Гросс Павел, Счастливцева Екатерина: другие произведения.

Чистовик

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    В канун 1917 года в Петрограде происходит дерзкое преступление. Князья Дмитрий Павлович и Юсупов, депутат Пуришкевич, поручик Сухонин и доктор Лазоверт совершают убийство Григория Распутина. До сих пор казалось, что время давно расставило все точки над "i", но уже в наши дни тень святого черта всплывает вновь. В Санкт-Петербурге при загадочных остоятельствах погибают маститые библиофилы. И к раскрытию этих преступлений немедленно подключаются сотрудники "Института Каузальной Морфологии"

1


ПАВЕЛ ГРОСС


ЧИСТОВИК




ОГЛАВЛЕНИЕ



ОГЛАВЛЕНИЕ 1

ПЕТРОГРАД, ДЕКАБРЬ 1916 ГОДА 4

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, ДЕКАБРЬ 2006 ГОДА 30

МОСКВА, ИНСТИТУТ КАУЗАЛЬНОЙ МОРФОЛОГИИ 32

КРАТКИЙ ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ ЧИСТОВИКА 38

ИСТИНА ДОРОГО СТОИТ 43

СЕЗОН ОХОТЫ НА ВОЛКОВ 51

С ЧИСТОГО ЛИСТА 60

МОСКВА, 31 ДЕКАБРЯ 2006 ГОДА 76













Эй, ямщик, поворачивай к черту,

Новой дорогой поедем домой.

Эй, ямщик, поворачивай к черту,

Это не наш лес, а чей-то чужой.

Камней навалено, ох, не продерись,

А елок повалено, только держись!

Поворачивай к черту!


«Дорожная» [Гарик Сукачев, «Бригада-С»]



Грешники не боятся ада после смерти, потому что являются свидетелями множества печальных примеров жизни праведников на земле.


Эдуард Александрович СЕВРУС (БОРОХОВ)







ПЕТРОГРАД, ДЕКАБРЬ 1916 ГОДА




Уже вовсю лютовала зима. Поднялся ветер, холодный и занудный. Над мостовой бешено вились снежные змейки и всякому, кого непогода прихватила в пути непременно хотелось домой —— к теплому пледу и потрескивающему в камине огню, к любимой женщине и ласкающей горло мадере. А, может, к чему покрепче и погорячее. Стекла сильно покоробились ото льда, а, значит, и мороз как-то враз покрепчал —— стужа, как в Арктике.

Юсупов неспеша подошел к зеркалу, посмотрел на свое отражение и поправил воротничок. Дело ему предстояло весьма хлопотное и совершенно омерзительное. Он понимал это всеми фибрами души, но ничего поделать не мог. Решено, так решено! И откладывать больше нельзя. Оттянешь хотя бы на день —— другого случая, возможно, больше никогда не представится. По крайне мере Бсупову. А ежели и вовсе не удастся убить этого черта —— виселицы точно не миновать.

—— Степан! —— крикнул князь в пустоту комнаты и обернулся.

В какую-то минуту ему показалось, что на стене появился чей-то силуэт. Но... всего лишь показалось ——игра света и тени. От сердца сразу отлегло и на душе полегчало. Дверь тихо щелкнула, на пороге возник слуга. Высокий шестидесятилетний старик, с бородой и ухоженными пышными усами. Юсупов ему доверял, как себе самому.

—— Степан, —— Юсупов изломил брови, —— ежели кто-то будет спрашивать, скажи, мол, и не знаешь, где я. А лучше, вообще никому не отворяй.

—— Так и скажу, ваше сиятельство. Только оденьтесь потеплее. На улице словно черт бушует. А то ненароком еще продует.

—— Оденусь-оденусь. Не забудешь, что наказал? —— он подошел к слуге, положил ему на плечо руку и доверительно посмотрел в глаза.

—— Ваше сиятельство, никак нет.

Дверь, презрительно скрипнув, отворилась. В лицо Юсупов сразу пахнуло колючим холодом и злобой. Руки вдруг обожгло диким ледяным ветром. И князь сразу спрятал их в перчатки.

Бричка стоял чуть в стороне от парадного подъезда —— за высокой черной оградой. Лошадь полусонно переступала с ноги на ногу. И было видно, что даже ей слишком томительно сейчас. Князь, кутаясь в соболий воротник, неспеша зашагал к бричке. Степан смиренно пошел за ним. Позади оставались лишь, тишина, пустой дворец и отпечатки двух пар ног на снегу. Князь, кряхтя, закинул ногу на ступеньку и неторопливо залез в бричку.

—— Ты это, борода, довези барина куда скажет и потом доставь обратно, —— глядя на продрогшего возницу с назиданием произнес Степан.

—— Довезем, не извольте беспокоиться, —— человек, сидящий на козлах повернулся к Юсупову. —— Барин, куда прикажете?

—— Гороховая шестьдесят четыре. Я покажу, —— ответил князь.

—— Так это совсем недалеко, —— возница провел шерстяной варежкой по замерзшей бороде и ему на колени посыпался иней. —— Быстро доскочим. Барин, кобылка у меня прыткая, так что не извольте беспокоиться.

Степан шагнул назад в тот самый момент, когда лошадь фыркнула, изрыгнула облако пара и бричка, хрустя колесами, покатилась по заснеженной мостовой. От Юсуповского дворца —— что на Мойке —— до Гороховой приблизительно километра два пути, и князь не заметил, как под равномерный скрип колес, да под завывание ветра задремал...



ХХХ



Двадцать шестого декабря в салоне верхнего этажа дворца князя Юсупова было довольно тихо. И это не смотря на то, что собравшиеся имелись здесь в не совсем малом числе.

—— Господа, я все же настаиваю на том, что только убийство спасет и державу и всех нас. Еще какой-нибудь год и от России жалких костей не останется. Я это отчетливо вижу и знаю совершенно точно, что все только того и ждут.

—— Вы, Владимир Митрофанович, абсолютно правы, —— поручик Сухонин встал и обвел взглядом почтенную публику. —— Но нам с вами не стоит забывать о так называемом чистовике, с которым старец никогда не расстается. Я не из пугливых, но...

—— Слышали, знаем. И вы, поручик, предлагаете вот так вот все бросить и начхать на отчизну? Да и на всех нас, в конце-концов.

—— Увольте, Владимир Митрофанович. Я это вовсе не предлагаю, я —— патриот, —— немедленно возразил поручик.

—— Тогда что... что останавливает вас? Неужели перед ответственным моментом дрогнула рука и помутнел рассудок?

Присутствующие воззрились на Сухонина испытующими взглядами и он опустил глаза. Действительно, поручика все знали, как человека действия. Таким он был всегда. Но сегодня с Сухониным что-то произошло. Но никто из присутствующих даже не догадывался, что именно.

—— Ничего страшного, господа, со мной не случилось, —— поручик вытер пот со лба и уселся в глубокое кресло. —— Но я искренне думаю, не будь у старца этого мистического чистовика, он давно уже опорочил бы себя. И наверняка почивал бы в бозе, в своем Покровском. Разве вы иного мнения?

Присутствующие немного всполошились. По салону тихой волной прокатился приглушенный шепот. Князь Юсупов наклонился к Пуришкевичу и что-то вполголоса сказал ему. Депутат покивал, соглашась, а потом с некоторой грустью взглянул на поручика.

—— Намедни приснился мне сон, господа, —— вдруг продолжил Сухонин. —— И в нем я пытался покончить с Гришкой. Я стрелял в него несколько раз из пистолета, но он не умирал. Я душил его, но он продолжал совершенно спокойно смотреть на меня. В конце концов я пальцами выдавил ему глаза... Но этот святой черт, будто назло мне, продолжал дышать. И заметьте, все время прикрывался этим дьявольским чистовиком. Плохой сон, господа. Опасаюсь, что вещий.

—— Друг мой, —— Пуришкевич скрестил руки на груди, —— это всего лишь сон. А мало ли, что может присниться. Вот мне давеча приснился океан, но как видите —— я нахожусь в Петрограде. Так что не стоит путать реальность со сновидениями.

—— Но чистовик! —— возразил поручик. —— Я его видел собственными глазами. Видел как вас, или вот вас, господин Лазоверт.

Доктор посмотрел на Сухонина непонимающим взглядом и задумчиво сказал:

—— Поручик, это у вас от переутомления. Иногда так бывает. Уж поверьте моему опыту.

—— Да нет же, говорю вам. И будет плохо, ежели сон этот действительно окажется вещим.

Князь Дмитрий Павлович поднялся с кресла. Все посмотрели на него.

—— Господа, этак мы с вами ни к чему не придем. Можно долго оспаривать существование чистовика. Но это слишком долго и нудно. А нам необходимо решительно действовать.

—— С другой стороны, —— неожиданно прервал Павловича Юсупов, —— о чистовике говорят все. И многие в него верят! А, значит, с некоторой долей вероятности можно верить в его существование.

—— По-крайне мере, прошу не отрицать этого, —— задирая ногу на ногу, согласился Сухонин.

—— Хорошо, что нам известно о нем? —— наконец, сдал свои позиции депутат.

—— А почти ничего о чистовике не известно. Вот и господин Сухонин его только во сне видел. Не так ли? —— сказал доктор, глядя изподлобья на поручика.

Сухонин разогнул спину и ответил вполголоса:

—— Да, он мне приснился, но... Майор Конюхов сию книгу таки видел. Ну, и еще кое-кто, с кем я не один год нахожусь в весьма доверительных отношениях. Кроме того, полагаю, вам не стоит напоминать о слухах, которые, пуще крыс шныряют по салонам многоуважаемых особ. И слухи эти неутешительные, господа.

—— Совершенно согласен, страшные слухи! Поговаривают, что старец время от времени что-то пишет в чистовике. А потом все написанное сбывается, —— произнес Юсупов, болезненно улыбаясь. —— То ж, возьму на себя грех и исполню приговор. Да вознадеюсь, что господь помилует меня! Только без вашей помощи и поддержки, господа, осуществить сие будет весьма и весьма затруднительно.

—— Мы будет с вами, князь. Даю слово дворянина! —— Пуришкевич встал и оглядел присутствующих воинственным взором. —— Мы попытаемся изъять чистовик. Убьем боломута, а потом уничтожим эту дьявольскую книгу...



ХХХ



—— Тпру! Барин, кажись, приехали, —— крикнул, не оборачиваясь, возничий.

Бричка остановилась, колеса немного поскользили по обледеневшей мостовой и князь открыл глаза. Он поднял голову. На углу мрачного дома, под железным колпаком в тусклом свете фонаря виднелась табличка: «Гороховая, 64» Юсупов встал, стряхнул с шубы снег, дал возничему небольшой задаток и попросил, чтобы тот подождал его возвращения. Квартиру номер двадцать князь нашел без труда —— третий этаж —— все ее знают.

Распутин сидел за большим столом мореного дуба и писал письмо, когда Дуня открыла дверь и сообщила хозяину о визите князя Юсупова.

—— Один пришел? —— пытливо спросил Григорий.

—— Один-один. Пущать его, али нет?

—— Пущай, коль уж пришел. Токмо скажи: времени у меня совсем мало.

Юсупов разделся и прошел в гостиную, убранством ничуть не уступающую гостиным его дворца. Старец вышел в коридор и издали крикнул:

—— Милай, проходи. Дуня принеси-ка нам анисовой и закусить чего-нибудь. Ну так что?!..

Разговор почти не вязался. Юсупов никак не мог из себя выдавть и слова. Но после того, как пара стопочек горячительного под малосольный огурец была пропущена, набрался смелости и сказал:

—— А не хочешь ли завтра ввечеру приехать ко мне во дворец? —— и посмотрел Распутину в глаза.

«Как только силы нашлись? —— Юсупов не отводил взгляда и мысленно спрашивал себя об этом. —— Как только смог заглянуть в эти сатанинские глаза? Как, черт тебя возьми?»

Григорий нахмурил брови, упер локти в столешницу и положил подбородок на крепко сжатые кулаки.

—— И по какой надобности просишь приехать? —— вдруг спросил Распутин.

У Юсупова от вопроса аж ком в горле встал. Он помолчал некоторое время, а потом невпопал проговорил:

—— Жена моя Ирена сегодня по полудни из Крыма приехали. Так вот она-то меня слезно и попросила познакомить с тобой.

—— Ирена, говоришь? —— задумчиво переспросил Григорий.

—— И видеть она хотела б тебя совершенно интимно. Ты поговори с ней спокойно, да на вопросы ее поотвечай, пожалуйста, —— наконец, отвернув взор от Распутина, сказал Юсупов. —— Благодарность моя —— а ты знаешь об этом! —— не будет иметь границ.

Григорий опустил тяжелые кулаки на стол. Побарабанил скрюченными пальцами по столешнице, а потом, видимо, смягчившись, спросил:

—— Во сколько ж к тебе приезжать-то?

—— А попозже. Где-нибудь в половине двенадцатого. Можно было бы и раньше, но теща, наверное, будет весьма долго отобедывать. Тяжелый она человек —— что тот кремень! —— и мне было бы крайне неловко знакомить тебя с ней.

Давняя мысль Распутина завести тесное знакомство с племянницей императора и дочерью Александра Михайловича поборола все остальные думы. Григорий пообещал прибыть в Юсуповский дворец около одиннадцати вечера...



ХХХ



В салоне второго этажа был сервирован ужин. В мягких креслах уже который час томились заговорщики. Все волновались и ждали появления старца. Ждали, а он все не появлялся. Не знали, что и думать, а Гришка, будто показывал им кукиш и скалил зубы в злобной ухмылке.

—— Надо бы съездить за ним, —— тихо сказал Юсупову Пуришкевич. —— Откладывать никак нельзя.

—— Я мигом!

Ровно без четверти двенадцать Юсупов вышел из дворца и, запрыгнув в автомобиль, поехал за Распутиным. Мороз к тому времени заметно спал. Снег под колесами трещал. Дорога была совершенно безлюдна и абсолютно мертва. По-прежнему дул пронизывающий ветер, а такому снегопаду мог позавидовать и крайний север.

На подъезде к Гороховой Юсуповым вдруг овладело странное чувство —— то ли страха, то ли безудержного беспокойства... Когда машина повернула за угол, князь случайно посмотрел в окно. На крыше шестьдесять четвертого дома —— как ему показалось —— мелькнула чья-то тень. Сначала князь подумал, что это человек, но вспомнив какие-то чертвоские очертания тени, на всякий случай перекрестился несколько раз.

—— Дьяволы по крышам не ходят, —— сказал он, опуская руку на сиденье.

—— Что, барин? —— не оборачиваясь, вопросил шофер.

Юсупов вздрогнул, снял шапку, достал из кармана носовой платок и вытер пот со лба.

—— Жарко что-то, говорю.

—— Так вы б окно опустили, —— с добродушной улыбкой посоветовал шофер.

—— На обратном пути опущу. Ты пока меня не будет проветри салон что ли.

—— Хорошо, барин!

—— Вон там останови, —— князь показал на высокие, резные двери парадного подъезда.

«Чудится же мерзость всякая, —— поднимаясь на третий этаж, думал Юсупов. —— Вот и все, что с Гришкой связано —— исключительая мерзость. Дрянь! Обрызло все это»

Вдруг стало невыносимо жарко. Князь резким движением руки расстенул воротник, замедлил шаг и остановился, опустив локти на толстые резные перила. Дыхание его стало глубоким.

Лестница здесь была довольно большая —— с широкими ступенями и кольцами для ковра —— и, казалось, по ней могла запросто прокатиться бричка. Домов таких много, но этот какой-то особенный. Юсупов посмотрел вниз. В этот момент у него подкосились ноги и помутнело в глазах. Он слегка отпрял от перил, отскочил назад и сразу уперся спиной в стену. Прислушался —— тишина.

—— Выспаться бы... —— устало прошептал князь.

Дверь квартиры открыла уже знакомая Юсупову служанка Дуня. Сейчас замордованная, но —— судя по все еще сохранившимся строгим чертам лица —— в прошлом своенравная баба. Глядя на нее невольно думаешь, что и ножичек у Дуни имеется за спиной, и увесистый булыжник за пазухой. Мимо пройти и в страхе не обернуться, просто не возможно.

—— Проходите, барин, —— служанка пропустила Юсупова в коридор.

—— Пришел таки? —— послышалось из конца коридора.

Князь присмотрелся. Распутин был одет в длинный черного цвета балахон. Волосы его по-обычному были растрепаны, а в руках Григорий держал старинную книгу в кожаном переплете.

—— Пришел, —— Юсупов снял шапку и стряхнул на пол подтаявший снег.

—— Ждете поди уже? —— щурясь спросил Григорий.

—— Как же не ждать, раз обещали!

Распутин, качая головой и что-то нашептывая, поплелся по коридору. Шагал он чрезвычайно тихо и едва размахивая руками —— казалось, что плыл.

—— Машина внизу, —— князь наклонился и с должным видом поцеловал Григория в щеку.

—— Хватит, милай, нежностей, —— старец отстранился от Юсупова и посмотрел ему прямо в глаза. —— Хватит, говорю тебе!

Князь заморгал, но не подал вида, что боится этого дьявольского человека. Юсупов опустил голову и увидел книгу, которую Распутин прижимал обеими руками к груди.

«Чистовик, —— подумал князь, продолжая завороженно глядеть на фолиант. —— Это непременно он... сердцем чую —— он»

Распутин, заметив довольно странное поведение Юсупова, одними губами сказал:

—— Ну и целуешь же ты меня, милай. Не Иудино ли лобзанье?

—— Я?!.. Да ты что, ей богу!

—— Ну ладно, идем. Дуня, одежду мне, —— потребовал Распутин.

Служанка помогала Григорию одеться, все время поглядывая на старца каким-то печальным взором. Она не плакала, но было видно, что готова в любую секунду разреветься. Коротко, но довольно громко крипнула дверь.

—— Ступай вперед, —— Распутин подтолкнул князя рукой к выходу.

Внезапно до ушел князя донеслось слабое взизгивание. То ли собачье, то ли... Юсупов даже вздрогнул и лишь через секунду понял, что визг доносился из закрытой на амбарный замок комнаты. Кстати, она и в прошлый приезд князя была наглухо затворена.

—— Что-то не слышал, что бы ты собаками интересовался, —— вспомнив о странной тени на крыше, подозрительно спросил князь.

Взгляд Григория вдруг заметался. Сначала он взглянул на замок, а потом и на Дуню.

—— Мало ли, что не слышал. Просто слух этот еще выбралась за порог моей квартиры.

Распутин махнул рукой на дверь и попросил Юсупова переступить порог.

—— Прощай... —— сказал Григорий Дуне и дверь за ним с хлопком закрылась.



ХХХ



Они вышли из автомобиля и вскоре оказались в аппартаментах первого этажа. Даже здесь слышалась музыка и Юсупов в который раз уверовал Распутина в том, что наверху все еще продолжается веселье.

—— Я же говорил тебе, что теща со знакомыми будет сидеть довольно долго. Но все они совсем скоро уйдут.

Григорий в ответ только покачал головой. Он повернулся в сторону сада и стал рассматривать припорошенные снегом деревья.

—— А скажи, веришь ли ты, что можно особыми манипуляциями воскресить человека? —— князь подошел к Распутину и тоже посмотрел на сад. —— Я вот не очень... Хотя, в душе надежда такая не покидает меня.

—— Ежели, любезный мой, прибегнуть к некромантии, тогда, конечно, можно.

