Пермяков Дмитрий Юрьевич: другие произведения.

Когда приходит призрак ведьмы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
  
  КОГДА ПРИХОДИТ ПРИЗРАК ВЕДЬМЫ
  
  Посвящается родителям
  
  
  
  Приведения материализуются и могут приносить физическую боль лишь в одном случае, в воображении больного мозга. Самовнушение человека служит эффективным оружием всех фантазий отрицательного характера, и вы даже не представляете себе какие результаты дает наблюдение за этим феноменом.
   В.Ш
  Пролог
  
   Представим, что режиссёр снял очередную серию вашего любимого сериала настолько отличающуюся по сюжетной линии от остальных, что теряется весь смысл предыдущих фильмов. Комедия внезапно сменилась драмой, фантастика документалистикой. Вы видите на экране любимых героев, но уже в ином амплуа, незнакомом вам и от внезапного резонанса, нелюбимом. Переход, столь резкий, из привычных контрастов в иное измерение цвета, провоцирует желание забросить сериал и послать режиссёру гневную тираду. Некоторое время кино ещё смотрят, надеясь что это была шутка и вскоре всё вернётся на круги своя. Дерзкий эксперимент закончится и можно будет как раньше смеяться над героями, вместо того чтоб плакать.
   Время идёт, сюжет не меняется. Злость и раздражение преобладают над желанием посмотреть чем всё это закончится и один за другим, сериал теряет своих фанатов.
   Легко переключить канал. Легко начать смотреть другое кино. Можно раскритиковать режиссёра. Всё это делается малейшими усилиями.
   Теперь представим что сериал это наша собственная жизнь, а режиссёр великое и могучее провидение. Жаль что в момент перехода от комедийной серии в серию ужасов, в руках нет пульта, чтоб прекратить продолжающийся кошмар. Одним нажатием кнопки перейти к более приятной программе. Остаётся только тихо хаять незадачливого режиссёра.
  
   Комната утопала в сумраке. Толстый ковёр на полу покрывала корка чего то засохшего и дурно пахнущего. Под кроватью, рядом и вокруг неё валялись пустые бутылки из под алкоголя. Цветастая занавеска тихо покачивалась на ветру, который дул в распахнутую форточку. Мужчина, лет сорока, в дорогом костюме лежал на полу без движения. Вокруг него на четвереньках ползала женщина в вечернем платье. Она собирала многочисленные листы бумаги, разбросанные по полу. Изредка из её уст доносилось что-то вроде заунывного пения. Сосредоточенность женщины говорила о важности её действий, а возможно о безумии. Листы, мелко исписанные корявым почерком ложились по нумерации, указанными в углу бумаги. Вскоре в руках женщины была пачка, в два сантиметра толщиной. Она села, поджав под себя ноги и слегка раскачиваясь вперёд назад, стала тихо подвывать. Это тихое исступление длилось около пяти минут, потом она взяла с пачки верхний листок бумаги и впилась в него взглядом.
  
  
  Дневник Леонида Дачникова
  12 октября
  18.20 вечера
  
  Что заставляет человека писать дневник? Мне например надо вынести в мир одну страшную историю. Предположу что это будет поинтересней наивных размышлений или слёзок маленьких, влюбленных девочек. Только вот дневник пишут на протяжении долгого времени, вписывая события и переживания, а я решил за раз изложить всё случившееся. Тогда это не дневник, хотя я и назову его так, а школьное сочинение, "Как я провёл лето". Если честно, никогда бы не подумал, что столь хорошо начинающаяся история, может кончиться так плачевно. Наверно на моем месте никто и не смог бы предположить такого скверного финала, будь он хоть семи пядей во лбу. А начиналось все чудесно. Разительным, режущим сознание контрастом, представляет собой начало печальной истории и конец. Воспоминания прошедших событий причиняют невыносимую душевную боль, от которой очень хочется избавится каким-нибудь быстрым, эффективным способом. Убийством например. Застрелить эту суку и конец делу. Предположим я возьму пистолет и в каком-нибудь астрале уничтожу, искореню душевные муки путем убийства, но ведь общеизвестно, что душа неразрывно связанна с телом до самой кончины, получается смерть боли аналогична самоубийству? Тут пахнет суицидом.
   Все превратности судьбы хладнокровно перенести никто не в силах. Всегда есть НЕЧТО, что собьет с ног, выбьет из привычной колеи жизни, раздавит, поваляет и уничтожит.
   Этот удар, если он достаточно силен, с маской безразличия встретит только безумец, который смотрит на мир сквозь свою сумасшедшую призму неизбежности. Нормальный человек, с уравновешенной психикой, обязательно угробит сотню другую нервных клеток, что в последствии выльется в психозе. Для некоторых пафосно не выносить на люди внутреннее состояние души и они гордятся, когда им это удается, но судьба... до чего же она коварна порой! Давай, скрывай от общества моральную боль, замкнись в себе, сходи с ума в одиночку, кому хуже сделаешь? Не спорю, есть крепкие по духу люди, но и у них имеются слабости. Предположим некто не моргнув глазом перенес полное банкротство и в считанные дни из миллионера со свистом влетел в бомжи, хвала нервам. А вот уход жены к злейшему врагу или звонок конкурента с сообщением о твоей скорой смерти, может определенно сдвинуть мозг с катушек, каким бы безразличным и стойким к неприятностям он не был. Если же наплевать на деньги, жену и конкурента с его угрозами, то письмо с вестью о смерти родителей в результате автокатастрофы, приведет к внезапному умопомрачению, депрессии, а позже возможно и к отходу в мир иной путем вышеупомянутого самоубийства.
   У всех, всех без исключения есть слабое место, куда судьба метко бьет острой пикой страданий в определенные и неопределенные случаи. Не пожар дома, так катастрофа автобуса с твоими детьми, не крах на бирже, так моральное унижение окружающих людей, что-нибудь, но заденет, зацепит, раздавит, изваляет и уничтожит.
  Карма она не только коварна, но еще и капризна как избалованный ребенок. Если с капризами собственного чада можно справиться ремнем или крепким словцом, то с судьбой ты не справишься никак. Нет на нее управы, кого-то она холит и лелеет богатством и славой, а кого-то при всем желании жить, убивает. Один кайфует в шикарном особняке, пьет розовое шампанское в джакузи и трахает длинноногих баб, второй - же вынужден смотреть, как умирает его ребенок от вполне излечимой болезни. Что говорите? Вылечить? Легко! По самому дешёвому прайсу, операция будет стоить около двадцати тысяч долларов! Мама учитель, папа сантехник. Лет через пятьсот они конечно заработают эти деньги, если ни есть, ни пить не будут и тогда можно будет вылечить ребёнка. Ну и где равновесие? Такое ощущение, что все люди мира стоят в гигантском кругу, а в центре крутится злобная сучка по имени Фортуна. Лицом к одним, задницей к другим. Только вот ленивая она видимо, раз одни без напряга по жизни всё время созерцают её лик, остальным достаётся анус.
   Диалог между людей, стоящих друг напротив друга в великом круге удачи.
  ПОЗИТИВ: "Мне друзья вчера машину подарили."
  НЕГАТИВ: "А я свою разбил и все друзья отвернулись от меня."
  ПОЗИТИВ: "Недавно в лотерею миллион выиграл."
  НЕГАТИВ: "Увяз по уши в долгах."
  ПОЗИТИВ: "А жена у меня просто красавица."
  НЕГАТИВ: "Век бы свою стерву не видеть."
  Забавный контраст, не правда ли? Вот есть у человека дар привлекать фортуну, он живет. Поманит её конфеткой и безбедно существует. А ежели нет дара и ты пытаешься приманить её куском чёрствого хлеба, то... проживаешь. Как квартирант, которого в любой момент могут выкинуть на улицу всемогущие хозяева.
   Некоторым много и не надо, сыты, здоровы, а остальное наживется (Это наверно те, к кому Фортуна боком стоит). Ан нет. Судьба как начнет преподносить один сюрприз за другим и ничего веселого и захватывающего в них нет. Сюрпризы эти отрицательного характера и все они пагубно сказываются на здоровье и материальном положении. Повезло если эти "подарки" кармы только на тебя сваливаются, ведь могут же попутно захватить любимых людей или кого-нибудь из окружения, а в этом случае мало что сделаешь, поэтому приходиться безропотно словно овца подчиниться. Тут судьба пользуясь моментом, цепляет, давит, валяет и уничтожает.
   И вот ситуация, когда ты буквально на грани душевного кризиса, готов с головой кануть в черную, бездонную пропасть именуемой безумием, когда на самом краю, страшно остаться в одиночестве. Жутко осознавать, что рядом нет никого, кто помог бы как-то, поддержал морально, утешил, дал поплакаться в жилетку. Плохо в трудные часы оставаться со своими мыслями и тяжкими думами, без самого мало мальского общества.
   Многие люди, попадя в такие ситуации, искали различные выходы из депрессии держащей их; некоторые забывались в алкоголе и месяцами не вылизали со дна бутылки, было такое, что сразу "садились на иглу", считая жизнь на земле пресной, черно-белой, вялотекущей рекой и можно смело бросать всё и лететь в чудные долины кайфа. И наконец лучший выход покончить с проблемами - это отправиться на небо, в лучший мир, где по общепризнанным убеждениям нет места боли.
   На ум все это приходит каждому пострадавшему от судьбы, а вот воплощает мысль в реальность лишь тот, кто один. Тет-а-тет с думами. Тяжкими думами, которые времени даром не теряют, грызут и гложут изнутри как червь гнилое яблоко. Им ничто не мешает. Некому вытаскивать человека из прогрессирующего психоза, никто не просит успокоиться, отвлечься как-то... почему бы не порезвиться и не пощекотать такое чувство как совесть. Мало помалу, одолеваемый назойливыми мыслями, которые не дают продыху, человек начинает обвинять во всем себя и не важно на сколько он прав. Ему кажется, что именно по его вине случилось то или иное несчастье. Опасная иллюзия вы не считаете? "Вот если бы не я " - думает он, а нет ничего хуже чем чувствовать себя виновным в чем-то поистине страшном, естественно мозги закипят от перенапряжения, и именно поэтому все в страхе от перспективы остаться в одиночестве в критический моменты.
   Все боятся, а страх порождает сомнения и человек уже не уверен нужно ли жить, стоит дальше обременять свет своим существованием, а мысли все атакуют и атакуют ослабевший от нервной встряски мозг. Они противным роем злобных пчел, жужжа в голове, пожирают остатки терпения, потихоньку сводя с ума.
   "Зачем ты сделал это? Ты виновен, виновен, виновен..." Нашептывает совесть своим отвратительным, визгливым и всюду проникающим голоском. "Куда хочешь беги, что хочешь пей, колись, нюхай всякую дрянь, от меня не избавиться". При жизни этот голос можно только приглушить и то не всегда и не надолго, уж лучше сразу искоренить и уничтожить путем убийства... самоубийства.
   Попадая в нечто неприятное, люди задают вопросы: "Почему? Как? Зачем?". "Почему я?" спрашивают одни. "Как это могло произойти со мной?" голосят другие. "Зачем я это сделал?" подхватывают остальные. Самое странное, что вопросы они задают всевышним силам, Богу непосредственно, как будто он когда-нибудь отвечал.
   Человек попал в несчастный случай, говорят "Оказался не в то время и не в том месте." Страшно? Да. Попробуй догадайся где "не то место " и во сколько "не то время." Если скажите где и когда, будьте уверены меня там не увидят в радиусе километра.
   Шагая по улице, не всегда осознаешь что может быть через секунду умрешь: шальная пуля, пьяный водитель или кирпич на голову не важно, и это хорошо. Хорошо не ожидать смерти, а пустить жизнь на самотек, если уж и придет старуха с косой то пусть неожиданно. Человек постоянно боящийся несчастного случая, рано или поздно в него попадает - это факт. Индивидуумы, которые часто думают о гибели, болезненно реагируют даже на мелкие жизненные неприятности, они считают их предзнаменованием приближающейся смерти. Жить таким субъектам муторно и как-то не особо охота, именно они находятся ближе всего к суициду. "Зачем ждать, если можно прямо сейчас?"
   Меня зовут Леонид Дачников. Я лежу на своей кровати и на данный момент мое душевное состояние оставляет желать лучшего. Все размышления, указанные выше, плод пораженного несчастьем воображения, записанных дрожащей рукой и естественно корявым подчерком. Мысли атакуют неприятные воспоминания, о которых лучше забыть и не вспоминать, но не все так просто. Тяжелая депрессия душит меня длинными, корявыми пальцами и выбраться из ее цепких объятий нет ни единого шанса. Безысходность данного положения, добавляет лишнюю тонну на уже изрядный груз, весящий на душе и никуда от этого не денешься.
   Я чувствую... чувствую как что-то огромное, темное и злобное выбирается из глубин подсознания. Некий монстр, готовый поглотить меня целиком, отправив навечно в мрачный лабиринт безумия. Я знаю... знаю что не вынесу встречи с жуткой тварью и когда оно выберется наружу, я вероятнее всего умру от страха, лишь посмотрев в его глаза. В дикие, горящие адским пламенем очи и я боюсь... очень боюсь.
   Наверно мне пора в психиатрический диспансер.
   Перспектива уйти в мир иной от разрыва сердца, в следствии сильного испуга после встречи с моим кошмаром, не прельщает, поэтому нужно опередить её. Пистолет заряжен, стоит положить ствол в рот и нажать на курок. Никаких тебе насущных проблем, совести, предсмертных мук ужаса, ничего кроме тишины и пустоты. Всё.
   Нет, не всё. Большой ошибкой будет с моей стороны умереть, не оставив хотя бы намека на то, почему я застрелился. Предсмертной записки так сказать. Мало того родителей шокирует внезапная кончина сына, так еще все голову сломают, раздумывая, ЗАЧЕМ Я ЭТО СДЕЛАЛ. А еще найдутся такие люди, которые будут утверждать, что это по их вине умер Лёня Дачников, не важно правда это или нет. Есть на земле мнительные личности. Догадки и размышления на почве печали и скорби, наверняка взбудоражат многие умы, абсолютно ко мне не причастные и это нужно пресечь. Разъясню им всё.
   Я решил написать этот дневник, дабы вынести в свет невероятные события, произошедшие этим летом. Ну, или не дневник, а предсмертные мемуары. Писака из меня никудышный, но кто будет редактировать, или критиковать эти рукописи? Накарябаю на листочках всю историю от начала и до конца, как бы плохо в душе не было и положу рядом с собой, пускай читают.
   Эта рукопись откроет глаза родителям и родственникам. Прольёт свет на причину моего суицида.
   Может всё, указанное ниже, дьявольский план потусторонних сил, может просто я жертва случая, решать вам. Напишу как дошел до нынешнего состояния и кто виноват, и виноват ли кто вообще.
  И так, это началось...
  
  
  
  
  
  
  
  
  ГЛАВА I
  
   ЧЕТЫРЬМЯ МЕСЯЦАМИ РАНЬШЕ
  
   1
  
  12 июня
  11.03
  
  
   Кафе "Горячие обеды", на обширной террасе которого я сидел за крайним столиком, принадлежало седоватому, пожилому немцу Мартину Шмидту.
  Его жена, в которой было как минимум сто пятьдесят килограмм весу, постоянно мелькала за прилавком. Её обширный зад, заданный маршрутом плита, холодильник, барная стойка, вилял с проворностью никак не присущей таким полным людям. Сам Мартин торчал около кассы своего заведения и от делать нечего перебирал и считал деньги. Третий раз за это утро, я увидел маленькую комедийную сценку. Как только фрау Шмидт на секунду отвернулась к плите, перевернуть шипящие котлеты, Шмидт с удивительной быстротой достал с бара бутылку водки, стакан небывалой величины и плеснув добрую четверть туда, выпил залпом. Супруга, подозрительный взгляд которой говорил о том, что она следит как бы муж не напился, ничего не заметила. Всё происходило в доли минуты. Когда женщина поворачивалась к Мартину, то видела только его раскрасневшееся лицо, обмахивающегося полотенцем и пыхтя что-то о жаре. О феноменальной способности в считанные секунды опрокинуть в себя грамм двести спиртного, она пока не подозревала, только удивлялась, как быстро идет в такую жару водка. К вечеру недоумение женщины не было предела. Когда же Мартин успел нажраться?
   Эта сценка повторялась почти каждый день и уже успела наскучить за неделю, которую я провёл здесь. В городке, под названием Еноттау. Если честно, то городком назвать это место довольно трудно. Настоящее захолустье. Взять к примеру увеселительные или питейные заведения. Кафе, в котором я находился, было единственное место во всем городе, где можно днем посидеть и переждать жару за стаканом ледяного сока. Был клуб "Молодняк", которым заведовал один бывший бандит, ушедший на покой, но он открывался часов в шесть вечера, поэтому днем время убить здесь было трудно. А дома сидеть просто невозможно, зажаришься в собственном соку.
   Погода стояла довольно жаркая и сухая, особенно в этом месяце. Трудный климат, который непривычных к нему людей, меня в том числе, сильно утомляет и выматывает. Когда солнце поднимается на наивысочайшую точку в небе, приходится это на время обеда с часу до двух, то температура иногда достигала отметки + 40 .
   Очень жарко. Просто дьявольски жаркая погода. Плавятся дома, плавятся люди, если вовремя не спрячутся от раскаленного воздуха, плавятся жалкие останки асфальта, напоминая что в Еноттау тоже когда-то были хорошие дороги. Не то что сейчас. Кстати местные называли свой город не иначе как Город Енотов. Или на иностранный манер Еноттаун. Сами перед собой выпендриваются что ли?
   Город меня поразил!
   Первое, что бросается в глаза когда в него въезжаешь-это обилие ярких, рекламных постеров, развешанных повсюду. Как рассказывали местные, около двух месяцев назад, здесь останавливался большой, груженый трейлер. Водитель дальнобойщик, выяснив что он заблудился, решил остаться на ночь в Еноттау, а утром его нашли мертвым в постели, с бутылочкой каких-то таблеток, крепко зажатых в руке. "Порок сердца" вынес диагноз доктор и жители сочли своим долгом похоронить парня.
   Немного удивившись внезапной кончине водителя, горожане решили осмотреть груз. Фура была до верху забита рекламными плакатами, гирляндами всех цветов, оттенков и форм, световыми ящиками, именуемыми "Лайт-Боксами" и тому подобным барахлом. Товар по накладным бумагам предназначался некому Ларину Степану Ивановичу, которому позвонили сразу и уведомили, что его груз в городе. Мужчина на том конце провода сообщил о своей непричастности к каким либо рекламным фирмам, и потребовал оставить его в покое. Мол он пенсионер и ему требуется покой. Недолго думая, жители единогласно решили добро развесить по городу, чтоб немного приукрасить его. Трейлер через неделю угнали.
  -Чтоб мне сдохнуть!!! - не смог скрыть я удивленного возгласа, когда узрел освещенное царство рекламы в городе. Чем дальше я ехал, тем больше на меня накатывало чувство шока. Представьте сарай, из ветхих, полусгнивших досок с элементами безобразно сваренной арматуры, с хрюкающими животными внутри и над входом стенд, сверкающий всеми цветами радуги "Парфюм "Ле кёр де ламер"" чистый и настоящий запах женщины.
   Каждый посчитал своим долгом повесить на ворота плакат, извещавший непонятно что. Так как в Еноттау в основном преобладали частные, одноэтажные дома, то вид хибарок в подсветке неона смотрелись очень карикатурно. Я не понимал, зачем жителям этот пустой пафос, но видимо чтоб понять психологию человека с глубинки, нужно им родиться.
   Нонсенсов в городе Еноттау, хватало. Есть, чем удивить гостя из других мест, меня к примеру. Но первое удивление быстро схлынуло, а больше здесь ничего привлекательного не было.
   Приехал я сюда погостить к своей тётке, двоюродной сестре отца и даже не подозревал, что попаду в самое скучное место на земле. Приехал естественно не по собственному желанию, а по принуждению. Можно сказать, что меня обманули. Собственными родителями я был введён в заблуждение и отправлен в эту сдвинутую деревню, где на общественном туалете висел плакат, рекламирующий новый вид лечебной грязи.
   Как я говорил, пребывание недельной давности в этом месте, вымотали меня однообразием и тусклостью, тем более мучительна была та мысль, что каторга продлиться как минимум ещё две недели. А уехать я не мог, дал обещание.
   Началось это пол месяца назад. Отзвенел последний звонок года и все ученики смогли вдохнуть полной грудью воздух свободы, начались летние каникулы. На следующий день ко мне подошёл отец и начал расспрашивать о моих планах на лето. Туманные намёки, мол, а никуда ли ты сынок не хочешь съездить отдохнуть, так и сквозили в его речи. Сначала я не понял причину столь странного желания избавиться от меня на некоторое время и открытым текстом поинтересовался об этом. Папа открыл карты.
  -Тут вот в чём дело сын. Понимаешь, маме в ближайшем будущем светит повышение по службе.
  -Я просто счастлив пап. Отъезд то тут при чём? Кстати это повышение маме светит уже очень давно, только результата не видно. Ваше ближайшее будущее, длится дольше чем я думал.
  -Но меня уже повышали. - Сказала мама. -В прошлом году.
  -Да, только ничего не изменилось, кроме объёма работы. Её стало больше.
   Мы втроём сидели в гостиной за круглым столом и я взял себе роль короля Артура. Родителям отводились роли рыцарей последнего ранга, в запасе, которым тем не менее нужно было уговорить меня играть по их правилам. Единственное, что я тогда понял, "у меня преимущество". Иначе передо мной так не стелились.
  -Вообще маму уже почти повысили. - Сказал папа наблюдая за моей реакцией. - Но всё зависит целиком от нас. Мама проработала в рекламном агентстве на совесть пять лет и получила новую должность, но с одним условием. Она должна оправдать оказанное ей доверие и заключить за определенный срок пару удачных сделок, ну чтоб доказать, что она достойна вакансии заместителя директора. И вот, мы совместными усилиями провернули одну сделку. У нас на юге есть родственники, которых ты Лёнь не знаешь... они владельцы корпорации "Промгаз" и они могут нам помочь в осуществлении плана. Так сказать, завершить штрих в картине Наша мама заместитель директора фирмы. Воспользовавшись родственными связями, мы без труда заключим сделку, дабы конкретно утвердиться на служебном посту. Подписание контракта даст мощный толчок к дальнейшему карьерному росту и круто подскачет семейный бюджет, что думаю несомненно порадует тебя.
  -Хорошо, это я понял. Теперь скажите зачем нужно чтоб я уехал?
  -Мы пригласили всех в гости к нам в город, чтоб в спокойных условиях обговорить детали договора и тебя мы решили куда нибудь отправить, чтоб на время их пребывания в доме царила деловая атмосфера, не нарушаемая ни рок музыкой, ни шумом под окнами по ночам. Теперь ты понял?
   Я кивнул, лихорадочно раздумывая куда меня отправят и как бы подороже продать свой отъезд.
  -Куда я поеду и на какой срок?
   Родители переглянулись.
  -Я позвонил своей сестре в городок Еноттау, находящийся немного западней нашего города, она тебя ждёт. Погостишь немного, отдохнешь.
  -В деревню?! Вы с ума сошли! Летом только в городе отдыхать интересно. Что я там делать буду? За коровами ходить?
  -Там не такая уж и деревня сын. - Возразил папа. - На карте указано, город Еноттау. Познакомишься с местною молодёжью, там ночной клуб есть. И вообще, неужели не интересно побывать в новом месте?
  -И сколько мне там придется жить? На какое время приедут родственники, которых я не знаю?
  -Ну.. ну.. где-то приблизительно ... около месяца.
  -Сколько?! - я взвился как ужаленный. - Месяц?! Да тут с ума все посходили, это же одна треть моих каникул и тратить её на место в котором я не разу не был, увольте!
  -Но сын, ты же ещё не знаешь цену...
  -К черту, даже не хочу зн... - я жадно представив перед собой кучу денег
  -А этот город, Ен... Еноттау, или как там, из вас кто-нибудь был там?
   Родители вскочили и на перебой, перекрикивая друг друга, принялись на все лады расхваливать город, где как выяснилось позже, ни разу не были.
   Сыграв на моей жадности, они одухотворённые лёгкой победой в первом раунде, заморочив мне мозги, уговорили таки поехать в Еноттау.
   В качестве оплаты за мою ссылку, я потребовал гигантскую сумму денег, и папину "Тойоту", на которой собирался с пафосом приехать в глухомань. Сцепив зубы, папа расстался с ключами от автомобиля и содержимым своего бумажника. Всё решилось и собрав чемодан я выехал.
   Еноттау находился в ста пятидесяти километрах от нашего города. Узкая, извилистая дорога проходила через Спящие холмы и вся состояла из кочек и канав. И вот... я приехал.
   Конечно ожидал я всякого, убедительные возгласы родителей "Это весёлое место" не были приняты на веру, но всё же...
  "В Еноттау только умирать, причем со скуки" пробормотал я, в первый же день и позже не раз повторяя эту фразу.
   Разительный контраст, представляющий собой серые землянки, отсутствие дороги и сотни плакатов, постеров и световых реклам, бросался в глаза. Еноттау был самой похабной пародией на мега полис. Было ощущение, что жители просто издевались на городами, размером побольше.
   Половину населения представляли старики и старухи, с внешним видом явно говорящим о скорой кончине. Этакие ходящие древности. Вторую делили дачники, серые, невзрачные работяги, которых на общем фоне не было видно и неудавшиеся писатели. Последние непонятно по какой причине облюбовали себе этот богом забытый город и использовали его как место умственного расслабления. По моему мнению тут наоборот мозги закипают от перенасыщенности вещей. Несовместимость - вот главный аспект в трудноперевариваемости этого места.
   Атмосферу разряжала бы молодежь, если-б она была. На пять тысяч жителей, ничтожный мизер, около ста человек здесь составляли подростки. Под прессом стариков, работяг и сдвинутых писателей, парни тут ходили какие-то забитые, с потухшим взглядом, а девушки были толстые и ленивые. Перезнакомился с ними я в первые три дня и понял, что они мне не компания.
   Вообще удивительно, как тут женятся и заводят детей, без малейшей искорки либидо в глазах и действиях. Мой неусидчивый нрав и желание жить в диком темпе, прогнулся. Я не вписывался в местный, ленивый поток жизни, не нарушаемый ничем и сам стал потихоньку закисать. С кем поведешься знаете ли.
   Друзья с моего родного города на Холме, если бы увидели меня сейчас, точно заплевали. Невероятно, но я в несчастные семь дней сам стал походить на жителя Еноттау. Ничего неохота. Только сидеть и тупо глазеть в пространство.
   Нет, Еноттау не мой город. Вот дома скучать не приходиться: бары, дискотеки, толпы подростков с бешенным желанием веселиться, короче говоря жизнь бурлит. А здесь ... если есть у планеты Земля задница, то это Еноттау. Хорошо бы свалить отсюда не оглядываясь и больше не возвращаться.
  Но не так всё просто. Дал обещание, а положенный месяц ещё не истёк. Приходится стиснув зубы сидеть и убивать время в кафе. Ничего не поделаешь.
   С самого утра, как только проснулся, я пришел в "Горячие обеды", сел за крайний столик и заказав стандартный завтрак, медленно, на сколько это можно пережёвывал пищу. Я хотел посидеть здесь до четырёх часов, чтоб потом сразу пойти в "Молодняк", только не знал удастся или нет. Хмурая физиономия фрау Шмидт, красноречиво говорило о желании избавиться от меня как можно скорее, чтоб на моё кресло сели клиенты по выгодней. Пьяницы например.
   В клуб "Молодняк" ходила немного другая публика. Алкашей и ханыг там не наблюдалось, а заходили исключительно цивильные люди ( в Еноттау это средние работяги). Заглядывали выпить и повеселиться те, кто сохранил хоть какую-то искру к жизни и пока не стал соплежуем, подобным большинству горожан. В клубе стояли два бильярдных стола и был превосходный бар, за что я сразу зауважал "Молодняк". Время там летело гораздо быстрее чем, в кафе у Мартина. Заправлял клубом некий Рамиль, бывший "гопник", ушедший на покой. "Молодняк" был уголком веселья и уюта, в диком, непонятном городе Еноттау.
   Обед. В кафе потихоньку стекался народ, переждать пекло, посплетничать за стаканчиком чего-нибудь холодного и крепкого, а может и отведать фирменной ватрушки Мартина.
   Заходили люди, которые могли полулежать на стуле, облокотившись на спинку и напившись до чертиков. С такими особо не церемонились и переждав определенный лимит времени, выставляли за крыльцо, чтоб бесчувственная масса, коими они являлись не занимала места. Те даже не возражали из за отсутствия сознания и просто падали там, где их оставят. Ближе к вечеру пьяницы расползались по домам отоспаться и на следующий день картина повторялась.
   На данный момент почти все столики уже заняли и объемная супруга Шмидта присматривала кандидатур для отдыха за крыльцом. Таких пока не обнаруживалось.
   Небритые, с покрасневшими глазами и черными зубами мужики в засаленных майках, пили пиво, закусывая сосисками. Пьяных пока не было.
   Фрау Шмидт разочарованно вздохнула и ее сердитый взгляд уперся в меня. Я изобразил непринужденность и ковырнул ветчину на тарелке, она отвернулась. Мой завтрак оказался еще наполовину не съеденным, зато пустых бокалов из под сока хоть отбавляй.
   Жирный мужик, с волосатым пузом, вылезающим из под грязной тельняшки, громогласно потребовал пиво. Просьбу выполнили не сразу из-за черепашьей скорости официанток.
   Здешняя разливуха и горячие сосиски, считались тут изысканным лакомством и Шмидт хорошо наваривался на этом блюде. Пару дней назад я продегустировал его, тошнило до вечера.
   Мужланы периодически подзывали официанток к столикам, чтоб заказать еще выпивки и если кому-нибудь из них удавалось ущипнуть за попку молодую девицу в фартуке, все отвратительно ржали над ее звонким "Ой".
   В кафе практически весь обслуживающий персонал составляли родственники Мартина. Дочки, сыновья, братья, сестры, племянники, даже его семидесятилетний отец. Последний ухаживал за газончиком перед террасой. Наверняка вся родня, какая была у Шмидта, собралась около него и получив работу, позволяла самому Мартину бездельничать. Фрау Шмидт следила за бездельниками и пьяницами. Увидев лодыря, она кричала благим матом и махала полотенцем.
  -Дармоеды! За что я вам деньги плачу, а ну сейчас же за работу! - разносился ее зычный голос и парни, решившие отдохнуть в теньке, нехотя вставали и шли выполнять свои обязанности. Сам Шмидт, как уже говорилось выше, не делал ничего, кроме как изредка пересчитывал выручку и опрокидывал в себя стакан водки. Он потихоньку превращался в тот сброд, который выставляют из кафе за крыльцо в пьяной коме, хотя сам этого он признавать не желал.
   Так все и протекало: Мартин спивался, его жена гоняла родственников, мужичьё пили пиво и ели сосиски, молодежь закисала, а вместе сними и я.
   Утомительное до ужаса однообразие, постепенно покрывало мои мозги плесенью и мхом. Немного разгоняли тоску вечера в "Молодняке". Бильярд, нормальная выпивка, танцы и уже не так тяжело переносить дни в каторге "город Еноттау".
   Была мысль закрутить с кем-нибудь из местных девчонок небольшой, краткосрочный романчик, все же лучше чем целый день торчать в кафе. Но как уже упоминалось, девушки моего возраста были на редкость тупыми и жирными, а в "Молодняк" заходили в основном женщины за тридцать и все с мужьями.
   Идея рассыпалась в пух и прах, добавив еще одну тонну груза на мои плечи и так отягощенные печалью и тоской "Господи, попаду ли я когда-нибудь в свой родной город?" взывал я к всевышнему и тут -же сам отвечал " Похоже что нет."
  
