Павлович Наталия Борисовна: другие произведения.

Ключ от Мира. Часть Ii, день 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение. Часть вторая. Дорога в Тибет.


   Часть II
  
  
   "Дорога в Тибет".
  
  
   День первый.
  
  
  
   Они все вместе стояли в Аэропорту Шереметьево-2 и ждали, когда объявят их рейс на Пекин. Наконец сообщили о посадке, и группа, минуя работников таможни, суетливо направилась к самолету. Они летели на Боинге-777. Разместившись в салоне, пристегнули ремни. Прошла стюардесса, проверяя, все ли проделали необходимые манипуляции, затем разнесла напитки.
   - "Ну вот, кажется, взлетаем!" - бодро сообщил Керн.
   - "Да уж", - откликнулся Гордеев Саша, вытирая выступивший со лба пот бумажной салфеткой. Его пухлое лицо было немного бледным, и выражало обеспокоенность.
   Заметив не очень хорошее самочувствие Саши, Дмитрий Сергеевич достал из сумки небольшую алюминиевую фляжку, и протянул ему.
   - "Выпей-ка скотча, расслабляет" - сопроводил он свой жест пояснением.
   - "Спасибо", - поблагодарил тот, отхлебывая из фляги.
   - "Впереди - большое приключение, друзья!" - вдохновенно произнес Нечаев.
   Леночка Савельева мило улыбнулась в ответ, открыла зеркальце и стала поправлять свой роскошный светло-русый волос, опускавшийся ниже лопаток. Валерия выглянула в иллюминатор, наблюдая за тем, как самолет набирает высоту.
   - "Кто-нибудь еще хочет виски?" - спросил Керн.
   Андрей нахмурившись, отрицательно мотнул головой, а Стас Добровольский, дружелюбно улыбаясь, протянул руку к фляжке. Глотнув крепкого напитка, он потянулся в кресле, и с удовлетворением произнес:
   - "Тибет! Мистическая страна! Неприступные скалы, таинственная гора Кайлас, буддистская святыня!"
   - "А, вы знаете, что раньше Тибет был закрыт для европейцев?" - спросила Лера.
   - "Да, да" - с энтузиазмом подтвердил писатель, - "это был запретный край, непреодолимо манивший к себе чужаков! Поднебесное королевство, где время замерло, где жили люди из другого мира, и где колесо использовали для вознесения молитв!"
   - "Было два человека исследовавших Тибет", - дополнила его слова рыжеволосая женщина.
   - "Расскажите поподробнее, что это были за люди?" - заинтересовался любопытный ко всему новому и неизвестному Гордеев.
   - "Первый человек обладал скрытностью, и его звали Наин Сингх". - Начал свое повествование Дмитрий Сергеевич, располагаясь поудобней. - "Тысяча восемьсот шестьдесят пятый год. Зима. Купцы везут товары из соседних стран. С ними идет священник, делая шаги совершенно одинаковой длины. В его четках не хватает бусин, а в его молитвенной мельнице нет молитв. Это не монах, а шпион - Наин Сингх. Столетиями тибетцам не было нужды отгораживаться от чужестранцев. Не многие могли пережить переход через окружающие королевство горы и пустыни. Но к началу девятнадцатого века Тибет начал испытывать на себе давление двух новых сил, возникших в Азии. Первая сила - это Британия, управлявшая Индией с тысяча восемьсот тридцать третьего года, методично распространяя свое влияние на север, в сторону Гималаев. Тем временем Россия поглощала земли центральной Азии, расширяя свою империю на востоке. Тибет ничего не знал об этих двух силах, кроме того, что они были не буддистскими, а христианскими. Опасаясь за уклад своей жизни, они закрыли границы".
   Керн на минуту задумался, как бы мысленно воссоздавая то время.
   - "Понимаете, это было в эпоху исследователей, когда люди хотели добраться до Антарктики. Последний европеец побывал в Лхасе аж в тысяча восемьсот одиннадцатом году, и затем наступает провал до конца девятнадцатого века!" - дорисовала картину Валерия, опираясь рукой на подлокотник.
