Пахомов Борис Исакович: другие произведения.

Умчал поезд от вокзала (сб. стихов)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Песни, слова к которым представлены в сборнике, имеют одноименное название и находятся в разделе "Мои песни..."


   Умчал поезд от вокзала...
  
    
   Здесь, под небом чужим
  
   Здесь под небом чужим
   Я - всю жизнь нежеланный.
   Не один год подряд
   Взгляды вижу черны.
   Никуда не бежим,
   Мы от местной "нирваны".
   Неприветливый взгляд
   Тут как символ страны.
  
   Да куда нам бежать?
   Где на это взять силы?
   Разве кто-то нас ждет
   Там, где мы родились,
   Где носила нас мать,
   Где просторы России,
   Где стреляют в нас влет,
   Обрывая нам жизнь?
  
   Журавлям хорошо:
   Они - птицы. Свободны.
   Ни границ и ни виз
   Их не знают крыла.
   А наш поезд ушел.
   Мы - огрызки народа.
   Разметала нас вдрызг
   Наша власть. И смела.
  
   Для нас нет литавр тут:
   Непогода и слякоть,
   И обида-беда -
   Наши спутники. Ах!
   Ах, как жмет сердце спрут,
   Как мне хочется плакать
   И забыть навсегда
   Про надежд громкий крах.
  
   Не раскроют для нас
   Там, в России, объятья.
   Не прижмут нас к груди
   Дорогие края.
   Позабыл про нас Спас,
   Будто мы - из проклятья.
   Что нас ждет впереди,
   Не спророчу тут я.
  
   25.11.2009.
  
   Люба
      (Поэма)
   Любе Успенской, певице, посвящается
     
      1.
      Она явилась в этот мир
      Как ЗЭК: с тюремной койки.
      А рядом с койкой, как вампир,
      Торчал конвойный стойко.
     
      Ему приказ был: "Охранять".
      Он исполнял охрану.
      Кричала жутко ее мать.
      Хлестала кровь из раны.
     
      Конвойный сглатывал слюну,
      Впервые глядя в чрево,
      И стыд его бы хоть кольнул
      В то, что у всех есть слева.
     
      Но там зияла пустота
      Под комсомольской книжкой.
      А правда, вечна и проста,
      Была перед мальчишкой.
     
      Кричала зэчка, кровь лилась
      Из чрева прямо на пол.
      А акушер, тюремный врач,
      В мензурку что-то капал.
     
      Конвойный пес вцепился в штык,
      Забывши об уставе.
      Но тут раздался детский крик
      Во всей красе и славе.
     
      Комочек красненький визжит,
      Визжит комочек красный.
      - Жидовка родилась, не жид,-
      Промолвил врач бесстрастно.
     
      Он, молча, завязал пупок,
      Дитя объял пеленкой.
      Сказал конвойному: - Будь спок,
      Певицей станет громкой.
     
      Был бы жиденок, тут - скрипач,
      А эта вот - певицей.
      Тут, как в коробке передач:
      Им век не измениться.
     
      Никак работать не хотят.
      Туда все прут, где сахар.
      Топил бы всех их, как котят.
      Топил бы всех их, на хер!
     
      Конвойный взял "На караул".
      "Яволь!" чуть-чуть не брякнул.
      Врач положил комок на стул,
      А сам ключами звякнул.
     
      Открыл он шкаф, достал он спирт
      И принялся мыть руки.
      Взглянул на зэчку: вроде спит.
      Глаза закрыты в муке.
     
      А та взошла уже на плот
      И поплыла за гранью.
      В чем акушер узрел комплот1)
      И разразился бранью.
     
      Ругал в сердцах он "всех жидов",
      Что дохнут так некстати,
      И приложиться был готов
      К невинному дитяти.
     
      Но тут конвойному в глаза
      Взглянул он быстро-быстро.
      А у того в глазу слеза
      Мелькнула серебристо.
     
      - Свободен! Все! Пошел, пошел! -
      Был акушер сверхкраток.
      Он был чуть ниже (на вершок)
      Конвойного солдата.
     
      - Пошел, пошел! Слезу пустил!
      Жидовку жалко стало!
      Стелить для всех их тут настил
      Еще нам нехватало!
     
      Солдата вытолкав взашей,
      Схватил, как куль, малютку:
      - Среди советских малышей
      "Нет!" этому ублюдку!
     
      Но детский плач его встряхнул,
      И акушер украдкой
      Вернул ребеночка на стул
      И стал писать в тетрадку
  
      (Боялся он, что конвоир
      Сболтнет, что жив ребенок.
      Не то разыскивал бы мир
      Его средь погребенных).
     
      В тетрадку этот змей занес,
      Занес про все. Брезгливо.
      Барак февральский брал мороз
      Колымского разлива.
     
      2.
      Шел пятьдесят четвертый год.
      Кто жил, а кто впал в кому:
      Не весь отплакался народ
      По Сталину родному.
     
      Кто, как глазку, к Кремлю приник,
      Свободы ожидая,
      А кто осваивал рудник,
      В колымских сопках тая.
     
      Кто ощущал свою страну
      И был врагом колдобин,
      А кто жрал водку, построму,
      К подполью приспособлен.
     
      Хрущев у Берии портфель
      Из рук рвал, аки псина.
      И там, у них, мела метель
      И пахло керосином.
     
      На Колыме Дебин-река
      В песке скрывала счастье.
      И было ей наверняка
      Начхать на эти страсти.
     
      Она текла, как будто зря,
      Среди житейских буден,
      И было ей до фонаря,
      Кто бьет сегодня в бубен.
     
      И было ей до фонаря,
      Кто лодочник, кто кормчий.
      Кто над народами паря,
      Вождя из себя корчит.
     
      Она свидетелем текла
      Несчастий, боли, смерти,
      Нечеловеческого зла
      И красной круговерти.
     
      И было долго до весны,
      Кругом царила стужа.
      И потрясения страны
      Здесь чувствовались хуже.
     
      Здесь на листки календаря
      Плевали с колокольни.
      Зато дубинка дикаря
      Себя вела здесь вольно.
     
      Ты - ЗЭК и все. А значит - раб.
      Тебя убить, что - проще.
      Твой шанс на жизнь настолько слаб,
      Насколько зять друг тещи.
     
      И если выжил ты - гордись:
      Попал не на кладбище.
      И нареки ты свою жизнь
      Цветком средь пепелища.
     
      А если это - твоя дочь,
      Целуй ты Бога в губы:
      Не наступила злая ночь.
      И назови дочь Любой.
     
      3.
      ЗК из Киева, Залман,
      Сидел в колымском ЛАГе.
      Сидел с бедою пополам.
      Но повезло бедняге.
     
      Он не погиб и под расстрел
      Он мог попасть едва ли:
      Он не боролся, был несмел,
      Его не убивали.
     
      Когда Никитка, свет-Хрущев,
      Бил кулаком по культу,
      Залман ворочал лес еще,
      Лепил судьбу. Как скульптор.
     
      Лепил, лепил, и долепил.
      Указ: "Скостить три года.
      Освободить от звуков пил
      И выгнать на свободу".
     
      Не повезло его жене
      (Сидела в том же ЛАГе):
      "Погибла в родах. От Н.Е." -
      Указано в бумаге.
     
      Что за "Н.Е."? Какую тьму
      Две буквы прикрывали?
      Никто не смог сказать ему.
      Узнал бы сам едва ли.
     
      И не икнулось никому
      Из этой волчьей стаи.
      - А может, хочешь вновь в тюрьму? -
      Вопросец, чтоб отстали.
     
      И он отстал. Он знал: тут - мрак.
      Тут кривда под ногами.
      И если ты совсем дурак,
      Затопчут сапогами.
     
      Он знал, что весь советский тракт, -
      Глухое бездорожье.
      И что для них всегда он - враг.
      Об этом знал он тоже.
     
      4.
      Залману выдали дитя,
      Бумаги. Все чин-чином.
      И он уехал "на життя
      На неньку Украину".
     
      Когда приехал, дочь нарек,
      Как подсказали: Любой.
      Всем обстоятельствам в упрек.
      Реалиям всем грубым.
     
      За то, что памятью звучал
      В ней лик любимой Сары.
      За то, что снова жизнь - с Начал.
      Хотя при комиссарах.
     
      И начал жить Залман с нуля.
      Гордился своей дочкой.
      Цвели каштаны, тополя,
      Но жизнь неслась по кочкам.
     
      А он все двигался вперед:
      "Мы худшее видали!"
      И землю рыл, как старый крот.
      И жал на все педали.
     
      Опять женился. По любви.
      Опять на Саре. Снова.
      И все хоругви он свои
      Отдал во власть земного.
     
      Учил он дочь. Купил баян.
      Других детей завел он.
      Во всех делах был очень рьян.
      И был Любви он полон.
     
      А Люба петь вдруг начала.
      Играла на баяне.
      - О, Слава Господу! Хвала! -
      Молчал Залман, - Бог с нами!
     
      Ведь мы и выжили затем,
      Чтоб жизнь прожить, как люди.
      И мы идем сквозь толщу стен
      Во имя светлых буден.
     
      Пой, моя маленькая, пой!
      Пой в память своей мамы!
      Пой о судьбе своей лихой!
      О нас все врут с экранов!
     
      Судьбу пролистывай по дню,
      Живи народом вволю
      И пробивай, бей лжи броню!
      Пой, пой про нашу долю! -
     
      А Люба пела о любви.
      И пела о разлуке.
      Как сердце ранят соловьи.
      Про расставанья муки.
     
      Про свет открытого окна,
      Про тайны полнолунья,
      Про ночь, что шорохов полна,
      Что где-то в ней - колдунья.
     
      Про то, зачем запел петух,
      Про сон на сеновале.
      И что жених остался глух,
      И что придет едва ли...
     
      Попала Люба на экран,
      (Как солнце: не без пятен).
      Затем попала в ресторан...
      Финал, увы, понятен...
     
      А ресторан тот был - "Дубки".
      Ну, просто дар природы!
      Но пьяных редкие хлопки
      Не делали погоды.
     
      Потом вдруг - скоропись. Галоп.
      Народ пошел "На Любу".
      Будто его кто треснул в лоб.
      Решительно и грубо.
     
      Потом весь Киев захотел
      Сам услыхать Любашу:
      В "Дубках" движенье потных тел
      Слипалось просто в кашу.
     
      5.
      Но наступил бурливый год.
      Семьдесят третий. Точно.
      Вдруг начался Святой Исход.
      Решительный и срочный.
     
      Евреи толпами стоят -
      Нахмуренные лица -
      У государственных оград
      ОВИРов и милиций.
     
      Квартал, квартал, еще квартал...
      Толпа так растянулась.
      Как будто кто-то их толкал
      В пространство этих улиц.
     
      Тут кто - раздет, кто - непокрыт.
      Как на страстях Христовых.
      Стоит толпа. Стоит, стоит,
      Вбирая в себя новых.
     
      Гудят машины: "Где объезд?
      Нельзя проехать: пробка!
      Да что случилось? Что за съезд?
      Освенцимская топка?"
     
      Райкомы - в панике. Они
      Своим команду дали:
      "Жечь заграждения огни!
      Давить на все педали!"
     
      Запел собраний странных хор.
      Инструкторы рулили.
      Вопили штатные: "Позор!"
      И разве что не били.
     
      Их горл вибрирующий звук,
      Хрипящее дыханье
      Лишь закаляли беглых дух,
      Расшатывали зданье.
     
      Уже прочерчен был пунктир
      У тех, кого клеймили.
      Их основной ориентир -
      Не версты. Нет. А мили.
     
      Но горе тем, кого отказ
      Вдруг настигал в ОВИРе.
      Их все боялись. Как проказ.
      Как самых гадких в мире.
     
      И гнали их с работ взашей.
      Без слов, навек и сразу.
      От них чесались, как от вшей,
      Как от дурной заразы.
     
      6.
      Залман с семьей "поймал" отказ.
      Пока семья галдела,
      Накрыл их тут же медный таз
      Стального беспредела:
     
      Все оказались без работ,
      Без школы и без ясель.
      Такой вот "избранный народ".
      Такой всегда опасен.
     
      За куском хлеба за кордон
      Не выйти. Сразу - лагерь.
      Сиди и жди дня похорон
      В каком-нибудь овраге.
     
      А твой ребенок хочет есть.
      Он хочет пить. И в школу.
      А ты крутись, чтобы не сесть.
      И очи держи долу.
     
      И Люба - замуж срочно. Раз!
      Бегом - за армянина.
      Уже законно - на Кавказ.
      Проклятая година!
     
      А на Кавказе люд другой:
      Помягче. Там - участье.
      И там уже ты - не изгой.
      И можешь трогать счастье.
     
      И тем спасла семью, отца...
      Что было, то все - мимо...
      Но будет помнить до конца
      Про мужа-армянина...
     
      Через четыре года власть
      Дала "Добро": "Прощайте!"
      Понавые...лись всласть
      Райкомовские шайки.
     
      Поиздевались под топор,
      Поупивались силой
      И подписали приговор:
      "Свободны". (От могилы).
     
      Судьба отмеривала груз.
      Судьба старалась в меру.
      Прощай Союз! Прощай Союз!
      И это - не химера.
     
      7.
      И вот Италия. Отстой.
      Преддверье рая? Ада?
      И тоже случай непростой:
      Здесь тоже выжить надо.
     
      Здесь жди, когда тебя насквозь
      Просветят на достойность,
      Твои все правды вместе, врозь,
      Религию и совесть.
     
      И в долгий день, и в краткий час,
      Забыв свои капризы,
      Ты ждешь, чтоб лучик не угас
      Надежды. То есть визы.
     
      А время жмет тебя сильней
      И голодом, и страхом.
      И по ступенькам чуждых дней
      Несешься ты от краха.
     
      Бежишь, как серна или лось
      От волка или тигра.
      Ведь ты-то здесь - незваный гость
      На берегах р. Тибра.
     
      И Люба бросилась искать
      Какую-то работу
      Так, как дитя спасает мать
      От страшного кого-то,
     
      Так, как когда идут на дно,
      Не песнь поют про очи -
      Кричат желание одно:
      "Я жить хочу! И очень!"
     
      Она моталась, как могла,
      По лавкам и подвалам.
      Сгущалась мгла, мелела мгла...
      Довольствовалась малым.
     
      О том, сбылось что, не сбылось,
      Она не сожалела.
      Она вдыхала воздух грез
      И вслух тихонько пела.
     
      И это пенье "для себя"
      Ей добавляло силы.
      Она жила, родных любя,
      Спасала своих милых.
     
      ...И только ровно через год
      Им в США открыли визы...
      Вот вам и "избранный народ".
      И все ему сюрпризы...
     
      8.
      Она летела, как во сне
      На Боинге крылатом.
      А что в тот миг творилось с ней...
      Она летела в Штаты!
     
      Но где-то внутренне, вподспуд,
      Брала ее тревога:
      Да кто же ждет-то ее тут?
      Хотела? Ради Бога!
     
      Вдруг ждет кровавый Колизей?
      Родных нет, нет знакомых,
      Не говоря уж про друзей.
      Но вспомнились райкомы...
     
      И только в аэропорту
      Кусок цветастой шали
      Отринул вглубь тревогу ту:
      Ее (ее!) встречали!
     
      Стояла девушка в платке,
      В руках держа плакатик -
      Кусок бумаги на щитке.
      И крупно: "Люба!". Нате!
     
      ...Ее не слопал крокодил.
      Она опять на танке.
      "Я к Мане ночью приходил
      Тайком на Молдаванке..."
     
      Опять битком весь ресторан,
      Опять идут "На Любу".
      Бал декольте шикарных дам...
      Накрашенные губы...
     
      Минуло целых двадцать лет.
      Ушли-пришли надежды.
      А мир, что был, того уж нет:
      На нем не те одежды.
     
      Царит компьютер, Интернет.
      Райком? Про то не помнят.
      Пришла пора для новых бед.
      Их всюду просто комья.
     
      Ты нынче вроде бы и "за",
      Но держит тебя что-то.
      Прольется поздняя слеза
      Порой из-за того-то.
     
      Жизнь поворачивает вспять,
      Прямую силой правит.
      И по спирали мы опять
      Бежим по той же лаве.
     
      Опять нас душит или жжет,
      Мы снова так же плачем,
      Зато всегда бежим вперед:
      Хотим и ждем удачи.
     
      ...Летит Любаша до Москвы.
      И вновь берет тревога:
      Мечтает петь, но нет канвы.
      Тревожная дорога.
     
      Никто ее не знает тут:
      Не заповедь святая.
      Кого-то, может быть, и ждут.
      Она про то не знает.
     
      ...Она проходит, где багаж,
      А может, то - таможня.
      А там такой ажиотаж!
      С катушек съехать можно!
     
      Наверно, встреча VIP-персон:
      Плакаты, звуки тубы...
      И видит Люба чудный "сон":
      Повсюду: "Люба!", "Люба!"
     
          -- Кишинев
  
   1)заговор (франц)
  
   А кто-то топчет...
     
      Цветущий май. Синь неба. Зелень. Жарко.
      Ручей, струясь, дарует влагу иве.
      Как сон, чарует роскошь Дендропарка,
      И жизнь навеки видется счастливой.
     
      Две белочки, проказницы-девчонки,
      Мелькают меж ветвей, играя в прятки,
      Синичка о себе вещает звонко,
      Чуть прихорашиваясь изредка украдкой.
     
      Сороки обсуждают что-то с жаром,
      Топча, топча траву среди поляны.
      А старый дуб, забыв о том , что - старый,
      Вдруг молодецки на березку глянул.
     
      А в тишине с прохладой, что - синица!
      И что - сороки, белки и лягушки!
      Ах, как испить душа подчас стремится
      Прохлады с тишиною на опушке!
     
      Но что за песнь разносится лихая?
      "Шумел камыш" и "Фрунзэ верде" вроде?
      В противовес гремит, не утихая,
      Букет крутых транзисторных мелодий.
     
      А вот и дымом едким потянуло!
      А-а! Костерок пошаливает рыжий!
      Как будто белосиняя акула
      Глотает небо под зеленой крышей.
     
      А где тюльпаны, радостны и алы,
      Что неземным дыханием мир грели?
      Везде - следы веселого привала
      И под кустом - бутылок батарея.
     
      ...Слезу смахнула травка полевая:
      -- Ах, как расти в бутылочных осколках!
      Мотив какой-то, странно наплывая,
      Звучал во мне: - Все - без толку. Без толку...
     
      Цветущий май. Синь неба. Зелень. Жарко.
      Ручей, струясь, дарует влагу иве.
      А кто-то топчет роскошь Дендропарка...
      И жизнь, увы, не видится счастливой...
     
      15.05.1985г
   С. Ротару, певице
      "Узнал"
      В полутемном баре сильно пахнет пивом,
      Резко пахнет луком, старым коньяком.
      Вор-бармен жонглерски сотворяет диво
      Перед захмелевшим полностью Ваньком.
     
      Пьет Ванек с дружками. Старыми, блатными.
      И на свою банду пучит бельма глаз.
      Губы - что измена. Веки - не поднимет.
      Взор - полуистлевший. И почти угас.
     
      Вдруг по бару - песня! Песня - про лаванду.
      Стойка бара едет... Тусклый свет свечи...
      Но Ванек почуял. Пялится на банду.
      И чле-но-раз-дель-но ей почти мычит:
     
      "Я не понимаю, граждане блатные!
      Что это такое за сердце берет?
      Уж не та ли Сонька (миль пардон, София),
      С ней мы целовались около ворот?
     
      Там еще подале хныкал ейный хахаль.
      Тенорил Софие: - Быть или не быть!
      Надоел, зараза! Ах, пошел ты ....
      Я ему вшекспирил розовую нить!
     
      Было темновато в тот свободный вечер
      И лица подруги я не разобрал...
      Неужели - Сонька? Так запеть с той встречи!
      Золотая ручка! Золотой вокал!"
     
      18.06.1985 - 24.11.2004 гг.
     
   Н.Губенко, актеру
     
      Какой пассаж! Шоб я так дыхал!
      Мы с Вами, Коля, кореша!
      Мы ж не с Привоза, Коля. Тихо!
      Как говорят в Одессе: "Ша!"
     
      Ну шо ты встал? Поправь "кис-кис" ты!
      Я натурально, Коля, Ваш,
      Хоть не пошел, как Вы, в артисты
      И не посажен, как Ермаш*
     
      Ты, Коля, знаешь, с кем имеешь,
      И не в постели сострадал.
      В свой плот и в истину ты веришь,
      Как Тур, который Хейердал
     
      Когда в природе дождь и слякоть
      И все иметь боятся грипп,
      Шоб я так жил, ты можешь плакать
      Под непогодой о других.
     
      И я обнять хочу Вас, Коля.
      Не просто так, не сгоряча:
      За состраданье к чьей-то боли.
      И как артиста-силача.
     
      Какая встреча! Это ж надо!
      Вы, Коля, прямо, как с холста!
      Я думал, Вы - из Ленинграда,
      А Вы - с Одессы! Неспроста!
      30.06.1985г
     
      Ермаш* - Председатель Госкино ССССР
  
   Проклят-страна
     
      Проклят-страна! Твой хлеб печально горек!
      И пусть простит меня наш строгий русский мент,
      Но только в Кремль взойдет сверхновый жорик,
      Как затевается опять эксперимент.
     
      Пусть мент простит, даю открытым текстом,
      В конце столетья в гласности застряв:
      В экспериментах, в наступленьях, в бегствах
      Все нивы жизни - как после потрав.
     
      И снова ложь, и ложь...Да что там! Хуже!
      А дни - как в праздник: в море алых лент.
      И никакой резон уже не нужен.
      К чему резон? Идет эксперимент!
     
      Изменены маршруты паровоза...
      Ориентиры перенесены...
      И сотрясаем лозунгами воздух...
      И отменяют глупости весны...
     
      В такие дни щеглы не умолкают:
      Они успехи (в будущем) поют.
      А по стране печаль плывет такая,
      Как будто душу тешит ворог лют!
     
      Проклят-страна! Во что тут не упрусь я,-
      Везде печаль! Или поют щеглы!
      Ах, болен я моей несчастной Русью
      И горько мне от собственной хулы...
     
      08.11.1987г
  
   Истый партиец
     
      Я - солдат. Солдат своей державы.
      Я всегда - туда, куда пошлют.
      Я - не как интеллигентик ржавый:
      В исполненьи я обычно лют.
     
      Я - солдат. И рассуждать не вправе.
      У меня с собою вечный лад.
      Если будет мне приказ слукавить,
      Я слукавлю! Есть! Ведь я - солдат!
     
      Если мне прикажут верить в чудо,
      Я поверю! Есть! Ведь я - солдат!
      Если мне - команда: - Ты - Иуда!
      Я - с любым - Иуда! Я - солдат!
     
      И всю жизнь я, подданный державы,
      Исполнял. Как в Вере. И конец.
      Пусть одни шушукались: - Безглавый!
      Пусть другие вторили: - Скопец!
     
      ...Я освоил весь бассейн Байкала.
      Богатырь не выдержал и сдал.
      Мне всегда достигнутого мало
      И тогда я взялся за Арал...
     
      ...Несмотря на жалобы и стоны
      И не чуя анекдотов жал,
      Оптимизмом железобетонным
      Безмясные зоны я снабжал...
     
      ...Пессимисты ныли и пищали,
      Я же быстро, методом "оффсет"
      Сплошь засыпал зоны овощами
      На огромных площадях газет...
     
      ...Я боролся с дикостью вчерашней,
      Беспокойно время стременя:
      Континенты черноземной пашни
      Под заводы пали у меня...
     
      ...Приближая изобилья сроки,
      Чтоб в идеях не пророс развал,
      Новостей дозированных строки,
      Как в Сахаре воду, я давал...
     
      ...Перенес все назначенья стойко.
      И был бел, как голубь Пикассо.
      Только вот каналья-Перестройка
      На меня накинула лассо...
     
      24.05.1987г
  
   Сказ про начальника-удальца
     
      Жил да был начальник некий:
      Не особо чтобы - пуп,
      Не могуч, и не калека,
      То ли - мудр, а то ли - глуп.
     
      Ой, простите! Как же это
      Про начальника-то "глуп"!
      Тут же будет честь задета!
      Мудр, конечно. Ибо - пуп!
     
      Но опять же: пуп он - пупчик.
      Даже я б сказал: пупок.
      И хотел бы стать он круче,
      Да пупок - его итог.
     
      Он не знал об этом. Верил,
      Что он - щука. Не карась
      (Как колхозный рыжий мерин
      Верит в Партию и Власть).
     
      Он кричал. Он суетился.
      Всех готов был заколоть...
      "Высоты" таки добился:
      Взял его к себе Господь.
     
      Взял не в Рай, а лишь в Предврата:
      Испытаться, мол, должон.
      Что, мол, знает, кроме мата.
      И вообще: со всех сторон.
     
      Наш Господь, Он - справедливый:
      Хоть и ласковость в душе,
      Виноват: возьмет за гриву
      И проделает "туше".
     
      Терпелив Господь без меры:
      Убирает сажу с рож
      Ради грешных нас, для Веры.
      Чтобы каждый стал хорош.
     
      Чтобы чист был всякий атом,
      Направляет дождик-душ,
      Полотенчиком мохнатым
      Протирает складки душ,
     
      Проверяет, сколь извилин
      (Достает до слабых вплоть),
      Мозговит ты иль дебилен,
      И работает ли плоть.
     
      В общем - все. По всей программе:
      Проверяет, чистит, трет.
      Может бросить в ада пламя,
      Если грязь не соскребет
     
      Иль не сможет вправить что-то:
      "Не в коня,- мол,- корм, - вздохнет. -
      Слать хоть в ад и неохота,
      Но для рая этот - гнет".
     
      ... Вновьпреставленный был падок
      Всем чинам поклоны класть.
      За версту промеж лопаток
      Чуял всяческую власть.
     
      И очнувшись пред Вратами,
      Перед золотом сих страж,
      Покаянными устами
      Запустил елея марш.
     
      Клялся истово и громко
      Он в любви всему и вся,
      А души его потемки
      Укрывали злого пса.
     
      Тут на страстные стенанья
      Объявился сам Господь.
      Возмущен до заиканья:
      "Че орешь-то? Ну-т-ка подь
     
      На проверку в проходную!
      Да лицом - на лавку! Вниз!
      Я те справлю отходную
      В развитой социализм!
     
      Ишь, вопит мне, нешто ворон,
      Гадость подло вливши в стих!"
      Вновьпреставленный покорен:
      Лег на доски и затих.
     
      Подошел Господь: "Че ропщешь?
      Че орешь-то? И по ком?"
      И в гримасе нос наморщил:
      Густо пахло чесноком.
     
      "Фу-у-у! Ну, брат, ты и подарок!
      Что у вас там? Сильный грипп?
      И душою, вижу, марок...
      Как бы я с тобой не влип..."
     
      Вновьпреставленный в упадке
      Находясь, молчал: мол, спит.
      А Господь достал трехрядку
      И... покой им был испит...
     
      Позабыв о всяких манцах
      Вновьпреставленного, Он
      Городские пел романсы
      Про любовь и верных жен,
     
      Про желанья и интриги,
      Про восход и про закат,
      Про тяжелые вериги
      ("Кто придумал, мать их так!..")
     
      Прослезившись напоследок,
      Ткнул Он в бок того, что "спал"
      (Как досуга призрак редок!):
      "Эй, вставай! Закат уж ал!"
     
      Вновьпреставленный тут бойко
      Враз подпрыгнул, как коза,
      Для проформы тихо ойкнул,
      Глядя Господу в глаза:
     
      Лакированная рожа,
      Плутоватые глаза...
      - Этот в рай желает тоже.
      Видит Небо: я - не "за"...
     
      Повздыхал Господь, помыслил,
      Свою память полистал
      И вопросов коромыслом
      Зацепил того, что встал.
     
      Тот кривых ответов строчки
      Начал в Господа метать,
      B довел Того до точки:
      "Ах, ты ж, Небо, твою мать!
     
      Дионисие Каруца! -
      Возопил, в сердцах, Господь,
      - Вижу, память твоя - куца!
      А работает ли плоть?"
     
      "C плотью все О' Кей, мой Боже!
      Хоть не писано на лбу,
      Я с людишками - построже:
      Если что, я их того...
     
      Извини за многоточье
      И за методы, Господь:
      Не расходую я ночью
      На супруге свою плоть.
     
      Не могу иль не умею,
      На то воля все Твоя.
      Подкинь, Господи, идею,
      Чтобы выздоровел я!"
     
      "Тут идея не поможет,
      Хошь крути, хошь не крути:
      Уже писано на роже,
      Кто ты будешь во плоти.
     
      И хотя я сам Всевышний,
      Переделать не смогу...
      Нету умственности лишней.
      Да и с плотью - ни в дугу.
     
      Уж ты сам, милок, старайся
      Ношу собственную несть.
      Кайся, кайся, кайся, кайся,
      Но не спрыгивай на лесть.
     
      Не люблю я пакость эту.
      Все. Пока. Бывай, "блудник".
      Мне пора принять диету..."
      И Господь растаял вмиг...
     
      Вновьпреставленный, в кальсонах,
      Сам с собою, тет - а - тет,
      Ухнул маршем Мендельсона
      Сатирический куплет:
     
      "Рано-рано два барана
      Застучали в ворота.
      Били-били в них рогами,
      Наступила темнота..."
     
      Сей коктейль у Врат из Рая
      Разразился сгоряча:
      И отчаянность сырая
      Может вспыхнуть, как свеча,
     
      И отчаянность, как девка,
      Может взять тебя взасос,
      Когда ты хватаешь древко
      И ревешь, как пылесос
     
      (Не "Самсунг" какой-то ихний,
      Наш, отечественный зверь:
      Может - "Сом", а может - "Тихвин",
      Может - "Щука", может - "Тверь").
     
      За куплетом про баранов
      Густо-густо грянул мат,
      Что-то там - про ветеранов,
      Нацвопрос и компромат,
     
      И естественно, про Бога,
      И про ихнюю же Мать...
      В общем, как обычно, много,
      И чего не занимать.
     
      "...Рано-рано два барана
      Постучали в ворота.
      Били-били в них рогами,
      Наступила темнота..."
     
      Повздыхал Господь из кущей:
      Видно было, что не рад.
      И отправил властью сущей
      Вновьпреставленного в ад...
         28.03.1998 г
     
   М.Д. Березикову
      Дерзну хвалу воспеть Вам всласть.
      Я датам, что пришли, не верю:
      К Вам уваженья не умерю,
      Какой бы ни была их власть.
     
      Я не курю Вам фимиам:
      Вас чтут. Бывает, и ругают.
      Но чаще - чтут. И боль чужая
      Всего больней и ближе Вам.
     
      Седых власов достигли... Жаль...
      Быть может, Славы не достигли...
      Но сколько раз пылали тигли,
      В которых плавили Вы сталь!
     
      Пусть не иссякнет Ваш Ручей,
      Не отвердеет Ваша кожа.
      Сегодня путь Ваш мы, итожа,
      Желаем ясных Вам очей...
      10.11.2004 г.
  
   Наш
      (Из письма в Санкт-Петербург)
     
      Ваш град - велик. Он - град морской.
      А наш - в пыли. Наш город - южный.
      Но мне не нужен никакой:
      Мне наш, как матерь, - самый нужный.
     
      Пусть хвалят ваш: дворцы, Нева...
      А наш ругал еще наш Пушкин.
      Но мне мила слив синева
      И аромат вина из кружки.
     
      И мне милей наш, местный, мир
      И звуки флуера и ная.
      Наш южный город - мой кумир.
      Такая истина простая...
     
      30.09.2005 г
  
   Осень. Первый снег
  
      На небе тучек не было,
      А с неба шел снежок.
      Наверно, пуха белого
      Чуть-чуть просыпал Бог.
     
      Деревья - в стон: зеленые!
      Им не пришла пора.
      И люди - удивленные:
      Еще все во вчера.
     
      Мальчишки, вдрызг расхристаны,
      Гоняли пестрый мяч,
      А с поля, как освистанный,
      Взмывал последний грач...
     
      04.11.2006 г.
  
   Молдова - 2007
  
      Стоит жара тропическая здесь.
      Хрипит, хрипит, вся в трещинах, земля.
      Мольбой и плачем сотканная смесь
      Летит упасть на души сыновьям.
      Летит упасть в Мадриде иль в Москве,
      В Париже-Лондоне. Да и в Афинах тож,
      Поведать чтоб о выжженной траве,
      И что весь скот зимой пойдет под нож...
     
      Летит мольба: "Ах, дети голодны!
      Им - не до школ. Им ласки бы вкусить.
      У них, порою, - никакой родни.
      О крошке хлеба некого просить!"
      Хрипит, хрипит, вся в трещинах, земля,
      Сокрыта в темной и горячей мгле...
      Но на чужбине горькой сыновья...
      И не помочь им матери-земле...
     
      И плачу я: сдержаться нету сил!
      И я мечусь, как птица над костром!
      Ах, как же Бог такое допустил?
      Или во сне мне снится этот слом?
  
      Рыдаю я: "О, Боже, их прости!
      Ты возверни их. Пусть увидят суть.
      Ибо к Тебе всего не унести...
      И успокой их. И наставь на Путь!"
  
   15.08.2007 г.
     
   Алле Коркиной
  
      Мы с Вами встретились случайно...
      Не знаю, помните ли, нет...
      Страна бурлила и печалью
      Все мерк и мерк над ней рассвет.
     
      То ниток не было, то мыла...
      Мамай из тьмы вернулся что ль?
      Толпа милицию громила,
      Свободой пьяная. Как голь.
     
      И мы в стихах рвались из клети,
      И Время болью билось в них...
      Жаль, эти два десятилетья -
      Один лишь миг. Один лишь миг...
     
      Мы с Вами встретились случайно
      И до сих пор не разошлись.
      То был мой Час необычайный.
      То был мой Час. Такая жизнь...
      20.01.2008 г.
  
   Посмотрю я Париж...
  
      Посмотрю я Париж и увижу Берлин,
      В Риме я, рот открыв, Колизей обойду.
      И, усталый, спущусь я в подвальчик один,
      Чтобы выпить вина. И наткнусь на беду.
     
      Ко мне сядет за стол черноглазая Ди,
      И увижу я черных две сливы в саду.
      И забьется мое так сердечко в груди,
      Что в себя я никак и никак не приду...
     
      Плохо знает язык черноглазая Ди,
      Молча льнет она, льнет ближе, ближе ко мне,
      А во мне зреет крик: "Эта - наша! Гляди!"
      Я увижу глаза в молдаванском вине.
     
      Тут я вспомню село где-то возле Сорок,
      И услышу я най: как он плачет в тиши.
      И застрянет в моем горле комом Порок,
      И не даст он уйти вместе с ним в камыши...
     
      Я шепну леди в ушко: "Ту ешть дин Бэчой*?"
      Просто так я шепну. Просто так. Наугад.
      Отшатнется она и отдернет плечо,
      И змеей прошипит: "Ах, узнал все же, гад!
     
      Ну, давай, ну, кричи! Объяви, что я - "б"!
      Объяви, объяви, что ты знаешь меня!
      Еу сынт дин Бэчой! Стало легче тебе?
      Да мы все тут бэчойские! Вся тут родня!"
     
      У нее на губах черным выступит кровь,
      И почувствую я рядом запах беды...
      Ах, страна ты, Молдова! Как злая свекровь,
      Оставляешь детей без еды, без воды...
  
   * - Ты из Бачоя ? (молд) 
      12.07.2007 г.
     
   Ветеранам
     К 63-й годовщине Великой Отечественной войны
     
     Вас все смывает Время и смывает.
     Осталась горсть вас, маленькая горсть.
     Ко Дню Победы нынче, в этом мае,
     Вас не придет, как в прошлый год стеклось.
     
     Вас не придет ни столько, ни полстолька:
     Чернорука прогрессии видна.
     Но вы редеете, не жалуясь. И стойко.
     Как научила вас та страшная война.
     
     Но вы уходите никак не победимы.
     Непобедимы вы. И это точный факт.
     И хотя Время ваш корабль несет на мины,
     Не одолеть ему Истории никак.
     
     И уже внуки ваши - тоже уже деды.
     И в этом ваша настоящая "вина".
     И пусть их внуки празднуют Победу,
     Но никогда не знают страшного "Война".
     
     28 марта 2008 г.
  
   Переезд
  
     Надвинул кепочку на брови наш шофер,
     Обнял баранку он, как юную невесту,
     И застонал, заныл в натуге вдруг мотор,
     Нас увозя в глухую неизвестность.
     
     Кряхтела битая полуторка, тащась,
     Как кляча старая, по ямам и по кочкам,
     Из-под колес ее летела в брызгах грязь
     На придорожные сиротские цветочки.
     