—— Давай присядем, —— Юсупов показал на глубокие кресла, стоящие под раскидистыми пальмовыми листьями. —— А то получается как-то неловко ей богу. Итак вон как оконфузился.

Они уселись в кресла перед большим круглым столом. На нем были расставлены тарелки с заварными пирожными, бутылка великолепной мадеры и шесть хрустальных бокалов.

Распутин, откинувшись назад всем телом, глаз на князя не поднял, так что Юсупов видел только его густую шевелюру.

—— Так что ты сказал о некромантии? —— спросил князь, положив ногу на ногу.

—— С помощью некромантии можно воскресить любого мертвеца.

—— Интересно как...

Юсупов прекрасно знал, что Распутина просто невозможно было остановить, когда тема разговора касается всего оккультного. А уж тем более, если речь заходит о воскрешении мертвецов. Вот и сейчас старец не умолчал. Он резко поднял голову и принялся без устали молотить языком о премудростях воскрешения мертвых. Несколько раз Распутин упоминал доктора Папюса, эзотерические труды которого в те годы пользовались в Петрограде и Москве чрезвычайным успехом. И, естественно, не забыл о ключах Соломона, с помощью которых можно управлять не только мертвыми, но и живыми существами.

—— ...но сие действенно будет лишь на полнолуния, —— Распутин замолчал, негромко кашлянул и чувствуя жуткую сухость во рту хищно взглянул на бутылку мадеры.

Юсупов, случайно заметив это, и не обронив ни единого слова, кинулся наполнять все шесть бокалов вином. По чуть-чуть —— примерно до середины. Князь не спешил и старался даже не вспоминать о том, что и пирожные и восхитительно-пьянящий напиток отравлены цианистым калием. И стоит Распутину вкусить заварного чуда или слегка пригубить бокал —— он труп, всего лишь малой доли яда достаточно! Но Юсупов боялся... очень боялся, ибо был прекрасно осведомлен о многих Гришкиных талантах. В том числе о даре ясновидения. Хотя, по совести Юсупову всеж-таки больше верилось в магические особенности чистовика. Ведь по его разумению эта дьявольская книженция материальна —— вот она, лежит у старца на коленях, а ясновидение —— что-то не от мира сего, потрогать и увидеть его нельзя. Когда Князь поставил бутылку обратно на золотой поднос, то спросил:

—— Отец Григорий, может, выпьем?

Распутин поднял брови, вытянул нижнюю губу и негромко проговорил:

—— Нет, дорогой, извини, что-то пить совершенно не хочется.

—— Нет так нет. Ну, что ты там говорил о полнолунии?!..

Старец пристально поглядел на Юсупова, потом глубоко вздохнул, крякнул и запустил пальцы в бороду. Почесал жесткие волосы и попытался пригладить их.

—— Я сказал, что воскрешение действенно будет лишь на полнолуния, —— повторил Распутин и беседа неторопливо потекла в прежнем русле.

Они говорили о некромантии еще минут сорок и Юсупов, всякий раз замечая взгляд Григория, устремленный к бокалам с мадерой, предлагал ему выпить. Но Распутин почему-то все время отказывался. Как тут не поверить в его нетривиальные таланты!

Маленькая стрелка настенных часов достигла часа ночи —— послышался один единственный, но весьма громкий удар. Григорий резко уронил брови к переносице, весь сразу покрасен и грозно крикнул:

—— Ну что ж ты мне все голову морочишь? Я, знаешь ли, не такой человек, чтобы ждать чей-то аудиеции. Сама императрица никогда себе такого не позволяет! Да-а, братец...

Юсупов испугался, но виду не подал. Он вцепился пальцами в подлокотники и едва смог выдавить из себя:

—— Не изволь тревожится, отец Григорий. Ежели Ирен не спутится к нам через десять минут, то я сам поднимусь за ней.

Распутин, покачав головой, чертыхнулся. Он привстал с кресла и князю вдруг показалось, что Григорий собирается уходить.

—— Извини, но ведь ты знаешь женщин. Они такие непостоянные, и вряд ли какая из них исполняет обещаное вовремя.

Старец недовольно пошевелил носом, покосился на князя прищуренными глазами, снова чертыхнулся и медленно опустил зад в кресло.

—— Хорошо сделаешь. А то от здешней скукотищи начинает кумарить, —— Распутин в который раз взглянул на мадеру. —— Но ежели я не увижу твою Ирен через десять минут —— богом клянусь! —— ноги моей в твоем доме больше не будет.

Вдруг Григорий протянул руку за бокалом, схватил его крепкой пятерней и немедленно выпил. Распутин звонко пощелкал языком, выпучил глаза и потянул ноздрями воздух.

—— Э-эх... я б еще жамкнул.

Юсупов —— радуясь, как ребенок —— подвинул к старцу другой бокал. И через секунду и он уже был совершенно пуст. Князь видел все это и ждал, что дьявольский старик вот-вот схватится руками за горло, станет задыхаться, грохнется на пол, и начнет дергаться в предсмертых судорогах. Кататься по ковру Гришка будет недолго, а потом испустит дух, так и не осознав, что произошло с ним.

Но Распутин по-прежнему сидел в кресле и глядел все тем же живым взором на следующий бокал мадеры. А этого не могло быть потому, что не могло быть ни с кем и никогда!

Юсупов искоса —— словно коршун, потерявший добычу —— взглянул на часы. Прошла минута... вот вторая и третья миновала. А Распутин все никак не испускал дух.

—— Дай-ка сюда третий, —— властно потребовал Григорий.

Князь дрожащей от волнения рукой подвинул к Распутину еще один бокал. И старец его с неимоверным хладнокровием опустошил.

—— Ты что это весь дрожишь?

—— Так это... отец Григорий, я не хочу, чтобы у тебя обо мне сложилось дурное мнение. Позволь на минуту оставить тебя одного. Я схожу за Ирен?

—— Иди-иди, родной...



ХХХ



—— Господа, он выпил три бокала мадеры и, представляете, не издох! —— восклинул Юсупов, плотно затворив за собой тяжелые двери.

Заговорщики от удивления даже вскочили с кресел. Никто из них не верил, что слова князя содержат хотя бы малую долю правды. Все знали, что действие цианистого калия на организм человека смертельно опасно.

—— А я вам говорил, что видел сон, в котором этот черт не умирал, —— брезгливо сказал Сухонин.

Пуришкевич резко повернулся к нему и в сердцах —— не скупясь на выражения —— сказал:

—— Сядьте, поручик. И успокойтесь. Вы, наверное, мало в своей жизни видели, а суетесь вперед тех, кто вкушал больше вашего!

—— Ну уж нет, господин Пуришкевич. Я-то видел больше, чем вы думаете, —— возразил Сухонин, похрустывая пальцами. —— И поверьте, не стал бы просто так раскидываться своими измышлениями. Не тот темперамен-с у меня.

—— Сядьте, сказал вам! —— повторил Пуришкевич. —— И прекратите так кричать!

—— Послушайтесь его, сударь, —— попросил всегда рассудительный Лазоверт.

Поручик постоял недолго и, опустившись в кресло, закинул ногу на ногу.

—— Доктор, но как он может оставаться живым? —— поинтересовался слегка успокоившийся Юсупов. —— Я этого не понимаю...

Лазоверт, обернулся, посмотрел на кресло и сел. А, положив руки на колени, ответил:

—— Видите ли, господин Юсупов, действие сего яда действительно опасно для жизни любого живого существа. Но, это в теории. И, наверное, возможны какие-то расхождения с ней. Наука, хотя, и стремительно развивается, имеет еще множество белых пятен.

—— Извините, я сейчас не желаю обсуждать науку. Давайте это дело оставим на потом. Нам нужно немедленно его убить. Сегодня! Вот самая главная задача!

—— Совершенно с вами согласен, —— произенс доктор, обращаясь к депутату.

—— В любом случае он принял достаточную дозу цианистого калия, чтобы умереть, —— продолжил Пуришкевич. —— А раз все еще не умер, то нужно добить его.

—— Но как? —— Юсупов безнадежно разел руками. —— Ежели ему удастся сбежать, то последствия для всех нас будут крайне печальными.

—— Пристрелить дьявола!.. —— вдруг предложил поручик. —— От пули мало еще кто уходил целым и невредимым.

—— Правильно, —— поддержал Сухонина Лазоверт. —— Другого выхода лично я не вижу.

—— Но у меня нет оружия, —— Юсупов обвел присутствующих настороженным взглядом.

Князь Дмитрий Павлович просунул руку под желетку и достал револьвер.

—— Вот, возьмите. Еще никогда не подводил, —— уверенно сказал он.

Юсупов, крепко сжимая револьвер в руке, перепрыгивая через одну-две ступени, сбежал по лестнице на первый этаж. Он перекрестился, спрятал пистолет за спину и распахнул дверь ногой. Распутин, хмурясь и что-то нашептывая, расхаживал по комнате.

—— Ирен дико извиняется, отец Григорий. Гости минуту назад покинули дворец и она нижайше просит у вас прощения. Еще немного и Ирен будет здесь.

Григорий вдруг остановился, исподлобья —— набычившись —— взглянул на князя и рыгнул на всю комнату. Юсупов стоял и, словно завороженный, глядел на старца. Видимо, яд все таки начинал действовать. Хотя, по всем расчетам Распутин уже несколько минут назад должен был испустить дух.

—— М е р з о с т ь, —— вымолвил Григорий и снова стал мерить комнату большими шагами.

Князь был уже готов выстрелить в Распутила, но... что-то мешало ему. Скорее всего, страх перед этим нерасчесанным мужиком, страх перед его могучими кулаками и перед взглядом, от которого и мухи, должно быть, дохнут.

«Если он что-то заподозрит, —— думал Юсупов, чувствуя, как спина становится мокрой от пота, —— и увидит револьвер... мне конец. Это быдло отберет пистолет так быстро, что даже ноги не спасут. Как он смотрит... как он смотрит... черт!..»

—— А хочешь, я покажу тебе замечательное распятие? —— дрожащим от страха голосом спросил Юсупов. —— Оно очень старое. Думаю, тебе должно понравиться.

Распутин остановился, повернулся к князю и, расправив плечи, спросил:

—— Старое, говоришь?

—— Эпоха Ренессанса, отец Григорий.

—— Далеко же идти?

—— Да нет, вон в ту комнату, —— Юсупов показал на двери.

—— Ну, хорошо, давай поглядим на твоего спасителя...

Они прошли в соседнюю комнату. Света здесь почти не было и князь зажег свечу.

—— И где же оно?

—— Видишь стол?

Распутин, к чему-то приглядываясь, кивнул.

—— Так вот на нем оно и стоит. Идем?

Старец пошел вперед, заложив руки за спину, а Юсупов, перекрестясь, прицелился и два раза спустил курок. Высрелы треснули один за другим и Распутин, схватившись рукой за бок, со вздохом повалился на пол.

Безжизненная тишина, царящая в комнате, сначала испугала Юсупова и он было даже собрался бежать. Но его взгляд вдруг остановился на распластаном на полу теле. Кнзязь собрался с силами, подошел к Распутину, присел перед ним на корточки и осторожно пощупал пульс.

—— Неуже ли все?!.. —— прошептал Юсупов, подняв Григорию веко.

Двери распашнулись и на пороге появились —— в полумраке напоминающие призраков —— сообщники Юсупова. Они стояли и смотрели на князя, ожидая, что скажет он.

—— Мертв... —— прошептал Юсупов, до конца не веря своим собственным словам.



ХХХ



Заговорщики в спешке решили утопить труп Распутина в Невке. От дворца до нее довольно далеко, зато надежно. Уже поздний час и вряд ли в дороге может случиться неприятный конфуз.

—— Господа, на Крестовский! —— Пуришкевич дерзко взглянул на людей стоящих возле окровавленного трупа. —— Немедленно!

—— Я возьму автомобиль, —— великий князь Дмитрий Павлович мгновенно исчез за дверью, и в комнате наступила мертвая тишина.

Заговорщики на всякий случай еще раз убедились в смерти Распутина —— никаких сомнений не оставалось, бродатый черт не подавал признаков жизни. Пульс совершенно не прощупывался и нужно было срочно доводить дело до конца.

—— У нас мало времени. Идемте, господа, —— Пуришкевич быстрым шагом направился к гардеробу, остальные последовали за ним. Смешалось все: шубы, шапки, трости. Гардероб сотрясался от упреждающих выкриков и восторженных слов.

Спустя минут десять двери распахнулись и Юсупов, одевшийся первым, буквально остолбенел, едва переступив порог комнаты... Распутин сидел на забрызганном кровью ковре, опустив голову и уперевшись обеими руками в пол. Заметив князя он медленно встал, промычал что-то невнятное и, пошатываясь из стороны в сторону, двинулся к Юсупову. Князь не помнил себя от ужаса. Все его мышцы напряглись, руки задрожали, как в лихорадке и если бы сейчас рядом оказалось зеркало, то можно было бы увидеть в нем отражение мертвецки-бледного лица.

Юсупов хотел убежать —— куда угодно, но как можно дальше от чудом выжившего черта. Юсупов хотел убежать, но ноги не слушались, руки окоченели, перед глазами все вдруг поплыло...

—— Юсупов! Юсупов! —— дико закричал Распутин. —— Юсупов!

Князь неподвижно смотрел в пространство, когда тяжелая рука Распутина опустилась Юсупову на плечо, скрюченные пальцы вцепились в эполет и с силой сорвали его.

—— Подлец, —— захрипел, брызгая слюной, Распутин, —— завтра же сдохнешь... на виселице!..

На мгновение Юсупова охватил панический ужас. Он отчетливо представил виселицу и себя, убеленного снегом, болтающегося в петле. Но нет, виселицу князь представил не одну. На соседних под порывами ветра болталась вся чесная компания, решившая удалить с нежного тела Империи уродливый прыщ.

—— Ты, собака, будешь молить о пощаде, —— Гришкины глаза внезапно загорелись дьявольским огнем.

И тут у Юсупова откуда-то взялись силы. Может, бог пинка под зад дал или еще кто... Князь ягненком отскочил в сторону, резко рванул на себя дверь, пулей выскочил в коридор и рысью помчался к гардеробу.

—— Господа, он жив! —— закричал князь, увидев стоящих у открытой двери заговорщиков. —— Он встал и едва не прикончил меня.

Слово «меня» у князя застряло в горле. Он закатил глаза и, потеряв сознание, упал в обморок. Вдруг послышался совершенно непонятный скрежет, странный звон и отчаянный хруст стекла. Что-то происходило в аппартаментах первого этажа. Заговорщики, оставив Лазоверта с лежащим на полу Юсуповым, помчались в комнату, где князь не так давно потчевал Распутина ядом.

Но... в комнате Григория не оказалось. Заговорщики не верили своим глазам.

—— Да где же он? —— закричал Пуришкевич, прокатившись на каблуках по ковру.

Сухонин огляделся и тут же заметил двери, ведущие в сад. Они были распахнуты и от сильного порыва ветра ходили ходуном.

—— Там, —— пересилив себя, воскликнул поручик. —— Уходит!

Заговорщики, рассмотрев кровавый след на ковре, подскочили к открытым дверям. В какое-то мгновение Пуришкевичу и Сухонину показалось, что ветер вдруг засвистел еще громче и сильнее пошел снег. Началась самая настоящая вьюга. Распутин плелся между прихваченными морозцем деревяьми и держался одной рукой за бок, другая —— болталась, как плеть. Волосы прилипли к голове, мешали смотреть; балахон напрочь промок от крови и пота, и стал неимоверно тяжелым; а щеки зудели так, будто по ним с остервенением хлестали мухобойкой.

Внезапно Распутин остановился, запрокинул голову и, уперевшись плечом о дерево, тяжко задышал. Сейчас он почти ничего не видел и слышал лишь стук своего сердца.

Пуришкевич, отдышавшись, велел поручику взять что-нибудь потяжелее. Сухонину под руки попался бронзовый канделябр и как только он взял его, хлопнули выстрелы —— один, и следом второй. Григорий вскинул руки —— яркие вспышки, треск выстрелов и страшный удар в голову. Распутин медленно повернулся, прищурил глаза и со страшным хрипом повалился в сугроб. Заговорщики одновременно оглохли от выстрелов и на мгновение ослепли от порохового дыма.

—— Бей... бей, гада! —— кричал, прыгая у окровавленного тела Пуришкевич. —— В лоб бей и еще по вискам, по вискам! Чтобы точно издох!

Сухонин, совершенно обезумев и совсем потеряв чувство реальности, сидел на коленях возле распластаного на снегу человека, и бил его тяжелым канделябром по голове. А спятивший думский депутат, прыгая позади поручика словно бешеный кролик, без устали вопил во всю глотку:

—— В лоб! В лоб! И по вискам! По вискам!

В начале третьего часа ночи к садовой калитке, пыхая едва разогретым двигателем, подкатил автомобиль. Снеговерть к тому времени самым невероятным образом уже прекратилась. За рулем машины сидел сам великий князь Дмитрий Павлович. Выстрелов он, конечно, не слышал и, естественно, даже не предполагал, сколько потребовалось сил для того, чтобы умертвить этого дьявольского старца. Не заглушая мотор, он выскочил из автомобиля, хлопнул дверцей и направился к дому. Снег хрустел под ногами, как речной песок на зубах. Было холодно, но Дмитрий Павлович не стал даже запахивать шубу. Ему было очень тоскливо и жутко клонило в сон.

«Скорее бы все уже закончлось, —— в сердцах думал он, —— и чтобы никто ни о чем не прознал»

Заговорщики ждали великого князя в коридоре. На полу лежал Распутин. Губы у него раздулись, виски посинели, а лицо распухло так сильно, что едва можно было различить глаза.

—— Степан, скорее шубу... и галоши! —— приказал уже окончательно пришедший в себя Юсупов.

Слуга немедленно удалился в гардероб, недолго побыл там, и вскоре вернулся с шубой и галошами. Степан посмотрел на хозяина, поклонился, почтительно сказав:

—— Ваше сиятельство, —— и протянул одежду с обувью князю.

—— Да не мне, болван. Его надо бы слегка приодеть, —— Юсупов показал на труп. —— Приступай прямо сейчас. И не мешкай.

Слуга покорно присел на корточки, перевернул тело Распутина на бок и начал втискивать коченеющие руки старца в рукава.



ХХХ



Заговорщики, напрочь забыв о чистовике, разместили труп Распутина на заднем сиденье. Дмитрий Павлович занял место водителя, Пуришкевич —— соседнее сиденье, остальные расселись по обе стороны от мертвеца.

—— Поднимите ему воротник и как следует спрысните губы водкой, —— попросил Пуришкевич. —— Мало ли... а так... напился в драбадан.

—— Кажется, бутылка была у вас, —— доктор Лазоверт повернул голову к Сухонину.

Поручик кивнул, просунул руку за пазуху и недолго пошарил во внутренних карманах.

—— Вот, господин Лазоверт, —— Сухонин протянул доктору бутылку и тот, мастерски освободив ее от пробки, полил водки на свою ладонь.

—— «Смирновская», высший сорт, —— добавил со знанием дела поручик.

Доктор, сбрызгивая распухшие губы Распутина, небрежно фыркнул и сказал вполголоса:

—— А ему, замечу, плевать: будь то высший сорт или брага. Один хрен, все равно пьяным ему уже никогда не бывать.

