Павлова Александра Юрьевна: другие произведения.

Не молчи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.60*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    yrnSzmEfV8U Сюжет книги возник под действием видео "Не молчи" Димы Билана. Меня пронял этот клип, его история и смысл. И я решила изложить то, что увидела, на бумаге. Советую сначала просмотреть данное видео, поскольку роман может показаться нескладным. Я писала его именно на основе клипа (с добавлением своих событий и кадров, разумеется), и у меня перед глазами была уже завершенная картина и исход, поэтому многое может казаться недосказанным. Но после просмотра все встанет на места. Мне трудно оценить произведение без оглядки на вдохновившее видео. Возможно, оно и само по себе вполне понятно. Но это решать только Вам. Буду рада узнать мнение на этот счет у читателей.

   НЕ МОЛЧИ
  
  
   АННОТАЦИЯ:
   Сюжет книги возник под действием видео "Не молчи" Димы Билана. Меня пронял этот клип, его история и смысл. И я решила изложить то, что увидела, на бумаге. Советую сначала просмотреть данное видео, поскольку роман может показаться нескладным. Я писала его именно на основе клипа (с добавлением своих событий и кадров, разумеется), и у меня перед глазами была уже завершенная картина и исход, поэтому многое может казаться недосказанным. Но после просмотра все встанет на места. Мне трудно оценить произведение без оглядки на вдохновившее видео. Возможно, оно и само по себе вполне понятно. Но это решать только Вам. Буду рада узнать мнение на этот счет у читателей.
  
  
   Глава 1
  
  
   Оксана немного нервно окинула себя взглядом с ног до головы, разгладила невидимые складочки на юбке и, наконец, нажала на кнопку звонка. Дверь открыла подруга, радостно и довольно улыбаясь ей.
   - Ты пришла! - обняла молодая женщина Оксану.
   - Я же пообещала.
   - Ты умница! Все правильно. А то засиделась дома.
   Ангелина взяла ее за руку и втащила в квартиру. Уже из прихожей слышались голоса гостей, тихая ненавязчивая музыка и неслись легкие приятные запахи из кухни.
   - Я опоздала? - снимая плащ, спросила Оксана, снова разглаживая юбку.
   По ней сразу было видно, что ей немного не по себе и неловко. А еще она была смущена. Смущена тем, что предстояло войти в комнату, общаться с людьми, которых мало знает, держать почти неестественную улыбку на лице ради подруги. Оксана предпочла бы поздравить Ангелину лично, без всего этого, но подруга была упряма и взяла-таки с нее обещание появиться на празднике. А Оксане было не по себе. Она мало кого знала здесь, да и отвыкла от подобного, поскольку в последние годы на развлечения времени не было совсем. Для нее были только дом и работа. Она уже сто лет нигде ни с кем не была, не развлекалась и не отдыхала. Сейчас даже вспомнить не смогла бы, когда в последний раз танцевала.
   - Нет, в самый раз. Проходи и располагайся. Чувствуй себя как дома, - Ангелина улыбнулась и направилась в сторону кухни, мягко подтолкнув подругу к гостиной.
   Неловко, не спеша, а точнее - откровенно не желая, Оксана вошла-таки в другую комнату. Было много людей, и просторная квартира подруги сейчас казалась теснее ее собственной небольшой трешки. Тут и там стояли люди, общались, смеялись, попивая шампанское из бокалов, переходя от группы к группе. Кто сидел в кресле, кто на диванах. И никто, слава Богу, не обратил особого внимания на новую гостью. Оксана даже вздохнула от облегчения. По за стеночкой прошла к дальнему свободному дивану и села в уголочке, неловко натягивая юбку на колени и поправляя рукава строгого платья. Не то, что бы она сомневалась в том, что хорошо выглядит, просто куда-то нужно было деть руки и спрятать нервозность. Да, совсем она одичала, раз среди людей чувствует себя как в диком лесу. Но ей, правда, было не по себе. Все чаще людей она воспринимала только как своих клиентов в офисе, вот уж где она не тушевалась и не переживала. А на подобном празднике в последний раз она была лет пять назад, и плохо помнила, как себя вести и что вообще делать. Да и постоянные мысли не давали расслабиться. А зачем? Ведь рано или поздно, но она уйдет с этого мероприятия, вернется к прежней рутине, ей просто не к чему вспоминать или учиться заново. А еще она мысленно зареклась больше не поддаваться на уговоры Ангелины куда-то прийти и что-то сделать.
   Краем глаза Оксана заметила, как хозяйка дома вернулась к гостям, поджав губы после неодобрительного взгляда на нее, и влилась в один из разговоров. Потом в следующий, пока так и переходя от группы к группе не добралась до нее.
   - Почему одна? - строго поинтересовалась девушка, недовольно глядя на нее.
   - Я никого здесь не знаю.
   - Здесь много кто никого не знает, но это не мешает людям общаться, - с легким намеком на укор, возразила Ангелина.
   - Гель, ты же знаешь, - вздохнула Оксана, но подруга остановила ее, сжав теребящую подол юбки руку своими теплыми пальцами.
   - Знаю. Просто расслабься и отдохни, хотя бы физически. Выпей бокал шампанского и послушай музыку. Хорошо?
   - Хорошо, - благодарно улыбнулась гостья.
   - Вот и славно.
   И девушка вернулась к своим гостям. А Оксана позволила себе более расслабленно сесть, глубоко вздохнула и чуть прикрыла глаза, приняв из рук официанта бокал с напитком. Она лишь едва пригубила напиток, смочив губы - ей еще вести машину, и рассеянно смотрела на людей, а потом просто в окно, где на стекло стали падать холодные уже капельки сентябрьского дождя.
   - Вы позволите? - неожиданно близко раздался голос, и девушка чуть вздрогнула.
   Перед ней стоял мужчина, и вопросительно изогнув темные брови, смотрел на нее.
   - Да, конечно, - чуть улыбнулась девушка, отодвигаясь к краю и позволяя ему сесть рядом.
   - Я Костя, - мужчина протянул ей руку для пожатия и спокойно улыбнулся.
   - Оксана, - ответив на приветствие, представилась девушка.
   Рука мужчины была большой и крепкой, но пожатие нежным и легким. А стоило ему отпустить ее пальцы, как они тут же снова дернули край юбки вниз.
   - Мне Ангелина рассказывала о тебе. Ничего, что я на "ты"?
   - Ничего. И что же она рассказывала? - немного нервно покусывая губу, спросила молодая женщина.
   - Я спросил у нее, кто эта красивая скучающая девушка, и она сказала, что ее подруга, - обаятельно улыбнулся Костя, чуть открывая белые ровные зубы.
   - Спасибо, - неловко улыбнулась Оксана и, кажется, даже чуть покраснела: слишком давно не слышала таких комплиментов.
   Казалось, что больше некуда, но неловкости снова стало много. И какой-то робости тоже. Она не привыкла к мужскому вниманию, тем более такому откровенному. Но в то же время, это было невыразимо приятно и волнительно. Сейчас Оксана чувствовала себя девочкой-подростком, к которой подошел понравившийся парень и пригласил на свидание: то же волнение и предвкушение. А ведь мужчина ничего еще почти не сказал. А то, что сказал, можно было принять за простую вежливость и банальность.
   Костя задал Оксане вопрос, она на него ответила. Задала встречный. А потом не заметила, как расслабилась, непринужденно ведя беседу, и улыбаясь уже более открыто, а не напряженно и неестественно. Глядящая на нее издалека Ангелина, довольно и радостно улыбнулась сама. Она ведь всегда говорила Оксане, что та слишком зажата, что дело не в ее неумении вести беседы и общаться, а в том, что она просто давно этого не делала. По мнению подруги, та вела слишком затворническую жизнь. Да, у нее были свои сложности и жизненные обстоятельства, не позволяющие быть такой, какой она была пять лет назад и раньше. Но ведь жизнь идет, а подруга ее бессовестно просиживает в четырех стенах. А она еще так молода, так красива и привлекательна, так полна жизни и желания счастья, что порой Ангелине становилось больно за то, что Судьба сотворила с жизнью близкого ей человека. Плюс, и сама Оксана не рвалась что-то кардинально менять. Ей нравился ее замкнутый мирок, немного тоскливый и тусклый, но в котором была ее маленькая частичка счастья, с ноткой постоянного беспокойства и боли.
   Оксана не заметила, как полностью отдалась беседе, как разрумянилась и веселилась. Да, именно веселилась. Костя смешил ее, много шутил и рассказывал истории, заставляя улыбаться. А когда до нее дошло, то вдруг по телу прошлась волна эйфории - она жива! Она еще умеет смеяться, умеет быть радостной. Но как же редко появляется шанс, или она не дает им хода. А может дело в Косте. Этот мужчина был таким живым, таким интересным и обаятельным, что трудно не поддаться его харизме и флюидам. И это было приятно. Очень приятно. Уже не волновали незнакомые лица, большая толпа. Оксана впервые за долгое время просто наслаждалась интересной и приятной беседой.
   Но время неумолимо двигалось, и только когда раздался тихий звонок ее телефона, Оксана поняла, сколько прошло уже времени, и сейчас она должна была быть уже дома. Она торопливо что-то сказала няне и тут же встала с дивана. Было почти жаль уходить сейчас, но она действительно слишком увлеклась. И не только временем, но и тем, как приятно она его провела. Очень скоро она пожалеет об этом, когда снова окунется в рутину, а этот разговор будет лишь тревожить настроение своей яркой веселостью и не возможностью его повторить.
   - Что-то случилось? - тут же на ноги поднялся и Костя, глядя в немного растерянное и напуганное лицо девушки.
   - Да, мне нужно домой. Меня там ждут. Спасибо за беседу, мне было...хорошо, - неловко поблагодарила и улыбнулась Оксана.
   - Мне не хуже, - улыбнулся в ответ Костя. - Я надеюсь, мы еще увидимся?
   Вопрос не нес в себе никакого подтекста или намека, лишь нотку ожидания и надежды. И это было приятно. Но...
   - Не думаю, - покачала головой Оксана и тут же развернулась и пошла к двери под чуть нахмуренным и сбитым с толку взглядом Константина.
   Его несколько озадачила ее категоричность. Он ведь ничем ее не мог обидеть или оскорбить, лишь пожелал увидеться с ней еще как-нибудь. Она была умной, с ней было интересно, и ему нравилось, как она улыбается: немного застенчиво, но от того бесконечно мило и нежно. И так, словно не часто это делает, словно не умеет или не позволяет себе этого. Она заинтересовала его и заинтриговала, что уж скрывать. В первую очередь, как человек, а во вторую - как девушка. Что вполне естественно - Оксана была красивой молодой женщиной, ухоженной, с превосходной фигурой. При этом она не была вычурной, искусственной. Она была настоящей: без грубого макияжа, без наносной элегантности, но с природной грацией, без затейливой смешливости и налета гламура. Она была живой.
   Костя отставил в сторону бокал с шампанским и двинулся за Оксаной. Он застал девушку в прихожей, прощающейся с хозяйкой дома. Они о чем-то шепнулись, и новая знакомая тут же выскользнула за дверь, бросив на него ничего не значащий взгляд. Он даже не успел сказать "пока".
   - Золушка сбежала, - улыбнулась ему Ангелина.
   - Да, и даже туфельку не оставила, - рассеяно протянул мужчина.
   - Вместо туфельки я могу дать тебе ее номер телефона, - хмыкнула подруга. - Но ты особо не надейся на то, что она станет с тобой говорить.
   - Я уже понял, - чуть нахмурился Костя. - Поэтому давай вместо номера телефона, ты скажешь мне...
  
  
   Оксана устало прикрыла глаза и откинулась на спинку кресла, с облегчением осознавая, что рабочий день подошел к концу. Осталось собраться с силами и выйти из офиса. На улице за окном было еще достаточно светло для конца сентября, что позволило девушке чуть улыбнуться: значит, она сможет спокойно прогуляться до дома пешком, тем более что погода замечательная. Для нее было нормой радоваться таким вот мелочам. Хорошая погода, отсутствие дождя и мороза, или это мог быть цветочный магазин, мимо которого она пройдет и улыбнется, глядя на яркие краски - все это было тем, что мы не замечаем в повседневной жизни. Но для Оксаны это было ярче, поскольку на нечто грандиозное у нее не было ни сил, ни времени, ни возможности. Поэтому она очень быстро привыкла видеть хорошее в ничего не значащих моментах и мелочах.
   Прощаясь с сотрудниками по пути к выходу, молодая женщина все еще продолжала думать о работе. Поэтому выходила на крыльцо, не глядя по сторонам. Тем более - куда ей глядеть? На парковке ее машины не было, а кроме площадки и расходившихся по домам сотрудников и не было ничего интересного. Продолжая задумчиво анализировать отчеты в голове, Оксана медленно побрела в сторону дома, глубоко вдыхая свежий, даже холодный, воздух с запахом осени. Очень быстро озябли руки, и она засунула их в карманы плаща. Прохожие шли рядом или навстречу, и в толпе можно было легко не заметить идущего следом человека, не почувствовать взгляда в спину и не уловить внимания к себе. Костя не преследовал цель следить или испугать Оксану. Он просто не стал отвлекать девушку от каких-то своих мыслей и решил понаблюдать за ней, за ее мимикой, жестами, походкой и развевающимися по ветру прядками каштановых волос. А еще насладиться легким запахом уже знакомых духов, что стелились за ней мягким ненавязчивым шлейфом. Девушка совершенно не смотрела по сторонам, не ожидая, видимо, увидеть своих знакомых или друзей, поэтому не замечала его, находящегося от нее всего в шаге назад. Так они и шагали, пока не вышли до парка. Большая часть толпы свернула к метро, а вот Оксана, еще сбавив шаг, неторопливо двинулась по дорожке между деревьев и кустов. Мужчина не видел ее лица, но по тому, как она глубоко вдыхала, было понятно, что она наслаждается запахом и свежестью воздуха. А крутя головой, рассматривает людей и места, мимо которых проходит. Он не знал, почему опять не подошел, но ему нравилось смотреть на молодую женщину в такой вот своеобразной, расслабленной обстановке. Так можно увидеть то, что человек желает спрятать, уловить его какие-то привычки и повадки, отметить про себя моменты и запомнить их, чтобы потом это все сложилось в одну картинку характера и нрава.
   Но все же изначально Костя планировал не это, поэтому чуть ускорил шаг и нагнал Оксану, идя почти след в след. Видимо, девушка что-то почувствовала, потому как резко, немного испуганно обернулась. Но тут же испуг сменился удивлением и легкой улыбкой на губах.
   - Костя?
   - Привет, - мягко улыбнулся мужчина, делая шаг вперед.
   Она уже хотела спросить, что он здесь делает, как перед ней появился маленький букетик. Как-то по-детски улыбнувшись, нежно и радостно, девушка приняла цветы и тут же поднесла их к носу, вдыхая запах.
   - Где ты достал сирень в сентябре? - единственное, что спросила она, подняв на него робкий взгляд.
   Уже не возникало вопроса, что он здесь делает и как оказался. Ради нее оказался. Но на лице все еще была растерянность и нерешительность.
   - Я знал, что ты их любишь, - вместо ответа на вопрос, произнес Костя, чуть улыбаясь.
   Ему нравилась такая непосредственная, яркая радость Оксаны. Это такая мелочь - цветы, а она счастлива, будто лучше и быть не может.
   - Ангелина? - только и спросила понятливо Оксана, на что Костя лишь кивнул.
   - Она сказала, где ты работаешь. Еще предлагала номер телефона, но мы оба были уверены, что спроси я тебя заранее - и ты откажешься встретиться.
   Оксана лишь вздохнула - так и было бы: она не ходит на свидания. Но было так приятно сейчас, что не хотелось терять этот момент и задумываться о том, что было бы и как ей следовало поступить. И потом, это не свидание. Это просто встреча, прогулка, не больше. Это ни к чему ее не обязывает, а она так редко позволяет себе по-настоящему приятные вещи, что сейчас готова была просто забыть обо всем мешающем ей получать удовольствие. И пусть она поплатиться за это позже, но это будет потом. И все же будет обязательно. Как и в прошлый раз, после знакомства с Костей, Оксана долго терзала себя приятными мыслями, которые не имели под собой оснований и продолжения. А это так грустно - терять свою мечту надеяться на что-то. Она просто не имеет на это права. Возможно, лишь ее недоверие тому причиной, но и у этого были свои основания. И девушка предпочитала не рисковать.
   - Я провожу тебя? - спросил ненавязчиво мужчина, заглядывая в погрустневшие глаза девушки.
   - Да, спасибо.
   Уже подходя к дому, Оксана вновь поняла, что увлеклась. Костя снова сумел ее растормошить, заставить улыбаться, забыть о проблемах и запретах. Снова шутил и улыбался ей своей чертовски обаятельной улыбкой, говорил комплементы, да так ненавязчиво, что не приходилось сомневаться в их искренности. И время пролетело незаметно, а они уже стоят у ее дома.
   - Спасибо за прогулку, - снова утыкаясь носом в сирень и робко глядя на мужчину из-под полуопущенных ресниц, поблагодарила Оксана. - Я была рада увидеть тебя.
   - Я тоже был рад, - делая шаг к ней, с чуть заметной улыбкой ответил Костя.
   Она смотрела на него снизу вверх чуть заворожено и в ожидании, будто околдованная моментом, когда он, мягко обвив рукой ее талию, наклонился к ее лицу. Он почти коснулся ее губ, ощутив сладкое горячее дыхание на собственных, как Оксана резко сделала шаг назад, разрывая мягкие объятья и пряча взгляд.
   - Спокойно ночи, - торопливо тихо прошептала девушка и быстро потопала по крыльцу вверх.
   Костя растерянно смотрел ей вслед и поймал испуганный, умоляющий взгляд, когда, прежде чем зайти в дом, Оксана обернулась. Он нахмурился, не понимая случившегося. Он видел, что нравится Оксане, ясно дал понять, что она нравится ему. А она просто сбежала от него, оттолкнула и сбежала. Снова.
   А Оксана просто испугалась. Струсила. Побоялась, того, что может случиться дальше. А ей этого не нужно. Она не могла себе позволить подобного. Не хотела снова потом разочароваться и страдать. А так и будет. Она сомневалась, что когда-то будет иначе. Такая уж у нее судьба - бояться и страшиться. И для этого были основания. Она могла бы поверить, что сейчас все иначе, могла бы дать себе надежду. Но не смела. Боялась, что станет еще больней, чем сейчас. У нее и без того грустная жизнь, добавлять в нее еще и любовные переживания - сделать лишь хуже. У нее есть любовь. Другая, да. Но от того не менее чистая и нежная, не менее сладкая и яркая. И этого достаточно. Должно быть достаточно. Осталось лишь убедить в этом свое глупое сердечко.
  
