Павлова Александра Юрьевна: другие произведения.

1.Вопреки всему

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.95*56  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    bezimeni-2 Дан умный,удачливый и решительный.У него есть все:деньги,власть,сила.Он всегда твердо идет к своей цели,бескомпромиссен и уверен в себе.Соня мягкая,нежная и неуверенная в себе девушка.Она упряма в своих принципах,пока дело не касается его.Он переворачивает ее мир с ног на голову.И,вопреки всему-своим принципам,желаниям,заверениям и мнению окружающих-она готова быть с ним.

  Павлова Александра Юрьевна
  Вопреки всему
  ________________________________________
  
   ЧАСТЬ 1
  
   ГЛАВА 1
  
  
  
   - Денис, перестань, - чуть смущенно попросила Соня, отталкивая от себя слишком пылкого парня.
   - Детка, ну сколько можно? - стараясь скрыть свое раздражение и злость, спросил молодой человек.
   Соня спрятала неловко взгляд, чувствуя себя немного виноватой. Денис с самого начала их отношений делал попытки сблизиться с ней, а в последнее время все чаще и напористей. А она до сих пор не была готова. И если раньше списывала это на недолгое знакомство, непривычку к отношениям и страх, то теперь и сама уже не знала, почему раз за разом отказывает парню в близости. Он ей нравился, сильно, и вполне можно было сказать, что она почти влюбилась. Но ее немного отталкивала его жесткость, он почти никогда не был нежным, ни разу не сказал что любит. Только смотрел на нее с желанием. Ей было приятно - любой девушке это приятно, но и только. Не было ответной тяги.
   - Я не готова, - ответила, наконец, Соня.
   - Ты уже полгода не готова, - все же недовольство вырвалось в голос Дениса. - Сонь, я нормальный парень, мне нужно это.
   - Я понимаю, - все еще глядя в сторону, произнесла девушка.
   - Так в чем дело? - почти гневно глядя на профиль Сони, спросил парень.
   - Не знаю, - честно ответила она.
   - Поехали ко мне, - откровенно предложил Дэн. - Чего ты боишься? Я не обижу тебя.
   - Нет. Я не хочу, - упрямо ответила девушка.
   - Да сколько можно?! - окончательно вышел из себя парень, срываясь на крик.
   Соня удивленно посмотрела на него. Никогда еще она не видела его таким злым и раздраженным.
   - Я что маленький мальчик бегать за тобой?! Надоело! Думаешь одна такая? Да я сегодня же любую подцеплю, которая ломаться не будет и сразу ноги раздвинет. И какого черта я вообще тебя столько времени обихаживаю?! Ни рожи, ни кожи. Одеваешься непонятно как, прячешься под длинными юбками и кофтами. Никакого макияжа, прическа одна и та же!
   Взгляд разгневанного парня скользил по ее телу, по лицу и волосам. И было в нем столько неприятия и даже презрения, что она просто растерялась.
   - Надоело все! - рыкнул парень. - Катись!
   Он потянулся к ручке на ее стороне двери и распахнул ее, зло глядя на ошарашенную Соню. А растерянная девушка со слезами на глазах выбралась из машины. Не успела она и шага сделать, как раздался визг шин, и машина рванула с места. Соня проводила ее напуганным и обиженным взглядом и побрела к себе домой, утирая слезы обиды и разочарования.
   Денис всегда казался ей принцем из сказки. Ухаживал красиво, подарки дорогие дарил. Был обаятельным. Ей в институте половина девушек завидовали, бросая призывные взгляды на красивого парня на дорогой машине, который ее время от времени забирал из ВУЗа. Она и сама порой удивлялась тому, что такой как он обратил внимание на такую, как она. Как считала сама Соня, она не выделялась ничем из огромной толпы людей. Да и одевалась не особо - как все-таки справедливо заметил Денис. И все равно не торопилась углублять отношения. Что-то не давало ей этого сделать. И сейчас, когда он облил ее грязью с ног до головы, раскритиковал все, что можно, она была рада тому, что не сделала решающего шага к близости с ним. Ведь потом было еще хуже - если бы он взял, что хотел и бросил, как сейчас, предварительно унизив.
   И все равно было до ужаса обидно. Чем она заслужила все эти слова и взгляды? А потом вдруг поняла, что раз он так думает, то в любом случае бросил бы ее после первой же ночи.
   Девушка добрела до дома, пытаясь успокоиться, но плохо получалось. У себя в квартире прямо в прихожей она остановилась перед зеркалом, внимательно себя разглядывая.
   Среднего роста, с густыми каштановыми волосами, убранными в тугую косу. Классическое лицо без изъянов, большие зеленые глаза, чуть пухлые губы. На носу прямоугольной формы очки. Полное отсутствие макияжа, которым она пользовалась в очень редких случаях - не считала нужным проводить столько времени за его нанесением. Достаточно красивую фигуру прятали просторная футболка и широкие джинсы.
   Сколько себя помнила, Соня никогда не относилась к тому типу девушек, что тратят на уход за собой уйму времени. Она предпочитала тратить его на более полезные вещи. Тем более у нее никогда не было проблем с кожей, чтобы прятать ее изъяны под тоннами пудры и румян. Ресницы и так были достаточно темными, а губы красить вообще бесполезно - она все время их кусает и языком облизывает. Да и одеваться красиво девушка тоже не умела. Приоритетом при выборе одежды было удобство и комфорт. Она никогда не старалась выделиться из толпы, научиться привлекать к себе внимание окружающих - ей и так хорошо жилось.
   Тася, ее подруга, все время говорила, что причина всего этого - отсутствие матери. Ей просто не с кого было брать пример. Она жила с одним только отцом с трех лет, как умерла мама. А больше отец жениться не собирался. Воспитывал дочь сам, чисто по-мужски, хоть и старался привить женские привычки, которые помнил по своей жене. Только все это было неумело и неуклюже. Вот и получилось, что получилось.
   Но Соня никогда не жаловалась. Ее все устраивало. И Дениса, как она думала до недавнего времени, тоже. Видимо, ошибалась. Она ни разу до этого не слышала претензий в свой адрес по поводу поведения, стиля одежды и внешнего вида. Парень только ворчал все время на тему того, что она его избегает. Остальное никогда не упоминалось в его разговорах. Он ни разу не попросил ее одеть что-то конкретное, не просил принарядиться для того или иного случая. Но с другой стороны - он и комплементов ей не говорил. А еще она иногда замечала, как восторженно он смотрит на какую-нибудь идущую мимо красавицу. Она ни разу не поставила ему этого в упрек, потому как сама вполне рационально отмечала, что трудно не обратить внимания на такую девушку. Она и сама иногда посматривала на яркие и привлекательные лица, не важно, будь то парень или девушка, просто отмечая красоту человека.
   Невесело усмехнувшись своему отражению, Соня отошла от зеркала, бросила к себе в комнату рюкзак и пошла на кухню - готовить ужин для отца. Почти все время до прихода родителя она провела в раздумьях на тему ссоры с Денисом. Сейчас девушка думала, что это окончательный разрыв отношений. Если раньше они ссорились, она была уверена что это временно. Так и было. Но сейчас все наоборот. А даже если он и извиниться за свои слова - она не сможет их забыть - ведь они правдивы. А такому как Денис наверняка хочется видеть рядом с собой соответствующую себе пару. Как он вообще обратил на нее внимание? Чем она его привлекла в первую встречу? И если его что-то не устраивало - почему он раньше не говорил?
   Соня встряхнула головой, выбрасывая мысли о свое молодом человеке из головы. Не сказать, чтобы она сильно жалела о прекращении отношений. Скорей ей просто не нравилась причина и способ - было немного обидно услышать все это от достаточно близкого ей человека, каким за долгое время стал Денис.
   От размышлений ее отвлек приход отца. За ужином девушка как обычно рассказала о своем дне в ВУЗе, поделилась планами на лето.
   - Может, съездишь куда-нибудь отдохнуть в этом году, а не работать пойдешь? - спросил ее отец. - Веселись, дочка.
   - Не хочу, - отказалась девушка.
   - Тебе девятнадцать всего, а я вижу перед собой тридцатилетнюю, - усмехнулся Борис Анатольевич. - Ты никуда не ходишь, не развлекаешься, как современная молодежь. Хорошо хоть парень появился.
   Соня промолчала о том, что и парня у нее уже нет - не хотела растаивать отца. Он и так все время сокрушался, что его воспитание слишком неподходящее для современного ребенка, и тем более девушки.
   Соня убрала со стола и помыла посуду. Потом вернулась к себе в комнату и уже готова была сесть за учебники, когда позвонила Тася.
   - Привет, подруга, - весело поприветствовала Таисия Соню.
   - Виделись уже, - отстраненно ответила девушка, доставая учебники из рюкзака.
   - Чем занята?
   - Учусь.
   - Не надоело? - фыркнула в трубку подруга.
   - Нет, - спокойно ответила Соня.
   Обе девушки не меньше окружающих поражались тому, что стали лучшими подругами - настолько разными они были. Соня спокойная, уравновешенная, серьезная и здравомыслящая. И Тася - взбалмошная, проблемная оторва. Две противоположности - в поведении, по характеру и нраву.
   - Как дела? - поинтересовалась Таисия. - Голос у тебя что-то грустный.
   Соня вздохнула и рассказала подруге о своей ссоре с Денисом.
   - Вот гад! Сволочь! - тут же посочувствовала Тася девушке. - Не нравится ему то, не нравится ему это! Вот пусть и валит на все четыре стороны! А ты не вздумай простить, если позвонит или приедет.
   - И не собиралась, - честно ответила Соня. - Обидно очень.
   - Так, кончай киснуть, - приказала Тася. - Тебе нужно отвлечься!
   - Вот я и собираюсь это сделать - сесть и позаниматься.
   - Пф, - фыркнула девушка в трубку. - Тоже мне отвлечение! Гулять пойдем.
   - Прекрати! Ты же знаешь, что я не пойду. Не мое это!
   - Я еще даже ничего не предложила! - возмутилась Таисия.
   - А то я не знаю, что ты предложишь - клуб или бар.
   - Ну а ты для разнообразия могла бы и согласиться. Давай, подруга! Сходишь, потанцуешь, развеешься.
   - Не хочу, - упорствовала Соня. - Танцевать я не умею и не люблю. Да и было бы от чего развеиваться.
   - Тут ты права! Не стоит Калинин того, чтобы из-за него сопли на кулак наматывать. Хоть и красивый, зараза. И все равно - сегодня я тебя вытащу погулять.
   - Тась...
   - И не спорь! Слушать не хочу. Знаю я тебя - будешь сейчас себя накручивать! Не слушай ты его - ты у нас красавица!
   Соня только скептически усмехнулась.
   - Вот сегодня и докажешь себе самой, что ты достойна лучшего! Короче, щас приеду - готовься!
   Соня даже возразить ничего не успела - Таисия прервала звонок. Девушка вздохнула и даже немного испугалась - напора подруги действительно стоит бояться. Да и спорить с ней чревато для собственного душевного здоровья.
   Уже через час Тася была у Сони. С собой она привезла свою косметичку - размером с хорошую сумку - и еще несколько пакетов с обувью и одеждой.
   - Пошли колдовать, - в предвкушении потирая ладони, воодушевленно произнесла Таисия, утягивая Соню в ее спальню.
   Девушка еще посопротивлялась немного намерениям подруги - но все бесполезно. Через полчаса она уже молча сносила все манипуляции Таси. Подруга наложила ей яркий вечерний макияж, обведя глаза темными тенями. Распустила густые и красивые волосы из приевшейся уже всем косы, завив их в легкие пряди, обрамляющие лицо. Заставила надеть почти вызывающее мини-платье, которое привело консервативную Соню в ужас. Да еще и туфли на шпильке.
   - Ты сумасшедшая! Я не пойду в этом! - глядя на свое отражение, качала головой Соня. - Я на проститутку похожа!
   - Тогда я тоже, потому что я все время так одеваюсь, - легкомысленно фыркнула Тася, которая умудрилась и себя привести в порядок параллельно ей. - Ты посмотри какая ты красивая! - восторженно вещала девушка. - Да твой Денис, если бы увидел - не узнал бы! А узнал - локти бы грызть начал.
   - Я сама себя с трудом узнаю, - недоверчиво сказала Соня, внимательно вглядываясь в незнакомку в отражении.
   Это была не она. Вообще не она. Перед ней стояла роковая красотка. Каблуки придали ей рост, изменили походку и осанку. Макияж существенно преобразил лицо - Тася очень умело подчеркнула все его достоинства. А распущенные волосы вообще все поменяли. Соне даже неудобно было ощущать их по плечам. Так и хотелось откинуть на спину, что она, собственно, и сделала. Вот только от этого открылось глубокое декольте на платье, подчеркивающее полную упругую грудь, и обнаженные плечи.
   - Ужас! Я не пойду!
   - Куда ты денешься, - фыркнула Тася.
   Уже через полчаса обе девушки садились в такси, провожаемые довольным отцом Сони. Он искренне радовался тому, что дочь выбралась куда-то из дома, пусть и его самого немного смутил подобный откровенный вид дочери. Но сейчас все так ходили, так что все было в пределах современно морали.
   Тася привезла подругу в популярный ночной клуб. Перед входом толпилась уйма народу, стремящегося войти внутрь, но строгий фейс-контроль не пускал большинство.
   - Нас не пустят, - покачала головой Соня, радуясь этому.
   Тася только фыркнула.
   - Ты слишком самокритична.
   Она как бульдозер пробиралась сквозь толпу людей, таща за собой и подругу. Соня направо и налево раздавала извинения за то, что наступила на ногу или толкнула локтем. А вот Таисия - ноль внимания на чужие неудобство. К огромному удивлению и даже разочарованию Сони двух красивых девушек в их лице пропустили без всяких вопросов и долгого осмотра.
   - Я же говорила, - самодовольно сказала Тася, входя внутрь, - что ты слишком неуверенна в себе. Вот тебе лучшее доказательство.
   Соня сомнительно относилась к этому доказательству собственной привлекательности. Но все равно чуть улыбнулась на хитрый взгляд подруги.
   Девушка с любопытством смотрела по сторонам. Она была в ночных клубах всего лишь несколько раз. Но ни один из предыдущих не мог сравниться с этим по красоте, яркости и громкости. Все стильно, не напыщенно и не вульгарно. Много красивых людей и модной музыки. Столики по периметру большого танцпола в несколько ярусов, на котором под зажигательную музыку двигались люди. Большой бар во всю дальнюю стену, где три бармена устраивали представление. Узкая винтовая лестница на второй этаж в виде балкона, где так же были столики в вип-ложах с мягкими диванами.
   Тася что-то говорила Соне, но девушка не слышала за громкой музыкой, лишь шла следом за подругой. Они подошли к бару, где закончилось показательное выступление и стали разливать напитки. И себе и подруге Тася заказала текилу.
   - Ты хочешь меня споить? - усмехнулась невесело Соня.
   - Почему нет? - весело рассмеялась девушка, двигая к ней ее стопку.
   Соня только головой покачала. Но раз уж веселиться - то веселиться на всю. Она смело приняла напиток и, чокнувшись с подругой, залпом выпила, заедая лаймом.
   - Пошли танцевать, - потащила Тася Соню к танцполу.
   На целый час обе девушки выпали из реальности, отдаваясь танцу. Соня немного привирала, говоря, что не умеет танцевать. Да, не любит, и, тем не менее, ее движения вполне умелые и грациозные. Потом красавицы вернулись к бару, где немного отдохнули и еще выпили.
   А на Соню снова накатила обида - то ли под действием алкоголя, то ли из-за чего еще. Но она снова начала думать об обидных словах Дениса. Было больно от того, что она позволяла себе обманываться на его счет в течение столь долгого времени. И пусть она его не любила - все равно было не по себе от того, что они расстались. За полгода их отношений она привыкла к нему, ей нравилось его внимание. Не то, что она будет страдать без него, но все равно накатывала тоска по времени, проведенному вместе.
   - Эй, ты его такая кислая? - спросила внимательная Тася.
   - Да так, задумалась, - отмахнулась Соня.
   - Ты кончай это дело - думать, вредно очень, - рассмеялась Таисия.
   Соня только улыбнулась и кивнула.
   - Не скучай, сейчас приду, - предупредила девушка подругу и ушла в сторону уборных.
   А Соня заказала себе еще одну рюмку текилы и выпила ее. Потом собралась пойти в круг танцующих и забыться в ритме музыки, чтобы выкинуть из головы глупые размышления. Но она только успела слезть с высокого стула, как ей преградили дорогу.
  
  
   Данияр внимательно смотрел на танцпол внизу, следя взглядом за одной только фигурой. Она привлекла его внимание, как только появилась в зале. Он не знал чем и почему, но привлекла. Красивая, среднего роста, с каштановыми длинными волосами, в откровенном платье - она была как многие здесь, ничего необычного. Но что-то все-таки было, иначе он не смотрел бы на нее уже битых полчаса, не отходя от балкона. Рядом с ней он видел только другую девушку и никакого спутника. Но смотрели на нее многие, вот только она, похоже, совсем не замечала этих откровенно пожирающих взглядов - не кокетничала, поправляя волосы или облизывая губы, не стреляла глазками и не смеялась призывно и наигранно.
   За его спиной раздался громкий смех. Дан обернулся и посмотрел на Малого, чуть недовольно и нахмурено. Брат сидел в компании двух проституток его клуба, пьяный в стельку и обкуренный, жадно и откровенно целуя и лаская то одну, то вторую девушку. Тут же за столиком сидели друзья Данияра, примерно так же проводя свой досуг - в обществе выпивки и девушек. Все отдыхали и расслаблялись. Кроме него. Слишком большое напряжение сказывалось, чтобы он мог расслабиться.
   Мужчина снова повернулся и посмотрел на девушку, привлекшую его внимание. Она по-прежнему танцевала в толпе таких же, как сама, и все равно выделялась среди них. От созерцания красавицы его отвлекли проворные и ласковые руки на спине, переползающие на живот. Данияр обернулся и посмотрел на красивую брюнетку, что смотрела на него призывно и покорно. Он чуть небрежно отцепил ее ручки от себя, повернул к себе спиной и шлепком по попке отправил к столику.
   - Иди работай.
   Девушка капризно надула губы, но отправилась куда сказали. Дан проводил ее равнодушным взглядом. Он не пользовался своими девочками, предпочитая выбирать себя партнерш не из числа работниц, не зависимо от их профессии - будь то танцовщица, проститутка или официантка. В принципе - он не брезговал. Его девочки были чисты, красивы, не потрепаны таким образом жизни. Из толпы в клубе только взгляд знатока опознал бы в них представительниц древней профессии: по излишне манерным движениям, разговору, по пустому взгляду глубоко в глазах и по фальшивой улыбке. Просто это было его правило - не смешивать работу и развлечения. А сейчас он был на работе.
   Данияр проводил взглядом Малого, который в обществе своих девиц направился к лестнице, чтобы уехать. Он подмигнул одной из сопровождавших его красавиц. Девушка в ответ едва заметно кивнула. Это было таким своеобразным приказом присмотреть за парнем - чтоб делов не натворил по пути домой, а то с него станется. Уверившись, что с братом все нормально, мужчина вернулся к обозрению танцующих, закуривая сигарету и глубоко затягиваясь. Потом взглянул на часы и, прикинув время, направился вниз - за приглянувшейся девушкой. Свободно проходя через толпу, Данияр целенаправленно двигался в сторону бара, где приметил красавицу. Он подошел вовремя - девушка встала, чтобы уйти.
  
  
   Перед Соней стоял высокий мужчина. Темноволосый, красивый до безумия, с глубокими карими глазами. На вид ему около тридцати. Широкоплечий, тонкая черная безрукавка обтягивает литые мускулы торса, обнажая сильные руки, с татуировкой на одном из предплечий.
   Он смотрел прямо на нее, не мигая и не давая прочесть свои эмоции. В его глазах был только интерес к ней. Внимательно и пристально глядя на девушку, он смущал ее. Но спрятать взгляд не было возможности - он будто гипнотизировал.
   - Пойдем, - сказал мужчина, протягивая ей свою руку ладонью вверх.
   Соня перевела растерянный взгляд на нее и увидела, как ее собственная ложиться сверху. Крепкий, но осторожный захват, и мужчина уже ведет ее за собой к танцполу. Как раз кстати заиграла медленная мелодия, и он легко притянул ее к себе, обвивая второй рукой ее тонкую талию.
   Они плавно двигались в танце. Мужчина внимательно всматривался в поднятое к нему личико, а она так же пристально смотрела на него. Потом сообразила, что беззастенчиво пялится, смутилась и опустила глаза, не заметив из-за этого легкой усмешки на его губах. Взгляд Сони невольно оказался на уровне его плеч, и она стала рассматривать рисунок его тату. Какое-то своеобразное плетение, вроде кельтского узора с неизвестными знаками в нем. Сильные мышцы, загорелая кожа и запах - терпкий, с легкой примесью туалетной воды и сигарет. Сильные руки уверенно держат ее талию и ладошку в своих. Его движения плавные и завораживающие. Он очень близко, ей даже трудно дышать. А еще алкоголь бьет в голову, и от него в ней все мешается, появляются дикие мысли и полный хаос. Она кружиться, а тело чувствует только горячую кожу мужчины и поразительную легкость.
   Отстраненно девушка понимает, что музыка закончилась, а мужчина ведет ее за собой, все так же молча. А она покорно топает, не отрывая взгляда от его спины. Они подошли к лестнице и стали подниматься наверх. Он подвел ее к одному из столиков, где уже сидела большая компания. Казалось, что никто не обратил внимания на их пару. Мужчина усадил ее на диван и сам сел рядом, продолжая держать ее руку и начиная пальцами водить по ладони. Соня как околдованная смотрит на него, следит за каждым движением. В голове все крутиться, она не может понять, что не так и что вообще происходит. Почему она здесь, с ним, и что будет дальше.
   Мужчина спокойно смотрит на нее в ответ. Никто из них не произносит и слова. Ему они не нужны, а она не знает что сказать. Он отворачивается от нее, свободной рукой подносит сигарету ко рту, потом зажигалку и медленно прикуривает. Затягивается, а потом протягивает сигарету ей. Соня только отрицательно качает головой. Мужчина чему-то усмехается, глядя на нее. Делает еще одну, долгую затяжку, глядя на нее через дым, а потом вдруг резко наклоняется вперед, выдыхая дым прямо ей в губы. Она невольно сделала вдох и тут же закашлялась, вызвав его тихий хриплый смех. Он смотрит на нее чуть весело, с долей насмешки, но не говорит ни слова и больше не дымит в ее сторону, лишь время от времени задумчиво смотрит.
   У Сони в горле пересохло, и она потянулась к бокалу, что стоял на столе. Уже почти поднеся его ко рту, она остановлена его рукой.
   - Это коньяк, - выгнув бровь, предупредил мужчина.
   Она тут же ставит на место - алкоголя ей на сегодня пожалуй хватит. Мужчина тут же подает ей другой бокал с минералкой. Она выпивает его до дна. Холодная вода оседает в желудке и немного проветривает сознание. Соня начинает пристально смотреть по сторонам, желая понять, что за люди рядом и укрыться от пронизывающего взгляда незнакомца, который вызывал в ней что-то тревожное.
   На диванах рядом и напротив сидят мужчины, примерно все одного возраста - в районе тридцати лет. Все представительного вида, в фирменной одежде и дорогих аксессуарах, типа часов, колец и запонок на рубашках. Почти все в деловой одежде, кроме нескольких человек вместе с тем, кто сидит рядом с ней. Рядом с мужчинами красивые, как на подбор, длинноногие красавицы: блондинки, брюнетки, рыжие и шатенки. Они улыбаются своим спутникам, позволяют себя целовать, ласкать и раздевать.
   "Раздевать?!" - мелькнула в голове Сони мысль.
   Она в шоке смотрела на то, как двое мужчин обнажают сидящую между ними девушку. Один из них целует ее, удерживая за лицо, а руки другого скользят по ее ногам, чуть раздвигая их. Ладони под коротким подолом, девушка приподнимает бедра, а мужчина стягивает с нее трусики.
   Соня безбожно покраснела, не в силах поверить в то, что видит и оторвать взгляд от этого порочного, но завораживающего своей откровенность действа. Ей стыдно смотреть на все это, но в то же время это так притягивает.
   - Нравится? - неожиданно раздается шепот у ее ушка.
   Она резко поворачивается и оказывается в нескольких сантиметрах от лица своего незнакомца.
  
  
   Данияр почти с любопытством смотрел на девушку, видя удивление и шок в широко распахнутых зеленых глазах. Она несколько раз облизала пересохшие губы, не отрывая взгляда от сцены напротив. На щеках румянец, но глаза не отводит, смотрит как завороженная.
   - Нравится? - наклоняясь к ее уху, спрашивает Дан.
   Она поворачивает к нему лицо - на нем растерянность, смущение и любопытство. Она снова облизывает губы. И это в такой опасной близости от него. Он опускает на них взгляд, представляя себе, какие они на вкус. Снова возвращает взгляд к ее глазам.
   - Хочешь присоединиться?
   Вот теперь в них не растерянность - в них страх, паника и непонимание. Она резко и отрывисто несколько раз качает головой, глядя все более пугливо.
   - Расслабься, - хмыкнул Данияр, вновь откидываясь на спинку дивана и укладывая руку вдоль нее. - Я просто спросил.
   - Я... мне пора, - начинает подниматься на ноги девушка, не отрывая взгляд от его лица.
   - Сядь, - излишне резко сказал Дан.
  
  
   Соня не на шутку испугалась его холодного тона. По телу пробежали мурашки, а внутри все сковало напряжение и ожидание опасности. Но ослушаться она не посмела. Села и отвернулась от него. Тут же ее взгляд вперился в тройничок напротив. Девушка была уже совершенно обнажена, принимая ласки двух мужчин по бокам от себя. Соня резко отвела взгляд и заметила, что кто-то смотрит на это, а кто-то кажется и не замечает вовсе, поглощенный разговором или выпивкой. И ни у кого она не видит удивления. Для них это нормально, привычно или просто в порядке вещей.
   - Я хочу уйти, - почти умоляюще говорит девушка, повернув лицо к тому, что привел ее сюда.
   Он на мгновение задумался, глядя на нее. Потом встал на ноги и протянул ей руку. Девушка вцепилась в нее как в последнее спасение и безропотно двинулась за уводящим ее мужчиной. Он не спускался вниз, а прошел дальше по балкону до тупика, где была дверь. Достал ключ из кармана и открыл замок. Они вошли в небольшой коридор, который вел к двум дверям. К одной из них подошел мужчина и открыл ее, пропуская Соню вперед.
   Они оказались в кабинете. Небольшой, с панорамным окном на зал внизу, столом, компьютером и диванчиком. В углу маленький бар.
   Мужчина зашел вслед за девушкой. Давая ей время осмотреться, подошел к бару и налил себе виски, а ей текилы. Подошел к смотрящей вниз девушке и протянул ей рюмку. Она взяла ее дрожащей рукой и залпом выпила. Зачем, почему и стоило ли? Но выпила. Снова отвернулась от него, уже не в силах выдерживать пристальный взгляд. Голова опять закружилась, и девушка пошатнулась. Он тут же поддержал ее за локоть и усадил на диван, присев перед ней на корточки.
   Они смотрели друг на друга, по-прежнему молча разглядывая. Соня с трудом понимала все происходящее - последние несколько рюмок были явно лишними. Мысли разбежались, оставив после себя блаженную пустоту и неведение.
   - А меня парень сегодня бросил, - неожиданно сказала Соня. - Сказал, что я не красивая.
   - Дурак,- только и ответил мужчина.
   - Да, наверно.
   Снова тишина, и он по-прежнему просто смотрит на нее. Соня уже не знает, куда деваться от этого взгляда. Он пугает, завораживает и притягивает. Глубокий, темный, таинственный и чарующий. Утонуть хочется в таком. Что она и делает, вглядываясь в него несколько минут. И даже не замечает, как он становиться все ближе, что губы опаляет горячее дыхание, что сильная ладонь ложиться на ее лицо, а потом скользит в густые локоны на затылке. И поцелуй. Обжигающий, горячий, требовательный и властный. Закрыть глаза и плыть дальше по волнам удовольствия, что он несет за собой. Раскрыть ротик под напором языка и тихо простонать от эротичности ласки. Вцепиться пальцами в горячую кожу на крепких плечах и оставить на ней следы. Ответить, наконец, вызвав удовлетворенный рык. И оказаться придавленной тяжелым телом к дивану.
  
  
  
   ГЛАВА 2
  
  
   Соня медленно приходила в себя. Голова раскалывалась, стуча изнутри отбойными молотками по черепной коробке. Горло пересохло, и во рту было препротивное ощущение. Все тело ломило, а глаза болезненно реагировали на яркое солнце за окном, отказываясь открываться после первой попытки. Девушке потребовалась несколько минут, чтобы овладеть своим телом и привести его в вертикальное положение. Тут же еще больше заболела голова и тошнота подкатила к горлу.
   Как только Соня открыла глаза, сразу же поняла, что не дома. Шикарная спальня с огромными окнами, дорогой мебелью и антиквариатом была далека от ее скромных хором. И на дом Таси это тоже не походило. В комнате витал смутно знакомый запах, определить который она не смогла.
   Девушка дико испугалась, не в силах разобраться в ситуации. А потом появилось ощущение чего-то не того в теле. И это никак не относилось к ее состоянию. Она была голой. Под простыней, что она прижимала к себе, она была полностью обнаженной. Тут же перед глазами всплыл темный, загадочный взгляд незнакомца, его руки у нее на талию во время танца, его губы на ее губах в кабинете клуба, его твердое сильно тело на ней. А дальше пустота.
   Соня прижала ладошку к губам, боясь истерично расплакаться. Но глаза все равно заволокла пелена. Она не помнила ничего после поцелуя с мужчиной. Но она лежит в чужой спальне, голая - не трудно предположить, что произошло дальше.
   Девушка судорожно сжимала руками тонкую простыню у себя на груди, не веря в то, что с ней случилось подобное. Что она попала в такую ситуацию, что она переспала с незнакомым мужчиной, и что даже не помнит этого! Внутри все противилось, а напряжение грозило перерасти в истерику.
   Соня дернулась от неожиданности, когда дверь в спальню открылась и на пороге, прислонившись к косяку двери, встал мужчина. На нем не было ничего кроме джинс, да и те были не застегнуты. Его мускулистый крепкий торс предстал глазам Сони во всем своем великолепии силы и мощи. Красивое лицо, взъерошенные влажные волосы и непонятный, чуть прищуренный взгляд карих глаз. Сигарета в пальцах и гробовое молчание.
   Они смотрели друг на друга. Она испугано и затравленно, а он спокойно и чуть задумчиво. Соня все плотней прижимала к груди простынь, пытаясь скрыться от его внимательного, изучающего ее всю взгляда. Она не знала, что сказать или спросить - все слова сейчас казались глупыми. Она так сильно упала в собственных глазах, что просто уже не было желания узнавать подробности, а в общих чертах и так все ясно.
   Слезы все-таки сорвались с зеленых глаз. Она смотрела на него и плакала, не в силах сдержаться.
   - Не реви, - спокойно сказал мужчина. - Я тебя не трогал.
   Соня сначала растерялась, потом не поверила, но он смотрел прямо и четко. И потом облегчение. Такое сильное и такое желанное, что слезы потекли еще сильней.
  
  
   Данияр молча смотрел, как она ревет, не прерывая ее и не уходя. Ей явно стало легче от того, что он прояснил ситуацию. У нее был такой напуганный и затравленный взгляд, когда он вошел, каких он еще не видел. Столько в нем было сожаления, ужаса и отвращения к себе, что самому стало противно.
   Он действительно не трогал девушку в том смысле, в котором она думала. Он просто раздел ее и уложил спать. Когда в клубе она ответила на его поцелуй, ему голову снесло. Он был доволен, удовлетворен, заведен до бешенства. А она была такой сладкой, такой податливой и такой желанной, что он просто набросился на нее. Подмял под себя, и как изголодавшийся по ласке дикарь, набросился на ее рот. Его остановил стук в дверь.
   - Мирон, - донеслось с той стороны двери, - там клиент приехал.
   И как бы сильно ему не хотелось продолжить, он резко отстранился от девушки и, оставив ее на диване, вылетел из кабинета. Он долго ждал этого человека, долго добивался его внимания. И все бросить из-за минутного удовольствия не мог. Поэтому оставил красавицу на потом. Но "потом" не было. Когда он вернулся через час, она уже спала, чего и стоило ожидать после всего, что она выпила. Было жаль, но что-то изменить было не в его силах.
   Дан забрал девушку с собой домой. Уложил в машину и увез из клуба. Здесь, в спальне, раздел ее, бесстыдно рассматривая совершенное тело. Собственное настойчиво требовало продолжения, но брать ее спящей он не собирался. Поэтому прикрыл соблазн и ушел в гостевую спальню, намереваясь утром продолжить. Но деловой звонок вновь сорвал его планы. Намечалась важная встреча, пренебречь которой он не мог, так же как и вчерашним разговором, поэтому снова придется отложить задуманное.
   - Приводи себя в порядок и выходи, я отвезу тебя домой, - сказал Дан и вышел из комнаты, оставляя девушку одну.
  
  
   Соне хотелось задать кучу вопросов этому мужчине. И самым интересным было "почему"? Почему он ее не тронул спящей? Почему не разбудил? Почему привез к себе, а не бросил в клубе? Почему сейчас готов спокойно и без всяких условий отпустить ее и отвезти домой? Девушка очень хорошо помнила вчерашний поцелуй. Сколько в нем было огня и желания, страсти и дикости. Он явно хотел ее, но не взял. Даже сейчас, когда она проснулась и лежала перед ним обнаженной под тонкой простыней, он даже и шага не сделал в ее сторону. Это заставляло расслабиться и задуматься над нетипичным поведением мужчины.
   "Вот Денис бы своего не упустил" - с горечью подумалось девушке. Он не посмотрел бы и на ее бессознательное состояние и взял бы, что хотел. А потом бы просто сказал, что все было по обоюдному согласию.
   Девушка прервала невеселые и запутанные размышления, от которых еще больше разболелась голова. Встала с кровати и пошла в сторону второй двери в комнате, за которой она думала найти ванную. Так и случилось. Здесь же лежало ее платье и белье. Как только девушка сообразила, что незнакомец видел ее голой, снимал с нее одежду, не по себе стало. Но уж лучше так, чем то, что она предполагала проснувшись.
   Приняв прохладный душ, Соне стало чуть полегче. Она смыла с себя устойчивый макияж, который не испортился ни от бурных возлияний, ни ото сна. Посмотрела на свое отражение и невесело усмехнулась.
   "Интересно, - подумалось ей, - сейчас он сочтет меня красивой или же разочаруется?"
   А впрочем - ей на это должно быть наплевать.
   Соня оделась и вышла из ванной. Сразу же увидела на тумбочке у кровати стакан воды и аспирин. Невольно улыбнулась такой заботливости и выпила лекарство. А набравшись смелости, вышла из комнаты.
  
  
   Дан со скрытым удивлением смотрел на девушку. Она умылась, смыв вечерний макияж, разгладила волосы. Но нисколько не потеряла своей красоты, очарования и привлекательности. Она смотрела на него выжидательно, явно пытаясь прочесть, что он думает о ней такой - настоящей. А ему нравится, и намного больше, чем до этого. Он настолько привык к броскому макияжу, вульгарному внешнему виду, что такое проявление естественности для него намного привлекательней, словно глоток чистого воздуха. Его всегда окружали блестящие женщины, умеющие себя вести, подать и показать в лучшем свете. Не настоящие - искусственные, манерные и слишком идеальные. А в этой девочке чувствовалось, что именно такой - настоящей - она привыкла быть. Сейчас это была она - сама по себе, такая какая есть. И это цепляло еще больше.
   - Готова? - только и спросил мужчина, не показав своей реакции на нее.
   - Да, - кивнула девушка.
   Дан вышел из дома, краем глаза наблюдая, как девушка осматривается по сторонам. Данияр жил в загородном доме, предпочитая уединение и спокойствие. Здесь был большой участок, красивый просторный дом и гараж на несколько машин - больше ему и не требовалось. В городе была квартира, но жить он предпочитал здесь. Никого сюда не звал и не возил. А ее привез. Это заставляло задуматься.
   Из гаража Дан вывел джип и усадил девушку рядом с собой, пристегнув ремнем. Ехали в молчании. Только когда въехали в город, он спросил, где она живет. Она тихо назвала адрес. Всю дорогу он бросал на не взгляды, но она все время избегала их, глядя в окно.
   - Как тебя зовут? - спросил, наконец, Дан.
   Было действительно странно, что они даже имен друг друга не знают, и это притом, что их знакомство дошло буквально до постели.
   - Соня.
   - А фамилия?
   - Александрова, - без задней мысли ответила девушка.
   - Я Данияр.
   Соня бросила на него короткий взгляд, будто примеряя - подходит ему это имя или нет. Потом снова отвернулась к окну. Дан больше не задавал ей вопросов. Привез по указанному адресу и попрощался.
   - Спасибо, - тихо пробормотала девушка, пряча глаза.
   Дан только хмыкнул и уехал, провожаемый задумчивым взглядом девушки.
  
