Пепеляев Юрий Васильевич: другие произведения.

Приключение в параллельном мире

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ребята попадают в параллельный мир.

  Необычный бункер?
  
  Тайна Ромки
  Интернет-команда. Я выведываю тайну.
  Рюкзак с меня весом. Тайна Лысой Горы.
  Неожиданные попутчики. Космический корабль?
  
  
   Что происходит с Ромкой? - Думал я, наблюдая, как тот с загадочным видом все время шушукается с Гришей.
   Вернее Григорий слушал его, кивал головой и говорил свое "угу".
   Раньше, он всегда рассказывал мне, если у него заведется какая-то тайна, а теперь... Странно было то, что Григ (так мы коротко называли Гришу) никогда ни с кем не дружил, он был со всеми одинаков, и его трудно было чем-то удивить или заинтересовать, он второгодник и поступил в нашу школу недавно, приехал с севера. Его можно сравнить с медвежонком переростком, этакий увалень, который боится повернуться лишний раз, чтобы не задеть кого-либо и ненароком не навредить кому-нибудь. Можно сказать, что он был нелюдим, не из-за того, что он сторонился людей, нет, он стеснялся себя и не хотел лишний раз обременить других своей медлительностью и неуклюжестью.
   А сейчас Григ не то чтобы слушал Ромку, а даже был заинтригован его тайной, это было видно по его заинтересованному лицу.
   Если кто-то проходил мимо, Ромка сразу переставал шептаться и делал вид, что рассматривает свои ботинки.
   Он был отличником и поэтому не входил в нашу интернет-команду.
   Команде было уже три года, и она была знаменитостью, нашим спонсором был морской порт и поэтому мы частенько ездили в другие города, на соревнование и почти всегда привозили призы.
   Конечно, кроме компьютерных игр нас объединяла любовь к фильму "Звездные войны", мы знали всех героев, (старались подражать им во всем) и всех противников в этом сериале. У нас были свои правила, которые мы обязаны выполнять. Например, мы не должны ничего не утаивать друг от друга (если это может навредить команде), не должны отбивать у своих друзей подруг. Если "дама сердца" освобождалась из-под опеки ухажера, а у нас были самые красивые девчата, то бывший "рыцарь" сообщал об этом своим друзьям, и если кто-то не был обременен "дамой сердца", то она переходила под его опеку. Эта традиция длится уже три года, с шестого класса.
   Когда "освободилась" Маринка, (она огрела своего ухажера, за то, что он полез к ней целоваться), я сразу же заявил, что у меня нет "дамы сердца" и она перешла под мою защиту.
   Наверное она не почувствовала мою "защиту", потому что я так и не смог к ней подступиться.
   Одно время мы хотели заманить к себе Грига, это был отличный парень, ( он как будто был создан для нашей команды) он долго думал, и, почесав в затылке, сказал: "Глупости все это, в компьютерах я не разбираюсь, даже играть в них не умею, да и некогда мне - бабушке помогать надо".
   - При чем тут компьютеры?! - не выдержал я. - Главное, мы сможем друг за друга постоять.
   - Если кто вас тронет, так я и без команды помогу.
   Так что мы его не смогли уговорить, но решили принять Грига без его согласия.
   Многие пытались проникнуть в нашу команду, и я даже знаю кто (Ромка), но у нас были строгие правила, новый член команды мог появиться, только вместо выбывшего, (Григ был исключением) а выбывать пока никто, не хотел.
   Ромка сильно обиделся, что он не попал в нашу компанию. Теперь, когда у него появилась тайна, он отыгрывался на мне, он знал, что я люблю загадочное и интересное.
   Видя, что я никак не реагирую на его попытки увлечь меня своим загадочным видом, он решил сделать шаг на встречу. На перемене, лавируя мимо беснующейся толпы малышей, он с независимым видом прошелся несколько раз мимо меня и, увидев, что я поднял на него свой "заинтересованный" взгляд, остановился.
   - Привет! - начал он выбалтывать свою тайну (то, что он расскажет, я ни сколько не сомневался).
   - Ба-а, кого я вижу! - поддержал я его.
   - Как у тебя дела?
   - До этого момента пока что были нормальные.
   - У меня, для тебя кое-что есть.
   Я сделал вид, что меня нисколько не интересует его тайна, с которой он носился уже три дня, это самый лучший способ заставить человека рассказать ее.
   - Клад старых вещей нашел? - спросил я, безразличным голосом.
   - Нет, космический корабль!
   Конечно, я мог бы предположить все что угодно, но на такое у меня даже воображения не хватило.
   - Ты на нем уже летал и, наверное, уже падал?
   Ромка засопел, как ежик, которого пытаются раскрыть, толстые щеки его раздулись - явный признак того, что он обиделся.
   - Ладно, я пошутил, - пошел я ему на встречу, - а откуда ты знаешь, что это космический корабль?
   - Понимаешь, там приборы всякие, кнопки, шкалы со стрелками, я пытался разобраться, но не получается, ты ведь хорошо разбираешься в компьютерах.
   - Да вроде, кое-что понимаю.
   - Я пытался Грига подключить к этому делу, но он на приборы смотрит как баран на новые ворота.
   Да-а, что только люди не придумают, чтобы влезть в нашу команду, - подумал я, но вслух сказал: "В воскресенье покажешь, как раз каникулы начнутся, так что будет время смотаться куда-нибудь".
   - А в команду возьмете?
   - Дадим тебе испытательный срок, если оправдаешь наши надежды, возьмем.
   - Я Грига захвачу, он будет, как рабочая сила, - воодушевился он.
   - Больше никого, - благодушно разрешил я ему, - а матери скажи, что идем в поход. Да, кстати, далеко идти?
   - Нет, на Лысой горе, в расщелине, я ее случайно обнаружил, когда за грибами ходил.
   - Да, на Лысой горе всегда каких-то НЛО видят, - согласился я.
   В местной газете, которая выходит три раза в неделю, время от времени иногда появлялись заметки о таинственном свечении над горой, о кораблях, круглой формы, о каких-то неопознанных объектах, но мне кажется, все это делается для того, чтобы привлечь отдыхающих. Хотя, я думаю, их больше привлечет, если цены не будут бешеными, а сервис заграничным.
   В воскресенье, я торопливо проглотил завтрак и хотел, было уже скрыться за дверью, но меня остановила мама.
   - Ты опять идешь на свои компьютерные игры? И не надоело?
   - Тебе уже шестнадцать, а ты все как мальчишка! - поддержал ее отец, закрывшись, как всегда газетой.
   - Я... Мы в поход сегодня идем, на три дня, в горы - нашелся я что ответить.
   - В поход?! - удивился он, отложив газету и вынимая трубку изо рта, этот жест означал, что папа заинтересовался происходящим. - Кто же так ходит в поход? Ну-ка, мать, собери что-нибудь сыну из еды, а я рюкзачок приготовлю, - и он решительно встал.
   Тут только я понял, что совершил непростительную ошибку. Папа до свадьбы часто ходил в поход и даже маму мою уговорил, чтобы свадебное путешествие они совершили в горах. Мама согласилась, и это стало их лебединой песней походов. Не только мама больше не ходила в походы, но и папа после свадебного похода забросил рюкзак, (не без маминого нажима).
   Я сидел посреди комнаты и с тоской наблюдал, как вокруг меня росли горы походного снаряжения и думал, как бы от всего этого избавиться по дороге.
   Постепенно рюкзак приобрел правильную форму. Довершал всю картину туго свернутые спальник и палатка, прицепленные сверху.
   - Ну-ка, - скомандовал отец, - становись.
   Я неохотно встал, он, как пушинку, поднял рюкзак и навьючил его на меня. Я как стоял, так и сел вместе с ним, рюкзак пригвоздил меня к полу. Отец почесал затылок.
   - Да-а, - произнес он задумчиво - или рюкзак слишком тяжелый, или ты слишком слабый. Ну-ка, мать... - я понял, сейчас начнется переупаковка рюкзака, потом снова укладка, а значит, это опять затянется на час, не меньше.
   - Я встану - сказал я, барахтаясь где-то внизу.
   - Ну, наконец-то я слышу голос не отрока, а мужа - похвалил папа.
   "При чем тут муж? - думал я, пытаясь встать с четверенек.- Лучше бы помог".
   Он, видимо понял, что пора от слов переходить к помощи. Он поднял меня за рюкзак и придал мне вертикальное положение.
   - Вот тебе от меня фотоаппарат и бинокль, - сказал он торжественно - они прошли со мной не только Крым, но и горы Кавказа, и от меня они переходят служить тебе. Я все ждал, когда ты сам захочешь путешествовать, теперь время наступило послужить им тебе, компьютер компьютером, но поход!...
   Он, не без грусти, повесил "Зенит" и морской бинокль мне на грудь, наверное, для равновесия этой доисторической тяжести мне и не хватало.
   "Интересно, - подумал я, - смогу ли я дойти до тети Маши?" Она жила за два квартала от нас, где я и собирался оставить этот вьюк.
   Я быстро попрощался с предками и "вырулил" за ворота. Главное - не потерять равновесия, а то потом не встану.
   Я всегда любовался нашей улицей, с ее каменными заборами, увитых плющом и диким виноградом, ее часто рисовали местные и заезжие художники и потом продавали картины на набережной под каким-нибудь экзотическим названием "Дорога через столетия" или "Пыль веков".
   Что-что, а пыли действительно было много, эта дорога по древности не уступала городу, может быть, по этим рытвинам ступала нога закованного в цепи раба, или какого-нибудь римлянина, закованного в доспехи, а теперь я, обходя эти же рытвины, закованный тяжестью рюкзака, бреду до места встречи.
   Завернув за угол, я столкнулся с ребятами, которые меня давно уже ждали. После минутного замешательства, первым очнулся Рома.
   - Ш-што это?! - спросил он оторопело. - Мы же только туда и обратно.
   - Снимай быстрее, - пропищал я на последнем издыхании.
   Рома обхватил рюкзак сзади, и я ловко вывернулся из лямок, сзади послышался глубокий вздох издыхающей лошади и топот перебирающих ног. Я оглянулся. Рома, видимо, не смог вовремя отпустить рюкзак и теперь, чтобы не упасть, пятился назад, с все больше увеличивающейся скоростью.
   - Ты куда? - крикнул я. - Брось рюкзак.
   Но Ромка не послушался, видимо он хотел сам справиться с создавшимся положением.
   Еще немного и его вынесет на проезжую часть, а там мои ценные вещи, за которые отец оторвет мне голову, если с ними что-то случится.
   Мы с Григом бросились его догонять. Григ первым ухватил рюкзак и приподнял его вместе "хозяином". Рома, как клещ, повисел несколько секунд и, отцепившись, плюхнулся в пыль. Я помог ему подняться. Он, весь красный от напряжения, уважительно посмотрел на меня.
   - Никогда бы, не подумал, что ты такой сильный!
   Я не стал его разуверять, он же не знал, что я шел только потому, что рюкзак толкал меня, и я шел вперед так же, как он пятился назад, только у него получилось идти быстрее меня.
   - А зачем ты взял столько вещей? - спросил он, отдышавшись. - Для тренировки?
   - Да, для твоей тренировки, что бы ты стал сильнее, только ходить надо правильно, вперед, а не пятиться назад, как рак.
   Он замялся, не зная, как отказаться от такого великодушного предложения.
   - Если у вас трудности с рюкзаком, - вставил свое редкое слово Григ, - то я его возьму.
   - Вот и славненько, - засуетился сразу Ромка, пытаясь ему помочь, надеть рюкзак, - как здорово, что у нас есть такой друг.
   Григ ловко подлез под лямку и одним движением закинул рюкзак на плечо.
   - Не тяжело? - с сочувствием произнес Ромка, поправляя ремешки.
   - Привычно, - крякнул он и двинулся вперед.
   "Пожалуй, зря он не согласился войти в нашу команду, - думал я, приноравливаясь к его шагу, - он бы нам пригодился".
   Мы вышли на окраину городка, улица становились все уже и поднимаясь на склон горы, превратилась постепенно в тропинку.
   Я решил не заносить рюкзак тете Маше, еды я не брал, а та, что была в рюкзаке, могла пригодиться, если с идеей Ромки ничего не получится, то, по крайней мере, можно раскинуть палатку у озера и отдохнуть денька два от домашних дел.
