народ: другие произведения.

Итальянские сказки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Бесстрашный Джованино
  
  
  Жил-был когда-то парень, который не боялся ничего на свете. Вот и прозвали его Джованино Бесстрашный. Как-то раз, бродя по свету, зашел он на постоялый двор и попросился переночевать. У нас места нет,- говорит хозяин,- но если ты не из робкого десятка, я покажу тебе дорогу к замку.
  - А чего бояться!
  - Там голоса... живым оттуда никто не уходил. Я сам не раз видел, как утром к замку направляется похоронная процессия с гробом для храбреца, который отважился провести там ночь.
  И знаете, что сделал Джованино?! Взял свечу, флягу вина, добрый кусок колбасы и отправился ночевать в замок.
  Ровно в полночь, когда он сидел за столом и ужинал, из камина послышался голос:
  - Бросить?
  - Что ж, бросай! - ответил Джованино. Из камина выпала человеческая нога. Джованино выпил стакан вина.
  А голос снова:
  - Бросить? Джованино:
  - Что ж, бросай! Вывалилась вторая нога.
  Джованино откусил большой кусок колбасы.
  - Бросить?
  - Бросай!
  Вываливась рука. Джованино принялся насвисты-
  вать.
  - Бросить?
  - Бросай!
  Вывалилась вторая рука.
  - Бросить?
  - Бросай!
  Упало туловище. Руки и ноги тут же приросли
  к нему. И человек без головы встал на ноги.
  - Бросить?
  - Бросай!
  Выкатилась голова и - на плечи. Перед Джованино стоял великан.
  Парень поднял стакан и говорит:
  - Ваше здоровье!
  - Бери свечу и следуй за мной,- сказал великан. Джованино взял свечу, но - ни с места.
  - Иди первым,- сказал великан.
  - Сам иди,- ответил Джованино.
  - Ты! - сказал великан.
  - Ты! - ответил Джованино.
  Великан пошел впереди. Так они прошли весь замок. Джованино шел сзади со свечой в руке. Наконец они пришли под лестницу, где была маленькая дверца.
  - Открывай,- говорит великан парню.
  А Джованино:
  - Сам открывай.
  Великан толкнул плечом дверцу - она распахну-лась. Глубоко вниз уходила винтовая лестница.
  - Спускайся,- сказал великан.
  - Спускайся сначала ты,- ответил Джованино. Спустились в подземелье, и великан указал на
  огромную каменную плиту на земле.
  - Подними ее.
  - Сам поднимай! - сказал Джованино, и великан поднял плиту, словно она была не каменная, а из пемзы.
  ПоД плитой лежали три горшка с золотом.
  - Неси наверх,- говорит великан.
  - Сам неси,- ответил Джованино. Великан понес все золото наверх.
  Когда они снова оказались в зале с камином,
  великан говорит:
  - Джованино, чары рассеялись.- У великана отвалилась нога и исчезла в камине,- Один горшок с золотом возьми себе.- В камине исчезла рука.- Другой - отдай людям, которые придут за тобой, думая, что ты мертв.- Отвалилась вторая рука и последовала за первой.- Третий горшок отдай бедняку, который пройдет мимо.- Отделилась вторая нога, и туловище село на пол.- Замок возьми себе: владельцы его давно умерли, и род их угас.- Голова отделилась от тела и упала рядом с ним на пол.
  Туловище поднялось и исчезло в камине. Вслед за ним улетела и голова.
  На рассвете послышалось пение молитвы. Это похоронная процессия с гробом направлялась к замку за телом Джованино. А он стоял у окна и попыхивал трубкой.
  С тех пор Джованино счастливо и богато зажил в замке. И жил ровно до тех пор, пока однажды с ним не приключилось... Что бы вы думали? Оглянулся, увидел свою тень да так испугался, что тут же умер.
  
  
  
  Весёлый сапожник
  
  
  Жил на свете сапожник с большим-пребольшим горбом. Было у него семеро сыновей. Звали их Перротто, Джианотто, Ринальдотто, Эрминотто, Арриготто, Амбро-джиолотто и маленький Пеппино. Да ещё семеро дочерей. Звали их Нинеттаг Джилетта, Джованетта, Эрмеллинетта, Лауретта, Гелизетта и маленькая Кателлина.
  Сосчитайте-ка - семь да семь, это будет четырнадцать детей. А сколько же у этих детей ног? Ух ты, целых двадцать восемь. А сколько же нужно башмаков? Думаете, двадцать восемь? Как бы не так. А самого сапожника и его жену сосчитали? На всю семью нужно тридцать два башмака. Вот сколько!
  Сапожнику приходилось тачать так много башмаков для своей семьи, что едва хватало времени шить на заказ. Поэтому семья ела один день хлеб с водой, другой день - воду с хлебом.
  Но сапожник не унывал. Это был очень весёлый сапожник. Работает - поёт, отдыхает - пляшет. Он и песенку про себя придумал:
  Я молотком стучу
  - тук-тук -
  Не покладая рук.
  Работу кончу и тотчас
  Пущусь в весёлый пляс.
  Однажды весёлый сапожник сшил три пары башмаков и решил их продать в соседнем городке на ярмарке. Закинул он башмаки за спину и зашагал по дороге. Идёт, а башмаки стук-бряк по горбу, стук-бряк по горбу.
  "Всё бы хорошо, - думает сапожник, - только горб мне ни к чему".
  Пришёл на ярмарку - с одним поговорил, с другим посмеялся. .. И забыл про горб.
  Башмаки у него мигом расхватали. На вырученные деньги сапожник накупил кучу подарков своей семье, сложил их все в мешок, закинул за спину и пустился в обратный путь. Идёт, а мешок с подарками стук-бряк по горбу, стук-бряк по горбу.
  "Нет, - думает сапожник, - всё-таки горб мне ни к чему".
  Тем временем начало смеркаться. А до дому ещё далеко. Решил сапожник свернуть в лес и пойти к своему селению прямиком. Пока шёл лесом, совсем стемнело. Хорошо , ещё, что луна взошла. И вот при свете луны сапожник увидел. .. Кого бы вы думали? Лесную фею. Она была маленькая-маленькая. Фея сидела на пенёчке и плакала.
  - Отчего ты плачешь? - спросил её сапожник.
  - Мне скучно, - ответила фея.
  - Скучно? А вот мне никогда скучно не бывает. И он запел:
  Я молотком стучу - тук-тук - Не покладая рук. Работу кончу и тотчас Пущусь в весёлый пляс.
  Фея утёрла слёзы и улыбнулась.
  - Но это ещё не всё, - сказал сапожник. - Слушай дальше:
  Тружусь, танцую-столько дел. Что некогда скучать... Кто башмаки мои надел, Тот будет век плясать.
  - Так сшей мне скорей башмачки! - воскликнула фея.
  - Мигом сошью, - ответил сапожник.
  Он сорвал два листика подорожника, вместо дратвы
  в дело пошёл сухой стебелёк, вместо иголки - сосновая хвоинка. Скоро башмаки были готовы. Фея начала их примерять. Сапожник посмотрел, а феи нет.
  - Ой!-послышался голосок из левого башмака.- Они мне, кажется, велики.
  - Да, немножко велики, - сказал сапожник. - Ну, ничего. Я сейчас сошью тебе другие.
  Он нагнулся, сорвал два маленьких листочка клевера и сшил башмачки точно по ножке феи. Только она их надела, как сапожник запел свою песенку, и фея пустилась в пляс.
  Всю ночь танцевали фея и сапожник. А когда занялась заря, фея сказала:
  - Ох, и наплясалась же я! Славно ты меня повеселил. Скажи, что тебе дать за это?
  - Дать? - удивился сапожник. - Да мне ничего не надо.
  Потом он подумал немножко и сказал:
  - А не можешь ли ты у меня взять? Я бы с удовольствием избавился от моего горба.
  - Так за чем же дело стало! - ответила фея.
  Она вскочила на пенёк и дотронулась волшебной палочкой до горба сапожника. Горб мигом исчез, словно его и не бывало.
  - Вот спасибо! - воскликнул сапожник, расцеловал фею и отправился домой.
  Едва он вошёл в селение, навстречу ему попалась старуха соседка. У неё тоже был горб. Только не сзади, а спереди. Увидела она сапожника, и глаза у неё разгорелись от зависти.
  - Э, куманёк! Ты это или не ты? Где твой горб? Тут сапожник рассказал старухе, как всё произошло. На следующую ночь старуха отправилась в лес.
  - Как хорошо, что ты пришла! - закричала фея, увидев старуху. - Мне не с кем сегодня поплясать.
  - Только у меня и заботы, что плясать с тобой, - сердито ответила старуха.
  - А сапожник со мной плясал, - сказала фея. - Но если ты не хочешь, давай споём песенку.
  - Ещё что выдумала! - проворчала старуха.
  - А сапожник со мной пел, - сказала фея.
  - Бездельник твой сапожник, да и ты бездельница. Вам бы всё петь да плясать. Поработай лучше своей волшебной палочкой.
  - Хорошо, - согласилась фея. - Только знай: моя палочка может дать, может и взять. Так что же - дать или взять?
  "Скажу - взять!" - подумала старуха. Раскрыла рот и крикнула:
  - Дать! Дать! - Недаром она слыла самой жадной женщиной в селении.
  - Ну что ж! Получай, - усмехнулась фея.
  Она вскочила на пенёк и дотронулась до старухи волшебной палочкой. На спине старухи мигом вырос горб.
  Старуха и кричала, и бранилась, - ничего не помогало.
  Так и осталась старуха жить с двумя горбами-один спереди, другой сзади.
  
  
  
  Волшебное кольцо
  
  
  Жил-был на свете бедный юноша. Вот однажды говорит он своей матери:
  - Пойду-ка я, мама, странствовать по свету. В нашей деревне за меня и сухого каштана не дают. Что из меня здесь путного выйдет? Отправлюсь искать свое счастье! Глядишь, и для тебя, мама, настанут радостные дни.
  Сказал - и отправился в путь. Добрался он до какого-то города и стал бродить по улицам. Видит, плетется в гору старушка, несет на коромысле два больших ведра с водой, а сама еле дышит. Подошел юноша к старушке:
  -Дайте, бабушка, я донесу воду, не годится вам таскать такую ношу.
  Подхватил он ведра, донес их до старушкиного дома, поднялся по лестнице и поставил ведра на кухне.
  А на кухне было полным-полно собак и кошек. Стали они тереться у ног своей хозяйки, повизгивают, мурлычат.
  - Чем же тебя отблагодарить? - спросила старушка.
  - Спасибо, - говорит юноша. - Ничего мне не надо. Мне просто хотелось услужить вам.
  - Подожди меня здесь, сынок, - сказала старушка, вышла из кухни и вернулась с колечком в руке. С виду оно не стоило и четырех сольдо. Старушка надела его юноше на палец и говорит: - Кольцу этому нет цены. Если ты пожелаешь чего-нибудь, поверни его вокруг пальца, тут все и сбудется. Только смотри не потеряй его, не то худо будет. А для верности дам я тебе кота и собаку, они пойдут за тобою повсюду. Животные они сильные и не сегодня, так завтра тебе пригодятся.
  Поблагодарил юноша старушку и пошел своей дорогой. Но по правде сказать, не поверил он ни единому ее слову, а потому и подарки в грош не ставил. "Болтает старушка", - решил он про себя. И даже не подумал повернуть колечко, хотя бы для пробы.
  Вышел он из города, а кот и собака бежали следом. Юноша очень любил животных и был рад, что у него появились кот и песик. Он играл с ними, а они бегали и прыгали. Так они и не заметили, как вошли в лес. Настала ночь, юноша лег отдохнуть под деревом, а кот и собака пристроились рядышком. Но юноша никак не мог уснуть, потому что очень проголодался. Тут он вспомнил про колечко: "А ну-ка испробую, попытка - не пытка". Повернул он кольцо вокруг пальца и сказал:
  - Хочу есть и пить!
  Едва вымолвил он эти слова, как перед ним появился стол и три стула, а на столе полным-полно всяких яств да напитков.
  Юноша сел, повязал себе на шею салфетку, усадил кота с собакой, им тоже повязал салфетки, и все трое давай уплетать еду за обе щеки. Теперь-то юноша поверил в свое колечко!
  Поели они, юноша растянулся на земле и размечтался о чудесах, которые он теперь может делать. Но труднее всего было выбрать: то он хотел пожелать себе груды серебра и золота, то ему больше по душе были кони и кареты, то замки и земли. Все новые желания приходили к нему на ум.
  "Да так и спятить недолго, - решил он наконец, когда не смог уже ничего больше придумать. - Сколько раз я слышал, что люди теряют голову, когда им привалит много денег. Ну, а я хочу свою голову на плечах сохранить. На сегодня довольно, а завтра видно будет".
  Тут он повернулся на бок и крепко уснул. Собака легла у него в ногах, кот - в изголовье, и так они всю ночь сторожили хозяина.
  Проснулся юноша, а солнышко уже сияет над зелеными деревьями, дует свежий ветерок, пташки поют, и усталость его как рукой сняло. Вздумал он было пожелать резвого коня, да так хорошо и привольно было в лесу, что юноша решил идти пешком; вздумал пожелать завтрак, да кругом росла такая вкусная земляника, что ничего другого ему и не захотелось; пожелал пить, но неподалеку протекал ручей с такой прозрачной водой, что решил он напиться из пригоршни.
  Так шел он по полям и лугам и наконец добрался до большого дворца. А там у окна сидела красавица. Увидела она юношу и ласково ему улыбнулась. Юноша поднял глаза... Хоть колечко-то он и сохранил, но сердце потерял в тот же миг.
  "Вот и настало время попросить помощи у кольца", -подумал он. Повернул кольцо и пожелал:
  - Пусть напротив этого дворца встанет другой дворец, еще прекраснее, и пусть в нем будет все, что душе угодно.
  Не успел он и глазом моргнуть, как дворец вырос словно из-под земли, а сам юноша очутился внутри, будто век там жил; собака сидела в своей конуре, а кот умывался у окна.
  Подошел юноша к окну, распахнул его - а напротив у окна сидит его красавица. Улыбнулись они друг другу, повздыхали, и юноша решил, что теперь самое время попросить ее руки. Девушка была очень рада, родители тоже, и через несколько дней сыграли свадьбу.
  В первый же вечер молодая жена и спрашивает:
  - Скажи мне, как это твой дворец сразу вырос из-под земли, словно гриб?
  Задумался молодой: сказать или не сказать? А потом решил: "Ведь она моя жена, а от жены таиться нечего". И рассказал ей о волшебном кольце. Потом оба заснули.
  А посреди ночи злая женщина потихоньку сняла кольцо с пальца спящего мужа, потом встала, позвала слуг и приказала:
  - Скорее уходите из этого дворца! Вернемся в дом моих родителей!
  Дома она повернула кольцо и сказала:
  - Пусть дворец моего мужа вознесется на высокую скалистую вершину вон той горы!
  Дворец тут же исчез, будто его вовсе не бывало; посмотрела молодая на гору и увидела, что взлетел он на самую вершину.
  Проснулся поутру юноша, а жены нет как нет. Отворил он окно и увидел под собой пропасть. Протер глаза, глядит- глубоко-глубоко, на самом дне, трещины да бугры, а кругом - снежные вершины. Хотел он повернуть кольцо, а кольца на руке нет как нет! Позвал слуг - никто не откликнулся. На зов прибежали лишь кот и собака; они остались во дворце, потому что юноша про кольцо жене рассказал, а про кота с собакой слова не вымолвил.
  Сперва юноша ничего не понимал, но потом догадался, что во всем виновата его жена - коварная изменница. Только не очень-то это его утешило. Стал смотреть он, нельзя ли как-нибудь спуститься с горы, но все окна и двери были над самой пропастью. Еды во дворце оставалось всего на несколько дней, и юноша в страхе подумал, что придется ему умереть голодной смертью.
  Увидели кот и собака, как печалится юноша, подошли поближе, собака и говорит:
  - Не горюй, хозяин, мы с котом отыщем себе дорожку вниз среди скал, а спустимся - добудем и колечко.
  -Дорогие вы мои зверюшки, - сказал юноша, - на вас вся моя надежда. Ведь лучше броситься со скалы, чем умирать с голоду.
  Отправились кот с собакой в трудный путь: цеплялись за камни, скользили вниз, прыгали с кручи на кручу, со скалы на скалу и в конце концов спустились к подножию горы. В долине текла река, надо было через нее переправиться. Собака посадила кота на спину и переплыла на другой берег.
  Пришли они к дворцу коварной жены уже поздней ночью, когда все спали глубоким сном. Потихоньку прокрались кот с собакой через лаз в подворотне. Кот и говорит собаке:
  -Ты останься здесь и карауль. А я пойду посмотрю, что дальше делать.
  Украдкой пробрался он по лестнице к комнате, где спала обманщица. Но дверь
  была заперта, и кот никак не мог войти. Пока он раздумывал, как быть, мимо шмыгнула мышь. Кот цап - и схватил ее. Это была здоровенная жирная мышь. Стала она просить кота помиловать ее.
  -Ладно, - говорит кот. - Только прогрызи дыру в этой двери, чтобы я мог войти.
  Мышь тотчас принялась за работу. Уж она грызла-грызла, все зубы сточила, а дырка вышла маленькая: не то что кот - даже сама мышь пролезть в нее не могла.
  - Есть у тебя мышата? - спрашивает кот,
  - А то как же? - отвечает мышь. - Не то семь, не то восемь, и один шустрее другого.
  - Приведи поскорее мне одного, - говорит кот. -Да не вздумай меня обмануть, все равно поймаю тебя и съем.
  Мышь убежала и вернулась с мышонком.
  -Слушай, малыш,-говорит ему кот.- Коли ты ловок, спаси жизнь твоей матери. Пролезь в спальню, взберись на постель и сними кольцо, что у женщины на пальце.
  Мышонок пролез в дырку, но вернулся ни с чем:
  - Нет у ней на пальце никакого кольца. Но кот не растерялся:
  - Значит, она его для верности во рту держит! Живо ступай да пощекочи хвостом ей в носу. Она чихнет и раскроет рот. Кольцо выпадет, ты хватай его и беги скорей сюда.
  Как сказал кот, так оно и вышло. Не успел он и глазом моргнуть, как мышонок вернулся с колечком. Схватил его кот и помчался вниз по лестнице. Выскочили они с собакой из подворотни - и наутек!
  Но в душе собака позавидовала коту: ведь кольцо-то добыл он!
  Прибежали они к реке. Собака и говорит:
  - Отдай мне кольцо, а то не перевезу на тот берег.
  Но кот отдавать кольца не хотел. Стали они ссориться, кот выронил колечко, оно упало в реку, а тут как раз проплывала рыба - и проглотила его. Ухватила собака рыбу зубами и завладела-таки кольцом. На радостях перевезла она кота на тот берег. Но они все продолжали браниться между собой, пока не добрались до дворца и не пришли к хозяину.
  - Принесли кольцо? - спрашивает он в тревоге.
  Собака выплюнула рыбу, а рыба выплюнула кольцо.
  Но тут кот говорит:
  - Это не собака добыла кольцо, а я! Собака у меня его отняла! А собака в ответ:
  - Не схвати я рыбу, кольцо бы пропало! Тогда юноша погладил обоих и сказал:
  -Дорогие мои, не ссорьтесь, оба вы мне милы и дороги, обоих вас я люблю.
  И целых полчаса он гладил и ласкал одной рукой собаку, а другой - кота, пока они не помирились и не стали друзьями, как прежде. Потом он встал у окна, повернул кольцо на пальце и сказал:
  - Хочу, чтобы мой дворец опять опустился на прежнее место, а жена моя со своим дворцом пусть летит за тридевять земель.
  Оба дворца тут же снялись с места. Дворец юноши встал посреди цветущей долины, а дворец обманщицы взлетел под облака - громко визжала она со страху.
  Юноша привез во дворец свою мать, и зажила она счастливо на старости лет, Собака и кот тоже остались во дворце, жили они мирно, хоть, случалось, и ссорились. Юноша иногда пользовался кольцом, но не часто, потому что справедливо думал: "Не годится человеку без труда получать все, чего он ни пожелает".
  
