Пчёлка Владимира: другие произведения.

Пятьдесят оттенков по-русски 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Закончено. Часть 2. Анна Петрушкина неожиданно для себя стала женой олигарха, о чем сообщилось в конце первой части. Но зачем ему это нужно? Что взять с бедной полуграмотной, но доброй служительницы кухни?Неужели в городе и, тем более, в его родной Америке не нашлось более приемлемой кандидатуры? Анна теряется в догадках, которые довольно быстро раскроются, и объяснят причину, скоротечной женитбы олигарха на ней. Сможет ли она принять и стерпеть его дикие причуды или решится и здесь применить клофелин, чтобы остаться богатой вдовой? Кто из этих двоих облапошит друг друга? Читайте вторую часть откровений в новом бестселлере "Пятьдесят оттенков по-русски", написанном самой Анной, и не судите строго, она ж повариха, а не писательница. Хотя, судя по тому, что она дошла аж до второй части, ее можно похвалить за стремление к писательству. Обновлено 09,02,15

  
  Часть 2. Жениться полдела, как сохранить брак - вопрос.
  
  На улице стеной лил ярый майский ливень, сподвигший мой мозг вспомнить, а рот воспроизвести подзабытое со школьных времен лиричное стихотворение Федора Тютчева:
  
  Люблю грозу в начале мая,
  Когда весенний, первый гром,
  Как бы резвяся и играя,
  Грохочет в небе голубом.
  
  -Что за бред? Как можно любить грозу? Смотри, какие лужи огромные уже образовались, ноги промочим, заболеем.
  -Ну и пусть.
  Скинула балетки и побежала к его машине по лужам, сильно топая так, что вода брызгала во все стороны. Вода была такая теплая, как парное молочко. Хоть купайся, подобно хрюшке в мутной воде. ОсторожныйКристиан, обходя лужи, нагнал меня. Но ему не было суждено выйти сухим из воды. Вредная я толкнула парня, не знаю уместно ли теперь называть его так, легонько, но с чувством, толком, расстановкой, и он умудрился поскользнуться на островке скопившейся грязи, опрометью рухнул в воду.
  -С почином, муженек! - обласкала его, подав руку. - Добро пожаловать в царство обманутых женатиков.
  -Кошелка дырявая, - выплевывая канализацию изо рта, выругался Кристиан.
  -Тепличное сооружение из поликарбоната.
  В машине я сновасела назад, чем несказанно взбесила мокрого петушащегосяКристиана. Думал, раз женился, так сразу доверие завоевал. Нет, миленький его еще надо заслужить.
  -Дождь во время свадьбы к богатству, а ливень к несметному богатству, - обрадовала его. - Значит, всю жизнь на нас будет литься золотой дождь, то есть в деньгах купаться будем.
  -Я-то точно буду, а вот ты под вопросом.
  -Собираешься держать меня в черном теле?
  -А то. Знаешь, у нас, иностранцев, мужчина и женщина на одном уровне. Каждый тратит то, что заработал. И даже в ресторане каждый платит сам за себя. Кстати, куда ты меня приглашаешь отпраздновать свое долгожданное замужество?
  Ну и запросы у него. Куда можно пригласить богатого мужа, будучи нищей женой? Идея!
  -Придумала куда, но угощение за твой счет.
  -Согласен. Поехали в гипермаркет.
  -В мини-маркет ЛАРЕК, не хочешь? Тут тебе не Москоу-сити.
  В 'Пятерочку' новый муж идти отказался, сославшись на низкий уровень обслуживания и непрезентабельный внешний вид персонала. Какие мы разборчивые. Конечно, после ЦУМа 'Пятерочка' на двоечку с двумя жирными минусами. В небольшом магазине с продавщицами презентабельной внешности я выбрала пару бутылок шампанского, пива, колбасную нарезку, рыбную сухую нарезку, сырное ассорти, пластиковую посуду и торт 'Панчо'.
   В пути я работала навигатором, потому что не помнила название улицы, куда нам надо, как поняла, не очень успешно, потому что Кристиан сказал, что в GPSменя не взяли бы из-за шепелявого голоса и ворчливой манеры говорить, вот так он меня изобразил:
  -Да не туда придурок. Налево тебе сказали НА-ЛЕ-ВО. Тебя в школе не научили право от лева отличать?
  Или так:
  -Куда! Ехай через дворы, по короткому пути, там пробок меньше. Зачем ты выбрал из трех предложенных вариантов самый говененький. Без самодеятельности у меня.
  -Я так не говорю, - надулась я.
  -Мужчине надо всегда оставлять свободу выбора, - важно сказал Кристиан.
  -Увижу с другой бабой, не поленюсь, схожу к Улугбеку за огромными портняжными ножницами и яйца отстригу, - еще важнее сказала я.
  -Ой, как страшно, - развеселился Кристиан. - Они уже трепещут от ужаса.
  -Они трясутся от езды по выбоинам пока что, - объяснила я. - А боятся надо начинать твоей двуличной душонке.
  -Мож она у меня пятиличная.
  -Тем более, в пять раз больше надо боятся. Сворачивай здесь.
  Кристиан повернул во двор. Возле пятиэтажки велела ему остановиться.
  -Ставь с краю на обочине.
  -Здесь место есть на стоянке, - не послушался меня Кристиан.
  -Коля, у каждого клочка земли есть свой негласный хозяин, которому ну очень не понравится твоя идея занять его место, еще и номера у тебя неместные, что усугубляет затею.
  -Это его проблемы. Я не обязан всем подряд нравится. Главное, что я нравлюсь самому себе, и ты от меня балдеешь.
  Ну, ну, наше дело предупредить, указать на возможные последствия, а там как знает. Хозяин - себе барин.
  -Бери пакеты и пошли в подъезд, -сказала Кристиану.
  В этом доме жил и живет наверное счастливо до сих пор, если не помер от Веркиной темпераментности, мимолетный любовникподруги. Он-то и открыл нам тайну четырех цифр домофона, с помощью которых дверь автоматически открывалась.
  -Пойдем повыше. Там почище и люди реже ходят.
  -Не понял, но пошли.
  Возле подоконника между четвертым и пятым этажом я остановилась.
  -Тпру, прибыли.
  -Не понял.
  Внезапно я поняла, что Кристиан после ЗАГСа немного притупел. Ничего не понимает. Заключение брака, похоже, ему на пользу не идет. Из пакета достала одноразовую скатерочку и расстелила на подоконнике. Выставила шампанское, нарезки, стаканчики. Искусственный зелено-фиолетовый цветок петуния в модном сиреневом горшке украсил воображаемый свадебный стол.
  -Вуаля! Праздничный обед готов, - возвестила я.
  -Ты что предлагаешь отпраздновать в подъезде?
  -Чем богаты, тем и рады.
  -Меня в подъезд пригласила!
  -Николя, на данный момент мое финансовое положение не позволяет большего. Если бы не дождь, мы в парке на лавочке приземлились бы, но к сожалению погодка нелетная.
  ГордыйКристиан задрал лицо кверху и наткнулся на черные надписи, выжженные спичками на белом потолке: "Здесь в 2013 году мы зачали первенца. Оля и Дима", "Сережа +Леша = нетрадиционные отношения", "Соня - Вова = развод и девичья фамилия".
  -Кристиан, очнись, тут до ночи можно изучать современные письмена народов России. Отвлекись, открой шампусик.
  -Мне тут неуютно. Нет интима. И я весь мокрый из-за кое-кого.
  -Интим будет, обещаю. И сейчас мы тебя высушим. Сними джинсики и футболочку. На батареечке повисят, быстро высохнут. Потрогай, она огненная.
  -А если люди пойдут?
  -Спрячешься за мою большую грудь. Тем более, еще рано, с работы народ еще не скоро пойдет.
  -Ладно.
  Кристиан потянулся к футболке, но я поймала его ладонь в свою.
  -Позволь, я сама тебя оголю.
  -Не люблю, когда меня трогают со времен стриптиза, - отпрянул он в сторону.
  -Кристя, я твоя жена, и ты не имеешь права отказать мне в такой простой просьбе. Я же не огурец тебе в зад вставлять собираюсь, на самом-то деле.
  Он закрыл глаза и проскрипел:
  -Давай, пока терплю.
  Моя рука, едва касаясь его торса, задрала футболку.
  -Пригнись вперед, дорогой.
  -Нагнуть меня решила, оторва! Не бывать этому, -топнув ногой, вскрикнул Кристиан.
  -Нагнуть надо конечно. Как же иначе еще футболку снять.
  Умный муженек приподнял меня над полом, и я сорвала с него футболку. С ума сойти, даже не успела погладить его по груди. Недотрога. Встав к лестничному пролету, отжала футболку. Вниз полились струйки водицы.
  -Кто хулиганит! - заорали противным голосом снизу. - Полицию вызову.
  Что за люди, а? Радовались бы, что их бесплатно ополоснули, свою воду дома тратить не надо, везде же счетчиков понавтыкали и каждая капля на счету стала.
  Не обращая внимания на нервных подъездных приступила к раздеванию нижней, такой желанной части Кристиана. Он был без ремня. Это уже радует. Замерев от счастья на мгновение, расстегнула пуговку на джинсах, опустила молнию, просунула руку внутрь, охватывая ягодицы Кристиана. Потом одна рука проникла к нему в трусы спереди и сжала огромный пенис.
  -О, мой секс-гигант, - отпустила наивысшую похвалу.
  -Осознала, какое счастье привалило?
  -Да. - Че уж там ломаться и делать вид, что не заметила.
  Моя рука поднималась и опускалась, лаская привалившее счастье. Ведь счастье надо холить и умасливать, чтобы оно не сбежало к другому владельцу/це.
  -Брюки повесь на батарею, - сказал Кристиан.
  Какая батарея? О чем он? Ах да, конечно, батарея.
  Подобрала спавшие брюки одной рукой.
  -Руку с пениса убери. Двумя отжимать удобнее, - подсказал некстати практичныйКристиан.
  -А он без меня не соскучается?
  -Я его пока развлеку.
  Кристиан поглаживал пенис своей рукой. Наглая конкурентка. Отгрызу тебя.
  Отжав брюки, повесила их на батарейку, рядом с футболкой. Как только я освободилась муженек оставил себя, и стащил мою футболку с лифчиком. Тоже повесил их на батарею.
  -С ума сошел?
  -Нет, хочу смотреть на твои сиськи.
  -Не в подъезде же!- застеснялась я.
  -Именно в подъезде. Здесь присутствует некий элемент экстрима. Засекут, не засекут. И ты когда смущаешься, такая забавная.
  Я прикрылась руками, разглядывая член Кристиана, вытащенный им из клочка нижней одежды.
  -Если отдернешь руки от груди, разрешу с ним поиграться, - поддразнил меня Кристиан.
  -Давай, сначала выпьем шампанского, - предложила я. - От него может смелости прибавится.
  С торчащим наперевес достоинством, Кристиан взболтнул бутылку и дернул пробку. С шумом и разлетающейся пеной пробка взлетела под потолок, оставив на месте + между Сережей и Лешей зияющую пустоту. Теперь никто не узнает, что за знак стоял между ними. Чтобы не потерять зазря капли драгоценного шампанского подставила стаканчики под бутылку. Грудь, соответственно, пришлось оголить, так как руки понадобились для другого дела. В наших руках полные до краев стаканы с шампанским.
  -С днем свадьбы! - произнес Кристиан и поцеловал меня прямо в сосок.
  -Тебя также, дорогой, - не оставшись в долгу, чмокнула его в спелый розовый чупа-чупс и потерлась о него грудью. Что без толку трясти ею, надо пускать в ход свои преимущества.
  -Моя развратная женушка! - выкатив глаза, возмутился Кристиан.
  Но его чупа-чупс был доволен и поклонился мне в ответ.
  -Женушка не может быть развратной по определению. У меня на тебя пожизненная аренда оформлена.
  Пока он выражал свое несогласие, мотивируя тем, что хозяин любую аренду может прервать на корню, я ломанула сладкого дурящего голову напитка и налила себе еще сама. Неужели буду ждать, пока Колька пробухтится. Он остановил галдеж, только когда бутылка опустела, и я с блаженной лыбой влезла в его стакан. Тут уж он подорвался и залпом всосал свою долю шампусика.
  -Вкусненько, - порадовался он.
  Я положила ему в ротик два кусочка колбаски, и пальцы не вынула обратно. Думала, он их эротично оближет. Но Колька выгнал их из своей глотки.
  -Что-то не так? - спросила я.
  -Ты когда какать соберешься, и тебе в опу пальцы засунут, как думаешь, это будет кстати?
  -Да, быстрей прокакаюсь. Ты в курсах, что есть даже медицинский причиндал, помогающий опорожниться. Зовется клизьма.
  -Тебе бесполезно объяснять, - вздохнул Кристиан. -Свое талдычишь, как попугай.
  -Возьмешь к себе на поруки? - зажала Кристиана в уголок у окна, прильнув к его губам.
  -Предупреждаю сразу, если опять чего-нибудь засунешь мне в горло, например, сейчас языком своим лезешь, бью наотмашь и без претензий потом.
  -Ты чего. У меня не такой длинный язык, как у муравьеда, чтобы из желудка колбасу обратно доставать. Он бы у тебя из пупка вылез.
  Своим языком прервала мольбу о не причинении ему тяжких телесных и утонула в его бушующем море. Языком проникла в его ушко, стараясь не разорвать барабанную перепонку, несколько раз покусала мочку, потом добралась до шеи и груди. Но о боже, правая рука загнездилась на члене. А еще Верку ругала за повышенную укладываемость. Сама ничем не лучше. Чуть что сразу за член хватаю. Но не вам меня осуждать. Достался бы вам такой зашибенческий муж, неизвестно, как вы себя повели.
  -Не так быстро, Анна. Сбавь темп. Я хочу долго наслаждаться твоими ласками, а не скоротечно воткнуть пестик в твою нетерпеливую тычинку. Продлим райские муки.
  -Послушай, если будешь долго томить меня как кильку в собственном соку, придется найти кого-то порешительнее и неподвижнее, например, вон тот огнетушитель.
  -Давай, еще шампанского и поедим, что-то я проголодался.
  Кристиан напал на колбасу с сыром, заставив меня открывать бутылку. Равноправие, черт его подери. Если у нас будет собственный дом, то мне надо будет наравне с мужем чинить газовый котел, прочищать сортир в случае засора, забивать гвозди, чтобы повесить новые картины или тарелки. Даже наверное мне одной на плечи лягут эти домашние тяготы, ведь Кристиан, как я уже выяснила, не универсал. А тратить деньги на вызов всяких служб не собираюсь. Да и вообще меня не пугают такие мелочи, поскольку у нас мужиков дома сроду не было.
  Следуя опыту Кристиана, встряхнула шампань и направила его, не в потолок, чтобы не портить памятные надписи, а вперед. Кто дернул ту женщину открыть дверь - одному богу известно. Но пробка вошла ей туда, куда во мне, например, не было еще и следа от мужской эрекции. Что за странный вектор наклона у этой пробки? Не иначе как нечистый решил надо мной посмеяться. Женщина обмерла от резкого чувства вторжения в ее гостиную незнакомки-корковой пробки из-под шампанского. По-моему, ей понравилось. От мужика так не торкает, не та скорость, не тот нажим, наверное. Это чисто мои предположения, а то подумаете еще, что себе пробки туда регулярно засовываю. Кто-то в моей головенке мечтательно-угрожающе проговорил: 'Давненько мне горючего не подгоняли'. Дед пакостит, дошло до меня. Со всеми превратностями судьбы я о нем позабыла.
  -Куплю скоро, - произнесла вслух. -Только ничего ей больше не засовывай, шутник.
  Опомнившись, засунула член Кристина в трусы, чтобы тетя на него не облизывалась и спросила ее:
  -Здравствуйте. Как вы себя чувствуете?
  -Не ваше дело, - вдруг злобно сказала пронзенная фурия. - Устроили пьянку в подъезде, средь бела дня. И сиськами трясет тут, бесстыдница. Убирайтесь, немедленно.
  Вот стерва. Мы еще шампанское не допили и торт свадебный не вкусили.
  -Уважаемая! Что за тон, - вступил в перепалку Кристиан. - Как вы обращаетесь с гостями, милочка? Вы же видите, что нам неудобно стоять, принесите нам стулья.
  Сейчас она его пошлет, как дромадер. Но не угадала. Тетя приперла нам два деревянных стула с резными спинками. На таких, как мне представлялось, сидели три медведя и Маша в одноименной сказке. У нас же наоборот нарисовалось две Маши на одного медведя. Непорядок.
  -Благодарю Вас. Совсем другое дело, - сказал Кристиан. - Анна, угости нашу новую знакомую бутербродами.
  Ничего себе, заявочки. Я что уже его подъездных знакомых обязана обслуживать? А может он и домой себе шалав собирается водить, а я постель им буду расстилать? Пожалуйста, пожалуйста, будьте так любезны, потрахайтесь тут, а я вам пока чайку с жасмином зеленого заварю. Что-то не пойму, жена я али кто?
  -Ей некогда. Она побежит сейчас пробку из недр литосферы вынимать, - ответила я.
  -Нет, - сказала тетя. - Мне с ней комфортно. Такое постоянное чувство наполненности присутствует.
  -Нет, вы лучше избавьтесь от нее, - вдруг начал объяснять Кристиан. - И приобретите в специализированных магазинах нечто подходящее. Сейчас огромный выбор для удовлетворения нужд самых требовательных потребителей.
  Какой грамотный. Не подрабатывал ли он еще консультантом в секс-шопах, в свободное от стриптиза время?
  -Спасибо за совет. Но когда я еще туда соберусь. А пробочка уже на месте. Кстати, меня зовут Феоклиста.
  И вовсе некстати она влезла в наш междусобойчик и стоит, ерзает, щупая глазами обнаженного Кристина. Своими дальнейшими действиями Феоклиста добила меня окончательно. Она притащила третий стул и бутылку клюквенной наливки. Сказала, что сама приготовила. Расположившись на стуле, сняла к моему ужасу кофту и лифчик.
  -Это чтобы от вас не отличаться, - сказала она мне.
  Черт, у этой дамы большие груди, на одном уровне со мной, только от возраста они обвисли и болтались, как уши спаниеля. Неужели и мои такие же станут? Мне стало неприятно, как будто к нам в постель нырнул кто-то третий и жаждет присоединиться. Нахалка налетела на колбасу и свою наливку. Я пила шампанское и предохраняла от нее Кристиана своим телом.
  -Кристиан, одежду какой марки вы предпочитаете? - спросила Феоклиста, тряхнув ушами спаниеля.
  -Остин.
  -Чего? - не поверила я. - Олигархи ходят в 'Остин'?
  -Мы не придаем большого значения одежде. Для меня, например, важно иметь дорогую машину, вертолет, самолет, самокат, наручные часы и ремень.
  -А сотрудники твои как одеваются?
  -Чистенько.
  -И только?
  -У каждого на лбу метка с уровнем IQ. Красная метка - низкий уровень.
  -Зачем таких держать?
  -Это уборщицы и другой рабочий персонал. Им много думать вредно. Далее соответственно: желтая метка - средний уровень, зеленая - высокий уровень IQ.
  Я сжалась в комочек, представив, как меня тестируют, и ставят красную метку уборщицы на лбу.
  Феоклиста же не парилась, облизала пятерню слюнями и двумя пальцами поддразнила свои соски, возбуждая Кристана. Ах ты, старая перешница. Вот, что слово олигарх некстати произнесенное делает. Муженек уставился на нее и пошире раздвинул ноги, давая простор наливающемуся существу. Что у него на все, что движется встает? Надо что-то с этим делать.
  -В 'Остине' китайское барахло, как и везде, - быстро сказала я, держа ситуацию под контролем. - Это как новый Черкизон.
  -Что такое Черкизон? - спросил Кристиан.
  -Это большой шмоточный рынок в Москве. Моя мама раньше туда ездила на автобусе и затоваривалась на год вперед. Теперь его закрыли.
  -Жаль, я бы съездил.
  -Кристиан. От моего бывшего мужа осталось много качественных вещей. Зайдете? Может, что-то на себя подберете. А то выбрасывать жалко. -влезла Феоклиста.
  -Что же ваш муж от таких ушей спаниеля сбежал? - съязвила я.
  -Его забрал другой мир, он умер.
  -После покойников вещи не носят, - сказала, увидев загоревшийся взгляд модника-любителя сэконд-хэндаКристана. - А то сам помрешь.
  -Деточка, вы глупы, как маленький ребенок, - ответила Феоклиста, облизывая губы, длинным языком.
  Вот кто муравьед-то. Она что-то сделала со своей юбкой и та улетела. Женщина осталась в одних трусиках.
  Спектакль окончен, погасли свечи. Пора покидать это гиблое, болотистое место, пока Кристана не засосало в трясину. Пробка довела Феоклисту до экстаза, и теперь дамочка возжелала моего мужа.
  -Кристиан, мы уходим.
  С батареи достала его футболку и брюки.
  -Одевайся, любимый.
  -Мы еще торт не ели, - заартачился он.
  Съездив мужу по уху, сказала:
  -Торт мы оставим Феоклисте, пусть поест за наш здоровый секс. Может подавится от зависти.
  -Хэй, я не понял, наше место заняли, - произнес снизу мужской голос.
  Следом за ним показалось несколько мужских силуэтов. Я кинулась одевать лифак.
  -О, да тут девочки-припевочки и один какой-то делегат.
  -Не одевайтесь, - сказали мне. - Составьте нам компанию.
  -В другой раз.
  Думала, Кристан придушит меня обеими руками за такие обещания.
  -К сожалению, спешу, ребята. Первая брачная ночь и все такое, сами понимаете. А вот Феоклиста не прочь выпить с вами, хоть уже и наклюкалась своей клюквенной наливки. И продукты тоже ешьте. Мы вас угощаем.
  Подхватив Кристиана под руку, повела его прочь от развратной бабы. Вот пусть к себе мужиков этих приглашает костюмы покойного мерить, может на кого-то они сядут, как влитые.
  -Ребята, пробку только сначала выньте, - посоветовала им на прощанье.
  Так, Феоклисте вместо олигарха к столу подали забулдыжников.
  -От торта Панчо хорошее сранчо, - загоготал один из них. - Сгодится на закуску. У вас объемная грудь, мадам.
  В машине мы улеглись на заднее сиденье и.. Нет, не предались любви без условностей, а уснули крепким нездоровым сном, обняв друг друга. Вышли из сна, когда уже стемнело.
  -По домам? - спросила я.
  -Нет, теперь моя очередь приглашать тебя.
  -А как тебе праздник, устроенный мною?
  -Отлично, ты, кстати, номер квартиры Феоклисты, случайно, не запомнила?
  -Ах ты, озабоченный прохиндей! Запал на отвисшие сиськи. Да я тебя кастрирую!
  -Не надо, еще тебе пригожусь. Так куда поедем, предлагай!
  Ладненько. Пойдем в одно интересное место, и там не должно быть баб, покушающихся на моего недальновидного лопушка.
  -Ты знаешь телефон здешнего такси? - спросил Кристиан.
  -Вон там, - указала я на белое пятно с нарисованным мелом телефоном такси на асфальте. - Но машину хотя бы на обочину переставь. Если она тебе хоть немного дорога.
  -Она мне много дорога, но здесь она в большей безопасности, чем на обочине. Там могут чиркнуть нечаянно. Да, и фату надень.
  О боже, он притащил обратно из подъезда тюль. Жалко, что не успела выбросить ее в мусоропровод, и ведь пыталась несколько раз. Но он не дал. Нацепила по просьбе трудящихся фату. И вот мы едем на такси дальше отмечать свадьбу.
   Гей-клуб "Ночной мотылек" встретил нас разноцветными неоновыми огоньками. На входе, как и положено солидному клубу, нас ждало что-то вроде фейс-контроля, но в гейском стиле. В лице охранника. О, нет, это же Корней Чуйков, тракторист погрузчика, из-за которого чуть не прибили Верку. Побыстрее перевернула фату, чтобы она закрыла лицо.
  -Добрый вечер, - галантно поприветствовал Чуек. - Эсс (ass) контроль.
  -Проверка задниц? - удивился Кристиан.
  -Несомненно. Поворачивайтесь задом и спускайте штанишки. Представьте, что вы на приеме у врача и вам будут делать укол.
  -Ни за что! Только через мой зад! - возмутился Кристиан.
  -Через ваш, через ваш зад лежит путь в клуб.
  -Так надо дорогой, - попросила я Колю.
  Он стойко выдержал процедуру оценивания, и красный как рак ждал пока пройдет эсс-контроль моя попа.
  -Вы нам подходите, - констатировал Чуйков-охрана о Кристиане. - А вы, мужчина, - это он мне.- Нет. К нам в парандже нельзя.
  -Так вы еще задницу не смотрели, при чем здесь паранджа? - возмутилась я.
  -Такие правила, лицо нельзя закрывать. Вдруг окажется, что у вас некрасивый нос.
  -Поцелуй меня в засос со своими строгостями.
  Я перевернула фату-тюль.
  -Анька!
  -Чуйков.
  -Спускай трусы.
  -Вы что знакомы? - с подозрением уставился на нас Кристиан.
  -Да это тракторист из села, где я учусь.
  -Я не разрешаю тебе показывать себя ему.
  -Тогда я Аньку не пущу, - сказал Чуйков. - Мне нет резона разглядывать ее тощую задницу. Но если я не сделаю так, меня уволят без пособия. Тут камера.
  -Она не тощая! - взбунтовалась я и показала опу.
  -Пойдет, проходите, -милостиво сказал он. - Но это только потому, что мы односельчане. Ведь я люблю задницы побольше, а тут грецкий орешек в скорлупке.
  -Кошмар, - переживала я, зайдя в клуб.
  Если моя немаленькая задница сорок четвертого размера для него орешек, то Веркина впадина - кедровый орешек? Этот ненормальный наверное любит зады пятьдесят второго размера - арбузы.
  -Почему в клубе столько мужчин? - удивился Кристиан, пока мы пробирались через людскую массу к барной стойке.
  -Город женихов. Подобно городу Иваново - кузнице женщин, городу невест, у нас город женихов. Девушки в жутком дефиците. Так что береги меня, как зеницу ока, а то отобьют враз. В толпе меня ударило чье-то острое плечо.
  -Слышь, бегемот, поаккуратнее, - возмутилась я, дав обидчику горяченький поджопник.
  В обернувшемся цилиндре узнала Улугбека.
  -Улугбек!
  -Тихо, меня тут все знают под брендом Улугбекманни.
  -Чего ты тут обжимаешься в толпе? Ах, неужели?
  -Дура, что ли, - понял мой намек Улугбекманни без слов. -Я клиентов себе подыскиванию на пошив. Тут богатых много. Я представляюсь как будто бы известный иностранный дизайнер. По-узбекски балякаю. Они ведутся, и за вечер набираю по 20-30 заказов. Хороший доход получается.
  -Эй, это тот парень, что хотел присвоить мой ремень, - узнал УлугбекМанюКристя. - Иди, поговорим.
  Дизайнер снял цилиндр и мы потеряли его из виду. Человек-невидимка цилиндрический какой-то.
  -Он еще попадется мне на узкой дорожке, - пригрозил Кристиан.
  Наконец, мы добрались до барной стойки и в изнеможении уселись на высокие стулья.
  -Мне виски с содовой и со льдом, а подруге жизни коктейль "голубая лагуна", - небрежно бросил Кристиан бармену.
  -Ноги уберите, - сказал кто-то снизу.
  Уборщица с ведром и шваброй пыталась притеснить нас. И так высоко сидим на барном стуле, куда еще выше-то ноги поднимать. Мы с Кристей переглянулись и закинули ноги на барную стойку под нос ее предводителю - стаканов, бокалов и бутылок. Уборщица разогнулась, чтобы размять поясницу, и я узнала в ней..
  -Зоя Вислоухова!
  -Анька Петрушкина.
  А вот и не угадала. Не Петрушкина я теперича. О чем просто кричит моя фата-паранджа.
  -Какими трактами здесь?
  -Не видишь, работаю.
  -А моя бабушка знает, где ты работаешь?
  -Нет, и не говори, - испуганно сказала Зойка. - Как скажешь, что в гей-клубе, дальше никто про уборщицу и слушать не станет, нафантазируют бог весть что.
  -Хорошо, но ты про меня будешь бабушке докладывать только хорошее.
  -Договорились. Ладно, бывай, мне полы мыть надо.
  Ногу Кристиана, лежащую на барной стойке, в задранных до колена джинсах уже гладил соседский парень.
  -В чем дело? - спросила я ревниво.
  Отелло - это я.
  -Мы обсуждаем эпиляцию, - сказала Дездемона-Кристиан.-Сравниваем, у кого более гладкая кожица.
  Я придвинула ногу к его и оголила до колена.
  -Мою изучите тоже.
  -Убери, - муженек быстро отшвырнул мою ножку с барной стойки.
  Никогда не брила ноги. Как-то не догадывалась о таковой необходимости. Не думала, что это плохо. У меня же не повышенная волосатость как у некоторых мужиков. Так несколько редчайших светлых волосенок. И потом, я боялась, что они еще хуже разрастутся, газон же прет после скашивания.
  -Завтра же займусь твоими волосами, - сказал Кристиан. - Ни одного не оставлю.
  -Пучок не дам трогать.
  -Ты теперь не Петрушкина, так что пучок утерял актуальность.
  
  -И на сцене шоу трансвеститов!- громко объявил тамада, или как там еще называют ведущих в гей-клубах: конферансье или концертмейстер? Не знаю, короче буду звать тамадой.
  С любопытством уставилась на сцену. Кто они эти новые разновидности человека? В платьях с блестками, в вульгарных лифчиках и юбках, танцующие нереальные мэнуэты.
  -Елена Петровна! - узнала я в одной из трансвеститок свою училищную кураторшу.
  Это был страшный удар по моему сознанию. Учительница-трансвестит. Для меня учитель всегда был образцом идеального человека. В моем понятии он не должен пить, курить, вступать в беспорядочные половые связи. Некий святой дух, облаченный в человеческое тело. Поэтому я никогда не хотела стать учительницей, это же огромная ответственность. На меня бы равнялись мои ученики. А я далеко не ангел, хоть и носила однажды Веркино белое платье-саван. И то без трусов.
  Немного смягчил удар тот факт, что ЕП надела блестючийлифак.
  -Сергей Никанорыч? - опять вскричала я.
  Наш физрук, гроза лентяев, чувственно крутился вокруг ЕП. Присмотревшись повнимательнее в трансвеститов, я признала того или иного училищного препода, и даже обнаружила полуглухого сторожа, изображающего евнуха.
  Куда катится мир? Шоу трансвеститов, состоящие из золотого преподавательского состава учебного учреждения, заводит геев и случайных посетителей вроде нас. Может, я тоже трансвестит, просто не замечала?
  По окончании незабываемого кривлючного шоу, тамада объявил:
  -Шоу трансвеститов под управлением несравненной Анны Павловны!
  Жена нашего директора, умная женщина - основательница движения лифчик-фри вышла на сцену, встала к подчиненным и поклонилась зрителям.
  Зал взревел, а трансвеститы подняли свою боссиху на руки и под аплодисменты унесли за кулисы.
  Я в ауте, а Кристиан между тем, сидит на коленях у соседнего парня. Не потерявшись, села третьей сверху. У меня же был уже такой опыт.
  -Девушка, вы нам мешаете, - сказал парень снизу.
  -Вообще-то, я его жена.
  -У всех свои недостатки, - было мне сказано.
  -Кристиан, почему ты сидишь у него на коленях, тебе это нравится?
  -Мы проверяем табуретку на прочность.
  -А мне кажется, что на прочность проверяются мои нервы. И они сейчас дадут о себе знать.
  Переместившись на свой стул, пригласила Кристиана к себе на колени. Равноправие, так равноправие. Он - моя девушка. Соседский парень, пока не видел Кристиан, высунул язык и поелозил им туда-сюда, выражая, что бы он хотел с ним сделать. Вот, ть. Думала, хоть в гей-клубе дадут нормально с мужем пообщаться. И тут на него спрос. И как я буду с ним управляться, отбивать от соперников/-иц. У меня столько сил не хватит. Все равно какая-нибудь атьподлезет или подсунет. Руки прямо опускаются.
  -Еще голубой лагуны! - потребовала у бармена.
  Утоплю горе в голубом морском цунами. Не хочу сегодня думать. Оказывается, выйти замуж - это полдела. Как там удержаться - вопрос. Подвыпивший Кристиан пробормотал себе под нос:
  -Если б я имел коня,
  Это был бы номер.
  Если б конь имел меня,
  Я б наверно помер.
  