Лазоверт опустил руку и вытер ладонь о колени. В салоне запахло спиртным. Юсупов принюхался, опустил окно и в салоне сразу посвежело.

—— Эх-х... ваши бы, господин Лазоверт, слова, да богу в уши...

—— Поручик, прощу вас: откройте-ка Гришке рот. Да пошире.

—— Это еще зачем?

—— Чтобы уж совершенно точно на пьяного был похож, —— уточнил Лазоверт.

Автомобиль постепенно набрал приличную скорость. Великий князь Дмитрий Павлович, мастерски выкручивая руль, ни на секунду не отпускал педаль газа и не поворачивал головы, опасаясь, что машину занесет на каком-нибудь крутом повороте. И тогда вместе с Распутиным в царство Морфея уйдут все, кто Гришку туда уже отправил. Минут через десять салон основательно прогрелся. Стало совсем жарко. Юсупов снял шапку, резким движением стряхнул с нее растаявший снег и посмотрел в окно. За ним в бешеном танце проносились бездушные колючие снежинки, изредка —— фонари. Князь вглядывался в полутьму улиц, но ничего, кроме призрачной пелены разглядеть не мог, и молчал. А снежинки все проносились мимо... Они то взвивались резко вверх, то неистово пикировали вниз и с дикой настойчивостью бились в стекло.

Голова Распутина —— когда машина подскакивала на дорожных выбоинах —— слегка приподнималась, но почти сразу же опускадась и подбородок ударялся о грудь старика. Заговорщикам казалось, что святой черт в любую минуту откроет глаза и осыпет своих убийц отборным русским матом. А к нему обязательно приложит могучие кулаки. Потоэму-то ни один из заговорщиков не смел даже дышать. Наступила бесконечная тишина. Свистел лишь редкий ветерок, просачивающийся сквозь неплотно закрытое окно. Все ждали, когда же, наконец, они доберутся до Крестовского острова. Дмитрий Павлович в очередной раз выкрутил руль и направил автомобиль в подворотню. Здесь стоял плотный, молочный туман... Великий князь сбавил скорость до минимума, ибо в подворотне почти ничего не было видно.

—— А я почему-то всегда думал, что в такие погоды, как теперь, туман можно увидеть только над горячими источниками, —— удивленно сказал Пуришкевич, устремив взгляд вперед. —— Странно, очень странно. Господа, вам так не кажется?

Юсупов отвернулся от окна, немного привстал и тоже посмотрел вперед. Подворотня была длинная —— в лучшем случае метров пятьдесят-шестьдесят. И узкая, что ежели попытаться открыть дверь машины, то получится примерно до половины —— не больше.

—— Да, не совсем понятно. Может, это и не туман? —— спросил Лазоверт.

—— Может, и не туман, —— Пуришкевич снял шапку и тщательно потер глаза. —— Это еще что?!..

Дмитрий Павлович, надавил ногой на педаль и машина, взвизгнув тормозами, немедленно остановилась. Теперь с сидений поднялись все до одного заговорщики. Они стояли, пригнув головы, едва дышали от ужаса и молчаливо глядели в ту сторону, куда падал свет от фар.

—— Глазам своим не верю... —— сказал одними губами доктор.

Лазоверт тоже снял шапку и провел ее влажной стороной по своему лицу. Когда же доктор снова посмотрел вперед, то увидел, стоящих в свете фар больших собак.

—— Вы что, никогда не видели собак? —— спросил Дмитрий Павлович, опуская стекло.

Пуришкевич поморгал, глубоко вдохнул сырой воздух и посмотрел на великого князя.

—— Ну, так и прогнали бы, —— попросил депутат. —— Нам нельзя терять время.

—— А я по-вашему, что собираюсь делать? —— Дмитрий Павлович высунул голову наружу и громко свистнул. —— Пошли отсюда!

Собаки на потуги великого князя никак не отреагировали. Они продолжали стоять на прежнем месте. Несказанная дерзость для бродячих псов. Ведь обычно животные страшатся всякой техники, а тут еще кричат и посвистывают.

—— Пошли отсюда! —— еще громче прокричал Дмитрий Павлович. —— Пошли вон!

И тут одна собака, оскалилась и неторопливо двинулась к автомобилю. Великий князь удивленно поднял брови, а Лазоверт, прищурив глаза, настороженно заметил:

—— Крупные, надо сказать, экземпляры. Очень крупные. Совершенно точно не дворняги.

—— Но тогда какой же породы? —— поинтересовался поручик. —— Я вот что-то никак разобрать не могу.

—— И я, господин Сухонин, —— доктор поморщился, кусая губу.

Лазоверт в действительности оказался прав, собаки были довольно высокими в холке, серого окраса, уши торчком и большие, высоко посаженные глаза. Когда же от животного до автомобиля осталось каких-то полтора метра, хищная морда оскалилась сильнее и в свете фар блеснули большие клыки. Собака остановилась и потянула воздух носом.

—— Господа, это только мне показалось или вам тоже? —— Пуришкевич, зловеще покосившись на Дмитрия Павловича, принялся ерзать и изгибаться на сиденье, поправляя длинную шубу.

—— Что вам показалось? —— спросил депутата великий князь.

—— Не о клыках ли смели заметить? —— сейчас же осведомился Юсупов.

—— Постойте-постойте... —— с любопытством сказал поручик.

Салон снова погрузился в беспробудную тишину. Все молчали и смотрели теперь на Сухонина. Поручик же буквально пожирал животных глазами.

—— Да ведь это же не собаки, господа! По-крайней мере та, что стоит в метре от нас, —— поручик вытянул руку вперед.

Внезапно подул свежий ветер и Дмитрий Павлович быстро закрыл окно. Заговорщики, сидя в полной тишине, смотрели на животное, а оно, не моргая, —— на них.

—— Это волки... —— низким голосом отрывисто сказал поручик.

Волк зарычав, слегка поджал лапы, оттолкнулся от земли, прыгнул и через секунду оказалось на капоте. Под тяжелыми лапами зловеще хрустнуло железо и заговорщики вздрогнули от того, что испугались увидеть, как клыкастая пасть вдребезги разбивает лобовое стекло.

—— Едем отсюда! —— прикрывая лицо руками, закричал Пуришкевич.

Дмитрий Павлович, не помня себя от ужаса, переключил скорость и придавил жесткую педаль акселератора к полу. Автомобиль резко дернулся, двигатель кашлянул и через мгновение машина помчалась по подворотне. Волк, стоящий на земле оскочил в сторону и сразу буквально испарился в снежной мгле. А стоящий на капоте приблизил морду к стеклу, широко разинул пасть, хищно щелкнул зубами и сиганул через крышу. Юсупов немного привстал и поглядел в заднее окно. Его лицо вдруг неестественно вытянулось и он, силясь, едва выдавил из себя:

—— Они бегут за нами!..

Поручик выхватил пистолет из рук Юсупова, опустил окно и, повернув голову, крикнул:

—— Держите меня... за ноги! Ну же, господин Лазоверт!

Сидящий рядом с ним доктор обхватил двумя руками ноги Сухонина и поручик до пояса высунулся из окна. Лицо сразу обожгло колючим холодом, шапка слетела с головы и, подгоняемая ветром, покатилась по мрачной мостовой.

Автомобиль помчался по заснеженной улице еще быстрее. Дмитрий Павлович держался за руль так крепко, что все пальцы у него покраснели. Скорость была довльно большая, но расстояние от волков до машины по-прежнему стремительно уменьшалось. Поручик согнул в локте одну руку и положил на нее другую —— прицелился. Какое-то время Сухонин пытался взять адское создание на мушку, но всякий раз волк уворачивался, ловко отскакивал в сторону и поручику приходилось снова и снова искать цель. Наконец, Сухонин приготовился к стрельбе. Он как только мог задержал дыхание и плавно спустил курок. Прогремел выстрел и еще один, и еще. Волк взвизгнул, будто споткнулся и, перевернувшись несколько раз в воздухе, упал в сугроб.

—— Браво! —— Пуришкевич от счастья захлопал в ладоши. —— Но, господа, я что-то не пойму, откуда здесь волки?

От порохового дыма у поручика жутко щипало в носу. Сухонин зажмурился, громко чихнул и в этот момент автомобиль пошел юзом. Висящий над мостовой заговорщик не заметил, как пальцы его разжались, и он выронил револьвер. Оружие мгновенно утонуло в сугробе, да так и осталось там лежать.

Дмитрий Павлович, обезумев от страха, резко выкрутил руль —— сначала в одну сторону, потом —— в другую. Взвизгнули колеса, запахло паленой резиной, но вскоре машина снова поехала по прямой.

—— Он потерял пистолет, —— Лазоверт посмотрел на Пуришкевича.

—— Передайте ему мой, —— депутат достал из кармана револьвер и протянул его доктору.

Когда от второго волка до машины оставалось не больше метра, треснул оглушительный выстрел и послышался отчаянный визг.



ХХХ



—— А в общем-то, господа, ничего странного, —— Лазоверт помогал поручику и Юсупову привязывать тяжелые гири к ногам мертвеца. —— Я знавал одного человека, который в своем доме на Васильевском одно время держал двух здоровенных тигров. Килограммов, наверное, под сто каждый.

Сухонин тужился, зятягивая узел. Руки на холоде коченели, губы слипались, а пальцы едва-едва могли сгибаться. Пуришкевич с Дмитрием Павловичем —— пока тело Распутина еще лежало на бревнах —— стояли с двух сторон Большого Петровского Моста и наблюдали за тем, как бы сюда случайно кто-нибудь не забрел.

—— Тигры —— это да, не шутка! —— сказал поручик хрипло. —— До сих пор держит?

Лазоверт покусал нижнюю губу. Надо сказать, они у него были толстые и всякий раз, когда доктор открывал рот, то показывал собеседникам желтые лошадиные зубы.

—— Увы, нет.

Сухонин бросил веревку на мост, вздернул голову и воззрился на Лазоверта.

—— Что ли отдал куда? —— спросил Юсупов.

—— Ээ-э... не совсем...

—— Как это? —— поручик подтянул к себе цепь и стал обвязать ею Гришкино тело.

Цепь негромко звякнула и начала, словно голодный питон, оплетать шею мертвеца.

—— А так, сволочи сожрали его. Все было бы хорошо, да только...

Пуришкевич продрог, как собака —— частые подпрыгивания со шлепками руками по ляжкам совсем не спасали. Ветер к тому времени почти стих, снегопад прекратился, и над городом повисла безумно яркая полная луна. Петроград давно спал, было чрезвычайно тихо —— почти как преисподней. И вдруг на дороге, теряющейся где-то в лесу появился силуэт человека. Депутат протер глаза. Человек же на мгновение остановился, а затем неспешно двинулся в сторону моста. Пуришкевич сначала не поверил в это, но, как следует приглядевшись, понял —— к нему шла женщина. Из одежде на припозднившейся даме Пуришкевич смог разглядеть лишь длинный черный балахон, да серую шаль на голове.

—— Стой! —— потребовал депутат.

Женщина не остановилась. Брови Пуришкевича слегка приподнялись, на скулах дернулись желваки и он повторил, но уже громче:

—— Стой!

На сей раз полуночница остановилась. И депутату что-то показалось странным в ней. Пуришкевич прищурился. Он глядел на женщину до тех пор, пока она не прижала руки к груди, немного пригнулась, низко опустила голову и самым невероятным образом задрожала всем телом.

—— Что с вами?!.. —— спросил он дрожащим голосом. —— Вам дурно?

Тут его слух уловил тяжелое дыхание. Пуришкевич, обернувшись, крикнул:

—— Господа, у нас гостья!

Заговорщики одновременно посмотрели на ту часть Большого Петровского Моста, которую охранял думский депутат.

—— Смотрите, господа, действительно гостья, —— Юсупов, кивнув Лазоверту, встал. —— Помогите Сухонину, а я пойду посмотрю, кого это сюда черт занес.

—— Конечно, —— согласился доктор.

Князь шел по мосту и внезапно остановился. Человек, о котором сообщил Пуришкевич, выпрямился и на нем стала рваться одежда.

—— Что это вы?!.. —— глухо замычал депутат в тот момент, когда женщина оказалась уже абсолютно нагой. —— Прекратите немедленно!

Странная дама стояла голыми ногами на снегу. Вдруг она согнула руки в локтях и, чуть выпрямив их, с каким-то совершенно неестесвенным хрипом двинулась на Пуришкевича. Руки у него задрожали, он мгновенно вспотел, и, оглядываясь мост —— стал медленно отходить назад.

—— Прекратите немедленно, —— в агонии шептал депутат, —— перестаньте! Христом богом прошу... опомнитесь. Вы что!

Женщина, словно расслышав мольбы Пуришкевича, неожиданно остановилась. Голова ее вдруг завалилась на бок, что-то захрустело, шея стала вытягиваться, рот открылся —— из него потекли слюни, руки и ноги —— увеличивались прямо на глазах. А потом тишина буквально сотряслась от дикого, протяжного воя.

—— Перевертыш... опрокидень, —— прошептал дрожащими губами Юсупов.

Князь рванулся на помощь депутату, который почему-то даже не думал бежать от женщины, как по мановению волшебной палочки преврашающейся в громадную серую волчицу.

—— Прочь с дороги! —— не своим голосом завопил Юсупов.

Депутат услышал князя и, зажмурив глаза, упал головой в сугроб. Юсупов почти не целясь, несколько раз пальнул в перевертыша...



ХХХ



—— Господа, по-моему мы начинаем тихо сходить с ума, —— Лазоверт проверил пульс у лежащей на мосту женщины.

Волчья шерсть на ее теле исчезла еще не совсем, но голова с туловищем уже приобрели прежние человеческими формы. Когда это происходило, хрустели кости, тело изредка подрагивало и Юсупов все это время целился в оборотня.

—— Я дамочку эту совершенно точно уже видел, —— уверенно сказал Юсупов.

—— Где?!.. —— в унисон спросили заговорщики.

Князь откашлялся, достал из кармана носовой платок и вытер им лоб.

—— Это Дуня —— Гришкина служанка, —— очень спокойно сказал Юсупов. —— Помню, я еще удивился, когда услышал в одной из комнат в доме на Гороховой странное взвизгивание. Каюсь, тогда решил, что этот черт занялся разведением собак. И вот чем дело обернулось.

—— Н-да-с... —— заметил Лазоверт. —— Значит, сам бог на нашей стороне. Так что пусть дьявол горит в геене огненной.

—— Что ж, господа, начнем, —— Пуришкевич перекрестился трижды, перекрестились и все остальные.

Заговорщики взвалили Дуню на перила и столкнули вниз. Послышался всплеск воды. Потом они положили на перила мертвого Распутина и перекрестились еще раз —— на всякий случай. Когда же мертвеца уже собрались скидывать в прорубь, Юсупов вдруг настороженно произнес:

—— А как же чистовик?

Его нашли в складках балахона, в который был одет Распутин. Пуришкевич внимательно полистал фолиант, но никаких особенных записей не обнаружил. Кроме, пожалуй, вот этой: «Ежели не вернусь от Юсупова, Дуня, поршу тебя, оборотись сама знаешь в кого. Иди точно по моему следу. Да прихвати обязательно волчар моих. Они хоть и четвероногие твари, но помогут ежели что случится со мною. Григорий»

Труп Распутина плюхнулся в прорубь. Тонул он не долго. А когда скрылся в мутных водах Невки и пошли пузыри, заговорщики, наконец-то, смогли с облегчением вздохнуть.

—— Господа, ну теперь не грех и выпить, —— улыбаясь сказал Пуришкевич.

Заговорщики было собрались ехать прочь со зловещего моста, но в этот момент они услышали шум воды и посмотрели на прорубь.

—— Вот дьявол...

Никому из почтенных особ такого ужаса никогда испытывать не приходилось. В воде барахтался абсолютно живой и совершенно здоровый Распутин. Он отплевывался, крыл всех благим матом и пытался ухватиться руками за острые края полыньи.

—— Как такое могло произойти? —— прошептал Лазоверт.

—— Да погодите вы со своими причитаниями, —— остановил его Дмитрий Павлович.

—— Где пистолет? —— Пуришкевич дрожал от ужаса, как осиновый лист на ветру. —— Добейте же черта. Добейте его!

Револьвер нашелся очень быстро, но патроны закончились, а запасных —— как назло! —— ни у кого не оказалось.

—— Я знаю что нужно делать, —— Юсупов, выхватив у депутата чистовик, достал из кармана огрызок карандаша и что-то написал в книге.

Распутин замер, прищурился и со звериным хрипом стал тонуть. Когда же Гришкина голова погрузилась в Невку, из бурлящей воды вдруг высунулась рука. Распутин сжал все —— кроме указательного —— костлявые пальцы и погорзил заговорщикам. Мол, погодите же мне, сукины дети. Я еще вернусь...




САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, ДЕКАБРЬ 2006 ГОДА




Ранним утром двадцать шестого декабря к дому номер тридцать три, дробь два —— что ютится сразу за общественной баней на Марата —— подъехал, фыркая изношенным движком, милицейский УАЗик. Глухо скрипнув тормозами, автомобиль остановился прямо напротив парадного подъезда. Двигатель сбавил обороты и замолчал. Щелкнула дверь. Из машины выскочил крепкого телосложения молодой человек. Ему можно было дать не больше тридцати лет. Одет он был совсем не по-зимнему —— короткая кожаная куртка, потертые «вранглеровские» джинсы и бейсболка с лейблом «FBI» над изломанным козырьком. Заметив стоящий за бело-красным ограждением автомобиль, принадлежащий одному из ведущих телеканалов, молодой человек опустил брови к переносице, глубоко вздохнул и, стараясь не замечать охотников до жареных фактов, спешно проследовал мимо них. Буквально через секунду крепыш скрылся в подъезде.

—— Кто это? —— поинтересовался у сержанта коренастый типчик с микрофоном.

—— Капитан Струнов. Уголовный розыск, —— ответил сержант, поправляя на плече шершавую лямку АКСУ.

Корреспондент, словно соглашаясь с сержантом, помотал головой, тихонько свистнул и как бы ненавязчиво попросил его:

—— Ну, может, все таки пропустите? Эфир горит, а тут такие события.

—— Я бы с радостью, но потом меня с потрохами съедят, —— взбодрившись, ответил сержант. —— Тем более начальство уже там. А оно у нас —— уж поверьте —— о ч е н ь серьезное.

Корреспондент кивнул головой, отошел за ограждение, достал из кармана мобильный телефон и второпях набрал какой-то номер.

—— Иван Ефремович? —— спросил корреспондент. —— Отлично. Да-да, я уже на месте. Да! Нет, вряд ли получится. Совершенно верно. Говорят, даже почерк сходится. Согласен. Что? Что-что?!.. Ах, ну, да, конечно. Безусловно, Иван Ефремович. Записывайте: приехал... Я говорю: приехал капитан Струнов из Угрозыска. А полковник Ермаков пол часа назад. Сам видел. Да, в квартире. Да, уже пятый библиофил. Пока не знаю. Но работает точно не маньяк. Знающие люди утверждают, что ниточка одна. Ничего не тронуто. Насчет сердца никакой конкретики. Но я над этим уже работаю. Обожду сколько потребуется.

Павел Струнов, оказавшись на пятом этаже, поздоровался с курившем у приоткрытой двери лейтенантом и спросил у него:

—— Батяня там?