  
   Соня зашла в дом, уже готовясь выслушать обвинительную речь от отца о ее выходке - не прийти ночевать домой и даже не предупредить об этом. До этой ночи такое было всего пару раз за всю жизнь, когда Тася уговаривала ее на маленький девичник на двоих у нее дома. Но к удивлению девушки, отец спокойно поприветствовал ее и спросил, как они с Тасей повеселились.
   - Эээ, Таисия тебе звонила? - чуть растерялась Соня.
   - Да, - несколько укоризненно глядя на дочь, ответил Борис Анатольевич. - Сказала, что ты перебрала и уже спишь - поэтому и не позвонила сама.
   - Да, было такое, - чуть виновато улыбнулась девушка.
   Врать она не любила и никогда этого не делала, но сейчас была благодарна подруге за эту ложь. Отец пошел по своим делам, а девушка отправилась к себе в комнату. Как только она вошла - сразу же обратила внимание на вибрирующий мобильник. Звонила подруга. Разговаривать сейчас о случившемся хотелось меньше всего, но деваться некуда. Однако Тася, как только поняла, что подруга дома, прервала звонок и сказала, что сейчас приедете. Соня только вздохнула и переоделась. На кухне приготовила себе чай и уселась ждать Таисию.
   Подруга приехала уже через полчаса и сразу же потребовала объяснений вчерашнему исчезновению Сони. Девушка рассказала все, как было, чуть стесняясь своего поведения и глупого поступка. Не иначе как расстройство и алкоголь сыграли свое дело.
   - Ну ты влипла! - протянула Тася, когда подруга закончила рассказ.
   - Почему? - сразу же напряглась Соня.
   - Твой Данияр - владелец этого клуба. Мутный мужик. Богатый, успешный - но все нажито нечистым путем.
   Соне не по себе стало от того, что сказала Тася.
   - Но он же отпустил меня, - как-то сдавленно сказала она. - Зачем я ему? Так, мимолетное развлечение.
   - Хорошо бы, - вздохнула подруга.
   - Он наверно и не вспомнит, как меня зовут.
   Но все равно тревожное чувство не отпускало. А когда Тася ушла, стало еще хуже. Да и Соня усугубила его, когда полезла в интернет и вела в поиске имя Миронова Данияра. Тут же высветились статьи о нем, его жизни и работе. Помимо ночного клуба ему принадлежал дорогущий ресторан и сеть СТО. Все эти детали упоминались как бы между прочим в статьях о его жизни. Большая их часть была провокационной. Там намекалось на нечистый бизнес, торговлю наркотическими средствами, оружием и девочками. Однако никаких доказательств не было. Не женат, не имеет постоянной девушки, держится обособленно от деловой жизни города, из семьи только младший брат. Почти к каждой статье прилагалась фотография мужчины. Везде он был разным. В деловом костюме, выходящий из своего ресторана, фото из клуба, где он в компании друзей и девиц. Еще одно во время его выхода из спортцентра, на нем кепка, майка, оголяющая большую часть накаченного торса и шорты.
   Соня даже не заметила, как пристально рассматривает каждый снимок. На всех фотографиях он был с тем же загадочным, ничего не показывающим взглядом темных глаз, сжатыми губами и красивым лицом. Этот мужчина был загадкой, таинственной и манящей.
   Девушка оборвала свои глупые мысли и закрыла страничку. Все это немного пугало. Мало ли что в голове у такого человека, вдруг он ее преследовать начнет? Соня вслух фыркнула над бредовостью этой мысли - было бы ради кого устраивать это преследование. Она действительно была уверена, что он уже забыл ее имя и ее вместе с ним. Вокруг него увиваются красивые женщины, вряд ли в их обществе он будет вспоминать ее - ходячее недоразумение, с которым он даже не переспал.
   И все же тревога давила на девушку. Она никак не могла выбросить из головы этого мужчину. Но по прошествии недели Соня все-таки успокоилась. Данияр никак не давал о себе знать, не появлялся и не искал ее. Об этой ей сказала Тася, которая на неделе была в клубе и видела Дана в обществе какой-то девушки, что висла на нем целый вечер, а потом они вместе уехали. Внутри что-то кольнуло при упоминании другой рядом с ним, но Соня не поняла этого и никак не выказала эмоций на этот счет, а окончательно расслабилась, уверенная в том, что ее приключение останется без продолжения.
   За всю неделю после расставания со своим молодым человеком Соня ни разу не видела Дениса. Он не звонил и не приезжал. И это радовало. Горечь обиды приелась и девушка полностью пришла в себя, уже не жалея о том, что рассталась с ним. У нее впереди была сессия, потом лето и работа на сезон. Она сможет полностью погрузиться в свои дела, не отвлекаясь на парня и его вечные скандалы на тему их отношений.
   Примерно через полторы недели после случившегося в клубе, Соня выходила из универа. Она шла, уткнувшись в книгу, не замечая никого вокруг, как очень часто делала. Но неожиданно она резко почувствовала на себе чей-то взгляд. По телу пробежали мурашки, и она резко подняла голову. Чуть впереди, прямо перед крыльцом на парковке стоял знакомый джип. А перед ним, медленно затягиваясь сигаретой, стоял Данияр, глядя прямо на Соню.
   Дыхание сбилось от этого знакомого темного взгляда карих глаз. Соня замерла на месте, не веря в то, что видит. Она немного испугалась, но в то же время кровь ускорила свой бег и сердечко забилось чаще. Он не забыл, нашел. Зачем? Неважно. Стало тепло внутри. От чего - Соня сама, наверно, не могла понять. Из головы моментально вылетело все плохое и ужасающее, что она узнала об этом мужчине. Значение имели только его глаза, которые смотрели на нее внимательно и пристально.
  
  
   Дан смотрел на свою девочку и видел и ее удивление, и легкий испуг и даже предвкушение. Она явно не ждала его, но была рада видеть. На ней были свободные длинные шорты, кроссовки, большая футболка и очки на носу. Волосы убраны в косу, а в руках рюкзак. Ничего примечательного и особенного. Но он смотрел только на нее, не видя строящих ему глазки студенток, которые обращали внимание на красивого молодого мужчину с дорогой машиной. И видел он перед собой не смущенную и растерянную девушку, а свою красавицу, которую раздевал догола у себя на постели. Видел все ее соблазнительные изгибы, которые она так старательно прятала под свободной одеждой, видел ее блестящие красивые глаза и чувствовал отклик сладких губ. Ради всего этого он приехал. Раньше не получилось - много дел и завал на работе. Но не проходило и дня, чтобы он не вспоминал Сон - запала она ему в душу. Уже в тот же день, как они расстались, он приказал собрать о ней краткую информацию.
   Девятнадцать лет, учиться на юридическом. Имеется парень, который, как она сказала в тот вечер, ее бросил, живет с отцом, мать умерла, когда ей было три года. Учиться на отлично, в свободное время работает. Нигде не гуляет, по ночным клубам не зависает. Тихая домашняя девочка. Из друзей только одна подруга. Из того же досье он узнал, где конкретно она учиться и сегодня приехал к ней.
   Мужчина докурил сигарету, все так же не спуская глаз с нее, все еще стоящей напротив и смотрящей на него чуть растерянно и удивленно. Распахнул в приглашающем жесте дверь, ожидая - сядет к нему в машину или нет. Прикусила губу, раздумывая, а потом сделала шаг вперед. Дан чуть улыбнулся, когда она подошла, и закрыл за ней дверь. Обошел машину и сел за руль.
   - Пристегнись, - только и сказал мужчина.
  
  
   Соня не знала, зачем села к нему в машину, но противиться его молчаливой просьбе не смогла. Он не уговаривал и не приказывал - просил. В этот момент она не думала о том, что и зачем делает. Ей просто хотелось сесть в эту машину.
   В себя она немного пришла, когда Данияр, вместо того, чтобы повернуть к ее дому на одном из светофоров, поехал в противоположную сторону.
   - Куда ты меня везешь? - чуть напугано спросила Соня, тут же вспомнив все пугающие статьи об этом мужчине.
   - К себе.
   - Зачем?
   - Продолжать, что не закончили, - бросив на нее короткий взгляд, спокойно ответил Миронов.
   Соня испуганно посмотрела на него. Вот что за блажь на нее нашла, когда она садилась в машину?! Сама же!! Неужели не знала, зачем он приехал? Не понимала, что хочет? Понимала и знала, а уйти не смогла. Девушка все больше и больше поражалась собственной глупости и беспечности. Но этот его взгляд просто гипнотизировал - она не могла спокойно смотреть в его глаза.
   На очередном светофоре, Соня попыталась дернуть ручку двери, чтобы выйти из машины, но она оказалась заблокирована.
   - Открой! - тихо потребовала девушка.
   - Нет.
   - Я не хочу!
   - Я хочу, - только и сказал в ответ Дан, выжимая педаль газа.
   Соня забилась в угол и не спускала настороженного, умоляющего взгляда с красивого профиля всю дорогу.
  
  
   Дан не знал, зачем запугал девушку, был так резок и категоричен. Он ведь не собирался сразу же тащить ее в постель и насиловать. Нет, он просто хотел провести с ней время, присмотреться и понять, чем же она его так зацепила. Поговорить с ней, а там видно будет.
   Он снова привез ее в свой загородный дом, бессознательно и спокойно, будто так было всегда. Но так было только с ней и это казалось правильным. Он вышел из машины и открыл дверь с ее стороны. Девушка тут же отодвинулась от него подальше, глядя испуганно и просительно.
   - Да не шарахайся, не съем, - усмехается Дан, протягивая ей руку.
   Девушка минуту смотрит на нее, но потом все же подает свою. Мужчина крепко, но нежно держит ее и ведет за собой в дом. На кухне усаживает за стол и... начинает готовить обед. Достает из холодильника продукты и выкладывает перед Соней. Пододвигает к ней овощи, нож и разделочную доску.
   - Поможешь?
   Соня молча удивленно смотрит на него в ответ.
   - А ты ожидала, что я тебя в спальню потащу? - улыбнулся Данияр.
   - Да, - честно ответила Соня, глядя на него еще более удивленно.
   - Нет. По крайней мере, не сегодня, - усмехнулся мужчина, почти весело глядя на нее.
   Девушка взялась за приготовление салата, но все равно настороженно поглядывала на него. Однако скоро успокоилась - он никак не выказывал своих корыстных и сексуальных намерений. Они не разговаривали, каждый молча выполнял свою работу. А Дан поглядывал на нее в ответ, замечая, как она расслабилась и успокоилась.
   Он приготовил жаркое и картофельный гарнир к нему, а Соня доделала салат. Мужчина все разложил по тарелкам и сел напротив девушки, подвинув к ней ее порцию.
   - Ешь, - сказал Дан.
   Они ели в тишине. Мужчина беззастенчиво рассматривал девушку, смущая ее все больше и больше. Она даже вздохнула от облегчения, когда закончила. Но ему так понравилось смотреть, как она все время облизывает губы, что он решил еще немного ее подразнить.
   - Любишь мороженое? - хитро глядя на нее, спросил Данияр.
   - Люблю.
   Он достал из холодильника большое ведро с лакомством и, взяв Соню за руку, повел на веранду за собой. Усадил ее на плетеный диванчик и сел рядом. Открыл упаковку, набрал ложкой мороженое и поднес к ее губам.
   - Я сама могу, - смутилась Соня, под его насмешливым взглядом.
   - Я хочу тебя, - он сделал паузу, - сам покормить.
   Девушка смутилась и явно не знала, что ему сказать в ответ, поэтому покорно открыла рот, потянувшись к ложке. А Дан играючи отодвинул ее чуть-чуть на себя, смеясь над обидой в глазах Сони. А она снова покраснела. Мужчина усмехнулся и все-таки отдал ей мороженое.
   - Наелась, - сказала через время девушка, когда Дан предложил ей очередную ложку.
   Мужчина пожал плечами и сам принялся за десерт. Через время отложив от себя пустую банку, он повернулся лицом к Соне, снова разглядывая ее. Протянул руку и снял очки.
   - Почему ты не носишь линзы?
   - Неудобно, - пожала плечами девушка, отводя взгляд от слишком близко находящегося лица Данияра.
   Но он не дал ей этого сделать, обхватив пальцами подбородок и заставив посмотреть на себя.
   - Ты боишься меня? - спросил откровенно Дан.
   - А не надо?
   - Не надо. Тебя я не обижу.
   - Почему? - затаив дыхание спросила Соня.
   - Ты мне нравишься, - честно сказал мужчина, касаясь пальцами ее щеки.
   - Это гарантия?
   - Стопроцентная, - хмыкнул Данияр, всматриваясь в ее глаза.
   Соня хотела бы задать еще кучу вопросов. О его поведении, отношении к ней. О его мыслях и поступках. Она хотела узнать, что скрывают его карие глаза. Хотела спросить, что он хочет от нее, чего ей ожидать. Хотела знать, почему он обратил на нее внимание. Почему так смотрит. Вопросов было много, и они путались в голове, мешая соображать. А пока она выбирала, с какого же начать, он уже был у ее лица.
   Она не успела даже додумать мысль до конца, как его губы уже накрыли ее рот. Осторожно, изучающе и плавно, не так как в прошлый раз. Теперь он не спешил, не пугал и не заставлял. Просто дарил наслаждение и наслаждался сам. От легкости и нежности ласки, Соня прикрыла глаза, отдаваясь опьяняющим ощущениям и несмело отвечая.
   Данияр оторвался от ее губ, глядя на нее нежно, впервые что-то показав своими глазами, открывшись перед ней. Осторожно привлек ее ближе, усаживай себе на колени, и снова целуя. Соня несмело обвила руками его шею и зарылась пальчиками в густые темные волосы. Ее сводили с ума его запах и вкус с примесью сигарет и мороженого. Ей нравилось, как его сильные руки ненастойчиво скользят по ее спине, не позволяя ничего лишнего и не напрягая. Даже ладонь под футболкой не пугает, ласково поглаживая тонкую кожу поясницы и не больше.
   Постепенно поцелуй становился все горячее. По телу девушки пробегали искорки желания, а мужчина явно напрягся. С трудом, но Дан смог оторваться от пленительного ротика, понимая, что еще чуть-чуть и он просто не сдержится. А он ведь обещал, что не тронет ее. Да и не хотелось банального секса. Нет, он хотел ее, сильно, что доказывало напряжение в паху. Но не хотел просто поиметь и забыть в тот же день. Он хотел ее всю, целиком и надолго. Поэтому не стоило торопиться.
   Они оба прерывисто дышали, а девушка смотрела не него замутненными глазами, которые манили своим желанием.
   - Я отвезу тебя домой, - хрипло прошептал Дан ей в губы.
   Соня только и смогла, что кивнуть в ответ. Мысли еще не пришли в порядок, да и тело немного не так ощущалось. Нет, она знала, что это. Просто никогда прежде не ощущала сексуальное желание так сильно. Денис своими смелыми ласками ни разу не вызвал того томления, что одним только поцелуем удалось сделать Данияру. Было с самого начала понятно, что ее тянет к этому мужчине. Но Соня не подозревала, что так сильно. Именно этого не хватало в ее отношениях с Дэном: притяжения, страсти и правильности происходящего.
   Дан поднялся на ноги вместе с Соней на руках, следом опуская ее на землю и немного удерживая ее в своих объятьях, глядя в запрокинутое к нему личико.
   - Ты такая красивая, - касаясь его костяшками пальцев, произнес Данияр.
   - Не правда.
   - Правда, - твердо подтвердил. - Твой бывший ни хрена не понимает в красоте.
   Соня только чуть улыбнулась в ответ - все-таки приятно слушать комплементы, даже если они и не были правдивы. Но Данияр искренне считал девушку красивой. Да и не только он. Просто не сразу обращаешь внимание на нее - Соня очень умело научилась прятать свою красоту. А может, это было просто неосознанное. В любом случае девушка была очень привлекательной. Правильные черты лица, прямой нос, чуть припухлые нежно розовые губы и гладкая персиковая кожа. Среднего роста с потрясающей фигурой под теми объемными вещами, что она носила. Уж он-то очень внимательно рассмотрел ее.
   - Поехали, - сказал Дан, прерывая интимный поток мыслей.
  
  
   Данияр привез Соню к дому, останавливая машину у подъезда. Напоследок нежно коснулся рукой ее лица и попрощался. Девушка вышла из машины и провожала ее взглядом, пока та не скрылась за поворотом.
   - И что все это значит? - неожиданно раздался за спиной знакомый голос.
   Соня только чуть вздрогнула и приготовилась к объяснениям.
   - Привет, Тась,- поворачиваясь к подруге лицом, спокойно сказала девушка.
   - Ты с ума сошла?! - почти прокричала Таисия, подлетая к ней впритык и гневно глядя на него. - Ты закрутила роман с этим мужиком? Ты что не понимаешь, что он за человек? Как ты вообще до этого додумалась?
   Тася вылила на голову Сони такой поток вопросов, что она даже растерялась, не зная на какой ответить вначале.
   - Не кричи, - попросила Соня Таисию. - Всех соседей оповестишь о моей личной жизни.
   - Пошли, - вздохнула недовольно девушка, кивая головой на подъезд.
   Они поднялись в квартиру Сони, и гостья снова налетела на нее с вопросами и предупреждениями.
   - Я не знаю, как так получилось, - вздохнула Соня. - Он просто приехал в универ, а я села в его машину и поехала с ним.
   - Я тебя не узнаю, - пораженно вздохнула Тася.
   - Я сама себе поражаюсь.
   - Сонь, какого ты лезешь на рожон? Ты что не понимаешь, что он поиграет с тобой и бросит? Ты только от одного гада избавилась, и сразу же на другого напоролась.
   - Я же не специально! Просто так получилось!
   - У таких как Миронов просто ничего не бывает, - вздохнула Тася.
   Соня видела, что подруга искренне переживает за нее. Но она ничего не могла толком объяснить. Ее тянуло к Дану как магнитом. Когда она была рядом с ним - забывала обо всем: что он старше нее на десять лет, что он опасный человек, что стоило бы держаться от него подальше, что она вообще не собиралась в ближайшее время начинать новые отношения.
   - Беги от него. Не встречайся с ним, не садись к нему в машину. Просто в следующий раз уйди, - просила Тася подругу. - Я боюсь за тебя. Мало ли что у него на уме?! Может он тебя на иглу подсадит! Может работать заставит одним местом!
   - Прекрати, - поежилась Соня от ужасающих предположений подруги.
   Но в чем-то Таисия была права. Она совсем не знает этого человека. Смотрит в его пустые глаза и ничего не видит. Но с другой стороны рядом с ним так хорошо, даже правильно.
   - Я запуталась, - выдохнула расстроено Соня.
   - Мой тебе совет - не связывайся с ним. Да, он богат, красив, но у него черная душа.
   Соня промолчала - нужно время, чтобы разобраться в себе и своем странном и необычном отношении к Данияру.
   Девушка покачала головой: она видела-то этого мужчину всего два раза, а он уже запал ей в душу. Да так глубоко, что все мысли возвращались к нему.
   - Я знаю, что стоило бы остерегаться его, но мне рядом с ним так...спокойно.
   Тася посмотрела на нее как на сумасшедшую.
   - Я не знаю, как это все объяснить, - покачала головой Соня. - Не знаю.
   Подруга только губы поджала.
  
  
  
  
   ГЛАВА 3
  
  
  
   Весь остаток вечера и почти всю ночь Соня думала и размышляла: над словами подруги, над собственными ощущениями и эмоциями. Она правда не знала, что творит. Ей бы действительно бежать от Дана, а она только и думает о том, как он ее целовал. Никогда в жизни девушка не думала, что способна на такое безрассудство, на такую глупость. Она ведь действительно прекрасно знает, что это за человек, а с другой стороны - совсем его не знает. Она ведь только и сделала, что прочла статья о нем в инете. А какой он на самом деле...
   Соня вздохнула. Это глупо - предполагать, что Дан лучше, чем о нем писали. Не будь оснований для подобных статей - и никто бы их не написал. Дыма без огня не бывает. Но даже это не пугало и нисколько не тревожило девушку, что просто поражало ее саму.
   Весь следующий день Соня отстранено слушала лекции и отвечала на вопросы. Все мысли были о том, что посоветовала Тася - бежать. И она видела благоразумность этого совета, что было удивительно - подруга редко ею отличалась. Но тут это было как нельзя кстати. Но стоило только Соне вновь увидеть Дана на парковке перед крыльцом, как она без всякой задней мысли подошла к нему и села в раскрытую им дверь машины.
   Он снова привез ее к себе. Они вместе приготовили обед, почти не разговаривая. А если и общались, то только на отстраненные темы. Дан задавал простые вопросы - она на них отвечала, боясь задавать свои. В его присутствии девушка по-прежнему немного терялась, все время краснела от его шуток и игры слов. Снова в его глазах не было ничего, по чему можно было бы определись его мысли.
   Такие встречи стали ежедневными. Данияр забирал ее из универа, вез к себе, кормил. Потом они смотрели кино или гуляли в саду. И поцелуи. Каждый день и каждый раз он был разным: нежным, резким, требовательным, порой несдержанным. Но неизменно только на поцелуях дело и заканчивалось. Дан будто приучал ее к себе, к своей близости, к своей ласке. И она поддавалась. Научилась расслабляться рядом с ним, улыбаться, смеяться и чувствовать себя легко. И она совершенно забыла о своих сомнениях. Даже почти ежедневные разговоры с подругой не помогали ей собрать мозги в кучу. Рядом с этим мужчиной она просто забывала обо всем.
   Сегодня, к удивлению девушки, Дан привез ее не в дом, а на квартиру. Соня с любопытством рассматривала обстановку. Здесь было красиво, но как-то не так. Не было ощущения, что это дом. Скорей временное пристанище.
   - Нравится? - спросил Дан.
   - Не очень, - честно ответила девушка.
   - Почему?
   - Не знаю. У тебя дома лучше.
   - Это тоже мой дом.
   Соня только плечами пожала. Они снова вместе приготовили обед. Девушка в который раз поразилась тому, как виртуозно он обращается с посудой и продуктами.
   - Где ты научился готовить? - спросила Соня уже давно желая задать этот вопрос.
   - В армии. Я был помощником повара. Когда он демобилизовался, я занял его место.
   - Не думала, что в армии готовят жульен и мясо по-французски.
   Данияр тихо рассмеялся.
   - Там я получил азы. А уже дома, от нечего делать, попробовал что-то другое. Мне понравилось. Это вроде хобби.
   - Полезное хобби, - усмехнулась Соня, выхватывая с доски, где он резал овощи, кусочек болгарского перца.
   - Не воруй, - помахал грозно пальцем Дан, сверкая веселыми глазами.
   Девушка так редко видела в его взгляде какие-то эмоции, что каждый раз замирала и вглядывалась в него, наслаждаясь ими.
   - Что? - усмехнулся Данияр, когда Соня замерла на месте с легкой улыбкой на губах, глядя на него.
   - Ничего, - чуть смутилась она, отводя взгляд и стесняясь своего интереса.
   Они пообедали, а потом пошли в гостиную - смотреть фильм. Соня уютно устроилась на плече Дана. А мужчина обнимал ее рукой и касался пальцами ее волос, которые распускал каждый раз. Ему нравилось зарываться в ароматные локоны лицом и руками, чувствуя их запах и мягкость. Вот и сейчас, Соня смотрела на экран, а он уткнулся лицом в пряди, прикрывая глаза. Он все глубже и глубже зарывался в них, пока не добрался до ушка. Опалил его горячим дыханием, заставляя Соню хихикнуть, а потом прикусил зубами мочку, чуть втянув в рот. Девушка замерла на месте, наслаждаясь лаской и прикрывая глаза. Мурашки побежали по всему телу в предвкушении.
   Мужчина еще некоторое время ласкал ушко, потом его губы опустились ей на шею и плечо. Скользнули по скуле к губам. Соня тут же подалась ему навстречу. Данияр жадно приник к ней, сразу же делая поцелуй глубоким и чувственным. Потом он резко усадил Соня на себя, заставив обхватить согнутыми коленями его бедра, и еще ближе прижал к себе ее тело. Девушка смело обняла его за шею и ответила на поцелуй.
   Несколько минут они не отрывались друг от друга. Только когда дыхания стало не хватать, Дан прервал поцелуй. Соня смотрела на красивого мужчину затуманенными глазами. Так всегда было - одного только поцелуя хватало, чтобы ввергнуть ее в омут желания. И каждый раз Соне казалось, что вот сегодня она готова пойти дальше. Но Данияр еще ни разу не принял ее немое, чуть пугливое приглашение.
   Мужчина снова притянул к себе ее головку, вновь накрывая ее губы своими. Соня довольно вздохнула и снова потеряла себя в этой ласке. Девушка вздрогнула всем телом, когда горячие ладони Дана скользнули ей под футболку и стали нежно поглаживать кожу спины. Соня даже не сразу поняла, когда сильные пальцы ловко расстегнули застежку лифчика, и только глухо простонала, когда одна мужская ладонь со спины скользнула вперед, накрывая ее грудь, не стесненную бельем.
  
  
   Дан с ума сходил от ее стонов, губ и тела. Соня дрожала от желания в его руках, заставляя его терять остатки разума. Ему с каждым разом становилось все трудней сдерживать себя. И сегодня он решился не останавливаться только лишь на поцелуях. Поэтому и привез на квартиру. Возить ее к себе в дом стало так естественно для него, что он даже не заметил этого. А вчера вдруг сообразил, что не к добру это. Не нужна ему привязанность, не нужны чувства. Ему просто хорошо с этой девушкой. А больше и не требовалось. Но все же было странное чувство, что здесь, куда он возил всех своих однодневок, Соне не место. Она стала для него чем-то лучшим. Он наслаждался ее обществом, присутствием, нежностью и красотой. Отдыхал рядом с ней душой. Но все же слишком он расслабился, пуская ее в свой дом, куда не было доступа никому. И он надеялся, что сравняв ее с остальными - немного успокоиться. Не нужны ему чувства и привязанности. Он всегда обходился без них. Вот только она заставляла его порой жалеть об этом: если они приносили столько радости, как с ней, то почему нет?
   Дан углубил поцелуй, лаская рукой полную грудь Сони и удерживая под спину ее извивающееся тело. Пальцы сжимали и поглаживали напряженные соски, вызывая в теле девушки неконтролируемую дрожь. И он знал, что это значит: ей хорошо, она хочет его. Не отрываясь от губ девушки, он поднялся на ноги, удерживая ее на руках, и понес в спальню. Не разрывая объятий, опустился вместе с ней на постель, крепко прижимая собой. Он оторвался от ее губ, желая взглянуть ей в глаза. В них было желание, страсть, но также и растерянность и испуг.
   - Ты боишься? - спросил Данияр, касаясь кончиками пальцев ее живота, тем самым поднимая футболку все выше.
   - Я... у меня... еще не было, - выдохнула с трудом Соня, отводя взгляд.
   Мужчина догадывался о чем-то подобном. Слишком уж скованной и пугливой была девушка.
   - Расслабься, - сказал Дан и снова поцеловал ее, вытесняя из головы все страхи, заменяя их негой и удовольствием.
   Он легко и ненавязчиво отводил в сторону ее руки, когда она в стыдливости пыталась остановить его. Протесты, что готовы были сорваться с губ, ловились его губами. Он шептал ей нежные слова, успокаивая и заставляя расслабиться. Его губы следовали за руками, лаская нежную обнажающуюся кожу. Он поражался отзывчивости стройного тела под ним: на каждое прикосновение его губ и пальцев, оно вздрагивало и подавалось им навстречу.
   Когда его руки опустились на пуговицу ее джинс, Соня снова попыталась удержать его.
   - Данияр...
   Но Дан заставил ее умолкнуть глубоким, настойчивым поцелуем, в то время как руки уже освобождали ее стройные ножки из плена брюк. Он отбросил в сторону ее одежду и оторвался от губ, чтобы посмотреть на то, что получилось.
   Соня лежала перед ним в одних трусиках, стыдливо пряча взгляд.
   - Здесь нет ничего, что бы я еще не видел, - прошептал Дан ей на ушко. - Я ведь уже раздевал тебя, помнишь? - отводя в сторону ее руки с груди, добавил мужчина.
   Его губы скользнули по ее лицу, шее, ключицам и оказались на груди, сразу же хватая в свой плен одну из напряженных горошин. Одной рукой он опирался о кровать, а второй начал медленно поглаживать ее животик. Ему бы немного притормозить, сбавить напор и торопливость, но он так сильно и так долго хотел ее. И ему было непривычно действовать вот так. Чаще всего было все и сразу. Но она была другой, поэтому и подход к ней был индивидуальным. Кончики его пальцев скользнули под узкую резинку белья, поглаживая напряженный животик. Соня тут же плотно стиснула ноги. Он лишь в ответ одарил ее чуть снисходительный взглядом, приникая следом к ее губам и коленом без труда раздвигая ее бедра. В тот миг, когда язык настойчиво и глубоко проник ей в ротик, его пальцы скользнули к ее интимным складочкам. По мере того, как поцелуй становился все горячее, внизу под его пальцами начинала сочиться влага. И пусть Соня все еще была зажата, все равно откликалась на его ласки самым примитивным образом. А когда раздался ее первый стон, и она шевельнула бедрами ему навстречу, он окончательно принял ее капитуляцию. Оторвался от губ и резко стянул с нее трусики. Его дикий бешеный взгляд сквозил по ее влажному, нежному и открытому для него телу. А девушка смотрела на него уже без прежнего испуга, тяжело и часто дыша и глядя почти умоляюще. Волосы густой волной разметались вокруг красивого личика, грудь соблазнительно поднималась и опускалась.
   Стоя на коленях между ее раздвинутых ног, Дан, не спуская взгляда с ее лица, стал расстегивать пуговицы на рубашке. Он быстро отбросил ее в сторону, оставаясь в белой майке, облепившей его скульптурное тело. Снова склонился над девушкой, пристально глядя ей в глаза.
   - Больше не боишься, детка?
   - Нет, - тихо ответила Соня, глядя на него широко открытыми глазами.
   Ее руки скользнули по его лицу, погладили щеки, подбородок и губы. Дан прикусил зубами ее пальчик.
   - Умница, - прошептал мужчина, снова накрывая ее губы своими.
   Но не успел Дан углубить поцелуй, как в гостиной требовательно зазвонил его телефон.
   - Черт! - прорычал мужчина, вскакивая на ноги и вылетая из комнаты.
   Он же просил сегодня ему не названивать! Решать все дела без него!
   - Да! - рявкнул Дан в трубку, глядя в спальню, где Соня, смущенная его пристальным взглядом, куталась в покрывало.
   - У нас проблема, - раздался голос его помощника.
   - В чем дело?
   - Через час бой в клубе. А бойца нет.
   - Ты без меня это не решишь?
   - Бойца обещал привезти твой братец. Но он приехал один и сказал, что сам будет участвовать.
   Данияр зло выматерился, отворачивая от двери, чтобы не пугать девушку своей злостью.
   - Близко его не подпускать к рингу - последние мозги вышибет! - приказал Дан. - Отмени вообще бой!
   - Поставлены слишком большие деньги. Да и народ уже собрался. И...
   - Ну?
   - Журавлев здесь. Это его боец ждет соперника.
   Данияр сжал кулаки. Да что за день сегодня такой!
   - Буду через двадцать минут, - сказал Миронов и сбросил звонок.
   Очень не хотелось никуда ехать и оставлять Соню. Но выхода не было. Данияр вернулся в спальню.
   - Мне нужно отъехать на пару часов, - сказал он, надевая рубашку и стараясь не смотреть на соблазнительницу. - Останься здесь.
   Не дождавшись ответа, мужчина вышел из спальни, а потом и из квартиры. Сел в свою машину и поехал в клуб. Хоть и был только еще ранний вечер, людей в ночном заведении было море. Он пробирался сквозь толпу к бару, за которым была дверь на кухню. Одним неуловимым жестом он перемахнул через стойку, под чуть удивленный взгляд работников и посетителей и прошел на кухню. Не обращая внимания на персонал, подошел к задней двери и набрал защитный код на приборной панели. Дверь со щелчком открылась, пропуская его в подвал. Внизу, в маленькой комнате была аппаратная. Там сидели двое, наблюдая за мониторами. Дан стал за спинами парней и пробежался взглядом по экранам, выискивая в толпе нужные лица.
   - Малой где? - спросил он, не увидев брата.
   - В раздевалке, - указал один из парней на крайний монитор.
   Данияр кивнул и подошел к еще одной двери, что вела в большой зал.
   - Открой, - приказал он.
   Одни из парней щелкнул кнопкой и металлическая дверь открылась. Дан вышел и сразу же влился в толпу, бушующую здесь. Народ, в основном мужчины, кричали, спорили, делали ставки и выкрикивали имена бойцов. Миронов, не обращая внимания на гвалт толпы, целенаправленно двигался в сторону раздевалок. Охрана на входе, завидев хозяина, тут же молчаливо расступилась.
   Уже на подходе к двери, Дан услышал, как Алан, его заместитель и помощник, распекает Малого за дурость.
   - Тебя же убьют к гребаной матери уже через минуту!! Размозжат твою дурью башку об решетку за два раза! Жить надоело??! Куда ты прешь??
   Дан вошел в комнату и посмотрел на злого и недовольного брата и на такого же Алана. Они стояли друг напротив друга и сверлили взглядами оппонента.
   - Малой, - привлекая к себе внимание, сказал Дан, недовольно глядя на младшего брата, - где обещанный боец?
   - Слился, - проворчал парень.
   - Почему раньше не предупредил? - прорычал Миронов, глядя на родственника с яростью. - Ты понимаешь, что это не игрушки?!
   - Я готов его заменить! - пылко воскликнул Малой. - Выпусти меня на ринг!
   Алан только вздохнул устало, а Дан просто стиснул покрепче зубы.
   - Вали отсюда. Чтобы и близко не подходил к клетке.
   - Но...
   - Вали! - рыкнул Дан.
   Малой зло посмотрел на брата, но не послушаться не посмел. Выругался и вылетел из комнаты, бросив на пол бинты.
   - Что делать будем? - вздохнул Алан, поднимая их с пола.
   - Где Журавлев? - спросил Данияр, выходя из комнаты.
   При одном только упоминании этого имени Дан морщился. Антон был правой рукой его главного конкурента и приемника - Сорокина.
   - Подобралась же парочка,- часто шутил Алан на эту тему, - птичий клин какой-то.
   Сорокин был уже стар и давно выпустил из рук большую часть прибыльного теневого бизнеса. А пока не нашел хорошего заместителя в лице Журавлева, Дан успел все прибрать к рукам. И началась война. Тихая, спокойная, но жестокая. Миронов не хотел уступать того, чего добивался годами, а Сорокин не хотел терять авторитет в глазах клиентов. И теперь при каждом удобном случае они выясняли, кто больше болтает, чем делает.
   Вот и сегодняшний бой был очередной стычкой на эту тему. Если сейчас Дан все не уладит, это разойдется далеко за пределы подвала, и обрастет такими подробностями, что еще не скоро он от них отмоется.
   Данияр и Алан медленно продвигались к клетке, где стоял Журавлев со своим бойцом. Матерый и опытный мужик был весь в шрамах и отметинах, показывавших его умение и количество проведенный боев. А рядом стоял деловой, в дорогом костюме Антон, излучая превосходство и власть.
   Миронов с другом подошел к ним и, не протягивая руки, кивком поздоровался, сухо и жестко глядя на конкурента.
   - Что ж ты, Мирон, не нашел бойца?
   - Почему же не нашел? Нашел. Он просто опоздал, - спокойно пожал плечами Дан, под непонимающий и чуть нахмуренный взгляд стоящего рядом Алана. - А ты уже подсчитывал не выигранные деньги? - усмехнулся мужчина. - Зря.
   - У меня лучший боец, - спокойно сказал противник, кладя ладонь на плечо зверя рядом с собой.
   - Вот сейчас и проверим, - хмыкнул Дан, начиная снимать рубашку.
   Все в удивлении смотрели на Миронова, которому друг вложил в ладонь бинты, так же шокировано глядя него.
   - Ну что, - начиная наматывать ткань на руки, спросил Дан, - начнем?
   Он холодно улыбнулся Журавлеву и легко запрыгнул в клетку, под ожесточенный крик восторженной толпы. Его противник также залез внутрь Семиугольника. Лязгнула железная дверь, и заскрипел ключ в большом навесном замке с цепью.
  
  
   Соня в нетерпении вышагивала по квартире Данияра уже третий час, не находя себе места. Ее смутное беспокойство было связано с Даном - это она знала наверняка. Он так стремительно ушел от нее, никак не объяснив это, что она просто растерялась. А когда немного пришла в себя - его уже не было. Он приказал ждать его здесь, и у нее не возникло даже мысли ослушаться этого приказа. Да и не особо хотелось. Соня просто позвонила Тасе и попросила ее прикрыть перед отцом.
   - Ох, заиграешься, смотри, - в очередной раз вздохнула подруга.
   Потом она позвонила отцу и сказала, что останется ночевать у Таисии. А потом просто ходила из угла в угол, терзаясь пугающим предчувствием беды.
   Девушка вздрогнула, когда услышала, как открылась в прихожей дверь. И сразу же ломанулась туда. В шоке застыла, прикрыв ладонью рот, когда увидела, как незнакомый мужчина буквально на себе затаскивает в квартиру Данияра.
   - Чего застыла? - прокряхтел незнакомец. - Помогай.
   Соня тут же выпала из ступора и подошла к Дану с другой стороны, подставляя свое плечо.
   - Чего вы из меня калеку делаете? - испугав девушку, резко прохрипел Данияр. - Сам дойду.
   Он оттолкнул в сторону мужчину и осторожно высвободился из объятий Сони. Тут же пошатнулся и упал бы, если бы сопровождающий вовремя не подхватил его. Дан еще попробовал отбиться от помощи, но безуспешно. Вдвоем Соня с гостем отвели Миронова в ванную, где усадили на стул.
   Девушка с ужасом смотрела на избитого Данияра. Порванная белая майка превратилась в красную от крови. На лице на скуле синяк и бровь с губой разбиты. Все руки в царапинах, а бинты, что были намотаны на кисти, изодраны в клочья, открывая взору израненные до костей костяшки пальцев.
   - Так, - начал неизвестный блондин, глядя на перепуганную Соню, - сама справишься?
   - С чем?
   - Раздеть, искупать, обработать раны. Маленькая что ли - не знаешь, что делать надо? - раздражался мужчина.
   - Его в больницу надо! - в ужасе глядя на избитого Данияра, воскликнула Соня. - Вдруг у него сотрясение или переломы!
   - Сотрясение есть однозначно, не очень сильно, но есть. А переломов нет, - спокойно отчитался гость. - Так что без больницы обойдется.
   - Но... - возмутилась девушка.
   - Все правильно, - поддержал слова друга Дан, выпрямляясь и морщась от боли. - Топай уже - сами справимся.
   Мужчина кивнул и торопливо вышел, хлопнув напоследок друга легонько по плечу. Но даже от такого простого жеста Дан скривился от боли.
   - Что случилось? - дрожащим голосом спросила Соня, боясь прикоснуться к нему
   - Подрался, - скривил лицо Дан. - Принеси ножницы.
   - Зачем? - тут же испугалась девушка.
   - Одежду разрезать - я сам не сниму.
   Соня умчалась на кухню за ними, все еще не придя в себя от случившегося. Это где ж так надо было подраться, чтобы быть в подобном состоянии? Или со сколькими?
   Вернувшись в ванну, Соня выбросила из головы все вопросы, отложив их на потом. Сейчас нужно было привести его в порядок. Она осторожно разрезала порванную майку, в ужасе глядя на синяки на ребрах Дана. То же самое сделала с джинсами. А потом остановилась, смутившись не к месту.
   - Это можно оставить, - умудрился весело хмыкнуть Данияр, бросив взгляд на свои боксеры. - Там все цело.
   Соня не знала - смеяться ей или плакать. Она впервые в жизни была в такой ситуации. Никогда раньше она не видела избитых до такой степени людей, не обрабатывала подобные раны. И никогда еще так не боялась. Ей было больно смотреть на мужчину, как он морщиться от боли, стиснув зубы, поднимаясь на ноги.
   Девушка, поддерживая его за локоть, помогла Дану дойти до душевой кабины. Быстро настроила воду и, не обращая внимания на собственную одежду, залезла туда же, чтобы помочь. Она бережно промывала глубокие и открытые раны, тихонько водила мылом по синякам и порезам, все время сдерживаясь, чтобы не заплакать от жалости - не нужна она ему.
   Она помогла мужчине выйти из душевой, вытерла его и смущенно отвернулась, когда он снял мокрое белье и замотал бедра в полотенце. Соня помогла ему перебраться в спальню и уложила на кровать.
   - Где аптечка?
   - На кухне посмотри.
   Соня нашла искомый предмет и вернулась в спальню. Сначала промыла раны перекисью, наложила заживляющую мазь на раны и втерла крем в синяки, стараясь не давить. Все, что нужно делать, ей говорил мужчина.
   - Я смотрю, ты не в первый раз сталкиваешься с такими ранами? - невесело хмыкнула девушка.
   - Бывало, - поморщился Данияр. - Останешься? - уже почти засыпая, спросил он девушку.
   Соня кивнула.
   - Возьми в моем шкафу сухие вещи, - вздохнул Дан и уже через минуту спал.
   Девушка укрыла его одеялом и, найдя необходимое в шкафу, вышла переодеться. Вернувшись, осторожно, чтобы не потревожить Данияра, залезла под одеяло, и легла рядом.
   Но сон не шел. Соня всматривалась в израненное лицо мужчины, думая над тем, как трудно с ним будет. Бессмысленно будет задавать какие-то вопросы, качать права. Она должна будет четко подстроиться под него и его ритм жизни, наплевав на то, что хочет она. Такой он человек. И она уже знала, что не сможет отказаться от него, пока он, естественно, хочет видеть ее рядом. Нет, она не влюбилась, это она понимала четко. Так же как и с Денисом. Но сейчас есть эта тяга к нему, желание смотреть на него без остановки, чувствовать на себе его ответный взгляд, тонуть в нем. Соня не знала определения всему этому, да и не хотела. Впервые в жизни ей было хорошо с кем-то так же как с подругой и отцом. И пусть он не тот человек, который даст ей такую же нежность, любовь и уважение, как они, все равно она хочет быть рядом с ним.
   Соня вздохнула, вспоминая в какой момент она стала такой: несерьезной и легкомысленной. Ведь никогда прежде она не сделала бы ничего подобного. Тася права - это не она. Но снова забиться в угол жизни она успеет всегда. А сейчас хочет расслабиться и жить так, как все, как подруга, как ее ровесники. И пусть это будет ошибка, она к ней готова.
  
