Павлоид Глеб: другие произведения.

Здравствуй, человек

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что же это за зверь такой... идеальный человек?

Здравствуй, человек





  - Как прошел отпуск, товарищ Бирон?
  - Спасибо, Ася, с пользой. Отдохнул отлично... Дай мне что-нибудь поинтереснее, а то соскучился по любимой работе.
  - Вот, ЧП в Луднево, сгорела лаборатория, один пострадавший - профессор Корда, ушибы, небольшой стресс, подозрения на частичную амнезию, - Автоматизированный секретарь выдавил хромированной щелью опечатанную в молочном целлофане папку.
  - Спасибо, - Бирон сорвал пломбу, просмотрел первые страницы, - я пройдусь по верхнему ярусу. Пригласите профессора в мой кабинет.
  - Непременно. Приятной работы, - монитор вышел в дежурный режим с эмблемой Комитета.
  Следователь глубоко вздохнул, расправив плечи, и бодро, с широкой улыбкой огляделся. Родные пенаты, странное двойное ощущение - с одной стороны, вроде бы, уезжал совсем недавно, и месяца не прошло, с другой - как будто целая вечность пролетела, действительно - "подозрения на частичную амнезию".
  Он усмехнулся в коротенькие усы и зашагал по выгнутой спине подъемного пандуса. Справа и слева блестели идеально чистые стекла, отражая румяный огонь зари. Красные блики падали на лица людей, проходящих мимо, кто-то щурился, кто-то скрывал глаза за очками.
  - Привет, Бирон!
  - Привет.
  - Как ты?
  - Да ничего.
  - Когда вернулся?
  - Сегодня первый день.
  - Ну, счастливо.
  Знакомые лица, наполненные энтузиазмом, улыбки, рукопожатия, теплые слова - поток рабочего дня принимал в себя, энергично встряхивал и вел вперед и вверх, дружественной ладонью. Железобетонный муравейник Комитета гудел, простреленный насквозь лучами восходящего солнца в колючем румяно-яблочном воздухе. Бирон вышел на верхний ярус, вдохнул бодрящий морозный ветер и с высоты птичьего полета оглядел просыпающийся город. Каменной технократической черепахой тот лежал далеко внизу, распростертый к горизонту лучами улиц и трасс. И над его тушей реяли скопления дисциплинированных механических мух. Бирон перегнулся через перила и ему захотелось бросить вниз в движущиеся дорожки авто и транспортеров радостный крик... Пискнул зуммер на запястье, вежливо приглашая обратно, в рабочую реальность. Бирон выпрямился, убрал с лица легкомысленную улыбку и быстро зашагал в свой кабинет.
  Его уже ждали. В светлом аквариумном интерьере, с пастельно-салатными стенами из матового стекла, на скромном лаконичном диване перед таким же скромным рабочим столом сидел бледный юноша лет двадцати восьми.
  - Добрый день, - Бирон прикрыл за собой дверь, прошел за стол и вопросительно посмотрел на посетителя, - вы по какому вопросу?
  - Я? - юноша приподнялся, на его белом лице зарделась смущенная улыбка, руки с невероятно большими ладонями, как крылья, взмыли растерянно вверх, - Меня зовут Кирилл Корда...
  - Профессор Корда?.. - Бирон сел, почти упал, в кресло. Сам растерянно раскрыл рот, - Простите, я не ожидал, что у нас уже... такие молодые профессора...
  - Ничего, а вы...
  - Да, - Бирон вскочил и вышел к профессору с вытянутой рукой, - старший следователь Михаил Бирон к вашим услугам.
  Ладонь профессора оказалась теплой и приятно шершавой. Бирон наконец разглядел его глаза - мутно-серые, глубоко печальные, как будто покрытые патиной - и подумал, что профессор не так уж и молод, как показалось на первый взгляд.
  - Присаживайтесь, - следователь сел на противоположный край дивана, - может быть, чай или кофе? Вы вообще успели позавтракать?
  - Нет, спасибо, я не голоден, если только вы сами... - юноша неловко пожал плечами.
  - Ну и я не голоден, - следователь откинулся на спинку, - Честно говоря, мой желудок еще не успел адаптироваться к местному времени, сейчас для него еще глубокая ночь...
  - Приехали издалека?