     Под этот стон, под эти грязные струЗ,
     Под крики страха матери в кабине
     (Обрыв шел справа: метр от колеи)
     Меня трясла полуторка к чужбине.
     
     И отчим мой, контуженный моряк,
     Тщась удержать меня, себя поклажу,
     Натужил молча руки-якоря,
     Не удивленный этой качкой даже.
     
     И вполдоски полуторки борта,
     И мы - на гребне наших скомканных пожиток,
     И справа - бездна, бездна, пустота...
     Все это врезалось мне в память, как от пыток.
     
     Но вот дорога - вниз. Там - Хадыжи.
     И маленький, в пару весь, паровозик...
     Бежит, бежит он, лязгая, бежит
     И нас все дальше, дальше он увозит.
     
     Его мелодия взлетает до небес,
     И мы - в вагоне, как в чужом окопе.
     И где-то скрипка плачет полонез,
     Печалясь не о нас, а о Европе.
     
     Прощай навеки Северный Кавказ.
     И Нефтегорск прощай. Судьба нас движет
     В края, где так не ждут с хлеб-солью нас.
     Но где нам надо непременно выжить.
     
     ... Была война вчера, была война.
     Тогда с нее еще не высох слепок.
     Так на заре моей кудлатая волна
     Меня на берег этот вынесла нелепо.
     
     19.04.2008 г. Кишинев.
     
   22-е завтра...
  
   22-е завтра. Там - война.
   Никак представить это невозможно.
   Но завтра - бомбы, гари пелена,
   И толпы беженцев в низине придорожной.
  
   Разбитый поезд. Черный дым. И смерть.
   И крики: "Мама! Мама! Мама! Мама!"
   Их засыпает вздыбленная твердь...
   То будет завтра. Прямо утром рано...
  
   Но не для всех так будет, не для всех.
   Те в предвкушенье потирают руки.
   Их манит кровь. К ней - жажда. В ней - успех.
   И в ее реках их победы звуки...
  
   И их потомки нынче мажут крест,
   Фашистский крест на стенах и надгробьях.
   И поливают ложью все окрест.
   И на Победу смотрят исподлобья.
  
   ...Гляжу во двор: резвится детвора.
   Мячи гоняет и съезжает с горок.
   Частинка мира, радости, добра...
   Неужто завтра все опалит порох?
  
   Напротив - дом. В нем 9 этажей.
   И на верху на самом, там, у крыши,
   Между вчера и нынче, на меже,
   Белеет свастика. Не умерла. Все дышит.
  
   Она царит в пространстве, в вышине
   И похваляется, и тужится. Как кочет1).
   И это вся здесь "память" о войне.
   И подстрелить ее никто так и не хочет...
  
   1) Петух
   21.06.2008 г., Кишинев
  
   Европян1)
  
   Я толстый-волосатый,
   Гуляю во дворе.
   Мне скоро стукнет сорок
   В ближайшем октябре.
  
   Сейчас - июнь. Как жарко!
   Четвертое число.
   На мне - сплошь иномарка:
   К нам столько нанесло!
  
   На мне - трусы и майка.
   В полоску все! Вот класс!
   На лбу - очки "От Nike'a".
   Обут я в "Adidas".
  
   На шее плейер виснет.
   К виску мобайл2) прижат.
   На фэйсе3) нет ни мысли.
   На пальце - перстень злат.
  
   Жую резинку рьяно
   (У зависти в плену).
   Все - как у европяна:
   Гоню рекой слюну.
  
   Гуляю, ног не чуя,
   Старушки: "Ах и ох!"
   В Европу так хочу я!
   Стремлюсь я! Видит Бог!
  
   ...Я новые ворота
   К балкону сладил тут.
   Надеюсь, что в Европу
   Нас скоро позовут...
  
   1) Европеец (рум)
   2) мобильный телефон
   3) На лице (англ)
  
   08.06.2008 г.
  
   Окончена 4-я тетрадь
  
   За 19 лет тетрадку исписал
   Прямыми строчками и строчками косыми.
   Писал и плакал, плакал и писал
   И по углям бежал ступнями я босыми.
  
   А угли жгли не только ноги. Нет!
   А душу выжигали. Так старались!
   И был немил ко мне нещадно Свет:
   Всегда он вел завистливый анализ.
  
   Но вот тетрадка кончена. И что ж?
   Не дал душе я даже искривиться.
   И продолжаю я кричать Судьбе: "Даешь!"
   И продолжаю петь израненною птицей.
  
   19.04.2008 г.
  
   Уже иные люди...
  
   Чем дальше время мчится,
   Тем больше грусть во мне:
   Измятою страницей
   Спит память о Войне.
  
   Уже иные люди
   Вокруг меня живут,
   И память их не будят
   Ни совесть и ни кнут.
  
   Одна у них забота:
   Деньга, деньга, деньга...
   А помнить про кого-то
   Без выгод... На фига?
  
   Сидят безмолвным стадом
   В троллейбусах... "Ага!
   Стоит старушка рядом?
   Не видим! На фига?
  
   И дедушка - в медалях?
   Как ты не к месту, дед!
   Сидел бы в своих далях
   В мерцании Побед!
  
   И звоны твоих дрючек
   Нас раздражают, бля!
   А в школах нас не учат
   Услугам без рубля.
  
   Вот так вот, блин, задаром
   Тебе, дед, тут же - честь?
   Нам париться со старым?
   Стоять тебе! Не сесть!"
  
   Потомков разных дедов:
   И тех, кто бил врага,
   И тех, врагов Победы,
   Сковала дней пурга.
  
   Сковала цепью злата
   В базарную толпу.
   И хочется гранатой
   Взорвать кандальность ту,
  
   Прославить громким словом
   Смущенье. Не вранье.
   А наглость... Ту - в оковы!
   И черный стиль ее.
  
   Вот где-то в мраке южном
   Едят людей живьем...
   Нам пробудиться нужно.
   В беспамятстве живем.
  
   Не хлебом ведь единым
   Мы живы. Будет Суд.
   К нему печалью длинной
   Нас трубы призовут.
  
   И за столом Судейским
   Пред нами встанет Он...
   Погубит нас там с блеском
   Наш лишний миллион...
  
   22.05.2008 г.
  
   Маня-дура
  
   Телевидение (ТВ):
   - Нам поставили задачу
   (телевидение мы)
   Всем, кто ноет, всем, кто плачет,
   Промывать все дни мозги.
   - Не хватает на картошку?
   Да ты че! Не в том вопрос!
   Все подправим понемножку.
   Зато ты - Великоросс!
   Мы - могучая Россия!
   У нас гениев полно!
  
   Маня (М):
   - Было красно, стало сине!
   Что сменяли на говно?
  
   Автор (А):
   - Это - Маня. Аномалка.
   Перепутывает цвет.
   Хоть жена мне, все же жалко:
   Излечимости ведь нет!
  
   ТВ пристально смотрит на автора.
   А:
   У народа нет? У Мани!
   У народа - все-все так:
   Когда "примет" всякой дряни,
   Отдаст душу за пятак!
   Ну а дрянь, она ль в бутылке
   Или в телике - все - дрянь!
  
   (А ТВ, кривясь в ухмылке):
   - Много денег дает пьянь!
   Пей, Россия, внемли сказкам!
   Удаль, удаль покажи!
   Пока съедут все салазки,
   Мы уйдем за рубежи!
  
   А:
   А Масянька в горе сильном
   Каждый день рождает вздор:
   "Вань, ты помнишь, тот вон синий
   Вчера красным был! Вот вор!"
  
   ТВ:
   - Разъясняем: тот, кто синий,
   Т.е. красный как бы, да?
   Это - желтый. Апельсиний.
   Аномалия - беда!
   Вам заняться бы, Маруся,
   Не расцветкой: Тут вы - ноль!
   А глобальной болью: Русью.
   Раз глаголишь, так глаголь!
   Например, подскажем (стимул):
   Как найти, кто на Руси
   Может принят быть за Символ?
   Вот о чем людей спроси!
   Например, Петр Первый, Ленин,
   Менделеев, Лев Толстой...
   Связь времен для поколений!
   А ты все: "Карман пустой!"
   Разве в этом суть? В кармане?
   "...Нету денег...". Нет, уволь,
   Аномалка наша, Маня.
   Нету Символа! Вот - боль!
  
   А:
   - А в ответ на "Аномалку",
   Та частушечки поет:
   "Вашу именно Россию
   Мне не жалко! Жаль народ!"
   И не смотрит передачи:
   Что промоешь? Мозгов нет!
   То смеется, то вдруг плачет...
   Перестанет или нет?
  
   ТВ (раздраженно):
   - Ну что взять с нее? Вот дура!
   Телевидение мы!
  
   М:
   - Для меня в стране все буро!
   Все, как стены у тюрьмы!
   Это вы - хамелеоны:
   Красны, сини, золоты...
   Все глотают миллионы...
   Ожирели, как коты!
   Вот ужо придет вам крышка!
   Не из золота - из льна!
   Щелкнет хвостиком вас мышка,
   Та, что цветом не больна!
  
   Манины частушки
  
   Яблочки моченые да,
   а грибочки-д белыя.
   Жизнь-то наша - черная,
   а нам врут, что белая.
  
   Наш народ с рожденья тощ.
   Как сорняк растет, как хвощ.
   Не за то, что много пьет:
   Просто всяк его того.
  
   Того Ванька Грозный, царь,
   За ним - каждый государь,
   Того Ленин-Сталин тож...
   Ну, вот как тут не запьешь?
  
   Теперь Вовка Путин сел.
   Вроде - мудр, а вроде - мил.
   А народ уже совсем
   Без руля и без ветрил:
  
   За бутылку он - в Чечню,
   А за две - в Абхазию.
   Сколько ж надо, чтоб залить
   Энту безобразию?
  
   Наш народ, когда запьет,
   Всяку власть пере...того
   Но и власть, она умна:
   Только запил, тут - война!
  
   А в войну, какой запой?
   Только "принял", сразу - в бой!
   Тут петляй иль падай ниц,
   Можешь выйти без яиц.
  
   А без них, какой запой?
   Только власть хвали и пой
   Под гармошку иль баян...
   Как кастрат из обезьян!
  
   Нынче новая напасть,
   Что придумала нам власть:
   (Что нет газа, не спроси...)
   "Кто был славою Руси?"
  
   Кто голов побольше сек,
   Резал вдоль и поперек,
   Бил ли шведа иль чухну,
   Спортил девку не одну?
  
   Даже, кто тот великан,
   Что Россию за стакан
   Или просто за бутыль
   Опустил в глухую быль?
  
   Ну а газа нет и нет
   И в селе не в каждом свет...
   А мы ищем символ "Русь"...
   Вот ужо пойду упьюсь!
  
   И тогда я - символ "Русь"!
   А то что? Не подхожу?
   Всю жизнь прокляту того,
   А на паперти сижу!
  
   Мимо нас - попы и власть
   В церкву гордо-быстро шасть!
   Могут даже и подать,
   Когда в камеру видать.
  
   Журналист, конечно, их.
   Пленку делит на двоих:
   Поп - отдельно, власть - отдельно...
   Люд - в слезах: "Вот богадельня!"
  
   Но у них не все так справно:
   Поп знамение кладет
   По-привычке: слева вправо.
   Ну а власть - наоборот.
  
   Непривычно ей-то, власти,
   Кажен день цвета менять:
   Не упомнишь всех напастей,
   Что свалились, твою мать!
  
   То ты - красный, то - яичный,
   То - "Единый", а то - "Врозь".
   То кладешь на рельсы личный,
   Так сказать, врожденный Гвоздь.
  
   А жена вопит "Побойся!
   Не клади! Вдруг он - в пятак!"
   "Машинист свой! Успокойся!
   Кругом - наши. Мать их так!
  
   А народ - электорат.
   Всякой политуре рад.
   Ему дай бутылок всласть,
   Хрен - на рельсы, и ты - Власть!"
  
   Вот бы нам создать Совбез
   (Дурь-то нашу выбить)
   Наш народ наивен трезв,
   А когда он выпьет....
  
   Вон писатель Лев Толстой
   (Ясна ты Поляна)!
   Словом мирным граф простой
   Решил лечить пьяных..
  
   Чтобы каждый-де, мол, сам,
   Подписал бумагу,
   Что клянется Небесам,
   Невзлюбить враз брагу.
  
   Вот она Россия, Русь!
   Вот в чем наша славность!
   Раз графья такие, пусть...
   Пусто того нас данность...
  
   31.10.2008 г.
  
   Фотография современности
  
   Гляди, четыре женщины,
   Похожи на коняг:
   Натужно тянут борону
   Веревками взапряг,
  
   Земля на поле - черная,
   Как жизнь у этих "дам".
   Судьба их обреченная
   Течет не по годам.
  
   Она течет по вечности,
   Она - из раны кровь,
   Как гимн нечеловечности
   И торжеству оков.
  
   Их мужиков на пашне нет:
   Кто пьян, а кто - в отстой.
   Не очень-то большой секрет:
   Изводят род мужской.
  
   А выше, в царстве золота
   И челяди в пять тыщ
   Венец Серпа и Молота
   Сидит на них, как прыщ.
  
   На фото он невидим, нет.
   Видны его дела:
   Наш обобщающий портрет
   "Народ и удила".
  
   И это тоже не секрет:
   Власть знает только "всласть".
   А до "низов" ей дела нет.
   Печется, чтоб не пасть.
  
   Мечи кует вместо орал.
   Кто не за меч, тот "брысь".
   Кто много крал и воровал,
   При ней вознесся ввысь.
  
   А наши "просто женщины"
   Похожи на коняг:
   По жизни тянут борону
   Веревками взапряг.
  
   Помещичьи ли, панские?
   Советские вчера...
   А где-то льют шампанские
   Эпохи повара.
  
   Мы стонем, тянем бороны,
   Впрягаясь под коней.
   Но крики черных воронов
   Над нами все больней...
  
   04.02.2009 г.
  
   Саксофон
   К композиции А.М. Абрадушкина "Сакс"
  
   Сакс? Откуда ты? Откуда ты?
   Я растревожен!
   Твой
   Натужный всхлип
   Твой хриплый всхлип -
   Мороз по коже!
  
   Сакс, ты мне знаком! Ах, как знаком!
   Я рвусь на части!
   Просто
   В горле - ком.
   Тяжелый ком.
   Я - в твоей власти!
  
   Видишь,
   Летам несть числа:
   Годы заметают
   пламень.
   А над нами буря занесла
   Старый обомшелый камень.
  
   Всколыхнул ты юность лет,
   Танцплощадок танго и фокстроты.
   И мятый увольнительный билет,
   Тот мятый увольнительный билет -
   Подарок старшины
   (ох, старшина!) и командира роты.
  
   Ах, ты сакс, мой сакс!
   Позабытый сакс!
   Мы с тобою не встречались годы.
   Сколько с той поры
   Потерялось нас!
   Сколько искалечено народу!
  
   Ах, ты сакс, мой сакс!
   Позабытый сакс!
   Был Афган, Чечня и Приднестровье.
   Под страну подложен был фугас,
   И дороги затемнели кровью.
  
   Ах, ты сакс, мой сакс!
   Позабытый сакс!
   Мы с тобою не встречались годы.
   Сколько с той поры
   Потерялось нас!
   Сколько искалечено,
   Сколько изувечено,
   Просто так истреблено
   народу!
  
   Сакс?
   Откуда ты? Откуда ты?
   Я, как улей, растревожен!
   Твой, как стон, натужный всхлип, -
   У меня мороз по коже!
  
   Всколыхнул ты запах дам,
   Развеселых в своей прыти.
   Тех фокстротов я
   Просто не отдам,
   Мне из них никак не выйти
  
   Видишь,
   Летам несть числа:
   Годы заметают пламень.
   А над нами буря занесла
   Старый обомшелый камень.
  
   А над нами буря занесла
   Старый обомшелый камень.
   Видишь,
   Летам несть числа:
   Годы задувают пламень.
  
   01.05. 2009 г.
  
   Аккордеон
   Отголоски войны
   К композиции Анатолия Абрадушкина "Аккордеон"
  
   Перламутровый "Гесс"
   мой -
   военный трофей
   от непуганой фрау.
   В том военном году
   Был
   ты нов,
   Звучал фашистскою отравой.
  
   "Тра-та-та... та-та... та-та!
   Тра-та-та... та-та... та-та!
   Тра-та-та... та-та... та-та! " -
   Трель пулеметная била с моста...
  
   "Поддай огня, Вань!
   Ну, поддай же ты, Вань!
   Вон в то окно, в то окно,
   где фрау видна, как в кино!
   За детишек моих... дай!"
  
   А в окне в том в фокстрот
   фрау мечет аккорд,
   и не слышит она грома боя.
   И не видит она
   свой смертельный эскорт.
   И в фокстроте живет она стоя.
  
   "Вот ведь, Вань, немчура, немчура!
   Обнаглела вконец эта рыжая фрау!
   Мы ее - "на ура!" Мы ее - "на ура!"
   За мою волоокую Клаву!
  
   Дай-ка, Вань, пулемет!
   Ненавижу фокстрот!
   Я скошу эту рыжую фрау!
   На том свете меня
   моя мама поймет,
   Что я мстил за детей и за Клаву!"
  
   ... Я уж в 70 влез...
   Одряхлел совсем "Гесс"...
   А война про отца знать не знает...
   Перламутровый "Гесс",
   перламутровый "Гесс"...
   Ты в руках моих - рана сквозная.
  
   Слышу я: "Пулемет!..
   Ненавижу фокстрот!
   Я скошу эту рыжую фрау!
   На том свете меня
   моя мама поймет,
   Что я мстил за детей и за Клаву!"
  
   31.05.2009 г.
  
   Старое кафе
   Слова к одноименной композиции Ивана Ортнера
  
   Мы впервые тут вдвоем
   были ярким летним днем
   и держались
   за руки
   под столом.
  
   Кто - входил, кто - выходил,
   кто - садился, уходил,
   мы держались за руки молча.
  
   Кофе, недовольный, стыл,
   нас туман любви укрыл,
   будто кто-то напустил
   на нас порчу...
  
   Все застыло вокруг нас,
   все остыло вокруг нас,
   только нам обоим жгло
   руки.
  
   Кофе, недовольный, стыл,
   нас туман любви укрыл
   и сердец перемешались
   звуки.
  
   ... Сорок лет с тех пор стекло,
   как горячее стекло...
   Под шипенье, стон стекло
   в Лету.
  
   Я один сижу в кафе,
   в том же стареньком кафе,
   а тебя со мной всю жизнь
   нету...
  
   Нет давно погон на мне...
   Подошла мадам ко мне
   и спросила, как в тот раз:
   - Лудзу1)?
  
   - Палдиес2), - я вздрогнул, - плиз3)!
   да Вы - та же? Вот сюрприз! -
   И Судьба забила меня в лузу...
  
   - Палдиес, - шепчу я, - плиз...
   Вот ведь: та же! Вот сюрприз!
   Я... бывал... давно у Вас...
   С музой...
  
   Я... бывал тут... как солдат...
   Вай юс мани сапротат4)?
   Я ... служил тут... Когда мы...
   В Союзе...
  
   Я служил... Я любил тут ...
   Кафию5) мне дайте, гуд6)?
   Я не плачу... Нет... Совсем...
   Простите...
  
   Сливки! Сливки! Как тогда! -
   Ах, ушла моя звезда...
   Заплуталась на простой орбите...
  
   Ах, ушла моя звезда.
   Закатилась навсегда.
   Заплуталась на простой орбите...
  
   Ах, ушла моя звезда.
   Закатилась навсегда.
   Заплуталась на простой орбите...
  
   03.07.2009 г, Кишинев
  
   1) - Пожалуйста (в смысле "Чего изволите"). Латышское.
   2) - Благодарю Вас. Латышское.
   3) - Пожалуйста. Английское
   4) - Вы меня понимаете. Латышское.
   5) - Кофе. Латышское
   6) - Хорошо. Английское.
  
   Грустная весна
     К одноименной композиции Анатолия Абрадушкина
     
     Что за грустная весна у нас с тобой...
     У нас сегодня завершается любовь:
     Я убываю навсегда в свой положенный запас
     И ничто уже не связывает нас...
     
     Ах, что за грустная весна у нас с тобой...
     Так все не верится, не верится в нее.
     Все потому, что, как вода, ушла любовь,
     В глазах твоих я вижу прошлое мое.
     
     Ах, что за грустная весна у нас с тобой...
     В глаза друг другу мы глядим и видим дно.
     А на перроне лишь гудки наперебой
     Да только слезы и прощание одно.
     
     Ах, что за грустная весна у нас с тобой...
     Так все не верится, не верится в нее.
     Все потому, что, как вода, ушла любовь,
     В глазах твоих я вижу прошлое мое.
     
     Что за грустная весна у нас с тобой...
     У нас сегодня завершается любовь:
     Я убываю навсегда в свой положенный запас
     И ничто уже не связывает нас...
     
     Что за грустная весна у нас с тобой...
     
     05.12.2008 г.
  
   А такою рыжею была...
   К композиции А.М. Абрадушкина
   0x01 graphic
   Как нас с тобой случайно
   голубой связал вагон,
   голубой связал вагон,
   крепче связи нынче нет.
   Я в ту пору был молоденьким под зеленью погон
   И в китель я с фуражкой был одет.
  
   Ты лучилась вся московским светом,
   рыжим был отлив,
   ох, рыжим был отлив!
   Меня он вмиг, как яд сразил!
   Я потерял дар речи тут же,
   лишь зайдя в купе,
   А проводник назвал меня на "П"...
  
   Ах, что ты укоряешь, проводник,
   Что я не по уставу сразу сник,
   Что я такой заслуженный сержант,
   Порока и греха не избежал.
   А ты такою рыжею была!
   И кожа твоя - бархатна, бела!
   И ты глядела на меня в упор,
   Свободная, как лань, без всяких шор.
  
   Постой, меня не трогай, проводник!
   С билетом разберемся мы потом.
   Ты видишь, не в себе я в этот миг,
   Я - в столбняке! Застыл с открытым ртом!
   Оставь меня в покое, проводник!
   Я в отпуск еду... Я - с заставы... Жди!
   На мне значков навешано одних...
   Я знаю бокс и самбо! Отойди!
  
   0x01 graphic
  
   - Ну что ж ты весь зеленый? Заходи!
   Сказала ты, подвинувшись чуть-чуть.
   - У нас с тобой еще все впереди:
   Цыганка нагадала этот путь.
   Сказала, встречу молодца в купе.
   В вагоне встречу. В скором, в голубом.
   Он будет строен, молод, в галифе.
   И с ним покину скоро мужний дом.
  
   А муж мой - гордый старый генерал,
   Рыдать не станет, но уйдет в запой.
   Лампас его, как луч, широк и ал,
   Померкнет от истории такой.
  
   ... Прошло... прошло... прошло с тех пор почти полсотни лет,
   И рыжий твой отлив,
   он стал совсем-совсем седым.
   А наша жизнь, она
   - из золотых монет
   И нам - по двадцать. Как тем, молодым...
   0x01 graphic
   21.11.2008 г.
   Увозили меня после инфаркта...
   Вот таксист доставил нас к самому перрону...
   В небе что-то на своем каркала ворона.
   А про что она вещала, а совсем не знаю.
   Здесь шумела суета зимне-поездная.
  
   Дождик капал мне в лицо, слабо освежая.
   От него и от тебя трудно уезжал я.
   Начиналась моя жизнь жалко-разъездная,
   А куда меня везли, так и не узнал я.
  
   Поезд дал гудок "Ту-ту!", лязгнул-скрипнул сцепкой.
   А меня по горлу спазм полоснул так цепко!
   Ты осталась там, в дожде, стоя у пилона,
   Покатилась наша жизнь сразу по уклону.
  
   Потекло у нас с тобой горе-расставанье.
   Перекос произошел в целом мирозданье.
   От твоей мою звезду грубо оторвали,
   Превратили две звезды тут же в две печали.
  
   Я вернусь к тебе, ты знай, даже Путем Млечным.
   И пробьюсь я через край к нашей нежной встрече.
   Жди меня, вот как сейчас: стоя у пилона.
   Будет знак мой для тебя прямо с небосклона...
  
   И таксист нас увезет быстро от перрона.
   Улыбнется и вздохнет серая ворона.
   А твоя с моей звездой вновь объединятся.
   Две печали в свете их тихо растворятся...
  
   14.01.2009 г, Кишинев
  
   Памяти Константина Беляева
   К композиции К. Беляева "Холера в Одессе"
  
   Он хулиганом был (но - в песнях) всем известным.
   И родом был-таки он чуть не из Одессы.
   Жаль, что не знал я Константина таки лично:
   Мол, говорят, что он за ж... брал публично.
  
   Чтоб я так дыхал, как я верю в ети байки.
   Хотя однажды он имел у тети Хайки
   Одну мадам за ето место взять, как куру,
   Но передумал: обожал литературу.
  
   Тогда мадам лобком касалася рассказа:
   На стопке книг не умещались они разом.
   И Константин заметил ей:
   - Ой, Клава,
   Сейчас я з Вами обрэтаю Вечность. Славу.
  
   Только прошу Вас: не тошните мене пивом,
   Не то срулю я ненадежно, вбок и криво.
   "Срулю!" Не "Срулю" я сказал. Пусть Срулик плачет,
   Шо не имел-таки, как я, от Вас удачи.
  
   Шоб я так жил, как Соломон Абрамыч Лившиц
   Хотел "за так" таки вам дать японский лифчик.
   А я "за так" воспел Вас, с Молдаванки!
   Да не тошните ж на мене бичком из банки!
  
   Теперь касательно в Одессе той холеры...
   Слезайте ж, Клава, Вы с мене! Имейте ж мэру!
   Я ж Вас почти что таки родственно не знаю!
   Да, да, я вижу: не доска Вы обрезная!
  
   Так за холеру я продолжу... На иврите...
   Ой, не давите ж Вы лобком, ну, не давите!
   Я же Ин.Яз. закончил, Клава! Наказанье!
   Жаль, что не делали тогда там обрезанье!
  
   Ну, наконец, таки с мене вы послезали!
   Шоб я так жил, как все понравилось. Едва ли.
   И, если, Клава, вы еще когда зайдете,
   Поставьте сразу крест на етом идиете.
  
   06.08.2009 г., Кишинев
  
   Размышление
   Романс
   К композиции Анатолия Абрадушкина
  
   Ах, как ты внезапно
   накатила волной, осень!
   Я на миг пригнулся:
   "Пролетай ты, осень, мимо!"
   Распрямившись тяжко,
   я увидел: все - в морозе.
   И все леденеет так неотвратимо...
  
   И все покрывалось снегом,
   забеляя дали,
   Удалялись, сказочно белея,
   прочь родные лица.
   Уходили навсегда
   навечно убегали,
   чтобы никогда потом не повториться....
  
   Ах, ведь это я бегу,
   а не они, в морозе,
   Вон же, вон они глядят
   на бег с тревогой...
   Ах, как ты внезапно
   улетела, осень!
   И вот-вот уже он,
   вот - конец дороги...
  
   Ах, как ты внезапно
   накатила волной, осень!
   Я хотел пригнуться:
   "Пролети, мол, осень, мимо!"
   Но попал я в снеги и попал в морозы,
   и все леденеет так неотвратимо...
  
   ...Ах, ведь это я бегу,
   а не они, в морозе,
   Вон же, вон они глядят
   на бег с тревогой...
   Ах, как ты внезапно
   улетела, осень!
   И вот-вот уже он,
   вот - конец дороги...
  
   Ах, как ты внезапно
   Накатила волной, осень!
   Я хотел пригнуться:
   "Пролети, мол, осень, мимо!"
   Но попал я в снеги и попал в морозы,
   и все леденеет так неотвратимо...
  
   24.06.2009 г.
  
   Грусть
   К одноименной композиции Анатолия Абрадушкина
  
   Грусть, что наступила давно осень.
   Грусть: в полях осыпались колосья.
   Грусть, что птицы к югу улетают.
   Грусть - природы истина простая.
  
   Грусть, что ночью травы иней чистит.
   Грусть, что у берез опали листья.
   Грусть, что на губах уж нет малины.
   Грусть, что жизнь ушла за половину.
  
   Грусть, что по утрам пошли туманы.
   Грусть, что я грустить не перестану.
   Грусть, что ты сегодня так печальна.
   Грусть, что осень так немузыкальна.
  
   Грусть, что на душе одна тревога.
   Грусть: дождей холодных стало много.
   Грусть: задули больно злые ветры.
   Грусть: быстрей, короче километры.
  
   Грусть, что наступила давно осень.
   Грусть: в полях осыпались колосья.
   Грусть, что птицы к югу улетают.
   Грусть - природы истина простая.
  
   Грусть: без нас доплачут, досмеются.
   Грусть: без нас побьют на счастье блюдца.
   Грусть: без нас долюбят на рассветах.
   Грусть: без нас продолжат песню эту...
  
   17.09.2009 г., Кишинев
  
   Так уйдем в нашу прежнюю Мекку
   К композиции И. Ортнера
  
   Я на Время сегодня не зол,
   Да и раньше не очень-то злился...
   Без тебя я б всего не добился,
   Хотя я и не плакал в подол.
  
   Меня много сжигали в кострах,
   Вызывая во мне только ярость.
   Но любовь твоя в пламя бросалась,
   Осторожность отбросив и страх.
  
   Ты спасала меня из огня
   В этой вечной, сплошной суматохе.
   И несла на себе и меня,
   И нелегкий, как жизнь, груз эпохи.
  
   Ну а я, как всегда, забывал
   Целовать тебя... Или поздравить,
   И цветами холодную наледь
   Переделать в тропу-перевал.
  
   Все овраги меж нами, холмы
   Время смыло в туманную реку.
   Так уйдем в нашу прежнюю Мекку,
   Где смеялись так молодо мы.
  
   07.03.2011 г.
  
   Перевод слов песни Салваторе Адамо
   "J'avais oubliИ que les roses sont roses" (франц.)
   Я позабыл, что розы - розовые
  
   Храни в памяти птичку, что сегодня поет,
   И ребеночка личико, что в песочек зовет.
   И цветочек веселый, что весна создает
   И людей, чьи улыбки нам солнышко шлет
  
   Я совсем позабыл цвета нежные розы
   Я совсем позабыл васильков милых цвет.
   И моя судьба может быть под угрозой:
   Будто памяти нет, будто зрения нет.
  
   Яркий свет славы громкой мне на плечи налег,
   Толпы жаждущих зрелищ - у моих нынче ног.
   А я в жизнь свою в прошлом гляжу мимо толпы
   Там, в ней, - свитер потертый... И гитара... И ты...
  
   Я совсем позабыл цвета нежные розы
   Я совсем позабыл васильков милых цвет.
   И моя судьба может быть под угрозой:
   Будто памяти нет, будто зрения нет.
  
   Вот я весь - в книге старой, что читал сотню раз.
   Вот опять я с гитарой. Перед миром анфас.
   А вот ты легкой тенью вдруг по небу прошлась...
   Ах, как нынче я пеньем воспарил в свою грязь...
  
   Я совсем позабыл цвета нежные розы
   Я совсем позабыл васильков милых цвет.
   И моя судьба может быть под угрозой:
   Будто памяти нет, будто зрения нет.
  
   09.11.2010 г.
  
   А.Е. Герш в день рождения
  
   Две шестерки - это не конец.
   Хотя это - не совсем начало.
   Просто это - мудрости венец,
   Про который Время прокричало.
  
   22.06.2011 г.
  
   Звезда
   К 76-летию Заслуженного тренера России по боксу Бориса Сауловича Гитмана
  
   Я не могу сказать, что Вы - великий.
   Ведь это было бы нескромностью для Вас.
   Но Славы блики и Победы блики
   Вас целовали прямо в губы. И не раз.
  
   Вся жизнь - как бой. И на пределе.
   И на разрыв земного бытия.
   Но Вы ведь сами этого хотели?
   И мир свидетель этому. И я.
  
   И вот уж возраст, мглистый и суровый,
   На Вас свой отсвет медленно навел.
   Но Вы - не той, не хныкающей крови,
   Вы за Земное бьетесь. Как орел.
  
   Удар! Удар! Еще удар! Хук в печень!
   Противник валится, как на исходе дней...
   Ваш Путь в Вселенной искрами отмечен,
   А Вы - звезда, несущаяся в ней.
  
   02.06.2010 г.
  
   Беня к Фифе клеился
   Откорректированный мною текст композиции М. Воскресенского, положенный на музыку
   А.М. Абрадушкина
     
     Беня к Фифе клеился:
   груди, ноги стройные.
     Да и знал, что девушка
   в отношеньях знойная.
  
     Но в момент решительный,
   как при штурме Зимнего,
     Фифа дико взвизгнула,
   закричала: "Вынь Его!"
     
     ... Сколько раз себя ругал
   он за воспитание!
     Получилось, как всегда:
   "Дура!" и так далее...
     И пока она впотьмах
   бегала "уколотой",
     Он в комоде отыскал
   камешки и золото.
     
     Он уже просчитывал,
   как курьерским поездом
     Он из этой хижины
   с чемоданом смоется.
     Разводил пары, но тут
   дверь тихонько скрипнула...
     "Привиденье что ли тут?" -
   Феофана Икнула.
  
   проигрыш  
   (А в это время в квартире идут лихорадочные поиски выхода из создавшегося положения: ситуация непростая)
  
     "Это шо тут?" - прохрипел
   поц в военном кителе.
     Беня спрятаться успел,
   чтоб его не видели.
     Но нечаянно графин
   уронил, наверное,
     И подумал: "Вот-те, блин!
   Дело будет скверное..."
  
     Фифа бац и - в обморок!
   И лежит спокойненько:
     Враз узнала мужика.
   Своего. "Покойника".
     Тот здоровый и живой:
   выполнял задание
     (По приказу Родины
   год провел в Испании).
  
     ... Беня весь, как лист дрожал...
   И молился истово.
     "Китель" ствол в руке держал
   цвета серебристого...
     Все пути отрезаны
   и, отбросив мистику,
     Беня врезал "Кителю"
   по мужскому "листику"...
  
     ... Суета на улице!
   Крики, маты в форточку...
     Беня: "Дуй! Червонец дам! -
   пьяному извозчику, -
     Пусть тот фрайер чокнутый
   свой свисток насилует"...
     Ах, как копыта цокают!
   Не догнать им милую!
  
     ... Двое суток сыщики
   дедуктивным методом.
     Как на теле прыщики,
   вычисляли след его:
     Все углы обнюхали,
   а он, во всю засвеченный,
     В сторону Финляндии
   скрылся незамеченным...
     
     10.12.2008 г.
  
   В этом вальсе
   К композиции Ивана Ортнера
  
   В этом вальсе, в этом вальсе
   мы кружились и кружились
   В этом вальсе, в этом вальсе
   мы с тобою подружились.
   В этом вальсе, в этом вальсе
   был горячий шелест лета
   В этом вальсе... Ты сказала,
   что предчувствовала это,
   что предчувствовала,
   что предчувствовала...
  
   В этом вальсе, в этом вальсе
   мы кружились и кружились.
   В этом вальсе, в этом вальсе
   тени счастья
   Сами под ноги ложились.
   Тени эти, тени эти -
   Просто снимки, просто снимки.
   И исчезли, и исчезли,
   Как мираж в далекой дымке.
  
   Ну и вот он, счастья финал:
   не воротишь все вспять.
   Не удержишь мираж.
   Не воротишь все вспять.
   Не удержишь мираж.
   Случай зло поиграл.
   Случай зло поиграл,
   Отобрав трепет наш,
   И любовь нам постыла.
   Все уплыло. Куда? Все уплыло. Куда?
   Все уплыло. Куда? И остыло.
  
   Все размыло, все размыло нынче Время,
   все размыло.
   И не помню, и не помню
   я лица уж своей милой
   Но душа мне, но душа мне
   ее образ все рисует.
   И так часто по ночам я с ней танцую.
   И молюсь я, и молюсь я и танцую.
  
   20.07.2011 г.
  
   Мой Зодиак в окне...
  
   Слезы опять на глазах:
   Мой Зодиак в окне.
   Сколько от лет в слезах
   Стало борозд на мне!
  
   Как много слезных лет,
   Было от тяжких дней.
   Не от голодных, нет.
   Просто от нелюдей.
  
   От ненавидящих глаз...
   От пустоты... Пустоты...
   Я видел мир без прикрас
   И презирал кусты.
  
   Я был далек от кликуш:
   Мне их удел невдомек.
   Свой перевал Гиндукуш
   Сам я осилить смог.
  
   Выцвели краски, тона.
   Все ослабело... Увы...
   Жизнь долетает до дна
   Под серебро головы.
  
   Мой Зодиак в окне.
   Боже, в который раз!
   Чувствую, как по мне
   Слезы... Ручьем... Из глаз...
  
   28.11.2010 г.
  
