверх-вниз.
   - Химари-сан, я не потерплю разврата в этом... Амакава-сама, как это изволите понимать?
   Мизучи продолжала активно тереться о мою спину. Бакэнэко с выпущенными ушами стояла, растопырив руки и готовясь прыгнуть в любой момент. Я смущенно прикрыл причинное место руками. А то нечестно. Сидзуку не видно, Химари обмотана полотенцем, Айя в платье. Один я голышом.
   - Не виноват я. Она сама ко мне пришла! И вообще, я не знал, что аякаси - такие извращенные существа!
   - Мы не...
   - Скажите еще случайно втроем в ванне собрались, пока я моюсь! - повысил я голос.
   - Ня-я...
   - Нано...
   - Фьють, - конверт распалась бумажными лепестками, исчезнув из ванной.
   - Тебе, Химари, отдельный выговор устроить?
   - Но мизучи...
   - Брысь!
   Спустя секунду от кошки осталось только медленно опадающее полотенце. Я поднял его и обмотал вокруг собственных чресел.
   - Вот мы и остались наедине, нано.
   - Водный дух, я уже чист, благодарю за помощь.
   - Не за что, нано.
   Я не видел ее лица, но готов поклясться, что эта проказница улыбается. В следующее мгновение в ванную ворвалась одетая в свою привычную юкату Химари с Ясуцуной наперевес.
   - Пригнитесь милорд, чтобы голову не задела.
   - Ладно тебе. Сидзука принята пока на испытательный срок. Не трогай ее.
   - Скорее уж ты, охотник, на испытательном сроке, нано.
   - Ну-у, пусть так. Если собеседуемый действительно редкий специалист, то устроить работодателю проверку вполне нормально. Наверное. Может все-таки слезешь? Близкий контакт с начальством у нас в клане не поощряется. Еще в суд на меня подашь.
   - То-то вы с кошкой совсем не по-близкому целовались.
   - Так с Химари мы еще и друзья детства, а не только начальник и подчиненная.
   - Тогда теперь и я твоя подруга, нано!
   - Отлично! Моей новой подруге не составит труда выполнить маленькую просьбу?
   - Какую же?
   - Слезь с меня наконец!
   Кое-как отцепился от прилипчивой лоли-аякаси, поднялся в спальню, на автомате переоделся в пижаму и плюхнулся в кровать. Мелькнула мысля подпереть дверь стулом, но потом вспомнил любовь кошки к оконным проемам, да и для мизучи скорее всего дверь не станет помехой, раз уж она через душ пролезла.
  
   Почему-то совсем не удивился, обнаружив знакомые формы на своей руке и плече. По-видимому, Химари почувствовала мое пробуждение. Кошка притянула мое лицо к своей груди и крепко прижала.
   - Гху-м. Еще скажи, что это ты во сне пихаешься!
   - Проснулись, милорд? Ниа-а-а, - широко зевнула аякаси, вставая и потягиваясь в еле держащейся на ней белой ночной юкате. После чего принялась вылизываться.
   Мой репродуктивный орган отреагировал соответствующе. Только вот смущала странная сырость в штанах. Неужели Юто наконец... созрел? Я осторожно приподнял покрывало.
   - Утро доброе, нано.
   Химари резко сдернула одеяло, открывая вид на мелкую аякаси, уютно устроившуюся у меня в ногах. Постель представляла из себя настоящую лужу. Мокрые волосы мизучи прилипли к телу, а платьице полностью просвечивало.
   - Мизучи!!
   Дверь резко отворилась, и в комнату ворвалась Айя, держа в обеих ладонях по длинному тесаку.
   - Амакава-сама...
   - М-ма-а, обойдемся без смертоубийства, лады? Сидзука, что за ночную поливку ты мне тут устроила? А если бы я не дотерпел до утра?
   - Тогда тебе пришлось бы взять ответственность на себя за то, что описал маленькую девочку. Нано.
   - Что тут за шум с утра пораньше?
   В комнату зашла Кузаки в школьной форме. Да тут проходной двор или как?!
   - Простите, госпожа, - поклонилась Айя. - Я дежурила всю ночь под дверью, но они все равно как-то просочились.
   - Ю-юто-о, не хочешь мне все объяснить? Что три девушки делают в твоей комнате? И почему постель и штаны в таком состоянии?!
   - Решил душ с утра принять. Не зря ведь мизучи в клан взяли. Вот и отрабатывает. А насчет девушек... Думаешь, я с тремя сразу мог? Ринко, я однолюб, уверяю тебя. Да и где ты троих усмотрела? Айя только зашла на шум, а Сидзука вообще не девушка, а так, недоразумение мелкое.
   - Недоразумение, значит?!
   Дух воды приподнялась и запрыгнула на меня, повалив обратно на мокрую кровать. Матрас хлюпнул.
   - Ай, Сидзука-тян, не сжимай так. Этот орган очень важен для дяди Юто, и маленьким девочкам не стоит играть им.
   - Дядя, нано.
   Красные глаза с вертикальным зрачком приблизились ко мне, и тут изо рта лоли выпрыгнул длинный раздвоенный язык. Прошелся по моему лицу, оставляя капли влаги. Холодный.
   - Мизучи!
   - Юто!
   Химари прыгнула, но Сидзука ловко перетекла чуть в сторону.
   - Это что за ерунда? - потер я щеку.
   - Говорила я вам милорд, надо держаться подальше от нее!
   - Я про язык! Он... как у змеи или ящерицы...
   - То и есть змея водяная. Тварь пресмыкающаяся.
   - Котяра вшивая, нано.
   - Постойте, но разве Сидзука не водный дух?
   - Так! Выметайтесь все из комнаты Юто! Живо!
   Придавая весомости своим словам толканием в спину, Ринко удалось выпроводить гостей. Мизучи перед выходом проделала пару движений и убрала воду с постели и моей пижамы. О-о, вместо фена теперь будет, лоли-пакостница.
  
  
   Глава 7
  
   - Смотри, только руки потянут, сразу в глаз бей!
   - Поняла, госпожа!
   - Ну я пошла. Пока, Юто!
   - Пока, Ринко!
   Переодевшись в домашнее, я спустился вниз и был чуть не сметен серым вихрем.
   - Юто-сама!!
   Высокая крепкая девушка лет двадцати на вид с серыми волосами и такого же цвета животными ушами на макушке сдавила меня в стальных объятиях. А поскольку рост ее превышал мой на полголовы минимум, то ей не составило труда утопить мое лицо в своих упругих холмах. Не меньше, чем у Химари. Сзади девушки из стороны в сторону вилял большой и пушистый волчий хвост. Оками, дух волка. Одета в простые футболку и джинсы, только ошейник на шее выделяется.
   - Псина! А ну отцепись от милорда!
   - Химари, не злись. Не съем я господина, - оками облизнулась. - Может быть.
   - Гинко, полагаю, - высвободился я из цепкой волчьей хватки.
   - Да, Юто-сама!
   - Завтракала? Тогда пойдем с нами. Я потом расскажу про твое задание.
   Я сидел в гостиной, попивая чаек после легкого перекуса. Зеленый -- тоже неплохой, надо только привыкнуть. Влияние Юто? Так я теперь не Юто и не Виталий, а... Вито! Корлеоне, хехе. А вокруг сидят мои преданные мафиози, что могут прирезать, не моргнув и глазом...
   - У деда Генноске был ритуал приветствия с аякаси, вроде как руку целовать?
   - Нет, Амакава-сама, - безо всяких эмоций ответила дух конверта.
   - Вы не говорили, что могут быть одновременно духи стихии и животных? Два в одном флаконе.
   - Амакава-сама, - взяла слово фугурумо. - Вы слишком много значения придаете своим записям. Видов аякаси неисчислимое множество. Никто не знает даже приблизительное число. Сколько не выдумывай классификаций, всегда найдется аякаси, что не впишется. Каждый день десятки видов вымирают, появляются десятки новых. Есть и старые, что живут и плодятся тысячи лет, есть и новые, молодые, о которых мало известно. Вот, например, слышали ли вы о таком людском изобретении под названием видеомагнитофон?
   - Конечно.
   - Что есть сие? - навострила человечьи уши Химари.
   - Прибор, что позволяет записывать звук и картинку, а потом просматривать запись в любое время. Когда-то была я знакома с одним фукущу, духом видеокассеты, Амакава-сама. Очень недолго, поскольку живут они всего ничего. Однажды принес Генноске его к нам в особняк, что сильно удивило меня. Техники такой не было у нас в Ноихаре. Разговорилась я с Сузуку Митсубайши -- так звали духа. Злым он был и мог впасть в ярость от малейшего повода, как и положено фукущу. Позже я узнала, что духи видеокассеты рождаются в момент, когда один человек убивает другого во время показа записи. Часть души убитого может стать духом мщения, фукущу, и найти себе пристанище в кассете. Таким образом, это одновременно призрак, ю-лэй, и отчасти дух предмета, цукумогами. Сейчас они практически вымерли, поскольку и магнитофонами никто не пользуется.
   - Ясно... - я скрупулезно конспектировал основные моменты. Хех, нельзя классифицировать? Посмотрим, посмотрим. - Так зачем деду понадобилась эта кассета? Разве он не мог развеять дух?
   - Конечно, мог, Амакава-сама. В то время Генноске-доно занимался расширением торговых дел. Хотел открыть несколько закусочных в соседнем городе. Деталей не знаю, но он поссорился с тамошним главой якудзы. Для этой кассеты Генноске-доно отправил меня в типографию, дабы сделать обложку по образу нового модного гайдзиновского фильма "Смертельное оружие", что еще не вышел в японский прокат. После чего я оставила посылку у дома якудзы якобы от лица местной точки видеопроката. Через неделю глава якудза умер от сердечного приступа согласно официальным данным. Тот, кто первым посмотрит запись с новорожденного фукущу, духа видеокассеты, попадает под проклятие, и ровно через семь дней погибает. Сам дух, растратив свою злобу, покидает предмет. Поэтому и улик никаких не остается. Хотя, охотники-детективы наверняка связали бы смерть со странной видеокассетой. По-моему, на ней на самом деле была запись чей-то свадьбы.
   - Век живи, век учись! Хм-м, а как с другими носителями информации? Сиди, флешки, жесткие диски?
   - О том мало я знаю, Амакава-сама. С современными духами почти не сталкивалась. Последние шесть лет после смерти Генноске я провела в шкафу.
   - Бедняжка! Ладно, я тебе кое-что скачал... Но для начала пару опытов, если ты не против.
   - Я готова, Амакава-сама.
   Я на секунду отлучился, найдя и напялив чистые садовые рабочие перчатки. Лицо Айи ничего не выражало, но остальные аякаси напряглись.
   - Му-ха-ха, похож я на злобного ученого?
   - Скорее на чернорабочего, нано.
   - Айя, ложись на столик в форме конверта.
   - Слушаюсь... Фшу-ух!
   Я сел в кресло и осторожно положил руки рядом с письмом. Бумага словно трепетала, хотя никакого ветра в доме не чувствовалось. Симуляция дыхания? Я аккуратно провел перчаткой по конверту.
   - Ху... Щекотно...
   Хм-м, понятно. Сделал пометку в дневнике. Дальше взял письмо в руки и бережно согнул.
   - Не больно?
   - Нет, Амакава-сама. Только платье помяли.
   О! Запишем.
   - Я вас вызову, когда понадобитесь, - обратился я к аякаси, сгрудившихся рядышком. Гинко облокотилась на кресло сзади, Химари и Сидзука восседали на подлокотниках с обеих сторон.
   - Мы посмотрим.
   - Как хотите.
   Далее я отогнул язычок конверта вверх.
   - Угх, Амакава-сама! - как-то глухо раздалось со стороны Айи.
   - Что такое?!
   - Ничего.
   - Если что, сразу говори.
   Конверт крупно дрожал словно лист на ветру. Наука требует жертв! Я медленно взял письмо и раскрыл. Интересно, там внутри будут видны миниатюрные макеты содержимого ее хранилища? Айя тяжело выдохнула. Пусто. Я уж собирался пошарить рукой внутри, как дух конверта пропищала будто не своим голосом:
   - Амакава-сама! Не при всех! Прошу вас.
   - Э-э-э...
   - Милорд!
   - Нано!
   - Ау-у-у, ау-у! - услышал я какой-то задорный и подбадривающий волчий вой позади.
   Лицо кошки выражало жгучее желание вцепиться мне в шею, мизучи лишь неодобрительно посматривала.
   - Ладно-ладно! Айя, можешь перевоплощаться обратно.
   Голубоволосая красавица материализовалась лежа на столе в крайне пикантной позе с раздвинутыми ногами. Ладно бы только это, но вот состояние ее одежды... Белоснежное платье с оборками задралось вверх до самой груди, оголяя полностью ноги и живот. Руки и голова конверта запутались в одежде, и сейчас она была полностью беззащитна. Плюс каким-то немыслимым образом белые трусики Айи оказались не на месте -- безвольно висели на одной ноге в районе колена.
   - Твое последнее словно, охотник?
   Слева стояла мизучи, держа в руках громадную полутораметровую прозрачную водяную дубину.
   - Милорд! С-срам один!
   Справа шипела бакэнэко, наставив на меня Ясуцуну, испускающую фиолетовую дымку.
   - Э-это все ради науки!
   Бдышь! Удар дубины пришелся уже в пустое кресло, которое мгновенно промокло. Но через миг влага снова начала собираться, только на этот раз в виде огромной алебарды. Я же быстро делал ноги, повинуясь древнейшим инстинктам самосохранения.
   Не успел я выбежать в коридор, как сзади меня настиг сильный толчок. Моя бедная тушка пропахала несколько метров по полированным доскам пола. Стойка для обуви остановила дальнейшее продвижение, соприкоснувшись с моей головой, ух-е. На спине кто-то удобно устроился. Хвост нервно метался из стороны в сторону и бил по ногам. В два счета меня перевернули на спину, но продолжили сидеть, теперь уже на животе. Глаза кошки пылали жаждой деструктивной деятельности.
   - Не должны вы раздевать других аякаси, кроме вашей милу кошечки, милорд, - разум пришел на помощь эмоциям.
   - Теперь я знаю, как раздевать дух предмета. В следующий раз конфуза не случится.
   - То есть уже следующий раз планируете, милорд?!
   - Нет же! Химари, успокойся и слезь с меня.
   Надо срочно в аптеку за валерьянкой. И для себя, и для активну кошечки одной. Тьфу! Уже в ее манере начал мыслить. Чем-то немного приятно такое отношение - неприкрытое выражение своих чувств. Человеческая этика, запреты морали? Химари хочет быть единственной для меня и почти не отрицает этого.
   - Айя, извини, что так вышло.
   - Ничего, Амакава-сама. Коли так было нужно для ваших изысканий...
   - Интересные изыскания, нано.
   - Займемся тобой, - повернулся я к бакэнэко.
   - Ня!
   Мы переместились на диван. Химари попросила снять перчатки, и я повиновался.
   - Давай в свой полукошачий облик.
   Хоп. Не успел рассмотреть, хоть и следил внимательно. Интересно, если снять с помощью камеры с высокой частотой кадров, можно ли запечатлеть момент трансформации?
   - Я потрогаю?
   - Но как же аллергия ваша, милорд?
   - Наука требует жертв, апчхи! Мягкие.
   - Мурр-р.
   - Какими ушами ты слышишь?
   - Ня?
   По-моему, я уже начал разбираться в оттенках мяуканья. Как бы скоро самому не начать с ней разговаривать на кошачьем языке.
   - Кошачьими или человеческими? Так. Я прикрою твои кошачьи уши. Слышишь меня? Не больно?
   - Слышу, не больно, милорд.
   - А теперь закрою человеческие. Слышишь? Есть разница?
   - Слышу также хорошо. Нема разницы.
   - Ясно. Можно твой хвост потрогать?
   - Нет нужды вам спрашивать, милорд. Трогайте, где хотите.
   - Просто после Айи боюсь опять попасть впросак. М-м, гладкий и пушистый, - кошка довольно зажмурилась. - Гибкий. Можешь обхватить мою руку?
   - Няэ! (так точно!) - почудилось мне. Я даже в ухе поковырялся от неожиданности.
   Длинный хвост в несколько раз обмотался вокруг моей конечности в виде спирали. Химари использовала всю доступную длину, поэтому моя рука оказалась в опасной близости от места, где хвост переходил в тело. Сегодня на кошке красовались розовые трусики.
   - Скоро нам ждать от тебя трактат "Как залезть в трусы к аякаси", Юто-кун? - желчно поинтересовалась водный дух.
   - О, ты мне о кое-чем важном напомнила, - произнес я.
   - Трусы настолько тебе важны? Нано.
   - Нет же, лоли-извращенка. Я понял, что Айя, цукумогами, со своей одеждой составляет как бы единое целое, а когда Химари перевоплощается в кошку и обратно, то появляется без одежды.
   - Значит, ты уже кошку и голой видел, охотник-с-с?
   - Было дело. Гинко, ты ведь в волчицу можешь превращаться? Что с твоей одеждой?
   - Истинно так, Юто-сама. Химари повезло -- мелкая она. Я же много одежды попортила. Сейчас ношу что не жалко.
   - Громадная псина!
   - Ладно. Айя, мы через часок поедем в Ноихару. Присмотришь за домом?
   - Как пожелаете, Амакава-сама.
   - Превосходно. Смотри, я тебе тут игрушку скачал. Вот здесь запускается, вот тут на сайте можно почитать учебные гайды разные. Разберешься?
   - Раз таково ваше желание, Амакава-сама...
   Айя отошла в сторону, с опаской держа недешевый компьютер в вытянутых руках.
   - Гинко!
   - Да, Юто-сама!
   - Возраст.
   - У волчицы о тако...
   - Возраст! - перебил я, устроившись с дневником на диване.
   - Тридцать пять примерно.
   - Старуха!
   - Химари, цыц! Родители?
   - Вожак волчьей стаи, Седой Клок, и альфа-самка Мягкий Нос.
   - Э-э, аякаси?
   - Нет, волки то лесные, малоразумные, но посильнее тех обычных, что обитают в Японии.
   - А как ты стала человеко-волчицей?
   - То неприятная для меня история. Прошу не спрашивать меня, Юто-сама.
   - Пусть так. Тут донесли, что при луне ты становишься сильнее. А если ты человека укусишь, он станет оками?
   - Нет, Юто-сама. Глупости это все. Вервольфов не было никогда в Японии.
   - Хм-м, а вампиры существуют?
   - Остались в восточной Европе, в западной их всех перебили, - ответила мизучи. - Еще в Калифорнии, в Штатах обосновались.
   - Так вот почему в голливуде популярны фильмы про вампиров? А эльфы?
   - Тех, что Питер Джексон изобразил -- не слышала. Больше на обычных людей похожи с ушами длинными. Но дриады и духи лесные повсюду встречаются.
   - Сидзука-сан, в фильмах разбираетесь?
   - Проникнуть в кинотеатр для меня не составляет проблем, нано.
   - Ня-я тоже разбираюсь! "Семь самураев" с Генноске-доно смотрели однажды!
   - Кошка, ты умница, никто не спорит.
   - Ня! (а то!)
   - Мы отвлеклись! Гинко, вес.
   - ...Пятьдесят... два.
   - Серьезно? Раз не хотите по-хорошему...
   Спустя полминуты я прибежал, таща обычные весы.
   - Химари!
   - Но ведь уже отвечала я, милорд...
   - Становись. Двадцать два?! Химари, прекрати опираться Ясуцуной о пол!! Как будто от сведений о вашем весе я буду относится к вам как-то иначе. Пятьдесят один...
   Ясуцуна отлетела в сторону, чуть не пробив дыру в полу.
   - Сорок девять. Почти правильно определил.
   - Ня-я... (не может быть...)
   - Гинко. Шестьдесят два. Ишь, на десяток кило приврала.
   - А вы, милорд?
   - Хм-м, полтинник ровно. Дохляк, как есть, - вздохнул я. - В Ноихаре есть тренажеры?
   - Да! Дед Ген рассказывал, как тренировался в молодости -- камней набирал большой рюкзак и в горы уходил на неделю. Рюкзак тот еще цел, милорд!
   - Бр-р, нет обойдемся, без рюкзаков. Так, что за тактику боя используешь, волчица?
   - В волчьем лике я становлюсь быстрее, сильнее и выносливее, Юто-сама. Клыками могу дерево перегрызть, а когтями железо рвать. Раны все заживают моментом.
   - Мощно. Айя, какой уровень дашь?
   - Пока первый, Амакава-сама.
   - Да я не про игру. А про Гинко.
   - Простите. Пятый, возможно пять с половиной.
   Я записал.
   - Слабости?
   - М-м, в полнолуние тело плохо слушается. Не повинуется приказам. В городе неуютно мне, Юто-сама.
   - Любимые блюда? Хобби?
   - Мясо! Птицу и рыбу тоже люблю. Косточки грызть. Хобби? По лесу бегать, пугать людишек, что костры жгут.
   Хм-м, сначала хотел попросить Гинко показать мне волчий лик, но потом вспомнил эпизод с бакэнэко. Интуиция мне подсказывала, что здесь ситуация может повториться.
   - Пока с тобой закончили. Мне доложили, что ты умеешь выслеживать ауры?
   - Истинно так, Юто-сама.
   - Слушай приказ главы клана, оками. Мне надо знать расположение всех сильных аякаси, магов, охотников и прочей нечисти в округе Такамии, Ноихаре в том числе. Районах, что раньше контролировался Амакава. Пока начни с Такамии, вот карта. Не умеешь пользоваться, значит научись. Если аякаси незлобный, перекинься парой слов. К кланам, обиталищам экзорцистов не лезь особо, но, если можешь, разведай. Главное -- не рискуй. Потихоньку вынюхивай. Если тяжело в городе, сделай перерыв. Эта информация очень важна для клана. За шесть лет в городе могло измениться многое.
   - Я поняла приказ, Юто-сама, и приложу все силы, чтобы исполнить его. С картой я умею работать, да и Такамию знаю немного.
   - Ах да. Телефон есть?
   - Нет. Пара амулетов деда вашего осталось.
   - Вот тебе немного денег. Сходи в салон связи, купи самый дешевый телефон. Там должны быть такие модели, что сами почти бесплатные, а деньги сразу идут на счет. Попроси продавщицу записать мой номер, если сама не умеешь. И пусть обучит тебя звонить мне. Как купишь, отзвонись.
   Я написал на листке номер своего телефона и передал Гинко.
   - Вопросы?
   - М-м, если что, свяжусь с вами с помощью телефона, Юто-сама. Вынюхивать -- это я могу.
   - Тогда приступай.
   - Слушаюсь.
   - Ну, вроде как разобрались. Пойдем на станцию. А Сидзука-сан где?
   - Говорила я вам...
   - Да-да. Но пока я ей доверяю. Значит, только мы с тобой, Химари.
   - Мря-м! (Ура!)
  
   - Кагецуки, что ты здесь делаешь-с-с? Всплеск твоей ауры могла заметить не только я.
   В затененном безлюдном переулке стояла пара подозрительных личностей: маленькая девочка со злыми глазами и молодой мужчина с бледной кожей и черными кругами под глазами. Парень имел темные волосы средней длины, классическую белую рубашку, ботинки и брюки. Можно было принять его за молодого клерка или чиновника.
   - Пришел проведать тебя, Сидзука. Совет духов хочет знать, почему охотник еще жив.
   - Ситуация у меня под контролем-с-с. Пусть это трусливое сборище не беспокоится о своих никчемных жизнях.
   - Я не чувствую света от тебя. Зачем ты с ним возишься? Он ведь последний из Амакава. Никто не будет за него мстить.
   - Не твое дело. Я разберусь с охотником сама.
   - Один незуми сообщил, что бакэнэко обещала перерезать всех его сородичей в городе...
   - Незуми ушел живым после встречи с бакэнэко? Видимо, где-то случилось извержение вулкана. Нано, - хмыкнула девочка.
   - Тем не менее могут пострадать невинные аякаси.
   - Вот только не надо говорить, что ты переживаешь за незуми, Кагецуки. Сказала же, я разберусь.
   - Как знаешь. Я смотрю, ты не в настроении, мизучи?
   - Этот жалкий охотник совсем на меня не реагирует! Считает ребенком неразумным! Это возмутительно! Нано!
   - Хе, похоже, тебе попался серьезный противник.
   - Я покажу ему всю сокрушительную силу лоли!
  
   - Алло.
   - Юто-сама!!! Я вас слышу! Будто вы прямо рядом со мной!
   - Я рад, Гинко, только не ори так...
   На заднем плане в трубке я услышал женские смешки, продавщицы вестимо.
   - Не настоящий голос, мои уши не обманешь. Но все равно это вы!
   - Я-я. Действуй по плану. Появились вопросы?
   - Там в холодильнике, Юто-сама... Когда я поработаю, можно... доесть?
   - Можно, только попроси Айю.
   - Да, Юто-сама!! Отбой связи! А оно само выключится? Надо нажать? Красная трубка... где же она? Вот!
   Последовали гудки. Научилась вешать трубку. Прогресс. Скоро волчица совсем в люди выйдет. Волк в овечьей шкуре, хех.
  
   Хорошо в поездах. Спокойно, не трясет. Можно поглазеть в окно, почитать книжку или немного полапать миловидную соседку... Последнее было невозможно ввиду того, что напротив нас присели две пожилые бабульки. Совсем уж падать в глазах общества ни Виталию, ни Юто не хотелось. Я расспрашивал бакэнэко о Ноихаре:
   - Машину бы неплохо получить. У деда ведь есть? Или может вертолет целый?!
   - Нет, милорд. Не жаловал технику дед Ген. А коли надо добраться куда, нанимал водителя с машиной.
   - Мде-с. Ну хорошо хоть не верхом на осле рассекал. А-а, - я понизил голос, чтобы бабки не услышали. - Нету таких аякаси или магии, чтобы быстро передвигаться?
   - Есть, милорд, - в ответ прошептала Химари. - Но у нас в Ноихаре не видела. Дедушка Генноске не любил торопиться. Да и аякаси в клан получить тяжело, не каждый согласится.
   - Ясно. Ну будем искать, восстанавливать связи потихоньку. Расширять семейное дело...
   Я задумчиво уставился в окно, глядя на проплывающие деревеньки и поля.
   - Милорд. Сказать хочу вам я. Зело отрадно мне, что вы добры стали к аякаси. И хоть змеюка мне не по нраву, а то, что не стали с ней сражаться -- правильно. Не злой она дух.
   - Стал? А раньше я какой был?
   - Вельми непримиримы к аякаси. Всех уничтожить желали, как и ваш отец. И страшилась я, что не примете меня. Раньше ведь с вами только как кошка играла.
   Вот те на. В воспоминаниях Юто никаких особенных намеков, хотя... почему-то кажется, что он вполне мог раньше таким быть.
   - Мой отец, Синити? Он не любил аякаси?
   - Что-то с ним случилось еще до моего рождения, не ведомо мне. Озлобился ваш отец, бросил клановые дела, в купцы подался. И вас воспитал по своему образу. Слышала я однажды, как ругались они с дедом вашим. Генноске-доно требовал отдать внука ему на воспитание, не соглашался Синити.
   - А потом родители погибли...
   - Не мыслите даже о таком, милорд! Не мог дедушка Ген сделать подобное!
   Не знаю, не знаю. Единственные наследники родовой силы отказываются продолжать дело клана. За такое можно и сыном пожертвовать...
   - Пожалуй. Я его почти не помню, так что поверю тебе, Химари. Спасибо, что рассказала.
   - Ня... (пожалуйста...)
   И оберег здесь неспроста. Он не только скрывал меня от демонов, а заставил забыть все свое прошлое. Чтобы вылепить новую личность с новыми убеждениями, отказаться от отцовских идеалов. Ну дедуля! Не страшно ему было экспериментировать с собственным внуком? Или он знал, как с воспоминаниями обращаться? Круто было бы научиться стирать память одним прикосновением. Если я попытаюсь сейчас, то точно мозг вскипячу...
  
   За мерным перестуком колес наследник охотников на аякаси задремал, постепенно опустившись на колени своей прекрасной соседки. Что заставляло ту буквально урчать от удовольствия, гладить его волосы и с трудом удерживаться от того, чтобы не начать лизать ухо при всех.
   - А-рэ. Когда свадьбу планируете, девочка? - с улыбкой спросила одна из бабушек напротив.
   - Я... милор... мы пока ничего не планировали.
   - Что за недалекие парни пошли? Была бы я другову полу, ни за что такую милую девочку не отпустила! У тебя просто восхитительная юката!
   - Спасибо, бабушка. Ми... Юто-сама -- человек очень важный, а я... просто одна из многих...
   - И многих ты видишь рядом с ним сейчас? Стал бы твой Юто-сан спать у них на коленях?
   - Я бы не позволила-ня!
   - Правильно. Будь смелее, девочка. Не то достанется другой. В наше время женщине надо брать инициативу в свои руки. Вот раньше...
  
  
   Глава 8
  
   - Милорд, наша станция...
   - Что? А, да.
   - Юто-сан, не обижайте свою девушку, - обратилась ко мне одна из старушек, когда мы выходили. - И со свадьбой не тяните.
   Мы вышли на перрон небольшой железнодорожной станции.
   - Милорд, а вы смогли бы жениться на такой, как я? Нет, не себя имею в виду, а про аякаси в целом толкую.
   - Мы третий день знакомы. Не слишком ли быстро?
   - Мы с вами и раньше виделись часто! Пусть милорд забыл многое. Я помню.
   - Я мог сильно измениться за это время. Вдруг тебе нравлюсь не я, а образ, который ты помнишь из детства?
   - Ня-я! (нет!) Сие есть именно вы, милорд, и никто иной.
   - Ну-у, так сразу я тебе не могу дать ответ. Чуть позже.
   - Разумею я все. Не желаете вы мараться об аякаси...
   - Не выдумывай и не приписывай мне свои страхи. Сказал отвечу позже, значит позже. У тебя паспорт, свидетельство о рождении есть?
   - Нет, милорд. Без надобности мне.
   - И как ты собираешься замуж выходить? Я не особо знаком с правилами, но вряд ли без документов что-то вообще получится.
   - Милорд! Не подумавши я! Тотчас сбегаю за паспортом и свидетельством ентими!
   - Успокойся, куда намылилась? Не так просто их получить. Но не расстраивайся, что-нибудь придумаем.
   - Ня! (да!)
   Мы шли по проселочной дороге меж низких домиков, ветхих магазинчиков, полей.
   - Что-то непохоже на город.
   - Ноихара появилась, когда несколько деревень объединить решили. Генноске-доно поспособствовал.
   Ясно. Где-то ведь должна быть в Ноихаре цивилизация? Как минимум двухэтажный торговый центр имеется, значит не все так запущено. А вообще, уютно тут. Никакой суеты, все чинно и благородно. Понимаю немного дедушку, что даже своего автомобиля не имел. Но сам я так жить вряд ли захочу. Новое поколение, новые порядки. Вот встану на ноги, переберусь обратно в Такамию, буду там бизнес развивать. А здесь, в Ноихаре, дача пусть остается.
   Проселочная дорога вела нас вглубь леса. Наверное, это уже мои владения пошли. Впереди... что-то чудилось... большое, но размытое. Я напряг чувствительность света, в попытках разобраться, но концентрацию прервал звонкий девичий голос:
   - Химари!!!
   Буквально из ниоткуда появилась девочка лет тринадцати в короткой красной юкате с желтым поясом. Черные волосы собраны в два хвостика, карие глаза, направленные на бакэнэко, радостно сияют.
   - Кайя!
   Девочка плюхнулась в объятия к кошке.
   - Тебя так долго не было!
   - Всего две недели, не преувеличивай. Милорд, сие Кайя, дзасики-вараси, дух места. Моя подруга хорошая. Милорда ты наверняка узнала, Кайя.
   - Хэ-э, не сдох еще? - недобро зыркнула в мою сторону мелкая аякаси.
   - Я тебя чем-то обидел, девочка?
   - Если бы тебя не было, Химари бы не надо было никуда уезжать! И я тебе не девочка!
   - Простите, женщина, Кайя-сан. Не знал, что вы уже познали мужскую ласку... У аякаси трудно определить возраст сходу.
   - Н-не было у меня никакой ласки!!!
   - Ничего, у вас еще все впереди, Кайя-сан. Кстати!
   - Чего? - подозрительно посмотрела на меня дзасики-вараси.
   - Я тут подумал. Вот тебе бы хотелось, чтобы я исчез, правильно?
   - Да! Не мешай нам с Химари. Кыш-кыш, - сделала пигалица жест рукой, прогоняя меня.
   - Кайя! Как ты с милордом разговариваешь?!
   - Допустим, меня бы не стало. Тогда клан Амакава прекратил свое существование, лишился поддержки кланов. Ах, как мне жаль бедных аякаси Амакава! Они не смогут больше жить среди людей, навечно обречены бегать от других кланов охотников. В постоянном страхе за свою жизнь. Этого ты желаешь Химари?
   Кайя пораженно хлопала глазами, открывая и закрывая рот. Что-то порывалась ответить, но все слова застревали у нее в горле.
   - Видишь, Химари.
   - Нуя? (что?)
   - Логика -- страшное оружие. У женщин, что человеческих, что аякаси, с этим бывают проблемы.
   - Ня-я умею пользовать любое оружие! И логику тоже! Всегда разумела я, что вы единственная наша надежда! Простите Кайю, она немного перегнула палку.
   - Кайя, будешь служить мне как главе клана Амакава?
   - Буду, Амакава... сама. Но только ради Химари, - буркнула мелкая.
   - Замечательно.
   Перед нами открылся вид на особняк моего забытого детства. Знакомые стены, знакомые крыши. Дедушка Генноске, бабушка Сава... Лучше не пытаться вспоминать. Не хочу считать аякаси злобными тварями, которые достойны только уничтожения. Старый Юто -- тот, которого воспитал еще отец Синити, не должен вернуться никогда. Аякаси -- разумные существа... Пускай не весь вид, но те, что готовы сотрудничать с людьми, не должны подвергаться гонениям и геноциду. Это будет справедливо и правильно. По-иному и быть не может. Возможно, именно с этой целью Виталий и попал в другой мир после смерти. Мессия, японо-мать. Эх-х, наполеоновские планы. Хотелось бы не закончить также, как сам французский полководец.
   На подходе я впервые почувствовал энергию места. Она была разрежена, но в то же время в целом очень много силы разлито повсеместно. Кстати, от Кайи с Химари пахло чем-то похожим, и чем-то неуловимо знакомым. Наверное, потому что они подруги и много времени провели вместе.
   Классический старинный японский особняк. Здоровый, потолки высокие. Полотна японской живописи, вазы, свитки с каллиграфией. Интересно, на сколько все это потянет, если выставить с аукциона? Может, на японский автомобиль хватит? Ваще нет желания мотаться на электроне как бедный родственник. Видать, что-то было такое в моем взгляде, поскольку Кайя заметила:
   - Все эти шедевры Генноске-доно и другие Амакава собирали многие века. Пока я жива, ничего не позволю утащить.
   - Милорд, ступайте за мной! - Химари схватила меня за руку и потянула по коридору.
   В одном из помещений особняка скрывалось святилище, где по традиции оплакивали усопших. Фотографии дедушки и бабушки, свечи, немного украшений. Не особо в восторге я от этой особенности, но потерпеть несложно. Мнение Вито -- мертвые должны оставаться в сердцах, а не напоминать о себе из каждого угла.
   - Дедушка, бабушка, поглядите каким славным мужчиной вырос милорд! Он вспомнил меня, не озлобился супротив аякаси, родовую силу свою осознал. Обещаю, до конца дней своих защищать милорда и во всем помогать.
   Мы с Химари сложили руки в молитвенном жесте и немного помолчали.
   - Кайя-сан... можно просто Кайя?
   - Да, Амакава-сама.
   - Тогда и ты зови меня Юто-сан.
   - Мне привычнее Амакава-сама.
   - Ты одна с домом управляешься? Не тяжело?
   - Пф-ф, я сильная дзасики-вараси, мне не тяжело. Раньше жили здесь еще аякаси, за ними следить приходилось. Сейчас проще. Никого нет... Даже Гинко ушла...
   - Кайя, обещаю, скоро здесь станет более оживленно.
   - Пф-ф. Я же сказала, от аякаси в доме одни проблемы!
   - Сколько тебе лет?
   - А-э... не знаю...
   - Больше десяти?
   - Разумеется! Больше ста лет!
   Хмм, а ведет себя лет на десять. Сложно все со взрослением у аякаси, как я погляжу.
   - Рост?
   - Метр сорок.
   - Тактика боя?
   - Окружаю дом барьером, помогаю магией пространства.
   - Химари, сколько ей дашь по шкале до 10?
   - Если в особняке, то 8. Не ведамо мне, смогу ли я справиться с ней, коли серьезны будем.
   - А вне дома?
   - На тройку... Хотя она слабее Айи... Два с лишним, милорд.
   Я занес данные в дневник.
   - Понял. А ты оказывается тут настоящая хозяйка. Впечатляет.
   - Еще бы!
   - Родители?
   - Нет.
   - Любимая еда? Хобби?
   - Данго. Люблю готовить.
   - Итак, ведите меня к клановой библиотеке! Или где там дед документы важные хранил?
   Н-да, такого облома я точно не ожидал. Никаких, даже малейших упоминаний о родовой силе, только какие-то финансовые бумажонки, расписки... Впрочем, все это тоже пригодится. Последней надеждой оставались старинные аякаси, вроде Кайи и Айи, но дзасики-вараси сразу обломала. У духа места, оказывается, проблемы с памятью, именно у Кайи. А дух конверта присоединился к клану не раньше восьмидесятых годов прошлого века -- к тому времени дед Ген уже давно вошел в силу. Может, конечно, еще отыщется какой-то секретный свиток с семейными техниками, но пока придется все самому с нуля постигать!
   - Химари, пойду потренируюсь на улице.
   - Да, милорд, скоро к вам подойду!
  
   Стремительная, переливающаяся, изменчивая, текучая -- мизучи неслась к родовому особняку Амакава, о котором аякаси были наслышаны. Нырнуть в глубокое озеро, пролететь вдоль русла реки, слиться с ручьем, перепрыгивать с водоема в водоем.
   Спустя какое-то время из воды озера, что неподалеку от особняка Ноихара, вылезла маленькая девочка с зелеными волосами. Дальнейший путь лучше проделать на своих двоих, несмотря на то, что водопроводные трубы чувствовались под землей. С дзасики-вараси, что защищает по слухам этот дом, лучше не связываться и прийти открыто, не пряча свою ауру.
   Лес чистый, не загрязненный человеческими отбросами. Много духов низших нашли здесь свой дом. Чем дальше, тем больше их становилось. Вот уже почувствовался барьер духа места впереди. Мизучи неожиданно остановилась и выпустила изо рта свой длинный змеиный язык, будто пробуя воздух на вкус:
   - Воздушный дух, я чую тебя! Выходи! И остальные тоже.
   - Мизучи, тоже пришла отведать крови Амакава?
   Из-за деревьев вышла молодая шатенка в светлой блузке, утянутой спереди в узел и открывающей плоский живот, и джинсовых полурваных шортах. В руке аякаси держала короткий клинок с широким лезвием.
   - Хиноэнма, дух воздуха, дух плоти. Ты не из аякаси Амакава?
   - Я скорее умру, чем позволю охотнику помыкать мной!
   - Сестренка Агеха, эта мизучи сильная! - из-за дерева выпрыгнуло одноногое одноглазое существо в юкате.
   Следующим меж деревьев показалось здоровое четырехметровое создание, словно собранное из каменных осколков.
   - Не сильнее меня, Саса. Так что, мизучи, нападем на охотника вместе? У него не будет ни единого шанса! Так уж и быть, я позволю тебе съесть его, после того как выпью всю кровь!
   - Охотник Амакава не должен сражаться с аякаси, пока я не вправлю ему мозги.
   - О чем ты толкуешь, мизучи?
   - Он мой, хиноэнма Агеха!
   - Мы на одной стороне! Давай, ты нападешь первой, а мы подстрахуем. За это всего лишь пару литров крови Амакава мне хватит.
   - Убирайтесь!
  
   Во дворе особняка медитировалось просто превосходно. Может, энергия духа места тому способствовала. По-моему, я стал чуть лучше чувствовать собственную энергию. Жаль, в словах или числах это не выразить. Типа, сегодня я стал на двадцать процентов сильнее, чем вчера. Не-е, просто привык к свету, наверное.
   О, а что это там вдалеке? Знакомое... мокрое, хладнокровное... Сидзука! Пойду встречу, прогуляюсь заодно. Здесь все кажется таким знакомым. Эта дорожка... она ведет к озеру... Логично. Видимо, водная аякаси туда телепортировалась, или фиг знает, как она там передвигается.
   В движении держать аурный поиск было намного сложнее, поэтому я почувствовал Сидзуку и двоих... или троих аякаси только когда подошел очень близко. От одной пахло чем-то легким и... кровью, от другого веяло тяжелым и грубым. Земля.
   Однако пришел я немного не в тему. Воздух словно потяжелел, и впереди раздались громкие хлопки. Взлетели птицы, раздался хруст дерева. Я нерешительно остановился, и достал пистолет из кармана. Надо валить к особняку.
   - Задержите ее! - донесся до меня женский возглас. - Я прикончу охотника!
   Черт, не успеваю! Чувствую, как что-то очень быстрое и злое приближается сзади. Развернуться, прицелиться. Выстрел. Еще. Еще!
   - Твои пули слишком медленны, охотник!
   По правой руке, что держала пистолет, словно скальпелем прошлись. Я выронил оружие, зажимая глубокую рану на запястье. Растянутая до невероятных размеров рука нападавшей вместе с тесаком на конце притянулась обратно к владелице.
   - Стой. Давай до...
   - Хватит болтать, охотник!
   Черт, меня же сейчас прикончат! Аякаси неумолимо надвигалась, оскалив клыки. Неимоверным усилием в попытке защититься я выпустил магию в сторону противницы. Успел заметить вылетевшую волну света, и в глазах резко потемнело...
  
   После того, как Агеха двинулась на беззащитного молодого охотника, тот вдруг на миг осветился золотым и испустил светлую волну. Подставив клинок, хиноэнма разрубила магическую преграду, получив пару ожогов. Атака экзорциста несильно раскалила клинок и немного дезориентировала воздушную аякаси.
   - Это все, на что ты способен, Амакава? Ты просто жалок, охотник... О, этот запах... Манящий, желанный... Разве можно устоять?
   Хиноэнма припала к ранее рассеченной руке бессознательного юноши. Божественный нектар, сама эссенция жизни полилась внутрь Агехи, духа воздуха и плоти, отчего та принялась довольно постанывать.
   - МИЛОРД!!!
   Хиноэнма вовремя отпрыгнула, увернувшись от пылающего демонического клинка.
   - Что ты сделала с милордом, падаль?! Я порублю тебя в мелкий фарш!
   Бакэнэко с выпущенными ушами, хвостом и звериными глазами ринулась на воздушного духа, но та словно играючи блокировала Ясуцуну. А в следующий момент густая воздушная волна потрепала кошку, разорвав юкату в нескольких местах.
   - Аха-ха-ха-ха! Это потрясающе! Его кровь опьяняет! Сейчас я даже сильнее тебя, кошка! Давай посмотрим, чья возьмет!
   Аура вокруг двух высших аякаси сгустилась и стала почти осязаемой. Всего миг отделял их от того, чтобы броситься друг на друга. Но тут раздался обеспокоенный крик со стороны особняка от дзасики-вараси:
   - Химари!!
   Вместе с этим из-за дерева выпрыгнул одноногий Саса усталого вида:
   - Сестренка Агеха, нам не справиться с мизучи. Братик Дай сильно покалечен.
   - Тс-ч. Ладно. Живите, пока я сытая.
   С этими словами своего предводителя враждебные аякаси покинули окрестности особняка Ноихара.
  
   В просторной больничной палате с холодильником, высоко-диагональным телевизором, множеством медицинской техники и некоторыми бытовыми и компьютерными приборами находилось всего два человека. Муж и жена. Женщина с закрытыми глазами лежала на кровати, окутанная множеством трубок и датчиков. Мужчина полусидел на другой кровати, копаясь в ноутбуке на коленях и изредка притрагиваясь к чаю на тумбе рядом. Выглядел пациент действительно больным -- худое, заостренное лицо, бледная кожа и усталые глаза, ломкие короткие седые волосы. Посторонний человек дал бы ему как минимум сорок лет, несмотря на то, что мужчина лишь три года как разменял третий десяток.
   Без всякого стука в палату ворвалось тощее вихрастое чудо с полубезумным лицом и неряшливой одеждой.
   - Ку-хи, привет, мам, пап!
   - Хитсуги, я же просил тебя хоть иногда стучаться.
   - А что такое, папочка? Тебе есть, что скрывать от любимой дочери? Неужели любовниц водишь?
   - Ох, выросла язва, похлеще матери.
   - Ку-хи-хи. Как мама?
   - Состояние стабильное. Хитсуги, когда мы уже прекратим поддерживать это подобие жизни? Ты ведь прекрасно знаешь, что Якоин не выходят из комы. Но без тебя я не могу отдать приказ врачам.
   - Нет, я не разрешу тебе отключать маму! Даже не думай!
   - Врачи дают мне несколько месяцев. Ты и меня также будешь держать до последнего, Хитсуги?
   - Я найду способ помочь тебе и маме! Недавно в свет вышел один из клана Амакава...
   - Насколько я знаю, у Генноске никого не осталось, кроме мелкого внука. Сколько ему сейчас? Двенадцать?
   - Шестнадцать, отец. Совсем твоя память начала сдавать.
   - Мозг разрушается. Слишком много потребляют наш родовые умения. Но Гесуко работала больше меня... За что и уснула раньше... Амакава не помогут нам, дочь. Амулеты, что давал нам Генноске, лишь ненадолго снимали боль. И тебе наверняка известно, сколько они нам стоили.
   - Генноске -- просто старый мудак!
   - Не смей ругать главу великого клана экзорцистов, даже если есть за что. На его счету сотни убитых высших е-кай.
   - Я смогу наладить контакт с наследником света, и он поможет вам с мамой.
   Мужчина покачал головой:
   - Не смей идти на уступки ради нас, дочь. Думай о будущем клана Якоин, одними нами он не заканчивается. К слову, я тут нашел одного милого юношу с коэффициентом интеллекта выше ста девяноста. Из одной дальней нашей ветви...
   - Так вот зачем мне недавно устроили полный медосмотр, ку-хи-хи.
   - Было бы лучше, если ты не влезала в клановые разборки какое-то время. Нужно минимум двое наследников, иначе клан обречен на вымирание. Хитсуги, ты единственная после нас, кто смог выдержать полный курс разгона сознания. Я не хочу, чтобы ты стала последней. Но теперь глава клана Якоин -- это ты, и принимать решение только тебе одной. Я уже с трудом могу связно мыслить. Главное, чтобы ты была счастлива, дочь.
   - Я поняла, отец. Мое решение -- неизменно. Я сделаю Амакава нашими союзниками, даже если для этого придется расплатиться своим телом и своими талантами. И обязательно вылечу вас с мамой.
   - Ему всего шестнадцать, он не успеет набраться опыта.
   - Поэтому я хочу, чтобы ты передал мне образцы тех амулетов, что остались у тебя от Генноске.
   - И откуда ты про них вызнала? Мы с Гесуко хотели оставить их тебе в качестве завещания.
   - Ку-хи-и-и, настоящие детективы никогда не выдают свои источники! На самом деле просто ткнула пальцем в небо, ку-хи.
   Отец с еле заметной улыбкой покачал головой.
  
  
   Глава 9
  
   Спустя неизвестный промежуток времени я осознал, что мое тело куда-то тащат, однако позорная слабость не давала мне вынырнуть из мутной пелены бессознательности. Меня положили на что-то мягкое, укутали. Во всех членах поселилась страшная усталость, будто каждая клеточка отдала всю себя в той злополучной атаке. Голоса доносились с трудом, словно в уши натолкали ваты:
   - ...ая кошка, я говорю, что смогу излечить его! Чистая вода хорошо с этим справляется.
   - Зачем тогда тебе снимать трусы, змеюка?!
   - Чем плотнее контакт, тем легче лечить. Нано.
   - Нья-ха! (ну уж нет!) Я не подпущу тебя! Милорду нужно сейчас согреться, и только настоящее кошачье тепло способно на сие!
   - Химари!
   - Кошка, прекрати раздеваться! Тебе не победить мощь чистокровной лоли!
   - Ох-хох, чем это вы заняты, кхе?
   Пробормотал я, покашливая, и раскрыл свинцовые веки. В большой полупустой комнате пестрела занятная экспозиция из: мизучи в прозрачной ночнушке и стянутыми в район бедер черными кружевными трусиками, что открывало прямой вид на филейную часть маленькой змейки, а также бакэнэко с развязанным поясом и распахнутой юкатой, демонстрирующей уже виденное розовое исподнее и отсутствие лифчика. Вроде бы с традиционными кимоно верхнее белье не носят. Две аякаси вцепились в одежду сопернице так, что, если не слышать предыдущего разговора, можно решить, будто они раздевали друг друга, а не наоборот.
   - Ух ты! Я вам не мешаю тут? Нашли бы свободную комнату, что ли.
   - Нано...
   - Ня-я-ягх! (ни за что!)
   - Кайя, я удивлен, что ты в одежде. Почти все встреченные мной аякаси женского пола оказались сплошь озабоченными...
   - Вот-вот, Химари, оденься! А вы, Амакава-сама, отвернитесь, - здоровый кухонный тесак в руке придавал убедительности словам дзасики-вараси.
   - Да-да, - я лег обратно на футон, прикрыв глаза. - Что с нападавшими?
   - Ушли, нано.
   - Милорд, сие недоразумение... И нижайше прошу простить меня, милорд, я не смогла защитить вас от кровососки поганой.
   - Кровососка? Вампир? Меня укусил вампир? - я начал обшаривать свою шею.
   - Хиноэнма по имени Агеха, дух воздуха и дух плоти. Кровь придает ей сил, а кровь мага или охотника может перевести на новую ступень развития. Она не вампир, и превратить в кого-то не сможет, разве что в труп. Юто, позволь мне обработать раны, нано.
   - Надеюсь, это не больно?
   - Нет, тебе будет приятно.
   - Окей, только трусы одень.
   - Нет, нано.
   - Объясни мне, недалекому, используя не более десяти слов, зачем тебе снимать белье при лечении?
   - Это моя плата за помощь тебе, охотник.
   Я выпростал руку из-под одеяла и вытянул в сторону мизучи, стараясь не смотреть на ее оголенное тельце. Ладно, ускоренное излечение стоит некоторых неудобств. Мизучи сняла повязку с моего запястья и быстро смыла какую-то нанесенную мазь, буркнув, что это только помешает. Дальше я почувствовал прикосновение холодного и мокрого языка, что нежно и аккуратно скользил по моей поврежденной конечности.
   - Можно смотреть, нано.
   - Ня-я-я! (не-е-ет!) Змеюка все еще без одежды! Я скажу, когда можно открывать глаза, милорд.
   - Тсч, глупая кошка. Не становись у меня на пути. Юто-кун, ты в курсе, что она грозилась истребить всех незуми, крысиных духов, в Такамии?
   - Нуя-я-я-я?! (что-о-о?!)
   - Это правда?
   - Я... встретила одного незуми недавно... могла наговорить лишку. Надо было прихлопнуть его. Но то ваш приказ был, милорд, не трогать духов безвредных!
   - Молодец! Я рад, что ты его не тронула. Но в следующий раз не надо такого страху нагонять.
   - Слушаюсь, милорд! Можете открывать глаза.
   - Выкрутилась, блохастая.
   - А ты сама то где была?! И как объяснишь, что привела аякаси за собой, что милорда поранили?!
   - Они ждали здесь-с-с, никого я не приводила, а защищала Юто. С духами лесными надо было поговорить, поэтому и отлучалась.
   - Вы обе молодцы! Сидзука-сан, еще не все?
   - Готово, - девочка убрала свой змеиный язык. - И называй меня Сидзука. Еще можно "дорогая мизучи", "любимая змейка" или "моя лоли". Что выбираешь, охотник?
   - Сидзуку, Сидзука. Хорошо, что ты не догадалась попросить это в качестве платы за лечение...
   - Хочу!! Будешь называть меня "моя лоли" всю неделю!
   - ...
   - Иначе не будет тебе больше лечения, нано.
   Черт. Хилер в пати -- залог победы.
   - Хорошо... моя лоли. Но на большее не рассчитывай.
   - Милорд! Дозвольте, я укорочу ее длинный змеиный язык?!
   - Не дозволяю. "Наша лоли" очень полезный союзник, и ее язык еще пригодится. Что ж, подведя итоги операции, можно резюмировать: мне даже в туалет без охраны нельзя отлучаться. И больше тренироваться.
   - Воздушный дух то вельми сильная была. Шестого, а то и седьмого уровня по вашей шкале, милорд. Через год вы таких за секунду будете укладывать! А когда она крови вашей налопалась, то еще опасней стала!
   - Любопытно. Кайя, принеси, пожалуйста, мой дневник с ручкой, он лежал на... а, спасибо. Оперативно.
   Несколько минут я потратил, чтобы записать информацию об Агехе и ее спутниках. Дай -- земляной аякаси где-то 5 уровня, Саса -- какой-то иппон-датара, одноногий кузнец, 3 уровня.
   - Хорошо Си... моя лоли, перейдем к тебе.
   - Я вся готова, нано.
   Мизучи прижалась ко мне, усиленно протягивая руки под одежду, но я решительно отстранил.
   - Возраст?
   - Девять, нано. С половиной.
   - Брешет, змеюка!
   - Сколько вы ей дадите?
   - Больше сотни, милорд!
   - Но меньше двух веков, - добавила Кайя.
   - Окей, запишем сто пятьдесят...
   - Хшс-с-с, мне всего сто двенадцать, неучи!
   - Рост?
   - Метр двадцать пять!
   - Родители?
   - Погибли...
   - Ладно. Тактика боя?
   - Водные барьеры и смерчи, ледяные стрелы, быстрое перемещение.
   О, даже льдом фигачить может.
   - Можно мне попить... спасибо, Кайя. Слабости?
   Мизучи бросила на меня подозрительно-оценивающий взгляд, но все же ответила:
   - Огонь иссушает быстро, от молнии не спрятаться.
   - Любимые блюда, хобби?
   - Запеченный угорь и... жареные лягушачьи лапки. Хобби -- проникать на премьеры кинофильмов, мочить штаны парочкам на задних рядах. Помогать духам, убивать охотников.
   - Гхем. Нападала ли ты на обычных людей?
   - Да. Как-то двум путникам содрала кожу живьем.
   Звякнула Ясуцуна, Кайя тоже напряглась. Не дура же мизучи ссориться в вотчине дзасики-вараси. Да и спокойной выглядит.
   - Тихо. Что это были за путники?
   - Однажды духи чащи шепнули мне, что двое закопали в лесу мертвого человека. Два месяца ждала я на той безымянной могиле, только тогда появились двое мужчин со связанной девушкой. Хотели с ней сотворить непотребство против воли. Пришлось их наказать. Или это слишком строго вышло, Юто? Может, достаточно было лишить зрения и половых органов?
   - Э-э, вообще надо было отдать полиции. Оглушить и связать. Но в целом, я несильно тебя осуждаю. Химари, сколько дашь моей лоли по шкале примерно?
   - Вашей лоли, - выплюнула слово бакэнэко. - я бы дала не больше шести, но возле воды все восемь.
   - Записал... Си... Моя лоли, не покажешь ли нам свой змеиный облик?
   - Я потеряла его много лет назад.
   - Как это?
   - Уверен, что хочешь знать об этом, охотник?
   - Не особо.
   - Врешь, охотник. Хорошо, я расскажу, чтобы ты понял всю мою ненависть к экзорцистам, всю ненависть аякаси к подлым людишкам. Давным-давно, я жила с другими водными змеями в озере на севере. У нас была большая и дружная семья. Мы гонялись наперегонки, вили гнезда на дне озерном, изредка сталкивались в бою с другими водными аякаси, что хотели забрать себе наше жилье или полакомиться детенышами-змейками. Иногда помогали людям деревень рядом. Они приносили нам дары, и старшие братья и сестры насылали дождь или наоборот прогоняли бурю...
   Кап, кап, кап. С мизучи начала сочиться влага, словно она себя плохо контролировала.
   - ...Я была маленькой, бегала по речкам и притокам, и мне всегда было любопытно посмотреть на жизнь людскую. Иногда они проплывали на деревянных суднах, бывало удили рыбу с берега, я научилась немного понимать их речь. Возле одного... одного ручья была... рукодельная скамейка с навесом... Туда я однажды попала случайно... Дедушка Шинджику и бабушка Котори были старыми и добрыми. Эта скамейка в лесу -- их особенное, сокровенное место, куда они приходили минимум раз в неделю. Приносили еду и питье и вспоминали прошлое, смешные и грустные события из жизни, своих детей и внуков. Дед наливал себе одну плошку саке и выстругивал из дерева, бабушка что-то вязала или шила...
   Буль, буль, буль. Капли собрались в маленькие струйки, что сейчас медленно стекали по лицу, груди и ногам водного духа.
   - ... Я стала ждать новую встречу с нетерпением, каждую неделю летела к ручью и скамейке. Шинджику и Котори редко видели своих детей, и грустили, что почти их никто не навещает, совсем забыли... Через какое-то время я стала меняться, обретать человеческий лик. Семья не была против, хоть сами они не жаловали подобное. Говорили, что раз я становлюсь ближе к людям, то буду жрицей в озерном храме... принимать людские дары, нано.
   Струйки превратились в настоящие ручейки, в полу образовалась широкая лужа. Кайя носилась с матюгами, тазом и тряпками, но мизучи не обращала на нее внимания.
   - Однажды умер старший сын Шинджику и Котори. Они сильно горевали, плакали. Тогда я не выдержала, и вышла из ручья в своем человеческом облике. Сначала они испугались, но постепенно успокоились и привыкли. Каждую неделю я стала приходить к ним, а дедушка с бабушкой рассказывали мне истории и кормили домашней выпечкой. Они улыбались и словно расцвели. Я была счастлива, нано. В один из дней погода испортилась, набежали тучи. Люди из деревень принесли мне, жрице храма, множество даров, дабы уберегли поселки от напасти. Но то был океанский тайфун, и даже если бы вся семья отдала свои силы, мы бы мало что могли сделать. Я не приняла дары... Сказала... Сказала, что не будем защищать людей...
   Кайя, вся мокрая, бросила бесполезное занятие и просто села в углу, слушая рассказ.
   - Прошел мощный шторм, что вырывал деревья с корнем, сносил дома, переворачивал лодки. Много людей погибло, даже нам на дне озера несладко пришлось. И... я пришла на следующую встречу с Шинджику и Котори, надеясь, что с ними все в порядке. Дед с бабушкой были живы, но буквально убиты горем. Тайфун унес жизни их дочки, ее мужа и трех маленьких внуков. Я объясняла, что мы не смогли бы помочь. Шинджику и Котори попрощались, извинились передо мной... сначала я не поняла за что... и ушли. Расстроенная, я пошла обратно по ручью к озеру... Не зная, что за мной следят... Привела их прямо к нашей лежке. Нано. На берегу меж камней лежали наши яйца, грелись на солнце... Я привела охотников прямо туда. Вся семья, все змеи от млада до велика выползли из озера, бросились на защиту детей. Мы убили многих охотников... но тщетно. На берегу змеи не так сильны. Я во всем виновата... Мои старшие братья и сестры, еще нерожденные змейки... все погибли... все до единого. Клан экзорцистов Джибашири, повелевающие огнем, вместе с более мелкими кланами напал на нас и уничтожил. Люди посчитали, что это мы наслали несчастье на деревни и обратились к охотникам... Меня одну оставили в живых. Глава Джибашири, мужчина с горящими огнем глазами, сказал, что Шинджику и Котори просили не трогать меня, змеиную жрицу. И они послушались... нано... Лучше бы я погибла в тот день вместе со всеми... нано... Я больше не смела обращаться в змеиный лик и со временем забыла его... не могла оставаться одной, когда все погибли... предательницей... той, что привела смерть на свой род... нано-о-о...
   - Ня-я-я... (не-е-ет...) - плакала рядом бакэнэко. Кайя отвернулась, пряча лицо.
   Я сглотнул тяжелый ком и резко вытер выступившие слезы. Теперь я точно знаю, что выражение "водопад слез" может быть не только метафорой. Я с трудом выполз с футона, встал на колени, и притянул к себе Сидзуку. Мгновенно промок под холодным душем из водной аякаси.
   - Обещаю, пока я жив, подобное никогда не повторится. Покуда есть силы, я буду защищать невинных аякаси. И тебя в том числе, моя лоли.
   - Нано-о-о... Охотник... Юто... я верю тебе. И спасибо. Простите, что совсем расклеилась.
   - Что стало с кланом Джибашири?
   - Он перестал существовать в войнах с аякаси и другими кланами. Так что мстить уже некому, нано.
   - Милорд, как ваше самочувствие?
   Я подвигал руками:
   - Думаю, через полчаса приду в норму, только вряд ли сегодня смогу заняться светом. Может поедим?
   - Лежите, милорд. Я принесу!
   Химари, прямо-таки пылая энтузиазмом, вылетела из комнаты. Довольно быстро вернулась, таща тарелку с рисовыми шариками. Предусмотрительная Кайя принесла чашку теплого чая.
   - Эти онигири словно через войну прошли.
   - Вы испробуйте, милорд.
   Я слопал штуки четыре штуки, две с рыбой, две со сливами.
   - Вкусно. Ты постаралась?
   - Ня-а. (да-а) А можно меня тоже называть "моя кошечка"? Я буду вам готовить, милорд.
   - Гм, готовка -- не настолько редкое умение по сравнению с целительством. Да и хватит уже из меня веревки вить!
   - Простите, милорд. А вы к завтрему сможете на море поехать?
   - Не сомневайся. Сто лет на море не был, - я оглядел юкату бакэнэко с сомнением. - У тебя другая одежда хоть есть для пляжа? Купальник?
   - Нема, милорд. Но я сегодня сбегаю по лавкам, коли вы под охраной Кайи останетесь.
   - У меня тоже нет, нано.
   - Разве ты не можешь себе материализовать одежду из воды?
   - Могу, но настоящая одежда лучше. Ведь ее можно снять, порвать зубами в пылу страсти, подбросить парню в карман, пока тот без сознания, и много чего еще. Нано.
   Я на автомате проверил карманы шорт. Мобильник, тряпка какая-то... Уф-ф, всего лишь платок. Вот егоза, стоит лыбится. Ну хотя бы отошла от эмоционального рассказа о своем прошлом.
   - Что-то неохота мне вас одних отпускать. Ерунду какую-нибудь купите. Кстати о птичках, боюсь, что мои финансы пока не позволяют много тратиться. В особняке есть сбережения? За счета ведь платите?
   - Юто-сан, все коммунальные услуги оплачиваются со специального счета в банке.
   - У меня есть немного денег от дедушки, милорд. Стеснять вас не буду я.
   - Одно время я собирала побрякушки по рекам и каналам, в лесу тайник остался. Думаю, что смогу тебе отплатить, Юто.
   - Что ж, тогда вызовем такси через часок... Кайя поищи мне в закромах какой-нибудь неприметный кинжал с ножнами, если Айя не все с собой забрала...
  
   В Топи Арахнидов пришла новая напасть. Еще один искатель приключений решил испытать свои силы на здешних обитателях. Этим персонажем оказался невысокий шатен с карими глазами, одетый в классовые доспехи новичков в виде старинной брони японских воинов.
   - Ха-а-ак!
   С двухметровой катаны самурая сорвался желтый сгусток в виде стрелы и прошил насквозь обессиленного Болотного Тарантула.
   - Еще девять осталось, - раздалось в это время в доме Амакавы Юто.
   Фугурумо сидела в кресле, сосредоточенно клацая мышку ноутбука, расположенного на столе перед ней. Айя не особо рассуждала, когда глава клана дал ей это задание. Надо, так надо. Но постепенно новый выдуманный мир завлек ее своими яркими красками и простотой. Здесь не требовалось имитировать на лице человеческие эмоции, поскольку игроки не видели друг друга. Достаточно было поставить смайлик в сообщении.
   Дух конверта не особо стремилась к общению, да и к ней никто первым не лез. Лишь изредка приставали персонажи, желая зачистить местность в группе. Но дальше, как следовало из учебных гайдов, без объединения с другими игроками нельзя будет участвовать в важных состязаниях и зайти в нужные зоны. Поэтому Айя тренировала свои социальные навыки, пытаясь самой находить группу и больше писать в чате. World of Linage принимал и объединял под сенью своих электронных микросхем одновременно сотни тысяч игроков японского сервера и миллионы по всему миру.
   Когда староста деревни попросил ее расправиться со злобными огромными пауками, что нападают на людей, Айя, не сомневаясь ни секунды, согласилась и сразу направилась в Топи Арахнидов. Помогать людям, убивая враждебную нечисть, есть долг каждого члена клана Амакава. И сейчас на лице духа конверта блуждала неуловимая улыбка. Она никогда напрямую не участвовала в сражениях, лишь приходя после, забирая вещи, оружие и тела. Но сейчас она наслаждалась тем приятным чувством, что кто-то зависит от ее действий, полагается на игрового персонажа. И она сама лично, а не косвенно, может спасти множество жизней.
   Еще один Болотный Тарантул откинул лапы, выпустив из чрева несколько золотых монеток. Скоро уже надо будет покупать новую катану -- подумалось Айе. Предметы, предназначенные для класса "светлый самурай" стоили раза в полтора дороже остальных, но выбрать другой класс фугурумо просто не могла. Не имела права. Согласно гайду по самураю на официальном сайте игры к 15 уровню уже следовало переключаться на активные навыки второго ранга. Однако Айя впервые ослушалась совета, и продолжала упорно вкладывать очки в полюбившийся навык первого ранга: "стрела света". Даже себе дух конверта никогда не признается, но ей нравилось ощущать себя человеком-охотником, владеющим мощной магией света, и изничтожать цутигумо, паучьих аякаси.
   Imperor777: Ку-хи-хи, Юто-кун, не думала я, что так! ты будешь постигать свою клановую силу. Ку-хи-хи! (смайл: смех)
   Словно вынырнув из тени, на поляне Топей рядом с самураем появился мрачный паладин явно очень высокого уровня, в темном готическом закрытом доспехе. Даже лица не было видно. Айя застыла, пытаясь понять, что происходит. Незнакомец не только знает имя главы клана, но и осведомлен о его родовых способностях. Неужели этот игрок сделал такие выводы только по имени ее персонажа? Или быть может, при регистрации как-то передались данные владельца компьютера? Слишком плохо разбиралась фугурумо в информационных делах, поэтому решила занять осторожную позицию.
   Amakawa-sama: Кто ты?
   Emperor777: Я твой тайный союзник, Юто-кун. Все-таки, "Амакава-сама", заставил ты меня повеселиться, ку-хи-хи. Не мог еще более пафосный ник выбрать? King-of-Light, например? (смайл: ржач)
   Английский язык дух письма знала пусть и не в совершенстве, но простые слова перевести могла.
   Amakawa-sama: А вы сами в Императоры метите?
   Emperor777: Ку-хи-хи, угадал! Только вот это не мой аккаунт (смайл: подмигивание), и долго поболтать не выйдет. Владелец уже подал заявление. Скоро аккаунт заблокируют.
   Amakawa-sama: О чем вы хотите поговорить, незнакомец-сан? (смайл: в темных очках)
   Emperor777: Пришла лично засвидетельствовать вам свое почтение, глава клана Амакава (смайл: поцелуй). Скоро ждите в гости одну свою старую знакомую с третьим размером (.)(.) Ку-хи-хи! (смайл: сердечко)
   Айя уже было напечатала вопрос: "О ком вы говорите?", но отправлять не стала. Вдруг настоящий Амакава-сама в курсе, о ком идет речь.
   Amakawa-sama: Спасибо за предупреждение.
   Emperor777: Всегда пожалуйста! Мыши захватят мир, не так ли? (смайл: взрыв)
   Что это? Какой-то секретный клановый пароль?! Почему-то духу конверта казалось делом чести выдержать эту проверку.
   Amakawa-sama: Все возможно, незнакомец-сан. (смайл: улыбка)
   На несколько секунд темный паладин неподвижно застыл, не двигаясь кругами вокруг самурая, как до этого, и ничего не печатая в чат.
   Emperor777: Какое любимое блюдо у твоей школьной подруги, Юто-кун?
   Айя обрадовалась -- она знала ответ, поскольку успела немного подружиться с Кузаки-сан, хорошей подругой Амакава-сама. Девочка любила поболтать, и, когда готовила еду, выложила много информации.
   Amakawa-sama: Свинина.
   Emperor777: Ку-хи-хи, кто ты такой? Будь ты настоящим Юто, не стал бы отвечать, а спросил сначала, зачем мне это надо. Только тот, кто хочет выдать себя за Юто, станет писать первое, что взбредет в голову.
   Amakawa-sama: Это действительно любимое блюдо Ринко. Мне надоел этот разговор. Если вам больше нечего сказать, извольте удалиться, незнакомец-сан.
   Emperor777: Не прощаюсь, возможно-Юто-кун.
   С этими словами темный паладин исчез с Топей. Айя сразу позвонила в Ноихару, но Амакава-сама с мизучи и бакэнэко уже покинули особняк. А взять номер его мобильного телефона ни одна из аякаси не додумалась. У волчицы должен быть! Когда вернется, надо обязательно заучить. С другой стороны, раз персонажа так легко раскрыли, то неизвестный вполне может проследить и телефонный разговор. Нет, важную информацию можно доверить только бумаге и письму, передать лично. В конце концов незнакомец не сказал ничего особо важного, чтобы из-за этого переживать. А вот если она не закончит задание с цутигумо, жители деревни могут пострадать...
  
  
   Глава 10
  
   Двухэтажный торговый центр Ноихары не производил впечатления. Обычное провинциальное кирпичное здание, заполненное небольшими магазинчиками разнообразных товаров. Сразу возникли мысли, как можно привлечь больше посетителей, но... пока все это не мое. Заведение, где продавали женские купальники, имелось в единственном экземпляре.
   - Я подожду снаружи, - сообщил я перед входом.
   - Как же пойму я, что выбрать треба? - просительно взглянула Химари.
   - Ну-у...
   - Если не зайдешь, я буду выходить к тебе сюда в купальниках, - поведала мизучи.
   - Сдурела? Тут же народ ходит!
   - Я знаю. Нано.
   - Уговорила.
   Мы прошли в магазинчик, и Химари сразу бросилась к вешалкам с товаром:
   - Милорд, как вам этот купальник?
   - Она назвала его милордом...
   - Что это, новое развлечение у молодежи?
   - Кья-я, извращенцы... настоящие... - услышал я тонкий голос какой-то девочки.
   Я стоял красный, не зная, как реагировать.
   - У вас какие-то проблемы с милордом, а-а?! - рыкнула Химари.
   Я подошел и дал ей затрещину по голове:
   - Ния-я... (больно...)
   - Простите, уважаемые посетители. Моя кузина переиграла в симуляторы свиданий.
   - Заметно...
   - Все бы им игрульки играть...
   - Кья-я, взаправду извращенцы... - да что там за недотрога-то?!
   - Выбирай молча, - скомандовал я кошке.
   - Братик Юто, а мне подойдет этот? - пристала Сидзука.
   - Братик?! Гм-м, слишком открытый.
   - Милорд, - прошептала Химари, чтобы никто не услышал. - Я выбрала, гляньте.
   - Э-э, - но кошка уже схватила мою руку и потащила к примерочной.
   Я оглянулся. А народ нет-нет, да и поглядывает. Блин, надо было назвать Химари своей девушкой, и нечего смущаться. А фиг с ним. Наследник великой родовой силы Амакава обязан уметь преодолевать любые трудности с достоинством и величием древних самураев.
   - Ня? (ну как?)
   - Неплохо.
   - Ня? (а этот?)
   - Тоже пойдет... этот так себе... О-о, белый тебе очень идет, Химари.
   - Беру!
   - Он действительно выбирал купальник своей кузине?
   - В каких они отношениях?
   Спокойствие самурая и твердость камня.
   - Кья-я, если я отсюда выйду, они меня поймают, - блин, мне уже даже стало жалко эту пугливую девочку.
   - Как тебе мой купальник, Юто?
   Мизучи открыла шторку соседней примерочной, являя собой нечто очень отдаленно напоминающее купальный костюм.
   - Бха-ха, ты где взяла эти полосочки?! Моя лоли, надень что-нибудь приличное!
   - Он правда назвал ее "моя лоли"?!
   - Может стоит позвать кого-нибудь...
   - Кья-я-я-я-я, мне точно конец!
   Ксо! Хотелось стучаться головой об стену.
   - Все, хватит! Я жду вас у входа!
   Я так несся прочь из магазина, что не заметил девочку не старше десяти лет, крадущуюся за стеллажом. Бедняжка от столкновения ойкнула и упала на пятую точку. Юбка задралась, открывая для просмотра трусики с каким-то животным.
   - Кья! Дядя-извращенец, не-не ешьте меня, по-пожалуйста, - девочка прикрылась руками, крепко зажмурив глаза.
   Как древние мечники проводили часы под водопадом, тренируя терпение. Так и это испытание в моей жизни, дабы привить стойкость и закалить характер. С каменным лицом я поднял девочку за подмышки, поправил и отряхнул юбку, и произнес ничего не выражающим голосом:
   - Будь осторожнее, девочка.
   Чеканя шаг, я направился к выходу из адской лавки, и уже возле дверей услышал голос Сидзуки:
   - Ты что сделала с Юто, лоли-воровка?! Ты же сломала его! Кстати, покажи, что за трусики на тебе...
   - Кья-я-я-я!!!
   Терпение лопнуло, и я сорвался на позорный бег. Не выдержал, тряпка! Такой бури эмоций я не испытывал даже, когда меня летела убивать хиноэнма. Там и подумать ни о чем не успевал, правда. Я привалился к колонне и устало утер пот. Черт, наверняка наследие Юто. Уж Виталий бы что-нибудь придумал... хотя, не уверен. Слишком мощная и грамотная атака сразу с нескольких направлений.
   Дабы немного отвлечься и успокоиться решил просканировать округу на наличие аур. Надолго не хватило - образовалась тянущая пустота внутри. Видимо, магическое истощение. Слишком много всего было в торговом центре, но в магазине рядом перед входом стоял мужской манекен, демонстрирующий модные тряпки. И от него пахло аякаси, только очень-очень слабо. Я с опаской приблизился и внимательно осмотрел предмет.
   - Твою мать!
   Манекен мне подмигнул. Так и заикой стать можно! Надо больше доверять своим способностям. Показали, что аякаси, значит аякаси. И хоть то будет использованный контрацептив. Сначала жахнуть заклинанием, потом разбираться, кто отец.
   - Милорд! Окончили мы!
   - Химари, что скажешь про этот манекен?
   Кошка подошла, обнюхала со всех сторон.
   - Мелочь какая-то, еле чувствую. Боится меня, шо скоро сам ласты склеит.
   - Юто! Я обижена на тебя! Нано!
   - Прости... - я оглянулся на всякий случай. - Моя лоли. Но если вы еще устроите подобное, то я с вами никуда больше не пойду.
   - Вельми звиняйте, милорд... Но может глянете одежду пляжную для вашей смиренну кошечки? Я есмь послушание. А змеюка пусть снаружи ждет.
   - Нано. Я тоже буду тихо себя вести.
   - Окей. Я предупредил.
   Магазин женской одежды нашелся неподалеку. Когда фиолетовые глазищи взирали на меня с мольбой о помощи, я не смог отказать, и немного повыбирал платья. После чего меня вежливо попросили посмотреть. Уж после купальников мое стальное нутро ничем не пронять. Терпение и спокойствие.
   - Милорд, - выглянуло лицо и оголенное плечико Химари из-за занавески примерочной. - Поможете вашей неопытну кошечке с одежками современными? Совсем не разумею я.
   К чему-то подобному я был готов.
   - А кто щеголял в школьной форме при нашей встрече? Давай одевай уже.
   - Ня-уе... (блин...)
   - Ниче так... цвет не тот... гхум, в груди тесновато... вот, хорошо смотрится!
   - Вам нравится, милорд?
   Нежно-фиолетовое платье средней длины отлично подчеркивало все достоинства и так практически идеальной фигуры бакэнэко.
   - Да, превосходно. Очень подходит к цвету твоих глаз.
   - Нано. А как мне?
   Желтое платьице с белыми рюшечками и красный бантик в волосах сделали из Сидзуки прям игрушечную куколку.
   - ...на удивление, весьма прилично.
   - О-о, если потянуть за шнурок сзади, то...
   - Нет, я верю, не надо тянуть!
   - Ты прав, Юто! Нечего тянуть, надо брать, нано.
   Мрачный зев торгового центра остался позади, и я вздохнул с облегчением. Бакэнэко заплатила за мизучи (объяснив, что негоже милорду тратить свои кровные средства на это скользкое отродье), поэтому в финансовом плане я отделался малой кровью. Купил по мороженому, и сейчас мы неспешно шли в сторону особняка. Химари сказала, что идти минут тридцать, и с беспокойством поинтересовалась моим здоровьем. Но я чувствовал себя неплохо, по крайней мере физически, и ответил, что прогулки на свежем воздухе полезны.
   - Дзиннь! - прозвенела стандартная мелодия звонка моего телефона. Надо будет поставить что-нибудь более оригинальное.
   - Алло.
   - Юто, привет. Ты где?
   - Привет, Ринко. В Ноихаре.
   - Я сейчас в магазине. Что купить к ужину?
   - Знаешь, я наверное останусь тут на ночь. Недавно на меня напали и ранили. А в особняке есть сильная аякаси, так что никто не полезет.
   - Ранили?! С тобой все в порядке?!
   - Да, в...
   Счастливая Химари не утерпела в желании поделиться новостями - приблизилась к телефону и громко сообщила:
   - Ринко, представляешь, милорд мне купальник выбрал!! И платье!!!
   - ОАРЫНАЫТАРПВГНУ!
   Из трубки полился набор бессвязных звуков такой силы, что мне пришлось прикрыть динамик ладонью. Словно телефон сам по себе переключился в режим громкой связи.
   - Химари! - я сделал страшные глаза кошке, на что она только невинно похлопала ресницами.
   - ЮТО! Слышишь меня?!
   - Конечно, Ринко!
   - Я приеду к тебе на ночь! Чтобы никаких... поползновений! Ясно, тебе?!
   - Ма-а, как хочешь... Но здесь может быть опасно... Знаешь, как добраться?
   Я быстро сообщил номер рейса электрички и название станции. Сказал, что Сидзука или Химари ее встретят.
   - Уф. Химари, тебе что, доставляет удовольствие меня подкалывать?
   - Ня-а! (конечно!) Нет, как можно, милорд. Простите Химари...
   Я с подозрением взглянул в честные кошачьи фиолетовые омуты. Как известно по одной поговорке, водятся в них весьма недружелюбные и озорные создания.
   - Перевоспитывать тебя уже поздно, но постарайся думать, прежде чем что-то делать.
   - Слушаюсь!
   - Я тут вспомнил. Что за школьная форма была на тебе в день встречи? Ты училась в школе?
   - Нет, милорд. Сие была одежда, которую мне дал знакомый портной дедушки Генноске. Не ведала я, что в разных школах свои одежды носят. Ну да амулеты светоносные должны были с сим справиться.
   - Странная эта форма. Обычно где-то на жилетке или другом видном месте вышивают вензель школы, а на твоей вроде ничего не было.
   - Не ведаю, милорд. Хотите заглянем к портному? Тута рядышком.
   - Хм-м, знакомого деда стоит хотя бы поприветствовать.
   Мы свернули вправо и минут через десять оказались перед небольшим супермаркетом, сбоку которого притулился магазинчик портного под название... "Сумчатый рай". Внутри все было заставлено сумками, чемоданами, портфелями и рюкзаками, но ни намека на одежду.
   - Дядя Шино, здравы буде!
   - Химари! И тебе не хворать. За сумкой пришла?
   - Нет, вот с милордом знакомьтесь.
   - Юто Амакава.
   - Шино Дайсукенджи, - коротко поклонился продавец, лысый мужчина лет сорока. - Видел я один раз тебя очень давно маленьким, Юто-кун... Или теперь уже Юто-сама? Пришли принимать дела клана?
   - Верно, Шино-сан. А вы случаем не слышали про Джингуджи или Тсучимикадо?
   - Хм-м, ходил слух, что в Ноихару несколько раз наведывался мужчина из Джингуджи Лимитед, но большего я не знаю.
   Да, пожалуй, надо спрашивать у управляющих заведениями Амакава на втором этаже торгового центра. Хотя дело не горит.
   - Спасибо за информацию. Шино-сан, позвольте поинтересоваться, ваш магазин торгует сумками, почему же Химари назвала вас портным, и откуда вы достали ей школьную форму?
   Продавец неожиданно покрылся испариной:
   - Э-это из моей личной коллекции, Амакава-сама... Химари-сан так хотела попасть в школу, что я не мог отказать...
   Ух-е. Японцы, итить их налево. Впрочем, я бы нагло соврал, если заявил, что Виталия подобное не интересовало. Юто - так точно нет. Ну, деда, что за знакомства ты водил с этим мужиком?
   - Нано!
   - Вы его постирали хотя бы?
   - Разумеется, Амакава-сама!
   - А какие еще костюмы имеются в вашей коллекции, Шино-сан? - с милой улыбкой полюбопытствовала десятилетняя девочка в красивом желтом платье.
   - Храмовой жрицы, медсестры и монахини... - ужасно нервничая, ответил мужчина.
   В какой-то степени религиозный человек, оказывается. Бакэнэко непонимающе переводила взгляд с улыбающейся мизучи на мою кривую ухмылку, после чего спросила:
   - Дядя Шино, для чего вам столько костюмов?
   - Химари-сан, это нужно мне для постановок спектаклей... Мы с женой любим театр.
   Ну, он хотя бы женат.
   - Кошка, если ты придешь к Юто в костюме медсестры, он будет ползать у твоих лап, нано.
   - Милорд, вы тоже театр любите? - навострила уши бакэнэко.
   - Си... моя... гхм, не надо учить Химари всяким глупостям!
   - Дядя Шино, одолжите мне этот костюм! Пожалуйста, ня (пожалуйста)!
   - Хватит, - резко сказал я. - Шино-сан пора возвращаться к работе. Мы больше не будем отнимать ваше время. Всего хорошего.
   - И вам всего наилучшего, Амакава-сама, - счастливо вздохнул продавец "Сумчатого рая".
  
   Более никуда не сворачивая, мы вернулись в особняк.
   - Дедушка, бабушка! - Химари тут же побежала к святилищу по усопшим. - Поглядите, какое платье лепое мне милорд выбрал! - кошка крутанулась пару раз, отчего светло-фиолетовый подол высоко взметнулся. - А еще купальный костюм для моря! Сейчас и покажу вам, только переодеть надобно...
   - Юто-с-с! - прошипела змея.
   Не дожидаясь развития ситуации, я отвернулся и покинул комнату, и вслед мне донеслось разочарованное ня.
   Остаток дня я разбирался с корреспонденцией деда, счетами и долговыми расписками. Муторное это занятие. Нужно нанять бухгалтера, было бы на что. Мизучи поцапалась с Кайей по поводу главенства на кухне, но я не встревал. Не маленькие, разберутся. Вечером Химари встретила Ринко на станции и проводила до особняка. Кузаки притащила с собой целый мешок контейнеров с приготовленной едой. А учитывая, что еще и Сидзука с Кайей постарались, ужин походил на настоящее пиршество. Девушки вяло переругивались, требуя моего экспертного мнения по поводу того, чья готовка лучше. Пришлось виться ужом, и отвечать, стараясь никого не обидеть. Можно считать это своеобразным уроком дипломатии. Наследнику клана положено хорошо уметь улаживать конфликты.
   Стоит наметить какие-то планы на дальнейшее существование. Женитьба - весьма заманчивое досрочное решение проблем с наследством Генноске. Однако в ближайшее время необходимо для начала связаться с кланами, прозондировать почву насчет союза или хотя бы нейтральных отношений. Первый клан Тсучимикадо без сомнений невероятно силен. Вообще, люди с паранормальными способностями просто не могут не занимать высокие места в правительственном аппарате, и наверняка составляют одни из верхних строчек в списке богатейших людей Японии. Странно, что дед Генноске не сидел в каком-то токийском небоскребе или вилле на личном острове, попивая элитное саке, а забрался в такую глухомань.
   Нашел упоминание девятого клана Якоин, которым дед продавал амулеты по весьма неплохим ценам. Жаль, я пока не умею мастрячить артефакты. Надо переговорить с ними... как их там? Магические детективы, что бы это ни значило... Наверное могут дать фору самому Шерлоку, дедукто-патронусу, Холмсу... Хм-м, представил, как известный британский сыщик кастует патронуса, который принимает форму своего помощника Ватсона. Не шибко полезный патронус, в общем-то. Нет, с кланами пока тягаться рано. Главное - не высовываться и не сильно отсвечивать. Потихоньку вербовать новых вассалов и развивать родовые умения. Глядишь, через месяц-другой, можно уже и начинать вые... качать права.
   Ближе к ночи я почитывал мемуары бабушки Савы - небольшую книжечку, исписанную японскими иероглифами... причем с кучей ошибок. Но вскоре причина прояснилась. Сава оказалась сиротой после того, как небесный дракон цан-лунь прошелся по нескольким деревенькам в Китае. Что дед Генноске забыл в поднебесной, история умалчивает. Молодой наследник клана Амакава отбил разбушевавшегося воздушного аякаси, спас девочку Саву, приютил и перевез в Японию. Позаботился об образовании, что по причине незнания ею японского языка было непростым заданием. А после женился, наплевав на мнение окружающих, и даже разница почти в десяток лет не стала им помехой. Уважаю деда. Пришел, помог победить злобного монстра, спас девчонку, устроил ее. Сама бабушка Сава буквально боготворила Генноске, что и не мудрено.
   Ладно, пора спать. Я расправил футон и уже собирался было выключить свет, как створка двери отъехала в сторону, и в комнату запрыгнула Сидзука... в синем купальнике. Э-э, что?!
   - Юто, ты так и не посмотрел мне купальник, поэтому я выбрала сама! Что скажешь?
   - Что скажу?! Где ты умудрилась раздобыть школьный купальник, да еще старого образца?! Он настоящий, не из воды?
   - Настоящий, могу снять, чтобы ты убедился, нано.
   - Нет, я верю! Так откуда? Не думаю, что в том магазине купальников могло продаваться нечто подобное!
   - Это из личных запасов продавца-сана. Мне не составило труда уговорить отдать его, нано. Бесплатно.
   Да что с этой страной не так?!
   - Ты его постирала хотя бы?
   - Конечно, нано. Два раза в чистой кристальной воде, три раза с мылом, пять раз с хлоркой и два раза с порошком.
   - Как купальник не разъело-то...
   - Так что скажешь, Юто? Мне идет?
   - Безусловно. В этом наряде все парни на пляже станут твоими...
   - Нано! Я знала, что тебе понравится, извращенный-охотник-сан.
   - Юто, что у тебя за шум... Сидзука! Что это на тебе?! Юто!!!
   Ринко имеет уникальную сверхъестественную способность. Род Кузаки наделен силой появляться в самый неподходящий момент. Я вздохнул:
   - Ринко, это... э-э...
   Голова выдавала всякие странные выверты о похищенных невестах-аякаси после прочтенных мемуаров, и не желала придумывать оправдания. Мозг жаждал сна. Я развернулся и быстро юркнул на футон, зарывшись с головой под одеялом:
   - Я сплю! Оставьте меня в покое!
   - Юто-о, во что ты заставил нарядиться Сидзуку?!
   Блин, почему сразу меня подозревают?! Неужели малознакомой водной аякаси доверяют больше, чем другу детства?! И тут я прозрел! Вот она, настоящая, неоспоримая и беспощадная сила лоли. В этой битве у меня нет ни единого шанса.
   - Юто-о!
   Ринко принялась тормошить меня, пытаясь стащить одеяло, но я держал крепко.
   - Ринко, прекрати! Между прочим, я еще не отошел от сражения с аякаси! У меня и так литр крови высосали!
   - Высосали?! На тебя напал вампир?! Юто, отвечай! Юто, покажи мне зубы! Надо срочно отвести тебя к врачу!
   - Успокойся, ни в какого вампира я не превращусь. А если и так, ты будешь первой, кого я укушу.
   Меня резко перестали тормошить.
   - Первой... Ну раз так, тогда ладно.
   Я осторожно выглянул. На лице Кузаки застыло какое-то мечтательное выражение.
   - Я насчет укуса. Не знаю, о чем ты там подумала. Все, выметайтесь и выключите свет. Милорду надо отдохнуть. И если какие-то наглые аякаси посмеют зайти в эту комнату ночью, то в следующий раз попрошу Кайю не пускать вас внутрь особняка.
   - Да, Юто!
   - Нано...
   - Ня-я... (не-ет...), - тихо послышалось из коридора.
  
   Ринко Кузаки развалилась на гостевом футоне в короткой майке и шортиках, видя уже четвертый сон. Волосы девочки разметались, подушка валялась в районе ног, левая рука покоилась на полу, а покрывало вообще исчезло в неизвестном направлении.
   - "Я твоя навсегда, слы-ышишь? Ледяное сердце я ра-астоплю-ю..." - раздалась мелодия одной популярной японской поп-песенки из сумки неподалеку.
   - Кого это там...
   Девочка долго шарила руками, но в итоге выудила свой надрывающийся телефон.
   - Кузаки слушаю.
   - Ку-хи-хи, Ринко-чан, какое у тебя любимое блюдо?
   - Что? Зачем вам...? - сонная девочка пыталась вникнуть в суть ситуации.
   - Юто-кун спрашивает, ку-хи-хи.
   - Ну раз для Юто... Свинина.
   - Благодарю покорнейше. Спи дальше Ринко, ку-хи-хи.
   - Кто...
   Однако неизвестный уже положил трубку.
  
   Возле дома Юто Амакавы в Такамии в темном неприметном костюме на столбе освещения виднелся худой силуэт. Ночной гость нажал кнопку на коммуникаторе, сбрасывая звонок.
   - В следующий раз не придется прибегать к таким средствам.
   Маленький человек в черном быстро прицепил миниатюрную камеру к верхушке столба и нажал несколько кнопок на коммуникаторе. В окне дома напротив в комнате Юто горел свет, однако шторы были плотно завешены, и главе клана Якоин очень это не нравилось. Ее цель не выходила из дома почти весь день, не совершала никаких покупок по банковской карте. Единственная, кто появлялась - высокая сероволосая девушка, от которой разило аякаси. Судя по досье на клан Амакава - Гинко оками, один из вассалов. Бр-р, даже смотреть на волчьего монстра было неприятно, е-кай чуть было не почувствовала наблюдение. И как Амакава могут нормально разговаривать с аякаси? Очень жаль, но проникнуть в дом так и не удалось - слишком велик риск раскрытия.
   - Отлично. Пора браться за Амакаву всерьез.
   Хитсуги Якоин, перекинув пояс, ловко скатилась по столбу на землю и, как ни в чем не бывало, двинулась прочь. Переговоры с персонажем Amakawa-sama ей сильно не понравились. Не покидало ощущение, что все пошло не по сценарию. Скорее всего, будь она лично знакома с юным экзорцистом, удалось бы определить его подлинность моментально. Но у Хитсуги имелся только небольшой профайл, стянутый из школьной картотеки. В нем Амакава Юто описывался, как очень замкнутый и подавленный мальчик, так и не отошедший от трагедии, что случилась с его родителями. Поэтому вполне естественно, что необщительный наследник оказался подвержен влиянию многопользовательских игр с фэнтезийным уклоном. Но сидеть почти круглый день в WOL'е? Хитсуги была очень разочарована. Не таким она ожидала увидеть новоиспеченного главу клана Амакава, владеющего таинственной и могучей магией света.
   Ринко Кузаки, единственная, кто согласно отчету, близко сошлась с парнем, подтвердила подлинность личности персонажа в игре. Аякаси, судя по общей картине, появились всего день назад, поэтому подобную информацию мог знать, только сам Юто, а других он вряд ли допустил к своему новому ноутбуку на такой долгий срок. Одноклассники Амакава вовсю планировали завтрашнюю поездку в соцсети и дискутировали насчет ухода Юто из школы, однако сам субъект на обсуждение и не думал являться. Глава клана несмотря на жуткую тягу к играм так и не зарегистрировался ни в одной социальной сети.
   Подумав о проектируемой в оборонном ведомстве системе распознавания лиц, Хитсуги ухмыльнулась. Подобная разработка через пару лет станет очень и очень полезным инструментом для клана Якоин. Можно было бы помочь или напрячь клановые ресурсы, чтобы сделать свой аналог, но зачем тратить время и средства на то, что скоро можно будет получить бесплатно? Вот уж тогда Якоин развернутся на полную. С почти любой камеры в городе можно будет проанализировать лица прохожих и точно определить, где в последний раз видели того, или иного человека.
   - Может установить камеры в Ноихаре? Хотя старик Генноске по словам отца чуял их за километр. С другой стороны, наследник Амакава еще вряд ли постиг свою силу полностью. Если только в Топях Арахнидов, ку-хи-хи!
  
   Фугурумо Айя облегченно вздохнула, наконец добив злобного Предводителя Тарантулов со свитой. И откинулась на кровать Амакавы-сама, все еще пахнущую молодым главой. Внизу слышался стук тарелок - Гинко вернулась голодная. Правда, стоит отметить, что дух волка в любое время была не прочь полакомиться. С Топями Арахнидов покончено, теперь следует разобраться с аякаси в Песках Безвременья!
  
   После странного телефонного разговора Ринко Кузаки не могла уснуть и решила рассказать о звонке Юто. Заодно и проверить, не притаилась ли в его футоне какая-либо страшная аякаси. Блин, теперь Юто окружен ими со всех сторон. Сидзука и Кайя - еще ладно... Но Химари... какие у нее большие... Ие-х, дело не в размерах, Ринко, а в искренности чувств!
   Пройдя по коридору, девочка чуть не поседела от страха, увидев валяющиеся на полу тела. Но когда глаза привыкли к темноте, Ринко с облегчением узнала фигуры Химари и Сидзуку. Аякаси лежали возле двери в комнату главы клана, мирно посапывая:
   - Нья-хья-хья-я-а.
   - Хшс-шс-шс-шс-с.
   Химари находилась в своем полукошачьем облике, и сразу стало понятно зачем. Хвост кошки крепко обмотался вокруг левой ноги мизучи, не давая той убежать. Ринко мысленно собрала всю волю в кулак. Нужно набраться смелости и сделать шаг первой! К тому же накануне вечером Юто говорил про аякаси, а Ринко - человек, и ее те слова не касаются.
   Так, осторожно переступить через переплетение тел... Неожиданно что-то крепко схватило девушку за лодыжку:
   - Кья-я-я-я! - громко закричала Кузаки.
   - Обнаружена попытка проникновения противника на запретную территорию. Нано. Кошка, приступить к ликвидации!
   - Няэ! (есть!)
   Ринко быстро повалили на пол и принялись щекотать в самых сокровенных местах.
   - Не-е-е-ет! Отпустите, хватит лапать! Что-о-о... Кто меня лижет?! Юто, помоги, спаси меня!! - Ринко застучала в закрытые двери.
   - Заткнитесь там и дайте поспать нормально!! - единственное, что раздалось в ответ.
   Униженной, опороченной и так никем и не спасенной Ринко Кузаки пришлось ретироваться в свою комнату. Мысли о том, что никто теперь не возьмет ее замуж, не помешали девочке спустя пару минут забыться глубоким сном.
  
  
   Глава 11
  
   Утро прошло на удивление спокойно. За плотным завтраком (много чего осталось с ужина) аякаси и Ринко в основном помалкивали, тактично не касаясь вчерашнего происшествия. Я чувствовал себя превосходно - последствий ранения почти не ощущалось, а свет легко откликался. Но тренировки решил отложить до вечера - силы могут понадобиться на море.
   Когда мы на вокзале ожидали электричку, мой телефон вызвали со скрытого номера:
   - Ку-хи, привет, гроза пауков!
   - Что? Кто вы? - удивился я.
   - В прошлый раз мы с тобой встречались в Топях Арахнидов, неужели забыл?
   - Вы ошиблись.
   Я повесил трубку и объяснил прислушивающимся мизучи, баканэко и подруге:
   - Кто-то балуется телефонными розыгрышами.
   Аппарат снова зазвонил. Также со скрытого номера. Я сбросил вызов. Еще раз позвонили. Сбросил. Блин, неужели придется выключать трубку? Как вообще здесь добавить в игнор скрытый номер? Тут телефон зазвонил опять, и на дисплее высветился номер Кузаки.
   - Ринко, посмотри свой телефон, похоже с блокировки случайно снялся.
   - Нет, вот смотри, - девушка показала пустой экран своей раскладушки.
   - Странные дела творятся. До чего любители розыгрышей дошли... Ладно. Алло?
   - Ку-хи! Амакава Юто, в который раз ты смог удивить меня. Я начинаю сомневаться в своей профпригодности.
   - Вы знаете мое имя? Как вы звоните с номера моей подруги?
   - Ку-хи-хи, секрет клана, Юто-кун.
   - Клана? Неужто Якоин? - выдвинул я первое пришедшее в голову предположение на фоне вчерашних размышлений.
   - Бинго! Все, отныне буду отслеживать местоположение твоего мобильника, хоть и муторное это дело. Takamia Mobile меняют протоколы безопасности по три раза в неделю, ку-хи-хи! Юто-кун, хочешь я тебе нашу сим-карту пришлю с безлимитным тарифом на любые разговоры?
   - Якоин-сан, позволю себе отклонить ваше щедрое предложение, - ответил я странному молодому женскому голосу с хриплым звучанием. - Могу я узнать, как вас зовут?
   - Юто-кун, милый, я еще не готова к столь близкому общению, но обязательно дам знать, когда можно приглашать меня на свидание, ку-хи!
   - Больно вы уверены в своих силах, Якоин-сан. Не думаю, что вы способны конкурировать с моими знакомыми.
   - О-о, нашему клану известны множество способов поладить с противоположным полом. Да будет тебе известно, мой отец, до того, как встретил маму, не пропускал ни одной юбки. А после знакомства даже смотреть ни на кого кроме любимой Гесуко не желал! Ку-хи!
   - Э-э, зачем вы мне рассказываете личные дела вашей семьи?
   - В прошлом главы наших кланов сотрудничали, и я хочу, чтобы новые также пришли к взаимопониманию, - неожиданно перешла на нормальный тон Якоин, но ненадолго. - До скорого, Юто-тян! Передавай привет Багровому клинку и своему "светлому самураю"!
   Якоин прекратила разговор.
   - Мде. Химари, слышала что-нибудь про Якоин? Имя Гесуко говорит о чем-то?
   - Ух-х, милорд, неприятные то воспоминания. Гесуко Якоин с мужем Масао приезжали несколько раз к нам в Ноихару. Ох и страшная экзорцистка. Глядела на меня, словно читала каждое мое действие. Но Генноске требовал меня присутствовать - для солидности, знамо.
   - А как зовут их дочь?
   - Не ведаю, милорд.
   - Ясно, может Айя в курсе. Тебе передавали привет, Химари.
   - Ня-у! (да ладно!)
   - А теперь расскажи мне, что за "светлый самурай" есть у Амакава? Это какой-то сильный аякаси?
   - Нья?! (Кто?!)
  
   Возле дома ничего не поменялось. Почему-то мне казалось, что должны стоять какие-то фургончики, как в фильмах про ФБР, но очевидно, в реальности так уже никто не делает, а может и не делал никогда. Гинко дрыхла на диване без задних лап:
   - Юто-сама, всю ночь вынюхивала...
   - Отдыхай, вечером отчитаешься.
   - Амакава-сама, - спустилась конверт.
   - Как дома, тихо? Я за плавками и полотенцем, а потом почти весь день нас не будет.
   - Все спокойно, Амакава-сама. Я бы хотела отчитаться о вашем задании, но раз вы спешите... Вот.
   Айя передала мне исписанную бумагу... Какая-то переписка в чате... Emperor777...
   - Amakawa-sama?!
   - Так зовут моего светлого самурая, Амакава-сама.
   - Вот оно что. Тебе встречался некто из клана Якоин в игре?
   - Он не представился, но возможно, что так...
   - Как зовут дочь Гесуко Якоин?
   - Хитсуги, Амакава-сама.
   - Окей. Если ничего срочного, вечером обсудим, - я свернул листок, убирая в карман. Дух конверта кивнула.
   - На пляж с нами не желаешь, кстати?
   - Благодарю, Амакава-сама. Не люблю влагу.
   Отыскав пляжные шмотки, вышел на улицу, где меня уже ожидала готовая и собранная Кузаки, успевшая смотаться домой. Быстро она, словно и не принадлежит к женскому полу.
   Такамия протянулась вдоль небольшой речки, впадающей в океан, на востоке Японии, севернее Токио. Однако считалась плохим местом для пляжного отдыха - в основном каменистые и скалистые берега. Поэтому мы рванули на юг, в сторону столицы. Не доезжая Токио, вдоль океана протянулась туристическая зона, обеспечивающая доступный и дешевый отдых для местных. Если же хотелось экзотики, то можно было двинуть оттуда на один из множества мелких курортных островков.
   Устроившись в электричке, я с любопытством ознакомился с записанным Айей разговором из игры. Слева, каким-то образом опередив Химари, притулилась Ринко, напротив восседали змея и кошка. Развернув листок, над ним сразу склонились четыре любопытные головы. Как только я дочитал до строчки про старую знакомую, мгновенно свернул бумажку, но поздно. Ринко читала довольно быстро.
   - Ю-юто! Что за старая знакомая с третьим размером, а?!
   - Понятия не имею, честно. Я же память потерял, только Химари вот немного вспомнил.
   - Откуда?! Еще одна... Что за несправедливость?! - взвыла Кузаки.
   - Химари, может ты в курсе? Я с кем-то приезжал в Ноихару?
   - Сие особа вельми противная...
   - Вроде как, ты про что-то такое уже говорила... м-м, - я напряг память. - Точно! Та, кто наслала на меня кошачью аллергию! Ух, я бы ей объяснил по понятиям, что заклинаниями так просто не разбрасываются! Она ведь маг, да? Из клана. Да. Скорее всего из одного из двенадцати, - продолжил я рассуждать. - Союзники деда... Тсучимикадо, да?
   - Ня-я... (не-е...) Девка та из Джингуджи была, милорд, - печально поведала Химари.
   - Знакомая из Джингуджи? Третий, значит... Уж не Куэс Джингуджи имеется в виду? - озарило меня.
   - Истинно так, милорд. Ужель упомнили?
   - Неа, видел в инете.
   - Сие разлучница страшная, кошконенавистница. Слыхала я сильной ведьмой стала молодая Джингуджи... Множество аякаси на ее счету... Что злые, что добрые... Все одно ей...
   - Хшс-с, не стоит тебе с ней встречаться, Юто, - прошипела мизучи. - Я тоже слышала про "сумеречную луну", что в Европе лютует. Если не хочешь потерять свою лоли, тебе надо прекратить с ней любое общение.
   - Понял я, понял. Мне самому она не нравится, но ради клановых дел придется потерпеть. Убивает добрых аякаси, да еще послала на меня аллергию... Постой, а зачем она это сделала?
   - Очевидно сие. Дабы со мной больше не могли вы гулять, милорд.
   - Вот негодяйка. Неужели дед не мог снять ее заклинание? Или оно навсегда?
   - Не ведаю я, но... вы правы, милорд. Думаю, дедушка Генноске мог бы развеять светом проклятие, коли захотел.
   - Значит дед тоже был против нашего общения? Может он и попросил меня проклясть?
   - Я... не знамо мне... Никогда не думала, что дедушка...
   - Ладно, не грусти, Химари. Я ведь рядом с тобой!
   - Сие верно!
   Бакэнэко тотчас радостно прыгнула между нами на сидение, подвинув мою подругу к проходу и вцепившись в меня.
   - Кошка! А ну брысь отсюда!
   Кузаки встала, обхватила Химари за талию и попыталась оттащить. Кошка же держала меня за футболку, растягивая ткань.
   - Я помогу, нано!
   Сидзука обняла Ринко сзади, и они уже вдвоем начали пыхтеть. Бабка за дедку, дедка за репку... Или в нашем случае: змейка за Ринко, Ринко за кошку, кошка за Юто. Тянут-потянут, вытянуть не могут! Я почувствовал, что скоро или меня стащат с сидения, или футболка не выдержит:
   - Хватит дурачиться! Люди смотрят!
   Химари моментально отпустила меня, но остальные среагировать не успели и по инерции потянулись назад. Куча-мала вывалилась в проход. Снизу находилась Сидзука, посредине Ринко, а сверху венчала сей человеко-аякасский бутерброд Химари. В салоне электропоезда раздался дикий ржач. Я громко ударил себя рукой по лбу, изображая фейспалм. Вот в предыдущей жизни практически не подворачивалось подходящей ситуации, а тут, гляди-ка, пригодилось. Голубенькие трусики бакэнэко буквально смотрели мне в душу. И как она умудрилась так удачно задрать свое новое фиолетовое платье? Ага, ясно, кошачьим хвостом себе помогла.
   Я тут, понимаешь, размышляю над важными клановыми вопросами по поводу встречи с мега-крутой западной колдуньей из пока условно-враждебного великого клана Джингуджи, а они тут цирк устраивают на потеху публике. Правда я тоже не выдержал и посмеялся над охающими девчонками. Вообще, если пораскинуть мозгами, а кое-что у меня в голове имелось, складывалась занятная картина. Тенденция угадывалась на ура. Подруга детства, куча озабоченных мной аякаси женского пола, теперь вот Хитсуги Якоин и Куэс Джингуджи... Все это очень похоже на один жанр в японской культуре аниме и манги, который Юто знал не особо хорошо. Хотя Тайзо постоянно пытался впарить нечто подобное. Как бы то ни было, надо подумать о расследовании на эту тему. Возможно, мне откроются некоторые ответы на вопросы о психическом состоянии окружающих.
  
