Гросс Павел, Виктор Точинов: другие произведения.

Молчание поросят

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Роман написан в соавторстве с Виктором Точиновым (в основе мой рассказ "ВЬЕТКОНГ")

    Смерть местного Санта Клауса в маленьком провинциальном городке в канун Рождества... Нелепость? Нет... Одно из АБСОЛЮТНО ИДЕНТИЧНЫХ преступлений, происходящих РАЗ В ГОД. Всегда - в канун Рождества. Всегда - в маленьком городке... "Работа" маньяка? По крайней мере такова версия Скалли, начинающей собственное расследование. Но факты говорят о другом. О чем-то куда более странном... Так начинается новое дело "Секретных материалов"...

    "АСТ"-"Ермак" 2004


  Павел Гросс
  Виктор Точинов
  
  МОЛЧАНИЕ ПОРОСЯТ
  (Рождественская сказка)
  
  
  Из серии X-Files
  
  
  1.
  - Это кошмар моей жизни, - тоскливо говорит мистер Меллоу. - Тридцатилетний рождественский кошмар...
  Скалли он кажется похожим на грустного хомяка - невысокий, кругленький, с надутыми щеками. Ей совсем не хочется узнавать подробности хомячьего рождественского кошмара. Но тетя Мергерит очень просила выслушать Меллоу. Хорошо. Она выслушает. Выслушает, распрощается, сядет в машину и отправится в Форт-Тийч за покупками. До Рождества осталось два дня...
  - Я внимательно вас слушаю, мистер Меллоу, - вежливо говорит Скалли, думая: да не тяни же ты резину, переходи к делу.
  - За тридцать лет - всего два Рождества дома, представляете? Это - третье! - Мистер хомяк к делу переходить явно не хочет.
  - В чем проблема? Что случилось? - спрашивает Скалли, надеясь, что легкая нотка раздражения не прорывается в ее голосе.
  - Наконец я вышел в отставку, всего месяц назад, - и что вы думаете? - все вернулось, все вернулось сюда, к нам, в Форт-Тийч, и этот подлец Малиновски говорит, что выслугу лет можно посчитать и так, и этак, и если я...
  Логорея, мысленно ставит диагноз Скалли. И обрывает излияния Меллоу:
  - Стоп! Или вы немедленно и коротко говорите мне, что стряслось в Форт-Тийч, или наша содержательная беседа на этом прервется. Итак, попробуем еще раз. В двух словах: что случилось?
  От обиды мистер Меллоу надувается еще больше, и становится похож на хомяка, набившего в защечные мешки половину урожая зерновых в штате Оклахома. Но послушно, в двух словах, выпаливает:
  - Пропал Санта-Клаус!
  - Это, конечно, проблема, - соглашается Скалли. - Нельзя портить праздник детям. Но, может быть, удастся найти замену? Конечно, все профессиональные артисты давно нацепили бороды и натянули шубы, и у них расписан каждый час предстоящей недели - но, возможно, согласится помочь какой-нибудь талантливый любитель? Я, к сожалению, ничем помочь не могу. Знакомых, обладающих артистическими талантами, здесь у меня нет.
  И она встает, собираясь распрощаться с представителем семейства грызунов.
  - Вы не понимаете! - возмущается Меллоу. - Вы не понимаете! Вполне возможно - да я просто уверен, что так оно и есть! - Клинт Вильямс уже убит. И... и... и...
  Он набирает полную грудь воздуха и возвещает:
  - И съеден!!!
  Спасибо вам, тетя Мергерит, мысленно благодарит Скалли. Пламенное вам мерси. Если это месть за то, что я, вопреки надеждам семьи, не стала врачом, - то слишком жестокая. Все равно психиатрия меня никогда не привлекала.
  Она искоса смотрит на телефон, думает, что не знает номер местного психиатрического отделения... Ладно, достаточно набрать 9-1-1, а уж они разберутся.
  Но спорить с маньяками не рекомендуется. И Скалли говорит мягко:
  - Как я поняла, по вашему мнению некто, переодетый Санта-Клаусом, похитил малолетнего Клинта Вильямса? С целью... хм... совершить акт каннибализма?
  Она старательно давит улыбку, представляя, как упряжка оленей с визгом тормозит у Северного полюса, как Санта протягивает своим эльфам трепыхающийся мешок, из которого доносится приглушенный детский плач, и говорит: "Зажарьте его с соусом натурель и картофелем фри, да поживее! Мне сегодня еще объехать семь тысяч девятьсот тринадцать адресов!"
  - Вы опять ничего не поняли! - вопит хомяк. - Клинт Вильямс и есть Санта-Клаус!
  И он пускается в сбивчивые объяснения, постоянно сползая мыслью на подлеца-Малиновски, грозящего рассчитать бедняге грызуну незаслуженно маленькую пенсию.
  С трудом, но выясняется: мистер Меллоу служил в муниципальной полиции Форт-Тийч, затем перешел в полицию штата - продолжая курировать свой прежний округ; проработал там пятнадцать лет, потом снова вернулся на старое место службы... Нет, он не был великим сыщиком, каким-нибудь там ожиревшим Ниро Вульфом, Бог знает как строящим из ничего блестящие дедукции, но молчащим о них до тех пор, пока не в деле не образуется еще пара окровавленных трупов, нет, скорее он был кем-то вроде Арчи Гудвина - без устали работал ногами и говорил с людьми, но делал это хорошо, ведь кого попало в полицию штата не пригласят, не правда ли, мисс?
  Скалли утвердительно кивает, думая: не знаю, как там у него с ногами, но языком мистер хомяк точно работает без устали. В таком методе есть свой плюс: ошалев от словесного бесконечного потока, какой-нибудь слабый нервами преступник может и признаться, лишь бы заставить замолчать мистера Меллоу. Если, конечно, работа в полиции штата не имела место лишь в воспаленном мозгу грызуна.
  Меллоу продолжает: тридцать два года назад - он уже служил тогда в полиции штата - Форт-Тийч всколыхнуло кошмарное преступление. За несколько дней до Рождества исчез некто Сол Круз, средних лет спившийся актер (нет, нет, мисс, - всего лишь однофамилец!). Провинциальные театры к тому времени практически вымерли, ехать в Голливуд и мелькать в массовках Сол не хотел - и подрабатывал от случая к случаю, то изображая утыканного перьями вождя в каком-нибудь шоу, то просиживая целые дни к качестве живой рекламы в каком-нибудь магазине...
  Скалли тоскливо слушает. Время идет, историю провинциального полицейского сменила история провинциального актера (не прекращаются и ритуальные плевки в адрес подлеца-Малиновски), а якобы съеденный Клинт Вильямс на горизонте безбрежного повествования пока не виден...
  Но золотыми днями, продолжает Меллоу, для Круза было Рождество. Санта из него был что надо! Высокий, представительный, с солидным басом... И, что немаловажно, - твердо стоящий на ногах и не путающий адреса, сколько бы рюмочек и стаканчиков не поднесли родители получивших подарки малышей. От заказов не было отбою. Но 22 декабря 1969 года (я навсегда запомнил этот проклятый день, мисс, навсегда!) Сол Круз исчез. Жил он одиноко - тревогу забило агентство, засыпанное жалобами клиентов, чьи отпрыски так и не дождались Санты и его подарков. Полиция Форт-Тийч была неплохо знакома с Солом - в пьяном виде он был не дурак размять кулаки - и не встревожилась. Решили: кто-то из родителей поднес чересчур большой стакан, завтра Круз объявится в агентстве с похмельной головой и с набором самых фантастичных оправданий... Не объявился. Нашли его спустя три дня, в номере дешевого мотеля в Сан-Тересе, это, мисс...
  Скалли торопливо заверяет, что знает, где это, - не хватало еще выслушивать и географический экскурс. Она действительно знает. Сан-Тереса - недалекий пригород Форт-Тийч, как и Парадиз, где живет тетя Мергерит...
  Соломон Круз был убит, продолжает изливаться хомяк. Убит и зверски расчленен. Но самое кошмарное не это! Часть мяса была вырезана, тут же поджарена на электроплитке и съедена! Съедена, мисс!!! Не выброшена, не скормлена собаке - остались недоеденные куски со следами зубов. Человеческих зубов!!!
  Это хорошо, невольно думает Скалли. Отличная улика. Любой прикус уникален, и послужит доказательством ничуть не хуже отпечатков пальцев. Потом спохватывается: да она уже начала всерьез раздумывать над преступлением тридцатилетней давности - причем, вполне возможно, над преступлением, выдуманным человеком, чьи мозги помутились от второсортных ужастиков. Еще не хватало!
  - Естественно, такое громкое дело расследовала не только местная полиция, - печально говорит Меллоу. - Из ФБР прислали аж трех агентов, и полиция штата не осталась в стороне. Среди прочих, увязнувших в деле, был и я... Лучше бы я сломал тогда ногу или руку, честное слово! Три недели в гипсе - ничто по сравнению с тридцатилетним кошмаром! Знал бы - сломал бы специально, верите? Но я не знал... А подлец-Малиновски...
  Скалли не выдерживает - резко спрашивает, какое отношение имеет давнее дело к событиям дня сегодняшнего.
  Хомяк рассказывает - но медленно, в строгой последовательности. Расследование кошмарного убийства в 1969 году (вернее, мисс, уже в 70-м!) закончилось ничем - хотя все, как говорится, рыли носом землю. Все старались изо всех сил - и он, дурак, старался. Лучше бы он тогда запил на работе - верите, мисс? Но он старался, как последний придурок, - и обратил на себя внимание специального агента Лесли, руководившего расследованием со стороны ФБР. И когда ровно год спустя, на другом конце страны, во Флориде, был найден расчлененный и съеденный Санта-Клаус - вы понимаете, мисс? - ФБР (с подачи подлеца-Лесли, естественно) прислало запрос в полицию штата: прикомандировать к группе, расследующей флоридский кошмар, не кого-нибудь, а именно Меллоу... Он, идиот, даже обрадовался, - всю жизнь мечтал встретить Рождество в каком-нибудь экзотическом местечке, под пальмами, на берегу теплого моря... Он не знал, что все растянется на тридцать лет.
  - Как я поняла, - говорит Скалли, - ровно раз в год, под рождество, в каком-нибудь городке Штатов убивают Санта-Клауса? Но статистике это не противоречит. Слишком много граждан США в эти дни надевают шубы и колпаки, вооружаются посохами и мешками. Кого-то из них могут убить с весьма большой вероятностью - но не со стопроцентной. Те два рождества, что вы провели дома, это вполне подтверждают. С чего ФБР решило, что здесь серия?
  - Убить - да, - понуро соглашается Меллоу. - Каждый год - по разным причинам - гибнет куда больше одного Санта-Клауса. О, я стал большим знатоком в этом вопросе!
  Тут он снова срывается на крик:
  - Но их не пожирают!!! А эти - мои - поедались. Плюс кое-какие характерные детали, повторяющиеся из раза в раз. Прессе о них не сообщали, и кто-то, решивший сработать "под маньяка", знать о них не мог... Это один человек, мисс. Лет через пять-шесть я понял, что нам никогда не прихватить его на горячем, - удары он наносит, мотаясь по стране совершенно непредсказуемо. И с необычайным талантом заметает следы. Проклятый Лесли давно умер - лет ему тогда было немало. Но мое имя так и болталось где-то в ваших папках - и каждое Рождество с них сдували пыль! Выдергивали меня из полицейского управления штата, выдергивали из муниципальной полиции, где я вновь служил в последние годы... Наконец, я вышел в отставку, и вот, и вот...
  - И маньяк вернулся в Форт-Тийч. Специально для того, чтобы испортить вам заслуженный отдых.
  - Да! Вчера исчез Клинт Вильямс, подрабатывающий Санта-Клаусом. Он прекрасный семьянин, и в жизни даже не задерживался без предупреждения, жена тут же забила тревогу, а подлец-Малиновски...
  - Труп обнаружили? - перебила Скалли.
  - Нет, но я уверен, что...
  Понятно, думает Скалли, не слушая дальше. Похоже, большая часть рассказанного - все же не бред. Но мозги мистера Меллоу явно поехали после всех этих ежегодных рождественских историй. Не факт, что Вильямс убит. Если человек до сих пор не срывался в штопор от жены и детей - это не значит, что не сорвется и дальше. Все когда-то бывает в первый раз. Мог встретить - прямо вот так, с мешком и посохом, - молоденькую мать-одиночку с обаятельнейшим дитем, и... - бывают такие истории, и не только в рождественских мелодрамах. А даже если и убит - вовсе не обязательно маньяком-людоедом. Мог элементарно попасть под колеса - вечером, в темноте. А водитель, не желая встречать Рождество за решеткой, огляделся по сторонам, спихнул труп в кювет, - и укатил. Зима в северо-западных штатах нынче снежная, ночью по дороге прошел снегоочиститель - и до апреля никто Клинта Вильямса не увидит. Но мистера хомяка в этом не убедишь, нечего и стараться.
  - Чем же я могу вам помочь, мистер Меллоу? Я сейчас в отпуске, никаких официальных полномочий не имею, людей и местность здесь не знаю... Да и потом - пока не обнаружен труп Вильямса, говорить о каком-либо расследовании преждевременно. Даже в Федеральное бюро по розыску исчезнувших обращаться пока рано.
  Меллоу обрадованно раскрывает портфель - пухлый, вполне гармонирующий с внешностью своего владельца. Извлекает потрепанную папку на тесемках. Кладет ее на стол. И говорит отчего-то шепотом:
  - У Свинопаса - такое прозвище получил маньяк - есть любопытная манера. После убийства в рот своей жертве он вкладывает свернутый в трубочку листок бумаги. Исписанный листок. Судя по всему, листки вырваны из одной и той же тетради - такой вот большой, вроде конторской книги. - Хомяк разводит лапки, демонстрируя размер не то книги, не то тетради. - Это дневник, или что-то вроде него, - весьма шизофреническое сочинение. Причем листы тридцать лет вырывались по одному - не подряд, наугад, без всякой системы... Они - здесь.
  Скалли представляет разглаженные бумажки, все в засохшей крови и слюне... Брезгливо отодвигается от папки. Хомяк успокаивает:
  - Нет, нет, это не оригиналы - фотокопии плюс машинописные расшифровки, у Свинопаса порой не слишком разборчивый почерк. Психологи ФБР не раз работали с дневником, воссоздавая портрет преступника. Результат, что характерно, каждый раз получался иной. И ничему их упражнения не помогли. А миссис Треверс как раз позавчера рассказала мне, что вы...
  Язык мой - враг мой, обреченно думает Скалли. Дернул меня черт заспорить тогда с шестнадцатилетней кузиной Гретой о том самом фильме про доктора Лектора, и обвинить сценаристов в полном незнании реалий, и привести пару случаев из собственной практики (опуская, само собой, слишком кровавые подробности)... Тетя Мергерит - она же миссис Треверс, младшая сестра покойного Билла Скалли, - все слышала. И вот вам пожалуйста - все растрепала хомяку-Меллоу...
  Тетушка старше Скалли всего на семь лет - и мысли племянницы о ней лишены особой родственной почтительности.
  - Я всего лишь хочу, чтобы вы прочитали эти материалы и высказали свое компетентное мнение. С этой - самой полной версией - никто еще толком не работал. По-моему, в ФБР уже просто ждут, когда Свинопас наконец умрет, лет ему должно быть немало...
  Ладно хоть Меллоу не настаивает, чтобы Скалли начала рыскать по кустам и рыться в сугробах, разыскивая Клинта Вильямса. Она соглашается - и вскоре мистер хомяк покидает гостиную дома Треверсов, оставив папку.
  А чуть погодя Скалли отправляется наконец за рождественскими покупками. Папку берет с собой. Не хватало еще, чтобы кто-то из малолетних кузенов наткнулся на это чтиво. Кладет дневник людоеда на заднее сидение - и вскоре благополучно о нем забывает.
  На улице падает снег - мелкий и редкий.
  