  - Да, вернулся с Астериона-6. - Понятно, служебная командировка.
  - Нет, просто был в отпуске.
  - На Астерионе? - профессор изумленно приподнял брови.
  - Да... - Бирон смешно наморщил лоб, - напросился в исследовательскую экспедицию, видите ли, даль-проходчик - мое второе призвание, поэтому с удовольствием трачу на него весь свой отпуск.
  - Здорово! - профессор слегка оживился, - Ну и как там... бакены и крабы?
  - Кабены и скрабы, вы хотели сказать?
  - Да! - оба разразились дружным смехом, профессор сконфуженно закашлял, - Именно. Я в космотехнике не особенно разбираюсь.
  - Ну и черт с ней, - следователь махнул рукой, - А вы, простите, специалист в какой области?..
  - Нейрологика развития личности.
  - А точно-точно, - Бирон указал на папку, - я пролистал ваше досье, но еще не успел уяснить в чем там дело, - поджал губы и перешел на более официальный тон, - расскажите подробнее, что случилось?
  - Вы, значит, не в курсе, - профессор потер виски, принимая озабоченный вид, приподнялся, усаживаясь поудобнее.
  - Ну я понял, что сгорела ваша лаборатория, пострадавших нет. Вы отделались легкими ушибами...
  - Да-да, все так... - Корда часто заморгал, голос стал глуше, - в общих чертах...
  - Ну, не волнуйтесь, Кирилл... - Бирон сделал вопросительную паузу.
  - Просто Кирилл, пожалуйста, давайте без отчества.
  - Хорошо, Кирилл, вы не волнуйтесь. То что вас пригласили сюда в Комитет, еще ничего не значит. Вы же не преступник. Тем более в наши дни серьезные правонарушения такая редкость, скажу я вам. Наш отдел расследует все чрезвычайные ситуации и мелкие неприятности в области научных исследований, так что считайте наш разговор обычной формальностью. Мы просто по инструкции должны составить протокол и опросить всех очевидцев инцидента, и я искренне надеюсь, что наша служба не сильно обеспокоит вас и уж наверняка не доставит вам излишних хлопот, после чего вы сможете вернуться к работе.
  - Спасибо, - профессор провел огромной ладонью по загорелому лбу, - Я все понимаю, спасибо. Дело видите ли в том... я обеспокоен, не сколько собственной безопасностью... сколько...
  - Кирилл, давайте-ка все по порядку, - спокойно перебил юношу следователь, - Времени у нас достаточно. Я надеюсь, вы не особенно спешите? Поэтому, сосредоточьтесь, успокойтесь и расскажите все по порядку? Отчего возникло возгорание? Чем вы занимались в это время? Ну и все важные подробности, пожалуйста.
  - Да, по порядку, - профессор громко выдохнул, одернул пиджак, стряхнул пылинки с брюк и заговорил сосредоточенно уставившись себе под ноги, как будто боялся упустить что-то важное: - Вчера, 27 июня 2078 года ровно в 18:00 под моим непосредственным руководством стартовал эксперимент под кодовым названием номер... вернее, без названия, только с присвоенным кодовым номером, согласно журнала учета экспериментов. Ассистентов на время проведения эксперимента у меня не было, в лаборатории присутствовали только я и... доброволец. Техническая часть эксперимента заключалась в проведении гипнотического воздействия на мозг добровольца при помощи типовой установки СКАН с непосредственным контактом психонейронных полей головного мозга экспериментатора, то есть меня, и подопытного, то есть... добровольца, - профессор сглотнул.
  Бирон встал осторожно, чтобы не сбить профессора с мысли и внимательно наблюдая за всеми его движениями. Прошел к столу, быстро наполнил стакан прохладной газировкой и протянул профессору.
  - Спасибо, - юноша быстро, как будто не замечая, отпил и продолжил, - Полное время эксперимента составило около сорока минут, но на заключительной фазе контакта по некоторым не установленным причинам произошло замыкание цепи установки СКАН, в результате чего были выведены из строя все электронные блоки машины, а небольшой статический разряд, проникший в незаземленный контур контакта, шокировал нервные окончания обоих контактеров. В общем, я потерял сознание. Пришел в себя уже только на улице, судя по всему минут через двадцать-тридцать, - меня эвакуировал аварийный робот, но лабораторию, спасти не удалось, кажется, там был взрыв с выхлопом анизотропов... в общем все полыхнуло в считанные секунды.