  
   - Привет. Я не помешаю? - улыбнулся Костя подруге.
   - Нет, что ты! Проходи, конечно, - довольно улыбнулась Ангелина.
   - Извини, что так поздно.
   - Все в порядке. Ты как раз к ужину.
   - Я не голоден, но выпить кофе не отказался бы.
   Молодые люди прошли на кухню, где, не прерывая беседы, Ангелина приготовила для друга напиток и села сама ужинать. Они немного поболтали, обсудили кое-что, а потом молодая женщина проницательно заметила:
   - Ты что-то хочешь спросить.
   - Да, - улыбнулся, не скрываясь, мужчина. - Я сегодня виделся с Оксаной.
   - И, видимо, не совсем удачно, - вздохнула девушка, подмечая взгляд собеседника.
   - Не совсем, - вздохнул Костя. - Мы замечательно провели время, я проводил ее до дома. Ей понравились цветы. И я тоже. Я видел это, - убежденно заявил он. - Но она меня оттолкнула. И я не знаю, почему, и что не так я сделал. А она просто...
   - Сбежала? - хмыкнула невесело Ангелина.
   - Да, похоже было именно на бегство, - не мог не согласиться с очевидным мужчина. - Что не так? Со мной? С ней?
   - Оксана - замечательная. Умная, добрая, нежная и заботливая. Но у нее есть определенные проблемы. Как настоящие, так и выдуманные.
   - Ты говоришь загадками, - нахмурился Константин.
   - Сказать прямо, что и как, я не имею права. Это не касается меня напрямую, и я не могу тебе рассказать всего. Я могу лишь дать совет.
   - Какой же? - хмыкнул мужчина.
   - Быть терпеливым, - коротко и лаконично ответила девушка. - И не напирать, не давить. Этим ты только испугаешь Оксану. Да и потом... как бы тебе сказать, - прикусив губу, задумчиво протянула молодая женщина, - Не обещай ей ничего, не уверяй ни в чем. У нее есть свои секреты, свои тайны. И, не узнав их, не приняв и не поняв, не совершай необдуманного. Ты просто разобьешь ей сердце, если не сможешь принять истины.
   - Ты только больше все запутала, - вздохнуть с невеселой ухмылкой мужчина.
   - Тебе так просто кажется. Подумай над моими словами, запомни их, а когда придет время - ты их поймешь.
   - Спасибо тебе, подруга, - иронично усмехнулся Костя.
  
  
   Глава 2
  
  
   Оксана была растеряна тем сумбуром, что внес в ее жизнь и мысли своим появлением Костя. Этот мужчина умел очаровывать, умел быть обаятельным и привлекательным. Умел зацепить. К тому же его явный интерес к ней только сильней будоражил. И в ней разрывалось все на две половинки. Одна приказывала оставаться здравомыслящей и рациональной реалисткой. А другая толкала на безумства, готовая расплачиваться за их результат. Нечто похожее уже было в ее жизни. И это было прекрасное время. Но оно не закончилось ничем хорошим. Лишь обидой и страданиями. И сейчас Оксана очень боялась, что это повторяется. Боялась вновь влюбиться, а потом разочароваться и латать свое порванное сердце где-нибудь в уголочке со слезами на глазах. В ее жизни и так хватает тягот, ей не нужны еще и личные. Но так хочется! Хочется почувствовать себя женщиной, желанной женщиной. Хочется комплиментов, хочется внимания и сирени в конце сентября.
   Все это мешало Оксане нормально работать. Она стала рассеянной, невнимательной, все чаще ловила себя на том, что сидит и смотрит в одну точку как безумная. Но все это действительно походило на безумие. Сладкое и одновременно горькое, то которого хочется, и которое стоило бы избежать.
   Со дня последней встречи с Костей и несостоявшегося поцелуя прошло уже две недели, а она все продолжала мусолить каждую минуту и мысль в своей голове. Девушка не ждала его каждый вечер после работы возле офиса или дома, да и не давал он ей повода делать этого. И было бы лучше, если ее тогдашнее бегство дало ему понять, что не стоит она его внимания. Но где-то глубоко внутри Оксана знала, что они еще увидятся. Именно знала, а не хотела или надеялась. Ведь уже вторая встреча с этим мужчиной показала, что он готов был настоять на их общении: она же и в первый раз сбежала, ничего не сказав и толком не попрощавшись. И он не забыл ее в тот же день и минуту, а пришел к ней с цветами, ее любимыми, непонятно откуда взявшимися весенними цветами осенью. Она еще несколько дней смотрела на фиолетовые соцветия, пока с откровенным сожалением не пришлось выбросить засохший букет в мусорку. Если бы так легко можно было выбросить мысли из головы...
   С сожалением Оксана поняла, что и за сегодняшний день ничего толком не сделала. Ей не влетит, конечно, за это, но она не привыкла так легкомысленно относиться к работе. Пора брать себя в руки и не раскисать. Как бы много она ни думала и ни мечтала, это мало что изменит в сложившейся ситуации. Лучше всего сконцентрироваться на работе и делах. И весь следующий час старательно делала именно это, не позволяя мыслям мешать. Но стоило лишь выйти из офиса - и все снова замельтешило в голове, потому что у ее машины стоял Костя и ждал ее.
   - Привет, - чуть улыбнулась Оксана, подойдя к автомобилю.
   - Привет, - ответил мужчина.
   С одной стороны было приятно видеть его снова, даже волнительно, что уж скрывать. А с другой - лучше бы он не приходил вовсе. Лучше бы сердце не замирало в предвкушении и трепете. Лучше бы не скользили глаза по красивому лицу и не встречались взглядом с лучистыми добрыми глазами.
   - Ты торопишься? - поинтересовался Костя, заметив, как нервно девушка перебирает ключи от машины.
   - Ты что-то хотел? - вместо ответа спросила Оксана.
   - Да, хотел. Пригласить тебя прогуляться со мной. Сегодня хорошая погода. И я соскучился.
   Последнее признание заставило румянец выползти на щеки молодой женщины. Оно было такое открытое и откровенное, что заставляло смущаться, но вместе с тем это было куда приятней завуалированного намека или даже комплимента.
   - Я не думаю, что это хорошая идея, - покачала головой Оксана, прикусывая губу и пряча взгляд.
   Она не имеет права сейчас таять. Наоборот, ей нужно взять себя в руки и решительно прервать этот приятный замкнутый круг.
   - Это всего лишь прогулка, - пожал плечами Костя, внимательно глядя на нее.
   Было видно, что отказывает она не из-за нежелания куда-то с ним идти, а по каким-то своим личным причинам-заморочкам. И он готов быть терпеливым и подождать, как и советовала Ангелина. Но и упускать сегодняшний момент не хотел.
   - Не отказывайся. Мы просто пообщаемся, и я даже не буду провожать тебя домой, - весело улыбнулся мужчина.
   Оксана очень хотела пойти с ним. Ей было хорошо с этим человеком, весело и даже легко, что вообще удивительно. Было в нем что-то, что заставляло отвлекаться от всего на свете.
   - Хорошо, - сдалась слишком быстро, как ей показалось, Оксана.
   Но слишком велик был соблазн провести приятный вечер с ним.
   - Мне нужно позвонить, я скоро, - улыбнулась девушка и отошла в сторонку.
   Набрала номер няни и предупредила ее, что немного задержится. Пожилая женщина была только рада дать ей возможность побыть вне дома. Эта проницательная женщина очень часто наблюдала, как тяжело было ее нанимательнице. И никогда не отказывала ей в таких редкий мелочах, как провести лишнее время на работе, к примеру.
   Вернувшись к машине, Оксана робко улыбнулась Косте и пошла рядом с ним в сторону уже знакомого парка.
   - Где-то через двадцать минут с пирса отправляется пароход. Хочешь прокатиться по реке? - поинтересовался мужчина.
   - Да, я сто лет не подходила к воде, - улыбнулась молодая женщина, снова радуясь такой мелочи больше, чем радовался бы кто-то другой, разве что ребенок.
   Они свернули в сторону пристани и завели как всегда легкий, непринужденный, но интересный разговор. Уже заходя на палубу, Оксана была весела и куда более раскована, чем десять минут назад. Все-таки Костя был волшебником: у него за считанные минуты получалось обернуть грусть и нерешительность девушки в радость и улыбку на лице, в счастливый заливистый смех и довольный блеск в глазах.
   Полчаса они провели на верхней палубе на открытом воздухе. Но заметив, что Оксана начала зябко ежиться под свежим ветром, увел ее вниз в ресторан, где заказал легкий ужин и горячий чай. Людей было не особо много, что создавало некую интимность и романтику. За окном уже начало темнеть, а внутри было тепло, играла приятная музыка, а на столах официанты зажигали свечи.
   Прервавшись на ужин, молодые люди прекратили разговаривать, лишь время от времени обмениваясь взглядами и легкими улыбками. Мужчина не отказывал себе в том, чтобы пристально наблюдать за спутницей, любоваться ее красотой и нежностью, скользившей в каждом ее движении и улыбке на мягких губах. Каштановые волосы были убраны в слегка растрепанный пучок, открывая каждую черточку красивого лица. Строгое платье телесного цвета мягко облегало привлекательную фигуру молодой женщины. Но казалось, что сама Оксана даже близко не осознает своей привлекательности. Наоборот, судя по ее вечно оправляющим подол рукам, по лихорадочно проверяющим высокий вырез платья пальцам было видно, как она в себе не уверена. Но это было так ненавязчиво и легко, что лишь еще больше усиливало ее очарование. Костя сразу понял, что эта женщина не избалована мужским вниманием. Что ей приятна любая мелочь и малейшее проявление внимания и интереса. И что она стесняется этого. Что не привыкла. И что ей нравиться. Было очень странно видеть робость, неловкость и смущение в человеке, который прожил не свете уже тридцать лет. Это было бы логично, будь сейчас перед Костей девочка-подросток лет семнадцати. И то не факт: нынешняя молодежь далека от той, какой были когда-то они сами. Но все же ощущение создавалось именно такое. И оно было ужасно милым.
   - Почему ты так смотришь на меня? - заметив его пристальное, не скрываемое внимание к себе, неловко спросила Оксана, опуская взгляд.
   - Мне нравится на тебя смотреть. Наблюдать, - честно ответил мужчина с улыбкой на губах.
   - Ты меня смущаешь.
   - Это мне тоже нравится, - усмехнулся Константин.
   - Извини, я наверно просто отвыкла от подобного, - тихо произнесла Оксана, глядя в окно на бегущую под ними реку. - Я редко позволяю себе подобное.
   - Почему? - с искренним интересом спросил Костя.
   Пожалуй, это была первая такая вот личная беседа. Чаще они обсуждали какие-то отстраненные вещи, ситуации, случаи, работу, рассказывали о своих интересах в той или иной области. Но никогда не говорили о семье, о детстве, о друзьях и родных. О личном вообще.
   - Я не думаю, что из этого что-то получиться.
   Девушка проговорила это так, чтобы Костя понял, что она имеет в виду и их ситуацию. Он понял, но сделал вид, что не заметил.
   - В моей жизни есть кое-что, что останавливает меня от...
   Оксана задумалась, пытаясь сформулировать мысль.
   - От личной жизни? - с ноткой иронии предположил Костя.
   - Возможно, - уклончиво и чуть стесненно ответила девушка. - От многого. От необдуманных действий, от спонтанности, от того, что может привести к плохому.
   - К разочарованию?
   - В том числе, - кивнула молодая женщина, пряча взгляд.
   - Ты думаешь, я могу тебя разочаровать?
   - Все могут. А ты совсем меня не знаешь. Не знаешь моей жизни. Обстоятельств.
   - Расскажи, - попросил Костя, протянув руку и положив ее на ладошку девушки, нервно мнущую салфетку.
   Оксана вздрогнула, то ли от прикосновения, то ли от вкрадчивой, искренней просьбы.
   - Я не могу, - покачала она головой, но руку не убрала, наслаждаясь тем, как легко пальцы мужчина касаются ее кожи в нежном поглаживании. - Не хочу.
   - Как ты можешь быть уверенной, не зная моей реакции? Расскажи. Не молчи, прошу тебя.
   Оксана смотрела в горящие нежностью, заботой умоляющие глаза, но упрямо качала головой. Она боялась, что раньше времени испугает Костю, что он уйдет уже сейчас, сразу. И так было бы лучше - она знает. Но другая ее сторона, та, которая требовала безумств, отчаянно не желала расставаться с этим мужчиной. В нем она видела хоть что-то хорошее для себя, пусть это и будут беседы и такие вот непринужденные прогулки. Хотя бы такую малость Оксана хотела для себя. Ведь все равно рано или поздно Костя оставит ее в покое. Хотя бы потому, что устанет стучать в закрытую дверь, которую она не собиралась перед ним открывать. Но пока она решила наслаждаться тем, что он рядом, что хочет быть рядом. Возможно, это было эгоистично, но ее страх - быть отвергнутой, поймать на себе жалостливый презрительный взгляд - был сильнее любых уговоров и тайных желаний. О, как бы она хотела быть уверенной в нем, как хотела бы надеяться на помощь, защиту и понимание. Но не смела, уже однажды обманувшись в дорогом ей человеке. И еще, она не желала вешать на шею Кости такой непосильный груз, какой несла сама. Не хотела делить с ним плохое, свое несчастье-счастье.
   - Нет, - снова тихо повторила Оксана, глядя в грустные и ничего не понимающие глаза Кости.
   Он только кивнул головой, не став настаивать на откровенности. Ангелина ведь предупредила его, и он помнил о ее словах, помнил и был готов им следовать. Не сейчас, но позже он обязательно узнает все, что так упрямо скрывала девушка. А сейчас он должен просто насладиться тем, что она рядом. Он нежно улыбнулся Оксане, осторожно сжал ее пальчики в ладони, поглаживая большим пальцем гладкие ноготки и наслаждаясь нежностью и теплотой кожи. Молодая женщина смотрела на их соединенные руки, прикусив губу и тихонько млея от такой невинной ласки. Это было почти по-детски - вот так держаться за руки, но до чего же приятно. А потом мужчина потянул ее руку к себе и коснулся каждого пальчика губами, глядя поверх их рук ей в глаза. Глядя ласково, без жара страсти, но и не равнодушно, с теплотой и симпатией. Оксана в который раз зарделась, но не спрятала взгляда и не вырвала руку.
   Больше они ни о чем не разговаривали, а через десять минут пароход вернулся на пристань. Костя проводил Оксану к офису, где на парковке осталась ее машина, и уже перед тем, как она собралась сесть внутрь и уехать, неожиданно спросил:
   - Ты пойдешь со мной на свидание?
   Оксана неуверенно посмотрела на него и чуть вопросительно.
   - Настоящее свидание, а не прогулка по парку после работы, - уточнил с улыбкой мужчина, взяв в руку ее ладонь снова и слегка сжав в ободряющем жесте. - Оно тебя ни к чему не обяжет. Считай его просто моей прихотью.
   - Я не знаю, - нерешительно растерянно пробормотала девушка. - Я... мне нужно подумать.
   - Хорошо, - снова не стал настаивать Константин, нежно улыбаясь. - Я дам тебе свой номер телефона, и ты мне позвонишь и скажешь о своем решении. Я не обижусь, если откажешься: в прогулках по парку есть свое очарование. Боюсь только, что в последнее время оно все холодней.
   Оксана светло улыбнулась ему и кивнула, протягивая телефон, в который он вбил свой номер.
   - Я буду ждать звонка.
   - Я позвоню, - пообещала девушка и нырнула в теплую машину.
  