   - А зачем ты взял собаку? - прервал мои размышления Рома, оглядываясь назад.
   - Какую собаку?! - удивился я.
   - А это разве не твоя? - кивнул он на лохматую дворняжку, которая плелась за нами.
   Видя, что ее обнаружили, дворняга, виновато виляя хвостом и задней частью тела, на полусогнутых лапках, подползла ко мне.
   Это был соседский пес, под грозной кличкой "Волк". На волка он мало походил, разве что окрасом, да и то, если у того, кто назвал ее, было большое воображение, я звал его просто - Волчик.
   Мы даже пытались одно время определить, что это за порода, и вышло что-то среднее между нестриженым фокстерьером и немецкой мини-овчаркой.
   Дворняга считалась соседской, но жила в основном у нас (когда ее хозяин был под "мухой"), она выбрала меня своим хозяином, охраняла наш двор и пыталась сопровождать меня повсюду, даже в автобус залезала, если я вовремя не замечал ее. Если же она просачивалась в автобус, то я делал вид, что ни сном, не духом не ведаю, кто это и чья, и вместе со всеми возмущался, что "взяли в моду возить дворняг в автобусах и без намордника".
   Это было безумное существо. Если она лаяла, то от души, как будто приходил ее последний миг. Что мы только не делали, чтобы отвадить ее, но она была настолько изобретательна, что мы давно махнули на нее рукой.
   Вот и сейчас, я махнул рукой.
   - Его бесполезно гнать,сам отстанет - успокоил я ребят, - , наверное..., потом..., если его не кормить.
   Пес понял, что его не собираются выгонять, по крайней мере, сейчас, и теперь, не прячась, носился вокруг нас.
   Солнце начинало припекать, у нас, на юге, конец мая - это начало сезона первых "дикарей", приезжают самые нетерпеливые и самые небогатые отдыхающие, цены еще не кусаются, появляется первая зелень на прилавках базарчиков, море уже теплое (по их меркам), и они с восторгом влетают в ледяную, девятнадцатиградусную воду, плескаются, а потом жарятся на песке, в то время как некоторые, местные обыватели, еще ходят в демисезонных куртках.
   Для местных жителей это означает начало "жатвы". "Проголодавшись" по безденежью в межсезонье, они со штурмом брали московские поезда, предлагая приезжим свои квартиры, квартирки, домики и "скворечники", конечно цены были вполне приемлемые по московским меркам, где-нибудь на Арбате, но если сравнивать с местными ценами и сервисом, это был откровенный грабеж.
   Несчастные "дикари", облепленные "услужливыми" домосдатчиками со всех сторон, озирались и у них уже не стоял вопрос, где поселиться, они хотели только одного, скрыться от такого обильного внимания.
   Побеждали обычно опытные бабушки, они выхватывали огромные сумки гостя и предлагая "смехотворно низкую" цену, заводили их в такую глушь, что и местные, неприхотливые съемщики квартир, зимой отказывались от них.
   Опытных же отдыхающих было видно сразу, они, еще в поездах, отказывались от сервиса частных пронырливых эмиссаров, которые уже действовали за несколько часов до конечной остановки.
   Оставив кого-нибудь охранять вещи на вокзале, "бывалые" проходились по местным улицам и, найдя приличные и недорогие "апартаменты" переселялись, оставив с носом местных "риэлторов".
   В начале сезона, когда певцы и артисты, всякие ансамбли и знаменитости еще не удостаивают нас своим вниманием, наблюдать за таким спектаклем было истинное удовольствие. Вот где кипели страсти! Вот где можно услышать новые слова и наречия! Правда, если ты сам не окажешься в роли такого же сдатчика квартиры (мама иногда заставляла меня найти квартиранта, и хоть наша квартира была вполне приличная, мне никогда не удавалось привести кого-нибудь).
   Отсюда, с горы были слышны голоса первых "дикарей" барахтающихся в прохладной воде, я позавидовал им и сам с удовольствием бы нырнул в море, но море было далеко, за древними крепостными башнями, за гудящим и стучащим портом.
   - Я предлагаю сделать привал, - не выдержал я, - а то Григ устал, вон какой тяжелый рюкзак.
   - Может быть, ты ему поможешь? - ехидно предложил Рома.
   - Я уже нес, теперь твоя очередь.
   - Я пошутил, Григ сильный, зачем ему нас мучить твоим рюкзаком - и он с готовностью плюхнулся на жалкую, весеннюю растительность, которая у нас называется травой.
   Мы все улеглись, наслаждаясь покоем. Волчик принялся за свое, профессиональное занятие - за ловлю кузнечиков.
   Вдруг Ромка привстал на локтях и уставился назад, туда, откуда мы пришли.
   - Привидение увидел? - спросил я его.
   - И не одно, мне показалось, что за нами двое девчат.
   - Только две? - усмехнулся я. - Почему тебе мамочка не дала шляпку, может, тебе головку напекло?
   - Нет, честное слово, я видел, они спрятались, - загорячился он.
   Я привстал, пытаясь увидеть его девчонок.
   - Ты никому не рассказывал о нашем походе?
   - Нет!
   - Ну и я никому.
   И тут мы оба посмотрели на Грига, тот, как ни в чем не бывало, разглядывал облака и жевал травинку.
   - И Григ ничего не говорил, - сказал я утвердительно за него, - так что успокойся, а то нервы у тебя не в порядке, а с плохими нервами в команду такого уровня как наш, никто не возьмет, тем более что ты даже рюкзак не смог нести.
   Видимо этот довод на него подействовал отрезвляюще и он с готовностью встал.
   - Ну что, я готов идти дальше, Григ, может помочь тебе... нести рюкзак?
   Григ посмотрел на меня, и я все понял.
   - Нет, рюкзак он сам понесет, там ценные вещи.
   Рома облегченно вздохнул.
   - А то бы я понес, ну раз не хотите, как хотите..., - сказал он быстро, без паузы в середине предложения и, посвистывая, пошел вперед.
   Постепенно тропинка расчленилась на козьи тропки, и мы по ним вышли на пологий склон, идти стало легче, появились итальянские сосенки.
   - Если твой корабль окажется немецким бункером, - сказал я, - то ты все равно взлетишь, только уж без меня.
   Ромка посмотрел ехидно на меня, раздвинул кусты и..., исчез. За кустами начинался крутой склон, и я не мог понять, куда он скрылся.
   - Да пошутил я, - пытаясь разглядеть за кустами вход, я полез в заросли. Колючки хватали меня за куртку и не хотели отпускать.
   - Левее, - услышал я голос Ромы, он доносился как из трубы.
   Рядом, раздвинув кусты, протиснулся Григ и ловко юркнул в расщелину.
   Я хотел, было нырнуть за ним, как вдруг услышал сзади хруст веток. Оглянувшись, я остолбенел, сзади стояли две девушки из нашего класса. Впереди была Маринка, самая красивая и ехидная девчонка, а из-за плеча выглядывала ее подруга Наташка.
   - Это здесь вы прячете свой корабль? - спросила Марина.
   Я только от удивления хлопал глазами.
   - Какой...э-э, нехороший человек, тебе растрепался?
   - Это ты. Неужели забыл, как позавчера, провожая меня, ты хвастался?
   И тут я вспомнил как после уроков, отважился ей помочь, понести ее школьную сумочку, она, почувствовав как кто-то схватился за ее сумку, развернулась и опустила ее с размаху мне на голову.
   Конечно, когда я объяснил, что хотел ей только помочь, она милостиво, разрешила мне нести сумку, но видимо удар по голове был такой сильный, что я не помню, как рассказал ей и о походе, и о корабле.
   - Значит так, - сказал я, выходя из кустов, (девчата предупредительно отошли назад) - дом недалеко, провожать я вас не буду, так что можете идти домой сами, не заблудитесь.
   - Мы пойдем, - согласилась Марина, - но мы приведем сюда всех девчат и расскажем Роме, кто проболтался.
   - Да - поддакнула из-за плеча подруги Наташа.
   Я понял, что Марина великий шантажист и что я попал в западню.
   - Ладно, - согласился я, - но если что, не пугаться и слушаться меня.
   - Слушаюсь, командир. - Марина шутливо козырнула и полезла за мной, Наташа вздохнула, ей ничего не оставалось, как поддержать подругу.
   Последним, замыкающим проскочил Волчик, хоть он и боялся темной пещеры, но еще больше боялся остаться без хозяина.
   Пещера была сырая, как все пещеры в это время года.
   Стукаясь головой об потолок, я сдерживался от вскриков, сзади шли девчата. Им было легче, они не сдерживались и их жалобы прибавляли мне сил.
   - Странно, - думал я, - никогда не слышал, чтобы на Лысой горе была пещера, блиндаж - да, доты есть, а вот чтобы пещера!
   - Ой, - я вскрикнул, ударившись лбом о стенку, Марина в меня.
   - Где вы там? - крикнул я в темноту.
   Недалеко послышался смешок Ромки.
   - Ну, получишь ты у меня, - строил я план расправы, - если все это окажется шуткой!
   Я нащупал спички в кармане и зажег. В красноватом мареве огонька я увидел Ромку и Грига, копошившихся в трех шагах от меня.
   - Ну, - спросил я грозно, - где твой корабль?
   - Подожди, - отмахнулся Ромка, - сейчас откроется люк.
   И вправду, пещеру осветил бледно-розовый свет, исходящий от круглой дверцы. Люк был замаскирован под поверхность пещеры.
   Сначала Ромка, а потом и Григ нырнули в люк.
   - Прошу любить и жаловать, - торжественно произнес Ромка, высунувшись из люка и... замер с открытым ртом, уставившись на девчат.
   - Они с нами - коротко бросил я и решительно полез в люк.
   Ромка, все еще находясь под впечатлением, еле успел отскочить в сторону, пропуская меня.
   Круглая каюта, с многочисленными приборами, кнопками, экранами окружала нас со всех сторон. Если бы нас было еще пять человек, то мест все равно было бы много.
   Мы, со своими ссадинами, походными куртками, кроссовками, девочками, жавшимися у входа и рюкзаками, никак не гармонировали с окружающей обстановкой.
   - Проходите девочки, - предложил Ромка, как радушный хозяин, - чувствуйте себя как дома, только на кнопки не нажимать, не хныкать и не визжать.
   - Подумаешь, - сказала свое знаменитое слово Марина, передернув плечиками, - а будешь задаваться, специально буду нажимать на все кнопочки, ручечки, да еще по твоей, пустой голове настучу.
   Она демонстративно прошлась по каюте и уселась в кресло у главного пульта, правда кнопки все же не нажимала.
   Я не стал вмешиваться в их отношения, Марина хоть и слыла самой красивой девчонкой в классе, но она еще славилась и тем, что здорово стукала по голове, в основном сумкой, а если сумки не было, то тем, что было под рукой, я сам это испытал.
   Ромка сделал вид, что не расслышал ее слов.
   - Ну что скажешь?! - он гордо посмотрел на меня и взмахнул руками, обводя взглядом каюту.
   - Если ты насчет Марины, то она может и нажать, и постучать, а если насчет корабля, то на немецкий бункер, действительно не похож, может это американский?
   - Я английский как свои пять пальцев знаю, а здесь какие-то значки, даже на иероглифы не похожи.
   - Ладно, показывай, что ты успел сделать.
   Ромка вскочил и деловито стал объяснять.
   Лучше бы не объяснял, раз он ни куда не летал, значит, ничего не сделал. Пришлось мне брать все в свои руки.
   Первым делом, я спугнул Марину от пульта и усадил Ромку на кресло пилота, кресло было небольшим, как раз для него, сам сел подальше и скомандовал, - нажимай!
   - Куда?
   - Да хоть на ту, красную кнопку, что справа от тебя.
   - А дальше что? - спросил он, нажав на кнопку.
   - Ничего не почувствовал? - спросил я.
   - А что я должен почувствовать!
   - Не знаю, вибрацию, какую нибудь, или что нибудь должно замигать.
   - Синяя кнопка зажглась.
   - А давайте, я на нее нажму? - предложила Марина, стоявшая позади меня.
   - Девчатам нельзя, - решительно сказал я, - от них одни неприятности.
   - Подумаешь! - она передернула плечиками.
   - Да - подтвердила Наташа.
   - Пойдем домой, - позвала Марина подругу, - пускай они сами играются в свои звездные войны.
   Девушки подошли к люку, тот послушно открылся и они вышли наружу.
   Райская планета.
  