  Профессор замолчал бессмысленно поворачивая в руках стакан с водой.
  - А доброволец? - выждав паузу, спросил Бирон.
  - Судя по словам ваших экспертов, в помещении никого не осталось.
  - А на улице? Где потом оказался ваш подопечный?
  - Не знаю. В том-то и дело, товарищ следователь...
  - Михаил, - поправил Бирон.
  - Да, Михаил, в том-то и дело, что я совершенно не представляю себе, куда подевался доброволец, - профессор залпом допил воду и протянул пустой стакан следователю.
  Бирон взял стакан и прошел за стол. Веером рассыпал перед собой фотографии с места пожара.
  Так, похоже, что тела не обнаружили...
  - Кто был добровольцем? Вам известен его адрес, телефон, личные данные?
  - Нет, - профессор опустил глаза.
  - То есть.. Совсем? Вы не знаете, даже его имени? Мужчина или женщина?
  - Я этого не помню... даже пол, - тихо-тихо ответил Корда.
  Вот в чем дело, "подозрение на частичную амнезию"... интересно.
  - Кирилл, - Бирон сдержанно улыбнулся и сделал успокаивающий жест, - прошу вас не волнуйтесь. Наверняка, ничего страшного не произошло. Наши эксперты, как вы сами сказали, не обнаружили на месте пожара никаких...В общем, никто в пламени не пострадал, похоже, роботы эвакуировали всех, или во всяком случае люди покинули лабораторию самостоятельно. Давайте вместе вспомним, как, при каких обстоятельствах вы познакомились с добровольцем, согласившемся участвовать в вашем эксперименте?
  Профессор попытался улыбнуться в ответ:
  - Да, меня уже уверили в том, что никто в результате пожара не пострадал. Но, видите ли, я просто-напросто не помню ничего, что было бы связано с личностью моего, как вы его назвали, подопечного.
  - Странно. Вас осматривал врач?
  - Да, провели предварительный осмотр и собеседование.
  - Ага, вот заключение... - Бирон нашел в папке стандартную форму и быстро пробежал по сухим строчкам отчета, - понятно, "вероятное повреждение неглубокой памяти в виду особенностей используемой технологии проведения эксперимента"... Значит, про... добровольца вы ничего не можете вспомнить.
  Профессор покачал головой, виновато глядя на следователя большими печальными глазами.
  - Хорошо, не расстраивайтесь, главное чтобы он был жив-здоров, - Бирон ободряюще тряхнул кулаками, - Что вы еще не помните?
  - Сложно сказать, - профессор крякнул и мрачно усмехнулся.
  - Да, простите, вопрос конечно я вам задал... Расскажите, в чем состояла суть эксперимента.
  Профессор тяжело вздохнул.
  - Должен сразу сказать, что он был несанкционирован с бюро АН.
  - Почему?
  - Видите ли... - замялся профессор, - это было сугубо личное исследование... я, как и вы, был в отпуске и не придал особого значения, вернее, не счел должным...
  - Это усложняет дело, Кирилл. Хотя, если все обойдется... Ну так что за эксперимент?
  - Вы наверняка сочтете меня сумасшедшим, но я пытался создать идеального человека.
  - В каком смысле? - Бирон потянулся к графину и тоже налил себе минералки.
  - В прямом, - профессор расправил плечи, пристально посмотрел в глаза следователя и снова осунулся, нахмурил брови. - Я защитил диссертацию на тему "Положительный образ личности в личностной самооценке и саморазвитие идеального образа себя...", - он осекся и поправился, - В общем, говоря простым языком, я пытался найти ответ на вопрос - почему в человеческой культуре существует образ идеала, к которому во все времена стремились духовно-развитые личности, и как этот образ влиял на самовоспитание и этику. В результате удалось собрать обширный материал, в основу которого легло культурное наследие человечества, ну, в общем, большая часть - это, естественно, литературные произведения. На практике в Университете Маркса мне удалось систематизировать и обработать все материалы с помощью программы Логопед, вы наверное слышали?..
  - Конечно, - кивнул Бирон, - у Комитета есть право доступа к Логопеду около двух часов в год, на ней мы анализируем самые сложные дела и нам вполне хватает этого времени. Отличная программа. Ну в общем, я в курсе, простите, продолжайте...
