Крилл: другие произведения.

Красный Меч (Глава 1-15)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 8.34*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, если твою девушку убили странным образом, на тебя обрушиваются неприятности и в довершении всего ты находишь говорящий кинжал? Быть может, лучшим вариантом будет принять судьбу Алого Мстителя, и отправиться в другой мир, вершить правосудие и месть... По настоянию Иара Эльтерруса, книга переработана. Сегодня, 31.10.2010, выкладываю обновление.Закончена 13, выложена 14 и начало 15 главы. И как обычно, немного поправлены предыдущие. Вот, решил устроить небольшой опрос, на тему, кому кто нравится из героев нашей книги?
    Дэн
    Механик
    Нокс
    Архимаг Лоор
    Командор Горри
    Морена
    Темноэльфийский маг Кха'Таар
    Киана
    Л'Анр
    Мудрый некромант Виродал
    Маэстро
    Пират Джарвиэль Бешеный
    Вампирша Лирана
    Мириэль, телохранитель Архиепископа
    Великий Инквизитор Альрата Генрих
    Рысенок, бывший воришка
    Красный Меч Тэйр, наглая, ехидная сволочь

    результаты этого опроса


  Красный Меч или Объединяющий Противоположности
  
  
  Дарил везенья порок,
  Дабы смятеньем убедить,
  Но вечным оказался срок,
  Ибо прозренье не воскресить!
  Шмели - Меч
  
  Пролог
  
  Более трех сотен лет прошло с тех пор, как завершилась Война Предела. Хаалердх был после этой войны обессилен. Новообразовавшаяся Империя Божественного Синода Альрат, пытаясь стабилизировать ситуацию, и не допустить деградации и разрушения цивилизации, объявила магию Предела происками Повелителя Бездны и Мрака, и наложила запрет на колдовство. Многие из магов, не успевшие покинуть пределы Империи, были казнены с особой жестокостью...
  
  Из вступительной лекции по истории Хаалердха, написанной Первым Архимагом Академии Нэлиорга, Гортиаэном Возродителем. 791 год после Войны Предела.
  
  ... говорю вам, пройдут многие века и поколения сменятся, и вновь придет на Хаалердх Владыка, и сила цвета крови, способная изменить миропорядок, будет доступна ему. Станет он ниспровергателем устоев, изживших свое, отберет власть у думающих только о себе. И поддержит тех, кто знает, что такое сострадание. Изменится мир с возвращением Красного Владыки, и не будет более никогда как прежде.
  
  Пророчество Эррануэса ат Ильра, Мастера Предвидения. Каганат Раускана. 238 год после Войны Предела.
  
  
  1.
  
  Сектор TN-14. Планета Земля.
  Денис "Дэн" Тарасов.
  Минск, столица Беларуси.
  
  Электричка пришла в Минск в половину десятого. Большая часть народа сразу поехала на помещение Ордена, сбросить доспехи и оружие, привести в порядок экипировку. Дэн же решил заехать к Нике. Он попросил ребят закинуть в клуб на время его вещи - меч, плащ, громоздкий походный рюкзак - чтобы не таскаться по городу с грузом. Махнул на прощание рукой и спустился в метро.
  Ветреная прохлада подземного перехода ласково окутала Дениса. Он сунул в прорезь магнитную карту и стал спускаться к поезду, попутно по старой привычке рассматривая стены и колонны. Каждая станция метро была разной. Мрамор и гранит, стекло и сталь, вычурные барельефы и орнаменты старых станций - и строгая, чуточку футуристическая красота новых.
  Он зашел в поезд, сел и расслабленно закрыл глаза. Через полчаса его ждало счастье. У счастья были длинные шелковистые волосы, большие яркие глаза и самая чудесная в мире улыбка. И самое красивое имя. Его счастье звали Ника.
  
  ***
  
  Дэн бежал прочь, прочь от дома, где он в последние пару лет бывал чуть ли не чаще, чем в родной квартире. Прочь от того места, где по нелепой ухмылке суки-судьбы оборвалось его счастье, оборвалось в тот момент, когда он, приехав к Нике, обнаружил, что дверь не заперта, а войдя, нашел ее в ванне, полной воды и крови, ее крови из порезанных рук.
  Конечно он знал, что она никогда бы не покончила с собой, но доказать это ментам он не смог.
  Они даже не стали слушать его сбивчивых объяснений. Хотя даже любому дураку, если он конечно, хоть немного был знаком с Никой, сразу бы стало ясно, что тут дело нечисто.
  - Они просто спустили ее смерть как суицид, - пробормотал он под нос, закуривая очередную сигарету. Впереди показалась остановка, к которой как раз подъезжал трамвай. Он отбросил остаток сигареты и сорвался на бег.
  
  Запрыгнув в салон трамвая, Дэн перевел дыхание, и, успокоившись, огляделся по сторонам. Кондуктора не было видно, а значит, можно спокойно подумать, что делать дальше.
  - Итак, что мы имеем? - мысленно рассуждал он. - Макс и Алина пропали, Ника убита с нелепой имитацией самоубийства, и в довершении всего я получаю странную записку.
  Дэн залез в карман, и, нашарив листок бумаги, достал его и развернул.
  Эту бумажку ему сунул в руку какой-то мальчишка, недалеко от дома Ники, и тут же убежал, растворился в буйной зелени двора, прежде чем Денис его окликнул.
  На половинке тетрадного листа наклеенные буквы, вырезанные из газеты, складывались в короткое предупреждение: "Беги, если хочешь жить".
  И все - ни подписи, ни каких-либо пояснений, только четыре слова.
  Перечитав еще раз записку, Дэн сложил ее и убрал в карман, после чего прошел к двери вагона.
  Выйдя из трамвая, он спустился в метро, и без происшествий добрался до вокзала.
  Поднявшись из перехода метро у вокзала, достал пачку сигарет, закурил. Прокрутив в голове еще раз все события, он решил обратиться за советом, а возможно и за помощью к своему тренеру по "Витязю" - комплексу самозащиты и боя без оружия. Мастера он уважал за рассудительность и мудрость, проявляемую им даже в мелочах. Достав мобильный, он выбрал в списке номер, и нажал вызов.
  Мучительные секунды ожидания, и в трубке слышится:
  - Алло?
  - Виктор Валентинович, это Денис, Денис Тарасов, третья группа.
  - А, Денис, добрый день, - голос учителя был как всегда, спокоен и доброжелателен. - Что случилось?
  - Много чего, Виктор Валентинович, ребята погибли, Нику убили, - он не успел продолжить свой рассказ, тренер его перебил:
  - Быстро езжай ко мне, здесь все расскажешь.
  - Хорошо, Виктор Валентинович, - сказал Дэн. - Скоро буду.
  - До встречи.
  Тренер повесил трубку.
  
  Закончив разговор, Дэн убрал телефон в карман, и пошел на остановку троллейбуса.
  Ждать троллейбуса пришлось долго, за время ожидания к нему хотел пристать какой-то пьяный мужик, но, поймав взгляд парня, тяжелый и пронизывающий насквозь, отказался от своих намерений.
  Наконец подъехал троллейбус. Дэн сел, показал подошедшей кондукторше проездной, и углубился в размышления. Вновь и вновь проигрывая в мыслях события последних пары дней, он все больше приходил к выводу, что это не простые совпадения и череда случайностей, а что-то большее.
  - Вот только как это увязать? - пробормотал он под нос, смотря в окно.
  
  Ехать пришлось долго, почти целый час. Виктор Валентинович жил на южной окраине города. Когда Дэн вышел из троллейбуса, день уже перевалил за середину. Вспомнив ориентиры, он углубился во дворы, направляясь к дому тренера. Этот район никогда не был особо спокойным, поэтому Денис не удивился когда от небольшой группы молодежи, сидевшей на скамейке по пути, отделились двое и подошли к нему.
  - Привет, братан, куда спешишь? Может, пивка попьем?
  - Ясно, обычный гоп-стоп,- подумал Дэн и улыбнулся. - Отчего же не попить? Дело хорошее.
  - Только вот беда какая, земеля, - один из парней осклабился. - Денег у нас нет, помоги уж нам бедным.
  - Короче, гони все бабло, что есть, и вали куда шел, - сказал второй, дыша на Дэна перегаром.
  - Ребята, идите к своим приятелям, не доводите меня, - ледяным тоном сказал Денис, переходя на ускоренный темп восприятия.
  - Ах ты, козел... - заорал гопник, выбрасывая кулак в направлении головы наглого парня.
  Войдя в темп, Дэн уклонился от удара, и, сдвинувшись в сторону, впечатал ногу в открытый бок.
  Начинающий бандит согнулся, Дэн сместился ему за спину. Тот тупо смотрел перед собой, не понимая, куда делся этот студент.
  - Миха, он сзади! - крикнул второй.
  Миха начал разворачиваться, одновременно занося правую руку для удара.
  Денис поднырнул под руку, врезал кулаком под дых, а когда тот согнулся, приложил ребром ладони по шее. После чего спокойно развернулся и пошел дальше, оставив неудачливых грабителей приходить в себя.
  
  Дом тренера Денис нашел быстро, старая пятиэтажка, времен хрущевской оттепели, явно никогда не знала не то что капитального ремонта, но даже простой уборки. Подымаясь по затертой лестнице на четвертый этаж, парень просто задержал дыхание. Воняло в подъезде преотвратнейше. Вот и нужная дверь. Крепкая, железная, она резко контрастировала с прочими дверями, истертыми, местами потрескавшимися, и жутко грязными.
  Дэн нажал кнопку звонка, раз, другой и опустил руку.
  Наконец послышались шаги, потом щелчки замка, и, наконец, дверь открылась.
  - Здравствуй, Денис, заходи, - тренер сделал шаг в сторону, пропуская ученика, и закрыл за ним дверь.
  - Вечер добрый, Виктор Валентинович, - сказал Дэн, вдохнув полной грудью после спирающей дыхание вони в подъезде.
  - Разувайся и проходи в комнату, - произнес тренер, направляясь на кухню. - Чай, кофе?
  - Да мне как-то все равно сейчас... Ну давайте чай, - ответил Денис, расшнуровывая кроссовки.
  
  Сев на диван в ожидании Виктора Валентиновича, Денис на всякий случай решил выключить мобильник, старый "Сименс" коротко тренькнул и отключился. Парень стал рассматривать висящие на стенах и лежащие на специальных полочках мечи и кинжалы. У Виктора Валентиновича была довольна большая коллекция разнообразного холодного оружия, как декоративного, так и настоящего, боевого.
  Вот, на стене напротив, висит каролинг, под ним два коротких топора, а сбоку, немного левее - эспадрон. Около эспадрона, на гвозде, висит казацкая шашка в ножнах, а прямо под ней, - Дэн удивился такому странному сочетанию оружия, - стеклянный кинжал, обычный трехгранный стилет, только сделанный из красного полупрозрачного стекла...
  Пока он рассматривал столь необычный образец коллекции, тренер вкатил в комнату небольшой столик, сервированный для чаепития: два чайника, маленький - для заварки чая, и большой, из которого шел пар - с кипятком, стояли посередине, фарфоровые чашечки пока стояли сбоку, накрытые маленьким полотенцем.
  
  - Давай, рассказывай, что случилось, что с ребятами? - сказал Виктор Валентинович, протягивая Дэну чашечку с чаем, и наливая себе.
  - Случилось то, что вчера Макс и Алина просто исчезли!
  - В смысле - исчезли? - удивился тренер.
  - Ну, вот так и исчезли, без следов. Макс пошел провожать Алину домой, я ему звонил вчера, и после этого больше их никто не видел, и мобильные их недоступны, а дома их тоже нет...
  - Может, загулялись просто? - предположил Виктор Валентинович. - Мало ли что, не думай сразу так мрачно. Задержались где-то, ведь лето на дворе, ночи теплые.
  - Да нет, - упрямо мотнул головой Дэн. - Ладно Аля, но Макс бы так не сделал. У него мама с больным сердцем, он бы обязательно ее предупредил, если они собирались долго гулять. Да и мобильники недоступны - как-то странновато это. И еще, ощущение у меня нехорошее какое-то. Может, конечно, я сам себя накрутил, но кто его знает...
  Он помолчал, затем резко, как будто выплевывая слова, сказал:
  - А Нику убили, сымитировали самоубийство на нервной почве. Я утром приехал к ней, мы собирались погулять на речке, и обнаружил, что дверь не заперта. Внутри был кавардак, все было перерыто, а потом... - на глаза навернулись слезы от еще свежих воспоминаний, Дэн взял себя в руки и продолжил: - Я нашел ее в ванной... Она лежала в ванне с перерезанными венами... - на глаза снова навернулись слезы, спросив у тренера разрешения, Денис достал сигареты и закурил. После пары затяжек, он продолжил:
  - Любой, кто знал ее, скажет, что она не из тех девчонок, которые режут вены, глотают снотворное и пишут пафосные прощальные записки.
  - А что сказали милиционеры, когда приехали? - голос Виктора Валентиновича звучал немного надломано, было заметно, что ему немного не по себе.
  
  - Естественно, наши доблестные стражи беспорядка, - презрительная ухмылка, возникшая на лице парня при упоминании о милиции, красноречиво говорила про весьма невысокое мнение Дэна о сотрудниках правоохранительных органов, в свете последних событий. - Не потрудились даже ничего выяснить о погибшей и закрыли дело как самоубийство.
  Виктор Валентинович налил еще чая и спросил:
  - А ты-то при чем тут? Как ты причастен к смерти Ники и исчезновению Макса с Алиной?
  - А вот это самое интересное, - сказал Дэн, вытаскивая из кармана ту странную записку, склеенную из газетных букв, и протягивая ее тренеру.
  - Мне ее всунул в руку какой-то мальчишка, когда я вышел из дома, где... - голос парня дрогнул. - Где жила Ника. Всунул, и тут же убежал.
  Виктор Валентинович взял листок бумаги и развернул его. Прочитав, он осмотрел записку со всех сторон, положил ее на стол, закрыл глаза и задумался о чем-то.
  
  Денис, не желая отвлекать тренера от явно серьезных мыслей, встал, и начал прохаживаться вдоль стен, прикасаясь то к одному, то к другому экземпляру коллекции.
  Вот катана и вакидзаси на специальной полочке, рядом, в скобах, два саи, а под ними десяток звездочек, трехсторонних, нанизанных на кожаный шнурок. Рядом висел маленьких бамбуковый тубус с десятком метательных спиц. Виктор Валентинович увлекался восточной культурой, и восточными боевыми искусствами, даже имел черный пояс по каратэ-до, и был признанным Мастером кэндо - Пути Меча.
  
  Дэн ходил вдоль стен уже минут пять, Виктор Валентинович сидел с закрытыми глазами, погрузившись в себя в поисках ответов на сложившуюся ситуацию. Касаясь рукой стали клинков, он ощущал спокойствие, даже та боль потери, которая затопила сердце парня в тот момент, когда он вошел в ванную Ники, отползла куда-то вглубь. Прикоснувшись к лезвию Каролинга, Денис ощутил странное тепло внутри. Осмотрев меч, для чего пришлось подвинуть табурет и встать на него, он выяснил, что клинок гораздо более древний, чем выглядит. Около крестовины, на основании лезвия, можно было разглядеть истертое клеймо: "Коваль Велеслав. 978 г. от Р.Х".
  - Но ведь такого не может быть, - задумался Дэн. - Ведь крещение славян было позже!
  Скорее всего, это стилизация под старину. Очень качественная, но недостоверная.
  В который уже раз взгляд парня упал на стеклянный стилет. Дэн слез с табурета и принялся внимательно рассматривать необычный кинжал. Аккуратно сняв стилет с подставки, Денис ощутил в руке не твердое стекло, а скорее необычный металл, покрытый кожаной обмоткой.
  Вот только она была такого же цвета, как и сам кинжал.
  
  - Здравствуй, что ли, - раздалось вдруг в голове у Дэна.
  Парень посмотрел по сторонам.
  - Кто здесь? - тихо сказал парень, не будучи уверенным, что ему не послышалось.
  - Ты же меня в руке держишь, - ворчливо ответил мысленный собеседник Дениса.
  - Ты... кинжал? - Дэн в шоке опустился на табурет, будучи уверенным, что это не более чем галлюцинаторный бред его собственного сознания, на почве нервного срыва и истощения.
  - Я - не просто кинжал, и вообще не кинжал, а Реализационный Эффектор Гипервоздействий на объективную реальность, или если проще, - мысленный голос был просто пропитан пафосом.
  - Объединяющий Противоположности, Меч Красного Предела.
  Денису вдруг показалось, что мир вокруг раскололся на осколки, как стекло разлетается при попадании в него камня.
  Кинжал, на секунду как бы засиял изнутри, после чего рассыпался искрами, которые, покружившись вокруг парня, просто влились в него прямо сквозь одежду и исчезли.
  - Ну вот, - вновь раздался голос у него в голове. - Теперь мы все время будем вместе, если тебе понадобится достать меня, просто представь, как я появляюсь у тебя в руке.
  - И что дальше? - спросил Денис, у него в голове не укладывалось, как мог с ним заговорить кинжал, и тем более, как тот смог превратиться в какую-то энергию.
  - Не говори вслух, - сказал Меч у него в голове. - Если захочешь что-то мне сказать, позови меня мысленно, и так же мысленно сформулируй свои слова.
  - Как мне тебя называть? - попробовал подумать Дэн. - Есть у тебя какое-то имя? Не могу же я называть тебя постоянно просто кинжалом или мечом.
  - Молодец, быстро учишься, - сказал Меч ему. - И шок быстро преодолел, не то, что мой прошлый носитель, - Меч ударился в воспоминания.
  - Помню как сейчас, когда я с ним заговорил, он поначалу подумал, что к нему пришел дьявол, и начал читать какую-то молитву-литанию. Что-то вроде изгоняющего заклинания, только религиозного характера. Каково было его удивление, когда оказалось, - мысленный голос Меча аж переполняли самодовольство и ехидство. - Что на меня это не подействовало...
  - Это все конечно хорошо, - Денис перебил разглагольствующий у него в голове голос Меча. - Но может ты все-таки ответишь на мой вопрос?
  - Тхэйренарэоулин, - произнес Меч. - Мое имя Тхэйренарэоулин, или Объединяющий Противоположности.
  - Это слишком сложно для меня, - ответил Дэн. - Пожалуй, - он быстро перебрал возможные варианты, - пожалуй, я буду звать тебя Тэйр.
  - Тэйр, так Тэйр, - сказал Меч. - Во всяком случае, лучше чем "болтливая красная стекляшка", или "дурная железяка", как меня называли некоторые прошлые носители.
  
  Виктор Валентинович вернулся в реальность, Денис сидел на табурете около стены с оружием, и, казалось, смотрел в никуда. Виктору Валентиновичу было знакомо такое состояние, как правило, в него впадали после сильного шока. Но что могло так сильно повлиять на парня?
  Окинув цепким взглядом стену, тренер заметил отсутствие на своем месте стеклянного кинжала.
  "Наверное, Дениска случайно разбил его, а теперь думает, как бы объяснить произошедшее", - подумал Виктор Валентинович, но тут заметил две вещи, на которые не обратил сразу внимания:
  Первое - Денис сидел с абсолютно спокойным лицом, но после шока обычно бывает любое выражение лица, кроме спокойного.
  Второе - нигде не было ни одного осколка. Если бы Дэн разбил кинжал, то кругом были бы осколки.
  А если бы он уже убрал осколки, то не сидел бы в ступоре.
  
  Заметив очнувшегося Виктора Валентиновича, Денис ослабил сосредоточенность на внутреннем разговоре, и, вставая с табурета, призвал Тэйра в виде кинжала в рукав. Сжимая возникшую в ладони рукоять, парень сказал тренеру:
  - Виктор Валентинович, я сейчас уйду, не отговаривайте меня, я знаю, что мне надо сделать дальше. Я позаимствую у вас один кинжал, - Денис вытянул стилет из рукава. - Не знаю зачем, но внутреннее чувство подсказывает, что именно он мне пригодится.
  Тэйр где-то в глубине сознания нового Хранителя довольно вздохнул. Пока все идет по плану.
  Старый тренер впервые почувствовал исходящую от своего ученика внутреннюю силу и... что-то еще было, может, уверенность в своем решении, а может, просто вера в себя. Как бы то ни было, но факт оставался налицо, тот парень, что стоял перед ним сейчас, и тот, что зашел в его квартиру минут двадцать назад, были разными людьми.
  
  - Ну что же, удачи тебе. Похоже, твой Путь только начинается, - что-то подсказывало Виктору Валентиновичу, что Денису выпала нелегкая судьба. - А что касается кинжала, не знаю, зачем он тебе, но знаю по себе, что ощущениям стоит доверять, так что бери.
  - Спасибо вам, Виктор Валентинович, - зашнуровывая левый кроссовок, Дэн от всего сердца поблагодарил своего учителя. - Спасибо за ваши уроки, за то, что возились с каждым из нас, объясняя то, что трудно давалось, и за то, что пытались всегда понять каждого.
  - Только не забывай, - сказал тренер юноше, выходя с ним на лестницу. - Наличие оружия не должно означать необходимость пускать его в ход. Оружие должно быть тебе инструментом и подспорьем в тяжелой ситуации.
  Не беспокойтесь, Виктор Валентинович, - парень пожал на прощание руку наставника и начал спускаться по лестнице. - Я не опущусь до того, чтобы решать возникающие проблемы при помощи одного только рукоприкладства и оружия.
  - Удачи тебе, - тихо сказал тренер вслед спускающемуся по лестнице Дэну. - Где бы ты ни оказался, пусть Боги, демоны, духи или иные силы помогут тебе.
  
  
  2.
  
  Сектор TN-14. Планета Земля.
  Денис "Дэн" Тарасов, город Минск.
  
  - Что будем делать дальше? - спросил Дэн у Меча, выйдя из дома тренера, дойдя до остановки и сев в удачно подъехавший троллейбус.
  - Пиво пить, - хихикнул Тэйр.
  - Тебе смешно, - огрызнулся Дэн. - А серьезно?
  - А если серьезно... - Меч помолчал. - Честно говоря, я очень даже удивился, что ты так... нормально, что ли, воспринял меня. Обычно все выпадают в осадок и тут же закидывают меня кучей самых разных вопросов. А ты только имя спросил - и все. Это у тебя конкретно такая психика непрошибаемая или тут все такие? - поинтересовался он.
  - Да нет, не думаю, - Дэн посмотрел в окно. - Просто... знаешь, столько всего произошло... на фоне ребят, Ники и записки говорящий кинжал уже не удивляет. А может быть, у меня уже нет сил на это. Не знаю.
  - Ну силы нам еще понадобятся, - оптимистично заметил Тэйр. - Хотя бы для того, чтобы найти ту скотину, которая убила всех троих.
  - Всех троих? - у Дэна перехватило дыхание.
  - Да.
  - Где он? - прошипел Дэн вслух. - Говори, железяка!
  На него стали оборачиваться люди. Полная женщина с сумкой демонстративно отодвинулась в сторону, но Дэн ничего не замечал.
  - А ну успокойся! - рявкнул Меч.
  В голове у Дэна словно взорвался фейерверк. Перед глазами заплясали алые точки.
  - Перестань, - прошептал он.
  - И вообще, не железяка, а стекляшка, - довольно ехидным тоном заметил Тэйр, ослабляя нажим.
  - Ну что ты творишь? Спокойней нужно быть... Нервные клетки плохо восстанавливаются, знаешь ли.
  - Тебе хорошо говорить! А я...
  - Я прекрасно знаю, что ты, - невозмутимо перебил Меч. - Давай тут выйдем, место красивое. Посидим, поговорим нормально.
  - Это Немига. Тут раньше была река, а сейчас она в трубах течет.
  - Так вот же река, - удивился Меч.
  - Это Свислочь, - буркнул Дэн. - Там все таблица Менделеева плавает.
  - Кто такой Менделеев?
  - Ученый! Слушай, хватит мне зубы заговаривать...
  