   Ну и жарища! Самое то для пляжного отдыха! Ох, если бы мне было всего полтора часа до моря ехать в моей прежней жизни, то я бы проводил там все летние выходные!
   - А вот и мы! Извините, что задержались! - громко поприветствовала Ринко одноклассников, подняв руку.
   Возле входа на пляж собралась внушительная толпа -- наверное половина нашего класса пришли развлечься. А может и мой уход посреди учебного года тому виной. До больших летних каникул оставалась всего неделя.
   - А, наши голубки наконец явились.
   - Кончай острить, староста!
   - Уо-ха-а, Юто, что это за красотка с тобой?! - воскликнул Тайзо, пожирая бакэнэко взглядом.
   - Ноихара Химари. Я всего лишь простая провинциалка, но надеюсь мы с вами подружимся, - поклонилась моя спутница.
   - Юто, разве у тебя дедушка не оттуда родом? - поинтересовался приятель.
   - Что-то вроде того... - промямлил я.
   - Ноихара-сан, я глубоко поражен вашими фор... э-э, вашим платьем. Да, платьем.
   - Конечно, сие ми... Юто-сама выбрал для меня.
   Раздался слитный удивленный гомон одноклассников.
   - Юто, поганец! - Тайзо, грызя свою футболку, поднял большой палец вверх.
   - А как же Ринко?
   - Хватит разговоров! - влезла Кузаки. - У Юто с ней ничего нет, ясно вам?! А кому неясно, я могу объяснить лично! - показывая кулак, произнесла моя боевитая подруга детства.
   - А кто эта прелестная малышка? - обратилась одноклассница, с улыбкой взирая на Сидзуку. Мизучи мило и застенчиво улыбнулась в ответ. - Ах, какая она кавайка!
   Тут мизучи неожиданно спряталась мне за спину, словно испугалась внимания ребят. Цепкий пальчик схватил край моей футболки. Почему-то интуиция резко завопила о том, что мне надо бежать отсюда как можно дальше.
   - Это Сидзука... Ноихара, младшая сестренка Химари... - да и пофиг, что совсем непохожи.
   - Какая стесняша! Милота! Можно ее потрогать? А в каком она классе? - раздалось со всех сторон.
   Пальчик потеребил край моей футболки, и я наклонился к мизучи:
   - Что такое? - тихо спросил я.
   - Охотник-с, ты не соблюдаешь соглашение-с, - еле слышно прошипела Сидзука. - Представь меня правильно.
   Пару секунд я непонимающе смотрел в красные глаза, а потом меня прошиб холодный пот:
   - Ты не посмеешь...
   - Посмею, нано.
   - Ты же не откажешься вылечить своего любимого Юто-тян, если потребуется?
   - Охотники живучие. Ничего, поваляешься с месяц в больнице вместо десяти минут лечения моей водичкой, авось поумнеешь.
   - О чем вы там шепчетесь? - одноклассники стали терять терпение.
   Все, назад дороги нет. В моих жилах течет стылый лед, мой разум -- сосредоточие стойкости и отваги. С другой стороны, наверняка многих из этих людей я вижу в последний раз в жизни. Кого стесняться?
   Я решительно встал за спину Сидзуки, выставив ее перед собой на манер своеобразного щита. И положил свои руки ей на плечи:
   - Это моя лоли!
   - Бху-х!
   - Че?!
   - ЮТО! - Ринко.
   - Он сказал лоли?!
   - Его лоли...
   Сидзука запрокинула голову назад, спокойно взглянув мне в глаза снизу вверх:
   - Не думала, что ты это скажешь, нано.
   Зараза!
   - Касуми, не смотри ему в глаза...
   - Амакава, ну ты даешь!
   - Юто, засранец! Но я тебя понимаю! - Тайзо снова поднял большой палец вверх, не переставая лить слезы. Прости, дружище, но сейчас твоя поддержка меня совсем не радует.
   - Алло, полиция...
   - Так, стоп! - я в один прыжок оказался подле Шимомуро.
   - Я хочу сообщить о...
   И резко отобрал ее телефон:
   - Алло, офицер-сан? Простите, моя подруга просто пошутила. Да. Да. Простите. Да, мы больше так не будем. Понимаю. Извините. Всего хорошего, офицер-сан, - я прервал звонок. - Староста! Ты реально в полицию позвонила!!
   Шимомуро поправила свои очки, опасно бликнувшие на солнце:
   - Разве по-иному поступают в таких случаях, Амакава-кун?
   - Ну, надо ведь меру зна...
   - Так, я сама с ним разберусь! - Кузаки резко схватила меня за руку и потащила в сторону.
   - Юто, что за лоли еще?! На солнце перегрелся?!
   - Ринко, ты то куда?! Будто и не знаешь, кто она на самом деле! Да ей больше сотни лет! Она аякаси -- мизучи, змея! За свою жизнь она перебила кучу охотников. Да, она выставила такое странное условие... Но Сидзука сильная, я не имею права сейчас потерять ее...
   - Ох, но разве нельзя было по-другому? Я чуть со стыда под землю не провалилась. Хорошо, я верю тебе, Юто, и попробую объясниться со всеми.
   - Спасибо!
   Подходя обратно, увидели, что мизучи со всех сторон окружили одноклассники.
   - Не-не ругайте братика Юто, нано, - проговорила Сидзука милым детским тоном. Лучше бы она этого не делала. - Если он так хочет, пусть называет. Хоть "мой пирожок", хоть "моя ягодка", хоть "моя зайка"...
   - Сидзука, перестань! - влезла Ринко.
   Минут двадцать нам потребовалось, чтобы кое-как отбрехаться. Многое мне хотелось сказать мизучи, но в окружении ребят сделать это стало невозможно. Только еще больше закреплю за собой славу растлителя малолетних.
   Следующая буря не заставила себя долго ждать. Парни переоделись в плавки первыми, и встречали девушек одобрительными возгласами.
   - Юто-сама, мне идет? - встала в милую позу бакэнэко.
   - У-хи-и, какие они на вид... Конечно идет, Ноихара-сан. Ваш купальник потрясающий, - первым влез Масаки.
   Я с молчаливой улыбкой одобрительно поднял палец вверх.
   - Конеч-ня, ведь его выбирал Юто-сама.
   Тайзо упал на колени на песок пляжа:
   - Я разбит. Полностью разбит и опустошен. Юто, когда это ты стал таким ловеласом?!
   - Пока кое-кто разглядывал картинки в книжках, я тренировался... на кошках!
   - Сенсей! Юто-сенсей, научите меня!
   - Смотри, сейчас выйдет Шимомуро, сделай ей комплимент. Только не похабный.
   - Я понял!
   А вот и староста в довольно красивом полосатом купальнике. Фигура для своего возраста вполне развитая.
   - О, Шимомуро-сан, свет очей моих, ты словно лебедь грациозна и... Ай, староста, за что бьешь-то?
   - Хватит изображать идиота, Масаки!
   Я напрягся. Телефон старосты у Ринко, но предугадать развитие ситуации нереально. По-моему, я уже начал привыкать к этому и даже получать некоторое удовольствие. Неужто мазохизм?! Нет, Виталий не был уличен в подобной мерзости, а значит это все Юто! Извращенная японская душонка, что ты творишь с нами?!
   - Братик Юто! - ангельским голосом пропела Сидзука, махая мне рукой.
   На пути мизучи все встречные оборачивались, один даже споткнулся. Как и обещал, все парни, у ее ног.
   - Телефон... Полиция... Дайте кто-нибудь мобильник... - Шимомуро поворачивалась вокруг, протягивая руки.
   Сидзука даже имя свое написала на синем школьном купальнике -- в белом квадратике в центре. Но разумеется, ни в одной школе Японии, старый образец уже давно не используется, так что отмазка не прокатит.
   - Братик Юто, купальник, что ты мне дал, сидит как влитой! Нано!
   - Я пошел купаться, - произнес я убито.
   - Стой! Амакава!
   Побег удался на славу. Староста и остальные не так хорошо плавали. Но... каким-то образом я оказался далеко в океане. Грудь ходила ходуном, легкие словно кузнечные мехи качали воздух. Сколько я умудрился проплыть?! Берег совсем крошечный. Неужели магия помогла? Вот уж не думал, что смогу овладеть новой способностью в такой ситуации. Как знал, что не надо "свет" с утра тратить.
   Я перевернулся на спину и посмотрел на небо. Небольшие волны покачивали мое тело, солнце припекало лицо, во рту чувствовалась соль. Ляпота. Совсем не зря я решил поехать на море. Говорят, нервные клетки восстанавливаются на отдыхе... Правда, благодаря одной змеиной особе я уже успел за сегодня потратить свою месячную норму...
   Мирный настрой прервало четкое ощущение опасности снизу. Что-то большое, мокрое и злое поднималось из глубин океана. Черт! Ничего не успеваю сделать! Я сосредоточился и пустил свет в район ног, после чего последовал мощный удар, выбросивший меня из воды метров на пять. Ноги отбило, но свет смог сдержать атаку. Успел заметить широкое плоское лицо с далеко расставленными глазками, большую зубастую пасть и длинную серую тушу в окружении водяного смерча.
   Плюхнувшись в воду, открывать глаза даже не стал. Только магия может мне помочь. Слева! Щит света! Бам-с! Меня словно паровоз сбил. Потащило куда-то вниз, под воду. Воздух заканчивается, черт...
   - ЮТО!!!
   Вжи-их! Вода подле меня взметнулась, и монструозное торнадо вытолкнуло мое тело из океана, подняв метров на десять вверх. Я кое-как откашлялся -- вокруг головы оставался мешок воздуха.
   - Жалкая сардина, как ты посмела напасть на моего охотника?! - бушующим водопадом низвергался голос Сидзуки.
   - Мизучи! Зачем ты защитила наследника света?!
   - Он мой, я сказала! Убирайся, иначе недосчитаешься плавников!
   - Прихвостень экзорцистов! Таких как ты надо давить в зародыше! Ты ведь речная мизучи... Посмотрим, как ты справишься с чистокровным океанским ханмахедо, мизучи рыбы-молота!
   Дальше началось настоящее водное безумие, скрытое от меня океанской толщей. Я лишь парил наверху в торнадо и чувствовал отголоски магических ударов. Эманации энергии Сидзуки ощущались родными и мягкими, а ханмахедо -- солеными, злыми и резкими. После особо мощного столкновения, аура рыбы-молота стала быстро удаляться.
   Торнадо опало вниз, но до того, как я плюхнулся в воду, мягкая волна осторожно подхватила меня. И потащила в сторону берега. О! Отличное средство передвижения! Можно аттракцион устроить и грести бабло рекой. Из водной глади рядом показалась голова мизучи.
   - Юто, ты как?!
   - Да вроде ничего. Даже света еще где-то треть осталось. Побили меня знатно, но жить буду. Спасибо, что спасла.
   - Нет! Это моя вина. Я не уследила за тобой! А теперь помолчи. Ты тяжелый, нано.
   Вскоре мы пристали в небольшой каменистой бухте, далеко от пляжа. Вокруг совершенно безлюдно - забраться сюда со стороны берега непросто. Волна бережно выкатила меня на одинокую скалу, торчащую посреди воды. Я сел на неровную каменную поверхность.
   - Си... моя лоли?
   Мизучи элегантно выпрыгнула из воды, мягко приземлившись рядом:
   - Ложись, нано!
   Я прилег на камень и предупредил:
   - Если что, я кричать буду.
   - Если только от удовольствия, нано.
   - Зачем ты снимаешь купальник?!
   - Нужен плотный контакт. Эта тряпка мешает.
   - Ну ладно. В конце концов я не извращенец какой-то, чтобы заводиться от плоского тела маленьких девочек.
   - Посмотрим. Ты сдержал уговор, охотник. Теперь моя очередь. Нано.
   Мизучи прильнула ко мне и принялась елозить по торсу, рукам и ногам. Мягкая мокрая прохлада окутала меня словно уютный кокон. Небольшое онемение разлилось по телу. Боль от синяков и ушибов мгновенно ушла. Да, пожалуй, стоило потерпеть все подколки, чтобы иметь в своем распоряжении личного лекаря.
   - Хорошо! Моя лоли, не думала о врачебной практике?
   - Вот еще!
   Минут через пять от синяков и следа не осталось.
   - Э-м-м, вроде бы я уже здоров...
   - Нано, неужели ты ничего не чувствуешь, когда к тебе прижимается обнаженная милашка? Если нет, придется мне и это вылечить...
   - Милорд, вы в поря... - на берегу появилась Химари в купальнике. - Змеюка! А ну слезь с него!
   Разбежавшись, кошка высоко прыгнула, чтобы перемахнуть на нашу скалу, но в воздухе перед ней неожиданно возникла водная стена.
   - Ня-уе! (черт!)
   Бакэнэко плюхнулась в океан, подняв тучу брызг.
   - Ня-я-я-я! (а-а-а-а!)
   - Ну блин!
   Я отстранил недовольно пискнувшую мизучи и прыгнул в воду на помощь кошке. Химари вцепилась в меня словно утопающий в бревно. Кое-как добрались до берега. Дальше уже сама аякаси помогла мне подняться наверх. Я быстро объяснил, что это всего лишь был сеанс лечения, но та еще долго дулась на мизучи.
   Вскоре мы втроем неспешно топали по направлению к нашему пляжному месту отдыха. Сидзука выглядела чуть прозрачной и уставшей, но не жаловалась.
   - Вельми простите, милорд, что не уберегла... Слабая в воде я...
   - Вот тебе и аякаси 8 ранга... Ты что, плавать не умеешь?
   - Коли надо, как-нибудь проплыву... наверное.
   - Ясно. Будем учить тебя плавать.
   - А может не надо, милорд? Вы разве не уставши?
   - Надо, Химари, надо. Моя лоли, ты разобралась с рыбой-молотом?
   - Разумеется! Это ведь не умибозу, высший дух моря, а всего лишь жалкая рыбешка. Кстати, у ханмахедо все лицо было в ожогах. Славно ты его приложил, охотник.
   - Так он сам меня башкой таранил. А какие бывают водные духи?
   - В основном духи рыб и других обитателей моря. Бывают и призраки моряков, кораблей. Иногда цукумогами, духи предметов, но редко. Я -- озерная мизучи. Еще есть речные и океанские. Речные чаще всего глупые и неопасные. Озерные -- спокойные, умные. Океанских аякаси очень много. Возможно, больше чем на суше живет. Высших океанских духов зовут умибозу, они прячутся в глубинах, сбивают корабли с курса, наводят на мель или даже сами нападают. Некоторые наоборот -- помогают. Еще стоит сказать про кайдзю, духов воды и плоти...
   - Годзилла что ль? - заинтересовался я.
   - Вроде того, нано. Эти аякаси живут не за счет усиления ауры, а за счет усиления тела. Могут вырастать до огромных размеров. В океане почти нет охотников на аякаси, океан -- велик, потому они чувствуют себя свободно. В прошлом году один из кайдзю напал на Фукусиму и порушил полгорода.
   - Постой, разве не авария на АЭС? - уточнил я в воспоминаниях Юто.
   - Если ты про станцию смертельных лучей, то ее он наверняка уничтожил. Большим кайдзю для жизни и роста необходимо питание. То, что вы используете в своих станциях, чтобы получить энергию.
   Решил закусить плутоно-урановыми стержнями? Надеюсь, этот кайдзю себе несварение заработал.
   - Бр-р, Амакава и с такими сражались? - передернуло меня.
   - Нет, милорд, на моей памяти не случалось.
   - Ты меня обрадовала, Химари.
  
  
   Глава 12
  
   Толпа одноклассников стояла аккуратной кучкой вокруг нескольких полосатых черно-зеленых раздутых ягод. Встретили нас достаточно равнодушными взглядами. Только Ринко недовольно дулась.
   - Юто, где вас носит? Вы пропустили такое представление! - воодушевленно начал приятель Тайзо. - Прямо в океане водное торнадо прошло. Чего только не бывает в природе! Ладно, будешь арбузы разбивать с нами?
   Э-э, и все? Я уже заготовил несколько вариантов объяснений случившегося. Даже готов был увидеть здесь городские службы и орду охотников на аякаси. А тут только одноклассники с арбузами... Хмм, наверное, в данном мире всякие сверхъестественные вещи имеют свое научное объяснение. Иначе как бы существование аякаси смогли так долго держать в тайне?
   - Окей. Чур я первый разбиваю!
   - Вот это настрой!
   Мне завязали глаза широкой лентой, вручили биту (с собой привезли что ли?) и стали раскручивать. Ух-х, голова закружилась, чуть не упал.
   - Влево!
   - У тебя под ногами!
   - Правее!
   - Прямо!
   - Бей себе между ног! - это кто там такой добрый?!
   Так, сосредоточиться, довериться свету. Вот Сидзука и Химари рядом, их легко почуять, "клубничная" Ринко, возбужденный Тайзо, отдающая чем-то морским Шимомуро... Здесь, на песке - круглое и сладкое. Хрясь! Точно в центр арбуза. Удобные способности у Амакава. Можно фокусы будет показывать, если с экзорцизмом не срастется.
   - Ну ты крут, приятель! Как будто знал, что он там!
   - Кто я такой, по-твоему? Наследник клана Амакава - это тебе не хухры-мухры!
   - Слишком много гонору для простого лоликонщика! - ввернула шпильку староста.
   - Не-не ругайте братика Юто! Нано. - Сидзука.
   - Амакава, ты уже опутал девочку своими мерзкими сетями...
   - Наглая ложь и провокации!
   Кто кого опутал еще! Так, переругиваясь и подкалывая друг друга, мы разбили арбузы и принялись смаковать сочное лакомство. Мда уж. Кто-то бьется с рыбными аякаси, кто-то спокойно отдыхает на пляже. Так и должно быть. Именно для этого и существуют охотники на аякаси. Чтобы над головами обывателей продолжало синеть мирное небо.
   Мы всей толпой поиграли в мяч на небольшой глубине. Ринко то и дело касалась, а один раз даже упала на меня, якобы прыгая за мячом. Эх-х, жаль, я не могу ответить на твои чувства, красавица.
   Потом я учил ужасно сопротивляющуюся Химари плавать. Кошка огрызалась, обещала никогда больше мне не готовить, не приходить ко мне в постель (ругань от стоящей рядом Кузаки), но мне все-таки удалось затащить ее в океан. Я держал ее за вытянутые руки, а кошка неумело барахтала ногами, изображая гребки.
   - Ня-я-я! (а-а-а-а!) Кто-то коснулся моей ноги!
   - Химари, успокойся! Убери кошачьи уши! Это, наверное, просто медуза.
   - Медуза... сия мерзость... Прогоните их, милорд!
   Бакэнэко крепко прижималась ко мне своей немаленькой упругой грудью, напрочь игнорируя вопли Ринко.
   - Блин, Химари, вернись в человеческую форму! Нет здесь никаких медуз... Апчхи-и! Все, раз не хочешь учиться, я выхожу.
   - Нюя... (стой...)
   Я вернулся на берег к расстеленным пляжным покрывалам. Кто-то притащил пару широких зонтиков, дающих убежище от палящего солнца. Рядом староста с одноклассницами и Сидзукой играли в карты. Вот тупые - море, солнце, а они в картишки режутся. Мизучи выглядела довольной. Ладно, пусть развлекаются.
   - Апчхи!
   - Амакава-кун, ты не заболел?
   - Нет, просто аллергия.
   - Где ты на пляже кота умудрился найти? - уточнила немного знающая меня Шимомуро.
   - Есть тут одна... любительница некомими, кошачьих ушек.
   Я потянулся в карман своих шорт, лежащих неподалеку, и вытянул оттуда светлый платок. Протер глаза от застилавших слез, после чего громко высморкался. Вроде полегче стало.
   - Кья... - послышался тихий писк.
   - Сидзука-тян, что случилось?
   Я повернулся в сторону девушек. Мизучи выглядела крайне смущенной и словно не знала куда деть свои руки. В глазах у нее стояли слезы. Изредка боязливо поглядывала в мою сторону.
   - Амакава-кун...
   - Ась?
   Девочки прекратили играть и пораженно уставились на меня. На что-то у меня в руках. Я развел пальцы в стороны, разворачивая тряпочку...
   О. Майн. Гот.
   Вместо привычного носового платка у меня в руках оказались белые детские трусики с изображением жирафика на задней стороне. Сейчас заляпанные моей белесой густой жидкостью. Это просто жесть. Я даже слов не мог найти цензурных, не то, что придумать объяснение. Не зная, что делать с трусами, я скомкал их в руках. Закопать в песок? Вернуть Сидзуке? Положить обратно в карман шорт? Идиотизм. Когда она успела их подбросить? А ведь мизучи даже честно предупреждала о подобной возможности, а я, балда, с утра карманы не проверил. Неужели, когда я вечером от Ринко под одеялом прятался?
   - Амакава!!!
   - Н-ничего. Если братику Юто нравится, пусть пользуется, нано, - ангельским тоном пропела Сидзука.
   - Ты зло. Настоящее зло, - пробормотал я.
   - Эй, здесь есть полицейские?! - громко крикнула Шимомуро, привлекая внимание отдыхающих. - Хоть кто-нибудь? Здесь сейчас совершается преступление! Неужели никого нет?
   - Девочка, сама разбирайся, - равнодушно послышалось издали.
   - Хорошо! - староста грозно поправила очки. - Я сама вправлю вам мозги. Сидзука!
   - Д-да!
   - Не смей потакать желаниям этого животного! Ты пока еще маленькая и многого не понимаешь... О, Ноихара-сан, можете дать мне телефон ваших родителей?
   - Ня-и?! (че?!) Я... не думаю... - подошедшая Химари впала в ступор.
   - Они обе сироты. Ноихара - это место, где расположен их сиротский приют, - выдал я.
   - Плохо. Значит, Сидзука, если он будет просить тебя посмотреть, как ты моешься или снять одежду, ни за что не соглашайся!
   - Н-но ведь это братик Юто...
   - Пока тебе не исполнится хотя бы восемнадцать, ясно?! Обещай мне!
   - Обещаю, сестренка. Но если я буду старше восемнадцати, мне можно раздеваться перед братиком Юто?
   - Если тогда ты еще не разочаруешься в этом отвратном лоликонщике, то можно.
   Староста повернулась ко мне:
   - Амакава Юто, я знаю, что ты давно потерял своих родителей, и некому повлиять на тебя, но это уже попахивает криминалом. Пойми, за нижнее белье несовершеннолетней тебя могут упечь за решетку. И твой нездоровый интерес, школьные купальники, все это ведет на кривую дорожку. Кто тебя подтолкнул? Неужели Масаки-кун? Как бы то ни было, я запрещаю тебе делать что-то извращенное с Сидзукой, красть ее белье, одевать ее в свои вещи и вообще прикасаться к ней!
   - Но если я буду старше восемнадцати... - добавила Сидзука.
   - ...тогда можно с ее разрешения, - нехотя добавила Шимомуро.
   - И извинись перед Сидзукой-тян. Сейчас же.
   Черт, меня даже на ржач начало пробивать. Настолько ситуация стала выглядеть нелепой. Думаю, мизучи поймет, если я не обращусь к ней сейчас "моя лоли":
   - Прости, Сидзука-тян, обещаю, я больше не будут трогать чужое белье. Это ведь трусики той бедной девочки из магазина?
   - Что-о ты такое говоришь, братик Юто-с-с?! - мизучи прищурила глаза, а ее ангельский тон мгновенно испарился. - Конечно же, это мои трусики, которые я вчера положила в бельевую корзину... И лучше бы тебе, братик Юто, не вспоминать больше ту девочку-с.
   Одноклассницы выглядели обескураженными. Настолько разительно поменялось поведение Сидзуки.
   - Разумеется. Я буду носить с собой только то белье, которое ты мне любезно подбрасываешь!
   - Нано-с, - прошипела мизучи. - В качестве извинений требую угостить меня мороженым. Нано.
   - Договорились.
   Я взял деньги, мобильник, и мы пошли вперед по направлению к виднеющемуся пляжному кафе. Химари и одноклассницы, особенно староста, не могли отпустить нас одних, поэтому направились следом. Плескающиеся на отмели Тайзо с парнями и Ринко заметили наш уход и тоже присоединились.
   - Это было крайне... поучительно, моя лоли, - тихо сказал я шедшей рядом мизучи.
   - Понравилось? А как ты...
   Вдруг из глаз Сидзуки показались слезы, и она сдавлено зажала рот ладошкой. Но спустя пару секунд не выдержала и захихикала:
   - Какое у тебя лицо было, нано. Я думала лопну там от смеха, ха-ха. И еще твои сопли прямо на бедном жирафе-сан! Аха-ха-ха-ха, - громко засмеялась змейка.
   - Мне было не очень приятно, знаешь ли, - протянул я обиженно. - Но я рад, что смог тебя развеселить.
   - Ха-ха-ха. Я давно так не веселилась, охотник. Очень давно. Это тебе подарок...
   Мизучи быстро приблизилась, притянула за шею и чмокнула меня в щеку.
   - Эй, Сидзука-тян, я что сказала?! - рявкнула сзади староста.
   - Прости, четырехглазая-сестренка, просто я уже чувствую, что мне много больше восемнадцати... - в глазах мизучи плясали чертики.
   - Четырехгла... Как ты обращаешься к старшим, паршивка?!
  
   - Э-э, ты уверена, что в тебя влезет еще? - горестно спросил я, взирая на гору пустых плошек из-под мороженного.
   Владелец заведения уже даже один раз звонил своему поставщику с просьбой прислать больше холодного лакомства. Вот ведь. Любому станет понятно, что человек, особенно такой компактный, как Сидзука, не способен съесть несколько десятков кило мороженого, но одноклассники воспринимали это словно само собой разумеющееся. Когда дело заходило об аякаси, у ребят полностью отключалось критическое мышление. Видимо, это и есть воздействие сильных аур е-кай.
   - Уверена, нано. Не переживай. Я же обещала, что найду, чем отплатить.
   - Надеюсь... - проговорил я, в уме подсчитывая насколько просядут мои текущие финансы на банковской карточке. Вроде срок следующего пополнения только первого числа месяца - через две с половиной недели.
   - Вот, - продавец притащил к нам за стол широкий металлический ящик, в котором хранилось мороженое в холодильнике. На дне там еще можно было наскрести килограмм-другой. - Все, что осталось. Скоро привезут новую партию.
   - Спасибо, нано!
   - Растолстеешь.
   - Пф-ф.
   Да уж, подобная жалкая попытка не сможет отвадить водного аякаси от понравившегося лакомства. И ведь главное - ни слова не сказала, когда я спрашивал ее про любимые блюда... Если она так "не любит" мороженое, то к угрю и лягушачьим лапкам ее лучше вообще не подпускать!
   - "Дзиннь" - прозвенела моя трубка. Высветился номер оками.
   - Привет, Гинко! - произнес я радостно.
   - Гхм, приветствую Амакава Юто-сан, - ответил мне незнакомый мужской голос.
   - Кто вы?! Где Гинко? Что вы с ней сделали?
   - Ваша аякаси пока жива...
   - Если с ней что-то случится, я размажу вас по стенке! - рыкнул я в телефон.
   Разговоры одноклассников за соседними столиками сразу стихли, поэтому я встал и покинул кафе, отойдя чуть в сторону.
   - Амакава-сан, мы не враги вам. Для начала давайте успокоимся.
   - Черта с два! Кто вы и по какому праву напали на Гинко?
   Рядом моментально появились Химари и Сидзука. Ринко сначала тоже хотела подойти, но потом вернулась в кафе.
   - По-моему, вы не понимаете ситуацию, Амакава-сан. Мое имя Кабураги Хьего, я работаю в четвертом отделе общественной безопасности. Защищать Такамию от аякаси - наша прямая обязанность. Прежде чем давать доступ в город своим монстрам, вы должны были зарегистрировать их и предоставить нам биологические и энергетические образцы. Наши сотрудники действовали в полном соответствии с инструкциями...
   - Похрен мне на ваши инструкции! Кланы охотников подчиняются только императору и министру обороны Японии, - об этом Химари меня просветила. - У вас есть заверенные ими документы о необходимости регистрации аякаси?!
   - ...Нет, Амакава-сан. Вы должны понимать, что такая ситуация с аякаси существует только в вашем клане. Вам необходимо...
   - Мне необходимо?! Я должен? Это вам следует извиниться, Кабураги-сан.
   - Послушай меня, охотник, - злобно проговорил мужчина. - Трое моих людей пострадали из-за твоей шавки! И ты требуешь от меня извинений?!
   - Ладно, начнем заново, - немного остыл я. - Приношу вам извинения от лица клана Амакава и обещаю разобраться с регистрацией и прочими формальностями. Вам слово, Кабураги-сан.
   - Вы правы, простите мое эмоциональное поведение. Приношу извинения от лица четвертого отдела. Когда ваш дед был жив, наши службы сотрудничали. Мы закроем глаза на то, что ваши аякаси разгуливают по городу в обмен на поставки ваших амулетов.
   - Кха, что?! Вы требуете выкуп за моего вассала? Мне рассматривать это как похищение?
   - Ни в коем случае, Амакава-сан. Но вы нарушили несколько положений четвертого отдела... Думаю, нам следует поговорить при других обстоятельствах и не по телефону. Куда нам доставить оками?
   - Вам известен мой дом в Такамии?
   - Принял. До скорого, Амакава-сан.
   Соединение прервалось. Я вызвал контакт службы такси:
   - Здравствуйте, нам срочно нужна машина до Такамии...
   Разобравшись с диспетчером, я позвонил домой Айе и обрисовал ситуацию. Спросил, можно ли волчице чем-то помочь, но конверт успокоила, заявив, что оками - очень живучие аякаси.
   - Друзья, нам надо ехать. Спасибо, что помогли провести отличный день! - быстро поклонился я одноклассникам в кафе.
   - Неужто твои клановые делишки? - поинтересовался Тайзо.
   - Типа того. Удачно вам посидеть, - я быстро расплатился за мороженое.
   - Стой! Амакава, куда ты тащишь Сидзуку-тян?
   - Глупая сестренка, - обронила мизучи.
   - Староста, иногда внешность бывает обманчива. Пойдем, такси будет через несколько минут.
  
   Возле дома стоял невзрачный серый фургончик фирмы "Outlight Co" - прям как ФБР'овский. Outlight - наезд на мой клан что ли? Я расплатился с таксистом, карточка жалобно пискнула. Да уж, скоро на заварную лапшу придется переходить. Возле фургона стояла настороженная фугурумо, внутри машины сидело двое людей.
   - Ринко, иди домой, - сказал я подруге, которая увязалась с нами в такси. Девочка нахмурилась, но кивнула, и проследовала к соседнему дому.
   Из фургона вышел крашеный блондин средних лет типичной азиатской внешности. Айя направилась к нам:
   - Амакава-сама, эти люди отказывались передавать Гинко.
   - Нам приказано передать псину Амакава Юто, а не грязным e-кай.
   - Это ты псина четвертого отдела, которая даже головой пользоваться не научилась!
   - Что?! Сопляк, много возомнил о себе?! Эта тварь чуть руку моему напарнику не оторвала!
   Он что идиот? Недавно работает что ли? Накатила злость. Я чуть не потерял Гинко из-за собственной глупости и самоуверенности:
   - Сейчас я прикажу, и ты сядешь на четвереньки и будешь лаять как плешивый пес, понял?!
   Сбоку вспыхнула хорошо знакомая жестокая демоническая аура бакэнэко. Найс, Химари. Блондин сразу сбледнул с лица, и проблеял:
   - П-простите, Амакава-сан. Мы поможем перенести оками.
   Теперь понимаю, зачем дед брал Химари на разные мероприятия. Когда перед тобой становятся за секунду буквально шелковыми - это приятно. Хотя и странно. Неужели аура аякаси настолько влияет на рассудок? Ну да, неприятно немного, но не до такой степени, чтобы писаться в штаны? Или они умеют направлять свои эманации на конкретную цель?
   Используя одеяло, израненное тяжелое волчье тело перетащили в гостиную. Гинко тихо поскуливала, когда ее волокли. Ткань быстро напиталась кровью. И я чуть натурально не прибил блондина, когда увидел, что оками плотно обвивали странные светящиеся ремни. Магические, очевидно.
   - Благодарю, - глухо бросил я и прикоснулся к путам.
   Подать света... Вжа-х-х. Путы распались едкой черной дымкой.
   - Нано, - Сидзука быстро проветрила помещение от гадости, оставшейся после уничтожения ремней.
   - Юто-сама... кар-рта у них... - прохрипела волчица.
   - В-вот, Амакава-сан...
   Я взял план Такамии с множеством пометок, сделанных Гинко. Черт!
   - Юто... - с беспокойством глянула на меня мизучи.
   - Я разберусь. Дайте телефон Кабураги. Живо.
   - Сейчас... минуту.
   - Сидзука, ты справишься? - указал я на Гинко.
   - Сделаю все возможное, нано.
   Блондин продиктовал телефон своего начальника.
   - Можете быть свободны.
   Сотрудники четвертого отдела покорно покинули наш дом. Я вызвал Кабураги:
   - Амакава-сан?
   - Да. Я хочу узнать, как вы распорядились информацией, что попала вам в руки.
   - О чем вы, Амакава-сан?
   - Не держите меня за идиота. Карта, на которой указаны места обитания многих е-кай.
   - Не переживайте, Амакава-сан, четвертый отдел разберется с этой напастью.
   - Нет! Я запрещаю вам трогать этих аякаси, пока я с ними не поговорю! Вы поняли меня?!
   - Мы благодарны вам за информацию, но это работа нашего ведомства.
   - Черта с два! Хорошо, вы говорили об амулетах. Я согласен сотрудничать.
   - Рад слышать. Тогда в моих силах на один день задержать приказ о зачистке. Вам следует поторопиться, Амакава-сан. И одна группа уже выехала. До скорого.
   Кабураги бросил трубку.
   - Скотина! Гинко, как ты?! Прости, что подставил тебя.
   - Мне надо пар-ру дней... Юто-сама... и я пр-риду в нор-рму...
   Мой телефон зазвонил. Скрытый номер.
   - Алло.
   - Ку-хи-хи, Юто-тян. Несколько людей четвертого отдела сейчас находятся возле торгового центра "TownBell".
   Вот блин. И впрям ведь разговор прослушивала. Или у меня в доме жучки стоят? Эх-х, сколько гемора.
   - Спасибо, Хитсуги-сан. Я у вас в долгу.
   - Ку-хи-хи! Это обнадеживает. Удачи, - отключилась.
   - Так! Сидзука, моя лоли, остаешься с Гинко... Но нам могут понадобиться деньги в скором времени. Если сможешь помочь, за мной не заржавеет.
   - Поняла, нано. Ради защиты аякаси, я приложу все силы.
   - Химари, Айя, вы со мной поедете по городу. За сутки надо успеть объехать как можно больше точек.
   Отдавая указания и параллельно вызывая такси, я изучал карту города. Эх, нужно собственное авто. Придется договариваться с Кайей и опустошать особняк от исторических ценностей. Всего одиннадцать отметок сильных аякаси, примерно четыре десятка слабых и около двух десятков домов "возможно, охотник". Также одно большое здание жирно обведено и помечено как пристанище охотников. Вероятно, четвертый отдел. В Такамии не должно быть крупных группировок других кланов экзорцистов.
   Прибывшее такси направили в сторону TownBell. Возле него на карте имелась пометка, гласившая "вредный старикашка". Я забронировал машину за собой, оставив немного наличности в залог. "Городской колокол" - это вам не ноихарская пародия на торговый центр. Огромное шестиэтажное здание могло похвастать множеством развлекательных заведений, кафе и магазинов. Выходной, шесть часов вечера -- людей было немало. Наверное, поэтому группу сначала выслали сюда.
   Мы зашли в центральный холл, и мое внимание сразу привлекли несколько людей в темно-синей форме с четырьмя белыми полоскам на правом рукаве. У входа дежурило двое женщин с дубинками на поясе и четверо мужчин с дубинками и пистолетами в кобурах.
   - Ксо! - почти сразу ругнулся один из них при виде нас и бросил своим. - Код 3! Живо!
   От женщин разнеслись колючие эманации, от мужчин горячие и скользкие. Надо запомнить. Умение определять тип применяемой магии -- очень важно. Химари схватила Ясуцуну.
   - Отмена! - поднял руку его напарник постарше. - Амакава-сан, полагаю?
   - Это так.
   - Вам следовало сообщить, что вы выпускаете Багровый клинок в скоплении людей.
   - Эм, Химари не животное. С Кабураги я поболтаю позже.
   - Понял, Амакава-сан. Я однажды был с вашим дедом на одном задании. Сегодня тоже будем вместе ловить е-кай?
   - Пожалуй... Разделимся.
   - Как скажете. Попросите ваших е-кай по возможности не есть людей и не высасывать их жизненные силы. Дайте громкий знак, если найдете "старикашку", мы придем на помощь.
   - Хорошо...
   Мы с конвертом и кошкой встали на эскалатор.
   - Химари, что значит не есть людей?
   - Глупый человечка, чушь мелет. Ваша верну кошечка людей не трогала, токмо аякаси изничтожала.
   - У охотников негативное представление об аякаси. Только Амакава водят с нами дружбу, - поведала Айя с ничего не выражающим лицом. - Они чуют нашу суть лучше обывателей и испытывают страх, ненависть или зависть.
   - А почему я ничего особого не чувствую?
   - Сие есть тайна носителей света. Вестимо в магии дело, милорд.
   - За нами никто не идет?
   - Не чую.
   Я остановился возле стены с планом TownBell'а и сделал вид, что рассматриваю его. Сам же старательно повышал чувствительность обнаружения аур. Восстановиться после битвы с рыбным аякаси еще не успел.
   - Наверху. Химари, ты чувствуешь?
   - Плохо, милорд. Мне надо выпустить свою ауру, а сие испужает народ и охотников. Лучше уж вы.
   Мы поднялись на пятый этаж, где расположились разные игровые комнаты и площадки, а также сеть залов кинотеатра. По-моему, из того направления несет... чем-то вредным, да, чуть протухшим. И тихим. Сейчас шел длительный перерыв между сеансами, и внутрь никого не пускали.
   - Вы что-то хотели? - поинтересовалась у нас сотрудница кинотеатра, преграждающая путь.
   Вжик! Химари достала откуда-то бумажный амулет и бросила в сторону служащей. Вежливая улыбка застыла на лице женщины. Удобная штука! Надо обязательно наделать запас амулетов, как только появится время. В зале ходил уборщик, которого быстро шугнула Химари, просто вытащив катану. Я внимательно осмотрелся. Как будто и пусто, однако энергия разлита именно здесь.
   - Приветствую от лица клана Амакава. Можно на пару слов уважаемого жильца?
   - Зачем нарушаешь ты покой сего места? - раздался скрипучий голос.
   - Чтобы предупредить!
   Возле стены возникла маленькая фигура лысого сморщенного старичка в каком-то буддийско-монашеском одеянии с единственным большим глазом на лице.
   - Хитоцуме-козо, они не любят, когда шумят, - объяснила Айя.
   - Верно, бумажный дух. В этом месте не должно быть лишних разговоров или шуршаний упаковок от еды. Здесь приобщаются к искусству кино, - монах закатил свой циклопский глаз. - О чем ты хотел меня предупредить, охотник света?
   - Сюда пришел четвертый отдел за тобой.
   - Я здесь со времен постройки здания. Думаешь, они смогут найти меня? Генноске Амакава мог бы меня вытурить, но мы договорились со старым хрычом. Ты еще молод. Ступай, купи билет и приходи на сеанс, нечего нарушать тишину.
   - Э-э, можно спро...
   - Я СКАЗАЛ ХВАТИТ НАРУШАТЬ ТИШИНУ!!!
   Тьфу, аж уши заложило, в библиотеке ему бы работать. Нахрен этого старика, пусть сам спасается, коли так уверен в своих силах. Но аура мощная, на уровень 4-6 тянет, точнее пока не получается определить. Я удержал намеревавшуюся броситься вперед Химари. Стараясь не шуметь, мы покинули зал кинотеатра. Женщина у входа все также стояла с приклеенной улыбкой.
   - Химари, это у нее не навсегда, я надеюсь?
   - Нет, милорд. До получаса, в зависимости от силы воли.
   - Ясно. Валим. То есть, отступаем. Стратегически и дисциплинированно.
   Мы быстро спустились вниз, старательно минуя группы рыскающих сотрудников четвертого отдела. У выхода нас перехватил давешний знакомый деда:
   - Амакава-сан, вы нашли е-кай? Где?
   - Да. Как есть, "вредный старикашка". По всему зданию бродит. Найдете, отлупите его хорошенько.
   - А как же вы...
   - У меня еще есть дела на сегодня. До встречи.
   Перед тем, как покинуть TownBell, я успел услышать брошенную кем-то из сотрудниц фразу: "...с такими страшилищами ходит...".
  
  
   Глава 13
  
   В такси я тихо спросил у Химари, сидящей со мной на заднем сидении:
   - Слушай, а как у охотников с соблюдением человеческих законов? А то вот так бумажку прилепишь охранникам в банке -- бери не хочу.
   - Все просто, милорд. Коли для сражений с аякаси -- можно хоть к императору врываться во дворец. А коли для себя -- Якоин не дремлет. Слыхала, после них нераскрытых дел не остается.
   Печально, но вполне логично. Следующая ближайшая отметка носила весьма информативную приписку "Фу волосы". Фу - это имя или выражение своего отношения? Не будем пока тревожить Гинко звонками, сами разберемся. Таксист высадил нас возле обычного четырехэтажного квартирного дома. На первом этаже располагался продуктовый магазин и салон красоты, привлекающий яркими витринами и плакатами.
   - Наверху, милорд, - понюхала воздух бакэнэко. - Но думаю, приметили они нас. Слишком ваша аура сияет.
   - Ясно. Ну пойдем знакомиться.
   Вход на крышу с четвертого этажа был закрыт, но один удар Ясуцуны исправил это недоразумение. Мы осторожно высыпали на крышу, заполненную почему-то щебнем. По углам стояли кадки с деревцами - видно было, что на крышу частенько заходят. А в дальнем конце стояла деревянная беседка, сейчас занятая тремя... четырьмя существами. Тянуло чем-то приторным. Не боятся нас, это плохо. Мы приблизились: чуть впереди кошка, Айя сзади меня.
   Ба, да они ж бухие! Алкоголем разило за десяток метров. Слева на скамейке сидела красивая молодая девушка в традиционном кимоно голубого цвета. Длинные пышные фиолетовые волосы на конце окрашивались ярко-красным и собирались в пучки с крючками. Рядом с ней лицом на столе лежала девушка с еще более длинными черными волосами в каком-то светлом длиннополом платье. Справа же на скамейке развалилось стремное существо - с женской головой и руками, но со змеиным телом и хвостом вместо ног. Ее темные волосы словно маленькие червяки дрыгались из стороны в сторону. Четвертый собутыльник являл собой какое-то непонятное животное - ростом по колено, с узловатыми когтистыми руками и длинным острым птичьим клювом. Сейчас это существо стояло на столе и с трудом удерживало большую бутыль, наполовину заполненную жидкостью явно алкогольной принадлежности. По-видимому, птица стояла на розливе.
   - Оу, охотник! Выпьешь с нами, и-и-к?! - проговорила змея с улыбкой, полной кинжальных зубов.
   - Что за сборище алкоголиков и тунеядцев? - спросил я Айю.
   - С волосами-крюками - хари-онна, с ней - футакуччи-онна. Змееженщина - нуре-онна, с бутылкой - кама-кири.
   Память Юто что-то такое выдавала по ассоциациям, но мутное и недостоверное. Понятно одно. Фу - это не имя, фу - это "Фу-у, волосы!". Все три женщины-аякаси имели длинные шевелящиеся прически. Хари-онна держала парой своих крюков плошку с прозрачным саке.
   - Какой приятный молодой человек, - грудным голосом пропела хари-онна, чуть распахивая кимоно и оголяя край соблазнительного бюста.
   - Ныя-я-я! (убью!) Прикройся шмакодявка! - зашипела бакэнэко.
   - Тихо вам!
   - А-э, что такое? - подняла заспанное лицо футакуччи-онна. - О, парниша, хочешь классный ми*** тебе сделаю?
   Аякаси повернулась к нам затылком, волосы на голове разошлись в стороны, являя вторую огромную пасть, полную острых зубов.
   - Жрать! Хочу жрать! - громко заявило дополнительное ротовое отверстие футакуччи-онны. Твою налево! После такого реально импотентом можно стать.
   - Ах ты ма*** волосатая, как с милордом разговариваешь? Сейчас налысо остригу вас Ясуцуной! - натурально взъярилась кошка, раскрывая свою демоническую ауру и вытаскивая катану.
   - Тише, Химари, - остановил я без особого энтузиазма. Что-то совсем не уважают охотников местные.
   Однако результат был впечатляющим. От ауры бакэнэко аякаси в беседке встрепенулись, подобрались и даже частично протрезвели вроде бы. Существо кама-кири грохнулось в обморок. Ценную бутыль успела подхватить хари-онна своими волосами.
   - Дамы, позвольте представиться, Амакава Юто к вашим услугам. Сейчас у нас не так много времени для разговоров, но как-нибудь мне бы хотелось с вами побеседовать.
   - Что тебе надо, охотник из клана Амакава? Пришел прогнать нас?
   - Нет. Ко мне поступила информация, что вами заинтересовался четвертый отдел. Вам следует сменить место попоек. И не нападайте на людей. Узнаю, сотру с лица земли. Все ясно?
   - Более чем, - обронила змеиная нуре-онна. - Не твоя ли оками здесь недавно вынюхивала, экзорцист?
   - Да-а, в общем, произошла утечка информации из моего клана. По возможности передайте знакомым, чтобы сменили места обитания.
   - Мы поняли. Меня зовут Амамия. Тебе налить, Юто-сан? - спросила хари-онна, наиболее привлекательная из троицы. - Присоединяйся, мы не съедим тебя.
   - Хсшас-с, - раздалось кошачье шипение.
   - Я пас. Смотрите, как бы вас самих не съели. Если что, обращайтесь.
   Когда мы спускались по лестничному пролету, Химари заметила:
   - Надо было проучить их, милорд. Аякаси токмо силу уважают.
   - Пожалуй, ты права. Но нам еще кучу мест надо объехать.
   Следующим пунктом назначения оказалось медицинское учреждение среднего пошиба с пометками к двум аякаси: "марлевый стручок" и "несет спиртом". Мы с Химари еще не выйдя из машины почувствовали, как несколько аякаси улепетывают со всех ног прочь от нас.
   - Милорд, убегли... - выказала очевидное кошка.
   - Мда. Поехали дальше тогда.
   - Амакава-сама, - неслышно подкралась Айя. - Как мне кажется, лучше если мы с Химари сами оповестим аякаси. Вашу ауру видно издали.
   - Вы правы. Сейчас не лучшее время для тренировок в скрытности, - я устало размял спину. - Химари, покажешь мне потом, как прятать ауру.
   - Няэ! (есть!)
   - Так, смотрите. Улыбающейся рожицей показаны условно добрые аякаси, насколько я понял. Восклицательный знак - значит сильные. Перекрещенные кости - злобные аякаси, к ним можете не ходить, пусть четвертый отдел разбирается. Грустная рожица - другие охотники, к ним тоже не лезьте. Айя, тебе карту оставить?
   - Я перепишу часть адресов слабых аякаси, карту отдам Химари.
   - Окей. Вы сами или вам такси вызвать?
   - Сами, милорд. В темноте по городу проще простого прыгать.
   - Добро. Сильно не усердствуйте. Завтра с утра вместе навестим оставшихся.
   - Не извольте волноваться, милорд. Ваша полезну кошечка предупредит всех аякаси!
   Обняв на прощание удивленную Айю и довольную Химари, я вернулся в поджидавшее такси и наказал трогать к дому. Эх-х, вот и мои последние кровные йены. Может и правда фокусы в переходе показывать?
   Гинко уже возлежала в человеческой форме на диване. Я спросил дежурившую рядом Сидзуку:
   - Как она?
   - Раны закрылись, я напоила ее теплым молоком. Оками сильно истощена и потеряла много крови, но через неделю оклемается.
   - Спасибо! Ты лучшая лоли на свете!
   - Помогать аякаси мой долг, нано, - улыбнулась Сидзука. - Что четвертый отдел?
   - Часть духов мы предупредили, повстречались с группой их сотрудников. Якоин не соврала. Завтра будем обходить оставшихся. Амамия, хари-онна, ничего так, красивая.
   - Красивая-с-с-с?! - зашипела мизучи.
   - Но до моей лоли ей конечно далеко.
   - Так-то лучше. Нано. Сейчас накрою ужин, иди мойся. Нет, не так. Подожди, отвернись.
   Я выполнил просьбу, и через минуту меня окликнула сзади Сидзука. Кхех, мизучи сидела в позе на коленях в одном единственном фартуке на голое тело:
   - Дорогой, что сначала предпочтешь: поужинать, принять ванну или может быть ме-ня? - раздался мелодичный приятный голос.
   - Принять душ. Один.
   - Тсч.
   Быстро умывшись и закинув в себя пищу, очень вкусную, между прочим, я засел за ноутбук в своей комнате. Часы показывали только девять, однако я был выжат как лимон. Света на донышке. Делать ничего не хотелось. Вяло прошерстил интернет, скачал себе песенку на рингтон. Нетривиальная задача для американо-японского сегмента мировой сети. С пиратскими файлохранилищами, обменниками и прочим здесь боролись нещадно. Вот где бы пригодился доступ в русскоязычную зону. Правда, гложут сомнения, найду ли я в этой альтернативной России что-то кроме катюши, калинки-малинки и гимна Империи.
   Постойте. Наверняка есть куча русских мигрантов из великой могучей. И они вполне могут держать сайты на нескольких языках. Раскладка клавиатуры не позволяла мне писать на чем-то окромя японского и английского, поэтому я скачал себе специальную программку для печатания на любом языке мира. Вот только мне резко разонравилась идея написать запрос на русском. Эта Хитсуги Якоин, везде сующая свой нос, что она подумает, если Юто Амакава вдруг покажет отличные знания иностранного языка, которому никогда не обучался? Ладно, овчинка выделки не стоит. Сначала озаботимся собственной информационной безопасностью. Хм-м, трех антивирусов хватит, я надеюсь. Эх, ведь наверняка эта кухихишница имеет доступ к провайдеру. Туда антивирь не влепишь. Пофиг. Спать. Надо еще у Химари амулетов попросить для анализа, после того как духов обойдем... Пешком что ли придется ходить? Или у Ринко денег в долг взять? Или снова скакать на руках у бакэнэко аки принцесса? Утро вечера мудренее... надо бы дверь запереть, а черт с ним...
  
   - Ня-няу унняка нья муррмяэ ня-ниэ-мя... (Сильные аякаси, не смешите мои некомими...) - протянула бакэнэко, рассматривая ночной город с крыши пятиэтажного здания.
   Ну ладно, Химари призналась самой себе, что последний нуэ, аякаси-химера, сопротивлялся весьма успешно и сильно потрепал ее. Е-кай обитал в подвале одной заброшенной фабрики на окраине Такамии, умел распадаться черным облаком, уклоняясь от атак. Хорошо, что фирменная особенность насылать смертельные болезни не работала на бакэнэко. Ну и мерзкая же тварь. И слушать ничего не стала, сразу напала. С головой обезьяны, лапами льва, телом тануки и змеиным хвостом - аякаси выглядел пародией на зверя. Не то, что кошки - благороднейшие и красивейшие существа из всего животного мира. Нет, не только животного, а вообще, лучшие создания на планете!
   Но предыдущие духи сразу в пояс кланялись, только узнав ауру бакэнэко. Либо бросались наутек. Так что особых проблем не возникло. Химари устало зевнула. Завтра еще предстоит много дел, и она не должна клевать носом, сопровождая милорда. Домой, выпить чашку молочка, урвать пару часиков, полизать шейку милорда, мрям-м. Еще бы змеюка не путалась под лапами...
  
   Сидзука почувствовала приближение знакомой ауры, и осторожно вынырнула из постели Юто. Внизу возле освещающего пространство холодильника гремела чем-то Химари. Только трепыхающийся хвост бакэнэко виднелся из-за дверцы.
   - Кошка.
   - Мизучи! Где молоко?!
   - Гинко выпила.
   - Ня-и?! (че?!)
   - Там сок есть.
   - Не нужен мне дурной сок. Устала сильно я и буду спать у милорда. Попробуй только помешать мне!
   - Я уже свое получила, нано, - зевнула девочка. - Можешь идти, кровать я нагрела.
   - Ня-и-и?! (че-е?!)
   - Кошка! Оставляю дом на вас с конвертом. Смотри, пропустишь нападение на Юто, потом сама прибью тебя.
   - Я Багровый клинок Ноихары. Мимо меня и мышь не проскочит!
   - Ну-ну. Знаю я тебя, будешь дрыхнуть без задних ног. Постараюсь вернуться к утру. Нано.
   - Куда соб... - начала спрашивать бакэнэко, однако мизучи уже и след простыл.
  
   Если бы сторонний человек наблюдал сейчас один небольшой пруд в лесной глуши в северной части Японии, то сильно удивился. Сначала небольшой ручей вдруг резко прибавил в ширине и влил в водоем солидную порцию воды. После чего пруд забурлил, и в центре появился аккуратный водоворот, поднимающий вверх грязь, ил, камни и большой деревянный сундук, клепаный железными полосами. Вокруг действа настороженно крутились крохотные светящиеся голубые огоньки, на безопасном расстоянии держалось несколько маленьких змеек. Вскоре сундук выбросило на берег, а из воды показалась маленькая девочка с зелеными волосами.
   - Простите, что так долго не навещала, - обратилась мизучи к огонькам и змейкам. - Со мной все в порядке. Нет, вам пока лучше остаться здесь, вы слишком слабы. Что? Сюда кто-то приходил? ...Кагецуки! - резко вскинулась девочка.
   - Заметила, - из зарослей выступил большей черный журавль.
   - Что ты тут делаешь-с-с? - прошипела мизучи.
   - Я знал, что ты что-то прячешь, поэтому решил проследить за твоими миньонами. И действительно, вот ты уже тащишь экзорцисту свои побрякушки. Но... я не чувствую света подчиняющего... Неужели Амакава научились обходить сей недостаток?
   - На мне нет света, нано. И никогда не будет. Тебе ясно?
   - Почему ты с ним еще не разобралась?
   - Хватит. Если кто-то из аякаси тронет охотника, то будет иметь дело со мной.
   Несколько водных струй в один миг разделали гнилое дерево сундука и тонкий металл. Внутри оказался прочный непромокаемый многослойный мешок.
   - Даже так... Я передам совету. Очень жаль, что такая сильная е-кай попала под влиянием охотника.
   - Кагецуки, не желаешь вступить в клан Амакава, а?
   Журавль удивленно распахнул глаза.
   - Хотя ты все равно бесполезен для Юто, нано. Только и можешь, что расхаживать с пафосным видом, да пугать маленьких девочек.
   - Я посмотрю на поведение Амакава.
   - ? - Сидзука с интересом взглянула на Кагецуки.
   - Раз ты за него поручилась, змея, ему можно доверять...
   - Так что стоишь?! Помоги с мешком! Мужик ты или кто?!
   - Я журавль... - как-то безнадежно проговорил аякаси, без энтузиазма помогая распределить поклажу.
  
   Я повернулся на бок, схватившись рукой за что-то мягкое. Слегка сжал.
   - Нья-я... (а-ах...)
   Сжал сильнее. Помассировал, не открывая глаз. Положил другую руку на вторую грудь.
   - Нья-я! (а-ах!)
   Вжи-х! Рядом с моим ухом что-то просвистело и воткнулось в стену.
   - Амакава-сама, молодая госпожа просила меня предотвращать любой разврат в этом доме.
   - Облом.
   - Я вас не разбудила, Амакава-сама?
   Фугурумо Айя сидела за столом, еле слышно щелкая мышкой ноутбука.
   - Конверт, свали отсюда! - раздалось от кошки.
   - Если таков приказ Амакава-сама...
   На часах только шесть утра.
   - Вроде выспался, - бодро пропел я, потягиваясь.
   Химари в своей белой юкате мило терла глаза кулачками:
   - Милорд, дозвольте своей усталу кошечке еще часик понежиться. Вельми набегалась вчерась.
   - Конечно, отдыхай, героиня!
   - Мря-м! (ура!)
   Кошка зарылась под одеяло, а я позвал Айю вниз. Не забыв очень тщательно проверить карманы на наличие постороннего нижнего белья. Однако Сидзука дважды не стала повторять один и тот же трюк, что несколько нервирует из-за ожидания новой пакости и одновременно заставляет чувствовать бодрящий азарт. Гинко уже обреталась возле холодильника на своих двоих. Стоял жуткий чавк.
   - Гинко-сан, вам еще нельзя твердое. Я приготовлю бульон! - высказалась конверт.
   Выглядела волчица исхудавшей, взъерошенной, но весьма активной.
   - Сама жуй бульон. Мне нужно мясо! Юто-сама!
   Я вытянул руки, дабы притормозить с объятиями любвеобильной оками, однако ладони уткнулись в две мягкие подушки, не меньшего размера, чем у Химари. Гинко застонала. Кзы-ыть! Между нами в пол вошел кривой ятаган. Я кое-как отцепился от волчицы.
   - Вам что тут, медом намазано? Что вы все ко мне лезете?
   - Вы охотник и принимаете нас.
   - И?
   - Этого достаточно, Юто-сама. Ведь больше нет в Японии никого, кто примет нас полностью в нашем истинном обличье.
   - А другие охотники, маги?
   - Шарахаются словно от зверя чумного, - поникла оками.
   - Допустим. А-а, зачем так активно выражать свою любовь?
   - То есть инстинкты, против них не попрешь...
   - Постой-постой. Что за инстинкты? Давай, по порядку, - я сел в кресло. - Может ли аякаси забеременеть?
   - Не все виды, но многие, Амакава-сама, - ответила Айя.
   - Аякаси от человека?
   - От обычного - нет, - Гинко начала ожесточенно чесать у себя под майкой. - Вернее, есть легенды разные, но достоверно неизвестно. Вот если человек с сильной аурой, то возможно - коли и аякаси обретет человекоподобную форму.
   - Дайте подумать... У меня сильная аура, иммунитет от давления аякаси... Так получается, вы видите во мне полового партнера?
   - Истинно так, Юто-сама! Вы вельми с аякаси схожи. Мы ведь чувствуем настрой друг друга, если не скрываться. А вы к нам хорошо относитесь. Единственный из охотников. Еще Генноске-доно добрый к нам был.
   - Чую, жениться мне надо. И чем быстрее, тем лучше.
   - Породниться с великим кланом будет мудрым решением, - добавила Айя.
   - Хм-м, и что за чудо уродится от союза аякаси и человека? - спросил я, открывая свой дневник и тщательно конспектируя новую информацию.
   - Щенки славные будут, Юто-сама!
   - Кха-кха, разводить волков - такого от своей жизни я не ожидал...
   Айя коротко обрисовала ситуацию со слабыми духами, которых она вчера успела посетить. Кого смогла найти и пообщаться, почти все обещали послушаться и переехать.
   Я быстро опросил Гинко насчет ее задания. Оками поведала, что не успела обежать весь город. Да и далеко не всех встреченных аякаси нанесла на карту: некоторых слабых можно было и не почувствовать, а сильные хорошо умеют прятаться. Немного рассказала про битву с четвертым отделом. В начале схватки один мужчина бросил в нее амулет, который сильно дезориентировал волчицу. Самое противное, что это был один из наших родовых амулетов на основе света. Далее ее несколько раз приголубили дубинками с магией молнии. Один слабый маг бросался воздушными лезвиями. Еще двое стреляли из пистолетов пулями с начинкой из огня, пару раз задели волчицу вскользь. Когда оками обессилела, бросили один из артефактов Тсучимикадо, который и связал ее. Хоть она и говорила о том, что является вассалом Амакава, ей не поверили. Однако, возможно именно эти слова спасли ей жизнь. Я сумбурно еще раз извинился, но оками беспечно отмахнулась.
   - Амакава-сама, позвольте мне также отчитаться, - попросила Айя.
   - Что-то еще по вчерашнему?
   - Нет, задание, что вы мне выдали раньше, - фугурумо материализовала бумажку из своего рукава и начала зачитывать. - Мой светлый самурай упокоил около двухсот низших духов дерева разных типов, также примерно полторы сотни цутигумо, паучьих аякаси, включая одного высшего. По пути пришлось уничтожить более трех десятков оками...
   - Чее?! - оскалилась Гинко.
   - Сие были полностью безумные оками...
   - Тогда ладно.
   - В Песках я успела упокоить около пяти десятков сасори, скорпионьих аякаси. Выполнила тринадцать заданий по доставке и поиску предметов. Мной, как представителем клана Амакава, были налажены дружеские отношения с деревнями Бертольд и Лагранжье. Вскорости планируется перебазироваться в город, когда накопится достаточно золота на новую экипировку. Отчет закончила, фугурумо Айя.
   - Э-э, ну ты отлично поработала Айя. Продолжай в том же духе, - ничего другого, кроме как похвалить, мне не оставалось.
   - Амакава-сама, к дому кто-то идет, - насторожилась конверт.
   Я прислушался к свету. Да, аякаси недалеко. Веет чем-то незнакомым, птичьим что ли. Больше никого рядом нет.
   - Вроде бы он не особо сильный. Если что - отступаем, будим Химари. Пойдем посмотрим, кто пожаловал в гости.
   Мы вышли на передний дворик и стали высматривать посетителя, не заставившего себя долго ждать. Из-за забора соседнего дома показалась сутулая фигура с мешком за плечом. Молодой мужчина на вид, белая рубашка, черные волосы. Как-то он странно передвигается... Носит из стороны в сторону, шатается. Выглядит очень усталым и неопасным.
   - Задохлик, - резюмировал Гинко, жуя шмат колбасы.
   Словно подтверждая оценку оками, незнакомец грохнулся в обморок, не дойдя немного до калитки. Мы поспешили к нему на помощь.
   - Вы как?
   - Амакава... Змея ушла проведать лесных духов... просила принести это тебе...
   - Благодарю! Давайте я помогу вам.
   Я подхватил легкое тело аякаси под руку и потащил в дом. Гинко с Айей схватили тяжелый бренчащий мешок.
   - Кагецуки - мое имя.
   - Амакава Юто.
   - Сидзука сказала, что я могу к вам присоединиться...
   - А от вас будет польза, Кагецуки-сан? - протянул я с сомнением.
   - Я не такой сильный как мизучи, но могу быть полезным. Часто бывал среди людей.
   - Ладно, раз тебя направила сюда Сидзука, думаю мы договоримся. С присягой и прочим обождем.
   Я расспросил Кагецуки, духа журавля, занес его особенности в свой дневник. Аякаси немного владел стихией воздуха - достаточно, чтобы летать самому. В общем-то и все из интересного. Айя оценила на тройбан с половиной. Не густо, ну да не бакэнэко же посылать за хлебом. Посмотрим, как он у нас приживется.
   Разрезать наглухо запаянные емкости мы не решились. Вскоре приползла Сидзука - уставшая и сонная. Рассказала немного про своего приятеля, черного журавля. Разрешила резать ткань. Ну-ка поглядим, что нам принес аякасский санта-клаус?!
  
   Две девочки подошли к калитке перед входом в дом Юто Амакава одновременно. До начала школьных занятий последней учебной недели перед каникулами оставалось еще около часа.
   - Староста, что ты тут забыла?! - недовольно поинтересовалась Ринко Кузаки.
   - Пришла проведать Сидзуку-тян, - поправила очки Шимомуро Ю.
   - Поверь, она может за себя постоять.
   - Подозрительно это все. И твое поведение тоже.
   - Это клановые дела Юто, у него и спрашивай.
   - Так и собиралась поступить.
   Ринко решительно постучала в дверь. Беспардонно вламываться перед одноклассницей показалось неудобным. Дверь отворила Сидзука. Видно, что девочка сильно измотана. На мизучи красовался полупрозрачный пеньюар, белые трусики и любимый красный бантик.
   - Кха! Сидзука-тян, в каком ты виде разгуливаешь у Амакава дома?!
   - Я разве трусики забыла надеть? Хм, на месте, нано...
   Мизучи сонно зевнула и потерла слипающиеся глаза.
   - Мы подняли тебя? Прости, Сидзука-тян.
   - Нет, я еще не ложилась, нано. Всю ночь трудилась, чтобы сделать братику Юто приятное...
   Староста окаменела. У Ринко задергался глаз. Изнутри дома донесся голос Юто:
   - Моя лоли, помоги открыть мешок! Боюсь, мы можем повредить подарки.
   - Ничего без меня не могут. Юто, к тебе пришли сестренка-драчунья и сестренка-в-очках.
   - Драчунья?! - возмутилась Ринко.
   - Ну хотя бы не "четырехглазая" на этот раз, - вздохнула Шимомуро.
  
   - Упс, - выдал я, когда увидел выражение лиц уже бывших одноклассниц. - А мы тут подарки от санты распаковываем.
   "Врезать" гласила физия Ринко. "Кастрировать" говорило лицо Шимомуро. Совсем я завозился с мешком, даже не заметил, что кто-то пришел.
   - За твое поведение Юто, я бы даже угля пожалела, - Кузаки.
   - Надеюсь, там судебный ордер, - староста. - Я смотрю у тебя тут оживленно, Амакава-кун. Еще скажи, это твои клановые люди.
   - Конечно нет! Не люди...
   Сидзука склонилась над мешком. Аккуратный выброс магии, и посылочка раскрылась. Я с энтузиазмом перевернул мешок, намереваясь высыпать содержимое на пол. Тяжеленный блин! Повалили какие-то блестящие железяки.
   - Бву-ух! - на пол упала здоровенная металлическая штуковина.
   Я думал реально поседею тут. По паркету катилась настоящая боевая мина с виднеющимися символами US. Или бомба, не разбираюсь в этом.
   - Сидзука!! Откуда это?!
   - А? - с закрывающимися глазами вяло ответила мизучи. - Не знаю, наверное, после второй мировой нашла.
   - Айя, ты можешь это съесть?!
   - Я-я не хочу это есть, Амакава-сама. Но если вы прикажите...
   - Кагецуки!
   - Э?!
   - Вот тебе вступительное задание. Убери эту штуку из города. Хоть на Фудзи забрось. Как Фродо Беггинс. Главное -- избавься от нее.
   - Понял, Амакава-сан, - убито произнес журавль, и схватил мину подмышку.
   - Амакава Юто, тебе лучше объяснить, что здесь происходит, - серьезно произнесла староста, но я отмахнулся.
   Далее мы с Айей и Гинко действовали более осторожно. Через несколько минут в гостиной моего дома лежала приличная горка из старых часов, зажигалок, медалей и прочего хлама, а также золотых цепочек, серебряных медальонов и множества колец. Благородные металлы и несколько драгоценных камней волнительно сверкали на утреннем солнце. Со словами "моя прелес-сть" я обхватил сокровища руками. Ух-х, заживем теперь!

Павел Абсолют (Страница на СИ)

  

САМБА-2. Цукумогами и я.

  
  
   Глава 1
  
   - Моя лоли, дай я тя расцелую!
   - Я тебя сама щас "расцелую"! - взъярилась Кузаки.
   - Ринко!
   Я подхватил возмущенную подругу детства и расцеловал по-брежневски, только без контрольного засоса в губы, ограничившись лбом. Настроение было превосходное.
   - Староста! - повернулся я.
   - Не подходи ко мне Амакава! Маньяк-извращенец!
   - Нано! Ты меня собирался поцеловать!
   - Конечно!
   Сидзука сильно старалась подставить мне губы, но я умело уклонился, пройдясь по щекам и лбу.
   - Иди отдыхай.
   - Без меня не уходите, нано-о...
   - Амакава-кун, ты сильно изменился, - проговорила Шимомуро.
   - Вот-вот. Где тот тихий и спокойный Юто, которого я знала? - вздохнула Кузаки.
   - А-а, сейчас объясню.
   Я сбегал в свою комнату и взял амулет. Химари проснулась и потянулась вниз со мной. Я передал уже давно потухший артефакт Ринко.
   - Это же оберег твоей бабушки?
   - Да. Он скрывал мою ауру от демонов, заодно и стирал детские воспоминания и серьезно вредил психике. Вообще, я сейчас должен быть на полголовы выше ростом, как минимум!
   - Но зачем это твоей бабушке?
   - Это личные дела клана. Староста, ты спрашивала, что происходит? Можете взять почитать мои научные труды по аякаси. Только из дома не выносить.
   - Почему ты мне ничего не рассказываешь? Про бабушку, про этот клад? Кто такой Кагецуки? - завалила вопросами Кузаки.
   - Вы несовершеннолетние, и я не имею права вас во все это втягивать. Исполнится двадцать, можете подавать резюме моей секретарше.
   - У тебя и секретарша есть?
   - Будет. Айя, ты сможешь съесть сокровища? Есть место?
   - Да, Амакава-сама.
   - Отлично. Поищи в интернете организации по торговле драгоценностями. Когда Кагецуки вернется, будете вместе с ним заниматься сбытом. Наверное, часть в качестве налога отберут, ну да ладно. Пусть их оценят, проведут аукцион, следите, чтобы не обманули. Можете нанять какого-нибудь опытного специалиста для перепроверки. Часть заложите сразу после оценки - деньги нужны срочно. Справитесь?
   - Да, Амакава-сама, - конверт тщательно законспектировала мои приказы.
   - Ринко! Дашь денег в долг?
   - Э?
   Я метнулся к кучке и выудил оттуда красивый серебряный браслетик. Вроде чистый.
   - Я тебе почти никогда ничего не дарил. Вот, держи.
   - Спасибо, Юто! - улыбнулась Кузаки.
   - Староста, нечего косить глаза, не заслужила. Химари-сенсей, пойдем тренироваться! У нас еще куча дел сегодня.
   - Няэ! (есть!)
   Мы с кошкой вышли на небольшой задний дворик, заросший высокой травой. Возле забора уже начинались настоящие заросли. Черт бы с ним - все равно в Ноихару буду перебираться. Бакэнэко сразу принялась командовать:
   - Милорд, вам надобно обучиться ауру свою прятать. У Генноске-доно плохо получалось сие. Но ваша сила пока не больно слепит. Коли постараетесь, никто сыскать не смогет.
   Химари села на веранду, свесив ноги.
   - Ложитесь головой сюда, милорд.
   - Хм, это точно обязательно?
   - Верьте своему сенсею, милорд.
   Я лег на веранду, положив свою голову на колени бакэнэко.
   - Постарайтесь спрятать свет изменяющий. Не дайте выйти ему из своего тела. Сообщу я, когда будет получаться.
   Не слишком подробное объяснение, впрочем, на большее и не рассчитывал. Закрыть глаза, отрешиться от теплых и близких ножек Химари, от нависающих...
   - Сенсей, ваши молочные железы мешают сосредоточиться! Кстати, аякаси могут давать молоко?
   - Пока ваша славну кошечка неспособна на сие. Но коли милорд постарается, помнет как следует...
   - Тьфу. Не отвлекай.
   - Юто! Вы чем тут занимаетесь?! - как всегда вовремя появилась подруга детства.
   - Ринко, а ну свали в туман! Иди в школу, я занят.
   Задняя дверь дома громко хлопнула. Кузаки убежала.
   - Расстроили вы человечку, милорд.
   - Пусть так, целее будет. Надо поговорить с ней по душам.
   - Думала я, что вы к ней чувства питаете.
   - Так и есть. Как и к старосте. Они мне симпатичны, не более. Но я не смогу дать Ринко то, что она так желает. Все, помолчи.
   Свет откликнулся достаточно легко. Хотя неправильно говорить о нем, как о чем-то чужом и далеком. Магия - часть меня. Как рука или кровь. Я могу ей пользоваться, выпускать, придавать форму, считывать данные как с датчиков. Скорее всего, меня видят, поскольку я испускаю сильные магические излучения в окружающую среду. Любопытно, нет ли каких-то последствий для тех кто рядом? Как-нибудь проверю. Сейчас - надо притушить свечение своей ауры. Не выпускать из тела? Попробуем-с.
   Фиг там! Словно воду решетом ловить. Чувствую, как магия выходит из меня мельчайшими порциями - из всех щелей. Так, попробуем накрыть себя коконом...
   - Ньяха! - крикнула кошка.
   Я подорвался, развеивая полог света. Ноги Химари в том месте, где я лежал, покраснели как от ожога. Моя футболка в паре мест обзавелась дырочками. Хорошо хоть волосы себе не спалил.
   - Извините, сенсей.
   - Неудача - есть верный признак обучения.
   Ага, или показатель врожденной криворукости. Бакэнэко изогнулась и принялась лизать собственные пораненные ножки. Гибкая, как кошка. Она и в клубок сможет свернуться наверняка. Я сел на веранду рядом. Значит, не то. Больше похоже на защитное заклинание. Если атака будет направлена со всех сторон, пригодится. Как же мне заставить свет прекратить испускать свои демаскирующие лучи?
   Хмм, а что если загрузить свою ауру работой? Может тогда излучение уменьшится? Как бы свою ауру в фарш не превратить. Поэкспериментируем с пальцем для начала. Я закрыл глаза и внимательно прислушался к энергетическим токам мизинца на левой руке. Тоже испускает, падлюка. Так, теперь направим эти лучи обратно в свою ауру. Вроде что-то получилось, и даже не больно. В мизинце появились закольцованные завихрения, похожие на солнечные протуберанцы. Хех, я есть солнце -- целая звезда, ни много ни мало. Однако держать мизинец оказалось непросто: более мелкие лучики не удавалось соединить в единое кольцо, приходилось генерировать новые протуберанцы. Держать становилось все сложнее и сложнее...
   Ладно, испробуем на более мощных излучениях, которые находились в груди и голове. Собрав множество пучков света, я сформировал широкий мощный полу-бублик.
   - Милорд! Получилось у вас! Чуть слабее стали ощущаться!
   - Тяжело контролировать. Чуть отпустишь, сразу распадаются.
   - Тренируйтесь, милорд, вы на пути верном!
   Следующие два часа с перерывом на завтрак я потратил на тренировки в скрытии. Химари заявила, что теперь я стал не как яркий костер в ночи, а колеблющаяся свеча. В половине десятого решил прекратить, поскольку существенного прогресса за короткое время уже не смогу добиться. С подсказки кошки я откопал у Айи в закромах внушительный охотничий тесак с ножнами. Никаких проблем с наполнением лезвия светом не возникло. Клинок позволял концентрировать магию в одной точке. И если разреженное заклинание лишь слегка подпалит шкуру, то точечный удар мечом света может резать камни. Правда Химари заметила, что я еще слишком медленный, чтобы на равных противостоять даже средним духам. Короче, учиться и учиться, пахать и пахать.
   Я позвонил Кабураги и договорился, что вечером к нам в дом приедет группа, которая зарегистрирует аякаси Амакава, а до тех пор патрули четвертого отдела будут предупреждены о дружественных духах в городе. Сначала жучара хотел, чтобы мы сами явились к ним в лаборатории, только фиг ему.
   Вернувшийся из "Мордора" Кагецуки отрапортовал об успешном выполнении миссии: бомба сброшена в жерло Ородруина, то бишь утилизирована. После журавль с конвертом ушли на переговоры с компанией, которая занимается проведением аукционов, а также предоставляет услуги по оценке предметов искусства и просто дорогих вещей.
   На столике в гостиной виднелась стопка денег.
   - Ринко оставила, Юто-сама, - объяснила Гинко.
   - Вот как. Мда, нехорошо получилось. Ладно, оками, набирайся сил. Если здоровье позволит, сходи в магазин за съестным. И не трать все на мясо. Моя лоли, пора вставать!
   Сидзука спустилась в гостиную, надев на этот раз милый розовый верх с пухлыми короткими рукавами и зеленые шортики с сандалиями. Наверное, из воды.
   - Я распределил оставшиеся места, в которых нам надо побывать сегодня. Моя лоли, вот твой список. В основном слабые аякаси. Мы с Химари пройдемся по оставшимся. Не забудьте предлагать работу, если попадутся незлобливые и полезные.
   - Нано. Ты будешь один с кошкой? Лучше меня тебя никто не подлечит, случись чего.
   - Верно. Но аура бакэнэко сразу настраивает аякаси на нужный лад. А тебя без охотника рядом и так будут слушать.
   - Ладно. Но ты мне купишь мороженое за это.
   - Одну штуку. Или ты меня совсем по миру пустить собралась? Когда будут деньги от продажи сокровищ, тогда посмотрим насчет оптовых закупок. Возможно наладим постоянный канал с фабрикой мороженого. Почему ты сама их не продала?
   - А смысл? В городе нам нельзя жить, нано. Только вечно прятаться от охотников.
   - Зачем собирала тогда?
   - Скучно было, нано. Знаешь ли, аякаси не все время бегают по лесам и горам. У некоторых масса свободного времени. Чтобы развеять скуку многие приобретают странные хобби, другие нападают на людей и экзорцистов, третьи едят духов, некоторые даже идут служить охотникам, вот.
   Мы втроем вышли во двор дома.
   - Машина минут через пять будет, - поведал я кошке со змеей.
   - Тогда я пошла, нано. Не делайте глупостей.
   С этими словами мизучи опала водными струйками. И правда ненастоящая одежда. Чуть выждав, я повернулся к бакэнэко:
   - Наконец-то мы остались вдвоем, Химари!
   - Мря-м! (ура!)
   Я приблизился, обнял кошку за талию и начал поглаживать руками.
   - Теперь, когда этой змеи нет рядом, мы можем немного пошалить...
   Бакэнэко пришла в сильное возбуждение, не замечая едва ощущаемое присутствие одной знакомой ауры. И когда на нас обрушился ледяной водопад, кошка была явно неготова. Я же отпрыгнул в сторону и на всякий случай прикрылся светом как зонтиком.
   - На-уя?! (что за?!) - воскликнула промокшая бакэнэко.
   - Нано-с-с! Что вы себе позволяете-с! Нано-нано!! - материализовалась рядом очень сердитая маленькая змейка.
   - Аха-ха, видела бы ты свое лицо, моя лоли. Я заметил, что ты недалеко ушла. Просто небольшой дружеский розыгрыш...
   - Так значит, ты у нас любитель розыгрышей! Сейчас я тоже тебя разыграю!
   От холодного душа уйти так и не смог. Чуть погодя Сидзука смилостивилась и высушила нас с кошкой. Подъехало такси. Зато лужайку поливать не надо.
   - Я еду с вами, нано.
   - А как же помощь духам?
   - Вы и так весь город взбаламутили. Если аякаси до сих пор не в курсе, значит нечего им делать в Такамии. Здесь либо ты умеешь прятаться и следить за слухами, либо тебя быстро упокоят.
   - А кто-то говорил, что помогать духам - его долг.
   - Я не могу вас отпустить вдвоем, нано! Или мое общество тебе неприятно?
   - Окей, поехали вместе, - ответил я, стараясь не смотреть на большую сосульку, формирующуюся рядом.
   Держать ауру свернутой - задача не из легких. Чувствуешь себя Цезарем, делающим десяток мелких дел одновременно. Чуток отвлечешься, закольцованные образования разворачиваются, и свет начинает течь как ему вздумается. Как и предсказала Сидзука, большинство духов успели свалить с разведанных точек. В первых трех позициях не нашли ни следа аякаси. Четвертая оказалась в парке - в хорошо знакомом нам месте.
   - Здравствуйте, Киннаро-сан, - поприветствовал я большой камень.
   - Амакава... Мизучи?! Что ты делаешь вместе с охотником?!
   - Жду удобного момента. Все никак не находится, нано.
   - Значит слухи не врали - ты предала нас. Экзорцист, так и знал, что от тебя будут проблемы. Ты неплохо научился скрывать ауру... Скоро совсем незамеченным сможешь подкрадываться, чтобы резать духов...
   - Постой!
   - Если хочешь найти вассалов, тебе следует идти в Кагосаки, охотник. Прощайте.
   Камень провалился под землю, не оставив за собой ни воронки, ни следа от своего пребывания. Даже трава словно никогда не была примята.
   - Э-эх, а казался весьма перспективным малым. Надо будет поискать, что там в Кагосаки.
   - Аякаси не доверяют охотникам. Хотя Киннарохороботтчи мне самой не нравился, - высказалась Сидзука.
   - Фантастика! Как ты запомнила его имя?
   Еще пять точек оказались пустынны в плане потусторонних обитателей. Следующая непроверенная позиция характеризовалась весьма забавной пометкой от Гинко: два нарисованных рядом кружочка с точками посредине. И, если бы кто-то не понял сей знак, добавлена поясняющая подпись "сиськи". Я предвкушал нечто необычное, волнительное и напряжное. Кафе "Relish" располагалось не так далеко от нашего дома, можно было и пешком дойти.
   Судя по вывескам заведение славится своими чайными напитками, пирожными и сендвичами. Через стекла можно было заметить в основном женский контингент. О, промелькнула официантка в форме горничной. Моя концентрация по скрытию света на секунду слетела, и официантка потерянно заозиралась по сторонам. Пойдем внутрь.
   - Добро пожа... - горничная-блондинка с выдающимися женскими прелестями и яркими голубыми глазами осеклась. - Нет! В-вы пришли убить меня, четвертый отдел?
   Аякаси находилась в панике. А ведь от нее почти не пахло ничем. Умело прячется, так бы мог и не заметить.
   - Нет-нет, мы не из четвертого отдела. Меня зовут Юто из клана Амакава.
   - Ама-амакава-сама, вы пришли убить меня?
   - Успокойтесь, мисс, мы не причиним вреда.
   - П-правда?
   Что за милая официантка. Умело аякаси мимикрируют под людей.
   - Даю слово. Если вы не вредили людям и другим мирными аякаси, то у меня нет причин враждовать с... Могу я узнать ваше имя, прекрасная горничная-сан?
   - Ну-я?! (Что?!) - зыркнула на меня Химари.
   - Твои штуки слишком большие, нано.
   - Лизлет Эл Челси, - улыбнулась официантка, не слушая моих спутниц. - Владелец кафе позволил мне здесь работать. Это единственное убежище, что у меня есть. Амакава-сама, это правда, что четвертый отдел узнал о нахождении всех духов в Такамии?
   - Положим, не всех, но про вас им известно, Челси-сан.
   - Ох, что же мне делать, Амакава-сама? Куда пойти? Я ведь простая хрупкая цукумогами, дух предмета, как мне защитить свое истинное тело?
   - А разве вы с телом не являетесь одним целым?
   - Ой, что это я вас держу на пороге? Господин, госпожи, прошу вас, проходите за столик, - спохватилась Лизлет.
   Мы сели за свободный стол в небольшом удалении от остальных посетителей.
   - Что будете заказывать?
   - На ваше усмотрение, Челси-сан.
   - Как пожелаете.
   Аякаси удалилась.
   - Милорд, уж не положили ли вы глаз на эту бесстыдну горничную?
   - Она весьма привлекательная...
   Возмутительное "нано" и "ня" раздалось в кафе, но я продолжил:
   - ...но это вообще нечестно, - кошка со змеей затихли, удивленные таким переходом. - Люди стараются, кучу усилий и денег изводят, чтобы выглядеть красиво. Либо некоторым очень повезло уродиться с модельной внешностью. А что вы? Вылепили себе тело, смазливое личико и грудь по вкусу, и не паритесь. Чи-те-ры.
   - Милорд, мы не чи-читеры енти! Мы есть создания разумные, такие же как люди. Сии пухлые губки, шелковисты волосы, пышна грудь, длинны ножки -- все ради вас, милорд! Все...
   - Хватит! - я хлопнул по столу. - Ты вообще в своей жизни сделала что-то для себя, а не ради меня или Генноске?
   Кошка поникла, не ожидавшая такого отпора.
   - Ладно, прости, Химари, я немного переборщил. Конечно, любой парень будет рад вниманию такой красавицы.
   - Простите за ожидание!
   Лизлет составила с подноса по чашке ароматного черного чая и по вазочке кремового парфе с шоколадом.
   - За счет заведения, Амакава-сама!
   - Да... насчет твоего настоящего тела...
   - Я могу в нем спрятаться, но тогда буду полностью беззащитна. Амакава-сама, правда, вы не бросите мирную цукумогами в беде?
   - Интересно. У меня есть одна аякаси предмета. Она может трансформироваться в него, а вы, получается, немного иного типа, Челси-сан. Хотелось бы провести пару опытов.
   - Хсш-с, я сама на тебе буду опыты ставить, нано!
   - Я согласна! - молвила официантка решительно. - Я верю Амакава-сама. Вы не станете творить постыдные вещи с бедной горничной.
   Та-ак, ясно. Еще одна.
   - Нам не нужны всякие эро-горничные. Если Юто захочет, мы сами наденем форму служанок, - молвила Сидзука, сердито сверля блондинку глазами.
   - Слыхала я, популярны служанки с кошачьими ушками, - добавила Химари.
   - В общем, я действительно виноват, что ваше убежище стало известно четвертому отделу. Потому, пока вы не найдете новое место обитания, можете оставаться у нас. Также, сегодня будут регистрировать аякаси Амакава, и, если вы захотите присоединиться, мы не откажем. Единственное, работать будете уже на клан.
   - Я подумаю, Амакава-сама. Все так неожиданно. Обычно я не принимаю поспешных решений, но с вами я чувствую себя в безопасности.
   Ну что за святая невинность... Хотя, возможно, она видит мой настрой, чем и пользуется. Иногда мне кажется, что все привлекательные аякаси женского пола читают меня как открытую книгу.
   - Цукумогами могут иметь детей?
   - Я-я не знаю, Амакава-сама... Я никогда ни с кем... не была... Ой, госпожа, вы раздавили вазочку рукой. Не поранились?
   - Отвали от меня потаскушка! - отмахнулась Химари.
   Я сидел с краю, и Лизлет с писком спряталась за мной, после чего полезла обниматься. С данным приемом утопания в груди я был уже хорошо знаком, но поделать мало что мог, кроме уклонения назад, где сидела Химари. Горничная по-видимому не ожидала, что я посмею отстраниться от ее пышных форм, поэтому упала следом за мной. Грудь официантки таки настигла мое лицо, когда я повалился затылком на колени Химари. Кошка от неожиданности опрокинула поломанную емкость, и густое сладкое парфе заляпало наши лица...
   - Искупаться захотели-с-с?! - прошипела Сидзука.
   - Да блин, что за невезуха? - проговорил я, выбираясь из переплетения тел. - Меня по-любому прокляли! Да! Сегодня займусь расследованием по этому вопросу.
   - П-простите, Амакава-сама.
   - Ничего, Челси-сан. Это все проклятье виновато.
   - Проклятье? Но я по своей воле захотела прыгнуть на вас...
   - Ныя-я-я! (убью!)
   - Химари, лучше постарайся сама не выглядеть безмозглой куклой! - вырвалось у меня сердито.
   Кошка окончательно расстроилась. Что со мной такое? С чего я к Химари то придираюсь?
   - Благодарю за угощение, Челси-сан, мы пойдем дальше оповещать аякаси.
   - "Угостила" она тебя, ничего не скажешь, нано.
   Я оставил цукумогами свой телефон и адрес в Такамии, и мы покинули кафе "Relish". Еще три точки оказались пусты, а дальше у нас закончились деньги Ринко, пришлось топать пешком. От всей этой беготни я уже неплохо изучил город. Прежний Юто не так много где бывал, а ведь в Такамии множество занятных мест. Есть аквапарк, зоопарк, дельфинарий, трассы для проведения ралли и мотогонок, клубы для гольфа, бейсбола и многих других видов спорта. Стадион только один, зато огромный.
   Последнее место, куда мы решили зайти по пути домой -- общественные бани. Я надеялся, что местный аякаси уже сбежал, но не срослось. Из здания отчетливо тянуло е-кай. Причем эманации его ауры полностью подтверждали приписку на карте. "Вонючка" даже издали испускал не слишком приятные энергетические миазмы. Как его раньше то четвертый отдел не прибил?
   Внутри нас встретила добродушная немолодая распорядительница. А поскольку денег у нас не было, пришлось Химари лепить на нее подчиняющий амулет. Было бы круто получить многоразовый стиратель из людей в черном, но и так неплохо.
   - Тогда я схожу в мужское отделение, вы - в женское.
   - Нано. Нам нельзя разделяться. Вдруг он нападет, пока нас не будет рядом?
   - И что ты предлагаешь? - спросил я, ожидая услышать какую-то дичь.
   - Я знаю, как призвать этого аякаси. Мы вместе пойдем в женское отделение и быстро поговорим с ним.
   - Вы хотите затащить меня в женский зал? Исключено. Я еще пожить хочу, лет пятьдесят хотя бы.
   - Ты точно здоров физически? Молодые юноши твоего возраста обычно более активны, нано.
   - Я же говорил, это все оберег. Не волнуйся, постепенно мое тело должно прийти в норму. Лучше пойдем в мужской зал.
   - Что ты хочешь сотворить с двумя невинными девушками?! - обняв себя руками, воскликнула Сидзука.
   - Милорд, не готовая я к таким вещам...
   - Выпороть бы вас не помешало... Нет, я пошутил, не надо снимать шорты, моя лоли.
   Но мои слова ее не остановили.
   - Все равно раздеваться, нано. Или ты думал в одежде идти в баню?
   - Звучит логично, но предупреждаю сразу. Мы здесь по делу, поэтому никаких ваших штучек.
   - Ты тащишь двух милых девушек в мужскую баню, при этом думая о всяких извращениях, и мы еще виноваты, оказывается?
   Мы зашли в раздевалку, в которой находилась пара человек. Я с интересом подождал, но никакой реакции на моих спутниц не последовало. Занятно, они их вообще не видят, или аякаси для них выглядят как молодые бисенены, смазливые красавчики? Я подошел к одному пожилому японцу.
   - Простите, уважаемый, не подскажите, мой спутник не выглядит странно?
   Мужчина пробежался глазами по фигуре Химари, затянутой в юкату. Щеки его заалели, однако высказал следующее:
   - Вполне обычный юноша, только волосы длинные. Любите вы, молодежь, странные прически.
   - Ясно-ясно, - покивал я. Мне бы тоже подстричься не мешало. - Благодарю.
   Я разделся до трусов и обмотался найденным чужим полотенцем. Надеюсь, мы успеем вернуться до того, как владелец хватится. Бакэнэко тоже где-то стащила полотенце и повязала на груди. Однако длины его было недостаточно - виднелся краешек белых трусиков. Одной мизучи ничего красть не пришлось - материализовала тряпочку и все.
   Внутри находилось не так много народа - двое пожилых японцев и молодой мужчина с маленьким сыном. Никто на нас не обращал внимания, кроме парнишки, что пялился на Сидзуку во все глаза.
   - Пройдем туда, - направила нас повелительница водной стихии. - Залезаем.
   Мы окунулись в длинный узкий бассейн в дальнем углу банного помещения. Мизучи вынырнула и целенаправленно двинулась в мою сторону.
   - Я о чем говорил? И где ты свистнула мочалку с мылом?
   - В бане принято мыться, нано. Хотя в совместных банях бывают и иные способы досуга. Но не при всех же. Потерпи хотя бы до дома, Юто.
   - Ня-ия! - бакэнэко плавала из одного конца бассейна в другой. - Милорд, нравится мне ванная эта. Только лишних людей полно.
   - Пф-ф, на что у тебя глядеть то? Вот Химари - другое дело.
   - Ах так?! Смотри на меня, охотник!
   Ни фига себе! Сидзука превратилась почти в копию Химари, если брать фигуру. Внушительные буфера чуть ли не выпрыгивали из-под обмотанного полотенчика.
   - Мизучи! - возмутилась кошка.
   - Вот-вот. Я даже чувствую, что это все ненастоящее. Думаешь, силикон сделает тебя привлекательнее?
   - Хсшс-с-сш-с!
   - Хватит приставать к братику Юто, давай делом займемся, - молвил я. - И лучше вернись в свою истинную форму, ты и так вполне милая, моя прекрасная лоли-сестренка.
   Фальшивые выпуклости Сидзуки опали вниз струями воды. Мизучи вздохнула и стала вдруг причитать:
   - Ох, грязно. Какая отвратная и грязная баня! В углах мусор, на потолке паутина, между плиткой - черный налет, в бассейне уже тина выросла, - я почувствовал приближение незнакомого аякаси. - В душе плесень, в раздевалке пыль и песок. Грязь, везде грязь! Это самое грязное помещение, что я видела в своей жизни, нано!
   - Грязь, где грязь?! Вы все врете! - раздался каркающий голос.
   Из вентиляционной шахты выползло маленькое красное уродливое человекоподобное существо. Посетители бани совсем не обращали внимания на него, только мальчик все продолжал пялиться в сторону Сидзуки. Узкие узловатые руки и ноги, волосатая нечесаная голова с широкой зубастой пастью. Длиннющий красный язык, волочащийся по полу и исследующий все поверхности на пути. Тело словно покрыто красной коркой из грязи и нечистот, и пахло от него отнюдь не духами.
   - Фу, сгинь, дерьмодемон! - произнес я, зажимая нос.
   - Вы видите меня?! Экзорцист!
   - Постой, аканамэ, дух земли, мы пришли поговорить, - Сидзука укоризненно глянула в мою сторону.
   - Сказал бы я чего это дух. Аканамэ, красная грязь, да? За тобой скоро придет четвертый отдел, так что лучше тебе свалить отсюда.
   - Понял, экзорцист, - язык существа встрепенулся. - Спасибо за помощь. И здесь нет грязи!! - с такими словами аякаси удалился обратно в вентиляционный канал, приставив решетку обратно.
   - Все! Сегодня мы больше никого не успеем обойти, да и осталось то пара мест, - я потянулся, довольный успешно выполненным делом. - Выходим! Химари, хватит уже бултыхаться, как аканамэ в проруби.
  
  
   Глава 2
  
   - Спасибо, нано, что помог мирным аякаси.
   - Просто исправлял свои ошибки, да заодно познакомился с местными. Сегодня мне следует немного потренироваться со светом и посмотреть наконец родовые артефакты. Еще и регистрировать придут от Кабураги. А пока... зайдем в книжную лавку, здесь недалеко.
   Следуя памяти Юто, я повел нас к одному примечательному заведению по продаже манги, аниме и сопутствующих товаров.
   - Значит, так. Ждите меня здесь...
   - Но...
   - Никаких но! И никаких "нано". Я постараюсь управиться быстро.
   Я решительно зашел внутрь магазина и сразу приметил огненную шевелюру, торчащую над стеллажом с этти-мангой.
   - Тайзо! Ну конечно, где ты еще можешь быть после уроков?
   - Юто, чтобы ты сам пришел сюда - должно случиться нечто экстраординарное, - съязвил Масаки.
   - Я не просто так, а провожу важное расследование. И ты можешь мне помочь, дружище.
   - О-хо, тебе про "младших сестренок" что-то посоветовать? Или быть может учительница-ученик? Есть тут одна отличная вещица, хе-хе. Героиня - вылитая Кисараги-сенсей!
   - Твое развратное эго не знает границ! Нет, мне немного на иную тему...
  
   По прошествии десяти минут после ухода Юто мизучи и бакэнэко уже просто изнывали от любопытства.
   - Змея, ты можешь подглядеть, что там делает милорд?
   - Велик шанс, что меня раскроют. Он уже неплохо научился чувствовать мою ауру.
   - Ксо! Мы должны вызнать вкусы милорда.
   - Тогда предоставь это мне, кошка, - на лице мизучи появилась ехидная улыбка.
   Подходящая цель нашлась буквально спустя пару минут. Тучный мужчина средних лет с сумкой через плечо. Неожиданно путь ему преградила миленькая маленькая девчушка в розовой маечке и коротких шортиках.
   - Дяденька, дяденька, пожалуйста, помогите мне!
   - Что такое? Ты потерялась, девочка?
   - Нет, но мой старший братик...
   - Что с ним?
   - Понимаете, дяденька. Мама просила меня позаботится о Юто-тян, но братик постоянно меня избегает. И вот сейчас он зашел в тот книжный магазин, но я боюсь, что братик снова читает там что-то неприличное. Как младшая сестра я не могу позволить ему совершать аморальные поступки! Прошу, помогите мне дяденька!
   - Э-э, что я могу сделать?
   - Проследите за ним в магазине, выясните что он там делает. У братика Юто коричневые волосы и карие глаза. Если я приду сама, то он снова начнет на меня ругаться, отбирать игрушки...
   - Может ну этого плохого старшего братика, я сам могу стать тебе бра...
   - Нет! Дяденька, пожалуйста, помогите мне.
   - Хорошо, я прослежу за ним.
   Мужчина скрылся в заведении по продаже манги, и кошка подошла к Сидзуке:
   - Поразительно, как ты им ловко вертела.
   - Сила младшей-сестренки-лоли несокрушима, нано!
   Спустя десяток минут томительных ожиданий, мужчина вернулся и принялся отчитываться:
   - Ничего страшного, твой брат не притрагивался к этти-манге.
   - А что тогда, дяденька?
   - М-м, я слышал, как они со своим другом с красными волосами обсуждают и листают гаремную мангу. В этом конечно тоже ничего хорошего, но вряд ли стоит осуждать юношу его возраста.
   - Спасибо, дяденька, вы мне очень помогли. А теперь идите по своим делам.
   - А-а...
   - Я сказала, иди по своим делам!
   Простой обыватель не мог похвастаться сильной волей, поэтому быстро послушался маленькую девочку, на мгновение ставшую вдруг нечеловечески чужой и страшной. Словно древнее существо проникло в обычный мир.
   - Гаремом милорд интересуется... - вышла подслушивающая бакэнэко.
   - Нано.
  
   Почувствовав слабый всплеск силы мизучи, я решил закругляться и попрощался с другом. Тайзо оказался прямо-таки кладезем бесполезных в обычной жизни знаний. Моэ - милая неуклюжесть, цундере - холодная снаружи, мягкая внутри, яндере, кудере, цунахо, цундора, дередере, генки, дандере... Боже, я действительно все это сейчас изучал?! Однако лекция о гаремных произведених вышла полезнее, чем я ожидал. Попадание в иной мир - есть. Магия, сверхъестественное, иные расы - присутствует. Наследник старинного клана, куча бегающих героинь - имеется. Подруга детства, подпадающая под типаж цундере, суровая староста, лоли... Вот обычно лоли - это милая девочка, смущающаяся от малейшего повода. У меня же словно не лоли лоли, а я сам лоли - невинная и неопытная овечка... Кемономими - персонаж со звериными ушками. Озабоченный лучший друг... Когда Тайзо все это перечислял, в его голову видимо закрались подозрения, и он стал как-то странно поглядывать в мою сторону. Еще популярны забытые знакомые из детства. Последние обычно давали обещание пожениться в будущем или нечто похожее. Бр-р, неужто и Куэс Джингуджи тоже?! Короче, писец подкрался незаметно. С одной стороны, можно радоваться, прыгая из кровати в кровать... Или нет? Ведь обычно гаремная манга не содержит сцен секса. По крайней мере, та, что с сюжетом. Типичный прием - в последний момент входит кто-то и мешает развитию ситуации до 18+. Очень и очень знакомо. Мде-с, и как мне снять с себя это проклятие? Да и вообще, не нужна мне толпа полубезумных фанаток. Разве что картошку послать окучивать...
   Химари и Сидзука вовсю пытались показать, что им совсем не было интересно, чем я занимался в магазине. Хоть я и старался все время отслеживать ауры, похоже, опытных аякаси не так просто провести.
   - Что, подглядывали?
   - Как ты мог подумать, Юто!
   - Милорд, гарем собрались завести? - прямолинейно выдала Химари.
   - Кошка! Сейчас хвост откручу! - взбесилась Сидзука.
   - Гхем, в общем, я проводил важное расследование. И пришел к выводу, что на мне висит гаремное проклятие.
   - Нано, - икнула мизучи, округлив глаза.
   - Вы обе стали его жертвами, к сожалению. Но не волнуйтесь, я приложу все силы, чтобы помочь вам. А до этого и пальцем не притронусь! Слово джентельмена-охотника из великого клана Амакава!
   - Ня-я-я-я! (не-е-е-ет!)
   - Нано. Тебя по голове ударили? Может съел что-то не то?
   - Я здоров.
   - Ну тогда, наверное, стоит немного подправить тебе мозги, чтобы больше всякая ерунда в голову не лезла.
   От мизучи потянуло мощной водной магией.
   - Стой! Видишь, ты действуешь под силой проклятия! Ты же ненавидела охотников, они убили всю твою семью! А сейчас что? Сама служишь, помогаешь и защищаешь. Понимаешь?
   - ...возможно, в твоих словах есть немного, совсем чуть-чуть, смысла, нано.
   - Ня-я-я-я! (не-е-ет!) Никакого проклятия нет на мне, милорд! Сама все по своей кошачьей воле!
   - Ты вообще ведешь себя подозрительнее всех. Словно ничего кроме меня тебя не интересует. Явно сильнее остальных прокляли.
   - Нано. Я никогда не слышала про гаремное заклинание. Проклятие ли это?
   - Конечно! От обилия доступных красоток у мужчины совсем отказывают мозги, и он начинает совершать глупости, на клан и дела времени не остается. Печальная участь. Скоро Амакава совсем разорятся, нас исключат из великих кланов...
   - И что собираешься делать, охотник?
   - Пока не знаю, но что-нибудь обязательно придумаю! - произнес я как можно увереннее.
   - Милорд перегрелся на солнце. Ничего, к вечеру усе пройдет, вот увидите. Сидзука, просто подыгрывай милорду.
   - Кошка, ты на удивление выдаешь иногда дельные мысли. Конечно, Юто, совместно мы справимся с этим страшным проклятием!
   - Между прочим, я вас слышу. Можете не верить, но я не отступлюсь.
   Кошка со змеей переглянулись. Как бы в дурку не сдали. А что если и впрям все эти аякаси мне мерещатся? И я сейчас где-то пускаю слюни, обдолбанный наркотиками и привязанный к больничной койке? Да, не-е. Никогда я-Виталий не увлекался Японией, чтобы все так детально продумать. Скорее бы уж в США попал - фильмы про комиксовых супергероев мне всегда нравились.
  
   - Мы дома! - произнес я, заходя в прихожую.
   - С возвращением, господин! - две большие груди неумолимо неслись в мою сторону.
   Пора прекращать балаган! Я резко крутнулся, перехватив Лизлет за пояс - так что аякаси налетела животом на мое плечо. Встал, крепко держа горничную на своем правом плече. Совсем нелегкая - пришлось на автомате помогать себе светом. Пока я нес блондинку в гостиную, та не издала ни звука, кроме тихого писка. Я поставил аякаси на пол и произнес суровым тоном:
   - Челси-сан, что вы тут делаете?
   - Я уволилась из кафе и решила принять ваше предложение, господин Амакава.
   - Ясно. Послушайте меня. Недавно я узнал, что надо мной довлеет сильное проклятие. И вы попали в его сети. Но не переживайте, я найду выход из ситуации. А до тех пор просьба умерить свои сексуальные аппетиты. Не бросаться грудью, не раздеваться, не подбрасывать свое нижнее белье, никаких провокаций.
   - Х-хорошо, господин..
   - Вот и славно! В Ноихаре как раз не хватает служанки по дому, Кайя просто с ног валится, присматривая за всем одна одинешенька. Поможешь?
   - Конечно, господин! - бывшая официантка прямо-таки пылала энтузиазмом. - И можете обращаться ко мне просто по имени, я не такая важная персона.
   - Это мои вассалы Химари, бакэнэко, и Сидзука, мизучи. С Гинко ты уже познакомилась, как я вижу. Еще есть Кайя, дзасики-вараси в особняке Ноихары, Айя, дух конверта, и Кагецуки, дух журавля.
   - Прошу позаботьтесь обо мне, - низко поклонилась горничная.
   - Юто, ты ведь сам говорил, что хочешь снять проклятье, а вместо этого тащишь в дом новых девочек, - заметила Сидзука.
   - Так получилось. Постараюсь больше никого не тащить.
   - Я как раз заварила свой лучший чай. Позвольте угостить вас, - с улыбкой проговорила Лизлет и упорхнула на кухню.
   Мы устроились за столом, и вскоре аякаси принесла чашки и большой полный чайник. Я в чае не разбирался, но запах разнесся восхитительный. Лизлет ловко разлила ароматную темную жидкость по чашкам. О, она даже и посуду свою принесла. Молодец. Длинный змеиный язык Сидзуки коснулся моей чашки:
   - Проверяю, вдруг отравлено, - объяснила мизучи.
   - Ага, скажи еще про непрямой поцелуй ничего не знаешь.
   - О чем ты, нано? Выдумают современные детишки всякой ерунды.
   - Кстати, какой длины у тебя язык?
   - Не знаю.
   Я загорелся идеей, по большей части бесполезной, скорее в качестве развлечения. Принес рулетку и измерил язык Сидзуки. Метр и десять сантиметров. Да-а, она может... хмм, пошлятина только в голову лезет всякая, никакого практического применения. Если пылесос засорится... не-е, бред. Я взял чашку за ручку, сразу после чего Лизлет коротко пискнула.
   - Что с тобой, эро-служанка? - спросила Химари.
   - Н-ничего такого. Прошу, наслаждайтесь чаем.
   - Неплохо, - прокомментировала Сидзука.
   Я пригубил горячий напиток.
   - Ах-х, - послышалось от Лизлет.
   Лицо горничной покраснело, а грудь тяжело вздымалась. Я покосился на предмет в своей руке. Неужто она цукумогами чашки? И куда я ее поцеловал, интересно?
   - Лизлет-сан, разве я не просил вас умерить свой пыл?
   - О-о чем вы, господин?
   - О чем? Может мне стоит уронить эту чашку случайно?
   - Нет! Простите меня! Я... я всегда хотела, чтобы кто-нибудь выпил из меня, господин Амакава.
   - Милорд, могу я использовать Ясуцуну на этой наглой аякаси? - выдвигая клинок поинтересовалась бакэнэко.
   - Не стоит.
   - Радуйся! Тебе сохранили жизнь, дух. Милорд, давайте обменяемся чашками, у меня еще полно напитка.
   Похоже, навострила уши, услыхав про непрямой поцелуй.
   - Нет, мне самому интересно посмотреть на дух предмета, который может находиться отдельно от своего истинного тела.
   Я поставил чашку на столик. Интересно, что символизирует ручка? Я коротко провел по изящной завитушке и сжал. Лизлет схватилась за свою грудь. А когда я пью, получается, целуюсь с ней в губы? В несколько глотков осушил остаток чая под недовольными взглядами Химари и Сидзуки.
   - Кстати, моя лоли, ты в курсе, что только что целовалась свои языком с Лизлет?
   - Нано! Этти-служанка! Бесстыдная, похотливая, озабоченная чашка!
   - Не-е-т, я не такая! Вы сами меня поцеловали, госпожа Сидзука.
   Хмм, а что будет, если погладить за дно чашки с нижней стороны?
   - Кья! Господин, только не там!
   - Юто! Ты снова собираешь материал для своего извращенского трактата?
   - Все! Последний опыт, обещаю!
   Я приблизил лицо внутрь чашки и несколько раз лизнул дно. Лизлет упала на колени, после чего выгнулась дугой, громко вскрикнув. Чашку у меня конфисковали, а самого, немного смущенного содеянным, отогнали от горничной подальше. Хмм, пожалуй, такие подробности и впрям не стоит конспектировать, потомки извращенцем сочтут.
   Я сел за ноутбук и погуглил Кагосаки, о котором говорил Киннаро-сан. Оказалось, что это небольшой по меркам Такамии город с населением, не превышающим сто тысяч человек. Из особенностей - крупная фабрика по утилизации различной техники. По ней нашел несколько статей в СМИ о спаде производительности и увольнении части сотрудников. Утилизация техники - процесс не особо рентабельный и, после того, как несколько лет назад уменьшились государственные дотации, завод начал приносить убытки. Сокращение зарплат, увольнение персонала. Но пока вроде держатся на плаву. Неподалеку от Кагосаки имелась и крупная свалка технического мусора и металлолома. Хоть и старалась Японская империя перейти на безотходное производство и полную переработку мусора, не все ладилось. Город на западе от Токио, часа два на поезде. Может там какая-то тайная деревня аякаси? Хотя Сидзука не в курсах, а она вроде как весьма авторитетная особа в Японии. Ехать или нет? С одной стороны, вассалы нужны, с другой - кто его знает, в какую дыру нас послал каменный дух?
  