   - "Эпоха холодной войны между Россией и Британией за господство в центральной Азии". - Подхватил нить рассказа писатель. - "Британцы опасались, что русские, обосновавшись в Тибете, создадут там базу для захвата Индии. Тибет стал центральным квадратом на шахматной доске, который необходимо было любой ценой исследовать и нанести на карту. У Британцев возникла проблема: как нанести Тибет на карту, если туда нельзя заглянуть? Томас Джордж Монтгомери. Молодой офицер королевских инженерных войск. Именно он завербовал Наин Сингха. Заметив, что индийские священники беспрепятственно проникают в Тибет, он решил, что можно найти шпиона среди местных жителей, отыскав более талантливого и способного совершить подобную миссию. Школьный учитель Наин Сингх, которому на тот момент было тридцать три года, рос в тени Гималаев, его семья вела торговые дела в Тибете, он мог читать и писать по-тибетски. В тысяча восемьсот шестьдесят третьем году он прибыл в распоряжение геодезической службы Индийского штаба в Дарадуне. Там он прошел двухлетний интенсивный курс ремеслу геодезиста. В ходе многочисленных тренировок научился шагать точно отмеренными шагами, равными восемьдесят сантиметров, каждый. В одном километре тысяча двести пятьдесят таких шагов. Он вел счет шагам с помощью четок, отсчитывая каждый! Для удобства счета, в четках было ровно сто бусин, вместо ста восьми, священного числа буддистов. Монтгомери нарек Наин Сингха пандитом, то есть мудрецом. Он должен нанести на карту свой путь, сосчитав каждый шаг. В случае поимки - почти гарантированная смерть!"
   - "Зачем ему нужен был такой риск? Ради чего?" - перебил Керна Андрей.
   - "Понимаешь, Наин Сингх являлся очень одаренной личностью, ему были малы рамки обычного учительства, хотелось намного большего и интересного в своей жизни". - Ответила за Дмитрия Сергеевича Валерия.
   - Так вот", - продолжил рассказчик, - "Пандит опускал термометр в котелок с кипящей водой. Температура кипения воды позволяла определить высоту над уровнем моря. Он странствовал почти полтора года, он сделал более двух миллионов шагов на своем пути длиной в тысяча девятьсот тридцать километров. Он прожил три месяца незамеченным в запретном городе Лхаса! Он своими глазами видел гибель китайского лазутчика. По его бесценным данным смогли нанести на карту весь юго-западный Тибет! До сих пор карты основываются на добытых Наин Сингхом сведениях! Со временем было установлено, что Наин Сингх просчитал положение Лхасы с точностью до половины широтного градуса! До него западный мир не знал о Тибете буквально ничего, кроме того, что где-то там находится город Лхаса. Это было по истине уникальное достижение!" - Керн самодовольно обвел взглядом слушателей.
   Принесли обед. Все молча начали поглощать пищу, полные размышлений. Только один Саша Гордеев, добродушный толстячок, в этот момент занимался другим. Повествование писателя на какое-то время отвлекло его от внутренних переживаний, а сейчас, по окончании рассказа, с новой силой заставляли Александра нервничать, то и дело, заглядывая в иллюминатор. Потихоньку, не замеченный всеми, он приложился несколько раз к заветной фляжечке, беспечно оставленной хозяином. Изрядно захмелев, он принял вполне веселый вид. Подмигнув Леночке Савельевой, задал новый вопрос:
   - "А, кто ж тот второй человек, покоривший неприступную Тибетскую землю?"
   - "Френсис Эдвард Янг Хасбенд, обладавший силой британской армии, оставивший кровавый след в истории тибетского народа", - спокойно сообщил Добровольский Стас, подцепляя на пластиковую вилку последний кусочек говяжьей отбивной.
   - "Откуда ты знаешь?" - встрепенулась Леночка.
   - "Я тоже имею некоторые представления об истории Тибета", - пожав плечами, ответил он.
   "Совершенно верно, молодой человек!" - подхватил Керн, - "представьте: тридцать первое марта тысяча девятьсот четвертого года в трех тысячах метров над уровнем моря два отряда бдительно смотрят друг другу в глаза. Обороняющиеся - тибетские монахи и крестьяне с оружием, устаревшим много веков назад. Захватчики - британские солдаты с новыми смертоносными машинами двадцатого века! Четыре минуты кошмара и жестокости! Четыре минуты ужасного кровопролития! Именно столько продолжался бой, хотя его трудно так назвать. По сути, состоялась совершенно дикая резня. Мир содрогнулся от небывалой расправы над практически не вооруженным народом!"
   - "Кошмар!" - Воскликнула впечатлительная Леночка.