   Оксана не позвонила ни на этой неделе, ни на следующей. Она все никак не могла решиться, стоит ли это вообще делать. И хочется и колется, как говорится. Она сто лет не была на свидании, не ощущала этого романтического предвкушения, этой неги и трепета. Это было почти ново для нее. Но стоит ли давать Косте надежду? Не воспримет ли он это как сигнал, чтобы пойти дальше? Да, он сказал, что встреча не обяжет ее ни к чему. Но можно говорить одно, а хотеть и делать другое. Девушка запуталась окончательно в том, чего хочет и что будет правильно. Запуталась в своем страхе и нерешительности, трусливо убирала эти мысли поглубже, чтобы подумать потом. Но время шло, а решение так и не нашлось. И поэтому Оксана не стала звонить вовсе, не отказываясь и не принимая приглашение. И пусть Костя понимает это как хочет. Она будет рада увидеть его еще раз, если он встретит ее с работы. Погрустит, если больше они не пересекутся. Но будь, что будет.
   - Оксана Викторовна? - вопросительно протянула Светлана Павловна, заметив, что хозяйка ее не слушает, задумавшись о своем.
   - Да? Извините, я задумалась, - виновато улыбнулась Оксана.
   - Ничего, - улыбнулась ободряюще пожилая женщина, мягко похлопав по ее плечу. - Вы нашли кого-нибудь на замену мне, пока меня не будет? А то я беспокоюсь.
   - Не переживайте, все нормально. Я сама посижу с Надей, взяла пару отгулов на работе.
   - Ой, я доставила вам столько неудобств, - сокрушительно покачала головой няня.
   - Ну что вы! У вас тоже есть семья, и ей необходимо уделять внимание. Это я слишком много на Вас повесила.
   - Мне в радость быть с Наденькой.
   - Я знаю, - улыбнулась благодарно Оксана. - К тому же, это замечательная возможность побыть с дочкой вдвоем. Нам так мало времени наедине. Я схожу с ней погулять, свожу в парк. Мы давно никуда не выбирались вместе.
   - Понимаю. Надеюсь, вы хорошо проведете время. Да и от работы Вам следует отдохнуть. Уж больно озабоченный у Вас вид в последнее время.
   - Да, есть немного, - сжато улыбнулась молодая женщина. - Вы не волнуйтесь, отдыхайте. Увидимся в понедельник, - провожая няню к двери, попрощалась Оксана.
   - До свидания. Поцелуйте от меня девочку, когда она проснется.
   - Обязательно.
   Оксана проводила взглядом удаляющуюся спину и улыбнулась. Ей очень повезло, что именно Светлана Павловна работает на нее. Эта женщина отдавала всю себя заботе о ее дочке, была с ней нежна, добра и, кажется, искренне прикипела к малютке. Женщина относила к ней, как к собственной внучке, что очень радовало Оксану - у Нади так мало было тех, кто ее любил. Куда меньше, чем у многих других детей. У нее не было папы, не было бабушек и дедушек. Родители Оксаны были давно мертвы, а родителей отца Надя никогда не видела и не знала, как и самого его. Вот и получалось, что рядом с девочкой только и были, что мама, баба Света, да тетя Ангелина. Это было грустно, почти плачевно, но ничего с этим сделать было невозможно.
   Девушка закрыла входную дверь и вернулась на кухню, решив приготовить для Нади ее любимые блинчики с творогом и курагой. Это тоже было редкостью, чтобы Оксана сама готовила для дочери какую-нибудь вкусность. Обычно к концу недели весь холодильник был забит тем, что готовила сердобольная Светлана Павловна, чтобы не нагружать свою нанимательницу еще и готовкой после тяжелого трудового дня. Это не входило в обязанности няни, но было добровольным и искренним желанием помочь. Поэтому даже в выходные молодая женщина не становилась к плите. Но раз уж она запланировала уделить все свое время и силы только дочери, то почему нет? Молодая мама очень бы хотела, чтобы такая вот возможность была у нее почаще, но работа занимала много времени. Она и так старалась уделить дочери все свое свободное время. Кроме, разве что, нескольких дней за последний месяц, что она проводила с Костей. Но этого было мало им обоим. Однако ничего не поделаешь: Оксана мать-одиночка, ей не на кого положиться, и заботиться о содержании и благополучии Нади только ее обязанность. Приятная обязанность, как бы тяжело ни было. Да и не на что особо было ей жаловаться: у нее был нормированный график, хорошая зарплата, достаточно короткий рабочий день, прекрасная должность - лучше, чем имело большинство. И все же мало. Как, впрочем, было бы мало для любой другой матери, любящей своего ребенка.
  
  
   Костя честно ждал звонка, не звонил сам и не торопил Оксану. Но по прошествии двух недель девушка все еще молчала. И тогда он решил снова встретить ее с работы. Не с целью узнать ответ на его предложение - тут и так все ясно, а просто чтобы еще раз прогуляться по улице до ее дома. Однако он не увидел Оксану выходящей их офиса в конце ее рабочего дня. Да и машина ее не стояла на парковке. Он ждал до тех пор, пока все окна офисного здания не потухли, а потом вернулся домой.
   Но ему не давали покоя мысли об этой женщине, так быстро занявшей все его внимание. Он даже работать нормально не мог, не мог сосредоточиться на своих клиентах и заказах. И даже праздник, который он снимал на следующий день с утра, не выбил из его головы Оксану. Ему так сильно хотелось ее увидеть, снова поймать несмелую улыбку, коснуться руки. Господи, он чувствовал себя подростком, для которого это предел мечтаний! А ведь он взрослый мужчина, у него другие желания насчет этой девушки, но больше хотелось именно этого - легкости, наивности и робости от их встреч. Несомненно, Оксана привлекала его физически, он ее хотел. Но больше ценил то, как реагировали его сердце и душа на близость этой женщины.
   В обед, когда он вернулся с праздника, он решительно взял ключи от машины и поехал к дому Оксаны. Было глупо сторожить ее у дверей подъезда, но адреса он не знал, а идти от квартиры к квартире казалось глупым. Поэтому он сидел в авто напротив ее дома и гипнотизировал двери. Периодически они открывались, и жильцы шли по своим делам. Каждый раз Костя ждал, что сейчас выйдет именно Оксана. Но ее все не было. Он уже смеялся над собой, грустно усмехаясь, когда понимал всю глупость и комичность ситуации. Но у него есть свободное время, так почему бы не потратить его так бездарно?
   Мужчина просидел в машине около трех часов, не сводя взгляда с двери, когда, наконец, из нее вышла та, кого он так долго ждал. Он уже открыл дверь, натянул на лицо довольную улыбку и готов был идти к девушке, как увидел, что она снова поворачивается к двери лицом, придерживая ее рукой, и помогает выйти на улицу маленькой девочке лет пяти. Берет ее за руку, нежно улыбаясь малышке, и ведет с крыльца, о чем-то беседую с ней.
   Эта картина так поразила и удивила Костю, что он так и замер с улыбкой на губах, растерянно глядя им вслед. Оксана совсем не обратила на него внимания, все оно было приковано к девочке, которая, судя по всему, была ее дочерью.
   Почему, почему Оксана ни разу не сказала о том, что у нее есть ребенок?! Почему ни разу не упомянула о таком важном факте?! Почему прятала и скрывала ее существование?! Косте казалось, что они достигли того момента в общении, когда такая новость должна быть озвучена. Господи, да это первое, что хотел бы узнать об Оксане мужчина. Неужели она боялась его спугнуть наличием у нее ребенка? Но ведь она не рвалась заполучить его в свои сети, не пыталась охмурить, чтобы поступать таким образом. Наоборот, она не особо была расположена к знакомству. И если вдруг хотела отпугнуть ухажера, то должна была бы первым делом сказать о малышке. Не каждый мужчина рискнет завести отношения с женщиной, у которой есть ребенок от другого мужчины. Костя в их число не входил. Его не пугала такая перспектива, если подумать. Он не боялся предполагаемой ответственности, если бы их отношения с Оксаной пошли дальше. А вот чего боялась сама девушка, так отчаянно скрывающая наличие у нее семьи? Это ведь не мелочь, не пустяк. Что подвигло ее на подобное?
   Была тысяча вопросов и ни одного ответа. Например, где отец девочки? Сколько ей лет? Была ли Оксана замужем или нет?
   Костя мог бы сейчас догнать Оксану и все это спросить у нее лично, поставить ее перед фактом того, что раскрыл ее маленькую милую тайну. Но отпугнет ли он ее своей настойчивостью? Не убежит ли она от него прямо на улице? Зная ее, можно было предположить, что она снова испугается, замкнется в себе и не захочет его больше видеть. Но куда же деть свое любопытство? Решение пришло быстро - Ангелина. Вот кто даст ему ответы, если не на все, то на многие вопросы.
   Бросив еще один взгляд на удаляющуюся парочку, мужчина развернул машину и поехал к подруге. Всю дорогу до ее дома обмусоливал увиденное, делал предположения и строил гипотезы. Но так ни до чего и не додумался. Да и что гадать, когда через минуту он все узнает.
   - Почему ты не сказала, что у нее есть дочь? - не успела Ангелина даже дверь до конца открыть, как он выпалил этот вопрос.
   - И тебе привет, - немного испуганно и растерянно пробормотала молодая женщина.
   - Привет, - вздохнул Костя и вошел в квартиру. - Так почему?
   - Погоди-погоди. Оксана что, познакомила тебя с дочкой?!
   Выражение лица у подруги было крайне удивленным, даже пораженным, будто такой факт был в принципе невозможен.
   - Нет, я увидел их. Полчаса назад, когда они выходили гулять. Я ждал Оксану возле дома и...
   - Ты что следил за ней? - с улыбкой воскликнула Ангелина.
   - Нет, я просто хотел увидеться. На работе ее не было, а адреса я не знал, вот и караулил у подъезда.
   - А мне позвонить?
   - И ты бы дала номер квартиры? - хмыкнул Костя, на что Ангелина только виновато поджала губы.
   - Расскажи мне, в чем дело? Почему вы обе не упомянули о таком важном факте, как девочка? Может она вообще замужем?!
   - Нет! Как ты можешь думать, что мы тебя обманывали!
   - А как, по-вашему, это называется? - с укором спросил мужчина.
   - Недосказанность, - гордо задрав нос и улыбаясь, произнесла Ангелина и повела гостя на кухню. - На самом деле, - начиная варить кофе и придав голосу серьезности, продолжила девушка, - лично я не имела права об этом говорить. Ты сам должен понять, что это касается только вас с Оксаной.
   - Почему она молчала? Думала, я сбегу? Так, по-моему, изначально она этого и хотела. И проще было сразу сказать правду, если она считала меня слабаком.
   - Не в характере Оксаны прикрываться дочерью.
   - Тогда что? Не хотела вешать на меня чужого ребенка? Перекладывать ответственность? Так это не ей решать.
   - Не гони коней, - хмыкнул Ангелина. - У вас еще не те отношения, чтобы строить такие предположения. Я не думаю, зная ее, что у вас все зашло настолько далеко, чтобы думать о таком будущем.
   - Она отталкивает меня, не дает приблизиться. Это связано с девочкой? - предположил Костя.
   - Да. С Надей. Но, опять-таки, я не могу рассказать тебе всего. Это не моя тайна.
   - Я узнал эту тайну.
   - Нет, все разгадки еще впереди.
   - Господи! Прямо тайны Мадридского Двора, - съязвил мужчина. - Когда это все кончится?
   - Как только захочет Оксана.
   - Ладно, хорошо. Я не буду настаивать. Но хотя бы расскажи мне как появилась Надя. Оксана была замужем?
   - Да, два года. Они со Славой поженились на последнем курсе. Через год Оксана забеременела. Они любили друг друга, и были счастливы, рады до безумия. Но вскоре после родов Слава подал на развод.
   - Он ее бросил!? С ребенком на руках?!
   - Не спеши его осуждать за это. Назовем его просто слабаком - он спасовал перед неприятностями.
   - Но каким боком это касается его жены и дочери? И что значит, не спеши осуждать?! Он отец, муж, и оставил свою семью на произвол судьбы? А как же любовь? Долг? Обязательства?
   - Это все сложно, и не мне рассказывать тебе всего. Если однажды Оксана поделится с тобой этой историей целиком, ты все поймешь. Могу сказать лишь то, что на месте Славы были многие мужчины, и многие поступили так же - ушли, сбежали и бросили. И лишь сильные смогли бы смириться.
   - Знаешь, я пришел к тебе за ответами, но у меня только больше вопросов возникло, - вздохнул мужчина.
   - Но ты же не отступишься? - улыбнулась Ангелина, хорошо зная друга.
   Эта его горячность, желание защитить Оксану, его терпение по отношению ко всей этой странной ситуации - все говорило в его пользу. Оксана действительно привлекла его, и была не просто увлечением, а чем-то серьезным. И он готов был ждать, не торопить и возможно даже принять.
   - Нет, не отступлю.
   - Но помнишь о чем я тебя предупреждала? Не давай никаких обещаний и уверений Оксане, пока не узнаешь всего. Не разбивай ей сердце.
   - Я помню, - серьезно кивнул Костя.
  