  Пока Дэн пререкался с Мечом, он уже успел выйти, перейти дорогу, пройти под мостом и свернуть на дорожку, ведущую к набережной. Тэйр затих и напрочь отказывался пообщаться.
  Парень сел на бетонный парапет возле воды. Грустно посмотрел на сидящую в паре метров чайку и позвал Тэйра.
  - Эй, ты где?
  - Тебе в рифму ответить? - невинно предложил Меч.
  Дэн немного обалдел от такого нахальства и только собрался высказать наглому кинжалу все, что про него думает, как Тэйр тихо сказал:
  - Ты знаком с теорией множественности миров?
  - Э... нет.
  Меч вздохнул.
  - Но ты хотя бы можешь предположить, что есть другие миры, кроме твоего?
  - Ну да, - отозвался Дэн. - Легко.
  - Хорошо. Твой враг - там.
  - Где?
  - Сейчас точно в рифму отвечу! Ты можешь не перебивать?
  - Ладно, извини, - примирительно сказал Дэн.
  - Я сейчас тебе расскажу кое-что, - Тэйр запнулся на секунду. - Только постарайся выслушать и не задавать вопросы. Пожалуйста! По крайней мере, до перехода. Все, что могу, я расскажу и так. А что не могу - все равно не отвечу, понимаешь? Такие вот мы, стекляшки...
  Дэн молча кивнул.
  - Есть Дух, Меч и Дракон, - торжественно начал Тэйр. - И есть Предел.
  - Например, предел моему терпению... - тихо прошептал Дэн. Он совершенно не собирался слушать какие-то легенды.
  Но Тэйр не обратил на него никакого внимания. А зря.
  Дэн резко поднял руку, сильные пальцы напряглись, обхватывая пока невидимую, но уже осязаемую рукоять... Парень гневно глянул на полупрозрачный кинжал, с невинным видом лежащий в ладони.
  - А давай ты все-таки сначала ответишь на мои вопросы? Раз уж ты такой умный? Например, кто это все устроил и на кой хрен оно ему понадобилось? И главное, где конкретно эта сука и как его найти, будь он даже хоть в аду? - выкрикнул он и замахнулся. - А то сейчас в речке окажешься...
  - Ты хочешь в ад? - еле слышно прошипел Тэйр. - Хорошо... ты его получишь. А я хотел по-хорошему, сначала рассказать, объяснить...
  Виски Дэна сдавила дикая боль. Он выронил кинжал, обхватил руками голову и закричал.
  А в воздухе сплетались нити. Угольно-черные и пронзительно-алые, пепельно-серые, золотистые и почти прозрачные - мириады оттенков выстраивались по странным ломаным линиям и тут же послушно замирали.
  
  Линии замкнулись, пространство надорвалось, как будто кто-то изнутри вспорол воздух огромным ножом. Когда края разошлись, из октограммы полился свет, напоминающий расплавленное серебро - странный, мягкий и струящийся, но неуловимо чуждый.
  - Повторяй за мной! - приказал Меч. - Unra'ershaens, raethire'a'shiabaht, faetru'sae'theghart...
  Дэн стоял, держась одной рукой за парапет. Боль уже отпустила - и он старательно выговаривал незнакомые гортанные слова, полные шипящих и свистящих звуков. Он не понимал, что происходит, но в глубине души была стойкая уверенность, что это правильно.
  А потом его сознание померкло, погружаясь в черный водоворот.
  
  - Вставай! Хватит валяться, слышишь? Нет, я все понимаю, погода хорошая, а травка мягкая, но пора вставать... - в голове настойчиво зудел какой-то знакомый голос. Дэн открыл глаза и сразу же резко сел по привычке.
  - Ох... - он с недоумением посмотрел по сторонам и помотал головой. - Где я?
  - В... - хотел было высказаться в рифму Меч, но Дэн уже все вспомнил и перебил, уже перейдя на мысленную речь:
  - Теперь мы в другом мире, правильно? А тут красиво... Только жарковато как-то. Кстати, а я смогу вернуться домой?
  - Ну теоретически все возможно... - уклончиво ответил Тэйр.
  - А практически? - не отставал Дэн.
  - Поживем-увидим, - буркнул Меч. - Кстати, ты себя давно в зеркале видел? Советую для начала полюбоваться хотя бы на руки и ноги.
  - Ой... - только и сказал Дэн. - А зачем...
  - Такая загорелая кожа? Поверь, так будет лучше. Пока ты тут валялся, я немного подредактировал твое тело под нужды климата этой планеты. В этом мире жарче, чем в твоем родном, знаешь ли... Но местным девушкам ты нравиться будешь, не переживай. Тут все такие.
  - А волосы зачем отрастил? Да еще и покрасил в рыжий и косу заплел? Шутник хренов... Тоже для климата или чтобы девушкам нравиться?
  - Ну почти, - хмыкнул Тэйр. - Просто насколько я помню, в этом мире рыжие дети рождаются очень редко, и считается, что такие люди отмечены высшими силами. Их уважают и всегда стараются помочь, правда, за помощь потребуют прядь волос - то есть немного удачи и счастья Избранника Богов. Я тебе просто немножко жизнь упростил. А где спасибо?
  - Спасибо, - как можно более язвительно сказал Дэн.
  - Да не за что, - невозмутимо ответил Меч. - А теперь ты все-таки выслушаешь меня.
  - Да без вопросов, - Дэн лениво растянулся на мягкой бледно-оранжевой траве и уставился на два сияющих солнца. Одно, большое, было почти такого же размера и цвета, как земное, было в зените, но второе... Маленькое, ядовито-оранжевого цвета и покрытое зелеными пятнами - почему-то именно это убило Дэна больше всего - оно напоминало творение пьяного сюрреалиста.
  - Есть Дух, - торжественно и гордо сказал Тэйр.
  - Есть Меч, есть Дракон, есть Предел, знаем! - хихикнул Дэн.
  - Дурак ты, - обиженно отозвался Меч. - Снова со мной поссориться хочешь?
  - Ладно, прости, давай дальше, - тут же сказал парень и закрыл глаза, подставляя кожу ласковому теплому ветерку.
  - Так вот...
  - Слушай, а тут все деревья такие? - тут же перебил Дэн.
  - Я тебя убью, - простонал Тэйр. - Ты можешь послушать?
  - Хорошо, - Дэн поднял ладони вверх примирительным жестом и продолжил рассматривать опушку леса, возле которого он находился. А там было чему удивиться - листва деревьев была такой оранжевой, как и трава. И, наверное, такой же мягкой и ласковой...
  - Одно из имен этого мира - Колыбель Пламени, - задумчиво произнес Меч. - Так его назвали эллерэй...
  - Кто?
  - Эльфы!
  - А, понятно, - произнес Дэн, твердо решивший ничему не удивляться. - Так тут не только люди живут?
  - Ага, - согласился Тэйр. - А еще, например, здесь живут гоблины. Знаешь, такие мелкие, зеленые и ушастые. И такие же любопытные и несносные, как ты.
  - Да ладно тебе...
  - Короче, слушай! И если еще раз перебьешь, я тебе устрою темную, - пригрозил Тэйр, затем его голос зазвучал в голове Дэна более глухо и отдаленно. - Самое первое, что ты должен понять - Предел - это Сила. Даже не так. СИЛА. Высшая сила во вселенных. Он априори парадоксален, поскольку создан из несовместимых элементов. Когда сочетают несочетаемое, получаются очень странные вещи, знаешь ли... Давным-давно, много тысячелетий назад, древние маги одного страшного даже для меня мира решили соединить свое могущество. Светлые, темные, мастера призыва и превращений, боевики и алхимики, целители и некроманты... Они хотели сделать универсальную мощь, которая будет способна создавать и уничтожать вселенные одним прикосновением. Скручивать время, протыкать пространство - про эту мелочь я уже молчу... Так вот, у них получилось! Не спрашивай меня, каким образом, я не знаю. Когда это все мутили, меня еще не было. Я появился чуть позже - когда для силы потребовалась личность. Личность должна была соответствовать силе, поэтому она была разделена на три части. Меч, Дух и Дракон. Ты являешься носителем Духа Красного Предела, и именно поэтому я с тобой, а вовсе не потому, что мне понравилась твоя задница, - ядовито добавил Тэйр, затем продолжил:
  - Мы должны найти друг друга и соединиться воедино. Э... духовно, разумеется, лично я не зоофил, - Тэйр хмыкнул с легкой издевкой, но Дэн внимательно слушал и не обращал внимания на подколки. - Ну и вот... Но для этого нам всем нужно сначала найти друг друга. Мы с тобой уже нашлись, теперь дело за клыкастым.
  - Ты не объяснил мне одного, - тихо сказал Дэн. - Нахрен оно мне все надо?
  - Ну, вообще считается, что Носитель Духа Предела, Хранитель одного из Мечей... - начал рассказывать Меч.
  - А что, их несколько? То есть вас, Мечей? - перебил его Дэн.
  - Слушай, заткнись, и послушай меня, я расскажу обо всем по порядку, - ворчливо сказал Тэйр.
  - Ладно-ладно, все, молчу. Давай, рассказывай дальше, - примирительно произнес парень.
  - Так-то лучше, - буркнул Тэйр, но продолжил. - Когда сущность Предела была сформирована, магистры прошлого осознали, что их детище слишком опасно - как для них самих, так и для всего мироздания в целом. Кстати, ты знаком с теорией суперхищника?
  - Нет...
  - Если вкратце - суперхищник - это высшая форма эволюции, которая поглощает нежизнеспособные и ненужные формы жизни. А в данном случае древние маги сотворили энергетического суперхищника. И они решили разделить эту сверхсущность на девять частей - по градации основной цветовой гаммы. Как я уже сказал, каждая из частей Предела была разделена на три составляющих. Меч, Дух и Дракон - чтобы они взаимодополняли, нейтрализовывали и уравновешивали друг друга. Такая вот система противовесов. И к тому же считается, что Хранитель Меча Предела является полновластным Владыкой в мире, с которым связан Меч, - Тэйр, казалось, усмехается своим словам.
  - Так в чем подвох? - спросил Дэн, почувствовав, что что-то тут не так.
  
  Меч не успел ответить, как их разговор был прерван. Сквозь гущу кустов, из леса выкатилась волна мелких существ. Дэн присмотрелся к ним и обратил внимание на почти треугольные головы, большие, торчащие в стороны уши и странную одежду. Эти мелкие создания были одеты в покрытые заплатами не то балахоны, не то плащи.
  - Это кто? - удивился Дэн.
  Существа тем временем увидели его и нерешительно остановились, затем посовещались и серо-коричневой волной покатились дальше - прямо на парня. Дэн машинально вскочил на ноги.
  - Не бойся, - прошелестел Меч. - Ты же теперь рыжий и такой же загорелый, как и все здесь, возле экватора, так что ничего страшного. Вот будь ты по-прежнему светлокожим, они бы сначала напали, а потом разговаривали - для верности. Здесь не очень любят тех, кто непохож на остальных - впрочем, как и везде... - задумчиво добавил он.
  Маленькие ушастые создания окружили Дэна со всех сторон. Тэйр был прав - парень не ощущал никакого негатива с их стороны. Скорее они просто излучали смесь настороженности и любопытства. Ощупывали одежду, заглядывали в лицо и что-то мелодично булькали - явно вопросительно.
  - А чего они хотят? - растерянно поинтересовался Дэн.
  - Они... Твою мать, я же тебе язык не вложил! И шмотка старая осталась. Совсем старый стал, так и до маразма недалеко... - уже ставшая привычной острая головная боль навалилась на парня, но на этот раз буквально на секунду - и тут же отпустила, отползла в дальний уголок сознания. А Дэн с изумлением понял, что маленькие существа говорят по-русски.
  - Они не по-русски говорят, дубина! Это просто ты их понимаешь теперь.
  - Ты кто? А что за странная сумка? А что ты тут делаешь? - наперебой тараторили существа.
  - Я, - парень запнулся. - Я Дэн. А вы кто?
  Он присел на корточки, чтобы получше разглядеть существ, которые были ему до пояса.
  - Дэен... Красивое имя...
  - Говорите по одному, пожалуйста, - взмолился Дэн.
  Существа послушно затихли, затем один из них дернул его за штанину.
  - Тогда говорить буду я, если ты не можешь понимать нас вместе, - с сожалением сказал он. - Откуда у тебя такие странные вещи?
  - Э... я издалека.
  - Из-за Желтых Гор? - уточнил собеседник.
  Дэн на всякий случай кивнул.
  - А вы кто вообще?
  - Мы гремлины, - с достоинством сказал он.
  - Э... прикольно, - ответил Дэн.
  - Мы дети и наследники Великого Механика! Будешь с нами дружить? - заявил гремлин, любознательно изучая карман куртки Дэна.
  - Буду, - заверил парень.
  Гремлин улыбнулся и шевельнул ушами. Дэн фыркнул.
  - А как вас зовут?
  - Я Радиатор, - с достоинством сказал гремлин. - Это моя дочка Шестеренка. Это Форсунок, это Насос, это Аккумулятор, а это братья Магнит и Электрод. Это Конденсатор и Фаза, они собираются пожениться, - тепло улыбнулся он, показывая на двух гремлинов, которые стояли чуть поодаль и держались за руки. - А это уважаемый Электролит, наш шаман.
  Дэн зажал рот рукой, чтобы случайно не заржать и не обидеть этих странных дружелюбных созданий.
  - Очень приятно, - вежливо сказал он. - Э... а у вас все имена такие?
  - Какие? - удивился Радиатор.
  - Ну... такие... - не нашелся Дэн.
  - Ты имеешь в виду - красивые? - догадался гремлин. - Конечно! Ведь имена нам дает сам Великий Механик!
  - А это кто? - спросил Дэн.
  - Ты не слышал о нем? - удивился Радиатор, остальные тоже наперебой загомонили, но Радиатор тут же призвал их к порядку. - В общем так! Мы приглашаем тебя к нам в гости, правильно? - он обернулся к остальным, которые тут же одобрительно закивали. - И ты сам с ним познакомишься!
  - Я не против, - улыбнулся Дэн. - К ним можно зайти в гости? - на всякий случай спросил он у Тэйра, но Меч только мысленно кивнул, не отвечая. Парень вообще очень слабо его ощущал, как будто Меч или спал, или медитировал, или просто глубоко задумался о чем-то...
  
  Идти было непривычно легко - Дэн мимоходом подумал, что на этой планете сила тяжести немного меньше - даже с учетом маленькой Шестеренки, которая взобралась к нему на плечо.
  - Кстати, а что это за место? - тихо спросил он у нее.
  - Это долина Цветов Зари, - ответила гремлинша. - Ты тут никогда не был?
  - Неа, - честно сказал Дэн.
  - Тогда тебе у нас понравится! - оживилась Шестеренка. - Даже эллерэй говорят, что тут красиво. А тебе нравится?
  Дэн оглядел пейзажи, состоящие из всех оттенков желтого, красного и оранжевого и кивнул.
  - Нормально, - сказал он и добавил: - Необычно.
  Гремлины топали дружной толпой - все той же странной мягкой походкой, которая создавала ощущение волны. Дэн и Шестеренкой на плече шел чуть позади, и все время смотрел под ноги - не хватало еще наступить на кого-нибудь из новых друзей.
  - Расскажи мне про Великого Механика, - попросил он гремлиншу.
  - Он очень умный. Он создал первого из гремлинов - Двигателя, для того, чтобы он помогал Великому Механику в его исследованиях. И научил его создавать машины и приручать их.
  - То есть - приручать? - удивился Дэн.
  - Ну приручать... Чтобы они были послушные и не злые.
  - То есть машины тут живые??
  - Конечно, - удивилась Шестеренка. - Я живая, ты тоже, а им нельзя, что ли?
  - Да я не в том смысле... - смущенно начал Дэн и замолк.
  Он подумал, что еще ничего не знает об этом прекрасном новом мире. А разве так уж много знал он о своем? Миры нельзя познавать полностью...
  От философских размышлений Дэна отвлек Меч.
  - Ты с этим Механиком будь поосторожней.
  - А что такое? И вообще, кто он?
  - Он величайший техномаг, пришелец из совершенно другого мира. Когда-то очень давно он прошел Вратами Бездны сквозь подпространство и появился здесь, поскольку в его родном мире его изгнали.
  - А кто и за что? - полюбопытствовал Дэн.
  - Я не знаю. Я не видел тот мир ни разу. И весьма смутно представляю его устройство. Так вот, он сумел соединить живое и мертвое, вдохнуть жизнь в бездушное железо. Кажется, он смог создать даже кремнийорганических синтетов.... И еще свою небольшую цивилизацию Хранителей и Смотрителей - гремлинов. Кстати, пару сотен боевых машин у Механика есть точно, так что еще раз напоминаю: веди себя хорошо и постарайся ему понравиться. Гремлинов любят далеко не все, поэтому то, что ты подружился с ними, он оценит. Если ты ему понравишься, то у нас будет могущественный друг и покровитель в этом незнакомом для тебя мире. Пойми, что я не всегда смогу помочь тебе.
  Тэйр замолк, а Дэн кивнул - даже скорее собственным мыслям и невольно ускорил шаг.
  - А вот мы и почти пришли! - воскликнул Радиатор. - Сейчас через туннель пройдем и будем дома!
  
  Стайка гремлинов остановилась возле странной круглой двери, больше походившей на люк. На ней не было ни ручки, ни замочной скважины, но Электролит вышел вперед и ласково погладил сверкающий в лучах двух солнц металл.
  - Привет, как себя чувствуешь? Не ржавеешь?
  Дверь неожиданно чуть-чуть изогнулась - Дэн просто физически ощутил ее приветливую улыбку - и заговорила грудным женским голосом:
  - Привет, шаман, хорошего масла тебе! Привет, хранители!
  - Хорошего масла и не ржаветь! - наперебой загомонили гремлины.
  Дэн так и застыл с открытым ртом. Все-таки живые двери - это уже слишком.
  - А что за чужак?
  - Он чел нормальный, - заявила Шестеренка, спрыгнув с плеча Дэна. - Он нас не обидел и мы его в гости пригласили!
  - А ну подойди сюда, - потребовала дверь. Дэн подчинился.
  - Слушай сюда, повторять не буду, - сказала дверь. - Я тебя впущу. Но если ты обидишь, или, не дай Механик, убьешь кого-то из них, тебе не жить, ясно?
  - Но я... - растерянно сказал Дэн.
  - Я тебя не знаю, - просто ответила дверь. - Нашему создателю ты не сделаешь ничего, но Смотрители - как дети. Их души чувствуют боль машин, их сердца открыты всем.... Я тебя предупредила, - неожиданно резко закончила она и распахнулась.
  Дэн увидел длинный, уходящий во тьму туннель, который, впрочем, тут же засветился небольшими синими фонариками, развешанными по стенам чьей-то заботливой рукой.
  - Эти фонарики я придумал, - похвастался Магнит. - Это называется... изобретение, вот как! - он довольно заулыбался. - Ты видишь, что это не простые фонарики? Они могут гореть очень долго. Классно я придумал, правда? - с энтузиазмом спросил он.
  Дэн кивнул, решив на этот раз промолчать.
  А тем временем они, похоже, прошли туннель, потому что стены внезапно расступились и взору Дэна предстал очень своеобразный подземный город. Огромная пещера пестрела окнами, карнизами и яркими занавесками, закрывающими большинство проемов.
  Они все стояли на каком-то балконе, и город расстилался прямо под ногами. Запутанные переплетения труб, узлы пересечений множества трубопроводов выделялись посреди серой стали и непонятного золотисто-зеленого сплава, просторные строения из отполированного камня притягивали взгляд. Мраморные лестницы соединяли между собой уровни города. А в центре стояла башня. Сочетание стали, мрамора и странного сплава цвета морской волны смотрелось довольно красиво, хоть и необычно.
  - Во-о-он там живет Великий Механик, - Фаза дернула Дэна за штанину. - Видишь башню?
  - Вижу.
  И они направились к башне.
  Встреченные гремлины деловито лазили по разным диковинным то ли машинам, то ли строениям, что-то чинили, что-то говорили, Дэн просто глох в этом непрерывном шуме-гаме.
  - У меня тоже уши вянут, - неожиданно пожаловался Тэйр.
  - У тебя же нет ушей! - возмутился Дэн.
  - Чего ты к словам цепляешься, упырь!
  - Кто? - возмутился Дэн.
  - Упырь есть разновидность нежити первого порядка, имеет плоть. Питается преимущественно...
  - Заткнись! - рявкнул Дэн, - Сам ты упырь!
  - Я не нежить...
  - А я?
  - А это еще спорный вопрос....
  Дэн мысленно взвыл и ускорил шаг, тем более что до башни оставалось буквально пара десятков метров.
  
  Великий Механик выглядел внушительно. Кожа смуглая, густые изогнутые брови, пронзительно-серые глаза, седые длинные волосы, зачесанные назад, длинная борода, заплетенная в свободную косу и заткнутая за пояс ниспадающей мантии с рунической вышивкой. И полтора метра роста при этом.
  - Чем обязан? - сухо поинтересовался он, когда Дэн в сопровождении Радиатора, который тоже смылся перед дверью (остальные по пути разбрелись по своим делам - кто домой, кто куда) приблизился. - Кто ты?
  Его голос был низким, чуть хрипловатым и со странными переливающимися интонациями.
  - Я... - начал Дэн, но Механик неожиданно выбросил вперед руку и что-то напевно произнес.
  Дэн рефлекторно почувствовал опасность и успел прыгнуть в сторону, неосознанно закрывшись руками.
  Когда он развернулся, в глазах Механика светилось удивление. Потом он неожиданно улыбнулся.
  - Я буду тебя учить магии. Ты отразил мою плеть, - он небрежно кивнул на черное бесформенное пятно на стене. - Отразил интуитивно в сторону. Значит, потенциал есть.
  - Но я... - Дэн не знал, что сказать.
  - Успокойся, - усмехнулся чародей. - Я знаю о тебе. Здравствуй, Тхэйрен... Сколько мы не
  виделись? Я понял - в ту секунду, когда этот мальчик отразил то, о чем он не имел представления. Усилить рефлексы - это почерк Меча Предела.
  - Ну пару тысячелетий будет, - сказал Меч. - Скажи ему.
  - Пару тысячелетий будет, - послушно повторил Дэн.
  Глаза Механика пронизывали Дэна, как рентгеновские лучи. Он почувствовал себя неуютно под этим взглядом.
  - Что ж, - он спрятал усмешку. - Здравствуй, Владыка, - в его глазах по-прежнему лучились искорки смеха.
  - Кто???
  - Будущий Владыка этого мира, Носитель Духа и Красного Меча Предела.... Надеюсь, ты не окажешься таким дураком, как твой предшественник.
  - А он был дураком? - удивился Дэн.
  - Ага, - чародей опустился в кресло. - Вот именно поэтому был. Я его развоплотил, - добавил он небрежно.
  - А что такое развоплотил? - удивился Дэн.
  - Убил, - вздохнул Механик. - Все, теперь с глаз моих долой, мне еще паука-механохода доделать надо. Завтра поговорим, будущий Владыка. Найдешь любого из моих детей и скажешь, что ты мой почетный гость, попроси лучшую комнату ну или выбери сам, тебе покажут. Жить будешь здесь, только поговорим мы завтра. Девушка на ночь нужна?
  - Нет! - воскликнул Дэн, так и не понявший, шутит он или нет - по глазам понять было нельзя.
  - Тогда проваливай, Владыка, - улыбнулся чародей.
  
  - Он всегда такой? - сердито спросил Дэн у Тэйра, когда они шли за каким-то гремлином - смотреть комнаты.
  - Да не обращай внимания, ему знаешь сколько лет? Прости старику его маленькие слабости, - Меч противно захихикал.
  - Это какие еще слабости? - нахмурился Дэн. - Надеюсь, ничего такого, о чем не стоит меня предупредить?
  - Неа, - отмахнулся Меч. - Отдыхай лучше.
  
