Первухина Александра Викторовна: другие произведения.

охотники на богов гл. 6-10

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 5.71*7  Ваша оценка:

  Яна выбежала из подвала, ворвалась в свою комнату и, схватив заранее приготовленные книги, выскочила из дома. Уже на улице она вспомнила, что умудрилась забыть надеть куртку, но возвращаться не стала. До библиотеки было недалеко, а там все равно верхнюю одежду нужно было сдавать в гардероб. На улице же все-таки было еще жарко. Девушка стремительно шла по тротуару, не обращая внимания на удивленные взгляды, которыми ее провожали прохожие. Не каждый день увидишь девушку в легкой кофточке, идущую по первому снегу как ни в чем ни бывало. Яна торопилась. До закрытия библиотеки оставалось меньше часа. А девушка никак не могла определить, правильно она идет или нет. Когда ей по телефону объясняли маршрут, все казалось предельно понятным, но вот при практическом применении полученных знаний внезапно возникли проблемы... Наконец нужное здание показалось из-за угла стандартной панельной пятиэтажки, и Яна вздохнула с облегчением. Она шла в правильном направлении.
  Девушка потянула на себя тяжелую дверь и удивилась, с какой легкостью та поддалась ей навстречу. В открывшемся за дверью просторном помещении не было ни души. Яна торопливо пересекла его и по лестнице взбежала на второй этаж, где располагался отдел, в который нужно было вернуть книги Алексея. По-прежнему никого. Девушка настороженно огляделась, сожалея, что пока еще не может, как Адрин, обследовать помещение своей магической силой. Ничего опасного вокруг не наблюдалось, но на душе по-прежнему было неспокойно. В библиотеке не может быть так безлюдно. Даже в конце рабочего дня. Хоть кто-нибудь из сотрудников должен находиться в залах, иначе все книги растащат. Яна осторожно пошла вперед, готовая в любой момент отразить нападение. Она преодолела длинный коридор второго этажа без приключений и немного расслабилась. В голове стали появляться мысли о том, что отсутствию людей можно найти и какое-нибудь совершенно безобидное объяснение. Остановившись возле двери, ведущей в нужный зал, девушка глубоко вздохнула, успокаивая нервы, и толкнула створку. Дерево под ее рукой подалось на удивление легко, и Яна замерла на пороге, не веря своим глазам. Такого она не ожидала!! Прямо перед ней лежали сваленные в кучу изуродованные тела. Сладковатый запах крови, из-за сквозняка внезапно ударивший в лицо, заставил ее сделать шаг назад. Этот шаг спас ей жизнь. На девушку с двух сторон бросились безумные боги...
  Яна отскочила в коридор, захлопывая перед уродливыми тварями дверь. Она прекрасно понимала, что эта хлипкая преграда их надолго не задержит, поэтому торопливо сосредоточилась, как ее учил Адрин, и попыталась позвать его, на всякий случай сжимая в кулаке амулет, который должен был послать охотнику сигнал тревоги. За спиной раздался треск дерева и тяжелый топот приближающихся безумных богов. Яна сбежала по лестнице на первый этаж и остановилась, внезапно поняв, что если она выбежит на улицу, то окажется в окружении людей, которые вряд ли помогут, а вот помешают с очень большой вероятностью. Убежать от безумных богов еще никому не удавалось, а сражаться лучше в отсутствии произвольно двигающихся и вопящих благим матом посторонних предметов. Сделав глубокий вздох, чтобы унять дрожь в коленях, девушка остановилась в центре просторного зала и вытащила из закрепленных на спине ножен свой учебный меч. Ей нужно продержаться совсем не долго. Адрин ее услышал и придет на помощь, надо только его дождаться. Проклятье! И почему нельзя напитать силой холода пули?!! Чертова магия! Вечно все не слава богу! Яна замерла в боевой стойке, которую последние недели отрабатывала с Адрином, и попыталась успокоиться. Девушка старалась вызвать силу первозданного холода, чтобы наполнить ею сталь клинка. Если ей это не удастся, она погибнет - обычным оружием безумных богов не убьешь. Словно откликаясь на ее отчаянный зов, вокруг меча начало разгораться спасительное серо-голубое сияние. Значит, у нее появился шанс выжить! Яна покрепче сжала клинок и приготовилась. Твари уже преодолели больше половины лестницы, и девушка смогла их как следует рассмотреть. Один из безумных богов напоминал раскормленного до невероятных размеров спрута, а второй... Второй больше всего был похож на медузу или что-то настолько же аморфное. Просто большой кусок желе... как такого убивать, непонятно. Спрут напал первым, и Яна, с трудом увернувшись от хлещущих во все стороны щупалец, ткнула мечом в то место, где у твари находились глаза. Достиг ли ее удар цели, девушка не успела заметить, один из живых кнутов задел ее по лицу, и она едва не ослепла от жгучей боли. Инстинктивно упав на пол, Яна откатилась в сторону и, опершись спиной на стену, заставила себя подняться на ноги. Проклятье, где же Адрин?!! Один глаз ничего не видел, перед другим все двоилось, но и тварь не спешила нападать. Неужели она ее задела? Спрут распластался на полу, и из-под него уже натекла небольшая темно-фиолетовая лужа... Броска второго безумного бога, Яна не заметила. Что-то горячее и дурно пахнущее облепило ее как мокрая простыня. Девушка забилась, пытаясь высвободить руку и оторвать то, что залепило ей лицо, но тварь держала крепко. К удушью добавилось нестерпимое жжение везде, где кожа соприкасалась с телом бога. Ужаса не было, только холодная ярость от сознания того, что первая битва стала для нее последней. Девушка напрягала все силы, но справиться с аморфным веществом, из которого состояла тварь, не получалось. Яна не заметила, как рухнула на пол, сознание плыло, откуда-то из глубины памяти прозвучали слова Адрина: "сила первозданного холода для них смертельна, но обычно для этого ему нужно попасть внутрь их тела, внешние покровы могут достаточно успешно нейтрализовывать его". Идея, пришедшая ей в голову, была отчаянной и сумасшедшей, но Яне нечего было терять. Стиснув зубы, она прокусила себе губу и из последних сил разжала челюсти, позволив первозданному холоду, теперь заменяющему ей кровь, вытечь изо рта прямо на медленно переваривающую ее плоть безумного бога. Тварь начала медленно растворяться, слишком медленно, Яна почувствовала, что сознание затягивает ледяная тьма. Но умереть на этот раз ей не довелось. Безумный бог внезапно дернулся и обрушился на бетонный пол зала потоком безобидной воды, вымочив девушку с ног до головы. Она закашлялась, пытаясь отдышаться, и почувствовала, как чьи-то сильные руки поднимают ее с пола. С трудом открыв глаза, Яна увидела перед собой потерявшее всякое сходство с человеческим лицо Адрина. Исходившее от него ледяное сияние показалось ей самой желанной вещью в мире. Охотник внимательно вглядывался в нее и о чем-то спрашивал. Девушка сосредоточилась на движении его губ и разобрала:
  - С тобой все в порядке?
  - Д... - Яна закашлялась и, кое-как справившись с собой, выдавила. - Да. Почему так долго?
  Адрин улыбнулся возмущению, прозвучавшему в ее голосе, и заметил:
  - Долго? Не прошло и минуты. - Девушка изумленно посмотрела на него, а затем бросила взгляд на часы: охотник не соврал, с того момента, как она вошла в библиотеку, прошло не больше четырех минут. Яна растерялась, ей-то показалось, что схватка с богами заняла гораздо больше времени. Адрин, не дожидаясь пока девушка осмыслит новую информацию, осторожно поднял ее на руки и быстро взбежал на второй этаж. Стремительно прошагав по коридору, он вошел через развороченные двери в зал, куда безумные боги стащили тела людей. Не обращая внимания на трупы, Адрин пересек залитое кровью помещение. Девушка только ахнула, когда охотник шагнул в выбитое кем-то окно, и тут же едва не завизжала от восторга. Летать ей очень понравилось. Это чувство свободы и невесомости опьяняло. Хотелось... Яна не знала чего хочет, но все равно рассмеялась, подставляя воздуху обожженное лицо. Холодный поцелуй ветра притупил боль и растрепал волосы.
  Адрин заложил крутой вираж и опустился на крышу своего дома. Яна попыталась выскользнуть у него из рук, но охотник ей не позволил передвигаться самостоятельно. Без труда удерживая девушку на руках, он спустился по крутой лестнице в гостиную и уложил ее на диван. Яна попыталась возмутиться, но вдруг поняла, что не может открыть рот. Щека распухла так, что правый глаз почти закрылся, эйфория от полета сменилась беспокойством. Девушка потянулась к лицу, но Адрин отвел ее руку и спокойно заметил:
  - Не нужно. Все будет в порядке, просто твое перерождение еще не окончено, поэтому ты пока реагируешь на яды безумных богов. Сейчас принесу противоядие. - И вышел из комнаты! Яна растеряно посмотрела ему вслед, сожалея, что опухоль мешает ей говорить. Стоило бы высказать все, что она думает о его поведении. Что за привычка выдавать информацию крохотными кусочками, которые создают больше вопросов, чем ответов! Возмутительно!
  Девушка не успела даже перебрать в уме все возникшие у нее вопросы, а Адрин уже вернулся в комнату с какой-то бутылкой из непрозрачного стекла. Присев рядом с Яной на диван, он вылил из нее густое вязкое содержимое себе на руку и принялся осторожно протирать воспаленное лицо, стараясь не задеть след от щупальца. Боль унялась как по волшебству. Яна на пробу попыталась открыть рот и, когда ей это удалось, тут же заявила:
  - Твой халат нужно переименовать из домашнего в боевой! - Адрин несколько мгновений удивленно смотрел на нее, а затем усмехнулся, сообразив, что, помчавшись спасать попавшую в беду загонщицу, не успел переодеться, и на нем по-прежнему тот самый халат, в котором... Охотник привычно оборвал мысль, не позволяя себе сосредоточиться на смерти Алексея, и тихо вздохнул.
  - Может быть ты и права - последнее время я постоянно забываю о некоторых вещах.
  - Я заметила. - Яна завозилась, устраиваясь на диване поудобнее, и поинтересовалась.- Почему ты мне не говорил, что на меня действуют яды безумных богов?
  - Ну, месяца через два большинство из них будут для тебя совершенно безвредны. К тому же времени ты, наконец, научишься пользоваться своей силой, и мне не понадобится гадать, что пришло тебе в голову каждый раз, как ты с задумчивым видом примешься разглядывать потолок.
  - Я не разглядывала потолок не разу в жизни! - возмущению Яны не было предела.
  - Это я так, образно. - Усмехнулся Адрин, - но телепатией ты пользоваться научишься. Конечно, у этого дара ограниченные возможности, и никто кроме меня, других охотников и загонщиков тебя не услышит, но хоть что-то...
  Яна усмехнулась нарочитой легкомысленности Адрина, она прекрасно понимала, что охотник изо всех сил пытается отвлечь ее от недавнего нападения. Может быть, она и не могла пока читать его мысли, но вот эмоции улавливать уже научилась. Правда, сообщать Адрину о том, что она в курсе всех его переживаний, Яна не собиралась. Могут же быть у девушки свои маленькие секреты? Могут. Девушка и не заметила, как задремала, вдыхая едва ощутимый запах охотника, ассоциирующийся у нее с безопасностью. Суматошный день вымотал ее до предела.
  Глава 7
  Адрин смотрел на спящую девушку и обдумывал произошедшее нападение. Сегодня с очень большой вероятностью он мог потерять Яну. Собственно, эту цель и преследовал Нилитен. В том, что к этой атаке приложил руку безумный высший бог, охотник не сомневался. Только его сила могла скрыть двух тварей в квартале от дома Адрина, и только он мог заставить их выбраться в людное место, устроить бойню. Безумные боги никогда не нападают таким образом, они достаточно осторожны, обычно после них не обнаруживают ничего. Никаких следов, люди просто исчезают.
  Адрин прикрыл глаза, вспоминая, как внезапно почувствовал панический зов Яны и осознал, что просто не успеет. Не успеет потому, что неопытная девушка не продержится тех полутора минут, которые понадобятся ему для того, чтобы долететь до места трагедии. Холодная ненависть поднялась в его сознании темной волной, сила пробежала по телу, окутывая его светящимся ореолом. Адрин рвался туда, где погибала его загонщица, он не желал снова хоронить дорогого ему человека! Никогда больше!! Первозданный холод рванулся из плена его тела и расплескался тонкими нитями, разыскивая свою утерянную частичку... А затем... Адрин так и не понял, что произошло. Его сила коснулась силы Яны, и его словно притянуло к ней. Мгновение назад он мчался над городом в безнадежной попытке успеть спасти свою загонщицу, и вот уже стоит рядом с издыхающим спрутом и плотным пульсирующим коконом, в котором с трудом угадываются очертания человеческого тела. Времени удивляться и спрашивать себя, как это у него получилось, в тот момент просто не было. Адрин стремительно шагнул к твари, которая вознамерилась сожрать живьем его загонщицу и, выпустив когти, с размаху вогнал руку в желеобразную массу, заменяющую безумному богу тело. Кожу обожгло словно кипятком, но охотник не обратил на это внимания. Он искал сердце твари, которое, если его не подводит память, у всех амебообразных имело дурную привычку путешествовать по всему телу, но, когда бог начинал кого-нибудь есть, обязательно оказывалось вблизи головы жертвы. Почему - оставалось загадкой, но здорово упрощало процедуру уничтожения. Осторожно, стараясь не задеть когтями Яну, Адрин шарил рукой вокруг ее головы. Наконец один из когтей царапнул что-то твердое... Охотник мгновенно схватил маленький скользкий шарик и выдернул его из тела, которое тут же обрушилось на пол потоком обыкновенной воды.
   Возвращение домой не ознаменовалось ничем удивительным, но и того, что произошло, хватило с избытком. Вопросы без ответов громоздились один на другой, не давая сосредоточиться и понять суть произошедшего. Если коротко, то получалась странная картина. Адрин на пятом тысячелетии открыл в себе новую способность, и теперь ему предстояло изучить, что она из себя представляет, и как ей пользоваться. Память услужливо воспроизводила малейшие нюансы случившегося, но вот объяснения не предоставляла. Придется осваивать новую силу методом научного тыка, а не хочется, что-то подсказывало Адрину, что эксперименты могут быть, мягко говоря, небезопасны. А тут еще загадка. Как совершенно неопытная девушка умудрилась уложить спрута с одного удара? Ведь попала точно в сердце, при этом сумев расколоть твердый драгоценный камень - как чашку, на мелкие осколки. Даже у него не всегда получается этот прием, которому он ее, кстати, еще и не учил, но спутать магические колебания, возникающие при уничтожении сердца бога, с любым другим магическим возмущением практически невозможно. Слишком уж они специфические. Адрин в задумчивости потянул себя за прядь волос, снова упавшую ему на глаза, и пожал плечами, признавая свою полную беспомощность перед свалившимися на него загадками. Оставалось заняться практическим исследованием.
  Охотник сосредоточился, восстанавливая в памяти все мельчайшие детали случайного перемещения, и попытался повторить его. Холод послушно расплескался по окружающему пространству, нити затрепетали в поисках родственного источника силы, наткнулись на Яну, в сознании Адрина послушно возникла картинка из ее сна, но перемещения не произошло. Охотник остался на месте, только голова заболела. Он вздохнул и, устроившись поудобнее, принялся анализировать свою неудачную попытку в поисках ошибки. Голова заболела сильнее, и Адрин, отложив научные изыскания на потом, отправился переодеваться. Мокрый шелк - это мокрый шелк, соприкосновение с ним ни размышлениям, ни хорошему настроению не способствует.
  Забросив халат в угол, и натянув первые попавшиеся под руку штаны, охотник приступил к древнему ритуалу создания меча. Когда-то давно Тарн показал ему, как сделать меч, способный убивать богов. В то время он еще не умел превращать в оружие свое тело и вынужден был везде таскать с собой громоздкие железяки, а безумные боги с подачи Нилитена уже начали на него охотиться. Потом наука пригодилась для того, чтобы обеспечить загонщиков эффективным средством защиты. Люди, принявшие в себя первозданный холод после рождения, не обладали многими способностями охотников, к огромному сожалению последних. И вот теперь старейшему охотнику в мире предстояло снова провести полузабытый им ритуал для того, чтобы создать меч юной загонщице, которая участвовала в своем первом сражении с безумными богами и выжила.
  Адрин открыл сейф, отодвинул сваленные в кучу сердца богов и вытащил из глубины железного ящика большую колбу с серым порошком - заготовку, оставшуюся еще с того времени, когда он создавал меч для Алексея. Боль снова подняла голову на задворках сознания, но охотник привычно подавил ее, не давая набрать силу. Не время. Позволив первозданному холоду покинуть плен своего тела, Адрин высыпал порошок. Сила, заполнившая комнату до краев, не позволила ему долететь до пола. Серые крупинки танцевали в воздухе, закручиваясь в подобие миниатюрного торнадо. Адрин сконцентрировал на них почти всю свою силу, но и небольших неконтролируемых разрядов хватило для того, чтобы помещение стало напоминать ледяную пещеру. Первозданный холод, вырвавшийся из-под воли своего носителя, становился самым страшным орудием уничтожения за всю историю людей и богов. Не даром демона Ненависти так боялись в свое время...
  Крупинки металла под действием силы охотника медленно теряли свои очертания и растекались в воздухе, сливаясь в маленькие струйки, которые в свою очередь продолжали закручиваться воронкой. Адрин сосредоточился и начал своей силой аккуратно подправлять структуру металла, не позволяя ему превратиться в обычную сталь. Повинуясь его приказам, менялась форма маленьких частичек, из которых он состоял, теперь они могли вбирать в себя и удерживать силу первозданного холода. Через несколько мгновений в воздухе висела метровая сосулька, отливающая серым. Адрин одобрительно кинул и занялся внешним видом оружия. Меняя температуру на разных его участках, сдавливая твердый металл ледяными тисками и полируя его миниатюрными торнадо, охотник доводил до совершенства лезвие будущего меча. Наконец результат его удовлетворил, теперь оставалось только создать рукоять, и дело сделано. Адрин покосился на неуклюжий кусок металла, торчащий над безупречным лезвием, и вздохнул. Чтобы обладать способностью продолжительное время проводить силу, меч должен быть сделан из цельного куска инистой стали и никак иначе, лезвие обычно удавалось создать сравнительно быстро, а вот с рукоятью почему-то всегда возникали трудности. На нее не удавалось затратить меньше пяти часов при всем старании. Но деваться некуда - Яне нужен настоящий меч. Охотник отогнал подкравшуюся к нему лень и взялся за упрямую рукоять, в комнате похолодало еще больше, но он не обратил на такую мелочь никакого внимания.