—— Угу, —— лейтенант мажорно стряхнул пепел с сигареты. —— Прикинь, уже в шесть тридцать был здесь. И как положено сразу всех построил.

Капитан сочуственно покивал головой, ухватился рукой за литую ручку двери, прислушался.

—— Да иди, Батяня уже успокоился, —— лейтенант, подмигнув капитану, легонько похлопал его рукой по плечу.

Квартира принадлежала известному снобу и знатному коллекционеру редких книг Кургузову Николаю Даниловичу, которого два часа назад уборщица нашла мертвым. Тело библиофила лежало в ванне, пол стены и потолок —— все вокруг было забрызгано кровью. Капитан вышел из ванной комнаты в коридор и, озираясь по сторонам, и направился в зал. По пути он несколько раз поздоровался с коллегами по отделу и с фотографом. Надо сказать, беспорядок в квартире был странный. Повсюду —— в комнатах, в длинном коридоре и даже на кухне –- стояли книжные полки. Но самих книг на них не было видно. Они валялись на полу, разодранные и сваленные в большие и маленькие кучи. И капитану казалось, что злоумышленник пришел к Кургузову только за тем, чтобы устроить весь этот живописный бардак.

—— Ты уже здесь?

Струнов увидел полковника, стоящего в конце коридора. Его грузный силуэт нависал над журнальным столиком, на котором по всей видимости стоял телефоный аппарат.

—— Так точно, Петр Евгеньевич, —— ответил капитан, направляясь к Ермакову.

—— Ну, иди сюда, —— полковник пожал Струнову руку и попросил сесть.

Капитан занял один стул, Ермаков —— уселся напротив. Он положил руки на стол, постучал пальцами по прозрачной столешнице, пристально взглянул капитану в глаза и сказал в пол голоса:

—— Придется тебе завтра вечером смотаться в Пулково. Нужно кое-кого встретить.

—— А как же все это? —— Струнов обернулся и показал большим пальцем через плечо на коридор. —— В смысле, дел и так выше крыши, Петр Евгеньевич.

—— Ничего-ничего, твои ребята не дураки, сами справятся. Те же, котого будешь встречать ты, надеюсь, развяжут этот клубок, —— глаза полковника буквально источали неуверенность.

—— Вы так только думаете или эти люди действительно сделают то, на что не способны мои опричники?

—— Не просто думаю, я в этом уверен. Вот что мы имеем сегодня?

Капитан на секунду задумался, а потом взвешенно ответил:

—— Пять глухарей. И хоть бы какая-нибудь ниточка.

—— И это говоришь ты?!.. —— удивился полковник.

—— Мы прокачали все варианты и пока ни один из них не подтвердился. Вот и имеем то, что имеем, Петр Евгеньевич.

—— Хорошо, а что с отпечатками?

—— Следы? Собачьи.

—— Точно?

—— Эксперты так говорят.

Полковник улыбнулся —— губы его раздвинулись, обнажив редкие желтые зубы.

—— На-ка почитай вот это, —— Ермаков протянул Струнову какие-то бумаги.

Глаза капитана вдруг сделались похожими на рысьи и в них совершенно неожиданно воспылали искорки животного огня. Струнов читал бумаги минут пять, а потом, положив их на стол перед полковником, тихо спросил:

—— Странно, вам так не кажется?

—— Еще бы!..




МОСКВА, ИНСТИТУТ КАУЗАЛЬНОЙ МОРФОЛОГИИ




К воротам довольно симпатичного и совсем неприметного здания школьного типа, находящегося где-то на Нижней Масловке подошел невысокого роста человек.

—— «Институт каузальной морфологии при фонде Общественное право и законность», —— прочитал он вывеску у сторожки, потом нагнулся и тихонько постучал в стекло.

На стук вышел милиционер. Он держал автомат на плече и что-то неторопливо дожевывал.

—— Вы к кому? —— спросил милиционер, изучая нзнакомцам сокольим взглядом.

—— Собственно, я по наводке оттуда, —— молодой человек приподнял руку и выставил вверх указательный палец. —— Вот направление.

Милиционер забрал направление и негромко прочел вслух:

—— Андрей Николаевич Курский. Лейтенант особого отдела... Ага! Выдано директором «Фонда Общественное право и законность» Мандрыкиным Иваном Митрофановичем. Дата, печать, подпись —— все, вроде, на месте.

Он отдал направление Курскому и невольно почесал в затылке. Андрей искоса посмотрел на здание, в котором находился столь экстравагантно именующися институт.

—— Проходите. Вам, наверное, сначала придется заглянуть в отдел кадров, а уж потом к Нестору Алексеевичу.

—— Нет, мне бы сразу к Бергамотову, —— поправил милицонера Курский.

—— Так Нестор Алексеевич —— это он и есть. Значит, вот, —— сказал милиционер, —— сначала пойдете прямо, потом свернете направо, за стеллой покорителям села снова свернете направо. И тогда непременно упретесь в КПП номер два...

Ворота распахнулись, Курский прошел внутрь глухого двора. Путь до стеллы покорителям села —— почти точной копии «Рабочего и колхозницы» с ВДНХ, но раз в двадцать меньше —— занял минуты три и совсем скоро Андрей очутился перед одноэтажным стеклянным павильоном. Двери перед ним открылись сами и Курский, оказавшись перед турникетом, еще раз предъявил направление.

—— Постойте-ка, постойте, —— сказал рослый милиционер, —— а я вас знаю.

Андрей нерешительно посмотрел на рослого и через секунду тоже его узнал.

—— Д е н и с е н к о... —— сказал Курский, и они по-дружески обнялись.

—— Какими судьбами, товарищ лейтенант? —— спросил милиционер.

—— Всякое было, но о многом лучше и не вспоминать. А работать я буду теперь здесь. Под руководством Бернамотова.

Милиционер, расплываясь в улыбке, отдал Курскому честь.

—— Брось, Денисенко, —— сказал Андрей высоким голосом. —— Контору глубокого бурения давно отправили в аут.

Чуть позже Курского еще несколько раз проверерили: какой-то прибор заглянул в его зрачок, отметил соответствие радужной оболочки глаза заложенным параметрам; Андрей прикложил палец к сканеру, сравнившему его отпечаток с тем, который уже неделю хранился в картотеке.

—— Андрей Николаевич, проходите, —— пропела тихим ангельским голоском секретарша директора. —— Только потише, пожалуйста, уже идет совещание.

Курский поблагодарил девушку... своеборазно. Он с величайшим почтением поцеловал ей руку и тихонько произнес, пряча глаза:

—— Позвольте спросить, милейшая леди, как же зовут вас?

Худая, длинноногая секретарша, обворожительно вежливо улыбнулась большим ртом с ярко-красными, как у фотомодели, губами.

—— Мила, —— прошептала она.

—— Чудно имя.

В кабинет директора Курский проник так тихо, что его появление даже никто и не зметил. А если кто и заметил, то не подал вида. Андрей присел на край стула и стал внимательно изучать присутствующих.

Это, наверное, и есть тот самый Бергамотов, подумал Курский, остановив взгляд на человеке, сидящем во главе длинного стола. Глаз незнакомец почему-то не поднимал, и Андрею из всего сонмища возможных вариантов оставался только один —— разглядывание его лысого черепа. О двух других людях Курский пока ничего конкретного сказать не мог —— лет тридцати мужчина с какой-то совершенно дурацкой шляпой в руках и женщина душепривлекательной внешности. Вдруг Бергамотов резко поднял голову.

—— Если не ошибаюсь, Курский Андрей Николаевич? —— вопросил директор.

Андрей встал, поклонился и представился. Мужчина и женщина в унисон кивнули.

—— Так, что вы, ей богу, ютитесь где-то в углу? —— директор чуть пристал и жестом пригласил Курского пересесть поближе.

—— Благодарю, —— сухо ответил Андрей.

—— Прошу любить и жаловать, Андрей Николаевич Курский, —— директор все время переводил взгляд с мужчины на женщину и обратно. —— Лейтенант КГБ...

—— А я часом думал, что контора железного Феликса уже почила в бозе, Нестор Алексеевич, —— шутливо заметил мужчина со шляпой.

—— Переведенцев, дошуткуешься! —— предупредил директор, стуча пальцами по совершенно гладкой столешнице. —— Между прочим Андрея Николаевича отрекомендовал Мандрыкин. И я сейчас не буду напоминанть, что институт, в котором мы с вами работаем, финансово зависим от фонда, руководителем которого и является Николай Николаевич. Так что, надеюсь, Курский только сплотит наш с коллектив. Андрей, это наш самый знатный болтун —— Роман Васильевич Переведенцев. Не слушайте его.

—— Зато бывший старший научный сотрудник НИИ Психопатологии РАН, город Дубна, —— уточнил мужчина со шляпой.

—— Ирина Валерьевна Лапшина, —— Бергамотов показал на женщину.

—— Специалист по криминальной и антропологической медицине, —— сделав губки бантиком, заметила она. —— Сейчас пишу докторскую.

—— Андрей Николаевич, вот, собственно, это все ваши коллеги.

Курский встал и несколько раз почтительно поклонился.

—— Теперь к делу, господа морфологи, —— Бергамотов с серьезным видом сел в кресло и придирчиво поглядел на Лапшину. —— Ира, все таки что удалось нарыть?

—— Извините, но я не помню на чем остановилась, —— ответила Ира.

—— На волках и хромосомах, —— Переведенцев скрестил руки на груди и закинул ногу на ногу.

—— Так вот... Убийства, о которых нам сообщили Питерские сыскари, тем не менее, укладываются в одну колею. Никто пока не знает, кто именно совершает их, но общее звено таки есть.

—— Какое? —— Бергамотов погладил столешницу рукой так, будто что-то смахивал с нее.

—— В квартирах потерпевших обнаружены собачьи следы. Рядом с трупами, в крови убитых. А в руке пятого библиофила нашли клок шерсти. Видимо, вырвал его в тот момент, когда боролся с убийцей. Очень маленький клочок, но его оказалось достаточно. И я уже получила довольно любопытные результаты.

Переведенцев улыбнулся, положил руки на стол, потрогал свою шляпу и с усмешкой сказал:

—— Ира, не хочешь ли ты сказать, что убийца несчастных книголюбов всегда берет на дело любомого пса? Тогда это уже по моей части, потому как —— откровеннейшая патология. И если все окажется именно так, то я готов прямо сейчас слопать свою шляпу.

Лапшина повернулась к Переведенцеву, недолго помолчала, и тоже улыбнулась.

—— Ромочка, сбегай-ка за солью и перцем. Вряд ли этот чудовищный головной убор, —— она с пренебрежением показала на Ромкину шляпу, —— в чистом виде полезет тебе в горло. И минералочку тоже принеси —— а то подавишься.

—— Ира, Роман, сейчас же прекратите шутить, —— Бергамотов посмотрел на морфологов как тысячу лет не пивший человеческой крови вампир. —— Нас просят разобраться в этом деле не только Питерские сыщики. Текущие расходы и конечный результат оплачивает «Санкт-Петербургская Гильдия Профессиональных Книголюбов» И на счет нашего института кое-какие денежные средсва уже поступили. Думаю, не нужно в сотый раз повторять, с каких материальных зачислений образуется фонд заработной платы?

Переведенцев согнул руки в локтях и, слегка помахав ими перед собой, сказал:

—— Молчу-молчу, Нестор Алексеевич.

—— Ира, и что?!..

Наступила пауза. Морфологи, вероятно, ждали продолжения. Лапшина же, заметив это, специально не торопилась.

—— Я провела полный генетический анализ шерсти, оставшейся на месте преступления, —— Ира откашлялась. —— И результат, надо сказать, превзошел все мыслимые и немыслимые ожидания. Мне удалось выяснить, что в ДНК собаки заменен нуклеотид, и замена превышает ноль целых пять тысячных процента.

—— А попроще, —— попросил Бергамотов.

—— Нестор Алексеевич, —— вдруг вклинился в разговор Переведенцев, —— такие замены крайне редки. Да что там... почти невозможны!

—— Рома абсолютно прав, —— Лапшина поднялась со стула. —— Место отсутсвующих собачьих нуклеотидов занимают человеческие. Только спокойнее, пожалуйста. Я и сама пока с трудом в это верю, но факты, как говорится, налицо!

—— Так чья же все таки это шерсть? —— Бергамотов тоже поднялся с кресла.

—— Оборотня, Нестор Алексеевич. Самого тривиального оборотня, —— совершенно спокойно сказал Переведенцев.

У Курского внезапно встал ком в горле. Он протянул руку к гряфину, подтянул его к себе, плеснул в стакан немного воды и большими глотками выпил. К нему повернулся Переведенцев.

—— Вы, наверное, сейчас думаете, что попали в сумасшедший дом?

Андрей не рискнул согласиться ни одним жестом, ни единым словом. Он просто промолчал, глядя на Бергамотова, шагающего вдоль стены.

—— Ничего страшного. Это со временем пройдет, —— продолжил Рома, —— мы очень часто контактируем со всякой нежитью. В том числе, с оборотнями. Как говорится, добро пожаловать в наш маленький дурдом.

—— Так что Питерские сышики, думаю, ищут совсем не того убийцу, —— сказала Ира сурово.

Бергамотов неожиданно остановился. Он поглядел на морфологов и с очень серьезным видом громко произнес:

—— Значит, оборотень... Значит, так! Ну, хорошо. Сейчас получите командировочные и завтра —— полуденным рейсом —— дуйте в Питер. И будьте, пожалуйста, поосторожнее. Знаем мы этих оборотней. Уже как-то сталкивались.

На выходе из директорского кабинета Переведенцев сказал Лапшиной:

—— А ты знаешь, что собаки отделились от генеалогической линии своих предков —— то есть, волков —— примерно сто тридцать пять тысяч лет назад?

На что Ира ответила вполголоса:

—— Самое интересное то, что примерно тогда же появились первые люди...




КРАТКИЙ ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ ЧИСТОВИКА




Из вороного «Мерседеса», казалось, улетучивались последние лошадиный силы. Аэропорт «Пулково» уже остался далеко позади, а славный и вечно суровый град Петра еще не решался показать и кончика —— замерзшего от нынешних холодов —— носа.

—— Так что, увы, Павел, ищите вы не там и совсем не того, кого следовало бы разыскивать, —— с прискорбием констатировала Ира.

Струнов, крепко держась за руль и не оборачиваясь, сказал:

—— Вы меня почти убедили. Но, повторяю: почти.

—— Почему так? —— подключился к разговору Переведенцев. —— Ира же все очень последовательно разложила на блюде и преподнесла его вам. Поверьте, это не полуфабрикат.

—— Может, оно и так, но, знаете ли, моему начальству трудно доказать, что пять человек погибли от рук... —— капитан на мгновение запнулся, но тут же поправил себя: —— ...от зубов какого-то там кровососа-оборотня.

—— Доказывать ничего не нужно, —— Лапшина заерзала на сиденье и прокашлялась. —— Нужно искать. И чем скорее, тем лучше.

—— Ну, не по следам же, найденым в крови! И потом, представьте себе оперативку, в которой главным подозреваемым будет фигурировать оборотень. Глупость какая-то!

—— Совсем не глупость, —— обиделась Ира. —— А данность, которую стоит принимать такой, какая она есть на самом деле.

—— Да я не в том смысле. Просто над нашим отделом все управление будет смеяться.

—— Простите, —— у Курского впервые с того момента, как он сел в машину, наконец, прорезался голос, —— сколько в Питере маститых библиофилов?

—— Недавно было шесть, теперь остался один. Все они —— учредители «Санкт-Петербургской Гильдии Профессиональных Книголюбов», —— ответил капитан Струнов. —— Бухгалтерия у этой организации такая, что комар носа не прдточит. А контакты она имеет в десятке стран дальнего и ближнего зарубежья.

—— Вот оно как, —— Андрей достал блокнот и сделал в нем какую-то карандашную пометку. —— Хорошо, вы пробивали последнего соучредителя?

—— Еще как, —— капитан постучал рукой по кожаной оплетке руля. —— Он кристально чист перед нами. И подозревать его в устранении партнеров мы просто не можем. По-крайней мере пока.

—— Значит, остается один единственный вариант, —— сказала Лапшина. —— Оборотень! Тем более есть результаты исследования шерсти.

—— Хорошо, допустим, мне удастся убедить начальство в том, что библиофилов прикончил какой-то мифический персонаж. Но мне нужно будет рассказать, как такое вообще возможно.

—— Об оборотнях известно довольно давно, —— Лапшина почувствовала слабинку в психологической защите Струнова. —— Безусловно, половина рассказов о них —— сущий бред, однако есть научное доказательство существования людей, которые в определенных обстоятельствах могут принимать волчий облик.

Автомобиль, не сбавляя скорости, повернул и поехал по прямой.

—— ДНК оборотней имеет совмещенные нуклеотиды. То есть, одна их часть волчья, другая —— человеческая. Назовем их «Альфа» и «Омега». Я доступно объясняю? —— Ира замолчала, ожидая, что ответит капитан, встретивший их пол часа назад в аэропорту «Пулково».

Странно, но Струнов ничего не сказал, а только кивнул. И Лапшина немедленно продолжила:

—— Когда «Омега»-нуклеотиды находятся в активном состоянии тело имеет человеческие формы. Но как только активируются «Альфа» —— тело тут же приобретает характеристики волка.

—— Проще говоря, —— Переведенцев ызглянул на часы, —— оборотня можно считать гибридом, помесью человка и волка. Оборотень может считаться двумя существами в одно и то же время.



ХХХ



—— Хорошо-хорошо, только давайте будем считать ваше расследование... Ээ-э... как бы не совсем официальным, —— сказал полковник Ермаков и пристально посмотрел на капитана, искренне полагая, что морфологи этого не заметили. —— И прошу ограничить контакты с прессой. А лучше —— вообще никаких контактов.

Морфологи таки заметили этот боязливый полковничий взгляд. Но им ничего не оставалось делать, как безропотно опустить глаза и сделать вид, что об опасениях начальника Питерского Уголовного Розыска они совсем не догадываются.

Полковник перевел взгляд на единственного пока еще оставшегося в живых соучредителя «Санкт-Петербургской Гильдии Профессиональных Книголюбов» Гречишкин Николай Николаевич был человеком уже старым, сгорбленным. Лицо у него было совсем голое, глубоко запавшие зеленые глаза, густые серые брови, а прямо из-под под острого, как ятаган, подбородка торчали редкие седые волоски. Одет Гречишкин был явно не по-возрасту, но зато совершенно точно по-моде: длинное черное пальто с вздернутым к затылку воротником, пыжиковая шапка и ярко-белый шарф, накинутый на плечи поверх элегантного пальто. Все это одеяние по самым скромным подсчетам могло запросто потянуть тысячи на полторы зеленых. На ногах соучредителя были остроносые, как у арабских шейхов туфли змеиной кожи. Курского, заметившего их, слегка покоробило. Уж очень он не любил, когда люди напяливают на себя то, что модно сейчас, но всегда совершенно блекло —— с точки зрения эстетики. Андрей отвернулся и покачал головой.

—— Еще такой вопрос, Николай Николавич, —— полковник поглядел на Гречишкина поверх очков. —— Что по вашему хочет человек, убивший ваших компаньонов? Ведь ценности он не трогает. Это очевидно! Версию маньяка мы отсекли. А, может, зря? Так что давайте серьезно, безо всяких там оборотней и прочей мистики.