  2
  
   Час дня. Время самой жары. От земли исходили волны жара, как от раскаленной печи и дома в них казались несколько сюрреалистичными. Поскорей бы клуб открылся, там всегда прохладно, хоть и накурено. Я глянул на часы (который раз уже за пять минут) нет, сегодня время определенно остановилось. До открытия "Молодняка" еще три часа, а я уже изнемогаю от скуки. Заказать что ли еще соку, но сколько можно пить? Мелькнула мысль сходить домой, ополоснуться водой, но в голове сразу же определился сценарий действий на вечер.
   Тетя Зина, в гости к которой я приехал, недавно вышла на пенсию и от нечего делать, целыми днями пропадала у себя в огороде, выращивая различные овощи, фрукты и цветы. Буквально по одной сориночке она выдергивала траву, чтоб всякой там картошке и морковке жилось не в пример лучше. По моему это превращалось в манию.
   В первый день пребывания в Еноттау, она завербовала меня к себе в чернорабочие и я дня три носил воду для поливки, окучивал грядки, пока наконец не догадался слинять. Теперь дома днем появляться стало опасно. Тётка увидев меня, сразу кричала, что ей срочно нужна помощь и никакие уговоры не помогали. Так что я лучше в кафе посижу, а жара... дома думаю не прохладней.
   Тишина... зной... сонно жужжали мухи в расплавленном воздухе. Народ в кафе кто дремал, кто тихо переговаривался друг с другом, регулярно заливая в себя ледяное пиво. Скука смертельная.
   Я бессмысленно таращился на окружающих, про себя думая об их тихой жизни. Потом моё внимание привлекли два парня в грязно-зелёных комбинезонах, с ведрами краски в руках. Они только что установили стремянку около здания напротив, кажется там располагалась библиотека и решали, кто первый полезет красить крышу. Спор плавно перерос в не большую стычку, которая к моему великому сожалению быстро закончилась и проигравший безропотно начал взбираться на покатую черепицу. Некоторое время я наблюдал за равномерными движениями кисти по крыше одного из рабочих, потом надоело.
   Жара. Термометр безжалостно показал + 38 . Полный штиль. Старый пёс по кличке Бим, неопределенной породы, лежал в тени крыльца, рядом с парочкой отрубившихся молодцов и тяжело дышал, высунув язык. Один завсегдатай в кафе спал под столом, благо фрау Шмидт его пока не заметила, суетясь на кухне. Мартин за стойкой спал, чудом удерживая равновесие на маленьком, круглом стульчаке за баром, положив руки на кассовый аппарат и склонив голову. Со стороны могло показаться, что он наклонившись, что-то внимательно разглядывает в своих ладонях. Жена Мартина варила сосиски в большой кастрюле, по ходу дела обмахивая себя и ленивых в это время официанток, полотенцем. Обмахивала с той разницей, что взмах на себя давал порцию свежего воздуха, а на служебный персонал он получался очень резким и издавал хлопок. Девицы нехотя разбегались после её взмахов, но после пяти минут активных действий в зале, вновь снижали скорость, возвращаясь к первоначальной, черепашьей скорости.
   Воздух исходил огненными волнами, а люди обильным потом. Одна из поварих, видимо сжалившись над старым псом, томящимся около крыльца, вынесла ему чашку с водой. Тот принялся жадно лакать. Мимо меня прошла тощая девица в фартуке и я попросил принести еще сока со льдом. Пекло поистине невероятное.
   Взгляд упал на дорогу, которая вела к пустырю за городом. По нему шаркая сандалиями и поднимая пыль шагал некто Коля Тимченко по кличке Домовой. Этот местный бездельник и алкаш, которого целыми днями можно было видеть пьяным в различных местах города, шлялся по улицам, клянча деньги и пропивая их. Кличка Домовой явно была не в тему, у Коли даже дома не было. Тимченко не спеша прошаркал мимо террасы, где я сидел и поднялся по ступенькам на крыльцо кафе, по дороге пнув чашку с водой из которой лакал пес. Бим взвизгнул от испуга, а Коля хохотнув, дал ему пинка, за что тут же получил метлой по голове от поварихе.
  -Ты чё, блин? - обиженно протянул он. - Чуть голову не проломила своим веником. А если я после этого сотрясение получу, а? - Домовой надул губы и скорчил неубедительную болезненную гримасу.
  -Да мало тебе лентяй. Впредь не будешь к собаке приставать. - Грозно заявила женщина. - Пошел бы лучше работать, чем шляться по улицам и людям нормальным докучать. - Говоря это, повариха налила собаке воды и насыпала вчерашних объедков. Бим благодарно посмотрел на неё и принялся за угощение.
  -Кто, ЭТО нормальные люди? - Ткнул пальцем в спящего под столом пьяницу Коля. - Или это? - он указал на Мартина, развалившегося на барной стойке. - А может эти, а? За крыльцом. А что, если я не... это... недееспособен и физический труд не переношу? - Домовой залез пальцем в нос.
  -Все вы находите отговорки, чтоб не работать, только жаловаться и умеете. - пробормотала женщина и тут фрау Шмидт прекратила дискуссию, позвав повара на место. Коля облокотившись об перила, задумчиво охотился на козюль в носу.
  -Я на тебя в суд подам. - Крикнул он вслед уходящей обидчицы.
   Домовой оглядел полный зал народу, скользнул взглядом по небритым физиономиям, мысленно облапил официанток и вышел.
   Я повернулся, чтоб посмотреть насколько продвинулась работа у парней с покраской крыши. Результат превзошел все ожидания. Кисть торчала присохшая к черепице, которая кое-где была измазана краской, а оба работника спали в тени. Рядом валялась пустая бутылка из под водки.
   Звук у крыльца привлек мое внимание. Зловещее рычание собаки, потом клацанье зубов и дикий крик Домового.
  -Ах ты поганый рассадник блох, ты кусаться, ну погоди! - Через секунду я увидел весело бегущего пса, а за ним с сжатыми кулаками озлобленного Колю. Минута и они исчезли из поля зрения за домами. И опять воцарилась изнемогающая, жаркая тишина.
   За одним из столиков, вдруг раздался богатырский храп, заставив меня вздрогнуть. Это кто-то из посетителей, не выдержав тяжелых климатических условий и большого количества спиртного, улетел в царство Морфея. Фрау Шмидт с трудом выбралась из-за стойки и подойдя к клиенту, без особых усилий, за шиворот выставила того за крыльцо, установив баланс в помещении кафе. Имеется в виду баланс состояния опьянения посетителей. Никто не должен пересекать границу разделяющую отметку "выпитый" и "смертельно пьяный". Кто нарушал её, исключался из общества на время, до полного отрезвления. Потом клиента с радостью принимали обратно.
   Температура поднялась до плюс тридцати семи и терраса "Горячих обедов" казалась одиноким островом небольшого сборища людей в без людном океане улиц. Город словно вымер. Даже парни, красившие или пытавшиеся красить крышу библиотеки, куда то исчезли.
   "Наверно залезли в холодильник" подумал я. Сейчас все жители, кроме тех кто сидит в кафе (или лежит за крыльцом) Еноттауна, как тараканы расползлись по своим норам и обложившись льдом, вливают в себя литры ледяного пива. Поверьте, это их излюбленное занятие.
   Посмотрев на часы, я с тоской отметил, что прошло всего пол часа после последнего стакана напитка, а уже снова мучит жажда, как будто неделю в пустыне без воды прожил. Надо все таки сходить домой и облиться холодной водой, чтоб совсем не изойти потом. Рубашка и шорты неприятно прилипали к телу, так что и переодеться не мешает, а с теткой можно и разминуться. Короче пью еще стаканчик и иду.
   Краем глаза я заметил, что жена Мартина, которую звали Фрида, облокотившись локтями о стойку, подозрительно коситься на меня. Ход ее мыслей прослеживался без труда.
   "Незнакомый парень, появился с неделю назад и каждый день сидит, заказывая только сок. Может заезжий воришка, хочет заведение обчистит, а сейчас присматривается. С ним надо держать ухо в остро".
   Чтоб развеять её сомнения в моей честности, я демонстративно, с видом полнейшего безразличия достал бумажник и пересчитал деньги, хотя точно знал сколько их там. Толстуха немного успокоилась, но все же внимательно зыркала время от времени в мою сторону "А вдруг что". Пересчитав финансы, я хотел положить их обратно в карман, как неожиданно из рук выпало пару монеток и звякнув, покатились по полу. Нагнувшись, я поднял одну из них, а за второй пришлось лезть под стол. "Зараза" пропыхтел я, из-за всех сил тянувшись за ней. Наконец пальцы нащупали заветный металл и рука сжалась в кулак, держа монету. Тут вдруг оказалось, что вылезти из под стола и ничего с него не свалить, будет весьма затруднительным, поэтому пришлось раскорячиться между ножек и задом потихоньку извлекать себя по частям. Скатерть свесившись со стола, закрывала обзор и вдруг внезапно...
  
  3
  
  ... в поле моего зрения попала пара очаровательных ножек в черных туфельках. Я хотел побыстрей подняться, чтоб узреть хозяйку этих прекрасных конечностей и сильно стукнулся об стол головой. В глазах потемнело, но любопытство перебороло боль. Скатерть загораживала обзор, не давая посмотреть выше колен и я поднатужившись, рывком поднялся и сел на стул.
   Тогда я впервые увидел её.
   Первое впечатление навсегда запечатлелось в памяти, стирая все ранние яркие моменты в жизни.
   Это был как шок. Сначала перехватило дыхание и в голове стало пусто, потом кислород в лёгкие начал поступать частыми порциями и я задышал быстро и тяжело, голова пошла кругом. Поистине такого ангельского существа не встретишь ни на одном конкурсе красоты.
   Дьявольски красивое создание с черными как смоль с волосами, глазами серого цвета и фигурой Мерлин Монро.
   Одетая в легкое, темно-синие платье выше колен и как уже упоминалось черные туфельки, девушка медленно шагала между столиками. Я замер с открытым ртом, наблюдая за ее передвижениями. Незнакомка видимо искала свободное место, чтоб сесть, но такого не было, кроме как за моим столиком. Кафе к обеду забивали до отказа. Девица обвела взглядом пьяный зал и остановила взор на мне. Сердце в груди бешено затрепетало. Я по прежнему пялился на нее, не в силах отвести глаз и когда наши взгляды встретились, по мне словно прошелся электрический разряд. Два или три чувства боролись во мне тогда: восторг, восхищение и страх. Действительно присутствовало нечто неуловимое в сочетании идеально красивого лица, длинных волос цвета вороньего крыла и загадочно-томного выражения очей. Пока я анализировал чувства, незнакомка видимо решила, что компания странного парня с широко раскрытыми глазами, коим являлся я, лучше чем пьяный мужлан и она подошла к моему столику.
  -Можно присесть? - спросила девушка. Мой голос предательски застрял в горле. Руки затряслись мелкой дрожью, а пот начал выделяться в двойном объеме. Незнакомка с улыбкой ждала ответа. Вторая попытка дать согласие присесть рядом, так же провалилась.
   "Да что же это такое со мной?" мысленно выругал я себя "она сейчас уйдет болван, откуда эти комплексы, соберись".
  -Угхм... да конечно... да, садитесь. - Пролепетал я, неловко взмахнув рукой приглашая её. Выглядел придурком, не иначе. Она села.
  -Меня Катей зовут, а тебя?
  -Я ...м ... меня... - голосовые связки еще не восстановились, поэтому говорил как заика.
  -Л... Леонид... или просто Лёня. - Катя улыбаясь, изучала меня.
  -Все в порядке?
  -Хм, да. П... почему вы спрашиваете?
  -Такое впечатление, что ты нервничаешь.
   Я фальшиво усмехнулся и как мог, беззаботно развалился на стуле.
  -Все в порядке. - Голос опять пропал, задушенный неожиданной спазмой горла, к счастью Катя ни стала больше ни о чем спрашивать и отвернувшись, позвала официантку.
   Я глубоко вздохнул и подумал. "Что это? Солнечный удар? Не может же человек своим видом вызывать ощущение, схожее с признаками лихорадки. Меня трясет, хотя как ни странно, это приятно".
   Пока официантка принимала заказ, я успел внимательно рассмотреть Катю: капризно изогнутые губки, темные брови, правильные черты лица, кожа цвета крови с молоком и минимум косметики окончательно добили меня. Я сдал свои до сих пор не преступные бастионы сердца девушке, с которой был знаком всего пару минут. С ума сойти, какие еще сюрпризы несут в себе эти дни в Еноттауне. Вот только одно странно, как я мог в таком маленьком городе не заметить Катю, ведь я облазил его вдоль и поперек, а красавицу подобную ей, трудно спрятать в этом захолустье.
   Чем то Екатерина напоминала мне Голливудскую актрису Линду Фиорентино, фильм с которой я смотрел недавно, только Катя выглядела поизящней и помоложе, да еще эта странная, внутренняя, притягательная сила, как у магнита. Девица приняв заказ ушла, а моя новая знакомая повернувшись, поймала изучающий взгляд. Я тут же отвернулся, не убедительно изобразив интерес к потолку.
  -Что-то я не припомню, что б ты здесь раньше появлялся. - сказала Катя. - Извини конечно за бестактность.
  -Я в Еноттауне недавно, приехал погостить к тетке.
  -Гость значит, я так и подумала. - она улыбнулась. - И давно здесь гостишь?
  -Что-то около недели. - мне удалось немного расслабиться. - Я живу у тети Зины Самохиной, может знаешь?
  -Конечно знаю, в таком маленьком городке трудно кого-то не знать.
  -Вы общаетесь с ней? - задал я вопрос, тут Катя замолчала и оглядевшись сказала.
  -Обслуживание здесь ужасное, заказ ждешь черт знает сколько. - я молча ждал когда она ответит.
  -Хм, что ты говоришь? А, нет, мы не общаемся. Скажи Леонид, как тебе наш город? - я удивился сменой темы, но ответил.
  -В общем не плохо, но... скучновато.
  -Можешь не подбирать слова, ты меня не обидишь, если скажешь, что Еноттаун полная дыра. Есть места повеселей, недалеко от сюда, к примеру город на Холме.
  -Я как раз от туда.
  -Правда? Класс!
  -Ну если тебе здесь не нравиться, переезжай. Или может есть особые причины, пребывания тут.
   Катя помолчала.
  -Есть, но я стараюсь не распространяться о них. - Я согласно кивнул.
   Официантка принесла кофе и кусок шоколадного торта. Поставив все на столик, она удалилась.
   Разговор продолжался в прежней, немного скованной тональности. Так и не разобрав, что именно меня поразило в Кате, я старался понравиться ей. Фильтровал речь, острил, включил на всю свое обаяние, хоть его и не так много было, короче выворачивался наизнанку. Ничего подобного я до сих пор не делал. До этого времени, девушки моего возраста были для меня на вроде друзей иного пола, если вы понимаете. Весело провести вечер, пошутить, посмеяться и не более. Симпатия никогда не превышала отметку двадцать, по сто бальной шкале к кому либо, ничего серьезного, а может просто не встретил достойную. Может быть поэтому чувства, которые я сейчас испытываю к Кате, любой другой охарактеризовал как накатывающая любовь.
   Первая любовь. Мне это не было знакомо и я ощущал некий дискомфорт от утери инициативы, хотя старался этого не показывать. Парень должен главенствовать в общении, а девушке отведена пассивная роль, вот неписаный закон нашей молодежи. Отступись и все начнут обзывать тебя подкаблучником. Скажу откровенно, непринужденно вести беседу с тем, от кого буквально сходишь с ума, довольно трудно, какие уж там неписаные законы подросткового мира. Пришлось попотеть, чтоб держать авторитет "парня из города".
  -...ну, приехал я сюда, думая, что перемена обстановки благотворно повлияет на меня, отдохну от городской жизни в провинции, но когда пожил здесь, - я обхватил голову руками, - тоска зеленая. Я вообще не страдаю от нехватки энергии, в крови есть что-то от исследователя. Меня постоянно тянет попутешествовать, вот и сорвался сюда. Мда, попутешествовал. - Притворно закатив глаза, я вздохнул. - Не думал, что существует подобные отстойные места по типу этого.
  Катя засмеялась, наполнив мой разум восторгом от удачной реплики.
  -Считаешь, что напрасно сюда приехал? - спросила она, отщипывая тортик. Я задумался.
  -Знаешь Кать, где-то около получаса назад я действительно так думал.
  -А сейчас?
  -Сейчас поменял мнение.
  -И что же заставило тебя его поменять?
  Мы взглянули друг другу в глаза. Язык присох к нёбу и я промолчал, хотя в этом случае молчание красноречиво сказало обо всех. За разговорами не о чем время промчалось незаметно, мы оглянуться не успели как часы показали шесть. Жара спала, народу в кафе поубавилось и наконец-то открылся "Молодняк".
  -Я думаю надо продолжить знакомство в более комфортных условиях. - предложила Катя. - Как насчет клуба?
   Я открыл рот и сразу закрыл.
  -По идее это я тебя должен пригласить, а не наоборот. - Она засмеялась.
  -Ну тогда приглашай. - Я встал.
  -Позвольте пригласить вас мадмуазель в клуб?
  -Я согласна месье.
   Мы поднялись. "Координация мысли нарушается, как только Катя начинает говорить" мелькнуло у меня в голове "поистине ее ангельским голоском только упиваться".
  -Лень, ты что там замечтался? - окликнула меня Екатерина. Я безропотно проследовал за ней к выходу, не в силах совладать с бурей страсти, разыгравшейся у меня в душе. В конце концов я всего лишь человек, могу же влюбиться по людски. Мы ушли и лишь спустя некоторое время я вспомнил одну странную деталь, счет за еду и напитки остался неоплаченным, хотя фрау Шмидт всегда за этим строго следит. Позже мы с Катей еще заходили в кафе, но никто не упоминал о забытом счёте.
  
  
  
  ГЛАВА II
  
  1
  12 июня
  18.09 вечер
   В накуренном и наполненным винными парами зале, мы сели в одну из кабинок и заказав пива, начали знакомиться ближе. Сначала беседа велась в несколько не уверенных тонах, я постоянно заикался и вместо того, чтоб говорить в тему, нёс полную чушь. В голове все путалось, от чего с языка слетали на редкость тупые фразы, заставляющие меня краснеть, а Катю смеяться. Вскоре алкоголь возымел должное действие и мы оба расслабившись, заговорили посвободней. Совсем легко стало общаться после второй бутылки пива и я наконец стал говорить то, что думаю, а не то, что вылетало необдуманно, под воздействием будоражащих чувств.
  -Значит родители сплавили тебя тетке, чтоб заключить выгодную сделку?
  -Вообще да, но я все же дорого продал свой отъезд.
  -Как?
  -Выгреб бумажник отца и забрал его машину.
  Катя звонко рассмеялась и спросила.
  -Значит ты на машине?
  -Да, "тойота" Ланг-Крюзер, надо будет как нибудь прокатиться за город на пикник, если хочешь?
  -Конечно хочу. Только без рук, ладно?
  Я на мгновение смутился.
  -Да я и не думал...
  -Я шучу. - она снова засмеялась.
   Посмотрев на часы, мне показалось, что они сильно спешат. Нет, не спешат, мы сидим уже здесь второй час. Время бежит пугающе быстро. Катя отпив из стакана, начала рыться в сумочке. Я отвернувшись, посмотрел как пара женщин с годами за тридцать, неумело били киями по шарам за бильярдным столом. Толстый мужик с густой бородой и в синем спортивном костюме, постоянно их подначивал пошлыми шутками. Перед ним на столе громоздилась батарея из пустых пивных банок.
   Бармен за стойкой, старик с каким-то тусклым взором вдруг сделал знак огромному охраннику и указал в угол. Там под пальмой в кадке, мирно посапывал Домовой, он же Коля Тимченко, непонятно как сюда пробравшийся. Его без особого труда выволокли.
   Я посмотрел на Катю и увидел что она достав пачку "Кэмел" и с видимым удовольствием прикуривает.
  -Угощайся. - предложила она. Не понимая что делаю, я достал одну сигарету и сунув ее в рот, поднес спичку. Первый раз покурить я пробовал в классе восьмом и с того времени остались неприятные воспоминания о сухом кашле, головокружении и тошноте. Тогда мы с парнями выкурили за час целую пачку и с тех пор я поклялся себе больше никогда не брать в рот эту гадость. Теперь повинуясь внезапному порыву я снова курю. Возможно просто не хотелось выглядеть ребенком перед Катей и смотря как она глубоко затягивается и выпуская дым через нос, я желал скопировать ее непринужденность к взрослой привычке. Подкурив, я вдохнул дым не сильно глубоко, чтоб не дай бог не раскашляться и тем самым не выставить себя дураком. От никотина запершило в горле. Вторая затяжка пошла уже лучше.
  -Скажи, а сколько тебе лет? - спросила Катя, щурясь от дыма. - И как так получилось, что школу ты ещё не закончил, а права на вождение машины уже есть?
  -У меня дядя работает в областном гаи. Он и сделал мне права по блату, ну ты знаешь как это бывает. А лет мне шестнадцать. В следующем году буду заканчивать одиннадцатый класс. - я стряхнул пепел и почувствовал как голова тихо поплыла.
  -На вид тебе не меньше двадцати. - сказала Катя и раздавила окурок в пепельнице.
  -Не сочти за бестактность Кать, а сколько тебе лет? - я посмотрел ей в глаза.
  -Мне девятнадцать, а выгляжу на сколько?
  -На все сто. - Ответил я и мы засмеялись. Дальше диалог пошел как по маслу. Я узнал что родители Кати давно хотят уехать с Еноттауна, но все никак не соберутся и что дом, в котором они живут, расценивается как антиквариат и стоит кучу денег.
  -Если что, переезжайте в наш город на Холме. У нашей семьи в Холмтауне обширные связи и на первых порах поможем.
   Катя улыбнулась.
  -Спасибо, только не знаю, когда это будет. Отец все тянет.
   Подошла официантка и поинтересовалась что мы будем заказывать еще.
  -Принесите еще пива и соленых орешков. - сказал я и потянулся за следующей сигаретой. Алкоголь провоцировал курение, чего раньше у меня не замечалось и эти два компонента в купе, давали до селе незнакомое чувство эйфории. Так приятно было сидеть зажав сигарету в зубах и попыхивая ей, упиваться речами Кати.
   Первый порыв восхищения ее особой как ожидалось не схлынул, а наоборот возрос и перевоплотился в нечто огромное, светлое и теплое. Все это время, что мы сидели и разговаривали, казалось навеки запечатлелось в памяти, заставляя сердце в груди биться в два раза быстрее. Я был готов сидеть так хоть сто лет, но к сожалению все хорошее когда нибудь кончается.
   После четвертой бутылки пива, примерно в половине третьего ночи, хозяин заведения Рамиль вдруг вышел на середину танцплощадки и громко заявил, что сегодня клуб закрывается раньше обычного, т. е. прямо сейчас. Мы с Катей присоединились к гулу недовольных голосов, но спорить бесполезно, особенно с Рамилем, и всем пришлось удалиться. Выйдя из заведения Катя сказала.
  -Провожать меня сегодня не надо, сама доберусь. - я удивился, ведь вечер был прекрасный почему же так сразу надо расставаться?
  -Мне нужно побыть одной и немного собраться с мыслями. - объяснила она.
   Я с сожалением пожал ей руку на прощание и еще долго стоял, провожая взглядом одинокую фигуру. Вскоре она скрылась в темноте пустых улиц. Домой шел я медленно и задрав голову к верху. Все небо усыпали звезды, которыми я любовался, мысленно еще находясь рядом с Катей. Вдруг мне в голову пришла мысль, что она на самом деле не человек, а некое существо в людском обличие. Олицетворение любви и восхищении. Что-то вроде богини.
   Богини сердца моего. Даже находясь в дали, Катя невольно заставляла душою находиться с ней рядом.
  -Интересно, а какие чувства вызываю у ней я? - Спросил я громко непонятно у кого. В тишине улиц тренькали только сверчки в кустах.
  -Хотелось верить, что аналогичные. - ответил сам себе я. В отличии от Екатерины, внешне я из себя ничего особенного не представлял, хотя девушки со школы утверждали обратное.
   Да ну их всех к чертям, теперь я весь принадлежу одному человеку и хотелось, чтоб она знала об этом. К Катерина влекла непреодолимая, страшная сила, о которой нельзя ничего сказать, невозможно с ней совладать и уж даже помыслов не было ей воспротивиться.
   Как маленькую щепку, меня засасывало в могучий торнадо и это неописуемое чувство блаженной беспомощности, приятно ныло где-то внутри.
   В шестнадцатилетнем возрасте душа наиболее уязвима и подвержена влиянию внешних факторов взрослой жизни. Она как губка.
   Катя крепко запала мне в сердце и как искусный музыкант перебирала струны моих чувств. Сейчас она могла уничтожить Леонида Дачникова или наоборот сделать наисчастливейшим человеком во вселенной. Выбор её, будет на прямую влиять на исход дальнейшего состояния моей души.
  
  
  2
  
   Домой я пришел в три часа ночи, пошатываясь от выпитого пива и опьяненный дикой страстью и тут же завалился спать.
  
  3
  
   На утро открыв глаза, я сначала не понял, почему на душе так хорошо и легко, а в голове тяжело и плохо. По кускам вернулась память и сразу захотелось увидеть Катю.
   Встав, я быстро умылся, привел себя в порядок и тихонько, чтоб не попасться тете Зине на глаза, вышел из дому. Отойдя на пару шагов от калитки, я вдруг услышал голос, доносившийся с огорода.
  -Лёёёнь! Ты уже встал? Иди помоги мне, а то сама не справлюсь. Наноси воды и ...
   Втянув голову в плечи, я припустил по пустой улице, в сторону кафе. "Только воды носить с утра мне не хватало" подумал я. Завернув за угол, мне пришлось сбавить шаг, чтоб перевести дыхание. Вчерашние сигареты давали о себе знать. Тут я вспомнил.
   "Я же не знаю адреса Кати, ни улицы, не номера телефона, ни даже фамилии вчера не спросил болван".
   Пришлось идти в "Горячие обеды" в надежде встретить ее там. Вероятность встречи не велика, но все же есть.
   В принципе Еноттаун городок не большой и все друг друга знают, надо в кафе у кого ни будь спросить. Не может такая девушка, как Катя, остаться незамеченной в этом болоте.
   Время подбиралось к полудню и жара уже начала набирать убийственные обороты. Под палящими лучами солнце вполне можно было сгореть за пол часа непрерывного лежания.
   Шагая к кафе, далеко за городом я увидел на холмах бесчисленное количество ветряных мельниц, которые вяло крутились под слабеньким ветерком.
   Перейдя улицу, я подошел к террасе "Горячих обедов" и обнаружил, что все столы уже заняты. Это обстоятельство заставило задуматься. Придется либо ждать где-то рядом, высматривая Катю, либо спросить у кого нибудь адрес и зайти к ней в гости. Первый вариант меня не устраивал тем, что стоять долго на улице под пеклом невозможно, да еще и появиться ли она? Я здесь неделю просидел за столиком и увидел только вчера. Видимо Катя в кафе не частый гость. Решено, иду спрашивать самого Шмидта, он наверняка знает. И только я собрался подняться по ступенькам, как вдруг позади себя услышал блаженный звук ее голоса.
  -Привет Лёня, надеялась застать тебя здесь.
   Я повернулся и увидел Катю. Она стояла в лучах полуденного солнца и улыбалась.
  -Привет - только и смог вымолвить я. Сила восторга и радости от встречи с ней была настолько велика, что мне еле еле удалось удержаться, чтоб сразу не кинуться ей на шею и обнять.
  -Куда пойдем? - спросила она.
   С этого момента дни побежали один быстрее другого. Нам было настолько хорошо вместе, что весь остальной мир словно вымер. Катя показала мне город и я обнаружил, что здесь не так и плохо, как могло показаться на первый взгляд. В библиотеке, расположенной напротив кафе, имелись старые книги, которые в большом мире очень ценились и мы не один час провели там в уютной обстановке древности и атмосфере старины, споря о достоинствах того или иного произведения.
   Не раз на машине мы выбирались на природу, надо сказать довольно скудную в этих местах. Живописно выглядели холмы с ветряными мельницами и ландшафт городка, раскинувшегося в низу, вот собственно и все. Но везде, где мы гуляли, скрашивало присутствие Кати. Она видела красивое там, где другие не замечали и умела рассказать интересно самую скучную историю.
   За неделю я изучил Еноттаун вдоль и поперек, чем обрадовал свою пассию, которая считала его если не очень красивым, то уютным. По вечерам мы по уже заведенному обычаю сидели в "Молодняке", став там завсегдатаями.
   Эти дни незабываемого лета, как выяснилось дальше были лишь приятной прелюдией к основным событиям, но обо всем по порядку. Часы с Екатериной протекали как во сне и я всё боялся как нибудь проснуться у себя дома и понять, что грезы кончились, пора идти в школу.
   Теперь уже я с ужасом думал об окончании каникул у тётки и возращении домой. Финал срока моего пребывания в Еноттауне совсем не радовал, как до встречи с Катей, а наоборот приводил к неописуемой тоске и печали. Слишком сильно опутала меня паутина привязанности к этой девушке и расставание было равносильно смерти. Не в буквальном смысле конечно, но мне действительно казалось, что без неё я уже не существовал.
   Стараясь поменьше об этом думать, я совладал кое как с мыслью о конце этой истории. Каждый час, минуту, секунду с Катей я старался запомнить, чтоб хоть как-то заглушить щемящую боль скорой разлуки.
   Я жил сегодняшним днем и даже боялся себе представить, чем все закончится.
  
  4
  
   Система вентиляции в клубе "Молодняк" работала из рук вон плохо, да и сквозняку взяться было неоткуда, так как помещение находилось в подвале, поэтому густой смог из табачного дыма, здесь было явлением постоянным.
   Мы с Катей сидели за угловым столиком и уже целый час не могли решить в какой бильярд нам сыграть. Мне нравился русский стол, она отдавала предпочтение "американке" и сойтись во мнении оказалось не так то просто. За время спора, на столе уже пустовало пять бутылок из под пива, гора очисток от фисташек и куча окурков в пепельнице.
  -Да ладно тебе Кать, американский "пул" предназначен для слабаков. Лузы там большие, шары маленькие, слишком легко забивать, даже не интересно. - Пытался я уговорить подругу. - А вот русский, это серьезно.
   Катя затушила бычок и жалобно сказала.
  -Я в русский не могу, я не очень сильна в бильярде, поэтому пока учусь на "пуле". - Она сидела напротив меня и обиженно дула губки.
  -Хорошо, - сдался я - сначала играем в твою "американку" мать её... а потом до конца вечера в русский. Устроит?
   Катя вдруг засмеялась.
  -Ты чего? - не понял я. Она кивнула в сторону стола русского бильярда, около него уже крутились два парня в куртках дальнобойщиков.
  -Пока ты припирался, его уже купили. - сказала она все еще смеясь. Я огорченно посмотрел на часы. Теперь стол освободиться только через два часа.
  -Играем в "пул". - радостно заявила Катя вскочив с места. Тут захохотал я, увидев что в "американку" уже играют пара супругов.
  -Справедливо. - Сказал я. - Никто не в обиде. Оба без бильярда остались.
   Катя обиженным взглядом обвела игроков.
  -Пойду в автомат поиграю. - Угрюмо сообщила она. - Закажи еще пива с фисташками.
   Катя отошла к компьютерному автомату, стоявшему около барстойки и кинув монетку, принялась давить клавиши. Я стал искать взглядом официантку.
   Около бара, на вертящимся стульчике, сидел некий тип, по прозвищу Крюк. Здоровенный детина с длинными, немытыми волосами, вечно пьяный и не бритый. У него имелся мотоцикл неизвестной марки, больше смахивающий на деформированный, беременный мопед и засаленная кожаная куртка в ржавых клепках. Он называл себя байкером. В городе Крюка боялись и не навидели из - за его сварливого и буйного характера. Немногие из мужчин Еноттауна могли похвастаться тем, что ни разу не получили по морде от грязного рокера. Связываться с таким не хотел никто, поэтому как только Крюк заходил в клуб и подсаживался за чей - то столик, ему сразу покупали выпивку чтоб уйти домой с целым носом. На данный момент он уже довольно сильно "нализался" и облокотившись о стойку спиной, мутным взором высматривал в зале потенциальную жертву для приставаний. Я окликнул девицу в фартуке и попросил принести пива, а сам краем глаза наблюдал за Крюком. Сталкиваться с ним мне пока слава Богу не приходилось, но расслабляться не надо. Он обвел взором посетителей и взгляд его остановился на Кате, стоявшую в трех шагах от бара. Я внутренне напрягся почувствовав нехорошее и опасения оправдались. Крюк медленно сполз со стула и неуверенной походкой подошел сзади к девушке. Катя не замечая ничего вокруг, увлеченно нажимала кнопки автомата, когда рокер жадно оглядев её с ног до головы, вдруг резко схватил за талию. Катя вскрикнула от неожиданности и повернулась к Крюку. Тот похабно скалясь гнилыми зубами, прижал её к себе и прохрипел.
  -Ну что, развлечемся малышка? - На лице девушки отразилось омерзение и она занесла руку для удара по лицу. Крюк без особого труда перехватил кисть, сжав второй рукой ягодицы Кати.
  -Не отказывайся бейби, папочка умеет быть нежным.
   Меня ураганом снесло с места и ноги сами понесли к барной стойке. Посетители сидели тихо, стараясь не смотреть в сторону назревающего конфликта, один только бармен с интересом наблюдал за происходящим.
   Пребывая в некой прострации, я подбежал к Крюку и сам не понимая что делаю, схватил его за шиворот куртки и чуть оттянув, со всей силы врезал левым кулаком в скулу. Тот отпустив Катю, ошеломленно отступил на два шага назад, ещё не вполне понимая, что происходит, потом его стеклянные глаза сфокусировались на мне.
   Катерина стояла в стороне, широко раскрыв глаза и наблюдала за разворачивающимися событиями. Крюк зловеще усмехнулся, сверля меня диким взглядом и прошипел.
  -Что, жить надоело сопляк? - Моего удара он по видимому даже не почувствовал, но сам факт, что я полез девушку защищать, осознал и это его взбесило. Здоровенные кулаки сжались с жутким хрустом в костяшках. Об отступлении и речи быть не могло, поэтому я приготовился к драке.
   Конфликт закончился быстро.
   На мое плечо опустилась рука и стальной захват пальцев тут же привел в чувство реальности. За спиной стоял накаченный охранник клуба.
  -Если хочешь драться, иди на улицу. - Процедил он мне на ухо.
  -А если нет, сядь на место и больше не махай руками. Мы тут забияк не любим.
   Крюк тяжелым взглядом смотрел на нас. Видно было по лицу, как ему хочется закончить начатое. Охранник повернулся к нему.
  -Тебе уже сегодня хватит Крюк, вали отсюда. - Рокер не двигался.
  -Ты чё, глухой? - Сзади подошёл второй охранник. Он сделал шаг вперед, но Крюк видимо решил не связываться с ребятами Рамиля и пошатывающейся походкой побрел к выходу.
   Бар замер. Около самой двери, рокер обернулся и поймав мой взгляд сказал.
  -Я тебя на улице подожду, там и закончим.
   Вскоре его пьяные шаги затихли вверху на лестнице. Нельзя сказать что последние слова Крюка меня обрадовали, но тут на шею кинулась Катя и обняв, прошептала на ухо.
  -Я вся твоя, рыцарь моего сердца. - Ради этих слов я готов был убить сто Крюков и еще столько же охранников.
   Душа ликовала. Мы вернулись за столик и принялись как и прежде поглощать пиво с фисташками, обсуждая стычку.
   За весь вечер я не раз ловил на себе сочувственные взгляды посетителей, которые видимо как и мы с Катей, говорили о только что произошедшем. Уверен на сто процентов, никто из них, ни за что на свете, сейчас не согласился бы поменяться со мной местами.
   Через два часа освободился один из бильярдных столов и мы, к тому времени уже изрядно захмелевшие начали играть. Партия проходила очень весело. Потом клуб начал закрываться и все засобирались по домам.
  -Почти четыре часа утра на часах, завтра будем спать до обеда. - Сказала Катя, надевая сумку на плечо.
  -Сегодня так натанцевался, что ноги отваливаются, а у тебя? - Голова кружилась от хмеля и чуть подташнивало. Катя согласно кивнула головой и оглядела почти пустой зал. Оставались только самые выносливые из ночных гуляк. Некоторые из них заторможено провожали нас взглядами. Бармен уже который раз крикнул что клуб закрывается и принялся не спеша собирать посуду со столиков.
   Поднявшись по лестнице, я пропустил вперед Катерину и вышел сам в душную, летнюю ночь. После тяжелой атмосферы "Молодняка", воздух на улице поражал своей чистотой и кристальностью. Светила полная луна.
  -Как хорошо! - вздохнула Катя и я согласился с ней. Взявшись за руки, мы пошли медленным шагом по улице, наслаждаясь тишиной и свежим воздухом. Вокруг в кустах тренькали невидимые сверчки, где-то вдали жужжали мельницы.
  -Кстати Кать, хотел всё спросить. Ветряные мельницы на холме работают? Просто я впервые их вижу.
  Катя задумалась.
  -Насколько я помню, какой то богатый дядька очень давно хотел выкупить весь этот участок, на котором стоит город. Пожелал видите ли построить на нём СВОЙ город. Мания величия у него что ли была. Выкупил часть земли, настроил стен с потолками и исчез. Недостроенные дома и какой то завод ты видел. Около речки. Так вот это он мельниц натыкал, а работают они или нет, не знает никто. Говорят, что он скоро вернётся и превратит Еноттау в мегаполис.
   Я засмеялся, а за мной и Катя.
  -Много ему усилий приодеться приложить, чтоб превратить это место в город. - Сказал я.
   От "Молодняка" мы отошли всего шагов на десять, когда я увидел их. Крюк и еще два парня из его окружения, находились на стоянке около клуба. Прислонившись к своим мотоциклам, они пили пиво из бутылок и о чем то громко спорили.
   Тот, что стоял справа от Крюка, звался Зубан и прославился он тем, что укокошил своего отца алкоголика и вышел сухим из воды. Тощий, с рыжими всклокоченными волосами, в грязном синем костюме ветровке, он наводил жуть на горожан. Никто не мог выдержать его прямой взгляд голубых, водянистых глаз, лишенных каких либо эмоций. Зубан походил на зомби. Зверски опасного зомби.
   Слева примостился панк с зелеными волосами и сигаретой в зубах. Довольно щупленький, он мог запросто полоснуть любого опасной бритвой которую всегда носил с собой. Кличка Ёжик у него появилась, когда он по обыкновению наглотавшись "колес", всадил в свое тело около полста швейных игл. Крыша поехала у парня, а если учитывать, что она у него едет довольно часто, то при наличии опасной бритвы, Ёж становиться очень опасен.
   Троица матерясь обсуждала какую то Юлю из тридцатого дома, которая "только строит из себя монашку". Я похолодел от страха увидев их, а Катя словно ничего не замечая, продолжала говорить о мельницах. Тут Крюк увидел нас и они сразу замолчали.
  -Это тот козёл? - спросил Ёж и Крюк согласно кивнул, недобро улыбаясь и сверля меня глазами. Губы его раздвинулись в оскале и он прорычал.
  -Привет сопляк, я же сказал что подожду.
   В клубе увлекшись выпивкой, бильярдом и разговорами, я совсем забыл о стычке у барной стойки, причиной которой была Катя. Теперь подобно раскату грома в голове всплыло все, и мой удар и охранник разнявший нас и зловещая угроза Крюка при выходе. Хмель моментально выветрился из головы, ноги стали ватными, а в животе что то судорожно сжалось и заныло.
   Самое малое, на что я мог рассчитывать сегодня, это реанимация. Оптимизму не прибавляется, как ни старайся. За эти дни я наслушался о пристрастии Крюка пинать ногой по лицу.
   С "Молодняка" доносились низкие буцкающие звуки музыки, видимо гуляние там продолжалось. Я в надежде отыскать помощь в лице милиционера, огляделся по сторонам. Улица пустовала. Кроме троицы на стоянке и нас с Катей, около клуба никого не было. Помощи ждать не откуда, бежать бессмысленно, это их только раззадорит, остается одно. Драться, хоть смысла в этом не было. Мне с одним Ежом не справиться, не говоря уже об остальных.
   Парни оторвали свои задницы от мотоцикла и спокойным шагом пошли к нам, на ходу попивая пиво. Зубан противно хихикал, смотря на Катерину. Я нервно сглотнул и тут пришла мысль.
   "Катя на должна принимать участие в бойне, которая состоится сейчас. Ей незачем видеть, как меня будут на фарш пропускать, да ещё и после меня они наверняка примутся за неё. Взять хоть этот голодный взгляд рыжего. Пока они будут заняты мной, Катя вполне сможет убежать домой и закрыться там. Что станет со мной, никого волновать не должно, кроме меня самого естественно. Надо только убедить её уйти".
   Крюк допил пиво и разбил бутылку об стену. В руке у него осталось горлышко с остро торчащими краями. Рыжий Зубан и Ёж обошли нас с краев, отрезав путь к отступлению. Трио медленно наступало.
  -Я воткну в тебя эту штуку, пацан. - прохрипел Крюк, махая остатками бутылки. - А потом из горла попью твоей крови, чтоб знал как папашу Крюка трогать.
   Слева хихикнул Зубан. Быстро повернувшись к Кате, я сказал.
  -Выбери момент и беги домой, я их задержу пока... - тут я с удивлением обнаружил, что она спокойно подкуривает сигарету. Выражение лица было какое то равнодушно-сонное.
  -Кать, я ...ты...должна уйти... - пробормотал я, в конец ошеломленный ее невозмутимостью. На нас наступают три отморозка, которые при желании и прикончить могут, а она ведет себя так, будто бы ничего не происходит и мы до сих пор сидим в баре, пьем пиво.
   Крюк находился от нас в пяти шагах, я даже почувствовал вонь от его немытого тела. Зубан и Ёж встали с боков, давая право главарю начать первым.
   Тут мною овладело отчаяние. Неужели никто не поможет. Может быть Катя надеется на меня, но она должна понимать, что это глупо. Против троицы отморозков не выстоять и охраннику из бара. Я еще раз оглядел пустую улицу и услышал характерный стальной звон выкидного ножа. Зубан любовно гладил двадцатисантиметровый стилет.
  -Катя ты должна уйти - снова повернулся я к ней. - Сейчас они кинуться на меня, тогда беги что есть силы домой, поняла? - пот обильно стекал со лба, футболка прилипла к телу, а руки предательски дрожали. Раздался звон стекла - это Ёж выкинув пустую бутылку, рыгнул и достал с кармана зловещего вида кастет. Катя так же спокойно смотрела на них, как я бы смотрел на стену своего дома. Абсолютно ноль эмоций.
  -Подожди Лёнь, как это домой беги? А провожать ты меня сегодня не будешь? - вдруг сказала она. У меня отвисла челюсть. Неужели Катя играет со мной? Нам угрожает нешуточная опасность, а она спрашивает пойду ли я её сегодня провожать.
  -Кать ты видишь в какой мы ситуации? Неужели ты не понимаешь, что они ...
  -Да брось Лёнь. - перебила она. - Неужели ты боишься этих козлов?
   Тут я совсем растерялся и даже не нашел что ответить. Мелькнула мысль "А не перебрала ли Катя с пивом в баре? Иначе как объяснить её равнодушие к столь напряженной ситуации. Она похоже даже не понимает, что происходит. Но если и перебрала, по виду далеко не скажешь, что она пьяная, как раз даже наоборот".
  -Катерин, я ... - меня грубо перебил бас Крюка, который встал в метре от нас.
  -Теперь посмотрим, на сколько ты смел в открытом бою, а ни за плечами охранника, сопляк.
   Глаза его налились кровью и заревев, Крюк пошел на меня, выставив перед собой отбитое горлышко от бутылки. Душа провалилась в пятки и земля под ногами странно закачалась. Слева хихикнул Зубан. Насколько было возможно, я закрыл от них Катю и приготовился к ужасным побоям и боли. Вдруг...
  