  - Да, славная разработка, так вот она обработала все мои материалы и выдала единый образ идеальной человеческой личности, записанный в особом коде, специально созданном для этой цели.
  - Интересно, - Бирон осушил стакан, - то есть у вас есть описание идеального человека?
  - Было...
  - Только не говорите, что вы и его забыли.
  - Не в этом дело, - губы профессора еле заметно задрожали, - Во-первых, запомнить весь код вряд ли под силу какому-нибудь человеку. Поэтому я хранил его на жестком диске моего компьютера...
  - А ваш компьютер сгорел вместе с лабораторией.
  - Да, - Корда сокрушенно закивал головой.
  Бирон пробарабанил пальцами по полировке стола.
  - Расскажите подробней, какие материалы входили в вашу разработку... Если желаете, конечно, может быть, это не имеет прямого отношения к инциденту, - добавил он.
  Профессор приподнял голову, взглянул исподлобья на сочувствующее лицо следователя.
  - Да вы, наверняка, все это сами читали... - пожал плечами Корда, - Достоевский, Гессе, Ницше, Макаренко, Соловейчик и тьма других мыслителей занимавшихся вопросами философии и воспитания, включая религиозные работы от Библии до Ошо.
  - А в этом смысле, - понимающе закивал Бирон, - то есть размышления о сверхчеловеке, гармоничной личности, князьях мышкиных, степных волках, искателях, сынах человеческих... все в таком роде?
  Профессор утвердительно тряхнул большой мальчишеской головой.
  - И что неужели удалось все размышления этих умнейших мужей слить воедино? Разве они порой не входили в явные противоречия друг с другом?
  - По-видимому, Логопед справился с этой задачей. Как я понимаю, их противоречия были достаточно поверхностны, а по сути они все говорили об одном и том же. Эту суть Логопед и выцедил из всей горы человеческих мыслей.
  - Потрясающе, скажу я вам, - глаза следователя заблестели неподдельным интересом, - И что теперь, вся работа пошла прахом, в буквальном смысле слова? Неужели у вас не осталось ни одной резервной копии?
  - По вашей терминологии это, кажется, называется преступной самонадеянностью, - обречено произнес Корда.
  - Не совсем точно, но по сути верно, - Бирон встал и прошелся перед окном, заложив руки за спину, - а что дальше, как вы собирались распорядиться кодом?
  - Дальше... - профессор стал растирать длинные раскрасневшиеся пальцы, - Я адаптировал код для гипнотического сеанса через СКАН.
  - Вы хотите сказать, что разработали пакетный гипноз идеальной личности? - изумился Бирон.
  Ну конечно же! Что-то я туго соображаю после отпуска. Значит, исчезнувший доброволец подвергался как раз гипнозу, после которого он проснуться идеальным человеком.
  - Да.
  - Все ясно, профессор... Значит, ваш доброволец - идеальный человек - сбежал.
  - Исчез, - глухим эхом отозвался Корда.
  - Простите, пусть будет - исчез, - согласился Бирон и снова подсел на диван к профессору.
  Внимательно посмотрел в его тусклые глаза, задумчиво покусал нижнюю губу.
  - И у нас с вами никаких зацепок? Кто же был этот доброволец.
  - Я всю ночь пытался вспомнить хотя бы что-нибудь... Но.. - Корда развел ладонями-крыльями.
  - Хорошо, попробуем с другого конца. Куда бы он мог направиться, этот ваш идеальный человек. В библиотеку, в службу спасения, в даль-разведку...
  - Понятия не имею, - нахмурил лоб профессор, - целью эксперимента и было - выявить наклонности и предпочтения идеальной личности. В течение недели я планировал наблюдать за его поведением и вести подробную статистику, в результате... ну что уж теперь.
  - В течение недели? А дальше что?
  - Дальше я бы прервал эксперимент и вернул бы добровольцу его собственную личность.
  - Разгипнотизировали бы, проще говоря, - понял следователь, - А самостоятельно гипнотическое воздействие снимается?
  - К сожалению, нет.
  - Так! - Бирон энергично поднял вверх палец, - Эврика, профессор! Что нужно чтобы разгипнотизировать подопечного? Какое-то кодовое слово, как я понимаю?