Николай Николавич положил руки на колени и устало вздохнул.

—— Есть у меня кое-какие подозрения, —— задумчиво сказал Гречишкин. —— Но —— хотите вы этого или нет —— они все равно мистические...

—— Поясните, —— настороженно попросил Ермаков. —— Говорите, мы внимательно слушаем.

Гречишкин почесал подбородок худыми пальцами, еще недолго помолчал, а потом сказал:

—— Видите ли, мы в шестером знали друг друга с юношеских лет. Познакомились в те времена, когда еще когда учились в Университете.

—— А вопросы задавать можно? —— поинтересовался Переведенцев.

Полковник недовольно блеснул глазами, но задавать вопросы все таки разрешил. Впрочем, лишь в том случае, если вопросы будут заданы только по существу дела.

—— Простите, Николай Николаевич, на каком факультете вы учились? —— спросил Роман.

—— На историческом. А что?

—— Да так, просто не совсем понятно, почему все вы посвятили добрую половину жизни собиранию редких книг, —— пояснил Роман. —— Ведь наверняка были какие-то варианты. Ну, не знаю... Работа по специальности, например.

Гречишкин вдруг засиял от радости. Он встал и, подойдя, к Переведенцеву, одобрительно похлопал его рукой по плечу.

—— А вот этот вопрос, молодой человек, как раз и касается моих подозрений, —— сказал он. —— Метко! Сразу видно —— задал его специалист высокого класса.

—— Ну, тоже скажите... специалист... —— смутился Переведенцев.

Библиофил снова опустился в кресло и посмотрел на полковника.

—— Так вот, господа, в университетские годы от одного нашего преподавателя мы узнали об очень интересной книге, якобы существующей со времен фараона Рамзеса-II. И ее существование весьма... надо сказать, весьма заинтриговало нас. Молодым и сильным всегда хочется тайн, и мы, столкнувшись с ней нос к носу, решили во что бы то ни стало, разгадать ее.

—— Уважаемый Николай Николаевич, —— Ермаков снял очки, достал носовой платок и начал с величайшей осторожностью протирать им круглые стеклышки, —— давайте ближе к делу.

—— Прошу прощения. Действительно, отвлекся, —— извинился библиофил. —— Так вот, книга эта называлась... Да и теперь называется «Чистовиком» Известно, что ее изготовил и затем подарил Рамзесу-II иерофант Зулия —— верховный жрец Египта. Судя по всему, страшный был человек. И с тех пор все, что было связано с чистовиком покрыто тайной. Загадочная смерть настигла многих, кто обладал этим фолиантом. Но точное число умерших до сих пор не известно.

—— Почему? —— Ир посмотрела Гречишкину прямо в глаза.

—— Дело в том, что никто —— и мы в том числе —— никогда не занимался такими подсчетами. Это совершенно бессмысленно. Проще сказать: умерли многие... при весьма и весьма странных обстоятельствах.

—— И вы, зная об этом, все равно решили отыскать чистовик? —— спросил Переведенцев.

—— Естественно, молодой человек, —— воскликнул Гречишкин. —— Во-первых, мы обещали профессору, рассказавшему нам историю о чистовике; во-вторых, только глупец не пошел бы на такую авантюру. Понимаете?

—— Не совсем, —— полковник убрал платок и нацепил очки на нос.

—— Видите ли, никто до сих пор не знает, как выглядит чистовик, —— печальным голосом пояснил библиофил.

—— Тогда чем интересна книга, которую никто не видел? —— спросил полковник, чуть повысив голос.

Гречишкин вдруг улыбнулся какой-то довольно странной и досадной улыбкой.

—— Легенда, связанная с чистовиком гласит, что любая запись, оставленная в этой книге обязательно сбывается. Это трудно представить, но... все так и есть на самом деле.

—— Как это «любая оставленная запись»? —— вполголоса проговорила Лапшина.

—— А так! —— сдавленным от восторга голосом воскликнул библиофил. —— Страницы чистовика обычно чистые. Но любой человек, в чьи руки попадает книга, может оставлять в ней записи. И все они сбываются. Помните знаменитую битву при Кадеше?

—— ...произошедшей в предверии восемнадцатилетеней войны, —— Курский неплохо знал историю, потому и не испугался оплошать, закончив фразу вместо библиофила.

—— Именно, молодой человек, именно! Хетты тогда разгромили отряд «Амон» и начали грабить обоз фараона. Рамзес же, увидев это, взревел от ярости, схватил чистовик и написал в нем: «Сами боги помогают нам. Вперед на врага!», и прыгнул в свою колисницу. Воины, в страхе метавшиеся по полю, заметив врагов, отступающих к реке, немедленно ринулись в атаку.

—— Как же, известный историчский факт, —— Курский покивал головой.

—— И типичное описание действия чистовика, —— Гречишкин, вздохнув, развел руками. —— Книга эта побывала у многих исторических персонажей. Ее путешествие по миру длилось очень долго. А закончилось оно здесь, в Петербурге.

—— И кто же был ее последним счастливым обладателем? —— произнес полковник, играя бровями.

—— Григорий Ефимович Новых, —— Николай Николаевич, покусав губу, добавил: —— То есть Распутин, конечно же...




ИСТИНА ДОРОГО СТОИТ




На улице было уже совсем темно. Дул пронизывающий ветер и тихонько падал снег. Морфологи в сопровождении капитана Струнова вышли из серого здания и остановились у невысокой ограды, возле которой скромно ютилась будка дежурного.

—— И где же ваше руководство разместит нас? —— спросил, улыбаясь, Переведенцев.

Струнов покосился на Гречишкина и тихим голосом ответил:

—— Нужно у Николая Николаевича спрашивать. Он взял на себя эти хлопоты.

Гречишкин, кутаясь в воротник, внимательно оглядел морфологов.

—— Будем точными —— «Санкт-Петербургская Гильдия Профессиональных Книголюбов», —— поправил капитана Николай Николаевич.

—— Собственно, я это и хотел сказать, —— Струнов шевельнул бровями.

—— Так это... в «Прибалтийской», господа, в «Прибалтийской», —— добавил Гречишкин.

—— Место-то хоть приличное? —— не успокаивался Переведенцев.

—— Ну, не то, чтобы совсем уж приличное, но, в общем-то очень даже неплохое, —— библиофил протянул пропуск дежурному.

—— Если уж там проводятся всякие саммиты-шмаммиты, думаю, вам понравится, —— поспешно добавил капитан.

Николай Николаевич очутился за оградой. Капитан подошел к дежурному и что-то тихонько шепнул ему. Милиционер, поправил автомат, сказав:

—— Есть, товарищ капитан, —— и тут же скрипнула железная калитка.

Морфологи прошли на автостоянку, где, слегка припорошенный мягким снежком стоял утомленный вороной «Мерседес».

—— Подброшу вас до гостиницы. И если кому-то срочно понадоблюсь, звоните Николаю Николаевичу. Я буду у него, —— капитан взглянул на библиофила и поежился от холода.

—— Мой дом находится там же, где и «Прибалтийская» —— на Васильевском острове. Не так, чтобы совсем рядом, но недалеко. Минут пол часа езды на машине, —— пояснил библиофил. —— Набережная адмирала Макарова дом десять. Записывайте телефон.

Переведенцев достал блокнот и записал в нем номер телефона Гречишкина. Струнов же тем временем вынул из кармана ключи. Первым делом он отключил сигнализацию, потом открыл багажник и стал со всем тщанием копаться в нем.

—— Я буду у Николая Николаевич на случай, если этот кровосос-оборотень вдруг решит наведаться к нему. Может, у кого-то из вас есть желание составить мне компанию? —— над открытым багажником появилось улыбающееся лицо капитана.

Струнов достал щетку, тихо хрустнули дверцы и морфологи вместе с Гречишкиным забрались в салон. Капитан повернул ключ в зажигании —— немедленно зашелестел на холостых оборотах двигатель —— теплым воздухом потянуло снизу и всерху.

—— Николай Николаевич, вы не против? —— спросил Струнов Гречишкина.

—— Да нет, я буду только рад, если кто-то из вас, господа, изъявит желание переночевать у меня. Женой не обзавелся, соответственно, тещи не имею —— я закоренелый холостях. Так что никто не будет зудеть над ухом.

Капитан, подняв воротник, вылез наружу и начал соскребать щеткой ледяной налет со стекол. Делал он это довольно проворно и минуты через три вернулся в машину.

—— Ну, что? —— Струнов обернулся и испытыюще взглянул на морфологов.

—— Можно я, —— неожиданно предложил Курский.

—— Почему бы и нет, —— капитан отвернулся, снял машину с ручного тормоза, и переключил рычаг автоматической коробки передач.

Двигатель зажужжал, «Мерседес» развернулся и совсем скоро помчался в сторону гостиницы.

—— Но, Андрей, вы ведь только второй день работаете, —— сказала Лапшина.

Курский пожал плечами и, вглянув Ире в глаза, заметил, какая же она обаятельная женщина.

—— Все когда нибудь бывает в первый раз. И потом, у меня за плечами имеется кое-какой опыт.

—— Опыт опытом, но... Не станете же вы утверждать, что вам уже приходилось сталкиваться с нечистью, —— со вздохом произнесла Ира.

—— Тут вы абсолютно правы, с нечистью я пока не встречался, но не раз шерстил людей, в сравнении с которыми существа, восставшие из ада выглядят молокососами.



ХХХ



Квартира библиофила Гречишкина востину была великолепна. Находилась она на втором этаже здания, стоящего метрах в тридцати от Невы —— прямо напротив громадного безликого строения, именуемого «Военной Академией Тыла и Транспорта» Реку сейчас крепко сковал лед, но пейзаж —— не смотря на эту оказию —— все равно был поразительным.

Из окон квартиры виднелся острый —— с ангелом на конце —— золоченый шпиль собора святых Петра и Павла, что в Петропавловской крепости. Чуть дальше лениво распластался над замерзшей Невой, таящий в ночной мгле мост, а где-то за ним —— проспект, упирающийся одним своим концом в Дворцовую Площадь, другим —— в Александро-Невскую Лавру. И все это великолепие в чудной штриховке тихо падающего снега.

Гречишкин напоил Струнова и Курского горячим чаем и провел небольшую экскурсию по своему дому, главным достоянием которого, естественно, считалось громадное собрание редких книг. Посеревшие от времени манускрипты, жухлые, но не утратившие исторического интереса свитки, рукописные книги, в золотых и серебряных переплетах... чего здесь только не было. И по лицу хранителя этого бесценного великолепия не трудно было догадаться, какими трудами оно досталось ему.

—— И все же, —— Струнов с вожделением поглядел на библиофила, —— Николай Николаевич, почему вы думаете, что убийцу интересует именно чистовик, а не что-то другое? У вас столько книг, и ради любой из них можно пойти на преступление.

—— Вы заблуждаетесь, —— рассудительно ответил библиофил. —— Шесть смертей... это только ради чистовика.

—— Почему шесть? —— удивился Курский. —— Насколько я знаю, убито пять человек.

—— До шестого, то есть, до меня, —— Гречишкин обреченно вздохнул, —— претупник пока еще не добрался. Поэтому полковник и попросил вас некоторое время ночевать в моей квартире. У меня, безусловно, есть охрана, но когда разговор идет о чистовике... То уж лучше вы.

Струнов сочуственно покивал.

—— Николай Николаевич, вы сказали, что путешествие чистовика закончилось в Питере. Это действительно так?

—— Чистая правда. Вот послушайте. Впрочем, подождите...

Гречишкин, прежде чем начать свой рассказ, посмотрел на часы —— было уж пол первого ночи. Николай Николаевич, убедившись, что Струнов с Курским готовы его выслушать, принес армянский коньяк, осторожно разлил его по маленьким рюмочкам и, развалившись на диване, стал излагать историю последних дней Григория Распутина.

Рассказ Гречишкина затянулся почти до половины третьего ночи. И когда библиофил поставил в нем последнюю жирную точку, Струнов сказал:

—— Интересная история, —— капитан вожделенно взглянул на графин с коньком и Гречишкин немедленно наполнил рюмку Павла. —— Но, скорее всего, вымысел от начала и до конца. Мало ли кто чего написал —— бумага все стерпит. Вот как-то мне на глаза попадалась статья о заспиртованном члене Распутина, который некий психотерапевт использует для лечения больных простатитом и импотентов. Ведь явная чушь!

Библиофил неожиданно резко вцепился руками в край стола, боязливо огляделся по сторонам и проговорил шепотом:

—— Ой, как же вы ошибаетесь... Собственно, как и мои —— земля им пухом! —— друзья. Их всегда интересовал только сам чистовик, а меня —— кроме того, все, что было связано с ним. Вот здесь есть очень любопытные заметки, —— он встал, подошел к старому комоду, откуда-то достал ключи, тихонько звякнул ими и, открыв верхний ящик, достал из него пожелтевшую папку. —— Надеюсь, некоторые заинтересуют вас. Заметьте, это копии официальных бумаг.

Через секунду папка уже лежала на столе и Струнов, поглядев на Курского, придвинул ее к себе и осторожно раскрыл.

—— Докладные записки, письма... Что это? —— спросил капитан.

Гречишкин, на мгновение к чему-то прислушавшись, ответил:

—— Полное досье на чистовик. Очень интересные материалы. Но прошу обратить особое внимание на те бумаги, которые охватывают временной промежуток от дня смерти Григория Распутина и до тысяча девятьсот сорок второго года.

—— Почему только до сорок второго? —— капитан пристально посмотрел на библиофила.

—— А более поздней информации просто нет. Это все, что мне удалось обнаружить в архивах, —— Николай Николаевич нежно погладил папку и всем стало ясно, как она дорога ему.

Струнов кивнул Андрею и тот, не проронив ни единого слова, придвинулся к капитану. И они всецело отдались чтению...



ХХХ



Среди документов было много действительно интересных, но Курскому особенно четко запомнились лишь некоторые.


Секретная записка комиссара Путеводова Г.Г. Год: 1917, число [неразборчиво], подпись [присутсвует]. Начальнику Петроградской ВЧК [имя и фамилия неразборчивы].

В квартире двадцать по адресу улица Гороховая дом шестьдесят четыре проведен обыск. Граждане, кватирующиеся по указанному адресу [полный список прилагается] арестованы, доставлены под конвоем на Гороховую дом два, допрошены и отпущены, как условно благонадежные. В пользу пролетариата конфисковано следующее имущество:


  1. Грамофон —— один [черного цвета, с гравировкой: «С надеждой и верой, отцу Григорию от Александры Федоровны»];

  2. Пианино иностранное, рабочее —— одно [изготовитель неизвестен];

  3. Сервиз золотой на десять персон —— один [произведен в Голландии];

  4. Супница глиняная с росписью —— одна [производство: Гжель];

  5. Кухонный набор серебряный [ложки, вилки, ножи —— полный список предметов прилагается, производство Англия];

  6. Стол письменный [большой] —— один [производство: Германия];

  7. Чернильница золотая —— одна [производство: Франция];

  8. Перья золотые —— три [производитель неизвестен];

  9. Бумага писчая —— шесть пачек [производство: Голландия];

  10. Стол обеденный [средний] —— один [производство: Германия];

  11. Глобус на деревянной треноге —— один [очень большой];

  12. Вино терпкое в больших бутылях [пересчитано, производство Франция];

  13. Вино игристое в средних бутылях [персчитано, производство Франиция];

  14. Книги в кожаных переплетах [список прилагается];

  15. Книги в простых переплетах [список прилагается];

  16. Бинокля морская [большая] —— одна [производство Германия];


Кофискованные предметы переданы под расписку начальнику ФЧ ВЧК Стремакову З.Н.

Во время обыска за камином в нише была найдена книга в шестьсот шестьдесят шесть пронумерованных страниц. При тщательной проверке в книге удалось найти только одну запись. Цитирую: «Чтоб ты издох, сволочь поганая!» После ознакомления данная надпись пропала самым странным образом. Причины исчезновения неизвестны. О чем —— как очевидец! —— сразу и докладываю. Книгу передаю вместе с запиской, под личную роспись.


Комиссар Путеводов Г.Г.

Год: 1917, число [неразборчиво].

Подпись [присутсвует].

Начальник Петроградской ВЧК [имя и фамилия нечитаемы].

Подпись [присутсвует].


Струнов с Курским, переглянувшись, посмотрели на библиофила. Он сидел по-прежнему развалившись на диване, медленно потягивал коньяк и молча глядел в потолок.

—— Значит эту книгу в семнадцатом году нашли в квартире Распутина? —— спросил Курский.

Гречишкин, не опуская головы, многообещающе кивнул.

—— Но Юсупов сотоварищи вряд ли бы пошли на такой риск. Зачем им было прятать фолиант в квартире того человека, которого они самым изощренным способом отправили на тот свет.

—— Видимо, сильно чего-то... а, скорее, кого-то испугались, —— загадочным голосом проговорил Гречишкин.

Капитан с морфологом снова переглянулись, а библиофил, наконец удосужившись опустить голову, добавил вполголоса:

—— Лично я все же склоняюсь к тому, что они не чего-то там испугались, а кого-то. И вы в этом убедитесь, если ознакомитесь вот с этим документиком, —— он немного привстал с дивана и осторожно вытащил из папки какую-то сильно поврежденную бумагу. —— Этот документ датирован одна тысяча девятьсот тридцать седьмым годом.


Докладная записка капитана Дрылкина В.В. Лично начальнику УГБ НКВД Ленинграда товарищу Смолянинову В.Ю.


В ночь на 22 марта 1937 года на подъезде к Ленинграду задержан грузовой автомобиль [марка обозначена], государственный номер [обозначен]. Машиной управляла женщина, не имеющая документов, но при задержании назвавшаяся Дуней.

При арестованной ничего не найдено, кроме странной книги, насчитывающей ровно 666 страниц. Страницы все чистые, есть только одна запись: «Я поставлю тебя на ноги. Ваша Дуня»

В кузове автомобиля при проверке обнаружен гроб, в нем —— полуистлевшее тело неизвестного гражданина [личность уточняется]. Гражданка Дуня была арестована, автомобиль и груз —— задержаны и сопровождены нарядом на стоянку УГБ НКВД Ленинграда.


Уполномоченный УГБ НКВД капитан Дрылкин В.В

Подпись [присуствует].


К документу были пришиты какие-то бумажки. На одной из них трудночитаемым размашистым почерком было написано: «Личность неизвестного, тело которого было найдено в ночь на 22 марта 1937 года установлена. Это Распутин [Новых] Григорий Ефимович, 1864-1916 г/р. Полный отчет экспертизы прилагается. Главный патологоанатом Ленинграда профессор медицинской академии Эдельсон К.Э [печать, подпись]»


Из еще одного документа стало ясно, что арестованную по подозрению в организации покушения на товарища Сталина гражданку Дуню поместили в главный следственный изолятор УГБ НКВД, из которого она ровно через двое суток сбежала. Рядовой Ерофей Патрушевич, в тот день охранявший изолятор писал в объяснительной: «...вывел ее на прогулку во внутренний двор. И как только она оказалась там, то сразу стала покрываться густой шерстью, потом оскалилась, зарычала и, освободившись от наручников, бросилась на меня. Я истратил два магазина, но арестованная все равно сбежала, сорвав решетку и перепрыгнув через забор»


Самая последняя информация добралась до наших дней из мрачного сорок второго года, когда град Петра был сковал величайшим злом и едва дышал от голода.