  
  Яна проснулась с ощущением праздника. Сладко потянувшись, девушка выбралась из-под одеяла и встретилась с внимательным задумчивым взглядом Адрина.
  - Привет! - Яна улыбнулась своему охотнику и, не удержавшись, выпалила. - А здорово я вчера их! Честное слово, сама от себя не ожидала! Но я почти справилась!
  - Почти в таких ситуациях обычно означает, что ты мертва. - Голос Адрина звучал как всегда невыразительно, но девушка почувствовала, что он чем-то недоволен. - Как тебе удалось убить безумного бога с первого же удара?
  - Я здорово испугалась и ударила наугад. - Яна виновато опустила глаза. - Хорошо еще сумела напитать меч силой перед ударом, правда потом она куда-то делась. Наверно, не смогла сохранить сосредоточенность, как ты учил.
   Девушка вздохнула, ожидая едкого определения своих способностей, но к ее удивлению охотник вместо того, чтобы ругать, усмехнулся и констатировал:
  - Одной загадкой меньше. Твоя неопытность спасла тебе жизнь, как это ни парадоксально. Удар был точно в сердце, и твоя сила, не удержавшись в лезвии меча, обрушилась на него. В результате - скоропостижная смерть безумного бога, который теперь даже рассыпаться как следует не может, бедолага, остаточная магия его сердца не позволяет. - Яна представила себе состояние милиционеров, которые найдут этот курьез природы, и тихо рассмеялась. Справившись со смехом, она собиралась спросить Адрина о странном поведении безумных богов, но не успела. Охотник стремительно сменил тему разговора.
  - Яна, эта стычка меня радует единственным - ты доказала свою способность сражаться не только в спортзале, а это, в свою очередь, значит, что тебе пора начинать тренироваться самостоятельно.
  Девушка изумленно посмотрела на Адрина, чувствуя, как сердце сжалось от незаслуженной обиды:
  - Ты больше не хочешь меня тренировать? - охотник улыбнулся, демонстративно не обращая внимания на ее возмущение, и меланхолично заметил.
  - Не совсем верно. Я буду тебя учить, а осваивать материал на практике ты будешь сама, в боевых, так сказать, условиях, под моим присмотром, естественно.
  Яна несколько секунд не веряще смотрела на невозмутимого Адрина, а затем хищно улыбнулась в предвкушении.
  - Это означает, что теперь я смогу использовать в качестве учебных пособий безумных богов?
  - Да.
  - Великолепно! - Девушка подпрыгнула, коснувшись головой высоченного потолка и, кувыркнувшись в воздухе, приземлилась на спинку дивана, без труда удерживая равновесие на узкой деревянной планке. - Это лучший подарок на день рожденья из всех, что я когда-либо получала!
  - У тебя сегодня день рожденья? - Адрин удивленно поднял брови. - И почему же ты мне об этом не сказала?
  Яна спрыгнула на пол и заинтересованно подалась вперед:
  - А разве охотники тоже отмечают свой день рожденья?
  - Нет. Но Алексей меня приучил к этой странной человеческой традиции. Что бы ты хотела получить в подарок?
  Девушка задумалась, решить с ходу было непросто, а тут еще изменения последних недель! Яна тоскливо вздохнула, еще совсем недавно любимое мороженное совсем потеряло для нее вкус, золото раздражало кожу, серебро теперь воспринималось не иначе, как неплохой проводник магической энергии оправленных в него сердец безумных богов. Как все-таки не вовремя Адрин показал ей, из чего делаются амулеты! Цветы в доме просто замерзнут, и, если она возьмет их в руки без предварительной защиты, погибнут в течение нескольких секунд. Первозданный холод, к сожалению, включает в себя и холод смерти. Девушка расстроено упала на диван и тоскливо уставилась в пол. Любимый праздник потерял свое очарование. Внезапно в поле ее зрения появились меч в черных ножнах из матовой тисненной кожи, длинная рукоять с маленькой аккуратной градой, замысловатая насечка. Яна несколько секунд разглядывала чудесное оружие, а затем осторожно взяла ножны правой рукой, левой освобождая из них клинок, и задохнулась от восхищения. Прямое лезвие метровой длины, изящно скругленный кончик, благородный серый отлив стали. Меч был настоящим произведением искусства, но чувствовалось, что, прежде всего - это оружие, предназначенное для сражений, а не парадное украшение. Оружие, ощущавшееся продолжением ее собственной руки. Девушка заворожено рассматривала чудесный клинок, плохое настроение испарилось как по волшебству.
  - Что это? - Яна говорила тихо, словно боялась спугнуть очарование.
  - Твой меч. - Голос Адрина прозвучал на удивление буднично и даже как-то небрежно. - Не с ученическим же тебе против безумных богов сражаться.
  - Он прекрасен! Никогда не думала, что смогу так восхищаться оружием! - девушка осторожно спрятала клинок обратно в ножны и пристально посмотрела на охотника. - Откуда он у тебя? Я вроде бы видела весь твой арсенал, и там этого меча не было.
  - Я создал его, пока ты спала. У каждого загонщика должен быть свой меч, который принадлежал бы только ему одному. И обеспечить это - задача охотника.
  - Спасибо! Это лучший подарок на день рождения!
  - Ну, не стоит благодарности. - Адрин окинул ее внимательным взглядом и задумчиво спросил. - Боюсь показаться невежливым, но, по-моему, это была твоя единственная одежда кроме спортивного костюма, который ты до сих пор по непонятной причине игнорируешь.
  Яна покраснела и, наконец, удосужилась внимательнее присмотреться к своей одежде. Зрелище было жалкое и комичное одновременно. Кофта превратилась в решето, причем немногие оставшиеся целыми кусочки ткани произвольно поменяли цвет, видимо, под воздействием яда безумного бога. Джинсы были порваны в трех местах, в одном месте дыра превосходила своим размером ладонь Яны. Вид, как у панка или уличной бродяжки. Девушка, окончив ревизию повреждений, тоскливо вздохнула и постаралась припомнить, есть ли у нее деньги. В последнее время надобности в этих вездесущих кусочках бумаги как-то не возникало, и она успела забыть о них в череде приключений. Память услужливо подсказала, что денег у нее не просто нет, а нет абсолютно. Яна прикусила губу, гадая, как теперь ей выходить из создавшегося положения. В том, что осталось от ее одежды, на улицу не выйдешь, спортивный костюм, упомянутый Адрином, вещь, конечно, удобная, но совершенно неприемлемая. Охотник, по своей излюбленной привычке не замечать бытовые мелочи, упустил из вида одну маленькую деталь: подозрительные бурые пятна на рукавах и штанинах, которые не желали выводиться, что бы она с ним ни делала. Ситуация безвыходная.
  Затянувшееся горестное молчание прервал Адрин, небрежным жестом протянув девушке пластиковую карточку.
  - Я задал этот вопрос не для того, чтобы ты расстроилась, просто хотел дать тебе это. Не помню, сколько там осталось денег, но на несколько комплектов одежды должно хватить.
  Яна покраснела от стыда, в детстве ей не раз бесцеремонно указывали на то, что она живет на иждивении своих родственников, и у девушки выработалось стойкое отвращение ко всевозможным подачкам. Она предпочитала обеспечивать себя сама по мере возможности. Адрин, словно прочитав ее мысли, усмехнулся.
  - Пора отвыкать от прежних привычек, Яна. Вряд ли теперь ты сможешь работать как обычный человек, так что бросай заниматься глупостями, когда научишься пользоваться своими возможностями в полном объеме, сможешь зарабатывать деньги самостоятельно. А пока считай это стипендией. - Девушка невольно улыбнулась такому предложению. Карточка как по мановению волшебной палочки исчезла в одном из карманов драных джинсов. Яна порывисто обняла несколько ошарашенного таким проявлением чувств охотника, потерлась носом о теплую кожу, вдыхая запах Адрина, и выскочила из комнаты, крикнув на бегу:
  - Я в магазин! Скоро вернусь!
   Девушка торопливо натянула то, что осталось после последних приключений от ее осенних туфель, которые почему-то стояли на коврике возле двери, хотя она совершенно не помнила, как их снимала и тем более относила на место, и распахнула дверь. С улицы на нее обрушилась влажная жара, и Яна скривилась от отвращения. Выходить из дому в такую погоду не хотелось, но деваться было некуда, и девушка, обречено сунув руки в карманы, смело шагнула в адское пекло улицы, торопливо захлопнув за собой дверь. Не хватала еще пустить жару в дом! Она сбежала с мокрого от дождя крыльца, вчерашний снег уже успел растаять, и зашагала в сторону проспекта. Если ее не подводила память, там располагался магазин, достаточно большой для того, чтобы купить все необходимое в одном месте, при такой погоде - это было очень важно, и банкомат.
  Яна торопилась, необходимо было вернуться домой до темноты. Новая стычка с безумными богами могла окончиться более чем плачевно, а они предпочитали выходить на охоту ночью, если их, конечно, не заставляли изменить своим привычкам, как вчера в библиотеке. Девушка передернула плечами, стараясь избавиться от слишком ярких воспоминаний. Хорошо еще, что на то, чтобы подчинить себе безумных богов, нужно потратить так много энергии, что повторить такую выходку даже Высшему богу удастся не раньше чем через неделю. Яна смахнула с лица капли дождя и позавидовала Адрину, который умел отгораживаться от окружающего мира тонкой пленкой защиты и мог спокойно ходить по улице хоть в сорокоградусную жару. Ну, не совсем спокойно, тут же поправила себя девушка, но неприятные ощущения были заметно слабее... Однако ей об этом приходилось только мечтать. Защиту Яна могла удерживать не больше двух минут за раз и после этого чувствовала себя настолько вымотанной, словно вместо простого магического действия разгружала вагоны, одновременно решая задачи по тригонометрии. Вроде бы ничего сложного: отделить от текущего по венам первозданного холода небольшую частичку, вывести ее за пределы кожи и осторожно растянуть таким образом, чтобы он тонким слоем покрывал ее с ног до головы. Первозданный холод должен был свободно течь по коже, превращаясь в своеобразный скафандр. Яна фыркнула про себя: Адрин упрямо говорил доспехе, несмотря на ее постоянные попытки доказать ему, что такое сравнение не совсем точно. Пока не начинаешь применять описанный способ на практике, все кажется предельно просто. Но это только кажется. Девушка скривилась, вспомнив утомительные часы тренировок и проваливающиеся раз за разом попытки повторить то, что так легко и непринужденно делал Адрин. Холод должен был не просто течь по коже, его поверхность, обращенная к окружающему миру, должна быть гораздо теплее внутренней и при этом ни в коем случае не позволять смертоносным качествам силы прорываться наружу. Проще говоря, двухсторонняя защита: охотника от окружающего мира, а окружающего мира от охотника, что тоже необходимо...
  Яна вынырнула из своих размышлений, когда какой-то парень толкнул ее, освобождая себе дорогу. Девушка поднялась с мокрого асфальта, проводила нахала насмешливым взглядом и огляделась по сторонам. Она как раз подошла к нужному ей магазину. Вытащив из кармана пластиковую карточку, Яна толкнула стеклянную дверь и вошла в маленький закуток, в котором располагался банкомат. Настроение было на удивление радужным. Джинсы все равно в ближайшее время предстояло выбросить, так что несколько новых грязных пятен на них ничего не значили, а хам за свою выходку в скором времени поплатится жизнью. Что поделаешь, он умудрился коснуться ее голой кожи, а первозданный холод убивает все живое. Ткань и другие подобные материалы тоже, конечно, не самая надежная защита, но хотя бы предохраняют от случайных всплесков, возникающих от разницы температур между телом живого человека и телом охотника. Яна вызвала в памяти самую первую лекцию Адрина на эту тему, чтобы проверить правильность своих выводов.
   Перед глазами послушно возникла комната, используемая охотником под кабинет. Он сам стоял у окна и, как обычно, задумчиво рассматривал стену перед собой:
  - Яна, запомни, первозданный холод убивает все, с чем соприкасается. Если ты, не позаботившись о защите, дотронешься до человека, он умрет. Не сразу, если ты сознательно не захочешь его убить, но неотвратимо. Солнце, в отличие от меня, тебе не помеха, ожога не будет для этого концентрация холода в твоем теле недостаточна. Но для того, чтобы отправить любое живое смертное существо на тот свет, ее вполне хватит. Поэтому первое, что ты должна запомнить - это заклинание защиты, которое будет достаточной гарантией безопасности для окружающих. Я, например, активирую его подсознательно, как только рядом оказывается кто-нибудь, кроме охотников и загонщиков. Тебе пока такое вряд ли удастся, так что постарайся ограничить контакты с людьми до тех пор, пока не сможешь без напряжения поддерживать полную защиту хотя бы час в любом состоянии. - Адрин оторвал взгляд от стены и серьезно посмотрел ей в глаза. - Яна, говоря "в любом состоянии", я имею в виду именно это. Сходя с ума от страха, леденея от ненависти, сгорая от любви, ты все равно должна поддерживать заклинание. Человеческая кожа - прекрасный проводник для первозданного холода, и если ты кого-нибудь даже просто поцелуешь в щечку, то отправишь бедолагу на тот свет, и ни один врач в мире ему не поможет. Пока не научишься заклинанию защиты, старайся не прикасаться к живым или прикасайся через что-нибудь: ткань, мех - что угодно, только бы это что-то не обладало жизнью. В этом случае убить случайно у тебя не получится, но если ты сознательно направишь свой первозданный холод в другое существо, тут уже даже заклинание защиты его не остановит, только расстояние. Больше чем на пятьдесят метров ты не дотянешься. Пока...
  Яна усмехнулась, набирая код, который Адрин, не мудрствуя лукаво, написал прямо на карточке, и присвистнула, когда в окошечке банкомата засветилась сумма, предоставленная ей на расходы по восстановлению безвременно погибшего гардероба. Денег вполне хватало на то, чтобы приобрести элитную квартиру да еще и на обстановку осталось бы. Девушка несколько секунд удивленно рассматривала выданные машиной цифры, а затем решительно набрала сумму, которую она хотела бы получить. Забрав деньги, Яна отправилась в магазин, заранее готовясь к неприятностям. И неприятности не замедлили появиться. Как только она толкнула тяжелую дверь, к ней решительно направился охранник, все своим видом давая понять, что бродяжкам в престижном заведении делать нечего. Девушка окинула торговый зал быстрым взглядом и, убедившись, что кроме охранника и продавца в магазине никого нет, расслабилась. Ее больше волновала маловероятная возможность очередной засады безумных богов, чем недовольство людей ее внешним видом.
  Стремительно преодолев расстояние, отделяющее ее от прилавка, Яна остановилась прямо перед продавщицей и спокойно заявила:
  - Мне необходимо приобрести полный комплект одежды, начиная с нижнего белья и заканчивая плащем, и уложиться при этом в пятьдесят тысяч рублей. Вы можете мне помочь? - деньги легли на прилавок перед растерявшейся девушкой, и охранник остановился на полдороге, решая, как поступить в нештатной ситуации. Яна выждала мгновение и, не получив вразумительного ответа, продолжила, мельком глянув на бейджик продавщицы. - Света, у меня случилась неприятность, мне нужно срочно привести себя в порядок, постарайтесь взять себя в руки и оказать мне в этом помощь.