  Поднявшись по винтовой лестнице на три или четыре круга вверх, они вышли в коридор, и, пройдя несколько шагов, подошли к двери.
  - Вот ваши комнаты, Владыка, - сказал гремлин, открывая ее.
  Дэн вошел и осмотрелся, комната была небольшая, дальнюю стену почти полностью занимал стеллаж, уставленный разными книгами. Маленькие и большие, они стояли и лежали на полках. Там же рядом было что-то наподобие низкого диванчика, с небольшим овальным столиком рядом. Напротив диванчика была еще одна дверь, точнее сказать, проем, завешенный пестрой лоскутной шторой.
  - Вам что-нибудь надо еще, Владыка? - Голос гремлина оторвал Дэна от осмотра.
  - Как тебя зовут, приятель? - спросил Дэн у маленького проводника, стоявшего в дверях.
  - Коллайдер, Владыка, - ответил гремлин.
  - Скажи-ка мне, Коллайдер, почему ты называешь меня Владыкой? - спросил Дэн с подозрением.
  - Потому что вы Владыка, Хранитель Тхэйрена, Красного Меча. Так сказал Великий Механик.
  - Запомни сам, и передай всем своим сородичам - для вас я просто Дэн, гость и, возможно, ученик Великого Механика, - сказал Дэн, потом добавил:
  - А сейчас я бы хотел что-нибудь съесть и отдохнуть.
  - Конечно Дэн, сейчас организуем, - улыбнувшись, сказал Коллайдер и убежал.
  Дэн подошел к зашторенному проходу, и зашел во вторую комнату. Она была почти такого же размера, там стояла низкая и широкая кровать, небольшой шкаф, больше похожий на комод, и маленький столик в углу, около кровати. В другом углу была небольшая дверца, заглянув за которую, Дэн обнаружил умывальник и, как ни странно, унитаз. Закрыв дверку, парень повалился на кровать, которая оказалась очень мягкой и удобной. Только сейчас он понял, как сильно устал.
  Прошло пара минут, и он погрузился в сон.
  
  
  
  3.
  
  Сектор КП-432.
  Хаалердх. Торговая Директория Нэлиорг.
  Башня Архимага.
  9 день 7 месяца. 1808 год от Войны Предела
  
  Высокий, немного сутулый маг с короткой седой бородкой, сидящий за резным столом черного дерева ждал, нетерпеливо барабаня пальцами. До начала экстренного совещания оставалось уже минут десять, а никого из приглашенных еще не было видно. Конечно, вряд ли кто-то опоздает, но элементарная вежливость обязывает приходить как раз минут на десять раньше назначенного времени.
  Архимаг Лоор нахмурился. По суровому лицу с тонкими аристократическими чертами пробежала тень. Что они себе позволяют?
  Дверь еле слышно скрипнула и в просторное помещение шагнул полупрозрачный силуэт, закутанный в золотистый плащ. Он плавно материализовался и шагнул к архимагу.
  - Мое почтение, Лоор, - голос вошедшего был холодным и шелестящим, как будто кто-то мял тонкий шелк.
  - Капюшон хоть сними, - буркнул Лоор.
  Тонкие руки пепельного цвета с огненными узорами, плавно переливающимися на коже, послушно откинули капюшон, и на архимага глянули в упор очень странные глаза - явно ни человеческие, ни эльфийские - белок был тускло-оранжевого цвета, черный зрачок напоминал чуть изогнутый ромб, а радужки не было вовсе. Лицо существа было резким и асимметричным, а из-под тонких черных губ чуть-чуть выглядывали два клыка.
  - А могу я...
  - Да, Нокс, я знаю, что тебе сложно находиться тут полностью, - понял недосказанный вопрос Архимаг и кивнул.
  - Спасибо, - прошелестел он и мягким неуловимым движением снова стал похожим на размытую тень. Его было прекрасно видно, но и стену за Ноксом было видно тоже неплохо.
  Он отступил чуть в сторону.
  Раздался резкий стук и дверь распахнулась, похоже, от удара ногой.
  - Я не опоздал? - громко спросил вошедший. Вот он на вид был типичным человеком, хотя... все-таки не совсем типичным.
  Вызывающе вздернутые брови на более бледном, чем у архимага, лице, пронзительные серые глаза, решительно сжатые узкие губы - все в его облике говорило о том, что носить кольчугу ему куда привычнее, чем церемониальную мантию высшего мага. Его длинные черные с синим отливом волосы были стянуты в тугой хвост.
  - Нет, Горри. И не надо было так врываться, - сухо сказал Лоор.
  - Извиняюсь, - пожал плечами тот и повернулся к Ноксу. - И ты, отродье, здесь? Нечасто тебя увидишь.
  Нокс чуть улыбнулся и посмотрел на Горри.
  - Сорок восьмой раз.
  - Что сорок восьмой раз? - не понял тот.
  - Сорок восьмой раз ты называешь меня отродьем... Скоро юбилей.
  - А ты считаешь? - оторопел Горри.
  Нокс пожал плечами.
  - Ну да. Забавно... Горри, ты поймешь когда-нибудь, что меня бесполезно обзывать?
  Но тот не успел ничего ответить, потому что дверь снова отворилась и на этот раз зашла женщина.
  Она, цокая каблучками, прошла прямо к Лоору и поклонилась.
  - Архимаг.
  Повернулась к Ноксу и Горри.
  - Мессир. Командор.
  Еще два коротких церемонных поклона.
  - И тебе привет, Л'эри, - отозвался Нокс. Горри кивнул.
  Вошедшая была эльфийкой. Причем эльфийкой, прожившей около десятка сотен лет. Но ее обманчиво-юное лицо, обтягивающее роскошную фигуру короткое синее платье, ядовито-красные туфельки на высоких шпильках, длинные стройные ноги и роскошные рыжие волосы могли обмануть почти кого угодно. Ее внешность производила впечатление яркого, но пустого фейерверка, и только те, кто хорошо знал магессу, были осведомлены о том, что этот яркий огонек изнутри заполнен логичным разумом и недюжинной магической силой.
  - Добрый вечер, Морена, - проронил Лоор и снова ушел в собственные мысли.
  Короткая вспышка динамического портала - и около двери появился еще один гость, закутанный в длинный плащ с глубоким капюшоном.
  - Йха не опос-с-стал? - чувствовалось, что слова ему даются с трудом.
  - Мы как раз собирались начинать, Кха'таар, - сухо сказал Архимаг и укоризненно посмотрел в сторону двери.
  - Мое почтение, Лорд, - сказала Морена.
  - Здрав будь, пугало, - обронил Горри.
  Архимаг провел в воздухе рукой - и свет, проникающий сквозь окна, стал более приглушенным. - Сними капюшон, Кха'таар, - попросил он.
  Странные льдисто-синие глаза с узкими вертикальными зрачками окинули взглядом присутствующих. Темно-серая, с синеватым отливом кожа, матовые волосы глубокого черного оттенка, резкие черты лица, выступающие скулы, тонкие губы. Темный эльф коротким кивком поприветствовал всех и замер.
  И вдруг посреди зала возник кто-то еще.
  Силуэт состоял только из двух цветов - белого и черного.
  Неестественно бледное лицо, которое с равным успехом могло принадлежать и мужчине, и женщине. Сверкающая алмазами серебряная диадема на длинных черных волосах. Раскосые глаза с огромными черными зрачками. Ниспадающее черное одеяние с серебристой вышивкой.
  Бледная рука с длинными черными ногтями протянулась к архимагу и сделала короткий жест приветствия.
  - Да, здравствуй, - с легким удивлением сказал тот.
  - Маэстро, - поклонилась Морена и поцеловала тонкую изящную кисть.
  Непостижимое существо отступило к стене и скрестило руки на груди, вопросительно глядя на Лоора. Тот откашлялся, встал и начал говорить:
  - Не далее как вчера случилась очень странная вещь.
  - Я трахнул гоблина, - продолжил за него Горри на ухо Морене. Она тут же закрыла ладонью невольную улыбку и тихонько толкнула его в бок: - Перестань!
  - Я засек очень сильное магическое возмущение, - тем временем продолжал Лоор. - Произошло это далековато отсюда, где-то в долине Цветов Зари. Природа этого явления совершенно непонятна. Я могу сказать, что даже я не смог бы сделать такой всплеск. Мне показалось, что все тонкие слои реальности вывернулись наизнанку. Как будто две разнополярных стихии на миг соприкоснулись и между ними проскользнула чудовищной силы искра. Для начала - кто-нибудь из вас... да, позавчера ощущал что-нибудь необычное? Мессир Нокс?
  - Глупо спрашивать это у меня... - прошелестел Нокс. - Меня не было на этом уровне около полугода...
  - Лорд Кха'таар?
  - Thanaar'rei as'gelah nervei. Akh nua'reth kiah'mer, - ответил тот.
  - Командор Горри?
  - Я позавчера пил. Причем с самого утра, - неохотно сказал тот. - Поэтому...
  - Да, я понимаю, ты вряд ли вспомнишь, - раздраженно сказал архимаг. - Л'эри Морена?
  - У меня голова болела, - пожаловалась эльфийка. - Целый день. Началось это после полудня, мой череп словно взорвался изнутри. Ничего не помогало, а к вечеру постепенно само прошло. Может, это и был твой выброс, Лоор?
  - Может быть... Маэстро?
  И тут в голове у каждого раздался голос, весь состоящий, казалось, из одной какой-то потусторонней хрипловатой мелодичности. Волны мелодии были полны диссонансов, которые сочетались каким-то странным образом в слова.
  - Было видно прекрасно. Два разума едины в смертной плоти. Юный и древний. Мир будет изменен.
  - Ты можешь говорить понятнее? - взмолилась Морена.
  Прекрасное лицо Маэстро исказила холодная улыбка. Черные глаза встретились по очереди со взглядом каждого из высших магов и остановились на Лооре.
  - Видимо, нет, - вздохнул тот.
  - Подождите, - сказал Нокс без своей обычной невозмутимости. - Долина Цветов Зари, правильно? Два разума, один из которых древний? Механик...
  - Точно, - добавил Горри. - В кои-то веки я согласен с тобой, отродье. Механик - древний разум, а кто юный? Кто-то из его гремлинов? Но почему в одном теле?
  - Сорок девять, - добавил Нокс.
  Горри оглянулся на него, но промолчал.
  - Да, странно это все, - задумчиво произнесла эльфийка. - Лично я за то, чтобы кто-то нанес визит Механику. Мало ли что? Может, он какой-то глобальный эксперимент задумал? Если Маэстро говорит, что мир будет изменен.... А это точно? Что случится?
  Она развернулась.
  Из черных глаз Маэстро ударил тонкий луч. Морена вскрикнула.
  Впрочем, луч тут же исчез.
  - Сомнения губительны, - в чуждой мелодии зазвучал странный оттенок, более всего походивший на легкий смех. - Но ты права сейчас. Мир изменится, если Он выживет. Если нет, останется как прежде.
  Длинный хищный ноготь прочертил в воздухе линию. Руки небрежным движением разорвали пространство, как бумагу, открыв зияющий проем - в котором не было ничего.
  И черно-белый силуэт шагнул туда. Пространство с треском захлопнулось и вновь стало цельным.
  - А он - это кто? Механик? - запоздало спросил Горри.
  Но было поздно. Маэстро уже не было здесь.
  - Да нет, не думаю, что Механик, - напряженно сказал Лоор. - Я знаю его давно, и, поверьте мне, его вполне устраивает мир таким, какой он есть. У него своя... цивилизация, что ли, - он неожиданно улыбнулся. - Механик всего лишь такой же старик, как и я. Я не думаю, что... Но визит нанести надо, Морена права. Остается решить, кто этим займется.
  - Видимо, я? - полуутвердительно спросил Нокс. - Я доберусь намного быстрее, чем все вы... Совет окончен? - он накинул капюшон.
  Лоор молча кивнул.
  - Архимаг. Мессир. Лорд. Командор, - церемонно попрощалась Морена и первой скользнула за дверь.
  - Хорошего вечера, Лоор, - буркнул Горри и посмотрел на Нокса. - Пока, отродье.... Вот тебе и юбилей, - неожиданно ухмыльнулся он. - А ты, пугало огородное, тоже считать начинай...
  - Laeire'ta'sharen, Horry, - холодно сказал эльф и исчез в черной вспышке.
  Нокс засмеялся и растворился полностью, махнув на прощание когтистой рукой.
  
  Оставшись в одиночестве, Лоор положил голову на руки и задумался. Его не покидала одна мысль. Вряд ли выброс спровоцировал Механик, но... Он может вполне иметь к этому отношение. Пусть и косвенное.
  Лоор читал древние предания еще тогда, когда он сам был сопливым пацаном, начинающим магом, с помощью телекинеза ворующим апельсины у соседа. И там что-то говорилось... Архимаг упорно напрягал память, но выплывало только что-то смутное. Кажется, какая-то древняя могущественная сила изменяет миры...
  В конце концов он плюнул на это, пообещал себе завтра сходить в библиотеку для очистки совести и просто задремал в своем кресле, так и оставив голову на скрещенных руках.
  
  ***
  
  Тем временем ни о чем не подозревающий Дэн проснулся. Обнаружив на столике у кровати накрытый крышкой большой поднос, видимо, принесенный Коллайдером вчера, потянулся и пошел умыться.
  - Ну как себя чувствуешь? - поинтересовался Тэйр.
  - Как будто мне в рот слон насрал, - честно сказал Дэн. - Тут зубы вообще принято чистить?
  - Ну да, только не чистить, а полоскать, - ответил Меч. - Загляни в шкафчик, поищи там склянку с прозрачной жидкостью.
  Дэн послушался доброго совета и осторожно отпил из найденной бутылочки. Жидкость была ядрено-мятной, поэтому он быстро прополоскал рот и тут же выплюнул ее в умывальник. Открыл воду и с наслаждением хлебнул из-под крана. Рот все равно дико жгло.
  - Сразу видно, нечасто ты раньше зубы чистил, - проворчал Тэйр. - Зато теперь эта штука всех микробов убила. Не бойся, через пару часов легче будет. Зато потом так жечь не будет.
  - Пара часов... - простонал Дэн вслух и попил еще. Правда, это не помогло - десны все равно жутко щипало.
  - Ну и чего делать будем?
  - К Механику шагом марш и вперед, - ответил Меч.
  - О, Дэен... привет, - раздался рядом знакомый голос.
  Дэн скосил глаза и увидел за приоткрытым окном парящего на какой-то странной механической штуке Радиатора. Он обрадовался старому знакомому.
  - Привет, у меня с собой есть отличный эль, а на запивку бутылочка бензина! Он высокооктановый, - обрадовался гремлин. - Открой пошире окно, я тебе дам, угостишься.
  - Нет, нет! - Дэн замахал руками. - Я такое не ем! Точнее, не пью!
  - Ну ладно, но эль ты хотя бы будешь? - уточнил гремлин, достав маленькую канистру.
  - Э... давай, - немного растерялся Дэн.
  Гремлин искоса глянул на него.
  - Просто раньше я питался... ну... мясом там жареным, фруктами... - пробормотал Дэн.
  - Ну и я подумал, что эль на пустой желудок скажется не лучшим образом на моем самочувствии...
  - А, тогда понятно, - улыбнулся Радиатор. - А я уже подумал, что ты подумал, что я тебя отравить собираюсь, вот и отказался....
  - Ну конечно же, нет! - искренне возмутился Дэн и распахнул окно. - Ты давай, залетай на этом чуде техники.
  - Меня Цесстринн зовут, - обиженно прогудел маленький планер. Дэн чуть не поперхнулся, но вовремя вспомнил, где он.
  - Прости, Цесстринн, - примирительно сказал он. - Залетайте в окно. Посидим, поболтаем, выпьем, я эля, вы бензинчику...
  - Вот это дело! Я пить не буду, а с вами за компанию посижу... - прогудел планер, а Радиатор радостно закивал. - Только я такой эль не очень люблю, мне бы ацетончика...
  - Кажется, я схожу с ума, - подумал Дэн. - Никогда бы не подумал, что буду вместе с гремлином и говорящим планером распивать эль, запивая бензином....
  
  Когда позже он пришел к Механику, Дэн еле держался на ногах, а Тэйр в его голове распевал похабные песни во всю глотку, которой у него не было.
  - Тю, - только и сказал чародей, подняв свои огромные брови. - Тебя кто растворителем напоил?
  - Не... не раст-во-ри-те-лем, - еле-еле по слогам выговорил Дэн, а Меч в его голове тихо заржал. - А... а октанчиком... то есть .... бензинчиком.
  И он заснул, шмякнувшись в кресло.
  
  ***
  
  Шла лекция. Преподаватель, пожилой маг с пышными черными усами рисовал на доске график и попутно объяснял тему классу. Класс был мало того, что выпускной - так еще и самый лучший.
  Школа с магическим уклоном принимала в свои ряды всех, у кого был хоть малейший талант к этому, потому что в небольшом королевстве Ингрем таких вообще рождалось очень мало. Далее школяры делились по классам не по алфавиту, не по порядку поступления, и даже не по природным склонностям, как везде - а по уровню интеллекта, магического дара и успеваемости. Из этих параметров выводилось что-то среднее. Поэтому классы частенько переформировывались.
  Сейчас в школе было три выпускных класса - класс Гамма, ученикам которого светила судьба распределения в мелкие города и деревни, класс Бета, и класс Альфа, в котором школяры всегда выбирали сами свои места назначения.
  Ученики шуршали перьями по бумаге, тихо перешептывались, кто-то рассказывал соседу анекдот, кто-то украдкой позевывал, ожидая конца занятий - словом, была самая обычная лекция.
  - Итак, - лектор повернулся к ученикам и только собрался что-то сказать, как послышался тихий стук в дверь. - Да-да, входите!
  В аудиторию шагнул Нокс. Школяры тут же встали, приветствуя директора, а лектор очень удивился. Директора все видели достаточно редко - в силу его особенностей, и поэтому управление школой фактически лежало на хрупких, но сильных плечах мэтрессы Эльзы Лоннор - его заместителя.
  Аудитория мгновенно стихла.
  - Простите, мэтр Оран, - Нокс шагнул вперед и проявился чуть больше. - Я всего лишь на пару минут.
  - Да-да, конечно, - произнес лектор.
  - Молодые маги! - Нокс повернулся к школярам. Сейчас его голос напоминал не шелест, а скорее порывы ветра. - Вы - мой лучший выпускной класс. Я хочу сказать вам одну вещь - будет война. Не знаю точно, когда, но скоро, скорее всего, уже в этом или следующем году.
  По залу прокатился удивленный вздох.
  - Поэтому вы не будете выбирать свое распределение. Вы - лучшие, вы надежда нашего королевства. Наше государство довольно слабое и бедное, вы сами это знаете. Король - чудесный человек, он правит разумно и старается что-то с этим сделать, но... - Нокс сделал паузу. - Ничего не делается в одну секунду. Армия наша небольшая, хоть и сплоченная. Но она будет прикрывать вас - наших выпускников и старших учеников, которым уже не придется доучиваться - все экзамены будут приняты досрочно. Вы знаете и умеете больше всех. Поэтому... - он отступил на шаг и внимательно скользнул взглядом по классу. - Я надеюсь на вас.
  - Э... Мессир директор... а с кем мы будем воевать? - спросил кто-то с первого ряда.
  Оранжево-черные глаза Нокса сузились и хищно блеснули.
  - Об этом говорить еще рано.
  - Но...
  - Тихо, - Нокс поднял руку. - На нашей стороне скорее всего будет союзник... Очень сильный. Так что не бойтесь. И - никому не слова. Узнаю - убью, - он улыбнулся, показывая, что это шутка. Но, как известно, в каждой шутке...
  Он развернулся и направился к двери, с каждым шагом все больше растворяясь - той грациозной и скользящей походкой, которая доступна только тем, кто уже был за гранью смерти.
  - Мессир директор, - растерянно окликнул его мэтр Оран.
  - Потом... Эльза скажет всем учителям насчет собрания. Сегодня или завтра, я еще не решил...
  - Но как вы узнали о будущей войне?
  - Я всего лишь предполагаю, но вам всем лучше будет знать заранее... - его голос снова стал привычным прохладным шелестом. - Так... кое-что услышал, кое-кого увидел, кое-что прочел, кое-что сопоставил и пришел к выводам... Ничего более...
  Пепельно-огненная рука махнула в знак прощания и директор растворился.
  В аудитории несколько секунд стояла гробовая тишина, зачем начался шум. Школяры возбужденно переговаривались, а Оран сел за стол и задумался. Из размышлений его вывели ученики:
  - А вы что-то знаете, мэтр Оран? Что будет? Что случится?
  - Я знаю только то, что наш любимый директор сорвал нам интересную лекцию, - он невесело усмехнулся. - А так... пока что не больше вас.
  
  - А теперь - к Механику, - подумал Нокс, уходя все глубже вниз по тонким уровням. - Посмотрим, прав я или нет...
  
  ***
  
  Дэн жил и учился магии в городе гремлинов - кстати, он назывался Мехалор - уже несколько дней. Учиться было сложно - в основном, из-за одного интересного парадокса. С одной стороны, магия лучше всего получается на эмоциях, с другой стороны, эти эмоции нужно в себе старательно подавлять во время чародейства. Поэтому Дэну было сложно. Меч все больше отмалчивался, а если и разговаривал, то в основном это были всякие совершенно неважные темы. Ни про загадочный Предел, ни про сволочь, которой Дэн хотел отомстить за друзей, ни про сам мир Тэйр решительно общаться не желал.
  Поэтому Дэн как-то спросил у Механика:
  - А здесь живет какой-нибудь гад?
  - Какой гад? - удивился чародей. - В смысле змея? Змеи тут только механические, синтеты... Да и то пара штук буквально. А зачем они тебе?
  - Да не змея! Гад в смысле сволочь, скотина... - далее Дэн смущенно замолк, поскольку остальные пришедшие в голову эпитеты были нецензурными.
  Механик задумчиво потеребил себя за бороду.
  - Ну не знаю... Здесь это конкретно здесь или вообще на планете?
  - Вообще.
  - Смотря кого называть сволочью. Знаешь, это понятие относительное... Для кого-то сволочь, а для кого-то нет.
  - Это как? - удивился Дэн. - По-моему, если человек сволочь, то он сволочь и есть! Грабит, лжет, везде выгоду ищет, готов ради копейки ближнего задушить...
  - Тю... - протянул Механик. - Ну ты и наивный, друг мой, а еще Владыка! Знаешь, никогда не окрашивай ничего в черно-белые цвета, это юношеский максимализм. Вот допустим, был у тебя друг, и он тебя предал в каком-то деле, значит он сволочь, правильно?
  - Ну да!
  - А если он это сделал, допустим, чтобы кому-то помочь? Или кого-то спасти? Будет ли он сволочью для того человека?
  Дэн смущенно умолк.
  - Абсолютных людей нет, друг мой. Есть разные привязанности, разные системы ценностей, разное настроение, в конце концов, под влиянием которого совершаются самые разные поступки - и плохие, и хорошие... - Механик неспешно набил и раскурил трубку.
  - И опять же, относительно кого. Вот украл вор кошелек у купца - относительно купца это плохой поступок, а как насчет девушки, которой этот вор подарил платье, потратив на это все украденное - для нее это тоже плохой поступок, что ли?
  Дэн помотал головой.
  - А я бы не взял подарок, купленный на краденые деньги.
  - А у подарка это на лбу написано, что ли? - ухмыльнулся чародей. - И вообще, я тебе не профессор этики и нравственной философии, чтобы тут о морали рассуждать. Давай лучше мне плеть покажи, а то в прошлый раз ты даже табуретку не сшиб...
  