   Девушка резко проснулась среди ночи от того, что рядом раздался громкий стон. Она тут же распахнула глаза и резко села, глядя, как Данияр пытается сделать то же самое.
   - Что ты хочешь? - хриплым спросонья голосом спросил она.
   - Не могу спать - болит все, - прокряхтел Дан, садясь, наконец, с помощью Сони.
   - В аптечке есть обезболивающее, сейчас принесу.
   - Не надо. Я сам, - упрямо возразил Дан, вставая на ноги и пошатываясь.
   Она тут же подскочила с кровати и взяла его под руку. Они пришли на кухню. Мужчина подошел к столу и стал в темноте копаться в аптечке в поисках обезболивающего.
   - Ох, давно я так хреново себя не чувствовал, - пожаловался Дан, когда Соня включила свет, а он поморщился от боли в голове, что вызвало яркое освещение.
   Соня только невесело усмехнулась, глядя на его согнутую спину с парой крупных синяков по бокам. И как у него ребра выдержали такие удары и не сломались? Девушка набрала в стакан воды и подала мужчине, который с трудом сел на диван. Дан выпил и поднял голову, благодаря ее за заботу. Тут же Соня смутилась от его откровенного взгляда, потому как на ней была только его рубашка, едва прикрывающая бедра. Она заметила, каким жадным взглядом он окинул ее с ног до головы. Точно таким же, когда она лежала перед ним обнаженная.
   - Подойди, - попросил Дан, не отрывая взгляда от ее тела.
   Девушка несмело сделала шаг вперед. Потом еще один, пока не оказалась к нему впритык. Данияр положил руки ей на талию и уткнулся лицом в живот, явно пытаясь успокоить свое тело. И хоть Соня смутилась этой мысли, все равно было приятно. И удивительно, что в таком состоянии он способен чувствовать что-то кроме боли.
   - Ты меня с ума сведешь, - прохрипел он ей в живот.
   Соня смутилась еще больше. Никто никогда не говорил ей таких приятных слов.
   - Пойдем, тебе нужно отдыхать.
   Данияр кивнул и позволил увести себя в спальню. Там Соня помогла ему устроиться и сама легла рядом. А Дан протянул руку и взял ее ладошку в свою, и кажется, сделал это уже во сне. Она чуть улыбнулась и сама следом заснула.
  
  
  
   ГЛАВА 4
  
  
  
   Дан просыпался с дикой болью во всем теле. Все-таки знатно его вчера отметелили, прежде чем он влился в бой и завалил того зверя, что выставил против него Журавлев. И был не меньше других удивлен таким исходом. Он не особо рассчитывал на победу, когда забирался в клетку, но все же удача не отвернулась от него и в этот раз.
   Стараясь не стонать, чтобы не разбудить спящую рядом Соню, Данияр встал с кровати и вышел из комнаты. На кухне выпил еще пару обезболивающих таблеток, которые хоть немного, но притупляли боль. Потом был душ, где ему стало чуть полегче от горячей воды, расслабляющей тело. Не успел он толком вытереться, как на пороге квартиры нарисовался Алан и Ринат.
   - Ооо, - протянул последний, с любопытством рассматривая друга. - Я смотрю, тебе неслабо влетело.
   Дан криво усмехнулся, здороваясь с друзьями.
   - Ты все уладил? - спросил он у Лазарева.
   - Да, - ответил Алан. - Вот твой выигрыш, - хмыкнул он, бросая пухлый конверт на стол.
   Данияр только скривился, глядя на стопку зеленых купюр, выпавших из бумаги. Ринат присвистнул, заглянув в конверт.
   - Мне что ли попробовать? Я гляжу - можно неплохо заработать, - усмехнулся он. - Ты чего, кстати, на ринг сам-то полез? Не нашел никого?
   - Времени не было искать, - поморщился Миронов.
   - Говорил я тебе - не хрен было Малому доверять это, - недовольно проворчал Ал. - Уже не первый раз подводит.
   Дан только нахмурился. Тут друг был прав - брат уже не в первый раз облажался. Он так стремиться занять уважаемое место в его кругу, что раз за разом совершает ошибки. Поспешишь - людей насмешишь. Вот и он так же: все торопиться, а сделать что-то нормально не может. Зато хочет все и сразу.
   - С ним я сам разберусь, - закуривая, сказал Дан.
   - Знаю я, как ты разберешься, - проворчал Алан. - Не нужна ему твоя забота и уговоры. Ему надо вляпаться по самое "не хочу", чтобы научиться жизни. А ты носишься с ним как с писаной торбой.
   - Я сказал, что сам разберусь, - разозлился Данияр.
   Он никогда и никому не позволял лезть в свою семью. Пусть и состояла она только из него и брата. Отсюда наверно и излишняя опека Малого. Он все время старается его отгородить от бед, проблем и ошибок, а тот все время на рожон лезет. Раз за разом просит его взять в дело, научить ему. А Дан не хочет - не желает он такой жизни брату. Была бы у него возможность исправить собственную - он бы воспользовался ею не задумываясь. Поэтому и не дает Малому погрязнуть во всем этом - знает, какое это дерьмо. А тот не понимает. Ему все видится в розовом цвете. Ему нравится власть и вес, что имеет он, Данияр. Вот только не понимает, какими путями все это приобреталось и удерживается.
   - Есть еще что-то срочное? - спросил Дан.
   - Ничего. Отдыхай. Пару дней мы без тебя продержимся, - ответил Алан, а Ринат кивнул, подтверждая слова товарища.
   Миронов согласно качнул головой, понимая, что отдых ему действительно необходим.
   Неожиданно Ринат присвистнул, глядя куда-то за спину Дану. Тот сразу сообразил, что мог увидеть друг. Но все же обернулся, чтобы взглянуть на соблазнительное зрелище: заспанная Соня, красивая, нежная, в одной его рубашке. Смущенная от того, что на нее с восхищением смотрит сразу трое мужчин и от того еще прекраснее.
   - Иди в спальню, я скоро, - сказал Дан, ревниво глядя, какими взглядами друзья провожают ее.
   - Хорошенькая, - ободрительно усмехнулся Ринат, под хмурым взглядом Дана.
   - Угу, - подтвердил Ал, заслужив такой же.
   Лазарев и Корнилов переглянулись и рассмеялись.
   - Так, валите работать, - проворчал Миронов, недовольно глядя на них.
   Те только хмыкнули в ответ, вставая с дивана и выполняя приказ начальника и друга. Данияр проводил их и вернулся в спальню, где застал Соню, неловко смотрящую на него.
   - Извини, я не знала, что ты не один.
   - Все нормально, - ответил Дан.
   - Как ты? - с тревогой глядя на него, спросила девушка.
   - Жить буду, - подходя к шкафу, ответил мужчина. - Одевайся, я отвезу тебя домой.
   - Ты сядешь за руль?- удивилась девушка.
   - У меня дела.
   - Ты уверен, что сможешь нормально вести? - поджала губы Соня.
   - Вот и проверим.
   Уже через полчаса они садились в машину. Соня с сомнением смотрела на то, как Данияр устраивается за рулем, время от времени едва заметно морщась. Но молчала, не подвергая сомнению его возможности - если сказал, что справиться, значит так и есть.
   Когда Дан привез девушку к дому, взял номер ее мобильного - раньше почему-то до этого не доходило.
   - Я позвоню, - пообещал мужчина, понимая, как банально звучит эта фраза.
   Но Соня никак не восприняла ее - только кивнула. Он проводил взглядом ее фигуру, пока она не скрылась в подъезде, и вырулил со двора.
   Данияр приехал к брату на квартиру. Дверь была открыта, разве что не распахнута на всю. Всюду валялись бутылки и разбросанные вещи. Дан поморщился, глядя на этот бардак. В спальне Малого обнаружился и сам он, в обществе какой-то девицы. Красавица проснулась сразу же, как только гость распахнул дверь, и тут же испарилась под властным кивком Дана. А вот Малой никак не выказал того, что готов к разговору - спал, как убитый. Миронов не стал расталкивать брата, зная, что это бесполезно. Вместо этого вышел из спальни, прикрыв за собой дверь и решив дождаться пробуждения родственника. Он вызвал уборщицу, и она быстренько навела порядок в квартире, пока Дан готовил поесть своему оболтусу.
   Парень проснулся только через несколько часов, когда Дан приготовил, поел, выпил пару чашек кофе и скурил полпачки сигарет.
   - Чего надо?- негостеприимно начал Малой, заходя на кухню и видя брата.
   - Поговорить, - спокойно сказал Данияр, глядя на него чуть прищурено.
   - О чем?
   - О вчерашнем.
   Парень поморщился от досады.
   - А что вчера было? Ничего особенного, все как всегда. Ты унизил меня и выгнал взашей.
   Дан видел, что брат злиться, вот только в упор не понимал этой злости. Когда же до него дойдет, что не ради показушничества он все это делает, что он нем, кретине, заботиться?
   - Почему ты не дал мне драться? - высказал, наконец, свою злость парень в гневном крике. - Почему ты ни во что не ставишь мое мнение и возможности?
   - Ты действительно не понимаешь? - прищурился Дан. - Я забочусь о твоем благе, о твоей жизни!
   - А ты спросил, нужна мне эта забота?! - кричал в ответ Малой, зло глядя на старшего брата.
   - А что тебе нужно? - сорвался на крик сам Миронов, вставая на ноги и недовольно глядя на него. - Деньги? Я даю тебе деньги! Машину? Я каждые полгода покупаю тебе новую! Квартиру? Она у тебя есть! Что еще?!
   - Возьми меня в долю!
   - Нет! - резко ответил Дан. - Мы уже говорили об этом. Я и близко не подпущу тебя к этому!
   - Но почему?! - кричал парень. - Я что дурак или идиот? Ты мне не доверяешь?
   - Да как тебе доверять, если ты элементарного не сделаешь? Какого черта ты вчера не предупредил меня о том, что нет бойца?
   - Я готов был заменить его собой!
   - Не смеши! - с долей презрения сказал Дан, глядя на брата. - И это ведь не в первый раз!
   - Да ты даешь мне поручения как самой последней шавке! Ты не понимаешь, что у меня просто нет стимула делать все правильно? Зачем мне стараться, если меня только и ждет, что за ушком почешут!? Дай мне настоящее дело! - требовал Малой, злясь все больше.
   - Какого черта тебя так тянет в это дерьмо?! - встряхнул его за грудки Дан, теряя терпение.
   - А тебя?!
   - Да была бы у меня возможность, я бы давно выбрался из него! Но ее нет! А тебе я даю такую возможность - избежать всего этого. Но ты как назло лезешь все дальше и настырнее! Зачем? Почему? Чего ты добиваешься? Чего хочешь?
   - Того, что есть у тебя! - кричал в ответ Малой, вырываясь из захвата брата. - Власти, влияния! Я устал быть в твоей тени! Устал быть Малым, младшим братом Миронова - царя и бога в нашем городе! Я хочу, чтобы на меня смотрели, как на самостоятельную личность. Хочу все получить сам!
   - Ты просто не знаешь, что это такое, - уже более спокойно сказал Дан. - Ты не представляешь как это трудно и тяжело! Терять друзей, их доверие. Смотреть на загубленные жизни и самому их отбирать! Ты знаешь, что такое смотреть человеку в глаза и нажимать на спусковой крючок? Знаешь, что это такое смотреть, как на твоих глазах убивают твоих друзей? Ты этого хочешь?! В монстра превратиться?!
   Дан не стал слушать ответ, а молча развернулся и вышел из квартиры. Так было всегда. За последние годы Малой становился все настойчивей в том, чтобы пробиться в ту жизнь, от которой он оберегал его как мог. Данияр не понимал, откуда в нем это стремление. Теперь понимает - зависть. Вот что движет парнем. Но он сам не знает, чему завидует. Это для него со стороны все кажется легко и просто - деньги текут рекой, авторитет зарабатывается. Но он не хочет смотреть вглубь: какой ценой и усилиями все это делается и достигается, что нужно что-то отдать взамен тому "благополучию", что Малой видит перед собой. Дан всегда старался спрятать от брата все грязь и мерзость своей жизни. Но видимо, Ал прав - пока он сам не увидит своими глазами мир, в который так рвется, изнутри, он ничего не поймет. Но было так страшно показать этот мир, а потом увидеть в глазах парня восторг. Он давно уже замечал, насколько жестоким и грубым эгоистом стал брат. Не ему, конечно, судить об этом, но он ведь столько приложил усилий к тому, чтобы не допустить подобного. Но как видно - все зря. Зависть очень губительное чувство. И искоренить его порой невозможно. А в парне оно засело глубоко и явно уже пустило корни.
   Данияр сел за руль и закурил, размышляя о судьбе своего брата. Он боялся увидеть однажды в его глазах себя - такого, какой он есть: жестокий, безжалостный циник и эгоист, беспринципная сволочь и паршивый ублюдок. Все это можно было смело причислить к его "достоинствам", которых было навалом. Да, в его мире только благодаря этому и выживаешь. Но так хочется иногда все бросить и просто расслабиться. Ты забываешься на время в развлечениях, в алкоголе, девочках и прочем. Но это все сиюминутно и неощутимо под грузом порока и мерзости в душе. И тогда ты ищешь постоянный лучик света. Несколькими годами ранее, для Дана это был брат, тогда еще юный, чистый и искренний. Но постепенно все это затерялось в том, чем себя старался напичкать Малой. А теперь, Дан лишь недавно это понял, этим лучиком стала для него Соня. Он не знал, насколько хватит ее света для него, сколько пройдет времени, прежде чем и он погаснет. И было немного горько при мысли о том, что он сам затушит его - не намерено, но тем не менее. Однако и отказаться от него во благо нее, он не был готов.
  
  
   Всю следующую неделю Соня не находила себе места. Дан не приезжал и не звонил ни разу за восемь дней. Первые несколько она списывала это на то, что он отдыхает и поправляется. А потом начала переживать. И в то же время корить себя за глупость и несдержанность. Дан ни разу не пообещал ей ничего, ни разу не намекнул на что-то большее, чем было между мини. Да, он ее хотел. Но это всего лишь желание, которое можно удовлетворить со многими, тем более что таких "многих" у него было навалом. А потом она мысленно отчитывала себя за то, что строит непонятные иллюзии и надежды. Да, он сказал, что позвонит. Но ведь не сказал когда. У него могли возникнуть какие-то проблемы или дела. А еще было жгучее желание поехать к нему самой. Она знала и адрес квартиры и дома, могла поехать и в клуб и в ресторан. Но тут же понимая, как это будет выглядеть со стороны, останавливала себя. Так нельзя, и Соня это осознавала.
   Девушка видела, что отец замечает ее тревогу и радовалась, что он списывал все это на предстоящую сессию. А еще видела, как радуется этому факту подруга. Ну, не то что бы радуется - просто Тася успокоилась и решила, что между ней и Даном все закончилось, что, несомненно, по ее мнению, просто замечательно. Соня не разуверяла ее в этом, просто молчала. Каждый раз как звонил телефон, девушка ожидала увидеть там неизвестный номер. Но каждый раз с разочарованием отвечала на звонок.
   Среди недели, Соня сидела на паре по истории, когда завибрировал мобильник. Она отпросилась на минутку выйти и ответила на звонок.
   - Где ты? - спросил Данияр.
   - На занятиях, - выдохнула Соня, вслушиваясь в знакомый голос.
   - Я заберу тебя пораньше, - он не спрашивал, а ставил перед фактом.
   - Хорошо, пара через двадцать минут закончиться.
   - Я приеду.
   Соня вернулась на занятие, но уже не могла сосредоточиться, вся в предвкушении встречи. Едва дождалась звонка и пулей вылетела из аудитории раньше всех, чего никогда прежде не было. Даже не услышала, как ее позвали.
   Но Дана еще не было. Девушка глянула на часы и успокоилась - еще пять минут.
   - Александрова! Ты куда так торопишься? - усмехнулся за ее спиной Дима, однокурсник.
   - Да так,- отмахнулась девушка.
   - У тебя конспекты есть по праву? Я свои посеял, - спросил парень, почесав затылок.
   Соня фыркнула на всеобще известную рассеянность парня и принялась искать в сумке свои.
   - Смотри мои не потеряй, мне еще готовиться.
   - Ты и так все знаешь, - усмехнулся Дима.
   Соня только улыбнулась в ответ.
   - Они мне все равно пригодятся.
   - Я постараюсь, - честно ответил парень. - А ты кстати куда? У нас же еще пара.
   - Прогуливаю, - проворчала Соня.
   Дима во все глаза смотрел на нее, не веря своим ушам.
   - Да ладно,- не веря, протянул он, - ты же у нас пример для подражания: за три года ни одной лекции не пропустила!
   - Не преувеличивай, - усмехнулась девушка.
   - Болезнь не в счет, - махнул рукой Дима. - Ну что ж, поздравляю тебя с поступлением в наши - прогульщиков - ряды! - пафосно изрек парень, стискивая девушку в шутливых объятьях.
   - Да ну тебя, - отвесила Соня подзатыльник хохочущему парню.
   Дима поблагодарил ее за конспекты и убежал на пары. Соня только после того, как он ушел, заметила, что Дан уже приехал. Стоит как всегда у машины и курит, с прищуром глядя на нее. Девушка радостно улыбнулась и помчалась к нему.
   - Привет, - улыбаясь ему, сказала она.
   - Садись, - распахивая перед ней дверцу, хмуро сказал Данияр.
   Улыбка на губах девушки увяла. Мужчина явно был не в духе. Бросил на нее пристальный непонятный взгляд и обошел машину, садясь за руль.
  
  
   Дану жутко не понравилась картина, которую он увидел, когда подъехал к универу Сони. Девушка стояла на крыльце с каким-то парнем, улыбалась ему, а потом еще и обнималась.
   - Кто это был? - не выдержал Дан тишины и задал все-таки вопрос на эту тему.
   - Где?
   - На крыльце. Парень, с которым ты обнималась, - сосредоточенно глядя на дорогу, почти прорычал он.
   - Однокурсник мой, - в голосе Сони слышалась растерянность.
   - А какого черта он руки распускает? - уже громче спросил Дан, показывая свое недовольство.
   - Да это в шутку все было! - усмехнулась девушка.
   - Хороши шутки! - бросив на улыбающуюся девушку недовольный взгляд, проворчал Дан. - А если я на твоих глазах буду тискаться с девицей, тебе это понравится?
   - Да не тискались мы! Он просто дурачился.
   Дан промолчал, не желая и дальше обсуждать это. Только скорость прибавил.
   - Куда мы едем? - спросила Соня, когда они не повернули ни в одном известном ей направлении.
   - За город - отдыхать с моими друзьями.
   Соня удивилась этому - никогда раньше Дан даже не говорил о своих друзьях. А сейчас вдруг позвал ее с собой.
   - Ты уверен, что мне стоит ехать с тобой? Мне кажется, я не вольюсь в твой круг общения.
   - Тебе и не нужно вливаться, просто будь со мной, - чуть улыбнулся Дан, коснувшись рукой ее подбородка.
   Соня слабо улыбнулась в ответ. Она была уверена в том, что не стоит ей ехать к друзьям Данияра. Она действительно сомневалась, что впишется в их круг. Ей до них далеко: и в плане возраста, и круга интересов. Но ради времени, проведенного в обществе Данияра, она попытается расслабиться.
   Дан привез ее за город в коттеджный поселок. Дом его друга Алана - того самого блондина, что привез его после драки домой - находился чуть в отдалении. Большой, двухэтажный и красивый, с большой лужайкой перед ним, где уже собрался приглашенный народ.
   Соня сразу же поняла, что небеспочвенны были ее тревоги - ей не вписать сюда. Была тьма народа. Богатые, красивые хозяева жизни - такие же как Данияр. Из толпы людей девушка узнала только Алана и еще одного мужчину, который так же приходил на квартиру Миронова. Остальных она впервые в жизни видела. Девушка моментально почувствовала на себе кучу взглядов: удивленных, презрительных и пренебрежительных. В основном со стороны присутствующих здесь дам. Все они были намного старше Сони, красивее и увереннее в себе. А девушка, до этого никогда не комплексовавшая из-за своей одежды и внешнего вида, тут же почувствовала себя замарашкой. С одной стороны, ее футболка, шорты и кеды как нельзя кстати подходили для отдыха на природе. А с другой, она сразу же выделялась на фоне гламурных красоток на каблуках и в мини юбках. Они была все накрашены, ухожены и великолепны. Соня же не могла похвастаться подобным: волосы затянуты в косу, а на носу очки.
   - Расслабься, - прошептал ей на ушко Дан, обвивая сильной рукой ее талию.
   - Мне здесь не место, - ответила девушка, пока они шли сквозь толпу людей, с которыми он здоровался или перебрасывался словами.
   - Твое место рядом со мной, остальное не должно тебя волновать, - чмокнул ее в кончик носа Данияр.
   Соня слабо улыбнулась в ответ. Мужчина познакомил ее со своими самыми ближайшими друзьями - Аланом и Ринатом. Остальных он даже не назвал, сказав, что ей это без надобности, а она и не против была. Именно от этих двух мужчин девушка не увидела ни одного косого или хмурого взгляда. Они сразу же втянули ее в разговор, и она была благодарна им за такую молчаливую поддержку. Не обсуждалось ничего из того, что не могла бы поддержать своим мнением Соня. Она-то боялась, что и рот за весь день ни разу не откроет. А еще рядом все время был Дан, держа ее в своих объятьях.
   - Ты будешь что-нибудь пить?- спросил Данияр.
   - Нет, - покачала головой Соня, глядя, как он делает глоток спиртного из бокала. - Ты же за рулем.
   - Мы останемся здесь на ночь, - спокойно ответил Дан, смутив ее немного своим откровенным взглядом.
   Заметив это, он усмехнулся и, притянув ее к себе, жарко поцеловал прямо тут - на глазах у всех.
   - На нас же смотрят, - чуть оттолкнув его, прошептала Соня.
   - Пусть. Зато все будут знать, что ты моя.
   - На меня тут кроме тебя претендентов нет, - фыркнула девушка.
   - Это ты так думаешь, - усмехнулся мужчина.
   Соня никак не отреагировала на его слова. Ей действительно было невдомек, что она выделяется из толпы не только своей простотой, но и естественностью, милым смущением и чистотой. Не понимала, что многие видят дальше неброской одежды и замечают, что она прячет под ней и очками.
   День медленно перетек в вечер. Соня постаралась поменьше смотреть по сторонам и поэтому расслабилась, все время чувствуя рядом Дана. Она общалась в основном с ним и его друзьями. Все остальные даже не удостаивали ее взгляда, о чем она откровенно не сожалела.
   - Ты куда? - спросил Дан, когда Соня вынырнула из-под его руки.
   - В туалет, - шепнула ему на ухо девушка.
   Он кивнул и вернулся к разговору. А она пошла в дом. Гости разошлись по всей территории дома, разбившись на группки. Уже практически никто не смотрел на странную спутницу Миронова, приняв ее присутствие как должное и неотъемлемое. И от этого Соня окончательно расслабилась. Ей всегда было плевать на мнение окружающих о ней. Так почему она именно сейчас вдруг озаботилась им?
   Но все же ее неприятно поразил разговор, который она услышала, когда проходила мимо двери на кухню из уборной. Там собрались почти все девушки. Кто-то курил, кто-то пил кофе или чай. Но собрались они здесь с одной целью - посплетничать. И Соня никогда бы и не остановилась послушать, если бы не услышала знакомое имя.
   - Вы видели, кого привез Данчик?
   - Жуть. И где он ее только откопал?
   - На экзотику потянуло, наверно, - кто-то рассмеялся.
   - Вообще, девочка ничего так. Приодеть только, да марафет на лице и на волосах навести.
   - Все равно она странная. Чем только зацепить могла? Говорят, он ее уже месяц обихаживает.
   - Ооо! Это что-то серьезное!
   - Не смеши! - фыркнула одна из девушек. - Данияр и серьезность - вещи несовместимые. Наиграется и бросит. Ты его что, плохо знаешь? Это так - время убить. Трахнет пару раз и пинком под пухлую попку выставит.
   - Это да, - протянул кто-то, соглашаясь со словами. - Ни одна еще дольше пары недель не задержалась. Вот был бы он не таким ветреным и непостоянным - я бы и сама на него не прочь глаз положить.
   - А то еще не положила!
   Раздался всеобщий смех.
   - Даа, - мечтательно протянула одна из девушек. - Данияр отменный мужик. Красивый, при деньгах, положении. И любовник что надо.
   - По себе знаешь?
   - А то, - самодовольно продолжал голос. - Он меня пару раз так отымел, что я ходила еле-еле пару дней!
   Снова смех.
   Дальше Соня не стала слушать - противно стало. А от чего - и сама понять не могла. Она что не знала, что Дан женщин меняет как перчатки, что он непостоянный? Или что она лишь временное увлечение? Все это было ей известно, так что ничего нового не услышала она из-за закрытой двери. Вот только все равно было горько. Она ведь с таким упорством гнала от себя подобные мысли, а тут они так легко прозвучали из чужих уст, поэтому и выбросить их или забыть было уже невозможно.
   - Чего такая кислая? - спросил Данияр, когда она вернулась за стол и села рядом.
   - Устала немного, - выдавила из себя улыбку девушка.
   - Потерпи - скоро все уедут.
   Соня только кивнула.
   Остаток вечера, пока не разъехались гости, она провела сидя рядом с Даном, молча потягивая воду из бокала и гоня из головы глупые мысли. Она сразу знала, что не стоит строить иллюзии, и она их не строила. Но все равно в глубине души теплилась надежда, что именно она нечто особенное для этого мужчины. Не зря же он обратил на нее - далеко не красавицу - свое внимание.
   - Задумалась? - раздался над ухом Сони голос Дана.
   Девушка перевела на него чуть рассеянный взгляд и не сразу кивнула.
   - Пойдешь в комнату?
   - Да, пожалуй, - выдавила из себя улыбка.
   А Данияр протянул ей ключи от машины.
   - Там в багажнике пакет - я купил для тебя вещи на случай, если мы останемся.
   Девушка взяла их, забрала из машины пакет и пошла в дом, где Алан показ ей комнату, где можно расположиться.
   - Спокойно ночи, - без всякого подтекста сказал мужчина и вышел, оставив ее одну.
   Соня вытащила из пакета вещи. Там было белье, намного откровенней того, что она предпочитала - а что еще было ожидать от Данияра? Еще пижама, тоже шелковая, но более или менее скромная, и принадлежности в виде зубной щетки и прочих мелочей. Девушке осталось только удивиться предусмотрительности Дана.
   Она взяла вещи и пошла в ванную, где залезла под теплый душ, пытаясь унять дрожь и предвкушение, смешанное с легким страхом. Она ясно понимала, что произойдет сегодня ночью. Немного боялась, хотела и не была уверена, что готова. А потом тут же в памяти всплыли все ощущения, что умел пробуждать в ней этот мужчина, и поняла, что все же готова.
   Соня надела самую скромную вещь из тех, что была, распустила волосы и вышла из ванной. Тут же увидела Дана у открытого окна. Он стоял к ней спиной и курил, глядя вниз. Мужчина никак не показал того, что заметил ее появление, поэтому она вздрогнула, когда он, все так же не оборачиваясь, спросил:
   - Подошли вещи?
   - Да, спасибо, - выдохнула Соня, глядя на него пристально и напряженно, переплетя перед собой пальцы рук.
   - Хорошо. Ложись, я скоро приду, - сказал Дан и, даже не повернув в ее сторону головы, вышел, заставив ее почти облегченно вздохнуть.
   Она еще раз окинула себя взглядом и мысленно поблагодарила его за то, что он проявил уважение к ее стыдливости. А ведь мог обернуться и посмотреть на нее, смущая своими темными глазами. Но нет, он предоставил ей возможность чуть-чуть расслабиться.
   Соня залезла в кровать и накрылась простыней до самых ключиц, напряженно глядя на дверь.
   "Как девственница в первую брачную ночь, которая не знает, что будет!" - фыркнуло насмешливо подсознание, заставляя ее улыбнуться и тем самым немного расслабиться.
   Соня улеглась поудобней, выпустила из рук ткань, не пытаясь больше состроить из себя невесть что и устало прикрыла глаза, ожидая, когда вернется Данияр. Но не дождалась - уснула.
  
  
   Дан вышел из комнаты и прошел в кабинет Алана - еще предстояло кое-что обсудить, прежде чем начнется новый день. Там же уже был и Ринат. Мужчины за полчаса обсудили все самое срочное и разошлись по комнатам. А Данияр пошел на кухню - выпить воды.
   - Не спиться? - спросил он у Алены, которая сидела на окне и курила, подходя к холодильнику.
   - Вы закончили? - спросила девушка.
   - Да, Ринат уже пошел наверх, - ответил Дан, наливая себе воды.
   - А ты чего не торопишься к своей куколке? - усмехнулась собеседница. - Оттягиваешь до последнего удовольствие? Ты это любишь, я помню, - прошептала Алена, облизывая губы.
   Данияр спокойно смотрел на манипуляции девушки, призывающие его откликнуться на них: томно прикрытые глаза, небрежно распахнутый на груди и бедрах халат, показывающий отсутствие белья. Вот только его все это не трогало.
   - Зря стараешься, - холодно улыбнулся Дан.
   - А если я лучше постараюсь? - спрыгивая с подоконника и подходя к нему вплотную, протянула красавица.
   - Не прокатит, - отбрасывая от себя загребущие ручки, спокойно ответил мужчина. - Ринат тебя уже ждет.
   - Пусть, - почти раздраженно ответила Алена, снова пытаясь обнять его. - Я не хочу его. Я хочу тебя!
   - Тогда зачем перед ним ноги раздвигаешь? - бесцеремонно спросил Данияр.
   - Потому что он за это платит. Будешь платить ты - буду раздвигать перед тобой. Хотя для тебя, - потянувшись губами к его уху и лаская его язычком, - я буду делать это бесплатно.
   - Мы это уже проходили, - отодвигая от себя Алену, сказал Данияр.
   Он никак не реагировал на все, что делала девушка. Его никогда особо не трогали ласки шлюх - слишком они были продажными. Но одно время он кувыркался с Аленой - кое-что она умела делать просто отменно. За это он платил ей. Нет, не деньгами - она все же была больше содержанкой, чем проституткой. Но это время прошло. Собственно, она была единственной, кому он платил за красивое гибкое тело.
   - Почему бы не повторить?
   - Нет желания.
   - Ах да, у тебя есть твоя замухрышка, - пренебрежительно сказала девушка, скривив губы. - И у тебя встает на нее?
   Дану изначально не нравился этот разговор, но упоминание Сони таким поганым ртом стало последней каплей.
   - Слушай меня внимательно, - прорычал зло мужчина, хватая перепуганную Алену за локоть. - Еще раз ты приблизишься ко мне или моей девушке или раскроешь рот - не обижайся. Тебе мало одного Рината? Так я тебя обеспечу клиентами - отымеют так, что жить не захочешь. И подругам своим передай то же самое.
   Дан презрительно оттолкнул от себя перепуганную Алену и, резко повернувшись, вышел из кухни. Уже на втором этаже встретил Рината, который шел искать свою девицу.
   - Мой тебе совет - гони свою шалаву куда подальше. Или рот ей заткни поглубже, - посоветовал Миронов другу.
   Ринат только нахмурился в ответ, но кивнул, понимая о ком речь.
   - Сам собирался. Давно пора.
   Дан одобрительно хлопнул друга по плечу и зашел в свою комнату. Соня уже спала, сладко улыбаясь и не дождавшись его. Мужчина взял свои вещи и тихо прошел в ванную. Принял душ и вернулся в спальню. Тихонько забрался под простыню и притянул к себе девушку, скользнув взглядом по ее сорочке, которую купил сегодня. Очень захотелось тут же разбудить девушку и снять с нее это безобразие самым горячим способом. Но она устала, да и он вымотался неслабо. Поэтому выкинул из головы соблазнительные картинки и закрыл глаза, утыкаясь носом с макушку Сони.
  
  
  
   ГЛАВА 5
  
  
  
   Соня медленно просыпалась от необычных, но приятных ощущений. Все тело было охвачено теплом и негой, а внутри в животе было томное напряжение. Она подняла веки и встретилась с горячим голодным взглядом карих глаз. Даже спросить ничего не успела, как оказалась прижата к постели большим телом, а губы требовательно накрыли ее рот. Руки Дана скользнули к ее бедрам, заставляя их раздвинуться и обхватить его талию. Горячие ладони оказались под коротким подолом ночной сорочки, задирая его все выше, пока грубые пальцы не коснулись тонкого шелка белья под ней. Девушка томно простонала, выгибаясь навстречу его руке, которая начала ласкать ее сквозь тонкую ткать.
   Данияр оторвался от губ Сони, чтобы посмотреть в замутненные наслаждением зеленые глаза и увериться в том, что она хочет его так же сильно, как и он ее. С голодным рыком он снова приник к ее губам, властно и настойчиво раздвигая их своим языком. А пальцы уже стягивали вниз по стройным ножкам крошечные трусики. Ему пришлось оторваться от ее рта, что отодвинуться и снять с нее эту досадную помеху, а вместе с ней и сорочку. Он смотрел на обнаженное тело перед собой и думал о том, что сегодня его, точно ничто не остановит: ни усталость, ни проблемы. Начнись сейчас Третья Мировая, и он никуда не уйдет из этой спальни.
   Соня сама потянулась к его губам, лишь бы спрятаться от его дикого взгляда, смущающего ее до ужаса. Она крепко прижала к себе голову Дана, покорно раскрывая губы под его напором и начиная все сильней заводиться от его смелых и откровенных ласк.
   Оторвавшись от сладких губ, Данияр стал спускать ртом все ниже, пока не захватил в плен вершину ее груди, с наслаждением вслушиваясь в протяжный стон Сони. Ее пальчики порывисто перебирали пряди его волос, то оттягивая его голову, то прижимая все ближе. Он умело возбуждал ее все больше каждым движением губ и пальцев, заставляя ее все чаще и громче стонать. Она извивалась под ним в стремлении поймать то, что он готов был дать ей.
   Дан резко поднялся вверх, дико набрасываясь на пухлые губы, одновременно с этим начиная входить во влажное тело девушки. Соня открыто подавалась ему навстречу, желая этого не меньше, чем он сам. Мужчина крепко прижимал к себе ее бедра, зная, что через мгновение она попытается отстраниться от него, и резко скользнул на всю длину. Девушка тут же сжалась под ним и прикусила губу от боли. Он тихонько зашептал ей на ушко слова успокоения и просьбы расслабиться.
   Соня постепенно поддавалась его тихому голосу, ненавязчивым ласкам и нежным поцелуям. И уже через пару мгновений смогла расслабиться и отпустить ту боль, что он причинил своим вторжением в ее девственное тело.
   А Дан просто сходил с ума от того, как ощущал ее. Тесная, горячая и нежная. Ему хотелось с остервенением врываться в нее со всей силы, заставляя кричать от наслаждения и удовольствия. Хотелось брать ее так, как он привык делать это: жестко, но нежно, сильно, но аккуратно. И стоило огромных усилий не позволять себе этого. Не в этот раз, не сейчас и не здесь. Он не хотел делиться ее стонами и криками со всеми живущими в этом доме. Все это должно было быть только для него. Это раньше для него никогда не было препятствием присутствие поблизости других людей. Было плевать, кто и что слышит или даже видит. Но его девочка была только для него. Ею, чистой и неоскверненной, он не хотел делиться. Не хотел, чтобы потом она стыдливо прятала глаза, когда на нее будут смотреть с усмешкой, вспоминая, как она кричала под ним за тонкими стенами. Не хотел видеть в глазах других мужчин зависть к себе, а в глазах женщин ревность и злобу к ней.
   А еще хотелось, чтобы этот раз Соня запомнила, как нежный и предназначенный только для нее. Не взрывной и дикий - таких будет еще множество, а именно нежный. Ему было не присуще это чувство, но ради нее он проявлял его все чаще и чаще. При этом это не оказалось таким трудным, как он представлял себе. Никогда не считал себя способным на подобное. Но Соня пробуждала в нем желание быть таким - осторожным, ласковым, нежным и добрым. И, как ни странно, но для нее ему не жалко было быть таким. Раньше он никогда не задумывался о том, что вообще значит все это. Но Соня сама была воплощением всего этого, и поэтому хотелось соответствовать ей.
   Девушка видела, что Данияр сдерживает себя и была благодарна ему за нежность - она нужна была ей сейчас как никогда раньше. Под ласковыми поцелуями его губ она прикрыла глаза, наслаждаясь медленными движениями его внутри себя, которые учащались, но не становились сильнее или грубее. В ее теле медленно, но верно назревало удовольствие, которое он подпитывал трепетными прикосновениями рук и губ к ее телу. Боль полностью ушла, оставив за собой лишь отголосок.
   - Дан, - протянула Соня, раскрывая глаза.
   - Что? - хрипло прошептал мужчина, касаясь губами и зубами ее ушка.
   - Еще, - смело выдохнула девушка, полностью расслабляясь и пытаясь притянуть его ближе.
   - Без проблем, - рассмеялся Данияр, делая резкое и глубокое движение, заставив Соню удивленно на него взглянуть. - Так?
   - Да, - смогла кивнуть девушка, пытаясь ровно дышать. - Еще. Не сдерживайся.
   - Ох, это ты зря, - прохрипел мужчина, сходя с ума от того взгляда, что подарила ему она.
   Резко он сел на колени, обхватывая руками ее бедра и притягивая к себе ближе. Одной рукой он легко усадил Соню на себя верхом и тут же впился губами в ее ротик, ловя стон удовольствия. Одной рукой удерживая ее голову, чтобы она смотрела на него, а другой поддерживая ее под спину, Дан начал двигаться, резко и тягуче, медленно и быстро, сводя Соню с ума частой сменой ритма и скорости. Девушка отчаянно цеплялась за его плечи, подставляя его жадным губам лицо, шею и грудь. Она всецело отдавалась ему, наслаждаясь каждым моментом и лаской. Полностью потерялась во времени и пространстве, поглощенная назревающим и закипающим под кожей наслаждением. Она смутно ощущала, как ускорились движения Дана, как все сильней он сжимал ее тело в своих руках. Только подступающий экстаз имел значение.
   Дан видел, что Соня уже на грани. Он крепко прижимал к себе ее податливое тело, вбиваясь в нее с бешеным ритмом все сильней и жестче. И когда она хрипло прокричала ему в губы и мелко задрожала в его руках, он позволил себе расслабиться и поймать собственное удовольствие.
   Никогда прежде он не испытывал ничего подобного: умиротворение, спокойствие и безумное удовольствие от правильности происходящего. Всегда раньше это был просто секс - дикий, приятный и расслабляющий, но просто секс. А сейчас это было что-то особенное. И все потому, что девушка была особенной.
   Данияр медленно опустил ее на кровать, глядя на ее подрагивающее тело и все еще в себе ощущая отголоски оргазма. Он смотрел, как медленно открываются глаза Сони и как она смотрит на него своим затуманенным взглядом: с благодарностью и удовольствием.
   - Ты просто чудо, - наклоняясь к ней и нежно целуя припухшие губки, прошептал мужчина.
   Соня чуть улыбнулась и крепко обняла его, положив голову на плечо.
   - Понравилось? - спросил Данияр, касаясь рукой ее влажной спины.
   - Да, - тихо ответила девушка. - Не думала, что это так.
   - Как "так"? - усмехнулся мужчина.
   - Не знаю, - хмыкнула девушка. - Трудно описать. Никогда не ощущала ничего подобного. Даже желания попробовать не возникало.
   - А твой парень? Разве его ты не хотела?
   - Нет, - честно сказала Соня.
   - Почему?
   - Не знаю. Не было притяжения. Или возможно он был слишком настойчив, не давая мне расслабиться.
   - Сколько вы были вместе?
   - Полгода.
   - И за это время ты не смогла расслабиться?
   - Нет. Он слишком давил на меня, при этом ничего не давай взамен. Я видела его несколько раз в неделю. Чаще всего мы просто сидели в машине и по большей части целовались. Он редко приглашал меня на полноценные свидания.
   - Судя по твоим словам, - усмехнулся Дан, заглядывая ей в лицо, - мне бы, с моим поведением, потребовалось бы минимум три года, чтобы уложить тебя в постель. Но вот она ты - в ней, меньше чем через четыре недели знакомства.
   В голосе и глазах Дана сверкала добрая насмешка.
   - Не знаю, почему так, - пожала плечами девушка, понимая правоту его слов. - Это что-то странное между нами. Нет нормальных полноценных отношений, но есть тяга, симпатия - у меня, по крайней мере.
   - Не будь у меня всего этого, ты не была бы сейчас рядом, - усмехнулся Данияр.
   - А почему я? - решилась спросить девушка впервые за все время, проведенное вместе.
   Она ведь искренне не понимала того, что он обратил на нее свое внимание. И не просто обратил, а продолжает обращать.
   - Ты мне нравишься, я уже говорил.
   - Что еще?- допытывалась девушка.
   - Мне просто с тобой хорошо, - снова откидываясь на спину, ответил мужчина.
   Он и сам с трудом мог ответить на этот вопрос, поняла Соня. Поэтому не стала продолжать и допытываться. Вот только...
   - И как долго это будет продолжаться? - рискнула поинтересоваться девушка.
   - Пока мы оба этого хотим.
   - А если одному из нас это надоест?
   - Посмотрим, - туманно ответил Дан, не глядя на нее.
   Как только ему надоест - он все это прекратит. И не нужно ей знать, что если раньше этого захочет она - это просто не будет иметь значения.
   - Вставай, нам пора ехать, - вздохнул Дан, садясь на кровати и пристально глядя на девушку.
   Ее красивое, соблазнительно тело не давало покоя его собственному, поэтому он поспешил оторвать от него взгляд - сегодня предстояло много дел, нужно было возвращаться в город.
   Уже через полчаса они садились в машину. Алан вышел их проводить.
   - Надеюсь, мы еще увидимся, - искренне сказал ей блондин.
   - Я тоже, - чуть улыбнулась Соня в ответ.
   - Увидитесь, не переживай, - хмуро сказал другу Данияр, под его насмешливый взгляд и недоуменный Сонин.
   "Это ревность?" - спросила себя мысленно девушка. Но получить ответ не представлялось возможным.
   Дан привез девушку к дому.
   - Приедешь сегодня в клуб? - спросил он ее, прежде чем она вышла из машины.
   - Ты хочешь?
   - Хочу, - касаясь пальцами ее шеи сзади, снова двусмысленно сказал мужчина.
   - Тогда до вечера, - чуть улыбнулась Соня и уже потянулась к ручке двери, когда Дан притянул ее к себе и крепко поцеловал.
   Никогда до этого он не делал подобного, поэтому девушка немного удивилась. Но все же ответила на требовательный поцелуй.
   - Я буду ждать, - отрываясь от ее губ, сказал Данияр, жадно глядя на них.
   В его словах, действиях и взглядах Соня видела обещание скорого продолжения сегодняшней ночи и этого поцелуя - ему явно было мало этого.
   Девушка кивнула и торопливо выскочила из машины, забегая в подъезд.
  