  
  
  
  Дары феи Кренского озера
  
  
  В Ниольских горах, где так редко выпадают дожди, где от жары камни рассыпаются в песок, а земля становится твёрдой, как камень, лепились к склонам домишки маленького селения. Крестьяне в этом селении жили бедно, хоть и работали много. Если бы они так трудились где-нибудь в долине, они, пожалуй, жили бы припеваючи. И всё-таки даже эта бесплодная земля кое-как кормила их.
  Но вот настал тяжкий год в Ниольских горах. Если ча землю и падали капли влаги, то это был только пот, что стекал по лицам крестьян, измученных напрасной работой. А дождя за всё лето так и не было. В селении начался голод. Больше всех голодал старый крестьянин, у которого было двенадцать сыновей и ни одного мешка муки в запасе. Однажды он сказал:
  - Горько мне с вами расставаться, дети, но ещё горше видеть, как вы голодаете. Идите искать себе счастья в других краях.
  - Хорошо, - ответили одиннадцать сыновей, - только пусть младший брат, Франческо, остаётся с тобой. У нас_ сильные ноги, пойдём мы быстро, где ему, хромому, угнаться за нами.
  Тогда отец сказал:
  - Парни вы рослые и ноги у вас здоровые, только вот умом вы не богаты. Франческо и ростом не вышел, и хром, а голова и сердце у него золотые. Пока он с вами, я за вас и тревожиться не стану. Берегите Франческо, сами целее будете.
  Старшие не посмели перечить отцу. Поклонились все двенадцать родному дому и пошли.
  Шли они день, другой, третий. Франческо-хромоножка никак не мог поспеть за братьями и плёлся далеко позади. Нагонял он их лишь на привале. Но выходило так: только Франческо доберётся до них, а братья уже отдохнули, встали и идут дальше. Бедный Франческо опять ковыляет вслед. Совсем измучился, чуть не падает от усталости.
  На третий день старший брат сказал:
  - Зачем нам такая обуза? Пойдём вперёд побыстрее. Тогда Франческо нас не нагонит.
  Так они и сделали. Больше нигде не останавливались, ни разу назад не оглянулись.
  Пришли они к берегу моря и увидели привязанную лодку. Один из братьев говорит:
  - Что, если сесть в эту лодку и отправиться в Сардинию? Там, рассказывают, края богатые, деньги сами в руки просятся.
  - Хорошо, поедем в Сардинию, - сказали остальные. Посмотрели братья - в лодке всего места на десятерых,
  одиннадцатому поместиться негде.
  - Вот что, - приказал старший брат, Анджело, - пусть один из вас, хотя бы ты, Лоренцо, подождёт здесь, на берегу. Я потом вернусь за тобой.
  - Ну уж нет! - закричал Лоренцо. - Не такой я дурак, чтобы ждать, пока вы вернётесь. Оставайся сам здесь.
  - Как бы не так! - отвечал Анджело. - Оставаться, чтобы вы бросили меня, как Франческо. ..
  И он прыгнул в лодку. Остальные, толкаясь и бранясь, полезли за ним. Отчалили от берега и поплыли.
  В это время задул ветер, нагнал тучи, поднял в море волну. Не слушается перегруженная лодка руля, захлёстывают её гребни. Потом набежал огромный вал, ударил лодку о рифы и разбил её в щепки. Все братья один за другим по шли ко дну.
  А Франческо-хромоножка спешил, как мог. Вот доплёлся он до Кренского озера. Посмотрел кругом - трава мягкая, деревья тенистые, вода в озере студёная и прозрачная. Приятнее места для отдыха не найти. Однако братьев нигде не видать.
  Тут Франческо понял, что его бросили, и горько заплакал.
  - Эх, братья, братья, зачем вы это сделали! Мне, хромому, без вас плохо, да и вам без меня лучше не будет. Были бы у меня здоровые ноги, не случилось бы такой беды!
  Поплакал Франческо и уснул.
  И только он уснул, из-за дерева вышла фея Кренского озера. Она всё слышала от первого до последнего слова.
  Фея приблизилась к спящему юноше и дотронулась своей волшебной палочкой до его больной ноги. Дотронулась и опять спряталась за толстый ствол дерева. Стала ждать.
  Долго спал измученный Франческо, но, наконец, проснулся.
  Вскочил он и сам себе не поверил. Вот чудо! Обе ноги твёрдо стоят на земле, будто он и не был никогда хромым! Хочешь беги, хочешь пляши!
  - Что за чудесный доктор вылечил меня! Я готов разыскать его хоть на краю земли, чтобы сказать спасибо! - воскликнул Франческо.
  Тут фея показалась ему. Франческо даже глаза зажмурил, - такая она была красивая. Косы точно сплетены из солнечных лучей, глаза синие, как вода озера, щёки словно два лепестка шиповника.
  - Что же ты не говоришь мне спасибо? - улыбаясь сказала фея. - Тебе для этого не надо сделать даже шага.
  Но юноша не мог выговорить ни слова.
  - Слушай, Франческо. Перед тобой фея Кренского озера. Ты понравился мне, и я решила исполнить три твоих желания. Одно уже исполнено - твоя больная нога стала здоровой. Остаётся ещё два. Скажи, чего ты хочешь.
  Франческо ответил:
  - Ты исполнила не одно, а два моих желания. Когда я был ещё маленьким мальчиком и слушал сказки, мне всегда хотелось увидеть фею. Вот я и увидел фею.
  - Ну тогда тебе всё-таки остаётся ещё одно желание, - засмеялась фея.
  - Что ж, - сказал Франческо. - Если уж ко мне явилась фея из сказки, так и желание моё будет словно в сказке: хорошо бы иметь волшебный мешок и волшебную дубинку. Чего бы я ни захотел, пусть мигом очутится в мешке, а дубинка, что ни прикажу, пусть то и сделает.
  Фея взмахнула палочкой. И - хлоп! - мешок и дубинка лежат у ног Франческо.
  Франческо обрадовался, а фея сказала ему:
  - Человек, владеющий таким мешком и такой дубинкой, может сделать много зла и много добра. Смотри, Франческо, чтобы мне не пришлось пожалеть о своём подарке.
  Сказав это, фея исчезла.
  А Франческо привязал мешок к поясу, сунул дубинку под мышку и отправился в путь. Но перед тем он как следует закусил. Во-первых, он был голоден, во-вторых, ему не терпелось испробовать подарок феи. Мешок оказался в точности таким, каким должен быть волшебный мешок. Франческо только приказывал, а мешок, не медля ни минуточки, угощал его и жареной куропаткой, и овечьим сыром, и горячим круглым хлебцем, и бутылкой золотистого вина. Ну, а дубинку Франческо не стал испытывать. Если первый подарок хорош, - значит, и второй не хуже.
  Весело шагает Франческо, распевает песню за песней.
  Солнце перевалило за полдень, когда Франческо увидел бедную хижину в лесу. На пороге сидел мальчик и плакал.
  Франческо решил его развеселить.
  - Эй, приятель! - крикнул он. - Видно, лить слёзы твоё ремесло. Почём берёшь за дюжину солёных капель?
  - Мне не до смеху, любезный синьор, - ответил мальчик.
  - А что у тебя стряслось?
  - Мой отец - дровосек, - сказал мальчик, - и один
  кормит всю семью. Сегодня он упал с дерева и вывихнул руку. Я побежал в город за доктором, но он и разговаривать со мной не захотел. Доктор ведь знает, что с сухого дерева не сорвёшь апельсина, а от бедняка не разбогатеешь.
  - Ну, это всё пустяки! - сказал Франческо. - Я помогу твоему отцу.
  - А разве вы доктор? - вскричал мальчик.
  - При чём тут я? - удивился Франческо. - Тебе нужен доктор? Сейчас он будет тут. Как его звать?
  - Доктор Панкрацио.
  - Прекрасно! - воскликнул Франческо и хлопнул по мешку. - Эй, доктор Панкрацио, - в мешок!
  Не успел мальчик сморгнуть слезу, как в воздухе что-то загудело. Это несся из города в мешок толстый доктор. Бац! И доктор в мешке. Ого, какой он был тяжеленный - Франческо так и пригнулся книзу. Хорошо, что он догадался отвязать мешок от пояса. Доктор шлёпнулся на землю и завопил:
  - Я знаменитый учёнейший доктор Игнацио Панкрацио и не позволю разным голодранцам распоряжаться моей важной особой. Раз я сказал, что не пойду к дровосеку, - значит, не пойду.
  - Так вам и ходить не надо, - сказал Франческо, - вы уже на месте. Остаётся только вылечить больного.
  - Не буду лечить, - отвечал из мешка доктор.
  - Я вижу, - сказал Франческо, - что доктор Игнацио Панкрацио сам тяжко болен и болезнь его называется упрямством и жадностью. Придётся сначала его полечить. Эй, дубинка, - за дело!
  Дубинка не заставила себя просить дважды. Она принялась барабанить по толстой спине доктора.
  - Я уже здоров! - закричал доктор. - Где больной? Ведите меня к больному.
  Пока доктор вправлял дровосеку вывихнутую руку, Франческо велел мешку доставить припасов на целый месяц. Сложил всё это у порога и зашагал дальше.
  Через некоторое время Франческо пришёл в город.
  Время было к вечеру, и Франческо первым делом разыскал гостиницу. Хозяйка гостиницы подала ему ужин, а потом сказала:
  - Ох, сынок, сынок, жалко мне терять такого хорошего постояльца. Однако послушайся моего совета: ночь переночуй, а утром пораньше уходи из города.
  - Уж не чума ли в городе? - спросил Франческо.
  - Чума-то не чума, да не лучше чумы, - принялась объяснять словоохотливая хозяйка. - Три месяца тому поселился у нас какой-то чужестранец - чтоб его разорвало на четыре части! Сбил он с толку всех юношей. И чем бы ты думал? Игрой в кости. Теперь игра идёт с утра до вечера и с вечера до утра. А кто проиграется дотла, тот и домой больше не показывается. Двенадцать юношей, скромных и послушных, как голуби, исчезли, словно сквозь землю провалились. И нет о них ни слуху, ни духу.
  - Спасибо, добрая женщина, что предупредила меня,- сказал Франческо, а сам подумал: "Э, кажется, в этом городе найдётся работа мешку и дубинке!"
  В восемь часов утра Франческо попросил у мешка богатую одежду и сто тысяч золотых скудо. В десять часов утра уже весь город говорил, что к ним прибыл принц Санто Франческо, известный повсюду знатностью и богатством. А в полдень в комнату Франческо постучал человек в длинном плаще и в шляпе с перьями.
  - Синьор Санто Франческо, - сказал он, - я живу в этом городе всего три месяца, но уже успел завести знакомство с лучшими молодыми людьми. Почту за великую честь, если и вы посетите мой дом. До меня дошли слухи, что вы замечательно играете в кости. Тут вы сможете показать ваше искусство.
  - По правде говоря, - отвечал Франческо, - я даже не знаю, как держат кости в руках. Но чтобы ближе познакомиться с таким любезным синьором, я готов играть с утра до вечера. У столь опытного учителя я, конечно, сделаю быстрые успехи.
  Гость был очень доволен. Он принялся кланяться так усердно, что, забывшись, выставил из-под плаща правую ногу. И что же увидел Франческо? Вы думаете, туфлю с бантом? Как бы не так! Он увидел чёрное мохнатое копыто.
  "Эге-ге! - подумал Франческо. - Оказывается, сам дядюшка чёрт навестил меня. Вот и хорошо, он найдёт тут хлеб.ец как раз по своим зубам".
  Вечером того же дня синьор Санто Франческо играл в кости с синьором чёртом. Он сделал быстрые успехи и проиграл двадцать тысяч скудо.
  На второй вечер Франческо научился играть ещё лучше и проиграл тридцать тысяч скудо.
  Ну, а в третий вечер он овладел игрой в совершенстве и поэтому проиграл пятьдесят тысяч скудо.
  Тут чёрт решил, что обыграл юношу дочиста.
  - Дорогой синьор Санто Франческо, - сказал он вкрадчивым голосом. - Мне очень жаль, что мои уроки стоили так дорого. Но я могу помочь вам. Я верну половину вашего проигрыша, чтобы вы могли отыграться.
  - А если я не отыграюсь? - спросил Франческо.
  - А если вы не отыграетесь, будем считать, что вы принадлежите мне со всеми потрохами, душой и прочими пустяками.
  - Ах ты, чёртов чёрт! - воскликнул Франческо. - Теперь я знаю, куда делись двенадцать лучших юношей города. А ну, марш ко мне в мешок!
  Чёрт и опомниться не успел, как голова его уже была в мешке, а копыта болтались в воздухе. Через миг исчез.)и в мешке и копыта.
  Тогда Франческо сказал:
  - Этот весёлый синьор любит шутки шутить. Пошутим и мы. Спляши-ка, дубинка, парочку-другую хорошеньких танцев.
  Дубинка начала с тарантеллы. И Франческо нашёл, что она пляшет прекрасно. Зато чёрту танец дубинки совсем не понравился.
  - Я отдам вам, синьор Франческо, даром половину проигрыша! - вопил чёрт.- Нет, я отдам вам весь проигрыш. Ну ладно, я отдам все деньги, что выиграл в этом городе!
  Между тем дубинка кончила тарантеллу и принялась отплясывать весёлый крестьянский танец трескон. Чёрт взмолился:
  - Ради самого дьявола, заставьте её остановиться! Скажите, наконец, чего вы от меня хотите?
  - Отдохни немножко, - приказал Франческо дубинке. - Так вот, слушай меня, чёрт. Прежде всего выпусти двенадцать юношей, которых ты уволок в преисподнюю. Потом проваливай сам, чтобы и духу твоего на земле не было.
  - Всё будет исполнено, - закричал чёрт, - только выпусти меня из мешка!
  Франческо развязал мешок, и чёрт выскочил оттуда, как кошка, на которую плеснули кипятком. Он топнул копытом, подпрыгнул и с треском провалился сквозь землю. А из-под земли появились двенадцать юношей.
  - Ну, что, - сказал им Франческо, - может, сыграем в кости?
  - Что вы, что вы! - закричали разом все двенадцать.- Мы теперь на эту чёртову игру и смотреть не хотим.
  - Это дело! - похвалил юношей Франческо. - Больше всех выигрывает тот, кто ни во что не играет. Вот вам по тысяче скудо и бегите порадовать родителей. Они, ожидая вас, все глаза проплакали.
  Юноши поблагодарили своего спасителя и разошлись по домам.
  А Франческо подвязал к поясу мешок, сунул дубинку под мышку и ушел из города.
  В каком бы месте ни остановился Франческо, везде находилось дело мешку и дубинке. Потому что всюду были обиженные, которым надо помочь, и обидчики, которых следует проучить.
  В Италии дорог не счесть, по многим проходил Франческо, а привели его ноги всё-таки в родное селение.
  Тут Франческо узнал, что голод в Ниольских горах стал ещё злее. Франческо решил помочь своим односельчанам. Он открыл харчевню. Удивительная это была харчевня - кормили там досыта, а платы не требовали. Всё время дубинка лежала без работы, зато у мешка - хлопот хоть отбавляй!
  - Эй, цыплёнок на вертеле, живо в мешок! Эй, три круглых хлебца, - в мешок! Эй, бутылка вина,- в мешок!- то и дело кричал хозяин.харчевни.
  Так продолжалось три года, пока в Ниольских горах длился голод. Наконец земля утомилась от безделья, и н? четвёртый год она одарила крестьян богатым урожаем.
  В каждом доме запахло печёным хлебом, в кладовых на полках улеглись круги сыра, во дворах заблеяли овцы. А ^вери в харчевню всё не закрывались.
  - Э, - сказал Франческо, - пора моему мешку отдохнуть. Довольно ему быть поваром. Кормить сытых - значит кормить их не хлебом, а ленью.
  И он прикрыл харчевню.
  Скоро Франческо постигло горе. Старик отец поболел недолго и умер.
  Тут Франческе затосковал по своим братьям. Хоть и бросили они его когда-то одного посреди дороги, но Фран-ческо давно перестал сердиться на них - всё-таки братья родные.
  И вот однажды вечером он сказал:
  - Анджело, старший брат мой! Я тебя обижать не хочу, но иначе нам не свидеться. Иди в мой мешок.
  Тотчас же мешок стал тяжелее. Франческо заглянул туда и отшатнулся. Там лежали лишь полуистлевшие кости. Франческо понял, что Анджело давно погиб.
  - Джованни, брат мой, - позвал он второго брата. И снова в мешке оказались только кости.
  И так все одиннадцать раз. Франческо узнал, что остался один на свете. Тогда он сказал:
  - Что ж, мои верные помощники - мешок да дубинка, пойдём с вами странствовать по дорогам. Кому я сделаю добро, тот меня и назовёт братом.
  От селения к селению ходил Франческо, то горными тропинками, то проезжими дорогами, а то и вовсе без троп и дорог. А впереди него шла молва. Заслышав весть о приближении Франческо, тряслись ночами злые начальники,
  жадные ростовщики, хитрые монахи. Зато радовались те, кто был несчастлив и обижен. Они и вправду называли Франческо братом.
  Текли годы. И вот настало время, когда люди, обращаясь к Франческо, звали его уже не братом, а отцом. А ещё через десяток лет его стали звать дедушкой. Волосы у Франческо побелели, спина согнулась, лицо покрылось морщинами. Но он всё бродил по Италии со своими верными помощниками - мешком да дубинкой.
  Однажды под вечер Франческо, тяжело дыша, поднимался в гору. Вдруг он услышал за собой шаги. Франческо оглянулся и увидел, что его нагоняет См.ерть. Дышала она ещё тяжелее, чем Франческо, потому что была очень стара. Так стара, как стар мир. К тому же она толкала перед собой тачку, покрытую рогожей.
  Смерть подошла и сказала:
  - Наконец-то я тебя догнала! Совсем замучилась. Девчонка я, что ли, за тобой по ста дорогам бегать! Сколько башмаков истоптала, полюбуйся. . .
  И Смерть откинула рогожу с тачки. На тачке и вправду были кучей свалены рваные-прерваные башмаки.
  Увидел Франческо, какую рухлядь таскает с собой старуха, и улыбнулся.
  Смерть опять заворчала:
  - Тебе хорошо ходить налегке, а я не могу тачку бросить, пока тебя не догоню. Ну, Франческо, много ты исходил дорог, теперь собирайся в самую дальнюю, последнюю дорогу.
  - Что ж, - ответил Франческо, - недаром говорится
  в пословице: дважды человек не может сказать да или нет - когда настала ему пора родиться и когда настала пора умирать. Но, видишь ли, мне нужно сперва кое с кем попрощаться.
  Смерть засмеялась, будто заскрипело ржавое железо.
  - Э, голубчик, ты, кажется, торгуешься, а я этого не
  люблю.
  И Смерть протянула к Франческо костлявые руки. Но
  Франческо успел крикнуть:
  - Смерть, - в мешок!
  Ох, и загремели же кости, когда Смерть свалилась
  в мешок!
  Франческо вскинул мешок на спину и отправился, куда хотел. Путь его лежал к берегам Кренского озера.
  Вот пришёл он к Кренскому озеру, выпустил из мешка
  Смерть и сказал ей:
  - Жалко мне тебя, старуха! Верно, кости у тебя болят не меньше, чем у меня. Трава тут мягкая, присядь отдохни, пока я кончу свои дела.
  Смерть была так напугана, что не осмелилась перечить Франческо. Она отошла в сторонку и кряхтя уселась под
  деревом.
  А Франческо подошёл к берегу озера и крикнул:
  - Фея Кренского озера, покажись мне ещё раз!
  И фея появилась. Она была так же прекрасна и молода, как много лет тому назад, когда был молод и сам Франческо.
  - Ты позвал меня, и я пришла, - сказала она приветливо.
  - Я хочу рассказать, что я сделал с твоими дарами. . .
  - Не надо рассказывать, - прервала Франческо фея.- Я ведь вижу твоё лицо, это лицо доброго человека. Твои губы прячут добрую улыбку, а морщинки нд лбу говорят о мудрости. Я рада, что не ошиблась в тебе.
  - Я делал, что мог, - ответил Франческо. - Но настала пора отдать тебе твои подарки. Видишь, там, у дерева, меня поджидает Смерть.
  - Хорошо, что ты подумал об этом, - сказала фея. - Ведь даже волшебный мешок и волшебная дубинка ничего сами не могут, может лишь человек, который ими владеет. Попади они к злому человеку - и злых дел будет не сосчитать. Но феи не берут своих даров обратно. Разведи костёр и сожги мешок и дубинку. Прощай, Франческо!
  Фея поцеловала старика и исчезла, будто растаяла.
  Франческо собрал хворосту, разжёг большой костёр и бросил в огонь дары феи Кренского озера. Он придвинулся поближе к костру, чтобы согреть озябшие руки, и глубоко задумался.
  - Пора, Франческо, - тихонько позвала его Смерть. Франческо не шевельнулся. От старости он стал плохо
  слышать. Тогда Смерть подошла к нему сзади и дотронулась рукой до его плеча.
  В это время пропел петух. Начался новый день. Но Франческо его уже не увидел.
  