   Тем временем внизу две рассерженные аякаси объясняли новичку правила поведения в клане Амакава. Лизлет Эл Челси со слезами в уголках глаз потерянно кивала и вскидывала руки каждый раз, когда бакэнэко сильно жестикулировала. От этого чайная чашка в руках Химари опасно вращалась и металась вверх-вниз, грозя улететь в направлении стены или пола.
   - Я-я больше не буду поить господина из своего истинного тела...
   - Не буду строить ему глазки, нано.
   - Не буду строить господину глазки...
   - Не будут трясти этими вульгарными сгустками похоти...
   Цукумогами уныло повторяла за аякаси, не особо вникая в суть сказанного. Мало ли что твердят эти змея с кошкой. Главное, чтобы господин был рад. Это и есть долг настоящей служанки!
  
   Отставив компьютер, я вытащил из кармана пару бумажных амулетов, одолженных у Химари. Иероглифами подписано "подчинение". Бумага зеленоватая - кошка сказала, специальная бамбуковая, но можно и на обычной делать. Такие неполноценные амулеты Генноске поставлял правительству. Если сильно сосредоточиться, то свет внутри становится только едва различим. Я сходу осознал три вещи. Первая -- каждый амулет слеплен вручную, словно поделки, выструганные из дерева, а не изготовленные фабричным способом. Два "подчинения" у меня в руках немного отличались друг от друга. Во-вторых, интуитивно я понял простой принцип, по которому создавались артефакты света -- необходимо запихнуть готовое заклинание в предмет в свернутом состоянии, на стадии формирования, и предусмотреть способ активации. Химари объяснила, что мощные заклинания из света быстро разрушают предмет, поэтому используются амулеты, действующие на разум. Они требуют меньше магии, но... Третья вещь -- артефакты оказались очень сложными для понимания. Детали расплывались, и я словно не мог охватить всю картину заклинания в целом. Логично, что амулеты действуют на мозг человека или аякаси... Если ли мозг у водного духа? Ну, пусть будет "разум". Свет проникает глубоко в разум, словно пробивает дыру... и, судя по названию, внушает полное подчинение тому, кто бросил амулет... Вот сюда вроде бы аура владельца попадает при активации. Да-а, после такого голова у бедной жертвы будет неделю болеть наверняка...
   Я вырвал тетрадный лист и положил на столик. Как ни напрягал голову и ни мучил свет, ничего похожего не получилось. Бумага взрывалась ошметками, распадалась, тлела... Кстати, свет не мог ничего поджечь по непонятным причинам, однако оставлял ожоги. Парадоксы магии, итить ее за ногу.
   Часы показывали начало пятого, и живот громко забурчал, обидевшись на пропуск обеда. Поэтому я спустился на кухню. Гинко, наша сегодняшняя повариха валялась на диване и смеялась над передачей из жизни животных по телевизору. И что там смешного? В сегодняшнем меню оказался бифштекс, куриные ножки и жареная рыба. Действительно, не одно мясо купила... Я быстро засыпал рис в пароварку, и сел на диван с оками. Лизлет обреталась рядом, но даже подходить боялась. Совсем ее змея с кошкой застращали, сами же куда-то пропали. По телеку рассказывали о жизни волчьей стаи в диком лесу. Оками в некоторых моментах гнусно хихикала.
   - Гинко, а как ты обрела человеческий лик?
   - Грустная история, Юто-сама. Коль желаете, расскажу. Я родилась в большой волчьей стае, что немного отличалась от диких зверей. Мои сородичи были быстрее, выносливее и кровожаднее других лесных обитателей. Из таких при определенных обстоятельствах получаются сильные аякаси. Когда была волчонком малым, встретила в лесу мальчика. Подружилась с ним, часто играла и охотилась, научилась понимать его эмоции и настроение. Он даже ошейник мне подарил... Однако стая была против нашего общения, и решила уйти далеко от мест, где жил человек. После нашей последней встречи чувства раздирали меня на части. Я хотела вернуться к стае и одновременно желала остаться с мальчиком. За одну ночь я обрела человеческий облик, стала аякаси. Стая не приняла меня обратно, отец с матерью чуть не порвали. А мальчик тот уехал далеко, так что я не смогла отыскать его запах.
   - Хотела бы ты вернуться в стаю?
   - Нет, Юто-сама. Я ведь разумная аякаси, хоть иногда и просыпаются животные инстинкты. Я бы не смогла жить с ними как дикая волчица.
   - Ясно. Это...
   "If there's something strange... In your neighborhood... Who you gonna call? ...Ghostbusters!"
   - Алло! - поднял я зазвонившую трубку.
   - Амакава-сан, через полчаса к вам подъедет группа из четвертого отдела общественной безопасности. Устроит вас?
   - Да, подъезжайте.
   - Благодарю.
   Я быстро связался с Айей, которая ходила с телефоном, купленным Гинко ранее. Появятся деньги, надо приобрести десяток звонилок. Фугурумо сообщила, что скоро они с Кагецуки вернутся, а остальное она расскажет лично.
   Только я набил себе желудок, совместив обед с ужином, как явились такамийские борцы с е-кай. На вид -- обычные японцы, похожие на служащих какого-то исследовательского института в своих прозрачных очках и хирургических перчатках. Хорошо хоть противогазы или химзащиту надеть не додумались. Я вяло следил за тем, как вели себя гости в присутствии аякаси. Весьма забавное зрелище. Одновременно и боялись, и желали изучить. Скорее всего, редко им удается пообщаться с нелюдями на добровольной основе. Сначала они приложили к каждому какую-то карточку, и та меняла цвет в зависимости от типа аякаси. У звериных Гинко, Кагецуки и Химари был похожий цвет. Потом собрали образцы шерсти, воды в случае мизучи, пера от духа журавля. Трогать цукумогами я запретил, и их истинные тела не показывал. Хотя про духа письма им наверняка известно.
   Сидзука вовсю потешалась над сотрудницей четвертого отдела:
   - Тетенька, а где вы купили эту кофточку? Она из хлопка или синтетики? Можно потрогать?
   Женщина настороженно застыла:
   - Да, можно.
   Сидзука вытянула свой язык на метр как минимум и прошлась по кофточке гостьи начиная с воротника и заканчивая низом. Женщина побледнела, извинилась и спешно покинула наш дом. Остальные сотрудники также доложили о готовности. Напоследок нам передали шесть металлических пластинок, имеющих резкий магический запах. Мужчина четвертого отдела объяснил, что это своеобразный пропуск для аякаси Амакава, используется впервые. Дед Генноске нечасто посылал своих вассалов в крупные города. Великие кланы и отделения четвертого отдела в других городах Японии будут оповещены, но все равно перед прибытием в иное место следует доложиться местным охотникам, дабы не повторилась ситуация с Гинко. Также он сообщил, что Хьего-сан назначил мне встречу в ресторане на завтрашний день, если я не против. Я просил передать свое согласие. Засим служащие быстро покинули наш дом.
   Аякаси вертели свои пропуска в руках, облизывали (Сидзука), лизали (Химари), грызли (Гинко), трогательно прижимали к груди (Лизлет).
   - Гинко, хватит жрать карточку, хочешь снова на драку нарваться?
   - Не-ет, Юто-сама!
   - Айя, ну что там с нашими финансами, есть чем обрадовать?
   - По грубым оценкам стоимость сокровищ оценивается в 500 миллионов йен, Амакава-сама...
   - Сколько?!
   - Не спешите радоваться, Амакава-сан, - продолжил Кагецуки. - Около 400 миллионов дают за найденные драгоценности принцессы Сенджу, дочери императора Токунагато II. Эти сокровища считались утерянными в начале XX века. Принцесса Сенджу отправилась с официальным визитом в Китай, взяв с собой шкатулку с фамильными драгоценностями. На обратном пути в Японию ее корабль затонул, ни одного выжившего не осталось. Этот инцидент сильно охладил отношения с Китаем.
   - Моя лоли?
   - Да-а, что-то такое припоминаю. Где-то в тридцатых годах духи жаловались на странного умибозу, что нападает на других аякаси. Я следила за ним до тех пор, пока он не потопил один корабль в Желтом море. Что-то в его ауре показалось мне странным...
   Сидзука широко распахнула глаза и уставилась на меня:
   - Я только сейчас поняла. Как-то не довелось мне сталкиваться с Амакава прежде, но сейчас я хорошо знаю вашу ауру. Тот умибозу был под властью света, был вассалом клана Амакава.
   - Вот те на. То есть мой предок убил дочь императора? Короче, ни про каких умибозу мы ничего не знаем, если что. Так что с этими драгоценностями?
   - Если бы мы вывезли их заграницу, то могли бы получить раза в полтора-два больше, а так -- имущество будет возвращено Императору Токунагато VI. Но и за просто так драгоценности принцессы Сенджу не возьмут. Это ниже достоинства правителя страны. Днем в Такамию приехал доверенный человек Императора, как только узнал о находке. Он сказал, что как минимум на 100 миллионов вознаграждения мы можем рассчитывать.
   - Выходит, две сотни лямов... Это чуть больше двух миллионов долларов.
   - Амакава-сама, мы взяли под залог 10 миллионов йен. Деньги на этой карточке.
   - У-ху! Айя, ты умница. Устала?
   - Амакава-сама, я и не подозревала, что для оформления нахождения клада и его продажи необходимо пройти столько бюрократических процедур.
   - Что-то неизменно в любом мире. Завтра раздам долги и куплю себе тачку!
   - Разве у вас есть права, Амакава-сан? - заинтересовался Кагецуки.
   - Нет, но у меня есть подчиняющие амулеты, хех.
   - А водить вы умеете, милорд?
   - Левостороннее, правостороннее, разберусь как-нибудь. Моя лоли, есть у тебя пожелания, как распорядиться деньгами?
   - Каждый день по ящику мороженного, нано. И помочь другим мирным аякаси.
   - Хм-м, а ты можешь еще поискать морские сокровища?
   - Как будто они в каждой луже валяются... Но что-нибудь придумаю, Юто. А у тебя уже есть идеи как потратить?
   - Половину пустим в оборот, чтобы иметь постоянный доход. Помочь мирным аякаси, значит... Поездка на пляж натолкнула меня на очень интересную мысль, хе-хе.
   - Неужели, ты решил открыть магазин подержанного нижнего белья?
   - Нет, моя лоли. Я собираюсь открыть школу-приют для одаренных детей в Ноихаре! Смекаете? А себе закажу кресло на антигравитационной подушке.
   Аякаси переглянулись.
   - Похоже, тепловой удар дает о себе знать, - заметила Химари.
   - Конечно, Юто, и кресло тебе купим, и подушку, и рубашку с длинными рукавами, - с елейной улыбкой проговорила мизучи.
   - Подожди. Ладно кошка, а ты что не знакома с кинофраншизой "Люди Икс"? Профессор Ксавьер, циклоп, шторм? Росомаха?
   - Нет, Юто, первый раз слышу. Обычно громкие премьеры я стараюсь не пропускать, нано.
   Странно. Неужели в этом мире нет знаменитой серии про мутантов?
   - Про духа росомахи слыхала я, милорд. С когтями длинными и вельми живучий, что оками.
   - Вот оно что...
   Видимо цензура не пропустила, или автор комиксов не стал про них писать... Короче хрен его знает.
   - Отлично! Тогда тем более никто не будет ничего подозревать. Хе-хе. А тем временем в приюте будет готовиться моя маленькая армия аякаси.
   - Юто!
   - Да шучу я, моя лоли! Это будет центр адаптации для аякаси, еще бы с документами вопрос решить... Хм, надо и для взрослых "школу" придумать. Что-нибудь вроде психиатрической лечебницы... Центр реабилитации от психических травм. Да! Только не знаю, хватит ли денег на все задумки. Будем надеяться, что к тому времени я уже вступлю в наследство Генноске. Кагецуки и Айя -- продолжайте с оформлением бумаг, следите за аукционом. На сегодня можете отдыхать. А я еще потренируюсь.
   - Милорд, пойдем в парк?
   - Пожалуй. На заднем дворе тесновато для полноценных поединков.
  
  
   Глава 3
  
   Полюбившаяся нам площадка возле пруда скрывалась в предзакатных сумерках, напоенная запахом трав и сверчком цикад. Мы с Химари вдвоем, романтика!
   - Х-х-ак! - мой нож, светящийся ровным желтым сиянием, выбил фиолетовые искры из Ясуцуны, окруженной демонической энергией.
   Бакэнэко играючи уходила от любого моего выпада, легко оказывалась сзади и останавливала свой клинок в миллиметре от моей шеи.
   - Пока что нет большого толку учить вас бою на мечах, милорд. Сложим оружие. Теперь, пробуйте увернуться от моих атак!
   Ш-а-х-х! Кошка просвистела мимо, коснувшись моего плеча. Нет, так не пойдет. Я все продолжаю полагаться на человеческую реакцию и мускулы, но без магии противостоять Химари невозможно. Свет легко откликнулся и наполнил тело горячей энергией. Неприятно. Словно муравьи внутри забегали под кожей, иногда больно кусаясь. Вжи-их! Я заметил движение бакэнэко, но среагировать не успел. Рука снова коснулась моего плеча. Еще больше света! Стало тяжелее дышать, воздух будто уплотнился, я почувствовал, что тело на пределе. Бежит! В последнюю секунду я поставил блок, отбив выпад Химари.
   - Отлично, милорд! А теперь пробуйте достать меня!
   Наверное, с такой скоростью я бы легко побил мировой рекорд по бегу. Но бакэнэко все равно была быстрее.
   - Рыбка!
   - Где?!
   Воспользовавшись замешательством Химари, я коснулся ее плеча.
   - Достал!
   - Милорд!!
   - Что такое? Сенсей, вы не говорили, что надо молчать. В реальном бою тоже можно отвлечь противника.
   - Истинно так. Вельми рада я вашим успехам. Пожалуй, низший дух вам теперь не помеха. И некоторых средних теперь сразить способны.
   Я уселся на траву, переводя дыхание. Как только вышел из ускоренного режима, на тело навалилась страшная усталость и боль. Будто вагон цемента разгрузил.
   - Спасибо, Химари-сенсей.
   - Милорд, - кошка замялась и присела на колени. - Дозвольте вопрос...
   - Да?
   - Обиду затаили вы на вашу верну охранительницу? Коль так, поведайте причину, прошу.
   Вот почему Сидзуки нет рядом. А то я гадал, как мизучи так легко доверила меня Химари.
   - Нет, не обиду... Просто меня раздражает эта твоя зацикленность на мне. Может мы в детстве часто играли, но я плохо помню... Да даже если бы и помнил, ты ведь была в облике кошки. И теперь, спустя столько лет ко мне приходит старая знакомая, ночует со мной в постели. А я даже не знаю, кто она такая... Нет, я немного успел изучить тебя за эти четыре дня. Ты безусловно очень привлекательна, и мне весьма приятно твое внимание, но э-э... Может по аякасским меркам все в порядке, но по человеческим мы совсем не знаем друг друга.
   - Коли желаете, поведаю все без утайки, милорд!
   - Ну вот опять! Твое поведение... Ты хочешь быть всего лишь моей тенью? И ничего больше?
   Химари отвела взгляд:
   - Разумею я, что взять аякаси в жены вы не можете. Главе клана следует сочетаться браком с влиятельной женщиной, человеком. Такой, как Джингуджи Куэс, к примеру. Но согласна я вам постель согревать, коли не будет супруги рядом. А может и для виду только брак ваш будет...
   - Кто тебе сказал такую чушь?
   - Вы всерьез намерены с Джингуджи... - протянула кошка.
   - Я спрашиваю, кто тебе сказал, что я не могу жениться на аякаси? Есть законы, которые запрещают это?
   - Нет, милорд. Но не проводили свадеб никогда люди и аякаси...
   - А что насчет твоих слов тогда? Сама ведь говорила, что ты лучший вариант для меня?
   - То милорд я всего лишь над Ринко потешалась. У меня ведь и правда нет ничего людского: ни документов, ни жилья... Как ни крути, а быть я могу лишь вашей любовницей, милорд...
   - Да кто тебе это сказал?! Почему я должен жениться на Джингуджи? Ради клана? Да плевал я на клан! Нахрена мне этот клан нужен, если я сам несчастлив? Я эгоист и буду делать то, что мне самому хочется. Укрепить влияние? Хах. А почему ты думаешь, что брак с аякаси не укрепит влияние Амакава? Ты мне нравишься, Химари, но не больше. Именно поэтому, тебе стоит стать серьезнее.
   Я наклонился и накрыл ярко алые теплые губы Химари своими. После продолжительного крепкого поцелуя мы оба уже тяжело дышали.
   - Нья!
   Химари прыгнула вперед, повалив меня на спину и усевшись сверху. Руки бакэнэко полезли мне под футболку, лаская немного потное после тренировки тело.
   - Химари!
   - Что такое, милорд? Разве не вы сами только что просили меня стать серьезнее?
   - Я не это имел в виду...
   В небе, на котором до этого не было ни облачка, раздался громкий раскатистый гром. Наверху что-то вспыхнуло. Химари мгновенно соскочила, встав в боевую стойку с Ясуцуной наперевес. Небесный свод над головой потрескался сеточкой молний и явил нам темную парящую фигуру, окрашенную заходящим солнцем. Мощный торс с человеческими руками, птичьи трехпалые ноги, лицо с загнутым клювом, широкие крылья, ворох перьев вместо волос, из одежды - черная набедренная повязка. Кожа и перья темно-синего цвета, только серый клюв и ярко-голубые глаза выбиваются из образа.
   - Наследник света, наконец я нашел тебя! Пришло время заплатить за прегрешения отца!
   - Милорд, осторожней, это лэй-гун, дух молнии! - предупредила Химари.
   Ясуцуна пропала в окружившей ее демонической энергии бакэнэко. Я также напрягся, готовясь в любой момент поставить щит света.
   - Что тебе надо?
   - Глупый вопрос, экзорцист. Ты ответишь за всех аякаси, что пали за Гуан-миня!
   Тело лэй-гуна покрылось голубыми трещинами, красиво очерчивая кровеносные сосуды, глаза стали походить на два фонаря... А в следующий миг прожекторы испустили мощный молниевый разряд прямо в мою сторону. Химари встала между нами, принимая атаку на свою катану. Яркая вспышка, от Ясуцуны повалил пар.
   - Х-ша, наглый дух, я порежу тебя на ленточки! - прокричала бакэнэко.
   Химари взвилась высоко в воздух, подняв комья земли и дерна, и ринулась на врага. Подправлять направление полета помогали короткие импульсы демонической энергии. Но этого было недостаточно, чтобы сравниться во владении воздушной стихией с лей-гуном. Человеко-птица сделала пару взмахов крыльями и легко увернулась от пущенной Химари темно-фиолетовой волны. Кошка полетела вниз, а дух молнии в этот момент снова налился голубым светом. Бах-х! Я попытался увернуться, однако сложно обогнать электрический разряд. Магия ударила в выставленный мною щит света. Барьер по большей части задержал молнию, вспыхнув яркими белыми искрами, но малая толика добралась до меня, больно ужалив в руки.
   - Ксо! - вскрикнул я.
   Мышцы пальцев и запястья конвульсивно дергались, словно через них пропустили четыре сотни вольт. Правда, за свою жизнь я испытывал на своей шкуре только 220, поэтому за точность ощущений ручаться не могу. Химари снова прыгнула, выпустив еще больше темной ауры. Теперь даже ее глаза превратились в кошачьи. Тщетно. Лей-гун опять отлетел в сторону и выстрелил в меня молнией. Щит света разбился, все мое тело пронзила страшная судорога. Я как подкошенный рухнул на землю и несколько секунд не мог подняться. Больно, твою мать! Куропатка чертова! Трансформатор летучий! Надо что-то делать, резерв уже подходит к концу. Слишком сильно я выложился на тренировке. Нужен молниеотвод! Хоть столб или дерево.
   Ухнув в себя дозу света, я привел мышцы в чувство и подбежал к ближайшему дереву. Сверху снова прилетел разряд, но его частично погасил ствол и раскидистые ветви. Я легко защитился магическим барьером. Дерево моментально загорелось.
   - Тебе не спрятаться, охотник!
   Из-за листвы вынырнула синяя фигура, громко хлопая крыльями. Кулаки лэй-гуна горели ярким голубым светом и походили на две шаровые молнии. Аякаси врезался в мой барьер, легко пробив оный рукой. Выставленный мною нож от сильного удара отлетел на землю. Я успел отпрыгнуть в сторону, однако искрящиеся разряды частично задели мой бок. Упав в заросли, я задергался и на время выпал из боя.
   - Ныя-я-я! (убью!)
   Краем глаза заметил промелькнувшую Химари. Ясуцуна с жутким треском встретилась со скрещенными руками лей-гуна, окутанными молниевыми сферами.
   - Ди-йю! - громко крикнул дух что-то на китайском вроде бы. - Охотничья шлюха!
   Химари оттеснила аякаси подальше от меня. Я с трудом поднялся на шатающиеся ноги, слыша раздающиеся неподалеку чудовищные удары, треск и грохот. Левая половина тела отзывалась с трудом, от футболки валил дым, света почти не осталось. Вряд ли я в таком состоянии способен сражаться или просто далеко убежать. Телефон не включался. Не придумав ничего лучше, я спрятался за деревом и сосредоточился на отслеживании аур. Горячие и неудержимые эманации лей-гуна сходились в ударах с не менее злыми, но родными, всплесками бакэнэко. Похоже, сражение переместилось в пруд...
   - Ня-я-я-я! (а-а-а-а!) - послышался отчаянный крик.
   - Химари!
   Я выполз из-за дерева, крепко сжимая еле светящийся клинок, и направился на помощь кошке. Бакэнэко громко кричала, находясь по пояс в воде, а вокруг расходилась плотная паутина молний. Юката порвалась на лоскуты, обнажая светлую кожу и белое белье.
   - Попалась! - осклабился лэй-гун рядом с ней.
   Отчаяние сменилось облегчением, когда я узнал знакомую ауру.
   - Кха! Это ты попался! - довольно проговорила Химари, не обращая внимание на ползающие по ее телу электрические канаты.
   В следующее мгновение вода взметнулась огромным вихрем и заключила враждебного аякаси в крепкие объятия.
   - Пора заканчивать.
   Химари высоко прыгнула и слитным ударом снесла зажатому лэй-гуну голову. Тело духа молнии осыпалось в воду яркими красивыми желто-голубыми искрами. Даже у меня не возникло сожалений по поводу гибели этого аякаси -- настолько осязаемую злобу он источал. Разве что для допроса. А у Химари так даже мысли наверняка не мелькнуло о пощаде. Генноске натренировал Багровый клинок Ноихары на славу.
   - Юто, как ты? - из воды вылезла Сидзука.
   - Бывало и лучше, - я устало уселся на траву и выкинул нож. Клинок частично потрескался, рукоять оплыла.
   - Я поспешила сразу, как только почувствовала отголоски сражения, - мизучи стянула с меня остатки футболки и принялась поглаживать грудь и руки влажными ладошками. - Кошка, зря я оставила Юто на тебя.
   - Сие высший дух молнии из Китая, ты бы не справилась с ним сама, - уверенно высказалась Химари.
   - Пф-ф, - фыркнула мизучи. - Юто, прости, я не смогу быстро убрать этот шрам.
   Я осмотрел свое ноющее тело на предмет повреждений. Грудь, живот и левая рука сильно покраснели. Также на моей левой конечности с внешней стороны образовался длинный темно-коричневый шрам от кончика безымянного пальца до середины локтя. В виде разветвленной молнии. Болит, зараза. Думаю, если бы не защищавший меня свет, валялась бы сейчас моя копченая тушка мертвым грузом.
   - Ясно, пес с ним. Главное, что не на лбу.
   Где-то в парке послышались сирены. Мы не стали дожидаться полиции или четвертого отдела, кто бы там ни был, и направились к дому. Тело лэй-гуна не оставило после себя ничего интересного, но мы хотя бы узнали имя. Гуан-минь. Да еще про отца что-то говорил. Может, с дедом перепутал?
  
   Химари аккуратно перенесла меня на кровать, а Сидзука оплела мое тело, наполняя прохладой и снимая усталость. Думаю, после лечения мизучи и мыться нет необходимости.
   - Спасибо, моя лоли, я уже в порядке, - отстранил я Сидзуку.
   - Хорошо, нано. Отдыхай.
   Напоследок мизучи прошлась по моему лицу, задев губы.
   - Язык оторву... - беззлобно пообещал я.
   - Ты целовался с кошкой! Снова, нано!
   - Как-то так получилось, - пожал я плечами.
   Сидзука села на меня сверху и приблизилась:
   - А разве я не заслуживаю награды?
   - Ня-я-я! (не-е-ет!) Куда лезешь, змеюка?!
   - Конечно заслуживаешь. Если таково условие нашего сотрудничества... - ответил я нейтрально.
   - Нет. Так не пойдет, охотник. Однажды ты сам этого захочешь.
   Мизучи сползла с меня и тихо вышла из комнаты. Химари что-то пытливо старалась высмотреть на моем лице, но вскоре тоже покинула помещение. Сон не шел, и я с кряхтеньем перетащил к себе в кровать ноутбук, любезно освобожденный Айей. Пальцы еще дрожали, поэтому курсор дергался словно припадочный. Я с интересом щелкнул на ярлык World of Linage, логин и пароль были сохранены беспечным духом конверта ранее. Выбрав персонажа и загрузившись, я оказался в переполненном игроками городе. Похоже на торговую площадь. Да уж, Amakawa-sama, "светлый самурай" чем-то походил на меня самого внешне. Разве что телосложение у меня пока не столь накаченное и рельефное. Двадцать седьмой уровень, набор экипировки редкого ранга. Чат высветился личным сообщением:
   Gertrude: хай! го в данж? (смайл: подмигивание)
   Amakawa-sama: не сейчас, - напечатал я.
   Gertrude: тогда на огненных элементалей? Ты ведь любишь на них ходить.
   Amakawa-sama: я ненадолго, уже выхожу.
   Gertrude: ну пока тогда.
   Я разлогинился из игры. Похоже, дух конверта уже совсем освоилась, когда только успела? Может, ей и спать не требуется? Поискал информацию про лэй-гуна, духа молнии. Считаются очень сильными аякаси в Китае. Живут высоко в горах, во время сильных гроз иногда развлекаются, нападая на людей и поджигая дома. Имя Гуан-минь ничего не дало в поиске, да я и не надеялся особо. Все-таки китайцев тьма тьмущая - там гуан-минь сидит на гуан-мине и гуан-минем погоняет. О, наткнулся на перевод этого имени, очень любопытно. Гуан-минь с китайского означает "светлый". Неужели отец? Или быть может дед? Вроде бы Генноске развлекался в Китае и вполне мог нажить недругов среди аякаси.
   Ради эксперимента я создал текстовый файл и набрал "Хитсуги, поищешь?". Спустя минуту курсор мигнул, и на следующей строке открытого файла напечаталось: "Ку-хи-хи, посмотрю...". Вот тебе и три антивируса. Проще совсем их удалить, чтобы система не тормозила. Нет, надо нанимать персонал, пока деньги есть. Это дед принципиально не пользовался электронными устройствами, я же так просто не смогу.
  
   Утренние обнимашки с Химари уже начали входить у меня в привычку. И только Сидзука, снова обмочившая мне штаны, помешала развитию ситуации. К завтраку подошла Ринко, полюбопытствовала насчет сокровищ. А также обрадовала тем фактом, что за домом следит какой-то мужик с фотоаппаратом, да еще несколько личностей маячат на горизонте. Посланный на переговоры Кагецуки сообщил, что журналисты хотят взять интервью у того, кто нашел клад на заднем дворе своего дома.
   - Айя?!
   - Простите, Амакава-сама, это первое, что пришло мне на ум. Но они ведь обещали конфиденциальность информации...
   - Короче, надо переезжать. Сегодня же соберу пожитки. Айя, Кагецуки -- остаетесь здесь до конца аукциона, либо можете также перебраться в Ноихару. Как вам удобно. Мне надо телефон новый купить, да десяток простых трубок для вас, потом еще на встречу с Кабураги...
   Я переместился за ноутбук, пока девчонки доедали утреннюю трапезу.
   - Химари, какой цвет твой любимый?
   - Белый!
   - Окей, сейчас позвоним...
   Я связался с хозяином объявления, который откликнулся мгновенно. Быстро договорившись об осмотре авто через два часа, я стал собираться.
   - Ринко, можно с тобой после школы встретиться? Я тут недавно нашел одно кафе -- называется "Relish". Там вкусный чай подают.
   - Конечно! - улыбнулась моя подруга детства. - Давай ближе к трем часам.
   - Договорились. Беги, не то опоздаешь.
   Из дома мы вышли впятером со змеей, кошкой, чашкой и волчицей. Ей богу, не хватает только присказки "и надо перевезти их всех через реку". Смогли кое-как отбиться от наседавших репортеров... Несколько даже пришли с лопатами, тоже попытать счастья видимо. Мы уже было собрались залезть в такси, как меня окликнул спокойный мужской голос:
   - Мистер Амакава, постойте! У меня к вам деловое предложение!
   - Все лоты будут проданы через аукцион. Лично я ничем не торгую.
   - Я есть представитель герцога Честера из Великобритании, - заявил незнакомец с сильным акцентом. - Мое имя Йен Маккалистер, прошу уделить мне несколько минут своего времени.
   - О, нет... - пискнула Лизлет и спряталась у меня за спиной.
   - Вот это существо и есть предмет нашего разговора, мистер Амакава.
   - Какое у вас дело к Челси-сан?
   - Герцог Честер большой любитель старины. Его коллекция антиквариата известна по всей Европе. Мы долго разыскивали эту чашку, что ранее принадлежала барону фон Рейшлицу. Герцог Честер предлагает вам за нее пятнадцать тысяч английских фунтов.
   - Э-э, вы предлагаете мне продать живое разумное создание?
   - Возможно, этот дух предмета и обладает зачатками интеллекта, тем не менее никак не может называться живым. Назовите вашу цену, мистер Амакава.
   - Челси-сан не продается. Гудбай, мистер Маккалистер.
   - Вы вынуждаете меня прибегать к экстренным мерам, мистер Амакава! Подумайте как следует, вот моя визитная карточка.
   В такси я поинтересовался у притихшей Лизлет:
   - И что это было?
   - Спасибо, господин, что защитили бедную цукумогами. О герцоге Честере ходит дурная слава. Будто он собирает духов предметов, запирает и... и заставляет вытворять всякие непотребства. Я лучше умру, чем дамся в руки такому чудовищу!
   От нечеловеческой аякаси подобное звучало немного забавно, хотя безусловно и среди людей встречаются уроды похлеще злобных е-кай. Около часа мы потратили на сборы и покупку телефонных аппаратов в ближайшем салоне техники. Я поинтересовался, нет ли таких моделей, которые нельзя отследить и прослушать, но консультант заверил, что Takamia Mobile - номер один в стране в плане безопасности. Мне оставалось лишь кисло улыбнуться.
   Какой автомобиль приходит на ум при упоминании охотников на нечисть? Правильно, белый катафалк. Мысли о том, как я рассекаю на нем по вызовам под саундтрек из "охотников за привидениями" заставляют губы сами разъезжаться в глупой ухмылке. Но все же такой раритет найти нелегко, да и слишком уж выделяется.
   Далее я пришел на встречу с владельцем белоснежной Toyota Vellfire 2008 года выпуска. Улыбчивый лысый японец средних лет с энтузиазмом расписывал достоинства своей "малышки", как он окрестил минивэн. Полный привод, автомат, 8 мест, двигатель 2,4 литра. Выглядит достаточно стильно и внушительно. Сидзука и тут нашла повод докопаться:
   - Дяденька, а задние сидения раскладываются?
   - Конечно, девочка.
   - А там удобно? Поместимся мы там втроем с братиком Юто и сестренкой Химари?
   - Мне самому не довелось там спать, но думаю места хватит.
   - Братик, Юто, сделаем это сразу после покупки!
   Мужчина и не подозревал о двойном толковании, поэтому подколки мизучи пропали втуне. Поторговавшись для проформы, договорился о сумме эквивалентной 32 тысячам американских долларов.
   Все оставшееся время до обеда ушло на переоформление автотранспортного средства. Вот парадокс. В Японской Империи разрешено владеть машиной с 14 лет, обучаться вождению с 16, а иметь водительские права только с 18 (на мопеды с 16). Я, конечно, выглядел довольно молодо, но бывают индивиды, что и в 30 выглядят на 16. А некоторые японки так вообще: на три десятка лет застревают в одном возрасте и смотрятся на двадцать. Вышло быстрее, чем я ожидал. Правда, заставили заплатить еще кучу йен за расширенную страховку. С другой стороны, с моей активной жизнью следующий встреченный дух может оставить от тачки лишь искореженный остов, так что страхование не будет лишним.
   За это время словоохотливый бывший владелец машины поведал мне все про свои семейные перипетии. Сказал, что недавний развод с женой сделал его самым счастливым человеком на свете. Теперь наконец он может продать опостылевший минивэн и приобрести спортивное авто. Под конец нашего общения я стал полностью убежден в том, что женитьба и дети -- худший кошмар, который может поджидать мужчину на его жизненном пути. Химари заметила, что "слабому самцу вообще не стоит заводить потомство", Гинко поддакнула, Сидзука презрительно бросила "тряпка, нано", а Лизлет принялась горячо убеждать мужчину в недопустимости оставлять детей без отца. На что тот поспешно соглашался и похабно пялился в декольте горничной.
   Перетащив наши вещи из такси и расплатившись, я начал вспоминать основы вождения прямо на стоянке перед зданием дорожной полиции. К счастью никто не стал докапываться до нас - все-таки осталось всего шесть подчиняющих амулетов, не хотелось бы их тратить по пустякам. Автоматическая коробка - классная тема. В целом знаки и дорожная разметка были легко узнаваемы, но основные я погуглил на всякий случай. Главная сложность - это привыкнуть к внушительным габаритам машины и левостороннему движению. Чувствовал себя как в автобусе. Очень помог новоприобретенный телефон, который я использовал в качестве навигатора.
   - Милорд! Как вы сведущи в технике людской!
   Бакэнэко прильнула ко мне со стороны пассажирского сидения и прижалась к плечу. Я вильнул рулем и чуть не задел припаркованное авто.
   - Химари, я тебя сейчас высажу! Кому сказал, пристегнись! Хочешь, чтобы нас оштрафовали?
   - Ня-я! Сейчас пристегнусь... Не по мне это, милорд, когда связываешь себя в коробке жестяной.
   - На большой скорости ремень может спасти тебе жизнь. И хватит вести себя как деревенщина.
   Торговый центр TownBell даже в рабочие часы оказался достаточно многолюдным местом. Мы перекусили в кафе, а после я отпустил девушек за покупками. Лизлет в форме горничной, Гинко в ошейнике, майке на голое тело и рваных джинсах, Химари в синей юкате (розовую выкинули), а также Сидзука в желтом платьице вызывали столько внимания со стороны окружающих, что не будь ауры аякаси, наверняка стали бы снимать и фоткать нашу странную компанию косплейщиц. Тут рядом дежурило пара сотрудников четвертого отдела, но к нам подходить не стали. Как я не отнекивался, на десятом кругу мои аргументы стали повторятся, и девушек они ни в чем не убедили. Мне таки устроили показ современных одежд. Сидзука привела нагруженную даму с ворохом тряпья из соседнего магазина детской одежды и также скрылась в примерочной. Хорошо, что я остался. Гинко намеревалась накупить два десятка одинаковых джинс и столько же футболок, Химари выбрала себе только одну короткую юбку и кофточку, Лизлет где-то отыскала пышное платье, подозрительно напоминающее наряд служанок, а Сидзука намеревалась как минимум ополовинить соседний магазин. В общем, пришлось самому выбирать дополнительные наряды, покупать, и в приказном порядке заставлять переодеваться. Только в магазин нижнего белья им так и не удалось затащить меня.
   - Гинко, прекрасно выглядишь!
   Волчица щеголяла в строгом деловом костюме из темно-синей юбки и пиджачка, белой блузки и туфлях без каблука.
   - Юто-сама, порвется ведь. Да и неудобно совсем!
   - Терпи, иначе ни один оками не посмотрит в твою сторону.
   - Раз Юто-сама нравится...
   - Милорд, а мне идет?
   Бакэнэко красовалась в нежно-голубой маечке, открывающей край плоского живота, а также коротких шортах.
   - М-м, несколько открыто, но тебе безусловно идет. Юката - это одежда для праздников, так что оставим ее до подходящего случая.
   - Как скажете, милорд.
   Лизлет переоделась в длинную юбку шоколадного цвета и пышную бежевую кофточку. Чем-то напоминало наряд служанки, но не так бросалось в глаза. Я повторил лекцию о том, что среди людей надо ходить в обычной одежде, а униформа горничной только для рабочего использования.
   - Или особых случаев, - ехидно добавила Сидзука.
   Перечислять все купленные мизучи наряды не хватит и дня. Я даже осмотреть все не успел, чуть ли не на развес оплачивал. Мне выдали карточку с семи-процентной скидкой в сети магазинов "Все для детей".
  
  
   Глава 4
  
   К кафе "Relish" успели подъехать без пяти минут три.
   - Я пойду один, погуляйте пока. Никаких возражений. Вздумаете подслушивать или подглядывать - выгоню из клана. Ясно?
   Послышался нестройно-недовольный хор голосов. Я оставил Тойоту на стоянке, а сам направился в заведение. Новая вывеска и постеры гласили, что теперь это кофейный семейный ресторан.
   - Привет, Ринко!
   Подруга успела сбегать домой и принарядиться в желтую юбку и бело-розовую полосатую рубашку.
   - Привет! Юто, ты говорил про чай, а здесь только кофе подают. Ты один?
   - Ага. В этом кафе раньше работала Лизлет, ты ее видела. Похоже кроме нее здесь никто не умеет делать вкусный чай.
   - Да уж, видела я какие у нее...
   Мы сделали заказ, и Ринко принялась рассказывать мне о различных школьных событиях, которые я успел пропустить. Вскоре принесли кофе с закусками. М-м, божественно. Совсем я забил на вкусы Виталия - сказывалось желание не выделяться, дабы не раскусили подмену. Но и зеленый чай мне теперь тоже нравится. В классе только обо мне и судачили - слухи о кладе у моего дома обрастали невиданными подробностями. Кто-то предположил, что Ринко прибила свою новую соперницу Ноихару Химари, и мы вдвоем пошли закапывать труп на заднем дворе дома. Так и обнаружили клад.
   - Ой, что это у тебя?
   Подруга требовательно схватила меня за руку и закатала рукав водолазки, которую я специально надел, чтобы не отсвечивать молниевой отметиной. Но надеть перчатки - значит выглядеть еще более подозрительно.
   - Это что, шрам?! Юто, что с тобой случилось?!
   - Да вот, хотел автомат в щитке поменять...
   - Ю-юто! Хватит мне врать!
   - А что ты хочешь? Такова теперь моя жизнь, Ринко. Думаю, это далеко не последний мой шрам.
   - Ты теперь уедешь в Ноихару, да?
   - Верно.
   - Скоро каникулы... я приеду, если ты не против.
   - Не против, но это может быть опасно.
   - И что теперь, круглые сутки сидеть дома в окружении своих аякаси?
   - Нет, но пока не вникну в ситуацию, лучше ограничить наше общение. Хотя бы на год. Да, я хотел тебе кое-что сказать. Извини, что нагрубил вчера.
   - Ничего. Не знаю, что у вас с Химари за тренировки были, но полагаю, что это важно, - скривившись ответила Ринко.
   - Знаешь, я очень благодарен тебе за помощь и поддержку. Все эти годы ты бескорыстно помогала мне оправиться от смерти родителей, а потом и деда. И прости, что не замечал твои чувства...
   - Юто-о, я... - глаза Ринко заблестели.
   - Ты самый близкий и дорогой мне человек на свете. Я бесконечно уважаю тебя и всегда помогу в трудной ситуации. Ты можешь в любое время рассчитывать на Амакава. Но я не испытываю к тебе любовных чувств...
   - Н-нет, не говори так! - вскрикнула Кузаки и сразу зажала себе рот рукой. Из глаз девушки покатились слезы. - Почему так?! Я ведь всегда была рядом, помогала, ухаживала, когда бы болел... Неужели я не достойна...?
   - Ты мне очень нравишься, Ринко, ты замечательный человек, хоть и лупишь порой... Но именно поэтому я не могу быть с тобой. Ты заслуживаешь большего. Любящую семью, заботливого супруга, который сможет подарить тебе множество детишек. Я не готов лгать тебе, говоря о любви. Прости.
   Кузаки закрыла лицо руками, плечи ее содрогались от рыданий. Как паршиво то. Никогда не отказывал любящей меня девушке. И врагу не пожелаешь. Я присел рядом с Ринко и приобнял за талию:
   - Тебе, наверное, сейчас больно...
   - Отстань! - девушка несильно толкнула меня. - Наверняка со своими монстрами будешь развлекаться...
   - Не говори так! Они не монстры, просто другие, - хотя среди аякаси много натуральных чудовищ, но говорить об этом вслух не стал. - Пройдет время, и боль утихнет, отпустит тебя. Ты посмотришь вокруг и найдешь множество привлекательный и достойных парней!
   - Пфуф, до чего докатилась. Плакса-Юто утешает меня.
   Вытянув салфетку, Ринко стала аккуратно убирать следы слез.
   - Это было давно и неправда!
   - Ну и где же эти достойные парни? Может быть твой дружок Тайзо?
   - Зря смеешься. Масаки умеет валять дурака, этого у него не отнять. Зато с ним не соскучишься и не впадешь в уныние. Да и подобные повесы чаще всего оказываются наиболее серьезными внутри. По-моему, из вас выйдет отличная пара.
   - Не верю своим ушам. Вы с Тайзо сговорились что ли?
   - Вот еще.
   - Я отлучусь, мне надо привести себя в порядок.
   Почуяв знакомую ауру, я обернулся и увидел Химари, прижимающей свои кошачьи уши к оконному стеклу.
   - Что-то любопытные кошки пошли нынче. Действительно пора выгонять из клана, - протянул я.
   Химари подпрыгнула на месте и буквально дематериализовалась. Остаток свидания с Ринко прошел в довольно натянутой атмосфере, но по крайней мере мы не расстались врагами. В начале пятого часа мне позвонил Хьего-сан, и поинтересовался, есть ли у меня время для деловой встречи. И попросил приходить без аякаси. Я передал свое согласие и попрощался с Кузаки.
   Химари с виноватой мордой обреталась подле машины, но я просто не мог на нее долго злиться. Гинко дрыхла на заднем сидении, ее новый костюм весь смялся, а юбка задралась до пояса. Сидзука и Лизлет пили чай из термоса словно английские леди.
   - Извините, что задержался! Осталось сгонять на встречу с Кабураги, а потом двинем в Ноихару.
  
   Один из оперативных начальников четвертого отдела общественной безопасности Такамии назначил мне встречу в лапшичной среднего пошиба. Объявление на двери гласило "закрыто", но я просто прошел внутрь. Похоже, зарезервировал все заведение для нас. Единственный повар выглядел грозно - наверняка как-то связан с четвертым отделом.
   - Амакава-сан, прошу присаживайтесь, - приветливо поднялся Кабураги мне навстречу.
   Мужчина лет тридцати пяти в дорогом деловом костюме, с аккуратной короткой прической и бородкой-клинышком.
   - Что будете заказывать? Рекомендую рамен с говядиной.
   - Последую вашему совету, Кабураги-сан.
   Мы сообщили свои заказы молчаливому повару.
   - Просто Хьего-сан.
   - Тогда и вы обращайтесь ко мне по имени. Кстати, с чем связана ваша просьба прийти одному? Мои вассалы не трогают людей.
   - О, просто шеф раменной потерял своего сына от лап е-кай, поэтому он их не жалует.
   - Сочувствую, - бросил я в сторону повара. - Только глупо это таить обиду на весь род из-за одного представителя.
   - Немного не так, Юто-сан. Адекватные аякаси - скорее исключение, чем правило. Вы в клане Амакава привыкли к послушным е-кай, но на самом деле для них совершенно естественно без всяких причин нападать на людей или себе подобных. Не заблуждайтесь на их счет. Полагаю, вчерашнее происшествие немного показало вам их истинную натуру? Райдзю ведь искал именно вас?
   - Вы отслеживали сражение?
   - Это было несложно с такими выбросами энергий. Из близлежащих кварталов поступило более десятка вызовов скорой помощи. Из-за проблем с сердцем скончалась одна пожилая женщина.
   - Что?! Но мы ведь были в парке...
   - Это так. Не думайте, что я обвиняю вас. Райдзю воистину один из сильнейший видов молниевых аякаси в Японии. И четвертый отдел мог потерять не одного сотрудника в битве с ним. Но все же... - Мужчина вытащил на стол три плотных бумажных амулета, от которых несло магией. - В следующий раз используйте эти барьерные артефакты Тсучимикадо. Их назначение не прямая защита в бою, а ограничение ближайшей области мощным куполом, что не пропускает тлетворную энергетику е-кай. Также обычные люди не смогут войти в барьер, а попавшие потеряют сознание, но будут защищены от выбросов. Мы, четвертый отдел и кланы охотников в первую очередь стоим на защите обычных граждан. Прошу, не забывайте об этом Юто-сан.
   - Я не забуду.
   Нам принесли рамен, и несколько минут мы насыщались, отдавая дань уважения повару.
   - Клан Амакава никогда не славился своими барьерами. Надеюсь, вы с первым кланом наладите взаимовыгодные поставки артефактов. В крайнем случае, если рядом будет мизучи, попросите ее поставить барьер. Она должна уметь подобное.
   - Понял. Благодарю за информацию.
   - Эти три амулета проделали солидную дырку в нашем бюджете, поэтому я буду рад, если вы возместите своими артефактами света.
   Ага, конечно. Так я и поверил, что их бюджет не сдюжит тройку бумажных амулетов.
   - Вот, здесь список первоочередных поставок, - вытащил мужчина листок. - Главное - "ошеломление". "Ложная цель" и "ослепление" не так хороши против средних духов.
   - Гм, ясно, Хьего-сан. С прискорбием вынужден сообщить, что пока родовые амулеты мне не поддаются. Мне необходимы подопытные для тренировок.
   - Очень жаль. Хорошо, я подумаю, что можно сделать, чтобы помочь вам. Надеюсь, что и вы, Юто-сан, в свою очередь достойно отплатите четвертому отделу.
   - К слову, вы не можете мне посоветовать людей для найма? Чтобы были знакомы с миром аякаси, само собой.
   - В Такамии имеется с десяток бывших сотрудников нашего отдела, по тем или иным причинам ушедших с работы.
   Мда. И ведь наверняка побегут докладывать прежним работодателям о каждом моем действии.
   - А вы не стираете у них память обо всем сверхъестественном? Не боитесь за раскрытие Тайны?
   - Во-первых, это недешевая услуга, во-вторых, мы предпочитаем иметь готовых людей в резерве. В-третьих, существуют методы глобального устранения нежелательной информации, так что за Тайну не стоит сильно переживать. Какого рода специалисты вам нужны?
   - Обеспечивающие связь и информационную безопасность.
   - Дайте угадаю, - улыбнулся Кабураги. - Якоин?
   - Что, и к вам влезли?
   - Хм-м, скажем так. Мы устали вычищать отовсюду лишние скрипты и обновлять систему защиты. Поэтому предоставили клану Якоин администраторский доступ в сети четвертого отдела.
   - Ого! Не боитесь за свои секреты?
   - Секреты у кланов, а не у четвертого отдела общественной безопасности. Нет, не боимся. Все же одно общее дело делаем - истребляем аякаси. Но если девятый клан превысит свои полномочия, то есть кому и их поставить на место.
   - Вот как.
   Мне даже стало капельку стыдно за свое недоверие и скрытность. Пускай начало нашего общения не задалось из-за случая с Гинко, все же эти люди достойны уважения. Каждый день рискуя своими жизнями, стоять на страже города от злобных е-кай. И ведь в отличие от полицейских или пожарных, никто не узнает о подвигах своих героев.
   - Да, я хотел вам сообщить. На меня напал не райдзю, а лэй-гун, дух молнии из Китая.
   - Далеко он забрался от тибетских гор. Есть идеи почему?
   - Скорее всего Генноске-доно насолил его родственникам. Я знаю, что дедушка бывал в Китае.
   - Спасибо за информацию, Юто-сан. Я свяжусь с китайскими коллегами и сообщу вам, если всплывет что-то важное. Кстати, позвольте поздравить с находкой. Может мне тоже перекопать задний двор своего дома, как думаете?
   - И вы туда же?
   Хьего-сан добродушно ухмыльнулся и подмигнул мне.
  
   Несмотря на непринужденный стиль беседы, общение с Кабураги изрядно вымотало меня морально. Хоть я и не считаю четвертый отдел врагами, но лучше не допускать лишних утечек информации. Старушку немного жалко. Да и слова про Якоин не улучшили моего настроения. Выходит, нет смысла беспокоится о защите данных? Может, нанять одного из специалистов самих Якоин?
   Дорога до Ноихары на машине заняла у нас как бы не больше времени, чем на пригородной электричке. Я старался ехать медленно, с соблюдением всех правил, в крайнем ряду. На полпути Гинко оживилась и попросила выпустить ее в лесу. Волчица выбежала и принялась спешно снимать с себя всю одежду. Сидзука обмотала мою голову языком, так что мне пришлось закрыть глаза, а Химари вывалилась из минивэна вслед за аякаси:
   - Тупая псина! Тут же люди ездят.
   - Пусть смотр-рят. Мне стыдиться нечего.
   Змеиный язык опал, и я с интересом взглянул в сторону оками. На обочине дороги стоял большой красивый зверь со светло-серой шерстью и коричневым ошейником на шее. Миг, и волчица исчезла в густых зарослях. Насупленная Химари принесла шмотки Гинко и свалила в багажнике. Да уж, сколько волка не корми, а он все в лес смотрит.
   Уже в Ноихаре я достаточно освоился с управлением минивэном, и разрешил себе чуть притопить. На проселочной дороге неподалеку от особняка нас поджидал черный внедорожник. Никакой опасной магии от него не исходило, но я все равно приготовился использовать свет. Из машины вылезли двое мужчин достаточно бандитской наружности. Химари первая выскочила из автомобиля и приблизилась к незнакомцам. Следующим подошли я с Сидзукой. Один из мужчин имел бритый череп и витиеватую татуировку, край которой виднелся на шее. Второй выглядел более цивилизованно, в брюках и рубашке без рукавов.
   - Амакава-доно, смотрящий Такамии от Идзунати-гуми передает вам свои наилучшие пожелания, - прилично выглядящий парень коротко поклонился и вытянул руку в сторону. Напарник быстро метнулся до машины и передал говорившему красивую катану в ножнах.
   - Надеемся, с новым главой клана Амакава у нас также не возникнет разногласий.
   - Я также на это надеюсь, - принял я подарок.
   Якудза, а никто иной это и быть не мог, еще раз кивнул и скомандовал напарнику отчаливать. После того, как внедорожник скрылся, Химари с интересом осмотрела катану и вынесла неутешительный вердикт:
   - Мусор. Для вас не годится, милорд.
   - На стенку повешу. А то эти свитки с каллиграфией навевают тоску в доме.
  
   Кайя как радушная хозяйка встретила гостей и расселила по комнатам. Поскольку теперь аякаси перебирались на постоянной основе, выбрали помещения получше. Для Сидзуки - дальнюю ванную, редко используемую. Для Лизлет - комнату рядом с кухней. В особняке имелось множество помещений, рассчитанных на пребывание аякаси. Странно, что дед так мало вассалов нашел за свою жизнь. Или это мне везет?
   - Я хочу искупаться в озере, только боюсь, как бы тот воздушный дух снова не пожаловал. Прикроете?
   - Совсем без нас ничего не можешь, нано. Я за купальником.
   Никаких происшествий на озере не случилось, если не считать выходки Сидзуки. Мизучи любила шутить, утаскивая меня под озеро. И если для нее водная среда была комфортнее воздуха, то я чувствовал себя несколько неуютно. Лизлет создала себе темно-коричневый закрытый купальник, Кайю тоже уговорили присоединиться. Спустя некоторое время нас по запаху отыскала Гинко. Химари запретила ей перевоплощаться при мне, поэтому оками плескалась в своем волчьем обличье. Как большая собака с длинной мягкой шерстью. На этот раз мне удалось чуть дольше поучить бакэнэко плаванию. Думаю, что это по большей части на уровне инстинктов. Как двигаться Химари знала, а уж силушкой кошачью аякаси природа не обделила. При должной сноровке она должна уметь по поверхности воды просто бегать.
   На обратном пути мы повстречали группу миролюбиво настроенных аякаси. Один полупрозрачный призрак в виде старика в кимоно, ноги которого истаивали в туманной дымке. Четыре маленьких полуметровых существа с длинными руками, ногами и бородами, походившие на грязных гномиков. На ветвях деревьев также покачивалась стайка мелких слабых духов. По памяти Юто я узнал их - кодама, лесные духи.
   - Амакава-доно, рады приветствовать вас, - коротко поклонился старик. - Мое имя мне неизвестно, можете звать меня просто Тосигами.
   - Следит за урожаем в Ноихаре, - объяснила Кайя. - А с ним коробокуру, лесные жители. Генноске-сама велел им не появляться близ особняка. Страшно вредные создания, любят портить вещи.
   - Ничего мы не портим!
   - Приветствую, - взял я слово. - Тосигами-сан, коробокуру. Раз так повелел мой дед, не вижу причин отменять его указы.
   - Мы можем быть полезными. Ягоды, да коренья приносить из леса! - молвило лохматое существо.
   - Хорошо, сможете задобрить Кайю, тогда селитесь здесь.
   - Благодарствуем, Амакава-сама!
   Духи удалились.
   - А этот Тосигами вроде не совсем слабый.
   - Конечно, милорд. Именно с его помощью в Ноихаре который год отличный урожай, и стороной обходит засуха. Думаю, не будь Тосигами, самого города не было, - пояснила Химари.
   - Любопытненько, - я почуял запах денег. - Много таких духов?
   - Нет, милорд. Вельми редки.
   - Кстати, что по округе слышно? Все же шесть лет без экзорцистов.
   - Не извольте волноваться, милорд. Справно всех нарушителей резала я.
   - В последнюю неделю поползли слухи о шайке ину к северу, собачьих аякаси, а может и не аякаси вовсе, - поведала Кайя. - Еще Тосигами шепнул, что на западе в пещерах подземных учуял цутигумо, паучьих духов. На людей не нападают.
   - Окей. Запиши в мое расписание нанести им визит на следующей неделе.
   - Расписание, Амакава-сама? - удивилась Кайя.
   - Ладно, сам запомню.
  
   Проведя ревизию имущества ноихарского особняка, я пришел в ужас. Ни микроволновки, ни посудомоечной машины, ни стиральной, ни телевизора, ни нормальной кухонной плиты, ни даже холодильника! Кайя таскала продукты из погреба. Кстати, оный был заполнен чуть ли не доверху. У Генноске в городе имелось множество хороших знакомых, что чтили своим долгом радовать главу клана разносолами. Плюс часть жители оставляли в качестве подношений Тосигами, но тому людская пища без надобности, вот он и стаскивал все сюда. Грибы, овощи, фрукты, компоты, ягоды, соя, рис... но ни грамма мяса или молочных продуктов. Надо будет снять дзасики-вараси денег на домашние расходы.
   Проводка в доме оставляла желать лучшего. Центральный кабель шел внушительный, вот только все остальное -- рассчитано на телефон, освещение, парочку обогревателей и вентилятор. Работы непочатый край. Весь вечер я убил на заказ бытовой техники, онлайн оплату и оформление доставки на дом.
   - Юто, я отлучусь на некоторое время, повидаю духов, нано.
   - Хорошо, будь осторожней.
   - Из дома не выходить, понял?
   - Да-да.
   - К кошке не лезть.
   - Постараюсь, моя лоли.
   Только мизучи ушла, как в комнату постучались:
   - Господин, не желаете чашечку вечернего чая?
   - Не откажусь. Надеюсь, не из твоего истинного тела, Лиз?
   - Что вы, господин.
   Вслед за горничной в мою комнату просочилась Химари, с подозрением следя за цукумогами. Дух предмета заметно нервничала и, когда ставила чашку на стол чуть не свалилась на меня, но бакэнэко крепко держала ту за плечо.
   - П-простите.
   - Ничего страшного. М-м, кофе с молоком было бы неплохо, но и чай сойдет, - я сделал пару глотков горячего напитка. - Кстати, когда молоко успели купить?
   - Э-это мое...
   - С собой принесла? Похвально... - я отпил еще немного чая.
   Цукумогами покраснела, и в мою голову закрались нехорошие подозрения:
   - Мое - значит, ты его купила в магазине, так?
   - Нет, господин. Это мое молоко.
   Я выплюнул часть молочного чая в воздух, забрызгав Лизлет светлой жидкостью.
   - Ня-и?! (че?!) Развратна чашка, отравить милорда вздумала?! Или совратить?!
   - Н-нет! Барон Рейшлиц очень любил чай с молоком перед сном... Но молочник ко мне постоянно приставал. Так что я сама научилась давать молоко. Господин Рейшлиц всегда хвалил мой молочный чай!
   - Корова дойная! Ты есть дух коровы, а не чашки! Выметайся отсюда!
   - Ладно, не будь так строга с ней. Лиз, спасибо за чай, только в следующий раз будь добра добавлять обычное молоко.
   - Слушаюсь, господин. На всякий случай я нацежу бутылочку. Вдруг вам ночью попить захочется...
   С этими словами цукумогами удалилась, оставив меня размышлять о причудах аякасской физиологии. А Химари наоборот резко оживилась -- игриво приспустила лямки майки и потянулась к застежкам на спине.
   - Что ты делаешь?
   - Надобно проверить, милорд. Вдруг, я тоже могу давать молоко...
   Бюстгальтер опал на пол, открывая вид на прекрасные белые холмы с розовыми сосками. Не успел я и слова вставить, как грудь бакэнэко оказалась вблизи моего лица. Мои губы сами по себе раскрылись и схватили торчащий розовый сосок.
   - Нья-я-я! (а-а-ах!) Милорд! - Химари глухо застонала.
   Я старательно проверил обе груди языком, однако молоко не было найдено. О чем и поспешил сообщить.
   - Тогда вам следует поласкать их сильнее, милорд...
   Все мои планы по поводу постепенного повышения уровня отношений и обещании разобраться с гаремным проклятием полетели к черту. Как можно устоять, видя перед глазами столь совершенное тело, к тому же отнюдь не безразличной мне девушки?
   - Амакава-сама, к вам... - дверь отъехала в сторону, явив Кайе занятную картину меня, присосавшегося к груди бакэнэко. - Извращенец, что ты делаешь с Химари?! Отпусти ее!
   Воздух в комнате сгустился до осязаемого состояния. В опасной близости от моей ноги вонзился кухонный нож.
   - Я не извращенец...
   - Кайя, не мешай нам с милордом.
   - Химари! Мне нужно с тобой поговорить! Амакава-сама, к вам пришел гость, он ожидает в прихожей, - ледяным тоном процедила дзасики-вараси.
   Черт, на самом интересном месте прервали. Что-то это уже стало походить на закономерность, а не совпадение. Я немного постоял в коридоре, дабы чуть остудить голову и другие части тела. На гостевом диванчике в прихожей ожидал молодой мужчина в фирменной одежде и кепке.
   - Амакава-сан, прошу распишитесь в получении.
   Я сходил за дедушкиным инканом и сюнику, фирменной печатью и красными чернилами. В Японии принято вместо росписи ставить фамильный оттиск, особенно в семьях со старым укладом. Дома у меня имелась простая печатка, здесь же у деда хранилось настоящее произведение искусства. Инкан выдавал красиво написанные иероглифы Амакава с вензелями по краям. Я быстро проставил фамильную отметку на документах и взял принесенный запечатанный пакет.
   - А вы сами кто такой?
   - Я простой курьер, - улыбнулся мужчина, притянув козырек кепки вниз. - Всего хорошего.
   Если он простой курьер, то я - обычный японский школьник. В пакете содержалась небольшая стопка документов с фотографиями и листками бумаги.
   - Якоин, - сразу догадался я.
   Стало так интересно, что я расположился прямо на гостевом диване, просматривая полученную информацию. Вначале шло описание Гуан-миня, главаря одной китайской триады, промышляющей на восточном побережье. Три фотографии: первая очень нечеткая, где мало что можно разобрать, следующие две представляли незнакомых азиатов. Далее шел список отлучек моего деда и отца за пределы Японии за последние лет двадцать пять. Генноске всего однажды посетил Китай и дважды Индию. А вот Синити Амакава изрядно так полетал по миру, причем часто используя поддельные документы. В конце еще стояла приписка, что с высокой долей вероятности список неполный. Основное направление - Китай, также несколько раз отлучался в США, Европу и Российскую Империю. Я пролистал листки с разной подтверждающей информацией и в самом конце наткнулся на сводный отчет, начинающийся со словами: "Я понимаю, Амакава-сан, что вы не стали просматривать технические документы, поэтому позволил себе сделать несколько выводов...". Вот язва! Хотя именно на Хитсуги непохоже, но общий нагловатый стиль Якоин угадывается. Может, этот отчет составлял тот молодой мужчина, прикинувшийся курьером?
   Если отринуть излишние подробности, первым боссом триады по имени Гуан-минь являлся мой отец Синити. Об этом давнем периоде осталось мало данных. Когда триада заявила о себе на местном рынке, Гуан-минем уже был назначен один уважаемый китайский мафиози. Отец же, вероятно, управлял всем на расстоянии. Новая триада быстро обросла влиянием и уважением благодаря успешным силовым методам решения проблем. "Шокер", "Скала", "Дракон", "Стиляга", "Стерва", "Резиновый" - эти личности прославились на всем побережье. Еще больше мафиози Гуан-миня погибло в межклановых разборках или были казнены официальными китайскими властями. По разным свидетельствам очевидцев можно было заключить, что все эти индивиды являлись аякаси, либо магами. А учитывая личность первого главаря триады, сомнений не оставалось. Именно е-кай сражались за "светлого" босса, который сам оставался в тени и проживал в Японии. Напавший на меня лэй-гун, дух молнии, определенно носил прозвище "Шокер".
   Это довольно-таки удивительно, как моему отцу удалось собрать столько аякаси и заставить сражаться. Без магии очевидно не обошлось. Раз свет может влиять на разум... Даже заклинание "подчинение" есть... Что если более сильная форма может привязать аякаси к клану навсегда? Крайне любопытная теория, и ее следует всесторонне изучить, когда я освою хотя бы простые артефакты.
   Было уже поздно, поэтому я отправился спать. Что странно, Химари нигде не было видно. Неужто Кайя смогла повлиять на неуемную кошку?
  
  
   Глава 5
  
   Проснувшись, я не обнаружил привычную грелку под боком. Наоборот, по мне ползало что-то холодное и скользкое.
   - Моя лоли, ты что ли...
   Открыв глаза, я встретился взглядом с зенками пары змей, что спокойно лежали у меня на груди. Я в ужасе вскочил с футона и принялся отряхиваться. Чтоб вас анаконда схарчила! Змеи были повсюду! Под пижамой, в штанах, даже в волосах! Еще какие-то синие огоньки разлетелись от меня во все стороны.
   - Что за шум? - из-под одеяла выползла Сидзука.
   - Твоих рук дело?!
   - А, ты уже познакомился с моими милыми друзьями? Правда, они прелес-сть? - змеи и огоньки стали сползаться и слетаться к мизучи. - Что случилос-сь? Юто что-то с вами сделал? Какой нехороший, нано.
   - Какого хрена?! Ты - еще ладно, но на целый рассадник змей в моей постели я не давал согласия!!
   - Ты же сам просил меня подумать насчет поиска сокровищ. Вот я и попросила своих последователей помочь.
   - Но зачем их в мою постель тащить?!
   - Юто, твоя аура очень полезна для духов. Если ее употребить, то можно сразу стать высшим... Но и просто находиться рядом - серьезный прогресс для аякаси. Мы с кошкой просто быстрее восстанавливаем силы, а вот слабые духи могут в короткие сроки стать низшими.
   - Я-то думал, что вы лезете ко мне в постель, потому что я вам сам нравлюсь. А тут оказывается сплошь меркантильные интересы по увеличению силы.
   - Нано. Если так желаешь, я покажу тебе прямо сейчас, как ты нам нравишься.
   Сидзука схватила за штаны пижамы и потянула вниз, но я крепко держал за пояс.
   - Я верю. Так что насчет змей? Почему нельзя их в дневное время... прикормить? И что за синие огни? Водные духи?
   - Да, слабые. Мизучи моей силы обычно просто поглощают их, даже не замечая, но я дала им убежище, где их никто не трогал. Сильный выброс магии их может убить. Твоего естественного излучения света вполне достаточно. Можешь, конечно, таскать их весь день на плечах...
   - Ладно, для дела можно и потерпеть. И сколько ночей мне надо провести с ними?
   - Не знаю, нано-о, - зевнула Сидзука.
   Немного сюрреалистическая картина: маленькая взъерошенная девочка играет и сюсюкает с выводком змей, а над ее головой крутят хороводы синие светлячки. Хм-м, разве мизучи не в состоянии создать себе идеальную укладку на голове? Или она специально растрепала свою прическу? Выглядит крайне мило и беззащитно... И лямка ночной рубашки соскользнула... Змеи обвивают ее ноги, заползают под одежду... Все с ней понятно. Не знаю кто бы возбудился от этого зрелища, но точно не Вито.
   Я переоделся в удобные бриджи и футболку, быстро умылся и направился к кухне. В прихожей уже стоял привезенный огромный двухкамерный холодильник, рядом валялась здоровая коробка от него. На меня сходу набросилась чем-то недовольная дзасики-вараси, но мое внимание привлек царапающий звук из коробки.
   - Химари! А ну вылезай оттуда!
   - Няу? (зачем?) - из коробки выглянула довольная морда Химари в облике с кошачьими ушками.
   - Я разве не говорил с тобой? Похоже, тебе и впрямь подходит лишь роль домашнего питомца.
   - Ня-я-я! (не-е-ет!) - бакэнэко быстро выпрыгнула, сделав сальто, и предстала передо мной в человеческом облике. - Не понять вам, милорд, каково это чувствовать себя защищенной со всех сторон.
   - Это точно. Кайя, ты что-то хотела?
   - Зачем приволокли железку сию?!
   - Я не намерен отказываться от благ цивилизации, как мой дед. Потом еще телевизор привезут, спутниковую антенну с оборудованием, микроволновку, электрическую плиту. Также должны приехать электрики - будут делать нормальную проводку на кухне и в остальном доме.
   - Не-ет! Амакава-сама, этого нельзя делать ни в коем случае!
   - Почему это? - опешил я.
   - Особняк Ноихара нельзя перестраивать или ввозить большие вещи, иначе я потеряю часть моих сил! Клановый дом Амакава оставался почти без изменений на протяжении века! Только электричество и воду подвели. За стенами и крышей я сама слежу!
   - Серьезно? Я думал тут вообще все снести к чертям.
   - Не-е-е-ет!!! - дзасики-вараси стала опасно размахивать выхваченным тесаком.
   - Понял я, понял, - поднял я руки в примиряющем жесте. - Будем обустраивать потихоньку. А ты скоро привыкнешь к новому дому.
   Кайя, вся в расстроенных чувствах, исчезла. Мы с Химари неспешно завтракали, вскоре к нам присоединилась Сидзука. Позвонила Айя, отчиталась о том, что аукцион назначен на послезавтра. Я попросил их с Кагецуки заодно присмотреть толкового дельца, которому можно доверить управление нашими финансами.
   Поскольку вчерашним днем на меня никто не нападал, и я не налегал на тренировки, энергия распирала меня, а свет так и просился наружу. Нет, это будет настоящим преступлением просидеть такой отличный солнечный день в четырех стенах! Да и, если честно, никогда не любил заниматься ремонтом, поэтому...
   - Кайя! Подь сюда!
   - Чего тебе? - возникло из ниоткуда невежливое создание в красной короткой юкате.
   - Будешь принимать технику, которую привезут. Я уже оплатил. Вот здесь указания по установке тарелки и примерный план по прокладке электропроводки. Во все главные помещения пусть ведут заодно и сетевые кабели.
   - Они же весь дом порушат!
   - Ничего, наймем ремонтников потом, если что. Давай, ты здесь хозяйка, распоряжайся. Но если что будет не так, я с тебя три шкуры спущу, ясно?! - я выпустил из ауры порцию света, и дзасики-вараси немного отпрянула в сторону.
   - Ясно, Амакава-сама.
   - Вот и чудненько. А мы сгоняем в Кагосаки! Химари, Гинко, моя лоли, собирайтесь. Лизлет, поедем с нами до банкомата, я сниму наличности, чтобы вы могли купить все необходимое в дом.
   - Поняла, господин. К вашему возвращению особняк будет готов к приему самого императора.
   - Надо бы мне взять что-нибудь в качестве оружия. Кайя, Химари, найдется?
   - Сей момент!
   Бакэнэко бросилась внутрь дома и вскоре принесла мне... потрепанный в недавнем бою с лэй-гуном мой короткий клинок, который я просто выбросил. Ноже почернел, широкое двадцати сантиметровое лезвие покрылось трещинами и зазубринами, рукоять обуглилась и частично откололась.
   - Почуяла я присутствие духа внутри, посему и решила забрать. Видимо, когда вы, милорд, направились спасать меня, вельми сильные чувства испытывали. Да еще аура экзорцисткая помогла. Пусть выглядит клинок неказисто, еще послужит он вам. И даже, быть может, станет, что моя Ясуцуна с годами.
   - О-о... - я новыми глазами взглянул на потрепанный нож. - Ему тоже надо имя дать?
   - Как пожелаете, милорд. Коль будете относиться к нему, как к живому, то может и в разумного цукумогами обратиться спустя многие годы пользования.
   - Ну пусть будет Хаганэ, стальной, - выдала моя фантазия.
  
   Дороги в Японии не идеальные, но вполне на уровне. Многополосные платные шоссе, магистральные трассы, развязки, ровное асфальтовое полотно со свежей разметкой. По сравнению с моей предыдущей жизнью небо и земля. Стоит конечно сделать скидку на небольшие расстояния, но в остальном транспортная сеть империи восходящего солнца превосходила многих мировых конкурентов на голову. Vellfire уверенно наматывала километры. Каково же было мое разочарование, когда на платном шоссе оказалось ограничение скорости в 90 кэмэче. Елки-палки, у нас даже на магистрали можно топить 110, а на некоторых платных и все 130. Периодически мелькали камеры слежения и дорожные знаки с улиткой, словно символизируя всю безнадегу автомобильного способа передвижения по Японии. Пожалуй, на синкансене, высокоскоростном электропоезде, даже с условием последующей пересадки, мы бы добрались до Кагосаки немного быстрее. Ну да ладно. Вживую ознакомиться со всеми нюансами все равно интереснее. Да и аякаси, глазеющие в окна, выглядели радостными, за исключением Сидзуки, мирно посапывающей на задних сидениях.
   Документы у меня ни разу не проверили, поэтому шесть амулетов "подчинения" остались нетронутыми. Также у меня в запасе остались три барьерных артефакта Тсучимикадо, Химари располагала еще четырьмя "ослеплениями" и двумя "ошеломлениями", мало полезными против средних духов. А на сильных так и вообще никак не подействуют.
   Кагосаки на первый взгляд ничем особенным не выделялся. Виднелись пыхтящие трубы фабрики по утилизации, да множество зеленых насаждений на улицах - видимо, в качестве компенсации за загрязнение атмосферы. Приехали мы около половины двенадцатого, поэтому сходу забурились в кафе, чтобы утолить голод. Химари красовалась в короткой юбке и закрытой кофте с короткими рукавами, Гинко - снова футболке и джинсах, но хотя бы про нижнее белье не забыла, Сидзука надела короткую юбку салатового цвета, розовую майку и красный берет. На этот раз внимание мы почти не привлекали - настолько, насколько могут быть незаметными две сногсшибательные фигуристые красотки вместе с очаровательной лоли. Один я выглядел белой вороной. Простите, дамы, я всего лишь человек, и не умею качать мышцы усилием воли.
   Пообедав (большая часть денег ушла на мороженное), мы немного прогулялись по городу. Гинко ничего интересного не унюхала. Даже охотниками нигде не пахло.
   - Извините, - пристал я к незнакомой женщине. - Мы с сестренкой, - приобнял я Сидзуку, - пишем статью для школьной газеты про сверхъестественные места в городе. Не подскажите, может ходят слухи про странные явления, пропажу людей, жуткие дома?
   - Арэ, какая прелестная у тебя сестренка, конечно я вам помогу! - мгновенно вступило в силу губительное воздействие лоли на мыслительные процессы человека. - Говорят, в канализации в заречной части города видели каких-то рептилий. То ли ящериц, то ли аллигаторов. Жуть какая, представляете? А еще строительная компания уже неделю не может снести здание старой больницы. То балка на голову рабочему упадет, то окна сами по себе бьются.
   - Хм-м, а есть какое-то особенное место, возможно, в лесу, про которое нехорошая молва ходит? Чудовищ якобы там видели?
   - В лесу? Ничего такого не припоминаю, простите.
   - Спасибо за помощь!
   Следующего решил опросить мужчину средних лет в рабочем комбинезоне.
   - Сверхъестественные места, значит? Хм-м, вот про старую больницу недавно слухи пошли... А еще свалка отходов. Нехорошее место. У меня там знакомый подрабатывает. Раз в пару месяцев камеры слежения сами по себе из строя выходят, он устал уже их заменять. Говорит, когда рядом со свалкой находишься, не покидает мерзкое чувство. Я последний раз там ребенком был. Раньше было популярным местом, где проводилось испытание на храбрость среди детей, но после несчастного случая поднялась шумиха. Сейчас никто не ходит, разве что совсем отмороженные. Страшное место, скажу я вам. Словно за тобой постоянно наблюдают из мусорных куч.
   - Спасибо за информацию!
   - Только не вздумайте лезть туда сами.
   - Конечно!
   Я завел минивэн и покатил к свалке. Чутье прямо-таки вопило о том, что там что-то нечисто. Еще на подъезде Гинко потерла свой нос:
   - Аякаси несет, аж в носу свербит.
   - Кто? Призраки? Зверье? - поинтересовалась Сидзука.
   - Не-е... маслом воняет машинным, да металлом. Не знаю.
   Мы подъехали к широким автоматическим воротам, возле которых находилось одноэтажное здание со смотровой вышкой. Повсюду висели плакаты, предупреждающие об опасной зоне впереди и разрешающие появляться там только квалифицированному персоналу. Влево и вправо далеко уходил высокий забор с намотанной сверху колючей проволокой. На свалке виднелись горы строительного мусора, старой покореженной бытовой техники, автомобильных покрышек и прочего хлама.
   - Химари, держи амулеты наготове.
   Мы вышли из машины и подошли к зданию, из которого нам навстречу вышел седой старик с цепким внимательным взглядом.
   - Здравствуйте! Скажите, можем мы попасть на свалку? Мы делаем сюжет для газеты Takamia Press, - выдал я наобум.
   - Охотники, никак? - ухмыльнулся пожилой охранник.
   - Так даже проще! Мы можем пройти?
   - Как будто я смогу вас остановить. Обождите, я отзову напарника, что делает обход вокруг территории.
   Старик скрылся в здании, и спустя десяток секунд неожиданно из динамиков раздалась очень громкая сирена, отчего даже уши заложило. Мужчина вернулся к нам.
   - Вам что, рации не выдают?
   - Не ловит здесь уже через полсотни метров, - бывалым тоном поведал старик. - Да и рации из строя за неделю выходят. Только в здании, что освящено охотниками давно, техника исправно работает, - по крайней мере барьерные амулеты Тсучимикадо не придется тратить. А мобильники значит лучше оставить в машине. - А вы сильно молоды, я погляжу. Хотя бы девочку снаружи оставьте.
   - Нано, за меня не переживайте.
   - Ваш выбор. А из какого вы клана, если не секрет?
   - Амакава.
   - О! Слыхал, слыхал. Ни разу от вас в Кагосаки не приходили. Не знаю уж насколько вы сильны, но не стоит недооценивать свалку. Поймете, что не справитесь, сразу вертайтесь назад.
   - Э-э, а что нас там ожидает?
   - Столкнетесь вы с пятью хранителями свалки Кагосаки... Хотя одного по словам прошлой группы навсегда упокоили. Вот вы и подтвердите. Запишитесь в журнале, дабы знать, кому похоронки слать, хе-хе.
   - Отметьте Амакава Юто. Если что-то с нами случится, свяжитесь с четвертым отделом.
   - Понял, Амакава-сан.
   - Милорд, правда пойдем мы туда? Нехорошее предчувствие снедает.
   - Ну не поворачивать же теперь назад?
   - Кошка-трусиха, нано.
   - За милорда я беспокоюсь токмо!
   - Не волнуйся, Химари, я любую гадину, что Юто-сама угрожает, на китайский флаг порву! - оскалив клыки, пообещала оками.
   - Похожи вы на Кибаджуба, одиннадцатый клан охотников. Те тоже все звериными зубами хвастались, да бежали со свалки поджав хвосты. Только другая ваша сила. Будто и не люди вы вовсе. Эх, доиграетесь с умениями мистическими, прогневаете богов... - покачал головой проницательный дедок. - А, вон и мой напарник топает. Не передумали еще? Как знаете. На помощь вам здесь никто не придет. Сейчас открою ворота.
  
   Наследница великого двенадцатого клана экзорцистов недовольно вышагивала по одной из улиц Такамии. Жаркое летнее солнце палило нещадно, и в пышном платье было не продохнуть. Одеть что-то попроще - недопустимо для Джингуджи. Нет ничего позорнее, чем выглядеть как эти примитивные обыватели, не ведающие ни о чем, кроме своей зарплаты и... всего прочего, чем занимаются обычные люди в своей ничем не примечательной жизни. Но что больше всего раздражало, так это невозможность создать простое охлаждающее заклинание. И это одна из лучших выпускниц британской магической академии, прозванная "сумеречной луной" за свой выдающийся колдовской потенциал. Силы Куэс больше подходили для масштабных взрывов и огненных смерчей, чем на точечные кондиционные плетения. С высокой долей вероятности вместо охлаждения наследница двенадцатого клана нанесла бы телу морозный ожог или превратила себя в огромную ледышку.
   И самое печальное - не на ком было выплеснуть свое раздражение. Ни единого присутствия аякаси. Словно они заранее знали о приезде Джингуджи и все попрятались. Ну Кабураги, гаденыш, сам ведь писал о засилье аякаси в Такамии! Правительственный лизоблюд. Неужели они уже даже со слабейшими привидениями и призраками не в состоянии справиться? Нет, сражаться с ними самой - значит лупить из ракетницы по муравьям. Куэс немного расстроилась, ведь ей так хотелось помочь наследнику шестого клана, своему старому знакомому, навести порядок в городе. В своих видениях молодая колдунья представляла, как Юто галантно целует ей руку в знак благодарности и приглашает в дорогой японский ресторан... Однако улицы Такамии были пустынны...
   - Опа, малышка, не желаешь с нами в караоке затусить? - неожиданно подвалили два молодых парня.
   Наследница двенадцатого клана сделала короткий взмах рукой, быстро пробормотав слова заклинания, и незадачливую парочку отбросил в разные стороны мощный порыв ветра. Один влетел в витрину магазина, второй приземлился на припаркованный рядом автомобиль, разбив лобовое стекло.
   - Опять силы не рассчитала, - вздохнула Куэс. - Их ведь должно было разорвать на части...
   Настроение колдуньи немного улучшилось после проведенной маленькой экзекуции. Вот в Лондоне к ней бы никто не подошел с подобными грязными намеками. "Сумеречная луна" была отлично известна и среди обывателей. Несколько раз о ней писали в газетах, как о ярой блюстительнице морали и грозе хулиганов. Особенно лондонцам запомнился репортаж о банде байкеров, которых Джингуджи заставила голышом пробежаться по оживленным улицам столицы Великобритании. Прессе же девушка заявила, что это был вполне адекватный ответ на просьбу одного из байкеров снять платье и продефилировать перед ним в нижнем белье.
   Через несколько минут колдунья вернулась к стоянке, откуда и начинала свою очистительную прогулку, сделав внушительный круг по городу. Возле седана представительского класса дымил сигаретой мужчина с короткой бородкой.
   - Кабураги! Я ни одного приличного аякаси не почувствовала! А на мелочь даже смотреть стыдно! Неужели четвертый отдел так измельчал, что не может с ними справиться?
   - Ма-а, Джингуджи-сан, прошу, успокойтесь. В последние несколько дней случилось много всего, так что информация про е-кай уже не актуальна. Но разве вы не приехали навестить своего друга, Амакава Юто?
   - Мы экзорцисты. Сначала уничтожение аякаси, и только потом всякие личные дела.
   - Раз с духами покончено, может съездите к Амакава?
   - Пожалуй, ты прав, - Куэс горделиво взметнула рукой свои длинные белоснежные волосы. - Наверняка вокруг него крутятся парочка этих мерзких клановых тварей...
   - Хочу напомнить, чтобы вы не трогали аякаси, у которых с собой есть метка четвертого отдела. Нам не нужен конфликт между Амакава и Джингуджи.
   - Пф-ф. Я не собираюсь никого убивать. Но небольшой урок им не повредит.
   - Ясно. Мне позвонить Юто-сан?
   - Не смей, Кабураги! Я хочу устроить ему сюрприз!
  
   Тишина... А вдоль дороги мертвые с косами стоят. Именно такая цитата из советской киноклассики пришла на ум первой, когда мы чуть углубились внутрь территории свалки Кагосаки. Гинко подозрительно рычала на каждую кучу мусора, а вскоре совсем разделась и быстро перекинулась в волчью ипостась. Неуютно, словно за нами и впрям наблюдают. Я пытался обнаружить ауры, но что-то мешало. Казалось, будто свалка целиком - живой разумный организм, готовый наброситься в любой момент. О, вот и виденная снаружи гора резиновых изделий - покрышек и велосипедных шин.
   - Кху-кху-кху, неправильное место вы выбрали для прогулок, детишки!
   Давящая аура опустилась на плечи, предательский страх окутал тело. Мы заняли круговую оборону, высматривая противника. Я быстро выхватил Хаганэ и приготовился поставить щит света.
   Вдруг черные тени завозились, и на горе выстроился длинный ряд автомобильных покрышек какого-то старого образца. На одной из них резина разошлась подобием зубастого рта и глазами-щелочками:
   - Когда-то я была всего лишь безобидными качелями, но теперь на моем счету десятки убитых охотников! Посмотрим, сможете ли вы верно угадать где настоящий враг! Кху-кху-кху! Сейчас я вас прокачу!
   Стая покрышек покатилась с горы прямо на нас. Сходу определить истинную ауру была невозможно. Химари с громким мявом настоящего берсерка ринулась вперед и начала резать покрышки на части Ясуцуной. Гинко не отставала, терзая резину длинными когтями. Сидзука стала метать сосульки, уносящие шины по несколько кряду и прибивающие их к земле. Потом поставила водный барьер, однако часть катящихся покрышек умело объехали с разных сторон. Что ж, вот и мой выход. Щит света принял первый удар, и я уже было собирался махнуть Хаганэ, напитанным светом, однако напавший резиновый кругляш истошно завопил:
   - Ай-я-яй! Больно! - лицо покрышки искривилось.
   В одном месте резину проело от моего света, протектор расплавился. Появилась оплетающая шину дымящаяся веревка. Остальные помощники или марионетки аякаси повалились на землю безвольными куклами. Химари растерянно остановилась, Гинко продолжала неистово рвать резину клыками, мотая головой из стороны в сторону.
   - Кху! Ваша взяла, охотники. Но не думайте, что и дальше будет легко!
   Сидзука метнула к покрышке водяные хлысты, дабы схватить наглеца, но дух высоко подпрыгнул, отпружинив, и буквально влился в гору шинно-колесных изделий. Аура аякаси мгновенно потухла. Оками принялась наворачивать круги вокруг кучи, активно вынюхивая:
   - Юто-сама, она тут близко. Можно достать ее!
   - Да демоны с ней. Кому нужен этот бесполезный дух качелей?
   - Не почуяла злобы я от аякаси ентого, - отчиталась Химари. - Но упокоить ее не помешало бы.
   - Неужели это один из легендарных хранителей Кагосаки? Я ожидал большего.
   - Странно, - молвила мизучи. - Ей не может быть более полусотни лет. Для цукумогами ее возраста она слишком умна.
   - Мне что-то так не показалось. Может тоже с охотником столкнулась? - высказался я, намекая на свой клинок Хаганэ.
   - Возможно, нано. Духов предметов пробуждают сильные чувства. Ненависть, любовь, отчаяние, радость, детский смех или плач. Скорее всего, этим качелям дали жизнь дети, что катались на них.
   - Мы на верном пути! По-любому отыщем новых вассалов в клан! Двигаем дальше, - произнес я оптимистично.
  
   Выйдя из машины, Джингуджи Куэс довольно улыбнулась. Вот он, дом Юто-тян. Хотелось бы встретиться в более романтичной обстановке. Например, возле фонтана или в парке... Он бы тогда узнал ее и окликнул... Но следить за кем-то словно грязная сталкерша слишком низко для представительницы великого клана. Улыбка девушки померкла, когда она почувствовала внутри две слабых ауры аякаси, приправленные холодной энергией метки четвертого отдела. Те также заметили колдунью, и через несколько секунд быстро убрались подальше от дома. Умные твари. Оставалась лишь обычная человеческая аура. Неужели Юто-тян еще не пробудил свои силы? Тогда Куэс просто обязана помочь наследнику Амакава встать на ноги! Он направился к входной двери, значит почувствовал ее!
   - Ю-тя... - успела произнести Джингуджи, как из дома вышел незнакомый немолодой мужчина с наполовину седой головой. Выглядел он растерянным.
   - Ты кто такой?! Что делаешь в доме Юто?!
   - Девушка, что вы кричите? Меня пригласили на... собеседование, я полагаю. На должность финансового менеджера к Амакава-сан. Как вдруг молодая девушка, Айя, и мужчина по имени Кагецуки, буквально испарились! Чертовщина какая-то!
   - Где сейчас Ю... Амакава-кун? - требовательно спросила Джингуджи.
   - Понятия не имею. И вообще, не желаю иметь с ними ничего общего. Прощайте.
   - Слизняк. Кабураги, где может быть Юто?
   - В Ноихаре вероятно. Мне позвонить?
   - Нет! Я же сказала, что хочу удивить его! Эх, раздражает меня тамошний полтергейст... Трогай, поедем в Ноихару.
   - Ма-а, Джингуджи-сан, я все-таки начальник оперативной группы. Я вызову своего сотрудника, он отвезет вас в Ноихару.
   - Поживее!
  
  
   Глава 6
  
   Свалка Кагосаки походила на запутанный лабиринт. Ей богу, словно специально кучи отходов проложили таким образом, чтобы дольше плутать. Перелезать же через завалы желания не возникало. Еще схватит какая-нибудь тварь и утащит под мусор.
   Но все ж таки, цукумогами могут очень умело прятать свою ауру, становясь практически неотличимыми от обычных неодушевленных предметов. Поэтому мы ничего особенного не заподозрили, выйдя к завалам строительной техники. Ржавые ковши бульдозеров, остатки крана, почти целый древний экскаватор Komatsu...
   - Кра-ак!
   Стрела экскаватора пришла в движение, и ковш взметнулся в сторону нас с Сидзукой. Мизучи и я мгновенно выставили свои барьеры, но несколько сот-килограммовая махина просто пробила их, и отправила нас в продолжительный полет. Я больно приложился спиной об остов какой-то техники. Ксо! Если бы не свет, обязательно что-нибудь сломал себе.
   Химари с Гинко ринулись вперед, но были остановлены взвившимися металлическими тросами и четырьмя многосоставными механическими манипуляторами.
   - Бегите назад, жалкие охотники! Не то разберу вас на запчасти! - пророкотало железное чудовище.
   Ковш экскаватора был весь в длинных бороздах, похожих на следы от звериных когтей. Краска с корпуса слезла, на стеклах виднелись трещины. Фары походили на глаза и светились красным светом. Проем между кабиной и гусеницами, заставленный ржавыми железками, напоминал чудовищный рот.
   - Не недооценивай нас, цукумогами!
   Напитав Ясуцуну, Химари в несколько ударов покончила с тросами-тентаклями. После чего бакэнэко направила мощную демоническую волну на противника. Один из манипуляторов на пути отрезало под корень, на кабине и гусенице экскаватора остался внушительный разрез. Гинко вцепилась клыками в одну из рук, прогрызая металл словно пластилин. Во все стороны летела гидравлическая жидкость, напоминающая кровь живого существа. Я не стал лезть вперед, предоставив аякаси разбираться самим. Сидзука метнула несколько ледяных глыб, но они нанесли немного урона металлическому монстру. Экскаватор скрежетал, искрил, испускал клубы черного дыма и без всякого результата ворочал своим огромным ковшом из стороны в сторону. Слишком медленно.
   - Стойте! Вы сильны, а потому можете пройти. Но следующий противник не будет к вам столь милосерден.
   Экскаватор втянул в себя все тросы и манипуляторы, развернулся и неспешно покатил прочь, бренча гусеницами. Пока мы стояли в оцепенении, стена металлолома разошлась, пропустив аякаси и сомкнулась за ним.
   - Милорд?
   - Раз нас пропускают, идем дальше. Поглядим на остальных хранителей.
   Солнце скрылось за облаком, резко потемнело. Огромные кучи мусорного лабиринта давили словно многотонный пресс. Мы настороженно оглядывались по сторонам, изо всех сил стараясь не проглядеть нападение. Вокруг лежали брошенные игровые автоматы, старые аттракционы и разная ржавая техника из парков развлечений. В большинстве случаев в разобранном состоянии. Впереди виднелось что-то большое и серое.
   - Чтоб тебя! - прошипел я, услыхав тихую мелодию.
   Звук исходил откуда-то спереди, из серого шатра. Что-то знакомое... Зловещая музыка ассоциировалась с парком аттракционов, но вот где я мог его слышать, ума не приложу. Пожалуй, будь я один, или с обычными людьми, то реально мог броситься наутек от того суеверного ужаса, что накатывал волнами и вынуждал инстинкты гнать как можно дальше отсюда.
   - Милорд, не пужайтесь. От любой напасти прикрою я вас!
   В ответ я хмыкнул. Уже несколько раз бакэнэко допускала, чтобы меня серьезно ранили. Нет, кошка безусловно сильна, но вот как телохранительница не особо радует. Впрочем, я и сам уже добился значительного прогресса в управлении светом. Так просто не дамся!
   Мелодия заиграла громче и послышался какой-то скрежет, словно большой механизм пришел в движение и... конское ржание, или мне показалось? Вспомнил, это ведь...
   - Только сейчас! Два билета по цене одного! Для девочек до двенадцати лет бесплатно! Подходите, детишки, прокатимся с ветерком! ...Что-о?! Вы не дети и даже не люди! Мерзкие твари, как смеете вы натягивать личины прекрасных ребятишек?! Я сниму вашу кожу, переломаю каждую косточку, буду смаковать мясо по кусочку! А тебя, водный дух, я оставлю в живых, чтобы ты могла наблюдать за страданиями своих друзей, как жизнь капля за каплей покидает их дрянные туши!
   - Злобный призрак, долг Багрового клинка Ноихары велит мне упокаивать тебе подобных.
   - Юто, можно я прикончу этого любителя маленьких девочек? - глаза мизучи горели жаждой крови.
   - Можно, - кивнул я заторможено.
   Серый шатер распался на лоскуты, являя нам старый выцветший грязно-ржавый аттракцион-карусель. Круглая площадка с широким столбом по центру и похожим на цирковой куполом с кое-где виднеющимися яркими цветами былого декора. Поддерживающие опоры и ограждающий заборчик превратились в скалящиеся клыки, а вся карусель походила на монументальную зубастую пасть. Внутри по кругу вращались жуткие деревянные лошадки с рваными кусками краски, кровавыми подтеками и горящими синими глазами. Обычно карусели вызывают детский смех, поэтому непонятно как из веселого аттракциона получился настоящий жестокий монстр. В отличие от покрышки-качелей я ни на секунду не усомнился в правдивости обещаний аякаси. Злобный призрак, значит. Скорее всего, именно душа работника парка развлечений вселилась в эту конструкцию.
   Чрево карусели исторгло мощный поток холодного воздуха, отдающего плесенью, после чего лошади одна за другой стали выскакивать наружу. Свалка наполнилась перестуком деревянных копыт и истеричным, фальшивым конским ревом. Да сколько их там?! Десятка четыре, не меньше. Четвероногие не бросились сразу, а разделились и принялись обходить с разных сторон. На этот раз Гинко с Химари не стали далеко отходить от меня, а заняли оборону по кругу. А в следующую минуту разверзся лошадиный ад. Бешеные твари лезли со всех сторон, пытались достать зубами, ударить копытом или просто завалить собственным весом. Они были не так сильны, но вот их количество внушало уважение. Мелькала Ясуцуна и серый волчий вихрь.
   Я решил испробовать свои умения. Напитал свое тело светом, покрепче сжал Хаганэ и выскочил из-за водного щита Сидзуки. Тут же в мою сторону повернули две лошади. Увернувшись от одной, я полоснул клинком прямо по деревянной фигуре. Е-кай ржанул напоследок и истаял в воздухе. Второй монстр оказался более резвым и боднул меня в спину. Светлый покров предотвратил серьезные повреждения, однако от сильного толчка я повалился на землю. Миг, и заплесневелые копыта взметнулись над моей головой, так что я еле успел откатиться в сторону.
   - Юто! - крикнула мизучи.
   - Не помогай! Милорд должен сам справиться.
   Спасибо, что веришь в меня, Химари. Выплеснув в клинок порцию света, я ткнул аякаси по морде. Карусельная лошадь распалась трухлявыми ошметками. Ек! Из-за кучи мусора вынырнуло около восьми новых тварей! Нет, я конечно крут, но пока не готов к таким геройствам.
   - Один на один слабо, да?!
   Взмах, уворот, удар. Слишком много света трачу, нужно рассчитывать точнее. Иначе после десятка выпадов окажусь с пустым резервом. Сидзука оттянула часть противников на себя, против меня осталось лишь трое. Прыжок, перекат, всадить Хаганэ под круп. Щит света! Ага, не можешь пробить. Убрать барьер и резко двинуть ножом прямо в горящий синий глаз. Последний. Повинуясь какому-то озорному, или, если точнее, дебильному импульсу, я пропустил коняшку мимо себя и запрыгнул сверху.
   - Н-но-о! Пошла, родимая!
   Однако необъезженная животина слушаться не пожелала. Лошадь высоко подпрыгнула, выкинув меня из седла на приличное расстояние. Перекувырнувшись, я плюхнулся на нижнюю точку. Упс. Вокруг меня горели несколько пар синих глаз, из деревянных пастей раздавалось отнюдь не лошадиное рычание. Я вскочил и начал быстро орудовать ножом. Вскоре Химари с Гинко пришли мне на помощь, сбив некоторых противников или перерезав напополам. Кровь бурлила, я действовал почти не раздумывая. Повернуться, ударить, отпрыгнуть, выставить щит. В моей жизни бывали драки, но никогда на уровне: или ты убьешь, или тебя. Главное - совесть глухо молчала, придавленная в дальний угол сознания тяжелой кровожадной аурой аякаси. Я начал испытывать азарт, чувство превосходства над обычными людьми захватило меня. Вот он истинный облик экзорциста, охотника на аякаси, стоящего далеко вне нормальности. Воюющий с дикими каруселями... Кто знает, возможно знаменитый Дон Кихот, борец с мельницами, на самом деле был законспирированным охотником на аякаси?
   Лошади стали подходить к концу, и громадная конструкция карусели собственной персоной ринулась в нашу сторону. Металлические трубы, решетки, деревянные балки опасно лязгали и стучали, грозя проткнуть нас насквозь. Я побежал прочь от "босса", предоставив право разбираться с ним моим вассалам. После ускорения светом навалилась усталость, и я с трудом удержал себя на ногах. Да уж, лучше не злоупотреблять магией, не то загоню себя до смерти. Разлитый в теле свет дает ложное ощущение безмерного всемогущества и выносливости.
   Полетели натуральные глыбы льда, замедлившие передвижение монстра. Но все-таки, если сравнивать с действиями Химари и Гинко, мизучи была не так эффективна в бою против цукумогами подобного типа. Да и источников воды поблизости не наблюдалось. Химари крушила карусель Ясуцуной, обрезая целые секции демоническими волнами. Гинко осторожно кружила вокруг, цепляя выступающие балки когтями. Кжак! Вылетевшая труба словно змея обвилась вокруг тела волчицы и резко втянула жертву внутрь.
   - Ныя! (убью!)
   Я хотел побежать спасать Гинко, но от Химари рубанула такая сильная аура аякаси, что желание поутихло. Удары Ясуцуны оставляли многометровые борозды. Я со своим ножиком буду только под ногами путаться. В открывшийся центральный столб полетела очередная фиолетовая волна, после чего карусель разжала объятия, выпустив волчицу наружу.
   - Н-нет, мои девочки... - прохрипел монстр.
   Здоровый ледяной диск ворвался в гущу событий и довершил начатое бакэнэко. Конструкция сложилась словно карточный домик, взметнув кучу пыли и мелкого мусора. Я почувствовал, как злой дух покинул свое вместилище и растворился. Обломки карусели начали отекать безобразной жижей.
   - Гинко, ты как?
   - Цар-рапина, Юто-сама! - волчица активно зализывала рану на бедре.
   - Моя лоли...
   - Можешь не напоминать, нано, - мизучи направилась к оками, дабы поспособствовать скорейшему излечению. Нет, хилер в пати - это офигенно.
   Мы немного передохнули и восстановили силы. Я, честно говоря, начал сомневаться, сможем ли мы одолеть остальных хранителей? Света оставалось где-то половина, а ведь судя по нарастанию сложности дальше наверняка пойдут высшие аякаси. Стоит ли так рисковать? Из цукумогами я знаю только Айю и Лизлет, да неразумную Ясуцуну. Не особо то и сильные е-кай, хотя полезные, особенно дух конверта. Чашка больше... как там Тайзо говорил? Точно! Для фансервиса.
   - Гинко, будь осторожнее, вперед бездумно не лезь. Идем дальше.
   За поворотом перед нами открылась свалка различного ржавого металлолома, так что я ожидал увидеть какого-нибудь железного монстра, но вместо этого... На верхушке горы восседал натуральный самурай в черно-синем каноничном кимоно с бутылкой саке. Длинные черные волосы, собранные в хвост, мужественное лицо с шрамом через бровь, катана с белой рукоятью на поясе. Ему бы в исторических фильмах играть, а не на свалке тухнуть. Я напряг свет в попытке оценить ауру, но не смог детально разобраться в результатах. Понял, что это незлобный дух, и что его катана является мощным артефактом. Не слабее Ясуцуны. Хотя от самурая в целом пахло однотипно.
   - Добрый день, меня зовут Амакава Юто, а это мои вассалы Химари, Сидзука и Гинко.
   - Юто!
   - Ах да, это не Сидзука, а моя лоли...
   - Амакава, что пленил аякаси. Интересный гость к нам пожаловал, - усмехнулся самурай. - Что ж, позволю себе представиться в ответ. Мое имя Тсукиакари но Одори, танцующий в лунном свете. Я родился личным клинком генерала Симэгути Акеру при императоре Шимомино. Симэгути-сама был убит подлым повстанцем, противившемся императорской власти. В дальнейшем мной владели не слишком добропорядочные личности, однако они помогли мне осознать себя. И сейчас я охраняю это место от кланов экзорцистов, как века назад генерал Симэгути оберегал покой сегуна.
   - Постойте, вы вроде бы адекватный дух, Одори-сан. Может договоримся? Не хотите к нам в клан? Обещаю хорошие условия и достойную вашего прошлого зарплату!
   - Слова ничего не решают, если они не подкреплены силой, парень.
   - Полностью согласна, дух меча, - Химари вытащила Ясуцуну. - Давай же выясним, кто из нас ПРАВ!
   - О, Багровый клинок Ноихары, как-никак. Сочту за честь скрестить с тобой клинки, - аякаси медленно вытащил катану из ножен и с одухотворенным лицом провел пальцем по затупленной стороне оружия. - Лунный свет, дай мне силу!
   Бваха! Я закашлялся, сдерживая смех. Пожалуй, это было единственное аниме за исключением покемонов, виденное мной в прошлой жизни. Девчонки в матросках с гигантскими глазами, что сражались со сверхъестественными монстрами... Услышать столь похожую фразу от сурового мечника -- это сильно. Хотя ему наверняка никто не говорил, что его боевой клич напоминает призыв школьницы из детского мультика.
   Весь мой несерьезный настрой испарился, как только испарился сам Тсукиакари но Одори. В следующий миг Ясуцуна и белая катана самурая с громким лязгом столкнулись, и Химари отбросило назад.
   - Тсч, похоже, мне стоит стать чуточку серьезнее, - произнесла бакэнэко.
   Мизучи выпустила водные хлысты, но не успела. Самурай молниеносно сместился и снова сшибся клинками с Химари. Искры вылетали из разных сторон свалки, я даже голову поворачивать не успевал. Гинко настороженно следила за схваткой, стоя возле моей ноги. Шерсть волчицы вздыбилась, из пасти раздавалось глухое рычание.
   - Ния! (больно!)
   Бакэнэко отлетела в сторону. На ее ноге кровоточила глубокая резаная рана, а одежда украсилась несколькими новыми отверстиями.
   - Кошка! Тебе лучше побыстрее прикончить его, иначе скоро совсем без одежды перед Юто останешься.
   - Без тебя знаю, змея!
   Мечники схлестнулись, оставив в земле небольшой кратер и выпустив вокруг себя разрушительную энергию. От взрывной волны нас защитил водный барьер. Чертов самурай! Крайне неприятный скоростной противник, с которым Сидзука и Гинко мало чем могут помочь Химари. Только я благодаря напитке света могу попробовать вмешаться. Вот только не останусь ли инвалидом после такой перегрузки организма? Буду надеяться, что бывшим экзорцистам положено солидное пособие по причине нетрудоспособности. Раскаленные штыри вонзились под кожу, жидкий азот выплеснулся в кровеносные сосуды, мышцы горели огнем, тяжелый плотный воздух с трудом проталкивался в легкие, звуки растягивались будто в режиме замедленной съемки. Химари и Одори стали двигаться для меня с почти нормальной скоростью. И я заметил, что самурай теснит бакэнэко, используя элегантные отточенные движения. Химари пыталась контратаковать или поймать аякаси на замахе, но опыта ей недоставало. Использовать разрушительные демонические волны глупо - увернуться от них мечнику не составит труда.
   Необходимо использовать эффект неожиданности по полной. Когда сражающиеся сместились ближе к нам, я взвинтил скорость до максимума и ринулся вперед, напитав Хаганэ светом. Однако в последний момент Одори вывернул руку за спину и подставил катану под мой удар. Желтый свет столкнулся с белым туманом, и две магические энергии расплескались в стороны, вызвав мощную волну. Бакэнэко хватило небольшой заминки противника, и Ясуцуна прошлась по правому плечу и груди успевшего чуть отклониться самурая. От лезвия белой катаны откололся треугольный кусок, кривая трещина расчертила металл.
   Одори резко отпрыгнул в сторону, разрывая дистанцию.
   - Ксо! - самурай зажал плечо рукой, сквозь которую сочилась красная кровь, так похожая на человеческую. - Кто бы мог подумать, что смертный способен развить такую скорость.
   Я почувствовал, что еще чуть, и уже не смогу выйти из ускоренного режима. Тяжелым волевым усилием удалось усмирить свет и выпнуть остатки магии из организма. Ноги подкосились, а во рту почувствовался металлический привкус.
   - Милорд!
   - Юто!
   - Юто-сама!
   Водные щупальца подхватили мое тело и быстро перенесли подальше от гущи сражения. Сидзука стянула мою футболку и принялась водить ладонями по торсу.
   - Поганый е-кай! Ты поплатишься за то, что встал у нас на пути! - прокричала бакэнэко. Кошачий хвост яростно метался из стороны в сторону, а уши воинственно топорщились. Была бы у нее шерсть, а не человеческие волосы, наверняка бы встала дыбом. С окутавшейся демонической энергией Ясуцуны на землю срывались фиолетовые сгустки, оставляя жженые следы.
   Химари бросилась на цукумогами, снова полетели искры и взрывные магические волны. Без ускорения я уже не успевал следить за их передвижениями, но самурай явно начал сдавать. Миг, и две человекоподобные фигуры застыли друг напротив друга. Одори зажимал обрубок левой руки, а катану с переломанным на конце лезвием окровавленный самурай стискивал в зубах. Бакэнэко с многочисленными порезами стояла с направленной на него Ясуцуной:
   - Твое последнее слово, дух меча?
   - Это был славный танец, Багровый клинок...
   - Ст... - не успел я договорить, как земля под бакэнэко вспухла чудовищным взрывом.
   Химари и Одори отбросило в противоположные стороны. Выставленный мизучи барьер не справился с налетевшей волной, и нас также протащило по земле несколько метров.
   - Enough! Довольно! - раздался внушительный мужской голос с дальнего конца свалки.
   Я повернулся на звук. Святые мокасины!
  
