Гросс Павел: другие произведения.

Новый год

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Девочка вспомнила, что некогда в их квартире жили собака и кот. Собаку звали Полканом, а кота почему-то Бегемотом. Сначала пропала собака. Все долго горевали, думали, что забыли закрыть дверь, и Полкан выскочил на улицу. Попал под артобстрел или бомбежку. Одним словом, собаку больше никто никогда не видел. Мама сказала, что Полкан погиб и теперь ему хорошо. Он далеко -- на небесах, а там все тихо и спокойно, даже "Мессершмиты" немецкие не летают. Варя поверила маме, как теперь в то, что сказал Маше сказочный старичок. Через месяц исчез Бегемот, а вечером того же дня мама принесла с работы мясо кролика. Правда, на его лапках не было шерсти. Кролик был вкусным, хотя до войны Варя крольчатину не любила. Она не могла поверить, что Звонка-Прыгунка можно запросто скушать.

    Заявлен на "ИНТЕРПРЕССКОН-2004" в номинацию сверхкороткие рассказы. Результат оглашу после 7 мая 2004 года.


  
  Павел Гросс
  Екатерина Badabums
  
  Новый год
  
  
  'Вечером, когда дети смирно сидят за столом или на своих скамеечках, является Оле-Лукойе. В одних чулках он подымается тихонько по лестнице, потом осторожно приотворит дверь, неслышно шагнет в комнату и слегка прыснет детям в глаза сладким молоком. Веки у детей начинают слипаться, и они уже не могут разглядеть Оле, а он подкрадывается к ним сзади и начинает легонько дуть им в затылок. Подует -- и головки у них сейчас отяжелеют:'
  
  ('Оле-Лукойе', Г.Х.Андерсен)
  