  
  
  
  Злая судьба
  
  
  Жили когда-то семь сестер, семь королевских дочерей. Росли сестры во дворце, не зная заботы и горя. Недаром говорит пословица: богатому да счастливому и свеча, как солнце, светит.
  Но едва старшей дочери исполнился двадцать один год, а младшей, Сантине, пошёл пятнадцатый, счастье покинуло королевскую семью. На королевство напало вражеское войско. Король потерял свою армию, потом свой трон, а потом и самого его взяли в плен. А королеве с семью дочерьми пришлось бежать в чужое королевство и укрыться в глухом лесу, в тёмной хижине, в которой когда-то жил угольщик.
  Теперь королевская семья узнала вторую половину пословицы - бедному да несчастному и солнце, как сальная свечка, чадит. Вместо мягких Пуховиков и атласных одеял у них были голые доски, чуть прикрытые сухой травой. Вместо золотых и серебряных блюд - одна глиняная миска и восемь деревянных ложек. А в миске что? Иногда похлёбка из грифов, а иногда и вовсе ничего. Так вот и жили.
  Однажды вечером королева-мать вышла из хижины посидеть у порога. Тут к ней подошла старая-престарая старушка с корзиной в руках и спросила:
  - Не купите ли вы у меня немного винных ягод?
  - Ах, добрая женщина, - ответила, вздохнув, королева, - ещё недавно я могла бы купить у тебя хоть сто таких корзин. Но сейчас у меня нет ни одного сольдо. Возьми этот
  гребень и дай мне за него семь винных ягод для моих семи
  дочерей.
  -- Не надо мне гребня, - сказала старушка, - я и так
  дам тебе-ягод. Поведай мне о своём горе. Может, я и сумею помочь.
  Королева рассказала старушке обо всём, что случилось с ними за последний год.
  Старушка выслушала, покачала головой и сказала:
  - Бедная королева! У одной из твоих дочерей злая судьба. Все ваши несчастья от этого. Пока с вами девушка Сфортуна - девушка Неудача - не ждите удачи.
  - У которой же из моих дочерей злая судьба? - спросила королева.
  - У той, что спит, скрестив на груди руки, - ответила старушка. - Прогони её, и всё пойдёт хорошо.
  Потом она подняла с земли корзину и исчезла за деревьями.
  Королева вошла в хижину, зажгла свечу и склонилась над старшей дочерью. Та спала, вытянув руки. Вторая дочь закинула их за голову, третья подложила ладони под щёку, четвёртая - под подушку, пятая рукой прикрывала глаза, у шестой рука свесилась вниз. И всякий раз королева облегчённо вздыхала. Но вот мать поднесла свечу к младшей дочери, Сантине, и чуть не вскрикнула, - младшая дочь спала, скрестив на груди руки.
  Королева стала на колени у её постели и горько зарыдала. Слёзы так и капали из её глаз. Одна горячая слеза упала на щёку девушки. Она проснулась и услышала, что говорит мать.
  - Ах, моя доченька! Ты такая любящая и ласковая, неужели ты и вправду можешь приносить несчастье! Нет, нет, моя бедная Сангина, никогда я не назову тебя Сфортуной, что бы ни говорила старуха. Я никогда не прогоню тебя. Лучше мы будем делить с тобой всё, что накличет твоя злая судьба.
  Горько было слышать это юной королевне, но она лежала тихо, как мышка, и ничем не показала, что проснулась.
  Когда же мать, наплакавшись, задремала, Сантина встала, связала в узелок свои пожитки - старенькое платьице, гребёнку да деревянную ложку, глянула в последний раз на спящих сестёр и мать и покинула хижину.
  До самого рассвета шла она лесом, а чуть поднялось солнце, вышла на равнину. Куда ни глянь, ни холмика, ни кустика, только один дом и возвышался на равнине. Королевна приблизилась к дому и заглянула в окно. Она увидела трёх женщин, которые сидели за ткацкими станами и ткали. Одна ткала золотыми нитями, другая - серебряными, а третья, ткала алой нитью по синей основе. Под искусными пальцами мастериц нити ложились такими красивыми узорами, что королевна не могла отвести глаз.
  Вдруг та, что ткала золотом, подняла голову и заметила девушку. Ткачиха встала и открыла дверь.
  - Не хочешь ли войти? - спросила она.
  - Если позволите, - ответила королевна.
  - А как тебя зовут?
  Королевна подумала: "Если я и вправду приношу неудачу, пусть меня и зовут Неудачей - Сфортуной". Так она и сказала ткачихам, а потом добавила:
  - Оставите меня в этом доме, - буду вам прислуживать. А не оставите, - пойду дальше.
  - Ну что ж, - сказали ткачихи. - Оставайся.
  И Сфортуна принялась за работу. Она подмела пол, развела огонь в очаге и начала стряпать.
  К полудню обед был готов. Ткачихи поели, похвалили искусную повариху и снова уселись за станы.
  Когда солнце стало клониться к закату, старшая из мастериц, та, что ткала синие и алые узоры, сказала:
  - Сегодня мы приглашены в гости. Путь туда не близкий, и вернёмся мы только к утру. Хорошенько охраняй без нас дом. Ведь пряжа наша сделана из серебра, золота и шёлка, а ткани, что сходят с наших станов, заказал сам король для свадебных нарядов невесты. Запри дверь за нами на засов, а мы ещё снаружи навесим большой замок. Ткачихи надели праздничные платья и ушли.
  Сфортуна всё чистенько прибрала, вымыла посуду, потом положила в угол соломенный тюфячок и, задув свечу, заснула.
  Проснулась она ровно в полночь. Ей показалось, будто кто-то ходит по комнате. Что-то звякало и шуршало.
  - Кто там? - вскрикнула девушка.
  В ответ из темноты послышался скрипучий старушечий голос:
  - Это я, твоя судьба. Утром увидишь, какой хорошенький подарочек я тебе приготовила. - И судьба пронзительно захихикала.
  Потом всё стихло. Сфортуна подумала: "Дверь крепко заперта изнутри и снаружи, никому не войти в дом. Верно, мне это снится".
  Подумала так, повернулась на другой бок и закрыла глаза.
  Утром вернулись ткачихи и громко застучали в дверь.
  Королевна вскочила и открыла хозяйкам. Луч солнца ворвался в комнату. Сфортуна побледнела, ткачихи так и ахнули. Дорогая пряжа была спутана и изорвана, а золотые и серебряные ткани изрезаны на куски. Вот что наделала злая судьба Сфортуны.
  - Ах, негодница! - закричали ткачихи на бедную девушку. - Так-то ты платишь за нашу доброту! Убирайся вон!
  Пинки и толчки посыпались градом. И вот снова молодая королевна бредёт, сама не зная куда.
  К вечеру пришла она в какое-то селение. Во всех окнах уже светились приветливые огоньки. В этот час семья собирается у очага за ужином после дня, проведённого за работой. Но ни в одном из этих домов нет места для Сфортуны. Она так и не решилась постучаться в какую-нибудь дверь. Сфортуна добрела до площади и села на каменную ступеньку крыльца богатого дома.
  Скоро хозяин вышел закрывать ставни и увидел девушку.
  - Что ты здесь делаешь? - спросил он.
  - У меня больше нет сил идти, - ответила Сфортуна. - Пожалуйста, не прогоняйте меня.
  - Ты, девчонка, видно, не знаешь, с кем имеешь дело. Ведь я поставляю вино самому королю. Я не могу позволить тебе сидеть здесь на ступеньках. Вставай и входи в дом.
  Сфортуна вошла.
  - Залезай на эти бочки с вином и спи, - сказал хозяин. - Им ничего не сделается, это простое вино. А то, что приготовлено к свадьбе короля, запечатано в десяти бочонках и хранится вот тут, в погребе.
  И хозяин хвастливо постучал по дверце люка в полу.
  Уставшая Сфортуна крепко заснула. Под утро ей приснился удивительный сон. Будто она сидит над ручьём. Ручей бежит по камешкам, журчит и лепечет, как ребёнок. Его бы песенку слушать да слушать, а Сфортуне почему-то страшно.
  Тут она проснулась в испуге и вдруг услышала, как кто-то бормочет скрипучим голосом:
  - Десять красных ручейков, собирайтесь в озеро! Я своё дело знаю, а девчонке от меня не отвязаться.
  Бедная Сфортуна поняла, что её злая судьба опять натворила беды. Королевна громко закричала:
  - На помощь! На помощь!
  Прибежал заспанный хозяин со свечой. И что же он увидел? Никого в лавке нет, кроме девушки. Крышка люка откинута. В погребе так и плещется вино. Десять пустых бочонков плавают сверху.
  Что могла сказать бедная Сфортуна! Молча она вытерпела брань и побои.
  Вдоволь накричавшись, хозяин вытолкал её за дверь.
  Заливаясь горькими слезами, Сфортуна опять побрела, куда глаза глядят. К полудню она вышла на берег речки и увидела женщину, стиравшую бельё.
  - Э, - сказала женщина, - к прачке Франчиске пришла помощница. Не так ли, девушка?
  - Если вы позволите, - ответила Сфортуна, - я охотно помогу вам.
  - Ну, так берись за дело, - сказала прачка Франчиска. - Я буду намыливать, а ты полощи.
  Живо пошла у них работа. Солнце ещё не устало припекать, а бельё уже было всё развешано. Только оно подсохло, Сфортуна уселась на траве и начала штопать дырки. Принялась помогать ей и Франчиска, но у неё выходило
  куда хуже.
  - Подумать только, - сказала прачка, - двадцать лет
  я стираю и штопаю бельё нашему молодому королю и всегда думала, что никто на свете не может сделать это лучше меня. А теперь я вижу, что гожусь тебе в подмастерья. Вот что, дитя, оставайся жить со мной.
  - Ах, добрая женщина, - ответила девушка, - я не смею даже переступить порог твоего дома. Недаром я прозываюсь Сфортуной. Моя злая судьба насылает несчастья на меня и на дом, в который я вхожу.
  - Ну, это пустяки! - сказала Франчиска. - Судьба, конечно, особа важная Да ведь и человек не флюгер, чтобы вертеться, куда ветер подует. Можно и против ветра повернуть, можно и злую судьбу подобрее сделать. Посиди здесь,
  я скоро вернусь.
  Не прошло и часа, как прачка вернулась. Она принесла
  два больших румяных кренделя.
  - Возьми эти крендели, - сказала она Сфортуне, - и иди вниз по течению речки. Речка приведёт тебя к морю. Стань на берегу моря позови мою судьбу.
  - Как же можно позвать судьбу? - удивилась Сфортуна.
  - Да очень просто. Крикни погромче: "Ого-го-го!
  Судьба Франчиски-и-и!" И так три раза. Тут моя судьба и покажется. Ты с ней обойдись повежливей, ну да, впрочем, тебя этому учить не надо. . . Отдай моей судьбе один крендель, поклонись от меня да расспроси её, как разыскать твою судьбу. Второй крендель подари своей судьбе.
  Шла, шла Сфортуна и вышла к берегу моря. Три раза позвала она судьбу Франчиски, и та появилась перед ней.
  - Синьора судьба Франчиски! Франчиска посылает вам привет и вот этот крендель. И ещё, если будет на то ваша милость, научите, как мне разыскать мою .судьбу.
  - Научить я тебя могу,- сказала судьба Франчиски.- Только ты этой встрече не обрадуешься. Твоя судьба презлая старушонка. Но,"если хочешь, слушай. Видишь вьючную тропинку, ведущую в горы? Ступай по ней. Как дойдёшь до ущелья, сверни в первую расселину между скалами. В самом тёмном углу стоит печка, у печки хлопочет старуха. Это и есть твоя судьба. А уж разговаривай там, как сама знаешь, потому что с ней и сам чёрт сговориться не может,
  Сфортуна поблагодарила судьбу Франчиски и пошла искать свою судьбу.
  Вот и ущелье, вот и расселина, вот и печка. А вот и судьба Сфортуны. Ох, что у неё был за вид! Седые волосы висели грязными космами, крючковатый нос перепачкан в саже, платье изодрано в клочья. Молодой королевне было уже почти шестнадцать лет, и можно было поклясться, что за все эти годы её судьба ни разу не умывалась.
  - Зачем пришла? - заворчала старуха, увидев Сфортуну. - Когда мне понадобится, я и сама тебя разыщу. А пока убирайся прочь.
  - Я сейчас уйду, дорогая синьора моя судьба. Возьмите только в подарок вот этот крендель.
  - Очень мне нужны твои подарки! - сказала судьба и повернулась спиной к девушке.
  Но Сфортуне показалось, что голос старухи стал чуть помягче.
  Девушка положила крендель на печку и тихонько ушла.
  А тем временем прачка Франчиска отнесла бельё королю. Молодой король посмотрел на бельё и воскликнул:
  - Нья Франчиска. . .
  Король называл прачку нья Франчиска - кума Франчиска - потому, что сколько помнил себя, столько помнил и её, ведь она стирала ещё его пелёнки. Так вот, увидев бельё, он воскликнул:
  - Нья Франчиска, никогда вам не удавалось выстирать лучше, чем сегодня. Какое оно белое! А штопки! Они красивее кружев на моих рубашках. Вот вам десять скудо сверх положенной платы.
  Франчиска очень обрадовалась и накупила на эти деньги всякого добра - платье для Сфортуны, башмаки для Сфортуны, а на голову ей чёрную кружевную шаль.
  Целую неделю прожила Сфортуна у прачки Франчиски. Вот прошло воскресенье, настал понедельник, а по понедельникам у Франчиски всегда бывала большая королевская стирка. Они принялись за дело вдвоём. К полудню всё выстирали, а потом Сфортуна ночь напролёт штопала и гладила.
  Наутро, когда прачка принесла королю бельё, тот сказал:
  - Э, нья Франчиска, с каждым разом ты становишься всё искуснее. Как заглажены складки! А белые воротнички вздымаются, словно морская пена.
  И король дал прачке целых двадцать скудо сверх положенной платы. Нья Франчиска поблагодарила короля и снова отправилась за покупками. На этот раз она опять купила платье, башмаки, красивый головной платок. Но это ещё не всё, она купила мыло, губку, гребёнку и целый пузырёк с драгоценным розовым маслом.
  Прачка принесла покупки домой и сказала Сфортуне:
  - Смотри, какие подарки я приготовила твоей судьбе. Сейчас я испеку крендель, и ты пойдёшь к ней в гости. Одень её во всё новое, да сперва вымой хорошенько.
  Судьба Сфортуны была такой же грязной, как и раньше, но встретила она девушку поприветливей.
  - Крендель принесла? - спросила она, завидев Сфортуну.
  - Конечно, принесла, дорогая синьора моя судьба. И она протянула старухе крендель.
  Только судьба подошла к Сфортуне, девушка крепко
  схватила её за руки и потащила к ручью. Ну и вопила же старуха, когда Сфортуна тёрла её намыленной губкой.
  - Не хочу мыться! Не хочу мыться! - кричала она, вырываясь.
  Но Сфортуна не обращала внимания на её крики. Она чистенько вымыла свою судьбу, причесала её, надела новое красивое платье, обула в новые скрипучие башмаки и вылила на неё весь пузырёк с розовым маслом.
  Ах, какая милая добрая старушка стояла теперь перед ней! А пахло от неё, как от десяти кустов роз. Известное дело, все женщины, даже самые старые, любят новые наряды. Судьба налюбоваться на себя не могла. Она то и дело оправляла оборочки на юбке, поскрипывала новыми ботинками, примеряла шаль.
  - Умница ты моя, - сказала она Сфортуне. - Так уж
  повелось: если у человека злая судьба, он только и знает, что жалуется да клянёт её. Вот она и становится ещё злее. Никому и в голову не придёт, что надо самому постараться сделать свою судьбу краше. Ты, моя голубка, так и поступила. Теперь всё у тебя пойдёт хорошо. Спасибо тебе за подарки, прими и от меня подарочек.
  И судьба дала Сфортуне маленькую коробочку. Девушка расцеловала старушку в обе щёки и поджала к Фран-чиске.
  Вместе с Франчиской они открыли коробочку. И что же там лежало? Всего-навсего кусочек галуна, длиною с палец.
  - Не очень-то щедрая у тебя судьба, - сказала Фран-чиска и засунула коробочку в ящик комода.
  Ну, а в понедельник, как всегда, Сфортуна с Франчиской выстирали бельё, и во вторник прачка понесла его во дворец.
  На этот раз король даже не взглянул на бельё, так он был озабочен.
  - Ваше величество, - сказала прачка, - нья Франчиска осмеливается спросить вас, чем это вы обеспокоены?
  - Ах, нья Франчиска, у меня тысяча бед и сто неприятностей. Видишь ли, советники подыскали мне невесту в заморском королевстве. Невесту я никогда и в глаза не видал и жениться мне вовсе на ней не хочется. Но если советники что-нибудь вобьют себе в голову, они ни за что не отстанут. Я и согласился.
  - Что ж тут плохого? - сказала Франчиска. - Свадьба - дело весёлое.
  - Ну, а мне совсем не весело. Во-первых, у меня к свадьбе нет вина. Какая-то девчонка забрела к моему поставщику и выпустила всё лучшее вино из бочек...
  - Это ещё не беда! - сказала Франчиска. - Когда гости напляшутся, они не разбирают, каким вином утоляют жажду.
  - Во-вторых, - продолжал король, - невеста потребовала, чтобы я подарил ей три платья - из золотой, серебряной и сине-алой парчи. Три ткачихи наткали парчи. А какая-
  то девчонка забрела к ним и изрезала все драгоценные ткани.
  - Э, ваше величество, - сказала Франчиска, - самый красивый наряд для невесты - это белое платье.
  - Так я и сам решил. Платье из белого шёлка уже готово. По подолу его обшили галуном. Но вот горе! Представь себе; нья Франчиска, галуна не хватило. Совсем маленького кусочка, этак с палец длиной. А такого галуна нет больше во всём государстве.
  - Ваше величество! - вскричала прачка. - Подождите, я сейчас вернусь.
  Франчиска побежала домой, порылась в комоде и принесла королю коробочку с галуном. Его и не отличить было от того галуна, которым обшивали платье невесты.
  - Ну, нья Франчиска! - воскликнул король. - Ты спасла меня от позора перед заморской королевной. За это я отвешу тебе столько золота, сколько весит твой галун.
  Стали взвешивать кусочек галуна. Сперва на маленьких весах, потом на средних, потом на самых больших. Но, сколько ни сыпали золота, галун оказывался тяжелей.
  - Нья Франчиска,- спросил король, - скажи правду: чей это галун?
  Франчиска рассказала о Сфортуне. Король пожелал взглянуть на девушку.
  И вот Сфортуна в своём новом платье пришла во дворец. Только король и Сфортуна увидели друг друга, , как сразу влюбились. И нечему тут удивляться, ведь оба они были молоды и красивы.
  Король тотчас же позвал советников и сказал:
  - Вы искали мне невесту за морем. А я нашёл её в собственном королевстве. Если кому-нибудь из вас больше нравится заморская королевна, пусть женится на ней сам.
  И король приказал готовить всё к свадьбе.
  Потом он велел позвать трёх ткачих и поставщика вина. Те так и обмерли, увидев невесту короля.
  Король заплатил им за изрезанную парчу и пролитое вино и отпустил с миром.
  Теперь королевну никто не называл Сфортуной, ведь она уже не была девушкой-Неудачей. Звали её теперь тем именем, которое дали ей отец и мать, - Сантина.
  За три дня до свадьбы Сантина сказала своему жениху:
  - Ах, ваше величество, как бы мне хотелось узнать о моей дорогой матери и сестрах, о моём несчастном отце.
  - Успокойтесь, милая Сантина, - отвечал король, - в тот день, когда я впервые увидел вас, я послал гонцов в соседнее королевство. Сегодня гонцы вернулись и привезли радостную весть. Король, ваш отец, бежал из плена, собрал войско и вернул себе трон. Королева, ваша мать, и королевны, ваши сестры, находятся сейчас в пути. Они едут сюда.
  Радости Сантины не было конца.
  Настал день свадьбы. За пышным столом, на самом почётном месте сидели молодые, а по бокам отец, мать и шестеро сестёр Сантины. Была тут, конечно, и нья Фран-чиска.
  А за креслом невесты стояла ещё одна гостья. Она радостно кивала каждый раз, когда слышала смех Сантины. Но никто не видел эту гостью, кроме молодой королевны, потому что эта была её собственная судьба.
  