  
   "Гамбринус"
   К композиции А.М. Абрадушкина
  
   Дача Ковалевского. Одесса и жара.
   Домик постаревший желтый, в плюще.
   Где-то в нем Куприн, как будто лишь вчера,
   Комнаты снимал: у моря лучше.
  
   Он ходил туда-сюда и что-то диктовал
   (вспоминали нижние соседи)
   Своему секретарю мадам Л. Шаповал
   С волосами а ля цвета меди.
  
   Он ходил туда-сюда так днями напролет,
   И рождались образы и лица.
   И лишь иногда, почти что вмимолет
   Он спускался к морю освежиться.
  
   И тогда девица Люся Шаповал
   Отдыхала в кресле в те минуты.
   А Куприн, мокнувшись, сразу тосковал
   По своим остросюжетным путам.
  
   А по вечерам он уходил в залет
   (числился за ним подобный минус):
   Обнимал ночами с пивом напролет
   Старый Дерибасовский "Гамбринус".
  
   Там, у бочек с пивом, средь чумной толпы,
   Движимой приливом и отливом,
   Наблюдал он жизнь и все ее черты
   Среди наливающихся пивом.
  
   Жаловалась скрипка в отсветах в дыму
   На судьбу пивную музыканта:
   Не хватала высоты всегда тому,
   Но хватало грязи и таланта.
  
   Драки, поножовщина, полиция и смрад -
   Вот и все достоинства подвала.
   Здешний посетитель был под пивом рад,
   Что страна тогдашняя давала.
  
   Здешний посетитель был от пива пьян,
   Потому что водочки добавил.
   Знаем мы про этот небольшой изъян
   В суете больших торговых правил.
  
   ... Сотню лет назад курили самосад,
   Жизнь была печалью перерыта.
   Нынче бы Куприн попал бы в тот же смрад,
   В то же всероссийское корыто...
  
   Нынче бы Куприн "Гамбринус" не писал.
   А зашел бы в Интернет открыто.
   И от многоцветья грязи бы шептал:
   - Боже мой! Все тоже. И корыто!
  
   Почему веками, - молвил бы Куприн, -
   Так "щедра" российская землица:
   Если ты талантлив, то сопьешься, блин.
   Или умотаешь в заграницу?
  
   Если ты талантлив, то сопьешься, блин.
   Или умотаешь в заграницу...
   Александр Иваныч! Миленький Куприн!
   Такова российская землица!
  
   22.04.2011 г.
  
   Два времени
  
   Вот и лето пролетело.
   Унеслось за горизонт.
   Пусть без солнца было тело,
   Меня совесть не грызет.
  
   Я - студент. Я по веревке
   Поднялся к подножью скал.
   И теперь в труде нелегком
   Я найду то, что искал.
  
   Я в х/б, солдат вчерашний,
   Обрету, к чему стремлюсь.
   Не останусь в темной чаще
   И осилю знаний груз.
  
   Буду я долбить, как дятел,
   Знаний крепкую кору.
   Чтобы миру был приятен
   Холодок струи в жару.
  
   Чтобы каждому был ясен
   Путь от злобы до добра.
   Чтоб любил березу ясень
   И хранил от топора.
  
   Чтобы были непохожи
   На замшелых мы камней,
   Чтоб ходили не в рогоже
   (С черной меткою на ней).
  
   И каким далеко-давним
   Мне покажется сей час,
   Когда я раскрою ставни
   Своих мыслей, седовлас.
  
   Когда я, уже в бессилье,
   Посмотрю из-за границ
   На страну свою, Россию,
   И паду в печали ниц.
  
   Ах, зачем я так учился?
   Для чего я знанья грыз?
   Лучше б больше я молился...
   Не сорвался бы я вниз...
  
   05.09.2011 г
  
   Бриллиантовая свадьба
   К композиции И. Ортнера
  
   Длинный стол, уставленный едой, -
   Бриллиант: он Временем оправлен.
   Красные салфеточки - звездой,
   Коньяками с водками заставлен.
  
   Стол накрыт. И молча, вдоль стены
   Он выходит меж двумя домами
   Из дворовой тихой глубины
   К уличной, уже веселой, гамме.
  
   А народ кругом - толпа-толпой:
   Гости разнаряжены для свадьбы.
   Среди них немножечко постой
   И гляди, чтоб как не заплясать бы.
  
   Вдруг ударил улицу "Би-би!":
   Лимузин шутливо к дому несся.
   И толпа вдруг встала на дыбы:
   Ну метать монеты под колеса.
  
   Лимузин, весь белый, мягко встал.
   Поперхнулся он от мелких денег.
   И упал тогда толпы накал,
   Так мягчеет под водою веник.
  
   Две фигуры в седине, кряхтя,
   Кое-как из лимузина вышли:
   У глубокой старости в когтях
   Их уже давно держал Всевышний.
  
   Из толпы им под ноги лилась
   Чисто родниковая водица:
   Жаль, так не случилось в первый раз,
   Когда им досталось пожениться.
  
   Вот ведь шесть десятков лет назад
   В этот день имели две кастрюли,
   Но родня с надеждою в глазах
   К ним Добро звала под поцелуи.
  
   И была количеством мала
   И бедна родня та. Три персоны.
   Ах, почти вчера была война,
   И жених едва лишь снял погоны.
  
   Он еще в вокзале ночевал:
   По ночам ютился на скамейке.
   Знал: еще не стих военный вал,
   И страна ходила в телогрейке.
  
   ...Он, Она и шумная толпа
   Медленно к торцу стола сгрудились
   Полукруг на улицу попал,
   А герои в центре получились...
  
   Съемки: фото, камеры. Гудят,
   Поздравляя их автомобили.
   Тучи внуков, правнуков... Галдят,
   Как они их любят и любили.
  
   И цветы к ногам их все несут,
   Все несут... Букеты так несхожи...
   Под немой соседей пересуд
   И под удивленный взгляд прохожих.
  
   И томится в ожиданье стол,
   И дурманят крепко воздух явства.
   А Он вспомнил, как в тот день был гол,
   А Она - про грезы о богатствах.
  
   А Он вспомнил первую их ночь,
   А Она - как надо было мало...
   Он молчал: "Сумел все превозмочь..."
   А Она заплакала устало...
  
   08.08.2011 г.
  
   Запоздалое
  
   Отдать из жизни столько лет,
   Чтобы на все взглянуть иначе.
   Должно случиться столько бед,
   Чтоб задержаться даже к плачу.
  
   Чтоб пропустить на свете все:
   Весну, горячий шелест лета...
   И только жизни колесо
   Катясь, напоминает это.
  
   Теперь, на склоне лет прозрев,
   Увидеть пустоту и скуку,
   Глядеть в Судьбы раскрытый зев
   И ощущать во всю разлуку.
  
   И жить в такой оценке дней,
   Взглянуть на правду не желая.
   А та, что ближе и родней,
   Так далека... Как запах мая.
  
   31.12.2010 г.
  
   Да, были молоды мы...
  
   Опять встречаем Новый год
   (То ль - кролика, то ль кошки).
   А жизнь толкает нас вперед,
   Передвигая ножки.
  
   И пока ходим по земле,
   Скрываясь от ненастья,
   Не отдадим себя мы мгле,
   А выйдем прямо к счастью.
  
   По этой нашей, по прямой,
   Пойдем мы как коллеги.
   И как друзья. Наперебой
   Сдаваясь дружбе-неге.
  
   Да, были молоды мы. Ах!
   И пели на работе.
   А нынче, вспомнив о делах,
   Мечтаем о субботе.
  
   И каждый праздник "Новый год",
   Когда повсюду слякоть,
   От меня мысль не отстает:
   Обнять всех и поплакать...
  
   31.12.2010 г.
  
   В это утро ты ушла
   К композиции А.М. Абрадушкина
  
   В это утро ты ушла.
   Собрала ты наспех чемоданы.
   Пополам расколота душа.
   Пирамиды рухнули и страны.
  
   Я курил до впалых щек,
   Как махорку, злую сигарету.
   Лечь никак не смог я поперек
   Этого тяжелого сюжета.
  
   Вот ушли шаги за дверь.
   И щелчок замка замкнул пространство.
   И остался я один теперь.
   И молчал напрасно я. Напрасно
  
   И со всех сторон жгла тишина.
   Лезло в окна облако угрюмо.
   А моя беда погружена
   В бесконечность полную из рюмок
  
   За окном шумит весна
   Буйными дождями и ветрами
   Ивы вдруг очнулись ото сна
   И поля окутаны дымами
  
   Земледелец заостряет плуг
   И парует трактор с бороною...
   Только я - один. Заросший луг.
   И никто носится со мною.
  
   09.04.2011 г.
  
   Цок, цок, старая карета
   К композиции Ивана Ортнера
  
   Цок, цок, гулко цокает лошадка
   Цок, цок, мягко старая карета
   Цок, цок, едет с кучером картинным
   Цок, цок, прямо почему-то на меня.
  
   Время будто тут остановилось:
   Сколько лет про все это мне снилось.
   Взять бы мне с собою расстоянья,
   Чтоб не мучиться от расставанья.
  
   На душе чего-то очень сладко,
   Будто эта старая карета
   С бутафорским кучером картинным
   Мне давным-давно (и близкая) родня.
  
   Отчего ж такое ощущенье?
   Я сюда летел без приглашенья...
   И лошадка тут давно другая,
   Голова моя давным-давно седая...
  
   Ах, вон эти дюны, эти сосны! Живы все.
   Как мы были юны, и как чист был белый снег.
   Мы его не замечали, мир для нас был без печали.
   И ничто нам не сулило бед.
  
   Но и сладость с некою горчинкой
   И совсем-совсем не беспричинной
   Сладость меда с горечью полынной,
   Снежность гор с зеленью долинной.
  
   Вот нам - счет. Счет за все корысти,
   Когда мы грешим так против истин,
   Когда мы любимых оставляем,
   Ради... Ради... Не скажу... Не знаю.
  
   Этот счет... Он времени не знает.
   Виноват. Вот истина простая
   Раз ума однажды не хватило,
   Этот счет с тобою до могилы.
  
   И бегут туда-сюда качели,
   А постылой жизни канители
   Так тебя, как кокона, обвяжут,
   Чтобы спрятать дольше свою кражу...
  
   Этот счет... Он времени не знает.
   Виноват. Вот истина простая
   Раз ума однажды не хватило,
   Этот счет с тобою до могилы.
  
   И бегут туда-сюда качели,
   А постылой жизни канители
   Так тебя, как кокона, обвяжут,
   Чтобы спрятать дольше свою кражу...
  
   Ах, вон эти дюны, эти сосны! Живы все.
   Как мы были юны, и как чист был белый снег.
   Мы его не замечали, мир для нас был без печали.
   И ничто нам не сулило бед.
  
   16.07.2011 г.
  
   Город мой
   К композиции Ивана Ортнера
  
   Как давно не ходил
   По проспектам твоим
   Не узнаю названий я,
   Не узнаю совсем.
   Как слепой крокодил -
   На обломках руин.
   И вот страна - не моя
   И в голове - седуксен.
  
   Что стряслось тут с тобой
   Город мой, город мой?
   Что стряслось тут с тобой
   Без меня? Без меня?
   Как прибой, злой прибой
   Страшный, дикий, хмельной
   Учинил тут разбой,
   Прошлое яро кляня?
  
   Нет, не дикий прибой,
   Не хмельной великан
   Распял, кляня, тебя
   За прошлое твое.
   То, любуясь собой,
   Молодой истукан,
   Историю сметя,
   Рождал себе жилье.
  
   Ах, беда-кривда вот
   В городе живет.
   В городе живет,
   Как родня! Как родня!
   Кто поможет теперь,
   Ее выгнать за дверь?
   Ее выгнать за дверь?
   Без огня? Без огня?
  
   Эта беда немытая,
   Жадная, ненасытная,
   Пьяная от утопии
   Жаждет быть в Европии.
   И под Европу рушит дом
   И не заботится о том,
   Что ты, устав от всех европ,
   Сойдешь в разрушенный окоп.
   Сойдешь в разрушенный окоп.
   Сойдешь в разрушенный окоп.
   Сойдешь в разрушенный окоп.
   Сойдешь в разрушенный окоп.
  
   29.06.2011 г.
  
   Ах, как тяжело...
   К композиции А.М. Абрадушкина
  
   Ты - заплакана, ты - притихшая
   Ты - усталая, словно - с полей.
   Истомленная думой:
   Мол, лишняя!
   И бесслезной печалью моей.
  
   Завтра вечером, завтра вечером
   Расстаемся с тобой на всю жизнь
   Делать нечего, делать нечего:
   От судьбы никуда не сбежишь.
  
   Ах, как тяжело мне глядеть в глаза:
   В них обиды след, в них - тоска, тоска...
   Утонула в слезах твоих глаз бирюза...
   Пустота близка, пустота близка...
  
   Злое время любовь сизой заметью
   Запорошит. Убьет ее пыл.
   И из памяти вытрет. Из памяти.
   Будто вместо меня кто-то был...
  
   Завтра вечером, завтра вечером
   Расстаемся с тобой на всю жизнь
   Делать нечего, делать нечего:
   От судьбы никуда не сбежишь.
  
   17.02.2011 г.
  
   Как приехал я в Молдову
   К молдавским народным наигрышам
  
   Как приехал я в Молдову,
   Будто выиграл обнову:
   Жизнь сверкнула новой гранью,
   В облике ином.
   Аромат шашлычных жаров,
   Скрипок плач, поток их жалоб
   Молдаванки, молдаване...
   Все, везде - с вином.
  
   Пенье скрипок и купанье
   В ароматах дынь,
   Жизнь сверкнула новой гранью:
   Никаких гордынь!
   Пей нектар тягучий, черный
   На любом углу.
   Ах, Молдова, обречен я:
   Просто не могу!
  
   Ах, какие тут девчонки:
   Сливы с молоком!
   Молодой лозою тонкой
   Обовьют тайком.
   Под нектар тягучий, черный
   На любом углу...
   Ах, Молдова, обречен я:
   Просто не могу!
  
   А какие тут закаты:
   Персиковый дым!
   Облачка чуть-чуть измяты
   Ветерком худым.
   А сверчок вдруг застрекочет,
   Когда смолкнет най...
   Среди ночи, среди ночи
   Сон распеленай.
  
   Выйди с милой среди ночи
   Ты на край села.
   Пусть луна, пьяна, хохочет,
   Пусть. Хоть добела.
   С милой ты - средь ароматов
   Винных погребов.
   В свадьбах - маленькие хаты.
   В них кругом - любовь.
  
   Как приехал я в Молдову,
   Будто выиграл обнову:
   Жизнь сверкнула новой гранью,
   В облике ином.
   Аромат шашлычных жаров,
   Скрипок плач, поток их жалоб
   Молдаванки, молдаване...
   Все, везде - с вином
   :
   Как приехал я в Молдову,
   Понял, почему
   Местной жизнью, как подковой,
   Разгоняют тьму.
   Потому что танцы, песни
   Плавят снегопад,
   И на месте Красной Пресни
   Вырастает сад.
  
   Пляски, танцы в свете ярком
   Солнца и полей -
   Вот бесценные подарки
   Неба для людей.
   Полусонные, как мухи,
   Это не они.
   Их возвышенные духи ­-
   Яркие огни!
  
   Как приехал я в Молдову,
   Будто выиграл обнову:
   Жизнь сверкнула новой гранью,
   В облике ином.
   Аромат шашлычных жаров,
   Скрипок плач, поток их жалоб
   Молдаванки, молдаване...
   Все, везде - с вином
  
   Пенье скрипок и купанье
   В ароматах дынь,
   Жизнь сверкнула новой гранью:
   Никаких гордынь!
   Пей нектар тягучий, черный
   На любом углу.
   Ах, Молдова, обречен я:
   Просто не могу!
  
   Ах, какие тут девчонки:
   Сливы с молоком!
   Молодой лозою тонкой
   Обовьют тайком.
   Под нектар тягучий, черный
   На любом углу...
   Ах, Молдова, обречен я:
   Просто не могу!
  
   Как приехал я в Молдову,
   Будто выиграл обнову:
   Жизнь сверкнула новой гранью,
   В облике ином.
   Аромат шашлычных жаров,
   Скрипок плач, поток их жалоб
   Молдаванки, молдаване...
   Все, везде - с вином...
  
   Пляски, танцы в свете ярком
   Солнца и полей -
   Вот бесценные подарки
   Неба для людей.
   Полусонные, как мухи,
   Это не они.
   Их возвышенные духи ­-
   Яркие огни!
  
   Фоайе верде ши лалеле,
   Арде бусуйок.
   Тоате гындуриле меле -
   Сэ-л авець Норок.
   Пе ачест харник пэмынтул
   Лас-сэ креск копий.
   Ши адуче ноуэ вынтул
   Мирезме де вий*
  
   *_________
   Лист зеленый и тюльпаны,
   Горит базилик.
   Все мои мысли -
   Пусть Вам будет удача.
   На этой трудолюбивой земле
   Пусть растут дети
   И ветер доносит до нас
   Благоухание лоз.
  
   02.08.2010 г.
  
   Летят снежинки косяком
   К композиции А.М. Абрадушкина
  
   Летят снежинки косяком.
Как пух, гонимы ветром.
А я под музыку тайком
Уйду из дома в ретро.

Я окажусь на мостовой
Под козырьками Риги.
А мой конвой, а мой конвой -
Плен памяти-шишиги.

Он поведет меня в любовь.
К скамейке в Межапарке,
Где мы с тобой совсем без слов,
Так целовались жарко...
  
На нас снежинки косяком
Летели и кружились.
... Гляжу в окно, а в горле - ком.
Часы остановились...

22.01.2011 г.
  
   Мальчик пишет...
  
   Мальчик пишет (ему - 20 лет):
   - Не идут по дороге ноги.
   Стих - неровный. Плохой. Убогий.
   Чуть-чуть дышит. Увы, не "атлет".
  
   За мной в двадцать бежал целый взвод
   С автоматами, в касках, с поклажей.
   Я кричал отстающим:
   - Вперед!
   Когда надо, то матерно даже.
  
   И дыханьем прерывистым всяк,
   Кто в том взводе стремился за мною,
   Утверждал:
   - Будет пойман враг!
   Не допустим мы зла над страною!
  
   Мы себя не жалели там.
   Мы служили стране. В итоге
   У потомков-то наших - срам:
   Не идут по дороге ноги...
  
   25.02.2010 г.
  
   Н.П.Х.
  
   Опять пишу Вам через Время
   Совсем уж близко к декабрю.
   Знакомству с Вами тихо веря,
   За все я Вас благодарю.
  
   Не будет, знаю я, ответа:
   Себя напрасно не травлю.
   На все - невидимое вето...
   К чему пороги кораблю...
  
   Так постигаю я безвестность
   С мечтой напрасной о тепле.
   Несу свою я неизвестность
   По ледяной (без Вас) земле...
  
   29.11.2010 г.
  
   Старый патефон
   К композиции И. Ортнера
   0x01 graphic
   На квартирке так себе
   У одной из наших кать
   Мы, актив, 10-й "Б",
   Собрались потанцевать.
  
   Было нас лишь восемь пар,
   И в нас брезжил счастья стон.
   Время было - без гитар:
   Только - старый патефон.
  
   Чай - для всех. Так, на разгон.
   А потом - чуть-чуть острот.
   А потом вдруг патефон
   Задрожал: давал фокстрот!
  
   И пошел-поехал "бал"!
   Пары сами вдруг слились.
   Каждый круто танцевал
   Так, что слабые держись!
  
   Шли взахлест штанины брюк:
   Царил в моде тогда клеш.
   Рты, как в жажде, воздух пьют:
   Вот-вот нечто обретешь...
  
   Тело - к телу. "Злой" фокстрот!
   Напряжение и стон!
   Тут - банкир или банкрот!
   Жарь же старый патефон!
  
   Жарь же ящик с ручкой! Жарь!
   Не дай пламени пасть ниц!
   ... Жаль не вспомню нынче, жаль,
   Я ни танцев и ни лиц...
  
   Где ты, Неля Афтенюк,
   Где ты Лорка? Что-то я...
   У меня за годы - глюк.
   Как фамилия твоя?
  
   Помню только я Ежа
   Помню Нельку я Федько
   Помню только, как дрожал
   От натуги патефон...
  
   На квартирке так себе
   У одной из наших кать
   Мы, актив, 10-й "Б",
   Собрались потанцевать.
  
   Было нас лишь восемь пар,
   И в нас брезжил счастья стон.
   Время было - без гитар:
   Только - старый патефон.
  
   ...Ночь звенела, как хрусталь,
   И луна взошла, как шар.
   Патефон хрипел, устав,
   Потому что был он стар.
  
   Но старался он, как мог,
   Молодежь... Он понимал.
   Сколько езженых дорог
   На веку он повидал.
  
   Сколько танцев отыграл!
   Столько, что не перечесть...
   А тут просто детство... "Бал"
   Тут - терпи. И держи честь!
  
   И я видел: он терпел.
   Он старался. Жарил впрямь.
   И в угаре жарких тел
   Он забыл про свой изъян.
  
   Он забыл про боль, что - в стон.
   Что там боль! Так, мелкий штрих!
   И на пике танца он...
   Он вдруг хрипнул и затих...
  
   ... Где ты, Неля Афтенюк,
   Где ты Лорка? Что-то я...
   У меня за годы - глюк.
   Как фамилия твоя?
  
   Помню только я Ежа
   Помню Нельку я Федько
   Помню только, как дрожал
   От натуги патефон...
  
   12.07.2011 г.
  
   К 10-тию моей внучки Маши
  
   На май все птички спорят так напевно
   Взывают к нам: - Глядите, что за рай!
   И строгая Светлана Алексеевна
   Вдруг улыбнется. Будто невзначай.
  
   И третий "А" за ней вдруг шевельнется,
   В сторонку ручки тихо отложив,
   У каждого сердечко вдруг забьется
   И он (она) почуют запах ржи.
  
   Хотя до ржи еще ох, как не близко!
   Но май же, май уже вот он, уже вот он!
   И из окон как заблестели обелиски!
   И ивы как им отдают поклон!
  
   И мне уж десять скоро стукнет ровно.
   И мама две серьги с кольцом приобрела:
   Голубенький сапфир вкраплен любовно
   В металл. И так смущает зеркала!
  
   И мама говорит: - Для просветленья.
   Ведь голубой - он камень всех камней!
   И я - ее надежда и творенье -
   Пойду по жизни легче и ровней...
  
   А третий "А" совсем-совсем не знает
   (Светлана Алексеевна - не в счет),
   Что на уроках жизнь свою листая,
   Я понимаю, что она течет...
  
   01.05.2011 г.
  
   Найди меня
  
   Найди меня, найди меня,
   Найди меня, взгляни и вспомни,
   Наши горячие ладони,
   Как мы сгорали без огня.
  
   Сгорали прямо на снегу,
   Где только что бежали лыжи,
   Где целовались мы бесстыже
   У старых елей под пургу.
  
   Над нами - шторм, и месяц свис,
   И с неба слышно: - Аллилуйя!
   И мы - одни. И поцелуи
   Мы повторяли, как на бис.
  
   А месяц хмыкал и краснел,
   А мы отвлечь его не смели.
   Как от любви, дрожали ели.
   И заяц бегал, как пострел.
  
   А мы... А мы... Найди меня.
   Найди меня, взгляни и вспомни,
   Наши горячие ладони,
   Как мы сгорали без огня.
  
   09.05.2011 г.
  
   Настало лето
  
   Настало лето и запахло липой...
   И камыши у пруда, что стена...
   И птички задыхаются от крика:
   К потомству нежность гнездышек полна.
  
   Как вдохновляет птичку желторотик!
   Он жаждет есть, всегда он жаждет есть!
   И чтоб набить его пустой животик,
   Она готова хоть на солнце сесть.
  
   Она - в делах. С рассвета до заката.
   Она - в заботах, в мыслях: что и как?
   Она - к гнезду, если птенец заплакал.
   Она - бесстрашна, если рядом враг.
  
   И когда, взрослый, празднуя рожденье,
   Вдруг зачирикает он, вот, мол, я каков!
   Пусть вспомнит птичку-мать во искупленье
   Своих земных и неземных грехов.
  
   07.06.2011 г.
  
   Темные косы
   К композиции А.М. Абрадушкина
  
   Желтоэтажная школа девятая ...
Стал забывать я: как все было давно!
Ты в биографии - временем мятая,
Но позабыть мне тебя не дано.

Гам коридорный, толканье и хохот,
Целым клубком налету - детвора.
Вздохи и взгляды, мурашки и холод
Все говорит, что влюбляться пора...

Вздохи и взгляды, мурашки и холод
Все говорит, что влюбляться пора...

Темные косы твои очень строги,
Как и строга твоя узкая бровь.
Ты, как подруги твои-недотроги,
Сверхпрезираешь мещанку-любовь.

Ты, как подруги твои-недотроги,
Сверхпрезираешь мещанку-любовь.

Темные косы твои так дурманят
В школе любого, включая меня.
Темные косы зовут и шаманят
И от их вида с ума схожу я.

Темные косы, я вами так бредил,
Как вырастал у тебя на пути...
Но мой корабль так и плавал на рейде
И в твою гавань не мог он войти...

Но мой корабль так и плавал на рейде
И в твою гавань не мог он войти...

12.04.2011 г.
  
  
   Н.П.Х.-2
  
   Опять пишу Вам через Время
   Совсем уж близко к декабрю.
   Знакомству с Вами тихо веря,
   За все я Вас благодарю.
  
   Не будет, знаю я, ответа:
   Себя напрасно не травлю.
   На все - невидимое вето...
   К чему пороги кораблю...
  
   С какой бы силой, как бы яро
   Нас не хлестало в эти дни,
   Мы переносим все удары,
   Хоть нам не нравятся они.
  
   Нам заслоняться нынче нечем,
   Но мы не отвернули лиц
   И не пригнули наши плечи,
   Да и не пали в страхе ниц.
  
   02.12.2010 г.
  
   Одуванчики желтеют
  
   Одуванчики желтеют средь полян,
   Как цыплятки разбежавшись по траве.
   От весны такой становишься ты пьян,
   С изумрудно-желтым всплеском в голове.
  
   А вокруг полян - деревьев белый цвет,
   Буйство белого и розового с ним.
   И прекрасней ничего на свете нет,
   Когда землю обрамляет этот нимб.
  
   И стоять часы ты можешь. И глядеть
   На простую неземную красоту,
   Удивляясь на природы круговерть,
   Каждодневную не помня суету.
  
   И заплакать вдруг нечаянно, как бомж,
   Будто ты один остался и ничей.
   А Судьба как будто шепчет: - Ну, итожь
   Дни свои без лишних мелочей.
  
   А Судьба как будто шепчет: - Не жалей:
   Все, что было, все, что не было, все - впрок.
   Ты свою потрогал параллель:
   Несмотря на бездорожье. Все же смог...
  
   21.04.2011 г.
  
   Солдатский круг
   (Поэма)
  
   Смотрю на карту: Сааремаа -
   Холодный остров в Балтике.
   Горячей сбило памятью:
   Все было, как вчера...
  
   Меня теплушка в марево
   Соленых брызг, как фантика,
   На пирс швырнула с наледью
   По росчерку пера.
  
   Какой-то хмырь с погонами
   Решил, что мне на острове
   Под вглядами недобрыми
   Державу охранять.
  
   С подсумками с патронами
   Я должен буду бодрствовать
   Ночами под сугробами,
   На службу не пенять.
  
   - Вперед! - погнал нас, сереньких,
   Сквозь марево и на людях
   Сержантик полупьяненький, -
   Из Виртсу - на паром!
  
   И строем неуверенным
   Вразброд по рыбной наледи
   Мы топали. Я - маленький,
   Как лещ под топором.
  
   Паром ведь это - палубы.
   Я думал - плот бревенчатый
   С настилами дощатыми,
   С канатом, чтоб тащить.
  
   "Деревня", - мать сказала бы, -
   Позоришь. С дурью венчаный.
   А что мы - виноватые,
   Что начинаем жить?
  
   Что мы не знали многого:
   Не только серой Балтики,
   Людей ее неласковых
   А чтоб наесться всласть?
  
   И детство-то убогое
   Запомнило не бантики -
   Шинели больше с касками
   Очередей злых власть.
  
   ... Паром шумел моторами
   В своем тупом сопении,
   А мы, чужие странники,
   Сгрудились в одну горсть.
  
   А местные с укорами,
   С натянутым терпением,
   Желали нам не пряников.
   В глазах их стыла злость.
  
   А местные неправильно
   Корили нас подробно так:
   Ведь мы же подневольные,
   Как и они сейчас.
  
   Со всех концов отправлены,
   Кто - от села, кто - города.
   Как чурки белоствольные:
   Чтоб на растопку нас.
  
   ...Шумел паром моторами
   В своем тупом сопении
   И впереди вдруг - сказочный
   Туманный островок.
  
   Приехали так скоро мы,
   Что кто-то в нетерпении,
   Завыл вдруг беспорядочно.
   Унять себя не мог.
  
   Рванул сержант бывалый наш
   Фуфаечку за лацканы
   - Салага, цыц! Без маменьки?
   Привыкнешь! Ты ж мужик!
  
   Поешь с мое перловых каш,
   Забудешь, что заласканный,
   Что ты еще и маленький...
   Служи, солдат! Служи!
  
   А островок все близился,
   Все ширился размерами.
   И шел паром фарватером
   На бухточку, как слон.
  
   К чему наш путь приблизился?
   Не видно дальномерами!
   Тут только словом матерным
   Узнаешь, что за он.
  
   - А ну, салаги, строиться!
   На якоре паромчик-то!
   Зашевелились бритые,
   Подошвами стуча.
  
   Вон кто-то тайно молится
   (Сосед теплушный, Хомченко),
   Все гнутся, как избитые,
   Под тяжестью с плеча..
  
   - Грузись в машины, рОдные!
   Нам - дальше, прямо по морю!
   А это - остров Муху есть!
   А нам - туда! Вперед!
  
   Команды сумасбродные:
   Грузовики - и по морю?
   Понять не хватит духу здесь.
   Захохотал народ.
  
   - Гы-гы, - хохочет Хомченко,
   - Гы-гы, - в глазах у Леуса,
   - Гы-гы, - Рагозин кривится,
   - Гы-гы, - ревет Додон.
  
   И каждому вдруг хочется
   Разгадки тайны ребуса,
   Чему сержант противится:
   Куда везет нас он.
  
   ... Поехали, поехали...
   По морю! Будто - посуху!
   Налево и направо тут
   Вода, вода, вода!
  
   Наш грузовик с помехами
   Идет, как дервиш с посохом.
   Трясет он нас, оравушку,
   Чихая иногда.
  
   Загадки явно нету: ах!
   Под нами твердь дорожная
   (Хотя довольно узкая),
   Простая колея
  
   Всего в одну карету (страх!).
   Средь моря невозможную,
   Петрову Славу Русскую
   Вот тут увидел я.
  
   Уже почти стемнело и,
   Не видно моря темного.
   Вдруг - стоп! И голос спереди
   (Команда): "Вылезай"!
  
   Мы спрыгнули, несмелые:
   Боялись дна бездонного.
   Но свез от его челяди
   Нас "дедушка Мазай".
  
   Кругом земля. Шум с бликами,
   Командами и лязгами.
   С фуражками зелеными
   При свете фонарей.
  
   С сетями как с уликами,
   С людьми благообразными,
   Со рвами укрепленными
   И с лодками без рей.
  
   Тут песню про прохладу я
   Вдруг вспомнил почему-то и...,
   И радость так нечаянно
   Скрутила меня в жгут.
  
   Почувствовал: отрадная,
   Ветрами вся продутая,
   И криками отчаянья,
   Земля здесь. Здесь нас ждут
  
   - Ну вот, - сказал сержантик наш,
   - Вас это всех касаемо.
   И подровнял нас строем (крут!),
   Подав команду: - Взвоод!
  
   Теперь секрет открою аж:
   Вот тут, вот здесь, на Сааремаа,
   Начнется ваш солдатский круг!
   Вас Родина тут ждет!
  
   11.05.2011 г.
  
   Печаль осенняя
   К композиции Ивана Ортнера
0x01 graphic

Отгорели осени пожары,
На тропинках запеклась листва,
Ветерок гуляет пьяно - шалый,
Пруд рябит морщинками едва.

Отсветило солнышко жарою,
Отливает золотом шафран,
Над низиной дымною чадрою
Нависает негустой туман.

Ты прижалась к ясеню щекою,
Взгляд печальный в дали устремив,
А синица, увидав такое,
Затянула тягостный мотив.

И собачка, словно по подсказке,
За синицей тут же подалась:
Вдруг завыла в золотую сказку
И сама печалью налилась...

Не горюй ты, милая, так рано,
Не являй осеннюю ты грусть.
И твоя пожизненная рана
Пусть притихнет и не ноет пусть.

Еще много волн осенних листьев
Вихрь судьбы нам под ноги сметет.
И вина, шампанского искристей,
Сколько раз нам Время поднесет.
25.10.1980 - 01.07.2011 г.г.
  
   Полет
   К композиции Ольги Станкевич
  
   Он с Небес,
   Мой ангел,
   Спустится ко мне...
  
   Он с Небес,
   Мой ангел,
   Даст на счастье мне
  
   Тебя.
   Только тебя.
   Только тебя.
   Просто тебя.
  
   Любя.
   Только любя.
   Только любя.
   Просто любя.
  
   Он с Небес,
   Мой ангел,
   Мне подарит свет.
  
   Он с Небес,
   Мой ангел,
   В Мир прочертит след.
  
   Прочертит к тебе.
   Только к тебе.
   Только к тебе.
   Просто к тебе.
  
   Прочертит к Судьбе.
   Просто к Судьбе.
   Прямо к Судьбе
   Прямо к Судьбе.
  
   Я уйду в дым. Прямо в рассвет.
   Тропкой крутой, что в жизни нет.
   Целый Мир - мой. Ах, моя плоть!
   Сжалься, Господь!
  
   Взлом и изгиб, воздуха дрожь.
   Гром в душе битв? Не разберешь.
   Не побороть треск и излом:
   Я - к тебе в сон. Я - к тебе в дом...
  
   Вот он,
   Мой ангел белый,
   Торопится ко мне...
   Я пеной чувств порок несмелый
   Размою по стене.
  
   Размою все, что было б раем...
   Я укрощу пожар!
   Вот так Судьбу мы выбираем,
   От Счастья убежав.
  
   Но я уйду в дым. Прямо в рассвет.
   Тропкой крутой, что в жизни нет.
   Целый Мир - мой. Ах, моя плоть!
   Сжалься, Господь! Ну сжалься, Господь!
  
   Взлом и изгиб, воздуха дрожь.
   Гром в душе битв? Не разберешь.
   Не побороть треск и излом:
   Я - к тебе в сон. Я - к тебе в дом...
  
   18.04.2010 г.
  
   Вспомянем...
  
   Вспомянем тех, кто был на фронте,
   И тех, кто жив, и кто не жив.
   Кто в моряках был, кто - в пехоте,
   Красив был, или некрасив.
  
   Вспомянем всех. Живых-то - горсти,
   А неживых... Не сосчитать...
   К живым сходить бы нынче в гости,
   А неживым - посострадать:
  
   У многих нет даже могилы,
   Их мгла хоронит от людей.
   А власть не всех захоронила.
   Своих забот полно у ней:
  
   Раздать всем ленточки Победы,
   Раскрасить тягостную жизнь,
   Вздохнуть, при случае, на беды
   И продолжать стремиться ввысь,
  
   Прикрыв лачуги простынями,
   Не осознав своей вины.
   Ах, что же с ними? Что же с нами?
   Как будто не было войны.
  
   Умрут последние из горсти.
   Лежать останутся в лесах
   Незахороненные кости...
   Растает Память в небесах.
  
   И нас не станет... Но пока мы
   Живы и здравы... Тост - двойной:
   Помянем всех героев Драмы.
   Живых... Их - с Миром. Не с Войной.
  
   08.05.2011 г.
  
  
   Р.П.Б.
   (Танго любви)
   К композиции Г. Гладкова
  
   Ты - в темно-зеленом платье,
   Руки - на плечах моих.
   Через полускрытые объятья
   Мы переживаем счастья миг.
  
   Офицерский клуб, концерт и танцы.
   Наконец, слились мы под фокстрот...
   И от нас пошли протуберанцы:
   Нас укрыл своим крылом Эрот.
  
   Отрешен я от всего земного...
   Ты в моих руках чуть-чуть дрожишь...
   Мы с тобой, соединившись снова,
   Завтра расстаемся на всю жизнь.
  
   Завтра увезет меня в Молдову,
   Исходящий паром паровоз...
   Ну а ты без помысла худого
   Вслед ему прольешь остатки слез...
  
   28.01.2011 г.
  