  
   Глава 3
  
  
   Оксана старательно удерживала на лице улыбку, когда вернувшись с прогулки кормила дочку, укладывала ее спать и читала сказку. Получалось плохо, но девочка ничего не замечала. Как не замечала пока многого. А вот ее мать видела все. И сейчас увиденное грозило вылиться в истерику. Напряжение сковывало мышцы лица, а все тело начинало мелко дрожать. Но Оксана не позволила ни слезинки скользнуть по своему лицу, пока не осталась наедине с собой и своими ужасающими мыслями.
   Молодая женщина стояла под обжигающими струями воды, обхватив себя руками за плечи, и мерзла от внутреннего холода, сковывающего сознание и чувства. Перед глазами мелькало все, с чем она сегодня столкнулась. Это было не впервые, это повторялось раз за разом, но к этому не привыкнешь и не станешь игнорировать. Это каждый раз больно и ужасно. И кажется, что даже больней предыдущего.
   Оксане очень редко удавалось выбраться с дочкой на прогулку. В будние дни было уже поздно, когда она возвращалась с работы, и с дочкой гуляла Светлана Павловна. А в выходные Оксана просто хотела быть с Надей наедине: общаться, беседовать, играть и беситься. Но порой женщина ловила себя на мысли, что это желание - быть только вдвоем - обосновано лишь ее страхом выйти на улицу и снова увидеть все то, что заставляло ее так переживать и страдать. Возможно, это было трусостью с ее стороны, но было выше ее сил.
   Вот и сегодня она очень не хотела никуда идти, но пообещала Наде прогулку. Да и не спрячешься от мира в четырех стенах, рано или поздно она все равно будет видеть подобное. Будет видеть, с какой жалостью на нее и ее дочь смотрят другие родители. Будет замечать старательно скрываемое презрение. Будет обращать внимание на противное любопытство, которое так откровенно демонстрируют некоторые люди, не имеющие понятия, что такое тактичность. Она будет с горечью смотреть, как многие родители в каком-то защитном жесте прижимают к себе своих детей, будто боясь того, что Надя заразит их, закрывают их собой или же моментально уходят подальше от них, отгораживаясь и спасаясь будто от проказы. Она будет осознавать в их глазах облегчение, что их минула такая беда. И она не имела права судить их за это. Она будет слышать шепотки за спиной, жалеющие ее, но вместе с тем такие обидные. И в этом шепоте для нее скрывается то отношение, которое люди часто имеют к таким детям, как ее дочь - считают проклятием. Да, возможно, это правильное слово - проклятие. Но оно не ее лично, не ее дочери. Это проклятие всего мира. И нельзя отгораживаться от таких вот проклятых, нельзя осуждать и презирать их за то, что они есть. Это, в первую очередь люди, дети. Это близкие кому-то и любимые. Это те, ради кого стоит жить и любить. Но все это не понять тому, кто не столкнулся лично. А что может тот, кто лишь видит это со стороны? Только бояться и жалеть.
   И вот это - жалость и страх - безумно угнетало Оксану. Это давило так, что не описать словами, вызывало в душе такую подавленность, что становилось физически плохо. По щекам текли слезы, а все тело билось в истерике. Это было мучительно осознавать, понимать, что все это направлено на тебя, на твою семью, на твою любимую дочь. И с ужасом, со страхом и паникой молодая женщина понимала, что рано или поздно это понимание придет и к Наде. Это сейчас, в силу возраста, особенностей болезни девочка еще не понимает происходящего. Не знает, почему некоторые родители вдруг подбегают к ней и уводят своих детей, не позволяя вместе играть. Не знает, отчего дети постарше смеются над ней или косо смотрят. Но ведь однажды она повзрослеет и поймет все это. Как она сможет жить с этой жалостью во взглядах окружающих? Как сможет быть счастливой и довольной, видя, что от нее шарахаются? И это было по-настоящему страшно. Страшно знать, что твой любимый человечек, твоя частичка почти наверняка будет одинока, что никто кроме тебя самой не даст ей той любви и заботы, на которую имеет право каждый человек. Можно было надеяться лишь на чудо. Но оно было так редко, что Оксана боялась в это верить. Что если ее ожидания и надежды не оправдаются? Что тогда будет с ее сердцем и душой, так болеющими за родного человека?
   Девушка провела под водой наверно около часа, прежде чем выплакалась и успокоилась. После истерики ощущалась слабость во всем теле, какая-то меланхолия и заторможенность. По пока этого никто не видит, она может себе позволить расклеиться. Никто не знает, как сильно и вот так тяжело Оксана переживает свою жизнь в последние пять лет. Никто не видит ее слез и отчаяния. Для всех она должна быть сильной и уверенной. Особенно для дочери. Она не хочет видеть жалость в глазах своих подчиненных, своей подруги, своей жалостливой няни. Да, тоску и грусть не спрячешь, как ни старайся, но вот такую слабость она не имела права выставлять напоказ, это касалось только лично ее, и никого больше.
   Но как же сильно хотелось обратного!! Просто невыносимо! Она желала бы разделить с кем-то свою боль и тяготы существования, заботу о дочери и себе самой. Она ждала этого от Славы, когда выходила замуж. Он обещал ей это все. Но как же быстро он отказался от своих обетов и клятв, спасовав перед первой же трудностью. И это было непростительно, это тут же убило всю любовь к этому мужчине. То, как он поступил с ней, с дочерью мгновенно разбило ей сердце. А его слова до сих пор отголоском звучали в голове: " оставь ее", "брось", "выбери меня". То, что совершил он, Оксана никогда не забудет. Именно он оставил ее наедине с собой, своим горем и проблемами. И в тот момент это было осознавать, понимать и приминать тяжелее всего. Сейчас Оксана уже привыкла, смирилась с тем, что все на ней, что она сама по себе и не на кого рассчитывать. Но это не значило, что она не хотела бы обратного. Хотела, но сомневалась, что это возможно. Если уж любимый человек, муж, отказался от них с дочерью, то может ли она рассчитывать, что кто-то посторонний ей поможет? Нет. К этой мысли она привыкла быстро, и готова была быть одинокой в этом плане. Но тут появился Костя. Добрый, внимательный, заботливый и нежный. И так хотелось верить в то, что такой человек не сделал бы ничего подобного тому, что сотворил ее муж. Но она не знала, как на подобное отреагирует этот мужчина. Как он себя поведет, узнав правду, прочувствовав весь ужас ситуации, осознав предполагаемое будущее? Хватит ли у него желания и сил согласиться с подобным? Оксана не была уверена, да и думать даже не хотела - зачем обнадеживать себя еще и этим. Да, ее муж подлец, да, она не должна всех мужчин теперь считать такими же. Но и расслабиться, довериться и открыться она тоже не может. Не имеет права позволить еще одному разочарованию действовать на ее и без того измотанную жизнь и сердце. Лучше она совсем откажется от таких надежд на счастье, довольствуясь тем, что есть - общение и прогулки по парку.
   Мысли о Косте заставили девушку слабо улыбнуться. Все-таки есть в этом мужчине, что отличает его от остальных. Одно его умение ее расслабить и отвлечься чего стоит. А его улыбка? А его тихий добрый смех? А нежный взгляд и ласковые руки? Искорки в глаза, когда он смотри на нее долго и пристально, любуясь каждым жестом? Все это было дорого ей, приятно душе и телу. Но так мало. Она хотела бы большего, но смеет ли просить, ничего не давая взамен, скрывая свою жизнь? Даст ли он ей необходимое, ничего не требуя в ответ? Сможет ли он, так же как и она, довольствовать малым? А если нет? Если позволить всему, что есть между ними, зайти дальше, сможет ли он и тогда остановиться, когда она попросит? Сможет ли не обращать внимания на многие вещи, если ей это будет нужно? Сможет ли понять и не давить? Что если он будет рассчитывать на нечто большее, а она не даст ему этого? Это опять-таки закончится разбитым сердцем. Она уже сейчас была влюблена, а если позволить этому чувству укорениться? Готова ли она рискнуть, в надежде на то, что Костя ее поймет? Его слова о том, что ее никто ни к чему не обязывает очень воодушевляют. Однако, сможет ли он им следовать? В этот момент Оксане хотелось бы, чтобы этот мужчина не был таким, каким она его знает. Хотела бы, чтобы он был в какой-то степени беспринципным, эгоистом. Тогда, получив свое, он бы оставил ее в покое. Но он не такой. Ему не хватит просто завоевать ее, соблазнить и оставить. Будь это так, не гулял бы он с ней по парку, не был бы таким терпеливым, не улыбался бы так добро и нежно, искреннее, не были бы его слова идущими от сердца.
  
  
   Весь следующий день Оксану буквально разрывало от противоречивых желаний. Вчерашний срыв заставил ее задуматься о том, что надо бы привести себя в порядок, развеяться, прежде чем она окончательно упадет в депрессию. А свидание с Костей было бы идеальным вариантом. Но стоит ли идти на этот шаг? Опять все те же сомнения и тысяча вопросов "а как...", " а вдруг...", "а если...". А благоразумие говорило, что не стоит идти на это, что станет только хуже.
   Победило желание получить хоть какие-то положительные эмоции, провести хорошо время и развеяться. Может, это и было глупо, но так соблазнительно. И пока Оксана не передумала, быстро взяла телефон и позвонила Косте. Мужчина снял трубку почти сразу, будто держал телефон в руке и только и ждал ее звонка. Глупость конечно, но было приятно думать именно в таком ключе.
   - Привет, это Оксана, - тихо поздоровалась и представилась девушка.
   - Я узнал тебя, - в голосе мужчины звучала улыбка, что заставило саму девушку тоже улыбнуться. - И ждал твоего звонка.
   - Да, извини. Я долго не могла решиться, - честно призналась Оксана. - Я хочу сходить с тобой на свидание. Если, конечно, предложение еще в силе, - тут же торопливо добавила она, прикусив губу.
   - Конечно, в силе, - хмыкнул Костя. - Неужели ты думаешь, я откажусь от такого шанса? Нет, если ты рассчитывала на это.
   - Нет, не рассчитывала, - улыбнулась Оксана.
   - Когда тебе удобно?
   - Давай в следующую субботу?
   Светлана Павловна к тому моменту уже вернется в город и сможет провести дополнительный вечер с Надей.
   - Хорошо. Я заберу тебя из дома в восемь. Идет?
   - Да.
   - Хорошо. Тогда до субботы?
   - Пока, - тихо попрощалась Оксана.
   На лице молодой женщины тут же расцвела счастливая, почти детская улыбка, глаза радостно загорелись, моментально преображая грусть в предвкушение и азарт. Весь оставшийся день Оксана была довольна, счастлива и улыбчива. Ее хорошее настроение тут же передалось дочери, и они обе провели замечательный день вместе.
   Но уже на следующий девушку начали одолевать сомнения в правильности ее решения. Но оно уже принято, осталось лишь дождаться результатов.
   Всю неделю Оксана то довольно улыбалась, то задумчиво прикусывая губу и размышляя. Она не могла просто отбросить все в сторону и расслабиться. Приятное предвкушение и некоторое волнение и тревога не давали ей это сделать. В среду она уже вышла на работу, но даже шумный офис и нудные бумаги плохо отвлекали. И к субботе молодая женщина была издергана сверх меры. А потом еще перед ней встал нелегкий для каждой женщины вопрос - что надеть. Это было глупо для тридцатилетней девушки, но так и было. Она не знала, куда они пойдут с Костей, и какой наряд будет соответствовать выбранному им месту. Звонить и спрашивать было глупо. Поэтому свой выбор Оксана остановила на классическом строгом платье. Да и выбора-то особо не было: ее гардероб не предполагал частых мероприятий, а тем более романтических свиданий. Все ее наряды были скорее деловыми, чем повседневными и раскованными: деловые костюмы разных цветов, но неизменно с классической юбкой до колена или прямыми брюками, несколько весьма скромных платьев с чопорной длиной и вырезами. Все было лаконичным, для любой ситуации и случая. Но не для романтики однозначно. И лишь выбранное платье хоть сколько-то соответствовало случаю. Светло-шоколадного мягкого оттенка, облегающее ее фигуру до колен, рукавом три четверти и высоким вырезом. Особых украшений у Оксаны тоже не было, поэтому на ней были только золотые серьги и тонкий браслет-пластина. Волосы она подняла наверх, открывая красивую тонкую шею и ключицы.
   Глядя на себя в зеркало, девушка осталась довольна. Она не выглядела так, будто лихорадочно собиралась целый день на свидание, все было в ее стиле - просто и изящно. Но при этом она выглядела не так, как обычно. Возможно, виной тому ярко сверкающие довольные глаза с ноткой неуверенности в них. А может покрасневшие от нервных покусываний губы. А может все вместе.
   - Вы замечательно выглядите, - с улыбкой произнесла Светлана Павловна, когда Оксана стояла в прихожей и еще раз критически оглядывала себя с ног до головы.
   - Правда? - по-детски неуверенно спросила девушка.
   - Ваш мужчина будет очарован.
   Оксана невольно покраснела как девочка при этом упоминании. Ей пришлось рассказать няне, куда она идет, чтобы у той была причина побыть с ребенком в ее законный выходной. Пожилая женщина тут же согласилась без всяких возражений, при этом так явно была рада за Оксану, что той стало ярко-приятно от такого отношения к себе. Еще женщина ясно дала понять, что с подобными просьбами к ней можно обращаться всегда и безоговорочно ждать согласия. И даже намекнула, что может остаться на ночь. От этого молодая женщина покраснела как свекла, чем заставила Светлану Павловну довольно рассмеяться. И сейчас она провожала свою хозяйку у дверей.
   - Вы не переживайте не торопитесь домой. Я сегодня останусь на ночь, так что можете хорошенько отдохнуть.
   Такая практика была у них редко, только в случае экстренных ситуаций, когда Оксане приходилось засиживаться на работе, и чтобы пожилая женщина не шла домой в опасное время суток, Оксана предложила ей оставаться на ночь. Это было удобно для обеих, да и не стеснительно в принципе.
   - Спасибо большое, что согласились.
   - Ой, ерунда. Я даже рада: что мне одной делать дома в выходной, - отмахнулась няня с улыбкой на лице.
   - Хорошо, - с облегчением выдохнула Оксана. - Если что, звоните обязательно.
   - Не волнуйтесь, все будет в порядке.
   - Спокойной ночи, - попрощалась молодая женщина и, надев пальто, вышла из квартиры.
   Костя уже ждал ее перед домом в машине, а она все так и стояла на лестничной площадке, нерешительно топчась на месте. И снова чувствовала себя девочкой, которая впервые идет на свидание. Глупо. Решительно сделав вдох, Оксана шагнула в лифт и нажала кнопку первого этажа.
  