  - Наверное, - без энтузиазма отозвался Корда.
  - Что значит "наверное"? Если нам известно кодовое слово, то мы сможем разгипнотизировать пропавшего добровольца, скажем, с помощью тех же средств массовой информации, и таким образом проблема в каком-то смысле будет решена... или вы хотите сказать, - запал следователя испарился, - что тоже не помните...
  Профессор опустил голову.
  - Так-так-так... - Бирон хмыкнул, - во всяком случае, как я понимаю, ваш подопечный ничем не опасен обществу?
  - Надеюсь, что нет. Если только наоборот...
  - Что вы имеете в виду?
  - Ну, - Корда кашлянул в кулак, - Вы уже упоминали Христа...
  - Да что вы, профессор, в самом деле, - Бирон удивленно усмехнулся, - не думаете же вы, что в наше время такое возможно.
  - Для меня вообще всегда было загадкой, как подобное могло произойти когда-либо...
  - К чему этот мрачный пессимизм, Кирилл? Найдем мы вашего Христа и уж, наверняка, раньше, чем он окажется на голгофе, - Бирон искренне засмеялся, но профессор не разделял его энтузиазма, озабоченно покусывая губы, и следователь снова принял серьезный вид, - Послушайте, давайте мыслить логически, если ваш подопечный идеальная личность, то нам достаточно просто объявить в СМИ, что мы его разыскиваем, просим откликнуться и назначить место встречи, в конце концов, просто попросить придти к нам в Комитет. Он же не станет скрываться. Разве у него есть на это причины?
  - Ничего не выйдет.
  - Почему?
  - Он не знает, кто он такой.
  - Вы хотите сказать, что не предупредили его о цели и результатах эксперимента?
  - Предупредил, но... - Корда опять вздохнул и еще больше осунулся, - в общих чертах, без подробностей. Видите ли, Михаил, во-первых, это требовалось в целях чистоты эксперимента... Во-вторых, одной из особенностей идеальной личности, выведенной Логопедом, является то, что она не должна знать о своей исключительности.
  - Ну да, вполне логично, - озадаченно произнес Бирон. - Такой невинный, чистый одуванчик... Выходит, даже Христос не был идеалом, когда рассказывал всем, что он Сын Человеческий, да и вообще, получается, что он слишком много якал, "Я есмь то, я есмь сё..." и все такое.
  - Наверное, не могу судить.
  - Да, Кирилл, задачку вы нам задали, по-профессорски, - Бирон поднялся, вернулся за свой стол, - Значит, мы ищем не известно кого, наделенного неизвестными мифическими свойствами под кодовым названием "идеальная личность" или попросту "мессия", и плюс ко всему он сам об этом ни сном ни духом.
  Следователь сел за стол, но неожиданно переменил решение, встал и прошел обратно к профессору.
  - Знаете что, давайте пройдемся, а то мне становится не по себе в четырех стенах, пусть даже стеклянных. Да и вам не помешало бы подышать свежим воздухом.
  Профессор машинально кивнул и неловко поднялся с дивана.
  - Расскажите еще раз, - Бирон сделал пригласительный жест в сторону двери, - каковы были все-таки условия эксперимента. Доброволец не знал подробности проводимого гипноза - это раз, вы собирались вывести его из состояния внушения через неделю наблюдений - два, еще что?
  Он вышли из кабинета, и Бирон повел профессора в сторону рекреации по ярко освещенному просторному коридору, внимательно наблюдая за его скованными жестами.
  - Да, я не сообщил, во всяком случае, по условиям просчитанным, кстати, тем же Логопедом, не должен был сообщать гипнотизируемому все подробности. После сеанса ему вообще нельзя было помнить о предмете эксперимента, то есть он воспринимал бы нашу встречу, как рядовую беседу или что-то в этом роде... точно не помню. После чего вернулся бы к своей обычно жизни.
  - Но уже наделенный идеальными качествами.
  - Да, качествами идеальной личности, - поправил Корда, - Через неделю мы встретились снова, и я вывел бы его из гипноза, сообщив уже все подробности опыта, и составил бы соответствующий отчет.
  Бирон подхватил профессора под локоть и негромко произнес:
  - Да, похоже, что тут и с этической стороной вашего эксперимента не все так просто. Не правда ли, профессор? Может быть, поэтому вы не спешили регистрировать его в бюро АН?