   Россия мчится сквозь года
   К композиции О. Дьяконова

Не палкой щупая дорогу,
Она несется напрямик
У ней величия немного.
Ее грядущее манит.

Кого озноб берет от страсти,
Кого крылами бьет беда,
Кто жаждет-жаждет так упасть ей,
Чтобы не выжить никогда,

Ночь сырая, роковая,
Впереди и сзади мгла.
Вперед, Россия вековая!
Вперед, срывая удила!
   Но она рвется, прорывая
Ночную мглу, разрухи битв,
Вперед. Сквозь Время. Огневая.
Сквозь яркость флагов, стон молитв.

Летит сквозь вихри, нападенья,
Вперед стремится. Чрез года.
На ней плащ синий. Как виденье.
Живых и мертвых череда.

Ночь сырая, роковая,
Впереди и сзади мгла.
Вперед, Россия вековая!
Вперед, срывая удила!

Сквозь бури лет она несется
Смиренной ланью и рабой
К недостижимому колодцу,
Вся истомленная Судьбой.

И эти Страсть и Бесконечность
Неудержимость и Огонь,
Неутоленную Беспечность
Попробуй кто-нибудь хоть тронь.

Ночь сырая, роковая,
Впереди и сзади мгла.
Вперед, Россия вековая!
Вперед, срывая удила!
   Но она рвется, прорывая
Ночную мглу, разрухи битв,
Вперед. Сквозь Время. Огневая.
Сквозь яркость флагов, стон молитв.

Летит сквозь вихри, нападенья,
Вперед стремится. Чрез года.
На ней плащ синий. Как виденье.
Живых и мертвых череда.

Ночь сырая, роковая,
Впереди и сзади мгла.
Вперед, Россия вековая!
Вперед, срывая удила!

23.12.2009 г.
  
   Битва
   К композиции О. Дьяконова
  
   Чертя за кругом плавный круг,
Крылами бьет беда вокруг.
И где-то близко зло...
В холмах укрылся хитрый враг,
Нас разделяет лишь овраг,
Что тонкое стекло.
  
Пики, секиры...
Пики секиры...
Пики,
Пики, мечи...
Мы - наготове.
А сзади - в зове,
А сзади - в зове,
В спины - плач вдовий.
В спины - стон вдовий.
В спины - крик вдовий.
Боль,
Боль, хоть кричи.
   Бейся, секира,
Час настал пира!
Час настал пира:
Вот уж погуляем мы на славу!

Играй, секира!
Ты - наша лира!
Ты наша лира!
Наземь вампира!
Вот уж мы побьемся за Державу!
Мы побьемся за Державу!

В бой, дружина! В смертный бой!
За страну свою, за леса
и долы.
В бой, дружина! В смертный бой!
За детей и жен вскинем пики голы!
Вскинем пики голы!
В бой!
В бой!
За Русь!
За Русь! За Русь! За Русь!

В бой, дружина! В смертный бой!
Вскинем топоры за свою
Державу
В бой, дружина! В смертный бой!
Вскинем топоры! Бог за нас по праву!
Вскинем топоры мы!
В бой!
В бой!
За Русь!
За Русь! За Русь! За Русь!

С врагом у нас свой счет.
Хоть ловок он, умен,
Но кровью истечет
Под наших мечей звон.
Он кровью истечет
Под наших мечей,
Наших мечей звон.

Пусть в боевом чаду
Пощады просит враг.
И Божьему Суду
Подвергнется пусть враг.
И Божьему Суду
Подвергнется
Подвергнется пусть враг.

Бейся, секира,
Час настал пира!
Час настал пира:
Вот уж погуляем мы на славу!

Играй, секира!
Ты - наша лира!
Ты наша лира!
Наземь вампира!
Вот уж мы побьемся за Державу!
Мы побьемся за Державу!

В бой, дружина! В смертный бой!
За страну свою, за леса
и долы.
В бой, дружина! В смертный бой!
За детей и жен вскинем пики голы!
Вскинем пики голы!
В бой!
В бой!
За Русь!
За Русь! За Русь! За Русь!

С врагом у нас свой счет.
Хоть ловок он, умен,
Но кровью истечет
Под наших мечей звон.
Он кровью истечет
Под наших мечей,
Наших мечей звон.

Пусть в боевом чаду
Пощады просит враг.
И Божьему Суду
Подвергнется пусть враг.
И Божьему Суду
Подвергнется
Подвергнется пусть враг.

Пики, секиры...
Пики секиры...
Пики,
Пики, мечи...
Мы - в жажде боя,
А сзади - в зове,
А сзади - в зове,
В спины - плач вдовий.
В спины - стон вдовий.
В спины - крик вдовий.
Боль,
Боль, хоть кричи.

С врагом у нас свой счет.
Хоть ловок он, умен,
Но кровью истечет
Под наших мечей звон.
Он кровью истечет
Под наших мечей,
Наших мечей звон.

Пусть в боевом чаду
Пощады просит враг.
И Божьему Суду
Подвергнется пусть враг.
И Божьему Суду
Подвергнется
Подвергнется пусть враг.

Бейся, секира,
Час настал пира!
Час настал пира:
Вот уж погуляем мы на славу!

Играй, секира!
Ты - наша лира!
Ты наша лира!
Наземь вампира!
Вот уж мы побьемся за Державу!
Мы побьемся за Державу!

Ох, кажется, я...

27.12.2009 г
  
   Всегда в походе
   К композиции О. Дьяконова
   Русь!
   Как батыйское копье
   Позабыть,
   Храп монгольского коня
   Не узнать!
   Над гробами бабам заново выть.
   И орда - на шее: новая знать.
  
   Ты всегда в походе, странная
   Русь.
   Что тебя несет в пространство
   Времен?
   На тебе лихих столетий
   Груз.
   Может, он тебя влечет?
   Может, он?
  
   И твой путь всегда
   на Юг, на Восток.
   А на Запад - лишь,
   когда
   тебя бьют.
  
   И твой тракт победный молод,
   широк.
   А тяжелый путь
   венчает салют.
  
   Русь... Русь... Всем ты хочешь добра...
   А сама... А сама... Перекатная голь...
   Ты без золота краше, без серебра,
   И за это тебе поклониться позволь...
  
   Нас влечет десятилетий,
   Столетий излом.
   Мы эпохи каждой дети,
   Нам - бездны и гром.
   Нам Вселенскую дай смуту,
   Зачем нам лазурь?
   С ней нам скучно почему-то.
   Нам не хватает бурь.
  
   Русь... Русь... Всем ты хочешь добра...
   А сама... А сама... Перекатная голь...
   Ты без золота краше, без серебра,
   И за это тебе поклониться позволь...
  
   Нас влечет десятилетий,
   Столетий излом.
   Мы эпохи каждой дети,
   Нам - бездны и гром.
   Нам Вселенскую дай смуту,
   Зачем нам лазурь?
   С ней нам скучно почему-то.
   Нам не хватает бурь.
  
   25.12.2009
  
   Сonversation with Snowman (англ.)
   (About sacrificial)
   (Joke)
  
   - Are you little?
   - No, no! I'm not little: I will grow!
   And when growing will over,
   I will melt like all spring snow!
  
   - Why don't want to be in summer,
   When the harvest grows farmer?
   When the sun shines like in furnace,
   And in garden works aunt Alice?
  
   - O! In summer is hot very
   And I'll melt like ice in jerri
   Then aunt Alice will cry loud...
   Why her farmer can break out.
  
   I will better become silent,
   And I'll flow'n spring like island
   And then I'll become like water...
   It is my production quota.
  
   16.10.2010 г.
  
   Только та, которой...
   К композиции Ивана Ортнера
  
   Сколько, сколько раз,
   Сколько, сколько раз
   Приезжал
   в Ригу,
   Не на Янов день,
   И не в Янов день -
   "Лиго ".
  
   Ах, не треск костров,
   Не венок цветной
   нужен,
   Только та, которой,
   Я не стал
   мужем.
  
   Только лишь она,
   Только лишь она
   И никто
   некий!
   Я стремился к ней,
   Я стремился к ней,
   К Мекке.
  
   Но ни разу я
   Не видал ее -
   Лигу.
   Видно Бог ее
   Для меня создал
   В "Лиго".
  
   Неспроста создал
   Всю из горьких слез
   Из
   презренья.
   Моего желал,
   моего желал
   Он
   прозренья.
  
   И вот, вот он, я
   И в который раз -
   в Риге.
   И спешу, спешу,
   позвонить своей
   Лиге.
  
   Но ребячий бас
   В трубку прошептал
   тихо:
   - Мама умерла.
   И меня пожгло
   Лихо
  
   И теперь когда
   Я кручу цифирь
   Диска,
   Где бы ни был я,
   Во мне током бьет
   Искра.
  
   Будто я стою
   В будке на краю
   Риги
   И звоню, звоню,
   И звоню, звоню
   Лиге...
  
   Будто я стою
   В будке на краю
   Риги
   И звоню, звоню,
   И звоню, звоню
   Лиге...
  
   И теперь когда
   Я кручу цифирь
   Диска,
   Где бы ни был я,
   Во мне током бьет
   Искра.
  
   Будто я стою
   В будке на краю
   Риги
   И звоню, звоню,
   И звоню, звоню
   Лиге...
  
   22.07.2011 г.
  
   Слоу-Фокс
   К одноименной композиции А.М. Абрадушкина
  
   Общага наша. Двор. Вокруг платаны.
   Асфальт покатый влеплен в склон холма.
   В твои глаза глядеть я не устану.
   Я понимаю: ты - Судьба сама.
  
   Вокруг танцуют по уклону пары:
   Такие же студенты, как и мы.
   А лампочка на проволоке старой
   Выхватывает лица их из тьмы.
  
   Что так влечет к тебе со страшной силой,
   Что не могу с собой я совладать?
   Что в Небесах такого совершилось,
   Что я забыл про собственную мать?
  
   Что я сбежал из дома, как из клетки,
   И променял я мать на фокс с тобой?
   Ах, кто вдохнул огонь в грудь малолетки
   И хладнокровно в ней разжег любовь?
  
   Кто же это такой?
   Ну, кто же это такой?
   Кто хладнокровно так разжег любовь?
  
   Ах, шестидесятый год!
   Как давно, как недавно ты был!
   Невозвратно ты в дали уплыл,
   Голубой-голубой пароход!
  
   Ах, шестидесятый год!
   Невозвратно ты в дали уплыл,
   Голубой-голубой пароход...
   Как давно, как недавно ты был!
  
   Светлый лик твой тает, тает все сильней,
   Становясь загадкой для внучат моих.
   А на памяти стареющей моей
   Отпечатался тот давний, с тобой, миг.
  
   Как танцуем слоу-фокс по каплям мы.
   Бледный свет от лампы катится волной.
   Мы с тобой, как две гитарные струны,
   Так слились вдвоем в мелодии одной...
  
   Светлый лик твой тает, тает все сильней,
   И асфальт дворовый дыбится горбом...
   А по памяти стареющей моей
   Время больно бьет печалью: бом, бом, бом!
  
   Время больно бьет печалью: стук, стук, стук!
   Слезы капают из глаз: а был ли май?
   Слезы капают из глаз. Потом текут:
   Принимай ты эту жизнь. Воспринимай...
  
   22.05.2010 г.
  
   Старое кафе
   К композиции Ивана Ортнера
  
   Мы впервые тут вдвоем
   были ярким летним днем
   и держались
   за руки
   под столом.
  
   Кто - входил, кто - выходил,
   кто - садился, уходил,
   мы держались за руки молча.
  
   Кофе, недовольный, стыл,
   нас туман любви укрыл,
   будто кто-то напустил
   на нас порчу...
  
   Все застыло вокруг нас,
   все остыло вокруг нас,
   только нам обоим жгло
   руки.
  
   Кофе, недовольный, стыл,
   нас туман любви укрыл
   и сердец перемешались
   звуки.
  
   ... Сорок лет с тех пор стекло,
   как горячее стекло...
   Под шипенье, стон стекло
   в Лету.
  
   Я один сижу в кафе,
   в том же стареньком кафе,
   а тебя со мной всю жизнь
   нету...
  
   Нет давно погон на мне...
   Подошла мадам ко мне
   и спросила, как в тот раз:
   - Лудзу1)?
  
   - Палдиес2), - я вздрогнул, - плиз3)!
   да Вы - та же? Вот сюрприз! -
   И Судьба забила меня в лузу...
  
   - Палдиес, - шепчу я, - плиз...
   Вот ведь: та же! Вот сюрприз!
   Я... бывал... давно у Вас...
   С музой...
  
   Я... бывал тут... как солдат...
   Вай юс мани сапротат4)?
   Я ... служил тут... Когда мы...
   В Союзе...
  
   Я служил... Я любил тут ...
   Кафию5) мне дайте, гуд6)?
   Я не плачу... Нет... Совсем...
   Простите...
  
   Сливки! Сливки! Как тогда! -
   Ах, ушла моя звезда...
   Заплуталась на простой орбите...
  
   Ах, ушла моя звезда.
   Закатилась навсегда.
   Заплуталась на простой орбите...
  
   Ах, ушла моя звезда.
   Закатилась навсегда.
   Заплуталась на простой орбите...
  
   03.07.2009 г
  
   1) - Пожалуйста (в смысле "Чего изволите"). Латышское.
   2) - Благодарю Вас. Латышское.
   3) - Пожалуйста. Английское
   4) - Вы меня понимаете. Латышское.
   5) - Кофе. Латышское
   6) - Хорошо. Английское.
  
  
   Черный кадиллак
   К композиции В. Королева
  
   Снится ночью кадиллак
   Распоследняя модель.
   Под мой черный-черный фрак:
   Черный. В золоте. Коктейль!
  
   Весь блестит от света фар.
   А внутри - все для любви.
   Пусть кто скажет, что я стар!
   Факт: все девочки - мои.
  
   Для начала Фроську, бля,
   Эту толстую копну,
   Кадиллаком в морду я.
   Огорошу. То есть пну.
  
   Мол, видала, дура, бля,
   Че мы могем, коль хотим?
   Без бутылки, без рубля!
   А ты - дань за свой интим!
  
   Ща мы знаешь, сколько, бля,
   Таких фросек настрогам?
   Без единого рубля!
   Все падут к его ногам!
  
   Кадиллак, он - черный, бля.
   Не как негр, но все же. Все ж.
   Ты сама мне без рубля
   Свой интимчик поднесешь.
  
   Хочешь негра? Залезай!
   Да не пачкай ты мне фрак!
   Слышу, по лбу кто-то хрясь!
   - Уже пять! Вставай, дурак!
  
   Вон скотина вся орет:
   Одевайся да корми!
   ... Улетел, как самолет,
   Сон мой в щель между дверьми.
  
   - Да соломки-то подбрось!
   Не забудь! Поди, мечташь?
   - Че я сплю? Ну, че ты, Фрось?
   Что ли я какой алкаш?
  
   Да я, Фрося, я как... как...
   - Ну и че ты "Как да как"?
   Где мой черный кадиллак?
   Где мой черный-черный фрак?
  
   17.07.2011 г.
  
  
   Б.С. Гитману
  
   Я в две семерки в возрасте не верю.
   Пускай другой поверит, но не я.
   Лишь достиженьями я жизни версты мерю,
   А не годами просто бытия.
  
   А достиженья Ваши - роли пьесы:
   Живут в народах, в странах, в городах.
   А начались в пятидесятом из Одессы,
   Но завершатся не семерками в годах.
  
   Одесса, Львов, и Кишинев, и Киев...
   А с ними зимний и суровый Магадан...
   Бои, бои, ученики лихие...
   Сеул, Торонто... И восторги дам...
  
   Но рядом всюду лишь Она, Мадонна,
   Одна на жизнь, на спорт, одна на дом.
   Ее любовь верна, земна, бездонна...
   Она и в красном, в белом, в голубом.
  
   Она не видит Ваших двух семерок,
   Она еще спортивна, молода,
   Она еще девчонка Кишинева,
   И Вами, как и раньше, так горда...
  
   Я стих пишу. Уже довольно поздно.
   А в Вашей стороне уже рассвет.
   И Ваш закат судьбою не опознан.
   И Ваш удел еще среди побед...
  
   02.06.2011 г.
  
   На балтийском валуне сижу
   К композиции А. Абрадушкина
  
   На балтийском валуне сижу,
   Прозябая на чужом ветру.
   Не скажу, зачем тут, не скажу,
   Лишь слезу холодную утру.
  
   (Если ветер выкатил... Сотру...
   Если память... Тут я погожу...)
   Прозябая на чужом ветру,
   На балтийском валуне сижу.
  
   Где сижу я? Память, подскажи:
   Я не знаю. Сам не знаю, где.
   То ли в Виртсу, то ли в Айнажи...
   В Салацгриве? В Пярну? Где я? Где?
  
   Дюны, море, сосны, чаек крик,
   Запах рыбы... Прошлого печать...
   Я... Уже не мальчик. Ах,старик.
   Потускнел я. Жизнь уж не начать.
  
   А валун... Он вечен, как Земля.
   Если не взорвет его снаряд...
   И через века другой, не я,
   Вдруг всплакнет на нем о прошлом. Как и я.
  
   17.01.2011 г.
   .
   Вьевшаяся привычка
   Рассказ отставного служаки из г. Череповца
     
      Хочу историю сказать,
      Как мы живем с подругой.
      Таки дела тут, твою мать,
      Бошка идет вся кругом.
     
      У нас широка, блин, кровать,
      Но мы на ней спим редко.
      У нас для жизни, чтобы спать,
      Обычна табуретка.
     
      На табуретке мы живем
      Как муж с женой. В обнимку.
      И умудряемся жилье
      Делить по половинке.
     
      Стоит широка, блин, кровать.
      Страдат, пуста, от дури.
      А табуретка, твою мать,
      В напряге вся, в натуре.
     
      В окошко как-то месяц - "ширь"!
      Глядь, мы - на табуретке!
      Поди, стал нюхать нашатырь:
      Так затемнел вдруг репкой.
     
      Скажи соседям - засмеют!
      В глаза тя обхохочут!
      За табуреточный "уют".
      Не знашь, где чирей вскочит!
     
      А с табуретки слезть - никак!
      Привыкли "по-солдатски"!
      Еще бы на ночь взять рюкзак,
      По скатке да по каске!
     
      Такие вот собака-жизнь
      Выкидыват коленца!
      Мы и не сёдняшни, кажись,
      Но спим, как извращенцы.
     
     11.02.2009 г.
  
   Россия
  
   Посох отбросив, несется она,
   Не выбирая пути, напрямик,
   Жаждой Надежды и Веры полна.
   Ах, как Пространство манит!
  
   Недруги вслед ей желают пропасть.
   Зависть их мучит, колотит озноб.
   Кто-то не может сдержать свою страсть:
   Злобно пророчит ей гроб.
  
   Но она рвется вперед и вперед
   Сквозь мглу ночную и грохоты битв.
   И ее лик, на ветрах распростерт,
   Реет под стоны молитв.
  
   Вихри пытаются сбить ее в тьму.
   Годы - состарить, лишить ее сил.
   Но не удастся ее никому
   Сбросить с Небес под настил.
  
   Мчится она через скрежеты лет
   Непокоренной. Из боя да в бой.
   Словно был ею дан Богу Обет
   Жить в этом мире борьбой!
  
   Плащ на ней синий (цвета озер),
   Мертвых, живых за ней - череда.
   Рвется она в бесконечный простор.
   Через века. Через года.
  
   Страсть, Бесконечность, яркий Огонь,
   Неудержимость, Беспечности пыл,
   Кто-нибудь только задень ее, тронь!
   Ох, не собрать ему крыл!
  
   Я упиваюсь ее синевой.
   Как необъятен ее горизонт!
   И не случится с ней ничего:
   Бог распахнул над ней зонт!
  
   26.12.2009 - 15.09.2010.г.
  
   И.В. Шишигину
  
   Хотя Ваш кот нам не дает связаться,
   Давайте обойдемся без кота:
   Уж не такая это фифа-цаца,
   Чтоб создавалась наша маета.
  
   Нажмем тихонько мы на переписку
   И в ней все скажем. Скажем все, как есть:
   Что мы уже - почти что очень близко,
   Почти - родня. На почве книжной смесь.
  
   При этом молодой (вот штука!) - крестный
   А старый - крестник. Вот ведь парадокс!
   А тарантас наш утлый, двухколесный,
   Уже погнул свою программу-ось.
  
   За столько лет она поизносилась,
   И поистерлась временем она.
   И в месте том, что раньше нам так снилось,
   Уже во всю прогалина видна.
  
   Но Ваши пятьдесят в том не повинны.
   Виной всему лишь Время. А года...
   Они летят, как ласточки. Наивны.
   А мы их лет хватаем иногда.
  
   Но Время - как сквозь пальцы. Утекает.
   И нас кукожит. От ступней до глаз.
   И наша жизнь (наивная такая!)
   Никак не в лад с годами каждый раз.
  
   ... Давно, в Москве, как раз на эту дату
   Был юбилей мой Вашему сродни...
   Желаю Вам всего, что прочат брату:
   Чтоб Вас любили радостные дни.
  
   27.03.2011 г.
  
   Серебряный "Бостон"
   К одноименной композиции А.М. Абрадушкина
  
   Ах, была жара!
   Палил июль.
   И капли пота - на одежде.
   С самого
   Утра
   звучал Бюль-Бюль,
   Зовя кого-то нежно.
   А мы
   вдвоем в купе
   в "Бостоне"
   умирали.
   Почти
   пустой вагон
   бросало,
   как на ралли.
   И он,
   скрипя, кружился,
   кружился
   вместе с нами...
   А было
   это рядом
   с Дагестанскими Огнями.
  
   Прижмись
   сильней ко мне,
   моя подруга!
   Пророчит нам Судьба:
   не быть нам друг без друга.
   И стук колес,
   и шепот
   твой неслышный
   Во мне рождают сладостные мысли.
  
   Прости, Господь, за этот грех.
   Ты свою милость мне яви.
   Те дрожь и плоть - не для утех.
   Они исходят от любви.
  
   Господь, прости! Прости, Господь,
   не то расплачусь я навзрыд...
   Любовь в пути... Не всем дано.
   И этот рай не всем открыт.
  
   А мы
   вдвоем в купе
   в "Бостоне"
   умирали.
   Почти
   пустой вагон
   бросало,
   как на ралли...
  
   24.05.2010 г.
  
  
   Осень
   К одноименной композиции А.М. Абрадушкина
  
   Прокричал давно осень петух.
   И костер мой немного притух.
   Но старался петух, видно, зря
   видно, зря:
   Темной ночью настала заря.
  
   Завтра будет холод,
   А сейчас - жара.
   Я бесстрашно молод
   Нынче до утра.
  
   Очень уж задорен
   Не по силам я.
   Но душевных зерен
   Столько для тебя!
  
   Век тебе дарил бы
   Все, что есть вокруг,
   А чешуйки кривды
   Не пущу в наш круг.
  
   Эта ржа людская -
   Матерь всех утрат.
   Жалит, не взирая,
   Прав иль виноват.
  
   Съест любовь, съест чудо.
   Выпьет как анчар...
   Обметала губы
   Ночь мне нитью чар.
  
   Утром будет холод.
   А сейчас - жара.
   Как я нынче молод!
   Молод до утра...
  
   Прокричал давно осень петух.
   И костер мой немного притух.
   Но старался петух, видно, зря,
   видно, зря:
   Темной ночью настала заря.
  
   06.01.2010 г.
  
   Нет, я ни о чем не сожалею
  
   Размышления
      Слова к муз. композиции А.М. Абрадушкина
     
      Ах, как ты внезапно
      накатила волной, осень!
      Я на миг пригнулся:
      "Пролетай ты, осень, мимо!"
      Распрямившись тяжко,
      я увидел: все - в морозе.
      И все леденеет так неотвратимо...
     
      И все покрывалось снегом,
      забеляя дали,
      Удалялись, сказочно белея,
      прочь родные лица.
      Уходили навсегда
      навечно убегали,
      чтобы никогда потом не повториться....
     
      Ах, ведь это я бегу,
      а не они, в морозе,
      Вон же, вон они глядят
      на бег с тревогой...
      Ах, как ты внезапно
      улетела, осень!
      И вот-вот уже он,
      вот - конец дороги...
     
      Ах, как ты внезапно
      накатила волной, осень!
      Я хотел пригнуться:
      "Пролети, мол, осень, мимо!"
      Но попал я в снеги и попал в морозы,
      и все леденеет так неотвратимо...
     
      ...Ах, ведь это я бегу,
      а не они, в морозе,
      Вон же, вон они глядят
      на бег с тревогой...
      Ах, как ты внезапно
      улетела, осень!
      И вот-вот уже он,
      вот - конец дороги...
     
      Ах, как ты внезапно
      Накатила волной, осень!
      Я хотел пригнуться:
      "Пролети, мол, осень, мимо!"
      Но попал я в снеги и попал в морозы,
      и все леденеет так неотвратимо...
     
      24.06.2009 г.
  
   Твист и буги 1956
К композиции Ивана Ортнера

Я окурок затираю:
Пяткой, пяткой, его мать!
Хорошо - земля сырая:
Раз - окурка не видать.

А потом другой я пяткой
То же тру я без труда.
И локтями без оглядки
Я сюда, туда-сюда!

Это - твист. А, может, - буги.
Еще я не в курсе тут.
Наблюдаю, что подруги
Тоже пяткой что-то трут.

Вот это - шик! Да, да! Вот это - шик!
Вот это - шик! Да, да! Вот это - шик!
Вот это - шик!

Вот это - шик! Кругом толпа ревет!
Вот это - шик! Гляди, тебя порвет!
В безумстве - каждый, кто в толпе бежит.
Вот это шик!

Я - поту весь. Я - локтями...
Я - кормой туда-сюда...
Здесь мы русскими лаптями
Зажигаем хоть куда...

Пусть Америка боится
Недоступных ей лаптей.
Мы за буги, твист и пиццу
Начинаем биться с ней.

Пускай эта белоручка
Покорится нам без бомб.
Мы на самом деле круче
Наших вечных катакомб!

Вот это - шик! Да, да! Вот это - шик!
Вот это - шик! Да, да! Вот это - шик!
Вот это - шик!

Вот это - шик! Кругом толпа ревет!
Вот это - шик! Гляди, тебя порвет!
В безумстве - каждый, кто в толпе бежит.
Вот это шик!

...За окном луна сияла,
Лаял Бобик во дворе.
Я лежал под одеялом,
Весь дрожа, как в декабре.

А на улице - плюс тридцать.
Но меня еще бьет дрожь
И от буги, и от пиццы,
И от твистов всяких сплошь.

Ну их, этих "иностранцев"!
Русский лапоть в них не ас.
Завтра я пойду на танцы
Вот туда, где крутят вальс.

06.09.2011 г.
  
   Дай Ты, Боже...
   К композиции И. Ортнера
  
   Осень уж. Листья опадают.
   Осень уж. Журавли - на юг.
   Осень уж. Вдруг тоска такая...
   Осень уж. Мысли - не в раю.
  
   В сумраке позамолк кузнечик.
   В сумраке вся страна лежит.
   В сумраке похвалиться нечем.
   В сумраке невозможно жить.
  
   Русь моя: брани и обиды.
   Русь моя: ложь и соловьи.
   Русь моя: плач и панихиды.
   Русь моя: зори на крови.
  
   Встану я ликом на свободу.
   Истово Богу помолюсь:
   - Дай Ты, Боже, счастие народу.
   Но оставь ему простоту и грусть.
  
   07.09.2011 г.
  
   Разные темы
   К композиции И. Ортнера
  
   Лист кружит, кружит, слетая,
   С ветки-матери тревожной.
   А она, в любви слепая,
   Только стонет односложно.
  
   Она стонет по ребенку,
   Что вдруг так вот вдруг сорвался,
   И в какие-то в потемки,
   Безрассудно мчит без галса.
  
   Мама знает, жизнь - что море.
   В ней - без курса, что - без Бога:
   На пути - гирлянды горя.
   Жизнь бескрыла и убога.
  
   Мама знает. Лист - не хочет.
   Потому его уносит
   Дальше в даль. В пространство ночи.
   Он торопится, как в кроссе.
  
   Ветка стонет по ребенку:
   Никого не будет в доме.
   Но она молчит вдогонку,
   Потому что молча стонет.
  
   А потом врачи из "Скорой"
   Перевяжут ветке душу.
   Всю прослушают прибором.
   Посоветуют не кушать.
  
   А листок свободный - в темень.
   Разрешения не спросит.
   У него - весна по теме.
   А у ветки в теме - осень.
  
   08.09.2011 г.
  
   Цветущий май
   На музыку А. Полонского
  
   Как по следу шла судьба,
   А я бежал.
   И звала меня, раба,
   А я бежал...
   И сулила мне успех,
   А я бежал:
   Укрывая ото всех,
   А я бежал...
  
   Но я помню тебя, май,
   Цветущим. Ах!
   Все вокруг воспринимал
   Цветущим. Ах!
   И мотив твой меня
   Как он волновал!
   Моего я гнал коня
   На карнавал.
  
   Как далеко-далеко
   стекла пора...
   И в глазах уже не утро -
   Вечера.
   Только вроде бы
   прорезался пушок,
   А уж лет-то сколько мне...
   Ну, просто - шок!
  
   И попал давно я в в ночь.
   Попал я в ночь,
   Полотном прикрыв печаль
   в своей душе.
   Не желал себе никак
   ничем помочь,
   Отвергал даже всегда
   ля фам шерше...
  
   Но ля фам меня нашла:
   нашла сама.
   Догнала-таки судьба
   меня, раба...
   Переметная с тех пор
   ее сума
   На меня легла, как-будто
   два горба.
  
   20.09.2011 г.
  
   Вальс цветов
   Слова к старинному вальсу
   (автор неизвестен)

Дяди в погонах кружили
Маму мою молодую.
Все невдомек им: они ли?
За что судьба их балует?

Нету визгливых бомбежек,
И не толчет грязь пехота.
Здесь нет войны, и ты можешь
Женский обнять стан под хохот.

Госпиталь. Тыл. Дым акаций.
Запах цветов так дурманен.
И если очень стараться,
То не заметно, что ранен.

И твоей жизни страничку
В этой тиши безвоенной
Перевернет медсестричка
Так для тебя вдохновенна.
   Ну а ты что заплакал, пацан?
Твою мамку не слопаю я.
Видишь, сколько во мне, брат, свинца?
И по мне сколько ран от огня?
Как слеза, твоя мамка чиста.
Да и ты же - мужчина: держись!
Твоя мамка снимает с креста
И таким вот, как я, дарит жизнь"...

Дяди в погонах кружили
Маму мою молодую.
Дяди в погонах кружили
Маму мою молодую.
Дяди в погонах кружили
Маму мою молодую.
Дяди в погонах кружили
Маму мою молодую...

22.09.2011 г.
  
   Брызги шампанского
  
   Слова к одноименному танго
   Хосе Мария де Луккеси
  
   Вот и все: с зарей ушла любовь
   Вся разлетелась вдрызг хлопком,
   Как взрыв шампанского. Увы!
   И брызги с пеною облили все вокруг
   И разлучили нас навек с тобой, мой друг!
  
   Вот и все: мир, счастье - позади.
   И тьма заволокла зарю.
   И все порушено волной,
   И твердь небесная - душа - расколота.
   И сердце будто бы исчезло из груди.
  
   И оба мы
   вдруг без любви.
   И разошлись наши дороги.
   И открыв ворота темноты,
   Мы в них вошли:
   и я, и ты.
  
   И в этой страшной темноте
   Нас светлый луч уж не коснется.
   Под солнцем
   были мы,
   Под солнцем
   были мы,
   Тут станем мы
   уже не те.
  
   Ах, как это пережить!
   Как все это пережить!
   Чем дни страданья заглушить?
   Огонь разлуки притушить?
  
   О, Боже, дай мне сил уйти
   из этой черной темноты.
   И прочерти мне путь надежды.
   И чистый свет в конце пути.
  
   Может быть, дождусь я новых пен
   И брызг шампанского и "Горько!" кто-то крикнет
   И любовь, как свет, войдет в меня
   И тихо охну я,
   И задохнусь в других объятьях насовсем.
  
   24.09.2011 г.
  
   1937-й
   На музыку И. Жака
  
   Моей маме ровно девятнадцать,
   Ну а папе - ровно двадцать пять.
   Он уже успел в любви признаться,
   а она - "Подумаю" опять.
  
   У нее - наколка на предплечье:
   Воровская финка и кинжал.
   А ему ответить просто нечем.
   Да и вид наколки не сражал.
  
   Папа - из серьезных: он - военный.
   Носит портупею на ремне.
   (Он был, не похож на Гуинплена:
   Симпатичный, говорят, вполне).
  
   Мама - неуемная безбрежность!
   А запляшет, пол застонет аж...
   Папа - запоет тихонько, нежно...
   И молчит. Совсем другой типаж!
  
   Две моих надежды не сливались,
   Не соединялись. Не клялись.
   А я ждал на небе эту завязь,
   Когда завязь превратится в жизнь.
  
   ...Ангел дал мне весточку на небо:
   - Получи, любезный, и танцуй.
   Я клянусь и Господом, и Хлебом:
   Нынче видел первый поцелуй.
  
   Скоро ты у них в любви родишься.
   Приготовься: будешь на Земле.
   Но гляди: ты там не насладишься.
   Быть тебе вне счастья и во мгле...
  
   26.09.2011 г.
  
   Танго соловья
   К одноименному танго Ю. Богословского
  
   Бродили мы с тобой по парку над рекой.
   От тихой красоты вокруг струилась благодать.
   И вечер мягкий нас обнял волшебною рукой
   И нашу жизнь-судьбу пытался угадать.
  
   Ах, вечер- вечерок... Ах, ты не торопись:
   Успеется еще тебе узнать про нашу жизнь.
   Зажглась лишь чуть свеча, картины чуть коснулась кисть,
   а ты уж знать все хочешь. Рано. Откажись...
  
   Пробьют часы, и мы решимся или нет.
   Уйдем мы или в тьму-печаль, иль в бесконечность дня...
   А если в день уйдем, на нас прольется свет
   Небесный свет от благодатного огня.
  
   ...Бродили мы с тобой по парку над рекой.
   От тихой красоты вокруг струилась благодать.
   И вечер мягкий нас обнял волшебною рукой
   И нашу жизнь-судьбу пытался угадать.
  
   27.09.2011 г.
  
   Она не хочет ни цветов, ни шоколада
   Слова к немецкому музыкальному шлягеру 1941 г
   "Sie will nicht Blumen und nicht Schokolade"
  
   Она все ждет, она все ждет,
   И рано прячется в постель.
   А в ней лишь лед, один лишь лед...
   Давно остывшая купель...
  
   Не надо ей цветов и шоколада.
   Не нужен дорогой автомобиль.
   Она не любит сладость мармелада.
   А ждет, ее чтоб кто-то полюбил.
  
   И в снах она страдает: вся в истоме.
   Она его все ждет, и ждет, и ждет.
   А он дорогу к ней все не запомнит.
   И все никак, никак к ней не идет.
  
   Вон тот, который пялится с афиши:
   Красавец белозубый из кино...
   Не он в душе ее любовью вышит.
   И это не ее совсем вино.
  
   А тот, который ночью так дурманит,
   Не шоколадно-мармеладный он.
   Он... ураган с горячими губами.
   Он... буйство сил, и жар любви, и стон...
  
   Не надо ей цветов и шоколада.
   Не нужен дорогой автомобиль.
   Она не любит сладость мармелада.
   А ждет, ее чтоб кто-то полюбил.
  
   И в снах она страдает: вся в истоме.
   Она его все ждет, и ждет, и ждет.
   А он дорогу к ней все не запомнит.
   И все никак, никак к ней не идет.
  
   Она все ждет, она все ждет,
   И рано прячется в постель.
   А в ней лишь лед, один лишь лед:
   Давно остывшая купель...
  
   Она все ждет, она все ждет,
   И рано прячется в постель.
   А в ней лишь лед, один лишь лед...
  
   02.10.2011 г.
  
   Как много слез
Слова к музыке Дика Пауэла
(Dick Powell)

Как много слез:
В них не вместилась
ночь
Уже рассвет.
И солнца луч готов тебе помочь
Понять весь этот бред.

Пусть он ушел,
А переждать не сможешь
ты.
И свет погас.
Но солнца луч вернет из темноты
Цветы для твоих глаз.

Его прости,
Хотя ушел, ушел он
в ночь.
И ваша нить
Оборвалась. Тебе невмочь
Снега меж вами растопить.

Как много слез:
В них не вместилась
ночь
Уже рассвет.
И солнца луч готов тебе помочь
Понять весь этот бред.

Тебя октябрь
Настиг, подлец, после
весны
Твоя любовь
Все пропустила золотые сны
И запах полевых цветов.

Как много слез:
В них не вместилась
Ночь
Ты не грусти:
И чародей придет тебе помочь,
И улыбнешься счастью ты.