  5
  
  ...непонятно что, но в какое то мгновение все вокруг внезапно преобразилась. Первоначальная форма окружающих вещей вроде и не поменялось и в то же время перетерпела глобальные изменения. Нечто не уловимое накрыло реальность. Очертания, углы, цвета, все приобрело сюрреалистические оттенки, наводя на мысль о безумии. Подул ледяной ветер, казавшийся в жаркой и душной ночи, апогеем несовместимости.
   Почему то все замерли, оглядываясь. Крюк, секундой назад желавший раздробить мне челюсть, замолчал и отступив на шаг назад, опустил руки. Горлышко бутылки выпало из руки и жалобно звякнув, разбилась об асфальт.
   Нечто гнетущее и тяжелое повисло в накаленной атмосфере. В каком то шоковом состоянии я оглядывался, не понимая, что происходит. Троица видимо тоже это почувствовали и их недоуменные лица начали сменяться на маску ужаса.
   Все замерло: умолкли сверчки в кустах, замолчала музыка в баре "Молодняк", даже постоянное жужжание ветреных мельниц стихло. Было ощущение заложенности ушей, или легкой контузии.
   Откуда то со стороны входа в клуб, полетел бумажный мусор, создавая жуткую картину нереальности. Свет, до этого момента яркий и разноцветный, угас и стал серым. Все эти странные вещи сплотившись, надавили сверху, провоцируя дикое желание упасть на землю и закрыв голову руками, громко позвать маму.
   Я таращился на небо, невольно прогибаясь под невидимым и мощным НЕЧТО.
   Нечто, которое вмиг перевоплотило наш мир, превратив его в обитель ужаса. Словно мы все в мгновенье перенеслись в абсолютно иное измерение, параллель, где всю власть имеет страх.
   Полузабытый, суеверный, детский страх, воплотившийся во всем, что существует.
   Внезапно Ёжик, стоявший справа от меня, издал какой то писк и выплюнув сигарету, побежал по улице, закрыв руками голову. На бегу он стонал
   "уйдите, прошу вас уйдите".
   Тут заверещал Зубан. Он упал на землю и извиваясь в судорогах, кричал.
  -Папа! Папа! Папа! Ты холодный, мертвый, липкий! Уходи! Уходи, прошу!
   Теперь наступил полный шок. Ноги подкосились и я сел, точнее упал на пятую точку. Рыжий покричал еще, потом вскочил и припустил вслед Ежу, странно подвывая. Их крики тут же стихли в темноте, словно ночь поглотила парней.
   Очередной порыв ледяного ветра закружил по стоянке воронку пыли и мусора. Оставшись один, Крюк как то сразу обмяк. Его тучное тело тряслось как желе, на глазах показались слезы, а на лице читался такой страх, что казалось он видит перед собой не парочку подростков, а саму смерть в истинном обличии. Я почувствовал как на затылке шевелятся волосы, а в душу закрадывается нечто жуткое.
  Не было видимой причины, просто страх. Он липкой паутиной обволакивал сознания, не давая двинуться или закричать. Он обессиливал и уничтожал в корне все попытки перебороть его.
   "Катя!" вспыхнула мысль "Как ей сейчас бедняжке, ведь даже я на земле от ужаса и не в силах отвести взгляда от перепуганного насмерть Крюка. Она наверно потеряла сознание когда все началось".
  Пересилив себя я отвел глаза от рокера и посмотрел на Екатерину.
   Она в упор смотрела на Крюка и даже тени страха не было на её лице. Брови сошедшиеся на переносице, неестественная бледнота и поистине дьявольская ухмылка перепугали меня на столько, что я подумал "Сейчас упаду в обморок. Или сойду с ума. Или умру от разрыва сердца".
   Глаза! О боже, её глаза!
   В глазах Кати читалось неуловимая угроза, торжество от победы и ...ВСЕ ЧТО ПРОИСХОДИЛО ВОКРУГ, ВСЁ ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ В ЗЛО, ВСЁ ШЛО ОТ НЕЁ! От КАТИ!
   Я заворожено смотрел на неё "Кто она? Что она?!" Краем глаза я увидел как Крюк спотыкаясь и всхлипывая отходит от нас, пятясь задом. Темнота поглотила его в мгновение.
  "Всё" подумал я "Оно" разобралось с хулиганами и теперь на очереди я". Катя медленно опустила голову и её злобный взгляд уперся в меня.
  -Изыди... - прошептал я проваливаясь в черную бездну бессознания. И еще долго надо мной висели испепеляющие и ужасные глаза Кати.
  
  6
  
  -Лёнь, Лёнь ... очнись Лёнь, ты слышишь меня ...
  -Он без сознания...
  -Принесите кто ни будь воды...
  -Ему надо коньяка дать...
  -По моему ему уже хватит на сегодня...
  Голоса, раздававшиеся как через слой ваты постепенно приближались. Из темноты начали просматриваться контуры голов, склонившихся надо мной.
  -Он очнулся, воды дайте... - услышал я и тут почувствовал поток ледяной воды на лице. Мысли встрепенувшись, пришли в порядок и я сев, поддерживаемый кем то, осмотрелся. Человек пять или шесть из посетителей клуба окружили меня и обеспокоено смотрели мне в лицо.
  -Ты как, парень? - спросил мужчина в кепке. Присмотревшись, я узнал Рамиля, хозяина "Молодняка".
  -Все в порядке, что случилось? - хрипло спросил я.
  -Ты упал в обморок. В твои годы парень, я бы повременил со спиртным. - сказал охранник стоявший с боку.
  -О боже, я так испугалась, Лёнь! - услышал я над ухом голос Кати.
   "Катя!" вспомнилось мне всё и рывком поднявшись, я отскочил в сторону. Оказывается это она меня поддерживала. Посетители испуганно шарахнулись от меня, переглядываясь и качая головой. Катя встала с колен и недоуменно посмотрела на меня.
  -Это же я Лёнь, ты что, не узнаешь? Катя.
  -Узнаю. - прошипел я, пятясь от неё. - Адское отребье!
   Народ охнул, а глаза Кати вдруг стали большими и влажными.
  -Это я Лёнь. Очнись. - жалобно сказала она.
  -Парень. - рука Рамиля легла мне на плечо. - Эта девушка не от ходила от тебя не на шаг, пока ты в обмороке валялся. Прояви уважение. Ты с ней пришел ко мне в клуб и вы мило беседовали, пока не ушли. Тут ты падаешь замертво, предварительно покричав, непонятно от чего и пугая моих клиентов, а когда встаешь, обзываешь свою девушку адским отребьем, и вообще шарахаешься от неё. Это как называется?
  Я тупо посмотрел на него, потом произнес.
  -Вы бы посмотрели, что она сотворила с ребятами Крюка и вы б её назвали так.
  -С кем? - переспросил охранник, чуть улыбнувшись.
  -С Крюком и его парнями.
  Теперь уже все начали переглядываться с полуулыбками. Рамиль потрепал меня по плечу.
  -Бывает, парень. Ты просто перепил и тебе показалось нечто невообразимое, но нельзя же девушку обижать из-за этого. - я не понимающе покачал головой.
  -То есть вы хотите сказать, что здесь меня не ждали Ёж и Зубан с Крюком?
   Катя сочувственно смотрела на меня, потом подошла и положила свою теплую ладонь мне на щеку.
  -Мы даже выйти не успели с клуба. Ты отключился на верхней площадке. Это мы потом тебя на улицу вынесли, на свежий воздух. Никаких Крюков с Зубанами мы не видели.
   Её глаза встретили мои и в них была грусть. В голове наступил полный сумбур. Я посмотрел на то место, где мы стояли все впятером: трое отморозков и мы с Катей, когда началось ЭТО. Внутренне содрогнувшись я огляделся. Ни бумажного мусора, ни разбитых бутылок.
  -Ох черт! - прошептал я, осознав как оплошался второпях обозвав Катю. Окружающие люди закивали, мол "наконец то пришел в себя".
  -Прости Кать. - пробормотал я обняв её. Она сладко вздохнула и прижалась ко мне.
  -Знаешь как страшно было? - Промолвила она. - Идёшь и тут раз, отключился. Не пугай меня так больше.
   Я кивнул, вспомнив её глаза. "Кому ещё страшней было"
  Помотав головой, чтоб прийти в себя окончательно, я прислушался. Сверчки тренькали, мельницы жужжали, из бара неслись басы рока. Духота стояла страшная и никакого намека на ледяной ветер.
  -Ну раз все прекрасно, вернёмся в клуб. - заявил Рамиль и все обсуждая мой обморок, начали спускаться в подвал. Охранник шел последний и я окликнул его.
  -А Крюк угрожал мне, или это тоже привиделось?
  Тот улыбнулся.
  - Угрожал. Но он был настолько пьян, что по моему даже не вспомнит этого. Успокойся и иди домой, отоспись.
  Я кивнул и посмотрел на Катю.
  -Я сегодня немного перебрал со спиртным, извини.
  Она улыбнулась.
  -Да ничего, забыто.
  -Я нагрубил тебе.
  -Люди в пьяном угаре видят Иисуса Христа и розовых, летающих слонов, так что ты еще легко отделался, увидев только Крюка с его ребятами.
  -Знаешь что я видел? Это...
  -Тшшш, - Катя прижала пальчик к моим губам - слышать не хочу. И ты забудь.
  -Хорошо, уже забыл, но поверь, галлюцинации бывают действительно страшными.
   Взявшись под руку, мы пошли по тёмной улице. Вечер закончился
  
  7
  
   Тогда я списал все на разбередившееся сознание, а на следующее утро обнаружил, что большая часть событий на стоянке, стерлась из памяти. Пообещав себе больше не пить так много спиртного, я продолжал общаться с Катей на прежнем уровне. Я любил ее и ничто не омрачало моих чувств. До какого то момента.
   Забавно иногда получается. Увлечённый каким-нибудь главным событием, ты не замечаешь второстепенных деталей, которые как оказывается позже, важны не менее. К ним как правило возвращаешься некоторое время спустя, когда интерес к основному ослабевает и начинаешь вспоминать прошедшее. Тогда с удивлением замечаешь, что самое главное ты как раз и пропустил.
   У меня период анализирования прошлых событий наступил по приезду в родной город на Холме и вспомнив все странные детали, я пришел к выводу - надо всегда и везде смотреть шире и не заострять внимание на главном предмете. Иначе не успеешь предотвратить нечто неприятное. Как я например...
   В тот вечер у клуба "Молодняк", после обморока, я пошел провожать Катю домой. На стоянке, в углу, лежал кастет Ежа и стилет Зубана. Я это видел, но почему то промолчал
  ГЛАВА III
  
   1
  
  24 июня
  16.33 вечер
  
  -Лёнь, а пойдем ко мне в гости. - Пригласила Катя. - Ты ведь у меня ни разу не был.
   Мне стало стыдно. Её предложение могло носить намёк на то, что к себе, а вернее к тетке в дом, я приглашать её не собираюсь. На это были веские причины, Катя понимала, но зовя меня, она задевала неприятную тему.
   Удивительно, но факт. С самых первых дней знакомства с Катериной, тетя Зина резко поменяла отношения ко мне. Случилось это так.
   Третий день я плавал в блаженстве после знакомства в кафе и каждый вечер после свидания, мы с теткой садились дома за стол ужинать и я начинал рассказывать про Катю. Задушевные признания в любви, о которых я говорил, не производили никакого впечатления на т. Зину. Она угрюмо молчала, а один раз даже сказала.
  -Чую, добром это не кончиться.
   Тогда я не обратил на слова родственницы никакого внимания, потому что стрелы амура напрочь отбили все инстинкты самосохранения и решил познакомить Катю с теткой лично.
   В одно из июньских, утр мы подошли к дому. Осмотрев участок, Екатерина заметила, что и за домом и за огородом следят хорошо и спросила сколько человек здесь трудятся. Я с гордостью сообщил что все это рук дело одного человека, моей тетки и увидев последнюю на крыльце решил воспользоваться удобным случаем.
  -Вот теть, познакомься, моя девушка. - Представил я Катю.
  -Катерина. - Промолвила она и протянула руку. Тетя Зина увидев девушку, сразу помрачнела. Лицо приобрело сумрачное выражение и проигнорировав руку, она пробормотала.
  -Очень приятно. - и пошла в глубь сада.
   Я в недоумении смотрел на эту картину, пребывая в некотором замешательстве. Так ждать этого знакомства и так опозориться.
  -Из...вини Кать... я. - пытался я выправить положение. Катя стояла немного растерянная, не зная что сказать в своём смятении.
  -Ты не виновата... просто тетя она... - лепетал я, мучительно раздумывая о причине неприязни родственницы к моей пассии. Смущение вогнало в краску, я стоял весь пунцовый. Тут послышался голос из сада.
  -Лёёёнь! Поди сюда. - Я извинился перед Катей и пошел вглубь, откуда слышался голос. Нырнув под очередную яблоню, я наткнулся на сердитый взгляд тети.
  -Мне она не нравиться. - сразу услышал я.
  -Но почему? - меня взяло зло. Как она могла так поступить с Катей. Она унизила её и даже оскорбила своим показным недружелюбным поведением и теперь заявляет "она мне не нравиться".
  -Теть, мне тоже многие из твоих друзей не нравятся, я же об этом вслух не говорю. - Начал я, выговаривая слова сквозь зубы. - Познакомиться нормально можно было?
  Тётка помолчав, тихо произнесла.
  -Не знаю почему, но она мне очень не нравиться. Она не такая как все, ты лучше брось её, Лёнь.
  -Да?! - сорвался я на визг. - Ща!!! Все брошу и пойду ей скажу "а не пойти ли тебе Катюня на хер! Ты видишь ли не устраиваешь мою тетю"!
   Первый раз я повысил на т. Зину голос. Развернувшись, я зашагал назад к Кате. Ярость клекотала во мне, выплескиваясь наружу ругательствами, которые вылетая сквозь зубы, напоминали шипение.
   Мы ушли и больше с того дня Кати не было около дома тетки, зато реплики отрицательного характера не в её пользу, плотно укоренились в доме. Каждый вечер я слышал "... с ней греха не оберёшься" "...она тебя обманет, вот увидишь..." и т.д. и т. п.
   Попытки вывести тетку на откровенный разговор, чтоб узнать причину антипатии к малознакомой девушке, проваливались. Как старая пластинка т. Зина все повторяла "она мне не нравиться". В бессилие примирить их, я махнул рукой и старался только, чтоб они не встречались.
  
  2
  
  -Пойдем Лёнь. - снова сказала Катя, тянув меня за руку. - Посидим, кофе попьём. Посмотришь как я живу.
   Её настойчивость возымела действие. Мне стало любопытно, чем дышит такое прекрасное создание. Кто-то говорил, что человек частично познается в быту и я согласился на приглашение, хотя для видимости еще вяло сопротивлялся.
  -Неудобно Кать как-то. Родители возражать не будут, что ты в дом привела парня.
  -Не бойся, они сейчас в разъезде и нам никто мешать не будет.
  -Мешать чему? - спросил я.
  -Как чему? Уединению конечно.
  -Звучит эротично, пошли.
   Мы прошли кафе "Горячие обеды", где фрау Шмидт выставляла за крыльцо очередную бесчувственную массу и завернули на Катину улицу.
  -Знаешь, а у меня аналогичная ситуация. - Сказал я, когда мы поравнялись с углом, у которого обычно прощались.
  -Ты о чем?
  -О родителях. Либо они в отъезде, я дома, либо наоборот. Редко у нас в семье, все в сборе.
  -В этом у нас похожий статус.
   За все время нашего знакомства, Катя ни разу не показала свой дом. Даже издали. На мой вопрос "почему?" она отвечала "так надо". Ну надо, значит надо. В личную жизнь лезть не будем. Теперь предстояло познакомиться с её обителью поближе и я немного нервничал. Интересно узнать внутренний мир девушки, а знакомство с домом это и есть первый шаг к освоению незнакомой территории её души.
   Часы показали пять, когда мы подошли к Катиному дому. Надо сказать увиденное сразу поразило меня. Двухэтажный, старинный особняк весь увитый плющом, был построен в несколько готическом стиле. Две небольшие башенки встроенные в мансарду венчались остроконечными куполами. Резные подоконники и перила на крыльце, навевали полузабытое очарование старины.
  -И ты сейчас здесь живешь одна? - спросил я, мысленно представив себя одного в этом доме.
  -Да. Но не долго. Всего две недели.
  -Мне бы и дня хватило. - Сказал я и невольно содрогнулся, шагая за Катей по разбитой дорожке к ступеням парадного хода.
   Толкнув массивную дверь с медным молоточком посередине, мы вошли в дом. Первое что бросалось в глаза, это запущенность и нежилой вид внутреннего убранства, словно здесь уже давно никто не живет. Ветхая, покрытая пылью мебель, старинные абажуры на люстрах и почерневшие, местами отошедшие от стен обои навели меня на мысль.
   "Катя разыгрывает сцену, якобы это ее дом. Сейчас вместе посмеемся и пойдем в нормальное, теплое и светлое жилище".
   Но девушка будто ничего не замечая, повела меня дальше. Мы пересекли обширный холл, весь увешанный темными, мрачными гобеленами и начали подниматься на второй этаж. Паутина в углах всколыхнулась при нашем приближении, а в лицо внезапно дохнуло холодом, сыростью и затхлостью. Я вздрогнул. Дом таинственно и жутко поскрипывал балками на ветру.
  -Ну как, впечатляет тебя мой дом? - спросила Катя следя за моей реакцией.
  -Это не дом, а резиденция Франкенштейна.
  -Это отец запретил мне здесь что либо менять или убираться.
  -Но почему? - я искренне удивился.
  -Он в ближайшем будущем собирается продать особняк за хорошие деньги и покупатель настаивает именно на том, чтоб все сохранилось в пыли, паутина и грязи. Атмосфера мрачности, вот что ему нужно.
   Я удивился и спросил.
  -А у покупателя фамилия не Дракула случайно?
  -Хватит смеяться, Лёнь. Я серьезно. Если дом купят за большие деньги, мы сможем наконец уехать из Еноттау куда-нибудь в другой город.
  -К нам в Холмтау?
  -Не знаю, может быть. - Катя задумалась.
  -Но здесь в доме полный гадюшник. - Заявил я, оглядывая беспорядочно сваленную рухлядь повсюду. Здесь лежали и рыцарские доспехи и самая разнообразная мебель и вещи, которые на мой взгляд стоили очень дорого из-за своей красоты и древности. Вообще антиквариата хватало.
  -Покупатель известный режиссёр. - Пояснила Катя и я понимающе кивнул. Действительно, дом представлял собой живую декорацию к фильму ужасов.
  -А ваш особняк имя имеет? - Спросил я. - Я слышал, что все старые дома имеют имя. К примеру "Красная Роза" как у Кинга.
  -Странно, что ты спросил. Да, этот дом имеет длинную историю и имя. Наш зовется... - тут Катя произнесла фразу на странном, гортанном языке. Послышалось вроде как "Нэги, чха мусо а гиер"
   Я помолчав заметил.
  -Не очень звучное имя.
  -Дурачок, это же не по русски.
  -Тогда переведи.
  -Ну что-то вроде "Бархатного папы".
  -"Бархатный папа"? Так его зовут? - Катя кивнула. - Назвали лучше бы "Бархатная дочь", ближе к истине.
   Катерина засмеялась и чуть покраснела от удовольствия.
  -К сожалению дом нам уже достался "папой".
   Мы продвигались дальше по длинному коридору, осторожно обходя ту или иную вещь, чтоб не уронить чего. Темнота потихоньку сгущалась. Я поёжился, оглядывая сумрачную обстановку и решил, что резиденция Катерины нравиться мне все меньше и меньше. Ещё минут пять мы пробирались в потемках по длинному коридору, постоянно об что-то спотыкаясь, наконец остановились перед большой дверью.
  -Готов? - спросила Катя, я кивнул. - Сюрприз! - Воскликнула она и распахнула дверь.
   В глаза ударил яркий свет, а в нос чудный запах каких то специй. Поморгав, я увидел просторный зал с широкими окнами, горящий камин, в котором весело потрескивали полешки, темно-бордовые шторы и ковер в тон им на полу.
  -Прошу. - Пригласили меня Катя и указала на низкую кушетку перед камином. - Располагайся. Эта наша жилая комната.
  -Скажи Кать, а как вы до этого жили? В смысле до того, как захотели продать дом? Не всё же время вы терпели пыль, паутину и сырость?
  -Мы переехали сюда с севера, после того, как умер дед. Он оставил нам по завещанию этот дом и мы решили перебраться в округ БТ-2. Мы с мамой не успели даже пыль протереть, как папа нашёл клиента и запретил что либо здесь менять. Теперь живём на чемоданах, ждём дня продажи, чтоб съехать совсем.
  -Давно ждёте?
  -Уже с пол года. Папа с этим режиссёром всё никак не могут закончить бумажную волокиту. Так и ютимся в двух комнатах.
   Я кивнул и осмотрелся. Рядом с камином стоял столик, на котором были разложены два столовых прибора и салфетки. Около огня находился поднос на подставке и именно от туда неслись умопомрачительно-вкусные запахи.
  -Катька, ты чудо! - вымолвил я, восхищенно взирая на раскинувшийся перед мной мирок уюта. - Ты же сказала просто кофе попьем.
   Катя довольно улыбнулась.
  -Хотела сделать приятный сюрприз.
  -Тебе это удалось.
   В комнате кроме дивана и столика у камина, находились два огромных кресла из черного бархата, дубовый стол у стены и старинный шкаф под потолок с красивой, витой резьбой. На всей мебели, кроме той, что у огня, лежал слой пыли и кое-где по углам трепыхалась паутина. Странное ощущение, смотреть на чистый клочок места перед камином, подсознательно улавливая всю древность и запущенность особняка. Островок настоящего в море давно ушедшего прошлого.
  -Вот именно так, я давно хотел провести вечер. - Сказал я посмотрев Кате в глаза. Та подошла вплотную и обняв меня, прошептала.
  -Я знаю. - Мы помолчали, потом я встрепенулся.
  -О чёрт!
  -В чём дело, что-то не так?
  -Да все так и сюрприз хороший, но в такой вечер без вина грех сидеть. Сейчас я сбегаю в "Молодняк" к Рамилю и возьму что-нибудь.
  Екатерина отрицательно покачала головой.
  -Я позаботилась об этом Лёнь. У нас в подвале отличный винный запас.
   Она высвободилась из моих объятий и подойдя к столику, извлекла из стального ведёрка, бутылку с темно-бордовой жидкость.
  -Вуаля, как говорят французы.
   Я захлопал в ладоши, а Катя театрально раскланялась.
  -Ну, начнем пожалуй. - Сказал я и она кивнула.
   Сперва мы задернули шторы, чтоб предать обстановке особый шарм, потом сели на пушистый ковер, по турецки скрестив ноги и принялись за свиные рёбрышки, которое Катя приготовила сама. Мясо на ребрышках поражало изумительным вкусом и в сочетании с немного терпким вином, создавало неповторимый вкусовой букет.
   Разговаривать сначала было некогда. Полностью увлекшись едой, я лишь спустя некоторое время заметил, что Катя нежно смотрит на меня. Взгляд не такой, как обычно... какой то особенный, излучающий теплоту, любовь и нечто большее, описать которое наверно не хватит фантазии.
   Я немного смутился и чтоб скрыть румянец на щеках, поднял бокал и произнес.
  -За прекрасный вечер. - Катя улыбнулась и кивнула. В отблесках огня она смотрелась просто обворожительно.
   Когда ужин был съеден, мы взяли по бокалу вина и разлеглись на ковре, протянув ноги к пламени. Так было приятно разговаривать в полумраке с любимой девушкой. Наверно сейчас и сады Эдема не соблазнили бы меня так сильно, как это место у камина.
   Катя туманно намекнула о моем скором отъезде, чем конкретно подпортила вечер, хоть я и не подал вида. На отъезд налагался табу, условно конечно. Уж слишком болезненна тема для разговоров была.
   Ежедневно в голове прокручивались тысячи вариантов как не допустить разлуки с моей любовью и все они напрочь отвергались. Остаться я не мог. Начинались тренировки по футболу, в команде которого я играл в защите и тренер Олег Павлович, судя по его фанатизму к этому виду спорта, за мной и в Антарктиду приедет, не то что в Еноттау. Из под земли достанет, если к началу занятий заметит моё отсутствие.
   Была мысль забрать Катю в свой город, но... мне всего шестнадцать лет и я не могу просто привести девушку домой и сказать родителям "Это моя пассия, она будет жить у нас". Отец и мать конечно довольно снисходительно относятся к моим безумным выходкам и поступкам, но такого не позволят никогда. Что же делать тогда? Где искать выход? Часто приезжать сюда я не смогу по причине отсутствия транспорта. Папа наверняка заберет "тойоту" как только я приеду и до конца лета мне её не видать. Прямо безвыходное положение.
  -О чем думаешь? - спросила Катя, чуть прижавшись и положив ладонь мне на грудь. Я отпил из бокала и посмотрел на нее.
  "О боже, как она прекрасна".
  -Да так, обо всем.
  -Хочешь еще сюрприз?
  -Что, еще один? - она засмеялась.
  -А предыдущий разве был плох?
  -Нет, он был чудесен.
  -Тогда и этот тебе понравится.
   Её губы вдруг нашли мои и мы слились в долгом и страстном поцелуе. Бокал отброшен, пламя в камине забыто и вообще весь мир в тот момент умер.
   Есть я, есть она и достаточно. Во все стороны полетела одежда, слышались частые и томные вздохи и лишь старинный особняк был немым свидетелем страстной сцены у огня.
   Любовь достигла своего апогея.
  
  3
  
   Тихая, безлунная ночь начала меняться. Сперва неуловимо медленно, а потом бешеным темпом, который все нарастал и нарастал. Звезды исчезли и в иссиня-черном небе появились зигзагообразные вспышки молнии.
   Глухой раскат грома прокатился от горизонта до горизонта и затих где то вдали. Ветреные мельницы на холме бешено вращались под порывами усиливающегося ветра и в разреженной атмосфере появилось нечто потустороннее, невидимое человеческому глазу и очень, очень злое. Приближался ураган.
  
  4
  
   "Девственница! Она была девственницей!" пульсировала мысль.
   Глазея в потолок, который постепенно утопал в темноте, потому что дров в камин никто не подбрасывал, я начал раздумывать. По моему мнению, в только что случившемся просматривалась некая спонтанность. Может Катя поторопилась, а может просто я не готов был к такому повороту событий. Казалось что мы с Катериной строили сложную мозаику отношений и одно звено было выбито. Кто-то из нас нечаянно вытащил одну небольшую деталь снизу и все потихоньку начало рушиться.
   Пирамида еще не рассыпалась полностью, но финал уже предрешен. Я не мог с уверенностью сказать, что секс был лишним, нет. Половые акты являются неотъемлемой и существенной частью взаимоотношений у людей, поэтому мы вроде как правильно сделали, но... не так сразу.
   Если вдуматься, мы знакомы две недели, а это для некоторых подростков большой срок и уже давно пора залезать в постель.
   Но я не "некоторые подростки" и половина месяца для меня явно не достаточно. Немного старомодно?
  Может через какое то время акт прошел бы гладко, но не в этот раз. Мы поспешили и сделали глупость.
  Да? Нет! Черт знает что твориться в голове и все равно что-то не так и дело даже не в спешке. Здесь другое.
  Гнильца сомнения появилась в мозгу и как я ни старался внушить себе что у нас с Катей стандартные отношения между парнем и девушкой, гнильца не исчезла, а наоборот разрасталась, давя на сознание и рождая на редкость странные мысли.
  Я подумал о необходимости жениться на Катерине, раз лишил ее невинности. Потом сам про себя усмехнулся. Если пришлось делать предложение всем девушкам, с которыми приходилось спать, то сейчас в самую пору мне строить гарем. ( не подумайте что хвалюсь, констатирую факт).
   Но почему с другими было проще, и мозги не забивались ерундой после проведенной ночи? Почему? Ответ прост. Предыдущие подруги не вызывали и десятой доли того, что я испытывал к Кате. Вот почему. С ней случай особенный.
   Посмотрим правде в глаза и скажем, что как потенциальную партнерша в сексе, я Катерину представлял себе довольно туманно и неопределенно. Скорее я ей восхищался, любовался, получал удовольствие от лицезрения ее форм и личика и мой восторг, поспешно названный любовью, никогда бы не пересек границу страсти.
   Плотской страсти. Я боялся к ней прикоснуться и даже в тайне помыслов не было залезть к ней в койку. К несчастью Катя сделала это за меня.
   Предположим что ты обладаешь хрустальной вазой редкой красоты, которой сильно дорожишь. И вдруг используешь ее по ее назначению, насыпаешь поп-корн или еще чего.
  Правильно? Нет не правильно, так делать нельзя. Ваза олицетворение твоего обожания и ставить ее в ряд с остальной посудой гадко и похабно. Исчезнет идеал, а без него жить трудно или я бы даже сказал пресно.
   Я считал Катю неким сверхъестественным существом, богиней, заставляющую окружающих восхищаться и прогибаться под ней. Символ неприкосновенности и обожания. Вот кто она была для меня.
   Теперь Екатерина просто девушка с милым личиком, красивыми формами, но уже без того скрытого очарования недоступности, которое присутствовало вначале. Вот что терзало меня. Вот она, гнильца, что гложет мозги и не важно, случилось это сейчас или через год, это останется неизменным. За две недели у меня даже мысли не было поцеловать её или заняться любовью. Думаю так бы было и в ближайшие годы.
   Воплощение красоты, восторга и невинности! Где же это все? Возможно ли вмиг разрушить такие великие чувства? Похоже что возможно.
  