  2.
  Очень хитро придумана эта вещь - кредитная карточка, - думает Скалли, совершая уже третий рейс на автостоянку с грудой покупок. Заднее сидение принадлежащего тете Мергерит "шевроле" заполнено многочисленными свертками, пакетами и коробками.
  Тратить деньги психологически куда легче, продолжает она свои размышления, когда не видишь пустеющего на глазах бумажника. Однако, пожалуй, хватит. Никто не забыт и ничто не забыто. Пора обратно.
  Снег за время ее вдумчивого прочесывания трех этажей "Форт-Тийч-Шопуэлл" пошел гуще - пришлось включить дворники и ехать осторожней, внимательно вглядываясь в белую муть. Сквозь снежную пелену часто проглядывают красные шубы и красные колпаки - Санта-Клаусы спешат по своим многочисленным адресам. Скалли поневоле вспоминает рассказ Меллоу. И вновь ругает тетушку за этакий рождественский подарочек.
  Когда она подъезжает к особнячку родственников, видимость падает чуть ли не до нуля. Вовремя вернулась, думает Скалли. И размышляет, как бы проделать все рейсы с покупками с наименьшим ущербом для прически - из гаража Треверсов нет прямого хода в дом. Может, стоит сначала сходить в свою комнату и надеть что-либо на голову? Решает, что не стоит, подгоняет "шевроле" как можно ближе к входу в дом, выходит, начинает собирать подарки с заднего сидения...
  - Вам помочь? - раздается густой призрачный бас.
  Кажется - раздается ниоткуда, словно помощь Скалли предлагает густая снеговая туча. От неожиданности она (Скалли, не туча) роняет подарок Сэмми-младшему - CD-новинку "Разбомби Хусейна".
  "Хусейн" ныряет в глубокий сугроб.
  - Извините, я напугал вас, мисс Скалли... - рокочет бас. Теперь в нем слышно нечто театральное, наигранное, словно на самом деле у говорящего несколько более высокий голос.
  Скалли оборачивается. Перед ней Санта-Клаус. Он же святой Николай, он же Пер-Ноэль, он же Дед Мороз - в разных уголках Земли этого седобородого старца зовут по-разному.
  Санта тянет себя за густую бороду - она вместе с роскошнейшими усами оттягивается на резинке и перемещается на шею, на манер детского слюнявчика. Скалли узнает Фреда Керти - двадцатитрехлетнего студента, соседа Треверсов. Дома их стоят совсем рядом, отношения между соседями прекрасные, скорее их можно назвать друзьями, но... Но Скалли отчего-то подозревает, что в последнюю неделю - после ее приезда к родне - Фред начал бывать у Треверсов гораздо чаще. И все больше интересуется их гостьей. Она предпочитает делать вид, что ничего не замечает, благо ни до чего конкретного дело пока не дошло, - хотя юноша весьма приятен в общении...
  ...Извинения приняты, Скалли и Фред вместе роются в сугробе в поисках "Хусейна". Но хитрый диктатор исчез, как в воду канул. Однако ФБР и не таких в конце концов вылавливало. И агент Дейна Скалли с торжеством извлекает диск - совсем, казалось бы, не оттуда, куда он упал. Все в порядке, герметичная упаковка не повреждена.
  Потом они складывают подарки в огромный, но теперь опустевший мешок Фреда - парень только что окончил трехчасовой рейд по клиентам.
  - Что это у вас? - интересуется он, увидев лежащую под грудой подарков папку.
  Скалли торопливо забирает ее.
  - Так, опус одного начинающего графомана, - небрежно говорит она.
  Фреда такие вещи не интересуют - он уверенной поступью движется к диплому инженера-компьютерщика.
  Через пару минут "шевроле" водворен в гараж, подарки - в комнату Скалли. Она угощает Фреда чаем - он не отказывается, хотя угощали его сегодня предостаточно. Болтают ни о чем - Фред рассказывает о разных смешных случаях из своей практики Санта-Клауса - он уже третьи каникулы подрабатывает в этой роли. В речь его вплетены тонкие, почти незаметные посылы в сторону Скалли - если напечатать фразы на бумаге, никто ничего не поймет и не заметит, но любая женщина чувствует такие вещи безошибочно. Она не реагирует - незачем сбивать мальчика с пути истинного, у него вокруг достаточно сверстниц-студенточек, готовых хоть на брак законный, хоть на брак "пробный", хоть на секс без всякого брака...
  Разумом Скалли понимает все именно так - трезво и холодно - но внутри кто-то маленький настойчиво подает голос: не всегда самое разумное бывает самым лучшим! В конце концов подарок Фреду она не купила - совсем вылетело из головы - а никого из Треверсов еще часа два не будет... Скалли не прислушивается к тонкому внутреннему голоску - но он все громче, все настойчивей...
  Вдруг она вспоминает про Свинопаса. Скалли думает с облегчением: если Меллоу вдруг прав (он, конечно, не прав, но всё же) и Свинопас вернулся в точку старта своего кровавого марафона, и исчезновение Вильямса - его рук и зубов дело - хорошо, что Фреду ничего не грозит. Ежегодная норма выполнена, и маньяк наверняка сейчас увеличивает число миль между собой и Форт-Тийч...
  Наконец Фред - с явной неохотой - поднимается. Вечером у него еще одна трехчасовая смена - он хочет отдохнуть пару часов.
  Скалли провожает его до двери, видит сквозь стекло, как медленно исчезает, тает в непроглядном белом мареве фигура парня. Последним исчезает красное пятно шубы.
  Ей вдруг хочется распахнуть дверь, и крикнуть, и вернуть его, и сделать свой рождественский подарок, в конце концов оба взрослые свободные люди... Смотрит на часы - через час вернутся Треверсы-младшие... А вдруг в честь последнего дня учебы их отпустят пораньше?
  Рассудительная часть натуры тут же берет верх.
  Скалли не распахивает дверь.
  Не зовет Фреда.
  Вместо этого она возвращается в свою комнату, открывает папку Меллоу, начинает читать...
  Потом очень долго она не сможет простить себе, что не поддалась минутному порыву.
  
  Лист ( 1
  Машинописная расшифровка документа,
  найденного на месте убийства
  Соломона А. Т. Круза
  22.12.69 г.
  
  (Рукописная пометка на обороте писта ( 1: орфография Свинопаса частично исправлена, пунктуация оригинала в основном сохранена; (...( - обозначены фрагменты текста, утраченные в результате неаккуратного изъятия листов из тетради; (...( - нечитаемые фрагменты; (?) - слова, расшифрованные с большей или меньшей долей вероятности.)
  
  
  (...( ...умерки (?) застали меня у заброшенного двухэтажного дома, половина которого была разбита, обрушившиеся стены громоздились до середины пустыря. Справа от дома, под деревом лежали перекрещенные, словно чудовищные надолбы, бревна...
  ?Рукописная пометка в расшифровке: далее почерк меняется на неудобочитаемый!?
  Мак осторожно забрался в квартиру, находящуюся на первом этаже. Одна из комнат, похоже, была обжитой. Вероятно, это место было выбрано бродяжками с наступлением первых холодов. Было выбрано, как временное пристанище, (...( так и осталось их вотчиной. До весны. (...( бы ничего, но выбитые в окнах стекла, сквозь которые в комнату мощными потоками врывался колючий декабрьский ветер, представились Маку хотя и небольшим, но препятствием. Впрочем, разве пустые глазницы окон можно было считать препятствием? Конечно, нет.
  (...( осмотрелся. Здесь, кроме гнилого тряпья и груды пустых жестяных банок, были две кровати, платяной шкаф без одной дверцы, на полу валялись брошенные в спешке черные целлофановые мешки, в которые обычно (...( мертвецов. Измученный (...( по ночному городу Мак присел на корточки, и долго сидел не шевелясь, прислушиваясь к доносившимся снаружи скрежету и громыханию кровли. Утробно, натужно проревел в стороне автострады запоздалый грузовик. До дороги от дома было всего ничего - пара сотен метров - рукой подать. Мак встал и, подойдя к одной из кроватей, ударил по ней ногой (?). Потом еще и еще раз. Еще и еще. Стальной скелет кровати после нескольких ударов со скрипом развалился на несколько частей.
  - Долг, - старик поднял каркас, обтянутый стальной сеткой, - прежде всего! Долг и ничего больше!
  Он, подтащив к окну каркас, поднял его и нацепил на ржавые крюки, торчащие из стены на уровне двух или немногим более, метров.
  - Гм-м, - (...( отойдя назад, присмотрелся, - теперь другое дело. И мешки... Тьфу ты, дьявол!
  После того, как окно было задрапировано мешками, в комнате стало тихо. Может быть, впервые за несколько лет. Мак, наконец, смог стряхнуть (?) оцепенение ужаса, навалившееся на него в ту минуту, когда он увидел у дверей супермаркета Санта-Клауса. Большого, с густой бородой и такими же густыми бровями, припорошенными искусственным инеем.
  ...Сумерки тем временем наполнили заброшенную квартиру в сером смутном декабрьском свете. Мак разглядел прикрепленную к стене фотографию - большую елку, украшенную разноцветными игрушками.
  (...( фотографию маленького мальчика, держащего в руках коробку с голубой лентой, завязанной красивым бантом - рождественский подарок. За полуоткрытой (...( увидел едва различимые в густом сумраке расплывчатые очертания темной фигуры, застывшей у обшарпанной стены в неподвижности. Мак, замерев, следил, но человек (или еще кто) за дверью не двигался, не подавал признаков жизни.
  - Э-эй, - старик пригнулся, - кто ты?!..
  (...( ...окончательно сгустившейся тьме за дверью жалобно замяукала кошка.
  - Тьфу, тварь!
  (...( кошка мяукнула еще несколько раз, с нечеловеческой (?) тоской. А, быть может, с мольбой о помощи (?).
  (...( переждал с минуту и только потом осторожно встал с кровати и направился в сторону двери. Силуэт за дверью не пошевелился. Старик, когда от него до двери осталось не больше полутора (...(, остановился, вглядываясь во тьму.
  - Надо же, - Мак плюнул и яростно выругался, - старый дурак. Как ты мог?
  (...( Рядом с силуэтом он заметил еще один, но посветлее. Сомнения сошли на нет после того, как взгляд старика выхватил над вторым силуэтом небольшую полочку.
  - Это же просто вешалка. Дурацкая, как и ты сам, вешалка. Старею! Ста-ре-ю... ста-ре-ю!
  Прямо за дверью, у неглубокой ниши действительно (...( вешалка, c висящими на ней - (...( изъеденным молью пальто и плащом.
  - Дурак, - Мак протиснулся за дверь и коснулся рукой пальто, - ну-у и дурак!
  Кошка была заперта на кухне... Старик, услышав жалобное мяуканье, ощупью нашел и открыл дверь. Стремительная серая тень тут же метнулась с быстротой молнии мимо Мака, к окну и... исчезла.
  - Кхе-хм-м... - Мак осторожно шел по кухне, ощупывая обеими руками невидимые предметы, сваленные в кучу на столе, - хм-м!
  Кастрюля, сковорода, прихватка, пара испачканных в какой-то липкой гадости вилок, нож и большой половник, от которого за версту несло дерьмом. Мак взял нож (...(
  Становилось холоднее.
  (...(
   (...( порывистый ветер, подхватывая тучи пушистых снежинок, поднимал их высоко вверх, на мгновение задерживал над землей, а затем безудержно кидал на пустырь, на краю которого пристроился заброшенный дом. Зная, что перед ним, не смотря на приближающееся Рождество, в любой момент может появиться патрульная полицейская машина, старик решил больше не (...(
  
  3.
  Любопытно, думает Скалли, прервав чтение. Судя по фотокопиям, писали два человека с абсолютно разным почерком... У одного - буквы крохотные, ровненькие, тщательно выписанные, - и пишет он от первого лица. У второго - тоже крохотные, но абсолютные каракули, строчки наезжают друг на друга, ручка рвет бумагу... И предпочитал он излагать свои мысли в третьем лице...
  При этом больше всего галлюцинаций и бредовых видений описывает именно "аккуратист". А "неряха" пытается - не слишком профессионально - сочинить нечто вроде рассказа... Рассказа об убийстве Санта-Клауса?
  Скалли достаточно понимает в графологии, чтобы с уверенностью сказать: и тот, и другой почерк принадлежат одному и тому же человеку. Ряд характерных особенностей не оставляет сомнений.
  Шизофреник с далеко зашедшим расщеплением личности? Более чем вероятно... В конце концов, никто и не ожидал идеального психического здоровья от индивида, убивающего и пожирающего Санта-Клаусов...
  Плохо другое - эти выводы лежат на поверхности, и наверняка уже сделаны предыдущими экспертами. И - ничем и никому не помогли.
  И все же...
  Вывод номер два: страницы из дневника маньяк вырывал в том же состоянии, что и покрывал бумагу каракулями. Край бумаги оборван неровно, небрежно - небольшие фрагменты текста утрачены. Первая - старательно-аккуратная - ипостась Свинопаса наверняка бы воспользовалась ножницами или ножом.
  Что вполне логично - листок-улику маньяк оставлял во рту жертвы практически сразу после убийства, в состоянии сильнейшего возбуждения. Может быть, пока на сковородке жарилось мясо... Логично - но тоже очевидно и банально.
  Надо копать глубже. Искать не лежащие на поверхности нюансы и зацепки. Внимательнейше изучить два последних листка - Меллоу говорил, что никто с ними вдумчиво не работал.
  Обидно будет, думает Скалли, если сегодня к вечеру Клинт Вильямс обнаружится целым и невредимым. А Свинопас нигде не отметится в это Рождество - по причине того, что тихо и мирно загнулся от старости. И изучение людоедского опуса окажется напрасной тратой времени и нервов.
  Скалли вздыхает и вновь начинает чтение.
  
  
  Лист ( 2
  Машинописная расшифровка документа,
  найденного на месте убийства
  Шона Кимберли
  24.12.70 г.
  
  
  
  ...лучший рашпер - это штык от "Гаранда". Я поворачивал его над огоньком - маленьким-маленьким, чтобы никто не заметил, и никто не мог заметить, мог только учуять - бесподобный запах паленой щетины, и капающих в огонек капель расплавленного свиного жира, и...
  ...меня грубо и больно пнули в бок.
  (...( не хотел просыпаться. Очень не хотел. Потому что наяву я не жрал три дня. Или четыре? Скорей всего пять, какая хер разница... о-у-е-оу... больно-о-о-о-о-о-о... За что, сержант?!
  Он - гнойный, потный, сжираемый заживо клещами и древесными пиявками - распахнул до упора на меня свои свинячьи глазки.
  - Вставай, педрилка! - Это он пребывал в хорошем настроении, это он сегодня был ласков... - Вставай, траханый в очко членосос, вставай, мой сладенький, вставай,- потому что прибывает "Оклахома"!
  Я не знал, к кому этот хряк обращался, может к тому вяленому банану, что навеки засох в его форменных штанах. Я не хотел этого (...(. Я хотел спать и жрать. Одновременно. Но спать хотел больше. Потому что наяву жрать было нечего. А во сне... Я торопливо отгородился веками от сержанта-дрочилы - и еще на четверть оборота повернул штык. Сладкий запах запекаемой свинины ласкал мои ноздри. Как я люблю этих свинок... Они такие хорошие, маленькие, мы сначала думали что это лишь поросята, но потом оказалось что больше-ше (?) они не растут ... на штык "Гаранда", ах Санта, Наш Санта, мой Санта - хочешь жарено...
  - Ой-й-й-й-й, - захрипел я, и завыл, и захрюкал.
  (...( зачем сержантам выдают подкованные железом ботинки? Подбейте их войлоком. Оберните их в тряпки. Тогда не будет так больно. Мне больно, слышишь, Санта??!!! Мне больно-о-о-о-о...
  А сраная "Оклахома" прибывает уже неделю - и все не может прибыть...
  - Вставай-вставай, - процедил сержант. - И дуй вместе с ним. И не брюзжи о легкой жизни. Нет ее... И ни о чем меня не спрашивай. Я поступаю так, потому что убежден, что так правильно. Долг - прежде всего, остальное - шелуха!
  Пока сержант распинался, из уха у него начал выползать червяк - длинный, извивающийся. Поблескивающий и розовато-серый, как кишочка поросенка, которого мы жрали в последний раз - как же давно это было! - и сожрали всего, со шкурой и кишками... Который так аппетитно шипел на штыке от "Гаранда"... Кончик червя-кишки потыкался в шею сержанта, в щеку - и стал заползать, втягиваться в ноздрю...
  Я посмотрел на Санту. Видит он или нет? По лицу не понять. Интересно, почему он еще не сбежал? И почему не сбежал я?
  - Стив, - сержант оборвал мои мысли, - у тебя три минуты на сборы. "Оклахома" будет в квадрате девять-тринадцать через час.
  "Ок-ла-хо-ма"... Вчера вечером Чез, Никсон, Билл и Маг тоже уходили встречать "Оклахому". Чез, Никсон, Билл и Маг тоже исполняли свой долг. Чез, Никсон, Билл и Маг верили до последней минуты в то, что поступают правильно. Прежде всего - долг.
  (...( посмотрел на уродливые кресты. Бруклин - Чез, Даллас - Никсон, Нью-Йорк - Билл и Вашингтон - Маг.
  - Чез, Никсон, Билл и Маг...
  - Ты что-то сказал?
  - Нет-нет, - я поднял винтовку, - это я так. О своем...
  - Сверим часы.
  (...( моих "капельках" было без четверти двенадцать. До обеда рукой подать, а жрать нечего. Если "Оклахома" действительно прибудет в квадрат девять-тринадцать в положенное время - можно считать, полдела сделано. Что для солдата на войне самое важное? Правильно, не отвлекаться на урчащий с голодухи желудок. Все остальное вроде пиф-паф само собой приложится.
  - Одиннадцать сорок пять, сэр! - сказал я, чтобы задобрить сержанта. И прибавил про себя: "сэр на букву "хе"...
  Сержант важно кивнул и, глядя на кресты, сказал:
  - Что ж, с Богом.
  - Проща... До встречи...
  Я очень надеялся, что мы встретимся. В этой жизни.
  - Пойдем, Санта, - сказал я. И мы пошли.
  (...( ...Когда мы спустились с пригорка, Санта внезапно остановился. Я присел и, положив винтовку себе на колени, стал пристально смотреть на Санту. Прямо за ним раскинулось неровное поле в бледно-зеленых пятнах. Точно такое поле находится за моим домом. Даже пятна на нем, как мне кажется, имеют такую же, как эти, форму. Но мой дом... Боже, он далеко - в Айдахо. Санта, покрутив головой, вытянул руки и приподнялся на цыпочках. Спустя несколько мгновений он, глядя на меня, вздохнул.
  - Ты что-то услышал?
  Санта описал указательным пальцем полукруг в воздухе и потом несколько раз помахал руками.
  - Что ты хочешь сказать?
  Тьфу, будь ты проклят! Как я мог забыть, что Санта немой?! Он попал в наш отряд осенью. В этом ноябре, ноябре пятьдесят четвертого. После захвата небольшой деревушки. От нее до Меконга десять минут ходьбы.
  ?Рукописная пометка в расшифровке: далее почерк меняется на неудобочитаемый.?
  (...( показывать носа на улицу. По крайней мере, до утра. До утра... А пока обезумевший норд-ост будет полосовать в дымные клочья затянутое тучами низкое, лохматое небо, можно успеть сделать то, ради чего Мак приехал в этот небольшой городок на Севере Штатов. Старик прошел в комнату. Выудив из кожаной сумки спички, свечу, большой моток бечевки и толстую тетрадь он приблизился к столу. Смахнув на пол ненужное барахло, Мак положил на него свой нехитрый скарб. Примерно минуты через три комнатенку осветило колышущееся от ветра пламя свечи. Тотчас временное прибежище Мака приобрело более теплые очертания.
  - Старею, - Мак, просунув руку в сумку, нащупал лежащее на дне зеркало, - старею.
  Он сел на край кровати и посмотрел на свое отражение в зеркале.
  - Но с другой стороны... Те же глаза, те же волосы. Даже не поседел. Хотя...
  Старик приблизил зеркало к лицу и ахнул - на правой щеке, чуть ниже скулы он заметил небольшую морщинку.
  - Дьявол меня раздери...
  Глаза Мака смотрели, не отрываясь на отражение морщинки в зеркале.
  - Ну вот!
  И слова, сказанные старику много лет назад сержантом отряда, в котором он имел честь служить во Вьетнаме, доселе с трудом приходящие с воспоминаниями даже во сне, как по мановению волшебной палочки, зажатой в руке провинциального фокусника, (...(
  (...( тут же вернули его в пятьдесят четвертый год. В тот год он - рядовой армии Соединенных Штатов отправился во Вьетнам...
  - Санта-Клауса я съел во вторник. После того, как начался проливной дождь.
  (...(
  