04.10.2011 г.
  
   Мы знаем сами

Слова к польскому шлягеру 30-х г.г.
   20-го в. "Мне все равно"
Музыка - Белостоцкий

Ты говоришь, что станешь ты моею,
Тебя коснуться завтра я посмею,
Что зацелую завтра твои руки...
Все это звуки, все это звуки...

Что тонкий стан твой стану обнимать я,
Что ты отдашься вся в мои объятья,
Что завтра кончатся навечно все разлуки...
Все это звуки, все это звуки...

Ты говоришь все так сладкоголосо,
Что завтра вдруг наступят наши весны,
И что придет конец тоске и муке...
Все это звуки, все это звуки...

Наш путь с тобой - печаль в тоске безбрежной.
В одеждах мглы ночной и безнадежной.
Наш путь с тобой - не озарим кострами.
Мы знаем сами, мы знаем сами...

Ты говоришь, что станешь ты моею,
Тебя коснуться завтра я посмею,
Что зацелую завтра твои руки...
Все это звуки, все это звуки...

07.10.2011 г
  
   Ах, сыграй мне, балалайка
  
   Слова к немецкому шлягеру 30-х г.г. 20-го в.
Музыка - Б. Капер.
  
   Ах, сыграй мне балалайка
   Про мою печаль-разлуку.
   И попробуй, угадай-ка
   Про тревогу и про муку.
  
   Я печаль встречаю стоя:
   Не паду я на колени.
   И жалеть меня не стоит:
   Не забуду об измене.
  
   Все расхищено зловеще.
   Этот вор был зол и ловок.
   И разбросанные вещи -
   Как следы от пуль винтовок.
  
   Да притихнет боль разлуки.
   И не быть тоске зеленой.
   Не заламывая руки,
   Я сдержу ночные стоны.
  
   Я ни стоном и ни взглядом
   Не подам судьбе и вида.
   Пусть ее не будет рядом.
   Да рассеется обида
  
   Пусть и дальше сердце бьется
   Не скрипуче, а просторно.
   Пусть на дне души-колодца
   Хватит места и для горна.
  
   09.10.2011 г.
  
   Зимнее танго
   Слова к одноименному танго О. Строка
  
   Мне снилось: я тебя целую.
   И долго длилась сказка-ночь.
   А ель в снегу тебя, былую,
   Пыталась спрятать, словно дочь.
  
   А в небе звезды загорались
   И гасли, таяли в снегу.
   А мы безумно целовались,
   Одевшись в белую пургу.
  
   Сомкнувшись, будто два магнита,
   До хруста бедер, снилось мне,
   Не знали мы, что ты убита
   На той, на будущей войне.
  
   Не знали мы, что, одиноко,
   Я проживу век бобылем.
   И не забуду счастья тока,
   Что испытали мы вдвоем.
  
   12.10.2011 г.
  
   Ожидание
   Слова к одноименному танго О. Строка
  
   В мокрый вечер или в ясный
   Плачешь ты о нем, о нем.
   Но твой лик всегда прекрасный,
   Хоть горит, в слезах, огнем.
  
   Листву осеннюю над занавесками
   Случайно вдруг к окну прибьет.
   А ты движениями нервно-резкими
   Бежишь узнать, вдруг он идет.
  
   И видит зеркало твои рыдания
   И отражение слепой любви.
   И ожидания, и ожидания,
   И умирания твои, твои.
  
   И видит зеркало твои раскаянья.
   Твои моления: - Приди, приди...
   И всплески горечи, и бунт отчаянья,
   И ожидание любви, любви...
  
   В мокрый вечер или в ясный
   Плачешь ты о нем, о нем.
   Но твой лик всегда прекрасный,
   Хоть горит, в слезах, огнем.
  
   Но, жаль, не ведают твои ресницы
   Придет ли радость, что им дана
   Тебе ночами все будет сниться,
   Что ты с любовью совсем одна.
  
   Что ожиданье - черта кристалла
   По твоей мягкой, простой душе,
   Что ты для жизни быть перестала,
   Что нет возврата к любви уже.
  
   13.10.2011 г
  
   Ушли года...
   Слова к танго О. Строка
   "Ах, эти черные глаза"
  
   Ушли года и жаркий шепот лета
   Так не волнует за моим окном.
   Пусть песня может быть еще не спета,
   Но жизнь - увы: что опустелый дом.
  
   Она прошла сполна десятилетья
   И истощилась от борьбы, пустот.
   И все, что не желал в ней так пропеть я,
   Пропел другой. Без сердца и без нот.
  
   Ах, как давно, давно тебя не видел!
   И где ты? С кем жила и как живешь?
   И был засеян ли той жизни выдел,
   Тот, на котором мы топтали рожь?
  
   А помнишь осень? Листья опадали.
   В последних астрах грусть-печаль жила.
   Но мы с тобою улетали в дали:
   Ведь мы любили. И весна цвела.
  
   А нынче летом - один холод, холод.
   И грусть не в астрах: грусть в тебе самом.
   И позабыл давно, как ты был молод
   И как вздыхал над синим васильком.
  
   И как вздыхал над синим васильком.
  
   И как вздыхал над синим васильком.
  
   16.10.2011 г.
  
   Мое последнее танго
   Слова к одноименному танго О. Строка
  
   Не упрекай, что ничего не напишу я:
   Я истомлен от грез своих пустых.
   Мольбы твои, что про любовь большую,
   Не достучатся до тревог моих.
  
   Твоих никто не станет слушать песен.
   В небытии когда-то наши дни.
   В них мир - фальшив, тосклив и не чудесен,
   В нем нет любви, а лишь слова одни.
  
   С тобой не раз мы танго танцевали.
   И я любил, тебя любил, его...
   А ты меня любила ли? Едва ли...
   И нынче вот мое последнее танго...
  
   Не упрекай, что ничего не напишу я:
   Я истомлен от грез своих пустых.
   Мольбы твои, что про любовь большую,
   Не достучатся до тревог моих.
  
   17.10.2011
  
   Голубые глаза
   Слова к одноименному танго О. Строка
  
   Долго смотрели вы вдаль,
   Долго являли печаль.
   Долго глядел я на вас.
   Долго искал ваших глаз.
  
   Долго глядел я на вас.
   Долго искал ваших глаз.
  
   Но когда я увидел их
   Все в слезах, голубых.
   Мое сердце зашлось
   От предчувствий дурных.
  
   Эта синь, эта боль,
   Сотворенная в них,
   Означали любовь...
   Не бывать мне в живых...
  
   Не бывать мне в живых...
  
   И взглянула она
   На меня, сквозь меня...
   Сошло сердце с ума
   И зажглось от огня.
  
   Я к пространству прирос:
   Голубые глаза...
   По мне искрой - мороз...
   По мне искрой - мороз...
   Голубые глаза...
  
   Душа покинула меня
   Ее никак не догоню:
   Она бежала от огня
   Бежала в полымя, к огню...
  
   А люди мимо молча шли,
   А жизнь текла вперед, не вспять.
   А я стоял пуст, без души,
   И ничего не мог понять.
  
   18.10.2011 г.
  
   Когда весна придет опять
   Слова к одноименному танго О. Строка
  
   Без тебя страдал я в эту зиму.
   Без тебя я грезил в бреду о тебе.
   Без тебя вся жизнь пролетала мимо.
   Без тебя я хотел быть на Страшном Суде.
  
   Когда весна придет опять
   И нивы в рост пойдут гурьбою,
   Нас позовет морская гладь,
   И там мы встретимся с тобою.
  
   На чуть прогревшемся песке
   У полузанятого пляжа
   В сосновом, с шишками, леске
   мы утолим там нашу жажду.
  
   Где-то в далях твоих ароматных
   Ты живешь, наши встречи под спудом храня,
   И мечтаешь, надеясь, вернуться обратно
   Снова в те голубые края.
  
   Ты, как и я, плохо спишь ночами.
   Ты, как и я, грезишь тихо во сне.
   Ты, как и я, даты меряешь снами,
   Ты, как и я, ждешь вестей о весне.
  
   Когда весна придет опять
   И нивы в рост пойдут гурьбою,
   Нас позовет морская гладь,
   И там мы встретимся с тобою.
  
   На чуть прогревшемся песке
   У полузанятого пляжа
   В сосновом, с шишками, леске
   мы утолим там нашу жажду.
  
   19.10.2010 г.
  
   Мечта
   Слова к одноименному танго Оскара Строка
  
   Мечтаю о миге,
   Когда буду в Риге,
   Где служба и юность
   Когда-то столкнулись.
  
   Мечтаю о хоре:
   Послушать в соборе.
   О гордой блондинке
   С глазами, как льдинки.
  
   На Киш хочу на озеро,
   Где от любви морозило.
   На Горку Бастионную
   Хочу попасть опять.
  
   Пройтись хочу по Барона
   (По Кришьяна по Барона),
   И время течь исконное
   Хочу заставить вспять.
  
   Хочу в Вецмилгравис,
   Где сердце осталось,
   Где звуки прелюдий
   Звучали весной,
  
   Где был я так молод,
   Влюблен в этот город,
   Где чайки и люди
   Влюблялись со мной.
  
   20.10.2011 г.
  
   Последний танец
   Слова к "Неаполитанскому танго" Оскара Строка
  
   Мы танцевали:
   Горели мы.
   Не замечали
   Крутой волны.
  
   Ко мне прильнувши,
   Ты шла рабой,
   А берег рушил
   Морской прибой
  
   Мы танцевали
   на фоне волн,
   в руке моей -
   твоя рука.
   А серый мокрый
   бетонный мол
   казался нам
   что облака.
  
   И солнышко за тучей
   упряталось от нас.
   Для нас так было лучше:
   Вдвоем - последний раз.
  
   Мы танцевали
   Совсем одни.
   Сбежали в дали
   Те наши дни,
  
   Что нас связали
   Одной судьбой
   И нам воздали
   С тобой любовь.
  
   О, как дрожишь ты!
   От волн ли? Нет?
   Ты - моя вишня,
   Мой первоцвет.
  
   Сорвал тебя я,
   Сорвал тебя.
   Теперь страдаю.
   Болею я.
  
   Вон солнышко за тучей
   упряталось от нас.
   Люби меня и мучай,
   Люби последний раз.
  
   Сорвал тебя я,
   Сорвал тебя.
   Теперь страдаю.
   Болею я.
  
   Сорвал тебя я
   Сорвал тебя.
   Теперь страдаю.
   Болею я.
  
   21.10.2011 г
  
   Русь моя
   Слова к танго Оскара Строка
   "В разлуке"
  
   Меркнут знаки тех времен,
   Когда плыли мы вдвоем
   По реке в одном плоту,
   Чтоб догнать свою мечту.
  
   Нас не трогала печаль:
   Лишь касалась невзначай.
   Все вокруг - светло-светло,
   Мир - прозрачное стекло.
  
   Ах, какие те года!
   Не забыть их никогда!
   Вокруг все зелено и лес -
   Высокий, стройный, до небес.
  
   Еще все живы и земля
   Смеется в сумрак бытия.
   Еще есть пламя для страстей
   И почти нет плохих вестей.
  
   И вокзалы городов
   Не встречают черных вдов.
   И внимательно на нас
   Не нацелен дула глаз.
  
   Еще очерчен счастья круг
   И нет голодных детских мук,
   И плача детского, разлук,
   И каждый каждому - друг, друг...
  
   И не привозит на перрон
   Под тихий марш для похорон
   "Груз двести" пьяный старшина:
   Свидетель, что идет война.
  
   Еще князей нет и цариц,
   Никто еще не прячет лиц,
   На крышах снайперов - ни-ни.
   Молчат рекламные огни.
  
   А нынче вдрызг разбит наш плот,
   А та река - водоворот.
   И лишь церковный перезвон
   Знобит со стаями ворон.
  
   И на Руси уж не до нас:
   В цене в ней только нефть и газ.
   И деньги - этот вечный прах -
   Из крови, пролитой в боях.
  
   23.10.2011 г.
  
   Марианна
Слова к одноименному танго Оскара Строка

Конец был осени в снегу,
и все пороша заметала.
Я это время сберегу,
Хотя и этого мне мало.

Уйдут века, пройдут века
И нас не будет уже точно,
Но стану я издалека
Тебя искать своею строчкой.

... Ты мне явилась, как во сне:
Я помню этот миг-мгновенье.
И это было по весне
Глубокой осенью виденье.

И словно вздох небытия:
Я пробудился: - Помогите!
Захвачен я и схвачен я,
Меня кружит в ее орбите!

А ты смеялась от души
И целовала нежно в губы.
Ах, как мгновенья хороши!
Ах, как сладки любви зарубы!

... Ты мне явилась, как во сне:
Я помню этот миг-мгновенье.
И это было по весне
Глубокой осенью виденье.

24.10.2011 г
  
   У моря
   Слова к одноименному танго Оскара Строка.
  
   Под пальмами у моря, у нашей бухты сонной
   Под зонтиком цветастым сидела ты одна.
   И голубые волны на берег шли колонной,
   И гальку перекатывали с дна.
  
   На рейде яхта упала в синь,
   Как чайка с неба совсем без сил.
   И тишину, и сон такого мирного дня
   Смогли нарушить только ты и я.
  
   - Тебя люблю я, - прошептали кусты.
   - Тебя люблю я, - промолчала мне ты.
   И пальмы в такт закивали, как от ветерка,
   Ко мне тянулась твоя рука.
  
   Под пальмами у моря, у нашей бухты сонной
   Под зонтиком цветастым сидели мы вдвоем.
   И голубые волны на берег шли колонной,
   А мы мечтали каждый о своем...
  
   На рейде яхта упала в синь,
   Как чайка с неба совсем без сил.
   И тишину, и сон такого мирного дня
   Не нарушали ни ты, ни я.
  
   Как хорошо нам с тобой вдвоем.
   Ах, я сгораю в запахе твоем.
   Но тишину, и страсть такого сладкого дня
   Не нарушали ни ты, ни я.
  
   26.10.2011 г.
  
  
   Не упрекай
   Слова к одноименному танго
   Оскара Строка
  
   Не упрекай, что я любил тебя так мало,
   Что я уехал, грешный, далеко,
   Что наша встреча твою жизнь переломала,
   Да и моя сложилась нелегко.
  
   Ах, молодые! Что мы понимали?
   Нам бы друг друга только целовать...
   А что там дальше станется, едва ли
   Нас волновало. В этом - благодать!
  
   Мы повзрослели неприлично быстро,
   Не расцепив объятий нежных пир.
   И нас уже не прожигала искра,
   И чуть поблек у каждого кумир.
  
   Вон ветерок в окошко запах бросит,
   Знакомый запах прерванной любви.
   И я увижу, что давно уж - осень.
   И опечалюсь: где ж глаза твои?
  
   Не упрекай, что я любил тебя так мало,
   Что я уехал, грешный, далеко,
   Что наша встреча твою жизнь переломала,
   Да и моя сложилась нелегко.
  
   08.11.2011 г.
  
   Любимая
Слова к одноименному танго
   Оскара Строка
  
Ночью я просыпаюсь, одинокий, как перст.
Месяц давно уж светит вовсю ярко окрест.
Звезды роняют маленькими точками свет.
А вокруг меня - тьма, потому что нет тебя.
Потому что тебя нет ....

Где ты? В каком живешь ты далеком краю?
С кем ты? Кто там целует нежно шею твою?
Может, сейчас склонилась ты над зыбкой в ночи,
Позабыв про наши ночи,
про наши ночи, так бессонно горячи?

Любимая! Как я изнемогаю тут без тебя!
Любимая! Как я страдаю и тоскую, любя!
Любимая! Зачем ушла ты от меня в эту темь?
Судьбою нашей ты вершила,
Так печально завершила, все разрушила совсем...

Ночью я просыпаюсь, одинокий, как перст.
Месяц давно уж светит вовсю ярко окрест.
Звезды роняют маленькими точками свет.
А вокруг меня - тьма, потому что нет тебя.
Потому что тебя нет ....

09.11.2011 г.
  
   Спи, мое бедное сердце
   Слова к одноименному танго
   Оскара Строка
  
Помнишь, как ты меня ласкала?
Ах, я живу давно без тебя,
Хотя не вспоминать нет сил.
Жизнь моя давно течет с начала.
Стараюсь позабыть, как я тебя любил.

Спи, мое бедное сердце.
Спи, позабудь все, что было.
Нам уж вдвоем не согреться.
Нет, нет, нет!

Спи, мое сердце печальное.
Счастье нас разлюбило.
Наше кольцо обручальное
В колодце на дне.

Помнишь, как ты меня ласкала?
Как жарко ты дышала! Как я тебя любил!
Помнишь, нас укрывало покрывало
Нашей первой и большой любви...

Спи, мое бедное сердце.
Спи, позабудь все, что было.
Нам уж вдвоем не согреться.
Нет, нет, нет!

Спи, мое сердце печальное.
Счастье нас разлюбило.
Наше кольцо обручальное
В колодце на дне.

1932 - 10.11.2011 г
  
   Песня любви
Слова к одноименному танго
   Оскара Строка
  
Помнишь, с тобой ранней весной
Встретились мы случайно.
Еще темнел снежок,
По парку бегали грачи...
Я на тебя бросил свой взгляд,
Помню, совсем нечаянно.
Меня объял холодок,
За ним вдруг - жар. И хоть кричи...

Милая моя, любимая!
Помню ту весну ранимую.
Трепетную, нежную,
Что одарила нас
Цветком подснежника.
Милая моя, любимая!
Та весна для нас - цветной туман...
Давно не двадцать нам
И много утекло воды,
Но до сих пор для нас цветут сады...

Там, где - любовь, там - мало слов,
Там есть какая-то тайна.
Ее незримый свет
Всегда светил нам и в ночи.
Ах, ты, Судьба, благодарю,
Что ты - светла, хрустальна,
Что не постиг меня злой Рок,
Что я нашел к Тебе ключи.

Милая моя, любимая!
Помню ту весну ранимую.
Трепетную, нежную,
Что одарила нас
Цветком подснежника.
Милая моя, любимая!
Та весна для нас - цветной туман...
Давно не двадцать нам
И много утекло воды,
Но до сих пор для нас цветут сады...

13.11.2011 г.
  
   В наши окна смотрит лето
   Слова к танго Оскара Строка "Фантазия"
  
   В наши окна смотрит лето
   И стучатся воробьи.
   Только больно: тебя нету,
   Нету радости любви.
  
   Улетело солнце ясно
   За моря и за леса.
   Без тебя душа погасла,
   Потемнели небеса.
  
   Зачем же ты ушла,
   Ушла всерьез?
   У меня душа
   Затекла от грез...
  
   Ты прости.
   Вспомни наши дни.
   Развести мосты -
   Гибели сродни.
  
   И мне кажется: средь сини
   На меня вдруг хлынет дождь.
   И ударит хором линий,
   И остудит сердца дрожь.
  
   Но не дождь мне нужен этот,
   И не сумраки небес.
   Я хочу, чтоб было лето.
   Ты и лето. Смесь чудес.
  
   Зачем же ты ушла,
   Ушла всерьез?
   У меня душа
   Затекла от грез...
  
   Ты прости.
   Вспомни наши дни.
   Развести мосты -
   Гибели сродни.
  
   14.11.2011 г.
  
   НПХ-2011
  
   И снова - третье декабря,
   И я сажусь писать Вам стих.
   Листва уже без янтаря
   И сполох осени затих.
  
   Уже стучатся холода
   И в души наши, и в года.
   И время гнет туда-сюда
   Полупустые города.
  
   И все стремится ввысь, вперед,
   Быстрей, быстрей, быстрей, быстрей...
   Не каждый знает свой черед
   В гремящем веке скоростей.
  
   Да и к чему его нам знать?
   Пусть знают те, кому видней.
   А мы продолжим жить, страдать
   Не замечать холодных дней.
  
   03.12.2011 г
   Ах, катитесь, саночки
На музыку И. Ортнера

Я приехал в санаторий:
Тут - болит и там - болит.
Там таких, что с моим горем,
Как у Библии - молитв.

Кто - кряхтит, а кто - хохочет,
Кто - молчит, как бы чего...
Кто-то просто... Просто хочет...
Санаторно-одного...

Ой, как хочет он, болезный,
Страсть в путевке оплатил.
И идея эта влезла
В его лоб-локомотив.

Он ее вперед толкает
У врача или в обед.
У него болезнь такая,
Кроме прочих его бед.

У него болезнь такая,
Кроме прочих его бед.
Он ее вперед толкает
У врача или в обед.

И штаны больны и юбки
Санаторною игрой.
Только мажет она губки,
Ну а он - во всю шальной.

Им давно уже - не сорок
И давно не шестьдесят.
У нее - поломки створок,
У него синдром - "висяк".

Но она привычно: "Валя!"
За столом - ему. Жуя.
Вся лоснясь от "Провансаля".
Он - в напряге: "Я - Илья".

И забыв про процедуры
И забросив есть обед,
Эти старые фигуры
Мчатся друг за другом вслед.

Мчатся в ледяную выбель,
 
В царство сосн под белый снег.
И распни ты их на дыбе -
 
Не отвадишь от утех.

И распни ты их на дыбе -
 
Не отвадишь от утех.
Мчатся в ледяную выбель,
 
В царство сосн под белый снег.

Там на этих малых взрослых,
Убежавших от котлет,
С сожаленьем смотрят сосны,
Позабыв про пиетет.

И вороне не понятно:
От обеда так удрать?
А по ним пошли уж пятна...
На уме одно: "Кровать".

А по ним пошли уж пятна...
Подошли. Ни дать, ни взять...
Он ей шепчет: "Валя"... Мятно.
А она ему: "В кровать"...

Вот такие вот сардельки,
Вот такие пирожки!
На снегу молчат бретельки,
Словно белые флажки.

На снегу молчат бретельки,
Словно белые флажки.
Вот такие вот сардельки,
Вот такие пирожки!

Ах, катитесь саночки
С горочки крутой...
Позабыты баночки
Ревматизм долой!

28.08.2011 г.
   Любовь на байке
   К музыке фокстрота "Инес"
Автор музыки неизвестен

Ох, этот байк: мотор и вихрь!
Меня несет и несет и свист в ушах!
В руках вцепившихся моих
Твоя дрожащая гудящая душа.

Ой, мама, ой! Я упаду!
Куда ты мчишь меня? Мы к Богу попадем!
Ой, ой, ой, ой! Ты что - в бреду?
Ой - спуск! Ой, ой! Ой, ой, ой! Ой - подъем!

Ой, мамочка! Конец любви!
Ой, ой, ой, ой! Ой, ой, ой! Упаду!
Ой, мама, ой! Останови!
Видала я твою любовь в твоем гробу!

Ой, снова - спуск! Опять - подъем!
Гаси мотор! Да гаси же, босяк!
Ой, залетим с тобой вдвоем
В какой-нибудь, ой, ой, ой! Буерак!

Ну что ты ржешь? Ой, мама, ой!
Ну что ты ржешь?

Ой, мамочка! Конец любви!
Ой, ой, ой, ой! Ой, ой, ой! Упаду!
Ой, мама, ой! Останови!
Видала я твою любовь в твоем гробу!

06.10.2011 г.
   Про Монетный Двор и целлюлит
   К музыке О. Строка
  
   Как-то раз в Одессе на Малой Арнаутской,
У мадам Япончик на дому
Появился фрайер в персиковой блузке,
С усиками  черными в струну.

Он спросил хозяйку, или она знает,
Где у них тут есть Монетный Двор.
- Ви мене не бойтесь, Циля дорогая,
Я пришел от Фимы. Той, шо вор.

Циля была в шоке: - Шо за контрабанда?
Мы тут только с золота куем!
А подделать деньги? Это нам не надо.
Шоб он сдох, той Фима! Тьфу  на ем.

- Но, мадам... - топтался в комнате пришедший, -
Знаю я, что нет у вас  семьи...
Я же - по наводке. Я ж не самашедший.
Я даю сеансы по любви...

У мадам Япончик... У мадам Япончик...
Разыгрался тут же целлюлит.
И она не знала, или она хочет.
Но подозревала: ей болит.

А на Арнаутской, что Одессу кормит,
Жизнь текла веселой чередой.
В норме шла торговля. И подполье - в норме.
И народ сновал тудой-сюдой...

Близость порто-франко, моря и вокзала,
А Привоз... Так это ж - перебор...
- В доме номер сорок, - Циля вдруг сказала, -
Ты найдешь себе Монетный Двор.

Спросишь мадам Клубис. Да скажи: - От Цили.
Там увидишь наших мастеров.
Да смотри, не вякай, чти, шоб не убили.
Там не любят всяких фрайеров.

А когда вернешься, если это будет,
Если сразу будешь не убит,
(Думаю, вернешься: там же тоже люди)
Мы с тобой полечим целлюлит.

И ушел блузастый, нагло ухмыляясь:
- Ах, мадам Япончик, простота!
А Монетный Двор теперь мы всем на зависть
Аккуратно смоем,  как с холста!

16.11.2011 г.
   Я затеплю свечу
   К музыке Д. Тухманова
  
Я затеплю свечу...
Среди холодных окон
Вплывут из темноты,
потея, зеркала.
Себя я уличу:
Я твой целую локон
Там, в зеркалах, где ты  -
 
     с улыбкой пополам.

Я не приду к тебе:
Не жди меня. Не мучай.
Назад я не вернусь.
   во мне ты не броди.
Наверное, Судьбе
Подставил ножку Случай,
И освещает Грусть
   дорогу впереди.

Когда на сердце  - гнёт,
Сама душа не знает,
 
Желания верша,
  просить любви какой,
Рассыплется, уйдёт
Пусть Боль моя сквозная
И, наконец, Душа
 пусть обретёт Покой.

А жизнь пойдет вперед
Все дальше, дальше. Прямо.
Трагедии верша. И драмы.
Жизнь - театр.
Застонет кто-то вдруг
От подлого обмана,
А кто-то расцветет
 
от песнопенья мантр.

И мы с тобой вдвоем
Чужими вечно станем.
Забудем про любовь,
 
Признанья и мечты.
И только лишь кольцо,
Уставшее в стакане,
Напомнит мне о том,
Что здесь дышала ты...

Я затеплю свечу...
Среди холодных окон
Вплывут из темноты,
   потея, зеркала...
В безумстве закричу:
Бледнея, тает локон
Там, в зеркалах!
 
А ты ... разбита пополам...

02.05.2000 - 22.12.2011 г.г.
   На катке
    К инструментальной мировой музыке. Автор не известен
          
  Я скольжу уже десятилетья
 
  По поверхности этой земли.
 
  И давно уже мог в ней истлеть я,
 
  Если бы не было цели вдали.
 
      
 
   Помогали упасть, но не вышло.
 
   Все держусь я на этом катке.
 
   Ведь у нас все махрово и пышно,
 
    Как в набитом цыганском платке.
 
      
 
    Для тебя я стараюсь, родная,
 
    Для тебя не спешу я упасть,
 
    Для тебя я живу и страдаю,
 
    Для тебя берегу свою страсть.
 
      
 
    И когда на катке слишком зыбко
 
    И сужается круг бытия,
 
    На губах моих - только улыбка.
 
    Для тебя, для тебя, для тебя...
 
      
 
    Для тебя я стараюсь, родная,
 
    Для тебя не спешу я упасть,
 
    Для тебя я живу и страдаю,
 
     Для тебя берегу свою страсть.
 
      
 
      Без тебя ничего мне не надо,
 
      Признаю я одну твою власть.
 
       Для меня ты - награда, отрада.
 
      Для тебя я храню свою страсть.
 
  
        Без тебя ничего мне не надо, 
       Признаю я одну твою власть.
 
       Для меня ты - награда, отрада.
 
       Для тебя я храню свою страсть.
 
      
 
       Для тебя я стараюсь, родная,
 
       Для тебя не спешу я упасть,
 
       Для тебя я живу и страдаю,
 
       Для тебя берегу свою страсть.
 
      
        
       04.01.2012 г
  
   Клещ
  
   Ты помнишь, друг, худое тельце?
А рядом - морда - "Во!" Гигант!
Малыш шел скромно, ну а Ельцын...
Хозяин шел. Что крупный танк.

Они шли в Кремль со льстивой свитой.
Шли передать-принять страну.
Страну, что пала перебитой,
Побыв у Ельцына в плену.

Страну, что пала на колени
Не на войне. Не на войне...
От безразличья поколений.
И было горше то вдвойне.

Составлен акт. Тот - сдал, тот - принял.
"Всего делов-то!", говорят.
Сменили там лишь просто имя.
И заступил другой наряд.

Был раньше теннис? Нынче - лыжи.
Была вкруг пьянь? Теперь - дзюдо.
А люди думают, как выжить.
И дни считают. От и до.

А люди пьют, наркотик колют.
Болеют в голоде. Всяк нищ.
Бегут от "радости" на волю.
От войн, от смрада пепелищ.

Бегут от быта, беспредела,
Бегут, бегут, бегут, бегут...
И никому до них нет дела.
Кто по стране дежурный тут?

Жванецкий может быть дежурный?
Ау, дежурный! Где ты есть?
Народ сгоняют только к урнам,
Когда на трон желают взлезть.

А так... Болтайся, люд, где хочешь...
Живи, как хочешь, выживай...
В стране, кто сильный, слабых мочит.
В стране давно для сильных рай.

Жируют по стране умельцы:
Так хилый тельцем правит бал.
Давно уж сгнил в могиле Ельцын,
А этот правит. Не устал.

И не устанет он, похоже.
Пока страну не разорит.
Вот наказанье всем! О, Боже!
Какой-то гнойный целлюлит!

На все намеки и подсказки
Он лишь смеется, щуря глаз:
"Ну не сгущайте вы так краски!
Хочу еще, еще! Для вас!"

Как говорят румыны: "Fute".
- Да кто же он? И так зловещ!?
Ну что ты, друг? Володя Путин.
Из Петербурга этот клещ.

Заметь: из города. Не леса.
Но впился, что тебе лесной.
Не понимает ни бельмеса,
А вот рулит такой страной.

Народ тут мечется: "Лекарство!
Лекарство от клеща! Упырь!
А он мечтает сесть на царство
И едет в Тихвин. В монастырь.

Шли все цари туда. Как в Совесть.
"Добро" испрашивать на трон.
И Вовик вызубрил ту повесть,
Как "Отче Наш". И - на поклон.

Что там они ему сказали?
Велика тайна в этом есть.
Он так крестился в ихнем зале...
Вдруг на престол помогут сесть!

Ну а Россия... Что Россия?
Беда! Несчастная страна!
Ей все равно, какой "мессия"
Всю выпьет кровь ее. До дна...

03.02.2011 г.
   Осенний сон
   К музыке А. Джойс
(1913 г.)

Дед мой, в жатву, выпил с устатку
И, прилегши, в сон впал дурной:
Рвутся от взрывов нивы и  хатки,
Он же - в болоте с винтовкой одной.

Вот он, милуясь с бабкой моею
Там, на болоте, винтовку пинал.
А тут -  ворона: "Скорее, скорее!
Скорее милуйся. Ведь завтра - война!"

Ах ты, серая! Толоконная!
Вот накаркала: немцы. Окоп!
Возлежал мой дед под иконами
Через год с небольшим. От болот.
Сизый поп кадил над ним ладаном,
Кадил мерно, привычно шепча...
А потом зажглась в пункте заданном
Вся в слезах от потери свеча.

 С тех пор совсем лет чуть минуло,
И снова - война! Снова - война!
 
Вновь навела на нас стальное дуло.
Ах, ненасытная ты, ты, сатана!
И вот отец мой пошел тропой деда:
Тот же тут  немец. И тот же окоп.
Но среди пуль он дошел до Победы,
Чтоб я не плакал, смеялся я чтоб.

Но запомнил я боль-руины сел,
И развалины городов.
Не по-детски я пережил то все
Вместе с криками-плачами вдов.
И по осени, когда лист шуршит,
Когда нивы идут на покой,
Укрываюсь я, весь в годах, в тиши...
От судьбы от моей от такой.

02.04.2012 г.
   Блюз под дождем
   К одноименной композиции Раймонда Паулса

Как печальна жизнь: по стеклам - дождь.
Вспомни, оглянись: напрасно ждешь.
И при солнце льда не замечал...
Хоть во сне ты часто плакал по ночам.

Сосны все намокли под дождем.
Может, мы размолвку переждем.
Вон как с дюны струйками - вода...
Неужели наша ссора навсегда?

Помнишь Межапарк: мороз и счастье...
Будто нет зимы: везде весна.
Мы не знали про какие-то ненастья,
И для нас вокруг была любовь одна.

А сейчас один я у окна,
И гляжу на дождь: печаль одна.
И ее на сердце давит груз,
А дождинки за окном танцуют блюз.

А я вижу нас с тобой вдвоем
Под сосною в парке под дождем,
Мы танцуем под покровом муз,
Мы танцуем, обнимаясь, тихо блюз.

08.04.2012 г.
   Долгая дорога в дюнах
   К одноименной композиции Раймонда Паулса

Вот наша жизнь прошла...
Стекла, как дождик с дюн.
Тиха и не пошла.
Как будто не был каждый юн.
Уже - декабрь, а не июнь.

Давно-давно
Меж нами лед.
твое окно
с моим - вразлет.

И кто найдет
Меж дюн тропу,
Что приведет
 
Не в темноту.

Мы не нашли наш путь,
Мы заплутались. Ах!
 
Ведь жизнь не повернуть.
Прожили впопыхах.

И долгий этот путь
Был порознь среди дюн.
Себя не обмануть:
Крах птицы Гамаюн.
Крах птицы Гамаюн.

Давно-давно
Меж нами лед.
твое окно
с моим - вразлет.

И кто найдет
Меж дюн тропу,
Что приведет
Не в темноту.

09.04.2012 г.
   Одесса - колдовской город
   К композиции Р. Паулса

Старые Фонтаны
Мирно спят у моря,
Старые Фонтаны -
 
Малый и Большой.
Мелкие лиманы,
Сонные в прибое, -
 
Мелкие обманы,
Что ты в море - свой.

Пыльные дороги,
Выбитые веком,
Вековые камни -
Гордость мостовой.
Дворики убоги -
 
Не для человека,
Запах рыбы давний
И, конечно, свой.

Я пройдусь по мечте,
Как по старой тропе.
И забуду, что я
Здесь всего только гость.
Выйду к Ланжерону,
Тайно камень трону
И шепну: "Ну, вот я,
 
Наконец, сбылось!"

Я пройдусь по мечте,
Как по старой тропе.
И забуду, что я
Здесь всего только гость.
Выйду к Ланжерону,
Тайно камень трону
И шепну: "Ну, вот я,
 
Наконец, сбылось!"

Колдовская сила
В городе балует:
Где бы ты бы ни был,
Зов неодолим.
И невыносимо,
Как без поцелуя.
И ты едешь, ибо
Ищешь встречи с ним.

11.04.2012 г.
   Буги
   К одноименной композиции Р. Паулса

Сегодня снова, сегодня снова
Идем в "Баранку". Ну, пока!
Ты, я и Вова, ты, я и Вова
И c  нами Райка  из РК:
Контроль райкома, ух!
"Баранка" - там буржуазный дух.

И вот мы в ней, точнее - в нем
"Баранка" - это круто. Клуб.
Тут полыхает все огнем:
От ярких платьев и до губ.
А там, на сцене - пианист,
У микрофона - бой-солист.

Два  гитариста - по бокам.
От грома - стены - пополам.
Все это движется под ритм,
Такой тут танцев алгоритм.
Со сцены вой  несется: жуть!
Здесь про спокойствие забудь.

А где тут Райка из РК?
Не до нее наверняка:
Не до райкомов нам! Экстаз,
Как у больных, бунтует в нас.
И мы трясемся и снуем
Туда-сюда вдвоем, втроем.
Глаза горят и пот - ручьем.
И нам все страхи - нипочем!

Глаза горят и пот - ручьем.
И
нам все страхи - нипочем!

Oh, my darling, my little doll!
I'm  so happy and  don't  tired at all.

You and me we are here two.
Who will condemn us?
Say me, who?
Oh, yes!

12.04.2012
г.
   Расставание
   К композиции Р. Паулса

Рига. Перрон. Суета. Посадка.
Вещи. Толпа, что на слезы падка.
Мокрый асфальт. Дождь то или слезы?
Серый финал каждодневной прозы.

Дежурный резко вдруг дает свисток,
И поезд, дернувшись, поехал на Восток.
А ты осталась там - беспомощный комок,
И я остался одинок.
 

Вот и конец нашим поцелуям.
Вот и венец нашей парковой любви.
И на Восток от тебя бегу я,
Не от тебя, а от себя, как тут ни криви.

Растаял в грохоте давно свисток,
И поезд мчится с лязгом на Восток.
Я - у окна, а  в горле крик-комок:
"Вот и остался одинок".