  Продавщица моргнула, и, видимо, решив для себя, что если даже деньги краденные - ее это не касается. За продажу нескольких дорогих вещей она получит неплохие проценты, а вот за задержание воровки вряд ли даже спасибо скажут, девушка сверкнула профессиональной улыбкой и заворковала:
  - Какой стиль вы предпочитаете? Спортивный, деловой... - Яна задумчиво прищурилась, а действительно, какой? Раньше она ничего кроме джинсов и дешевых кофт не носила... Но тут внезапно проснулось чутье, о котором говорил Адрин, заявляя, что его пристрастия в одежде к трем основным цветам: черному, голубому и белому - это не каприз, а инстинкт, доставляющий множество неудобств, но, к сожалению, почти не преодолимый. Черт! Как не вовремя! Придется решать. Белый цвет девушка отбросила сразу, при ее способности ставить на одежду пятна белая одежда прослужит в лучшем случае неделю. Черный, конечно, более практичен, но в своем нынешнем облике она в нем будет похожа на молодое приведение. Что ни говори, а черный цвет в сочетании с ее короткими каштановыми волосами, бледной без тени румянца кожей и холодным невыразительным взглядом серо-зеленых глаз, смотрелся не очень. К сожалению, она не обладала способностью Адрина выглядеть элегантно или, в крайнем случае, экзотично в любой одежде, даже в грязном домашнем халате. Яна окинула тоскливым взглядом торговый зал, уставленный длинными рядами вешалок со всевозможной одеждой, и констатировала, что задача приобретает черты неразрешимой головоломки. Нет, выбор вещей в магазине был, и огромный выбор, но вот как решить, какой из многочисленных костюмов ей подходит? Все перемерить - суток не хватит, а просто представить себе как она будет выглядеть, если наденет, например, вот этот желтый пиджак у нее не получается! Опыта не хватает. Яна еще раз обежала глазами ярко освещенный зал и внезапно замерла, определенно, ей сегодня везет! На вешалке возле самой дальней от входа в зал примерочной кабинки сиротливо висел строгий брючный костюм-двойка насыщенного серо-голубого цвета... Великолепно! Продавщица все еще перечисляла ассортимент, но Яна ее больше не слышала, она нашла то, что ей было нужно. По крайне мере, она надеялась на это. Оставалось проверить... Девушка, приняв решение, стремительно зашагала через весь зал к приглянувшемуся костюму, когда она преодолела почти половину помещения, ей пришла в голову спасительная мысль. Не откладывая исполнение своей идеи в долгий ящик, Яна оглянулась на оторопевшую продавщицу, изумленно глядящую вслед своей странной покупательнице, и скомандовала:
  - Пожалуйста, подберите удобное нижнее белье и классические туфли на низком каблуке тридцать девятого размера. А еще посмотрите несколько вещей подобного стиля, - Яна указал на приглянувшийся ей костюм. - Любых оттенков серого и голубого цветов. Ну и плащ, конечно. - И отвернувшись от удивленных людей, которые на другом конце зала, занимающего все пространство второго этажа стандартной хрущевской пятиэтажки, были не в состоянии рассмотреть, какую именно вещь выбрала девушка, не говоря уже об ее фасоне, быстро направилась к нужной вешалке. Вблизи костюм не потерял своей привлекательности, чего Яна в глубине души опасалась, и девушка аккуратно, чтобы не сломать, взяла плечики, на которых он висел. Она обернулась к все еще неподвижно стоящей Светлане и удивленно поинтересовалась:
  - Я что, попросила чего-то невыполнимого? - и, не дожидаясь ответа, скрылась в примерочной. Большое зеркало, установленное напротив шторки, служащей в примерочной кабинке сомнительной заменой двери, отразило ее во всей красе, и Яна скривилась от отвращения. Вот уж угораздило ее. Неудивительно, что продавщица с охранником смотрели на нее как на говорящую змею. В таких лохмотьях только по помойкам лазить, а еще и грязь от незапланированной встречи с асфальтом... Нужно срочно переодеваться! Торопливо скинув с себя тряпки, в которые превратилась ее одежда, и оставшись в нижнем белье, Яна, ступая босыми ногами по теплому мраморному полу, отошла в угол кабинки, чтобы не подставлять незащищенную спину под неожиданный удар, и уже собралась примерить выбранную вещь, когда ширма, отгораживающая кабинку от остального помещения, осторожно отодвинулась. Девушка удивленно оглядела ворох одежды, за которым не видно было продавщицу, и вопросительно приподняла бровь. Светлана выглянула из-за вещей и тихо охнула, глядя на Яну широко раскрытыми глазами. Девушка понимающе усмехнулась и, забрав у продавщицы вещи, сделала вид, что не замечает ее любопытства. В реакции Светланы не было ничего удивительного: первозданный холод спас ей жизнь, но шрамы от ран, едва не ставших для нее смертельными, остались. Жуткие шрамы. Яна поудобнее перехватила кипу вещей, принесенных продавщицей, и когда только Светлана умудрилась найти столько подходящей одежды?! Но она не успела задать свой вопрос вслух, продавщица, справившись с собой, отвела взгляд от обнаженного торса загонщицы и торопливо выскользнула из кабинки. Яна пожала плечами и, бросив одежду на специальный столик, стоящий возле зеркала, выудила из вороха вещей туфли. Поставив обувь на пол, девушка осторожно начала одеваться в так понравившийся ей костюм, ей не терпелось примерить его, но она сдерживала себя, не хватало еще неосторожным движением порвать вещь. Яна прекрасно помнила, что первозданный холод, текущий в ее жилах делал ее гораздо сильнее обычного человека, а постоянные тренировки Адрина только способствовали развитию мышц, которые налились железной крепостью, хотя и не выглядели очень уж рельефными. Наконец костюм был одет и застегнут на все пуговицы. Сунув ноги в туфли, которые пришлись ей впору, девушка повернулась к зеркалу и удивленно прищурилась. На нее из прозрачной глубины стекла смотрела незнакомка. Все то, что она привыкла считать недостатками своей внешности, вдруг обернулось ее достоинствами. Бледная кожа и короткие жесткие волосы больше не придавали ей изможденный вид, глаза смотрели холодно и жестко, губы, никогда не бывшие полными и чувственными, превратились в узкую линию, но это только добавляло необходимый штрих к ее новому образу. Суровая, жесткая, опасная, безжалостная. Возраст больше не имел значения. Она по-прежнему была молодой девушкой, которой три месяца назад исполнилось восемнадцать, но это уже не бросалось в глаза. Яна протянула руку к мечу, снятому во время примерки и аккуратно повешенному на крючок, предназначенный для одежды покупателей, и привычным движением застегнула ремень ножен на левом боку, так, чтобы рукоять выглядывала из-за ее правого плеча. Странно, но меч в сочетании с современным брючным костюмом совсем не смотрелся нелепо. Девушка повернулась к вороху одежды, собираясь выяснить, что еще подобрала для нее Светлана, и вдруг восхищенно воздохнула. Среди костюмов и аксессуаров лежал легкий осенний плащ темно-серого цвета. Яна вытащила его из кучи другой одежды и осторожно одела, затянув широкий пояс. В следующий момент она взглянула в зеркало и не узнала себя: Светлана, несомненно, обладала прирожденным вкусом и явно зарывала свой талант в землю, работая продавцом. Как стилисту, ей бы цены не было. Плащ оказался последним недостающим штрихом. На Яну из зеркала примерочной кабинки смотрела элегантная опасная загонщица. Одежда ненавязчиво подчеркивала ее истинную суть, недвусмысленно демонстрируя, что она хищник. Пусть пока еще молодой и неопытный, но смертельно опасный хищник. Темно-серый плащ со стальным отливом мягкими складками облегал фигуру, подчеркивая ее недавно приобретенное на тренировках изящество и гибкость, из-под него выглядывали серо-голубые брюки костюма, черные осенние туфли завершали наряд, из-за плеча виднелась черная рукоять меча. Все это, вместе взятое, придавало облику девушки что-то нереальное, нечеловеческое. Яна усмехнулась, теперь она, по ее скромному мнению, больше всего напоминала то ли охотника за вампирами в представлении голливудских режиссеров, то ли вампира - положительного героя в их же интерпретации. Даже коротко подстриженные волосы не портили общего впечатления. Девушка натянула тонкие кожаные перчатки, принесенные Светланой вместе с другими аксессуарами, и довольно кивнула: то, что надо!
  За спиной у задумавшейся загонщицы раздался тихий изумленно-испуганный вздох, и Яна резко обернулась, выхватывая меч и принимая боевую стойку, вбитую в нее на уровне рефлексов многочисленными тренировками Адрина. В голове у загонщицы крутились непечатные выражения в свой адрес. Надо же, не услышала, как к ней подошли сзади! Верх беспечности! Яна приготовилась отразить нападение неизвестного агрессора и встретилась взглядом с белой, как мел, продавщицей, рассматривающей ее, словно внезапно оживший свой самый жуткий кошмар. Вот ведь идиотка! Яна расслабилась и убрала меч в ножны, а в следующий момент едва не выругалась вслух, вспомнив, что клинок остается невидимым для людей только пока находится в ножнах. Ну надо же было так опростоволоситься! И все из-за вчерашнего нападения безумных богов! Совсем нервы ни к черту. Загонщица открыла рот, чтобы объяснить Светлане все произошедшее, торопливо придумывая подходящую версию, но странные звуки, внезапно раздавшиеся с улицы, отвлекли ее внимание. Скрип тормозов, глухой удар, громогласный мат и топот людей, обутых в тяжелые ботинки военного образца. Яна отстранила изумленную продавщицу и бросила взгляд в зал, охранник тоже услышал настороживший ее концерт и теперь, открыв входную дверь, выглядывал на лестницу, чтобы узнать, что там происходит. Идиот! Неужели его ничему не учили?!! Парень внезапно дернулся, словно его резко рванули на себя, и исчез в проеме, раздался приглушенный хлопок и короткий хрип умирающего человека. Яна стремительно обернулась к девушке, все еще недоуменно рассматривающей опустевший проем, и, схватив ее одной рукой поперек груди, втащила в кабинку, зажав ей на всякий случай рот другой рукой, благодаря всех богов, что на ней перчатки, и девчонке не грозит смерть от соприкосновения с ее внутренним холодом. Возиться в такой ситуации с трупом не входило в планы загонщицы. Светлана забилась, стараясь освободиться, но с тем же успехом она могла пытаться вырваться из захвата стальных тисков. Яна даже не заметила ее усилий. Задернув штору, она оттащила девушку в глубь кабинки, и поблагодарила про себя предусмотрительность менеджеров магазина, позаботившихся о том, чтобы ширма, отгораживающая примерочную, от остального зала, доходила до самого пола. Все правильно. Не дай бог, какая-нибудь богатая покупательница, вздумавшая примерить нижнее белье, продемонстрирует его всему залу только потому, что шторка сантиметров десять не достает до пола, как это обычно бывает в более дешевых магазинах! А если еще ей об этом случайно оказавшийся в магазине хам сообщит! Репутацию магазина уже ничто на свете не спасет!
  Загонщица прислушалась к тому, что творится в зале, и нахмурилась. Ситуация явно выходила из-под контроля. Пять человек, один из которых ранен, запах крови девушка ни с чем не могла перепутать, все молодые, двадцать-двадцать три года, судя по ее ощущениям, все испуганы до дрожи в руках и поэтому способны на самую безумную жестокость. Из отрывистых матерных фраз, Яна поняла, что бандиты, почтившие своим присутствием магазин, пытались скрыться от преследования после неудачного нападения на инкассаторов, но умудрились угробить свою машину, рассадив ее о столб рекламного щита, и спрятались в ближайшем к месту аварии здании... Продавщица снова попыталась вырваться и неловко задела столик, который ответил на непочтительное с собой обращение отчетливым стуком. Загонщица пробормотала себе под нос ругательство и прошептала на ухо перепуганной до полуобморочного состояния девушке:
  - Тихо! - Яна говорила, почти касаясь губами уха Светланы, следя за тем, чтобы случайно не притронуться к смертной своей кожей и не отправить ее на тот свет. - Здесь есть запасной выход?
  Продавщица кивнула, глядя перед собой расширенными от ужаса глазами, не в силах ответить. Загонщица усмехнулась одними губами, видя такой неприкрытый страх, и осторожно выглянула в узкую щель между стенкой кабинки и шторкой, отгораживающей ее от зала. В глубине души Яна, поражалась своему спокойствию, холодной ярости и безжалостному азарту, играющему в том, что теперь заменяло ей кровь. Все говорило о том, что она стала участницей очередной криминальной истории, которыми вечно пестрит пресса. Но ситуация усугублялась тем, что вломившиеся в магазин люди с оружием оказались дилетантами, и не просто дилетантами, а законченными дилетантами. С одной стороны это было хорошо: горе-бандиты даже не удосужились проверить помещение, выбранное ими для того, чтобы спрятаться от преследователей, на наличие посторонних... Но с другой стороны, загонщица отчетливо ощущала холод их страха, а это значило что их действия, мягко говоря, непредсказуемы и могут создать серьезные проблемы.
  Яна внезапно насторожилась и прислушалась к звукам, раздающимся с улицы. Они заставили ее поморщиться от раздражения, поспешность бандитов стала ей понятна - перед магазином во всю завывали милицейские сирены. А вот это уже было плохо. Девушке совершенно не хотелось попасть в число заложников истеричных трусов, способных открыть огонь из-за любого пустяка, не то чтобы это могло ей серьезно повредить, но ведь скоро закат... Нужно отсюда убираться ко всем чертям!
  Яна осторожно отняла руку от губ Светланы, готовая снова зажать ей рот, если продавщица вздумает кричать. Но девушка, перепуганная до полусмерти, только молча смотрела на нее широко открытыми глазами и беззвучно плакала. Загонщица хмыкнула и тихо поинтересовалась:
  - Где этот запасной выход находится? - Светлана шепотом, с трудом заставляя себя четко выговаривать слова (мешали стучащие от страха зубы), торопливо ответила:
  - Возле подсобки. Слева от главного входа. - Яна прищурилась, припоминая планировку торгового зала, и тихо выругалась. По закону подлости запасной выход находился в поле зрения бандитов, и пробраться к нему незамеченной ей не удалось бы ни при каких обстоятельствах. Преодолеть огромное просматриваемое со всех углов пространство зала, когда, по крайней мере, у одного из вломившихся отморозков есть огнестрельное оружие - задачка для самоубийцы. И хотя Адрин успел объяснить своей загонщице, что теперь ей пули не страшны, проверять это на практике Яне совсем не хотелось. Бессмысленный риск. Нужно было искать другой выход из положения, но вот только какой? Бандиты нервничали. А на улице уже во всю готовились к штурму, кто-то явно для отвода глаз вездесущей прессы кричал в мегафон, предлагая бандитам сдаться добровольно, совершенно не обращая внимания на звучащие в ответ визгливые маты. Здание, если ей не изменял слух и сила холода, вибрирующая от соприкосновения с холодом страха и ярости в сознаниях десятков людей, было полностью блокировано. Черт! Яна стиснула зубы от злости на свою беспомощность и глупую ситуацию, в которой она оказалась. Выхода не было. Загонщица почувствовала, что ее охватывает леденящая ярость, и сила первозданного холода начинает выходить из-под контроля... Внезапно ее обостренное близкой опасностью чутье уловило едва заметную струйку холодного воздуха. А это что? Загонщица прислушалась к своим ощущениям, пытаясь определить, откуда просачивается холодный ветерок, и с удивлением обнаружила, что он дует со стороны зеркала, изнутри примерочной кабинки. Яна нахмурилась и, внезапно отстранив продавщицу, прибывающую в полуобморочном состоянии, одним движением отодвинула зеркало в сторону. Она бесшумно подняла ткань, заменяющую заднюю стенку примерочной кабинке и увидела свое отражение в оконном стекле. Загонщица усмехнулась своей запоздалой догадке. Оказывается, не желая попусту тратить драгоценные квадраты торговой площади, хозяева магазина лишнее окно, расположенное на торце здания и выходящее на старые ржавые гаражи, просто загородили примерочными кабинками, чтобы иметь возможность развешать больше товаров на стенах. Прекрасно! Яна осторожно выглянула в окно, стараясь случайно не превратиться в мишень для какого-нибудь милицейского снайпера, и стиснула зубы от ярости. В десятке метров от стены стояли рогатки заграждения, за которыми сгрудились машины милиции и скорой помощи. И, конечно же, люди в камуфляже. А она-то надеялась, что ее бегство никто не заметит. Придется подстраховаться. Загонщица развернулась к Светлане, неподвижно стоящей на том месте, куда ее поставила Яна, и хищно усмехнулась:
  - Мы покидаем этот уважаемое заведение. Постарайся не кричать. - Продавщица заворожено кивнула, явно не понимая, что задумала ее жуткая покупательница. Она только придушенно пискнула, когда загонщица без усилий подхватила ее на руки и одним прыжком взлетела на высокий узкий подоконник. Все-таки изматывающие тренировки последних трех недель вместе с первозданным холодом, пропитавшим ее тело, сделали свое дело. Загонщица без труда проделывала такое, о чем еще совсем недавно не могла и подумать. Бандиты услышали шум, и, судя по приближающемуся топоту, кто-то из них побежал к примерочной кабинке, но было уже поздно. Яна ударом ноги выбила стекла, поблагодарив про себя амбиции хозяев магазина, не пожелавших установить на окна решетки, ограничившись сигнализацией и круглосуточной охраной, и бесстрашно прыгнула в ощетинившийся отколками проем, стараясь не изрезать о них одежду и прихваченную с собой продавщицу.
  По ушам ударил пронзительный визг, и земля понеслась навстречу, норовя больно стукнуть по ногам. Загонщица сгруппировалась и легко приземлилась на асфальт, по-прежнему держа на руках бьющуюся в истерике Светлану. Бросив быстрый взгляд по сторонам, она убедилась, что ее появление не осталось незамеченным. Внимание людей ощущалось как горячее прикосновение к коже. Яна не сомневалась, что она на прицеле у скрывающихся в соседних зданиях снайперов. Стараясь не спровоцировать случайный выстрел, загонщица попыталась поставить продавщицу на ноги, но безуспешно. Прыжок со второго этажа произвел на девушку такое впечатление, словно она без страховки упала с высоты Эйфелевой башни. Люди закричали, показывая на нее пальцами. Чертовы зеваки! Яне стало не до истеричной девицы. Придя в себя от ее экстравагантного появления, к ней со всех сторон бежали крепкие парни в камуфляже и с автоматами. Вот черт!! Бросив так и не пришедшую в себя после спуска Светлану на землю, загонщица приготовилась драться или бежать, если понадобится, но оказалось, что милиционеры собирались ее спасать, а не арестовывать, не успев удивиться, Яна обнаружила себя в окружении плотного кольца затянутых в камуфляж спин. Крепкие мужики загородили ее и Светлану собой и, не сводя автоматов со здания, где сидели бандиты, потащили их с открытого места за ограждение. Загонщица не сопротивлялась. Сильные руки перебросили ее через деревянные перекладины, и девушка оказалась нос к носу с молодым врачом, который подхватил ее под локоть и осторожно повел к стоящей поодаль машине скорой помощи. Следом потопали два бойца с автоматами, внимательно наблюдая за каждым ее движением. Так, и что дальше?! Загонщица покорно позволила себя осмотреть: врач действовал в перчатках, и ее внутренний холод не представлял для него угрозы. Убедившись, что она не пострадала, парень вручил ей стакан кофе и оставил в покое. Как только он отошел, Яна торопливо поставила обжигающий стакан на землю и, вздохнув с облегчением, опустилась на предложенный складной стул, стараясь не слишком коситься на маячивших рядом бойцов с автоматами. На улице уже сгущались сумерки, и ей было необходимо каким-то образом улизнуть из-под опеки милиции, чтобы добраться домой до темноты. Яна огляделась и стиснула зубы от злости. Вокруг было слишком много людей, и если представители правоохранительных органов больше внимания уделяли злополучному магазину, то зеваки, столпившиеся за оцеплением, разглядывали ее, не скрывая своего интереса. Проклятье! Яна скривилась от отвращения и увидела, что пока она вертела головой по сторонам, к ней подошел мужчина лет тридцати. Человек стоял в двух шагах от нее и настороженно наблюдал за ее поведением. Обнаружив, что его заметили, мужчина достали из кармана удостоверение и, небрежно махнув книжечкой перед носом девушки, представился:
  - Майор Пшеничников. Как вы себя чувствуете? Можете говорить? - загонщица кивнула, не сводя с милиционера подозрительного взгляда. - Сколько там бандитов? Как они вооружены? Где находятся?
  Вопросы задавались резким напористым тоном в таком темпе, что у обычного человека не осталось бы времени на то, чтобы обдумать ответ, но Яна вот уже три недели жила в другом временном исчислении и, если бы захотела, вполне могла бы соврать, не вызвав у майора подозрения паузами между ответами. Но она не видела в этом никакого смысла и поэтому ответила правду:
  - Пятеро. По крайней мере, у одного из них огнестрельное оружие. Скорей всего пистолет. Я в этом не очень разбираюсь. Там хорошо просматривающийся зал, прячутся в простенках между окнами и за стеной возле входа. Один из них ранен.
  - Откуда вы знаете? - в голосе милиционера зазвучало откровенное недоверие. Яна не успела ответить, со стороны фасада магазина послышались испуганные крики и пронзительный шипящий свист, вслед за которым раздался звон бьющегося стекла и беспорядочная стрельба. Загонщица вскочила, не обращая внимания на подобравшегося в ожидании нападения человека. Она не могла ни с чем спутать этот свист. Точно так же свистел один из безумных богов, три недели назад напавших на них с Алексеем. Яна почувствовала, как в ней поднимается холодная ненависть, не раздумывая, она сжала в кулаке амулет и коротким импульсом отправила Адрину просьбу о помощи. Амулет завибрировал, Охотник давал знать, что услышал и сейчас прибудет. Яна оскалилась так, что люди шарахнулись от нее и, отодвинув оторопевшего майора, стремительно зашагала к месту событий. Она беспрепятственно вышла на проспект и остановилась. Здесь народу было гораздо больше, кое-где в толпе виднелись телекамеры журналистов. Загонщица повернулась к фасаду магазина и увидела ожидаемую картину: одно из окон было выбито, и из него летели кровавые лохмотья мяса - все, что осталось от бандитов. Выстрелов больше не было слышно. Все говорило о том, что тварь скоро пожелает выбраться наружу.