  В этот день все начиналось необычно. Во-первых, необычным было то, что Дэна разбудили, причем нагло полив его холодной водой. Коллайдер был очень взволнованным и говорил, что Великий Механик срочно зовет его к себе.
  Во-вторых, привычного завтрака на столике не было.
  А в-третьих, Тэйр тоже ощущался взволнованным, насколько это можно было сказать о нем.
  Дэн наскоро оделся и побежал по коридору.
  Зайдя к Механику, Дэн от неожиданности замер. Нет, с самим техномагом было все в порядке. А вот возле него стоял самый натуральный демон! По крайней мере, в представлении Дэна.
  Жуткие оранжевые глаза, от которых веяло чем-то потусторонним, серая кожа с живыми переливающимися огненными потоками, острые уши с несколькими парами небольших золотистых сережек, из-под черных как смоль губ выглядывали самые натуральные вампирские клыки, а волосы страшного существа напоминали жидкий огонь. Они были живыми, как у Медузы Горгоны!
  И в довершение всего он был призраком!
  Дэну вдруг захотелось перекреститься, хотя он никогда не увлекался ни одной из христианских религий.
  - Ну чего ты испугался? - добродушно сказал Механик. - Иди уж сюда, горе, не стой столбом.
  - Это... это кто? - наконец спросил Дэн, сделав пару неуверенных шагов в сторону Механика. Тэйр в его голове зашелся тихим хохотом. - Этот демон ваше новое творение?
  Демон засмеялся странным тихим смехом, от которого у Дэна пробежали мурашки по коже, а чародей просто сполз по стене, утирая бородой выступившие на глазах слезы.
  - И чего вы все ржете? - обескуражено спросил Дэн.
  
  - Творение... - Механик кое-как подавил истерический смех. - Нет, Нокс, ты слышал когда-либо подобное? - Гном повернулся к Дэну, стоявшему в недоумении:
  - Ты хоть сам понял, что ты сказал? А еще будущий Владыка... - Механик поднялся с пола и рухнул в низкое кресло, подъехавшее к нему. - Я что, так похож на демонолога?
  Дэн только растеряно пожал плечами. Нокс скользнул ближе к Дэну, тому показалось, что его внимательно осматривают, причем не только снаружи, но и изнутри. Вспомнив все, чему его учил Виктор Валентинович о ментальной защите и концентрации, Дэн представил вокруг себя этакий мыльный пузырь с зеркальной внешней поверхностью, и почему-то с большой фигой на ней.
  Нокс плавно шагнул назад, потом глянул на Дэна слегка мрачновато и снова рассмеялся своим странным, пробирающим до мурашек смехом. Механик посмотрел на все еще растерянного Дэна, и проворчал:
  - Покажи Меч-то...
  Голова парня резко поднялась. Рука взметнулась вверх и, сверкая и вращаясь, прямо в ней материализовался клинок. Прямое обоюдоострое лезвие длиной в два с половиной локтя венчал вытянувший шею-рукоять алый дракон. Его распростертые крылья образовывали крестовину, а хвост, начинавшийся возле стыка рукояти и лезвия, переходил в узор на клинке. А его лапы как бы удерживали лезвие.
  Дэн шагнул вперед. Несколько секунд он просто стоял, сжимая в поднятой руке отливающий алым клинок, а Механик, сидя в своем кресле, и призрачный демон смотрели на него.
  А потом произошло совсем уж неожиданное, демон плавно стал материальным, опустился на колено и заговорил:
  - Я, Ноксеар эн Интраегх, маг Предела, прошу Владыку Дэена эль-Таара принять мою вассальную клятву. Своей проклятой верой и непонятой честью клянусь помогать тебе во всем. Моя сила и жизнь будут порукой мне.
  Ошарашенный Дэн стоял сам не свой.
  - Ну что встал столбом? - голос Тэйра вырвал парня из оцепенения. - Давай, принимай его клятву. Нам пригодится такой союзник, я тебе подскажу, что говорить и делать.
  - А что значит это эль-Таар? - спросил Дэн у Меча. - Пришедший извне, или Возвратившийся, если в другом переводе, - откликнулся на вопрос Хранителя Тэйр.
  - Я, Дэен Таарин, Хранитель Красного Меча Предела, принимаю твою клятву, Ноксеар эн Интраегх. Твоя сила будет порукой твоему слову, - произнес Дэн, следуя подсказкам Меча. - Время перемен грядет - и я приветствую тебя, - взмахнув рукой, он опустил меч плоской стороной на плечо демона.
  
  - Ну вот, формальности пройдены, - Нокс грациозно выпрямился. - И я надеюсь, что больше не буду вызывать у тебя таких чувств, как при первой встрече, ведь так?
  - Конечно, нет, - сказал Механик. - Это он так, с непривычки струхнул, правда, парень? Тем более что Нокса демоном можно назвать только с большой натяжкой. Уж не знаю, с чего ты так решил, может, в твоем мире демоны именно такие...
  - А кто же он тогда? - удивился Дэн.
  - Что за привычка навешивать на все ярлыки, Владыка? - насмешливо спросил Нокс. - Обязательно меня нужно как-то обозвать, ярлычок приклеить и на полочку поставить? Избавляйся от этого. Я - это я, - демон еле заметно улыбнулся.
  - Ну ладно.... И что теперь будет? - спросил Дэн.
  - Насколько он подготовлен? - Нокс пристально глянул на Механика. Тот развел руками.
  - Ну как сказать.... Во-первых, односторонне, не забывай, у меня своя специфика, во-вторых, слабоват он, времени-то мало прошло пока что.... А Меч ничего не делает вообще.
  - Я должен вмешиваться как можно меньше, покуда это не нужно позарез! - возмутился Тэйр. - Дисбаланс пойдет, понимаешь... Да ничего ты не понимаешь, им скажи, они поймут!
  Дэн послушно повторил. Маги переглянулись.
  - Понятно, - Механик опустился в кресло и закурил.
  - Проблема в том, - тихо сказал Нокс. - Что остальные из Совета Пяти - тоже не дураки. То, что понял я, рано или поздно поймут остальные. Да и слово Архиепископа в Альрате - закон, а он тоже посвященный Предела. Он фанатик, да, но не дурак... Легионы сровняют все с землей, Владыка будет казнен на площади, а что станет с твоим народом, Механик, ты и сам понимаешь. Конечно, на следующем совещании я скажу, что это ты что-то мастерил, пытался создать механического дракона, который вышел из-под контроля и его срочно пришлось ликвидировать - поэтому и чудовищный выброс энергии... Но это лишь отсрочка...
  - Кстати, о Драконе, - вспомнил Дэн. - Его же тоже надо найти! Кстати, а зачем мне все это? Клятвы принимать, с кем-то воевать, как я понял? Зачем?
  Когтистая полупрозрачная рука ласково обняла Дэна за плечо.
  - Открою тебе страшный секрет... Не просто воевать. А перевернуть мир с ног на уши. И на руинах построить свой...
  - А зачем? - воскликнул парень.
  - Просто это судьба, - неожиданно сказал Нокс. - И куда ты денешься, мальчик-Владыка... Никуда.
  - Судьбу строим мы сами, - резко сказал Дэн.
  - Ох, неправильную тактику избрал, педагог ты хренов, - проворчал Механик, отстранил Нокса и усадил Дэна в кресло.
  - Мне показалось, ему понравится возможность...
  - Тю, не такой он парень! - заявил Механик. - Ему ни власть, ни знания, ни сила особо не нужны.
  - Слушайте, хватит говорить обо мне, как будто меня тут нет! - взорвался Дэн.
  - А теперь слушай сюда, - гном внимательно посмотрел на Дэна. - Хочешь отомстить? За друзей, за девочку свою? Сможешь ты это только в том случае, если обретешь силу Предела - только она может помочь тебе в этом. Это раз. Знаешь, что творится в мире? Фанатики Альрата совсем обезумели. Им уже не хватает собственных еретиков, так Архиепископ планирует захватить соседние государства - будет жестокая война, в которой погибнут тысячи, если не миллионы. Их нужно остановить. Но никто не посмеет.... Кроме тебя. А Тиндолин? Там процветает рабство. Алчные работорговцы наживаются на страданиях тех, кого жирные аристократы пытают ради своих прихотей. Опять же, ты! Ты избран. Именно твое тело выбрал Дух Предела. Больше никто не осмелится бросить им вызов. А за тобой пойдут многие правители. Ты объединишь этот мир и не дашь ему погибнуть!
  Глаза Дэна загорелись, а руки помимо воли сжались в кулаки.
  Механик спрятал в бороде улыбку и торжествующе глянул на Нокса. Тот невозмутимо пожал плечами и чуть улыбнулся в ответ. Вся эта пантомима ускользнула от Дэна.
  - Я готов! Что надо делать?
  - Погоди, юноша, - Механик откашлялся. - Для начала тебе нужно учиться владеть собой, познать магию Предела, и приобрести много других полезных навыков - например, изучить географию мира, да и стрелять бы неплохо научиться... да и вообще... а то зашибет тебя кто-нибудь, обидно будет, не находишь?
  - Пока что пусть неделю живет у меня, неделю - у тебя, - сказал Механик.
  Нокс кивнул.
  - Как с перемещением? Утянешь его третьим слоем? Там время... минус вторая степень, если я не путаю, быстро будет.
  - Вторым... - прошелестел Нокс. - Третий у него сердце не выдержит.
  - Ну тогда бери Владыку под мышку и вперед, - ухмыльнулся гном.
  Нокс повернулся к немало офигевшему, хоть и по-прежнему решительному Дэну.
  - Поясняю... Я буду учить тебя Пределу... Дай руку.
  Дэн послушно протянул руку - и ее тут же обожгла дикая боль - как будто касаешься льда и огня одновременно.
  И почему-то он успел чуть-чуть почувствовать - как будто увидеть - частицу души Нокса.
  Рваные клочья кровавого тумана, гулкий звон колокола, языки пламени, тянущиеся к нему, искрящиеся слезы дождя и черно-белый силуэт, одновременно далекий и близкий...
  И Дэн погрузился в небытие.
  
  
  4.
  
  Сектор КП-432.
  Хаалердх. Королевство Ингрем.
  Школа с Магическим уклоном.
  Дэен Таарин, Хранитель Красного Меча.
  16 день 7 месяца. 1808 год от ВП.
  
  Дэн сидел и занимался самым банальным делом - писал. Водил неудобным пером по шероховатой бумаге, то и дело оставляя кляксы. Он переписывал какую-то книгу, описывающую разных диковинных монстров - таково было наказание Нокса за промахи.
  Дэн не мог пожаловаться ни на что, кроме своего преподавателя. Если Механик мог только отечески пожурить его и без проблем показывал одно и тоже по десять раз, то Нокс...
  Дэн вздохнул и отложил перо. Страницу он почти закончил.
  Жил парень неплохо, по утрам он в качестве новенького ходил на занятия с каким-то классом, кажется, Альфа - Дэн невольно ухмыльнулся, вспомнив спецназ его родного мира - кстати, в этой школе Нокс, оказывается, был директором! Вот уж бедные ученики...
  Ну и после обеда он возвращался домой - в свою личную маленькую комнатку на втором этаже дома Нокса и постигал тайны странного Предела, в корне отличавшегося от всех других наук.
  Вот и сейчас...
  Из мыслей Дэна вырвал его преподаватель, неслышно зайдя в комнату.
  - Почему страница незакончена?
  - Да, сейчас, - понуро отозвался парень, снова берясь за перо.
  Вдруг внизу послышался стук двери. Нокс удивленно повернулся и вышел на лестницу.
  Дэн продолжал писать, но вскоре до него донеслись какие-то голоса. Он навострил уши. Похоже, хозяин и гость были на втором этаже.
  - Лоэри, так ты расскажешь, что случилось? Или...
  - Да, конечно, Мессир директор! Но можно все-таки в комнате?
  Послышался звук открываемой двери.
  - Здесь подойдет?
  - Да... Мессир директор... я люблю вас!
  Дэн чуть не подавился и зажал рот рукой.
  - И это все?
  - Ну... то есть... вы сказали, что будет война. А на войне ведь убивают. Вот и меня... могут убить... Мессир директор!
  Послышался какой-то странный звук, похожий на тихий грохот.
  - Мессир директор... я вас умоляю, только одну ночь! Потом я пойду на войну и умру за вас...
  - Лоэри, - шелестящий голос Нокса чуть-чуть потеплел. Дэн не поверил своим ушам. - Ты не представляешь, что такое ночь со мной...
  - Мне все равно! Пусть будет больно... - раздался тихий плач.
  Дальше Дэн не слушал. Он больше не мог сдерживать смех, поэтому бросился к кровати и засунул голову под подушку.
  Нокс проскользнул в комнату минут через двадцать, когда Дэн уже успел немного задремать - сказался напряженный день.
  Подушка тут же была безжалостно отдернута. Дэн машинально отметил, что демон был почти материален.
  - А я тут задремал, устал жутко, но страницу дописал, - похвастался Хранитель.
  - Ты все слышал... - Нокс не спрашивал, а утверждал.
  - Ну не все, - попытался оправдаться Дэн. - А что?
  Огненная плеть наотмашь хлестнула по кровати, но парня там уже не было - уроки не прошли даром.
  - Эй, вы чего? Ладно, простите, я понимаю, некрасиво подслушивать. А что, в директора влюблена половина учениц? - завопил Дэн, отпрыгивая.
  - Примерно четверть. И учеников тоже, - холодно сказал Нокс.
  
  ***
  Альрат. Лоэтария.
  
  В Святой Империи Альрат был праздник - День Великого Прощения. Народ радовался уже с утра - на улицах раздавали бесплатные пирожки и пиво, гремели фейерверки, а вдобавок ко всему ходили слухи, что к вечеру будет грандиозная казнь аж пятерых ведьм! Поэтому к полудню - времени, когда глашатаи выходили на главную площадь и возле Собора оглашали указы Его Преосвященства, народу на площади толпилось... Просто жуть! Давка была грандиозная, всем хотелось поскорее услышать, что же сегодня будет.
  И вот, ровно в полдень, когда старинные городские часы пробили двенадцать раз, центральные ворота распахнулись и оттуда на помост торжественным шагом вышли два герольда.
  - Именем Его Высокопреосвященства Архиепископа всея Альрата провозглашаю наш святой праздник, именуемый Днем Великого Прощения, официально открытым! - герольд откашлялся и сделал знак второму.
  - Именем Его Высокопреосвященства, Архиепископа всея Альрата провозглашаю: да будет очистительная жертва в этот знаменательный день великой! Да будут сегодня, на Сенатской площади, в два часа дня, очищены души пятерых нечестивых ведьм путем распятия и сожжения! Святой Огонь да очистит их падшую плоть! Да поможет заблудшим душам вернуться в лоно Единого!
  Толпа радостно взвыла.
  Снова заговорил первый герольд:
  - А всему народу позволено пить, гулять, да веселиться! Ибо грядет великий праздник!
  Толпа весело зашумела и начала потихоньку рассасываться.
  
  Ведьм везли медленно - чтобы каждый горожанин мог кинуть в злодеек гнилым фруктом или камнем. Некоторые плоды с чавкающим звуком разбивались о толстые стальные прутья клетки, но многие достигали своей цели.
  Ведьмы сидели, прижавшись друг к другу - словно поддерживая сестер по несчастью. Поверх грязного тряпья висели небольшие железные таблички с выбитыми словами - проклятая душа. Еще на женщинах были колпаки - яркие, шутовские, которые весело перезванивались бубенчиками каждый раз, когда колесо повозки попадало в выбоину.
  Одна из ведьм, совсем еще молодая женщина с грубоватыми чертами лица, вдруг вскочила и начала бешено трясти прутья. Прохожие радостно засвистели и заулюлюкали.
  - Перестань, дочка. Все равно уже... - сидевшая рядом старуха ласково взяла ее за руку. Женщина послушно села, но мелькавшие в ее глазах искорки внезапного бешенства еще не утихли.
  - Но мы же что-то можем! Вместе!
  - А что мы можем? - грустно спросила молодая девушка. - Я вот знахаркой была. Людей лечила, скотину домашнюю... Что я еще могу? Да и какие здесь ведьмы?
  - Будь хоть одна из нас настоящей ведьмой, она бы хоть что-то устроила, - подтвердила еще одна женщина. - А так... Среди нас-то и чародейка только одна, как я понимаю, да и то лекарша, так, девочки?
  - Я дочка князя и служанки, меня отец святошам отдал, - в углу из грязной кучи соломы раздался тихий всхлип.
  - А самое обидное, что они считают, что это все во благо! - первая женщина снова встала. - Что они спасают наши души, а Империю делают чище!
  - Ну считает так только народ, - заметила старуха. - А сами святые отцы, я уверена, прекрасно понимают, что к чему.
  - Давайте держаться вместе! - широкая, не по-женски грубая ладонь протянулась к остальным. - И... и просто надеяться, что это будет быстро... Я Эмилия.
  - Меня в деревне все звали бабушкой Анной, - на ее руку легла другая, сухая и морщинистая.
  - Я Таша, - улыбнулась целительница и протянула руку.
  Вторая женщина немного смутилась.
  - У меня немного экстравагантное имя... Я Л'Эйрадха... Мой папа был ученым и обитал несколько в своих мирах. Когда я родилась, мама принесла ему младенца в тот момент, когда он спорил о чем-то своем с заезжим эльфом-астрологом. Моя мама спросила, как назвать дочку, а эльфийский ученый в тот момент в пылу спора выругался... Папа отмахнулся от нее и сказал, что вот так и назвать и не лезть к нему больше со всякими глупостями, - она чуть усмехнулась.
  - По крайней мере, это оригинально, - знахарка посмотрела в угол. - А ты что? Давай выкапывайся из соломы, а то даже ушей не видно. Как швырнули к нам ночью, так сразу и закопалась в угол.
  Уши вскоре появились, впрочем, как и все остальное.
  Женщины во все глаза смотрели на появившееся существо, а Таша непроизвольно сделала жест отрицания. У растрепанной девочки была пепельная кожа и огненные светящиеся глаза.
  - Теперь понятно, почему меня святошам отдали? За большие деньги, между прочим... - она стала отряхиваться от соломы. - Как же, отродье проклятых! От меня даже мама иногда шугалась, особенно в темноте... - она заплакала, утирая слезы рукавом. - Никому не показывали, отец один раз глянул и все... Только мама со мной была... А гулять можно было только во дворе и только поздним вечером, чтобы не пугать никого.... Меня мама читать научила и писать... Я книги только и читала, они интересные.... А потом эти приехали, - она скривилась. - И все... На голову мешок... - странная девочка обхватила руками коленки и замолчала.
  - Прости, дитя, но кто твои родители? - бабушка Анна, кряхтя, приподнялась и передвинулась поближе к ней. Ласково погладила по золотистым волосам.
  - Его Светлейшество князь Моран и Роза, его горничная, - угрюмо сказала девочка. Она вскинула голову. - Я прекрасно понимаю, что вы спрашиваете! Они-то обычные люди... Кто мои настоящие родители, да? Я не знаю! Но думаю, что если бы мой папаша на самом деле был демоном, как все считают, то он бы забрал меня отсюда! И я тогда была бы настоящей ведьмой, и не умерла бы на потеху жрущим пирожки людишкам! - ее оранжевые глаза зло засветились.
  - Да, ее появление на площади будет гвоздем представления... - тихо сказала Л'Эйрадха, обращаясь к Эмилии. - Торжественное сожжение дьявольского семени, как же... - она горько улыбнулась.
  Тем временем Таша наклонилась к девочке и протянула ей маленький пакетик какого-то порошка.
  - Вот. Спрячешь в руке, а потом проглотишь, но только когда нас начнут привязывать, он недолго действует.
  - А что это? - удивилась девочка, рассматривая пакетик.
  - От этого не будет больно. Я хотела оставить для себя, но...
  - Спасибо. Мне ведь очень страшно... на самом деле, - в огненных глазах мелькнула слезинка, но бабушка Анна уже начала что-то рассказывать девочке на ухо и та невольно заулыбалась.
  - А еще нет? - спросила Эмилия.
  Таша покачала головой.
  - У меня последний оставался, успела в карман сунуть. Это очень редкий наркотик, вытяжка из рубиновых ягод, - с сожалением сказала она.
  - Да ладно, нет так нет, - одернула ее Эмилия.
  
  ***
  
  - Ну что, готов? - раздался шелестящий голос прямо у Дэна над ухом. Он от неожиданности вздрогнул, мысленно проклиная и себя - давно пора уже привыкнуть! - и Нокса за эту милую привычку подкрадываться к ни в чем не повинным Владыкам.
  - Хорошо, что хоть не подпрыгнул... - пробормотал Дэн себе под нос. А потом оглянулся на Нокса - и неожиданно понял - что-то тут не так.
  Он был материален полностью.
  Он был в маске. В этакой изящной карнавальной полумаске с золотистыми узорами, которые красиво подчеркивали пылающие глаза.
  Живые волосы не лежали небрежной волной, как обычно. В этот раз ощущение беспорядка на голове было иллюзорным, стоило присмотреться внимательнее - и было видно странную хаотическую гармонию.
  А еще он был в другой мантии - не в той, повседневной, серо-золотой - кажется, это были любимые цвета Нокса - а в черной, с длинными широкими рукавами, с жесткими наплечниками, которые заканчивались небольшими золотыми шипами. На мантии была легкая полупрозрачная накидка из какой-то легкой переливающейся ткани, которая повторяла в точности все движения. Еще необычная мантия была приталенной, по небрежно застегнутому на бедрах поясу шли затейливые узоры, а на его концах были все те же небольшие шипы. Завершали наряд высокие облегающие сапоги глубокого черного цвета с золотыми шпорами.
  Дэн обалдел.
  - Э... а это не больно, ходить таким шипастым? - наконец выдавил он.
  - А мне вообще не больно в том смысле, как это понимаешь ты, - даже речь Нокса изменилась. Его голос напоминал те звуки, с которыми волны разбиваются о прибрежные камни. - Меня пригласили в гости...
  - И ради этого вы так вырядились? - Дэн не смог сдержать смеха.
  - Пошли к Механику, мальчик-Владыка... - в шелесте сквозило раздражение. - Дай руку...
  И снова крутящийся водоворот, снова бесконечный калейдоскоп образов... Дэн так и не спросил, что значат эти видения. Чувствовал ли он самого Нокса? Или сквозь него прикасался к чему-то, намного более древнему и великому?
  Ему не давал покоя тот странный черно-белый силуэт, который, казалось, пристально смотрел на него. И была в этом взгляде не то горечь, не то тоска, не то что-то еще. Дэн силился понять, но, когда Нокс вышвыривал его в обычное пространство - оставалось лишь смутное воспоминание непонятно о чем. Разум Дэна пытался понять, объяснить самому себе хоть что-то, ассоциировал - вот и всплывали в памяти дикие и абсурдные словосочетания - мертвая вода, росчерк пепла, горький лед...
  