  
  На другой планете.
  
  
  Ромка не может открыть люк.
  Страшилка на ночь. Ночной переполох.
  След дикаря. Мы перебираемся в пещеру.
  Григ на переговорах с дикарями.
  Кровавое побоище. Я делаю оружие.
  
  
   Я вздохнул с облегчением, если бы она потребовала, мне, как "рыцарю" для дамы сердца, пришлось бы разрешить нажать на кнопку.
   Я хотел снова скомандовать, как меня прервал визг девчат, они с перепуганными лицами влетели в каюту.
   Быстрее всех отреагировал Григ, он стремительно подскочил к люку и закрыл его.
   Марина открывала рот, как рыба, которую вытащили из воды, но так и не могла сказать что-нибудь вразумительное.
   - Ну что еще там такое? - спросил я ее, - если ты увидела собачку, то это наша собачка, по кличке Волчик, она не страшная...
   - Волчик сидит за тобой, - подсказал Ромка.
   - Вот видишь, собачка на месте...
   - Ты..., ты куда нас закинул? - наконец смогла вымолвить Марина.
   - Ты сильно ударилась головой? - с сочувствием спросил я.
   - Не знаю, может это у тебя с головой не все в порядке, но я хочу домой, а там!...
   Мне стало интересно, что такое могло испугать Марину? Мы много раз пытались испугать ее, но никак не получалось, она даже мышонку обрадовалась, когда мы засунули его, в ее сумочку.
   - Григ, разведай, что там такое, - скомандовал я.
   Но он уже опередил мою команду, открыл люк и вышел наружу.
   Чтобы не показаться медлительным, я вышел за ним.
   Перед нами лежал зеленая поляна, залитая солнцем, из-за ближайших деревьев, был слышен шум волн.
   Нашего приморского городка не было!
   Вместо птиц, мы увидели птеродактилей, паривших в высоте. Огромные стрекозы и бабочки порхали недалеко.
   Сомнений никаких не оставалось, - мы очутились на другой планете. Никаких перелетов в космическом пространстве, никаких посадок, просто - раз и мы на другой планете, даже обидно как-то, никакой романтики.
   - А что, - оглянулся я - вполне приличная планета, хищников не видно, - а так как она еще не открыта, я назову ее Райской планетой.
   - А почему это ты называешь? - Ромка переборол свой страх и вышел наружу, - а кто кнопки нажимал?
   - А кто ЦУ давал? - парировал я.
   - Нашли о чем спорить, - Марина осторожно выбралась наружу - давайте лучше возвращаться, пока нас никто не съел.
   - Нас никто не съест, - успокоил я их, - если что, нас предупредит Волчик, а мы, с Григом успеем вас защитить. Давайте лучше устроим пикник на природе, зря мы, что ли такой огромный рюкзак тащили.
   Григ вынес рюкзак из каюты, и за ним вышел последний "смельчак" с поджатым хвостом.
   Люк закрылся, теперь мы смогли разглядеть корабль. Снаружи он был похож на скалу, и если бы мы не знали что это корабль, мы не за что бы ни поверили Ромке.
   Я распаковал рюкзак и стал вытаскивать все подряд.
   Девушки оживились и стали сервировать "стол".
   - Ты на сколько дней сказал родителям, что уходишь в поход? -спросил Ромка, уплетая за обе щеки.
   - На три дня.
   - А заготовили как на неделю.
   - Нет, если считать тебя, то и на день не хватит, но ты жуй, жуй, не тащить же все обратно.
   Пока мы обедали, Григ скрылся за ближайшими деревьями и появился, как только мы закончили пикник.
   - Здесь нет людей, - заявил он, - нет ни дорог, не строений.
   - Я же говорил, что мы первооткрыватели, - воодушевился я, - кто со мной, я пойду купаться, - и, никого не дожидаясь, побежал к морю, скидывая на ходу одежду.
   Плюхнувшись в набежавшую волну, я с наслаждением стал плескаться, вода была очень теплая, как раз такая, какую я любил.
   Ребята, видя что меня никто не ест, тоже стали нырять, что-что, а плавать мы любили, этого у нас, у приморских жителей не отнять.
   Если бы и были, какие-нибудь чудовища, то они сразу уплыли, т.к. визг девчат был слышен по всей округе.
   Повалявшись на песке, мы счастливые возвратились назад.
   - Чур, я первая переодеваться, - крикнула Маринка и подбежала к кораблю, - Ромка открой.
   Рома подошел к скале и... в нерешительности остановился.
   - Кто скажет, где находится вход? - спросил он, после нескольких попыток найти его.
   У меня кольнуло сердце.
   - Это мы должны спросить тебя, где вход, открывай, быстро.
   Он нерешительно постоял и снова принялся искать вход.
   Я понял, что без нашей помощи ему не обойтись.
   Помог Волчик, он скреб лапкой в скалу, пытаясь подсказать, что и ему не плохо бы вернуться в знакомый мир, где нет таких огромных стрекоз.
   - А ну-ка, следопыт, - позвал я Ромку, - вот здесь твоя дверь, теперь открывай.
   Он облегченно вздохнул.
   - Всем отойти, - скомандовал он командирским голосом, не терпящим возражения.
   Мы не стали его разубеждать, главное, чтобы он открыл люк.
   Он долго ковырялся, и когда мы уже стали терять терпение, оглянулся.
   - Не открывается, - жалобно пролепетал он.
   Наташа тихонечко заскулила.
   - Как открывал раньше, так и сейчас открывай, - начал закипать я.
   Ромка снова стал колдовать над дверью.
   Мы медленно подошли к нему. Он нажимал на камни, оттягивал их, цеплял ногтями за трещины, но было видно, что все это он делает в сотый раз.
   - Мне бы сейчас монтировочку, ... или ломик, - он с надеждой посмотрел на меня.
   - Понимаешь, - произнес я с сочувствием, - как-то не догадался попросить отца положить ломик в рюкзак.
   Ромка безнадежно вздохнул и стал ковырять пальцем поверхность скалы.
   Григ отодвинул Ромку плечом и склонился над люком.
   Раз Григ принялся за это дело, значит, сегодня никто домой не попадет, и мы дружно стали пытаться открыть люк.
   Через полчаса бесплодных попыток, я подозвал Ромку, который стоял недалеко, с виноватым лицом.
   - У тебя раньше было такое? - спросил я.
   - Да, но на следующий день он обязательно открывался.
   - Точно, на следующий?
   - Ну, иногда через день.
   - Ладно, сейчас бесполезно ковыряться, надо ставить палатку, а ты, - я скептически посмотрел на Ромку, - иди собирать хворост, может это у тебя лучше получится.
   - Есть, командир, - обрадовался он и побежал в лес.
   Я подошел к рюкзаку и стал вытаскивать вещи, вот когда я поблагодарил родителей, за то, что они собрали мне рюкзак.
   Чего только в рюкзаке не было, но главное, это палатка и спальник.
   Я стал натягивать палатку, взяв в помощники девушек, т.к. ребята ушли в лес.
   Конечно, от девчат мало толка, я давно понял что, мы, мужчины созданы для того, чтобы руководить ими и поэтому я взялся за мужское дело.
   Под моим руководством, девчата раскатали палатку, я достал колышки и разложил по сторонам.
   Я смотрел по телевизору, как устанавливали палатку и поэтому, решительно взялся за топорик.
   Но, почему-то, колышки никак не хотели входить в землю под наклоном, а норовили отлетать в сторону от моего удара и окатывать меня и моих помощниц землей, топор все время норовил ударить меня по большому пальцу.
   Я подумал немного, и приказал Наташе придержать колышек, может, хоть на это она способна.
   Она с готовностью взяла его, видимо не представляя, что от нее требуют, но как только я размахнулся, она взвизгнула и отскочила назад, отбросив колышек в сторону, как будто у нее в руках была змея.
   Я вздохнул и отказался от помощи девчат в этом, весьма сложном деле.
   С грехом пополам, (может, земля здесь была твердая?) я вбил эти проклятые колышки в землю, и мы натянули палатку.
   Только я хотел торжествовать победу, как оказалось, что вход палатки смотрел в кусты и как мы не пытались в нее залезть, ни как не получалось, пришлось переустанавливать палатку, слава богу, что не надо было вбивать колышки заново.
   Как только палатка была готова, девчата юркнули в нее, визжа от радости, и сразу заявили на нее свои единоличные права.
   Я хотел, было доказать, что палатка нужна нам всем, но понял, что это бесполезно, с девушками в таких делах нужно соглашаться сразу, и даже, на всякий случай, попросить прощения.
   Пока мы возились с палаткой, ребята разожгли костер и на нем уже пыхтел чайник, видать постарался Григ, Ромка на такое не способен, (хоть на одного можно положиться.)
   Во всех наших приготовлениях, деятельное участие принимал Волчик, он успевал всюду, помогая нам, правда, после того как в него попал ком земли, отскочивший от колышка, он решил, что его помощь больше понадобиться у костра.
   Вскоре стало темнеть, поужинав, мы устроились поудобнее вокруг костра, предварительно закопав картошку в золу и приготовились слушать всякие истории, но послушать не пришлось, потому что все решили, что рассказывать буду я, и чтобы не разочаровывать всех (особенно Марину), начал свой рассказ.
   Парнишка приехал на юг один впервые, когда-то в детстве он был с матерью, но после того, как ей стало плохо от палящего южного солнца, она отказалась от него, а заодно и ему после этого не пришлось гостить на юге.
   Здесь, в поселочке, у самого моря жила их дальняя родственница, и она все зазывала их к себе в гости (наверное, в надежде, что мы все-таки не приедем). Но Стас, так звали парнишку, приехал, это стоило больших трудов, но он отстоял это право, во первых он сдал вступительный экзамен в МГУ и прошел по конкурсу, во вторых, он доказал, что он взрослый и в восемнадцать лет он уже самостоятельный.
   Мать долго не могла свыкнуться с мыслью, что сын вырос и что волей-неволей, а придется его отпустить одного.
   Она долго перезванивала Антонине, узнавая, нет ли у них террористов, националистов и хулиганов, и получив успокаивающие ответы, отпустила свое единственное чадо.
   Стас решил ехать даже не из-за юга, он берег детские воспоминания о внучке Антонины, как они играли, как она таскала его в горы, лазили по садам, пробирались тайком в летние кинотеатры, они всегда были вместе. Она взяла тогда с него клятву, что он обязательно, когда вырастет, приедет и женится на ней.
   Конечно, он понимал, что детские обещания не принимаются всерьез, но он просто хотел ее увидеть.
   Поезд пришел ночью.
   Антонина привезла его на такси (платил он сам), показала ему его "курятник", (все комнаты были сданы отдыхающим), и, пожелав спокойной ночи, удалилась.
   Он уснул под утро и проспал бы первую половину дня, если бы его не разбудил крик Антонины.
   - Ну, где ты там? Опять куда-то а лыжи навострил? - и видимо увидев ее, добавила, - не вздумай разбудить его, он приехал ночью, и оденься, не прилично в шестнадцать лет ходить в одной маячке.
   Стас тихонечко спрыгнул с кровати и приник к щелке, между досками. Перед его сарайчикам, стояла девчушка, повернув голову в сторону дома.
   - Как же, разбудишь его, дрыхнет с утра, - пробормотала она.
   Она взглянула в сторону сарая.
   Стас запрыгнул в свою постель и затих.
   Створки окна приоткрылись, сквозь щелки век, он увидел, как Тая тихонько запрыгнула на подоконник и стала рассматривать его. Послышался сдавленный смешок, и потом все стихло.
   Он встал и снова посмотрел в щелку, - Тая, взяв полотенце, вышла на улицу.
   Стас быстро оделся и незаметно пошел за ней.
   Он не знал, как к ней подступиться, чтобы это получилось не навязчиво.
   Тая прошла набережную и пошла вдоль моря. Стараясь идти в отдалении, он шел за ней следом.
   - Странно, - подумал он, - как далеко она ходит купаться, - поселковые пляжи закончились и начались "дикие".
   Она пошла по тропе, проложенные козами по склону холма.
   Стас уже стал волноваться, людей на этих пляжах практически не было, а когда они вышли на следующий холм, то пляж оказался пустынным. Тая огляделась, скинув майку и бросив полотенце на песок, вошла в море.
   Стас не знал что делать, то ли уходить, то ли ждать когда она оденется и выйти к ней.
   Пока он раздумывал, с противоположного от пляжа холма вышли трое парней, они громко хохотали и Стас похолодел - парни направились к вещам Таи.
   - Смотри-ка, - сказал один из них, - русалка!
   Они снова захохотали и расположились у ее вещей.
   - Выходи, не бойся, - крикнул один из них, обращаясь к Тае, - мы не кусаемся.
   Тая стояла в воде и не знала, что ей делать. Парни не собирались уходить. Стас решил прийти на помощь, он стал спускаться с холма, а в это время ребята вошли в море, и выволокли Таю на берег.
   - Ну, чего ты брыкаешься? - успокаивали они ее, - мы только поможем тебе, - продолжали хохотать они.
   Стас, зачерпнув песок, с разбега толкнул парня, стоящего к нему спиной, они не ожидали атаки, швырнув песок в глаза другому, Стас бросился к третьему, держащему девушку, тот инстинктивно отпустил ее и отбежал в сторону.
   Схватив Таю за руки, Стас бросился бежать.
   Те замешкались, помогая прочистить глаза товарищу, и когда началась погоня, беглецы были довольно далеко.
   Теперь Тая бежала впереди, она знала здесь все тропинки.
   Парни разделились, стараясь перекрыть им дорогу.
   Стас не понимал, почему Тая бежит не в сторону поселка, а направилась в ложбину, между холмов. Здесь был густой кустарник, но спрятаться здесь было все равно невозможно.
   Тая бежала вверх, по едва заметной тропке, и когда они достигли середины ложбины, она юркнула в кустарник.
   - Иди сюда, - негромко крикнула она, и он бросился за ней следом. - Здесь есть расщелина, залезай за мной.
   Парнишка протиснулся за ней в трещину, и они затихли.
   Голоса преследователей стали приближаться, Стас понимал, что их обнаружить очень легко.
   - Здесь есть продолжение хода? - спросил он шепотом.
   - Есть, но не знаю, сможешь ли ты пройти.
   - Попробую.
   Они стали протискиваться дальше, и через несколько метров ход стал расширяться, теперь можно было спокойно расправить плечи.
   Стас, первым делом снял с себя рубашку, отдав ее девушке. Она благодарно на него взглянула и накинула ее на себя, и словно что-то вспомнив, снова взглянула на него.
   - Стас?! - сказала она с ехидцей, - ты же сейчас должен спать.
   - Если бы я сейчас спал, то кто бы тебя спас?
   - Ну...
   - Тихо, они рядом.
   - Нет их уже, они давно в поселок убежали - послышался голос одного из парней. - Я знаю где она живет, а у нее узнаем где прячется ее защитничек.
   - Дурак, если они в поселке, то нам лучше там не появляться, ты давно в участке не был, так за тобой придут. Их надо найти, они где то здесь прячутся. Как ты думаешь, они могли в такую расщелину залезть?
   - Я точно не пролезу, если хочешь, лезь.
   Тая тронула за плечо Стаса и знаками показала следовать за собой.
   Он, стараясь не шуметь, тихонько полез за ней дальше по проходу.
   Проход становился все темнее и Стас, ориентируясь по ее шагам, ощупью шел за ней.
