Павел Гросс, Екатерина Счастливцева: другие произведения.

Худеющий

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Сцена первая: появляется надпись "Дача Звездуновых. День первый". На улице, за столом сидят: мама, бабушка, папа и Николай. На столе стоит самовар и деревянная тарелочка с сухариками. Все рассматривают различного размера пластиковые баночки с красочными этикетками. Бабушка (покусывая сухарик):
    -- Хорошее, грят, средство для похудения. Вам Сергей Геннадьевич оно должно подойти как нельзя кстати...

    Сценарий написан на конкурс "ОСП-студии" в 2003 году. Вскоре будет ясно, снимут по нему короткий сюжет или нет... Время покажет. О результате сообщу дополнительно. Как только, так сразу :-))


  Павел Гросс, Екатерина Счастливцева
  
  Худеющий
  
  Сцена первая: появляется надпись "Дача Звездуновых. День первый". На улице, за столом сидят: мама, бабушка, папа и Николай. На столе стоит самовар и деревянная тарелочка с сухариками. Все рассматривают различного размера пластиковые баночки с красочными этикетками.
  Бабушка (покусывая сухарик):
  -- Хорошее, грят, средство для похудения. Вам Сергей Геннадьевич оно должно подойти как нельзя кстати.
  Папа (недовольно):
  -- Ага, Клара Захаровна... Если вы хотите окончательно у нас легализоваться, так прямо и скажите. Но всякие эти ваши заграничные финтифлюшки сувать мне не нужно. Отравить хотите, да, Клара Захаровна, и завладеть всем моим честно нажитым за долгие годы имуществом?
  Мама:
  -- Сережа, ну что ты так? Мама...
  Папа:
  -- Что мама? Мне она уже во-о-о, где сидит со своей диетой! Как говорится: у меня диета, нельзя ни то, ни это.
  Бабушка:
  -- Сергей Геннадьевич, вы отстаете от прогрессу. Мировое сообсчество, да будет вам известно, идет вперед, а вы все на месте топчетесь. Пугачева похудела? Похудела. Была во-о-на какая, а таперя тощая, как селедка. И ентот... Как его? Шванценегер! Был бы толстым, как вы, Сергей Геннадьевич, разве ж в губернаторы подался бы? Красивая, стройная фигура -- это прямая дорога к благополучию.
  Папа задирает футболку и хлопает себя ладонью по животу.
  Папа:
  -- Клара Захаровна, Шварценеггеру только потому, что метит в губернаторы, в каждом фильме про Терминатора все время один и тот же глаз подбивают. А я вовсе и не толстый -- в меру упитанный.
  Бабушка:
  -- Ваше пузо, Сергей Геннадьевич, сигнализирует мне об обратном.
  Папа:
  -- Это не пузо -- трудовой мозоль!
  Бабушка произносит, прищуриваясь и поднося к глазам одну из баночек:
  -- Татян, ты понимаешь, что здесь написано-то? Я вот ниче разобрать не могу...
  Мама (улыбаясь):
  -- Ну что вы ей богу, мама, написано на английском языке. Вот и разобрать не можете!
  Бабушка ставит баночку на стол и обиженно говорит:
  -- Тогда понятно... я ж только немецким владею.
  Папа (смеясь):
  -- Я думал, что вы у нас, Клара Захаровна, полиглот. Хе-хе... А она, оказывается, у нас только гут херштен дойчланд. Штирлиц, правда, Клара Захаровна? Не думай о секундах свысока, наступит время, похудеешь враз, наверное. Хе-хе...
  Папа берет баночку и читает вслух (слышится ломаный английский):
  -- Супер барн вейт!
  Бабушка:
  -- Шо, шо?!..
  Папа:
  -- Конь на шо? Вы что, оглохли что ли? Я говорю: супер барн вейт. Что в переводе с английского нужно понимать, как: супер сжигатель веса! Во как!
  Бабушка протягивает маме бумажку:
  -- Татян, енто, как мне объяснили, инструкция на русском языке.
  Мама, развернув инструкцию, читает вслух:
  -- Супер барн вейт. Препарат для похудения номер один в мире. Так-так. Нормализует водно-солевой баланс.
  Папа ставит баночку на стол и ехидно замечает:
  -- Стало быть, мочегонное. После приема начну писать, как все Петергофские фонтаны вместе взятые.
  Николая тут же буквально разрывает от хохота.
  Мама продолжает читать, не обращая внимания на реплики мужа:
  -- Ускоряет обмен веществ.
  Папа со смешком:
  -- По-ня-т-но... и укорачивает жизнь. А я чего говорю? Эта мне Клара Захаровна -- тихая киллерша в юбке!
  Бабушка бросает в тарелочку недоеденный сухарик и отворачивается.
  Мама:
  -- Сережа! Не перебивай! Принимать рекомендуется, если вы сидели на диетической пище.
  Папа, посмотрев на брата и на тарелочку с сухариками:
  -- Ага... сидели на коробке с манной кашей.
  Мама:
  -- Во время тестирования препарата первая контрольная группа активно занималась спортом. Это никак не отразилось на конечном результате.
  Папа:
  -- О-о, первая контрольная группа активно играла в шахматы!
  Мама:
  -- Вторая контрольная группа сидела на диете...
  Папа:
  -- Во время блокады в осажденном городе не хватало хлеба, поэтому жителям приходилось намазывать масло прямо на колбасу.
  Мама:
  -- Супер барн вейт создан из природных растительных источников на основе современных биотехнологий.
  Папа, похлопав Николая рукой по плечу (смеясь):
  -- Берем зерно... потом внимательно следим за брожением, перегоняем все это... Что получается? Правильно, спирт! А из него много чего можно получить. Но самое лучшее -- принимать его в чистом виде. Народная мудрость!
  Слышится скрип открываемой калитки. Папа быстро набрасывает на баночки скатерть, оборачивается и видит приближающегося цыгана (одет, как цыганский барон -- таковой он и есть на самом деле).
  Папа недовольным голосом:
  -- А вот и Будулай Романович пожаловали.
  Мама (шепотом):
  -- Да тише ты. За забором вторую неделю табор стоит. Будулай Романович, как никак цыганский барон.
  Цыган (Михаил Шац) подходит, обнимает папу и говорит (нараспев):
  -- Лачё дывэс1!
  Папа наклоняется к Татьяне и шепотом спрашивает:
  -- Что этот индеец лопочет-то?
  Мама (смущенно):
  -- Говорит: добрый день.
  Цыган пристально смотрит на маму, кланяется и ласково произносит:
  -- Тэрэ якха сыр чиргиня2!
  Папа, отталкивая цыгана рукой в сторону:
  -- А сейчас, что пробормотал?
  Мама, поправляя сбившуюся челку, отвечает (смущенно):
  -- Говорит, что мои глаза, как звезды. Хи-хи...
  Цыган:
  -- Залатые, как же хорошо, что мы остановились рядом с такими щедрыми людьми, как вы.
  Папа (хмурясь):
  -- А выпивона больше нет...
  Цыган:
  -- Как нет?
  Папа, глядя искоса на бабушку:
  -- А так, весь выпивон захватил враг! Штирлиц только что передал шифровку.
  Цыган присаживается на скамейку, и едва сдерживаясь от слез, говорит:
  -- Ай-яй-яй!
  Папа:
  -- Вот вам, Будулай Романович, и ай-яй-яй. Это же вы у нас могучий такой, в присест ведро выпить можете.
  Цыган:
  -- Жалость-то, какая, залатые!
  Внезапно его взгляд падает на накрытые скатертью баночки. Он протягивает к ним руку и говорит:
  -- А-а-а...
  Папа ударяет цыгана ладонью по руке (цыган одергивает руку) и с угрозой произносит:
  -- Жалость, Будулай Романович, жалость!
  Цыган не ожидая, что папа одернет его, с обидой произносит:
  -- А что у вас под скатеркою-то?
  Папа:
  -- А ничего. Так ерунда всякая, Будулай Романович.
  Цыган встает и, протянув руку к папе, говорит:
  -- Ерунда, чаворо3?!.. Ну да ладно, тогда ху-де-й-й! Тэ скарин ман дэвэл4!
  Не сказав больше ни слова, цыган уходит. После непродолжительной паузы первой приходит в себя бабушка.
  Бабушка:
  -- По шо вы так с цыганом-то, Сергей Геннадьевич? Загадочный они народ стоит заметить. За-га-доч-ный... К ним нужно с теплотою и любовью. Да Будулай Романович всеж-таки голубых кровей -- из баронов. Грех, о-ой грех-то какой!
  Папа:
  -- Конечно, загадочный. Особенно Будулай Романович! У-у, голубой борон! Это ж вы его, Клара Захаровна, пригласили по-га-дать в день приезда Николая. Кстати...
  Сергей пристально смотрит на Татьяну (камера останавливается на его прищуренных глазах).
  Сергей:
  -- Тань, ты мне так толком и не сказала откуда цыганскому языку научилась.
  Мама отворачивается и сбивчиво объясняет:
  -- Сереженька, мама тебе уже сказала, что табор остановился у нашей дачи две недели назад. Хочешь не хочешь, научишься понимать их речь.
  Папа:
  -- Только потом не говори, что ветром надуло еще одного очкастого Обжоркина.
  Мама:
  -- Сережа, ты снова здорово? Сколько можно?
  Бабушка:
  -- Да, Сергей Геннадьевич! А Будулай Романович погадал, причем прохвессионально.
  Папа:
  -- Погадал, а потом все, что горело, выпил. Вы прямо рассыпались в благодарностях, услышав, что впереди вас ожидает большое богатство, счастливая и долгая жизнь. Все на стол повыставляли. Даже заначки не оставили. Тьфу!
  Папа ударяет кулаком по столу. Николай хмурится и что-то бурчит невнятное.
  Бабушка, качая головой:
  -- А вот вы все не верите в предсказания. Ну и не верьте. Цыгане такой народ, шо скажут, то обязательно сбудется... Вона пять месяцев назад на вокзале одна цыганка нагадала мне крупную денежную потерю, так таперя почтальоны мою пенсию тырют. И крутют ее, крутют, как хотят. Наркодиллеры доморощенные. Тайсонов на них не наберешься, на ворюг-то!
  Под столом слышится грозный собачий рык.
  Папа:
  -- Тань, а про какие он мандали-мандэвэлы говорил?
  Мама:
  -- Тэ скарин ман дэвэл? Не знаю. Я ж еще не всем цыганским языком успела овладеть...
  