  4.
  Середина предпоследней фразы, похоже, утратилась не вследствие вырывания листа. Скалли смотрит на фотокопию - две трети словесной конструкции явно вырезаны ножницами. Кто-то утомился расшифровывать бессмысленные закорючки...
  Интересно, интересно, думает Скалли, закрывая папку.
  Судя по всему, еще один маньяк-убийца вознамерился получить литературную премию. Прославиться. И - для подогрева интереса к своему шизофреничному опусу провел оригинальную пиар-компанию. Обнародовал отрывки из произведения - вкладывая в рот расчлененных трупов...
  Нормальные люди так фраз не строят - только мнящие себя писателями. Но если абстрагироваться от литературщины, и от претенциозных фраз, то встает вопрос:
  А не имеем ли мы дело с хитрой симуляцией? С симуляцией "вьетнамского синдрома"? В шестьдесят девятом году он был в большой моде. Бывало, вернувшихся с войны парней прихватывали уже дома с поличным - с дымящимся оружием над свежим трупом. А на суде эти горе-ветераны, наученные адвокатами, начинали размазывать слезы и сопли - дескать, во всем виноваты не они, а Никсон, загнавший их умирать в джунгли. Дескать, с тех пор не спят ночами, - все в глазах кровавые мальчики да сожженные деревни. А стреляли, мол, не по добропорядочным согражданам - но по причудившимся вьетконговцам. Простофили-присяжные порой верили. И вместо газовой камеры убийцы отправлялись лечить свой синдром.
  Упомянутое в тексте имя автора - Стив - наверняка вымышленное. Без сомнения всех вернувшихся из Вьетнама Стивов давно и не раз перешерстили мелким гребнем... Тоже, надо понимать, относится и ко всевозможным Макам...
  Но что, если здесь все тоньше? Что, если дневник написан человеком, отродясь не бывавшим во Вьетнаме? Единственно для того, чтобы завернуть следствие на ложный путь?
  Потому что имеются тут некие мелкие нестыкующиеся детали... Можно их списать на дефективную психику, но есть и другой...
  Скалли не заканчивает мысль. Возвращаются Треверсы - почти одновременно и старшие, и младшие (дети задержались, посидев в "Макдональдсе"). Скалли смотрит на часы - надо же, больше двух часов пролетело за людоедским чтивом. Вполне можно было... Впрочем, ничего не потеряно. Дети завтра отправятся на какой-то свой школьный праздник, у взрослых завтра еще рабочий день, и если Фред вновь заглянет в перерыве между сменами попить чаю, то...
  Она выходит в гостиную. Там шумно, все оживлены, говорят наперебой, Сэмми-младший тут же хватает за рукав, чтобы показать какую-то новую супер-дупер-крутую игру, принесенную из школы; Брайт что-то взахлеб рассказывает о полуфинале первенства школы по баскету; а старшая, Грета, молчит, но улыбается так многозначительно, что можно не сомневаться, - на любовном фронте одержана очередная великая победа, и к вечеру не утерпит - прибежит поделиться подробностями к кузине Дейне...
  - Да вы совсем не даете проходу бедной Дейне, - добродушно улыбается в усы глава семейства, Сэм Треверс.
  Но Скалли не против.
  - Дорогая, - обращается к ней тетя Мергерит, и...
  И то, что она хотела сказать, навеки остается неизвестным.
  С улицы - вопль. Истошный, долгий. Врывается в открытую форточку - и заставляет всех замолчать и замереть.
  Через секунду - повторяется и уже не смолкает. Кажется, что так может вопить лишь смертельно раненое животное. Но это человек.
  Скалли оказывается на крыльце - ей чудится, что мгновенно, какой-то фантастической телепортацией. За ней - теснясь, сталкиваясь в дверях - вываливаются Треверсы.
  Вопль продолжается. На улице он еще слышнее. Но откуда доносится - не понять. Перед глазами - белая пелена. Вдобавок к снегопаду к вечеру усилился ветер. На разгоряченные лица липнет снег.
  Вопль вдруг смолкает. Секунда-другая тишины - лишь вой ветра. Затем - снова вопль, с утроенной силой. Так - когда в крик уходит все без остатка жизненные силы - не может вопить человек просто напуганный. Лишь тот, кого убивают. Медленно и жестоко.
  - У Керти! - кричит Сэм Треверс. Для верности показывает рукой направление.
  Дальше восприятие событий у Скалли нарушается. Всё происходящее - отдельные плохо связанные сцены. Обрывки кое-как склеенной киноленты.
  Она бежит, проваливаясь в снег. Рядом - чуть сзади - пыхтит, тараня сугробы, Треверс. Сзади, судя по звукам, - все семейство. Впереди тишина... И - вопль включается снова, словно кто-то дернул тумблер сирены.
  Потом - ограда между участками. Невысокая, ей примерно по шею. Она хватается за прутья, не подумав о калитке. Ничего не получается, мешает зажатый в руке пистолет - как, когда успела захватить его?...
  Потом - снова сугробы. Перелезла? Нашла-таки калитку? Подсадил Треверс? Неважно... Вопль пришпоривает. Быстрее, еще быстрее!
  Потом - крыльцо. Крыльцо Керти. Дверь распахнута. Рядом - бесформенной скорчившейся кучей тряпок - женщина. Вопит она.
  Скалли нагибается. Крови вроде не видно. Лицо изломано криком. Рот - бездонный провал. В глазах безумие, глаза не видят ничего. Сэм Треверс что-то кричит. Его не слышно. Женщина заглушает все.
  Треверс, размахнувшись, - ладонью по ее лицу. Еще. Еще.
  Вопль обрывается. Женщина тычет рукой в открытую дверь. Губы ее шевелятся. Слов нет.
  - Стоять!!! - рявкает Скалли.
  Сэм застывает на пороге - не сделав шаг в дом.
  - Детей! Отсюда! Внутрь - никому! - командует она ему не слишком связно, но доходчиво.
  Сама - пистолет в поднятой руке - кошачьим прыжком внутрь. Прихожая - никого. Горит свет. Скалли рвет на себя дверь гостиной... Там - полутьма. Скалли отскакивает вбок, от освещенного прямоугольника двери, и... В событиях снова провал.
  Потом - бесконечно долгим стоп-кадром - лицо Френка. Свет из двери на нем - как театральный прожектор. Лицо на столе. Тела нет. Только голова. На ней - колпак Санта-Клауса. Вокруг - широким воротником - темное пятно. Кровь. Во рту - пародией на сигару - свернутый в трубку листок. Больше Скалли не видит ничего. Может, она закричала, - потом было не вспомнить.
  Вспыхивают лампы - режущим ударом по глазам. Теперь видно - комната залита кровью. Вся. Пол, стены, даже на потолке - пятна. Труп не просто расчленяли - яростно рубили на мелкие фрагменты. По комнате - куски мяса. Человеческого. Ярко-красного. Среди лохмотьев плоти белеют обломки костей. Кишки - расползающееся слизисто поблескивающее переплетение. Мерзкое зловоние. Шуба Санта-Клауса, залитый кровью мешок. Сзади кто-то на одной ноте, булькающе тянет: э-э-э-э-э-э-э-э-э... Словно не знает - закричать или блевануть.
  Она оборачивается - Сэм. Все-таки вошел. И тут его тошнит. Не успевает согнутся, остолбенел, - гнусная жижа стекает по лицу, по пиджаку. Усы обвисли отвратными сосульками...
  Потом - Скалли что-то делает, сама не понимая - что. Ей потом скажут, что действовала она не задумываясь, уверенно, с быстротой и четкостью бездушного автомата - скажут, особенно подчеркнув голосом слово "бездушного", и она не станет спорить, да, всё так оно и было: не ужасалась, не грохалась в обморок, не впадала в прострацию, даже не задумывалась, - поскольку то внутри ее, что должно было по идее грохаться и ужасаться, впадать и задумываться, - сжалось, оцепенело, отключилось, тело работало само, на рефлексах, - и работало грамотно и профессионально, делало то, что надо, что больше было сделать некому...
  ...Она выталкивает из гостиной Треверса. Она находит в прихожей, на доске со шпеньками, нужный ключ - и запирает гостиную. Она гаркает на подкрадывающихся к дому - и уже норовящих заглянуть в окошко - Треверсов-младших так, что они несутся на свой участок испуганными кроликами. Она втаскивает внутрь замолкшую и обмякшую миссис Керти - только сейчас узнав ее.
  Сэм - не то что бледный, просто зеленый - терзает телефонный аппарат, не замечая, что провод перерезан.
   Скалли выходит на крыльцо, поднимает пистолет к низкому, темнеющему на глазах небу. Давит на спуск. Восемь пуль - одна за одной - уходят к тучам. Выстрелы кажутся негромкими. Но их слышат. Неподалеку взвывает полицейская сирена...
  ...Патрульный - молодой, розовощекий здоровяк - вытягивается при виде удостоверения ФБР, уважительно косится на "ЗИГ-Зауэр" в руке Скалли. Чуть позже говорит ей осторожно:
  - Мэм, это, конечно, не мое дело... Но, может быть, вам лучше обуться?
  Скалли опускает глаза. Видит расползшиеся колготки и свои босые ноги.
  
  5.
  Шеф полиции Форт-Тийч Малиновски - по аттестации Меллоу, редкостный подлец, - Скалли таковым не показался. Но честно говоря, она в жизни предпочитала умных подлецов благодушным дуракам. От подлеца хоть знаешь, чего ждать, дурак непредсказуем.
  Поначалу Малиновски явно ошарашен - и воспринимает присутствие Скалли (обувшейся и переодевшейся) на месте преступления как нечто само собой разумеющееся. Кивает, вполглаза глянув на ее удостоверение, - не может оторвать взгляд от кошмарного натюрморта в гостиной.
  Лишь спустя минут двадцать до него доходит, что ФБР не успело бы даже принять сообщение, - не то что прислать своего сотрудника. "А что, собственно, вы тут делаете?" - интересуется он без особого нажима. Скалли объясняет, что она тут, собственно, временно проживает, - в соседнем доме. И она же, собственно, обнаружила труп. Вернее - фрагменты трупа. Малиновски кивает задумчиво. На его лице явно читается борьба двух желаний: отправить ее по месту временного проживания, предварительно хорошенько промурыжив часа два-три на допросе. Либо - раз уж так сложилось - подключить к расследованию, к которому, впрочем, Скалли уже подключилась явочным порядком. Шеф полиции выбирает второй вариант.
  Спустя еще час они беседуют наедине, на втором этаже дома.
  (Особняк Керти полностью в распоряжении полиции - хозяйка, мать Френка, госпитализирована, хозяин в отъезде, должен приехать к самому Рождеству. Единственный сын собран в полиэтиленовые пакеты и увезен в окружной госпиталь, на экспертизу.)
  Собеседники понимают друг друга с полуслова.
  - Ситуация уникальная, - говорит Малиновски. - Впервые жертву Свинопаса нашли так скоро. Кровь не свернулась, мясо на сковородке было еще горячее. Миссис Керти разминулась с ним на считанные минуты.
  - Думаете, он еще здесь? В Форт-Тийч или пригородах?
  - Уверен. Больше того - ближайшие часы ему не выбраться. Никак. Дороги занесены - стали непроезжими еще до убийства. Снега - больше двух футов, и все прибывает и прибывает. Снегоочистители на трассах бесполезны - метель тут же все заносит, едва успевают очищать улицы. Аэропорт не принимает и не выпускает рейсы. Свинопас не мог ни улететь, ни уехать. И не сможет. Разве что запасся чем-нибудь экзотичным - аэросанями, снегокатом... Но это едва ли. Еще в обед погода стояла приличная. Синоптики опять всё прошляпили, штормовое предупреждение передали буквально за час...
  Скалли понимает и другой нюанс уникальной ситуации. Говорит:
  - Значит, ФБР и полиция штата...
  - Именно так, - подхватывает Малиновски. - Они извещены, но руководить расследованием смогут лишь по телефону... На завтра чистого неба тоже не обещают. Все в наших руках. В моих. В ваших, мисс Скалли. И, как ни прискорбно, в лапках нашего отставного Суслика.
  - ????
  - Так коллеги прозвали Меллоу.
  Скалли слабо, кончиками губ, улыбается:
  - Я - про себя - называла его хомячком.
  - Что так, что так, - грызун. Однако помощь его будет неоценима. Он ходячая картотека похождений Свинопаса.
  - Отчего, кстати, такое прозвище?
  - Вы не знали? У того манера - оставлять рядом с головой жертвы фигурку поросенка. Гипсового, фарфорового, пластмассового... А сегодня не оставил. Странно... Но лист из дневника сомнений не оставляет - он, Свинопас.
  - Где я могу быть наиболее полезна? В госпитале, на экспертизе? Как я понимаю, эксперты из столицы штата доберутся не скоро...
  - Эксперты у нас есть свои - и неплохие, смею заверить. Муниципалитет на полиции, слава Богу, у нас не экономит. Да и экспертиза сейчас не главное. Надо брать Свинопаса. А что ел покойный перед смертью, и каким конкретно способом был убит, - дело второе.
  - План действий, пожалуй, очевиден... - начинает Скалли.
  - Естественно. Прочесываем мотели, кемпинги, гостиницы, залы ожидания аэропорта и автовокзала, нежилые дома... И берем всех приезжих мужчин лет пятидесяти и старше - не имеющих алиби.
  - Пожалуй, стоит расширить рамки. А если он начал карьеру совсем мальчишкой? Обидевшись на Санта-Клауса, не принесшего подарка?
  - Логично. Берем всех с сорока лет. И - чтоб уж быть логичными до конца - женщин берем тоже. Неважно, что дневник написан от лица мужчины...
  - Берем - и?..
  - И тут же - в госпиталь, на промывание желудка. Едва ли кто-нибудь кроме Свинопаса разговлялся сегодня человечиной.
  - Нужна легенда. А то потом вас замучают судебными исками...
  - Ничего нет проще. Легенда такая: в нескольких кафе и ресторанах - а где еще питаться приезжим? - обнаружен возбудитель острой кишечной инфекции. Ведется поиск инфицированных. Можно - аккуратно, намеком - помянуть сибирскую язву. После эпопеи с порошком в конвертах сработает идеально. Увидите - сами будут визжать, сучить ножками и требовать, чтобы их поскорее отвели к гастрологу...
  Скалли кивает. Возможно, шеф полиции действительно подлец. Но - подлец умный.
  
  Лист ( 6
  Машинописная расшифровка документа,
  найденного на месте убийства
  Джино Кальвани
  24.12.75 г.
  