Знаю, что ты не ушла с перрона.
Слышал, что замуж вышла ты с разгона.
И про меня, может, ты забыла.
Но у меня было это. Было.

Перрон вокзальный  на судьбе моей
Оставит след свой до последних дней.
Перрон вокзальный  - трудный мой урок,
Где я остался одинок.
 

... Рига. Перрон. Суета. Посадка.
Вещи. Толпа, что на слезы падка.
Мокрый асфальт. Дождь то или слезы?
Серый финал каждодневной прозы.

13.04.2012 г.
   Двое
   К композиции Р. Паулса

Вот скажи, скажи мне ты,
Для чего с тобой живем?
Может, это - для мечты,
Что слепили мы вдвоем?

Чтоб заполнить пустоту
Мира этого и дней?
Чтоб пропеть свою тоску
Иль отправиться за ней?

Вот художник - маг картин,
Он рождает краски дня.
Когда кот кричит один,
Ясно это для меня.

В этом мире каждый миг
Кто-то тайну вдруг постиг,
Кто-то точку отыскал,
Где становится мир мал.

Ну, а мы с тобой вдвоем,
Для чего мы тут живем?
Для чего мы ловим миг?
Для чего наш мир интриг?

Тайна жизни, ее смысл -
 
Два конца от коромысл:
За один схватился я,
На другом - любовь твоя.

Остальное все - потом:
И история с котом
И с художником картин,
Даже то, что мир - един.

Ты и ты - мой в этом смысл.
Ты и ты - моя ты мысль.
Чтоб с тобой быть, я  живу.
Чтоб - моя ты. Наяву.

15.04.2012 г.
   Красные тона
   К композиции Р. Паулса
  
   Закат пил красные тона,
А голубые отвергал,
И эта оргия вина
Напоминала ритуал.

Вот- вот-вот черное пойдет
И заколышется, как шелк.
Вот-вот-вот кто-то вдруг уйдет
Или он только что ушел.

Раздастся  родственников стон
И черный траур стиснет плач.
И понесет весть почтальон
На облаках, бегущих вскачь.

... Ушел закат за горизонт,
Ушел до завтра в самый низ,
А над землею черный зонт,
Расшитый звездами,  повис.

И только всполохи вина
Лишь иногда бросались ввысь.
Но эти красные тона
Похожи были на каприз.

17.04.2012 г.
   Пасмурная погода
   К композиции Р. Паулса

Пасмурно. Мелкий дождь.
Сосны, что сито. Брр-ры!
Видно, ты не придешь.
Радуются лишь бобры.

Они свое грызут:
Им дела нет до нас.
Ручей внизу,
Радуется в мокрый час.

А мы, а мы...
 
Разрыв у нас с тобой.
Дождь.  И дюн холмы
Похожи на прибой.

Я жду. Приди.
 
Душа уже мокра.
Дожди... Дожди...
Что завтра без вчера?

Сосна мокра.
С иголок каплет дождь.
Я жду с утра...
Придешь ли ты? Придешь?

Намок вон шмель
И лезет под кору.
Шепчу: - Не смей!
Я без тебя умру.

Пасмурно. Мелкий дождь.
Сосны, что сито. Брр-ры!
Видно, ты не придешь.
Радуются лишь бобры.

Они свое грызут:
Им дела нет до нас.
Ручей внизу,
Радуется в мокрый час.

Сосна мокра.
С иголок каплет дождь.
Я жду с утра...
Придешь ли ты? Придешь?

Намок вон шмель
И лезет под кору.
Шепчу: - Не смей!
Я без тебя умру.

16.05.2012 г.
   Старый клавесин
   К композиции Р. Паулса
  
При королях и принцах играл ты на балах,
Где кольца - на мизинцах, а дамы - в кружевах.
Где кардиналов нету, а королей - как мух,
И где цвели поэты и правил музы дух.

Клавесин - свидетель той поры.
На тебе застыла та эпоха.
Где рубили шеи топоры,
Где над всем глумились скоморохи.

Поднимал топор над собой палач,
Раздувал костер инквизитор-врач.
И вот обезглавлен некий Томас Мор,
И вот Жанну Д'Арк поглотил костер.

Клавесин - свидетель той поры.
На тебе застыла та эпоха.
Где рубили шеи топоры,
Где над всем глумились скоморохи.

А сегодня твой удел - музей,
Где пылятся утварь и картины,
Где от современных бар-"князей"
Стонут все, не только клавесины.

Новая эпоха, новый дом,
Новые одежды и привычки.
Только ты жалеешь об одном:
У тебя к эпохе нет отмычки.

18.05.2012 г.
   Таинственное похищение
   К композиции Р. Паулса
  
   Он крадется ночью
В темном переулке,
В черной-черной шляпе,
В кожаном плаще.
И походку волчью,
Как по мягкой булке
И на мягких лапах
Не слыхать вообще.

Не видать прохожих,
Нет порядка стражей.
В окнах все погасло,
Тишина кругом.
Темнота поможет
Ему в темной краже.
"Уж пролито масло",
Уж намечен дом.

Вот в подъезд он входит,
Открывая двери,
Несмотря на тайну
Кода их замка.
Где-то стук был вроде,
Но он не поверил,
Хоть подумал: "Странно...
Как от ветерка".

А потом он тихо
Постучался в двери
И ему открыла
Дама в кимоно.
- Вот она, волчиха! -
Он с портретом сверил.
- Да, она. И мило
Все обнажено.

... А сосед наутро,
Выйдя из квартиры,
Впал в тяжелый ступор:
Нараспашку дверь!
У хозяйки будто
Нежно стонут лиры,
Пахнет крепким супом
И скрипит постель.

Когда он, вошедши,
Не нашел хозяйки...
И постель - пустая.
(- Че бы ей скрипеть!)
Стал ругать он женщин:
- Все у них утайки!
Доигралась в тайны!
Похищенье ведь!

Как звонил он стражам.
Как они смеялись,
Как ругал их, впрочем,
Мы опустим здесь.
Напоследок скажем,
Был сосед на зависть
Беспокойным очень.
Как взрывная смесь.

Спохватились стражи,
 
Вышли в переулки,
И от них, от "крапов",
Не ушел никто.
И нашли пропажу,
И стреляли гулко,
И убили "шляпу "
 
В кожаном пальто.
  
   22.05.2012
   Берег моря
   К композиции А. Зацепина
  
Ты босая - по песку.
Пульс ударил по виску.
Море. Грузия. Пейзаж...
Словно не было. Мираж.

Волны тихо шелестят.
Мы с тобой у них в гостях.
Солнца зной. И пляжик пуст.
И любовь из твоих уст.

Ах, вот были времена!
Далеко была война.
Только море, я и ты.
Далеко до темноты.

06.06.2012 г.
   Завершается бег
  
   Завершается бег
По жаре и по холоду.
И по мне -  давно снег,
И следы от оков.
Сколько минуло вех
Прямо  смолоду.
Я карабкался вверх
Среди черных  стволов.

Ах вы, годы мои,
Разлетелись, как пена.
Как-то быстро стекли
Туда, где тьма.
У  моей  колеи
 
Впереди мгла плена.
Было лето ли?
Будто вечно - зима.

Завершается бег
Сквозь раздоры и войны.
Завершается бег
Средь разрухи умов.
Где цари, алтари -
 
Все презренья достойны.
Где линчуют  псари
Под напевы  псалмов.

Ах вы, годы мои,
Разлетелись, как пена.
Как-то быстро стекли
Туда, где тьма.
У  моей  колеи
 
Впереди мгла плена.
Было лето ли?
Будто вечно - зима.

Никакого душе
Вдохновения:
Только стоны  одни
И  мороз.
И сквозь это туше -
 
Привидение:
Проступают огни
Моих слез.

Ах вы, годы мои,
Разлетелись, как пена.
Как-то быстро стекли
Туда, где тьма.
У  моей  колеи
 
Впереди мгла плена.
Было лето ли?
Будто вечно - зима.

25.08.2012 г.
   Музыка для души
   К композиции И. Крутого

Пляж. И пустынно. И влажный песок.
И за спиной только сосны.
Угол гостиницы наискосок,
И облаков полусерые  космы.

День только начал свой путь,
Тень - от летающей чайки.
Волн бирюзовых упругая грудь
Взгляд мой несмелый встречает .

А волны все бегут, бегут, бегут...
Куда бегут, они про то не знают.
А может быть, их где-то очень ждут...
А может быть и нет.
 

А волны все бегут, бегут, бегут...
Куда бегут, они про то не знают.
А может быть, их где-то очень ждут...
А может быть и нет.
 

Ну что за божья благодать!
Крик чаек, море, шорох сосен.
Захочешь  плакать и страдать,
Тебя тут  о любви попросят.

Тебя обнимут лаской волн,
Обнимут так, как не встречали,
И унесут твой грустный челн
В края, где места нет печали.

А волны все бегут, бегут, бегут...
Куда бегут, они про то не знают.
А может быть, их где-то очень ждут...
А может быть и нет.
 

А волны все бегут, бегут, бегут...
Куда бегут, они про то не знают.
А может быть, их где-то очень ждут...
А может быть и нет.
 

А волны все бегут, бегут, бегут...
Куда бегут, они про то не знают.
А может быть, их где-то очень ждут...
А может быть и нет.
 

05.10.2012 г.
   Покрапал дождь
   К композиции И. Крутого "Музыка без слов"

На рельсах - чемоданы,
На рельсах - жизнь моя,
Уставшая нежданно
От власти, от власти  бытия.

Два рельса  в перспективе
Сливаются в один.
Не стали мы счастливей
От весен, лет, от зим.

Сталь холодна:
Покрапал дождь.
Там ты - одна,
Наверно, ждешь.

Там ты - одна.
Не веришь... Что ж...
Сталь холодна:
Покрапал дождь.

Сталь холодна:
Покрапал дождь.
Там ты - одна,
Наверно, ждешь.

Там ты - одна.
Не веришь... Что ж...
Сталь холодна:
Покрапал дождь.

05.10.2012 г.
   Вторник только завтра
   К композиции И. Крутого "Печальный  ангел"

Что же ты, ангел, плачешь,
Сколько в сердечке тревог?
Кто там свиданье назначил,
Но не пришел. Как он мог?

Ну, улыбнись, малышка,
Вытри слезинку, ну?
Плакать - уж это слишком...
Дай-ка я слезки утру.

Ах, какой негодник,
Ну, какой негодник этот твой!
Он сказал - во вторник?
Он сказал - во вторник? Постой!

Вторник только завтра. Не плачь.
Вторник только завтра. Не плачь.
Не плачь, не плачь...

Ну, улыбнись, малышка,
Вытри слезинку, ну?
Плакать - уж это слишком...
Дай-ка я слезки утру.

Вон воробьишка куда-то
Смотрит, чирикает, ждет.
Тоже запутался в датах.
Видишь? Мадам не идет.

Дотерпи до завтра,
Дотерпи до завтра  сквозь стон
Все придет внезапно,
Все придет внезапно, как сон.

Вторник только завтра. Не плачь.
Вторник только завтра. Не плачь.
Не плачь, не плачь...

И она пошла, печалясь,
И меня благодаря.
Так любовь в нее закралась
На исходе декабря.
И уже снега покрыли
Все вокруг. И фонари
Разметали света крылья -
 
Для нее - поводыри.

Дотерпи до завтра,
Дотерпи до завтра  сквозь стон
Все придет внезапно,
Все придет внезапно, как сон.

Вторник только завтра. Не плачь.
Вторник только завтра. Не плачь.
Не плачь, не плачь...
  
   10.10.2012
   Времена года
   Настало лето. И запахли липы.
И камыши у пруда, что стена.
Но мне не в радость. Мысли, как побиты.
Тоска зеленая одна...

Но вот уж осень. Холодно и сыро.
И солнышко не греет, когда есть.
И ветер в окна лезет, злой проныра.
И ждешь, придет ли, не придет дурная весть...

Зима... Тут вроде бы полегче.
Зимой родился. В первый день зимы.
И смысл всебытия очеловечен.
И не берешь у милости взаймы.

Зато весной, с надеждами обвенчан,
Забыв про то, про сё, про слабость сил,
Ты, очарованный, вдыхаешь запах женщин.
И даже тех, что не переносил.

19.10.2012 г.
   Танго для любимой
   К композиции А. Тараганского

Вот и зима. Просто настала.
И на дворе - снежный покров.
И радости так мало,
И стынет в нас в прошлом такая бурная кровь.

Что ж тут поделать: время пришло нам.
Хочешь - не хочешь, шепчет: - Пора!
И порох наш к нашим патронам
Весь отсырел, можешь стрелять лишь во вчера.

Милая, пусть мы грустим, но все ж
Нам в утешение - жизнь. Мы - вдвоем.
Не омрачила ее липкая ложь
Не замутился ее водоем.

Не омрачила ее липкая ложь
Не замутился ее водоем.

... Вот и зима. Жизнь не минуя.
Ныли дожди и вот он, снег.
И сквозь сумятицу мыслей ночную
Слезы бегут, слезы бегут. И не сквозь смех.

Как далеко мы от России:
Там и снега - просто свои.
Часто меня к ней уносили,
Как на крылах песни мои-журавли.

Милая, бьет нас без Родины дрожь,
Бьет не от времени, бьет от тоски.
Пусть наше время уже не вернешь,
Но вот родные для нас колоски...

Пусть наше время уже не вернешь,
Но вот родные для нас колоски...

31.10.2012 г.
   Не ту страну назвали Гондурасом
  
   Не ту страну назвали Гондурасом,
Где наркотрафики и мафия. И голь.
А вот страну, объятую Альянсом...
Где то же самое... Да голод, хлад и боль...

Не ту страну назвали Гондурасом:
 
Ошибся Некто. Бог ему судья.
А вот страну, забитую Альянсом...
Ее бы так назвал бы я.

Там - серебро. Там - золото. Там - пальмы.
Какой там Гондурас? Хотя... Страна Терпил.
А тут - Альянс. Забыл про Матер Альму.
И все продал, проел и прокутил.

Ах, Христофор Колумб, открой наши пенаты!
Яви ты миру нищету людей.
Устали черви от "друзей" пернатых,
Им снятся мачты белых кораблей...

12.01.2013 г
   Юбилей
   Она - одна. Нет ни детей, ни мужа.
И комнатка - одна. "Квартира", так сказать.
Ежевечерне дома - нечто "ужин".
И поскорей - в холодную кровать.

Кровать - топчанчик. Ветхий и скрипучий,
Укрытый наспех стареньким тряпьем.
Бывали некогда кровати и получше,
Но... от богатства к бедности живем.

Ей семьдесят сегодня. Поэтесса.
И зал устраивает ей пышный юбилей.
Цветы, подарки, грамоты. И пресса.
И детки. Как цветы. От сцены до дверей.

Листы. И поцелуи. Речи сладкоусты.
 
От сердца ли? От сердца ли? Как знать...
С грустинкою, запрятанной искусно,
Она встречает преданную рать.

...Когда закончатся все спичи и романсы,
Когда иссякнет и шестой вопрос,
Она погасит все протуберанцы
И оглядится. Цепко и всерьез.

Она оценит все душой поэта,
Отдав свою дань пламенным речам,
Она поймет, что суета все это...
Она - одна. И плачет по ночам.

18.01.2013 г.
  
   В пути
   К одноименной композиции М. Долгана
  
Грохнул сцепкой скорый поезд "Кишинев - Москва"
И покатилась по рельсам гастрольным судьба наша в путь.
Ты в купе, в постели даже знаешь "дважды - два":
Ждут тебя зрители, и ты уж не смеешь их чувств обмануть.

Пей в дороге чай или молдавское вино,
Можешь и то, и другое, и даже - чуть крепче, но знай:
Ты - артист и значит все тебе запрещено:
Ждут тебя зрители. И не болеть! Только пой и играй!

Проигрыш

Пусть трясет на стыках рельсов старенький вагон,
И на душе неспокойно: ведь дома осталась семья.
Но ты - артист. И ты не смеешь ныть. Таков у нас закон.
Ждут тебя зрители. Ждут. Ожидают и верят в тебя.

Вот Вапнярка, Жмеринка, вот Винница. Ту-ту!
- Чай - с лимоном? Любезный, позвольте, но петь тут нельзя.
Что "артист"? Ну что - "артист"? Да ладно, это я учту.
Такая ваша, любезный, увы, непростая стезя.

Проигрыш

Грохнул сцепкой скорый поезд "Кишинев - Москва"
И покатилась по рельсам гастрольным судьба наша в путь.
Ты в купе, в постели даже знаешь "дважды - два":
Ждут тебя зрители, и ты уж не смеешь их чувств обмануть.

Грохнул сцепкой скорый поезд "Кишинев - Москва"
И покатилась по рельсам гастрольным судьба наша в путь.
Ты в купе, в постели даже знаешь "дважды - два":
Ждут тебя зрители, и ты уж не смеешь их чувств обмануть.

20.01.2013 г.
   Школьный бал
   К композиции Е. Доги
из к/ф "Мой ласковый и нежный зверь"

Ах, первый в жизни наш бал!
Как все нарядны! Даже физрук!
Девушки - словно цветник полыхал:
Хитросплетенье сияющих, ярких,
дурманящих запахов, платьев и рук.

Кружи, кружи, кружи нас одна юность на всех!
Кружи, кружи, кружи нас одна дружба на всех!
Завтра уже разлетимся птенцами мы в высь,
И только станем с годами шептать: - Сладкий миг, повторись!

Ах, первый в жизни наш бал!
Вон Марь Иванна скрывает слезу.
Как же ее этот бал прошивал:
- Вот и опять, вот и опять, вот и опять улетают в грозу...

Кружи, кружи, кружи нас одна юность на всех!
Кружи, кружи, кружи нас одна дружба на всех!
Завтра уже разлетимся птенцами мы в высь,
И только станем с годами шептать: - Сладкий миг, повторись!

Ах, первый в жизни наш бал!
Нас отдадут завтра в руки Судьбе.
Кто-то велик станет, кто-то останется мал,
Каждый из нас, каждый из нас жизнь проживет,
 
кто - в мольбе, кто - в борьбе.

Кружи, кружи, кружи нас одна юность на всех!
Кружи, кружи, кружи нас одна дружба на всех!
Завтра уже разлетимся птенцами мы в высь,
И только станем с годами шептать: - Сладкий миг, повторись!
  
   03.05.2013
   Никита
   К композиции А. Петрова
из к/ф "Жестокий романс"

Средь скал жигулевских
 по гнутому руслу
 по Волге плывет пароход.
Весь белый, как чайка.
На палубе грустный
оркестр духовой и народ.
Народ не грустит, и щекочет оркестрик:
Давай веселее, играй!
И трубы с тромбонами вальс дуют вместе...
Ах, что за мелодия! Рай!

Ах, как закружила мелодия эта
Солидных доселе господ!
И белою вьюгой со статью упругой
Накрыло совсем пароход.
Кружатся ритмично по палубе чистой
Вуали, пенсне, котелки.
И эхо от скал, словно осенью листья,
Спадает в глубины реки.

И сам пароходик, волнами качаем,
Танцует свой вальс средь реки.
И гости его - в белизне, словно чайки,
Кружат, от забот далеки.
И тихо прижавшись к партнеру, молодка
Вдруг так, ненароком, вздохнет.
И стынут в жару на столах пиво с водкой,
И сипло гудит пароход.

Средь скал жигулевских
 по гнутому руслу
 по Волге плывет пароход.
Весь белый, как чайка.
На палубе грустный
оркестр духовой и народ.
Народ не грустит, и щекочет оркестрик:
Давай веселее, играй!
И трубы с тромбонами вальс дуют вместе...
Ах, что за мелодия! Рай!

Но кто не танцует? В плетенке сидит он?
Ах, барин, ну что же вы так?
Но барин, весь в белом, прозваньем "Никита",
Все что-то искал в небесах.
Искал он ответа: любовь была ль это
Иль просто вдруг что-то нашло...
Но тихие слезы гуляки-брюнета
Сказали: "Оно снизошло..."

Плывет пароходик по руслу с извивом,
Как будто плывет по Судьбе,
Танцует народ, стынут водочка с пивом,
И лопасти бьют по воде.
И скромно молчат Жигулевские горы:
Да мало ли кто там плывет!
И смотрит Никита в небесны просторы,
И надо ли жить? Не поймет...

05.05.2013 г.
   И я войду в твои пожары
   Ты расцвела сегодня, словно роза,
Ты распустилась. В лепестках - слеза.
Во мне - огонь. Любая твоя поза
Меня сжигает, жалит, как лоза.

И я войду в твои пожары,
В твои ручьи иль реки (все равно).
И утону в них, и сгорю, став паром...
Как было все недавно... Как давно...

04.06.2013 г.
   Граммофон
   К композиции Е. Доги
  
Воет, воет, воет Мессер,
Целит, целится в меня.
Не испуган я, а весел:
Вальс с тобой танцую я.

Нет ни бомб, разрывов страшных:
Я - далеко-далеко.
Мне, наверно, снесло башню, -
 
Вдруг подумалось легко.
 

Мне, наверно, снесло башню, -
 
Вдруг подумалось легко.
 

Мы - в саду. Весна. Цвет вишни.
Возле вишни - граммофон.
И подруги твои вышли
Вдруг откуда-то. Как сон.

Ты - вся в белом. Я - в погонах.
Бред какой-то: хоровод.
Нет, то люди вокруг стонут.
Мессер бьет по людям. Бъет!

Нет, то люди вокруг стонут.
Мессер бьет по людям. Бъет!

Вот спикировал он резко
На тебя, меня. Вот волк!
 Разлетелся на железки
Граммофон. И вальс умолк.

Стало красным твое платье.
- Сделай па, любимая!
Что-то пробовал шептать я.
Дальше - мрак. Вся жизнь моя...

Что-то пробовал шептать я.
Дальше - мрак. Вся жизнь моя...

23.06.2013 г.
   Белая лилия
   К композиции Е. Доги "Парижский каскад"

Снится ротонда мне - белая лилия:
Высится над горой.
А от нее каскадами синими
Льется поток озорной.

К морю стремится он, чтобы жару унять
И окунуться в прибой.
Здесь, у ротонды, твою целовал я прядь:
Мы целовались с тобой.

Солнце палило нас, солнце нас жалило,
Солнце кричало: - Нельзя!
Нас же окутало сладкое марево,
Падали вниз мы, скользя.

Падали вниз мы. Не к морю, не к синему...
Быть бы подальше от всех.
Нас било током, любовными ливнями,
Падали мы в сладкий грех...

Ах, белая лилия, белая лилия!
Часто как снишься ты мне!
Особенно ярко ночами тоскливыми
Солнцем приходишь во сне.

Но солнышко это уже не пылает,
Взойдет надо мной и уйдет.
И слышу: вздыхает, вздыхает, вздыхает...
Но только с собой не берет...

И я остаюсь, одинокий, в постели,
С чертами родного лица...
Так длятся года и года - не недели.
И нет им, похоже, конца...

Я к белой ротонде, свидетелю нашему,
Часто теперь прихожу,
На синий каскад, похороненный заживо,
 
Гляжу бесконечно, гляжу.

И в нем твою прядь вижу. Или мне кажется?
Нет. Я ее вижу всегда...
И боль моя в сердце никак не уляжется.
Никак не покинет беда...

Снится ротонда мне - белая лилия:
Высится над горой.
А от нее каскадами синими
Льется поток озорной.

К морю стремится он, чтобы жару унять
И окунуться в прибой.
Здесь, у ротонды, твою целовал я прядь:
Мы целовались с тобой.

Здесь, у ротонды, я в прядь окунулся:
Мы целовались с тобой.
Нет тебя больше. И шар земной сдулся...
Только остался прибой...

24.06.2013 г.
   Мы танцуем
   К композиции Е. Доги
"У подруги"

Мы танцуем  тут с тобой
Наш последний танец
В этом душном, с турсудьбой,
 
Южном ресторане.

Море рядом, море рядом
Плещется лениво.
Ты и мимикой,  и взглядом
Врешь, что разлюбила.

Ну и пусть, ну и пусть,
Что же тут поделать?
Только грусть, только грусть
Счастья так хотела!

И волна, и волна
"Ш-ш-ш", с песка сбегая,
Моей грустью пленена
И душой - нагая.

Утром мы,  утром мы
Кто - куда: по базам,
И от этой душной мглы
Чуть отпустит сразу.

И когда я домой
Прилечу-приеду,
Шепот твой неземной
Попрошу у неба...

25.06.2013 г.
   Кишинев
   Писал я о тебе не буквами, а сердцем,
И нотами писал мелодии из терций,
И тридцать лет назад, и двадцать и пятнадцать,
Что не могу тобою надышаться.

Не потому, что воздух для меня был тяжек,
Не потому, что среди терний жил я так же,
Не потому, что небо мне тут  все с овчинку,
Не потому, что видели в глазу соринку.

Здесь под тягучий скрип навьюченной телеги
На Время юность делала набеги,
И город на глазах рождался. Не из глины,
Когда земля еще хранила злые мины.

С тобой я рос, с тобой я закалялся.
Я не сбивался с правильного галса,
А когда ветер задувал мне душу,
Ты был со мной, ты знал, что я не струшу.

Ты - это улицы мои и переулки,
Ты - это танцы, девушки, прогулки,
Ты - это мать, ее больные руки,
Ты - это встречи, запахи, разлуки.

Ступив ногою на плиту перрона,
Еще не оторвавшись от вагона,
По запаху узнал я, что я - дома:
Армейская мечта всем так знакома.

И нынче, когда все переменилось,
И жизнь тебе дарована как милость,
Я лишь молюсь за тех "переиначек",
Чтоб заглушить всю боль своим пред Богом плачем.

И верю я, что жизнь их образумит,
И каждый, кто сегодня обезумел,
Он станет каяться прилюдно и под пеплом...
Ему ты не откажешь в мире светлом...

Ему не вспомнишь ты постыдные деянья,
Когда он книги жег и рушил мирозданье,
Когда он памятники, кладбища вандалил,
И как кричал, что ты с ним солидарен.

Когда он жег дворцы - твои красоты,
Когда сводил со стариками счеты,
Когда раскрашивал он свастикой колонны,
Когда стрелял по детям, воспаленный.

Ему не вспомнишь ты и ранних вдов проклятий,
Несправедливости  тяжелой рукояти,
Которой бьет он  и жену, и мужа,
Как будто завтра уж ему никто не нужен.

Ты - под пятой его. Но вечно так не будет.
Тебя избавят от захвата твои люди.
Хотел бы я дожить до того шанса,
Чтобы тобою новым надышаться.

05.08.2013
 
   В Европу!
   А мы хотим в Европу. Мы хотим.
Мы просто жаждем до нее добраться.
До ее  денег и цивилизаций.
 
А доберемся... Мы покажем им!

Мы им покажем, лузгая, плюя
На тротуары, что шампунем мыты.
А семечек у нас ведь до ...
И хватит их на все их чисты-плиты.

Мы так сморкнемся им на тротуар!
А если на проезжую... Не наше!
Пусть платят за спасенье от  татар,
Что так увязли в нас, как ложка в каше.

Мы не пустили тех  на Запад. Тем спасли.
Мы грудью кукурузной их сломили.
А русские, что ноги унесли?
Кто их прогнал к себе? Не мы ли?

Мы бились с татарвой, а Запад цвел.
Он развивал торговлю и ремесла.
А нынче край наш разорен и квел.
Но всяк в нем жаждет есть:  дитя и взрослый.

И потому пусть Запад нас возьмет.
Возьмет нас в долю своего богатства.
И мы покажем им, что жизнь - не мед.
Они там  перестанут задаваться.

Они пошлют арбайтеров в  Москву,
Пошлют их в Тулу, Пензу иль Калугу.
А дети их не в сказке - наяву
Из оксфордов отправятся в прислугу.

А дети их на улицу пойдут
И милостыню клянчить станут, плача.
Пусть только нас возьмут, возьмут, возьмут.
Но не возьмут ведь. Вот в чем незадача...

15.09.2013 г
  
   Русской библиотеке им. М. Ломоносова
   (г. Кишинев)
  
   К ней роем - тротуарные колдобины.
   И вывеска линялая на ней.
   Но в ней - кусочек моей Родины.
   Такой далекой Родины моей.
  
   А к Родине твой путь - лишь через страны.
   А тут зашел и сразу ты в раю.
   Лишь фото здесь антирусистов - странны.
   И место действия, и Время выдают.
  
   Но мы не видим эти стенды, эти фото.
   Мы выше их. Мы к Родине спешим.
   И нет нам дела никакого до кого-то,
   Кто с лилипутовых не "видит" нас вершин.
  
   Мы чуем атмосферу, дух мы чуем,
   Здесь пахнет чем-то близким и родным.
   Душою мы тут днюем и ночуем.
   И дым отечества... Он - здесь. Он, этот дым.
  
   Он пробивается сквозь новь стеклопакетов,
   Он проникает сквозь железо и бетон.
   И его песня никогда не будет спета,
   И никогда не выветрится он.
  
   Идут сюда и стар, и млад, и дети.
   Идут за словом. За строкой идут.
   И пусть она - лишь точка на планете,
   Ее значенье больше, чем редут...
  
   22.09.2013 г.
  
   Поэтические переводы текстов песен
   Нет, не сожалею ни о чем
   ( Non, rien de rien)
   Композитор - Шарль Дюмон,
   Слова - Мишель Вокер (франц.).

Non, rien de rien, non je ne regrette de rien,                  
Ni le bien qu'on m'a fait, ni le mal, tout ca m'est bien egal.
Non, rien de rien, non je ne regrette de rien.
C'est paye, balaye, oublie, je me fous de passe.

Avec mes souvenirs, j'ai allume le feu,
Mes chagrins, mes plaisirs, je n'ai plus besoin d'eux.
Balayes mes amours avec leurs tremolos,
Balayes pour toujours, je repars a zero.

Non, rien de rien, non je ne regrette de rien,
Ni le bien qu'on m'a fait, ni le mal, tout ca m'est bien egal.
Non, rien de rien, non je ne regrette de rien.
Car ma vie, car mes joies, aujourdhui, ca commence avec toi!

Нет, ни о чем,
Нет, я не всплакну нипочем
О добре? Ни-ни! 
Но, 
может, зле?
Мне сейчас все равно!

Нет, ни о чем,
Нет, не сожалею ни о чем...
Что прошло, оплатил. Память смыть. 
     Наплевать и забыть.
 
Вот - печаль, а вот - радость.
Их - в огонь. В один миг.
Они в прошлом остались.
Не нуждаюсь я в них.

Все амуры - в окошко.
Небеса не  моля.
И по ровной дорожке
Начинаю с нуля.

Нет, ни о чем,
Нет, я не всплакну нипочем
О добре? Ни-ни! 
Но, 
может, зле?
Мне сейчас все равно!

Нет, ни о чем,
Нет, не сожалею ни о чем...
Потому что с тобой
Началась моя жизнь и любовь...

29.01.2011 г.
  
   Мой Путь (My way, англ.) 
   Автор песни - Поль Анка

And now, the end is near; 
And so I face the final curtain. 
My friend, I'll say it clear, 
I'll state my case, of which I'm 
certain. 

I've lived a life that's full. 
I've traveled each and ev'ry highway; 
But more, much more than this, 
I did it my way. 

Regrets, I've had a few; 
But then again, too few 
to mention. 
I did what I had to do 
And saw it through without 
exemption. 

I planned each charted course; 
Each careful step along 
the byway, 
But more, much more than this, 
I did it my way. 

Yes, there were times, I'm sure you knew 
When I bit off more than I could chew. 
But through it all, when there was 
doubt, 
I ate it up and spit it out. 
I faced it all and I stood tall; 
And did it my way. 

I've loved, I've laughed and cried. 
I've had my fill; my share of 
losing. 
And now, as tears subside, 
I find it all so amusing. 

To think I did all that; 
And may I say - 
not in a shy way, 
"No, oh no not me, 
I did it my way". 

For what is a man, what has he got? 
If not himself, then he has naught. 
To say the things he truly feels; 
And not the words of one who kneels. 
The record shows 
I took the blows - 
And did it my way!   

Увы,
   вот-вот  - финал,
И у меня - 
   последний выход.
Мой друг, 
    скажу: я знал,
Вся жизнь моя -  
    не ложный выхлоп.

Я жизни все 
    отдал сполна,
Исколесил 
   я все дороги.
Но шел всегда, 
    как  шла страна,
Своим путем:  
    удел не многих.

А сожалений?  
    Мало их...
Так мало их... 
    Не о них повесть.
Всегда трудился 
    за троих
И не позорил 
   свою совесть.

Я размечал 
   свой каждый курс
Свой каждый шаг 
    по этой жизни.
Я знал: назад 
    я не вернусь.
Мой путь - 
    с рождения до тризны.

Мой друг, случались 
    времена,
Когда откусывал 
   я много.
Но доставало 
    мне ума
Не потерять 
    свою дорогу.
И я выплевывал, 
   что мог,
И вел себя 
    Как велел долг.

Любовь,  
     и смех, и плач
Для меня  были 
    часто главным.
А нынче скорбь 
    от неудач
Увы, мне кажется
     забавной.
Подумать только: 
   все, все - я!
Без ложной скромности 
    скажу я.
Ах, нет, 
    прости, меня:
То был мой путь. 
    То был не я...

Что - человек? 
    И что за ним?
Ничто он, если 
    внутри пуст.
И не слова
    из льстивых уст
Ему рисуют 
    светлый нимб.
И жизнь моя 
   пример тому:
Я жил 
   по-своему уму...

Я жил 
    по-своему уму...

30.01.2011 г.
  
   Besame
   Автор песни - Консуэло Веласкес
  
   Besame, besame mucho,
Como si fuera esta noche la ultima vez.
Besame, besame mucho,
Que
 tengo miedo
 tenerte, y perderte 
despues.

Quiero
 tenerte muy cerca,
Mirarme 
en tus ojos,
 verte junto a mi
Piensa 
que tal vez
 manana,
Yo ya estare
 lejos,
Muy lejos de aqui.

Besame, besame mucho,
Como si fuera esta noche la ultima vez.
Besame,
besame mucho,
Que
 tengo miedo
 tenerte, y perderte 
despues.

Целуй меня! Целуй меня крепче!
Так, будто ночь эта, 
чтоб нас навечно разнять ...
Целуй меня! Целуй меня крепче!
Страх  войны отсвета, 
Быть без тебя - не унять. 

Быть хочу  ближе,
Смотреть в твои очи,
Слиться с тобою тесней.
Нас Время слижет:
И с завтрашней ночи
Стану твоим лишь во сне.

Целуй меня! Целуй меня крепче!
Так, будто ночь эта, 
чтоб нас навечно разнять ...
Целуй меня! Целуй меня крепче!
Страх  войны отсвета, 
Быть без тебя - не унять. 

07.05.2011
  
   Опавшие листья
   (Les feuilles mortes)
  
   Музыка - Жозеф Косма
   Слова - Жак Превер (франц.)
  
   Ах, как хотелось,
   чтобы ты вспоминала
   Счастье тех дней,
   где в друзьях жили мы.
   Жизнь той поры
   так прекрасна и шала:
   Солнышко - вместо
   сегодняшней тьмы.
  
   Листья опавшие
   в кучу сгребают...
   Я не остыл
   от твоих жарких пут.
   Я не забыл
   ничего, дорогая ...
   Воспоминанья
   с печалями жгут.
  
   Северный ветер,
   листья роняя,
   В даль их уносит
   в ночь забытья.
   Но не забыл я,
   ты видишь, родная,
   Как пела мне ты ...
   Как помню все я!
  
   Песня твоя
   напоминает,
   Кая я любил,
   как был любим.
   И мы вдвоем -
   Будто бы в мае.
   Как я любил
   как был любим!
  
   Часто наша жизнь
   любовь убивает.
   День ото дня и тихо,
   увы...
   И море бесстрастно
   с песка убирает
   Следы
   от убитой любви.
  
   Листья опавшие
   в кучу сгребают
   Точно печали и память мою.
   Но моя тихая верность не тает:
   За все я жизнь
   Благодарю.
  
   Я так любил
   Ты была - чудо!
   Как же ты хочешь,
   Чтоб я все забыл?
   Те времена
   Я никак не забуду:
   Просто на то
   Нет моих сил.
  