  Что у трезвого на уме - у пьяного на языке. Бурная фантазия Кристиана немного пугает. Как можно думать о коне, когда рядом такая жена, не жена - прелесть. Ой-ей-ёчки. Я испортила воздух. И не стройте брезгливый вид, если бы на вас посадили девяносто килограммового мужика может вы еще хуже бы что-нить сотворили. Ой-ей-ёчки, из меня извергнется лава или заработаю себе геморрой. Все-таки равноправие - это плохо для женского здоровья. Пускай мужья главенствуют.
  -Слезай. Пока я под тобой не загнулась.
  -Что с вами бабами ловить, даже на коленках подержать не можете, - подлил масла в огонь соседский парень. - Сладкий, иди обратно ко мне.
  Кристиан встал с моих колен, и его стал тянуть на себя сосед. С меня хватит, однако. Голубая лагуна подбодрила меня, довела до кондиции, и как отъявленная бандитка я кинулась на наглого парня, пытающегося забрать у меня Кристиана. Начнем, конечно же, с волос, у этого шпендика отличные блондинистые жидкие волосенки. И длинные.
  -Овца, оу. - взвыл он. - И попытался схватить меня за пучок.
  Пучок - удобная прическа, очень советую. Хотя бы в драке волосы не выдерут. Распущенные драть легко. А вот пучок смогут, едва ли.
  -Девчонки дерутся!- обрадовалось окружение. - Мальчика не поделили.
  -Ой, смотрите, какой хорошенький.
  Надо отдать должное охране клуба, драке не дали разгореться. Прибежал Чуйков и, надавав нам люлей, убежал обратно на свой эсс-контроль. Того парня выгнал, а меня оставил, по-свойски. Хорошо иметь связи, всегда помогает. Плюхнувшись на стул, заказала еще коктейль 'Секс на пляже', надоело в голубой лагуне в гордом одиночестве бултыхаться.
  -Моя драчушка, - приобняв меня за плечи, прошептал Кристиан. - Это было так трогательно. Я польщен. Дашь секс на пляже?
  -Секс дам, пляжа не наблюдаю поблизости.
  -Через трубочку?
  -Ну если у тебя в трубочку залезет, то почему бы и нет?
  -Я вообще-то про коктейль.
  -И я про коктейль из наших сплетенных тел.
  -Озабоченная.
  -Уж не поозабоченнее некоторых, которые на теток в подъездах возбуждаются.
  -Мож я на тебя возбуждался.
  -Рассказывай, любитель спаниелей.
  -Потанцуем?
  -Подожди, секса щас напьюсь, и потанцуем.
  Высосав больше, чем полбокала, я остановилась, поскольку тамада вновь возвестил:
  -И мы приветствуем директора нашего клуба, единственного на протяжении нескольких сотен километров, наиумнейшего, наикрасивейшего и наилюбимейшего нами Августа Юлиевича.
  Вот он, красавец. Директор гей-клуба и по совместительству ПТУ.Бокал шмякнулся на пол, и звонко разбился, усеяв пол осколками. Все обратили на меня внимание, в том числе директор. Взгляд его был грозен, но заметив рядом со мной Кристиана, смягчился. Предприимчивый Август Юлиевич поблагодарил нас за посещение его клуба, сказал, что будет рад видеть вновь и объявил следующий номер: Мужской Стриптиз. К своему стыду, ни разу не видела мужской стриптиз в клубах, Кристиан на столбе не в счет, это было неофициально, и с интересом воззрилась на сцену, укусив за руку Кристиана, закрывавшего мне глаза. На сцену вышел щуплый мужичонка средних лет, ни мускулов, ни сисек, в плавках слегка что-то топорщится, как сказала бы Верка сантиметров на 10-12 потянет, но не больше. Он повернулся к нам задом и делал вращательные движения тазом, как мы на физкультуре. Ну и что в этом интересного. Потом сел на шпагат, посидел, встал, опять повращал тазом. Повернулся к нам.
  -Васька! Это же Васька, тракторист, - закричала я.
  -Не показывай пальцем! - стукнул меня по руке Кристиан. - И почему ты всех знаешь в этом клубе? Часто здесь тусишь?
  -Второй раз. И надеюсь, что последний. После увиденного не знаю, как в понедельник буду смотреть на преподавательский состав и директора без уважения.
  И вот Васька залез на шест. Убожество. Посмотреть совершенно не на что. Абсолютно непластичный, неэротичный. Одни сплошные антонимы. Я посмотрела в зал на зрителей-мужиков. Многие сидели за столиками, приобнявшись, и во все глаза смотрели на Ваську. Перед глазами поплыло. Какой-то глупый фарс. Дальше я потеряла самоконтроль и пустилась во все тяжкие.Дорогие мы читательницы, следующий абзац лучше пропустить.
  Выплыв на сцену, отпихнула прилепившегося сзади Кристиана, скинула с себя верхнюю одежду. Брякнула в микрофон:
  -Василий Теплый, отдохните, я вас заменю.
  И в зал:
  -Настоящий стриптиз танцуют только женщины.
  Ошалевший Васька, отодвинулся. Я вскочила на шест и повисла книзу головой, зацепившись ногами. Перед глазами пол качался, а ноги почему-то скользили. Хорошо, что Васька меня подхватил, а то бы голова проломила пол.
  -У-хуу. Отстой, - закричали в зале.
  -Я просто не форме, - попыталась оправдаться, и Остапа понесло.
  Выдернув микрофон с ножки, поплыла в зал.
  -Вот вы сидите тут с оттопыренными от денег карманами. Касаетесь друг друга, смотрите влюбленными глазами. А вы знаете, что у нас ни одна доярка на ферме замужем не побывала! Ребенка не родила. Глумитесь над женщинами. Надо мной вот, поржали, как я спьяну с шеста улетела. Да у нас перед вами преимущества. Дырок больше и груди. Из нас новые люди выходят. За одно только это нас любить надо. Бросайте своих любовников и все к нам в село - к дояркам.
  -Уберите ненормальную! - возмутился дядя средних лет.
  Ты.. - я протянула к нему руку и все потемнело.
   Очнулась я от трясучки и страшного шума. Что-то мягкое окутывало меня.
  Плед. За рулем Васька. Он везет меня на тракторе в село. Рядом Зойка.
  -Васька! Ты-то как в этом клубе оказался? - спросила я.
  -Ань, я одному человеку очень хорошему хочу подарок дорогой сделать. Вот подрабатываю. Еще немного осталось.
  -А где Кристиан? Почему ты его не захватил?
  -Ты же видела табличку: что америкашкам в этом тракторе ездить запрещается. Я его прогнал.
  -И он так просто ушел?
  -А что ему оставалось, я его чуть не передавил пополам.
  -Не смей причинять увечья Кристиану. Со мной дело иметь будешь.
  -Анька, спи, - сказала мне Зоя. - Еще долго ехать со скоростью не более тридцати километров в час.
  Ага, поспишь тут. Меня настиг телефонный звонок.
  -Общественная организация 'Голая правда'. Анна, приглашаем вас возглавить нас, - протарабанила без остановки какая-то тетка.
  -Пошли вы на. На-на-на, на-на-на.
  Оборзели совсем. Стоит по пьяни выступить в клубе, я уже и подзабыла, честно говоря, о чем вещала, как вас уже приписывают к общественным деятелям. А не возглавить ли мне общество анонимных проституток?Развесить по подъездам объявления: Дорогие мои проституточки, вступайте в клуб, и я научу вас обходиться без мужиков и зарабатывать на пропитание другим способом, например, дойкой коров или поварской работой. Думаю, что смогу им объяснить доходчиво, что есть еще и другие части тела, кроме тех, что они активно используют в настоящем, которыми тоже можно пользоваться: руки и мозги. Вообще мне не до общества. Я волнуюсь о своем любимом муженьке. Отправлю-ка ему сообщеньице.
  *Кристиан, со мной все в порядке. Тащусь с Зойкой в Васькином тракторе. Как ты?
  Ответа не прислали. Конечно, он наверняка взял такси и давно уже дома разрывает храпом ночной покой, пугая ночных бабочек и комаров.
  -Зоя, ты домой сегодня поедешь?
  -Да, меня Василий захватит. Я только за сумкой забегу и переодеться. А ты?
  -Нет.
  Все-таки сегодня прямо с утра отправлюсь в детский дом, навестить сына летчика.
  -Вась, подождешь меня пять минут, я с Зойкой бабушке кое-что передам? - спросила я.
  -Угу.
  Через полчаса мы подъехали к моему дому. Я побежала за лекарствами, которые прикупила по просьбе бабули. Идя обратно, обратила внимание на уставленный рассадой в горшочках, стол на крыльце. О, это наверное помидорки и перцы для высаживания в тепличке. Взяла несколько горшков для своей бабули. Она тоже будет рада посадить их. Передав собранное добро Зойке, повалилась на диван. Но недолго мне дали прохлаждаться. Легла в пять, а в полвосьмого меня растолкала всклокоченная Верка.
  -Анька, вставай!
  -Не нагнетай с утра облака, а. Дай немного понежиться в голубой перине небес.
  -Под забором нежиться будем, если не выполним новый хозяйкин наказ. Она велела теплицу вскопать и рассаду высадить сегодня до обеда и ММС ей отправить с доказательствами.
  -Послушай, нельзя же так, с бухты-барахты. Ты провела исследования? Какая была луна и женский ли сегодня день? От этого зависит, насколько хорошо растения примутся.
  -Это бабкины проблемы. А я то вчера, как оголтелая разъезжалась рассаду искала после ее ста звонков с повышенными требованиями. Кстати, почему у тебя кольцо на безымянном?
  -А..а..а.. - замялась я.
  -Какать, что ли хочешь? Тогда за мной в очередь, - Верка пулей улетела в тубзик.
  Хорошенькое выраженьице из трех 'А'. Надо взять его на вооружение. Пошла за Веркой, занять очередь. Когда она вышла, уселась на толчок, чтобы спокойно сделать свои дела, как поняла, что подруга маячит за дверью и уходить не собирается.
  -Кольцо по какому поводу появилось? - не отставала она.
  -Чтобы парни не приставали. Вчера случилась одна неприятность. Стою я на остановке и какой-то мужик привязался, в машину тащить начал.
  -Ах, это ты была? Вчера весь вечер на лавочках только этот инцидент и обсуждали. Кто же тот парень, что спас тебя?
  -Кто-кто, конь в пальто. Кристиан, конечно.
  Кому еще-то я нужна.
  -Мм, что ему за это было?
  Подалась ему в супружеское рабство, вот что. В пожизненную каторгу в кандалах и цепях.
  -Мое искреннее спасибо.
  -И все-е-е? - возмутилась Вера.
  -Нет, минет еще сделала.
  -Правда? - обрадовалась Верка.
  -Кривда.
  -От тебя дождешься, как же. Скупая, как Кощей. Снега зимой не допросишься.
  -А ты просила снега-то?
  -А зачем он мне нужен?
  -Вот и не разбрасывайся всякими поговорками, проси и говори по существу.
  -Фамилию поменяла?
  -Да.
  -На какую в итоге?
  Не пойму никак, в туалет зашла по его назначению или поучаствовать в Веркином утреннем ток-шоу ' сто вопросов - сто ответов'. Прижавшись губами к руке издала протяжный звук, изображающий бурное пуканье.
  -Чего? - спросила Верка.
  Еще несколько раз громко и вкусно пропердела губами по руке.
  -Фу!
  Веркин топот обрадовал меня. Подействовало. Наконец-то отстала. У меня от нее голова заболела. От беспрерывных расспросов. Наскоро глотнув чаю, облачились в треники и пошли окапывать землю в теплице. Несколько раз я использовала маневр 'А-а-а' и получала несколько дополнительных минут отдыха. Верка, после пяти отлучек, возмутилась моей слабой помощью. Тогда я опять приложилась губами к руке и раздражала ее некультурными звуками. Она сама выгнала меня в туалет. После копания програбили землю и высадили рассаду, обильно ее полили. Я сфотографировала Верку в теплице, и она отправила хозяйке фото-отчет о посадке рассады. Та перезвонила и похвалила нашу работу. Оголодавшие мы сели за обед, состоящий и жареных яиц с колбасой.
  -Смотри теперь, что мы посадили, - Верка подсунула мне несколько цветных бумажек из-под семян.
  На первой красочной пачке обнаружила красные перчики причудливой формы. Гм, на что-то похоже. Знакомое что-то до боли в душе. Под ними название на английском penispepper. Про пенис я поняла сразу, не дура. Говорила же, где-то видела. А дальше объяснила Верка.
  -Перцы в форме пенисов.
  -А! - воскликнула я в шоке. - Такое бывает?
  -Как видишь, - довольно сказала Верунька.
  Следующая картинка - овальный овощ с большим соском, похожий на женскую грудь. И подпись melontits.
  -Дынные сиськи, - захихикала Верка.
  -А это что? - показала я на третью пачку.
  -Vulvaflowers - цветы в форме вульвы, - гадостная улыбка расплылась на лице подруги. - Представляешь, какой бабку ждет сюрприз летом, когда мы съедем и будем далеко отсюда. В ее теплице на ветках будут произрастать съедобные пенисы, по земле валяться дынные сиськи. Цветочные вульвы дополнят данный прикольный набор.
  -Здорово, Верка. Ты такая умная. Как ты вообще сообразила так навредить. Я про такие растения и не слыхала.
  -Да я сама бы не додумалась. Тоже не знала, что такое есть. На рынке парень один ими торговал. Иди, говорит, сюда, что покажу и глазками стрельнул.
  -И сколько же одна штучка стоит?
  -Сто рублей.
  -Сколько же ты денег потратила? Мы ими целую теплицу усадили.
  Верка закашлялась, потом выдала.
  -Нисколько. Парень подарил.
  -Просто так, или за melontitsили vulvaflowers?
  -Да.
  -Да да, или да нет?
  -Как хочешь, так и понимай.
  Да все и так понятно. Верка станет первой моей подопечной в обществе анонимных проституток. Буду с ней серьезно работать.
  -У тебя же Аскольд!
  -Ну не сдержалась. Парень меня уболтал. Мы стали сравнивать реальность с картинками. И-и-и..
  О, еще одно новое выражение добавилось к а-а-а. Такими темпами придется составить современный толковый словарь Грей-Субботина. Вторая фамилия - Веркина. Она всегда кричит, что суббота ее день по родовому праву и пытается по субботам устанавливать свои правила. Только ее никто не слушается, особенно я. Пускай хахалей своих разгоняет, а я свободная девушка. Была до вчерашнего страшного судного дня.
  -О-о-о, - застонала я, осенило.
  С Зойкой моя бабуля получила все эти будущие пенисы, вульвы и дынные сиськи. Что будет, когда этот набор распустится в теплице? Звонок другу не принес успокоения.
  -Я давно ей отдала, - сказала Зойка. - Она при мне рассаду посадила, пока я чай пила.
  Ладно. Хорошо, что горшков было немного. Плоды обдеру, когда они начнут формироваться. Нечего нервы раньше времени трепать. Все, Верке помогла, теперь еду в детский дом. Опять та же автобусная остановка, те же бабки. Только вместо черного мерседеса красная копейка.
  -Анька, поехали подвезем, - окрикнул Мамай.
  Ага, щас. Чтобы потом бабки растрезвонили по всей области про меня потаскушку, катающуюся в машине, где яблоку от парней упасть некуда.
  -Спасибо, я на автобусе.
  История повторяется, как в плохом сне.
  -Ладно, но мы все равно за твоим автобусом поедем, как группа сопровождения.
  -Ой, деньги-то забыла взять и проездной, - спохватилась я, играя роль перед бабками.
  -Ань, ну садись, сегодня в лес не повезем.
  Мамай, сучок-то высшей квалификации. Как перед бабками опустил, они и рты раскрыли, ожидая подробностей про лесные заезды. Как будто в лесу больше заняться нечем весной с девушкой, как только ее иметь. Там масса интересного. Например, э.., например..Что-то ничего не придумывается. Голова просто не тем забита.
  Быстренько покинула остановку и зашагала в сторону дома. Копейка тащилась следом. Скрывшись с глаз бабушек, остановилась и юркнула в копейку. Я этих уеб не боюсь, пусть только попробуют что-нибудь сделать. У меня целый океан защитников. Тем более, сегодня что-то в машинке немноголюдно. Впереди Мамай с Черепком, сзади Толстопупс.
  -Где остальные? - поинтересовалась я.
  -Родители работать припахали.
  -А вы самые свободные?
  -Не, самые ленивые и безответственные.
  -Вот-вот, поэтому у вас в машине кроме нас с Веркой, и то случайно попавших, ни одна девчонка не сидела.
  -Зато у нас сидит, сидела и будет сидеть самая грудастая и горячо любимая богатеями цыпочка. Круче, только яйца. Зачем нам всякую шваль возить, когда тут такие люди.
  -В Голливуде, - прибавила я.
  Эх, нехорошо получается. Насмотрятся на меня с Кристианом мальчики и девочки и станут искать своих суженых олигарщиков. И останутся у разбитого корыта, или, что более актуально в наше время возле стиральной машинки, разрушенной накипью. Ведь миллионеров мало - на всех не хватит. Вот я, например, до сих пор не понимаю, почему Кристиан так скоропалительно женился, что даже не вспомнил о брачном контракте. Вдруг, я какая-нибудь злостная клофелинщица? Так и есть на самом-то деле.
  -Не выдумывай, Мамай. Кругом полно интересных женщин.
  Доярки опять же наши не замужем. Может их скрестить? Нет, не пойдет, разная возрастная категория, разойдутся во взглядах, я крайняя останусь.
  -Вот Зоя Вислоухова, например, - прорекламировала им уборщицу гей-клуба.
  -Эта страшненькая с рыжими волосами? - спросил Мамай.
  Как будто сам красавец всея Руси.
  -Эта девушка вышивает крестиком - скромная, вкусно готовит, блинчики печет, пирожки и тортики, между прочим, на одни пятерки. Убирается всегда качественно и вовремя.
  Вон гей-клуб как чисто отодрала, блестел, как палуба на корабле.
  -Вот. Она мне уже нравится, если убираться будет вовремя вон и отдаваться по первому зову, - заявил Мамай.
  -Ууу, - заинтересовался Толстопупс.
  -Фигууу, - прервал его завывания Мамай. - Анька, со мной ее официально познакомь.
  -Всегда готова. Мы едем в том направлении, - махнула ему рукой и назвала нужную улицу ближайшего городка.
  Мало мне одиноких доярок, теперь вот страшненьких парней надо пристраивать. Возникает явная необходимость создания местного дома знакомств. Анна Грей теперь еще заделывается и свахой, ко всем своим многочисленным хобби по написанию стихов, загадок, толковых словарей, изобретению игрушек etc. Сколько же в жизни надо успеть, голова кругом идет. Где взять время-то на все, а? Как раздвинуть сутки больше, чем на двадцать четыре часа? Это под силу только Кристиану. "Деньги творят чудеса", - так он сказал однажды. Я даже замуж в будущее вышла по его требованию. Фантастика существует по-настоящему.
   Возле детского дома меня высадили, удивившись, что я там забыла.
  -Пару вопросов решить надо. Если хотите, езжайте.
  -Нет, мы тебя подождем. Все равно делать нечего, нам же лень и ответственности на нас нет.
  Возле входа толпилась пара толстых теток, одна старая, другая помоложе, но ничем не лучше. Молодая копия со старой, наверное, дочка. Встали на весь проход, как у себя дома. Я пошла на них, как на фашистов с гранатой.
  -Вера ю гоуин? - возмутилась старая, разряженная по максимальной шкале женщина. Максимальная шкала - это в моем понимании дорогое вычурное платье, бриллиантовое массивное колье и другие цацки,а также, внимание,клатч. Хотя видела я как-то клатчи по 300 рэ в Центробуви, наверное, он не показатель. Если только поискать на нем бренд. Прическа, макияж и маникюр, педикюр, эпиляция -тоже туда входят.
  "Куда прешь?" - так поняла ее слова по морде кирпичиком.
  Когда я молча, уже действительно поперла к двери, богачка выставила вперед руки-изгороди, огораживаясь от случайных прохожих.Ей не хотелось, чтобы к ней прикасались и испачкали дорогущее платье. Но отходить почему-то она и не думала. В таком платье в общественные места не ходят, тетя. Красовалась бы себе в нем дома. Хотя и любоваться тут нечем. Сало, оно и в Африке сало, что ни надень.
  Еще одни иностранцы, окромя одного моего знакомого - мужа. Что-то развелось их, как грязи. Вот что они здесь забыли? Почему-то та, что помоложе, попыталась отогнать меня от входа. Все понятно, приехали небось усыновлять, и боятся, что я их опережу, и мне достанется более здоровый и умный ребенок. Да я б таким коровам ни одного малыша не доверила.Они ж его объедать будут. Не пора ли им прогуляться в лес?
  -Ребята! Тут женщины хотят с вами приятно время провести, - крикнула своим друзьям с вечно неудовлетворенными телами.-Толстопупс они тебе по комплекции подходят. Правда, одна старовата, не советую. Берите дочуру.
  А Черепок по-английски разговаривает неплохо, хороший шанс потрещать с носителем сала и языка, остальные парни смогут преодолеть языковой барьер. Молодую буренкуподхватили под белы рученьки и подсадили назад к Толстопупсу. Она и не против была совсем. Нарядная мать пыталась остановитьнеразумнуюдочь, ударившуюся в загул, но кто бы ее послушал. Доченька, похоже, дорвалась до мужиков.
  -Так ребята, один тут, другой там, через полчаса чтобы вернулись с хорошим настроением, - попросила я участников намечающейся оргии.
  -Это уж как получится, - заулыбался Мамай.
  Черепок что-то уже бормотал на английском. Быть ему первым в очереди. Удачи, страшненькие мальчики. Повеселитесь на славу, когда еще такую корову вам найду. Пока путь освободился, я нырнула в помещение. Пошла по длинному коридору. Тоскливо как-то тут. Неприветливо, хочется развернуться, уйти и не возвращаться сюда. Но не могу, обещания надо выполнять. Даже обещания, данные людям с того света. Дальше коридора я не продвинулась, там сидела какая-то бабуся с угрожающим лицом и вряд ли она меня пропустила бы. Ну вот, и что делать? Тут сзади подвалила та самая толстая расфуфыренная женщина.
  -У вас назначено? - спросили ее.
  -Йес, йес.
  Она тыкнула пальцем в вахтерский журнал, указывая на свою фамилию.
  Я подошла рядом и тыкнула пальцем в такую же фамилию строкой ниже. Типа я ее дочура. А что такого? Мне же надо пройти, а бабкиной дочуре интереснее в копейках Россию познавать.
  -Паспорта.
  Мадам вынула паспорт.
  -Мама, а мой? - спросила я.
  Та чего-то пробурчала, наверное, отвали назойливая наглая оторва или не поняла ничего.
  -Она его всегда от меня прячет, - объяснила вахтерше. - Чтобы я замуж случайно не выскочила без ее согласия. Тебе еще рано, рано тебе, говорит. А я может уже созрела душой и телом. Терпеть уже не могу, как замуж хочется. Вот знаете, я даже ночами не сплю, все жду, когда мать заснет, чтобы паспорт выкрасть. А она его в трусы засовывает и спит на спине. А она-то тяжелая, как начинаю ворочать, просыпается.
  -Тяжело в учении, легко в бою, - подбодрила меня вахтерша. - Проходите, мадам.
  Она подтолкнула мою маму вперед, а мне в руку что-то всунула. Паспорт. Вот это вахтерша! Наш человек, не бросила в беде. В какие-то доли секунды уперла паспорт.
  -Спасибо.
  И чего мне теперь с ним делать? Можно второй раз замуж выйти после Кристиана по этому паспорту. Кто там у меня на очереди? Пожалуй, Чуйков, он самый умный, воспитанный и симпатичный. Далее идет Улугбек, он талантливый, и это увы все. Про оборотня даже и думать не хочу, такой он противный и выскочка. Так, стоп. У меня же только один запасной паспорт. И есть чувство меры. Пожалуй, ограничусь одним Кристианом, судя по его темпераменту, мне бы его еще напор выдержать и продержаться до пенсии, хотя бы.
  За маманей я прошла в какой-то кабинет. Там нас с улыбкой доброй Бабы Яги встретила директриса. Поздоровалась, усадила нас на стулья, все честь по чести, а глаза-то заискивающие, с подковыринкой. Непростая женщина. Выгоду во всем ищет. Это выдал мой мозг, исходя из ее внешнего вида. Есть во мне видимо какие-то супер-способности. Я всегда это чувствовала. Только они редко проявлялись, видимо их перекрывала чья-то ловко поставленная защита.Мои собеседницы трепались по-английски, потом директриса достала несколько фотографий и показала нам детей. На одной из них я прочитала Саша Ковалев. Тот, кто мне нужен.
  -А можно я пойду с этим мальчиком прогуляюсь? - спросила я директрису. - Пообщаюсь, как он там в своем уме, какой IQ у него.
  -Вообще, я бы вам его не советовала, - сказала директриса. - Мальчик со сложным характером.
  -Вот и присмотрюсь. Мы можно куда-нить в парк с ним сходим погулять?
  -Нет, вы знаете, это исключено.
  -А если с кем-нибудь из вашего персонала?
  -Хм, пожалуй, так можно.
  Она позвонила куда-то и через несколько минут пришла миловидная немного полноватая женщина. Добрая, - пропищал мозг.
  -А вы пока с мамой других кандидатов посмотрите.
  Хорошо, что маман по-русски половину не понимала. Она, наверное, не догадалась, что я под личиной ее настоящей дочери тут нахожусь. Анна Павловна сходила за Сашей. Кудреватый темно-волосый мальчик лет семи-восьми настороженно разглядывал меня.
  -Анна Петру., то есть Грей, - представилась я.
  -Александр Ковалев.
  -Очень приятно.
  -Мне тоже. Ты на женщину одну похожа, такую..
  -На какую?
  -Которую наши в туалете разглядывают, чтобы няньки не засекли. Она такая с большим верхом и с высунутым языком. Мы ее по очереди гладим. И кожа такая мягкая.
  -Как к нам женщина попала! - вскричала учительница. - Да еще и с бархатистой кожей.
  -С журнала MAXIM. У журнала листы гладкие, на кожу похоже.
  -Безобразие! Срочно отобрать журнал.
  -Ой, да ладно. У нас в школе в третьем классе Баркова читали. И это когда было! Еще в наши стародавние времена, - притормозила я свою тезку и тезку-жену директора модных клубов и училищ.
  -Только попробуйте, - пригрозил Александр. - У нас итак тут ничего интересного, кроме этой женщины.
  -С девочками общайтесь.
  -Они маленькие еще, не оформились. А нам хочется больших девочек посмотреть. Вот как ты, - заявил Шурик мне.
  -Поедем лучше прогуляемся.
  -Нет, - заартачился Шурик.
  -А я тебя кое с кем познакомлю.
  -А там есть на что посмотреть?
  -Саша! - возмутилась Анна Павловна, - Не рановато ли ты женщинами увлекаться начал. Об уроках бы лучше думал.
  -Есть. Не разочаруешься, обещаю.
  Фу, уговорила. На улице нас ожидала копейка. Вид у нее какой-то был нерадостный. Толстая девица стояла возле стены дома рядом с кем-то и тоже как-то не особо веселилась.
  Когда Саша с учительницей уселись, я рядом с ними сзади и мы тронулись, посмотрела в окно и увидела, что с толстухой рядом стоит Кристиан и обнимает ее за талию. Она что-то лопочет ему и хватает за бедра. Что за чушь? Кристиан и толстуха, что между ними общего? Любопытство просило остаться и подсмотреть за ними, но долг звал вперед и, расстроенная я спросила ребят:
  -Как все прошло?
  -Полный провал, - пожалился Мамай.
  -Почему?
  -Потому что пока ее разложили, ляжки раздвинули, уже и сил не осталось ни на что.
  -Корова неповоротливая!- подтвердил Толстопупс.
  -Ой, ну не поверю, что три гардины не смогли с одной защелкой справится, - усомнилась я.
  - Ладно, не пошло у нас. Не по нраву она нашим младшим братьям пришлась. Они ее с тобой постоянно сравнивают, - признался Мамай.
  -Все верно, ребята. Миром правит любовь. Ищите свои половинки. Ой, а можно мне у магазина остановить? Анна Павловна, пройдемте, а то мне надо нечто купить, что только взрослым продают, - попросила я.
  В магазине я попросила конфет и бутылку водки. Учительница гневно воззрилась на меня. Нечего так смотреть, я на землю буду водку капать, чтобы покойник наш приход учуял, как тогда ночью на кладбище. Петь гнусаво про эрогенную зону я как-то днем конфузилась, тем более при учительнице его сына. Мда, а водку покупать не стесняюсь. Да не стесняюсь, тем более что использую лишь немного, остальное деду отдам. У меня все рассчитано четко, как в аптеке. Ни капли мимо.
  -Купите, пож-та, Анна Павловна. Водка для дезинфекции. Мы на кладбище поедем к его отцу. Там недавно похоронили одного с сибирской язвой или со свиным гриппом, или с малярией. В общем или или. Надо будет продезинфицировать руки.
   Вроде подействовало. Лицо Анны Павловны размягчилось. И вот конфеты с водкой у меня в кармане. Да, я сегодня в безразмерной кофте. В ее карманы входит много. Мне кажется здесь смог бы поместиться и Кристиан с той толстухой. Там бы они и нашли свою погибель. Я бы их туда зашила. Как раз крестиком. Чтоб в красоте задыхались. Кто же она все-таки для него?
  Проходя мимо небольшого отдела наткнулась на выставленную на видное место книгу со следующим названием 'Проституция, что это? Или есть ли жизнь после проституции? Или Выход из проституции есть!' Какое-то трехзначное название. Но очень злободневное. Довольно дорогостоящая. Я ее купила, ведь необходимо помочь подруге выбраться из этого водоворота, тем более, что уже и любовь настоящая нашлась. Теперь важно, чтобы проституция ее не спугнула. Потратила аж триста пятьдесят рублей на Верку! Ну и ладно. Деньги-то ее и были. Анна Павловна, по-моему от меня тихо теряет разум, превращаясь в овощное рагу. Теперь моей маме точно детей не дадут взять на попечение. С такими-то интересами дочуры: выпивуха и проституха.
   В машине первым делом угостила конфетами Сашку. Так сказать задобрила на будущее. Водку припрятала подальше от вожделеющих глаз соседей по авто. И наткнулась на паспорт, раскрыла его на странице с фамилией и заорала от увиденного. Паспорт с мордахой толстухи содержал следующие инициалы AnnaGrey. Это мой двойник? Может это сестра-близнец? Или я в старости? Господи, кто она? И почему нас двое с одинаковыми инициалами?
  Гребаный двоеженецКристиан. Коллекционер Анек Грей? Вот оно страшное увлечение. Почему он говорил, что не хочет моей смерти? Может он планирует устроить между мной и толстухой бокс в стиле пенной вечеринки в купальных костюмах за его персону? До первой смерти, моей. Мне же не одолеть жирдяйку, раз три парня не смогли оттянуть ее по-хорошему, и по плохому, да вообще никак не смогли. Мои кулаки сжимались и разжимались, поскольку в голове протекала уже борьба с толстой Анютой Грей на ринге. Толстухина фигура не пришлась по нраву зрителям, и они требовали заменить ее на другую более сексапильную участницу мордобоя. Пока они спорили, я сбежала с ринга. На всех скоростях неслась по улице. Народ удивленно и заинтересованно вылупился на меня в мини-бикини и боксерских перчатках. Сзади, где-то в самой жопе бежал матерящийся Кристиан-судья в белой рубашечке со свистком.
  -Ань, куда теперь-то? - спросил Мамай.
  Нагнувшись вперед, прошептала ему, чтобы не слышал Александр Ковалев:
  -На наше кладбище.
  -Что-то ты зачастила туда, Анка. В твои-то годы по дискотекам лазить надо, а не по кладбищам.
  Да, была тут на днях в одном гей-клубе, сделала массу открытий, не очень приятных. Да еще и муж теперь образовался с непонятной толстухой, привнося в мой роман детективную линию.
  Звонок. Это Кристиан.
  -Анна, привет. Как ты после вчерашнего празднества?
  -Хорошо. Спасибо, что спросил. Спасибо, что вообще вспомнил, что я есть на Земле. Что делаешь?
  -Деловая встреча.
  -С толстой женщиной?
  -С нею в том числе, здесь много людей. Сегодня вечером в девять часов приглашаю тебя к себе на брачную ночь.
  -Кто там будет?
  -Я, кто же еще? - возмутился Кристиан. - Тебе этого мало?
  -Ты живешь один?
  -Да, не считая обслуги.
  -Чем мы будем заниматься? Ты проработал план досуга?
  -Мм. Дай подумать. Может трахнемся?
  -Еще, этого мало.
  -Мм. Потом займемся любовью.
  -А еще?
  -И снова трахнемся.
  -Такое однообразное течение вечера в одном направлении меня не устраивает.
  -Так будем делать это по-разному. Прислать тебе по мейлу позы для согласования?
  -Нет. Этого все равно МАЛО.
  -Что за капризы, Анна. Меня мало не бывает, поверь, малышка. Я достойный противник.
  -МАЛО!
  -Что тебе клоунов позвать или кордебалет в перьях? - заорал вопросительно Кристиан.
  -Хотя бы ужин с шампанским можно устроить?
  -Дома поешь заранее посытнее, - ответил Кристиан.
  -Ты очень добр.
  -Вообще советую приходить на голодный желудок. Я накормлю тебя собою.
  -Яйца последние пожаришь?
  -Послушай, жена, скажи спасибо, что я тебя вообще приглашаю на брачные игры. Что я выбрал тебя из миллионов других горячих женщин. Тебя, ничем непримечательную, диковатую, простоватую, хамоватую ЧУЧУНДРУ. Ну, теперь, после промывания мозгов, придешь?
  -Спасибо. НЕ-Е-Е-Т. Ешь сам свои яйца на голодный желудок. Смотри не подавись с голодухи.
  -АННА!
  -Кристиан.
  Телефон отключен простоватой хамоватой ЧУЧУНДРОЙ. Так меня еще никто не называл. Это просто возмутительно. Это просто унизительно. Пусть раскладывает в поте лица свою толстуху. А я себя еще уважаю. Я себя не на помойке нашла, хоть Кристиан и пытается меня в нее опустить, намекая на мое низкое социальное положение по сравнению с его высшим уровнем.
  -Ань, приехали, - Мамай оторвал меня от невеселых мыслей.
  -Отвезешь нас обратно потом?
  -Да, мы же..
  -Да помню я про вашу лень и безответственность.
  Покинув авто, пошла спеша к нужной могилке. Анна Павловна и Сашка поспешили за мной.
  -И где тут телки на кладбище? - спросил Сашка.
  -А я тебе чем не телка? - спросила у него.
  -Тебя я уже видел.
  -Во всех деталях? Вид в профиль, анфас.
  -А что и детали покажешь?
  -Прекратите базар, - выступила учительница. - Безобразники.
  -Фотки на памятниках поразглядываешь, -подсказала пацаненку.
  В конце нашей цепочки, идущей к летчику по тропе, шла пешком сова с крысой в клюве, луна притулилась на маковке церкви, застыв в напряженном любопытстве. Ворона попыталась сесть мне на голову, но была послана. Деловая колбаса. Нашла себе гнездо в виде моего пучка.
  -Присаживайтесь, -указала гостям на лавочку у могилки летчика.
  Люди не успели даже соориентироваться, как ворона села первой. Потом сова с все еще болтающейся крысой в клюве. Луна прикатила и попыталась притулиться своим толстым желтым боком.
  -Вон, нечисть! Солнышко-колоколнышко, прогони их вон, - призвала я бога Гелиоса на огненной колеснице.
  Почернело яркое солнце, разгневалось. Лавочка немедленно освободилась от нежелательных соседей.
  -То-то же, - довольно сказала я птицам, присевшим на соседней липе. И луне, вернувшейся на маковку церкви.
  Ничего себе. Меня природа слушается. Мож мне в гидрометео-центр работать пойти. Как объявлю по телеку, такая погода и будет. Я прямо как небесная канцелярия заказы на погоду буду принимать. Разбогатею. Сам Кристиан будет у меня в лакеях ходить, ножки подмывать, и не только ножки.
  -А ну солнце, прокатись три раза по небу туда и обратно, в темпе.
  Проверим силу моего влияния на природу.
  На голову мне вылилась мощная струя жидкости. При этом сова с вороной, заржали. Поняли как, да? Думаете, одна кар-кар-кар, другая ух-ух-ух. Вот и нет, они ржали, как две кобылы. Луна же беззвучно тряслась на маковке. Ой ей-еечки. Хорошо, что облили водой, а не смолой как в сказке "Морозко". В общем, не слушается меня стихия.
   Теперь к делу. Пару капель водки упали на могилку. Никого. Еще пара капель, и вот полбутылки водяры, как не бывало.
  -Заснул, что ли покойный вечным сном? Подъем.
  Нет никого.
  -Кукареку! Царствуй лежа на боку. Ты идешь?
  Опять никого. Придется петь.
  -Заткните ушки, - попросила гостей.
  Ха, меня даже люди не слушаются, не то, что стихии.
  -Ладно, но я просила.
  Сделав наигнусавейший голос, пою:
  -Вера - моя эрогенная зона.
  Так прооралась несколько раз. Никого.
  -Пойте со мной, - попросила Сашку с учительницей.
  И вот наш хор орет:
  -Вера - моя эрогенная зона.
  Горлопанить мы перестали только потому, что охрипли.
  -А зачем мы орем на кладбище? - спросила вдруг Анна Павловна (АП).
  -Отца Сашкиного вызываем.
  -Вы в своем уме?
  -Не знаю. Но он там есть - это совершенно точно.
  -Кто - твой ум? - не унималась АП
  -Мой отец? - удивился Сашка. - А чего он тут делает?
  -Спит мертвым сном. Полчаса уже прошло, все никак не дооремся.
  -Я тут.
  Жора в костюме садовника - рабочая спецовка оранжевого цвета предстал перед нами.
  -Где ты ходишь-бродишь? - возмутилась я. - Спишь, что ли как сурок. В тот раз ночью быстро вылез, уже после двух капель.
  -Так то ночью. Днем - работа. Пока дошел. Кто эти люди? Неужели..
  -Да, решила тебя порадовать и сына привезла. Саша - это твой папа Жора.
  -Мой второй папа? - удивился Сашка.
  -Единственный. Ладно, вы беседуйте, мы подойдем, как закончите, - сказала отцу и сыну, нашедшим друг друга.
  Через минут двадцать Жора жестом подозвал меня с АП к себе.
  -Аня, серьезный разговор есть.
  -Слушаюсь и повинуюсь.
  -Сашку надобно усыновить.
  -Что?! Мы так не договаривались.
  -Надо, надо. Плохо ему там. Ты станешь для него мамой и наставницей по жизни. Мозги ему вправишь.
  -Да меня саму воспитывать надо. У меня же в голове ветер, в жопе дым.
  -Вот вместе и воспитаетесь.
  Сашка вдруг прижался ко мне и сказал:
  -Ну пожалуйста.
  -Я не знаю. Мне его все равно не дадут. Там же бюрократия, процедуры.
  -Ну давай, я приду их попугаю, как привидение, - предложил помощь Жора.
  -Не вариант. Еще охотников за привидениями вызовут. Те засосут тебя в свой пылесос и будешь там тесниться с дружками, такими же. Я сама. Сашка, а мать совсем не приходит? Она-то не будет против, как думаешь?
  -Думаю, что ни мать, ни отец не будут против. Пьяницы они подзаборные.
  -Я твой отец! - вскричал Жора. - Ты должен меня уважать.
  -Ну да, что я своего батю-алкаша на знаю, что ли? - ответил Сашка.
  -Ты же Сашка Королев, мой сын.
  -Вообще-то я Сашка Ковалев.
  -Ты кого привела, а? - взревел Жора. - Где мой сын?
  -Сашку Королева забрали в том году. Родная тетка. Он к нам в гости недавно приезжал. Мне вот, кроссовки эти дал. У него все хорошо.
  -Ниночка, значит, усыновила. Сестренка, - тепло произнес Жорик.
  -Хотите, позвоним ему. У меня номер есть, - предложил Саша.
  -Не надо, - сказал Жора. - Зачем пугать звонками с того света. Раз все хорошо, нечего портить их счастье своим присутствием. Анюта, спасибо, за мной должок.
  -Не за что, ну мы пошли.
  -Счастливо. Заходи, помогу, чем смогу.
  -До свидания.
  В машине Сашка сел рядом со мной, положил голову на плечо и спросил:
  -Ты меня теперь не заберешь? Я же не его сын. А так мне хочется свой дом и маму.
  -Заберу. Только мама твоя намечающаяся легкомысленна немного. Еще к ней прилагается старенькая бабушка и маленький домик.
  -Ничего, со мной посерьезнеешь. А домик, пусть что маленький, лишь бы свой.
  -Эх, горемыка. Не ссы, прорвемся.
  АП покачала головой. Да, я такая, неидеальная, со специфическим словарным запасом вокэбьэри, но за своих горло порву и в беде не брошу.
   В детском доме, в директорском кабинете мы наткнулись на мою вторую дородную маму, толстуху Анну Грей и Кристиана. Вот они деловые переговоры.
  -Что так долго? Этого мальчика усыновляет эта семья. А вы, милочка, убирайтесь вон. И скажите спасибо, что я не вызвала полицию за то, что вы прикинулись не той, что есть на самом деле, - обругала меня директриса.
  -Аня, я не хочу к толстухам, - воззвал ко мне Саша и вынул из брюк свою маленькую пиписочку. Наставил на женщин и обдал их тем, что обычно из нее и должно выделяться.
  -Вот вам.
  Сильный поступок. Уважаю. Я бы так не осмелилась. Ну и визг поднялся.
  -А я говорила, что он трудный мальчик, - поддакнула директриса.
  -Эх, Сашка, Сашка. Держись, постараюсь сделать все возможное, - сказала я. А минутой позже меня вышвырнули из детдома, как провинившуюся маленькую болонку, физрук и дворник. В глазах защипало от обиды и бессилия против богатых мира сего. Тут еще прибежал разъяренный Кристиан:
  -Анна, ты, ты.. Не говорила, что у тебя ребенок.
  -У меня нет ребенка.
  -Есть, ты сдала его в детдом.
  -О чем ты говоришь, Сашке семь лет. Мне почти восемнадцать. По-твоему я родила его в одиннадцать лет?
  -Похоже на тебя.
  -Послушай, даже если бы я и родила его в таком детском возрасте по каким-то фантастическим обстоятельствам, хотя у меня еще и месячных в то время не было, ни в какой детдом я бы своего ребенка не отдала, понял?
  -Ты врешь. Это твой ребенок. Ты его нагуляла.
  -Знаешь что. Думай, что хочешь. Но этого мальчика мы с тобой усыновим. Я не отдам его толстухе. Кто она кстати такая, и старая противная тетка?
  -На себя посмотри. Ты в сто раз противнее. Придешь сегодня на брачную ночь в 21,00?
  -Ни за что.
  -Твое последнее слово?
  -Не приду.
  -А если бы я умер, ты бы пришла со мной проститься?
  -Пришла бы. Мне положено как вдове похоронить мужа. Не то люди болтать будут, что я тебя не любила, из-за наследства замуж вышла и угробила на третий день после свадьбы.
  -Я люблю тебя, Анна.
  -Люби на здоровье, Кристиан. На расстоянии.
  -Поцелуй меня.
  -Поцелуй меня в задницу.
  Крутанула ею и ушла. Домой, домой. И думать, как заставить Кристиана усыновить Сашку.
  -Ань, чего насупилась? - спросили меня в машине, кажется это был Черепок.
  -Жизнь пошла пузырями, как вздувшийся от воды дешевый ламинат, - сказала я.
  -Что будешь делать?
  -Ремонт. Паркет дорогой класть.
  Пришла СМС-ка. Кристианвыслал адрес своего дома, где ожидал меня на брачную ночь. Жди, жди, дорогой муженек меня до второго пришествия Иисуса Христа.
  Дома я умудрилась разругаться по телефону со своей бабулей. Она возмутилась, что я не приехала домой, симулируя болезненность. В то время как наверняка, утверждала она, нагуливаю ей внучат. Нагуливаю, значит нагуливаю. С ней спорить бесполезно. Вот в кого я пошла характером упертым. Вообще имею право нагуливать, у меня штамп в паспорте есть, подтверждающий законность подобного поступка. Глотнув наскоро чаю, села за уроки. За ними незаметно пролетало времечко. В восемь вечера позвонили. Кристиан бодрым и набыченным голосом спросил:
  -Ты едешь?
  -Нет.
  -Почему?
  -По кочану.
  Отбой, как в армии.
  Через пятнадцать минут звонок.
  -Выехала? - Кристиан орет, словно он Гарри Поттер, кричащий от страха, когда к нему присосался Дементр.
  -Еду, в другую сторону. Противоположную от тебя.
  -Рррр.
  Отбой повторный.
  В 20,30 опять звонок.
  -Где теперь едешь?
  -Проезжаю границу России с другой страной.
  -С какой?
  -Так я тебе и сказала, туземец. У-а, у-а, у-а, - изобразила я боевой клич индейцев.- Не плачь мальчишка, пройдут дожди.
  Пройдут дожди, а ты надейся и жди.
  -Т-т-т-т-т.
  Автоматная очередь? Отбой.
  Без пятнадцати девять снова звонок.
  -Анна, мне худо, - говорит еле слышно Кристиан голосом умирающего лебедя. - Я умираю.
  -От воздержания еще никто не умер. Поди слей в унитаз.
  -Аппендицит прихватил, еле дышу, - с присвистом выговорил муженек. - Приезжай проститься.
  -03 вызови. Я тебе все прощаю заочно. Выздоравливай.
  Тоже мне, балагур. Так я ему и поверила. Уж и не знает чем и как заманить в свою пустынную Сахару-постельку.
  Ровно в 21,00 опять звонок, но с незнакомого номера.
  -Анна Грей? - спросили строго.
  -Есть такая.
  -Кристиан при смерти. Ему делают искусственное дыхание.
  -Толстуха?
  -Да.
  -Будь она проклята. Подсуетилась.
  -Полноватая врач скорой помощи.
  -Постойте. Ему правда плохо? - тревога волной пробежалась по груди.
  -Да, очень. Поторопитесь. Я уже священника вызвал.
  -Хорошо, еду.
  -Вы точно приедете?
  -Прилечу, прибегу, приползу. Буду, конечно.
  Господи, быстро собираться. Из шкафа, лишь только открыла дверцу, вывалились дизайнерские трусы. Все семь штук - набор неделька. В рядок разложила их на диване. Одни краше других. Что выбрать? Зачем у меня появилось столько трусов? Это только усложнило жизнь. Раньше как хорошо было, всего двое: одни носишь, другие в стирке, а то еще Верка утащит, так и одними приходилось обходиться. Хм, может вот эти с рюшами? Перебьется, слишком праздничные и роскошные. Кристиан потом будет подкалывать, что тщательно к нему собиралась. Вот эти из тончайшего шелка - нежно-черные. Простенько, без изысков, но со вкусом. В комнату зашла Верка.
  -О, какие трусики.
  И давай материал ощупывать.
  -Где надыбала?
  -Не мешай, некогда.
  -А ты куда?
  -На кудыкину гору оленей пострелять.
  -Дура, что ли? Или это новое веяние?
  -Чем задавать глупые вопросы, иди лучше книжку почитай, - я протянула Вере книгу про борьбу с проститутскими наклонностями. - Иди, иди отсюда.
   Не обращая на Верку больше внимания, одела бельишко, безразмерную кофту и шорты. Джинсы чавой-то грязноватенькие оказались. Крутой вид получается, как будто я в одной кофте, без ничего. Она полностью закрыла шортики. Так, пучок на месте, телефон в кармане. Полная готовность, можно идти на взлет. Интересно, а если человек при смерти, его еще взволнуют мои трусы? А то я выбирала их полчаса. И тут я поняла, что боюсь. Тупо боюсь ехать одна в какой-то непонятный дом к своему престранному супругу. Какая участь мне уготована? Звонок другану - Сереже Чуйкову с просьбой отвести меня. Через десять минут проскрипела рессорами чудо-копейка.
  -И снова здрасьте, - улыбнулся Мамай. - Куда на сей раз намылимшись? Сегодня день разъездов у тебя. Надеюсь не на кладбище? А то ты там уже прописалась.
  -Нет. У меня муж при смерти, - ответила я, усаживаясь на колени к Сереже Чуйкову, поскольку в машине опять было многолюдно.
  -Муж. Когда ты успела окольцеваться? - возмутился Сергей.
  -Успела вот. Дурное дело нехитрое.
  -А почему он при смерти, довела уже?
  -Не я. Здоровье уже не то, ведь мужу аж двадцать семь лет. А двадцать семь это не восемнадцать. Доживете до его лет, может еще хуже будете.
  -Ань, кто твой муж? - спросил Сережа.
  -Кто-то, - сказал Черепок. - Олигарх Грей, конечно, она ж со всем колхозом спать не станет.
  -Правильно, - подтвердила я.
  -А наша функция в твоей игре какова? - спросил дремавший доселе толстопупс.
  -Довести и спасти, если потребуется.
  -Спасти от чего? - уточнил Сережа.
  -У нас первая брачная ночь намечается. И..
  -Помочь-то чем, - спросил Мамай. - Подсобить, что ли, в случае осечки?
  -Дурак. Какая осечка. Это ж Кристиан. Он не может облажаться по определению. А спасать меня надо от смерти, если он в порыве страсти увлечется и сдавит шейку чуть больше нормы.
  -Нам как представится?-Поступил вопрос от Черепка. - ЧОП имени Анны Грей. Рассредоточиться по вашей спальне с четырех углов, пятый с люстры свисает над вашей кроватью с холодным или огнестрельным оружием.
  -Не знаю как. Я девочка, в ЧОПах не кумекаю. Соображайте сами. Вот вам адрес дома. Везите меня и сдавайте мужу на нетерпеливые ручки.
  В дороге меня утрясло и я задремала в Сережкиных целомудренных объятьях.
  -Ань, кажется, приехали, - прошептал он мне на ухо.
  Подняв глаза, посмотрела в окно и увидела темное мрачное место. Вокруг лес страшный, густой, деревья, как великаны машут длинными руками-сучьями. Ветер ураганный поднялся, взмучивая пыль дорог. Среди небольших домиков где-то на отшибе деревни особнячком выделялось огромное строение за высоченным забором.
  -Это точно он? - спросили друг у друга ребята.
  -Номер вроде тот.
  -Да это церковь, - сказал Мамай. - Смотрите купола.
  -Он что в личной церкви живет? - удивилась я. - Священник-олигарх, что ли? Странное сочетание. Согрешил, денег нечестным путем заработал, потом сам же себе грешки отпустил, исповедался.
  -Непонятно. Смотрите, там Скорая и полиция.
  -О боже. О, нет, - я выскочила на ходу из копейки и понеслась к дому крича. - Нет, Кристиан, не умирай.
  Полицейский остановил меня у забора.
  -Добрый вечер. Капитан Такой-то, ваши документы.
  Ну показала.
  -Девушка, вы хорошо подумали, прежде чем идти к Кристиану Грею на огонек?
  -Он мой муж, да еще и при смерти. Я должна пойти.
  -При смерти вы. Прошу вас одумайтесь и уезжайте.
  -Я здорова полностью.
  -Это ненадолго.
  -Милая, сделать вам успокаивающий укол? - спросил подошедший врач скорой помощи.
  -Да нет же. Дайте уже пройти к мужу.
  Мои друзья хотели идти со мной, но полиция преградила им путь. Я нажала на кнопку домофона. Дверь немедленно открыли. Она захлопнулась за мной с таким звуком, что я поняла - путь к отступлению отрезан. В сам дом меня впустил пожилой человек, видимо двореций в старинном камзоле с длинными рукавами.
  -Пожалуйте, Анна.
  Какой огромный зал с хрустальной люстрой, спускающейся словно с неба. Мраморный пол, вычищенный до блеска. Натерли, расстрались, на таком поскользнешься костяшек потом не соберешь.
  -Туда! - указал путь дворецкий.
  В полутьме длинных запутанных коридоров сверкали неоновые указатели-стрелочки к Кристиану. Ой, а М и Ж случайно, указателей нет, а то писать от страха сильно захотелось. Нет, не видать. Еще и про душ забыли стрелочки сделать. Вдруг кто к Кристиану немытый, не бритый придет. Несусь на всех парах к своему ненаглядному. Наконец, неоновая табличка на двух языках огласила Entrance/Вход и дальше только на русском и специально для русских особо одаренных: Вытирайте ноги или снимайте обувь. Следуя инструкции, сняла кроссыи толкнула большую массивную дверь. Уф, еле осилила. Когда зашла внутрь темной комнаты, дверь за мной закрылась и зажглись в один миг многочисленые свечи в бронзовых подсвечниках, висевшие по стенам гигантского помещения.
  -Он умер. Не дождался. О-хо-хо-хо-хо, - торжественно произнес противный голос дворецкого.
  Вдруг пол в центре зала разъехался, из него что-то начало подниматься с неприятным звуком работающей лебедки. Зазвучала зловещая песня группы "Король и Шут" Воспоминания о былой любви. Вот небольшой отрывок из нее, чтобы вы поняли, как было страшно. Чтобы лучше понять мои ощущения, прослушайте данную замечательную песню.
  