  Корда согласно кивнул.
  - Честно говоря, Я опасался встретить недопонимание...
  - Представляю... - Бирон теснее прижался к профессору, - Скажите, Кирилл, не как следователю, а как простому человеку. Мне на самом деле очень интересно... ради чего вы занимаетесь такими исследованиями, что вы хотите принести миру?
  Профессор прикусил губу и долго молчал. Они вышли из коридора в атриумное пространство рекреации, наполненное гулкими рабочими звукам и негромкой фоновой музыкой. Бирон подвел задумчивого Корду к скамейке у фонтанчика в искусственных экзотических зарослях. Сели молча. Следователь терпеливо ждал ответа.
  - Честно говоря, сейчас мне уже сложно ответить на ваш вопрос, - наконец-то глухо сказал профессор, не поднимая глаз, - Действительно, ради чего все это было нужно...
  - Ну что вы профессор, - Бирон дотронулся до его плеча, - не расстраивайтесь вы так. Мало ли чего не случается, всего не предусмотришь. Вы еще такой молодой, у вас все впереди. Найдем мы вашего сверхчеловека, разгипнотизируем, вот увидите, все будет хорошо.
  Профессор машинально кивнул, не слушая Бирона и продолжил тем же тоном:
  - У меня еще были разные смешные иллюзии на вроде перевоспитания преступников или мессианства на отсталых планетах...
  - То есть вы предлагаете использовать ваш код для гипноза оступившихся членов общества и для поднятия уровня цивилизации на развивающихся планетах?
  - Да. Еще думал, что кто-нибудь захочет загипнотизироваться самостоятельно, ради духовного роста...
  - Вернее, полного его завершения, - Бирон усмехнулся одними губами, - Достаточно спорно, конечно. Лично я всегда считал, что достижение идеала - это труд всей жизни, в каком-то роде, ее смысл. А тут так просто - за один сеанс гипноза. А вообще, разве вы не считаете, что наше высокоразвитое на сегодняшний день общество гораздо более эффективно справляется с этой задачей?
  - Задачей гипноза? - без доли иронии переспросил профессор.
  - Задачей воспитания гармоничной личности.
  Профессор пристально посмотрел на Бирона, словно пытаясь понять истинную причину его вопросов. Молча пожал плечами, думая уже о чем-то другом.
  - К тому же, честно вам скажу, Кирилл, тут попахивает... ну в общем, в истории уже были прецеденты создания идеальных рас. Все они закончились известно чем. Вот вы сами упомянули Ницше...
  Корда выпрямился и метнул на следователя недовольный взгляд.
  - Вы не совсем понимаете... - горячо начал он, - причем здесь Ницше? Мой метод предполагал совершенно другой подход, к тому же... - профессор остановился и в сердцах махнул рукой.
  - Простите, Кирилл, я не хотел вас обидеть, - произнес Бирон. - Может, я действительно что-то недопонимаю. Простите.
  Он посмотрел на сгорбившуюся спину профессора, на его массивные ладони, неспокойно сплетающиеся пальцы.
  Хотя какой уж из него шовинист, не говоря уже о фашисте. Зря я его обидел. Обычный юношеский максимализм, с его вечным романтизмом, самоотверженностью, розовыми идеалами. Вон, как он переживает... Нет, он совсем не скрытый злодей, готовый ставить рискованные эксперименты на невинных пациентах. В первую очередь он все испытает на себе, прежде чем нести людям... Стоп! Как же я раньше не догадался...
  Бирон прикусил кулак, украдкой изучая задумчивое лицо профессора.
  Если это правда, если все так и было - то есть, если он сам себе сделал внушение, что он - идеальный человек, то... то все становится на свои места, и совершенно понятно, почему его пациент исчез, так как он сам им и является. А по условиям эксперимента, подопечный ничего не должен знать о целях и условиях проводимого опыта. Круг замыкается - память профессора блокируется, и он думает, что его доброволец растворился в пространстве!
  Бирон потер вспотевшие ладони.