   Яна презрительно скривилась, глядя на растерянных людей, и сбросила свой плащ на капот ближайшей машины. Пришло ее время. Загонщица вытащила меч и обернулась к подоспевшему майору. Милиционер увидел клинок, и его глаза расширились от удивления, а рука потянулась к пистолету.
  - Спокойно, офицер! - Яна сама не узнавала свой голос, столько в нем было безжалостного холода. - Я не причиню людям вреда. Эта тварь сейчас выберется наружу.
  - Откуда вы знаете? - человек видимо устал удивляться и решил выяснить обстановку.
  - Он меня почуял. - Загонщица перевела взгляд на темный провал окна, майор схватил ее за плечо, но она не обратила на него внимания. Человек что-то говорил, но его слова не имели значения. Яна не отводила взгляда от окна, она ждала, когда появится одна из тварей, виновных в смерти Алексей. И дождалась! Вот из окна показалась уродливая желто-зеленая, усеянная рогами голова большой рептилии, человек рядом с ней выдохнул ругательство: из пасти монстра свисала полуобглоданная человеческая рука... Милиционеры без приказа открыли по монстру ураганный огонь. Тварь замотала головой, вереща от боли, завизжали рикошеты, но на прочной чешуе не появилось даже царапины. Не обращая внимания на обстрел, безумный бог выбрался из узкого для него проема и неуклюже спрыгнул вниз на парковку перед магазином. Земля содрогнулась, когда многотонная туша шлепнулась на асфальт. Огонь стал совершенно беспорядочным, и Яна презрительно оскалилась. Люди совсем потеряли от страха голову. Пора браться за дело. Она повернулась к майору, оторопело разглядывающему неуклюже топчущееся на парковке чудовище, и, резко встряхнув его, приказала:
  - Прикажите прекратить огонь!
  - Что? - человек посмотрел на нее безумным взглядом, и Яне пришлось осторожно влепить ему пощечину, чтобы привести в себя.
   - Эту тварь нельзя убить пулей! - В глазах человека мелькнул страх, но он справился с эмоциями и внимательно посмотрел на нее.
  - Если ее нельзя убить пулей, то как нам ее остановить? - загонщица усмехнулась. Она почувствовала присутствие своего охотника и теперь знала, что ей предстоит первый урок, наглядным пособием к которому будет безумный бог. От Адрина пришла волна одобрения ее сообразительности, и Яна решилась.
  - Ее остановлю я. - И одним сумасшедшим прыжком перемахнула через ограждение. За ее спиной вопили люди, но теперь ей было не до них. Как только она оказалась на линии огня, милиционеры перестали стрелять, боясь ее задеть. А затем загонщица услышала резкие команды, отданные голосом Пшеничникова. Майор приказывал прекратить бесполезный огонь. Умный человек! Пора! Загонщица перестала обращать внимание на людей и сосредоточилась на безумном боге, который, наконец, почуял ее, и, пронзительно заверещав, заковылял ей навстречу. Яна сконцентрировалась, посылая в лезвие меча первозданный холод и активируя кокон холода. Ей понадобится защита. Во второй раз заученные на тренировках заклинания у нее получились почти без усилий. Клинок засветился холодным голубоватым сиянием, вокруг тела затрещало заклинание защиты, и девушка скользящим шагом начала обходить уродливую тушу, выискивая уязвимое место в природной броне безумного бога. Тварь поворачивалась следом за ней, раз за разом стремительно выбрасывая в ее сторону голову на длинной гибкой шее, стараясь достать Яну зубами. Загонщица без труда уворачивалась от атак, но прекрасно понимала, что так долго продолжаться не может. Стоит ей один раз ошибиться на миллиметр, и огромная пасть перекусит ее пополам.
  Внезапно безумный бог сменил тактику, он подскочил в воздух и, хлопая перепончатыми крыльями, попытался напасть на нее сверху, выставив вперед лапы с длинными когтями. Яна пригнулась, пропуская тварь над собой, и тут же ударила по чешуйчатому брюху мечом. Монстр заверещал от боли и метнулся в сторону, но клинок все-таки нанес ему длинную глубокую рану. Твари взвыла от ярости и, развернувшись, снова атаковала сверху, не обращая внимания на повреждения. Едва уклонившись от потоков крови, хлещущей из брюха монстра, девушка снова пропустила ее над собой, а когда безумный бог оказался к ней спиной, стремительно подпрыгнула и вцепилась в один из наростов на его гребне. В нос ударила волна непереносимой вони, но загонщица стиснула зубы и, поблагодарив про себя перчатки, не дающие пальцам соскользнуть, подтянулась и оседлала дико верещащую тварь.
   Скользкая чешуя мешала сохранить равновесие и удержаться на бешено мечущемся монстре, но Яна не сдавалась, собрав все силы, она вогнала меч в спину твари рядом с позвоночником. Безумный бог засвистел от боли и, сложив крылья, внезапно рухнул на асфальт, неуклюже подогнув правую лапу. Прекрасно! Загонщица налегла на рукоять, вгоняя меч еще глубже в спину твари, и почувствовала, как под лезвием заскрипели кости. Девушка сосредоточилась, направляя по лезвию в тело безумного бога первозданный холод, текущий в ее венах. Тварь завыла от боли и, подскочив как ошпаренная, заметалась по парковке. Сил у нее было еще предостаточно. Загонщица, используя меч как проводник, вогнала в бога еще одну порцию холода, но это его не остановило и не замедлило. Бесполезно! Яна чувствовала, что ни одна из нанесенных ею ран не является не только смертельной, но даже опасной для противника. Безумный бог продолжал скакать, не смотря на клинок, торчащий у него из спины. Проклятье! Она никак не могла обнаружить его уязвимое место! Яна тряхнула головой, смахивая с лица лезущие в глаза волосы и, выдернув меч, ловким прыжком соскочила на землю, походя, увернувшись от шипастого хвоста. Откатившись подальше, загонщица вскочила на ноги и яростно оскалилась. Как же эту тварь убить?!! Яна прищурилась, разглядывая поворачивающуюся к ней тушу, и с сожалением констатировала, что не представляет, где у этого природного танка могут быть жизненно важные органы. Это начинало раздражать. Решив прибегнуть к другому способу, загонщица сосредоточилась и отправила тонкую ниточку первозданного холода к безумному богу, стремясь обнаружить магический резонанс его сердца.
  В этот момент тварь снова атаковала. Головоломным прыжком взвившись вверх, чтобы уберечь ноги от хвоста, просвистевшего над самой землей, девушка кувыркнулась в воздухе, приземлилась на оторопевшую от такой наглости тварь и, стараясь не терять сосредоточенности, пробежала по скользкой чешуйчатой спине к основанию толстой шеи. Безумный бог заметался, пытаясь сбросить с себя загонщицу, рана на спине отчетливо напоминала ему, к чему приводит постороннее присутствие за плечами, но Яна, предвидя реакцию твари, успела упасть на гибкую шею, левой рукой намертво вцепившись в один из небольших рогов, густо усеивающих макушку монстра. Два костяных нароста, расположенных рядом с тем, за который она схватилась, пропороли тонкую кожу перчатку, и девушка почувствовала, как по руке побежала кровь. Вот черт! Люди, вера которых создала это чудовище, явно страдали склонностью к преувеличениям. И, видимо, считали, что если уж у бога есть рога, то их должно быть не меньше двадцати, а про такие мелочи, как избыток зубов, растущих в огромной пасти в пять рядов, и толстенную чешую по всему телу, и говорить нечего. Ее мотало из стороны в сторону, и загонщица сосредоточилась только на том, чтобы не сорваться.
  Когда Яне начало казаться, что ее первый самостоятельный бой окончится позорным провалом, нить первозданного холода внезапно завибрировала, резонируя от наполненного магией сердца твари, и загонщица едва не разжала руку от изумления. Она действительно столкнулась с творением безумцев. Как иначе можно было объяснить то, что драгоценный камень, заменяющий богам сердце, находился у данного экземпляра ни где-нибудь, а точно в основании языка ... Вот ведь невезение!!! Как его оттуда доставать прикажете?! Девушка почувствовала, что впервые за всю схватку к ней начала подкрадываться паника. Она просто не знала, что ей делать. Спереди сердце защищали зубы, способные без усилий перекусить ее пополам. Сзади - толстенные кости черепа, которые нечего было думать пробить. А если... Загонщица стиснула зубы, изо всех сил цепляясь за рог твари, и сосредоточилась, направляя силу первозданного холода в правый кулак и зажатую в нем рукоять меча. Используя ее как кастет, Яна подгадала момент, когда безумный бог в очередной раз, попытавшись стряхнуть ее с себя, замотал головой, и, воспользовавшись инерцией очередного сумасшедшего рывка, ударила по оскаленной пасти, стараясь пробить все ряды зубов сразу. Второго шанса у нее не будет, она прекрасно это понимала. Послышался тошнотворный треск, и руку до плеча пронзила резкая боль. Кулак по самое запястье провалился в пасть безумного бога, осколки зубов царапали кожу. Яна, не обращая внимания на визг твари, выпустила меч и позволила ему скользнуть по руке назад в ножны. Наложенное при изготовлении клинка заклинание сработало как надо. Девушка, не обращая внимания на боль, просунула руку еще глубже в пасть безумного бога, нащупывая скользкий язык твари. Монстр снова замотал головой так, что едва не сбросил загонщицу на землю. Яна чудом удержалась на твердой чешуе, ее рука по локоть скрылась в пасти твари, и пальцы наконец-то нащупали толстый обрубок языка... Сжав его в кулаке, загонщица отпустила рог безумного бога и, оттолкнувшись ногами, прыгнула на землю, молясь про себя, чтобы пальцы не соскользнули. Она вложила в рывок всю свою силу и тяжесть собственного тела и почувствовала, как руку ошпарила горячая кровь бога. Яна выругалась про себя, отлично понимая, что если она ощущает температуру крови, то значит, щит перестал быть непроницаемым, и костюму только что пришел конец, если не сказать грубее... Безумный бог лежал неподвижно, и девушка подозрительно покосилась на кусок мяса, зажатый у нее руке. Она никак не могла поверить в то, что ее первая самостоятельная битва не закончилась полным провалом, чего она в глубине души опасалась. В перемазанных кровью пальцах наблюдалось что-то бесформенное, слегка светящееся. Яна вздохнула и, вспомнив наставления Адрина, потянулась к свечению своим внутренним холодом, под его воздействием плоть бога растворилась, открыв небольшой драгоценный камень неправильной формы. И как только ее кожа соприкоснулась с поверхностью камня, туша бога занялась жарким бездымным пламенем и в доли секунды превратилась в горстку пепла. Надо же! А Яна была готова поклясться, что эта тварь относится к земле или на худой конец к воде... Огненные обычно были более разумны... Интересно, а почему так тихо? Девушка повернулась к людям, которые должны были наблюдать за поединком и... Они напоминали ледяные скульптуры, на Яну дохнуло первозданным холодом Адрина, и девушка отчетливо почувствовала, как в десятках сознаний вырастает непроницаемый барьер, надежно отгораживая воспоминания о произошедшем. Люди без сознания попадали на землю, кто где стоял. Корпуса камер как по команде начали с треском лопаться, не выдержав холода. Что-то подсказывало ей: теперь о том, что записи боя появятся в новостях, можно не беспокоиться.
  - Ты молодец. - Голос Адрина звучал как всегда безжизненно, но Яна уже научилась угадывать его эмоции по едва заметным паузам между словами и тому, как он их произносит. Девушка улыбнулась туману, сгустившемуся перед ней, и тихо произнесла:
  - Ты не представляешь, как я испугалась.- Охотник принял свою человеческую форму и кивнул, соглашаясь с ней, за ним виднелся ледяной шар около метра в диаметре. Яна с любопытством посмотрела на странную вещь, и Адрин снизошел до объяснений:
   - Я тут прихватил твои покупки, ну и упаковал их для удобства транспортировки.
  - Понятно. - Яна ухмыльнулась. - Спасибо. Я об этом как-то не подумала. Пойдем домой?
  Вместо ответа Адрин подхватил ее на руки и, поймав порыв холодного осеннего ветра, взмыл вверх. Девушка с удовольствием подставила лицо потокам воздуха и меланхолично поинтересовалась:
  - А тем двоим ты почему память не стер?
  - Они не опасны для нас.
   Глава 8.
  Капитан ФСБ Вячеслав Решетников вытер дрожащей рукой пот со лба и облегченно вздохнул. На этот раз им повезло. Он покосился на своего нового напарника и увидел, что молодой парень трясется как в припадке.
  - Успокойся. Теперь уже все позади. - Решетников мрачно усмехнулся. - Хотя провалиться мне на месте, если я знаю, почему они нас не тронули.
  - А что, раньше бывало? - Степан уставился на него с ужасом.
  - Да нет. Эти не трогают, а твари вполне могут сожрать. Василия, моего старого напарника, какая-то мерзость переварила заживо. Но и эти человекоподобные бывают опасны. Правда, они обычно ограничиваются стиранием памяти, но и это, я скажу тебе, то еще удовольствие...
  - Они пришельцы, да?! - в голосе напарника Решетников уловил жадное любопытство и поморщился. Современная молодежь была просто помешана на пришельцах и прочей ерунде. И даже сотрудники специального отдела ФСБ, оказывается, не избежали этой заразы. А ведь еще каких-то пять-десять лет назад никто и слыхом не слыхивал ни о каких пришельцах, и работа в отделе по расследованию аномальных происшествий расценивалась как ссылка... А теперь - приоритетное направление. Решетников вынырнул из своих размышлений и обнаружил, что напарник смотрит на него выжидающе. Вот еще не было печали!
  - Нет, не пришельцы. - Вячеслав заставил себя говорить спокойно, ничем не выдавая своего отношения к подобным глупым вопросам. - Та девушка, которая уничтожила тварь - это Яна Самойлова, около трех недель назад врач прибывшей на место происшествия скорой помощи констатировал ее смерть. С такими ранами не живут, я видел отчет. Но потом появился тот парень и каким-то способом ее оживил и превратил вполне обычную девчонку в суперженщину, способную голой рукой вышибить зубы монстру, которого не берут пули. Вот так. Никто не знает, как это получилось.
  - Так мы за ними следим, чтобы захватить и изучить...
  - Нет!!! - Решетников яростно уставился на напарника, спрашивая себя, где начальство выкопало это безмозглое чудо.
  Справившись с собой, капитан тихо и насмешливо произнес:
  - Ты сам-то понял, что сказал? Эти существа переносят такие нагрузки, которые нам и не снились. Ты видел, как парень просто конденсировался из тумана? Уверен, что камера его удержит? А если нет? Что он натворит, когда придет в ярость, обнаружив себя в роли подопытного кролика? Не знаешь? А я тебе расскажу. Около трех лет назад в Турции наши с тобой коллеги захватили парня, который перед этим угробил четырех монстров и был серьезно ранен. Так вот, ровно через полчаса в здание, где его держали, вошла девушка, еще через пять минут она спрыгнула с двенадцатого этажа с ним на руках и улетела в неизвестном направлении. Когда в здание прибыли спасатели, они обнаружили, что все кто там находился на момент визита незнакомки, - мертвы. Мертвы безо всяких причин и внешних повреждений. Просто у всех разом остановилось сердце. Почему, так и не смогли выяснить. И с тех пор в Турции живут, как в зоне боевых действий. Твари убивают постоянно, люди боятся с наступлением сумерек выходить на улицу. Аналитики исследовали все данные, и знаешь, что они выяснили? Все дело в том, что в Турции на монстров больше не охотятся. Своеобразный заповедник. Теперь понял?
  Степан заворожено кивнул и вдруг спросил:
  - Вячеслав Николаевич, а зачем мы за ними тогда следим?
  - Вот чудной! - капитан покачал головой. - Начальство хочет быть в курсе происходящего и, в конце концов, вступить в контакт, предложить помощь. Дело в том, Степан, что за последние пять лет ситуация стала почти катастрофической. Нападения происходят так часто, что еще немного и придется начинать крупномасштабную войну с противником, который заведомо нам не по зубам. И неплохо бы к этому моменту обзавестись союзниками, тебе не кажется?
  
  Адрин меланхолично рассматривал стену своей спальни и прокручивал в памяти первый самостоятельный поединок свой загонщицы, стычка в библиотеке не в счет, и улыбался. Девушка показала себя с лучшей стороны, а ведь когда обнаружилось, что они столкнулись с нестандартным противником, он был более чем уверен: ему придется вмешаться в бой. Но оказалось, что в очередной раз он недооценил свою подопечную, Яна справилась. Справилась, даже не получив серьезных повреждений! Охотник улыбнулся. Девочка пока еще сама не понимает, насколько она опасна, и его долг - продемонстрировать ей меру ее смертоносности, а заодно и то, насколько мало в ней осталось человеческого. А также каким-то образом сообщить Яне сногсшибательную новость: она беременна. Адрин при воспоминании о своей непроходимой глупости сердито потянул себя за прядь волос, опять упавшую ему на глаза. Это надо же было быть таким идиотом! О том, что у загонщиков не бывает детей, он размышлял, а вспомнить о том, как на свет появляются маленькие охотники, ума у него не хватило! Не догадался старый дурак, что задачка решается предельно просто: Яна была беременна, когда он влил в ее жилы первозданный холод, и не только пережила эту процедуру, но и каким-то чудом сохранила своего ребенка. Хотя дети вроде выдерживают первозданный холод лучше взрослых, но ведь не в таких же дозах! Ситуация удивительная и невероятная, но после того, как во время боя аура ребенка вспыхнула совершенно отчетливо, сомневаться не приходилось. У него на руках не только первая в мире загонщица-женщина, но еще и первая беременная загонщица, а он совершенно не знает, что с этим делать!
  Охотник погрузился в легкий транс и начал перебирать все возможные варианты развития событий, чтобы потом неприятностям не удалось застать его врасплох. Итак, первое: как поведет себя еще не рожденный ребенок, оказавшись в, мягко говоря, не приспособленном для нормальной жизни окружении? Неизвестно. Раньше маленького охотника всегда вынашивала смертная женщина, не всегда здоровая, но это для развития плода не имело особого значения. Охотники никогда не болели. Ничем. Ладно. Предположим, что ребенок уже освоился в непривычном окружении, больше месяца внутриутробного развития и пока никаких патологий, судя по свечению его ауры. Дальше. Яне необходимо тренироваться для того, чтобы стать полноценной загонщицей. Перестройка организма происходит в первые месяцы после того, как первозданный холод вливается в человека, и при отсутствии должных нагрузок какие-нибудь способности могут оказаться недоразвитыми. А это верный путь на тот свет. Но выдержит ли ребенок, если загонщица будет выкладываться на тренировках по полной программе? Вопрос без ответа.