   - Достаточно! Остановите здесь, - скомандовала наследница двенадцатого великого клана экзорцистов.
   Водитель покорно тормознул седан, выдав небольшой пылевой столб. Грунтовая дорога до особняка Ноихары вилась через мрачный лесистый участок. Нависающие ветви деревьев походили на скрюченных великанов, что тянули к путникам свои изломанные руки. Крепко схватив обмотанный цепью древний родовой фолиант, Джингуджи Куэс вышла из автомобиля. Неспешно расправила черно-белое платье, внимательно проверила свою прическу в выхваченное небольшое зеркальце и двинулась вперед по дороге. Самого особняка еще не было видно, но уже через несколько метров начиналась область владений местного полтергейста. Элементарные правила вежливости требовали сначала предупредить духа о своих намерениях, иначе вторжение может быть расценено как нападение врага. В нескольких старинных замках Англии подобные существа до сих пор использовались. Замшелые аристократы, когда они наконец поймут, что современные средства магической защиты намного надежнее и безопаснее для владельца, чем духи места с неизменно скверным характером? Нет же, никто не хочет тратить лишний фунт, пытаясь кое-как ужиться со злобным соседом. Япония, в отличие от Европы, радовала в этом плане. Первый клан Тсучимикадо на протяжении многих десятилетий проводил политику по бесплатному изгнанию родовых полтергейстов и с огромной скидкой устанавливал свою защиту на основе печатей. Да уж, кланы, владеющие артефакторикой, будут на коне даже в мирное время. Именно поэтому Джингуджи необходим союз с Амакава. Жаль, что кроме ценных амулетов света к ним в придачу идет пачка, пускай и прирученных, но аякаси.
   Колдунья выплеснула небольшую порцию магии, как того требовали правила знакомства с полтергейстом. Пожалуй, будь это простой дух места, наследница двенадцатого клана не стала бы церемониться. Но детские воспоминания хранили свидетельства о выдающейся силе е-кая Ноихары. К тому же портить родовое имение Амакава - не лучший вариант для долгожданной встречи после длительной разлуки с наследником клана. Спустя несколько секунд пространство исказилось, и перед девушкой предстало девочко-подобное существо в красном кимоно, подозрительно осматривающее гостью:
   - Джингуджи... я помню твою ауру. Гляжу, выросла совсем.
   - Зато ты ничуть не изменилась, Кайя.
   Куэс сложила руку вдоль живота и немного выпятила достойных размеров бюст вперед, что заставило духа раздраженно поджать губы.
   - Я пришла с добрыми намерениями, дух места. Разреши нам проехать. И не предупреждай Юто-тян.
   - Амакава-сама в настоящий момент отсутствует в Ноихаре, - пропела дзасики-вараси.
   - Что?! Где он?
   - Амакава-сама не передавал мне никаких указаний на ваш счет, Джингуджи-сан, - перешла на официальный тон Кайя.
   - Что за чушь ты несешь?! Мы хорошие друзья детства!
   - Вчера друзья, сегодня уже нет... Амакава-сама при мне не говорил о клане Джингуджи ничего хорошего.
   - Наглый полтергейст, знай своей место! Быстро говори, где Юто!
   - Вот значит, каковы ваши "добрые намерения", колдунья. Я доложу о вашем появлении Амакава-сама. Но даже не думайте ехать дальше. Иначе я раскатаю вашу колымагу в тонкий блин!
   От аякаси по воздуху разошлись угрожающие волны будто круги на воде, после чего полтергейст исчезла. Куэс немного удивилась, но не испугалась. Встречались ей и более серьезные противники, которые могли вызывать дрожь одним своим видом.
   - Fu***** ghost! - Куэс раздраженно пнула по колесу автомобиля.
   И в подтверждение всех слухов о неспособности "сумеречной луны" к четкому контролю своих магических способностей длинный язычок оранжевого пламени выскочил из кончика сапожка и с громким грохотом пробил дыру в шине.
   - Джингуджи-сама! - укоризненно произнес молодой водитель, сотрудник четвертого отдела, выходя из машины. Осмотрев повреждения, мужчина вздохнул и полез в багажник за запаской.
   - Damn! Что за хлипкие машины нынче делают в Японии! О-о! - колдунья к чему-то прислушалась и хищно усмехнулась.
  
   До этого скрытая аура расцвела, явив нам аякаси определенно не уступающего Одори. Последний пятый хранитель свалки Кагосаки подавлял своей мощью и вызывал желание скромно попросить прощения за устроенные беспорядки. Но больше всего потрясал внешний вид существа. В своей прошлой жизни я не особо увлекался исторической военной техникой, но некоторые модели узнать мог. Особенно советского производства, а также некоторые немецкие или американские образцы. Перед нами стоял средний танк M4 Sherman светло-зеленой раскраски. Глаза-фары сверкали по бокам башни, широкая щель ниже по-видимому изображала рот. Вместо белой американской звезды спереди пестрела чернильная пятиконечная отметина. Короткий ствол прицельно глядел в нашу сторону, как и раструб пулемета, торчащего из корпуса. Позади стелился густой черный дым, будто этот аякаси действительно сжигал сейчас топливо внутри. Несмотря на то, что экскаватор Komatsu не уступал ему размерами, танк воспринимался как намного более грозный противник. Эта вещь, как и катана, создавалась с целью убивать людей, калечить и нести разрушение. И настроения солдат, владеющих ранее оружием, точно не могли похвастаться доброжелательностью и прочими светлыми чувствами. Военные аякаси скорее всего хорошо приспособлены для сражений, как и сами их предметы-прототипы в обычной жизни.
   Шерман стоял вдалеке на дороге, не собираясь сближаться с нами. Ясно. Его стезя - дальний бой. Танки без пехоты крайне уязвимы, хотя и закрадываются у меня сомнения - сможем ли мы осилить его броню? Особенно в нашем текущем плачевном состоянии. Я почти небоеспособен, Химари поранена и, как и остальные, потратила много сил. Бакэнэко, вся в грязи и копоти, подошла к нам, морщась от многочисленных ран и ушибов. Ее одежда уже не годилась даже на половые тряпки. Трусики только уцелели. Кевларовые они что ли?
   - Вы зашли далеко, охотники. Но на этом ваш путь окончен. Уходите и считайте, что прошли испытание Кагосаки.
   - Испытание, нано? - поинтересовалась Сидзука.
   - Мы даем охотникам шанс проверить свои силы, стараемся не убивать молодых, взамен вы не трогаете наш дом.
   Вот оно что. В Кагосаки кланы натаскивают начинающих экзорцистов.
   - Вы упокоили Нисийоши, охотники. Хоть по нему никто и не будет скучать. Считайте, что прошли хранителей с честью. Лунный свет, как ты?
   - Кха, жить буду, - ответил самурай.
   Пока я раздумывал, сможем ли мы одолеть противников, кучи металлолома разошлись, и в проеме появились аякаси экскаватора и покрышки. Теперь шансы явно не в нашу пользу. Остается единственный выход - дипломатия.
   - Меня зовут Амакава Юто, это мои вассалы Химари, Гинко и моя лоли.
   - Братик Ю-юто, - Сидзука игриво прижалась к моей оголенной груди и обняла за талию.
   - Как видите, наш клан работает с аякаси, и мы пришли сюда как раз за новыми сотрудниками. Амакава долгое время находились не у дел, и нам необходимы опытные бойцы или просто полезные цукумогами. Приношу извинения за Одори-сан, я не смог остановить схватку. А насчет карусели по имени Нисийоши извиняться не собираюсь. Изгонять злых духов - наша работа. В вас большого зла мы не почуяли, поэтому, если вы не будете трогать людей, то и для вражды у нас нет никаких причин.
   - Мое имя Гарольд, а это мистер Коматсу и мисс Моэка, - танк повел стволом в сторону экскаватора и покрышки.
   - Хм, а экскаватор мужского пола из-за длинного ковша со стрелой? А Моэка женского - потому что с дыркой?
   - Мистер Амакава, идентификация аякаси с человеческим полом немного сложнее, чем ваши рассуждения. Насчет слов про работу: мы всецело одобряем ваш подход по отношению к мирным аякаси. Но не можем позволить вам набирать здесь пушечное мясо себе в клан. Я знаю, что такое большая война, сынок. War never changes.
   - Эй, я не собираюсь гнать слабых духов на передовую, Гарольд-сан. Нам не хватает даже рабочих рук. У вас есть уникальный шанс снова стать частью человеческого общества, ведь именно нашему клану дано разрешение использовать аякаси. Цукумогами снова могут заняться тем, для чего их сотворили создатели. В моем особняке живет слабый дух чашки, она работает горничной в свое удовольствие. Дух конверта доставляет послания, переносит посылки. В клане Амакава любой цукумогами будет трудоустроен в кратчайшие сроки!
   - Также как и эта бакэнэко, Багровый клинок Ноихары? - с непонятной угрозой спросил танк
   - Ну, да, - осторожно протянул я.
   Бах! Снаряд просвистел у нас над головами и разорвал мусорную кучу позади, раскидав железки во все стороны. Часть обломков забарабанила по выставленному щиту Сидзуки.
   - Не бывать такому, пленитель аякаси!
  
  
   Глава 7
  
   Лизлет Эл Челси в прекрасном настроении возвращалась из Ноихары с покупками. Четыре огромных пакета тянули на полсотни килограмм, но цукумогами не замечала этого, тихо напевая один старый английский мотивчик. В городе все оказались настолько добры к духу чашки, что она и помыслить не могла о подобном отношении от людей. Молочник не только не приставал, но даже сделал скидку, стоило ей упомянуть клан Амакава. Пускай жители не знали наверняка о потусторонних вещах, но многие догадывались. И с Лизлет разговаривали уважительно, как будто она сама принадлежит семье Амакава.
   Под ногами путались несколько крошечных коробокуру, предлагая помочь донести пакеты, но по словам дзасики-вараси этим созданиями нельзя доверять.
   - Благодарю, но мне помощь не требуется! - уверенно ответила чашка.
   - Вот овца!
   - Не зазнавайся, стерва!
   - А ну прекратите обзывать меня! Не то разозлюсь! - аура цукумогами чуть приоткрылась, и неряшливые гномы бросились врассыпную. Конечно, ей было далеко до бакэнэко или оками, но уж с мелкими духами способна справиться.
   Неожиданно из леса выскочило трое незнакомых молодых парней. Личности окружили Лизлет, один достал нож и начал поигрывать клинком.
   - Красотка, что это ты одна по лесу ходишь?
   - О-оставьте меня в покое! Или вам не поздоровится! - воинственно ответила чашка и аккуратно поставила сумку со своим истинным телом на землю.
   Те лишь гнусно заржали. В одного из бандитов быстро полетел пакет, оказавшийся намного тяжелее, чем можно было подумать сходу. Другой незнакомец смог уклониться от следующего пущенного снаряда. Сделав широкий замах оставшимися двумя пакетами, цукумогами обрушила свою ношу из двадцати килограмм мороженного мяса, курицы и рыбопродуктов прямо на голову третьему. Незадачливый хулиган упал как подкошенный, но и ручки пакетов оборвались, так что Лизлет лишилась своего основного оружия. Однако так просто голубоглазая блондинка сдаваться не собиралась. Наклонившись, цукумогами выхватила здоровое бревно и принялась им угрожающе размахивать перед нападавшими.
   Йен Маккалистер недовольно наблюдал из зарослей за потасовкой. Все серьезные группировки отказались иметь дело с Амакава, поэтому пришлось нанимать откровенную шпану. На крайний случай у посланника коллекционера антиквариата имелось несколько магических артефактов, и он уже собирался применить один из них на разбушевавшейся аякаси, как в голову пришла идея получше. Улучив момент, когда дух чашки не смотрел в его сторону, англичанин ловко проскользнул к оставленной сумке и быстро нашарил внутри фарфоровую чайную чашку.
   - Не-ет! - сразу почувствовала чужое прикосновение цукумогами. - Только господин может касаться меня!
   - Заткнись и делай, что я говорю. Или отломаю тебе ручку.
   - Я-я поняла, сэр. Я сделаю, что скажете.
   Держась за голову, поднялся один из бандитов:
   - Эй, фраер, дай нам с этой цыпой позабавиться.
   - Об этом не было уговора, - нахмурился мужчина в костюме.
   - Да ты глянь, как она Гондо врезала! А у меня наверняка сотрясение! Кто будет за это доплачивать, а? Мы хотим полмиллиона йен как минимум! Или дай нам поразвлечься.
   Пока наниматель размышлял, один из прихлебателей подошел и грубо схватил Лизлет за руку:
   - Будь паинькой и тебе даже понравится.
   - Не-е-е-ет!!!
   Закрыв от страха и отвращения глаза, дух чашки вывернула схватившую ее руку и резко ударила о свое колено. Раздался хруст, на кофейную юбку брызнула кровь. Если бы цукумогами открыла глаза, могла увидеть выступающий осколок кости, но она боялась взглянуть на то, что сотворила. Лизлет определили всего лишь как аякаси 3 ранга, тем не менее она была намного сильнее обычного нетренированного человека.
   - А-а-а-а-а-а! - заорал несчастный бандит.
   - Ты что сделала с Гондо, тварь?!
   - И меня тот же вопрос интересует, - раздался на лесной дороге властный женский голос.
   Лизлет осторожно открыла глаза и увидела неподалеку красивую девушку в черном платье. Длинные белые волосы, отметка на лбу в виде полумесяца... Сумеречная луна! Ноги Эл Челси подкосились. Теперь это точно конец! Гроза аякаси, что успела навести шороху по всей Европе за последние несколько лет. Дух чашки думала, что в Японии она будет в безопасности... особенно в Такамии, где давно не показывались кланы экзорцистов. Но все оказалось наоборот. Сначала четвертый отдел и Амакава, потом герцог Честер, теперь и Джингуджи. Что им всем надо от бедной цукумогами?
   - За нападение на человека... Нет, за одно само твое существование, я должна казнить тебя, дух предмета, но радуйся. Печать четвертого отдела сохранила твою жалкую жизнь. Взамен ты должна будешь сказать Амакава Юто, что именно я, несравненная Джингуджи Куэс, спасла тебя от похитителей.
   - Д-да, госпожа Джингуджи!
   - А ты уж не Маккалистер ли? Прихвостень старика Честера. Убирайся отсюда! Это аякаси Амакава, и герцогу не видать ее как своих ушей!
   - Мисс Джингуджи, я не буду интересоваться, зачем вы следили за этим духом, но давайте решим вопрос как цивилизованные люди. Сколько вы хотите?
   - Че?! Какого хрена ты еще торгуешься с этой сучкой? - взревел несдержанный подельник и бросился на колдунью, размахивая ножом.
   Куэс устало пробормотала слова заклинания, и всю троицу вместе с пострадавшим Гондо смело далеко в лес мощным воздушным вихрем. Посланник герцога Честера, чудом успев спрятаться за дерево, выпучил глаза и пытался отдышаться. Против сумеречной луны никакие артефакты не помогут. Да и чашка в руках тоже не аргумент.
   - Это мне следует спрашивать, сколько вы готовы заплатить, если я отпущу вас целым и невредимым, мистер Маккалистер, - произнесла наследница великого клана, горделиво вздернув подбородок.
   Джингуджи перевела взгляд на дух предмета, осмотрев Лизлет с ног до головы. И... мысль о спасении грудастой блондинки уже не казалась такой уж правильной. Юто, паршивец, кого ты в клан набираешь?!
  
   - Что за грязные инсинуации?! В клане Амакава аякаси служат только на добровольной основе! Может мой отец и занимался чем-то противоправным, но я не намерен следовать по его стопам!
   - Тогда ответь мне, экзорцист, почему я чувствую твою магию в бакэнэко рядом?
   - Возможно, это просто след от амулетов? - предположил я.
   - Нет, милорд... - сникла Химари.
   - Так вот значит, что я почуял в вас с Кайей! - воскликнул я, озаренный внезапной догадкой. - Почему ты не сказала? Это дед с вами сделал?
   - Со мной - да, Генноске-доно. Кайю осветил еще ваш далекий предок.
   - Это гнетет вас?
   - Нет, милорд!
   - Хорошо! Когда я разберусь как работать с разумом, я сниму с вас это позорное клеймо. Обещаю! - твердо произнес я.
   - Ня-я! (нет!) Никак нельзя творить подобное, милорд! Насчет Кайи не знамо мне, может и будет с ней все в поряде. Но коли убрать свет с меня, стану истинной бакэнэко я, безумным звериным духом. Меня и с защитой дедушки Генноске иногда тянет пустить кровь, особенно в пылу схватки... Страшусь я навредить людям или духам мирным... Тогда не будет места мне подле вас, милорд...
   - Я понял. Что-нибудь придумаем.
  
   Надоело! Сколько можно уже ходить вокруг да около? Джингуджи Куэс решительно подошла к автомобилю и достала телефон из оставленной сумочки. Номер, переданный Кабураги, в списке контактов был сохранен как "Юто-тян". Вызов...
   По прошествии минуты девушка раздраженно кинула трубку на заднее сиденье машины:
   - Ну Юто! Ты не только заставил меня впервые в жизни встать на защиту демона, но еще и смеешь игнорировать?! Меня, великолепную Джингуджи Куэс! Мы уезжаем! Эй ты, изображающая блондинку, передай Амакава Юто, что я буду ждать его в гостинице Син-Такамия. Хватит на это твоего подобия мозга?
   - Д-да, госпожа! Все сделаю, как вы просите! - Лизлет низко поклонилась, обрадованная, что колдунья решила наконец отпустить ее.
   - И если ты посмеешь сделать что-то неприличное с Юто, я поджарю тебя на огне при температуре свыше тысячи градусов!
  
   - Похоже, ты не врешь, охотник, - танк неспешно покатил в нашу сторону. Вместе с ним двигались экскаватор Коматсу-сан и прыгала дух качелей Моэка-тян.
   - Клянусь, я никого из духов не буду принуждать магией, Гарольд-сан. Позвольте нам поискать здесь союзников. Одори-сан, мое предложение все еще в силе.
   - Кха, теперь я вижу, что ты силен, Амакава. Но мой долг велит мне остаться в Кагосаки на защите слабых духов.
   - Очень жаль. Если что, приходите к нам в Ноихару. Хм-м, Коматсу-сан, нам конечно не особо нужны специалисты вашего профиля... Может, строительную фирму откроем...
   - Нет-нет, Амакава-доно, - отрицательно замотал ковшом из стороны в сторону экскаватор. - Свалка -- мой дом.
   - Гарольд-сан, а вы не желаете присоединиться к нам? Сможете помогать аякаси не только в Кагосаки.
   - Нет. Вы одолели четырех хранителей, поэтому мне никак нельзя уходить. Что если следующие охотники будут сильнее вас?
   - Я так понимаю, больше на свалке нет сильных аякаси? - вздохнул я.
   - А я?! А я как же! - обиженно прыгала в воздухе покрышка.
   - Я же сказал -- сильных. Кстати, что это за злобный призрак был, Нисийоши?
   - Я слышал, что современные технические средства помогают быстро находить нужную информацию. Думаю, вы больше нас узнаете, - ушел от ответа шерман.
   - Разрешите нам прогуляться по свалке. Обещаю, мы не будем никого тащить против воли.
   - Хорошо. За вами присмотрит Тако. Не злоупотребляйте нашим гостеприимством, Амакава-сан. И если мы узнаем, что в вашем клане с духами плохо обращаются, хранители Кагосаки отыщут вас в любой части света.
   - Я учту ваши слова, Гарольд-сан.
   Самурай, танк, экскаватор и покрышка с достоинством удалились, скрывшись за кучей мусора.
   Необходимость держать лицо отпала, и я устало опустился на старый металлический короб, напоминающий стиральную машину. Использование света и запредельные нагрузки давали о себе знать.
   - Юто, как ты?
   - Зверски устал, но уходить рано. Осмотрим оставшуюся часть свалки. Химари, почему ты не сказала мне про свет?
   - Простите, милорд, виноватая я...
   - Сама то как себя чувствуешь? Моя лоли, поможешь ей с ранами?
   - Раз ты просишь...
   Некоторое время мы просидели, отдыхая и обсуждая прошедший бой. Кошка восхищалась моей скоростью и тем, что я смог отвлечь духа катаны. Занятно. Выходит, что цукумогами могу иметь отдельные обличья людей и предметов, как в случае Айи. Становиться почти неубиваемой проекцией одновременно с наличием своего хрупкого истинного тела, о чем поведала Лизлет. Воевать в облике самих предметов с некоторыми человеческими чертами вроде глаз и рта, как у Гарольда, Коматсу и Моэки. Хотя танк со своей силой определенно должен иметь и человеческий лик, судя по говору и акценту, какого-то американца. Видимо, после второй мировой, когда США десантировались в Японию, часть техники так и осталась на островах. Ну и последний тип -- дух предмета сражается используя свое истинное тело в человеческом виде, что показал нам Тсукиакари но Одори, самурай, танцующий в лунном свете. Причем, оба лика являются словно продолжением друг друга. Если повредить один, второй получит зеркальную рану. Надо не забыть записать все подробности в дневник.
   Гинко, так и не вышедшая из волчьей ипостаси, подозрительно принюхалась к моему сидению и коротко рыкнула. После чего вдруг стул под моей нижней точкой пропал и я упал вниз, на что-то мягкое.
   - Не-е-ет, - послышался полностью безразличный монотонный женский голос.
   - Милорд! Вы куда руки тянете?!
   И правда. Моя левая рука по-хозяйски сжимала мягкую женскую грудь. Незнакомка выглядела женщиной средних лет с тусклыми черными волосами. Отсутствующее выражение на лице и длинный потрепанный серый банный халат не добавлял духу привлекательности. Я поспешно откатился в сторону:
   - Простите, не знал, что вы живая, когда садился...
   - ...
   - М-м, меня зовут Амакава Юто. Я ищу здесь вассалов в клан.
   - ...
   - Алло, есть кто живой?
   Женщина села на земле и обвела нашу компанию ничего не выражающим мутным взглядом.
   - Пойдете к нам в клан?
   - ...
   - Юто, она выглядит слабой.
   - Ну и ладно. Есть не просит. Вдруг больше никого здесь не найдем. Так что вы решили? Позвольте узнать ваше имя?
   - ...
   - Молчание знак согласия. Идем с нами.
   Я протянул руку и помог женщине подняться. Та не сопротивлялась и покорно следовала моим указаниям. Словно безвольная кукла. Наверное собственное сознание еще не оформилось.
   - Странные цукумогами, - молвила Сидзука, осматривая женщину. - Безмозглая и слабая, однако уже имеет собственное человеческое тело. Да и предыдущие духи. Им явно менее ста лет... Но тот танк Гарольд уже высший.
   - Человеческий прогресс не стоит на месте. Так и у цукумогами, - молвил я.
   Мизучи хмыкнула.
   - Милорд!
   Я посмотрел в ту сторону, куда указывала бакэнэко. Чуть поодаль в вышине парила яркая разноцветная желто-зелено-красная конструкция в виде массивного куба с развевающимися с одной стороны бумажными щупальцами. Воздушный змей!
   - Тако! - догадался я.
   В Японии так называли воздушных змеев, другой перевод слова -- осьминог. Тако действительно походил на морского жителя с множеством щупалец. К нам аякаси подлетать не стал, а кружил чуть в стороне. Я быстро отряхнул халат новоприобретенного духа, показывая, что никого против воли мы не держим.
   - Будем звать тебя Саки в честь свалки. Нравится?
   - ...
   - Ну и отлично! Идем дальше. Гинко внимательно разнюхай тут все.
   - Да, Юто-сама!
   К большому сожалению завалы строительной и бытовой техники хранили в основном только формирующихся слабых духов. Неразумные, большинство и двигаться неспособны, не то, что сражаться. Самых разных видов и форм: начиная с кусков арматуры, зонтиков и старых гэта (сандалий) и заканчивая кинескопными телевизорами, граммофонами и унитазами. Кто это интересно испытывал настолько сильные чувства в туалете, что смог дать подобие жизни сантехническому изделию? Видимо, радовался от облегчения. Были тут и скопища мелких ю-лэй, призраков, и обакэ, привидений, но по большей части также малополезных.
   - Амакава-сама! - окликнул нас невзрачный юноша в потрепанном синем кимоно. Короткие коричневые волосы, сероватая кожа и карие глаза. Пахло от него слабо, чем-то деревянным. - Можно мне с вами?!
   - А ты кто?
   - Нобу, дух дверной ручки!
   - Что умеешь?
   - Могу вселиться в дверь, так что никто не сможет войти!
   - Звучит бесполезно.
   - Ну Амакава-сама! Пожалуйста! Я знаю здесь одного сильного духа.
   - Показывай.
   Нобу повел нас в узкий проход между двумя кучами мусора, будто через горный перевал. Особой опасности мы не чувствовали, поэтому последовали за ним. Аякаси дверной ручки испустил слабый поток магии, и неожиданно одна из гор хлама разошлась в стороны, являя проход в какое-то полутемное помещение. Мы прошли за Нобу внутрь. За большим столом из дверц холодильников собралось шесть цукумогами и два привидения, играющих в карты. Четверо в человеческой форме, слабые и неопасные. Одна деревянная вешалка для верхней одежды и один непонятный прибор, напоминающий кондиционер. Определить назначение вещи было непросто, поскольку оно использовало какую-то промежуточную форму тела. Вместо ног -- небольшие пластиковые антенны, вместо рук -- связка тонких проводов, расходящиеся пальцами на конце, на месте головы торчала коричневая микросхема. Сходу именно этот прибор определялся как сильнейший аякаси из всех присутствующих. Привидения походили на неоформленные сгустки энергии, однако достаточно сильные, чтобы влиять на материальный мир и держать отростками несколько игральных карт. Одно обакэ вызывало грусть и мысли о повешении, другое -- наоборот, радость и желание пуститься в пляс.
   - Охотники пришли! - раздался полный страха голос.
   Вешалка упала на землю от испуга, прикинувшись... вешалкой. Привидения прыснули в стороны, легко пройдя сквозь стены из металлолома.
   - Давайте не будем паниковать, - поднял я руки миролюбиво. - Клан Амакава проводит набор сотрудников. Есть желающие?
   - Вот, Элли желает! - воскликнул рядом дух ручки на позитиве.
   - В доступе отказано, - проскрежетал электронный голос в ответ.
   - Ладно тебе, Элли-тян. Я знаю, ты сильная! - продолжил уговаривать Нобу.
   Я с любопытством оглядел скопище проводов, пластика и электронных микросхем. Напоминала какого-то персонажа из трансформеров. О, заметил логотип компании сбоку. "Allied Telesis". Если память Юто мне не изменяет, занимаются компьютерной техникой и электроникой.
   - В доступе отказано!
   - Ну что вы так сразу, Элли-кун? Давайте сначала обсудим условия нашего контракта. Считайте меня добрым волшебником из страны Оз.
   Я присел рядом, подвинув какого-то духа, и с любопытством дотронулся до корпуса устройства.
   - В доступе... доступ подтвержден.
   Я удивленно приподнял брови. Не думал, что будет так просто. Неужто моя аура ей понравилась?
   - Я рад. Так что, пойдете ко мне в клан?
   - Подтверждаю.
   - Сколько тебе лет, электронный дух? - поинтересовалась Сидзука.
   - Год производства две тысячи первый.
   - Нам не нужна еще одна лоли в клан! Нано!
   - Не переживайте, госпожа водный дух, ее истинное тело выглядит старше, - поведал нам Нобу.
   - Тогда ладно, - разрешила Сидзука. - Но все таки она слишком мала. Каким образом эта цукумогами уже успела обрести разум?
   - Современные духи учатся быстрее нас, - вздохнул аякаси дверной ручки. - Чем сильнее электроника, тем больше шансов стать разумным.
   - Кого-то еще можешь посоветовать? - спросил я, аккуратно носком кроссовка трогая так и не поднявшуюся вешалку.
   - Нет, Амакава-сама. С вашими аякаси кроме хранителей никто не сравнится.
   - Печально. Ну ладно, глядишь, к следующему приезду Одори-сан будет более сговорчивым. Может саке ему привезти... А шерману элитного топлива. Любопытно, он бензиновый?
   - Нет, Амакава-сама, дизельный, но и бензин тоже любит. Ведрами хлебает. Только скажу вам по секрету: моторное масло лучше не привозите, - прошептал Нобу, заговорщицки понизив голос.
   - А что так? - перешел и я на шепот.
   - Гарольд-сама как напьется масла, так вечно то с Коматсу-сама, то с Нисийоши-сама, упокой ками его душу, драки устраивает. Во все стороны палит. Однажды даже наше убежище разнес.
   - Ясно, - я обвел взглядом трясущихся в присутствии бакэнэко духов. - Тронете мирных жителей, все по камушку тут разберем. Уходим. Элли-кун, не отставай.
   - Амакава-сама, меня подождите! - замахал рукой Нобу и бросился следом.
   Выйдя из обиталища духов свалки, мы увидели низко парящего Тако. К дождю вестимо. Дух воздушного змея на некоторое время завис над нами, трепеща щупальцами. Я присел и положил руку на пластиковое плечо электронного аякаси:
   - Это Элли-кун, она идет с нами по своей воле. Правда ведь?
   - Подтверждаю.
   - Можно я буду звать тебя Элис?
   - Подтверждаю. Изменение имени устройства завершено.
   - Хмм, чем ты была, когда была предметом? - сумбурно спросил я, не зная как правильно оформить вопрос.
   - Сетевой маршрутизатор модели AT-1120G.
   - Ясно.
   Не особо я разбираюсь в компьютерных девайсах. Свичи, коммутаторы, маршрутизаторы и прочее. Однако у Элис имелись похожие на антенны сочленения. Поэтому буду пока считать ее духом роутера.
   Мы еще немного походили по свалке, познакомившись с многими занятными созданиями, хотя в большинстве своем они убегали при нашем приближении.
   - Смотрите-ка, знакомый валун! - воскликнул я, увидев направившего нас в Кагосаки аякаси. - Киннаро...херо...боттчи, местные вас не обижают? А мы здесь уже двоих вассалов нашли! Большое спасибо, что подсказали!
   Камень видимо так прифигел, что с минуту просто молчал. Вообще, довольно сложно определить, о чем думает существо, если у него нет лица и отсутствует мимика. Даже цукумогами и то выглядели человечнее. Жаль, что мы так и не смогли найти общий язык. Я бы использовал его для своего сада камней и удивлял гостей взявшимся из ниоткуда лишним валуном.
   Злоупотреблять гостеприимством, о чем нас предупредил Гарольд, не стали и направились в обратный путь. От карусели Нисийоши осталась только большая грязная лужа, переливающаяся на солнце будто бензиновая пленка.
   Вскоре мы дошли до места, где оставили одежду Гинко. Химари хотела было сама переодеться, но я резонно заметил:
   - Огромный серый волк вызовет больше подозрений в городе, чем белая кошка.
   - Няэ! (так точно!)
   Огрызки одежды Химари и трусики опали безвольными тряпками, когда аякаси трансформировалась в свой животный лик. Гинко преобразилась в девушку, и я тактично отвернулся, пока она натягивала обратно джинсы с футболкой.
   - Милорд, захватите мое белье? - спросила бакэнэко.
   - Нано! Я сама понесу! - встряла Сидзука.
   - Змеюка! Твои трусы носил уже он! Почему мои нельзя?! Милорд, это будет справедливо!
   - Хм-м, ну вообще-то мне их подбросили... Ладно, мне самому интересно их потрогать...
   - Хсш-с-с! - зашипела мизучи.
   - Да успокойся, моя лоли! Исключительно с целью проверки откуда у них такая прочность! Может мне одежду из такого же материала заказать?
   Я поднял белые трусики кошки, влажные от пота... Сделав морду кирпичом, я запихнул их в карман бридж. Эх, у меня ведь тоже запасной футболки нет, придется отсвечивать голым торсом.
   О! В куче поломанной электронной музыкальной техники я почувствовал слабый всплеск ауры. Раскопав завалы, обнаружился старый поцарапанный синий дисковый плеер Sony Discman D20, годов восьмидесятых наверное. У отца моего однокурсника имелся похожей модели. Я поднял плеер и отряхнул. Тот словно собака встрепенулся и потянулся к моей ауре. Кушай, бедненький, мне не жалко.
   - Милорд, что есть сие? - принюхалась белая кошка с огромными фиолетовыми глазами.
   - Прибор для прослушивания музыки.
   Воздушный змей Тако парил рядом, но на этот раз дух мне попался совершенно безмолвный и явно неспособный обращаться в человеческий облик.
   - Тако-сан, очевидно, что этот аякаси не может за себя ответить, но я о нем позабочусь, - поклонился я.
   Тут неожиданно полилась незнакомая мне музыкальная мелодия, исходящая от духа плеера, и раздался немного грустноватый приятный мужской голос:
   - "...Why you gotta be so rude?
   Don't you know I'm human too
   Why you gotta be so rude..."
   - Т-хух, простите, уважаемый дух, я ни в коей мере не хотел показаться невежливым. Но эй, на человека вы пока очень мало похожи. Согласны ли вы вступить в клан Амакава?
   Ответом мне послужил отрывок из песни группы ABBA, которую я легко узнал:
   - "...Money, money, money
   Must be funny
   In the rich man's world..."
   - Э-э, вам действительно нужны деньги? Может что-то другое подойдет?
   От Discman'а раздался мощный гитарный риф, сопровождающийся тяжелым мужским басом:
   - "...I wanna rock! ROCK!
   I want to rock! ROCK!..."
   - Рок? Ну, думаю, мы найдем, чем отплатить. Разве вам не понравилась моя аура?
   На свалке Кагосаки грянула громкая музыка с сильным хрипловатым женским вокалом:
   - "... And I-i-i-i will always love you
   I will always love you-u-u-u..."
   Композиция угадывалась на ура, вот только пела не Уитни Хьюстон, а какая-то незнакомая женщина. Ну, очевидно ремейки не один Киркоров умеет делать.
   - Значит, договорились! У тебя есть имя? Нет? Тогда... м-м, пусть остается Ди-ниджу (D-двадцать).
   Послышалась тихая старенькая песня:
   - "...You've left your prayers and song
   Silly boy blue-e-e, silly boy blue..."
   - И ничего не глупо! Эр-два-дэ-два весьма популярный и известный персонаж, между прочим.
   В ответ над кучами мусора разнеслись звуки эпической основной темы из "Звездных войн". Черт, мне нравится этот мелкий аякаси производства компании Sony! Он отлично разбирается в человеческой культуре, не хуже Сидзуки. Правильно! Что это все боевые, да полезные в быту духи? Для души и восстановления нервов тоже надо что-то прихватизировать!
   - Милорд, весело вам? - улыбнулась кошка-Химари, заразившись моим настроем.
   - А то! Ди-ниджу, сыграй нам что-нибудь!
   Над кучами строительных и бытовых отходов, наполненных разными сверхъестественными и мистическими созданиями, разнесся веселый немного знакомый и уместный детский мотив про день всех святых:
   - "Boys and girls of every age
   Wouldn't you like to see something strange?
   Come with us and you will see
   This, our town of Halloween..."
   Словно вторя плееру изо всех щелей повылазили разнообразные духи: цукумогами, призраки и привидения. Моэка устроила на прощание парад покрышек. Что-то стучало, бренчало и глухо завывало из мусорных гор свалки Кагосаки. Даже Тако сделал несколько пируэтов у нас над головами, грозно развевая щупальца.
  
   Глава 8
  
   Под эту какофонию мы приблизились к воротам выхода со свалки, как впереди почувствовались магические возмущения. Кто-то колдует?
   - Ама-амакава-сан?!!! - сильно заикаясь спросил молодой мужчина в форме четвертого отдела общественной безопасности Японии.
   - Что-то случилось? - я недоуменно оглянулся вокруг. - А ну утихли! Хватит пугать честной народ. Моэка-тян, всего хорошего.
   Духи замолчали и стали возвращаться в дальнюю часть свалки. Покрышка весело упрыгала под свое демоническое "Кху-кху-кху!". Недалеко от ворот нас встречала пара молодых правительственных сотрудников борьбы с аякаси, мужчина и женщина, готовые применить несильную огненную и молниевую магию из своих артефактов.
   - Что вы тут делаете? - задал я вопрос.
   - Смотритель свалки доложил о вашем приходе, Амакава-сан, - первая пришла в себя девушка. - Мы хотели проконтролировать и попросить вас об одной услуге...
   - Да?
   - М-м, может сначала объясните, почему при вас находятся незарегистрированные духи?
   - Это новички. Скоро зарегистрирую.
   - Ясно, - подозрительно покосилась сотрудница.
   Я картинно обхватил себя руками:
   - Сестренка, хватит поедать меня глазами. Моя футболка пала в битве смертью храбрых.
   - Точно! Братик Юто только мой, нано! - подлила масла в огонь Сидзука.
   - Э-э, мы думали предложить вам разобраться с аякаси в старой больнице, который не дает снести здание, - подал голос мужчина вместо впавшей в ступор сотрудницы. - Сейчас там работают экзорцисты пятого великого клана Каннаги... Но раз вы здесь в Кагосаки, не желаете помочь, Амакава-сан?
   - Что, за просто так?
   - Думаю, пятый клан будет вам благодарен за поддержку.
   - Ага, или наоборот, рассердятся из-за того, что мы влезли на их территорию.
   - Мы, четвертый отдел, устраним любые трения, которые могу возникнут между кланами, - уже увереннее сказал мужчина.
   - Хорошо. Только на многое не рассчитывайте. И... у вас одежды не найдется?
  
   - Ксо! Держи левое крыло!
   - Не могу, братан, мой сикигами на последнем издыхании!
   - Чтоб тебя! Отступаем!
   - Мы справимся!
   - Это приказ, придурок! Не зря тебя перевели на лесное патрулирование!
   - Но...
   - Отходим, я поставлю огненного стража для отвлечения.
   Молодой парень всего восемнадцати лет от роду бросил на пол больницы оранжевую с черными полосами и иероглифами бумажку в виде маленького человечка. Специальный жест рук направил небольшой магический посыл в сикигами, и из бумажного амулета мгновенно вырос двухметровый огненный элементаль. Несмотря на явное нежелание младший член клана Каннаги последовал за командиром и выбежал из здания бывшей медицинской части Кагосаки. Спустя пару секунд окна у них за спинами разверзлись мощными огненными потоками, что означало гибель стража-сикигами.
   - Братан, в следующий раз у нас все получится!
   - Нет же, дурень. Надо звонить старшим из клана. Эта работа нам не по зубам.
   - Ксо! Проклятый дзасики-вараси!
   Округа была накрыта специальным барьерным артефактом Тсучимикадо, поэтому гражданские не могли проникнуть внутрь. Строительная техника, предназначенная для сноса зданий, пылилась безлюдными силуэтами. И за бесцельную трату ценного артефакта их в клане по головке не погладят. Неожиданно на больничную территорию спокойно проехал большой белый минивэн, а за ним уже виденный ранее черный седан ищеек четвертого отдела. Из тойоты вышла группа колоритных личностей: молодой парень в рваных бриджах и немного великоватом кителе с четырьмя белыми полосами, темноволосая красивая девушка в узких штанах и женском кителе того же четвертого отдела, явно сильно жмущим в районе груди, высокая сероволосая девушка в футболке и джинсах и маленькая девочка в голубом платье. А из седана выгрузилась не менее занимательная парочка виденных ранее сотрудников четвертого отдела из Кагосаки: молодой мужчина в форменных штанах и почему-то одной белой майке и знакомая худая девушка, на этот раз надевшая о-очень короткую зеленую юбку какого-то детского фасона, обтягивающую розовую маечку, открывающую живот, и красный берет.
   Из минивэна заиграла музыка какого-то англоязычного исполнителя:
   - "...Oh darling please don't leave me
   Oh darling please don't hurt me this way..."
   - Ди-ниджу, умолкни. Я ненадолго, - бросил молодой шатен и направился к представителям клана Каннаги, настороженно взирающих на непрошеных гостей.
   - Тетенька, а тебе идет. Удивлена, как подошло, нано. У тебя отличная фигура, - произнесла зеленоволосая девочка, обращаясь к сотруднице четвертого отдела, отчего та покрылась смущенным румянцем и попыталась натянуть юбку ниже, чтобы прикрыть ноги.
   - Только вот некоторые, - женщина бросила взгляд на напарника, - называют плоскодонкой.
   - Пф-ф, есть идиоты, которые не понимают, что жир только портит женщину, - уверенно произнесла девочка в голубом платье.
   - Вы что за клоуны?! - рявкнул младший экзорцист, сжимая на всякий случай сикигами в руке.
   - Мы пришли помочь, - поднял руки молодой парень в бриджах.
   - Да что вы в своем четвертом отделе можете?! Раз у нас не вышло, то вас просто в лепешку расшибут за секунду!
   - Тише, осел! - ругнулся старший и дал тому затрещину. - Совсем нюх потерял? Не чуешь аякаси в людском обличье? Амакава-сан, я полагаю?
   - Да. Позволите нам посмотреть?
   - При всем уважении, больницей уже занимается клан Каннаги.
   - Хм-м, мы только с аякаси хотим побеседовать. Если удастся его убрать, вы можете присвоить заслугу изгнания себе.
   Двое молодых охотников Каннаги переглянулись:
   - Братан! Он дело говорит.
   - Неправильно это присваивать себе чужие свершения. Ну да ладно, все равно у вас ничего не выйдет.
  
   Я коротко склонил голову, и два молодых парня из великого клана отошли в сторону, пропуская нас к центральному входу в здание.
   - Милорд, уверены вы? Вельми устали в битвах прошедших.
   - Мы не будем сражаться. Вот еще, жилы надрывать ради чужих. Поговорим с духом места, вдруг удастся его образумить?
   - Юто, дом для дзасики-вараси -- это его жизнь, нано. Без него дух места быстро теряет силы и умирает.
   - Вот оно как. Хм-м, есть одна идейка.
   Приемное помещение выглядело ужасно: все разломано, в копоти, кое-где тлели угольки, под ногами хрустели осколки стекол. Мы почувствовали перед приездом выброс огненной магии, но по-видимому у Каннаги не получилось убить духа. Далеко внутрь больницы заходить не стали.
   - Дух места, приветствую тебя, - спокойно произнес я.
   Химари рядом крепко сжимала Ясуцуну, так что я был относительно спокоен.
   - Охотник, пришел убить меня? - по коридорам больницы разнесся тихий зловещий детский голосок. Я бы может чуть испугался, если бы не встреча с Нисийоши ранее. Этому дзасики-вараси было далеко до аякаси карусели.
   - Нет, поговорить. Я сегодня зверски устал - переговоры с хранителями свалки вышли очень трудными. Но я смог найти себе несколько новых вассалов! Мое имя Амакава Юто. С тобой, дух места, мне нет никакого смысла сражаться.
   - Ты врешь!
   - Думай, что хочешь. Скоро пятый клан вызовет себе подмогу и тогда сюда придут более опытные экзорцисты, которые аякаси вроде тебя на завтрак кушают. Если ты не дурак, то должен понимать, что тебя в любом случае изгонят, а здание снесут.
   - Тогда зачем ты пришел?! Насмехаться?!
   - Нет, предложить тебе работу в клане Амакава. Если ты не злобный дух, само собой.
   - Уговори экзорцистов не сносить мой дом, тогда я согласен, - быстро проговорил дзасики-вараси. Похоже, он уже в отчаянии.
   - Я не могу спасти твой дом, но могу предложить новый. Что скажешь?
   - Ты что тупой? Если мой дом снесут, я погибну!
   Вот мелкий засранец.
   - Попробуй мою ауру. Она должна помочь тебе продержаться.
   Я испустил порцию света в сторону стен.
   - Ты лжешь! Пусть твои духи отойдут назад!
   - Делайте, - бросил я своим.
   - Юто...
   - Змея, верь в милорда.
   Мизучи нехотя потянулась за бакэнэко и оками на выход из больницы. Немного света еще осталось - должно хватить, чтобы прорваться из здания. Я напряженно всматривался, стараясь не пропустить появления духа, и тот не заставил себя долго ждать. Как и Кайя, возник почти мгновенно посреди коридора. Мертвенно бледный мальчик лет десяти на вид с пепельными блеклыми волосами в больничной пижаме какого-то устаревшего образца. Передняя часть была открыта, словно для операции, и виднелся аккуратный хирургический разрез в нижней части живота. Из раны на ноги и на пол непрестанно лился поток крови, внутри шевелились внутренности. Мальчик шлепал босыми ногами, оставляя багровые отпечатки и издавая противные чавкающие звуки. Меня немного замутило, и я отвел взгляд.
   - Моя аура тебе...
   В следующий миг на меня словно набросилась какая-то липкая и холодная сила. Покров света продержался недолго - из-за неожиданности я не уследил за контролем. Тьма окутала меня с головой, но я даже испугаться не успел. Через секунду мое тело лежало на больничной каталке, крепко привязанное ремнями за руки и ноги, в темном подвальном помещении, заставленном старыми коробками и пыльным медицинским оборудованием. Ксо! Попался как последний лох! Возомнил о себе невесть что после того, как смог достать самурая! Супергерой хренов. Аура в помещении давила своей мощью. Похоже, самый центр логова дзасики-вараси. Скверно. Ремни я еще смогу перерезать светом, но вот вырваться - вряд ли. Надо тянуть время.
   Хлюпающий звук приблизился слева, и я повернул голову. В неясном тусклом свете перед каталкой стоял мальчик, сжимая в руке острый медицинский скальпель:
   - Может мне и суждено скоро погибнуть, я постараюсь унести с собой как можно больше охотников!
   - Не делай этого! Я могу помочь.
   - Все люди одинаковые. Что ты, что женщина, которая убила меня.
   - Неправда! И люди, и аякаси разные! Вот увидишь, я не причиню тебе вреда.
   Где-то наверху раздался сильный грохот, отголоски которого дошли до подвала. Посыпалась штукатурка, краска со стен начала отваливаться. Отлично, надо еще чуть-чуть потянуть время... Холодное лезвие скальпеля коснулось моей шеи. Я судорожно сглотнул и выпустил порцию нейтральной энергии света:
   - Смотри, моя аура тебе понравится...
   Дзасики-вараси на несколько секунд застыл. Раздался оглушающий взрыв, и прямо через потолок к нам в помещение провалилась окутанная фиолетовым пламенем фигура с кошачьими ушами и глазами с вертикальным зрачком. Следом в дыру пролезла мизучи, используя водяные отростки, и Гинко в форме волчицы. Я мгновенно отбросил духа светлой волной и перерезал ремни. Бакэнэко ринулась на аякаси, ее Ясуцуна столкнулась с мощным полупрозрачным пространственным барьером.
   - Уходим! Химари, не трогай его, пусть Каннаги разбираются.
   - Поганый дух должен получить урок за то, что навредил милорду...
   Дзасики-вараси без особых усилий сдерживал напор Багрового клинка Ноихары. Как бы не слабее Кайи будет.
   - Химари, я сказал отступаем!
   - Няэ... (слушаюсь...)
   Медленно и осторожно под защитой водяного барьера мы отходили из подвала. Поначалу заблудились в коридорах больницы, обманутые местным духом. Но вскоре Гинко взяла след и вывела нас к лестнице. Дзасики-вараси открыто не нападал, но пару раз лестничные пролеты впереди вдруг исчезали или распадались на отдельные ступеньки. Химари проходила по ним демонической волной, и все возвращалось на свои места. Через пару минут мы уже стояли в центральном холле недалеко от выхода. Неожиданно в одном из коридоров почувствовалась аура дзасики-вараси:
   - Братик, не бросай меня! - заревел аякаси и побежал в мою сторону.
   Однако уперся в водяной барьер Сидзуки и начал беспомощно колотить в него, не используя свои разрушительные способности. Я придержал дернувшуюся Химари.
   - Да пошел ты в задницу! Ты хотел порезать меня!
   - Прости меня, братик, я больше не буду. Прости меня! Не оставляй меня здесь. Они уничтожат мой дом, охотники убьют меня!
   - Поклянись, что больше не причинишь вреда мирным людям или аякаси.
   - Клянусь! Я сделаю все, что скажешь, братик!
   Слезы исчертили бледное лицо мальчугана. Вроде не врет.
   - В следующий раз останавливать бакэнэко я не буду, тебе ясно?
   - Да, я все понял!
   Мизучи неохотно сняла барьер. Я протянул руку, напитав на всякий случай покров света, и дзасики-вараси радостно схватил мою ладонь.
   - Отныне ты в клане Амакава, поэтому веди себя достойно.
   - Да, братик!
   - Как твое имя?
   - Ватанабе Акира.
   Мы направились к главному входу. Двери давно выбило взрывом или чем-то еще, поэтому мы сразу увидели готовых к бою двух парней из клана Каннаги. Поодаль, за автомобилем виднелись головы спрятавшихся сотрудников четвертого отдела. Мальчик неожиданно остановился, затормозив меня:
   - Что такое?
   - Скорее всего никто не учил его выходить за пределы своих владений, нано.
   - И как его вывести?
   - Не знаю, я ведь на дзасики-вараси, - пожала плечами Сидзука.
   - Кайя говорила, есть один способ простой, милорд. Нужно духу передать свою вещь, что много значит для вас.
   М-м-м, я оглядел себя в поисках подходящего подношения. Телефон что ли принести из машины? Да не, я его и купил-то недавно, не успел привязаться. Или носок ему подарить? И тогда Добби будет свободен? О! Рука нащупала в кармане мягкую ткань, и вытащила ее на свет.
   - Акира-кун, я дарю тебе это священное сокровище...
   - Ня-и-и-и?! (че-е-е?!) Милорд!!!
   - ...Заботься о нем, как о зенице ока!
   - Да, братик! Обещаю, что буду бережно хранить твой дар!
   - Милорд!!! - вскипевшая бакэнэко даже не находила слов, чтобы выразить все свое возмущение сим надругательским действом.
   - Юто, охотник-извращенец. Ты уже и последователей набираешь в свою извращенскую секту? - протянула Сидзука, прищурив глаза.
   Я потянул дзасики-вараси вперед, и дух места с опаской и неохотой покинул пределы больницы.
   - Амакава-сан, что это было? - спросил Каннаги-старший с некоторым охреневанием на лице. - Как вам удалось приручить духа?
   - Не стоит недооценивать силу нижнего белья!
   Акира несмело улыбнулся, крепко сжимая в руках белые трусики Химари.
   - Дух, верни мою вещь, потом чистые тебе отдам я ... - запричитала бакэнэко.
   - Нет! Это мне подарил братик Амакава, - резко отказал аякаси места, пряча добычу.
   - Ксо! Милорд!!
   - Я тебе потом десяток новых куплю, не надо делать из мухи слона.
   - Хорошо, раз сам милорд выбирать будет...
   - Э-э-э, ну ладно.
   - Кошка! Чтоб ты со своими трусами провалилась! - недовольно заявила мизучи.
   - Юто-сама, хотите, я вам свои трусики отдам? Для коллекции.
   - Нет, спасибо, Гинко.
   В минивэне сразу стало тесно. Я, Химари, Сидзука, Гинко, Саки, Нобу, Акира и занимающая немного места Элис. Сегодняшний день выпил из меня все соки, поэтому, поискав в интернете лучшую гостиницу Кагосаки, повел автомобиль прямиком туда. На экране смартфона высветился пропущенный вызов от незнакомого номера, но перезванивать я не стал. Кому надо - дозвонится.
   - Акира, только не заляпай там все кровью, пожалуйста.
   - Конечно, братик!
   Словоохотливый Нобу, дух дверной ручки, всю дорогу болтал с новым дзасики-вараси, так что мы узнали его историю чуть ли не с рождения. И о заболевании почек, об операции по трансплантации в начале семидесятых годов одним опытным местным специалистом, что славился в то время на всю Японию, как и сама больница. Но вечером после пересадки состояние пациента ухудшилось. Оперировавший хирург и ассистировавшая ему женщина-врач помогали проводить реанимационные процедуры, но все было тщетно. Маленький пациент умер. Призрак мальчика уже тянуло в иной мир, однако он ощутил рядом сильное чувство злорадства и удовлетворения от проделанной работы. Женщина-врач радовалась смерти ребенка, и Акира понял, кто виновен в его смерти. Тогда мальчик решил приложить все силы, чтобы остаться и отомстить. Проведенное служебное расследование показало, что к неудаче при пересадке причастен мужчина-трансплантолог, и его отстранили от проведения сложных операций. Спустя пару месяцев несчастный случай с медтехникой унес жизнь женщины-врача, но Акира клялся, что больше никого не трогал. Только медсестер пугал, что спали на дежурствах, да нескольких уборщиков, которые начали приворовывать. Призрак уже свыкся со своим потусторонним существованием, прижился в больнице и постепенно стал духом места. Акира рассказывал, как ему нравилось помогать только умершим, провожать их на тот свет. Или наоборот, упокаивать злобные сущности, которых в больнице всегда водилось немало.
   Я снял два больших номера и сразу направился в предоставленное помещение принять душ. Ополоснувшись, на выходе из ванной меня ожидали дзасики-вараси, бакэнэко, мизучи и оками. Акира боялся оставаться вдали от меня и моей ауры, Сидзука и Химари не желали оставлять нас с ним наедине, а Гинко протиснулась за компанию. Вздохнув, я разрешил им остаться, а сам плюхнулся на кровать в огромном гостиничном банном халате с телефоном в руках.
   - Дом Амакава, Кайя слушает.
   - Привет, это я. Как там работы продвигаются?
   - Они мне весь дом разнесли!! Отзови строителей или я их сама прибью!! - прокричала в трубку ноихарская дзасики-вараси. - Вот, их босс хочет с тобой поговорить.
   - Алло, Амакава-сан? - послышался мужской голос.
   - Да, у вас возникли трудности?
   - Трудности?! Кайя-сан не дает нам сверлить стены и пол! Мы не можем провести проводку! Специалисты, которые устанавливали спутниковое оборудование также не доделали свою работу, списав на отказ клиента! Амакава-сан, с таким отношением и мы ничего не сможем сделать!
   - Понятно. Передайте трубку Кайе.
   - Да, Амакава-сама? - настороженно отозвалась дух места.
   - Слушай меня, Кайя. Или ты разрешаешь строителям все, что они просят, или по приезду в Ноихаре будет новый дзасики-вараси. Я тут как раз нашел одного, Акирой зовут. Я доступно изъясняюсь?
   - Да, Амакава-сама... - бесцветным тоном пропищала Кайя.
   - Вот и славно. Лучше подумай о том, как тебе компенсировать неудобства. Может подарок какой-то захочешь? - немного подсластил я пилюлю.
   - Я подумаю...
   - Тогда до скорого. Завтра мы вернемся.
   - Амакава-сама, приходила наследница Джингуджи, хотела повидать вас. Я не пустила, уж больно нагло вела себя.
   - Да, в гостях стоит быть вежливым. Но я надеюсь ты к ней сама не придиралась?
   - Нет! Джингуджи просила передать просьбу о встрече, но по телефону место называть не буду.
   - Правильно, нечего клану Якоин уши греть. Хитсуги, иди поспи.
   - Ку-хи! Так и сделаю, Юто-кун, - вмешался в разговор ехидный женский голосок.
   Тьфу ты!
   - Имейте совесть, Якоин-сан! Оставьте хоть чуток места под личную жизнь!
   - Конечно! Уже отключаюсь, ку-хи-хи...
   Я вздохнул.
   - Ладно, до скорого, Кайя, Хитсуги.
   Весь вечер я провалялся в постели, отдыхая и без особого энтузиазма поглядывая телевизор. Аякаси не сильно доставали, только Сидзука предлагала сделать массаж, да Акира постоянно норовил дотронуться или просто сесть рядом. Химари таки удалось отобрать у него свои трусики, постирать в ванной и вернуть дзасики-вараси. Потом бакэнэко с любопытством следила за программой новостей. Когда я щелкал пультом, случайно набрел на канал о рыбалке, и по просьбе Химари оставшееся время мы вникали в сложности ловли марлинов и особенности деликатесных видов карпов.
   Поездка в Кагосаки вышла вполне успешной. Пусть сильных бойцов мы не нашли, зато я сполна проверил свои возросшие магические силы в многочисленных схватках с аякаси. Экзорцисту Амакава Юто быть! Еще бы опыта набраться и не попадаться на дешевые уловки духов, но тут только время и практические тренировки помогут. А пока рядом со мной есть надежные товарищи, что прикроют, отговорят или спасут после очередной глупости... Вот уже неделя прошла в моем новом мире и новом теле. Наверное, стоит подвести итоги, сделать какие-то выводы... Да и хрен с ним. В кухонном холодильном шкафчике отыскался мини-бар алкогольных напитков. Под неодобрительными взглядами аякаси я выдул бутылочку 0,33 местного пива "Asahi Gold" и заснул с чувством выполненного долга. Снилась мне Химари на большом прогулочном катере. Бакэнэко бросала Ясуцуну в море на манер копья, после чего вытаскивала обратно за примотанную леску обязательно с каким-то большим трофеем на конце. А потом лезла ко мне обниматься с рыбиной в охапке, а я отбивался от скользких объятий. Наконец, какое-то выловленное акулоподобное существо тяпнуло меня за руку, и я проснулся. Оказалось, это Гинко во сне решила погрызть свежего мяса. Отпихнув оками в другую сторону огромной кровати, я продолжил досыпать.
  
  
   Глава 9
  
   Мы проснулись рано, неспешно позавтракали. К 9 часам договорились встретиться с сотрудниками четвертого отдела в местном торговом центре, чтобы обновить гардероб наконец и вернуть им рабочую форму. Времени еще было достаточно, и Акира попросил свозить его по одному адресу. Загрузившись всей честной компанией в минивэн, мы покатили по улицам Кагосаки и, следуя указаниями навигатора, довольно быстро достигли обшарпанного двухэтажного многоквартирного здания.
   Мы с Химари и Сидзукой с интересом пошли следом за Акирой по лестнице к одному из жилищ. На стук нам открыл пожилой морщинистый японец в старых поношенных одеждах:
   - Вы ко мне, молодые люди?
   - Дядя Шинья? - спросил дзасики-вараси.
   - Верно. А вы кто такие?
   - Я хотел сказать, что вы не виноваты в смерти Ватанабе Акиры. Вы все сделали правильно!
   - Ох, ну вы вспомните тоже. Спасибо, я рад, что кто-то поверил в меня. Но это уже неважно, столько времени прошло. Может, хотите чаю?
   - Спасибо за приглашение, мы пойдем. Вы не делали никаких ошибок, дедушка Шинья!
   - Постойте, дайте я вас конфетами угощу хотя бы... Сейчас...
   Бывший врач-трансплантолог передал нам целый пакет леденцов, расплывшись добродушной улыбкой. На душе было грустно, но Акира уходил счастливый.
   Около двух часов мы проторчали в местном торговом центре, закупившись простой одеждой с запасом. Дабы в следующий раз не повторять свои ошибок. Из них не меньше часа я проторчал в магазине женского белья, оценивая и выбирая обещанные наряды для Химари и, разумеется, приставшей Сидзуки. Ох, они перемерили все, от стрингов до подвязок с чулками. Слава бороде Дамблдора на этот раз никаких конфузов не приключилось, да и я уже был немного закален в смертоносных для психики боях шопингующихся аякаси. Что я скажу? Бакэнэко прекрасно смотрелась почти в любом сочетании нижнего белья, Сидзука как была малявкой, так ей и осталась. На прощание мизучи пропесочила меня и сотрудника-мужчину четвертого отдела на тему истинной сексуальности плоских женщин, за что заслужила благодарный взгляд от его напарницы и раздраженный от Химари.
   Vellfire уверенно топил положенные 90 километров уже около часа, когда с Акирой стали происходить странные метаморфозы. Дзасики-вараси пересел на переднее сидение и крепко схватил меня за руку. Рулить приходилось левой. Я чувствовал, что аякаси сильно трясет. Сидзука установила прямо в машине водный барьер, окружив дзасики-вараси, и буквально через несколько минут Акира взорвался. Пространственные волны полетели во все стороны, мгновенно растянув защиту. Ударили по приборной панели и пассажирскому сидению, смяв пластик и изорвав обивку. Боковое стекло пошло трещинами. Сидзука кое-как удержала барьер и не дала расплющить машину, и нас заодно. Рана на животе Акиры раскрылась, тугой струей брызнула кровь, расплескавшись о полупрозрачную водную голубую пленку. Удалось затормозить и остановиться на обочине. Акира лежал без сознания на сидении, стальной хваткой вцепившись в мою руку, которую я до краев напитал светом в целях самозащиты.
   - Что с ним?!
   - Больницу сносят, - сразу объяснила Химари. - Вам надобно держать его крепко, иначе помрет от истощения, милорд.
   - Такой нескромный вопрос: водить кто-нибудь умеет?
   - Да раз плюнуть, милорд! Крути себе руль, да на педали дави.
   - Я умею, нано. Наверное.
   - Гарольд-сама разрешал мне залезть в него, показывал как рулить танком. Здесь не должно быть сложнее, - подал голос Нобу.
   - Короче, надо вас послать на курсы по вождению, - резюмировал я. - Глава Амакава работает водителем. Узнают другие кланы - засмеют. Эх-х, вот бы еще документы легальные для вас раздобыть...
   Приняв некоторые меры предосторожности, мы продолжили путь. Лишь один раз нарвались на пост дорожной полиции, и Химари пришлось потратить два амулета на оболванивание.
   Кайя вышла нас встречать на порог и сразу почувствовала родственную ауру. Я надеялся, что они хотя бы поладят, но вместо этого дзасики-вараси набросилась с претензиями:
   - Кого это ты в дом тащишь?! Я не позволю!
   - Заткнись! Я глава Амакава, и я решаю, кого принимать в клан и кого приглашать в свое родовое поместье.
   - Но...
   - Если ты имеешь что-то против, мы с Химари всегда можем переехать: в Такамию или даже Токио. А сюда нанять Тсучимикадо или Каннаги, они как раз специализируются на изгнании духов места. Ты можешь помочь Акире? Поделиться с ним энергией?
   - Передать ему часть дома?! Но тогда у него будет власть надо мной. Это все равно, что дать незнакомцу ключи от дома! Амакава-сама!
   Я выразительно посмотрел на дзасики-вараси.
   - Хорошо! Несите его в дальний склад садового инвентаря. В случае чего я смогу отрезать комнату от себя...
   Акира свернулся калачиком на расстеленном футоне и стал потихоньку приходить в себя. Сидзука аккуратно убрала скопившиеся в барьере несколько литров аякасской крови, которая почему-то не собиралась исчезать. Страшно подумать, что случилось бы с салоном авто, не будь в нашем клане очень умелого духа воды. Кайя недовольно уведомила, что дзасики-вараси успешно присосался к источнику энергии места. Напоследок, окутав нового члена клана покрывалом из светлых эманаций, я оставил его отдыхать.
   Технические работы в особняке закончили только этим утром. Все подключили и протестировали. Телевизор повесили в большом гостевом помещении с широким диваном и несколькими креслами. Сказать, что ноихарская обитель разом превратилась в оплот современности - значит сильно погрешить против истины. Но начало было положено. А следующий шаг стоит делать, когда Кайя чуть поостынет и вернет себе полный контроль над обновленным домом.
   Нобу выделили просторную светлую комнату, в которой имелась дверь с выступающей круглой ручкой. В основном в особняке были установлены раздвижные двери с углублениями-ручками, которые духу были не по вкусу. Саки мы проводили в ванную, где она оживилась, если это можно так назвать, уселась на табурет и застыла с открытым ртом. Дух так и не сменила на что-то иное свой банный халат и махровые тапочки. Ну ладно, раз она довольна, то и нечего выдумывать. Глядишь, к моменту появления моих внуков уже обретет разум и научится сносно выражать свои мысли. Ди-ниджу я повесил себе на пояс штанов. Появилась мысль заказать ему какой-то защитный чехол, поскольку в боевом плане цукумогами-плеер еще очень слаб, а на меня в любой момент может напасть очередной монстр.
   Элис отказывалась от своего личного угла. По словам духа роутера ей достаточно какой-нибудь полки в шкафу, как Айе. Однако Нобу напомнил, что Элис уже имеет человеческий облик, хоть и не любит в нем показываться, поэтому места ей нужно больше. Как только мы достигли подсобного помещения, где было установлено спутниковое и интернет-оборудование, дух роутера мгновенно заявила, что будет жить здесь. Ну, раз ее не пугает общая захламленность и мигающие лампочки, пускай обустраивается.
   - Обнаружена частная локальная сеть, спутниковое двустороннее подключение к интернету, спутниковый телевизионный канал. Требуется разрешение на подключение.
   - Разрешаю, - сказал я сразу.
   - Название сети оставить Default?
   - Amakawa-net, - выдал я.
   - Изменение названия сети завершено. Требуется назначение администратора сети.
   - Пускай я, Амакава Юто.
   - Производится назначение нового администратора Амакава Юто. Для подтверждения прав и безопасности пользования необходим энергетический и физический образец администратора.
   - Э-э, что? Тебе моя аура нужна? Может лучше по-старинке, с паролем?
   Я подошел к электронному аякаси из проводов и микросхем и подал небольшую порцию света.
   - Энергетический образец получен. Требуется физический образец администратора.
   - Мне кровью капнуть? - предположил я.
   - Пожалуйста, подождите. Производится смена интерфейса.
   Мы с Химари, Сидзукой, Лизлет, Кайей, Нобу и Ди-ниджу на поясе (правда, я не знаю, может ли плеер наблюдать и полностью осознавать происходящее или только улавливает звуки) с интересом уставились на духа роутера. Гинко же свалила в закат, то бишь в лес, сразу по приезду. Лампочки на корпусе мигнули, озарив помещение зелеными прожекторами, и в следующее мгновение аякаси преобразился в человекоподобную форму.
   - Нано!!!
   - Милорд, не смотрите!! Нея-ю! (срам!)
   М-м-м, как бы ее описать, так чтобы донести всю степень офигивания, что постигла тех из нас, кто не был знаком с Элис раньше? Вот взять к примеру Химари: бакэнэко, аякасска, спортсменка-кендоистка и, наконец, просто красавица. Фиолетовые глаза и темно-синие волосы по меркам этого странного мира никого не удивят. Уверенный третий размер груди в семнадцать лет при стройной талии? Бывает. Да и в остальном идеальные пропорции фигуры и гладкость кожи вызовут зависть у окружающих женщин и вожделение мужчин, но никак не желание ущипнуть себя, дабы развидеть это.
   Грудь шестого размера выпирала вперед словно два пулеметных дота. Хотя я в арбузах не силен. Может, пятый размер, а может седьмой. Ростом около ста восьмидесяти. Длинные желтые волосы из... витого кабеля, две торчащие серые антенны над ушами, яркие зеленые глаза, обведенные темной тушью, огромные пухлые губы и при этом нейтральное выражение лица. Если при знакомстве с фигурой Химари мне пришел на ум образ актрисы любовного жанра, то это чудо словно было порождением индустрии фильмов для взрослых, и ни в какой иной роли представить ее было невозможно. Добиться такого бюста без хирургических или божественных вмешательств просто нереально. Сила притяжения в любом случае взяла бы верх. Одним словом - аякаси. Читеры, которым и силикон не нужен. Из одежды на Элис имелось какое-то переплетение проводов и три кусочка серого пластика, прикрывающие заветные места. Согласен с кошкой - срам сплошной.
   - "...To tell her how I feel
   and maybe get a second glance
   But I'll never get used
   to not living next door to Alice..." - раздалось от плеера слова известной песенки про Элис. По-моему, на русский ее еще перепели.
   - Элис, что на тебе надето? И почему ты так выглядишь?!
   - Раньше она вообще голой появлялась, - заметил Нобу.
   - Ты себе на зиму запасы отъела, корова? - едко бросила Сидзука.
   - Требуется физический образец администратора, - монотонно пробубнила дух роутера.
   - Что мне надо делать? - я подошел ближе к порно-блондинке и вытащил Хаганэ, намереваясь проколоть себе палец.
   - Запускаю протокол сбора физических образцов.
   Элис наклонилась, резко придвинулась ко мне и быстро поцеловала в губы.
   - Ня-и-и?! Ны-я! (охренела?! прибью!)
   Я удержал рвущуюся бить морду бакэнэко.
   - Ну, успокойтесь. Всего лишь сбор слюны. Никакого эротического подтекста в поцелуе не было.
   - Элис, ты как, с водой дружишь? - с улыбкой спросила мизучи, агрессивно вытягивая водное щупальце в сторону роутера.
   - Ответ отрицательный.
   - Моя лоли, не сердись. Я тебе мороженое куплю.
   - Установка администратора Амакава Юто завершена. Сканирование сетевого оборудования завершено. Обнаружено два неидентифицируемых электронных устройства. С вероятностью в 92 процента служат для передачи информации сторонним организациям и пользователям. Администратор, желаете деактивировать?
   - Да!
   - Деактивация выполнена. Произвести ручную корректировку выбора спутника? По первичным расчетам скорость отклика повысится с 620 до 520 миллисекунд.
   - Давай.
   Да уж, по спутнику в WOL не погамаешь. Да и USB-модем ловит тут не то, чтобы хорошо. Придется Айе изворачиваться, если она хочет продолжать качать своего светлого самурая.
   Кайя откуда-то приволокла старый мужской плащ и накинула на Элис, скрыв картину развратного пластикового бикини от наших взглядов.
   - Пожалуйста, подождите. Настройка в пассивном режиме займет шесть минут. Обнаружено переносное компьютерное устройство с выходом в сотовые сети четвертого поколения, коммуникационное устройство с выходом в сотовые сети четвертого поколения, одиннадцать мобильных устройств третьего поколения без доступа в сеть интернет, проводное телефонное устройство устаревшего образца, телевизионное устройство с возможностью подключения к сети интернет, холодильное устройство с возможностью подключения к сети интернет, устаревшее музыкальное устройство с высоким энергетическим фоном и возможностью подключения в общую сеть. Администратор, желаете провести общее подключение данных устройств к сети Amakawa-net?
   - Ого! Ты и это можешь? Ничего не поломаешь тут?
   - Вероятность поломки ноль процентов.
   - Подключай.
   - Изменение конфигурации программы выбора спутника завершено. Развертывание беспроводной сети завершено. Покрытие зданий составляет 86 процентов. Настройка каналов телевизионного устройства завершена. Желаете настроить конфигурацию холодильного устройства и автоматический заказ продуктов?
   - Пока обойдемся без этого, пусть настройки будут по умолчанию.
   - Принято. Музыкальное устройство, идентифицируемое как Sony Discman D20, отказывает в запросе на подключение. Подключение к Amakawa-net остальных устройств завершено.
   - Ди-ниджу, что ты упрямишься? Накачаешь себе кучу новых песен!
   Аякаси плеера издал какую-то радостную трель, означающую, по-видимому, согласие.
   - Элис, так с чем связана столь экстравагантная внешность?
   - Производится анализ. Выполнено. Обнаружены корреляции хуман-дизайна устройства "Элис" с передаваемой информацией в дата-центре So-Net Japan.
   - Какой информацией?
   - 72% передаваемых данных принадлежат домену pornhub.jp.
   - Аха-ха-ха!
   Засмеялся я. Один. Сидзука только улыбнулась, догадавшись.
   - Что есть за домен сей, милорд? Влиятельного демона какого? - спросила бакэнэко.
   - Очень влиятельный демон, который правит умами многих мужчин. Но тебе не стоит переживать, Химари, ты его с легкостью повергнешь!
   - Отрадно слышать, милорд. Уж демоны похоти мне не противники.
   - Кхах! - неожиданно кашлянула Элис, а из ее рта полилась кровь. - Обнаружено вторжение в сеть Amakawa-net. Принимаю меры противодействия...
   - Что?! Чем тебе помочь? - заметался я.
   Какие-то уроды фактически напали на мой дом и поранили моего вассала! Узнаю, прибью!
   - Активирован защитный протокол. Прикладной уровень изолирован. Производится очистка оперативной памяти. Выполнено. Производится проверка представительского, сеансового и транспортного уровней. Угроз не выявлено. Защитный протокол отключен. Перевод в режим повы...
   Элис зашаталась словно от сильного удара и чуть не рухнула на пол. В последний момент я успел подхватить девушку и аккуратно опустить на пол.
   - Обнаружено проникновение через сетевой уровень. Производится попытка устранения воздействий...
   Голос аякси затухал. Изо рта, глаз и носа духа роутера начала сочиться алая кровь.
   - Элис...
   - Провалено. Потерян контроль над спутниковым оборудованием. Производится попы... Кха! - кашлянула Элис, забрызгав плащь кровью. - Недостаточно ресурсов...
   - Что нам делать?!
   - Принудительный сброс настроек...
   - Как?!
   - Активатор на переходнике к головному процессору устройства "Элис".
   Что за шарады, твою мать?! Шея что ли? Я быстро просунул руку, нащупал на задней стороне шеи небольшой выступ и надавил. Тело духа роутера выгнулось дугой, но через пару секунд в зеленых глазах появилось осмысленное выражение.
   - Производится загрузка, пожалуйста, подождите... Производится очистка оперативной памяти устройств сети... Выполнено. Подключение к сети с защитным протоколом. Уведомление администратору: недостаточно ресурсов для обеспечения безопасности данных и оборудования от внешнего воздействия.
   - Что нам нужно, чтобы обеспечить безопасность?
   - Требуется мощное устройство с высокоразвитым духовным составляющим. Устройство Элис предназначено для передачи информации и объединении других устройств в единую сеть.
   - Но что с этим хакером делать? Элис, ты можешь пока не трогать сеть, чтобы избежать нападения?
   - Ответ положительный. Сеть Amakawa-net переведена в пассивный режим. Возможно нарушение периметра безопасности.
   - Уф-ф, хоть так.
   - "If there's something strange..." - громко заиграла моя трубка визитной музыкой из охотников на привидений. На новый смартфон я также поставил полюбившийся рингтон.
   - Алло!
   - Юто-тян, я вся в возбуждении, ку-хи-хи! Где ты откопал такого замечательного компьютерщика? Познакомишь?
   - Так это ваших рук дело?! Якоин Хитсуги, вы напали на моего вассала! Я требую немедленных извинений!
   - Что-о-о?! Дух конверта не мог за столь короткое время, да и сигнал ее телефона... Юто, ты нашел новых вассалов в Кагосаки?!
   - Если вы сейчас же не извинитесь, можете забыть о каком бы то ни было сотрудничестве между нашими кланами. Мой вассал истекает кровью по вашей вине! И только то, что вашему клану не были известны подробности, заставляет меня проявлять хоть какую-то вежливость сейчас.
   - Я... Приношу свои глубочайшие извинения, Амакава-доно. Клан Якоин никоим образом не желал вредить вашим вассалам, - в кои-то веки серьезно ответила глава девятого клана.
   - Принимаю. Предупреждайте, когда в следующий раз будете ломиться в сети Амакава. Всего хорошего.
   Я отключился.
   - Элис, ты как?
   - Состояние устройства "Элис" оценивается в 87 процентов. Для ускорения починки устройства требуется близкий контакт с администратором Амакава Юто.
   - Я сама тебя вылечу, - склонилась Сидзука.
   - Ответ отрицательный. Вода негативно влияет на работоспособность устройства. Требуется близкий контакт с администратором.
   - Ладно.
   Я присел рядом с лежащей пышногрудой проводковолосой женщиной и приблизил свои руки, окутанные светом. Вот и первое сражение меж кланами, пускай и из-за казуса.
  
   Война войной, а обед по расписанию. Кайя и Лизлет постарались на славу. Химари умяла две здоровых рыбины, а Сидзука полакомилась угрем. Напоследок нас ждал душистый чай с какими-то травами.
   - Очень вкусно. Спасибо, Лизлет, Кайя.
   - Мы рады, что вам понравилось, господин, - ярко улыбнулась дух чашки.
   Под конец трапезы вернулась Элис в своем безразмерном плаще.
   - Как ты?
   - Состояние устройства "Элис" оценивается в 100 процентов. Требуется разрешение администратора на установку защитных мер противодействия.
   - Что за меры?
   - Использование анонимного идентификатора для доступа к спутнику и ежечасной его смене. Данный шаг усложнит отслеживание входящих и исходящих пакетов информации. Использование анонимного идентификатора для доступа к сети интернет для коммуникационного, компьютерного и иных мобильных и проводных телефонных устройств. Установка протоколов шифрования между любыми устройствами передачи информации сети Amakawa-net.
   - Обычные сотовые и даже стационарный телефон?!
   - Ответ положительный.
   - Я правильно понимаю, теперь местоположение мобильных телефонов нельзя будет так просто отследить? И общение между двумя нашими устройствами будет зашифровано?
   - Ответ положительный. При регулярной смене протоколов шифрования вероятность взлома менее одного процента. Наиболее слабое место - взятие сети Amakawa-net целиком под контроль. Устройство "Элис" способно распознать более 99 процентов видов информационных атак, но для полноценной защиты недостаточно производственных мощностей. Администратор, разрешите выполнять?
   - Разрешаю. Значит, нам следует поискать более специализированного аякаси, - я задумался. - Существуют ли духи антивируса?
   - Не ведаю, милорд.
   - Я мало знаю о современных духах, - покачала головой Сидзука.
   - Установка защитных протоколов будет завершена через сорок пять минут. Устройству "Элис" известно о существовании редких информационно-программных духовных сущностях. Для самостоятельного поиска и поимки недостаточно производственных ресурсов. Устройству "Элис" известно о существовании цукумогами компьютерных устройств высокой мощности. Разрешите начать поиск?
   - Разрешаю. Элис - ты супер! Нобу, только ради такого полезного знакомства ты заслуживаешь отдельной благодарности.
   - Рад стараться, Амакава-сама, - склонился аякаси.
   - Пойдем поболтаем снаружи. Девушки, это мужской разговор.
  
   - О чем вы хотели поговорить, Амакава-сама? - дипломатично спросил молодой кареглазый шатен в свежекупленных синих брюках, белой рубашке и синей жилетке, когда мы вышли на свежий воздух. В своем наряде он немного напоминал юного прислугу-дворецкого.
   - Видишь ли, в последнее время складывается опасная тенденция вокруг меня. Слишком велика стала концентрация духов женского пола. А это до добра точно не доведет. Я обещал разобраться с гаремным проклятием, и я это сделаю!
   - Э-э, а что от меня требуется?
   - Может, тебе кто-то нравится, а? Гинко, у-ух, дикая и необузданная волчица? Сидзука, ехидная лоли? Быть может Лизлет? Стеснительная горничная? Ну или Элли с Саки, хотя в случае последней это уже будет надругательством. Кайя в своем роде тоже вполне миленькая? Айя все в Такамии бегает, дух письма.
   - Я еще не очень освоился в клане, Амакава-сама.
   Я хлопнул парня по плечу:
   - Дерзай, я запрещать ничего не буду. Может, все-таки Лизлет тебе подойдет? Дверная ручка и чашка. Должна выйти отличная пара!
   - Простите, Амакава-сама, ваши вассалы все как одна красавицы, но я пока не готов к серьезным отношениям...
   - Тю, сопляк!
   - Насколько я слышал, вам ведь тоже необходимо жениться, чтобы получить наследство?
   - Есть такое, - поморщился я. - Но я ведь не предлагаю тебе сразу свадьбу играть. Присмотрись к девушкам, может кто-то из них тебе понравится...
   - Непременно, Амакава-сама. Хотя могу сразу сказать, что не у всех аякаси выражено человеческое желание по поиску партнера.
   - Так ты евнух?
   - Нет!
   - Ясно. Хочешь, хоть коробокуру в пару себе найди. В общем, я тебя не тороплю. Обживайся, глядишь, скоро и маленьких дверных ручек настрогаешь... Я не совсем понял, у цукумогами могут быть дети?
   - Честно говоря не слышал о подобном. Полагаю, что пара должна жить очень долгое время среди людей, чтобы полностью перестроить свой организм по вашему подобию.
  
  
   Глава 10
  
   Лизлет Эл Челси в красках поведала нам о том, как на нее совершил дерзкое нападение Маккалистер со шпаной, и как ее спасла Джингуджи Куэс, что добавило несколько очков в копилку молодой ведьмы. Наследница двенадцатого клана, якобы моя старая знакомая из детства, просила навестить ее в гостинице Син-Такамия. На вопрос, не оставила ли она свой телефон, горничная неуверенно заметила, что она вроде как звонила мне однажды. Ага, теперь ясно от кого тот пропущенный.
   Но все-таки, не слишком приятное чувство знать, что в твое отсутствие на вассала было совершено нападение. Я посоветовал Лизлет не ходить одной, брать с собой хотя бы Гинко. А тем аякаси, кто еще не получил регистрационные карточки, пока вообще не покидать особняк без меня. По словам Челси-сан именно пропуск четвертого отдела спас ее от уничтожения колдуньей.
   Элис завершила обработку телефонов и ноутбука. Однако звонки на чужие устройства также могут быть отслежены и прослушаны, если Якоин и за ними присматривают. Разумеется, никакого шифрования в таком случае нет.
   - Ю-тян! - раздался в трубке радостный и приятный женский голос.
   - Э-э-э, Джингуджи-сан, давайте пока остановимся на формальном общении. Понимаю, что мы провели некоторое время в детстве, но я вас совершенно не помню.
   - Совсем ничего не помнишь?! - воскликнула девушка.
   - Но немного знаю. Проклинательница и кошконенавистница.
   - Это... это... было все не так!
   - А увидел я вас впервые на фотографиях из интернета.
   - Что?!
   - Да, я удивился, узнав, что наследница великого клана снимается для таких сомнительных сайтов и изданий.
   - Джингуджи Куэс никогда бы не опустилась до подобного! Юто, скажи мне названия, и я сотру их в порошок! Я несколько раз давала интервью "London Gazette" и один раз сделала фотосессию для "People". И все!
   - Ладно-ладно. Не надо так передо мной отчитываться, Джингуджи-сан. Да и не стоит говорить лишнего по телефону.
   - Конечно, ты прав, Юто-тян. Когда ты приедешь ко мне? Нам надо многое обсудить.
   - Почему бы вам самим не заехать к нам в Ноихару? Уверяю, мои вассалы вас и пальцем не тронут без веских причин.
   - Мне комфортнее будет в гостинице. Разве ты не пойдешь навстречу девушке?
   - Нет. Но раз вы так желаете встретиться в гостинице... Сегодня вечером в концертном зале отеля Токио-плаза состоится аукцион по распродаже драгоценностей клана Амакава. Не желаете присутствовать, Джингуджи-сан?
   - Я приду!
   - Тогда до скорого.
   - До скорого, Юто.
   Я нажал кнопку завершения вызова.
   - Элис, а ты можешь прослушивать разговоры?
   - Необходимо покрытие сетью Amakawa-net. Администратор, желаете вести ежедневную запись сжатой информации?
   - Давай.
   - Принято. Срок хранения разговоров низкого приоритета 24 часа, высокого -- 7 дней. Для хранения данных на более долгий срок недостаточно памяти.
   - И чему же ты поставишь высокий приоритет, электронный дух? - спросила Сидзука.
   - Разговоры и переписку администратора устройства.
   В обеденной комнате материализовалась Кайя со специальной подушечкой, на которой покоилось несколько конвертов:
   - Милорд, это корреспонденция, что пришла в ваше отсутствие.
   - Почитаем...
   Писали именно мне, как новому главе клана Амакава. В основном поздравляли с возвращением из забвения и приглашали съездить к ним в гости. Такие приходили и в предыдущие дни -- от великих кланов. Теперь же доставили письма из незнакомых мне индийских сообществ, российской церковной епархии, трех китайских группировок. Но больше всего умилило весьма дружелюбное уведомление от триады Гуан-миня. Китайский мафиози, бывший подчиненный моего отца, судя по тексту, весьма искренне желал встретиться со мной. С другой стороны, дух молнии мог действовать самостоятельно, в отрыве от банды целиком. Наверняка аякаси сильно недовольны тем, что отец поработил их светом. Только почему они вышли из подчинения? Закончилось действие магии? Или Синити и не давал им никаких приказов защищать семью Амакава? Может, мне удастся быстро перехватить контроль над ними? Оставим эти размышления до случая, когда появиться возможность проверить их.
   - Йо, Элис, ты можешь поискать для меня одного человека? Или лучше я сам посмотрю. Теперь ведь Якоин не смогут отследить мои запросы?
   - Вероятность менее 3 процентов.
   - Приемлемо!
   Покопавшись в интернете, я таки смог разузнать о Нисийоши Рицуко 1892 года рождения. Личность известная, несмотря на внушительную пропасть во времени. Стал оператором установленной в 1924 году первой в Японии большой круговой карусели, сделанной с помощью пражских специалистов. Доказана его причастность к надругательствам и жестоким убийствам пяти девочек возраста от шести до тринадцати лет. Когда полиция вышла на его след, то парк развлечений принимал людей, и карусель работала. Нисийоши взял в заложники четверых детей. При штурме двое из них были убиты, двоих удалось спасти. Самого маньяка пристрелили на месте. Поднялась огромная шумиха -- обсуждалось влияние западных веяний в развлекательной сфере на умы японцев. Парк надолго закрыли. А когда решили вновь запускать, оказалось, что карусель исчезла, словно ее кто-то выкрал целиком. Да уж, малоприятная история. Газетная вырезка того времени гласила, что в школе его травили из-за женского имени Рицуко. И вероятно именно этот факт и стал толчком на кривую дорожку.
   Позвонила Айя, сообщила о том, что через полтора часа стартует аукцион. Мы стали собираться. Я оделся в темные брюки и белую рубашку без рукавов, в которой ходил в школу. Она выглядела стандартной, без каких-либо узоров или школьных меток. Молниевый шрам благодаря стараниям Сидзуки сравнялся по цвету с кожей и стал намного менее заметен.
   - Милорд, как я вам?! - выскочила Химари.
   На бакэнэко красовался короткий белый топ и еще более узкие джинсовые шортики... или, скорее, джинсовые трусики.
   - Да в таком виде даже на улицу выйти стыдно!
   - Вам не нравится?
   - В Токио-плаза с тобой в такой одежде я не пойду. Ты выставишь меня на посмешище. Неужели Генноске не брал тебя с собой на важные встречи?
   Вышла Сидзука в длинном закрытом черном платье в пол. Похоже, настоящее... Мизучи подошла ко мне и схватила под руку:
   - Юто пойдет с настоящей леди, а не с кошкой дворовой.
   - Ни-я, простите, милорд, вашу неразумну кошечку. Мигом переоденусь!
   Когда мы загружались в машину, из дома вышла бакэнэко, семеня ножками. На ней была надета бордовая церемонная юката с широким тугим белым поясом и специальные открытые сандалии. Волосы убраны в скромную, но элегантную прическу, открывая шею. А ножны с катаной добавляли образу загадочности.
   - Отпад, Химари! - похвалил я. - Хотя неплохо бы подумать и о западных платьях.
   - Благодарю, милорд.
   - Тсч, - фыркнула Сидзука.
   - Это лучший комплимент от тебя, мизучи, - улыбнулась Багровый клинок Ноихары. Да, пожалуй, в таком наряде она вполне соответствовала своему прозвищу.
   Нас провожала Гинко в образе волчицы. Оками сообщила, что за пределами территории дзасики-вараси обретается наш вчерашний знакомый Тако, дух воздушного змея. Надо будет как-нибудь показать ему, что в Ноихаре с аякаси из Кагосаки хорошо обращаются. Почти по пути я заехал в "Сумчатый рай" и заказал у Шино-сан специальный пуленепробиваемый кейс по размерам Ди-ниджу. Бедный продавец как мог открещивался, заявляя, что не занимается таким товаром, а торгует простыми сумками, но при упоминании его любви к театру все же уступил и пообещал заняться.
   Машину оставил неподалеку от отеля, не став светить тем, что рассекаю без водительских прав. При входе в Токио-плаза на нас напала скромная стайка журналистов, но звякнувшая Ясуцуна и слегка отпущенная на волю аура бакэнэко быстро отбила у них желание задерживать нас. Внутри ожидала целая толпа: Кабураги Хьего с несколькими настороженными сотрудниками четвертого отдела, Джингуджи Куэс в дорогом вечернем платье рядом с каким-то немолодым усатым мужчиной, Айя и Кагецуки с кипой бумаг на подпись, распорядитель аукциона, посланник императора, главный менеджер компании по сбыту ценностей, улыбающийся менеджер отеля, несколько любопытных богатых посетителей (не только японцев), общающиеся между собой перед началом эвента. Послав всех куда подальше, в том числе и Джингуджи, которая явно осталась недовольна таким положением дел, я уселся с конвертом и журавлем в удобные кресла в уголке фойе. Передал новые, обработанные Элис телефоны и принялся ставить свои подписи на документах, закрепляя красной печатью родового инкана Амакава. Айя выглядела помятой, словно конверт пересылали из Калининграда в Владивосток почтой России, но отчет вела ровно. Закончив с бумагами, я поблагодарил духов за проделанную работу. С разными возникшими трудностями они справились сами. Пожаловались только на назойливое внимание сотрудников в форме с четырьмя белыми полосками, да на присутствующую Джингуджи, что приходила ко мне домой в Такамию однажды. Хотя формально аякаси находились под защитой, слишком на глубоком уровне засела боязнь других экзорцистов. Даже Айя, служившая в шестом клане не один десяток лет и видевшая вживую немало глав кланов охотников, предпочитала избегать любых встреч с экзорцистами без Амакава поблизости.
   Буквально стоящую над душой Джингуджи пришлось принять следующей. Сумеречная луна вживую производила неизгладимое впечатление. Длинные пышные белоснежные волосы, ниспадающие на плечи и заканчивающиеся у поясницы, приблизительно как у Химари. Загадочная отметина на лбу в виде перевернутого полумесяца. Элегантное темно-синее платье с белыми вставками, подчеркивающее открытые плечи и высокую грудь, размера Химари примерно... Что-то я любой женский бюст теперь сравниваю с бакэнэко, словно с эталоном... Белая кожа, тонкие брови и пронзительные фиолетовые глаза, как у Химари... Я перевел взгляд на стоящую рядом бакэнэко. Действительно, у Куэс и Химари много общего. Если Джингуджи покрасить волосы в темный цвет, то их можно принять за сестер.
   - Заметил, Юто-тян? - не укрылись от колдуньи мои переглядывания.
   - Что, Джингуджи-сан?
   - Эта кошка рядом с тобой всего лишь подделка. Моя жалкая копия...
   - Заткнись! Закрой свой поганый рот! - взъярилась Химари.
   - Химари, а ну успокойся! Джингуджи-сан, вам лучше объясниться.
   - Все просто. Аякаси часто копируют человеческую внешность. Бакэнэко всегда пыталась мне подражать, поэтому неудивительно, что она украла мой прекрасный образ, - Куэс взметнула свои волосы роскошным водопадом. - До того, как познать Истину, мой оттенок волос был темным. Юто-тян, какой тебе больше нравится?
   - Дело не в цвете волос.
   - А в размере груди, нано, - добавила Сидзука рядом.
   - Соревноваться с аякаси в этом вопросе нечестно, но я, Джингуджи Куэс, принимаю вызов! - выпятила грудь колесом колдунья.
   - На это я и рассчитывала! - хищно усмехнулась Химари, вытянувшись по струнке. Даже традиционная юката не могла полностью скрыть все соблазнительные изгибы ее тела.
   Два внушительных бюста сошлись в ожесточенной схватке. Запад против востока, кто же победит? Тьфу, какая дурь в голову лезет. Тем временем Сидзука по-хозяйски запрыгнула в кресло ко мне на колени, нагло схватила мои ладони и прижала к своей плоской груди:
   - Братику Юто нравится именно такой размер!
   - Ня-и-и?! (че-е?!)
   - Юто, это правда?!
   Я высвободил руки и твердо ответил:
   - Моей лоли нравится так думать, но разумеется это не так.
   - Лоли?! Юто, что с тобой стало за эти годы?! - воскликнула сумеречная луна.
   - Он вырос в красивого мужчину, который знает толк в женском теле, - еще больше накалила атмосферу мизучи.
   - И то верно, - быстро успокоилась Химари. - Мою грудь милорд так сильно намял, что в сторону змеиной равнины он и не взглянет по своей воле.
   - Ты чем занимаешься с этими грязными е-кай!!! - раздался громоподобный голос Джингуджи. Взметнулся ветер, чуть не раскидав документы со стола.
   - Джингуджи-сан, воздержитесь от проявлений грубой силы, - вовремя вмешался подоспевший Кабураги.
   - Хмпф, что ж, стоит поблагодарить свою копию. Ведь когда Юто трогал тебя, это значит, что он трогал мое тело. Но поскольку оригинал уже здесь, в мерзких подделках нет необходимости. Исчезни!
   - Это ты исчезни, дрянная колдунья! - оскалилась бакэнэко.
   - Хьего-сан, видите, с кем приходится работать?
   - Сочувствую, - фальшиво улыбнулся мужчина с бородкой, - но я надеюсь, что вы разберетесь со своим... своими... дамами.
   - Не извольте беспокоиться. Если какая-то дама вздумает тут устроить потасовку, то с такими личностями Амакава никаких дел вести не будет.
   - Ты прав, Ю-тян. Не пристало членам великих кланов вести себя словно младшеклассники на экскурсии. Еще бы твой зверинец знал свое место... Водный дух, может, ты уже слезешь с Юто? - у Куэс раздраженно дернулась бровь.
   Вместо этого мизучи повернулась, обхватила руками мою шею и испуганно пропищала:
   - Братик Юто, эта тетя меня пугает!
   - Тетя?!
   - Хватит уже провоцировать.
   Я поднялся с кресла, но Сидзука не разжала рук, повиснув на шее, а ее ноги стали подбираться вверх в попытке обхватить меня за талию. Я решительно отстранил липнувшую мизучи. Посетители потянулись в концертный зал, поскольку объявили о старте аукциона, но мы пока не спешили.
   - Хьего-сан, мне необходимо зарегистрировать еще несколько новых вассалов Амакава.
   - Хм, вы в курсе, что кланам запрещено иметь в услужении более семи духов среднего ранга и выше?
   - Хватит выдумывать. Где приказ, подписанный императором или министром обороны?
   - Я знал, что вы не поверите мне, Юто-сан. Вот, у меня есть для вас копия императорского указа от 1875 года, действующего по сей день.
   Я потрясенно принял протянутую бумагу и быстро пробежался глазами:
   - С какого перепугу? Кроме Амакава никто и не использует аякаси! Этот указ ущемляет права нашего клана, он устарел!
   - Вы всегда можете обговорить условия с императором Токунагато, - улыбнулся Кабураги.
   - Так и поступлю! Кого относят к среднему рангу? Айя, например?
   - Аякаси конверта имеет средний ранг.
   Мда.
   - Я понял вас. Тогда пришлите людей для регистрации седьмого аякаси клана. Его зовут Нобу, дух дверной ручки.
   - А что вы скажете о дзасики-вараси Ноихары?
   - О чем вы? Если вы о Кайе, то она просто подруга Химари, сирота, которую мой дед подобрал совсем маленькой.
   - Ох, нам недавно урезали финансирование, да и последние траты артефактов Тсучимикадо нанесли серьезный урон...
   - Будут вам амулеты света, как только предоставите подопытные образцы!
   - Конечно, Юто-сан. В самое ближайшее время решим вопрос.
   Жаба ходячая.
   - Юто, я узнала о твоих затруднениях в поиске толкового финансового советника, - проговорила наследница двенадцатого клана. - Позволь тебя познакомить с Альбертом Ротшильдом, отличным экономистом и специалистом широкого профиля.
   Усатый мужчина галантно поклонился.
   - Очень приятно, Амакава Юто - пожал я руку. - А вы не из тех Ротшильдов...
   - Однофамилец, - улыбнулся делец.
   - Однако фамилия помогла тебе пробиться наверх, разве не так? - с усмешкой заметила Куэс.
   - Лишь отчасти, мисс Джингуджи.
   - Альберт не работает на наш клан, поэтому можешь не переживать за свои тайны. Я уверена, вы сработаетесь.
   Ну, доверять словам ведьмы конечно не стоит, но до появления лучшей кандидатуры можно и присмотреться к старику Ротшильду.
   - У меня к вам множество вопросов, Джингуджи-сан, но хотелось бы обсудить их без лишних ушей. Не соблаговолите ли поужинать со мной после аукциона?
   - Пожалуй, смогу уделить немного своего времени, - с царской улыбкой ответила колдунья.
   - Превосходно. Тогда пойдем посмотрим, как проходят торги.
   Мы осторожно протиснулись и присели на стульях заднего ряда. Впереди, вживую, и одновременно на огромном экране показывали продаваемые лоты. Ведущий достаточно умело расписывал все их достоинства, им даже удалось отследить историю некоторых вещей. Скучное зрелище, однако мое присутствие требовалось для какого-то торжественного мероприятия в конце. Большую часть лотов удалось продать по хорошим ценам, а оставшиеся, как мне рассказала Айя, продолжат висеть на онлайн-аукционе. Устроители торгов грамотно использовали рекламу на фоне нахождения всемирно известных сокровищ принцессы Сенджу. Некоторые побрякушки словно бы тоже носили какие-то императорские особы.
   - Мистер Амакава, в качестве демонстрации своих умений, я немного поработал со списком от организаторов аукциона и помог им выгодно подать лоты. Думаю, что в хорошей выручке есть и отчасти моя заслуга.
   - Спасибо, Ротшильд-сан. Я и не сомневался в вашей квалификации. А вы хорошо говорите по-японски.
   - Благодарю. Кроме английского и японского я также знаю немецкий и немного французский.
   Тем временем последнее украшение ушло с торгов какому-то европейцу, и в зал сразу запустили репортеров, которые толпились в фойе отеля. На сцену на красивом постаменте вывезли потерянные императорские сокровища. Ведущий потратил несколько минут, чтобы красочно описать историю их пропажи и возвращения. Похоже, фраза "найти клад во дворе дома" теперь прочно будет ассоциироваться с моей фамилией. Далее на сцену вышел мужчина средних лет в деловом костюме, представившийся доверенным лицом императора Токунагато VI. Он сразу попросил меня подняться к нему. Черт, не думал, что все это будет происходить под прицелом десятка телекамер. Как я ни пытался успокоиться, все равно только и мог, что улыбаться, да поддакивать. Легче воевать с китайскими духами молнии, чем выступать перед огромной аудиторией. В заключение мне вручили огромный символический чек на 85 миллионов йен. Такое ощущение будто в лотерею выиграл. Пожадничал император, ну да аякаси с ним. Зато с остального смогли неплохо заработать. Наконец, эпопея с аукционом завершилась. Меня было потащили на торжественный фуршет, обещали познакомить с влиятельными людьми Такамии. Пожалуй, стоило бы сходить, но я отказался, сославшись на уговор с наследницей клана Джингуджи. Распорядители понимающе покивали. Я расписался в нескольких документах и оставил прочие формальности на Айю с Кагецуки и Ротшильда.
   Напоследок я пристал к доверенному императора Токунагато VI:
   - Прошу прощения. Я хотел бы попросить вас передать императору мою благодарность за это щедрое вознаграждение и, если возможно, договориться об аудиенции по одному важному клановому вопросу.
   - Конечно, Амакава-сан. Я передам ваши слова в точности. Думаю, его величество быстро выделит вам время. Главы великих кланов экзорцистов всегда могли рассчитывать на теплый прием в семье Токунагато.
   Я передал мужчине свой номер телефона, после чего быстро распрощался. Около десяти вечера мы добрались до одного из ресторанов Такамии на черном мерсе четвертого отдела. Какого труда мне стоило уговорить Джингуджи сесть в один автомобиль с аякаси, сложно вообразить. Так еще и в самом ресторане возник жаркий спор. В итоге мне удалось добиться, чтобы Сидзуке и Химари выделили места за соседним с нашим столиком.
   - Джингуджи-сан, за что вы так невзлюбили духов? - спросил я недовольно, когда мы наконец уселись.
   - Но... ты что, совсем ничего не помнишь?
   - О чем?
   - В тот день мы поклялись уничтожить всех аякаси! Вместе, спина к спине! Твои слова очень помогли мне в годы тяжелых тренировок.
   - Вот оно что. Можете считать, что тот человек, с которым вы виделись в детстве, давно погиб. Амулет деда изменил мой характер. Так что начнем знакомство заново. Меня зовут Юто из шестого великого клана Амакава.
   - М-м, Джингуджи Куэс из двенадцатого великого клана экзорцистов, - немного обескураженно сказала колдунья.
   - Вот и познакомились. Могу я называть вас Куэс-сан?
   - Куэс достаточно! Но неужели ты забыл и... наш с тобой... - девушка коснулась своих губ.
   Черт, Юто, что за дамским угодником ты был в детстве?! Настоящая феромонная машина для соблазнения.
   - Все это осталось в далеком прошлом, - заметил я с толикой раздражения. Все же не я был тем, кто целовался с этой красоткой. - А смотреть надо в будущее.
   - Ты прав Юто. Скоро наши кланы породнятся... Постой, об этом ты хотя бы помнишь?
   Я прикрыл глаза и глубоко вздохнул:
   - Так значит нас действительно собирались поженить?
   - God damn, тебе что, никто ничего не сказал?
   - Нет, представляешь себе, только намеками. Хотя кое-кто хвостатый, судя по всему, должен быть в курсе, - бросил я сердитый взгляд на Химари за соседним столиком. Та состроила виноватое выражение лица, угадав, что я чем-то недоволен. Хотя не удивлюсь, если аякаси прекрасно слышен весь наш разговор.
   - Надеюсь, ты не разочарован своей будущей женой? - повернула лицо Куэс, словно красуясь для глянцевого журнала.
   - Подождите, Куэс-сан, вы серьезно настроены насчет этой помолвки? Мы ведь с вами почти взрослые современные люди. Все эти глупые традиции... да и дед Генноске давно мертв... Или таково желание главы клана Джингуджи?
   - Да, союз Амакава и Джингуджи пойдет на пользу обоим кланам. Но не думай, что я бы дала свое согласие, будь ты мне безразличен, Юто!
   - Вот, опять! Да что с вами всеми не так? В общем, я считаю, что над тобой довлеет проклятие, - волне разумно я решил не упоминать его "гаремную" составляющую, дабы снова не прослыть чудаком. - Сама посуди. Сколько времени мы общались в детстве? Год, два?
   - Одно лето...
   - Вот! И сколько лет прошло? Восемь? Сохранить возвышенные чувства за такой срок - поистине титаническая задача, разве не так?
   - Нет! Мои чувства... Пускай ты и был скрыт в забвении, твой образ помогал мне в учебе и тренировках! О каком проклятии ты толкуешь, Юто?
   - Это темное заклинание не позволяет тебе мыслить рационально. Что-то вроде воздействия на разум.
   - Исключено. Раз в месяц я проверяюсь на любые, даже самые незначительные ментальные закладки и изменения памяти. Подобную вещь невозможно пропустить.
   - Ну-у, это проклятие очень сложно обнаружить...
   - Клан Джингуджи имеет высокую стойкость к проклятиям!
   - Ведь вы сами их насылаете? - едко подметил я.
   - Все было не так! То есть... Ладно, мне не нравилось, что ты проводишь так много времени с кошачьей е-кай. Но именно Генноске Амакава попросил меня о проклятии. Он сказал, что это ради твоего же блага.
   - Серьезно? Зачем это деду понадобилось?
   - Не знаю, Юто.
   - Разумеется, ты снимешь его в ближайшее время, - заявил я.
   - Но... - Куэс бросила недовольный взгляд на трапезничающую неподалеку бакэнэко. - Это очень сложная процедура.
   - Значит, не быть дружеским отношениям между нашими кланами?
   - Я действительно не смогу сейчас снять проклятие. Одно неверное движение, и вся твоя память пропадет! Я не могу так рисковать.
   - Понятно, - протянул я.
   - Юто, нам надо поговорить о твоем будущем. Через четыре дня, 26 июля, состоится собрание великих кланов экзорцистов. Раз тебе никто не соизволил сообщить ранее, то именно мне выпала честь пригласить наследника Амакава. Ходят неподтвержденные слухи о сильном аякаси-каннибале на севере. На встрече будут также обсуждать и признание за твоим кланом места среди великих.
   - Ясно. У них хотя бы нет предубеждений насчет моих вассалов?
   - Юто, ты что, собрался заявиться на собрание с нечистью?! Даже Генноске-доно себе такого не позволял!
   - Я пока еще слаб, мне нужны телохранители.
   - Я буду твоим телохранителем. Рядом с Джингуджи Куэс ты будешь в полной безопасности!
   - Ага, а признают ли мой клан великим, если я спрячусь за твоей юбкой?
   - Хорошо, - сдалась ведьма. - Решай вопрос с Тсучимикадо Айджи, он занимается организацией.
   - Отлично же он занимается организацией, раз...
   Мы синхронно повернули головы, уловив признаки магического воздействия. Химари с Сидзукой также подозрительно следили за каким-то белым крылатым существом, влетевшим в ресторан. А вот другие посетители не заметили летучий артефакт. На поверку это оказался свернутый в трубку свиток с бумажными крыльями. Не почуяв злой или сильной магии, мы подождали, пока магическое создание покружит немного подле меня, после чего плюхнется в тарелку с супом.
  