   - Ладно, - услышали они голос одного из преследователей, - дальше идти бесполезно, здесь тупик, пойдем назад, - и голоса затихли.
   - Что это за пещера, я ее не помню?
   - Я сама ее недавно обнаружила... это только расщелина, пора выходить, кажется, они ушли...
   Они вышли осторожно на поверхность, преследователей не было видно. Стас, на всякий случай обшарил кустарник вокруг и, убедившись в безопасности, они побежали в поселок.
   - Ладно, - услышали они голос одного из преследователей, - дальше идти бесполезно, здесь тупик, пойдем назад, - и голоса затихли.
   - Что это за пещера, я ее не помню?
   - Я сама недавно ее обнаружила... и никому не хотела показывать ее, ждала тебя. - Он почувствовал приближающее дыхание, ее рука коснулась его, - я так тебя ждала, - шепнула она и ощупью нашла его губы своими губами.
   Они стояли в темноте и тихонько целовались.
   - Пора идти, - сказала она, - я покажу тебе шикарную долину. Она начинается с другой стороны прохода.
   Через несколько метров проход расширился и в конце его появился просвет.
   Стас вышел за ней и остолбенел, перед ним лежала долина окруженная горами, с некоторых утесов падали водопады, образуя радугу, повсюду порхали птицы с разноцветным оперением, тропические цветы заполняли воздух прекрасным ароматом.
   - Это рай? - спросил тихо Стас.
   - Наверное. - Тая вела его как опытный экскурсант.
   Они как заколдованные шли тропическому лесу.
   Сочные, оранжевые плоды свешивались с деревьев, как бы прося их отведать вкусную мякоть. Заросли винограда, осыпанные спелыми гроздьями, просвечивающихся на солнце окружали их со всех сторон.
   Постепенно тропинка привела их на озеро, на берегу которого сидела девушка, одетая в красивый, зеленый наряд из необычных листьев, она была поразительно похожа на Таю.
   При виде их, она улыбнулась и встала.
   - Привет, - сказала она, - а я вас давно жду.
   - Знакомься, - Тая подвела его к своему двойнику - Тина, моя сестра.
   Стас улыбнулся, Тина была такая же очаровательная и прекрасная, как и Тая.
   По его лицу пробежала, какая-то мысль, он силился что-то вспомнить, что-то неуловимое, но очень важное.
   - Я познакомлю тебя с долиной, - сказала Тина, беря его за руку, и лукаво взглянула на сестру, - если Тая не возражает, мы пойдем одни.
   - Я буду только рада, - ответила она.
   Они, держась за руки, пошли по лесу, хотя лесом назвать это, было трудно, скорее это был сад.
   - Здесь есть листья, которые можно использовать вместо одежды, - она сорвала широкий лист, похожий на лопух, но приятный и шелковистый на ощупь, - если ты хочешь, то можно из него сделать тебе лесной костюм, твоя одежда никуда не денется.
   Он не сопротивлялся, Тина ловко сняла с него одежду и надела лесной наряд.
   Стас почувствовал прикосновение новой одежды, оно было необычайно легким и приятым.
   Срывая плоды, они шли. Ему казалось, что он идет не с Тиной, а с ее сестрой, настолько они были похожи, или...
   - Ты хочешь отдохнуть? - Тина присела на шелковистую траву и потянула его за руку к себе, в ее глазах он читал откровенное желание, и он поддался ей.
   Послышался легкий детский смех, который доносился сверху, с небес. Стас насторожился и хотел было вскочить, но Тина снова привлекла его к себе и он забыл в ее объятиях про все на свете...
   День шел за днем, Стас наслаждался жизнью, Тина и Тая не давали ему скучать, если он и задумывался о чем-нибудь, то они быстро отвлекали его от мыслей. Еда была всегда под рукой.
   Однажды, он набрел на кучку каких-то вещей, он удивленно поднял их, это были джинсы, его джинсы! Что-то шевельнулось в его памяти.
   Он осмотрел карманы и вынул записную книжку, - какие-то значки, цифры? Что-то было знакомое во всем этом.
   - Зачем тебе это нужно вспоминать? - спросил он сам себя (а может, это не он спросил, а кто-то другой), - тебе же хорошо здесь.
   Стас полистал записную книжку, и что-то неуловимое промелькнуло в его мозгу, и он вспомнил!!! Вспомнил все, что было до того, как он попал в этот рай.
   Он подбежал к Тае (или к Тине?)
   - Ты помнишь приморский поселок? Свою бабушку? - горячо, скороговоркой, спросил он
   - Нет, - удивилась она, - какой поселок? Тебе плохо?
   - Ну как же ты не помнишь? Мы вместе сюда пришли.
   Неожиданно потемнело небо, появились тучи, закрывшие солнце и пошел ледяной дождь, это было так неожиданно. Стас забыл, что бывает холодный ветер, дождь.
   Внезапно, с противоположной стороны поляны раздался рык хищного зверя, от которого леденило сердце.
   Тая (Тина?) прижалась к нему, ища у него защиты.
   - Зачем ты вспомнил? - вопрошал голос, - ведь было так все хорошо!
   Кусты раздвинулись, и на поляну выскочило чудовище чем-то похожее на тигра и льва, на кошмар.
   Стас с ужасом смотрел на него, ноги ослабели и отказывались ему повиноваться.
   Тина дико взвизгнула и упала без чувств.
   Стас огляделся, пытаясь найти хоть что-то похожее на дубинку, но кругом были плодовые деревья гнущиеся под тяжестью спелых плодов, камней не было, была мягкая, шелковистая трава.
   - Зачем ты вспомнил? - твердил голос, - зачем?
   Стас подбежал к дереву, пытаясь отломать сук, но они были крепкими и гибкими, и даже веточка не поддавалась ему.
   Зверь подобрал под себя лапы и прыгнул, накрыв собою Тину. Стас бросился ему на шею, пытаясь оторвать его от жертвы.
   Зверь огрызнулся и махнул когтистой лапой, сбросив с себя человечишко.
   Обливаясь кровью, Стас упал в траву и потерял сознание.
   Разбудил его щебет райских птиц, рядом лежала Тая, улыбаясь во сне. Он погладил ее и, потянувшись, встал, начинался новый день, день блаженства.
   Они плескались в озере, бродили среди скал, наслаждаясь спокойствием и красотой природы.
   Лани и смешные медвежата всюду сопровождали их, требуя еды, не смотря на то, что ее было полно вокруг, и Тая кормила их с рук.
   Они валялись на шелковистой траве, занимаясь любовью.
   Солнце ласково грело и менялось своим местом с прохладной ночью.
   Стас изредка пытался что-то вспомнить, не хватало еще кого-то, но эта попытка куда-то испарялась, как только Тая появлялась рядом.
   Нарушила эту идиллию все та же, злосчастная записная книжка, она лежала возле его одежды.
   Он молча показал ее Тае, на него снова накатывалось воспоминание о прошлом.
   Тая боролась сама с собой, она оглянулась, как будто очутилась здесь впервые.
   - Зачем вам нужно что-то вспоминать? - услышали они детский голос, шедший сверху, - неужели вам здесь плохо?
   - Кто вы? - крикнул Стас.
   - Вам не нужно это знать, можете называть меня кем угодно.
   - Зачем вы нас здесь держите?
   - Вы мои живые игрушки, я вас купил.
   Тая прижалась к нему, дрожа от страха.
   - Вы не бойтесь меня, - сказал все тот же детский голос, - если вы себя хорошо будете вести, то никто вас не тронет.
   - Но мы хотим домой.
   - Ваш дом здесь, вы не сможете жить в другом месте, распадетесь на атомы, а здесь у вас все есть, все, что вы не пожелаете, вам не надо работать, наслаждайтесь, мне так приятно за вами наблюдать.
   - А если мы не захотим?
   - Вы хотите чтобы я снова наказал вас?
   - Снова чудовище напустите?
   - Зачем? Я люблю разнообразие, могу затопить вас, могу..., но зачем вам это знать? Я вас все равно оставлю в живых, ведь вы мои.
   - А если... мы умрем.
   - Вы не умрете, вы будете жить вечно, многие ведь хотят жить вечно и ничего не делать. Если вам мало людей, то у вас скоро будут дети и они тоже будут радоваться вместе с вами. Если вам мало места, я могу сделать для вас хоть целую планету.
   - А если мы... сами себя убьем.
   - Мне будет жалко вас, я вас так сильно люблю.
   Стас посмотрел на Таю, она уже не дрожала, она поняла его и в ее глазах стояла решимость.
   Они пошли.
   - Если вы хотите других людей, то я куплю еще, - в голосе сверху были слышны взволнованные нотки.
   Они поднимались на гору, карабкались по камням, сдирая локти и колени.
   - Скажите, что вы хотите? Я все могу.
   Они встали у края пропасти, держась за руки, внизу простиралась прекрасная долина-сад, с радужными водопадами, голубыми озерами и зелеными лужайками, где было всегда тепло.
   - Ты не можешь одного - сказал Станислав, - остановить нас - и... они прыгнули вниз.
   - Не мог со счастливым концом рассказать страшилку, - проворчал Ромка, теперь спать не смогу.
   Девочки повздыхали и нырнули в палатку.
   Я расстелил спальник, (который я отстоял в неравной битве с девчатами), и, натянув на себя все что можно, улегся.
   Девушки долго не могли уснуть, все шушукались в палатке, но постепенно и они успокоились.
   Ночь была теплая и светлая, (на небе красовались две луны).
   Среди ночи нас разбудил истошный лай Волчика, ребята еще не знали, на что он способен и поэтому в лагере началась страшная суматоха.
   Костер давно погас и мы в темноте, носились взад и вперед усиливая панику.
   Девчата, конечно, тоже проснулись, они не смогли в этой суматохе расстегнуть палатку и та, не выдержав их попыток вылезти наружу, покатилась, срывая с таким трудом вбитые колышки.
   Этот клубок покатился прямо на нас.
   Ромка с спросонья, схватил палку и хотел, было броситься на визжащее "чудовище", но я его остановил, убедив оставить девушек в покое, им и так было трудно, да и палатка могла еще пригодиться.
   Постепенно мы успокоились, не званный гость, если он и был, от такой суматохи, наверное, сбежал.
   Ставить в темноте палатку мы не стали, девчата великодушно отдали ее нам, взамен забрав спальник. Мы расстелили ее и попытались уснуть.
   Под утро, сквозь сон, я почувствовал что кто-то, бесцеремонно расталкивая нас, пролез в середину.
   Раз Волчик не "скомандовал подъем", то это был, наверное, кто-нибудь из наших.
   Проснулся от холода, пошарив вокруг рукой, я пытался хоть что-то натянуть на себя.
   Не найдя ничего, я открыл глаза, палатки подо мной не было, я лежал на голой земле, а на моем месте, безмятежно спали девчата, видимо им стало холодно и они перебрались к нам, подвинув меня в сторонку.
   Чертыхнувшись, я зевнул и подсел к костру, пытаясь разжечь его и хоть как-то согреться.
   Волчик уже крутился рядом, всем своим видом показывая, что заслужил похвалу, и угощение за то, что спас нас ночью от опасности.
   - Иди ловить кузнечиков, нам самим есть нечего - проворчал я, зная, что он мог и просто так поднять нас среди ночи, если бы ему стало скучно, но он знал мой характер и не отстал, пока я не бросил ему кусок хлеба.
   - Что делать? - думал я - Еды мало, ее вряд ли хватит и на три дня, а если задержимся?... Придется экономить.
   Я растолкал Ромку.
   - Ну, ма - захныкал он, не открывая глаз, - у нас же летние каникулы начались.
   - У кого каникулы начались, а кого мучения, иди, открывай свою машину, а то не видать тебе мамы как своих ушей.
   Ромка вскочил, протирая глаза, и осознав действительность, потянулся, - может сначала умыться, покушать, - предложил он.
   - Может тебе горячего кофе в постель... налить? Про еду забудь, мы решили экономить.
   - На ком? - наивно спросил он.
   - Догадайся с трех раз.
   - На мне? - проявил он чудеса смекалки.
   - Если не откроешь машину, то на тебе, ты больше не на что не годен, зря я с тобой связался.
   - Но так и умереть можно.
   - Кто не работает, тот не ест.
   - Я ем. Мама говорила, что эта пословица не для растущего организма.
   - Теперь я за твою маму, и папу, и за всех твоих родственников, а для тебя, лично, я новую пословицу придумал - "не откроешь машину, не получишь еды".
   Ромка вздохнул.
   - Узурпатор ты, мозг кормить надо - сказал он и побежал на речку мыться.
   - Теперь девчата,... на них экономить нельзя - это будет вредно... для моего здоровья, - я потрогал шишку на голове, - надо дать им какую-нибудь работу.
   - Что они умеют делать?
   - Интересно, получится ли у них поставить палатку без меня, - я осмотрел ссадину на большем пальце, которая появилась от вчерашней установки палатки, и отказался от своей мысли - нет, они не смогут правильно вбить колья, придется мне снова... ими руководить.
   Я посмотрел на девчат, которые, не подозревая о моих планах, спокойно спали под моим спальником, - нет, все-таки, тяжелая это работа - думать за всех.
   Взяв полотенце, я тоже побежал на речку.
   Ромка, счастливый, уже возвращался оттуда.
   - И чего он такой счастливый? - подумал я, - неужели он думает, что сможет разжалобить мое сердце? - и ничего, не подозревая, я побежал дальше.
   Это была не речка, а, скорее всего ручей, я перепрыгнул на другую сторону и пошел выше по течению, не хотел мыться там, где мылся Ромка. Не то чтобы я был брезгливый, но все же...
   Найдя подходящее место, я нагнулся и... замер в этой стойке - прямо передо мной, на песке красовался отпечаток огромной ноги, с оттопыренным в сторону, большим пальцем.
   - Странно, - подумал я, - на Ромкин отпечаток он никак не похож, тем более, он ходит в ботинках, - я поставил свою ногу в кроссовке рядом с отпечатком - отпечаток ноги был на два размера больше, значит, на планете все таки водятся люди, по высоте непонятно какие, а вот с огромными ногами - это точно - только "Пятницы" нам здесь и не хватало.
   Быстро помывшись, я, оглядываясь на кусты, побежал в лагерь, пока решил не сообщать ребятам сногсшибательную новость, а то девчата ничего делать не будут.
   Пока меня не было, ребята приготовили завтрак и дружно насыщались, Ромка торопился, посматривая в мою сторону.
   - Ну, как водичка? - спросил он, как ни в чем не бывало.
   - Хорошая водичка - сказал я голосом, не предвещавшим для него ничего хорошего, - так вот почему он бежал такой веселый, пока меня не было, он всех разбудил и устроил завтрак, ну нечего, обед он у меня точно, не получит, - подумал я, принимаясь за еду.
   - Если мы здесь задержимся, - вдруг сказал немногословный Григ, - надо на ночь установить дежурство, чтобы поддерживать огонь, здесь, недалеко, кто-то ходил ночью.
   Мы все уставились на него, я удивился даже не тому, что кто-то ходил ночью, (я даже догадывался, кто) а тому, что он так много сказал.
   - Я думаю, что нам не придется сегодня, здесь ночевать - я посмотрел на Рому - правильно ведь?
   - Конечно, - согласился он без особого энтузиазма.
   - А если Рома не откроет люк, он и будет всю ночь дежурить,... на голодный желудок - добавил я.
   - А почему это на голодный?! - спросил он, (видимо забыв наш разговор), пытаясь привлечь к себе сочувствие ребят.
   - А потому, что на голодный желудок спать не хочется.
   - А ты что на Рому наседаешь? - не выдержала Марина, - возьми и сам подежурь.