  (...( ...по-прежнему сидел в холодной комнате, в которой кроме собственного тяжелого дыхания он слышал поскрипывание и хруст кровли под порывами колючего ветра. Старик низко склонил голову, терзаемый единственной мыслью:
  - Господи, как же я устал!
  (...( эта усталость продолжалась третьи сутки кряду. Мак обвел понурым взглядом комнату, избранную им самим для своего же Рождественского заточения. В комнате с задрапированным мертвячными (?) мешками единственным окном, во мраке и полном отчаянии он все чаще и чаще вспоминал Санту, съеденного в далеком пятьдесят четвертом году. Того Санту, благодаря которому он приобрел дар бессмертия.
  - Господи, как же я устал! - повторил Мак, заметив, как затрепетало пламя одинокой свечи.
  В углах комнаты (от пола к потолку) тут же поползли зловещие тени. Мак достал зеркало и посмотрел на свое отражение.
  - Нужно торопиться, - старик заметил еще три морщинки у себя на щеке, - времени до Рождества осталось мало...
  (...( , как, впрочем, в любое другое Рождество ему предстояло решать свою дальнейшую судьбу. Он мог снова стать простым человеком. Он мог снова начать стареть. Но для этого Маку нужно было отказаться от желания съесть Санту. Что для этого нужно? Ничего невыполнимого - просто не есть Санту, и все! Мак тяжело вздохнул и откинулся на спинку стула. Затем он взял со стола свой дневник - толстую тетрадь с засаленными страницами и быстро перелистал его.
  - Отказаться от бессмертия? Снова начать стареть?!.. И умереть, как все?
   Мак не мог даже допустить мысли о старении. И это происходило только потому, что он слишком сильно боялся смерти.
  - Нет уж...
  Старик вытер глаза и выпрямился. К горлу тут же подкатил комок, а во рту пересохло, как в прериях после затянувшейся засухи. Спина ныла, и Мак чувствовал всем своим естеством безумную усталость от голода, царапающего острыми когтями желудок. Мак сгорбился и опустил голову.
  (...( схожу с ума? - устало подумал он. - Если нарушу традицию, это произойдет очень скоро!"
  Старик сглотнул, и, сделав над собой усилие, встал. Он необычайно остро чувствовал, что его голос в полночной тиши комнаты должен звучать спокойно:
  - Санта?
   Мак замер, прислушиваясь.
  - Санта, ты меня слышишь?!..
  (...( бы старика сейчас кто-то услышал, могло бы случиться непоправимое. Маку, как минимум, светила бы психиатрическая клиника. Максимум - тюрьма и, скорее всего, пожизненный срок заключения... И он, понимая это, едва сдерживал себя от того чтобы закричать.
  - Санта, ты меня слышишь? - шепотом повторил он.
  В углу комнаты послышалось шуршание.
  - Слышишь! Я так и знал, что ты меня слышишь...
  (...( ...ленно старик схватил со стола фигурку сахарного Санта-Клауса и, не жуя, проглотил ее. После того, как последний кусочек сладкой безделицы растаял у него во рту, Мак осторожно шагнул в ту сторону, откуда доносилось шуршание. Старик снова и снова проворачивал в голове план дальнейших действий: нужно вытащить из темноты мешок с будущим рождественским ужином. Тем самым ужином, который он раздобыл далеко отсюда - у дверей супермаркета "Дин-Дин-Белл". Вытащить и положить его на стол. Затем нужно взять нож и...
  - Дальше не нужно! - сам себе приказал Мак, очевидно, опасаясь, что его, не смотря на все меры предосторожности, все же могут услышать.
  Снаружи донеслось дикое завывание ветра, от резкого порыва которого затрещали водосточные трубы. Старик остановился прислушиваясь. Сквозь нереальный шум ему послышался какой-то совершенно невообразимый звук, похожий на всхлипывание ребенка.
  - Мне это причудилось или нет? - испуганно прошептал старик.
  Он предположил, что странный звук издают силы, делающие его бессмертным. Маку не нужно было вдалбливать, что эти потусторонние силы требуют от него новой жертвы, пытающейся в это время высвободить руки от веревки. Старик вскинул голову и увидел висящее под потолком черное облако. Оно имело отчетливые человеческие очертания.
  - Санта!?
   Мак упал на колени и, подняв руки, закрыл глаза. Через мгновение старик опустил одну руку и нащупал в кармане нож...
  ?Рукописная пометка в расшифровке: далее почерк меняется на четкий и разборчивый.?
  Сон?!.. Это становится невыносимым... Третьи сутки подряд один и тот же сон. Не мой сон. Это сон? Сон... сон... сон? Чужой сон... В который раз вижу то же самое... Открываю глаза. Вокруг сплошная белая масса. Как в кошмарном сне. Почему мне так холодно? Зима? Встаю. Пытаюсь дотянуться до потолка. Б-е-с-с-м-ы-с-л-е-н-н-о... Протягиваю руку к стене и чувствую... Чувствую, как она проваливается в пустоту. Колкую, как битое стекло. Касаюсь пальцами чего-то холодного. Холодного, как лед. Кажется, ногти начинают покрываться тонкими трещинками. Вот-вот рассыплются... на кусочки. Прижимаю руку к губам и дышу на ладонь. Дышу-дышу-дышу... Пытаюсь согреть. Сон, точно сон! Это не может происходить наяву. Этого просто не может быть... Почему я могу произносить только отдельные звуки? Их очень трудно выстраивать в слова. И от этого становится по настоящему страшно. Я и раньше испытывал чувство страха... Но теперешний страх всем страхам страх! Я потянулся. От боли ломило все тело. В голове звучало эхо: "Спи-спи-с-п-и-и!". Чтобы согреться, я глубже забрался под простыню, выставив наружу только рот и кончик носа: "Это сон. Просто страшный сон!". Где-то вдали гремел и грохотал гром. Зимой? Порой сильнее, порой слабее, чем вчера... Сон?!.. Это становится невыносимым... третьи сутки подряд один и тот же сон. Это сон? Сон... сон... сон? В который раз вижу то же самое... Просыпаюсь третью ночь подряд... Просыпаюсь от страха и беспомощности. Просыпаюсь там - в чужом сне. И я - не я. Я кто-то другой. Я (не-я) ничего не могу (не может?)понять. Что происходит? Черт возьми, что со мной (не мной!!!) происходит?!.. Сажусь. Свешиваю ноги с кровати. Холод пробирает до костей. Кутаюсь в простыню. Что происходит?!.. Т-а-к... три дня назад я (не я!) точно шел по улице. Впереди не оборачиваясь, вышагивал странный человек. С большим свертком в руке. Почему не-я припозднился? А-а, сидел в кафе с моим новым приятелем Маком! Задержался, что поделать? Виски на не-меня иногда совсем не действует, а иногда... напрочь сносит голову. Помню легкое головокружение. От виски? Э-э, от чего? По-моему от виски, ведь кроме него и содовой ничего не пил... Точно, точно! Э-хе-хе... Но что было потом? Что?!.. Странный человек... Мак! (У него мое лицо. Настоящее мое - не того персонажа, чьи сны я зачем-то вижу... Но он, Мак, - тоже не я.) Это он провожал не-меня до дома. Он! Так в чем дело? Нужно проснуться и найти его, - думаю не-я. Обо всем расспросить. А работа? Я что, сегодня не пойду на работу? Ну и черт с ней, с работой. Это не моя работа... Сон?!.. Это становится невыносимым... Третьи сутки подряд один и тот же сон. Это сон? Сон... сон... сон? В который раз вижу то же самое... Бегу по улице, расталкивая молчаливых прохожих. Ищу среди толпы одного человека. Разве такое может происходить на самом деле? Может, еще как может. Где же он? Добегаю до того места, где впервые его встретил. Это произошло у дверей супер... (...( ...-Дин-Белл". Останавливаюсь... Кособокая скамейка. Была? Была! Дерево, присыпанное сверху донизу снежным пухом. Было? Помню, было! Но почему мне так холодно? Зима? Зима! Оборачиваюсь и замираю, как вкопанный... Сон?!.. Это становится невыносимым... Третьи сутки подряд один и тот же сон. Это сон? Сон... сон... сон? Чужой сон, в который раз вижу то же самое... Человек, провожавший меня до дома, три дня назад идет прямо на меня. Это Мак - хозяи... (...( ...ебольшой фирмы, занимающейся продажей автомобильных шин. Черт возьми, я же хотел его (...( Пытаюсь что-то сказать, но не могу. Язык не шевелится... Становится так страшно, что я забываю, как нужно дышать. Открываю глаза... Просыпаюсь. Я снова в чужом сне... Вокруг та же белая масса, как и в прежних кошмарах... Все как обычно, кроме... небольшой серой полосы на стене справа. Дверь? Присматриваюсь - дверь. Неужели я не замечал ее в течение всего этого времени? Страх внезапно исчезает. Ему на смену приходит (...( ...и шлепаю босиком к серому просвету... А потом просыпаюсь, снова в (...(
  
  6.
  К утру грандиозная облава закончилась. Кроме полиции Форт-Тийч почти в полном составе, в ней принимали участие привлеченные силы: Скалли, Меллоу и еще несколько достаточно бодрых отставников, плюс около шестидесяти вооруженных добровольцев из местных жителей. Скалли удивлялась энергии шефа полиции, сумевшего мобилизовать свою маленькую армию, - при этом широко не оповещая население о чудовищном убийстве.
  Нельзя сказать, что результаты рейда были совсем нулевые. В аэропорту была задержана парочка аферистов-гастролеров, давно числившихся в федеральном розыске; нашелся сбежавший два дня назад буль-терьер одного из членов муниципалитета; у одного из отправленных в госпиталь коммивояжеров эндоскопия обнаружила рак желудка в начальной стадии...
  И - в дешевом мотеле, в номере, оплаченном на неделю вперед, - был найден Клинт Вильямс. Мертвый. Расчлененный. С головой, стоящей на столе. В рот была вставлена свернутая трубочкой страница из дневника. Рядом стояла статуэтка - розовый гипсовый поросенок, играющий на флейте...
  Но главная дичь - Свинопас - избежала силков.
  ...Рассвет медленно пробивается сквозь клубы летящего снега. В кабинете трое - Скалли, Меллоу и Малиновски. У всех троих измотанный вид - всю ночь провели на ногах. Никто не высказывает вслух, но и так ясно: кавалерийская атака не удалась. Надо приступать к правильной осаде. Но времени на нее мало - может, сутки, а может, еще меньше. В любой момент какая-нибудь подвижка атмосферных фронтов может открыть вылет из города. И, чуть позже, - выезд.
  - Вариантов не так много, - медленно рассуждает шеф полиции. - Мы могли пропустить Свинопаса по чистой случайности, - раз. Он может иметь знакомых среди местных жителей и жить у них, - два. Он мог купить лыжи и попробовать выбраться своим ходом, - три. При последнем варианте мы встретимся с мистером Свинопасом весной, когда сойдет снег.
  Он загибает три пальца.
  - Вы забываете четвертую возможность, - негромко говорит Скалли. - Свинопас - постоянный житель Форт-Тийч.
  Малиновски тяжело смотрит на нее. И загибает четвертый палец.
  - Четыре. - Он делает паузу, потом говорит подчеркнуто официально:
  - Мистер Меллоу, изложите, пожалуйста, ваши соображения. Два убийства в одно Рождество - нечто принципиально новое.
  Меллоу раздувается от гордости. Победно смотрит на подлеца-Малиновски и выдает заковыристую фразу, явно от кого-то слышанную:
  - Налицо атипичная девиация модуса операнди.
  Кулак шефа с маху опускается на стол. Малиновски шипит, мигом сбросив маску официальности:
  - Говори американским языком, гребаный грызун! А то я вытащу на свет божий дело Барбары Ли - и вместо своей гребаной пенсии ты будешь шить наволочки в очень неуютном заведении! Пардон, мисс Скалли, за мой французский.
  Неизвестно, чем провинился хомяк в деле Барбары Ли. Но перспектива заняться пошивом наволочек его явно пугает. Личико бледнеет, глазки бегают. Он говорит американским языком:
  - В мотеле, с Вильямсом, - всё, как положено. Вы сами видели - ничего по комнате не разбросано. Все куски, все кишки - в трех тазах. Опять же поросенок... Причем в двадцати трех случаях - в двадцати трех, господа! - Свинопас действовал именно в мотелях. В дешевых, коммивояжерских, - они под Рождество всегда пустеют, почти все странствующие торговцы стремятся встретить праздник дома, и...
  Скалли перебивает:
  - Он двадцать три раза снимал номер в мотелях и его не нашли? Даже, черт возьми, не составили словесный портрет?
  Она изумлена.
  - Вы же слышали разговоры с портье и управляющим, - вздыхает Меллоу. - Он каждый раз так - присылает вместо себя других людей, чтобы снять номер. Каждый раз новых. Была версия, что это не сообщники, - случайные люди, попрошенные о небольшой услуге.
  Ночью выяснилось - номер в мотеле, где больше суток пребывало расчлененное и частично съеденное тело Вильямса, - снял на явно вымышленное имя Пола Брауна молодой человек, лет девятнадцати-двадцати, не больше. Лицо его портье запомнил очень плохо - портрет, сделанный по описанию, напоминает некое усреднение нескольких десятков фотографий - ни одной характерной черты. Но молодого человека тоже ищут - активно и пока безуспешно.
  - Как понимать эпизод с Френком Керти? - говорит шеф. - Не наелся? Сплошной ведь экспромт... Не засветился просто чудом.
  Экспертиза выяснила - Френк был убит почти сразу, как вошел в дом, не успел даже снять наряд Санта-Клауса. Свинопас, надо понимать, вошел следом за ним (вместе с ним?), накинул веревку на шею... Но до смерти не задушил - расчленял еще живого. Узнав про это, Скалли подумала : если со Свинопасом посчастливиться столкнуться именно ей, предупреждение Миранды будет простое: восемь пуль из "зауэра" с близкой дистанции. Медленно и неторопливо.
  - Не знаю, что это на него нашло, - отвечает хомяк, поразмыслив. - Никогда такого не было.
  - Психоз прогрессирует, - констатирует Скалли.
  - Тридцать лет не прогрессировал - и тут на тебе, - сомневается шеф.
  Они еще какое-то время перебирают открывшиеся в деле моменты. Приходят к выводу: женщин и дряхлых старцев следует исключить априори. Справиться таким способом со здоровяком-студентом им было бы не под силу. Крепкий пожилой мужчина - единственный вариант.
  Потом Малиновски резюмирует:
  - Сейчас - всем отдохнуть. Поспать часа три. Ничего, думаю, пока не стрясется - ранним утром Санты по улицам не расхаживают. Потом - за работу. Мисс Скалли, ваша задача: продолжить изучение дневника. Особое внимание на две новых страницы. Любую, самую крохотную зацепочку, - в дело. А мы подготовим приманку для Свинопаса - пустим десяток переодетых Сантами людей по достаточно безлюдным местам. Если он продолжит охоту - может сработать. И - надо хоть из-под земли выкопать юношу из мотеля. Ладно хоть одну характерную его примету портье запомнил - при разговоре этот тип постоянно теребит мочку уха...
  
  
  Лист ( 7
  Машинописная расшифровка документа,
  найденного на месте убийства
  Эбрахама Дж. Грина
  25.12.78 г.
  
  (...( ...пробовали отсечь голову складным ножом? Нелегкое занятие, смею вас заверить. Я трудился почти час; нащупывал там - среди кровавых лохмотьев - хребет и пытался вогнать лезвие точно между позвонками. Ну наконец-то! Увесистая свиная башка легла на стол. Я натянул на нее колпак, засунул между оскаленных зубов письмо. Мое письмо к Нашему Санте. Он прочтет, где бы он ни был, я точно знаю - он прочтет...
  ?Рукописная пометка в расшифровке: далее почерк меняется на неразборчивый.?
  (...( ...анта стоял возле супермаркета, держа в руках громадных размеров рекламный плакат, на котором было размашисто написано: "Счастливого Рождества! Супермаркет "Дин-Дин-Белл" приветствует посетителей и предлагает: искусственные елки, одежду Санта-Клаусов, мишуру, стеклянные шары различных размеров и расцветок. Кроме этого все, что может вам пригодиться для превосходного фейерверка! Добро пожаловать!"
  (...( , захлопнул дверцу старого "бьюика" и решительно направился к входу в магазин. Странным было то, что Санта-Клауса, которого старик приметил еще утром, никто не сменил. А погода... Погода была по-настоящему Рождественской - с обильным снежком и морозцем - что (...(
  - Не замерзли? - поинтересовался Мак, улыбнувшись.
  Санта, не расслышав слов, сказанных стариком, только протяжно пробасил:
  - Добро пожаловать!
  Раздосадованный столь странным поведением главного Рождественского привратника, Мак чуть было на закричал ему на ухо: "Не замерзли, уважаемый Санта?", но вовремя спохватился, заметив остановившуюся на противоположной стороне коповскую патрульную машину.
  - Холодно, - сверкнув глазами, произнес старик, - вы стоите и мерзнете...
  - А что поделать? - Санта-Клаус потер перчаткой нос, - Рождество, а у меня трое оболту... (...(.
  - А-а... Подрабатываете, значит?
  Санта кивнул и, заметив приближающихся к супермаркету полицейских, заголосил пуще прежнего:
  - Счастливого Рождества! Добро пожаловать!
  (...( ...лицейские подошли к Санте и старику вплотную, один (тот, который был выше ростом) справа, другой слева. Санта-Клаус случайно заметил, как у человека, подъехавшего к супермаркету на стареньком "бьюике" покраснело и перекосилось лицо.
  - Добро пожаловать, господа полицейские!
  Высокий коп хмуро улыбнулся и сказал:
  - И тебе, Санта, счастливого Рождества.
  Он внезапно перевел взгляд на старика.
  - Простите, - полицейский осматривал Мака с головы до ног, - что-то я раньше не встречал вас в нашем городишке. Вы давно здесь?
  Старик кивнул. Если честно, он был готов к такому повороту событий. Полицейские - особенный народ. Они как сторожевые собаки. И как это у них получается - видеть в виновном виновного? Впрочем, и не в виновном виновного тоже...
  - Вчера... Вчера приехал, - и застрял. У моей "импалы" сдохло сцепление. Куда же бедному старику деваться?
  - Х-хе, старику...
  Полицейский, доселе не проронивший ни слова, спросил, стоя позади Мака:
  - Ну, и где же ваша "импала"?
  Мак заметил, что полицейский, стоящий позади него спокойный, хладнокровный и, возможно, корректный в отличие от напарника-крепыша, смотрящего сейчас ему прямо в глаза.
  - В мастерской, у въезда в город.
  За спиной у Мака захрустел снег. Второй полицейский, неторопливо обойдя старика, встал спиной к двери супермаркета.
  - В мастерской?
  - Да, в мастерской. Там два парня заправляют.
  Полицейские переглянулись.
  - О'кей.
  Неожиданно для себя Мак почувствовал смущение, которое было довольно трудно преодолеть.
  - А в чем, собственно, дело?
  - Вы случайно не подвозили в наш городок коммивояжера?
  Мак замер... Он смотрел на полицейских холодными, как лед глазами. Кровь потоком приливала к его лицу.
  - Коммивояжера?..
  - Да, мистер...
  - Мак.
  - Коммивояжера, мистер Мак.
  - Нет, - произнес дрожащим голосом старик, - коммивояжера я не подвозил.
  - Кхм-м, - прокашлялся Санта-Клаус, топчась на месте от холода. - Простите, конечно, это не мое дело, но кто этот коммивояжер?
  - Вполне возможно - убийца. Серийный убийца!
  - Ого-о!
  - Это, Санта, не просто "ого!", а о-го-го! Вот ты стоишь здесь уже часа три.
  - Три с половиной, если быть точным.
  - Хорошо, пусть будет по-твоему - три с половиной. Скажи, не видел ли ты, случайно невысокого человека? Ему на вид около шестидесяти лет. Или немногим больше.
  - Нет, я всех местных знаю, а из приезжих... - Санта прищурившись, посмотрел на Мака.
  - Можно взглянуть на ваши, сэр, документы? - крепыш-полицейский вытянул в сторону Мака руку.
  Старик невольно попятился назад, совершенно забыв о собственной безопасности. Кто бы мог подумать, что попасться можно так глупо. Так глупо, что это даже трудно себе представить.
  - Можно взглянуть на ваши, сэр, документы? - повторил полицейский.
  - П-пожал-л...
  - Грэг, - второй полицейский похлопал напарника рукой по плечу, - ты спятил? Этому парню больше двадцати трех-двадцати четырех лет не дашь.
  - Что из этого?
  - А как же ориентировка, Грэг? - произнес с укором полицейский.
  - Нда-а, - крепыш ухмыльнулся и опустил руку, - Рождество, Курт. Заработался.
  ?Рукописная пометка в расшифровке: далее почерк меняется на четкий и разборчивый.?
  (...( ...доверять Нашему Санте. После его появления в отряде с нами стали происходить совершенно необъяснимые вещи. Однажды, подбираясь к лагерю вьетконговцев, мы попали в засаду. Вероятно, кто-то предупредил желтопузых. Ловушка захлопнулась в тот момент, когда сержант отдал приказ о захвате лагеря. Большой Билл - парень из Техаса, так мы его звали - засаду заметил первым. (...( взяв огонь на себя, выскочил на небольшую полянку и обрушил на узкоглазых маломерков свинцовый ливень. Вьетнамиты, не ожидая такого натиска, через некоторое время отступили. Уже в лагере мы увидели, что куртка Билла превратилась в противомоскитную сетку. В решето, в дуршлаг. Его должны были убить раз пятьдесят или шестьдесят, но (...( На теле Большого Билла не было и царапины. Он, не веря в провидение, случайно посмотрел на Нашего Санту, который, сидя у обгоревшего дерева... молился. Так нам, по крайней мере, показалось. (...( ...угой необъяснимый случай произошел во время минирования моста, переброшенного через речушку Хонгха. Этот мост находится в миле от деревеньки Пхе По, в которой располагался наш временный лагерь. Когда минирование закончилось, рядовой Блоук по халатности поджег бикфордов шнур. Такое иногда случается. Блоук накануне минирования перебрал виски, и к утру даже не успел протрезветь. А так как с людьми у нас было совсем худо, решено было взять и его. Дикая ситуация... Пятьдесят килограммов тротила, корявый скелет моста и мы, ошарашено взирающие на горящий шнур. Когда от огня до шашки осталось не больше пяти миллиметров, внезапно у "закладки" появился Наш Санта. Мы даже не смогли понять, как это произошло, ведь Санта остался в лагере. (...( улыбнулся, коснулся руками груди, несколько раз топнул ногой и глубокомысленно покивал. Через мгновение рядом с "закладкой" разверзлась (...( настил исчез. Наш Санта, глядя на нас, осторожно подтолкнул ногой к провалу туго связанные между собой тротиловые шашки. Гулкое эхо взрыва послышалось откуда-то снизу, и сержант (...(
  