   Глава 11
  
   - Шляпа Гендальфа! - ругнулся я, отряхивая рубашку от супа.
   Выловленный намокший свиток оказался тем самым приглашением на собрание от Тсучимикадо. Мне разрешалось взять с собой одного аякаси в качестве сопровождения. Хорошо хоть не сову отправили.
   - Ну ладно. Мелкие вопросы порешали. Перейдем к основным...
   - Спрашивай, Юто. У меня нет от тебя секретов!
   - По моим сведениям ты училась в Англии... Виделась ли ты с Гарри Поттером? С Волан-де-мортом?
   - Кха, What?! - выпучила глаза наследница великого клана Джингуджи.
   - Прости, с тем-кого-нельзя-называть...
   - That daft cow! Юто, вот уж не думала, что и ты поведешься на эти бредни! Никаких Мортов, Поттеров и Дамблядуров, или как их там, никогда не существовало! Это все писательская выдумка!
   - А что ты от меня хочешь? Я всего несколько дней назад узнал о магическом мире. Невозможно так вот сразу во всем разобраться!
   - Прости, ты прав.
   - Вы пользуетесь палочками?
   - Только первокурсники или разные неумехи. Помогает концентрации при колдовстве.
   - А как называется ваша магическая школа?
   - LAMA, London Academy of Magical Arts. Все подобные школы находятся в столицах государств. В некоторых странах их больше одной: Китае, США, Российской Империи. В Японии - это Токио Оммедзи Гакуэн, Токийская Школа Экзорцизма.
   - Весьма познавательно. Но я удивлен, как маги позволили выпускать подобные книги.
   - На самом деле, стало чуть проще выходить в парадной мантии, да и на метлы меньше косятся, - немного остыла Джингуджи.
   - Что? Метла? Вы не могли получше дизайн придумать?
   - А иначе никак! Закрывать нельзя - связь сразу пропадет. Ручка - это управляющий элемент, ее делают из дерева из-за родства с остальными элементами. Между прочим, настоящий маг собирает свою метлу всю жизнь! Каждая хворостинка - эта частица одного из редчайших магических деревьев, разбросанных по Великобритании и остальной Европе. Стоимость некоторых веточек доходит до миллиона фунтов! Не знаю уж, что там про метлы выдумали, но ведьмы и колдуны уже много веков используют их в качестве телепортационных артефактов между деревьями-носителями.
   - У тебя тоже есть метла?
   - Нет! Мне принадлежит великий родовой гримуар, который выполняет схожую функцию.
   Словно заправский фокусник Куэс откуда-то из-под юбки вытащила внушительный фолиант, перевязанный серебряными цепями. Обнюхав артефакт, я почуял присутствие чего-то знакомого.
   - Это же аякаси!
   - Юто, - брови Куэс взметнулись вверх. - Это родовой гримуар Джингуджи, он не может быть filthy scum.
   - Точно говорю!
   - Тебе просто показалось.
   - Спорим?! Если это аякаси, то ты отдашь его мне. Клан Джингуджи ведь не сотрудничает с грязными духами?
   - Исключено. Хорошо, ты сам убедишься в том, что это простой магический артефакт. Гримуары бывают очень опасны, поэтому для сохранности их удерживают разные защитные заклинания, - объяснила Куэс, указывая на цепи. - Нужно подготовиться, чтобы безопасно снять их.
   - Поехали ко мне в Ноихару!
   - Ну... Юто, я еще не совсем готова...
   - Ладно. Когда будешь готова, обязательно приезжай!
   - Конечно, это всего лишь наше первое свидание!
   Я оглядел немного смутившуюся девушку. Опять о чем-то пошлом подумала, а мне разгребать. Вообще, Куэс мне вполне понравилась. Возможно, не будь рядом других представительниц прекрасного пола, я мог легко запасть на молодую колдунью. Казалось бы, рыбка сама плывет в твои сети. Ситуация очень похожа на Химари, да и сама Джингуджи внешне напоминает бакэнэко. Вот только характеры сильно различаются. Хоть Куэс и строит из себя грозную воительницу с аякаси, думаю за несколько месяцев я смогу смягчить ее позицию в это вопросе. Учитывая ее доверие ко мне. Но стоит ли метла шлифовки? Союз с Джингуджи, который давно распланировал дед. Свадьба, получение наследства... Звучит заманчиво, но вместе с тем и очень подозрительно. Интуиция упрямо твердила о том, что здесь не все чисто. Не только тот факт, что Джингуджи забирали себе мою прибыль от предприятий, но и ситуация с самой Куэс. Ладно аякаси, в их психологии сам черт ногу сломит. Почему же наследница великого клана так зациклена на мне? Проклятое проклятье! И ведь не поделишься особо с кем-то, что я не совсем тот, за кого себя выдаю. Хорошо бы только пальцем у виска покрутят, а ну как еще каким-нибудь магическим мозгоправам насильно отправят лечиться. Те точно от личности Виталия камня на камне не оставят.
   Да и у меня ведь есть... Химари. Я удивленно обернулся на кошку за соседним столом, с наслаждением смакующую бокал с молоком. Та заметила мое внимание, оторвалась от питья и эротично слизнула белые капельки с верхней губы. Зараза, специально подгадала что ли? Но в самом деле, неужели бакэнэко так мне приглянулась? Вроде бы знаем друг о друге всего ничего. Я не из тех, кто верит в любовь с первого взгляда. Бывает страсть или вожделение в первую встречу, которая со временем может перерасти в более крепкое чувство, но не любовь.
   - Юто? О чем задумался?
   - М-м, о нашей помолвке. Думаю, спешить в таком вопросе не стоит.
   - Ты больше не должен смотреть в сторону кошки. Теперь, когда я рядом с тобой... Если ты захочешь... по-потрогать чью-то грудь, то можешь попросить меня.
   Да чтоб меня на экскалибур насадили! Разве можно говорить неприличные вещи с таким невинным и смущенным видом?
   - Хватит. Я почти уверен в том, что ты находишься под проклятием. Пускай я и новичок, но все-таки экзорцист, носитель магии света. Разве мои суждения можно слепо отбрасывать в сторону?
   - Я согласна с тобой, Амакава Юто. Раз ты утверждаешь, что на мне висит злой рок, то я обязана пройти полную проверку у лучших специалистов. Обещаю, скоро я выложу тебе заключение об отсутствии каких-либо ментальных внушений!
   - Эм, все может быть не так просто...
   - Нет ничего, что было бы не под силу Джингуджи Куэс! - безапелляционно заявила молодая колдунья из великого клана экзорцистов.
   - Куэс, уже поздно. Предлагаю на этом завершить нашу встречу. Спасибо за откровенные ответы, ты мне очень помогла!
   - Не стоит. Если ты не занят завтра, может прогуляемся по городу? Я давно не была в Такамии...
   - Извини, у меня еще куча дел запланировано.
   - Хорошо, - немного расстроилась Джингуджи. - Не стесняйся, звони по любому вопросу.
   - Обязательно.
   Не знаю, то ли Джингуджи ожидала от меня поцелуя в руку или щечку на прощание, а может и сразу взасос, но я только быстро поклонился и пошел оплачивать счет. Половина денег ушло на мороженое... И когда Сидзука успела выжрать столько?!
   Мы с кошкой и змеей вышли на улицу, где уже властвовала ночная прохлада, и направились пешком к Токио-плаза, рядом с которым оставили тойоту.
   - Милорд, справно вы на место поставили эту экзорцистку зазнавшуюся. Вот и пригодилась выдумка про проклятье, - заметила бакэнэко.
   - Юто! Если ты женишься на этой убийце духов, то тебе не видать больше твоей любимой лоли и ее последователей!
   - Да пока не собираюсь!
   - Тогда разреши мне немного ее "намочить"? - умильным тоном попросила мизучи.
   - "Мочить" мы никого не будем. И вообще, есть гораздо более зверский способ отомстить.
   - Какой же, нано? - заинтересовалась Сидзука.
   - Заставить ее полюбить духов и начать защищать!
   - Это слишком жестоко, Юто, - усмехнулась лоли. - Думаешь, справишься с такой сложной задачей? Сумеречную луну с детства учили убивать аякаси.
   - Нет ничего, что было бы не под силу Амакава Юто! - с апломбом заявил я.
   - Повторение слов Джингуджи не столь впечатляют, нано.
   - Опять подслушивали? Я и не говорю, что это будет легко. Но сама подумай. Вчера она рассматривала духов только как врагов, сегодня уже путешествует с ними в одной машине, ходит в рестораны. А что завтра? Может, ей в мужья Нобу или Кагецуки подбить?
   - Хорошо, Юто. Но если ты все же вздумаешь повести ее на алтарь, то лучше до конца дней своих возле воды не появляйся. Вместо мытья подойдут бумажные салфетки.
   - А пить мне что?
   - Колу или саке. Выпивку я не очень люблю, - обнадежил меня водный дух.
   - Я быстрее тогда сопьюсь, разжирею или желудок угроблю себе...
   - Тоже подойдет.
   - Я тебе не говорил, что ты настоящее зло?
   - Упоминал на пляже. Придумай комплименты поизящней.
   - Змеюка, хватит уже флиртовать с милордом!
   Химари настойчиво прихватила меня под руку и прижалась сбоку. Ткань юкаты, оказывается, не такая уж и толстая. Все изгибы тела чувствуются.
   - Только и можешь, что жиром своим трясти, кошатина-с. Мужчину привлекает в женщине ум и возможность поддержать разговор.
   - Разговаривать и с дитем можно, а вот в постель только созревшу деву тягать.
   - Развлекаетесь, смотрю? А ауру огненную милорд высматривать должен? - съязвил я.
   Химари мгновенно подобралась, выпустив на волю кошачьи уши и хвост. Сидзука расплескала свои водные щупальца. Мы находились на полупустой парковке рядом с многоквартирными домами. Огненная аура впереди так и фонила желанием убийства, поэтому я, почти не раздумывая, выхватил из кармана бумажный артефакт Тсучимикадо. Напитать магией... Амулет начал раскрываться, и я бросил его на асфальт. Прохладная зеленоватая дымка распространилась вокруг. На секунду сознание помутилось, но легким волевым усилием я пришел в себя.
   - Выходите! - крикнул я.
   Наряду с первой, мощной огненной аурой, там же вдруг вспыхнули еще одни сильные эманации. Почему-то вспомнился Акира в больнице. Энергия была тоже какой-то больной или ядовитой.
   Из-за угла здания выпрыгнули два больших аякаси экзотичного животного вида. Пышущее жаром здоровое четвероногое копытное чешуйчатое существо с длинной шеей с шерстью на морде и высоким рогом, исходящим из лба. Второе создание имело морду какого-то примата, львиное тело, сзади шипела змея... Это его хвост что ли? Вспомнил! Такое чудище называется нуэ в японской мифологии. Вроде бы может наслать чуму.
   - Ты еще не подох? - крикнула Химари.
   - Охотник, ты натравил свою бакэнэко на меня! - взревел нуэ. - Ты поплатишься!
   - Охотник... смерть... - повеяло жаром от единорога в чешуе.
   - Это кирин, высший огненный дух, - быстро поведала Химари. - Обезьяноголовый - нуэ, аякаси болезней, которого Гинко нашла, а я прогнала из города. Будьте бдительны, вельми верткий, и остерегайтесь облака отравленного.
   - Постойте! Возникло недоразумение! - проговорил я быстро. - Клан Амакава...
   - Я сожру тебя!
   - Плоть... охотник...
   Конструктивного диалога не вышло. Обе твари ринулись в нашу сторону. Нуэ ловко перепрыгивал машины на парковке, а кирин так просто выпустил тугую струю пламени, которая подбросила несколько автомобилей в воздух. Вот тебе номер! Совсем я расслабился после встречи с Куэс, даже ауру свою перестал скрывать. Чем и воспользовались рыщущие в поисках отмщения монстры.
   Я быстро напитал тело светом и отпрыгнул с пути коптящего снаряда, бывшего когда-то хетчбеком эконом-класса. Грохот ворвался в уши, а жар кирина опалил кожу. Я крепко сжал Хаганэ в руке. Посмотрим, чья возьмет, нарушители спокойствия! Мой долг как экзорциста покончить с вами, обезопасить простых жителей и просто сделать этот мир чуточку добрее и красивее. Единороги дарят радость детям, а не крушат все вокруг, убивая людей. Ну а нуэ-обезьяна должна украшать своим жутким чучелом дом какого-нибудь богатея, а не разгуливать по улицам Такамии. Бжа-а-ах! Ясуцуна столкнулась с ярко горящим рогом, который источал, казалось, настоящую плазму. Асфальт вспенился рытвинами и снизу забили тугие водяные струи, собираясь в бурные потоки. Сидзука добралась до трубопровода. Водные смерчи налетели на нуэ, расшвыривая припаркованные автомобили в разные стороны. Но змее-львиный обезьян распался черным дымом, избежав атаки мизучи. На меня целит!
   Сосредоточиться, довериться свету. Он где-то...
   Буквально в паре метров материализовался нуэ, и в меня полетела грязная темная туча. Покров! Желтый свет окутал меня, и мелкая копошащаяся масса безвольно сгорала в моей магии. На асфальт ниспадали мелкие тлеющие искорки-трупики. Я бросился на противника, выпустил светлую волну, но нуэ снова вовремя использовал свою способность. А в следующий момент я вдохнул...
   Тошнотворная темная шевелящаяся масса полилась в мой рот, мгновенно забив легкие. Я упал на колени и закашлялся.
   - Юто!
   Черт, ну что за слабак! Гребаный свет, помогай мне! Я раскрыл свою ауру, пуская в тело мощные магические импульсы. Мизучи оградила меня барьером, пока я выхаркивал гнилую черную слизь. Легкие горели огнем, но свет сделал свое дело, пускай и довольно топорно. Ну все, падла, ты меня разозлил. Сейчас отведаешь силушки самурайско-богатырской! Химари пока вроде бы помощь не требовалась, поэтому мы с Сидзукой сосредоточились на нуэ. Водные щупальца пытались схватить шустрого аякаси, ледяные иглы пробивали стекла автомобилей и стучали по асфальту. Нет, необходимо отследить эту тварь, когда он исчезает. Проходит некоторое время, прежде чем дух болезней появляется в ином месте. Сконцентрироваться на отслеживании ауры... Где-то здесь! Я взмахнул Хаганэ, послав волну магического света. Промазал. Дубль два. Нуэ в очередной раз исчез, и я, аки джедай с закрытыми глазами, рубанул светящимся клинком, целиком полагаясь на свое сверхъестественное чутье. На землю опал зелено-серый дергающийся отросток со змеиной пастью.
   Бесхвостый Нуэ появился поодаль и громко заревел. В глазах аякаси пропал блеск разума, осталась незамутненная звериная ярость. Мизучи отправила ледяную глыбу в обезьяна, но тот в который раз распался черным дымом. Вот только с раной дух болезней испускал более заметные эманации. Сидзука мгновенно сориентировать и изрешетила почти невидимое тело пулеметной очередью из острых сосулек. Нуэ выпал из своего призрачного состояния, проткнутый в десятке мест. Отчаянным рывком чудовище исторгло огромное черное облако в мою сторону, но мизучи поставила толстенный водный барьер, который принялся впитывать всю тлетворную гадость. Пока Сидзука напряженно следила за тем, чтобы не выпустить заразу из своих лап, я быстро сместился к обессиленному и окровавленному нуэ и полоснул ножом. Тело твари словно взорвалось изнутри и засыпало парковку ошметками, которые буквально на глазах принялись гнить.
   - Теперь я немного понимаю охотников, - заметила Сидзука, скривившись. - Если постоянно встречать подобных аякаси, ни за что не захочешь водить с ними дружбу
   Послышался визг автомобильных шин, и мы повернули головы. Из черного мерседеса выскочила беловолосая девушка в синем платье.
   - Юто! С тобой все в порядке?
   - Да. Помоги нам с кирином!
   - Тсч, огненные духи - не моя специализация. А всю воду забрала твоя мизучи.
   - Бесполезная экзорцистка. Смотри как мы расправляемся с врагами Юто! - поддела Сидзука и начала формировать многометровые водные смерчи.
   Юката Химари покрылась горелыми проплешинами, прическа растрепалась, но бакэнэко оставалась вполне боеспособной и уверенно сдерживала огненного единорога. Против кирина Сидзука оказалась на диво эффективна. Водные смерчи обступили тело враждебного аякаси, не выпуская того наружу. Вся стоянка мгновенно окуталась белым густым паром из-за противостояния двух стихий. Со стороны Куэс послышались неразборчивые слова, потянуло магией, после чего туман развеялся. Сидзука убрала остатки исхудавших смерчей, явив взору рогатое существо, чье пламя пылало далеко не так ярко, как вначале.
   - Кошка!
   - Няэ! (знаю!)
   Ясуцуна окуталась плотным фиолетовым маревом. Бакэнэко бросилась на противника, в несколько мощных атак снесла пламенную защиту аякаси и разрубила кирина на две части. Кровь монстра походила на темно-фиолетовое вино... Но недолго мы смогли наблюдать агонизирующий труп. Половинки кирина вспыхнули белым пламенем и за секунду исчезли в яркой вспышке. Словно аякаси после смерти уже не мог контролировать стихию, что являлась его сутью, и та быстро поглотила тело.
   - Молодец, кошка! Юто, неплохо справился. Еще бы не вдохнул эту гадость.
   - Ты отравился?! - обеспокоенно спросила Джингуджи.
   - Уже вроде ничего.
   - Юто, выпей, - поднесла мне воды в руках Сидзука.
   - Т-ты, не смей пить из рук аякаси! - закричала колдунья.
   Я не послушался и утолил жажду. Проверил свою голову - вроде пока не стал козленочком, как гласила народная мудрость. Вокруг на стоянке расстилался настоящий хаос из асфальтовых воронок, наполненных водой, разбросанных смятых или горящих автомобилей, стены ближайших зданий и земля покрылись копотью.
   - М-да, а меня предупреждали, что после сумеречной луны всегда остается много работы... - задумчиво протянул водитель мерса из четвертого отдела, оглядев место побоища. - Благодарю, Амакава-сама, за изгнание духов. Я вызвал подкрепление, мы займемся остальным.
   - Хорошо. Я поеду домой в Ноихару. Если что, со всеми вопросами - завтра.
   - Понял. Предоставьте все нам, Амакава-сама.
   - Куэс, увидимся.
   - Да... До встречи, Юто.
  
   - Знаешь, я немного разочарован тобой, Химари, - произнес я, устало всматриваясь в дорожное полотно, освещаемое фарами машин.
   - Ну-я?! (что?!) Чем немилость заслужила, поведайте...
   - Зачем ты копировала Джингуджи? Неужели свое тело не могла обрести?
   - Сие глупость, милорд! Глаза такие от рождения у меня. Тело то мое токмо, я ж видала сумеречную луну девчонкой незрелой. Волосы и правда захотела себе такие же...
   - А какие у тебя должны быть?
   - Как шерсть моя в кошачьем облике.
   - Наверное, неплохо будет смотреться, - глаза слипались, и я старался поддержать разговор, чтобы не уснуть за рулем.
   - Коль верну свои волосы, то экзорцистка решит, что снова подражаю...
   - Да демон с ней...
   - Спасибо, милорд!
   Вернулись в особняк мы только к часу ночи. Уставшие, но хотя бы не голодные. Я тщательно помылся (что удивительно, мизучи не приставала), оттирая с себя всю мерзость прошедшей схватки с чумным нуэ. Жаль, что внутренности тоже нельзя почистить мочалкой. И рухнул спать.
   Нет, куда-то в своей жизни я явно повернул не туда. Только недавно я просыпался с мягким и теплым женским телом под боком. Теперь же мою постель грел маленький мальчик, дзасики-вараси, и охлаждала кучка скользких змеек. Главная мокрая змея снова обреталась в районе ног.
   - Акира, зачем пришел?
   - Братик, с тобой рядом хорошо! Не так больно от того, что... больше нет дома.
   - Ясно. Пока Ноихара будет твоим домом. Возможно, скоро и постоянное пристанище тебе найдем.
   - Спасибо! Местный дух очень страшная. Она меня не убьет?
   - Нет, иначе я сам ее прибью.
   Зевнув, я потянулся и спросил свою постоянную ночную гостью:
   - Моя лоли, они еще не стали низшими?
   - Терпение, Юто, у-а-у... - заразилась моей зевотой мизучи.
   Потирая глаза, я прошлепал в ванную, столкнувшись в коридоре с Айей. Дух конверта ответила, что после вчерашнего нашу берлогу в Такамии осадили журналюги, поэтому Айя с Кагецуки передислоцировались в Ноихару на ночь, забрав все важные документы. Ротшильд просил передать, что в скором времени наведается, чтобы обсудить рабочие вопросы. Похоже, аякаси сходу признали в нем авторитета в финансовых делах. Я посоветовал внимательно следить за пронырливой акулой бизнеса, на что Айя серьезно кивнула.
   Тщательно вычищая зубы, я старался избавиться от въевшегося гнилостного вкуса, похоже навсегда оставшегося мне на память от духа болезней. Как в трусах почувствовалось шевеление.
   - Великая борода Мерлина! - с такими словами я выудил маленькую змейку из своих боксеров и выбросил на пол. Дух в ужасе уполз из ванной.
   - Саки, смотри, совсем моя промежность мхом поросла, аж змеи завелись, - обратился я к молчаливой цукумогами рядом. Но той было все до лампочки. Открытый рот и бессмысленные глаза ничего не выражали. Хотя когда я схватил ее за грудь случайно, удалось добиться какой-то реакции...
   Сплюнув зубную пасту и прополоскав рот, я повернулся в сторону Саки:
   - Это во имя науки, аякаси! Все записи обязательно оставлю потомкам.
   Я подошел к цукумогами и просунул свои руки ей подмышки.
   - Посмотрим, как ты среагируешь на щекотку!
   Как я ни старался, Саки не издала ни звука, даже не особо шелохнулась. Да у табуретки и то больше эмоций! Ясно, на начальном этапе развития духи предмета не особо эмоциональны. Либо ее владелец был интровертом. Да не-е, чтобы родился цукумогами нужны сильные людские чувства. Является ли безразличие и отстраненность чувством? А может это толстый махровый халат не дает ей ощутить всю мощь щекотки? Хм-м, под ним вроде бы ничего нет... Но если вот так аккуратно просунуть руку, то ничего запретного и не коснешься...
   - Не-е-ет, - тихо проблеяла Саки.
   Ощутив спинным мозгом угрозу, я резко отдернул руку, и в следующее мгновение дверь в ванную отъехала в сторону.
   - Амакава-сама, завтрак готов.
   - Спасибо.
   Кайя напоследок бросила на нас с Саки подозрительный взгляд и удалилась, прикрыв дверь. Уф-ф, это было опасно. Вздумай она нажаловаться Тако, как у меня могли появиться реальные неприятности из бронетехники и катаны под окнами. Запишем эксперимент со щекоткой как условно успешный.
  
  
   Глава 12
  
   Лизлет в милой форме горничной с сияющей улыбкой как всегда скрашивала нашу славную клановую трапезу. Кагецуки буквально поклевал немного крупы и сырых сардин, Сидзука выдула дежурный ящик мороженого. Хмм, он стоит около тридцати тысяч йен... Если на каждый день, то пять миллионов уйдет за пять месяцев... Приемлемо. Но если к тому времени ее водные духи не начнут приносить пользу, точно посажу на диету. Толстая лоли -- никуда не годится для имиджа Амакава.
   - Милорд, обронили вы слова о делах вчера в беседе с экзорцисткой, - сказала Химари, уговорив свой рыбный салат и молочный коктейль из мороженого для мизучи.
   - А-а, это я немного преувеличил. Не хотел показаться лентяем. Она вся такая боевая "Я Джингуджи Куэс, Королева Земли, целуйте мои ноги", а тут я "Просто хочу поваляться на диване, да пройтись по городу". Что вы смотрите?! Я два дня пахал как лошадь, воевал с аякаси. И заслужил отдых, ксо меня побери!
   - Истинно так. Много умений охотничьих вы изучили и уже применить успели.
   - Я тут утром проснулся и кое-что понял, поэтому спросить хочу, Химари. Неужели в тот вечер Кайя тебе мозги вправила?
   - Кайя хоть и подруга моя, но мне не указ. Сказала она, что развратом заниматься можно после свадьбы токмо.
   - Звучит разумно.
   - Пф-ф. Вспомнила я слова ваши в парке, что серьезнее быть надобно. Потому и не лезу в кровать.
   - Упустишь свой шанс, кошка, - хмыкнула мизучи.
   - То глупой постельной игрушки забава. А коли хочешь стать кем-то большим, необходимо приложить больше усилий.
   - Игрушка, нано?! И кем же ты хочешь стать?!
   - Нареченной милорда. Женой, конечно.
   - Да у тебя даже паспорта нет!
   - Не проблема это, так милорд сказал.
   - Юто?!
   - Ну, пока что проблема, но, думаю, появится еще шанс озаботиться не поддельными документами. В мире людей это важная вещь. Вон Айя с Кагецуки с ног сбились оформлять доверенности и поручительства всякие. Где кстати конверт?
   - На крыше.
   - ?
   - Там сигнал лучше ловит.
   - Ясно.
   - Нано. Хорошо, я поняла. Нужно чтобы мужчина сам приполз в твою кровать, а не ты к нему. Дух места, мне нужна своя комната рядом с Юто!
   - А повежливее? - нахмурилась Кайя.
   - Пожа-а-алуйста, нано... - состроила умильную мордочку мизучи.
   - Ничего не поделаешь. Заселяйся в комнату слева. Только никаких бассейнов и наводнений!
   - Конечно, сестренка Кайя! Будет сухо как в пустыне.
   Я допил чай и поблагодарил аякаси чашки.
   - Химари, сходим на свидание?
   - Чего?! - воскликнула Сидзука.
   - Но разве надо нам это? Мы ведь и так видимся часто, - засомневалась Химари.
   - Это не свидание, а твоя работа по моей защите. Вот вчера с Куэс у нас было настоящее свидание, а значит ты уже на шаг позади.
   - Ня-я-я! (не-е-ет!) Мы пойдем на свидание, милорд! И в ресторан, и в кафе, и... в магазин одежды!
   - Ты что, не знаешь куда на свидания ходят?
   - Простите, не бывала никогда на свиданиях я.
   - Это скорее плюс, Химари, - улыбнулся я. - Больше новых впечатлений будет. А при первой встрече ты показалась мне весьма искушенной...
   - Я иду с вами!
   - Нет, моя лоли. Иначе, это будет цирк, а не свидание.
   - Хсшс, охотник, я поклялась защищать невинных духов. А ты что задумал сотворить с бакэнэко? - придумала совершенно нелепую причину Сидзука.
   - Против ее воли -- совершенно ничего!
   - Пускай, но я буду недалеко на случай нападения.
   - Не-е, я себя буду чувствовать не очень приятно... Кагецуки, отойдем на пару слов...
   - Опять мужской разговор, нано?
   - Он самый.
  
   - Амакава-сан, что вы хотели?
   - Ты отлично поработал, пора и отдохнуть! Скажи, тебе кто-то нравится из аякаси? - сощурил я глаза, глядя на высокого брюнета в белой рубашке и черных брюках.
   - Трудный вопрос, так сразу и не скажешь...
   - Да ладно тебе! Я свой, мне можно довериться. Может, Сидзука, а? Ты ведь с ней был знаком долгое время. Наверняка здесь кроется нечто большее, чем дружба?
   - К Сидзуке я испытываю лишь уважение, к ее силе и готовности защищать слабых.
   - Окей, а другие?
   - Никого такого...
   - Да у меня тут дамы на любой вкус! От первого размера до шестого! Ты что не мужик?!
   - Я журавль, - как-то устало обронил Кагецуки.
   - Ладно-ладно, давить не буду. Но сегодня ты идешь на свидание с Сидзукой. И чтобы ей было не скучно, да и сам развлекись.
   - Да, Амакава-сан...
   - Не надо так вздыхать, а то я чувствую себя жестоким эксплуататором. Да и надзорные органы в виде Тако могут заметить.
  
   - Моя лоли, Кагецуки решил составить тебе компанию! Так что собираемся, прогуляется по Ноихаре. Нобу, скоро должны приехать из четвертого отдела, поэтому не пропадай.
   Я переоделся в серые шорты, приличную коричневую футболку и прицепил к поясу Ди-ниджу. Свидание свиданием, но потеть в ботинках и брюках я не намерен. Было бы кого добиваться. Оказалось, что я вышел из дома последним. Химари красовалась в короткой темной юбке, ткань которой ниспадала каскадом, и закрытой бежевой майке-жилетке. Сидзука надела желтое платье, купленное мной давненько. Кагецуки остался верен своему наряду из рубашки и брюк. На улице было пасмурно. Проверив погоду по телефону, поведал всем о высокой вероятности дождя вечером. Но пока можно спокойно гулять.
   - Ладно, вы развлекайтесь, - бросил я мизучи с журавлем и потянул Химари вперед за руку.
   Ноихара -- приятное место. Нет суеты, больших толп народа, пробок, выхлопов от заводов и фабрик. Одно и двухэтажные домики с частными владениями, коттеджные поселки. С другой стороны, сходить в городе решительно некуда. Удивительно, откуда здесь так много молодежи. Хотя район который год показывает рекордные результаты в сельском хозяйстве не без помощи Тосигами. Даже вроде бы сотрудничает с государственным агропромышленным институтом. Пожалуй, в таком месте было бы неплохо завершить свой жизненный путь. Сейчас же хотелось больше развлечений, в кинотеатр или аквапарк сходить, но Ноихара могла похвастать лишь небольшим концертным залом, парком развлечений для детей из батута да парочки аттракционов. По крайней мере, никакие типовые макдаки сюда еще не добрались. Все больше аутентичные японские заведения -- раменные, бары саке, магазинчики сладостей и прочее.
   Химари не выпустила мою руку, и мы так и гуляли по улицам протянувшегося на десяток километров города из сборных деревень. Вскоре мы достигли центра местной цивилизации в виде торгового центра в окружении нескольких пятиэтажек и многочисленных мелких заведений.
   - Химари! Парня себе нашла, наконец! Давайте я вас угощу данго бесплатно, - улыбнулся нам мужчина за прилавком.
   - Спасибо, дядя Такеру!
   - Держите.
   - Спасибо, - поблагодарил я, принимая две палочки с горячими вкусными шариками. - Вот так и должны развиваться отношения. Сначала встречи, свидания, объятья и поцелуи, потом постель и все остальное. А не наоборот, как у нас с тобой.
   - Столько люди выдумали разного. Ведь проще все намного, - Химари в один укус проглотила шарик данго.
   - Может и так...
   Мы неспешно пошли дальше, наслаждаясь подарком. Правильно говорят -- на халяву и уксус сладкий.
   - Химари-тян! - окликнул нас женский голос. Возле магазинчика, торгующего выпечкой, стояла пожилая женщина в кимоно.
   - Бабушка Рико!
   - Арэ, а как же твой милорд, о котором ты все уши прожужжала?
   - Это милорд и есть, бабушка Рико! У нас свидание! - прижалась ко мне бакэнэко.
   - Ма-а, значит, Амакава-кун? Ты уж пригляди за нашей непутевой егозой.
   - С удовольствием.
   - Подождите секунду...
   Старушка вскоре вернулась и передала нам два пирожка такояки в бумажной обертке:
   - С рыбой, твои любимые, Химари.
   - Спасибо, бабушка Рико!
   - Идите, развлекайтесь, молодежь.
   Мы прошли буквально пару десятков метров, как кошку снова окликнули:
   - Химари, за рыбкой пришла? Заходи, только вчера свеженькую привезли!
   Возле рыбно-мясной лавки ошивался бородатый мужчина средних лет.
   - Мря-м! (ура!) Нет, никак не могу сейчас зайти. На свидании я с милордом Амакава-сама. Да и живот полный уже, - спутница потрясла в воздухе недоеденным такояки.
   - Ясно. Заходи, как проголодаешься.
   - Конечно, дядя Цунибо!
   Да уж, такое впечатление, что Химари в городе каждая собака знает. Стоит отметить, что любой местный пес, который подмечал бакэнэко, мгновенно бросался наутек. А вот коты и кошки так и ластились, что и не удивительно. На заборе вокруг частного дома как раз валялся толстый котяра:
   - Ня!
   - Привет, Мусаму, как ты тут поживаешь?
   Химари протянула руку и потрепала животное по холке. Я с подозрением уставился на зверюгу:
   - Ты говорила, что твоим отцом был простой дикий кот?
   - Ня-а. (да-а)
   - И что, многих местных котов ты тут охмурила?
   - Нет! Я не какая-то гуляща кошка. Милорду токмо дозволено гладить меня.
   Я нежно погладил Химари по мягким волосам. Кошка в ответ прижалась ко мне всем своим телом и принялась вылизывать шею. Неужели это так приятно? Я наклонился вперед, и сам провел языком по гладкой коже шеи бакэнэко.
   - Нья-я... (а-ах...)
   Рядом вдруг почувствовалась разрушительная водная магия, отчего мы поспешили разорвать объятия. Это уже на уровне рефлексов, при виде врага. Разумеется, это оказалась Сидзука, смявшая какое-то металлическое ограждение в маленький аккуратный шарик.
   - Демоны ревности -- страшные создания...
   Мы бродили около двух часов по округе. Посмотрели торговый центр еще раз, заскочили к Шино в "Сумчатый рай". Кейс для Ди-ниджу еще не пришел. Я купил себе кожаный портфель для документов, Химари от сумки отказалась. Далее прошлись по парку, где на скудных аттракционах резвилась стайка ребятишек.
   - Милорд, пойдемте попрыгаем!
   - Э-э, батут же только для детей...
   - А, Химари, проходи! - радушно пригласил внутрь билетер.
   - С милордом можно?
   Мужчина оглядел меня с ног до головы:
   - Да ему и полтинник не дашь. А то у меня тут такие кабаны под сотню кило прыгают, а мне потом латай заплаты. Проходите, только недолго.
   - Спасибо, дядя Тошиюки!
   Химари подпрыгнула метра на три, сделала идеальное сальто и приземлилась в пружинистую поверхность батута. Затем снова взлетела на несколько метров вверх.
   - Милорд, что стоите?! Глядите как весело! - с широкой улыбкой прокричала бакэнэко, кувыркаясь словно заправский акробат.
   Да уж, особенно весело прыгают твои манящие шары. А и черт с ним. Подумаешь, несолидно. Скинув купленные вещи, я залез внутрь. Химари резвилась вокруг меня, норовя легонько коснуться или толкнуть в сторону. Я в долгу не оставался, и, используя небольшое усиление светом, пытался повалить оппонента на батут. Не тут то было. Даже падая головой вниз, Химари умудрялась изворачиваться и приземляться на все четыре лапы. В этой игре у меня нет ни единого шанса.
   Ди-ниджу, которого я оставил перед входом на батут, исполнил заводной и даже немного безумный марш одной старой песенки с почти единственной репликой "Push the tempo". Очень хорошо подходило под хаос скачущих на батуте детей, меня и аякаси.
   Вскоре к нам присоединилась Сидзука, Кагецуки остался наблюдать снаружи. Бьюсь об заклад, эта лоли проскользнула сюда также бесплатно, используя свое обаяние. Юбка кошки и платье змеи высоко взметывались, открывая вид на исподнее, но в данный момент мы просто дурачились как малые дети и не обращали внимание на мелочи.
   За полчаса я реально выдохся, да и энтузиазм закончился. Мы еще раз поблагодарили Тошиюки-сан и направились обратно в сторону особняка. На небе стали собираться черные дождливые тучи, немного похолодало. Когда мы добрались до леса, что расстилался вокруг особняка, Химари потянула меня в сторону с дороги:
   - Милорд, хотела показать одно место я...
   Бакэнэко вела меня по узкой тропинке. Заросли травы щекотали открытые ноги, иногда приходилось нагибаться, уворачиваясь от ветвей. В округе Ноихары в основном преобладали широколиственные деревья: дуб, клен, ясень, липа, каштаны. Вот грибы все какие-то малознакомые. Только по памяти Юто узнал гроздь шиитаке на стволе дерева.
   - Это тот самый обрыв, с которого я упал! - вспомнил я место. - А ты спасла меня.
   - Вельми рада я, что не забыли, милорд! - прыгнула мне на шею кошка. - Пойдемте дальше, покажу вам кое-кого. Токмо ауру спрячьте свою...
   Мы углубились в глухой лес. Не знаю уж как Химари тут ориентировалась, но я бы с трудом нашел дорогу обратно.
   - Тише, - шикнула кошка. - Смотрите.
   Из-за покрытых мхом камней выглянула ехидная рыжая мордочка.
   - Хондо кицунэ, рыжий лис, - объяснила Химари.
   - Я думал, бакэнэко и кицунэ друг друга недолюбливают.
   - То аякаси. Сие простой зверь лесной.
   Из зарослей вышла еще одна крупная лисица с выводком из троих рыженьких лисят. Звери настороженно косились в нашу сторону. Настоящая дикая природа во всей своей красе.
   - Уже подросли, я смотрю. Пойдемте, милорд. Не любят они, коли долго нарушают их покой.
   - Да.
   На обратном пути к дороге пошел настоящий летний дождь. Будто целый водопад с неба рухнул. Мы с Химари запрыгнули под раскидистый старый ясень. Листва уверенно защищала нас от влаги сверху, вот только вся одежда успела промокнуть чуть ли ни насквозь. Майка аякаси стала почти прозрачной, открыв соблазнительный вид на голубоватый лифчик. Девушка перекинула упрямую мокрую прядь через плечо и сказала задумчиво:
   - Кураоками льет свои нескончаемые слезы.
   Химари перевела свой взгляд на меня и заметила, что я на нее неприкрыто пялюсь. Кошка стыдливо прикрылась руками:
   - Милорд! Срам какой...
   - И это говорит та, которая в первый же день залезла ко мне в постель, - фыркнул я. - Но мне нравится эта игра...
   Ди-ниджу у меня на поясе заиграл медленную спокойную мелодию, идеально подходящую под момент:
   - "I'm a high school lover, and you're my favorite flavor
   Love is all, all my soul
   You're my playground love..."
   Более ни о чем высокодуховном не рассуждая, я приблизил свое лицо к Химари и накрыл ее алые губы своими. Теплое волшебство поцелуя связало нас воедино и разлилось по телу приятной истомой. Неспешно льющаяся музыка успокаивала и заставляла чувствовать себя по-настоящему защищенным. Легкие прикосновения выгоняли прочь все лишние мысли.
   - "...Yet my hands are shaking
   I feel my body remains, time's no matter, I'm on fire
   On the playground, love..."
   Мои руки гладили спину Химари, ее талию и опускались ниже. Почему-то думал, что нащупаю стальные жгуты мышц, но нет. Мягкая и податливая. Девушка тоже не сидела сложа руки, запустив ладонь мне под футболку. И хотя снаружи было холодно, здесь под старым ясенем тепло наших сплетенных тел согревало друг друга.
  
   В нескольких десятках метров от спрятавшейся под деревом парочки стояла водная аякаси и дух журавля. Глядя на то, чем занялись глава Амакава и бакэнэко, Сидзука яростно сжала кулаки и направилась вперед, но на плечо опустилась тяжелая рука:
   - Не надо, Сидзука. Оставь их, - проговорил Кагецуки.
   - Но...
   - Не надо, - покачал головой дух журавля.
   - Нано...
   По лицу водной аякаси катились капли летнего дождя, оставляя влажные следы.
  
   - "...You're the piece of gold that flashes on my soul.
   Extra time, on the ground.
   You're my playground love..."
   Вокруг не осталось никого и ничего, кроме нас двоих. Мокрая одежда, звуки музыки и капающего дождя ушли на задний план. Прекрасные губы Химари, ее сияющие фиолетовые глаза, длинные ресницы, изящная шея, влажные волосы и потрясающее тело... Ай! Кошка игриво куснула меня за губу, после чего набросилась с новой силой, чуть не повалив на землю...
   - "...Anytime, anywhere,
   You're my playground love."
   Мелодия потихоньку сошла на нет вместе с потоками воды с неба. Мы с трудом оторвались друг от друга, переводя дыхание.
   - Милорд, надобно в особняк идти, принять ванную. Не то заболеете.
   - Ты права. Ди-ниджу, спасибо за отличную композицию.
  
   Пока бежали, снова пошел дождь, так что на нас не осталось сухого места. Хорошо хоть телефон выжил. Кайя быстро навела мне ванну с какими-то добавками и благовониями, которые любил дед Генноске. Деревянная купель скорее походила на бассейн три на два метра.
   Я прошел в предбанник и стянул с себя мокрые шорты и футболку. Саки все также без всякого выражения сидела на табуретке в углу. Утром аякаси клана мне немного прояснили на ее счет. Но я все равно сомневался. Как-то это... стыдно, что ли. А, хрен с ним. Я скомкал футболку и запустил в Саки. Челюсть духа моментально упала вниз на полметра, а рот разверзся в широкое отверстие. Аякаси стиральной машины схватила футболку и захлопнула челюсть, снова став нормального человеческого вида. После чего принялась активно пережевывать. Моя одежда точно выживет после таких испытаний?! Немного поколебавшись, я бросил шорты, которые Саки в мгновение слопала. Причем даже щеки не раздулись. Похоже, она может сжимать предметы как дух конверта, или что-то в этом роде.
   Снимать трусы перед, пускай и недо-аякаси, но все-таки женщиной, я постеснялся, и прошел в ванную. Стащив боксеры и обмотавшись полотенцем, вернулся в предбанник. Не знаю как в вашей жизни, а в моей до сих пор не встречались девушки, тянущие в рот мои ношеные трусы. Завораживающее зрелище на самом деле. Я нашел стульчик, и присел рядом, глядя на мерное движение челюстей цукумогами. Словно первый раз смотришь, как работает стиральная машинка. Иногда Саки ускорялась, а из носа шла пена. А в один момент голова женщины принялась сильно вибрировать и раскачиваться из стороны в сторону. Уже отжимает!
   Я заметался и подставил тазик под ноги духа. Менее чем через минуту Саки выплюнула мою одежду прямо в емкость. Я потрогал белье. Чистое и почти сухое. И десяти минут не прошло... Открыть что ли подпольную прачечную? Духа утюга еще не хватает для полного счастья. Так, меня же проинструктировали как ей дальше пользоваться. В маленький мерный стаканчик я насыпал стирального порошка и оставил рядом с Саки, а сам прошел в ванную. Воды уже как раз нужное количество набралось. Я с наслаждением залез в горячий бассейн. Девушки сказали, что дух стиральной машины не любит, когда наблюдают за тем, как она ест. Вот интересно, чего может стесняться женщина, которая только что жевала пользованные мужские трусы? Наверное, чего-то ужасного... Если она запихивает одежду в рот, то куда порошок засыпает? Так, отставить всякие бредовые мысли!
   Я похлопал себя по щекам и опустился под воду с головой. Удивительно, на какие, порой нелепые, вещи способна природа. Магия ведь неотъемлемая часть этого мира. Как и цукумогами, ожившие предметы, которые пытаются подражать человеку. Получается, эти аякаси являются нашим отражением, словно в кривом зеркале. У них нет биологических родителей, как у остальных живых существ. Это просто некие сущности, которые под влиянием чувств и аур людей обрели самосознание. Поистине одно из чудес света. Сколько уже их у меня? Конверт, чашка, роутер, дверная ручка, плеер, стиральная машина, условно клинки Хаганэ и Ясуцуна. Вообще-то очень редкие аякаси, но нам повезло набрести на их убежище, единственное в Японии, вроде как. Надо подумать об иных способах поиска. Возможно, интернет прошерстить, пообщаться с любителями антиквариата вроде герцога Честера. Хотя за боевых цукумогами наподобие танка Гарольда или катаны Одори наверняка не один миллион зеленых бумажек придется выложить.
   Нет, ну какого хрена император придумал это дурацкое ограничение в семь духов? Амакава же вообще ничего особого собой не представляют. Да, Химари сильная, но, думаю, сотня-другая сотрудников четвертого отдела смогут и с ней справиться. Чего уж говорить про другие кланы, веками оттачивающие свое мастерство борьбы с аякаси.
   Зазвонил мой телефон, который я оставил в предбаннике. Я нехотя выполз, прикрывшись полотенцем. Это оказался вчерашний чопорный мужчина, вручавший мне чек под прицелом телекамер. Он обрадовал известием, что император Токунагато уже завтра сможет принять меня. Я передал свое согласие, выслушал краткий инструктаж, и на этом разговор завершился. Вспомнишь, как говорится, вот и оно.
  
   После успокаивающей ванны и сытного обеда двигаться не хотелось совершенно. Я планировал еще в город сгонять, но желание испарилось. Кайя поведала, что в мое отсутствие звонили несколько людей из Такамии -- секретарь самого мэра, от аукционной компании. Я спросил Айю, не против ли она поработать моей секретаршей, на что аякаси ответила свое коронное: "раз таково ваше желание..."
   Вместе с некоторыми домочадцами мы собрались перед свежекупленным телевизором. В современном видео устройстве имелась функция заказа фильмов через специальный интернет-сервис. Вспомнились родные торренты, но о потраченных йенах ни капли не переживал. Духам было интересно. Только закончился прокат "Острова проклятых" с Ди Каприо, и фильм был доступен для заказа. Но я не стал ставить столь депрессивную картину. Да и не поймут аякаси, наверное. Зато в этом же году вышел "Inception" (или "Начало" в российском прокате) с тем же Леонардо в главных ролях. Сидзука еще не смотрела. По своим старым воспоминаниям не слишком много смысла в видеоленте, зато спецэффекты должны быть на высоте. Лизлет принесла мне теплый плед и чай, укутала, переживая о здоровье господина. Химари зашипела на цукумогами чашки, и та испуганно упорхнула в дальний угол.
   Возможность проникать в сновидения духи приняли на удивление легко. Аякаси со схожими функциями в мире существовало множество. В Японии -- баку, прогоняющие кошмары. Разные низшие призраки и привидения словно пиявки питались энергетикой людских сновидений или специально насылали дурные сны. По поводу картин внутреннего мира, рушащихся и взрывающихся зданий на всех, кроме мизучи, произвело впечатление. Сидзука заявила, что и не такое видела во время второй мировой.
   Химари села впереди на коленях, в метре от экрана и буквально пожирала телевизор глазами. Бакэнэко иногда задавала вопросы, уточняя назначение разных технических устройств, показанных в фильме. Нобу и Кагецуки также наблюдали с любопытством, Лизлет всерьез переживала за главных героев, Элис с Кайей остались безучастны, а Айя сразу отправилась рыться в моей корреспонденции и бумагах, исполняя новую роль моего постоянного помощника.
   - Скоро наверняка Лео Оскара дадут, - проснулся во мне великий Нострадамус после окончания картины.
   - Я бы его за "Титаник" наградила, - произнесла Сидзука серьезным тоном. - Замечательный фильм. Столько жалких людишек в воде утонуло...
   Вечером мы с Химари и Сидзукой устроили тренировку во внутреннем дворе особняка. Кайя окружила специальную площадку барьером, так что ни одного разрушительного заклинания не достигло стен здания. Походу, дедуля здесь часто шлифовал свои умения. Химари на площадке был знаком каждый камешек. Ох, и погоняли меня змея с кошкой, все силы и весь свет выжали. Особенно мизучи старалась. Думал, реально "замочит" меня.
   После потного спарринга мы насладились элитным чаем от лучшей служанки Амакава. Приехала пара ученых от Кабураги, регистрировать и брать мазки с Нобу. Мне задали лишь несколько формальных вопросов по поводу вчерашней потасовки на стоянке.
   Пора снова в душ, а одежду дать пожевать Саки. Завтра по-любому будет непростой день. Интересно, что надеть на встречу с императором Японии? Дед Генноске так обязательно представлялся мне в простом традиционном кимоно с катаной у пояса. Ну уж нет. Брюки, рубашка, ботинки есть, а пиджак как-нибудь прикуплю. Да и вообще надо заказать несколько представительских костюмов по меркам. Вроде как всякие важные личности расхаживают в особенных костюмах из недешевой ткани от лучших кутюрье. Черт их знает, никогда не разбирался в подобном. Но раз я теперь глава Амакава, придется держать марку. Надо и к встрече подготовиться как следует... У кого бы раздобыть информации? Что-то не хочется беспокоить сумеречную луну по пустякам.
   - Элис, ты можешь связаться с Якоин? - крикнул я.
   - Ответ положительный, - раздалось в ответ от аякаси роутера, ожидавшего неподалеку.
   - Пусть Хитсуги отрабатывает свой промах.
   - Администратор, по вашему вчерашнему запросу обнаружены несколько возможных мест расположений духов компьютерных устройств. Информация отправлена на мобильное компьютерное устройство.
   - В Такамии есть кто-то?
   - Ответ отрицательный.
   - А в Токио?
   - Ответ положительный.
   - Отлично! Двух зайцев одним ударом прихлопнем...

Павел Абсолют (Страница на СИ)

  

САМБА-3. Кицунэ и я. Часть 1

  
  
   Глава 1
  
   После ужина нас навестил Альберт Ротшильд. Англичанин искренне похвалил черный чай, предоставленный Лизлет, как и саму служанку в целом. Я ему задал несколько вопросов, но, честно говоря, в управлении финансами как был, так и остался дуб дубом. Нет, как прожить студенту на стипендию и мизерную зарплату от подработок, я знал хорошо, но распоряжаться миллионами долларов - увольте. Альберт, Айя и Кагецуки выслушали мои пожелания, которые были не слишком сложные: половину, чуть менее миллиона долларов, вложить в ноихарские агро-предприятия, поискать подходящее здание в Ноихаре для приюта, узнать, что необходимо для открытия оного, а также составить полную картину моего наследства от всех родственников. По возможности наладить контакты с Джингуджи Лимитед и Тсучимикадо Компани. Раз уж двенадцатый клан намерен заключить союз, неплохо бы для начала передать управление имуществом Амакава в наши руки. Главное - ничего не обещать взамен. Ну а с представителем первого клана сам поболтаю на сборище экзорцистов. Никаких доверенностей передавать британцу не стал, оставив все в руках Айи. Береженого ками бережет.
   Вывел Саки, Нобу, Элис и Ди-ниджу за пределы владений Кайи и показал перед Тако на всякий случай. Аякаси подтвердили, что с ними обращаются у Амакава хорошо, однако воздушный змей остался кружить неподалеку. Что ж, видимо пары дней недостаточно, а может он и сам не прочь перебраться в Ноихару, кто знает. Неразговорчивый нам попался воздушный цукумогами.
   Зато Хитсуги, с которой я связался с помощью Элис, поведала массу интересного и утолила любопытство по поводу столь странного распределения мест двенадцати великих кланов. Официально мой отец очень рано отошел от экзорцистких дел, поэтому Амакава остались с последним боеспособным членом. Оказывается, мой дед считался сильнейшим охотником на аякаси в Японии, а некоторые прочили ему и мировое первенство. Круто, ничего не скажешь. Плюс бакэнэко, Багровый клинок Ноихары в помощниках. Сначала бабушка, потом мать, теперь вот сама Химари. Оттого шестое место держалось за нами достаточно прочно. Джингуджи по большей части клан-корпорация, и единственным сильным экзорцистом до недавнего времени оставалась только сама глава, Мерухи Джингуджи. Остальные - простые сотрудники вроде того же четвертого отдела, которые и со средним духом с трудом справятся. Теперь вот и Куэс завершила обучение, поэтому вполне вероятно, что двенадцатый клан поднимется на несколько строчек в рейтинге. Кибаджуба многочисленны, но в основном выступают против звериных аякаси и ни одного высшего на их счету не зафиксировано. Киюн - христианские священники, используют силу собственной веры, но высшим духам это все равно что слону дробина. Якоин вообще не сражаются с аякаси, а в рейтинг влезли благодаря собранному компромату, ку-хи-хи. Так заявила сама Хитсуги, по крайней мере. Таннадзаки и Шикимомуро старинные кланы, зачастую сотрудничают вместе. Восьмые, Шикимомуро, могут своей магией серьезно ослабить аякаси и обездвижить, а седьмые, Таннадзаки, прикончить чудище одним ударом концентрированной энергии. Каннаги и Нобуна также довольно сильны, используют старое японское искусство сикигами и шиноби.
   Ну и большая тройка: Тсучимикадо, Райто и Кагамимори. Тут меня ждало несколько открытий. Со вторым кланом Райто, в принципе, ничего сверхъестественного. Применяют боевые буддийские молитвы и традиционные бумажные печати. Захапали себе весь Хоккайдо на севере... Да, Япония состоит из нескольких крупных островов: Хонсю, Хоккайдо, Сикоку, Кюсю, Откусю и Заглочу. Ладно, последние два я уже от себя добавил. Хотя не удивлюсь, если среди тысяч островов японского архипелага действительно имеются земли с такими названиями. Кагамимори специализируются как раз на высших аякаси. Мало кто может противостоять глазу зверя и зеркало-артефакту. Что удивило, так это агентурная сеть третьего клана, превосходящая все остальные великие кланы вместе взятые. Хитсуги прочитала мне целую лекцию, как зеленоротому новичку. Вот куда идет человек, если столкнется с какой-то мистической хренью? Некоторые современные люди на форумы, соцсети и ютуб, но таких быстро вылавливает девятый клан и четвертый отдел. Большинство же все делают по-старинке, следуя давним традициям, ведь существование кланов экзорцистов и специальных структур общественной безопасности скрыто от обывателей. Все просто: люди обращаются в храмы, в основном синтоисткие, но и буддийские также не обходятся без обращений граждан. Естественно, что в этом мире к таким вещам относятся намного серьезней, поскольку потусторонние силы реально существуют прямо под носом. Некоторые художественные литературные и видео произведения впору называть документальными. Настоятели храмов иногда и сами разбираются с простыми просьбами, а об остальном сообщают клану Кагамимори, храмовым жрицам мико. Которые все являются обязательно девственницами, ку-хи-хи. Или в некоторых префектурах четвертому отделу и девятому клану, а те уже распределяют работу между остальными. Бывает, что и напрямую обращаются. Райто, Каннаги и Таннадзаки - официально предоставляют услуги по экстрасенсорике и изгнанию мононокэ, злых духов.
   Тсучимикадо владеют техникой барьерных печатей. Иногда духа проще запечатать, чем уничтожать. И со временем он истратит все свои силы и сам развоплотится. Все кланы большой тройки умеют запечатывать духов. Однако по большей части сила Тсучимикадо зиждется на умелой многовековой политике по налаживанию связей в правительстве, поставках артефактов другим кланам и частным лицам, развитию промышленности и прочих, не относящихся напрямую к экзорцизму вещей. Как мне сообщила Якоин по большому секрету, первый клан умеет накладывать барьеры, но вот сильной атакующей магией похвастать не могут. То есть, как и Джингуджи, Тсучимикадо в первую очередь корпорация, и именно их экономическая составляющая уделывает мощные в боевом плане кланы Райто и Кагамимори. Тсучимикадо принадлежит громадный межотраслевой холдинг Mitsubishi, несколько крупных банковских, металлургических и электротехнических компаний. Райто заправляет энергетическим сектором на Хоккайдо. А вот Кагамимори бедны, как церковные мыши... С учетом того, что в современных синтоистких храмах грызуны живут весьма неплохо на многочисленных подношениях и частных пожертвованиях. Короче, я почувствовал себя просто мелкой сошкой по сравнению с титанами бизнеса. Конечно, великие кланы не владеют всеми крупными предприятиями Японской Империи. Однако и любая приличная корпорация считает своим долгом нанять себе особенных бойцов, чтобы не выглядеть бледно на фоне экзорцистов. Сильных магов они не берут, иначе их привлекут к общей борьбе с аякаси, что довольно накладно - неклановые специалисты-оммедзи погибают быстро. Я спросил у Хитсуги: зачем сохранять Тайну, если о е-кай известно всем мало-мальски важным персонам? Глава Якоин засмеялась своим дьявольским смехом и ответила, что так интереснее.
   - Юто-тян, как тебе невеста, понравилась?
   - Да-а, внушает... уважение.
   - Что ты думаешь о союзе с двенадцатым кланом? Джингуджи-Амакава сразу могут прыгнуть на четвертое место как минимум, ку-хии. Наш клан вас поддержит, конечно же.
   - М-м, я бы предпочел сохранить суверенитет. Думаю, что Джингуджи-доно видит в Амакава только послушных собачек на поводке. Да еще засадят за производство артефактов света.
   - Юто-тян, я на твоей стороне, и поддержу любое твое решение!
   - Еще скажи, что тебе совершенно ничего не надо от меня.
   - За тобой весело наблюдать!
   - А как насчет тех специальных артефактов, что делал для вас мой дед?
   - Ку-хии! От небольшого подарка мы никогда не откажемся. Мы можем встретиться завтра в Токио?
   - Ты и людей Токунагато прослушиваешь?
   - А что поделать? От вашего шифра мозги кипят, так хоть на императоре потренируюсь.
   - Хорошо, созвонимся ближе к вечеру.
   - Идет! Не слишком увлекайся своими вассалами. Помни, тебя ждут и любят нормальные девушки, Ку-хи-хи.
   - Хитсуги, только тебя мне не хватало для полного счастья... - вздохнул я.
   - Что это, неужели предложение? Юто-тян, я еще не готова, но постараюсь завтра дать тебе четкий ответ. Ку-хи-хи!
   - Я не... - начал я, но гудки в телефоне сообщили о том, что мой собеседник отключился.
   Перед сном копался в ноутбуке, который на ночь обещал передать Айе. Надо бы ей разрешить себе купить какой-нибудь бюджетный вариант в качестве презента за выполненную работу. Зарегистрировался в фейсбуке, нашел большую часть своих одноклассников. Немного поколебавшись, отправил приглашения в друзья тем, с кем более-менее общался в школе. Одной из лучших подруг у Кузаки в профиле значилась Кисараги Саэка, но уж учительнице я отправлять заявку не стал. У Ринко стоял статус "Зима в сердце...". Бр-р, не знаю, чем ее и утешить, только хуже сделаю. Нашел несколько неверифицированных аккаунтов Джингуджи Куэс, явные фейки. На одной аватарке сумеречная луна в открытом купальнике загорала на пляжном лежаке. Надо показать потом, как ее имя и лицо используют пользователи в сети. Якоин Хитсуги имелась в единственном экземпляре с каким-то вип-аккаунтом и особенным оформлением. Мою заявку в друзья одобрила через пять секунд. В ответ на мое "Хитсуги, это ты?" глава клана Якоин прислала подтверждающее "Ку-хи-хи! 0x01 graphic".
   Зря я это сделал. Тайзо Масаки и Ринко Кузаки словно только и ждали, что я зарегистрируюсь в "лицекниге", и атаковали меня расспросами и бессмысленными новостями. Я объединил друзей в одну беседу и объяснил, что уже поздно вообще-то, а мне завтра на встречу не с кем-нибудь, а с самим императором Токунагато. Тайзо списал на связь с сокровищами Сенджу, рассказав, что видел меня в местных новостях днем по телевизору. Конечно же, не обошлось без написанных капсом завистливых посланий и картинкой на тему богатых везунчиков и обычных угнетенных людей. Ринко, видимо, догадалась, что еду я в Токио по экзорцистким делам, но устраивать допрос не стала. Школьный друг также интересовался, из-за чего мы поругались с подругой детства. Короче, когда глаза стали слипаться, я закрыл ноутбук и выключил телефон, а то станется им позвонить среди ночи. Не было б каникул, спали бы уже наверняка.
  
   Как и обещали, Химари и Сидзука не лезли ко мне в постель, что немного расстраивало. Ночь снова ушла на подпитку водных духов и восстановление дзасики-вараси. Главное, чтобы не вошло в привычку. Утром меня ожидало по-настоящему радостное и воодушевляющее событие. Наконец-то особенности мужского организма дали о себе знать, немного усилив кровоток к определенному органу. Похоже, что последствия долгого ношения оберега света почти сошли на нет. А значит, пора бы уже форсировать наши отношения с Химари и переходить к следующему этапу. Проклятие проклятьем, но я ведь никого за хвост в постель не тяну. Или все-таки тяну? С кем бы... Точно! Есть же превосходный специалист, с которым я хорошо знаком. Завтра должен быть свободный день перед советом экзорцистов. Если ничего не случится, надо обязательно лично проконсультироваться. Доверять такие вопросы интернету - все равно, что выставлять свое грязное белье на обозрение девятому клану.
   За завтраком я удивленно воскликнул, увидев Химари:
   - Что с твоими волосами?!
   - Милорд, забыли ужель? Сами ведь просили, - обиженно протянула кошка.
   - Конечно, нет. Тебе очень идет!
   - Мня! (спасибо!) Спасибо!
   Густые темные волосы бакэнэко прочертила белая полоса, походившая на седую прядь. Но только походившая, оттенок был иной. Если присмотреться, то цвет волос отличался от Куэс. Химари стала напоминать мне персонажа из "людей икс". Как там ее? Роуг вроде бы.
   Перед выходом из дома мне на шею бросилась нагулявшаяся Гинко, опять в майке на голое тело. Оками быстро от меня оттащили и пропесочили. Брать с собой волчицу на этот раз я не стал, ограничившись кошкой, змеей и плеером. На улице снова было прохладно и пасмурно, поэтому оделись теплее. По пути в Такамию заглянули в "Сумчатый рай", и не зря. Кейс для Ди-ниджу пришел. Шино-сан натурально прифигел, когда я для проверки запихнул внутрь дорогой сумки старый поцарапанный дисковый плеер. Говорить мне ничего не стал - мало ли причуд у богатеев, наследников старых кланов. В целом Ди-ниджу остался доволен, поэтому я прицепил кейс на брючный ремень и щедро расплатился с продавцом. Действительно, полезный знакомый.
   Оставив минивэн на стоянке возле ж/д вокзала Такамии, мы загрузились в электропоезд линии синкансэна, являющейся визитной карточкой Японии. Футуристично выглядящий аппарат, способный разгонятся до трех сотен километров в час. Линия Тохоку от Токио до Син-Аомори являлась наиболее протяженной в Японии, но, разумеется, по этому показателю транссибирская магистраль посмеялась бы ей в лицо и начистила для профилактики рожу, если бы духи железных дорог могли встретиться.
   Внутри не пахло роскошью - обычное убранство более менее современных электричек из двух пар кресел и прохода между ними. Сидзука обиделась, что я сел рядом с Химари и хотела забраться мне на колени, но я пообещал на обратном пути составить мизучи компанию. Особых дел в поезде не планировал, поэтому заказал у Ди-ниджу прослушивание отечественной, или, если учитывать мое двойное происхождение, нео-отечественной музыки. Дух аякаси, как я узнал ранее, мог создавать ограниченную область воспроизведения звуков. Таким образом, мы не мешали другим пассажирам. Правда, разрывать область дух плеера не мог, поэтому музыкальный "кокон" растянулся через проход до сидящей напротив Сидзуки. И каждый проходящий мимо нас человек на некоторое время удивленно оборачивался и крутил головой, выискивая источник буквально на секунду громко заигравшей музыки. Было забавно за ними наблюдать. Элис ранее удалось немного пообщаться с Ди-ниджу на каком-то своем экто-электронном языке, и мы узнали кое-что про дух плеера. Его владельцем был настоящий знаток зарубежной музыки, уважающий "Beatles" и "Queen", который искренне любил и заботился о своем дисковом плеере. Но время шло, и Ди-ниджу банально устарел и оказался на свалке. Даже в таком неполноценном состоянии аякаси было знакомо понятие скука, и он сильно тосковал по новой музыке. Каким-то нечеловеческим усилием ему удалось эволюционировать, если это так можно сказать, и обрести изначально недоступные функции радиоприемника. Вот уже много лет дух плеера прослушивал различные радиостанции, которые выходили в эфир в районе Кагосаки. Оттуда Ди-ниджу и получил обширные знания о современной культуре, музыке и саундтреках. Видимо, нечто подобное и имелось в виду, когда Нобу говорил о быстром обучении электронных духов. Элис так по меркам цукумогами должна быть на стадии эмбриона, однако терабайты пропущенной информации поставили ее почти вровень со взрослым сформированным аякаси предмета.
   Японская музыкальная эстрада меня неплохо так удивила и одновременно разочаровала. У прежнего Юто не было какого-то ярко выраженного отношения к музыке, поэтому вкус Виталия превалировал. Я просто не был в достаточной степени японцем, чтобы проникнуться местной атмосферой. Как по мне, так аудио-композиции из страны восходящего солнца не могли похвастать хорошим вокалом. Японский язык трудно рифмовать и перекладывать на песенный манер. Я, конечно, далеко не эксперт, но по-моему, им недоставало четкого звука "Р". Однако же, культура Япония явила миру многие поистине удивительные музыкальные вещи. Я рылся в телефоне, выискивая группы разных жанров, а Ди-ниджу быстро ставил мне их песни, находя почти безотказно. Взять к примеру так называемый "Visual Kei", характеризуемый яркими гламурным стилем одежды, прической и макияжем у мужских групп. Вот какой-нибудь "четкий пацанчик с раёна" сказал бы, что они не только выглядят, как лица нетрадиционной сексуальной ориентации, но и поют также. Противный голос. И бабы тоже пищат как будто гелием надышались. Вспомнились незабвенные "Tokio Hotel", чем-то напоминающие внешне этот самый стиль. Внезапная догадка озарила меня. Так вот с чем связано название немецкой группы - "токийский отель". Ну, как бы отрицательно я к ним не относился, стоило признать, что у них была парочка хороших песен. Однако ж их японские аналоги ушли куда-то слишком далеко от западных стандартов. Все бы ладно, но и группы иных жанров тоже зачастую пели этим склизким голосом.
   Из понравившихся групп можно отметить "The Pillows", "Asian Kung-Fu Generation", "Boom Boom Satellites", которые нередко исполняли на английском и почти начинали походить на людей. И хотя я не особо почитал тяжелую музыку, но мне также приглянулись "Maximum The Hormone" с четырьмя или даже более вокалистами, перемежающие свои песни жестким гроулом. Напоминало "System of a Down". Ребята пели полную чушь, ужасно коверкая слова, но, возможно именно благодаря этому в их работах угадывался ритм, и им хотелось подпевать. Теперь я отлично знал русский, японский и английский, но перевести их тексты сходу не удавалось. Настоящие творческие личности. Тут-то я и набрел на вторую занимательную особенность японской эстрады. Это аниме. Оно пропитывало все вокруг, и любые мало-мальски известные группы участвовали в создании саундтреков.
   -"HEY HEY ningen SUCKER
   ah ningen ningen F***ER" - тихо подпевал я про себя звучащей песне.
   - Юто, прекрати слушать эту гадость! - взвилась мизучи.
   - Не понять тебе, змея, искусства современного, - произнесла Химари.
   - А сама тогда что морду кривишь?
   - Ня-я... (не-е...)
   Я попросил Ди-ниджу включить что-то менее агрессивное, а сам с интересом вчитался в статью на телефоне. Игравшая композиция являлась саундтреком к известному анимационному сериалу "Death Note". Хм-м, смертельный блокнот? По-моему где-то я слышал похожее название еще учась в универе от сокурсников, но память плохо отзывается. Надо бы ознакомится с образчиком местной культуры, которая давно распространилась по всему миру. Мда, под такую музыку мне представляется пикачу, крошащий бензопилой своих врагов, а повсюду кишки, кровища и части тел поверженных покемонов.
   Следующей особенностью островной империи явились "идолы". Ну вот если среднестатистическая поп-звезда на половину состоит из песен и музыкально таланта, а остальное - внешний вид и умение себя подать. То идолы процентов на 90 состояли из миленькой внешности и одежды, хореографии и постоянных встреч с фанатами. Из интересного разве что можно выделить "AKB48", которые были занесены в книгу рекордов Гиннеса как самая многочисленная поп-группа. Хех, не качеством, так количеством. Идолы бывали разного пошиба, вплоть до того, что какая-то задрипанная школа могла иметь нескольких данных недопевичек. Судя по памяти Юто, в такамийской школе тоже выступали какие-то активистки, желающие пробиться в высокий поп-бизнес.
   Еще была такая хрень как Вокалоиды. Кому как не передовым в робототехнике японцам устраивать культ из компьютеризированной девицы в анимешной стилистике, распевающей песни электронным синтезированным голосом. Ну, если абстрагироваться от режущего слух пищания, то кое-какой ритм присутствовал, но все-таки я еще недостаточно японец, чтобы слушать подобное.
   Из певиц нам с Химари и Сидзукой понравились Утада Хикару, Аюми Хамасаки и Айя Хирано. Последняя, как я узнал с удивлением, вообще не певица, а сейю, что озвучивают персонажей в аниме. Вот так вот, индустрия забирает лучших. Хм, если так поразмыслить, то я ведь тоже являюсь частью этой индустрии. Уже, можно сказать, доказан факт попадания мною в персонажа гаремной манги или аниме. Главного героя, конечно. Ни о каком второстепенном персонаже и речи быть не может. Что это мне дает? Вроде как в таких историях положительные герои не погибают, либо чудесным образом воскресают потом. Мое появление точно должно изменить привычное течение сюжета. Могу ли я умереть? Ведь я главный герой, как никак. Будут ли передо мной стоять какие-то глобальные цели? Спасти Землю? Хорошо бы дело ограничилось Японией или Такамией. Надорвусь целую планету спасать. Интересно, как называется исходник или оригинал, куда я попал?
   Чувствуя себя не очень умным человеком, я вбил в поисковик на телефоне "Амакава Юто". Мое имя в Японии широко распространено, да и фамилия нередкая. Пусто. Мне выдало только список ссылок на различные профили людей в соцсетях и посты, чуть дальше имелась и моя недавно зарегистрированная страница в фейсбуке. Как бы могло называться произведение, в которое я попал? "Мессия света"? "Повелитель аякаси"? Вот "Наруто" назвали в честь главного персонажа, про этот анимационный сериал я слышал и в прошлой жизни. Однако "Юто" совсем не звучит. "Химари" еще куда ни шло, но сильно сомневаюсь, что автор так окрестит свою мангу. Да уж, было бы занятно почитать про свое возможное будущее, узнать о всех проблемах, с которыми предстоит столкнуться. Вот был бы я двинутым анимешником, как один из моих старых знакомых, по-любому бы прочитал о всем заранее, и сейчас спокойно реагировал на все происходящее, предсказывал грядущие события.
   Да ладно, и так мое положение вполне неплохое, если не учитывать многочисленных недругов. Отличный вариант для посмертия. Выходит, это какой-то иной параллельный мир, никак не пересекающийся с моим родным. Хм-м, а что если и я не настоящий, а выдуманный каким-то укурившимся мангакой или писателем? Да не-е, бред какой-то. Кому может понадобиться забрасывать обычного русского студента в тело героя японской манги? Нужно мыслить рационально и позитивно. Я -- это я, Вито светоносный, глава великого клана Амакава, только мне одному суждено принимать решения, только моя воля мною правит... Но, на всякий случай, выражаю тебе благодарность, неизвестный автор, если ты меня действительно выдумал.
   [О, не стоит благодарить. Мне самому интересно следить за твоими приключениями. Павел А.]
   Ого. На следующей странице поиска вылезли релевантные результаты с иными именами. Акэми Амакава, в девичестве Канда... "Kokoro no Neji", "Ribbon no Kimochi", "Ohayou!". Вот так сюрприз! Оказывается, моя вторая родная мама весьма неплохо выступала раньше на сцене. Песни конечно не шедевр, но чувствуется некая изюминка. Кто знает, может, если бы не встреча с моим отцом, сейчас она стала национальной звездой.
   На вокзале в Токио нас встретили двое мужчин: водитель и охранник, на Тойоте неизвестной мне модели люкс-класса. Вероятно, с пуленепробиваемыми стеклами и разными защитными приблудами. Хочу себе такое же авто, вот только бюджет пока не тянет.
  
   Императору Японии Рюноске Токуногато VI В это году исполнилось двадцать девять лет. В деловом роскошно обставленном кабинете на последнем этаже фамильного небоскреба расслабленно сидел молодо выглядевший брюнет с глазами стального цвета. Одет мужчина был в простую голубую рубашку и серые брюки. Один из лучших выпускников Оксфордского университета последнего десятилетия хмуро просматривал отчеты о шестом великом клане экзорцистов. В который раз Рюноске пожалел о ранней смерти дяди, предыдущего императора, так и не оставившего наследников. В результате почти сразу после окончания университета молодой, подающий надежды специалист, вынужден был принимать власть в свои руки. Семья Рюноске и так была более чем обеспеченной, поэтому свалившаяся ответственность только раздражала. Склоки министров, дрязги и разбирательства насчет спорных территорий, провокации со стороны Российской Империи, миграции преступных организаций из Китая, постоянно сующие свой нос во все дела США. Около четверти времени императору приходилось проводить в полетах на личном самолете и визитах в иные страны или части Японской Империи. Встречи, собрания, заседания.
   Но больше всего Рюноске раздражали вопросы, связанные со сверхъестественными явлениями. Полноценного обучения молодой император не получил в этом направлении, однако отлично помнил немногочисленные высказывания дяди об экзорцистах. Свора голодных собак, только ищущие повод вцепиться друг другу в глотки. И "Опять Тсучимикадо лезут куда не следует", "Эти Тсучимикадо у меня еще попляшут". Магия и все с ней связанное слишком тесно переплелись с остальными ветвями жизни. Взять к примеру этот кабинет, защищенный по передовым европейским колдовским технологиям. Или соседние помещения, где дежурил десяток лучших выпускников Токио Оммедзи Гакуэн -- школы экзорцистов, которую во все времена курировал лично император.
   Двенадцать великих кланов экзорцистов Японии имели множество привилегий. Это и налоговые льготы, право нарушать закон в случае нападения е-кай, созывать совет министров и даже принимать на себя командование армией в случае экстраординарной угрозы империи. Кланы слишком сильны, особенно Тсучимикадо, и это отлично понимал предыдущий император.
   Шестой клан обеспечил небольшое положительное внимание к императорской семье благодаря возвращению сокровищ Сенджу. А ведь нынешний глава Амакава вполне мог вывезти драгоценности заграницу и получить с них раза в три больше как минимум. Охотники, что приручили аякаси... Рюноске нажал на кнопку на настольном телефоне:
   - Соедините с хранилищем.
   - Сию секунду... - произнес в ответ вежливый женский голос.
   - Ханасаки Уэдо, старший смотритель императорского хранилища. Ваше величество, в этом месяце никаких происшествий не случилось.
   - Благодарю за работу. Оформите и подготовьте к вывозу объект Цукумо-7. Я пришлю людей.
   - Будет исполнено, ваше величество.
   Рюноске откинулся в кресле, размышляя о предстоящем разговоре. Амакава Юто, судя по отчетам, совсем недавно вышел из забвения. И уже успел обзавестись новыми вассалами и хорошенько поработать в Такамии по своему основному профилю. Вскружило ли ему голову внезапно свалившееся наследство или же нет? Посмотрим. Пожалуй, следует расшевелить немного это экзорцисткое болото и покачнуть трон под Тсучимикадо.
  
  
   Глава 2
  
   При входе в многоэтажное здание меня тщательно обыскали вежливые люди в костюмах и попросили оставить внизу своих спутниц и артефакты (это про Ди-ниджу и Хаганэ). Пришлось повиноваться. Чуть в стороне кучковалось несколько сотрудников четвертого отдела в черной форме и около десятка незнакомых мне людей в странноватых серо-зеленых робах. Скорее всего, экзорцисты. Труднее было убедить Химари и Сидзуку подождать меня в окружении охраны. На мороженое мизучи уже не велась.
   - Я ненадолго. Ну моя ло... Погодите-ка. Уже ведь неделя прошла! Теперь мне не надо так тебя называть! - обрадовался я.
   - Хсш-с. Если нуждаешься в моих услугах, то и дальше будешь соблюдать уговор.
   Я прищурился и оглядел аякаси:
   - Ты ведь и сама никуда не уйдешь, верно?
   - Много о себе возомнил, Юто... Хорошо, если продолжишь называть меня "моя лоли", буду более послушной.
   - Тогда послушай меня, моя лоли, - вздохнул я. - Оставайтесь здесь, пока я переговорю с императором.
   - Конечно, братик Юто!
   - Будьте осторожны, милорд.
   - Непременно, Химари.
   В сопровождении нескольких бодигардов я поднялся на скоростном лифте на один из верхних этажей. Вот и свет пригодился -- уши благодаря ему не заложило. Конечно, любой школьник Японии знал точный возраст и внешность императора Рюноске Токунагато VI. Хотя на официальные мероприятия, виденные по телевизору, глава государства зачастую надевал традиционные многослойные кимоно, меня он принимал в простой рубашке и брюках на западный манер.
   - Амакава Юто-сан, рад познакомиться с вами лично.
   Среднего роста брюнет прошел мне навстречу и крепко пожал руку.
   - Для меня честь встретиться с вами, ваше величество, - коротко склонился я. Этикетам не учены, да и насколько я вижу, не сильно то он и пригодится в грядущем общении.
   - Просто Рюноске-сан. Официальные обращения ужасно утомляют. Прошу, присаживайтесь. Чай, кофе? Что-нибудь покрепче?
   - Кофе, спасибо.
   Я присел в одно из мягких кресел возле низкого столика. Император нажал кнопку на телефонном аппарате и быстро продиктовал заказ. Внутри большого помещения было довольно уютно. Чувствуется роскошь и лоск, но без перегибов.
   - Как добрались?
   - Отлично, благодарю. Честно говоря, ожидал какого-нибудь замка или богатого особняка, а не небоскреб.
   - Да, глав других государств действительно принято принимать в императорском замке. Но верным подданным империи не зазорно показать и другую сторону. Что поделать, старая японская культура постепенно утрачивает былое влияние. Я слышал, что ваш дед был ярым традиционалистом?
   - Верно. У него дома даже холодильника не было. Пришлось все самому покупать.
   Подошла миловидная секретарша с подносом с двумя чашками, кофейником и сладостями.
   - Время идет, все меняется. Хочу от лица семьи Токунагато и всей Японии поблагодарить вас за возвращение реликвий, принадлежащих когда-то принцессе Сенджу. Поистине достойный поступок.
   - М-м, спасибо.
   Кофе разлили по чашкам, и я пригубил терпкий напиток. Божественно! Надо в Ноихару тоже закупить несколько упаковок. Хотя Лизлет жалко. Как представлю ее огромные глаза, наполненные слезами из-за того, что я не выбрал чай, так сразу хочется совсем бросить пить кофе.
   - Я сам хотел с вами встретиться, Юто-сан. Но после грядущего собрания великих кланов, когда вам подтвердят титул. У вас, экзорцистов, свои правила, не хотелось бы влезать раньше времени. Мне доложили, что у вас возникло недоразумение с четвертым отделом общественной безопасности?
   - Мы смогли уладить разногласия. Рюноске-сан, я приехал обсудить один важный клановый вопрос.
   - Позвольте сначала закончим с моим делом к вам, если не возражаете.
   Не дожидаясь ответа, Рюноске Токунагато быстро выудил из ящика стола один документ и передал мне. Это оказался хорошо знакомый мне старый императорский указ.
   - Да, именно за этим я и приехал.
   - Неужели? - довольно искренне удивился император. - Тогда, полагаю, мы быстро придем к соглашению. Указ об ограничении аякаси среднего уровня и выше, действующий с 1875 года. Подписан сегуном Шимомино X, главами сильнейших кланов Кагамимори, Джибашири и Тсучимикадо.
   - Этот указ давно устарел, Рюноске-сан! Наш клан тогда только стал великим, но сейчас семерых аякаси уже не хватает, чтобы конкурировать с другими. Я -- последний экзорцист клана, еще толком не обученный. В то время, как Тсучимикадо располагают сотнями сильных охотников в главной ветви...
   Пару минут я экспрессивно вещал на тему бедности и убогости клана Амакава и несправедливости данного указа, серьезно сдерживающего наше развитие. Император внимательно слушал и с легкой улыбкой кивал на мои слова. Я немного не ожидал, что все будет проходить так легко, поэтому большая часть заготовленных козырей, которые я разузнал у Якоин, не понадобилась.
   - Полностью согласен с вами, Юто-сан. Амакава показали себя истинными патриотами страны, и я считаю, глупо ставить препоны одному из лучших кланов охотников на аякаси. Устроит ли вас новый лимит в двадцать е-кай?
   - Тридцать! - выпалил я, сам немного прифигевший от собственной дерзости.
   - Сойдемся на двадцати пяти. Посмотрим, как будет развиваться ваш клан в новых условиях, после чего, возможно, и вернемся к данному разговору.
   - Да, Рюноске-сан. Я очень благодарен вам за изменение этого устаревшего указа.
   - Договорились. Потребуется несколько дней, чтобы уладить все формальности, вы понимаете. Бюрократическая машина даже ради императора не желает разгоняться. Я поручу четвертому отделу уведомить вас, когда новые поправки вступят в силу.
   - Понял.
   - Что ж, Юто-сан. У меня для вас заготовлен необычный презент в честь возвращения фамильных ценностей. А также есть небольшая просьба.
   - Конечно, я вас выслушаю, Рюноске-сан.
   Мужчина быстро обронил в телефонную трубку:
   - Пусть заносят.
   Спустя полминуты двери раскрылись и в помещение вкатили простую тележку, на которой покоился странный объект. Под квадратным стеклянным колпаком на постаменте был закреплен небольшой предмет примерно с кулак размером, обернутый черной тканью. Сразу бросались в глаза несколько печатей с иероглифами Тсучимикадо, которыми обклеили стеклянную поверхность.
   - Одна из императорских реликвий конца шестнадцатого века. Мурабито, деревенский житель. Набор для проведения чайных церемоний был подарен очень уважаемой семьей мастеров по изготовлению посуды. Акай Раку, красная керамика. Мурабито символизирует корни страны. Деревни издавна питали города, а не наоборот. Сейчас, конечно, уровень урбанизации намного выше, а большую часть продовольствия мы импортируем, но никогда не стоит забывать про Мурабито, простого сельского жителя. В середине двадцатого века в одном из компонентов ансамбля обнаружили присутствие зарождающегося е-кай. Принято решение изолировать объект и подождать, пока он самоупокоится. Однако до сих пор дух жив. А уничтожить один из объектов исторического наследия ни у кого рука не поднялась. Поэтому я передаю аякаси вам, Юто-сан. Используйте его на благо страны, либо изгоните, если не получится приручить.
   - Поистине императорский подарок. Благодарю, - поклонился я. - Постараюсь наладить с ним связь. Что за просьба у вас ко мне, Рюноске-сан?
   - Просто детское любопытство. Скажите, ваши аякаси ведь полностью приручены?
   - Гм, да, - немного поколебался я с ответом.
   - Могу я на них взглянуть?
   - Да. Только лучше я сам сопровожу их сюда.
   - Ничего, спустимся вместе. Какой же из меня хозяин, если заставляю гостя бегать вниз-вверх?
   - Как пожелаете.
   В лифт нас набилось человек десять. Несколько молодцов в костюмах, а остальные в бело-зеленых робах или плащах. Аура у них была сильнее, чем у встреченных ранее сотрудников четвертого отдела. Серьезные ребята. Разного пола и возраста. Были и мои ровесники, и один старик с седыми волосами. Может мне тоже поступить в Оммедзи Гакуэн? Хотя вряд ли там есть учителя по "свету".
   Старик-экзорцист что-то неодобрительно шептал императору, пока мы двигались к помещению для гостей, где ожидали Сидзука с Химари. Рюноске-сан просто отмахнулся от предостережения. Бакэнэко по виду очень хотелось броситься мне на шею, но она сдержалась из-за присутствия посторонних. В соседнем помещении почувствовалось множество аур других экзорцистов.
   - Это мои вассалы: Химари, бакэнэко, Багровый клинок Ноихары и Сидзука, мизучи и... моя лоли.
   - Братик Юто! - прыгнула на меня Сидзука и повисла на шее. - Мне так страшно было без тебя!
   - Гх-м, похоже, аякаси действительно полностью приручены. Видите, уважаемые оммедзи, не о чем переживать. За всю историю клана практически не зафиксировано ни одного случая, когда е-кай Амакава нападали на мирных людей.
   - Моя лоли, отцепись, - попытался я оторвать от себя заразу, но та вцепилась мертвой хваткой.
   - М-м, не ожидал, что вы будете так использовать родовые умения по управлению разумом, Юто-сан, - пожурил император.
   - А?! Я тут не причем, честное экзорцисткое! Она всегда так себя вела.
   - Извините, моя просьба может показаться странной, но могу я их потрогать? Они нормально реагируют на других людей? Не нападут?
   - Эй, только ничего не учудите! - пригрозил я обеим.
   - Раз так милорду надобно, - сразу ответила кошка.
   - Нет, только братик Юто может трогать меня!
   - Послушание... - шепнул я.
   - Ладно, за грудь чур не лапать, нано.
   - Ваше величество, - предостерегающе пробормотал старик из охраны.
   Химари стояла как истукан, пока Рюноске-сан очень осторожно пощупал ту за волосы и руку.
   - Поразительно! Совсем как человек. Раньше мне не доводилось встречаться с е-кай вне защитного барьера. Их способности к мимикрии удивительны. Если бы не это чувство, можно было бы с легкостью принять их за людей...
   - А что вы чувствуете к ним, Рюноске-сан?
   - Я ведь не экзорцист, поэтому немного. Похоже, будто стоишь перед диким хищным зверем, готовым наброситься в любой момент. Львом, например, или аллигатором.
   Император наклонился к Сидзуке и легонько провел мизучи по щеке. Та в ответ высунула свой длиннющий язык и облизнула ему руку. Оммедзи в комнате напряглись, старик резко оттащил Рюноске-сана от мизучи:
   - Ваше величество, надо проверить вас на яды...
   Словно обстановка не была и так накалена до предела, Ди-ниджу, лежащий на столе, исполнил отрывок из песни:
   - "...Monsters stuck in your head
   Monsters under your bed
   We are monsters oh-oh, we are monsters oh..."
   - Да, конечно, - ответил Токунагато, бросив взгляд на духа плеера. - Хотя не думаю, что эта аякаси пыталась мне навредить. Амакава Юто-сан, преклоняюсь перед вашим кланом за железную выдержку, которая позволяет вам терпеть рядом с собой этих созданий.
   - Э-э, спасибо, - пробормотал я недоуменно.
   - Что ж, я сполна утолил свое любопытство. Рад, что эти монстры на нашей стороне.
   - Я тоже, Рюноске-сан.
   - Если желаете, вам накроют обед, а меня еще ждут дела.
   Император развернулся спиной и быстро помахал нам рукой на прощание. От трапезы мы отказались, но предложение подвезти приняли. Хитсуги была онлайн, поэтому я быстро связался с ней через соцсеть:
   Амакава Юто: Привет, Хитсуги. Где встретимся?
   Якоин Хитсуги: Ку-хи-хи, Юто, я тут знаю хорошее мэйд-кафе в Акибе! 0x01 graphic
   Амакава Юто: Там хотя бы кормят?
   Якоин Хитсуги: Конечно! Я покажу тебе нашу родовую магию, ку-хии! 0x01 graphic
   Амакава Юто: Ты настоящий специалист по смайликам...
   Якоин Хитсуги: У меня много талантов, Юто-тян. Держи, я скинула тебе маршрут.
   Амакава Юто: Ок, будем через час.
   Я передал водителю координаты кафе, а сам откинулся на заднем сидении роскошного автомобиля. Можно и подремать чутка. Если армия чему и научила, так это в любое свободное время и при любых условиях уметь урывать минутку отдыха.
  
   - Юто, ты уверен, что дал правильный адрес? - разбудил меня голос Сидзуки.
   - А, что?
   Я выглянул в окно и увидел унылый пейзаж какой-то заброшенной промзоны.
   - Шеф, вы не ошиблись...
   Водитель резко крутанул руль, машину бросило вправо, в раскрытые ворота безлюдной складской территории. Не успели мы среагировать, как шофер быстро наклонился к педалям управления, после чего открыл дверь и вывалился наружу.
   - Юто, держись!
   Вода заполнила салон автомобиля. Я с некоторым запозданием напитал тело магией и поставил покров света. В следующее мгновение тойота влетела в закрытые опущенные ворота какого-то склада и протаранила с жутким скрежетом. Сработали подушки безопасности, но их усилия пропали втуне на фоне мягкого водного барьера, бережно окутывающего нас. Машина потеряла скорость, оторванная часть ворот зацепилась за лобовое стекло и скрыла обзор. Химари частично обнажила Ясуцуну и пустила демоническую волну в район средней стойки. Затем мощным ударом ноги выбила заднюю дверь. Перехватив меня за талию, бакэнэко выпрыгнула из машины и аккуратно приземлилась на бетонный пол.
   - Спасибо, Химари, я бы и сам справился.
   - Да, милорд.
   Тойота неспешно докатилась до грузового контейнера и наконец затормозила. Из машины спокойно вышла Сидзука, прошипев:
   - Платье порвалось, нано!
   - Уходим. Я позвоню Хитсуги.
   Я быстро набрал номер Якоин, который первым пришел в голову. Но как только прошло соединение, неизвестная волна магии пролетела по складу. Мой телефон испустил сизый дымок и раскалился, так что я его бросил на пол. Через секунду пришла новая волна, после которой в рот словно песка насыпали.
   - Юто, они блокируют мои силы! - прокричала Сидзука.
   - Эта аура! - неожиданно вскинулась Химари. - Она была там, когда погиб дедушка Ген!
   Бакэнэко высоко подпрыгнула, прорубив Ясуцуной проход прямо в стене склада.
   - Кошка, стой!
   - Химари!
   Однако кошачьей аякаси, моей телохранительницы, и след простыл. В освещенном проходе, откуда мы вломились внутрь, показался силуэт какого-то внедорожника. Боковая дверь отъехала в сторону, явив нам скрытую под маской фигуру, сжимающую в руках огромный шестиствольный пулемет. На такое я не подписывался! Сидзука мгновенно окутала нас щитом и бросила сосульку в джип. Оранжевый магический барьер на секунду вспыхнул, уничтожив ледяной снаряд. Высокие складские своды заполнились грохотом стрельбы, заглушив любые посторонние звуки. Попадание пули проделывало отверстие в ослабленном барьере Сидзуки, а следующие уже проникали дальше. Одна из металлических штуковин ужалила меня в живот, но покров света успешно справился. Будто боксер-тяжеловес поддых дал.
   Мы отступили за контейнеры, пробить которые из пулемета не удавалось. Выглянув на секунду, я заметил нескольких человек в странных костюмах, похожих на ниндзя или шиноби. Оставалась открытой только узкая полоска вокруг глаз. Двое держали в руках вееры из разрисованных бумажек-печатей. Третий волок за собой какую-то широкую белую плеть. Четвертый сжимал в обеих руках по короткому саю, колющему кинжалу с необычной загнутой гардой. Чувак с пулеметом остался у входа, остальные направились в нашу сторону. Аура у них развернулась нехилая, но какая-то странная, неживая. Впрочем, что я знаю о других кланах? Преступно мало.
   Бумажная длинная плеть, которую тащил один из ниндзя, неожиданно дернулась, растянулась на добрый десяток метров и рванула к нашему убежищу. Толстый металл контейнера прошило словно картон. Я махнул Хаганэ, спалив часть оружия нападавшего. Быстрая штука и очень острая, но и также непрочная.
   - Отходим, - бросил я Сидзуке. - Найдем второй выход.
   - Иди, я задержу.
   - Только не геройствуй, моя лоли.
   - Предоставлю эту честь тебе, Юто.
   Я побежал вглубь склада по проходу между нависающими грудами контейнеров. Позади раздались хлопки и скрежет металла. Далеко убежать не успел, мне в спину прилетела огненная самонаводящаяся печать. Слабенький взрыв практически не задел меня. Поддав света в ноги, я оттолкнулся от пола и запрыгнул на верхушку контейнеров. Да уж, на тренировке это получалось лучше. А сейчас слишком много энергии отмерил, чуть не перелетел и не успел нормально сгруппироваться. Все-так меня природа не наделила кошачьей грацией. Не теряя драгоценных секунд, я рванул прочь по лежащим рядком контейнерам. Однако пара преследователей сумели прорваться через Сидзуку. Один с печатями, второй с клинками. По ходу моего движения прилетела печать, установив барьер, похожий на тсучимикадовский. Получилось пробиться только со второй попытки, и этого времени противнику хватило, чтобы нагнать меня. Ксо! Провтыкал момент, когда очередная печать приклеилась к контейнеру, и тот поехал прямо у меня из-под ног. Летать я пока не умел, поэтому оставалось хотя бы удачно приземлиться.
   Я коснулся пола и перекатился через голову, гася инерцию. Как только встал, на меня тут же набросился шиноби с кинжалами. И у него их было два, в отличие от меня! Я махал ножом, отбиваясь светом и стараясь держать дистанцию. Не такой уж он и быстрый, но разница в опыте сказывается. Я постепенно отступал, пока не оказался зажатым в угол. Мечник неожиданно отпрыгнул в сторону, а на меня полетел огромный контейнер и впечатал в стену. Проклятье, я вбухал, наверное, треть резерва, уплотнив покров света до твердого состояния. Самого удара почти и не почувствовал, только дыхание сбилось. Я быстро выпрыгнул в узкую щель и сам бросился на шиноби с саями. Размышлять о каких-то трюках против тренированного мечника нет смысла. Банально напитав тело светом, я стал самую малость быстрее него, и смог достать противника в живот. Вместо струй крови и раскиданных ошметков тот просто испарился, словно мираж.
   В меня полетели различные магические печати: барьерные, огненные, гравитационные, насколько я понял, и такие, после которых немного болела голова. По-видимому, должны были дезориентировать меня. Однако с ускорением света я довольно легко уклонялся. А после банально сблизился с магом и прочертил светом от плеча до пояса. Снова шиноби растаял в блеклой вспышке, распавшись мириадами серых искорок.
   Так, успокоиться. Отдышаться, скрыть свою ауру. Как же бездарно я трачу ресурсы в экстренной ситуации. Переоценил противников, либо себя недооценил. Возле входа снова послышались звуки стрельбы. Немного поколебавшись, я повернул обратно. Если они такого же уровня, то мы должны справиться. Хлипкие смерчи и барьеры, да и сама мизучи легко прошивались из пулемета, охотник с бумажной плетью не давал той перейти в наступление. Какая-то мощная магия в начале боя осушила воздух и весь склад, что сказалось на боеспособности водной аякаси. А тем временем вокруг Сидзуки я почувствовал слабые отголоски барьерной магии. Твою шинобскую дивизию! Второй печатник успел раскидать вокруг нее кучу барьеров. Если их активировать, не знаю, сможет ли она телепортироваться к источнику воды. Не тратя время на объяснения, я на скорости врубился к шиноби, перебив Хаганэ его плеть почти у основания. Застрочил пулемет, но успеть за мной в ускоренном режиме нападавший не мог. Жаль, что долго я так бегать не смогу. Максимум еще секунд двадцать.
   Огрызок демоновой плети двигался с такой скоростью, что я не заметил, как он повернул мне за спину и вонзился в плоть, пробив покров света. Сзади я держал ослабленную версию ради экономии. Гадина, на пару сантиметров вошла в мясо. Не обращая внимания на боль, я рванул к орудующему бумажной плеткой шиноби, который, похоже, ожидал, что я упаду замертво после его атаки, и отделил ему голову от тела. Попытался, по крайней мере. Снова противник осыпался исчезающим пеплом. В это время Сидзука таки пробила барьер пулеметчика и быстро приложила того ледышкой. Последний печатник активировал разбросанные бумажки и запер мизучи в барьерной тюрьме. В меня полетели разнообразные стихийные печати. Слабые, но заставляющие тратить на защиту свет, которого и так осталось немного. В отчаянном рывке я пробился через хаос магии и достал ножом ниндзя.
   Больно, млять! Эта бумажная хренотень серьезно ранила меня в спину. Свет не умел обезболивать, так что оставалось лишь сжимать зубы и терпеть. Я быстро раскидал часть печатей, ослабив барьер и дав мизучи выбраться на свободу. Внедорожника за воротами уже было не видно. Но почувствовались еще четыре похожие ауры.
   - Юто, уходим. Мне надо найти воду, нано!
   - Постой, кажется, наша блудная дочь вернулась.
   Яростная сверкающая кошачья аура ворвалась меж противников. Одна из точек резко потухла, выпустив перед смертью сильный вихрь энергии. Я побежал к разломанным воротам, чтобы наблюдать окончание сражения вживую. Шиноби пытались использовать какие-то специальные звуковые печати, которые неплохо действовали против бакэнэко. Химари мотала головой, гневно шипела и громко мяукала, но серьезно ослабить Багровый клинок Ноихары им не удалось. Аякаси мощными демоническими волнами упокоила двух шиноби. Последний оказался слишком быстр и умело уклонялся, поэтому Химари пришлось сблизиться и проткнуть шиноби Ясуцуной.
   Я внимательно осмотрелся. Ни следов чужих аур, ни автомобилей, на которых приехали нападавшие, ни крови, ни клочка ткани. Даже оружие испарилось. Чертовщина какая-то. Мы что, с организованной бандой аякаси сражались?
   - Милорд, вы в порядке?! - приблизилась Химари.
   - Спину задело...
   - Нано, снимай рубашку.
   - Да, моя лоли. Было лучше, если бы моя телохранительница не отлучалась далеко от того, кого должна защищать.
   - Простите, милорд!! Почуяла ауру знакомую, что была шесть лет назад, когда мы с Генноске-доно набрели на логово е-кай сильных. И магия точно та же мой разум смущала. Тогда была слабее я, буде котенок неопытный. Не смогла помочь дедушке... И теперь чуть вас не потеряла по дурости собственной... Простите, милорд.
   Огромные фиолетовые глаза наполнились слезами.
   - Раз сама понимаешь, то ладно. Химари, забери наши вещи из машины, нам стоит уйти, пока не подошло подкрепление.
   - Слушаюсь!
   Однако свалить далеко мы не успели. С одной стороны дороги, визжа шинами, затормозили две машины, из которых повылазило около десятка экзорцистов и сотрудников четвертого отдела, с противоположной вырулил черный седан, откуда спокойно вышли мужчина и женщина в строгих темных костюмах. Люди в черном, вы все-таки пришли за нами?! Оказалось, что первые - это люди императора Токунагато, которые обнаружили усыпленного настоящего водителя и последовали по спрятанному в машине маяку. Пытались мне дозвониться, но не смогли связаться. Видимо, в автомобиле работал артефакт, глушивший связь. Другая парочка была из клана Тсучимикадо, дежурившая в данном районе неподалеку. Один из датчиков по контролю магической энергии, установленных в Токио, сработал, и экзорцисты приехали разобраться.
   - Амакава-сан, - обратился ко мне мужчина средних лет в черном костюме из Тсучимикадо. - Не то, чтобы эта информация была сейчас крайне необходима, но что творит ваша водная аякаси?!
   Ситуация со стороны смотрелась достаточно неоднозначно. Я без рубашки с оголенным торсом и девочка, прицепившаяся к моей спине и обхватившая ногами и руками. Сидзука также сняла верх и сейчас елозила по мне своим голым подобием груди. Напомнило момент в душе, когда мы познакомились телесно.
   - Лечит, разумеется, - ответил я с каменным лицом и повернулся к напарнице охотника. - Не знаю, о чем подумал ваш соклановец, но крайне рекомендую вам доложить о его наклонностях в соответствующие органы.
   Мужчина сжал губы, а Сидзука провела по моей шее своим змеиным языком, будто провоцируя.
   - Хватит уже.
   На этот раз мы были научены горьким опытом, поэтому таскали с собой запасную одежду, которая сейчас как раз пригодилась. Брюки еще более-менее уцелели, но вот рубашку только в мусорку. Никаких особенных чувств я уже не испытывал, прощаясь со своим вторым испорченным смартфоном. Взял на время запасную простую мобилу. Мы поведали о случившемся четвертому отделу, который с достойным упорством выцарапал себе право проводить расследование. Я спросил, не могли ли на нас напасть люди Нобуна, известные своими шинобскими штучками, но Химари уверила, что четвертый клан действует иначе. Да и трупы экзорцистов обычно не исчезают в воздухе.
   На территорию промзоны неожиданно ворвался красный спортивный мотоцикл. Гонщица быстро спрыгнула и сняла шлем, явив юное лицо с короткими растрепанными волосами тускло-блондинистого цвета с пронзительными серыми глазами и кривой ухмылкой.
   - Ку-хи-хи, Юто, ничего жизненно важного себе не повредил? - услышал я знакомый по телефонным переговорам ехидный тон.
   - Хитсуги? Э-э, почему на тебе наряд горничной?
   - Я же писала, дурачок, что хочу показать тебе нашу родовую магию.
   Я осмотрел главу девятого клана снизу вверх. Нескладная девчонка-подросток, худая, чуть сгорбленная и с безумным взглядом. От Якоин веяло опасностью и непредсказуемостью. Химари рефлекторно встала чуть впереди меня, прикрывая от молодой экзорцистки. Хитсуги же со зверской улыбкой обследовала обеих моих аякаси:
   - Очень аппетитные экземпляры. То, что нужно подростковому организму. Ку-хи-хи! Я посмотрю, как там идут дела, Амакава-доно...
   Якоин шустро проникла на склад и отсутствовала около десяти минут. Вернувшись, задала мне пару вопросов:
   - Говоришь, распадались серым пеплом?
   - Что-то вроде того, - кивнул я.
   - Доппельгангеры, ку-хи-хи! - вынесла вердикт детективша.
   - Дупель-кто? - переспросила Сидзука.
   - Временный слепок с человека или предметов. Копия. Может действовать автономно от оригинала.
   - Можешь разузнать, кто причастен к этим доппельгангерам? - спросил я.
   - Безусловно! Но подобного рода услуги делают либо для очень близких людей, либо за соответствующую плату. Ты уже желаешь перевести наши отношения на новый уровень, Юто?
   - Нет, спасибо. Ты и так много сделала для Амакава, делилась необходимой мне информацией. Можешь просить от меня любые артефакты, когда я разберусь с их изготовлением. Все, что в моих силах, Хитсуги. Прошу, найди этих засранцев!
   - Я бы могла потянуть время, как обычно, но ты особенный клиент, Юто-тян, - вплотную подошла ко мне Хитсуги и томно положила руку мне на грудь, отчего Химари занервничала. - Поэтому сообщу сразу. Я почти уверена в том, что это клан Ходжо. Три года назад к ним из Германии перебрался известный специалист по доппельгангерам. Конечно, доказательств причастности клана Ходжо мы здесь вряд ли найдем. Они всегда умело заметали следы.
   - Твое лицо слишком близко, Хитсуги. Так какой резон этим Ходжо нападать на меня?
   - Ку-хи-хи! Причина очевидна для любого знающего человека. После смерти твоего деда, Ходжо подавали заявку на признание их великим кланом, но совет отклонил. Пока оставался наследник, решено было сохранить за Амакава шестое место, и клану Ходжо это не особо понравилось.
   - Почему меня раньше не убрали, раз я так мешался?
   - Ку-хи, я сама только недавно узнала подробности от твоего официального опекуна.
   - Кого?!
   - Давай поговорим обо всем в кафе, Юто-тян. Имей терпение.
   - Хорошо.
  
  
   Глава 3
  
   Мы загрузились в одну из вместительных машин оммедзи императора, которые также принесли мне извинения за случившийся инцидент. Якоин разливалась слегка спятившим соловьем, поясняя особенности магии доппельгангеров. "Как клоны в Наруто, ку-хии!", "Я не знаком с этой мангой...", "Ну ты совсем не следишь за модными тенденциями, Юто-тян.". В целом, довольно занятная техника. Если не вдаваться в подробности, то можно создать только одну свою копию, которая будет примерно на треть слабее оригинала в магическом плане. Часть сил уходит на формирование самого доппельгангера. Не всем дано создавать копии, у некоторых выходят безмозглые овощи или совсем нежизнеспособные человекоподобные существа. Плюс проблема свободы выбора. Доппельгангер - автономная единица, мыслящая и разумная. Иногда у них слетают ограничители, и в обычном задании, где следует лишь припугнуть, копии начинают крушить все подряд. Поэтому давным давно принято правило, что за все действия доппелей отвечает оригинал. Как поведет себя человек, если вдруг узнает, что он всего лишь жалкий клон, которому отмерено пару дней жизни? Тут все индивидуально, и нередко копии плюют на желания их создателей и просто творят, что хотят. Процесс отделения доппеля весьма сложный, и чаще раза в неделю не получиться "размножаться". Из положительных сторон - ты получаешь помощника, которому можешь доверять, как себе. Можно скопировать также и физические объекты, вроде оружия, хотя оно скорее становиться призрачным, чем реальным физическим предметом. Клон распадается после уничтожения, не оставляя никаких улик о владельце. И самый главный плюс - доппельгангера совершенно не жалко. Можно послать на разведку, на самоубийственное задание. Не справится, так хоть информации соберет, и в следующий раз лучше подготовится.
   По приезду в кафе жрать уже хотелось зверски, да и скопившаяся усталость напоминала о себе. Мэйд-кафе - это такое заведение, где рисовый омлет продают по цене сашими из рыбы фугу. По сути напоминают так называемых идолов, что компенсируют музыкальный талант вычурными танцевальными номерами и прочим фансервисом. В Такамии имелось несколько подобных закусочных, и Тайзо как-то рассказывал об их посещении. Мне тоже было очень любопытно познакомиться с неотъемлемой частью японской культуры.
   - "Добро пожаловать, господин, госпожи", - приветствовали нас с улыбкой две миленькие официантки в платьях горничных с короткой юбкой. - "Пусть все заботы уйдут прочь в "Смайл-мэйду", а улыбка не покинет ваши лица!". - Девушки синхронно изобразили подобие книксена, после чего вывели руками сердечко.
   Да уж, подобный сервис отличается от уже привычного обхождения Лизлет. Дух чашки вела себя более изысканно, как подобает настоящей английской служанке (в те моменты, когда не пыталась ненавязчиво меня совратить). Я заказал медвежий бифштекс (нет, не из медвежатины, а в форме мишки) и пресловутый рисовый омлет. Якоин утащила не сильно сопротивляющихся Сидзуку и Химари помочь на кухне, пока я дремал на сидении, изредка попивая принесенный сок. Времени уже три часа. Успею ли на запланированную встречу? Ладно, отношения с девятым кланом не менее важны, чем поиск новых вассалов.
   - Господин-сама, простите за ожидание, - разбудил меня окрик.
   Передо мной поставили заказанные блюда, а рядом началось настоящее столпотворение из горничных... Я протер глаза:
   - Сидзука?! Химари, твои уши!
   - Якоин сказала, что модно сие нынче, - произнесла бакэнэко, смущено теребя собственный хвост.
   - "...Fix my meals and go away.
   A maid, a man needs a maid.
   Maid..." - проиграл Ди-ниджу.
   Змея и кошка красовались в превосходных нарядах служанок, будто специально сшитых под них. Химари - в темно-красном, Сидзука - светло-зеленом. Длинные белые перчатки, колготки и такая штучка в виде бантика на шее. Ну ладно бакэнэко, но фигура мизучи была слишком нестандартной. Неужели в этом "Смайл-мэйду" набирают в персонал маленьких девочек? Хотя, скорее всего, Хитсуги заранее все продумала, вычислила, с кем я приеду, и подготовила наряды.
   - Как тебе удалось уговорить их?
   - Проще простого, Юто-тян. Я сказала, что ты будешь от них в восторге.
   - И правда. Восхитительно выглядите!
   - Благодарю, милорд.
   - Спасибо, братик Юто!
   - Господин-сама, - произнесла Хитсуги изменившимся томным голосом с легкой хрипотцой. - Вы наверняка проголодались после всех треволнений. Пожалуйста, отведайте скромной пищи, в которую мы вложили свою душу.
   Я повторно протер глаза. На секунду мне показалось, что передо мной стоит прекрасная горничная, лучшая служанка на свете. Да и сама Хитсуги предстала не растрепанной оторвой, а хрупкой нежной леди, готовой выполнить любой приказ господина, мой приказ.
   - Как ты это сделала? Приворожила меня?
   - Ну-я?! (что?!) А ну прекрати штучки свои, экзорцистка! - взбесилась Химари.
   - Мы идеально владеем своим телом, и можем вжиться в любой образ. Когда я немного изучу твои вкусы, Юто, то смогу навсегда влюбить в себя. Если захочу, ку-хихи!
   - Тогда верным вассалам Амакава придется спасти своего главу, укоротив одну ретивую девчонку на голову, - прошипела Сидзука.
   - Ку-хи-и! - неожиданно Хитсуги резко придвинулась к девочке в платье горничной и приподняла ту за подбородок. - Моя милая мизучи, ты столько времени мечтала встретить того, кто поймет тебя, - Лицо Якоин как-то странно изменилось, став немного походить на мужское, а в голосе появились интонации, напоминающие мои собственные. - Мне не нужен никто, кроме тебя, моя малышка. Я всего лишь делаю вид, что мне нравится эта глупая кошка. На самом деле только ты одна в сердце моем, только о тебе ночами я мечтаю.
   - Нано! - округлила глаза Сидзука.
   - Милорд! Правда сие?! - приблизилась Химари, опасно сверкая глазами.
   - Нет...
   - Ку-хи-хи, как видишь, мизучи, мои способности не ограничиваются противоположным полом.
   - В ваших предках определенно были суккубы, - обронила Сидзука недовольно.
   - Хватит болтовни, нерадивые горничные, - пафосно воскликнула Якоин. - Ваш господин голоден, а вы тут развлекаетесь! Химари!
   - Ня-а! (да!)
   - Бери кетчуп и выведи для начала сердечко и "Амакава"!
   - Э, не умею я, - бакэнэко неуверенно взяла в руки бутылку.
   - Представь, что в твоих руках враг клана, и тебе надо пустить ему кровь!
   - Няэ! (так точно!)
   Ушки кошки стояли торчком, пока Химари сосредоточенно выводила красным кетчупом кривоватое сердечко и мою фамилию. При этом рот бакэнэко был приоткрыт в кровожадной скалящейся ухмылке.
   - Молодец. Дальше выводи "+ Якоин" и еще одно сердечко.
   - Ня-а! (да!)
   Вскоре на омлете красовалась грозная надпись, будто взаправду нарисованная кровью: "0x01 graphicАмакава + Химари 0x01 graphic".
   - Тсч, похоже, вы с Юто зашли дальше, чем я полагала, - пробормотала Хитсуги. И как она смогла определить по одной надписи? - Мизучи! Колдуй заклинание, которому я тебя научила, - принялась и дальше командовать Якоин.
   - Это точно не издевательство?
   - Посмотри за соседние столики! Настоящая магия, что делает блюда вкуснее многократно! Ку-хи-хи!
   Сидзука вздохнула, изобразила рукой сердечко и нервно улыбнулась:
   - Омлет-тян, стань вкуснее, стань вкуснее, стань вкуснее! Пожалуйста, нано! - принялась по кругу водить сердечком мизучи. - Сила смайл-служанки помоги сделать эту еду самой вкусной на свете! Кьон-кьон-пьюн-нано! - напоследок Сидзука послала воздушный поцелуй и намеревалась лично чмокнуть меня, но была остановлена Хитсуги.
   - Спасибо. Теперь можно есть? - спросил я, сдерживая слюни.
   - Конечно, господин-сама.
   - Вы тоже столбом не стойте, закажите себе что-нибудь.
   - А рыбу тут подают? - поинтересовалась Химари.
   - Настоящая служанка может утолить любой голод, глядя на то, как ест ее господин, - криво улыбнулась Хитсуги.
   - Ня-у! (да ладно!). Все равно стану я женой милорда, а не служанкой.
   Не знаю, то ли местные кулинары настоящие мастера, то ли голод сделал свое дело, а может заклинание действительно сработало, но омлет с бифштексом вышли удивительно вкусными. Я умял за несколько минут, и еще заказал десерт в качестве добавки. Хитсуги так и не поела, коротко поведала о взаимоотношениях между нашими кланами ранее. Также сообщила свою просьбу - на данный момент овладеть искусством создания артефактов по управлению разумом. Один экземпляр передала мне для примера. Как только я освою данный раздел, у нее будет другое, еще более сложное задание. Я был заинтригован, но Якоин не стала раскрывать подробности.
   Про нападение клана Ходжо ничего радостного не поведала. У экзорцистов существуют свои судебные органы, которые следят за исполнением законов. Кстати, Якоин там не на последнем месте. Но, как и в обычной жизни, обвинять кого-либо без доказательств - пустая трата времени. Мало ли что за группировки используют магию доппельгангеров? И если я нападу первый и попадусь, на скамье подсудимых окажется клан Амакава. Не то, чтобы я питал какие-то светлые чувства к дедушке Генноске, которого совсем не помнил, но отомстить за члена своего клана кажется правильным выбором. Клан Ходжо счел, что легче разобраться с самым малочисленным кланом, чтобы пробиться в совет? Что ж, я постараюсь показать, как они заблуждались.
   Далее речь пошла о моем официальном опекуне, Мерухи Джингуджи. Насколько я понял по имеющейся информации и моим личным предположениям, дед Генноске заключил с двенадцатым кланом договор. Глава Амакава хотел дать мне жизнь обычного человека, чтобы вырастить новую личность вместо старой, ненавидящей аякаси. Но врагов у шестого клана было достаточно, вроде тех же Ходжо, и жизнь при постоянном ожидании нападения не назовешь нормальной. Джингуджи использовали мощную магию под названием "забвение", чтобы вычеркнуть Амакава Юто из списков охотников. Все, кто желал нашему клану нанести вред или как-то использовать меня, полностью забыли про Амакава Юто. Вернее, существование наследника осталось, но если бы меня кто-то встретил на улице, даже с кем я раньше лично виделся, меня бы не узнали. Хитсуги и сама не знала всех подробностей, но у магии забвения куча особенностей, она словно самоадаптирующаяся. Только исключительно преданные мне люди сохранили частицы воспоминаний - например, Химари или Куэс. Также магия не мешала мне жить среди обычных людей под своим настоящим именем и фамилией. Похожий прием применяется, когда надо скрыть следы и почистить память обывателей, наблюдавших неположенные вещи. Даже людей разыскивать не надо, разом стирается память у всех, кто имел причастность к явлению, нарушающему Тайну. Уложить в "забвение" охотника с сильной аурой - задача не из простых, но тут помог светлый оберег дедушки. В общем, бедным Юто вертели как хотели. Впрочем... Я осмотрел окружающих меня девушек и аякаси самых разнообразных форм в красивых облегающих платьях горничных. Ничего особо и не изменилось.
   - Почему Мерухи-доно не навестила меня, когда амулет перестал работать?
   - Скажу больше, твоя опекунша обязана была позаботиться о твоем обучении как экзорциста. По крайней мере, теоретическом, раз уж аура была скрыта. Но когда я пристала к ней с этим вопросом, знаешь, что старая карга ответила?
   - Что?
   - Она забыла о тебе, ку-хи-хи! Забвение поработало. А это значит, что не столь уж добрые чувства Мерухи-доно к тебе питала. А почему не приехала навестить после твоего шестнадцатилетия? Уверена, она рассчитывала на свою дочку, сумеречную луну. Что ты бы больше интересовался ее формами, чем делами клана.
   - Ясно. Вы поистине ценный союзник, Якоин-сан. Надеюсь, что вы больше не будете вторгаться в нашу сеть, и мы продолжим плодотворно сотрудничать.
   Пока кошка со змеей смаковали свои заказы, я дозвонился до клиента: "Здравствуйте, это Амакава Юто, мы договаривались с вами вчера по телефону... Да, я все еще хочу встретиться. Понимаю, что экспонат не продается, но мы просто посмотрим... Конечно, рабочий день уже подходит к концу, мы постараемся успеть до шести часов. Если что, я компенсирую вам неудобства. Идет?... Спасибо!".
   - Дамы, извините, но поторопитесь, нас еще ждет человек. Хитсуги, спасибо за угощение. Давай я заплачу, а то мороженое дорого выйдет.
   - Юто-тян, ты оскорбляешь великий клан, сомневаясь в нашей платежеспособности! К тому же это мое кафе.
   - Как скажешь.
   Переодевшись в свою прежнюю одежду, Сидзука с Химари вернулись с объемными пакетами, в которых, как я догадался, лежали подарочные наряды от Хитсуги. Машина со знакомым нам водителем-оммедзи все еще дожидалась нас у входа в кафе. Видимо, люди императора решили хотя бы таким образом искупить часть своей вины в произошедшем нападении. Акиба, да и Токио в целом, мне понравились, хоть я только и делал, что глазел из окон автомобиля. Яркий и людный город, с множеством сверкающих вывесок и целых рекламных экранов на стенах зданий. Надо будет как-нибудь выбраться на выходные, пройти обязательную культурную программу. А то так и будет у меня столица Японии ассоциироваться с мэйд-кафе.
  