  И вдруг калейдоскоп разбился. Дэн увидел - или ощутил - как его пальцы выскальзывают из руки Нокса. Время как будто замедлилось. Дэн чувствовал себя, как в странном полусне - на той тонкой неощутимой грани, что отделяет сон и явь. Он слышал равномерные удары своего сердца, ощущал пульсацию густого тумана вокруг - мягкую и успокаивающую, но неуловимо враждебную.
  Алые когти распороли туман, потянулись к Дэну. Но было уже слишком поздно - новый водоворот ярких красок затягивал его, не давая возможности шевельнуть даже пальцем.
  И его выкинуло, как беспомощную куклу, прямо на улицу Лоэтарии, столицы Империи Альрат.
  Парень пришел в себя в каком-то переулке, и первое, что услышал - радостные возгласы и улюлюканье местных жителей, доносящиеся с улицы.
  - Мда, и как ты только умудряешься оказываться по уши в неприятностях? - ехидно-ворчливый голос Тэйра ворвался в сознание Дэна как обычно, внезапно.
  - Пока я вроде ни в какие неприятности не попал, и вообще, где я хоть нахожусь, и как я тут очутился? - спросил Дэн у Меча, одновременно осматриваясь по сторонам.
  - Судя по всем признакам, мы с тобой находимся.... - в голосе Тэйра прорезались нотки волнения и даже легкого испуга. - В Лоэтарии, столице Альрата. И это не есть хорошо. Вот что, давай быстро, на улицу, и смешайся с толпой. А то как-то подозрительно торчать одному человеку долго в переулке, - сказал Меч Дэну, уже и без того направлявшемуся к видневшейся метрах в пяти, в просвете между домами улице.
  Выйдя из переулка, Дэн вписался в толпу, взял с какого-то из прилавков кружку бесплатного пива и стал наблюдать за происходящим вокруг. Люди бродили туда-сюда, хлестали халявную выпивку и радостно обсуждали предстоящую казнь.
  - Они это серьезно? Про казнь, - спросил Дэн у Меча. Получив в ответ что-то вроде: - Глянь направо... - парень оставил Тэйра в покое и посмотрел туда.
  По улице ехала телега, запряженная волом. На телеге стояла большая клетка, а в ней...
  Сквозь прутья виднелись несколько женщин, от совсем еще девочки-подростка, с кожей цвета пепла, - Совсем как у Нокса, - подумалось Дэну, до старухи. Все они были одеты в грязное рванье и почему-то на голове каждой был пестрый шутовской колпак с бубенчиками. А на шеях женщин, на грубых веревках висели железные таблички с выбитыми словами - проклятая душа.
  - За что их так? - Дэна трясло от внутреннего гнева, особенно после того, как он увидел на щеке пепельнокожей девчонки довольно свежий рубец, явно от раскаленного прута или чего-то похожего.
  - Известно за что, - голос Меча был каким-то тусклым и презрительным. - Ведьмы, продавшие души Владыке Бездны. Еретички, души которых нуждаются в очищении Святым Пламенем, - презрение, выражаемое Тэйром, нахлынуло на и без того шокированного Дэна. Конечно, в своем родном мире он тоже видел разные ужасы по телевизору, особенно в новостях, но одно дело - смотреть через экран, и совсем другое - когда это все разворачивается перед твоими глазами.
  - Прямо какое-то средневековье дремучее... - прошептал Хранитель.
  - А это и есть средневековье дремучее, все правильно ты сказал, - отозвался Меч.
  - Кстати, присмотрись ко всем внимательно, как тебя учили Механик и Нокс, особенно к девочке-полукровке... - сказал Тэйр каким-то угасающим, далеким голосом.
  Внутреннее напряжение немного утихло, Дэн попробовал сосредоточиться, и все поплыло перед глазами. Еще секунда, и он увидел!
  Разноцветное переплетение аур пленниц, ярким пятном выделялось среди однородных, серо-розовых аур жителей Лоэтарии. Аура девочки, полукровки, как назвал ее Меч, была небольшая, но очень плотная, и светилась как-то странно. У молодой женщины рядом с ней, аура была рваная, светло-зеленого цвета - и, похоже, обширная. Ауры остальных почти не выделялись ничем особенным, кроме того, что были яркими, не похожими на одинаковые бледные ауры местных жителей. Хотя нет, еще одно пятно выделялось среди раззадоренных предстоящими зрелищами обывателей. Льдисто-серая, бледная до такой степени, что при одном взгляде на нее Дэна прошибло холодом, аж до костей.
  - Некромант, причем прирожденный и сильный, - прокомментировал Меч мимолетный взгляд Дэна.
  
  ***
  
  В атмосфере Лоэтарии отчетливо витал дух гавваха, конечно, это было видно далеко не каждому, но потомственный некромант, мятежник и участник Сопротивления, Виродал Истарэон чувствовал. Он стоял среди толпы, и, смотря на подъезжающую телегу, безучастно наблюдал за толпой. От него не ускользнуло легкое, на грани восприятия, возмущение в эфире неподалеку.
  На рыжеволосого парня, вышедшего из переулка, Виродал поначалу не обратил внимания. Мало ли горожан в праздники отходят в такие вот переулки по малой нужде?
  Но что-то в поведении того заставило Виродала обратить на него внимание. И было с чего.
  Аура парня переливалась всеми оттенками алого и белого, явно говоря Виродалу, что еще чуть-чуть, и бешенство возьмет верх, а тогда...
  
  ***
  
  Телега выехала на Сенатскую площадь, где уже были подготовлены на специальном помосте пять косых крестов. Храмовые стражи заранее огородили центр площади большими низкими щитами на подпорках, так что толпа сгрудилась вокруг ограды. Телега остановилась возле помоста, но ни стражи, ни палачи не сдвинулись со своих мест. Народ в ожидании потехи гомонил, кто-то переговаривался о чем-то с соседом, некоторые скандировали:
  - Смерть ведьмам! В огонь их!
  Лишь двое на этой площади не выражали общего веселья, выглядя безучастными.
  Дэн, молча смотря на стадо, пил вторую кружку пива, а Виродал, наблюдая за ним с некоторого отдаления, меланхолично жевал мягкую булочку, взятую с какого-то из прилавков.
  
  ***
  
  - Ну и что теперь? - Механик мерил шагами комнату. Даже не ходил - метался. - Ты хоть понимаешь, что ты наделал? Его же могло куда угодно выкинуть! Да хоть в море, парень же утонуть может! Или в джунгли! Или...
  - Перестань, - устало сказал Нокс. - Тем более что он сам виноват....
  - То есть как? - Механик раздраженно пыхнул трубкой.
  - Он очень своеобразно видит тонкие планы... И он увидел что-то... или кого-то... что повлекло его, возможно, неосознанно.... Он сам отпустил мою руку.
  - Даже так, - хмыкнул Механик.
  - Я найду его. Рано или поздно...
  - Вот именно - рано или поздно! - возмутился Механик. - И кстати, как же ты его искать собираешься? Педагог ты хренов - учеников теряешь, а еще директор!
  - Сам ты... - равнодушно сказал Нокс, но внезапно оба мага переглянулись.
  - Ты слышишь? По-моему, это Предел! Вспышка, правда, слабенькая, но...
  - Он сам нашелся...
  И Нокс исчез.
  
  ***
  
  Двери Собора распахнулись, вышедшие горнисты дунули в трубы, и герольд возвестил:
  - Именем Его Высокопреосвященства, Архиепископа всея Альрата, Алиарона Влада Элора III, пусть начнется Очищение.
  Двое стражей подошли к клетке и вытянули одну из пленниц, ту самую молодую женщину с рваной аурой.
  - Таша из деревни Вороний Ручей, - начал свою речь герольд. - Ты обвиняешься в ведьмовстве, наведении порчи, потраве посевов, краже младенца и проведении черных ритуалов в лесу, в полнолуние.
  - Она целительница, травы хорошо знает, ее сдала одна купчиха, когда она отказалась сделать ее служанке выкидыш, - задумчиво прокомментировал происходящее Тэйр.
  - Священный Огонь поглотит твое тело, и, возможно, душа твоя, проданная Владыке Бездны, попадет в лоно Единого Господа нашего.
  Герольд свернул свиток, и кивнул стражам, которые подтащили женщину к кресту, около которого ее ожидал палач.
  Двое других стражей вытащили ту самую пепельнокожую девочку-подростка.
  - Порождение Бездны, смеющее называть себя Кианой из дома Моран, - начал говорить герольд, как вдруг тело девочки приподнялось, стражей, держащих ее, просто отшвырнуло в стороны, темные оранжевые глаза вдруг ярко засветились, а потом зазвучал голос, холодный и безэмоциональный:
  - Недолго осталось вам, ваши зверства преисполнили чашу терпения свыше. Близок день, когда придет тот, кто свергнет вас и ваши устои...
  Договорить она не успела, пять арбалетных болтов, одновременно врезались в висящее в воздухе тело, и... она упала, сияние погасло.
  - Она пророчица... - с восхищением прошептал Тэйр. - Видящая.
  - Не принимайте на веру слова, сказанные этим Отродьем Бездны, - возгласил герольд.
  - Пусть горит ее тело Святым Пламенем Очищения, ибо душа ее никогда не попадет в лоно Господа нашего.
  Он кивнул стражам, и те, подняв близкую к смерти девочку, поволокли ее к палачу.
  И тут Дэна прорвало. Все те эмоции, весь тот гнев и ненависть к церковникам, что копились последние полчаса у него внутри, вдруг хлестнули наружу. Руки окутались алым сиянием, коротко воскликнул Тэйр в сознании Дэна и умолк, захлестнутый гневом своего Хранителя.
  Дэн действовал почти автоматически. Стражи, палачи и герольд просто вспыхнули изнутри, и в мгновение рассыпались пеплом. Следующий удар был по клетке - железо прутьев мгновенно проржавело и осыпалось трухой. Дэн, неосознанно накинувший на себя невидимость, подбежал к девочке. Таша, целительница, уже освободилась, и пыталась что-то сделать. Жгучий поток энергии прокатился через руки Хранителя и болты в груди девочки подернулись дымкой, поблекли, и просто растаяли. Края ран стянулись и покрылись корочкой спекшейся крови.
  
  Виродал быстро повел рукой. В воздухе разлилось что-то мутное, давящее. У людей на площади разом остекленел взгляд, они машинально что-то пили и жевали, не обращая ни на что внимания.
  - Забирай всех и уходим, - резко сказал Нокс, возникая из ниоткуда. Дэн наклонился над девочкой, и едва не упал. Его поддержал тот самый некромант, который тоже оказался рядом. Сознание уплывало, и он уже не видел, как Таша и еще одна молодая женщина подхватили его под руки, некромант осторожно поднял находящуюся пару минут назад на грани смерти девочку, и как Нокс, очертив вокруг всей компании круг, провалился вместе с ними сквозь пространство.
  Не мог он увидеть и того, как несколькими минутами позже на площадь выбежали семеро высших жрецов, и не обнаружили никаких следов произошедшего, кроме неявных отблесков колдовства и горстей пепла, бывших ранее четырьмя стражами, двумя палачами и герольдом.
  Естественно, их объявили героями, погибшими в борьбе с Демонами Бездны, которые утащили с собой всех ведьм.
  
  
  5.
  
  Сектор КП-432.
  Хаалердх. Мехалор.
  16 день 7 месяца. 1808 год от ВП.
  
  - Тю... - только и сказал Механик, когда на цветастый ковер его кабинета просто вывалились не только Нокс с Дэном, но и какой-то незнакомый мужчина, да еще и пятеро каких-то грязных женщин, сущих оборванок, к тому же окровавленных. - Это что за веселая компания?
  Но тут старый чародей увидел Дэна, голова которого безвольно моталась между Ташей и Эмилией.
  - Так, парня на диван, - тут же распорядился он. - Кладите осторожно. Нокс, что с ним?
  - Просто сильное истощение... Не бойся. Он поспит часа четыре и все будет хорошо - Меч поможет.... Он впервые коснулся Предела.
  Механик покачал головой, затем перевел взгляд на женщин, робко стоявших возле стены.
  - Девушки! Не бойтесь. Меня зовут Механик. Я здешний... правитель, что ли. Для начала вам нужно привести себя в порядок, вымыться, переодеться и поесть - за дверью найдете любое живое существо, которое с радостью проведет куда нужно и объяснит абсолютно все. Обитатели моего города очень дружелюбны и помогут во всем. Я ясно выразился? И только после того, как вы приведете себя в порядок, смело возвращайтесь сюда. Если потребуется лекарь - все то же самое, обращайтесь, и вам помогут.
  - В гости я сегодня не попаду... - хмуро произнес Нокс, снимая полумаску.
  И девочка с огненными глазами резко кинулась к нему.
  - Папа... - прошептала она, обнимая его и запрокидывая голову. - Ты пришел за мной... Я всегда это знала! Ты пришел...
  И Механик впервые за столетия знакомства увидел, как на бесстрастном лице Нокса появляется растерянность.
  - Я больше не уйду... - шепнул он. - Беги, умывайся... дочка, - глаза демона полыхнули.
  Женщины ушли.
  - Это твоя дочь? - тихо спросил Механик. - Почему же...
  - У меня не может быть детей... - сказал Нокс в пустоту, не обращаясь ни к кому. - Точнее... Не могло быть. Теперь есть... Вопрос исчерпан, - холодно закончил он.
  - Кстати, э... господин, как вас зовут? - Механик наконец-то заметил некроманта, скромно стоящего в углу.
  - Виродал Истарэон, к вашим услугам, господа, - поклонился тот.
  - Я Механик, - развел руками гном. - Когда-то давно у меня было нормальное имя и фамилия, но это было так давно... - техномаг незаметно вздохнул. - И не здесь.
  - Нокс. Зовите меня так...
  - Кстати, так мне кто-то расскажет, что произошло и откуда вы и эта толпа бедняжек?
  - А я тут вообще случайно, - сказал некромант. - Был на площади, видел происходящее, потом кинулся к этому героическому юноше, далее возник вот этот странный господин, и перекинул всех сюда...
  - Нокс, расскажи все по порядку! - потребовал Механик.
  - Я присутствовал не с начала... и к тому же видел... хм... изнутри, что ли... или извне... Сложно объяснить. Я шел туда по четвертому уровню. Оттуда видишь все по-другому... Раскаленное кровавое марево еще не утихшего Предела... Алые эманации боли, которая ждала... и не получила свое. И еще не смирилась с этим. Маленькие черные вихри развоплощенных душ - песчинки мелкого пепла, которые медленно растворялись в багровом мареве общего фона... Уходящие в никуда изломанные коридоры, заполненные неровным синим сиянием... Зачем тебе мои впечатления, Механик? Ты все равно не поймешь...
  - Я не совсем понял, - Механик притворился, что не слышал последних фраз Нокса и вопросительно посмотрел на Виродала. - Может быть, вы сможете объяснить... э... нормально, что ли? С точки зрения материального объекта?
  - Охотно, - чуть улыбнулся некромант. - Я, видите ли, один из лидеров Сопротивления - оппозиционной организации, которая не желает мириться ни с внутренней, ни с внешней политикой Альрата. Такой вот парадокс, - он развел руками. - Смерть защищает Жизнь. Сначала мне показалось, что это бросился кто-то из наших, но лицо юноши было совсем незнакомым. Кстати, он использовал силу Предела. Господа, вы знаете об этом? Мне кажется, стоило бы научить его контролировать этот редкий талант.
  Механик и Нокс переглянулись. Демон еле заметно пожал плечами. По черным губам зазмеилась легкая улыбка. Гном решительно кивнул.
  - Он Владыка, - просто сказал Механик.
  
  ***
  
  Архиепископ Алиарон злился. Да не просто злился, а был в бешенстве. Кто-то... кто-то, и он даже не знает, кто! - сорвал торжественную жертву, сорвал открытие праздника! Да еще и прямо в столице!
  - Что-то тут не так, - пробурчал он себе под нос. Украшенная драгоценными перстнями рука потянулась к высокому бокалу. Алиарон отпил вина и подавил мимолетное желание швырнуть бокал о стену.
  Внутреннее раздражение и недоумение не давало ему покоя, но архиепископ взял себя в руки. Еще не время.
  В дверь решительно постучали.
  - Это ты, Мириэль? - крикнул он. Он был почти уверен - потому что так стучать не стал бы никто - кроме нее. - Эту сволочь нашли?
  Шагнувшая в кабинет высокая стройная женщина была доверенным лицом Алиарона. Эмиссар для выполнения секретных поручений, личный телохранитель, а также отличный киллер, как выразились бы в родном мире Дэна. Здесь же предпочитали другое слово - ликтор.
  - Да, я, - полы плаща взметнулись и Мириэль быстрым плавным движением села в мягкое бежевое кресло. - Поиск не дал результатов, - ее зеленые эльфийские глаза сузились. - Обычный поиск, конечно. Но есть следы. Этот неизвестный ушел бездной. Насколько глубоко и тем более куда... - она развела руками в тонких изящных перчатках. - Это сказать может только один из них. Из проклятых, - уточнила она для начальника.
  - Твари! - выругался архиепископ. - Я всех найду... Их же осталось так мало!
  - Но вот что меня беспокоит, - Мириэль внимательно посмотрела в серые глаза Алиарона. - Зачем? Ради чего идти на такую акцию? Ради нескольких деревенских девок? - она презрительно фыркнула.
  - Ну не скажи... - внезапно архиепископ вспомнил. Девчонка! Он вспомнил свое удивление при ее виде. У оборванки была серая кожа...
  - Но у нее на теле не было меток огня, - уловила его невысказанную мысль Мириэль. - Она всего лишь полукровка или вообще квартеронка. И еще - я думаю, ты почувствовал, но все же вспомни, там был Предел. Сильная, но неумелая магия, - Мириэль поморщилась. У нее, боевика высокого класса, так просто бы не вышло при всем желании - эльфийка всегда била точно и эффектно - в неуловимом порыве покрасоваться хотя бы перед собой. - А на площади как будто Тарр прошелся. Понимаешь? Требовалось несколько ударов по ключевым точкам, на уровне погашения сознания, а там полное испепеление души и тела - одновременно. И этот странный морок... он разлился не только на площади, но и по всей столице - даже начал выползать за пределы города. Мощно, не спорю. Но в тоже время слабо - туман захватил только простых людей, любому из жрецов он был... как там выражается теперешняя молодежь... просто по сараю, - закончила она с легкой улыбкой.
  - Да сгорят они в геенне, - мрачно сказал архиепископ. - Мириэль... - он аккуратно поставил пустой бокал. - Ты считаешь, это будет продолжаться?
  - Не думаю, - задумчиво сказал эльфийка. - Или это вылазка оппозиции, каким-то образом сумевшей договориться с кем-то из проклятых - тогда они уже залегли на дно и будут еще долго сидеть по своим норам, ведь реально они нам ничего сделать не способны. Или просто какой-то приезжий, сумевший скрыть свою демоническую суть, оказался не в то время не в том месте - тогда он уже далеко отсюда. Или это провокация того мага из Совета Пяти, помнишь его? Ноксеар, - глаза эльфийки на секунду подернулись мечтательной дымкой, но она тут же одернула себя. - Он бы мог сделать это. Запросто. Но он никогда бы не сработал так грубо. И ему устраивать такое совершенно незачем. Он фактически правит Ингремом, но наша внешняя политика никогда не касалась этого заштатного мелкого королевства, кому оно вообще нужно... Да, он весьма прохладно относится к нам - ко мне! - Мириэль укололо неприятное воспоминание. - Но, насколько я знаю, он ко всем относится прохладно. Кроме него, я не слышала ни о ком, ходящем бездной и к тому же владеющим Пределом. Разве что... - она помолчала. - Разве что вернуться к моей предыдущей версии - некий самородок-предельщик из рода проклятых. Но все равно он уже далеко.
  Эльфийка замолчала и посмотрела на архиепископа, явно гордясь своими логическими выкладками.
  - Мириэль, а ты не думала, что их может быть несколько? - тяжело спросил Алиарон.
  - Тогда в этом уравнении становится слишком много неизвестных, - уверенно сказала его помощница. - Мне кажется, что лучше подождать. Скорее всего, больше это не повторится. А если будут еще случаи - тогда и будем действовать. Основываясь уже на большем количестве данных.
  - Мне бы твою уверенность, - мрачно произнес архиепископ. - Тревожит меня что-то... вот здесь, - он поднес руку к груди.
  - Разве у тебя может быть сердце? - с иронией подумала Мириэль. Вслух же она сказала совершенно другое:
   - Возможно... я помогу расслабиться? - эльфийка улыбнулась и протянула руку к волосам. Роскошная черно-синяя волна хлынула на плечи.
  Раскосые зеленые глаза перехлестнулись с темно-серыми.
  Архиепископ усмехнулся.
  
  ***
  
  Дэн открыл глаза. Пару секунд все вокруг двоилось, размазываясь абстрактными пятнами, но скоро мир вокруг пришел в устойчивое положение.
  - Значит, древние хроники не врут! А я так и думал! Слишком уж много совпадений, - возбужденно говорил какой-то незнакомый Дэну мужчина средних лет. Ой, это же про него Тэйр говорил, что он некромант...
  Голова раскалывалась, как с тяжелого похмелья.
  - Тэйр, помоги... у меня башка болит, - еле смог подумать Дэн. - Пожалуйста...
  - А ты чего хотел? - отозвался Меч. - Сейчас... Потерпи чуть-чуть. Я и так нехило помог, иначе бы ты валялся трупом еще несколько часов. Кстати, поздравляю - ты теперь полноправный маг Предела. Он вошел в тебя. И остался навсегда.
  - Кто в кого вошел? - Дэн случайно сказал это вслух. На его голос тут же обернулись.
  - Очнулся, - радостно сказал Механик. - Мы думали, ты дольше валяться будешь. А кто в кого вошел? Неприличный сон приснился, что ли?
  Дэн смущенно-отрицательно мотнул головой и почувствовал, что боль уходит. Острые коготки нехотя отцеплялись от его многострадальной головы и через секунду парню стало хорошо. Да не просто хорошо - ощущение было таким, словно он от души выспался.
  - Да нет, это бред какой-то... Ой, здравствуйте, - вежливо сказал Дэн некроманту. Тот церемонно поклонился, приложив руку к сердцу.
  - Виродал Истарэон. Волей случая или судьбы мы встретились, Владыка, - торжественно сказал он.
  - А меня Дэн зовут, - сказал парень. - И не надо никаких Владык, пожалуйста. А то как-то не по себе немного все-таки...
  - Наше Сопротивление пойдет за тобой и явится по первому твоему слову, Дэен, - твердо сказал Виродал. - Мы так долго ждали хоть какого-то шанса. И вдруг такая удача!
  - А что за Сопротивление? - не понял Дэн.
  - У нас есть довольно длинное официальное название, но им никто не пользуется, - начал говорить некромант. - Сначала, пожалуй, небольшой экскурс в историю нашего государства. Оно ведь не всегда было таким. Жестоким и бескомпромиссным. Когда-то Альрат был самой обычной империей - конечно, во многом милитаристской и тоталитарной, но это характерно для многих империй. Обычному государству с иным укладом слишком сложно перейти на следующий уровень. Так вот, Альрат... Он был нормальным, что ли, - некромант помолчал. - А потом была война. Позже ее назвали Войной Предела. Впрочем, в некоторых хрониках ее называли Войной Перемен. Смерть собрал обильную жатву...
  - Собрал? - переспросил Дэн. - А почему не собрала? Смерть - это он? В моем родном мире ее чаще представляют женщиной.
  Виродал слегка пожал плечами.
  - Смерть - ни он, ни она. Это просто неприменимые понятия. Просто... тот внешний облик, то воплощение, которое я видел, скорее подходит мужчине, нежели женщине, - он предупреждающим жестом поднял руку вверх. - Не нужно вопросов. Давай я лучше продолжу. Война была глобальной. Большая часть мира была охвачена ей. Тогдашний Владыка был слишком... - он задумался. - Его натура была властной и резкой. Он не шел на компромисс ни с кем. И он задумал перекроить мир глубинно. Начиная с самых истоков. Все Владыки изменяют свои миры, но не настолько. Никому - даже воплощению Духа Предела - не позволено менять основы. Те основы мироздания, которые подчинились бы только Богам... если бы Они были. Но, как я считаю, Боги - это всего лишь очень сильные маги, которые смогли перейти на иной уровень бытия. Но все они когда-то были смертными, - Виродал кашлянул. - Что-то я отвлекся... Так вот, после Войны Предела Альрат был воссоздан. Фактически отстроен заново. И к власти пришли жрецы Единого. Эта религия была еще и в старом Альрате - но тогда она была всего лишь одной из многих. Империя стала теократической. Первые лет двести все было нормально. Империя отстраивалась заново, впрочем, как и все остальные государства. Много в те времена было дворцовых переворотов, но мы сейчас не об этом. А потом к власти пришел Архиепископ Ледар Виарон Эстелий II. И в Империи все изменилось. Магию объявили вне закона - любую. Официально заниматься магией могли только сами церковники, называя ее проявлением божественного дара. Все остальное было неугодно Единому. Точнее, все остальные. А особенно неугоден Ему был Предел и маги Предела. А Владыку объявили воплощением самого дьявола - главного врага Единого. Его с тех пор его именовали не иначе, как Владыку Бездны.
  - Дежавю... - пробормотал Дэн. - В моем мире, на Земле, тоже есть такая религия. Похожая. И Единый там есть, его только называют немного по-другому тоже, да и дьявол...
  - Вот! - почему-то обрадовался Механик. - Еще один аргумент в мою копилку теории цикличности Вселенной. Видите, в разных мирах похожие ситуации - законы развития едины!
  - Я продолжу? - вопросительно поднял бровь некромант. - На магов начались гонения. Было несколько небольших гражданских войн. И в результате была создана инквизиция - как средство борьбы с еретиками. Позволю себе процитировать... - он на секунду прикрыл глаза, вспоминая. - "Страшная опасность подкралась к Хаалердху оттуда, откуда ее никто не ждал. Кто бы мог подумать, что мир, победивший в страшной войне столетия тому назад, столь стремительно скатится к ереси?
  Но когда падение Церкви казалось уже неизбежным... Когда враги Единого уже потирали руки... В этот момент по дорогам страны зашагали яростные фигуры Несущих Истинный Свет во имя Единого.
  И над Альратом вспыхнула заря очистительных костров инквизиции".
  