  Дремлет за горой, мрачный замок мой.
  Душу мучает порой, царящий в нем покой.
  Я своих фантазий страждущий герой,
  А любви моей живой все образы со мной.
  
  Припев:
  Я часто вижу страх в смотрящих на меня глазах.
  Им суждено уснуть в моих стенах,
  Застыть в моих мирах.
  Но сердце от любви горит, моя душа болит.
  И восковых фигур прекрасен вид -
  Покой везде царит!
  
  Я их приводил в свой прекрасный дом.
  Их вином поил и развлекались мы потом.
  Иногда у них легкий был испуг,
  От прикосновений к нежной шее крепких рук.
  
  И т.д и т.п.
  Писать охота. Хоть бы ведро какое поставили. Итак, в центр зала выехал. Что это? Нет, только не это. Огромный прекрасный гроб. Широкий такой - двухместный. Сверху почему-то на нем висел белый размшистый балдахин, как над кроваткой младенцев. Неправда, не мог Кристиан умереть так быстро. Был человек, и вот уже нет его. Мог, еще как мог. Он же не бессмертный Дункан Маклауд, а обычный человек. Не совсем обычный, конечно, с миллионами за душой, но все же не бессмертный. Песню о маньяке, разрывающую тишину зала, в моей голове перекрыла такая простая, но точно подходящая моему незавидному положению песенка:
  И молодая не узнает,
  Какой у парня был конец.
  -Нет. Так нечестно. Не справедливо.
  Я ринулась ко гробу. Выкинула на хрен свисающий бесполезный балдахин и всмотрелась в Кристиана. Он был полностью обнажен, глаза закрыты. "Уже омыли" - вихрь слов в голове. От его тела шел неприятный запах разложения. Что-то больно быстро процесс пошел. На носу почему-то лежала гусеница в коконе, готовящаяся превратиться через куколку в бабочку.
  -Пошла отсюда. Нашла место. Что больше развиваться негде?
  Я выкинула всю коконную конструкцию на пол. Greenpeace явно не похвалил бы меня за это.
  -Кристиан, - позвала его. - Очнись мой хороший, мой пригожий. Сейчас я тебя поцелую и ты проснешься. Ты просто заснул, очень невовремя.
  Провела рукой по его чистым мягким волосам, перешла на грудь и заметила небольшую татушку слева с текстом, набитым мелкими буквами. Что же там написано? Только пригнулась, чтобы вчитаться, как Кристиан быстро сел.
  -А-хе, хе.
  Мамочки. Писать охота, просто невозможно. В безумном порыве увидела здоровую вазу. Выкинув из нее искусственные цветы по типу тех, что продаются в Икее, полустоя прижалась к ней, выпуская просившееся на свободу.
  -Анна, что ты делаешь? - спросил мертвецки-прекрасный Кристиан.
  Белое фарфоровое лицо и как будто нарисованные яркие губы и брови. Посмертный макияж уже успели сделать.
  -Восполняю запас жидкости в вазе. У цветов корни до воды не достают.
  -Анна, ты просто нагло сикаешь в нее.
  -Совсем, что ли. У тебя от смерти крыша уехала в Саратов.
  -Боишься меня?
  Конечно, в вазу уже писаться начала.
  -И не думала.
  -Как тебе зловещая песня?
  -Чуть-чуть пострашнее ламбады и попой особо в такт не покрутишь восьмеркой.
  -Иди ко мне в гроб. Тут есть свободное местечко для тебя.
  -Спасибо, что озаботился. Очнь приятно. Но, пожалуй, откажусь. Не хочу прослыть некрофиличкой.
  -Анна, я очень рад, что ты жива пока.
  -Я тоже. Но расстроена твоей смертью.
  -У нас есть три дня до погребения. Сегодня ты станешь моей. Залазий в гробулек.
  Замешкалась я. Как-то неудобно. Мужу по всем канонам и понятиям отказывать грешно. Но как быть если он дохленький, а я живая. Есть какое-нибудь правило на эту тему? Никто не слыхивал?
  Не дожидаясь пока я приму решение, Кристиан затащил меня в гроб.
  -Ты что в одних трусах и кофте пришла?
  -Нет, тут еще шортики есть.
  -Эта тряпочка - шорты?
  -Но не тряпочка же. Я еще не совсем обнищала, чтобы в набедренных повязках ходить.
  Нетерпеливый Кристиан освободил меня от всяких там тряпочек. Ой, он тепленький, не остыл еще.
  -Фу мочой откуда-то несет, - сморщил нос Кристиан. - Опять этот дворецкий за собой толчок не слил. Уволю без выходного пособия.
  И брачная ночь началась. С нежных легких поцелуев, переходящих в страстные посасывания и покусывания, обнимашки. Несколько часов мы неистово ласкали друг друга, наслаждаясь долгожданным интимом. Хотелось, наконец превратиться из гусеницы в бабочку, то есть из девушки в женщину. Легкое хлопанье крыльев раздалось над головой. Ух ты, наша гусеница стала бабочкой с крылышками, расписанными под хохлому.А я все еще в том же незавидном положении целочки-гусеницы.
  -Кристиан, сделай же наконец меня своей женой.
  -Я пытаюсь.
  -Ты телишься уже несколько часов. Скоро рассвет, а процесс и не начался.
  -Я, я не знаю куда вставлять. У тебя отсутствует отверстие.
  -Естественно, я девственница. Входи, мой пешеход.
  -Покажи куда.
  -Откуда я знаю. Ко мне пока не заходили, говорю же тебе. Ты-то чего чудишь, на тебя девицы вешаются.
  -Я девственник.
  -Что? - вскричала ошеломленная я. - Из тебя такой же девственник, как из меня императрица Екатерина Вторая с кучей фаворитов, из них мой любимый граф Орлов, ну этот, из мюзикла.
  -Но это правда.
  -Как так вышло?
  -Они все умирали, - горько плача, выговорил Кристиан. - Как только заходили в дом, видели гроб, меня в нем, как мгновенно падали на мраморный пол с разрывом сердца.
  -Я-то хоть тебя порадовала тем, что не увеличила смертность населения за 2014 год в нашей области?
  -Как я рад, что ты выжила, моя крепенькая. Ты кстати заметила, скорую помощь и полицию? Я у них на учете, поэтому они в курсе всех моих любовных отношений. Узнают о свидании и дежурят у дома. Надеются, вдруг удастся девушек спасти. Ох, нам осталось теперь со входом в тебя разобраться.
  -Хм. Получается, что все твои предыдущие девушки умирали. А на мне ты умер. Забавно.
  -Да не умер я. Просто придумал все, чтобы ты приехала. Я вспомнил, что ты сказала, что приедешь только в качестве вдовы.
  -Ах ты, негодяй. Давай уже трудись, что бы стать нам мужем и женой.
  Проворочавшись в белоснежной внутренности гроба еще полчаса, мы так и не пришли к конценсуссу.
  -Пошли на улицу, может на свежем воздухе мозги лучше будут работать и придет мысля где же все-таки нужная точка.
  Ой, девочки. Нет более худшего секса, чем секс между двуми начинающими девственниками.
  Разъяренный Кристиан завалил меня в траву и ломился подряд во все места.
  -Сильнее нажимай. Глядишь и прорвет плотину.
  Никак.
  -Почему ты без презерватива?
  -Я думал ты помрешь, как другие, потому и не купил, что деньги-то зря тратить.
  -Иди ищи где хочешь.
  -Нету.
  -Тогда в пакетик целлофановый завернись.
  -Где я его возьму?
  -Вон он вместе с бельем сушится, на ветру шелестит.
  Послушный Кристиан завернул член в целлофан и продолжил попытки.
  -Неудобно, слетает и шелестит. Я снимаю.
  -Ага. А если зальешь в меня. Ты же девственник, пользоваться своим членом еще не научился нормально.
  -Умею. Мням-мням то у меня было.
  -Ах ты любитель легких перекусов.
  Схватила его за волосы и мы покатились вниз с небольшого пригорка. Я как заору. Нет, не оттого, что у него получилось, просто моя бедная попа угодила в заросли крапивы.
  -Больно. Щиплет.
  -Боль усиливает желание.
  -Желание засунуть тебе крапиву в рот. Ооой.
  -Попал! - заорал счастливый Кристиан.
  Дальше все было просто замечательно: долго, глубоко и часто. Вау-вау-вау. Люби меня по-русски, ведь это так неизбежно.
  -Пошли в гробовую кровать, - сказал довольный Кристиан после n-ого количества доказательств его любви ко мне.
  Там и досыпали остаток утра и часть обеда. Когда солнце вовсю продиралось через окно, я проснулась одна-одинешенька. Благоверного поблизости не было. "Наверное завтрак готовит", - подумала наивная я. В гордом одиночестве восстала из гроба и натянула прямо на трусы безразмерную кофту. Кристиан был прав, шорты здесь излишни, все равно их не видно. В зал ворвался явно чем-то недовольный муж. Прямохонько ко гробу и разглядывает белоснежную простыню, нюхает даже и заявляет:
  -Ты меня обманула. Никакая ты была не девственница.
  Вот это поклеп на мою практически святую голову.
  -Чего? Ты же полночи разрабатывал проход, первопроходец.
  -У тебя крови не было. Я всю крапиву обсмотрел, все простыни и одеяло изучил с лупой. Крови нет.
  -Она не всегда бывает при дефлорации. Почитай литературу. И если тебе нужна кровь, то приходи через недельку, там по плану менструальный цикл подходит.И между прочим, ты по-моему немного в меня закапал.
  -Тебе приснилось. Я есть хочу. Поди приготовь что-нибудь.
  -Что за командный тон. Смени его на просящий.
  -Запомни, Кристиан Грей никогда не просит, он приказывает.
  -Хм. Имей ввиду у меня память девичья.
  -Придется приобрести таблетки для улучшения памяти.
  -Я не пью таблетки. Они одно лечат, другое калечат. Во мне итак мало чего целого осталось. Хочешь меня доделать совсем?
  -Наоборот подлечить.
  -Кристиан, а почему ты живешь в церкви?
  -Это не церковь, а замок.
  -А зачем купола?
  -Да не купола это, а башни замка сначала с закруглением, а потом с заостренными шпилями. Что вы все за люди старомодные такие? Дворецкий вон тоже мне говорит, что бабки как мимо моего дома проходят, так останавливаются и креститься начинают.
  -И ты не священник?
  -Нет, конечно. У меня и бороды нет.
  -Мож ты шифруешься. Не хочешь, чтобы тебя рассекретили.
  -Иди готовь полдник, время только за разговорами тянешь.
  Есть мне тоже хотелось, поэтому я пошла на кухню, проплутав по коридорам-лабиринтам полчаса не менее. Хоть бы проводил, деспот. Хорошо, что дворецкий попался по пути, он нес в стирку целую кипу трусов Кристина, он что у меня, как Верка, неряшка, и указал путь. На кухне, ничего себе размерчики у нее, я поломала голову над тем, чем бы порадовать и удивить супруга. И не придумала ничего лучше, как блюдо из лягушек. Я слыхивала, что лягушек едят во Франции очень богатые люди. Соответственно, это самое подходящее блюдо для Кристиана. Но к сожалению,я совершенно не имела понятия как их готовят. Зато я знаю, где их взять. Ночью, пока мы с Кристианом катались по долинам и по взгорьям, шумным хором распевали квакушки. Значит где-то рядом есть водоем. Взяв кастрюлю с крышкой, пошла на улицу.
  -Куда? - рявкнул дворецкий.
  Следит за мной. Кристиан, наверное приказал. Как приятно. Боится, что смоюсь и оставлю его без полдника. Да пока я этих лягушек наловлю, сварю, уже и ужин наступит.
  -На пруд. Можно?
  -Купаться, что ли собралась? Так у нас бассейн есть, пойдем провожу.
  -Лягушек ловить. У вас в бассейне лягушки есть?
  Дворецкий испуганно замотал головой.
  -Как же так, такие богатые люди, а лягушек в бассейне нет. Непорядочек.
  -А зачем они нужны?
  -Чтоб ты спросил, - заржала я.
  -Тьфу ты, зараза, вам девкам молодым, озорным лишь бы посмеяться над дедульками.
  -Так можно или нет?
  -Только со мной.
  Оказалось, что пруд совсем близко, метрах в двухсот. Он весь зарос трясиной, и был перенаселен жабами, которые чувствовали себя в пруду, как у себя дома. Такие наглющие, даже с места не сдвинулись, когда мы подошли. Я преспокойно взяла три штуки, положила в кастрюлю и прикрыла крышкой, пока они не чухнулись и не упрыгали.
  Вот мы и вернулись на кухню. И чего с ними теперь делать? Варить? Их же прибить сначала надо. Но я не смогу. Надо смочь. Жарят же все люди кур, свинину, говядину, а тут какие-то жабы страшные, сидят и квакают от злости. Поставила кастрюлю в раковину и включила воду из-под крана. Пускай они пока помоются, а то все в трясине. Я полезла по шкафам, нашла перец горошком, лавровый лист, морковку, связку белых грибов. Да ну этих лягушек противных, лучше суп из белых грибков сварить. Это я умею. Я подошла к раковине, чтобы посмотреть, как там помылись лягушки, но их там уже не было. Вот гадины, ускакали пока я по шкафам рыскала. Огляделась по сторонам, но так их и не обнаружила. Теперь у Кристиана в замке будут жить экзотические животные в количестве трех штук. Так, приступим к супу. Суп будем варить в эротическом стиле. Сняв всю одежду, надела на голое тело фартук. Груди выставила вперед. Горячо, очень горячо. Стою, повернувшись к плите, стругаю овощи, жарю, парю.
  -Безобразница, - вскричал дворецкий из-за двери, которому Кристиан поручил следить за мной.
  -Иди, иди вон, а то скажу Кристиану, что подглядываешь за мною голой. Он тебе старческие чресла вмиг взбодрит.
  Ушел. Как я его провела. Нечего за мной следить. Что я дите малое? Боятся, что кухню спалю. Ну вот все сделала. Что это? Сзади в меня уперлось что-то твердое.
  -Как продвигается готовка моего полдника?
  Кристиан приперся.
  -Отлично. Через полчасика будешь вкушать.
  -Мм. Пахнет вкусно.
  -Еще бы, белые грибы.
  -От тебя.
  Кристиан обхватил меня руками за живот и потащил к большому столу, накрытому белоснежной длинной кружевной скатертью. Положил спиной на него, выкинул излишний теперь фартук.
  -Не будем терять время. Пока суп готовится сам по себе, мы возобновим ночное рандеву.
  Последнее, что я запомнила, это как одна лягушка на полу полезла на другую, при этом подмигнув мне. Чем мы отличаемся от животных? Те на полу, мы на столе. Потом мозг отключился от реальности и ушел в нирвану. Очнулась я от истошных криков мужа.
  -Я так и знал! Ты опять все испортила.
  Сонно поднявшись, обнаружила клубы дыма и черный потолок.
  -Что случилось?
  -Ты мне весь замок закоптила. Натяжные потолки испортила. Портрет Мадонны посерел.
  Вода из кастрюли выкипела, и произошло то, последствия чего перечислил Кристиан.
  -Ты сам пристал.
  -Ты должна была контролировать процесс варки.
  -Я была немного занята, если ты не в курсе.
  -Надо уметь сохранять трезвую голову в любой ситуации. Все собирайся.
  -Мы едем ужинать в ресторан?
  -Почти.
  В своей комнате Кристиан дал мне брюки. Они были широкие и черные. Шаровары какие-то, как у Шахерезады. Мне что ему сказки всю ночь рассказывать? А что, я могу пересказать сериал, например Санта-Барбару. Конец, правда я так и не дождалась.
  -Чьи это штаны? - поинтересовалась я.
  -Мои.
  -Шаровары?
  -Иногда хочется почувствовать себя героями русских романов.
  -И кого же ты изображал в этих шароварах?
  -Тараса Бульбу.
  Как говорится, вопросов больше не имею.
  Возле дома я обнаружила груду железа.
  -Ты что металлолом собираешь?
  -Ага, металлолом из бентли.
  -Ах, - ахнула я. - Что с ним?
  -Ты знаешь. Я его оставил на чьем-то месте на стоянке возле дома на ночь. Ну, когда мы поехали в ночной клуб, помнишь?
  -И его так размолотили?
  -Да! Ублюдки. Эти типы в полиции. Они за все заплатят.
  -Кристиан, оставь их в покое. Им жизни не хватит за бентли твое расплатиться.
  -Пусть. Будут знать, как со мной связываться.
  -Я тебя предупреждала. Ты в России. Будешь дальше выеживаться такая же участь ждет и твой замок-церковь.
  -Да?
  -Да. Быстро разруливай. Мирись со всеми.
  -Ладно. Но только потому что ты попросила.
  Разлюбезничавшийся Кристиан поцеловал меня в руку. Испугался небось за свою зажиточную шкурку.
  Сегодня мы поехали на белом лимузине. Как на свадьбу. За рулем был водитель, Кристиан сидел рядом со мной и пил виски.
  -Женщинам крепкие напитки вредны, - сказал он, когда я потянулась к нему со стаканом. - Пей боржоми.
  Я не против боржоми, но только в качестве запивки.
  -Сам пей боржоми.
  -Не спорь со мной.
  И не буду, зачем спорить, когда можно решить все мирным путем. Моя рука нежно погладила ширинку мужа. Он откинул голову назад и замер в предвкушении. В это время я совершенно спокойно выпила виски из его стакана и даже, последовав совету, хлебнула боржоми. Не знаю почему, но меня пугала наша поездка. Что еще он мне уготовил, после представления с гробом? Лучше накачаться заранее, чтобы не получить разрыв сердца впоследствии. Но так и алкашкой заделаться недолго. Ничего, человек ко всему привыкает. Это только сначала я страх спиртным запивать буду, потом буду обходиться без него. Мои самые ужасные опасения подтвердились. Не успела я еще как следует приласкать моего дорогого, как мы подъехали к больнице.
  -Кристиан, что мы здесь забыли?
  -Вечернее развлечение.
  -В больнице?
  -Не совсем.
  Он схватил меня за руку, и повел во двор. Решительный муж прошел мимо больницы прямиком в морг. О боже, здесь-то мы что забыли? Едва он постучал в железную дверь, как ее сразу открыли. Похоже, его здесь ждали.
  -Здрасьте, - какой-то неприятный тип поприветствовал нас. Полупьяный. - Как всегда?
  -Сегодня потребуется два места соседних. Есть?
  -Есть, покойников нынче немного.
  О чем он говорит? Здесь прохладно.
  Мужик открыл два ящика.
  -Полезай, - сказал мне Кристиан.
  -Зачем? - удивилась я. - Я живая. Туда трупаков кладут.
  -Ложись! Спать сегодня будем здесь.
  -Нееет.
  Тщетно я орала. Меня запихнули в ящик, да еще и захлопнули. Задубеешь тут.
  -Холодно.
  -А ты считай, что криолиполиз делаешь в косметологической клинике, - сказал мне служащий морга. - Бесплатный. Похудеешь.
  Да я скоро не только писаться, но и в шаровары класть начну. Интересно, сколько меня здесь продержат, да и вытащат ли? Орать или не орать? Не орать, холодно, горло заболит. Господи, как страшно. Выберусь отсюда, и бегом от Кристиана. Ненормальный, псих. Я лежала и занимала мозги сочинением стиха про Кристиана. Получилось вот что:
  
  На огромной земле
  Олигарх жил один,
  Держал ноги в тепле,
  Жадный был, бабуин.
  