   Ближе к вечеру Соня позвонила Тасе и напросилась к ней в гости.
   - Жду. Как раз все и расскажешь,- тут же согласилась девушка.
   Соня написала записку отцу, что и сегодня останется у подруги и вышла из дома, прихватив пару вещей. Дома у Таисии ей с порога пришлось рассказывать о ее вчерашнем поступке.
   - Я уже надеялась, что он на тебя забил - извини за прямоту.
   - Да ладно, - усмехнулась Соня. - Я знаю, как ты относишься к нему.
   - А ты как к нему относишься? Судя по тому, где сегодня ночевала - весьма положительно, - фыркнула подруга.
   - Он мне нравится.
   - Это я уже слышала, - отмахнулась Тася. - Лучше расскажи - тебя ни капельки не смущает его образ жизни, работа?
   - Если ты о его "доходах", то нет. Ни ты, ни я не знаем наверняка, как он зарабатывает на жизнь.
   - Ты когда такой наивной стала?! - воскликнула девушка. - Окстись!
   - Черт! - досадливо протянула Соня. - Я сама не знаю, почему стараюсь думать о нем лучше, чем он есть! Я готова оправдать все, что угодно! И, что самое странно - я понимаю это.
   - Ты влюбилась, - спокойно констатировала Таисия.
   - Нет, - решительно помахала головой Соня. - В этом я уверена.
   - Тогда ты готова это сделать! А на что еще можно списать это твое дикое увлечение им и наплевательское отношение к его личности? Господи, я в тебе себя сейчас вижу! Это же мне полагается совершать глупости и оплошности, а тебе уговаривать меня не делать подобного. Это я должна куда-нибудь вляпать по самое "не хочу", а ты - вытягивать меня. Не наоборот!
   Соня не знала, что на это отвечать. Сама была в шоке от своего поведения.
   - Я переспала с ним, - тихо добавила девушка, окончательно "убив" подругу этим финальным заявлением. - Сегодня ночью, вернее утром.
   Таисия сидела и в шоке смотрела на нее.
   - Не верю! - выдохнула пораженно девушка. - Кончай разыгрывать меня!
   - Это правда, - смутилась Соня.
   - Ты полгода бегала от засранца-красавчика Дениса, чтобы через месяц знакомства прыгнуть в постель к другому мужику?! Ты не моя подруга!
   Соня только усмехнулась в ответ.
   - К этому изначально шло, - пожала она плечами.
   - К этому изначально шло и с Калининым, однако его ты промурыжила о-го-го сколько времени, - фыркнула Тася.
   - С Денисом не было ничего подобного. А Дан....я не знаю! Это что-то настолько сильное, что просто невозможно назвать и описать.
   - Говорю тебе - ты влюбилась!
   - Да не влюбилась я! Не влюбилась! Ты знаешь меня с детства - я никогда не прыгаю в омут чувств с головой и не раздумывая.
   - Да ты раньше и в кровать к незнакомцу никогда не прыгала, а теперь вон че творишь, - снисходительно покачала головой Таисия.
   Гостья только устало вздохнула.
   - Давай, я, когда разберусь с этим сама, мы поговорим с тобой на эту тему, - попросила девушка.
   - Разбирайся поскорей, пока дров не наломала.
   Соне оставалось только согласно кивнуть в ответ.
   - Так чего ты, собственно, пришла-то? - сменила тему Тася.
   - Мне помощь твоя нужна.
   - В чем?
   - Меня Данияр сегодня в клуб позвал.
   - И?
   - Хочу выглядеть соответственно.
   Тася снова удивленно замерла, глядя на подругу.
   - Ты отродясь не думала над тем, чтобы "выглядеть соответственно"! Уж точно не в ночном клубе!
   - Просто, понимаешь, я вчера себя на этой вечеринке уродом чувствовала. Дан мне ни слова не сказал, но мне все равно было неудобно за него. Над ним почти откровенно смеялись из-за меня.
   - Ему явно на это плевать, - справедливо заметила девушка. - Он же не сказал тебе по этому поводу ничего?
   - Нет. Не сказал. Просто я и сама буду так себя уверенней чувствовать.
   - Значит, теперь ты готова превратиться в прекрасного лебедя, а когда я тебя на это уговаривала ты ни в какую?! - притворно возмутилась такой несправедливостью Тася.
   - Ну Тась... - умоляюще протянула Соня. - Раньше случая не было.
   Таисия только фыркнула.
   - Случаев была масса. Ты просто упрямая, как осел. Но знаешь, за одно это я готова твоего Дана расцеловать.
   Соня только улыбнулась, видя, как загораются энтузиазмом глаза подруги. Тася придирчиво смотрела на нее, уже воображая, что сделает. Девушка очень часто говорила, что она, Соня, просто идеал для работы над внешностью: гладкая, чистая кожа, длинный послушные волосы и красивое тело. Только придать всему этому нужный вид и все.
   Через пару часов девушка была готова к выходу "в свет", так сказать. Тася уложила ее волосы в высокий конский хвост, оставив короткие пряди около лица, а густую копну завила в крупные локоны. Наложила легкий, но подчеркивающий все нужное, макияж. И заставила ее сменить на вечер очки на линзы. Особо экспериментировать с одеждой они не стали - Соня категорически отказывалась надевать одно из мини платьев подруги. Но на сексуальности Таисия все же настояла. Поэтому Соня была одета в коротенькие кожаные шортики и белую облегающую майку, которая выставляла напоказ упругую грудь.
   - По-моему, это перебор, - глядя на вырез майки, протянула Соня, пытаясь натянуть его повыше.
   - Все нормально, - снова одергивая тонкую ткань, настояла Тася. - На, обувай.
   Девушка протягивала Соне черные босоножки на шпильке.
   - Я ноги себе сломаю! - почти в ужасе воскликнула та, видя длину каблука.
   Тася поджала губы, но все нашла похожие на более коротком каблуке. И в который раз поблагодарила судьбу за то, что у них одинаковый размер одежды и обуви. А то пришлось бы как угорелым мотаться по магазинам в поисках подходящего наряда.
   - Но в магазины все равно надо выбраться - не будешь же ты вечно в чужих шмотках ходить.
   - Это да, - пришлось согласиться Соне со словами подруги.
   - Тем более - впереди лето - можно разгуляться! - почти в предвкушении потерла руки Тася.
   Гостья только усмехнулась в ответ.
   - Когда скажешь отцу, что ночуешь не у меня, а у парня? - спросила Таисия, наводя последний лоск.
   - Я еще даже не сказала, что у меня парень другой. А ты говоришь..., - вздохнула Соня.
   - А чего тянешь? - удивилась девушка.
   - Он и так переживает за меня, а тут если бы я еще сказала, что парень меня бросил - он бы вообще руки повесил. Ты же знаешь, как он относиться к тому, что я несколько иного склада ума, чем мои ровесницы. Все время себя обвиняет в этом.
   - Ну, в чем-то он прав - женился бы уже давно, и все было бы нормально. А с другой стороны - будь ты такой оторвой, как я - он бы с ума сошел.
   Соня только улыбнулась. Да, Тася всегда вводила в ступор ее отца своим эксцентричным поведением и выходками. Но он никогда даже не думал осуждать подобное поведение - оно просто его удивляло, но не возмущало. И он всегда был уверен, что они вдвоем весьма положительно дополняют друг друга.
   - С тобой, что ли, пойти - посмотреть какой фурор ты произведешь? - протянула Тася, когда оглядывала напоследок результат своих трудов.
   - Пойдем. Составишь мне компанию. Дан по большей части молчит все время, мне и поговорить будет не с кем.
   А еще Соня будет чувствовать себя уверенней в обществе фурий, если рядом с ней будет боевая подруга. Себя Тася привела в должный вид за намного меньшее количество времени - всего сорок минут. Она так же не стала надевать ничего вызывающего, облачившись в легкие свободные брюки и топ с болеро. Русые волосы под каре оставила прямыми.
   И уже через пять минут две девушки садились в такси. Когда они почти подъехали к клубу, Соне позвонил Данияр и предупредил, что их встретит Алан у входа и проводит наверх за столик, а сам он немного задержится по делам.
   - Я не долго, не скучай.
   - Хорошо, - ответила Соня, безумно радуясь тому, что с ней Таисия, иначе она бы просто поехала домой.
   На входе их действительно ждал Алан. Мужчина стоял и курил, когда они подошли к нему. Он даже дымом поперхнулся, когда узнал в ней девушку своего друга, что немного смутило Соню - неужели она так сильно преобразилась?
   - Дан с ума сойдет, когда тебя увидит, - усмехнулся Алан, познакомившись с подругой Сони и снова переведя на нее восторженный взгляд.
   - Почему?
   - Ему же спокойно и отдохнуть не дадут взгляды, которые на тебя будут бросать.
   - Да ну тебя, - смутилась Соня, отмахиваясь от откроенной лести Алана.
   - Не обращай внимания - она всегда себя недооценивает, - фыркнула Тася.
   - Зря, - хмыкнул Ал.
   Он провел девушек в клуб на второй этаж, где за одним из столиков собралась их компания. Из знакомых здесь был только Ринат и Алан. И еще пара девушек, имена которых Соня не знала - лишь видела их вчера за городом. Девушки смотрели на нее чуть удивленно, что не могло не порадовать Соню. А вот откровенное внимание мужчин к ней - напрягало и смущало. И пусть они не позволяли себе лишних движений или слов, их взгляды были весьма красноречивы. С не меньшим вниманием смотрели и на Тасю, вот только ее это никак не волновало - она привыкла к подобному.
   Ринат и Алан сразу же втянули девушек в разговор, чтобы они не скучали. Почти все время говорили Тася и Ринат. Они явно понравились друг другу, что было видно по кокетливому поведению девушки и пристальному вниманию мужчины к ее персоне. Соня лишь усмехалась про себя - вот и вернулась прежняя безбашенная Тася, которая совсем недавно уверяла ее в том, что не стоит ей вливаться в эту подозрительную компанию.
   - Не хочешь потанцевать? - предложил неожиданно Алан Соне.
   - Пойдем, - пожала плечами девушка, вставая с дивана.
   Они спустились вниз и закружились в танце, продолжая общение. Алан не прижимал ее слишком близко, никак не показывал своей заинтересованности в ней, как в женщине. Не пытался как-либо произвести на нее впечатление - он просто танцевал с ней. Соне нравилось его общество, а ему, по-видимому, было интересно общаться с ней.
   Молодые люди станцевали пару танцев и вернулись наверх. Не успела девушка зайти на балкон, как тут же увидела Данияра. Он стоял недалеко от их столика у перил балкона и смотрел прямо на нее, глубоко втягивая дым сигареты. Пока она шла к нему, он с ног до головы осмотрел ее пару раз, вызвав в теле трепет и предвкушение своим горячим взглядом. И как только она подошла к нему совсем близко, он резко притянул ее к себе и жадно впился губами в ее рот. Одной рукой он тесно прижимал ее за талию, а другой обхватил за плечи, так и не выпустив сигарету из пальцев.
   Соня совершенно растворилась в этом поцелуе. Ей было наплевать на то, что на них смотрят, что он слишком откровенно потирается о ее тело своим. Лишь его губы, горячие и властные имели значение. Девушка обхватила руками его чуть выше талии, сжимая так же крепко, как и он.
   - Я соскучился, - хрипло прошептал Дан ей в губы, когда прервал поцелуй.
   - И я, - тихо выдохнула девушка, пытаясь восстановить дыхание.
   - Что за внешний вид?
   - Тебе не нравится?
   - Очень нравится. И не мне одному, - хмыкнул Данияр. - Просто не ожидал от тебя такого. Ты пытаешься соответствовать мне? - проницательно догадался он.
   Соня только чуть смущенно кивнула.
   - Я не против. Просто не теряй себя, - попросил с улыбкой Дан.
   - Хорошо.
   - Пойдем,- сказал он и, взяв ее за руку, подвел к столику.
   Он усадил ее очень тесно к себе, положив руку на спинку дивана за ее плечами и поглаживая обнаженную кожу горячими пальцами. А Соня положила голову ему на сгиб руки и шеи, расслабляясь в его присутствии.
   - Это твоя подруга? - спросил мужчина, кивком указав на смеющуюся Тасю.
   - Да.
   - Давно дружите?
   - С детства.
   - Вы так не похожи.
   - Все так говорят, - хмыкнула девушка. - Ты не против, что я привела ее?
   - Нет. Она понравилась Ринату, - заметил Дан.
   - Он ей тоже, судя по всему.
   - Ты только предупреди ее, что Ринат женат. Пусть дважды подумает.
   Соня чуть удивленно посмотрела на подругу и мужчину. Никогда бы в жизни она не сказала, что он женат. Ни кольца, ни соответствующего семьянину поведения - ничего не указывало на этот статус.
   - Что же за семья у него такая?
   - Лучше не спрашивай, - хмыкнул Дан. - Просто скажи девушке, чтобы была в курсе. А там пусть сама разбирается.
   Соня только кивнула в ответ. Рядом с Данияром уже не хотелось общаться, поэтому она просто сидела и наслаждалась его близостью и легкой лаской пальцев на обнаженных плечах и шее. Мужчина что-то обсуждал с друзьями, время от времени бросая на нее короткие взгляды. А потом вдруг наклонился и прижался губами к ее рту. Они самозабвенно целовались, не обращая внимания ни на кого вокруг. Дан все больше и больше распалял девушку, раз за разом набрасываясь на ее губы со все более страстными и темпераментными поцелуями. Одной рукой он распустил ее волосы, а второй поглаживал обнаженное бедро, касаясь грубыми пальцами края коротких шортиков.
   Девушка совершенно забыла, что они сейчас не одни, но казалось, что вокруг никто не обращает на них внимания. Поэтому она просто расслабилась и целиком сосредоточилась на сидящем рядом мужчине. А он, отпустив, наконец, ее губы, стал неторопливо ласкать губами и пальцами тонкую шею, заставив ее откинуть голову. Он нежно прикусывал зубами нежную кожу и тут же зализывал следы.
   - Ты такая сладкая. Так бы и съел тебя, - прошептал Дан ей на ухо.
   Девушка посмотрела ему в глаза, и увидела в них подтверждение его слов - там был голод, откровенный и едва контролируемый.
   - Съешь, - прошептала хрипло Соня в ответ. - Я не против.
   Данияр только довольно усмехнулся, снова притягивая к себе ее голову для еще одного поцелуя.
   - Ба! - неожиданно раздался такой знакомый голос за спиной Сони, заставивший ее вздрогнуть от удивления и резко обернуться на него. - Кого я вижу!? И с кем! Моя девушка с моим братом! Зашибись! - протянул издевательски Денис, гневно глядя на Соню, а потом на Дана.
  
  
  
   ГЛАВА 6
  
  
  
   Дану не потребовалось много времени, чтобы сопоставить факты: слова Малого, выражение лица Сони и удивление на лице ее подруги, которая в шоке переводили взгляд с него на Дениса, а потом на Соню. Глупая и нелепая ситуация.
   - Значит, Денис и есть твой бывший парень? - чисто для того, чтобы начать разговор, спросил Данияр у немного растерянной Сони.
   - Да.
   - А кто сказал, что я бывший? - нахально заявил Денис, гневно глядя на девушку и на него.
   - Ты сам так решила, - чуть придя в себя, смело заявила Соня, немного подаваясь к Данияру спиной, чтобы быть ближе. - И это, - кивнула в сторону немного нетрезвой спутницы Дениса девушка, - лучшее из доказательств.
   - Ты, я смотрю, тоже недолго тосковала по мне! - язвительно протянул Дэн.
   - Ни дня, - спокойно подтвердила Соня.
   Дану было почти интересно наблюдать за всем этим. А с другой стороны взыграла ревность или собственнический инстинкт: когда он не знал, кто был с ней до него, его это особо и не волновало. Но видя перед собой соперника, пусть бывшего и в лице собственного брата, ему невольно захотелось тут же увести Соню куда подальше от Дениса.
   - Значит, мне ты не дала, а перед ним, - яростный кивок на брата, - сразу же раздвинула ноги? Он-то наверняка не собирается полгода за тобой бегать! Небось, на первый же день поимел тебя во все...
   - Угомонись, - резко и четко заткнул Малого Дан, поднимаясь на ноги.
   - А нечего мне рот затыкать! - разъярился Денис. - Разве я не правду сказал?
   - Тебя это уже не касается, - холодно и спокойно, неожиданно для Данияра, произнесла Соня, так же поднявшись на ноги и глядя на Малого со смесью раздражения и злости. - Мы с тобой уже больше месяца не пара. Да и не были ею никогда. Тебе просто не удавалось уложить меня в кровать, вот ты и старался самому себе доказать, что мужик!
   Дан с легкостью перехватил Дениса, который как разъяренный бык рванул в сторону Сони.
   - Проваливай, - отталкивая брата, сказал мужчина, быстро прикуривая сигарету.
   - Шлюха, - зло бросил напоследок Малой, разворачиваясь и, позабыв о своей спутнице, быстро идя к выходу.
   Данияр проводил Малого недовольным хмурым взглядом и повернулся к Соне, которая стояла чуть сзади. Выглядела девушка окончательно растерявшейся. Стояла, обхватив себя руками за плечи, и со слезами на глазах смотрела в пол.
   - Мне, наверно, тоже лучше уйти, - тихо прошептала она, не решаясь смотреть на него.
   - Нет, - решительно сказал Дан, пристально глядя на нее. - Сначала мы поговорим.
   Он взял девушку за руку и повел за собой к своему кабинету. Тася собралась уже было его остановить, то Ринат успел ее перехватить.
   - Ты чего? Не обидит он ее, - услышал Дан слова друга.
   Данияр открыл дверь в кабинет и пропустил Соню вперед. Закрыл за ними дверь и выжидательно посмотрел на девушку.
   - Ты наверно думаешь сейчас, что я с тобой в отместку ему? - тихо спросила девушка, опускаясь на диван и упрямо глядя в пол, сдав перед собой руки в кулачки.
   - Нет, - честно ответил Дан, затягиваясь сигаретой и просто глядя на нее.
   - Я не знала, что он твой брат. Никогда бы даже и не предположила. Он никогда не говорил о тебе. У вас фамилии разные, да и не похожи ни капли.
   - Понимаю. Я копия отца, а он вылитый мать, - спокойно сказал Дан. - И фамилия у него - девичья матери.
   - Ты мне веришь? - почти с надеждой взглянув на него, спросила Соня.
   Данияр тут же сообразил, что она испугалась, что из-за случившегося он прогонит ее.
   - А почему я не должен верить?
   - Он же твой брат, - пожала плечами девушка, чуть расслабившись и бросая на него короткие взгляды.
   - И это никоим образом не отменяет того факта, что ты моя девушка, - туша сигарету в пепельнице на столике перед диваном, ответил мужчина, садясь рядом с ней.
   - Странная ситуация, - невесело усмехнулась Соня, покачав головой. - Странная и даже дикая. Как же тесен все-таки мир.
   Дан смотрел на нее и видел, что что-то еще тревожит ее.
   - Что не так? - спросил он через минуту, глядя, как она нервно прикусывает нижнюю губу.
   - Не знаю, - немного отстранено сказала девушка, глядя в одну точку перед собой. - Просто его слова, насчет меня...
   - Абсурд, - резко прервал ее глупые размышления Данияр, хмуро глядя на нее.
   - Но ведь в чем-то он прав, - вздохнула девушка, поворачивая голову к нему. - Я ведь действительно...
   Она смутилась, не договорив и отведя взгляд.
   - То, что ты не спала с ним, а переспала со мной, говорит лишь о том, что ты очень разборчива в своих связях, - пытаясь все перевести в шутку, сказал мужчина.
   Но Соня по-прежнему была хмурой и недовольной.
   - На меня теперь все твои друзья будут смотреть как на яблоко раздора между тобой и Денисом.
   - У нас с ним всегда были напряженные отношения, - успокоил ее Дан. - Он, наверно, поэтому и не рассказывал тебе обо мне.
   - Возможно, - пожала плечами девушка. - Вы ссоритесь? Часто?
   - Все время. Он слишком самоуверен и заносчив. Мы с ним такие же разные, как ты со своей подругой.
   - Да, я заметила, - хмыкнула Соня, снова глядя на него. - Почему ты никогда не говорил о нем?
   - Не предоставлялось возможности, - пожал плечами Данияр. - Да и сейчас не хочу.
   - Я тоже, - чуть улыбнулась девушка.
   - Выкинь все из головы и просто расслабься, - попросил мужчина девушку, приподнимая ее личико за подбородок. - Не хочу, чтобы ты думала о нем, когда рядом я, - спокойно, но решительно заявил Дан.
   - Я постараюсь, - чуть улыбнулась девушка, потираясь щекой о его руку на лице.
   - А я помогу, - хмыкнул Дан, подаваясь вперед и жадно впиваясь в ее губы.
   Над ним все еще довлела та ревность, что он почувствовал некоторое время назад. Это с виду он казался спокойным. А внутри все бушевало от недовольства. Раньше, он не представлял себе Соню с другим. Сейчас же в голове четко складывались картинки того, что могло быть между ней и Денисом. Он видел, каким был Малой с девушками, как обращался с ними и умел обихаживать. И знал, какой была Соня в руках мужчины. И пусть между ними не было близости, все равно было не по себе от того, что могло быть и, наверняка, было: поцелуи, ласки и прочее.
   И эта ревность заставляла его кровь бушевать сильней прежнего. Мало того, что он всегда старался сдерживать себя рядом с этой девушкой, от чего скапливалось напряжение, так теперь добавилось еще и это. Хотелось сию же секунду четко объяснить Соне тот факт, что она принадлежит ему. И пусть она это знала, все равно было необходимо выбить из ее головы все мысли о бывшем парне. Возможно, это и было глупо, и даже по-детски, но остановить себя Дан не мог.
   Не давая девушке возможности сказать и слова, мужчина крепко прижал ее к дивану своим телом, тут же заставив ножками обвить талию. Но Соня даже и не думала противиться, обхватив его за шею и также жадно прижимаясь к нему всем телом. И это сводило с ума: ее покорность, отдача ему и полное погружение в чувства и желания.
   Одной рукой Дан прижимал к себе ее тело, поддерживая под спину, а второй без перерыва гладил ее обнаженное бедро и сжимал в большой ладони упругую ягодицу девушки, заставляя ее извиваться и потираться о себя, давая почувствовать свое желание.
   Резко Дан сел, опираясь на спинку дивана и усадив сверху Соню. Девушка смотрела на него затуманенными глазами, излучая сексуальность и желание снова покрепче прижать к себе. Легко и быстро мужчина избавил ее от майки и белья, представив своему взгляду ее грудь. Одной рукой удерживая ее за талию, второй он начал ласкать упругие полушария, не отрывая при этом взгляда от зеленых глаз. В них он видел смущение напополам с мольбой не останавливаться.
   - Ты не представляешь, какая ты сейчас красивая, - прошептал Дан ей в губы, подавшись вперед. - Желающая и сексуальная, смущенная и требующая большего.
   Он дико набросился на ее рот, сминая губы грубым поцелуем. Соня в ответ лишь застонала, выгибаясь навстречу его руке, которая продолжала настойчиво ласкать грудь. Она стала торопливо расстегивать рубашку на его теле, выдавая с головой свое желание продолжать. А ему не меньше хотелось почувствовать ее обнаженное тело своим таким же. Отбросив в сторону рубашку и майку, Дан крепко прижал к себе полуобнаженную Соню, снова завладевая ее губами. Руки потянулись к ее шортам, расстегивая пуговицу и молнию. Он встал на ноги и одним движением стянул с нее это безобразие, резко присев перед ней на корточки. Следом же стянул и трусики, оставляя ее обнаженной. А потом, подхватив на руки, уложил на диван, накрывая своим телом. Соня потянулась к его губам, накрывая руками ремень на его джинсах и начиная его расстегивать. Ее ручка неуверенно, но смело проникла под его одежду, сжимая неумело твердую плоть.
   - Ты меня с ума сведешь, - прохрипел Дан ей в губы, убирая ее ладошку из своих брюк и заводя ее ей за голову вместе с другой.
   Он накрыл губами ее рот, а второй рукой скользнул по часто вздымающейся груди к животу и ниже, накрывая пальцами ее влажное лоно. Проникая ими в ее тело, он скользнул языком в сладкий ротик, одновременно погружаясь в нее всеми возможными способами. Соня дико извивалась под ним, прося большего. И у него ненадолго хватило терпения. Он даже не разделся до конца, начав погружаться в ее тело. Было невыносимо приятно и тесно, жарко и до безумия влажно. Одним рывком он проник в нее до самого конца, вырвав из ее горла и из собственного протяжные стоны. Он не остановился ни на секунду, прежде чем начать движения - резкие, быстрые и сильные. С каждым Соня стонала все громче и надрывнее, подаваясь навстречу. Глаза были закрыты, а губа прикушена, она крепко сжимала кулаки у себя над головой. Все это сводило Дана с ума. Он смотрел на нее, не отрываясь, и наслаждался той агонией, что сам же и дарил ее влажному вспотевшему от бешеного ритма телу.
   - Посмотри на меня, - приказал Дан, обхватив свободно рукой ее лицо.
   И когда она смогла это сделать, одарив его мутным от наслаждения взглядом, он дико прорычал ей в губы:
   - Ты - только моя! Запомни это. Только моя!
   Казалось, что эти слова стали тем, что отбросило ее на грань наслаждения. Соня сильно выгнулась под ним, снова закрыв глаза и почти прокричав его имя, утопая в экстазе. Он проглотил остаток ее крика своими губами, делая последние движения, унесшие и его за грань реальности.
   Только через несколько мгновений он смог перекатиться на бок, прижимая Соню спиной к своей груди. Оба дышали рвано и часто, а девушка до сих пор дрожала, чувствуя последние отголоски удовольствия. Рука Дана лениво поглаживала девушку по обнаженной груди и животу, втирая в ее кожу выступившую испарину их тел.
   - Дан?
   - Ммм?
   - Ты ревнуешь? - проницательно спросила девушка.
   - С чего ты взяла? - спокойно спросил Данияр.
   Соня повернула к нему лицо и лукаво посмотрела в глаза.
   - Скажешь это не так? - усмехнулась она.
   - Наверно так, - хмыкнул в ответ мужчина, чуть улыбаясь ей.
   Девушка, кажется, довольно зарделась от этого.
   - А вчера перед универом это тоже была ревность?
   - Так, заканчивай допрос, - рассмеялся Дан, снова подминая ее под себя. - Есть занятие поинтересней.
   - Дан! - возмутилась Соня. - Может, в другом месте продолжим?
   - Обязательно продолжим. Но сначала - здесь и сейчас, - хмыкнул мужчина, накрывая ее губы своим ртом.
  
   На следующее утро Данияр отвез Соню к универу и поехал к Малому. К брату у него был серьезный разговор. Зная характер Денис, он был уверен, что тот беситься из-за сложившейся ситуации. А ему эти психи не были нужны. Он не хотел каждый раз с подозрением смотреть на брата, когда тот будет рядом с ним и Соней. Он хотел ясно и четко сказать ему, чтобы не совался к своей бывшей девушке. Соня правильно сказала - мир тесен. Но они смогут его поделить, если Малой не будет упрямиться.
   Дан долго звонил в запертую квартиру брата, прежде чем открылась дверь. На пороге стояла какая-то девица, сонно глядя на него.
   - Одевайся и проваливай, - грубо посоветовал мужчина девушке, проходя в квартиру, - и подругу свою забери, - кивая головой в сторону второй девицы, что спала на диване голой, добавил он, двигаясь в сторону спальни Дениса.
   Брат вышел ему навстречу, недовольный и хмурый.
   - Чего надо?
   - Пошли, - приказал мужчина, двигаясь на кухню.
   Там он стал у подоконника и закурил, пристально глядя на Малого, вошедшего следом.
   - Думаю, ты знаешь, зачем я пришел.
   - Не трудно догадаться, - язвительно усмехнулся Денис, так же закуривая. - Вот скажи мне, - задумчиво протянул парень, - ты ведь ее в первый же день в кровать уложил?
   - Тебя это не касается, - резко осадил брата Дан, на что тот никак не отреагировал.
   - А меня полгода мурыжила, - усмехнулся как ни в чем не бывало парень. - И как она? Стоила тех усилий, что я пытался приложить?
   - Стоила, - прищурился мужчина, зло глядя на брата. - Но тебе этого не узнать никогда. Не смей к ней даже прикасаться. Ты свое упустил.
   - Ого! - воскликнул наигранно Денис. - Я смотрю ты запал на нее! Наверно у девочки талант к постельным играм, раз ты так...
   Он не успел договорить, потому что резко кулак Дана встретился с его челюстью. Денис зло взглянул на брата, почти не сдвинувшись с места.
   - Я тебя предупредил, - сказал напоследок Дан. - Выкинь ее из своей головы, как сделал это месяц назад. Даже не смотри в ее сторону.
  
  
   После той первой встречи с Денисом Соня время от времени возвращалась к этому мыслями. Все-таки так все странно получилось. Мистика прямо какая-то. И Тася была согласна с ней.
   - Бывает же такое! - усмехалась подруга. - Небось Денис себе локти уже изгрыз, - злорадствовала Таисия.
   Соня только усмехалась на это. Подруга всегда несколько критично относилась к парню, впрочем, как и она сама. Но в отличие от нее не упускала момента поиздеваться над ним.
   - А как Дан отнесся к тому факту, что его брат за тобой ухлестывал одно время?
   - Никак, в смысле нормально. Он прекрасно понял, что все это просто случайность.
   - Ревнует? - усмехнулась Тася.
   - Да, - довольно протянула Соня и рассмеялась на пару с подругой.
  
  
   Жизнь Сони вошла в свою колею. Она успешно занималась и сдавала сессию. Отец по-прежнему находился в неведении о том, что она рассталась со своим прежним парнем. Но прятать свои отношения с мужчиной она перестала. Больше не прикрывалась Тасей, и говорила честно - ночует у парня. И неважно, что отец думал при этом о Дэне.
   Отношения с Данияром продолжались в прежнем темпе. Несколько раз в неделю он приезжал за ней к универу. Вез в клуб к друзьям или к себе домой. Девушка привыкла к его окружению и уже почти не обращала внимания на косые взгляды, на откровенное поведение и прочее. И всегда рядом с ней была Тася. Подруга закрутила роман с Ринатом. Соня при первой же возможности рассказала ей о том, что мужчина женат. Девушка удивилась, первое время игнорировала внимание Корнилова, но потом все же сдалась. Соня не осуждала подругу - та явно всерьез увлеклась Ринатом. И все равно время от времени напоминала ей о том, чтобы та не заигралась.
   - Совсем недавно те же слова говорила тебе я, - хмыкнула тогда Таисия.
   - Дан, в отличие от Рината, не женат.
   - Знаю, - вздохнула девушка. - Просто... не знаю. Мне хорошо с ним и плевать, что это не нормально. Даже для меня это перебор, да? - грустно усмехнулась Тася.
   Соня только плечами пожала. Таисия взрослая девушка - сама решит как вести себя в этой ситуации, советчики здесь не нужны.
   А еще время от времени девушка встречалась с Денисом. Не преднамеренно. Он появлялся в клубе или дома у брата, решая какие-то совместные дела. Данияр в присутствии его рядом с ней был неизменно хмур и предупреждающе смотрел на Малого. Эти взгляды действовали. И все же Соня часто замечала, как пристально и недовольно Дэн смотрел на нее, когда не видел его Данияр. Эти взгляды напрягали и немного пугали. Но говорить о них что-либо Дану девушка не собиралась - не хотела стать причиной еще большего раздора между братьями. Просто старалась избегать встреч со своим бывшим: уходила в другую комнату, шла танцевать или просто отворачивалась.
   Постепенно девушка узнавала мужчину, с которым проводила рядом столько времени. Данияр был не особо разговорчив, никогда не посвящал ее в свои дела, не разговаривал с ней о своей семье и брате. Он просто был рядом, не прося подобной откровенности в ответ. Все их общение сводилось к ни к чему не обязывающим разговорам. И все же Соня чувствовала, как становиться все ближе к этому загадочному и скрытному мужчине. Ей нравилось смотреть на красивое лицо, слушать его голос, всматриваться в гипнотизирующие карие глаза и млеть под его прикосновениями. Ее тело так откровенно и так легко отзывалось на его малейшую ласку, что порой становилось стыдно за себя. Иногда казалось, что от одного только его горячего взгляда она начинает заводиться. А ему нравилось, что вполне понятно. И он не брезговал пользоваться этой своеобразной властью над ней, в хорошем смысле этого слова. Каждую ночь, что они проводили вместе, он показывал ей, на что способны их тела. Он топил девушку в своей страсти, желании и огне. Очень быстро Дан заставил ее отказать от стеснения и скованности. Он учил и показывал, что нужно ей, что нужно ему. И каждый раз он был разным, непредсказуемым. В один миг он был нежен и заботлив, а уже через мгновение с силой и жесткостью овладевал ее телом. Он мог всю ночь не отрываться от нее, раз за разом набрасываясь в безудержном желании. А уже на следующую он просто держал ее в руках, несколько часов посвящая только легким ласкам и поцелуям, заводя ее, но не идя до конца. Очень быстро Соня разуверилась в том, что сексом можно заниматься только в постели или на диване. Дан мог торопливо взять ее прямо в машине на заднем сидении, в прихожей, в ванной, стоя у стены, и в кухне на столе. Он мог ехать в машине, сосредоточенно глядя на дорогу, при этом его рука творила что-то невероятное между раздвинутых ног девушки. Или мог попросить ее раздеться перед ним лечь на кровать и ласкать себя, а он при этом будет сидеть на кресле напротив, курить и смотреть, как она удовлетворяет себя чуть прищуренным взглядом. И Соня нисколько не стеснялась того, что он творил с ее телом и разумом. Это все было настолько диким, настолько страстным и желанным, что она совершенно забыла о стыде. И ему это нравилось, безумно.
   Но вместе с невероятным притяжением, Соня чувствовала страх за него. Она смутно понимала, что за образ жизни ведет этот мужчина. Но глупой ее назвать нельзя было. Понятны были и встречи с опасного вида людьми, что приходили в клуб, и он вел их к себе в кабинет. Не трудно было понять, что было в их сумках и кейсах, что они держали в руках. Еще она знала, что в самом клубе происходит что-то из ряда вон. Где-то раз в неделю усилялась охрана, работники всего клуба странно переглядывались, да и Дан исчезал почти на весь вечер, при этом его машина была на парковке, а кабинет закрыт. То же самое видела и Таисия.
   - Не могу точно утверждать, но похоже, что в подвале проводятся бои, - сказала однажды девушка, когда в один из таких дней их мужчины растворились в толпе, оставив их в компании Алана.
   Девушки были в туалете, где Таисия поправляла макияж.
   - Бои? Какие бои? - не поняла Соня.
   - Нелегальные.
   - С чего ты взяла? - напряженно спросила девушка.
   В голове сразу же замелькали картинки того, в каком состоянии однажды пришел домой Данияр, поддерживаемый Аланом. А потом она видела его то с разбитой губой, то со сбитыми костяшками пальцев.
   - Я видела нечто подобное однажды, - ответила Тася. - И знаешь, Дан наверняка принимает в них участие.
   Соня не удивилась, что Таисия заметила то же, что и она. Но... неужели это правда?
   Спрашивать напрямую у Дана девушка не решилась, но стала присматриваться к его поведению и к тому, что происходило в клубе. И в один из дней поняла, что предположение подруги оказалось правдивым. В тот раз Дан отвез ее к себе на квартиру, накормил, а потом уехал, опять же по срочному звонку. Он выглядел хмурым и недовольным, когда выходил из квартиры.
   - Что-то случилось? - спросила Соня, начиная тревожиться.
   - Все нормально. Не жди меня - ложись спать, - только и сказал мужчина, подхватив ключи от машины и выходя за дверь.
   Но заснуть девушка не смогла, как ни старалась. Поэтому сразу же услышала, что Данияр вернулся домой. Было уже около двух часов ночи, и Соня уже не на шутку была перепугана и напряжена. Она вскочила с кровати, на которой крутилась уже несколько часов и побежала к двери.
   Дан пришел сам, сразу же отметила Соня, что принесло ей немыслимое облегчение. Но на его лице отчетливо были видны следы побоев - чуть рассеченная губа и едва заметный синяк на скуле. А Руки стесаны до крови.
   - Ты почему не спишь?- спокойно спросил Дан, проходя мимо нее на кухню, чуть хромая.
   - Не могла уснуть, - объяснила Соня, идя за ним и тут же доставая аптечку.
   - Я в порядке, - заметив ее манипуляции, сказал мужчина.
   - Нужно обработать руки, - заупрямилась девушка, доставая все необходимое.
   Дан вздохнул, но сел, положив ладони на стол. Он не поморщился и вообще никак не отреагировал на заботу о себе.
   - Что случилось? - рискнула все же спросить Соня, боясь услышать ответ.
   - Подрался.
   - Это было в клубе, ведь так? - посмотрев ему в глаза, спросила девушка.
   Дан тут же нахмурился, глядя на нее чуть недовольно.
   - Кто тебе сказал?
   - Я не дура, сама многое замечаю, - ответила девушка, снова опуская глаза к его рукам.
   - Не лезь в это, - то ли попросил, то ли предупредил мужчина.
   - Я не лезу, просто боюсь за тебя.
   - Не стоит, - холодно сказал Дан, по-прежнему недовольно глядя на нее.
   Соня поджала губы, но промолчала. Ее это действительно не касалось. Ее вообще ничего никогда не касалось. У них изначально были странные отношения, если это вообще можно назвать отношениями. По сути же между ними был только секс.
   - Не надо, - сказал Данияр, когда она потянулась обработать его губу, вставая со стула.
   Соня молча все убрала и развернулась, чтобы вернуться в спальню и лечь, наконец, спать. Ей это было нужно: у нее завтра последний экзамен, самый напряженный и трудный даже для нее, поэтому стоило отдохнуть как следует.
   - Спокойно ночи, - пробормотала девушка.
   - Не спеши, - хватая ее за руку и разворачивая лицом к себе, сказал мужчина.
   Соня вопросительно посмотрела на него, а он лишь ближе притянул ее к себе, жадно впиваясь в ее губы. Вот так, в одно мгновение, из совершенно спокойного он превратился в требовательного и отчаянно желающего мужчину. Ее всегда поражали вот такие резкие переходы от одного состояния к другому. В одну секунду он был мягок и спокоен, а другую уже зол или раздражен. И сейчас, казалось бы, ничто не указывало на то, что он хочет чего-то кроме как упасть и устало закрыть глаза. Но вот оно, его напряженное от желания тело вполне ясно дает понять ей, чего он хочет на самом деле.
   Уже в следующую секунду она оказалась повернута лицом к столу, опираясь руками о столешницу. А нетерпеливые руки уже спускали с ее плеч тонкий халат. Горячие губы скользили по обнаженной шее. Отбросив в сторону ненужную вещь, руки Данияра скользнули под подол его рубашки, в которой она спала, если он не раздевал ее. Пальцы зацепили трусики и спустили их со стройных бедер и ножек. А ладони вновь оказались под одеждой, сильно и резко сжимая ее полную грудь, заставляя ее застонать и изогнуться жадным рукам навстречу. Дан настойчиво мял и тискал ее упругие полушария, пальцами сжимая соски, чтобы послушать протяжные стоны девушки. Его бедра тесно прижимались к мягкой попке, потираясь о нее напряженной плотью. Продолжая одной рукой ласкать грудь Сони, другую он опустил вниз, проверяя готовность девушки принять его прямо сейчас. Мужчина глухо простонал ей на ухо от удовлетворения. Еще раз пройдясь пальцами по влажным складкам, он расстегнул молнию на брюках, спустил их чуть вниз и тут же заполнил ее лоно собой. Резко, жадно и безостановочно он начался вбиваться в податливое тело.
   Соня потянулась руками вверх, оплетая его шею влажными ладошками и прижимаясь теснее к его крепкому телу. Она тягуче простонала он удовольствия, когда мужские пальцы скользнули в низ живота, находя самую чувствительную точку и начиная ее стимулировать. Другая рука удерживала ее поперек груди, не давая ей шевелиться. Девушка громко простонала, сильнее подаваясь бедрами ему навстречу, когда почувствовала приближение оргазма. Ее тихий вскрик слился с сильным глухим рычанием такого же довольного Дана, когда они одновременно достигли высшей точки наслаждения.
   Соня полностью потерялась в ощущениях, как всегда в такие моменты. В теле была приятная усталость и томление. Не хотелось шевелиться и даже дышать. С первым ей помог Данияр. Он легко подхватил обессиленное тело девушки на руки и понес в спальню, где уложил и сам лег рядом, тут же притягивая ее к себе в объятья. Окруженная его теплом, запахом и силой, Соня тут же уснула.
  