  
   Гава 4
  
  
   Как только девушка появилась на крыльце, Костя вышел из машины и открыл перед ней пассажирскую дверь.
   - Привет, - поздоровался мужчина, улыбаясь нежно и довольно.
   Его взгляд скользнул по ней и заискрился от того, что ему понравилось, как она выглядит. Оксана заметила это и чуть смутилась от подобной откровенности в его взоре - давно на нее так никто не смотрел. Или она этого не замечала.
   - Куда мы едем? - спросила девушка, когда ее спутник завел авто.
   - В театр. У меня есть билеты на замечательный спектакль. Тебе понравится.
   - Я сто лет не была в театре, - улыбнулась ему Оксана. - Как, впрочем, и на балете, и в опере. Да и просто в кино, - хмыкнул под конец она.
   - Сто лет это много, - бросив на нее взгляд, произнес Костя, тут же возвращая все свое внимание дороге. - У тебя нет на это времени?
   - В том числе. А еще спутника и настроения как такового, - честно ответила девушка.
   - Сейчас настроение есть? И как тебе спутник? - улыбнулся мужчина.
   - Все замечательно. Спасибо.
   - Пока не за что.
   Они приехали в театр как раз к началу спектакля. Оставили одежду в гардеробе и поднялись на балкон.
   - Так много людей, - оглядываясь по сторонам, заметила девушка. - Когда театр вновь вернул себе популярность?
   - Большинство людей ходят сюда лишь потому, что модно. Шанс показать себя, свои деньги, достижения, похвастаться новой любовницей или победой. Это скорее светское мероприятие, нежели культурное. Еще один способ выпендриться, - хмыкнул Костя, заставив девушку усмехнуться.
   Он не говорил это зло, или с пафосом, только так, как думал. И ему, наверно, было видней. Костя был фотографом, хорошим и востребованным. Модным в том числе. Он часто посещал светские мероприятия, звездные тусовки, по долгу службы так сказать. И был знаком с этим миром куда лучше, чем сама Оксана. Но при этом он не был его частью, лишь сторонним наблюдателем. Это позволяло ему оставаться естественным, что, несомненно, очень нравилось Оксане.
   По мере того, как они шли к своему балкону, где были их места, с Костей время от времени здоровались и пытались втянуть в беседу. Но все свое внимание мужчина уделял лишь своей спутнице, игнорирую знакомых. Он крепко держал Оксану за руку, одновременно стараясь ее не потерять в толпе и высказывая тем самым свои предпочтения в компании.
   - Тебе здесь не нравится? - заметив, что Оксана несколько растерянно смотрит по сторонам, с тревогой спросил Костя.
   - Нет, что ты, - улыбнулась девушка. - Просто я немного потерялась в этой толпе.
   - Пойдем, - ободряюще сжав ее руку в своей, сказал мягко мужчина и повел ее за собой.
   Они зашли на балкон и заняли свои места. Взгляд девушки тут же приковался к сцене, а в глазах загорелось нетерпение. А когда начался спектакль, оно превратилось в восторг. Она наблюдала за происходящим на сцене, почти не дыша, каждая ее эмоция тут же появлялась ни лице. Мимика Оксаны была живой и яркой, открытой. И Костя глаз не мог оторвать от этой женщины. Все время, что она смотрела на сцену, он смотрел на нее, даже не видел, что творится там внизу, кто играет и что вообще за спектакль. Самое интересное для него сидело рядом, и так восторженно и воодушевленно смотрело на сцену. Оксана даже не заметила, что ее так пристально разглядывают, не заметила, как рука оказалась в сильной ладони. Все ее внимание было сосредоточено исключительно на сцене и игре актеров. А когда спектакль закончился, ее глаза так и продолжали гореть от восторга и радости. И смотреть в них было удовольствием. Костя был счастлив, что заставил Оксану стать такой... живой что ли. И всю дорогу до ресторана, куда они потом поехали и часть ужина, он наблюдал и слушал восторженные высказывания спутницы, не перебивая ее и не мешая, наслаждаясь тем, какой она сейчас была.
   - Господи, я тебе наверно всю голову забила, - через время заметила Оксана, когда восторг чуть спал.
   - Нет, что ты, - честно покачал головой мужчина и улыбнулся. - Мне нравится твоя радость и довольство. Я еще ни разу не видел тебя такой.
   Оксана чуть смутила и застенчиво улыбнулась.
   - Я наверно кажусь тебе какой-то дикой - так радоваться из-за обычного похода в театр, - со смешком заметила девушка, делая глоток вина из бокала.
   - Ты кажешься мне прекрасной. И я готов водить тебя в театр каждый день, если буду видеть тебя после вот именно такой. Мне нравится твоя непосредственность и честность, открытость и расслабленность. Такое чувство, что ты готова взлететь от той эйфории, что охватила тебя.
   - Спасибо тебе, - искренне поблагодарила его Оксана. - За вечер и за эти слова. Я не жалею, что согласилась встретиться с тобой.
   - Хорошо, значит, ты не откажешься со мной еще немного погулять по набережной после ужина, - довольно и чуть хитро улыбаясь, рассмеялся Костя.
   Оксана улыбнулась ему и опустила глаза в тарелку.
   Дальнейшее продолжение ужина прошло в совместной беседе. Играла приятная музыка, расслабляя слух. И неожиданно Костя спросил:
   - Хочешь потанцевать?
   - Что? - несколько растерялась девушка. - Никто ведь не танцует.
   - Значит, мы подадим пример, - улыбнулся мужчина, вставая из-за стола и протягивая ей руку.
   Она секунду замешкалась, но вложила свои пальцы в его руку. Выведя партнершу на свободное пространство в середине зала, Костя мягко привлек ее в свои объятья и закружил в тихом танце. Музыка была прекрасна, и парой они были красивой. И если бы все их внимание не было сосредоточенно исключительно друг на друге, то они заметили бы, как на них смотрят: с улыбкой, одобрением, даже восхищением. Они были красивой и гармоничной парой. Костя был на полголовы выше Оксаны, намного шире в плечах, под строгим костюмом угадывалось отлично сложенное спортивное тело. Темные волосы молодого мужчины приятного контрастировали с достаточно светлой кожей, губы изогнуты нежной улыбкой, а добрые глаза светятся каплей счастья и радости. И рядом с ним Оксана казалась хрупкой, нежной, ранимой. Ее робкая, но довольная улыбка в сочетании с блестящими глазами делали ее завораживающей. Тонкая талия под большой рукой мужчины казалась еще меньше. Прядки волос едва касались тонкой красивой шеи, притягивая к ней взгляд. И их увлечение друг другом было весьма сильно заметно всем, кроме них самих. Но и это создавало особый шарм их пары.
   После ужина Костя и Оксана вышли из ресторана и неторопливо направились в сторону набережной. Было уже достаточно поздно, людей почти не было, а те, что встречались им на пути, быстро пропадали из виду, спеша домой и по своим делам. Было холодно, но мягкий свет от фонарей и витрин немного скрашивал это ощущение. А горячая рука мужчины, сжимающая ладонь девушки, заставляла забывать о холоде и промозглости.
   Они дошли до набережной и пошли вдоль реки, так и держась за руки и ведя неспешную беседу. Сейчас Оксана ни капли не жалела, что согласилась на это свидание. Она замечательно провела время в компании Кости, здорово отвлеклась и даже плохое в последние пару дней настроение не оставило после себя и следа.
   На несколько минут образовалась тишина. Оксана шла, глядя на темную воду и чувствуя тепло руки спутника, и вяло думала о сегодняшнем дне, о каких-то мелочах, о работе. И даже не заметила, как внимательно Костя смотрит на нее. А внимание обратила, только когда он остановился на месте, удержав ее за руку.
   - Извини, я задумалась, - обернувшись к нему лицом, улыбнулась девушка.
   Она поежилась под дуновением холодного ветра и свободной рукой сильней сжала горловину пальто. Они остановились в пятне света от фонаря, стоя друг напротив друга на очень близком расстоянии. В этом была какая-то интимность, море романтики и стереотипности. Но обоим было наплевать. Костя смотрел на красивое лицо девушки и в ее глаза, касаясь кончиками пальцев свободной руки ее щеки и скулы, на которых даже в сумерках можно было заметить румянец. Но она не отодвигалась, не делала шаг назад, как тогда, в прошлый раз, когда он хотел ее поцеловать. Они лишь прикрыла веки и отдалась его губам. Поцелуй был мягким, нежным и легким. Только губы и горячие дыхания касались друг друга. Но даже от такой малости по телу девушки прошла легкая дрожь, пальцы уцепились за пальто на плечах мужчины, и дыхание стало прерывистым.
   Костя отодвинулся от лица Оксаны и взглянул в ее глаза, радуясь тому, что она не испугана, не жалеет и не убежит прямо сейчас. Несмело на ее губах появилась улыбка, которую он тут же вновь смял своими губами. Оксана ахнула от того, как резко изменилось его прикосновение. Теперь он был напорист, требователен и бескомпромиссен. Горячий язык коснулся ее губ, заставляя их раскрыться, и скользнул вглубь рта, делая поцелуй откровенным. Теперь в нем не было нежности. Только желание. И девушка отвечала так же страстно и жадно, потерявшись в ощущениях и забыв о страхах и мотивах.
   - Поехали ко мне, - дыша так же неглубоко и часто, как и Оксана, произнес мужчина.
   Его руки сжимали ее талию, а горящие глаза смотрели на нее в ожидании ответа. Он не принуждал, не просил. Он спрашивал, и очень хотел услышать ее "да". А Оксана с трудом пыталась привести мысли в порядок. Она знала, зачем он ее зовет - не маленькая. Знала, чего хочет, и понимала, что сама хочет того же. И это было безумием - согласиться. Она понимала, что возможно это не приведет ни к чему хорошему. Она сомневалась в правильности своего согласия. Но именно сейчас, сегодня, хотелось сказать "да". Она так устала быть одна, так устала быть сильной и правильной, устала бояться и опасаться. Устала от серости и однообразности жизни, осознавая, что еще немного - и она просто превратится в тень самой себя. И чтобы подобное не случилось, ей нужна такая малость, как эта глупость. Она имеет на нее право, ведь это такая мелочь, всего одна ночь. И так хочется почувствовать себя желанной, красивой - она ведь женщина! Укрыться в сильных руках, забыть на мгновение о том, что творится в ее жизни, с чем она сталкивается каждый день.
   Она согласилась. Когда подалась вперед и сама прижалась к его губам. Костя улыбнулся сквозь поцелуй и, вновь взяв ее за руку, повел за собой. Они вернулись к ресторану, где осталась его машина, и сели в авто. Всю дорогу к его дому, Оксана старательно гнала от себя любые сомнения, страхи и трезвые мысли. Не время было отступать, раз уж она решилась. Но легкое волнение все равно присутствовало. Она уже давно не была с мужчиной, сомневалась в себе и своей внешности и привлекательности, ведь она уже не девочка. И этот страх разочаровать заставлял ее смущаться и стесняться себя. Что если она не понравиться Косте? Если вдруг увидит в его глазах разочарование собой? Если он элементарно не захочет ее? И пусть это было глупо, эти мысли все равно ее тревожили. Она здраво понимала, что нравится этому мужчине - одни его поцелуи и взгляд явно об этом говорили. Но наверно это присуще всем девушкам - боязнь быть отвергнутой.
   - Ты волнуешься, - с необидным смешком заметил Костя, уже пару минут наблюдающий за Оксаной.
   - Это так заметно? - хмыкнула девушка, не отрывая взгляда от скользящей под шинами авто дороги.
   - Мне - да, - ответил мужчина, переплетя пальцы свободной руки с ее ладошкой, лежащей на колене. - Ты передумала?
   - Нет, я просто боюсь, - честно призналась Оксана с усмешкой над самой собой. - Глупо, да? Но у меня уже давно никого не было, я не уверена в себе и своей внешности. И боюсь не понравиться.
   Она говорила честно, потому что знала, что над ней не посмеются, что Костя ее поймет. И еще потому, что это казалось правильным - говорить об этом.
   - Это не глупо, - покачал головой мужчина. - И мне нравится, что ты об этом говоришь. Не сомневайся в себе и в том, что ты мне нравишься. Я хочу тебя. Хочу твое тело. Мне не может не понравиться, - откровенностью за откровенность ответил он.
   Оксана бросила на него короткий взгляд и снова отвернулась, пряча легкую довольную улыбку, польстившую ей. Его слова ее немного успокоили, но появилась дрожь другого характера - предвкушения.
   Косте нравилось то, какой откровенной была Оксана. Нравилось, что она не скрывала своей жизни, не пыталась предстать перед ним более искушенной. И безумно нравилось, что у нее давно никого не было. Это не столько льстило, сколько заводило. Возбуждала мысль, что именно он будет управлять ее телом, будет заново учить его любить. Почему заново? Да потому что он был уверен, что у нее никого не было с тех самых пор, как она родила, и муж оставил ее. Это не в ее характере, не в ее стиле поведения. Он, наверняка, единственный, кто за последнее время смог расшевелить ее. И он был безумно этому рад.
   Больше они не разговаривали до самого его дома. В лифте тоже стояла тишина. Оксана все время прятала глаза, что Костя замечал, время от времени бросая на нее взгляд. Даже один раз промелькнуло такое развитие сюжета, как ее бегство: она каким-то странным взглядом посмотрела на лестницу вниз, когда они вышли из лифта и стояли перед его квартирой, словно размышляя о том, не начать ли спуск вниз. Тогда Костя просто снова взял ее за руку, чтобы не дать этого сделать. Он быстро открыл дверь и подтолкнул гостью внутрь. Зажег свет и помог снять Оксане пальто.
   Девушка прошла внутрь, осматривая квартиру. Большая, просторная и светлая. На белых стенах висят фотографии - работы самого Кости. На них люди, дети, природа, чувства и эмоции. Сейчас Оксана впервые увидела творчество мужчины. И оно ей понравилось.
   - Ты талантливый фотограф, - заметила с улыбкой молодая женщина, когда Костя встал рядом с ней возле одной из фотографий.
   - Я люблю свою работу, - пожал плечами мужчина, так же рассматривая свое фото. - Я всегда хотел быть тем, кто сможет сохранить в памяти людей особо дорогие им моменты. И фотография - одно из них.
   - Кто они? - спросила девушка, окидывая взглядом каждый потрет в этой комнате.
   - Просто люди. Я не знаю их имен. Мне нравится то, какие они здесь: счастливые, довольные, грустные, гневные. Зачастую все они сняты в естественных условиях, не в студии. Я часто брожу по улицам и снимаю все, что приглянется. А из всего что получилось, оставляю лишь пару фотографий, если вообще оставляю, - усмехнулся Костя.
   - Многие не воспринимают фотографию как творчество. Но думаю, что видя твои работы, люди меняют свое мнение, - искренне произнесла Оксана.
   - Спасибо, - улыбнулся ей мужчина.
   Девушка улыбнулась в ответ и шагнула к следующей фотографии, но Костя мягко взял ее за руку и повернул лицом к себе.
   - У меня очень много работ, мы можем рассматривать их до утра.
   - Это мой способ отсрочить неизбежное, - чуть нервно улыбнулась Оксана, пряча взгляд.
   - Я не хочу тебя принуждать, - возразил тихо Костя, поглаживая ее щеку и заставляя поднять к себе лицо. - Если ты не хочешь...
   - Хочу, - перебила девушка, - просто...
   Костя не дал ей договорить, мягко накрывая ее губы своими, а руками обвивая талию и прижимая к себе всем телом. Они могли бы еще долго ходить вокруг да около, отчего Оксана еще больше путалась бы в своих словах и желаниях. Главное, что она хотела быть здесь, с ним, остальное - ерунда и глупые страхи.
   Поцелуй медленно перерастал в более глубокий, напористый и яростный. Руки мужчины все крепче сжимали податливое тело, а сама Оксана покорно льнула к нему и отвечала на ласку. В голове еще бродили остатки мыслей, волнение и страх, но постепенно сходили на "нет", заменяясь более насущными - томлением, желанием, возбуждением. Костя оторвался от сладких губ и легко подхватил Оксану на руки, направляясь в спальню. Девушка, обхватила его рукой за плечи, а второй стала расстегивать пуговицы на рубашке, лишь бы не смотреть ему в глаза.
   В спальне Костя мягко опустил ее на кровать и стянул с плеч пиджак, не отводя взгляда от Оксаны. Он вновь склонился над ней, нависая и заставляя лечь полностью, и снова поцеловал. Рука скользнула под спину и выгнула ее тело в пояснице, чтобы быть ближе и показать свое желание. Почти нехотя, мужчина оторвался от мягких губ и скользнул ниже по подбородку, щекам и к шее. Оксана млела под его прикосновениями и ненавязчивыми поглаживаниями сильной ладони по бедру, спускающейся все ниже по ноге к подолу платья. Но это было так приятно, что даже прежний страх и неловкость исчезли. Ее тело так давно не получало ничего подобного, истосковалось по ласкам и мужчине. Поэтому Оксана просто решительно отбросила все сомнения и отдалась тому, что происходило сейчас между ними. Ее пальцы продолжили расстегивать рубашку, а потом всей ладошкой она прошлась по горячей коже на крепком теле любовника, наслаждаясь им в полной мере. Костя встал на колени и скинул сорочку с плеч, глядя на нее сверкающими горящими глазами. Она же смотрела на него с наслаждением и ожиданием. Мужчина заставил Оксану повторить свою позу и снова поцеловал, заводя руки ей за спину и расстегивая молнию платья. Девушка повела плечами, помогая стягивать его, а со стройных ног он его буквально сорвал, желая как можно быстрей обнажить ее и посмотреть.
   На Оксане были телесного цвета чулки и такое же белье с темным узором. На ее бледной коже это смотрелось почти вызывающе. И невероятно возбуждающе. Тело девушки было прекрасным: полная грудь, тонкая талия и округлые бедра. Волосы высыпались из прически и рассыпались по подушке. Глаза Оксаны затянуты поволокой с ноткой волнения, губа прикушена, а на щеках неизменный румянец.
   - Ты прекрасна, - тихо произнес Костя, заворожено разглядывая девушку.
   Казалось, что от комплемента Оксана смутилась еще больше, она подалась вперед и притянула его в свои объятья, пряча тело от горячего взгляда. На это Костя лишь рассмеялся, накрывая губы жарким поцелуем. Его ладони смело заскользили по телу женщины, лаская и будоража, а губы становились все напористей. Они скользили по лицу, по шее, оставляя красные следы на тонкой коже. Пальцами он подцепил бретельку лифа и мягко стянул ее с плеча, тут же покрывая его множеством невесомых поцелуев. Так же он поступил и со второй. А потом просто избавился от преграды к мягкой плоти. Оксана глубоко дышала, млея и постанывая от его ласк и прикосновений. Ее колени уже давно сжимали его талию, побуждая к дальнейшим действиям, но он лишь усмехался, не торопясь и наслаждаясь каждой секундой. Девушка никогда не ожидала от себя подобной темпераментности. То ли дело было в долгом отсутствии близости с мужчиной, то ли в самом Косте, но она уже почти изнывала. Губы мужчина скользнули к едва округлому животику, а пальцы потянули вниз белье. Он бросил на не лукавый взгляд и резко опустился еще ниже. Оксана выгнулась и тихо простонала от нежности и интимности его прикосновения к самому сокровенному. Пальцы запутались в его темных волосах, то ли отталкивая, то ли притягивая ближе. Крепкими руками Костя удерживал ее бедра, лаская влажную плоть и наслаждаясь сладкими стонами и вкусом. И остановился, лишь почувствовав, что партнерша на грани. За полминуты он избавился от остатков своей одежды, вновь нависая над телом Оксаны. Поцелуй был жадным, глубоким и властным. Рука мужчины крепко удерживала прелестную головку за волосы, пока язык напористо завоевывал территорию. Девушка лишь стонала в его губы, потираясь своим телом о его, желая получить больше.
   Костя оторвался от припухших губ Оксаны и потянулся к тумбочке за презервативом. Девушка мутными глазами следила за его действиями, сжимая в ладонях простынь и учащенно дыша. Еще один поцелуй был мягким и медленным, как и его проникновение в ее влажное лоно. Оба тихо простонали от яркости и упоительности этого ощущения. Оксана сильно сжимала его своими внутренними мышцами глубоко в себе и наслаждалась этим ощущением наполненности и восторга. А мужчина просто смотрел на нее и запоминал ее такой: живой, прекрасной, желающей и своей. Она прижималась к нему каждым соблазнительным изгибом своего тела, горячо дышала в его губы и тихонько шептала "еще".
   Хотелось сорваться на бешеный ритм, вбиваться в ее тело, заставлять ее кричать. Но Костя сдерживал эти желания, оставляя их на потом. Сейчас он хотел подарить ей только нежность, только ласку и внимание. Для страсти и дикости еще вся ночь впереди. Он мягко толкнулся внутрь, потом еще раз. Его глаза не сводили взгляда с малейших изменений на красивом лице Оксаны, ловя каждую эмоцию. Плевать было на собственные желания и потребности. Сейчас только она одна была важна для него, ее удовольствие.
   Впервые за долгое время Оксана чувствовала себя живой. Живой и желанной. Костя был невероятно нежен, осторожен и внимателен. Он двигался мягко, неспешно, и оттого мучительно медленно подводя ее к грани, которую так хотелось поймать. Его дыхание опаляло то ее губы, то шею, потом грудь. А руки были везде. Он выгибал ее навстречу каждому своему толчку, заставляя стонать и извиваться, просить о большем. Она совершенно забыла о стыде или смущении. Такой она не была уже очень давно, и оттого так сладко сейчас это было - отпустить себя.
   Костя был в восторге от того, как отдавалась Оксана - целиком, полностью, без стеснения и смущения. Сейчас он ее видел такой, какой еще никогда прежде - открытой, смелой, требовательной и напористой. И такая она ему нравилась не меньше чем та другая - нежная, тихая и спокойная. И этот контраст сводил с ума. А еще ее стоны и просьбы. Поэтому под конец он все же сорвался, забыл о намерении быть сдержанным: движения стали сильными, резкими и быстрыми. Собственное тело требовало разрядки, и он шел к ней, сминая под собой податливое тело Оксаны. Губы снова были настойчивыми, а руки сжимали почти до боли. Но им обоим это было нужно.
   Уже приходя в себя после фантастического финала, Костя укорил себя за несдержанность. Но довольное, светящееся лицо любовницы тут же его успокоило. Да и какая сдержанность, когда сама Оксана так громко стонет и просит "еще", так крепко обнимает и сладко целует.
   Мужчина мягко прижимал к себе девушку, водя пальцами по ее влажной коже на спине, и ощущая ее дыхание у себя на груди. И этот момент был таким приятным, таким сладким, что расставаться с ним не хотелось совершенно. Хотелось вечно держать в руках эту женщину и тихо шептать ей на ухо "моя". Но позволит ли она подобное? Он очень сомневался.
   Костя отбросил все нелепые и такие ненужные сейчас мысли в сторону и сосредоточился исключительно на Оксане. Девушка уже почти уснула в его объятьях, но не такие планы у него были на сегодняшнюю ночь. Оксана, как оказалось, ничего не имела против его планов. Она и не подозревала, что этот мужчина может быть таким разным: и нежным, и требовательным, и даже жестким. В один миг его губы едва касались ее лица, а в другой уже яростно терзали нежную грудь. Руки были то едва ощутимы на теле, то жестко сжимали в своих тисках. И любовь его была такой же разной. Но неизменно в его глазах светилась нежность и забота о ее удовольствии.
   К утру оба были выжаты как лимон, а тело Оксаны еще и пело от восторга и приятной усталости и томления. Костя оказался неутомимым любовником. Он не отпускал ее от себя всю ночь, раз за разом показывая, как она желанна и прекрасна. Его слова, взгляды, прикосновения - все говорило о его восхищении ею. И это было так приятно, так восторженно, что не описать словами. И сейчас девушка совершенно не жалела, что позволила себе слабость быть с ним сегодня ночью. И даже, наверно, уже слабостью это не считала.
   Но все когда-нибудь заканчивается, и ночь тоже подошла к концу. Перед самым рассветом Костя уснул, а Оксана тихонько выползла из постели, и через десять минут покинула его квартиру. Она хотела избежать утренней неловкости, возможного разговора о том, что будет дальше. Ей еще нужно было подумать над этим. И она надеялась, что Костя ее поймет и не обидится.
  