  Женщин он не любил,
  Красотою блистал,
  Денег много скопил,
  Но любви не видал.
  
  Хотят женщины все его деньги,
  Его стройное гибкое тело,
  Одевают огромные серьги,
  Думают, будет сделано дело.
  
  Но в гробу спать с собою
  Он их заставлял.
  Все кончалось бедою,
  И невест он терял.
  
  И лишь Анька одна,
  Жива до сих пор,
  Но ведь скоро она,
  Устроит террор.
  
  Олигарха прибьет,
  Или он ее раньше.
  Только вот, только вот,
  Нет меж ними фальши.
  
   Только сильная любовь,
  Сможет страх победить.
  Лишь здоровая кровь,
  Сможет гниль затопить.
  
  Коли любишь, простишь,
  И поможешь во всем,
  В морге даже поспишь,
  Хоть играешь с огнем.
  
  Я даже музыку к словам подобрала. Ну эту, знаете, из рекламы:
  "Мерси, благодарю за все. Мерси спасибо, что ты есть."
  
  Петь я перестала, когда зубы стали отбивать чечетку. Моя песенка спета, похоже. От монотонного щелканья я задремала. С утра ящик открыли и меня вынули.
  -Мда, перебор произошел, - сказал служащий. - Надо было постепенно ее приучать, по полчасика в ночь. Перемерзла.
  Бодрый Кристиан подхватил меня на руки и понес в лимузин. Это ж только вторая брачная ночь. Что же будет дальше?
  -Гони! - велел Кристиан водителю.
  Это он загнул. Гнать на лимузине сложно, особенно на поворотах.
  В замке первым делом Кристиан приземлил меня в горячее огромное джакузи с мыльной пеной в полкилометра высотой. Я долго ее разгребала, чтобы найти воду. Наконец, водичка. Ой, хорошо-то как. Оттаиваю я, Снегурка. Мне принесли какой-то горячий приятный отвар. Дворецкий принес и внимательно разглядывал меня.
  -Жива, жива еще, - сказала ему.
  -Живучая какая, - пробормотал он себе под нос и ушел с пустой пиалой.
  -Еще неси.
  Раз пять гоняла я бедного дворецкого за отваром. Но после пятой пиалы, почувствовала себя полностью здоровой и полной сил.
  -Собирайся, - сказал Кристиан, заметив перемену в моем здоровье в лучшую сторону. - Поехали дальше.
  -Опять?
  -Нет, теперь в церковь.
  Церковь - это хорошо, церковь это - не гроб и не морг. Опять ошиблась. В церкви отпевали аж четырех покойников одновременно. Этот козел-муж привез меня с утра на отпевание.
  -Люблю на покойников смотреть. У них лица такие успокоенные, свободные от мирской суеты.
  -У моей бабушки подруга одна любила на покойников смотреть, - сообщила я Кристиану. - Досмотрелась, померла. Тебе-то на кой ляд они в двадцать семь лет сдались?
  -Меня это успокаивает.
  -Давай поищем другие методы успокоения. Секс, например, снимает нервное напряжение. Поехали.
  -Стой всеотпевание.
  Вот поганец. Я отошла от него подальше.
  -А вы кем покойным приходитесь? - спросила у меня маленькая сухонькая старушка.
  -Я скорбящая по ушедшим. Плакальщица я. Ни больше, ни меньше.
  -А чего не плачешь?
  -Слезы кончились. У вас лука нет? А то мне не заплатят.
  -Такая молодая, дармоедничаешь. Да на тебе пахать надо, плакальщица х..ва.
  -Че вы выражаетесь на серьезном мероприятии.
  -У старух хлеб отбираешь. Вали быстро.
  И тут не угодила. Пошла в церковную лавку рядом. Там иконами и прочей утварью торговала очередная старушка с мудрым видом. Решилась и спросила у нее:
  -Скажите, есть какая-нибудь икона, изгоняющая бесов? Чтобы человек успокоился и слушался?
  -А что за беда-то, деточка, расскажи подробней. Подумаю, чем помочь.
  Пожалилась я ей на Кристиановы выходки, на его несносный своенравный характер.
  -Иконы тут не помогут, - расстроила меня старушка. - Тут только внушение и терпение тебе в помощь придут. Вариантов мало. Если совсем невмоготу, то беги от него, а коли дорог он тебе - спасай, внушай, ищи компромиссы, чтобы ни мне, ни тебе, а каждому хорошо было. Поняла меня?
  -Второй вариант очень трудный.
  -Жизнь вообще трудная. Зря что ли люди говорят, что жизнь прожить не поле перейти. Ты девочка упрямая, выйдет их тебя толк. Только раз взялась за дело, не бросай более. Согласна?
  -Не знаю. Слишком много проблем на мою 18-летнюю качающуюся головенку.
  -Иди давай. Вон он на тебя смотрит. Красивый какой. Чего тут думать, бери мужика в руки.
  Ну я и взяла за руку..
  В лимузине я долго думала. О нем, взвешивала все за и против. Нет, я так не смогу, я нормальный человек, хоть и шаталась ночами по кладбищу, но то, что делает Кристиан мне не нравится. На светофоре, когда лимузин остановился, я выскочила из него и побежала на остановку.
  -Анна, -кричал мне вслед Кристиан, но я неслась прочь, расталкивая случайных прохожих.
  Прочь от этого фрика. Долбанутого чокнутого мужа. Слезы вины катились из глаз. Я не смогла, я такая же, как все остальные девки. Между нами только одна разница, что они умерли, а я пока что жива. Жива процентов на тридцать. Остальные семьдесят процентов сил ушли на Кристиана. Все было зря. Зря.
   В автобусе я грустила и, закрыв глаза, вспоминала прекрасное тело Кристиана, вот дура, возбудилась и задышала слишком громко.
  -Вам плохо? - обеспокоенно спросила женщина на соседнем сиденье.
  -Мне очень хорошо, - с довольной лыбой сказала яей.
  Что ж только и остается, как представлять себе Кристиана в мечтах. Надеюсь, со временем влечение угаснет. Вдруг, мне попадется очередной олигарх, покруче и побогаче в сто раз Кристиана. Когда подъезжали к моей остановке, я встала и пошла к выходу. Передо мной стоял какой-то парень, со спины лица не видать. Его рюкзак уперся мне в лицо, он был слегка приоткрыт, и из него чуть-чуть вытарчивал какой-то хобот, похожий, кстати на тот, что носил Аскольд псевдо-упырь.
  -Мужчина, у вас из рюкзака торчит, - сообщила я ему.
  И все-то мне надо, везде сунуться с советами. Раньше я такая не была. Внимания бы не обратила на чужую беду, а теперь чуткая стала, как в гробах и моргах поспала, церковь даже посетила впервые в жизни, и получила там, кстати, ценный совет, которым так и не воспользовалась.
  -Так засуньте поглубже, рук что ли нет, -не поворачиваясь, пробурчал парень.
  Напросилась на бесплатную подработку. Ну и засуну. Взялась за ребристый конец и вытащила из рюкзака противогаз. Оба-на. Какой нормальный человек будет возить с собой противогаз, я знаю только одного Аскольда, и то он использовал его не для спасения себя от внезапной газовой атаки врага, а для маскировки, чтобы его Верка не узнала.
  -А ну положь на место, -парень повернулся.
  И я узнала в нем Гришку. Вот чувствовала я, что это он, и Верке даже сказала, а она мне не верит.
  -Привет, Аскольдик-Григорий.
  -Анька, только попробуй Верке сказать, не помилую.
  -Как колокольчики твои?
  -В порядке, я к вам как раз собираюсь. Ты же не расскажешь?
  Автобус остановился, и мы вышли на остановке.
  -Гриш, я не скажу, но ты долго в противогазе ходить собираешься?
  -Если надо, то всю жизнь.
  -Признайся.
  -Нет, она меня прогонит. Ты только не говори.
  -Ну пошли к нам домой.
   -Только противогаз одену. Я в город, кстати ездил, кольца купил, хочу предложение Вере сделать. Вот торт еще и чинзано с грейпфруктовым соком взял.
  -Здорово.
  Гришка клево смотрелся в сером блестящем костюме, полосатом галстуке, в кедах и с противогазом на морде. Наконец-то кто-то делает предложение моей подруге, а не просто хочет пропихнутся с ней безо всякой ответственности.
  -Как думаешь, она согласиться выйти за меня?
  -Учитывая твой размер, шансы большие. Вот только родители ее ожидают жениха побогаче. Давай ты сначала до предложения ублажи ее не по-детски, а я пока стол накрою.
  -Спасибо, Анька. Я больше не буду тебя обзывать и опускать при всех. Давай дружить.
  -Я не против.
  Постучавшись в дверь на крыльце, разнесла благую весть:
  -Верка, пляши к нам явился долгожданный гость с подарками.
  -Дед Мороз что ли напился и весну с зимой перепутал? - открывая дверь, сказала она. -Аскольдик!
  Ошеломленная привалившим счастьем,Верка кинулась к нему и облобызала резину противогаза.
  -Веее-рочка, - проблеял он. - Вот я пришел, как обещал, полностью выздоровел.
  -Пойдем, пойдем скорее в дом, любимый.
  С крыльца она начала его раздевать. Я подхватила Аскольдов рюкзак, чтобы торт не помялся и недешевое чинзано не разлилось и ушла на кухню. На столе лежала купленная мною книга о борьбе с проституцией. Закладка находилась где-то на половине книге. Отлично, Вера быстро схватывает и если будет следовать советам, то научиться контролировать свои бурные гормоны. В конце концов, она не виновата, что родителя заложили в нее такие нехорошие гены, и я не осуждаю ее, а пытаюсь помочь. С Кристианом сложнее, я не видела пока таких книг, как отучить олигархов от спания в гробах и прочих ужасных дел. В психбольницу его сдавать тоже не вариант, они там уколов понаделают, таблеток надают, и превратят его в красивое, но глупое растение. Я не хочу, чтобы он рос у меня в горшке на полу. С полки на кухне достала цветочную скатерку, расстелила на столе. С огорода принесла букет белой и синей сирени, оформила в вазу и на стол. Положила на него также салфетки-профурсетки, тарелки, вилки, бокалы. Фрукты помыла и поместила во фруктовницу. Колбаски нарезала. Пожалуй, хватит. Пару кусочков съела с хлебом. У этого олигарха с голоду помрешь.
  Пойду звать влюбленных. Судя по голосам, у них было подряд три раза. Пора остановиться по старинной русской примете "бог любит троицу". В России все должно быть по три раза: троекратный поцелуй, троекратый секс - это правда только по молодости, три раза по сто грамм и т.д. и т.п.
  -Что? - спросила Верка. - Если ничего серьезного, то сгинь.
  -Это очень серьезно. Аскольд, ты что-то хотел? - спросила я его.
  -Что хотел, я уже получил, - довольно сказал он.
  Наврал, гад. Трахнуться захотел, а про женитьбу набрехал!
  -А ну вставай, гнида. Иди и делай зачем пришел, не то раскрою обман.
  -Че делать-то надо?
  Я прошептала ему на ухо, что предложение делать надо.
  -Точно, я и забыл.
  -Анька не даст забыть. Я все помню. А ты Верка оденься празнично и подготовься морально к прекрасному далеко.
  -А че будет-то? Какой праздник, девятое мая вроде давно прошло, - раскудахталась подруженция.
  -Узнаешь. Жду всех на кухне через десять минут.
  Я тоже пошла и переоделась в Веркино бирюзовое дешевенькое платьице, купленное ею за пятьсот рублей на распродаже в том же Остине. А то как-то в трусах и в безразмерной кофте не очень на предложении присутствовать. Через десять минут, вся честная компания встретилась на кухне.
  -Аня, как красиво, - восхитился Аскольд моими приготовлениями.
  -Давай, говори, - ткнула я его под дых, отчего у него перехватило дыхание и несколько минут он хватал ртом воздух, как рыба без воды.
  -Чего ты Аскольдика обижаешь? - рявкнула Верка.
  -Чтобы храборости ему придать.
  -Дорогая Вера, - торжественно сказал Аскольд, встав перед подругой.
  -Колени преклони и коробочку в руки возьми, - распорядилась я. - Не знаешь, что делать, хоть просвященных людей послушай.
  Мда, только мой муженек даже не удосужился спросить, выйду я за него или нет. Внаглую принудил к замужеству. Пусть хоть у Аскольда с Веркой все произойдет по-человечески.
  Гришка послушался и принял соответствующуся позу. Увидев коробочку, Верка, кажется догадалась, что сейчас произойдет. Сильно расчувствовалась и обняла меня.
  -Аня, мне сейчас подарок подарят впервые в жизни.
  -Все когда-то бывает в первый раз. Видишь, книга про борьбу с проституцией уже начала на тебя действовать. Иди к нему.
  -Вера, я давно люблю тебя и будь моей женой, -сказал Аскольд.
  Из коробочки он вынул кольцо, показал его ей:
  -Я на него все три года копил, как тебя впервые увидел. Вот сегодня разбил копилку-свинью и на всю мелочь, целый рюкзак был, еле допер до ювелирного, купил колечко. Ждал два часа, пока они все железяки пересчитают. Ты согласна?
  -Противогаз сними, - сказала я. - Невеста должна знать за кого она выходит. Мы не на Кавказе.
  -Ни за что.
  -Сними.
  -Пожалуйста, сними, - попросила и Верка.
  Не послушался он нас. Но мы внезапно напали на жениха. Долго мучились, щекотали ему подмышки и пятки, и таки стянули противогаз. Верка увидела Гришку. Тот замер, как испуганный ломающимися ветками лось с массивными рогами, надеюсь,Верка ему такие не наставит в дальнейшем.
  -Одень обратно противогаз и ходи в нем всегда, когда я на тебя смотрю. Ночью можешь снимать, когда темно, - прочеканила решительная Верка.
  -Спасибо, Верочка, - Гришка поспешил надеть противогаз.
  -И да я выйду за тебя, Аскольдик.
  -Я же Гриша.
  -Да,имя поменяй.
  Верка приняла кольцо и надела его себе на руку. Гришка себе тоже надел.
  -Ура, поздравляю, - воскликнула я и обняла молодых. - Как же я рада, что образовалась новая ячейка общества.
  А моя ячейка грозит развалиться на части. Выпив бокал чинзано с соком, и умяв бутер с колбасой, оставила молодых одних и пошла заниматься своими делами. Потом уснула страшным сном, в котором летали гробы, в одном из них сидела Дромадер и кричала: Кто следующий на роспись подлетайте. Мальчики в синих гробах и костюмах, девочки в розовых гробиках и белых платьях парили в воздухе к ней.
  -Ань, Ань, -кто-то толкал меня за плечо. -Анечка, вставай, я не знаю, что делать.
  -Что делать, что делать, клянитесь жить долго и счастливо в своих гробах, - сказала я ей.
  -Ань, ты чего сбрендила?
  -А, Верка. Где Аскольд?
  -Домой пошел. Я завтра с его мамой знакомиться пойду.
  А меня Кристиан не знакомит со своей семьей. Стыдится, наверное моих деревенских замашек. Хотя у него привычки пострашнее моих простеньких.
  -Ань, там Сережка Чуйков на крыльце целый час сидит и курит, и курит. Я к нему подхожу, спрашиваю, чем помочь, а он мне говорит, что падшая женщина не сможет понять его проблем. Иди спроси, а то еще дом нам спалит своими окурками.
  -Иду.
  У всех проблемы. Когда-нибудь люди будут жить счастливо? Почему все время происходит какое-нибудь несчастье? Почему жизнь так устроена? Если бы я была богиней, я бы всех наделила гормонами радости, а горе и беду засунула бы вот как раз в морг и заморозила бы там.
  В темноте на фундаменте возле крыльца сидел Сережа и правда курил. Я села с ним рядом.
  -Привет. Что делаешь?
  -Курю и злюсь, злюсь и курю.
  -Что есть первопричина?
  -Домой боюсь идти ночевать.
  -Хочешь, я тебя к Верке положу, Аскольд, парень ее ушел. Она в последний раз согрешит.
  -Ни в жизнь.
  -Тогда пошли на кухню поговорим. На бетоне девочкам сидеть нельзя, одно место можно застудить, что чревато дальнешими женскими болезнями.
  -Ага, у вас нудисткий дом, я раздеваться не буду и на Верку голую развратную смотреть не желаю.
  -Да пошутила я в тот раз. Нормальный у нас дом, в соответствии с общепринятыми нормами морали.
  Сережа потушил сигарету и пошел за мной. Я налила нам чай и выслушала его. Действительно, у него большие проблемы. Вечером отец вернулся от своей любовницы, и мать накинулась на него с обвинениями. Они схлестнулись, и она пырнула Чуйкова-старшего отверткой. Теперь отец в больнице при смерти, а мать в полиции и ей грозит срок.
  -Я не могу дома находиться. Мерещиться, что черти меня утащат. Там кровь на полу.
  -Оставайся у нас. Если не хочешь спать с Веркой, пошли ко мне.
  -Я очень устал.
  Я провела парня в свою комнату. Не выгонять же человека в беде. Ноне успела включить свет, как он толкнул меня к углу и поцеловал. Моя рука провела по его волосам и прижала голову к своей груди. Приняв мой жест за согласие, он пылко обнял меня и неистово целовал в губы. Конечно, можно было бы ответить ему тем же, но что дальше? Случайный секс не решит его проблемы, только на время заставит забыться. Я оттолкнула его.
  -Ложись спать на мой диван. Только без рук. Между нами будет лежать мачете. И только дернись, оставлю без наследства.
   Я легла с краю дивана. Гостям все самое лучшее - место у стенки. Кроме того, с краю смотаться быстрее, ведь я не чувствую себя в безопасности, хоть и положила между нами мачете, тем более, что он пластмассовый. Оружие было найдено мною, как всегда у деда в шкафу, наверное он отнял его у своего внука, который получил мачете на память где-нибудь на детской елке. Стараясь побыстрее усыпить Сережку, я напевала слова песенки из передачи "спокойной ночи малыши", поскольку считала, что воспоминания о детстве служат хорошим психологическим ходом. Действительно, через пятнадцать минут Сергей провалился в царство сонных тетерь и тетеревов, а я за это время надумала, как ему помочь, хоть мне и придется немного унизиться, а может и много, но я готова на любое или почти любое наказание, чтобы помочь другу. Я набрала заветный номер. Мне ответили раза с одиннадцатого:
  -Але.
  -Кристиааан, это Анна.
  -Аааана, слуууушаю.
  Разблеялся, барашка. Все мужики что ли от радости в баранов превращаются самопроизвольно.А может это он от злости. Еще и разговаривать со мной не станет.
  -Я хотела извиниться. За то, что убежала.
  -Да бегай себе на здоровье, сколько угодно, бегунья по стометровкам.
  -Ты не сердишься?
  -Да нет. С чего я должен сердиться. Моя девочка занимается спортом, блюдет себя для меня, - начал отвечать он вполне миролюбиво, но закончил премного истеричным выкриком. - Еще раз позволишь подобное, догоню и ноги вырву или поставлю раком прямо на остановке и вдую на всю катушку при всем окружении.
  -Значит, все-таки сердишься. Но я все объясню. Мне приспичило, понимаешь?
  -Что приспичило?
  -Господи, Кристиан, по-большому.
  -С какого перепугу, ты ж не ела ничего при мне несколько часов.
  -Вот именно, с перепугу.
  -А сказать нельзя было?
  -Кристин, какой же ты, а? Как сказать, когда любое неловкое движение или слово могло привести к срыву клапана. Я думала только о том, как побыстрее найти укромные кустики.
  -О, Анна, а я-то уж было подумал, что ты решила меня бросить после брачных игр.
  Правильно, подумал, правильно.
  -Как ты мог. Я тебя и не думала кидать. За таких мужчин надо держаться всеми доступными способами.
  -Очень хорошо, что ты это усвоила.
  -Кристюша, мне необходимо воспользоваться твоими связями и деньгами, - вкрадчиво сообщила я.
  -Это всем необходимо, но не всем дано.
  -Но мне-то ты дашь?
  -Дашь на даш.
  -Где я тебе Даш-то возьму? У нас в группе самое ближайшее к этому имени Дима, на ту же букву Д начинается.
  -Ты мне дашь?
  Опять в гробу спать придется, иди чего похуже. Но надо соглашаться, человеческие жизни важнее моего бремени.
  -Когда я отказывала?
  -Всегда!
  -Дам, всего понемногу.
  -Окэй. Какая помощь требуется?
  Я изложила предысторию по полочкам снизу вверх, пользуясь лестнцей-этажеркой и поставила задачи: одного вылечить, другую выпустить.
  -Это реально, Кристюш?
  -Для меня, женуля, нет ничего невозможного. Жди вестей с фронта завтра.
  -Принеси мне хорошую весть. Целую во все места, которые ты сам пожелаешь.
  -Я как раз на санузле, мне попу подтереть надо.
  Мысленно я прокляла любимого и ненавистного в одном лице узурпатора, но попрощалась приветливо:
  -Зева плюс от моего лица приласкает твое второе лицо. Пока, милый. Приятных кошмариков на ночь.
  Вот не сдержалась. Осадила нахаленыша. Но надеюсь он выполнит мою просьбу, иначе он не мужик, а треплушка.
   С чувством выполненной первой части задачи улеглась на свою половину дивана, сжала мачете и провалилась в страну сновидений.
  Шелест страниц мучил мой поверхностный сон, я пыталась заснуть покрепче, но кто-то мерзкий листал страницы с немыслимой скоростью. Что этот человек курсы скорочтения проходит каждый год, коль так быстро листы переворачивает? Или он картинки только смотрит? По старой привычке приоткрыла один глаз. Ааа. На коврике у дивана по-турецки сидит Кристиан и скурпулезно и быстро одновременно изучает книгу. Ну-кась, посмотрим как она называется? Прищурив глаз, прочла название "Наши неуправляемые подростки". Это кто, я что ли подросток? Да я невеста на выданье была, пока не принудили к замужеству. И почему это я неуправляемая? По-моему я сама послушность и покорность. Повернулась направо и охнула. Сережа, Сережа же со мной спит. Что будет? Сделав замысловатое сальто, перепрыгнула через голову Кристиана и понеслась на кухню. В панике схватила лежавшую на столе попавшуюся единственную книжку, обернула ее белой бумагой, соорудив подобие обложки, и подписала ее " Наши неуправляемые олигархи". Из чайника плеснула водицы в чашку, села за стол рядом с ней и типа углубилась в чтение. Через несколько минут на кухню причапал муж. Неподалеку от меня мягко приземлился и прочитал мою обложку.
  -Забавно. Что пишут?
  -Что олигархов проще превратить в нищебродов и кинуть, чем сделать управляемыми.
  -И как же это сделать?
  -Достаточно просто заманить их в свои сети, женить на себе, опустив пункт про брачный контракт, а потом присвоить себе их нажитое непосильным трудом имущество.
  -Твой план удался?
  -Это не мой план.
  -Ну-ка дай сюда.
  Кристиан выдрал у меня читаемую художественную литературу. Листы переворачивались в его руках слишком быстро. Через десять минут он закрыл трехсотстраничную книгу о выходе из проституции.
  -Здесь нет такого совета, - сказал он. - Это твой план.
  -Кристюш, какие у меня могут быть планы? Ты слишком высоко ценишь мой простоватый, незамысловатый, хамоватый чучундринский мозг.
  -Смотри у меня, только замысли что-то против. У меня чутье на интриги. Зачем тебе знать про выход из проституции? Ты туда входила?
  -Нет, но выход всегда надо знать, бывают же экстренные случаи, вдруг эвакуация понадобится, лишний выход не помешает.
  -Ты на все найдешь ответ. Чучундры умные пошли.
  -Учусь от тебя.
  -И льстить научилась, лиса Алиса. Теперь перейдем к главному. Пока твой муж с утра в поте яйца выполняет твою оказавшуюся не такой уж простой просьбицу, ты...
  -Что ты смог сделать?
  -Здоровье отца твоего друга в безопасности, он под присмотром в хорошей клинике, его мать будет скоро освобождена.
  -Кристюша, ты мой король, мой герой, мой супермен.
  -Ты спишь с очередным почитателем своего тела. Стыд-то у тебя есть в принципе?
  -Кристюш, мы просто отдыхали рядом за неимением лишнего постельного места. Он просто мой друг, а с друзьями спать не возбраняется.
  -В России принято спать с друзьями?
  -Не то, чтобы принято, но не возбраняется.
  -Окэй, возьму на заметку.
  -Кристиан, не следует брать на заметку чуждые твоему народу обычаи. Пользуйся, пожалуйста своими, мы же, например, за вами не повторяем и индейку с яблоками на рождество не запекаем.
  -Этот я возьму на вооружение.
  На кухню совершила заплыв непричесанная и зевающая изо всех щелей Верка.
  Ни привета, ни доброго утра, сразу указания раздала:
  -Ты пенисы полила с утра? Сегодня твоя очередь. И вечером тоже, кстати, ты поливаешь. А то вчера испарилась, и я вместо тебя пенисами занималась весь день, а мне тоже отдыхать хочется.
  Кристиан переводил непонимающий взгляд с меня на Верку, с Верки на меня.
  -Ой, Кристиан, доброе утро, - Верка наконец-то заметила его. - Извини, я тебя не заметила.
  О, а не начать ли мне приучать муженька к сельскохозяйственным работам.
  -Кристюш, полей пожалуйста пенисы вместо меня сегодня. И заодно тогда уж сиськи и вульвы, - попросила я его.
  -Милая, душ я уже принял, а твои прелести мы польем вечерком, сейчас недосуг, и не до них, - возразил Кристиан.
  Мы с Веркой прыснули в кулачки. Он явно нас не понял.
  -Я имела в виду тепличные растения, - объяснила я мужу.
  -Девочки, не надо посвящать меня в свои маленькие женские секреты, - попросил Кристиан. - Мне важно, чтобы Анна хранила верность своему мужу. Что вы там делаете с пенисами еще меня не интересует. Еще один вопрос. Почему под твоей дверью засохшее спермовое пятно?
  -Откуда я знаю. У вас, мужиков, нехорошая привычка оставлять следы своего пребывания, где попало. Мало ли кто тут топтался, дверями ошибся.
  -Так, Анна, собирай свои вещи, я заберу тебя из этого гнезда разврата и прелюбодейства.
  -Можно училище хотя бы окончить? Немного осталось совсем.
  -Хорошо, но я пришлю надсмотрщика за тобой.
  -Ладно, только со своей раскладушкой, чтобы мне с ним не спать из-за отсутствия мебели. Кристиан, а Сашу мы когда усыновим?
  -Никогда, я не буду растить твоих незаконных детей.
  -Тц. Я тебе объясняла, что он не мой ребенок. Просто я хочу его усыновить. Мне его жалко.
  -Из-за тебя мне придется поругаться с мамой и сестрой, они тоже хотят усыновить этого ребенка.
  -Толстуха и старуха твои мать и сестра! - удивилась я. - Но почему толстуха хватала тебя за бедра?
  -Во-первых она мне не родная сестра, я - приемный сын, во-вторых мама хочет, чтобы Анна вышла за меня. Я филоню уже несколько лет, этот год последний по таймингу, отсрачивать больше нельзя. Но тут подвернулась ты, и я подумал, что Анна худая и грудастая, крепкая и живучая лучше, чем избалованная жирная профурсетка.
  Комплименты сыпались на меня, как град с неба, редко, но метко.
  -И зачем ты подписался на эту женитьбу?
  -Они не оставили мне выбора, ведь все мое имущество записано на мать и сестру. Если они узнают, что я женился на другой, я, как ты употребила недавно слово, нищеброд.
  -Коварные женщины. Они использовали тебя.
  -Всю мою сознательную жизнь. С момента усыновления. Я выполнял массу грязной работы в доме и рано стал добытчиком.
  Да, да, стриптиз, я помню.
  -Золушок ты мой. Жалко, что я не прекрасный принц, а жизнь не сказка.
  -Смотри не проболтайся, что ты моя жена.
  -Ты сам только что проболтался.
  Верка остолбенела от столь сногшибательной новости.
  -Вера, отом - риии. Кристиан, я ничего не скажу твоей мамане и сеструхе-толстухе, если ты поможешь быстро усыновить Сережу.
  -Ты не оставляешь мне выбора, Анна.
  -Ну да.
  -А ты перестань общаться со всем мужским полом, кроме меня. Я не любитель венерических заболеваний.
  Говоря, Кристиан зевнул несколько раз подряд. Его зевота передалась с меня по Верку включительно. Несколько минут мы все трое сидели молча, занятые каждый своими зевками. Потом я подошла к раковине и облилась холодной водицей. За мной образовалась очередь из подражателей.
  -И что ты раззевался? - спросила я мужа.
  -Ох, всю ночь толком не спал.
  -Кто же тебе помешал, а? Говори? Какая-нибудь ать?
  -Ага, еще какая, даже какие. Лягушачье кваканье. Замок заселили громкоголосые жабы и всю ночь квакали, осваивали свою новую среду обитания. Анна, скажи, ты имеешь к этому какое-нибудь отношение?
  -Я? Я что в каждой бочке затычка? Какая связь между мной и жабами?
  -Прямая, установленная дворецким, который видел, как ты притащила этих тварей из ближнего пруда.
  Вот стукач дворецкий, предатель Иуда. Полицай, продавшийся немцам за жалованье и новенькие сапоги, интер-дедушка.
  -А он не сказал тебе, чья это была идея? Что это он просвятил меня насчет полдника. Что он посоветовал завлечь твой избалованный желудок лягушками.
  -Даже если это была его идея, ты должна была за жабами лучше следить. Как думаешь, долго продлится наша семейная жизнь, если от тебя даже жабы сбегают.
  Еще бы им не сбежать, я же их варить собиралась. Кристиан же меня еще не довел до полного исступления, чтобы я его на холодец пустила. Он и так какой-то не в себе, вареный.
  -Анна, проводи меня, - приказал Кристиан. - Беседовать с тобою можно вечно, однако мне надо проконтролировать выполнение твоих поручений лично.
  Развырыпался. Привык, что дворецкий за ним по пятам ходит, каждый чих ловит в шелковый платочек, и двери открывает, закрывает. Он за это зарплату получает, между прочим, а я только нагоняи.
  -Пошли через двор, - сказал муж. - У вас все закрыто.
  -А как ты тогда сюда попал?
  -Через окно, швабрушка.
  -Кол, никакого креатива. Каждый раз одно и тоже.
  -Ладно, в следующий раз подкоп сделаю, чтобы тебя удивить.
  Этим меня не удивишь, все уже давно придумано и осуществлено дедом-краеведом, жившим ранее в моей теперешней комнате. О, кстати я про него и забыла совсем.
  -Подожди минуту, мне надобно попудрить попку, или что там обычно пудрят женщины.
  Быстренько я сгоняла в подземелье и оставила в условном месте бутылку, которая содержала в себе только пол-бутылки. Теперь следует выпроводить благоверного. В темном дворе Кристиан сцапал меня за обе задние половинки, лицом уткнулся в лежащие по бокам от груди волосы.
  -Анна, твои волосы просто лошадиная грива. Чтобы в пучке ко мне больше не приходила.
  Нет, вот нравятся мне мужики, их великая и могучая логика. Вот Кристиан воспевает оду волосам, а сам тискает попку. Тискал бы за волосы с такой дрожью в руках.Оох, его рука уже исследует мою промежность, тщательно трогает каждую складочку.
  -Чисто, - заявляетКристиан, - половых контактов с друзьями не было.
  Ах он, не доверяет мне, честной девушке. Проверку устроил, недоверчивый муж, староватый муж.
  -Но сейчас будут, - предварил свои дальнейшие действия муж.
  Минутой позже он сорвал с меня длинную трикотажную ночнушку.
  -Не здесь же, - возразила я. -Не на проходном дворе.
  Для случайного секса у нас есть сеновал в сарае.
   Через полчаса,отсеноваленная и жутко всклокоченная я, со следами сушеных грибов в волосах вернулась в дом, где меня встретила ошарашенная шокирующей новостью подруга.
  -Ты с ним спала, спала. А-ха, а-ха, - уличила она меня.
  -Вера, умерь свои эмоции. Я же не кричу каждый раз, когда от тебя выходит очередной парень, что ты с ним спала, спала. И так понятно, незачем тратить зря слова без толку.
  -Это же Кристиан!
  -Кристиан, как Кристиан. Муж как муж, - произнесла я будничным тоном, как будто сама только что не кричала про себя, что переспала с ним такое-то количество раз. У меня все подсчитано, я даже на одном из бревен во дворе зарубки делаю.
  -Как тебе удалось приручить его?
  -Я покорила его живучестью. Другие просто Кристюшин напор не выдерживают.
  -Хм. Я бы точно выдержала. Со мной чего только не происходило.
  -Такого с тобой еще не делали, - заинтриговала я подругу. - Поэтому не суди по своему опыту.
  -Ну и что же вы делаете?
  -Мне не велено говорить под страхом анального секса с доп. приспособлениями. Не проси, не скажу.
  -А у Аскольда зато член больше, - показала мне язык Верка. - Его ни за какие деньги не купишь.
  -Не сказала бы, - ответила я, в конец расстроив Верунчика.
  Далее мой путь лежал через душ в комнату, где вновь облачилась в треники, и, оставив спящего Сергея, отправилась заниматься пенисами и другими не менее важными тепличными растениями. Верке надлежало заняться стиркой.
  Чтобы полезная флора принялась, ее надо обильно поливать, и вотя бегала с лейкой за водой из бочки и возращалась в теплицу. За мной, лисьим хвостом таскался дед, выражающий недовольство тем, что я предоставила ему нецелую бутылку водки.
  -Не жадничай, - сказал дед. - От меня больше пользы получишь.
  -Ты только и умеешь, что цветы райские таскать, и то редко, да продукты наши в холодильнике проверять, испортились или нет, заодно подъедать. Давай-ка, перцы полей.
  -У меня ноха болит, - сказал дед.
  -Лентяй.
  -Доживешь до моих лет, мож хуже будешь.
  Лейка со мной вкупе сновала туда-обратно, а дед сел задницей на землю, пил водку и обсуждал меня сам с собой.
  -Вот я всю жизнь работал. Вставал в пять утра, ложился в двеннадцать ночи, летом на комбайне работы невпроворот. Ничего для друзей не жалел, всем наливал. А эта ленивая девка, только на сиськи свои в жизни надеется, как будто они бессмертные. Еще годочков десять и отвиснут, сдуются как шарики. С голоду помрет.
  -Чего ты там про меня заливаешь? Сам заливал за шиворот с утра до ночи. Слышала я на ферме, что ты корову по пьяни комбайном придавил, и чуть пастуха на кобыле не угробил.
  -Да она сама мне под колеса кинулась, несчастная, счеты с жизнью свести хотела. Ее бык-осеменитель отказался обслужить, она и обиделась. Спроси у любого, эта несчастная любовь у всей фермы на глазах проистекала.
  Кого-то мне этот дед напоминает. Кто-то обычно врет также складно, не подкопаешься. Кто же это? А, это ж я.
  -Дед, ты мне случайно родственником не приходишься? - спросила просто для смеха.
  -Узнала?
  -Догадалась случайно.
  -Ты внучка моя тайная. Я с бабкой твоей по молодости шалил.
  -Не может быть, моя бабушка самая скромная на свете.
  -Мы скромно шалили по глубоким ночам. Без изысков. Я женат тогда был, но влюбился без памяти. Не смогли мы устоять. Развестись даже хотел, а Агриша и слышать об этом не хотела. Сама, мол, дочь, мать твою выращу.
  -Дед, ты не врешь?
  -На этот раз нет. В кого ты думаешь такая ладная и складная получилась. И покойники тебя любят, потому что у тебя к ним подход. Через тебя они на наш свет попадают.
  -Чего? Я обычно или водку на них капаю, или громко пою.
  -Ага, это совпадение, слушаются они тебя. Вот ты думаешь, я хахаля твоего от дальтонизма просто так вылечил? Думаешь любой мертвец это умеет? Нет, у меня способность такая открылась после смерти. Ты вся в меня со способностями.
  -Но другие-то люди тоже их видели?
  -А это уж как покойнички решат, захотят покажутся людям, а не заходят никто не увидит их, кроме тебя.
  -Дед, а почему природа меня не слушается?
  -Это слишком жирно было б. Довольствуйся покойниками.
  -Какой с них прок. Только ко мне лезут со своими просьбами.
  -А ты помогай им, таков твой земной путь.
  -Стараюсь.
  -Ладно, пошел я. Ты мне в следующий раз целенькую принеси, не жадничай для дедушки.
  -Пить меньше надо.
  -Мне теперь можно, от цирроза печени уж не помру во второй раз.
  Отлично, у меня нашелся дед-алкаш. Бабка оказалась не такой уж святой, какой хотела мне казаться, мать - стандартная проститутка, нашедшая случайно иностранного мужа и уехавшая к нему заграницу. Про отца вообще ничего не известно, это -тайна, покрытая мраком. Обычно безотцовщинам матери врут, что их отец -летчик. Мой аж космонавт. Я прочитала про всех космонавтов, начиная с Юрия Гагарина, и даже у меня есть газетные вырезки про Валентину Терешкову. Кто из них мой отец, мать так и не призналась, сказала, что про моего в газетах не пишут, поскольку он на подхвате.
  -Аня, - Верка пришла ко мне в теплицу. - Бабка-хозяйка позвонила и дала нам новое задание, вскопать землю и посадить картошку.
  -Пип, пип, пип.
  -Вот тебе и пип.Сережка нам поможет и Аскольдик. Желательно побыстрей обернуться, ведь вечером я иду на званый ужин к Аскольдовым родителям.
  Какая противная бабка. И почему дед не остался с моей, а с этой крокодилицей.
  -Картошку с такси она прислала.
  -Себя бы еще с такси прислала и поработала бы толику. Сидит в своем городе, сериалы смотрит, а я их уже не помню когда ими впечатлялась.
  -Не бурчи, маленькая старушка.
  И вот мы вчетвером: я, Верка, Сережка и Аскольд, в четыре тупых лопаты кромсаем землю. Вскопав четверть участка за два часа, мы притомились и расстроились. Тут еще копать и копать, а сил уже нет. Бабка звонит каждые полчаса ммс требует, пишет, давайте быстрее работайте, а то жилья лишу. И вдруг, как в сказке скрипнула калитка:
  -Есть кто-нибудь дома? - крикнул заманчивый мужской голос.
  -Все дома. Входите.