  
  Плед и старенькое клетчатое пальтишко не могли спасти Вареньку от холода. Она сжалась в маленький комочек возле стены и смотрела на постоянно вздрагивающий крохотный огонек свечного огарка.
  -- Маша, ты, правда, видела этого старичка?
  Сестра медленно повернулась. Узкое, почти черное лицо, впалые щеки, ресницы, покрытые инеем. Глаза совсем исчезли, а губы стали синими. Руки едва шевелились, пальцы окоченели и скрючились, как у старухи.
  -- Видела, Варюшка, видела.
  Девочка попыталась встать, но, почувствовав острую боль в животе, только всхлипнула. Ей сейчас больше всего на свете хотелось кушать. Кушать, хоть что-нибудь:
  -- А мама? Мама его тоже видела?
  -- Нет, мама не видела.
  Варя сжала пальчики в кулачки и посмотрела на камин. В комнате давно хозяйничала зима. Хозяйничала с того момента, как девочки сожгли последний табурет. Мебели в квартире больше не было. Дерево можно было найти только на улице, а в такой лютый мороз там лучше не показываться -- замерзнешь и умрешь. Лучше сидеть дома, по крайней мере, ночью. Днем дело другое, упадешь, так может быть, кто-то заметит. А ночью нельзя. Все прячутся: чтобы хоть как-то выжить.
  -- А где мама? -- Варя зажмурилась, так можно было экономить силы.
  -- Мама на работе. Ночная смена. Не хватает снарядов и патронов. Вот ты немного окрепнешь, тоже пойдешь на завод, паек за работу будешь получать. Кушать начнешь -- быстро поправишься.
  Варя работы не боялась. Она совсем недавно с сотнями других жителей города копала лопатой глубокие-преглубокие противотанковые рвы. Это было уже после того, как участились авиационные налеты, начались пожары и немцы захватили последнюю железную дорогу, связывающую город со страной.
  -- А что тебе сказал старичок?
  -- Он сказал, что скоро все закончится.
  -- Больше он ничего не сказал?
  -- Сказал еще, что дарит нам на Новый Год: мясо.
  -- Мясо?!..
  -- Да. Этот старичок-волшебник. С зонтиками. Помнишь, несколько лет назад мама читала нам сказку?
  -- Так это был Оле-Лукойе?
  -- Да, это был он. Маленький-маленький, добрый-добрый. Все время улыбался. Очень смешной.
  В окоченевших руках Маша держала мерзлую лодыжку. Твердую, как кусок гранита.
  -- Хороший старичок, -- Варя открыла глаза, -- но как же мама? Ее не будет с нами на Новый Год, ведь до его наступления осталось совсем мало времени? Жаль, что пушки в полночь не будут стрелять.
  -- Не будут: даже немецкие. Немцы тоже празднуют. С колбасой и сладким горячим чаем. Настоящим, не морковным. А мамы с нами не будет, -- сестра накрыла обрывком полотенца несколько обледенелых кусков мяса, -- нужно делать снаряды и патроны.
  -- Жалко, но когда же она придет?
  -- Не скоро, не скоро. Но придет, как только все сделает, сразу придет.
  -- Как Оле-Лукойе сделал нам подарок?
  -- Очень просто. -- изо рта Маши выплывали клубы пара. -- Он раскрыл свой волшебный зонтик и сказал: 'Вуаля!'.
  -- Как в сказке?
  -- Да, как в сказке.
  -- А мясо мы маме оставим?
  -- Не нужно, она покушает на заводе.
  Варя вспомнила, что мама никогда не кушала в одиночестве. Весь паек она приносила дочерям.
  -- Но она ведь тоже кушать хочет.
  -- Мама поест на заводе. Это мне старичок сказал. Ему нужно верить. Ты ведь веришь Оле-Лукойе?!..
  -- В-е-р-ю, -- прошептала Варя и снова закрыла глаза, -- сильно верю. Как маме:
  Девочка вспомнила, что некогда в их квартире жили собака и кот. Собаку звали Полканом, а кота почему-то Бегемотом. Сначала пропала собака. Все долго горевали, думали, что забыли закрыть дверь, и Полкан выскочил на улицу. Попал под артобстрел или бомбежку. Одним словом, собаку больше никто никогда не видел. Мама сказала, что Полкан погиб и теперь ему хорошо. Он далеко -- на небесах, а там все тихо и спокойно, даже 'Мессершмиты' немецкие не летают. Варя поверила маме, как теперь в то, что сказал Маше сказочный старичок. Через месяц исчез Бегемот, а вечером того же дня мама принесла с работы мясо кролика. Правда, на его лапках не было шерсти. Кролик был вкусным, хотя до войны Варя крольчатину не любила. Она не могла поверить, что Звонка-Прыгунка можно запросто скушать.
  -- Маша, -- девочка негромко чихнула, -- а на заводе тоже будут праздновать Новый Год?
  -- Думаю, да. Зажгут большой костер и заведут граммофон. Весело будет.
  -- Да-а, в-е-с-е-л-о: А еды нам надолго хватит?
  Маша приподняла край полотенца. На столе лежали покрытые тысячей крохотных снежинок ребра. Большую часть подаренного волшебником мяса она спрятала в прихожей, но Варе до него самой не добраться. У девочки неделю назад от голода парализовало ноги. Варюшка их больше не чувствует.
  -- Если будем экономить, скорее всего, на пару месяцев хватит.
  -- Значит, до весны можем дотянуть. Ведь мясо сытнее хлебных пайков?
  -- Сытнее.
  -- Нам троим хватит?
  -- Тебе, мне: -- Маша просунула руку в карман и нащупала мамино обручальное кольцо, -- и маме. Мы не умрем от голода: только если будем экономными.
  Через минуту тихонько скрипнула входная дверь и маленький человечек, одетый в шелковый кафтан, отливающий то голубым, то зеленым, то красным, с зонтиками под мышками, бесшумно выскользнул на лестничную площадку. Превратившись в тень, он поставил у двери квартиры, в которой жили Варя и Маша, пустую бутылочку из-под сладкого молока, улыбнулся, что-то прошептал, и засеменил вниз по ступеням, где его ждали жгучая стужа, ветер, большие-пребольшие сугробы и колючая тьма. Человечек был очень доволен -- в этом городе было много детей, чьи усталые веки только-только начинали слипаться:
  
  СНОСКА:
   Оле-Лукойе -- языческий бог сна и смерти у скандинавских народов.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"