  7.
  Несмотря на тысячи разделяющих собеседников миль, слышимость отличная, кажется, что Скиннер говорит из соседней комнаты. Но слова начальника не слишком радуют Скалли.
  - Я прочитал твой свиток, Скалли, очень внимательно прочитал, - говорит задумчиво заместитель директора ФБР (она переслала ему по факсу страницы дневника, касающиеся вьетнамской войны). - Впечатление двойственное. С одной стороны некоторые реалии явно высосаны из пальца. Вспомни эпизод с минированием моста. Такого просто не бывает - нигде, ни с кем и никогда. Никто не минирует мост, просто положив на настил полцентнера взрывчатки (зачем, кстати, так много на деревянную конструкцию?). Тем более когда мост в собственном тылу. Любой хоть месяц прослуживший сержант укрепил бы заряд на опоре, и не стал бы пользоваться архаичным шнуром - протянул бы провод в замаскированный окоп на берегу, посадив туда пару постовых - на случай внезапной атаки вьетконговцев...
  Скалли слушает внимательно. Скиннер сам прошел Вьетнам - и говорит со знанием дела.
  - Да и эпизод с чудесным спасением нереален - даже если отбросить его чудесную составляющую. Там у них оставалось полсантиметра несгоревшего шнура, когда мину начали спихивать вниз. Значит, оставшееся время горения - половина секунды. Полсекунды до взрыва. Заряд пролетел бы вниз пару метров - и, рванув, отправил бы всю честную компанию к небесам. Ты представляешь, на что способно безоболочечное устройство в полцентнера тротилового эквивалента на таком расстоянии?
  Скалли представляет, но вопрос риторический. И она молчит.
  - И с датами путаница. В пятьдесят четвертом году нашей пехоты или десантников там не было. Даже бомбежки начались лишь в шестидесятом... А к тому Рождеству там были только лягушатники, но и они отводили войска - после подписания Женевского перемирия.
  - Может, он служил у них? У французов, в Иностранном легионе.
  - Не похоже, все реалии наши...
  - В чем тогда двойственность вашего впечатления?
  - Понимаешь, если бы парень хотел повернуть следствие на ложный - вьетнамский - путь, мог бы уж состряпать фальшивку потщательнее. Почитать книжки, газеты, уточнить даты. Людей воевавших расспросить, в конце концов... Тут что-то другое. А что - не пойму. Не просто фальшивка, не просто бредовые сны о войне, а... Не знаю, Скалли.
  Вскоре разговор заканчивается. Меллоу, стоявший за стеклянной дверью и делающий Скалли отчаянные знаки, врывается внутрь.
  - Что случилось?
  - Быстрее мисс, быстрее! Третий!
  - Санта-Клаус?
  - Да, да! Недалеко, на Джеффесон-авеню! Шеф приказал прибыть немедленно!
  Немедленно не получается. Полицейский внедорожник ползет еле-еле, колеса до половины вязнут в снегу, буксуют, цепи помогают мало. Скалли смотрит на часы. Почти полдень. Рановато Свинопас начал сегодня... Впрочем, покрывшая город белая муть маскирует ничуть не хуже ночной тьмы.
  Ветер несколько стих, но снег, кажется, повалил еще гуще.
  Не желая терять времени, Скалли вынимает из папки очередной листок. Читает.
  
  Лист ( 14
  Машинописная расшифровка документа,
  найденного на месте убийства
  Гордона М. Гордона
  23.12.92 г.
  
  
  ...встречать "Оклахому". А вы знаете, что в штате Оклахома проводится ежегодно Прадник Свиней? Да-да! Сотни, тысячи, миллионы аппетитнейших свинок и боровков! Их измеряют и взвешивают, и награждают лучших, и в балаганах они показывают чудеса дрессировки, и публика просерает тысячи долларов, делая ставки на гонках свиных упряжек... А еще там свиней - жрут! Жрут!!! ЖРУТ!!! Вы не купите там, на этом празднике, говяжий бифштекс или баранье рагу, нет, сэр! Только свинина, свинина во всех видах! Сочная трефная свинина - обрезанным вход запрещен!
  Я шел и мечтал об этих миллионах свинских окорочков. Хотя сейчас нам хватило бы одной свинки - маленькой шелудивой свинки, что зачастую шляются вокруг вьетнамитских хижин. Где они? Куда подевались?! Я хочу в Охлакому... Я хочу жрать... И мы с Нашим Сантой идем ждать "Оклахому"...
  ?Пометка: далее почерк меняется на неразборчивый.?
  Мак не любил ждать. Ожидание для него было мучительным. Плюс ко всему, бессонная ночь, проведенная в заброшенном доме, после которой новый день начался с адской головной боли.
  "Ожидание, - подумал он, - тягостное испытание даже для таких, как я!"
  Озираешься, думашь-думаешь-думаешь и постоянно воображаешь, бог знает что. Самое страшное - жертва может не явиться на встречу. Или придет, но слишком поздно. Хотя, не придет или придет, но с опозданием - теперь почти одно и тоже. Но с другой стороны, что такое ожидание на самом деле? Дело-то не хитрое: сиди себе - жди, и ничего больше. Только эти мысли сейчас волновали Мака больше всего на свете. Барабаня пальцами по столу, он сидел за столиком в уютном кафе на центральной площади. Пил одну чашку кофе за другой и молча смотрел сквозь запотевшее стекло на улицу, где однородной массой сыпался мягкий снег. Прошли ровно сутки после того, как старик приехал в этот маленький городишко, находящийся на Севере Штатов. Городишко, как городишко - никаких достопримечательностей, кроме, пожалуй, того, что он появился много лет назад благодаря золотой лихорадке, сводившей с ума много лет назад тысячи искателей счастья. Городишко: пять улиц, вытянувшихся на две сотни метров с юга на восток, два магазинчика (в их числе супермаркет "Дин-Дин-Белл"), да единственное кафе, в котором, к слову будет сказано, умели готовить превосходный кофе. Не то, что в родном городе Мака... Кафе - невысокое строение с пожелтевшим фасадом. Старик заметил прикрепленную справа от входа табличку, с выгравированным на ней именем и фамилией первого владельца дома. Еще на табличке было написано: "Ковбой, привяжи своего скакуна и выпей виски!"...
  - Гм-м, - услышал Мак , - вы меня здесь давно ждете?
  Старик обернулся. Позади него стоял невысокий человек. Он держал в руках спортивную сумку.
  - Нет-нет, не беспокойтесь, мисте-е...
  - Грегори Пэк. А вас, простите, как зовут?
  - Зовите меня просто Мак.
  - Как скажите. Мак... Пусть будет Мак.
  - Присаживайтесь, - старик показал на стул, стоящий с противоположной стороны стола, - в ногах правды нет.
  - И то верно.
  Грегори обошел стол, поставил сумку на пол и сел, не забыв перед этим снять пуховик.
  - Замерзли?
  - Что поделаешь. Ни один нормальный человек не откажется в канун Рождества заработать пару сотен. Так ведь?
  Мак задумчиво кивнул и подозвал миловидную официантку.
  - Грегори, вы, наверное, проголодались?
  - Не то чтобы проголодался, но перекусить не откажусь.
  Официантка протянула Пэку меню. Тот надел очки.
  - А, может быть... Грегори, как вы смотрите на то, чтобы отведать гуся?
  Пэк положил меню на стол и посмотрел поверх очков на своего нового знакомого.
  - Нет, но...
  - Никаких но! Я понимаю, вы человек семейный. А вот я, увы, - Мак вздохнул, - нет.
  - Вы не женаты?
  - Нет.
  - Странно, в вашем возрасте не быть женатым...
  Старик прищурился и, положив руки на стол, резюмировал:
  - Я просто еще не нашел достойную спутницу жизни.
  Официантка, услышав слова Мака, фыркнула.
  - Что будете заказывать?
  - Гуся, конечно же, Рождественского гуся.
  - Хорошо, - официантка, достав из нагрудного карманчика блокнотик, что-то отметила в нем, - а к гусю?
  - Виски, миссис. Я заметил табличку при входе в кафе. На ней написано: "Ковбой, привяжи своего скакуна и выпей виски!" Верно?
  - Да!
  - Вот и отлично, - старик покосился на Грегори, - принесите нам, пожалуйста, гуся и бутылочку виски.
  - Содовую, лимонад?
  - Содовую, пожалуй. И парочку салатиков. Грегори, вы будете салат?
  Пэк молчаливо кивнул.
  - Салат и содовую я принесу прямо сейчас, а гуся придется подождать.
  - Не проблема... Подождем.
  Официантка, улыбнувшись, ушла.
  - Простите, Грегори, вы не будете против, если мы перейдем на ты?
  - Нет, конечно.
  - Грегори, скажи, так ты сможешь лично для меня провести небольшое представление?
  - А какие у тебя условия? Знаешь ли, не смотря на то, что это небольшой городок - детей в нем насчитывается не меньше сотни.
  - У-у! Значит, заказов у тебя, что у "Эйр-Америки"! Понимаю... Триста долларов за час. Пойдет?
  Пэк задумался: "Обычное представление с вызовом Санта-Клауса на дом к ребенку стоит значительно дешевле. Сто долларов за час, плюс надбавка двадцать баксов за каждые дополнительные полчаса".
  - Ну, так как? По рукам?
  "Сколько может стоить "индивидуальный" Санта для взрослого"? - Грегори размышляя, не обращал никакого внимания на Мака. - Триста долларов... Так этот Мак - денежный мешок. Постой-постой... У него нет жены. В нашем городке он оказался по воле судьбы. Может быть... Такой возможности у меня больше не будет!"
  ?Пометка: далее почерк меняется на разборчивый.?
  ...мальчиков на центральной улице не так уж трудно было отыскать. Они, словно суетливые воробушки, денно и нощно клубились у кафе, которым заправлял Бе Бо - жирный боров, скотина из скотин, поганый вьетнамит...
  - О-о, - Бе Бо с хитринкой покосился на меня, - ты ведь завтра улетаешь в Штаты?
  Я отрешенно кивнул, так как был занят поиском каких-либо безделушек, которые по приезду в Айдахо можно было продать. Конечно, не весть какой, но все же капитал - на первое время должно хватить.
  - Стив...
  - Бе Бо, - я посмотрел на хозяина кафе и увидел, что его лицо приобрело какой-то странный оттенок, а на лбу выступили крупные капли пота, - займись своим делом. Мне недосуг сейчас с болтать с тобой.
  Боров подтолкнул меня локтем и, давясь куском мяса, проговорил, чавкая:
  - Вот ты завтра улетишь на родину и, знаешь...
  - Бе Бо, я же тебе только что дал понять, что меня сейчас меньше всего на свете интересует выпивка.
  - Гм-м, выпивка... А я вовсе и не о выпивке с тобой хотел поговорить.
  - Тогда о чем, Бе Бо? Что ты мне можешь предложить интересного?
  - Видишь во-о-он тех ребятишек?
  Я нехотя повернул голову в сторону играющих под раскидистой кроной дерева детей.
  - Ты, Мак , э-э-э... Никогда не пробовал...
  Я не пробовал. Мать твою, я никогда ЭТОГО не пробовал!!! Это была свинка!!! Всего лишь свинка, невесть как уцелевшая в развалинах деревни! Непонятно как нами не замеченная!!!
  - Заткнись!!! - заорал я на гнойного борова.
  Мой кулак врезался в его харю. Бе Бо вломился в стойку. Сверху посыпались бутылки. Нормальные, как у людей, бутылки - но в них эта свинья наливала гнусную тростниковую сивуху. Или рисовую сивуху. И мы это пили. Травились и блевали. Пришел час расплаты.
  Я бил и бил бутылкой по голове упавшего борова. Знаете, что самое смешное? Бе Бо СДОХ ДАВНО! ОЧЕНЬ ДАВНО! В его прогнивших вонючих мозгах копошились белые жирные мясные черви! А мы и не знали...
  Потом я вышел на улицу. И удивился. Мальчишки куда-то исчезли. Зато откуда-то появилась стайка молодых поросят. Странно. Откуда они тут, чуть ли не в самом центре Сайгона? Зачем они тут и сейчас? Скажи, мой Санта, почему их не было тогда, когда мы с тобой с голоду глодали пальцы, ожидая "Оклахому"?
  
  8.
  Если пользоваться лексикой мистера хомяка, то можно сказать, что модус операнди Свинопаса стал вовсе уж атипичным.
  Санта-Клаус лежит на снегу. В кустах, всего в нескольких ярдах от Джеффесон-авеню. Лежит на животе. Нерасчлененный. Относительно нерасчлененный - шуба сзади вспорота, брюки тоже. На ягодице зияет кровавый провал. Посох и мешок - чуть в стороне.
  Эксперты что-то измеряют, ведут видеосъемку. Полицейские отгоняют зевак. Тех собралось достаточно много, труп нашли игравшие в снежки мальчишки - и тут же громкими воплями оповестили о находке. Свидетелей преступления нет. Свинопасу опять повезло.
  Тело переворачивают. На груди - три кровавых пятна. Похоже, били ножом. Свернутого листка во рту нет. И рядом нет. Нет и фигурки поросенка.
  Потом листок находят - заткнутый за отворот шубы. Он выдран из тетради совсем уж торопливо и небрежно - линия разрыва идет наискось страницы.
  Малиновски мрачен.
  - Спятил наш Свинопас, - констатирует он.
  Применительно к психу-каннибалу фраза звучит несколько смешно, но улыбок не вызывает. Шеф продолжает:
  - Полностью спятил. Никакой осторожности - схватил на тротуаре, втащил в кусты, зарезал, откромсал кусок мяса - совершенно не думая, что кто-то может увидеть и услышать. В следующий раз он способен напасть на Санту прямо под елкой на многолюдном празднике... Всё, к чертям секретность. Я считаю - надо немедленно объявить по местному радио, что в городе орудует маньяк. Что под прицелом все Санта-Клаусы. В шубах, с бородами и с посохами на улицу будут выходить лишь наши люди - и с подстраховкой. Лучше испорченный праздник, чем новые трупы. Ваше мнение?
  - Это может стоить вам должности, шеф, - ехидно говорит хомяк.
  Малиновски смотрит на него тяжело и неприязненно. Меллоу тушуется, спешит исчезнуть за спинами коллег...
  - Что нового по дневнику? - спрашивает шеф полиции у Скалли.
  - Мне кажется, проблема в этих самых поросятах, - осторожно говорит Скалли. - Которых Свинопас отчего-то перестал подбрасывать... Постоянно упоминаемый в записях "Наш Санта" - очевидно, сослуживец Свинопаса - как-то завязан на свиную символику. А теперь - что-то произошло, что-то стряслось, эта связь нарушилась. И жизнь Свинопаса - шизоидная, но по-своему налаженная и размеренная - покатилась под откос. Надо понять, в чем смысл свиной символики - и многое станет ясным.
  - Пока мы разберемся с этим чертовым символизмом, легко могут образоваться новые трупы. К дьяволу! Я еду на радиостудию...
  Скалли и Меллоу возвращаются к привезшему их джипу. Лобовое стекло успело покрыться дюймовым слоем снега.
  
  
  Лист без номера
  Оригинал документа,
  найденного на месте убийства
  Френсиса Керти
  23.12.2001 г.
  