  К нам на огород пожаловала вереница из молодых гарных хлопцев. Один другого краше. Одеты модно, в городском стиле.
  -Кто из вас Анна? - спросил один из парней - самый видный в салатовой футболке с мелким крокодилом Лакосте.
  -Ну я, - сказала потная и грязная я.
  -Вам письмо.
  Парень снял своюфутболку, брюки и повернулся ко мне спиной, где меня встретили боди-арт письмена.
  Я и мои друзья подбежали к нему, чтобы прочитать послание:
  Анна, и это снова твой несравненный Кристюша. Я уже испробовал на тебе свой кнут, и теперь решил поощрить, поскольку в книге про неуправляемых подростков рекомендован данный подход. В связи с тем, что ты спишь с друзьями, а мне бы не хотелось, чтобы ты спала с кем-то, кроме меня, высылаю отряд спасения из вышколенных молодых людей. В них я уверен, они здоровы и энергичны с хорошей эрекцией. Прошу тебя использовать их на полную катушку и пропотеть до седьмого пота самой и заставить попотеть их. Надеюсь, что они смогут удовлетворить тебя полностью и больше мужчин в твоем доме, кроме себя я не увижу.
  Не отказывай себе ни в чем сегодня. Твой добросердечный и понимающий муж.
  И вензеля, вензеля, вензеля.
  P.S. Советую также научиться чему-то новому от присланных мною медовых пряников. Потом применишь новые знания на мне. Ученье - свет.
  Последнюю фразу мы прочитали на пятке медового пряника.
  -Чем займемся? - спросила зеленая футболкаЛакосте.
   У меня в голове заиграла гитарная музыка, как у пацаненка из фильма "Трудный ребенок", когда он планировал очередную шалость.
  -Будем потеть.
  Я вручила незванным гостям четыре лопаты. Сходила к соседскому деду за еще четырьмя. И мы приступили к работе с присланным отрядом. А что, Кристиану мы не перечим, работаем, и потеем, и хозяйка будет довольна.Верка снимала нас и в режиме on-lineпередавала фильм о посадке картофеля одной Анной и семью наемными парнями с эрекцией Кристиану, таков был его наказ парням. Интересно, ему интересно смотреть на полусогнутых нас, жонглирующих клубнями картофеля? Клубни присланных им пряников остались не при делах, пользу приносили их руки. О, дело пошло быстро. Через два часа картошка была посажена, а Кристиан, наверное уснул от скуки, игнорируя кваканье жаб. Но мы с Веркой решили, что глупо так быстро отпускать мальчиков, и она позвонила некоторым нашим знакомым девушкам из училища, обделенных господом богом внешностью, с предложением воспользоваться бесплатной эрекцией. Кто бы отказался. Понабежало девчонок, нам же с Веркой и ребятами пришлось покинуть дом, предоставив его на пару часов для неожиданных услад.
  -Пойдемте к Сергею, приведем его дом в порядок, - предложила я.
  Никто опять не отказался. Я позвонила Зойке-спецу по уборкам гей-клубов, заманив ее обещанием, что там будут мальчики, и еще раз мальчики. Прибежала, как миленькая, захватив с собой пару страшненьких девиц, и Мамай с компанией пожаловал. Уборка проходила весело, одновременно со знакомством всех и вся. Мамай с Зоей остались ночевать у Сережки, чтобы ему не скучно и не страшно было. Тем более, что Зойке отпрашиваться не у кого, она жила в общежитии. Веркин с Аскольдом торжественный ужин с его мамой перенесся на другой день из-за занятости обоих. Удовлетворенные, да Кристиан удовлетворенные, удовлетвориться можно и работой, и усталые мы с Веркой вернулись домой к вечеру. У дверей нас поджидала какая-то полуголая женщина.
  -Добрый вечер, Анна, - обратилась она ко мне. - Я привезла вам членскую книжку общества "Голая правда".
  -Зачем мне членская книжка? - удивилась я. - У меня и члена-то нет и уже он не вырастет.
  -Как зачем? - в свою очередь удивилась дама. - Чтобы членские взносы платить.
  -Давай отсюда, тетя, - пригрозила ей Верка. - Со своей книжкой, пока мы собак на тебя не спустили.
  -Не имеете прав таких, - развыеживалась гостья. - Выгонять "голую правду".
   Возле нашего дома остановилась одна, вторая, третья, четвертая и пятая машина. Все авто были недешевыми.
  -Ну все, голая правда, беги пока тебя не замели. Мы охрану вызвали.
  Та пригнулась и припустила огородами вон. Но членскую книжку мне успела под ноги подбросить. Ладно, отдам ее соседу, фамилию подотрет, свою впишет и будет перед бабками гордиться своей общественной деятельностью.
  -Анна, - ко мне подошел импозантный мужчина, одетый с иголочки, с гладко-выбритым подбородком, владельцы остальных машин стояли возле них. -Помнится, на днях в гей-клубе вы приглашали познакомиться для создания семьи со свободными доярками.
  -Серьезно? Я такое сказала? - почесала я лоб.
  -Да, вы еще с шеста чуть не расшиблись.
  -Ой, ну надо было заранее позвонить, они наверное на вечерней дойке сейчас. Так сказать, выполняют свои основные обязанности. Но вы можете на ферму подъехать, они вас и молочком угостят, если хорошо себя вести будете.
   Я объяснила предводителю геев, как пробраться на ферму. Как только процессия из геев уехала, позвонила и предупредила незамужних доярок, чтобы они успели причипуриться, подмышками дезодарантом помазаться, сапоги от дерьма отмыть.
  Дома было чисто, молодцы девочки, после себя и мальчиков порядок оставили.Когда мы с Веркойнапились от пуза чаю, она меня огорошила:
  -Завтра госс-экзамен.
  -Как завтра? - заорала я, поскольку к нему совершенно не готовилась, Кристиан со своими выкрутасами выбил меня из наезженной колеи.
  -Говорила тебе несколько раз.
  -И что теперь делать, я опозорюсь.
  -Снимать штаны и бегать. Передо мной, чтобы помогла.
  -Попроще чего придумать не могла. Зачем тебе моя задница?
  -Хочу посмотреть, цела ли она еще после знакомства с Кристианом.
  -Да цела. Мы с основным входом только справились.
  -И еще завтра приедут несколько работодателей сотрудников себе искать. После сдачи госса, будут ожидать на собеседование в конференц-зале.
  -Ой, ты мне дашь шмоток пообтягивающее? - попросила я Верку.
  -Зачем, ты же считаешь, что добиваться успеха следует своим умом, а не телесными достижениями? - удивилась Вера моим попиранием собственных принципов.
  -Мне нужна хорошая работа, ведь на днях придется возвращаться домой с приемным сыном, а на муженька особой надежды нет, он как ветер - могуч, но и как всем известный книжный Плюшкин - жаднюч, предпочитает равноправие. А выделиться среды толпы однокурсниц завтра будет сложно.
  -Эх ты, - укорила меня Верка. - Ты всегда служила мне примером, а тут.
  -Тебе хорошо говорить, ты выходишь замуж и поедешь учиться в институт, сидя на шее у родителей. А мне как быть? Заполучу работу за счет ума и больших грудей. Ладно, я пойду почитаю немного, к экзаменам освежу знания.
  Человек предполагает, а Бог располагает.
  Тук-тук.
  Открываю дверь, и в нее влетает Елена. Моя учительница по танцам на пилоне и просто хорошая подруга. В одной ее руке зажато шампанское, в другой коньяк, под ногами сумка с торчащей головкой сыра, палкой сухой колбасы и ананасом.
  -Анютка! Как же мы давно не шалили.
  -Елена. И не будем. Мы повзрослели. Я вот замуж вышла. Муж против моих хобби.
  -Ты вышла замуж, и мне не сказала.
  -Мне самой не сказали. Муж ужасно скрытный.
  -Фотки хоть покажи.
  -Ой, у меня нет.
  -Так нарисуй, пока мы с Верой на стол накроем.
  Не умею я рисовать, получился какой-то ужасный тритон с жабрами.
  Не желая меня обидеть Елена сказала:
  -Ничего так, бывают и хуже.
  -Елена, экзамен завтра в училище. Поспать бы.
  -Анька, смотрю ты замуж вышла, возгордилась, все то у тебя дела, муж то сказал, муж так велел. Ты без его ведома хоть в туалет осмеливаешься заходить?
  -Нет, жду особого приглашения. Ленка -а. Как же я соскучилась.
  Крепко обняла ее, и откинула прочь все обязанности и условности. Что я экзамен не сдам? Всегда сдавала. И понеслось. Начали с шампанского, которого хватило на шестьдесят секунд, далее коньяк. Когда мы были где-то на четвертой рюмке, с крыльца затарабанили и закричали злобным голосом.
  -Анька, открывай.
  Мудрая Верка, как мудрая черепаха, выглянула в окно.
  -Там оборотень, пьяный по ходу.
  -Открывай, падла. Замуж вышла, стервозина. Кинула меня, без сисек оставила, даже не дала ни разу.
  -Что делать будем? Он окно разобьет, - испуганно сказала я.
  -Девочки, предоставьте клиента мне, - сказала храбрая Елена. -Он тебе не нужен?
  -Нет, - ответила я. - У меня муж, как картинка.
  -А я не откажусь, давненько секса не было. Иду, дорогой, - мягким шаловливым голосом произнесла Елена.
  -Ленка-пенка, если что идите на сеновал.
  И больше мы их не видели. На улице тепло, даже ночью, поэтому на сеновале не замерзнут, я с оборотнем в тот раз вполне тепло себя чувствовала, тем более, что Верка сходила и отнесла им одеяло. Но это еще был не последний наш гость. Последней оказалась надзирательница от Кристиана, приехавшая со своей раскладушкой, подушкой, одеялом и чемоданом.
  -Миссис Херли, - представилась она.
  -Ну и хер ли надо? - нагрубила ей пьяная вдребоданВерка.
  -Не хами, это ко мне, - оттиснула я ее в сторону. - Проходите, миссис. Я покажу вам нашу комнату.- Вот она. Вы не могли бы быть столь любезной и разбудить меня в полвосьмого утра на экзамен.
  Возле своего дивана, на полу я зацепилась обо что-то ногой и упала на ложе. Спокойной ночи, дорогие друзья. Здесь я хотела бы сказать несколько слов о пользе нормы. Надо знать свою норму. Это все.
   Утром меня разбудил запах чего-то ужасно ароматного и блинного. Как зомби с протянутыми руками и закрытыми глазами по запаху я пришла на кухню.
  -Доброе утро, миссис Грей. Как спалось?
  -Ась? - я попыталась вернуться от зомби к человеку, опустив руки и открыв глаза. Ох, и тяжело же мне это далось. И вот куда Кристюшина надзирательница за мной смотрела вчера, что я так нахлесталась. -Доброе. Чем так вкусно пахнет?
  -Блинчики с джемом, сырники, чай с лимоном, кофе со сливками, свежевыжатый сок.
  Вот это надзирательница. Да я лучше с ней жить буду вместо Кристиана. Всегда накормит, приласкает, наверное. Вот так женщины с такими невнимательными мужьями и становятся лесбиянками. Нет, стоп, надо держаться, незря же меня в "голую правду" звали, за мои стойкие убеждения. Nevergiveup. Никогда не сдаваться.
  -Мм. Как вкусно вы готовите, коллега. Я на днях заканчиваю поварское училище.
  -Спасибо. Вы кушайте, кушайте, тут и на ваших подруг хватит.
  Эта надзирательница вообще-то ко мне приехала, и остальных кормить не обязана. Весь завтрак для меня любимой. Я ускорилась, чтобы запихнуть в себя побольше. Но вкусный дух призвал на кухню моих зомбических подруг и Дэна.
  -Жрешь в одну харю, - возмутилась Верка.
  -Я пробую, вдруг невкусно. Вот эти блинчики не советую, остальное довольно неплохо.
  Блинчики невкусные, потому что мне больше всего понравились. Дэн усадил к себе на колени Елену и нарочно кормил ее блинчиками.
  -Какой же я был дурак, - нарочито громко стенал он, -Просиживал возле Аньки ночами, и не знал, что есть такие бесподобные девушки, как Елена.
  -Дурак дураком, - поддакнула я.
  Не такой уж и дурак, у меня груди-то волшебные, Елене до меня как до звезды.
  Он стрельнул в меня гневные молнии, и я быстро поправилась:
  -Но исправился же. Ум приходит с годами.
  Оставив разговоры, мы напали на кушанья. Все очень хвалили миссис Херли, желали здоровья ее мужу и деткам, всех благ, в общем, ей. Накормила, так накормила на убой.
  -Теперь на экзамен, - обозначила я окончание трапезы.- Хватит отьедаться, в дверь не пролезете.
  Позаимствованная мною у Верки черная юбка сильно облегала бедра, подчеркивая их крутизну. Голубоватая блузка мило выделяла прорезь меж грудей, ну и их показывала во всем блеске наготы. Волосы я распустила. Какая-то куртизанка вышла, аж тошно. Хотела снять это безобразие, но мы уже опаздывали. В училище на меня оглядывались, не привыкли к моему гламурному виду, я ж хамоватая простоватая, дальше вы знаете кто. Экзамен прошел великолепно на отлично, мы обсудили с Сергеем Константиновичем погодные явления, при этом он не отрывался от созерцания моих грудей. Работодатели также порадовали меня приглашением к себе поработать. Всех я сегодня поразила своимумом. И тут мне попалась Елена Петровна. Конечно, я не сдержалась и высказала ей свои соображения о моральном облике учителя. Но оказалось, что никакая ЕП и другие учителя не трансвеститы на самом деле, это жестокий и наглый директор заставлял их выступать в своем клубе. Проклятый Карабас-Барабас. Просто необходимо проучить его. Но как? Пригласить их в свой гей-клуб? Фу, не то. Уволить директора? О, то, что надо, но как это сделать? Очень просто, угодить моему Кристюше. Хорошенько поработать в гробу телом ради чести дорогих учителей. Сообщу ему при случае о своем очередном пожелании.
  -Аня, -окрикнула меня Зойка. - Я вчера забыла совсем, тебе бабушка денежку передала.
  -Ой, спасибо.
  Очень кстати, необходимо приобрести для выпускного вечера, который состоится через два дня платьюшко. А сегодня у меня день рождения, о котором я скромно умолчала, а Верка, увлеченная своим счастьем, позабыла, остальные не особо и помнили, поскольку я не люблю распространяться о себе.Конечно, звонила бабушка, пожелала хранить верность какому-то мифическому возлюбленному, о котором я слышала вот уже как лет наверное с двух, с тех пор, как начала более-менее нормально разговаривать и соображать. Важная дата 27 мая, восемнадцать лет, вступаю в совершеннолетие, пиво и вино, сигареты смогу покупать сама.Остаток дня и вечер проведу скромно, посмотрю какой-нибудь сериал.Идя домой, обратила внимание, что на каждом столбе в селе висело яркое завлекательное объявление "Мюзикл Красавица и Чудовище", только сегодня, и только бесплатно на фермерском поле. Это чья-то злая шутка? Мне Верка рассказывала, что на этот мюзикл самые дешевые билеты в Москве стоят дороже двух тысяч, а тут бесплатно, да еще и в каком-то занюханном селе. С чего бы этим звездам ехать в нашу периферию, да еще и бесплатно. Еще и на поле фермерском одни коровьи лепешки. Ох, ужасно скрутило живот, что аж в глазах почернело. Он болел у меня уже несколько дней, но сегодня просто ужас. Может уже? Я свернула с дороги в кустики, спустила трусы, уставившись на них. Точно, бурые пятна, покрывавшие трусы, свидетельствовали о наступлении очередного менструального цикла. Как нарочно прокладок нет, придется тащиться в магазин, хотя я недавно его прошла. Данное намерение отсрочил телефонный звонок:
  -Анна, привет. Твой Кристюша. Как тебе миссис Херли?
  -Привет. Хорошо, я забираю ее в вечное пользование.
  -Когда ты переедешь ко мне, она будет жить с нами, наряду с дворецким.
  -Вот дворецкого можно заменить.
  -Да, наверное, скоро придется. У него сегодня был почти сердечный приступ. Я заставил его ловить лягушек, он скакал два часа как оголтелый, никого не поймал, но чуть не загнулся.
  -Помоложе нужен дворецкий, а не такой пенсион.
  -Знаешь, он хорошо справлялся, пока не появились по чьей-то глупости квакуши. По твоей просьбе: завтра маму твоего друга отпустят домой, Сашу оформляем на нас с тобой. Через несколько дней его можно будет забрать. И я к тебе сегодня приеду, будешь расплачиваться, как обещала.
  -Да приезжай. Только прокладок пачку купи.
  -Кран подтекает?
  -Как всегда раз в месяц.
  -Плохо.
  -Наоборот очень хорошо. Прокладки продаются в промтоварах, возьми побольше капель.
  -К 17.30 будь при полном параде. Я прилечу на вертолете.
  -Ладно. Поки.
  -Поки-пуки.
  Опять телевизор не дадут посмотреть. До шести вечера не так-то много времени. Обязательно ополоснуться, погладиться и выспаться. Голова что-то после вчерашнего побаливала.
   Дома миссис Херли была послана мною в ссылку отливать растения в теплице, поскольку утром было не до них. После душа я хотела было пойти в свою комнату, как услышала на кухне перезвон бутылок. Разгневанной Анной ворвалась на кухню, застав на ней почти с десяток человек с бутылями.
  -Анька! Отмечаем сдачу последних экзаменов, - вскричала Верка, обнимая Аскольда.
  -На выпускном отметим, - недовольно сказала я.
  Под прицелом множества глаз собрала все бутылки для отмечания и сложила в помойное ведро.
  -Хватить бухать, алкаши.
  -Десятеро одну не слушают, - заявил оборотень. - Ребята, берем пакет, и айда на поле. А эта пусть одна сидит, трезвенница-язвенница. После тусовки все идем на "Красавицу и чудовище".
  -Ну и посижу.
  -Замуж вышла, можно хамить значит? - обгавкала меня Зойка. - Даже проставиться не соизволила.
  -Смотри, бабуле моей не брякни, что я мужем обзавелась, - пригрозила я ей.
   Когда гомон в доме стих вместе с умотавшими студентами, я вздохнула спокойно. Не торопясь, подготовилась к предстоящему свиданию с мужем, от которого не ждала ничего приятного. Только очередной аттракцион ужасов.В шестом часу прилетел обещанный муж на вертолете. На этот раз постучался в дверь, в окно не полез.
  -Аня, какая ты красавица, - с порога заявил он, прохаживаясь сверху вниз по моей фигурке.
  -Кристиан, какой ты моральный уродец, прямо-таки чудовище, - охладила я его пыл.- Под твоей внешней притягательностью скрываются определения, высказанные мною ранее.
  -Но ты же полюбила меня все равно.
  Я еще думаю, пятьдесят на пятьдесят, терпеть твои причуды или жить спокойно.
  -Привез прокладки?
  -Если я обещаю, то всегда выполняю, держи, - Кристиан достал из пакета пачку и, держа двумя пальчиками, передал мне.
  Что-то странная пачка, таких раньше не видела, вероятно какую-то самую дорогую купил. Приятно. Что, что это? Прокладки СэнниЛэди, для пожилых женщин, страдающих недержанием.
  -Ты специально это купил? - дрожа от злости, спросила мужа.
  -В аптеке посоветовали. Там какой-то новенький паренек работает, только недавно устроился.
  -Но ты-то старенький, мог бы объяснить ему нормально, что тебе нужно.
  -Откуда мне знать, ты же сказала просто прокладки, я вообще резиновые ожидал увидеть для крана.
  -Иди и купи мне Алвейз десять капель, пачка синего цвета. Иди и без прокладок не возвращайся. Магазин здесь близко.
  Несмотря на сказанное мною про близость, Кристиан полетел на вертолете. Пока взлетишь, пока место для приземления найдешь, пока приземлишься, пешком быстрее дойдешь. Но мужики они такие, некоторые даже мусор на помойку на машине отвозят, хотя помойка перед носом. Возбужденно-радостный Кристиан через короткое время вбежал в комнату с криком:
  -Смотри, тут пачка, а к ней металлический чехол для прокладок прилагается. По акции. Радуйся, какой я везучий.
  -Что теперь прокладки, как телефоны в чехлах носить надо? Заманчиво. Отвернись.
  -Я буду смотреть, как ты с ними кран затыкать будешь.
  -Извращенец, Тинто Брасса насмотрелся?
  -Я сам себе Тинто Брасс.
  Немного стесняясь, прицепила прокладку к трусам.
  -Ты, ты зачем так сделала?
  -Кристиан, ты меня удивляешь все больше и больше. Так все девочки делают, чтобы остановить кровотечение.
  -Анна! Ты больна, я отвезу тебя срочно к врачу.
  -Да здорова я, как никогда.
  -Но из тебя же кровь вытекает.
  После дальнейших выяснений оказалось, что Кристиан не в курсе женских недомоганий. Непродвинутый бывший девственник. Особенно он расстроился, когда узнал, что в эти дни заниматься любовью не рекомендуется.
  -Снова меня обманула, когда надо кровь у тебя не течет, а когда не надо - струится.
  -Никакого обмана, это природное явление.
  -Ладно, раз ты разобралась сосвоей затычкой, то поехали смотреть представление про красавицу и чудовище.
  -Давай лучше телек посмотрим, а?
  -Я старался, организовывал, денег отвалил, чтобы они приехали, а ты телек!
  -Так это твоя затея.
  -Да, это практически наша с тобой история. Посмотришь, может, проникнешься.
  -Поехали.
  -Полетели, ты за штурвалом.
  -Я не умею.
  -Научишься, смотрела "Команду" с Арнольдом Шварцнеггером, такой старый фильм? Там девка-негритоска села в самолет, потыкала и все пучком, взлетела и села, правда, орала эпизодически, и чуть в гору не врезалась.
  -Не согласная я.
  -Кто б тебя еще спрашивал.
   Наконец-то я дошла до того уровня доверия, что достойна полета на вертолете. Верка-то давно над останкинской башней удовольствие получала. От управления птицей с моторчиком мне удалось отбрехаться тем, что во время менструации у женщин мозги притупляются напрочь. Летели мы ровно три минуты. Мать честная, на поле толпы народу, видать со всех соседних деревень понабежали на бесплатный мюзикл позырить. После мягкой посадки Кристиан усадил меня на мягкую, точно резиновую лавочку, которая неожиданно начала раздуваться, при этом поднимаясь в воздух. К тому моменту, как мы вознеслись ввысь, резиновая лавочка превратилась в надувной огромный красный матрас с бортиками для безопасности, чтобы не вывалиться по пьяни и не сломать себе шею. Кроме всего прочего, матрас обладал функцией батута.
  -Ну вот. Мы на особом положении, - сказал Кристиан, подпрыгивая вверх на батуте. - Будем смотреть представление с высоты птичьего полета подальше от толпы. Можно спокойно почебурахтаться.
  -Я не могу, уже объясняла причину, - подпрыгнула я вверх, вслед за ним.
  -Но я-то могу.
  Любвеобильный Кристиан схватил мою руку, как только я опустилась на матрас-батут, ловко засунул к себе в штаны.
  -Погладь яички.
  Ни одного волоска, полная гладкость.
  -Сам бреешь, так же как и ноги?
  -Да прямо, буду я в волосах и яйцах ковыряться, хожу к одной женщине в свой собственный салон, она полную эпиляцию проводит, заодно приглаживает случайными касаниями.
  -Только попробуй еще раз к ней сходи.
  -Не пойду, если покажешь мне сертификат, что ты прошла курсы интимных стрижек, куда я тебя на днях отправлю.
  А что, и пойду на курсы, лишняя профессия мне не помешает, тем более, что олигархи, оказывается, этим серъезно увлекаются.
  -Жду с нетерпением начала и окончания занятий. Потом открою мастерскую на дому.
  -Нет уж, дорогуша, обслуживать ты будешь только меня. А вздумаешь промышлять без моего ведома, я на тебя эпидемстанцию с пожарниками натравлю, лавочку быстро прикроют.
  Настращал девку мудями. Вообще, с чего бы это я его должна приголубливать, ведь день рождения сегодня у меня случился.
  -Кристиан, у меня день рожденья.
  -Я в курсе, иначе как ты думаешь, с чего я расстарался.
  -Вот ты меня и ублажай, как скажу.
  -Хм, думаешь?
  -Уверена. Сначала поздравления.
  -Поздравления, так поздравления.
  Вдруг Кристиан поднялся во весь рост, качаясь в воздухе на надувном матрасе. Чтобы он случайно не свалился, я вцепилась крепко в его ногу. Благоверный же заорал благими словами:
  -Дорогая Анна. Поздравляю тебя с совершеннолетием. Этот праздник организован в твою честь. Эй вы там, внизу, похлопайте, а то мюзикл не начнется. Этот спекталь в честь моей жены.
  Естественно похлопали.
  -Меня никогда столько людей не поздравляло. Кристиан, ты маг высшей категории. Как же я тебя люблю.
  Дернув за ногу, сбила дорогого с ног, раскрыла для него свои объятия. На некоторое время мы погрузились в щенячьи нежности, отрешившись от земной суеты, покачиваясь на матрасе в воздухе. Потом Кристиан опомнился, положил передо мной такую огромную и такую пустую сумку, чтобы начать выкладывать из нее подарки, предназначенные мне любимой.
  -Сертификат на восстановление зуба. Сертификат на лечение качающейся головы.
  Карточка с деньгами для минимального набора одежды, чтобы как бы не совсем нищета, но и чтобы особо от других не выделялась. А то вырядишь, еще захрюшуешь, гулять начнешь. Чего ты от присланных мужиков отказалась?
  -Не отказывалась я. Мы их поимели по полной программе. Они, говорят, еле пипки унесли на карачках. Хорошенечко мы их погоняли по разным поводам.
  -Но ты-то с ними не стала заниматься тем, для чего я их прислал.
  -Это чтобы тебя обломать. Если мне надо будет, я себе сама приведу.
  -Не вздумай, а также имей в виду, что это была одноразовая акция.
  -Давай посмотрим мюзикл, музыка заиграла.
  -Смотри, его переиначили по моей просьбе полностью.
  Мне не приходилось смотреть оригинал, но как потом мне рассказала Верка, мюзикл переиграли полностью. Главных героев звали Анна и Кристиан, что совершенно неудивительно.Чудовищем-олигархщицей оказалась почему-то я.Меня проклял обманутый мною же вкладчик, обладающий черной магией. Кроме чудесного превращения, этот вкладчик также примеревался ко мне в сожители, поскольку, как он говорил, кто еще с чудищем уродливым свяжется, а он за большие деньги готов меня потерпеть. Кристиан почему-то учился на повара и подрабатывал дояркой на ферме. К нему клеился, отсвечивающий голубизной на приличное расстояние, упорный оборотень. Кристиан же упорно от него скрывался, пользуясь плащом-невидимкой, который достался ему от одной раззевавшейся феи. Герой с героиней долго куролесили поодиночке, пока однажды я-чудовище не приехало в училище присмотреть себе поваренка для работ на кухне. В темном коридоре кто-то боролся из последних сил. Глухо зарычав, я бросилась на помощь. Бедного Кристиана практически уже изнасиловал оборотень, но мне удалось выбросить негодяя в окно. Застыдившись своего ужасного вида, я прикрылась плащом-невидимкой, не зная тогда, что он невидимка. Спасенный Кристиан, захотел поблагодарить меня спасительницу. Под плащом он не видел меня, а лишь слышал интересный мягкий женский голос. Хорошо, что этот маг мне хоть голос приятный оставил. И вот Кристиан в знак благодарности целует меня, нащупав в невидимке рыло. Плащ спадает, обнажая мой чудовищный внешний вид, при этом Кристиан визжит, как будто рыло у него, а не у меня. Лишившись чувств, спасенный пытается упасть замертво на пол, однако я подхватываю его и начинаю быстро срывать с него одежду. Когда мне это удается, я пытаюсь поднять его обесточенное чресло своим рылом.
  -Кристиан, ты изобразил меня чудовищем! - ору я на надувном матрасе и кулаками бью по наглой ржущей морде мужа, одним глазом продолжая смотреть спектакль.
   У него долго не поднимается, отчего чудище горько рыдает, гневно рвет волосы на животе, голове.Наконец, природа берет свое, или кто-то просто сжалился над жалким чудищем, конец поднимается во всю мощь. Не ожидавшее такого счастья чудище торопится овладеть концом. Как только тела чудища и поваренка сливаются, чудище мгновенно превращается в Анну Петрушкину, Кристиан очухивается и обнимает новообретенную любовь. Конец. Все поют.
  -Что это было? - недовольно спрашиваю я. - Ты выставил меня чудовищем, накинувшемся на бедного мальчика, которому только что чуть не испортили задний проход. Спасла и сама же и воспользовалась его услугами.
  -В этом вся ты.
  -Когда я пыталась взять тебя силой?
  -Твоих хитросплетений мозга хватало только на затаскивание меня под диван, да на молчаливое поклонение моему божественному идолу. В мюзикле мы немного приукрасили способности твоих мелких извилин с множеством бесполезных ответвлений.
  -Эй, да ты напился, пока я смотрела мюзикл.
  -Славненько, вот и доставишь меня в замок на вертолете.То есть, в свой дом, хоть посплю одну ночь нормально. А теперь опускаемся, держиись.
  Острой булавкой Кристиан проткнул надувной матрас.
  -Ааа.- вопила я от страха, запихивая подарочные карточки в лифчик, чтобы они не потерялись в происходящей турбулентности. Вот лифчик-то и пригодился по важному делу. А не было бы его, куда бы все девать?
  Моя рука цепко держала руку Кристиана. Пикировать, так пикировать вдвоем. Наше падение сопровождалось великолепным салютом в мою честь. Слова Анна - любимая затмевали красотой и величием блеклые звездочки. Приземлились мы на чьи-то головы - не очень мягкая посадка. Изумленный народ рассматривал длительный салют, а я сказала с высокой ноткой обиды Кристиану:
  -Меня друзья обвинили, что я замуж вышла и даже не проставилась.
  -Сейчас все будет, подожди, салют только отстреляет.
   И действительно, минут через десять, когда радужный салют прекратился, высоко в небе раздался звук моторов. Далее прозвучало объявление: "Внимание, шампанское - косая раздача". С неба на поле полился косой дождь из шампанского. Гости, посетившее представление, раскрыли клювики, как птенчики, ожидающие, когда мамочка с папочкой принесут им червячков. Брют, определила я посредством капли, попавшей через нос, поскольку рот не открывала. Почему-то на меня с утра напала решимость отказаться от спиртных напитков полностью, и я ей продолжала неукоснительно следовать. Муж также не пил, куда ему шампанское после виски. Когда шампанское закончилось, последовал следующий клич: "Вино белое" подается ситечковым методом." Полился уже редкий капельный дождичек. "Вино наверное дорогое", - подумала я. - "Вот и цедят в час по чайной ложке." После белого полилось красное вино. "Ох, одежда у всех испортится", - подумала я. - "Не отстирается".
  -Кристиан, по-моему, пора притормозить подачу горючего нам на головы, - сказала я. - Многие уже качаются, а кто-то и плавает в лужах из вина. Еще утопнут по пьяни.
  -Остался еще коньяк и все.
  -Тогда точно все, люд на поле и заночует. Видишь, какие тут лужи образовались. Смотри, не пей, козленочком станешь.
  -Да тут уже одни свиньи в грязных лужах купаются.
  -Ой, коньяк полился. Крепкий. Кожа как щиплет.
  Крики одобрения разнеслись по полю. Хлеставшийся коньяк пришелся гостям по желудку.
  -ЗдоровьяКристиану и его чудищу! - послышались добрые пожелания.
  Наконец, коньяк прекратил хлестать, но вокруг было много луж, поэтому гулянка продолжалась.
  -Все конечно хорошо, муженек, но они тут ночевать останутся.
  -Я думал над этим, хотел организовать доставку по домам, но сейчас же тепло, поэтому вопрос не актуален. Поспят на травке.
  -Так она мокрая!
  -Ладно, тогда пойдем по плану Z.
  По всему полю на головы посыпались надувные матрасы, уже накаченные.
  -Одобряю,- сказала я. - На них можно и по лужам плавать, и на травке спать. Но не слишком ли гуманно, ведь даже в "Титанике" в холодном океане люди на досочках плавали.
  -Я же не могу допустить, чтобы односельчанам моей любимой женушки было неудобно. Все для вас, леди. А теперь доставьте вы меня к себе домой. Надоело ночами мучатьсябессоницей из-за кваканья болтливых зеленушек.
  -Анна, добрый вечер, - окликнули меня.
  Это были теперь уже бывшие геи под руки с доярками.
  -Добрый, добрый. Вы уже по парочкам разобрались?
  -Да, чего теряться-то, мы и жениться скоро будем, завтра всей толпой едем в ЗАГС заявления подавать, пока на наших доярочек еще кто-то не загляделся.
  -Одобряю.
  -Вам спасибо за трезвую мысль.
  Жалко только, что среди доярок нет Маруськи, которая стала женщиной в кабине дальнобойщика. Он свое дело сделал и тю-тю, поехал дальше.
  -Девушки, а почему Марусю никто не подобрал? - спросила я доярок.
  -Так к ней же дальнобойщик вернулся. С женой разводится, ведь он ее застал с любовником.
  Вон оно что. Тоже неплохо. Дальнобойщики много зарабатывают, при этом дома не бывают. Красота, готовить и обстирывать не надо.
  -Друзья, - учтиво вмешался в наш разговор Кристиан.- Извините, но я забираю у вас Анну. Она мне самому очень нужна.
  -Неет! - орала я, когда Кристиан запихивал меня в вертолет, затем сам сел подальше от места, с которого осуществлялось управление.
  -Взлетаем! - потребовал он.
  -Как?
  -Через как.
  Но почему, почему я не выпила, хотя бы стакан шампанского, было бы не так страшно.
  -Давай, лети. У меня нож, - Кристиан прятал что-то за спиной.
  Зарежет, ой зарежет, придурок запьяневший. Я ему завтра покажу, поедет у меня кодироваться сразу на три года.
  -Взлетай, нож уже чешется.
  У меня руки чешутся, какая-то всеобщая чесотка обрисовалась. Непрерывно почесываясь, нажала куда-то. Двигатель завелся. Дальнейшая чесотка помогла взлететь.
  -Смотри, в горы не врежься!
  -У нас их нет. Если только после впитания шампанского, вина и коньяка, они не выросли.
  -Смотри на дорогу, не болтай.
  -Куда тут смотреть-то, одна синева и облако.
  Поэтому смотрела я на знакомые снизу дома.
  -Приземляйся!
  -Куда?
  -Найди место поровнее.
  Рядом с нашим училищем есть поле, где мы занимаемся в хорошую погоду физкультурой. Считаю, что это подходящее и ровное место для посадки, кроме того, домой оттуда идти близехонько. Вроде не пила, но видимо, винные пары на меня подействовали. Я промахнулась, понимаете, здорово промахнулась, совершив такое преступление, что нет мне оправдания. Наш вертолет, сильно плюхнувшись, упал на крышу моего училища. В нем как будто бы что-то надломилось.
  -Уходим! - возопил Кристин и, схватив меня за шкирку, выскочил из вертолета.
  Пьяный, пьяный, но соображает, что тикатьнадо.
  -Туда, - указала я на пожарную лестницу сбоку.
  Пока мы спускались по ней, внутри вертолета что-то трещало и лопалось. Как жалко, а ? Такое оборудование испортила зазря. Но во всем виноват Кристиан, за каким он усадил меня управлять? Из нутра вертолета вырвались языки пламени, сначала небольшие, затем огромные, казалось, что они лижут теменеющее небо, как шоколадное мороженое на палочке.
  -Бежим, - Кристиан подхватил меня за руку.
  Едва мы успели отбежать на несколько метров, как бедный вертолетик взорвался, а с ним вместе, о боже, наше многострадальное училище разлетелось, как карточный домик. До нас долетело несколько обломков. Вот кто так строит? Три поросенка и то наверное получше построили свой последний каменный домик. Что же теперь будет, а? Хорошенькое получилось день рожденьице, запомнится на всю жизнь. А как же мой выпускной, ведь он должен будет состояться через три дня в этом самом здании, от которого осталось пепелище. Меня уроют выпускники.
  -Кристиан. Что же теперь будет, а? Где нам праздновать выпускной?
  -Так, пожарную я вызвал, вон слышишь, сирена гудит, едут уже. Важно, чтобы дома ближайшие не пострадали. Пошли домой спать. Утро вечера мудренее. Построю я тебе новое училище.
  -Кристюш, но ты же не джин, за три дня такое здание не построишь. Чудес-то не бывает.
  -Эх, Анька, ты не знаешь, какие чудеса могут совершить пятьдесят узбеков, тридцать таджиков и двадцать армян.
  Чумазые, полурваные пришли мы домой, дождавшись пока потушат пожар, где нас встретила лишь миссис Херли. Верка не спешила возвращаться с винного поля битвы, может там и останется спать на матрасе со своим Аскольдом. Миссис Херли всплеснула руками, рассмотрев наши одеждные повреждения. Но Кристиан отправил ее ставить чайник. Мы с ним с долей романтики искупались в ванной, он созрел до того, что поменял мне прокладку. Миссис Херли быстренько сварганила нам сырничков с чаем. Успокоив свои животы впихнутой в них едой и чаем, мы с любимым отправились спать ко мне на диван, а миссис Херли с раскладушкой выставили в коридор.
  -Почему миссис Херли внятно говорит по-русски? - спросила я. - Она ж явно иностранка.
  -Потому что она учительница русского языка.
  -Это она научила тебя русскому?
  -Она помогала мне его не забыть.
  -А откуда тогда ты его знал раньше?
  -Из моего темного прошлого, про что тебе знать еще рано.
  -По-моему уже поздно, раз поженились.