   - Я не против, будем дежурить по очереди, девушки не в счет.
   - Это почему же? - вскинулась Марина.
   - Ты хочешь подежурить ночью? В темноте? Одна?!
   Марина благоразумно замолчала, она видимо поняла, что переборщила, отстаивая права женщин.
   - Ребята! - Воодушевился Рома поддержкой, - вы сами подумайте, когда нам еще выпадет такая удача, на другой планете, одни!
   - Ну, дня три мои предки еще выдержат - скептически произнес я, а потом у моих инфаркт будет, они всю милицию на ноги поставят.
   Все замолчали, представляя, что будет, если мы вовремя не явимся домой.
   После завтрака, девчата собрали посуду, схватили полотенце и направились к ручью.
   - Далеко не отходите, - крикнул я им вдогонку, - а если что, кричите, мы придем на помощь.
   Лучше бы я этого не говорил, они взвизгнули и мигом очутились рядом, оглядываясь назад.
   - Это кого не надо бояться? - с ноткой подозрения, спросила меня Марина, - а ну, сознавайся, кого ты видел?
   - Да мало ли какие дикари могут на этой планете водиться, - как можно беззаботнее, произнес я и прикусил язык, поняв, что проболтался.
   - Где ты их видел?
   - Кого?
   - Ты не юли, - наседала на меня Марина.
   - Да, - набравшись смелости, поддакнула Наташа из-за плеча подруги.
   Пришлось все рассказать, и мы все гурьбой, направились к ручью, смотреть след аборигена.
   Он произвел на всех удручающее впечатление, это здорово про Робинзона Крузо читать, а оказаться на его месте, да еще там, где он встретил людоедов, никому не хотелось.
   Первым не выдержал Волчик, шерсть на его загривке поднялась дыбом, видимо вспомнив ночного гостя, он яростно залаял на ближайшие кусты и бросился к лагерю с поджатым хвостом, за ним, с визгом, бросилась Наташка, за ней Марина, а потом и мы.
   - И чего я бегу? -думал я на ходу, - след я уже видел, никто за нами не гонится, ... разве что за компанию побегать, согреться.
   Ромка обогнал девчат и теперь мчался впереди всех.
   Подскочив к кораблю, он яростно принялся ковырять люк.
   Я отдал ему топорик.
   Ромка даже не оценил моей щедрости, он сразу же вставил верхний кончик топора в расщелину, надавил, и... мой ценный инструмент оказался без кончика топора.
   Это было большой потерей!
   Не смотря на то, что мы все вшестером пытались открыть люк, (Волчик тоже скреб лапкой), люк даже и не подумал пропустить нас внутрь.
   - Бесполезно, - высказал я мнение всех, когда самый настырный и последний из нас Волчик, перестал пытаться открыть люк.
   - Я предлагаю переселиться в пещеру, - предложил Григ, - она здесь, недалеко. Вход можно закрыть камнями или разжечь костер.
   - Какие гениальные мысли, иногда приходят в голову Грига! - подумали, наверное, ребята т.к. все, до единого, (без моей команды!) бросились собирать раскиданные по поляне вещи.
   Волчик всюду совал свой, мокрый нос, норовя помочь кому-нибудь и всегда удивлялся, что его отовсюду гнали.
   Собрав вещи, мы тронулись в путь.
   Мы знали, что уходили на время, здесь был наш корабль, наша ниточка, которая связывала нас с домом.
   Мы перешли через ручей, продрались сквозь колючий кустарник и стали подниматься вверх, по склону.
   Девчата все время оглядывались и старались держаться в середине цепочки.
   Склон становился все круче, последние метры мы чуть ли не карабкались по камням.
   Взмыленные и уставшие, мы поднялись на площадку, на которой и начиналась Виталькина пещера. От нее веяло холодком.
   Пока Григ осматривал пещеру на предмет не прошеных хозяев, я осматривал окрестность, которая хорошо была видна отсюда.
   Наша поляна находилась недалеко, и корабль-скала был виден как на ладони. Слева, у подножия скалы, начинался лес, а за лесом река.
   Григ, наконец, вышел из пещеры, - значит, хищников там нет, можно спокойно перебазироваться.
   Пещерка была уютная, двухкомнатная, правда, из дальней пещерки-комнатки вверх вел какой-то ход, но его исследование мы отложили до лучших времен.
   Девушки сразу стали хлопотать, устраивать уют, видно у них заговорил голос первобытных предков, т.к. пещера быстро стала приобретать вполне приличный вид.
   Пока они хлопотали по хозяйству, мы спустились в лес и стали собирать хворост для костра. Я вытащил топорик, хоть он и был немного испорчен, но с ним, все равно, работать было удобнее, вернее, не так страшно.
   Через час, у входа в пещеру громоздилась большая куча веток, я оставил Ромку ломать хворост и поддерживать морально женскую половину, а мы с Григом пошли на разведку, надо было думать о еде, вернее о дичи, которая, возможно паслась где-то рядом.
   Меня смущало то, что я ни разу не охотился, да и оружия у меня с собой никакого не было, если не считать топора без кончика острия, вся надежда была на Грига, просто не на кого больше было надеяться.
   Была еще одна идея - собирать грибы, но это была какая-то странная планета, значит и грибы могли быть странными, а на эксперименты со странными грибами я бы не рискнул, даже Ромке не смог бы предложить, хоть он это и заслужил.
   Что там грибы, лес тоже был странный! Я привык к тому, что в лесу обязательно поют птицы, а здесь даже птиц не было, какие-то ящерки порхали со скал и клекотали противными голосами, на них мне совсем не хотелось охотиться.
   Зверьки встречались, но они были такими шустрыми, что на них не то, что охотиться, они рассмотреть себя не давали.
   Я пытался сфотографировать кого-нибудь, но, как я понял потом, мне удавалось это редко.
   Итак, мы шли, Григ бесшумно скользил впереди, я, компенсировал его бесшумность, топая сзади, с топором наизготовку.
   Вдруг Григ подал мне знак рукой, и я замер на месте с поднятой ногой - недалеко слышался хруст веток.
   Это могла быть дичь или хищник, если хищник, то дичью становились мы. На всякий случай я стал искать поблизости дерево, на которое можно было удобнее взлететь наверх.
   Григ, постояв несколько секунд, скрылся за деревьями. Пока я думал, что же мне делать, идти Григу на помощь или бежать за помощью, он снова, бесшумно, как привидение, появился рядом.
   Пока я приходил в себя от его бесшумного передвижения, он шепнул мне на ухо, чтобы я возвращался в пещеру, а сам, он попробует поговорить с дикарями, которые были впереди.
   Я сразу согласился, что разумнее идти ему, т.к. с дикарями я никогда не разговаривал и, честно говоря, желания тоже никакого не было.
   - Может быть, тебе все-таки помочь? - предложил я, делая шаг назад.
   - Я смогу с ними договориться, они отчего-то напуганные, но меня подпустили близко, а от тебя мало будет толка, только испугаешь, ждите меня в пещере... - и он снова, бесшумно исчез.
   Я осторожно попятился и, стараясь не делать большого шума, рванул в лагерь.
   Увидев меня, выбегающим из леса, девушки взвизгнули и скрылись в пещере.
   Ромка стоял в нерешительности, не зная, что делать, то ли последовать примеру девчат, что ему не позволяла гордость, то ли бежать мне на помощь, (а это, не позволяла ему его "храбрость").
   Я рассказал им, что Григ на переговорах, но на всякий случай, надо готовиться к обороне.
   Первым делом мы решили делать оружие.
   Кроме компьютерных войн, в которые я в свободное от учебы время сражался в интернет-клубах, мне больше не откуда было зачерпнуть информации, но о таком оружии, которым мы владели в компьютерных сражениях, мечтать не приходилось.
   Пришлось вспомнить как мы с папой в глубоком детстве (пять лет назад) делали лук. Я тогда здорово наловчился. Правда, я потом увлекся компьютером и забросил игры в краснокожих.
   Вся сложность изготовления лука состояла в том, что не было тетивы.
   Выручили Ромкины шнурки, они у него были длинные и сделаны из капрона (может и не из капрона, но все равно крепкие).
   Ветку для лука я искал долго, решил делать с запасом прочности.
   После долгих поисков, я наконец-то нашел то, что искал.
   Я выточил с краев зацепы, и мы с Ромкой стали натягивать лук (Ромка, своим весом сгибал лук, а я прицеплял). После десяти попыток, у нас был шикарный лук, тетива, когда ее дергали, - звенела.
   Теперь оставалось сделать стрелы, но эта проблема была неразрешимая, не было перьев, т.к. не было птиц, откуда эти перья можно было повыдергивать и, конечно, без чего стрела, была бы не стрела, это то, что не было наконечников.
   Пока Ромка строгал стрелы, а я мучительно старался разрешить эту проблему, в конце концов, пришлось распарывать спальник и доставать перья оттуда.
   Наконечники, после небольших поисков, я обнаружил в кармашке рюкзака, это были гвозди (мать использовала рюкзак для всякого папиного хлама).
   Ромкины стрелы я забраковал сразу, во первых они были короткие, во вторых кривые.
   Дав ему задание, делать прямые копья, я снова спустился в лес и после небольшого поиска, обнаружил вполне подходящие ветки для стрел.
   Когда стрелы были готовы, мы принялись упражняться.
   Чтобы не стрелять в дерево (вдруг, стрела сломается), я повесил Наташкину, круглую шляпку на куст и стал натягивать лук.
   За свою шляпку Наташа могла бы сильно и не беспокоиться, потому что я так и не смог по настоящему натянуть лук - или он был сильно натянут, или я был слишком слабый (как сказал бы папа), а может я, сделал слишком большой запас прочности.
   Первая стрела упала в трех шагах от меня и в десяти от мишени.
   Я отдал Ромке лук, приказав упражняться ему, а сам принялся за бумеранг, но после бесплодных попыток выточить перочинным ножом кривой брусочек, бросил, может и не понадобятся все это, главное костер есть.
   Долгое отсутствие Грига стало меня тревожить, чтобы как-то скоротать время, я взял фонарик и пошел осматривать ход шедший из дальней комнаты-пещеры.
   Сначала ход сужался так, что приходилось протискиваться, помогая себе локтями, потом он расширился, и я встал.
   Фонарик горел ярко, выхватывая из темноты пещеры клочки шерсти и кости, вероятно, здесь была столовая хищника, я стал подумывать, а не зря ли я сюда лезу без Грига, а может быть здесь и нет ничего интересного.
   Я остановился в нерешительности, не зная, что делать, азарт первооткрывателя настырно толкал меня вперед, а внутренний голос доказывал безумность моей затеи.
   Пересилил азарт первооткрывателя (это редко, но бывает), да и к тому же, меня ждали девушки в пещере, а они могли бы меня неправильно понять.
   Подбадривая себя, я стал подниматься вверх, по камням.
   Сверху показался просвет и через минуту я был на вершине скалы.
   Отсюда была видна вся округа, это был шикарный наблюдательный пункт.
   Спустившись в пещеру, я сообщил девчатам о своей находке и, взяв бинокль, поднялся на новый, наблюдательный пункт.
   Пристроившись на краю площадки, стал обшаривать взглядом округу.
   Мой взгляд привлекла небольшая кучка людей в шкурах, убегающая по направлению к реке, я посмотрел выше и увидел преследователей, их было трое, они с разных сторон мчались к своим жертвам.
   Именно мчались, не касаясь земли, они были похожи на ведьм, в развевающихся лохмотьях и летающих на метле.
   Двое перерезали путь к воде и люди бросились врассыпную.
   Я подкрутил колесико бинокля, приблизив расстояние, и вдруг с ужасом понял, что идет кровавое побоище, ведьмы, уничтожали первобытных людей, безжалостно, холоднокровно, сколько раз я стрелял в компьютерных войнах вот так же, но не представлял, как на самом деле все это ужасно.
   Ведьмы чем-то напоминали людей, но лица у них были плоскими, вместо носа была только пластинка, больше я ничего не смог разглядеть.
   Мои руки дрожали, я ничем не мог помочь дикарям.
   Закончив побоище, ведьмы, скинули трупы в реку и умчались назад.
   Я долго не мог прийти в себя.
   Внизу послышались радостные крики, и я поторопился спуститься.
   Вернулся Григ, он чем - то был встревожен.
   Дикарей боятся не надо, - сказал он, после небольшого молчания - их уничтожают, от племени осталась небольшая кучка людей, они думают, что мы добрые духи, специально прибывшие им на помощь.
   - Чем мы можем помочь? - Удивился Рома.
   - Не знаю, - Григ посмотрел на меня, - у них есть прирученные травоядные ящеры, ростом с наших коней, но их осталось только трое.
   - Мы не можем с ними сражаться, - сказал я, поняв на что, намекал Григ, - у них страшное оружие, а у нас только топорик и лук, который не стреляет.
   - Но мы не можем смотреть как их будут уничтожать.
   - Надо подумать - сказал я, и все с надеждой посмотрели на меня, теперь надо было доказывать, что я не на словах, а на деле чего-то стою.
   - Племя сегодня перейдет поближе к нам, - Григ посмотрел на девчат, - они не страшные, людей не едят.
   - Они знают, где находится лагерь ведьм? - спроси я его.
   - Кого?
   - Ну, тех, кто на них охотится.
   - Да, если ехать на ящерах, то быстро, но зачем?
   - Нельзя все время убегать, в компьютерных войнах побеждает тот, кто имеет хорошее оружие и тот, кто наступает. Придется ехать к ним, на разведку, не можем же мы с ними сражаться, не зная, что они за существа. Может, удастся забрать у них оружие.
   - Тебе виднее, - он пожал плечами и взял в руки лук, - хорошая вещь - похвалил он, попробовав тетиву и, приложив стрелу на лук, не прицеливаясь, всадил ее в ближайший ствол, мы только ахнули.
   - А я думал, что ее никто не сможет натянуть, - удивился я.
   - Я в тайге охотился на белок с таким луком, только надо отцентровать стрелы и можно охотится даже на медведей.
   - Вот и есть у нас оружие, - подытожил я, - завтра возьмем его с собой.
   Стало темнеть, мы разожгли костер в глубине пещеры, чтобы не привлекать внимание ведьм.
   Девушки готовили ужин, а мы разрабатывали план действий. Ромку решили оставить в лагере, он для вида посопротивлялся, но видно был рад такому предложению.
   Наш совет прервал лай Волчика, он лаял в сторону леса, от туда вышли люди в шкурах и начали устраиваться у подножия скалы.
   Почему-то мы сразу почувствовали к ним расположение, на самом деле, они не были страшными, это была просто кучка напуганных людей, ищущих последнее убежище, это как заяц, убегающий от собаки, прыгает охотнику в руки, ища у него защиты.
   Я отослал Грига к вождю, договориться о завтрашнем походе.
   Девчата присмирели, иногда я ловил на себе взгляд Марины, она как-то изменилась, изменилось мое отношение к ней, я не решался признаться себе, что у меня появился человек, без которого я не смогу дальше жить.
   Ответственность за всех, которая свалилась на меня, заставила по иному посмотреть на все. Что будет завтра? Правильно ли я поступаю?
  