  - Триста-триста-триста...
  - Мало?
  Грегори пожал плечами и уставился в потолок.
  - Пятьсот. Пятьсот баксов за час. А-а-а?!..
  "Этот дурак, - Пэк чувствовал, что у него от волнения начинают дрожать колени, - готов платить первому встречному Санта-Клаусу пятьсот долларов за какое-то дурацкое представление. Хотя, у богатых свои причуды..."
  Грегори опустил голову и, глядя своему новому знакомому прямо в глаза, произнес:
  - Пусть будет по-твоему! Пятьсот долларов меня вполне устроят.
  - Мак, - Пэк пронзительно взглянул Маку в глаза, - вопрос можно?
  - Конечно.
  - Да же не один - два вопроса...
  - Ничего страшного.
  - Ты кем работаешь?
  - Я?
  Грегори молча кивнул.
  - А-а... занимаюсь продажами автомобильных шин.
  "Вот дьявол, - Мак обернулся и посмотрел в окно, - ты еще спроси: не коммивояжер ли я? Ну и коммивояжер. А тебе-то зачем об этом знать?"
  - Ясно, - у Пэка появился румянец на щеках, - ты владелец фирмы?
  - Да! - не моргнув глазом, ответил Мак (он умел отлично врать).
  "Так-так, - подумал Грегори, - значит, мой новый знакомый имеет свою фирму по продаже автомобильных шин. Это хорошо. Это очень хорошо! Кто будет его искать? Никто."
  - А Санта... Скажи, это ты так развлекаешься?
  - Я тебе, Грегори, разве не говорил, что не помню своих родителей.
  - Нет, впервые об этом слышу.
  - Я вырос в приюте. Надеюсь, не нужно рассказывать о том, каким бывает Рождество в приютах?
  - Не стоит, Мак. Не стоит. Не тереби душу.
  Мак опустил голову и, не глядя на собеседника, сказал:
  - Представляешь, я до сих пор верю в то, что Санта-Клаус существует на самом деле...
  "Он точно идиот, - Пэк мысленно ухмыльнулся, - надо же! Спасибо, фортуна, что ты (...( мне такое везение. В канун Рождества! Сыграю с этим дураком в Санту, а потом... Кто будет искать этого идиота?"
  - Пред-став-ля-ю, - Грегори откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди, - я тоже верю в Санту... Большой нос, розовые щеки, изящные очки, красные штаны и шапка, отороченная белым мехом, черный сверкающий ремень, до блеска начищенные высокие сапоги из черной кожи. Санта! Живет на Северном полюсе в ледяной пещере. Там же находится фабрика, на которой эльфы изготавливают игрушки для детей.
  - Да, Грег, да.
  - Салат готов, - появившаяся буквально из ниоткуда официантка поставила на стол две голубенькие тарелочки, бутылку содовой, да пару высоких стеклянных стаканчиков, - гуся я принесу примерно через десять минут. Вас устроит?
  Мак , подвинув к себе тарелочку с салатом, кивнул.
  - Мы, конечно же, подождем. Грегори, после гуся ты сможешь исполнить мою просьбу?
  - Да!
  Внезапно старик почувствовал легкое головокружение. Это происходило потому, что все его естество желало, чтобы все закончилось. И как можно скорее. Мак закрыл глаза в тот момент, когда он "услышал мысли" Грегори Пэка. Странным было то, что сам Грегори сейчас думал о другом. Он думал о деньгах владельца небольшой фирмы, занимающейся продажей автомобильных шин. Тем не менее, Мак "слышал мысли" своей новоиспеченной жертвы. Мысли, которые должны будут появиться в голове Грегори Пэка многим позже. После того, как он - Мак съест очередного Санта-Клауса, роль которого на сей раз исполнит сидящий напротив него Пэк...
  ?Далее почерк меняется на хорошо читаемый.?
  ...когда попытался запихнуть письмо в рот свиной голове, она укусила меня. Больно, до крови. Я стоял и тупо смотрел, как на стол капает красное... Осторожно потянулся снова. Зубы щелкнули в миллиметре от пальцев. Плохо, ах как плохо... Мой Санта не получит письмо... Я стоял и не знал, что делать. Запах подгорающего мяса привел меня в чувство. Проклятие!!! Я бросился к сковородке, торопливо перевернул отбивные, подлил масла... И тут же нашел выход. Вернулся к столу, на котором стояла голова, с молотком - им я отбивал мясо. И стал бить, бить, бить по оскаленной харе!!! Клыки крошились и выпадали, и шустро куда-то бежали по столу - но были уже не страшны... Я вложил письмо в беззубый и безопасный рот. А натянул на свиную башку красный с белым колпак... Теперь письмо дойдет по назначению. И маленький рождественский подарочек моему Санте - я поставил его на стол. Всё, можно ужинать. Санта, мой милый Санта, как жаль что тебя нет рядом...
  ?Далее почерк меняется на неудобочитаемый.?
  ...плохо чувствуешь?
  Проницательные серые глазки Грегори впились в старика. Мак покачал головой.
  - Нет-нет, ничего страшного. Это, наверное, от погоды.
  На улице тем временем стемнело... Снег крупными хлопьями валил, и валил, и, казалось, этому снежному беспределу не будет конца.
  - Ваш гусь, - официантка поставила на стол большое блюдо, - и виски.
  - Благодарим, - Мак начал понемногу приходить в себя.
  Грегори достал сигареты и закурил, глядя на то, как его новый друг разделывает рождественского гуся.
  - У вас это здорово получается. - заметил он, стряхнув пепел в пепельницу.
  - Вы успели это заметить?
  Грегори, улыбнувшись, кивнул.
  - Заметил. Вы умеете обращаться с ножом, как заправский повар.
  "Гм-м, - подумал Мак , отрезая гусю крылышко, - повар... Надо же, прозорливый какой попался... Думает одурачить меня! Наивный человек. Думает, что у меня полно денег! Идиот! Ограбить захотел... Хе-х, ну-ну! Посмотрим кто кого..."
  - Не удивительно, я некоторое время действительно работал поваром в небольшом ресторанчике.
  - В китайском?
  - Почему китайском?
  - Не знаю. Просто я пару раз ел утку по-пекински. Это как-то само собой на ум пришло.
  - Ясно, дайте мне свою тарелочку.
  Грегори подвинул к Маку тарелку, и тот положил на нее поджаристое крылышко и ножку.
  - Хороший гусь. Наслаждение. Берите.
  Грегори через минуту начал есть.
  - А когда мы сможем приступить?
  Пэк, жуя мясо, произнес:
  - Приступить?
  - Я имею в виду представление.
  - А-а, вы об этом! Сейчас немного перекусим и приступим. Пойдет?
  - Хорошо.
  - Только вот где вы хотите его посмотреть?
  - Есть у меня на примете отличное место, - ответил Мак , вспомнив о заброшенном доме на пустыре, - тихое. Там нам никто не помешает.
  "Это-то мне и нужно, - Грегори ликовал, - тихое место - это просто здорово. Чик ножичком по горлу..."
  - Ну, тогда о'кей. Договорились. Виски?
  - Не откажусь.
  Старик отвинтил пробку и наполнил до краев две изящные рюмки.
  - За наше знакомство, Грегори!
  
  
  9.
  Это не дневник, думает Скалли. Не дневник в обычном понимании слова, описывающий день за днем происходившие с автором события. И даже не летопись ежегодных рождественских ритуалов.
  Вырванные, выдернутые из больного мозга, совершенно бессвязные обрывки воспоминаний о вьетнамской войне, где Свинопас якобы побывал. И - обстоятельный, занудно подробный рассказ о предыстории одного из убийств. Непонятно, правда, которого. В списке жертв Свинопаса Грегори Пэк не числится...
  Известных жертв, тут же поправила себя Скалли. Грегори Пэк - надо понимать, псевдоним, как и все имена в людоедском опусе. Но лист под первым номером из папки Меллоу был вложен в рот именно первому (официально - первому) убитому Санта-Клаусу. Тем не менее описано там именно начало эпизода с "Грегори Пэком". Значит, либо были жертвы и до декабря 1969 года - не найденные, пропавшие без вести, ускользнувшие от внимания ФБР и полиции (по меньшей мере одна жертва). Либо - все описанное никогда и нигде не происходило. Очередной камень в кусты...
  
  
  Лист без номера
  Оригинал документа,
  найденного на месте убийства
  Майка "Скрудвайзера" Бермана
  23.12.2001 г.
  (страница, разорванная наискось)
  
  После того, как с виски и гусем было покончено, Мак и Грегори Пэк направились на улицу, не забыв прежде расплатиться за ужин. Они вышли из кафе, (...(
   (...( быстро закрыл за ними дверь.
  (...(но, боятся, что не успе... ик-к... ют до наступления Рождества разбрестись по домам, - сказал Грегори, глядя на Мака осоловевшими от спиртного глазками.
  (...( ное, - старик решительно шел к своему старенькому "Бьюику", - видишь, какая кутерьма здесь творится.
  (...( ...ня, - Пэк едва не поскользнулся, - снегу навалило нещадно. Ик-к...
  (...( была засыпана снежными хлопьями по самую макушку. И старик, прежде чем подойти к ней, присел и посмотрел под автомобиль.
  (...( и не выехать со стоянки!
  (...( бя, Мак, есть?
  (...( качал головой. О какой лопате можно было говорить, если он все это время был вместе с Грегори в ка... (...(
  (...( с пьяного спрос?
  (...( эй!
  (...(
  (...(
  (...(
  (...(
  - Извини, что-то меня раз-ве-з-ло, приятель! - извинился Пэк, глядя куда-то в сторону.
  - Да ничего, я и сам иногда перебираю спиртного.
  - Ты здесь, пожалуйста, побудь немного. Я постараюсь что-нибудь придумать. О'кей?
  Мак кивнул, понимая, что у него нет иного выбора. Пусть себе идет и ищет лопату. Время еще есть.
  - Ну, тогда я сейчас. Будь спок!
  - Хорошо-хорошо, - сказал старик и его слова тут же унес сильный порыв ветра.
  Они сели в машину, салон которой успел за время ужина превратиться в холодильную камеру.
  - Сейчас будет намного теплее, Грегори.
  Мак повернул ключ в зажигании и после нескольких громких чихов старенький "Бьюик" взревел всеми своими лошадиными силами, спрятанными под капотом. Через минуту застрекотала (...(
  - Как?
  - Нормально, Мак, нормально. Не обращай на меня внимания.
  - Ты в таком состоянии еще способен поиграть для меня в Санта-Клауса?
  Грегори кивнул.
  - Тогда едем...
  Автомобиль, качнувшись, задним ходом покатил по заснеженной дорожке, ведущей от кафе к (...(
  - Дорога свободна, - уверенно сказал Пэк, - сейчас в нашем городке на улице не встретишь даже бродячую собаку. Все сидят (...(
  (...(не думай, что я останусь с тобой завтрашнего утра. И не важно, что я немного... Э-эхм... ик-к! Пья (...(
  - Вперед.
  Пока автомобиль ехал по дороге, Мак размышлял. И все его размышления почему-то сводились (...(
  (...(посмотрел на Грега, который, опустив голову, похоже, дремал. Размышления Мака прервал (...(
  (...(едва не разорвалось на части. Большая фура по широченной дуге объехала старенький "Бьюик", едва не протаранив его краем тяжело(...(
  - Вот сука!
  Мак яростно выругался и несколько раз стукнул (...(
  - Сука!
  Грегори, приоткрыв один глаза, спро(...(
  - Ты чего ругаешься?
  - Чего я ругаюсь? Да так... ничего. Нас только что едва (...(
  Мак резко вывернул руль и (...(
  - Зачем мы остано(...(
  (...(дя ото сна.
  - Мне ка(...(
  -- Да?
  - Сту (...(
  С(...(
  (...(
  (...(
  (...(
  - Гм-м, странно... А я никакого стука не слышал. Может быть, тебе это показалось?
  - Стучит. Ты спал и не видел, что машину повело юзом. Мы ударились правой стороной о прице...
  
  
  10.
  К трем часам дня ей кажется, что снегопад слабеет.
  Скалли устало протирает слипающиеся глаза - слишком мало спала сегодня, слишком долго вчитывалась в маньяческие бредни. Точно, снежные тучи редеют на глазах, - из окон полицейского управления становятся видны дома на противоположной стороне улицы.
  Вообще-то это здание не должно бы гордо именоваться управлением полиции - но отцы города и в самом деле не экономят на финансировании стражей порядка. И, очевидно, считают, что выражение "полицейский участок" звучит слишком скромно...
  Но и громкое название, и явно раздутые штаты не помогают делу... Похоже, шанс взять маньяка своими силами тает. Поиски еще ведутся - но уже вяло, по инерции, люди до предела вымотаны после ночного рейда... Как только откроют небо и расчистят взлетную полосу - немедленно прилетит орава всевозможного начальства - и из ФБР, и из полиции штата. И - наверняка - съемочные бригады с ведущих телеканалов, спешащие к месту кровавой сенсации... Во всех минувших неудачах следствия немедленно будет обвинен Малиновски, - и в будущих тоже...
  Скалли тошно. Она теперь куда лучше понимает мистера хомяка - и начинает сочувствовать ему. Каждое рождество - такое... Не позавидуешь.
  В здании пронзительно взвывает и тут же смолкает сигнал тревоги. Громкие голоса, топот ног... Скалли выскакивает из кабинета.
  Кто-то кричит ей:
  - Есть! Напоролся, сучий выродок! Ранен, далеко уйти не сможет!
  Скалли понимает, что сработала ловушка шефа полиции - Свинопас попытался напасть на переодетого сотрудника. Остальные Санты должны сидеть по домам - запись короткого выступления Малиновски две местные радиостанции выдают в эфир каждые полчаса. Но почему "не сможет"? Он что, вырвался? Куда же смотрели люди из подстраховки?
  На этот раз доезжают быстро - повезло, по улице в нужном направлении только-только прокатил снегоочиститель. Да и снегопад почти прекратился. Скалли успевает перечитать лишь часть очередного листка из литературного опуса людоеда...
  
  
  Лист без номера
  Оригинал документа,
  найденного на месте убийства
  Клинта Дж. Р. Уильямса
  23.12.2001 г.
  
  ...Дрожа от холода, Мак закрыл тетрадь и стал, не моргая смотреть на колышущийся огонек свечи. Его пальцы так замерзли, что совсем не гнулись. Они были похожи на скрюченные сосульки, и прикосновение к чему бы то ни было могло...
  - Старею.
  Мак встал и, пройдя к окну, закрыл глаза.
  Дикое завывание ветра, от резкого порыва которого затрещали водосточные трубы, повторилось вновь и вновь... Мак прислушался...
  - Нет, мне это только причудилось.
  Он посмотрел на наручные часы, по форме напоминающие замерзшую капельку воды. Он вспомнил, что носил эти часы с детства. Их появление почти совпало со смертью отца.
  - Нужно торопиться, - сказав это, старик резко встал и посмотрел на шевелящийся мешок.
  Руки затекли и Мак , чтобы немного размяться, сделал несколько вращающих движений. Минутная гимнастика. Именно она не раз спасала его во Вьетнаме. Сидишь, бывало в засаде. Ждешь желтопузых. Ноги вливаются в землю, а руки приклеиваются к винтовке с такой силой, что можно только с большими усилиями оторвать их от цевья. А вьетнамиты - довольно прыткий народец. Прощелкал клювом их появление - считай, твоя песенка спета. Сколько отличных...
  
  
  11.
  Они подъезжают почти одновременно с Малиновски. И - всё оказывается не так, как представлялось Скалли.
  Свинопас действительно "напоролся" - но отнюдь не на подчиненного шефа полиции.
  Место действия - Лонг-лейн-роуд, улица на самой окраине Форт-Тийч. С одной стороны - аккуратные двухэтажные дома. С другой - кемпинг, выходящий на замерзшее озеро - живописная россыпь небольших коттеджиков. Летом здесь наверняка оживленно, но сейчас почти никто не живет. Именно сюда Свинопас попытался заманить жертву.
  Санта-Клаус - огромный плечистый мужчина, проигнорировавший предупреждение, - рассказывает:
  - Чтобы из-за какого-то недоноска наши дети остались без праздника?! Ну уж дудки! Как только из агентства позвонили с извинениями и обещали вернуть деньги - я так и сказал: хрен вам!!! Достал из шкафа костюм, три года там пылился, созвонился с Мастерсами, с Либерманами - у них дети тоже Санту ждали... Короче, иду по улице - мешок, посох, всё путем. Дамочка подваливает: ах, ах, ах, выручите, мистер, моя внученька ждет Санту с подарком, пять лет всего малышке, верит в настоящего Санта-Клауса, стишок для него выучила, а тут такое... Не могли бы вы, дескать, помочь, - вручить подарок... Чтоб не помочь, дело недолгое... Ну и пошли - сюда.
  - Понятно, - комментирует Малиновски. - Не окончательно еще Свинопас сбрендил. Снегопад ослаб, видимость улучшилась, народу на улицах прибавилось. Затаился в засаде, послал сообщницу... Значит, есть и такая...
  - Если бы! - восклицает Санта. - Идем сюда, дамочка показывает на коттеджик... И тут у меня подозрения зашевелились смутные... К домишке, где она якобы с внучкой живет, - тропинка едва-едва натоптана. Словно раз-другой прошли, не больше. К другим - жилым - тоже подходы занесены, но след - типа траншеи такой замазанной - остается. Видно, что нахожено... А здесь - целина. И подарок, что она мне всучила... Коробка большая, но что-то больно легонькая. И бант наверху - кривой какой-то, косой, у продавщиц в магазинах совсем не такие выходят, рука у них набитая... Ну, я шаг-то сбавил, мысли нехорошие в голове заворочались... И вижу: следы-то за бабой - не женские совсем! Мужские следы, крупные!
  - Трансвестит, мать твою! - вопит Малиновски. - Гребаный трансвестит!
  Бросается к рации, нажимает на клавиши, торопливо выкрикивает фразы...
  Санта-Клаус невозмутимо ждет. Шеф полиции возвращается.
  - Ну и что дальше?
  - Ну, она - или он? - почувствовала что-то. Разворачивается. Рука - нырк под куртку. Нож! Здоровый такой, тесак настоящий. Я посохом - хрясь! По руке, значит. Нож - в сугроб. Эта гнида - бежать. Напрямую, через сугробы. Но я-то, из дома выходя, пушку в карман шубы сунул - ну как действительно напорюсь, береженого Бог бережет... Рукавицу стряхнул, достал, стреляю... Четыре раза. Дважды попал - близко было, натурально видел, как пули в спину ударялись...
  Этот момент рассказа вызывает у полицейских большие сомнения. Они прошли по следу - попетлявшему по кемпингу и исчезнувшему на натоптанном тротуаре Лонг-лейн-роуд. Ни одного кровавого пятна не обнаружилось.
  Санта заканчивает рассказ:
  - Гляжу - не падает сволочь! Я следом было - но чувствую: не догнать. В длинной шубе путаюсь, а этот шустро так убегает... Вернулся, сотовый достал, полицию вызвал. Вот и все, собственно.
  ...В коттеджике, куда Свинопас пытался заманить жертву, всё готово к пиршеству. Большая сковородка стоит на электроплитке, рядом - бутыль с соевым маслом. На кухонном столе - специи, разделочные ножи, большая доска.
  А на столе в гостиной - целая коллекция фигурок поросят. Семь штук. Все разные. И - свернутый в трубочку листок. Свинопас решил вновь скрупулезно исполнить свой ритуал в полном объеме.
  Скалли тут же начинает вчитываться в неровные строчки - без машинописной расшифровки дело движется куда медленнее. Полицейские тщательно обыскивают коттедж.
  