  Адрин устало покачал головой, признавая свою полную неспособность разобраться в сложившейся ситуации, и задумался над куда более актуальной проблемой: как, в конце концов, избавиться от проклятья всей его жизни - безумного высшего бога Нилитена? Охотник несколько часов безуспешно перебирал варианты, но ничего стоящего в голову не приходило. У него было слишком мало информации для того, чтобы строить более-менее правдоподобные предположения. Действительно, чего может добиваться Нилитен такими странными выходками? Ну, допустим, убить Адрина для него - дело принципа, однако, участившиеся демонстративные нападения безумных богов по всему миру совершенно не способствуют достижению этой цели. Хотя бы потому, что любой охотник, столкнувшись с неадекватным поведением дичи, обязательно насторожится, и застать его врасплох уже не удастся. Тогда зачем? Что за странная тяга к привлечению внимания смертных?
  Адрин включил кондиционер на полную мощность и подставил лицо холодному воздуху. Настроение стремительно неслось к оценке "отвратительно". Снова в глубине сознания зашевелилась, царапаясь острыми шипами, боль от потери Алексея. Захотелось завыть от бессильной злости, на себя, на богов, на судьбу, на смертных, создающих своей верой чудовищ и даже в вере в богов неспособных на постоянство. Охотник несколько раз вздохнул, загоняя боль назад за ледяную стену, и беззвучно рассмеялся над собой. Несмотря на свой более чем почтенный возраст, он так и не научился не делать глупостей. Что ж, теперь придется исправлять свои промахи. И почему он не вспомнил об этом раньше?
  Адрин стремительно подошел к окну и, распахнув створки, взмыл в темное ночное небо вместе с холодным осенним ветром. Решение его проблем было простым, как и все гениальное: если не знаешь, что происходит вокруг - спроси того, кто по роду своей деятельности обязан это знать. Внизу мелькали дома, светящиеся гирляндами окон и погруженные во тьму, но на этот раз охотник искал жилище не смертного.
  Храм обнаружился довольно быстро. Город был старый, а значит, этот обязательный атрибут веры в нем присутствовал. Тем лучше. Охотник спланировал на асфальтированную площадку перед крыльцом и, убедившись, что его ни кто не видит, стремительно преодолел расстояние, отделяющее его от дверей божьего дома. Осторожно сняв защиту, Адрин прикоснулся к теплому дереву, вслушиваясь в свои ощущения. Он не ошибся, храм действительно был божьим домом, а не только по своему названию. Первозданный холод, почувствовав силу бога, потянулся ей навстречу. Мгновение, и дерево покрылось ледяной коркой. Охотник аккуратно толкнул это ставшее хрупким сооружение и спокойно вошел внутрь, не обращая внимания на хрустящие под ногами льдинки с вмороженными в них кусочками дерева.
  Внутри ему сразу не понравилось. Он давно не был в таких заведениях и успел отвыкнуть от вездесущего ощущения божественной силы, которое покалывало лишенную защиты кожу сотнями раскаленных иголочек. Охотник восстановил защиту, добавив к ней еще и кокон холода, чтобы избавиться от неприятных ощущений. Помогло. Вздохнув с облегчением и стараясь не обращать внимания на цвет стен и потолка (обилие желтого вызывало неприятные ассоциации с солнечным светом), Адрин подошел алтарю и в растерянности остановился. Определить какое из многочисленных изображений людей, в изобилии покрывающих стены и потолок храма является изображением бога, было, мягко говоря, сложно. Охотник напряг память, пытаясь вспомнить, что он когда-либо слышал о богах, в честь которых выстроен этот храм. Из глубин сознания всплыла картинка на экране телевизора, и человек в длинном то ли халате, то ли платье с крестом на шее, увлеченно рассказывающий о казни на кресте сына божьего. Адрин окинул просторное помещение взглядом, ища что-нибудь похожее, и тут же обнаружил здоровенный крест в человеческий рост, правда не из дерева, а из камня. Впрочем, реализм у жрецов всегда хромал, и тому имелись многочисленные примеры. Одни только золотые молнии громовержца чего стоили! Охотник отчетливо помнил то посещение храма и до сих пор не мог понять, что общего у золота, которое является довольно мягким, но все-таки металлом, с чистой энергией, из которой состоит любая молния, даже созданная богом. Адрину не раз приходилось уворачиваться от этих милых сувениров в сражениях, и он знал об их природе не понаслышке.
  Заставив себя выбросить посторонние мысли из головы, охотник подошел к распятью и, используя его в качестве фокуса, направил богу свой зов. Сила замерцала в темноте голубым сиянием, стирая из его внешности последние следы человечности, в храме ощутимо похолодало. Адрин ждал, когда бог соизволит ответить на его вызов, но бог молчал. Это уже было хамством. В конце концов, мог бы проявить уважение к существу, которое старше его примерно на три тысячи лет, и это если считать только последнее воплощение... Охотник мрачно улыбнулся заносчивости юнца и позволил первозданному холоду вырваться наружу. Смертоносная энергия, одна из составляющих первичного хаоса, закружилась под сводами храма. Адрин добавил к ней магию, превращая ее в тонкую, бесконечно тонкую струнку, способную рассечь плоть даже высшего бога, и хлестнул ею по каналу, соединяющему храм с богом. Он почувствовал как в ином полуматериальном измерении, которое смертные в зависимости от своих представлений о Вселенной называли Небесами, Преисподней или параллельным миром, раздался испуганный вопль, и довольно усмехнулся. Выскочка получил по заслугам.
  На этот раз долго ждать не пришлось. Через три секунды после того, как охотник провел свое воспитательное мероприятие, воздух замерцал, и на алтаре появился изможденный, бородатый тип плохо запоминающейся наружности. Адрин несколько мгновений рассматривал его, пытаясь понять, почему люди пожелали, чтобы ими распоряжался именно он, но, так и не придумав ничего правдоподобного, решил оставить этот вопрос до лучших времен. Запоздало кивнув на приветствие бога, охотник перешел к делу:
  - Ты в курсе, что творится на твоей территории? - бог скривился от непочтительного тона, но все-таки ответил:
  - Безумные боги нападают все чаще, и становится их все больше.
  - И почему? Ведь, вроде бы, теперь в тебя, так или иначе, верят больше половины населения этого мира.
  - Делают вид, что верят. Это не одно и то же. А на самом деле, каких только тварей они своей верой не изобретают! - Бог уже не скрывал возмущения подобной несправедливостью, но Адрина его чувства мало интересовали.
  - Ладно, это и раньше было. Все эти лешии, русалки и прочая нечисть, но они не становились безумными богами, просто существовали, пока в них верили, и тихо исчезали, когда смертные в очередной раз меняли свое мировоззрение. А вот если твои прихожане стали придумывать себе новых богов - это только твоя вина. Не справляешься с обязанностями.
  Бог сердито покосился на насмешливо разглядывающего его охотника и с сарказмом протянул:
  - Вы, охотники, считаете себя непогрешимыми, но на этот раз вам не выжить, как и всем нам!
  - Вот как? Это уже интересно. И что же нам грозит, если не секрет.
  - Один Высший безумный бог научился подчинять себе других спятивших от отсутствия веры и вдобавок он каким-то способом обрел власть над теми созданиями человеческой веры, которые богами не являются, и собирается стать единственным богом в этом мире!
  - Банальная жажда власти. - Адрин поморщился от отвращения. - Ничто не ново под луной. Но должен признать, что такой глупости от Нилитена я не ожидал. Видимо, он совсем спятил, если забыл, что люди имеют свойство не только забывать своих богов, но и восставать против них, если те становятся чересчур кровожадны или беспомощны. Ты-то чего запаниковал?
  - Ты не понимаешь, охотник! Он не собирается править людьми! Он собирается создать свой собственный народ, а смертных уничтожить! Тогда верить будут только в него!
  - Так, а с этого места подробнее. - Адрин подался вперед, с трудом сдерживая пробудившуюся ярость. - И заодно расскажи, откуда ты так хорошо осведомлен о его планах?
  Бог криво усмехнулся и насмешливо поинтересовался:
   - Великий охотник, на чьих руках кровь стольких богов, не в состоянии решить такую простую задачку, я разочарован!
  Адрин наотмашь хлестнул первозданным холодом по этой улыбке, и бог, скуля, упал на алтарь, прижимая руки к почерневшим мертвым губам. Травма была для него не смертельна и даже полностью излечима, но донельзя болезненная. Охотник смотрел на скорчившегося у его ног бога и не испытывал ничего, кроме отвращения. Вопросов больше не было. Оставалось только выбраться из подстроенной Нилитеном ловушки, и тогда можно будет использовать все свои возможности для срыва планов безумного бога, который на этот раз все-таки нашел способ уничтожить охотников. Адрин отчетливо ощущал, что вокруг храма собрались все безумные боги, которых только удалось вызвать этому ничтожеству, и сам он уже находился неподалеку. Ситуация становилась угрожающей. В доме бога-предателя охотник чувствовал себя слабым, и Нилитен со своими подручными, толкущимися вокруг храма в количестве ста пятидесяти голов, если его не обманывали ощущения, вполне мог лишить его тела... А если потом не будет людей, новое тело он уже не получит. Остаться навсегда в нематериальном состоянии - неприятная перспектива. Адрин заставил себя сосредоточиться на решении стоящей перед ним задачи и не обращать внимания на вой за стенами и угрожающее бормотания бога над ухом. Привычное усилие уничтожило все эмоции, сознание стало кристально ясным, как морозное утро. Все возможные варианты развития событий, один за другим они анализировались и признавались неприемлемыми. Наконец остался единственный, не предполагающий стопроцентной вероятности смертельного исхода, и охотник бесстрастно констатировал, что лень всегда наказуема, а в его случае наказание явно не соответствует тяжести преступления. Хотя, действительно, ему стоило разобраться со своей способностью мгновенно перемещаться, в более спокойной обстановке... Адрин прикрыл глаза, восстанавливая в памяти малейшие детали единственного удачного опыта и многочисленных неудач. Ему предстояло найти причину последних за несколько оставшихся в его распоряжении минут. Охотник в бешеном темпе перебирал все известные ему факты, но не находил отличия между удачной попыткой и неудачными. Все вроде бы было воспроизведено до мельчайших деталей, однако результат не достигнут. Почему? Его сила, тонкой пленкой покрывающая пространство вокруг храма, едва заметно дрогнула, сигнализируя о приближении Нилитена. Адрин стиснул зубы - времени на эксперименты не осталось. Нужно было убираться отсюда немедленно. Охотник выпустил первозданный холод, и он потянулся к своей частичке, заключенной в теле Яны. И в тот момент, когда Адрин почувствовал, как они соприкоснулись, он сосредоточился на одном единственном желании. Холодно, бесстрастно охотник всю свою силу направил на сформулированное в сознании требование: ему необходимо оказаться рядом с Яной. Он почувствовал, как его охватывает странное ощущение, его словно тянуло туда, где мерцал холодным сиянием первозданный холод загонщицы. А в следующее мгновение Адрин уже стоял возле кровати, где безмятежно спала Яна. Ответ оказался до безобразия прост - для удачного перемещения требовалось осознание крайней необходимости такого действия.
  
  Яна проснулась внезапно, как от толчка. Она резко села на кровати, инстинктивно схватившись за меч. Ощущение надвигающейся опасности было острым, почти болезненным. Девушка приготовилась защищаться, когда в ее сознании зашелестел успокаивающий шепот Адрина. Яна расслабилась, откинувшись на подушку, и тревожно спросила:
  - Что случилось? - она по-прежнему ощущала опасность и, судя по состоянию охотника, ее мнительность на этот раз была совершенно ни при чем. Адрин присел на край постели и устало улыбнулся:
  - Ты быстро учишься. Действительно, кое-что случилось. Расскажу по порядку. Первое, не знаю, как ты к этому отнесешься, но ты беременна, срок около шести недель. - Яна тихо выдохнула сквозь зубы, не позволяя себе прервать охотника. Для вопросов еще придет время, пока нужно ознакомиться с ситуацией. - Дальше. Не знаю, как на ребенка повлияло твое превращение в загонщицу. Это предстоит выяснить по ходу дела. Еще. Если тебе придет в голову избавиться от него, могут возникнуть трудности: охотники чрезвычайно живучи, за всю историю их существования не зафиксировано ни одного удачного аборта. Потом все равно оказывалось, что женщина беременна, несмотря на количество выпитых зелий и вроде бы удачных хирургических вмешательств. - Адрин задумчиво потянул себя за упавшую на глаза прядь волос. - Мади считает, что дело в нечувствительности охотников к ядам, созданным людьми, и феноменальной способности еще неродившихся детей инсценировать свою смерть во время аборта, жертвуя частью своей физической оболочки, которая затем без особых трудностей может быть восстановлена. Кажется, сейчас люди называют это регенерацией. - Яна изумленно покачала головой, удивляясь познаниям охотника в современной медицинской терминологии, и спокойно заметила:
  - Я не собираюсь избавляться от своего ребенка. - Девушка на мгновение замолчала и нерешительно добавила: - Только надеюсь, он не пойдет в своего отца...
  - Не пойдет. - Адрин усмехнулся, увидев ее изумление. - По той простой причине, что первозданный холод, попадая в ребенка до рождения, перестраивает его по моему подобию. За исключением незначительных деталей, вроде пола.
  - Это радует. Какие еще сюрпризы заявили о своем присутствии, пока я спала? - Адрин усмехнулся
  - Нечего особенного. Нилитен окончательно спятил, и своим помраченным сознанием смог изобрести план захвата власти, который действительно может сработать. Этот ненормальный решил стать единственным богом, пользующимся, так сказать, спросом, что автоматически сделает его намного сильнее всех остальных богов даже высших. Вера является неиссякаемым источником энергии... Но не это важно. Если бы Нилитен просто терроризировал смертных, заставляя их поклоняться ему из страха, или обещал все возможные блага, что для него нехарактерно беспокоиться было бы не о чем. Все это уже было. Люди непостоянны, всегда находятся сомневающиеся, которые заражают своим настроением остальных, и в результате очередного бога свергают или забывают. А нам вообще не стоило бы волноваться. Пока есть люди, будем и мы. Но этот безумец решил создать свой народ не из смертных, а, так сказать, по своему образу и подобию. Сейчас в мире огромное множество тварей, созданных верой людей, и Нилитен начал подчинять их себе. Безумных богов, вампиров, оборотней, каких-то зеленых человечков - всех, до кого может добраться. Существ, не обладающих изначально божественной сущностью, он наделяет частичкой своей силы, чем привязывает к себе накрепко, безумных богов - просто подавляет по праву сильного, у этих ничтожеств слишком развит стадный инстинкт, и они способны пойти за любым в ком ощущают большую силу. Ну а если добавить к этому некоторую коррекцию их куцего сознания, которую периодически проводит этот сумасшедший... Если действия, которые нужно совершить, напрочь противоречат их инстинктам, ему приходится тяжело, а во всем остальном они подчиняются Нилитену беспрекословно. И теперь он решил скрестить тех из своих рабов, что имеют относительно человекоподобную внешность со смертными. Получившиеся полукровки будут повиноваться ему на уровне инстинкта, унаследовав это от своих нечеловеческих родителей, а кровь смертных, текущая в их жилах, позволит Нилитену использовать энергию их веры по назначению. Хотя я сомневаюсь, что эти существа смогут давать жизнеспособное потомство, но это ничего не изменит. Нилитен уничтожит смертных, а там или, став при помощи веры своих созданий самым сильным богом, он убьет остальных богов, или его эксперимент не удастся, новый вид разумных вымрет, большинство богов погибнет без веры в них. А те, кто все-таки останется, столкнутся с неприятной перспективой провести всю оставшуюся им вечность в компании одних и тех же лиц. Так уж получилось, что никто из ныне существующих богов вновь создать людей не сможет. Мы же, скорее всего, потеряем физическую оболочку, загонщики с большой долей вероятности вынуждены будут отправиться в общее посмертие, что тоже далеко не подарок. Вот такой расклад.
  Яна молча смотрела на сидящего на ее кровати Адрина, и не могла поверить в то, что все рассказанное им не просто страшная история, а вполне реальная проблема, которую придется как-то решать.
  - А боги не смогут его остановить? - девушка хотела выяснить все до конца.
  - Нет. Нилитен - один из самых могущественных богов на данный момент. Он изначально был высшим богом, а его способность черпать силу из смерти людей делает его гораздо сильнее обычных богов, которые в последнее время катастрофически теряют верующих. Мелкие секты не в счет, сама понимаешь. К тому же некоторые из богов перешли на его сторону. Сегодня меня заманили в ловушку, которая была организована в храме. И я так полагаю, сам бог являлся частью этой ловушки, если бы я его убил, поняв, что он из себя представляет, у меня вряд ли бы хватило сил выбраться. Вечная беда Нилитена: судит обо всех по себе
  Яна нахмурилась, обдумывая услышанное. По всему выходило, что им предстоит война, шансы победить в которой стремительно приближаются к нулю. Неприятная перспектива. Адрин усмехнулся, явно прочитав ее невеселые мысли, и беспечно заметил:
  - Ну не все так плохо. Некоторые боги однозначно встанут на нашу сторону. Тот же Тарн ненавидит Нилитена настолько, что даже во имя спасения собственной шкуры не будет с ним сотрудничать. Есть еще несколько таких же. Плюс ко всему на нашей стороне все охотники, а это не маленькая сила. Выкрутимся. У нас в запасе, по крайней мере, лет десять, пока первые представители новой расы не повзрослеют настолько, что смогут осознанно верить в своего создателя.
  - Если нас не убьют раньше. - Яна задумчиво покачала головой. - На тебя уже охотятся.
  - На меня всегда охотятся. В этом нет ничего нового. А если ты имеешь в виду сегодняшнюю ловушку, то в ближайшие месяцы такое не повториться. У Нилитена силы не безграничные, да и подходящую приманку найти сложно. Конечно, стоит быть поосторожнее, но в этом доме мы в полной безопасности.
  - Почему? - заинтересовалась Яна.
  - По той простой причине, что дом построен на месте, где когда-то стоял храм Тарна, да и я за несколько десятилетий успел неплохо организовать защиту.
  Девушка кивнула, давая понять, что приняла новую информацию к сведению. Адрин на этот раз был удивительно откровенен, и это наводило на неприятные мысли. Она уже успела выучить все привычки древнего охотника и точно знала, что заставить его рассказать больше, чем он считает необходимым, просто невозможно, а исчерпывающе отвечать на вопросы, не заставляя собеседника додумывать сказанное, Адрин начинал только тогда, когда от объема информации зависела жизнь небезразличного ему существа.
  Глава 9.