   А Дан еще долго смотрел на утомленную девушку, наслаждаясь ее близостью, дыханием на своей груди и едва заметной улыбкой на пухлых розовых губах. За последнее время Соня стала для него чем-то особенным, важным и что самое интересное - постоянным. Он давно уже не заводил настолько продолжительных отношений. И пусть это слово передавало не совсем тот смысл, в который вкладывало большинство, да наверняка и сама Соня, для него это были именно отношения. Пусть и своеобразные, основанные практически только на сексе. Все же с ней это было нечто другое, отличное от остальных его интрижек и непродолжительных связей.
   А еще новым и не очень приятным и таким же постоянным чувством рядом с ней стала ревность. Больше всего он ревновал ее к Малому. И пусть он предупредил брата не соваться к Соне и даже не смотреть на нее, это не было гарантией того, что он послушается. Он старался избегать ситуаций, когда бы Соня встречалась с Денисом. Но они вместе работали, и избежать этого совершенно было невозможно. Все что он мог, так это загрузить брата делами, пусть и не такими, как тот ожидал. Дан полностью скинул на брата все свои СТО, дав тому долгожданную возможность самостоятельно зарабатывать. И к его удивлению у Дениса это получалось. Он был весьма сообразительным и цепким. И все продолжаться рваться к большему. А Дан продолжал отказывать. И кажется, что с появлением Сони это рвение увеличилось. Будто так Малой пытался компенсировать свои обиды и ущемленность.
   - Интересно, - однажды насмешливо протянул Денис, когда они закончили деловой разговор, - а Соня знает о том, чем ты занимаешься? Ей наверняка будет интересно.
   - Не знает, но догадывается. Тем не менее - обойдется без подробностей, - с оттенком приказа уточнил Данияр, намекая на то, чтобы Дэн не распускал язык в присутствии девушки.
   Данияр не хотел, чтобы Соня знала о чем-то конкретном. Да, она о многом догадывалась - девочка далеко не глупа. Но впускать ее в свою жизнь так глубоко он не собирался. Это слишком опасно, непредсказуемо и чревато. Так же как и Дениса в свое время, он оберегал девушку от этой грязи. Вот только не всегда это получалось. Например, сегодня она вполне конкретно дала понять, что знает откуда он приходит слегка помятый. А с другой стороны - не сильно он и шифровался, чтобы она не догадалась. Но впредь он постарается быть осторожней. А вот отказаться от боев совсем не получиться. Он это понял еще после своего первого, когда стал на ринг с бойцом Журавлева. И теперь получалось, что каждый раз, когда Антон выставлял на ринг своего парня - его соперником становился Дан. Это прямо-таки чудеса какие-то были: то боец исчез, то оказывался слишком травмирован для участия, то отказывался участвовать буквально перед самим боем. Дан не был дураком и прекрасно понимал, что все это значит - его просто хотят убрать. Пусть и не стандартным способом - это слишком трудно и не совсем приемлемо. А вот так - как бы между прочим - в самый раз. И не трудно было догадаться, кто все это устроил. Однако раз за разом Дан доказывал, что не так-то просто его сдвинуть с насиженного места. Ни один из нескольких боев он еще не проиграл. И списывал это только на удачу, потому как был далек в профессиональном плане и опыте от своих соперников. Вот только вечно играть в эти игры он не сможет - однажды удача от него отвернется.
  
  
   После этого случая Соня еще два раза замечала Дана в подобном состоянии. Пусть даже он и пытался скрывать его от нее, не трудно было догадаться, куда он исчезал на несколько дней, а потом появлялся с почти сошедшими и незаметными следами на руках или лице. И от внимательного взгляда девушки это не ускользало, хоть она и молчала об этом.
   А потом, когда в один из вечеров Дан отменил встречу, назначенную в клубе, Соня поняла, что и сегодня он пойдет драться. И она собиралась пойти за ним. Ей было и страшно и любопытно - на что же это похоже. Тася долго пыталась ее отговорить от этой глупой авантюры, но Соня была упряма как никогда.
   - Зачем тебе это? - спрашивала Тася, когда они ехала в клуб в такси.
   - Хочу посмотреть, что это такое.
   - Давай я лучше расскажу - так проще, - скривилась Тася.
   - Я не слабонервная истеричка, - возразила Соня. - Я хочу все увидеть сама.
   - Сонь, он же не зря прячет от тебя все - в этом мало привлекательного. Уж можешь мне поверить.
   - Я догадываюсь, - нахмурилась девушка. - И все равно хочу посмотреть.
   Таисия только головой покачала. Она не собиралась рассказывать Соне, что происходит на подобных боях - дала обещание Ринату, что никто не узнает о том, что он провел ее на один из боев. И то, что увидела там девушка, было страшным. Кровь, кости и дикие крики боли. Она выдержала всего пару минут, но и этого хватило, чтобы на всю жизнь запомнить тот ужас, что происходил в клетке. И она лишь удивлялась тому, что Дан выходит от туда почти целым.
   - Он хороший боец, пусть и не профессиональный, - пожимал плечами Ринат на ее вопрос. - И с ним неизменная удача. Он вообще по жизни везучий.
   - Когда-нибудь она от него отвернуться, - посетовала тогда Тася.
   - Не раньше, чем он перестанет от нее зависеть, - хмыкнул мужчина в ответ.
   Тася очень бы хотела помешать Соне войти внутрь и все увидеть, но не знала, как это сделать. У всех троих друзей были отключены телефоны. И оставалось лишь надеяться, что их просто-напросто не пустят в подвал. Об этом Таисия буквально молилась.
   На входе в клуб девушек уже привычно пропустили без осмотра и придирчивого внимания - они были здесь частыми гостьями и близкими подругами владельца. Опасливо глядя по сторонам - чтобы случайно не встретить Дана с друзьями - девушки бродили по клубу. И бродили до тех пор, пока Соня не заметила закономерность поведения некоторых: гости клуба, в основном мужчины, подходили к бармену, что-то спрашивали, а после короткого кивка уходили, провожаемые внимательным взглядом охраны. Каждый из них шел на выход.
   - Вход на улице, - без труда догадалась Соня.
   Тася только губы поджала - не трудно было понять, что немного времени у подруги уйдет на то, чтобы вычислить данный факт. Сама она входила в подвал изнутри, но Ринат как бы между делом сказал, что "главный вход" со двора.
   - Давай не пойдем, - сделала последнюю попытку остановить подругу Таисия, когда они уже подходили к неприметной двери рядом с черным входом.
   - Не хочешь - не иди, - только и сказала Соня, уверенно топая в нужную сторону.
   Тася вздохнула и последовала за ней. Подруга решительно распахнула дверь и стала спускать по каменной лестнице вниз. На входе, как и ожидалось, стояла охрана.
   - Привет, мальчики, - как ни в чем не бывало, улыбнулась Соня знакомым охранникам.
   Парни явно растерялись, увидев их.
   - Нам нужно внутрь, - уверенно сказала Соня, хотя Таисия видела, как нервно дрожат руки девушки.
   - Эээ, - охранники переглянулись, - не уверен, что стоит.
   - Стоит!
   - Не думаю, что Мирон дал добро, - сказал второй мужчина, качая головой.
   - Я даю добро, - неожиданно раздался за спинами девушек знакомый голос.
   Соня тут же напряглась, но повернулась лицом к Денису.
   - С чего вдруг такая "доброта"?
   - Это не доброта, - зло усмехнулся парень, спускаясь по последним ступенькам к ним. - Просто хочется открыть тебе глаза на того, перед кем ты ноги раздвигаешь, - грубо добавил он, с презрением и злостью глядя на девушку.
   Соня готова была уже открыть рот и возразить, послав его куда подальше, но тут же заставила себя успокоиться. Ей нужно внутрь, и если единственный путь Денис - она им пойдет.
   Охранники недовольно переглянулись, предчувствуя неприятности от босса, но двери открыли. Денис галантно взмахнул рукой, пропуская дам вперед и со смешком двинулся за ними под хмурыми взглядами парней на входе.
   - Я смотрю, - насмешливо начал Денис, пока они шли вперед по коридору к другой двери, - ты одеваться научилась, - имея в виду ее короткое платье и босоножки на каблуках. - От косы своей избавилась. Неужели все ради братца?
   - Уж не назло тебе, - холодно сказала Соня, не оборачиваясь даже.
   - Неужели боишься, что разонравишься ему в своем обычном виде? - продолжал издеваться Калинин.
   - Не боюсь, - только и ответила девушка.
   - Правильно, зря только нервы портить - он тебя в любом случае выкинет из своей постели в ближайшее время, - протянул Дэн, резко хватая ее чуть повыше локтя и разворачивая злую девушку к себе лицом. - А я подберу.
   - И не противно будет? - прищурилась Соня, процедив слова сквозь зубы.
   - На пару раз сойдет, - хмыкнул так же зло парень, отбрасывая от себя ее чуть грубовато.
   Девушка только окинула его презрительным взглядом и пошла дальше.
   - Сонь, - начала снова Тася, когда подруга потянулась нажать на ручку стальной двери, за которой слышался гул, - может...
   - Нет, - решительно толкая дверь, ответила Соня.
   Ее слово потонуло в крике людей, что толпились в большом зале с низкими потолками и без окон. Люминесцентные лампы освещали довольно просторный подвал, сейчас забитый людьми под завязку. А чуть дальше на возвышении стояла клетка, освещаемая прожекторами.
   Соня почти растерялась в кричащей безумной толпе людей, выкрикивающей имена находящихся на ринге. Одно из них принадлежало Дану. Бой уже начался, поэтому никто не обращал внимания на двух медленно продвигающихся к сцене девушек - все взгляды были устремлены на клетку. Чтобы пройти к ней сквозь эту давку, девушкам потребовалось наверно около пяти минут. Денис потерся где-то сзади, оставив их на произвол судьбы. Да и не он сейчас занимал их мысли. Тася думала о том, какой большой ошибкой и глупостью было прийти сюда. А Соня - о том, что увидит, когда минует всех этих людей.
   С трудом, но им удалось пробраться в первые ряды. И как только Соня увидела, что твориться в клетке, тут же попыталась отступить назад, но было поздно. И оставалось лишь во все глаза смотреть на то, что происходит в свободном пространстве впереди.
   На ринге стоял Данияр, обнаженный по пояс. Руки замотаны в уже окровавленные бинты - чьей была кровь трудно понять. Все тело мокрое от пота и кровавых брызг. Волосы влажные по той же причине. Но больше всего Соню пугал взгляд - таким свирепым, диким и яростным они не видела Дана никогда. Казалось, что в него вселилось само зло. Он быстро и мощно дышал, сильно стискивал зубы и кулаки. Глаза были прищурены и напряженно следили за каждым жестом противника.
   На соперника Дана Соня даже не взглянула. Все ее внимание было приковано только к нему одному. Она видела, какими сильными и четкими были удары его рук и ног по крепкому телу противника. Видела, как напрягались мышцы под загорелой кожей. Смотрела как ловко и легко он уворачивался от ответных ударов.
   В Соне боролись два чувства. Страх: она боялась за Дана, боялась смотреть в его дикие бешеные глаза, и боялась того, что может случиться. И восхищение: его силой, телом, ловкостью и хитростью. Она как завороженная не отрывала взгляда от Данияра, не замечая на себе болезненных тычков толпы вокруг себя, не слыша криков и ругани. Все ее внимание и чувства были сконцентрированы исключительно на дерущемся мужчине. Да его и дерущимся трудно было назвать - скорей уж танцующий: настолько гибкими и грациозными были его движения.
   Но то, что начало происходить дальше, полностью вытеснило из Сони восторг. Каждый жест и движение обоих мужчин были направлены на причинении боли и подавление. По мере их усталости, они становились ожесточенней, резче и безжалостнее. Это уже не было боем, это было бойней. Жестокой и кровавой. Девушка до боли стискивала кулаки и прикусывала губу, глядя, как на Дана сыплются удары - сильные и болезненные. Как он кривиться, получая их все чаще. Как его оттесняют к одному краю стальной сетки. Но в одно мгновение он резко перехватывает инициативу и переходит в наступление. Его руки движутся так быстро и так резко, что трудно уследить за каждым жестом и ударом. И уже он оттеснил противника к противоположному краю ринга. В ход пошли удары ногами и локтями. И так до тех пор, пока противник не оказывается поверженным - стоящим на коленях и истекающим кровью из разбитого лица.
   И, казалось бы, что на этом все закончилось, что Соня может вздохнуть свободно и тихонько уйти оттуда. Но тут Дан вплотную подходит к сопернику, становится на колени за его спиной и берет в жесткий захват рук его голову и шею. Толпа вокруг просто звереет, кричит и горланит. А девушка даже не понимает, что она просит, что требует, пока Данияр резко не сворачивает шею проигравшему.
   В горле Сони застрял крик ужаса, когда тяжелое тело бездыханно упало лицом вниз, а над ним спокойно возвышался Данияр, восстанавливая дыхание и равнодушно глядя на труп у своих ног. А потом он резко поднял взгляд и встретился глазами с ней.
   За долю секунды до того, как там появилось бесконечное удивление, она увидела в них... триумф, удовольствие и эйфорию от того, что он только что сделал.
   Ему нравится!! Нравится все, что он только что сделал!! Он наслаждается победой, не обращая внимания на то, что под ногами лежит человек, еще минуту назад дышащий и живой!!
   И при всем своем желании она никак не могла ошибиться: он смотрел так на нее в моменты близости, когда наслаждение зашкаливало, а тело охватывал экстаз.
   Прижав ладони ко рту во внезапном приступе тошноты, Соня резко развернулась и стала настойчиво пробираться к выходу их этого ада. Все вокруг продолжали кричать и ликовать, никто не обращал внимания на бледную девушку, в глазах которой стоял ужас и страх, отвращение и паника. Она совершенно не помнила, как дошла до двери, не слышала, как ее окликал испуганный голос Таси и Рината рядом с ней. Она как пробка вылетела из толпы в пустой коридор и побежала дальше, не замечая, как слезы текут по белым щекам. Так же быстро она пробежала мимо удивленных охранников и, тяжело дыша, выскочила на улицу. Она жадно глотала душный летний воздух, сотрясаясь от рыданий, пока, не глядя, шла вперед - все равно куда, лишь бы подальше от этого места. Она не замечала, что почти бежит, не обращала внимания на подворачивающиеся из-за каблуков ноги и боль в них. Все что она хотела - это уйти отсюда далеко-далеко.
   Соня опомнилась только когда оказалась в полной темноте пустого парка в центре города. В тусклом свете редких фонарей она рассеянно смотрела на пустые лавочки и темные детские площадки среди высоких деревьев. Ее взгляд был пустым, а по щекам продолжали бежать слезы. Перед глазами так и стояла та безобразная сцена, когда Дан убивал человека собственными руками. Она не верила, что подобное было в правилах, и подозревала, что он сделал это только ради ликования и восторга толпы. Она всегда знала, что этот мужчина далек от ангела, но на такое никогда не считала его способным. Или просто не хотела считать? Ведь, по сути, торгуя наркотиками и оружием, он косвенным образом сеял смерть. Никогда прежде она не думала об этом - упрямо избегала подобных размышлений. Но в свете сложившихся событий не могла не думать. И почему вообще она упрямо закрывала глаза на все пороки этого человека? Почему слепо отдалась тому, кого не знает совершенно? Почему влюбилась в него?!!
   Девушка еще отчаяннее зарыдала, только сейчас поняв это чувство. Влюбилась. Сильно и страстно. Впервые и явно серьезно.
   Соня села на первую попавшуюся скамейку и, закрыв ладонями лицо, отчаянно заплакала, слезами выплескивая все наружу. Ее истерика продолжалась очень долго. Она абсолютно потеряла счет времени. Но стало легче. А еще пришло четкое и ясное понимание, что ничто увиденное уже не изменит того, что есть. Она любит, и плевать на все. Слезы снова заструились по влажным щекам от понимания того, как сильно опустилась ее мораль и совесть. Было противно от себя самой за свою слабость. Соня подтянула ноги к груди, обнимая колени руками. Голова разрывалась от противоречий и чувств. Девушка попыталась просто сосредоточить свое внимание на дереве впереди, чтобы не думать. Она напряженно вглядывалась в шершавую кору в темноте, старательно отводя в сторону все остальное: звуки, мысли и чувства.
   Именно поэтому она не услышала, как к ней приблизилась компания молодых людей. Она лишь вздрогнула от неожиданности, когда кто-то толкнул ее в плечо. Соня подняла почти недоуменный взгляд на потревожившего ее внимание. Хватило пары секунд, чтобы понять происходящее. Вокруг нее стояли четверо парней, слегка покачиваясь под действием алкоголя.
   - Смотри, какая красотка, - пьяно смеясь, сказал тот, что был ближе остальных к ней.
   Соня испуганно вскочила на ноги, но не смогла сделать больше ни шага - ее окружили со всех сторон. Она озиралась по сторонам, не зная, что делать. А парни пьяно хохотали, обсуждая ее достоинства. Было противно слушать похабные шутки и смотреть в похотливые пьяные глаза.
   Девушка сделала резкую попытку прорваться, но парни хоть и были изрядно пьяны, силы и ловкости было не отнять. Она тут же угодила в чьи-то сильные руки, которые прижали ее к себе. А потом в другие, а потом в следующие. Ее перебрасывали друг другу как куклу, смеясь и лапая ее тело грубыми руками. А она не могла даже закричать - горло стиснуло от страха и рыдания. И только когда один из парней задержал ее у себя в руках и начал запускать их под короткую юбку платья, она смогла закричать. Сильная рука тут же закрыла ее рот. Но казалось, что собственный голос помог ей начать сопротивление. Она стала отчаянно вырываться из чужих рук, брыкаясь и пытаясь укусить ладонь, что сжимала ее рот. Слезы застилали глаза, но она ни на минуту не прерывала попыток вырваться.
   Сильный удар о землю и навалившееся сверху тело стало последним, что девушка запомнила, теряя сознание.
  
  
  
   ГЛАВА 7
  
  
  
   Удивлению Дана не было предела, когда подняв взгляд после победы над соперником, он увидел большие испуганные зеленые глаза Сони с той стороны клетки. Он даже ничего не успел сделать или сказать, а она уже резко развернулась и рванула в сторону выходу.
   - Ринат, - прорычал Дан другу, стоящему возле двери в клетку, - догони ее! Быстро!
   Ринат сначала не понял кого, но тут же рядом с ним оказалась Таисия и по ее испуганному взгляду было понятно, кто мог быть с ней здесь.
   - Твою ж... - выругался мужчина и, хватая подругу за руку, побежал в сторону выхода.
   И он и Тася громко кричали и звали Соню, почти догнали, но девушка не остановилась, а пулей вылетела из подвала.
   Когда же Дан сам смог выбраться из клетки и пройти на выход - что было затруднительно из-за громко ликующих фанатов, спешащих выразить ему свое одобрение рукопожатием или словом, Сони и след простыл.
   - Где она? - грозно прорычал Данияр охране на входе.
   - Убежала.
   - Кто вам позволил ее вообще впустить сюда?!- хватая за грудки одного из парней, взбесился мужчина.
   - Она с Малым пришла! - испуганно залепетал охранник, сотрясаемый руками Миронова.
   Из горла Дана снова раздался бешеный рык и хотелось тут же выплеснуть всю злость на первого встречного, которым и был уже побелевший от ужаса парень в его руках.
   - Хватит, - уверенно остановил его Алан, убирая руки от горла охранника. - Пойдем, нужно ее найти.
   Дан согласно кивнул и резко развернулся к выходу. Ему было плевать на боль в руках, голове, да и всем теле. Сейчас самым главным было найти Соню.
   - Она может быть где угодно, - отчаянно лепетала Таисия, цепляясь за руку Рината.
   - Успокойся, мы ее обязательно найдем, - обнял девушку Корнилов.
   - Какого вы вообще сюда приперлись? - зло спросил Данияр, гневно глада на Тасю.
   - Это Соня. Ее же не отговоришь, - крепче прижимаясь к своему мужчине, тихо ответила девушка, пугаясь грозного взгляда Миронова.
   Рядом стоял Алан и звонил на мобильный Сони, который тут же зазвенел в сумочке Таисии. Все трое друзей выругались одновременно.
   - По машинам, - приказал Дан.
   Друзья кивнули и пошли в сторону парковки. Ринат поехал с Тасей, а Дан сел к Алану. Охране Миронов дал приказ обыскать округу на наличие девушки и в случае чего звонить ему.
   Данияр и Алан проезжали по близлежащим улицам, внимательно ища знакомую фигуру. Через полчаса позвонил Ринат и сказал, что дома Сони нет.
   - Проверь мою квартиру, - попросил Дан, сильно сомневаясь, что после всего она туда сунется, но все же.
   Его самого уже трясло от волнения, чего никогда прежде не было. Он нервно сжимал в руке телефон и пристально смотрел по сторонам.
   - Мы объехали все на четыре километра, - вздохнул Алан. - Она наверно села на такси.
   Трудно было не согласиться с этим предположением. И Дан тут же стал думать о том, куда могла поехать напуганная Соня. Предположений не было, ни одного. Он совершенно не знал эту девушку - ее привычки, любимые места и все в этом роде. Оставалось лишь надеяться, что ее подруга с Ринатом все проверят. Он уже собрался звонить им, как его телефон ожил.
   - Да, - рявкнул в трубку Дан.
   - Мы нашли ее, - сказал один из охранников. - Еле успели.
   - Куда успели? - похолодел Данияр.
   - Да тут какие-то гопники пытались изнасиловать ее в парке. Она уже без сознании была, когда мы подбежали.
   - Она цела?!
   - Вроде. Только не очнулась еще.
   Дан потеряно провел рукой по лицу, не замечая как размазывает кровь.
   - Сейчас буду, не отпускать никого.
   - О"кей.
   Алан уже разворачивался в нужную сторону, ускоряя движение машины. Они влетели в парк, не обращая внимания на ограждения, пока не увидели чуть впереди своих парней. Оба быстро выскочили из машины, и пошли в ту сторону. Первым делом Дан подлетел к Соне, которую держал на руках один из парней и внимательно посмотрел на нее. Бледная, в разорванном платье и с синяками на руках и бедрах.
   - Они... - не смог закончить Дан, выдыхая последний воздух
   - Не успели.
   - Отнеси ее в машину, - приказал мужчина и медленно повернулся к валяющимся на земле чуть в стороне парням.
   Уже изрядно помятые, они скулили и просили их отпустить.
   - Встать, - резко приказал Дан.
   Парни испуганно посмотрели на него, но не могли не подчиниться такому взгляду. Он грозно надвигался на подростков, уже зная, что сделает с каждым из них.
   - Не насиловали мы ее, - почти со слезами на глазах, начал кричать одни из них. - Она сама захотела! Сама попро...
   Он не успел договорить, потому что разъяренный этой мерзкой ложью Данияр со всея силы вмазал ему кулаком в лицо. А как только парень свалился с ног, принялся колотить его ногами, с наслаждением слушая его крики и хруст костей. Остальные стали яростно вырываться из рук охранников, что удерживали их за шкирки. В их глазах читался ужас, когда они смотрели на то, как их товарища до смерти забивают.
   Дан смог успокоиться только, когда парень перестал шевелиться. Он медленно перевел взгляд на троих, которые уже подвывали от страха, а один даже обмочился от ужаса.
   - Убрать, - приказал Дан и, резко развернувшись, пошел к машине, где Алан спокойно курил, глядя на расправу.
   Миронов посмотрел на заднее сиденье, где лежала бессознательная Соня.
   - Поехали, - устало попросил он, занимая свое место впереди.
   Алан привез его в загородный дом.
   - Если что звони, - сказал друг, когда Дан аккуратно брал на руки все еще не пришедшую в себя девушку.
   - Завтра утром пришли врача - пусть осмотрит ее.
   - Ты сам как? Знатно тебя сегодня потрепали.
   - Жить буду, - только и сказал мужчина, поворачиваясь к дому.
   Уже подходя к крыльцу, он услышал, как завелась и тронулась с места машина Алана.
   Дан занес девушку в дом в спальню и бережно уложил на кровать. Он не стал сразу приводить ее в чувства, а отправился в душ - привести в порядок себя, чтобы не напугать ее еще больше. Он смыл с себя свою и чужую кровь, как мог обработал крупные раны и натянул спортивнее штаны. На большее его не хватило - он поторопился к Соне.
   Девушка лежала в той же позе, в какой он ее и оставил. Мужчина осторожно присел рядом и нежно коснулся рукой ее щеки, шепча ее имя, чтобы не напугать громким голосом. Соня не реагировала наверно с минуту. Потом зашевелилась и медленно открыла глаза. Он даже сказать ничего не успел, как она тут же отшатнулась от него, глядя с ужасом и страхом, подползая к противоположному краю кровати. А Дану не по себе стало от того, что он увидел в ее глазах.
   - Соня...
   - Ты убил его! - закричала громко девушка, глядя на него как на монстра. - Убил своими руками!
   Дан опустил взгляд и глубоко вздохнул, не зная как все объяснить. А никак это не объяснишь. Она права, в каждом слове.
   - Так было нужно, - снова поднимая на нее взгляд, твердо сказал мужчина.
   - Да, тебе это было нужно!- обвинительно кричала Соня. - Я видела, как тебе это нравится, как ты наслаждаешься каждым мигом!
   И снова она была права. Он не любил выходить на ринг. Но любил то чувство адреналина, что начинало бурлить в крови, любил чувство превосходства и власти над побежденным. Но это его суть и что-либо изменить невозможно.
   - Как... - неожиданно растерялась Соня, оглядываясь по сторонам, - как я здесь оказа...
   Она не договорила, придав ладошки к лицу и с ужасом оглядывая свое тело и порванное платье.
   - Боже... - судорожно выдохнула девушка.
   - Они не тронули тебя, - зло прорычал Дан, вставая на ноги. - Чем ты думала, когда побежала в парк среди ночи!? - взорвался яростью мужчина, гневно глядя на нее сверху вниз. - Одна!!
   А потом в один миг вся злость улетучилась, когда Соня поджала под себя ноги и тихонько заплакала, уткнувшись лицом в колени и обхватив их руками. Дан устало вздохнул и тихонько подошел к девушке. Она вздрогнула от первого прикосновения, но потом позволила себя обнять и взять на руки.
   - Тебе нужно в душ, - сказал мужчина, неся ее в ванную комнату.
   Там он усадил ее на пуфик, тихонько разделся, чтобы не напугать еще больше и опустил в ванну с горячей водой. Соня и в воде сжалась в комочек, но под ласковыми движениями руки Дана с мыльной губкой в ней немного расслабилась. Он вымыл ей волосы и все тело. Потом помог выбраться и, закутав в большое полотенце, вытер насухо. Принес из спальни свою очередную рубашку, в которых она спала, если он не оставлял ее голой, и бережно одел. Снова отвел в спальню и уложил на кровать.
   - Нужно обработать, - тихонько прошептала Соня, когда заметила его избитые руки, которым он сам не уделил внимания.
   - Завтра, все завтра, - нежно целуя ее в лоб, прошептал Данияр. - Спи.
  
  
   Соня проснулась рано утром от жуткого кошмара. Во сне она снова наблюдала сцену в клетке, где Данияр безжалостно сворачивает шею сопернику. А потом резко картинка сменилась. Теперь Соня видела Дана и тех четверых парней, что напали на нее в парке. И он по очереди подходил к ним и точно так же убивал, холодно глядя на трупы у своих ног.
   Девушка с криком резко села и тут же оказалась в крепких объятьях. Она вывернулась и посмотрела в глаза Дану.
   - Скажи, что они живы?! - почти простонала Соня, умоляюще глядя на него.
   Дан сразу понял, о ком идет речь. И четко, прямо глядя ей в глаза, солгал:
   - Живы.
   Соня как-то облегченно вздохнула и легла обратно на кровать, повернувшись на бок к нему спиной. Она все еще пребывало в растерянности и панике. Она с трудом выбрасывала из головы мысли о случившемся в подвале клуба и в парке. Но выбросить свои чувства было сложнее. Сейчас она лежала рядом с человеком, который безжалостно убил другого и наслаждался этим, и которого она любила, не смотря ни на что. Было трудно принять это, но убежать не получиться - она была уверена.
   - Зачем ты сделал это? - тихо спросила девушка, всхлипывая и глядя на темное окно.
   - Так было нужно, - вздохнув за ее спиной, тихо ответил Данияр. - Больше этого не повториться - это был мой последний бой.
   - Ты обещаешь? - пролепетала Соня, поворачиваясь к нему лицом и вглядываясь в темноте в карие глаза.
   - Обещаю, - сказал Данияр, осторожно касаясь ее заплаканного личика. - А ты пообещай, что больше не будешь лезть в мои дела, - чуть более строгим голосом, добавил мужчина.
   - Хорошо, - спрятав взгляд, стыдливо ответила девушка.
   - И не нужно меня бояться - тебя я и пальцем никогда не трону, - угадав ее легкий страх перед ним после случившегося, попросил Дан.
   - Я постараюсь, - честно ответила девушка.
   - Охрана сказал, что ты с Денисом пришла? - спросил мужчина, внимательно глядя на нее, минуту спустя.
   - Нас не пускали. Тут он подошел и провел, - спокойно пожала плечами девушка. - Ты в курсе, - невесело усмехнулась Соня, - что твой родственник тебя недолюбливает? И на меня до сих пор злится.
   - Он что-то сказал?
   - Он как всегда в своем стиле - унизить и обидеть.
   - Не обращай внимания - перебесится.
   - Надеюсь, - вздохнула Соня.
   Она действительно надеялась, что скоро перестанет прятаться от Дениса, а тот обращать на нее внимание. Ее немного угнетали его хмурые взгляды и злость в словах. И это фраза, насчет того, что Данияр скоро наиграется... Может он прав? Дан ведь вряд ли преданностью и постоянством отличается.
   Соня выбросила эти мысли из головы: она изначально не рассчитывала на что-то серьезное, поэтому не стоит забивать голову этими мыслями. И пусть она влюбилась - это ничего не меняет. Она никогда не покажет Дану своих чувств - не стоит все усложнять.
   - Спи, еще рано, - посоветовал мужчина. - Чуть позже приедет врач.
   - Зачем?
   - Осмотрит тебя.
   - Со мной все нормально, - ответила девушка. - А вот тебе осмотр не помешал бы.
   Дан не стал спорить, а просто уложил девушку на бок и обнял, зарываясь лицом в волосы.
   - Спи, - выдохнул он и закрыл глаза.
  