  5
  
   Огонь в камине потух совсем, лишь угольки загадочно мерцали в темноте. Тишину в комнате нарушали только наши дыхания и скрип балок старинного особняка на ветру. Мы абсолютно голые лежали, прижавшись друг к другу и дремали. Вокруг беспорядочно валялись наши вещи, сорванные в безудержном желании секса, пустые бокалы и бутылка из под вина.
   Внезапно на улице ударил раскат грома и видимо в какую то щель в окне влетел порыв ветра. Шикарная, бардовая штора заколыхалась, создавая причудливый образ непомерно длинной и худой женщины, танцевавший подняв руки над головой. Сверкнула молния. Катя глубоко вздохнула и нежно провела рукой по моей щеке.
  -О чем думаешь? - спросила она.
  -О тебе. - Признался я. - Я все не соберусь с мыслями, чтоб понять, что произошло.
  -Я не поняла, что именно тебя тревожит Лёнь.
   Лица Кати я не видел, но судя по интонации голоса, она выглядела недоуменной.
  -Произошло то, что должно было произойти. Или может... может у тебя это первый раз?
  -Да нет, не в первый, но не в этом дело! - меня взяла досада. Как ей все объяснить?
  -А в чем тогда? - спросила она.
  -Я подумал... а не быстро ли мы развиваем события? - Катя усмехнулась.
  -У некоторых пар уже в первое свидание секс случается, современные нравы диктуют свои условия, да и я не слепая.
  -При чем тут слепая?
  -Как я поняла, практически всем парням от девушек нужно одно, поскорее затащить в постель, а ты не такой. - Она прижалась крепче.
  -Лёнь, по тебе видно, что ты меня ценишь и считаешь действительно девушкой, а не только партнершей в постели. Ты был настолько деликатен за все это время, что ни разу даже не намекнул на секс, а я вижу что хочешь. Поэтому сама решила сделать первый шаг.
   "Интересно как она могла видеть желание в моих глазах, если его там не было?" подумал я.
  -Да Кать, да. Но все равно не в этом дело.
  -Ну а в чем?
  -... а... нужно ли вообще это было делать?
   Уголёк в камине вспыхнул и в его свете я увидел, что Катя как то странно улыбается.
  -Милый Леонид. Добрый, нежный, ласковый мальчик. - Этот тон мне сразу не понравился. Было в голосе Кати нечто, возвышающее её надо мной. Словно взрослая женщина, что-то объясняет недалёкому подростку.
  -Сегодня ты получил от меня в дар действительно дорогую вещь. Тебе никогда не уразуметь на какую жертву я пошла, оставив тебе свою невинностью
  -Я понимаю, Кать... Я ценю это... - Пробормотал я, приподнимаясь.
  -Нет, не понимаешь и не ценишь в истинной ценности и я скажу почему. Ты ничего про меня не знаешь.
  -У нас будет время узнать друг друга получше. - У меня внезапно засосало под ложечкой. Ощущение опасности охватило мысли.
  -Будет. Конечно будет. Сегодня настал наконец-то этот момент. В принципе к нему все и шло и сегодня и предыдущие две недели. Момент истины.
   Удивление мое, граничило сейчас с тревогой и где-то глубоко в подсознании зашевелилось нечто неприятное.
   Привстав, я нащупал сбоку кочергу. Подкинув полено в камин, я поворошил угли, которые тут же заигрались веселым пламенем. Стало светлей. Гром на улице громыхал все чаще и чаще, видно приближалась буря.
  -Я что-то не пойму тебя Катерин. Какой момент истины?
   Катя села напротив меня, ничуть не стесняясь своей наготы. Что касается меня, то я все же накинул рубашку сверху на интимное место.
  -Пойми милый, - начала она - весь этот ужин, вино, секс всего лишь прелюдия.
  -Прелюдия к чему?
  -Сейчас узнаешь. Все время, что мы были вместе, я изучала тебя, присматривалась, хотела прочувствовать, узнать настолько, чтоб понять подходишь ты или нет.
   Я удивленно слушал её, а она продолжала.
  -Недавно я поняла. Ты есть ОН, тот кто нужен и сегодня, прямо сейчас ты узнаешь все!
  -Кать, я не понял, ты что-то скрываешь и я чего-то о тебе не знаю? У тебя есть муж?
  -Да ты и половины не знаешь, Лёнь.
   Я снова почувствовал себя неуютно. А вдруг сейчас окажется, что у Кати темное прошлое, наркотики или там криминал. Что делать тогда?
   Катя вдруг встала и выпрямилась во весь рост. Огонь, до этого времени весело плясавший по полешку, погас. Без какой либо внешний причины погас. В комнате отнюдь темно не стало, а как раз наоборот, все вещи приобрели четкие и ясные контуры, хотя как такового источника света не было. Грянул гром и сверкнула молния. Шторы закачались под ветром.
  -Слушай! - воскликнула она, смотря на меня. По спине пробежал холодок от странного выражения лица и... о боже!
   Оно было знакомо, очень знакомо. Выражение из кошмарного сна, около "Молодняка" предстало сейчас перед моими глазами. Взгляд Кати восторженно блестел, а рот кривила змеиная усмешка, и то нечто необъяснимо злобное читалось во всем образе.
  -Есть на земле вещи, неподвластные никаким законам и противоречащие реальности! - рокочущим голосом сказала Катя.
  -Они не подвластны законам Бога, недостижимы для заурядного разума и имеют неограниченную силу и власть среди смертных!
   Зрачок девушки вдруг внезапно преобразился. Он начал расширяться и закрыл сперва радужную оболочку, а потом и все глазное яблоко. Вскоре ее глаза напоминали две бездонные, черные дыры.
   От увиденного, под мной поплыл пол и чувство реальности унеслось вдаль, оставляя одни всепоглощающие объятия страха.
  -Я не ошиблась в тебе Лёнь, я знаю ты поймешь и оценишь какие скрытые мощи таит в себе магия!
  -Магия? - прошептал я трясущимися губами, не сводя глаз с Кати.
   Она вся как будто исходила разрядами электричества, или чего то похожего. По ее обнаженному телу непрерывно пробегали фосфорицирующие волны, создавая на редкость фантастическую и одновременно ужасную картину.
   Тут с очередным ударом молнии, в комнате послышался гул. Было такое ощущение, что тысячи и тысячи голосов, самой разной тональности тянут одну очень низкую и мрачную ноту. Гул заполнял все пространство, исходя из неоткуда, провоцируя дикий страх.
  -Я занимаюсь магией довольно давно и ты Лёнь, узнав столь сокровенную тайну, будешь обязан присоединиться ко мне! К нам! К могущественному клану магов, которые вскоре будут править миром! И тебе удостоена честь находиться рядом!
   Катя как пантера шагала взад вперед и ее неестественное свечение от тела создавало причудливые блики на стенах.
  -Сначала немного непривычно и многих магия пугает, но познав суть, понимаешь что этой силой управлять не сложно и бояться тут нечего. Я знаю Леонид, я не ошиблась в тебе и ты все вскоре поймешь!
   Я хотел что-то сказать, но помертвевшие губы не слушались как и тело. Оно словно окаменело и пошевелить хоть одним суставом никак не удавалось. Некая сила прижала меня к полу, сковав намертво все члены.
  -Я ВЕДЬМА, ВЕДЬМА!!! - закричала Екатерина подняв руки над головой. Вспышка молнии осветила ее и я увидел Катины волосы, которые словно живые волнами колыхались за спиной. Подняв голову к потолку, она захохотала, повторяя
   "Сила... это сила...".
   Подобное ужасное зрелище оказалось не под силу моему разуму и я начал проваливаться в бессознательную пучину.
  -Нет! - вдруг рыкнула она, посмотрев на меня.
  -Я не позволю тебе упасть в обморок, ты должен досмотреть все до конца! - некая гигантская лапа выхватила меня из темноты забвения и рывком поставила на ноги. Вокруг все кружилось.
  -Смотри Лёнь. - прорычала Катя. Ее голос, низкий и хриплый напоминал рык озлобленного тигра. - Сейчас я покажу тебе маленькую демонстрацию моей силы, чтоб ты в реальности оценил истинную мощь магии.
   Протянув руку к окну, она сдернула бардовую штору, обнажив уличную панораму и набирающую обороты бурю.
  -Иди сюда. - сказала Катя и тут я почувствовал как меня изнутри распирает что-то иное, чем собственные мышцы. Нечто, вселившееся в тело извне, без особого труда двигала моими членами, потихоньку подходя к окну. Сопротивляться было выше моих сил. Против воли, ноги топали к Екатерине, которая стояла в какой то угрожающей позе. Ее правая рука указала на улицу.
  -Видишь его? - я посмотрел в указанном направлении и увидел Колю Тимченко, шагающего по дороге в сторону кафе, прищуриваясь на порывистом ветру. Странно, но Домовой в это время был трезв, вопреки своему обыкновению.
  -Это ничтожество в обличии человека будет показательным примером моих сил в малом варианте. Сейчас ты увидишь, что я могу и что в скором времени сможешь ты, если постараешься!
   Я ничего не смог сказать или сделать. Тело одеревенело и бездействовало, словно сознание уже отказалось управлять им, представив в полный контроль запредельных сил. Катерина отвела от меня взгляд и в упор уставилась на Тимченко. Тот ничего не видя вокруг, бодро шагал мимо особняка, не подозревая, что его буравят взглядом. Указательный палец Кати направлялся на него, злые, черные глаза впились в щуплую фигуру.
   Губы шевельнулись, изрыгнув два слова на необычном, гортанном наречии. На этом языке она говорила недавно о своем доме. Два слова... ВСЕГО ДВА СЛОВА, что-то вроде "НУВОПИС ШАГАЛ" и ...
  
  6
  
  ...Домовой, до этого шагающий довольно быстро, внезапно остановился. И вдруг начался странный танец, который может только приснится в самом страшном кошмаре. Все движения Тимченко, потерявшие четкость, напоминали подергивание, как у марионетки. Координация исчезла совсем и Коля стал похож на гуттаперчевого комика, кривляющегося перед толпой.
   Ужасное зрелище, не сравнимое ни с чем, наблюдал я с окна. Человека внизу всего искорежило, свело судорогой и неимоверно скрутило.
   Нечто ужасное распирало Домового изнутри, разрывая внутренности, но оставляя тем не менее в живых, для дикой боли. Он согнулся пополам в спине так, что его затылок коснулся пяток, потом резко выпрямился и завопил. Вой боли и агонии разносился по пустой улице.
   Его кости методично дробились. Я хотел закричать, чтоб Катя прекратила это извращение, а иначе сойду с ума, но крик застрял в горле. Я даже не мог отвести взгляда, загипнотизированный умопомрачительным зрелищем. Тимченко еще с минуту трясся как в лихорадке, потом его тело вдруг взлетело в воздух. Набрав высоту метров на шесть, он поравнялся с нашим окном и я увидел, что зубов у Коли уже нет. Он их раскрошил во рту от дьявольского напряжения челюстью.
   Домовой камнем рухнул вниз и сразу же как мяч отпружинил и поднялся снова в воздух. Левая рука оказалась странно вывернута в обратную сторону. Опять со скоростью оземь и в высь с ногами, в разные стороны. Так повторялось раз десять и тошнотворная картина во вспышках молнии казалось кадрами из фильма ужасов.
   С каждым разом соприкосновения об землю, от Коли оставалось все меньше и меньше. Тело столь серьезно покалечилось, что превратилось в кашу. Этот деформированный мешок уже никто не назвал бы человеком. Наконец кровавый куль свалился на землю и замер.
   Катя повернулась ко мне.
  
  7
  
  -Ну и как тебе легкая демонстрация моих сил?
   Я почувствовал дикую тошноту и головокружение, также вернулась самообладание над всеми членами, что несказанно обрадовало.
   В ужасе я отпрянул от неё, неловко размахивая руками, словно защищаясь от дьявольского блеска черных, страшных глаз.
  -Ты... ты монстр! - закричал я ей в лицо.
  -Чудовище! Сатанинское племя! Изыди... - меня трясло и прекрасный ужин, съеденный недавно, подкатывал к горлу. Дурнота усиливалась.
  -Я ... я не могу поверить что ты сделала это!
   Катя отойдя от окна, как-то сочувственно смотрела на меня.
  -Лёнь, в первый раз все немного нервничают. Я тоже долго не могла в себя прийти от подобного зрелища, а потом ничего, притерпелась. Потерпи недельку другую, привыкнешь. - Успокаивающим тоном говорила она улыбаясь.
   В этот момент она походила на маму, которая утешает сыночка, увидевшего первый раз дохлую кошку, размазанную по асфальту.
  -Привыкну?! К ЭТОМУ?! НИКОГДА, слышишь НИКОГДА!!! - кричал я борясь с тошнотой.
  -Лёнь, надо поспать и успокоиться, завтра ты поймешь, что все не так страшно.
  Голос Екатерины сейчас напоминал мурлыканье. Ее сверхъестественное свечение потихоньку угасало. Грянул гром.
  -Значит тогда около клуба "Молодняк" мне все это не приснилось и все ужасы произошедшие там сделала ты?!
  -Эти придурки хотели нас измордовать, ты скис и я решила их чуть припугнуть.
  -А мне что напела? Сон? Что это был сон?
  -Не хотела раньше времени пугать. Я выбирала более удобные моменты.
  -Ну нет подруга! Ты ошиблась адресом.
  Я шаг за шагом отступал от нее.
  -Мне все эти колдовские штучки чужды, ищи другого.
   Почувствовав что-то мягкое под ногами, я увидел, что это мои брюки и сразу начал лихорадочно в них влезать. Рубашка валялась рядом. Катя перестав улыбаться, уже с тревогой посмотрела на меня.
  -Леонид, ты же не собираешься...
  -Собираюсь! Собираюсь домой! Подальше отсюда. Надев рубашку, я схватил обувь.
  -Ты не можешь бросить меня Леонид, поверь, потом будет лучше...
  -Потом?! - я взглянул в ее черные зрачки. - Не будет никаких потом адово отребье и больше я тебя видеть не хочу!
   Быстро надев туфли, я вскочил и развернувшись, ринулся к двери. Катя испуганно кинулась ко мне.
  -Лёнь, не бросай меня! - крикнула она с отчаянием, но я уже ничего не слушая, выскочил в коридор и захлопнул дверь.
   Для полной уверенности, что преследование не будет, я подпер ручку двери стулом и вовремя. С той стороны раздался град ударов. Пошатываясь, я пошел по коридору, заставляя себя собраться и побежать.
   С комнаты вдруг донесся дикий, полный боли и разочарования вой. Меня наконец то стошнило.
   Сжав зубы, я побежал вдоль стены, обляпавшись весь в своей блевотине. На ходу осматривая темный коридор, я вспоминал где выход, как вдруг некто схватил меня за рукав рубашки. Закричав, я стал вырываться. Треск материи и я отпрянул от большой, мраморной статуи, за руку которой и зацепился рукав одежды. Посмотрев на античного мужчину в полный рост, я почувствовал как меня начал разбирать истерический хохот.
   Я просто зацепился за руку мраморного изваяния и при игре теней на секунду показалось, что монумент живой.
   Похлопав себя по щекам я пошел дальше, пообещав себе не впадать в ужас при виде очередной вещи у стены. Разум еще пригодиться свежим.
   Темнота не давала сориентироваться, к тому же в чертовом, бесконечном коридоре, меня постоянно что-то цепляло за одежду, словно сам особняк старался удержать.
   Мельком оглянувшись назад, чтоб убедиться, что Катя не преследует меня и до сих пор заперта в комнате, я обмер от страха. Статуя, зацепившая меня вначале рукой, спрыгивала с тумбы. Отшвыривая все вещи, лежащие на пути, она тяжело зашагала мне вслед.
   В тот момент я мог выиграть любое состязание по бегу с препятствиями. С разбегу перепрыгивая мебель и прочную дрянь на пути, я бежал, молясь только об одном, выйти от сюда.
   За спиной неумолимо грохотали шаги. Я чуть не расплакался от счастья, когда увидел лестницу на первый этаж и тут мраморная рука схватила меня сзади за рубашку.
   Глупый поступок прыгать с лестницы "щукой" но это был единственный шанс выжить. Твёрдая рука повернула меня на 180 градусов и передо мной возникло тупое и безразличное лицо скульптуры. Гигант уставился на меня. Вторая рука потянулась к горлу.
   Я поднапрягся и оттолкнувшись ногами от его груди, прыгнул. Счастье, что пуговицы на рубашке были не все застегнуты и я вылетел из нее со легко.
   Приземление оказалось болезненным, но не смертельным. Упав и скатившись со ступенек на ковёр, я понял что вывихнул плечо. Вся рука в момент онемела, а с верхней площадки уже слышались глухие шаги.
   Вскочив на ноги, я побежал к двери, которая была чуть приоткрытой. И лишь толкнув ее и оказавшись на улице, я мог на секунду вздохнуть свободно.
   Но лишь на секунду, не нужно забывать об этой чертовой статуе, которую некие дьявольские силы заставили двигаться.
   Двери особняка сами собой глухо захлопнулись и послышался ужасающий скрежет балок на ветру. Казалось дом сотрясается от злобного хохота.
   Я выбежал на дорогу и понесся по направлению к дому тетки. Вспышка молнии на доли секунды осветила пустынную улицу и летящий во всех направлениях мусор. Ноги заплетались от страха, пот обильными ручьями тек по лицу, заливая глаза и мешая обзору. Я не видел куда бегу, но все быстрее и быстрее двигался по дороге, подальше от жуткого дома и его еще более жуткой хозяйки.
   Раскат грома накрыл оглушающим звуком, сильно испугав меня. Не удержав равновесия, я споткнулся о собственную ногу и упал, благо успев выставить руки перед собой. Левую ладонь больно садануло, но шок начисто уничтожил все малейшие проявления боли. Пытаясь встать, я опять споткнулся. Что-то держало мои ноги в цепком захвате.
   В панике я начал отчаянно дёргать конечностями и извиваться, желая освободиться, но держали крепко.
   "Еще немного и упаду в обморок от страха" мелькнуло в голове "И пускай делают что хотят". При вспышке молнии я увидел моток стальной проволоки на дороге, в которой запутался. Сердце бешено колотилось, руки дрожали.
  -К... какой придурок оставил ее здесь? - подрагивающим голосом спросил я неизвестно у кого, нервно освобождая ноги из плена. Сильный порыв ветра ударил сбоку и в мгновение показалось, что гигантская, невидимая лапа опускается на меня с целью раздавить.
   "Нет" взорвалась мысль "Не возьмешь меня дьявольское отродье!"
   Выпутавшись из проволоки, я рванул вперед. Красная пелена страха застилала глаза, не давая толком сориентироваться. Тут я с ужасом обнаружил, что бегу назад к особняку. Ноги подкосились и меня развернуло обратно.
   Не снижая темпа я помчался в сторону дома. Бросив мельком взгляд через плечо, мне почудилось, что в окне второго этажа стоит Катя. Ее неясный черный силуэт с развивающимися волосами, исчез при вспышке молнии.
  "Не возьмешь меня, ВЕДЬМА" лихорадочно подумал я и ускорил бег.
   Буря разыгралась не на шутку. Упали первые капли дождя, но пока на этом все кончилось. По всей видимости ночью начнется всемирный потоп, судя по огромным тучам, идущим с северо-запада. Я бежал и бежал, а ужас все подкашивал, убивая желание сопротивляться. Хотелось стать маленьким премаленьким, залезть в какую-нибудь щелочку и ждать, пока все не кончиться, но увы... Приходилось бороться в неравной схватке со стихией и собственным страхом.
   Слева от меня показался "Молодняк". Как ни странно, клуб был закрыт, хотя время было часов двенадцать. Пробежав метров десять до стоянки, я понял почему.
   Крюк, Зубан и Ёжик, окружив три бесчувственных тела на асфальте, яростно их пинали. Со рта у мужчин шла розоватая пена, а глаза... в ГЛАЗАХ СВЕТИЛСЯ НАСТОЯЩИЙ САТАНИНСКИЙ ОГОНЬ. Сродни тому, что я видел в Катиных очах.
   Это было настолько фантастично, что я остановился, смотря на них. А уже потом разглядел кого они пинают. Хозяин клуба Рамиль и его два здоровых охранника сейчас валялись в лужах собственной крови. Как Крюку удалось с ними справиться, остается загадкой, но догадаться не трудно. Екатерина приложила здесь руку, хотя зачем непонятно.
   За этим я вдруг услышал странное громыхание сзади. Зубан на стоянке прекратив пинать охранников, поднял на меня озверевшие глаза. Я быстро обернулся, чтоб узнать что грохочет, а потом дать деру отсюда.
   По дороге катился моток стальной проволоки. Он догонял меня. Неописуемо сюрреалистичное зрелище. Казалось либо я сошел с ума, либо я сплю и вижу кошмарный сон.
   К сожалению все было реально, и я побежал. Зубан проводил меня взглядом и вернулся к прерванному занятию.
   Катясь словно пластмассовый обруч на ветру, моток громыхая настойчиво преследовал меня. Я не придурок и знаю, что не бывает в этих местах такого ветра, чтоб подняться с земли килограмм десять стали и покатить его как перекати-поле. Здесь вмешались иные силы т. е. Катя. Она все надеется оставить меня в Еноттау, рядом с собой и повязать в своей жуткой магии.
   Я забежал за угол и увидел в конце улицы теткин дом. Моток плавно обогнул бордюр и покатился за мной быстрее. Я собрав остаток сил, рванул к родной калитке, молясь, чтоб все это поскорее кончилось. А лучше бы было если и не начиналось. Злобное создание в лице ожившей проволоки громыхало следом, постепенно догоняя и тут к своему великому ужасу я споткнулся.
  "Сейчас оно обовьет меня с ног до головы и задушит!" промелькнула мысль. Сзади жадно лязгнуло, уже совсем близко. С разгону врезавшись в забор, я чуть не обезумел от счастья - это теткина ограда и дом всего в трех шагах.
   Внезапно на спину обрушился удар. Он все таки настиг меня.
   Острая боль пронзила левую щиколотку и нечто сильное и гибкое начало опутывать ногу. Я не оглядывался, боясь, что разум не перенесет увиденного зрелища и отключится, а это как раз сыграет на руку тем, кто охотиться за мной. Покрепче вцепившись руками в деревянные перекладины, я сцепив зубы рывком подтянулся и попытался перепрыгнуть забор. Ногу дернуло и мне удалось лишь перевеситься. Отчаянно брыкнул ногой, я почувствовал как хватка на ноге ослабла, и через секунду я уже упал на грядку. За ограждением что-то озлоблено и разочаровано громыхнуло.
  -Хрен тебе! - прошипел я вставая и ковыляя к дому. Нога нестерпимо ныла.
  -Теть Зин! - Во все горло закричал я, подходя к террасе. - Помоги!
   Некоторое время стояла пугающая тишина, прерываемая только громом и завыванием ветра, а через минуту на кухне зажегся свет. Тетка выбежала из дома, заспанная и встревоженная. Поверх белой ночной рубашки, она накинула пуховый платок.
  -Лёнька, ты что ли? Чего орешь, что случилось?
   И тут ее взгляд упал на дорогу. По ней лениво катился моток стальной проволоки, слегка вибрируя и лязгая на ухабах. Кое-где по краям он был обагрен свежей кровью.
  -Теть Зин, я вам позже все объясню, но мне сейчас срочно необходимо ехать. - выпалил я на одном дыхании, все еще задыхаясь от быстрого бега. -Вы можете быстро собрать мои вещи, а я пока машину заведу?
  Теть Зина с трудом отвела завороженный взгляд от проволоки и испуганно оглядела мой голый торс в грязи и порванную штанину в крови. Лицо ее побелело.
  -Что случилось Лёнь?
  -Долго рассказывать, я потом... ты бы побыстрей с вещами. - я махнул рукой в сторону дома и хромая, пошел к гаражу. Теть Зина прищурясь на порывистом ветру, боязно осмотрела улицу и ушла.
   Мне стоило не мало усилий онемевшей рукой открыть массивные ворота, да еще и приходилось постоянно оглядываться. Ощущение что за спиной кто-то стоит, не покидало меня. Раскрыв створки, я подошел к дверце "тойоты" и начал шарить по карманам в поисках ключей.
   Сверкнула молния и ветер, словно голодный волк завыл среди домов. Я продолжал искать. И тут на меня как будто тонну ледяной воды враз вылили. Ключей не было. Еще раз лихорадочно обшарив карманы брюк и подкладку, я поник и облокотившись о стенку позади, начал медленно по ней сползать.
  "Нет. Где я мог их потерять? В доме Кати, когда раздевался. Когда носился по темным коридорам от статуи. Когда упал на улице? Мест сотни и искать сейчас бессмысленно и к тому же опасно. И уж точно я ни за какие богатства в мире не вернусь в страшный особняк, зовущийся "Бархатный папа ".
  -Лёнь? Ты здесь? - я вздрогнул от испуга. В гараж влетела тетка с чемоданом.
  -Вещи собрала и еще там отцу с матерью гостинцев положила. Все с огорода, свое.
  Я безмолвно сидел на полу, уставившись в одну точку.
  -Ключей нет. - прошептал я помертвевшими губами. -Можно конечно разбить окно и выдрав замок зажигания соединить клеммы как угонщики, но если машина заглохнет где-нибудь по дороге в холмах, то конец. Дальше не поедет.
  -Да как же? - всплеснула руками тетя Зина
  -Ты мне давеча сам ключи отдал, чтоб не потерять. Вот они, держи.
   Я как вновь воскресший, вскочил на ноги. Тетка протянула мне связку с брелком. Закинув чемодан на заднее сиденье, я обнял родственницу и чмокнул ее в щеку.
  -Спасибо теть Зина за все, извини, если что не так.
  -Это Катя? - спросила она. Я сразу понял о чем разговор и кивнул. Мне вспомнилась антипатия и неприязнь Зинаиды к моей пассии. Теперь объяснения уже не нужны.
  -Да это она, но я прошу, родителям пока ни слова. Во первых они не поверят, а во вторых...
  -Я знала, что она другая. - перебила меня тетя Зина. - Пока молчу, а ты уезжай.
   Я сел в автомобиль и дал газу с этого странного города. На Еноттау обрушился ливень, вперемешку с градом. Сверкали молнии, гремел гром, а в порывах ветра слышался дьявольский хохот.
  
  
  ГЛАВА IV
  
   1
  
  7 июля
  утро.
  