   - "Так все и происходило!" - подтвердила Лера, - "семидесятые - восьмидесятые годы девятнадцатого века. Возрастает интерес к Тибету. Великая гонка под названием "кто вперед доберется до Лхасы". Русский полковник, путешественник Николай Пржевальский предпринял пять попыток достичь города, закончившихся провалом. Свен Хитдин, швед, так же потерпел неудачу. И еще многие другие. В общей сложности тибетцам удалось предотвратить одиннадцать попыток проникнуть в их земли. Человек, выигравший гонку Европа - Тибет родился в Индии, в тысяча восемьсот шестьдесят третьем году, в тот год, когда Наин Сингх прибыл в школу лазутчиков в Дарадуне".
   - "Как правильно сказал Стас, это и был Френсис Эдвард Янг Хасбенд", - резюмировал Дмитрий Сергеевич. - "У него было достаточно сложное детство, его отправили к тетушкам, в Англию, где они его периодически били. Поэтому он всю жизнь боялся женщин, считая их чем-то непонятным и устрашающим. Да, в личной жизни он был несчастен. Как средство компенсации, Янг Хасбенд стремился достичь определенных высот в социальном плане. Он много путешествует, становится знаменит своими заслугами, но к сорока годам, звезда его славы неуклонно закатывается. До определенного момента, сыгравшего в его жизни, я бы отметил роковую, судьбоносную роль, перевернувшую всю дальнейшую жизнь, и мировоззрение. Френсис Янг Хасбенд получает от вице-короля Индии, лорда Керзона приглашение возглавить маленькую экспедицию на Тибет. В тысяча девятьсот третьем году Янг Хасбенд повел двухтысячную армию солдат за собой в запретные земли. В пути он подолгу размышлял среди гор, в полном одиночестве, купался по утрам в ледяной реке, и писал свой дневник. Уже тогда он в дневнике упоминал об умственной телепатии, инопланетянах, и внетелесных перемещениях!"
   - "Вот это очень любопытные сведения!" - оживился Князев.
   - "На этой земле всякое возможно!" - серьезно произнес писатель, - "И, вот, после того кровавого события длиной в четыре минуты, когда расстреливали тибетских ополченцев, Янг Хасбенд покинул Лхасу с договором в кармане. На пути его посетили мистические ощущения, вот что он пишет по этому поводу: "Тот час, когда я покидал Лхасу, стоил всей моей последующей жизни". Он почувствовал в своем сердце великую любовь ко всему миру. Тогда он решил, что больше никогда не будет совершать никаких злых поступков против людей и природы. Взятие Лхасы потрясло даже лорда Керзона. Вторжение Янг Хасбенда с политической точки зрения почти ничего не дало британцам, так как через три года после этого события к власти в Британии пришло либеральное правительство, заключившее новый договор с Тибетом, отменяющий практически все льготные условия для Британии, полученные Хасбендом. Вот такая ирония судьбы!" - Керн грустно улыбнулся, - "Бессмысленная победа и сотворенная им трагедия навсегда преобразили Френсиса Янг Хасбенда. Он основал всемирный конгресс религий, группу, цель которой - собирать вместе представителей всех религий в духе терпимости. Он пришел в Тибет, завоевал его, убивая людей, но покинул эту землю преображенный, найдя свой путь. В итоге не Янг Хасбенд завоевал Тибет, но Тибет завоевал Френсиса Янг Хасбенда! Тибет способен преображать, исцелять, просветлять людей. Нужно лишь попасть туда". - Такими словами закончил свою речь Дмитрий Сергеевич.
   - "Мда. Люди такие странные существа! Очень много совершают бессмысленных поступков, ведущих к трагедии. А, потом еще горькими воплями потрясают воздух, мол, за что, им такие несчастья! За, что их Бог наказал! Да не Бог, а сами себя наказываем". - Высказался Стас.
   - "Ты так говоришь, что можно подумать, что себя ты к людям не причисляешь!" - заметила Леночка.
   Добровольский как-то странно, исподлобья глянул на нее, но ничего не ответил.
   - "Друзья!" - вклинился Нечаев, - "дорога длинная, давайте немного поспим, а?"
   - "Я не усну", - хмуро буркнул Саша Гордеев.
   - "Так выпей еще чуть виски, поможет!" - предложил Керн.
   Весельчак У смутился.
   - "Там ничего уже нет. Я переусердствовал. Все равно не помогает. Вы извините Дмитрий, что злоупотребил вашим предложением".
   Керн шутливо покачал головой.
   - "Все же я настоятельно советую слегка поспать! Сами посудите, мы прибудем в Пекин, всего лишь на двое суток. Даже меньше. Многое захочется увидеть, не каждый же день мы там бываем! А, тут усталость, не до экскурсий". - Увещевал Сергей Дмитриевич.