   Многолетняя хранительница особняка Амакава в Ноихаре совершала привычный осмотр своих владений. Раньше, до того, как новый глава притащил это недоразумение, дзасики-вараси обходилась внешним периметром. Но теперь приходилось следить и за внутренними помещениями, особенно вблизи дальнего склада садового инвентаря. Где поселился Ватанабе Акира. Ах, "я случайно испачкал свежепомытый пол кровью"! Может мне тоже его случайно в озере утопить? Кайя остановилась возле двери и решительно постучала.
   - Не трогай меня! Уходи!
   - Акира, открой немедленно. Мне надо проверить помещение!
   - Здесь все в порядке!
   Как бы ни была сильна Кайя, но комната впереди являлась чужой территорией, и нападение на другого дзасики-вараси могло вполне убить того из-за слабости, да и разозлить нового извращенного главу клана. Вот подлец, посмел приставать к непорочной Химари! Ей ведь и пятидесяти не исполнилось! Или пятьдесят - это много для бакэнэко? Какое-то нехорошее воспоминание всплыло из глубин памяти, но Кайя не смогла ухватиться за него.
   - Если не откроешь, я выломаю дверь!
   - Братик вернется и накажет тебя!
   - Послушай, Акира. Ты мне не нравишься, но раз ты теперь вассал Амакава, мы должны пускай не стать друзьями, то хотя бы перестать вести себя как враги.
   - Иногда ты говоришь разумные вещи, сестренка.
   Чудовищным усилием дзасики-вараси сдержалась, чтобы не пустить в дверь пространственную волну. Вскоре створка отъехала в сторону. Кайя быстро проскользнула внутрь и принялась осматривать каждый уголок комнаты. Нарушений своего пространства не выявила, и удовлетворенно вздохнула:
   - Хорошо. Но меня гложет любопытство. Что за вещь ты постоянно сжимаешь под своей больничной пижамой? Что-то белое.
   - Э-это подарок братика Юто! Я не отдам тебе!
   - Что тебе подарил этот чертов извращенец?!
   - Не говори плохо про братика Юто! Он спас меня, когда мой дом снесли.
   - Ладно. Так что тебе подарил "братик Юто"? Можешь хотя бы показать?
   - Ну. Вот.
   Глаза дзасики-вараси полезли на лоб, когда Акира явил на свет белые женские трусики с розовым маленьким бантиком.
   - Что?!! Проклятый извращенец!! Что же он творит сейчас с Химари в распутном греховном Токио?! Вернется, прибью! Отдай трусы немедленно!
   - Нет! Это мое сокровище! Братик Юто просил меня заботиться о них, как о наивысшей ценности. Я никогда не отдам их! Никогда!
   - Р-р-р. Кому белье принадлежало раньше?!
   - Сестренке Химари, а что? - опасливо спросил Акира.
   - Я его кастрирую!!! И тебя заодно!!! - вытащила широкий нож дзасики-вараси. - Верни трусы!
   - Нет! - мальчик сжался в углу комнаты. - Это единственное, что у меня осталось после того, как мой дом уничтожили. Тебе не понять, бесчувственная гадина! Когда на пороге твоего дома охотники, жаждут твоей смерти, ломают больницу... Тебе никогда не понять, что чувствуешь, когда у тебя нет больше дома!!!
   Слезы катились из глаз Ватанабе, а на полу уже скопилась большая лужа красной крови. Кайя неуверенно застыла:
   - Хорошо. Я обязательно спрошу Химари, давала ли она свое разрешение. Можешь хранить... свое сокровище. И я не бесчувственная, я понимаю, что значит, потерять свой дом. Когда-то очень давно именно Амакава-сама спас меня и привез в Ноихару.
  
   От Акихабары до Тибы, среднего размера города на северо-востоке токийского залива, добрались за полтора часа с учетом пробок. Именно здесь проходил ежегодный киберспортивный турнир Tokyo Game Show, в выставочном центре Макухари Мессе. В Тибе располагался офис игровой компании, что занимается в том числе и проведением турнира.
   - Добрый вечер, Конугохато-сан.
   - Амакава-сан, я полагаю? Я представлял вас несколько старше. Неужели вы интересовались киберспортом в детском возрасте? - приветствовал меня интеллигентный мужчина.
   - М-м, не совсем...
   - Хорошо, пройдемте в музей. Меня и так уже жена с детьми дома ждет.
   - Извините, что так поздно.
   Сотрудник компании открыл нам зал, примыкающий к центральному холлу здания и зажег свет. Не слишком-то впечатляет. Небольшое помещение, уставленное различным старым и современным игровым оборудованием, приставками, грамотами и кубками.
   - Посмотрите, это один из лучших экспонатов нашего музея! - указал Конугохато-сан на постамент с потрепанной черной компьютерной мышкой. - Оптическая мышь, принадлежащая Кийоши Окамото, который занял второе место в турнире по Quake III на World Cyber Games 2001 года в Сеуле. Интересующий вас экспонат находится чуть дальше.
   Мы остановились возле широкого стеллажа, на полке которого лежал серый системный блок старого образца, закрытый стеклом сверху. Вокруг вились странные синие ленточки, от которых слабо тянуло барьерной магией.
   - У этого системного блока богатая история, - поведал знаток музея. - В 2002 на WCG в корейском Тэджуне проходил первый чемпионат по еще неоформившемуся, но уже набирающему популярность, жанру MOBA. Вам ведь наверняка известны результаты?
   - Э-э, напомните, прошу.
   - На первом чемпионате по DotA Allstars 1 на 1 сенсационно победил Хирому Хосоя, выступающий под ником "Heromu". Эмоции победителя хлестали через край. На радостях он даже приобрел компьютер, на котором ему довелось выступать. По словам самого Хирому, этот системный блок стал чем-то вроде талисмана. На WCG 2003 уже в турнире 3 на 3 Хосоя подтвердил свой титул, завоевав командную золотую медаль. В 2004 году киберспортсменам запретили выступать на своем оборудовании, и тогда он занял уже только пятое место. Помню его интервью, как сейчас. Он все равно привез свой компьютер и до последнего надеялся, что организаторы разрешат на нем выступать. Сильно сокрушался...
   - Интересно... - протянул я, дабы заполнить чем-то возникшую паузу.
   - Дисциплина развивалась, появились и интернет-битвы по DotA Allstars. Пудж Хирому наводил ужас на всех игроков азиатской группы серверов.
   - Пудж? - переспросил я.
   Мужчина посмотрел на меня, как на идиота. Похоже, я только что очень сильно упал в глазах Конугохато-сана.
   - Герой DotA, которым чаще всего играл "Heromu". Butcher, мясник, толстяк, Pudge. Было множество разбирательств в связи с обвинениями в нечестной игре. Приезжали даже специалисты, проверяли компьютер на запрещенное программное обеспечение, проводили тестовые бои. Однако ничего противозаконного не обнаружили. Об этом была статья в газете, вот вырезка.
   Я с умным видом склонился над клочком бумаги.
   - К сожалению, два года назад Хирому Хосоя скончался, проиграв на компьютере без перерыва около трех суток, да упокоится его душа с миром. Жена Хирому пожертвовала компьютер нашей компании, и так экспонат обрел свое место. Сам Хосоя утверждал, что именно компьютер помогал ему побеждать в боях, будто бы он даже разговаривал с ним. Словом, всякое привидится, если проводить сутки напролет за монитором. Нужно иногда и выходить дышать свежим воздухом, или хотя бы спать.
   - Это точно. А почему он так странно упакован?
   - А-а, в прошлом году уборщики повадились играть на нем. Даже меня иногда тянуло сгонять пару боев. Мы уже замучились новых уборщиков нанимать. Но потом пришел странный человек из фирмы Якоин, строящий из себя важную персону. Помню, грозился совсем утилизировать компьютер, но наше начальство тоже не последние люди. Как только системный блок упаковали, прекратилось несанкционированное использование техники. Да и нынешние требования компьютерных игр уже не позволяют играть на старом оборудовании. Эх, жаль Хосоя не дожил до момента, когда вышел ремейк - DotA 2. Да и League of Legends набирает популярность. Индустрия развивается, но уже без "Heromu", - покачал головой сотрудник игровой компании.
   - Да, печальная история. Скажите, можем ли мы выкупить экспонат?
   - Я ведь уже говорил, эта вещь представляет историческую ценность. Как она может быть продана?
   - Согласен, но, чисто гипотетически, за какую сумму вы бы согласились расстаться с ним?
   - Что за настырный молодой человек. Амакава-сан, вы понимаете, что на этом компьютере были завоеваны единственные для Японии золотые медали в жанре MOBA?!
   Вот упертый фанат! Может, его "подчинением" приложить? Хотя, раз уж тут причастны Якоин, лучше все решить мирно. Да и вообще, что это я мыслю как темный злодей? В конце концов, Элис нашла еще парочку других вероятных мест нахождения компьютерных цукумогами.
   - Дяденька, пожалуйста-нано. Эта вещь нам очень-очень нужна! - состроила глазки Сидзука. Блин, как я мог забыть о своем главном аргументе в любом споре!
   - Ну, чисто гипотетически... Пятнадцать миллионов йен. А теперь, молодые люди, прошу покинуть музей, - поторопил нас Конугохато-сан.
   - Как насчет десяти миллионов?
   - Э-э, вы всерьез готовы потратить такую сумму? - удивился мужчина.
   - Мои намерения более чем серьезны. Я наследник клана Амакава из Такамии, и могу позволить себе подобные траты.
   - Десять миллионов... К сожалению, я не уполномочен решать такие вопросы. Амакава-сан, дайте мне пару дней, я узнаю мнение руководства.
   - Отлично. Записывайте мой номер телефона...
  
  
   Глава 4
  
   Как и обещал, обратный путь Сидзука проделала рядом со мной. Вот только мизучи истолковала по-своему: уселась мне на колени, постоянно ерзала и болтала ногами.
   В Ноихару вернулись около десяти вечера. Обитатели особняка вышли встречать нас, причем весьма своеобразно. Кайя кинулась обнимать Химари, спрашивая, не сделал ли "извращенный охотник" с ней чего-то противоестественного.
   - Ничего, Кайя. Токмо съел меня целиком, милорд...
   - Че?! Прирежу!
   В общем-то, я еще не был готов к сражению с дзасики-вараси 8 уровня на ее собственной территории, поэтому спрятался за Сидзукой. Слава ками, Химари поспешно объяснила свои слова:
   - То было всего лишь имя мое, написанное вражеской кровью на омлете.
   - Не кровью, а кетчупом, - поправил я.
   - Ой, господин, а что вы с собой привезли? - полюбопытствовала Лизлет.
   - Платья, что милорду по нраву пришлись. Смотри, чашка! - с этими словами Химари вытянула из пакета подаренный Хитсуги наряд горничной и примерила на свое тело.
   - Ах ты кобель похотливый!
   Рядом с моим ухом со сверхзвуковой скоростью просвистел кухонный тесак, сбрив кончики волос. Хоть я и заранее выставил покров света, приятного мало.
   - Кайя, прекрати! - рыкнула бакэнэко.
   - Господин, как же так? - всплакнула Челси-сан. - Неужели вам больше не нужна будет служанка?
   - Клану Амакава нужны любые преданные вассалы, - ответил я нейтрально, но, похоже, аякаси чашки мои слова успокоили. - Кайя, хватит покушаться на жизнь главы клана!
   - А что ты скажешь про "сокровище", которое подарил Акире, глава?!
   - Ма-а, так получилось...
   - Химари, ты по собственной воле отдала белье?!
   - Да, Кайя, не злись. Пусть хоть на голове носит, мне милорд кучу новых накупил.
   - Не-е-ет! Химари, ты слишком невинная для этого извращенного извращенца!
   Дзасики-вараси бросилась на грудь подруги.
   - Вы чересчур много внимания уделяете нижнему белью, будто на нем свет клином сошелся. В мире есть и более важные вещи, - проговорил я.
   - Купальники, нано.
   - Не-е-ет! Химари, он и купальник твой выкрал?!
   - Не знаю. После купания в озере не проверяла... Но коли милорду надобно, могу отдать.
   - Нет! Я убью его! А потом себя!
   - Кайя, если ты навредишь милорду, ты мне больше не подруга!
   - Но...
   - Я серьезно!
   - Ладно, - хранительница особняка бросила на меня взгляд исподлобья. - Но пусть Амакава-сама внимательно проверяет рис, который ест. В нем иногда попадаются иголки...
   - Кайя! - негодующе воскликнула Химари, но дзасики-вараси испарилась. - Вот паршивка. Простите, милорд, буду проверять еду я, коли потребуется...
   - Вот для этого у нас есть свой "человек" на кухне, правда, Лиз-тян?
   - Да, господин! Э-эм, простите, а можно узнать, что у вас в рюкзаке?
   - Ого, как ты почуяла? Это подарок императора. Как раз и распакуем, самому интересно. Лучше бы конечно, чтобы Кайя была рядом и страховала своей магией. Но думаю и сами справимся.
   В приемном холле собралась целая толпа аякаси и всего один человек. Подтянулись Нобу, Акира, Гинко, Элис, Айя с Кагецуки. Я вытащил стеклянный футляр из рюкзака, принял меры предосторожности в виде покрова света и убрал колпак, опутанный защитными печатями. Барьерная магия потихоньку испарилась, но никакой иной активности не чувствовалось. Я сдернул ткань, открыв нашему взору невысокую поблекшую чашку коричнево-оранжевого оттенка. Акай Раку, красная керамика. Довольно известный старинный бренд. Без ручки, само собой, как и положено классическому элементу из набора для чайной церемонии. Края чашки неровные, шероховатые. Видно, что сделано вручную. В этом и таился смысл единения с природой в чайной церемонии. Это почти единственное, что помнил Юто о сложном чайном ритуале. Мне как-то не слишком приглянулась. Кажется, что я и сам смогу слепить лучше.
   - Какая красивая... - протянула Лизлет рядом.
   - Да? А мне больше твоя чашка нравится.
   - Спасибо, господин!
   Новоприобретенная аякаси была на последнем издыхании, по-видимому. Еле ощущалась светом. Поэтому я решил немного подкормить ее и взять на ночь в свою постель. В компанию к водным духам. Акира уже выглядел получше, поэтому наглого дзасики-вараси велел не пускать в свою комнату. Быстро проверив вечерний перекус на мелкие острые металлические предметы внутри, я поужинал и завалился спать.
  
   - "Томленая сладость ночного сна
   значит ничтожно мало в сравнении со
   страстью ночной."
   - Ты еще что за хрен?! - выпрыгнул я из позы лежа в стойку, напитав тело светом. В разные стороны бросились змеи и другие водные духи.
   Перед моим футоном сидел молодой мужчина с длинными иссиня-черными волосами, свободно падающими на плечи. Яркие карие глаза, аристократично бледная кожа. На незнакомце были надеты непонятные ритуальные одежды, похожие на синтоисткие. Длинные широченные темно-синие шаровары - нет, не хакама, широкие штаны, а именно шаровары. Тусклое оранжевое кимоно с огромными рукавами и падающим вниз передником. Довершала наряд странная высокая шапка, напоминающая чем-то папаху. В целом не выглядело чужеродным. Какое-то полузабытое традиционное японское одеяние. Аура аякаси еле теплилась, а пахло чем-то похожим на Лизлет.
   - "Я лишь путник
   в бесконечном колесе времени.
   Мчусь без оглядки."
   - Отвечай нормально, по-японски!
   - Я седьмой сельский житель.
   - Я же сказал - нормально!
   - Я ответил четко и ясно! Не моя вина, что у тебя в голове недостаток мозгов.
   Сельский житель... Мурабито... Седьмой мурабито - седьмой элемент из набора для чайной церемонии! Мда, с утра что-то туго соображается.
   - Мое имя Амакава Юто, глава шестого великого клана экзорцистов, - поклонился я в пижаме.
   - Что за невежественные оникири пошли нынче, - вздохнул аякаси.
   - Полегче с выражениями. Ты - подарок императора, Мурабито-кун, и мне дали полное право упокоить тебя, если потребуется. Будешь ли ты служить клану Амакава?
   - "Выбор - лишь иллюзия,
   присыпанная черным пеплом невежества.
   Судьба жестока."
   - Дабы соблюсти протокол, отвечай да или нет.
   - Да...
   - Вот и славно, - я прошел к тумбе и взял свой дневник "Аякаси и я". - Не возражаешь, если я буду называть тебя Мурабито?
   - Не возражаю.
   Дух чашки выудил откуда-то из рукава длинный бумажный веер и принялся обмахиваться с надменным выражением на лице.
   - Возраст?
   - Неведомо. Сам набор изготовлен в 1564 году. Осознал я себя где-то в конце девятнадцатого века.
   - Хм-м, про вес и родителей спрашивать не буду. Какие-то полезные способности имеешь?
   - Владею высоким слогом поэзии.
   - Ясно... О чем еще спросить-то... Ты составляешь с чашкой единое целое?
   - Мое истинное тело здесь.
   Снова из рукава своего безразмерного кимоно Мурабито вытянул красную чашку. Занятно. Неужели цукумогами одного семейства имеют сходные характеристики? Я вспомнил эксперименты с Челси-сан, но повторять их с мужчиной-аякаси что-то совсем не тянуло. В дверь постучали:
   - Юто, у тебя все нормально? Духи сказали, что кто-то пришел к тебе, - спросила Сидзука из-за двери.
   Я подошел и отпер замок:
   - Ты даже стучать научилась. Думал, как всегда под дверью пролезешь.
   - Няу, - с зевком подошла Химари. - Что тут происходит? Что за чурбан в прикиде клоунском?
   - "Зверя обучить
   пытались общенью человеческому.
   Без толку."
   - Ня-и-и?! (че-е?!) Нарываешься, цукумогами?! Да я тебя одной лапой раздавлю.
   - "Изысканный ум во мне.
   Уступает под напором грубой силы.
   Мохнатая дрянь." - бросил Мурабито в сторону Химари.
   Я перехватил бакэнэко за талию, удерживая от применения насилия. Дабы аякаси успокоилась, я наклонился и поцеловал ее сзади в чуть приоткрытую шею.
   - Ня? Милорд с утра вельми бодрый, - мгновенно переключилась на меня Химари, обвив и прижавшись аппетитной грудью.
   - Погнали завтракать! Я бы сейчас кабана съел. М-м-м:
   - "Единственная вещь,
   что роднит всех живых.
   Незатихающий голод." - выдал я, глядя на приоткрытые белые полушария.
   - Сносно, Амакава-кун. Из тебя при должном обучении выйдет неплохой хайдзин, сочинитель хайку. Только в классическом хайку 17 слогов, а у тебя вышло 16.
   - Был бы прок со стихоплетства. Лучше бы ты поучил меня магии.
   - При мне велись лишь возвышенные беседы. Чаепитие не терпит спешки и уж тем более магических поединков, - снисходительно поведал дух чашки.
   Я вышел в коридор и крикнул в ту сторону, где слабо, из-за пространственного фона, ощущалась аякаси горничной:
   - Лиз, накрой завтрак, будь добра.
   - Уже все готово, господин! - донеслось в ответ.
   Я направился в сторону кухни, и Сидзука заметила:
   - Юто ты что так в пижаме и будешь расхаживать?
   - Но не в трусах ведь? Мой дом, в чем хочу, в том и хожу!
   Химари и Мурабито потянулись за нами, и тут наконец двое аякаси чашек встретились вживую в своих человеческих обликах.
   - Ой, - удивленно пискнула Лизлет, во все глаза глядя на Мурабито. - А вы... что... Меня зовут Лизлет Эл Челси, для друзей просто Лиз, - сделала реверанс аякаси в платье горничной.
   - Пф. "Недалеким гайдзинам
   не понять душевной натуры народа
   рисовых полей."
   - Я... И что с того, что я иностранка?! Это плохо?!
   - Ма-а, Лиз-тян, успокойся. Ты лучшая иностранка в клане Амакава и вообще во всей Японии!
   - Спасибо, господин!
   - Истинно чурбан в клоунском наряде, - подтвердил я вслух характеристику Химари, но Мурабито предпочел пропустить словесную оплеуху мимо ушей.
   Потихоньку из комнат или с улицы приползли остальные вассалы Амакава, так что за столом стало тесно. Гинко остервенело вгрызалась в мясные косточки, Акира аккуратно ел простой рис палочками, иногда запихивая маленькие комочки в свою рану на животе, Элис вытянула из своей прически длинный шнур и подключилась к розетке. В общем, типичная трапеза среднестатистической обеспеченной семьи в Японии. Мурабито кривил морду, сокрушаясь, что слишком мало национальных блюд в меню. Но когда Лизлет принесла чай, грянула настоящая буря:
   - Что за отраву ты притащила, тупая блондинка?! - воскликнул Мурабито, пылая праведным гневом.
   - Я... я не тупая! Потрудитесь следить за своими словами, Мурабито-сан! И это не отрава, а настоящий английский чай "English Breakfast".
   - Вот и пейте эту гадость в вашей Англии! Зеленый чай - есть основа национальной японской кухни. Амакава-сан, прекратите заставлять себя.
   - Ну-у, я в этом вопросе не так привередлив, - выдал я.
   - О нет, к кому я попал?! - горестно воскликнул седьмой из Мурабито. - Лизлет-сан, разве вы не слышали о неоспоримых целебных свойствах зеленого чая?
   - Слышала! Но черный чай намного вкуснее. Он отлично утоляет жажду, бодрит и наполняет энергией на весь день!
   - Глупости! Зеленый чай продлевает людям жизнь. Его прописывают при болезнях. Своими руками ты отнимаешь у Амакава-сан как минимум два десятка лет жизни в старости!
   - Что-о-о?! Вы говорите ерунду, Мурабито-сан! Япония издавна не имела собственных плантаций лучшего сорта чая - черного. Вот и приходилось бедным жителям островов давиться травяными настоями, которые только имитируют благородный напиток.
   - Какие еще травяные настои, что за вздор?! Ты немытая чашка!
   - Немытая?!! А ты... ты кривой стакан!
   - Как ты меня назвала?! - угрожающе поднялся со своего места Мурабито.
   - Кривой стакан! Упертый уродливый стакан в одежде, сшитой из мешковины! - яростно выкрикнула раскрасневшаяся Лизлет.
   - Что-то расшумелась посуда с утра... - нахмурилась Сидзука.
   - А я кофе предпочитаю... - тихо заметил я.
   После чего за столом воцарилась гробовая тишина. Лизлет и Мурабито глядели на меня с выражением неприкрытого ужаса и неверия на лицах.
   - Не может быть... господин...
   - Это уже совсем за рамки выходит, Амакава-сан! - продолжил возмущаться распаленный цукумогами.
   - Даже больше скажу, - усмехнулся я. - Иногда не прочь и пива выпить.
   Аякаси чашек в момент растеряли весь свой гонор и обессилено рухнули вниз на сиденья. Вдруг "седьмой сельский житель" встрепенулся и посмотрел на оппонентку:
   - Лизлет-сан, мы не можем допустить, чтобы хоть пачка вредного гайдзиного напитка появилась в этом доме!
   - Полностью с вами согласна, Мурабито-сан! Кофе вызывает привыкание, портит зубы, плохо влияет на нервную систему. Я скорее умру, чем позволю господину прикоснуться к нему! - воинственно произнесла горничная, крепко сжимая в руках длинную двузубую вилку для десерта.
   - Э-э, вы сгущаете краски...
   - Нет, господин! Кофе и сигареты - дьявольское изобретение!
   - Серьезно? Тогда спасибо ему. Люди состоят из маленьких слабостей. Если их отнять, то от человека ничего не останется...
   Мурабито и Лизлет переглянулись и решительно кивнули друг другу, будто бы телепатически о чем-то договорившись. Вот ксо! Нашли общего врага, тоже мне.
   Шумный завтрак подошел к концу. Расселение нового жителя я оставил на Кайю, а сам засел за ноутбук.
   Амакава Юто: Тайзо, даров!
   Через пару минут мне ответили, только вот совсем не тот, кого я ожидал.
   Кузаки Ринко: 0x01 graphicЮто, привет! Как у тебя дела? Как съездил к императору? Ты был во дворце? Ты обедал с императором? Что он тебе говорил? Нормально добрался? Не потерялся в Токио? Успевал поесть? Тепло оделся, не простудился?
   Твою кочерыжку! Забыл, что создал общий чат для Тайзо с Ринко в фейсбуке.
   Минут десять я односложно отвечал на вопросы подруги детства, пока на выручку не подоспел бывший одноклассник:
   Масаки Тайзо: Хай! Ринко, тебя надо в допросную команду. Даже у мертвого все секреты выведаешь.
   Кузаки Ринко: и ничего я не выведываю. Тайзо - дурак. 0x01 graphic
   Масаки Тайзо: ты теперь большой человек. С самим Токунагато за ручку здороваешься. Можно мне твой автограф взять? Потом продам за миллион йен.
   Амакава Юто: что-то дешево ^_< Тайзо, слушай, я хотел пригласить тебя в Ноихару на денек.
   Масаки Тайзо: серьезно?! Я мигом, одна нога здесь, другая - там!
   Амакава Юто: погоди, давай во второй половине дня, у меня еще дела в Такамии. Я заеду за тобой.
   Масаки Тайзо: лады! У тебя и личный водила есть? Мне одевать парадный смокинг или и фрак сойдет?
   Кузаки Ринко: Юто! А я как же? Меня не пригласишь?
   Амакава Юто: Тсч, ладно, заеду.
   Кузаки Ринко: Что за "тсч"?! Ты даже в чате не поленился написать!
   Амакава Юто: прости, кошка по клавиатуре пробежала.
   Масаки Тайзо: у тя ж аллергия вроде?
   Кузаки Ринко: Кошка? Химари? Хватит писать ерунду!
   Масаки Тайзо: 0x01 graphicНоихара-сан у тебя?! Дружище, познакомишь нас, а то на море нам не удалось толком пообщаться.
   Кузаки Ринко: и ты туда же, кобель? Вам всем только и подавай большую грудь!
   Масаки Тайзо: неправда! Мне и лоли нравятся! Да и Юто тоже - сама вспомни, что на пляже творилось!
   Кузаки Ринко: Тайзо, в твоей комнате есть стол?
   Масаки Тайзо: допустим
   Кузаки Ринко: возьми его и ударь им по своей тупой башке! 0x01 graphic Все равно мозгов нет!
   Амакава Юто: ну вы тут пообщайтесь, голубки, а я пойду. До скорого.
   Кузаки Ринко: мы не голубки!!!
   Масаки Тайзо: Ринко, не переживай ты так. Твой размер мне тоже нравится!
   Кузаки Ринко: 0x01 graphic
   Я захлопнул крышку ноутбука и потянулся с улыбкой. Пора собираться. По крайней мере Ринко вышла из депрессии, и я очень рад за подругу. Я попросил Айю остаться сегодня дома, а Кагецуки заняться намеченными делами. Мой секретарь-конверт сообщила, что они с Ротшильдом нашли несколько подходящих зданий для покупки в Ноихаре. Что насчет капиталовложений - Альберт вечером обещал заехать, чтобы лично обсудить данный вопрос. Пораскинув мозгами, я приказал Гинко разыскать Тосигами и попросить его прийти к нам во второй половине дня.
   - Амакава-сама, вчера нас навестил мэр Ноихары, интересовался, будет ли глава клана принимать участие в празднике Нэбута.
   Я покопался в памяти Юто, но что-то там было глухо на этот счет.
   - Когда?
   - Четвертого августа. В отличие от Аомори масштабы представления намного скромнее. В Такамии нэбута не прижился. Небольшое шествие самодельных повозок с установленными свечными фонарями. Традиционно украшается изображениями актеров, исторических личностей, демонов и других аякаси, какими их представляют обыватели. Праздник начали снова проводить всего пять лет назад, инициатором выступил мэр города. Выступает как дань памяти Генноске Амакава, что сделал очень много для становления Ноихары. В этот день также оставляются подношения духам, чтобы благословить поля на обильный урожай.
   - О! Ну тогда сообщи мэру, что я постараюсь прийти. Хм, Айя, не хотите свою повозку сделать?
   - Если вы так пожелаете...
   - Я сам не горю желанием. Поспрашивай других аякаси. Если заинтересуются, организуй их.
   - Слушаюсь.
   Мы с моей обычной свитой из Химари и Сидзуки запрыгнули в минивэн и покатили в Такамию. Бакэнэко сообщила мне, что в Ноихаре проживает портной, у которого отоваривался мой дед, но предоставлял он в основном традиционные кимоно и юкаты. Мне так совсем не хотелось становиться продолжателем имиджа Генноске, поэтому я посетил один из такамийских бутиков классических мужских костюмов. Прямо в магазине, совмещенном с ателье, с меня сняли все мерки, и я заказал себе четыре костюма, повыбирав тип ткани некоторое время. Главное было не обращать внимание на советы спутниц, откровенно потешающихся и предлагающих несуразные ткани с начесом. Но поскольку собрание экзорцистов планировалось уже на следующий день, мне подобрали также и готовые варианты, пусть и сидевшие не столь идеально. Химари неожиданно вспомнила, что я помогал ей несколько раз с выбором одежд, и стала активно смотреть товар. Меня загнали в примерочную и только подносили одежду. Зараза Сидзука где-то откопала детский костюм из шорт с длинными гольфами. После бакэнэко всучила мне наряд необычного темного коричнево-бордового оттенка. Якобы должен подойти к моему цвету волос. Когда я оделся и отворил занавеску примерочной, на весь бутик грянула музыка:
   - "I'm sexy and I know it!"
   Продавщица заулыбалась.
   - Ди-ниджу, заткнись!
   Еще прикупил один темно-серый стандартный костюм. Галстуки брать не стал, хотя сотрудники магазина и уверяли, что смотреться будет не очень без данного атрибута. Но я вспомнил Джингуджи и Якоин -- наследников великих кланов, которые расхаживали в весьма нестандартных нарядах. Вот почему-то Хитсуги невозможно было представить в строгом деловом костюме с юбкой, пиджаком и блузкой.
   Сидзука с Химари прямо наслаждались походом по магазинам, в отличие от моих прошлых мытарств с ними. Мизучи интересовалась, нет ли у них кожаных или латексных нарядов, вгоняя консультантов в ступор. Бакэнэко с восторгом носилась от одной даже мне не очень понятной детали мужского гардероба до другой и интересовалась их названием и назначением. Хотела купить мне подтяжки, чтобы в случае опасности удобно таскать меня одной рукой, но я вежливо отказался.
   Дальше я приобрел пять бюджетных смартфонов для себя. С запасом, так сказать. Спутницы не остались безучастны. Как же. Им ведь тоже хочется все лучшее, как и у милорда. Я истребовал с них обещание научиться пользоваться интернетом и мессенджерами, после чего приобрел по телефону. Как истинные представительницы прекрасного (слабым язык не поворачивается назвать) пола они ориентировались по цвету корпуса, а не техническим характеристикам или цене. Сидзука приобрела нежно-голубой смартфон из средней ценовой категории. А ради Химари пришлось раскошелиться на недавно появившийся в продаже Samsung Galaxy S белого цвета. Прикупил самые крепкие ударопрочные чехлы. Аякаси обещали обращаться с техникой бережно. Сразу принялись доставать вопросами по пользованию смартфонами, но я послал их к Айе и Элис, как лучшим клановым техническим специалистам.
   Еще целый час потратил на парикмахера. Свои волосы укоротил значительно и словно бы помолодел на пару лет. Теперь точно будут дорожные инспекторы придираться.
   Тайзо собрался почти без проволочек, вежливо поздоровался с Сидзукой и Химари Ноихара-сан. Немного прифигел, что я вожу машину сам, но сильно возникать не стал. Видимо, для него моя персона уже не могла вызвать серьезного удивления после клада. Или подумал, что и в 16 лет можно права получить каким-то образом. Ринко также вышла всего через пару минут после моего звонка в дверь, но увидев меня за рулем, подняла нешуточную шумиху.
   - Может, "подчинением" на нее? - поморщилась Химари.
   - Не надо! - опасливо отодвинулась подруга детства. - Что Юто, в твоем клане можно и законы нарушать?
   - Вообще-то, да, - усмехнулся я.
   - Так ты что правда из якудза? - присвистнул Масаки.
   - А, эти мелкие пешки... Только под ногами путаются, - пробормотал я с превосходством в голосе.
   - Тогда чем занимается твой клан?
   - Духов неугодных уничтожаем, что закон попирают, - бросила Химари.
   - Круто! - воскликнул Тайзо, так до конца и не въехав в тему.
   - Ну и бизнесом немного, - добавил я.
   Ринко поведала, что после моего ухода записалась в секцию кендо, и летние каникулы проводила в почти каждодневных тренировках. С ней наша школа даже на чемпионат может попасть. Тайзо отчитался о прочтенных тайтлах манги и пройденных недавно играх.
   В дороге зазвонил мой телефон, высветив номер Джингуджи Куэс. Молодая экзорцистка так настойчиво требовала моего внимания, что мне пришлось остановиться. Я вышел из машины и отошел в сторону:
   - Привет, Куэс. Что-то случилось?
   - Да, случилось! Я... Юто, ты в Ноихаре?
   - Скоро приеду.
   - Мне... надо перепроверить полученную информацию. Я буду у вас через пару часов.
   - У меня гости сейчас.
   - Не важно! У меня неотложный разговор к тебе!
   - Хорошо, я понял.
   - Жди меня. До скорого, Юто.
   - До скорого.
   Я убрал телефон в карман, как из минивэна выскочила злая Кузаки, которой кто-то растрепал, кем мне приходится звонившая:
   - Ю-юто-о! Что значит невеста?! Почему я ничего не знаю?!
   - Да, Юто, негодяй, когда ты успел обзавестись любовницей? - присоединился Тайзо, как всегда слегка преувеличивая.
   - Не слушайте змеюку подколодную, - вылезла Химари. - Джингуджи ничего не значит для милорда. Я его нареченная.
   - Что?! Когда вы успели?! Юто, сколько еще у тебя невест, а?! - Ринко схватила меня за футболку и затрясла. - Ты в курсе, что многоженство запрещено в Японии?!
   - Арабские Эмираты -- неплохой вариант, - молвил Тайзо. - Сейчас погуглю другие страны...
   - Да успокойтесь вы. Подумаешь невеста. Как будто это какое-то редкое событие. Договорные браки в старые времена считались нормой. Дед заключил соглашение с другим кланом, только и всего. Но я не собираюсь ему следовать.
   - И правильно! Ты еще несовершеннолетний, а без опекуна тебе не разрешат жениться.
   - Ну. Мать невесты и есть мой официальный опекун.
   - Че?! Почему я обо всем узнаю только сейчас?! - встряхнула меня Кузаки.
   - Что ты еще скрываешь, Юто?! - поддакнул Масаки. - Может, подпольную лабораторию по производству метамфитамина? Или любишь в свободное время ловить маньяков-убийц и топить их в токийской бухте?
   - Если эти новости для вас стали потрясением, представьте каково мне! Поехали уже, график главы клана Амакава не резиновый.
   Мы с горем пополам загрузились обратно в машину и спустя некоторое время Масаки, копающийся в телефоне, поведал:
   - Юто, а ты знал, что слово гарем пошло от "харам", что значит "нельзя"? ... О! В Великобритании и Норвегии признают факт многоженства, если брак заключен в стране, где оно разрешено.
   - Тайзо, я конфискую твой телефон! - крикнула подруга детства.
   - Ай, Ринко, хватит драться! Отдай телефон! Юто! - взмолился Масаки.
   - Мне нельзя отвлекаться от вождения, - монотонно пробубнил я. - Тебе бы тоже, Тайзо, в секцию записаться. Даже с девчонкой не можешь справиться.
   - Да она же парней на кендо вырубает за пять минут. Какая это девчонка? Горилла настоя... А-а-а, только не за волосы! Ухи, ухи не трогай!
   Я же подумал о том, что вечером надо обязательно пропустить пивка для успокоения нервов. Среди пакетов с моими шмотками из бутика притаилась парочка бутылок пенного напитка, которые я успел приобрести, пока Химари с Сидзукой спорили насчет того, какие ботинки и запонки мне подойдут лучше.
  
  
   Глава 5
  
   - Мы дома! - обронил я, когда мы вошли в поместье.
   Встречали нас Кайя в красном кимоно и Лизлет в своем излюбленном платье горничной:
   - С возвращением, господин! - ослепительно улыбнулась аякаси чашки и низко поклонилась. А ведь раньше не приветствовала меня так официально. Из-за гостей старается, что ли?
   - Кха! - Масаки рядом со мной схватился за сердце. - О пресвятой буддийский Jesus! Юто, что это за ангельское создание, мечта любого школьника?!
   - Лизлет Эл Челси-сан, наша горничная. Родом из Англии.
   Тайзо припал на одно колено и проговорил трагическим тоном:
   - Челси-сан, прошу вас, назовите и меня господином. Тогда я смогу умереть спокойно.
   - Как пожелаете, господин, - проворковала Лизлет. - Что предпочитаете на обед, господин: птицу или рыбу?
   - Вас, Челси-сан!!! - Масаки распростер руки в стороны и на коленях пополз в направлении служанки. Однако далеко ему не дала уйти Ринко, схватив за шкирку:
   - Тайзо, куда грабли свои тянешь?! Веди себя прилично!
   - Юто, ты, конечно, мой лучший друг, но не мог ты меня пригласить в приватном чате? ...А-а-а, Ринко, ты сломаешь мне хребет!
   Пока Кузаки исполняла какой-то мудреный захват из рестлинга, я шепнул Сидзуке:
   - Моя лоли, скажи Элис, чтобы пока не покидала свою комнату, а то моего друга точно удар хватит при виде нее.
   - Поняла, нано. А Саки?
   - Точно. Спрячь ее куда-нибудь. Или пусть в форму стиральной машины трансформируется.
   - Слушаюсь, глава! - отдала шутливый салют мизучи.
   - Юто-сама! - бросилась ко мне Гинко.
   - Химари!
   - Няэ! (есть!)
   Бакэнэко перехватила волчицу и не дала той изобразить свой излюбленный прием стискивания меня в объятиях. Сэ-эйф! Как говорят в бейсболе.
   - А это Гинко Ноихара, также из нашего клана.
   Оками присела на корточки рядом со школьниками и принялась их внимательно обнюхивать. Ринко это ничуть не удивило, а Тайзо немного напрягся.
   - Не бойся, не съест она тебя, - фыркнула Кузаки и разжала свой захват.
   В приемную величественно вплыл Мурабито в своих внушительных синтоистких одеяниях, что заставило Ринко потрясенно уронить челюсть на пол.
   - "Я следовал заветам.
   Бездумно бросался из крайности в крайность.
   Солнца луч слепит."
   Пока я пытался найти смысл в словах аякаси, подошли Нобу с Акирой. Мальчик дзасики-вараси настороженно держался позади духа дверной ручки.
   - О-о, - протянула Кузаки, завидев Нобу в классическом костюме с жилетом. Цветом глаз и волос аякаси немного походил на меня, только ростом повыше. Ну а Акира изображал из себя настоящего недотрогу. - Какая прелесть! Кто этот мальчик? Он что, чем-то болеет?
   - Гм, нет, просто это его любимая одежда. Это Мурабито, Нобу и Акира Ноихара.
   - Больничный халат? А, так он из этих? - заговорщицки спросила подруга, намекая на мистическую подоплеку.
   - Что-то вроде того.
   - Юто, а кто эти прекрасные дамы? - вопросил Тайзо.
   - Айя Ноихара, мой секретарь, и Кайя Ноихара, хранительница домашнего очага.
   - Мисс Айя, мисс Кайя, вы очаровательны, - галантно поклонился школьник.
   Обе аякаси сухо поблагодарили парня.
   - А почему у них всех фамилия города? Они тоже из приюта?
   - Да, они сироты, как и я. Но теперь мы все одна большая семья и стараемся помогать друг другу.
   - Господа, госпожа, прошу вас к столу, вы наверняка проголодались, - поклонилась Лизлет учтиво.
   Химари стояла позади меня, поэтому я не заметил оценивающего взгляда, который та бросила на духа чашки. Девушки подготовили настоящий пир из десятков блюд, и некоторое время за столом раздавалось лишь чавканье и довольные возгласы людей, отдающих дань уважения поварам. На отсутствие Химари и Сидзуки вначале я не обратил внимание, а зря. Через несколько минут мизучи и бакэнэко вернулись, красуясь в своих нарядах горничных. Кошка снова выпустила свои ушки и хвост, а Сидзука, по-моему, успела ушить юбку на десяток сантиметров. В общем, зрелище сногсшибательное. Они еще словно специально встали рядом с Лизлет, позируя. Я достал телефон и сфотографировал великолепную троицу горничных. Потом сфоткал Тайзо, у которого изо рта валились листья салата, и Ринко, смявшую в руке палочки напополам.
   - Ю-ют-о!
   - Предатель! - проревел Масаки. - Скинешь мне потом фотки?
   - Конечно!
   - Немедленно удали!
   - Ма-а, Ринко я ведь их не обнаженными снимал.
   - Да-да, если так завидуешь, могу подсказать, где в Такамии продается форма служанок, - поддержал меня Тайзо и получил по ноге от рядом сидящей одноклассницы. - Ауч!
   Как приятно! Когда бьют не тебя. Еще более приятно, когда за столом обслуживают сразу три обходительные красавицы.
   - Ноихара-сан, ваш хвост шевелится! Он что, механический? - удивился приятель.
   - Какой еще механический? Живой настоящий.
   - Можно потрогать?
   - Нельзя! Милорд, вы уже доели мисо-суп? Дозвольте, добавки налью...
   - Химари-сан, это моя обязанность! - влезла Лизлет с другого бока.
   - Сгинь, вымя ходячее!
   Обе аякаси одновременно потянулись за кастрюлей с мисо и начали ожесточенно тянуть каждый в свою сторону. Тайзо, нагло наплевав на слова кошки, таки дотронулся до хвоста Химари, отчего та дернулась и выпустила посудину из рук.
   - Не-е-ет, - Лизлет полетела на пол, не ожидая такого подвоха, и суп забрызгал ей всю форму. - Ну вот...
   Химари дала Тайзо легкую затрещину в лоб, отправив парня в отключку, после чего повернулась к духу чашки и рассмеялась:
   - Корова неуклюжая. Моя взяла!
   - Ты в этом уверена, кошка? - ехидно подметила Сидзука.
   - Милорд, вы куда смотрите?!
   - А? - я с трудом оторвался от созерцания намокшей формы Лизлет, что прилипла к телу и немного просвечивала. - Я ни в чем не виноват!
   - Я не уступлю!
   Химари схватила графин с морсом и опрокинула напиток на свою одежду.
   - А НУ ХВАТИТ УЖЕ! - взбесилась Ринко. - Прекратите дурачиться! С едой нельзя играться! Тем более в вашем пошлом соревновании! Кайя, давай убирать этот бардак!
   - Проклятые извращенцы, - шептала дзасики-вараси, собирая разбросанную пищу.
   Я отвел Сидзуку, нашего кланового лекаря, в сторону:
   - Моя лоли, можешь привести Тайзо в чувство? Мне надо с ним побеседовать.
   - Ни за что! Если я до него дотронусь, то наверняка забеременею.
   - Если бы это было так легко, у нас полкласса с животами ходило.
   - Ладно, придумаю что-нибудь, нано.
   Я помогал с уборкой посуды, когда в обеденном зале случился настоящий потоп. Водопад обрушился на бедного парня и смел тело в соседнее помещение. Сидзука смотрела на меня умильными глазами, требуя благодарности за свою смекалку.
   - Кхе-кхе, - закашлялся Тайзо, отплевываясь. - Что произошло? Конец света, всемирный потоп?!
   - А, прости, трубу прорвало. Пойдем, я дам тебе что-нибудь из своей сухой одежды, - потащил я парня, шлепающего мокрыми ногами по полу и потирающего шишку на лбу.
   - Ага... что у тебя тут за трубы? Центрального водоканала Такамии? Юто, я может выгляжу как идиот, веду себя как идиот, учусь как идиот, но это не значит, что я идиот.
   - Да, конечно! Когда-нибудь я тебе все расскажу.
   - И дашь телефончик Челси-сан.
   - Дам-дам, только сомневаюсь я в вашей совместимости. И лучше бы тебе больше не дергать за чужие хвосты.
   - За меня не переживай! Не зря Масаки Тайзо прозвали такамийским сердцеедом!
   В ванной друг снял намокшую одежду. И когда я ходил за чистой футболкой и шортами, раздался полный ужаса крик. Напитав покров света, я ворвался в предбанник и увидел одного Тайзо, что расширившимися глазами глядел на слегка вибрирующую стиральную машинку.
   - Юто! Представляешь, я положил сюда одежду, отвернулся на секунду, а стиральная машинка вдруг сама заработала!!!
   - Это новая модель, сама собирает белье, достаточно бросить одежду рядом. Надевай! - протянул я ему свои вещи.
   - Хватить заливать! Эта стиралка старше нас с тобой вместе взятых.
   - Ладно... она как бы волшебная. Пойдем, у меня к тебе важный разговор есть.
   Я передал вассалам о том, что прогуляюсь с другом по лесу, попросил Ринко и Айю обучить Сидзуку и Химари как пользоваться смартфоном, а сами мы покинули особняк. Сейчас я не чувствовал себя столь беспомощным, как при встрече с хиноэнмой, но за пределы пространственной магии дзасики-вараси далеко не отходил. Да еще приходилось очень внимательно отслеживать любые ауры поблизости, как в целях безопасности, так и защиты от прослушивания.
   - Неплохо тут, в Ноихаре, - оглянулся по сторонам Тайзо. - Птички поют, свежий воздух, природа, горничные с огромными... глазами. Так о чем ты хотел поговорить со мной?
   - Ты единственный специалист очень узкого профиля, которого я знаю. Вот смотри, чисто теоретически. Представь, что ты вдруг стал героем гаремной манги...
   - Че-е?! Хочешь сказать, что ты попал в мангу?!
   - Тише! Не надо так орать! Я не уверен, но многие факты подтверждают эту теорию. Видел, что случилось на море, да и сейчас за столом? Плюс то, что я оказался вдруг наследником клана, который промышляет всякой мистикой.
   - Подожди. Так не бывает. Герой манги не может осознавать, что он герой. Только в какой-нибудь Гинтаме.
   - Вот, представь, что я очутился в Гинтаме! Что за название дурацкое, серебряные яйца?
   - Да не может быть! За тобой охотятся пришельцы?!
   - Нет, только злобные аякаси и кланы экзорцистов. Давай не будем отходить от темы. Вот я определенно имею свободу воли. Но что остальные герои? Вдруг они действуют как бы по принуждению автора, согласно сценарию?
   Масаки задумался:
   - Ну, не знаю. Если бы ты спросил меня какие лучше: в полосочку или кружевные, я бы сразу ответил. Конечно, в полосочку. Но такие сложные вопросы... Даже если этот мир выдуман, во что я не верю, мы его жители. Не какие-то нарисованные на бумаге картинки, а разумные люди. То есть, если Ринко с рождения цундере, то она цундере и есть.
   - Ага-ага, - покивал я с умным видом.
   - Вообще, что у тебя за проблемы?! Собрал вокруг себя тучу сироток-красоток, словно арабский шейх. Чем ты можешь быть недоволен?!
   - Ба! Это только звучит хорошо! У меня еще дальше поцелуев не зашло...
   - Ты с ними и целовался уже?!
   - ...ну, полапал еще немного...
   - Ксо!
   - ...но ты не понимаешь. В решающий момент обязательно кто-то мешает.
   - И это все твои трудности?! Ты мужик или кто?! Хлопни кулаком по столу, покажи кто в клане глава!
   - Не все! Думаешь, так просто быть главой клана экзорцистов?! Да на меня столько раз нападали, что пальцев руки не хватит посчитать... или даже обеих рук... - я попытался вспомнить точное количество, но запутался. - В общем, меня постоянно хотят прибить!
   - Звучит невесело, но думаешь, что-то может перевесить возможность жить с толпой горячих красоток?!
   - Тайзо, мне твой совет нужен, как снять гаремное проклятие!
   - Как гарем может быть проклятием?!
   - Не важно. Ты поможешь или как? Чем обычно заканчивается подобная манга?
   - Ну-у, герой побеждает главного злодея и пускается во все тяжкие, хе-хе. Хм, обычно персонаж должен уделять внимание всем, но есть такие гаремники, знаешь, с привкусом сопливой романтики, где в конце герой выбирает одну из девушек. Мне такие не нравятся. Как можно отказать влюбленной милашке? Только последняя скотина будет так поступать!
   - Мда, представляю, что бы случилось, окажись ты на моем месте.
   - Так вот что с Кузаки произошло! Ты что посмел ей отказать?!
   - Оставим Ринко в покое! Так как мне выбрать девушку?
   - Мне тебе позу посоветовать или что? Значит, идешь с ней сначала в парк развлечений, потом в кино, и дальше в ресторан. Там признаешься в своих чувствах, даришь кольцо...
   - Да я и без тебя знаю! Тайзо, ты бесполезен!
   - И ничего я не бесполезен! Постой, получается, ты у нас главный герой, а я всего лишь второстепенный персонаж? Ну хотя бы не серая массовка, и то радует. И не часть твоего гарема, бр-р-р... У меня тоже проснутся какие-нибудь мистические силы?
   - Ага, доводить окружающих до белого каления за секунду. Ладно, пойдем обратно. Только про наш разговор ни слова, ясно?
   - Само собой, друг...
  
   - Ринко, Юто тебя отфутболил? - сходу поинтересовался мой "лучший" друг.
   - Че?! Юто, как ты посмел!
   - Я ничего про тебя не говорил, честное амакавское! Он сам все выдумал, балабол.
   - Забудь этого остолопа, милая! Мы уедем с тобой на тропический остров, только вдвоем, - понесло Масаки. - Будем собирать кокосы и ловить рыбу, нарожаем пятерых детей. Назовем их Ичи, Ни, Сан, Йон и Го.
   - Дурак! - отвернулась Кузаки.
   - Совсем фантазии нет, цифры вместо имен, - фыркнула Химари.
   - Ноихара-сан... нет, здесь слишком много Ноихар. Химари-сан, вы согласны отправиться со мной на тропический остров?! - моментально сменил цель любвеобильный парень.
   Вжить! Между ног Тайзо просвистел кухонный нож и воткнулся в пол. Тот от неожиданности грохнулся вниз:
   - Не может быть! Всего на несколько сантиметров выше и мои...
   - А я о чем говорил? - высказал я. - Это еще цветочки...
   - Я и подумать не могла, что существуют люди еще более извращенные, чем Амакава-сама, - посетовала Кайя. - К моему периметру приближается автомобиль.
   - Скорее всего Куэс, пропусти ее.
   - Это которая твоя невеста?! Она красивая?! - вскочил Масаки. - Конечно, красивая, о чем это я? Невеста для "героя" должна быть на высшем уровне. Раз уж ты не собираешься жениться, не против, если я составлю ей компанию?
   - Можешь рискнуть, - усмехнулся я.
   Через минуту в особняк влетела наследница двенадцатого клана в одном из своих излюбленных вычурных платьев:
   - Юто, ты оказался прав! Поверить не могу!
   - Джингуджи-сан, для меня честь... - подскочил Масаки, пожирая глазами сумеречную луну, но ему не дали закончить.
   - Хэ-э, что это за недомерок? - проговорила Куэс, словно увидав надоедливое насекомое.
   - Джингуджи-сама, позвольте мне войти в вашу свиту. Я буду служить вам до конца дней своих, почитать и лелеять! - еще больше обрадовался Масаки.
   - У меня крайне паршивое настроение, мне надо на ком-то спустить пар. Юто, это пресмыкающееся существо важно для твоего клана?
   - Не особо, но это все-таки мой друг. Какой есть, - проговорил я под скептическим взглядом сумеречной луны.
   - Джингуджи-сама, вы можете делать со мной все, что пожелаете!!! - заявил Масаки.
   Ринко, вконец взбешенная поведением одноклассника, стиснула его шею в болезненном захвате:
   - Я на тебе сама потренируюсь. Юто, мы не будем вам больше мешать. Джингуджи-сан, а с вами я еще обязательно пообщаюсь!
   С такими словами Кузаки утащила приятеля куда-то вглубь дома, будто тряпичную куклу.
   - Какие у тебя друзья интересные... Юто, твои вассалы не разболтают секреты?
   - Лучше пройдем на задний двор, остальным - не подслушивать. Химари, особенно это тебя касается.
   - Слушаюсь, милорд.
  
   - Так что произошло?
   Куэс нервно вышагивала от одного края тренировочной площадки к другому. От ее ауры исходили мощные магические волны. Видимо, нестабильное эмоциональное состояние влияло на ее способность контролировать магию.
   - Ты был прав! Два независимых специалиста, не из великих кланов, подтвердили наличие во мне ментальных закладок! Им удалось определить, что внушения завязаны именно на чувства, причем сделаны очень давно. Уму непостижимо! Кто смог провернуть подобную операцию со мной, Джингуджи Куэс?! И куда смотрели клановые менталисты! Я ведь никогда не пропускала проверок разума... Это кто-то из клана, не будь я лучшей выпускницей Лондонской Академии Магических Искусств! Но специалисты были разные, а закладки все равно не обнаружили... That can not be true! - Куэс пораженно остановилась. - Мама?! Как это могло произойти?! Я ведь доверяла ей. Только тебе и ей! А теперь оказывается, что все это лишь ложь! Вы оба мне врали!
   - Тихо, давай успокоимся для начала. Посмотри на землю под ногами - ты скоро камни расплавишь.
   - Прости, Юто, - Джингуджи взяла под узду свои выбросы огненной энергии. - Не могу поверить, мои чувства к тебе - не более чем чуждое навязанное мнение... Как ты узнал?
   - Ну... На самом деле я не думал, что действительно обнаружится нечто подобное. Но тебе стоит радоваться. Теперь тебя никто не будет водить за нос. И вот когда твое аномальное влечение ко мне уберут, тогда мы сможем нормально познакомиться.
   - Ты прав! Я уверена, мои чувства к тебе останутся неизменны. Я немедленно перемещусь к главе клана. Мерухи ответит мне, зачем сотворила такое с родной дочерью! Встретимся завтра на собрании. Ты больше не увидишь Джингуджи Куэс, бегающую за тобой как сопливая маньячка! Передай своей подруге, что мы поговорим в следующий раз!
   Ведьма вытащила свой книжный артефакт, окуталась кружащими в вихре бумажными страницами и исчезла, оставив после себя шлейф оседающей пыли и черные оплавленные отметины на земле. Хочу себе такой же артефакт, она ведь обещала устроить проверку! Или метлу... хотя в Японии нет этих магических деревьев, зато в Европу смогу телепортироваться, наверное. Тяжела детская доля в кланах экзорцистов: то ментальные внушения ставят, то вообще полностью всю личность стирают. А там крутись, как знаешь.
   Я вернулся в дом и сообщил, что Джингуджи покинула особняк, отчего Ринко и Тайзо оба расстроились. Вскоре подъехал Альберт с духом журавля, и я попросил пока Кайю и остальных устроить экскурсию по особняку, сводить гостей на озеро. Ротшильд, Айя и Кагецуки смогли раскопать или просто вспомнить (в случае духа конверта) массу любопытной информации о моем текущем наследстве и финансовой истории деда Генноске. В последние годы перед смертью главы Амакава среднегодовой доход от предприятий и акций составлял около пятидесяти миллионов йен, или полмиллиона долларов. Причем более половины Генноске переводил различным благотворительным организациям, за что ему почет и хвала. Часть вкладывал в продвижение бизнеса, остальное уходило на личные нужды, иногда закупал артефакты и расходники у других кланов напрямую, без бартерного обмена на амулеты света. Правда, судя по иным тратам, были у дедушки и другие, не облагаемые налогами доходы. Почему-то мне кажется, что находись наш клан экзорцистов в России, с нас бы даже брали налог за загрязнение окружающей среды вредными эманациями магии света. Наши родовые артефакты не так чтобы уж сильно ценились, большинство кланов предпочитало обходиться собственными силами. Нынешний дефицит образовался из-за того, что много лет подряд некому было пополнить запасы.
   Около десятка лет назад в новообразованной Ноихаре построили современную школу, совмещавшую в себе одновременно младшие, средние и старшие классы, что в больших городах Японии нечастое явление. До этого в Ноихаре имелась лишь младшая и средняя школа. Старшеклассникам приходилось тратить кучу времени на поездки в Такамию или переезжать в общежитие. Половина средств на новую школу пришло частным пожертвованием от моего деда. Да еще и специальным фондом учителям, не особо рвущимися в деревенскую глушь, учредил некоторую надбавку к зарплате. Короче, без деда этой школы бы и через сто лет не построили. Вполне возможно, именно из-за меня он так старался, надеясь, что Синити отдаст внука ему на воспитание. Но потом все изменилось, и Генноске решил держать меня вдали от Ноихары.
   Как один из вариантов к покупке рассматривалось здание старой школы. Вполне неплохо сохранившийся ансамбль, носивший лишь косметические следы запустения: три этажа, спортзал, склад, огородно-тепличный участок, отдельное помещение для занятий по труду, готовке и обработке выращенных продуктов. Может быть выкуплена за три с половиной миллиона долларов вместе с небольшим участком. Находится на окраине города, примыкает к лесу, всего в четырех километрах от особняка. Мне сразу понравилось, хотя бюджет клана подобные траты явно не тянул. Однако аренда не так сильно ударит по карману. А уж если подключить все связи в Ноихаре, включая мэра, и учесть льготы от целевого использования в качестве сиротского приюта, то как бы не нам наоборот будут приплачивать. Главным остается вопрос - как все это согласовать с чиновниками? Нельзя просто так взять и открыть сиротский приют для аякаси, да и простой приют тоже. Просто так можно открыть разве что рот, и то внимательно следить, чтобы в него никто не засунул посторонний предмет. В общем, Ротшильд обещал прощупать почву, пообщаться с администрацией Ноихары и Такамии. Я со своей стороны предложил обратиться с письменным разрешением сразу к императору. Вроде бы мы с ним вполне неплохо побеседовали. Альберт выразил большой энтузиазм и взял на себя все тонкости по составлению официального прошения, мне только подписать останется.
   На закрытых счетах моего наследства дожидалось в совокупности от Генноске около тридцати миллионов йен и от Синити примерно сто пятьдесят. У отца имелось несколько зарубежных счетов, которые оказались пусты, к сожалению. Ежемесячные выплаты до моего совершеннолетия не могли превышать сто тысяч йен, на что легко можно прожить школьнику. Только на всякие повышенные траты по учебе требовалось специальное согласование с банком. Все коммунальные услуги на недвижимость и налоги оплачивались автоматически. Доходы от немногочисленных отцовских предприятий оседали на общем счете - Альберт обещал тщательно проверить, не наворотил ли чего государственный управляющий. Я так понимаю, основные вложения Синити Амакава находились в поднебесной, но после смерти их успешно растащили. Доходы от дедовских владений до моего совершеннолетия оставались в руках Тсучимикадо и Джингуджи согласно завещанию Генноске. Но, учитывая уровень других великих кланов, не думаю, что им так уж были нужны эти "крохи". А значит, надо постараться вытребовать их себе обратно.
   Через Гинко мы пригласили Тосигами присоединиться к обсуждению. Дух урожая вежливо ожидал в лесу неподалеку. Многочисленные аграрные предприятия Ноихары не обошлись без дедовской руки. Ротшильд подготовил несколько вариантов, куда можно выгодно вложить средства. Я же поинтересовался у Тосигами, может ли он точечно влиять на прирост урожая. Дух ответил положительно и рассказал, что Ноихара сама по себе имеет высокий духовный земляной фон, и Тосигами просто грамотно перераспределяет потоки. Центр аномалии находится прямо в особняке. В общем, предки Амакава знали, где ставить дом. Тосигами мог использовать энергию из сердцевины, с разрешения моего и Кайи. Дзасики-вараси некоторое время возмущалась, аргументируя свою позицию тем, что силы могут понадобиться для защиты особняка. Однако излишки энергии просто пропадали в никуда, поэтому я разрешил аякаси урожая забирать часть сил так, чтобы не сильно обидеть дзасики-вараси. И разумеется направлять на те предприятия, где мы имеем свою долю. В Ноихаре и без нас с землей неплохо, нечего изображать альтруизм.
   Альберт остался не слишком доволен финансовым положением клана Амакава. В том смысле, что экономист принимал участие в жизни многомиллиардных корпораций, и это для него шаг назад. Хотя ему и было любопытно влияние магических сущностей на будущие доходы. Он не особо хорошо представлял себе мои возможности и возможности вассалов, поэтому я дал ему почитать свой дневник. Ротшильд живо заинтересовался способностями водных духов и выжал из Сидзуки все подробности. Мизучи нехотя заявила, что через пару дней ее последователей можно выпускать в большой мир, хотя будь ее воля, оставила бы еще на год кормиться моей аурой. В конце мы заключили контракт на бумаге с весьма немаленькой фиксированной зарплатой, хотя англичанин и заикался о некоем проценте от доходов. Перебьется. Я разрешил ему перебраться в мой дом в Такамии, чтобы не тратиться на отели.
   Мы все вместе поужинали, где снова не обошлось без череды недоразумений. Но Альберт был слишком вежливым или слишком пофигистичным, чтобы ярко выражать свое удивление поведением моих несносных вассалов. Напоследок я попросил британца подбросить до дома Ринко с Тайзо, на что тот ответил согласием.
  
  
   Глава 6
  
   Суматошный день подошел к своему завершению. Даже без всяких сражений с аякаси или тренировок света я вымотался как морально, так и физически. Проверив отсутствие поблизости каких-либо духов, я выудил из припрятанного пакета бутылочку пива, прихватил из холодильника тарелку нарезанного сыра, оставшегося с ужина, и вышел на веранду заднего двора дома. Солнце уже укатилось за горизонт, но деревья еще были окрашены тусклыми желтоватыми отблесками. Хорошо на улице. Цикады стрекочут, надрываются, исполняя свои брачные завывания. Вдали маячат хороводы синих светлячков - водных духов Сидзуки. Под верандой, где я устроился, оказалось змеиное гнездо. Рядом со мной присела Химари в юкате с кружечкой молока. Настроение у кошки, как и у меня было задумчивым и немного отстраненным. Что готовит нам день грядущий? Тепло ли примут нас на совете великих кланов охотников? Сколько нервов я потрачу завтра? Будут ли еще нападения аякаси или из клана Ходжо? Смотрите в следующих сериях, дорогие зрители: похождения бравого экзорциста Юто и его верных вассалов или сто и одна причина спиться в дурдоме под названием клан Амакава.
   Я сжевал ломтик сыра, и открутил крышку бутылки. Показалось, что как-то легко отошла. Набрав жидкости в рот, я не ощутил привычного вкуса, и выплюнул непонятный напиток наружу фонтаном брызг:
   - Что за?!
   - Что случилось, милорд? - обеспокоилась бакэнэко.
   - Я не знаток местного пива, но это явно что-то иное. И не пенится совсем...
   - Может, молочка хотите? - предложила Химари.
   - Та-ак... Ли-и-изле-е-ет! - громко крикнул я.
   - Господин, вы звали меня? - почти моментально появилась горничная.
   Аякаси чашки выглядела смущенной и судорожно сжимала-разжимала пальцы, будто не зная куда деть руки.
   - Вы трогали мое пиво?!
   - Я-я... это-о... простите меня, господин!! - низко поклонилась Эл Челси.
   - Скажи хотя бы, что ты внутрь запихнула?
   - Ну-у, это смесь чаев. Черный приготовила я, а зеленый - Мурабито-сан.
   - Гм-м, - я еще раз попробовал чайный напиток. - Вообще, неплохо, пить можно. Пиво только жалко. Его-то за что вы невзлюбили?
   - Ну-у, Кайя-сан и Химари-сан нам рассказали, что ваш дедушка, Генноске Амакава, иногда бывал неразборчив в выпивке...
   - Че?! Мой дед - алкоголик?!
   - Ня-я! (нет!) Дед Ген просто выпить любил иногда. Как бабушка Сава умерла, все чаще стал на саке налегать... - поведала кошка.
   - Так это нормально, если нечасто. Или он буйным становился?
   - Истинно так милорд, - Химари зажмурилась. - Как разопьет несколько чарок, так меня на полигон тащит. И тренирует, пока я совсем не упаду без сил. Не надо вам, милорд, пить всякую гадость. Лучше вот чая или молочка выпейте. Оное полезно для роста человеческого, как слыхала я. И вельми вкусное...
   - Вроде бы и отругать надо, а с другой стороны поблагодарить, - вздохнул я и принял чашку из рук Химари. - Надеюсь, это не Лизлет?
   - Конечно нет, милорд! Как вы подумать могли, что я у этого духа коровьего...
   Я сделал несколько глотков белого напитка, а в голову лезли всякие пошлости на тему Химари и Лизлет.
   - А что? Зато наверняка без консервантов, экологически чистое.
   - Ня-я-ягх! (ни за что!) ...Милорд, молоко на губе осталось у вас.
   - Где?
   - Здесь-ня!
   Бакэнэко приблизилась и принялась игриво исследовать мои губы, шею и лицо языком, тщательно убирая любые следы и оставляя свои. Лизлет смущенно пискнула и убежала. Наши поцелуи становились все настойчивей. Вскоре я уже без всякого зазрения совести просунул руку под юкату и принялся мять грудь Химари, отчего девушка сладострастно постанывала. Недолго длилось счастье: на веранду вылетели Сидзука с Кайей, пылающие благочестивым гневом.
   - Юто! Нано!
   - Извращенец! Совратитель!
   Мы с Химари так увлеклись, что не обратили внимания на появление новых лиц. Тогда мизучи повторила трюк, которым привела в чувство Масаки, а именно обрушила на нас ледяной водопад.
   - Да что вам от нас надо, обломщицы?! - воскликнул я в сердцах. - Найдите уже себе парней, отстаньте от нас!
   - Хсш-хшс-с! - последовал невразумительный змеиный ответ от мизучи.
   - Амакава-сама, Химари вам не игрушка! Я не позволю вам оскорблять ее невинность своими грязными руками!
   - Кайя, я сама могу решить, что мне делать с моей невинностью! - произнесла Багровый клинок Ноихары, приводя себя в порядок после душа - по-кошачьи прилизываясь.
   - Нет! Ты бакэнэко, твои чувства к Амакава навязаны светом! Очнись, Химари!
   - Свет здесь не причем! - рыкнула дух кошки.
   - Амакава-сама, если ваши намерения серьезны, вы не будете домогаться моей подруги до свадьбы. Они ведь серьезны?! - в руке дзасики-вараси блеснуло лезвие ножа. - После всего, что вы с ней делали, другого выхода у вас быть не может!
   - Конечно, серьезен! Но чтобы провести полноценную свадебную церемонию с аякаси, придется потратить кучу сил.
   - И что, вы хотите сказать, Химари недостойна ваших усилий?
   - Хватит загонять меня в словесные ловушки, Кайя! В современном мире секс до брака не считается чем-то постыдным. Многие вообще женятся только по залету.
   И тут дзасики-вараси буквально прорвало:
   - Вы - глава клана Амакава, наследник великой магии света! А Химари - моя лучшая подруга, Багровый клинок Ноихары! Какой еще залет?! Как вы вообще можете произносить такие постыдные вещи в присутствии дам?! Почему вы положили глаз именно на нее? Вы забыли все наставления вашего дедушки?! Аякаси для работы, а не для... непристойностей! Найдите себе людскую невесту, как сделал Генноске-доно! А если нужна любовница, просите другую аякаси, но не мою подругу! От союза духа и человека не выходит ничего хорошего! Вы испортите жизнь и ей и себе! Женитесь на Джингуджи-сан, на Кузаки-сан, на ком угодно, но не на аякаси!
   - Кайя... - потерянно произнесла бакэнэко.
   - Химари! - грозно повернулась дзасики-вараси. - Это ты испортила фамильный большой каллиграфический свиток из коридора?
   - Не понимаю, о чем ты...
   - Не увиливай! Только тебе это было надобно. Спрятать свиток от Амакава-сама!
   - Что за свиток? - спросил я, несколько офигев от напора девочки в красном кимоно.
   - Вашего великого прадедушки, Генджи Амакава. "Аякаси для работы и ничего более". Поколениям ваших предков лучше знать. Люди с людьми, аякаси с аякаси и никак иначе! Подумайте над своим поведением, Амакава-сама!
   - Я подумаю...
  
   - Мама! Ты что, проводила мне внушения в детстве?! - ворвалась в кабинет разозленная Куэс.
   - Так значит, ты узнала... - оторвалась от бумаг красивая женщина средних лет.
   - Я требую объяснений!
   - Ты знаешь, у нас с твоим отцом не сложилось...
   - Причем здесь этот бесхребетный слизняк?!
   - Я вышла за него по решению отца, главы клана Джингуджи. В магическом плане у нас была идеальная совместимость. И появилась ты, колдунья, что скоро оставит меня далеко позади. Скажу откровенно: я никогда не была счастлива в браке...
   - И ты решила меня осчастливить таким образом?!
   - Прости, Куэс. Я посчитала, что так будет лучше для тебя.
   - Почему ты думаешь, что у нас бы с Юто не возникло настоящих чувств?
   - Ты уже забыла себя в детстве? - улыбнулась Мерухи. - Ты ненавидела слабаков и тех, кто ниже тебя ростом. Тебе нравились умные серьезные мальчики в очках. В общем, полная противоположность наследнику Амакава.
   - Я не верю! Сними с меня все закладки до последней! И если что-то подобное всплывет, то мне больше нечего делать в клане!
   - Какая непримиримая, напоминаешь меня в молодости... Хорошо, будь по-твоему. Но для начала расскажи мне про наследника Амакава. Тебе удалось с ним поладить?
  
   Снова-здорово. Слова, что повторяла Ринко когда-то, из уст знающей аякаси звучали более убедительно. Да и Генджи Амакава ведь не просто так написал этот свиток и повесил в коридоре в назидание потомкам. Настроение было безнадежно испорчено, поэтому мы разошлись по комнатам. Я допил чайное "пиво", немного порылся в ноутбуке и улегся спать. Мысли в голове роились нерадостные. Что если и впрям именно свет движет чувствами Химари? Имею ли я моральное право добиваться отношений? Вот ведь как с Куэс обернулось, а ситуации очень похожи. С Химари я общался более долгое время в детстве, но тогда она была только в кошачьем облике. К тому же, я единственный, кто знает ее истинную натуру и не выказывает отвращения, что фактически не оставляет кошке выбора. Как например, молодой император ужаснулся, впервые познакомившись с аякаси. Были бы жители Ноихары также добры к ней, если бы знали, что она кошачий монстр? Думаю, да - все-таки деревенские не отличаются особым чутьем на сверхъестественное, и не углядели бы в ее ауре нечто чужеродное. Ладно, оставим эти размышления на потом, надо думать о собрании кланов, а не об одной обворожительной аякаси с манящими вишневыми губами и большими податливыми... Все, спать.
  
   Утром меня разбудил тихий стук в дверь. Это оказалась именно та, о ком я думал, засыпая. В волосах бакэнэко появилось еще несколько белых прядей, и выглядело это безумно круто. Химари стиснула меня в крепких объятиях и подарила нам обоим затяжной поцелуй:
   - Не думайте о свете, милорд. Ничего он не значит. И про свиток клятый забудьте. Кайя излишне беспокоится...
   - Наверное, ты права. Все проще. Как там один персонаж говорил, не помню откуда... Ты славная баба, я славный мужик, что еще надо? Или в нашем случае: ты славная кошка, я славный охотник.
   - Истинно так, милорд!
   - Ладно, я тоже рад бы с тобой пообниматься с утра, но опаздывать на собрание не стоит.
   - Ня-уе... (блин...)
   Завтрак проходил в атмосфере умеренного хаоса. Чашки снова громко спорили насчет того, какой сорт чая лучший. Пришлось немного поворчать и выдуть две чашки: зеленого и черного чая. В конце трапезы Сидзука неожиданно выдала:
   - Юто, возьми меня с собой!
   - Но Тсучимикадо писали только об одном аякаси.
   - Пожалуйста-нано! Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!
   - Моя лоли, глаза кота из "Шрека" тебе не помогут. У меня к ним иммунитет. Зачем тебе на собрание?
   - Я никогда не была на собраниях охотников! Мне интересно, нано!
   - Ня-я! (нет!) Тоже не бывала я на собраниях ни разу! - вмешалась Химари.
   - Как бы, Химари - Багровый клинок Ноихары, да и сильнее тебя, моя лоли, - разумно высказал я.
   - Это недостоверная информация! Я умею лечить людей, а кошка - только калечить. К тому же, где тебе назначили встречу?
   - В порту Такамии... Думаешь, собрание будет проходить на корабле?
   - Все может быть. Рядом с водой я точно буду сильнее бакаяро-нэко.
   - Сама ты бакаяро - идиотка, гадина ползучая! - взъярилась Химари.
   - Юто, подумай. Генноске ведь не брал с собой никого из вассалов на собрания. Да и Джингуджи обмолвилась, что никогда духов не бывало там. А тут вдруг тебе разрешают привести духа, нарушают свои же традиции.
   - И что? Думаешь, им нужна Химари? Зачем?
   - Не знаю, нано.
   - Как-то это все притянуто за уши...
   - Не возьмешь меня с собой, мои духи не будут работать!
   - Химари, ты ведь не обидишься? - спросил я.
   - Милорд?! - заволновалась бакэнэко, но быстро остыла. - Хорошо. Не думаю, что среди экзорцистов вам грозит опасность. Мизучи, защищай милорда!
   - Так и собиралась поступить, нано.
   - Ладно. Моя лоли, надеюсь, ты будешь вести себя прилично на собрании, как и подобает вассалу великого клана Амакава? Это важное мероприятие, на котором будут весьма влиятельные люди.
   - Я подумаю.
   - Что?! Давай без твоих обычных приколов, идет?
   - Я никогда не прикалываюсь. Нано.
   - Хотя бы пообещай, что не превратишь совет кланов в цирк!
   - Конечно, Юто! Разве я похожа на клоуна?
   Я с подозрением посмотрел в честное и ангельски невинное лицо Сидзуки и тихо вздохнул. Похоже, не дано мне стать продолжателем семейного имиджа суровых бескомпромиссных экзорцистов. Раз уж пошла такая пьянка, я решительно захватил с собой Ди-ниджу. Думаю, из-за слабого духа плеера организаторы возмущаться не будут. А для меня это станет небольшим поводом показать собственную значимость и способность идти против установленных правил. Пускай и очень незначительная деталь. Поколебавшись, я все-таки выбрал темно-коричневый костюм, который понравился Химари. Во внутренние карманы распихал два оставшихся барьерных артефакта Тсучимикадо и парочку светлых "подчинений". Белая рубашка, черные ботинки, портфель с некоторыми документами, красивые черные ножны на поясе с испытанным в боях Хаганэ, элегантный костюм, ровная модная стрижка. Красавчик, одним словом. Надо же, совсем привык к своей новой внешности.
   Из дома я выходил под песню, любезно поставленную Ди-ниджу:
   - "I'm too sexy for my shirt too sexy for my shirt
   So sexy it hurts
   And I'm too sexy for Milan too sexy for Milan
   New York and Japan..."
   Сидзука надела красивое платье небесно-голубого цвета и повязала в волосах красную ленточку. Наверное, со стороны мы смотрелись как брат и младшая сестра.
  
   - Ваше величество, к вам с визитом Шигеру Тсучимикадо. Пропустить?
   - Да. Вызовите наверх дополнительную охрану.
   - Слушаюсь.
   Подобного разговора император Рюноске Токунагато ожидал, хотя и не так скоро. Вполне вероятно, что среди ближнего окружения есть крот, который передает информацию на сторону. Но ставки уже сделаны, поздно давать задний ход. Эх, дядя, почему ты так и не оставил наследников?!
   Через довольно продолжительное время в дверь постучались и, дождавшись разрешения, прошли внутрь. Глава первого великого клана экзорцистов все еще оставался прикованным к инвалидной коляске, несмотря на не такой уж преклонный возраст, немногим переваливший за полвека. Ему помогал единственный личный телохранитель. Император позволил себе чуть-чуть расслабиться.
   - Рюноске-кун, давно не виделись. Как мама Кэтрин?
   - Ей сделали операцию. Прогнозы стабильные. А как успехи вашего сына в Оммедзи Гакуэн?
   - Один из лучших на потоке, - усмехнулся мужчина.
   - Выпьете что-нибудь?
   - Не-е, мой лечащий врач ничего не разрешает. Такой зануда.
   Шигеру Тсучимикадо подъехал на своей коляске ближе к столу. Мужчина с щетиной и коротко остриженными седыми волосами в простом синем кимоно. Но эта самая простота скрывала под собой не один десяток лучших клановых печатей.
   - Что за дело вас привело ко мне, дядя Шигеру-сан?
   - Поправки к указу Шимомино 1875 года. Почему ты не посоветовался с кланами, прежде чем принимать решение?
   - Я посчитал, что подобная мелочь не стоит вашего внимания.
   - Зря. Ограничение на аякаси действовало не просто так, ты должен понимать это.
   - Конечно. Оно серьезно сдерживало развитие шестого великого клана охотников на аякаси. Именно поэтому мной и было принято решение смягчить условия.
   Глава Тсучимикадо нахмурился:
   - Похоже, юный Амакава смог произвести на тебя впечатление, Рюноске-кун. Известно ли тебе, как к нему попали сокровища Сенджу?
   - Не беспокойтесь об этом.
   - Вот оно как. Значит слухи не врали. Без вашей помощи здесь не обошлось. Уж слишком удобный политический момент был для смерти принцессы.
   - Всего лишь совпадение. Оставим дела прошлого. Очевидно, что указ давно устарел. Потребности клана Амакава, которые являются одними из сильнейших экзорцистов Японии, привели к неизбежному увеличению квот на аякаси.
   - Ты еще молод и неопытен. Неужели тебе неизвестна история клана Амакава?
   - Это всего лишь глупые легенды и суеверия.
   - Невежественный мальчишка!
   - Тсучимикадо-сан, только из уважения к вашему возрасту и статусу...
   Император незаметно вытянул руку под столом, готовый в любой момент нажать тревожную кнопку, активирующую полный спектр защитных заклинаний и вызывающий охрану, которая дежурила в смежных помещениях.
   - Попомни мои слова, Рюноске. Это решение тебе еще аукнется.
   Шигеру махнул рукой, и его помощник развернул коляску, покатив главу первого клана экзорцистов к выходу. Император Токунагато убрал руку и грустно вздохнул.
  
   На пирсе 32-B такамийской гавани для частных судов ожидал белый вместительный катер. Кроме водителя плавательного средства из обслуживающего персонала нас ожидало двое членов клана Тсучимикадо: молодая девушка и мужчина чуть постарше в деловых костюмах темных тонов. Дама, что любопытно, также ходила в брюках. Юбка - не самая удобная вещь для морской прогулки, наверное.
   - Амакава-сан, приветствуем вас от лица клана, - учтиво поклонилась девушка. - Меня зовут Маки Тсучимикадо, а это мой напарник Шидо Тсучимикадо, - мужчина кивнул мне. - Мы из главной ветви. Прошу, не стесняйтесь обращаться к нам по именам.
   - Хорошо. Тогда и вы тоже называйте меня Юто-сан.
   - Благодарю, Юто-сан. Мы с Шидо будем сопровождать вас на совет кланов и обеспечивать вашу безопасность.
   - Да, позвольте представить вам. Это Сидзука, мизучи, моя лоли.
   - Ура, братик Юто! Мы едем на море! - прижалась ко мне девочка.
   - Братик? - еле слышно пробормотала Маки-сан.
   - Только большая просьба. Пусть ваша аякаси держится подальше, - обронил мужчина.
   - Раз так боитесь, вам стоит остаться на берегу, дяденька. Океан поглотит ваше тело, никто и не заметит.
   Шидо-сан недовольно поморщился:
   - Давайте не будем портить отношения. Наша работа - доставить вас на совет и обратно.
   - Делайте свою работу, нано. Я не буду вам мешать.
   - Юто-сан, а ваши артефакты... - протянула девушка.
   - Вы мне не доверяете?
   - Конечно доверяем. Прошу, проходите на борт.
   Что мы и поспешили сделать. Круто, ничего не скажешь. За обе свои жизни мне ни разу не довелось прокатиться на водном транспорте. Самолетами летал, поездами путешествовал, на карте даже гонял, но на корабле ни разу не плавал. Разве что "на мизучи" несколько дней назад. Или правильно говорить "ходил"? Воздух наполнился мелкими солоноватыми брызгами, тело вдавило в сиденье и слегка подбрасывало на волнах. Никто особо не рвался вести беседы и нарушать мерный шум мотора и плеск воды. Мы держали путь на юг в сторону Токио, постепенно отдаляясь от побережья. Я с любопытством глазел на переливающуюся воду, пытаясь рассмотреть кого-нибудь в темно-синей морской пучине. Бок мне холодила Сидзука, крепко прижавшись. Ди-ниджу ставил нам известные танцевальные хиты, иногда перемежая роком. По поводу аякаси плеера, спрятанного в черном кейсе, никто не задавал вопросов. Ди-ниджу хорошо умел скрывать свою ауру. Все-таки, классная жизнь мне выпала. Мог бы я раньше вот так обыденно прокатиться на дорогом катере? Надо бы постараться пожить подольше.
   Где-то через час Сидзука резко отпрянула от меня и вгляделась куда-то в левую сторону по ходу движения.
   - Что такое, моя лоли?
   - Аякаси, пока далеко.
   - Юто-сан, мы сможем защитить вас, если потребуется, - уверила меня Маки-сан.
   - Тогда я спокоен, - улыбнулся я.
   Симпатичная экзорцистка из Тсучимикадо вызывала только положительные эмоции, в отличие от ее спутника.
   - Я поговорю, - высказалась Сидзука и сиганула в воду.
   - Человек за бортом! - среагировал водитель.
   - За бортом нет людей, не притормаживай, - выдал Шидо-сан.
   Я обеспокоенно вслушался в свет, отслеживая местоположение мизучи. Обнаружил ауру преследователя только через минуту. Именно преследователя - аякаси целенаправленно двигался наперерез нашему катеру. Вскоре Сидзука встретилась с ним и на некоторое время их движение замедлилось. А потом грянули мощные волны магической энергии. В стороне из воды вырвался высокий фонтан, словно от разорвавшейся бомбы. Меня частично ослепило в плане магического зрения - слишком сильно я всматривался в далекие ауры. Беспокоился за Сидзуку зря - вскоре я почувствовал знакомые эманации. Мизучи возвращалась к катеру, а по пятам ее преследовал чужой аякаси. Тсучимикадовцы также почуяли слежку и изготовились применить свои печати. Водитель, без слов поняв, что запахло жареным, втопил на полную. Однако водные духи догоняли наш кораблик.
   - Не вздумайте попасть по моему вассалу! - рявкнул я.
   - Они слишком близко! - нахмурился Шидо-сан.
   - Вы справитесь.
   Я крепче схватился за поручень и приготовился к тряске. Шидо и Маки выждали подходящий момент и синхронно запустили по бумажной печати с витиеватой вязью иероглифов. Между нами и преследователем вырос огромный плоский барьер. Сидзука успела проскочить, а вот другой аякаси с ходу врезался в преграду. Барьер покачнулся и пошел волнами. А через мгновение на поверхность вынырнул сам аякаси, явив нам свой нечеловеческий облик. Если описать его проще, то походил на огромного водного элементаля с жутковатым лицом и длинными руками-щупальцами. Скорее всего, это и есть умибозу, высший морской аякаси, про которого рассказывала мизучи. Барьер протянулся на приличное расстояние, но умибозу не стал ломиться напролом и тратить силы, а поплыл в обход.
   Сидзука выпрыгнула из воды, обдав нас небольшим сонмом брызг.
   - Ты как?
   - Прости, Юто, этот умибозу мне не по силам. Но кошка бы тоже не справилась!
   - Как он почуял меня с такого расстояния? Я ведь старался скрывать ауру.
   - Он сам слабо фонил остатками света. Я узнала его, - мизучи взглянула на наших сопровождающих, намекая на лишние уши. - Этот умибозу был когда-то вассалом Амакава.
   Значит, именно он потопил судно, на котором путешествовала принцесса Сенджу. Неужели он все это время дежурил неподалеку от Такамии? Или его навел на меня мизучи рыбы-молота?
   - Морской кнут Ноихары, - неожиданно бросил Шидо. - Я думал, что его уничтожили в конце второй мировой войны.
   Умибозу постепенно догонял нас, и охотники снова применили сдвоенный барьер, но на этот раз аякаси смог протаранить ограду, вызвав многометровую волну. Маки и Шидо спешно набросали печатей, когда Морской кнут находился уже в опасной близости от катера. Монстр бессильно ткнулся в защиту Тсучимикадо, после чего поплыл вокруг.
   - Как вы, справитесь? - уточнил я.
   - Да, Юто-сан, - молвила Маки-сан. - Через пятнадцать минут к нам подоспеет подмога с острова. На Тсучидзима дежурит команда, специализирующаяся на уничтожении водных аякаси.
   А надо ли его уничтожать? Может, мне удастся взять морского духа под контроль? Ну и что, что ни разу не пробовал. Магия света вообще интуитивно понятна. Раз уж я без подробных инструкций научился скрывать и обнаруживать ауру, усиливать свое тело, ставить покров света, щит света, атаковать волной света и концентрировать узкий пучок через оружие. Смогу и разобраться с разумом аякаси, как мои предки ранее.
   - Маки-сан, ваши коллеги могут загнать его в барьер? Я попытаюсь образумить Морского кнута Ноихары.
   - Это слишком опасно! - резко ответил Шидо. - Мы не можем так рисковать.
   - Это наш вассал!
   - Ваш вассал нападает на нас! Раз вы его не контролируете, он должен быть уничтожен! Со всеми претензиями к главе клана.
   - Я понял. Ксо.
   Через несколько минут мимо пронесся большой катер военного образца, где я почувствовал несколько сильных аур. Позади нас началось магическое сражение, в отголосках которого было уже сложно разобраться из-за расстояния.
   - Жаль... - протянул я.
   - Юто, у тебя есть я...
   - Конечно, моя лоли. Ты у нас вне конкуренции.
   - Нано... - Сидзука полезла обниматься.
   - Блин, ты вся сырая...
   - Теперь ты тоже.
   Платье мизучи просвечивало, словно было сделано из бумаги. Сопровождающие то и дело косили глаза на нас с любопытством, но видимо воспитание не позволило расспрашивать. Я поинтересовался, известны ли им другие вассалы Амакава, но Шидо вспомнил только воздушного аякаси "Голубая сеть", который по официальным данным также сгинул в конце войны. Занятная традиция -- придумывать прозвища для аякаси. Или это вроде переходящего титула? Сидзука наотрез отказалась отзываться на Морской кнут и ничего кроме "Моя лоли" или "Моя богиня" не принимала.
  
  
   Глава 7
  
   Вокруг острова Тсучидзима расстилался огромный барьер, через который я видел с трудом. А обыватели так наверняка бы ничего не заметили. Как коротко пояснила Маки-сан, этого острова нет на обычных картах. Только высокопоставленные военные и экзорцисты знают о существовании тайного убежища первого клана. Перед сходом на пристань Сидзука милостиво высушила меня. Нас встречало несколько военных с автоматами, еще группа охотников, один из которых вежливо взирал на нас из-под узких очков.
   - Юто-кун, рад, что ты добрался невредимым, - произнес молодой темноволосый парень высокого роста.
   Неясный образ всплыл из полузабытой памяти. Вроде бы мы с ним некоторое время тренировались экзорцизму вместе. Или скорее это он меня обучал.
   - Айджи... сэмпай?
   - Верно. Ты решил не брать с собой Багровый клинок?
   - Она вам нужна была?
   - Не то, чтобы нужна. Просто мы хотели показать тебе истинную натуру аякаси, чтобы ты не заблуждался на их счет. Недалек тот день, когда тебе придется убить ее.
   - Что?!
   - Я думал, ты в курсе... Рано или поздно магия, что сдерживает разум бакэнэко, не выдерживает, и они сходят с ума.
   - Это правда, Юто. Бакэнэко не живут долго, - грустно подтвердила Сидзука.
   - И как ей помочь? Ведь должен быть способ?
   - Может быть, ты сможешь отыскать его, Юто-кун, но мне он неизвестен, - поправил свои очки Тсучимикадо-младший. - Пойдем, совет почти в сборе.
   Мы прошли по вымощенной красной плиткой дорожке через ухоженные заросли кустарников и деревьев, и достигли большого поместья в старой японской стилистике. Кроме нескольких кораблей на пристани, здесь имелась большая вертолетная площадка, сейчас заставленная разнообразными моделями винтокрылой техники. Я в курсе был, что штаб-квартира Тсучимикадо находится где-то в Токио, но даже это отдаленное убежище поражало воображение своим размахом. Все было раза в два больше и выше, чем в Ноихаре. Первый клан явно умел пускать пыль в глаза.
   Маки и Шидо остались снаружи. Мы прошли мимо охраны через светлое помещение и сразу оказались в большом зале с установленным по центру широким круглым столом, за которым уже восседало несколько человек. Часть сопровождающих стояли неподалеку возле кресел глав своих кланов. Или не глав? Я с подозрением обвел присутствующих взглядом.
   - Господа, прибыл Амакава Юто-сан из шестого клана Амакава, - представил меня Айджи.
   - Ку-хии! - раздался хорошо знакомый смешок. - Что, Юто, размышляешь, не попал ли на детский утренник?
   - Есть такие мысли, Хитсуги.
   - Считай это молодежной версией совета кланов.
   - А почему взрослых так мало?
   - Не любит старичье клановые посиделки. Только бабушка Акено никогда не пропускает.
   - Кхех, вы напоминаете моих внуков, - произнесла с улыбкой благообразная старушка в немного странных буддийских одеяниях.
   - Бабушка Акено без ума от своих внуков, ку-хи-хи!
   - Юто-кун, ты похож на моего Барату, только постарше, и волосы светлее...
   - Райто-доно, позвольте мы хотя бы представим присутствующих? - взял слово наследник первого клана.
   - Конечно, Айджи-кун, не буду мешать. Вот мой Барата скорее на тебя похож...
   - Мы уже сотню раз слышали об этом, Райто-доно. Коллеги, прошу, представьтесь поочередно. Я -- Айджи Тсучимикадо, из-за болезни отца временно исполняю обязанности главы первого клана.
   - Воспаление лени у него... - заметила Якоин.
   - Что ж. Мое имя Акенокоджи Райто, вот уже три десятка лет я возглавляю второй великий клан экзорцистов, - произнесла пожилая женщина. - Но ты можешь обращаться ко мне бабушка Акено, Юто-кун.
   - Приятно познакомиться, бабушка Акено, - вежливо поклонился я.
   Следующей поднялась со своего места красивая молодая брюнетка в ритуальном костюме храмовой жрицы, мико. Белый просторный верх и широкая красная юбка. Кагамимори, очевидно. Правый глаз -- обычный голубой, а левый походил на око Саурона -- горящее желтое пламя и черный вертикальный зрачок. Позади нее в позе до-геза, подогнув ноги под себя и полуприкрыв глаза, сидела еще одна мико, с более короткими черными волосами, примерно моего возраста.
   - Касури Кагамимори, глава третьего клана. Это моя младшая сестра Хисузу Кагамимори.
   - Рад встрече. А это правда, что у вас все мико... ну...
   - Невинны? Правда. Если вас интересуют подробности, Амакава-доно, то в двадцать пять нам разрешается прекращать блюсти целибат. Но и пользоваться родовой магией мы уже не можем.
   - Бедная жрица, нано, - протянула Сидзука слезливым тоном.
   - Мы не нуждаемся в твоем сочувствии, е-кай! - прошипела сестра главы, Хисузу.
   - Мда. Если бы мне поставили такое условие, чтобы пользоваться магией, уже завтра на одного охотника света стало меньше, - заметил я.
   - Якшающиеся с аякаси, вы недостойны даже пряди волос моей сестры! - разозлилась младшая.
   - Хисузу, успокойся! Ты выставляешь клан Кагамимори в неугодном свете.
   - Да, сестра.
   - Амакава-доно, наш клан выступил инициатором приглашения аякаси вместе с вами. Мы намеревались проверить Багровый клинок Ноихары, узнать насколько далеко зашло кошачье безумие. В прошлом бывали случаи, когда бакэнэко Амакава выходили из-под контроля, и нашему клану приходилось помогать усмирять их. Очень жаль, что вы выбрали другого сопровождающего...
   - Мы проследим, чтобы подобного не случилось, Кагамимори-доно.
   - Будем надеяться, - кивнула Касури и присела обратно.
   - Нобуна опять не явились? - вяло произнесла Куэс. К слову, Джингуджи-младшая сидела с недовольным выражением лица. Все ли гладко прошло у нее с матерью? И отчего сама Мерухи не пришла? Действительно, детский утренник. Не так уж нелепо я смотрюсь на этом собрании со своими шестнадцатью годками.
   - Ошибаешься, Куэс-кун. Присмотрись к потолку, - проговорил Айджи Тсучимикадо.
   - Ксо! Очкарик, заметил меня.
   Сверху слабо потянуло магией и под потолочной балкой вдруг из ниоткуда появилась темная фигура, с головы до пят задрапированная в странный черный костюм шиноби. Гость прекратил держаться за опору и быстро спланировал вниз на свободное кресло.
   - Ога Нобуна, младший наследник четвертого великого клана, - представился худой паренек лет четырнадцати с коротким ежиком темных волос.
   - Ога-кун, почему твоей отец не пришел?
   - Он в Австралии.
   - Короче, ему тоже влом, - сдала с потрохами Хитсуги. - Ку-хи-хи!
   - Юто! Я рад, что ты не носишь очки! - по-дружески обратился Нобуна. - И не смеешься этим противным смехом, как Якоин. Мы поладим!
   - Да, я тоже рад...
   - Каннаги опаздывают, просили начинать без них. Глава клана Таннадзаки отправился с визитом в Тайвань, вместо него союзный клан Шикимомуро, - показал на охотника Тсучимикадо.
   За тем местом, куда указал Айджи, сидела жутчайшая помесь назгула с дементором. Объемная серая хламида с капюшоном, вместо лица клубящаяся тьма, хотя в зале вполне светло. От гостя веяло могильным холодом, смертью и безысходностью. Да некоторые аякаси пугают меньше, чем этот экзорцист!
   - Шикимомуро Нэо, восьмой клан... - прохрипело чудовище.
   Нео, ты не ту таблетку съел! Этот мрачный тип насколько внушает ужас и трепет, настолько и хочется его подколоть. Наверное, это что-то вроде защитной реакции организма на страх.
   - Да-да, а это я, единственная и неповторимая Якоин Хитсуги, из всеми любимого девятого клана! - вскочила несносная девчонка. - Пускай эта любовь и возникла благодаря тщательно собираемым фото и видео-материалам. Ку-хи-хи!
   - И на меня есть? - полюбопытствовал я.
   - Конечно! Показать, как вы с Багровым клинком "тренируетесь" в парке возле пруда? Очень жаркий спарринг, у-ф-ф, - Хитсуги принялась обмахиваться своим смартфоном, словно держит действительно что-то горячее. - Хисузу, тебе еще рано на такое смотреть!
   - Не выдумывай, вредина! - нахмурилась сестра Кагамимори.
   - Ку-хи-хи! О таком способе использования языка ты даже и не подозревала, невинная мико-тян!
   - Якоин-доно, спасибо, давайте лучше сменим тему, - кашлянул я.
   - Юто не слушай ее. Очевидно, девочка страдает от недостатка внимания, - утешила меня Сидзука.
   - Ты права. Ее хобби, работа служанкой в мэйд-кафе, отчасти подтверждает твой диагноз, - подтвердил я.
   Хисузу и незнакомая мне маленькая девочка хихикнули.
   - Нарываешься, Амакава? Не твой ли клан уже превысил квоту по аякаси?
   - Не может быть?! - воскликнул я пораженно. - Якоин, да и не в курсе?!
   - О чем ты говоришь, Юто-кун? - спросил Айджи.
   - Ну как же, император Токунагато уже готовит поправки к этому замшелому закону.
   Судя по воцарившейся тишине, известие действительно стало неожиданностью. Хитсуги кусала ногти в раздражении из-за своей промашки. Похоже, не ожидала, что Рюноске пойдет мне навстречу. Айджи задумался. На некоторое время за столом повисло молчание, которое первым нарушил молодой блондин в монашеской рясе:
   - Киюн Такехиро, десятый клан экзорцистов. Приятно познакомиться, Амакава-сан.
   - Взаимно, Киюн-доно.
   - Моя очередь, да? - подняла руку девочка лет десяти, словно на занятиях в школе. Выглядела юная охотница весьма примечательно: открытый детский топ и короткие шорты, растрепанные коричневые волосы, красные глаза и, конечно же, сразу привлекающие внимание миленькие мохнатые округлые медвежьи уши на макушке.
   - Она опасна, - шепнула Сидзука, с подозрением косясь на девочку. Бьюсь об заклад, мизучи не имела в виду ее силы экзорциста.
   - Давай не тяни, - обронила Куэс.
   - Да! Я -- Кибаджуба Кумико! Я учусь в четвертом классе младшей школы. Я еще очень неопытна, но, надеюсь, мы с вами поладим!
   - Очень опасна, - прошипела мизучи рядом.
   - Рад познакомиться, Кибаджуба-доно, - улыбнулся я.
   - Доно?! - прижала руки к щекам представительница одиннадцатого клана в изумлении.
   - Что за ясельная группа? - вопросила молодая Джингуджи. - Я Джингуджи Куэс, двенадцатый клан. Давайте уже закончим и перейдем к делам. В связи с моим досрочным окончанием LAMA, Джингуджи требуют пересмотра их места в рейтинге великих кланов.
   - Куэс-кун, этот вопрос мы выставим на повестку следующего собрания экзорцистов. Имей терпение, - сходу отшил Айджи-сэмпай. Джингуджи фыркнула. - Засим объявляю совет кланов экзорцистов открытым. Сегодня мы обсудим несколько вопросов, первоочередной из которых -- это признание клана Амакава великим. Согласно отчетам четвертого отдела общественной безопасности Амакава-доно и его е-кай за последние две недели успели упокоить троих высших аякаси. Есть кому что добавить? Нет? Тогда голосуем!
   Все проголосовали за, кроме воздержавшейся Кумико Кибаджуба. Девочка смущенно заметила, что мама ей наказала не голосовать, если не уверена.
   - Что ж, поздравляю, Амакава-доно, с возвращением в ряды экзорцистов после забвения. За шестыми остается неформально закреплена территория из Такамии, Ноихары и ближайшие округа префектуры Мияги. В твои обязанности входит защита этих земель от нападений враждебных духов среднего ранга и выше в сотрудничестве с четвертым отделом. Шесть лет -- долгий срок, и первому клану хотелось бы возобновить обмен артефактами, но конечно, тебя никто не торопит. Уверен, сейчас у тебя масса других неотложных дел. Финансовую сторону взаимоотношений между нашими кланами с твоего позволения обсудим после совета.
   Я кивнул.
   - Второй клан привык за это время полагаться на свои артефакты. Но если Юто-кун снизит цену, то мы готовы рассмотреть предложения, - сказала бабушка Акенокоджи Райто.
   - Амулеты "Вечный ужас", неплохо бы получить, - ледяным тоном выплюнул жуткий тип в плаще из клана Шикимомуро.
   - Понял. Постараюсь поскорее набраться опыта в родовом ремесле, - вежливо произнес я.
   - Тогда перейдем к следующему вопросу, - Айджи поправил очки и взглянул в бумаги на столе. - Пятого июля вышло постановление от министра обороны о дальнейшем развертывании сети магических датчиков в крупнейших городах Японии. На данный момент подобная система действует лишь в Токио и Саппоро, где поддержание работоспособности обеспечивается первым и вторым кланом соответственно. Единственные кланы, кто магически совместимы с системой и достаточно многочисленны, это Нобуна, Каннаги и Таннадзаки. Что вы можете сказать?
   - Отец против датчиков. Слишком много сил придется распылять. Необходимо сделать систему более автономной и менее затратной, - весьма разумно ответил юный Ога Нобуна.
   - Вы же знаете, что над ее усовершенствованием каждый день трудятся лучшие специалисты.
   Наследник четвертого клана пожал плечами:
   - Я согласен с отцом. У нас не так много охотников, как у первого клана.
   Вялотекущее обсуждение системы датчиков продолжилось и с Шикимомуро, представляющего Таннадзаки. От клана Каннаги так до сих пор никого и не явилось. Во время дискуссии Айджи отвлекли, он коротко переговорил с охраной, после чего огорчил меня известием, что преследовавшего нас умибозу удалось полностью нейтрализовать.
   - Хорошо, остановимся пока на Иокогаме с обеспечением от клана Каннаги. Я направлю главе пятого клана письмо. Итак, третий вопрос -- появление потенциально великого аякаси-каннибала на севере острова Хонсю. Касури, тебе слово.
   - Спасибо, Айджи. По пока неподтвержденной информации мы имеем дело с девятихвостой кицуне совместно с они, демоном, владеющим стихией воздуха. Велика вероятность, что это возродившиеся Тамамо но Маэ и Шутен Доджи. И... я бы попросила твою аякаси выйти, Амакава-доно. Не то, чтобы я не доверяла твоей способности контролировать е-кай, подобное обсуждение не для их ушей... или чем она там слушает.
   Я почувствовал, как Сидзука рядом напряглась, но на защиту встал Айджи-сэмпай:
   - Не стоит быть столь категоричной, Касури. Возможно, не всем присутствующим известно, но именно Амакава издавна занимались проблемой кицунэ. Бакэнэко были выбраны в качестве вассалов из-за своей эффективности в сражениях с девятихвостыми. Вполне вероятно, что данная мизучи будет участвовать в операции по ликвидации.
   - Что? Вы предлагаете мне воевать с этой Тамамо но Маэ? - спросил я обескураженно.
   - Как я только что сказал, твой клан специализировался на кицунэ. К тому же это будет отличной проверкой ваших способностей. Как мы видим, ты принял в клан новых вассалов. Так ли они эффективны против аякаси? Не лучше ли присматривать за меньшим количеством е-кай, но зато более сильными?
   Все это звучало крайне странно. Будто солдата-новобранца отправляют сразу на передовую... Ну, зачастую так и поступают, некорректное сравнение. Будто парня, который только две недели тягает штангу, отправляют на мировой чемпионат по тяжелой атлетике. Но в целом, я уверен в своих силах. Возможно даже слишком уверен... Тем не менее, это отличный шанс выторговать себе несколько ценных плюшек.
   - Наша политика не противоречит законам империи. Что касается кицунэ, то клан Амакава позаботится о ней, если будут выполнены некоторые условия. Во-первых, помощь других кланов.
   - Разумеется, Юто-кун. Я отправлю лучших специалистов, - молвил Айджи.
   - Во-вторых, я хочу получить школьный аттестат и диплом о высшем образовании. Не токийского, но хотя бы такамийского университета. Еще водительские права.
   - Насчет прав -- обратись к четвертому отделу. После обязательного обучения тебе их дадут. С аттестатом и дипломом вопрос посложнее, но вполне решаемый.
   - Отлично. Также мне нужны полноценные удостоверения личности для моих аякаси.
   - Исключено. Аякаси не могут стать членами человеческого общества.
   - Э-эм, совсем никак?
   - Этот пункт невыполним, - отрезал наследник Тсучимикадо.
   - Тогда и разбирайтесь с кицунэ сами. Не вижу причин рисковать своими вассалами и собой, - откинулся я в кресле.
   - Ку-хи-хи! - вставила ценное замечание Хитсуги.
   Айджи неспешно снял очки, потер переносицу, и надел их обратно.
   - Юто-кун, пойдем прогуляемся.
   - Как скажешь.
   - Господа, прошу прощения, мы оставим вас ненадолго. Можете пока нарушать протокол и болтать о личных делах, как вы любите делать. Мизучи-сан, прошу, обождите своего главу в доме.
   - Братик Юто, будь осторожен, нано, - прижалась Сидзука. - Если этот четырехглазый грубиян станет приставать, не соглашайся на роль пассива!
   - Гм, хорошо, - буркнул я.
   Айджи вздохнул, Хисузу что-то недовольно пробормотала, а Кумико робко поинтересовалась:
   - А кто такой пассив?
   Мы с Тсучимикадо направились на выход, но я успел услышать ответ мизучи:
   - Проигравший борьбу.
   - Я ей щас врежу! Этой мерзкой...
   - Хисузу, остынь! - резко сказала Кагамимори-старшая, и ее сестра замолчала.
   - Мико-тян, ты проиграла борьбу! - раздался ехидный голос Сидзуки на грани моей слышимости.
   Интересно, уцелеет ли здание к нашему возвращению? Айджи повел меня куда-то вглубь острова, и через десяток минут мы вышли к большой бухте с песчаным пляжем. Виднелся полусгнивший деревянный остов в воде, когда-то являвшийся пирсом, по-видимому. А в отдалении я заметил здоровые каменные развалины со следами взрывов и бомбежок.
   - Что это там?
   - Остатки нашего старого убежища на Тсучидзима, что было разрушено американцами в 45 году. В то время здесь развернулось настоящее ожесточенное сражение между войсками союзников и защищавшими остров частями. Здесь в песке лежат кости Тсучимикадо в том числе. Война унесла жизни многих людей, разрушила множество городов. Разумеется, битвы происходили и на магическом фронте. США, как и многое другое, колдовскую науку импортировала из Европы и переиначила на свой лад. Здесь столкнулись не только простые военные, но и кланы охотников. Только на этот раз охотились они не на аякаси, а на себе подобных. Это черная страница в человеческой истории. Словно мировое помешательство овладело умами миллионов и заставило сталкивать лбами целые народы. Э-э, Юто, что ты делаешь?
   - Копаю.
   - Я это вижу. Позволь поинтересоваться, зачем ты копаешь яму на пляже?
   - В детстве не наигрался... О, похоже нашел! Да уж, если бы мне только показалось, я бы выглядел крайне глупо.
   Я вытащил из песка старую грязную почерневшую солдатскую каску японского образца со звездой. Выглядела целой. Очень слабо чувствовалась в магическом плане. В хозяйстве все пригодится!
   - Гхм, так о чем я говорил? В 45 в Японию пришла война и унесла жизни многих людей. Моего прадеда Тетсуо Тсучимикадо, как и твоего прадеда, Генджи Амакава. Его ручные аякаси наводили страх на весь американский тихоокеанский флот. Это были великие люди, для которых желание служить родине стояло не на последнем месте, - Ди-ниджу на поясе тихо заиграл национальный японский гимн, отлично прочувствовав атмосферу. - Мы с тобой выросли не в таких суровых условиях, но никогда не должны забывать о том, что кланы служат Японии, а не наоборот. Экзорцисты уничтожают аякаси, в этом наше призвание. Не думай, что мы бросим тебя против кицунэ в одиночку, Юто-кун. Но ты обязан внести существенный вклад в победу против лисьего аякаси...
   Неожиданно зазвонил мой телефон мелодией из "Охотников на привидений", сбив весь пафосный настрой. Похоже, на острове была собственная вышка сотовой связи.
   - Прости Айджи-сэмпай. Амакава слушает, - поднял я трубку.
   - Амакава-кун, привет, это староста...
   - А, Шимомуро! - радостно воскликнул я. - Спасибо большое, ты спасла меня от пространного монолога о долге и патриотизме!
   - Я тебя слышу вообще-то, - заметил Айджи нерадостно.
   - Прости, если помешала, - продолжила Ю. - Ты сейчас дома? Не мог бы заглянуть к Кузаки?
   - Нет, я далеко от дома. А что с Ринко?
   - Мне позвонили из клуба кендо. Она сегодня пропустила важную тренировку, никому ничего не сообщила, на звонки не отвечает. Я хотела сначала дозвониться ее родителям, но потом вспомнила, что ты живешь по соседству. Ладно, извини, что отвлекаю...
   - Ничего страшного. Я пошлю кого-нибудь к ней домой на всякий случай. Мало ли что могло произойти.
   - Спасибо, Амакава-кун! Увидимся!
   - Пока, староста.
   Попросив молодого Тсучимикадо обождать, я связался с Химари, которая долго не отвечала, но очень бурно отреагировала... "Вы позвонили мне, милорд!!! Первый раз! Вельми рада я!!! Простите, еще не уразумела, как отвечать на вызов. В ентом смартфоне надо пальцем водить...". Я попросил кошку отправиться самой или послать Гинко в Такамию и уточнить, все ли в порядке с моей подругой детства. Химари обещала позаботиться о ней.
   - Айджи-сэмпай, извини, что отвлекся от твоего весьма познавательного рассказа. Шестой клан не будет ввязываться в драку с кицунэ. Я еще не полностью освоил магию света, а моим аякаси далеко до былого величия. Если сравнивать с умибозу, Морским кнутом Ноихары.
   - Одно твое участие уже серьезно поможет. Ты одолжишь свою бакэнэко?
   - Нет, Айджи-сэмпай. Я согласен даже отказаться от шестого места, однако пока наш клан не готов к серьезным сражениям. Но, учитывая силу большой тройки, вам не должно составить труда справиться с аякаси самим. Пойдем, нас уже заждались, скорее всего. Кстати, что вообще дает место в рейтинге?
   - Уровень налоговых послаблений.
   - Теперь понятно, почему все так рвутся наверх. Меня еще один вопрос мучает. Тебе что, какой-нибудь магической операцией нельзя сделать хорошее зрение?
   - У меня сносное зрение. Очки -- это особый артефакт, позволяющий замечать спрятавшиеся объекты, в том числе аякаси.
   - Круто! А я думал, под хипстера косишь. А через стену или одежду ими можно видеть?
   - Коне... то есть нет.
   - Хе-хе, значит можно? Дай мне посмотреть? Ты ведь не хочешь, чтобы Касури с Хисузу узнали об этой милой особенности?
   - ...Хорошо. Только будь с ними осторожен. Это ценный магический артефакт.
  