   В понедельник с утра мне назначил встречу Василий Шибков, с которым я учился с первого по пятый класс. Пять лет мы сидели за одной партой и делились секретами, а потом наши пути разошлись. Вася перешёл в другую школу со специфическим уклоном.
   Отношения с Шибой, так его прозвали одноклассники, мы сохранили, хоть и учились теперь порознь. Василий по всем параметрам попадал под определение "ботаник" и за это его не очень уважали "уличные" пацаны.
   Можно сказать, я был его единственным другом. После приезда с Еноттау прошло две недели и шок, случившийся там от увиденного, ещё не совсем прошел. Часто по ночам я слышал низкий, рычащий голос Кати, вещавший "Ничего Лёня, скоро привыкнешь" и видел её черные, ужасные, источающие злобу глаза.
   Первые три дня сильно мучили кошмары и сон стал пыткой, заменив отдых, дикой усталостью и страхом. Не раз я просыпался в холодном поту и осознавал что кричу. Беззвучно кричу.
   По истечению недели вроде полегчало, но бьющийся об землю Домовой, вставал перед глазами, как только я ложился спать. Поговорить с Шибковым я надумал ещё когда трясся на ухабах в машине, направляясь из Еноттау в свой город. Сначала по приезду не мог дозвониться, потом его мать сказала, что он уехал к бабушке на три дня, а позже Василий был занят.
   В понедельник утром он позвонил мне сам и назначил встречу у себя дома. Наскоро позавтракав и одевшись, я двинул прямым ходом к нему.
  -Здорова Дача, заползай. - пригласил Вася как только открыл дверь. - Ты вроде как хотел меня видеть? - я согласно кивнул и прошел в дом. Дачей он называл меня, сокращенно от фамилии Дачников. Мы зашли в его комнату, целиком и полностью забитую книгами и сели на единственную кушетку, которая также служила Васе кроватью. Кроме этого диванчика, стола с компьютером и стула, в комнате мебели больше не присутствовало. Остальное пространство занимали вышеупомянутые книжки, разбросанные и сваленные в кучу где попало.
   Устроившись поудобнее среди хаотичного царства самого разнообразного чтива, мы начали беседу.
  -Что привело тебя ко мне? - спросил Шиба, поправляя на носу очки с толстыми линзами.
  -Скажи Вась, на хрена тебе столько макулатуры, если у тебя есть компьютер с интернетом? - спросил я оглядывая бесчисленные переплеты.
  -Ты за этим мне две недели звонил? Чтоб спросить на хер они мне нужны?
  -Да нет Шиб, тут другое.
  -Тогда давай по существу и оставь свои глупые вопросы. - я вздохнул и начал.
  -Короче мне нужна информация.
  -Какого рода?
  -В области... сверхъестественных созданий или мифологических существ. - я махнул рукой. - Ну оборотней там, вампиров... хм, ведьм.
   Брови Василия поползли вверх.
  -Если не секрет Лёнь, зачем тебе это? Ты ведь не похож на любителя паранормальных явлений, ты более приземленный человек.
   Мой мозг лихорадочно заработал, выискивая ответ поправдоподобней.
  -Ну... да тебе не все ли равно? Книгу собираюсь написать. - выдал я. - Введи меня немного в курс, относительно этой темы.
   Шиба понимающе кивнул, типа "не хочешь, не говори" и сказал.
  -Хорошо, только тема очень обширная и мне месяца не хватит обо всем рассказать, хотя бы кратко. Может тебя конкретно что-то интересует?
  -Д...да. - я внутренне напрягся, вспомнив Катю.
  -Про ведьм расскажи.
  -Хм, забавно. Тебе как кратко или более распространено?
  -Давай кратко, но обстоятельно. У меня ещё сегодня работы много.
  -О,кей, слушай. Чаще всего среди этого контингента людей встречаются женский пол, т.е. ведьмы, но есть и ведьмаки т.е. мужчины. Последние сказать кстати явление довольно редкое, поэтому "ведьминство" привилегия женщин.
  -А кто они и как могут привораживать там, или порчу наводить? Неужели бывают связи между смертными и темными силами?
  -Да нет, что ты. Все эти колдуны и маги, либо шарлатаны, либо обыкновенные люди, обладающие способностями, превышающие немного средний интеллект. Сейчас время науки и как говориться нет ничего сверхъестественного в природе, просто есть вещи, пока ещё не объяснимые. Это вопрос времени, а явление, в народе называемое магией или колдовством, уже давно объяснили.
   Представь себе девочку из обыкновенной семьи, которая обнаружила внутри себя дар внушения (к примеру), причем очень сильный. Она без труда может запудрить мозги любому человеку, внушив ему что угодно.
  -Она может внушить что он собака или кошка?
  -Да. Эта способность схожа с гипнозом и в первую очередь влияет на подсознание. Некоторое время этот "внушенный" действительно будет бегать на четвереньках и гавкать, но потом его мозг воспротивиться атаке извне и справиться с ней. Разум восстановиться и человек с удивлением вспоминает свои дурные выходки. Девочку, которая все это сделала может из любопытства, может из баловства, в старые времена сожгли бы на костре, считая ее ведьмой.
  -Значит ведьмы не связанны с дьяволом, а всего лишь "пудрят" мозги?
  -Да. Та же порча. Девка плюнет тебе в лицо, пробормочет пару бессмысленных фраз и уйдет, а ты под влиянием древних суеверий внушаешь себе "на мне порча, со мной обязательно случиться нечто плохое". Под воздействием постоянно одолевающих мыслей о приближающемся несчастье, ты обязательно во что-нибудь вляпаешься или заболеешь от нервного перенапряжения. Все дело в собственном разуме, а ведьма лишь подталкивает его в нужную ей сторону.
   Самовнушение человека служит эффективным оружием всех навязанных фантазии отрицательного характера и ты даже не представляешь себе какие результаты дает наблюдение за этим феноменом.
   Но видишь в чем дело, фантазии могут быть и положительными. Приведу пару примеров из истории медицины. В одной больницы, где большинство пациентов лежали с одним страшным диагнозом, врач от отчаяния из-за нехватки медикаментов вдруг сообщает.
   "Пришло ультра новое лекарство из Германии и через месяц их недуг излечиться, вообщем исчезнет в корне".
   Он выдает больным по три столовых ложки в день этого лекарства и представляешь, через четыре недели большинство пациентов избавились от болезни.
  -И что? - удивился я. - Значит лекарство хорошее было.
  -Ты не понял. Фишка в том, что врач лечил их... обыкновенной водой из под крана, чуть приправленной этиловым спиртом и ментолом. Как тебе это?
  -Фантастика! - прошептал я пораженный.
  -Я уверен, скажи тот врач больным, что он давал им яд, а не лекарство, на утро все бы умерли. Вот это и есть сила внушения. У кого-то она врожденная, а у кого-то проявляется в определенные моменты.
   От отчаяния, от страха, от злости и желании отомстить. Если подобный дар достаточно развит, то ведьма при навыках может вызвать зрительные или слуховые галлюцинации, часто сопровождаемые страхом для полного эффекта.
   Василий о чем-то задумался, а я вспомнил странную музыку в комнате особняка и Катино фосфорицирующее свечение. А не было ли это всё, всего лишь ведением, спровоцированным Катериной? Плод разыгравшегося воображения? Ведь с первых слов девушки я впал в некую прострацию, от которой не могу освободиться до сих пор.
  -...это мощная психологическая атака на мозг и не более. - говорил Шиба. Я спросил.
  -А вот ты говоришь, они могут убедить тебя что вода это лекарство, а без физического воздействия могут излечить? Я слышал ведьмы машут руками над больным местом и оно излечивается.
  -Это немного другой подвид высокоодаренных личностей. Есть дар внушать, а есть чувствовать. Такая знаешь, сверхчувствительность. Бывают люди барометры, предугадывающие погоду без видимых причин, а эти ощущают болезнь в теле человека и знают как ее лечить. Природный магнетизм, плюс заложенные эволюцией инстинкты и ведьма как бы втягивает в себя хворь, а потом избавляется от нее путем отхаркивания.
  -Как, как?
  -Ну... у, это не то отхаркивание как у тебя или у меня. Они изрыгают чужую болезнь особо, вызывая некие колебания в воздухе и микро изменения в континууме. Я слышал, что в Сибири одна бабка колдунья "харкала" на свой забор и тот по доскам ломался. Не знаю, правда, нет.
  -А эти зелья, травы? Действительно лечебные или тоже внушение?
  -Чаще всего они действительно оказывают лечебные свойства. Знаешь что на все болезни мира есть своя лекарственная трава?
  -Что, прямо на все? И на СПИД и на рак?
  -Да, вот только еще не все травы нашли. Так вот, ведьм внутреннее чутье и вышеупомянутый врожденный инстинкт, наводит на нужное растение и показывает как его использовать. Что характерно, люди, исцелившиеся от рук колдуньи, вместо благодарности сторонятся их. Или еще хуже, обзывают исчадьем ада и обвиняют в союзничестве с дьяволом.
   Стереотип, что ведьмы с их заговорами и зельями связаны с темными силами, очень устоявшийся и разрушить его невозможно, хотя на самом деле они всего лишь обладатели сверхчутья.
   Слова Шибы поразили меня. Нет ведьм, есть только одаренные люди. Я вспомнил стычку около "Молодняка" с громилами Крюка и внезапно преобразившуюся реальность. Катя видимо внушила им чувство страха перед лицом неизвестности и те убежали. Зачем она нагоняла страх на меня? Ведь я тоже это чувствовал, или может быть нечаянно захватило? Тогда она нас спасла, без вопросов, но таким ужасным способам...
   Не знаю теперь что думать, Шибков конкретно мозги заморочил. Он говорит что все могло привидится, а... Домовой.
  -Скажи Шиб. - произнес я. - А могут ведьмы на расстоянии людей... ну подбрасывать, или кости ломать?
   Василий удивленно поднял брови и пожал плечами.
  -Нет, вряд ли. Передвижение предметов на расстоянии называется телекинезом и ведьма не в силах им обладать, равно как никто другой. В мире зафиксировано очень мало случаев телекинеза и все они туманны и неточны. На счет ведьм я пожалуй уверен, они не могут. Колдуньи чувствуют и внушает, а телекинез есть огромное усилие воли, преобразившийся в двигательную энергию. У них явление редкое. Ведьма может внушить и создать иллюзию что она что-то передвигает и не более.
  -Гипноз и глюки?
  -Да.
  -Короче говоря, ты считаешь, что абсолютно ничего сверхъестественного в их действиях нет. Просто психология на высоком уровне.
   Шибков кивнул головой. Мне в голову пришла мысль, а может и в самом деле смерть Домового просто галлюцинация, вызванная Катей в целях демонстрации своей силы? Может она в итоге хотела показать, что внушение ее мощь, а не злобство магии? Катя пыталась объяснить, но я испугавшись убежал недослушав и потерял хороший шанс стать таким же сверхчеловеком. Дурак! Трус и дурак!
   Мысль вдруг воткнулась в вопрос. А как-же статуя и проволока? Глюки, даже самые реалистичные не рвут рубашку и не протыкают ногу. Щиколотка меня уже не беспокоила, но шрам остался, значит все таки не ведение. Или как? Странно, очень странно. Одно опровергает другое. Василий тем временем продолжал тему.
  -Самое интересное, что девушки повязанные в так называемом колдовстве, не могут отвлекаться ни на что иное. Их способности, назовем их магией, это дар, который нужно ценить. У ведьм исключается живопись или проза и только свое дело они должны знать, посветив ему всю жизнь.
  -А почему ведьмы чаще всего обращают свои силы в плохую сторону и творят зло?
  -Понимаешь, только человек применив свои способности сделает что-нибудь хорошее, как его начинают избегать и шептаться за спиной о контракте с сатаной. Естественной реакцией будет озлобиться на весь мир и в дальнейшем применять силу исключительно в плохих целях. Так и случается.
  -Ты говорил ведьмы кроме магии ничем не занимаются?
  -Да.
  -То есть им чужды радости людской жизни?
  -В смысле? Они черпают удовольствие от своего занятия, что еще?
  -Ну... у, секс например? Как у них на счет этого?
  -Секс у ведьм категорически исключен, как и любовь и симпатия и вообще все виды привязанности. Они привораживают мужчин к себе или другим женщинам, но только для того, чтоб те страдали.
  -А почему они должны оставаться дественицами?
  -Понимаешь Лёнь, лишив ведьму невинности, ты разрушаешь огромный психологический барьер, который провоцирует посторонние мысли, хотя - бы туже любовь или симпатию. Этого они сами себе не могут позволить. По наблюдениям, после полового акта, ведьма теряет большую часть своей силы. Отвлекаясь, она опустошается, хоть и не полностью.
  -А если она сама секса хочет, тогда что?
  Шиба странно посмотрел на меня и медленно произнес.
  -Тогда ей двигают свои мотивы, она чего то от акта ждет. Ведьма жертвует большей частью силы, исключительно ради большего. Может самой яркой и заветной цели в жизни.
   Где-то глубоко в моем мозгу забил сигнал тревоги. Что Катя хотела от меня?
  -Есть вероятность, что девушка решила просто завязать с магией? - Спросил я. - И пойдя на половой контакт, сознательно хочет избавится от дара.
  -Намерение покончить с колдовством не отвергается, но есть один нюанс. Прочувствовав власть чувственности и внушения с детства, ведьма повзрослев, уже с трудом решаются на шаг к освобождению от силы. Так что...
  -А ведьма внушением может причинить человеку открытую физическую боль, рану например? - я подумал о своей больной ноге.
  -Ну...у, это спорно. Я уже говорил, самовнушение и атака извне в разум человека, служит эффектным оружием в руках ведьмы. Бывали случаи, когда душевнобольные люди умирали в убеждении, что они смертельно заражены выдуманным вирусом, хотя как такового его не было. У одного пациента психиатрической лечебницы на руках и ногах появлялись стигматы. Появлялись сами собой, он считал себя Иисусом Христом. Ведьма, довольно хорошо обработав жертву, может навязать ей мысль о глубокой ране. Человек, легко поддающийся этим бредням, истекает кровью из носа или ушей. Сосуды лопаются, а кровь перестаёт сворачиваться и все это он сам себе внушил, не без участия ведьмы естественно. Слабовольность тоже бывает смертельно опасна.
   Я посмотрел на часы и решил что информации на сегодня достаточно.
  -Ладно Шиба, мне пора. Спасибо за интересную и обстоятельную лекцию.
  -Да не за что. Заходи если что понадобиться.
   Мы встали и направились к выходу. Я был под глубоким впечатлением от услышанного и теперь уже не знал чему верить, науке или собственному разуму.
  -Скажи Вась. - повернулся я к нему. - А в наше время ведьмы часто встречаются?
   Шибков усмехнулся.
  -Готов пол жизни отдать всего за одну встречу с колдуньей. С НАСТОЯЩЕЙ ведьмой, а не с этими шарлатанами-предсказателями. К сожалению это племя уже почти все вымерло. Может в отдаленных уголках земли еще есть одаренные личности, но они скорее всего чужды цивилизации и избегают общества.
   Я автоматически кивнул, занятый своими мыслями, потом поднял голову и посмотрев Шибкову в глаза, спросил.
  -А ведьмы смертны?
  -Конечно, как и все остальные люди. То, что у них есть дар, не означает бессмертие. Хотя здесь есть одна легенда.
  -Какая?
  -Убив ведьму, человек через три дня встречается с её призраком, который неуспокоенный витает рядом. Этот призрак в свою очередь в три дня пытается свести убийцу в могилу мощной психоатакой. Отомстить, так скажем.
  -Подожди, ты говорил что ничего потустороннего в ведьмах нет. Они же просто люди.
  -Это легенда из древних суеверий и воспринимать её всерьез не стоит.
   Я покачал головой, стараясь отогнать навязчивую мысль о том, что Катя действительно связана с запредельными мирами и пожав на прощание Шибкову руку, вышел.
   Мысли хаотично разбегались в голове. Чему верить? Чему нет? С одной стороны некоторые странности Василий разъяснил, с другой, больше половины осталось под покровом тайны. Не могла Катя обработать меня так, чтоб я внушил себе что стальная проволока проткнула ногу. Да и тетя Зина этот моток видела, дьявол его забери.
   А ожившая статуя? Что, я сам себе разорвал рубашку а потом прыгнул головой вперед с лестницы? Бред какой то. А Домовой...
   Тут меня осенило. Вот как можно проверить, галлюцинация ли это все или нет. Быстрым шагом, чуть ли не бегом я направился домой.
  
  2
  
   Дома отыскав отцовскую записную книжку, я нашел телефон тети Зины. Набрав номер, я минут десять слушал долгие гудки, потом бросил трубку на рычаг. Нервы начали гулять, пришлось достать спрятанную с своей комнате пачку сигарет и выкурить пару штук подряд, чтоб успокоиться. Катя, навязав мне привычку пыхтеть сигаретами, наверняка сейчас радуется и злобствует. Хоть как-то подпортила парня. Родители пока не подозревают, что я курю, наверное отчасти из-за своей сверхзанятости.
   Если узнают, разговор будет долгим. Их встреча прошла как и планировалась и "родственники" уехали довольные. Мама укрепилась на своем посту и теперь они оба с отцом с ног сбились стараясь на новой должности не подкачать. Только подъема финансового состояния семьи, которое они обещали, пока не наблюдалось.
   Через час я снова позвонил тетке и вновь глухо. Лишь к вечеру Зинаида Геннадьевна соизволила поднять трубку. Я сразу закричал.
  -Алё теть, слышишь меня, это Лёня?
  -Привет Лёнчик и не ори, слышно хорошо. Как у вас дела?
  -Да все нормально теть, а у вас как?
  -Потихоньку копаюсь в огороде и... да, тут приходила твоя...м...м... знакомая. - Тетя Зина замолчала, а у меня внутри все похолодело.
  -Ииии? - вопрошающе протянул я.
  -Ну в общем я ее на порог не пустила и сказала, чтоб она убиралась и близко не подходила к моему дому.
  -А что она хотела?
  -Не знаю. Встала за калиткой и стоит смотрит, а когда я на неё закричала, она так странно засмеялась и ушла.
  -И все?
  -Да все. Кстати клуб "Молодняк" закрыли. Хозяина Рамиля и его ребят забили до смерти местные бездельники. Приезжала милиция с большого города, всех арестовали. Убийцы клянутся, что ничего не помнят, но им не верят.
   Я задумался, вспомнив осатаневшие лица Крюка и его банды, когда они пинали Рамиля и охранников. Не иначе здесь приложила руку Катя, но зачем? Вот вопрос.
  -...слышишь Лёнь?
  -А... да, теть, я просто задумался.
  -Я говорю за городом нашли их всех. И Рамиля и охранников и еще один труп. Местного бездельника Колю Тимченко они настолько сильно изуродовали, что его не сразу опознали. Прямо мешок с мясом и костьми. Милиция их... - дальше сказанное доходило до меня с трудом. Слова эхом отдавались в голове.
  -...и милиция считает, что Крюк с ребятами просто перебрали с наркотиками... арестовали всех... что твориться не знаю... вовремя уехал... Лёнь... Лёнь? - трубка упала на рычаг.
   Несколько минут я сидел неподвижно, уставившись в одну точку. Теперь было понятно зачем Катя превратила трио Крюка в слепых, яростных зомби. Чтоб списать на них убийство Домового, а для пущей убедительности заставила их убить Рамиля с ребятами.
   Версия проста. Крюк с бандой отморозков, наглотавшись наркоты, сперва изуродовали Колю Тимченко, а потом вероятно повздорив с охраной "Молодняка", убили и их. Всё под невменяемыми действиями наркотиков, якобы. Якобы! Хотя может у Кати свои давние счёты с хозяином клуба, кто знает.
  -Монстр. - прошептал я. Значит все таки Катя не просто человек с даром внушения, она... ведьма, в полном, изначальном смысле этого слова. И что бы там не говорил Шиба, нечто потустороннее имело прочное место в этой истории.
   Неуютно было не знать, что на уме у этой бестии, ведь не даром же Катя отдала мне свою девственность. Как говорил Шибков, ведьмы отдают невинность, лишь исключительно ради чего то важного. Сама Катя говорила, что я никогда не осознаю какой дар она преподнесла мне. Что за дар? Что за самая заветная цель, мечта, идея? Чего же Катя хотела от меня? Чего?
  
  3
  
   Три недели пролетели в мучительных раздумьях и ожидании чего то страшного. Вся атмосфера была пропитана неприятными воспоминаниями истории, произошедшей в Еноттау. Последствии еще пока не было, но даю голову на отсечение, на моем отъезде от туда, ничего не кончилось.
   Гадкое предчувствие словно шлейф тянулось за мной куда бы я не пошел. И еще погода... она как будто специально, зло парадировало адскую жару Еноттау, спать было невозможно. Хорошо что друзья, численность которых с каждым днем возрастала, помогали развеется и не давали оставаться тет-а-тет со своими мыслями. В душе все время что-то тревожно гудело, изрядно портя все увеселительные прогулки. Время шло, ничего не случалось и я потихоньку забывался в суете повседневной жизни.
  
  4
  
   Люська Тишенко по прозвищу Тиша, навестила меня двадцать восьмого числа. Она когда то была моей девушкой, но потом мы разошлись, сохранив тем не менее довольно хорошие отношения.
  -Привет Дачник, дела идут? - спросила она, заходя в дом и плюхаясь на диван в холле. Я закрыл дверь и ответил.
  -Идут потихоньку, ты каким ветром?
  -У нас завтра вечеринка намечается ниже по улице в сто двенадцатом доме.
   Тишка достала пачку сигарет "Палл-Малл" облегченные и сунув в сигарету в рот, прикурила.
  -У нас здесь не курят. - Сказал я, присаживаясь с ней рядом на диван.
   Родители с утра уехали на работу, и приедут только вечером, но табак при полном штиле на улице, до пяти часов может не выветрится. Люся пропустив мои слова мимо ушей, выдохнула сизый дым в потолок. Ее беспардонность порой поражала.
  -На этой вечеринке ты должен присутствовать. - Заявила она. Я удивился, но виду не подал.
  -С какой стати? Я даже не знаю кто там живет.
  -Это не важно, скажешь что пришёл со мной, но чтоб завтра как штык в шесть был там.
  -Люсь, - начал я - мне если честно, не очень хочется. Скоро занятия, нужно уйму книг прочитать...
  -Занятия только через месяц, успеешь. - Она ухмыльнулась, потом нахмурила брови. - Не будь занудой, Дачник. С каких пор ты стал заучкой.
  -Я не стал заучкой. - оправдывался я.
   Дым расползался по дому, а Тишенко докурив первую сигарету, сразу же подкурила вторую. Я тяжело вздохнул и укоризненно посмотрел на нее.
  -Короче упаси тебя боже не придти. - Сказала она, ткнув маникюром мне в грудь. - Всю жизнь жалеть будешь.
  -Это почему? - спросил я, посмотрев на Люську.
   Хитрый огонек в ее глазах подразумевал нечто большее, чем приглашение повеселиться. Только вот что?
  -Честно Тишь, зачем я там?
  -Вот придешь и узнаешь. Скажу сразу, оно того стоит.
   Она встала и швырнула окурок на пол.
  -Увидимся на вечеринке, пупсик. - Промурлыкала Люся и быстрым шагом пошла к выходу.
  -Ну хотя бы намекни. - Прокричал я ей вслед, но Тиша либо не услышала, либо не хотела слышать. Дверь за ней захлопнулась.
  -Ну зараза. - Не зло проговорил я и вздохнув, принялся поднимать ее окурки и проветривать помещение.
   Сыграв на моем любопытстве, подруга не прогадала. На следующий день в шесть, я одетый как положено, умытый и причесанный шел к указанному дому, с которого уже раздавались звуки многих голосов, музыки и звона бокалов.
   Я не знал в честь чего было празднество и кто виновник торжества, да это и не важно, как сказала Люся. Такое часто случается. Именинник приглашает знакомую девушку, та тянет за собой подружек, подружки берут с собой своих парней, а парни приглашают еще кого то. В итоге на вечер приходит толпа абсолютно незнакомых людей, которые утверждают что они приглашены. Этот своего рода молодёжный ритуал настолько прижился среди местных, что уже ни кого не смущал. Даже наоборот, старались тащить с собой побольше народу. Кругом новые лица, начинаешь знакомится и вечер проходит не в пример весело.
   Я без стука ввалился в наполненный подвыпившими подростками холл и перехватив на столе бутылку пива, стал пробираться наверх. Люся ждала меня на балконе второго этажа, облокотившись о перила и покуривая "Винстон". Я подошел к ней.
  -Где твой обещанный сюрприз? Зачем я здесь? Тишенко пьяно хихикнула и ущипнула меня за щеку.
  -Терпение киса, терпение. Скоро будет, а пока веселись, пей пиво, наслаждайся жизнью.
   Снизу, под балконом вдруг появился рыжий парень с пирсингом во все лицо. Задрав голову, он стоял под нами и силился сфокусировать свой взгляд на мне. Пьян был в стельку. Разглядев наконец кто из нас Люся, рыжий махнул ей рукой.
  -Короче не скучай Дачник и жди. - Сказала Тишенко и убежала, оставив меня наедине с бутылкой.
   Выпив пиво, я спустился вниз и влился в пьяную массу парней и девушек. Гулянка продолжалась. Ритмичная музыка в стиле хип-хоп сменялась медленной релаксацией, потом шел рок и попса, на которую сейчас переключилась большая часть молодежи. Алкоголь тёк рекой, набирая обороты с пива в пять градусов, до сорокоградусной водки. На заднем дворике слышались крики и звуки ударов, уже кто-то дрался. Из пяти имеющихся в доме спален, четыре были заняты и даже многоголосый шум толпы и музыка не могли заглушить скрип кроватей и томные стоны.
   Часы показывали девять, а Люся не появлялась. Похоже она забыла обо мне и о своем обещанном сюрпризе.
   "А может нет ничего и она просто решила разыграть меня, что ж, это в ее духе. Еще пол часа и иду домой".
   Какой то парень затащил в холл ящик с пивом и все подростки кинулись на него, как рой мух. Мне удалось ухватить бутылочку, с которой я уединился в кресле, за искусственной пальмой в кадке.
   Пошла медленная композиция и представители обоих полов слились в пары, не спеша двигались по залу. Я сонно наблюдал за ними, медленно потягивая пиво. Хмель расслаблял, вытесняя все повседневные проблемы на второй план. Мне показалось, что прошло всего минут десять как я сижу здесь, оказалось больше часа. Уходить теперь не очень хотелось.
   Вдруг я заметил некоторое волнение среди женской половины тусовки, мне стало интересно и я выглянул из-за пальмы. В холл вальяжной походкой заходил Бранио Монтелиано. Он был сыном местного авторитета, итальянца Марио и предметом обожания большей половины женщин нашего города. Любая представительница слабого пола в возрасте от пятнадцати до сорока, хоть раз но мечтала оказаться в объятиях красавчика Бранио.
   Метис по происхождению, он обладал иссиня-черными волосами, которые постоянно щедро смазывал бриллиантином, карими глазами под шикарными ресницами и телом легкоатлета. Бранио знал цену своему ангельскому личику и пользовался этим. Его любили девушки и ненавидели парни. Как только он появлялся в обществе, то все внимание сразу переключалось на него, чем Бранио не мало раздражал как меня, так и других парней.
   Вот и сейчас, он в окружении юных девиц, слащаво скалился и стрелял глазками налево и направо. Его тупые, плоские шуточки, могли вывести из себя и мертвого бегемота, не говоря уже о мужиках. Парни со школы давно мечтали набить смазливому итальянцу морду, чтоб не повадно было девушек отбивать, но связаться с авторитетом Марио, означало либо инвалидность, либо смерть. Поэтому всем приходилось сцепив зубы ждать, когда он уйдет и девчонки обратят наконец внимание на кого-нибудь кроме Бранио.
   Я посмотрел на часы. Двенадцатый час. Теперь, когда Монтелиано здесь, на этой вечеринке делать нечего, поэтому пора линять. Я встал и не спеша пошел к кухне. Там имелся черный вход, через который я хотел незаметно выйти. Привлекать внимание не хотелось, заметь меня сейчас в холле кто-то из знакомых, обязательно уговорили бы остаться.
   Я прогулочным шагом пошел к двери, зорко поглядывая, нет ли на горизонте Люськи. Тишенко просто так не отпустит. Около стены стояли двое парней с параллельного класса. Они пили пиво, зло переговариваясь между собой. Я услышал.
  -Теперь то ему не уйти от побоев, макаронник херов. От взбучки не отвертеться.
  -Давай сегодня, после вечеринки?
  -Давай.
   Видимо Бранио своим появлением, отвлек внимание девушек этих парней на себя, оставив тех в бурлящей ревности и злобе. Как обычно их угрозы были пусты.
   Улучив момент, когда с кухни выйдет толпа людей, я заскочил туда и захлопнул дверь. За столом сидели три пьяных девушки, все с волосами огненно рыжего цвета, и матерясь, резались в подкидного дурачка.
   "Наверно подружки, раз волосы одинаково красят" подумал я и увидел того парня, который увел Люську с балкона. Рыжий блевал над раковиной, не выпуская из рук бутылки с дешевым портвейном.
   Вся кухня была завалена окурками, одноразовой посудой, бутылками и остатками пищи. Тяжкий труд предстоял хозяину этой обители по уборке дома. Не завидую.
   Дверь черного входа была настежь открыта и на пороге спал лысый здоровяк, в обнимку с огромным сенбернаром. У обоих лица были тупы и меланхоличны. Только я хотел перешагнуть эту пару, чтоб поскорей выйти на свежий воздух, как сзади меня за рубашку схватила чья-то рука. Я обернулся и увидел пошатывающуюся Люську.
  -Далеко собрался Дачник? - Ели выговорила она.
  -Люсь, мне правда пора идти, спасибо за вечер.
  -Нет, киса. Мой сюрприз ждет.
   Она крепко ухватила меня за руку и потащила обратно в холл.
  -Я всегда сдерживаю свои обещания. Я обещала тебе сюрприз и ты его получишь.
   Твердила Люся, разгребая ногами останки пиршества. По дороге она похлопала по спине блюющего, рыжего парня и произнесла.
  -Смотри, пирсинг свой не сблюй, придурок. - Тот что-то промычал в ответ.
   В холле Бранио, окруженный девушками, рассказывал очередную "смешную" историю из своей жизни. Девицы прилежно хихикали в нужных местах, чем вызывали дикое раздражение окружающих парней. Люся привела меня в гостиную и поискав кого то мутным взором, воскликнула.
  -О, а вот и сюрприз!
   На диване в одиночестве сидела белокурая девушка. Тиша подвела меня к ней и пробормотала.
  -Знакомитесь, это Леня, это Ольга... - дальнейшее Люся не смогла произнести. Ее желудок заурчал и она икнув, закрыла рот рукой и убежала. А мы ...
  
  5
  
   ... мы стояли и не могли отвести взгляда друг от друга. Ангелочек с небесно голубыми глазами и с личиком, достойным кисти художника и руки скульптора вдруг заговорил.
  -Я давно хотела познакомиться с тобой, но все не решалась подойти, пришлось попросить подругу. Извини, если что не так.
   Теперь то я понял зачем был приглашен и слова Люси
  "Не пожалеешь, если придешь" попали в точку.
  -Да нет, что ты... залепетал я, во все глаза смотря на Ольгу. Красота, раскинувшееся передо мной в лице стоящей девушки, поражала воображение.
   Чувства, овладевшие мной в тот момент, напоминали о Кате с той лишь разницей, что бывшую пассию я боялся и восхищался ей, а Ольгу... Кто не верит в любовь с первого взгляда, катитесь ко всем чертям. Я считал себя человеком не влюбчивым и отметал стабильность или привязанность в отношениях с девушками.
   До этого момента. После Екатерины казалось вообще забыл что такое флирт и либидо, а вот теперь... опять.
   "О Боже, помоги мне!!!" мысленно воззвал я к Господу. Голова кружилась, но не от пива.
   И еще в голове образовалось определение.
   "Сколько в Кате темного и злого, столько же в Ольге светлого и доброго". Это не спонтанная мысль, уверяю вас. Просто иногда встречаешь такого человека, которого казалось давно знаешь и удивляешься, как это мы раньше не познакомились. Контраст белого и черного поразил мое воображение и я конкретно влюбился. Прямо там, в гостиной, отдал сердце девушке, которую увидел пять минут назад.
   Заиграла медленная музыка и погас верхний свет, гореть остались только пара ночников.
  -Потанцуем? - Спросила она шепотом и мы обнявшись, закружились между остальными парами.
  
  6
  
   Не буду утомлять подробностями о дальнейшем ходе событий, для постороннего наблюдателя это скучно. Расскажу кратко.
   В тот вечер на гулянке два человека нашли друг друга. Догадываетесь кто это? Бурный роман начался сразу же на следующий день, когда я понял, что ни дня не смогу без Ольги.
   Это было как наваждение. Частичка света в мрачной паутине моего внутреннего мира, израненного событиями в городе Еноттау. Катя искромсала мне душу своими острыми коготками двуличности.
   Вот она прекрасная незнакомка, вот порождение ада.
   Абсолютное зло.
   Зло которым я восхищался и может быть любил своей особенной любовью.
   Темное поранило меня, а Ольга, она словно целебный бальзам потихоньку исцеляла раны. Уже через неделю прошли кошмары, сон стал спокойней. Я прекратил мучиться в раздумьях "чего Катя хотела от меня", все это отходило на второй план, уступая явному превосходству ангелу по имени Ольга.
   Она со временем вытеснила из меня всю грязь, мрак и ужас, полностью очистив и вся сущность заполнилась ей. Только ей.
   Через месяц ежедневных свиданий, наполненных любовью, страстью и тем щекотливым чувством удовлетворения, когда испытываешь без причинную радость и счастье, я всерьез задумался. Отношения с Олей как будто спровоцировали новое чувство, отличающиеся от юношеской безалаберности, своей стабильностью. Я подумал о браке, хотя понимал абсурдность сей мысли.
   Двадцатого августа я справил свое семнадцатилетние. Погуляли хорошо и в тот день я жалел лишь об одном, что мне не двадцать.
   Предложение Ольге последовало бы незамедлительно, будь я совершеннолетний, но... то, что она меня устраивала во всех отношениях не означало в семнадцать лет можно жениться. Такие браки чаще всего были не прочными. Ольге осенью исполнялось двадцать и она была готова к замужеству. Она, но не я.
   О Кате я уже больше не вспоминал, считая произошедшее неприятным пережитком прошлого, к которому лучше не возвращаться. У меня есть Ольга и больше ничего не надо.
   Почти с первых дней нашего романа, у меня появился конкурент. Бранио Монтелиано собственной персоной. Сын авторитета Марио и предмет обожания всех девушек города.
   Он делал явные попытки отбить мою пассию, причем так откровенно, что брало зло за свою беспомощность. Бранио мог при мне подойти к Ольге и пригласить в ресторан. Я для него был пустым местом, назойливой мошкой, которую он планировал просто прихлопнуть. Ну а что я мог сделать против мордоворотов его папаши, которые постоянно крутились неподалеку. Стоило сделать неосторожное движение в сторону Бранио, как они тут же вырастали за его спиной, угрюмо позвякивая кастетами. К счастью Оля все его приглашения и заигрывания пропускала мимо ушей, чем вызывало у Монтелиано бурю злости и негодования. Он считал себя неотразимым и думал, что никто не устоит перед его обаянием, а тут стена отчуждения. Бранио рвал волосы с досады, но не сдавался.
   Он ждал. Ждал когда я допущу непоправимую ошибку в отношениях с девушкой, дам слабину, обижу чем то и тогда он пойдет в атаку. Выступит в роли утешителя и займет мое место.
   Бранио ждал напрасно. Я никогда не дам повода усомниться в моих чувствах. Уж слишком повезло мне с Ольгой, чтоб терять такой шанс. Второго уже не будет.
   Лето пролетело как всегда быстро и первого сентября все ученики пошли в школу. Утешало, что этот год будет последним для меня, потом институт, но все равно представляя себе девять месяцев за партой, поневоле делалось тоскливо. Ольга училась на юридическом факультете, в одной группе с Бранио, что не давало тому абсолютно никакого преимущества.
   Оля по прежнему оставалась со мной. С утра мы учились, а после обеда она приходила ко мне и время до вечера пролетало мгновенно.
   Осень выдалась дождливой и месить грязь на улице не очень хотелось, поэтому мы чаще всего оставались дома. В разговорах Ольга больше всего допекала меня, что отметки по учебе становились все хуже и хуже. Она помогала мне делать уроки, но бал не повышался. Я пытался ей объяснить, что в школе все мысли витают около нее и на задачки времени не хватает. Ольга смеялась и грозилась заняться моим воспитанием вплотную. Я не возражал.
   Сентябрь кончился, а первого октября родители вдруг заявили, что им необходимо уехать из города.
  -Куда, зачем и на сколько? - Спросил я. Папа складывая в сумку бритвенные принадлежности, ответил.
  -Командировка Лёнь. Жди нас с мамой дней через десять, двенадцать, плюс минус день. Приедем и я тебе обещаю персональный компьютер.
  -Вы оставляете меня одного? - Я не верил своему счастью.
  -Тебе уже семнадцать лет, ты взрослый парень. - Папа хлопнул меня по плечу. - Думаю за две недели дел не натворишь.
  -Сильно не радуйся. - Добавила мама. - Я попросила Ольгу присмотреть за тобой, она постарше и посерьезней.
   Моим родителям сразу понравилась Оля и они всегда были рады ей.
  -Ольга его девушка. - Заметил отец. - Не особо она и будет следить за ним. Ты не считаешь?
  -По крайней мере она не позволит ничего такого, что потом трудно исправить.
  -А куда вы едете? - спросил я.
  -В столицу сын. - папа захлопнул чемодан. - Я оставил тебе денег на всё время, мама приготовила продуктов, вообщем всё, что необходимо.
  -Звонить мы будим каждый вечер. - Сказала мама и они вышли на улицу.
   Через пять минут гул мотора затих вдали. Папина "тойота" еще не успела проехать и километра, как я уже звонил Ольге. Сообщив ей новость о пустом доме на целых десять дней, я пригласил ее и попросил оповестить нашу компанию, что скоро у меня намечаться вечеринка. Повесив трубку, я щелкнул пальцами.
  -Время веселиться настало.
  
  ГЛАВА V
  
   1
  
  2 октября.
  12.35 обед.
  
   Звонок последнего урока отзвенел и с грохотом отодвигая стулья, ученики парно и поодиночке двинулись к выходу. Учитель физики Андрей Ильич, близоруко щурясь, проверял по журналу, все ли сегодня получили заслуженные отметки. Водя носом по странице, он наткнулся на мою фамилию.
  -Дачников! - чуть ли не взвизгнул он. - Задержись на минутку.
   Я находился почти у самых дверей и шанс прикинуться глухим и уйти был. Но Ильич редкостная сволочь и на следующий урок он обязательно влепит "пару" лишь за то, что я сбежал в прошлый раз. Пришлось вернуться.
   Выходящие одноклассники сочувственно улыбались. Весь урок старый физик терзал учеников, вызывая к доске и изводя каверзными вопросами. До моей фамилии он не добрался, потому что вопреки алфавитному порядку, она стояла последней. Я сначала возликовал, хвалясь везучестью, но как оказалось, рано радовался. Теперь Андрей Ильич строгим, пронизывающим взглядом смотрел на меня.
  -Подойди ко мне Леонид. - Приказным тоном проскрипел он, после того как класс опустел. Я медленно подошел к столу и сонно уставился в холодные, голубые глаза преподавателя. Тот оценивающее оглядел меня.
  -Леонид, до тебя сегодня очередь не дошла, но ты не радуйся особо. На следующем уроке будешь отвечать первым, и уж поверь, я все соки выжму из тебя. Ты в курсе, что у тебя уже две двойки по домашнему заданию?
   Я согласно кивнул головой.
  -Если не исправишь к ближайшему занятию, я буду вынужден написать письмо родителям с просьбой побольше времени уделять тебе дома. Пусть они помогают в учебе сыну, раз школа не может дать их в полной мере.
  -Что школа не может мне дать? - спросил я.
  -Знания. Вот что. Я думаю родители найдут способ донести их до твоей головы.
   У меня было желание расхохотаться ему в лицо, но я сдержался. Не нужно усугублять положение. Даже если письмо и дойдет до отца, что вряд ли, тот просто выкинет его, не читая, со словами "Лёнь, завязывай хулиганить, мне жалко бумагу, которую учителя изводят напрасно на эти дурацкие письма".
   Сейчас надо просто показать, что я испуган и угроза Ильича возымела действие, а то еще чего доброго направит в группу отстающих. Те остаются после занятий на два часа и зубрят пройденный материал.
  -Конечно Андрей Ильич, я постараюсь к следующему занятию исправить плохие отметки. Просто вчера лег спать рано, так как приболел и не успел выучить уроки. - заливал я ему робко переминаясь с ноги на ногу. Препод попался и его взгляд потеплел.
  -Хорошо, я вижу ты способный парень, немного усердия и все получиться.
   Я согласно кивал, с тоской поглядывая на настенные часы за спиной физика. Через пять минут встреча с Ольгой в соседнем кафе, а старикан видимо всерьез решил сделать из меня второго Эйнштейна, путем своих нравоучений.
  -Так вот Лёнь, ... хм, - продолжил он и сделал паузу.
   Вдруг мне показалось, что Ильич не просто так меня оставил. Я ему явно для чего-то понадобился.
  -Да Андрей Ильич? - подбодрил я его.
  -Да Лёнь... я хотел спросить... твоя родственница... если ей нужно место в школе, то я хм... могу поговорить с директором...
  -Какая родственница? - удивился я.
  -Ну та, что искала тебя. Она представилась Мариной Сергеевной и сказала что тоже преподаватель. Потом сказала, что приехала к вам, но не застала никого дома, поэтому пришла в школу найти тебя. Неужели не встретились?
   Меня бросило в жар и сердце застучало в два раза быстрей.
  -А к... когда она меня искала Андрей Ильич?
  -Вчера днем, я еще подумал, что такая молодая девушка с преподавательским образованием, легко найдет работу в новом городе. По ней видно, она не из местных...
   Внутри у меня что-то неприятно захолодело и появилась нарастающая тревога.
  -Ну ладно, я пойду. - Залепетал я пятясь от стола. - П... пора искать родственницу, она наверно заблудилась.
  -Иди Лёнь и не забудь о нашем разговоре. Я могу ей помочь с трудоустройством в нашу школу.
   Я выбежал из класса, краем уха услышав на последок фразу, которую физик пробормотал себе под нос.
  -Просто чертовски красивая девушка! Просто чертовски.
   Я бежал по коридору и лицо мое горело. Мозг воспротивился мысли, которая настойчиво лезла в голову, но...
   "...Марина Сергеевна... чертовски красивая девушка... искала тебя... чертовски красивая девушка... "
   Не замечая ничего и никого вокруг, я в страхе бежал домой.
  