   В сердце ноет боль: песнь живет во мне,
   Та, что пела ты про свою любовь,
   И во мне - она, пока в жилах - кровь,
   Пока я живу на земле.
   Oh! je voudrais tant que tu te souviennes
Des jours heureux oЫ nous Иtions amis.
En ce temps-lЮ la vie Иtait plus belle,
Et le soleil plus brШlant qu'aujourd'hui.
Les feuilles mortes se ramassent Ю la pelle.
Tu vois, je n'ai pas oubliИ...
Les feuilles mortes se ramassent Ю la pelle,
Les souvenirs et les regrets aussi
Et le vent du nord les emporte
Dans la nuit froide de l'oubli.
Tu vois, je n'ai pas oubliИ
La chanson que tu me chantais.
   Refrain:
C'est une chanson qui nous ressemble.
Toi, tu m'aimais et je t'aimais
Et nous vivions tous deux ensemble,
Toi qui m'aimais,
Moi qui t'aimais.
Mais la vie sИpare ceux qui s'aiment,
Tout doucement, sans faire de bruit
Et la mer efface sur le sable
Les pas des amants dИsunis.
   Les feuilles mortes se ramassent Ю la pelle,
Les souvenirs et les regrets aussi
Mais mon amour silencieux et fidХle
Sourit toujours et remercie la vie.
Je t'aimais tant, tu Иtais si jolie.
Comment veux-tu que je t'oublie?
En ce temps-lЮ, la vie Иtait plus belle
Et le soleil plus brШlant qu'aujourd'hui.
Tu Иtais ma plus douce amie
Mais je n'ai que faire des regrets
Et la chanson que tu chantais,
Toujours, toujours je l'entendrai!
   10.08.2011 г
  
Грустное танго
   (1936 г)

Музыка - М. Врублевский
Слова - О. Орг
(польск.)

Играю танго для тебя
В его мелодии - мой крик
А песня, в жалобу уйдя,
Дрожит и плачет каждый миг.

Играю я себе упрек,
Воспоминанье давних дней.
Как без тебя я одинок,
Как грустно мне.

Дополнение
:

Для всех - светло, для меня - ночь.
Такая темная. Без звезд.
И я бегу от себя прочь.
И я бегу от своих грез.

Моя мелодия - то боль.
Тоска - внутри меня и вне.
Ах, моя горькая юдоль!
Как грустно мне.

На польском:

To tango tobie tylko gram,
w melodii mej t;sknota drga.
Jak skarga dzwieczy piosnka ta,
to smutne tango

To tango tobie tylko gram:
wspomnienia dawnych pieknych dni .
Bezciebie jestem taki sam,
tak smutno mi.

To tango tobie tylko gram:
wspomnienia dawnych pieknych dni .
Bezciebie jestem taki sam,
tak smutno mi.
   2012 г
   То был твой грех
   1938 г.

Музыка - В. Крупинский
Слова - О. Орг
(польск.)

Землю снег накрыл в тот поздний вечер,
Видя, что уходишь от меня:
Заметал следы от нашей встречи.
Я молчал, одну Судьбу виня.

Зимний вечер видел твои очи.
Влажные, чтоб плакать вновь и вновь.
Что ж могу я сделать среди ночи,
Чтоб спасти тебя, себя, любовь?

То был твой грех: его безумно ты любила.
То был твой грех: ему себя всю подарила.
И вот финал: он лишь играл.
Ты ушла с ним, 
А он исчез, как легкий дым.

Дополнение
:

Будет, знаю, новый зимний вечер.
Не один и, может быть, не два.
А тебе заполнить его нечем,
Кроме слез. Как будто ты вдова.

Скоро ты устанешь от рыданий
И поймешь: Судьба была права:
Что в тебя пальнула в рани ранней,
Чтобы потом не пухла голова. 

То был твой грех: его безумно ты любила
То был твой грех: ему себя всю подарила.
И вот финал: он лишь играл.
Ты ушла с ним, 
А он исчез, как легкий дым.

19.01.2012 г.
   Цыганская скрипка
   1934 г. Италия

Музыка - Чезаре Биксио
Слова - Биксио Керубини

О, цыган, такой печальный, такой страстный!
Так сыграй мне: я любил ее напрасно. 
Твоя скрипка так печалится-рыдает,
А я, бледный, стану слушать и страдать...
Вспомню ночь,  которой просто не бывает...
Про предательство, что как худая  гать...

Ну, играй для меня о, цыганская скрипка!
Вспоминаешь и ты о безумной любви
Горячее огня....
А иначе к чему так печально в улыбке
Плачут струны твои, плачут струны твои.
С ними плачу и я...

О мадьярская земля - цыган стихия,
Ты, цыган,  тоскуешь по родным полям.
Хочу плакать я с тобой от ностальгии, 
Вспоминая всех, покинувших меня.
И, под звуки, что так чувственно-нагие,
Может быть, прощу я всех, себя виня.

Это танго любви. Но любви моей нету...
Я поплачу с тобой за больную любовь.
Мне сейчас нелегко...
Это танго любви... А любовь моя - где-то...
Как чудесный твой звук проникает в меня
 далеко-далеко!

22.01.2012 г.
   Последнее воскресенье
   (Русский вариант - "Утомленное солнце")
   Музыка - Е. Петербургский
Слова - З. Фридвальд
(польск.)

Сегодня не время винить перекаты:
Вон уж свершился крах.
Внезапно явился другой и богатый 
И вынес тебя на руках.
Одна только просьба (последней осталась)
Впервые за много лет:
Подари воскресенье - последнюю малость,
А после пусть рушится свет!

Эта малая малость:
В ней с тобой расстаемся,
В ней с тобой разойдемся
На вечный час.
В эту малую малость, 
Что, как небо, безбрежна,
Ты целуй меня нежно
Последний раз.

У тебя еще случится много
Радостей таких, но без меня...
Для меня воскресенье - лебединая песня: 
Я уйду в поднебесье,
Себя виня.

Нас судьба разлучает,
Воскресенье - та малость,
Что мне в жизни осталась
Забудь о ней.
Нас потом повенчает
Тот, Который на Небе,
На любви - этом хлебе
Всей жизни. Всей.

23.01.2012 г.
   Ночное танго
   1937 г.

Музыка - Ганс-Отто Боргман
Слова - Ганс-Фриц Бекман
Текст - от певицы Славы Пшибыльской
Автор польского текста - неизвестен

В подсвечнике метался луч свечи,
За окнами ночь плакала
Дождем блестящих зимних звезд,
Из дали
нас жалил
Печальной песнью черный дрозд.

В подсвечнике метался луч свечи,
Дрожали мои руки,
Потом вдруг серый свет погас...
Я плакал: разлука.
Играешь для меня в последний раз...

Хоть разлучил нас свет
И каждой ночью мне так грустно,
Я слышу танго и то чувство
Во мне не спит уж столько лет.

И снова танго! Хоть кричи!
И снова слышу твое сердце,
Из белых клавиш - звуки терций,
И бледный лик твой от свечи.

Ах, если б все увидеть смочь,
Отдал бы жизнь за это!
Но все слова поэтов
Не смогут нам помочь.

Твой проступает след
По ночам злым и хмурым.
Он - с парящим амуром...
А за окнами - ветр...

...Скорбь-паук в углу сидел,
Нас путал паутиной,
как черной нитью. Кривил рот.
Спадали мои слезы
На черные шеренги нот.

Нас застал рассвет в слезах,
Ты даришь мне ладони,
Чужой их кто-то должен взять...
Мы танго запомним...
Не будешь больше мне играть...

Ах, если б все увидеть смочь,
Отдал бы жизнь за это!
Но все слова поэтов
Не смогут нам помочь.

Твой проступает след
По ночам злым и хмурым.
Он - с парящим амуром...
А за окнами - ветр...


28.01.2012 г.
   Одна единственная
   1938 г.
Музыка - Хенрик Варс
Слова - Эммануэль Шлехтер
(польск.)

Странный факт, странный факт нынче стался:
На работе я скучал: писал письмо.
Вдруг в письме пошли  рифмы,
Будто знаки тайной нимфы!
Писала она песню, не письмо!

Но вдруг рядом - мой шеф. Явно злится.
"Неслыханное дело: пан и брак!
Впервые это вижу: 
Бухгалтер пишет вирши!"
Письмо читает... Красный стал, как рак!

"Ты мною так любима!
Мои чувства - как Висла!
О тебе - мои мысли,
О тебе все мечты.
Я забываю все на свете,
Когда я вижу очи эти,
Ах, как же мною ты любима!
И та единственная - ты!"

Интересная вещь эта песня:
Я думал шеф меня так выжучит, но нет!
Он молвил незнакомо:
"У пана не все дома",
И вся контора тут же подтвердила: "Бред!"

Что мне шеф! Что мне шеф! Что контора!
Их слова не волнуют ничуть!
Скажу я им, что было:
Она виршик хвалила,
Любовь же им мою никак не спугнуть.

Ты мною так любима!
Мои чувства - как Висла!
О тебе - мои мысли,
Пусть не знаешь ты, пусть.
И не я первый, кто в горе
Находит место и  в конторе,
И пишет виршик для любимой, 
И в нем, конечно, - свою  грусть.

И не я первый, кто в горе
Находит место и  в конторе,
И пишет виршик для любимой, 
И в нем, конечно, - свою  грусть.

02.02.2012 г.
   Летучие мыши
   1931 г.
Музыка - Фанни Гордон
Слова - Шер-Шень
(польск.)

Ночь когда вздохнет пошире
Башнями и крышами в эфире,
Вдруг взлетают черные комочки в непроглядной мгле.
Стороною обойдя шумиху,
Начинают тихо-тихо 
Посылать на землю лихо: свои чары в зле. 

И мы, как мыши, тайн никому не скажем
И, как они же, мы слышим жизни бег.
И  мы в объятьях стонем также,
Когда луна стоит на страже,
И кружимся, как эти мыши,  лижем сладкий грех.

Избегая всех ловушек,
Будто рой ночных старушек
На мембранах крыльев вдруг взлетают в лунный мрак
В поисках  желанной пищи,
То ли птицы, то ли мыши,
Мчат туда, где их не слышат, не заметит враг.

И мы, как мыши, тайн никому не скажем
И, как они же, мы слышим жизни бег.
И  мы в объятьях стонем также,
Когда луна стоит на страже,
И кружимся, как эти мыши,  лижем сладкий грех.

05.02.2012 г.
   Целую вашу руку, мадам
  
Музыка - Ральф Эрвин
Слова - Фриц Роттер (1928)
Перевод с немецкого на польский - Анджей Власт (1929)

О, незнакомая хорошенькая пани!
Такая  взглядом может нас смертельно ранить.
И я прострелен под хор усмешек.
И что с того мне: я тоже грешен.
У ее друга - страх. в глазах 
Он на меня глядит, как враг.

Целую руку вам, мадам,
Как будто то - уста.
Пусть это только тон, мадам,
Без вас вся жизнь пуста.
Но сердцу снится сон, мадам,
Что сон тот вещим стал:
Вы руку дали мне, мадам,
Позволили поцеловать, мадам,
Потом, прильнув ко мне, мадам,
Отдали мне уста...

Целую руку вам, мадам,
Как будто то - уста.
Пусть это только тон, мадам,
Без вас вся жизнь пуста.
Но сердцу снится сон, мадам,
Что сон тот вещим стал:
Вы руку дали мне, мадам,
Позволили поцеловать, мадам,
Потом, прильнув ко мне, мадам,
Отдали мне уста...

07.02.2012 г.
   Танго любви
   Автор - Рокко Граната (Италия)

Танго д'аморе,
Танго дер либе,
Танго д'амур,
Танго любви.
Танго влюбленных,
Как не запомнить:
Целовались всю ночь,
Танцевали всю ночь
Это танго любви.
Целовались всю ночь,
Танцевали всю ночь
Это танго любви.

При слабом свете
В ночных клубах,
В страсти танцуют
Это танго любви.
И только стены
Пьют тень поцелуев,
Тихий шепот - всю ночь,
Тихий шепот - всю ночь:
Дань от танго любви.
Тихий шепот - всю ночь,
Тихий шепот - всю ночь:
Дань от танго любви.

Танго д'аморе,
Танго дер либе,
Танго д'амур,
Танго любви.
Танго влюбленных,
Как не запомнить:
Целовались всю ночь,
Танцевали всю ночь
Это танго любви.
Целовались всю ночь,
Танцевали всю ночь
Это танго любви.

09.02.2012 г.
   Романтика
   Музыка - Анатолий Кирияк
Слова - Григорий Виеру (молд.)

Клокотанье рек я люблю, как вихрь,  
Но милей мне всех, когда вечер тих.
Не таи обид. Не копи ты их.
Я не предавал помыслов своих.

Романтика - это  светлая грусть без слез.
Романтика - седина от любви всерьез.
Романтика -  жизнь не тихая. Не без грез.
Романтиком я остаюсь...

В торопливый век кто  поймет меня,
И мечты, что так сладостью манят.
Ты обид своих обуздай коня:
Было так всегда. Ведь  романтик я...

Романтика - это  светлая грусть без слез.
Романтика - седина от любви всерьез.
Романтика -  жизнь не тихая. Не без грез.
Романтиком я остаюсь...

*-в оригинале песня переводится как "Романтичная"

22.03.2012 г.
   Прощай, любовь, прощай
   Автор - Демис Руссос (англ.)

Cлышишь, как ветер печаль свою льет,
Знает, покину тебя.
Не плачь, мое сердце трещит, словно лед,
Взорвется, тебя любя.

Прощай, любовь, прощай, 
Гуд бай, о'ревуар.
Пока ты помнишь обо мне,
Ты - мой огонь, пожар.

Прощай, любовь, прощай, 
Со мной ты, я не вру.
Пока ты помнишь обо мне,
Я - жив. Я не умру.

Глянь на небо: сколько там звезд!
Они осветят мой путь.
Я стану молиться им просто до слез:
Вернут пусть в тебе утонуть.

Прощай, любовь, прощай, 
Гуд бай, о'ревуар.
Пока ты помнишь обо мне,
Ты - мой огонь, пожар.

Прощай, любовь, прощай, 
Со мной ты, я не вру.
Пока ты помнишь обо мне,
Я - жив. Я не умру.

30.05.2012 г.
   Я от тебя и до тебя сейчас я живу
   1975 г

Автор - Демис Руссос (англ.)

Осиротел наш угол: пыль и пустота.
И тяжесть дня, что не перенести.
И твои вещи, что сковала немота,
Напоминают мне твое
"Прости".

Я от тебя и до тебя сейчас живу,
Когда приходишь ты ко мне в тревожных снах.
И я к тебе плыву, плыву... Не доплыву...
И все пытаюсь
объясниться впопыхах.

И нет, такой другой, как ты, мне не найти.
И в целом мире нет другой, как ты! 
И одиночество - вот знак мне на пути
Среди Вселенской пустоты.

Я от тебя и до тебя сейчас живу,
С мечтами, мыслями. Но счастье - позади.
И просыпаюсь. А несчастье - наяву.
Но я шепчу, 
шепчу: - Не уходи.

Я от тебя и до тебя сейчас живу,
Когда приходишь ты ко мне в тревожных снах.
И я к тебе плыву, плыву... Не доплыву...
И все пытаюсь
объясниться впопыхах.

31.05.2012 г.
   Вернись в Сорренто
       1902 г

Музыка - Э. де Куртис
Слова - Д. де Куртис (итал.)

О, как дивно это море!
Сколько чувств безбрежность  дарит!
Будто ты: зов в его взоре.
Кто поймает, вмиг - в угаре!

Ах, внизу сад апельсинный
Источает тонкий запах.
А моя душа - в руинах:
Пьет печально аромат.
Не любить нам при закатах:
Ты сказала: - Уезжаю, - 
Разрывая мое сердце,-
Не вернусь уже назад.

Не уезжай!
Прошу, меня не мучай!
Разгоним тучи,
Не уезжай!

Как прекрасен наш Сорренто:
Море, запахи... Сирены...
Очарованы тобою,
Целовать тебя хотят!

Как уехать, бросить это?
От любви. Не от измены. 
Нам начертано  Судьбою
Пить нектар лишь. Но не яд.

...Пусть ты ушла...
Даруй мне счастье это:
Вернись в Соррренто.
Кричит душа!

20.08.2012 г.
   За что еще тебя люблю?
  
Музыка - М. Долган
Слова - Е. Кримерман (молд.)

De ce, de ce te mai iubesc?
De ce la tine ma gandesc?
De ce eu nu te pot uita?
De ce ma doare inima? 

De ce mai suna pe pamant 
Atatea mii de nopti pe rand -
Refrenul vesnicii povesti
De ce, de ce nu ma iubesti?

Refren:
Visele, tristele
Par jucarii ce s-au stricat.
Fa-mi-le vesele
De ma iubesti cu-adevarat, 
       Cu-adevarat,
Cu-adevarat...

De ce surazi cand vrei sa plangi?
De ce plangand la piept ma strangi?
De ce strain tu imi zambesai?
De ce, de ce nu m; iubesti? 

Azi poate sun; cam banal 
Acest refren sentimental - 
Refrenul ve;nicii pove;ti.
De ce, de ce nu m; iube;ti?

Refren:
        Visele, tristele
Par jucarii ce s-au stricat.
Fa-mi-le vesele
De ma iubesti cu-adevarat, 
       Cu-adevarat,
Cu-adevarat...

De ce, de ce te mai iubesc?
De ce la tine ma gandesc?
De ce eu nu te pot uita?
De ce ma doare inima? 

De ce ma doare inima?
De ce ma doare inima?


За что еще тебя люблю?
За что я Бога все молю?
За что тебя мне не забыть?
За что так сердцу вечно ныть?

За что идет стон по земле
Ночей, мгновений в серой мгле,
Рефреном вечности звеня?
За что не любишь ты меня?

Сны мои, грусть моя...
Оставь мне  только от них тень.
И скажи, не тая,
Что ты разделишь со мной день,
Разделишь ночь, разделишь день...

К чему улыбка, когда плач
В душе пустой от неудач.
Ты и с улыбкой, что броня.
За что не любишь ты меня?
        
Задал банальный я вопрос,
А слезы катятся всерьез,
Рефреном вечности звеня...
За что не любишь ты меня?

Сны мои, грусть моя...
Оставь мне  только от них тень.
И скажи, не тая,
Что ты разделишь со мной день,
Разделишь ночь, разделишь день...

За что еще тебя люблю?
За что я Бога все молю?
За что тебя мне не забыть?
За что так сердцу вечно ныть?

За что так сердцу вечно ныть?
За что так сердцу вечно ныть?

18.01.2013 г.
   О чем плачут гитары...
   Музыка - М. Долган
Слова - Е. Кримерман (молд.)

De ce pl;ng chitarele
Stiu doar felinarele
Strunele amarele
Ce oare au pierdut?

Fete ca lalelele
Cu ochii mari ca stelele
Vin incet ca ielele
Si se opresc tacut

Refren:
Pe strazi pluteste 
Doar dragostea
Ea cheama, cheama 
Pe cineva
Ea cheama, cheama;
Pe cineva
Spre-a fericirii stea

Pling in noapte strunele
Strunele nebunele
Tu iubire spune-le 
Ce-a fost nu s-a pierdut

Refren
Pe strazi pluteste 
Doar dragostea
Ea cheama, cheama 
Pe cineva
Ea cheama, cheama;
Pe cineva
Spre-a fericirii stea

Pling in noapte strunele
Strunele nebunele
Tu iubire spune-le 
Ce-a fost nu s-a pierdut
Ce-a fost nu s-a pierdut
Ce-a fost nu s-a pierdut

Отчего вдруг плач гитар -
Грустной музыки нектар?
Струны горькие поют
Про любовь свою...

Девушки  румяные,
А глаза - тюльпанные.
Тихо феями текут,
Как неширокий Прут.

Повсюду волны, волны любви.
Она взывает: - Меня лови.
Она взывает: - Лови, я жду.
Ах, удержи звезду!
Плачут струны. И в ночи
Гаснет звук, как свет свечи.
Ты, любовь, мне прошепчи:
- Что было - не ушло!

Повсюду волны, волны любви.
Она взывает: - Меня лови.
Она взывает: - Лови, я жду.
Ах, удержи звезду!

Плачут струны. И в ночи
Гаснет звук, как свет свечи.
Ты, любовь, мне прошепчи:
- Что было - не ушло!
Что было - не ушло!
Что было - не ушло!

14.01.2013 г.
   Примэвара
   Музыка - Михай Долган
Слова - Андрей Стрымбяну (молд.)

Ымь шоптеште инима, инима, инима:
Симте кэ-й апроапе примэвара.
Ши ну штие нименя, ши ну штие нименя
Гындуриле меле унде збоарэ.


Се трезеск кымпииле, кынтэ чокырлииле.
Ну опреште нимень примэвара.


Примэварэ, примэварэ
Мь-аминтешть а кытэ оарэ
Де лумина драгостей динтый.

Примэварэ, примэварэ
Мь-аминтешть а кытэ оарэ
Де лумина драгостей динтый.


Трек ын гоанэ клипеле, клипеле, клипеле,
Мунць де флорь де-атунчь се скутурарэ.
Не-ау крескут арипеле, не-ау крескут арипеле
Ши не-ам рэтэчит ын лумя маре.


Се трезяу кымпииле, кынтау чокырлииле
Ши ера ка астэзь примэвара.


Примэварэ, примэварэ
Мь-аминтешть а кытэ оарэ
Де лумина драгостей динтый.

Примэварэ, примэварэ
Мь-аминтешть а кытэ оарэ
Де лумина драгостей динтый.

Шепчет, шепчет сердце мне, сердце мне, сердце мне,
Чувствует: запахло вдруг весною.
И никто не знает, где, и никто не знает, где,
Мои мысли, и я их укрою.

Просыпаются поля, ласточки домой летят,
И никто весну не остановит.

Ах, весна, опять ты рвано
Мне наносишь свои раны:
Вспоминаю я свою любовь.

Ах, весна, опять ты рвано
Мне наносишь свои раны:
Вспоминаю я свою любовь.

Пролетали дни и дни, дни и дни, дни и дни,
И цветов уж горы вянут где-то.
А мы все - одни, одни, а мы все - одни, одни
И скитаемся по белу свету.

Просыпаются поля, ласточки домой летят,
И никто весну не остановит.

Ах, весна, опять ты рвано
Мне наносишь свои раны:
Вспоминаю я свою любовь.

Ах, весна, опять ты рвано
Мне наносишь свои раны:
Вспоминаю я свою любовь.

Ах, весна, опять ты рвано
Мне наносишь свои раны:
Вспоминаю я свою любовь.

Ах, весна, опять ты рвано
Мне наносишь свои раны:
Вспоминаю я свою любовь.

Просыпаются поля, ласточки домой летят,
И никто весну не остановит.

Ах, весна, опять ты рвано
Мне наносишь свои раны:
Вспоминаю я свою любовь.

Ах, весна, опять ты рвано
Мне наносишь свои раны:
Вспоминаю я свою любовь.

Вспоминаю я свою любовь.
Вспоминаю я свою любовь.

01.05.2012 г.
   Поет артист
   Музыка - М. Долган
Слова - Е. Кримерман (молд.)

Кынтэ ун артист,
Зымбет оптимист,
Нумай дорул луй
Ну-л спуне нимэнуй.

Ту ынкэ май крезь
Окилор чей верзь.
Врей сэ везь ын ей
Кемаря драгостей.

Спре окий ей, спре очеанеле верзуй
Плутеште-акум корабия сперанцей луй

Зымбете ши флорь, 
Мий де спектаторь,
Ынсэ унде-й я
Ну штие нименя.

Кынтэ ун артист
Ку сурысул трист,
Ши де че-й аша,
Ынтрябэ драгостя.

Спре окий ей, спре очеанеле верзуй
Плутеште-акум корабия сперанцей луй


Кынтэ ун артист,
Зымбет оптимист,
Нумай дорул луй
Ну-л спуне нимэнуй.

Ну-л спуне нимэнуй.
Ну-л спуне нимэнуй.

Как поет артист!
Видно:  оптимист!
Больно как ему,
Не скажет никому.

Ах, как верит он
В ее страстный тон.
Хочет видеть в ней
огонь любви своей.

К ее глазам, в них отраженье облаков,
стремится челн его с надеждой на любовь... 

Море добрых слов,
Тысячи цветов...
Где ее искать?
Как ему узнать?

Пусть поет он, пусть.
Но в улыбке - грусть.
Отчего вдруг новь?
Спроси ее, любовь.

К ее глазам, в них отраженье облаков,
стремится челн его с надеждой на любовь... 

Снова он - артист!
Снова - оптимист!
Больно как ему,
Не скажет никому.
Не скажет никому.
Не скажет никому...

14.01.2013 г.
   Гитара романа
   (римская гитара)

Музыка -
E. DiLazzaro 
Текст -
C. Bruno - E. DiLazzaro (итал.)
  
Sotto un manto di stelle 
Roma bella mi appare, 
solitario il mio cuor 
disilluso d'amor. 
vuol nell'ombra cantar. 

Una muta fontana 
e un balcone lass;... 
o chitarra romana 
accompagnami tu. 

Suona suona mia chitarra 
lascia piangere il mio cuore, 
senza casa e senza amore 
mi rimani solo tu. 

Se la voce ; un p; velata 
accompagnami in sordina, 
la mia bella fornarina 
al balcone non c'; pi;. 

Lungotevere dorme 
mentre il fiume cammina, 
io lo seguo perch; 
mi trascina con s; 
e travolge il mio cuor. 

Vedo un ombra lontana 
e una stella lass;, 
o chitarra romana 
accompagnami tu. 

Se la voce ; un p; velata 
accompagnami in sordina, 
la mia bella fornarina 
al balcone non c'; pi;. 

Suona suona mia chitarra 
lascia piangere il mio cuore, 
senza casa e senza amore 
mi rimani solo tu. 

Звездный Рим предо мною  
под ночным  покрывалом,
Мое  сердце пустое, 
где нет больше любви, где любви больше нет...   
Непоющие тени: молчаливы фонтаны,   
О, гитара романа, пойдем в тихий рассвет!

Зазвучи, моя гитара, мое сердце пусть не стонет,
Потеряло оно веру, нелюбви я дал обет.
Нет прекрасной Форнарины* на ее пустом балконе. 
Только ты моей осталась. Форнарины больше нет!

Вдоль уснувшего Тибра я иду, как по броду,  
В его темные воды, где один только мрак, я гляжу, я гляжу...
Звезды тени бросают в его тихие воды...
О, гитара романа, я в тоску ухожу...      

Зазвучи, моя гитара, мое сердце пусть не стонет,
Потеряло оно веру, нелюбви я дал обет.

Нет прекрасной Форнарины на ее пустом балконе.
Только ты моей осталась. Форнарины больше нет!

* - Форнарина (итал. La Fornarina) -- картина Рафаэля, 
изображающая его возлюбленную  Форнарину.
                  
   21.01.2013 г.
   История одной любви
   (Historia de un amor)
(1955 г)

Музыка - К.Э. Альмаран
Слова - К.Э. Альмаран (исп.)

Уже нет тебя со мною, корасон*,
И в душе моей так пусто без тебя.
Больше нет тебя на свете,
Без тебя я будто в клети
Умираю, корасон!

Ты всегда была мне хлебом и водой,
Обожать тебя - вся в этом моя жизнь.
В твоих жарких поцелуях
Утолял я жажду злую.
Как я пил твою любовь!

Это - горестная сага о тебе и обо мне,
И другой такой на свете нигде не найти,
Как дала свет моей жизни,
Так и завершила тризной.
Ах, какою стала темною жизнь!
Без тебя не выживу вдвойне.

Ты всегда была мне хлебом и водой,
Обожать тебя - вся в этом моя жизнь.
В твоих жарких поцелуях
Утолял я жажду злую.
Как я пил твою любовь!

Уже нет тебя со мною, корасон*,
И в душе моей так пусто без тебя.
Больше нет тебя на свете,
Без тебя я будто в клети
Умираю, корасон!

*- дорогая

17.02.2013 г
   Дождь залил дороги
   (1935 г)

Музыка - Генри Химмель
Слова - Эжен Хосе Гоэн (Робер Шамфлери, франц.)

В вихре бурь кружась,
В небе плачет грязь,
Но любовь шепнула мне, 
Смеясь:
- Вечером ты жди,
Обойду дожди.
Ах, моя надежда - плод большой любви!

...Дождь размыл дороги,
В сердце вбил тревоги,
Я в ночи не слышу
Звук твоих шагов.

Ничего не слышу,
Тело еле дышит.
Дождь бьет в стекло... - Ах, дождь!
Ты пойми: любовь!

И пусть снаружи - дождь,
Но если меня любишь,
Тогда придешь, придешь
Сегодня, в эту ночь.

Дождь льет на дороги,
И я весь в тревоге.
На каждый шорох я: -Ты?
Но звук утекает в ночь.

Дождь залил дороги...
Хоть я весь в тревоге,
Но моя надежда
Не уходит прочь.
Дождь залил дороги,
И я весь в тревоге.
На каждый шорох я: -Ты?
Но
звук утекает в ночь.
   Il pleut sur la route
  
   Il pleut sur la route ... 
Le cœur en dИroute
 
Dans la nuit j'Иcoute
 
Le bruit de tes pas ...
 

Mais rien ne rИsonne
 
Et mon corps frissonne
 
L'espoir s'envole dИjЮ
 
Ne viendrais-tu pas ?
 

Dehors le vent, la pluie
 
Pourtant, si tu m'aimes
 
Tu viendras quand mЙme
 
Cette nuit.
 

Il pleut sur la route
 
Dans la nuit j'Иcoute
 
A chaque bruit mon cœur bat
 
Ne viendras-tu pas ?
 

L'orage est partout
 
Dans un ciel de boue
 
Mais l'amour se rit de tout
 
Elle a dit ce soir
 
Pour la recevoir
 
Chez moi tout chante l'espoir ...
 

Dehors le vent, la pluie
 
Pourtant, si tu m'aimes
 
Tu viendras quand mЙme
 
Cette nuit
 

Il pleut sur la route
 
Dans la nuit j'Иcoute
 
A chaque bruit mon cœur bat
 
Ne viendras-tu pas ?
   06.05.2013 г.
  
   Почему ты уезжаешь?
   Автор - Хосе Луис Пералес (Jose Luis Perales, исп.)
   Как любовь прошла внезапно,
Будто выпита вся залпом.
На моих часах все время замерло.
Вроде так же светит солнце,
Но любовь уж не вернется,
А в душе - пожара зарево.

Вон в моем окошке весело так светит солнце,
Сердце же грустит, печалью наполняя взгляд..
Почему ты уезжаешь?
Почему ты уезжаешь?
Почему глаза уж не горят? 

Вон в моем окошке весело так светит солнце,
Сердце же грустит, печалью наполняя взгляд..
Почему ты уезжаешь?
Почему ты уезжаешь?
Почему глаза уж не горят? 

Я сегодня, как ребенок,
На вокзале вдруг заплачу,
В полумраке фонаря останусь я.

Грустный бой часов вокзальных
Возвестит мне о несчастье,
Что корабль любви уплыл под парусом.

Вон в моем окошке весело так светит солнце,
Сердце же грустит, печалью наполняя взгляд..
Почему ты уезжаешь?
Почему ты уезжаешь?
Почему глаза уж не горят? 

Вон в моем окошке весело так светит солнце,
Сердце же грустит, печалью наполняя взгляд..
Почему ты уезжаешь?
Почему ты уезжаешь?
Почему глаза уж не горят? 

Почему ты уезжаешь?
Почему ты уезжаешь?
Почему глаза уж не горят? 

28.05.2013 г.
   Кодры мои
  
   Музыка - Е. Дога
Слова - П. Крученюк (молд.)

Кодры* - песнь и сказ,
Друзья мои без слов.
Дойны** пьют из вас,
Как из глубин веков.

О зелень трав, о трепет листьев!
Птичка на ветке, царство какое!
Где бы я ни был, вы - в моих мыслях,
Я - с вами вечно. В борьбе и покое.

Кодры вы мои!
Ваш вечный шелест тих.
Вы, как соловьи,
Даете счастья миг.

О зелень трав, о трепет листьев!
Птичка на ветке, царство какое!
Где бы я ни был, вы - в моих мыслях,
Я - с вами вечно. В борьбе и покое.

Кодры - песнь и сказ,
Друзья мои без слов.
Дойны пьют из вас,
Как из глубин веков.

О зелень трав, о трепет листьев!
Птичка на ветке, царство какое!
Где бы я ни был, вы - в моих мыслях,
Я - с вами вечно. В борьбе и покое.

Где бы я ни был, вы - в моих мыслях,
Я - с вами вечно. В борьбе и покое.

* - лес (молд). Для молдаван кодры - не просто лес, а Кодры - нечто живое, священное и могучее.
** - лирические народные молдавские песни, протяжные и грустные

22.06.2013 г.

Codrii mei batrini, 
Prietenii mei buni
Doinele v-ascult
Venind din buni - strabuni.

O iarba verde, un freamat dulce, 
O pasarica pe ram, bolta senina...
Unde m-as duce, unde m-ar duce
Tot voi ramine codru, cu tine. 

Codrii mei b;trini
si vesnic fosnitori
Aripi stiti sa dati voi
Fiecarui dor..

O iarba verde, un freamat dulce, 
O pasarica pe ram, bola; senina...
Unde m-as duce, unde m-ar duce
Tot voi ramine codru, cu tine. 

Codrii mei batrini, 
Prietenii mei buni,
Doinele v-ascult
Venind din buni - strabuni.

O iarba verde, un freamat dulce, 
O pasarica pe ram, bola; senina...
Unde m-as duce, unde m-ar duce
Tot voi ramine codru, cu tine. 
  
22.06.2013 г.
  
   Умчал поезд от вокзала...
1939 г

Музыка - Ион Луйкан
Слова - Ион Луйкан (рум.)

Tot, ce-a fost frumos odinioara, 
нn asta seara s-a sfБrsit. 
Sufletul mi-e plin de Нntristare, 
si cБt ma doare ca s-a sfБrsit. 

Din tot, ce-a fost cБndva iubire, 
Un vis frumos atБt a mai ramas. 
Ce trista este prima despartire, 
Si cБt de trist e primul bun ramas! 

A plecat un tren din gara, 
Si cu el - iubirea mea. 
Cui voi spune asta seara 
"Somn usor", cБnd s-o culca. 

Singur pentru-ntБia oara, 
M-au prins zorile plБngБnd 
Pe un trist peron de gara 
C-o batista fluturБnd. 

Nu stiu, daca voi uita 
CБndva de-a mea iubire, 
Dar simt, ca-n inima mea 
S-a frБnt ceva. 

A plecat un tren din gara, 
Si cu el - iubirea mea. 
Cui voi spune asta seara 
"Somn usor" cБnd s-o culca. 

Singur pentru-ntБia oara. 
M-au prins zorile plБngБnd 
Pe un trist peron de gara 
C-o batista fluturБnd. 

Nu stiu, daca voi uita 
CБndva de-a mea iubire, 
Dar simt, ca-n inima mea 
S-a frБnt ceva. 

Cui voi spune asta seara 
"Somn usor", cБnd s-o culca. 

Как недавно все прекрасно было!
Этот вечер стал всему концом.
Все в моей душе вдруг враз остыло.
И больно как с таким венцом.

Что называли мы с тобой любовью...
Остался лишь один красивый сон.
О, как сравнима ты, печаль, со скорбью! 
Ах, первая разлука, первый стон!

Умчал поезд от вокзала,
Мою первую любовь.
Она мне не досказала
Самых-самых важных слов. 

Без нее - один впервые...
Без нее - встречать рассвет...
Стою, плачу я в порыве.
Ей машу платком вослед.

Не знаю, позабуду ль я
Любовь свою, что жжет меня.
Но чувствую, сердце мое
Горит, горит огнем.

Умчал поезд от вокзала
Мою первую любовь.
Она мне не досказала,
Самых-самых важных слов. 

Без нее - один впервые...
Без нее встречать рассвет...
Стою, плачу я в порыве.
Ей машу платком вослед.

Не знаю, позабуду ль я
Любовь свою, что жжет меня.
Но чувствую, сердце мое
Горит, горит огнем.

Она мне не досказала,
Самых-самых важных слов.
   El Choclo
   (кукуруза - исп.)
   Музыка - Анхель Виллольдо (1903 г)
Слова - Марамбио Катан (1930 г)

Милонга* старая в моих часах печали
Рождала в памяти моей воспоминанья.
И от твоих волшебных нот душа кричала
И проливалась на паркет рекой страданья.

Душа моя от сладких нот, как шар, сжималась
В воспоминаниях о жизни моей прошлой,
Рукой Судьбы в ней строк написано немало
Кровавым цветом по живому все прошло.

И крест тот мученический несу по жизни,
И боль раскаянья меня переполняет,
И это будет продолжаться вплоть до тризны,
И боль душевная меня не отпускает.

Сегодня волосы, виски покрыты белым,
Но все равно в груди моей печаль гнездится.
Но твои звуки, танго, - свет вдали несмелый,
Я на него лечу, хоть время уж ушло.

Я свою молодость провел на кукурузе.
Меня плантатор плетью бил среди початков.
Я не забыл совсем об этом страшном грузе,
Что так на мне оставил много отпечатков.

И я танцую, как бегу по кукурузе:
Початки крупные, а листья режут руки.
И мы с тобой, El Choclo, мы с тобой - в союзе:
Ах, твои ноты льют бальзам так на меня!