  -Всему свое время, узнаешь. Спи давай.
  Уснешь тут. Какие-то тайны кругом. Но все-таки отрубилась, измученная и испуганная произошедшим. Чесотка хоть прекратилась, она наверное была вызвана страхом.
   Телефонный звонок разорвал мою спячку. В трубку пробурчали, что меня на улице ждет что-то очень радостное. Накинув сверху халат, поспешила покинуть дом. За мной следом бежал Кристиан в нижнем белье. Любопытство помешало ему натянуть хотя бы штаны. На полу крыльца что-то валялось, мешаясь проходу. Я нагнулась и подобрала ключи с брелком, на котором изображался значок "тойоты". Распахнув дверь, понеслась на дорогу, где меня ожидала новенькая белая машинка "тойота лэндкрузер", ослепляющая белизной и формами. Неужели Кристианвсе-таки купил ее для меня? Ох, мой догадливый не в меру муженечек, как же ты меня порадовал, даже не представляешь как. Теперь я могу ездить, когда захочу и куда захочу, не нужно стоять на остановке, подвергаясь сплетням и опасным наездам озабоченных мужиков, требующих немедленного удовлетворения.
  -Кристиан, ты самый лучший муж на свете, - обратилась я к нему, смотрящему на меня почему-то с перекошенным лицом.
  -Если я самый лучший муж на свете, тогда кто купил тебе эту машину?
  -Ты.
  -Не я.
  -Тогда кто же?
  -Я так понимаю, один из твоих многочисленных поклонников.
  -Максимум на что способны мои поклонники, так это на дешевенький браслет, - потрясла я рукой перед Кристианом.
   Отключив сигнализацию, поспешила проникнуть в авто, чтобы насладиться им в полной мере. На водительском сиденье меня ожидала записка и пачка денег, перетянутая резинкой. Усевшись на место, погрузилась в чтение, с соседнего кресла вместе со мной читал записку ревнивый с утреманчика муж. Вот что мы синхронно прочли:
  "Анна, дочка, поздравляю тебя с совершеннолетием. Желаю, чтобы ты оставалась всегда такой же красивой, веселой и умной. Остерегайся иностранцев, особенно Кристиана Грея, и найди себе крепкого, пышущего здоровьем, русского народного парня. Не повторяй пути своей мамочки." Твой папа.
  P.S. Извини, что не поздравил вовремя, не успел, машину только вчера пригнали в салон. Деньги тебе на бензин.
  -Папа! - воскликнула я. - Папа-космонавт прислал мне автомобиль.
  Кристиан облегченно вздохнул из-за отсутствия у меня конкурентных олигархов-поклонников, выяснилось, что авто мне предоставил папаня.
  -Папочка, покажись! Какой бы ты ни был, покажись. Не бойся, я тебя любого уважать буду.
  Он где-то рядом, я чувствую, ведь кто-то же подкинул ключи, звонил мне. Почему бы ему не показаться. Но он не вышел из тени, может стыдится того, что не появлялся в моей жизни раньше.
  -Папа, выходи, плевать, что ты объявился только сегодня. Лучше поздно, чем никогда.
  Никто не вышел ко мне, чтобы поздравить лично от всей души свою дочурку. Зато проезжавший мимо Васька-тракторист остановился, чтобы поглазеть на мою гордость.
  -Нравится? - спросил он меня.
  -Иди посиди в ней, сам поймешь, нравится или нет.
  -Я твое мнение хочу услышать.
  -Я без ума от нее.
  Довольный моим веселым настроением Васька поехал дальше.
  -Прокатимся? - спросила мужа.
  -Ага, только один момент.
  Кристиан пересел на заднее сиденье, повторяя за мной.
  -Теперь поехали.
  Покатавшись в течение получаса по разным дорогам, проверили машину на прочность к российским колдобинам. Ничего так, выдержала, не раздолбалась пока еще. Жалко, что никто из знакомых не попался, но мы это исправим, в течение последующих оставшихся до выпускного дней. Когда мы вернулись, миссис Херли уже напекла пирожков, приготовила дымящийся омлет. На столе нас ждали чашки со свежезаваренным чайком, как всегда все аппетитно, что аж живот свело от желания немедленно проглотить эту вкуснятину. После утренней идиллии совместного завтрака Кристиан откланялся, сообщив, что у него много запланированных и незапланированных дел, в том числе постройка нового училища. Я успела накапать ему про директора, управлявшего бедными преподавателями, точно безвольными марионетками, и теперь ожидаю от мужа действий, направленных на устранение данного несоответствия.Кроме того, попросила выправить мне права, хватит уже по подложным Веркиным ездить. Так и не дождавшись Верунью, чтобы похвастаться перед ней новым автомобилем, собралась восвояси и поехала пользоваться подаренными мужем карточками. Во-первых, конечно же посетила зубную клинику и заткнула лишнюю дыру во рту белоснежным зубом, заодно и остальные поотбеливала, чтобы они не отличались серостью от того. Потом съездила в другую клинику, чтобы подлечить головушку. Там сказали, что случай тяжелый, но не безнадежный, сразу направили на обследование. Наконец, в завершение дня, перекусив в Макдаке, отправилась выбирать себе платье на выпускной, замужней женщине не престало занимать вещи у подруг. Долго ходить я не люблю, поэтому первое платье, севшее как влитое по фигуре, было мною куплено. Платье красного цвета, выше уровня колена дополнила покупкой темных туфель на высоком каблуке. Ну вот, план дня выполнен. Теперь с чистой совестью домой, пить чай со свеженькими плюшками, которые только что отложила в корзинку с покупками в супермаркете.А что это у нас в рыбном отделе? Не порадовать ли мне муженька вкусной и здоровой пищей? В прошлый раз мое стремление, правда, плохо закончилось: размножением лягушек, закоптением потолкав замке. Но тут уж я ничего не испорчу, на своей-то территории себе же вредить не стану. Еще соображение есть. За стеклянной витриной обратила внимание на рыб-собак, ужасно дорогих, как гласила табличка выловленных аж в Японском море. Из них, как выходило из приписки, готовится фирменное блюдо японской кухни фугу. То, что надо, отличный деликатес для Кристиана, дороговато, правда, за каких-то собак, их можно и бесплатно на улице подобрать. Но нет, опять сбегут, как лягушки, и будут у нас дома плодиться. Нечего жадничать, беру рыбу. Перед тем, как вернуться домой, заехала посмотреть, что твориться на месте бывшего училища. Увиденное удивило меня, поскольку на месте обломков стоял новый фундамент, а иностранные работники уверили, что в ночь начнется кладка стен. Такими темпами, глядишь, и выпускной в новеньком строении отпразднуем. В родных стенах миссис Херли занималась уборкой дома, избавив меня от данной заботы, и хоть она уже и приготовила мясное рагу на ужин, я поджарила купленную рыбку, чтобы порадовать муженька. А вот и появилась провинившаяся вчера Верка. Она запоздало поздравляла меня с днем рождения.
  -Аня, с прошедшим. Всех благ, всех благ тебе.
  -Лучше поздно, чем никогда, Верка. Спасибо.
  -Я тебе серьги купила Пандора, к твоему браслету.
  -То, что надо, а то я платье купила, на украшения денег пожалела.
  -Вчерашнее шоу выше всех похвал, а выпивка. Поле до сих пор затоплено смесью вина и коньяка, его спешат посетить все новые и новые паломники.
  -Ты где вчера ночевала? Так тебя и не дождались.
  -На поле, мы его осушить пытались своими ртами. Все не влезло. Какой же Кристиан молодец, как тебя любит, праздник какой невероятный устроил.
  -Мне еще машину подарили.
  -Тоже он?
  -Нет, папа нашелся.
  -И кто он?
  -Человек скрытный какой-то. Машину просто пригнал, записку с деньгами оставил и испарился.
  -Может, так лучше. А то мой жизни постоянно учит. Нет, чтобы мне машину купил бы и тоже испарился.
  -Бери плюшки, свеженькие, к чаю.
  -Завтра мои родители приедут знакомиться с Аскольдовой мамой, - доверительно сообщила Вера. - Но мы с ним уже заявление подали.
  -Вдруг Гришка им не понравится?
  -Думаю, что мама меня поймет чисто по-женски, когда я шепну ей про размер. Она скажет: "Пусть хоть дочери повезет с гольфомXXL."
  -Что ж, Вера, поздравляю с грядущими изменениями.
  -Ох, Анька, скоро мы с тобой разойдемся по жизни. Я уеду поступать в пищевой институт с Гришкой. А ты чем займешься?
  -Вернусь домой с усыновленным Сашкой, наверное, стану работать и его растить, если Кристиан чего-нибудь не отмочит.
  -А он тебя к себе же звал.
  -Звать-то звал, но в связи с заселением замка жабами, он теперь не уверен в том, что мы сможем с ними спокойно сосуществовать.
   Упоминание о Кристиане вызвало его немедленное появление на нашей кухне. Он занялся моими плюшками, в смысле стал есть, купленные мною булки, ничего такоего, вы не подумайте, и тоже размышлять о будущем.
  -Ну что, Анна, отправлю тебя в МГУ.
  -Что? - возмутилась я. - Никаких МУ в моем светлом будущем не будет, оставим ферму с коровами в прошлом.
  -В институт, говорю, учиться отправлю в Москву, - разъяснил Кристиан.
  -Ага, пока я там учиться буду, ты без присмотра от рук отобьешься.
  -Я пока что к твоим рукам не прибивался, деловуша. Это ты у меня в подмастерьях.
  -Никуда я не поеду, у меня бабушка старенькая.
  -А мне не нужна тупенькая жена. С тобой и поговорить не о чем.
  -Меньше слов, побольше действий.
  -Ишь ты, грамотная какая нашлась. Пошли в спальню, подействуем.
  Кристиан потащил меня из кухни.
  -Нельзя, еще не время.
  Нащупав в трусах прокладку, Кристиан недовольно спросил:
  -И долго эта река будет выходить из берегов?
  -На седьмой день уровень воды нормализуется.
  -У... За это время можно семь баб поменять.
  -Ты хотел сказать семь баб помрут от разрыва сердца возле твоего гроба?
  -Не напоминай о моей проблеме.
  -Должен ценить меня, если бы не я, так бы и остался девственником.Мне молоко надо давать за вредность.
  Тут Кристиан замолчал, потому что крыть, действительно, стало нечем. У меня нет особых требований, всегда себе мужика найду. Ему не удавалось найти живучую девушку до двадцати семи лет.
  -Ой, - вдруг опомнилась я. - Я же рыбку на ужин вкусненькую пожарила, пойдем покушаем.
  -Только и остается, что кушать, - передразнил меня Кристиан. - Ну пойдем, набьем себе брюха.
  -Ребята, мы решили сразу после выпускного устроить у нас пенную вечеринку, - обрадовала нас Верка, как только мы вернулись. - Вход в купальниках и плавках. Пену мы купили. Ванную ребята на улицу вытащат.
  -Она ж чугунная, замучаешься переть, - возразила я, раскладывая рыбу по тарелкам, которые передала мужу и Верке, про себя, естественно, тоже не забыла.
  -Наши мальчики тоже не деревянные, - сказала Верка, жуя рыбу. - Им ее вынести ничего не стоит. Мм.. Вкусно. Что за рыба?
  -Кроме сорванных спин. Идиотизм, - сказала я. - Никакой купальник я одевать не буду.
  -По-моему отличная вечеринка намечается, - вопреки мне обрадовался Кристиан. - Обязательно посещу ее, плавки одену. Тебе, дорогуша, купальник лично куплю.
   Кошмар, будет там своими причиндалами трясти перед кучей однокурсниц. Тяжелая для меня предстоит вечеринка. Надо мухобойкой обзавестить, чтобы мужа одергивать, да и девок тоже от него прогонять.
  -Так что за рыба? - спросила вновь Верка.
  -Да какая-то собачья рыба, ужасно дорогая из Японского моря.
  -Что? - закричал Кристиан, доедавший последний ее кусок, и выплюнувший его на пол, когда услышал мои слова.
  -Не верите? Вот, смотрите этикетку.
  Нервный почему-то муж выдрал у меня из рук пустой пакет от рыбы, который я сохранила на память о том, что ела такую дороговизну, и прочитал название. Не медля ни секунды, он набрал номер и кому-то позвонил, нес какую-то чушь про смертельный яд, про то, что трое цветущих молодых людей, по невероятной глупости одной из них, на пороге смерти. Я так поняла, что он вызвал 03. Нет, я больше такого мужа не потерплю. Что я ее не дожарила, что ли, по его приезжим понятиям? Гельминтов, он, что ли, испугался подцепить, или бычий цепень? А как же они там у себя стейки непрожаренные едят и не боятся?
  -Кристиан, да ничего с тобой не случится, я долго рыбу эту жарила, там даже, если глисты и были, то все свернулись. Твое недоверие меня пугает. Это за кого надо меня принять, чтобы аж скорую помощь вызвать? - высказала мужу свою обиду.
  -Анна, прежде чем что-то покупать, позвони мне. Или вот что, в магазин одной я тебе ходить не разрешу. Ты хоть понимаешь, что ты купила?
  - Рыбу-собаку. Что, брезгуешь полу-собак есть?
  -Ты купила ядовитую рыбу, яд которой вызывает смертельное отравление. Ее готовят особым способом только опытные японские люди.
  -Гейши?
  -У гейш опыт в другой ипостаси. К чему ты их припомнила?
  -Я кроме гейш и Мицубиси про Японию ничего не знаю.
  -А лезешь японских рыб покупать.
  -Если бы я тебе купила японскую или китайскую гейшу, ты бы, наверное, так не орал истерически.
  -Лучше бы ты и вправду гейшу купила.
  -Ах ты, скотина гулящая, весь рыбный день мне испортил, не угодила, не то привезла. Я тебе покажу гейшу, пойду за палками схожу, и отдубасю тебя, как следует, в японском стиле.
  -Бесполезно, я и так помру, яд быстродействующий.
  -Ничего, я за палками сбегать успею, на меня он пока что действовать не начал.
   К тому времени, как подъехала скорая я успела подраться с Кристианом. Он прикрывался ручонками, изредка пытаясь отнять у меня деревянные поленца. Нас троих увезли в больницу, где сделали промывание желудка.
  -Одно из двух, - сказал врач. - Или у вас луженые желудки, или вам продали минтай по бешеной цене. Но скорее всего второе.
  -Вот козлы, - возмутилась я. - Такие деньги на них угрохала.
  -Нет, они молодцы, - сказал Кристиан. - Я еще съезжу им приплачу, что они тебе, дуре и нам, жизнь спасли. Поехали домой.
  -Ладно, простите, что снова не угодила.
   Ночью я почти не спала, от того, что неугомонный Кристиан бесконечно шебуршался, приставая ко мне. Извинялся, за свое некорректное по отношению ко мне поведение. Так мне виделось, ведут себя импотенты, которым хочется, а не можется. Тут и хотелось, и моглось, но в силу обстоятельств, соитие не представлялось возможным. Мои мелкие попытки помочь ему, не смогли погасить бушующий огненный столб страсти. Когда поутру раздраженный Кристиан уехал, бормоча что-то вроде "скукота, даже потрахаться не дает", я вздохнула с облегчением и заснула крепко-крепко.
   В последующийдень мы с Веркой следили за строительством училища, которое выросло в современное здание. На завтра оставалась отделка и подведение коммуникаций. Вернувшись в дом, занялись сбором чемоданов, потому что сразу после выпускного, где выдадут дипломы, планировали отчалить. Вечером Верунчикотправилась на званый ужин с родителями и Аскольдом, оставив меня с миссис Херли. Я позвонила Кристиану и попросила не приезжать пару дней, потому что его бесполезные шебуршанья не дают нам обоим заснуть, а только мучают нас. В ответ он что-то пробурчал невнятно, типа ну-ну. Ну-ну, всех вроде разогнала, можно и телевизор посмотреть. Но на моем роду, видимо, написано, что отдохну я только на том свете, потому что в дверь постучали. Подождав несколько минут, пока миссис Херли не выполнит функцию дворецкого, но так и не дождавшись, видимо это не входит в ее зарплату, пошла открывать сама. Два молодых человека в темной форме взирали на меня с порога.
  -ООО Ритуал. Трупы в доме есть?
  -Нет. Мы вас не вызывали.
  -А нас и не надо вызывать, мы сами напрашиваемся. Видите, ездим, работу себе ищем. Голод-то не тетка.
  -Даа. А хотите я вас рыбой из собаки угощу? Там немного осталось. Вот и трупы появятся. У вашей фирмы работы прибавится.
  -Нет, спасибо. Леха, хватай ее.
  -Что? - заорала я, - увидев, как один амбал достал черный пакет и раскрыл его.
  -Сама полезешь, или засунуть? - спросил Леха.
  -Помогитее, -завопила я. - Миссис Херли, из меня хотят труп сделать, чтобы себе на пропитание заработать.
  И где она ходит, эта проклятая Херли. Правильно, ей Верка при первой встрече нагрубила.Хер ли она меня не спасает? Меня погрузили в черный мешок. Как я не трясла конечностями, им удалось впихнуть мое тело в свою погребальную колесницу. Когда с меня сняли мешок, я обнаружила, что за рулем труповозки сидит Кристиан. Два амбала сидят рядом.
  -Ты что здесь делаешь? - вытаращив глаза, спросила я.
  Даже и не знаю, радоваться мне, что Кристиан тут или нет. Может, это он смерти моей хочет, осознал, что я ему не пара, и делится баблосами со мной нет резона.
  -Анна, мы с тобой сегодня поработаем на ООО Ритуал. Это мое новое развлечение, пока у тебя критические дни. Гробы, морги, отпевания я на тебе испробовал, теперь идем дальше. Сейчас мы едем на вызов, забирать труп. Мы с тобой его потащим.
  -Неет.
  -Да. Не перечь мужу. А вздумаешь сбежать, так два амбалапомогут тебе передумать.
  Я как птичка, только запертая не в клетку, а в труповозку. Сижу, петь не могу, говорить не могу, даже хамить не в силах от такой выходки Кристиана. Таков, наверное, мой крест. Да, Кристиан, он не Кристиан, он для меня - Крест. Так и буду его называть Крестом.
  -Приехали, - сказал Крест. - Анна, одевай форму "ООО Ритуал", выходи, берем носилки и забираем человека в последний путь.
  Видя мою нерешительность, второй амбал Степа, пригрозил мне:
  -Пошла. Ух.
  Накинула на свою одежду сверху спецформу, а куда деваться-то от амбалов. Крест заставил меня тащить вместе с ним на третий этажносилки. Перед нами в квартиру зашли амбалы, о чем-то побеседовали с высокой женщиной, потом кивнули нам, что можно выносить труп. Мы прошли в комнату. Трупом оказался худой мужчина в спортивном костюме.
  -Эх, мало спортом занимался, - посетовала я.
  -Закрой ему глаза, а то смотрит на нас так жалобно,- потребовал Крест.
  -Почему я? Сам закрывай. Тебе же нужны новые ощущения. Что у тебя от них лучше стоит?
  -У меня от тебя стоит, еще не заметила? Даже сейчас.
  -Тьфу, дурак, нашел, чем хвастаться перед трупом.
  -Будешь закрывать глаза?
  -Нет.
  Муж взял мой указательный палец, который вонзил в глаз умершему.
  -Куда так сильно, - сказала я, - Глаз-то выколешь.
  -Не все ли ему равно.
  -Пусть с глазами лежит, с ним же прощаться будут, не порть его раньше времени.
  Второй глаз я бережливо закрыла сама, не то Крест и второй проткнет.
  -Теперь перетаскиваем труп на носилки, - скомандовал ненормальный муж. - Я за руки, ты за ноги.
  -Давай,амбалы этим займутся.
  -Нет, ты этим займешься со мной.
  Ой, когда уже эта гребаная менструация закончится, хоть будет чем заняться, окромя как обхаживать трупаков.
  -Бери его за ноги.
  Так, стоп. Вспоминай, что тебе дед сказал. У тебя суперспособности, почившие тебя слушаются. А этот тоже помер. Не попробовать ли его расшевелить.
  -Эй, дядя, - пощекотала я труп за пятку в носке. - Нехорошо, ты лежишь, а я слабая женщина, тебя тащить должна. Вставай-ка, милый, и пошли в машину.
  -Я, что против, что ли, - ответил труп, поднимаясь. - Погнали, только жену отвлеките, а то ее здоровье может подкоситься.
  -Что это? - мой Крестик побледнел и даже пошатнулся.
  -Не волнуйся, Крестик, твоя жена не только вкусно готовит без глистов, но еще и имеет подход к покойным. Ты бы меня так слушался, как они, - далее я обратилась к трупаку. - Как вас звать, почивший?
  -Никанор Николаевич.
  -Никанор Николаевич, вы носилки захватите, будьте так любезны.
  -Да без проблем.
  Без проблем мы вышли из дома, без проблем доехали до морга, только Крест и амбалы почему-то тряслись мелкой дрожью. Возле морга, я хотела выйти из машины, но Крест сказал:
  -Анна, я же хотел, чтобы ты его обмыла, обрила, одела, макияж посмертный сделала.
  -Крест. Да он сам все может, правда же, Никанор Николаевич? - спросила я у трупа.
  -Что я безрукий какой? - удивился тот. - Конечно, сам все сделаю.
  -Послушайте, Анна, - обратился ко мне амбал Леха. - А не хотите ли вы к нам на работу? У вас трупы сами собой хоронятся.
  -Хороший мой, у тебя денег не хватит оплачивать мои услуги. К тому же, у меня муж-олигарх.
  -А... - разочарованно сказал Леха. - Но если вы когда-нибудь разведетесь, приходите к нам. Вот вам визитка.
  -Спасибо, но это вряд ли. Даже если я разведусь, ваша фирма будет последним местом, куда я обращусь в поисках работы. Счастливо. Никанор Николаевич, осторожно, - крикнула я трупу. - Там опасная ступенька, не разбейте голову.
  -Постараюсь, - ответил мертвец.
  -Крест, пошли домой, - позвала я мужа.
  Визитку Леха все-таки в карман мне засунул.
  -Почему ты зовешь меня крестом? - спросил Кристиан, когда мы шли по улице к его новенькой бентли.
  -Потому что ты - мой Крест. Мое бремя.
  -Может, я когда-нибудь изменюсь? - вслух сказал Крест. - Со всего есть выход.
  -Ой, не знаю. Есть в России одна меткая поговорка про горбатого, которого могила исправит.
  -Что ж, могила, так могила. Буду к тебе в виде трупа приходить. Может, так нам лучше будет.
  -Да ну тебя. Сживемся как-нибудь. Со свету сжить я тебя всегда успею. Ну что, ко мне? Мням-мням?
  -Чупа-чупс?
  -Я покормить тебя хотела оставшимся мясным рагу, деятель пролетариата.
  -Ну, покорми.
  -Не погоняй, не лошадь.
  Весь следующий день Крест терся возле меня, понял, наверное, что это не мне, а ему счастье привалило в моем лице. Время от времени, он наведывался на стройку, ближе к вечеру сказал, что новое училище готово. Крест пообещал, что на следующий день после выпускного мы поедем забирать Сашу из детского дома, и потряс передо мной готовыми документами, которые мы убрали в секретное место в шкафу.
   И вот с утра мы - выпускники сходили в новое училище, получили дипломы. И поздравляла нас новая директриса - наша дорогая и горячо любимая Елена Петровна в строгом деловом костюме и при лифчике.Крест прямо мой личный исполнитель желаний, все для вас за ваши нервы.
   А ночью стеклись на грандиозный прощальный праздник. Все пришли с родителями, я с Крестом. Бабушка не приехала, тяжело ей, мой Крест предлагал сгонять за ней на бентли, приделав к нему таксисткие шашечки для маскировки, да я и сама могла бы на Тойоте, но она сказала, что нечего старым полуживым бабкам молодежи своим страшным видоном и ворчанием праздник портить. Успеется и попозженам жизнь поломать. Празднование прошло спокойно, никому даже морду не набили. Это потому, что никто толком не пил при родичах, все ждали пенную вечеринку. Была бы она проклята. Если бы не она, то не случилось бы то, что случилось.
   Часть народу, не заканчивающая и вообще не учащаяся в училище, это Мамай, Черепок, Толстопупс и ряд других людей, хозяйничали в нашем доме. В их задачу входил вынос ванны на улицу, покупка провизии и спиртного, жарка шашлыков. Когда мы вернулись, они уже были подшофе. Быстро облачившись, кто во что горазд: девки в купальники, мужики в плавки, а кто и в трусах просто остался, вновьприбывшие принялись накачиваться спиртным. Мой Крест натянул было обещанные плавки, но я заставила его надеть шорты, нечего мне здесь сверкать своими природными даннымипри посторонних. Громко вопила Кайза своим блядским тонким голосом, раздражая меня. Под ее мотив девки лазили в ванной, обмазываясь пеной, парни их щупали и намазывали новой пеной.
  Ко мне подошел Сережа Чуйков, просто поздравить, в училище мы толком и не поговорили. Ну да он был в плавках, я в купальнике, Крест выдал его мне в приказном порядке. И тут он меня слегка приобнял, совсем слегка. Но Крест чего-то взбеленился. Орал, что его бесят русские обычаи спать с друзьями, что какого хрена, этот хрен тискает меня при всем народе. Перепел, что ли уже прилетел. Вроде он и не пил совсем, только за мною наблюдал. Я хотела с ним поговорить, но он поспешно убежал, прицепился к каким-то девкам, а потом совсем пропал. Как только муж слетел с моего обширного поля зрения, кинулась искать его. Пока разглядела всех и вся, пока зашла в дом, обошла его, время было упущено. У Верки в комнате кто-то был. Ох, везет ей, наверняка, с Аскольдом там уединилась. Пойду с ними потрещу, может он им чего про меня говорит. Вот лучше бы я туда не входила. Отвратительное зрелище. Верка лежала с Крестом. Нет, перепихнуться они не успели, ему же в гробу подавай, но дело к этому шло. Я хотела их убить. А потом подумала, что насильно мила не буду. Значит, не любит он меня, раз с ней. Пусть, моя подруженька поспит в гробу, перенесет все тяготы олигархического совместного проживания. Помрет, как пить дать. Но свое они получат, опозорю их на всю деревню. Накинув халат на купальник, взяла со двора два ведра, сунула их в багажник и полетела на машине на ферму. Сбоку от нее была навозная куча, огромная такая с жижицей. Какой-то одинокий мужик на десятке ковырялся в куче, что-то выискивая.
  -Как навозец? - поинтересовалась я.
  -Я это, червяков ищу для предстоящей рыбалки.
  -Поможешь зачерпнуть в два ведерка?
  -Давайте.
  Мужик набрал мне два ведра черных испражнений и спросил:
  -Куда нести?
  -Туда, - кивнула я в сторону своей тойоточки.
  -Не жалко в машине-то говно везти? Расплескается же.
  -Для такого дела не жалко.
  Да, оно расплескалось, но не в этом дело. Что мне до вымазанной говном тачки, когда в душе кишат змеи. Змеи, змеи за дело.
   Первое ведро я вылила на бентли. Не все сразу, постепенно в несколько мест, чтобы всю приукрасить. Второе ведро тащить в дом мне помогал, вы уржетесь, Гришка-Аскольд. Два рогатых козлика мы, но Гришка-то еще не подозревал, что он такой, занесли ведро в комнату. Увидев меня, лежащий Крест сунулВерке руку между ног и сказал мне нагло в лицо:
  -Аня? А я тут сплю с нашей общей подругой.
  -Ну и спи, я пришла пожелать вам спокойной ночи.
  Откуда силы-то взялись, как схвачу ведро и вылью на этих двух изменников своим странам. Каждому досталось по половинке. Отлично получилось, сразу повалил смрад от их черных рож.
  -Спокойной ночи и прощайте, тварюги.
  -Тебе можно с друзьями спать, а мне нет? - обиженно кричал мне вслед обгаженный Крест.
  -Тебе нет.
  Я подхватила чемодан, быстро облачилась в джинсы, и смылась, пока не поднялась суматоха. Не забыла и про документы на Сашку.
  Прощайте, сучка типо подруга, прощай сучок типо муж. Пусть вам жизнь будеттем, чем вас облили. Не поминайте лихом.
  Полутемная дорога в неизвестность. Куда ехать в едва появляющейся предрассветной дымке? Куда-нибудь, где можно отмыть салон от моей старой никчемной говенной жизненки. Скоростной режим превышен мною километров на сорок. Посмотрев в стекло заднего вида, заметилавдалеке две одинокие фары, не отстающие от меня. Погоня? Крест не простил мне прилюдного поучения и желает расколоть мою попку - грецкий орешек? Ну-ка догони, отстающий. Догоняет ведь, зараза, но мы еще поборемся. Впереди через дорогу кто-то перемещался, гаишный человек взмахнул жезлом, приглашая остановиться. Приехали, я у Креста практически за пазухой теперь. Ну и что тут происходит на дороге? В пятом часу утра какая-то измученная бессоницей или нарзаном утка с селезнем и целым выводком утят пытаются перейти дорогу. Зеленоватый селезень то и дело бьется об асфальт головой. Бедная утка крякает во всю глотку и выдирает у нерадивого мужа перья. Какая-то утиная история разворачивается. Мне кажется или в ее кряканье я слышу: 'Нажрался, птица скотская, халявного коньяка'. К тому кряканью присоединились обличающие презренного отца утята: 'Гы, гы, гы, гы, гы, гы, на папашу посмотри, он нажрался, словно скот, он не утка, а удод'. Гаишники подпирали друг друга и были не трезвее селезня. Похоже, что они шли с коньяпоя, организованного ранее Крестом. И когда этот коньяк уже кончится? Весь окрест погрузил в пьяный дурман. И долго утки будут мне путь преграждать? Я вышла на дорогу, приблизилась к утятам и, взяв пяток, перенесла на другую сторону. Потом еще пяток перенесла вместе с волнующейся за них уточкой.
  -А с тобой что делать? - спросила провинившегося селезня. - Переехать может быть пополам?
  -Кря-я, ик, - икнул возразивший селезень.
  -Ощипать, заморозить и запечь с дынными сиськами, когда они вырастут?
  -Кря, кря, кря, - извинился заплетающимся клювом селезень.
  -Ладно, живи пока, - перетащила нерадивого папашку в кучку к семейству.
  -Но помни, селезень, вздумаешь еще раз семью подводить, тебя ждет возмездие в виде Аньки на белой железной кобыле, которая тебя превратит в новый вид блюда - утиную отбивную.
  Бе, невкусно, наверное, получится. Терпеть не могу уток, жесткие они и жирные, а этот селезень еще и проспиртованный. Вот свинью я бы передавила.
  -Так, женщина, раз уж вы занялись благотворительностью, соблаговолите подкинуть нас до ближайшего поста, а то мы с селезнем до кучи на поле наконьячились, - подвалил ко мне 'закон' с жезлом.
  -Сами дойдете, заодно протрезвеете, - неосмотрительно вырыпнулась я.
  -Так, борзая, права предъяви.
  -Права на что?
  -Права на права.
  -А это как?
  Законный почесал заносчивый череп и сказал:
  -Без лишних слов.
  'Где их взять-то?' -следуя приказу, без лишних слов подумала я, выразив мысль лишь намарщиванием лба. Помнится, просила Креста раздобыть их, но теперь-то к нему не сунусь, к изменнику российского престола, к отлученному от моего,соблазненного им ранее тела.
  -Садимся тогда, и едем на пост разбираться, где твои права, - велел господин ДПС.
  -Да щас, доставайте трубочку и дышите, проверим, сколько у вас промилле, я не хочу, чтобы стекла в машине запотели.
  -Губкой протрешь, ты баба или кто?
  -Я женщина на Тойоте, между прочим, если вы от меня не отстанете, мой муж вас в кресло превратит - мягкую мебель и поставит в свой рабочий кабинет.
  -Че за муж-то? - осклабился один из сотрудников. - Важный гусь?
  Сзади к нам кто-то приблизился.
  -Опять мужиков на дороге нашла, попирательница морали. Ни одни портки не пропустит, - грубо говоря, Крест взял меня пальцами за ухо и потянул.
  -А! - завопили гаишники.- Гусь горелый.
  Лицо Креста чернело чернотой, на нем выделялись белые глазные белки, налитые по краям от свирепости краснотой. При этом он источал жуткий смрад.
  -С креветками вместо глаз, - подбавил один из собратьев по работе.
  -Не тронь мои уши, они не про твою честь! - взвизгнула я. - Иди Веркины облизывай, заодно пробей ей серную пробку, а то ЛОР давно велел это сделать, но ей все некогда было.
  -Сейчас заставлю тебя слизывать то, чем ты меня облила, ревнивица. И это далеко не черная икра, как ты мечтаешь.
  -Послухайте, гусь с гусындой, права предъявите, - встряли охочие до справдливости мужики.
  -Какие права? - удивился Крест.
  -Водительские, - объяснила я. - Это сотрудники органов на отдыхе. А ты что, правда, подумал, что я около каждого проходящего мужика притормаживаю?
  Да, тормоза что-то уже поистерлись, надо завязывать с притормаживанием около парней.А как было отказать-то, всем же интересно в моей новой тачке посидеть, кожу натуральную занюхнуть, за рычаги подергать. Что они бедные деревенские дурачки, кроме своей дрифтующей без тормозов шестерки видели?
  -Не знаю я, что уже и думать. Но к Верке я специально подлез, чтобы тебя позлить. Чтобы ты поняла, как мне неприятно видеть тебя, спящей с друзьями.
  -Ха, мы просто лежали с Сергеем на диване, а ты сунул ей руку между ног.
  -Это был просто фокус такой, - выкрутился Крест. -Видела, как клоуны их показывают? Ты думаешь, что платочек у него в рукаве, а уже он в твоем кармане. Так и тут - это не моя, а твоя рука была у Верки между ног.
  -Охренел? Что я забыла между Веркиных ног?
  -А это ты мне расскажи, чем вы с ней занимались, пока я не всплыл на твоем низком горизонте. Ластились друг к другу? Ну да ладно, к Верке я тебя не ревную, побаловались девочки на досуге, с кем не бывает, но что бы больше ни-ни. Все свои ласки даришь только мне: своему высококачественному,экологически чистому и безопасному мужчине.
  От возмущения, эк как все перевернул, оказывается,я ему изменяла, а не он мне,я раздулась, подобно накачиваемому велосипедному колесу, насосом которого являлся соответственно Крест.Серебристая пуговица на джинсах отлетела, молния разошлась и область-оболочка, в которой проживала моя нижняя часть тела, плюхнулась на пол. Хорошо, что я была в дизайнерских розовых трусах, которые идеально подходили к розовому шарму на браслете, потому что меня осветили бентлевские фары.
  -Э, мы права у вас просили, если нет, так и скажите, а на ваши бабские штучки с раздеванием, мы не ведемся, - возмутился один гаишник.- Нам деньги нужны, нет прав, тогда давайте договоримся. Сорок тыщ, - он воззрился на мой оголенный вид.
  -Сорок тыщ, как раз мой гонорар,- сказала я. -Вы на меня посмотрели? Стриптиз дорого стоит.
  -Анька, расслабься! - приказал Крест, противно захихикав, и сунул гражданину корочку. - Вспомни, тебе даже охранник в гей-клубе сказал, что посмотреть не на что. Ты даже пожилых мужиков не интересуешь.
  -Почему же? Интересует, - сказал один из гаишников. - Просто мы сегодня не в форме. Фу, от прав несет за версту какой-то эссенцией. Заберите быстрей.
  Он вытеризмазанную от прав навозной жидкостью, руку, думая, что незаметно, о мою кофточку. Я в отместку толкнула все еще хихикающего Креста на нахала. Тот возмутился, второй что-то не то сказал, к ним присоединился третий и пошло-поехало. Пока они перепихивались, я успела одеть джинсы и перевязала их веревочкой, найденной в багажнике, чтобы не спадали. В это время Крест подсуетился и усадил грязных гаишников ко мне в машину на заднее сиденье, включил им свой диск, зазвучала песня 'sleepinginmycar' в исполнении группы Роксетт. Хорошенькое дело, устроили мне тут комнату отдыха. Трясущийся от смеха Крест потащил меня к своему бентли, закинул на облитый мною же багажник. Грубо попытался мною овладеть.
  -Крест! Отношения между мужем и женой не должны сводиться к сексу. Между ними должно быть что-то возвышенное, - призвала я его к порядку. - Смотри, последние звезды сыпятся с небосвода, давай загадывать желания. Вон видишь, ту крупную богатую звезду - давай назовем ее в твою честь. Я потом тебе бумагу на нее выпишу, когда руки помою.
  -Ну, спасибо, - расчувствовался хихикающий Крест. - А ты знаешь, почему я такой, какой есть?
  -Да, ты же объяснял, что из-за денег, которые озабоченные тетки пихали тебе, когда ты танцевал стриптиз, из-за их предложений о привате. Оттого, что твои приемные родители и брат с сестрой сидели у тебя на обслуживании.
  -Но я тебе не все еще сказал.
  Мы сели на ужасный залитый багажник и Крест мне все доложил. Его душераздирающий рассказ был таков:
  -Моя мать была русской, но к несчастью познакомилась по переписке с одним иностранцем. По электронной почте он был вежлив, щедр и красив. Но когда мы приехали к нему, оказалось, что он член одной известной секты. Нам пришлось жить с ним в каком-то поле в палатках, участвовать в странных обрядах, и однажды мы узнали, зачем ему понадобились. Нас хотели принести в жертву. В назначенный день они осуществили тщательно спланированное событие. Так получилось, что меня не добили до конца, и я помню до сих пор тот животный страх, когда тебя закапывают заживо. Комья земли летят в яму, где рядом со мной лежит мертвая мать, а я не могу открыть рот, чтобы закричать, потому что иначе они доведут дело до конца. Я очнулся в морге, нас кто-то нашел, и меня приняли за мертвеца, так же как и мать, которая действительно была мертва. Поэтому мне до сих пор кажется, что я одной ногой в могиле. Вот отчего эта мерзкая любовь к гробам, покойникам и моргу.Часть меня требует этого.