  
   Глава 8
  
   В зале собраний происходило какое-то непонятное действие. С участием Сидзуки, кто бы мог сомневаться. Акенокоджи Райто наблюдала за всем с добродушной улыбкой, Хитсуги и Куэс негромко что-то обсуждали, Хисузу и Касури сидели пунцовые, а по виду Оги Нобуна было похоже, что он готов оказаться где угодно, хоть в жерле вулкана, главное -- подальше отсюда. Насколько я понял, между Сидзукой и Кумико происходило состязание на лучшую лоли. Тренировались они на Ога-кун, как самом неискушенном охотнике противоположного пола.
   - ...С-сестренка Сидзука, я не думаю, что нам надо показывать свои трусики. Не знаю, как у аякаси, а у людей это считается неприличным.
   - Значит, ты признаешь свое поражение-с? - торжествующе прошипела мизучи.
   - Да... - расстроенно протянула Кумико.
   - Постойте. Разве не я судья в вашем споре? - очнулся Нобуна-кун. - Я считаю, что истинная лоли не должна показывать свое белье специально, только случайно. Поэтому лучшей лоли признается Кумико-тян!
   - Ура! Спасибо, братик Ога! - младшая Кибаджуба прыгнула на шею наследнику четвертого клана, отчего тот смутился еще больше.
   - Ар-э, похоже недалек тот день, когда одиннадцатые и четвертые породнятся, - протянула старушка.
   - Бабушка Акено, хватит всякую чушь выдумывать! - принялся отнекиваться юный Нобуна.
   Ко мне подошла недовольная Сидзука:
   - Юто, я проиграла, нано. Теперь ты меня выгонишь из клана?
   Пришлось успокаивать мизучи и наговорить кучу лестных слов.
   - Простите за ожидание, - проговорил Айджи, усевшись. - К сожалению, шестой клан не собирается помогать нам в борьбе с кицунэ и они, поэтому нам придется взять их устранение на себя. Кагамимори-доно, Якоин-доно, сразу сообщайте о любой информации касательно местоположения данных аякаси.
   - Есть, Айджи-сэмпай! - изобразила воинское приветствие Хитсуги.
   - Хорошо, раз у нас еще осталось время, рассмотрим более мелкие вопросы...
   Началось достаточно скучное обсуждение различных экономических нюансов жизни экзорцистов, обмена артефактами и выяснение некоторых случаев, когда подчиненные из разных кланов что-то не поделили друг с другом. Я вставил свои пять йен про клан Ходжо, но без доказательств все это оставалось голословными обвинениями. Потом быстро обговорил с Джингуджи и Тсучимикадо насчет моего кланового наследства. Оба экзорциста без особых проволочек согласились вернуть в мои руки управление дедушкиными предприятиями. По закону я еще не могу распоряжаться ими в полной мере. Продать, например. А управлять и получать дивиденды пока придется через компании первого и двенадцатого кланов.
   Дальнейшие выступления слушать мне надоело, и я незаметно надел взятые в долг очки. Ничего особенного не показывало, а инструкцию у Тсучимикадо я не попросил. Магией шибать побоялся, еще сломаю ненароком. Однако через десяток секунд нащупал на дужке несколько выступов. Пощелкав, я смог смотреть недалеко через стены, словно рентгеновским зрением. После набрел на комбинацию, активирующую режим "ню". Это изобретение -- действительно мечта любого извращенца. Нет, мечта любого мужика! Ну Айджи-сэмпай, ай да затейник! Главное -- рожу кирпичом, никто ни о чем не должен догадаться. А Касури, хм-м, пожалуй имеет достоинства даже большие, чем у сумеречной луны. Хисузу на ее фоне смотрится бледно.
   - Юто, почему ты покраснел? - спросила Сидзука рядом.
   Внимание находящихся за столом тут же обратилось на меня.
   - Что-то жарко стало. Выпью воды, - я потянулся за бутылкой и стаканом, кои были расставлены на столе.
   Никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу.
   - С твоим кровяным давлением что-то странное. Я фиксирую приток крови к нижней части тела, - подметила Сидзука милым тоном и добавила после паузы. - Началось это после того, как ты надел очки и стал разглядывать девушек вокруг. Неужели они позволяют видеть людей голыми? Нано.
   Ксо! Хреновый из меня конспиратор. Да и глава клана тоже, раз собственные вассалы предают.
   - Амакава-доно! - негодующе проговорила Кагамимори-старшая.
   - Не-ет! Он смотрел на меня! - Хисузу прикрылась руками.
   Я быстро снял очки и протянул их владельцу:
   - Айджи-сэмпай, простите, я здесь что-то случайно нажал. Не знал, что они так сработают.
   Тсучимикадо раскрыл рот в изумлении, поражаясь моей наглости. Получи фашист гранату. А что? Как будто он сам ни разу не посматривал в них на собраниях.
   - Ку-хи-хи! От тебя я такого не ожидала, Айджи-сэмпай. Если так хотел посмотреть на меня обнаженной, тебе стоило лишь намекнуть.
   - Тсучимикадо-доно, что все это значит?! - вопросила Кагамимори.
   Джингуджи лишь хмуро взирала на происходящее, а старушка Райто тихо хихикала.
   - Эти очки -- дорогостоящий клановый артефакт, что позволяет обнаруживать скрытых аякаси! - принялся отпираться молодой охотник. - Они гарантируют, что никакая тварь не проберется на совет экзорцистов и не подслушает! Клянусь, я ни разу не использовал режим "без одежды" на людях!
   - Прошу, отдайте мне эти очки, Тсучимикадо-доно, - требовательно протянула руку девушка с глазом зверя.
   Айджи повиновался, передав предмет.
   - Третий клан позаботится о том, чтобы убрать из них все лишние функции... - с брезгливостью глядя на очки, произнесла Касури.
   Словно мало досталось заместителю главы первого клана, неожиданно одна из дверей в зал резко отворилась, и в помещение шустро вкатил седой мужчина в однотонном синем кимоно в инвалидном кресле.
   - Айджи, смотри, что я для тебя нашел... - произнес тот, размахивая в одной руке журналом с обнаженными девушками на обложке. - Упс. Вы уже начали собрание? Какая досада.
   - Отец! Ты же говорил, что не появишься на совете?! - с трудом сдерживаясь, гневно сказал Тсучимикадо-младший.
   Значит, это и есть Шигеру Тсучимикадо, весьма влиятельный гражданин Японской империи. Выглядит достаточно бодро для того, кто пропускает совет по причине болезни.
   - Решил заскочить, посмотреть на подросшего наследника шестых. Заодно и тебе журнальчик занести.
   - Отец Шигеру, меня не интересует подобная литература!
   - Вот всегда ты так, Айджи. Я ведь беспокоюсь. Амакава-кун, как совершеннолетний по клановым меркам мужчина, скажи, тебе тоже не по нраву?
   - Гхм, я стараюсь обходить такие вещи стороной, Шигеру-доно, - произнес я. - А вообще, в современном мире глянцевые журналы уже не модны. Сейчас все доступно в интернете. Поэтому не стоит беспокоиться. Наверняка ваш сын часто проводит время за компьютером...
   - Верно-верно, - просиял глава клана. - Постоянно за ноутбуком сидит или в планшет пялится. Вот как. Совсем я отстал от жизни. Спасибо, ты успокоил меня, Амакава-кун. Во время моей молодости подобные вещи пользовались большой популярностью, поэтому я сильно переживал, что мой сын к ним равнодушен.
   - Отец! Можно тебя на минутку.
   Айджи-сэмпай решительно встал, развернул кресло-каталку и вывез своего отца из зала совещаний.
  
   - Отец, что за балаган ты устроил?! О чем подумают гости? Что в клане Тсучимикадо одни озабоченные идиоты?
   - Не стоит так беспокоиться, сынок. Ха! - усмехнулся Шигеру. - Уметь сохранять лицо в неудобной ситуации -- важный навык, которому необходимо учиться смолоду. Когда случится что-то серьезное, и шакалы из других кланов придут лично, а не пришлют своих щенков, тогда разговор станет совсем другим. Если бы кицунэ объявилась на юге, то кланы сразу приползли требовать нашей помощи. Да и, что-то до меня не доходили отчеты о твоем артефакте. Как думаешь, может мне тоже стоит начать носить очки? Ха-ха-ха! - засмеялся мужчина.
   - Для их изготовления потребовались редкие ингредиенты, так что пока они в единственном экземпляре.
   - Да уж, с таким прибором тебе не потребуются никакие журналы, - глава первого клана выбросил книжку с девочками в урну. - Айджи, тебе известно, что учудил наш горячо любимый император?
   - Юто-кун сказал, что квоты на аякаси будут повышены.
   - Верно! Этот английский студентик совсем рехнулся! 25 е-кай в подчинении!
   - Ну, обычно Амакава достаточно умело контролируют своих вассалов. Мизучи, что пришла с ним, вела себя... не сказать чтобы адекватно, но по крайней мере не агрессивно.
   - И ты туда же! Ты же должен был читать клановые хроники!
   - Но это всего лишь легенды... Чтобы Амакава были потомками...
   - Айджи, отнесись серьезнее! Аякаси не какие-нибудь собачки на привязи. Это сильные и кровожадные монстры. Видел, как Морской кнут Ноихары чуть не раскидал нашу лучшую команду?
   - Никто не погиб, умибозу повержен.
   - А если бы их было двое? А двадцать? Понимаешь?
   - И все же, ты преувеличиваешь опасность положения, отец.
   - Тогда как глава клана приказываю приставить к Амакава наблюдателей от Тсучимикадо. Я уже назначил двоих. Твое дело -- пропихнуть наше требование в совет. Иначе парень точно не согласится. Ясно?
   - Да, отец. Я сделаю, как ты просишь.
  
   Пока представители первого клана покинули нас, я отозвал Куэс в сторону:
   - Ты разобралась с закладками?
   - Да, Юто.
   - Чем ты недовольна тогда?
   - Непросто осознавать, что любовь всей твоей жизни оказалась вдруг простой заурядной личностью с кучей недостатков, - отвернулась Джингуджи.
   - Разве мы успели пожениться?
   - Мне не до шуток.
   - Ладно. Взбодрись, Куэс. Еще встретишь свою половинку. Вон, Айджи-сэмпай пока не занят, вроде как. Первый клан будет престижнее шестого.
   - Пфф, думаешь, Джингуджи пойдут в услужение к первому клану?
   - Так и Амакава никогда бы не пошли к вам в услужение, - вернул я подначку. - Не знаю уж, на что там рассчитывал дед Генноске. Если так рассуждать, то не стоит искать себе жениха среди великих кланов. Есть ведь и другие экзорцисты, Оммедзи Гакуэн, например. Да и, скажу по секрету, существуют люди, что ориентируются по чувствам, а не клановой выгоде.
   Куэс фыркнула и хотела уже ответить что-то грозное и донельзя напыщенное, но в этот момент в зал вошел Тсучимикадо-младший. Мы вернулись за свои кресла за столом.
   - Прошу прощения, дамы и господа, за это мелкое недоразумение. Я полагаю, мы обговорили самые животрепещущие вопросы, а остальное сможем обсудить в частном порядке. Остался последний момент. В связи с недавними новостями об увеличении императором квот на аякаси клан Тсучимикадо требует приставить наблюдателей к Амакава. Как показало сегодняшнее нападение одного из старых вассалов шестого клана, новый глава не способен в должной мере контролировать даже имеющихся е-кай. А с увеличением их числа может стать только хуже. Наши специалисты тщательно проинспектируют вассалов Амакава и проверят тех на нарушения по неподчинению и своевольничеству.
   - Разве это нормально, чтобы к великому клану подсылали шпионов?! - поднялся я.
   - Господа, голосуем.
   - Я против! - сразу высказался я.
   - И я, нано, - поддержала Сидзука.
   - Правильно, - высказалась старшая мико в поддержку Айджи. - Аякаси следует держать в узде, иначе только упокоение. Клан Кагамимори согласен с данной инициативой. Прошу высылать нам копию отчетов.
   - Конечно, Касури-доно.
   - Райто согласны, - сказала бабушка Акено. - Юто-кун еще молод, пригляд за ним и помощь опытных сэмпаев на первое время не помешает.
   В результате присутствующие члены кланов большинством приняли выдвинутую Айджи инициативу. Только Кумико и Куэс воздержались. Да Хитсуги высказалась против, для разнообразия ку-хи-хи. Скверно, но ничего не поделаешь. Пускай их наблюдатели попробуют не заработать себе цирроз печени, живя под одной крышей с толпой ненавидимых ими полоумных е-кай. Или они будут лишь раз в день приезжать на проверку?
   - Может, вам сразу мой личный дневник дать почитать?
   - Ку-хии! Было бы неплохо, Юто-тян!
   - Хорошо. Если больше вопросов не осталось, клан Амакава отчаливает.
   - Юто-кун, и все остальные. Мы подготовили торжественный обед для гостей. Если кто-то желает остаться, наши повара с радостью накормят вас.
   - Благодарю, - поклонился я. - Дамы, господа, было приятно с вами познакомиться, - народ стал подниматься с кресел, и я обратился к сумеречной луне. - Куэс, советую тебе проверить страничку некоего Kuesu Almighty в фейсбуке.
   - Это моя страничка, хотя я давно не заходила. Что с ней не так?
   - Серьезно? Вот уж не думал, что наследница двенадцатых будет ставить на аватарку фото в купальнике.
   - Что?! У меня даже фотографий таких нет! Якоин! - крикнула Джингуджи. - Это ты опять взломала мой профиль?!
   - Бездоказательно, ку-хи-хи!
   - А кто бахвалился тем, что у него есть мои откровенные фотографии?! Прибью, мерзавка!
   Я оставил уважаемых экзорцисток выяснять отношения самостоятельно, некоторое время потратил на прощание с представителями великих кланов, после чего решительно взял Сидзуку за руку и наконец покинул зал для собраний. На улице я остановился и вдохнул теплый морской воздух. В целом поездка прошла в положительном ключе, только концовка подпортила настроение. Я взял солдатскую каску у охраны, которым передал на хранение. Может, из этого чуда тоже получится полезный вассал. Судя по силе, до среднего уровня он не дотянет, да и черт с ним.
   - Амакава-сан, постойте! - окликнул меня незнакомый мужской голос.
   Я обернулся и увидел немолодого лысеющего мужчину с каким-то серым свертком ткани подмышкой.
   - У нас так и не появилось возможности пообщаться наедине. Но нам бы очень хотелось получить амулеты света как можно скорее, - с извиняющейся улыбкой проговорил незнакомец и принялся утирать катившийся пот платком. - Уф-ф, весь употел. Извините за такую поспешность...
   - Вы кто?
   - Простите еще раз, Амакава-сан, - мужчина низко поклонился. - Я не подумал, что вы не узнаете меня, - говоривший приподнял сверток в руках. - Видите ли, это наша рабочая форма, и по традиции именно в ней мы посещаем совет экзорцистов. Я Нэо, Шикимомуро Нэо, - с виноватым лицом объяснил лысый мужичок.
   Святой Морфеус! Что ты подсунул Нео вместо таблетки?! Лучше бы Шикимомуро остался в своей назгульской форме, тогда хотя бы один клан оставил у меня серьезное впечатление после сходки экзорцистов.
   - Пока ничего не могу обещать, Шикимомуро-доно. Пришлите образцы амулетов, если таковые у вас остались. Это значительно ускорит процесс, но сроки первых поставок пока называть не берусь. Извините, а как вашу жену зовут?
   - Санаэ, а что?
   - Ничего, простое любопытство. Всего хорошего.
   Если бы ее звали Тринити, я бы точно записался на прием к психиатру. Хотя "сан" созвучно с японским "три"... Нет, лучше не думать об этом.
   Мы с Сидзукой погрузились на ожидавший нас катер. Наши сопровождающие выглядели каким-то пришибленными. Я старательно скрывал свою ауру, хотя других водных вассалов у Амакава по слухам не водилось, а набрести на кого-то вроде приснопамятного рыбы-молота -- задача не из легких.
   Маки-сан имела, можно сказать, классическую японскую внешность. Разве что темные глаза отличались скорее европейской формой. Средней длины черные волосы: две тонкие пряди обрамляли лицо с боков, остальное собрано в хвост сзади. Худая, примерно моего роста, с грудью где-то на полтора размера меньше, чем у Химари. После всех моих последних принятых вассалов ей больше подходил эпитет "обычная". Но в отличие от Ринко Тсучимикадо Маки уже являлась взрослой сформированной женщиной со своим особенным шармом и неким ореолом неприступности. Шидо выглядел постарше, около тридцати, с короткими слегка вьющимися коричневыми волосами и серыми глазами. Со скромной небритостью и немного усталым взглядом. Его уже можно было назвать опытным экзорцистом, "повидавшим некоторое дерьмо".
   Через неопределенное время однотонное покачивание на волнах мне наскучило, и я обратился к сопровождающим, дабы скоротать время:
   - Маки-сан, мне все любопытно было. В четвертом отделе, да и в вашем клане, постоянно ставят пары из мужчины и женщины. Этому есть какая-то веская причина?
   - Да, Юто-сан. Мужчина и женщина видят мир немного по-разному, что помогает обнаруживать сверхъестественное. Некоторые аякаси могут влиять исключительно на определенный пол людей, поэтому стараются подбирать разнополых напарников. Ну и повышается шанс получить магически одаренных наследников в таких парах.
   - А вы с Шидо-сан встречаетесь? Кольца на вашем пальце я не видел.
   - Нет, между нами исключительно рабочие отношения. Шидо-сан недавно развелся, я же не была замужем.
   - Что, Юто-кун, приглянулась моя напарница? - усмехнулся мужчина, смоля сигарету.
   - Конечно! Маки-сан очень симпатичная. Упускаете такой шанс, Шидо-сан.
   - Я думала, что вы специализируетесь на несовершеннолетних... - глянув на Сидзуку, обвиняюще проговорила молодая Тсучимикадо.
   - Нет! С моей лоли у нас также исключительно деловые отношения, может чуть-чуть ближе. Она нечто вроде нашей клановой лоли. Вы тоже можете к ней так обращаться.
   - Нет, нано! Только братику Юто можно меня так называть!
   - А ваша аякаси не настолько ужасна, как кажется на первый взгляд, - заметила девушка.
   - Это больше всего и пугает. Что монстры так похожи на людей, - испортил настрой Шидо.
   - Кстати, ко мне должны прислать каких-то наблюдателей от первого клана. Было бы здорово, если бы вы, Маки-сан, были в этой группе.
   - Нас с Маки и послали, - охотник выкинул бычок в воду. - Неожиданно огорошили. Все планы полетели к черту.
   - Юто-сан, мне, конечно, лестно ваше внимание, но я не горю желанием становиться одной из сотен ваших подружек. К тому же, я старше вас на семь лет.
   - О чем вы говорите? Я восхищаюсь вами, как профессионалом. Ваши барьерные печати бесподобны. А что насчет возрастных или расовых различий, то я считаю -- это все мелочи в отношениях. Вот видовые различия -- это непросто, особенно если у вас аллергия на вашу избранницу. Скажите, Тсучимикадо не предоставляют своих сотрудников для найма?
   - Нет, с другими великими кланами подобные практики запрещены. Иногда мы с Шидо занимались охраной высокопоставленных чиновников или бизнесменов, но не других экзорцистов.
   - Жаль. Маки-сан, у вас есть парень?
   - Юто-сан...
   - Ладно, уж и спросить нельзя. Шидо-сан, а почему вы разошлись с супругой?
   - Из-за работы, будь она неладна! - поморщился экзорцист. - Постоянно в командировках или в больнице. Она сказала, что у нее в больнице стало больше знакомых, чем на работе. Это стало последней каплей.
   - Сочувствую. Тяжелая специальность у нас, ничего не скажешь. Мне кажется, вам стоит поискать себе подругу среди экзорцисток. И на общие темы сможете пообщаться.
   - Возможно, так и сделаю, как покончу с текущим заданием.
   - Что вам приказали, если не секрет?
   - В течение месяца наблюдать за вами и вашими аякаси, докладывать о любых странностях.
   - Ха-ха-ха. Тогда вам стоит завести себе тетрадь потолще!
   Через несколько минут снова появилась сотовая сеть и мне пришло уведомление о пропущенном от Химари. Я набрал номер, как только появился слабый сигнал:
   - Милорд! Проверила я Кузаки Ринко. Странное творится с человечкой...
   - Что с ней?!
   - Она спит...
   - Э, спит?
   - Да. Мать ее сказала, как с вчерашнего вечера заснула, так спит до сих пор. Как ей помочь, не знамо мне...
   - Кто-то из демонов снов к ней прицепился, - высказалась слушавшая наш разговор Сидзука.
   - Можно что-то сделать?
   - Я знаю один способ, нано.
   - Шеф, прибавь ходу, - крикнул я водителю судна. - Человека срочно разбудить нужно!
  
   Какое облегчение! Нашелся хоть кто-то в моем окружении, способный управлять машиной. У Маки и Шидо имелись права и приличный стаж вождения. Теперь я знаю, как буду использовать присланных шпионов. Заодно пусть и наблюдают за мной.
   Возле моего дома стояло знакомое авто. Похоже, Альберт таки решил принять мое предложение и сэкономить на отелях. Мать Кузаки сильно удивилась, увидав такую большую компанию из серьезных людей в костюмах. Маки-сан осталась заговаривать ей зубы на тему особого свирепствующего вируса, что несколько удлиняет время сна. Наверху в комнате Ринко дежурила Химари. Бакэнэко по-военному четко отчиталась о том, что никаких изменений в состоянии пациентки не наблюдалось. Я осмотрел комнату. Прям типичная девчачья: светлых желто-розовых тонов с несколькими мягкими игрушками. Только прислоненный к стене длинный тренировочный боккен говорил о том, что не все так просто с младшей Кузаки. Мда, Юто ни разу не был в комнате своей лучшей подруги, с которой провел множество лет вместе. Парень -- просто виртуоз френдзоны, хотя надо сделать скидку на возраст и оберег света, конечно. На комоде стояло несколько упавших рамок для фотографий. Я подошел и поставил их ровно. Из изображений на меня смотрел я сам с Ринко, только более юного возраста. Не слишком обнадеживающий знак.
   Сидзука осмотрела Кузаки и подтвердила свой первоначальный диагноз. В девушке засела одна из разновидностей баки, аякаси сновидений. Как и привидения, бывают разного типа в плане эмоций: некоторым больше энергии дают кошмары жертв, другим наоборот -- добрые сны. Спящая Ринко выглядела достаточно мирно и мило в своей желтой клетчатой пижаме. Непохоже, что ей снится кошмар.
   - Я могу поставить барьер, блокирующий ее разум. Так что она не будет видеть никаких сновидений, - предложил Шидо-сан. - Но такой способ может навредить психике. Лучше пригласить более сведущего специалиста.
   - Нет, работаем как можно безопаснее. Сидзука, что ты там говорила про свой способ?
   - Я могу отправить нескольких человек внутрь ее сна, нано. Для нее это будет безопасно, а вот для вас -- не очень.
   - Отправь меня, мизучи, - вызвалась Химари. - Всех демонов порублю я.
   Сидзука отрицательно помотала головой:
   - Нет, аура бакэнэко чужда человеку. Твое пребывание в ее сне может окончиться плачевно и вряд ли принесет результат.
   - Юто... - тихо произнесла Ринко во сне.
   - Я пойду, - сказал я. - Шидо-сан?
   - Хорошо. Раз ты доверяешь своей аякаси, я тоже пойду.
   - Теперь понятно, почему от тебя жена ушла. В любую авантюру ввязываешься.
   - Врежу ведь, не посмотрю на статус главы, - хмуро уронил охотник.
   - Ладно-ладно. Моя лоли, что нам надо делать?
   - Ложитесь рядом. Физический контакт поможет теснее объединить разумы.
   Когда я устраивался на кровати Ринко, понял, как двусмысленно будет выглядеть картина нашего совместного лежания, поэтому приказал Химари сторожить дверь снаружи и никого не впускать, кроме Маки. Шидо прислонился к боку кровати и, также как я, взял Кузаки за руку. Воздух стал вдруг очень влажным, обволакивающим. Сидзука попросила нас закрыть глаза и не сопротивляться. Мягкая сила стала тянуть мой разум куда-то прочь, и я отдался на волю бурному потоку.
  
  
   Глава 9
  
   - Юто-сан, очнитесь, - вывел меня из темноты смутно знакомый голос.
   Я открыл глаза и увидел незнакомое полутемное помещение какого-то гипермаркета с пустыми полками. Надо мной склонился мужчина весьма брутального вида в эффектном плаще, напоминающий мне Тсучимикадо Шидо.
   - Э-э, Шидо-сан? Вы как-то стали круче выглядеть...
   - Наши разумы находятся внутри сна. По правде говоря, всегда плохо разбирался в менталистике, но насколько я помню, наши проекции здесь выглядят так, как мы себя видим. По сравнению с тобой, Юто-сан, я не так сильно изменился.
   - Э?
   Я поднялся, и понял, что ростом стал вровень с Шидо, где-то метр семьдесят пять. В зеркальной витрине отразился высокий по японским стандартам поджарый парень с русыми волосами и тусклыми карими глазами. Джинсы и футболка. Нечто среднее между Виталием и Юто. Вот так и должен по идее выглядеть Вито.
   - Да, всегда хотел быть повыше ростом.
   Шидо хмыкнул и слитным движением подпалил сигарету.
   - Что нам надо делать? - поинтересовался я.
   - Найти хозяйку сна и прогнать аякаси. Он должен находиться вблизи ее проекции... Осторожно!
   Охотник напрягся и мгновенно достал несколько печатей из внутреннего кармана плаща. Только сейчас я спохватился и просканировал местность на наличие аур. Из-за одной из витрин магазина с пугающим перестуком вырулило механическое существо на ножках, напоминающее по виду большой музыкальный центр.
   - Отбой! - поднял я руку, не давая Шидо применить печать. - Это свои.
   Футуристический магнитофон подбежал ко мне и начал ластиться словно верный пес.
   - Ди-ниджу, как тебя угораздило попасть сюда с нами? И что это ты так увеличился в размерах? Хотя не мне об этом говорить.
   - "...I'm the boss. I'm the boss.
   And just in case I didn't get my point across.
   I'm the boss..." - исполнил раскабаневший дух плеера, прыгая вокруг нас.
   - Ладно, босс, пойдем на разведку.
   Мы вышли из магазина, очутившись в городе, смутно похожем на Такамию, только совершенно безлюдную. Ни машин, ни прохожих. Высотные здания раскачивались от порывов ветра будто тоненькие деревца. Наверху раскинулись черные тучи. Света в городе оставалось немного, в глухих углах клубилась тьма. Мрачное место. Скорее всего, создано под влиянием демона сновидений. С другой стороны, чужая душа - потемки, так что и от Ринко следует ожидать чего угодно. Я прислушался к свету.
   - В том переулке кто-то есть, - сказал я спутникам. - Только аура какая-то странная.
   - Проверим.
   Мы осторожно вошли в полутемный проулок между двумя многоэтажными зданиями. Впереди в старой железной бочке горел костер, а вокруг него собралось несколько хорошо знакомых мне личностей.
   - Опачки! Кто к нам пожаловал? - злобно ухмыльнулся призрачный Юто, одетый в кожаную куртку с металлическими шипами и бандану с черепом.
   - Еда сама идет к нам в руки, милорд! - призрачная Химари в одном белом купальнике облизнула языком лезвие катаны. По-моему, ее грудь стала на размер больше.
   - Давно я не ела человечины, нано, - высунула метровый змеиный язык призрачная Сидзука.
   - Ваф-ваф! - по-собачьи гавкнула призрачная Гинко на четвереньках. - Вкусное мясо...
   - Вперед мои вассалы! - направил руку в нашу сторону псевдо-Юто. - Принесите мне их сердца!
   Аякаси рванули в нашу сторону. На меня прыгнула Химари, обрушив всю мощь Ясуцуны. Двигалась бакэнэко на удивление медленно, так что я быстро достал ее своим Хаганэ. Шидо за одну печать упокоил несущуюся на нее Сидзуку с длинными когтями. Ди-ниджу взвизгнул ультразвуком, и Гинко обхватила руками голову. Я подбежал на помощь и ударил псевдо-оками светом. Аякаси испарилась.
   - Остался только ты, засранец. Говори, где Ринко!
   - Н-нет, не подходите! Я - глава великого клана экзорцистов! Вы ответите за свои слова! - заныл псевдо-Юто.
   - Ты что, даже воевать не собираешься? Ах да, Ринко ведь не видела меня сражающимся...
   - Вы подделки! Не трогайте меня, а-а-а, - натурально заревел противник-клон.
   Шидо недоуменно глянул в мою сторону.
   - Да у Ринко в голове сплошной бардак, нечего так на меня смотреть, - оправдался я. - Пойдем искать дальше.
   Мы бродили по не таким уж и безлюдным улицам туманной Такамии. Видели Тайзо, торгующего нарядами для косплея. Повстречали еще несколько групп призрачных Юто с подельницами. Всегда агрессивными и довольно слабыми. Псевдо-я поначалу храбрился, но, оставшись в одиночестве, ревел как девчонка. Потом мы набрели на Кисараги-сенсей. Она обозвала меня плохим мальчиком, бросившим школу, и приложила ногой с разворота так, что я пробил собой стену дома. Учительница оказалась сильнее нападавших ранее аякаси, и я просто не ожидал подобного. Шидо упокоил Кисараги, и мы двинулись дальше по направлению к скопищу высотных зданий. Именно там чувствовалась какая-то сильная аура.
   - Что-то мне уже не хочется встречаться с Ринко, - поежился я.
   Шидо лишь усмехнулся и закурил новую сигарету.
   Неожиданно прямо перед нами приземлилась отрубленная окровавленная человеческая нога, а неподалеку раздался громкий звериный рев. Словно хищник вышел на охоту и оповещает округу об этом. Из высоток принялись выскакивать множество моих копий в разнообразных одеждах. На лицах псевдо-Юто был написан нечеловеческий ужас. Целая толпа в панике бегущих шатенов. Земля под ногами начала подрагивать периодически. И тут из-за угла здания вырулила Она. Я ко многому был готов, успев насмотреться на странности сонного мира, но точно не к тому, что Ринко Кузаки, моя взбалмошная и озорная подруга детства, будет высотой с десятиэтажную домину! Тридцатиметровая школьница издала оглушительный рев, наклонилась к земле и схватила одного из тикающих псевдо-Юто. Истошный крик быстро оборвался, и Ринко выплюнула прямо в нашу сторону окровавленную голову. Стеклянные глаза погибшего Юто даже после смерти выражали непередаваемое отчаяние. Меня замутило. Чтоб тебя! Разве должно все выглядеть так реалистично?! Поганый демон, ты у меня поплатишься!
   - "... Oh, no, they say he's got to go
   Go, go Godzilla
   Oh, no, there goes Tokyo
   Go, go Godzilla..." - "подбодрил" меня Ди-ниджу.
   Ринко увидела меня и громко взревела.
   - Я постараюсь задержать ее, ищи демона! - бросил Шидо.
   - Понял!
   Пора показать своей давней подруге, что не только словами бросаться я умею и прятаться за спинами вассалов. Вроде бы во сне мы можем чуть больше, чем в реальной жизни, но к этому не так просто привыкнуть. К тому же хозяйка мира - Ринко, и подобраться к ней будет непросто. Шидо-сан выкинул веер печатей, и гигантскую девочку окутал плотный барьер-кокон. Я же быстро запрыгнул на крышу четырехэтажного универмага, используя различные выступающие элементы фасада и цепляясь Хаганэ. Вышло легче, чем я ожидал. Главное, потом в реальности не скакать таким образом, а то собирать с тротуара будут. Магические путы трещали на Ринко, грозя совсем лопнуть. Я внимательно вглядывался в школьную форму девушки, но дух сна все не находился. В волосах не было тех обычных ленточек, которые Юто ей дарил каждый год на фестивале. Вместо этого показалась небольшая заколка, стилизованная под кость. Это он!
   - Слишком высоко, - крикнул я Шидо.
   - Я долго не удержу ее! - с надрывом произнес охотник.
   - Сейчас!
   Я в два прыжка спустился на землю и бросился к высокому деловому зданию в другой стороне. Выбив дверь волной света, я ворвался внутрь. За стойкой и под столами тряслись от страха мои копии, мне даже их слегка жалко стало. Перепрыгивая через лестничные пролеты, я успел добежать до шестого этажа, как почувствовался сильный выброс энергии. Я рванул к окну здания. Ринко смогла освободиться от барьера, в пару шагов оказалась вблизи от Шидо и принялась колотить по защитному куполу, который успел поставить Тсучимикадо. Так он долго не протянет... Я разбил стекло и крикнул:
   - Ринко, я тут!
   Чудище моментально услышало и узнало меня. Школьница развернулась, и с предвкушающим оскалом бросилась в мою сторону. Ксо, я не ожидал, что человеческая рука, пусть и очень большая, сможет пробить бетонные стены как тухлый картон! Огромная ладонь крепко схватила меня и вытащила наружу. Зубастая пасть приближалась с ужасной неотвратимостью.
   - Ринко, очнись! Это я, Юто! Твой одноклассник и друг детства! - движение приостановилось. - Разве ты забыла, как спасла меня от хулиганов? Или как мы ходили на фестиваль вместе?
   - Юто... - неуверенно произнес монстр в юбке.
   Хватка ослабла, и я резким рывком выбрался, отогнув пару пальцев толщиной с бревно. Не теряя драгоценных секунд, побежал вверх по руке. Когда я добрался до предплечья, Ринко очнулась и разинула клыкастый рот, намереваясь перекусить меня. Оттолкнувшись, я взвился вверх и пролетел рядом с ее головой. Взмах Хаганэ, и заколка Кузаки вместе с небольшой прядью волос устремляются вниз. Где уже поджидал Шидо. Охотник выбросил очередную печать и сбил тварь прямо в полете. Баки, аякаси сновидений издал короткий вопль. Я же не успел ни за что зацепиться... А-а-а, хоть бы асфальт был мягким!!!
  
   - Юто, проснись, нано! - брызнули мне водой в лицо.
   - Уф-ф, я жив! - очнулся я. - Жив, цел, орел! А что Ринко?
   - С ней все в порядке. Присутствия духа больше не ощущается, - успокоила мизучи.
   - Надо покурить, ох, - кряхтя поднялся с пола Шидо. - Только разборок с гигантскими школьницами в моем послужном списке не хватало...
   - М-м-м, что происходит? - проснулась Кузаки. - Юто, что вы делаете в моей комнате? А это кто?
   - Тсучимикадо Шидо, Кузаки-сан. Вы находились под воздействием опасного аякаси, который питался вашей духовной энергией. Ваш друг Юто-сан храбро сражался и спас вас от демона.
   - Ну, совсем засмущали, Шидо-сан. Без вашей помощи быть мне съеденным.
   - Пойду перекурю, - мужчина вышел из комнаты.
   - Съеденным? - переспросила Ринко.
   - Не обращай внимания. Как ты себя чувствуешь? Что-то помнишь из своего сна?
   - Смутно. Чувствую себя отлично! Давно так не высыпалась. А снилась мне что-то очень приятное. И вкусное.
   - Гхм, надеюсь, твои гастрономические пристрастия остались во сне... - пробормотал я. - Ринко, я хотел извиниться... за тот наш разговор в кафе...
   - Ничего, со мной уже все в порядке, правда. Спасибо, что спас меня! Вот уж не думала, что ты станешь таким решительным и мужественным... - Ринко довольно потянулась. - Юто, тебе ведь надо получить клановое наследство? Ты обязательно должен пригласить меня на свою свадьбу!
   - Да, конечно. Ты будешь первой в списке гостей. Если я доживу до этого момента...
   - Юто, не говори так! Ты проживешь долгую и счастливую жизнь! Станешь самым крутым экзорцистом, лучшим в мире!
   - Спасибо, Ринко. Скоро праздник танабата, сходим как обычно?
   - Нет, Юто. Лучше пригласи туда девушку, которая тебе нравится. Но если соберетесь большой компанией, то я схожу с удовольствием. А теперь, выйдите все из комнаты, пожалуйста, мне надо переодеться.
   Мама Кузаки напоила нас чаем с закусками. Как я заметил, разговор с Маки у нее не особо клеился. Экзорцистке не были интересны повседневные женские заботы и телевизионные сериалы, поэтому общих тем у них было мало. Мы не стали задерживаться, попрощались с семьей Кузаки и покинули дом моих соседей детства. Забавное выражение. Что есть соседи детства? Отрочество и младенчество, наверное.
  
   - Благодарю за помощь, Маки-сан, Шидо-сан, - сказал я у машины. - Каков будет ваш график... э-э, наблюдений за мной?
   - Переезд в Ноихару, ежедневный осмотр. Если вы не согласитесь выделить нам комнату в вашем поместье, то мы снимем номера в отеле.
   - Ну, думаю, в особняке места хватит. Вам надо забрать какие-нибудь вещи из дома? Подбросить до вокзала?
   - Нет, Юто-сан, - отказалась девушка. - Мы бы хотели заехать в особняк сразу вместе с вами. Если аякаси не будут предупреждены, мы получим больше полезной информации.
   - Как знаете...
   Пока Шидо вел тойоту по направлению к Ноихаре, я отдыхал на заднем сидении. В пути пошел дождь. Похоже, начинается сезон дождей, как это время года называют местные. Химари так и ластилась ко мне, будто месяц не виделись. Бакэнэко слушала рассказ о наших приключениях: о побеге от Морского кнута Ноихары, странностях экзорцистов из великих кланов, сражении против кровожадной Ринко-зиллы. Шидо ржал в голос, когда я поведал про инцидент с очками Тсучимикадо и презент от отца, хотя до этого недовольно косился на бакэнэко, хорошо чувствуя ее чудовищную ауру. Маки натянуто улыбнулась. Может мне показалось, но Химари смотрела на охотницу как-то уж слишком враждебно.
  
   - Отец! - младший Тсучимикадо преодолел пост охраны и прошел в помещение, где в одиночестве трапезничал глава клана.
   - Айджи! Что-то случилось?
   - Мне доложили, что ты воспользовался алтарем "скрытого послания" по найденным остаткам ауры кицунэ. Ты решил взять ее поимку в свои руки?
   - Нет, сын. Я указал ей путь в Такамию.
   - Что? Зачем?
   - Так надо, Айджи.
   - Я понимаю, Багровый клинок, но Юто ведь и правда лишь недавно начал постигать силы экзорциста.
   - Ты недооцениваешь влияние изменений императорского указа. Если наследник Амакава погибнет, так будет лучше для всех.
   - О чем ты говоришь?! Он ведь...
   - Айджи! Ты должен узнать одну вещь. В смерти сына Генноске, Синити Амакава, виноваты некоторые из великих кланов. Наш в том числе.
   - Почему? - взял в себя в руки молодой человек.
   - Синити Амакава не подчинялся главе клана. Он нарушил императорский указ. Нам стало известно о более десятка его ручных аякаси, которые устраивали погромы в Китае. На скрытом совете кланов было принято решение о ликвидации.
   - Мы можем поговорить с Юто.
   - Бесполезно. Думаешь, мы не предупреждали Синити? Прошло всего семь лет, а его сын уже идет по стопам отца. Мы не можем допустить, чтобы шестой клан снова набрал силу. Кицунэ с они попались нам очень кстати.
   - А как же наблюдатели?
   - Они будут гарантией того, что на наш клан не падет подозрение. Надеюсь, ты не совершишь какую-нибудь глупость, вроде предупреждения Амакава?
   - Нет, отец. Мне не нравится политика кланов, но я не буду вмешиваться.
   - Думаешь, мне нравится? Ради общего блага приходится принимать жесткие решения, - тяжелым голосом произнес Шигеру.
  
   - Мы вернулись! Лиз, Кайя, сготовьте нам поесть. На гостей тоже.
   - Сию секунду, господин, - поклонилась горничная.
   Оглянувшись, я заметил, что Маки-сан что-то скрупулезно строчит в блокноте. Воображение услужливо дорисовало уничижительные строки: "нецелевое использование аякаси".
   - Эм-м, Маки-сан, можно узнать, что вы там пишете?
   - Только правду, Юто-сан. Только правду.
   - Знаете, на некоторых вещах лучше не заострять внимание...
   - Это ведь цукумогами, да?
   - Да, дух чашки.
   - Заставляет цукумогами чашки наряжаться в костюм служанки... - холодным тоном произнесла девушка, записывая.
   - Сжальтесь, Маки-сан. Может, вы хотите телефон новый? Или сумочку там...
   - Благодарю, Юто-сан. Современные аппараты мне не нравятся. Слишком плохо аккумулятор держит. К тому же быстро выходят из строя из-за сильной магии. Мне не нужны подарки. Зарплата экзорциста в Тсучимикадо позволяет жить на широкую ногу.
   Пока я невесело размышлял над тем, что можно предложить неуступчивой охотнице, в холле особняка появилось новое действующее лицо со стоящими торчком пушистыми серыми ушами и виляющим хвостом:
   - Хозяин-сама!!!
   Я даже среагировать не успел, только руки поднял в защитном жесте. Гинко пулей пролетела разделяющее нас расстояние, но к моему огромному удивлению, пронеслась мимо меня и сбила с ног ошарашенного гостя. К чести охотника, он сначала потянулся за печатями, увидев несущуюся на него звериную аякаси, но в последний момент подавил порыв и просто постарался увернуться. Ему это не удалось, и снаряд из оками сбил Тсучимикадо на пол.
   - Хозяин-сама!
   Гинко принялась очень активно вылизывать лицо и руки Шидо-сан, и я порадовался, что Химари менее... слюнявая.
   - Уберите ее!!! - взвыл охотник.
   - Гинко, быстро отпусти гостя! - рявкнул я.
   Видимо, какие-то правила поведения ей были привиты, поскольку волчица послушалась и отступилась от мужчины. Хвост оками радостно метался из стороны в сторону, а глаза преданно глядели на Шидо-сан. Экзорцист поднялся на ноги. Маки подала ему платок, и тот начал вытирать лицо.
   - Простите, Шидо-сан, - сказал я, не особо раскаиваясь. - Кайя проводит вас в ванную.
   - Вашу аякаси зовут Гинко?
   - Да.
   - Занятно. У меня в детстве была собака, я ее назвал также...
   - Хозяин-сама! Вы что, забыли меня?! Ведь именно вы дали мне имя!
   Гинко без всякого предупреждения начала трансформироваться в свою волчью ипостась, совершенно позабыв про одежду. И без того рваные джинсы и майка вместе с единственными трусиками приказали долго жить. Оками быстро отряхнулась от лохмотьев и снова бросилась к Шидо, но на этот раз ее остановила Химари, схватив за ошейник.
   - Совсем ополоумела, псина?!
   - Пусти, Химар-ри!
   - Гинко, это действительно ты?
   - Я, хозяин-сама!
   Шидо-сан несмело подошел к волчице и аккуратно погладил серую шерсть.
   - Правда, Гинко. И ошейник, который я тебе дал. Никогда бы не подумал, что ты окажешься духом. Сколько лет прошло, пятнадцать, двадцать?
   - Очень много, Хозяин! Но я вер-рила, что однажды отыщу вас!
   - Это действительно странно, - обратился Шидо к нам. - Разговаривать со своей собакой...
   - Я оками, хозяин! Не ср-равнивайте меня со слабыми ину!
   - Мда, похоже совсем беспечно я себя вел в детстве... Как сейчас помню, меня вместе со сверстниками отправили в лагерь подготовки экзорцистов на два года. Веселое было времечко. Помнишь, как мы гонялись за коробокуру по лесу?
   - Конечно! Славная охота была!
   - Шидо-сан, мы пойдем обедать, вы пока пообщайтесь, повспоминайте былые деньки. Присоединяйтесь, как проголодаетесь, - решил закругляться я.
   - Э-э, Маки, что ты там пишешь? - настороженно поинтересовался Шидо у своей напарницы.
   - Только правду... Водит дружбу с волчьей аякаси Амакава... - чиркая ручкой, охотница с невозмутимым лицом проследовала за нами.
   - Мне надо покурить, - услышал я популярную фразу от охотника, после чего он направился к выходу. За ним по пятам следовала огромная серая волчица.
   Обед проходил достаточно оживленно. Маки вместо приема пищи очень увлеченно интересовалась вассалами Амакава, задавала Айе и Кайе кучу вопросов. "Это фривольное кимоно вам приказал носить кто-то из Амакава, Кайя-сан?", "Айя-сан, случались ли у вас неконтролируемые приступы агрессии, желание поступить наперекор воле Амакава, съесть человека?". Через некоторое время в комнату вплыл аякаси чашки из Акай Раку и восторженно уставился на девушку:
   - "Прекрасный лепесток сакуры
   в полночь упал в речной канал.
   Я поражен до глубины души!"
   - Э-эм, спасибо, а вы... - протянула охотница Тсучимикадо.
   - Мурабито-сан, но вы можете звать меня Му-кун...
   - Что ты вытворяешь при гостье господина?! - гневно произнесла Лизлет. - Веди себя прилично!
   - Вот, погляди с кого тебе надо брать пример, нерадивая чашка! Твоя грудь слишком большая, глаза слишком голубые, а волосы, страшно сказать, светлые!
   - Что?! Да я... я... - глаза Лизлет неожиданно наполнились слезами, и она выскочила из помещения.
   - Милорд, дозвольте испробовать остроту Ясуцуны...
   - Дозволяю, - хмуро сообщил я.
   - Нет! Подождите, Амакава-сан, вышло недоразумение. Я извинюсь перед Челси-сан! - сразу пошел на попятную Мурабито.
   - Еще раз заставишь Лиз-тян плакать, и я сам прибью тебя, - пообещал я.
   Мурабито поклонился, и убежал вслед за чашкой. Мизучи с любопытством направилась следом, чтобы проконтролировать процесс.
   - Это тоже был цукумогами? Очень интересно наблюдать за их отношениями в естественной среде. Им даже знакомы некоторые человеческие эмоции, - сказала Маки, тщательно все конспектируя.
   - А вам знакомы?
   - Не думаю, что мы с вами настолько близки, Юто-сан, чтобы обсуждать характеры друг друга, - отрезала охотница.
   - Милорд, испробуйте это печенье, - влезла Химари. - Помогала я печь.
   - Весьма недурственно, - похвалил я.
   - Багровый клинок Ноихары, - переключилась Маки-сан, - В каких отношениях вы находитесь с главой клана?
   - Протестую, - быстро сказал я.
   - Мы не в зале суда, Юто-сан.
   - Нареченная милорда! - радостно ответила кошка.
   - Химари-сан, да? Вы в курсе, что нет такого закона, что разрешает сочетаться браком с аякаси?
   - В курсе, - буркнула бакэнэко.
   - Тем не менее, Амакава-сан поддерживает в вас это заблуждение?
   - Заткнись, экзорцистка. Не ведаешь ты ничего о чувствах наших!
   - Вот как... Значит, мозги промыты, привито почитание и покорность. Статус: полное подчинение... - бормотала Маки-сан, записывая свои выводы.
   - Милорд, не по нраву мне экзорцистка ента. Можно спровадить ее побыстрее?
   - Прости, Химари. Шидо и Маки Тсучимикадо приставили к нам на месяц наблюдать за аякаси.
   - Хмм... ошибка, - пробубнила девушка. - Статус -- частичное подчинение, перечит главе клана, грубит гостям клана.
   - Маки-сан, вы что, развлекаетесь? Давайте вы не будете потешаться над кланом Амакава и писать в отчетах всякую малозначащую ерунду.
   - Что ерунда, что нет, решать не мне, Юто-сан. Мое дело -- записать все тонкости, - улыбнулась мне эта заноза в мягком месте.
   - Ладно! Делайте, что хотите, но не навязывайтесь моим вассалам, не мешайте их личной жизни.
   - У аякаси Амакава есть личная жизнь... - принялась записывать Маки. - Вы занимаетесь разведением аякаси? Есть ли какие-то результаты в данном направлении?
   - Нет, не занимаюсь, результатов нет.
   - Упоминаемая вами видовая несовместимость мешает? Аллергия, как вы говорили?
   Да ешкин неко! Этой журналюге палец в рот не клади, по локоть откусит и добавки попросит. Необходимо внимательно следить за словами в ее присутствии.
   - Юто-сан? - снова обратилась охотница. - Этот вопрос неудобен для вас? Ничего страшного, если не ответите. Я просто помечу, что вы отказались отвечать.
   - Аллергия не при чем. Никаким разведением аякаси я не занимаюсь.
   - Вы подразумеваете, что только лично не участвуете в процессе, или же аякаси Амакава в целом не могут размножаться?
   - Лично я не участвую. Насчет могут или нет -- мне доподлинно неизвестно.
   - Вот как. Имеются, ли среди ваших вассалов те, с кем вы имели интимную связь?
   - Этот вопрос относится к вашему заданию? - спросил я уныло.
   - Разумеется. Даже мне известен девиз Амакава: "Аякаси для работы и ничего более". Я читала некоторые труды Генджи Амакава, когда стажировалась в Оммедзи Гакуэн. Очень познавательная литература, проясняет многие моменты типичного поведения аякаси.
   - Можете записать, что этот девиз мной иногда нарушается. Мы достаточно близки с Химари, - ответил я грубо.
   - Ня! - мои слова понравились бакэнэко.
   - У меня нет парня, Юто-сан.
   - Э-э, что? - переспросил я, обескураженный резким разворотом хода беседы.
   - Я считаю, что сначала самому стоит ответить на личные вопросы, а потом уже спрашивать. Вы ответили, теперь моя очередь, - объяснила Маки-сан.
   - Что же, благодарю за ответную откровенность. Пожалуй, мне надо пойти... проинспектировать остальных вассалов, - придумал я повод слинять.
   - Конечно, я составлю вам компанию, Юто-сан, - поднялась девушка вместе со мной из-за стола. - Позвольте нам побыть назойливыми в первый день, чтобы мы убедились, что вы не успели дать своим вассалам особые указания. Больше мы так навязываться не будем.
   - Вы все распланировали или вам так приказали?
   - Это моя личная инициатива.
   - Вы умная девушка, Маки-сан. Я уже жалею о том, что хотел видеть вас в группе наблюдателей.
   - Благодарю за комплимент.
   - Ха-ашс. Хватит ужо с милордом флиртовать! - зашипела Химари и прижалась ко мне сбоку. - Ужель змеюка права была? Поддерживать беседу жене тоже уметь надо?
   - А вы как думали, Химари-сан? Вас за красивые глазки сразу в жены главе великого клана поставят?
   - Милорд! Я покажу вам, что тоже умею как умная аякаси говорить на современные темы! Чтобы вы токмо со мной флиртовали!
   - Не принимай ее слова близко к сердцу... А здесь у нас комната Нобу, - сказал я, поравнявшись с дверью.
   Вежливо постучав, мы прошли внутрь.
   - Видите дверь той кладовки?
   - Да, от нее разит аякаси.
   - Нобу, хватит дрыхнуть! - выпустил я немного света.
   Ручка на двери зашевелилась, и вскоре перед нами предстал сам Нобу в простом однотонном кимоно:
   - Амакава-сама, вы хотели меня видеть?
   - Нобу-сан, меня зовут Тсучимикадо Маки. Могу я задать вам пару вопросов?
   - Да, конечно.
   - Вы сейчас спали, как я понимаю?
   - Да, мое состояние очень похоже на сон, я так думаю.
   - Сколько времени в сутки вы спите в среднем?
   - Около двадцати-двадцати двух часов примерно.
   - Ясно... - принялась записывать Маки.
   Я сделал страшные глаза незаметно для экзорцистки и показал духу дверной ручки кулак:
   - Нобу, кстати, ты в курсе, что Маки-сан совершенно свободна? Вы можете пока пообщаться. Расскажи ей про свою жизнь в Кагосаки, про свои уникальные способности.
   - Нет-нет, Юто-сан. Я уже узнала тут все, что хотела.
   Мда, похоже, она догадалась о почти полной бесполезности слабого цукумогами дверной ручки. Мы вышли обратно в коридор, и со стороны входа раздались громкие голоса.
   - Тсучимикадо-сан, что вы делаете с Гинко?! - послышались слова Кайи.
   - Она сама вернулась в свою человеческую форму...
   - Гинко! В доме Амакава запрещено расхаживать голышом, кроме ванны и личной спальни! Немедленно оденься. Тсучимикадо-сан, прекратите прижиматься к оками!
   - Я не при чем, это она за мной таскается...
   Я прошел дальше по коридору, старательно пряча ухмылку.
   - Здесь у нас живет Акира, дзасики-вараси. Акира, мы может войти?
   - Конечно, братик Юто!
   Мальчик сам отворил нам дверь, и мы зашли внутрь небольшой захламленной комнаты.
   - Акира пока не приносит много пользы клану, но у меня есть на него кое-какие планы, - поведал я.
   - Ясно. Меня зовут Тсучимикадо Маки. Акира-кун, осуществлялись ли над тобой у Амакава какие-либо действия насильственного характера?
   - Да! Постоянно, сестренка Маки!
   - А подробнее? И не торопись, я все записываю.
   - Подлая Кайя вечно пристает ко мне, угрожает своим ножом! За каплю крови на полу мой халат порезала, смотрите. И чуть не отняла мое сокровище!
   - Сокровище? - полюбопытствовала девушка.
   Я вежливо потянул Маки прочь из комнаты:
   - Тут больше ничего интересного. Пойдемте, я покажу вам Элис...
   - Акира, что за сокровище? - не обратила на меня внимание охотница, почуявшая запах сенсаций.
   Я вместе с нервничающей Химари вышел в коридор, не желая становиться свидетелем постыдной сцены. Через некоторое время вышла и Маки с задумчивым видом. Проверяющая так ничего и не спросила насчет хранимого у Акиры ценного "артефакта", и это нервировало даже больше, чем если бы нам устроили разнос.
   В подсобке для оборудования в полной темноте неподвижно лежала Элис в человеческой форме. Прямо на полу, в своем пластиковом купальнике.
   - Элис, оденься, пожалуйста, - кашлянул я.
   - Подождите минуту, администратор.
   Аякаси роутера напялила свой безразмерный плащ, укутавшись от шеи до колен. Хотя знание о том, что под плащом у нее более чем скромная одежда, распаляло воображение больше, чем если бы она осталась в одном купальнике. Маки что-то долго писала в своей записной книжке.
   - Элис-сан, да? Цукумогами электронного прибора?
   - Подтверждаю, - без эмоций произнесла пышная блондинка.
   - Вы можете сражаться на равных с аякаси высшего ранга? Или хотя бы среднего? Какими способностями вы обладаете?
   - Требуется разрешение администратора.
   - Разрешаю, - выдал я неохотно.
   - Устройство "Элис" не приспособлено для сражений. Предназначено для соединения электронных устройств в единую сеть и передачи информации.
   - Очень интересно... Вы можете отслеживать разные сверхъестественные события в интернет-сфере, чем славится клан Якоин?
   - По запросу пользователей. Для самостоятельного поиска не хватает производительности.
   - Вы можете взломать запароленный компьютер или телефон?
   - Подтверждаю. Устройство "Nokia E52" с пользовательским идентификатором "Maki" полностью проверено, функций прослушки не обнаружено. Обнаружено мультимедийное содержимое: аудио и графическое, ассоциируемое с анимационным сериалом 2010 года под названием "My Little Pony", обнаружено...
   - СТОП! Достаточно! Благодарю, Элис, - произнесла Маки-сан немного нервно, после чего повернулась ко мне. - Кхм, наверное, это племянница лазила в моем телефоне.
   - Да-да, конечно, - сказал я, стараясь не улыбаться. - Думаю, мы не будем упоминать про этот инцидент среди ваших коллег, если вы немного сгладите острые углы в своем отчете.
   - Юто-сан! Вы считаете, что такая мелочь может отвернуть меня от моих должностных обязанностей?
   - Как же там? "Дружба - это чудо", да?
   - Шантажировал агента наблюдения... - произнесла охотница холодно, записывая данные в блокнот.
   Меня пробило на смех, и я покинул роутерную.
   - Кайя, - крикнул я, и дзасики-вараси быстро материализовалась рядом. - Рассели наших гостей, дай им вещи на первое время, какие потребуются.
   - Поняла, Амакава-сама.
   - Завтра к вечеру должны доставить наше имущество, - поведала подошедшая Маки.
   Показался Шидо, тщетно пытающийся отцепиться от оками, которую одели в гостевую юкату.
   - Ну, для Шидо-сан и Гинко можно и одну комнату на двоих, я думаю...
   - Юто-сан! Если бы она была обычной собакой, то я бы не возражал. А так, прошу мне выделить отдельное помещение. Желательно с выходом во двор, где можно курить, - твердо пожелал экзорцист.
   - Слушаюсь, Тсучимикадо-сан. Пройдемте за мной... - повела Кайя.
  
  
   Глава 10
  
   Остаток вечера я провел в разборе деловых бумаг вместе с Айей, Кагецуки и подъехавшим Ротшильдом. Созвонился с Куэс и Айджи-сэмпаем, познакомил их с Альбертом и своим секретарем. В общем, процесс неофициальной передачи имущества сдвинулся с мертвой точки. Тсучимикадо снова спрашивал Багрового клинка. В ответ я спросил, может ли он хотя бы для нее сделать документы, но наследник первого клана снова решительно отказал, поэтому разговора не вышло. Не думал, что с этим вопросом будет все так сложно. Придется обращаться напрямую к императору, либо выходить на поставщиков поддельных удостоверений... Какого лысого, спрашивается? Мои аякаси служат людям, сражаются против злобных монстров, рискуют своей жизнью. Неужели они не заслуживают человеческого отношения?
   Полчаса поспарринговал с Химари и Сидзукой. Мизучи рассказала, что Мурабито и Лизлет смогли помириться, но подробности почему-то отказывалась раскрывать, только глупо хихикала. За ужином Шидо и Маки расхаживали в гостевых кимоно и юкате. Экзорцистка объяснила, что Кайя на правах радушной хозяйки утащила всю их одежду в стирку.
   Постепенно народ разной степени человечности разошелся по комнатам. Я поискал ауру Химари, заглянув и в ее комнату, с благородной целью нарушить наш родовой девиз, но аякаси куда-то слиняла. К слову, обставлено жилище Багрового клинка Ноихары было по-спартански: стенной шкаф с одеждой и футоном, комод, подставка для меча, принадлежности для ухаживания за Ясуцуной и большая когтеточка в углу.
   На вопрос, извинился ли Мурабито, встретившаяся мне аякаси чашки покраснела и ответила положительно. Вообще, выглядела Челси-сан немного осоловелой.
   - Господин, и-к, простите Лизлет, я... такая эгоистка, и-ик. Совсем не думаю о господине...
   - Лиз-тян, не знаю, что ты там себе напридумывала, но это нормально, когда у каждого из нас есть свои интересы, понимаешь?
   - Спасибо, вы лучший господин! И-ик!
   Допытываться подробностей о странном состоянии аякаси не стал -- я же не Маки-сан. Лизлет напоила меня сладким чаем с молоком, и я отправился спать, несолоно хлебавши.
  
   Лизлет Эл Челси еще не успела завести доверительных отношений с кем-либо из вассалов Амакава. Хоть и старалась поладить, но Кайя продолжала разговаривать с ней отстраненным тоном исключительно по домашним вопросам. Единственная, кто хорошо общался с горничной, была Айя. По крайней мере, дух письма ни разу не отнеслась к Лизлет негативно и не обзывала глупой. Мысли о случившемся с Мурабито не давали чашке покоя, и она решила попросить совета у Айи. Однако аякаси конверта оказалась поглощена сражениями в виртуальном мире, поэтому горничная Амакава решила хотя бы напоить ту чаем. Не то, чтобы еда и вода были жизненно необходимы для цукумогами, но совсем без них было плохо.
  
   Чуть ранее в дом Шино-сан, продавца из "Сумчатого рая", ворвалась весьма бодрая особа аякасско-женского пола и принялась среди ночи выпрашивать театральный костюм, что должен сразить милорда наповал. Мужчина поначалу отпирался, но на помощь духу кошки пришла его жена, поэтому бакэнэко уходила с желаемой добычей.
   Милорд уже заперся в комнате, и опоздавшему вассалу только оставалось посетовать на жизненную несправедливость и приставучую экзорцистку, что отняла столько драгоценного времени у главы клана. Ломиться внутрь Химари не решилась, прекрасно помня, как милорд отреагировал на попытку Ринко побеспокоить его ночной покой. Аякаси чувствовала себя крайне уязвленной: она не понимала некоторые слова и намеки, которыми обменивались охотница и современная цукумогами Элис с милордом. Дедушка Генноске всегда недолюбливал технику и новые молодежные словечки, и нещадно ругал Багрового клинка Ноихары за любую лишнюю фразу на приемах с представителями других кланов или влиятельными торговцами. Переучиваться было сложно, но ради милорда упорная кошка была готова и не на такое. Ведь с новомодным смартфоном она смогла справиться. Точно! В голову Химари сразу пришла та, кто помог ей разобраться с техникой, и кошка решительно направилась на улицу.
   В один прыжок бакэнэко запрыгнула на крышу и неспешно проследовала к натянутому от дождя тенту, который предотвращал попадание влаги на дорогой компьютер:
   - Айя, чашка, привет! Как... э-э, игра?
   - Рейд проходит неплохо, - проговорила аякаси конверта, ожесточенно щелкая мышкой. - Ты что-то хо... - тут фугурумо повернула голову и оценила роскошный розовый наряд Химари. - Почему ты одета в костюм медсестры?
  
   Оками Гинко до последнего сражалась за право ночевать подле Хозяина, но Шидо решительно выставил аякаси за порог и запер дверь. Волчица немного послонялась по дому, после чего вышла наружу, чтобы поглядеть на луну. Если не было полнолуния, то месяц в небе всегда действовал успокаивающе на нее. Заметив знакомые ауры, оками быстро запрыгнула на крышу и увидала кошку в странном розовом наряде, чашку с большим термосом в руках и конверт за компьютером.
  
   - ...Почему ты одета в костюм медсестры?
   - То для милорда, - ответила бакэнэко. - Чашка, а ты что здесь забыла?
   - Я пришла спросить совета, и-ик...
   - Ты что, пьяная?
   Гинко с интересом подошла к Лизлет и внимательно обнюхала, после чего вынесла вердикт:
   - Саке не пахнет.
   - Ни-никакого саке! Я просто... просто... просто пила зеленый чай! - словно бросаясь в омут с головой произнесла горничная.
   - Ох-хо. Что это у вас произошло с индюком Мурабито? - ухмыльнулась Химари.
   - Мурабито-сан не индюк, и-ик. Он очень благовоспитанный, только иногда бывает резок... В качестве извинений я попросила его выпить моего черного чая... Он выпил и похвалил... А потом предложил мне выпить зеленого. Ии-к!
   - У вас все уже так далеко зашло? - спросила Гинко.
   - Ничего у нас никуда не зашло! И-ик, ик! - протестующе замахала руками Лизлет.
   Айя с тихим вздохом отстранилась от ноутбука, поняв, что ей точно не дадут нормально погриндить мобов для нового шмота.
   - Что за совет ты хотела, Лизлет-сан? - вежливо произнесла фугурумо.
   - Я-я ничего такого... разве что... Я не знаю, что я делаю не так, но Мурабито-сан все время насмехается надо мной! И-ик! Я хочу, чтобы он воспринимал меня серьезно!
   - Тогда тебе стоит найти что-то вроде моего наряда, - сказала Химари. - Говорят, парни, которым нравится театр, от таких без ума.
   Дух конверта внимательно осмотрела сестринский костюм и покачала головой:
   - Нет, Мурабито-сан предпочитает более традиционные вещи. Могли бы и заметить. Я думаю, если ты хочешь привлечь его внимание, Лизлет-сан, тебе стоит надеть классическую юкату и сделать особую прическу. Лучше сшить на заказ. Химари тебе может помочь.
   - Химари-сан, пожалуйста!
   - Ничего не поделаешь. Я познакомлю тебя с портным Амакава.
   - Спасибо Химари-сан, Айя-сан! Спасибо, большое, и-к! Ой, простите.
   - А мне юката поможет, как думаете? - спросила Гинко.
   - Если для Шидо-сан, то он видел тебя в ней сегодня. Как и голышом.
   - Вот блин... А! У меня же есть наряд от Юто-сама... этой, как его? Бизнес-леди!
   - Блохастая, уймись, какая из тебя леди? Токмо кошек по дворам пужать. Айя! Ты с техникой дружна современной! Обучи меня говору молодежному! Чтобы не хуже экзорцистки Тсучимикадо разуметь могла!
   - Во-первых, не "токмо", а "только", не "пужать", а "пугать", не "говор", а "сленг", не "разуметь", а "понимать". Но за вечер свою речь не выправить. Слушай, запоминай, учись. Поняла?
   - Да, уразу... поняла... - сказала Химари, ожидая продолжения лекции.
   - Не знаю, почему вы пришли ко мне? Я не специалист по отношениям...
   - Айя, пожалуйста!
   - Я же говорю... м-м, постойте. Нам помогут технологии! - фугурумо решительно открыла крышку ноутбука. - Есть очень полезный инструмент. Я им пользовалась, когда искала гайды по квестам и крафту предметов... Не важно. Это нечто вроде мудреца, который знает все на свете! Смотрите!
   - Джоогле...
   - Гугл, Химари-сан, - поправила бакэнэко Лизлет.
   - Англицкий не мой конек... И что может этот Гугл-сан?
   - Он может найти все, что угодно! Что будем искать?
   - Спроси мудреца, как кошке выйти замуж за человека! - загорелась Химари.
   Дух конверта споро застучала по клавиатуре, и вскоре поисковик выдал список результатов. Аякаси сгрудились вокруг небольшого экрана, всматриваясь в иероглифы и ссылки.
   - "Зоофилия запрещена в большинстве стран", - прочитала Айя.
   - М-м, что такое зоофилия? - спросила Гинко.
   - "Влечение человека к животным", - процитировала википедию дух конверта.
   - Не животное я, - фыркнула Химари. - Глупости твой мудрец пишет.
   - Не все так просто. Надо правильно запрос составлять.
   - Ну спроси, как аякаси выйти замуж за человека.
   - Нет подходящих результатов...
   - Бесполезный Гугл!
   - Это человеческий поисковик. Откуда ему знать про аякаси? - встала на защиту Айя. - Спросим, например, как привлечь главу клана...
   - "Как привлекать игроков в новый клан", - прочитала бакэнэко. - Ерунда сплошная! Я не в игры играю!
   - Спросите у Гугл-сан, как привлечь самца, - предложила оками.
   - "Самки привлекают самцов яркими раскрасками и громкими криками в период спаривания...". Химари-сан, смотри, к тебе частично подходит.
   Бакэнэко посмотрела на свой ярко-розовый костюм и задумалась:
   - Нет, не доверяю я Гугл-сан...
   - Что у вас за ночной шабаш, нано? - появилось новое лицо.
   Мизучи с любопытством осмотрела компанию аякаси, собравшихся на крыше. Вокруг Сидзуки водили хоровод синие светящиеся слабые водные духи-последователи.
   - Змеюка, тебя не звал никто!
   Сидзука натуральной змеей проскользнула к экрану и прочитала текст запроса:
   - Самочки хотят привлечь самцов? Нано. Вам еще как минимум сто лет расти, прежде чем стоящий мужчина обратит на вас внимание.
   - А сама то? Многого добилась с милордом? - ехидно подметила кошачья аякаси.
   - Не твое дело! Я только начала завоевание Юто!
   - Как начала, так и кончила...
   - Умолкни, кошатина!
   - На драку нарываешься?!
   - Не-не ругайтесь, пожалуйста! - влезла между девушками Лизлет. - Вот, выпейте моего чаю!
   Аякаси постепенно остыли, смакуя фирменный английский черный чай.
   - Айя, а компьютер милорда показывать сериалы может?
   - Да, только видео в низком качестве, сигнал не очень хороший. За некоторые надо платить, вроде бы. Что ты хочешь посмотреть?
   - То по англицки, скорее всего. Май литл пони. Раз экзорцистке и милорду знаком, то и я глянуть обязана.
   - Нашла. Включаю первую серию...
  
   Тсучимикадо Шидо с довольным прищуром затянулся и выпустил струю густого дыма. На веранде заднего двора особняка Амакава отдыхалось великолепно. Ночная прохлада остужала усталый мозг, а свежий запах лета трепетал ноздри. Уже год, наверное, экзорцист не выбирался в отпуск. Это задание вполне можно счесть за каникулы. Сиди себе, отдыхай, а напарница сама отчет составит.
   Вот уж не ожидал охотник из первого клана встретить своего почти забытого питомца. Воспоминания из детства уже поблекли, но Шидо помнил мягкую шерсть под рукой, верного друга в своих проделках между занятиями по экзорцизму. Разумом охотник четко понимал, что перед ним монстр, аякаси, которых его учили уничтожать, и аура оками подтверждала это. Сердце говорило, что Гинко -- просто безобидное животное, с которым он проводил много времени когда-то. Нижний же "мозг" успел отметить идеальные формы человеческого облика аякаси, да и руки ощутили тепло ее обнаженного тела. Но все это слишком противоестественного для того, кто уничтожил десятки ей подобных. Шидо из клана Тсучимикадо, а первый клан категорически не жалует любые связи с нелюдями. Разумными, по крайней мере. Боевыми артефактами на основе аякаси некоторые экзорцисты пользуются, но очень уж редки подобные вещи.
   Неожиданно чувства охотника дали о себе знать, и Шидо подпрыгнул вперед, встав в боевую стойку. Даже в чужом кимоно экзорцист из главной ветви успел разместить несколько печатей. Сейчас, почуяв угрозу, Шидо вытащил защитный бумажный артефакт и приготовился применить его. Когда глаза привыкли к темноте, он рассмотрел два тонких силуэта под верандой с красными маленькими глазками. Неизвестные аякаси немного фонили водной энергией и не спешили нападать. Спустя несколько секунд гляделок, змеи поняли, что им здесь не рады, и уползли прочь.
   - Тьфу! Только у Амакава возможно подобное безобразие...
   Тут взгляд охотника поднялся выше, и он натурально обомлел от увиденной сюрреалистической картины, освещаемой жутким синим светом роя летающих аякаси. На крыше дома под небольшим тентом возле включенного ноутбука сгрудились вассалы Амакава и... пили чай. Шидо с подозрение взглянул на окурок в руке и даже понюхал для проверки. Некоторые препараты могли вызывать вполне правдоподобные галлюцинации. Однако табак не пах ничем противоестественным. С крыши послышалась хорошо знакомая мелодия. Около месяца назад охотник загремел в больницу на пару дней, и к нему в палату положили надоедливого пацана, что целый день глядел дурацкие мультики на планшете.
   - Чертовщина! - в сердцах произнес Шидо и направился обратно в свою комнату. Лучше обдумать все утром на свежую голову. А еще лучше - забыть как дурной сон.
  
   Под влиянием нескольких просмотренных серий анимационной ленты, Сидзука немного подобрела и расщедрилась на советы для аякаси. Идею с юкатой для Лизлет похвалила, но рекомендовала духу чашки вести себя как обычно и не делать вид, что приоделась ради Мурабито. Гинко намеревалась переодеться в костюм сразу и до утра ждать Шидо возле входа в его комнату. Тут мизучи разнесла оками в пух и прах, заявив, что после сегодняшнего стриптиза охотник уже никогда всерьез не воспримет Гинко. Волчице придется вести себя рядом с ним более адекватно и дождаться подходящего случая для атаки, иначе все усилия пойдут прахом. Разумеется, главная конкурентка мизучи никаких советов не удостоилась, но навострившая уши бакэнэко сама внимательно мотала на свой кошачий ус все, что говорила Сидзука. Хищница в человечьем обличье прекрасно понимала, как важно подобраться поближе к своей добыче и выждать нужный момент для решающего прыжка. В целом всем вассалам Амакава водная лоли прописала ежедневно два часа просмотра телевизионных сериалов и кинофильмов, как самый простой и быстрый способ разобраться в тонкостях человеческих отношений. Благо что наконец в доме появился телевизор с множеством каналов.
  
   Мужчина средних лет с прилизанными назад волосами в темных одеждах решительно пересек барьер и прошел вглубь горной пещеры. На ровном каменном постаменте мирно посапывала маленькая златовласая девочка с девятью длинными лисьими хвостами и мохнатыми ушками.
   - Тама-сан, проснись.
   - Шутен, чего тебе? - потерла глаза кулачком аякаси.
   - Наше убежище нашли экзорцисты. Оно слишком пропиталось твоей аурой. Нам следует сменить место жительства.
   - Что это, письмо?
   - Да. Анонимное. Я проверил, ловушек нет.
   - Дай сюда.
   Кицунэ с любопытством понюхала магическую бумагу, один раз чихнула, после чего выдала:
   - Тсучимикадо. Я их магию хорошо помню. Они все еще думают, что могут обмануть нюх девятихвостой? Забавные людишки. Что пишут?
   - В Такамии якобы засилье духов, которыми можно полакомиться. Это там, где заправляет клан Амакава, - объяснил демон. - Судя по слухам, молодой наследник только недавно вступил в должность главы. Но Багровый клинок Ноихары на пике формы, так что сама понимаешь...
   - Интересно! Я хочу туда!
   - Тама-сан, подожди... Ты что, пойдешь на поводу у экзорцистов? Они ведь этого и добиваются...
   - Ну и ладно. Где Амакава, всегда веселье.
   - Ты еще недостаточно восстановилась.
   - Какой ты нудный, Шутен. Хорошо, я еще посплю, - зевнула девочка с золотыми глазами. - Пока поищи, чем мне перекусить...
   - Нам ведь надо сменить место убежища... Чтоб тебя!
   Кицунэ свернулась клубком на каменном постаменте, подложила себе под голову несколько пушистых желтых хвостов и мгновенно задремала.
  
   Только я вышел утром из комнаты, как ко мне подбежала Сидзука и начала... петь, совершая миловидные танцевальные движения:
   - Волшебством своим Весь мир освети.
   Искры смеха И добра От чистого Сердца даришь нам!
   Приключения С нетерпеньем ждёшь,
   И волшебство В себе несёшь!
   Милый Юто, Давай скорей друг друга Любиииить!
   Выступление мизучи услышали другие обитатели дома, и в коридоре быстро собрались некоторые аякаси. Под конец Сидзука решительно полезла ко мне, так что с трудом удавалось сдерживать мизучи. Бакэнэко пришла на помощь и схватила лоли-певицу за шкирку:
   - Змеюка, сие я спеть хотела!
   - Кто первый встал, того и Юто, - высунула язык мизучи.
   - И что это было? - спросил я.
   - Из сериала, что мы вчера глядели. Про аякаси лошадиных, - ответила Химари.
   - Что? ...Э-э, ладно, сдаюсь. Как называется, хоть?
   - Дружба -- это чудо, милорд!
   - А-а-а, - дошло до меня. - Я не смотрел. И как, понравилось?
   - Очень! Не думала я, что люди про аякаси кино делают. Здорово сие, когда живешь среди своего народа.
   - Ты бы хотела жить с другими бакэнэко?
   - Так их в мире не осталось почти, милорд. Да и безумные поголовно. Коль кицунэ убивает силы ради, тануки выгоды ради, то бакэнэко -- ради развлечений токмо... только. Коты дворовые -- плохие собеседники. Только мышей и рыбку обсуждать умеют. Но пока вы рядом милорд, никто другой не нужен мне...
  
   За завтраком еще прибавилось извращенцев, как заявила Кайя. Шидо выглядел задумчивым и случайно пролил кофе на свое гостевое кимоно. Но хоть дзасики-вараси и бурчала, но недовольной не выглядела. Носилась вся в хлопотах, оповещая обитателей особняка, подготавливая столы и стулья, помогая Лизлет с готовкой. Даже гоняла Акиру, обучая премудростям начинающего духа места и готовя служить Амакава. Мальчик прибежал мне жаловаться на злобную хранительницу особняка, умело используя свою миловидную внешность. Но мне не нужен был испорченный ребенок, поэтому я посоветовал Кайе как следует тренировать новичка, на что дзасики-вараси кровожадно улыбнулась.
   Маки опросила оставшихся моих вассалов: Кагецуки, Сидзуку и Мурабито. Дух журавля на удивление достойно сопротивлялся провокационным вопросам. Мурабито травил малопонятные хайку, отчего экзорцистка морщилась. Мизучи же вовсю потешалась над главой клана, рассказав все нелицеприятные истории со мной в главной роли. Упомянула и случай, когда я якобы стащил у нее трусики. Сделала жалостливые глаза и пожаловалась, что у нее снова пропало белье вчера. "Братик Юто, не надо красть вещи, это нехорошо, нано. Просто попроси в следующий раз". Маки-сан потребовала разрешения осмотреть мою комнату, после чего направилась на поиски пропавшей одежды. Вернулась с целой кипой детских трусиков, школьного купальника и платьев, которые обнаружила в моем шкафу. Остаток завтрака экзорцистка напропалую троллила меня. Маки ведь далеко не глупая, и поняла, что кража белья была сфабрикована. Химари же чуть глаза мне не выцарапала, еле удалось отбрехаться. Но потом я попросил Сидзуку повторить свой утренний номер, пообещав наградить. Мизучи с радостью спела строки из мультика про пони, а взгляд Маки не обещал мне ничего хорошего. Не знаю, что она так стесняется своего увлечения? Мне вот всегда нравились киношные адаптации комиксов, даже бумажные оригиналы иногда покупал или просто читал в интернете. В награду я чмокнул клановую лоли в щечку.
   С утра заявился Кабураги Хьего-сан, привез мне в виде гостинцев четырех злобных призраков, запертых в печатях. Слухи об увеличении квот на аякаси дошли до него, но пока официального разрешения не последовало. Поведал, что ему удалось откопать сверхсекретные архивные данные об обучении моих предков. Малоприятные истории. Магия света действовала на разум крайне негативно без должной подготовки. И никаким образом, кроме как практическим опытом, эту самую подготовку не получить. Прадед обучился артефакторике во время первой мировой войны, дед - в конце второй, когда ему было совсем немного лет. Пропажу военнопленных можно было списать на всякое. Сейчас найти подопытных для магических экспериментов непросто. В Японской империи разрешена смертная казнь, но Шидо пожаловался, что никого из приговоренных не дают так просто забрать. Ага, всего лишь подойти и попросить парочку заключенных на опыты. Что такого, все равно ведь помирать? Кабураги обещал в скором времени решить данный вопрос. Если честно, совсем не хотелось становиться хладнокровным убийцей, но думаю, смогу засунуть свою совесть подальше. Или нет. Не знаю.
   Также Кабураги любезно вручил мне экземпляр пособия о ПДД Японии, посмеялся над моей кислой рожей и заявил, что без сдачи теоретического экзамена прав мне не видать. Экзорцистам в особых случаях действительно разрешалось иметь права с 14. Сдавать я буду приглашенным из Токио сотрудникам четвертого отдела, но как уверил Хьего-сан, официальный экзамен намного строже.
   Сидзука, поглядев на притащенных подопытных, не стала протестовать, что меня немного удивило. Думал, что раз мизучи защищает духов, то даже злобные в ее понимании не заслуживают такой участи. Но нет, она даже вызвалась помогать удерживать призраков. Подвал у Амакава был достаточно просторный, с несколькими пустующими клетками для пленных аякаси. Под присмотром Химари, Кайи и Сидзуки у буйных ю-лэй не было ни единого шанса. Первого призрачного е-кай распяли передо мной, и я стал ставить опыты. Методом проб и ошибок, конечно, поскольку ни в клановой библиотеке, ни в интернете не нашлось мануала по управлению светом. Своим потомкам подобной участи я не желал, поэтому все старательно записывал в дневник. После прибытия наблюдателей мой личный сборник про особенности аякаси, некоторые фамильные мемуары и разные финансовые отчеты я доверил самому надежному месту - желудку Айи, духу конверта. Самих Маки и Шидо смотреть на клановые секреты не пустили, разумеется.
   Мастерил артефакты Генноске в специальной комнате наверху, но мне пока придется тренироваться в подвале. Химари принесла мне кипу разнообразного материала, которым по-видимому пользовался мой дед. Видавший виды толстый журнал по учету производства амулетов, запасы зеленой бамбуковой бумаги для итоговых артефактов и белой рисовой для проб. Циновку для письма и металлический брусок для прижатия бумаги, суми - твердую тушь, которую необходимо размачивать в воде, сосуд для чернил и несколько кисточек разных размеров. Я не особо хорошо знаком с печатями других кланов, только на тсучимикадовские успел вблизи посмотреть. Но главное различие заметно почти сразу. Амулеты света содержат заклинание внутри себя, в структуре материала, тогда как другие печати несут магию в основном именно в нанесенной туши. По сути, на артефактах Амакава можно и не рисовать ничего - только чтобы другие люди ориентировались в типе амулета, да еще похвастаться своими успехами на ниве каллиграфии.
   Начал с амулетов от Кабураги. Главное для них - "ошеломление". Еще "ложная цель" и "ослепление". Минут десять я вглядывался в структуру печати с размашистым иероглифом Амакава внизу. Узкий луч света словно бур вонзается в разум в определенную область и делает свое грязное дело. После плюнул и попытался перенести действие амулета на подопытного. Призрак испустил истошный вопль и распался бесформенными сгустками энергии. Блин, немного переборщил с силой. После второго уничтоженного аякаси я понял одну важную вещь - чем сложнее манипуляция с разумом, тем ближе необходимо применять магию. Даже у слабого е-кай было нечто вроде защитной ауры, охраняющего его разум. Она неплохо держала удар. Только на близком расстоянии удавалось сфокусировать тонкий луч, словно иглой пробивающий защиту. Ошеломление действовало на некую область... отвечающую за чувства, наверное: зрение, обоняние, осязание и так далее. Но блин, описать на бумаге, где она находится, как правильно дозировать силу, какой формы заклинание лучше использовать, было нереальным заданием. Как тяжко приходилось первооткрывателям. Это сейчас в шаговой доступности есть амперметры и прочие измерительные приборы. Как раньше измеряли силу тока? По тому, как больно он бьет? Где бы достать "светометр", или самому попробовать сделать? Прям генератор неопознанного излучения ходячий. Да еще я заметил, что свет бывает немного разный, словно бы зависит от моего настроения или физических кондиций. Можно ли представить себе усталый ток? А вот резкий или, например, пугливый свет я уже немного умел различать. Иногда приходилось прикладывать больше усилий, иногда магия давалась легче. Короче, я понял, почему не осталось никаких учебников - ни один человек в здравом уме не сможет описать работу света. Даже если и сможет, другой носитель магии не поймет ни черта. Что не посчитал совсем полным бредом, я записал в дневнике.
   В перерывах между призраками я портил рисовую бумагу, пытаясь перенести заклинание. Где-то к пятидесятому клочку истлевшей заготовки, чудом уцелел целый амулет. Правда, мое "ошеломление" сильно отличалось от дедушкиного варианта. Нет, точную копию создать невозможно, это будет сложнее, чем отпечаток пальца подделать. Но мой амулет словно был неполноценным, и я предположил, что он больше действует на призраков, поскольку только на них я пока тренировался. Необходимо покопаться в разумах других аякаси. Добив последнего четвертого беднягу, который перед смертью обещал на том свете совершить половой акт со всеми моими предками до пятого колена, я засел за чистовые версии. Вроде бы "ошеломление" получилось неплохо. Больше всего обрадовал тот факт, что для повторных амулетов не надо было так напрягаться. Имея на руках свой собственный вариант заклинания, копии создавались достаточно легко. Каллиграфическим талантом меня в обеих жизнях природа обделила, поэтому я скромно подписал название артефакта по центру и свою фамилию снизу.
   - Как ты себя чувствуешь, Юто? - спросила Сидзука, когда я закончил.
   - Нормально, почти никаких угрызений, если ты про это спрашиваешь. Думаешь, плохо, что я ничего не чувствую, убивая духов?
   - Ты не духов убил, а убрал негодный мусор, - фыркнула мизучи. - не волнуйся, я сообщу тебе, если ты вдруг перейдешь грань. Еще бы другие экзорцисты, что пользуются светлыми амулетами, не трогали мирных духов...
   - Постараюсь исправить ситуацию, моя лоли. Рад, что я еще не совсем чудовище. Не хочу становится как отец. Хотя и заманчиво. По идее, даже этих призраков можно было сделать полностью преданными вассалами Амакава.
   - Этот путь не приведет ни к чему хорошему, нано.
   - Удивительно, но согласна с мизучи я, - произнесла Химари. - Генноске-доно никого не принуждал магией... почти.
   - На темную сторону путь ведет, - усмехнулся я.
   - Истинно так, милорд.
   Я написал письмо Кабураги и передал десяток "ошеломлений" для тестирования, не забыв упомянуть об их возможной ущербности. Имея на руках отчеты о поставках родовых артефактов, продешевить было сложно, но сейчас я не стал жадничать. Четвертый отдел, несмотря ни на что, слишком ценный союзник. Так увлекся, что не заметил, как подошло время обеда.
  
  
   Глава 11
  
   Кайя сообщила о нежданных гостях: женщине и сотруднике полиции. В голову лезли разные мысли о том, что могли натворить мои не совсем адекватные вассалы, но с этой стороны никаких проблем не возникло. Женщина оказалась жительницей Ноихары, у которой пропала дочка прошлым днем.
   - Собак пробовали пускать? - спросил я первое, что пришло на ум.
   - Кинологи из Такамии сегодня прочесывали лес, но собаки не смогли взять след, - сообщил полицейский, отчего слезы брызнули из глаз тревожащейся мамы. Но в общем держалась она достойно, не вопила и не докучала требованиями немедленно отправиться спасать ее ребенка. Вдруг сотрудник полиции наклонился ближе ко мне и тихо прошептал, так чтобы женщина не услышала. - Они сказали, что животные чего-то боятся, понимаете? Поэтому мы подумали, что вы можете помочь, Амакава-сан.
   В приемной собралась внушительная толпа из вассалов и Маки-сан.
   - Гинко! - крикнул я.
   Вскоре прибежала оками и вполне прилично поклонилась гостям. За ней пришел любопытный Шидо-сан.
   - Гинко, прошу тебя помочь этим людям найти пропавшего ребенка в лесу. Справишься?
   - Конечно, Юто-сама! Не извольте беспокоиться!
   Все-таки сомнения одолевали меня, когда я глядел в пречестные глаза оками.
   - Шидо-сан, не хотите прогуляться? А то что все в доме сидеть?
   - Хм-м...
   - Присмотрите за Гинко-сан, чтобы она не потерялась в лесу. Кайя найдет вам вещи для лесной прогулки и соберет корзинку для пикника. Можете взять мою машину, заедете в магазин, если надо.
   - Хорошо, Юто-сан, - сдался под моим напором экзорцист. - Помогу вашему клану.
   - Ур-ра! Хозяин-сама! Как в старые времена! Только мы вдвоем!
   - Гинко, отстань!
   - Да, простите... - на удивление волчица сразу послушалась, и отступилась от объекта обожания. Похоже, что наконец взялась за ум.
  
   Где-то через полчаса после ухода оками с охотником позвонил Конугахато-сан из игровой компании Тибы. Руководство дало зеленый свет. Еще бы не дало, с такими деньжищами. Проклятый комп будет у меня пахать 48 часов в сутки, отрабатывая потраченное. Мы обговорили некоторые нюансы. Мужчина обещал, что в ближайшие дни экспонат привезут в Такамию, там же в банке пройдет перевод средств. Я сразу ознакомил Айю с данным делом. Не пристало главе клана мотаться по пустякам.
  
   Оками Гинко изо всех сил старалась вести себя прилично, не прыгать от радости и не докучать хозяину, но получалось плохо. За годы запах Шидо изменился, но волчица уже успела привыкнуть, только от табака нос чесался. Изменился и характер охотника: заматерел, огрубел, но не растерял азарт охоты. Теперь хозяин-сама не выглядел глупым щенком, а уже походил на вожака стаи. Вот и сейчас он сразу взял командование в свои руки. Довез на машине до мест пропажи ребенка, добыл образцы одежды, которые Гинко сразу изучила. И они вдвоем углубились в лес на востоке от особняка Амакавы. Если бы не мерзкий запах, пропитавший все вокруг, можно было бы расслабиться и получать удовольствие. Понятно, почему домашние собачонки тряслись от страха: в лесу поселились сильные инугами, собачьи аякаси. На этот раз Гинко попросила хозяина не смотреть, и трансформировалась за деревом, предварительно раздевшись. Все-таки, в истинной волчьей форме чувства более обострены, и запах взять намного легче.
  
   Азуми сильно устала и только к полудню достаточно согрелась после ночевки под открытым небом. Хотелось есть, пить и домой. В последние несколько минут девочка со страхом оглядывалась по сторонам, в каждом кусте ей чудились наблюдающие за ней глаза.
   И это было отчасти правда. Из зарослей за человеческим детенышем следила шайка из пяти звериных инугами, не имевших человеческого облика. Они походили на крупных диких собак, а две особи напоминали полуволков. В отличие от исконных лесных жителей, ину предпочитали держаться человеческих селений, промышляли на помойках и редко собирались в крупные стаи. Несмотря на крошечный разум, аякаси могли общаться между собой на простые темы. И сейчас между ними в который раз происходил разговор примерно такого плана:
   - Сожр-рем детеныша!
   - Но охотник света живет р-рядом...
   - Плевать! Мясо!
   - Бакэнэко нас найдет.
   - Мы успеем уйти! Охотник света и его р-ручная кошка не найдут нас!
   Через некоторое время желающим полакомиться удалось уговорить остальных, и шайка стала осторожно приближаться к жертве. Азуми неким шестым чувством ощутила опасность, еще не видя ину, и бросилась бежать сломя голову. Догнать для собачьих аякаси бегущего по лесу ребенка не составляло никаких проблем, но они решили поиграть с добычей. Они окружали девочку, рычали и лаяли, вынуждая ту бежать в другую сторону. Азуми, сама того не понимая, успела нарезать несколько кругов по лесу. Вот, одна вырвавшаяся вперед псина ударила девочку лапами по спине, прочертив кровавые борозды и изодрав кофту. Азуми громко закричала и упала на землю. Сил у бедной девочки никаких не осталось, и она сжалась в комочек, стараясь стать как можно меньше. Пасти тварей кусали Азуми за руки и ноги, играя с беззащитной жертвой.
   Неожиданно звери прекратили нападать и затихли. А откуда-то со стороны раздался низкий звериный рык. Сделав усилие, девочка разлепила глаза и сквозь застилавшие слезы увидела неподалеку большого серого волка. Последняя надежда покинула Азуми. Теперь ей точно конец.
  
   - Вы что, твар-ри безмозглые, совсем стр-рах потер-ряли?! Нападать на людей на землях Юто-сама!! - рыкнула Гинко на своем языке.
   - Отвали, падаль. Это наша добыча.
   Ину были слишком разгорячены погоней, и не могли мыслить адекватно. Впрочем, их обычное состояние трудно было назвать адекватным.
   - Нас больше! Покажем суке, кто здесь хозяин!
  
   Вокруг Азуми разверзлась настоящая звериная битва. Клочками летела шерсть, раздавался злобный рык и жалостливый визг раненых. Девочка из последних сил забралась на невысокую ветвь дерева и стала со страхом наблюдать за схваткой. Почему-то она принялась всей душой болеть за волка, хотя он был также страшный. Наверное, ей стало жалко его, потому что серый был один против пятерых. Сражался он как настоящий лев! Трое противников еле шевелясь лежали на земле, но и сам волк покрылся многочисленными ранами, шкура вся окрасилась красным, а переднюю лапу он подволакивал. Оставшаяся двойка подбиралась с разных сторон, намереваясь добить серого хищника, но вдруг из кустов раздался странный звук, что-то быстро промелькнуло, а один из зверей окутался ярким пламенем. Противный запах паленой шерсти заполонил нос. Последний зверь бросился наутек.
   Из зарослей вышел высокий мужчина, и громко обратился к волку:
   - Гинко, ты как?!
   Девочке показалось, что ему кто-то ответил, но говорившего было не видно. Вскоре волк привел мужчину к убежищу Азуми, девочка спрыгнула в протянутые руки, крепко обхватила спасителя и громко разревелась.
   Пока ее несли по лесу, Азуми успела задремать, так что стиснувшая ее в объятиях родная мать вызвала толику раздражения. Вокруг носились незнакомые люди, полицейские с собаками, медики сразу взялись обрабатывать многочисленные раны и царапины. Хотели уже уложить на носилки, как Азуми резко оттолкнула врачей и завопила:
   - Дяденька! Дяденька с волком!
   - Я здесь, что такое? - подошел спаситель с хромающим напарником.
   - С ним все будет в порядке?
   - Думаю, да. Это она, а не он.
   Азуми решительно отстранилась от липнущей матери с отцом, подошла к серому зверю и обняла за шею. Тот негромко зарычал.
   - Ой, прости, ты ведь ранена. Спасибо тебе большое! Ты... ты самая крутая оками, что я видела!
   На миг девочке показалась, что волчица ей что-то ответила, а потом шершавый язык лизнул ее в нос. Медики уложили девочку на носилки, и у той уже не осталось никаких сил сопротивляться.
   Именно в этот момент Тсучимикадо Шидо понял, что даже если ему сам глава клана прикажет напасть на оками, он просто не сможет этого сделать. Аура волчьей аякаси уже совсем не пугала, а стала словно родной. Да, рядом с ним стояла Гинко, его любимый питомец.
  
   Узнав подробности произошедшего, мне оставалось только досадовать на собственную самоуверенность и забывчивость. Меня ведь предупреждали про инугами и цутигумо, собачьих и паучьих аякаси, шляющихся по округе. Поэтому на следующий день рано с утра я запланировал рейд по окрестностям Ноихары, послал Химари за Тосигами. Дух урожая может помочь с поисками неугодных аякаси. Сидзука занялась раненой Гинко, и к вечеру немного осунувшаяся оками уже выбралась из комнаты и засела на кухне. Я пил чай и расспрашивал волчицу о напавших е-кай. Это были ину примерно второго-третьего ранга. Если сопоставить общепринятую классификацию духов по силе с десятибальной системой, то выходило следующее: до 1 ранга слабые, 1-2 низшие, 3-5 средние, 6-9 высшие, и 10 -- великие. Волчица не утерпела и утащила недожаренный кусок мяса со сковороды, на что Лизлет немного поругала Гинко, но смирилась. Непостижимым образом сероволосая девушка смогла умять несколько килограмм отборной вырезки. Наверное, ее желудок работает по принципу сжимающего пространства, как у Айи или Саки.
   Шидо сгонял в магазин и закупил разнообразного сакэ: пива для меня, сливового вина для Маки-сан и виски для себя. Сказал, что надо отпраздновать второе обретение своей четвероногой подруги детства. Вещи для экзорцистов привезли, но в особняке те продолжали расхаживать в более удобных и практичных кимоно, что есть халат по сути. Химари, увидев меня с выпивкой сделала страшные глаза, долго упрашивала бросить, а потом слиняла куда-то. Похоже, дед тренировками вбил в ее голову психологическую травму перед спиртным. Охотник с оками вспоминали свои давние проказы, дух императорской чашки рассказывал истории из жизни влиятельных исторических личностей, которые когда-то пили из него. Веселье набирало обороты, и аякаси плеера повышал градус проигрываемой музыки:
   - "...Vodka! You're feeling stronger
   Vodka! No more feeling bad
   Vodka! Your eyes are shining
   Vodka! You are the real MAN..."
   Через некоторое время Шидо с Гинко, Нобу, Акира, Мурабито и Лизлет отправились на вечернюю прогулку к озеру. Как-то так получилось, что в комнате остались только мы с Маки-сан. До этого разговор у нас с ней не клеился, но поскольку других собеседников не наблюдалось, мы принялись болтать о всякой ерунде. Много времени уделили музыке: обменивались своими любимыми песнями, а Ди-ниджу их нам проигрывал. Вкусы у нас во многом совпадали. Еще охотница, уже приняв на грудь, призналась, что ей нравится читать седзе-мангу. Это вроде как комиксы с уклоном в романтику. Я тоже ей поведал про бэтмена и спайдермена, пожаловался, что фильмы плохо отражают атмосферу бумажных комиксов. Потом еще выпили, Маки добыла закусок из холодильника.
   - Вот скажи, Юто, мужчинам правда не нравятся умные девушки?
   - Не всем, но большей части, мне так кажется.
   - Но почему?
   - Ну-у, черт его знает. Не нравится нам чувствовать себя в чем-то вторыми. Мы должны быть сильнее, умнее, зарабатывать больше денег и так далее. Наверное, это сродни инстинктам. А разве у такой привлекательной девушки могут быть проблемы с парнями?
   - Еще как могут... - мрачно пробурчала экзорцистка. - Последний сбежал, знаешь из-за чего?
   - М?
   - Мы возвращались с отдыха, и я отгадала оставшиеся после него слова в кроссворде. Понимаешь? Из-за дурацкого кроссворда! Мне что и впрямь надо изображать тупую куклу?
   - Ну, некоторым парням нравятся неглупые девушки. Я вот немного устал от Химари. Я не требую от нее мгновенных перемен, но милорд то, милорд се. Взбесилась сегодня из-за этих подброшенных трусов. Вот вечно с ней не все ладно. Было бы здорово, если бы она переняла часть твоего характера, Маки.
   - Значит, я тебе нравлюсь, Юто? - кокетливо спросила девушка.
   - Конечно! - я поднялся, изображая радушного хозяина. - Тебе подлить вина?
   - Давай я сама! - запротестовала Маки и тоже встала с дивана.
   Но тут девушка неожиданно обо что-то запнулась и полетела мимо меня. На полном автомате я схватил ее за юкату, но не справился с управлением захмелевшим телом, и рухнул вслед за экзорцисткой. Маки лежала на полу, я же нависал сверху над ней. Женское кимоно разошлось, открывая взгляду красивое дамское белье белого цвета и приятную на ощупь округлую грудь. Я поспешил убрать ладонь, но что-то толкнуло меня, и я плюхнулся вперед прямо лицом меж мягких полушарий. Затуманенный разум выдал очень необходимую информацию о том, что это именно и есть каноничный эпизод из этти манги. Не сказать, что неприятный, но я чувствовал себя неудобно перед гостьей. И тут женские руки сомкнулись в замок над моей шеей, не давая подняться.
   - Раз я тебе нравлюсь, то может быть ты воспользуешься ситуацией, а Юто?
   Дух плеера как-то странно прочитал ситуацию и исполнил веселую песню, получившую вторую популярность благодаря одному комикс-фильму:
   - "...When we're all alone (Ooga-Chaka Ooga-Ooga)
   Keep it up girl (Ooga-Chaka Ooga-Ooga)
   Yeah, you turn me on (Ooga-Chaka Ooga-Ooga)
   A-ah ah-a, I'm hooked on a feeling!..."
   - Э-э, сейчас кто-нибудь обязательно зайдет, - покосился я по сторонам. - Я уже знаю эту фишку.
   - Я заперла дверь, - обрадовала охотница. - Так что? - приподнялась к моему лицу Маки, приоткрыв губы.
   - Моя девушка меня прибьет.
   - Девушка?! Кто?
   - Химари!
   - А, аякаси. Это всего лишь развлечение. Е-кай не может сравниться с настоящим женским теплом.
   - Маки-сан, вы пьяны. Мы с вами знакомы второй день. Я люблю Химари.
   Замок разжался, я поднялся и помог встать экзорцистке.
   - Ты прав, Юто, вино в голову ударило, - поведала смущенная Маки. - Пожалуй, я пойду спать.
   - Спокойной ночи.
   - Тебе тоже, приятных снов.
   Я с удивлением осмотрел помещение, в котором мы предавались возлиянию. Никто не стал нам мешать, не ворвался, когда мы лежали в такой пикантной позе. Неужели проклятье перестало действовать? Надо обязательно проверить на кошке. Вот уж действительно, спиртное развязывает языки. Я ведь не был уверен в своих чувствах, а перед малознакомой охотницей так легко проговорился. Ладно, утро вечера мудренее.
  