  
  
  Легенда о сокровище Кьяпаццы
  
  
  У самого селения Кьяпаццы, там, где кончается его единственная улица, поднимается холм. На холме стоит старинный замок. Сейчас от него остались одни развалины и в его тёмных башнях гнездятся только совы да летучие мыши.
  Жители селения рассказывают об этом замке удивительные истории. Лет сто тому назад, каждый день ровно в двенадцать часов отодвигался ржавый засов. Тяжёлые двери со скрипом растворялись, .и на порог выходил старик. Его длинная белая борода спускалась ниже пояса. Он был одет в куртку с пышными рукавами, короткие штаны, на голове у него был красный колпак, на ногах - туфли с пряжками. Старик кряхтя усаживался на ступенях лестницы, чтобы погреть на солнышке свои кости. А кости были очень-очень старые - никто не знал, сколько ему лет, да он и сам не смог бы их сосчитать.
  В этот час к замку сбегались все дети селения Кьяпаццы. Они влезали старику на колени, теребили его бороду, стаскивали с головы красный колпак. Но старик не сердился на детей. А иногда, когда солнце припекало особенно жарко и кости старика переставали ныть, он лукаво подмигивал ребятам, и те начинали, приплясывая, просить:
  - Покажи, дедушка!
  - Пусти нас, дедушка!
  - Дай, дедушка, поиграть!
  Старик поднимался и входил в тёмные двери, ребята
  на цыпочках шли за ним. Они проходили гулкими залами, сводчатыми коридорами, потом долго спускались по узкой лестнице. Старик с трудом отодвигал железную дверь. Ребята переступали порог, и дверь захлопывалась за ними. И каждый раз рты и глаза их широко раскрывались от восхищения. Ведь в подземелье хранились сокровища Кьяпаццы. Грудами лежали золотые и серебряные старинные монеты, сундуки с откинутыми крышками были доверху полны драгоценными камнями. От камней шло такое сияние, что в тёмном подземелье казалось светло, как днём.
  Старик позволял детям играть сокровищами. Мальчики в шутку устраивали сражение. Одни размахивали мечами с золотыми рукоятками, другие прикрывались огромными щитами с затейливым узором. Девочки украшали себя самоцветами, надевали дорогие уборы. .Платьица были у них старенькие, но девочки сразу будто превращались в маленьких принцесс.
  А старик, глядя на всё это, тихонько посмеивался. Потом он брал в руки серебряный колокольчик и звонил. Принцессы снова становились маленькими оборванными девочками, храбрые воины - простыми мальчишками. Все быстро клали драгоценности на место и выходили из подземелья. И никогда никто из детей не уносил с собой ни одной монетки, ни одного камешка. Только один раз семилетний мальчик, который попал в подземелье впервые, положил в карман монету с квадратной дырочкой, чтобы сделать из неё грузило для удочки. И удивительное дело, железная дверь ни за что не хотела открываться. Тогда старик сказал:
  - Кто взял, - пусть отдаст.
  Мальчик, покраснев, бросил монетку в кучу монет. Дверь тотчас распахнулась.
  Но в одну тёмную ночь в замок всё-таки пробрались три вора. Эти воры болели страшной болезнью - их сжигала жажда богатства. Пришли они издалека, потому что в тех краях, откуда они были родом, стало нечего красть. Всё, что можно было украсть, они уже украли,
  
  Воры эти были ловкие, любые двери могли открыть без шума. Башмаки они обмотали войлоком, лица прикрыли масками. Но всё-таки старик проснулся. Он вышел им навстречу и спросил:
  - Что вам нужно здесь, добрые люди?
  Воры, увидев, что имеют дело с дряхлым, безоружным стариком,осмелели.
  - Говорят, что в этом замке хранятся сокровища! - закричали они.
  - Это правда, - ответил старик. - А зачем вам сокровища?
  - Я построю себе дворец в сто комнат, заведу сто слуг и буду жить в нём один, - ответил первый вор.
  Второй вор сказал:
  - А я куплю большой корабль и объеду все страны. И в каждой я буду есть только то, что ест сам король, правящий этой страной.
  - Ну, а я не так глуп, - сказал третий вор. - Я не стану растрачивать попусту свою долю богатства. Я спрячу золото и буду счастлив тем, что им владею.
  - Позвольте и мне сказать слово, - заговорил старик. - Напрасно вы делите то, чего никогда не получите. Уходите, пока я не рассердился.
  - Зачем мы даром теряем время, слушая бредни этого старого дурня! - крикнул первый вор. - Что он нам сделает!
  - Сейчас узнаешь что!
  И вор с ужасом почувствовал, какие могучие руки у этого дряхлого на вид старика. Старик сгрёб за шиворот всех троих и выволок за дверь. Словно неведомая сила подхватила первого вора и швырнула вверх. Хорошо ещё, что ему удалось ухватиться за тучу, проплывавшую мимо. Вернулся он на землю только через три дня, когда туча пролилась дождём.
  Второго вора старик закинул егйё выше - на молнию. Так он и слетел вниз, сидя верхом на этой молнии, когда через неделю разразилась гроза.
  А третьего вора старик забросил так высоко, что он до сих пор не вернулся на землю.
  Откуда же появились сокровища в замке Кьяпаццы? Кто был старик, охранявший эти сокровища, и куда они делись? И об этом могут рассказать жители селения, если их очень попросить.
  Говорят, что некогда замок Кьяпаццы принадлежал знатному роду владетельных синьоров. Последний в роду хозяин замка жил там редко и неподолгу. Он не задавал весёлых, шумных пиров, его не прельщали улыбки красавиц, не занимали беседы с учёными старцами. Больше всего на свете он любил скакать на добром коне с копьём наперевес навстречу врагу и скрестить свой меч с мечом противника в жаркой схватке. Одним словом, синьор владетель замка был воином.
  Однажды до синьора дошла весть о том, что сарацины высадились на побережье и напали на приморский город. Хозяин замка без промедления собрал отряд своих солдат и поспешил туда. Но было уже поздно. Сарацины разграбили город,- сожгли его дотла и уплыли на своих кораблях, увозя богатую добычу.
  Синьор в мрачной задумчивости ехал по разрушенной пылающей улице, как вдруг услышал жалобный плач, доносившийся словно из-под земли. Синьор соскочил с коня и огляделся кругом. Не скоро он догадался заглянуть в заброшенный, пересохший колодец. При свете факела он увидел на дне его маленького мальчика. Как он туда попал, испуганный мальчик и сам не мог рассказать. Синьор пожалел ребёнка, посадил его перед собой на коня и увёз в свой замок.
  Когда мальчик подрос, синьор сделал его своим оруженосцем. И не было у него слуги вернее и преданнее.
  Ринальдо - так звали найдёныша - сопровождал своего господина во всех походах. Он всегда сражался бок о бок с синьором. Счастье изменчиво в жарких битвах. Но когда двое заботятся друг о друге, смерть пролетает мимо. Не раз Ринальдо прикрывал синьора своим телом, не раз синьор своим мечом отводил меч недруга, занесённый над головой Ринальдо.
  Так продолжалось много лет. Однажды воины синьора преследовали в далёких горах врага. Вражьему отряду удалось скрыться в ущельях. Между тем спустилась ночь. Место было незнакомое, и синьор решил дождаться рассвета. Ринальдо приметил у подножия крутого утёса пеще-
  ру, натаскал туда веток и устроил удобное ложе для своего господина. Сам же Ринальдо улёгся поперёк входа в пещеру, положив рядом с собой оружие.
  Ночью синьору, верно, не спалось. Оруженосец слышал его беспокойные шаги по каменному полу пещеры, а приподняв голову, видел дымное пламя факела, метавшееся в глубине под низкими сводами.
  Утром синьор вышел из пещеры хмурый и озабоченный. Вместо того, чтобы преследовать врага, он повернул отряд обратно.
  С тех пор жизнь Ринальдо потекла по-иному. Той ночью синьор открыл в пещере несметные богатства. Семь лет подряд он перевозил клад на белом хромом муле из пещеры в дальних горах в подземелье своего родового замка. А так как у синьора не было слуги вернее и преданнее Ринальдо, он поручил ему стеречь сокровища.
  Ринальдо с грустью замечал, что нрав его господина, дотоле великодушный и благородный, круто изменился. Он стал скупым и недоверчивым, не спешил больше на выручку обиженным, забыл о ратной славе. Когда синьор бывал в замке, он целые дни проводил один, запершись в подземелье, где лежали сокровища.
  На восьмой год синьор снова собрался в горы на своём белом хромом муле. Уезжая, он сказал Ринальдо:
  - Помни: что бы со мной ни случилось, ты должен беречь сокровище. Заклинаю тебя огнём, который сжёг твой родной город и пощадил тебя, заклинаю тебя мечом, которым я трижды три раза отводил смертельный удар от твоей головы,- береги сокровище! Если хоть малая частица его увидит свет дня, ты умрёшь!
  Синьор уехал и не вернулся. Ринальдо ждал его долго, потом перестал ждать. Он потерял счёт дням, месяцам и годам. Внизу под холмом, в селении Кьяпацце, умирали старики, женились молодые, рождались дети. Ринальдо издали видел то похороны, то крестины, то свадебный поезд. Только для него самого ничего не менялось. Он хранил сокровище.
  Как-то ночью он услышал свист бури и вой ветра. Деревья трещали и ломались. За всю свою долгую-долгую жизнь Ринальдо не видел такой бури. Дождь лил не каплями, не струями, а потоками. Думы о том, что делается там, внизу, в Кьяпацце, не давали уснуть дряхлому оруженосцу.
  Едва над землёй поднялся хмурый рассвет, старик встал и выглянул из бойницы. То, что он увидел, было страшнее поля битвы после долгого сражения. Там, где стояла Кьяпацца, бушевали мутные воды. Они крутили обломки брёвен и остатки домашней утвари. Кое-где над водой ещё чернели развалины домов. А на холме, у стен замка, толпились несчастные продрогшие жители селения.
  Старик широко распахнул двери замка. В каминах, в которых столько лет не разжигался огонь, затрещали поленья.. Согревшись, дети с весёлыми криками принялись бе-
  гать по гулким залам, но лица их отцов и матерей оставались по-прежнему хмурыми. Одна бурная ночь унесла то, что наживалось целыми поколениями в тяжком труде. Они лишились крова, погиб урожай, утонул их скот,
  Старый оруженосец молча смотрел на плачущих женщин. Потом он заговорил:
  - На сокровище Кьяпаццы лежит заклятье. Я охранял это сокровище много-много лет, потому что так мне велел мой синьор. Оно никому не принесло счастья - ни моему господину, ни мне самому, ни тем, кто владел им раньше. Но, может быть, настал час, когда золото и драгоценные камни помогут людям, которые этого заслуживают. Я не раскрою вам двери подземелья, это значило бы раскрыть двери зависти, грабежам и убийствам. Я дам вам столько, сколько надобно для того, чтобы построить заново Кья-паццу. Уезжая, синьор сказал: если хоть малая частица сокровища увидит свет дня, я умру. Ну и что ж! Ведь мне моя старая жизнь давно ни к чему.
  Старик спустился в подземелье и вынес оттуда мешок золота. Женщины утёрли слёзы, мужчины расправили плечи. Старый оруженосец улыбнулся им и сказал:
  - А всё-таки я недаром хранил сокровище.
  И это были его последние слова. В ту же минуту он упал на каменные плиты зала и умер.
  Старый оруженосец подарил людям лишь малую часть сокровища. А что же сталось со всем кладом? Никто толком не знает. Говорят, оно превратилось в черепки и угли. Замок обветшал и почти разрушился. В нём никто не бывает. Лишь изредка какой-нибудь крестьянин посмелее спрячет там сено, чтобы его не намочили зимние дожди.
  