  2
  
   Тяжело дыша, я захлопнул за собой дверь. В туфлях хлюпала вода, а брюки были все заляпаны грязью. Я мчался не разбирая дороги, но мысли свои не перегонишь, равно как и страх.
   Дождь, зарядивший с утра, устроил на улице дикую грязь и стаскивая с себя мокрую запачканную одежду, я подумал об обуви, попрактичней моих туфлей. Часы показывали половину второго.
   Я залез под горячий душ и целых пол часа стоял, наслаждаясь теплом и гидромассажем. Мысли огненными волнами пульсировали в голове, не желая осознавать явного.
   "Некто уже ищет тебя" "...чертовски красивая девушка...".
   Тут я вспомнил, что Ольга ждет меня в кафе с часу и пулей вылетел из душа. Не успел я добежать до своей комнаты, чтоб одеться, как в холле зазвонил телефон. На ходу накидывая халат, я слетел со ступенек и схватил трубку.
  -Алё Лёнь, это ты? - Голос показался знакомым, но узнать сразу я не смог.
  -Кто это?
  -Это тетя Нина, Олина мама. - Я облегченно вздохнул.
  -Да, я слушаю вас тёть Нин.
  -Дело в том, что Ольге пришлось неожиданно уехать к бабушке в гости, так как бабушка захворала. Она ждала тебя сегодня в кафе, хотела сказать, но не дождалась.
  -Я знаю, я... был немного занят.
  -Она просила передать, что приедет через три дня. Ещё просила чмокнуть в щёку, но я этого делать не буду.
   Женщина на том конце трубки рассмеялась.
  -Приедет, сама расцелует. Просила передать привет и всё объяснить. Как приедет, сразу позвонит.
  -Хорошо, спасибо теть Нин. - Я опустил трубку на рычаг и спросил себя. "Готов ли ты мужик к приближающейся опасности? Нутром чую, не сегодня, завтра что-то случиться".
  
  3
  
   За окном хлестал дождь и бесновался ветер. Я в махровом халате сидел на кухне за чашкой чая и курил. Все восстановленные клетки нервов, снова начали разрушаться под гнетущем ощущением приближающейся опасности. Ни сигареты, ни валерьянка не могли меня успокоить и хоть на пять минут заставить расслабиться. Я был на взводе.
   Вдруг в дверь позвонили и меня парализовало. Я не мог пошевелиться или что-нибудь сказать.
   "Она!" мелькнула мысль. "Встреть это достойно, мужик".
   Я встал и на негнущихся, от накатывающегося шока ногах, пошел к двери. Звонок требовательно верещал. Одеревеневшей рукой я взялся за ручку и рывком распахнул дверь. На пороге стояла Лиля Кунцева, моя одноклассница, с огромным зонтом в руке, с которого ручьями стекала вода.
  -Тебя не дождешься. - Сказала она, заходя в дом и складывая зонт. - Думаешь приятно там мокнуть?
   Облегчение было поистине всепоглощающе. Появилась сильная слабость в теле и я упал на стул, вздохнув полной грудью воздух. Руки дрожали. Лиля странно посмотрела на меня.
  -С тобой все в порядке Лёнь? Не важно выглядишь.
   Я немного справился с собой и выдал улыбку, хотя сам понимал что она выглядела также естественно, как двадцать три рубля одной купюрой.
  -Заходи Лиль, ты по делу или просто так?
  -По делу конечно, нам некогда, одевайся. - Я удивленно посмотрел на нее.
  -Куда?
  -В Караганду блин, ты что забыл, что в субботу у Ольги день рождения?
   Я хлопнул себя по лбу.
  -От садовая башка! Правда забыл.
  -Вот, вот. Мы решили, что пока Ольга гостит у бабушки, сделать ей сюрприз. Устроим в "Парящем ангеле" вечеринку, накупим выпивки, пригласим друзей, потом под любым предлогом заманим ее туда и оставим одну в темноте.
  -Зачем?
  -Зачем, зачем. - Передразнила Лиля. - Конь в пальто. Она испугается и тут мы включаем свет и ВАУУУ! Друзья, музыка, пиво и все супер! Как тебе?
   Я показал большой палец.
  -Отлично. А зачем сейчас куда то идти? Уже скоро стемнеет и дождь...
  -Лёнь, надо же подготовить там все. Из пацанов у нас там только Васька Шибков и Женька Зверев. Одних гирлянд вешать целую кучу. Мы с девчонками сами не справимся.
   Я кивнул и побежал одеваться. Через десять минут я закрыл дом и мы с Лилей под ее зонтом, весело шлепали по лужам на северную окраину города к заброшенному зданию.
   Гостиница "Парящий ангел" сгорела лет двадцать назад и с тех пор пустовала. Располагалась она на отшибе, с черными, закопченными стенами и с пустыми проемами окон и дверей. Одно время правительство собиралось восстановить ее, но не дошли ни руки, ни деньги.
   Некоторое время назад, подростки облюбовали себе этот богом забытый уголок и по настоящее время молодежь не редко устраивала там вечеринки, считая, что лучше места не сыскать.
   Во первых полная изоляция от города, от соседей, кричащих "сделайте музыку потише" или "не орите, дайте людям поспать" и от органов правопорядка, которые обычно появляться в самый неподходящий момент. Во вторых полная бесконтрольность. Если перепил пива, можно побуянить, в гостинице разбивать было нечего. Можно плевать на пол, бить бутылки об стену и разбрасывать презервативы по углам. Никто слово не скажет. Ори, ругайся матом, забивай "косяк", блюй на пол, делай что хочешь, а это высшее блаженство для подростков.
   Особо рукастые подростки провели в здание электричество, в некоторых комнатах устроили обширных лежаки (сами понимаете для чего) и кое-где поставили двери. Для себя ничего не жалко.
  "Парящий ангел" делился на два крыла и в каждом имелся обширный холл, который использовали для танцев. На кухне ресторана, парни оборудовали старую газовую плиту и сложившись, купили газовый болон.
   Вообще гостиница была хорошо оборудована под особо шумные гуляния.
   До здания мы с Кунцевой добирались с трудом, обходя огромные лужи и грязь, вперемешку с мусором.
  -Танки грязи не бояться. - Кряхтел я, меся ногами вязкую субстанцию, а Лиля словно ничего не замечая, топала дальше. Наконец из наступающих сумерек показался темный и угрюмый силуэт гостиницы.
   Мы вошли через парадный вход в просторный вестибюль. В углу угадывались очертания административной стойки, а за ней комнатка портье. Повсюду висела паутина, валялись горы окурков, банок из под пива и пустых бутылок. На закопченных стенах виднелись тысячи надписей подростков. Признания, имена, прозвище, автографы, тэги, стихи и т. д. Выглядело на редкость романтично и необычно (для тех кто понимает конечно).
   Осторожно, чтоб не измазаться, мы начали подниматься на верх по шаткой лестнице, которая скрипела на все лады под ногами. На третьем этаже Лиля завернула направо и пройдя две комнаты, остановилась около третьей.
  -Мы решили устроить вечеринку в этой комнате. - Указала она на номер. - Здесь почище и проводка нормальная. Заходи.
   Открыв ветхую дверь, я вошёл и с порога закричал всем.
  -Привет, братва! Не скучали?
   Меня обволокла темнота, тишина и затхлость. Лишь только сейчас я понял, что никакой вечеринкой тут даже не пахнет. Почему меня не насторожило отсутствие машин у входа, а ведь если намечается вечер, хоть один, но приедет на автомобиле. Так же мне не показалось подозрительным, что здание полностью темное, тихое и безлюдное.
   Нет. Я слеп. Мысли по дороге сюда были заняты только Ольгой, что ей подарить на день рождение и как получше это преподнести.
   Как последнего дурака меня обманули и заманили сюда, причем столь незамысловатым образом, что сейчас мне впору одеть памперс, сунуть в рот соску и весело агукая, ползать по полу, для полного эффекта.
  -Черт! - Выругался я, поняв обман. Догадаться зачем я здесь было нетрудно.
  -Я привела его. - Раздался голос Лили позади меня. Во тьме щелкнули пальцы и властный рык произнес.
  -Ты свободна, иди. - Обернувшись, я заметил что Кунцова передвигается на негнущихся конечностях, словно в них палки вставлены. Она напоминала зомби из фильма ужасов и шаги ее гулко стучали по деревянному полу как костыли.
   Дверь сама собой захлопнулась и в замочной скважине повернулся ключ, хотя я поклясться мог, что до него никто не дотрагивался. Страх волной накрыл меня, парализуя все тело и заставляя мозг вогнать в кровь огромную порцию адреналина. Разрыв сердца никогда не был так близко. Я знал что сейчас будет. И очень, ОЧЕНЬ ЭТОГО БОЯЛСЯ.
  
  
  
  4
  
   Словно в трансе я смотрел на серый проем окна напротив себя. В нем появился темный силуэт в профиль, который при тщательном всматривании, приобретал до боли знакомые формы. Прямые волосы, носик с горбинкой, капризно изогнутые губы, совершенный профиль.
  "О боже! Это она! Она!!! Екатерина собственной персоны!"
   Мысли бешено заметались в черепной коробке в поисках укромного местечка, чтоб спрятаться, лишь бы не вступать в контакт с этим злобным существом в женском обличии. По спине бежал холодный пот, тело дрожало, перед глазами поплыли круги.
   "Господи, сейчас бы упасть в обморок, а очнуться где-нибудь в Бразилии".
   Меня околдовывали, я это чувствовал. Все ощущения сейчас были аналогичны тем, что я испытывал в первый день при нашей встрече, в кафе. Тот же полувосторг, полустрах к чему примешивалась еще и ненависть от увиденного в ее доме. После маленькой демонстрации сил, жертвой которой стал Коля Тимченко, все чувства, которые хоть немного были приближены к любви и симпатии, растворились, даже больше, перевоплотились в обратное. Но то дикое, безумное восхищение ее красотой осталось, хоть и значительно поблекло.
   Ступор прошел, чего нельзя сказать о страхе и я сделал шаг по направлению к Кате. Света с улицы не хватало, чтоб рассмотреть ее лицо и мне показалось... что она улыбается. Катя повернулась так, что свет упал ей на лицо. Нет, ошибки не было, она действительно улыбалась и довольно дружелюбно.
   Я ожидал чего угодно, только не такой реакции. В какой то момент мне показалось что вся магия, злость, жуткие явления, странная музыка и ходящие статуи, всего лишь иллюзия, созданная моим воображением, чтоб оправдать свой уход от Кати. Поразвлекся и сбежал, а совесть заглушил выдуманной историей о убийствах и колдовстве, якобы совершенные девушкой.
   Создал картину "я хороший, она плохая" и сам в нее поверил. Круто. Катя все с той же улыбкой, источающей теплоту и любовь протянула мне руки, приглашая обнять, а я в растерянности не знал что делать. Шагнув к ней, мне удалось неловко обхватить ее за талию и мы прижались друг к другу. В нос ударил запах духов, одежды, тела, такой знакомый и близкий.
   Сейчас мне хотелось заплакать от стыда за все свои беспочвенные обвинения и попросить прощение... как вдруг спину пронзила адская боль. Катя обняв меня, просунула руки под рубашку и выпустив когти, прочертила от лопаток до поясницы, пять кровавых борозд.
   Закричав, я отпрянул. Вся иллюзия ее невиновности сразу пропала, на его место пришел прежний страх и ненависть. Лицо Екатерины резко преобразилось в злобную маску.
  -Сволочь! Мерзкая бесхребетная сволочь! - прошипела она. Ее глаза начали наливаться потусторонним, оранжевым цветом и вскоре два горящих уголька, буравили меня.
  -Кать, я ... - пробормотал я дрожащими губами.
  -Ты уехал, убежал от меня как последний ублюдок! Переспал и смылся...
  -Я хотел только...
  -Ничего ты не хотел! Разве только ублажиться и слинять поскорей! Ты слабак! Вместе мы могли перевернуть мир и как только я начала посвящать тебя в высшее из учений, ты убежал!
   Катины пальцы ритмично сжимались и разжимались.
  -Тебе была оказана честь вступить в наши ряды высокоразвитых людей, за которую многие жизнь отдают, а ты не только не оценил оказанное доверие, но и наплевал сверху, типа "оно мне не надо".
  -Нет подожди, ты не правильно поняла...
  -Заткнись! - закричала она. - Мне не нужны твои оправдания, они все равно не помогут!
   Воцарилась тишина и некоторое время мы гипнотизировали друг друга. Наконец Катя прорычала.
  -Если ты думаешь, что вот так просто сможешь взять и исчезнуть мальчик Лео, то глубоко ошибаешься. Взялся танцевать с дьяволом, держись до конца танца.
   Что-то в ее голосе и тональности ещё сильней испугало меня. Последняя фраза явно подразумевала двойной смысл.
  -Ч...что ты имеешь в виду? - прошептал я. Катя зловеще усмехнулась и ни слова ни говоря, подняла подол своего черного платья. Подобно гигантской лавине, ужас обрушился на меня когда я увидел... ЭТО!
   В голове словно стекло, разбилось в дребезги на миллионы осколков все мысли, планы и мечты. И когда до сознания полностью дошло, ЧТО именно ожидает меня в последующие дни, месяцы и годы, я чуть не сошел с ума.
   Над полоской черных трусиков Кати, обозначился кругленький животик.
  
  5
  
   "...Теперь мы навсегда вместе! Слышишь, навсегда... НАВСЕГДА..."
   Эти слова гулко отдавались эхом в голове, когда я проснулся утром. События вчерашнего дня, тотально повернули мою жизнь в иное русло, превратив её из светлой и полной надежд, в мрачную и бесперспективную.
   Как хотелось списать все на очередной кошмарный сон и встав, пойти в школу... но... Реальность и есть самый страшный кошмар, из которого не просыпаешься.
   В душевой шумела вода, значит Катя проснулась раньше. В памяти всплыл вчерашний разговор, после того как я узнал, что скоро буду отцом.
  -Теперь мы навсегда вместе! - сказала Катя, опуская платье и удовлетворенно улыбаясь. - Сейчас мы пойдем к тебе домой, знакомиться с родителями. Ты обрисуешь им ситуацию и скажешь, что я буду жить у тебя. Я специально заманила сюда, чтоб поговорить без помех Лёнь, так как у себя дома, ты мог просто не пустить меня на порог.
  -Я... нет... - забормотал я. - ... а как же Лиля Кунцева?
  -А, эта дура. Всего лишь марионетка в моих умелых руках.
  -Так значит это ты искала меня в школе и назвалась Мариной Сергеевной?
  -Да я. Искала адрес, но потом побоялась сразу идти к тебе домой. Неизвестно как твои родители отреагировали бы на мой приход.
  -Они тебя в лицо не знают. - сказал я.
  -Ну и что? Уверенна, ты им наплел, что-нибудь про меня.
   Я отрицательно покачал головой. Катя усмехнулась.
  -Тогда еще лучше.
  -А зачем ты сказала Ильичу, что ты преподаватель?
  -Надо было разговорить старикана. Он после десяти минут разговора со мной, весь млел, а когда я уходила повиливая бедрами, уверена спустил прямо в трусы. - Катя засмеялась. - Потом я встретила твою одноклассницу и немного обработав ее, заставила тебя привести сюда.
  -А что с ней дальше будет?
  -Ничего. Просто на утро ничего не вспомнит и очнувшись, будет жить как раньше.
   Катя поежилась и произнесла.
  -Ну все, идем домой к маме с папой, а то прохладно здесь.
   Она открыла дверь и вышла в коридор. Я последовал за ней.
  -Родителей сейчас нет в городе, они в командировке.
  -Ничего, подождем. Я все равно у тебя жить буду.
   Мы спустились в холл и вышли на улицу.
  -Да кстати... - обернулась Катя ко мне и пронзительно смотря в глаза. Там в глубине её зрачков вспыхнул оранжевый свет. Немного затянувшееся пауза испугала.
  -Ты завтра же напишешь письмо этой своей белобрысой суке, с известием о том, что вы расстаетесь.
  Я окаменел. "Откуда она узнала об Ольге?"
  -Я не позволю всяким там девицам вставать между нами. С этого момента ты весь и полностью мой, а эту Ольгу пошли к чёрту в грубой форме, чтоб даже мысли не было выяснять причину и пытаться тебя вернуть.
   Меня затрясло от злости, кулаки сжались до боли в пальцах.
  -Я никогда не сделаю этого. - Процедил я, в упор смотря на Катю. Та хмыкнула и отвернувшись, бесстрастно сказала.
  -Можешь не говорить, но тогда с ней случится несчастье. Помнишь Колю Тимченко? Пусть он будет наглядным примером.
   Домой мы пришли в восемь часов и сразу легли спать. У меня началась мигрень.
  
  6
  
   Целый день лил дождь и грохотал гром. Погода бесновалась под вспышками молний, на улице не было ни души. Мы с Катей сидели в спальне по разным углам и молчали.
   Она на кровати с журналом, а я за столом, с ручкой в руке над девственно чистым листом бумаги. Пока еще чистым. На нем нужно было написать всего пару фраз, имя и адрес, но сочетание слов без ножа резали по сердцу, заставляя его истекать кровью и болезненно ныть. Душа разрывалась на части.
  -Побыстрей Лео, почта скоро закроется. - Жёстко сказала Катя с кровати.
   Я со всей силы сжал челюсти так, что зубы заскрипел от злости, но сдержал выплеск ярости. Рука заморожено застыла, сжав ручку, внутри все воспротивилось требуемому.
  -Дай я, слабак! - закричала Катя соскочив с ложа и направившись ко мне. Выхватив ручку, она быстро написала на бумаге.
  "Ольга, я больше не хочу с тобой встречаться, так как понял, что мы абсолютно разные люди и не подходим друг другу. Лучше будет, если мы больше никогда не увидимся. Не звони". и подпись "Леонид Дачников".
  -Напиши адрес этой Ольги на конверте и распишись.
   Прорычала Катя, кинув мне авторучку. Я обнаружил, что подчерк один в один совпадает с моим. Медленно, насколько это возможно, я подвинул к себе лист и занес ручку. В горле встал ком, уголки глаз защипало.
  -Быстрей давай! Встречаться и все ей объяснять ты не будешь, письма достаточно.
   Катя зло сверлила меня глазами.
  -БЫСТРЕЙ! - закричала она. - А иначе я сделаю с ней то, что с этим гребанным Домовым! Превращу ее в мешок с дерьмом!
   Комок в горле провалился и я заплакал. Горькие слезы падали на письмо, оставляя темные точки. Катя закатила глаза и вздохнула.
  -Только давай сопли не будем распускать? Поставь свою подпись, чтоб правдоподобно выглядело и я отнесу письмо на почту. Завтра она получит послание и ты её больше никогда не увидишь, тряпка!
   Глотая от обиды слезы, я расписался и протянул лист ей. Катя схватила его и торжественно улыбнувшись, начала одеваться. Я никак не мог успокоиться. Слёзы душили меня.
  -Угомонись сопляк! - Бросила она мне. - Мир не любит нюней. Разнылся из-за какой то суки.
   Чтоб сдержаться и не ударить ей по лицу, я собрал всю волю в кулак и сжал пальцы, до боли вонзив ногти в ладони.
  -Я скоро приду. - Сказала она выходя из комнаты. - Смотри не умри здесь от горя.
   Дверь захлопнулась, а я не в силах сдержаться от накатившей боли и обиды, спрятав лицо в ладонях, заплакал ещё сильней..
  
  7
  
   Когда через пол часа Катя вернулась, я уже успокоился и приготовив кофе, сидел на кухне. Она зашла в комнату и села сбоку стола. В её глазах я прочитал умиротворенность.
   Время от времени по моему телу пробегала дрожь, то ли от перевозбуждения, то ли от все того же страха перед гнетущей неизвестностью. На языке вертелись вопросы, задать которые я не решался. Екатерина налив в чашку сливок и насыпав сахару, пошла к кофеварке.
  -Ты правда ведьма? - Выпалил я, ожидая реакции. Катя удивленно посмотрела на меня.
  -Можешь назвать и так, но среди контингента людей, в кругах которых я живу, есть иное определение.
  -Какое же?
  -Найджелл. Человек, одаренный духовно, обладающий скрытой внутренней силой, зачастую раскрытой, стоящей на ступень выше обычных людей на эволюционной лестнице. Мы следующие поколение.
  -Сверхлюди значит?
  -Как хочешь, так и называй. - Она налила себе кофе и села, задумчиво созерцая распятие на стене. Я внутренне напрягся. Терзающий вопрос вырвался наружу.
  -А магия, настоящая магия присутствует... как ты говоришь, в вашем учение?
  -Не вся. Лишь некоторые ее проявления. Магия до сих пор не изучена полностью и держать под контролем эту огромную силу не просто. Мы используем лишь крохи, которые познали и поэтому они безопасны, но даже этот мизер ставит нас намного выше смертных.
   Катя презрительно покосилась на меня.
  -Если ты в своей наивности думаешь, что я боюсь чеснока или там серебра, святой воды или распятия, то глубоко заблуждаешься. Не верь голливудским фильмам и мистическому чтиву, все это чушь собачья, хотя не все легенды врут.
  -Я не понял, так ты что... бессмертна?
  -С чего ты взял?
  -Ты сказала "среди вас смертных".
   Катя отпила кофе, потом задумчиво произнесла.
  -Это духовное бессмертие. Если простой человек умирая отдает душу Богу или Дьяволу, то мы подвержены реинкорнации. После смерти наши души вселяются в новое обличие и так продолжается до бесконечности.
   Главный вопрос, который я хотел задать был уже не далеко.
  -У меня есть сведения, - начал я, медленно выговаривая слова - что ведьмы, или как вас там, не должны терять невинность, чтоб не отвлекаться от основного занятия т. е. магии. Если же она лишиться девственности, то только исключительно из весьма выгодных ей соображений, отталкиваясь от самого заветного желания. - Я перевел дыхание.
  Катя внимательно слушала, нахмурив брови, а я продолжал.
  -При половом акте, ведьма теряет большую часть своей силы и если она идет на него сознательно, то знает, что после все окупиться. Идет ради основной идеи. - Я замолчал.
  Екатерина допив кофе, отодвинула чашку и произнесла.
  -Я не знаю где ты это вычитал, но почти все правда.
  -Почти?
  -Кроме силы. Мы теряем не большую часть, а лишь способность изучать магию дальше. Потеря невинности останавливает процесс самоусовершенствования и не более.
   Мы замолчали. Разговор достиг финала.
  -Я хотел спросит... - начал я.
  -Я слушаю. - В голосе Кати звенела сталь.
  -...РАДИ ЧЕГО ТЫ ОТДАЛА МНЕ СВОЮ ДЕВСТВЕННОСТЬ? ЗА КАКУЮ ИДЕЮ?
   Зловещая тишина заполнила кухню, неприятно давя на мозг. Мы смотрели друг другу в глаза, я выжидающе, она торжественно и мы словно соревновались, кто первый отведет взгляд. Я проиграл.
  -Я ждала этого вопроса и я отвечу. - Катя встала и в момент ее глаза превратились из обычных, серых, в две огненные бездны. Даже электрический свет в комнате померк, рядом с потустороннем свечением, исходящим от нее. На улице прогремел гром.
  -У каждого Найджелла в начале пути есть одно особо важное испытание. - Начала она с мрачной торжественностью. - Встреча с Оракулом. Оракул предсказывает каждому свой путь, по которому Найджеллу предстоит пройти до конца и выполнить определенную миссию. Мы делимся на касты и кланы и у каждого свое индивидуальное призвание.
   Последовала продолжительная пауза, в течении которой Катя словно бы росла. Казалось, она огромной черной тенью теперь нависла надо мной и лишь два оранжевых огонька-глаза горели среди тьмы ее фигуры.
  -Оракул предсказал мне, что я рожу сына, равного по силам магии которому не будет целые столетия! Он станет великим темным магистром и оставит след в истории человечества как абсолютный сын зла! Вот моя миссия! Вот ради чего я пошла на контакт!
   Сверкнула молния и в мгновении ока все стало обычным. Мы с Катей сидели за столом на кухне и пили кофе. За окном выл ветер и дождь барабанил по стеклам, создавая причудливую музыку природы. Я хотел все услышанное только что, списать на разыгравшееся воображение, как Катя сказала.
  -Я долго искала человека, который способен зачать сиё божество в моем чреве, а потом появился ты.
   Челюсть онемела, но я смог прошептать.
  -Почему я?
  -Даже не спрашивай, я не знаю. - Катя налила себе еще кофе. - Мой выбор был уже предопределен и в один момент, некое провидение указало на тебя. Моя задача заключалась в том, чтоб приворожить выбранную жертву и склонить ее в свою сторону, т. е. посвятить относительно миссии. По идее ты Лёнь, должен был понять суть идеи и присоединиться ко мне, но... ты оказался слаб. Не беда, свою часть в моей миссии ты выполнишь, хочешь ты этого или нет. Твой побег, был всего лишь отсрочкой от основного призвания.
   Меня обуяли сразу несколько чувств: злость, ненависть и ужас. Злость на несправедливость в мире
   "ПОЧЕМУ Я?!"
  Ненависть к этому гребанному проведению, указавшее именно на меня!!!
  И ужас...
  Я ОТЕЦ СЫНА, ИМЯ КОТОРОМУ АБСОЛЮТНОЕ ЗЛО!
  -Мы с тобой Леонид воспитаем и вырастим мальчика. Подготовим почву под его дальнейшие учения и когда он достигнет зрелости, проведем ритуал. Ты даже не представляешь, какой чести мы удостаиваемся.
  -Какой еще ритуал? - Спросил я, чувствуя дурноту от происходящего.
  -Ритуал посвящения нашего сына в черные магистры. В тот день откроются врата Ада и сам повелитель ненависти, его величество Мефистофель сойдет на землю для черной мессы. Апокалипсис уже не за горами и мы будем его первые свидетели.
  -А потом что? Будем купаться в лучах его могущества? Рядом с троном магистра? - Язвительно спросил я. Мне стало вдруг как то безразлично будущее. Какая разница когда я умру, сейчас или через сто лет. Апатия, вот моя подруга до конца дней, а пессимизм будет лучшим другом.
  -Нет. Мы с тобой умрём во время ритуала. И сказано в пророчестве, "агнцами станут кровь и плоть мессии".
   Все это Катя сказала торжественным тоном, словно речь шла о нашей с ней коронации.
  -Но Кать! - я соскочил с места. - Я не хочу умирать! Зачем же тогда вообще рожать его, если он убьет нас? Вот сейчас аборт... - я не договорил.
   Катя взвилась как ужаленная и сквозь зубы прошипела мне в лицо.
  -Слышишь ты! Жаль, что мои силы не распространяются на тебя, иначе я истребила и уничтожила бы твою жалкую душонку с самого начала и превратила в зомби, подобно Кунцевой или Крюка с его отморозками.
  Мы избраны стать родителями величайшего человека после Христа! Темного мэтра и ничто и никто не переубедит меня поменять свое решение, а тебя никто не спрашивает! Ты червь, марионетка в руках великих сил, так что заткнись и подумай как представишь меня своим родителям, я не хочу выглядеть как...
   Дальше я не слушал. Все мое тело наполнил жар, а в мозг подобно раскаленному клину, вонзилась мысль.
  "...мои силы не распространяются на тебя..." вот оно!
   Я не знал по какой причине Катина магия не могла действовать на меня, но это было не важно. Важно одно! Я в безопасности от ее колдовских штучек, интересно, а можно ли это преимущество как-нибудь использовать?
   Затеплилась надежда на светлое, прекрасное будущее, а где то вдалеке, пока еще в туманной дымке, начала сформировываться идея.
  