  Странно, но говоря о таких серъезных вещах, Крест смеялся. Но ведь это совсем не весело. Бедный, бедный мой крестик. Я вспомнила, как меня завалило тачкой, когда Улугбек случайно уронил ее вместе со мной, как было темно и страшно, а Кресту-то каково было. Я должна его понять и простить. Но его деньги нам явно мешают.Вот не будет у него лишних денег, и дурить некогда будет. Поцеловав его в щеку и потрепав по голове, выразила своими прикосновениями сочувствие к его страшному прошлому, и вытащила телефон у него из кармана.
  -Я сейчас вернусь.
  Отошла в сторонку и позвонила его маме. Официально с ней познакомилась, 'ну здравствуй свекрушка, любимая'. Почему-то мне не обрадовались, и оборвали разговор в середине. О, она, наверное, побежала, последние карточки Креста блокировать. Да, муженек, теперь ты гол, как сокол. Теперь, возможно, отсутствие денег облагородит твой мозг, и странные нападки на меня прекратятся. Ему придется устроиться на обычную работу, где много не заработаешь. И не в чем будет меня упрекнуть, например, в страсти к роскоши. Да и зуб я уже вставила, голову лечу, на остальное как-нибудь уж заработаю сама.
   Некстати позвонила Верка. Не хотела брать трубку и слушать ее извинения, но палец сам нажал на кнопку.
  -Анька, Анька! Они подговорили меня, и все совпало с обеих сторон. Кристиан сказал, что хочет проучить тебя, я отказывалась, а он силой удерживал. И еще его парни опоили каким-то грибным настоем, чтобы выставить нариком перед тобой. Это Чуйков план проработал, чтобы вас поссорить.
   То-то Крест хихикает, как юродивый. Слава богу, что он не увлекается наркотиками, а то у меня уже начали зарождаться подозрения.
  -Ладно, Верка, прости, что тебя облила, ты, оказыватся, сама жертва, а не изменница.
  -Прощаю, но в следующий раз прежде разберись во всем, а потом уж осуществляй месть.
  -Все, мне некогда, - я обрубила разговор, прояснивший суть происходящего, поскольку увидела, как Крест тычет мне в ухо табельным пистолетом, который умудрились потерять отдыхающие в моем авто гаишники.
  -Анька, давай приколемся. На тебе пистолет, иди и попугай их.
  Да, хорошие грибы ему заварили, соображение напрочь потерял.
  -Давай, давай приколемся, - охотно согласилась я и глупо захихикала, подражая ему.
  Он вставил мне в руку оружие и приготовился уж было посмотреть на осуществление своей дурной затеи, как его наркотические галлюцинации рассеялись, потому что. Бумс, рукояткой о его голову, не сильно, чтобы не навредить психическому состоянию, но достаточно для того, чтобы погрузить его в легкое полузабытье и уберечь от преступных намерений.
  -Дам я вам денег, - заявила гаишникам, - Если поможете усадить его в машину.
  Как они подорвались. Помогли обернуть Креста пленочкой, чтобы переднее сиденье не запачкать, заднее-то уже сами изгвазюкали, и усадили рядом со мной. Табельное оружие им вернула, за что они подарили мне свою палочку-выручалочку от радости. И поехали. Куда? Конечно, на мойку, куда же еще. Коля и Петя - ДПС-ники с нами. На мойке было пустынно, кроме нас не нашлось желающих помыться с утра пораньше. В одном отсеке работники обхаживали машину, во втором я с помощью Коли и Пети струей прохладной воды отмывала Креста и заодно приводила его в чувство. Гаишники тоже ополоснулись, поскольку не желали бурно и неприятно пахнуть. Пришедшего в норму Креста пришлось одеть в одни из моих модных трусиков, которые наиболее растягивались и в безразмерную кофту. В вынутые из чемодана простыни обернулись горе-помощники Коля+Петя.
  -Вези нас домой, - заявили они.
  Когда я их высаживала, мужики вдруг опомнились и потребовали свой жезл, который Крест уже успел изрисовать имеющимися в наличии фломастерами. Голая баба, находящаяся в критической ситуации, окруженная зомби, растениями и баксами, украсила рабочий инструмент госслужащих. Фломастеры перманентные. Ничего, напрягутся и спиртом ототрут, а можно подышать перегаром, само сойдет. Как только случайные попутчики покинули нас, одаренные мною баксами, которые я вытащила из портмоне, а то, в свою очередь, из кармана бессознательного одно время мужа, Крест накинулся на меня с обвинениями:
  -Кто это такие? Опять твои друзья?
  Ох, он все забыл, всему виной дурацкие грибы и бывшие теперь уже друзья.
  -Нет, начиная с тудей у меня нет друзей, - сказала я. - И подруг. С родственниками хоть можно разговаривать?
  -Смотря, какие родственники. Если они не научат тебя пить, курить и развратничать, то, пожалуйста.
  -Слушай, по твоей милости, я сплю в гробах, прохлаждаюсь в моргах, зависаю на отпеваниях, подрабатываю в ритуале. То, что ты перечислил просто цветочки по сравнению с твоими хобби. Тебе, кстати, идет мое нижнее белье. Такой загадочный.
  -Да? Завещаю похоронить меня в нем. Поехали прямо теперь на кладбище?
  -Зачем?
  -Закопай меня, где скажу. Где у вас тут место поизысканнее, не подскажешь? Чтобы на горе, видно было реку, и чтобы деревья раскидистые листьями приветливо шелестели. Никому я не нужен.
  -Не депрессуй. Какое кладбище, мы сейчас немного поспим, только место укромное найду, а потом поедем за ребенком. У нас жизнь только начинает налаживаться.
  -Нет, сказал, вези меня на кладбище. Все остопиздело.
  Да, откажу, опять чего-нибудь отмочет. Придется поехать, тем более с другом-покойником надо попрощаться, ведь отныне я здесь не буду появляться. Но сначала подготовлю им подарок, в портмоне у Креста много денег, надо их все пустить на дело. Деньги - зло, а большие деньги - большое зло. Благодаря мне Крест избавится от денег и подобреет.
   Дверь в офис провайдера интернета открыли незнамо с какого моего пинка ногой.
  -Да? - спросил заспанный парень.
  -Работа есть. Надо организовать WI-FI.
  -Давайте заполним документы.
  Процесс шел быстро, пока мы не дошли до места, где ожидали с нетерпением WI-FI.
  -Кладбище. Чтобы все охватывало.
  -Зачем интернет на кладбище? - удивился парень и отодвинулся от меня.
  -Всеобщая интернет-глобализация. Секретный проект, не задавай лишних вопросов. Меньше знаешь, лучше спишь. Проведешь?
  -Проведу, только денег за секретность придется больше взять.
  -Заплачу, сколько надо.
  На том и договорились.
  -Когда проведешь?
  -Завтра ночью.
   Теперь мне нужна пара планшетов. В магазине бытовой техники была только уборщица. Слезно умолила ее, что она продала мне с наценкой за работу во внеурочное время, однако, пару планшетов. И вот со спокойной совестью еду на кладбище. Крест не буянил, смотрел в окно и о чем-то думал. Мои думы были о найденной в портомне мужа старой черно-белой фотографии. Мальчик, в нем сразу узнала Кристиана, держал на руках маленького ребенка в пестром костюмчике, не понять, кто это мальчик или девочка, малыш лысенький. Обычно в кошельках мужики носят фотографии любимых, вот, например, он мог бы поместить туда мою фотку, но нет, какой-то неизвестный ребенок ему важнее дорогой жены. Обида подтачивала мое самолюбие, кто он этот малыш, занявший вакантное место в кошельке? Едва мы успели приехать на кладбище, как Крест сорвался с места и кинулся бегать по пристанищу упокоеных. Сломя голову пробежал несколько кругов вокруг кладбища, пока не выдохся. Место присматривал, наверное.
  -Иди, посидим, - пригласила его на лавочку Жорика.
  Тяжело дыша, Крест уселся рядом со мной, склонив голову на плечо. Я вызвала Жору. На этот раз он явился быстро и не один.
  -Привет, Анюта, - сказал он, и мы облобызались, как добрые родственники. - С кем ты?
  -Это мой муж.
  -Странные у тебя вкусы, то упыри в противогазе, то трансвеститы в женском белье, - подколол меня Жора.
  -Нормальные вкусы на меня не клюют, - посетовала я. - А что это за прекрасный молодой человек с тобой?
  -Не узнаешь?
  -Не а.
  -Тихон, - сказал парень. - Анна - мое предложение еще в силе.
  -Да не Каренина я. Всего лишь никому не известная в широких кругах Анна Грей.
  -Неважно. Я долго думал, вы мне интересны. Наш последний танец вскружил мне голову.
  Да не вскружил, оторвал он ее тебе.
  Но регенерация пошла ему на пользу, похорошел, расцвел, прямо как папортник в ночь на Ивана Купалу. Но я девушка занятая, и на посторонних мертвецов не заглядываюсь, своего бы тепленького регенерировать до нормального уровня самосознания.
  -Это у вас давление, наверное, просто повысилось или от пересыпа постоянного в гробу. Все лежали, лежали, а тут вскочили крышку отвоевывать.
  -Ну, может быть, - расстроенно согласился Тихон.
  -Давай тут меня положишь, - резко поднимаясь, сказал Крест. - Смотрю, ты и здесь себе поклонников завела.
  -Чего это муж у тебя злой такой? - спросил Жора.
  -Помирать собрался. Место рядом с тобой присмотрел. Скажи ему, нечего там ловить. Ты вон все наверх прешься, в люди, - взмолилась я.
  -Нечего там делать, - обратился Жора к Кресту. - Чегой-то ты удумал, Аньку вдовицей оставить? Женился, так будь добр, обеспечь жену всем необходимым.
  -Ага, - сказала я. - У нас равноправие, по иностранным законам.
  -Дебил, что ли? - удивился Жора. - Тогда правильно он помирать собрался, с такими убеждениями у нас ловить некого.
  -Мне его жалко. Да и привыкла уже. Тосковать стану, - объяснила Жоре. - Придумайте, как мне его отговорить.
  Тусклый взгляд Креста, направленный с земли вверх, вверг меня в отчаяние. Он уже параллельно с Жориковой могилой лег и ручки сложил.
  -Сделаем, - сказал Жорик. - Только его надо сначала усыпить.
  -Нет! - возмутилась я. - По башке он сегодня уже получил. Найдите другой способ. Боюсь два раза за один день - перебор может случиться.
  -Ты с нами пойдешь? - спросил Тихон.
  -Смотря куда, - осторожно сказала я.
  -Под землей по кладбищу гулять.
  -Да как такое возможно? - удивилась я.
  -Так, ложись с ним рядом, - скомандовали мертвецы.- Жена должна за мужем хоть куда таскаться.
  Придется, как я его одного-то отпущу, там много покойниц-то под землей, и все в гробах, как он любит. Это на земле я такая одна особенная живученькая, неповторимая, а там любая - готовая для него кандидатура по пристрастиям.
  Решительно улеглась рядом с Крестом на землю, сжав его руку. Жорик снял с груди массивную золотую цепь и стал раскачивать ею над нами, имитируя маятник. Проваливаясь в сон, предусмотрительно засунула пакет с планшетами в заросли цветов, чтобы их не утащили, пока мы бродим в царстве мертвых. К сожалению, я не могу рассказать, что мы там видели, и в каком состоянии пребывают под землей покойники, поскольку не имею такого морального права. Да и не хотелось бы развенчивать мифы о потустороннем мире, но одну маленькую тайну открою. Нам удалось заглянуть в рай, и никто там не лежит попой кверху целый день, предаваясь сновидениям и блаженству. Да, действительно там много великолепных цветущих садов, фонтанов, деревьев с разнообразными плодами, удивительных птиц. Но за всем этим великолепием ухаживают обитатели рая. И все живут в труде и дружбе. Никто не следит друг за другом, кто больше или меньше работает, в духах полная сознательность. Когда мы очнулись, Крест был очень доволен, как будто бы побывал на родине и вернулся на чужбину. Видно, что на сердце у него посветлело. О своих скорых похоронах больше не заговаривал. Я пообещала ему, что когда накатит очередной кризис среднего возраста, или старческий маразм, организую ему через Жорика и Тихона повторный туристический маршрут по иным измерениям. Милые экскурсоводы получили в подарок от меня планшеты.Тем же методом, что и нас с Николаем, погрузили технику в режим спячки и собрались забирать с собой. Они уже предвкушали скорое появление интернета и обсуждали, где будут зависать. Надеюсь, у них хватит ума не выкладывать свои покойницкие лица в контакте или фейсбуке. И селфи из рая они выставлять в инстаграмм не станут, а то меня настигнет райская инквизиция, за развращение покойных мирскими забавами.
  -Ань, а можно мы к тебе в гости домой придем? - озадачился Жора.
  -Можно, только чтобы никто вас не увидел, да Колечка?
  -Да. На рюмку чая заходите, - благодушно согласился Коля-Кристиан.
  Ревность немного поумерил. Хороший знак.
  -Мы поехали, - откланялась я перед Тихоном с Жориком. И уже в машине вспомнила, что не сказала им, куда приходить, да я и сама не знаю, где мы жить собираемся. - Кристиан, где мы существовать будем?
  -В замке фогация. Лягушек травят, как тараканов. Я пока временно переехал к семье. Тебе туда нельзя, если они узнают, что я женился, то
  -Ты так боишься за свои деньги?
  -Они мне нелегко достались, чтобы я просто так подарил их этим шмарам.
  Все, он меня не простит. Что же я наделала?
  -Кристиан, помни, я тебя буду любить независимо от того, сколько мешков с деньгами у тебя в закромах.
  -Какая громкая фраза! Но нереальная.
   -Зря ты так. Это правда.
  -Пути судьбы извилисты, поехали-ка отвези меня домой, я хотя бы переоденусь.
  -Да ты неплохо выглядешь, в общем-то, - я попыталась отбрехаться от такого заезда.
  -Поехали, ребенок не должен видеть отца в женских шмотках. Какой пример я ему подам?
  Пришлось покорно согласиться.
  Я остановила машину поодаль от гигантского особняка с высокими полуовальными окнами. Прождала полчаса, но Кристиан так и не вернулся. Несколько раз я звонила ему, стучала в ворота, но тщетно. Как сгинул. Полицию вызывать я постеснялась. Неужели он обиделся на меня, и не хочет больше знать? Вполне возможно. Несолоно хлебавши, помчалась по магазинам, тратить Кристюхины деньги из портмоне: купила Сашке детское кресло, несколько самых необходимых вещей, продукты. Наконец, доехала до детского дома, где меня уже ой-как заждались.
  -Я решил, что ты уже передумала, - обрадованно вскричал Сашка.
  -Что ты. Некоторые дела наложились на отлаженный жизненный график, - деловито сообщила я. - Собирайся, поехали домой.
  -Собирайся? - возмутился Сашка. - Да я уже неделю на рюкзаке сижу. Вон, видишь, какой он помятый. В туалет даже боялся сходить, вдруг ты придешь, а меня нет.
   Уладив формальности, мы с Сашкой вылетели на улицу.
  -Свобода! - заорал он.
  Изо всех окон на нас смотрели внимательные глаза бывших теперь уже Сашкиных друзей по несчастью. Он помахал им рукой и гордо уселся в автомобиль. Проезжая село, где я училась, наткнулась на знакомую шестерку. Мамай с Толстопупсом меняли проткнутое колесо.
  -Что, коллеги, по автомобильной индустрии, какие проблемы?
  -Да, ть, заеб..а эта колымага, чтоб ей так и растак.
  -Купи ты новую, - с гонором посоветовала я.
  -Умная такая. Где бы нам с Толстопупсом баб богатых отхватить, чтобы они нам Тойоты купили, - сказал Мамай. - Зойка-то моя, хоть и хорошая девка, но не при деньгах.
  -Считайте, что вам повезло. Я ваша добрая фея. Держи, Толстопупс, - я протянула ему паспорт моей тезки Anna Grey. Оденься в платьюшко и возьми кредит на этот паспорт в банке. И не в чем себе не отказывай. У этой девахи чужих средств завались.
  -О...
  -А я поехала. Разденьте ее по полной.
   Возле нашего, бывшего теперь уже съемного дома, отиралась миссис Херли с баулом и раскладушкой. Завидев мою машину, замахала руками и кинулась под колеса. Оказывается, она мне звонила, отметила я, увидев несколько пропущенных на телефоне. Ехала бы к себе, я бы не особо расстроилась без ее прощальных напутствий. Но едва я остановилась, как Херли открыла и без того заполненный багажник, и умудрилась запихнуть в него раскладушку. Баул положила на заднее сиденье, и, довольная, уселась рядом со мной.
  -Анна, я еду с вами.
  -Зачем, миссис Херли? Разве ваша миссия не подошла к концу? Кристиан куда-то запропастился, у меня нет средств оплачивать вашу работу.
  -Я так к вам привыкла, денег мне не надо, я их накопила столько, что до смерти хватит, у меня много облигаций, проценты капают. Мне хочется вам помочь. Что это за прелестный мальшик?
  -Саша Ковалев - ее сын, - вмешался ребенок.
  -Я буду учить его русскому языку и английскому заодно. Вполне могу служить гувернанткой, по-крайней мере до пятого класса точно.
  -Не знаю, миссис Херли, у нас места особо нет.
  Чего все ко мне прутся? Медом у меня не намазано. У Кристиана вон замок целый простаивает. После фогации пусть свою Херли забирает.
   Где-то через час, мы въехали в мою деревню. Внутри все екнуло от предстоящей встречи с бабульком. Как она воспримет мое грехопадение в виде Сашки, и непонятно кем приходящуюся мне миссис Херли. Бабка моя строга не в меру и матершинница та еще. Вот и наш дом: небольшой, деревянный в три окошка спереди, одно сбоку, выкрашенный в зеленый цвет. Вокруг него натянута сетка. Подражая богатым соседям с высокими заборами, на которых написано 'охраняется ООО Такая-то Защита', бабуля вывесила табличку 'осторожно злая бабка и ООО Гуси'. По всему участку ба организовала защитную сигнализацию, состоящую из гусей. Гуси эти настолько злые, что, как только завидели входящего, налетали на него, шипели и щипали, а это, надо сказать, ну очень неприятно. Почему-то эти гуси меня ужасно недолюбливали. Подхватив каждый свое имущество, по моей команде мы вбежали в дом. Оторопелые гуси только успели раскрыть клювы от нашей проворности. Бабуля пила чай из самовара в пиалочке, вкусно причмокивая губами. Заслышав шум, недовольно повернулась в нашу сторону и вопросила:
  -Анька! Прибыла? Кто это с тобой?
  -Это Саша - мой сын, а это миссис Херли, они поживут у нас.
  -Что за сын?
  -Ба, только не ругайся, я его усыновила в детском доме, а миссис Херли пошла к нам гувернанткой бесплатно.
  -А я вам тут не мешаю вообще? - спросила бабуля.
  -Что ты. Кто нас строить-то будет? Без тебя мы пропадем.
  -Точно не нагуляла? - строго спросила ба.
  -Сашку может кто-то и нагулял, но не я.
  -А ты чего? Следовала нашему с матерью совету? Блюла девственность до мужа?
  Тут я могу сказать често и откровенно:
  -До мужа блюла.
  -Жди, жди приплывет скоро к тебе твой Кузенька.
  -Бабуль, хватит уже мусолить эту историю. Я большая и в сказки не верю.
  -Ладно, идите, расходитесь по комнатам, но будете мне перечить, всех выставлю. Чай-то пить приходите.
  Да, эта глупая история, как я уже где-то упоминала ранее, рассказывается мне лет с двух. Знать-де, когда мне исполнится осемнадцать годков, приплывет ко мне на галере, обязательно на галере с гранатовыми парусами мой будущий муж. И я обязана посиживать-поджидать его неиспорченной девочкой. Откуда взялась эта глупая легенда, кто ее придумал, и постоянно напоминал мне, теперь никто и не вспомнит. Но мама, когда уезжала со своим иностранным мужем, оставила мне письмо, где строго-настрого велела ожидать жениха по исполнении мне восемнадцати лет. Про галеру, наверное, все-таки присочинила романтичная бабушка, начитавшаяся сказок. И как после такого я им признаюсь, что уже окольцевалась. Приплывут паруса, а на мне и пробу ставить негде. Помолчу пока, может жизнь сама все расставит на свои места. Не люблю принимать решения.
  Ближе к вечеру, бабушка вышла на улицу и узрела припаркованный автомобиль.
  -Анька-а-а. Подь-ко сюда.
   Иду, как приговоренный на казнь. Пришла.
   -Откель это взялось?
   -Подарили.
   -Кто и самое главное за что?
   -Представь себе, ни за что.
   Хрясь мне щеке со всей дури.
   -На пятачке дежуришь, шалава? Место вакантное мамаши заняла?
   -Отец подарил, - зажмурившись, чтобы в глаз не дала, сказала я.
   -Отец? - удивилась бабка. - Да откуда у этого задрипозника такие деньги.
   -Ба, не забывай, что он хоть и завалящий, но все-таки космонавт.
   -Правда что ли Васька подарил?
   -Моего папу зовут Василий?
   -Прада?
  -Да я не видела его, только записку прочла, вот, - я передала бабуле на изучение бумажонку.
  -Точно не одним местом заработала? - внимательно прочитав записку, уточнила старушка.
  -Точно.
  -А ты мне скажешь, где мой отец?
  -Не велено мне говорить, разочаруешься. Думай, что космонавт деревенский.
  -Да мне уже без разницы, кто он. Хоть космонавт, хоть шофер, хоть тракторист. Скажи, кто?
  Ответом мне стал громкий чих с глухим пердком вперемешку - вот такой вот явный игнор.
  -А я знаю, от кого ты мать родила, от одного женатого мужика. Он знаменит тем, что реинкарнацию Анны Карениной в корову придавил, - вывалила я свой козырь. - Ты бы хотела с ним встретиться? Он хоть и умер, но я могу вам свидание организовать.
  -Апчхи на него.
  Я поселилась в своей прежней комнате с шестом посередине. Бабуле при его появлении было сказано, что этот шест призван подпирать потолок, чтобы он не обрушился от старости. Про танцы на пилоне я благополучно умолчала, дабы не довести старенькую леди до сердечного приступа. Сашуню поселили в небольшой соседней комнатке, а миссис Херли, увы, досталось место на проходе. Так мы и зажили потихоньку. Обнаружилось, что Сашка совершенно не готов к школе, хотя осенью ему идти в первый класс. Мы с миссис Херли принялись усиленно обучать его цифрам, буквам.
  На следующий же день по приезду, я отправилась на работу в небольшой ресторан, куда меня приняли после собеседования в училище. Но рабочий опыт не удался, поскольку человек, проводивший тогда собеседование, и мой теперешний босс нагло попытался погладить за грудь. В шоке я выбежала из ресторана и дала себе зарок не пользоваться природными данными при устройстве на работу. Больше меня никуда не брали, везде требовался опыт. Мой опыт работы дояркой для ресторанов не котировался. Я пришла в некоторое отчаяние, ведь деньги из портмоне Кристиана подходили к концу. А тут еще эта противная соседская бабка, троюродная сестра, полуподруга - полуврагиня бабули Нины, Фекла повадилась к нам ходить без конца. С этой бабкой у меня особые трепетные отношения. Она всегда меня недолюбливала, но однажды произошел случай, после которого она стала именовать меня не иначе, как жопа с ручками. Я, в возрасте лет двенадцати, решила помыть заварочный чайник и налила в него воду, вышла на крыльцо. Взболтнув его как следует, протянула руку, чтобы выплеснуть содержимое на улицу. В это время мимо проходила, приперевшаяся, ну как всегда, не вовремя Фекла, ну и само собой чаинки, плескавшиеся в воде, попали на нее: на лицо, на темно-синее байковое посреди лета, любимое платье. И после этого еще я жопа с ручками. Нечего по чужим огородам щеголять в байковых платьях в мини-валенках. Две бабки-сестры постоянно соперничали друг с другом, моя - младшая, та, как минимум, лет на десять старше. У обеих дочери, которые в отличие от матерей дружили, и сошлись вплотную на пятачке. Да, у нас так, в городах это место называют панель, в деревне - пятачок. Он располагался от деревни где-то метрах в пятистах и представлял собой круглый утоптанный кусок земли справа от основной дороги, чтобы машинам было, где спокойно встать. Там две соседки-подруги и осуществляли свою проститутскую деятельность. Одна - заматерелая, другая моя мать - начинающая. Тете Наташе однажды несказанно повезло, она нашла себе мужа и отчалила в неизвестном направлении. Больше я про нее ничего не знала. Мать моя от какого-то космонавта, откуда он только взялся на нашем пятачке, до сих пор гадаю, неудачно приземлился что ли, родила меня, и продолжала свои поиски лучшей жизни. В конце концев, совсем недавно, несколько месяцев назад, заимела супруга-иностранца и покинула нас, почти совсем не звонила, конечно, зачем мы ей теперь.
  Так вот, эта соседская старуха Фекла заладила приходить к нам и подкалывать мою бабку, что это за новые жильцы у нее поселились. Я нервничала от ее пристальных взглядов, поскольку от сидения дома немного стала поправляться. Нет, я не гоняла балду, в деревне всегда есть, чем заняться, но смена стиля жизни, окончание учебы на все влияло. Да и Колька не объявлялся, мы с Херли по очереди ездили то к нему то в замок, то к его родственникам, но все тщетно. Хотя однажды мне сильно повезло. Простояв около часа, дождалась, наконец, приезда какой-то супер-дорогой машины. Из водительского окна высунулась чья-то рука с сигарой, которую я поспешила пожать в знак приветствия. Когда стекло немного спустили, я узнала в курящем улыбающегося толстопупса:
   -Привет, Анька. Меня ждешь?
   -Жду владельцев этого дома.
   -Слушаю внимательно.
   -А ты что владелец?
   -Да. Я кстати должен тебе спасибо сказать. Помнишь, ты мне паспорт дала Anna
  Grey, чтобы на него кредит взять? Так вот, я женился на Анне Грей.
  -Вот эта да, толстопупс. Прямо ход конем сделал.
  -Да, вы меня низко все ценили. Это тебе благодарность, - толстопупс небрежно кинул в окно пятьсот рублей.
  -Спасибо, спасибо, ты очень щедр, - покривлялась я, обошла машину и увидела рядом с толстопупсом Анну - сестру Кристиана.
  Она сидела в маечке, из которой прямо-таки сверкали огромные дыни. Пятьсот рублей, любезно предоставленные мне толстопупсом, я запихала ей в лифчик с просьбой, как следует обслужить толстопупса на эту сумму. Но, по-моему, за такие деньги можно только в х..й продудеть собачий вальс.
  -Где Кристиан?
  -Понятия не имею, мы его выставили, - сказала толстуха. - И знать его не желаем.
  -Попользовались и выкинули, как ненужную игрушку?
  -А ты думала, что деньги тебе достанутся?
  -Нет, я не хочу сдохнуть как ты от ожирения.
  -Дорогой, поехали, - капризно вскричала толстуха. - У меня от этой в желудке засосало, надо что-нибудь срочно покушать.
  -Где он может быть?
  -Не знаю.
  Они заезжали в особняк под декламирование мною стихотворения про Робина Бобина
  Робин-Бобин
  Кое-как
  Подкрепился
  Натощак:
  Съел телёнка утром рано,
  Двух овечек и барана,
  Съел корову целиком
  И прилавок с мясником.
  ЖИРТРЕСТЫ!!!
  Вот так и Кристиана моего, может, с потрохами сожрали и не подавились. Какие ж твари есть на белом свете.
   Он вернулся, когда поспели пенисные перцы. Когда бабушка ахнула от удивления, увидев их. Я сослалась на нерадивых продавцов, подсунувших такие семена. Но плоды оказались довольно вкусными и пользовались спросом. Но самый прикол состоял в том, что они опылили, растущие на соседней грядке нормальные перцы, и те тоже поменяли формы. Но еще большим потрясением стало появление перцев такой формы во всех теплицах нашей деревни. Тут посодействовали пчелы.
   Он вернулся, когда мы ели сладкие дынные сиськи. Тихо, спокойно прошел мимо беснующихся гусыней, зашел в дом и молча смотрел, как мы, хохоча, управлялись с дольками дыней.
  Первым его увидела миссис Херли:
  -Кристиан!
  -Здравствуйте, миссис Херли.
  Я в страхе сжалась до размеров хоббита, представив, что он сейчас скажет про мой звонок его маме, про вытащенное портмоне.
  -Здравствуй, милая, - и недобрый взгляд в мою сторону.
  Бабушка подавилась дыней, пытаясь что-то выкрикнуть.
  -Нужен ли тебе еще бедный, искалеченный человечек?
  Я обратила внимание на его изуродованную руку.
  -Опять ты! - прокашлявшись, закричала бабушка. - Вон отсюда. Никогда, никогда Анька не выйдет за тебя. Ее избранник приплывет к ней на галере с гранатовыми парусами.
  -Бабушка, я вам уже объяснял, что на галере рабы гребут, паруса там для красоты больше, у вас и реки рядом с домом нет, чтобы на ней приплыли, - сказал ей Кристиан.
  -Ба, ты его знаешь? - удивилась я.
  -Да, припирался как-то, пока ты на учебе в другом селе была. А я его послала.
  Ничего не понимаю. Что это все значит? Все снова подстроено? Он знал, к кому приставать?
  -Воон! - заорала бабушка, изойдя пеной.
  -Уйди, - попросила я Кристиана. - Не то ее удар хватит.
  Дальше мы с миссис Херли кинулись спасать бабушку от приступа злости. Насилу успокоили, давали таблетки для нормализации давления. Когда освободились, Кристиана уже не было. Опрометью кинулась на улицу, но его поблизости не было. Ушел, обиделся. Теплый же прием мы ему оказали. Несколько часов я гоняла по улицам на машине, пытаясь отыскать его и объясниться, но он как сквозь землю провалился, впору ехать на кладбище и интересоваться у Жорика, не у них ли он тусуется. Полночи я не могла успокоиться, чтобы занять себя нашла альбом со старыми черно-белыми фото. В гневе листала его, особо не останавливаясь ни на чем. Но одна фотография меня заинтересовала: я на руках у мамы, в точно таком костюмчике, как у ребенка, которого Кристиан держал на снимке из его портмоне. Да, раньше, по-ходу, все как инкубаторские одевались, и нет в этом никакой великой тайны.
   К огромному облегчению пропажа обнаружилась утром следующего дня. Я рассекала по огороду длиной около тридцати метров в своей знаковой тунике с кошками. И на соседнем участке противной бабки Феклы за сеткой разглядела Кристиана, вышедшего насладиться ранним утренним пейзажем. Он был всклокочен, небрит, неряшлив. Но, несмотря на это, я окликнула его.
  -А, женушка! Выгнала вчера своего, потерявшего кредит доверия Кристиана?
  -Ну, выгнала. Чтобы бабушка не окочурилась. Что-то она к тебе теплоты душевной не испытывает.
  -Ну и зря. Не хочет меня признавать. А мне теперь и крыть нечем: денег нет, имущества нет, даже машину разбил.
  -Кристиан, почему ты сбежал?
  Мы стояли друг напротив друга, разделенные сеткой, но сцепились сквозь нее пальцами.
  -Это ты меня не дождалась. Я боролся со своей бывшей семейкой, которая в итоге выкинула меня в том, в чем пришел. В твоих трусах и кофте я скитался месяца два с бомжами. Но сперва попал в аварию, в результате чего последняя в моей жизни
  бентли погибла смертью храбрых.
  -А по-моему ты просто слился. Я подруг и друзей разогнала ради тебя, а ты исчез, растворился, как золото в царской водке. Нормальные мужья так не поступают.
  -Зачем теперь-то тебе я нужен? Я стал как эти твои деревенские оборванцы, даже хуже, у них хоть копейка раздолбанная есть.
  -Здесь, - я доторонулась до области груди, где спряталось сердце. - Всегда найдется местечко для тебя. Где, конкретно ты болтался два месяца, отвечай.
  -Я уже сказал, что сначала в больнице, потом тусил с божарами и другими маргиналами.
  -Проституткам стихи читал? Сказки сказывал? Услугами пользовался?
  -Нет, я воздерживался. Платить нечем было, речам сладким они не внемлют, им баблосы подавай. Это тебя можно до постели уболтать, а эти девки прожженные.
  -Совсем воздерживался? Или какие части тела не отказывали себе в усладах?
  -Совсем. Теплилась надежда, что ты меня любишь. Иди сюда, у меня увеличивается.
  -От тебя плохо пахнет.
  -Помыться бы не мешало, только где?
  -У этой бабки в доме нет ни горячей воды, ни вообще воды, душ деревянный из горбылей на улице. Жди, я тебе воды натаскаю, пока все спят.
   Тихо-тихо носила я горячую воду в ведре из своей ванной и передавала под рабицей Кристиану, который наполнял ею стоящее в душе корыто.
  -Теперь холодной наливай, - я перелезла к нему под сеткой с большим зеленым махровым полотенцем.
   Когда корыто было готово, а именно заполнено теплой водой, я усадила в него Кристиана и долго отмывала. При мытье основного мужского достоинства обнаружила, что оно обросло растительностью, напоминая своим видом непроходимые тропические джунгли.
  -Эпиляцию провести?
  -А ты сертификат на это имеешь?
  -Да я и так смогу.
  Я дернула мужа за пучок волос там.
  -Больно! - заорал он истошно.
  -Это чтобы ты знал, как по улицам два месяться шляться без стыда и совести.
  -Ань? - Кристиан трогательно приложился губами к моей руке. - Давай жить вместе.
  -Это проблематично ввиду отсутствия любви моей бабушки к твоей потрепанной персоне. Денег на свое жилье нет, так что будем пока встречаться, где придется и думать, где заработать.
   Закутавшись в полотенце, Кристиан увел меня во двор к Фекле, где мы предались нежным усладам, по которым здорово соскучились за бездарно и нелепо проведенных два месяца.
   Иногда жизнь преподносит нам приятные сюрпризы, помогая найти выход из тупика. Однажды глубокой ночью, когда мы с Кристианом валялись на его огроде в куче свежескошенной им же травы, вдыхая ее пары к нам пожаловали гости - Жорик с Тихоном. Узнав о моих денежных проблемах, и о мечте заиметь свой ресторан, Жорик сказал, что я буду его иметь, как не фиг делать, если соглашусь построить ресторан у кладбища, и встречать его с друзьями, а может быть и с женщинами, как дорого гостя, кормить и поить за так.
  -Да без проблем, покойники едят, как птички, - согласилась я.
  -Ой ли, - не согласился Жорик. - Я бы сейчас корову целиком съел.
  -От коровы бы и я не отказалась, - посетовала я. - Сыну моему молоко бы не помешало. Эх, Зорьку бы сейчас сюда с ее удоями.
  -Когда рожаешь? - уставившись на меня, спросил Жорик.
  -Не собираюсь даже, у меня есть Сашка, одного достаточно.
  -А чего жирная такая?
  -Вот я ей тоже говорю, не беременна ли она, а то растолстела аки буренка, - присоединился к обсуждению моего look Кристиан.
  -Не нравится, ищи худую, - возмутилась я. - Которая будет с тобой нищетой на траве кувыркаться. А у меня менструация каждый месяц ходит, как положено.
  -Анька, зачем мне другая? Я уже старенький для частой смены партнерш, долго к ним привыкаю, пристраиваюсь. Мне тепла бы да уюта. И нет у меня никаких экзотических требований. Это ты все пытаешься меня удивить, то жаб варить собираешься, то рыбу заморскую нажариваешь. Это все пустое. Знаешь, что для мужиков важно?
  -Красивая жена в пеньюаре прозрачном, в чулках и при больших сиськах.
  -Не а. Нам надо прежде всего, чтобы был свет в окошке. Вот идешь ты вечером домой с работы усталый и голодный.
  -Ты не работаешь.
  -Это временно, как ты беременна.
  -Да не беременна я.
  -Значит просто толстая стала, как моя сестра.
  -Дурак.
  -Неважно, что я пока не работаю. Слушай дальше. Вот идешь ты измученный трудом, и вдруг на тебя льется свет из окна, как божье благословение, как луч из рая. А это значит, что тебя ждут, о тебе трудовом бедолаге помнят. Заходишь домой, а тебя с порога обволакивает мясной аромат. Помыв руки, бежишь к сковородке, а там огромная свиная отбивная с перцем и луком, как блин на всю сковородку, на отбивной сверху жареное яйцо и все обвалено ванильными сухарями. Ммм. Мясо! Я раньше у Веркиных родителей свиней молоденьких покупал, они их разводили.
   Теперь мне понятно, что у них за совместный бизнес там налажен был. Кстати, Верка мне прислала фотки со своей свадьбы с Гришкой-Аскольдом, куда я не захотела ехать из-за своего неприглядного поступка с обливанием навозной жижой. Бедный Гришка, даже на свадебном фото был в противогазе. Интересно, а если у Верки ребенок родится на Гришку похожий, она тоже его заставит в противогазе ходить, чтобы малыш не напоминал ей о том, кто его отец.
  -А после сытного ужина с отбивной, было бы неплохо изучить новый менуэт с супругой.
   -Ты что умеешь играть на музыкальном инструменте?
  -Ага на мандолине. И на твоей тоже смогу.
  -Иди ты со своими мандалинами и минэтами, а то щас свет у тебя из-под глаз литься будет. Набрался в подворотнях выражений.
  -Так вот, ребята, давайте разовьем идею с кладбищенским рестораном, - вмешался Жорик, - а мандолина с мэнуэтом подождет.
  