  
  
  
  Новая юбка
  
  
  Жили муж и жена. Жили не то, чтобы богато, а просто сказать - бедно. У жены была одна-единственная юбка, драная-предраная, ношеная-преношеная. Целыми днями она только и делала, что ставила на неё заплаты. Под заплатами и юбки не видно. Вот пришёл муж домой, а жена плачет.
  - Посмотри - опять дыра на юбке! И залатать нечем. На следующий день муж на все заработанные деньги
  купил жене новую юбку. Принёс домой и сказал:
  - Хоть без ужина, да с обновкой. Жена очень обрадовалась.
  Муж лёг спать, а она принялась за дело.
  Проснулся муж, видит - жена всю новую юбку на куски изрезала, на старую юбку новых заплат наставила. Ахнул он, а жена говорит:
  - Спасибо тебе, муженёк, все прорехи я починила да ещё вон сколько кусков осталось, на целый год хватит.
  
  
  
  Озеро Гандзирри
  
  
  Приехал как-то в Мессину богач. Он был так богат, что и сам толком не знал, сколько у него богатства. Пошёл он прогуляться на берег озера Гандзирри и залюбовался его красотой. А, у богачей такая привычка - уж если им что-нибудь понравится, они непременно захотят купить. Стал богач спрашивать:
  - Чьё это озеро?
  - Королевское, - отвечают ему. Богач пошёл к королю.
  - Ваше величество, не продадите ли вы мне озеро?
  - Отчего не продать! - сказал король. - Если сойдёмся в цене, продам.
  - Какая же будет цена?
  - Да я возьму недорого. Устелите дно Гандзирри золотыми монетами. А потом поделимся - монеты мне, озеро вам.
  - Идёт! - воскликнул богач.
  Увидев, как легко согласился покупатель, король испугался, что продешевил. Поэтому он поспешно добавил:
  - Но я сказал ещё не всё. Монеты должны стоять ребром.
  - Нет, ваше королевское величество, это слишком дорого. Пусть монеты лежат плашмя.
  - Ребром! - заупрямился король.
  - Плашмя! - заупрямился богач.
  Так в этот вечер они и не сошлись в цене. Но утром богач увидел восход солнца над озером Гандзирри и прямёхонько побежал к королю.
  - Э, ваше королевское величество, пускай будет по-вашему.
  А ещё через день богач начал возить монеты. Караван в сто мулов, каждый с двумя перемётными сумками на спине, приходил утром и уходил вечером ровно двадцать дней. На берегу озера выросли золотые горы. Потом монеты стали укладывать на дно.
  Король сам следил, чтобы их ставили ребром, плотно одна к другой. Золотые горы быстро таяли, а дно озера Гандзирри сияло теперь, как чешуя золотой рыбки.
  И вот в последний день, в последний час, в последнюю минуту, когда богач уже считал озеро своим, оказалось, что не хватило одной-единственной монетки.
  - Ну, да это неважно, - сказал богач. - Что там один золотой!
  - То есть как это неважно! - воскликнул король. -
  Вы что же, думаете, что я отдам такое великолепное озеро даром? Подавайте сейчас же монету!
  А по правде говоря, у богача от его богатства ровным счётом ничего не осталось. Однако признаваться королю он не хотел.
  - Не стану я гонять целый караван мулов из-за одной монеты, - сказал он. - Если вы так настаиваете, одолжите мне эту недостающую монету.
  Теперь уж придётся открыть всю правду до конца. У короля тоже не было ни одной золотой монеты. Пиры да маскарады, да богатые подарки придворным дамам опустошили казну. Королевская казна была пуста, как большой барабан. Но король-то тем более не мог в этом признаться. И он сказал:
  - Я король, а не какой-нибудь грязный меняла, чтобы давать в долг. Когда нет денег, не покупают озеро Гандзирри!
  Богач очень рассердился.
  - Ну, раз так, - крикнул он, - то мне и не нужно ваше озеро Гандзирри. За такую цену я, пожалуй, куплю себе небольшое море.
  И богач велел вытащить со дна монеты и погрузить их обратно на мулов.
  Так у них ничего и не вышло.
  Купил ли богач себе море, - неизвестно. А вот король до самой смерти жалел, что у него в казне не было одной-единственной золотой монеты. Только подумать, ведь он мог стать богатым королём!
  
  
  
  
  Пастух из Кальтанисетты
  
  
  Вот что рассказывают, вот что пересказывают в наших краях.
  В селении Кальтанисетта жил молодой пастух, по имени Мартино. Носил он всегда заплатанную куртку из грубого сукна, рваные башмаки, старую войлочную шляпу, а через плечо - холщовую сумку. "Э, - скажете вы, - зачем нам слушать про такого бедняка. Мы их и без ваших россказней видели немало, да и у самих в карманах монеты не часто бренчат". Так-то оно так, да ведь Мартино был красив, как ясное солнце на голубом небе. Даже, может, красивее. Потому что на солнце и взглянуть больно, а на Мартино смотри, сколько хочешь, пока самому не надоест. Надо ещё добавить, что Мартино к тому же лучше всех умел играть на пастушьей дудочке и звонче всех пел песни.
  Мартино нанимался в пастухи то в одном селении, то в другом. И повсюду девушки умирали от любви к нему, парни - завидовали, а старики ласково улыбались. Вот Мартино и загордился.
  Шёл он однажды из одной деревни в другую и присел отдохнуть на большом камне посреди полянки. Задумался, вынул из сумы дудочку и заиграл песенку.
  Услышала эту песенку лесная фея, и захотелось ей посмотреть, кто так хорошо играет. С маргаритки на клевер, с клевера на колокольчик, с колокольчика на гвоздичку - ведь феи порхают, как мотыльки, -добежала она до полянки.
  - Ах, какой ты счастливый! - воскликнула фея, увидев Мартино. - Всякий, кто услышит тебя, - заслушается, всякий, кто взглянет, - залюбуется.
  - Да что ты! Я самый несчастный человек на свете! Чтобы люди могли посмотреть на меня, мне приходится бродить, словно бездомной собаке, от деревни к деревне. А ведь я стою того, чтобы люди сами сбегались подивиться на меня. С такой красотой мне бы статуей быть. Тогда бы я стал счастливым!
  - Ну, так я сделаю тебя счастливым. Мне это совсем нетрудно.
  Тут фея дотронулась до Мартино своей волшебной палочкой. В тот же миг юноша превратился в прекрасную золотую статую. И войлочная его шляпа стала золотой, и заплатанная куртка, и ольховая дудочка. Золотым сделался даже камень, на котором сидел Мартино.
  
  
  
  Прекрасная Розалинда
  
  
  Испанской королевне, дочери испанского короля, исполнилось шестнадцать лет. Пора было выдавать ее замуж. Прослышали об этом женихи, и съехалось их с разных концов земли великое множество. Был тут и индийский раджа, и наследник французского престола, и португальский принц, и персидский шах, а князей да герцогов не перечесть.
  Последним приехал турецкий султан, старый и кривоногий.
  Королевна в щелочку смотрела на женихов, которых отец принимал в парадном зале, и хохотала до упаду. Только дважды она не смеялась. Первый раз, когда увидела португальского принца, потому что он был статен, красив и очень понравился королевне. Второй раз она не засмеялись, когда увидела турецкого султана - очень уж он был страшен.
  Отец королевны растерялся: все женихи знатны и богаты - как тут выбрать достойного! Ведь он любил королевну так сильно, как всякий отец любит свою единственную дочь, есть у него корона или нет. Думал он три дня и, наконец, придумал. Пусть королевна бросит наугад золотой мячик. В кого он попадет, тот и станет ее мужем.
  Вот в назначенный день женихи собрались перед дворцом. Королевна вышла на балкон, и все женихи разом зажмурились, ослепленные ее красотой. Тут королевна и бросила свой золотой мячик. Метила она, конечно, в португальского принца. Да на беду рядом стоял турецкий султан. Увидев, куда летит мяч, он тесно прижался к португальскому принцу. Мячик коснулся плеча принца, но - увы! - он коснулся и плеча хитрого турка. И вот оба предстали перед королем и его дочерью. Король был в смущении. Ведь всю эту затею с мячом он придумал, чтобы не надо было выбирать. Да к тому же его любимая дочка, глядя на двух своих женихов, то плакала, то смеялась, и король никак не мог понять, за кого же ей хочется замуж.
  - Ваше королевское величество, - сказал португальский принц, - я люблю вашу дочь и прошу ее руки.
  - Мне королевна нравится не меньше, - возразил турецкий султан. - Незачем такой прекрасной девице выходить замуж за желторотого юнца, который даже ни разу еще не был женат. Иное дело я - у меня сто жен, и я хорошо знаю, как с ними обращаться. Так что не сомневайтесь, ваше королевское величество, отдавайте свою дочку за меня.
  Но тут королевна твердо сказала:
  - Моим мужем может стать только тот, у кого я буду одна, как сердце в груди.
  И она посмотрела на португальского принца.
  Король наконец понял, чего хочет его дочь и ответил:
  - Ничего не поделаешь, ваше турецкое султанство, поищите себе стопервую жену в других краях, потому что свою дочь я вам не отдам.
  Турецкий султан страшно разгневался. Он в ярости топтал свою чалму и приговаривал, что лучшего обращения она и не заслуживает, если ее хозяина могут так унизить. Под конец он сказал королю:
  - Коль твоя дочь не досталась мне, так пусть не достается никому.
  С этими словами он подобрал свою чалму и ушел.
  А на следующий день испанская королевна тяжко заболела. Она худела и бледнела с каждым часом, глаза ее глубоко ввалились. Болезнь сводила ей тело, и королевна то и дело сгибалась, словно вязальщица снопов. Лекари не знали, как назвать болезнь и как ее излечить.
  Тогда король в смятении ударил в колокол Совета.
  - Синьоры Совета! - сказал он. - Моя дочь чахнет день ото дня. Скажите, что мне делать.
  И мудрые синьоры Совета ответили:
  - Мы слышали, что в Италии при дворе одного из королей живет девушка по имени Розалинда. Она столь же прекрасна, сколь и мудра. Она разыскала пропавшую дочь этого короля и спасла ее. Пошлите за ней, может быть, она спасет и вашу дочь.
  - Прекрасно! - воскликнул король. - Ваш совет, синьоры Совета, пришелся мне по душе.
  Король хлопнул в ладоши и приказал тотчас снаряжать корабли. Послом к итальянскому королю он назначил старейшего синьора Совета.
  Корабли уже поднимали якоря, когда король запыхавшись прибежал на берег.
  - Ах, старейший синьор Совета, ведь я чуть не позабыл вручить вам железную перчатку. Если тот король не согласится отпустить Розалинду, бросьте к его ногам перчатку в знак объявления войны. Посол поклонился королю, взял перчатку, и корабли отплыли.
  Перчатка и в самом деле чуть не пригодилась. Потому что король, названый отец Розалинды, наотрез отказался отпустить свою приемную дочь в Испанию. И быть бы войне, если бы сама Розалинда не вбежала в зал. Услышав, зачем приехал посол, она сказала:
  - Не огорчайтесь, дорогой король, я съезжу в Испанию ненадолго. Может, я и помогу испанской королевне.
  И она так уговаривала короля, что он согласился.
  Вот приплыли корабли назад в Испанию. Сам испанский король и опечаленный португальский принц вышли встречать Розалинду.
  Только Розалинда ступила на берег, она сказала:
  - Ведите меня скорее к вашей дочери.
  И было самое время, потому что королевна совсем истаяла. "Это не простая болезнь, - сказала себе Розалинда, - тут что-то есть!"
  Она заперлась с королевной в ее покоях и велела, чтобы никто к ним не входил три дня и три ночи. Испанский король своими королевскими руками наложил на двери, ведущие в покои дочери, семь больших восковых печатей. И вот настал вечер. Розалинда хотела зажечь свечу, но у нее не оказалось ни кремня, ни огнива, ни трута. Она взглянула в окно и приметила далеко-далеко на холме тусклый огонек. Розалинда, недолго думая, взяла свечу, выпрыгнула в окошко и побежала в ту сторону. Чем дальше она шла, тем ярче становился огонь. А когда Розалинда подошла совсем близко, она увидела большой костер. На костре стоял огромный котел, в котором что-то кипело. Старый кривоногий турок в чалме помешивал варево и приговаривал что-то не по-итальянски, не по-испански, а по-своему, по-турецки. "Э, - подумала Розалинда, - не в этом ли котле тает жизнь испанской королевны?"
  И она сказала турку:
  - Ах, бедняжка, отдохни немножко, ты очень устал.
  - Я не могу отдохнуть, - ответил турок. - Я мешаю уже три месяца днем и ночью, ночью и днем. Осталось уже недолго. Скоро я уеду в свою Турцию, а то как бы мои сто жен не перессорились между собой.
  - Ну так давай я за тебя помешаю, - сказала Розалинда.
  - Мешай, мешай, но клянусь бородой Магомета, если ты будешь плохо мешать, я и тебя сварю в этом котле.
  Турок сел на землю, скрестив ноги, а Розалинда принялась усердно мешать сушеной совиной лапой вонючее варево.
  - Хорошо я мешаю? - спросила она турка?
  - Мешай, мешай, - проворчал турок.
  - А ты поспи, - сказала Розалинда.
  Турок заснул.
  Тогда Розалинда взяла да и опрокинула котел с волшебным зельем прямо на турка.
  Ох, что тут было! Турок сразу стал худым, как щепка, весь ссохся и, наконец, превратился в кучу трухи.
  А Розалинда зажгла свечу от тлеющих угольков и бросилась бежать ко дворцу.
  Когда она вернулась, испанская королевна впервые за много дней спала спокойно, как дитя. На ее бледных щеках проступил румянец. В назначенный Розалиндой день испанский король сорвал семь печатей и открыл двери. На шею ему бросилась веселая и здоровая дочь. Король наградил Розалинду богатыми подарками и с почестями отправил в
  Италию. Испанская королевна крепко обняла ее, расцеловала и просила не забывать, что в Испании у Розалинды есть названая сестра. А португальский принц, ее жених, добавил: и названый брат.
  
  
  