   - "Совершенно верно!" - согласилась Валерия, - "что касается меня, то я последую разумному совету". - С этими словами она откинула кресло назад, и прикрыла глаза. Вслед за ней, то же действие произвел Князев.
   Саша Гордеев тяжело вздохнул, и открыл какую-то книжку, а Леночка - модный журнал, Стас уставился в иллюминатор.
   В конце концов, вся группа благополучно погрузилась в сон, и до конца полета время пролетело незаметно. В аэропорту Пекина их встречал русскоговорящий гид, который сопроводил туристов в четырехзвездочную гостиницу. Все члены команды заранее договорились о размещении. Решили сразу селиться в двух и трехместных номерах. Так дешевле. Девушки Лера и Лена, вдвоем, Нечаев с Керном, и одногруппники Князев, Гордеев и Добровольский согласились жить в трехместном номере. После размещения всем надо было немного отдохнуть. Краткий отдых принес заметное улучшение самочувствия и поднятие сил. Затем последовал обед в ресторане национальной кухни, и потом, все отправились на экскурсию в монастырь "Юнхэгун".
   - "Юнхэгун один из самых культовых ламаистских монастырей в Пекине, находится в северной части бывшего императорского города. Свою историю Юнхэгун ведет с тысяча шестьсот девяносто четвертого года, когда китайский император Канси построил здесь дворец для своего сына Юн-Цинвана. Когда Юн-Цинван занял императорский трон и стал править под девизом "гармония и справедливость", за дворцом закрепилось название Юнхэгун, что может быть переведено и как "Дворец гармонии", и истолковано как "дворец Юна, ставшего императором". В тысяча семьсот сорок шестом году Юнхэгун был перестроен в ламаистский монастырь. Юнхэгун всегда выделялся среди других буддийских храмов Пекина: с самого начала он играл роль придворного храма. Китайские императоры раз в год проводили здесь церемонию поминовения предков. Юнхэгун и в настоящее время является действующим монастырем. Правда, если в прошлом здесь было более пятисот ламаистских монахов, то сейчас их не более сотни", - объяснял русскоговорящий гид по дороге к монастырю.
   Подъехав к месту назначения, туристам пришлось заплатить за вход, чему они были сказочно ошеломлены.
   - "В мировой практике принято, что в храмах, которые сохраняют религиозное значение, плата за вход не взимается", - попробовала протестовать Валерия.
   - "Мы сами очень возмущаемся по этому поводу", - начал пояснять гид, - "Почему, чтобы помолиться в храме, нужно покупать входной билет? Но, вы понимаете, спонсорами храмов часто выступают туристические фирмы и доходы от продажи билетов идут в их бюджет".
   - "Что ж вы хотите? Повсюду сплошная коммерция. И в религии тоже! Мир меркантилен, на всем нужно нажиться. Кстати. Вспомните индульгенции! Во все времена существовала торговля на почве религии. Раньше, когда люди верили в ад или рай, торговали отпущением грехов, вместе со свидетельством об этом, сейчас вот - входными билетами в храм, аргументируя тем, что, мол, в первую очередь храм - историческое достояние нации, культурная и архитектурная ценность, требующая финансовой поддержки". - Прокомментировал Дмитрий Сергеевич, доставая сигарету, и тут же пряча ее назад. - "Совсем забыл, что на территории храмов и монастырей не курят!"
   Они вошли через южные ворота, очень красочного вида, по бокам которых стояли каменные львы. Северные ворота так же впечатляли своей живописностью, именно от их входа тянется длинная аллея, известная, как "императорская дорога". Вдоль нее расположены магазинчики с сувенирами из нефрита или подделками под камень. Даже стены храма не могут оградить посетителей от азиатского лукавства. Продавцы сувениров так и пытаются "толкнуть" всякую ерунду под видом серебра или полудрагоценных камней, конечно, по завышенным втрое ценам. В конце аллеи находятся ворота Объявления мира - Чжаотаймэнь. За этими воротами находятся еще одни ворота - Юнхэмэнь, которые являлись когда-то входом во дворец Юн-Цинвана. За ними, и начинается собственно монастырь.
   - "Юнхэгун занимает площадь около пятидесяти семи тысяч квадратных метров" - продолжил знакомить туристов гид, - "он состоит из ряда павильонов, которые как бы разбивают территорию монастыря на отдельные секции. Попасть из одной секции в другую, можно через павильон. Такая система характерна для всей дворцово-храмовой архитектуры Китая. Пройдемте, пожалуйста, в первый зал - Локапала. Здесь находится статуя Будды Майтрейи (Грядущего), окруженная небесными хранителями".