  
  ГЛАВА VI
  
   1
  
  6 октября.
  18.00 вечер.
   Вечер, такое время суток, когда из всех настроений, более приемлема тоска. Если звездная ночь располагает к романтике, дождливый день к грусти, а прекрасное утро к счастью, то окончание дня по моему самое гадкое время.
   Незатихающая тревога травмировала и так уже изрядно израненную душу.
   "Как я расскажу родителям о Кате, вернее как я им это преподнесу? И как они отреагируют?" Кругом одни "как" и не одного толкового ответа. Не очень приятно осознавать, что ты теперь обязан девушке, которую поставил в неловкое положение, а если учесть, что у нее в скором времени родиться некто или нечто, способное перевернуть мир посредством зла и ненависти, то пессимистичное настроение гарантировано до скончания дней.
   И ладно бы я был виноват во всем, ан нет. Волею судьбы какое то там проведение выбрало меня в роли отца великого магистра, ничуть не беспокоясь за мою личность и жизнь. И что же, придется вот так, словно овца подчиниться? До ужаса неохота, но выхода пока я не вижу.
   Мы с Катей сидели в зале перед телевизором и смотрели тупое, музыкальное шоу, где мужик в ковбойской шляпе пел еще более тупую песню о "детях прерий".
   Неловко перебирая струны гитары, он затягивал фальцетом.
   "На зака-а-ате, на зака-а-ате, нас всех схва-атят, всех повя-а-ажут".
   Я краем глаза посмотрел на Катю. Неужели ей это интересно? Та внимательно наблюдала, изредка усмехаясь, когда жирный ведущий отпускал очередную плоскую остроту в адрес участников шоу.
   Мужик в ковбойке допел казалось бесконечную песню и ушел под жиденькие аплодисменты. На экране появился тощий хлыщ, с болезненного вида лицом и скобами на зубах. Он гнусавым голосом начал читать Онегина, отвратительно шмыгая носом. Катя сидела как изваяние, поджав под себя ноги. Взгляд был устремлен в телевизор.
  -Кать... - начал я, еще даже не зная, что скажу дальше. Та медленно повернула голову и вопросительно посмотрела на меня.
  -Давай займемся чем-нибудь? Телевизор круглыми сутками смотрим. Надоело. Свихнуться можно.
  Катерина неприятно улыбнулась.
  -Чем ты хочешь заняться, котик? - промурлыкала она. - Сексом?
   Внешне я остался спокоен, зато внутри аж передернуло от отвращения.
  -Почему обязательно сексом? Есть масса других игр подвижного характера с элементами умственной гимнастики. А еще...
  Договорить я не успел, Катя перебила меня.
  -Если хочешь, сам скачи по дому как больной, а я берегу нашего ребенка.
   Она ласково провела рукой по животику. Я взбесился, но сжав зубы, встал и молча направился на кухню. Катя следила за мной с сумрачностью и подозрением. Зайдя на кухню, я открыл холодильник и достал бутылку пепси. Открыл, но пить не стал, задумавшись, смотря на пену, лезущую из горлышка.
  "Неужели жизнь кончилась?"
   Теперь мне придется все время тратить на то, чтоб Катя жила в удобстве и комфорте и нормально родила. В принципе, как только ребенок станет совершеннолетним, я могу с чистой совестью покинуть семью и зажить счастливой, полной приключений жизнью. Но это очень долго ждать придется.
   Месяцев через семь или пять она только родит... потом пойдут годы, когда я буду вкалывать на работе с утра до ночи, чтоб мой сын имел сухие пеленки и нормальную еду, потом воспитание, детсад, школа... лишь только лет через двадцать, я могу быть свободным.
   Весело. Мне тогда уже будет около сорока и я вряд ли брошу семью в таком возрасте. Привычка знаете ли.
   А то что Катя говорила на счет ритуала, и нашего с ней заклания, я всерьез не воспринимал.
   "Щас!!! Ждите. Приду тупой овцой на бойню и сдохну под ритуальным ножом под вопли одуревших сатанистов. Бред какой то. Кстати забавная у нас семейка получиться: мать ведьма, сын тёмный мессия... и я. Лопух, волею проведения втянутый в потустороннюю разборку.
   Опять весело, только смеяться не больно хочется. Что-то подсказывало мне в глубинах интуиции, что как только придет время, когда надобность в моей персоне отпадет, я буду ликвидирован как лишний свидетель. Свидетель чего то запредельного в реальном мире.
   Не знаю галлюцинации это или нет, но я подсознательно улавливаю негативные сигналы, идущие из чрева Кати. Кто-то шептал мне в ночной тишине
   "...я иду...иду...и ты умрешь неверный".
   Бред? Не думаю. После каждого такого ночного шептания, появлялись дикие мигрени и из носа шла кровь. Жутко.
   О Боже, как я скучаю по Ольге. Пока письмо еще шло, я в тайне от Кати раза три пытался дозвониться Оле, чтоб вкратце обрисовать ситуацию и сказать, что письмо меня ВЫНУДИЛИ написать и все три раза ее мама говорила что дела задержали Ольгу у бабушки и приедет она со дня на день.
   Я дико боялся, что письмо опередит мой звонок и Ольга поймет все неправильно, эта мысль прямо изводила меня.
   Смотря на пузырьки, которые лениво оседали на стенках бутылки, а потом поднимались вверх, я подумал
   "Жаль что тут пепси, а ни пол литра водки. Забыться бы, напившись до чертиков".
   Больше всего сейчас хотелось побиться головой об стену, а потом сесть на пол и громко завыть на луну. Приедут санитары, заберут меня в психушку далеко далеко... от всего этого дерьма.
   К сожалению это не выполнимо, а вот напиться, это... вполне осуществимо.
   Сунув бумажник в карман, я накинул куртку и быстрым шагом пошел к двери. Катя вышла из зала и несколько обеспокоено посмотрела на меня и лишь у самого входа спросила.
  -Куда это ты, на ночь глядя?
  -Не твое дело. - Отрезал я, потом язвительно добавил. - Сиди и береги своего ребенка. -
   Хлопнув дверью, я вышел в прохладную осеннюю ночь и услышал как Катя крикнула с холла.
  -Нашего ребенка Лёнь, нашего!
  Сжав зубы и поскрипев ими от безысходности, я направился в сторону ближайшего бара "Лунная ночь". Переступив порог заведения, я понял что попал как раз в нужное место. В зале было накурено и очень многолюдно. Музыку несущуюся из колонок, перекрывал гул пьяных голосов посетителей. Здесь можно затесаться в толпу и тогда никто не обратит внимание на мою семнадцатилетнею внешность и отпустит спиртное. Главное прикинуться одним из них. Одним из составляющего этого пьяного общества. Разлохматив волосы и сделав лицо "нетрезвого плохиша", я сел на круглый стульчик около бара.
  -Эй мужик, мне грамм сто водки и лимона. - Крикнул я бармену, стараясь изменить голос ближе к грубому и пьяному. Молодой парень в бабочке и жилетке, уже изрядно задерганный, моментально исполнил мою просьбу, даже не взглянув в лицо. Дав немного ему на чай, чтоб не привлекать внимание, я занялся водкой.
   Первая рюмка ушла в два залпа без лимона и я сразу заказал повтор. Второй раз парнишка-бармен обратил на меня внимание, когда уже налил спиртного.
  -Парень, а тебе сколько... - начал он, но тут с другого конца барстойки затребовали пива и он махнув рукой, убежал. Вторую рюмку я растянул на три глотка и долго еще живал лимон. Наступило долгожданное блаженство. Голова тихо кружилась от выпитого и было на все наплевать. На Катю, на ребенка и вообще мысли разбежались, оставив мой мозг отдыхать.
   Немного заплетающимся языком я в третий раз крикнул бармена, как вдруг передо мной вырос небритый мужик в помятом, но дорогом пиджаке. Дохнув перегаром, он произнес.
  -Парень тебе сколько лет?
  -Двадцать один. - Пробормотал я.
  -А по моему тебе не больше семнадцати. Давай, вали отсюда, пока я не позвонил твоим родителям или в милицию, чтоб тебя забрали. Мы малолеток не обслуживаем.
  -А кто вы собственно? - Спросил я храбрясь. Алкоголь делает поистине потрясающие вещи. Трезвым я бы никогда так не сказал.
  -Я администратор заведения и тебе уже хватит на сегодня, иди по хорошему.
   Я хотел было возмутится, но подумав, решил что уж лучше сам выйду, чем меня вытолкнут за шиворот на глазах у всех.
  -Хорошо. - Сказал я. - Еще рюмку и ухожу.
  -Нет. - Отрезал небритый и многозначительно хрустнул костяшками пальцев. Тут мне на плечо упала рука. Я вздрогнул, а голос за спиной громко сказал.
  -Да ладно тебе Иван, он свой. С нами пришел.
   Я оглянулся и увидел Костю.
   Константин Дьюрин, по прозвищу Куба, являлся лучшим другом Бранио Монтелиано, можно сказать его правая рука. Год назад мы познакомились в пионерском лагере и с тех пор часто общались. С недавнего времени, а точнее с двадцать девятого июля, когда произошло мое знакомство с Ольгой, Костя начал избегать контактов со мной по понятной причине. Мы с Бранио стали активно конкурировать из-за девушки, а Куба естественно встал на сторону влиятельного друга. Трений между нами не возникало, но общение стало более чем прохладным. Сейчас меня очень удивило его дружелюбие.
  -Пойдем за наш столик, Дач. - Пригласил Костя, похлопывая меня по плечу. Администратор Иван мрачно посмотрел на нас, но промолчал.
  -Спасибо что вытащил из щекотливого положения. - Сказал я, когда мы пробирались сквозь наполненный людьми зал, в угол.
  -Не за что. Мы же друзья. - улыбнулся Куба.
  -Но ты... - мне хотелось спросить про Бранио и про наши напряженные отношения, но Костя махнул рукой.
  -Это ваши с Бранио дела, меня они не касаются.
   Я успокоился. Мы сели за угловой столик, заваленный пустыми бутылками и окурками.
  -Знакомься Лёнь. - сказал Куба указывая на двоих парней и девушку, которые подошли к нам с танцплощадки.
  -Это Лёха Черный, Максим Тучков по прозвищу Туча и единственная представительница слабого пола среди нас, Кристина.
  -Зови меня Клэр. - Сказала девушка, присаживаясь сбоку. Оба парня сели напротив.
   Я внимательно к ним присмотрелся. Черного и Макса узнал сразу, они были мелкие сошки из банды Монтелиано, а вот девицу видел впервые.
  -Официантка! - Крикнул Куба в глубь зала. Девушка с усталым взглядом появилась у него за спиной.
  -Чего надо? - Не очень вежливо поинтересовалась она.
  -Уберите наш столик и принесите водки с пивом. - Сказал Костя.
  -Да и бутербродов с сыром погрейте. - Добавила Клэр. Девица в фартуке исчезла, а Макс вдруг обратился ко мне.
  -В карты играешь?
  Я кивнул и увидев как Клэр прикуривает сигарету, попросил одну. Хмель, который накатил на меня от двух рюмок, выпитых около бара, выветрился и теперь болела голова.
   Макс достал из внутреннего кармана своего пиджака колоду карт и я обратил внимание на его одежду. Тёмно-бардовая тройка, жёлтая рубашка и галстук в тон костюму явно стоили недёшево. На руке сверкали Ролексы. Куба щеголял в чёрном костюме с пёстрым галстуком и всё время позвякивал ключами от машины с брелком Мерседеса. Не думаю, что он просто рисовался. Чёрный не отставал от друзей. Дорогой, бежевый костюм и чёрный галстук, он носил непринуждённо, словно это были вещи купленные на рынке.
   "Они что, в гангстеров играют?" подумал я. Одна Клэр, облачившись в джинсовую мини юбку и красный топ, была ближе к публике вокруг.
   Макс, Черный и Куба выделялись как белые вороны. Столик очистили от бутылок и пепельниц и накрыли снова.
  -Выпьем? - Предложил Куба и все взялись за рюмки. - За знакомство! - Произнёс он и опрокинул рюмку в рот.
   Я последовал его примеру. Закусывая водку бутербродом, я размышлял о странной детали, не укладывающейся у меня в голове. Несомненно, все сидящие за столом, исключая меня, были членами банды Монтелиано. У Кубы, Макса и Черного вид был холеный и ухоженный. Что касается Клэр, то загар, лежащий на ней, явно стоил недешево, да и часики если не ошибаюсь золотые. Скажите какого чёрта они делают во второстепенной пивнушке, когда им место в лучшем ресторане или ночном клубе города? Не понятно. Может у них так принято, надеть лучшие костюмы, драгоценности и засесть в дрянном баре, чтоб показать народу "вот они мы!" Каждый развлекается как может.
   Решив больше не забивать себе мозги размышлениями, я налег на дармовое спиртное. По изначальному плану, домой я прихожу на автопилоте, так не будем же его рушить. Мы выпили по третей.
  -Так что, в картишки сыграем? - Предложил Макс.
  -А почему бы и нет. - Согласился я, уже изрядно захмелевший. - Вот что я вам скажу друзья! Запивать водку пивом, гадкое для желудка дело!
   Куба захохотал.
  -Да ладно тебе Дачников. Организм молодой, всё переварит. Давай я тебе ещё водки подолью.
   Из середины зала донёсся звон разбитой посуды и сдавленный крик. Какой то парень сползал на пол, из его головы текла кровь.
  -Круто здесь. - Хмыкнул Чёрный. - Надо сюда почаще заходить.
  -Вы здесь первый раз? - Спросил я. - И что привело вас сюда?
   Чёрный немного замялся и его опередил Куба.
  -Любопытство. Знаешь Лёнь, иногда надоедают все эти клубы и рестораны. Хочется быть поближе к простому народу.
   Я подумал, что где-то я эти слова уже слышал, но где? Макс раздал всем карты и ловко выпил свою рюмку водки.
  -Начали господа. Делаем ставки.
  -Какие ставки? - Спросил я.
  -Ты что, на интерес снами решил сыграть? - Промолвила Клэр. - Или на раздевание? Деньги есть?
  -Я могу тебе одолжить, если что. - Откликнулся Куба, но я отказавшись, достал бумажник.
   Родители перед отъездом оставили мне довольно много наличных денег. Они учитывали все время, что будут в командировке и рассчитали, чтоб я ни в чем не нуждался. Почти все деньги сейчас покоилось в пухлом кошельке.
   Игра началась. Покер я освоил благодаря другу Васе Шибкову, а так как был прилежным учеником, парням Монтелиано приходилось иметь дело с сильным игроком.
   В голове шумело, но одно я понял точно, сегодня карта идет в руки. Первые три кона я взял без особых усилий, а вот на четвертом пришлось попотеть. Черный неплохо блефовал. В итоге все забрала Клэр, со своим пиковым стритом. Последующие два опять забрал я, под хмурыми взглядами партнеров.
   Вокруг шумела музыка, кто-то дрался, орали, матерились, заказывали пиво, а я плавал в блаженной неге везучего игрока и алкогольных парах. Через каждые две партии мы выпивали по рюмке водки и запивали пивом, а после восьмой наступило опьянение.
   Мне казалось, что я куда то улетаю, голоса парней слышались как из колодца, карты плыли из рук.
  -Дачник, ты в порядке? - Услышал я голос Кубы, доносившийся словно с другой планеты.
  -Все в... в поряде. - Проблеял я онемевшими губами, силясь разглядеть, что же у меня в руках, помимо бутылки пива и карт. Оказалось, что это грудь Клэр. Сбоку хихикнули и меня шлепнули по руке.
  -Да он хам! - Засмеялся кто-то. В моей руке сама по себе появилась рюмка водки, которую я не раздумывая выпил. Сразу же появилась другая.
  -Давайте сыграем последний кон и по домам. - Сказал Чёрный. - А то чувствую без штанов останусь сегодня. Не идёт карта.
   Клэр сунула мне под нос бутерброд.
  -Съешь, а то уснёшь сейчас.
   Пока раздавали карты, я жевал, стараясь вспомнить когда и где я встретил Кубу.
   Игра пошла и всей моей собранности хватило только на то, чтоб сыграть и не упасть на пол. Весь мир качался. С трудом различая карты, я сказал.
  -Уд... удваиваю ставку. - У меня сидели три туза и две шестерки. Неплохая карта. Если придет еще один туз, то считай кон мой, а если нет, то все равно сильнее пары и трех тузов у них вряд ли что будет.
   Посередине стола высилась приличная горка банкнот, совсем не плохо, если она станет моей.
  -Круто поднял. - Сказал Куба и неожиданно снял свои золотые запонки. - Эти штуки стоят две тысячи долларов и я иду ва-банк. Кто за?
  Макс переглянулся с Черным и снял с шеи цепь.
  -Платина. - Мрачно пробормотал он. - Тысячу восемьсот шестьдесят долларов.
  Мой опьяненный разум возликовал.
   Игра идет в накал, я пожалуй пас. - Сказала Клэр, глубоко затягиваясь сигаретой. - Не люблю крупные ставки.
  -Как хочешь подруга. - Сказал Черный.
   Лёха не спеша достал из кармана ключи и кинул на середину стола, где уже лежали запонки и цепь.
  -"Фольксваген" "жук". Не бог весть какая машина, но...
  Клэр неодобрительно посмотрела на друзей.
  -Я пожалуй все равно воздержусь, судя по всему у вас пацаны сидит бешенная карта, так что... я пас.
   Куба пожал плечами.
   Все вопросительно посмотрели на меня. Только что поднятая мной карта, оказалась тузом и теперь их было четыре. Про себя я уже примерил и цепочку и запонки.
  -Ставлю все, что сегодня выиграл. - Сказал я, неуклюже подвигая горку денег на середину. Мой взгляд сфокусировался на куче банкнот среди бутылок и подумав я сказал.
  -По моему там достаточно.
  Куба хищно ухмыльнулся.
  -Этого мало. По моим подсчетам, там около трех тысяч рублей, а мы ставили по два "косаря" баксов.
  -Но это все, что есть. - Возразил я. - Вы ставите меня в неудобное положение.
  -Ты хочешь продолжить? - Спросил Макс.
   Я энергично закивал головой.
  -Хорошо. Думаю расписки будет достаточно.
   Он вопросительно посмотрел на Черного и Кубу. Те согласно кивнули. Клэр наклонилась чуть вперед, чтоб видеть наши карты. Пальцы ее нервно стучали по столу. Макс сверлил меня взглядом. Общее напряжение достигло апогея, спокойным оставался только я. Затуманенные мозги заторможено переваривали ситуацию. Черный открыл свои карты, по одной кидая на стол. Три и пара. Мелочь для меня. Куба собрал небольшой стрит, тоже не тянет против моих тузов.
   В предвкушении победы, я заглянул в карты Макса, который веером разложил их посередине стола. Клэр охнула, Черный застонал, схватившись за голову, Куба грязно выругался, а я...
   ...перед глазами все поплыло, но не от алкоголя. Водка моментально выветрилась от шока и от осознания.
   ЧТО Я НАДЕЛАЛ!
   У Тучи покоился полный флэш, против которого мои тузы горели. Я в мгновение отрезвев, тупо уставился в свои карты, не вполне понимая, что сейчас происходит.
   Наступила гробовая тишина, как за столом, так и во всем зале. Нет, музыка по прежнему играла и посетители кричали, вот только я ничего не слышал. Из этой прострации доносился лишь один звук. Звук момента прошлого. Стон, крик, тошнотворные шлепки.
   В январе этого года я стал свидетелем расправы парней Монтелиано с одним должником из школы. Они били его раскрытыми ладонями, медленно и методично спуская с парня кровь. Я не знал причину, по которой они лупили его до полусмерти, знал лишь то, что он задолжал денег клану. С того момента, я сам себе поклялся близко не подходить к зверям из банды Бранио. Впечатлений было выше крыши. Именно тогда впервые Макс Тучин и Черный появились в банде и я про себя отметил, что опаснее этих двоих, в городе нет.
   Теперь будучи пьяным, я сел с ними за один стол и умудрился проиграть две тысячи долларов. Думая, что хуже положения с Катей уже не будет, я даже слегка удивился. Беда не приходит одна, да? Захватывающая картина прорисовывается. Достойная пера писателя фантаста. Двойной, сюжет, лихо закрученные события.
   Вернувшись в себя, мне пришлось сделать неимоверное усилие, чтоб удержаться. Удержаться от стона ужаса.
   Куба спокойно надевал свои золотые запонки, Черный вертел ключи на пальце. Все они ехидно и с насмешкой смотрели на меня.
  -Н... но вы же проиграли и машину и... - начал я, постепенно понимая ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ТУТ ПРОИЗОШЛО. Банальный развод.
  -Я им простил долг. - Усмехнулся Макс и отпил из бутылки пива. Куски непонятного, сложились в полную картину.
   Все сегодняшнее представление было специально разыграно для меня. Это появление разодетых парней из клана, в затрапезном баре. Пришедший на помощь Куба. Предложение поиграть в карты под водку, которую мне подливали очень часто. Изначальный выигрыш, а потом предложение пойти ва-банк. Всё прошло по сценарию и я попался. Только интересно, для чего это всё?
  -В общем слушай, лопух. - Сказал Макс. - Во первых пиши расписку, что обязуешься отдать нам деньги. Во вторых, если не достанешь деньги в три дня, мы тебя навестим. В третьих, если ты после первого нашего визита снова не покроешь долг, то мы придем еще раз и т. д. До тех пор, пока две штуки не будут у меня в кармане, мы будем периодически тебя навещать. Поверь мне, с каждым визитом, от тебя будет оставаться все меньше и меньше, так что советую уже сегодня собирать бабло.
  Я слушал это, чувствуя дикую дурноту и нереальность происходящего.
  -И напоследок... - Макс оскалил зубы, - ты насовсем забываешь кто такая Ольга и дорогу к ней, тогда может быть мы не сломаем тебе конечности за первый просроченный день долга. Ты усек?
   Я кивнул и посмотрел на Кубу, ища хоть мизерной поддержки. Всё таки мы были друзьями. Тот неприятно улыбнулся и сказал.
  -Я думаю Лёнь, ты не вполне серьезно воспринимаешь нас.
   И тут же его кулак врезался мне в скулу. Я упал со стула на пол, под ноги Клэр. Та брезгливо поджала ноги и поморщившись, встала.
  -Ладно парни, пошлите. С него на сегодня хватит.
   Все встали. Черный схватил меня за шиворот и водворил обратно на стул. Передо мной появилась бумага и маркер.
  -Пиши расписку. - Приказал Макс. Второй раз за месяц, я пишу собственной рукой себе приговор. Дрожащей рукой я написал требуемое и протянул лист ему.
  -Чудно. - Промурлыкал Тучин, читая написанное, потом сложил его пополам и засунул в карман.
  -Пока неуДачников. - Рассмеялся Куба и они пошли к выходу. Клэр чуть поотстав, достала сторублевую купюру и кинула на стол.
  -Держи. Напейся Лёнь. Легче станет. - Сказала она и ушла.
   Несколько минут я сидел, невидящим взглядом смотря в пустоту, потом подозвал официантку и заказал бутылку водки. В тот вечер я как и планировал, напился до беспамятства.
  
  2
  
  -...проснись, ну проснись же ублюдок! - Раздавалось откуда-то сверху из темноты сознания. С трудом открыв глаза, я обнаружил что лежу на полу у себя дома в холле, одетый, обутый, сильно грязный и с пустой бутылкой из под водки в руке. Рядом сидела Катя и трясла меня за лацканы куртки, хлеща по щекам. Увидев, что я очнулся, она встала, злобно смотря на мой жалкий, внешний вид.
  -Где был все ночь? - Подозрительно спросила Катя. Я что-то пробормотал и приподнялся на локте. По частям возвращалась память. "Бар...Куба...карты...водка...о господи долг!"
   Я тупо посмотрел на бутылку в руке и отшвырнул ее в сторону.
  -Так ты будешь отвечать? - Снова спросила Катя.
  -С девками всё ночь кувыркался. - Зло крикнул я ей и попытался встать. Внезапно острые когти в опасной близости пролетели мимо моего лица и сильный тычок в грудь опрокинул навзничь. Больно стукнувшись головой об пол, я увидел, как надо мной склоняется Катя. Ее перекошенное от ярости лицо напоминало жуткую маску.
  -Ты, мразь! - Прошипела она. - Если узнаю что гуляешь... всех твоих блядей постигнет участь Домового! Понял!
   Мне пришлось покорно кивнуть. Сил не было сопротивляться всем неприятностям, которые навалились на меня. В последнее время я только и делаю, что выслушивая угрозы и переношу побои.
  -А теперь вставай и говори где был. - Катя помогла подняться и я шатаясь, неуверенно зашагал к ванне.
  -Сперва душ, потом расскажу.
   Только через час, отлежавшись в горячей воде и собрав в дребезге разбитые мысли, я смог поведать в какую историю влип. Мы сидели на кухне и пили кофе. Я попутно выложил все от начала и до конца. Катя внимательно слушала.
  -Какого черта ты туда полез? - Спросила она, по окончанию рассказа. - Сам виноват.
   Схватившись за голову, я сидел и мучительно раздумывал, где взять две тысячи долларов в три... нет, уже в два дня. Ясно как божий день, что Бранио, когда ему не удалось просто переманить Ольгу, подбил своих подручных на дело, в котором я нейтрализуюсь сам. Они просто выследили меня и разыграв небольшую комедию, заставили держаться подальше от девушки. Гарантия того, что я не нарушу обещания, была мой долг.
   Теперь Бранио без помех и конкурентов, с элегантной настойчивостью найдет подход к Оле. Если бы он знал, что от Ольги меня уже надёжно отвадили и что ему абсолютно лишнее было посылать своих парней.
   Катя сидела молча, нахмурив брови и о чем то размышляя. Через минуту она встала и вышла из кухни. Я положил голову на руки и подумал, что гадостней положения не придумаешь. Что самое плохое, выхода я не видел.
   В холле вдруг хлопнула входная дверь.
  -Кать, ты куда? - Закричал я и прислушался. В ответ была тишина.
   Целый день я болел с тяжелого похмелья, вышагивая из угла в угол и обмотав голову мокрым полотенцем. Лежал, пил воду, снова лежал и снова пил. Состояние и так довольно муторное, ухудшали лезущие в мозг мысли. "Где взять деньги? Как объяснить родителям про свое отцовство? И где наконец Катя?"
   В шесть часов вечера я затолкал в себя ужин и сел перед телевизором. Ожидание было невыносимо. В восемь часов явилась Екатерина и сразу, с порога, ткнула мне в лицо мою же расписку, написанную вчера в баре.
  -Еще раз, мразь, влезешь в подобную историю и поставишь под угрозу рождение нашего сына... - цедила она слова сквозь зубы, - ...придушу собственными руками!
   Катя с рычанием смяла бумажку и та вдруг сама собой вспыхнула в ее руке. Скинув туфли, она пошла на верх в спальню и вскоре в душевой зашумела вода.
   Я стоял и смотрел, как на паркете догорают остатки бумаги. Мизерной части моих проблем. Вот если только все могло так же сгореть и оставить кучку пепла как воспоминание, то и Екатерина и ее сатанинский сын вмиг бы запылали ярким пламенем. Как и эта расписка.
   Каким образом Катя достала ее, мне было неинтересно. Вероятней всего опять колдовские штучки, типа зомбирования.
   И лишь только на следующий день я узнал сколько стоил этот клочок бумаги Кубе и его друзьям.
  
  3
  
   В газете писали, что их нашли в квартире некого Владислава Котова, который на данный момент был в отъезде. Три парня и девушка играли в карты и выпивали, когда некто (или нечто) вломился в дом и... изувечил их до неузнаваемости. Тела превратились в мешки с костями и мясом, настолько изуродованными, что медэкспертиза раскрыла рот от изумления.
   "Такое впечатление" говорил один из медиков "что их ломала изнутри дикая, неописуемая сила. На телах нет внешних повреждений, вроде кровоподтеков или синяков, а вот внутренности... Некая дьявольская машина разорвала их жилы, мышцы и раздробила кости и если хотите знать мое мнение... здесь что -то нечисто. Эти убийства противоречат всем законам медицины...".
   Позже был репортаж по телевидению.
  "Восьмого числа в Холмтау произошло сразу четыре убийства..." говорила молоденькая репортерша в микрофон "...Максим Тучин в узких кругах известный под прозвищем Туча, Алексей Чернов он же Черный, Константин Дьюрин, он же Куба и Кристина Зверева принадлежали к клану подростков, возглавляемые Бранио Монтелиано. По неподтверждённым данным, группировка занималась вымогательствами и шантажом, но обвинения, которые выдвигались против клана, были сняты по причине недостатка улик. Пока сам Бранио Монтелиано начисто отрицает свою внутрицеховую разборку и утверждает, что у них обыкновенный подростковый клуб общений и врагов у них нет. Милиция опечатала квартиру Владислава Котова и пока занимается поиском хозяина и опросом свидетелей. Так как убийства произошли днем, примерно с двух до шести часов, есть вероятность, что убийц кто-то видел. О том, что действовал не один человек, явно говорит отсутствие следов сопротивления, но всё равно в этой истории слишком много странностей. За дальнейшими развитиями следите на нашем канале".
   В тот вечер решилось многое.
  
  4
  
   Я забежал наверх в спальню, где сидела Катя и беспомощно замахал руками. Мой рот открывался, но сказать от негодования я ничего не мог. Екатерина смотрела на меня.
  -Ну чего тебе? - Спросила она.
  -Т...ты убила их! -Закричал я. - Всех... из... изувечила как и Домового!
  -Они грубили и не хотели отдавать расписку. - Спокойным голосом промолвила Катя. - Мне пришлось их припугнуть. Странно, но они вместо того, чтоб испугаться, засмеялись. Я так предполагаю, что они обкурились "плана" и это меня взбесило.
  -Тебя посадят за решётку! Тебя кто-нибудь наверняка видел. С кучей ментов, не справится даже тебе!
  -Не беспокойся, я обо всем позаботилась. Ни меня, ни тебя никто не вспомнит. В том баре, вчера, ты не играл с ними в карты, а я вообще не появлялась в этом городе.
   Я замолчал, смотря на нее, а потом развернувшись вышел.
   Катя пересекла крайнюю критерию человеческой нравственности, отделяющую людей от извергов. В принципе она уже давно углубилась в темные дебри зла, насилия и безжалостности но теперь... подумав о том, что она сделала лишь за клочок бумаги, я внутренне содрогаюсь, представляя будущее. Ее цель сын и малейшая угроза ему, будет тут же уничтожена. Катя перешагнет любого, кто осмелиться стоять на пути ее осуществления плана, а это многие и многие невинные души, невольно, или по случайности ставшие свидетелями грядущего апокалипсиса.
   Коля Тимченко, демонстрация силы. Рамиль и охранники, заметание следов. Макс, Куба, Черный и Клэр, косвенная угроза ей.
   Если человек хоть краем одежды коснется Екатерины, или ей покажется что он коснулся её, все. Человек мертв. Я сразу понял, что за этими жертвами пойдут еще и еще и поток не остановить, потому что фанатизму Кати к своей миссии нет предела. Вся ее истинная сущность необъятна как вселенная и я лишь узрел малую часть, чего хватило на все оставшуюся жизнь и... предчувствую, что во всем её великолепии мне представит... сын.
   Пока еще не родившийся сын.
   И в тот момент мне в голову подобно молнии вонзилась мысль.
   НЕЛЬЗЯ! Нельзя жить среди людей дьявольскому существу как Екатерина! Нельзя допустить появления на свет этого магистра тьмы! В мире и так достаточно зла, чтоб еще из адова пекла его тащить, и кто-то должен предотвратить наступающий апокалипсис в лице злобного создания, копошащегося в чреве Кати! Кто-то должен взять на себя ответственность за миллионы и миллионы невинных душ, которые в будущем пострадают от руки этого монстра! Кто-то должен...
   Восьмого октября я решился на убийство.
  
  5
  
   Понятно, что действовать нужно немедленно. Если протянуть, то потом может возникнуть масса препятствий. К примеру приедут родители и встретившись с Кате, узнают про ребенка. Я переставлял себе, как это произойдет. Она прикинется "бедной сиротинушкой", пустит слезу, мол так и так, городской кобель приехал в провинцию, соблазнил доверчивую девушку и уехал, оставив ее в положении. Родители сразу размякнут. А еще хуже будет, если Катя применит свои способности зомбировать людей и превращать их в марионетки. Представив себе отца и мать, ходящих по дому на негнущихся конечностях и с сатанинским выражением лица, я вздрогнул.
   Нет, этого не будет.
   Папа сказал, что они приедут числа двенадцатого, значит в запасе еще четыре дня. Должно хватить.
   Мама как и обещала звонила каждый вечер и справлялась о делах. Я врал что все просто замечательно, мысленно благодаря бога за то, что через телефонную трубку нельзя увидеть лица. Видели бы родители во что превратился их сын от бесконечных нервных потрясений и переживаний. В разговорах с ними я не упомянул Катю и слава богу как оказалось. Узнай они про ее существование, все могло оказаться хуже.
   Поздно вечером я залез в горячую ванну и начал продумывать детали плана. Катю в нашем городе никто не хватится. Никто не знал, что она живет у меня и как она говорила "я вообще не появлялась здесь".
   Если кто приедет с ее города Еноттау, то можно сказать, что не видел ее с тех пор, как уехал от туда. По сути Кати нет, так пусть и не будет совсем. Кто то говорил, что идеальных убийств не бывает. А мы попробуем.
  
  6
  
   За последний день я с Катей не разговаривал совсем , хотя и спали мы в одной кровати. Я не мог без содрогания смотреть на нее, после зверского убийства Кубы и остальных, а она словно чувствовала мою антипатию и неприязнь, ночью специально прижималась ко мне.
  Следующую ночь я решил спать на диване в гостиной. Вечером, убедившись что она легла, я тихонько вышел из дома и направился в гараж. Дул порывистый, холодный ветер, взметая с асфальта кучу желтых листьев. По осеннему темнело рано. Открыв ворота, я зашел и сразу включил свет. На многочисленных полках беспорядочно валялись инструменты, в углах колыхалась паутина, а посередине гаража стояла под толстым слоем пыли наша старенькая "копейка". Жигули первой модели отец купил лет десять назад и сейчас ни за что не хотел ее выбрасывать на свалку. После того, как родители занялись рекламным бизнесом, мы купили двухэтажный коттедж в котором живем сейчас и новую машину "тойоту" и все равно Жигули не выбросили. Кто знал, что она пригодиться. Для начала я взял тряпку и предал ей более менее чистый вид. Потом заменил свечи, масло, подкачал колесо, проверил зажигание, все работало безотказно. Залив полный бак бензина, я оглядел автомобиль и остался доволен.
   "Теперь переходим ко второй части плана" подумал я и выудил из кучи инструментов монтировку.
   В доме по прежнему было тихо. Свет горел только в холле и в коридоре второго этажа. Работал телевизор.
   Стараясь шагать как можно тише, я поднялся по ступенькам наверх. Осторожно подойдя к двери спальни, я приоткрыл дверь и прислушался. Ровное дыхание Кати свидетельствовало о глубоком сне. Закрыв дверь, я на цыпочках пошел по коридору дальше, к отцовскому кабинету. В доме под запором были только два места. Первое, бар в гостиной, где хранились спиртные напитки, второе кабинет папы. Если первое сажали на замок по вполне объяснимой причине, чтоб я не употреблял алкоголь в семнадцатилетнем возрасте, то второе долгое время оставалось в тайне. Догадки были и сейчас хотелось их подтвердить.
   Перед отъездом папа случайно обронил слова "может взять ЕГО на всякий случай?" на что мама ответила "газового баллончика достаточно". О чем идет речь я догадался и методом исключения вычислил, где ЕГО могли прятать.
   Подойдя к двери кабинета, я просунул ломик между косяком и замком. Чуть напрягшись, мне пришлось для упора расставить ноги, я рванул лом на себя. Раздался треск и дверь распахнулась, с "мясом" вырывая замок. Я замер, прислушавшись. Тишина.
   Меня трясло как в ознобе, надо будет на ночь выпить аспирину. Еще заболеть не хватало. Я зашел в комнату и включил свет. Слева размещался огромный шкаф, забитый книгами, справа стол и сейф в углу. Оглядев кабинет, я остановил свой взгляд на ящиках в письменном столе. На сколько я знал, сейф не запирался, так как там был сломан замок, значит искать надо в ящиках. Подергав все по очереди, я убедился что заперт только нижний и опять в дело пошла монтировка.
   Как я объясню отцу сломанные замки, было второстепенной деталью, сейчас главное, чтоб Катя не проснулась. Ее наверняка насторожит то, что я ломаю двери в собственном доме. Ящик наконец поддался и я открыв его, увидел конечную цель моих поисков. Пистолет "ТТ", девять миллиметров лежал рядом с пачкой боевых патронов. Схватив его, я почувствовал уверенность. Уверенность в завтрашнем дне и светлом будущем, как для меня, так и для остальных людей, избежавших апокалипсиса. Нет, пока еще не избежавших, но скоро... Теперь нужно только закончить начатую миссию. Прикрыв дверь и включив свет, я спустился в гостиную и завалился спать. Уснул на редкость быстро.
  
  7
  
   На утро все было как прежде, если не учитывать моего невроза от мысли, ЧТО намечается на вечер. Завтрак в полном молчании, телевизор и все та же гнетущая атмосфера, прочно заселившаяся в доме. Чем ближе был роковой час, тем сильней билось мое сердце. Казалось Катя уже давно обо всем догадалась и лишь прикидывается равнодушной, а сама про себя от души смеется над моей глупой простотой.
   Тысячи раз, разум противился намеченному убийству, но как только перед глазами вставал Коля Тимченко, Рамиль, охранники, Куба, Черный, Макс и Клэр, кулаки непроизвольно сжимались и хотелось не дожидаться темноты, а приступить к плану прямо сейчас.
   День прошел на нервах, благо Катя ничего не заметила. В восемь часов вечера я сказал себе "пора" и вдруг в голове начался хаос.
   Некий внутренний голос властно верещал "Не убий!" "Одумайся!" "Не суди да не судим будешь!".
   Совесть! Вот принес ее черт не кстати. Мысли медленно, но упорно начали атаковать мозг, разбивая вдребезги всё тщательно спланированное ранее.
   "Если убьешь, то уподобишься такому же дьявольскому монстру, как Катя, а потом не сможешь остановиться и будешь и убивать и убивать и убивать... а потом тебе придется лишить жизни себя... потому что сам станешь сатанинским существом... " я сильно напрягся от этих слов в душе и попытался сосредоточится, но совесть... это гадкое создание, живущее собственной жизнью выдала главный козырь. " ...А сможешь ли ты в нужный момент нажать на курок? Ведь если спасуешь, то положение усугубиться дальше некуда. Ты выдашь себя и свои замыслы и уж будь уверен, Катя второго шанса уже не даст. Она примет все меры... вспомни Домового и остальных".
   Эти мысли пролетели буквально в мгновение и наконец то прояснился разум, витавший все время в тумане страха и безысходности. Меня била дрожь, зря я вчера не выпил аспирин, теперь точно заболею. В принципе не так уж и страшно и положение не критическое. Сейчас надо пойти, положить пистолет на место и просто смириться. Брак с ведьмой, разговор с родителями, сын-тиран, все это не смертельно, а вот жить с тяжким грузом на душе и по ночам видеть сны о убийстве беременной девушки...
   Мой разум вряд ли выдержит.
   Я расслабился на диване и уставился в телевизор. Начались новости. Катя сидела рядом, положив руки на свой круглый животик. Ее молчание теперь начало напрягать. Вдруг на экране появилась все та же молоденькая дикторша и начала рассказывать про события вчерашней давности т.е. про убийство четверых подростков. Пятиминутный репортаж произвел эффект взрыва атомной бомбы. Перед глазами промелькнули кадры... того что осталось от троих парней и девушки.
   Я посмотрел на Катю и ... о Боже! Она улыбалась! Змеиная ухмылка кривило лицо, глаза наполнило потустороннее адское пламя и в них светилось торжество! Мгновение, репортаж прошел и она вернула себе человеческое обличие, а я... надел маску чудовища.
  -Кать. - Обратился я к ней непринужденно. Та повернулась и безразлично посмотрела на меня.
  -Мне сегодня друг звонил, он приглашает нас на вечеринку часам к девяти. Пойдем?
  -Он пригласил тебя, вот и езжай. Меня в этом городе никто не знает.
  Я встал.
  -Ну вот и познакомишься. Надо же друзей заводить в конце концов, хватит целыми днями перед телевизором торчать.
   Катя покосилась на окно, за которым собирались тяжелые, свинцовые тучи и сгущающуюся темноту и вздохнув, поднялась.
  -Ладно, только не долго и на машине.
   Я кивнул. Она пошла на верх переодеваться, а из моей груди вырвался вздох облегчения. Первый раунд выигран, Катя клюнула.
   Засунув руку под диван, я нащупал холодную сталь "ТТ". Быстро оглянувшись, я сунул пистолет за пояс и вышел на улицу. Машина завелась с первой попытки, видимо некое проведение служащее мне, помогало в осуществлении плана. Я подогнал "копейку" ко входу и стал ждать. Катя появилась минут через двадцать и презрительно посмотрев на обшарпанное, зеленое авто, залезла.
  -А где твоя "тойота"? - Спросила она.
  -Родители уехали на ней в командировку.
  -И тебе не стыдно на этом катафалке ехать на гуляние?
   Я посмотрел на нее.
  -Я близко к зданию не подъеду, или еще лучше заедем с черного входа. Там нашу машину не увидят.
   Катя успокоилась и мы тронулись с места. "Копейка" скакала на ухабах, стучала внутренностями, скрипела, трещало по швам, но шла. Поездка оказалась адской.
  -А где вечеринка? - Спросила Катя, удивленно оглядываясь. Мы выехали на окраину города и свет окон домов сменила темнота.
  -В том самом здании, куда ты меня заманила, чтоб поговорить, помнишь? Я заметил что она напряглась.
  -В гостинице значит? И много народу?
  -Хватает. - Зевнул я, поражаясь своему хладнокровию.
   Катя расслабилась. Неужели всё так легко? Она не боится или просто уверена в своих силах?
   В тот день в заброшенной гостинице и в самом деле шла гулянка, вот только меня туда никто не приглашал. Отмечали день рождение совсем незнакомые люди и это как раз играло на руку. Планировалось сделать ЭТО под шумок сабантуя и если даже меня здесь кто заметит, всегда можно отвертеться, что заблудился.
   Вечеринка шла в левом крыле здания, а я подогнал машину к правому. "Копейка" подкатила к черному ходу. Автомобили всех гуляющих были припаркованы около парадной двери и сюда вряд ли кто заглянет.
  -Ну вот, здесь никто не увидит наш катафалк. -Сказал я. - Вылезай, приехали.
   Катя вышла и прислушавшись к гулким звукам музыки, успокоилась.
  -Надеюсь здесь найдется место, где можно привести себя в порядок?
  Спросила она. Я кивнул и мы зашли в дом. Многоголосый гам усилился, когда мы поднялись на второй этаж. Визжали девчонки, слышался звон бутылок, гремела музыка.
  -Эх, сейчас повеселимся. - Сказал я, потирая руки. Получилось почти правдоподобно. - Здесь разденемся. - Я указал на крайнюю дверь. Голос стал сиплым и неестественным. Сердце гулко билось в груди, в голове образовалась пустота. Это мгновение я ели пережил.
   Катя спокойно зашла в комнату и сняв пальто, кинула его на "лежак". Когда она обернулась, на нее уже смотрело дуло пистолета. В доли секунды ее мозг осознал и понял, что происходит и глаза наполнились ужасом.
  -Где же твое сверхчутьё, ведьма? - Прошептал я в перекошенное от страха лицо Кати и нажал на курок.
   Раздался выстрел. Секунды три стояла полная тишина, потом девушка рухнула на пол. Пуля попала ей точно посередине лба, при выходе размозжив пол затылка. Глаза остекленев, теперь смотрели на мир немного печально. Левая рука закинулась за голову, правая безвольно покоилась на животе, словно защищая от чего то. Волосы, черные как смоль, по краям были обагрены кровью.
   Я стоял и смотрел на Катю. В другой части здания играла музыка и веселилась молодежь. Как и ожидалось, звук выстрела никто не услышал. Я медленно, как в трансе засунул "ТТ" под куртку и развернулся, чтоб уйти. Сзади раздался шорох.
   Шокированное состояние делало из реальности, фильм в замедленном действии. Я повернул голову и увидел...
   Губы мертвой девушки на полу приоткрылись и низким, рычащим голосом изрыгнули фразу.
  -СМАК ЧИУ ЕЗ ФО, ТСОХГ ЕЗ НИУ!
   Потом тишина. Катя была мертва.
  