  Как и предсказывал Адрин - следующие пять недель прошли тихо. Яна тренировалась, училась магии и занималась домашним хозяйством. С последним как раз намечались серьезные проблемы. Дом охотника был, мягко говоря, не маленьким и уборка всех помещений отнимала столько сил, что девушка под конец едва переставляла ноги. Сначала она грешила на изматывающие тренировки, но, когда ее начало мутить по утрам, пришла к неутешительному выводу, что вся проблема в ее беременности. Так что можно было с большой вероятностью ожидать ухудшения состояния, а, следовательно, в ближайшие месяцы вряд ли она сможет наводить порядок в доме. Девушка сердито смахнула пыль с огромного зеркала, которое Адрин использовал для фокусирования магической энергии, и вздохнула. Жаль, что нельзя посоветоваться с Алексеем, глаза заболели льдинками непролитых слез, Яна тихо вздохнула и со всего размаха ударила кулаком в стену. На пол посыпались осколки кирпичей, а загонщица почувствовала некоторое облегчение. Но все-таки ей было интересно, как с уборкой справлялся Алексей. Он не походил на человека, которой сам моет пол. Можно было бы, конечно, нанять уборщицу, да вот только половина помещений в доме была не предназначена для того, чтобы в них находились люди. Объясняться с милицией по поводу трупа в планы девушки не входило.
  От невеселых размышлений ее оторвал звонок в дверь. Яна бросила на пол тряпку и обреченно поплелась открывать. Она имела неосторожность сообщить своей тетке, где теперь живет, и успела уже не раз пожалеть об этом, но с другой стороны еще не хватало, чтобы ее активная родственница подала заявление о пропаже племянницы. Лишнее внимание девушке сейчас было противопоказано по многим причинам...
  Ну вот, так и есть! На пороге стояла тетя Тоня и Оксанка с Наташкой. Черт! Своих двоюродных сестер Яна терпеть не могла. Они были старше ее на год и два соответственно и в свое время здорово изводили.
  - Могла бы и поторопиться! - тетя Тоня была как всегда в своем амплуа. - Мы десять минут уже торчим на пороге!
  - Проходите. - Девушка привычно пропустила замечание родственницы мимо ушей и отступила, давая возможность незваным гостям войти в дом. - Что случилось?
  Не отвечая, родственницы прошли мимо нее и по-хозяйски расположились в гостиной. Яна только вздохнула, благодаря про себя всех богов за то, что после нападения в храме Адрин покидал дом только днем, опасаясь оставлять ее одну тогда, когда безумные боги выходят на охоту. Если бы охотник оказался свидетелем бесцеремонного вторжения, то вполне возможно, что у нее на три родственницы стало бы меньше. Девушка мрачно посмотрела на двоюродных сестер, беззастенчиво разглядывающих обстановку комнату, и повторила свой вопрос:
  - Что случилось? Вы же клялись не иметь ничего общего с бандиткой?
  - Как всегда грубишь! - фыркнула тетя Тоня. - В конце концов, ты - дочь моей сестры, и я за тебя отвечаю!
  Это было что-то новенькое. Яна несколько мгновений смотрела на нее, пытаясь понять, что черт возьми происходит?
  Однако следующие слова тети мгновенно прояснили ситуацию.
  - Твоя сестра выходит замуж, и, поскольку ты наша родственница, ты могла бы помочь с организацией свадьбы...
  - С какой стати? - Яна резко выпрямилась, стараясь обуздать рвущийся на свободу первозданный холод, почему-то потеря контроля над эмоциями у нее приводила к тому, что он норовил освободиться, что в свою очередь приводило к жертвам среди окружающих.
  - В конце концов, ты нам многим обязана. - И без того маленькие глазки тетки почти исчезли, когда она сердито прищурилась, глядя на девушку. - Вырастить тебя было не так-то легко...
  Яна сжала зубы, чтобы не выругаться, удивляться было нечему - в этом вся тетя Тоня. Но как же не хотелось признавать, что ее единственные родственники рассматривали ее как неприятную обязанность и теперь требуют вознаграждения за то, что вырастили ее. Девушка на мгновение закрыла глаза, проклиная про себя чувствительность, вызванную беременностью, а затем спокойно произнесла:
  - Сколько?
  - Тысяч восемьдесят. - Тетушка удовлетворенно откинулась в кресле. - Мы собираемся снять зал в "Астории".
  - Понятно - Яна усмехнулась. Родственники не мелочились. К счастью, у нее еще оставались деньги, выданные Адрином на одежду, она попыталась вернуть карточку после посещения магазина, но охотник отмахнулся от нее, заявив, что каждой девушке нужны деньги на мелкие расходы. - Я сегодня же сниму нужную сумму и отдам тебе.
  - Хорошо иметь богатого любовника! - Оксана язвительно улыбнулась, поднимаясь с дивана. - Вот тебе приглашение на мою свадьбу. Только не приводи своего спонсора, я не хочу объясняться с родителями Антона.
  Яна машинально взяла карточку, на которой затейливые золотые узоры надежно скрывали мелкие черные буковки, и молча проводила родственниц до порога. Когда за ними закрылась дверь, девушка прислонилась к ней спиной и зажмурилась. Она чувствовала себя странно, тревожно. Комком к горлу подступила обида, захотелось упасть на пол и разреветься. Загонщица испуганно прижала руку к груди. Что с ней происходит? Она что, заболела? Черт возьми, она на безумных богов так не реагировала! Девушка осторожно отошла от двери, но не выдержала и упала на колени посередине прихожей, не в силах остановить рвущиеся наружу рыдания...
  Внезапно сильные теплые руки подняли ее с пола, и знакомый безжизненный голос поинтересовался:
  - Испугалась? Ничего, бывает.
  - Откуда ты знаешь? - Яна, всхлипнув, подняла на Адрина растерянный взгляд.
  - У каждого загонщика такое бывает в первые месяцы после превращения. Обычно, когда он сталкивается с чем-то из своей прежней жизни. Он внезапно начинает чувствовать себя как тот человек, которым он был до изменения, и это обычно пугает его до чертиков. Просто чувства прежнего "я" слишком не совпадают с тем, что он привык ощущать в настоящем, отсюда и истерика. Знала бы ты, что устроил загонщик Мадии!
  - Что? - против воли заинтересовалась Яна, слишком уж сильное, насколько это было возможно для охотника, восхищение звучало в словах Адрина.
  - Этот ненормальный с Востока, так вот когда на него накатило, он помчался в мечеть на молитву, там устроил покаяние со слезами и битьем себя в грудь, перепуганный мулла вызвал стражу. Асир так перепугался стражников, что бросился бежать, не разбирая дороги, и вылетел под ноги коню какого-то то ли эмира то ли визиря, я уже не помню. В общем весь город на уши поставил. Его арестовали, обвинили в покушении, оскорблении и еще в чем-то таком же. В тюрьме он пришел в себя, вспомнил, что Мади вообще-то ждет его к ужину, быстро покинул место своего заключения и помчался домой. Самое смешное - в воротах он столкнулся с Мади, которая спешила выручать своего загонщика.
  Яна невольно рассмеялась, представив себе это зрелище. Зная охотников, можно было с уверенностью предполагать, что незадачливый загонщик получил знатную выволочку за что-нибудь наподобие недостаточно быстрого бега от стражи... Смех сменился хищным оскалом, и Адрин поднял брови, предлагая объяснить причину столь стремительной смены настроения.
  - На свадьбу я все-таки пойду, воспользуюсь приглашением. - Охотник понимающе кивнул, всю сцену, происшедшую в гостиной он прекрасно видел в сознании свое загонщицы и считал, что ее родственники заслуживают мести.
  
  Адрин наблюдал за тем, как Яна, успокоившись, отправилась умываться снегом, специально хранившимся для этих целей в холодильнике (мало приятного, когда твое лицо покрывает тонкая корка льда, в который превращается вода, соприкоснувшись с незащищенной кожей охотника или загонщика), и задумчиво накручивал на палец непокорную прядь волос, вечно падающую ему на глаза. Его беспокоило состояние загонщицы. Последнее время она стала нервной и чересчур чувствительной. Возможно, все дело в ее беременности, но существовала опасность того, что у девушки началось какое-то нарушение в психике. Адрин очень надеялся на первое, но не мог избавиться от тревоги. В конце концов, Яна даже по меркам загонщиков прошла через серьезные испытания. А тут еще ее родственники! Вот этого охотник совершенно не понимал! Люди сплошь и рядом относились к своим родным как к врагам, совершенно не смущаясь того, что в их жилах течет одна кровь. У охотников все было по-другому. Они редко встречались, но никогда не отказывали друг другу в помощи, какой бы она ни была. Все они были одной семьей и заботились друг о друге настолько, насколько позволял их индивидуализм и самостоятельность. А люди... люди умудрялись искалечить жизнь и себе и окружающим из-за совершенно непонятных с его точки зрения вещей. Например, из-за зависти.
  Яна вошла в комнату, и Адрин с удовольствием отметил, что от приступа воспоминаний не осталось и следа. Взгляд серо-зеленых глаз обрел ставшую уже привычной твердость, на лице застыла маска уверенности в себе. Охотник вспомнил ту растерянную девушку, которая два месяца назад впервые вышла к завтраку в этом доме, и улыбнулся, загонщица сильно изменилась за такой короткий срок.
  - У меня новости. - Яна внимательно посмотрела на него и уверенно произнесла:
   - Судя по всему, неприятные. - Охотник кивнул, отмечая про себя, что его загонщица постепенно учится применять свои способности к ясновиденью, и у нее это неплохо получается.
  - Да, неприятные. Нилитен взялся за дело всерьез. В городе появилось много различных сект, в боге которых без труда можно узнать этого сумасшедшего. Хуже всего, что секты активно вербуют молоденьких девочек.
  - Понятно. Будущие матери новой расы. - Яна скрипнула зубами. - Что можно им противопоставить?
  - Пока ничего. Я отправил сообщение Мади и остальным охотникам. И теперь нужно будет выходить на охоту каждую ночь. Чем меньше поголовье безумных богов, тем труднее Нилитену будет осуществить свой замысел.
  - Хорошо. Скоро стемнеет. Пойду, переоденусь.
  Яна стремительно вышла из комнаты, а Адрин, удобно устроившись в кресле, принялся терпеливо ждать. Как и все женщины, его загонщица имела дурную привычку одеваться непозволительно долго, если, конечно, ситуация позволяла...
  
  Яна усмехнулась, оглядывая суету перед входом в самый дорогой ресторан города, и решительно зашагала к мелькающей в центре толпы тете Тоне. Сегодня у ее младшей дочери Оксаны была свадьба, и тетушка из шкуры вон лезла, чтобы не ударить в грязь лицом перед гостями. Невеста с женихом еще не прибыли, и приглашенные с нетерпением ждали на улице, с вожделением поглядывая на окна ресторана. Как только девушка подошла поближе, на нее сразу же обратили внимания несколько человек. Яна холодно улыбнулась. Сегодня она оделась более чем подходяще для того, чтобы шокировать людей. Ее любимый темно-серый плащ развевался на холодном осеннем ветру, он был небрежно распахнут, и под ним виднелся дорогой светло-голубой шелковый костюм. Черные туфли уверено ступали по залитому дождем асфальту. Перед выходом Яна посмотрела в зеркало и с удовольствием констатировала, что холодный цвет шелка удачно сочетается с ее бледностью, придавая ей немного нечеловеческий, агрессивный вид. В общем - то, что надо, чтобы напугать добропорядочных обывателей.
   - Здравствуй, тетя. - Ленивый уверенный голос заставил всех гостей замолчать и посмотреть на вновь прибывшую. Яна холодно улыбнулась, увидев потрясение, промелькнувшее в глазах родственницы. - Я не опоздала?
  - Нет. - Впервые в жизни Антонина Сергеевна не нашлась, что ответить своей племяннице, чтобы поставить ее на место.
  - Прекрасно. - Девушка насмешливо оглядела гостей. - Это знакомые Оксаны?
  - Здесь родственники Антона и, конечно, их друзья. - Тетушка немного пришла в себя и, понизив голос, зашипела. - Что ты себе позволяешь! Веди себя прилично!
   Яна проигнорировала ее слова, рассматривая подъезжающий кортеж. Да уж, если ее родственники за что-нибудь берутся, то можно быть уверенным в том, что все что они сделают, будет немного слишком. Слишком помпезно, слишком дорого, слишком кричаще. Из увешанной шариками машины с трудом выбралась Оксана в огромном платье, в котором ее фигура полностью терялась, и создавалось устойчивое впечатление, что девушку просто завернули в какую-то вычурную упаковку. Следом показался жених, и Яна с удивлением узнала в нем того самого крепыша, который открывал им с Алексеем дверь в доме Белого. М-да, кажется, сама того не подозревая, тетушка умудрилась уже породниться с бандитами. Антон с неудовольствием покосился на запутавшуюся в платье Оксану и, не дожидаясь ее, зашагал к ресторану. Так. Яна насторожилась, свою двоюродную сестру она терпеть не могла, но и прощать чужаку оскорбительное поведение по отношению к своей родственнице не собиралась. Девушка шагнула вперед и, обогнув свою тетку, заступила дорогу Антону. Тот несколько секунд непонимающе смотрел на возникшее перед ним препятствие, а затем попытался его обойти.
  - Не торопись, Антон. Невесту забыл. - Яна говорила бесстрастно, резко обрывая фразы, подражая Алексею. Парень вздрогнул, поднял глаза, и первый раз посмотрел на ее лицо. Увидев, как в глубине зрачков промелькнуло узнавание, девушка понизила голос и тихо бросила.- Если еще раз оскорбишь мою сестру, я тебе сердце вырву и скажу, что так оно и было, понял?
  Антон деревянно кивнул и, развернувшись, чуть ли не бегом бросился к Оксане. Яна проводила его взглядом и усмехнулась, отметив, что дружки жениха мгновенно насторожились. Ее это не волновало, прошли времена, когда косой взгляд бритого мальчика заставлял ее дрожать от страха. Теперь дрожать предлагалось им.
  Торжественные проводы новобрачных в зал ресторана девушка пропустила, отвлекшись на двоих людей, наблюдающих за ней из дома напротив. Она узнала тех, кого не стал лишать памяти Адрин после событий возле магазина, и решила не терять бдительности. Хоть ее охотник и утверждал, что они не опасны, но подстраховаться не помешает. Войдя вместе со всеми в ресторан, Яна выбрала место таким образом, чтобы иметь возможность наблюдать за входом и окнами, и только после этого обратила внимание на то, что стояло на столе. К ее удовольствию там было достаточно мясных блюд, чтобы без проблем утолить голод. Последнее время растительная пища стала для нее в этом плане практически бесполезной. Краем уха слушая вопли тамады, девушка отдавала должное курице, фаршированной грибами, и наверняка, поэтому пропустила объявление очередного конкурса, потому что когда кто-то попытался осторожно стянуть с ее ноги туфлю, среагировала несколько не по сценарию.
  Яна еще не успела понять, что происходит, а вбитые на десятках тренировок рефлексы уже включились. Нога стремительно вывернулась из рук человека, и носок туфли ударил точно под кадык, а загонщица одним текучим и вместе с тем быстрым движением нырнула под стол, вытащив из-под него задыхающегося парня, в последний момент она успела придержать удар, и поэтому неосторожный вор остался жив. За столом повисла потрясенная тишина, а Яна, поняв, что едва не стала жертвой распространенной на свадьбах забавы, заключающейся в попытках тайком стащить туфли, желательно, у невесты, выругалась про себя. Она торопливо активизировала заклинание защиты, чтобы не дай бог не прикоснуться к нему голой кожей, отправив на тот свет, и стала аккуратно массировать горло горе-похитителю. Через несколько секунд он уже дышал почти нормально, но не сводил с нее глаз, в которых плескался откровенный ужас. Как только она отпустила его, он тут же отскочил от нее на расстояние, которое посчитал для себя безопасным.
  Яна стиснула зубы, понимая, что теперь придется оправдываться, и еще неизвестно, как на все происшедшее прореагируют гости. Как бы еще милицию не вызвали. Но положение, к ее удивлению, спас жених. Он заржал как конь при виде скотобойни и выдал:
  - Круто! Ян, потом научишь меня так же? Ну, чтоб не глядя и точно в горло?
  - Научу. - Девушка усмехнулась в ответ. - Этот из твоих дружков что ли?
  - Ага. Он Алексея не знает, поэтому так и подставился.
  - Ясно. - Яна поймала полный изумления и непонимания взгляд тетки и про себя поблагодарила судьбу за то, что ей больше не придется находиться со своей родственницей в одной квартире, иначе проповедь о должном поведении часов этак на шесть была бы ей обеспечена. Подвыпившие гости отвлеклись на очередной конкурс, торопливо объявленный тамадой, а загонщица тоскливо уставилась на заставленный разоренными блюдами стол. Находиться среди людей больше не хотелось, но и демонстративно уходить тоже было невежливо. Не то, чтобы ее теперь это волновало, но зачем совсем уж портить отношения со своими единственными родственниками без крайней на то необходимости? Тетка может достаточно спокойно отреагировать на любую выходку, кроме унижения перед гостями. Вот этого она не простит, а где-то, между прочим, болтается заключение о смерти Яны Самойловой, и не дай бог, если о нем вспомнят, что при попытке подать заявление, например, о хулиганстве вполне вероятно. А дорогая тетушка еще и не на такое способна. Объяснять заинтересованным органам, как это она выжила после смертельных, с точки зрения медицины, ран, девушке совершенно не хотелось. Настроение окончательно испортилось. Яна уже не понимала, что заставило ее прийти на свадьбу Оксаны, в конце концов, какое ей дело до того, что о ней думают люди, которые теперь не имели в ее жизни никакого значения. Суета вокруг нее казалась ей теперь какой-то нереальной, ненастоящей. Словно нанятые актеры старательно играют какую-то пьесу, не слишком утруждая себя естественностью. И ясно видно, что под улыбкой Наташи скрывается зависть к сестре, а дородная дама в бардовом платье, новоявленная свекровь, смотрит на новых родственников с брезгливостью, явно считая, что Оксана не достойна ее сына, и при этом все они старательно показывают, что веселятся и искренне желают молодым счастья.
  Яна смотрела в свою тарелку, стараясь не видеть окружающих ее людей. Они раздражали и вызывали стойкое отвращение. Дверь ресторана хлопнула, и в зал ввалился один из тех, что следили за ней из соседнего дома. Что это еще такое? Девушка напряглась, готовая отразить нападение и бежать. От этих оперативников можно было ожидать всего чего угодно. Адрин рассказал ей о случае, который произошел с загонщиком Мади три года назад в Турции. Еще не хватало, чтобы и ее попытались захватить для изучения. Однако к ее безграничному удивлению человек не стал размахивать удостоверением и пистолетом, а выпалил:
  - Яна Андреевна, нужна ваша помощь! - в зале установилась мертвая тишина, а загонщица поинтересовалась сама у себя, не начались ли у нее галлюцинации на нервной почве, и прочитала заклинание, предназначенное для того, чтобы развеять морок. Однако оно не помогло. Человек продолжал смотреть на нее выжидающе, и не думая никуда исчезать. Значит не морок. Тогда вообще непонятно. Справившись с собой, Яна осторожно поинтересовалась у еще молодого парня, застывшего в дверях с самым несчастным видом:
  - Что случилось?