  - Что-то мне это напоминает... - подумал Дэн.
  - Ага, это ж-ж-ж неспроста, - ехидно ответил Меч.
  - Откуда ты знаешь земные мульты? - поразился Хранитель.
  - Из твоей памяти, балбес! Я же часть тебя в каком-то смысле... - Тэйр сказал это с какой-то странной интонацией. Грустного веселья или веселой грусти... Дэн не мог подобрать других слов.
  - Это была цитата из одной книги, написанной святошами как раз в те годы, - презрительно сказал Виродал. - Тогда все переменилось кардинально - внешняя политика, внутренняя, изменился даже сам менталитет. Население империи разделилось на две части - святые фанатики, смешавшие фальшь и истину, а само понятие Пути Света они сделали лицемерным. И тупое народное стадо обывателей, патриотичное, довольное и искренне верящее в Единого... Если у кого-то от природы было больше мозгов, чем у большинства - то его дорога была к святым братьям, а иначе или эмиграция, или смерть. Разумеется, я рассказываю сейчас очень упрощенно. Но такой черно-белый колорит поможет тебе яснее понять противоречивую суть истории Альрата. Инквизиция набрала силу - и просто стала традицией. Народу нужны грешники... Быдлу нужны развлечения. Настоящие еретики очень быстро закончились - а традиция осталась. Правительство быстро поняло, что можно сыграть на людской алчности - отныне каждый мог написать донос или самолично сдать ведьму или еретика инквизиторам. Но не все так просто. Подвести под ересь, конечно, можно что угодно, а взять признание на дыбе - еще проще. Но чтобы среди народа не процветал страх, потому что попасть в застенки мог каждый, повод все-таки был нужен. По крайней мере, обоснованный... Ну или приличное негласное пожертвование Единому, - Виродал невесело усмехнулся.
  - А позже зародилось Сопротивление - состоящее из магов, скрывающих свои таланты, из молодых дворян - преимущественно старинных родов - недовольных засильем церкви, да и простых мещан и купцов, которым хотелось определенности в этой жизни. А не так - где-то в уголке сознания отчетливо знать, что следующим можешь быть ты сам. Реально мы мало что можем, - его голос помрачнел. - Я признаю это. Мы существуем только потому, что Архиепископ позволяет это. Сопротивление является козлом отпущения для всего. На нас списывают выходки нонконформистов, акты магического террора, все ошибки самого правительства... Вот и твой подвиг, Дэн, явно приписали нам.
  - Не думаю, - внезапно сказал Тэйр. - Официально, конечно же, да, но я убежден - на самом деле они задумались. Потому что когда в одном месте собирается пара-тройка разных странностей - это явный повод поразмыслить.
  - Как я понял, ты попал к нам в день праздника случайно. Ты владеешь сумеречным искусством?
  - Э... - растерялся Дэн, понятия не имеющий о том, что это такое.
  - Нет, - ответил за него Механик. - Я вообще сомневаюсь в том, что он способен его освоить, по крайней мере, сейчас. Нокс вел его, и, судя по всему, парень просто выпустил его руку.
  - Да, - сказал демон. - А теперь ты расскажешь, почему ты это сделал...
  - Я не знаю... - растерялся Дэн. - Я правда не знаю! Разве что... - он запнулся.
  - Расскажи про то, что ты видел и ощущал, - подсказал Меч. - Это именно поэтому.
  Парень вздохнул, пытаясь сформулировать слова.
  - Меня тянет к себе какой-то образ... Каждый раз, когда я проваливаюсь, ну, перемещаюсь с Ноксом - я вижу калейдоскоп - много разных цветов, которые кружатся и вращаются...
  - В этом как раз нет ничего неожиданного, - заметил Механик. - Так видят многие.
  - Но в этом есть своя структура, - голос Дэна прервался. - Своя гармония, частицы которой неправильны по своей сути, но вместе создают что-то странное и нечеловечески красивое.
  - А это - твое личное восприятие, - добродушно сказал гном. - Твое личное понимание.
  - Рассказывай дальше, - тихо произнес Нокс. Его голос напоминал шипение.
  - А еще образ... Нечеловечески прекрасный... Какой-то... совершенный, что ли... Он позвал... - Дэн вскинул голову и посмотрел на Нокса. - Но я не найду слов... Он...
  Ярко-серые и огненные глаза встретились.
  - Зато я найду... - глаза демона на секунду заволокло дымкой. - Он видел Маэстро.
  Механик поперхнулся дымом и закашлялся, а бровь некроманта удивленно взлетела вверх.
  - Даже так? Интересно, почему... - медленно произнес он. - Значит, ему было нужно, чтобы Владыка появился у нас. Чтобы вмешался... Но я не понимаю, зачем?
  - Он фактор, который является катализатором, - задумчиво сказал Механик.
  Нокс не сказал ничего, только улыбнулся - каким-то своим мыслям или воспоминаниям. Дэн не мог, хотя и пытался, глянуть сквозь бесстрастную маску.
  - Объясните мне! Пожалуйста... Кто такой этот Маэстро? И для чего он меня звал? И что он вообще делал в моей голове? Он живет на тонких планах? - взмолился Дэн, совершенно ничего не понимающий, кроме того, что какая-то странная сущность уволокла его в Альрат.
  - Друг мой, слишком много вопросов, - задумчиво сказал гном. - Давай об этом мы поговорим потом, в конце концов, это не столь важно, правда, господа? - он с нажимом посмотрел на Нокса и некроманта. - А ты еще не дослушал до конца рассказ уважаемого Виродала. Поверь мне, сейчас это намного важнее, чем какие-то смутные образы.
  И Дэн послушался. Странный силуэт отошел на краешек сознания, а потом плавно растворился. И Тэйр довольно хихикнул.
  - Я вытер память. Рано ему еще знать о таком, - раздался его голос одновременно в трех разумах. - А в дальнейшем он просто не будет обращать внимания - и запоминать тоже не будет. Так, фоновый шум... не более. И не затрагивайте больше эту тему.
  - Ты вытер все или только его? - мысленно спросил Нокс.
  - Только его. Остальное пусть будет - жаль красоту губить. А ему объясни, что так делать нехорошо - провоцировать и ускорять события. Даже если ему это нужно. Объясни... именно ты, вы же иногда... общаетесь, - со странной издевкой закончил Меч и вернулся обратно, в свое нормальное состояние. Общаться с кем-то, кроме Хранителя, было очень сложно, поэтому он расслабился и притих, погрузившись в пограничное состояние энергетической подпитки.
  Маги переглянулись между собой. Гном снова закурил, Нокс небрежно прошел к столу и налил себе вина, а некромант одобрительно кивнул.
  - Да, вы правы, Ноксеар, я тоже горло промочу. Так вот. Продолжим. Пытки и казни стали традицией и даже в каком-то смысле модой Альрата. Еретиков прилюдно четвертовали, варили заживо в котлах с кипящим маслом, - некромант поморщился при этих словах. - А старый добрый костер, очищающий душу и тело - он стал просто классикой. Ни один праздник не обходился без этого. В воздухе сплетались крики осужденных, а святоши с улыбкой поджигали очередной крест. Пахло паленым, а энергетика города просто взрывалась от боли. Мою невесту тоже сожгли. И тогда я ушел в Сопротивление, - резко закончил он и отвернулся.
  - Правильно! Этим... этим... - Дэн запнулся, не желая материться в присутствии остальных. Неловко как-то... - Этим сволочам мы еще покажем... Живьем... на костре... Средневековье сучье! - выругался он.
  - А еще... магически поддерживая сознание жертвы, чтобы боль была испытана полностью, - невозмутимо заметил Нокс.
  - Вот скоты! - возмутился Дэн. - Ничего, мы им покажем, я же Владыка, я их в порошок сотру! - заявил он.
  Механик чуть улыбнулся в бороду, Нокс засмеялся легким шелковым смехом, один лишь некромант остался серьезным.
  - Ну чего вы смеетесь? - обескуражено спросил Дэн.
  - Обязательно сотрешь, - твердо сказал гном, спрятав улыбку. - Но для этого надо учиться. Потому что... Открою тебе горькую правду - сейчас тебя сотрет в порошок любой из высших инквизиторов Альрата. Да и любой сильный маг-боевик тоже. Поэтому - учись, друг мой. А сейчас - принимай новых союзников.
  Некромант, казалось, только и ждал этих слов - опустился на одно колено и посмотрел на Дэна.
  - Я не знаю точных слов клятвы верности. В фолиантах об этом не упоминалось, - он помолчал. - Но мне кажется, что слова должны идти от сердца, и поэтому они уже не важны.
  Меч резко возник в руке Дэна - сверкающей ослепительной вспышкой. По красному блестящему лезвию плавно заструилось потоками багровое марево, сходясь на конце клинка в один луч - такого ослепительного цвета, что Дэну захотелось зажмуриться. Он уже не был ни алым, ни багровым - он был всем и ничем одновременно.
  Для этого цвета не существовало названия - да и нужно ли было оно?
  - Я, Виродал Истарэон, Идущий путем Смерти, прошу Алого Мстителя принять мою клятву вассала. Клянусь в верности - в жизни и смерти... Клянусь Той, которая, никого не любя, никому не отказала в помощи... - его голос прервался. Некромант протянул руку к Мечу. Внезапно на его ладони появилась черная светящаяся звезда, которая метнулась к сверкающему лезвию Тэйра. Брызнули осколки, но они не упали на пол, а медленно, с тихим свистом, растворились на лезвии. Сияние Меча поблекло - буквально на секунду. Потом Тэйр торжествующе засветился - чисто и ярко, все тем же неземным алым светом, по силе напоминающим Нову.
  - Я, Дэен Таарин, Хранитель Красного Меча Предела, принимаю твою клятву, Виродал Истарэон - и пусть Смерть будет свидетелем этого, - тихо сказал Дэн и опустил Меч на плечо некроманта.
  С лезвия сорвался веер пронзительно-черных искр, которые медленно растворялись в пространстве - как будто уходили. В комнате вдруг стало холодно.
  Некромант выпрямился и посмотрел на Дэна. И парень как-то ощутил, что у него появился еще один друг и учитель. Союзник. И на душе стало легко и радостно.
  - Молодец, сам уже догадался, что сказать, - похвалил Дэна Тэйр.
  - Интуиция, - буркнул парень. - Наверное... Просто мне показалось, что так будет... нет, не то чтобы правильно... А просто - так нужно.
  - Взрослеешь, пацан, - хихикнул Меч.
  А в прошлый раз... ну, при клятве Нокса, ты был немного другим, да и вообще, все было по-другому, - заметил Дэн.
  - Это Предел. А еще восприятие Силы, - коротко ответил Тэйр. - А еще потому, что тогда ты был просто Носителем Духа, а теперь ты Посвященный Предела.
  - Но он же и так в тебе! - удивленно произнес Дэн.
  Про восприятие он как-то пропустил мимо ушей.
  - А теперь еще и в тебе. Он квинтэссенцировался.
  - Что сделал?
  - Отстань, - отмахнулся Меч. - Стал сильнее, в общем.
  - Ну и страсти же творятся, - неодобрительно сказал Механик. - Мдя... Даже камин потух.
  - А чем же мне еще клясться, уважаемый Механик? - примирительным тоном спросил некромант. - Я ни во что не верю, даже в завтрашний день, собственная жизнь для меня малоценна, я бы мог сказать много пустых слов - о вере, чести и верности, но зачем, ведь они бы так и остались пустыми словами...
  И Дэн с ужасом увидел его глаза - пустые и уставшие глаза древнего старика на лице мужчины средних лет.
  Он рывком подскочил к Виродалу и схватил его за руку.
  - Не нужно так! Пожалуйста... У вас есть Сопротивление, у вас есть... - Дэн хотел сказать - друзья, но осекся. - Те, кто в вас верит! Я прошу, как друг и будущий ученик, я приказываю, раз уж я Владыка! Верьте в завтрашний день! И не нужно быть таким циничным и одиноким, если есть те, кому вы нужны. Иногда душа становится мертвой, если оставаться живой - слишком больно. Но вы же кинулись к нам, там, на площади, вы же состоите в этой вашей оппозиции! Значит, вам не все безразлично!
  Некромант медленно перевел взгляд на него и Дэн почувствовал, как на дне спокойных мертвых глаз что-то неуловимо изменилось. И через секунду понял, что по серому льду души побежали трещины.
  - Я постараюсь, - слегка улыбнулся Виродал.
  И Дэн понял, что он победил.
  - Ох, реально взрослеешь, парень, - с уважением - в кои-то веки! - сказал Тэйр.
  - Экспрессия закончена, юный Владыка? - с легкой насмешкой спросил Нокс. - Тогда нужно для начала решить, что делать с девушками. Предлагаю оставить их жить здесь, всех, кроме одной, - он вопросительно посмотрел на Механика. - Мехалор достаточно большой... И вряд ли им есть куда податься... Тем более что в этой части материка обжитых земель мало, а вести их я не собираюсь...
  - Я ему в глаз дам, - возмущенно подумал обиженный Дэн. - Он еще и издевается! Ему что, вообще на всех пофигу? Демон хренов!
  - Ну-ну, удачи, попробуй, - язвительно отозвался Тэйр.
  Но великой идее дать в глаз призраку так и не суждено было осуществиться. Потому что в комнату вернулись вымытые и переодевшиеся спасенные женщины.
  И Дэн с удивлением увидел, как девочка-подросток бежит со всех ног навстречу Ноксу, а тот подхватывает ее на руки и прижимает к себе, становясь полностью материальным.
  - Воплощенным, - тихо сказал Меч, но Дэн не обратил внимания.
  Он увидел изумление на лицах женщин. И гордость в огненных глазах девочки. С такими же черными ромбовидными зрачками, как у Нокса.
  - Это его дочка? - удивленно спросил Дэн у Меча.
  - Считай, что да, - как-то раздраженно откликнулся тот.
  - Но почему ее тогда...
  - Отстань, а? Иди вон лучше, знакомься и благодарности принимай, - ворчливо сказал Меч.
  И вправду - из группы женщин, скромно стоящих около двери, вышла одна. Прошла к центру комнаты, поклонилась и высоким мелодичным голосом сказала:
  - Спасибо вам, незнакомые великие маги, за спасение, - она отдельно поклонилась Дэну, Виродалу и Ноксу, на секунду задержав взгляд на нем. - А вам, достопочтенный Механик - за стол и кров, - она снова поклонилась, прижав правую руку к груди.
  - Да что она все время кланяется! - пробурчал Дэн Тэйру.
  - Это называется вежливость, - ядовито ответил Меч. - Например, в твоем мире люди при встрече пожимают руки, и ты же не видишь в этом ничего странного, правда?
  - Так то руки... - Дэн смутился.
  Тем временем девушка замолчала и отошла к стене.
  Механик прокашлялся.
  - Думаю, что для начала надо познакомиться. Я Механик, со всеми вопросами, еще раз напомню, здесь ко мне. Вот этот юноша - Дэен. Именно ему по большему счету вы обязаны своему спасению, хотя - не буду скрывать - это все произошло случайно. Это - уважаемый Виродал, возможно, кто-то из вас его знает, он тоже житель Альрата. А это - Ноксеар. Вы можете жить в моем городе сколько душе угодно, если хотите...
  Женщины радостно заулыбались. Большинство было уверено, что их накормят и вежливо выпроводят.
  - Только с одним условием, - голос Механика стал грозным. - Не причинять вреда моему народу. А также машинам. Если я узнаю, что кто-то обидел гремлина или разломал машину... Мало этой сучке не покажется, - он внимательно посмотрел на женщин. - Запомните, тут все - живое.
  - А также говорящее и разумное, - вставил Дэн. Гном покосился на него.
  - Так что живите, места хватает, - чародей улыбнулся. - А теперь давайте знакомиться. Должен же я знать своих жителей. Ну и профессию там, род занятий называйте, чтобы я сразу подумал, куда вас пристроить.
  - Таша. Я целительница. Могу лечить и лекарствами и немного магией. Травы знаю, сама лекарства могу делать, - произнесла девушка, которая только что говорила. Механик одобрительно кивнул.
  - Эмилия, - произнесла высокая широкоплечая женщина с длинной светлой косой, перекинутой на плечо. - Крестьянка я самая обычная... - смущенно сказала она. - Я тут вряд ли пригожусь, выгоните теперь, да?
  - Ну почему же, - ласково сказал Механик. - Будешь создавать синтетов вместе с гремлинами.
  - Л'Эйрадха, - вперед на пару шагов вышла вторая женщина с короткими вьющимися мелким бесом волосами. - Только не смейтесь, пожалуйста! Я же не виновата...
  Дэн не понял прикола - заулыбались все маги.
  - А в чем прикол?
  - А в том, что это неприличное эльфийское ругательство,- хихикнул Меч. - Я его тебе даже переводить не стану...
  - А эльфийский язык ты мне вложил?
  - Нет. Я тебе вложил общий, на котором говорят все... ну или почти все. В любом государстве считается хорошим тоном учить детей в школах одновременно двум языкам, - ответил Тэйр.
  - А... - только хотел спросить Дэн, но потом решил не отвлекаться - в самом деле, с Мечом-то он поговорить всегда успеет! - и так уже прослушал часть.
  - Меня все бабушкой Анной звали. Так и вы зовите... - сказала седая старуха. Ее лицо напоминало печеное яблоко - такое же сморщенное. Вот только глаза у нее были совсем не старческие - живые и ясные, с внимательным цепким взглядом. - Я тоже знахарка. Только не как Таша, а без магии. Не дала мне матушка-природа таланта. А вот травы да корешки - это я знаю. Какая трава в полнолуние силу набирает, а какую при тонком месяце собирать надо...
  Механик кивнул и только собрался что-то сказать, но бабушка Анна вдруг повернулась к Ноксу.
  - Дочка-то твоя, демон-чаровник? А чего раньше не явился?
  - Я не демон... - прошипел Нокс.
  - А кто вы тогда? - простодушно спросила Эмилия.
  - Хорошо, я демон, - к нему вернулась обычная маска невозмутимости. - Теперь это моя дочь, - он опустил Киану, но продолжал держать ее за руку. - И я забираю ее...
  И они плавно растворились. Механик хмыкнул.
  - Ладно, давайте устраивайтесь. Бабушка Анна и Таша, найдите Турбину, она главная среди лекарей. Все объясните ей, она вас устроит. Л'Эйрадха... тебе нужен Коллайдер, он мой управляющий по хозяйственной части. Эмилия - ты найди Фрезу, она главная у тех, кто делает большие детали, пока побудешь у них. Все, давайте, любой встречный подскажет, где кого найти.
  Механик, Виродал и Дэн вскоре остались втроем. Если не считать Тэйра, конечно.
  - Ну а с вами-то как, уважаемый Виродал? Я вас домой не перекину, извините, не умею, конечно, могу предложить пожить у меня, пока не вернется Нокс.
  - С удовольствием принимаю ваше предложение, Мастер, - коротко поклонился некромант.
  - Тем более, что здесь есть один очень сильный, талантливый, но мало что пока умеющий молодой человек, - Виродал скосил на секунду взгляд на сидящего на диване Дэна. - И теперь... - в словах мага звучала заинтересованность. - Теперь я считаю своим долгом помочь молодому Владыке, научить его работе с Силой Предела, по крайней мере, с той областью, которая доступна мне. Да и... - взгляд Виродала скользнул по стеллажам с книгами у дальней стены комнаты. - Я думаю, здесь есть немало редких и интересных фолиантов...
  - Конечно, я дам вам изучить мою библиотеку, - успокоил некроманта Механик. - Думаю, вы найдете у меня некоторые интересные человеку вашей профессии материалы.
  Гном набил трубку и опустился в кресло.
   - Например, вы вряд ли встречали полную версию "Основ" Стиверена, - Механик откинулся в кресле и выпустил облако ароматного дыма, наблюдая за ошарашенным Виродалом.
  - "Основы"? Да это же... - голос некроманта сорвался. - Где вы вообще нашли эту редкость? Этой книге ведь цены нет!
  - Э... - вклинился в диалог ничего не понимающий Дэн. - А что это за книга такая ценная? Расскажите, а то я как-то не в теме.
   - Потом сам прочитаешь, - сказал Механик. - Возьмешь "Историю до Войны" Наргиэна ат Раэта, и сам прочитаешь.
  Гном подъехал на кресле к столику и налил себе из стоящего там кувшина.
  - Мастер, один вопрос, только не в обиду, - сказал Дэн, вставая и подходя к Механику.
  - Так надо - ответ на твой первый вопрос, - сказал Механик, ставя на стол кубок. - Нет - ответ на второй, - отрезал он, вставая.
  - Но... как??? - совершенно растерялся Хранитель.
  - Ты ведь хотел спросить, почему я не принес тебе клятву вассалитета? И собираюсь ли я это сделать? Так? - старый гном вопросительно глянул на парня.
  - Э... да... то есть...
  - Я знал, что однажды ты задашь мне эти вопросы, - снисходительно пояснил Механик, подходя к Дэну. - Ты очень предсказуем, и все, что ты думаешь, либо хочешь высказать, отражается у тебя на лице, - гном развел руки широко в стороны. - Вот такими буквами отражается, - сказал он секунду спустя. - Ты не обижайся на меня, парень. Проживи с мое, тоже начнешь понимать окружающих с одного взгляда, - уже добродушно сказал техномаг Хранителю.
  - Ладно, сегодня отдыхай. Завтра заниматься будешь, - гном отвернулся, давая понять, что разговор окончен, и направился к стеллажам, сделав приглашающий жест некроманту.
  Дэн пошел к себе, услышав перед тем, как выйти из комнаты:
  - Давайте начнем осмотр отсюда.
  
  
  6.
  
  Сектор КП-432.
  Хаалердх. Королевство Ингрем.
  Ноксеар эн Интраегх, маг Предела.
  Директор Школы с Магическим уклоном.
  17 день 7 месяца. 1808 год от ВП.
  