  - Скажите, Кирилл, - осторожно спросил Бирон. - если вся загвоздка в вашей памяти, которая скрыла в себе личность добровольца, то не можем ли мы теми же способами, из-за которых произошла амнезия, ее устранить? У нас найдутся высококвалифицированные специалисты по гипнозу. Нам нужна только достаточно веская причина, то есть нам нужно точно знать, о том, что кто-то действительно пропал или что ему угрожает реальная опасность. Или... если вы сами - добровольно - захотите пройти сеанс, в интересах следствия, как говорится.
  Профессор ничего не ответил, только сосредоточенно скреб ногтем ладонь.
  - Как вы на это смотрите, - прямо спросил Бирон, - готовы прибегнуть к помощи наших гипнотизеров?
  - Нет, - хрипло ответил Корда после секундного размышления. - Во всяком случае не сейчас.
  - Почему?
  Профессор скрипнул зубами.
  - Извините меня, я еще не готов. Не знаю, как вам объяснить... Может быть, позже.
  - Хорошо, - Бирон пожал плечами. - Я вовсе не настаиваю. Вы вправе выбирать сами. К тому же, вряд ли корректно с моей стороны предлагать вам сеанс гипноза после того, что вам пришлось пережить. Как говорится, ни слова о веревке в доме повешенного...
  Профессор поднял на следователя тяжелый измученный взгляд.
  - Знаете, о чем я только что подумал? - Бирон с удивлением почувствовал, что взгляд Корды смутил его, - Я подумал, а что если вы сами и были тем подопытным. Вполне логично было бы предположить, что вы как истинный профессор-первопроходец испытываете все вакцины на себе.
  Корда усмехнулся.
  - У вас, товарищ следователь, как у истинного сыщика переразвитое чувство подозрительности. А вы думали, что подопытным могли быть и вы сами?
  Теперь хмыкнул Бирон.
  - Действительно. Это мне в голову не пришло.
  - Конечно, ведь по условиям эксперимента, вы ничего не должны подозревать.
  - Да уж, - следователь почесал затылок.
  А профессор чертовски прав... что он говорил про ощущения добровольца после сеанса? Он воспринял бы их встречу, как рядовую беседу. Разве что какое-то еле заметное чувство беспокойства и неуверенности, как после длительного отпуска...
  Бирон не удержался и засмеялся, пораженный непроизвольной волной собственной фантазии.
  Профессор грустно смотрел на него, не видя причин для смеха.
  - Вы безнадежно запутали это дело, Кирилл. Теперь получается, что добровольцем, которого мы ищем может быть любой человек на земле, включая нас с вами. Он повсюду и одновременно нигде, он есть все и никто.
  Помолчали, каждый о чем-то своем под хрустальное журчание фонтана.
  - Кажется, пока мы ничего не можем поделать... - наконец, нарушил молчание Бирон, - Но меня все-таки беспокоит этическая сторона вашего эксперимента. Но... Давайте без должностей, просто как хороший знакомый - хорошему знакомому, скажите, нужно ли человечеству быть идеальным? Разве это не страшнее атомной бомбы, простите за банальность. Разве с достижением идеала, не настанет закат человечества?
  - А вы думаете, до заката человечества еще далеко? - глухо риторическим тоном спросил Корда.
  - Ну представьте себе, - следователь оставил его реплику без внимания. - ваши любимые, близкие люди, которых вы цените именно таких, какие они есть. Правильно? Станете ли вы подвергать их гипнозу, что бы улучшить, а значит и кардинально изменить, их личность? Ну скажите мне, разве вы поступите так? Ладно с обществом, с незнакомым среднестатическим человечеством, может быть и по-другому, наплевать на его личностные особенности, даже лучше будет, если все прохожие вокруг станут вежливые и отзывчивые, а что касается родных и близких... Их-то разве вы готовы превратить в серийные болванки, пусть с идеальными свойствами, привычками и взглядами. Это же чистой воды утопия. Как вы представляли себе это общество идеальных людей?