  Три апельсина
  
  
  По всей Италии рассказывают историю о трех апельсинах. Но вот удивительно - в каждой местности ее рассказывают по-своему. Но Генуэзцы говорят одно, неаполитанцы - другое, сицилийцы - третье. А мы выслушали все эти сказки и теперь знаем, как все случилось на самом деле.
  Жили когда-то король и королева. Был у них дворец, было королевство, были, конечно, и подданные, а вот детей у короля и королевы не было.
  Однажды король сказал:
  - Если бы у нас родился сын, я поставил бы на площади перед дворцом фонтан. И била бы из него не вино, а золотистое оливковое масло. Семь лет приходили бы к нему женщины и благословляли бы моего сына.
  Скоро у короля и королевы родился прехорошенький мальчик. Счастливые родители выполнили свой обет, и на площади забили два фонтана. В первый год фонтаны вина и масла вздымались выше дворцовой башни. На следующий год они стали пониже. Словом, королевский сын, что ни день, становился больше, а фонтаны - меньше.
  На исходе седьмого года фонтаны уже не били, из них по капле сочилось вино и масло.
  Как-то королевский сын вышел на площадь поиграть в кегли. А в это самое время к фонтанам притащилась седая сгорбленная старушонка. Она при- несла с собой губку и два глиняных кувшина. По каплям губка впитывала то вино, то масло, а старуха выжимала ее в кувшины.
  Кувшины почти наполнились. И вдруг - трах! - оба разлетелись в черепки. Вот так меткий удар! Это королевский сын целился большим деревянным шаром в кегли, а попал в кувшины. В тот же миг иссякли и фонтаны, они уже не давали ни капли вина и масла. Ведь королевичу как раз в эту минуту исполнилось ровно семь лет.
  Старуха погрозила скрюченным пальцем и заговорила скрипучим голосом:
  - Слушай меня, королевский сын. За то, что ты разбил мои кувшины, я положу на тебя заклятье. Когда тебе минет трижды семь лет, на тебя нападет тоска. И станет она тебя терзать, пока ты не найдешь дерево с тремя апельсинами. А когда ты найдешь дерево и сорвешь три апельсина, тебе захочется пить. Тогда-то мы и посмотрим, что будет.
  Старуха злорадно засмеялась и поплелась прочь.
  А королевский сын продолжал играть в кегли и через полчаса уже забыл и о разбитых кувшинах, и о старухином заклятье.
  Вспомнил о нем королевич, когда ему исполнилось трижды семь - двадцать один год. Напала на него тоска, и ни охотничьи забавы, ни пышные балы не могли ее развеять.
  - Ах, где найти мне три апельсина! - повторял он.
  Услышали это отец-король и мать-королева и сказали:
  - Неужели мы пожалеем для своего дорогого сына хота три, хоть три десятка, хоть три сотни, хоть три тысячи апельсинов!
  И они навалили перед королевичем целую гору золотистых плодов. Но королевич только покачал головой.
  - Нет, это не те апельсины. А какие те, что мне нужны, и сам не знаю. Оседлайте коня, я поеду их искать
  Королевичу оседлали коня, он вскочил на него и поехал Ездил, ездил он по дорогам, ничего не нашел. Тогда свернул королевич с дороги и поскакал напрямик. Доскакал до ручья вдруг слышит тоненький голосок:
  - Эй, королевский сын, смотри, как бы твой конь не растоптал моего домика!
  Посмотрел королевич во все стороны - никого нет. Глянул под копыта коню - лежит в траве яичная скорлупка. Спешился он, наклонился, видит - сидит в скорлупке фея. Удивился королевич, а фея говорит:
  - Давно у меня в гостях никто не бывал, подарков не приносил.
  Тогда королевич снял с пальца перстень с дорогим камнем и надел фее вместо пояса. Фея засмеялась от радости и сказала:
  - Знаю, знаю, чего ты ищешь. Добудь алмазный ключик, и ты попадешь в сад. Там висят на ветке три апельсина.
  - А где же найти алмазный ключик? - спросил королевич.
  - Это, наверно, знает моя старшая сестра. Она живет в каштановой роще.
  Юноша поблагодарил фею и вскочил на коня. Вторая фея и вправду жила в каштановой роще, в скорлупке каштана. Королевич подарил ей золотую пряжку с плаща.
  - Спасибо тебе, - сказала фея, - у меня теперь будет золотая кровать. За это я тебе открою тайну. Алмазный ключик лежит в хрустальном ларце.
  - А где же ларец? - спросил юноша.
  - Это знает моя старшая сестра, - ответила фея. - Она живет в орешнике.
  Королевич разыскал орешник. Самая старшая фея устроила себе домик в скорлупке лесного ореха. Королевский сын снял с шеи золотую цепочку и подарил ее фее. Фея подвязала цепочку к ветке и сказала:
  - Это будут мои качели. За такой щедрый подарок я скажу тебе то, чего не знают мои младшие сестры. Хрустальный ларец находится во дворце. Дворец стоит на горе, а та гора за тремя горами, за тремя пустынями. Охраняет ларец одноглазый сторож. Запомни хорошенько: когда сторож спит - глаз у него открыт, когда не спит - глаз закрыт. Поезжай и ничего не бойся.
  Долго ли ехал королевич, не знаем. Только перевалил он через три горы, проехал три пустыни и подъехал к той самой горе. Тут он спешился, привязал коня к дереву и оглянулся. Вот и тропинка. Совсем заросла она травой, - видно, в этих краях давно никто не бывал. Пошел по ней королевич. Ползет тропинка, извиваясь, как змея, все вверх да вверх. Королевич с нее не сворачивает. Так и довела его тропинка до вершины горы, где стоял дворец.
  Пролетала мимо сорока. Королевич попросил ее:
  - Сорока, сорока, загляни в дворцовое окошко. Посмотри, спит ли сторож.
  Сорока заглянула в окошко и закричала:
  - Спит, спит! Глаз у него закрыт!
  - Э, - сказал себе королевич, - сейчас не время входить во дворец.
  Подождал он до ночи. Пролетала мимо сова. Королевич попросил ее:
  - Совушка, сова, загляни в дворцовое окошко. Посмотри, спит ли сторож.
  Сова заглянула в окошко и проухала:
  - Ух-ух! Не спит сторож! Глаз у него так на меня и смотрит.
  - Вот теперь самое время, - сказал себе королевич и вошел во дворец.
  Там он увидел одноглазого сторожа. Около сторожа стоял трехногий столик, на нем хрустальный ларчик. Королевич поднял крышку ларчика, вынул алмазный ключик, а что открывать им - не знает. Стал он ходить по дворцовым залам и пробовать, к какой двери подойдет алмазный ключик. Перепробовал все замки, ни к одному ключик не подходит. Осталась только маленькая золотая дверка в самом дальнем зале. Вложил королевич алмазный ключик в замочную скважину, он пришелся, как по мерке. Дверца сразу рас- пахнулась, и королевич попал в сад.
  Посреди сада стояло апельсиновое дерево, на нем росли всего-навсего три апельсина. Но какие это были апельсины! Большие, душистые, с золотой кожурой. Словно все щедрое солнце Италии досталось им одним. Королевский сын сорвал апельсины, спрятал их под плащ и пошел обратно.
  Только королевич спустился с горы и вскочил на коня, одноглазый сто- рож закрыл свой единственный глаз и проснулся. Он сразу увидел, что в ларце нет алмазного ключика. Но было уже поздно, потому что королевич скакал во весь опор на своем добром коне, увозя три апельсина.
  Вот перевалил он одну гору, едет по пустыне. День знойный, на лазур- ном небе ни облачка. Раскаленный воздух струится над раскаленным песком. Королевичу захотелось пить. Так захотелось, что ни о чем другом он и ду- мать не может.
  "Да ведь у меня есть три апельсина! - сказал он себе. - Съем один и утолю жажду!"
  Едва он надрезал кожуру, апельсин распался на две половинки. Из него вышла красивая девушка.
  - Дай мне пить, - попросила она жалобным голосом.
  Что было делать королевичу! Он ведь и сам сгорал от жажды.
  - Пить, пить! - вздохнула девушка, упала на горячий песок и умерла.
  Погоревал над ней королевич и поехал дальше. А когда оглянулся, то увидел, что на том месте зеленеет апельсиновая роща. Королевич удивился, но назад возвращаться не стал.
  Скоро пустыня кончилась, юноша подъехал к лесу. На опушке приветливо журчал ручеек. Королевич бросился к ручью, сам напился, вволю напоил ко- ня, а потом сел отдохнуть под раскидистым каштаном. Вынул он из-под пла- ща второй апельсин, подержал его на ладони, и стало томить королевича любопытство так же сильно, как недавно томила жажда. Что скрыто за золо- той кожурой? И королевич надрезал второй апельсин.
  Апельсин распался на две половинки, и из него вышла девушка. Она была еще красивее, чем первая.
  - Дай мне пить, - сказала девушка.
  - Вот ручей, - ответил королевич, - вода его чиста и прохладна.
  Девушка припала к струе и мигом выпила всю воду из ручья, даже песок на дне его стал сухим.
  - Пить, пить! - опять застонала девушка, упала на траву и умерла.
  Королевич очень огорчился и сказал:
  - Э, нет, уж теперь-то я и капли воды в рот не возьму, пока не напою третью девушку из третьего апельсина!
  И он пришпорил своего коня. Проехал немного и оглянулся. Что за чудо! По берегам ручья стеной встали апельсиновые деревья. Под густой зеленью их веток ручей наполнился водой и опять запел свою песенку.
  Но королевич и тут не стал возвращаться. Он поехал дальше, прижимая к груди последний апельсин.
  Как он страдал в пути от зноя и жажды, - и рассказать невозможно. Од- нако, рано или поздно, доскакал королевич до реки, что протекала у гра- ниц его родного королевства. Здесь он надрезал третий апельсин, самый большой и спелый. Апельсин раскрылся, словно лепестки, и перед королеви- чем появилась девушка невиданной красоты. Уж на что были хороши первые две, а рядом с этой показались бы просто дурнушками. Королевич взора не мог от нее отвести. Лицо ее было нежнее цветка апельсинового дерева, глаза зеленые, как завязь плода, волосы золотые, словно кожура спелого апельсина.
  Королевский сын взял ее за руку и подвел к реке. Девушка наклонилась над рекой и стала пить. Но река была широка и глубока. Сколько ни пила девушка, воды не убывало.
  Наконец красавица подняла голову и улыбнулась королевичу.
  - Спасибо тебе, королевич, за то, что дал мне жизнь. Перед тобой дочь короля апельсиновых деревьев. Я так долго ждала тебя в своей золотой темнице! Да и сестры мои тоже ждали.
  - Ах, бедняжки, - вздохнул королевич. - Это я виноват в их смерти.
  - Но ведь они не умерли, - сказала девушка. - Разве ты не видел, что они стали апельсиновыми рощами? Они будут давать прохладу усталым путни- кам, утолять их жажду. Но теперь мои сестры уже никогда не смогут прев- ратиться в девушек.
  - А ты не покинешь меня? - воскликнул королевич.
  - Не покину, если ты меня не разлюбишь.
  Королевич положил руку на рукоять своего меча и поклялся, что никого не назовет своей женой, кроме дочери короля апельсиновых деревьев.
  Он посадил девушку впереди себя на седло и поскакал к родному дворцу.
  Вот уже заблестели вдали дворцовые башенки. Королевич остановил коня и сказал:
  - Подожди меня здесь, я вернусь за тобой в золотой карете и привезу тебе атласное платье и атласные туфельки.
  - Не надо мне ни кареты, ни нарядов. Лучше не оставляй меня одну.
  - Но я хочу, чтобы ты въехала во дворец моего отца, как подобает не- весте королевского сына. Не бойся, я посажу тебя на ветку дерева, вот над этим прудом. Тут тебя никто не увидит.
  Он поднял ее на руки, посадил на дерево, а сам въехал в ворота.
  В это время хромоногая, кривая на один глаз служанка пришла к пруду полоскать белье. Она наклонилась над водой и увидела в пруду отражение девушки.
  - Неужели это я? - закричала служанка. - Как я стала прекрасна! Вер- но, само солнце завидует моей красоте!
  Служанка подняла вверх глаза, чтобы посмотреть на солнце, и заметила среди густой листвы девушку. Тут служанка поняла, что видит в воде не свое отражение.
  - Эй, кто ты такая и что тут делаешь? - со злобой крикнула служанка.
  - Я невеста королевского сына и жду, когда он приедет за мной.
  Служанка подумала: "Вот случай перехитрить судьбу".
  - Ну, это еще неизвестно, за кем он приедет, - ответила она и приня- лась изо всех сил трясти дерево.
  Бедная девушка из апельсина старалась, как могла, удержаться на вет- вях. Но служанка раскачивала ствол все сильнее и сильнее. Девушка сорва- лась с ветки и, падая, превратилась опять в золотистый апельсин.
  Служанка живо схватила апельсин, сунула за пазуху и полезла на дере- во. Только успела она примоститься на ветке, как подъехал королевич в карете, запряженной шестеркой белых коней.
  Служанка не стала дожидаться, пока ее снимут с дерева, и спрыгнула на землю.
  Королевич так и отшатнулся, увидев свою невесту хромоногой и кривой на один глаз.
  Служанка быстро сказала:
  - Э, женишок, не беспокойся, это все у меня скоро пройдет. В глаз мне попала соринка, а ногу я отсидела на дереве. После свадьбы я стану еще лучше, чем была.
  Королевичу ничего другого не оставалось, как везти ее во дворец. Ведь он поклялся на своем мече.
  Отец-король и мать-королева очень огорчились, увидев невесту своего любимого сына. Стоило ездить за такой красоткой чуть не на край света! Но раз слово дано, надо его выполнять. Принялись готовиться к свадьбе.
  Настал вечер. Весь дворец так и сиял огнями. Столы были пышно накры- ты, а гости разряжены в пух и прах. Все веселились. Невесел был только королевский сын. Его томила тоска, такая тоска, будто он и не держал ни- когда в руках трех апельсинов. Хоть снова садись на коня да поезжай не- ведомо куда, неизвестно за чем.
  Тут ударили в колокол, и все сели за стол. А во главе стола посадили молодых. Слуги обносили гостей искусно приготовленными кушаньями и на- питками.
  Невеста попробовала одного кушанья, попробовала другого, но каждый кусок так и застревал у нее в горле. Ей хотелось пить. Но, сколько она ни пила, жажда не унималась. Тогда она вспомнила про апельсин и решила его съесть. Вдруг апельсин выкатился у нее рук и покатился по столу, вы- говаривая нежным голосом: Кривая кривда сидит за столом, А правда с нею проникла в дом!
  Гости затаили дыхание. Невеста побледнела. Апельсин прокатился вокруг стола, подкатился к королевичу и раскрылся. Из него вышла прекрасная дочь короля апельсиновых деревьев.
  Королевич взял ее за руки и подвел к отцу и матери.
  - Вот моя настоящая невеста!
  Злую обманщицу тотчас прогнали прочь. А королевич с девушкой из апельсина отпраздновали веселую свадьбу и прожили счастливо до глубокой старости.
  
  
  
  
  Три сказки попугая
  
  
  Все, о чем здесь рассказывается, случилось в давние времена. А в те времена было так: проедешь день и попадёшь в одно королевство, проедешь другой день - попадёшь в другое королевство. И, конечно, в каждом королевстве, большое оно или маленькое, был свой король. Потому что какое же это королевство, если в нём нет короля!
  Так вот, в те давние годы в густом-прегустом лесу жил дровосек.
  Было у него имущества ни мало, ни много: серый ослик, острый топор да весёлая песня. Ещё был у дровосека славный домик на поляне, а в домике приветливая жена. Как тут не быть счастливым? Он бы и был счастливым, если б жена не печалилась.
  Уйдёт дровосек в лес или повезёт на ослике дрова в город продавать, а жене скучно, не с кем словом перемолвиться. Начнёт очаг разжигать - заговорит с огнём, пойдёт к колодцу - заговорит с водой, примется стряпать - заведёт разговор с ложками и мисками. А они все слушать слушают, отвечать не отвечают. Хоть плачь. И жена дровосека частенько вытирала слёзы фартуком.
  Вот однажды приходит дровосек домой и говорит: - Смотри, жёнушка, что я в лесу нашёл! И подаёт жене куклу. Жена . дровосека глянула и залюбовалась. Она и не знала, что бывают на свете такие куклы. Вся в шелку и бархате, волосы чёрные, глаза голубые, щёчки розовые, губки алые - вот-вот заговорит. Засмеялась жена от радости.
  С тех пор она ни разу больше не плакала. Муж уйдёт в лес, а жена хозяйничает и всё с куклой разговаривает. Кукла, правда, тоже только слушала, но зато смотрела голубыми глазами и улыбалась алыми губками. Вот женщине и казалось, что кукла всё понимает.
  Время, что дорога - впереди всё меньше, позади всё больше.
  Сидели как-то жена дровосека и сам дровосек за столом в своём домике и ужинали. Кукла тоже сидела за столом и смотрела на них своими круглыми голубыми глазами.
  Вдруг кто-то постучал в окошко.
  - Кто бы это мог быть? - удивилась жена дровосека. А дровосек ничего не сказал, поднялся и распахнул
  окошко. В комнату влетела птица и села на середину стола. Тут и дровосек удивился. Уж птиц-то он перевидал в лесу великое множество, но такой не встречал ни разу.
  Птица отвесила поклон хохлатой головой и заговорила человеческим голосом:
  - Пусть в вашем доме всего будет вдоволь, кроме слёз и горя.
  - Спасибо за приветливое слово, - сказал дровосек, который часто бывал в городе на базаре и научился там любезному обхождению. - Но не скажете ли вы, крылатый синьор, кто вы такой?
  - Я чудо-птица - говорящий попугай. А прилетел я к вам вот зачем. Нужна мне кукла, та самая, что сидит у вас за столом. Хозяйка моя, прекрасная Розалинда, не перестаёт скучать по ней с тех пор, как её потеряла. Белка, что живёт на сосне у крыльца, как-то увидала куклу в окошко, рассказала голубопёрой сойке, та - сороке, сорока же принесла эту весть на хвосте прямо ко дворцу, где живёт её кума - придворная ворона. Ну, а про что знают сорока да ворона, то известно всему птичьему народу. Вот я и прилетел за куклой.
  - Эх, жёнушка,-сказал дровосек, - ведь и впрямь придётся отдавать куклу, раз нашлась хозяйка.
  Но жена дровосека схватила куклу и крепко прижала её к груди.
  - И не подумаю отдавать. Я её лелеяла, словно родную дочку, а теперь вдруг отдай какой-то неведомой Розалинде, о которой я и слышать никогда не слышала.
  - Как? - удивился попугай. - Вы не слышали о мудрой и прекрасной Розалинде! Ну, так я расскажу вам о её славных и добрых делах. Слушайте же.
  