  - Ох, это было круто, - Киана с интересом осмотрелась. - Я поняла, что мы переместились, хотя там мне казалось, что я стояла на месте! А я тоже смогу ходить через другой мир? Научи меня! Там так интересно! И вообще это прикольно! А все демоны ходят только через другой мир? Или ходить, как все, тоже нормально? Я имею в виду, через дверь? Демоны пользуются дверями или нет?
  - Демоны пользуются дверями... - острый коготь осторожно прикоснулся к губам девочки. - Не нужно столько вопросов... Мы еще поговорим. А сейчас тебе нужно лечение...
  - Я в порядке! - уверенно сказала Киана.
  - Нет... И ты это знаешь. Раздевайся и ложись туда, - Нокс кивнул на широкую кровать, застеленную покрывалом.
  - Раздеться... в смысле совсем? - осторожно спросила девочка.
  - Совсем... Ложись на спину, закрывай глаза и ничего не бойся...
  Киана недоверчиво посмотрела на Нокса.
  - Отвернись, пожалуйста.
  - Если ты стесняешься, то можно позвать одну из женщин-лекарей... - в глазах Нокса зажглась насмешка. - Я не настаиваю... Тебе стыдно? Или страшно?
  - Нет! - вызывающе сказала девочка.
  Потом проворно скинула одежду и подошла к кровати.
  Шелковая прохлада покрывала успокаивала. Киана закрыла глаза и постаралась расслабиться. Но едва не дернулась при первом прикосновении к груди - осторожном и прохладном, как дуновение легкого ветерка.
  - Спокойно... Тебя лечили очень грубо, на скорую руку...
  Ветер проникал в каждую клеточку тела, гладил, ласкал, успокаивал, нашептывал, что все хорошо... Киана не заметила, как задремала.
  Она открыла глаза оттого, что ветер стих. И тут же завернулась в покрывало, встретившись глазами с Ноксом.
  - Все... С тобой все хорошо... Ты будешь есть?
  Киана отрицательно помотала головой. Она вообще ела мало - тарелки супа или каши девочке хватало на сутки, а то и больше.
  - А теперь поговорим, если хочешь... - в шелесте голоса Нокса слышалась непривычная мягкость. - Запомни - твоя прошлая жизнь закончилась. Ты будешь жить со мной...
  - А почему... почему ты не пришел раньше? - прошептала она. - Ты же мог... Я знаю, что мог! - она впилась взглядом в зрачки Нокса. - Ты убил их? Тех, кто хотел меня сжечь?
  - Их убил другой...
  Девочка замолчала. Затем повернулась на живот и положила голову на руки. Покрывало съехало, обнажив ноги, но Киана не заметила - ее мысли занимало другое.
  - Ты научишь меня убивать? - резко спросила она. - Я хочу отомстить. Отомстить поганым людишкам, которые кинули меня в клетку, как собаку, которые бы ржали, когда я умирала! - она сильно сжала руку Нокса.
  - Я научу тебя всему, - в шелесте послышался металл. - А сейчас я покажу тебе наш дом... Иди в покрывале, если хочешь... - теперь в голосе Нокса снова искрилась насмешка. - Или в этом страшном платье... иди в чем хочешь. Завтра у тебя будет новая одежда... Пойдем, дочка...
  Киана решительно сдернула покрывало с кровати, закуталась в него и встала.
  - Да, демоны пользуются дверями, - прошептала она, выходя из комнаты.
  
  ***
  
  Хаалердх. Империя Божественного Синода Альрат.
  18 день 7 месяца. 1808 год от ВП.
  
  Заседание Синода шло уже второй час. Архиепископ Алиарон устало посмотрел на маленькую изящную клепсидру на столе и закрыл глаза. Разумом он понимал, что совещание в душном жарком зале, хотя все окна были открыты - это неизбежное зло, которое скоро закончится, но...
  - Может, воды? - шепотом спросила Мириэль, сидящая по левую руку от него. Алиарон только скривился. Он уже выпил около литра, но легче не стало.
  Будь его воля, ничего бы этого сейчас не было. Так нет же, остальные высшие иерархи потребовали созвать весь Синод. Устное объяснение инцидента их не устроило.
  Левая рука эльфийки, затянутая в неизменную перчатку, успокаивающе дотронулась до локтя.
  - Скоро закончится.
  - Спасибо тебе, - искренне сказал Алиарон.
  Он откинул голову на спинку кресла и стал слушать. Говорить ему уже было без надобности - наговорился час назад. Пришлось обстоятельно рассказывать все произошедшее на площади в деталях, отвечать на вопросы, приводить те логические выкладки, к которым пришли они с Мириэль. Сейчас шло обсуждение. Голоса жрецов сливались во что-то неразборчивое, и Архиепископ с ужасом понял, что чуть не задремал. Единый, какой позор...
  - Ну не скажите... Мне все-таки кажется, что это наша оппозиция осмелела!
  - Да это кто-то из самих ведьм! Девка просто сильная попалась - и вот результат.
  - С чего вы это взяли?
  - Послушайте, вы просто старый маразматик, если думаете, что грядет конец света и поэтому нашу площадь оккупировали демоны!
  - А я считаю, что это приезжий какой-то, с нашими обычаями незнакомый...
  - Кстати, а кто-то знает, сколько их вообще было?
  - Да оппозиция это!
  - Там же была девчонка-демоница! Вот она это и устроила!
  - Эх, Аксера жалко... Хороший был герольд. Голос такой звучный...
  - Сам вы маразматик!
  Конечно, святые отцы высказывались по очереди и совещание вовсе не напоминало праздничную ярмарку или птичий базар, но для Алиарона, которому было очень душно, голоса сливались в единую гомонящую кашу. Усилием воли он удерживал сознание, которое все время норовило закачаться и уплыть. Признайся Алиарон Мириэли или хотя бы самому себе, что ему плохо, все бы было по-другому. Легкий энергетический всплеск - и он бы пришел в норму.
  Но Архиепископ ненавидел признаваться в слабости - даже самому себе.
  
  - А может, это вернулся Владыка Бездны? - вдруг послышался чей-то неуверенный голос.
  - Типун тебе на язык, брат Лоар! Вот и бери молодежь на собрания...
  Алиарон резко открыл глаза. А в этом что-то есть... А вдруг? Не дай Единый... Он обернулся к эльфийке.
  - Ты слышала?
  Мириэль кивнула. Она слушала внимательно все время - это было частью ее работы.
  - По крайней мере, эта версия ничем не хуже предыдущих.
  - Проверь, - шепнул Архиепископ. - Не знаю, как, но проверь. Если это так, то лучше знать об этом как можно раньше. Староват я уже для войны... Видит Единый, как я не хочу, чтобы оно было так! Но проверь. Чтобы мне было легче - в любом случае, исключишь ли ты эту возможность или назовешь ее верной.
  - Не надо паниковать, - тихо сказала Мириэль. - Я сделаю все возможное.
  
  ***
  
  Нокс сидел на выщербленных временем ступеньках возле руин какого-то древнего храма. Религия была забыта, храм с годами разрушился - а ступеньки остались.
  Удивительно, но они не заросли травой - просто потемнели и немного раскрошились.
  Он иногда приходил сюда - почти всегда в одиночестве - и молча сидел, смотря на расстилающийся под ногами мир.
  С самой последней ступеньки на вершине холма было видно весь Сантиэл - столицу Ингрема.
  Но сейчас он ждал. И не вздрогнул, когда пространство разбилось.
  Он повернул голову и встретился взглядом с Маэстро.
  - А сейчас твои глаза черные полностью... - тихо сказал Нокс. - Я звал тебя, чтобы...
  - Я знаю. Пусть будет еще одна вероятность.
  Нокс улыбнулся с легкой неуловимой насмешкой.
  - У них не хватит сил. Но... пусть он пытается. Пусть Инструмент играет в свою игру.
  - Это будет забавно, правда?
  - Да.
  На темном бархатном небе загорались первые звезды, мир постепенно окрашивался цветами сумерек, становилось все прохладней - а они все еще молча сидели на ступеньках забытого храма.
  Им уже давно не были нужны слова.
  
  ***
  
  Некромантия была делом странным. И чем больше Дэн общался с Виродалом, тем больше понимал, что это - ну совсем не его. Занятия магией мертвых требовали своеобразной душевной отрешенности. А еще Дэну уже было очень противно, хотя они занимались пока только общей теорией. Но даже описания разновидностей нежити с колоритными картинками рядом не вызывали никаких хороших чувств.
  А уж после того, как Дэну приснился дикий кошмар на эту тему... Бедный парень от такого просто подскочил на кровати с диким воплем, больно стукнувшись головой и заодно переполошив нескольких ни в чем не повинных гремлинов. Именно тогда Дэн понял, что надо бы сделать перерыв хоть на пару дней, а то Владыке будет грозить настоящая мученическая смерть - и не от банального костерчика, а от жутких ночных кошмаров.
  Когда он рассказал все Виродалу, тот грустно покачал головой.
  - Воображение у тебя богатое и к тому же больное, ученик, ты уж меня прости. Но ты прав, надо устроить передышку. К тому же, как я понял, завтра истекает неделя твоего нахождения здесь, а там и я домой попаду. Так что не волнуйся, - улыбнулся он. - Хотя, будь моя воля - я бы здесь остался. Такая библиотека!
  - Кому что, - подумал Дэн и мысленно хихикнул. - Лысому - расческа, а магу - книги...
  Словно отвечая на его мысли, некромант продолжил:
  - Конечно, дело не только в фолиантах ...
  Но договорить ему не дали. Дверь резко распахнулась и в комнату просто влетела Киана. Она подбежала к Дэну и кинулась к нему на шею.
  Парень немного обалдел, потому что сначала вообще не узнал в ней спасенную замарашку, а когда узнал - немного смутился.
  - Спасибо тебе! - она от души чмокнула его в щеку. - Спасибо, папа сказал, что это именно ты вступился тогда за нас! Я так хотела тебя поблагодарить, что упросила его взять меня с собой.
  - Да не за что... - растерянно сказал смущенный Дэн.
  - Ой... - она заметила Виродала, который наблюдал за происходящим с легким удивлением и улыбкой. - А я вас не заметила, простите! И вам тоже огромное спасибо, - она поклонилась и все с той же непосредственностью заявила:
  - Я бы вас тоже чмокнула, но это как-то некультурно будет, да? Вы же намного старше...
  - Киана, хватит... - раздался шелестящий голос - и девочка тут же воинственно развернулась. - Что, нельзя даже сказать спасибо тем, кто спас мою задницу? Если ты ведешь себя так, как будто тебе на всех плевать, то я такой быть не обязана!
  - Охренеть... - прошептал Дэн, глядя на то, как в оранжевых глазах Нокса начинает разгораться удивление, а затем бешенство.
  Некромант промолчал, но выражение на его лице было похоже на эмоции Дэна.
  Хранитель незаметно перешел в одно из предбоевых измененных состояний, потому что интуиция подсказала - сейчас что-то будет. И явно ничего хорошего...
  
  Положение спас Механик. Чародей с самым торжественным видом появился в окружении стайки гремлинов, неся огромный торт, а гремлины катили складной столик и несли плетеные деревянные стулья.
  - Ой, торт... Круто! - завопила Киана и через секунду уже помогала Коллайдеру разворачивать столик. При этом она умудрилась поскользнуться, влететь носом в большую кремовую розу и, соответственно, перемазать всю мордашку в креме.
  Нокс слегка улыбнулся, скользнул к ней и протянул платок.
  - Осторожно...
  - Когда-нибудь я научусь двигаться, как ты. И уж точно не буду мазаться кремом! - уверенно заявила Киана, вытираясь.
  - Удачи и успехов... - с легкой иронией произнес Нокс.
  А Дэн только сейчас облегченно вздохнул и позволил себе расслабиться. Конфликт погас, не успев разгореться. Парень обернулся к некроманту:
  - Они друг друга стоят.
  - Это точно, - кивнул тот. - Честно говоря, я опасался...
  - Я тоже. Разнимать двух демонов - это был бы новый опыт в моей жизни, - улыбнулся Дэн. - Интересно, как они могут вместе жить?
  - Наверное, дом каждый день приходится ремонтировать заново, - усмехнулся в ответ некромант.
  
  Тем временем суета вокруг торта завершилась и Механик достал маленький колокольчик. В воздухе разлился чистый мелодичный перезвон.
  - Прошу внимания, господа! А сегодня у нас праздник - день рождения. Поэтому подтягивайтесь поближе, рассаживайтесь, сейчас принесут еще мебель, питье и закуски, а еще прибудет именинник. Это сейчас так - предварительная подготовка, торт не трогать! - гном ловко шлепнул Киану трубкой по руке. - Не трогать! Его и так уже помяли...
  Дэн поискал глазами, куда бы пристроиться - народу уже и так было много. А в дверь все входили - несли столики, еду, бутылки... И просторный кабинет Механика, казавшийся таким большим, постепенно наполнялся. Пришли даже жившие в Мехалоре спасенные Дэном женщины. Но это еще ничего - когда Дэн увидел своего давнего знакомого Цесстринна, он окончательно плюнул на все и решительно поспешил вместиться хоть куда-нибудь.
  - Дэн, давай сюда, поближе к тортику! Тут еще и пиво недалеко, очень крутое место! - чья-то бесцеремонная рука дернула его за рубашку и через секунду Дэн уже сидел на мягком пуфике возле Кианы.
  - Э... спасибо, - обрадовался он.
  Стоял дикий шум, издаваемый в основном гремлинами, которые были большими любителями всласть погомонить - но стоило Механику снова взять колокольчик, как все стихли.
  - Хочу сразу предупредить всех находящихся здесь - смотрите, что будете тянуть в рот. Особенно это касается напитков. Если Дэн снова нажрется растворителя... - его голос потонул в дружном веселом смехе, впрочем, совершенно не обидном.
  - Ну конечно, я самый левый, - обиженно подумал Дэн. Его тут же стали дергать за все доступные части тела сидящие неподалеку гремлины и наперебой объяснять, что людям пить растворитель - плохо, и бензин тоже пить не надо, даже авиационный, хоть он и самый лучший... Тосол тоже лучше не пить, да и масло - не зря же оно так и называется - машинное!
  Дэн мысленно взвыл.
  А самым обидным было то, что Тэйр в его голове тоже заливисто ржал.
  Снова зазвонил колокольчик и наступила тишина.
  - Сегодня утром родился Арвирр - новое поколение летающей техники!
  И в воздух взмыл самый настоящий вертолет! Только небольшой, как будто игрушечный. А там, где у нормальных вертолетов была кабина, у этого были большие любопытные глаза, а чуть пониже - улыбающийся рот, который что-то жевал.
  Дэн чуть не подавился. А Киана тихо прошептала:
  - Это кто?
  - Вертолет... - только и сказал Дэн. - Ты не смотри, что он мелкий, насколько я понимаю, он еще вырастет в здоровенную махину. На моей родине тоже есть такие штуки, только они неживые и поэтому сразу большие. Там на них летают люди.
  - Как интересно! - оживилась девочка. - Кстати, расскажи про свой мир. Я знаю, что ты не отсюда. А еще то, что ты очень важная персона, потому что у тебя в голове живет говорящий меч и еще есть талант к очень крутой магии! Наверное, ты станешь королем или даже императором. Тогда сделаешь меня императрицей? Это было бы прикольно! - она выжидающе посмотрела на Дэна. - Если бы не я, сидел бы бедный Владыка где-нибудь в уголке и даже торта бы не попробовал! - добавила она.
  - Сделаю, - улыбнулся Дэн. - Только ты подрасти сначала, - он одним глотком допил уже третью кружку какого-то темного крепкого пива и поставил ее на стол.
  И парень понял с каким-то странным ощущением, что вовсе не против такого развития событий - стать правителем и к тому же видеть каждый день эти веселые огненные глаза... Как она сказала? Да, это было бы прикольно...
  - Ну-ну, - прокомментировал Меч. - Запомни, слово - не воробей. А то, что вы оба навеселе, ничего не значит. Это она вспомнит, уж поверь ты мне.
  - Ай, - отмахнулся от него Дэн. - Все равно это все где-то в области фантастики. Если я и стану когда-нибудь королем, то явно не в ближайшем будущем. А тем более, будем ли мы тогда общаться. Хотя я бы хотел с ней дружить, - неожиданно признался он скорее даже себе, нежели Мечу.
  - Только дружить? - съехидничал Тэйр.
  - Да ну тебя! Давай закроем тему... пожалуйста! И вообще... не твое это дело...
  - А какой отличный тесть у тебя будет... - протянул Меч и хихикнул.
  - Тэйр! Не лезь ко мне в душу, скотина! - всерьез рявкнул Дэн.
  - Тихо-тихо, не надо беситься, - миролюбиво сказал Тэйр. - Я же пошутил.
  Рука Дэна потянулась к вновь наполненной кружке. Мечу он ничего не ответил.
  
  ***
  
  Мириэль собиралась в дорогу. Ехать ей предстояло в Нэлиорг - торговую директорию, место, где сходились пути всех средних и крупных купцов и промышленников. Там покупалось и продавалось все. Начиная от тканей и сушеных фруктов, и заканчивая золотом, оружием, рабами и наркотиками. Но, как везде и всегда, самым ценным товаром была информация.
  А еще в Нэлиорге стояла башня Архимага Лоора, основателя Совета Пяти - независимого сообщества пяти сильнейших магов из разных стран, которые периодически собирались вместе, обсуждая и корректируя разные проблемы, на которые, по их мнению, стоило бы обратить внимание. Совет Пяти иногда вмешивался во внешнюю политику мира, в основном исполняя роль миротворца. Старые маги не хотели войн - и почти все их слушались.
  Совет не то чтобы боялись - но принимали во внимание. Потому что те правители, что не прислушивались к его мнению - просто умирали. Чаще всего красиво и показательно. Наглядно.
  И никакие отряды телохранителей, никакие замки и ловушки не могли остановить карающую руку Совета, если дипломатия была уже исчерпана.
  Мириэль улыбнулась своим мыслям, надевая удобный дорожный костюм. Где же искать ответы, как не там, где продается все, что угодно? Если уж и там не знают о возвращении Владыки, то пока что разгадки не будет.
  Деньги, документы... Она повесила на плечо небольшую кожаную сумку и накинула капюшон - на улице шел противный мелкий дождь.
  - Алиса! - крикнула Мириэль. - Где ты?
  - Да? - служанка зашла в комнату и вопросительно посмотрела на хозяйку. - Уже все?
  - Да, я уже собралась, - кивнула эльфийка. - Ну все... я поехала. Когда вернусь - не знаю, присматривай за лимонным деревом - оно что-то сохнуть начало...
  Алиса кивнула.
  - Пусть Единый охраняет вас в пути.
  - Да уж, пусть охраняет, - усмехнулась Мириэль, быстрым шагом спускаясь по лестнице.
  
  ***
  
  - Ты уже передал мои слова?
  - Передал... он пожелал тебе удачи...
  - И все?
  - А что еще? Ты серьезно хочешь пойти против него? - в шелесте скользнула насмешка.
  - Кто знает...
  - Удачи... - шелковый смех стал сильнее, но контакт уже разорвался.
  
  ***
  
  Дэн открыл глаза. Впрочем, тут же захлопнул снова и повернулся на другой бок, пытаясь уловить остатки какого-то хорошего сна. Но Меч был явно против.
  - Нет уж, просыпайся! Чего валяться?
  - Ладно, ладно... - пробурчал Дэн.
  Он огляделся по сторонам, отметил, что какие-то заботливые руки перетащили его в собственную постель и даже оставили на столике пиво. Но Дэн не мог на него даже смотреть. Казалось, за вчерашний вечер он выпил целое море. Но никаких симптомов похмелья не было, и это было хорошо.
  Дэн умылся и пошел к Механику.
  - Доброе утро!
  - Доброе, доброе, - ответил гном, поднимая голову от каких-то бумаг. - Ну как ты?
  - Я нормально, а где все?
  - Виродал, полагаю, уже дома. Кстати, ты пока остаешься у меня. В Ингреме какие-то проблемы, и наше любимое транспортное средство отправилось их решать, - гном ухмыльнулся. - Торта не хочешь? Еще немного осталось.
  - Неа... - Дэну совсем не хотелось есть. - А где Киана?
  - Тоже дома, в Ингреме, - пожал плечами гном. - Где же еще?
  Дэну почему-то стало немного грустновато.
  - Слушай, друг мой, я понимаю, что, будь твоя воля, ты бы весь Мехалор заселил своими друзьями и сторонниками! Но у всех - своя жизнь, пусть даже ты тоже занимаешь в ней место, - сказал Механик. - Давай лучше позанимаемся, раз уж ты пришел. Тебе нужно учиться быстро, потому что перелом уже скоро, - добавил он.
  - Какой перелом? - спросил парень у Меча, но тот не ответил.
  
  - Долго прятаться не получится, пока что наш козырь - непонимание противниками ситуации, - сказал гном, садясь в свое любимое кресло и кивнув Дэну в сторону диванчика.
  - Противников возвращения Владыки много, - Механик начал набивать трубку. - Теократическое правление Альрата, магнаты Нэлиорга, дворяне Тиндолина и пираты-работорговцы с Огненного Архипелага, и это еще не весь список, - гном раскурил трубку и окутался клубами дыма.
  - Не может быть, чтобы весь мир был враждебным. - Дэн вытянул руку в сторону столика, кувшин и кубок послушно, хоть и немного неуверенно скользнули к нему. - Должны быть и сторонники возвращения Владыки, - Дэн налил вина и поставил кувшин на пол около дивана.
  - Есть и такие, - успокоил Хранителя старый гном. - Например, слаадхи с архипелага Лиар'кхо. Когда-то, в незапамятные времена, они поклялись Владыке в вечной верности, в жизни и в смерти.
  - Надо будет попозже наведаться к ним, - вклинился Тэйр. - Если слаадхи еще существуют, они станут очень ценными союзниками. Ну а если нет... - Меч на секунду замолчал. - Клятва, данная ими, должна помочь нам разбудить их...
  - То есть - разбудить? - не понял Дэн. - Если кого-то уже нет, как можно его вернуть?
  - По-разному, - сказал Тэйр. - Потом с этим разберемся.
  - Еще есть дра'даннары, они тоже когда-то поклялись Владыке в верности, - сказал Механик спустя пару минут.
  - А это кто? И где они живут? - полюбопытствовал Хранитель.
  - Темные эльфы, они живут обособленно на Даннари, есть такой остров на юго-западе, где-то в двух месяцах пути корабля со средней скоростью, - гном поднял стоящий около дивана кувшин и глотнул из него. - Все, хватит разговоров пока что, - Механик поставил кувшин и встал.
  - Проверим, что и как ты усвоил.
  Следующие часов шесть-семь по ощущениям слились для Дэна воедино. Вначале Механик гонял его по теории магии и построения заклинаний, потом он прошелся по знанию и применению боевых и защитных заклятий. В этом Дэн показал себя весьма неплохо, правда, он не пользовался показанными ему гномом щитами и поглотителями, каждый раз создавая при помощи образов и Силы то сферу, то теннисную ракетку, которой отбивал обратно или в сторону заклятия, запускаемые в него.
  Потом они прошли в тренировочный зал, и тут парень взвыл.
  Механик нацепил на него защитный нагрудник и шлем, сунул в руки дрын, именующийся тренировочным мечом, и включил манекена. - Продержись, сколько сможешь, - сказал гном Дэну. - Но не меньше пяти минут.
  Манекен был сделан в виде столба, на котором вращался корпус, снабженный четырьмя руками, в каждой из которых было какое-нибудь оружие.
  Поначалу парень относительно справлялся, помогали уроки из прошлой жизни. Парировать удар, уклониться от второго, поднырнуть под третий, пропуская над головой булаву, отскочить от кистеня... Но уже на исходе второй минуты он начал просто уставать. Дрын оттягивал руки, по сравнению с боккеном или с тем же Тэйром он был гораздо тяжелее...
  Вот оно, решение! Дэн откинул в сторону неудобную тяжесть, и призвал Тэйра.
  Ощущения были, будто поменял тяжелую дубину, которой хорошо бить кого-нибудь большого и медленного, на хороший, сбалансированный клинок. Он прыгал, отбивал удары. Подкат, удар, перекат, отбить топор, отвести мечом меч, подныривая под него, отпрыгнуть...
  Остановился он тогда, когда манекен уже не способен был ничего сделать, впустую вращаясь и размахивая короткими обрубками от валяющихся на полу рук.
  Механик посмотрел на него неодобрительно, потом хмыкнул, затянулся трубкой и вышел из зала.
  