  
   Это происшествие немного отрезвило Соню. Она перестала закрывать глаза на то, что видела и подозревала. Перестала саму себя обманывать и смотреть на Дана сквозь розовые очки. Ей изначально не стоило этого делать. Но все так быстро случилось - это вожделение, страсть к нему, тяга его темных глаз и многое другое, что она впервые ощутила рядом с этим мужчиной. Только как бы она не пыталась смотреть на его мир реальными глазами, все равно многого не видела. Данияр стал очень осторожен. Он и до этого не подпускал ее к себе слишком близко, а сейчас вообще очень внимательно следил за своими разговорами и поведением.
   И все то, что Соня видела, слышала или замечала, никак не меняло ее отношения к нему. Она влюбилась. И боялась этой любви, потому что знала, что он ее отвергнет. Поэтому ни словом, ни жестом не выдавала своих чувств. Вот только от этого было не по себе. Хотелось открыться, рассказать ему. Но Дан не тот человек, которому нужны все эти сантименты и розовые сопли. Он ясно дал ей понять, что она не имеет права вмешиваться в его жизнь, работу и все остальное. И по сути, их, как и прежде, связывали только физические отношения.
   Вот только ее чувства к нему все немного усложняли. Раньше это было проще. А сейчас все стало острее. Каждый раз, стоило ему уйти, не приехать или отменить встречу, она тут же взволнованно придумывала кучу неприятностей, который обязательно сваляться на его голову. Боялась и с нетерпением ждала звонка или встречи, нервничая и не находя себе места. И подруга, и отец укоризненно качали головой на такое эмоциональное поведение, на что Соня только виновато улыбалась в ответ. А с другой стороны она стала более внимательно относиться к каждой минуте, проведенной с Даном. Рядом с ним она старалась ни на что не отвлекаться, жадно слушая каждое слово и ловя жест. При этом она старательно скрывала свои чувства и эмоции. Но подозревала, что это плохо получается. А однажды и Дан это заметил, вот только, к ее огромному облегчению, не приписал все это к правде.
   - Ты стала такой замкнутой в последнее время, - сказал Данияр, внимательно глядя на девушку. - И одновременно с этим ведешь себя очень расковано.
   - Тебе не нравится? - спокойно спросила Соня.
   - Не знаю, - пожал плечами мужчина. - Мне нравится твое внимание мной, - хмыкнул он. - Но ты почти все время молчишь.
   - Просто сессия меня вымотала немного. Я устала, - объяснила девушка. - А еще работу нужно найти на сезон.
   - Ты работать хочешь? - удивился Дан.
   - Я каждое лето еще со школы работаю.
   - Зачем? - тут же нахмурился мужчина. - Тебе нудны деньги? Я дам.
   - Нет, - усмехнулась Соня. - Я просто привыкла. Мне нравится.
   - Может, на это лето сменишь планы? - продолжая чуть хмуриться, спросил Данияр.
   - Нет, - четко ответила девушка. - Я буду работать.
   Дану явно не по душе было это заявление, но спорить он не стал. Но через некоторое время, когда он однажды отвозил Соню домой, он достал из бордочка конверт и протянул ей.
   - Что это?
   - Деньги. Купи себе что-нибудь.
   Соня тут же нахмурилась и резко положила конверт на приборную панель.
   - Я не возьму.
   - Почему? - спросил Дан, глядя на нее внимательно.
   - Я не содержанка. Мне не нужны твои деньги, - недовольно ответила девушка и вышла из машины, не дав ему ничего сказать в ответ.
   Не сказать, что Миронов был удивлен подобным ответом. И возможно, где-то в глубине души, даже доволен. Но и отступать он не собирался. Ему не нравилось, что почти все свое время Соня стала уделять работе и отдыху после нее, мало проводя его с ним. И раньше, будь на ее месте другая, он бы даже и не задумался о том, что ему не хватает ее. Он бы просто нашел другую, или еще одну. Сейчас же на уме была только Соня. За все время их отношений он ни разу ей не изменил, что было несколько удивительно - верностью Дан не отличался никогда. И тот факт, что они стали реже видеться вызывал раздражение. Но один плюс все же был - Соня тоже скучала по нему. И эта тоска выливалась в бурный, дикий и необузданный секс. Девушка совершенно отказалась от своих комплексов на этот счет и стала для него просто идеальной любовницей. Ведь это он учил ее всему, показывал и направлял. Ее тело было настроено только на него, оно не знало других прикосновений и рук. И этот факт опьянял.
   На то, чтобы узнать, где работает его девушка и лишить ее этой работы ушло пару часов. А весь остаток дня ушел на то, что он убеждал ее поработать на него. Он предложил ей место в своем ресторане.
   - Тем более что я могу оформить все, как твою практику для ВУЗа, - уговаривал ее Данияр.
   Соня сомневалась. Она и так слишком много сил, времени и чувств отдавала этому мужчине. И тратить всю себя на него не входило в ее планы. Но он был убедителен. И предложение было заманчивым.
   - Это место останется за тобой, пока ты не захочешь уволиться. Можешь работать и одновременно с учебой.
   Соня прикусила губу, раздумывая над этим соблазнительным предложением. Дан описал одни плюсы. И в принципе так и было.
   - Хорошо. Только мне не нужно особое отношение из-за того, что мы...
   Соня не нашла слова, чтобы описать их отношения. Не было похоже на то, что они встречаются, что у них роман. Скорее секс без обязательств.
   - Я понял, - хмыкнул понимающе мужчина, чуть насмешливо глядя на нее. - Никаких привилегий.
   И уже через пару дней Соня вышла на работу в ресторане. Она занималась документами, поставками и заказами на продукты и алкоголь. Директор ресторана не перегружал девушку работой и сделал ей свободный график, что было очень удобно.
   А Дан тихо радовался тому, что его девочка под присмотром у него на глазах. Как он и обещал, никто в ресторане кажется и не знал, что Соню и владельца связывает нечто большее, чем обыкновенное знакомство. Он просто привел ее в один из дней и приказал оформить на работу. На этом все.
   За неделю девушка окончательно освоилась на новом месте и влилась в работу. Ей понравилось, очень. И она уже решила, что если ничего не измениться, то продолжит работать здесь постоянно. Еще одним ее условием стала зарплата.
   - Не вздумай что-нибудь намудрить, - предупредила Соня Дана.
   Дан невозмутимо кивнул и просто всем добавил заработную плату в ресторане, чтобы Соня ни их фоне не выделялась. А еще он стал делать ей подарки. Сначала она отказывалась от дорогих презентов. И только когда он немного убавил пыл, стала со скрипом принимать их.
   В один из ее рабочих дней, когда она сидела в своем маленьком кабинете за бумагами, пришла официантка из зала и сказала, что ее ждет Данияр Владимирович. Соня удивилась его приходу, но вышла в зал. Дан сидел за одним из столиков.
   - Привет, - сказала Соня, стараясь не пялиться на мужчину, как на мужчину.
   Девушка очень редко видела Дана в деловом костюме - с пиджаком и галстуком. Ему очень шел этот стиль. Он был гладко выбрит, от него пахло дорогими духами и сигаретами. Волосы, обычно в беспорядке лежащие на голове, были аккуратно причесаны и даже уложены. При этом он не выглядел слишком педантичным и зализанным денди. И был очень привлекателен.
   - Привет. Пообедай со мной, - указав рукой на стул напротив, попросил мужчина.
   - Данияр, не думаю...
   - Садись, - уже приказал Миронов. - Это просто обед. Никто не подумает ничего большего, - добавил мужчина с недовольством.
   Вот такое исключительно деловое поведение в отношении Сони немного напрягало Дана. Ему не нравилось, как нервно девушка смотрела по сторонам сквозь свои очки, пытаясь увидеть не подумал ли кто чего лишнего.
   - Ты меня стесняешься? - откровенно спросил Дан.
   - Нет, просто не хочу, чтобы ко мне здесь относились как к твоей любовнице, а не работнику. Это ведь совершено разное отношение к человеку.
   Дан только хмыкнул в ответ. Вот лично его это нисколько бы не смущало. Но это ее право, и он его уважает.
   - Нравится здесь? - спросил мужчина, принимаясь за принесенный обед.
   - Очень, - широко и восторженно улыбнулась Соня. - Спасибо за это место.
   - Не за что, - усмехнулся Дан. - Не привычно видеть тебя в подобном виде. Но мне нравится, - чуть улыбнулся мужчина, оглядывая ее серую блузку и юбку-карандаш. - Очень сексуально.
   Данияр был намерен смутить Соню, и он этого добился, заметив румянец на щеках. Девушка ничего не успела ответить, поскольку подошел директор ресторана.
   - Данияр Владимирович, мне нужно с вами обсудить кое-какие детали.
   - Сегодня я не могу, - бросив на мужчину короткий взгляд, ответил Дан. - Я хочу проверить работу Сони Борисовны.
   Соня тут же удивленно посмотрела на него, чуть испугавшись.
   - Что-то не так? - так же встревожился Олег.
   - Нет. Просто хочу удостовериться в компетентности.
   - Да, конечно, - немного успокоился Олег и отошел от них.
   - Я не справляюсь? - тут же поинтересовалась девушка, немного неуверенно глядя на Дана.
   - Нет, все в порядке, - спокойно ответил мужчина.
   - Тогда что...
   - Пойдем, я покажу, - вставая из-за стола, ответил Данияр, направляясь в сторону кабинетов.
   Соня, задумчиво кусая губу, пошла за ним, гадая, где она могла ошибиться или просчитаться. Дан уверенно шел к кабинету девушки, скупо отвечая на приветствия персонала ресторана и так же замечая сочувствующие взгляды, бросаемые ими в сторону Сони. Все знали, какой он строгий и жесткий начальник, поэтому наверняка, по поникшему виду девушки, думали, что ей сейчас грозит разнос с его стороны за какую-то провинность. Он только мысленно хмыкнул.
   Мужчина решительно вошел в кабинет, любезно придержав дверь для девушки. Соня вошла и тут же направилась к столу, доставая документы, которые могли понадобиться Дану. Он же, проводив ее насмешливым взглядом, защелкнул замок на двери.
   - Вот, здесь все, - сказала Соня, сосредоточенно перелистывая документы в руках. - По-моему все в порядке.
   - По-моему тоже, - глядя в них чуть рассеянно из-за ее плеча, ответил Дан, в большей степени поглощенный ее запахом, а не бумагами в руках.
   - Тогда что... - начала Соня повернувшись к нему лицом, но он не дал ее договорить, закрывая рот поцелуем.
   Сильные руки тут же обвились вокруг тонкой талии, крепко прижимая ее к большому телу.
   - Дан! - возмущенно прошипела девушка, чуть отталкивая его. - Ты обещал!
   - Я обещал, что никто не узнает, - хмыкнул мужчина. - Дверь закрыта, сюда никто не войдет. Тем более все уверены, что ты сейчас получаешь нагоняй - такой у тебя был пришибленный вид.
   - Ничего не пришибленный, - проворчала Соня, продолжая упираться ладошками ему в грудь. - Я просто задумалась. Но ты же не собираешься...
   - Собираюсь,- скользя рукой вниз по ее спине и ниже, перебил ее Данияр, второй рукой снимая с нее очки и распуская строгий пучок на затылке.
   - Дан! Да все за секунду поймут, чем мы тут занимались, стоит нам только выйти!
   - Придется тебе постараться привести себя в должный вид после всего, - насмешливо хмыкнул мужчина.
   - Ты невыносим!
   - И тебе это нравится, - уверенно сказал Дан, накрывая ее губы своими, не давая тем самым продолжать разговор.
   А Соня не могла долго сопротивляться его рукам, губам и собственным призывам тела. Она податливо раскрыла губы под напором его языка, впуская его внутрь своего рта. Поцелуй был властным, горячим и напористым. Одного его хватило, чтобы она выбросила из головы все возражения.
   Дан легко подхватил Соню за талию и усадил на краешек стола. Руками он старался осторожно расстегивать пуговицы на ее блузке, чтобы ей не пришлось остаток рабочего дня ходить с оторванными. Губы заскользили по нежной коже шеи и ключиц. Следом он избавил ее и от белья, жадно набрасываясь на упругую грудь губами. Он практически уложил Соню на стол, нависая над ней. Его руки и рот безостановочно ласкали ее округлые полушария и напряженные пики, заставляя девушку до боли прикусывать губу, чтобы не стонать в голос. И она уже с трудом представляла себе, как сможет не выдать их времяпрепровождение всему ресторану, если уже сейчас с трудом удерживается от громкого выражения своих чувств.
   Продолжая губами и языком касаться ее оголенной плоти, руками Дан стал задирать ее узкую юбку все выше, пока не поднял ее до самой талии. Только после этого он смог раздвинуть ее стройные ножки и встать между ними. Он ловко подцепил пальцами ее трусики и быстро стянул их с нее, положив белье к себе в карман брюк.
   - Я заберу их с собой, - шокировал он Соню своими словами, хрипло сказанными ей в губы. - А ты остаток дня будешь вспоминать, где они и сходить с ума.
   - Ты сумасшедший, - выдохнула девушка, неверяще качая головой и мало соображая под его ласками.
   - О да, - протянул Дан, снова набрасывая на ее губы, одновременно с этим запуская сразу два пальца в ее влажное лоно.
   Он губами проглотил ее приглушенный стон, усиливая ласки, чтобы заставить ее обезумить от них и при этом не сметь выплеснуть это безумие. Мужчина оторвался от ее губ и теперь смотрел, как она отчаянно прикусывает собственный кулачок, чтобы не стонать в голос. А его пальцы все сильней и сильней доводили ее до края. И только когда он сам дошел до точки кипения, прекратил ее мучить. Глядя на ее распростертое по столу тело, Дан быстро расстегнул ремень и молнию на брюках, все так же продолжая оставаться полностью одетым, в то время как на ней была лишь задранная юбка и больше ничего.
   - Иди ко мне, - хрипло сказал Дан, помогая ей сесть, а потом и встать на ноги. - Держись крепче, - добавил он, разворачивая ее спиной к себе и заставляя лечь на столешницу и схватиться за край руками.
   - Я не смогу, - тихо прохныкала Соня, имея виду свои стоны, которые не сможет сдержаться.
   - Постарайся, - хмыкнул Дан, тут же начиная медленно приникать в нее. - Иначе весь ресторан узнает, как сладко ты умеешь кричать подо мной.
   От одних только этих горячих слов Соня готова была завыть. А его твердая, горячая плоть, уверенно проникающая в нее все глубже, просто сводила с ума. Мучительно медленно, но сильно, Дан начал двигаться в ее теле, глядя, как отчаянно она стискивает пальцами край стола. Ему нравилось мучить ее вот так - заставляя обезумить от желания и страсти. Он крепко удерживал ее за пухлую попку, не давая двигаться себе на встречу и все сильней заводя своей медлительностью и неторопливостью. Одной рукой удерживая ее за бедра, вторую он запустил ей между ног, находя пальцами чувствительную точку. Он сам едва сдержал стон, почувствовав, как сильно Соня стиснула его внутренними мышцами, напрягшимися от этой ласки.
   - Не могу больше, - тихо выдохнула девушка. - Пожалуйста, быстрей!
   Дан сам уже терялся в этом медленном темпе, поэтому тут же ответил на требование девушки, ускоряя ритм движений. Он жестко насаживал на себя безвольное тело Сони, глядя, как сильно она прикусывает губы, чтобы не стонать. И все равно сладкие звуки прорывались наружу, пусть и очень тихо. Скорее скулеж, чем стон.
   Чувствуя, что еще немного, и он взорвется, Дан резко поставил Соню на ноги, входя в нее под новым углом. Он едва успел накрыть ее рот рукой, чтобы заглушить громкий вскрик девушки. Она отчаянно вцепилась руками в его рукав, двигая бедра ему навстречу. Ее зубки больно впивались в кожу его руки, но Дан терпел эту боль, тем более что удовольствие уже почти затмило ее. Второй рукой, удерживая ее поперек груди, он умудрялся ласкать сильными пальцами напряженный сосок. Движения стали жестче и резче, пока Соня не затряслась в его руках от оргазма. И если бы не его ладонь на ее лице, ее крик услышали бы все, находящиеся в радиусе сотни метров. Уткнувшись в ее влажную шею, он до боли прикусил тонкую кожу, сдерживая собственный рык наслаждения.
   Только когда Соня немного успокоилась в его руках, он опустил ладонь, так же обессилено упираясь руками в стол по обе стороны ее тела, которое оказалось лежащим под ним. Он нежно касался губами вспотевшей кожи на ее шее, лопатках и спине, застегивая брюки. Его руки прошлись по ее талии и бедрам, а потом неожиданно пальцы скользнули в ее лоно, переполненное его собственно влагой. Он не смог удержать полного похоти стона, когда Соня неосознанно двинулась навстречу его руке.
   - Что ты делаешь? - хрипло прошептала девушка, когда почувствовала, как он втирает в ее кожу бедер на внутренней стороне собственное семя.
   - Так ты будешь пахнуть мной целый день, - жарко прошептал мужчина ей на ушко, склонившись над ее телом. - А вечером я сам смою с тебя все это. Не вздумай вытереть.
   Соня задрожала от смеси властности, похоти и сладострастия этих слов и приказа. Этот мужчина никогда не переставал ее удивлять своей фантазией и порочностью. Но ей это безумно нравилось.
   - Мне пора, - чмокнув ее в плечо, уже нормальным тоном сказал Дан и, не успела она опомниться, открыл дверь и вышел.
   Соня торопливо подскочила к ней и быстро закрылась на замок - пока никто не вошел и не застал ее в подобном виде. На то, чтобы привести себя в порядок ушло сорок минут. Она вышла из кабинета только когда уверилась, что румянец не заливает щеки, на голове - волосок к волоску, и взгляд перестал быть мутным от наслаждения.
  
  
  
  
   ГЛАВА 8
  
  
  
  
   Весь день Соня не находила себе места от того, как непривычно было ощущение отсутствие белья на теле. А еще сухость на том месте, где Дан втирал в ее кожу свою влагу. Прошло пару часов, прежде чем Соня поняла, что бесполезны ее попытки сосредоточиться на работе. Поэтому она быстро закончила все дела и отправилась домой.
   Девушка уже подходила к подъезду, когда позвонил Данияр.
   - Где ты?
   - Почти дома.
   - Я сейчас заберу тебя, - предупредил мужчина. - Ты помнишь, о чем я тебя просил?
   - Да, - тихо ответила девушка, тут же вспыхнув.
   - Хорошо, - судя по голосу, Дан довольно улыбался. - Не переодевайся и не принимай душ. Дождись меня, - попросил он.
   Соня убрала телефон и, подумав минуту, даже не стала подниматься в квартиру. Отец был на работе, холодильник полон еды, так что она может смело провести вечер с Даном.
   Мужчина подъехал через двадцать минут, и Соня тут же села к нему в машину. Он не стал даже отъезжать от дома, притянул к себе и жадно поцеловал. Рука тут же своевольно скользнула под узкую юбку, проверяя отсутствие белья.
   - Умница, - довольно прошептал Дан ей в губы и завел машину.
   - Ты невозможен, - проворчала девушка, глядя на его самодовольное лицо.
   - Я знаю, - широко улыбнулся он в ответ.
   Соня только хмыкнула.
   Дан привез ее к себе на квартиру. Не успели они войти, как у него зазвонил телефон.
   - Иди пока в душ, я сейчас, - чуть нахмурено глядя на телефон, сказал мужчина.
   Соня направилась в ванную. Разделась и залезла под душ. Дан пришел только тогда, когда она уже завернулась в полотенце. Лицо по-прежнему было немного озабоченным.
   - Там на кровати платье, - начиная раздеваться, сказал Данияр. - Надень.
   - Мы куда-то идем? - удивилась Соня.
   Еще ни разу Дан не просил ее сделать что-то подобное.
   - Да. Сегодня благотворительный вечер, и ты моя спутница.
   Девушка удивленно посмотрела на него.
   - Через двадцать минут приедет стилист и поможет тебе с прической и макияжем.
   Соня чуть пораженно кивнула и вышла из ванной. В спальне на кровати действительно лежало платье. Черного цвета, в пол, с кружевным корсетом без рукавов и бретелей. Под платье были подобраны соответствующие туфли. А еще ряжом лежал открытый футляр с чудным ожерельем из прозрачного горного хрусталя и браслет.
   Пока Соня любовалась этой красотой и проводила пальцами по тонкой ткани и сверкающим камням, Дан вышел из ванной, на ходу вытирая полотенцем голову.
   - Нравится? - спросил он, подойдя к девушке со спины.
   - Очень красиво.
   - Помочь одеть?
   - Эээ, - протянула Соня, - здесь кое-чего не хватает.
   - Чего?
   - Белья.
   - Оно тебе не нужно,- хмыкнул Дан, беря в руки платье.
   Девушка укоризненно покачала головой и усмехнулась, но промолчала.
   - Меня будет заводить одна только мысль, что когда мы вернемся домой и я сниму с тебя это платье, на тебе больше ничего не будет, - хрипло прошептала мужчина ей на ухо. - Тебе понравились ощущения сегодня?
   - Какие именно? - выдохнула девушка, прислонившись спиной к его груди и млея под его горячим дыханием на шее.
   - Ты знаешь, - хмыкнул Данияр. - Давай одеваться, а то опоздаем.
   Дан помог Соня натянуть облегающее платье на обнаженное тело, не отрывая от него горячего взгляда в процессе, чем безумно заводил ее. Надел на нее ожерелье и браслет. Сам он оделся в строгий темно-серый костюм и черную рубашку с запонками из белого золота. На шее галстук.
   Через несколько минут приехала стилист и быстро и ловко уложила длинные волосы Сони в высокую простую прическу, оставив открытой тонкую шею и плечи, и нанесла вечерний макияж.
   - Почему ты решил взять меня? - спросила Соня, когда они садились в машину.
   - А почему не тебя?
   - Не думаю, что я буду к месту в том обществе, в которое ты меня везешь.
   - Ты будешь к месту везде. И потом, прекрати уже эти разговоры.
   - Дан, я умею адекватно себя оценивать, - вздохнула Соня.
   - Вот тут ты ошибаешься, - хмыкнул мужчина. - У тебя слишком низкая самооценка. И по ходу - это врожденное.
   Соня только фыркнула в ответ.
   Благотворительный бал проходил в одной из гостиниц города в банкетном зале. На входе пресса, подстерегающая бизнесменов, политиков и прочую элиту города, богато украшенный зал, море людей в красивой, дорогой одежде, сверкающих драгоценностями и белозубыми улыбками. Соня стушевалась еще на входе, когда Дана, как одного из преуспевающих бизнесменов города, к тому же весьма не общительного, обступили репортеры. Мужчина ловко уворачивался от микрофонов и быстро увел ее в зал. Но девушка еще долго не могла отойти от напора этих людей. А потом эта огромная толпа, и она окончательно потерялась в ее шуме и блеске.
   Соня, держась за локоть Дана, все время была с ним. Он сам и к нему подходили люди, обсуждали какие-то дела и вопросы. Соня совершенно не вслушивалась в эти разговоры, предпочитая смотреть по сторонам и пытаться держаться более уверенно. Ее немного успокаивали подбадривающие взгляды мужчины и бокал шампанского в руке. И все же она не чувствовала себя спокойно.
   - Не хочешь потанцевать?- спросил Дан, когда поток приветствий и разговоров немного утих.
   - Нет, - покачала головой девушка.
   - Почему? - удивился мужчина.
   - Не хочу, - просто сказала она.
   Не будет же она объяснять ему, что не хочет привлекать излишнего внимания к своей персоне. На Дана, как на молодого, красивого, богатого и самого щедрого сегодня благотворителя, и так беспрестанно смотрели. Все время их пребывания здесь она отмечала красноречивые взгляды многих находящихся женщин, которые они бросали на ее спутника. И это вызывало ее недовольство. Она и не предполагал, что может быть такой ревнивой. А вместе с этими взглядами на него она ловила и пренебрежительные и любопытные на себе, которые раздражали ее безмерно. В них она так и видела правоту своих слов - ей здесь не место, она не пара такому мужчине, как Данияр, она всего лишь временное увлечение.
   Все эти взгляды, шепотки за спиной и невеселые мысли совершенно не прибавляли настроение. Соня определенно решила, что больше ни разу не посетит подобные мероприятия, если Дан еще раз попросит его сопровождать.
   - Пойду, попудрю носик, - вымучено улыбнулась девушка Данияру.
   Мужчина кивнул и тут же выпустил ее руку. А Соня торопливо пошла в сторону туалетов. Так она порадовалась одиночеству и чуть привела в порядок мысли. Нет, все это определенно не ее - подумала девушка, глядя на отражение в зеркале. Она критически смотрела на свое лицо - глаза, брови, губы и нос - и категорически не понимала, что красивого находит в этих чертах Дан. Он все время говорил об этой красоте, а она еще ни разу не увидела ее сама. Или может, не хотела? Странно быть неуверенной, когда рядом такой мужчина, одаривающий тебя комплементами, такими поцелуями и ласками. Казалось бы, что она давно должна бы понять, что нравится ему, и что это не просто так. Но это наверно все же врожденное - как и сказал Дан.
   Соня побрызгала прохладной водой в лицо, чуть подправила волосы и вышла. В большой толпе было трудно найти кого-то определенного. И девушка искала своего спутника наверно около получаса. А когда нашла, тут же замерла на месте, увидев его в обществе безумно красивой девушки. Они стояли чуть в стороне. Дан чему-то весело улыбался, а красавица заливисто смеялась. А потом - у Сони дыхание даже перехватило - Дан протянул руку и коснулся лица девушки костяшками пальцев. И до такой степени этот жест был интимным, что сердце сжалось от боли. А его взгляд! Он смотрел на нее пристально, внимательно, и во взгляде она видела все то, с чем он смотрел на нее - страсть, насмешка и властность. На губах легкая усмешка, соблазнительная и до боли притягательная и самоуверенная.
   В следующую минуту сама девушка протянула руку и скользнула кончиками пальцев по груди Данияра в легкой ненавязчивой ласке. Кокетливый взгляд, которым никогда не владела Соня, соблазнительное облизывание алых губ, привлекающее мужской взгляд, томный выдох почти в губы, когда она подается ему навстречу.
   Больше Соня не могла смотреть на это. В ней взыграло такое дикое чувство собственницы, какого она никогда от себя не ожидала. Вместе с ревностью поднялась злость и ярость. Она грозно прищурилась и целенаправленно двинулась в сторону воркующей парочки.
   - Добрый вечер, - отнюдь не добрым тоном сказала Соня, одним движением оттесняя нахальную блондинку от своего мужчины и окидывая соперницу холодным взглядом.
   Та так же в ответ просканировала Соню. А вот Дан с трудом скрыл удивление подобным поведением своей спутницы. Даже на сразу сообразил, чем оно вызвано, а сообразив не смог сдержать усмешки на губах. Он обвил рукой талию Сони и тесно прижал к себе, вызывая недовольный взгляд собеседницы.
   - Не представишь? - подобострастно глядя на мужчину, спросила блонди.
   - Это Соня. Моя спутница. А это - Ангелика, моя знакомая.
   - Хорошая знакомая, - не скрывая злорадства, поправила красавица.
   - Но бывшая, - мило-мило улыбнувшись, ответила Соня, ложа поверх руки Данияра на талии свою ладонь.
   Вмиг с лица Ангелики слетела напыщенность и превосходство, сменившись злостью. А Дан едва не поперхнулся шампанским от яда, что впустила его малышка в свой голос. Никогда прежде он не видел ее такой - пылающей от праведного гнева и ревности. Да и сама Соня была удивлена своим подобным поведением - ей никогда не была свойственна такая стервозность и ехидство.
   - Извините нас, нам уже пора домой, - еще раз "мило" улыбнувшись, сказала Соня. - Правда, дорогой? - все так же улыбаясь, девушка перевела бешеный взгляд на Данияра.
   - Конечно,- сказал Дан, пытаясь не хмыкнуть и не рассмеяться.
   Ему очень понравилось поведение Сони в этой ситуации. Он сам этого не ожидал, поскольку всегда четко и ясно давал понять окружающим его женщинам, что не потерпит ревности и истерик по этому поводу. А тут... неожиданно приятное чувство.
   - Еще увидимся, Данияр, - протянула Ангелика, жадно глядя на мужчину и нарочно игнорируя Соню.
   - Это вряд ли, - ответила девушка вместо мужчины, вызвав усмешку с его стороны.
   Блондинка напоследок окинула ее неприязненным взглядом и гордо удалилась. А Соня провожала ее пристальным чуть прищуренным взором, пока та не затерялась в толпе. А как только скрылась из вида, тут же сбросила с талии руку мужчины.
   - Я хочу домой. Можешь остаться - я вызову такси, - холодно сказала Соня, не глядя на него и уже поворачиваясь, чтобы уйти.
   - Не спеши, - протянул Дан, снова привлекая ее к себе и чуть насмешливо глядя на нее сверху вниз. - Что за представление?
   - Тебе не понравилось? - "искренне" удивилась Соня, всплеснув руками.
   - Ты переигрываешь, - скривил лицо Дан.
   - Это ты заигрался, - уже серьезно ответила девушка. - Хочешь развлекаться - делай это без моего присутствия в твоей постели. Надоела - так и скажи.
   Данияр только хмыкнул - Соне очень шла ревность. Она так часто и умело прятала от него свои эмоции - или это, возможно, было просто чертой характера - что сейчас он откровенно наслаждался этим всплеском чувств. Зеленые глаза сверкают, дыхание шумное и кулачки сжаты.
   - Не надоела, - хмыкнул мужчина.
   Соня благоразумно промолчала и не стала спорить. Но остаток вечера была хмурой и недружелюбной. Не позволяла касаться себя лишний раз и каждые двадцать минут бегала "попудрить носик", оставаясь в туалете минут по десять. А Дан только усмехался на такое поведение Сони. Оно его не раздражало. Скорее наоборот - забавляло и развлекало. И в машине, по пути домой, ситуация не изменилась. Но мужчина умело прятал веселье и усмешку, чтобы девушка ничего не заметила и не взбесилась еще больше.
   На пороге квартиры, не успели Соня даже отойти вглубь, как Дан привлек ее спиной к своей груди, крепко удерживая ладонями поперек живота и довольно прошептал ей на ушко:
   - Мне нравится твоя ревность.
   - А мне нет, - резко ответила девушка, застыв в его руках, как камень.
   - Уверена? - хмыкнул Данияр, скользнув одной рукой вверх и сжав в ладони ее упругую грудь.
   - Уверена, - сбрасывая наглую конечность, ответила Соня и попыталась вырваться из его объятий.
   - А вот меня она безумно заводит,- хрипло сказал мужчина, резко привлекая ее обратно и тесно прижимая ее бедра к своему паху.
   Соня даже задохнулась от того, каким жестким и твердым он был там, потираясь о ее попку.
   - Ты специально это сделал?! - прошипела девушка.
   - Нет. Но я возьму на заметку, - хмыкнул Дан.
   - Только попробуй! - резко разворачиваясь к нему лицом, прошипела разгневанная и обозленная до крайности Соня. - Либо в твоей постели только я, либо все остальные вместе взятые, но без меня!
   Раньше подобный ультиматум вызвал бы только раздражение и немедленное прекращение всяческих отношений. Сейчас же это было приятно.
   - Там только ты, - обхватывая ее лицо руками, честно ответил Дан, чуть улыбаясь. - С самой первой ночи, проведенной тобой в моей постели.
   Соня с искренним сомнением смотрела на него, но не верить причин не было. Дан всегда был с ней, ни разу, кроме сегодняшнего вечера, она не видела вблизи него другой женщины. И те безумия, что он вытворял с ней ночами, вряд ли могли оставить силы для другой.
   - Обещаешь? - тихо попросила Соня, глядя на него внимательно и уже без злости.
   - А ты поверишь? - хмыкнул Дан.
   - Я постараюсь.
   Это честное обещание обескураживало и намекало на серьезное доверие, которое подрывать он не собирался. Эта девушка стала для него чем-то особенным. И если в начале их отношений он думал о том, что это временно, то сейчас был твердо уверен, что нет - это уже не так. И эти чувства, как ни странно, не вызывали прежнего отторжения или даже паники. Наверно впервые в жизни, он готов был их принять. И даже увидеть ответ. Возможно. Над этим еще стоило подумать.
   Соня потянулась сама к его губам, и он тут же ответил на ее поцелуй, выбрасывая из головы все мысли на данную тему. Сейчас у него есть нечто более ощутимое и реальное, чем непонятные ему самому чувства - новые и еще не осознанные до конца. А именно - его девочка в руках, уже обнаженная его проворными руками и оттесняемая в сторону спальни.
  
  
   Дан никогда не мог бы подумать, что банальная женская ревность не только не станет его раздражать, но и заставит задуматься о другом. А точнее о большем. Он ведь практически пообещал Соне верность, что тоже было ему не свойственно прежде и в других отношениях. И никогда бы он не подумал о том, что будет способен сдержать это обещание. И даже больше - не иметь желания его нарушить.
   И сейчас, когда он осознал, к чему все это ведет, его это уже не злило, не раздражало и не пугало как раньше. Не сказать, чтобы любовь казалась ему чем-то ужасным, но он не торопился постигнуть ее во всех проявлениях. Сейчас же он откровенно наслаждался этим новым для него чувством, уже не думая о том, что стоило бы поберечь себя от него.
   Но и думать серьезно над этим вопросом мужчина не собирался. Он просто принял этот факт - влюбленность - не оглашая его вслух и никак не показывая окружающим. Даже Соне. Ей в первую очередь. Пусть он и понял это, вот только идти на откровенность было уже слишком. Поэтому он молчал и вел себя как обычно, оставив свои чувства только для себя. Возможно, позже он что-то изменит, но сейчас нет.
   И дело было не только в чувствах. Дан и рад бы углубить отношения с Соней, перевести их на другой уровень: скажем - пригласить ее переехать к нему. Или что-то в подобном ключе. Но в первую очередь это грозит последствиями самой девушке. Он не тот человек, который может позволить себе искреннюю и открытую привязанность к кому бы то ни было. Это стало бы его слабым местом. У него уже было одно - Денис. И позволять Соне становиться мишенью для соперников, конкурентов и даже врагов он не намеревался. Раньше он никогда не задумывался о том, какому риску подвергаются его женщины. Они все были временным, несерьезным увлечением. Он никогда о них не заботился и не думал за пределами спальни. Соня же занимала все его мысли, не посвященные работе и делам. Каждую свободную минуту он думал об этой девушке. И его это расслабляло, успокаивало. Он знал, что сейчас она поедет домой, приготовит ужин для отца и, пожелав ему спокойной ночи, приедет к нему. Останется на всю ночь, а утром во сне трогательно прижмется покрепче, когда он будет вставать с кровати, чтобы уйти. А он не сможет ее оттолкнуть, останется еще на пару минут и будет наслаждаться этими безмятежными мгновениями.
   - Что-то я становлюсь слишком сентиментальным, - проворчал себе под нос Данияр, качая головой и чуть улыбаясь.
   И это заметил не только он сам. И если от Сони он умудрялся многое скрывать и прятать благодаря ее же наивности и неопытности, то друзья очень быстро увидели некоторые изменения в нем.
   - Да ты влюбился! - восторженно воскликнул Ринат, весело хлопнув по плечу мрачного Дана.
   - Тебе показалось, - сквозь зубы выдавил Миронов.
   - Да ладно, - насмешливо протянул Алан в поддержку слов Корнилова. - Не он один это заметил.
   - Это что-то новенькое. Но знаешь, - уже чуть серьезней продолжил Ринат, - давно пора. А то ты слишком загрубел.
   - Это ты становишься слишком нежным, - не мог не поддеть друга Дан. - Разводиться собрался из-за этой девочки.
   - Я давно собирался, просто повода не было, - свел все к шутке Ринат.
   Но все трое знали, что он не остался равнодушен к красоте, обаянию и взбалмошности Таисии. Это девушка, так же как и Соня, очень быстро заняла место в сердце мужчины. И он не скрывал этого факта. Но по нему нелегко было заметить это - он всегда был весел, нежен и откровенно льстив к своим пассиям. Поэтому трудно было отличить искренность его поведения от наигранности. Но это всем вокруг, а друзья видели и замечали многое.
   - Я женюсь на ней, - со смешком сказал Ринат. - Разведусь и женюсь.
   Дан с Аланом только переглянулись и понимающе усмехнулись. Ринат всегда был импульсивен в своих желаниях и поступках. И подобное решение не было чем-то удивительным. Но вместе с тем эта импульсивность еще ни разу не вылилась ему боком. Он всегда знал грань - где можно не думаю сделать, а где нельзя.
  
  
   Соня не сразу, но так же заметила, что Дан стал чуть другим. Более нежным, более открытым и откровенным. Она не знала с чем это связано, но не могла не радоваться. Он будто принял какое-то решение, и итогом стала его раскрытость перед ней. Нет, он так же продолжа избегать щекотливых тем, не посвящал ее в свои дела и никоим образом не позволял влиться в свою жизнь слишком глубоко. Но вместе с этим появилась легкость в общении. Соня перестала контролировать каждое слово в его присутствии, перестала стесняться своих чувств. Нет, она не сказала напрямую, что любит его. Но знала, что по ее взгляду - весьма красноречивому и уже не сдерживаемому - можно было все понять. И легкая улыбка, что появлялась на губах Дана в моменты, когда она смотрела на него вот так, стала знаком того, что он принимает ее чувства. Пусть пока не отвечает, но позволяет их испытывать ей.
   И все же, как бы ни изменились между ними отношения, не прозвучало ни одного обещания с его стороны. Соня все так же находилась на пороховой бочке, готовая в любой момент уйти из жизни Дана, если он попросит. Да, ей будет трудно и больно, но она сделает это. И она даже стала настраивать себя на это в ближайшем будущем. Да, ей нравилось то, что Дан подпустил ее ближе, позволил многое. Но она все еще сомневалась в том, что это надолго. Она не могла не допускать мысли о том, что для этого мужчины подобное просто в новинку, и он элементарно экспериментирует. Ведь ни слова не было сказано в ответ на ее взгляды и безмолвные признания. Он только улыбался.
  
  
  
   ГЛАВА 9
  
  
  
   Соня как раз собиралась выйти из кабинета и пойти домой, когда зазвонил телефон.
   - Да?
   - Я хотел отменить сегодняшнюю встречу, - без всякого приветствия, произнес Данияр в трубку.
   - Что-то случилось?
   - Нет, - ответил Дан, - я уезжаю из города. Увидимся завтра.
   - Да, хорошо, - чуть растерянно сказала Соня, но Дан уже бросил трубку.
   Девушке его голос показался несколько озабоченным и задумчивым, и она чуть нахмурено посмотрела на телефон в руке. Но тут же постаралась выбросить из головы тревожные мысли.
   Соня поехала домой, приготовила ужин и пообщалась с отцом, которого забросила в последнее время.
   - Я не обижаюсь, - улыбнулся мужчина, когда Соня покаялась в своем невнимании к нему. - Я рад, что у тебя все хорошо. И рад, что ваши с Денисом отношения продолжают развиваться в нужном направлении.
   Соня тут же устыдилась того, что до сих пор не рассказала отцу о разрыве с парнем и новом романе. А ведь время уже приближалось к осени. Она уже открыла рот, чтобы все рассказать, когда зазвонил телефон.
   - Извини, - чуть виновато улыбнувшись отцу, сказала Соня, вставая из-за стола и чувствуя облегчение от того, что разговор откладывается хотя бы на пару минут. - Да? - сказала девушку в трубку.
   - Привет, - весело поприветствовала Таисия подругу. - Какие планы на вечер?
   - В кой-то веки хотела рано лечь спать, - хмыкнула Соня. - Но судя по твоему голосу - мне это не удастся.
   - Ты права. У нас сегодня девичник. И мы идее в клуб.
   - Тась, - страдальчески протянула Соня.
   Она, честно сказать, уже несколько устала от клубной атмосферы, в которую окуналась с регулярным постоянством в последние месяцы.
   - Даже не спорь. Раз наши укатили, мы должны воспользоваться моментом и оттянуться, как раньше, без них. Просто выпить, потанцевать, а потом завалиться ко мне и спать. Давай, - умоляюще протянула Таисия. - Мы так давно не были вдвоем где-то.
   - Но почему сразу клуб?
   - А почему нет? Куда еще можно пойти среди ночи? И потом, в клубе мы спокойно отдохнем, никто приставать не будет - все уже знают с кем мы. Так что самое оно.
   - Давай хотя бы другой клуб, - попросила Соня.
   - Нет. В другом клубе не будет бесплатной выпивки.
   - У тебя денег нет? - скептически фыркнула Соня, прекрасно осведомленная о том, с каким постоянством Тася освобождала кредитку Рината. - Так я тебе дам.
   - Так, кончай спорить. Через час жду тебя у себя - будем марафет наводить.
   - Я уже давно без тебя научилась это делать.
   - Пфф! Подруга, скажу тебе по секрету - ни хрена ты не научилась. Да, не спорю, стиль изменился. Но лоска тебе явно не хватает, - напыщенно сказала Тася и тут же рассмеялась. - Ладно, мне просто охота над тобой поизмываться. Я уже и забыла как это.
   - Так бы сразу и сказала, - усмехнулась в ответ Соня. - Ладно, скоро буду.
   Когда девушки приехали в клуб, не стали подниматься на балкон, как всегда - вдвоем там было делать нечего. Вместо этого они сразу пошли в бар, немного выпили и отправились танцевать.
   Вечер был в самом разгаре, когда Соня, подавшись привычке, подняла голову вверх, чтобы увидеть, как Дан смотрит на нее и улыбается. Но на балконе его не было. Девушка улыбнулась и покачала головой, поражаясь этой привычке - всегда знать, что он на нее смотрит.
   Она уже собиралась опустить голову и продолжить танцевать, но тут к краю балкона подошел мужчина. Он не смотрел вниз, просто курил и глядел прямо. До тех пор, пока к нему не подошла девушка и не обвилась вокруг его тела собственным. Он перевел на нее взгляд и чуть улыбнулся, прижимая ее к себе сильной рукой. Она что-то сказала ему, в ответ он хмыкнул и коротко, но страстно, поцеловал ее. А потом вместе с ней отошел от края, скрывшись с глаз Сони.
   И ничего в этой картине не было особенного или необычного - все вокруг вели себя так. Если бы не одно "но".
   Это был Данияр.
   Соня замерла на месте, не в силах поверить в увиденное.
   "Он обманул! Обманул! Пообещал и обманул! Сказал, что уезжает, а сам развлекается!"
   Воздуха стало не хватать, а в груди все сжалось от боли, разочарования и обиды.
   Она ведь просила! Просила сказать, когда надоест ему! Просила не предавать, а просто сказать правду! Это ведь не много, самая малость. А он даже на это оказался не способен. И стоило ли верить его верности, как она делала все это время?
   Нет, не стоило.
   - Эй, ты чего? - спросила рядом Тася, заметив ее отстраненный взгляд.
   Вместо ответа Соня подняла взгляд на балкон. Тася непонимающе последовала ее примеру. И тут на балконе показался Ринат, в точно такой же ситуации, как минуту назад Дан.
   В отличие от подруги, Таисия повела себя иначе.
   - Козел! Сволочь! Скотина! - возмущалась вслух темпераментная девушка, яростно сверля глазами Рината наверху. - Уехал значит? Я тебя сейчас устрою! - и она рванула в сторону лестницы на балкон.
   - Погоди, - ухватила ее за руку Соня. - Лучше давай уйдем.
   Ей не хотелось сейчас разборок. А встречаться с Даном, смотреть в его лживые глаза и подавно. Она предпочтет уйти, возьмет себя в руки, а потом решит что делать. Хотя, что тут решать...
   - Вот еще! - стряхнула ее руку Тася и продолжила путь.
   А Соня вздохнула и направилась в сторону двери, бросив тоскливый взгляд наверх. Она пробиралась сквозь толпу людей, не глядя по сторонам. В голове все смешалось, и сердце билось часто-часто. Только оказавшись на улице, она немного пришла в себя. Но легче от этого не стало. Наоборот, понимание ситуации обозначилось четче, причиняя все больше боли.
   - А ты ожидала другого? - раздался за спиной ехидный голос Дениса.
   Соня устало прикрыла глаза и повернулась лицом к парню. Тот стоял у входа и курил, насмешливо и пристально глядя на нее.
   - Я тебя предупреждал, - сказал молодой человек и сделал к ней шаг, тут же пошатнувшись.
   Не составило труда понять, что он пьян. Причем - довольно сильно. Когда он подошел ближе, от него повеяло алкогольными парами, глаза были красными и замутненными. Да и шаг кривым.
   - Что тебе надо? - спросила Соня, сложив руки на груди и зло глядя на него.
   Общаться сейчас с ним не было ни малейшего желания, тем более зная, что ничего хорошего она не услышит. И этот его взгляд...
   - Помнишь, я тебе говорил, - насмешливо касаясь пальцами ее руки, от чего она поежилась, - что когда он выбросит тебя, я подберу.
   - А не пошел бы ты! - рыкнула в ответ Соня, поведя плечом и сбрасывая неприятное прикосновение.
   - Не пошел, - грубо хватая ее за локоть, зло прошипел Денис. - А вот ты пойдешь. Со мной. Прямо сейчас.
   Несмотря на то, что молодой человек был пьян, силы у него было не отнять. Он легко удерживал сопротивляющуюся Соню и тащил ее за собой к машине на стоянке.
   - Пусти! - отбивалась девушка, пытаясь вырвать руку из болезненного захвата.
   Она боялась. Сильно. Денис всегда был непредсказуем. А уж когда зол! А уж когда пьян!
   - Дан тебя убьет, - прошипела Соня ему в лицо, когда он остановился у своей машины.
   - Думаешь? - насмешливо хмыкнул Дэн в ответ, похабно глядя на нее. - Нужна ты ему теперь.
   Соня задохнулась от этих обидных, но правдивых слов. Да, не нужна. Она все это увидела сегодня собственными глазами. Внезапно все силы покинули ее тело, она перестала вырываться, а по щекам потекли слезы.
   - Не реви, - грубо сказал Денис, сильно тряхнув ее.
   - Что тебе от меня нужно?- устало всхлипнула девушка, потеряно глядя на него.
   - Сейчас узнаешь, - злобно прорычал парень, открывая заднюю дверь.
   Соня снова попыталась вырваться, но ничего не вышло. Ее грубо запихали в машину, и, не успела она даже одуматься, как сверху навалилось тяжелое тело молодого человека.
   - Нет! Прекрати! - рыдала теперь Соня от того, что оказалась бессильна против него.
   Денис безжалостно выкрутил ей руки над головой, удерживая их одной ладонью, а второй стал грубо ласкать под собой извивающееся в панике тело. Соня кричала, надеясь, что кто-то услышит. И заранее зная, что на пустой парковке ей никто не поможет. Она вырывалась, просила и умоляла. Но казалось, что ее сопротивление только больше заводит Дениса. Он шептал всякие гадости, в подробностях рассказывал, что собирается с ней сделать. Его пьяный бред приводил ее в ужас, а сильные пальцы, что задирали подол короткого платья, просто обжигали отвращением. Слезы беспрестанно катились по щекам, а из горла рвались рыдания.
   - Надо было еще раньше сделать это, - злобно пропыхтел Денис, расстегивая ширинку на джинсах. - Ты очень горячая девочка. Покажешь, чему научил тебя братец? Он явно поимел тебя во всех позах, да и ртом научил работать. Я прав? - похабно потешался над ней парень.
   Резко и больно Денис сдернул с нее белье, заставив ее буквально взывать от страха, стыда и ужаса одновременно. Она уже чувствовала на бедрах его напряженную плоть, и понимала, что еще секунда и насилие совершиться. В глазах помутилось, и дышать стало тяжело.
   Но неожиданно тяжелое безжалостное тело слетело с нее, освободив от захвата и удушья. Соня тут же сжалась в комочек, лежа на боку и обхватив руками колени и выплескивая слезами все навалившееся: предательство, боль, унижение, страх и облегчение. Все чувства перемешались, не давая понимать и думать. Она только лежала и тихонько скулила, поскольку рыдать сил не осталось.
  