  ПЕРВАЯ СКАЗКА ПОПУГАЯ
  
  Жил богатый купец. Была у него дочь, прекрасная, как месяц и солнце, вышедшие разом на небо. Звали её Розалин да.
  Однажды купец собрался в дальнее плавание, в заморские страны. Перед отъездом он спросил у Розалинды:
  - Дочь моя, что привезти тебе в подарок из далёких
  краёв? Может, расшитое золотом платье, может, драгоценное ожерелье?
  - Ах, отец, не надо мне ни платья, ни ожерелья. Если уж ты решил сделать мне подарок, привези чудо-птицу - говорящего попугая, что живёт в заморской стране. Ты приставил ко мне трёх старых нянек, но они только ворчат на меня да ссорятся между собой. Есть у меня любимая подружка, красавица кукла, но она не умеет говорить. Так что ты сам понимаешь, как мне нужен говорящий попугай.
  Посмеялся купец над причудами своей дочки, нообещал исполнить её желание. Потом сел на корабль и отправился в дальний путь.
  Розалинда осталась со своими тремя няньками. А надо вам сказать, что няньки так пеклись о ней, словно она была неразумным ребёнком. Шагу ей не позволяли ступить, пылинке на неё не давали упасть. За два дня надоели они Розалинде до смерти. Ведь ей уже исполнилось шестнадцать лет.
  На третий день, когда няньки ещё крепко спали, Розалинда взяла свою любимую куклу и тайком убежала в лес погулять.
  На лужайке она увидела глазастую стрекозу и решила её поймать. Побежала она, а кукла осталась под кустом. Розалинда - за стрекозой, стрекоза - от Розалинды, всё глубже и глубже в лес. Наконец стрекозе наскучила эта игра, она взвилась вверх и исчезла. Тут девушка огляделась - кругом глухой-глухой лес, ни тропинок, ни
  следов.
  Принялась она искать дорогу к дому и ещё больше заблудилась. Вот и солнце начало клониться к закату. Устала Розалинда, прилегла под корнями дуба на опавшие листья
  и заснула.
  Село солнце, взошла луна. Закатилась луна, взошло солнце. А Розалинда всё спит да спит.
  Зато не спал в это раннее утро молодой королевич. Он скакал по лесу на добром коне в погоне за белым оленем.
  Вдруг конь королевича присел на всём скаку на задние копыта. Королевич рассердился, стегнул коня плёткой, тот ни с места. Смотрит королевич - у корней дуба спит девушка невиданной красоты. Разорвалось у него надвое сердце - одна половина стремится за оленем, другая велит навеки остаться возле девушки. Но потом королевич рассудил, что, пока девушка спит, он успеет подстрелить оленя и поднести красавице в подарок драгоценную добычу.
  Вынул он шёлковый платок из-за пояса и прикрыл им лицо девушки, чтобы никто на свете, даже само солнце не глядел на её красоту. Потом он снова пришпорил коня и пустил его вскачь.
  Пускай королевич гонится за оленем. Останемся возле Розалинды. Вот она проснулась и увидела, что лицо её прикрыто шёлковым платком, а кругом никого нет. Удивилась Розалинда, спрятала платок и снова отправилась искать дорогу.
  Искала она её не день, не два и, наконец, нашла. Дорога привела её прямёхонько ко дворцу. Девушка немножко оробела - никогда раньше не приходилось ей бывать в королевском дворце. Но что было делать? Она так устала и проголодалась! Поэтому девушка тихонько постучала в чугунные ворота.
  Сам король поспешил ей навстречу, взял за руку и, как дорогую гостью, повёл во дворец.
  Три дня Розалинда прожила во дворце и так полюбилась старому королю, что он принялся её упрашивать:
  - Останься со мной, дитя. Вот уже год, как пропала моя дочь. Ей было бы сейчас столько лет, сколько тебе. Когда я слышу твой звонкий смех, мне кажется, что она вернулась, и горе не так терзает моё сердце.
  Розалинда спросила:
  - Что же случилось с вашей дочерью?
  Король, вздыхая, рассказал ей, как год назад явился во дворец какой-то старик и попросил у короля пристанища. Король не отказал старику и велел придворным обращаться с ним, как со знатным гостем. Но старику этого показалось мало. Он захотел примерить королевскую корону. Разумеется, король не позволил, ведь корона не старая шляпа. Тогда старик сказал: "Так не будет у тебя ни короны, ни дочери!" В тот же день старик исчез, а с ним исчезла и единственная Дочь короля. Сколько её ни искали, так И не нашли.
  Розалинда выслушала эту печальную историю и подумала: "Мой отец вернётся ещё не скоро, так что некому обо мне беспокоиться. Любимую куклу я потеряла в лесу. Значит, дома меня ждут только ворчливые няньки. Ну и пусть себе ждут! А этому старому королю я помогу хоть ненадолго забыть горе".
  И она осталась.
  Розалинда пела королю песенки или рассказывала смешные истории, чтобы позабавить его. А когда король занимался своими королевскими делами или спал - а поспать он любил, - девушка гуляла по дворцовым садам. Однажды она забрела в самый глухой угол старого парка, к полуразрушенному пруду. Над прудом стояла башня, закрытая на семь ржавых засовов. Неровные камни, из которых она была сложена, обросли диким мохом и лишайником.
  Розалинда села у пруда и принялась смотреть, как паук плетёт паутину у двери в башню. Паук работал усердно. Не прошло и часу, а уже вся дверь была заткана серебристой частой сетью - ни комар, ни мошка не пролетит. Подивилась Розалинда мастерству восьминогого ткача и вернулась во дворец.
  Пришла она к пруду и на следующий день. Смотрит -
  паутина вся порвана.
  "Что за диво, - подумала Розалинда, - видно, кто-то входил в башню. Да чет, не может этого быть".
  Розалинда просидела у пруда до самого вечера, но кругом было тихо и пусто. Другая девушка ушла бы себе, да и всё тут. Розалинда тоже ушла, но, ступая по траве, расправляла за собой каждый согнутым стебелёк, каждым примятый листик. А на следующее утро трава оказалась при-
  топтанной. Значит, всё-таки сюда кто-то приходил. Вот какая хитрая была Розалинда!
  На этот раз она и вечером не вернулась во дворец. Спряталась за кустом шиповника и просидела там до самой полночи. Ровно в полночь послышался свист и на берег пруда прилетел дракон. Подполз к двери башни, ударился о землю и превратился в старика. Старик снял с шеи висевший на длинной цепочке золочёный ключик и повёл им по двери слева направо. И вот тяжёлая дверь с семью ржавыми засовами бесшумно распахнулась. Старик вошёл в башню. А бесстрашная Розалинда на цыпочках проскользнула за ним. И только она успела проскользнуть, как дверь так же тихо закрылась. Розалинда притаилась в тёмном углу и стала ждать, что будет дальше.
  Старик зажёг светильник. Летучие мыши метнулись в стороны. Тут Розалинда увидела, что на соломенной подстилке сидит девушка не старше самой Розалинды.
  - Что ты мне сегодня скажешь? - спросил волшебник, потому что всякому ясно, что старик был волшебник.-
  Но девушка молчала.
  - Э, да ведь я забыл отомкнуть твои уста! - воскликнул старик и провёл по губам девушки слева направо золотым ключиком.
  - Ну, что же ты скажешь? - повторил он.
  - Нет! - сказала девушка.
  Волшебник так разозлился, что дважды стукнулся о землю. В первый раз он превратился в дракона, во второй - опять в старика.
  - Гадкая, непослушная девчонка! -А закричал он. - Рано или поздно ты скажешь "да".
  - Нет, - сказала девушка.
  - Ну ладно, ладно, проворчал волшебник.- Теперь поедим, я и сам порядком проголодался.
  Он топнул ногой, и на этом месте появился столик, уставленный яствами и напитками. Старик и девушка принялись за еду. У Розалинды в тёмном углу просто слюнки потекли, она ведь тоже целый день ничего не ела.
  Наевшись, старик сказал:
  -- После сытной еды меня всегда в сон клонит. Женщины любят поболтать. Если говорить не с кем, они разговаривают сами с собой. Поэтому я не стану сейчас замыкать тебе уста. Болтай, пока я сплю. Но, чтобы ты не убе- жала, я замкну тебе руки и ноги.
  Волшебник снова топнул, столик исчез, а вместо него появилось мягкое ложе, покрытое коврами. Потом он взял свой ключик и провёл по рукам и ногам девушки справа налево.
  И вот уже девушка, словно скованная тяжкими цепями, не может даже шевельнуться.
  Волшебник повалился на ложе и в ту же минуту захрапел во всю глотку.
  Тут девушка и вправду заговорила. Она принялась горько жаловаться на свою судьбу:
  - Ах, я несчастная! Вот уже целый год, как я томлюсь в этой тёмной башне. Злой волшебник выпустит меня, если я соглашусь украсть для него корону моего отца. И каждую ночь я говорю ему "нет". Ведь если я скажу "да", волшебник примет облик короля, а мой бедный отец превратится в мула, на котором возят воду. Верно, я тут и умру, потому что никогда не скажу этого "да".
  - Не плачь, сестричка, - прошептала Розалинда и подошла к девушке.
  Она тихонько сняла с шеи спящего волшебника цепочку с ключиком и быстро замкнула руки и ноги старика. Она ведь всё видела, всё приметила из своего тёмного угла. Потом Розалинда освободила девушку и, открыв тем же ключиком двери башни, побежала вместе с ней во дворец.,
  Сколько было пролито счастливых слёз, когда король увидел свою дочь живой и невредимой!
  На следующий день Розалинда сказала королю:
  - Теперь у вас есть ваша собственная дочь, и я вам больше не нужна. Очень прошу вас, дайте мне карету, чтобы я могла вернуться в дом отца.
  Но король и дочь короля до тех пор упрашивали Розалинду не покидать их, пока она не согласилась погостить ещё немного.
  Пошли тут балы и празднества. Девушки так подружились, что стали называть друг друга сестрами.
  А волшебника король велел взорвать вместе с башней и на этом месте насыпать высокий холм.
  Вот и всё.
  Попугай важно поклонился и сказал:
  - Теперь вы знаете, как умна, добра и прекрасна моя хозяйка Розалинда.
  - Ах, какую интересную историю вы рассказали нам, синьор чудо-птица-говорящий попугай! - воскликнула жена дровосека.
  Дровосек кивнул головой. Он ведь всегда соглашался со своей жёнушкой. А та продолжала:
  - Конечно, я отдам Розалинде её куклу, но не раньше, чем услышу, что было дальше. Ведь вы, синьор попугай, ничего не сказали о королевиче. Мы с мужем даже не знаем, убил ли он белого оленя.
  - Ну что ж, - сказал попугай. - Слушайте, что было дальше.
  
  ВТОРАЯ СКАЗКА ПОПУГАЯ
  
  Испанской королевне, дочери испанского короля, исполнилось шестнадцать лет. Пора было выдавать её замуж. Прослышали об этом женихи, и съехалось их с разных концов земли великое множество.
  Был тут и индийский раджа, и наследник французского престола, и португальский принц, и персидский шах, а князей да герцогов не перечесть. Последним приехал турецкий султан, старый и кривоногий.
  Королевна в щёлочку смотрела на женихов, которых отец принимал в парадном зале, и хохотала до упаду. Только дважды она не смеялась. Первый раз, когда увидела португальского принца, потому что он был статен, красив и очень понравился королевне. Второй раз она не засмеялась, когда увидела турецкого султана - очень уж он был страшен.
  Отец королевны растерялся: все женихи знатны и богаты - как тут выбрать достойного! Ведь он любил королевну так сильно, как всякий отец любит свою единственную дочь, есть у него корона или нет. Думал он три дня и, наконец, придумал. Пусть королевна бросит наугад золотой мячик. В кого он попадёт, тот и станет её мужем.
  Вот в назначенный день женихи собрались перед дворцом. Королевна вышла на балкон, и все женихи разом зажмурились, ослеплённые её красотой. Тут королевна и бросила свой золотой мячик. Метила она, конечно, в португальского принца. Да на беду рядом стоял турецкий султан. Увидев, куда летит мяч, он тесно прижался к португальскому принцу. Мячик коснулся плеча принца, но - увы! - он коснулся и плеча хитрого турка.
  И вот оба предстали перед королём и его дочерью.
  Король был в смущении. Ведь всю эту затею с мячом он придумал, чтобы не надо было выбирать. Да к тому же его любимая дочка, глядя на двух своих женихов, то плакала, то смеялась, и король никак не мог понять, за кого же ей хочется замуж.
  - Ваше королевское величество, - сказал португальский принц, - я люблю вашу дочь и прошу её руки.
  - Мне королевна нравится не меньше, - возразил турецкий султан.- Незачем такой прекрасной девице выходить замуж за желторотого юнца, который даже ни разу ещё не был женат. Иное дело я - у меня сто жён, и я хорошо знаю, как с ними обращаться. Так что не сомневайтесь, ваше королевское величество, отдавайте свою дочку за меня.
  Но тут королевна твёрдо сказала:
  - Моим мужем может стать только тот, у кого я буду одна, как сердце в груди.
  И она посмотрела на португальского принца.
  Король наконец понял, чего хочет его дочь и ответил:
  - Ничего не поделаешь, ваше турецкое султанство, поищите себе сто первую жену в других краях, потому что свою дочь я вам не отдам.
  Турецкий султан страшно разгневался. Он в ярости топтал свою чалму и приговаривал, что лучшего обращения она и не заслуживает, если её хозяина могли так унизить. Под конец он сказал королю:
  - Коль твоя дочь не досталась мне, так пусть не достаётся никому.
  С этими словами он подобрал свою чалму и ушёл.
  А на следующий день испанская королевна тяжко заболела. Она худела и бледнела с каждым часом, глаза её глубоко ввалились. Болезнь сводила ей тело, и королевна то и дело сгибалась, словно вязальщица снопов. Лекари не знали, как назвать болезнь и как её излечить.
  Тогда король в смятении ударил в колокол Совета.
  - Синьоры Совета! - сказал он. - Моя дочь чахнет день ото дня. Скажите, что мне делать.
  И мудрые синьоры Совета ответили:
  Мы слышали, что в Италии при дворе одного из королей живёт девушка, по имени Розалинда. Она столь же прекрасна, сколь и мудра. Она разыскала пропавшую дочь этого короля и спасла её. Пошлите за ней, может быть, она
  спасёт и вашу дочь.
  - Прекрасно! -- воскликнул король. -- Ваш совет, синьоры Совета, пришёлся мне по душе.
  Король хлопнул в ладоши и приказал тотчас снаряжать корабли. Послом к итальянскому королю он назначил старейшего синьора Совета.
  Корабли уже поднимали якоря, когда король запыхавшись прибежал на берег.
  - Ах, старейший синьор Совета, ведь я чуть не позабыл вручить вам железную перчатку. Если тот король не согласится отпустить Розалинду, бросьте к его ногам перчатку в знак объявления войны.
  Посол поклонился королю, взял перчатку, и корабли отплыли.
  Перчатка и в самом деле чуть не пригодилась. Потому что король, названый отец Розалинды, наотрез отказался отпустить свою приёмную дочь в Испанию. И быть бы войне, если бы сама Розалинда не вбежала в зал. Услышав, зачем приехал посол, она сказала-
  - Не огорчайтесь, дорогой король, я съезжу в Испанию ненадолго. Может, я и помогу испанской королевне.
  И она так уговаривала короля, что он согласился.
  Вот приплыли корабли назад в Испанию. Сам испанский король и опечаленный португальский принц вышли встречать Розалинду.
  Только Розалинда ступила на берег, она сказала:
  - Ведите меня скорее к вашей дочери.
  И было самое время, потому что королевна совсем истаяла.
  "Это не простая болезнь, - сказала себе Розалинда, - тут что-то есть!"
  Она заперлась с королевной в её покоях и велела, чтобы никто к ним не входил три дня и три ночи. Испанский король своими королевскими руками наложил на двери, ведущие в покои дочери, семь больших восковых печатей.
  И вот настал вечер. Розалинда хотела зажечь свечу, но у неё не оказалось ни кремня, ни огнива, ни трута. Она взглянула в окно и приметила далеко-далеко на холме тусклый огонёк. Розалинда, недолго думая, взяла свечу, выпрыгнула в окошко и побежала в ту сторону. Чем дальше она шла, тем ярче становился огонь. А когда Розалинда подошла совсем близко, она увидела большой костёр. На костре стоял огромный котёл, в котором что-то кипело. Старый кривоногий турок в чалме помешивал варево и приговаривал что-то не по-итальянски, не по-испански, а по-своему, по-турецки.
  "Э, - подумала Розалинда, - не в этом ли котле тает жизнь испанской королевны?"
  И она сказала турку:
  - Ах, бедняжка, отдохни немножко, ты очень устал.
  - Я не могу отдохнуть, - ответил турок. - Я мешаю уже три месяца днём и ночью, ночыо и днём. Осталось уже недолго. Скоро я уеду в свою Турцию, а то как бы мои сто жён не перессорились между собой.
  - Ну так давай я за тебя помешаю, - сказала Розалинда.
  - Мешай, мешай, но клянусь бородой Магомета, если ты будешь плохо мешать, я и тебя сварю в этом котле.
  Турок сел на землю, скрестив ноги, а Розалинда принялась усердно мешать сушёной совиной лапой вонючее варево.
  - Хорошо я мешаю? - спросила она турка.
  - Мешай, мешай, - провор'чал турок.
  - А ты поспи, - сказала Розалинда. Турок заснул.
  Тогда Розалинда взяла да и опрокинула котёл с волшебным зельем прямо на турка.
  Ох, что тут было! Турок сразу стал худым, как щепка, весь ссохся и, наконец, превратился в кучу трухи.
  А Розалинда зажгла свечу от тлеющих угольков и бросилась бежать ко дворцу.
  Когда она вернулась, испанская королевна впервые за
  много дней спала спокойно, как дитя. На её бледных щеках проступил румянец.
  В назначенный Розалиндой день испанский король сорвал семь печатей и открыл двери. На шею ему бросилась весёлая и здоровая дочь.
  Король наградил Розалинду богатыми подарками и с почестями отправил в Италию. Испанская королевна крепко обняла её, расцеловала и просила не забывать, что в Испании у Розалинды есть названая сестра. А португальский принц, ее жених, добавил - и названый брат.
  - Вот и всё, - сказал попугай.
  - Как всё! - воскликнула жена дровосеки. - Нет уж, как хотите, синьор чудо-птица говорящий попугай, а я не отдам куклу, пока не узнаю всё до конца.
  - Да, - задумчиво сказал дровосек, - даже на базаре не каждый день услышишь такие чудесные истории. Так что, пожалуйста, крылатый синьор, расскажите нам, что было дальше.
  Попугай сказал:
  - О моей хозяйке я готов рассказывать до утра. Уже как будто начинает светать. Как раз к восходу солнца я успею поведать вам самую короткую и самую радостную историю о прекрасной Розалинде.
  