  
   Весь следующий день то и дело на лице девушки появлялась довольная, загадочная улыбка. Она буквально светилась изнутри. Светлана Павловна не стала ничего говорить по этому поводу, чтобы не смущать молодую женщину, но украдкой улыбалась, наблюдая за некоторой рассеянностью хозяйки. Отличное настроение даже не испортила еще одна прогулка с дочерью на площадке. Погода была отменной, кругом было много детей и их родителей, но ни один взгляд в этот день не показался девушке враждебным или опасающимся. И от этого становилось легче на душе. Как оказывается ей мало нужно для того, чтобы не обратить внимание на окружающих - всего-то одна ночь в объятьях мужчины. Точнее - в объятьях Кости. Именно этот мужчина умел ее отвлекать, давая при этом чувство защищенности и надежности. А ведь он ничего ей не обещал, не сулил. Но понимал, не давил, терпел. Он был замечательным. Вот только сомнения на его, а вернее на их счет, по-прежнему терзали душу девушки. Имела ли она право показывать ему свою жизнь, намекая тем самым на его возможную ответственность? А если он согласиться взять эту ответственность, а потом просто испугается или ему надоест? Что тогда будет с ней? С Надей? Она всем сердцем хотела бы рискнуть, но боялась. Возможно, ей нужно время, чтобы что-то решить и сделать выбор. Вопрос в том, сможет ли Костя после сегодняшней ночи и дальше ей уступать и не давить? И как он отнесся к тому, что она сбежала утром? Того ли он ждал от нее?
   Тысяча вопросов снова заволокла сознание Оксаны, но радости и счастья это не поубавило. Даже маленькая Надя заметила, как изменилась мама, и оттого сама была весела и довольна.
  
  
   Гава 5
  
  
   Костя не стал звонить девушке ни в воскресенье, ни на следующий день. Вместо этого он встретил ее после работы. С той же улыбкой и легким поцелуем в щеку. Оксана была рада его видеть, но несколько смущена после всего. Мужчина заметил это и лишь по-доброму рассмеялся.
   - Извини, - покачала головой Оксана. - Я просто не знаю, как себя вести.
   - Как обычно. Не случилось ничего из ряда вон выходящего. Секс не повод для смущения.
   - Для тебя - возможно. А я не привыкла к подобному.
   - И мне это нравится, - нежно улыбнулся Костя, глядя на нее.
   - Ты не обижен, что я сбежала? - не могла не спросить Оксана.
   - Нет. Но в следующий раз просто разбуди и скажи "пока". Этого будет достаточно.
   - В следующий раз?
   - Не думаю, что для тебя в порядке вещей секс на одну ночь. Значит, будет еще, - хмыкнул мужчина.
   - Я не уверена, что мы одинаково понимаем то, что между нами происходит.
   Было необходимо поговорить на эту тему, поставить все точки над "i". Лучше сразу все выяснить и не мучить себя.
   - Между нами завязывается роман, - пожал плечами мужчина.
   - Что для тебя роман? Для меня это серьезные доверительные отношения. А я...
   - Ты боишься мне довериться, - кивнул Костя, серьезно глядя на нее. - Я не хочу на тебя давить, не хочу заставлять. Я знаю, что у тебя есть нечто, что ты пока не готова мне показать и открыть. И я буду ждать, буду добиваться твоего доверия.
   - Это слишком громкие слова. Ты не знаешь всего.
   - Да, не знаю. Но я знаю, что ты мне нравишься. И даже больше. Я не буду ничего тебе обещать, не буду вешать лапшу на уши. Я буду довольствоваться тем, что ты готова мне дать. Я терпеливый, и я обязательно дождусь, когда ты уверишься в том, что я тот, от кого тебе не нужно что-то прятать.
   - Я не могу просить от тебя подобного. Это как-то слишком односторонне. Я не могу знать, чем все это обернется.
   - Это обернется тем, чего захотим мы оба, - мягко возразил Костя, беря ее за руку и целуя пальчики. - Просто не закрывайся от меня сейчас, не избегай из-за нелепой неловкости.
   Все это было не пустыми словами. Костя не знал, чего так боится Оксана, почему скрывает от него такие важные факты, как наличие дочери. Но наделся, что рано или поздно она скажет ему, в чем дело. Он готов был ждать, чтобы узнать правду и понять ее. Да, возможно кому-то другому это казалось бы странным и нелепым. Но он готов был дать Оксане возможность быть странной и нелепой. Она была ему симпатична. О любви речи пока не шло, но влюбленность уже была. И с ее стороны тоже. Нужно лишь дать ей понять, что она может себе это позволить. Она так зажата, так боится отношений, так страшится откровенности. Все мы разные, и Оксана такая. И он готов принять ее такой. Ведь однажды она все равно устанет и откроет ему свое сердце и его страхи.
   Оксана очень желала того, что предлагал сейчас Костя - легкости, необязательности, необременительности. Но не обернется ли это для него самого же чем-то, что его разочарует? Сможет ли она однажды рискнуть, чтобы дать ему шанс? Не уйдет ли он от нее потом слишком разочарованным и убитым? Она очень хорошо знала, что значит довериться, понадеяться, а в итоге не получить поддержки.
   - Хорошо, давай попробуем, - решительно ответила Оксана, пока не передумала.
   Костя в ответ лишь улыбнулся и, взяв ее за руку, повел гулять.
  
  
   Роман Оксаны и Кости не был похож на отношения в привычном понимании этого слова. Они общались, они встречались много гуляли, занимались сексом у него на квартире. И обоих это устраивало. До поры до времени. Костя не давил, но видел, что девушка даже не думает о том, чтобы что-то ему рассказать. Он не сказал ей об этом, не упрекнул. Он просто стал ей еще ближе. Он раскрывал перед ней свое сердце и душу, ожидая того же в ответ. Делал какие-то намеки и подсказки, вызывал на откровенные разговоры. Но ничего не получалось. Оксана понимала все его намеки как угодно, но не так, как рассчитывал мужчина. Он не мог спросить в лоб, чтобы не нарушить договоренность и не испугать девушку. Ангелина продолжала ему советовать подобжать и потерпеть. Их общая подруга была рада за них обоих, но не уверена в хорошем исходе этих отношений.
   - Я очень хорошо тебя знаю, знаю твой характер, но даже это не дает гарантии тому, как ты поведешь себя в ситуации с Оксаной, - говорила девушка. - А она не знает этого тем более.
   Костя уже совершенно запутался в том, что от него прячут. Это выедало мозг, но идти на откровенный разговор со своей девушкой был не готов. Как он скажет Оксане о том, что она сама должна ему сказать - о Наде? Он пробовал по-разному задеваться эту тему, но старался делать это ненавязчиво. И либо у него плохо получалось, и Оксана его не понимала в такие моменты, либо упорно строила из себя глупышку.
   А Оксана просто воспринимала подобные намеки лишь как его интерес. Такие вопросы он мог задавать кому-либо другому. Они не носили личного характера, и девушка старалась отвечать на них подобным же образом - обобщенно. Она не подозревала о том, что ее любовник в курсе ее семьи и личных дел. И старательно гнала мысли о том, что рано или поздно придется впустить его в свои загадки и тайны, ведь без доверия никаких отношений не может быть, даже таких легких и простых, как у них. Рано или поздно, это все равно зайдет дальше, чем она того хочет.
  
  
   - Какие у тебя планы на завтра?
   Костя позвонил Оксане на работу в пятницу в обед и задал этот вопрос.
   - Никаких, - улыбнулась в трубку молодая женщина.
   - Я бы провел время с тобой, но у меня нарисовалась работа. Не хочешь составить мне компанию?
   - Я не помешаю? - чуть удивившись, спросила Оксана.
   - Нет. Там не будет ничего серьезного, просто мне хотелось бы показать тебе место, куда я поеду. Так как?
   - Хорошо. Во сколько?
   - Я заеду за тобой с утра, часов в девять, подойдет?
   - Да.
   - Отлично, - в голосе мужчины слышалась улыбка. - До завтра, милая.
   В указанное время Оксана уже ждала Костю у своего дома, зябко поеживаясь от холодного ветра и колючего снега. Была уже середина декабря, морозы крепчали, и с каждым разом прогулки с любовником становились все короче и реже. Оксана даже не замечала, как они ей дороги, пока они почти не ушли на убыль. Нет, они виделись все так же часто, но это было либо в каком-то ресторане, либо у Кости дома. Они так же много общались, но была своя изюминка в гулянии по набережной, держась за руку. И от того каждая незапланированная встреча с мужчиной казалась ярче и приятней.
   - Куда мы едем? - улыбнулась Оксана, после того как села в машину и получила мягкое касание губ Кости к своим.
   - Это будет сюрприз. Надеюсь, приятный. Место необычное.
   - Ты часто там работаешь?
   - Достаточно. Это даже скорее не работа. Что-то между порывом сердца и увлечением. А еще подобное занятие приносит мне радость.
   - Сколько всего, - хмыкнула девушка.
   К месту назначения они прибыли через сорок минут. Большая территория, по ней разбросаны корпуса и хозяйственные постройки. Оксана вышла из машины, бросив вопросительный взгляд на Костю, но ничего не спросила. Их пропустил за ворота пожилой мужчина-сторож, радостно поприветствовавший фотографа. Они перекинулись с ним парой слов, и гости прошли к главному зданию.
   Едва войдя вглубь здания, Оксана поняла, куда они приехали. Она удивленно с улыбкой посмотрела на Костю.
   - Приют?
   - Да. Это Дом малютки. Я бываю здесь время от времени.
   - Зачем? - с интересом рассматривая рисунки и фотографии детей на стенах, мимо которых они шли, поинтересовалась молодая женщина.
   - Чтобы снимать детей. Я делаю для них альбомы. Ну знаешь, чтобы у них было что вспомнить из детства. У каждого из нас есть стопка фотографий с интересными и яркими моментами. У них подобного нет, и не факт что когда-нибудь появится. И я пытаюсь это исправить, насколько в моих силах. Это естественно отличается от того, что имеет ребенок в полноценной семье, но, по крайней мере, у этих детей будет нечто большее, чем личное дело в серой папке.
   - Как давно ты этим занимаешься?
   - Уже лет пять. Это не единственный детский дом, где я бываю.
   - И ты делаешь это бесплатно, - скорее подтвердила, нежели спросила Оксана, с улыбкой глядя на него.
   - Нет, не бесплатно. Платой мне служат счастливые мордашки и улыбки на лицах малышей.
   - Ты любишь детей, - тихо произнесла девушка, внимательно глядя на него.
   И в этой фразе оба видели двойное дно.
   - Конечно. Кто их не любит. И не важно, что они не мои. Это дети, и они просто достойны любви, внимания и заботы.
   Костя говорил это не для того, чтобы вызвать в Оксане чувство доверия. Он действительно так думал и так жил. Но она просто должна это понять и заметить. Это не показуха, но без этого она не заметит того, что важно, для нее в первую очередь. Возможно, увидев его среди детей, заметив его отношение к ним, его искренность, она посчитает возможным рассказать ему о своей дочери. Возможно, это толкнет ее к тому, о чем она не задумывалась. Костя очень надеялся на это. Он хотел дать ей понять, что она может не бояться его отказа от нее, когда он "узнает" о дочери.
   Они прошли к директору Дома, который встретила их с радостью и улыбкой. Костя представил обеих женщин друг другу и, предупредив о том, где будет, отправился устанавливать оборудование. Так же он привез с собой несколько ярких костюмов и платьев для малышей, который оставлял приюту в подарок каждый раз. Директриса провела для Оксаны экскурсию, а потом девушка отправилась за Костей, чтобы помочь ему и познакомиться с детьми.
   Для фотосъемки выделили большую игровую. Воспитатели приводили детей маленьким группками. Оксана помогла им наряжаться, знакомилась с ними и общалась. В этом приюте были детки от года до десяти лет. И их было так много, что сердце разрывалось от того, что они все одиноки, что не нужны своим родителям. Для Оксаны было выше ее понимание, как можно оставить своего малыша в таком месте. Почти все дети были здоровы, умны и красивы. Так что же заставляет людей бросать их или вести образ жизни, при котором само государство забирает у них детей? Как можно не стараться и не быть сильным ради своего ребенка?
   Об этом было трудно думать, и молодая женщина предпочла сосредоточиться на позитивных моментах. Все ее внимание было сконцентрировано исключительно на детях, она даже забыла с кем приехала сюда. Но Костя не был обижен, ему нравилось наблюдать за Оксаной со стороны, нравилось смотреть, как она играет и веселится с малышами, как одевает их, что-то серьезно объясняя или задорно улыбаясь. Это была ее стихия, и ей это нравилось. Она была хорошей матерью, вне всякого сомнения.
   Когда наступило время обеда, Костю и Оксану пригласили в общую столовую. Там молодые люди уже вдвоем помогли воспитателям покормить детей и вытереть изгвазданные мордашки.
   - Я совсем о тебе забыла, - чуть виновато глядя на Костю, произнесла Оксана, нянча на руках круглолицего карапуза.
   - Глупости. Я для этого тебя сюда и привез - помогать. Тебе нравится здесь?
   - Очень. Они все такие... - Оксана даже словами не могла выразить, что хотела бы сказать.
   - Я понимаю, - улыбнулся Костя, мягко целуя ее в щеку. - Они чудесные, замечательные. Многое можно сказать о них.
   - Да, многое. Например, одинокие, - с ноткой грусти глядя на гомонящую ребятню, произнесла девушка.
   - Они еще будут счастливы. Каждый из них.
   - Да, наверно, - улыбнулась девушка. - Ты возьмешь меня еще раз с собой?
   - Обязательно, - перехватывая из ее рук ускользающего младенца, улыбнулся мужчина.
   - Господи, какие же они шустрые! Я уже и забыла...
   Оксана резко прервалась на полуслове. Костя сделал вид, что не заметил оговорки, но явно понял, что она хотела сказать: "я уже и забыла, что значит такой маленький ребенок". И это позволило ему сделать вывод, что он правильно поступил, когда позвал девушку с собой. Это заставит ее подумать о том, чтобы рассказать ему о своей дочери и, возможно, о причине такой таинственности вокруг нее.
   Молодые люди пробыли в приюте до самого вечера. Костя снял каждого малыша отдельно, по несколько человек, а потом просто ловил кадры в непринужденной обстановке. И пообещал всем, что к новому году альбомы будут готовы: это для тех, кого он снимал уже несколько лет. Остальным же он просто привезет фотографии.
   - А через пару лет альбомы будут и остальных.
   - Но к тому времени снова появятся те, кого ты снимешь впервые, - грустно добавила Оксана.
   Они уже сидели в машине и возвращались домой. Девушка, измотанная тяжелым, но отчасти радостным днем, понемногу начала грустить. В окружении детей было некогда думать об их судьбе, а сейчас куча мыслей роились в голове.
   - Не принимай все слишком близко к сердцу. Так ты только себя расстроишь. Нельзя.
   - Я знаю, - вытерев слезинку, тихо прошептала Оксана. - Но по-другому не могу.
   - Мне тоже первое время было не по себе. Я даже думал о том, чтобы бросить все это. Но переборол себя. Жалость к таким детям хороша, но мало что изменит. И мы с тобой тоже ничего не можем. Такое положение вещей было всегда. Да и вряд ли когда-нибудь искоренится. Всегда будут сирые и обездоленные, - вздохнул Костя.
   - Я не понимаю тех родителей, которые бросают своих больных детей из-за страха их болезни. Не понимаю тех, кто отказывается от инвалидов. Но еще больше меня поражает то, когда отказываются от таких, как эти - здоровых и нормальных.
   - Не от всех отказались добровольно.
   - Знаю. Но разве нельзя улучшить свою жизнь, свой нрав и вообще что угодно ради того, кого ты зачал, выносил и родил? Можно горы свернуть ради своего ребенка.
   - Ты говоришь так убежденно, - начал Костя, очень осторожно подбирая слова, - как будто сама столкнулась с чем-то подобным. Ты же выросла в нормальной полноценной семье?
   - Да, выросла. В замечательной семье. Просто...
   Она снова запнулась, а мужчина лишь выжидательно смотрел на нее.
   "Ну же, давай! Скажи мне! Не молчи!!"
   - Просто ужасно представить себе, что это могло быть и не так, - не особо твердо и не так убежденно и яро закончила Оксана, чуть улыбнувшись.
   - Да, понимаю, - кивнул Костя.
   Внутри бурлило разочарование. Когда же Оксана сдастся и доверится ему? Они уже давно знакомы, они стали любовниками, а она до сих пор даже не намекнула о своей дочери. И это не казалось уже пустяком. Это создавало проблему. Да, Костя терпел, и готов был делать это и дальше. Но так не пойдет. Он любит эту женщину, хочет быть с ней рядом каждый день, а не раз в неделю провести вместе ночь. Он желал ее понять, вникнуть в ее жизнь. А она пустила его лишь в свою постель. И даже не в свою в буквальном смысле.
   Оксана заметила, как сник и отвернулся мужчина. И понимала почему. Он устал от того, что она вечно что-то недоговаривает, никак не дает ему стать ближе к себе. Ей и самой уже казалось перебором такое положение вещей. Но было страшно. И даже не довериться - потерять. Она влюбилась. Влюбилась как девочка, и с каждым днем любит все сильней. И разрываться надвое больше нет сил.
   - Спасибо тебе за этот день, - улыбнулась Оксана, когда Костя все же повернулся к ней лицом.
   Его машина уже стояла у ее дома, и девушка собиралась уходить.
   - Не за что, - немного вымученно улыбнулся мужчина. - Я позвоню.
   - Хорошо, - кивнула девушка и выскользнула на улицу.
   Костя провожал ее взглядом, пока она не зашла в дом, потом завел двигатель и выехал на трассу.
   Оксана вошла в квартиру и тут же поняла, что у них гости. А в гостях могла быть только...
   - Привет, Геля, - улыбнулась девушка подруге.
   - Привет, - улыбнулась Ангелина, не вставая с пола, где сидела и рисовала с Надей. - Как прошел день? - она хитро взглянула на подругу.
   - Хорошо, - садясь рядом с дочерью и беря ее на руки, улыбнулась Оксана.
   Она соскучилась по Наденьке. А еще хотелось как никогда сильно прижать ее к себе и тихо прошептать на ушко "я рядом". После сиротского приюта очень остро ощущалось желание защитить, уберечь и помочь.
   - Где вы были с Костей? - полюбопытствовала Ангелина.
   Оксана улыбнулась и начала рассказывать, отпустив дочку к рисунку.
   - Знаешь, мне кажется, я обидела Костю, - призналась под конец молодая женщина.
   - Тебе не кажется, - покачала головой подруга. - Он симпатичен тебе, вы близки, вы нашли общий язык. Он все о себе рассказывает, делится с тобой всем подряд, а ты скрываешь от него самое главное.
   - Я знаю, но я так боюсь.
   - Чего именно?
   - Мой страх удвоился. Я влюбилась. И теперь боюсь не только за Надю, но и за себя. Что со мной будет, если он оставит меня, узнав о дочке?
   - "Вас" попросту не будет, если он ней узнает о ней вовсе. Ты не даешь ему шанса. Он хороший, почему ты сомневаешься в нем?
   - Я не сомневалась в собственном муже, которого любила, и который любил меня. Которого я знала столько лет и была с ним счастлива. А ты говоришь о человеке, с которым я знакома всего пару месяцев.
   - Но ты ведь видишь разницу, - мягко возразила Ангелина. - Да и потом - так нельзя, не получится. Надя - это не пустяк. Он должен о ней узнать.
   - Я все прекрасно понимаю. Это нечестно и по отношению к ней. Со стороны можно подумать, что я стыжусь ее.
   - Мы все знаем, что не в этом дело. Никто не любит ее так, как ты. Да и вообще не каждый родитель любит так своего ребенка. Посетив приют, ты в этом убедилась. Но рискнуть тебе придется.
   - Я знаю, - вздохнула Оксана. - Знаю. Я расскажу Косте о дочери, расскажу всю правду. Но мне просто нужно решиться.
   - Ты уже решилась это сделать - это главное. Просто соберись с силами - это пустяк.
   - Если бы, - хмыкнула невесело Оксана.
  