«Начальнику Ленинградского НКВД [фамилия присутствует], —— писал в документе некий майор Чижиков В.Л. —— В ночь на 31 декабря 1942 года патрулем на улице Большая Морская задержана неизвестная гражданка. При ней обнаружены шесть пол литровых банок с заспиртованными человеческими органами [сердца]. Подозрение: людоедство и саботаж. Кроме банок при гражданке имелся гроб с полуистлевшим телом неизвестного гражданина и книга с совершенно чистыми страницами [в кол-ве 666 штук]. Задержаная шла со стороны Васильевского острова [по льду] к Эрмитажу. Увидев патруль, подозреваемая пыталась скрыться в подворотнях Большой Морской. Гражданка доставлена патрулем [начальник: лейтенант Балаболкин З.М., рядовые: Буревой Р.А и Старцев М.Р] в комендатуру, там же —— немедленно допрошена [мной лично]. Удалось узнать имя задержаной [Дуня]. Кроме него вышеуказанная Дуня ничего больше не сказала. После допроса задержаная отконвоирована в главный распределитель НКВД. Конфискованные вещи: шесть пол литровых банок, человеческие органы [сердца в кол-ве шести штук] и книга сданы под расписку в архив [архивариусу Ананашвили Ю.Э.], гроб с телом неизвестного отправлен в патологоанатомическую лабораторию НКВД [под роспись санитару Люоедову К.Н


Светало, луна, высунувшая из-за туч заспанную морду, внезапно побледнела... наступало утро. Морфолог и капитан, урча животами, изрядно утомились и даже какой-нибудь вшивый часок лежки на диване сейчас был для них настоящим спасением.




СЕЗОН ОХОТЫ НА ВОЛКОВ




Курский, открыв дверь номера Переведенцева, застал здесь Романа и Иру, что-то увлеченно отсукивающую на крохотной панели ноутбука.

—— Привет, отшельник, —— зевая сказал Переведенцев. —— Как тебе ночка в барских хоромах?

Андрей закрыл за собой дверь, прошел в комнату и уселся на стул.

—— Ничего, терпимо. Только вот выспаться как следует не удалось.

—— Чего же так?

—— А сначала чаю не хочешь предложить? —— спросил Курский, заметив на столе пакетик с сахарным песком, пачку цейлонского чая и кипятильник.

—— Извини, —— Переведенцев встал, наполнил чашку водой и, опустив в нее кипятильник, воткнул вилку в розетку.

Пока вода закипала, Андрей рассказал все, что ему и капитану удалось узнать прошлой ночью. Говорил он так, будто готовился к этому заранее.

—— Возьми вот еще, —— Роман достал из-под подушки апельсин и кинул его Курскому.

—— Давно бы так, —— Андрей, поймав апельсин, стал чистить его.

—— И почему же Гречишкин не рассказал об этом вчера? —— Переведенце отключил кипятильник, насыпал в чашку две ложки сахара и опустил в нее одноразовый пакетик чая.

—— Его просто никто не слушает, —— Курский придвинул к себе чашку, коснулся ее прозябшими ладонями и тут же одернул руки.

—— Да, полковник Ермаков действительно отличается от Бегемота. Хотя, Нестор Алексеевич тертый калач.

—— Поэтому-то нашим институтом заведуют не какие-то там Ермаковы, а Бегемот, —— отвернувшись от экрана, произнесла Лапшина. —— Главное в нашем деле: рассудительность и ясность мышления. У Бегемота с этим все в порядке, а чем живут остальные —— это еще, ой какая загадка.

—— Согласен. Господа морфологи, что думаете? —— Роман бросил подушку к стене и прилег на кровать.

Курский взял чашку пальцами за самые края, немного отхлебнул чаю и рассудительно сказал:

—— Только давайте так: мухи отдельно, мухи —— отдельно. Что мы имеем?

—— Пятерых жмуриков, —— Переведенцев загнул один палец на руке. —— В квартире шестого ты, Андрей, сегодня ночевал.

—— Ромка, не ерничай, —— воскликнула Лапшина, совсем отстранившись от ноутбука.

—— Сдаюсь-сдаюсь, миледи, —— Роман помахал перед собой руками и отвернулся на бок.

Курский отхлебнул еще немного чаю. Посмотрел в потолок, прищурился и сказал:

—— Во-первых, мы имеет более-менее правдивую легенду о смерти Распутина, во-вторых —— ее продолжение в виде кое-каких упоминаний о загадочной женщине носящей то же самое имя, что и служанка небеизвестного нам товарища. А, значит, мы можем теоретически подозревать эту самую Дуню в убийствах.

—— Теперь скажи, на кой черт женщине-оборотню книга? —— с улыбкой вопросил Переведенцев.

—— Если честно, не знаю, что и сказать.

Роман тяжело вздохнул.

—— В-третьих...

—— Подожди! —— прервала Курского Ира. —— В этих документах кроме Дуни упоминаются и другие люди. Тот же комиссар Путеводов или вот, например, начальник Петроградского ВЧК.

—— Ириша, —— Переведенцев нехотя открыл один глаз, —— уверен, что все они давным давно умерли. Времени-то сколько прошло!

—— Может, и так, —— Лапшина неуверенно пожала плечами. —— Но проверить нужно.

—— Обязательно, —— чашка Курского была уже почти пустой. —— В-третьих, есть гроб с телом Распутина. Он упоминается дважды: в тридцать седьмом и сорок втором годах. Думаю, люди, писавшие в те времена объяснительные и докладные записки не врали. В-четвертых, один раз упоминается о человеческих органах, точнее —— сердцах. И из пяти трупов извлечены те же органы... Но зачем?

Лапшина поджала губы и недолго помолчала.

—— В некромантии есть ритуалы, в которых используются человеческие органы. В том числе, сердца. Но почему их шесть? —— задумчиво сказала она.

—— А ведь страниц в чистовике —— три раза по шесть —— шестьсот шестьдесят шесть. Вот что странно, —— неожиданно для самого себя заметил Переведенцев. —— Да и Распутин некромантией интресовался. Значит, какая-то связь все таки чувствуется.

—— А что потом? —— Курский с удивлением взглянул на Лапшину. —— В смысле, после проведения такого ритуала.

—— Потом... мертвецы из гробов встают. Но сначала нужно найти жертиву, убить ее, вырезать сердце и выпустить из него так называемый дух жизни, —— совершенно спокойно сказала Ира. —— Этого, пожалуй, достаточно.

—— Вот поэтому-то Дуня все время и таскала с собой труп Распутина. Если, конечно, верить документам, —— Переведенцев сел, свесив ноги с кровати.

—— Возможно. Но самое главное мы с вами почему-то упустили...

—— Ты о чем? —— Роман посмотрел на Андрея.

—— Но ведь Дуню убили в девятьсот шестнадцатом году, —— Курский взглянул на Лапшину, а потом —— на Переведенцева.

—— Гм-м, если она действительно оборотень, то убить ее могли только серебряными пулями. А такие нужно было изготовить заранее. Убийцы же Распутина совершенно точно об этом не знали.



ХХХ



Ровно без четверти двенадцать Гречишкин вышел из дома. Николай Николаевич остановился, с блаженством поглядел на бледное солнце, с наслаждением потянул носом нестерпимо холодный воздух, в развалку подошел к серебристому «Гранд Чероки», манерно открыл дверцу и с газельей прытью скрылся в уютном и достаточно теплом салоне джипа.

—— День добрый, Николай Николаевич, —— пробасил охранник Виктор, сидевший по правую руку от водителя.

—— Привет, Витя, —— Гречишкин, устало похрипывая, расстегнул пальто, прикусил нижнюю губу, и, изломив брови буквально протаранил глазами огромный лысый череп охранника.

—— Здравствуйте, Николай Николаевич, —— поздоровался хиленький —— в сравнении с охранником —— личный водитель Гречишкина.

Библиофил прекратил сверлить глазами череп охранника и с пренебрежением воззрился на узенький и безумно курчавый затылок шофера.

—— Дорогой, ты в каком часу приехал? —— занудным голосом проговорил библиофил.

Водитель, сглотнул подступивший к горлу ком, вздохнул, опустил руки и обернулся.

—— В половине двенадцатого, —— обреченно сказал он.

—— А я во сколько просил?

—— Дык... это...

—— Знаешь, —— Гречишкин легонько постучал костяшками пальцев по подголовнику переднего сиденья, —— мне твое «дык» вот уже где стоит. Ты, Витя, тоже хорош!

Николай Николаевич посмотрел охраннику в глаза. Виктор Точилкин, пожал плечами и испуганно отвел глаза в сторону.

—— Моих партнеров убили, а вы не можете сделать элементарную вещь. Уволю обоих к едреной бабушке! Послушаю тогда ваши «дык».

—— Николай Николаевич, утро... пробки, —— робко отозвался Точилкин. —— Мы-то что?

Библиофил насмешливо фыркнул и снова постучал костяшками по подголовнику.

—— Ладно, разберемся потом. А сейчас давай-ка в Смольный, —— слегка успокоившись, сказал Гречишкин, и шофер, отвернувшись от шефа, направил автомобиль на дорогу, ведущую к Дворцовому мосту.

Действительно, прямо на подъезде к мосту образовалась длиннющая пробка. Джип противно скрипнул тормозами и остановился. Гречишкин одурманенно посмотрел на кавалькаду пышущих движками авто, потом обреченно вздохнул, недовольно отвернулся к окну, крякнув, глянул на часы и стал смотреть на то, как красноносый регулировщик, стоящий в эпицентре самодвижущейся толчеи, размахивает полосатым жезлом и, пыжась, дует в свисток.

—— Витя, ты бы хоть музыку что ли включил, —— попросил Гречишкин охранника.

Точилкин, растянув губы, кивнул, буркнул что-то невнятное и включил магнитолу. Спрятанные под обивкой динамики резко чихнули, что-то слишком тихо прошептали и разразились на весь салон многоголосьем афро-американской попсы:


Ra Ra Rasputin

Lover of the Russian queen

They didn't quit, they wanted his head

Ra Ra Rasputin

Russia's greatest love machine

And so they shot him till he was dead

...

Oh, those Russians1...


Как только музыка стихла, в стекло кто-то три раза постучал. Гречишкин, охранник и водитель вздрогнули. У машины —— выставив из-под засаленной телогрейки дрожащую то ли от холода, то ли еще от чего, руку —— стояла баба с чумазым лицом.

—— Черт бы тебя побрал, —— прохрипел библиофил, отстраняясь от запотевшего окна. —— Вот дуру нелегкая принесла.

Точилкин, немедленно понял, что нужно делать. Он немного опустил стекло и пронзительно крикнул:

—— Иди-ка отсюда!

Баба, поправив серую шаль, что-то сказала. Но Гречишкин ее голоса совершенно не слышал. Виктор втянул голову в салон и повернулся к библиофилу.

—— Денег просит, —— Точилкин с пренебрежением поджал губы. —— Говорит, на часовенку.

—— Шляются тут всякие, а потом барсетки пропадают, —— резко высказался шофер.

—— Нет-нет, погоди, —— Гречишкин присмотрелся и увидел на замерзших щеках женщины слезы.

Он похлопал Виктора по плечу и, опуская стекло одной рукой, другой —— принялся торопливо копаться в кармане пальто.

—— На вот, держи, —— библиофил протянул женщине смятую сторублевку.

—— Спаси вас бог.

Гречишкин равнодушно улыбнулся и собрался было прятать руку в прогретый салон, но дама неожидано схватила Николая Николаевича за растопыренные пальцы.

—— Отдай, —— одними губами прошептала она. —— Отдай...

Библиофилу вдруг стало плохо. Гречишкин прищурился, сердце екнуло и все внутри у него съежилось от дурного предчувствия.

—— Ты чего это, совсем охренела? —— со злостью закричал Точилкин, вылезая из машины.

Охранник потянулся за пистолетом. Когда он коснулся телогрейки, дама резко повернула голову в его сторону и свободной рукой легко оттолкнула Виктора от себя. Точилкин неожиданно потерял равновесие, замахал руками, уронил пистолет и как убитый повалился на спину.

—— Отдай... —— в глазах женщины вспыхнули горячие уголья злобы.

—— Вы о чем? Объясните толком, —— едва сдерживая себя в руках взмолился Гречишкин.

—— Ч и с т о в и к...

—— У меня его нет и никогда не было, —— библиофил тужился изо всех сил, пытаясь втянуть руку в открытое окно.

—— Отдай! —— женщина широко разинула рот, склонила голову и Николай Николаевич ощутил болезненный укус в запястьи.



ХХХ



Без трех минут полдень черный, как смоль «Мерседес» достиг границ города Пушкина. Сидящие впереди Павел с Андреем неторопливо жевали апельсины. Курский чистил их, складывая оранжевые корки —— источающие резкий цитрусовый запах —— на торпеду. Часть долек незмаетно исчезала в голодной Андреевой пасти —— Ира с Романом смотрели на апельсины абсолютно равнодушно. Другую часть Курский осторожно подсовывал управляющему автомобилем Струнову.

Из людей, упоминаемых в документах, в живых удалось найти лишь Константина Никифоровича Люоедова, некогда служившего санитаром при патологоанатомической лаборатории НКВД. Остальные фигуранты умерли —— кто по-болезни, кто по-старости, а кто... Впрочем, что тут говорить, многие заскорузлые чекисты —— да и не только они —— до сих пор отправляются в мир вечных простраций при весьма загадочных обстоятельствах.

Обогнув по дуге Привокзальную плозадь, «Мерседес» промчался вдоль заснеженного парка с гранитным памятником Эрнсту Тельману, а потом —— вопреки дорожным знакам! —— резко свернул налево. За окном промелькнул указатель «Александровская»

Курский повернул голову к боковому окну, сурово заметив:

—— Здесь нельзя поворачивать.

Струнов улыбнулся, взял в торпеды оражневую кожицу и совершенно спокойно сказал:

—— А у меня корочка, —— Павел постучал содраной с апельсина пупырчатой одежкой по кожаной оплетке руля и поцокал языком.

—— Странное название, —— сказала молчавшая всю дорогу Лапшина. —— С Александром вторым связано что ли?

Струнов бросил корку на торпеду и пожал плечами.

—— Даже не знаю, что сказать, —— доверительным тоном сообщил он. —— Верите, нет? Всю сознательную жизнь живу в Питере и ни разу —— ни разу! —— не бывал в Эрмитаже. Что уж тут говорить о Пушкине, Павловске или Ораниенбауме! Беда прямо какая-то —— плохой из меня гид.

—— Да ладно, —— Переведенцев засмеялся, —— вот как только поймаем Дуню, так сразу в Эрмитаж и махнем.

Улыбаясь, он поглядел на морфологов.

Константин Никифорович Люоедов обитал в старой бревенчатой избе, стоящей прямо на краю поселка Александровская. Дом его был не то, чтобы очень большой, но в сравнении с другими здешними строениями еще таки довольно пригодный для жилья. Резные наличники, балясины на крыльце и резная баранья морда на самой оконечности серой крыши —— на коньке, как принято говорить. Люоедову было за восемьдесят. Худое лицо, острый небритый подбородок, длинный руки и маленькие, постоянно рыскающие по сторонам глаза —— все это говорило о том, что Константин Никифорович человек очень осторожный и харатер его довольно неуживчивый... если не сказать злобный.

—— Так вот, значит, что вас, молодые люди, интересует? —— произнес Люоедов, отпивая горячий травяной настой из цветастой пиалы. —— А есть ли на то санкция?

Морфологи и капитан испуганно переглянулись. Ведь они успели-то задать всего один вопрос: знает ли Константин Никифорович что-нибудь о гробе, за доставку которого Люоедов расписался в сорок втором году.

—— Вы об этом? —— капитан достал удостоверение и протянул его Люоедову.

Константин Никифорович взяле удостоверение, раскрыл-закрыл, покрутил перед самым своим носом и отдал Струнову со словами:

—— Молодой человек, вы ж из другого ведомства. А я не о нем говорю...

Капитан вдруг почувствовал какое-то неудобство, неловкость какую-то, убрал удостоверение обратно в карман и, поглядывая исподлобья на морфологов, почесал бодбородок.

—— Постойте! —— воскликнула Ира.

Через несколько секунд в руки Люоедова перекочевала красная книжечка с позолоченым двуглавым орлом на обложке. Константин Никифорович покашлял, но удостоверение таки открыл.

—— Научный сотрудник «Института Каузальной Морфологии» Лапшина Ирина... —— отчество Люоедов как бы проглотил, взглянув на Иру каким-то особенным взглядом. —— Нет-нет, молодые люди, увы, ничем помочь не могу.

—— Вы просто ничего не слышали о нашем институте, Константин Никифорович, —— произнес Роман.

Люоедов, соглашаясь с Переведенцевым, покивал головой и отдал Ире удостоверение.

—— Так точно, ничего не слышал! —— сказал Люоедов, подозрительно прищурив глаза.

Курский похлопал себя по коленям.

—— Вот так вот, друзья. Так и доложим Бергамотову... —— нетвердым голосом сказал Андрей.

Старик вдруг втянул шею в плечи и на мгновение задумался. Наступило молчание. Морфологи и капитан переглянулись.

—— Берга... Как вы сказали? —— обратился к Курскому Люоедов.

—— Бергамотов.

—— Нестор Алексеевич Бергамотов, —— дополнила Андрея Лапшина. —— Директор нашего института.

Приблизительно через минуту выяснилось, что Бегемот очень хорошо знаком Константину Никифировичу. Оказалось, что директор «Института Каузальной Морфологии» в конце семидесятых годов прошлого века возглавлял Ленинградский отдел КГБ СССР. И именно он вручал Люоедову Золотую Звезду Героя Советского Союза.

—— И на старуху бывает проруха, —— со смешком проворчал Константин Никифирович. —— Молодые люди, ей богу неловко как-то получилось. Извините старого дурака.

—— Что уж тут, мы и сами ничуть не лучше, —— Переведенцев подмигнул Курскому. —— Ну, так что по-делу?

Люоедов почему-то бледно улыбнулся и предложил морфологам побаловаться чайком. Они отказались и настояли на том, чтобы Люоедов рассказал им все, что ему известно.




С ЧИСТОГО ЛИСТА




Полковник Ермаков пылал от ярости. Он тихо сопел, громко похрустывал пальцами, нервно кусал губы и с завидной прытью вытирал пот со лба. Стоя у настежь открытого окна, Ермаков взглянул сначала на морфологов, потом —— на капитана Струнова. И что-то хотел сказать им, но внезапно распахнулась дверь. В кухню вошел человек в белом халате. Глаза его были пусты, как у сонного дятла.

—— Что там? —— чрезвычайно сухо спросил полковник. —— Как ему?

Врач молча поднял со стола графин, наполнил граненый стакан водой и осушил его.

—— Уже лучше. Эх, надо бы в стационар —— жаль, что отказывает... жаль...

—— Что у него? —— полковник вытянул подбородок и до хруста сжал кулаки.

—— Обычно так кусают бешеные собаки. Но тут особый случай.

—— Н-да, —— полковник тяжело вздохнул. —— Охранник с водителем в один голос утверждают, что Гречишкина покусала какая-то женщина. На Дворцовом Мосту. Мои ребята вот тоже самое говорят. Допросили инспектора ГИБДД, твердит: «...рвань какая-то туда-сюда шлялась, подошла к джипу, а потом...» Хорошо хоть почти рядом с домом.