  
   Охота на "ведьм".
  
   Верхом на ящерах в логово ведьм. Освобождение заложника.
   Погоня и схватка. Пленный ланит. Совет перед битвой.
  
   После завтрака, мы спустились к племени.
   На лицах людей читалась надежда, многие протягивали к нам руки, дотрагиваясь до нас.
   Привели оседланных в шкуры ящеров, девушки мигом вскарабкались в пещеру, они наверное боялись чтобы какой-нибудь ящер не отдавил им ножки и стали наблюдать за приготовлением оттуда.
   Мне помогли вскарабкаться на "коня", это было похоже, как сидишь на верблюде, хотя на верблюде я никогда не сидел, но по телевизору видел.
   Хребет ящера был острый, как будто сидишь на острие ножа, покрытого толстым слоем шкуры.
   Я похлопал ящера по шее, как хлопают коня, для того, чтобы установить контакт с ним. Он дружелюбно покосился на меня, слегка повернув, как удлиненный брусок голову, глаза его на миг закрылась тонкой, полупрозрачной кожицей век. Шкура была прохладной, тонкой, с зеленовато ржавым оттенком
   Закончив приготовление, мы тронулись в путь.
   Впереди ехал вождь, показывая нам дорогу.
   Выехав на равнину, вождь гикнул, и ящеры рванули вскачь, я чуть было не вывалился из седла, и лишь чудом мне удалось удержаться.
   Постепенно привыкнув к такому ритму, я стал осматриваться. Мне даже стало нравиться, если не считать того, что завтрак мой никак не хотел усваиваться.
   Мой ящер бежал последним, замыкая цепочку.
   Я видел, как вождь держался в седле, привставая на стременах, когда его ящер делал большие прыжки, и сам попробовал так же, получилось совсем неплохо, теперь езда получалась мягче и мой желудок начал успокаиваться.
   Я боялся только одного, как бы мы нам не встретиться с ведьмами раньше времени.
   Через час бешеной скачки, вождь подал знак и наши ящеры, сбавляя ход, вошли в лес, теперь надо было ехать осторожно.
   Именно в этом направлении улетели ведьмы после расправы с дикарями.
   Передний ящер остановился, и вождь спрыгнул на землю, мы, последовав его примеру, привязали ящеров к дереву и осторожно двинулись вдоль края поляны.
   Впереди показалась скала, она высилась посередине поляны и мне показалось, что я ее где то видел и вдруг вспомнил, она как две капли воды была похода на наш корабль, на котором мы прилетели сюда.
   Мы залегли, наблюдая за логовом ведьм.
   Через некоторое время оттуда вышли четверо, теперь, через бинокль, я ясно рассмотрел их лица, это были кто угодно, но только не люди, в моем понимании, руки их были как бы в чешуе, лица тоже, но более мелкой, они сливались, образуя кожу с рисунком чешуи.
   Они поговорили между собой и трое, включив какие-то приборы, взлетели и помчались в противоположную сторону, откуда мы пришли.
   Пока я думал, что же делать дальше, Григ привстал, осторожно снял лук, приставил стрелу и...
   Не знаю, успел ли что-нибудь услышать часовой, но я увидел только его удивленные глаза и он как подкошенный, рухнул.
   Вождь уважительно посмотрел на Грига и на лук.
   - Если бы мы знали, что за крутой парень учится вместе с нами, мы бы не подшучивали над ним. Какая там команда "джедаев"?! Не мы его должны принимать, а он нас, да и то, если мы оправдаем его доверие.
   Пока я размышлял, на поляне ничего не происходило, видимо часовой был один.
   Подождав еще некоторое время, мы осторожно, пригибаясь, побежали к кораблю.
   Нам повезло, люк был открыт. Я со всеми предосторожностями заглянул во внутрь, знакомая обстановка, меня так и подмывало нажать на кнопку и оказаться дома, но удерживало то, что на планете оставались ребята, и я не уверен, буду ли я на Земле, а вдруг окажусь еще на какой-нибудь планете, и мне придется так всю жизнь путешествовать.
   Я огляделся, пытаясь увидеть что-либо из оружия, но его не было, оно было спрятано или в ящичках или в шкафчиках и я внимательно стал просматривать боковые переборки.
   Кнопки на переборках, явно не предназначались для передвижения, поэтому я стал смело нажимать на них.
   Нажав на очередную, я отшатнулся, из открывшегося люка, из-за прозрачной перегородки, на меня глянула девушка, нашего возраста, и если бы она не была одета в эластичный, сверкающе белый костюм, я мог бы предположить, что она была с нашей планеты.
   Она глянул на нас, и я вдруг явственно услышал ее мысли.
   - Вы не ланиты? - спросила она.
   - Нет, - опешил я, ответив автоматически, что-что, а ланитами мы точно, не были.
   - Нажмите рычаг, он справа от вас.
   Я исполнил ее просьбу.
   Девушка, как бы стряхнула с себя оцепенение и вышла наружу.
   Она внимательно посмотрела на меня.
   - Ты не местный? Ты с другого времени?
   Я, на всякий случай утвердительно кивнул головой, потому что я не бы л уверен, где я.
   - Надо уходить отсюда, они могут появиться в любой момент.
   Она торопливо нажала несколько кнопок, открыв люки, за которыми находилось оружие.
   - Держите, - сказала она коротко и бросила их нам.
   - Что это?
   - Это бластера, действуют от нажатия кнопки, чем сильнее нажимаешь, тем мощнее становится луч, и расстояние поражения увеличивается.
   - Значит, бластеры действительно существуют?! - подумал я, рассматривая грозное оружие, придуманное фантастами на Земле.
   - Фантасты многое что понапридумали, но кое-что действительно есть, - подтвердила она, - и вот как оно действует...
   Она огляделась и навела ствол бластера на пульт.
   - Зачем? - я хотел удержать ее, поняв, что она решила уничтожить корабль.
   - Переходник заблокирован, я уже пыталась, - ответил она, - мы не сможем воспользоваться им, а у них только этот, теперь помощь к ним придет не скоро.
   - А как же мы?
   - Будем искать другой выход.
   Поняв, что ее переубедить не удастся, мы с Григом выскочили наружу, через несколько секунд вышла и незнакомка. Не сговариваясь, мы побежали к своим ящерам.
   Я показал незнакомке место позади себя, и она не раздумывая, пристроилась на спине ящера, сзади. Снова началась бешеная скачка, теперь в обратном направлении.
   - Как тебя зовут? - спросил я ее
   - Алиса.
   - Как ты очутилась у них в плену? - крикнул я, пытаясь вспомнить, где я слышал это имя.
   - Я была на индивидуальной практике, готовила диссертацию по животному миру этой эпохи.
   - Ты можешь мне разъяснить, что здесь происходит?
   - Ланиты подготавливают планету для переселенцев, если планета не имеет цивилизации или хотя бы разумных существ, она считается бесплодной и на ней разрешено поселение.
   Ланиты уничтожают последних аборигенов, подделавшись под дикарей, а потом, когда уничтожат всех, подадут заявку. Я все это узнал, находясь у них в плену.
   Наш ящер снова бежал позади всех.
   Вдруг Алиса прервала свой разговор, и повернула голову, пытаясь рассмотреть что-то сзади.
   - Нас догоняют, - коротко бросила она - трое, они действуют в своей обычной тактике, окружая нас.
   Я оглянулся назад и похолодел, ланиты преследовали нас, их черные фигуры, с развивающими на ветру шкурами были видны на фоне леса.
   - Они не знают что мы с оружием, подпустим их ближе - крикнул я. Девушка кивнула в ответ.
   Григ тоже заметил преследователей, он поравнялся с нами.
   - Дай им подойти ближе, - крикнул я ему, - будем находиться на одной линии, чтобы мы могли стрелять одновременно, ты в правого, а мы в других.
   Он кивнул, и его ящер стал отдаляться вправо.
   Алиса развернулась, теперь она сидела спиной к моей спине, привязав себя ко мне, хоть это было и неудобно для езды, но для стрельбы было в самый раз.
   Расстояние сокращалось. Вождь был уже далеко, и это немного успокаивало, помочь нам он бы все равно бы не смог.
   Я прикинул расстояние до преследователей и понял, что пора, они так же приготовились стрелять.
   По моей команде, мы одновременно выстрелили, каждый в своего противника.
   Может бластера так устроены, что автоматически поражают движущую цель, может, все-таки, моя тренировка в компьютерные игры, помогла мне, но ланит, в которого я метил, неожиданно, свечкой взмыл вверх и рухнул.
   Я перевел взгляд вправо.
   Преследователь с правой стороны мчался вперед, на нас, но как-то странно, это уже был не преследователь, а куча дымящейся одежды на неповрежденной машине, Григ умудрился попасть точно в цель, не повредив летающую платформу. Полетев с десяток метров, платформа приземлилась.
   Хуже всего, дело обстояло с третьим преследователем, Алиса, наверное, его только ранила или повредила машину, тот пытался повернуть поврежденную летающую платформу, но вместо этого она двигалась зигзагами, замедляя ход.
   Мы решительно повернули своих ящеров в его сторону.
   Видя, что ему не удастся убежать, третий преследователь спрыгнул со сломанной машины и, бросив оружие в сторону, стал ждать, с тремя бластерами он не стал сражаться.
   К нам спешил на помощь вождь, хоть он и боялся ведьм, но решил погибнуть вместе с нами. Каково же было его удивление, когда он увидел нашу битву и последовавшую за ним победу.
   Он ходил вокруг моей жертвы, цокая удивленно языком и с восхищением поглядывая на меня.
   Привязав пленника к спине вождя, мы подобрали летающие платформы, бластера преследователей, и тронулись в путь, надо было спешить, мы не знали, сколько же ланитов бродит по планете, и хотели выяснить у пленника.
   В лагере царило оживление, девочки уже смело ходили среди аборигенов оказывая медицинскую помощь, на многих были видны повязки, (как я ошибся насчет девчат, оказывается они тоже на что-то способны).
   Племя встретило нас радостными возгласами, мы отвели пленника в пещеру, чтобы аборигены не убили его.
   Пленник сначала молчал, отказавшись наотрез говорить с нами, он требовал взрослых, пришлось соврать ему, сказав, что наша цивилизация научилась останавливать старение организма в этом возрасте и что все взрослые выглядят, так же как и мы.
   Не знаю, поверил ли он, но понемногу разговорился, и вот что мы узнали: на планете два переходника, всех хищников и других, крупных животных они уже уничтожили, труднее всего было уничтожить аборигенов, но и это подходит к концу. Что в нашу сторону направляется отряд для уничтожения, завтра, утром, они будут здесь и что лучше всего нам сдаться, сопротивление бесполезно.
   - И что с нами будет? - спросил я.
   - Вас мы не тронем, а вот племя мы уничтожим.
   - Не тронут, - Алиса усмехнулась, - я прочитала его мысли с помощью миелофона, это означает, что нас будут держать как рабов или как домашних любимцев.
   - А не боишься, что мы тебя сейчас отдадим на суд аборигенов, они хозяева планеты, им решать, что с тобой делать.
   Он побледнел.
   - Вы не сделаете этого, мы цивилизованные люди.
   - Тогда скажи, цивилизованный человек, что нужно, чтобы открыть переходник - спросил я его.
   Он усмехнулся.
   - Нужна голографическая карточка, она применяется для каждого переходника отдельно, а эта - он показал карточку, - действует только на переходник, который вы уничтожили, так что вам некуда деваться.
   Я взял у него карточку, всматриваясь в голографический рисунок, что-то знакомое было в его линиях.
   Я отозвал ребят и вождя в сторонку.
   - Надо срочно увести племя подальше, - я обратился к вождю, - у вас есть место, куда вы могли бы спрятаться?
   Он поморщил лоб и ответил через Алисин миелофон.
   - Здесь, недалеко начинаются пещеры, часть людей уже там.
   - Сколько нужно времени, чтобы добраться до пещер?
   - Завтра, в темноте, они уже будут на месте, но мужчины не пойдут туда, они будут сражаться вместе с нами, против ведьм.
   - Надо им показать, как делаются луки, - предложил Григ, - они могут здорово помочь.
   - Драться с ними? - Алиса покачала головой - это заранее проигранная битва. Что мы сможем сделать с отрядом хорошо обученных воинов?
   - Что ты предлагаешь? - спросил я ее.
   - Надо каким-то образом сообщить на станцию слежения, она обязательно должна находиться на орбите, и она автоматически передаст сигнал об опасности или попасть туда, там есть переходник, который нельзя заблокировать.
   - Как передать сигнал?
   - Не знаю, у меня нет передатчика.
   - Да и корабля у нас тоже нет. На что реагирует станция? Может быть, она следит за планетой?
   - Она, наверное, не действует, - решил вставить свое слово Рома, - они столько здесь уже натворили, что станция давно бы заметила неладное.
   - Какой еще есть вариант? - я снова посмотрел на Алису.
   - Захватить переходник ланитов и на нем перейти на нашу планету, вызвать помощь.
   - А они снова заблокируют ее, и я думаю, что теперь она усиленно охраняется.
   - Но мы не сможем с ними драться.
   - У нас шесть бластеров и много людей с луками! - Рома решительно хотел сражаться.
   - Ладно, решим позже, а сейчас женщины и дети должны уходить.
   Вождь кивнул головой в знак согласия и вышел.
   Я проводил его взглядом и, посмотрев на Алису, вдруг вспомнил:
   - Ты случайно не Алиса Селезнева? - спросил я ее, -
   - Ага, случайно Алиса, ты, наверное, смотрел "Гостью из будущего?", - засмеялась она, - мне и самой нравится этот фильм.
   Ребята заворожено посмотрели на нее.
   - А как же ты возвратишься назад? - спросил я ее, - неужели тебя так просто оставили и все?
   - Я должна выйти на связь только завтра, и если меня не будет, то наши послезавтра придут на помощь.
   - До послезавтра дожить надо, - я лихорадочно думал, что делать? - Григ, научи людей как делать луки.
   - А где тетиву достать?
   - Тетиву? - я мучительно искал решение - у меня, на рюкзаке, есть плетеная веревка из нейлона, расплети, эти нити хорошо выдержат нагрузку, а перья возьми из спальника, я думаю, их хватит.
   Он хотел еще что спросить, но передумал и пошел выполнять задание.
   Я подошел к костру, на котором девушки готовили еду.
   - Марина, - позвал я ее, - племя сейчас переходит в безопасное место, завтра, здесь будет очень жарко, может быть вы пойдете вместе с ними?
   - Ну, уж нет, - она решительно тряхнула короткими волосами, как бы отгоняя даже мысль об уходе, - Алиса такая же девчонка как и я, так что останусь с вами, а вдруг с кем-нибудь будет плохо, (говоря с кем-нибудь, я понял, что она имела в виду, в первую очередь меня) кто поможет?
   - Здесь будут стрелять.
   - А по другому никак нельзя договориться, обязательно стрелять?
   - Можно, нас не тронут и заставят жить у себя в качестве животных, но уничтожат племя.
   - Тогда придется стрелять, - она подошла и как-то по особому посмотрела мне в глаза, - не можем же мы допустить уничтожения целого племени.
   - Не племени..., цивилизации.
  