  
   Следующие несколько дней Костя не звонил Оксане и не встречал ее с работы. Разочарование до сих пор напрягало его. Он не понимал свою девушку и был обижен за ее недоверие. Он ведь не просит о многом, да и со стороны девушки как матери нечестно прятать ребенка в тени своего страха. Не сразу, но мужчина догадался, что именно в Наде вся загвоздка. С девочкой что-то не так. И именно этого боится ее мать. Ее слова тогда в приюте о том, как можно бросать детей, не давали ему покоя. Было в них решение загадки, но он никак не улавливал суть, то на чем стоит сконцентрировать свое внимание. Другим его предположением было то, что отец девочки как-то давит на Оксану и запрещает ей знакомить своего ребенка с другим мужчиной. О браке своей любовницы Костя так же не знал ничего, кроме того, что он имел место быть. И снова - не сама Оксана рассказала ему о своем замужестве. Тема ребенка и мужа была запретна во всех их разговорах. Даже не столько запретна, сколько тщательно избегаема. Так люди не говорят о том, чего у них никогда не было и с чем они не сталкивались. Трудно отнести это к Оксане.
   Костя уже совершенно запутался. Он не хотел оставлять Оксану, не хотел разрывать пусть и своеобразные, но отношения. Но сколько еще он сможет молча сносить ее недоверие? Рано или поздно оно разрушит то хорошее, что есть между ними. И Оксана так же должна была это понимать.
   Только к концу следующей недели мужчина решил встретиться с девушкой. Настроение все еще было несколько напряженным, что не позволило им, как прежде, быть непринужденными и раскрепощенными. Оба были задумчивы и далеки друг от друга. Они почти не разговаривали по пути к нему домой, не смотрели друг на друга и не улыбались. А их страсть в ту ночь носила в себе какую-то нотку отчаяния. Нежности не было в их постели и вовсе. Костя был зол, а Оксана чувствовала свою вину. Но все это выплеснулось молча, без слов, на влажных простынях. Но ведь это не то, что им нужно. Можно еще долго вот так обходиться без слов, и где-то это даже необходимо в любых отношениях. Это понимание друг друга тоже очень ценно. Но вся эта ценность тут же гаснет, когда нет разговора и решения проблемы.
   Вдыхая в себя сладкий запах разгоряченного тела Оксаны и крепко прижимая ее к себе, Костя думал об этом и не находил выхода из сложившейся ситуации. Ему было хорошо с этой девушкой, но мало. Она не принадлежала ему целиком и полностью. Да, он говорил ей, что их связь ее ни к чему не обязывает, но ведь было ясно, что и ей самой не по себе.
   Но ни в тот вечер, ни в последующие, Костя не поднял эту тему в их разговорах. Он продолжал ждать и надеяться на то, что Оксана решится на них без его толчка. Он устал намекать и провоцировать, устал давать понять и обходить стороной запретное. Возможно, так и было проще, но также и давило на них обоих. Эта недосказанность начала их разделять.
  
  
   Глава 6
  
  
   - Мы отдаляемся друг от друга, - с легкой грустью сказала Оксана Ангелине, стоя у плиты и готовя завтрак для Нади.
   Она позвонила подруге и попросила ту прийти к ним. Девочка соскучилась по ней, а самой девушке нужно было поговорить и попросить совета.
   - Ты удивлена этим?
   - Нет, - вздохнула Оксана. - Все к тому и шло.
   - И в чем проявляется ваша отчужденность?
   - Он ждет от меня решений, ждет доверия, а я все никак не могу сделать последний шаг.
   - Ты уже как два месяца собираешься ему рассказать о Наде, но так и не решилась? - удивилась сверх меры Ангелина. - Так нельзя, милая. Ты все испортишь, ты потеряешь его.
   - Знаю. Но я такая трусиха! Я знаю, как это глупо и нелепо, как по-детски все выглядит! Но не могу, - устало опустившись на стул напротив подруги, протянула с тоской Оксана.
   - Дура ты, - фыркнула девушка.
   - Знаю, - невесело хмыкнула молодая женщина.
   - Тут я тебе не советчик. Мое мнение по этому поводу ты знаешь, и больше ничего я предложить не могу.
   - Понимаю.
   Оксана пошла разбудить дочку, все вместе они позавтракали, а потом малышка увлекла Ангелину к себе играть. Оксана навела порядок на кухне и присоединилась к ним.
   - Ой, я совсем забыла. У меня есть кое-что для тебя. Точнее для вас, - улыбнулась Ангелина и сходила за своей сумкой.
   Из нее она извлекла конверт и протянула Оксане.
   - Это приглашение на благотворительный бал от Фонда ""Љ;%%:?". Там будет праздник для таких как Надя, развлекательная программа и много всего другого. Сходи с ней, развейся, познакомься с новыми людьми. Возможно, наша малышка найдет там друзей.
   Оксана приняла приглашение и прочла его. Да, это было хорошей идеей - все, о чем говорила подруга. И в первую очередь для дочки. На подобных мероприятиях она действительно может почувствовать себя комфортно. Никто не будет избегать ее, никто не откажется поиграть и познакомиться. Да и сама Оксана сможет побеседовать с кем-то, кто живет подобной жизнью, возможно, узнать что-то новое, получить ободрение и поддержку. Это было бы замечательно. И очень кстати. Стоит хоть как-то отвлечься от тревожных мыслей и раздумий.
   - Прием будет уже завтра. Я достала приглашение в самый последний момент.
   - Хорошо, спасибо. Мы обязательно сходим. А ты пойдешь?
   - Нет, у меня завтра другое мероприятие.
   Ангелина провела с подругой и Надей половину дня, а затем уехала, снова оставляя Оксану наедине со своими переживаниями.
  
  
   - Какие планы на завтра? - поинтересовалась подруга, принимая из рук Кости чашку кофе.
   - Работать.
   - В воскресенье? - скривила носик гостья.
   - Да. Я планировал сходить куда-нибудь с Оксаной, но она отменила встречу.
   - Как у вас с ней дела? - полюбопытствовала Ангелина.
   - Так себе, - хмуро ответил мужчина, делая глоток из своей чашки и глядя в окно.
   Обычно веселый и легкий в общении Костя в последнее время казался все более загруженным и грустным. Девушка поражалась тому, до чего двое ее друзей могли довести друг друга. И одновременно радовалась: значит, их чувства взаимны, раз они так переживают. Она еще ни разу не спрашивала у них напрямую о планах и чувствах, не хотела лезть слишком глубоко. Но сейчас, пожалуй, пришла пора вмешаться.
   - Ты любишь ее?
   - Этого мало. Она не доверяет мне. До сих пор ни слова о дочери! Это же просто ненормально!
   - Знаю, - вздохнула Ангелина.
   По виду Кости было заметно, что говорить на эту тему он не хочет. И девушка не стала настаивать.
   - Кстати, по поводу работы я к тебе и пришла. Завтра будет интересное мероприятие. Наш журнал будет его освещать, и мне нужны снимки. Но мой фотограф будет завтра в другом месте вместе со мной. Ты сможешь его заменить? Мне только и нужна пара кадров.
   - Да, конечно. Где и во сколько?
   Ангелина довольно, и чуть хитро, улыбнулась и объяснила все Косте.
  