   За завтраком собрались помятые личности, обсуждая свои вчерашние приключения. Шидо был плох, ему кусок в горло не лез. Гинко вчера вытянула чуть не утонувшего охотника из озера, который внезапно решил освежиться, и дотащила до комнаты. Маки вела себя как ни в чем не бывало, никоим образом не упоминая случившееся. Я ни капли не раскаивался: девушка она видная, найдет себе пару в два счета. Ей бы немного менее настойчивой быть.
   Как поведала мне оками ранее и просветили вассалы за столом, Ноихара сама по себе являлась лакомым местом для аякаси. Во-первых, местность имеет высокий магический фон. Для е-кай, это все равно, что попасть на свежий воздух после душного помещения. Плюс новые духи рождаются немногим чаще, чем в других частях Японии. Во-вторых, четвертый отдел здесь появлялся редко. За многие годы выработалась простая система: если духи людей не трогают и не вторгаются в их жизнь, то Амакава позволяют им жить рядом. Но как только появляются нарушители, охотники моментально проводят очистительный поход, не особо разбирая, кто прав, а кто виноват. Это привело к тому, что духи в большинстве случаев сами предупреждают о ренегатах, опасаясь, как бы им не попасть под раздачу. Так что мое первое решение было исторически правильным.
   Гинко с Кагецуки я отправил отдельной командой разбираться с оставшимися ину, передав духу журавля пачку "ошеломлений" на всякий случай. Шидо, скрипя зубами, все-таки решил присоединиться. Им я заказал такси с личным водителем, услугами которого раньше пользовался сам Генноске. Надо подумать и о расширении автопарка. Вторую команду составило наше сработанное трио из меня, бакэнэко и мизучи, плюс Маки также выразила желание написать отчет о нашей полевой операции. Ну и проводник в виде Тосигами отправился с нами на машине. В картах и дорогах дух урожая ориентировался скверно, поэтому нам пришлось ехать по его указаниям. Несколько раз заехали в тупик.
   Первой целью стала заброшенная ферма на окраине Ноихары. Сначала там поселился призрак погибшей старухи, которая вела одинокий образ жизни. Потом подтянулись привидения и другие слабосильные е-кай. Некоторое время они сидели тихо, но вскоре соседи стали жаловаться на странные завывания и мелькающие меж деревьев пугающие силуэты. Домашние животные скулили от страха и сбегали подальше.
   Маки любезно накрыла область вокруг домика барьером, не пропускающим слабых и низших аякаси. А потом мы пошли разбираться. Призраки разбежались в стороны пугаными сгустками псевдо-материи, а бабка совсем ополоумела и напала на нас. Не успел я погеройствовать, как фиолетовая демоническая волна развоплотила призрака, и бакэнэко невозмутимо задвинула Ясуцуну обратно в ножны. Дальше мы проверили остальных сущностей и отправили в небытье двоих привидений из негативных чувств и одного призрака-утопленника. Судьей выбрали Сидзуку, чему та была не особо рада. Но раз уж она у нас была главной радетельницей за спасение мирных е-кай, то и флаг ей в руки. Маки-сан само собой очень удивила наша избирательность. Тсучимикадо упокаивали всех встреченных ю-лэй и обакэ, если уж брались за дело. Даже кодама, безобидные лесные духи, в чем-то полезные, выжигались каленым железом и фирменными печатями.
   Среди аякаси достаточно часто едят себе подобных, только разных видов. В основном, животного происхождения, как это происходит у их обычных природных аналогов. Каннибалами же называют тех, кто ест представителей своего вида или больше, чем ему необходимо для поддержания жизни. Подобная диета делает аякаси немного сильнее, а некоторые типы духов так буквально эволюционируют. В Японии главные здесь, конечно, кицунэ, потом следуют они, демоны, и гаки, вечноголодные демоны. Последние имеют свой собственный мир, вполне реальный, как я узнал с удивлением от Маки. Называется Гакидо и по описаниям напоминает слегка облагороженный ад. Вообще даже оками и бакэнэко могут становиться чуть сильнее, пожирая сущности других аякаси. Но у Амакава подобное не практиковалось из эстетических соображений, и я не стал нарушать традицию.
   Дальнейшее представление я, да и Маки наверняка, не забудем никогда в жизни. В общем, состоялся суд над коробокуру, который сожрал своего соседа. Схваченный гном сначала отпирался как мог, но останки собрата возле его собственного жилища, кости в котелке, роль которого исполняла консервная банка, все это оставляло немного шансов для доказательств своей невиновности. Мелкий оборванец крыл всех нецензурными словами, поминал погибшего коробокуру недобрым словом, заявил, что тот украл все его запасы на зиму. Коллегия гномов сочла эту причину недостаточной для такой кровожадной мести. Потом начал кричать, что он увел у него какую-то гномиху, которую быстро отыскали и представили пред судейские очи. Та заикаясь, подтвердила, что сначала сожительствовала с одним гномом, потом с другим, потом с третьим... и так далее. Коробокуру сочувственно покивали на слова изливающего душу гурмана и постановили оправдать преступника, а вместо него казнить гномиху как главную виновницу. Но тут вмешалась Сидзука, сходу пойдя против решения общественного суда, и пришпилила гнома-убийцу сосулькой к земле. Какой ор подняли коробокуру-старейшины, страшно представить. Они требовали от меня, как главы Амакава, наказать мизучи за убийство их дорогого сородича. У меня аж голова разболелась.
   - Казнить мизучи! Казнить! - кричала взбесившаяся толпа недоросликов.
   - Хорошо, я понял! На неделю Сидзука отстранена от мороженого.
   - Ты не посмеешь, нано!
   - У-у-у, - взвыли недовольные моим решением коробокуру.
   - А ну заткнулись, уродцы мелкие! - схватилась за рукоять катаны Химари и выпустила порцию кошачьей ауры. Гномий народ разом притих, впечатленный мощью бакэнэко.
   Вопиющий случай аякасского самосуда сподвиг меня на одну очень занятную идею-мысль, которую я отложил в дальний ящик. Она была весьма интересная, но... вряд ли ее тепло примут как охотники, так и аякаси.
   - Пожалуй, этого мне хватит для написания диссертации в Оммедзи Гакуэн, - произнесла Маки, до этого не знакомая так близко с жизнью малогабаритных аякаси и никогда не общавшаяся с призраками.
   Следующих мы посетили разветвленную семью нэкомата, которые напоминали большого манула или рысь с раздвоенным хвостом. За них отчитывалась сама Химари. У бакэнэко не было последователей, как у Сидзуки, но за дальними родственниками она приглядывала. Жители Ноихары жаловались, что какой-то большой котяра повадился лазить в продуктовый магазин. Химари моментом выявила виновника и буквально надрала тому задницу. Еще совсем котенок по меркам некомата, который и говорить по-человечески не умел. Только истерично мяукал, пока бакэнэко ножнами отхаживала того по мягкому месту. Е-кай оставили у меня впечатление, как о тех, кто недалеко ушел от диких зверей. Маки подтвердила, что неагрессивных нэкомата первый клан тоже не трогает. Но в некоторых местах эти твари весьма злобные и больше размером, утаскивают скот и людей.
   Даже в Ноихаре, милом и уютном японском городке, водились беспризорники, дети из неблагополучных семей, ворье, наркоманы и прочие порицаемые обществом индивидуумы. Тосигами направил нас в одно заброшенное здание, которое можно охарактеризовать одним словом - притон. Ничего не объяснил толком, сказал, что долгое время какой-то аякаси шлет сигналы о помощи оттуда. Просканировав здание снаружи, ничего подозрительного мы не обнаружили, поэтому пришлось переться внутрь. Переступая горы пивных банок, оберток от еды и пластиковых шприцов, мы прошли через несколько комнат. На нас вроде бы кто-то пытался наехать, но Химари быстро вырубила самих ретивых, не вынимая Ясуцуну из ножен. Один смельчак потянулся за чем-то сзади - то ли пистолетом, то ли ножом, и я обрадовался возможности испытать родовые печати. Ошеломление сработало словно светошумовая граната на парнишу, судя по его крепко зажмуренным глазам и рукам, зажимающим уши. Химари для профилактики впечатала его в стену. На втором этаже я почувствовал очень слабое присутствие аякаси, и по ауре мы нашли комнату, где его содержали. В помещении находились в край обдолбанные уроды, пускающие по кругу странный мешок, от которого немного тянуло барьерной магией. Внутри с помощью синтоисткого каната оказалось запечатано ослабленное привидение, отвечающее за наслаждение, скорее всего. Нарколыги почти полностью скурили бедного аякаси. Без значимого сопротивления мы выпустили обаке, и тот быстро улетел через стену. Больше нас слава всем ками ничего здесь не держало, и мы поспешили покинуть притон. Только Сидзука сказала, что задержится. Уже из машины я наблюдал, как из всех окон и щелей заброшенного здания хлынул поток воды, вымывая мусор, включая людской. Сомневаюсь, что душ им поможет надолго, ну да и ктулху с ними.
   После увиденных картин обедать не особо хотелось, и мы пропустили по кофе в закусочной. Вернее, мы с Маки по кофе, а Химари и Сидзука по молочному коктейлю. Молочный коктейль -- ведь не мороженое? Мизучи согласилась на такую замену своему наказанию. Предстоял последний из запланированных на сегодня визитов. Цутигумо, паучьи аякаси. Не люблю пауков, да и кто их любит, скажите на милость? Наверное, те же люди, что пьют кофе или чай без сахара. Аналогичная репутация у цутигумо и среди аякаси. Паучьи духи мало с кем контактируют, разве что с теми, кого употребляют в пищу. Но как новому главе клана Амакава мне нельзя рубить с плеча. Пускай и выглядят мерзко, однако о пропажах жителей в этом районе не сообщалось.
  
  
   Глава 12
  
   С самого утра периодически моросил мелкий незаметный дождик. На земле успели скопиться лужи, и тойота застревала на лесных дорогах. Спасительные пинки Сидзуки легко выталкивали машину, нам даже выходить не пришлось. Следуя указаниям Тосигами, вскоре достигли места, где хоть какая-то дорога заканчивалась. Прогноз погоды, не будь дураками, мы посмотрели с утра, а потому облачились в непромокаемые накидки, которые взяли с собой. Кроме мизучи - она наоборот почти полностью разделась. До потенциального гнездовья предстояло пройти около трех километров по непролазной лесной чаще. Из положительных сторон мокрой прогулки можно было отметить разве что большое жирное ничего. Маки с упорством бульдозера перла вперед, и мне даже немного стыдно стало за собственную изнеженность. Ведь бегал марш-броски с полной выкладкой, когда высшему офицерью возжа под хвост попадала или приезжало еще более высокое начальство с проверками. Спишем на более тщедушное новое тело.
   Ауру цутигумо почуяли сразу, стало попадаться больше паутины. Некоторые силки совершенно невообразимых размеров - на оленя, наверное. Не знаю, сможет ли человек выбраться из такой ловушки. Им бы паучий шелк прясть, или чем там членистоногие знамениты... Может, Альберт нашел бы им применение... Решено! Будут адекватные, наладим бизнес. Они мне сверхпрочный материал, я им провизию. Мы старательно скрывали свои ауры, и вскоре меж камней стали попадаться представители паучьего племени, разбегающиеся при нашем появлении. Были совсем крохотные, попадались и с ладонь. А один раз, клянусь, кракеном, я увидел мохноногую тварь размером с кошку. Это тебе не коробокуру, безобидно выглядящие гномы, и не нэкоматы, весьма няшные котищи, эта хрень реально заставляет поежиться. Не зря ведь в фильмах ужасов образ огромных пауков так часто используется, а арахнофобия является одной из наиболее распространенных фобий. Реально, не представляю, чтобы Амакава завел у себя в вассалах подобное создание. Я и змей не особо перевариваю, поэтому хорошо, что Сидзука потеряла свой животный лик. А тут... куча мерзких мохнатых лапок, фасетчатые зыркалы и шевелящиеся жвала. Бр-р. Нет, нужно быть более толерантным. Я представляю молодое, не замшелое поколение, и не могу судить по внешности.
   Вскоре мы набрели на изрытый пещерами холм. Причем диаметра отверстий было достаточно, чтобы прополз взрослый человек. То есть кошка - не самый большой экземпляр здесь. Стремно как-то. Цутигумо оказалось больше, чем предполагал Тосигами. Радовала только дождливая погода - Сидзука становилась поистине смертоносной в такие моменты. Пауки попрятались по норам, а мы принялись ждать, пока к нам кто-то выйдет.
   - И как их выкуривают оттуда?
   - С трудом, - ответила Маки-сан. - Огненные печати не достанут до самого низа. Чаще ставят мощный барьер и запирают пауков в одном месте. Они постепенно вымирают от голода, пожирают друг друга. У Шикимомуро есть магия, что вызывает ужас даже у цутигумо, выманивая их наружу.
   - Запереть бы экзорцистов в одном доме. Посмотрим, как вы запоете, - смерила взглядом охотницу Сидзука.
   - Это наш мир, и е-кай в нем не место!
   - Нашли время для ругани. Где ваш профессионализм?
   - Прости, Юто-сан, - остыла Маки. Сидзука фыркнула. - Мы действительно будем вести переговоры с ними?
   - Попробуем.
   Через несколько минут из отверстия, которое нам не был видно, выполз гигантский цутигумо с буйвола размером. На самом деле туча длинных многосуставчатых лап создавала ложное впечатление огромности е-кая. Весил паук около центнера по виду. Шерсть его была седой, а на морде имелось что-то вроде бородки. М-да уж, если такая дура укусит тебя, то ты не в человека-паука превратишься, а в калеку или сразу в труп.
   - Амакава, - проскрипел арахнид. - Что привело вас сюда? Мы не трогаем людей.
   Жвалы чудовища постоянно находились в движении, капала слюна. Мохнатые лапы не переставая переминались и подергивались. Неужели мы ему кажемся настолько же отвратительными, как и он нам?
   - Рад слышать. Считайте это дружеским визитом. Я - Амакава Юто, глава шестого великого клана экзорцистов.
   - Шаш-шах, повелитель цутигумо. Мне известны некоторые человеческие традиции, но чая с закусками вам предложить не могу. Наши закуски вы вряд ли захотите пробовать. Кшах-кша-кшах! - предположительно, засмеялся паукан.
   - Благодарю за предложение, Шаш-шах-сан. Я бы хотел обсудить с вами возможность взаимовыгодного сотрудничества. Видел вашу паутину, весьма прочная и эластичная.
   - Кхаш! Наша паутина -- самая лучшая на свете! Идите за мной.
   С опаской мы последовали за предводителем цутигумо и быстро вышли к кучке засохших деревьев, между ветвей которых были натянуты белые переливающиеся на солнце нити с разнообразными узорами. Красиво. У пауков настоящий ткацкий станок внутри.
   - Это... наше искусство, да. Посмотрите поближе на вот это полотно, Амакава-сан.
   Я внимательно прислушивался к свету, отслеживая ауры аякаси поблизости, и совершенно не ожидал, что земля уйдет у меня из-под ног. Я рухнул в глубокую хорошо замаскированную яму. И хоть мое тело сразу напитала магия, приложился неслабо. Млять, я еще и на паука рухнул, разбил его в лепешку. Внизу было хоть глаз выколи. И сразу на меня полезли цутигумо, размером со взрослую собаку, наверное. Однако в тесной сети туннелей отступить было некуда. Я пустил несколько волн света и разделал часть напавших, но тут на меня прыгнули сверху, и в плечо вонзились чьи-то клыки или жвала.
   - Ксо!!!
   Каким-то чудом тварь смогла пробить мой покров света. Я усилил ауру, и паучьи зубы испарились под напором магии. Самого паука тоже разворотило, обдав меня слизью, кровью и внутренностями. Наверху, откуда я упал, уже копошилась паучья масса, выбегая из боковых проходов. Я махал Хаганэ во все стороны, но меня буквально завалило телами. Плюс ранивший меня цутигумо ввел какой-то яд, с которым свет не мог так просто справиться. Голова потяжелела. Сверху я почувствовал знакомую водную магию Сидзуки, однако сознание покинуло меня.
  
   Сначала я подумал, что умер. Допрыгался, экзорцист недоделанный. Мысли текли вяло, словно загустевший сироп. Может мне дадут второй шанс? Запихнут в менее агрессивный мир. Я ведь толком ничего сделать не успел. Однако постепенно чувства возвращались вместе с болью. В уши будто ваты забили, в глазах темно, не пошевелить даже пальцем. И тут до меня дошло. Я в паучьем коконе из паутины, чтоб этим членистоногим все лапы поотрывали! На меня резко накатил приступ арахнофобии совместно с клаустрофобией, я стал задыхаться и задергался в тщетных попытках выбраться. Магия ни хрена не работала, словно ее всю высосали.
   Вжить! Острые коготки прочертили борозды на подбородке и лбу, и кусок паутины отошел в стороны. Я находился в почти неосвещаемой пещере, только грибы по углам давали толику бледно-зеленого света. Передо мной стояла обворожительная красотка со светло-фиолетовой кожей и большой обнаженной грудью. Но как только я рассмотрел низ, энтузиазм бесследно пропал. Нижняя половина тела незнакомки состояла из громадного паучьего туловища с несколькими парами лап. Паукоматка, итить меня в дышло! Память Юто подсказала, что подобные монстры называются йорогумо, кровожадные существа, что питаются также и людьми. Но ведь цутигумо и йорогумо относятся к разным видам, они не должны жить вместе. Это как стая волков и собак. Тварь глядела на меня с очевидно гастрономическим интересом. В другой части пещеры я рассмотрел еще висящие коконы из паутины, в некоторых виднелись высохшие человеческие лица с застывшими гримасами ужаса. Ксо! Не было ведь сообщений о пропаже людей в Ноихаре.
   - Ах-х, сегодня у меня поистине великолепная трапеза! - произнес сексуальный голос людоедки. - Сам охотник света!
   - Даже если ты меня убьешь, мои вассалы отомстят! Отпусти, и я не трону тебя! - прохрипел я.
   - Они не найдут эту пещеру. Единственный тоннель, связывающий ее жилищем цутигумо, уже завалили. А твоя сияющая аура сейчас скрыта с помощью яда и моей волшебной паутины.
   - Ты ведь вполне разумная. Мы сможем договориться!
   - Конечно, разумная. Если я поглощу твою ауру, то стану сильнее раза в два. Плевать на цутигумо, они выполнили свою миссию. Пусть Багровый клинок вымещает на них свою злость. Когда я доем тебя, то легко ускользну. М-м, какой же ты вкусный! Все, не могу больше терпеть!
   Йорогумо обхватила меня лапами, и я почувствовал, словно в сердце вонзили огромную иглу. Жизненные силы стали утекать. И это было чертовски больно! Ксо! Света на донышке, не пошевелиться даже! Меня сейчас выпьют как бокал с вином! Какого хрена, я же главный герой! Я не могу так тупо умереть. Я еще не выполнил свое предназначение. Создатель, боги и прочие высшие силы, что забросили меня сюда... Вам лучше помочь мне, иначе я точно коньки отброшу!
   [Да, конечно. Уже бегут. Ты что думал, все тебе на блюдечке принесут? Попал в гарем, и ноет еще. За все платить приходится. Нет, главный персонаж мне разонравился, теперь будет другой! Уж он точно с гаремом справится. Павел А.]
  
   Я сидел в своей комнате в позе лотоса и громко дышал, отсчитывая про себя секунды. В голове не было не единой мысли. Я чувствовал, что это тот самый момент, я почти достиг просветления. Теперь необходимо собрать всю внутреннюю энергию и выпустить наружу. Я сосредоточился и постарался ухватить что-то внутри себя. Сердце забилось как бешеное. Вот оно! У меня получается! Я открыл глаза, и на доли секунды мне показалось, будто вокруг тела разлилось золотистое сияние.
   Да! У меня точно есть мистические силы! Ха-ха-ха! Теперь настанет мое время! Я стану миллиардером и императором, заведу себе кучу грудастых красоток. Мы с ними будем делать и то, и это, и даже в такой позе... Хе-хе. Надо наведаться в Ноихару, одолжить у Юто пару приспешниц. Ему все равно ни к чему. Горничную обязательно, а еще девушку с голубыми волосами. Ух-х, ее безжизненный взгляд буквально распаляет вулкан страсти во мне!
   Неожиданно я услышал звук отворяемой двери. На пороге комнаты показалась девочка средних классов со светло-красными короткими волосами.
   - Дура-Хару, сколько раз я просил тебя стучаться! - крикнул я.
   - Ты что, тут эт-этим занимался опять?! - слегка смущаясь протянула гостья.
   - Если бы я занимался этим, то запер бы дверь!
   - Брат-придурок, как ты можешь говорить такую пошлятину своей милой младшей сестренке?!
   - Отвали! Я занят!
   - Чем это ты занят? Йогой что ли?
   - Не твое дело, Хару! Я постигаю свои скрытые способности!
   Сестра посмотрела на меня как на сумасшедшего:
   - Ты уже слишком взрослый, чтобы всерьез верить во всю эту ерунду!
   - Отвянь, неверная! Ты еще будешь ползать у моих ног!
   - Только в твоих мечтах, извращенец!
   Я задумался:
   - Хару, ты конечно плоская как доска и всего лишь банальная цундере, но тебя я тоже возьму в свой гарем!
   - Фу-у, у тебя совсем крыша поехала?! Я маме расскажу!
   - И мама там будет! Все женщины планеты будут моими, муа-ха-ха!
   - А-а, опять в эроге переиграл, - сестра бросила взгляд на валяющиеся коробки от игр жанра 18+.
   - Дура! Тайзо Масаки почти подчинил себе магию!
   - Нет, я знаю, кому лучше рассказать. Твоей однокласснице, как там ее? Кузаки Ринко, да?
   Меня прошиб холодный пот:
   - Да что мне эта Ринко сделает, будущему повелителю тьмы, ха-ха?
   - Твой нервный смех говорит мне, что я на верном пути. Надо раздобыть ее телефончик.
   - Нет, стой! Ладно, так уж и быть. Когда я стану королем мира, я не буду брать тебя в свой гарем!
   - Я беспокоюсь, за твое душевное состояние, бесполезный-братик, - покачала головой Хару. - Надо обязательно сообщить Ринко, что ты планировал сделать со своей родной сестренкой и матерью.
   - А ну стой! - я бросился за мелкой ябедой.
   - Кья-я-я! Мама, брат совсем с катушек съехал!
   - Тайзо, а ну прекрати приставать к сестре! - крикнула снизу мать семейства. - Не то оставлю без карманных денег!
   - Не может быть, - я рухнул на пол и со злостью взглянул на ехидную улыбку Хару. - Ты дьявол. Дьявол, которого послали испытать мою силу воли! Ты не сможешь отвлечь меня от постижения магии! Я все равно стану темным лордом и соберу себе гарем красоток!
   [Гхм, ну ладно. Этот персонаж мне нравится еще меньше. Павел А.]
  
   Жизненные силы покидали меня с катастрофической скоростью. Единственную забрезжившую идею я без раздумий претворил в жизнь. Собрал остатки света и выпустил тонкий луч в сторону. Йорогумо прекратила высасывать энергию и с усмешкой взглянула мне в глаза:
   - Бесполезно. Эта пещера опутана моей паутиной. Выброс энергии даже в десять размеров больше никто бы не смог засечь с поверхности.
   - Ты так уверена? - прошептал я.
   - Тянешь время? Я слежу за ситуацией с цутигумо. Ох, бедняжкам приходится несладко! Безумная кошка крушит все на своем пути, а экзорцистка накрыла барьером, не давая убежать ни одному духу. М-м-м, ими я бы тоже с удовольствие полакомилась, но я не совсем дура. Надо и меру знать.
   - Откуда другие люди?
   - О, из разных мест. Из Такамии и других городов. Непросто их было притащить сюда. После тебя придется мне сменить логово. Жаль, хорошее было место.
   Йорогумо прислушалась к чему-то далекому:
   - Ах-шс, как мизучи зверствует, залила почти все проходы водой. Жалкие цутигумо просто захлебываются... - тут паучья аякаси замерла и резко развернулась в ту сторону, куда я пустил луч света. Именно там протекал маленький ручеек, уходящий куда-то вглубь пещеры. - С-сученыш-ш!
   В этот момент камень над головой содрогнулся. Посыпалась пыль и куски горной породы. Я занимал намного меньше пространства, и по мне ничего не пролетело, а вот йорогумо пришлось тратить свою чернильную энергию, чтобы защититься от падающих сверху обломков. Через несколько секунд в одном месте свод обрушился, пропуская каменные осколки, бьющую под давлением струю воды и фиолетовую ауру. На меня таки начал падать валун, но в последний момент я успел напитать голову остатками жизненных сил и светом, и понадеялся, что паутина смягчит удар. А в следующее мгновение я снова потерял сознание -- то ли от сотрясения, то ли от магического истощения, а может и все вместе...
  
   Йорогумо яростно заревела, раскидывая камни в стороны. Две лапы ей не удалось уберечь, их расплющило. Однако благодаря подпитке аурой охотника энергия буквально била ключом. Если бы ей дали время переварить духовную пищу, то она стала бы вровень с бакэнэко. Но сейчас, пускай и сильно ослабленный, Багровый клинок Ноихары сражался с ней на равных. Паутинные сети плавились под действием демонической энергии, разрезались Ясуцуной. Когти йорогумо столкнулись с темной катаной и высекли искры. Водные щупальца аккуратно выволокли кокон с еще живым человеком в безопасное место, и Сидзука сразу подоспела на помощь бакэнэко. Из пролома ударил водопад воды, формируя вихри. Из ручья мизучи клепала сосульки и сходу отправляла в противницу. Когда силы стали покидать паучьего духа, она бросила отвлекающий сгусток чернильной энергии и побежала к выходу, который был заполнен множеством ловушек из паутины. Однако путь ей преградила здоровая фигура предводителя цутигумо Шаш-шаха. Старый паук лишился нескольких конечностей, на его теле имелось множество ран:
   - Ты клялась, что поможешь с охотниками! - заклекотал цутигумо на своем паучьем языке.
   - Отвали, старый хрыч!
   Паучьи аякаси сцепились в скоротечной схватке. Шаш-шах плюнул ядовитым сгустком, но йорогумо легко защитилась барьером, после чего располовинила цутигумо мощной чернильной волной. Одновременно с этим фиолетовый выброс энергии бакэнэко прошелся по телу йорогумо и лишил ее нескольких ног. Острый клинок вонзился в верхнюю часть красивой девушки один раз, второй... После двадцатого, когда от йорогумо остались лишь мелкие ошметки, подошла Сидзука:
   - Кошка, уймись!
   - Ны-ягх!! (уничтожу!)
   Ясуцуна продолжала носиться вверх-вниз, выбивая каменную кошку и давя остатки паучьей аякаси в однообразное месиво.
   - Остынь, дура!
   Холодный душ отрезвил впавшую в ярость бакэнэко.
   - Мне еще на лечение Юто много сил придется тратить. Прикрой нас.
   - Милорд... поняла.
  
   Пришел я в себя в гораздо лучшем самочувствии, чем до этого в паучьем коконе. Да еще я был у себя дома, под одеялом на футоне. С одного бока меня грела Химари, где-то в ногах ощущалась Сидзука.
   - Как вы, милорд?
   - Отлично! Что может быть лучше, чем проснуться рядом с прекрасной девушкой? Верхняя половина йорогумо тоже была по-своему красива, но мне не особо нравятся личности, которые видят во мне исключительно обед.
   - Я бы тоже не прочь попробовать вас на вкус, милорд, - мурлыкнула кошка и начала вылизывать меня. Периодически наши губы встречались, и данный факт не могла оставить без внимания другая гостья.
   - Я тут лечу его в поте лица, а все достается только кошке, нано.
   - Сидзука!
   Я крепко сжал лоли в объятиях и смачно расцеловал, без всякого романтического подтекста. Мизучи аж растерялась от такого напора:
   - Нано...
   - Что с пауками?
   - Большую часть цутигумо передавили, милорд. Но вельми живучие они. Проверять надобно изредка. Йорогумо... от нее почти ничего не осталось...
   - Спасибо, что спасли! Ты уж извини, Сидзука, но в следующий раз при встрече я вряд ли буду вести переговоры с пауками. Нахрен эту толерастию. Посмотрел на высокое паучье искусство, называется.
   - Понимаю, нано, - вздохнула мизучи. - Цутигумо я тоже на дух не переношу. Они разоряли наши гнезда рядом с озером.
   За несколько часов, что я был в отключке, восстановилась часть магии и сил. Даже чувствовал себя отчасти выспавшимся. Мы тут же собрались в обеденном зале и принялись делиться впечатлениями. Шидо с Гинко смогли отыскать оставшегося инугами. Еще Кагецуки набрел на небольшую стаю диких собак, но по решению оками их не стали истреблять. Маки вызвала сотрудников четвертого отдела, чтобы разобраться с логовом цутигумо. В пещере обнаружили одиннадцать тел людей разного пола и возраста, давно пропавших без вести. Цели йорогумо выбирала аккуратно, так что никто не связал исчезновения с Ноихарой.
   Я немного переел, но твердо был намерен проверить на Химари, продолжает ли проклятье работать или нет. Однако кошка куда-то испарилась, я и не заметил даже. Некоторое время я отвечал на сообщения через ноутбук у себя в комнате. Тайзо уверял, что почти нащупал свою внутреннюю силу, и просил оставить ему нескольких красоток. Хитсуги спрашивала, не сильно ли меня потрепали паучьи духи. Снова к четвертому отделу влезла. Хотя почему влезла? У нее же полный доступ администратора есть.
   Так засиделся, что не заметил, как в мою комнату вошел посетитель. Щелкнул замок, как бы говоря, что все по-серьезному. Я поднял глаза и уронил челюсть вниз. Химари надела короткий розовый костюм медсестры, который ей был маловат в районе груди. Выглядело сногсшибательно, о чем я тут же поспешил поведать.
   - Пациент, тихо! Вам не рекомендуется разговаривать! - серьезным тоном произнесла кошка. - Ложитесь в постель. Вот так. Теперь померяем температуру. В пределах нормы. Покажите язык.
   - А-а-а.
   - Вы неизлечимо больны.
   - Не может быть...
   - Вам понадобится помощь опытной медсестры. М-м-м...
   Химари остановилась, задумавшись. Я с интересом ждал продолжения спектакля. Похоже, на этом ее знания о медицинских работниках заканчивались, а переводить все в горизонтальное положение Химари не додумалась. Неужто до сих пор верит, что эти костюмы надевают из-за любви к театру?
   - Ня-я! А-а-а! Ня, ня-я! Ня-яргх! - вдруг громко закричала бакэнэко.
   Я аж подпрыгнул от неожиданности:
   - Ты че орешь?! Какой-то кошачий ритуал?
   - Тсч. Так и знала, что ерунду посоветовал интернет-мудрец, - разочарованно протянула Химари.
   Мое же терпение подошло к концу, и я резко притянул девушку к себе и зарылся лицом в мягкие подушечки.
   - Милорд, нья-я...
   Я снял розовую кофточку, расстегнул лифчик и принялся изучать пышную грудь языком. Химари постанывала и ерошила мои волосы. Тут в дверь постучали:
   - Амакава-сама, чем вы заняты?!
   Блин, все-таки, не сработало?
   - Кайя, не твое дело! - грубо ответил я.
   - Химари ведь у вас?! Я не могу найти ее нигде.
   - Кайя, не мешай нам, - произнесла Химари, выдав свое местоположение.
   - Но...
   - Я сказала, не мешай!
   - Как знаешь! Только потом не приходи мне плакаться! - зло проговорила дзасики-вараси из-за двери и удалилась.
   Не может быть! Неужели, нас оставили в покое? Заслуженная награда ждет главного героя.
   - Пациент, продолжайте процедуры! - томным голосом проговорила девушка.
   Я задрал юбку и проник рукой в трусики. Химари выгнулась и подалась вперед. Я принялся ласкать киску киске, в каждый момент ожидая, что произойдет какая-то неестественная ерунда, которая сорвет весь процесс. Рука моя намокла, а Химари вдруг выпустила ушки и хвостик, не справляясь с собственными чувствами. Я сразу ощутил наступление аллергической заразы, но работать рукой не прекратил. Девушка крепко прижалась ко мне и присосалась к шее, причмокивая и постанывая. Героическим усилием я довел Химари до пика наслаждения. Кошка откинулась на футон и глухо закричала. Однако продолжать весьма увлекательный процесс мне не позволила аллергия.
   Звучит невинно, но на самом деле это был настоящий ад. Глаза слезились и распухли, так что я перестал видеть совсем, руки покрылись красными пятнами и нестерпимо зудели. Из носа непрерывным потоком шли сопли. Под конец я начал реально задыхаться и всерьез обеспокоился собственной жизнью. Умереть во время секса хоть и нелепо, но умереть из-за прикосновений к девушке еще нелепей. Химари, увидев в каком я положении, позвала мизучи, и водная аякаси сразу промыла мне глаза и горло.
   - Судя по количеству жидкости на твоем футоне и трусах кошки, вы тут явно не книжки читали, - буркнула Сидзука.
   - Я тоже рад тебя видеть, моя лоли, - разлепил я опухшие глаза. - А теперь, выйдите, пожалуйста, мне предстоит неприятный разговор.
   - Хорошо, нано. А я пока надеру уши одной наглой кошке.
   - Ня-я... (не может быть...) - виновато пискнула Химари, выходя из помещения.
   Если раньше я выглядел как азиат с примесью европейской крови, то теперь в зеркало на меня смотрел настоящий узкоглазый, которому еще и лицо набили до кучи. Я решительно поднял телефон и вызвал один из контактов.
   - Джингуджи слушает.
   - Привет, Куэс.
   - А, Юто. Рада тебя слышать.
   - Что-то не слышу в твоем голосе радости. Сразу к делу. Я хочу, чтобы ты позаботилась о снятии проклятья в скором времени.
   - Я же тебе говорила, не все так просто.
   - Меня не интересуют сложности. Ты меня прокляла, изволь снять.
   - Все-таки полез к кошке? Может быть, выберешь другую? Там у тебя много грудастых девок было, как я помню.
   - Кого выбирать, решать мне!
   Куэс вздохнула.
   - Если честно, то я спрашивала в Токио о специалистах по проклятиям. И мне указали на одного моего знакомого.
   - Отлично! Тогда завтра едем в Токио.
   - Боюсь, я тебя не обрадую. Ведьма не из в Токио.
   - Киото? Хоккайдо? ...В Японии, хотя бы?
   - Нет, Юто. Намного дальше.
   - Не важно! Вылетаем завтра же!

Павел Абсолют (Страница на СИ)

  

САМБА-4. Кицунэ и я. Часть 2

  
  
   Глава 1
  
   После разговора с Куэс, не откладывая дело в дальний ящик, я засел за бронирование мест на самолет. И сразу столкнулся с трудностями. Каким образом мне заказать билеты для аякаси, которые не имели никаких документов? Химари, которую я спросил, неуверенно ответила, что дед Генноске связывался с кем-то из общественной безопасности. Хотя часы показывали почти одиннадцать вечера, я решил набрать номер Кабураги, наивно полагая, что вопрос разрешится быстро:
   - Юто-сан?
   - Добрый вечер, Хьего-сан. Извините, что так поздно.
   - Ничего страшного. Вы нам всем задали сегодня работки. Вы насчет цутигумо?
   - Вообще-то нет. А что удалось обнаружить?
   - Про тела вам уже сообщили. Могу прислать краткие биографии погибших. У них были семьи, дети, жены, мужья. Может, это сподвигнет шестой клан более тщательно проверять... своих соседей.
   - Мне жаль, что так получилось. В следующий раз клан Амакава будет начеку.
   - Будем надеяться. Нам удалось захватить с десяток живых особей. Ваше "ошеломление" действует на них хуже ожидаемого.
   - Оставьте для меня нескольких, тогда я смогу улучшить амулеты.
   - Принято. Что-то еще?
   - Да, мне нужно заказать билеты в другую страну для аякаси.
   - Вы обратились по адресу. Я с вашим дедом не работал, но остались старые инструкции... Придется их обновлять. За несколько лет порядки изменились. У нас заключены договоренности с Китаем, Российской Империей, Индией, почти со всеми южно-азиатскими странами, Австралией, США. Куда вы собрались и на какой срок, Юто-сан?
   - Э-э, в Великобританию, Лондон.
   - Что?! Вы в своем уме?!
   Я промолчал.
   - Ладно, я несколько эмоционально выразился. Понимаете, Юто-сан, ваши предки никогда не брали вассалов в европейские страны. Уровень слежки за магическими тварями там весьма высокий, экзорцисты не будут смотреть спустя рукава на ваших аякаси. В Англии по закону запрещено владеть аякаси высшего ранга, за исключением контролируемых Министерством Магии заповедников. Даже на среднего необходимо куча разрешений. Ко всему прочему на официальном уровне между странами никогда не закреплялась возможность провоза сверхъестественных существ выше среднего ранга. Я могу предложить вам альтернативный вариант. Четверо лучших моих сотрудников будут сопровождать вас в поездке. Один из них как раз выпускник LAMA, остальные из Оммедзи Гакуэн.
   - Боюсь, меня такой вариант не устраивает.
   - Юто-сан, вы не понимаете. Аякаси могу спровоцировать международный скандал. Вы, как глава одного из великих кланов, представляете лицо Японии и... Ладно, что уж тут скрывать. Клан Амакава всегда доставлял множество проблем, только ради вас принято куча законов, поправок и исключений. Некоторые страны лояльно относятся к вашим методикам, но Европа, а особенно Англия - не то место, куда следует брать с собой аякаси. Одна эта поездка серьезно уронит престиж нашей страны в магическом сообществе. Представьте, что вы просите разрешение на въезд неуравновешенного человека, обвешенного взрывчаткой.
   - Мой дед вполне себе активно разъезжал. Так что о нашем клане должно быть известно. Мои аякаси не доставят проблем.
   - Юто-сан, это невозможно.
   - Жаль. Тогда придется везти с собой домашнюю кошку и бутыль воды. Я подумывал о таком варианте, но решил, что это будет уроном достоинству моих вассалов.
   - Контроль в аэропорте вас не пропустит... - вздохнут Кабураги. - Хорошо. Я передам ваш вопрос руководителям в Токио, это не в моей компетенции. Мы начнем переговоры с британской стороной.
   - Я планировал вылететь завтра...
   Трубка несколько секунд молчала, после чего Хьего-сан произнес обреченно:
   - Юто-сан, завтра я привезу вам цутигумо. А послезавтра, возможно, вам дадут разрешение на перелет. Разница во времени, тут быстрее никак.
   - Ясно, не подумал об этом. Тогда мы подождем еще один день. До завтра, Хьего-сан.
  
   Утром за завтраком я сообщил о возникшей заминке и поинтересовался, не желает ли еще кто-то лететь с нами. Лизлет задумалась на некоторое время, но потом все же отказалась. Шидо тоже решил остаться. Охотник съязвил на тему засоса на моей шее, который оставила Химари. Акира рвался со мной, но по мне так юный дзасики-вараси только мешать будет.
   - Я никогда не была в Лондоне. К тому же наше задание наблюдать за тобой, Юто, - решительно заявила Маки.
   - Вообще-то, за аякаси, а не мной, - ответил я с подозрением.
   - Не важно! Ты ведь берешь с собой нескольких аякаси, я буду присматривать за ними от лица первого клана. В Британии суровые законы по отношению к магическим существам, насколько я помню. Пожалуй, мне надо обговорить ситуацию с Тсучимикадо-доно.
   Мда. Может, действительно не стоит их брать с собой? Там будет Куэс, да и я натренировался в магии света. С другой стороны, я ощущал себя в безопасности рядом с бакэнэко и мизучи. Передряги, в которые мы попадали не раз, здорово сплотили нашу команду. Да и Сидзука восприняла грядущую поездку с большим энтузиазмом: тараторила без умолку про то, как ей не терпится познакомиться с британскими духами и духами, про одежду и шляпки, которые она возьмет с собой, про обязательный поход по лондонским бутикам. А вот Химари приуныла.
   - Моя лоли, ты знаешь английский?
   - Немного, нано.
   - А ты, Химари?
   - Нет, милорд.
   - Так я и думал. Лиз-тян, будь добра, составь для Химари краткую шпаргалку, чтобы она могла объясниться и спросить дорогу. Ну и словам обучи, каким сможешь.
   - Будет исполнено, господин, - поклонилась горничная. - Господин, разрешите нам с Химари-сан сходить к портному в город перед отъездом.
   - Конечно, - кивнул я. - Химари, кстати, верни костюм Шино-сану.
   - Милорд, не по нраву вам пришлось?
   - Это личные вещи. Если тебе понравилось, потом закажем.
   - Амакава-сама, помните, вы говорили про подарок? - задумчиво обратилась ко мне дзасики-вараси. - Можно мне тоже сходить к портному?
   - Да. И Акиру с собой возьмите. Пусть что-то приличное себе найдет вместо больничного халата.
  
   Подъехал Ротшильд, мы обговорили с ним различные финансовые детали. Посещать со мной Лондон англичанин отказался, сказав, что один из наших проектов переходит в активную фазу, и ему надо все лично контролировать. Далее мы с ним и Сидзукой проинспектировали наше маленькое воинство. Мизучи сочла готовыми ко взрослой жизни восьмерых змей и дюжину водных духов-шариков. Последние кстати, начали менять очертания. Кое-кто обзавелся подобием человеческого лица, парочка - щупальцами-отростками. Самый сильный из миньонов научился худо-бедно говорить по-японски, большая часть остальных немного понимали человеческую речь, но сами говорить не могли. Сидзука сказала, что дальше их нет смысла питать моей аурой - прогресс будет мизерным. Альберт выглядел поистине воодушевленным. Даже успел снять небольшой офис в Такамии и нашел где-то работника, знакомого с миром магии. Зарегистрировал частную фирму "Amakawa-Mizu". Строил далеко идущие планы, говорил о закупке водонепроницаемых маячков, возможном найме аквалангистов и специальных судов, размышлял о сотрудничестве с военными и полицией, дискутировал с единственным говорящим духом на тему того, как объяснить остальным ценность драгоценных металлов. Чтобы всякий мусор не таскали. Водные духи плохо чувствовали через слой земли или ил, поэтому могли обнаружить только недавние пропажи. Плюс их можно отправить исследовать затонувшие корабли, хотя в океане полно хищников-аякаси, и водная лоли запретила им плавать далеко от побережья.
   Дальше у них с Сидзукой разгорелся спор, которому я не мешал, хотя в целом был на стороне мужчины. Ротшильд не собирался всерьез нарушать японское законодательство, но "что найдем в воде, то наше, а уж покупатель сыщется". Однако Сидзука настояла на своем варианте. В результате вышло, что Amakawa-Mizu будет также и бюро находок Такамии. Я вставил свои пять йен, предложив публиковать информацию в интернете. Если законный владелец не находится в течение полугода, то мы можем продавать вещь. Ну и вознаграждение за возвращение предусмотреть не помешает. Сидзука согласилась и сразу отправилась вместе с миньонами на инспекцию реки и океанского побережья Такамии на тему хищных водных духов.
   Я неожиданно огорошил Альберта тем, что хочу написать завещание. Пребывание в паучьем коконе не прошло для моей психики даром, и я озаботился тем фактом, что в случае моей смерти клановое имущество могут пустить с молотка. Я планировал сделать наследницей Кайю, поскольку она самый старый и сильный вассал клана. Закон разумеется не предусматривал аякаси подобной роли, но Ротшильд обещал что-нибудь придумать.
   Позже подъехал явно не выспавшийся Кабураги, притащив в клетках шестерых цутигумо разных размеров. Еще раз попытался отговорить меня и намеревался все равно пропихнуть в сопровождение своих сотрудников, но я ответил, что со мной будут экзорцисты первого клана, так что не стоит ему волноваться. Шидо помог мне, окончательно убедив Хьего-сан.
   До обеда и после я тренировался на пауках, стараясь экономить предоставленные экземпляры. Сумел доработать ошеломление и даже не убил никого с первой попытки. Новая версия амулета все также оставалась лишь частично похожей на вариант деда, но, мне кажется, вышло неплохо. Цутигумо относятся к звериным аякаси, а значит ошеломление будет хорошо работать на любых представителях вида. Кроме него в моем распоряжении были образцы амулетов: "подчинение", "множественное подчинение", "забытье", "связной" - из наших клановых запасов, "ложная цель" и "ослепление" от Кабураги, "чистый разум" от Якоин, "вечный ужас" от Шикимомуро. Связь у нас и так неплохо налажена благодаря Элис. Амулеты для четвертого отдела оставим на потом, перебьются "ошеломлениями" пока. Шикимомуро я ничего не должен. "Множественное подчинение" и "забытье" выглядят весьма сложными. Остается выбрать из двух: индивидуальное "подчинение", которых осталась всего пара штук, или "чистый разум" для союзного клана. С одной стороны, "подчинение" наверняка ведет к освоению умения по контролю разума аякаси. А значит я смогу не убивать злых духов, а привлечь на пользу клану.
   Плюс помочь Химари с ее проблемой. Я усиленно размышлял, можно ли сделать что-то для бакэнэко после того, как Сидзука описала ее приступ в паучьей пещере. Во-первых, стоило бы ее оградить от сражений, каждое из которых приближает кошачье безумие. Айя сообщила, что ее мать Сэмари, предыдущий Багровый клинок Ноихары, стала полностью неуправляемой примерно к двадцати пяти годам, когда Химари было два года. Кайя, дзасики-вараси Амакава, вспомнила, что при первых признаках безумия бакэнэко отправляют на поиски супруга для продолжения рода. Рождаются только девочки по какой-то причине, вроде бы это связано со светом. На срок беременности и некоторое время после разум возвращается к кошачьей аякаси, но это лишь небольшая отсрочка. Хм-м, теоретически, если раз в пару лет Химари будет рожать, то может и сохранить адекватность. Нет, слишком все это притянуто за уши, да и возможно об этом позаботились предки, что ставили нашу родовую печать на бакэнэко. Как бы то ни было, как минимум пять лет еще Багровый клинок Ноихары должен исправно нести службу и мое вмешательство не понадобится.
   Поколебавшись, я решил начать с задания от Хитсуги. Я ее не так хорошо успел узнать, да и можно вспомнить ее умение идеально контролировать себя, но по виду юной главе девятого клана было очень важно, чтобы я изучил именно этот артефакт. Амулет "чистого разума" был даже сложнее "множественного подчинения". Целый час я потратил только на изучение. По моим предположениям артефакт должен блокировать определенные участки мозга и даже выжигать, что не совсем вяжется с его названием. Я попытался воспроизвести заклинание на пауке, но тот быстро скопытился. Имеет ли вообще смысл тренировать его на аякаси? Я написал Хитсуги сообщение и попросил помочь Кабураги с поиском подопытных. Якоин сходу пообещала найти мне сотню-другую жертвенных душ, но я ее веселый настрой не разделял. Имею ли я право лишить жизни живого человека, али тварь дрожащая? Хотя палачи были во все времена. Кто-то ведь должен заниматься грязной работой.
   Оставшихся пятерых я бил "подчинением". После четырех трупиков тщательно проанализировал заклинание и постарался действовать более аккуратно и быстро. Со светом в случае разума нельзя было медлить. Пан или пропал. То есть сама подготовка заклинания занимает какое-то время, после чего резко внедряется в аякаси. Цутигумо выжил, но его шатало и лапы не держали. Однако кровожадный настрой и страх по отношению ко мне из его ауры пропал, минут на десять примерно. Я сделал несколько десятков бумажных "подчинений", пока не выдохся. На каждом написал крупно название, фамилию клана и "Не применять на людях!". Дальше решил попробовать "ослепление", но первая попытка вышла неудачной, и подопытные закончились.
   Выйдя из подвала, я сразу направился в ванную, загодя набранную Кайей. Бросив одежду в Саки, я прошел в банное помещение и внимательно осмотрелся. Это уже стало традицией. Плотно закрыть форточку и краны, щель под дверью заложить полотенцем. Сочтя приготовления законченными, я погрузился в приятную теплую воду. Ди-ниджу, оставленный в углу, включил медленную расслабляющую музыку. Где-то минут через двадцать я почувствовал знакомую ауру. Из небольшой вентиляционной решетки сначала мелко закапало, потом полился настоящий поток, собравшийся в маленькую девочку в синем купальнике.
   - Можно к тебе присоединиться?
   - Тебе действительно надо мыться?
   - Нет, нано. Но когда еще тебе доведется шанс пощупать свою лоли в интимной обстановке?
   - Залезай. Только ко мне не приставай. Помнишь, ты обещала слушаться?
   Сидзука с разбегу плюхнулась в бассейн, подняв кучу брызг.
   - О-о, ты плавки надел? Ждал меня в гости, нано?
   - Я же тебя знаю. Как проверка?
   - Пока мои духи будут исследовать реку Такамии, там не на одну неделю работы.
   - Ясно.
   - Что-то ты неважно выглядишь. Переживаешь из-за цутигумо?
   - Наверное. Столько всего еще надо сделать. Вдруг я не справлюсь? Может я слишком много на себя беру?
   - Ложись на спину на воду, я тебе специальный водный массаж сделаю, нано.
   - Спасибо.
   Мизучи устроила мне настоящее джакузи вперемешку с аква-массажем.
   - Вот уж не думала, что буду утешать экзорциста после убийства аякаси, - пробурчала Сидзука. - Ты сделал правильно, Юто. Все духи бывают разные, и порой сложно различить, в ком таится зло. Но йорогумо и цутигумо не все столь кровожадные, иначе я бы не позволила тебе приблизиться к ним. Люди за века придумали множество законов. Еще в начале двадцатого века можно было легко набрести на разбойников, бандитов. Сейчас это сделать сложнее. Нано. А в прежние времена, как мне говорили, люди постоянно воевали: кланами, семьями, городами, народами. Напоминали диких зверей. Но вы смогли двинуться дальше, и за это я вас уважаю. А аякаси так навсегда и остались в средних веках. Многие от природы мирные, и есть такие как я, что всегда тянулись к человеческому обществу. Но большинство не верит никому, кроме сородичей, живут в глуши. Знаешь, мне кажется, только Амакава могут изменить положение вещей. Вы словно посредники между людьми и аякаси.
   - Думаешь? - переспросил я, нежась в пузырьках воды.
   - Уверена, нано.
   - Спасибо. Все эти разговоры об избранности навевают сон. Надеюсь, там про меня не сочинено каких-нибудь пророчеств?
   - Много чести, - фыркнула мизучи и выстрелила струей воды мне по заднице.
   - Ай! Ослабь напор, посейдона ради... Есть у меня одна идея. Только ведь многие аякаси неразумные. Сложно до всех достучаться. Да и экзорцисты очень упрямый народ. Вон с каким трудом договорился о поездке.
   - Задача сложная и может казаться невыполнимой. Главное начать.
   - Пожалуй, ты права...
   - Юто, можно мне тебя поцеловать, нано?
   Я открыл глаза и увидел склонившуюся надо мной мизучи.
   - Прости, я...
   - Тс-с, не извиняйся. Я умею ждать. Думаешь, я настолько глупа, чтобы отказаться от места, которое могу назвать домом?
   - Ты мне очень нравишься, Сидзука. Как сестра. Ты словно моя мудрая старшая сестра!
   - Нано!
   - Бу-ульк! - меня утянуло на дно бассейна, и я забарахтался. - Кха-кха, за что?!
   Мизучи выпрыгнула из водоема:
   - Еще раз посмеешь назвать меня по имени или тем более старшая сестра, пойдешь на корм рыбам, Юто.
   - Все понял, больше не повторится.
   Вода в бассейне стала градусов на десять меньше, поэтому я тоже поспешно закончил с купанием. Вечером позвонила какая-то важная персона из главного подразделения четвертого отдела. Пытался убедить меня надеть на провозимых аякаси какой-то "пречистый ошейник". Якобы английская сторона согласна только на такие правила. Пришлось мне строить из себя надменного главу великого клана, посмеяться над неспособностью японских оммедзи отстоять свою позицию на международной арене. Тот явно остался недоволен, но обещал что-то придумать. Посмотрев телек и немного пообщавшись с вассалами и охотниками, отправился спать.
  
   - РОТА ПОДЪЕМ!!! - прогремело у меня над ухом.
   Я подпрыгнул и на автомате выставил покров света. Несмотря на то, что фраза была произнесена на японском, интонации легко угадывались по прошлой жизни. В моей комнате стоял незнакомый мужик-азиат в светло-зеленой военной униформе старого японского образца. Лет тридцать на вид, со зверской рожей, присущей некоторым командирам. Сбоку висел меч син-гунто, известный мне по историческим хроникам. Я узнал каску на голове незнакомца, которую выкопал на пляже Тсучидзима, и немного расслабился.
   - Че орешь с утра пораньше?!
   - Сопляк! Ты как разговариваешь со старшим по званию! Ну ничего, я из тебя сделаю образцового солдата! Или захо...
   Я выпустил немного ауры в сторону цукумогами, и тот притих.
   - Слушай сюда, касочник. Старший по званию у нас в клане - это глава, то есть я. Амакава Юто. Какое у тебя было звание? - спросил я, не умея различать погоны японской императорской армии.
   - Гунсо, сержант!
   - Считай меня тайсе, генералом. Генералом Амакава. Как тебя зовут?
   - Гунсо, сержант!
   - Э-э, ладно, Гунсо. Короче, тревожить сон генерала по пустякам запрещено. Я буду досыпать, а ты иди прошвырнись по поместью, познакомься со всеми. Советую тебе не трогать Химари, бакэнэко, Сидзуку, мизучи, и Кайю, дзасики-вараси, а то они от тебя мокрого места не оставят. Выполняй!
   - Есть, тайсе! - мужчина развернулся и строевым шагом покинул мою комнату.
   Да, боец из новообразованного цукумогами не ахти, аура слабая, но может пригодится его сержантский настрой. Я уж и забыл про каску, сваленную в углу комнаты, но видимо, ночного излучения моей ауры ему хватило для эволюции.
   К завтраку меня вежливо разбудила Лизлет. Я с удовольствием уплетал вкусности, познакомил всех с новым вассалом Амакава.
   - Раз наш клан расширяется, надо постепенно менять некоторые порядки, - проговорил я. Маки тут же потянулась за записной книжкой. Да и пусть строчит. - Наш новый товарищ Гунсо-сан подал мне замечательную идею. В любой военной организации должна быть строгая иерархия и подчинение. Засим объявляю себя генералом клана Амакава.
   - Генерал извращенцев, - тихо буркнула Кайя.
   - Капитанами Амакава я назначаю Си... мою лоли, Химари и Айю. Лейтенантами назначаю Кайю, Кагецуки и Гунсо. Элис - младший лейтенант. Сержантами назначаю Гинко и Акиру... также Тосигами. Нобу, Лизлет и Мурабито, вы можете остаться гражданскими, либо получить сержанта. Саки и Ди-ниджу тоже гражданские. Со званием вы получаете не только привилегии, но и обязанности. Правила просты: подчиняться старшему по званию, если того требует безопасность клана, и соответственно отдавать указания младшим по званию. Идиотским приказам следовать необязательно, своя голова на плечах должна быть. Водные духи будут рядовыми. Если у вас есть вопросы по званиям, вы можете их задать лейтенанту Гунсо...
   Шидо усмехнулся. Ну да, лейтенант Сержант звучит забавно.
   - "...Uncle Sam does the best he can
   You're in the army now
   Oh, oh, you're in the army now..." - исполнил аякаси плеера.
   - Потом придумаем какие-нибудь отличительные знаки.
   - Милорд, почему это у меня со змеюкой одинаковое звание? - возмутилась кошка.
   - Ты права. Сначала я хотел дать тебе на звание меньше...
   - Ня-и?! (че?!) Сильнее я!
   - Дело не в силе, а в разумности и... том, насколько я вам доверяю. Айя ведь тоже не может похвастать большим боевым потенциалом.
   - Поняла, милорд.
   - Багровый клинок, Морской кнут... Как-то это глупо звучит. Будем перенимать практики, которые работают по всему миру. Тсучимикадо-сан, у вас есть, что посоветовать?
   Шидо с Маки отрицательно покачали головами.
   После завтрака я участвовал в специфичной процедуре обретения одежды для дзасики-вараси. Они могли носить обычную одежду, но, чтобы наряд стал их частью, они должны в нем умереть, либо провести особый ритуал. Требовалось вливание магии другого человека, к чьей ауре аякаси привычны. Акира в последнее время питался только моим светом, ну а Кайя была изначально заточена под служение Амакава. Для Акиры я осветил выбранное им самим серое кимоно с темной окантовкой, напоминающее по цветам его предыдущую больничную пижаму. Кайя получила инвертированную черную юкату с красным воротом (раньше была красная с черным) и фиолетовый широкий пояс.
   Подъехал Кабураги со специальными временными документами для аякаси. Сказал, что у британцев будет ответная просьба к нашему клану. Выполнять ее якобы необязательно, но в следующий раз могут и не пустить вместе с аякаси в страну. Я передал ему стопку доработанных ошеломлений, что мужчину явно обрадовало.
   Сразу забронировал билеты и отдал приказания на время нашего отсутствия. Наказал Гинко сопровождать других, более слабых вассалов. По возможности не покидать особняк. Хотя в префектуре кицунэ с они не появлялись, но все-таки их видели на севере острова, не так далеко от Такамии. Айя обещала сразу позвонить мне, если появится новая информация. Я дал ей контакт Хитсуги, чтобы держали связь. Элис я попросил выведать всю доступную информацию про клан Ходжо и совместно с конвертом выбрать то, что может быть важным для нас.
   Перед отправкой ко мне заскочил Альберт, ознакомил меня с некоторыми бумагами. Я внимательно прочитал прошение к императору Рюноске, составленное британцем, и остался доволен. Также Ротшильд уверил, что старая ноихарская школа будет у нас в кармане. Ему уже даже ключи выдали, чтобы мы могли ознакомиться с будущими арендуемыми помещениями. Осталось договориться о цене. По такому случаю, я озадачил Кайю, Тосигами и Акиру серьезной работой. Необходимо переселить нового дзасики-вараси в школу и помочь с энергией и обустройством на первое время. Как дзасики-вараси и дух урожая провернут данный фокус меня мало интересовало, но я хотел, чтобы школа стала защищенным местом как можно скорее, и Акира проживал там в безопасности. Мальчик, само собой, расстроился, и мне пришлось пообещать проводить в его новом доме больше времени.
   Заехали в "Сумчатый рай", обзавелись большим прочным рюкзаком для вещей. После обеда стали собираться и прощаться.
   - Ладно. Айя, Шидо, следите за порядком. Постараемся вернуться к четвертому числу, празднику нэбута. Если хотите, сделайте повозку, или что там мастерят... Лизлет, хватит слезы лить, я ненадолго.
   - Да, господин, хны-хнык...
   В аэропорту Такамии нас сопровождали несколько человек из службы безопасности, в двоих из которых я почувствовал ауру, хоть и слабее чем у Маки. Как выросшему в обычном мире, не знакомом с магией, самолет -- первое, что пришло мне в голову в качестве средства передвижения. Лишь позже я еще раз связался с Джингуджи и расспросил насчет магических перемещений. В Японии с этим все очень непросто -- так сложилось исторически. В давние времена случались войны с использованием средств мгновенного перемещения, и большинство стран закрыло границы для международных перелетов. В отличие от Европы, Японская империя полностью отгородилась от других государств, и только частные артефакты работали. В остальном охотники путешествовали обычным человеческими способами. Когда-то использовались специальные летающие аякаси для перевозки, но с изобретением пассажирской авиации от них полностью отказались. Куэс рассказывала про шотландских грифонов, которые находились на грани вымирания. Сама же наследница двенадцатого клана использует свой фамильный артефакт, который, к сожалению, рассчитан на одну персону и перезаряжается долгое время.
   Свободный час до вылета мы провели в зоне дьюти-фри. Я нашел там ювелирный магазинчик и порадовал Химари небольшим презентом: позолоченным кулоном на цепочке в виде рыбы. Выбирала, само собой хвостатая. Я сначала предложил ей дельфинчика или маленькую кошку, однако бакэнэко сразу нацелилась на чешуйчатое украшение. Ну ладно Химари, ее специфичные вкусы я успел изучить, но что ювелирные компании? Неужели подобная продукция пользуется спросом? Рыбина выполнена была весьма условно, поэтому определенную особь в ней было не узнать. Первые ассоциации были с плотвой. Сидзука отказалась от драгоценностей поначалу, списав на то, что в свое время столько их натаскала со дна водоемов, что уже тошнит. Но искренняя радость Химари была столь заразительной, что через несколько минут мизучи сдалась и выбрала себе колечко в виде свернувшейся змейки. Перед Маки, которая бродила вместе с нами, мне стало несколько неловко, так что я купил ей недорогой брелок на телефон в виде какой-то розовой поняшки. Охотница сначала решила, что я издеваюсь над ней, но все же поблагодарила и взяла подарок.
   За одиннадцать часов полета я успел поспать, поболтать с Химари, Сидзукой и Маки на разные темы, послушать Ди-ниджу и проштудировать буклет про достопримечательности Лондона, который выдавали всем пассажирам. В Англии, да и в Европе мне побывать ни разу не довелось, так что я планировал устроить себе небольшую экскурсию. Раз уж такой случай подвернулся. Хотелось посмотреть и Букингемский дворец, Трафальгарскую площадь, Вестминстерское аббатство, Биг Бен, Тауэрский мост, прокатиться на большом колесе Лондонский Глаз, сходить в настоящий английский паб. Но сначала дело, потом уже культурно-развлекательная программа. Сидзука, ни разу до этого не путешествующая самолетом, осталась под впечатлением. В меню присутствовала рыба, так что и Химари была довольна. Как мало некоторым надо для счастья.
  
  
   Глава 2
  
   Хитроу встретил нас суетой и толпами народа. Еще бы. Один из самых загруженных аэропортов мира. Аякаси плеера беспрестанно крутил биттлов по такому случаю. В терминале нас уже ожидала скучающая Куэс и несколько магов в коротких темных мантиях. Одна женщина держала в руках два белых ремешка-артефакта, от которых несло магией. На компанию никто не обращал внимания. То ли привыкли к странной униформе, то ли какой-то отвод глаз.
   - Амакава-сан, добро пожаловать в Соединенное королевство. Не возражаете, если мои коллеги перейдут на английский? - с сильным акцентом спросил один из встречающих.
   - Да, конечно, - перешел я на родной для британцев язык. - Ди-ниджу, выключи музыку, - попросил я. Заводной трек God save the Queen от рок-группы Sex Pistols плавно сошел на нет. Кстати, аналогично назывался государственный гимн туманного альбиона.
   - Мистер Амакава, от лица агентства MI0 рады приветствовать вас в Великобритании, - протянул мне руку мужчина средних лет. Говор у англичан весьма специфический, но специально для меня собеседники старались четко проговаривать слова.
   - Благодарю, - пожал я руку. - Хорошо, что наши службы безопасности смогли договориться. Я так понимаю, это те самые "чистые ошейники"?
   - "Пречистые", - поправила женщина и протянула ремешки. - Нам сообщили о вашем нежелании надевать ошейники на "созданий", что, учитывая их класс опасности, является нарушением магического законодательства Британии.
   Я выставил перед собой Сидзуку:
   - Господа, разве можно надевать ошейник на такую милую девочку?
   - Нано... Пожалуйста, не делайте мне больно, - выдала мизучи жалобным тоном, сделав круглые глаза и сложив руки в молитвенном жесте.
   Однако опытных магов ее слова почти не смутили.
   - Гхем, - кашлянула женщина, отведя взгляд. - Мы решили пойти на уступки ради вас, мистер Амакава. Но на время пребывания в Англии вы обязаны иметь ошейники при себе. Если же вы вдруг решите посетить Шотландию, то... В общем, шотландское подразделение было категорически против вашего прилета.
   - Я учту, спасибо, - я принял белые ремешки из рук сотрудницы безопасности.
   - Мистер Амакава, - взял слово мужчина, который выглядел старше остальных. - Мы надеемся, вы понимаете, что с нашей стороны уместно рассчитывать на ответную любезность. Мы наслышаны о ваших способностях по приручению созданий высокого класса опасности, поэтому наша просьба будет связана с магическими тварями. В этом кейсе документы и карты, все тщательно расписано. Также инструкция по пользованию "пречистым ошейником". Если вкратце, то мы бы хотели, чтобы вы посетили Шервудский скрытый заповедник и задали несколько вопросов местным обитателям. С нашей стороны мы предоставим транспорт, все необходимые пропуска и обмундирование.
   - Хм-м, хорошо, я подумаю над вашей просьбой. Если у нас будет время, возможно мы посетим этот заповедник, - улыбнулся я криво и взял небольшой кейс.
   - Вы закончили? - поинтересовалась Куэс нетерпеливо.
   - Да, мисс Джингуджи.
   - Отлично. Идем, Юто.
   Мы неспешно направились по терминалу, минуя толпы людей. Мне показалось, что за нами кто-то следует, но никого сходу обнаружить не удалось.
   - Не слишком-то дружелюбная встреча, - высказал я на более родном японском.
   - А что ты хотел? Притащил сюда высших аякаси без всякой охраны и защиты, создал международный прецедент. Завтра все заводчики магических тварей будут писать, чтобы и им тоже разрешили провоз без всех этих бюрократических проволочек.
   - А что это за Шервудский заповедник? Это не тот ли, где промышлял Робин Гуд?
   - А-а, сказки для обывателей. Шервудский лес испокон веков был обителью для аякаси. Там даже разбойников никогда не было. Чтобы обыватели туда не совались и придумали историю про благородных бандитов.
   - Ясно. Так что с проклятьем? Где живет та ведьма, о которой ты говорила?
   - Недалеко от LAMA, в преподавательском городке. Она обучала проклятьям в академии, но несколько лет назад ушла на пенсию. Я бы не сказала, что миссис Флетчер и я стали подругами, но отношения у нас были хорошие. Проще всего нам до LAMA будет добраться через вуднет, деревянную сеть. Помнишь, я рассказывала тебе про метлы?
   - Ага. Но у тебя вроде бы нет ее?
   - Нет, но между двумя волшебными деревьями можно путешествовать и без специальных артефактов. В Хитроу и LAMA есть точки вуднета.
   Мы перешли в другой терминал, где прямо по центру зала росло высокое дерево, напоминающее дуб. Я не специалист во флоре, может это и не дуб вовсе, а какой-то похожий гибрид. Выпустив свет, я почувствовал исходящую от него могущественную силу, немного напоминающую магию дзасики-вараси. Волшебное дерево отделялось от остальной части аэропорта магическим барьером. Скорее всего, для отвода глаз. Рядом дежурила двойка магов в мантиях и пара сотрудников терминала. При нашем приближении служаки подняли тревогу, вызвали охрану и выставили какой-то мощный барьер. Пришлось показывать им ошейники, а также пропуска. Минут пятнадцать мы ждали, пока отменят тревогу и уточнят насчет разрешения для переноса магических созданий с высоким классом опасности. Могли их хотя бы предупредить. Потом сотрудник вуднета очень тщательно проверял наши ауры на совместимость с сетью. Мне и Куэс разрешил сразу, Сидзуке, поколебавшись, также дали зеленый свет. А вот аура Химари оказалась слишком "темной", чтобы путешествовать по деревянной сети. Пришлось использовать внутреннюю силу волшебного дуба, чтобы перенести бакэнэко, что стоило на порядок дороже. Однако расстояние, как и цена, были не такими большими, так что я без вопросов выложил кровные. Сам перенос не запомнился ничем особенным, никаких неприятных ощущений. Вот ты здесь, а вот уже в другом месте, и специальный работник отгоняет тебя в сторону, чтобы не мешать другим прибывающим. Химари выглядела бледной после переноса, но крепилась. Сидзука радостно носилась, изображая любопытного ребенка.
   Видел в буклете фотографии Оксфордского университета. Архитектура Лондонской Академии Магических Искусств была очень похожей. Готичные шпили, высокие арки окон. Как поведала Куэс, ЛАМИ построена на шесть лет раньше Оксфорда. То есть, над зданиями работали одни и те же строители и проектировщики. До этого обучение колдунов и ведьм, как их официально именовали в Англии, проводилось на дому в частном порядке. Поэтому раньше различные Дома имели большое влияние. Сейчас же и выходец из обычной семьи может занять весьма высокий пост в магическом сообществе. Хотя Куэс сказала, что в этом плане маги немного отстают от обывателей. Например, притеснение чернокожих сошло на нет только через десяток лет после того, как это случилось среди обычного народа. Сейчас сообщество магов, как с неудовольствие выдала Куэс, переживало сексуальную революцию. Некоторые колдуны и ведьмы в открытую заявляли о своей нетрадиционной сексуальной ориентации, и им было сложно отказать в приеме на работу. В Daily Magic писали о законопроекте по разрешению сочетаться браком среди однополых пар-одаренных и отмене принудительной психокоррекции. Но тут были свои тонкости: однополые пары могли усыновить кого-то, однако магическое наследство пропадало втуне. Радетели за развитие колдовского потенциала Британии были категорически против. Также проходили дебаты по разрешению свободной продажи зелья по смене пола, которое считалось запретным уже два века из-за некоторых составляющих.
   - Воу, ничего себе. В Англии развито зельеварение?
   - Сейчас лишь тень былого величия. Многие ингредиенты банально не достать. Поэтому остались только простые и слабые рецепты, зельеварение даже думали сделать факультативом вместо основного предмета.
   Куэс провела нам небольшую экскурсию по ЛАМИ, хотя внутрь зданий нас не пустили. Народ в основном был на каникулах, но некоторых студентов я видел. Ничего так, обычные подростки, некоторые со смартфонами или в наушниках. Форма похожа на мою школьную, для мантий слишком жарко. Погода выдалась на удивление солнечной и теплой, ведь я слышал, что туманный альбион славится непрекращающимися дождями. Из-за разницы во времени, мы прибыли лишь на пару часов позже вылета, так что в Англии стояло семь вечера того же дня. На стадионе увидели небольшую группу студентов, гоняющих мяч.
   - А как же квиддич?
   - Юто, хочешь, чтобы я тебя стукнула? - едко спросила Джингуджи.
   - Ладно-ладно. Англия ведь родоначальник футбола, не мудрено, что и волшебники тоже этим увлекаются. Даже слова soccer и sorcerer похожи. Только почему они с палочками?
   - Я не особо знакома с правилами, - призналась Куэс. - Вроде бы в футболе им можно использовать чары временной парализации и нарушения координации, а также защитные. Палочка нужна, чтобы никто не мухлевал, и не бросал заклинания чаще установленного времени.
   - Ясно, ничего необычного. Кстати, я бы хотел с тобой потренироваться, испытать свои силы, так сказать. Не сейчас, конечно.
   - Я не возражаю, - слабо улыбнулась сумеречная луна. По-моему, она первый раз мне улыбнулась с того момента, как узнала про закладки.
   - Я бы тоже могла показать несколько приемов с печатями, - предложила Маки. - Хотя печати Амакава отличаются от обычных. Но больно уж легко тебя пленили цутигумо.
   - Э-э, с удовольствие поучусь у Маки-сенсея, - отвесил я поклон.
   Насколько мне известно, родовые умения Амакава не особо афишировались. Вернее, большую известность получили наши печати, которыми вовсю торговали, чем другие грани светлой магии. Охотница из Тсучимикадо, видимо, считала, что именно печати составляют основную часть моего боевого арсенала, поскольку еще не видела меня в бою. Кстати, с собой я взял пачку бумажных личнозачарованных амулетов: ошеломление, подчинение. И пара оставшихся барьерных. Пока что я их распихал по карманам, но у Тсучимикадо имелись специальные пеналы по типу кобуры подмышкой. Они так и назывались -- печатницы. Шидо обещал достать одну для меня по приезду.
   Академия располагалась в западном районе Лондона, не густонаселенном. В основном частные дома и участки. Куэс сказала, что раньше это место считалось отдельным поселком, который в одно время стали относить к столичной территории. Над входом крупными буквами значилось название академии. Когда я на них смотрел, взгляд словно соскальзывал из-за какой-то магии, поэтому вопрос про обывателей отпал сам собой. Наверное, неодаренные не видят этой надписи, или видят что-то обычное. Ниже значился девиз "Magicis illuminatio mea", что означало "Магия - просвещение мое" или "Магия - мой свет", как пояснила Куэс. Занятно, что девиз Оксфорда был "Dominus illuminatio mea" или " Господь -- просвещение мое". Колдуны в целом не были никогда религиозным народом, отчего в средние века часто возникали конфликты. Инквизиция, очистительные походы и прочая ересь.
   Минут двадцать мы шли по этаким классическим английским провинциальным улочкам, залитым лучами заходящего солнца и утопающим в зелени. Изысканные особняки с лужайками и небольшими садами.
   - Тетя Маргарет живет дальше по Тисовой улице.
   - Приятное местечко.
   - Стоп! - остановил нас мужчина с планшетом для бумаг в руках. - Дальше идут съемки, прохожим появляться нельзя. До девяти часов.
   - Ох, я и забыла, - изобразила фейспалм Куэс. - Там же этих книг тьма тьмущая. Про Гарри Поттера, - пояснила мне колдунья.
   Я шикнул на Ди-ниджу, который заиграл заглавную тему из озвученной киноэпопеи.
   - Супер! А какая часть серии?
   - Дары смерти, первая часть, - ответил сотрудник.
   - God damn, вы что, еще больше этот дурацкий сериал решили растянуть? - вспылила Куэс.
   - Мисс, нам очень важно ваше мнение, - фальшиво улыбнулся рабочий.
   - Юто, пойдем в обход, дворами.
   - Хм-м, не хотелось бы мешать съемочному процессу, - засомневался я.
   - Мисс, у нас есть разрешение на съемки, - возмутился мужчина. - Час обходится в не один десяток тысяч фунтов, так что вам могут выписать серьезный штраф.
   - Юто, - прошептала мне Куэс. - Есть чем приложить его?
   Свое экспериментально-паучье подчинение использовать не стал, боясь за здоровье человека. Сделал знак Химари, и кошка без лишних рассусоливаний активировала дедовскую печать.
   - Вы нас не видели, - бросила осоловевшему мужику Куэс, и направилась вперед, пройдя под специальной натянутой лентой.
   Мы с любопытством последовали за проводницей. Колдунья осторожно выглянула из-за угла улицы, скомандовав нам соблюдать тишину. После чего вернулась и принялась раздавать указания:
   - Лезем через ограду, дома обходим сзади. Старайтесь соблюдать тишину. Нам нужен четвертый дом с этой стороны улицы.
   - Ты уверена, что колдунья дома?
   - Да, я ей звонила, она обещала быть вечером дома.
   - А ты сама не можешь сделать что-нибудь вроде отвода глаз?
   - Я могу поджарить все вокруг в радиусе километра. А если попытаюсь наколдовать заклинание незаметности, попавшие обыватели оставшуюся жизнь проведут в состоянии овоща. Знаю-знаю. Меня саму ужасно бесят эти телевизионщики. Могли бы найти другое место для съемок.
   - У меня есть с собой несколько печатей для стирания памяти, если что, - добавила Маки.
   - Идем! - скомандовала Куэс.
   Колдунья что-то тихо прошептала, подул сильный ветер, подхватил девушку и перенес ее через высокую ограду. Маки немного помедитировала, сложила руки в странный жест, после чего выпустила порцию барьерной магии. Дальше, словно по лестнице, охотница перебралась через высокий забор. Мне захотелось покрасоваться, и я не стал использовать подготовленную стремянку. Напитав тело светом, я высоко подпрыгнул и перелетел через преграду. К сожалению, приземление вышло не очень удачным, и я перекатился по газону один раз. Спутницы комментировать не стали. Химари перепрыгнула сходу, Сидзука просочилась сквозь прутья забора. Ах ты моя терминаторша жидкая.
   Первый дом был пуст и обычен, а вот следующий окружили слабым отталкивающим барьером. Куэс даже бровью не повела, выбросом огненной магии проделала внушительную дыру. Чувствовал себя каким-то вором-домушником. Мы бежали по заднему двору дома, как возле окна второго этажа здания почувствовалась сильная аура:
   - Что вы здесь делаете? Темные твари?! Получайте!
   Светловолосый мужчина взмахнул рукой и в нас полетело какое-то заклинание на основе воды, скорее всего. Неуловимым жестом Маки выбросила печать, и между нами и домом возник знакомый тсучимикадовский барьер, который и принял на себя весь урон. Мы продолжили бег и сходу перемахнули через живую изгородь, разделяющую территории между особняками. Преследовать нас не стали. Следующий дом был безлюден, и защитной магии в нем не наблюдалось. Мы добрались до четвертого дома, и Куэс громко постучалась в заднюю дверь здания. Нам открыла пожилая женщина в очках, вполне обычная на вид, хотя аура говорила о том, что она колдунья, хоть и слабая.
   - Мисс Джингуджи! Кто это с вами? Почему темные твари без ошейников? - пронзительно взглянула на Химари старушка, отчего бакэнэко занервничала.
   - Все в порядке, миссис Флетчер. Мой друг Амакава Юто из шестого великого клана экзорцистов. В своей работе он использует прирученных магических созданий. Я могу ручаться за их мирный характер, - бросила предупреждающий взгляд на Химари колдунья.
   Я по-японски тихо предупредил вассалов, чтобы вели себя тихо.
   - Совсем в Японии маги распоясались. Своих сил не хватает, к темным шастают. Не к добру это, мистер Амакава.
   - Э-э, возможно...
   - Ладно, раз моя бывшая ученица за вас поручилась, проходите в дом. Только вы двое - ничего не трогать, - строго обратилась к Химари с Сидзукой миссис Флетчер. - Держите свою магию в узде, не то я могу вас прибить случайно. В молодости много тварей перебила, так что не смотрите на мой возраст.
   - Ма-а, старуха, конечно, поехавшая, но вы постарайтесь не провоцировать, - обратился я к вассалам на японском. Куэс открыла рот в возмущении, но промолчала, а старая колдунья бросила на меня подозрительный взгляд.
   - Да, милорд.
   - Конечно, братик Юто. Но мне она не нравится, нано.
   Мы прошли в дом, обставленный весьма недурно. Куэс принялась объяснять, что из-за чертовых съемок нам пришлось пробираться дворами, и у нас возник небольшой конфликт с соседями.
   - А-а, наверное, Малфой, я позвоню ему, успокою. Устраивайтесь в гостиной, - произнесла старушка и отошла к телефону. - Только твари пусть не садятся на мой любимый диван!
   - Да, мэм, - смиренно ответила Джингуджи.
   Я напряг память, вспоминая кинофраншизу про британских волшебников. Фамилия очень знакомая. Вроде там был мелкий парень с дурацким именем, а его отца звали...
   - Неужто Люциус? - шепнул я Куэс.
   - Нет, его зовут Френк. Он преподает в ЛАМИ прикладные чары. В Академии много преподавателей, около полусотни, плюс обслуживающий персонал. Писательница брала некоторые образы и фамилии оттуда. А Малфои - единственные, с кем она судилась по поводу использования персональных данных. Но имя персонажа так и не сменили.
   - Все верно, - вернулась Флетчер. - Джоан всегда была такой выдумщицей, вместо моих занятий фантазировала о своих историях. Я ей постоянно делала замечания, что с таким настроем она никогда не станет искусной колдуньей. Так и вышло. Средний балл в дипломе у нее был ужасный, насколько я помню. Мою фамилию она тоже использовала, хотя она отнюдь не редкая в Британии. Такой неприятный персонаж получился, но не важно. Сейчас я принесу чай и закуски. Куэс, душечка, помоги мне на кухне.
   - Конечно, миссис Флетчер.
   - Можно просто Маргарет.
   Пока дамы отсутствовали, Маки с большим любопытством обследовала помещения, останавливаясь возле фонящих магией артефактов. Химари напряженно стояла рядом, крепко сжимая рукоять Ясуцуны. Я дотронулся до ее руки, и бакэнэко слегка улыбнулась мне и расслабилась. Сидзука ходила хвостиком за Маки, но трогать что-либо опасалась. Довольно быстро вернулись Маргарет и Куэс с подносом чая и горой сэндвичей.
   - Вы успели все это приготовить? - удивился я.
   - Я ждала гостей сегодня вечером, а когда позвонила Куэс, решила сготовить побольше. Угощайтесь, мистер Амакава, здесь на всех хватит. Людям, - уточнила пожилая женщина.
   - Зовите меня по имени. Извините, если мы отвлекаем вас.
   - О, нет. Я всегда рада своим бывшим ученикам. Мои дети и внуки редко приезжают. Кушайте, вот эти с тунцом - мои фирменные.
   - Очень вкусно, - похвалил я, работая челюстями.
   - Так на чем я остановилась? Мисс Роулинг, то есть, конечно, миссис Роулинг была посредственной колдуньей, но это не отменяет того факта, что она смогла добиться успеха большего, чем многие выпускники Академии. Среди волшебников ее истории не получили особой популярности. Более двадцати лет назад решался вопрос, давать ли разрешение на выпуск книг среди обывателей. Велись жаркие споры. Я тогда входила в совет ЛАМИ, так что немного поучаствовала. Думаю, никто из нас не ожидал, что история про волшебника, ученика вымышленной магической Академии, вызовет такой ажиотаж в мире. И вот уже заканчиваются съемки седьмого, предпоследнего кинофильма о Мальчике-который-выжил. Пойдемте, покажу вам.
   Миссис Флетчер резво подорвалась с кресла и потянула меня на второй этаж особняка. Мы прошли в одну из спален и прильнули к окну.
   - Смотрите, Юто, вон там.
   Я глянул дальше по улице. Там стояла серия более типовых домов попроще, не сравнимых с особняком Флетчер. Вся улица была битком забита народом, техникой, осветительными приборами и прочим съемочным оборудованием.
   - Не беспокойтесь, по плану мою сторону улицы снимать не будут, так что ваше любопытное лицо не будет мелькать на кинопленке.
   - Вот как, - хмыкнул я.
   - Представляете, когда-то они планировали воссоздать Тисовую улицу в павильоне, с нуля выстроить. Вот глупость. Зачем, если есть оригинал? Фильмы снимались в сотрудничестве с Министерством Магии, так что мы настояли, чтобы использовали именно настоящий дом. Там жил племянник Джоан, который послужил прообразом для главного героя. Неодаренный, или как их называет миссис Роулинг, маггл. У него тоже шрам был, только на коленке, и скорее в форме волны, чем молнии.
   - Очень познавательно. А что волшебники, не были против съемок?
   - Большая часть съемок проходит в других местах. Так что почти все жители согласились. Кроме Малфоя, конечно же. Весьма вредный преподаватель.
   Мы спустились обратно в гостиную и принялись дальше чаевничать. Маргарет с удовольствием рассказывала о съемках и различных особенностях киносаги и настоящего быта колдунов в Англии. Я даже на время забыл о том, зачем собственно приехал.
   - У Джоан одним из любимых предметов было зельеварение, хотя я подозреваю, из-за того, что там был весьма привлекательный преподаватель. Молодость, - Флетчер хихикнула. - Еще она очень любила животных и магических созданий. Поэтому в истории этим двум отраслям уделено намного больше времени, чем есть на самом деле. Кстати, где вы остановились?
   - Мы планировали заселиться в отель, - ответила Куэс.
   - Ой, бросьте. У меня много свободных комнат.
   - Благодарю. С вашего позволения, мы останемся на ночь. Мне очень интересно послушать про художественные произведения, но может вы посмотрите Юто?
   - Хорошо-хорошо, и незачем так торопиться, душечка. Проклятия спешки не любят, особенно когда их надо снять, а не наложить.
   - Да, - смиренно произнесла Джингуджи.
   - Юто, ложись на диван, я произведу первичную диагностику. Возможно, Куэс излишне сгущает краски, и японские специалисты сами могли снять проклятие. Подобная услуга в Англии стоит около двадцати тысяч фунтов, но вам по-дружески сделаю диагностику за десять.
   - Я заплачу, - высказала Куэс.
   - Превосходно. Тогда...
   Тихая трель звонка прервала фразу миссис Флетчер:
   - Ой, наверное, это ребята пришли, - всплеснула руками старушка и направилась открывать дверь.
   В прихожей послышались голоса гостей и хозяйки:
   - Проходите-проходите, у меня сейчас посетители, но вы примерно одного возраста, должны подружиться.
   - Мы бы не хотели вам мешать... - произнес женский голос.
   - Ничего страшного! Проходите. Вы уже закончили на сегодня?
   - Да. Там еще будет несколько дублей, но с другими персонажами.
   В гостиную прошло трое молодых людей, не узнать которые было невозможно. Я аж с дивана подпрыгнул:
   - Вау, мистер По... то есть, мистер Рэдклифф. Извините за наглость, можно у вас автограф взять? И у вас, мисс Уотсон, и у... э-э...
   - Руперт Гринт, - буркнул рыжеволосый актер, который играл Рона... Фамилию персонажа я запамятовал. Какая-то скользкая фамилия, вроде. - Вечно мое имя никто не помнит.
   - Извините, мистер Гринт.
   - Ничего, я уже привык. И можно по имени.
   - Присаживайтесь, угощайтесь. Это моя бывшая ученица Куэс Джингуджи и Юто Амакава из Японии, - представила нас хозяйка, оставив за скобками Маки-сан и аякаси.
   - Ох, ваши сэндвичи божественны, - рыжий мгновенно переместился за столик и схватил угощение. - Вот эти с тунцом бесподобны. С курицей тоже вкусные. Приятно познакомится, кстати.
   - Руп, ты все не выходишь из роли? - произнес Дэниел и протянул мне руку. - Рад познакомиться с друзьями миссис Флетчер.
   Я пожал руку актеру. На вид Рэдклиффу было около двадцати. Я не смог разглядеть знаменитый шрам - видимо грим уже смыли.
   - Это очень удобный образ, - буркнул Рон, то бишь Руперт, давясь сэндвичами.
   - Вы познакомились на съемках? - поинтересовался я, ища в своих вещах чистую бумагу. Наткнулся на заготовки для амулетов из зеленой бумаги. Сойдет.
   - Когда я вышла на пенсию, появилось много свободного времени, - поведала Маргарет. - Я стала консультировать съемочную группу по некоторым вопросам, связанных с магией. Так и познакомилась с ребятами. Иногда я готовлю для них перекус, когда съемки проходят на Тисовой улице.
   - Миссис Флетчер рассказала нам много интересного про колдовство и магическое сообщество, - сказала Эмма Уотсон. - Конечно, ее истории не так пропитаны духом приключений, как книги Роулинг, но знание о том, что все это не выдумка, придает им больше значимости.
   - И сэндвифи фкусные, - добавил Рон, то есть... Пожалуй, проще называть его именем персонажа.
   - Какая интересная бумага, - заметил Дэниел, подписывая мне автограф.
   - Бамбуковая. В нашем клане ее используют для магических печатей.
   - Вау. Можно мне тоже от вас получить автограф в виде печати? - оживилась Уотсон. - То есть, необязательно настоящую...
   - Хм-м, к сожалению, я не захватил с собой тушь, поэтому придется довольствоваться ручкой.
   Я быстро начертил ручкой иероглифы на бумажной заготовке:
   - Этот знак означает "ошеломление", мисс Уотсон, а это моя фамилия - Амакава.
   - Просто Эмма.
   Рон и Дэниэл также попросили себе по экземпляру, и я сделал еще пару. Исполнительница роли Гермионы подсела ко мне на диван и с неподдельным любопытством и большой осторожностью разглядывала настоящие магические печати, которые я дал ей посмотреть. Когда я описал работу "подчинения", она сказала, что это похоже на вымышленное заклинание "империус".
   - Смотрю, ты еще девушку решил привести в свой гарем, Юто, - едко подметила Куэс. - Ну она хотя бы человеческого происхождения.
   Уотсон немного смутилась и поинтересовалась:
   - Это вы про девушку с белыми волосами и девочку с красными глазами? - указала рукой Уотсон. - Я сразу поняла, что они какие-то не такие. От них словно веет опасностью.
   - Юто - мой старший братик, нано, - пропищала Сидзука по-английски и бросилась меня обнимать, на что миссис Флетчер и Куэс смотрели крайне неодобрительно.
   - Mister Amakawa is my husband and my lord, - с невозмутимым лицом продекламировала Химари, после чего на ней скрестились несколько пар любопытных глаз. Ну Лизлет, зараза, чему ты ее научила?!
   - Химари, не вводи народ в заблуждение. Про гарем - это все выдумки, - сказал я раздраженно и отстранил мизучи, после чего перешел на японский. - Куэс, ты офигела? Если у тебя с личной жизнью не сложилось, не надо меня приплетать. Между прочим, Лизлет и Гинко уже нашли себе пары, да и Кайя часто с Акирой стала общаться.
   - Вот как, - удивилась колдунья и перешла на английский, чтобы остальным было понятно. - Извините, я немного неправильно истолковала ситуацию.
   - Мистер Рэдклифф, скажите, а что за сцену вы здесь снимали? - нарушила наступившую тишину Маки на ломаном английском.
   - О, съемки по графику уже должны были закончиться, - оторвался от чая исполнитель главной роли, - Но мистер Йейтс, наш режиссер, решил переснять начальную сцену. По сюжету за главным героем охотятся пожиратели смерти, и его необходимо вывезти из дома в безопасное место. Тогда друзья героя принимают оборотное зелье, чтобы нельзя было отличить от оригинала, и разными путями покидают Тисовую улицу.
   - Да, Джоан та еще придумщица, - улыбнулась миссис Флетчер. - Если бы такое зелье существовало, воцарился настоящий хаос.
   - Мисс Джингуджи, вы очень красивая и с отличной фигурой, - произнесла Уотсон. - Скажите, вы используете какие-то волшебные средства?
   - Кто о чем, а девчонки о шмотках и косметике, - фыркнул Рон.
   В дверь позвонили, и Дэниел поднялся:
   - Это, наверное, наш водитель, мы пойдем.
   - Мальчики, идите, я потом своим ходом до отеля доберусь, - сказала актриса.
   - Эмма, ты же знаешь, что по контракту нам потом сотрут память обо всем магическом, - заявил Рон.
   - Не переживай. Идите уже.
   - Хм, тогда может и мы задержимся, Руп?
   - Я не против, - пожал плечами рыжий, беря новый бутерброд.
  
  
   Глава 3
  
   Джингуджи по виду не особо то хотелось общаться с обывательницей, пускай она и была весьма известной, но все же дала несколько пояснений. Сумеречная луна в основном пользовалась обычной косметикой, только накладывала заклинание против загара. Уотсон возмутилась, сказав, что сама бы хотела загореть, но по контракту ей не разрешается долго находиться на солнце. Естественность лучше грима. Некоторое время девушки беседовали на тему различий в понятиях о красоте в западной и восточной культурах.
   - Юто, продолжим? - спросила старая колдунья. - Если ты не возражаешь против присутствия ребят.
   - Хм-м.
   - Вы будете заниматься магией? Можно нам тоже посмотреть? - загорелась молодая киноактриса.
   - Ладно. Раздеваться не надо хотя бы?
   - Пока нет.
   Я лег на диван на спину, Маргарет присела и положила руки мне на виски.
   - Закрой глаза и расслабься.
   Я повиновался и почувствовал, как мягкая волна быстро пробилась в мой разум и сразу отступила. Резкий звук, прорезавший комнату, я узнал сразу, и прикрикнул на японском, не открывая глаз:
   - Капитан Химари, успокойтесь.
   - Милорд, магия - коварная штука. Мало ли что эта англичанка удумала, - задвинула катану обратно в ножны бакэнэко.
   - Кому-то доверять надо, иначе проще в монастырь уйти. Ты не забыла, что она может снять с меня аллергию?
   - Поняла, милорд. Я буду следить за ней.
   Миссис Флетчер убрала руки и сказала:
   - Уже все. Удивительно. Не думала, что в Японии практикуют "поцелуй черной вдовы". Кто это вас так невзлюбил?
   - Ваша ученица, - буркнул я.
   - Куэс, негодница! - всплеснула руками старушка. Я подумал, что сейчас Джингуджи будут ругать, и не ошибся. Только вот направленность претензий была несколько неожиданной. - Неужели ты смогла осилить такое сложное проклятье на втором курсе?
   - Это было на летних каникулах между первым и вторым курсом.
   - А я ведь говорила, что у тебя был потенциал! В таком малом возрасте и настолько сложные заклинания! И что потом? Ваша семья решила поэкспериментировать с запретными ритуалами. Получила силу, душечка? Теперь, наверное, даже нормальную незаметность наколдовать не можешь, да? Я ведь всегда говорила, что искусность превалирует над личной мощью. Как тебе мозгов хватило дать свое согласие?
   - Это на благо клана, - стушевалась наследница Джингуджи.
   - Ладно, не буду лезть в ваши личные дела. Надеюсь, тебе, Юто, не придет в голову следовать по ее пути. Хотя у тебя странная аура, впервые вижу такую. Словно светится вся.
   - Так что со мной, сенсей? - я принял сидячее положение.
   Трое актеров сидели неподалеку, с любопытством следя за работой настоящей колдуньи.
   - Поцелуй черной вдовы - сложное заклятье. Становится особенно сильным в случае личной привязанности между колдуном и проклинаемым. Без специального зелья попытка избавиться от проклятья может привести к различным негативным последствиям: частичная или полная амнезия, утрата эмоциональных и физиологических привязанностей. Есть еще специальный ритуал с принесением в жертву самого проклинателя, но, полагаю, данный вариант нам не подойдет...
   - Нет уж, - поспешно вставила Куэс.
   - Последний способ также отпадает - отменить проклятье у Куэс не хватит способностей, раз она привела тебя ко мне.
   - Значит, необходимо достать зелье? - спросил я.
   - Да. Зелье отторжения. Куэс, душечка, помнишь такое?
   - Да, мэм. Рецепт средней сложности. Из труднодобываемых ингредиентов - лепестки цветка Devil's eye, чертоглаза.
   - Верно, без учета чертоглаза стоимость зелья не превышает ста тысяч фунтов, но главный ингредиент в последнее время трудно достать на рынке, так что цена может достигать нескольких миллионов.
   - Ясно, - поморщилась Куэс. - Клан Джингуджи поможет в оплате зелья.
   - Хорошо. Я позвоню своим знакомым, поспрашиваю, если Юто согласен. Это может занять какое-то время.
   - Буду благодарен вам, Маргарет.
   - Не думайте, будто моя помощь бесплатна. Профессиональный труд квалифицированной колдуньи должен сполна оплачиваться, - хитро улыбнулась старая ведьма и покинула гостиную.
   - Мисс Джингуджи, а зачем вы прокляли своего друга? - поинтересовалась Уотсон.
   - Это долгая история.
   - Расскажите, пожалуйста, - вежливо попросил Рон. - Героя Дэниела тоже прокляли после рождения.
   Куэс неохотно согласилась, и поведала немного облагороженную версию взаимоотношений между кланами Джингуджи и Амакава. Британцам история понравилась, хотя они и отзывались нехорошо о матери Куэс и моем деде. Уотсон спросила, есть ли шанс, что наши кланы все-таки породнятся. Джингуджи фыркнула и заявила, что ее не интересуют коротышки и слабаки, которые прячутся за спинами своих монстров. На что девушка заметила, что раз мой дед считался одним из лучших магов Японии, то и внук вряд ли слабый. К тому же мне стерли память и толком никто не обучал. А насчет роста - все еще может быть впереди, некоторые парни вытягиваются с задержкой.
   - Да, Генноске-доно был достаточно высоким, хотя может это просто я была маленькой, - с интересом посмотрела в мою сторону Джингуджи. - Нет. Клан Джингуджи не будет породняться с Амакава. Да и сам глава против брака. Лучше давайте сменим тему. Вам наверняка о многом хочется спросить чистокровную колдунью.
   - Крутяк! У тебя тоже есть какое-то прозвище? Вроде "темная леди" или девочка-которая-выжила? - с непосредственностью спросил Рон.
   - Сумеречная луна. Но такое сравнение мне не нравится, - нахмурилась Джингуджи.
   - О, какое романтичное прозвище, - улыбнулась Эмма. - А у вас, Юто?
   - У меня нет. Зато Химари - Багровый клинок Ноихары. Ноихара - это город, откуда я родом.
   Бакэнэко выпятила свою внушительную грудь вперед, поняв, что я говорю о ней.
   - Я еще хотела спросить, - продолжила Уотсон. - В этой части возрождается главный злодей. И он начинает проводить жесткую политику по отношению к грязнокровкам и магглорожденным. Скажите, в магическом сообществе существуют подобные тенденции?
   - Пф-ф, - фыркнула Куэс и собиралась ответить, но в гостиную вернулась хозяйка дома и огласила неутешительные новости. Чертоглаз раскупили подчистую, цветок применяется во многих рецептах зелий. Последняя сделка достигла трех миллионов фунтов за один жалкий цветок. Запаса зелья отторжения не существует, поскольку у него короткий срок хранения.
   - И что же вы мне посоветуете? - спросил я кисло.
   - Куэс, напомни, где произрастает чертоглаз?
   Молодая колдунья нахмурилась и неуверенно произнесла:
   - Шервуд?
   - Правильно, но судя по твоему тону, ты ткнула почти наугад. Шервудский лес действительно кладезь для многих магических ингредиентов. Чертоглаз не растет в искусственных условиях. Но также Шервуд таит в себе множество опасностей даже для опытного колдуна.
   Я покосился на кейс, который мне передали британцы, и который я открывал всего лишь раз, чтобы осмотреть на счет жучков. MI0 также просили меня посетить заповедник. Совпадение? Не думаю. Я уточнил у колдуний еще раз, но выходило так, что главный ингредиент произрастает только в Шервуде, одной китайской провинции и на юге Российской Империи. Все три заповедника тщательно охраняются, и добыть туда пропуск очень сложно.
   - Ладно, спасибо за разъяснения. Уже поздно, пора расходиться. Завтра с утра подумаю над проблемой, - решил я.
   - Кстати, завтра будет вечеринка у всей съемочной группы и руководства, - поведал Дэниел. - Мы традиционно празднуем тридцать первого июля, сами знаете почему. Миссис Флетчер, Юто, Куэс, можете тоже приходить.
   - Спасибо, я посмотрю на свое самочувствие, - по-доброму улыбнулась старушка Маргарет.
   - Почему тридцать первого июля? - спросил я.
   - Потому что это день рождения главного героя.
   - Ясно.
   - Извините, мне бы очень хотелось услышать ответ Куэс по поводу чистоты крови, - смущенно улыбнулась Эмма.
   - Когда я училась, никаких притеснений не было. Если ты слаб, то могли насмехаться, но маги ли твои родители или нет, никто не спрашивал, - сказала Джингуджи.
   - Верно, милочка. Когда я училась, а закончила я ЛАМИ в 1940 году, также никаких предрассудков не водилось, - подтвердила Флетчер. - Тяжелое время потом наступило, брат отправился воевать... Но не о том речь сейчас. Притеснения по чистоте крови были в позднем средневековье, но сейчас за подобные оскорбления можно и наказание или штраф получить. Согласитесь, это весьма глупо, лишать возможности нечистокровных колдунов учиться или работать. Все равно, что самолично уничтожить половину магических сил родной страны.
   - И правда. Моя героиня магглорожденная, поэтому я рада, что таких как она не притесняют в магическом сообществе. Кстати, я очень удивилась, когда узнала, что в домах магах нет эльфов.
   - Эльфы? - заинтересовался я, подумав, что речь идет о ком-то вроде Леголаса.
   - Домовой, полтергейст. Чем-то похожи на наших дзасики-вараси, только меньше привязаны к местности. Владеют пространственной магией, небольшого роста, внешность... не слишком приятная, - пояснила Куэс.
   А-а, по типу Добби. Этакая помесь Горлума с Чебурашкой.
   - В давние времена эльфов водилось множество, - предалась воспоминаниями Маргарет. - Но ужесточение мер от Министерства Магии по отношению к магическим созданиям практически полностью выселило их из жилых домов Великобритании.
   - Да, но в старинных замках и манорах все еще остаются, - возразила Куэс. - В Японии практически всех полтергейстов удалось изгнать. Амакава -- одни из последних, кто используют их в своей работе.
   - Но... я думала, что маги ладят с другими расами, вот как Юто с Химари, - удивилась Уотсон.
   - Амакава - исключение, - покровительственно поведала Куэс. - Больше никто из великих кланов не использует е-кай, то бишь магических тварей. Просто Юто владеет особой родовой магией, которая делает монстров послушными.
   - Но как же так? Эльфы ведь такие безобидные...
   - Мисс Уотсон, прошу вас не путать вымысел и реальность, - резко сказала Флетчер. - Полтергейсты - жестокие и кровожадные существа. Известно множество случаев, когда с гостями в отсутствии хозяев случались несчастные случаи на подконтрольной эльфам территории. Сами хозяева нередко теряли власть над ними. Полтергейсты уважают силу. Болезнь, ранение, или банально маленький возраст - все это может стать причиной нападения магической твари. Если хозяин не мог вразумить домового, детей приходилось растить вне манора, а потом полтергейст проводил своеобразное и очень травмоопасное испытание наследника.
   Да-а, чем-то напомнило Кайю при нашей первой встрече. В последующем дзасики-вараси тоже постоянно создавала проблемы на ровном месте.
   - Ты еще вспомни свое Г.А.В.Н.Э., - усмехнулся Рон и пояснил. - Это расшифровывается как Гражданская Ассоциация Восстановления Независимости Эльфов. В четвертой книге Гермиона всех этим задолбала.
   - Но ты подумай, что если с магическими созданиями действительно плохо обращаются? Разве тебе их не жалко?
   - Похоже, Эмма тоже слишком вошла в свой кино-образ, - поддел Дэниел. - Это не наше дело. Все равно нам потом память сотрут.
   Девушка надулась и явно обиделась.
   - Эмма, я потихоньку работаю в этом направлении, правда пока только в Японии. Но может потом и до Великобритании доберусь, - улыбнулся я. - Мне даже Сидзука про избранность однажды намекала.
   - Юто - особенный, у него получится помирить людей и аякаси, нано.
   Мы еще немного пообщались, а потом молодые актеры стали прощаться. Дэниел попросил мой номер телефона, пошутив, что "избранным" надо держаться вместе. С Роном и Эммой также обменялись номерами телефонов. Нормальные парни и девчонка. Чувствуются намеки на звездную болезнь, но ничего катастрофичного. Я вон тоже иногда ловлю себя на том, что в мыслях причисляю неодаренных к другой, более низшей касте.
   Колдунья-пенсионерка расселила нас по комнатам, коих было немало в большом особняке. Всех в разные, строго запретив вытворять ночью что-либо неприличное. Я ей честно признался, что проклятье Куэс работает как аллергия на кошек, а мне собственно нравится только Химари, кошачья аякаси. Старушка вволю посмеялась над моим незадачливым положением, и посоветовала обратить внимание на человеческих девушек. Рассказала пару историй об отношениях людей и магических созданий, которые закончились плачевно. Тем более что одна сильная и молодая колдунья была как раз рядом. На мои вялые протесты на тему нашей несовместимости с Куэс и внушений от ее матери, миссис Флетчер произнесла фразу, примерный перевод которой: "Стерпится, слюбится".
  
   - РОТА ПОДЪЕМ! - раздался почти звериный крик в особняке Амакава. - Семь утра, салаги! Строиться во дворе, живо!
   Заспанные морды аякаси начали появляться на улице. Некоторые удивленно спрашивали, что такое стряслось и откуда ждать нападения. Даже Айя, которая была по званию выше Гунсо, безропотно выстроилась вместе со всеми.
   - Значит так! - гаркнул Сержант, поправляя свою каску. - Я -- лейтенант Гунсо, и генерал Амакава поручил мне присматривать за вами. Сделать из протухшего мяса, гнилых овощей и картофельных очисток первоклассное рагу, достойное лучшего токийского ресторана! И я это сделаю, не будь я лейтенант Гунсо!
   - Э-э, я вообще-то не работаю на Амакава, - заметил Шидо Тсучимикадо, позевывая.
   - МОЛЧАТЬ! Отвечать будете только когда я что-то у вас спрошу! Тебе ясно, салага?
   - Да...
   - Я не понял?! Как полагается отвечать старшему по званию?!
   - Да, сэр, - выдал охотник, понимая, что цукумогами может и не заткнуться.
   - Ленивая дверная ручка! Безрукая посуда! Зверье безмозглое! Боящиеся воды бумажка и микросхема с сиськами! А эта парочка вообще бесполезна вне дома! Забились в свой родной панцирь, как трусливые слизни!
   Аякаси возмущенно загомонили.
   - ЗАТКНУЛИСЬ!
   В воцарившейся тишине громовым колоколом раздался немного безумный смех Шидо.
   - Ты что, думаешь я забыл про тебя, вялый кусок мяса?! Пыхтишь папиросами по тридцать раз в день! Да паровоз на угле и то меньше дыма дает! Да половая тряпка в котельной выглядит здоровее твоих легких! Каждый день за воротник заливаешь, а потом в озеро топиться лезешь! Твоя печень давно просится выйти на следующей остановке, покинуть пропитый организм! Эта щетина позорит славный образ японской императорской армии. Сколько тебе? Сорок? Сорок пять?
   - Тридцать два.
   - Сколько?! А выглядишь на полтинник, не будь я лейтенантом Гунсо! Да в тридцать два я мог подтянуться сороковник и отжаться за сотню! - слукавил аякаси каски. Все-таки у цукумогами имелось лишь общее представление о жизни человека, который носил его. - А ты что? На первом десятке сдохнешь? Как бабу удовлетворять собрался? Может поэтому и нет жены у тебя, а?
   Охотник упрямо сцепил зубы.
   - И ты называешь себя экзорцистом? Тебе место полы драить на палубе! Но не тушуйся. Я из любого сброда сделаю настоящих солдат, не будь я лейтенантом Гунсо! А теперь вокруг особняка тридцать кругов, бего-ом МАРШ!
  
   Утром никакого оз