  
  Битва, которую невозможно выиграть, но нельзя проиграть.
  
  Племя уходит в пещеры. Подготовка к сражению.
  Битва. Мы в осаде. Секрет переходника открыт.
  Отступление. Марина! Помощь и победа.
  
   Я сидел и думал, что могло бы нас спасти?
   - Не может ведь быть такого, чтобы не было какого-то решения, вот если бы Рома открыл люк переходника, мы бы связались с институтом Времени, сюда бы прилетел отряд и навел бы порядок. Так просто и легко, но много "бы", Рома не может открыть, и мы не можем связаться.
   Главное сейчас задержать карателей до вечера, чтобы племя спряталось в пещерах...
   - Ладно, - я встал, приняв решение, - надеюсь, они не смотрели Звездные Войны, пятую серию.
   Вдали, в утреннем тумане показалась черная точка, превращаясь в космический корабль.
   - Десантный, планетарный крейсер - прошептала Алиса, - как минимум тридцать человек, нам с ними не справиться!
   - Нам и не надо с ними справляться, надо поводить их за нос, до вечера, а потом видно будет.
   - Думаешь, сможем?
   - Посмотрим, вперед.
   И мы помчались вдоль кромки леса.
   Корабль приземлился, открылся люк и ланиты начали "высыпаться" из корабля, несколько секунд для построения и они, развернув строй, бросились за нами вдогонку.
   Их цепь изогнулась дугой, в центре которой находились мы. Края этой цепи старались обхватить нас, отрезать от леса. Но мы прижимались вплотную к деревьям.
   - Главное успеть выйти к намеченной точке раньше, чем они успеют перерезать нам путь, - думал я лихорадочно.
   Алиса не отставала.
   Трассы бластеров стали приближаться все ближе.
   Мы успели раньше, проскользнув в открывшееся пространство леса.
   За нами, ближе всех мчались пять ланитов, остальные отстали, они пытались взять нас в кольцо, но густые заросли деревьев, не позволяли им сделать этого.
   Лес становился все гуще, приходилось лавировать среди стволов, следя внимательно, чтобы ланиты не отстали.
   Ветки хлестали нас, пытаясь сбросить с летающей платформы.
   Ланитам было труднее, они еще не знали этот лес и некоторые, не успевшие увернуться, сбитые стволами и ветками становились для нас безопасными.
   Показался знакомый раздвоенный ствол, с боков был непроходимый кустарник, мы проскользнули между ними, а за нами и преследователи, но резко поднятые лианы перегородили им дорогу и они оглушенные, повалились на землю, к ним, тот час же бросились черные тени аборигенов.
   - Встретимся у пещеры, - крикнул я Алисе, и мы разлетелись в разные стороны, раздробляя группу преследователей, уводя их к ловушкам.
   Еще одна ловушка. Я резко сбавил скорость и нырнул за скалу, спрыгнув со скейта, я забрался на скалу, где ждал меня Ромка. Ланиты сбавили скорость и стали кружить и сразу, со всех сторон к ним понеслись стрелы и лучи наших бластеров. Неожиданность, с которой все произошло, стоило ланитам сразу пятерых, но они не отступали. Нас было труднее достать, они не могли забраться на скалу на своих платформах, но аборигены были беззащитны, но одного они не учли, дикари были на своей родной планете и поэтому дрались отчаянно.
   Я понял, что пора выводить ланитов, иначе они сориентируются и положение будет не на нашей стороне.
   Приказав Ромке спрятаться, я спустился и, выждав момент, вскочил на скейт.
   И снова погоня.
   Не зря я вчера тренировался до вечера, теперь мне это помогло, преследователей становилось все меньше, я вел их от одной ловушке к другой, они не привыкли к такой битве, некоторые, сбившиеся с курса, блуждали по лесу. Пора было приступать к другой фазе битвы.
   Мне ничего не стоило оторваться от преследователей.
   Алиса уже ждала в условленном месте.
   Мы залезли на скалу, пытаясь разглядеть поле боя.
   В лесу мелькали вспышки бластеров, показывая места стычек.
   Я навел бинокль на корабль ланитов, у которого одиноко маячила фигура часового.
   - План "Б" - коротко скомандовал я.
   Мы переоделись в лохмотья ланитов и помчались к кораблю.
   Часовой поднял, было бластер, но, увидев своих, опустил ствол, это было его ошибкой, когда он осознал это, было поздно, два бластера смотрели ему в грудь.
   - Ты сможешь управлять кораблем? - спросил я Алису.
   - С детства этим занимаюсь, сейчас поднимемся на станцию и...
   - Ты лети, я возвращаюсь.
   - Полетели со мной, я одна не справлюсь.
   - Мое место там, - махнул я рукой в сторону леса, - ты должна справиться и успеть к нам.
   - Постараюсь.
   Она захлопнула люк.
   Битва была в самом разгаре.
   Когда я стал приближаться к лесу, на встречу мне выскочило несколько ланитов, они вначале замешкались, приняв меня за своего, и этих секунд было достаточно чтобы я смог сориентироваться.
   Я развернул свой скейт и бросился наискосок к спасительному лесу.
   Ланиты быстро пришли в себя и бросились вдогонку.
   Они были ближе к лесу и поэтому мне никак не удавалось приблизиться к нему.
   Постепенно окружая меня, они пытались бластером повредить мой скейт, видимо хотели взять меня живым. Лучи бластеров подбирались все ближе.
   Я отстреливался, уже двое остались лежать на траве, но остальные четверо все ближе смыкали круг, в центре которого находился я.
   - А чего я от них убегаю - подумал я, - если они не хотят меня убить, то это только мне лучше.
   Я резко развернул скейт и, прибавив скорость, помчался к одному из них на встречу, тот видно не ожидал такого поворота событий, он не знал что делать, был приказ - взять живым, я не стал давать ему времени на раздумывание и, чиркнув лучом на прощание, проскочил в образовавшуюся брешь.
   Теперь они бросились догонять меня все вместе, по лучам их бластеров, метавшихся вокруг меня на уровне груди, я понял, что они решили меня уничтожить.
   Проскочив в лес, я направился к пещере.
   Это был единственный путь, я просто не знал, все ли ловушки использовались.
   Подлетая к пещере, я проскользнул к его подножию, спрыгнув со скейта, бросился со всех ног в пещеру.
   Ребята были уже на месте и прикрывали мое отступление, лучи бластеров опаливали меня, просто чудом я уцелел, прыгая от камня к камню.
   В пещере, кроме наших, были трое мужчин и одна девушка из племени.
   Девушка освоила бластер и ловко управлялась с ним. Другие размеренно, как будто делая свою обычную работу, посылали стрелы в заросли.
   - Остальные где? - спросил я первым делом Грига.
   - Кто уцелел, уводят ланитов в противоположную сторону от пещер, а они - кивнул он на аборигенов - захотели остаться с нами.
   - Сколько ланитов?
   - Примерно пятнадцать.
   - Сколько у нас бластеров? -
   - Шесть, - Ромка оглянулся - вместе с твоим, и все стреляют.
   Только тут я заметил, что девочки, присев за камнями, тоже стреляют в сторону зарослей. Наташа, правда, иногда закрывала глаза, но и это для нее было большим достижением.
   - Экономьте энергию, - посоветовал я, - мы должны продержаться до темноты. Рома за мной.
   Мы вылезли на скалу по внутреннему ходу и устроились на верхушке, поливая лучами бластеров ланитов сверху.
   Было видно, что они чего-то ждали, не шли в атаку.
   - Привыкли иметь дело с беззащитными дикарями, - улыбнулся я, пускай теперь повоюют... - я запнулся, упершись взглядом на куртку Ромы.
   Он проследил взглядом направление, куда я смотрел.
   - Что с тобой?
   - Эта куртка твоя?
   - Моя, я всегда ее ношу.
   - И тогда, когда открывал корабль на Земле?
   - Конечно.
   - А здесь, ты открывал в куртке?
   - Нет, я же купаться ходил. Да ты толком скажи, при чем здесь куртка? - не выдержался он
   - А вот причем - я показал ему пуговицу на куртке, на котором красовался рисунок, похожий на карточку ланитов.- Тебе просто повезло, что на твоей куртке оказалась пуговица, и что на нее, открылась дверь, но в одном тебе не повезло, это то, что я тебе сейчас надаю по шее.
   - Значит, мы можем лететь домой? - обрадовался Ромка, нисколько не обидевшись.
   - Сначала надо выбраться от сюда, - я бросил взгляд вниз и похолодел, с десяток новых ланитов приближались со стороны реки, - вот почему не было атаки.
   - Стреляй, когда они подойдут близко, а я сообщу ребятам о переходнике, время сматываться, племя уже в безопасности.
   Я надеялся, что наступающие сумерки скроют наш отход.
   Когда я спустился в пещеру, началась атака ланитов, и моя помощь оказалась очень кстати.
   Мы стреляли, силы были неравны, это понимали все, и хотя наша позиция была лучше, мы понимали, что это только временно.
   Я сделал луч узким пучком, тогда бластер не успевал так сильно разогреваться, и испаритель тихи гудел, подсказывая, что с ним все в порядке и он готов действовать, но индикатор показывал, что энергия на исходе.
   - Пора уходить через запасной выход, - крикнул я, - переходник работает.
   - А как же аборигены? - спросил Григ, посылая очередной заряд огненной плазмы в кусты, - даже если бы мы их смогли спасти на нашей планете, они не пролезут через запасной выход,... и я тоже.
   - Надо прорываться через главный вход, мы с Ромой обойдем их с тыла и ударим сзади, а вы воспользуетесь суматохой и...
   - Это самоубийство.
   - Но оставаться здесь, тоже самоубийство, у нас есть хотя бы возможность спастись.
   - У тебя есть возможность спасти девчат и Ромку, пока мы будем сдерживать их.
   - А ты спросил аборигенов, согласны ли они погибать?
   - Когда они отделились от основной группы, они сказали что умрут, но задержат ланитов.
   - И даже девушка?
   - Я попробую уговорить ее идти с вами.
   Девушка видимо поняла, что речь шла о ней, она подошла к Григу, взяла его руку и приложила к своему сердцу, давая понять, что остается с ним.
   Он обнял ее за талию.
   - Идите, пока не началась атака, она может быть последней, как и этот закат солнца для нас.
   - Но как же твоя бабушка, родные?
   - Я соврал, нет у меня никакой бабушки, она умерла год назад, отец и мать еще раньше, на севере, так что я свободен, меня там никто не ждет.
   Я понял, что не смогу уговорить его, сказав девчатам лезть в запасной проход, я в последний раз оглянулся назад, и при свете вспышек бластеров я увидел сосредоточенное лицо Грига, я знал - каждый его выстрел - это один ланит.
   Я ничем не мог помочь ему, я должен спасти девчат, я должен вернуть их на Землю.
   Я пролез через запасной выход, и мы вчетвером стали спускаться с противоположной стороны скалы.
   Нам повезло, ланитов здесь не было.
   Ноги скользили по неровной поверхности, в темноте не видно было куда поставить ногу и поэтому десять минут нам понадобилось чтобы спуститься со всеми предосторожностями.
   Мы слышали шипение и треск лазеров, победный клич, если кто-то из аборигенов попадал в цель, крики раненых и гул пламени подожженного леса.
   Я нужен был там, но я был нужен и здесь, со мной были девушки, со мной была Марина.
   Темнота помогла нам незаметно отойти на приличное расстояние, прежде чем ланиты поняли, почему стало меньше бластеров отвечать им из пещеры, они прекратили атаку и бросились врассыпную, прочесывать лес, они не хотели оставлять свидетелей.
   Я видел при отблесках пожара, как ланиты разлетаются во всех направлениях, пытаясь найти нас. Спасало только то, что мы уже отошли на порядочное расстояние.
   Мы бежали к кораблю, спотыкаясь в темноте.
   С ходу, перепрыгнув ручей, мы выскочили на поляну и... тут облака открыли сначала одну, а потом и другую луну, которые, залили своим мертвенно белым светом все вокруг.
   Ланиты сразу обнаружили нас и несколько лучей бластера метнулись в нашу сторону.
   У нас оставалась небольшая надежда, переходник был уже виден, до него оставалось всего каких-нибудь двадцать метров.
   Ромка остановился.