  8
  
   Я быстро слетел с ветхих ступенек второго этажа и толкнув дверь, висевшей на одной петле, выбежал на улицу. Холодный осенний ветер гонял по этому пустынному месту бумажный мусор и пожелтевшие листья. Было более чем прохладно. Накрапывал мелкий и омерзительный дождик, обещавший к ночи перерасти в ливень.
   Голова у меня горела, как в огне, удивительно, что капли воды, попав на нее, не шипят. Запахнувшись в куртку, я пошел к машине, на ходу доставая ключи. Состояние оставляло желать лучшего. Глаза казалось сейчас вылезут из орбит от давления, во рту страшно пересохло. В висках пульсировала тупая боль, отдаваясь во всей черепной коробке. По всей видимости поднялась температура от нервного перенапряжения и встряски, а в душе накатывающимися волнами, поднимался безумный страх.
   Страх от содеянного. Почему то в голову лезла заповедь из библии "Не убий". Казалось, что я медленно но верно качусь в пропасть безумия. Я боялся даже думать. Только что я убил человека и даже двух если быть точным, а с маской безразличия такое встретит только безумец. Меня трясло когда я шел к машине. Пережить такое...
   Ключ в непослушных пальцах долго не хотел влезать в замочную скважину и постоянно казалось что кто-то идет.
   Внезапно из-за угла послышались чавкающие шаги по грязи. Внутри меня все оборвалось и в организме образовался ледяной холод. На мгновение показалось, что со стороны свалки мелькнула тень, я пристально всмотрелся в темноту и увидел свору бродячих собак. Тут на смену ледяного холода, пришла ужасная слабость и я обнаружил довольно странную вещь.
   Я НЕ ПОМНИЛ САМО УБИЙСТВО! Не помнил как поднял пистолет, не помнил выражение лица Кати перед неизбежной смертью, не помнил как спустил курок...
   Словно эти самые страшные моменты в моей жизни вычеркнуло из памяти нечто оберегающее разум. Я ничего не помнил и оно к лучшему. Шок есть, сам факт убийства налицо и хватит. Кати нет больше на этом свете, она жариться в вечном пламени преисподнии, а я... Господи, как муторно.
   Устроившись поудобней на сиденье, я встряхнулся, чтоб хоть немного придти в себя. Надо нормально доехать до дома и не привлечь особого внимания. После обнаружения тела, милиция в первую очередь займется теми, кто в эту ночь гулял в гостинице. Подозреваемых куча и скорее всего дело затянется на годы. Вероятно даже что убийство повесят на одного из гуляющих. Не завидую. Так же проверят все машины, ночью выезжающие от гостиницы, поэтому следует соблюдать осторожность. Лучше всего сейчас поставить машину в гараж и пешком пойти к Ольге.
   Невольно напрягая память, мысли выискивали в темном провали какие-нибудь проблески произошедшего в комнате. Перед глазами внезапно встала яркая картина падающей девушки, с кровавым шлейфом из затылка.
   Я вздрогнул. Все пропало и возобновилась мелкая дрожь во всем теле. Трясущимися руками я повернул ключ в замке зажигания и автомобиль гулко заурчал. Оглянувшись на всякий случай по сторонам, не видно ли кого, я сдал назад, а потом вывернул руль влево и выехал с этого мрачного места навсегда.
   В машине мне стало получше. С печки шел теплый воздух, по радио играла легкая музыка. Такая атмосфера расслабляла.
  "Копейка" выехала на главную дорогу и за окном замелькали жилые дома и круглосуточные магазинчики.
   Вот и мой дом. Машина подкатила к калитке. Поставив машину в гараж, я запер ворота и закурил.
   Нужно идти к Ольге и чувствую разговор будет длинным. Придется убеждать ее, что письмо меня вынудили написать, а на самом деле любовь моя еще далеко не угасла. Главное, чтоб она выслушала, а я уж смогу все толково объяснить и... главное. Она не должна знать про убийство, я унесу эту страшную тайну в могилу. Она не должна знать, какую жертву я принёс во имя нашей любви.
   Если отношения с Олей вернутся, то я уверен, что подвергнусь восстановлению. Медленное, но верное выздоровление. Нервы успокоятся, кошмары пройдут, в общем все не так и плохо.
   Я улыбнулся от предвкушения встречи с Ольгой и выкинув сигарету, зашагал к ее дому. Гром гремел все чаще, с минуты на минуты начнется ливень, надо поспешить. Ускорив шаг, я вдруг с разгону врезался в кого то, шедшего навстречу.
  -Глаза открой, придурок! - Закричал я, потирая ушибленный нос. Незнакомец что-то пробормотал и я вдруг узнал в нем Ваську Шибкова. Тот тоже узнал меня.
  -Здорово Шиба, ты что это ночью по городу гуляешь? - Спросил я.
  -Да вот, засиделся в гостях, а ты куда несешься?
  -К Ольге бегу. Разговор к ней есть серьёзный.
   Шибков помрачнел.
  -Я слышал, что вы разошлись. Неприятно, она очень грустная ходила.
  Я улыбнулся.
  -Это обстоятельства вынудили меня... в общем скоро все будет по прежнему, я как раз и иду к ней, поговорить.
   Сверкнула молния и я увидел, что Вася еще больше посмурнел. Тревога сцепила мою душу ледяными объятиями.
  -Ты что, Шиб? - Спросил я.
   Тот тяжело вздохнул и произнес.
  -После твоего письма Лёнь, она сильно страдала, а потом...
   Я напрягся.
  -...помолвилась с этим зализанным козлом Бранио Монтелиано и они вместе уехали жить куда-то в Краснодарский край. Ольга больше не вернется сюда.
  
  9
  
   Грянул гром. Тяжелые капли начали падать с неба, разбиваясь об асфальт. Сверкнула молния, осветив лицо Шибкова в наступающей темноте. Земля под ногами странно закачалась вместе с домами, постепенно исчезающих за пеленой дождя. Все окружающие звуки приобрели специфическое эхо.
  -С тобой все в порядке, Лёнь? - Услышал я откуда-то издалека голос Василия. Еще раз сверкнула молния и я увидел лицо Шибкова, мокрое и встревоженное.
  -Все нормально. - Сказал я мёртвым голосом.
  -Мне надо идти Лёнь, сильно не расстраивайся, все же ты сам виноват.
  Дождь перерос в яростный ливень и Шиба хлопнув меня по плечу, убежал, а я стоял под потоками воды, не соображая где нахожусь, что делать дальше и куда теперь идти.
   Внезапный приступ тошноты свалил меня на тротуар и желудок вывернулся наизнанку, извергая содержимое на асфальт. Не дав отдышаться, спазмы вновь скрутили живот и из рта пошла желчь. Перед глазами стояла мутная пелена, сквозь которую едва проглядывала чернь асфальта. Я не чувствовал ничего, кроме дикой дурноты. Ни ноги, ни руки не желали слушаться, а в мозгу яростно пульсировала мысль "НАПРАСНОЕ УБИЙСТВО... ВСЁ ЗРЯ... ВСЁ ЗРЯ...ВСЕ ЗРЯ..."
  
  
  ГЛАВА VII
  
  10 октября.
  12.30 день.
  
  1
  
   Никогда не думал, что хорошо начинающаяся история, может кончиться столь плачевно, наверно на моем месте никто не смог бы предположить такого скверного финала, будь он хоть семи пядей во лбу. А начиналось все чудесно...
   Нестерпимо больно вспоминать о событиях, которые произошли недавно, а не вспоминать невозможно. Я тет-а-тет с собой, со своей совестью, один в пустом доме и кажется во всем мире. ТО, что случилось, уже никак не изменить, а жаль... я думаю если появился каким-нибудь невообразимым образом хоть один шанс что-то поменять в прошлом, то однозначно отвечу. Тетя Зина не когда б не дождалась племянника в гости. И в городе Еноттау в кафе "Горячие обеды" не встретились Катя и Леонид. И местный бездельник Коля Тимченко продолжал дразнить собаку и клуб "Молодняк" не закрыли... бы.
   Но я поехал туда и этого не изменить. Все неприятные думы, сплотившись вместе, начинали атаковать мой мозг, вызывая мигрени и дикие порывы заглушить их чем-нибудь, заткнуть гнилой поток, потому что жить с ним не возможно. И действовать нет желания, так бы утопить мысли в потоке повседневной суеты, ведь это проверенное средство против депрессии.
   Но... не хочется, да и сил нет. Я обессилел, просто обессилел. Переживания, удар, шок... списку оружия для нервной системы нет конца и половину я одолел.
   Я старик, проживший долгую и трудную жизнь, или просто ощущаю себя таковым. Семнадцатилетний старец. Звучит бредово.
   Теперь просто лежу на кровати и ничего не делаю. Просто лежу. День сменился ночью и приятной прохладой осени с тихим, убаюкивающим шелестом оставшейся листвы на деревьях. Из облаков вышла луна и стены в комнате окрасились в серые цвета от веток тополя, что рос под окном. Тени трепетали и переливались словно радуга в черно-белых тонах, если вы понимаете, что я хочу этим сказать. Серый цвет он и в Африке серый, но существуют неуловимые оттенки и тона, которые видят не каждый и при особом освещении луны.
   Сон позволил забыться от дневных мучений всего лишь на пару часов после заката солнца. Он был беспокойный и не принес ожидаемого отдыха или расслабления. Проснулся я внезапно, в холодном поту и еще минуту не мог осознать, кто я и где нахожусь.
   Луна или снова зашла за тучи, или просто перестала светить в мое окно. Темнота стояла сплошная и еще тишина... она навалилась многотонным грузом, заклала уши и навеяла страх. Тяжелое дыхание со свистом вырывалось из легких от непонятного испуга и от давящей пустоты. Пот градом катился со лба. Слабость наступила абсолютная, не мог пошевелить даже пальцем. Суеверный ужас перед неизвестным сковал мысль. Видимой причины не было, наверно всплыли воспоминания о Кате. Вдруг все думы прошлого, эти пережитки, ужасные пережитки, словно гигантский молот разом ударили в мозг. Они как будто заснули, впали в спячку во время моего сна, а теперь подобно рою взбудораженных пчел, ринулись ко мне и принялись болезненно жалить нутро. Не в силах совладать с дикой болью при очередном приступе мигрени, я схватился за голову и громко завопил.
   Все кругом замерло, словно испугавшись нечеловеческого воя, вырывавшемся из моего горла. Тени в комнате угрожающе надвинулись, как будто собираясь дать отпор ударной силе вопля, а голова казалась сейчас лопнет от хаотичного смешения звуков теней и мыслей. Вой прекратился и я как в трансе вскочил с кровати и ринулся в коридор. Глаза застилала красная пелена, а в голове между приступами боли пробивалось единственное желание
   "успокоить все или я не выдержу".
   Скатившись на первый этаж нашего дома, я целеустремленно двинулся в гостиную. Мысль набухала и набухала, выдавливая все остальные "...надо заглушить ... надо заглушить ..."
   Споткнувшись о ковер, я упал и разбил коленку, но мало на это обратил внимание. Я шел, нет бежал... скорее летел, на крыльях боли и отчаяния, от беспомощности перед собственным разумом. Пошатываясь, я остановился перед баром. Пред глазами плыла заветная дверца отсека, естественно закрытая. Отец всегда запирал ее, а ключи прятал. Поиски ключа отменялись категорически, да и сил больше не было, остается старый, надежный способ открывания дверей.
   Взявшись за ручку, я со всей силы рванул ее на себя. Хлипкий замок с треском вылетел, увлекая за собой часть дверцы, а в образовавшейся амбразуре стояли они. Те кто поможет мне хоть на время забыться, а может навсегда избавиться от этих разрушителей моей психики. Мыслей. Схватив столько бутылок водки, сколько смог унести, я направился назад в комнату.
   Вот отец удивиться, куда это подевалось спиртное. А ладно, плевать. Назад идти оказалось труднее. Не было того двигателя, пульсирующей боли, что подгоняла меня. Мигрень стихла, но чувствую не надолго. Кое как доковыляв до комнаты, я упал на кровать, тяжело дыша. Слабость. Ведь я не ел больше суток, да и не больно хочется. Если только затолкать в себя что-нибудь. Я взял одну бутылку и отвинтив пробку, сделал большой глоток. Водка обожгла горло и огненной волной пошла в желудок. Тот запротестовал и попытался выдать все назад.
   "Ну уж нет" прошипел я, стиснув зубы и через силу сглатывая.
   "Мне нужно хоть немного отдыха".
   Через пять минут наступила расслабленность. Все противные мысли исчезли, утонули в прибое спокойствия. Не желая расставаться с этой негой, я недолго думая опрокинул в себя еще водки. Глоток, опять глоток, челюсть свело от резкого вкуса, но тяжело шли только первые глотки. Дальше водка шла через онемевшее горло как вода. Потом я как-то сразу отключился, только только отдышавшись.
   Дальше происходило как в страшном кошмаре. Кровать была маленьким плотиком в бушующем море и я сильно подвергшись морской болезни, перевешивался "через борт" и извергал в пучину все содержимое желудка. Потом захотелось встать, чтоб найти чего-нибудь еще выпить, но как только я спустил ноги с кровати, левая стена побежала на меня и больно ударила в плечо. Оттолкнув ее, я попытался поднять бутылку, а пол вдруг встал на дыбы и ударил по лицу. Я отключился так и не добравшись до водки.
   Темнота поглотила разум. Очнулся на полу, среди своей блевотины и с ужасной головной болью. С удивлением обнаружив, что лицо разбито, я пробормотал "хм, странно, ну и ладно, приступим к дальнейшей попойке".
   Вот так лежал и пил и все было по барабану. В этом блаженстве я размышлял о своей дальнейшей судьбе. Скорее всего на этом все и закончиться. Я стану последним алкоголиком и психопатом от постоянно терроризирующих мыслей. Родители, когда поймут, что меня не вылечить, упекут в дурдом, там я и закончу дни в компании себе подобных.
   Так будет, если никто не придет и не вытащит меня из этого дерьма. Кстати, я полностью осознал ЧТО именно меня гложет.
   Убийство. Чувство библейского Каина доводит до безумства, не давая не отдыху не роздыху. Чтоб убить человека, нужно хладнокровие или полное сумасшествие... или попадите в ситуацию подобную моей, тогда поймете что выбора нет. Только убийство. Выпив еще водки, я отключился.
  
  2
  
   Ночью я внезапно проснулся от чьего то голоса. Нежный, ласковый и до боли знакомый, он шептал
   " ...проснись Лёнь... проснись"
   Я пристально всмотрелся в темноту и увидел в глубине комнаты силуэт. Довольно смутный и плохо различимый.
  -Кто там? - Прохрипел я. Сердце заколотилось в груди, когда фигура сделав шаг вперед вышла на свет.
  -Ольга! - Прошептал я, задыхаясь от радости. Это была она!
   Но... что Оля делает здесь, ночью? Одна. А может она откуда то узнала, что письмо не я писал или... в общем сейчас не важно. Нужно объяснить все.
   Я приподнялся на постели и сел. Перед глазами все поплыло.
  -Ольга... - начал было я, но она тихо подняла руку с вытянутом указательным пальцем и прислонила его к губам.
  -Ш-ш. Не надо ничего говорить, я все знаю.
   Лицо ее было печальным и задумчивым. Я чуть не захлебнулся от радости, она меня поняла и прощает. Голова закружилась сильнее от постоянных приемов алкоголя и систематического недоедание, но я стерпел. Скоро все измениться, я вылечусь, ведь здесь Ольга!
   Я посмотрел на нее. Почему же она не подходит, не улыбается как раньше, а просто стоит в темноте, как призрак? В душу закралась тревога.
  -Ольга? - Спросил я и вдруг она преобразилась. Белокурые волосы потемнели и выпрямились, лицо словно эластичная маска вытягивалось и сокращалось. Я с ужасом наблюдал за превращением. Ольга исчезла, на ее место пришла ОНА, исчадье ада, которое перевернула все мою жизнь.
  -Катя! - Прошептал я в ужасе. Она до конца трансформировавшись, точно так же стояла в тени и зловеще улыбалась черным оскалом рта. Я сидел и дрожал как желе на тарелке, во рту пересохло и хотелось одного, умереть, чтоб не достаться ей. Катя смерила меня уничтожающим взглядом.
  -Ты! - пророкотал ее голос. - Убийца! Убил меня из-за этой суки, а она бросила тебя и уехала с другим! - Катя начала приближаться, выплевывая слова мне в лицо.
  -Убил напрасно, но ты за все ответишь! Болит голова? Не можешь совладать с мыслями? Это все древнее проклятие.
   Катя приблизившись к кровати, начала залезать на нее.
  -СМАК ЧИУ ЕЗ ФО, ТСОХГ ЕЗ НИУ! Когда приходит призрак ведьмы! Нельзя убить ведьму и не прочувствовать раскаяние! - Она на четвереньках ползла ко мне по кровати. Искаженное злобой лицо приближалось. Волосы как живые исходили волнами вспышек и глаза... опять этот дьявольский, ярко оранжевый свет. Катя заползла на меня и я почувствовал дыхание смерти.
  -Слушай червяк! - прорычала она. Клыки ее зубов внезапно удлинились - Я мертва, и уже не вернусь к жизни, но... - Катя сделала паузу и оскалилась - ...я не дам житья и тебе!
   Она взвилась в воздух и выпустила неимоверно длинные ногти, накинулась на меня, целясь в лицо. Я дико закричал и принялся отбиваться. Катя яростно, взмахами, царапала меня, глубоко вонзая когти в щеки. Кровь залила глаза, нос, рот, я ничего не слышал, кроме ее рыка и не ощущал помимо ужасной боли, разрывающей на части все мою сущность. Последнее, что я услышал перед тем как провялиться в бессознательную бездну, голос Кати, шептавший
  "Встретимся в аду!"
  
  3
  
  -Пробуждался я рывками. Из обморока, в котором мой разум пробыл не известно сколько, выйти оказалось гораздо сложнее, чем провалится в него. Кусками начала проявляться комната перед глазами, красно-черный туман рассеялся и я очнулся. Так же рывками возвращалась память. В голове царил хаос: помнились крики, боль, смутный силуэт девушки в темноте, потом мозг разорвало воспоминание о Кате.
   Первой мыслью было что все пригрезилось в пьяном бреду, но потом одолели сомнения. Слишком реалистично. И еще лицо... его странно жгло и щипало. Подняв руку, я ощупал щеки и заворожено посмотрел на кровь, капающую с пальцев. Не глядя, я начал щупать с боку на тумбочке, где-то должно лежать зеркало. Найдя нужный предмет, я поднес его к лицу и чуть не закричал от ужаса. Лоб, нос, щеки, губы, все было испещрено глубокими ранами от ногтей, и из них сочилась кровь.
   "Это не сон и не бред! Она приходила в самом деле, но как?! Я убил ее, убил!" и вдруг в тишине комнаты раздался шепот СМАК ЧИУ ЕЗ ФО, ТСОХГ ЕЗ НИУ! Когда приходит призрак ведьмы!
  -Проклятье! - Закричал я. - Древнее проклятие. Убивший ведьму человек встречается с ее призраком и подвергается мучениям за содеянное!
   В тишине послышался рокочущий смех. Не долго думая, я схватил бутылку водки и опрокинул её в себя. До полного безумства оставалось совсем недолго.
   Снова дурман. Реальность все реже и реже пробивалась сквозь густую пелену опьянения. Время исчезало. Час есть, сморгнешь и часа уже нет. Пару раз я вставал и тогда выпадающий звенья сознания явно проявлялись. Стены качаются, дверь неожиданно кинулась на меня и я пробив ее куда то полетел. Темный провал и в пространстве обнаруживаю светлый кусок жизни. Я достаю из холодильника бутерброды с сыром и толкаю их себе в рот. Очень вкусно.
   Потом я тщетно искал спиртное, но все бутылки в баре были пусты. Хотел выйти на улицу и купить в магазине, но проискав входную дверь с час, так и не нашел. Почему то все двери в доме вели в шифоньер. Мебель взбесившись, кидалась под ноги и сбивала на пол. Провал и каким то образом я в своей комнате с бутылкой в руке. Глоток, еще глоток, все... нирвана.
  
  
  4
   Проснулся или скорее очнулся от одурманившегося полузабытья поздно ночью. Смутно прикинул какое сегодня число. Двенадцатое. В этот день родители обещали приехать. Интересно, что они скажут, увидев меня в состоянии на грани помутнения рассудка. Могу поспорить, сильно удивятся.
   Ну, пусть попробуют вылечить мой стресс, вдруг получиться.
   Разбудил меня опять голос, но не женский, а детский. Я открыл глаза и еще немного полежал, напряженно прислушиваясь, но была только тишина.
   Показалось. Только этой стервы здесь не хватало. Облегченно вздохнув, я перевернулся на другой бок и попытался снова заснуть, как звук повторился. Детский голосок опять вырвал меня из страны грез. Он исходил как будто из подземелья, звучал глухо и неотчетливо. Голос вопил.
  -Помогите, выпустите меня отсюда!
  Я приподнялся на смятом покрывале кровати.
  -Помогите! - Раздалось снова. Зов шел с угла комнаты, через секунду от туда послышался негромкий стук. Я пошатываясь встал и пошел на звук голоса.
  -Помогите, выпустите меня! - Закричал невидимый ребенок. И опять стук, словно маленькие кулачки барабанят по деревянной планке. Я подошел к шифоньеру и прислушался. Голос шел кажется отсюда и как-будто в подтверждение этому, ребенок вновь закричал.
  -Помогите, выпустите меня, здесь нечем дышать.
  И в дверцу настойчиво застучали. В комнате было темно, лишь с улицы проникало немного рассеянного света. Мертвая тишина. Не шелеста листьев, ни машин, ни голосов. Казалось весь мир вымер, остались двое: я и этот малыш в шкафу.
  -Выпустите меня, мне нечем дышать! - Снова завопил тот.
  -Ты кто? - Испуганно спросил я, наклонившись к дверце. Голосок замолк, а потом разразился веселым хихиканьем.
  -Открой и узнаешь. - Пропищал он. Я осторожно, словно она была горячей дотронулся до ручки дверцы.
  -Смелей, смелей... - подбадривал голосок внутри. Я потянул дверцу и открыл ее. В шкафу на стопке одежды лежал малыш в памперсе и улыбаясь, смотрел на меня. Его улыбочка, непонятно почему казалась хищной, и не вызывала симпатии. Потом я понял. Его зубы... они же как у кошки, маленькие, острые, словно иголочки. И выражение лица у младенца было не по детски злобным.
  -Ну что, узнал меня? - Прошипел он и его глазки превратились в узкие щелочки. Зрачки сузились и сходство с котом на этом завершилось. Я в испуге отступил от шкафа.
   Опять видение? Или реальность... Скорее всего это мое разыгравшееся воображение, значит никакого вреда оно причинить не сможет. Надо просто успокоиться и все пройдет. Но младенец на полке не исчезал, а продолжал лежать и скалить свои острые зубки.
  -Галлюцинация... галлюцинация.. га... - шептал я в страхе, заворожено смотря на маленькое чудовище в шкафу, а тот вдруг приподнявшись, протянул руки ко мне и тонким, визгливым голосом закричал.
  -Пааапочка! Возьми меня на ручки!
  Я обмер.
  "Папочка?!"
  -Ты... ты... - забормотал я.
  -Да! - в диком восторге завопил малыш. - Я твой сын! Твой не родившийся сын! Сын, которого ты убил! - и он снова залился злобным хихиканьем.
  -Это не реально... это не правда... этого не может быть... - говорил я, медленно отступая к кровати. Голос дрожал. Ледяной ветер страха гулял по всем клеткам, жилам и венам.
   "Сын, мертвый сын! Этого не может быть". Ребенок вдруг подозрительно уставился на меня. Его зеленые глаза излучали гнев.
  -Папуля! - заверещал он. - Я иду к тебе папуля! Иду чтоб убить тебя, как ты убил меня! Я высосу твои глаза и откушу язык, а потом спущу с тебя всю кровь и напьюсь как свинья, ха - ха - ха!
   Малыш перекатился на живот и встав на все свои когтистые конечности, принял угрожающую позу, готовясь к прыжку.
  -Я иду папуля!
  Он пригнулся и сделал невероятно сильный прыжок в мою сторону. На лету его коготки раскрылись и зашипев, младенец приземлился мне на грудь. Я дико завопил и не удержав равновесие, упал на кровать. Ребенок сидел у меня на груди, вцепившись в кожу.
  -Папуля. - хрипел он. Из его рта текла слюна ядовито зеленого цвета. Она стекала по подбородку и капала мне на лицо. Это было настолько отвратительно, что я сразу вышел из ступора и принялся махать руками в надежде скинуть с себя страшного младенца. Он на ужас оказался реальным и осязаемым. Я чувствовал зловоние ядовитой слюны, затхлый запах могилы, который исходил от его тельца и... боль!
   Острые коготки младенца впивались в мою кожу, раздирая ее до крови. Я еще энергичней замахал руками, чтоб наконец избавиться от проклятого существа, но тот вцепившись в руки, лишь хихикал, прыгая на мне. Страшно стало, когда я понял, что ручонки малыша махали целеустремленно. Он хотел достать до глаз, чтоб выцарапать их. Без зрения я стану более беспомощным и тогда можно спокойно задушить меня. Забрать с собой... в темноту и мрак... к холодным, липким мертвецам.
  -Неееет! - Завопил я и с силой ударил малыша раскрытой ладонью. Он не прореагировав, с удвоенным рвением принялся терзать мое лицо. Не помогли ни удары, ни крики, когти впивались в плоть, вырывая куски кожи. Раны, нанесенные Катей раскрылись и поток крови начал заливать глаза, рот, нос, а младенец не останавливался, все царапал и царапал. Я уже подумал, что лучше умереть, чем терпеть этот кошмар или провалиться в черную бездну бессознательности.
   Из последних сил, я протянул руки в бурлящей массе горячей крови и нащупал уродливую головку младенца.
  -Получи, адское отребье! - Закричал я сквозь пелену отчаяния и ухватившись за что-то, рванул малыша в безумной надежде что он сдохнет. Его плоть оказалась на редкость мягкой и податливой, а внутренности пушистыми и нежными. Послышался треск рвущейся материи и на меня упал ворох его кишок.
   Наступила зловещая тишина. Не было слышно ни хихиканья, ни голоса, взывающего к отцу. Тишина. Несколько секунд я лежал прислушиваясь, потом протёр глаза от свертывающейся крови и сел на постели.
   Первое, что бросилось в глаза, это порванная подушка и ворох перьев вокруг. Вместо своего так называемого сына, я разорвал подушку. Интересно а куда же он подевался?
   Тут в тишине ночи, опять захихикал голос и недавний малыш произнес.
  -Что папочка, обманул я тебя, хи-хи-хи?
   Потом снова за окном восстановились звуки ночного города.
   Спотыкаясь и шатаясь, я шел по коридору ощупывая стены. Мне нужно добраться до ванны. Первая... вторая дверь. Я зашел и сразу включил теплую воду, потом начал осторожно промывать лицо. Каждое легкое прикосновение носило дикую боль. Только покрывшиеся корочкой раны, нанесенные Катей, раскрыл этот выродок. Сунув голову под струю воды, я наблюдал как алая кровь стекает в сток. Так я простоял около получаса. Тихо текла вода... кровь все сбегала и сбегала... я стоял. Наконец выпрямившись и бегло взглянув на свое отражение в зеркале, мне пришлось сдержаться чтобы не закричать. Глубокие раны избороздили все лицо, чудом не задев глаза. Они не лишили меня зрения... или не хотели. А потом я посмотрел на свои руки и весь мир перевернулся.
  
  5
  
   Приведения материализуются и могут приносить физическую боль лишь в одном случае, в воображении больного мозга. Самовнушение человека служит эффектным оружием всех фантазий отрицательного характера...
   Я в шоке смотрел на свои руки. Нет призрака ведьмы и ее не родившегося сына... есть я и мой больной, взбунтовавшийся разум.
   Я не знал до какой крайности могу дойти, поддавшись бредовым галлюцинациям и какой вред смогу причинить как себе, так и остальным.
   Я назвал Катю монстром, в это самое время был им же.
   Я , тот не родившийся сын... я убийца Коли Тимченко и охранников... я, не желая отдавать карточный долг пошел и убил Кубу с друзьями... все это я!
   Прикрывшись глупой легендой о сверхъестественности своей подружки я творил зло!
   Я не отец сына по имени зло, я и есть истинное ЗЛО!
   Я САМ СЕБЯ ЗАЧАЛ, САМ СЕБЯ И УБЬЮ! Я БЕЗУМЕЦ... Я БЕЗУМЕЦ... Я БЕЗУМЕЦ... Я БЕЗУМЕЦ... Я БЕЗУМЕЦ...
  
  6
  
   Ну вот я и закончил свои мемуары. Сейчас можно поставить точку и завершить начатое. С час назад в ванной со мной была истерика и самый настоящий припадок. Я обнаружил что... О БОЖЕ! ...под ногтями моих пальцев была моя кожа и мои волосы. Я сам себя разорвал, а не призраки Кати и сына. Я не знаю до чего может дойти эта паранойя, что меня преследуют призраки и я боюсь, ужасно боюсь.
   Хочу напоследок выпить для храбрости, потом лечь и уничтожить того монстра, который сидит у меня глубоко в подсознании. Совесть по прежнему насилует меня, я пью водку, успокаиваюсь, брежу и продолжаю писать.
   Около кровати валяется внушительное количество исписанных листков. Будь все по другому, я б подумал о карьере писателя. Написал жутко много и наверно неразборчивым подчерком, ну и ладно. Интересно узнать чужое мнение о моей способности к литераторству, хотя что путевого напишет семнадцатилетний пацан. Вероятно эти рукописи всего лишь бумагомарательство и не один редактор не возьмется за нее. Плевать. Чужое мнение я все равно не услышу. Попытался все собрать и пронумеровать, не получилось.
   Ощущение реальности все чаще и чаще уплывает под воздействием алкоголя. Проснувшись в очередной раз, я обнаружил, что все листы сложены и рассортированы. Убейте не помню когда я их складывал. Позже обнаружил, что кто-то опять из разбросал.
   Злые галлюцинации обычно перебарывали и сон и блаженную негу в парах водки и как всегда Катя с не родившимся сыном приносили очередную порцию ужаса, в каком бы состоянии одурманивая я не был. Они пересекали некую границу, разделяющую опасную зону и безопасную, куда злобный рой пчел, именуемый совестью не мог залететь. Кошмарный дуэт разрушал все мыслимые критерии безопасности, наполняя мой разложившийся разум страхом и безысходностью. Я молил бога дать мне побольше сил, поскорей дописать эту рукопись, ведь только она держит меня в этом мире. Нападки безумной пассии с того света, терпеть стало совсем невозможно.
   Наверно все... допиваю остатки алкоголя... ощущение реальности теряется... теряется... теряется... я грежу... грежу... грежу.
   Вижу старую, заброшенную гостиницу... ее ветхие, закопченные стены... слышу скрип прогнивших досок... дом качается и стонет на ветру... внутри все также тихо и сумрачно... пахнет могильной сыростью и затхлостью... паутина развивается на сквозняке, который с воем вылетает из углов... я вижу комнату на втором этаже... дверь сорвана с петель... окно крест накрест забито досками...
   На полу лежит уже окоченевший труп молодой, черноволосой девушки... багровые пятна виднеются на стене, около окна и на полу... под ее головой...
   Жирные, белые черви уже начали свое пиршество в некогда прекрасном, здоровом теле, наполняя воздух убийственным смрадом разложившейся плоти.
   Я открываю глаза и вижу Катю. Она стоит рядом с моей кроватью и на руках у нее маленький мальчик. Оба выжидающе смотрят на меня.
  -Ты победила, ведьма.
   Шепчу я. Слезы обильным потоком текут с глаз.
   Я ложу ствол пистолета себе в рот и...
   "Я люблю тебя Оля"
  ...нажимаю на курок.......
  
  Дневник заканчивается.
  
   К дому подъехала черная "тойота" и из нее вышли мужчина и женщина. Они радостно переговариваясь, доставали чемоданы с багажника. Вдруг грянул выстрел.
   Оба вздрогнув, кинули вещи и забежали в дом.
   Конец.
  
  8.10.98
  г. Хромтау
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"