   Группа в восхищении осматривала помещения. Там царила необычайная роскошь фресок, великолепие ковров, огни свеч и покой. Они прошли еще несколько залов. Юнхэдян, где стояли фигуры трех Будд -- прошлого, настоящего и нынешнего, Юн-юдян с Буддой Долголетия и Буддой Медицины. Наконец, они добрались до самого большого здания монастыря - Ваньфугэ, терема "Десяти тысяч радостей", известного также как "Башня большого Будды".
   - " Ваньфугэ - главная достопримечательность монастыря. Здесь покоится широко известная деревянная статуя Будды будущего - Майтрейи. Высота статуи над землей восемнадцать метров. Кроме того, считается, что в землю статуя вкопана на восемь метров. Эта статуя была вырезана из единого ствола сандалового дерева, доставленного из Индии. Сначала вкопали ствол в нужном месте, затем вокруг него возвели стены и крышу здания и лишь после этого вырезали саму статую. Все это происходило в середине восемнадцатого века. Статуя занесена в Книгу рекордов Гиннеса как самая высокая статуя Будды, изготовленная из единого куска дерева". - Рассказал гид.
   После посещения храма Юнхэгун, полные новых впечатлений, туристы отправились, как и было обещано по плану тур агентства, на улицу антиквариата - Люличан. Находится она в самом центре Пекина.
   - "Прогулка по этой улице подобна проникновению в историю Китая", - начал вести свою речь проводник. - "Люличан -- старинный город, "улица древностей" длиной семьсот метров, на которой, как и сотни лет назад в лавочках продаются старые книги, каллиграфия, антиквариат, кисти и чернила. Со времен династии Мин улица была излюбленным местом художников, поэтов и ученых. Здесь рисовали лучшие полотна, переписывали книги и обменивались ими, писали стихи. В период Каньси с тысяча шестьсот шестьдесят первого по тысяча семьсот двадцать второй года Люличан стал цветущим культурным центром, и его описывали как "полный домов и зданий, расположенных, словно рыбья чешуя". В период же Цяньлун с тысяча семьсот тридцать шестого по тысяча семьсот девяносто шестой года, когда император решил пересмотреть "Полную Библиотеку Четырех Ветвей Литературы", и обязал подключиться к этому проекту всех ученых мужей, Люличан стал центром изысканий в области текстового критицизма. Для всех приезжих ученых посещение этой улицы с целью купить-продать книгу в те времена было самым приятным времяпровождением в Пекине. Сейчас же эта улица выглядит настоящим островком старого Пекина -- со своими постройками старого стиля, буквально прилепленными друг к другу", - закончил он.
   Путешественники окунулись в древний мир антикварных вещей. Они шли пешком между выстроившихся неровными рядами мелких лавчонок, забитых грудами всевозможных пестрых товаров. Чего там только не было! Тонкий фарфор, красочные веера, картины с традиционным рисунком, шелковые ткани, изделия из нефрита, вперемешку стояли статуэтки разнообразных Будд и драконов всевозможных калибров, сувениры, книги и многое другое. Глаза разбегались от такого огромного количества товаров.
   - "Настоящий антиквариат вы вряд ли здесь найдете", - обратился Дмитрий Сергеевич к попутчикам, - "хотя живопись начала двадцатого века уже относится к разряду антиквариата в Китае. Фактически любые изделия до периода культурной революции можно отнести к ценным".
   - "Правда?" - искренне удивилась Леночка, обратив внимание на яркий в дивных росписях шелковый веер ручной работы.
   - "Поверьте мне, знатоку антиквариата, и культуры других стран, здесь предлагают почти все, чем может похвастать Китай в области искусства и кича. Но, вы можете торговаться, и уменьшить цену на тридцать процентов и более, я даже очень рекомендую делать вам это! Торговаться - признак хорошего тона на востоке. Если вы не торгуетесь, а просто сразу же платите первую цену, значит, вы - нехороший человек, глупый и невежливый. Однако купленные изделия действительно ручной работы не будут по настоящему уникальными. Многое из этого вы сможете купить в других городах, Сиане, Ханчжоу, Суджоу и даже Шанхае по более низкой цене. К сожалению, у нас не будет возможности и времени их посетить. Но, могу вас успокоить тем, что следует признать - найти столько интересного в одном месте с возможностью купить вы больше не найдете в другом месте Пекина".