Полковник, наконец, убрал носовой платок в карман кителя и присел на холодный мраморный подоконник.

—— Действительно, хорошо. Но в моей практике таких случаев еще не было. Даже по пьяни так не кусаются. А если и кусаются, то очень редко.

Ермаков сочуственно покивал головой и нежно погладил руками подоконник.

—— Странно... —— сказал он одними губами. —— Что-то происходит, а что, не понимаю.

—— В любом случае Николаю Николаевичу нужен покой, тишина и сиделка.

—— Это все?

—— Нет, придется колоть антибиотики, —— врач поставил стакан с графином на стол, подошел к окну и устало вдохнул морозный воздух.

—— Сиделки у меня нет, но выход из положения, думаю, найдем, —— Ермаков покосился на капитана и Павел немедленно опустил глаза.

—— Колоть-то придется через каждые два часа. Справится ли этот ваш «выход из положения»?

—— А то! —— Ермаков тихонько постучал кулаком по подоконнику. —— А не справится, так завтра же отправилтся старшим лейтенантом в патрульно-постовую службу. На мороз!

Капитан, услышав слова полковника —— адресованные явно в свой адрес —— негромко покашлял в кулак.

—— Ну, раз так, мы поедем. Антибиотик хороший, пробивной. Думаю, наша помощь больше не понадобится. Но если что, вот номер моего мобильного, —— врач достал из кармана блокнот, вырвал из него страницу и что-то написал на ней. —— Звоните, я на дежурстве до утра. Тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить.

—— К черту!

Полковник забрал бумагу и поблагодарил врача за хорошую работу. А после того, как он ушел, спрыгнул с подоконника и, протянув листок капитану, сурово сказал:

—— Останетесь здесь, —— он кивнул морфологам. —— И не дай бог с Гречишкиным что-нибудь случится. Тебя, Паша точно в ППС отправлю, а о вас, господа хорошие, немедленно доложу Бергамотову. Уж не знаю структуру вашей работы, но уверен, что по голове вас не погладят.

Струнов сложил листок и убрал его в карман.

—— Петр Евгеньевич, мы останемся. С Гречишкиным все будет в порядке.

Ермаков внезапно покраснел, демонстративно надул щеки и пронзительно закричал на капитана:

—— Все в порядке?!.. Нет уж, товарищ дорогой, я перед окнами выставлю омоновцев. Все у него видите ли в порядке! Так какого же черта Гречишкин сейчас в койке валяется?

—— Понимаете... —— капитан встал.

—— Я давал тебе слово? —— прервал его полковник.

—— Никак нет!

—— Вот и молчи, —— рявкнул Ермаков.

—— Товарищ полковник, —— не выдержал Курский, —— не все так просто, как кажется на первый взгляд. Может, стоит сначала выслушать?

Ермаков подошел к Андрею, придирчиво посмотрел ему в глаза и к удивлению пристуствующих, сменив гнев на милость, вдруг сказал:

—— Если бы не ваше прошлое место службы... Хорошо, говорите. Но у вас есть пять минут. Я уже и так опоздал на совещание к губернатору.

Андрей использовал отпущеное время так, что вопросы Ермакова —— когда Курский передал ему рассказ Константина Никифоровича Люоедова —— свелись к самому минимуму.

—— Значит, труп Распутина говорите? Дуня? Очень хорошо. И после того, как тело исчезло из лаборатории НКВД, его больше никто не видел? Значит, так? Очень хорошо. Ну и работка, ну и дела!

—— Совершенно верно. Мы подозреваем, что Гречишкина сегодня покусала та же самая женщина. В это трудно поверить, но...

—— Факты-факты, понимаю. Хотя, не верю ни одному вашему слову. Кстати, Пинкертоны, вы пробивали эту Дуняшу?

—— Как же ее пробьешь? —— спросил Переведенцев. —— Ведь она судя по всему —— оборотень.

—— Да и убили ее уже вроде как, —— добавила до сих пор молчавшая Лапшина.

Полковник посмотрел в окно и озадаченно почесал в затылке.

—— Мне все равно, кто эта Дуня, оборотень или привидение. Я так понимаю, если есть подозреваемый, то его можно пробить, арестовать и посадить за решетку. Остальное —— дело техники. Да хоть по ЦАБу, —— воскликнул Ермаков.

—— Товарищ полковник, —— капитан одобряюще подмигнул морфологам, —— обязательно прошерстим. Минут через десять об этой Дуне будет известно даже то, что она сама о себе не знает.

—— Вот! Совсем другой разговор. Но омоновцев я все равно оставлю. Вечером этот наряд, —— он показал в окно, —— сменит другой. С майором Раскидаевым я уже договорился. Его ребята в полном вашем распоряжении. Вопрос-то этот стоит на карандаше у самого губернатора. А это не шутки! Кстати, патологоанатом не врет?

—— Вряд ли. Люоедов редкой тугоплавкости человек, —— уверенно ответил Курский.



ХХХ



В «Центральном Адресном Бюро» нашлось данных аж на двести тридцать семь Дунь, ныне обитающих в вечно простуженном Санкт-Петербурге. Так что, хочешь не хочешь, но идея адресного зондирования сама собой как-то отпала.

—— Уже шесть часов вечера, —— боязливо произнес Гречишкин с дивана. —— По-моему пора ужинать. И было бы хорошо покормить тех, кто дежурит на улице. А то, гляжу, какие-то они совсем сонные стали.

—— Не сонные, а затаившиеся, —— пошутил Переведенцев.

—— Правда?!.. —— библиофил осторожно поднялся с дивана и пригляделся к омоновцам, коротающим время в бронированной машине.

—— Николай Николаевич, не беспокойтесь. У них с этим строго! Ребята даже едят в определенное время, —— успокоил библиофила капитан.

—— Неужели?

—— Да, почти все как в армии. Да что там... Шаг в лево, шаг вправо —— расстрел, —— не унимался Роман.

Ужин проходил, как и водится —— на кухне. Морфологи упрашивали Гречишкина оттрапезничать в комнате, но он отказался, мотивируя это тем, что ему уже стало значительно лучше.

Жареный бекон, селедка под маринадом, картофель фри, салат —— выбор был достаточно хорош для укрощения червячков, терзающих пустые желудки еще с обеда.

—— А вот скажите, правда, что вы охотитесь за нежитью? —— обратился Николай Николаевич к морфологам, запивая горячую картошку холодным томатным соком.

Курский, еще не совсем разбирающийся во всех тонкостях морфологического ремесла, молча взглянул на коллег. Лапшина колдовала вилкой над маленьким кусочком ароматного бекона, а Переведенцев больше налегал на селедку. Он безапелляционно кромсал ее ножом, обмакивал в соусе и только потом отправлял к себе в рот.

—— Если нежитью считать существ, появление которых в нашем мире научно никак не объяснено —— тогда да, —— Роман положил нож на край тарелки и почесал мизинцем подбородок. —— Но по-совести говоря, наша задача —— поиск причинно-следственных связей.

—— Это, простите, как? —— выразил недоумение Гречишкин.

—— Например, —— похоже, Переведенцев начинал входить в раж. —— Жители населенного пункта «Х» обнаружили круги на полях. Надеюсь, вы о таких случаях знаете. Так вот... Сначала потерпевшие бегут с заявлениями в милицию. Пшеница, рожь, гречиха —— что у них еще там растет? —— истоптаны и нужно найти того, кто это сделал. Доблестные сыщики реагируют и немедленно приступают к поискам злодеев... Ищут они ищут —— долго ищут... Но виновного —— или виновных? —— так и не находят. Потом пострадавшие обращаются еще куда-то. И их просьбы тихой сапой доползают аж до самого губернатора области. Губернатор и так весь в делах-заботах, а тут еще какие-то странные люди, какие-то загадочные круги на полях. И, естественно, обволакивающие всю округу мерзкие слухи. Кто о пришельцах говорит, кто о террористах, а кто и вовсе об экспериментах, проводимых военными вблизи этого самого населенного пункта. По правде говоря, военным нет никакого дела до каких-то там экспериментов —— у них авиационного топлива не хватает, танки и пушки впустую простаивают, а тут целый арсенал —— торсионные поля и тотальное зомбирование населения. Делать им больше нечего. Но людям-то этого не объяснишь. Вот и сидит губернатор, репу чешет, думает, на кого бы скинуть решение столь нетривиального вопроса. И вдруг подсказывают ему: мол, где-то в Москве есть институт, сотрудники которого только тем и занимаются, что охотятся за нежитью. И губеррнатор в конце-концов приглашает нас.

Гречишкин отодвинул от себя уже совершенно пустой стакан.

—— Но на самом деле, первейшая наша задача —— разобраться в причинах появления кругов и уже только потом —— устранить последствия их появления, —— победно завершил свою речь Переведенцев.

—— Извините, —— Николай Николаевич слегка пригнул голову, —— а силу применять приходилось?

—— В смысле?!.. —— не понял Роман.

—— Ну... может, буйного духа какого-нибудь усмирять? Или вот как теперь —— ловить оборотня?

Переведенцев поглядел на Лапшину и она едва заметно улыбнулась.

—— Николай Николаевич, вы, вижу, продолжаете опасться насчет этой Дуни, —— Роман изломил брови. —— Не нервничайте, все под контролем.

—— Рома, я бы не торопилась так говорить, —— заметила Лапшина.

—— Ира, всегда нужно надеяться на лучшее, —— умело парировал подачу сослуживицы Роман. —— Кстати, Николай Николаевич, а вы-то откуда узнали о нашем институте?

Гречишкин гулко покашлял.

—— Сразу после смерти пятого моего товарища и компаньона я обратился к знакомому реставратору. Как-то ему понадобились старые фотографии каких-то домов на Невском —— вот я и предоставил ему в полное распоряжение свою вторую библиотеку. Этот реставратор и рассказал мне, что кто-то из вас однажды занимался поисками пропавшего носа Сфинкса, —— шепотом ответил Николай Николаевич.

Переведенцев сразу посмотрел на Иру и она немедленно мило улыбнулась.

—— Как же, как же, помню —— полтергейст у Академии Художеств, —— спокойным голосом проговорила она. —— Н-да, интересный случай...

—— Честно говоря, я думал, что это вранье, —— Гречишкин взял пакет, плеснул в стакан еще немного сока и легким движением опрокинул густую томатную субстанцию в глотку.

—— Если хорошо присмотритесь к тому Сфинксу, что лежит справа от спуска к Неве, то заметите вокруг его носа тонкую трещинку, —— Лапшина замолчала, проглотила последний кусочек бекона и добавила, рисуя в воздухе вилкой какие-то замысловатые фигуры: —— Клеили нос хорошо, но маленькая трещинка все таки осталась. Ее можно заметить.

—— Позвольте спросить, но куда же девался нос? То есть, где его нашли? —— осведомился Николай Николаевич.

—— А он и не пропадал.

—— ...

—— Перед исчезновением этого Сфинкса покрывали каким-то специальным химическим составом, —— Ира положила руки на стол. —— А ровно через сутки реставраторы обнаружили, что у крылатого отпрыска Тифона и Ехидны исчез нос. Как потом оказалось, находился он в параллельном измерении в то время как все остальное его тело —— в нашем.

—— Потому, что современным людям абсолютно плевать на суеверия, приметы и поверья, —— сказал Переведенцев. —— Знали бы об этом реставраторы, так бы и нос не пропадал.

—— Причем здесь это? —— спросил Гречишкин, поставив стакан на стол.

Роман покусал нижнюю губу, пощурился на библиофила и ответил:

—— Вообще-то, на том месте, где сейчас находятся Сфинксы, собирались ставить бронзовых коней с укротителями. Ну, тех, которых теперь —— ежели я чего не путаю —— можно увидеть на Аничковом мосту. Сфинксы же у Невы появились с легкой руки некого Муравьева. Имено он в первой трети девятнадцатого века отправился в паломничество по святым местам. По воле случая в Константинополе не оказалось корабля, идущего в Сирию, и Муравьев поплыл в Египет. Хотя, он туда вовсе и собирался! Оказавшись в Александрии, Муравьев совершенно случайно попал на торги, и так же совершенно случайно приобрел Сфинкса, которого выловили в Ниле. Этих мутантов —— если доверять древнеегипетским поверьям —— беспокоить нельзя, а уж тем более —— вывозить с родной земли...

На кухне стало тихо, слышно было, как тикают часы в коридоре.

—— Николай Николаевич, вы, кажется, что-то сказали о вашей второй библиотекте, —— вспомнив рассказа библиофила, сказал капитан.

—— Да, —— сразу отозвался Гречишкин. —— У меня их две. Одна находится в квартире, другая —— в подвале этого дома.

Роман вдруг посмотрел на капитана и, слегка склонив голову на бок, спросил:

—— Вторая библиотека?

Струнов Переведенцеву ничего не ответил, но сказал Николаю Николаевичу:

—— А не может ли там находиться чистовик?

Библиофил задумчиво покачал головой.

—— Теретически, конечно, да. Но, скорее всего, нет —— сильно в этом сомневаюсь.

—— Ээ-э... —— капитан заметил, что на него теперь смотрит и Лапшина.

—— Во-первых, это склад и библиотекой его назвать трудно. Во-вторых, я туда не спускался года три или даже четыре.

Гречишкин посмотрел на людей его охраняющих, потом он встал и подошел к окну. Ночь незаметно съедала улицы, тротуары и мосты. Еще чуть-чуть и от тьмы будут спасть лишь скудный свет фонарей, да —— ежели кто задержится на улице —— быстрые ноги, мерзнущие от холода.

—— Я когда-то книгами торговал. На первом этаже, где сейчас находится офис Гильдии, был магазин. После девяносто восьмого книжный бизнес дал трещину. Вот и пришлось о нем забыть. Но книги остались. В двух тысячном в одной из квартир на первом этаже прорвало трубы —— подвал затопило почти до потолка. Что пришло в негодность выбросил, но кое-что все же уцелело.

—— Старые книги там есть? —— поинтересовался капитан.

—— Антикварные должны быть. Вот только не могу сказать, какие именно.

—— Взглянуть на них можно?

Гречишкин важно кивнул.

—— Да хоть сейчас...

Часам к девяти вечера Андрей и Павел притащили в квартиру несколько увесистых пачек книг. Все они были довольно старые, холодные, в разных переплетах и от каждой отвратительно воняло плесенью.

—— Вот, —— устало сказал Струнов, поставив на пол последнюю пачку.

Гречишкин прошел в коридор, присел на корточки и осторожно погладил книги.

—— Теперь-то легче стало. На каждом углу продают. Поменьше бы черных вторников, —— с нескрываемой обидой сказал он.

—— А еще понедельников, четвергов, пятниц и суббот с воскресеньями, —— схохмил Переведенцев. —— Николай Николаевич, а книги-то хорошо сохранились. Как сейчас говорят: торгабельны.

—— Просто тогда «Водоканал» на удивление оперативно работал.

—— Мы с Андреем брали только самые толстые. Но страницы не пересчитывали. Инача до утра бы копались.

—— Бог мой, —— внезапно сказал Гречишкин, ощутив стужу в сердце, —— ведь это же, конечно, и есть чистовик. Но как?!.. Как он оказался у меня, ума не приложу.

Лапшина забрала у Николая Николаевича книгу, встала, вышла на свет и острожно перелистала страницы. И в какое-то мгновение Ире вдруг показалось, будто кто-то прошептал прямо над ухом: «Напиши что-нибудь. Напиши!»

—— Я этого не понимаю, —— Гречишкин сел на пол и обхватил голову руками. —— Если бы я знал... если бы только знал, что он лежит себе тихохонько в подвале...

Переведенцев положил руку на плечо Николаю Николаевичу и доверительно произнес:

—— Перестаньте мучить себя. Вы же прекрасно понимаете, что в смерти компаньонов вашей вины нет. Павел!

Курский искоса поглядел на Лапшину. Гордый профиль, чудные плечи, царственная шея —— не женщина, а мечта одиного мужчины. Ира стояла и словно зачарованная разглядывала чистовик.

—— Вы ничего не слышали? —— спросил подпольным голосом Курский.

Все сразу замолчали, оставили книги в покое, прислушались —— наступила глухая тишина. Длилась она минут пять, но никто из присуствующих за это время так ничего и не услышал.

—— Ты чего это? —— спросил Переведенцев, посмотрев на Андрея.

—— Да так... померещилось... —— Курский махнул рукой.



ХХХ



Курский все время ворочался и никак не мог заснуть. То ли в комнате было слишком жарко, то ли еще что, но Морфей сегодня не испытывал особого желания заманивать Андрея в царство вечного блаженства, смирения, покоя и тишины.

Курский вдруг почувствовал нестерпимую жажду. Он осторожно —— чтоб не будить Павла с Романом, мирно сопящих на соседних диванах —— скинул одеяло, опустил голые ноги на теплый ковер и посмотрел на часы. Витые медные стрелки едва пересекли границу трех часов ночи —— того времени, когда силы тьмы безраздельно властвуют на земле.

—— Уу-у, как у нас все запущено, —— пробормотал он ссохшимися губами. —— И ведь ни в одном глазу! Вот же напасть...

Через несколько секунд дверь тихонько скрипнула и Андрей вышел в коридор. Здесь слабо горел ночник и было так тихо, что квартира Гречишкина сейчас больше напоминала заброшенный склеп. Андрей крайне осторожно ступал по паркету, что никто не мог услышать, как он пробрался на кухню и достал из холодильника слегка запотевшую ополовиненую бутылочку минеральной воды.

Пил Андрей большими глотками. Он пил и все никак не мог утолить жажду. Когда же покалывающей язык жидкости осталось на самом донышке, Курский вдруг услышал доносящийся с улицы хруст железа. Андрей сразу насторожился, поставил бутылку на стол и подкрался к окну.

За окном неторопливо падал пушистый снег, на Дворцовом мосту смутно горели фонари, где-то клаксонили совсем уж припозднившиеся машины, а на тротуаре —— буквально в двух метрах от дома —— стоял все тот же автомобиль с омоновцами. Хотя, в салоне свет горел слабо, но можно было рассмотреть две крепкие фигуры. Одну за рулем, другую —— на соседнем сиденье. Омоновцы, как и положено не спали. Курский с облегченным вздохом собрался было идти спать, но что-то внезапно его остановило. Андрей приблизился к стеклу так близко, что коснулся его носом и на холодном стекле от дыхания сразу появилось бесформенное пятно. Курский приподнялся на ципочках, вытянул руку вверх и приоткрыл форточку —— тут же повеяло холодом. Сначала Андрей ничего, кроме шороха снежинок не услышал, но спустя секунду...

—— Ч е р т, —— одними губами прошептал морфолог, когда заметил странный силуэт, выскочивший из подворотни.

Курский неожиданно для себя вздрогнул. В свете фонаря —— едва освещавшего то место, где находилась машина с омоновцами —— стоял, сверкая красными глазами, ощетинив холку и оскалив внушительную пасть, громадный волк. Андрей, не поверив, даже протер глаза.