  ТРЕТЬЯ СКАЗКА ПОПУГАЯ
  
  Жил в одном королевстве на юге Италии король. Был у него единственный сын, стройный, как кипарис, ловкий и сильный, как молодой лев, красивый, как месяц на небе. Больше всего на свете любил он охоту.
  Вот однажды прослышал он, что на западе Италии, за десятью горами, за десятью долами, за девятью лесами в десятом лесу живёт белый олень. Взял королевич своих егерей и поскакал на дальнюю охоту.
  Два месяца пропадал королевич, а когда вернулся, то король, его родной отец, не узнал своего сына. Злой недуг
  вселился в королевича и с каждым днем подтачивал его силы. Королевич не ел, не пил. Целыми днями он лежал на своей раззолоченной кровати и тяжко вздыхал.
  Король расспрашивал егерей королевича, не случилось ли с ним чего в пути. Но те ничего не знали. Они лишь сказали, что королевич ускакал от них за белым оленем, а вернулся только к вечеру опечаленный и без добычи.
  - О пресвятая Мадонна!-воскликнул король. - Так убиваться из-за какой-то лесной твари!
  Король пустился на хитрость. Он приказал поймать и доставить во дворец оленя из ближнего леса. Тайком ото всех он собственноручно выкрасил этого оленя самой белой краской, какая только нашлась в королевстве. Потом выпустил его в дворцовый парк и побежал к сыну.
  - Сын мой, вставай скорее, иди в парк и ты увидишь то, к чему рвётся твоя душа.
  Королевич вскочил с кровати и, шатаясь от слабости, выбежал в парк. Когда он издали увидел белого оленя, стон вырвался из его груди. Что проку в олене, если он по собственной вине потерял прекрасную девушку и своё сердце!
  С этого часа королевичу стало совсем плохо. Жизнь его таяла, как тоненькая свечка. Все доктора королевства уже сидели в дворцовой темнице, потому что ни один из них не мог вылечить королевича.
  И вот в это горестное время дошла до короля весть .о мудрой Розалинде, спасшей двух королевских дочерей. Король снарядил послов, снабдил их на всякий случай железной перчаткой и отправил за Розалиндой.
  - Что за несчастье! - сказал, всплеснув руками, названый отец Розалинды. - Видно, все короли решили по очереди показывать, какого покроя у них перчатки! Беспокойное дело быть твоим отцом, дорогая Розалинда.
  - Вспомните, как вы сами горевали по дочери, - ответила девушка, - и не удерживайте меня.
  И Розалинда отправилась с послами. Дорогой они рассказали ей всё, что знали сами о болезни королевича. Тут
  Розалинда задумалась: ведь лес, где охотился королевич, был тот самый, в котором она сама заблудилась.
  - А как зовут королевича? - спросила она у послов. Послы ответили:
  - Королевича зовут Габриэль-Джованни-Марчелло-Альфонсо-Пьетро-Чезаре-Антонио-Карло-Марио - Доменико-Паоло-Джузеппе.
  Розалинда украдкой вытащила из-за корсажа шёлковый платок, тот самый, которым кто-то неведомый прикрыл ей лицо в лесу. Она взглянула на платок и увидела, что по краю его были вышиты буквы:
  Г. Д. М. А. П. Ч. А. К. М. Д. П. Д.
  Розалинда тихонько усмехнулась.
  Ехали, ехали послы с Розалиндой и, наконец, приехали.
  Розалинду ввели в покои королевича. Сердце доброй девушки преисполнилось жалости, потому что королевич, такой молодой и такой красивый, был уже совсем близок к могиле. Он лежал закрыв глаза, словно мёртвый, и только по неровному дыханию можно было догадаться, что в нём ещё теплится жизнь.
  - Откройте глаза, дорогой королевич, если хотите стать снова сильным и здоровым, - сказала Розалинда.
  - Я не хочу открывать глаза, - ответил королевич. - Дай мне умереть спокойно.
  - Не дам, - сказала Розалинда, - прежде чем вы не взглянете на то, что я держу в руке. - И она вынула из-за корсажа тот самый платок.
  Но королевич даже не пошевельнулся. Тут Розалинда лукаво сказала:
  - Отгадайте, дорогой королевич, что это: вчера твоё, сегодня моё, а завтра станет ничьим или нашим.
  Как ни болен был королевич, а любопытство одолело его. Поэтому он приоткрыл один глаз. И что же он увидел? Свой шёлковый платок. Этим платком он прикрыл в дальнем лесу лицо спящей красавицы, которой он любовался одно мгновение, а потерял навеки.
  Тут королевич открыл второй глаз и увидел ту, по ком
  томилось его сердце. Глаза у него заблестели, как у здорового.
  Розалинда сказала:
  - Теперь вы разгадали загадку и вам надо отдохнуть. Закройте глаза.
  - Я не хочу закрывать глаза, - воскликнул королевич, - я боюсь, что опять потеряю тебя! Но я с удовольствием поел бы чего-нибудь, например крепкого бульона.
  С этой минуты Розалинда только и делала, что кормила королевича бульоном.
  По приказанию счастливого короля во дворцовой кухне всё время варили бульон. За три дня его сварили столько, что во всём королевстве вздорожало мясо.
  Вскоре королевич совсем выздоровел и стал просить отца готовить всё к свадебному пиру.
  Во все края полетела весть, что прекрасная Розалинда выходит замуж за королевича. Первым на свадьбу прибыл родной отец Розалинды. Он как раз вернулся из заморских стран и привёз любимой дочери подарок, который она просила, - чудо-птицу - говорящего попугая. Подарок пришёлся как нельзя кстати - всё равно надо было что-то дарить на свадьбу.
  Приехали и названый отец Розалинды со своей дочерью, её дорогой сестричкой. Приплыли из-за моря испанский король и испанская королевна, а с ними португальский принц, который ни на день не хотел расставаться со своей невестой.
  Пир удался на славу!
  - Теперь вы узнали всё до самого конца! - сказал попугай.
  - Нет-нет, - закричала жена дровосека, - ещё не всё!
  - Как не всё, - возразил попугай. - Раз дело дошло до свадьбы, - значит, сказке конец.
  - А как поживает сейчас Розалинда? - спросили разом дровосек и его жена.
  - Очень хорошо, но ей не хватает её любимой куклы. Вот я и полетел её разыскивать.
  Жена дровосека поблагодарила попугая за его правдивые истории и отдала куклу.
  Может быть, вам жаль жену дровосека? Вы думаете, она скучает без куклы? Не беспокойтесь. Она утешилась, потому что у неё родилась дочка. А настоящая дочка гораздо лучше даже самой красивой куклы.
  Ну что же, скажете вы, значит, куклой играет Розалинда. Да ничуть не бывало. У неё родился сын, а сын ведь ничем не хуже дочки.
  А у испанской королевны, что вышла замуж за португальского принца, родились сразу и сын и дочка.
  Куклу отдали первой названой сестре Розалинды. Она пока ещё не вышла замуж.
  
  
  
  Храбрый Мазино и ведьма
  
  
  Случилось все это в Покапалье - маленьком горном селении. Его домишки толпятся на самой макушке высокого холма. Склоны холма до того круты, что, когда курам приходит время нести яйца, жители Покапальи каждой несушке подвязывают полотняный мешочек. А не подвяжи - яйца так и покатятся вниз по склону, прямо к подножию холма, поросшему густым лесом. Поэтому этому видно, что жители Покапальи вовсе не такие лежебоки, какими они слывут.
  О беднягах вообще много чего рассказывают. Сложили даже поговорку: "В Покапалье все наоборот - осел погоняет, хозяин ревет". Но поговорку эту придумали крестьяне из долины. Ведь жители долин только и ждут случая посмеяться над жителями гор. А над покапальцами смеялись особенно охотно. "За что же?" - спросите вы. Да только за то, что те были людьми покладистыми и никому ни в чем не перечили.
  - Э-э, - отвечали они насмешникам, - дайте срок, вернется наш Мазино, посмотрим тогда, кто заревет громче - мы или вы!
  Но покапальцы знают, кто такой Мазино, а вы не знаете? Ну так вот. Мазино - это любимец всего селения. Не подумайте, что он какой-нибудь богатырь. Вовсе нет.
  Мазино родился сущим заморышем, маленьким и хилым. Мать испугалась, что он совсем раздумает жить на свете, и решила выкупать его в теплом вине. Отец Мазино докрасна раскалил на огне подкову и сунул ее в лохань с вином, чтобы оно нагрелось. После такого купанья Мазино и стал хитрым, как вино, и крепким, как железо. А в люльку маленького Мазино положили скорлупки незрелого каштана. Ведь всякому известно, что горькие зеленые каштаны делают человека умным. И верно, Мазино ума занимать не надо было - своего хватало.
  Вот каков Мазино! Откуда же он должен был приехать? Из Африки. Он там служил в солдатах. А между тем в Покапалье начало твориться что-то непонятное. Каждый вечер ведьма Мичиллина похищала из стада покапальцев то корову, то быка. Страшная ведьма Мичиллина жила в лесу у самого подножия холма. Стоило ей только дунуть - и коровы как не бывало. Крестьяне, слыша, как с наступлением темноты ведьма шуршит и возится в лесу, стучали от страха зубами и падали на колени, призывая всех святых. Они даже стихи сложили:
  
  Осел погоняет,
  Хозяин ревет,
  Внизу под горой
  Мичиллина живет.
  Мы ночью боимся
  Ступить на порог:
  Чихни Мичиллина -
  Мы валимся с ног.
  Глухими ночами
  Все снова и снова
  У нас исчезают
  Быки и коровы.
  Ужасная ведьма
  Всех бедствий причина!
  Дрожите, бегите, -
  Идет Мичиллина!
  
  Раньше в Покапалье коровы паслись, сколько хотели и когда хотели, а ночевали где придется. Теперь их на ночь сгоняли на полянку, выставляли дозорных и разводили огромные костры. Но и это не помогало. Потому что стоило проклятой ведьме Мичиллине зашевелиться в кустарнике, как дозорные жались к костру, затыкали себе уши пальцами и зажмуривали глаза. А чуть рассветет, глядь - опять в стаде не хватает одной, а то и двух коров. Тут дозорные принимались вопить и плакать, трясли кулаками и посылали ведьме проклятья.
  Не подумайте, что коров не искали. Крестьяне Покапальи устраивали даже облавы, только, разумеется, днем. Но ни коров, ни самой Мичиллины они так ни разу и не видели. С наступлением дня Мичиллина исчезала, оставляя только следы огромных сапог на сырой земле да пряди длинных черных волос на колючих ветках кустарника.
  Пришлось бедным покапальцам запереть своих коров в хлевах и ни на шаг не выпускать оттуда.
  Шли недели и месяцы. Коровы взаперти совсем захирели. Они так отощали, что вместо скребницы их можно было чистить граблями - зубья грабель как по мерке приходились между торчавшими ребрами. Никто не отваживался водить скотину на пастбище, никто не ходил в лес, и грибы, которых никто не собирал, вырастали величиной с зонтик.
  Жители Покапальи каждый вечер сходились на деревенской площади, чтобы решить, что же им делать. Вечера в горах холодные, и покапальцы разводили костер. Сидя у огня, они чесали затылки и на все лады кляли свою несчастную судьбу, а заодно и ведьму Мичиллину.
  Чесали они затылки семь дней, чесали дважды семь дней, чесали трижды семь дней и, наконец, надумали просить защиты у самого графа.
  Граф жил в круглом замке на вершине соседнего холма. Замок был обнесен высокой каменной стеной, густо утыканной поверху гвоздями и битым стеклом.
  Вот в одно прекрасное утро покапальцы подошли к воротам замка. Они сняли свои круглые рваные шляпы и только потом осмелились постучать в ворота. Им открыли, и покапальцы очутились во дворе замка. Они увидели множество графских наемных солдат. Солдаты сидели на земле и мазали свои пышные рыжие усы оливковым маслом. А посреди двора в бархатном кресле восседал сам граф. Четыре солдата, могучие, как молодые дубы, старательно расчесывали графу его длинную-предлинную черную бороду четырьмя гребешками. Чесали они ее с самого верху до самого низу, а потом опять с самого верху до самого низу.
  Старший из покапальцев долго переминался с ноги на ногу, наконец набрался храбрости и заговорил:
  - Мы пришли, чтобы просить у вашей светлости помощи.
  Граф не промолвил ни слова.
  - Проклятая ведьма Мичиллина, - продолжал старик, - совсем нас замучила.
  Граф не промолвил ни слова.
  - Мы хотим, - добавил старик, - просить вашу светлость о великой милости. Прикажите своим солдатам изловить ведьму Мичиллину, чтобы мы спокойно могли пасти наших коров.
  Тут граф открыл рот.
  - Если я пошлю в лес солдат, мне придется послать и капитана... -
  Крестьяне радостно заулыбались. - Но если я пошлю капитана, - сказал граф, - с кем же я буду играть по вечерам в лото?
  Крестьяне упали на колени.
  - Смилуйтесь, синьор граф, помогите нам!
  А солдаты вокруг зевали во всю глотку и мазали рыжие усы оливковым маслом.
  Граф сказал:
  - Я граф и стою троих. Поэтому скажу вам - нет, нет и нет. Да и вообще, раз я не видел вашу ведьму Мичиллину, - значит, никакой ведьмы нету.
  Тут солдаты зевнули в последний раз, взяли ружья наперевес и стали медленно наступать на покапальцев. Те пятились, пятились и сами не заметили, как очутились за воротами.
  Ничего другого не оставалось покапальцам, как снова собраться вечером на площади, развести костер и чесать затылки. Через час кто-то из крестьян сказал:
  - А не написать ли нам Мазино?
  Все обрадовались. Написали письмо и отправили.
  И вот как-то вечером Мазино явился на побывку.
  Сколько тут было шуму и радости! Мазино обступили со всех сторон. Его расспрашивали наперебой и рассказывали наперебой. Через каждые два слова поминали ведьму Мичиллину.
  Мазино всех выслушал, а потом заговорил сам:
  - В Африке я видел людоедов, которым приходилось питаться саранчой, потому что люди не соглашались, чтобы их ели. В море видел я рыбу, обутую в туфлю и башмак; она хотела стать царицей рыб только потому, что у ее подруг не было ни туфли, ни башмака. Видел я в Сицилии женщину, у которой было семьдесят сыновей и всего один котелок для супа. Видел, как в Неаполе люди мчатся по улице, не двигая ногами, потому что если двое неаполитанцев остановятся посудачить на углу, от их крика поднимается такой ветер, что на всех четырех улицах невозможно устоять на месте. Видел людей черных и белых, желтых и красных, видел худых, как буйвол, и толстых, как щепка, видел немало храбрецов, а еще больше трусов. Но таких трусов, как в моей родной Покапалье, я еще не встречал.
  Односельчане слушали речи Мазино, развесив уши и разинув рты. Однако когда он дошел до конца, рты их захлопнулись, и они в первый раз призадумались, не следует ли им обидеться.
  Но Мазино не дал им времени подумать об этом как следует. Он заговорил снова:
  - Сейчас я задам вам три вопроса, а когда пробьет полночь, я отправлюсь ловить вашу ведьму Мичиллину.
  Где уж тут было обижаться!
  - Спрашивай! Спрашивай! - хором закричали покапальцы.
  - Пусть первым отвечает цирюльник. Много ли бород пришлось ему брить и стричь за последние полгода? И цирюльник ответил:
  
  Бороды мягкие, бороды жесткие,
  Бороды длинные, бороды плоские,
  Холеные бороды, бороды грязные,
  Курчавые бороды, бороды разные
  Стригу я и брею без счета, -
  Такая уж наша работа!
  
  - Так я и думал, - сказал Мазино. - Теперь пусть скажет сапожник. Много ли сапог заказывали тебе за последние полгода?
  - Айме! - вздохнул сапожник.
  Я звонкие цокколи
  Делал, бывало,
  И туфли
  С резным каблуком...
  Видать, Покапалья
  Совсем обнищала:
  Сижу я без дела,
  Хожу - босиком!
  - И это похоже на правду! - сказал Мазино. - На третий мой вопрос пусть ответит веревочник. Много ли веревок продал ты за последние полгода? И веревочник ответил:
  
  Веревки прочные, плетеные,
  Веревки крепкие, крученые,
  Бечевки, дратву и канат,
  Тесемки, нитки и шпагат
  За прошедшие недели
  У меня скупить успели...
  
  - Теперь, пожалуй, все, - сказал Мазино. - Очень уж я устал с дороги. Вздремну часок-другой. Разбудите меня ровно в полночь, и я схожу за ведьмой.
  Мазино улегся у костра, надвинул на глаза свою солдатскую каску и захрапел. До самой полночи покапальцы сидели не шевелясь, даже вздохнуть боялись, чтобы не разбудить солдата.
  Ровно в полночь Мазино вскочил на ноги, выпил котелок теплого вина, трижды сплюнул в костер и, не взглянув ни на кого, зашагал по дороге к лесу.
  Односельчане принялись ждать. Понемножку все поленья в костре превратились в уголь. Потом все угли превратились в пепел. Потом пепел стал чернеть, чернеть...
  К этому времени и вернулся Мазино. Он тащил... Кого бы вы думали? Самого графа! Мазино тащил его за длинную черную бороду, а граф просил, вопил, упирался и лягался.
  - Вот вам ваша ведьма! - сказал Мазино и, оглядевшись кругом, озабоченно спросил: - А куда же вы поставили горячее вино?
  Хотя от костра еще шло тепло, граф весь сжался в комочек, словно муха в осеннюю стужу.
  А покапальцы смотрели то на графа, то на Мазино и слова не могли выговорить от удивления.
  - Ну, чему тут удивляться!? - прикрикнул на односельчан Мазино. - Все очень просто. У ведьмы Мичиллины была длинная борода. А цирюльник сказал, что все вы исправно бреетесь. Значит, ни один из жителей Покапальи не мог быть ведьмой Мичиллиной и оставлять на кустах клочья бороды. Ведьма Мичиллина обувалась в добрые сапоги. А сапожник говорил, что покапальцы забыли, как башмаки надевают на ноги. Значит, опять-таки никто из вас не был ведьмой Мичилиной и не оставлял на земле следов огромных сапог, подбигых гвоздями. А если бы ведьма Мичиллина была и вправду ведьмой, зачем бы ей, скажите на милость, покупать столько веревок? Ведь нечистой силе не надо привязывать краденую животину... Да куда же запропастилось горячее вино?!
  Тем временем граф пытался спрятаться в свою собственную бороду, потому что прятаться больше было некуда. Мазино спросил:
  - Что же с ним сделать?
  Покапальцы, которые до сих пор молчали, теперь принялись кричать все разом:
  - Удавить его собственной бородой!
  - Поставить в огород вместо пугала!
  - Посадить в мешок с шестью собаками и шестью кошками.
  - Э, - сказал Мазино, - от всего этого мало толку. Прежде всего пусть вернет всех украденных быков и коров. Пусть вычистит хлева, в которых из-за него заперт скот покапальцев. Ну, а потом пусть пасет стадо до тех пор, пока ребра коров не покроются мясом и жиром. Так и сделали. А Мазино, устроив дела односельчан, снова отправился служить в солдатах.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Титов "Эксперимент"(Научная фантастика) O.Vel "C176345c"(Антиутопия) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"