  
   Таисия целенаправленно двигалась наверх, пылая праведным гневом и ревностью. Она всегда знала, что Ринат тот еще кобель. Всегда понимала, что их отношения не приведут ни к чему серьезному. Что это временно. Приятно, но временно. Знала и сознательно шла на это. Она влюбилась в этого мужчину. В женатого мужчину, и даже для нее это был перебор. Однако ничего поделать она не могла, поэтому просто плыла по течению. Никогда не навязывалась, ничего не просила, не требовала и не ждала. Знала, что и до этого у Рината были подобные романы на стороне. И еще ни разу он не развелся из-за них с женой. И она не претендовала на ту, ради кого он все же сделает это.
   А еще знала, что рано или поздно это закончиться. Вот только не так, не таким образом, как сейчас, когда он выставил ее дурой на весь клуб, где каждый знал, что она с ним. Он показал, всем и каждому, как относиться к ней - наплевательски и без уважения. Может она и была всего лишь очередной любовницей, но даже у нее была гордость. И эта гордость не позволяла ей просто взять и уйти. Она бы сделала это, если бы он попросил, намекнул или что-то подобное. Но нет, он этого не сделал. Он выставил ее посмешищем.
   Стоило Таисии только зайти на балкон, как Ринат тут же увидел ее. И девушка не удивилась тому, что на его лице читалась досад. Еще бы - испортит сейчас вечер своей истерикой - по ней ведь сразу видно, что она пришла сюда только за одним - скандалом.
   Тася не стала подходить к столику, где сидел Ринат с друзьями и незнакомыми ей мужчинами. Она просто стояла и ждала, когда он сам подойдет. Он не заставил себя долго ждать. Сказал, улыбаясь, что-то своей спутнице, потом всем вокруг, что вызывало смех в их кругу и насмешливые взоры, обращенные на нее. Девушка яростно прищурилась, испепеляя их взглядами, и продолжала стоять на месте. Ринат поднялся со своего места и не спеша направился к ней. Теперь в его глазах явно читалась вина. Это что, он собрался сейчас еще и поиздеваться над ней? Зачем строит из себя невесть что, если и так понятно, кто есть кто?
   И все это - выражение лица Рината, смешки за его столиком, странные напряженные взгляды Дана и Алана - привели к тому, что стоило только Ринату подойти к ней, как она хлестко залепила ему пощечину.
   - Тась, - тихо начал Ринат, никак не отреагировав на это, - я все объясню.
   - Зачем? Я и так все вижу, - пытаясь взять себя в руки, с достоинством ответила девушка.
   - Ты видишь лишь то, что я хочу показать, не больше, - загадочно сказал Ринат.
   Тася прищурилась и сделала шаг к нему, став вплотную.
   - И что же ты хочешь показать? Объясни мне - я же полная дура! Не поняла ничего.
   - Пойдем, - беря ее за локоть, сказал Ринат.
   - Никуда я с тобой не пойду, - зло вырвала руку девушка.
   - Пойдешь.
   Тон мужчины резко изменился. Исчезли заискивающие нотки, и появилась злость, решительность и раздражение. Всегда веселый, непринужденный и в любой ситуации улыбающийся Ринат вызвал недоумение Таисии подобным поведением и тоном голоса. Она даже растерялась, перестала сопротивляться и позволила себя увести вниз. Они вышли на улицу и только тут Ринат немного смягчил захват ладони. Тася потерла предплечье и бросила на него упрекающий взгляд.
   - Извини, - взлохматив рукой волосы, виновато сказал мужчина.
   - Что происходит?
   - Тебя не должно было быть здесь сегодня.
   - Это я уже поняла, - фыркнула Тася. - Ты сказал, что у тебя дела, и ты уезжаешь. Ясное дело, что я должна была послушно сидеть дома и не ведать о том, как ты развлекаешься, - паясничала девушка.
   - Я не развлекаюсь, я работаю.
   - Да что ты! - всплеснула руками в наигранном удивлении Таисия. - А я уж было грешным делом...
   - У нас сегодня ужин с серьезными людьми, - стараясь быть терпеливым начал объяснять Ринат. Сейчас его как никогда раздражал взрывной темперамент и эксцентричность Таси. - И на этот ужин не ходят с постоянными девушками.
   - А вообще без женщин аппетит пропадает? - язвила девушка.
   - Считай это традицией, показам своего престижа или чем-то в этом роде,- неопределенно махнул рукой Ринат.
   - Что за бред?!
   - Ты пойми: таким людям не показывают свои привязанности. Вы с Соней - они и есть. Мы не имеем права втягивать вас в это. Не можем показать свои слабые места. Увидь эти люди рядом с нами вас, им не составило бы труда понять наше к вам отношение.
   - Какого черта просто все сразу не объяснить? - продолжала злиться девушка.
   - Времени не было.
   - Можно было просто позвонить и сказать, что у вас сегодня дела? Мы бы тогда не пришли в клуб и все, - раздраженно сказала Тася.
   - Мы? - тут же напрягся Ринат.
   - Мы с Соней.
   - Где она? - вздохнул Ринат, предполагая, что придется еще постараться, чтобы убедить красавиц в том, что они видели не совсем то, что могло показаться на первый взгляд.
   - Не знаю. Убежала, как только вас увидела.
   Ринату не составило труда понять, что именно увидела Соня. И она не Тася - не побежит разбираться и устраивать скандал. Она тихо уйдет, не привлекая внимания, и сделает свои выводы. Но с другой стороны и обвинять ее невозможно - они сами виноваты, что обманули девушек. Так что им же все и разъяснять.
   - Она опять одна пошла куда глаза глядят? - оглядываясь по сторонам, проворчал Ринат.
   - Наверно домой поехала, - пожала плечами Таисия.
   - Что ты здесь делаешь? - раздался раздраженный голос Дана за спинами молодых людей.
   - Тебя спросить забыла, - рыкнула в ответ Тася под укоризненным взглядом Рината.
   - Держи язык за зубами. Ни слова Соне, - предупредил Данияр девушку.
   - А зачем мне что-то говорить, если она сама все видела?
   Дан громко выругался и провел рукой по лицу.
   - Какого черта вам дома не сиделось!? - прорычал мужчина.
   - Остынь, - недовольно глядя на друга, попросил Ринат.
   - Я еще раз повторю - тебя спросить забыла, что мне делать, - разозлилась теперь уже Таисия. - Да и Соне ты не указ. Женишься - тогда и будешь права качать. Тебя это тоже касается, - перевела взгляд на Рината девушка и нравоучительно помахала указательным пальцем у него перед носом. - Приятного вечера, - с сарказмом добавила Тася и гордо удалилась в сторону стоянки такси.
   - Невыносимая, - провожая ее хмурым взглядом, проворчал Дан.
   - Мне нравитья, - хмыкнул Ринат, почти весело глядя на удаляющуюся спину.
   - Возвращайся, а я поеду за Соней, - вздохнул Миронов. - Смотри, чтоб не выплыло ничего.
   К Ринату тут же вернулась серьезность.
   - Справлюсь. Езжай.
   Дан почти подошел к темной парковке, когда услышал крики и ругань чуть дальше. Невольно нахмурился и прислушался, шагая к своей машине. И только когда подошел ближе и узнал голоса, его словно ледяной водой окатило. Затошнило и в глазах помутилось от ярости и ужаса. Ему хватило пары секунд, чтобы подлететь к машине Малого и стащить того с рыдающей Сони. Он грубо выволок пьяного брата и бросил на землю. Даже не взглянул на девушку, поскольку злость и гнев требовали немедленного выхода.
   Удары сыпались одни за одним. Он ставил Дениса на ноги и снова валил на землю сильным ударом кулака. Вся эта бойся сопровождалась его диким рыком и подвывание Сони в машине. И этот жалостливый плач будил в нем все большую ярость.
   - Я же тебя предупреждал по-хорошему, - шипел разъяренный Дан в лицо почти бессознательного брата, держа того за ворот и грубо встряхивая. - Если хоть пальцем ее коснешься...
   - И что? - пьяно перебил Денис, сплевывая кровь и с ненавистью глядя на него. - Из-за бабы родного брата убьешь?
   - Из-за нее - да, - безжалостно произнес мужчина, отбрасывая от себя Дэна, как будто было противно прикасаться, и вставая на ноги.
   Он почти нерешительно подошел к машине и заглянул внутрь. Соня сжалась в комочек и тихо-тихо плакала, трясясь всем телом и обнимая себя руками, будто пытаясь защититься.
   - Маленькая моя, - позвал тихо Дан, не решаясь прикоснуться и надеясь лишь на то, что она узнает его голос. - Посмотри на меня.
   От звука его голоса Соня замерла и, кажется, даже дышать перестала. Прошло наверно около минуты, прежде чем она пошевелилась и повернула к нему свое заплаканное личико. Все это время Дан что-то шептал, пытаясь ее успокоить, но все также боялся коснуться.
   - Дан? - как-то неверяще прошептала охрипшим от криков голосом Соня.
   - Да, это я. Иди ко мне, - забираясь в машину и протягивая руки, попросил мужчина.
   Казалось, что до нее очень медленно доходит каждое его слово. Она так долго всматривалась в его лицо, а потом резко кинулась к нему на руки, сотрясаясь от громких теперь уже рыданий.
   Крепко держа ее на руках, Дан вылез из машины и, бросив последний презрительный взгляд на бессознательного брата, пошел к своему джипу. Он беспрестанно что-то шептал на ухо девушке, а она все плакала. У него не было ни сил, ни желания отпускать ее с рук. Поэтому вместе с ней он забрался в джип на заднее сиденье и успокаивал ее, пока она не уснула, все так же мелко вздрагивая в его руках. Но даже во сне она сильно цеплялась за него, почти отчаянно сжимая судорожно сжатыми пальцами его футболку.
   Только через пару минут он смог снять ее с рук и уложить на сиденье. Она снова интуитивно сжалась в комочек, заставив его сжать кулаки от бессилия. Он тихо закрыл дверь и сел за руль. Всю дорогу до дома бросал тревожные взгляды на спящую и вздрагивающую во сне девушку.
   Господи, это ведь уже второй раз, когда он едва успел, едва не прозевал и не смог уберечь! Руки на руле сжались от злости на самого себя, и он даже выматерился вслух. Когда же он сможет стать тем, на кого Соня может положиться? Когда перестанет ее разочаровывать? Ведь сегодня это снова случилось. И ему еще предстоит объяснить свое вранье и поведение. Она поймет, обязательно. Вот только доверять вряд ли продолжит.
   Дома Дан аккуратно уложил спящую Соню в кровать и, раздевшись, лег рядом, привлекая ее в свои объятья. Она тут же доверчиво прижалась к нему и затихла. А он еще долго не спал. Думал о том, что было бы, не успей он оттащить Дениса от Сони. О том, что сделает с братом, когда найдет его. Кулаки от злобы даже сейчас сжались. Это была последняя ошибка Малого. Больше он не станет терпеть его рядом со своей девочкой, да и с собой тоже. Достаточно. Он и так столько лет пытался вбить ему хоть немного ума в пустую голову. Хватит. Пусть живет тем, что имеет. После того, что он едва не натворил, ему нет прощения и снисхождения.
   Среди ночи Данияр проснулся от того, что Соня стала выбрыкиваться из его объятий.
   - Тихо, тихо, - зашептал Дан ей на ухо, еще крепче прижимая к себе девушку, которая во сне плакала и пыталась вырваться из захвата.
   Громко всхлипнув, Соня открыла глаза и посмотрела на него испуганно и с ужасом. Только когда поняла, кто перед ней, облегченно вздохнула и еще крепче прижалась к нему всем телом, начиная тихонько плакать. Дан терпеливо ждал, шепча ей успокаивающие ласковые слова и обещания. Гладил по голове и спине, давая так необходимую ей сейчас уверенность в том, что все хорошо и подобное больше не повториться.
   Только когда она чуть успокоилась, он приподнял ее личико со своей груди и вытер мокрое лицом пальцами.
   - Почему ты сегодня оставил меня? - тихо спросила Соня, обвиняющее глядя на него.
   Она вроде и понимала, что он не виноват в том, что едва не случилось. Но не могла не упрекнуть. Ведь он оставил ее ради другой женщины, с которой она его видела.
   Дан вздохнул. Он не собирался объяснять все в эту минуту, но раз она попросила.
   - Это не то, что ты подумала. Так было нужно. Не принимай это как реальность. Все это показное.
   - Но ты целовал ее! - с огромной обидой в голосе, воскликнула девушка.
   - Ты мне веришь?
   - Раньше верила. Теперь не знаю, - честно сказала Соня. - Ты обманул меня.
   - Я понимаю. Но так было нужно. Просто будь уверена в том, что она лишь украшение к вечеру.
   - Я тоже украшение?
   - Нет.
   - А кто я? - спрашивала Соня, пристально глядя ему в глаза.
   Никогда раньше она не просила у него подобного - откровенности. Но надоело чувствовать себя лишь дополнением ему. Хотелось конкретно знать, кто она для него в его жизни.
   А Дан смотрел на нее и пытался подобрать слова. Не хотелось просто сказать что-то банальное. Она ведь была особенной и достойной особого отношения и особых слов. Вот только он не предполагал говорить это вслух. Пусть он и принял эти чувства, но говорить о них было не просто.
   Соня, затаив дыхание, смотрела на задумчивое лицо мужчины. Она уже не знала, готова ли услышать правду. Боялась увериться в том, что не нужна ему, что лишь временное увлечение. Боялась, что он сейчас отвернется и промолчит. Но лучше уж так, чем жестокие слова.
   - Ты нужна мне, - сказал, наконец, Дан, касаясь пальцами ее влажной щеки. - Дорога и желанна. Мне хорошо с тобой. И я не хочу тебя отпускать. Не хочу оставлять. Не хочу терять.
   Соня не до конца верила в то, что услышала. Может он просто пытается ее таким образом успокоить? Проверить это можно было лишь одним способом.
   - Я люблю тебя, - тихо прошептала девушка, глядя ему в глаза.
   Дан удивился этому признанию. Как бы странно это не звучало, но он впервые слышала эти слова в свой адрес. Его уверяли в преданности, в страсти, в верности, да в чем угодно, но не в любви. Может потому, что знали - не нужно ему это. Может, не любили.
   И эти слова теплом разлились по всему телу, что привело его в некоторую растерянность. Он внимательно смотрел в глаза Сони, продолжая как-то отстраненно касаться ее личика. Он думал о том, что значат эти слова для нее, для него. Что они изменят и изменят ли вообще. Думал о том, стоит ли сказать в ответ то же самое.
   А Соня не понимала его взгляда - задумчивого и непонятного. Он будто пытался осмыслить сказанное. Но ведь это такие простые слова, такие простые чувства. Их не нужно осмысливать. Их нужно принять или отвергнуть. Ответить на них или промолчать.
   Дан не сделал ни того, ни другого. Он просто наклонился и приник к ее губам в нежном поцелуе. И этот поцелуй сказал больше, чем слова на всех языках мира. Он принимал эту любовь, он брал и, что самое важное, дарил ее в ответ.
   Сразу же ушел страх, растерянность, боль и ужас сегодняшнего вечера. Стало легко и спокойно. Из груди вырвался удовлетворенный вздох, и она ответила на поцелуй, еще теснее прижимаясь к Дану.
   Медленно и неохотно мужчина оторвался от соленых губ Сони и взглянул ей в глаза. И в них она увидела все, что хотела. Обещание, уверение, нежность. А большего и не требовалось.
   Соня сама потянулась к его губам. А Дан, накрывая ее тело своим, тут же углубил поцелуй, сделав его страстным и требовательным, жадным и горячим. Девушка обвилась всем телом вокруг него, стремясь слиться с ним каждой клеточной своего существа. Податливо раскрывала губы под его напором, скользила ладошками по обнаженному мускулистому телу, лаская и обнимая. Выгибалась ему навстречу, позволяя стянуть с себя платье, составляющее всю ее одежду. В каждом его жесте, в каждой ласке и поцелуе, Соня видела ответ на свои чувства. И пусть он не произнес ни слова в ответ на ее признание, она и так видела, что они взаимны. И она позволит ему промолчать. Гораздо важнее знать, а не слышать. Говорить можно много чего, а вот показать лишь то, что есть на самом деле. И Дан показывал: нежность, заботу, страсть, желание, ласку и любовь.
   Дан раскрывал свою душу Соне, отдавая всего себя и свои чувства. Он не боялся, не говорил, не скрывал. Просто показывал. И ему от этого было хорошо. А еще восторг. Восторг от того, что она любит. Что хочет. Что отдает себя всеми способами - и душой и телом.
   Пожалуй, эта ночь стала самой лучшей из тех, что у них были. И все потому, что она стала полна смысла и чувств. Не было пустой страсти, не было одного лишь испепеляющего желания. Вся дикость, безумие и похоть ночи обернулись в эмоции и откровенность. И от того было так прекрасно.
   Соня засыпала со счастливой улыбкой на губах в объятьях любимого человека. А Дан еще долго не спал, не в силах оторвать взгляд от ее личика. Сейчас он как никогда прежде чувствовал себя полноценным. Даже счастливым, если бы не одно "но".
   С откровенным сожалением мужчина осторожно выпустил Соню из объятий и встал с кровати. Тихо оделся и вышел из спальни, не потревожив утомленную девушку. Подхватив ключи от машины и, набирая на телефоне номер, вышел из дома и сел в машину.
   - Да? - сонно ответил Алан.
   - Где вы?
   - У Малого. Он еще спит.
   - Скоро буду.
  
  
  
   ГЛАВА 10
  
  
  
   У дома брата Дан был через час. За время в дороге он четко определил свои действия. Он долго терпел, нянчился и потакал. Долго шел на поводу и многое прощал. Но Денис уже не мальчик. И это его детское упрямство и эгоизм не сослужили ему добра.
   Дан устал. Откровенно устал опекать и пытаться вразумить Малого. Было жаль, что столько лет он потратил впустую, и его брат ничему не научился. Жаль, что не послушал его. А последний его поступок окончательно уверил мужчину в том, что все напрасно и не стоит больше пытаться что-то дать Денису.
   В квартире Дэна Миронова ждал Алан. Ему вчера позвонил Дан и попросил забрать Малого с парковки и присмотреть за ним, пока он не приедет.
   - Что он натворил на этот раз? - спросил друг, когда он вошел в квартиру.
   - Напал на Соню и попытался изнасиловать, - хмуро ответил Дан.
   Алан даже присвистнул.
   - И что теперь? - поинтересовался он у друга.
   - Ничего. Теперь ничего, - вздохнул Дан.
   Решение далось ему довольно-таки легко, и, тем не менее, тоска сжимала сердце. Многие годы Денис был его семьей. Но паршивой овце в ней не место.
   - Иди, дальше я сам, - хлопнув друга по плечу, сказал Данияр.
   Алан кивнул и ушел.
   Дан пошел к спальне брата. Когда входил, Денис поднимался на ноги. Мужчина застыл на пороге и внимательно смотрел на него. В глазах не было раскаяния. Не было сокрушенности и сожаления. Только злоба - откровенная, не прикрытая злоба.
   - Что, - с вызовом хмыкнул парень, делая шаг ему навстречу, - в очередной раз пришел бить мне морду?
   - Угадал, - сказал Дан и резко ударил Малого по лицу кулаком.
   Тот пошатнулся, но устоял на ногах, и сверкнул взбешенным взглядом.
   - Это предел, - холодно сказал Данияр, глядя на него. - Я тебя предупреждал, и не один раз. Ты не послушал. Пеняй на себя.
   - Что это значит? - насторожился Денис.
   - Здесь, - вынимая из куртки пачку бумаг, продолжил Данияр, - документы на квартиру, машину и все СТО. Все это твое. Больше ты от меня ничего не получишь. Не смей приближаться к моему дому, к моим делам и к моей женщине. Не смей больше приближаться ко мне. Ты хотел самостоятельности? Вот она - наслаждайся, - швыряя документы на пол перед его ногами, закончил Дан.
   - Ты гонишь меня?! - не поверил услышанному Денис. - Из-за бабы? Ты из-за нее отказываешься от родного брата?!
   - Она стала последней каплей. Я и до этого тебя предупреждал, - жестко припечатал мужчина. - Ты хоть раз меня послушал? Нет. Ты хоть раз сделал так, как просил я? Нет. Что ж - больше я этого делать не буду. Живи, как хочешь. Но в моей жизни места для тебя больше нет.
   - Я запомню это, - прошипел сквозь зубы взбешенный Денис, с ненавистью глядя на брата. - И ты ответишь за то, что поступил так со мной.
   Дан ничего не сказал. Развернулся и ушел.
  
  
   Как только за братом закрылась дверь, Денис с бешенством прорычал на всю квартиру, выплескивая всю ярость, разочарование и ненависть в этот рык. Он взбесился. И взбесился не на шутку. В стены полетело все, что попадало под руки - посуда, мебель, украшения и все прочее.
   Только через час Денис успокоился. Вот только гнев его никуда не делся. А жажда мести лишь сильнее заволокла сознание. Долгие годы он терпел все унижения и презрение старшего брата. Долгое время пытался добиться его доверия и уважения. Но что бы он ни делал - все напрасно. Все его достижения были мелкими и незначительными в глазах Дана. Все его старания удостаивались лишь скупой улыбки или даже ничем. Брат просто не давал ему шанса проявить себя, показать в деле. Сколько раз он просил его взять в дело, сколько раз уверял в том, что готов к этому. И ни разу Дан не подпустил его слишком близко к самым важным делам. Ни разу не доверил что-то серьезное и значимое. А еще зависть. Он завидовал успеху брата, его удаче, ловкости и уму. Завидовал возможностям и власти, знакомствам и силе. У него было все, но он ничего не давал ему, Денису. Ничего и никогда. Держал в отдалении от всего и всех. И это злило. Злило, бесило и раздражало. А сейчас, накопившись, вылилось в ненависть и обиду. И последней каплей стала Соня. Эта шлюха будто назло ему была с его братом, отдала ему то, чего он добивался полгода. А на него смотрела, как на ничтожество. Ну конечно - кто он после старшего брата, так... мелкая сошка.
   Денис недолго думал, что он сделает. Он твердо знал, на что готов пойти и что получить в итоге. Знал, чего добиться и каким путем.
   Как только привел разум в порядок, заставив его трезво размышлять, взял в руки разбитый телефон и собрал его заново. Мобильный работал, правда экран треснул, но это никак не помешало сделать звонок.
   - Это Калинин. Есть разговор, - серьезно произнес парень в трубку.
  
  
   Соня медленно просыпалась, чувствуя рядом горячее сильное тело. Крепкие руки сжимали ее в надежных, ласковых объятьях, а на макушке ощущалось мерное дыхание спящего. Потихоньку Соня повернулась лицом к Дану и взглянула на него.
   Классические черты лица были расслабленны, придавая его обычно строгому выражению лица спокойствие и умиротворенность. Губы не были сжаты с тонкую линию или циничную усмешку, и брови не нахмурены. Темные волосы растрепаны и взъерошены. Девушка откровенно любовалась мужчиной, думая о том, как же сильно она любит его. И не только внешность. Его жесткий характер и крутой нрав, его властность и нежность, его откровенность и жаркий темперамент. Кто-то мог бы сказать, что есть гораздо больше причин бояться его, ненавидеть или остерегаться. И в принципе, окажется прав. Но любят не за что-то, а вопреки всему. И Соне изначально было наплевать какой жизнью живет Дан. Ее пугали некоторые аспекты, но она легкомысленно предпочитала не думать о них или забывать, если все же сталкивалась. Вряд ли это можно назвать благоразумным. Но любовь не бывает таковой. Она безумная, взрывная, дикая, необузданная... да какая угодно, только не благоразумная.
   И девушка не видела ничего зазорного в том, что любила такого человека, как Данияр.
   - Увидела что-то новое? - спросил Дан.
   Соня так задумалась, что даже не заметила, как проснулся мужчина.
   - Нет, просто любовалась, - честно сказала девушка.
   - Любовалась? - фыркнул Данияр.
   - Да. Ты красивый. Тебе этого раньше не говорили? - рассмеялась Соня.
   - Я не прислушивался, - усмехнулся Дан.
   - Зря. Много интересного узнал бы.
   - Например?
   - Ну, что ты красивый - уже услышал. Умный, властный, обаятельный, сексуальный,- начала перечислять девушка, заставляя Дана смеяться.
   - Как, однако, приятно слушать комплементы, а не раздавать их, - хмыкнул мужчина, обнимая улыбающуюся Соню.
   - Дан? - через время позвала девушка.
   - Ммм? - не открывая глаз и продолжая перебирать пряди ее волос, протянул Дан.
   - Что вчера было? В клубе?
   - Важная встреча. И тебе там было не место. Извини.
   - Почему?
   - Я общался не с теми людьми, которым хотел бы показать свои привязанности. Это слишком опасно.
   - Зачем в таком случае с ними общаться?
   - Я не общаюсь - я веду с ними дела. Не вникай, тебе это не нужно, - с намеком сказал Дан.
   Соня послушно кивнула.
   - А что....
   - Продолжай, - попросил мужчина, когда она замолчала на середине фразы.
   - Что с Денисом? - решилась, наконец, девушка после минутного молчания.
   Она смутно помнила вчерашний вечер. В памяти запечатлелся только ужас, страх и невероятное облегчение в конце, когда Дан оттащил Дениса с нее.
   - Ничего, - нахмурился мужчина. - Забудь. Он больше не причинит тебе вреда или беспокойства.
   - Надеюсь, это не помешает вашим отношениям? - с тревогой поинтересовалась девушка.
   Она не желала ставиться яблоком раздора между братьями.
   - Все в порядке, - сухо ответил Дан, и она больше не стала ничего спрашивать.
  
  
   Вечером того же дня, Денис приехал в указанное место. Дорогой ресторан, первосортный персонал и именитые повара - все в лучшем виде. Ресторан был не хуже, чем тот, который принадлежал его брату, но и не лучше. Но что говорить - Миронов и Журавлев всегда шли нога в ногу.
   - Признаться честно - не ожидал подобной встречи, - сказал Антон, когда Денис сел за стол напротив него. - Неужели Дан подпустил тебя поближе к кормушке? - усмехнулся он.
   - Нет. Я здесь по собственной инициативе.
   - Даже так, - протянул Журавлев. - Чем обязан?
   - У меня есть к тебе предложение.
   Антон вопросительно поднял бровь.
   - Ты давно хочешь убрать Дана.
   - Не буду отрицать, что есть такое желание. Но "убрать" не совсем то слово - скорее сдвинуть чуть в сторону. Этого будет достаточно. Твой брат не из тех, кого можно просто так, без последствий для себя, "убрать".
   - Можно, - уверенно возразил Денис, вызвав откровенное удивление на лице Антона. - И я могу в этом помочь.
   - Что-то я не пойму...
   - Что не понятного? - раздраженно бросил Денис. - Я хочу избавиться от Дана. Вы хотите того же. Так почему не помочь друг другу?
   Антон внимательно смотрел на парня, пытаясь понять, в чем здесь хитрость. У него не было привычки вот так безоговорочно соглашаться на подобные предложения. Слишком уж заманчивые они были. Но с другой стороны... Дан с Малым всегда что-то не могли поделить. Старший опекал младшего, причем с невыносимым упорством. Не подпускал к серьезным делам, не давал ответственных поручений и вообще держал от всего как можно дальше. И это было понятно. Будь у Антона брат или сестра, или любой другой близкий человек, он бы поступил так же. Вот только он прекрасно знал, что собой представляет Калинин, видел, как тот рвется к власти и желает более презентабельного положения рядом с братом. И видел его зависть, озлобленность и корысть.
   - И что подтолкнуло тебя к подобному решению? Что случилось такого, что нарушило ваши братские узы? - со смешком выделив последнее словосочетание, спросил Антон.
   - Много чего. Просто накопилось. Надоело быть в тени и ни хрена не делать, - зло сказал парень.
   И столько было ненависти в его глазах, что Антон уверился в том, что это не подстава и не игра.
   - Что ты хочешь? - серьезно спросил Журавлев, переходя к конкретике. - Ты ведь явно на что-то претендуешь? На что именно?
   - Мне нужен всего лишь процент от того, что достанется тебе посте того, как Дана загребут менты.
   - Хочешь его посадить?
   - Для начала. А там посмотрим.
   - Неплохой ход, - согласился Антон с задумкой Малого.
   - Еще мне нужна гарантия того, что его дружки последуют за ним. А меня, наоборот - это не коснется.
   - Само собой.
   - И еще одно. Соня.
   - Соня? - нахмурился Антон. - Кто это?
   - Любовь всей его жизни, - презрительно выплюнул Денис. - Она моя. Все остальное можете забрать себе.
   На несколько минут Журавлев задумчиво отвернулся в сторону, размышляя над словами пацана. В общем и целом его все устраивало.
   - Мне не нужен ни клуб, ни ресторан. Только поставки, клиенты и договоренности. Все остальное можешь оставить себе. В том числе и девку. Так же я надеюсь на полное сотрудничество. Мне на руки нужен любой невесомый компромат. Ничего серьезного, что лишило бы нас клиентов или поставщиков, но достаточное, чтобы посадить твоего брата. Как только он оказывается за решеткой - ты решаешь эту проблему. Дальше, - сосредоточено продолжал мужчина. - Когда у меня на руках все необходимое - ты сваливаешь за границу. Как только все утрясется - возвращаешься и получаешь свое. По рукам?
   - По рукам, - пожимая протянутую ладонь, решительно ответил Денис.
   Он все четко обдумал, прежде чем прийти сюда и был готов к последствиям этого решения. Готов действовать решительно и без отговорок. Его полностью устраивало все.
   - Хорошо, - все тем же задумчивым тоном, ответил Антон.
   Он все еще прокручивал в голове разговор и уже разрабатывал план действий.
   - Детали обсудим позже. Жду с компроматом, - чуть улыбнулся Журавлев, прощаясь с Денисом. - И запомни - назад пути нет.
   - Я знаю, - четко ответил парень, вставая из-за стола и выходя из ресторана.
   Мужчина проводил его задумчивым взглядом и вернулся к своим размышлениям.
  
  
   - В чем дело? Почему такой хмурый? - спросила Соня, садясь в машину к Дану, который приехал забрать ее с работы.
   - Да так, - отмахнулся мужчина, - ничего серьезного. Как день прошел? - переводя на нее пустой, бессмысленный взгляд, определяющий, что он все еще в своих мыслях, спросил Дан.
   - Хорошо, - только и сказала девушка, чтобы не мешать ему думать.
   Дан отстраненно кивнул и завел двигатель. Всю дорогу к дому он молчал. Много курил и даже не смотрел на нее. Соня сразу же поняла, что случилось что-то из ряда вон, раз он так необычно напряжен и задумчив. Да и не к себе он ее повез, а домой, сказав, что у него много дел и работы. Она только понятливо кивнула и, поцеловав на прощание, вышла из машины.
   Вечером позвонила Тасе и спросила, не знает ли та, в чем дело.
   - Нет. Ринат только рычит на мне все время, чтобы не лезла, куда не просят. Раздражительный такой стал, нервный. Не улыбается совсем.
   Этот последний довод мог бы показать нелепым. Но Ринат всегда улыбался и смеялся, в любой, даже самой сложной ситуации. И если перестал это делать - дело явно плохо.
   - У них проблемы. Причем большие, - сделала вывод Таисия.
   - Да, скорее всего, - вздохнула Соня, кусая губу и думая над тем, что именно могло случиться.
   В подобном напряжении прошла неделя. Поначалу Соня молчала и ни о чем не спрашивала Дана, надеясь, что он быстро поправит ситуация и решит свои проблемы. Но с каждым днем он становился только мрачнее.
   - Дан, в чем дело? Что происходит? - не выдержала все-таки Соня и спросила напрямую.
   Они были у него дома и готовили ужин. Дан делал все скорее на автомате, чем как обычно - с удовольствием. Да и тот факт, что вместо майонеза в салат он положил сливочный сладкий крем - тревожил.
   - У нас проблемы, - вздохнул мужчина, пытаясь вдуматься в то, что сделал.
   Поднял миску с салатом, принюхался и рассмотрел, что смешал. Потом просто раздраженно все выбросил в мусорное ведро.
   - Это я уже поняла, - вытирая руки полотенцем и подходя к нему, сказала девушка. - Все настолько серьезно?
   - Серьезней не бывает, - закуривая сигарету, хмуро сказал Дан.
   - И что? - с затаенной тревогой, спросила Соня.
   - Нам грозит срок. И не маленький, если мы не выберемся из этого дерьма.
   Девушка в волнении прикусила губу, не зная, что сказать и что думать.
   - Но... ты же справишься? - с тревогой глядя на него, нерешительно протянула она.
   - Конечно, - хмыкнул Дан уверенно, притягивая ее к своей груди и крепко обнимая и целуя в макушку. - И не из такого выбирались. Не волнуйся и не переживай - все наладиться. Я обещаю.
   Но и еще и через неделю ничего не наладилось. Соня практически не видела Дана и жутко переживала. Сердце сжималось от тревожных предчувствий. Да и паника Таисии не добавляла спокойствия. Подруга вообще каждый день закатывала истерики, предвещая разве что не адские муки.
   - Господи, я с ума скоро сойду,- провыла Тася.
   Соня была дома у подруги и пыталась ту немного успокоить. Хоть сама и не чувствовала спокойствия.
   - Они все уладят, не переживай, - уверяла она подругу.
   - Что-то я сомневаюсь, - покачала головой Таисия.
   Она сама не знала что думать. С каждым днем Дан становился все мрачнее и мрачнее. Он почти не разговаривал и даже не прикасался к Соне, ночами расхаживая по квартире из угла в угол. Лицо у него осунулось из-за недосыпания и усталости. Он стал раздражительным и злым. Если и раньше постоянно был хмурым, то сейчас ходил мрачнее тучи. И ничто, казалось, не могло отвлечь его от невеселых размышлений. Однажды Соня не выдержала его брожения по дому и встала с постели. Пришла к нему и усадила на диван в гостиной, заставив откинуться на спину. Села сверху и медленно стянула с себя ночную рубашку. Прошлась пальчиками по его груди вниз к животу. Но неожиданно он перехватил ее ладошки.
   - Иди спать. Я скоро приду, - отстраненно сказал мужчина, ссаживая ее с коленей.
   В тот раз ей стало очень обидно. Он ее впервые не захотел. И на следующий день она просто не стала ему звонить и навязывать свое общество. А он и не приехал и не позвонил сам. Только поздно вечером, когда она уже ложилась спать, зазвонил телефон.
   - Где ты? - как всегда в последнее время хмуро и недовольно спросил Дан.
   - Дома.
   - Почему ты не приехала?
   - А ты меня разве ждал? - спокойно спросила Соня, садясь в постели.
   В трубке повисло молчание.
   - Я всегда хочу видеть тебя рядом. Не зависимо от обстоятельств.
   - Странно, но я этого не заметила. Так же как и ты не замечаешь меня.
   Соня знала, что не стоило бы напрягать Дана своими наездами. У него и так проблем хватает. Но все же не смогла стерпеть и промолчать.
   - Завтра после работы я тебя заберу, - только и сказал Дан и бросил трубку.
   Соня только головой покачала. Стоило ли ей быть в подобное время с ним? Вряд ли. Она лишь отвлекала его. Но, тем не менее, на следующий день послушно дождалась его возле ресторана. Молча села в машину под его хмурый взгляд и отвернулась к окну.
   Дан понимал, что ее задевает его равнодушие и невнимание. Но черт, столько проблем навалилось, столько дел и неприятностей, что с трудом удавалось все разгребать. Последние недели были таким напряженными и трудными, что времени и сил не было ни на что. Все его мысли были только об этом.
   Он никак не мог понять, что происходит. Под него копали, причем конкретно и напористо. Уже несколько раз приходили из прокуратуры, "пообщаться". Проблемы сыпались одна за одной. Клиенты отказывались от товара, а поставщики прекратили все контакты.
   - Нас сдали, - говорил Алан. - Просто так им неоткуда было взять информацию и компромат.
   - Да, ты прав, - соглашался Дан. - Кто?
   - Мне только одно на ум приходит, - хмуро глядя на друга, сказал Ринат.
   Дан и сам думал о том же. Малой. Он пропал. Исчез, и никто не мог его найти. Только от него можно было ожидать такой подлянки.
   - Не думал я, что он решиться на такое, - протянул Алан. - Я ошибался. Больше некому.
   - Ладно, с ним разберемся, когда найдем. Сейчас есть дела поважнее.
   Дел была уйма. И самым важным - избежать тюрьмы. Угроза заключения висела над ними дамокловым мечом, не давая нормально дышать и хоть на минуту расслабиться. Они предприняли все возможное в данной ситуации, и оставалось только ждать.
   И очень мало, как оказалось. Уже на следующий день опечатали клуб, найдя в нем оружие и наркотики. Бежать и прятаться не было смысла. Были заблокированы все счета и обнаружены тайники. И все трое знали, что уже завтра придут и за ними.
   Вечером Дан раньше времени забрал Соню с работы и привез к себе в дом. Так же как раньше всю дорогу был молчалив и невесел. Вот только стоило переступить порог, как он тут же заключил девушку в объятья. Крепко прижал к себе, уткнувшись лицом в волосы и вдыхая пьянящий запах.
   - Люблю тебя, - глухо прошептал Данияр девушке на ухо.
   Соня тут же застыла в его руках и медленно подняла голову вверх, глядя ему в глаза. Сердце почему-то сжалось не только от радости и счастья того, что услышала, наконец, эти слова. Но и от того, что в карих глазах увидела не только любовь. Но и сожаления, грусть и тоску.
   - Что случилось? - с тревогой спросила она, цепляясь за его одежду.
   - Ничего. Все хорошо, - улыбнулся Дан и из глаз пропали все чувства, кроме одного. - Я соскучился, - приникая к ее губам, прошептал он.
   - И я, - выдохнула ему в губы Соня.
   Медленно и безумно нежно Дан ласкал нежный ротик девушки, одной рукой удерживая ее затылок, а другой талию. Она податливо отвечала, льнула к нему всем телом, в обоюдном желании быть еще ближе. Таяла в его руках от неги и желания. Но постепенно нежная ласка переросла в дикое безумие. С каким-то отчаянием он набрасывался на ее губы раз за разом, не давая нормально дышать, и при этом подталкивая в сторону спальни и избавляя от одежды хрупкое тело. Уложил ее на кровать и навис сверху. Сильно, почти до боли, Дан сжимал тело под собой, переставая себя контролировать и сдерживать. Сильные руки властно направляли хрупкое тело к наслаждению, а губы оставляли следы на тонкой коже. А Соня, утопая в наслаждении, не замечала, что сейчас и без того яркая страсть мужчины стала еще горячее. Он будто бы хотел взять все и сразу. Будто боялся что-то упустить или оставить. Не давал ей ни малейшей возможности взять контроль в свои руки, увлекая ее своим напором и силой. Когда она осталась обнаженной, он уделил внимание каждой клеточке ее тела, касаясь его губами и руками. Он не спешил, но в тоже время был, словно одержим желанием доставить ей как можно больше удовольствия. И когда он одним толчком заполнил ее на всю глубину, Соня сразу же взорвалась в экстазе, настолько накаленным было напряжение, в которое он повергал ее своими ласками. Дан вонзался в ее тело с силой, двигаясь мощно и резко, вырывая из ее горла слабые всхлипы и стоны. Наслаждение зашкаливало так, как никогда прежде. И ей казалось, что еще чуть-чуть, и она просто умрет от этого великолепного ощущения.
   Они оба словно обезумили. Никогда прежде не было ничего подобного. Не было сказано практически ни слова. Слышны лишь бесконечные стоны и крики, рычания. Дан прекрасно знал тело и желания Сони, чтобы ей не приходилось просить его о чем-либо. А она просто поддавалась его рукам и немым уговорам, когда он направлял ее, прося ту или иную ласку.
   Дан превзошел сам себя. Он не дал поспать ей и пары минут за всю ночь. Как только заканчивал, тут же поновой начинал ласкать ее и заводить. Без устали и не принимая возражений. А она просто покорно отдавала ему всю себя, шептала признания в любви, которые он требовал произнести. Целиком и полностью растворялась в этом мужчине. Девушка подумала, что просто умрет от наслаждения - таким сильным, частым и практически нескончаемым оно было. И от этого все мысли вылетали из головы. Были лишь его жадные губы и требовательные руки, страстный шепот и неземное блаженство. Все это затмевало разум и не давало ухватиться за какую-то мысль, которая лишь мелькнула где-то на краю сознания в самом начале этого безумства. Очень важную мысль.
  