  Сцена вторая: появляется надпись "Дача Звездуновых. День второй". Поздний вечер. Мама, бабушка и папа сидят за столом на веранде. На столе стоят все те же баночки со средством для похудения.
  Бабушка:
  -- Как, Сергей Геннадьевич, ваше самочухствие?
  Папа, держась рукой за живот:
  -- К-к-к... к-к... ка-жет-ся, нор-мальн... ое... Только вот Николаю, больше повезло. Уехал в город, так и не стал глотать ваши волшебные пилюли.
  Бабушка:
  -- Как обернется, так и начнет. Они мне обещались!
  Бабушка открывает одну из баночек, достает из нее таблетку и протягивает ее Сергею.
  Бабушка:
  -- Кушайте, кушайте, на доброе здовьеце, Сергей Геннадьевич. Скоро будете стройный, как тростиночка.
  Папа:
  -- Ага, только форточки всегда придется держать закрытыми. Ненароком улечу в эту цыганскую мандэвэлу.
  Бабушка:
  -- Сергей Геннадьевич, а не хотите ли взвеситься?
  Она достает из-под стола весы. Папа, улыбаясь, встает на них и... замирает в недоумении. Камера крупным планом показывает в начале стрелку весов, потом удивленное выражение папиного лица.
  Бабушка:
  -- Шо такое?!..
  Папа (дрожащим голосом):
  -- Не поверите... Я за сутки сбросил... десять килограммов.
  Бабушка (удивленно):
  -- Не может быть. А ну-ка дайте-ка мне посмотреть.
  Бабушка и мама подходят к Сергею и смотрят на показания весов.
  Мама:
  -- Сережа, ты и, правда, за сутки похудел на десять килограммов.
  Она внимательно осматривает супруга с ног до головы. Тот приподнимает футболку и гладит себя по животу.
  Папа:
  -- Тогда почему у меня живот не уменьшается, хотя, в сортир бегаю быстрее спринтера? Через каждые пять минут.
  Бабушка садится за стол и говорит (размеренно):
  -- Хорошее средство этот Супер барн вейт... Пациент кушает-кушает, но в тоже время худеет прямо на глазах.
  