  - На соседней улице авария, там узко, тяжелая техника проехать не может. Ребенка машиной придавило, спасатели вытащить не могут! - коротко и по существу. Чувствуется подготовка. Но ведь парень наверняка понимает, что выдал себя с потрохами, неужели это его личная инициатива, или попытка проверить их с Адрином на лояльность к людям? Мысли проносились в голове Яны с сумасшедшей скоростью. Какой бы из вариантов не имел место, отказывать нельзя. Однозначно, что об ее поведении станет известно спецслужбам, и лучше, чтобы они воспринимали охотников как опасных, но относительно дружественных представителей иного вида, чем присоединились к лагерю их многочисленных врагов. И без людей желающих увидеть смерть охотников хватает. Яна стремительно поднялась из-за стола и коротко бросила:
  - Показывайте. - В глазах человека отразилось облегчение, и девушка спросила себя, не может ли вся эта история оказаться банальной ловушкой? Но потом решила, что вряд ли. Слишком рискованно, а если она откажется помогать? Что им тогда делать с такой западней?
  Она вышла из ресторана, незаметно наблюдая за своим спутником, готовая в любой момент отразить нападение, но на улице никого не было. Парень торопливо зашагал в сторону узкого переулка, вход в который виднелся через четыре дома от "Астории", в нем суетились люди в характерной форме спасателей. Войдя в переулок, загонщица увидела, что они пытались приподнять кузов небольшого грузовика, скорее легковушки с кузовом, который лежал на боку, наполовину въехав в отходящий от переулка тупик. Рядом стоял второй из наблюдающих за ней оперативников и с откровенным изумлением смотрел на своего напарника. Значит, экспромт. Правдоподобно изобразить такие эмоции, да еще так, чтобы обмануть загонщика, у человека вряд ли бы получилось. Яна подошла к спасателям и попыталась поверх их спин рассмотреть, где находится ребенок. Высокий хмурый мужчина с докторским чемоданчиком отстранил ее, даже не подняв глаз, и мрачно бросил:
  - Проходите, не мешайте. - Девушка открыла рот, чтобы ответить, но вмешался ее сопровождающий.
  - Дайте ей попробовать.
  - Что?! - теперь уже все спасатели повернулись к ним, и выражение их лиц не предвещало ничего хорошего. Яна оставила оперативника разбираться с разгневанными представителями другого ведомства, а сама резко оттолкнувшись от мокрого асфальта, подпрыгнула и ухватилась за подоконник окна на втором этаже, которое находилось почти над перевернувшимся грузовиком. Сверху картина предстала перед ней во всей красе. Машина наполовину заехала в тупиковый переулок, когда в ее кузов врезался другой автомобиль, который, видимо, с места происшествия скрылся. Места в переулке хватило как раз для того, чтобы грузовик перевернулся на бок, водитель выбрался через свободную дверь наверху и вызвал спасателей. На свою беду в переулке курило несколько подростков, один из которых не успел увернуться от кабины грузовика, придавившей ему ноги, остальные юные курильщики сейчас выглядывали из обшарпанных дверей подъезда, куда успели заскочить в последний момент. М-да, ситуация. Спасателям, чтобы подойти к мальчишке, нужно пройти по грузовику, а это значит, что на ноги пострадавшего обрушится дополнительный вес, который может оказаться и роковым. Мало ли какие у него повреждения, а если сдвинувшаяся кабина порвет крупные сосуды, да людям и не поднять кабину, даже вдвоем, а больше в закоулке сейчас не поместится. Кран грузовик поднял бы без труда, но тяжелой машине просто не подобраться к месту аварии - слишком узко. Что ж, придется действовать самостоятельно. Яна перехватила подоконник поудобнее и, раскачавшись, перепрыгнула через грузовик. Она немного не рассчитала и едва не врезалась головой в стену тупика. Чертыхнувшись про себя, девушка посмотрела на испуганные физиономии подростков и коротко бросила:
  - Так, сейчас вы будете мне помогать. Я подниму кабину, а вы вытащите из-под нее своего товарища. Не торопитесь, тащите осторожно. Все понятно? - Мальчишки кивнули, но чувствовалось, что они с трудом понимают происходящее. Яна вздохнула про себя и, подойдя к кабине, начала ее осторожно поднимать, краем глаза наблюдая за пострадавшим. Он был без сознания, но мог в любой момент прийти в себя от боли, и кто его знает, что он начнет после этого делать? Девушка перестраховывалась, потому что не знала, как ведут себя люди в таких ситуациях. От жизни и здоровья этого мальчика многое зависело. Кабина оказалась не такой уж и тяжелой, загонщица приподняла ее на метр и скомандовала мальчишкам, наблюдающим за ее действиями широко открытыми глазами:
  - Вытаскивайте его! - ребята засуетились, не зная, что делать, но один из них все-таки додумался взять своего друга за плечи и осторожно потянуть на себя. Он почти вытащил его, когда мальчишка пришел в себя, он забился в руках своего невольного спасателя и закричал. Яна поняла, что еще немного, и подросток мальчишку отпустит. Не придумав ничего лучше, она резко рявкнула:
  - Тащи, твою мать! - парнишка дернулся, словно девушка его ударила, и подался назад, не выпуская плеч пострадавшего. Как только ноги мальчишки показались из-под кабины, Яна бросила грузовик и, подхватив ребенка на руки, пробежала по нему на другую сторону. Не обращая внимания на растерянные взгляды людей, она положил мальчишку на заранее приготовленные кем-то из спасателей носилки, и повернулась к наблюдающим за всем происходящим оперативникам:
  - Получите своего пострадавшего. Дальше уж сами, лечить людей я не умею. - Яна не ожидала ответа и поэтому очень удивилась, когда старший из них тихо произнес:
  - Спасибо вам. - Девушка усмехнулась.
  - Да в общем-то не за что.
  
  Капитан Решетников смотрел вслед удаляющейся спокойным шагом девушке и вытирал пот со лба. Первый контакт состоялся и вопреки всем прогнозам аналитиков прошел более чем успешно. Когда случилась авария, и стало понятно, что вытащить мальчишку из-под машины вряд ли получится, Степану внезапно пришло в голову попросить помощи у объекта. Решетников сначала категорически запретил своему напарнику всякую самодеятельность, слишком велика была вероятность того, что превратившаяся в неизвестное существо Яна Самойлова просто убьет оперативника и скроется, но молодой идеалист (и откуда его только выкопали?!) Ослушался его приказа и отправился на поиски приключений на свою задницу. Вячеслав уже обдумывал как будет объяснять начальству гибель своего напарника, за которого он по идее отвечает, когда увидел возвращающегося Степана, а с ним... А с ним как ни в чем ни бывало шла Яна Самойлова! Девушка не выказывала никакой враждебности, если, конечно, отвлечься от более чем колоритного внешнего вида, но Решетников видел этих странных созданий слишком часто, чтобы придавать значение тому, как они выглядят. Странно, но Яна даже не потребовала ничего за свою помощь, просто перемахнула через грузовик, без всяких усилий подняла кабину, вытащила из-под нее ребенка и перенесла его к спасателям. Сейчас они оказывали мальчишке первую помощь, суеверно косясь на удаляющуюся девушку. Решетников повернулся к своему напарнику и тихо прошептал:
  - Когда вернемся в контору, ты мне все подробно расскажешь! Понял?! А теперь вкратце, как она прореагировала на твою просьбу? Первая реакция?
  - Удивилась. - Степан отвечал уверенно, и Вячеслав насторожился, обычно эмоции этих создании удавалось расшифровать только после того, как они совершали какой-нибудь поступок, например, отрывали голову надоедливому собеседнику.
   -Уверен?
  - Точно! - Степан энергично кивнул, явно прибывая под впечатлением от всего произошедшего. - Она на меня посмотрела как на сумасшедшего и с минуту вообще ничего не говорила, просто разглядывала как что-то непонятное.
  - Ясно. - Решетников усмехнулся. - Ты ее настолько выбил из колеи своей просьбой, что она начала реагировать как человек. Только больше не повторяй таких экспериментов. Тебе повезло, что Самойлова еще совсем недавно была обычной девушкой, с кем-нибудь постарше могло получиться совсем по-другому.
  - Я знаю. - Степан помялся и тихо спросил.- Вячеслав Николаевич, меня теперь накажут?
  - Вряд ли. - Капитан смотрел на своего молодого напарника и спрашивал себя, неужели и он сам был когда-то таким молодым и наивным. - Ты смог вступить в контакт с этими существами и доказал, что они не враждебны людям, по крайней мере, не всегда, даже могут помочь под настроение. А это значит, парень, что с ними можно договориться! Час назад никто и не надеялся на это, планировали помогать им в тихую, так сказать, подкидывать информацию, подстраховывать насколько возможно...
  Их разговор прервал подошедший спасатель. Он хмуро посмотрел на шепчущихся оперативников и поинтересовался:
   - Кто эта девушка?
  - Это государственная тайна. - Решетников устало подумал, что в городе скоро не останется ни одного гражданского, который бы не знал о странных существах, обитающих с ними бок о бок.
  - Понятно. - Спасатель не стал выяснять подробности. - Я скажу своим людям, чтобы не болтали.
  Капитан проводил немногословного мужика недоуменным взглядом и удивленно покачал головой, более чем странная реакция на произошедшее. Стоит на всякий случай проверить этого человека ...
  Глава 10.
  Яна проснулась от переливчатых воплей за окном, пробурчала себе под нос дежурное ругательство и накрыла голову подушкой. Соседи снова скандалили. Черт знает что! Судя по ее ощущениям Адрина дома не было, последнее время, охотник появлялся только с наступлением темноты, чтобы отправиться вместе с ней на очередную охоту, и когда они под утро возвращались, снова исчезал по своим таинственным делам. Яна боялась, что такой темп, в конце концов, измотает Адрина, но пока она не замечала за ним никаких признаков усталости. А вот ей было необходимо выспаться. К воплям за окном добавилось завывание сирены, и девушка насторожилась. Это была не милицейская сирена, да и не приезжала опергруппа к этим скандалистам с таким звуковым сопровождением. Яна выбралась из постели и подошла к окну. Зрелище, открывшееся ей, заставило ее резко выдохнуть сквозь зубы ругательство. Соседняя лачуга горела, но не это поразило загонщицу, защитное заклинание исключало угрозу возгорания их дома, а люди вечно что-нибудь поджигают иногда даже вместе с собой, но вот группа людей торчащих в толпе зевак заставила Яну заскрипеть зубами от ярости. В совершенно одинаковых, нелепых одеждах, они слушали какого-то лощеного типа, открыв рот, а тот размахивал руками, гримасничал и едва не подпрыгивал на месте, что-то им втолковывая. Судя по тому, с каким недоумением на них косились, что-то уж совсем идиотское. Сектанты! Совсем обнаглели! Загонщица уже собралась показательно наказать этих тварей в человеческом облике, но ее отвлек стук в дверь. Накинув халат и прихватив с прикроватного столика меч, девушка отправилась узнавать, кто еще свалился ей на голову с утра пораньше.
  Яна вышла в прихожую и прислушалась к своим ощущениям, осторожно выпустив первозданный холод, позволив его тонким ниточкам проникнуть через дверь и обследовать того, кто за ней стоял. Не касаясь! Судя по всему, на крыльце стоял обычный человек - девушка. Загонщица, уже не опасаясь, подошла к двери и открыла ее. Неожиданным посетителем действительно оказалась девушка. Невысокая, худая, какая-то заморенная.
  - Прошу Вас, можно мне позвонить? - в голосе девушки звучали слезы, а тонкие грязные пальцы беспрерывно мяли на груди старенькую кофточку. - У нас дом сгорел, может быть, бабушка нас приютит, но она далеко живет, и ее может не быть дома, она собиралась к сестре в деревню, а спасатели сказали, что только в одно место нас отвезут...
  Яна вздохнула, пропуская погорелицу в прихожую и закрывая за ней дверь. Иногда ее прежнее воспитание давало о себе знать в самый неподходящий момент, и она вспоминала, что людям, попавшим в беду, нужно сопереживать и по мере возможности помогать. Сопереживать теперь загонщица уже не умела, но отказывать в таких мелких просьбах еще не научилась. Оставив замарашку у двери, Яна пошла в гостиную за своим сотовым телефоном, вспоминая, оплатила ли она его, или маленькую платсмасовую игрушку, оставшуюся от ее прежней жизни давно отключили.
  Охранное заклинание взвыло у нее в голове, сигнализируя об опасности, и рассыпалось сотнями снежинок! Загонщица метнулась назад в прихожую, стряхивая ножны с меча, и остановилась ошарашенная открывшейся перед ней картиной. В комнате и на крыльце толпилось не меньше десятка безумных богов, более-менее похожих на людей. Сила святилища Тарна и охотников заметно ослабила их, но они все еще были способны доставить немало неприятностей одинокой загонщице. Вдобавок Яна не понимала, как твари проникли через охранное заклинание? Она отчетливо помнила, что защита с дома была снята изнутри, но кем? Один из безумных богов завопил дурным голосом и бросился вперед, широко расставив руки. Неопытный новичок, сразу же определила девушка, легко уходя от броска и отрубая нетерпеливому вояке голову, явно не знаком с тактикой охотников. Безголовый бог завертелся на месте, бестолково размахивая руками, а остальные словно по команде бросились на нее...
  Яна почувствовала, что выдыхается. Уворачиваясь, полосуя мягкие почти человеческие тела наполненным первозданным холодом мечом, она не успевала позвать Адрина на помощь и не могла сосредоточиться на одном из нападающих хотя бы на несколько секунд, чтобы уничтожить его окончательно. Все-таки десять безумных богов, пусть и не самых сильных, для нее слишком много. Ее пока спасало то, что молодые твари не обладали природным оружием, способным ей серьезно повредить, а раны от обычных, хоть и больших ножей, не будь безумные боги так сильны, стальные лезвия даже кожу ее не пробили бы, затягивались практически сразу. Первозданного холода, текущего в ее жилах, на это еще хватало. Пока... Яна едва не проворонила удушающий захват и с трудом увернулась от безумного бога с отрубленными по колено ногами, подобравшегося сзади и попытавшегося свалить ее на пол. Девушка уже начала задыхаться и понимала, что долго ей не продержаться, раны, нанесенные обычным железом, заживали все медленнее... Высокий безумный бог с белыми бельмами вместо глаз ткнул ей в лицо растопыренной ладонью, и когда она на мгновение ослепла, полосонул ее по горлу ножом. Яна упала на колени, задыхаясь, изобретательная тварь перерезала ей трахею. Странно, мелькнуло у загонщицы в голове, откуда этот монстр знает, что, перерезав ей аорту, он не добился бы и сотой доли полученного результата, а вполне мог получить ожог от текущего в ее жилах первозданного холода...
  Выстрелы прозвучали настолько неожиданно, что Яна сначала решила, что у нее галлюцинации, но двух богов, которые воспользовались моментом, и прижали ее к полу, отбросило в сторону. Девушка подняла голову и увидела в проеме двери двух уже знакомых ей оперативников, бледных до синевы, но сжимающих в руках бесполезные против тварей пистолеты. Загонщица яростно зарычала и метнулась к ним, стараясь оказаться между людьми и монстрами. Если безумные боги получат возможность восстановить силы, пообедав парочкой смертных, ее уже ничего не спасет! Дверь захлопнулась со странным скрежетом, но все-таки надежно отгородила людей от места битвы. Яна повернулась к безумным богам, опершись на нее спиной, и подняла ставший на удивление тяжелым меч. Кажется, сейчас все и кончится.
  Спина, внезапно появившаяся у нее перед глазами, сначала показалась ей обманом зрения, но когда безумные боги завыли, умирая под стремительными ударами охотника, Яна позволила себе поверить, что все кончилось, и сползла по двери на пол. Сил не осталось даже на то, чтобы стоять... Она пришла в себя на руках у Адрина, прихожая превратилась в руины, но на обломках мебели и искореженном полу не было ни одного тела. Это могло означать только победу. Как только она подняла веки, тревога в глазах охотника сменилась облегчением, и он осторожно прикоснулся к ее лбу губами. Точнее попытался прикоснуться. Яна запрокинула голову, и губы Адрина встретились с ее губами. На секунду они оба застыли, а затем охотник поцеловал девушку уже по-настоящему.
  
  Адрин сидел возле кровати своей загонщицы и размышлял обо всем происшедшем днем. С нападением ему удалось разобраться быстро. Он просто не додумался защитить дверь от постороннего, который попытался бы открыть ее изнутри, за что и поплатился. А вот поведение Яны озадачивало и внушало определенные надежды. Он уже давно себе признался, что девушка ему нравится не только в качестве напарника, но не решался сделать первый шаг, слишком уж большое влияние он имел на свою подопечную и не хотел, чтобы ее выбор основывался на чем-либо кроме ее желания. К тому же гораздо важнее было то, что она жива и находится рядом с ним. Все остальное не имело большого значения: партнера по постели можно найти всегда, а того, кто разделит с тобой охоту, очень сложно, почти не возможно. После того как охотник в очередной раз убеждался, что Яна жива и особенно не пострадала в новой переделке, даже боль от потери Алексея на время отступала. Это было правильно. Так и должно было быть всегда. Охотник и загонщик одно целое и не могут друг без друга. Все шло как обычно. Но вот ощущения испытанные им от обычного поцелуя оказались, мягко говоря, необычными, и теперь Адрин гадал, в чем дело. Насколько он помнил, все охотницы смотрели на своих загонщиков не только как напарников, но они никогда не упоминали ни о чем необычном. И поэтому Адрин считал, что ощущения от ночи, проведенной с загонщиком, ничем не отличаются от того, что мужчины-охотники испытывали в постели со смертными женщинами, когда потребности организма давали о себе знать. Но видимо его немногочисленные дочери щадили чувства мужчин, не упоминая о том, какое удовольствие может доставить даже обычный поцелуй с тем, в чьих жилах течет первозданный холод. Загонщиц до последнего времени не было, а охотницы в качестве партнеров по постели никогда не рассматривались, слишком они были похожи друг на друга, в конце концов, все они были родственниками, и девушки не хотели причинять мужчинам лишнюю боль, сообщая, чего те по иронии судьбы лишены. Это было очень похоже на Мадину и остальных. Адрин вздохнул и покачал головой: вот так живешь пять тысяч лет, уверенный, что о собственном племени знаешь все и еще немного больше, и вдруг обнаруживаешь, что собственные дети скрывали от тебя нечто важное, стараясь защитить в меру собственных сил. А тут еще люди. Они ведь прекрасно знали, чем рискуют, и все равно бросились на помощь существу, даже не принадлежащему к их виду. Адрин не успел с ними переговорить, но почему-то был более чем уверен, что еще встретится со странной парочкой, и они попытаются с ним договориться. Вот только что он ответит на их предложение, охотник пока никак не мог решить. С одной стороны помощь людей может пригодиться, но с другой эта их склонность пытаться уничтожить все, что на них не похоже... Нет, убить охотников и загонщиков им не удастся, а вот осложнить жизнь - запросто.