  
   На следующий день Оксана в указанное время была в нужном месте вместе с дочерью. Здесь были другие родители, вместе со своими детьми. И наверно впервые в жизни Оксана не заметила на себе и своем ребенке каких-то косых взглядом. Только добрые, понимающие и ободряющие. Даже дышать стало легче. В импровизированной игровой комнате была куча детей, таких как Надя: с синдромом Дауна и аутизмом, инвалиды и дети с ограниченными возможностями. Все они были разные, все были нарядные и веселые. Для развлечения маленьких человечков были наняты аниматоры и клоун, была куча игр и несколько преподавателей из школ для подобных детей. Так же здесь были благотворители и несколько журналистов, освещавших это мероприятие в прессе. Но они не были настырны, и почти не заметны. Лишь время от времени подходили и брали интервью и делали фотографии. Для родителей была специальная программа, где они могли услышать какие-то советы и получить рекомендации и направления. И в общем атмосфера была дружелюбной и радостной.
   После официальной части родители вернулись к своим детям и присоединились к ним в играх и развлечениях. Кругом раздавался смех и визги малышни, слышались разговоры и песни. Половина взрослых ползали вместе со своими детьми по лабиринтам и просто по коврам, перебирая игрушки. И очень скоро Оксана устала от такого количества шума и позитива. Она оставила Надю на попечение одного из специалистов и вышла в фойе, чтобы глотнуть свежего воздуха. Настроение было хорошим, а усталость приятной. Она была рада, что пришла сюда сегодня. Девушка познакомилась с одной семье, где был мальчик примерно такого же возраста, как и Надя, с тем же заболеванием. Они очень быстро нашли общий язык и обменялись контактами, чтобы в дальнейшем продолжить знакомство - свое и детей. Это было еще одним позитивным моментом.
   Получив небольшую передышку, Оксана вернулась в общий зал к ребенку. Она полностью сосредоточилась на дочке и других детях, не замечая ничего и никого вокруг - была в этом какая-то особенная привлекательность и легкость.
   В какой-то момент Надя попросилась в уборную, и Оксана поднялась с пола, беря малышку за руку и ведя к двери, продолжая слушать то, что говорила девочка. Сосредоточившись исключительно на дочке, девушка случайно в кого-то врезалась. Тут же вскинула голову с извиняющейся улыбкой на лице:
   - Извините, я не хотела Вас...
   И замерла на полуслове. Мигом из глаз ушло все веселье, в них поселился испуг и шок. С не менее удивленным лицом перед ней стоял и Костя. Его взгляд опустился вниз, и он внимательно посмотрел на девочку. В одно мгновение в голове пронеслось понимание ситуации, в один миг нашлись ответы на все терзающие его который месяц вопросы. И такое облегчение поселилось в его душе, что даже дышать стало легче. Теперь он знает, теперь понимает в чем дело, и это словно гора с плеч. Он снова поднял взгляд и мягко, нежно и ободряюще, немного растеряно улыбнулся застывшей на месте Оксане. Она смотрела на него так загнанно, так виновато и одновременно испугано, что стало ее жаль. Захотелось привлечь ее к себе, крепко обнять и тихо прошептать "не бойся, я рядом". Но он только мягко пожал ее холодную ладошку, одними глаза говоря, что все нормально, что все в порядке.
   В какой-то прострации Оксана повернулась к дергающей ее за руку дочери и пошла в нужную сторону. Мысли в голове метались, пугая своей хаотичностью. Но вместе с тем в душе поселился какой-то мягкий покой и расслабленность, облегчение. Она даже не представляла, насколько тяжело было все держать в себе, пока в этом не отпала необходимость. Но страх никуда не делся, несмотря на мягкость в глазах Кости, на его улыбку и нежность прикосновения. Ему еще нужно все обдумать, все решить и сделать выбор. И она не имеет права на что-то надеяться, лишь поймав на себе его взгляд - ей нужны слова и уверения.
   После уборной уже не было желания возвращаться на праздник, но разочаровывать Надю не хотелось еще больше: когда еще у нее будет такая вот возможность? И с каким-то испуганным и обреченным видом Оксана вернулась назад. Она уже не могла расслабиться, не могла отрешиться от реальности и перестать думать тоже не могла. Ее взгляд то и дело выхватывал в толпе фигуру любовника. Костя шагал среди гостей и детей, делая снимки и общаясь с людьми. Иногда он смотрел на нее, но в глазах трудно было что-то прочесть. Сама она в такие моменты стыдливо и испуганно отводила взгляд. Было неловко, неудобно и страшно. О чем сейчас думает Костя? Задается ли вопросом "а нужно ли мне это?"? Что он чувствует, зная теперь, что у нее есть ребенок, к тому же не обычный? Понимает ли ее мотивы? Понимает ли всю серьезность ситуации? Готов ли он принять правду? А потом еще и научиться с ней жить?
   Весь остаток бала Оксана не находила себе места. Она волновалась, нервничала и переживала. Губы были искусаны так, что ныли, а пальцы измяли подол платья до невозможности. Все это привело к рассеянности, благо что рядом было много людей и профессионалов и они могли позаботиться о Наде. Сама же Оксана в этот момент была ни на что не способна: ни развлечь ребенка, ни просто выдавить из себя пару слов. Она так ушла в свои мысли, что испуганно вздрогнула, когда какой-то малыш шлепнулся ей на колени. Она помогла ему подняться и, заставив себя сконцентрироваться на Наде, начала искать взглядом дочку. Новая волна шока и нервозности пронзила все ее существо, когда она увидела рядом со своим ребенком Костю. Мужчина сидел рядом с девочкой и о чем-то разговаривал с ней, смешил, судя по улыбке на лице малышки. В руках у него были куклы, а вокруг обоих замок из кубиков с большой башней. Она так увлеклась своими мыслями, что даже не заметила, как они успели все это сотворить. Молодая женщина не стала подходить к ним, наблюдая издали, следя за реакцией Кости на Надю и ее поведение. Он не казался смущенным, не был предвзят, был таким, какие его знала сама девушка: добрым, общительным, веселым. Неважно кто перед ним - взрослый здоровый человек или ребенок с синдромом Дауна.
   Через какое-то время Костя заметил, что Оксана наблюдает за ними, и ласково улыбнулся ей, послав мягкий упрек своим взглядом. Девушка смутилась от явного укора, но внутри что-то отпустило из-за того, что Костя не злился, не обижался и не отвернулся от нее. И вообще довольно спокойно отреагировал на то, что у нее есть ребенок. Странно спокойно. Эта мысль снова заставила девушку задуматься. Построив логическую цепочку, она пришла только к одному выводу: Ангелина. Это ее рук дело - приглашения на это мероприятие для них обоих. Оксана не знала - злиться на подругу или благодарить. Сколько еще она бы терзала и себя и Костю неизвестностью и недоверием? А так все разрешилось благодаря крошечному усилию постороннего. Наверно и самой Ангелине было трудно наблюдать за волнениями друзей. Что ж, что ни делается - все к лучшему.
   Решительно Оксана встала со своего места и подошла к мужчине и дочери. Надя тут же усадила ее рядом и продолжила играть. Несмело молодая женщина посмотрела на Костю, но тот был поглощен игрой. Некоторое время они молча играли, пока мужчина все же не нарушил тишину:
   - И когда ты собиралась мне об этом рассказать?
   - О чем именно? - не глядя на Костю, тихо произнесла Оксана.
   - Обо всем. Я должен был узнать о том, что у тебя есть дочка от тебя, а не заметить вас случайно у дома, выходящими на прогулку.
   - И как давно... - растерянно протянула девушка.
   - Почти с самого начала. Я приехал к твоему дому, надеялся застать тебя там, но увидел вас обеих. Не стал подходить, не стал ничего спрашивать и давить. Ждал, когда ты сама решишься.
   - Теперь ты понимаешь, почему я молчала.
   - Понимаю. И знаю, как тяжело было бы решиться на этот шаг. Но ты должна была рассказать об этом, - вздохнул Костя.
   В его голосе слышалась горечь и обида.
   - Прости, - тихо прошептала Оксана, пряча взгляд.
   - Давай не здесь, - беря себя в руки, спокойно произнес мужчина. - Позже.
   И, пообещав Наде вернуться, Костя отошел от них, вновь беря в руки фотоаппарат. Оксана проводила его взглядом и сделала глубокий вздох. Что ж, самое сложное позади, но самое мучительное впереди: рассказать Косте все как есть и почему. Это будет их первый настолько откровенный разговор. Точнее - с ее стороны. Он ведь никогда от нее не прятал никаких важных фактов своей жизни. Это она замкнулась в себе и своих бедах, боясь довериться.
   Когда мероприятие закончилось, Оксана вместе с дочкой и Костей вышли на парковку.
   - Дядя Костя, ты поедешь с нами? - неожиданно для обоих взрослых, спросила Надя, глядя снизу вверх на нового друга.
   - Ты меня приглашаешь в гости? - улыбнулся мужчина, присев перед ней на корточки и беря в руки хрупкие ладошки.
   - Да. У нас есть торт. Мама вчера сделала, - поправляя очки на носике, с улыбкой сообщила девочка.
   - Ну, раз уж у Вас торт, - хмыкнул задорно Костя. - Мама не будет против? - и он поднял взгляд на Оксану, куда более серьезный, чем был обращен к ее дочери.
   - Не будет, - улыбнулась девушка.
   Все-таки внутри был намного легче, сейчас, когда он все знает, и не нужно прятаться. Им в любом случае нужно поговорить. И лучше сразу, чем снова терзаться вопросами и догадками.
   - Хорошо. Я тоже на машине, так что поеду за вами.
   Молодая женщина кивнула и направилась к своему авто.
   Костя с любопытством смотрел по сторонам, когда вошел в дом Оксаны и Нади. Здесь было уютно, хоть и куда тесней, чем у него дома. На стенах тут и там были развешаны фотографии Нади и Оксаны и рисунки девочки. Мужчина невольно улыбнулся схожести в этом плане со своим домом. На каждой полке или столике были игрушки и развивающие игры для ребенка. Косте здесь понравилось: царила атмосфера тепла, уюта, заботы и любви. Даже своя собственная квартира в сравнении с этой казалась слишком холодной и пустой, слишком большой и нелепой, хотя до недавнего времени он считал ее отличной в этом плане.
   Оксана отправила дочку мыть руки, а сама пригласила гостя в просторную кухню, где поставила чайник и достала шоколадный торт из холодильника. Они ни о чем не разговаривали до самого возвращения девочки, которая нарушила тишину своим щебетом. Она вовлекла в разговор и маму, и Костю. Задавала вопросы, рассказывала о себе, и была очень дружелюбна и общительна. Рассказала о своей няне, бабе Свете, о тете Геле, и о мальчике с которым сегодня познакомилась.
   - Мы будем с ним дружить, - уверенно заявила Надя.
   - А с кем еще ты дружишь? - с интересом спросил Костя, улыбаясь малышке.
   - Ни с кем. Со мной никто не хочет дружить и играть. Но мама говорит, чтобы я не расстраивалась, что у меня будет много друзей, - бесхитростно ответила Надя, ковыряя ложкой в торте.
   Улыбка на губах мужчины немного увяла, а взгляд тут же обратился на погрустневшую и невесело усмехнувшуюся Оксану. Наверно лишь после этих слов до него дошло в полной мере понимание ситуации. Надя необычный ребенок, странный во всех отношениях, ей тяжело жить в обществе, где к таким как она относятся с жалостью и презрением. Только сейчас он взглянул на жизнь Оксаны с этой стороны: вечный страх, боязнь за ребенка, желание его защитить, не дать обидеть, спрятать от всего и всех, кто не так посмотрит или что-то не то скажет. Как же это трудно растить дочь одной, видеть такое к ней отношение окружающих, наверняка слышать шепотки за спиной. Теперь совершенно понятно было ее желание не говорить о ней. Она попросту не знала, как он отнесется к подобному. Одно дело, как он отнесется конкретно к Наде, и другое - к тому, с чем ему придется столкнуться, если он захочет остаться с ней. Сможет ли он, так же как она, так яро и убежденно отстаивать права Нади. Сможет ли игнорировать косые и злые взгляды. Сможет ли жить с этим.
   Вопрос был трудным. Вопрос требовал осмысления. Но Костя любил эту женщину, и готов был стать ей опорой. Готов был разделить с ней все заботы и тревоги, подставить свое плечо и помочь в любой ситуации. Осталось лишь до Оксаны донести эту мысль.
   Когда закончилось чаепитие, Оксана пошла вместе с дочкой в ванную, где искупала ее, а потом уложила спать. Несмотря на ранний час, малышка уже клевала носом из-за того, что пропустила обеденный сон. И уснула почти моментально. Но Оксана все никак не могла решиться выйти из спальни. Ведь там ждет Костя, им предстоит непростой разговор. Однако прятаться вечно не выйдет. И, глубоко вздохнув, девушка вышла из детской.
   Костю она нашла в гостиной. Он стоял у стеллажа и листал альбом, взятый с полки. На губах была мягкая улыбка, а глаза светились интересом и нежностью. Оксана не стала его отвлекать, еще пару минут наблюдая за ним со стороны, пока он не заметил ее присутствие сам.
   - Не возражаешь? - указав на альбом, спросил мужчина.
   - Нет, - покачала головой девушка и встала рядом, заглядывая в страницы. - Здесь Наде три года. А здесь чуть меньше, - указывая на фото, прокомментировала Оксана.
   - Сколько ей сейчас?
   - Почти пять.
   - Уже большая, - перелистывая альбом, улыбнулся Костя. - Ни на одной фотографии нет отца, - мягко заметил он, бросив на нее внимательный взгляд.
   - Слава оставил нас, как только узнал о синдроме. Из роддома меня забирала Геля. Он даже ни разу не видел свою дочь. Так же как и она его.
   - Она спрашивает о нем?
   - Не часто. Она не ходит в детский сад, где другие дети хвастались бы своими папами, - спокойно ответила Оксана. - Лишь время от времени у нас возникает эта тема.
   - И что ты ей говоришь? - с любопытством глядя на девушку, спросил Костя.
   - Отделываюсь общими фразами, - невесело хмыкнула Оксана, беря из его рук альбом и ставя на место. - Она еще мала, много не понимает, но рано или поздно придется сказать правду. Я боюсь этого момента. Она уже чувствует себя неполноценной, а что будет, когда узнает, что отец ее бросил из-за болезни?
   - До этого еще далеко.
   - Это только так кажется, - покачала головой молодая женщина и села на диван.
   - Почему муж оставил вас именно после рождения девочки? Насколько я знаю, такие заболевания, как синдром Дауна, распознается еще на первом УЗИ. Почему же он ждал родов?
   - Он не знал о синдроме, - вздохнула Оксана, несколько отстраненно глядя в стену, будто находилась сейчас в своих воспоминаниях.
   Наверно так и было, решил Костя, рассматривая лицо девушки.
   - Я не сказала ему. Я любила его. И он любил меня, очень сильно. Я была уверена в нем так, как ни в ком и никогда. И я не сомневалась, что вместе мы все преодолеем. Я просто не хотела заранее ему говорить, чтобы эта новость не портила ему настроение во время беременности. Хотела, чтобы он ждал малыша как положено: с радостью, предвкушением, трепетом, а не со страхом перед неизвестностью и обреченностью, как это делала я. И я не ожидала от него того, что он сделала. Слава был всегда ответственным, серьезным, никогда не нарушал слова. На него можно было положиться в любой ситуации, прийти с любой проблемой, и он всегда подставит свое плечо, поможет и поддержит. И меня в первую очередь. Но болезнь нашего ребенка оказалась слишком сильным грузом для него. Он все понял, как только взглянул на младенца у меня на руках, а врачи еще и доступно объясняли нам в тот момент, что и как. Я помню этот день в мельчайших деталях. Я крепко прижимала к себе крошечный сверток, и смотрела на мужа с любовью, с надежной, с уверенностью в его поддержке. Ждала, что вот, сейчас, он сядет на кровать, возьмет из моих рук дочку, поцелует ее в лобик, улыбнуться мне и скажет "Я рядом!". И по мере того, как тускнели его глаза, расширяясь от осознания, от ужаса и испуга, я все крепче прижимала к себе Надю, все яснее понимала, что это конец. Что не сядет он рядом, не сожмет мою руку, не ободрит и не поддержит.
   Голос Оксаны был тусклым, пронизанным теми чувствами, что обуревали ее в тот момент. По щекам текли слезы, не замеченные девушкой, а кулаки сжимались до боли. Взгляд был устремлен в прошлое, и казалось, что она заново переживает все то, что было в тот день. Костя не стал ее трогать, хотя и хотелось. Но сначала он должен дослушать до конца.
   - Он пришел ко мне в тот же день. Надю увезли на обследование, я была одна. Сидела, уставившись в стену и слушая, как разбиваются все мои надежды, мечты, а вместе с ними и мое сердце. Смотрела на него пустым взглядом, когда он умолял меня оставить ребенка, отдать в приют. Уговаривал отказаться от нее. Обещал, что следующий наш ребенок будет здоровым, что так будет лучше для всех. Просил меня подумать и сделать правильный выбор. Правильный для него. А я не могла. Я любила его, но он меня предал. Предал из-за страха и опасения, из-за нежелания брать ответственность за малыша с синдромом Дауна. Но большую обиду я ощущала за свою кроху. Что от нее готов отказаться родной отец. Было так невыносимо осознавать этот факт! Я прогнала его тогда. Высказала все, что думаю, уверила в том, что он может катиться на все четыре стороны, если мы ему не нужны. Сказала, что выбираю нашу дочь. И он ушел. Документы на развод пришли через месяц. Там же был его отказ от всех прав на ребенка. Он оставил нам квартиру, и, насколько я знаю, переехал в другой город. Его родители так же ни разу не пришли к внучке.
   Оксана замолчала, разжала ноющие руки и вытерла со щек слезы, все так же глядя в сторону.
   - Знаю, что должна была рассказать тебе все раньше, - все так же не глядя на него, продолжила девушка. - Обязана. Но мне было так хорошо с тобой, что я боялась, как ты отреагируешь. Я вообще не собиралась заводить наши отношения так далеко, не собиралась начинать роман. Но не смогла удержаться. Это было эгоистично с моей стороны думать о том, что этого будет достаточно нам обоим. А потом я уже не могла отказаться от тебя. Вообще вся эта ситуация глупая и нелепая. Я не должна был так поступать ни с тобой, ни с Надей. Я не стыжусь своей дочери, но упорно прятала ее от тебя. Я не должна была давать тебе надежду, не должна была тебя использовать так, не думая о твоих чувствах. Понятно, что после озвученной правды, наши отношения не смогут остаться прежними. И я пойму, если ты сейчас уйдешь и больше не вернешься. Пойму, если не захочешь взять на себе такую ответственность. Ты не должен и ничем не обязан ни мне, ни моему ребенку. Я не осужу тебя, и не посчитаю слабым. И прошу не давать мне ложной надежды, не играть с этим. Ответь сразу и прямо.
   Она, наконец, повернулась к нему лицом и серьезно посмотрела него. В ее глазах не было слез, но было ожидание, боль, мольба о прощении и участии. Там была безнадежность и тоска. А еще любовь. Чувство, о котором ни один из них не говорил вслух. Он, потому что не смел пугать и обещать, не зная всего. Она, потому что не хотела привязывать его к себе этим чувством, скрывая правду о себе и своей жизни.
   А вот в глазах Кости Оксана не могла прочесть ничего. Он смотрел на нее прямо, серьезно, внимательно и пристально, будто забираясь к ней в голову. Ни улыбки на лице, ни нежности во взгляде: только сосредоточенность и напряженность.
   Медленно мужчина поднялся на ноги и сделал шаг в сторону от Оксаны. Девушка тут же прикрыла глаза, чтобы не видеть его удаляющуюся спину, и прикусила губу до крови. В ушах шумело, и она не слышала его шагов и поступи. А Костя, бросив на ее профиль с зажмуренными глазами взгляд, мягко улыбнулся и подошел к стеллажу, где вновь взял в руки альбом. Вернулся к дивану и тихонько сел рядом с девушкой. Оксана распахнула глаза и удивленно посмотрела на него, потом перевела взгляд на раскрытый на пустых страницах альбом в руках Кости.
   - Я очень хочу, - тихо прошептал мужчина, глядя в глаза Оксане, - чтобы следующая фотография в этом альбоме была нашей. Ты. Я. И Надя. Хочу, чтобы она больше не спрашивала про папу. Хочу, чтобы знала кто ее отец. Хочу полюбить ее так же сильно, как это делаешь ты. И хочу, чтобы ты больше не молчала. Чтобы всегда говорила о том, что тебя тревожит и угнетает. Чтобы всегда приходила ко мне за помощью и поддержкой. Чтобы тебе было на кого сбросить свой груз и поделиться тяготами жизни. Я хочу быть рядом.
   Оксана бросилась ему на шею, и крепко-крепко обхватила за плечи, утыкаясь носом в его шею. А он сильно прижал ее к себе всем телом, окутывая ее собой, своей заботой и любовью. Ободряя и поддерживая. Она тихонько плакала у него на руках, стискивая в руках ткань рубашки, и промачивая ее своими счастливыми слезами: слезами облегчения, радости и счастья. Костя мягко усадил ее к себе на колени и взял в руки заплаканное личико.
   - Ты веришь мне?
   - Верю, - улыбнулась Оксана, впервые так ярко и счастливо.
   И от этого был счастлив и сам Костя.
   - Люблю тебя, - тихо прошептал он ей в губы.
   - Люблю тебя, - ответила Оксана, улыбаясь и приникая к его губам.
  
  
   ЭПИЛОГ
  
  
  Оксана с улыбкой на лице смотрела, как Костя с Надей носятся по двору, играя с милым щенком, подаренным Ангелиной девочке. Подруга сидела рядом и тоже наблюдала за парочкой резвящихся.
   - Он любит ее, - не могла не заметить Ангелина.
   - Мне порой кажется, что даже больше чем я, - рассмеялась Оксана. - Это предел того, о чем я мечтала.
   - Тебе только кажется, - хмыкнула Геля. - Пределом будет, когда ты возьмешь своего сына на руки, - касаясь ее округлого живота, довольно добавила она. - Вот это будет предел. Да и то не весь.
   - А больше мне и не нужно, - улыбнулась Оксана, чувствуя под руками, как в утробе шевелится малыш.
   - Надя рада прибавлению?
   - Очень, - светло улыбнулась будущая мама, переведя взгляд на дочку. - Я боялась, что она обидится, подумает, что ей ищут замену, что больше не любят. Но ничего подобного даже не возникло в ее головке. Она счастлива, рада.
   - А как насчет твоего страха, что теперь, когда есть ваш общий ребенок, Костя будет меньше любить Надю?
   - Он исчез. Нельзя думать о подобном, глядя на них двоих, - кивнув в сторону мужа и дочки, улыбнулась Оксана. - Это была глупая, мимолетная мысль, не более того.
   - Хорошо. Я рада, что ты это понимаешь.
   - Спасибо тебе.
   - За что? - удивилась Ангелина.
   - За все. За понимание, терпение, поддержку. За то, что молчала, когда это было необходимо, или наоборот - говорила. Костя тоже тебе благодарен.
   - Ой, что за глупости, - фыркнула Ангелина, но довольно улыбнулась, отвернувшись.
   Она была рада за своих друзей, была счастлива от того, что они были вместе, создали семью и нашли свое собственное счастье. Наблюдая за ними со стороны, за развитием их отношений, она очень боялась, что эти двое все испортят: своим молчанием, нетерпением, своими страхами и тревогами. Но они смогли все это преодолеть. И еще многое смогут, находясь рядом друг с другом и поддерживая любимых.
  
  
   КОНЕЦ!
  
Оценка: 8.60*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"