  Сцена третья: появляется надпись "Дача Звездуновых. День третий". Бабушка, мама и папа (с грустным лицом) сидят на улице за столом. Папа держится рукой за живот и внимательно рассматривает баночку со средством от похудения.
  Бабушка:
  -- Не может быть, идут вторые сутки, а вы, Сергей Геннадьевич, все худеете и худеете. Весы, как будто взбесились. Стрелка все время приближается к нулю...
  Папа:
  -- Вот приедет сынуля на каникулы, заставлю его глотать эти ваши волшебные пилюли. Супер барн вейт-терменьть, понимаешь ли...
  Бабушка:
  -- Зачем так о ребенке? Он уехал учиться, как (непродолжительная пауза)... Михайло Ломоносов!
  Папа:
  -- Ага, Ло-мо-но-сов Бегемот Бегемотович. Может быть, стоит ему отослать посылочку. А в нее кроме волшебных пилюленций ничего больше не класть. Откроет, все до единой сожрет. А как сожрет, перестанет денег просить. Все одно, бабки только на хавчик и тратятся. У меня вон на вторые сутки курса похудения уже двадцать кило куда-то каюкнулись.
  Бабушка:
  -- Не каюкнулись, а сгорели.
  Папа:
  -- Синим пламенем!
  Мама:
  -- Подождите, может быть, в том, что ты, Сереженька, так быстро сбрасываешь вес, виноваты вовсе не пилюли?
  Папа:
  -- А что?
  Мама:
  -- Точно! Это все Будулай Романович. Помните, он на прощанье сказал: "Ху-де-й-й!"?
  Внезапно все замолкают. За забором слышится звон гитарных струн и пение цыган. Где-то вдалеке протяжно воет собака.
  Мама:
  -- Будулай Романович наложил на тебя цыганское проклятье! Я узнала, что слова, сказанные им: "Тэ скарин ман дэвэл!", означают только одно... Чтоб тебя бог покарал!
  Бабушка искоса смотрит на папу и шепотом произносит:
  -- Это все вы, Сергей Геннадьевич... Разозлили цыганского барона своими словами. Ой-ей-енюшки! А я-то смотрю: вы худеете и худеете! Теперь будете худеть до тех пор, пока вовсе не отощаете.
  Папа, сглотнув слюну:
  -- Клара Захаровна, не верю я в цыганские проклятья! Просто не нужно было покупать этот Супер барн вейт в электричке, за пятьдесят рублей.
  Бабушка:
  -- Сергей Геннадьевич, я сэкономила. В аптеке те же десять баночек препарата больше сотни условных единиц стоють, знали бы вы.
  Папа:
  -- Вы только гляньте! Сэкономила! На ком?!..
  Бабушка (щурясь):
  -- А вот станете, таперя тощим, как вобла, тогда и поверите. И в мою доброту к вам и в цыганские проклятия.
  Камера крупным планом показывает раскрасневшееся от злобы лицо Сергея.
  Бабушка:
  -- Я слышала, что цыганские проклятья самые страшные.
  Папа бросает баночку на стол. Внезапно слышится детский крик:
  -- Ой-ей-ей!
  Мама, бабушка и папа удивленно оглядываются, но никого не видят. Крик повторяется:
  -- Ой-ей-ей! Ай-яй-яй, простите, пожалуйста, мы больше так не будем!
  Из-за дома выходит Николай. Он держит за ухо соседского мальчика и причитает (у мальчика в руках весы, на которых взвешивался папа):
  -- Я вот сейчас надеру тебе уши. Будешь знать!
  Папа встает со скамейки и, держась рукой за живот, говорит:
  -- Николай? Уже приехал?
  Николай:
  -- Да, только что. Захожу в дом, а там эта устрица со своими братками над весами колдуют. Какие-то болтики в них откручивают.
  Из-за дома выходят еще два ребенка. Они в унисон произносят:
  -- Отпустите его, по-жа-луй-ста! А? Мы хотели просто пошутить. Если в весах подкрутить пару болтиков, они будут показывать не правильный вес.
  Мама, бабушка и папа смотрят в начале на Николая, потом на расставленные, на столе баночки со средством для похудения, затем на поломанные весы. Николай, отпуская мальчика, буквально впивается взглядом в одну из баночек и говорит (камера показывает его глаза и баночку крупным планом):
  -- Серега, а почему эта баночка открыта?
  Папа:
  -- Как же ж ей быть закрытой?
  Он злобно смотрит на бабушку. Клара Захаровна отворачивается.
  Папа:
  -- Клара Захаровна решила-таки меня уморить под видом сжигания моих калорий. Много, я слишком много знаю, да Клара Захаровна? Меня пора убить!
  Бабушка:
  -- Сергей Геннадьевич, не убить, а придать вашей фигуре правильные черты.
  Николай:
  -- Но там...
  Папа (уловив замешательство брата):
  -- Так, что за пилюленции находятся в этой баноленции, простите за любопытство?!..
  Николай, улыбаясь:
  -- Слабительное. У моего лекарства коробочка промокла. Вот я и решил переложить всю упаковку в одну из баночек из-под средства для похудения.
  Папа надувает щеки и с криком: "Я тебе сейчас покажу... сла-би-тель-ное!", (держась рукой за живот) с кулаками бросается на брата. Кадр замирает. Звучит энергичная музыка (примерно такая, которая сопровождает финальную сцену фильма "Лара Кофт. Расхитительница гробниц"). Титры.
  
  
  
  
  07.07.2003 2:37:41
  
  Сноски:
  
  1 Добрый день (авт)
  2 Твои глаза как звезды (авт)
  3 Парень (авт)
  4 Чтоб тебя бог покарал! (авт)
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"