И я в твоих объятьях, танго, умираю,
Под воркования твои, мое El Choclo.
В своей судьбе я одинок, дошел до края,
И моя жизнь вся изнутри от слез промокла

И я танцую, как бегу по кукурузе:
Початки крупные, а листья режут руки.
И мы с тобой, El Choclo, мы с тобой - в союзе:
Ах, твои ноты горячее нот огня!

30.10.2011 г.

* - вечеринка танго в Аргентине
  
Дунайские волны
1880 г

Музыка - Иосиф Иванович
Слова - Кароль Скроб (рум.)
Дополнение - Б. Пахомов
  
Лодка  чуть скачет, плывя по волнам,
Сердце в груди  от любви - пополам
Сладость надежды в несчастной груди...
О, приди, тебя жду,  о, приди, о, приди.

Ах, ты не бойся: любовь позовем
И по Дунаю в любви поплывем.
Так  рука об руку - по полосе,
И не умрем, как все.

Вижу, целую тебя я с огнем,
Время с собой мы сюда не возьмем.
Ты зацелуешь меня от любви.
Смерть, меня не зови.

Ах, неба синь глубока, глубока,
Солнце как будто сожгло облака,
Я в твоих вижу глазах лишь одно:      
В Царствие Божие  счастье-окно.

Лодка чуть скачет, плывя по волнам,                 
Сердце в груди от любви - пополам
Сладость надежды в несчастной груди...  
О, приди, жду,  приди.

О, приди, жду я, приди, о, приди!
Точит истома в несчастной груди,
О, приди, жду я, приди, о, приди!
       Сладость нас ждет  впереди.

Дополнение:

Славный Дунай, милый Дунай,
Счастья мне дай, радости дай.
Славный Дунай, милый Дунай,
Жар мой не остужай.

Лодка плывет, чуть накренясь,
чуть накренясь, как моя жизнь.
А берега - белая бязь
В мирных садах кружит.

Синий Дунай, на твоем берегу
Вон она, вон! Без нее не могу.
Синий Дунай, ты шепни ей, шепни
Про желанья мои, про мечтанья мои.

Ах, она, кажется, слышит мой стон!
Вон она с берега машет платком!
Вон ее губы мне шлют поцелуй!
Ликуй же, Дунай, ликуй!

Ах, она, кажется, слышит мой стон!
Вон она с берега машет платком!
Вон ее губы мне шлют поцелуй!
Ликуй же, Дунай, ликуй!

16.04.2012 г.
  
   Переделки песен
  
   Демобилизация
  
   Музыка - Ю. Липатов
Слова - М. Матусовский
    ( "Сиреневый туман" )
  
      Сиреневый туман над нами проплывает.
      Над тамбуром горит полночная звезда.
      Кондуктор не спешит, кондуктор понимает,
      Что с девушкою я прощаюсь навсегда.
     
      Ты смотришь мне в глаза и слезы утираешь:
      Все шире, все странней меж нами полынья.
      Еще один звонок - ты друга потеряешь.
      Еще один звонок и уезжаю я.
     
      ... Заплакал кто-то вдруг, а мы молчим, как можем.
      Еще один звонок... Крепись и не рыдай.
      Еще один звонок нас болью подытожит,
      И поезд улетит в заоблачную даль...
     
      - Я буду помнить все, - ты тихо мне сказала, -
      Унять нашу любовь ты Времени не дай...
      Еще один звонок... И смолкнет шум вокзала.
      И поезд улетит в сиреневую даль.
     
      Сиреневый туман над нами проплывает.
      Над тамбуром горит полночная звезда.
      Кондуктор не спешит, кондуктор понимает,
      Что с девушкою я прощаюсь навсегда.
     
      ...Сегодня - пятьдесят с тех пор, как мы прощались.
      И Рига уж не та. Другим стал Кишинев.
      Ах, как давно с тобой мы в лодочке качались,
      Где парусом ее была наша любовь...
  
      19.07.1998 г., 30.04.2010
   Спи, мое бедное сердце
   Музыка - Оскар Строк
   Слова - Оскар Строк, Е. Альтшулер

Помнишь, как ты меня ласкала?
Ах, я живу давно без тебя,
Хотя не вспоминать нет сил.
Жизнь моя давно течет с начала.
Стараюсь позабыть, как я тебя любил.

Спи, мое бедное сердце.
Спи, позабудь все, что было.
Нам уж вдвоем не согреться.
Нет, нет, нет!

Спи, мое сердце печальное.
Счастье нас разлюбило.
Наше кольцо обручальное
В колодце на дне.

Помнишь, как ты меня ласкала?
Как жарко ты дышала! Как я тебя любил!
Помнишь, нас укрывало покрывало
Нашей первой и большой любви...

Спи, мое бедное сердце.
Спи, позабудь все, что было.
Нам уж вдвоем не согреться.
Нет, нет, нет!

Спи, мое сердце печальное.
Счастье нас разлюбило.
Наше кольцо обручальное
В колодце на дне.

1932 - 10.11.2011 г
   Встречи
   Музыка- И. Жак
   Слова - А. Волков
  
Когда на землю спустится сон
И выйдет бледная луна,
Я выхожу одна на балкон,
Глубокой нежности полна.
Мне море песнь о счастье поет,
Ласкает нежно ветерок.
Но мой любимый сегодня не придет.

Ты помнишь наши встречи,
И вечер голубой,
Взволнованные речи,
Любимый мой, родной?
И нежное свиданье,
Руки пожатье...
Ты сказал мне "До свиданья!",
Простясь со мной.

Забыты наши встречи
И вечер голубой.
Давно умолкли речи,
Ведь нет тебя со мной.
Не жди любви обратно,
Забудь меня.
Нет к прошлому возврата,
И в сердце нет огня!

Когда на землю спустится сон,
И выйдет бледная луна,
Я знаю, что там будет потом:
Останусь с нею я одна.
И море песнь мне не споет,
Не поласкает ветерок:
Ах, мой любимый... Уже он не придет...

Забуду наши встречи
И томность вечеров.
Любить тебя уж нечем:
Ты сам убил любовь.
И море слезы смоет,
Ведь нет для них причин.
Пусть даже сердце ноет,
Душа молчит.

А дальше... Ну, а дальше...
Я стану жить, как все:
Без чар любви, без фальши
Бежать по полосе.
Та полоса Судьбою
Зовется под луной.
Останется со мною
Тот вечер голубой...

1939 - 03.11.2011 г.г.
  
   Кумпарсита
   Автор - Херардо Родригес (исп.)

Ты бы знала мою нежность, мою душу,
стон и слезы...
Я мечтаю, ты вернешься в свою юность,
заплачешь обо мне!
И не ходят, не утешат в моем горе
меня други.
С того утра, как ушла ты, меня горе
сразило наповал!

Помнишь, как-то приезжала ты на лето,
и солнца луч
в окно мне глянул. Я, щенком был к тебе привязан,
щенком к твоим ногам.
И покинут тобой повторно: ты простилась,
я покорно
улыбнулся. Улыбнулся, улыбнулся,
почти слезу сдержал.

Все же, все же нежность кожи твоей я помню,
дышу любовью
и слышу кровью своей горячей, что не видать мне
с тобой удачи вновь.
Где б я ни был вечно, вечно с тобой всегда мы
всюду вместе,
хоть не шлешь ты мне свои вести, тебя жажду
и не могу найти.

17.12.1927 - 06.11.2011 г.г.
   Ямщик, не гони лошадей
   Трансформированный текст известного русского романса
  
   Трясусь я в кибитке ночной:
   В свой полк возвращаюсь к друзьям.
   Затянутый в узел тоской.
   Дышать совершенно нельзя...
  
   Не тронуть мне сердце Ее:
   Не властен над ним нежный пыл.
   В него золотое копье
   Какой-то поручик вонзил...
  
   Наверно, он юн, нежн и мил.
   Таких я немало встречал.
   Он душу ее загубил,
   Мою же с тоской повенчал....
  
   Ямщик, не гони лошадей!
   Мне некуда больше спешить.
   Мне некого больше любить...
   Ямщик, не гони лошадей!
  
   Все было: и сон, и обман.
   Прощайте, мечты и покой!
   А боль незакрывшихся ран
   Останется только со мной...
  
   Назавтра труба позовет.
   Порвется любовная нить!
   Пусть тешит поручик Ее,
   А мне не пристало грустить!
  
   Ямщик, не гони лошадей!
   Мне некуда больше спешить.
   Мне некого больше любить...
   Ямщик, не гони лошадей!
  
   06.09.1998 г.
   Увяли розы
   Автор - Михаил Звездинский

Ты помнишь мир заманчивый:
Вокруг тебя, как марево,
Все мальчики да мальчики
И вольность слов, и смех...

И запах тел обманчивый,
Как заказное зарево,
Сомнительный, обманчивый,
Как знак простых утех.

Увяли розы с тех пор навечно,
По кабакам разошлась суета.
И нынче взгляд свой - вбок каждый встречный
Вокруг тебя - навсегда пустота.

Ах, как все было здорово!
Случайно и намеренно.
Как исполнялись прихоти
При первом блеске глаз...

От исполненья скорого
Как ты была уверена!
И как смеялась лихо ты
Не раз, не раз, не раз...

Увяли розы с тех пор навечно,
По кабакам разошлась суета.
И нынче взгляд свой - вбок каждый встречный
Вокруг тебя - навсегда пустота.

Все в мире бренно. Ничто не вечно:
Вино и страсть, и мечты всерьез.
А мир - холодный и бессердечный.
И не теплее в нем без алых роз.

А мир - холодный и бессердечный.
И не теплее в нем без алых роз.

02.11.2011 г.
   Студенточка
  
Музыка - К. Москоподь
   Слова - П. Лещенко

Студенточка. Вечерняя заря.
Под липою стою одну жду тебя.
Счастливы будем мы,
Задыхаясь в поцелуях.
И вдыхаю аромат ночной,
И упиваюсь я мечтой.

Не помнишь ты, но помню я:
С тревогою я ожидал тебя.
На берегу пруда
Твои очи целовал я.
И пленился я навек тобой
Под серебристою луной.

Студенточка, вечерняя заря,
Под липою стою одну жду тебя.
Ах, но забыла ты
Про меня и жду тебя я зря.
А с другим ушла давно ты в ночь
И ничем мне не помочь.

Не помнишь ты, но помню я:
с тревогою я ожидал тебя.
И на ночном пруду
Звезды в сети мы ловили
Без стыда у белых лилий
Целовались на виду.

И на ночном пруду
Звезды в сети мы ловили
Без стыда у белых лилий
Целовались на виду.

1936 - 01.11.2011 г.г.
   Люблю
  
Музыка - Е. Розенфельд
   Слова - Н. Венгерская

Вдыхая розы аромат,
Тенистый вспоминаю сад,
И слово нежное "люблю",
Что вы сказали мне тогда.

Зажгли опять во мне любовь,
Ушли и не вернулись вновь.
Но слово нежное "люблю"
Я не забуду никогда.

Моя любовь - не струйка дыма,
Что тает вдруг в сиянье дня.
Но вы прошли с улыбкой мимо
И не заметили меня.

Вам возвращая ваш портрет,
Я о любви вас не молю.
В моем письме упрека нет,
Я вас по-прежнему люблю.

Портрет ваш бередит меня,
И сердце бьется невпопад.
Я стану дальше от огня
Забуду розы аромат.

Моя любовь, увы, без кружев,
Она - во мне, и я - одна.
И ваш портрет уже не нужен.
И я почти что холодна.

Вам возвращая ваш портрет,
Я о любви вас не молю.
В моем письме упрека нет,
Я вас по-прежнему люблю.

Но я не плачу, я не плачу...
На сад смотрю через стекло.
Клянусь: я все переиначу,
Чтоб все истлело и стекло.

Я поднимусь с колен любви
И в море слез не утону.
О, Боже, мя благослови
Не быть у Эроса в плену.

1939 - 31.10.2011 г.г.
  
   Татьяна
  
   Музыка - Оскар Строк
   Слова - М. Марьяновский
  
Встретились мы в баре ресторана,
Как мне знакомы твои черты.
Помнишь ли меня, моя Татьяна?
Мою любовь, наши прежние мечты?

Вижу губ накрашенных страданье,
В глазах твоих молчанье пустоты.
Где же, где, скажи, моя Татьяна,
Моя любовь, наши прежние мечты?

Татьяна, помнишь дни золотые?
Кусты сирени и луну в тиши аллей?
Татьяна, помнишь грезы былые?
Тебя любил я, не вернуть нам юных дней.

Сейчас сидишь ты, накрашена так густо,
И взгляд тоскливый, в руках бокал вина.
Татьяна, душе твоей так грустно
И в том, я знаю, одна моя вина.

Я не сам ли выбрал час печали
И час утраты своей любви?
Мы с тобой, Татьяна, так встречали
Часы рассвета в наши нежные дни.

Что ж теперь рыдать и рвать одежды?
Наш костер давно, увы, потух.
Потеряли мы ключи надежды
И Бог любви
к страданьям нашим глух.

Татьяна, помнишь дни золотые?
Кусты сирени и луну в тиши аллей?
Татьяна, помнишь грезы былые?
Тебя любил я, не вернуть нам юных дней.

...Упали косы душистые, густые,
Свою головку ты склонила мне на грудь.
Татьяна, помнишь дни золотые?
Весны прошедшей мы не в силах вернуть.

Упали косы душистые, густые,
Свою головку ты склонила мне на грудь.
Татьяна, помнишь дни золотые?
Весны прошедшей мы не в силах вернуть.

1936 - 28.10.2011
   Мурка
  
Музыка - Оскар Строк

Ярко светит месяц, тихо спит малина,
Фрайеры гуляют по Москве,
И молчат трамваи в очереди длинной,
А в отделе МУР не гаснет свет.

Там куют легенду шмаре с Молдаванки,
Чтоб она, шалава, уткой к нам.
Я вас умоляю, нашу жизнь с изнанки
Не осилить ихним мусорам.

Мурка, не искушай себя,
Мурка, прошу тебя, любя,
Мурка, ходи в Одессу вновь
И там имей себе любовь!

Я же не дешевый фрайер на примете,
И я не какой-то шмаровоз:
Попадешь, шалава, в воровские сети:
Я предупреждаю без угроз.

Я тебе, землячка, посылал открытку,
Но она, наверно, не дошла.
Потому ты смело и нахально прытко
На малину к нам вчера пришла.

Мурка, не искушай себя,
Мурка, прошу тебя, любя,
Мурка, ходи в Одессу вновь
И там имей себе любовь!

За окном трамваи с грохотом звенели.
На столе - коричневый коньяк.
За столом - все воры лихо пели-ели,
На малине - мягкий полумрак.

У окна, у шторы хмыкал швицар* малый
И глядел на Мурку свысока.
Мурка в нем узнала... Мурка в нем узнала...
Своего сотрудника ЧК.

Мурка, не искушай себя,
Мурка, прошу тебя, любя,
Мурка, ходи в Одессу вновь
И там имей себе любовь!

Я тебе, землячка, посылал открытку,
Затерялась, видимо, она.
На лице у Мурки плакала улыбка
Изо рта у швицара - слюна.

Грохнул парабеллум... Снова - парабеллум...
Мурка - на полу и вся в крови...
А в руке - зажатый шарфик нежно-белый:
Голос ожидаемой любви.

25.10.2011 г.

* - подхалим
   Скажите, почему
   Автор - Оскар Строк

Вчера я видел вас случайно,
Об этом знали вы едва ль.
Следил за вами я
всё время тайно,
Взгляд ваш туманила печаль.

Нахлынули воспоминанья,
Воскресли чары прежних дней,
И пламя прежнего желанья
Зажглось опять в груди моей.

Скажите, почему нас с вами разлучили,
Зачем ушли вы от меня к нему?
Ведь знаю я, что вы меня любили,
Но вы ушли, скажите, почему.

О, как я рвусь сей мир оставить!
Без вас не выдержать и дня!
Сотри же, Боже, мою память
И от греха укрой меня...

В душе порывистых приветов
Для вас огромное число!
Но только верен я завету:
Любить вас тихо и светло...

Скажите, почему нас с вами разлучили,
Зачем ушли вы от меня к нему?
Ведь знаю я, что вы меня любили,
Но вы ушли, скажите, почему.

Скажите, почему нас с вами разлучили,
Зачем ушли вы от меня к нему?
Ведь знаю я, что вы меня любили,
Но вы ушли, скажите, почему.

14.10.2011 г.
  
   Утомленное солнце
  
   Музыка -  Е. Петербургский
   Слова - И. Альвэк

Утомленное солнце
Нежно с морем прощалось,
В этот час ты призналась,
Что нет любви.
Мне немного взгрустнулось
Без тоски, без печали,
В этот час прозвучали
Слова твои.
Расстаемся - я не стану злиться,
Виноваты в этом ты и я.
Утомленное солнце
Нежно с морем прощалось,
В этот час ты призналась,
Что нет любви.

Наша песня пропета.
Скоро море забудешь:
В суете мелких буден
Спят соловьи.
И не вспомнишь про лето,
Как ходили по кругу,
Так прижавшись друг к другу,
В большой любви.

Но уедешь только ты далеко
Стану я метаться без любви...
Утомленное солнце
Станет ночью мне сниться...
Я целую ресницы,
Глаза твои...

01.10.2011 г.
  
   Прощание славянки
   Музыка - В. Агапкин
  
   Полк! Налево! Прямо шагом марш!

Выше ногу! Носочек! Носочек!
Грудь четвертого не забывай!
А кто каши солдатской не хочет...
Четче шаг! Рядовой - запевай!

Мы - строем под марш - 
В струну. Как один!
И шаг четок наш,
И мы горды: наш строй един!

Смотри, старшина:
Мы пышем огнем!
Любуйся страна,
Мы никогда не подведем!

Летят, летят года
А долг наш России - всегда.
О нем мы помним
И в гари темной,
И в дни, когда светла звезда.

О нем мы помним
И в гари темной,
И в дни, когда светла звезда.

Шагая  нынче, в строю,
Я Родине долг отдаю:
Тяну носочек,
А кто захочет,
То за страну я постою. 

Тяну носочек,
А кто захочет,
То за страну я постою. 

Наши деды и прадеды тоже...
Шаг чеканить умели они.
Уронить мы их память не можем.
И заветы их свято храним.

Мы - строем под марш - 
В струну. Как один!
И шаг  четок наш,
И мы горды: наш строй един!

Смотри, старшина:
Мы пышем огнем!
Любуйся страна,
Мы никогда не подведем!

30.12.2011 г.
   Марушка
   Польский шлягер 30-х г.г. 20-го в.
Музыка - Юп де Лэр

Марушка, я запомнил навсегда твои черты,
Твой голос - отраженье ночи черноты.
"Чардаш" ты пела, пела телом, вся дрожа,
Ах, я влюбился: ушла к тебе душа....

Марушка, я и сам бы смог не хуже "Чардаш" спеть,
Но ресницы - твои угли - обожгли меня, как плеть.
Боже, как хочу я целовать твои уста!
Без цыганки этой жизнь моя пуста!

Марушка, ждать, когда ты допоешь все, я устал.
Марушка, убежим мы в ночь, и в ней сольем уста.
Марушка, ты горячий черной розы лепесток!
Я пропал навеки, я к тебе присох!

Я к тебе присох!

14.01.2012 г.
  
   Что ж вы о ней забыли?
1933 г.

Музыка - Шимон Каташек
Слова - Анджей Власт (польск.)
(
Оба автора погибли в Варшавском гетто в 1943 г.)
Текст написан по сюжету,
отраженному в комментарии к танго

Что ж вы о ней забыли,
Сделав страшное зло?
Говорили не вы ли,
Будто ей повезло?

Будто бы встретила принца
Да на белом коне...
Мол, не стоят
и мизинца
Ее стоны по мне...

А на самом-то деле
Обнимали, стыдясь.
И венец: на панели,
Одинока. И - грязь.

Вы ей жизнь загубили
Так бездумно, легко.
Что ж о ней вы забыли,
Упорхнув мотыльком?

И любовь, и восторги,
Все, что было - вранье...
Вам не вспомнить средь оргий,
Где могила ее...

Вы ей жизнь загубили
Так бездумно, легко.
Что ж о ней вы забыли,
Упорхнув мотыльком?

Что ж о ней вы забыли,
Сделав страшное зло?
Говорили не вы ли,
Будто ей повезло?

И любовь, и восторги,
Все, что было - вранье...
Вам не вспомнить средь оргий,
Где могила ее...

Вам не вспомнить средь оргий,
Где могила ее...

15.01.2012 г.
  
   Забуду...

Польский шлягер 30-х г.г. 20-го в.
Музыка - автор неизвестен
Слова - автор неизвестен

В забвенье моя любовь упала,
И я один остался с того дня. 
И сразу стало воздуха мне мало,
Померкли  краски мира для меня.

И "завтра" не хочу, чтоб наставало,
И солнце не хочу, чтобы вставало.
Средь лета в окно заплакала вдруг осень,
И растеклась во мне ночная мгла.

Не стану просить тебя вернуться.
Не стану я Всевышнего молить.
Разбито любви вчерашней наше блюдце,
Оборвана любви вчерашней нить.

И "завтра" не хочу, чтоб наставало,
И солнце не хочу, чтобы вставало.
Забуду про сирень из наших весен:
Меж нами тень забвения легла...

И "завтра" не хочу, чтоб наставало,
И солнце не хочу, чтобы вставало.
Забуду про сирень из наших весен:
Меж нами тень забвения легла...

01.02.2012 г.
  
   О чём играет пианист

Музыка - Р. Паулс
Слова - В. Пеленягрэ

О чём играет пианист?
Звенела музыка и пела.
Все дни мои переплелись,
Но звукам... им какое дело?

Они, свободные, летят,
Но вот от них - душа в печали:
Они, собравшись в яркий  ряд,
Меня вдруг в прошлое умчали.

Я вспомнил сразу вдруг о ней,
Моей единственной на свете,
Как я любил, как верил ей,
Что и измены не заметил!

Сыграй, сыграй же, пианист,
Грозы и музыки раскаты,
Сыграй судьбу мою на бис,
Мои свиданья и утраты.

В руке моей кленовый лист,
Как будто парус без причала.
Сыграй, сыграй же, пианист,
Как я любил. Сыграй с начала!

Играй, играй же пианист,
Гляди, вон кто-то подпевает.
О чём играешь, пианист,
И где душа твоя витает?

Ты то взрываешься, то - тих,
В партер бросая стоны клавиш,
Себя уйти под звуки их
Никак от мыслей не заставишь.

Сыграй, сыграй же, пианист,
Грозы и музыки раскаты,
Сыграй судьбу мою на бис,
Мои свиданья и утраты.

В руке моей кленовый лист,
Как будто парус без причала.
Сыграй, сыграй же, пианист,
Как я любил. Сыграй с начала!

Сыграй, сыграй же, пианист,
Грозы и музыки раскаты,
Сыграй судьбу мою на бис,
Мои свиданья и утраты.

10.04.2012 г.
   Белая черемуха
   Автор - Владимир Маркин 

Белая черемуха белою фатой
Расцвела под окнами, словно образ твой.
Распустилась по весне и увяла вновь
Белая черемуха - первая любовь.

Отцвела черемуха, зацвела сирень.
И опять стал солнечным каждый новый день.
Но сирень осыпалась: тоже же отцвела.
Кто же тут поверит мне, что любовь была?

Под твоими окнами я дрожу, как тень:
Вновь цветет черемуха, отцвела сирень.
Люди молвят - к холоду, но не верю им:
Жарко мне в черемухе под окном твоим.


Белая черемуха, белая сирень...
Ты любовь в их запахи навсегда одень.
И каков бы ни был день: труден или нет,
У любви твоей большой будет белый цвет.

07.05.2012 г.
   Эх, Наталья...
   Музыка - народная

Сон один мне снится ночью,
Снится вечером и днем,
Как ее любил я очень,
Полыхала жизнь огнем.

Все вокруг горело-пело
И куда ни оглянись,
Все - в любви и все хотело...
Только слышен стон кулис.
Как в бреду, во сне шептал я,
Задыхаясь от любви:
Ну, давай, давай, Наталья!
Миг лови! Лови, лови!

Ну, давай, давай, Наталья!
Миг лови! Лови, лови!
Как в бреду, во сне шептал я,
Задыхаясь от любви.

Эх, раз, да еще раз!
Да еще много-много раз!
Эх, раз, да еще раз!
Да еще много-много раз!

...Как похмелье - пробужденье:
Никого вокруг: один.
Растворялось наважденье
Среди высохших седин.

Как цыган, любовь украл я,
Да она пошла не впрок:
Умерла давно Наталья
Среди жизненных дорог.

Только слезы накатила,
Наметала старику.
Мало счастье мне светило
На моем больном веку.

- Эх, Наталья, эх, Наталья, -
Вытирая слезы с глаз, 
Все шептал я, все шептал я,
- Вот любовь была у нас!

Эх, раз бы, да еще раз бы!
Да еще много-много раз!
Эх, раз бы, да еще раз бы!
Да еще много-много раз!

03.06.2012 г.
  
   Скажи, зачем и почему
Автор - Я. Райбург
  
Уж много лет разлад с любовью,                     
Мне не забыть ни день, ни час.
Хотел я быть всегда с тобою,
Как и сейчас, как и сейчас.

Как годы те прекрасны были,
Когда встречались мы с тобой.
Как мы любили... Как любили!
Все смыло Время. Как водой.               

Скажи, зачем и почему
Всю жизнь я у тебя в плену?
Зачем все мысли - о тебе,
И нет покоя мне нигде?

Ведь знаешь ты, и знаю я,
Как нелегко мне жить, любя...
И этот плен, ах, этот плен!
Его  не одолеет тлен!

И я живу всю жизнь в пределе,       
Я сам себя не узнаю.
И никому я, в самом деле,  
Заветных песен не пою.

И не хочу. И петь не буду.
Мне все становится ясней:
Я навсегда прикован к Чуду,
К любви твоей, к любви твоей.

Скажи, зачем и почему
Всю жизнь я у тебя в плену?
Зачем все мысли - о тебе,
И нет покоя мне нигде?

Ведь знаешь ты, и знаю я,
Как нелегко мне жить, любя...
И этот плен, ах, этот плен!
Его  не одолеет тлен!

Скажи, зачем и почему
Всю жизнь я у тебя в плену?
Зачем все мысли - о тебе,
И нет покоя мне нигде?

Ведь знаешь ты, и знаю я,
Как нелегко мне жить, любя...
И этот плен, ах, этот плен!
Его  не одолеет тлен!

И этот плен, ах, этот плен!
Его  не одолеет тлен!

17.01.2013 г.
   Прошло сто лет
   Музыка - В. Титов

Прошло сто лет со дня, как мы расстались.
Ты - где-то там, в злой дымке и во тьме.
Они во мне будили вечно зависть:
Ты - не моя и не принадлежала мне.

Ах, года, вы утекли, вы утекли! 
Куда-то все ушло...
И жизнь прошла вне колеи
Так пошло-тяжело.
Все - без тебя, все - без тебя,
Все - без тебя, как - без себя.
И солнца не было: лишь вскользь
В душе - всегда один мороз.

Уже давно страны нет и в помине,
А уж про нас... Что сетовать? Судьба!
Она  мне раз от века и доныне
Подарена, неласково-груба.

Ах, года, вы утекли, вы утекли! 
Куда-то все ушло...
И жизнь прошла вне колеи
Так пошло-тяжело.
Все - без тебя, все - без тебя,
Все - без тебя, как - без себя.
И солнца не было: лишь вскользь.
В душе - всегда один мороз.

Уже к концу подходит моя осень,
А впереди - одна лишь пустота.
И спросим мы в конце у жизни, спросим:
"Неужто, ты была у нас не та?"

Ах, года, вы утекли, вы утекли! 
Куда-то все ушло...
И жизнь прошла вне колеи
Так пошло-тяжело.
Все - без тебя, все - без тебя,
Все - без тебя, как - без себя.
И солнца не было: лишь вскользь.
В душе - всегда один мороз.

...Все было, как все было...
Где ярко, где - уныло,
С цветами где-то, может,
Но что-то все же гложет...
Прошло сто лет со дня, как мы расстались.
Ты - где-то там, в злой дымке и во тьме...

27.02.2013 г.
  
   Ты и я

Музыка - Остин  Эген и Франц Гроте
(мелодия "Цыган", 1932 г)

Прижавшись к тебе, 
Я пью нектар - 
Дурман-напиток,
Во мне - пожар.

Напиток,
Сгораю я.
Спасет от пыток
Лишь полынья.

Зачем я встретил
Твои глаза?
Наверно, ветер
Мне подсказал.

А, может, звезды,
шутя, в ночи
Их дали просто
Как две свечи?

И теперь я все вижу,
Не как я, а как - ты.
Что-то дальше, что - ближе,
И не той высоты.

Случайно
Тебя увидел я,
И в этом тайна
Моего бытия.

07.05.2013 г.
   А поезд Чух, чух, чух
   Музыка  - В. Королев
Слова - автор не известен.

...Огни мерцали, когда поезд уходил.
..."Чух,чух,чух", огни мерцали.
Огни мерцали, когда поезд уходил.

А поезд "Чух,чух,чух", огни мерцали.
Огни мерцали, когда поезд уходил.

А когда поезд уходил, огни мерцали,
Огни мерцали, когда поезд уходил.
А поезд "Чух,чух,чух", огни мерцали.
Огни мерцали, когда поезд уходил.

А поезд "Чух,чух,чух", огни мерцали.
Огни мерцали, когда поезд уходил.

Сижу в купе себе я тихо и стаканю.
Напротив - девушка. В глазах - такая грусть.
Не удержался-таки я, похулиганил:
Пусть не печалится, мол, радуется пусть...

Не удержался-таки я, похулиганил:
Пусть не печалится, мол, радуется, пусть...

- Мадам, мне кажется, Вы едете до Ровно,
А я - в Бердичев. Хотя город почти пуст.
А что у Вас за чемоданчик такой скромный?
Хотя, похоже, в нем какой-то ценный груз?

А что у Вас за чемоданчик такой скромный?
Хотя, похоже, в нем какой-то ценный груз?

А ночью к Вам придет веселый старый доктор,
И он излечит Вас от грусти и тоски.
Он скажет Вам: "Кхе-кхе",- веселый доктор,- 
С Вас упадут-таки печали лепестки".

Он скажет Вам: "Кхе-кхе",- веселый доктор,- 
С Вас упадут-таки печали лепестки".

Мадам не впала-таки в эту заморочку
И на ближайшей малой станции сошла.
Наверно, ей-таки понадобилось срочно
Решить какие-то сердечные дела.

Наверно, ей-таки понадобилось срочно
Решить какие-то сердечные дела.

Базар-вокзал...  А чемоданчик свой забыла.
- Эй, чемоданчик свой забыла, ай-яй-яй!
Базара нет, тач-тач, сама забыла,
- Эй, чемоданчик свой забыла, ай-яй-яй!

Базара нет, тач-тач, сама забыла,
- Эй, чемоданчик свой забыла, ай-яй-яй!

А ты скажи-ка мне, дежурный по вокзалу,
Куда снести мне чемоданчик забытОй.
Мне еще в детстве моя мама наказала,
Чтоб я был честен, как писатель Лев Толстой.

Мне еще в детстве моя мама наказала,
Чтоб я был честен, как писатель Лев Толстой.

...А поезд "Чух,чух,чух" бежит в Бердичев,
А я везу тот чемоданчик, что не сдал.
Хотя рискую оказаться вновь на киче,
За то, что графом Львом Толстым таки не стал.

Хотя рискую оказаться вновь на киче,
За то, что графом Львом Толстым таки не стал.

И как была 
права, блин, моя мама,
Ах, как была
она-таки права:
Меня в Бердичеве забрали утром рано,
Фингал поставили под глазом мусора.

Меня в Бердичеве забрали утром рано,
Фингал поставили под глазом мусора.

И когда поезд уходил, огни мерцали
Огни мерцали, когда поезд уходил.
А на груди моей наш вождь товарищ Сталин
Рукой махал стране, что было сил.

А на груди моей наш вождь товарищ Сталин
Рукой махал стране, что было сил.

04.07.2013 г.
  
   In gradina lui Ion
(В саду у Иона)
Музыка - народная
Слова - Мирабела Дауэр (рум.)

In gradina lui Ion 
Toate p?s?rile dorm 
Toate p?s?rile dorm 
Numai una n-are somn 
?i zboara din pom Нn pom 
Tot chem?ndu-l pe Ion 

Ioane, Ioane 
Toat? lumea doarme 
Numai eu nu pot s? dorm 
Ioane, Ioane 
Toat? lumea doarme 
Numai eu nu pot s? dorm 

Dac? dorm mai mult de-un ceas 
Ma trezesc cu mult necaz 
Ma trezesc cu mult necaz 
Il v?d pe Ion Нn vis 
Cu dorul pe fa?? stins 
Cu dorul pe fa?? stins 

Ioane, Ioane 
Toat? lumea doarme 
Numai eu nu pot s? dorm 
Ioane, Ioane 
Toat? lumea doarme 
Numai eu nu pot s? dorm 

У Иона во саду 
Птички все давно уж спят.
Птички все давно уж спят.
Лишь одну не тронул сон:
Все зовет его: "Ион!"
И в призыве слышен стон.

Иоане, Иоане, 
Как меня жжет пламя! 
От любви пропал весь сон!
Иоане, Иоане, 
Погаси ты пламя!
Не могу! Пропал весь сон!

Если в сон на час уйду,
Просыпаюсь, как в бреду,
Просыпаюсь, как в бреду:
Вижу милого лицо,
На руке его - кольцо. 
На руке его - кольцо.

Иоане, Иоане, 
Как меня жжет пламя!
От любви пропал весь сон!
Иоане, Иоане, 
Погаси ты пламя!
Не могу! Пропал весь сон!

02.05.2012 г.
  
   Сегодня ты станешь моей
   Слова к песне неизвестных польских авторов
  
   Сегодня ночью, 
Когда луна сон остудит,
Проберусь я к тебе
По гремящей трубе.
Ты откроешь окно.

Я увижу воочью
Твои нежные груди
И нагую тебя.
И сольемся, любя,
Мы в движенье одно.

Ах, скорей бы ночь настала,
Ах, скорей бы ночь настала,
Я дрожу, как пес в предчувствии погонь.
Вон луна всходить не стала,
Вон луна всходить не стала,
Я лечу к тебе, как мошка на огонь.

Свет горит виденьем странным
За окном твоим стеклянным.
Или это я в ночи теряю взор?
Мой жар безмерен,
И я намерен
Идти всему наперекор.

Ах, скорей бы ночь настала,
Ах, скорей бы ночь настала,
Я дрожу, как пес в предчувствии погонь.
Вон луна всходить не стала,
Вон луна всходить не стала,
Я лечу к тебе, как мошка на огонь.

Свет горит виденьем странным
За окном твоим стеклянным.
Или это я в ночи теряю взор?
Мой жар безмерен,
И я намерен
Идти всему наперекор.

Сегодня ночью,
 
когда луна сон остудит,
проберусь я к тебе
по гремящей трубе.
Ты откроешь окно.

Я увижу воочью
Твои нежные груди
И нагую тебя.
И сольемся, любя,
Мы в движенье одно.

22.02.2012 г.
  
   Падает снег...
   К композиции Салваторе Адамо "Tombe la neige"
  
   Мир застыл, снежен:
Ты не придешь ко мне, увы...
Мир застыл, снежен,
И черный траур снег накрыл...
   Сердце бьется в клетке:
Болью отекает.
Птичка, что на ветке
Плачет, не смолкая.
  
- Ты в этот вечер не придешь,-
   Кричит отчаянье, - все - ложь!
А мир молчит, снежен,
Равнодушен и грешен.

Пух летит снежный...
Ты в этот вечер не придешь...
Пух летит нежный...
Вокруг бело, как бела ложь.
Грустно и печально,
Холодно и пусто...
Жуткое молчанье,
Белое безумство...

Ты в этот вечер не придешь
Во мне - отчаянье и дрожь...
А снег старомодный -
Безучастный, холодный...
  
   Tombe la neige
Tu ne viendras pas ce soir
Tombe la neige
Et mon coeur s'habille de noir
   Ce soyeux cortege
Tout en larmes blanches
L'oiseau sur la branche
Pleure le sortilege

Tu ne viendras pas ce soir
   Me crie mon dИsespoir
Mais tombe la neige
Impassible manege

Tombe la neige
Tu ne viendras pas ce soir
Tombe la neige
Tout est blanc de dИsespoir
Triste certitude
Le froid et l'absence
Cet odieux silence
Blanche solitude

Tu ne viendras pas ce soir
Me crie mon dИsespoir
Mais tombe la neige
Impassible manege
   31.10.2010 г
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"