Волк встал на задние лапы, вцепился острыми когтями в дверь, чуть присел и дернул ее на себя. Не прошло и секунды, как дверь с треском отлетела на заснеженную дорогу, с шорохом проскользила по ней и с оглушительным грохотом ударилась в стену «Академии Тыла и Транспорта» Волк слегка поджал передние лапы и скрылся в салоне автомобиля. Минуты три Курский не мог придти в себя. Машина со скрежетом раскачивалась из стороны с сторону, слышились дикие крики людей и протяжный вой существа, разрывающего крепких ребят на куски. А потом из автомобиля вывалился обезглавленный омоновец. И вокруг него стало медленно расплываться красное пятно. Скоро все стихло. Андрей едва дышал от страха. Из салона высунулась серая морда и Курский даже отступил назад. Когда же он снова посмотрел в окно, оборотня уже не было видно, а к дому тянулся окровавленный волчий след.

Андрей оказался в комнате и его сразу прорвало как нарыв.

—— Подъем! Где чистовик? —— заорал он не своим голосом.

Но было уже поздно. Дверь с грохотом рухнула и обротень, круша все на своем пути, ворвался в квартиру Гречишкина. Курский схватил со стула кобуру, вытащил из нее пистолет и рванулся в коридор. У фикуса с кухонным ножом в руке стояла Ира. Лицо у нее было все бледное от ужаса, глаза остекленели, губы дрожали, но нож она продолжала держать довольно уверенно.

—— На пол! —— закричал Андрей, целясь в обротня, несущегося мимо Лапшиной как ураган.

Грохнул выстрел, потом еще один и еще. Курский был уверен, что попал в это отвратительное создание, но оборотень, поравнявшись с Ирой, сшиб ее сильным ударом по скуле. Лапшина, упала на пол, выронила нож, схватилась рукой за голову, застонала и потеряла сознание. Андрей, глядя на закрыты двери комнаты, закричал еще громче:

—— Где чистовик?

Дверь медленно открылась. Появилось сонное лицо Переведенцева.

—— Ну, чего ты так разорался? —— спросил он, зевая.

Курский подскочил к Роману, схватил его за плечи и стал трясти.

—— Куда ты дел эту чертову книгу?

Послышался вой, потом что-то упало и со звоном разбилось. Из комнаты Гречишкина донеслись ужасные вопли:

—— Помогите! Да нету ее у меня! Сволочь, оставь меня в покое! Помо...

Андрей поднял Иру на руки, отнес ее в комнату и осторожно положил на диван. Струнов был уже одет. Павел держал в руке пистолет и глядел на Лапшину вылезавшими из орбит глазами.

—— Кто это ее? —— удивленно спросил он.

—— Оборотень! Быстро к Гречишкину! —— крикнул Андрей.

Капитан было ринулся к двери, но, не сделав и двух шагов, почему-то вдруг остановился.

—— Где Николай Николаевич?

—— В своей комнате, —— Курский, сурово взглянув на Переведенцева, протянул руку в его сторону. —— Чистовик!

Струнов снял пистолет с предохранителя и скрылся за дверью. Роман, сидя на коленях, в это время уже копался под диваном. Через несколько секунд треснул выстрел и прямо за ним последовал непонятный скрежет, страшный грохот, звон и отвратительный хруст стекла.

—— Бери! —— Переведенцев протянул книгу Андрею.

—— Держи пистолет, —— Курский бросил свой «Макаров» на диван. —— Оставайся здесь. И даже если услышишь крики о помощи, не оставляй Иру одну. Патронов не щади. Стреляй в голову, а лучше —— по глазам.

Рядом с пистолетм упала полная обойма. Курский схватил книгу, но, случайно заметив в углу комнаты —— на столике —— телефон, резко кивнул Переведенцеву.

—— Вызвони полковника Ермакова. Пусть кого-нибудь немедленно пришлет сюда.

Никогда не стрелявший Переведенцев поднял пистолет, подбежал к двери и когда Курский выскочил в коридор, закрыл ее на замок.



ХХХ



Большая резная дверь валялась на полу, а из стены торчали искореженные петли, на которых она совсем недавно висела. Андрей остановился, засунул книгу за пояс и, прислонившись спиной к стене, осторожно заглянул в комнату. Гречишкин сидел на полу —— у батареи —— и, размахивая перед собой руками, надрывая голосовые связки, причитал:

—— Нет его у меня! Оставь! Оставь меня в покое! Нет его у меня!

Что-то загрохотало, прогремел выстрел, послышался волчий рык. Оборотень стоял спиной к Курскому и рыскал глазами по комнате, а вот Струнова почему-то нигде не было видно. Андрей, улучив удобный момент, незаметно проскочил в комнату. Тем временем...

—— Сейчас-сейчас, —— набирая номер полковника, шептал Переведенцев.

Пальцы у Романа дрожали, а сердце колотилось так громко, что его отчетливый стук отдавался пронзительной дробью в висках. Наконец, Переведенцев набрал последннюю цифру. Он приложил телефонную трубку к уху и стал ждать. Вдруг Рома услашал знакомый голос полковника:

—— Ермаков слушает.

—— Петр Евгеньевич, это Переведенцев, —— воскликнул Роман.

—— Что у вас там?

—— Немедленно присылайте...

—— Я спрашиваю, что случилось? —— оборвал Романа полковник.

—— Оборотень.

—— А охрана?

Роман, подняв со стола телефонный аппарат, подошел к окну и, увидев обезглавленный труп омоновца, прошептал:

—— Он убил всех.

—— И Гречишкина?!..

Переведенцев, услышав в комнате Николая Николаевича сильный грохот, отвернулся от окна.

—— Не знаю.

—— Когда это произошло?

—— Может, пол часа назад, но... не уверен.

—— Что же вы, прямо как дети малые. Усиленный наряд будет минут через десять. Не дайте этой сволочи уйти!

Окно в комнате Гречишкина было разбито, и потому здесь гулял обезумевший ветер. Андрей достал чистовик, взял его в одну руку, быстро спрятал за спину, а другой рукой он осторожно поднял с пола длинный осколок стекла. В этот момент Николай Николаевич неожиданно пристально посмотрел на Курского. Андрей сразу подал Гречишкину знак, но опоздал. Оборотень резко обернулся, оскалился и двинулся на Курского, как тайфун. Когда расстояние до оборотня сократилось примерно до полутора метров, Андрей подскочил и боднул волка ногой в грудь. Удар был довольно сильным, но он только озлобил это отвратительное существо.

Оборотень слегка поджал задние лапы, передние согнул в сутсавах, вытянул шею и, резко сблизившись с Курским, лязгнул острыми зубами прямо перед его носом. Морфолог и глазом не успел моргунть, как почувствовал острую боль в груди. Он мельком взглянул вниз и заметил оставленные на коже следы от когтей.

Оборотень слека отстранился от морфолога, повернулся к Гречишкину и утробно захрипел. Курский оторопел настолько, что на какую-то долю секунды замешкался и задержал руку с уже занесенным для удара осколком стекла. Был бы сейчас перед ним человек, Андрей не раздумывая ударил бы его в шею острым, как бритва стеклом. Но сейчас перед морфологом стояло странное создание, которое он видел первый раз в жизни. И Курский с отчаянием признал, что страх —— единственное, что заставило его замешкаться перед ударом.

—— Ч и с т о в и к! —— зарычал оборотень. —— Отдай его!

Существо в два прыжка оказалось возле Николая Николаевича. Оно схватило лапой его за гроло и высоко приподняло над полом. Ноги Гречишкина судорожно задергались в воздухе. Николай Николаевич обессиленно взмахнул руками и прохрипел, теряя голос:

—— Нет его у... еня...

Обротень задрал голову, выпятил грудь вперед, опустил одну лапу и завыл от ярости. Курский, крепко зажмурившись, и, на мгновение совсем оглохнув, подскочил к волку сзади и ударил его осколком стекла между лопатками. Существо, почувствовав резкую боль, бросило Гречишкина на пол, и, резко развернувшись, наотмашь ударило морфолога. Острые когти прошлись по правой скуле Андрея с такой же силой, как секунду назад осколок стекла вонзился в спину оборотня. И Курский вылетел в окно...

Струнов лежал в сугробе, на расстоянии вытянутой руки от морфолога. Андрей легонько толкнул капитана в плечо. Павел чуть пошевелился, приподнял голову и тихо застонал. Курский, превозмогая боль в груди, сел, пошарил вокруг себя руками и обнаружил присыпанный снегом чистовик. Он раскрыл его и тут же услышал хруст снега за спиной. Андрей достал огрызок карандаша и, обернувшись, что-то быстро написал в книге.

Оборотень, уже изготовившийся к прыжку, внезапно замер, а через мгновение стал медленно растворяться в воздухе. Пространство вокруг него заискрилось, поднялся сильный ветер, книга стала горячей и ее страницы вдруг вспыхнули каким-то странным призрачным светом. Андрей уронил книгу на снег и, теряя сознание, увидел картину из далекого прошлого...



ХХХ



—— Это Дуня —— Гришкина служанка, —— очень спокойно сказал Юсупов. —— Помню, я еще удивился, когда услышал в одной из комнат в доме на Гороховой странное взвизгивание. Каюсь, тогда решил, что этот черт занялся разведением собак. И вот чем дело обернулось.

—— Н-да-с... —— заметил Лазоверт. —— Значит, сам бог на нашей стороне. Так что пусть дьявол горит в геене огненной.

—— Что ж, господа, начнем, —— Пуришкевич перекрестился трижды, перекрестились и все остальные.

Заговорщики взвалили Дуню на перила и столкнули вниз. Послышался всплеск воды. Потом они положили на перила мертвого Распутина и перекрестились еще раз —— на всякий случай. Когда же мертвеца уже собрались скидывать в прорубь, Юсупов вдруг настороженно произнес:

—— А как же чистовик?

Его нашли в складках балахона, в который был одет Распутин. Пуришкевич внимательно полистал фолиант, но никаких особенных записей не обнаружил. Кроме, пожалуй, вот этой: «Ежели не вернусь от Юсупова, Дуня, поршу тебя, оборотись сама знаешь в кого. Иди точно по моему следу. Да прихвати обязательно волчар моих. Они хоть и четвероногие твари, но помогут ежели что случится со мною. Григорий»

Труп Распутина плюхнулся в прорубь. Тонул он недолго. А когда скрылся в мутных водах Невки и пошли пузыри, заговорщики, наконец-то, смогли с облегчением вздохнуть.

—— Господа, ну теперь не грех и выпить, —— улыбаясь сказал Пуришкевич.

Заговорщики было собрались ехать прочь со зловещего моста, но в этот момент они услышали шум воды и посмотрели на прорубь.

—— Вот дьявол...

Никому из почтенных особ такого ужаса никогда испытывать не приходилось. В воде барахтался абсолютно живой и совершенно здоровый Распутин. Он отплевывался, крыл всех благим матом и пытался ухватиться руками за острые края полыньи.

—— Как такое могло произойти? —— прошептал Лазоверт.

—— Да погодите вы со своими причитаниями, —— остановил его Дмитрий Павлович.

—— Где пистолет? —— Пуришкевич дрожал от ужаса, как осиновый лист на ветру. —— Добейте же черта. Добейте его!

Револьвер нашелся очень быстро. Юсупов выдвинул в сторону барабан и, теряя голос, сказал:

—— Господа, у меня нет патронов.

—— А вы проверьте в карманах, —— подсказал Пуришкевич.

Князь принялся с большой прытью шарить по своим кармана.

—— Нету, —— озадаченно произнес Юсупов.

Распутин тем временем уже выкарабкивался их полыньи. Вдруг рядом с ним из воды с тихим плеском вынырнула мохнатая волчья голова.

—— Дьявол, п е р е в е р т ы ш! Сделайте что-нибудь! —— хрипло рявкнул депутат.

Оборотень впился когтями в края полыньи и стал вылезать на хрустящий под его тяжестью лед. Кто-то из заговорщиков от волнения прошептал:

—— Это конец!..

Внезапно поднялся сильный ветер. Вокруг заговорщиков заметалось снежное облако. Все закружилось и завертелось так быстро, что теперь нельзя было разглядеть ни самого Распутина, ни его загадочную спасительницу. Неожиданно резко сверкнула молния. Через секунду все стихло и заговорщики увидели висящие в воздухе серебристые патроны. Никто не понимал, что произошло и откуда они появились, но все точно знали, что времени больше терять нельзя. Князь, пересилив страх, коснулся патронов кончиками пальцев.

—— Теплые, —— шепнул Юсупов.

—— Да хоть горячие! —— восклинкул в изумлении Пуришкевич.

Он махнул рукой и патроны упали в снег.

—— Князь, дайте же сюда револьвер, —— потребовал депутат, и совсем скоро затрещали громкие выстрелы...



МОСКВА, 31 ДЕКАБРЯ 2006 ГОДА



Вечерело. Все вокруг отвратительно пропахло лекарством. Ира лежала на жесткой кровати и молча глядела в потолок. Палата была расчитана на одного человека и от монотонного гула ламп дневного света можно было свихнуться. Дверь медленно приоткрылась и в палату тихо вошла немолодая медсестра Антонина Леонидовна.

—— А к вам посетители, —— улыбнувшись, сказала она. —— Правда, сейчас неприемные часы. Но их пропустили. Заведующему отделения звонил какой-то важный генереал. Только, прошу, недолго. Мне вам еще температуру мерить, ну, а потом —— уколы.

Ира осторожно приподнялась, поправила подушку и устроилась поудобнее. Медсестра открыла дверь пошире и в палату, нагруженные разноцветными пакетами, вошли морфологи.

—— Это вам, —— Переведенцев, поправив белый халат, протянул медсестре шоколадку.

—— Спасибо, —— поблагодарила Антонина Леонидовна, закрывая за собой дверь.

Роман с Андреем, выгрузив содержимое пакетов на тумбочку, уселись на край Ириной кровати. У Лапшиной от такой заботы съежилось сердце.

—— Ну ты даешь, —— ясным, веселым голосом сказал Переведенцев. —— Надо иметь талант, чтобы загреметь сюда за несколько дней до Нового Года.

Ира, хлопая длинными ресницами, виновато пожала плечами.

—— Ребята, даже не знаю, что сказать, —— растроганно произнесла она. —— Вы стреляете прямо в сердце.

—— Да ладно, —— Роман наклонился и легонько похлопал Иру по руке, —— если бы не Андрюха...

Курский смущенно опустил глаза.

—— Сейчас скромничает, а тогда именно ему пришла в голову идея взять чистовик и броситься на помощь Гречишкину. Если бы не Андрюха, в лучшем случае выть бы сейчас нашему библиоману на луну.

—— А я что-то ничего не помню, —— Ира посмотрела на Романа, потом —— на Курского.

—— Совсем ничего? —— осведомился Переведенцев.

—— Ну... почти, —— Лапшина зажмурилась. —— Как дверь слетела с петель помню, отвратительного волчару тоже помню. Кроваво светящиеся глаза, дикий вой, нож в руке, фикус, Андрея в дверях, выстрелы...

—— Самое интересное пропустила.

—— Так расскажите, —— уставившись на морфологов, попросила Ира.

Переведенцев посмотрел на Андрея так, что Курскому стало неловко глядеть в потолок. Он поднял голову и, положив руки на колени, сказал:

—— Ты упала и потеряла сознание. В тот момент Роман с Павлом уже проснулись. Но мне понадобилось еще целых пять минут вдалбливать им, что ребята из ОМОНа уже убиты, а Дуняша ворвалась в квартиру —— еще чуть-чуть и Николай Николаевич тоже погибнет.

Курский недовольно поглядел на Переведенцева и Роман в свое оправдание сказал:

—— Да мы же только-только проснулись. Ты бы еще спросил у нас таблицу Менделеева.

—— Это не все, —— продолжил Андрей. —— Чистовик Рома спрятал под своим диваном. Хорошо, что хоть об этом сразу вспомнил. Иначе бы мы с ним сейчас не сидели здесь.

—— Что верно, то верно, —— подтвердил Переведенцев. —— Даже не буду спорить.

—— Кстати, как там поживает наш капитан?

—— Тоже мне к а п и т а н, —— Роман погрозил Ире пальцем. —— Бери выше —— майор! Правда, звездочки он обмоет месяца через полтора.

—— После того, как забудет о костылях, —— добавил Андрей.

—— Оба-на!

—— Вот тебе и оба-на —— открытый перелом ноги.

—— Будем надеяться на лучше. Ладно, что было потом? —— Ира подтянула одеяло до груди.

—— Остальное дело техники, —— крайне сухо ответил Курский.

Роман покачал головой.

—— Снова скромничает. Стрелять в Дуню простыми патронами было абсолютно бессмысленно. Андрюха попал в Дуню три раза, да и Паша палил в нее, как заводной, а ей хоть бы что!

—— Гречишкин кричал, как сумасшедший. Сейчас как вспомню, так смех пробирает. Сопоставь пропорции этого чудовища и Николая Николаевича. Тут впору не руками кричать, а бежать. Да так, чтобы пятки сверкали, —— Курский улыбнулся.

—— Андрюха достал карандаш... —— Роман вдруг замялся. —— Кстати, ты ведь так и не сказал, что написал в книге.

Переведенцев настороженно взглянул на Курского.

—— А кто по-твоему стрелял в Дуню последним? —— вдруг спросил Андрей.

—— Юсупов, —— уверенно ответил Роман. —— Пистолет был у него.

—— Нет, это был Пуришкевич. Так вот я письменно пожелал, чтобы он нашел патроны с серебряными пулями и зарядил ими револьвер.

Курский замолчал. Наступившая тишина наполнялась лишь монотонным гулом ламп дневного света. Прошло минут пять.

—— Да-а, ребята. Значит, бедная Дуняша погибла от рук депутата...

—— Ну, знаешь, разве ж это в новье! Нынешние депутаты вроде бы никого револьверами не пугают, зато погляди, сколько кругом оборотней, —— заметил Переведенцев.

—— А что сказал Бегемот? —— Лапшина взяла с тумбочки апельсин и стала его чистить.

—— Как всегда отчитал по полной. Правда, потом все таки поблагодарил за хорошую работу, —— глаза Переведенцева закатились и он умолк, выжидая, что скажет Ира.

—— Так не бывает. У него либо кнут, либо —— пряник! —— воскликнула Лапшина. —— Что вы мне голову-то морочите.

—— Не морочим, —— заступился за Романа Андрей. —— Во-первых, проблему мы худо-бедно решили. Во-вторых, Гречишкин за свое чудесное спасение перечислил на счет института премиальные. В-третьих...

Курский запустил руку в один из пакетов, прищурил глаза и сказал вполголоса:

—— В-третьих, вот, —— он достал из пакета чистовик и положил его на кровать. —— Пожелай себе чего-нибудь хорошего в Новом Году. И напиши то же самое в книге.

—— Ну, это уже совсем. Так же нельзя. Почему он у вас?

—— Нестор Алексеевич сказал: «Нечего Лапшиной валяться на больничной койке. Делайте, что хотите, но она должна быть на рабочем месте сразу просле праздников», —— Переведенцев с вожделением поглядел на книгу. —— А завтра мы ее отдадим в лабораторию. Химики и физики расщепят чистовик на молекулы и атомы. Тогда-то мы и установим причинно-следственную связь. После чего это дело можно будет окончательно закрыть.





Павел ГРОСС


Масса полезной информации от «Интитута Каузальной Морфологии»: http://www.kursky.spb.ru

1Ра, Ра, Распутин,

В миг царицу покорил,

А злые люди ждали смерти его,

Ра, Ра, Распутин,

Лучшим был из секс-машин,

Пуля в голову —— смерть и покой...

...

О, эти русские...

[«Бонни-М», «Распутин», вольный перевод камрадов: albin_, grassy]


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"