   - Идите, - сказал он, задыхаясь, бросив мне куртку с драгоценными пуговицами, - я их задержу, - его осунувшееся лицо, запачканное сажей, было спокойным, - спаси девчат.
   Он развернулся, бросившись на землю и включил бластер, это было так неожиданно для преследователей, что трое передних, сраженные лучом, упали в ручей, другие развернули платформы в разные стороны, но эта заминка была короткой, он поняли, что имеют дело с одним.
   Мы выдохлись, наша скорость ровнялась быстрому шагу, мы могли бы и успеть, но... люк нашего переходника открылся, и из него стали выскакивать черные фигуры, с бластерами наизготовку.
   Мы остановились, бежать было бесполезно, ланиты были со всех сторон.
   Я повернулся к Марине, зная, что может быть только секунды мне даны для того, чтобы сказать ей все, что я скрывал от себя и от нее до последнего момента, но она не дала мне ничего сказать, я увидел только ее глаза, говорившие больше всяких слов, почувствовал ее руки обнявшие меня и губы, прильнувшие к моим...
   Для нас уже не существовал последний всплеск испепеляющей плазмы, который мог поглотить нас. Вокруг никого и ничего не существовало, мы были одни.
   - Ну, вы ребята даете! - услышали мы голос Алисы и оглянулись, мимо нас пробегали люди в форме, они стреляли из бластеров в сторону леса и мы увидели саму Алису.
   Она стоял около переходника.
   - Всякое мне приходилось видеть, но такого, чтобы целовались во время схватки!
   Она подбежала к нам.
   - Я не сильно опоздала?
   - Могла бы и не прерывать - пошутил я, - пойдемте, надо посмотреть, что с ребятами.
   Ромка неподвижно лежал на земле.
   Первым подбежала к нему Наташа, она повернула его на спину и..., разрыдалась.
   - Ну что ты? - смущенно сказал он, садясь и неловко гладя ее по голове, - я просто отдыхал, помощь ведь вовремя пришла.
   Мы помогли ему встать, и я осмотрел его, он был цел, только штаны в некоторых местах были опалены горячей плазмой бластеров и легко расходились от соприкосновения.
   - Ох, и попадет мне от мамы, - сказал он, осматривая себя.
   - Ты цел? Ничего не болит?
   - Печет только, а так все в порядке.
   - Ну, до свадьбы заживет.
   - До какой свадьбы? - покраснел он, бросив взгляд на Наташу.
   - Да это просто так говорится, побежали, надо узнать, что с Григом.
   Мы заторопились назад, в пещеру.
   Схватка приближалась к концу, еще были видны вспышки бластеров, в разных местах леса, но их становилось все меньше.
   Пещера была пуста, у входа лежал мертвый ланит.
   Я пытался понять по пятнам крови, какая судьба постигла последних защитников пещеры.
   Обнадеживало то, что никого не было, не раненых, не убитых.
   Искать в темноте, в лесу Грига было бесполезно.
   Мы собрали вещи и вернулись к переходнику.
   Никто из нас не торопился вернуться на Землю, мы ждали. Чего? Грига? Результата битвы?
   Вдали стало светлеть, девочки спали сидя, прижавшись ко мне, Рома как маятник ходил недалеко.
   Появилась Алиса.
   - Я нашла Грига и остаток племени, они идут сюда, - сообщила она устало.
   - Тихо, разбудишь девчат, - шепнул я.
   Она присела рядом.
   - Все нормально? Никто не ранен? - шепотом спросила она.
   - Из нас никто, но многие из племени погибли.
   Она помолчала немного.
   - Вы погостите у меня? С Гай-До познакомлю.
   - Нам пора возвращаться домой.
   - И все-таки вам придется побывать у нас, на планете. Мы свидетели и должны рассказать, как все было.
   На поляну вышел Григ, за ним с десяток, оставшихся в живых аборигенов.
   Они молча подошли и сели вокруг меня.
   Вождя среди них не было.
   Наше молчание было похоже на прощание с теми, кто остался лежать в лесу, даже двое оставшихся с нами земляков Алисы не нарушали тишину.
   Мы встали
   - Ты все-таки остаешься? - спросил я Грига.
   - Да, теперь я не один, - сказал он, оглянувшись на девушку, которая, с любовью смотрела на него и на племя аборигенов, - я им нужен, правда, я не смог исполнить просьбу отца, не окончил школу, но он поймет и простит меня.
   Я не стал уговаривать его, он даже чем-то был похож на них, такой же молчаливый, коренастый и сильный, он нашел свое место в жизни.
   Я свистнул собачке, но она посмотрела на него, не двигаясь с места.
   - Ты не против, если я оставлю Волчика? - спросил он на прощание, - она выбрала меня своим хозяином.
   - Она?
   - Да, и у нее скоро будут щенки.
   Я тут только заметил округлившиеся бока моего друга.
   - Надеюсь, что она принесет вам только пользу.
   Мы попрощались.
   Самый старый из воинов, снял с себя бусы из клыков хищника и повесил их мне на шею.
   Мы зашли в переходник, подняв руки в приветствии, прощаясь с негостеприимной и такой, ставшей родной Райской планетой
   Представители Земли.
   На планету Вейча. Испытание прошлым.
   Совет секретаря Союза Галактик. Возвращение.
   Алиса, нажав несколько кнопок, сказала что-то в переговорное устройство и люк, мягко отъехал в сторону.
   Перед нами открылась панорама звездного неба, в центре красовалась голубая планета, покрытая в некоторых местах завихрениями облаков.
   Алиса вышла наружу.
   - Прошу теперь к нам в гости, - пригласила она, улыбнувшись.
   Мы нерешительно стояли, боясь шагнуть в бездну.
   Алиса видимо поняла нашу нерешительность и, словно по мановению волшебной палочки, появились переборки космической станции.
   Первым на аудиенцию пригласили меня.
   Я сидел в мягком кресле, стеснялся своих мятых, покрытых сажей и грязью джинсовых штанов и куртки.
   Напротив расположилась Алиса и директор института Времени.
   Это был мужчина с проседью в волосах. Его мягкая улыбка заставила меня чувствовать себя увереннее.
   - Мне Алиса уже рассказала твою историю, - начал он, - дело очень серьезное и требует незамедлительного вмешательства на высшем уровне, но чтобы поставить этот вопрос на совете, я должен предоставить неопровержимые доказательства вмешательства ланитов.
   - Но какие мы можем привести доказательства, - удивился я, - разве то, что произошло не достаточно?
   - Ланиты - это сильная цивилизация, состоящая из нескольких галактических миров, она старый член нашего союза, и если мы докажем, что кто-то из них нарушил договор, они сами разберутся с ним, в противном случае, это может просто привести к конфликту цивилизаций.
   - Что же делать?... У нас нет доказательств, есть только свидетели.
   - Помочь можешь только ты.
   Я недоуменно посмотрел на него.
   - Не удивляйся. Ты ведь видел, как ланиты уничтожали людей?
   Я торопливо кивнул.
   Он помолчал, побарабанив пальцами по столу.
   - У нас есть прибор, - осторожно начал он, - основан на принципах миелофона который читает и воссоздает все, что видел человек. Мы редко применяем его, только в самых исключительных случаях, и только с разрешения владельца мозга.
   - Вы хотите, чтобы я его надел?
   - А ты догадливый.
   - Это поможет дикарям?
   - Это только и поможет помочь. Ты не бойся, никакого вмешательства в твой мозг не будет, мы просто возбудим некоторые участки твоего головного мозга и считаем информацию. Ты просто, заново переживешь все события.
   - Все так просто?
   - Нет, не так все просто, но это необходимо.
   - Я готов.
   - Тогда приступим, - он встал и жестом показал на дверцу, в боковой переборке, которая услужливо открылась.
   Я плакал, когда мама не купила мне игрушку,... мчался на велосипеде, на моем! велосипеде,... я сражался на компьютерах, десятки глаз следили за мной, и я выиграл, вывив команду вперед,... я дрался как бешенный, с отчаянием обреченного, зная что, не смогу справиться с тремя, но я не мог иначе, незнакомая девочка искала у меня защиты,.... я искоса наблюдал за Мариной, уловив себя на мысли, что любуюсь ею, ... я снова кусал до боли губы, наблюдая как ведьмы в развивающихся шкурах, уничтожают людей, и плакал от досады, что не мог им помочь,... я снова почувствовал первое прикосновение девичьих, мягких губ,... я впервые осознал ответственность, за свои действия и гордость, когда на меня надели бусы из клыков, ведь каждая пара клыков, это хищник, которого победил первобытный человек, не имея даже представления, что такое лук, и если он его подарил, то подарок этот стоил больше всего на свете,... я с восхищением смотрел на звездное небо, раскинувшееся у меня под ногами, осуществилась моя мечта, я в космосе...
   Постепенно я приходил в себя, столько пережить за такой короткий срок!
   Меня никто не тревожил, зная какие чувства сейчас меня переполняют. Я сидел в комнате один, снова и снова переживая отрезки моего прошлого.
   В каюту вошел директор, он постоял у огромного окна, освещенный миллиардами звезд и, глянув на меня, подошел ближе.
   - Ты прости за то, что мы тебя подвергли такому испытанию, человеческая память избирательна к своему хозяину, она хранит в глубоких тайниках горечи утрат, поражений и обид, радость побед и открытий, чтобы лишний раз, не волновать своего хозяина.
   Ты очень помог планете первобытных людей.
   Сейчас ты и твои друзья вернетесь домой, но я хочу на прощание дать тебе совет, если ты позволишь.
   Я согласно кивнул головой.
   - Увидев сейчас всю твою жизнь, ты стал мне как сын... - он посмотрел мне прямо в глаза, - у тебя большое будущее, ты смел, инициативен, быстро можешь принять правильное решение и смело выполняешь его, ты не ограничен рамками, которые люди ставят сами себе, не многим это дано. Рома будет хорошим технарем, будет хорошо исполнять чье-то указание. Григорий - это хороший охотник, из него получится холоднокровный воин. Девочки - хорошими женами, которые поддержат в самую трудную минуту своего мужа, а у тебя другой путь. Такие как ты, ведут человечество вперед, их единицы, и мне кажется, что именно ты откроешь секрет экономичного топлива, который позволит человечеству вырваться за пределы солнечной системы, но... ты сейчас идешь тупиковым путем, и если так будет продолжаться, то ты станешь обыкновенным программистом...
   Я, ожидая "приговор", посмотрел на него.
   - Компьютерные игры, в которые ты сейчас играешь, оттачивают реакцию, но учат жестокости, насилию и бездушию, ты и сам заметил что, стреляя, ты перестаешь задумываться, действуешь механически, это как наркотик, которого хочется все больше и больше.
   Он помолчал некоторое время, собираясь с мыслями, - я знаю, трудно в провинциальном городке получить хорошие знания, но если ты сейчас не используешь хоть эти крохи, то мы с тобой не сможем встретиться в будущем на равных.
   - А мы сможем встретиться?!
   - Это зависит от тебя.
   Он подошел к двери и жестом пригласил меня идти за ним.
  
   Алиса вышла за нами из расщелины.
   - Мы еще встретимся, - шепнула она мне на прощание.
   - Скоро?
   - Не знаю, может на следующий год. Ты хочешь перебраться в будущее?
   - К вам?
   - Может и к нам, а можно еще дальше.
   Я, наверное, выглядел очень глупо, со своей решимостью.
   - Я... хочу, но справлюсь ли?
   - Справишься, - Алиса улыбнулась, - там есть специальная программа. Я бы и сама не прочь попутешествовать в будущем, но у нас и так много всяких приключений, в нашем времени.
   - А...?
   - А с твоими родителями я договорюсь
   Мы пожали друг другу руки, и она скрылась в пещере.
   Вдали синело море, морской порт так же гудел и стучал, голоса "дикарей" и музыки все так же доносились сюда, приморский городок жил своей обычной жизнью.
   Марина ждала меня, она не обиделась, что Наташа поменяла фаворита и ушла с Ромой, так должно было случиться. Я вздохнул, все возвращается на круги своя. Впереди были большие перемены, мне предстоит очень много потрудиться над собой этом году, и что он будет самый длинный.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"