  Лист без номера
  Оригинал документа,
  найденного на месте убийства
  Клинта Дж. Р. Уильямса
  23.12.2001 г.
  (продолжение)
  
  - Санта! Ты слышишь меня, Санта?!
  Ответа не было.
  Старик пристально посмотрел на шевелящийся мешок, из которого ему слышалось жалобное похрюкивание.
  Мак опустил руку в карман...
  - Санта, не подгоняй меня! Не торопи! Ты получишь и письмо, и подарок, получишь всё...
  Не успел старик взять нож, как услышал странные слова из далекого прошлого: "Давай-давай, дуй вместе с ним. И не брюзжи о легкой жизни. Нет ее... И ни о чем меня не спрашивай. Я поступаю так, потому что убежден, что так правильно. Долг - прежде всего, остальное - шелуха!"
  - Долг прежде всего, - он крепко сжал в руке нож, - долг прежде всего!
  Мак осторожно пошел в ту сторону, откуда доносились хрюкающие звуки. Мешок, в котором находилась связанная свинья, пошевелился еще несколько раз... Затем он сильно наклонился и повалился на бок.
  - Не дергайся, Пигги, не дергайся.
  Мак взглянул на мешок, и тотчас в призрачном мареве блеснуло лезвие ножа, который старик держал перед собой.
  - Санта-а-а-а!
  Остановившись, Мак почувствовал, что его глаза застелил туман воспоминаний. Стоя посередине комнаты, он не мог понять, что происходит. С одной стороны: он - Мак - стоит здесь, отсчитывая минуты, отделяющие его от завершения намеченного плана. С другой: он - Стив - сейчас находится далеко от заброшенного дома. Где-то во Вьетнаме... Скорее всего, у подножия пригорка, с обеих сторон к которому подступил непроходимый лес. Старик закрыл глаза, чувствуя подступающий к горлу ком. Он опустил руку и присел, отчетливо вспомнив, как (он? или Стив?), положив винтовку себе на колени, стал пристально смотреть на Санту, стоящего впереди. Санта, покрутив головой, вытянул руки и приподнялся на цыпочках. Спустя несколько мгновений он вздохнул. Дежа-вю... Опять чужие воспоминания...
  ?Далее почерк меняется на разборчивый.?
  - Ты что-то услышал?
  Санта описал указательным пальцем полукруг в воздухе и потом несколько раз помахал руками.
  - Что ты хочешь сказать?
  Тьфу, будь я проклят! Как я мог забыть, что Санта немой! Мой Санта немой... Смешно...
  ?Почерк вновь меняется на неудобочитаемый.?
  Внезапно все чувства Мака смешались. Неужели ложные воспоминания как-то связаны с наступающим Рождеством?
  - Связаны, связаны, если я не сделаю этого - непременно начну стареть.
  Старик резко поднял голову и дико захохотал. И от этого хохота, казалось, дрожат стены дома на пустыре.
  - Мак ... Ма-ак Ре-эй... Ма-а-ак Ре-э-эй! - слышалось ему отовсюду, - Мак ... Ма-ак Ре-эй... Ма-а-ак Ре-э-эй!
  Старик бросил нож на пол и закрыл руками уши, дабы не слышать слова, доносящиеся невесть откуда. Он попытался поднять нож - тщетно! Руки и ноги не слушались. Он попытался что-то сказать - перекрыть, заглушить голоса - они лишь стали громче...
  - Мак ... Ма-ак Ре-эй... Ма-а-ак Ре-э-эй! Мак ... Ма-ак Ре-эй... Ма-а-ак Ре-э-эй! Мак ... Ма-ак Ре-эй... Ма-а-ак Ре-э-эй!
  "Черт возьми, - старик едва сдерживал себя от бегства из заброшенного дома, - неужели это будет продолжаться снова и снова? Из года в год. Одно и то же! Одно и тоже!!! Одно...
  
  
  Лист без номера
  Оригинал документа,
  найденного на месте неудачного покушения
  на Айвена Симончука
  24.12.2001 г.
  
  (...( пешком?
  - Придется...
  Они вышли из машины. Утопая по колено в снегу, пошли вперед.
  - Грегори, ты не забыл в машине костюм Санта-Клауса?
  Пэк покачал головой.
  - Не беспокойся. Плохо то, что я, вероятно, не смогу добраться до дома к началу празднования Рождества.
  - Если представление не затянется - вполне даже успеешь.
  Не затянется, не затянется, - думал Пэк, пробираясь через снежные заносы, --- я тебя быстро... Не беспокойся!
  - После представления я провожу тебя. Бродить одному опасно.
  - Договорились... Долго еще идти?
  Мак остановился и, перехватив небольшой портфель другой рукой, сказал:
  - Если я не ошибаюсь, минут десять. Кстати...
  Мак открыл портфель и достал из него полупинтовую бутылочку "Джонни Уокера"
  - Не хочешь сделать пару глотков? А то неровен час, замерзнем к чертовой бабушке...
  Старик протянул бутылочку своему спутнику, который уже почти протрезвел.
  - Не откажусь. Давай ее сюда!
  Пэк сделал несколько глотков. Потом, скорчив лицо, несколько раз крякнул и через минуту вернул бутылочку старику.
  - О-о, - Мак заметил, что бутылка наполовину опустела. - Да ты силен...
  Пэк пожав плечами, передернулся.
  - Прости, приятель, немного не рассчитал. Ну да и тебе еще осталось.
  Старик засмеялся.
  - Мне-то хватит, не переживай, Грегори. А дома найдется еще одна бутылочка, но побольше этой.
  - Да где же, наконец, этот чертов дом?
  Мак вытянув руку вперед, ответил:
  - Во-о-он он...
  - Где?
  - Левее, левее... Видишь два желтых пятна? Он и есть.
  Старик допил оставшееся виски и, размахнувшись, швырнул бутылку в непроглядную снежную мглу.
  - Идем, время не ждет.
  - О'кей, приятель!
  ?Далее почерк меняется на разборчивый.?
  ...Вы когда-нибудь пробовали зарезать свинью складным ножом? Нелегкое занятие, смею вас заверить. Но у меня был богатый опыт. Если нет под рукой старого доброго штыка от "Гаранда", и вообще ничего режущего - то сойдет все что угодно. Можно даже забить свинью - в самом прямом смысле забить - бейсбольной битой. Я один раз попробовал. Мясо заодно и отбивается... Но, потом, поджаренное, - чем-то весьма сильно воняет... Глотку надо перерезать обязательно. И спустить кровь. Нет ножа - перегрызите хоть зубами, если не хотите испортить рождественский ужин. Помню, однажды...
  ?Далее почерк меняется на скачущий, неразборчивый.?
  (...( ...желтых пятна оказались фонарями под жестяными колпаками. На одном фонарном столбе белела табличка: "ПРОДАЕТСЯ" и что-то еще снизу, мелко, неразборчиво - очевидно, координаты агента по недвижимости...
  - Тихо тут у вас... - Грегори нервно облизал губы. - Безлюдно. Зови - не дозовешься.
  - Тихо, - кивнул Мак, просунув руку в портфель. - Как в могиле...
  И добавил - другим, встревоженным голосом:
  - Дьявол! Что это?!
  - Ты о чем?
  - Смотри!
  Мак кивнул и его спутник, обернувшись, увидел появившиеся за снежной пеленой очертания заброшенного дома. Они были похожи на скелет совершенно невообразимого существа, только что поднявшегося на бренную землю из преисподней.
  - Это всего лишь забро-э-э-э-э...
  Речь Пэка сменилась булькающим звуком. Он упал лицом в снег. Мак убрал в портфель завернутый в тряпку (...(
  (...( ...дойдя к дергающемуся мешку, пнул его.
  - Грегори, ты готов к представлению?!..
  В ответ прозвучало нечленораздельное похрюкивание.
  - Готов... - Губы старика скривились в улыбке.
  Старик, скривив губы, захохотал, и в то же мгновение по стенам пробежали, подобно тараканам (...(
  ?Далее почерк меняется на разборчивый.?
  ... веревку с умом - чтобы наружу пролезла лишь свиная башка. Хотя - из рождественского мешка может вылезти всё, что угодно. Может показаться разбитая, кишащая червями голова старины Бе Бо. Может вынырнуть потная рожа сержанта - зыркнет выпученными глазами и заорет: "Развяжи мешок, гребаный в очко членосос!" Лучше не рисковать... Если что - начну вновь стягивать веревку, пока не удавлю сержанта...
  Я напрасно опасался. Мой Санта совершил чудо. Опять совершил, милый, милый Санта... Из мешка высунулся свиной пятачок - а затем вся голова борова. Он моргал и моргал своими крохотными заплывшими глазками. Потом завизжал.
  - Начинаем, начинаем представление для ребят! - радостно пропел я. И воткнул нож в сонную артерию - самым маленьким, коротким лезвием.
  Кровь вылетела далеко. До стен. До потолка. Я чуть развернул мешок - чтобы струя не испортила письмо к милому моему Санте...
  ...А в кишках опять оказалось полно червей. Они извивались, расползались по комнате. Я давил их подошвами. Ну почему в Новой Англии все свиньи страдают от ленточных паразитов? Надо пожаловаться в...
  ?Далее почерк меняется на скачущий, неразборчивый.?
  Старик положил окровавленный нож на стол и придвинул к свече отрезанную голову. Натянул на нее красный с белым колпак. По неровным доскам, из которых был сколочен стол, расползалась лужица крови.
  Газа здесь не было, электричество тоже. Зато хватало дерева - с кухни доносилось потрескивание огня и шипение жарящегося мяса. Наверное, очень скоро дом сгорит... Ну и ладно, подумал Мак, не дом и был. Он аккуратно вложил письмо в потребовавший столько трудов почтовый ящик. В ящик, который может сработать лишь раз в году...
  Потом он пошел на кухню, откуда все сильнее доносился аромат жареного мяса. Через четверть часа старик вернулся. За спиной, в раскрытой двери, встали сполохи пламени. Начинался пожар.
  - Санта-а-а-а!!! - казалось, ветхий дом сейчас рухнет от вопля. - Ты слышишь меня, Санта-а-а-а!!!
  И - трепетным эхом послышался тихий ответ:
  - Санта-а-а...
  Мак облегченно вздохнул, взял в руки зеркало. Всмотрелся свое отражение.
  Морщинки на щеках исчезли. Все до одной. Он убрал зеркало в портфель.
  - Свершилось... Спасибо, спасибо, милый мой Санта... Буду жить... жить... жить...
  
  12.
  От чтения ее отрывает радостный крик одного из обыскивающих. Найдена тетрадь - большая, действительно напоминающая старинную конторскую книгу. Дневник Свинопаса. На вид дневнику немало лет. Потрепан, на обложке застарелые бурые пятна.
  Шеф полиции раскрывает тетрадь, быстро пролистывает. Сомнений нет - оно самое, та же желтоватая бумага, многие листы вырваны.
  Протягивает Скалли:
  - Займитесь. Здесь же, немедленно. Я свяжусь с ребятами в аэропорту, там уже приступили к расчистке полосы. Пусть ищут среди ждущих вылета пассажиров заодно и женщину пожилых лет. Трансвестит, кто бы мог подумать...
  Скалли, не медля ни минуты, приступает к чтению. Время работает против них - на трассах сейчас наверняка тоже полным ходом идут снегоуборочные работы. Очень скоро Форт-Тийч будет разблокирован.
  Она открывает первую страницу - может быть, автор там представился по всей форме? Напрасная надежда...
  
  
  Дневник Свинопаса.
  Самые первые записи
  (чернила старые, выцветшие, почерк четкий, ровный)
  
  Санту мы нашли под обломками хижины. Странным было то, что все вокруг выгорело, а место, где прятался Санта, не пострадало. Наши летчики старались от души, засыпая бомбами и заливая напалмом деревню. Санта лежал на земле целый и невредимый - ни единого ожога, ни единой царапины. Сержант резко поднял Санту и просунул ему в рот нож...
  Мы и слова не могли произнести, когда увидели в его руках язык, похожий на розовую аппетитную свиную сардельку. Сержант швырнул язык в кусты...
  ...В деревне, кроме Санты не было ни одного человека. Похоже, люди покинули деревеньку за несколько часов до начала атаки... Но между пепелищами бродили свинки местной породы - не крупные и не жирные. Не иначе разбежались и пересидели бомбежку в лесу. А потом вернулись на привычное место. Это оказалось очень кстати. Запасы жратвы у нас кончались...
  Большой Билл уложил свинку с первого выстрела. На ужин была свинина...
  
  
  
  13.
  Не то, всё не то... Объясняет, кто такой "наш Санта" - но не дает ключа к личности Свинопаса.
  Скалли быстро пролистывает начало, середину - многие листы вырваны. Доходит до последних страниц. Выцветшие чернила сменяются здесь гелевой ручкой - буквы свежие, яркие. Скалли читает внимательно. Бессистемность изложения осталась прежней, мысли автора скачут совершенно непоследовательно - порой не понять, вспоминает он вчерашний день или дела давно минувших лет. Но кое-что начинает проясняться.
  Тем временем работа на месте происшествия заканчивается - Скалли садится в машину, так и не отрываясь от тетради.
  По дороге на полицейскую рацию приходит сообщение. Еще один труп, совсем свежий - на этот раз не Санта-Клаус, а водитель легковой машины, найденной на Либерти-стрит. Но способ убийства тот же, что и в эпизодах с Вильямсом и Керти - водитель задушен наброшенной сзади на горло веревкой. И - в машине обнаружена синяя женская куртка. Именно в такой была неудачно напавшая на Санта-Клауса женщина. Кольцо вокруг Свинопаса стягивается все туже - окрестности Либерти-стрит оцеплены, подозрительные места проверяются по второму разу. Все свободные силы полиции и вновь поднятые по тревоге добровольцы подтягиваются туда. Машина высаживает Скалли у полицейского управления - и тоже едет в район Либерти-стрит.
  Скалли остается. Она не уверена в успехе новой облавы. Ей кажется, именно последние записи - ключ к разгадке. Мест с аккуратным и четким почерком почти не осталось. Вернее, оба почерка стали почти неразличимы. Скалли с огромным трудом продирается сквозь бисерно-мелкие и угловатые каракули Свинопаса. Чем-то они напоминают ей иероглифы...
  