  Яна зашевелилась во сне, и Адрин отвлекся от своих размышлений, поправляя загонщице сползшее до пояса одеяло. После такой потери сил охотник боялся оставлять девушку одну, и поэтому сидел у кровати, малыми дозами вливая в нее свой первозданный холод. В этом уже почти не было необходимости, но в последнее время Адрин начал перестраховываться.
  
   Яна нежилась в мягкой постели и совершенно не желала открывать глаза. Так уютно и спокойно она себя уже давно не чувствовала, воспоминания о вчерашней схватке заставляли губы растягиваться в удовлетворенной улыбке кошки, наконец-то поймавшей увертливую птичку. Древний охотник, суровый мудрый наставник все-таки заметил в своей ученице красивую женщину. Рядом раздался тихий смешок, и Яна резко села на постели, нашаривая правой рукой меч. Ее чувство опасности молчало, но после вчерашнего нападения загонщица предпочла перестраховаться.
  - Это всего лишь я. - Прошелестел в темноте безжизненный голос Адрина, и девушка облегченно выдохнула, только теперь обнаружив охотника, сидящего рядом с постелью.
  - Ты специально прятался?! - девушка мрачно покосилась на непривычно довольную физиономию своего наставника.
  - Нет, случайно получилось. Просто задумался. - Адрин соизволили даже улыбнуться, чего последнее время с ним вообще не случалось.
  - Понятно. - Яна ухмыльнулась и одним движением перетекла с кровати к нему на колени. - Если о том, как теперь от меня избавиться, то зря стараешься. Тебя я не собираюсь терять.
  Девушка почувствовала, как напрягся при ее последних словах охотник, и ощутила укол внезапного страха. А если она вчера неправильно поняла произошедшее? Если Адрин признался в своих чувствах только в ее воображении? Но в следующую секунду теплые руки с силой прижали ее к обтянутой шелком груди, и охотник глухо произнес, уткнувшись носом ей в шею:
  - Даже не шути по этому поводу!
  - Прости. - Яна виновато потерлась щекой о гладкий шелк и задумчив протянул:. - Но твое поведение заставляло меня усомниться...
  - Понимаю. Я просто боялся повлиять на твой выбор....
  - Дурак!! - девушка выпрямилась и сердито взглянула в непроницаемые алые глаза. - Да я влюбилась в тебя с первого взгляда!
  - Ты имеешь в виду нашу встречу в парке? - хитро прищурился Адрин и тут же получил возмущенный тычок под ребра.
  - Нет, я имею в виду нашу встречу на кухне этого дома! - Яна выпрямилась, собираясь доказывать свою правоту, но тут увидела, что охотник старательно сдерживает смех, и поняла, что попалась на подначку. Фыркнув, девушка решила не продолжать бесполезный спор и снова уткнулась носом в шелк халата, позволяя Адрину ощущать запах своей кожи. Охотник глубоко вздохнул и прикоснулся губами к ее шее, давая понять, что правильно понял и оценил ее жест. А Яна впервые с того времени, как погибли ее родители, осознала, что больше не будет одна. И пусть от той девчонки, которая плакала в подушку от одиночества и страха, почти ничего не осталось, где-то в глубине ее сознания, где прятался призрак прежней Яны Самойловой, звенела наполненная слезами радость. А недавно обретшая свою силу загонщица холодно скалилась, зная, что ничего особенного в ее жизни не изменилось. В конце концов, узы связывающие охотника с его загонщиком, гораздо крепче любого брака. А то, что Адрин - теперь ее семья, она знала уже с того момента как проснулась и поняла, как ее изменила кровь охотника. Видимо прочитав ее мысли, Адрин тихо заметил:
  - Постарайся не умереть, терять самое близкое существо - безумно больно, а не иметь возможности уйти вслед за ним еще больнее.
  - Плохо быть бессмертным. - Яна грустно улыбнулась. - А загонщик не может вернуться в новом теле?
  - Не знаю. - В голосе Адрина прозвучало искреннее удивление. - Ты знаешь, никто из нас еще не задумывался об этом. У любого охотника хватит сил родиться заново, если конечно подвернется подходящее тело...
  - Подходящее? - девушка азартно подняла голову. - А как узнать, подходящее оно или нет?
  - Не знаю, как объяснить. Мы просто чувствуем, это на уровне инстинкта. А почему ты об этом спрашиваешь?
  Яна на несколько мгновений замолчала, обдумывая, говорить Адрину о том, что не давало ей покоя последние месяцы, или все-таки не стоит. Ведь сейчас у него и так полно проблем, добавлять новые будет просто нечестно, но мудрый древний охотник может подсказать что-нибудь дельное. От юношеского максимализма и уверенности в том, что взрослые ничего в этой жизни не понимают, Яна успешно избавилась после своего перерождения вместе с жалостью и состраданием. Решившись, она заговорила:
  - Я хочу найти способ вернуть Алексея.
  - Все-таки ты влюбилась в этого охламона. - В словах Адрина не было ни ревности, ни сожаления - просто бесстрастная констатация факта.
  - Нет. Но он дорог тебе, и этого достаточно, чтобы я попыталась его вернуть, вдобавок он спас меня, и за мной долг, ну, и, конечно же, он - мой друг. Достаточный перечень причин?
  - Более чем, для объяснения хватило бы любой из них, ты все еще склонна к излишествам. Должен сказать, что мысль не нова, но пока ни у одного охотника, пытавшегося вернуть своего загонщика, ничего не получилось. Может быть потому, что в том мире, в котором они оказываются после смерти, загонщики абсолютно счастливы и не рвутся назад. Правда, способ рождения в новом теле нам в голову не приходил, так что результат предсказать не берусь. Давай так, разберемся с Нилитеном, попробуем вернуть Алексея. Я посоветуюсь с Мадиной, она один из немногих охотников, увлекающихся наукой как таковой и изучением нашего сумасшедшего племени в частности, возможно, сможет что-нибудь подсказать.
  - Хорошо. - Яна тихо вздохнула. - Мне, кажется, понадобятся новые тренировки. Я отвратительно сражаюсь, когда безумных богов больше трех.
  - Н-да. - Адрин мрачно покачал головой. - Раньше умения сражаться с целой толпой тварей не требовалось загонщику, они редко собирались в стаи, но теперь похоже придется пересматривать учебную программу...
  Он неожиданно встал, подхватив девушку на руки, и бесшумно подошел к окну. Холодный ветерок, пробравшись в щель неплотно прикрытых створок, принес с собой беспокойство и тревогу. К удивлению охотника это были человеческие беспокойство и тревога, почему-то направленные на его загонщицу. Желания разбираться с новой загадкой не было, но и оставлять все на самотек... Совсем недавно он на своей шкуре испытал, к чему приводит откладывание дела в долгий ящик, что ни говори, а из храма ему помогла выбраться просто сумасшедшая удача. Яна молча кивнула, соглашаясь с Адрином, и только поймав его лукавый взгляд, поняла, что сделала. Ну, вот теперь не скроешь от своего охотника, что она тоже научилась читать его мысли, правда, только иногда... А с задачей все-таки придется разбираться иначе, как подозревала Яна, скоро в дом начнет ломиться группа захвата вместе со спасателями.
  
  Капитан Решетников мрачно покосился на расстроенного напарника и снова перевел взгляд на дом, из которого их так бесцеремонно выставили. Вячеслав прекрасно понимал, что действиями девушки руководил, прежде всего, расчет, но все равно не мог избавиться от ощущения, что Яна пожертвовала собой, спасая им с напарником жизнь. Вот уже сутки из дома не доносилось ни звука, не зажигался свет, вообще никаких признаков жизни, и это было тревожным знаком. Если бы дело касалось людей, капитан давно бы уже вызвал спасателей, но с этими существами ничего нельзя было предсказать заранее, и всегда существовала вероятность истолковать их поведение с точностью до наоборот.
  Внезапно в маленькой грязной комнатке, снятой оперативниками только из-за того, что полуразвалившийся дом, в котором она находилась, когда-то был построен точно напротив того места, где охотник позже решил возвести свой особняк, резко похолодало, и безжизненный невыразительный голос спокойно заметил:
  - Я еще не поблагодарил вас за помощь своей загонщице. - Оперативника стремительно развернулись и застыли с широко раскрытыми глазами. Возле рассохшегося стола с остатками ужина стоял тот самый парень, похожий на призрака и смотрел на них бесстрастными алыми глазами, обнимая за плечи Яну, которая улыбалась им, как старым знакомым. - Меня зовут Адрин.
  - Капитан Решетников. - Автоматически представился Вячеслав и только затем осознал, с кем он разговаривает! Словно поняв его затруднения, Адрин усмехнулся.
  - В данный момент это не переговоры с представителями человеческой расы, хотя я не сомневаюсь, что в ближайшем будущем получу приглашение на официальную встречу, сейчас я говорю с двумя людьми, которые помогли моей загонщице и которых я хочу за это поблагодарить.
  - Понятно. - Неуверенно протянул Вячеслав.
  - Правда? - Адрин вдруг совсем по-человечески усмехнулся. - Тогда мы с Яной с вашего позволения присядем?
  - Конечно! - капитан Решетников торопливо выдвинул пару колченогих стульев, проклиная про себя прижимистость начальства, не приведи бог, Адрин оскорбится из-за того, что ему предложили подобное убожество...
  Но парень, казалось, ничего не заметил, а Яна вообще предпочла устроиться у него на коленях. После чего принялась непринужденно разглядывать комнатку.
  - Полагаю, у вас накопилось огромное количество вопросов. - Адрин потерся носом о шею девушки, не сводя с оторопевших людей взгляда своих жутких алых глаз. - В благодарность за помощь Яне я готов ответить на некоторые из них, но, прежде всего, успокойтесь. Меня сложно оскорбить, и я прекрасно понимаю, что по незнанию вы можете спросить о вещах мне неприятных. Итак?
  - Вы ведь не враждебны людям? - Степан даже подался вперед, во все глаза глядя на нелюдей.
  - Естественно, нет. - Яна впервые за весь разговор подала голос. - В конце концов, мы сами когда-то были людьми или рождены от людей. Ни порабощать, ни уничтожать вас мы не собираемся.
  - Рад это слышать. - Вячеслав улыбнулся. - Людям было бы сложно с вами справиться...
  - Люди не смогли бы с нами справиться. - Невыразительный голос Адрина заставил Решетникова вздрогнуть. - С нами и боги-то не справляются.
  - Боги?
  - Безумных богов вы уже видели, а вменяемые стараются людям на глаза не показываться.
  - Эти твари - боги?!! - Вячеслав почувствовал, что ему просто необходимо присесть. - Но почему они себя так ведут? Откуда эта кровожадность?
  - Это бывшие боги, которых люди сначала создали своей верой, а потом забыли. - Адрин понимающе усмехнулся, глядя на растерянных оперативников, и спокойно продолжил. - Кстати, один из этих безумных богов собрался уничтожить человечество. Думаю, вам стоит об этом знать.
  - Как он это сделает? - Решетников проглотил застрявший в горле комок и потянулся за телефоном. - Когда?
  - Не волнуйся, время еще есть, а если все пойдет по моему плану, то беспокоиться вам будет не о чем.
  - Мы можем чем-нибудь помочь? - деловито спросил Вячеслав, он поверил своему странному собеседнику сразу и безоговорочно. Адрину просто незачем было выдумывать эту угрозу, да и все его наблюдения подтверждали слова нелюдя.
  - Присмотритесь внимательно к сектам. Во многие из них сейчас активно заманивают молоденьких девочек, которые потом исчезают.
  - Зачем? Хороших солдат из них не получится, а смертницы...
  - Матери. - Адрин усмехнулся и бесстрастно закончил. - Новой расы. А уничтожать вас будут безумные боги, с поддержкой одного из высших богов они справятся, поверьте. Справятся хотя бы потому, что магию люди забыли, а ваше оружие не способно их уничтожить.
   - Понятно. - Решетников мало что понимал. - И что нам теперь делать?
  - Займитесь поиском этих сект, а потом мы займемся их уничтожением.
  - Вы?
  - Мы - охотники на богов.
  
  Адрин проснулся от ощущения, что кто-то посторонний бродит вокруг дома. Опасности посторонний как будто бы не представлял, но он решил все-таки проверить, кто это почтил их своим визитом. С сожалением покосившись на пустую подушку рядом, Яне на последних месяцах беременности удобнее было спать одной, и она вернулась в свою комнату, которую покинула сразу после того памятного им нападения к их обоюдному удовольствию, охотник стремительно вывернулся из-под шелковой простыни, служившей ему во время жары приемлемой заменой одеяла и, пытаясь на ходу надеть свой любимый халат, выскочил в коридор. Из своей комнаты показалась встревоженная Яна, тоже почувствовавшая чужих. Охотник, походя отметил, что способности девушки возрастают с каждым днем, и коротким кивком приказал ей оставаться на месте. Особой опасности он не ощущал, но рисковать жизнью неопытной девочки не хотел, в конце концов, она беременна... Не додумав так некстати пришедшую ему в голову мысль до конца, Адрин резким движением распахнул входную дверь левой рукой, одновременно превращая ногти на правой в пять метровых кинжалов, способных без особого напряжения резать танковую броню. Один из его неугомонных отпрысков как-то провел эксперимент, вогнав военных в состояние шока. К удивлению охотника, за дверью не было никого кроме хорошо одетого человека, физиономия которого казалась смутно знакомой. Адрин напряг память, одновременно возвращая ногти в нормальный вид, и кивнул, приветствуя гостя.
  Яна, ощутив его состояние, вышла из гостиной и, рассмотрев посетителя, хмуро поинтересовалась:
  - За компенсацией пришел? - охотник задумчиво кивнул сам себе. Теперь он вспомнил имя этого человека. Их дом почтил своим присутствием Лектор. Что само по себе было уже странно, так как бандит, несмотря на относительно дружеские отношения с Алексеем, Адрина побаивался и старался с ним не встречаться.
  - Алексей дома? - Лектор остался стоять на пороге, настороженно наблюдая за ними.
  - Алексей погиб. - Охотник внешне остался совершенно бесстрастным, но внутри его сознания снова зашевелилась вроде бы притихшая боль. Человек резко выдохнул и побледнел, Адрин с удивлением отметил, что он действительно расстроен этим известием. Охотник собрался поинтересоваться, зачем бандиту понадобился его загонщик, но тот заговорил сам:
  - Мне нужна помощь, и я готов за нее заплатить. - Адрин, перестав что-либо понимать, жестом пригласил человека внутрь и с облегчением закрыл за ним дверь. На улице было нестерпимо жарко.
  Бандит молча прошел за ним в гостиную, и охотник пришел к выводу, что дело действительно серьезно. Яна проскользнула в комнату вслед за ними и по привычке удобно устроилась на спинку дивана, растянувшись во весь рост и подперев голову рукой. Глаза человека расширились, когда он увидел, где отдыхает женщина на шестом месяце беременности, но безжизненный голос Адрина заставил его проглотить вопрос, вертевшийся у него на языке:
  - Что случилось?
  - У меня пропала дочь. - Лектор тихо выругался, но, наткнувшись на недовольный взгляд Яны, оборвал себя и поторопился рассказать хозяевам дома свою историю. - Она живет с матерью. Мы развелись, и Женька осталась с Людмилой. Мы видимся каждые выходные, но тут мне нужно было уехать по делам... В общем меня не было три месяца. Приезжаю, а Людка мне в истерике новость. Дочка оказывается почти сразу, как я уехал, связалась с одной сектой и через неделю пропала, а тот лох, за которого моя бывшая выскочила, только и додумался, что заяву в ментовку накатать. Я эту секту нашел, тряхнул как следует, только ничего путного не добился. Эти шизики сами не знают, куда потом девчонки деваются. Они их на старое кладбище притаскивают и оставляют в жертву своему богу, а на следующее утро они исчезают...
  Адрин резко выпрямился в кресле, и человек отшатнулся от неожиданности. Охотник заставил себя успокоиться и спросил:
  - Ничего необычного за этим кладбищем не замечали? Звуки? Странные следы? Беспричинный страх?
  - Собака отказалась туда идти. - Лектор поморщился, видимо воспоминание было не из приятных. - Просто села и завыла, а когда мы затащили ее за ограду, начала метаться, как бешенная, тяпнула Стаса и сдохла ни с того ни с сего. Мы ее потом к ветеринару отвезли, тот сказал, что псина окочурилась от разрыва сердца, испугалась чего-то.
  - Понятно. - Адрин задумчиво потянул себя за прядь, снова упавшую ему на глаза. - Мы с Яной постараемся ее найти, но ничего не обещаем. Твоей дочери вполне возможно уже нет в живых.
  - Спасибо. - Аркадий поднялся и направился к дверям, на пороге он вдруг остановился и, не оглядываясь, глухо произнес. - Найди ее живую или мертвую, я заплачу любые деньги.
  - Мне не нужны деньги. - Охотник бесшумно подошел к человеку, и его голос, внезапно раздавшийся у Аркадия над ухом, заставил того вздрогнуть. - Потом сочтемся.
  Человек молча кивнул, и Адрин, обойдя его, направился к входной двери, после недавних событий к обычному замку он добавил магический и парочку смертоносных заклинаний, так что попытка открыть дверь для любого, кроме его самого и Яны закончилась бы появлением покойника, малопригодного для опознания. Выставив визитера из дома, охотник вернулся в гостиную и молча сел на диван, позволяя Яне устроить голову у себя на плече.
  - Тебе не кажется, что события стали развиваться странно? Что в этой девчонке может так сильно притягивать безумных богов? На нее уже второй раз нападают?
  - Может быть эта очередная ловушка? - Яна рассеяно оперлась подбородком на плечо Адрина и автоматически наматывала себе на палец прядь его волос, обдумывая ситуацию. - Если они знали, что Алексей ее уже один раз спас...
  - Может быть, ты права. Ладно, посмотрим по ходу действий. Лезть в ловушку из-за этой малолетней дурехи я все равно не собираюсь.
Оценка: 5.71*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"