  
   Рано утром, Дан осторожно опустил обессиленное, уже бессознательное тело на влажную постель. Соня так вымоталась, что после последнего раза буквально потеряла сознание. Он не стал приводить ее в чувства, зная, что она в порядке и просто устала. Вместо этого он просто наслаждался зрелищем. Бесконечно долго смотрел на мерно поднимающуюся грудь, на прикрытые веки и чуть раскрытые, алые от поцелуев губы. Нежно касался пальцами лица и тела, впитывая в себя ее образ. Запоминая каждую черточку и деталь.
   Но долго наслаждаться этим он не мог себе позволить. И пора было уходить. Не прощаясь.
  
  
  
   ГЛАВА 11
  
  
  
   Соня проснулась одна. Села на кровати, а сердце тут же сдавило неприятное предчувствие. Глянув на часы, она нахмурилась. Был почти вечер, и Дан ее не разбудил. Как оказалось, его вообще не было в доме. Соня растерялась - еще никогда он не оставлял ее здесь одну. Всегда был рядом.
   Девушка спустилась вниз и нашла свою сумку. Не успела открыть, как внутри глухо запиликал мобильник. Звонила Тася, но она не успела нажать на прием. Тут же высветилось окно с тем, что на телефоне было больше полусотни пропущенных звонков от нее. Сердце застучало как бешеное, предчувствуя беду. Она уже собралась было перезвонить, как телефон снова ожил.
   - Да? - без промедлений ответила Соня.
   - Их забрали! - рыдала в трубку Тася. - Забрали!
   Во рту пересохло, и вопросы не могли сорваться с губ. На том краю телефона безутешно рыдала подруга, перемешивая слова со всхлипами.
   - Успокойся, - попыталась угомонить девушку Соня, сама сжимая кулаки от тревоги. - Успокойся и расскажи нормально, что случилось.
   - Н... не.. мммогу, - провыла в трубку Таисия. - В..ввкключи телевизор... новости.
   Соня метнула к первому же экрану и щелкнула пультом. Дрожащими руками пощелкала по каналам, пока не нашла выпуск криминальных новостей.
   - Сегодня рано утром был произведен захват крупной бандитской группировки. Арестовано больше двадцати человек. Среди них - три главаря: Миронов Данияр, Корнилов Ринат и Лазарев Алан. Все трое уже давно подозревались во многих преступлениях и незаконном обороте наркотических средств и оружия. И только сейчас появились неопровержимые доказательства. В самые короткие сроки пройдет суд, и обвиняемым вынесут приговор.
   Дальше Соня не стала слушать. Потеряно выключила плазму и безвольно упала на стоящий за спиной диван. В мыслях была путаница, и она тупо пялилась на черный экран.
   Как же так? Дан ведь говорил, что все уладит! Что все будет в порядке! Что он выберется и выпутается из этой ситуации! Почему же у него не вышло? Что случилось? Как вообще он допустил все происходящее? Вопросов было так много, а вот ответы дать некому.
   Соня просидела в такой прострации очень долго. Телефон снова звонил, но отвечать она не торопилась. Не замечала и слез на щеках, что катились градом. Только сейчас до нее дошло, что Дан знал, что так будет. Что он прощался с ней сегодня ночью. Что в первый и последний раз сказал "люблю". А потом все разом нахлынуло на нее, и она разрыдалась.
  
  
   Дальнейшие события развивались так стремительно и так резво, что с трудом удавалось за ними уследить. Ни Соня, ни Тася не знали, что можно предпринять, к кому идти и что делать. Они не знали никого, кто мог бы все объяснить и рассказать о ситуации в целом. И только криминальные сводки хоть как-то разъясняли ситуацию. Дело было нашумевшим, и практически каждый его шаг публиковался в эфире или газетах. Пресса и корреспонденты делились всеми известными деталями. И только одно успокаивало обеих девушек - буквально все были уверены, что задержанным удастся уйти от ответственности. Были названы имена серьезных адвокатов, которые привлечены к защите задержанных. И эти адвокаты явно хорошо делали свое дело, так как обещанный скорый суд никак не наступал. Самих девушек, к их удивлению, не вызвали давать показания, хотя они были уверены, что и до них дойдет дело. Но нет, никто их не тревожил и не беспокоил.
   Началась осень, закончился октябрь, а никаких известий и конкретный новостей Соня с Тасей так и не услышали. Они проглядывали каждый выпуск новостей, облазили весь интернет и даже узнали имена адвокатов, ведущих дела троих друзей. Найти их не составило труда. Двое пожилых мужчин, ни капли не удивились приходу девушек. Даже сказали, что сами собирались их навестить по просьбе Дана и Рината.
   - Нам дадут свидания? - тут же затороторила нетерпеливая Тася. - Они что-то просили передать? Что они говорили?
   - Нет, свиданий вам не дадут. Вы им не родственники и не жены. К тому же к ним пускают лишь нас, - поджал губы одни из мужчин. - У них очень строгое заключение.
   - Что с ними будет? - затаив дыхание спросила Соня. - Их посадят? Что им грозит?
   - Мы старались сделать все возможное, но получилось немногое, - скривившись от досады, сказал второй мужчина. - Обвинения очень серьезные и компромат весомый. Им светит срок.
   - Какой? - глухо прошептала девушка, чувствуя, как сильно подруга сжимает ее руку.
   - От десяти лет строго режима.
   Рядом с Соней страдательно и с ужасом простонала Таисия. Сама девушка была в не меньшем ужасе и страхе. Руки задрожали и глаза защипало.
   - Вот. Вам просили передать, - сочувственно глядя на девушек, произнес мужчина, протягивая каждой свернутый листок бумаги.
   Соня с трепетом взяла лист и развернула. Точно так же поступила Таисия.
   "Прости, я не сдержал своего обещания и оставил тебя. Мне жаль, что так вышло. Дан".
   И все. Всего пара строк. Соня не ожидала такой скупости и формальных извинений. И все же это было лучше, чем ничего. Судя по разочарованному лицу подруги, Ринат написал не больше друга.
   Через несколько дней была назначена дата суда - ровно через месяц. Все это время Соня не находила себе места. Работы она лишилась, когда ресторан описали и закрыли, а персонал разогнали. На учебу ходила как сомнамбула, ничего не понимая и не слушая. Все ее мысли были только о приближающейся развязке. Она сильно осунулась, пропал аппетит. Девушка сидела целыми днями дома, никуда не выходя и ничем не занимаясь, много спала, чтобы отвлечься хоть как-то. Отец несколько раз спрашивал, в чем дело. Первое время Соня отмахивалась. А потом сказала отцу, что рассталась с Денисом. Больше вопросов родитель не задавал, лишь сочувствующе глядел на дочь. Он и не подозревал об обмане, ведь Соня так и не рассказала ему всей правды о своих отношениях.
   В подобном же состоянии была и Тася. Девушки практически не виделись, лишь перезванивались время от времени. У каждой на душе было слишком муторно, чтобы желать общения.
   Ровно через три месяца после задержания прошел закрытый суд. Естественно, девушек туда не пустили. И результаты стали известны только в конце дня, когда вышел вечерний выпуск новостей. Соня вместе с Тасей приникли к экрану, сжимая руки друг другу, в напряжении и надежде. Они не вслушивались в перечень статей, по которым обвинялись подсудимые.
   - Суд признал главарей группировки виновными по всем статьям. Каждому из них присудили колонию строго режима сроком на пятнадцать лет...- холодным, отстраненным тоном вещал диктор с монитора.
   Дальше они не слушали.
   Тася зажала себе рот рукой, чтобы не закричать. А Соня только до боли стиснула кулаки, чувствуя, как по щекам бегут слезы. Девушки смотрели друг на друга и понимали, что это конец. Конец всему. Отчаяние захлестнуло их с такой силой и с таким напором, что стало трудно дышать. Они обнимали друг друга в скупом утешении и тихо плакали, не в силах произнести ни слова. И успокоились только спустя долгое время. Лица были зареванными, а глаза красными и напухшими.
   Девушки просидели в тишине квартиры несколько часов, молча и практически не шевелясь, уставившись в пространство пустым взглядом. Каждая из них думала о своем.
   Соня не знала, как жить дальше, что делать и как быть. В свое время ее так сильно затянуло в водоворот под именем "Дан", что выбраться уже не было сил. Ее любовь, тоска и отчаяние причиняли такую боль, которую было невыносимо терпеть. И до недавнего времени у нее было хоть какая-то надежда на лучший исход. Сейчас же, услышав приговор любимому человеку, она услышала приговор и себе. Она не понимала, как с этим справиться. Не знала, как выдержать отчаяние и безысходность всего этого.
   - Хочу домой, - глухо прошептала Таисия, когда за окном стемнело.
   - Я провожу, - поднимаясь с дивана, сказала Соня.
   Девушки вышли в коридор, и Соня уже потянулась, чтобы открыть дверь, как в глазах помутилось, и их заволокла черная пелена.
  
  
   - Эй, ты как? - с тревогой глядя на подругу, спросила Тася, когда Соня очнулась.
   - Где я? - нахмурилась девушка.
   - В больнице. Ты потеряла сознание, я вызвала скорую, и она тебя увезла.
   - Что случилось? Что-то серьезное? - нахмурилась Соня, чувствуя во всем теле слабость.
   Таисия не успела ответить, так как в палату вошел врач в сопровождении медсестры.
   - Что же вы так, Соня, себя не бережете, - присаживаясь на край ее кровати, недовольно проворчал пожилой мужчина, с укором глядя на девушку. - Нельзя запускать себя до такой степени. У вас сильное обезвоживание и стресс. А еще недостаток веса и повышенное давление. В вашем положении это может грозить неприятными последствиями, - покачал головой доктор.
   - В каком положении? - нахмурилась девушка, непонимающе переводя взгляд с врача на подругу.
   Та только бровь выгнула и плечами пожала.
   - Как в каком? - казалось, что врач удивлен сверх меры. - Неужели за три месяца не заметили?
   - Чего не заметила? - все еще не понимала девушка.
   - Беременности. У вас срок - тринадцать недель, - удивленно воскликнул мужчина, глядя на шокированную сверх меры Соню.
   Девушка перевела обескураживающий взгляд на Тасю. Та с тем же удивлением смотрела на нее в ответ.
   - Вы что-то напутали, - покачала головой Соня. - Это невозможно. Я же...
   "...предохранялась" - хотела сказать девушка, но тут же осеклась. Да, все время отношений с Даном она пила противозачаточные. Но в тот день, когда его арестовали, после последнее проведенной вместе ночи, она не приняла таблетку. Как не принимала их все последние месяцы - не было нужды. А в тот последний раз события таким потоком нахлынули на нее, что она просто забыла об этой мелочи.
   - Вижу, для вас это действительно сюрприз, - протянул с легкой улыбкой мужчина.
   - Мягко сказано, - потеряно прошептала Соня, невольно опуская руки на плоский живот.
   Понимание ситуации дошло до нее не сразу. Но спустя пару минут ее накрыла волна такого счастья, радости и эйфории, что не описать словами. По щекам снова побежали слезы, только теперь слезы счастья.
   - Ну-ну, не стоит так радоваться, - рассмеялся врач, видя ее сверкающие глаза и благоговейное прикосновение к собственному телу. - Все эти эмоции очень вредны. Особенно в вашем слабом состоянии. Вам нужно много отдыхать, кушать и не волноваться.
   Но девушка уже не слушала его. Гладила живот и блаженно улыбалась, думая о том, что теперь она переживет все случившееся, теперь у нее есть надежда на светлое будущее, в котором будет лучик солнца, который оставил ей на прощание любимый человек. А еще появилась уверенность в том, что когда на свет появиться этот малыш, она, воспитывая его, будет ждать его отца. До этого момента девушка ясно понимала, что не сможет она сделать этого - дождаться Дана. Без его любви, без его присутствия в ее жизни она бы просто сдалась. Но теперь, когда у нее есть этот ребенок, она приложит все усилия к тому, чтобы справиться со всем, что выпадет на ее долю. Не только ради себя и Дана, но в первую очередь ради их общего дитя.
   Доктор, заметив, что пациентка его не слушает, а уже летает в облаках, перестал диктовать рекомендации, и, сказав Тасе, что придет позже и все расскажет, ушел.
   Соня очнулась лишь когда хлопнула дверь. Подняла сверкающие глаза на подругу и увидела слезы в ее глазах.
   - Как же я тебе завидую, - не менее счастливо улыбаясь, всхлипнула девушка, садясь на кровать и обнимая ее крепко-крепко.
   А Соня засмеялась. Впервые за последние месяцы - легко и беззаботно.
   - Надеюсь стать хотя бы крестной матерью, - улыбалась Таисия, вытирая слезы с лица.
   - Ты ею станешь, - пообещала Соня, снова ложа руки на живот и умиротворенно улыбаясь.
   Ей было все равно, что будет дальше и с каким трудностями она столкнется. Ради малыша она преодолеет и перенесет все, что пожелает подкинуть ей Судьба. Она не боялась стать матерью-одиночкой. Она не боялась трудностей, связанных с воспитанием ребенка. Знала, что рядом есть отец, есть подруга. А большей поддержки ей и не нужно было.
   - Все будет хорошо, - уверенно произнесла Соня вслух, улыбаясь грустной Тасе.
   Если у нее и появилась такая опора, то у подруги ее по-прежнему не было.
   - Да, - уверенно ответила Таисия. - Все будет хорошо. Мы со всем справимся.
  
   Соня провела в больнице несколько недель. Интенсивная терапия и оздоравливающие процедуры быстро привели ее в норму. Она набрала вес, поскольку начала хорошо питаться. Ушли бледность, слабость и легкие недомогания. Беременность проходила хорошо, не было никаких проблем и противопоказаний. В последний вечер девушка засыпала с легкой улыбкой, предвкушая завтрашний день, когда она вернется домой - здесь безумно надоело.
   Но пробуждение оказалось не таким радужным.
   - Доброе утро, - как ни в чем ни бывало улыбаясь, произнес Денис, сидя у ее постели.
   Соня резко села и отодвинулась от него подальше, накрывая живот рукой в инстинктивном жесте.
   - Я смотрю, мои донесения оказались правдивы, - хмыкнул молодой человек, насмешливо глядя на нее.
   - Донесения? - растерянно спросила Соня, чуть нахмурившись.
   - Да. Все последнее время я следил за тобой. Дану ведь не до тебя было.
   - Не стоит говорить, что ты делал это ради него, - едко ответила девушка, продолжая настороженно смотреть на парня.
   - И не буду. Ради себя и только. Брат знает о ребенке?
   - Нет.
   - Хорошо, - довольно протянул Денис.
   Соня прищурилась.
   - Что происходит? Зачем ты здесь?
   - Хотел сделать тебе предложение.
   - Какое?
   - Руки и сердца, - хмыкнул Дэн.
   - Не смешно.
   - Согласен. И, тем не менее - я предлагаю именно это.
   - Да какое право ты имеешь? Как ты смеешь...
   - Смею, - резко перебил ее Денис, поднимаясь на ноги и нависая над ней своим большим телом. - Ты не в том, положении, чтобы выбирать. Лучше скажи спасибо и согласись.
   - Ты с ума сошел? Ты думаешь, что после всего, что ты сделал, я выйду за тебя?! Катись в черту!
   - У тебя нет выбора.
   - Что ты несешь?!
   - Либо ты выходишь за меня замуж. Либо я превращу твою жизнь в ад. Мой брат сидит в тюрьме - защитить тебя некому. Ты полностью в моей власти.
   Соня испуганно смотрела на парня и не понимала сути происходящего. Что он хочет? Что он делает? Чего добивается?
   - Для начала, я отниму у тебя ребенка.
   - Это ребенок Дана! Ты не имеешь на него никаких прав! - взбесилась Соня, гневно сверкая глазами.
   - Уверена? - хмыкнул Денис. - Дан мой родной брат. И проведи я генетическую экспертизу на отцовство - она покажет положительный результат на девяносто процентов. А уж отнять ребенка у несостоятельной и неработающей матери - раз плюнуть.
   - Что ты... зачем тебе все это?! - шокированная сверх меры, спросила девушка. - Чего ты добиваешься?!
   - Мести, - холодно глядя на нее, ответил Денис.
   - За что ты мстишь мне? За то, что выбрала твоего брата?!
   - Я мщу не тебе. Я мщу Дану. Из-за тебя он лишил меня всего. Из-за тебя он отказался от меня, как от брата. Из-за тебя меня выкинули из системы. А когда ты, и все что ему принадлежало, станет моим, это и будет моим ответом.
   - Это ты его сдал? - не веря в свои домыслы, спросила тихо Соня.
   - Я,- спокойно ответил парень.
   - Он твой брат! Как ты мог?! Он ведь полжизни проведет в тюрьме из-за твоей глупой мести!!! - закричала девушка, неверяще глядя на молодого человека.
   - Нет, не проведет. Он раньше сдохнет. Уж я постараюсь, - зловеще прошептал Денис.
   Соне дышать стало нечем - столько ненависти и злобы было в его взгляде.
   - Ты думаешь, я позволю ему выйти? Нет, - покачал головой. - Его убьют в ближайшее время.
   - Ты сумасшедший, - прошептала Соня, видя такую ненависть и равнодушие. - Он же твой брат! Он вырастил тебя!
   - Он унизил меня! - возразил яростно Денис. - И унижал всю жизнь. Не доверял, игнорировал. Он не видел во мне человека. Я всегда был для него младшим, неуклюжим братишкой. Но я давно вырос. И я отомстил.
   Соня качала головой, не веря в то, что стала свидетелем подобной драмы. Все происходящее походило на какой-то кошмар.
   - Ты не сможешь его убить. Он найдет способ вернуться, - сказала уверенно Соня.
   Несколько дней назад к ней приходила подруга. Ее глаза уже не светились горечью и подавленностью. И она же дала Соне надежду. Уверила ее в том, что такие люди как Алан, Ринат и Дан обязательно найдут способ выйти раньше своего срока. Найдут возможность избежать долгих лет заключения. И она не могла не согласиться с подругой.
   - С их связями и возможностями это не займет много времени,- уверенно сказал Тася.
   И Соня сама понимала, что это не бред и не сказки. Будь их мужчины обычными людьми - то да, возможности все исправить не было бы. Но ведь они не обычные. Они обязательно что-то предпримут.
   -Да, так и было бы. Если бы не я. Я не позволю, - уверенно заявил Денис. - И не позволят те, кто мне помог его посадить. Им, так же как и мне, не на руку возвращение Дана.
   - Ты слишком много о себе мнишь, - прошипела зло Соня. - Дан вернется, рано или поздно, и ты за все поплатишься. А сейчас - катись.
   Денис только самоуверенно хмыкнул.
   - Подумай над моим предложением, - только и сказал он. - Я вернусь за ответом. Обязательно.
   Соня только прожгла его гневным взором, когда он выходил из палаты. После его ухода девушка просидела в прострации некоторое время, думая над тем, что говорил Денис. Она знала, что отношения между братьями весьма напряженные. Дан так же поделился с ней тем, чего постоянно добивался его брат. Поделился тем, по каким причинам не давал ему того, что он требовал. А Денис извратил все помыслы и желания Дана защитить его и уберечь. Исказил правду из-за своей обиды и зависти. Но самым худшим оказалось то, как он поступил. Соня до сих пор не могла поверить, что можно было так обойтись с родным братом. Так жестоко и несправедливо. Она категорически не понимала подобных мотивов. И это его глупое предложение, эти условия и шантаж... бред какой-то. Нет, она понимала, что это продолжение его мести и все в этом роде. Но неужели ради этого он готов жениться на ней? Принять чужого ребенка? Зачем ему это? Чего он хочет этим добиться?
   Соня покачала головой, выбрасывая тревожные мысли из головы. Ей нельзя сейчас волноваться и переживать. И не стоит вообще думать об этом. Она найдет выход, обязательно. А сейчас нужно успокоиться и просто забыть этот глупый разговор.
   И все же Соня время от времени возвращалась к нему мыслями. Ее пугали грозные обещания Дениса расправиться с братом, пока тот в тюрьме. И она не была дурой, чтобы сомневаться в том, что это возможно. И эту тревогу подпитывало постоянное внимание Дениса. Он наведывался к ней практически каждую неделю. И все с одним и тем же вопросом - выйдет ли она за него. Чаще всего он вылавливал ее возле института или по пути домой. Девушка, как и в первый раз, посылала его куда подальше. Она ожидала, что он будет злиться. Но он лишь самодовольно усмехался и предупреждал, что приедет снова.
   Так продолжалось до самого нового года. У Сони уже появился небольшой животик, и она чувствовала, как малыш начинает шевелиться. Это вызывало на ее лице неизменную улыбку, и счастье в душе поднималось до неизмеримых высот. Лишь одно омрачало ее - не было возможности связаться с Даном. Соня вместе с Тасей снова наведывались к адвокатам, но те только руками разводили и просили подождать.
   Соню поддерживал хотя бы ребенок. А вот Таисия буквально чахла с каждым днем. Практически не улыбалась и не смеялась. Девушка как могла поддерживала подругу, но получалось это с трудом.
   - Никогда не ожидала от себя таких сильных чувств, - призналась как-то Тася. - Такой привязанности и серьезности. А ведь он мне никто. Господи, да у него жена есть! Она же к нему наверняка на свидания ездит, - горько вздыхала девушка.
   А Соне и нечего было сказать в ответ - Тася была права. Она Ринату никто. Так же как и Соня Дану. Но у нее, по крайней мере, было хоть что-то, что связывало ее с ним - ребенок.
   - А как ты? Вернее вы? - сменила тему разговора Таисия. - Толкается?
   - Да, - широко улыбнулась Соня, гладя животик. - У нас все хорошо.
   - Денис все так же достает? - хмуро поинтересовалась подруга.
   - Да, - скривилась Соня.
   - Не понимаю, на что он рассчитывает и чего вообще добивается. Зачем ему это?
   - Не знаю, - качала головой Соня. - Беситься просто.
   - Ты слышала, что теперь он владелец клуба и ресторана?
   - Да. Но другого не следовало ожидать - он младший брат Дана.
   - Да, но ведь все было конфисковано.
   - И наверняка пошло с молотка. Он просто все выкупил.
   - Да, наверно. Какая же он все-таки дрянь, - зло выдохнула Тася.
   - Давай не будем о нем.
   - Как скажешь, - примирительно улыбнулась девушка.
   Время шло, животик становился все больше, а Соня медленно погружалась в какую-то меланхолию. Первые радостные впечатления от беременности сошли на "нет". Она стала очень грустной, и предстоящее рождение малыша уже не казалось таким уж благословением. Нет, ее не пугали перспективы быть матерью-одиночкой. Просто было ощущение дикой неправильности происходящего. Не так она представляла себе свою жизнь. А еще страх. Страх за ребенка, за Дана, за себя. Денис так и не оставил ее в покое. Часто наведывался и задавал один и тот же вопрос. И его упорство и спокойствие, которое он выказывал, очень настораживали. Соня видела, что месть все еще горит в его глазах, и он не собирается останавливаться. И теперь его угроза на счет того, что он в силах отобрать у нее ребенка уже не казалась такой призрачной и бредовой.
   Все это - беременность, стресс и бесконечное переживание за любимого человека привели к тому, что Соню положили в больницу. Была уже весна и через два месяца девушке предстояло родить на свет мальчика, как показало УЗИ. Постепенно все наладилось, и ушла угроза преждевременных родов. И все же что-то продолжало угнетать девушку. Она практически не находила себе места от странного предчувствия беды. И беда не заставила себя долго ждать...
  
  
   Соня нехотя поднялась с дивана и пошла открывать дверь, в которую настойчиво звонили. Присущая многим беременным рассеянность сделала свое дело, и она даже забыла посмотреть в глазок.
   - Что тебе надо? - неприветливо спросила Соня, глядя на Дениса, подпирающего дверь.
   - Соскучился, - оскалился парень, оглядывая ее с ног до головы и задерживая пристальный взгляд на большом животе. - Когда срок?
   - Тебе какое дело? Зачем пришел?
   - Поговорить. Впустишь?
   - Нет.
   Денис хмыкнул и покачал головой, чуть улыбаясь.
   - Я смотрю, ты до сих пор не изменила свое решение?
   - И не собираюсь.
   - Хм, - наиграно задумчиво протянул молодой человек. - Может, вечерний выпуск новостей изменит твое мнение?
   Соня непонимающе смотрела на него.
   - Включи в шесть вечера любой канал. Там тебя будет ждать сюрприз, - только и сказал загадочно Денис и ушел.
   Соня проводила его непонимающим взглядом и закрыла дверь. Тут же взгляд невольно обратился к часам - 17:45. Она в волнение прикусила губу и пошла к телевизору. Слова парня насторожили, и она решила узнать, что он имел в виду. Что могло случиться такого, что изменило бы ее решение, ведь она была твердо уверена, что такого просто нет.
   Пятнадцать минут тянулись очень медленно. Соня уже изгрызла все ногти и искусала губы, пока дождалась выпуска новостей.
   - Сегодня рано утром был совершен побег из колонии строго режима. Три главаря преступной группировки города N* - Миронов Данияр, Лазарев Алан и Корнилов Ринат предприняли попытку побега из места заключения. Им удалось уйти на несколько километров от колонии, но их успешно перехватили. При задержании все трое были убиты.
   Шокированными глазами Соня смотрела на экран телевизора, где мелькали фотографии мужчин и какие-то смазанные картинки. Кто-то куда-то бежал и стрелял. Раздавались крики и ругань. А в конце камера прошла по трем изрешеченными пулями телам, что лежали на земле в неестественной позе. В лицах нетрудно было узнать Дана, Рината и Алана.
   - НЕТ!!! - как раненый зверь закричала Соня, оседая на пол и стискивая руками ковер под коленями.
  
  
   Известие о смерти Дана так сильно повлияло на Соню, что она снова попала в больницу с преждевременными родами. Но врачам удалось остановить схватки. Отпускать же ее домой они не собирались до самых родов - их пугало состояние физического и эмоционального здоровья пациентки.
   Девушка практически ничего не ела. Глаза были на мокром месте постоянно, она не разговаривала и никак не показывала каких-либо эмоций. Просто смотрела вперед, погрязнув в своих мыслях. И только крепко держала свой живот, будто хватаясь за него, как за опору.
   Соне казалось, что в ней жив только ребенок. Себя она уже давно считала трупом. Известие о смерти Дана стало чем-то настолько ужасным, что она просто не смогла его выдержать. Она полностью закрылась в себе и своих мыслях. Вернее воспоминаниях. Изо дня в день, из минуты в минуту она окуналась в свои грезы. Вспоминала каждую минуту, проведенную с Данияром. Каждый поцелуй и взгляд, прикосновение руки и голос. Она даже не подозревала, что ее память сделает ей такую услугу - напомнит о всяких мелочах и каждом моменте их совместно проведенного времени. И каждое из этих воспоминаний неизменно вызывало в ее глазах потоки слез. Она просто не могла по-другому реагировать на то, что ей остались лишь эти мечты. Не осталось даже крохотной надежды на то, что она еще хоть когда-нибудь увидит любимого мужчину. И если раньше она хоть как-то могла поддерживать в себе уверенность в том, что встреча еще возможна, несмотря на обстоятельства и угрозы Дениса, то теперь умерла и надежда. А ведь она умирает последней. Вот и в Соне ничего не осталось, кроме жизни, что она держала под сердцем.
   И даже родовые схватки не смогли поколебать ее подавленное состояние. Она ни разу не застонала и не закричала, молча снося неимоверную боль, что скручивала ее тело в течение нескольких мучительно длительных часов. Она послушно тужилась когда ей говорили и дышала, как говорили. Но по взгляду казалось, что ее здесь нет, что это не она рожает, а пустое тело без души.
   И в себя она пришла лишь тогда, когда все закончилось. Соня очнулась в своей палате в одиночестве. Рядом не было ни колыбельки, ни одной из акушерок или медсестры. Тут же ее захлестнула паника и страх - где ее ребенок и что с ним. Сейчас она совершенно не понимала того, что последние полтора месяца и думать забыла обо всем, в том числе и о ребенке. Что он был для нее лишь приложением.
   Девушка неуклюже подскочила с кровати и скривилась от неприятного ощущение в животе и между бедер, но тут же забыла об этом, когда дверь открылась и в палату вошел... Денис.
   Сердце Сони тут же испуганно сжалось, предчувствуя беду.
   - Где мой сын? Что ты с ним сделал? - злобно глядя на молодого парня, прошипела девушка.
   - Мой племянник в порядке, - только и сказал Денис. - Я никогда не причиню ему вреда.
   - Да ты родного брата убил!
   - Он сам выписал себе приговор, - пожал плечами парень. - Я не заставлял его бежать. Сидел бы смирно - и прожил бы еще год-другой, - как ни в чем ни бывало, добавил молодой человек.
   - Где мой ребенок? - повторила вопрос Соня, едва стоя на ногах.
   - Ты не получишь своего сына, - резко сказал Денис, глядя на побелевшую девушку с гневом и яростью. - По крайней мере, пока не согласишься на мое предложение.
   - Ты не имеешь права! - закричала в бессилии Соня, глядя на него с ужасом и неверием.
   - Имею, - бросая рядом с ней на кровать какие-то бумаги, четко ответил Денис. - Это заключение экспертов о том, что ребенок мой. А еще заключение суда о невменяемости матери, то есть тебя, как опекуна. И, соответственно - приказ о лишении тебя родительских прав.
   - Нет,- неверяще качая головой, шептала Соня, перелистывая бумаги дрожащими пальцами. - Это подделка! Тебе никто не поверит!
   - Уже поверили, - хмыкнул Денис, глядя на нее с превосходством. - Ты не сможешь доказать обратное.
   Соня шокировано смотрела на него и понимала, что он не шутит. В его глазах была уверенность и правота своих слов.
   - Зачем тебе это? - обессилено оседая на кровати, прошептала Соня, глотая слезы. - Ведь Дана уже нет. Кому и зачем ты мстишь?
   - Я так хочу,- только и сказал Денис, глядя на поверженную девушку. - Подписывай, - приказал Денис, бросая рядом с ней еще пару листов, - и получишь своего сына.
   Соня бросила на него затравленный взгляд и перевела взор на бумаги. Брачный контракт, свидетельство о браке и прочее, требующее заверки союза. Она взяла протянутую Денисом ручку и дрожащей рукой подписала все необходимое, тут же заливая все подписи слезами, которые безостановочно катились по щекам.
   - Умница, - похвалил Денис, поднимая ее заплаканное осунувшееся личико вверх к себе. - Сделала бы это раньше и не пришлось бы проходить через все это.
   Соня смотрела на него пустыми глазами, в которых медленно, но верно разгоралась ненависть. Горькая и жгучая.
   - Ненавижу тебя, - сквозь зубы прошипела она.
   - Лучше ненависть, чем равнодушие, - хмыкнул парень и, резко наклонившись, грубо поцеловал ее.
   Соня отпихнула его и брезгливо вытерла губы рукой.
   - Это для закрепления союза, - хмыкнул Денис, насмешливо глядя на нее. - Сейчас принесут малыша, - сказал он и, забрав все бумаги, вышел из палаты.
   А Соня, поджав под себя ноги, тихонько заплакала.
   Сейчас она потеряла свою жизнь во второй раз. Первый был - когда умер Дан. А сейчас она просто продала себя. Да, выгодно и дорого, но продала. И все же не могла поступить по-другому, не могла отказать от единственного, что еще связывало ее с любимым человеком, пусть уже и мертвым. Она понимала, что не просто подписала брачный контракт, она полностью отдала себя в чужое распоряжение. Навсегда. Ведь Денис будет шантажировать ее этими бумагами столько, сколько пожелает. И ей оставалось думать лишь о том, что, возможно, рано или поздно он наиграется и отпустит ее. А сейчас, ради надежды на то, что она сама воспитает сына, защитит его от жестокости и мести Дениса, она готова была пойти на многое. У нее не было возможности сомневаться с том, что не было другого выбора. Его ей попросту не оставили. Она лишь не понимала, зачем он все это делает. Зачем Денису она и ее сын? Кому он мстит?
   Девушка резко подняла голову, когда дверь снова открылась и в палату вошла медсестра. Она удивилась столь плачевному, в буквальном смысле, виду пациентки.
   - Что случилось? - протянула сочувствующе медработница.
   Соня проигнорировала ее вопрос, лишь протянула руки к своему ребенку. Женщина с улыбкой вложила малыша в руки матери и умилительно смотрела, как та буквально рыдает над ним, крепко прижимая к себе. Ей было невдомек, что не только счастье тому причиной, но еще и облегчение, отчаяние и безысходность.
   Соня не видела, как вышла медсестра. Она смотрела лишь на своего сына, который был точной копией... Дениса. Девушка горько улыбнулась тому, что малыш не взял ничего от своего отца. Он походил на мать братье, копией которой и был Дэн. И этот факт, как невесело подумала Соня, наверняка осчастливит будущего "папашу". И все равно, на кого бы ни походил младенец, он был ее сыном. Ее и Дана.
   - Прости меня,- тихо прошептала девушка на ушко малышу, но слова были предназначены не ему.
   Она говорила это Дану, которого предала минуту назад. Но она не сомневалась, что он простит ее. Ради счастья своего сына он простит ее.
  
  
  
   ЭПИЛОГ
  
  
   - Как жизнь? - насмешливо протянул Денис, стоя по другую сторону решетки.
   Дан медленно поднял голову и прожег брата взглядом.
   - Еще жив, как видишь. Не твоими стараниями, - холодно ответил мужчина.
   - В следующий раз я постараюсь лучше, - скривился молодой человек, глядя на шрам на лице брата, который оставил убийца, посланный им. - Тебе всегда везло. И тюрьма этого не изменила. Но живой ты отсюда не выйдешь, это я тебе обещаю.
   - Посмотрим, - только и сказал Дан, подходя к решетке вплотную. - Зачем пришел? - прищурился мужчина. - Позлорадствовать?
   - Конечно, - как ни в чем не бывало, улыбнулся Малой. - А еще похвастаться.
   Дан молча смотрел на самодовольное выражение на лице Дэна.
   - Я женился.
   - Извини, но подарок я не прихватил, - ехидно сказал Данияр, отходя от решетки и начиная прогуливаться по камере, будто ему было скучно.
   - На Соне, - в предвкушении глядя на спину брата, добавил Малой.
   Ему доставила необычайное наслаждение внезапно замершая фигура Дана. Мужчина резко обернулся и вперил в него бешеный взгляд.
   - Что ты сказал?! - угрожающе тихо, переспросил Миронов.
   - Ты слышал, - хмыкнул Денис. - Я женился на Соне. Но и это еще не все.
   Молодой человек запустил руку за полу пиджака и извлек на свет небольшую прямоугольную картонку белого цвета. Нарочито внимательно смотрел на нее с легкой улыбкой, а потом повернул к нему лицевой стороной.
   - Знаешь что это? - спросил Денис, улыбаясь уголками губ. - Снимок УЗИ. Здесь ребенку три месяца. Дивный кадр, правда? Завораживает смотреть на зарождающуюся жизнь в утробе матери.
   Малой с таким наслаждением смотрел, как сначала побледнел, а потом покраснел от ярости Дан. Его лицо исказилось такой гримасой ненависти и гнева, что ему стало страшно, даже несмотря на стальную преграду между ними. И, тем не менее, именно на это он и рассчитывал, показывая самый первый снимок УЗИ беременности Сони. Он специально не сказал, что прошло уже полгода после того, как был запечатлен этот кадр. И не сказал о том, что это не его сын, тоже специально. Он ведь не соврал, по сути. Просто промолчал. А Дан пусть делает выводы сам. А гнев и ярость помогут сделать те, на которые рассчитывал Денис, сообщая эти известия.
   - Знаешь, - посмеиваясь, протянул Дэн, - стоило ради вот этого выражения на твоем лице проехать полстраны. Я рад, что мы увиделись.
   - Я выйду - не сомневайся - и тебе конец, - прорычал взбешенный Данияр, хватая пальцами прутья решетки в бессильной ярости.
   - Вряд ли, - небрежно хмыкнул Денис и пошел в сторону выхода.
  
  
   Конец.
  
   Продолжение следует...
  
  
Оценка: 7.95*56  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"