  
  Дневник Свинопаса.
  Последние записи
  (чернила свежие, почерк одинаковый, практически не меняющийся)
  
  Снова у меня чесалось ухо. Ухо, которого нет. Его отстрелил сержант в тот день, когда мы наконец дождались "Оклахому"...
  Но сначала была птица. Опять та же птица. Я краем глаза засек в небе какое-то движение - "Оклахома"? - нет, громадная птица тяжело махала крыльями. А в клюве... Я пригляделся. Точно. В клюве был невообразимых размеров бутерброд с красной икрой... Прошлый раз был копченый окорок - не иначе как слоновий... Стоило бы проследить, откуда летает эта пташка... Икринки падали с бутерброда - огромные, как арбузы.
  Я Мак-Рей!!! Я Мак-Рей!!! Я никогда, никогда, никогда не был во Вьетнаме!!!
  А почти долетев до земли, икринки почему-то превращались в свиные головы. Аппетитные сочные свиные головы... Я побежал к ним - мы спасены! СПАСЕНЫ!!! Без всякой "Оклахомы"! Но головы стали взрываться - осколки черепов вспарывали воздух, земля рвалась фонтанами к небу. И я залег, плача...
  Потом на поле появился большой десантный вертолет. Только что не было его - и появился. Он приземлился на одно из бледно-зеленых пятен. Когда шасси коснулись земли, из раскрывшейся со щелчком двери наружу высыпала орава солдат. Это было долгожданная "Оклахома"! Я, не видя больше Нашего Санты, встал, и, сделав два шага вперед, замер... С противоположной стороны поля к вертолету бежали Чез, Никсон, Билл и Маг...
  Мертвый Чез. Мертвый Никсон. Мертвые Билл и Маг. Большой Билл сильно отставал - ступню ему оторвало противопехоткой. Мертвецы на бегу выкрикивали приветствия, забыв о том, что в лесу могут находиться вьетконговцы.
  - Что происходит? Вы же погибли еще вчера!
  Я, не веря своим глазам, сделал шаг назад.
  - Черт...
  Нога уперлась во что-то мягкое. Санта?!.. Медленно оборачиваясь, я напряг палец на спуске. Наш Санта! На земле лежал десятилетний паренек, с которым мне посчастливилось познакомиться в ноябре, в небольшой деревушке, от которой до Меконга примерно десять минут ходьбы. После того, как паренька взяли в отряд проводником, ребята окрестили его Санта-Клаусом. Это прозвище прикрепилось к маленькому мальчику потому, что у него была длинная седая борода и густые брови. Мальчик - не мальчик, старик - не старик. Мутант! Таких во Вьетнаме много, из сорока с лишним миллионов примерно каждый десятый. Или каждый пятый. Может, вообще каждый... Это началось после первых химических атак.
  Ты сам мутант, Стив!!! МУТАНТ!!! А Я МАК-РЕЙ, МАК-РЕЙ, МАК...
  - О Боже!
  Возле нашего проводника и спасителя сидел сержант. Он отрезал Санте руку - и никак не мог отрезать. Потому что смотрел на меня. Глаз у сержента не было - ямки с шевелящимися червями.
  Сталь штыка скребла по кости. Черви извивались.
  - Зачем, зачем, зачем... - твердил я. - Ведь "Оклахома"...
  Сержант рванул надпиленную руку изо всех сил. Рука оторвалась. Кровь не текла - она вся вышла из перерезанной глотки. Пропитала седую бороду Санты. За что тебя, мой Санта... Вслед за рукой из раны потянулось что-то мерзкое, длинное... Сержант, не глядя, махнул по этому штыком.
  - Держи, - сержант протянул мне окровавленную руку. - Жри!
  Я непонимающим взглядом посмотрел вначале на сержанта, потом на мертвого Санту. И тут что-то во мне надломилось. Я направил винтовку на сержанта в тот момент, когда он абсолютно спокойно произнес:
  - Санта перед смертью попросил о том, чтобы мы его съели...
  Съели? Санта попросил о том, чтобы мы его съели? Что за бред? Чушь собачья.
  - Жри! - Сержант кинул руку мне под ноги.
  Я ничего не мог сказать. Только молча мотал головой. Он был святым, наш Санта. Святым...
  - Санта сказал, что только так мы сможем избежать смерти. Жри!
  Я мотал головой. Сержант выстрелил. В меня, из пистолета. Не знаю, как он смог прицелиться своими червяками. Пуля попала в ухо. Кровь потекла на шею. Боли я не почувствовал.
  - ЖРИ!!!
  Нет, нет, нет...
  - Вторая - в лоб! - прохрипел сержант, поднимая пистолет.
  Не хочу... Санта, мой милый Санта, сделай чудо...
  И он сделал чудо. Последнее свое чудо. Это оказалось чудесней всего, даже того случая, когда меня разнесло на куски прямым попаданием 105-миллиметрового снаряда - и я не умер...
  Санта исчез. На земле лежала свинка, розовая упитанная свинка.
  Два штыка от винтовок "Гаранд" поворачивались над крохотным костерком. Запах ласкал ноздри. Пересохшие рты наполнялись слюной. Мы не смогли дождаться - и вгрызлись в полусырую свинину.
  - Ну вот, Стиви, - прочавкал сержант почти ласково. - Я же знал - раз ты сумел его зарезать, сумеешь и съесть... Кстати, обернись!
  Я, обернувшись, увидел пылающую "Оклахому". Фигурки катались по земле, объятые напалмовым пламенем. Вертолету пришел конец, и людям тоже, но давешней птице показалось этого мало, она прошла на второй заход. Я заметил белые буквы на ее оранжевом брюхе: "USAАF".
  Сержант сыто рыгнул, и продекламировал:
  
  Оклахома - штат богатый,
  Гребут пшеницу там лопатой!
  
  Его черви шевелились в такт словам.
  Раскрыв тетрадь, Мак принялся писать:
   "Меня зовут Джейсон Мак-Рей. Я родился в прошлом веке, в тысяча девятьсот тридцать втором году. Это уже шестьдесят девятое Рождество, которое случается на моем веку. Санта-Клауса я съел во вторник. После того, как начался проливной дождь. Дожди на Рождество большая редкость. По крайней мере, на моей родине, в Айдахо. Многое ли осталось в моей памяти с той давней, вьетнамской поры? Трудно сказать, но это уже пятидесятый Санта-Клаус, которого я съел. Все они превращались в свиней, вроде того, которого я съел на пару с сержантом. Мир его праху! Сержант Эйб Рабинович почил через год после окончания Вьетнамской кампании. Он умер под Рождество... от голода. Уморил себя сам. А я живу. Три года назад я был на приеме у врача. Тот сказал: "Гм-м, весьма и весьма странный вы, дедушка. Вам уже шестьдесят девять, а вашему организму может позавидовать любой юнец...". Диета, правильная диета, подумал я тогда и ничего ему не сказал. Ешь свинину под Рождество - и постоянно будь молодым. Это не шутка. Если сравнить фотографии, сделанные во Вьетнаме и мои тогдашние, трехлетней давности - различий не найти. Я внешне не постарел. То же лицо, те же глаза. Даже волосы не поседели. Ничего не болело - лишь постоянно чесалось отстреленное сержантом ухо. Но я сдерживался, не чесал при людях - дурная привычка.
  Год назад все изменилось. Мое письмо не дошло до милого моего Санты. Не дошло... Я стал стареть... Я не знал, что делать... Я вернулся сюда, где начал свой путь - не помогло. Я снова и снова посылал письма к Санте - и не слышал ответа... Неужели я остался один???... Где ты, милый Санта?
  Мне кажется - я слышу порой его слабый голос. Изнутри... Санта во мне, и мне надо отправиться во Вьетнам. И выпустить его на волю. Тогда он отпустит меня... Может, это и бред. Но я устал есть свинину на Рождество. Устал - и не могу остановиться... Билет до Ханоя в кармане. Осталось последний раз плюнуть на землю этой страны.
  До встречи, милый Санта!"
  Мак-Рей поставил точку и закрыл тетрадь. Он уже не помнил, что написал. Его губы шевелились, и раздавались звуки - но он не понимал слов. Потому что Стив (Я?) никогда не пытался выучить вьетнамский язык... Всё закончилось. Джейсона Мак-Рея - придуманной личности, литературного персонажа - больше нет... Здравствуй, милый Санта.
  
  
  14.
  Она дочитывает последнюю страницу как раз в тот момент, когда в управление возвращается Малиновски. Он взбешен - дичь опять ускользнула.
  Бросает на стол синюю куртку.
  - Посмотрите! - говорит он Скалли. - Чертовщина какая-то... Он что, бесплотный призрак? Или новая модель терминатора?
  Скалли смотрит. На куртке четыре отверстия. Два на спине - ровные, аккуратные. Два на груди - с рваными краями, наружу торчат волокна утеплителя. Санта-Клаус не промахнулся. Но внутри - никаких следов крови.
  Скалли подзывает Меллоу (он вернулся вместе с шефом полиции).
  - Наденьте. Размер вроде ваш.
  Хомяк мнется и колеблется.
  - Надевай! - рявкает Малиновски.
  Хомяк понуро вздыхает и облачается. Куртка ему действительно впору.
  Скалли и шеф полиции обмениваются взглядами. Однако... Одна из пуль прошла в районе сердца, другая - в непосредственной близости от позвоночника. Человек с такими ранами никак не мог продолжить бег...
  - Трюк... - говорит Малиновски неуверенно. - Снял, натянул на что-то, - и прострелил... Но зачем, черт возьми?!
  Скалли качает головой.
  - Не думаю... Помните, эпизод в дневнике, где комбинезон солдата превратился от пуль вьетконговцев в москитную сетку? А парень остался цел и невредим?
  Малиновски тоже читал дневник - вернее, лишь вырванные из него листы. И реагирует на такую ссылку однозначно:
  - Бред! Весь дневник - бред!
  - Возможно. А то, что человек за тридцать три убийства не оставил ни единого ведущего к себе следа - не бред? У вас большой опыт - вы когда-нибудь слышали о таком? Не бывает серийников-невидимок! Не бывает! Кто-то что-то да заметит неладное...
  - Вы предлагаете принять на веру всю ахинею, что Свинопас тут написал?
  - Не всю. Лишь последний пассаж. Посмотрите...
  Оба склоняются над дневником. Читают вместе.
  - Решил, значит, плюнуть... - цедит шеф полиции. - Как бы эта страна тоже не плюнула ему в спину - свинцовым плевком. Вы считаете, это имя - Джейсон Мак-Рей - подлинное?
  Скалли с большим сомнением пожимает плечами.
  Шеф связывается с аэропортом. Через несколько минут выясняется: человек с таким именем не брал билет ни на один из предстоящих или отложенных из-за непогоды рейсов. Что, впрочем, ничего не значит.
  - Он не проскочит, - говорит Малиновски уверенно. - Ни под своим именем, ни под чужим, ни в мужском обличье, ни в женском... Аэропорт под плотным контролем.
  - До сих пор Свинопас проскакивал сквозь все расставленные сети. Если - в порядке бреда - предположить, что он не просто субъективно чувствовал себя моложе после каждого акта каннибализма? Если - действительно молодел? Или - становился способен внушить это и окружающим, и даже себе самому?
  Она видит, что Малиновски не верит. Спрашивает его резко:
  - Когда вылетает первый самолет?
  - Через полчаса.
  - Куда?
  - Во Фриско, с посадкой в Карсон-Сити...
  - Из Сан-Франциско наверняка есть прямые рейсы на Ханой. Я еду в аэропорт. Вы - как хотите.
  Скалли встает из-за стола, надевает пуховик, перекладывает пистолет в наружный боковой карман. Выходит. Малиновски, помедлив несколько секунд, - за ней.
  
  
  15.
  Они едва успевают - на восьмимильной дороге, ведущей к аэропорту, ликвидированы далеко не все последствия снегопада.
  Когда Малиновски и Скалли торопливо входят в диспетчерскую аэропорта, пассажиры уже прошли регистрацию. Вот-вот отправятся к самолету.
  - Задержите посадку, - командует шеф полиции.
  Начальник аэропорта недоволен - люди и без того сутки просидели в ожидании летной погоды - но подчиняется. Пассажиры остаются в накопителе - небольшом зале, выход из которого ведет прямо на летное поле.
  Пару минут спустя Малиновски просматривает список пассажиров, параллельно слушая объяснения О?Нила - седовласого ветерана полиции Форт-Тийч. Патрик О?Нил служит тридцать семь лет - и, кажется, нет в городе человека, которого он не знает. Именно поэтому О?Нил был назначен руководить прикрывавшей аэропорт командой полицейских.
  - А это кто такая - Гортензия Донелли? - спрашивает шеф полиции.
  - Теща Мэлса Седжена, - без запинки выдает Патрик из своей головы-компьютера. - Прилетала погостить из Невады, но Рождество торопится встретить дома.
  Шеф продолжает изучение списка.
  - Так... Так... Баскетболисты, надо думать, вне подозрений... Зараеску - кто такой? Вроде не из местных.
  - Приезжий, но весь снегопад не покидал аэропорта. Личность колоритная, и все время был на виду...
  Дальше Скалли не слушает. Идет в накопитель. Медленно ходит среди пассажиров, вглядывается в лица. Ожидает какого-то внутреннего толчка, всплеска интуиции, позволяющего понять: он! Свинопас!
  Ничего. Лица как лица - напряженные, усталые, недовольные еще одной задержкой. Скалли натянута, как струна, все чувства обострены, она замечает самые тончайшие нюансы мимики, видит и оценивает самые малозаметные рефлекторные жесты... Ничего.
  Входит Малиновски. Встречается с ней глазами. Еле заметно качает головой. Скалли повторяет его жест... Репродуктор объявляет посадку.
  Взлетная полоса расчищена - темно-серый шрам на безбрежной белизне огромного поля. Расчищены и рулежные дорожки для самолетов. Но автобусу по сугробам не проехать. И пассажиры идут пешком, по одному, по узенькой протоптанной дорожке, протянувшейся от аэровокзала к середине ВПП, - в начале которой застыл "Боинг".
  Скалли и Малиновски в это время шагают к выходу из аэропорта. Скалли мрачна. Впервые ее подвела интуиция. Впервые отказало шестое чувство. Шеф полиции говорит утешающе:
  - До Ханоя можно добраться разными путями...
  Рядом, у стойки досмотра, - два молодых парня, сотрудники аэропорта. Смеются. Скалли внезапно хватает шефа за рукав. Тот замолкает. Оба слышат обрывок фразы одного из парней:
  - ...поросята! Нет, ты представляешь, просветили багаж: полный чемодан разных статуэток - и сплошь поросята!
  Скалли и Малиновски ревут в один голос:
  - У кого???!!!
  Парень - говоривший про поросят - объясняет сбивчиво:
  - Тут... на посадке... девчонка, лет пятнадцати... похоже, китаяночка, симпатичная... а может, и...
  Они уже не слышат. Мчатся обратно. Накопитель, удивленные лица персонала, хлопок двери, морозный ветер в лицо... Цепочка пассажиров тянется медленно, задние еще не дошли до серого бетона. Они мчатся, догоняют, бегут рядом, по колено в снегу, торопливо заглядывая в лица...
  Она! Симпатичное молоденькое лицо выглядывает из капюшона парки. Действительно, китаянка... Или...
  ИЛИ ВЬЕТНАМКА??
  - Извините, мисс... - с трудом хрипит запыхавшийся Малиновски. - Разрешите еще раз осмотреть ваш багаж.
  Скалли не говорит ничего. Опускает руку в карман, нащупывает рукоять пистолета.
  Глаза девушки удивленно округляются. Ничего не произнеся, она ставит чемоданчик на сугроб, щелкает замками.
  Черт! Никаких поросят! Немного одежды, яркий плоский пакет с иероглифами, пять или шесть Си-Ди...
  - Ваше имя? - резко спрашивает шеф полиции. Резкость маскирует растерянность.
  - Ли Фей, - говорит девушка.
  - Куда следуете?
  - В Лос-Анжелес, к родителям. - В ее мелодичном голоске слышен легкий акцент.
  Еще несколько столь же бесплодных вопросов-ответов. Скалли молчит, кусает губы.
  Остальные пассажиры уже поднимаются по трапу. Стоящая внизу стюардесса машет рукой Ли Фей.
  - Извините, мисс... - повторяет Малиновски. Он готов признать ошибку и распрощаться.
  Скалли вынимает руку из кармана. Нагибается, касается пальцами плоского пакета. Что за... Вместо ровной глянцевой поверхности пальцы ощущают нечто небольшое, неровное, с вмятинками и выступами.
  - Стоять!!! - орет над ухом Малиновски.
  Скалли поднимает голову. Девушка, почти не проваливаясь, бежит к самолету напрямик, по сугробам. Но ее крохотные, изящные башмачки оставляют следы огромные, мужские, восьмого или девятого номера...
  "ЗИГ-Зауер" грохочет ей вслед. Через долю секунды к нему присоединяется пистолет Малиновски. Получи!!! За Фреда!!! Скалли стреляет в тело, в голову, в шею - должны же быть у твари уязвимые точки! Должны!!!
  Она не промахивается. Но эффект нулевой. Бесформенная серая фигура - явно ставшая выше и шире, чем миниатюрная Ли Фей, бежит и бежит...
  Стрельба заканчивается - вместе с обоймами.
  Они бросаются вслед - и тут же вязнут по пояс. По инерции пытаются было таранить сугробы...
  Серое нечто подбегает к трапу. Поднимается по нему - вместе со стюардессой. Неужели та ничего не видела? - думает Скалли. Не слышала выстрелов? И сам себе отвечает: не видела. И не слышала.
  Самолет медленно начинает движение.
  - Назад! - кричит Малиновски. - В диспетчерскую! Свяжемся с пилотами!
  Они продираются сквозь сугробы обратно на тропинку. Там - у опрокинутого чемоданчика - куча маленьких поросят. Ярких, разноцветных...
  Диспетчерская. Сквозь широченное окно видно, как вдали "Боинг" отрывается от земли. Малиновски грязно ругается. Радист - бледный, волосы слиплись на потном лбу - нервно колдует над аппаратурой. Из нее - лишь вой, треск, скрежет...
  - Мать вашу... - опускает руки радист. - Похоже, у них на борту был активный постановщик помех. И только что врубился на полную катушку...
  Скалли думает: так оно и есть. А пилоты, наверное, слышат сейчас спокойный голос диспетчера, говорящий именно те слова, которые они ожидают...
  - Связь с Карсон-Сити! - отрывисто командует Малиновски.
  Бесполезно, думает Скалли. Разве что сбить "Боинг" на подлете - и то без какой-либо гарантии... Тварь улетит в Ханой. Тварь, много лет крохотным отравленным зернышком сидевшая в съевшем ее психе - и прораставшая, прораставшая, прораставшая... Тварь улетит в Ханой. Но, может быть, когда-нибудь вернется... Скалли будет ждать. Терпеливо ждать и тщательно готовиться. Не бывает абсолютно неуязвимых людей и не-людей...
  Она медленно идет к выходу. До Рождества осталось совсем недолго. Тетя Мергерит, наверное, хлопочет у духовки - в честь приезда Скалли она обещала запечь вместо традиционной индейки молочного поросенка. И наверное обидится, когда гостья не возьмет в рот ни кусочка...
  Скалли выходит на улицу. Покров туч становится все реже - в их разрыве видна первая звезда.
  
  15.
  Стюардесса, затянутая в униформу "Эйр-Америки", негромко обращается к средних лет даме, сидящей на первом за пилотской кабиной ряду кресел - та не то дремлет, не то задумалась.
  - Миссис, извините, вы будете ужинать? У нас сегодня праздничный ужин - в полете мы встречаем Рождество.
  Коллектив стюардесс чисто женский - ни одного мужчины-стюарда. И на девушке, поверх униформы, - распахнут легкий, из тонкой ткани, полушубок. На голове - красный колпак из такой же ткани с невесомой белой опушкой.
  Дама открывает глаза - она вовсе не спала. И видит: затянутая в униформу, над ней наклонилась аппетитнейшая розовая молодая свинка.
  Дама улыбается. Протягивает руку, ласково гладит нежнейшую щетину чуть выше переднего копытца.
  - Буду, милочка, обязательно буду!
  И вновь плотоядно улыбается.
  
  
  Санкт-Петербург 09.12.2003 0:10:59
Оценка: 4.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"