  Профессор встрепенулся, выгнул спину и обратил на следователя воспаленные от бессонницы глаза. Рот его несколько секунд оставался раскрытым, блестя пузырьками слюны на подрагивающем языке. Потом он заговорил, перебив Бирона, жарко и экспрессивно, словно не помня себя:
  - Да что вы знаете про идеального человека? Вы его видели, слышали, беседовали с ним? Да вы хотя бы когда-нибудь задумывались, что значит идеальная личность? Кроме детских фантазий быть самым сильным, умным, и ловким, вам приходило что-нибудь стоящее на ум? Вы полны под завязку зашоренными представлениями среднего человечишки, что идеал это нечто недостижимое, нечто не для средних умов, утопия и фикция, опиум и мираж. Да? Что вы знаете о истинном лице идеала? Почему вы думаете, что он поддается вашим упрощенным схемам? А может, это непереносимое, ужасающее зрелище?! Посмотрите на себя, - профессор в ярости затряс перед лицом Бирона красными горячими руками, - вы не верите ни в ангелов, ни в чертей, ни в Бога, ни в Дьявола, вы не способны поверить в чудеса, в счастье, в святых, хотя тискаете их имена тут и там, вы можете верить только в свою ограниченность, в свое убогое среднестатически благополучное существование. В вас говорит обычный, человеческий, серый страх. Страх шевелиться больше обычного, страх самостоятельно думать, страх самостоятельно жить... страх встречи с чем-то бoльшим, чем ваше жалкое существо ... страх... - голос профессора сорвался, он упал обратно на скамейку, с которой вскочил вне себя от возмущения, и забубнил уже уткнувшись под ноги, чуть ли не пуская сумасшедшую слюну на глянцевый пол, - Я сам такой же как вы, страх живет и во мне, конечно, что я на вас взъелся, я ничем не отличаюсь от любого из вас, счастливого и проклятого человечества... я, как и вы ничего не знаю о нем...
  Бирон покосился на столбик дежурного оповестителя, нащупал в кармане карточку с кнопкой экстренного вызова. Слегка дотронулся до локтя тяжело дышащего профессора.
  - Извините меня, я увлекся. После отпуска совсем потерял квалификацию. Кирилл... я не должен был вас так утомлять своими личными вопросами. Вы абсолютно правы, что поставили меня на место. Я еще раз прошу прощения. Я же понимаю, в каком вы состоянии, после такого инцидента, а тут я еще слишком затянул наш разговор, без всякой в этом необходимости.
  Корда громко выдыхал расширенными ноздрями, лицо его побагровело, лоб покрылся испариной.
  - Я думаю, нашу беседу можно закончить, - следователь поднялся со скамейки.
  Профессор вопросительно поднял на него глаза.
  - Я могу быть свободен? - удивленно спросил он.
  - Да, конечно. Если вы думали, что у меня есть причины вас задерживать, то вы ошибались, - Бирон изобразил на сухих губах улыбку, - Состава преступления я не вижу. Да и о каком преступлении речь... Никто не исчез, никто не пострадал. Во всяком случае нам об этом ничего не известно. О том, как прошел ваш эксперимент - удачно или неудачно - мы так же не можем сказать с большей долей вероятности. Так что, не смею больше вас задерживать. Спасибо за сотрудничество. Если что - мы свяжемся с вами дополнительно.
  Бирон протянул руку.
  Профессор нерешительно встал, бессмысленно глядя в раскрытую ладонь следователя. Сжал ее своей огромной жаркой пятерней.
  - Чем будете заниматься? Продолжите исследования? - все также пытаясь сдержать на лице вежливую улыбку, поинтересовался Бирон. - Вернее, начнете все с нуля?
  - Нет, - ответил хриплым голосом профессор, - больше никогда...
  - Жаль... - выразил искреннее сожаление Бирон и добавил в порыве чувств: - Знаете, что, Кирилл, заходите ко мне как-нибудь через недельку. Просто так, как говорится, в частном порядке. Может быть, у меня найдется для вас несколько вопросов...
  Корда неопределенно дернул плечами, развернулся, так ничего и не ответив, и пошел к эскалатору, бесконечным потоком струящемуся вниз.
  Бирон смотрел ему вслед, на долговязую сутулую фигуру, маленькую голову, вжатую в плечи, на безвольно обвисающие руки, тепло и силу которых до сих пор еще чувствовал на побелевших пальцах.
  "Он не придет, - Мелькнуло в голове следователя, и он рефлекторно сглотнул, вдруг совершенно ярко представив сжимающиеся пальцы профессора на чьем-то беззащитном горле. - Ну и ладно, может, так будет лучше. Теперь уже все равно. Да и вряд ли я когда-нибудь захочу узнать, где он спрятал труп первого и последнего идеального человека."


(C) февраль 2005


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"