  Несколько месяцев спустя
  
   У меня несколько новостей, причем много хороших и лишь одна плохонькая. Первое, я стала владелицей ресторана "Кладбищенские просторы". С помощью Жорика и сформированной им бригады грамотных трупаков нам удалось спроектировать, построить, открыть и раскрутить ресторан века. Внутри его вас ожидают столики, напоминающие гробы. На каждом столике свое оригинальное надгробие. Как только вы усаживаетесь за выбранный гробик, на надгробии загорается ваше фото с датой рождения и смерти, а также надпись "Добро пожаловать на кладбище, новичок". Еда у нас простая, русская, щи да каша-малаша, водка да пироги. Но фишка в том, что весь обслуживающий персонал от повара до официантов - привидения. Посетители просто прутся от такого фэнтези. Кроме того, Жорик за большие средства устраивает свидания с умершими, так что от клиентов нет отбоя. Время от времени, у нас бывают великие мертвецы: поэты, певцы и танцоры. Наш любимый русский деревенский поэт Сергей Есенин всегда требует водку и проституток, которые будут слушать его новые стихи, на что мы говорим ему, что его стихи теперь известны на весь мир и в проститутках нет необходимости. Вдохновение отлетает от него рифмами так, что мы едва успеваем записывать новые стихи. "Yesterday" мы слушаем в исполнении самого Джона Леннона, а Кристиан всегда с нетерпением ожидает прихода Майкла Джексона. У нас бывают важные люди, не последние в государстве.
  Окромя ресторана я выпускаю детские игрушки "Аньки-Встаньки", сборники стихов, на пороге открытие брачного деревенского агентства.
  И да, я искупила свою вину перед Кристианом, выкупила его утерянное имущество: дом в Аспене, дачу в Гаграх, авиакомпанию и все-все остальное.
  Мне же за всеми заботами не удалось даже ни разу побывать на море, куда родичи ни разу не свозили. Кристиан говорит, что там ничего интересного. Как-то, когда бабуля ужинала в нашем ресторане, он усадил меня в ванную, всыпал туда пачку каменной соли, влил банку йода и сказал:
  -Вот тебе и морская вода.
  Вода морская мне жутко не понравилась, у меня на руке было несколько царапин, которые жутко защипали при погружении в эту мерзкую жидкость.
  Во-вторых, я родила дочку. Оказывается и вправду не просто так растолстела, и менструация родам не помеха. Дочку мы назвали конечно же Кристина, в честь достопочтенного папули. Сашка наш учится в школе, и хорошо учится. Миссис Херли так и живет с нами, спасибо ей за постоянную помощь и доброе слово.
   Из плохого. Бабуля так и не воспринимает Кристиана, продолжавшего жить в доме соседской бабки Феклы, и всячески препятствует нашему сближению.
  -Да возьми ты и приплыви на галере! - раз в сердцах вскричала я на Кристиана. - Не то спать с тобой неделю не буду.
  Можно было бы и на месяц запрет установить, но боюсь сама столько не выдержу.
  -Как это сделать технически? - спросил недоумевающий муж.
  -Ты мужик, вот и придумай как, я у нас по другой части, которая не техническая.
  С мужиками главное что, разогнать их надо как следует, запрет установить, тогда они мыслить быстро и плодотворно начинают. Это факт!
   Однажды летним вечером мы ужинали на террасе. Миссис Херли разлила всем чай. Я о чем-то увлеченно рассказывала, когда вдруг Сашка закатил глаза и упал со стула, следом за ним повалилась бабушка.
  -Какже так, миссис Херли, мы вам доверяли, за что? Отравила? - прохрипев, я провалилась в никуда.
   Плавное плесканье воды привело меня в чувство. Вспомнив о попытке отравления, я подскочила, как ужаленная в опу и обомлела. На мне белое пышное свадебное платье в пол с фатой, на руках белые перчатки, волосы уложены в замысловатую прическу. Вокруг меня собрались наряженные бабушка, Сашка, маленькая Кристя и миссис Херли. С улицы не прекращало раздаваться плесканье волн и крик чаек.
  -Что это? - спросила я.
  -Он приплыл! - вскричала бабуля, прильнувшая к окну. - Я говорила, что он приплывет. Мое предчувствие никогда не обманывает.
  Что за глупости? Кто плавает по суглинку? Я тоже выглянула в окно и просто очумела. На огороде, на большом свежевырытом пруду плескался прекрасный корабль - галера с гранатовыми парусами. Сотни гребцов лихо управлялись веслами, взмучивая воду. В пруду прыгали рыбки, плавали уточки, а на палубе меня ожидал невозможно офигительный принц Кристиан в белом смокинге со священной коровой Зорькой. Подобрав полы платья, я выбралась из дома на улицу, следом за мной неслась едва поспевающая свита. Не принц к нам, а мы взгромоздились к нему по трапу на корабль.
  -Дорогая Анна, согласна ли ты стать моей женой? - преклонив колено, спросил мой муж-принц.
  -Да согласная она, - заорала за меня бабушка. - Давно уже ждем, где же ты болтался, миленькой. Ента уже дитев нарожала, но ждем только тебя.
  А потом мы дрейфовали на волнах, отмечая на палубе за накрытыми столами свадьбу.
  -Кристиан, где ты откопал столько таких гребцов? - спросила я.
  -Да таджиков на рынке снял за пятьсот рэ/за день, - признался он и добавил, как молотком по голове стукнул. - Я действительно люблю тебя.
  -И я люблю тебя, только не убивай меня, как в ваших дурацких фильмах. И долой равноправие, главенствуй, как мужику и положено.
   В этот день нас с мужем ждало открытие: мы узнали своих отцов, которые презрев указы своих жен, приехали поздравить нас. Моим отцом оказался тракторист Васька Теплый. О, Верка бы тут воскликнула: "Теперь понятно, в кого ты тепленькая". А отец Кристана, он же отец Улугбека - гражданин солнечного Узбекистана Боря. Так, так, так, кажется стена неравенства, стоявшего между мной и Кристианом, скоро рухнет окончательно.
  -Кто же тогда твоя мать, она местная? - спросила я мужа.
  -Пойдем в каюту.
  Кристиан взял меня на руки и принес в каюту, усыпанную цветами.
  -Раздень меня.
  -Ответь сперва.
  -Раздень и увидишь ответ.
  Вняв просьбе, я сняла рубашку, Кристиан приказал мне прочесть татуировку на его груди, которую до сих пор скрывал всяческими способами, даже заклеивал ее пластырем. Татуировка представляла собой лицо девочки, под ним подпись Анна Петрушкина - моя любовь навсегда.
  -Что это значит?
  -Моя мама - дочь бабушки Феклы, у которой я теперь живу. Она дружила с твоей матерью и когда ты родилась, они уговорились, что их дети - мы с тобой, поженятся.
  -А фотография из твоего портмоне, девочка на твоих руках?
  -Это ты.
  -Почему меня никто не спросил? - возмутилась я. - Вдруг ты был бы мне противен?
  -Потому что у тебя было две заботы в два годика: кушать, испражняться и кукол в колясочке возить. А мне было уже одиннадцать, но чтобы я не забывал о тебе, мы уговорились с мамой и сделали в салоне тату.
  -Так у меня тоже тату есть, - опомнилась я. - На руке, чуть видно.
  Я показала Кристиану надпись: Кузенька - мой суженый.
  -Только зови меня Кристианом, Кузя просто ужасно, - потребовал Кристиан.
  -Заметано, самой с тобой Кузенька позориться неохота.
  -А теперь, давай раскачаем эту яхту, - предложил Кристиан.
  -Стоп, так ты с самого начала, тогда на ферме знал, что я Петрушкина?
  -Конечно. Я хотел сделать проще, просто приехал к тебе домой, но твоя бабулек меня выставила. Тогда я, зная где ты работаешь, решил прикупить эту ферму, чтобы видеть тебя чаще. Кроме того, заделался спонсором училища, чтобы обложить тебя со всех сторон. Я же не знал, понравлюсь ли тебе, вокруг тебя вились парни.
  -Кристиан, так может быть гробы и прочие страшные увлечения просто шутка? - с надеждой спросила я.
  -Нет, к сожалению это правда. Я очень боялся, что ты испугаешься, и помрешь как другие, но ничего, сдюжила. Все, хватит болтать, с благословенья твоей бабушки мы можем теперь заняться любовью с чистой совестью.
  
  
  -Бабуля, мы в церковь, - с утра докладываю я.
  -Ой, какие молодцы, набожные дети, - порадовалась она.
  Да, еще какие. Едем на отпевание, развлекать Кристианчика. Все вернулось на круги своя. Только я пыталась извлекать из необходимости выгоду, и уже не просто стояла деревом на отпевании, а пела в церковном хоре. Кристиан, в свою очередь, трогательно заботился обо мне, например, он приобрел термобелье в Спортмастере, чтобы я не мерзла в морге, и теплую душегрейку с валенками. Сауна прямо, а не морг получился. Время от времени, Жорик водит мужа по ночным кладбищенским подземельям, для поднятия адреналина. Еще один новый способ развлечений придумала я: отправляю Кристиана к брату Улугбеку и его друзьям в коровник играть музыку. Правда, ребята мне сказали, что играет он только на моей мандалине, у них только осваивает барабаны, и на большее не сгодится.
  Так и живем. Может быть, для кого-то такой образ жизни странен, но для нас это - норма. Да и кто знает точно, что такое хорошо, и что такое плохо? Где та незримая грань, что отделяет их друг от друга. В.В. Маяковский не написал, что то, чем мы грешим плохо. А все, что он перечислил как плохо, мы не делаем. Хорошее выполняем: руки моем, посуду моем, слабых не обижаем, спорим со страшной птицей, и никому жить не мешаем.
  -Дорогая, сегодня твоя очередь танцевать стриптиз, - говорит мне муж, укладываясь на диван. - А нет, пожалуй, устроим соревнование. Потом друг друга оценим и наградим, или накажем. Оу, давай обменяемся трусами.
  Пока наш новый дом строится, живем у меня. Ну все, я заканчиваю свой роман и убегаю. Меня ждет шест и самый любимый, обожаемый муж.
  А из оконца на улицу льется мягкий желтоватый свет, с кухни доносится запах свиной отбивной, в кроватках посапывают детские носики. Чего еще в жизни надо?
  P.S.Наше рядовое утро выглядит так.
  Сладко потягиваюсь, ловлю ноздрей воздух, ожидая учуять запах свежесваренного черного кофе, и натыкаюсь на нотку чего-то ужасно тухлого. С опаской привстаю и хватаю рукой дохлую ворону, раскинувшую крылья на шелковой розовой постели.
  -Кристиан, сука!
  Завтра утром, я засуну ему в трусы живую лягушку. Интересно, она умеет делать менуэты?
  Конец.
  02/2015.
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"