   В какой-то момент путешественники разбрелись, растворяясь в дебрях базара. Гордеев остановился, увлекшись просмотром книг, Стас направился к статуэткам, а Валерия отстав от остальных, вошла в пошарканную ветхую лавчонку. Переступая порог, она задела висевшие над дверью медные колокольчики, и те зазвенели, оповещая хозяев о прибытии нового покупателя. За прилавком возник сморщенный, словно печеное яблоко, старик-китаец. Кожа его была пожухлой, и казалось, туго натянута на хрупкие тонкие кости. Он улыбнулся, обнажив свои кривые зубы и заговорил на ломаном английском. Лера могла немного понять английский, но с его произношением сделать этого было практически невозможно. Не обращая особого внимания на жестикуляцию старика, она принялась перебирать товары. Хитро прищурившись, старик стал наблюдать за ней. Просмотрев порядочное количество сувениров, молодая женщина остановилась в нерешительности. Помедлив, все ж она указала на красивый шелковый веер, маленькую статуэтку Будды, и фонарь в форме шара, красного цвета с черными иероглифами, выполненный из специального пергамента. Китаец радостно закивал головой, и показал на пальцах цену, естественно в долларах. Один доллар в Китае равен примерно восьми юаням. Валерия абсолютно не умела торговаться, поэтому молча вынула из кошелька требуемую сумму, прекрасно понимая, что выглядит, мягко говоря, в азиатских представлениях не совсем нормально. "Да, Бог с ними, представлениями и деньгами!" - отмахнулась она от меркантильных мыслей, - "пусть старик себе лишних лекарств или еды прикупит, на здоровье". Как будто прочитав ее эмоции и суть размышлений по лицу, торговец суетливо пошарил в глубине полок, и достал совершенно гладкую пластину из непонятного металла, мягко светившегося золотом в полумраке. Глаза китайца загорелись желтым огнем, при взгляде на эту вещицу. Он протянул ее покупательнице. Валерия отрицательно покачала головой, мол, сувенир ей не нужен, и платить за него она не собирается. Тогда старик ловко схватил молодую женщину за запястье и вложил в ладонь кусочек металла. Металл на ощупь оказался теплым, словно нес в себе заряд энергии.
   - "Подалок. Ви седлий человека, я тозе седлий человека!" - проскрипел он на русском, каким-то образом догадавшись о ее родном языке, на котором она уж точно его поймет. Китаец вновь улыбнулся.
   Валерия недоуменно поблагодарила этого странного продавца, знающего русский.
   - "А, что это?" - на полдороги к выходу из лавки, спросила она.
   - "Талисмана. Охланяет в пути, показивает потелявсимся".
   Лера выбралась на дневной свет и глотнула свежего воздуха, после затхлого духа лавки. Вздохнув глубже, решила рассмотреть повнимательней подарок. Это была тонкая пластина, на которой оказалась гравировка из иероглифов:
   0x01 graphic
0x01 graphic
   Что они обозначают, и какого происхождения данные письмена, Валерия не знала. Сунув подарок в нагрудный карман ветровки, она пошла искать членов группы. Прошагав немного вперед, бодро увиливая от назойливых азиатских торговцев, Лера столкнулась с Андреем.
   - "Где ты ходишь?! Я уже с полчаса тебя ищу, здесь можно спокойно заблудиться, и остаться на веки вечные. Я волновался!" - рассерженно затараторил он.
   - "В лавке была. Мне даже подарок вот сделали!" - оправдываясь, ответила путешественница.
   - "Да они три шкуры сначала сдерут, а потом со своим присущим лукавством, елейно улыбаясь, какую-нибудь безделушку всучат ничего не понимающему европейцу, выдавая за магический талисман, или древнюю реликвию! Якобы только вам за вашу щедрость!" - возмутился Князев.
   Валерия закашлялась, осознав смысл сказанного.
   - "Ну и ладно!" - стала защищаться она, - "тебе то что? Это ж мои финансы!"
   Андрей покраснел. Не успел он толком ответить, как из-за поворота появились остальные ребята.
   - "Ну вот, все в сборе! Пора двигать до гостиницы!" - провозгласил Нечаев.
   Под предводительством гида, группа направилась в ресторан отеля ужинать.
   - "Нас ждет знаменитое чудо китайской кухни - "утка по-пекински"" - цокнув языком, объявил Гордеев.
   Стремительно приближалась первая ночь в Пекине.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"