  
  7.
  
  Хаалердх. Мехалор.
  Дэен Таарин, Хранитель Красного Меча.
  11 день 8 месяца. 1808 год от ВП.
  
  Уже прошел месяц с того момента, как Тэйр перенес Дэна на Хаалердх. А по субъективным ощущениям самого Дэна - казалось, прошла целая вечность. Прошлая жизнь на Земле уже казалась сном - разум понимал, что это было, но это было так давно и далеко... Он привык к двойному рассвету двух таких непохожих светил, привык к магии, к странному ощущению - как от легкого удара током - каждый раз, как он касался Предела. А потом - как будто от сердца по артериям расходятся потоки кипящей лавы, впитываясь в каждую клеточку тела. Привык к тому, что он - Владыка, которого ждет своя странная судьба...
  Нокса не было видно уже пару недель. Механик отнесся к этому философски и заявил, что волноваться не нужно, значит, занят он чем-то. А Дэн, не обладающий таким здравым пофигизмом, все-таки невольно переживал. Какая чудесная вещь все-таки - мобильная связь, и как хреново, что здесь ее нет.
  Как-то он спросил Механика, есть ли здесь какой-то аналог телефона, какие-нибудь магические зеркала или шары, или что-нибудь на телепатической основе. Гном покачал головой и сказал, что некоторые высшие маги могут связываться друг с другом на расстоянии, но это сугубо личная вещь. У каждого - свой метод, и каждый приходит к нему сам. Кто-то бросает эмоциональные образы, кто-то может входить в чужой разум и общаться, как сам Дэн с Тэйром, кто-то посылает тактильные волны, некоторые используют специальные артефакты - словом, кто во что горазд. Дэн после этого разговора немного приуныл и попытался объяснить Механику принцип работы земных телефонов. Хотя в этом сам Дэн разбирался плоховато и объяснения были путаными и странными, но техномаг выслушал его и пообещал подумать на досуге.
  
  ***
  
  Киана быстро стянула с себя штаны и рубашку и кинулась в воду, подняв фонтан брызг. Она любила окунаться вот так - сразу, всем телом, чтобы от макушки до пяток прошла холодная волна, которая, казалось, проникала в каждую клеточку, вымывая оттуда всю накопившуюся усталость.
  Эту речку она тоже полюбила с первого взгляда - тихо, спокойно, вода такая прозрачная, что песчаное с небольшими камешками дно была видно даже на середине.
  Девочка нашла тут свое место - маленькую тихую заводь за поворотом реки, где на берегу был тенек и мягкая трава - и очень маленький шанс на то, что кто-то потревожит ее уединение с книжкой, когда, накупавшись, Киана вылезала и сохла, лежа на животе и читая.
  Жители Сантиэла купались обычно намного ближе к городу, сюда же не забредал никто.
  Киана перевернулась на спину, раскинула руки и закрыла глаза. Как хорошо...
  Она вышла из воды, решив пока поваляться в теньке и помечтать о чем-нибудь.
  - Привет, ты кто? - неожиданно раздался чей-то голос. - Извини, я сюда случайно забрел...
  Еще неделю назад девочка бы взвизгнула, закрылась руками и метнулась бы обратно в воду или же к полотенцу, теперь же она спокойно дошла до полотенца, завернулась в него и с интересом повертела головой по сторонам. И обнаружила какого-то незнакомого светловолосого парня, который стоял за деревом и с легким восхищением смотрел на нее.
  - А ты молодец, обычно все девчонки в такой ситуации визжать начинают, я уже извиняться приготовился. Хотя все равно извини, я просто иногда тоже поплавать сюда прихожу. Вот и встретились, - он улыбнулся. - Не прогонишь? - с иронией добавил парень.
  - Не прогоню, это же и твое место тоже, - пожала плечами девочка и собрала в хвост мокрые волосы. - Давай знакомиться?
  - Давай, - обрадовался парень. - Летер. Я маг, между прочим, - похвастался он и присел на траву возле девочки. - Через два года школу закончу.
  - Киана. А почему тебе тоже здесь нравится? Далеко же.
  - А мне нравятся места, где никого нет, - отозвался Летер. - Не люблю всякие шумные сборища. Тем более, что одному можно голым купаться, ненавижу сидеть в мокром или переодеваться в кустах.
  - Я тоже, - кивнула Киана. - В мокром холодно.
  - Слушай, один вопрос, только не в обиду, - сказал парень. - Ты здорово похожа на нашего директора. Даже глаза такие же бешеные, - он улыбнулся. - Ты не обижайся, это скорее как комплимент, ведь красиво же смотрится. Да и вообще - кожа, волосы... Поэтому я и офигел, когда увидел. Ты его дочка или племянница, да? А ты еще не испугалась, а спокойненько так пошла дальше, завернулась и только потом на меня посмотрела. А еще я заметил, что ты носишь не платья, а штаны. Реально, в первый раз такую девчонку вижу. Будь ты постарше, я бы встречаться предложил, честно. Меня всегда притягивают те, кто не похож на большинство. С ними интересно.
  Киана молча слушала его, смотря на песок.
  - В штанах удобнее. И мне плевать, как на меня будет кто-то смотреть, - резко сказала она. - Когда я иду по городу, люди перешептываются - не только из-за моей внешности. Уши у меня чуткие.
  - Ты недавно тут живешь, да? Скоро перестанут шептаться, - уверенно сказал Летер. - Привыкнут. Да и ты не будешь обращать внимания. Непохожим на других всегда тяжело.
  - Папа говорил, что я должна перейти какую-то грань, за которой уже станет легче. Он сказал, что меня никто не обидит, просто не посмеют - он ведь личность известная, да? - а если попробуют, у меня есть полное право сделать с этой скотиной все, что захочется. Точнее, все, что получится, - добавила девочка. - Магия - очень хитрая и странная штука. И у меня далеко не всегда получается то, что хочется. Но еще я отжимаюсь по утрам и стараюсь побольше плавать!
  - Так ты все-таки дочка нашего директора? Тогда почему ты у нас не учишься? - удивился Летер.
  - Потому что я сама не хочу, - отрезала Киана. - И давай закроем эту тему. А у меня правда красивые глаза? - улыбнулась она.
  - Правда, - уверенно сказал парень. - А когда ты подрастешь, в тебя станут влюбляться.
  - Это было бы прикольно, - задумчиво сказала Киана. - А в папу тоже все влюбляются?
  Летер засмеялся.
  - Да по нему сохнет куча народу! Только, по-моему, это безнадежно... Наш директор такой эфемерный, что его видишь пару раз в год. А где он пропадает, кстати?
  - Я откуда знаю! - раздраженно сказала Киана. - И про мою маму тоже не спрашивай, пожалуйста...
  - Да ладно, не злись, - махнул рукой Летер. - Давай лучше я тебе помогу. Как-никак, я ведь почти отличник! - гордо сказал он. - Что там у тебя не получается?
  - Хаотическая сеть - раз, она всегда рваной получается какой-то... зеркальный коридор только до третьего уровня строю, дальше он рушится, сволочь, это два, щит папа пробивает с легкостью - три... Но этому, наверное, не научишь, тут просто тупая сила нужна, да? - она подняла глаза на Летера и замолчала, удивленная его взглядом. - Ты чего?
  - Ты сколько магией занимаешься? - спросил парень.
  - Ну недели три примерно... Я же говорю, сложно! Папа и так говорит, что показывает мне самое легкое и смотрит с такой насмешкой убийственной - удушить его прямо хочется! Если сейчас обзовешь меня тупой, я тебя ударю. Не магией, а просто так, - прошипела Киана. - Тоже мне, отличник нашелся...
  - Ты чего, и в мыслях не было! - воскликнул Летер. - Ты же мне даже ничего сказать не даешь, а уже делаешь выводы. Хоть ты и необычная, но все-таки девчонка и логика у тебя чисто женская, - засмеялся он. - Я наоборот хотел сказать... Ты пытаешься делать такую брутальщину, которой даже я не знаю. Зеркальный коридор, говоришь? Его по-моему вообще проходят только мистики. А хаотическую сеть мы будем изучать только в следующем семестре. Мы - то есть моя параллель, и то, за Гамму я не уверен. А мне до конца школы - всего два года, между прочим. А ты еще говоришь, что я тебя тупой хочу назвать? По-моему, ты скорее гений. Я в шоке, - заявил он. - А ты не врешь все-таки?
  - Не вру! - обиделась Киана. - Смотри! - она напряглась и с нажимом провела ладонью по воздуху. - Вот сеть! Видишь, как криво? Я сейчас только проекцию делаю, не хочу траву жечь.
  - Где криво? Да все нормально вроде.
  - Да? А этот разрыв? А этот? А угол вон вообще покорежился...
  - Все равно нормально, - заявил парень. - Разрывы мелкие, а тот угол структуру не рушит.
  Киана пожала плечами.
  - Да нет, хреновато, через разрывы будет лишняя энергия утекать, пусть и немного, - уверенно возразила она. - А кривой угол просто некрасиво смотрится.
  - Ну это да, - согласился Летер. - Но ты еще научишься.... И я еще научусь, - засмеялся он. - Хорошо, что мы познакомились, правда? Я лично рад. Жаль только, что искупаться уже не получится, штаны я мочить не буду, а больше и не брал ничего, я же не думал, что кто-то тут будет, - развел руками он. - Зато позагорать можно.
  - Ты меня стесняешься? Или боишься, что я буду ржать с твоей волосатой задницы? - фыркнула девочка и окинула Летера таким насмешливым взглядом, что тот удивленно распахнул глаза.
  - Я в шоке, - только и сказал тот. - Да уж... У меня реально нет слов.
  - Да ладно тебе, - она достала из сумки книгу и протянула Летеру. - Вот посмотри лучше, я у папы со стола стянула, по-моему, интересная книженция, тут про всякие хитрые штуки рассказывается...
  
  Киана забежала в свою комнату, кинула сумку на кровать и рухнула туда сама, с наслаждением погрузив лицо в мягкую прохладную подушку.
  - Надо повзрослеть, - неожиданно подумала она. - Быть малой неинтересно. А если повзрослеть, то со мной будет кто-нибудь встречаться, тот же Летер... или даже Дэен... Это было бы классно - он бы дарил мне цветы, носил на руках, как в книгах о любви... - девочка невольно улыбнулась, вспомнив Хранителя. - Если Летер не соврал. Это было бы круто! Надо как-то повзрослеть...
  Она резко села и задумалась.
  
  ***
  
  В воздухе витало напряжение.
  Морена резко швырнула на стол Лоора бумаги. Расчеты, чертежи, схемы... Архимаг удивленно поднял брови и заинтересованно взял верхний лист.
  - Доказательства, говоришь? Вот они! Я могу ответить за свои слова! - прошипела она, не отводя глаз от Нокса. - Выкладки моих аналитиков, мои личные расчеты. А теперь скажи, зачем ты это сделал?
  - Просто так... - чуть улыбнулся Нокс, обнажив клыки.
  - Не верю! - повысила голос эльфийка. - Это явно какой-то личный интерес! Ради чего ты соврал тогда, месяц назад?
  - Не ори... Старуха, которая пытается казаться девочкой... Ты все равно не поймешь...
  Лицо Морены исказилось от злости. На кончиках пальцев угрожающе засветились маленькие белые искры.
  - Хватит! - рявкнул Горри. - Вы тут драку хотите устроить? Заткнитесь оба! Или, может, давайте все подеремся и развалим нахер эту башню, а заодно и половину Нэлиорга?
  - Дрхевне-е-е проро-още-есс-ст-фф-о с-с-сбылос-с-сь... Он ф-фернул-л-лсс-ся... - тихо произнес Кха'таар. В голосе темного эльфа сквозили какие-то странные ноты. - Морен-нх-ха... этхо пра-авдха?
  Но смотрел он не на магессу.
  - Не веришь, посмотри сам! Подойди к столу и посмотри!
  Нокс шагнул к темному эльфу, не отводя встречного взгляда.
  Надежда и недоверие, мелькнувшие в глазах Кха'таара, отразились в ромбовидных зрачках демона.
  - Да...
  Архимаг встал, все еще держа в руках последний лист. Растерянно обвел взглядом комнату.
  - Нокс... зачем ты это скрыл? - спросил он. - И что теперь? Что он собирается делать? Ты знаешь это? - Лоор на секунду замолчал. - Вот уж не думал, что легенды окажутся правдой...
  В зале повисла напряженная тишина.
  - А кто-нибудь объяснит, что это за хрен с горы, на кой хер он вернулся и почему с этого все так всполошились? - проворчал Горри.
  Нокс плавно прошел в центр комнаты.
  - Да, он вернулся... И он уже умеет ненавидеть... Не то, что заключено в мертвые для него слова, а то, что видел он сам... - демон насмешливо обвел взглядом высших магов. - Например, инквизицию...
  - Будет вторая Война Предела? - тихо спросил Лоор.
  - Будет, - согласился Нокс.
  - Зачем, Нокс? Ведь это ты научил его ненависти? - резко сказала Морена. - Ты показал ему костры? Может, еще что-то?
  - Мальчик пришел из лицемерного мира... Мира, где проповедуют гуманизм и добро... Где официально рабство вне закона, а пытки остались в истории - тоже официально... Лживый лицемерный мир, дети которого верят в добро и справедливость, а взрослые придумали ящик, в котором показывают им ужасы - для того, чтобы они привыкали...
  - К чему? - тихо спросил архимаг, завороженный тихим холодным голосом.
  - Того, что не входит в их мораль, быть не должно, а если и есть - то оно нереально... где-то там далеко, за стеклом этого ящика... Наркотики тоже вне закона, все знают, что это плохо, но любой может их купить, было бы желание и деньги... А детей часто продают умелым лекарям, которые вырезают у них органы - для пересадки богатым старикам... Там умеют и такое...
  - А ты показал ему реальность, - задумчиво сказал Лоор. - Чтобы юноша увидел то, что не входит в их мораль, как ты сам сказал. И увидел не далеко, за этим магическим стеклом, а наяву. Чтобы возненавидел... Зачем, Нокс?
  Демон рассмеялся.
  - Показал не я... Я собирался сделать это чуть позже... Зачем торопить события? - в оранжевых глазах зажглись веселые искры, но тут же сменились привычным непроницаемым льдом. - Мальчик еще не вошел в полную силу... Хотя я собирался показать Тиндолин - например, сады аристократов... Вечером.
  Морена вздрогнула, вспомнив свои впечатления.
  - Это бы вообще убило его... Кричащие на кольях и прибитые к крестам рабы, облитые маслом... Забавные живые фонари, не находите? - Нокс улыбнулся. - Правда, запах от этого специфический... Я бы просто не успел объяснить ему, что вообще-то это моветон и так поступают далеко не все... Я бы на самом деле не успел... - с легким сожалением сказал он. - Но я думаю, что все еще впереди... До Тиндолина не так уж и далеко, особенно мне... - демон снова улыбнулся, глядя на Лоора.
  - Не позволяй себе слишком много, выродок! - резко сказал Горри. - Стоит он тут, выеживается перед всеми с улыбочкой своей тошнотворной. Всякие ужасы тут расписывает. Намекает, угрожает... Как я понял, появился какой-то могущественный до охренения пацан, который устроит всем массовый пиздец? И Нокс его воспитывает, чтобы этот пиздец был побольше?
  - Горри! Перестань так выражаться, - одернула его Морена, но маг не обратил на нее внимания.
  - Ну не всем... Для начала Альрат... потом Тиндолин... а там посмотрим... - Нокс невозмутимо пожал плечами.
  - Нокс... ну что ты творишь... - печально сказал архимаг. - Зачем тебе война? Тем более такая. Совет всегда останавливал войны. Зачем тебе это?
  - Дело не в том, зачем мне это, - оранжевые глаза зло вспыхнули. - Дело в том, чью сторону примете вы все...
  - Вхот о ком гово-ор-рил Мхаэс-стро тхо-огдха, - неожиданно произнес Кха'таар. - А я не пхо-онял... Тхо-очнее, не пховер-рхил своему-у ди-икхому прхе-едпохло-ожени-ию... Нхе с-смог пхове-ерхить нхе-елепхой нхаде-ежде... - его голос прервался. - Пхото-ому что этхо вхс-сегдха бхыло больхъю... Дхаже для мхеня. Тхем бхолее для мхеня.
  - Не рефлексируй, пугало, - сказал Горри. - В общем так: что теперь? Либо мы за тебя с пацаном, либо против, так? - он прищурился. - А если против? Размажешь всех по стеночке? Не уверен, что у тебя это получится. И вообще - что будет нам с этого, если мы тебя поддержим?
  - Каждому свое, - спокойно ответил Нокс. - Алый Мститель сможет стать воплощением мечты каждого. Когда он войдет в полную силу - он поставит мир на колени. Пусть потом и умрет от перенапряжения, - он чуть улыбнулся. - О чем мечтает каждый из вас? Он получит это...
  - А о чем мечтаешь ты сам? - язвительно спросила Морена. - О власти? Не верю, это не в твоем стиле. Ты и так фактический правитель у себя, а хотел бы большего - давно уже бы затоптал всех соседей для начала. О любви? Смешно. Стоит тебе поманить своим прозрачным пальчиком - к твоим ногам упадут все, - она недобро усмехнулась. - Ну или почти все. О бессмертии? Да ты и так уже... - эльфийка осеклась, поймав взгляд Нокса. - Это не вариант. Да тебе же все равно! У тебя в глазах - вечное спокойствие, но это просто маска. Там - вечное бешенство, прикрытое тонким стеклом. Чего ты хочешь? Уничтожить мир? Смешно. О чем мечтаешь ты?
  - О мес-с-сти, - медленно сказал Кха'таар.
  Глаза Морены изумленно распахнулись.
  
  ***
  
  Дэн отжимался. Да не просто так, а с гремлинами. Пара ушастых созданий забралась на него и с удовольствием качалась на этих своеобразных качелях, заодно придерживая волосы парня, чтобы не свешивались и не мешали.
  - Тьфу... я больше не могу, - простонал Дэн и обессилено лег на живот. Чья-то добрая рука тут же пододвинула к нему стакан.
  - Это не растворитель, - весело сказал Радиатор и чуть шевельнул ушами, а остальные тут же дружно засмеялись.
  - У этого прикола уже борода отросла, - недовольно сказал Дэн и отпил какого-то кисло-сладкого сока. - И не надоедает с него ржать?
  - Смех продлевает жизнь, - наставительно сказала Шестеренка.
  - Ну разве что, - вздохнул Хранитель.
  
  ***
  
  Киана быстро пролистывала книги в поисках нужной информации. Ничего. И здесь ничего. А здесь... тьфу, это вообще герметическая философия! А это... О, это уже интересно... Ритуал на крови, отбирающий десять лет жизни. Дает могущество, но выпивает жизнь мага. Интересно...
  Девочка потянулась за бумагой и стала набрасывать расчеты. Найденный ритуал устраивал ее, но смущала одна мелочь - в книге не было указано, меняется ли физическое тело. А потратить просто так десять лет ей совершенно не хотелось - пусть даже и за обещанное могущество.
  - Значит, это работает так... - Киана склонила голову, заложила за ухо мешающую прядку и задумалась. - Для начала удвоим потоки, понизим первую константу, здесь заменим бесконечность на тринадцать... Это есть. Теперь... А если тут изменить угол, а тут поставить две точки приложения и замкнуть третий поток на нижней чакре... Да, тогда у меня просто вырастет огромная задница! Не то...
  Она промучилась часа два, но добилась своего - по крайней мере, на бумаге. Киана совершенно не была уверена в правильности расчетов, но решила плюнуть на это. Девочка представила себе шок всех знакомых и засмеялась.
  Киана решительно поднялась с пола и закатала рукава рубашки.
  
  ***
  
  - Что случилось? - требовательно спросил Механик.
  - Совет знает о Владыке... Одна старая сука не поленилась провести свое расследование... Теперь они хотят увидеть его...
  Механик выругался.
  - Но они принесут клятву... - шелест стал ледяным. - Иначе я убью их...
  - Нокс, зачем так? - рявкнул Механик. - Ты готов пойти на развал Совета? Что ты делаешь?
  Демон невозмутимо посмотрел на гнома.
  - А получится ли? - ехидно добавил техномаг. - Один против четырех? Я, конечно, все понимаю, но все-таки ты зарываешься.
  - Я буду не один, - глаза Нокса на секунду заволокло золотистой дымкой. - Да, не один...
  Внезапно он с легкой растерянностью поднес руку к виску.
  - Что такое? - встревоженно спросил Механик.
  - Ничего... я скоро вернусь за мальчишкой... и скорее всего, он уже не будет здесь жить... Лоор научит его своей телепортации - это самый легкий вариант для него... Жди...
  
  Нокс резко ушел сразу на шестой уровень. По сознанию прошла волна дикой боли, захлестывая его, но демону было плевать на это.
  
  Киана лежала на полу, обнаженная и окровавленная. Ее тело плыло и смазывалось, то обретало стабильность, то снова растекалось вязкой бесформенной кляксой.
  Ей было чудовищно больно, но каким-то чудом она все еще пыталась интуитивно что-то сделать, прошептать несуществующими губами приходящие откуда-то слова. Крови было много, но она парила в воздухе алыми каплями, багровым туманом, какими-то бесформенными облачками.
  Киана не могла пошевелиться, потому что шевелить было нечем. Она тщетно пыталась ощутить руку или ногу, хотя бы что-то, но все попытки были впустую.
  В ее сознании бился ужас и страх, не оставляя места для мыслей.
  
  Нокс вошел в обычное пространство резким порывистым движением. Его глаза горели злостью, черные губы уже начинали произносить странный резкий речитатив, тонкие пальцы бешено носились по воздуху, выплетая сложную вязь.
  Кровь с шипением стала оседать на пол и переплетаться с рваными клочьями серого тумана, которым было тело Кианы. Туман медленно сгущался и приобретал форму. Рука с длинными черными ногтями... Стройная длинная нога... Небольшая упругая грудь... Золотистая россыпь волос... Чуть широковатые для девушки плечи...
  Нокс невольно залюбовался создаваемым телом.
  - Теперь я действительно твой отец... - мимоходом подумал он.
  Он принялся за лицо - добавил резкости, сделал черты более волевыми. Нарисовал изогнутые брови, чуточку раскосые глаза...
  Теперь кто угодно мог сказать, что они отец и дочь - сходство было колоссальным.
  Последним штрихом он намертво привязал душу к новому телу и устало закрыл глаза.
  
  - Спасибо... - еле прошептала Киана непослушными губами, с удивлением рассматривая себя. - Прости... я дура, я знаю...
  - Ты не просто дура... Ты очень талантливая дура, а это намного хуже...
  - Ну прости меня! Прости! - Киана, пошатываясь, встала и кинулась к Ноксу, но ее руки обняли пустоту. Демон был почти нематериален.
  - Так и будешь ходить? - спросил Нокс, скользнув взглядом по сотворенному им телу - все еще обнаженному.
  - А ты стесняешься? - фыркнула девушка.
  Нокс поднял брови и улыбнулся.
  - Боюсь, этого не оценят высшие маги... Или, наоборот, оценят... - он устало засмеялся. - Ты пойдешь со мной на Совет... Оставлять тебя одну сейчас не стоит... Тело еще не полностью сбалансировано...
  - А что на Совете? Это там, где сидят всякие крутые старички-колдуны?
  - Да... и не удивляйся там ничему... А если что-то пойдет не так, будь готова помочь...
  - А что пойдет не так? В смысле? - заинтересованно спросила девушка.
  - Не знаю... Пойдем, выберем тебе одежду... Придется надеть что-то из моего...
  
  ***
  
  Дэн, волнуясь, слушал Механика.
  - Вот, похоже, и произошел тот перелом, о котором я говорил, - закончил чародей и пыхнул трубкой. - Так что сейчас придет Нокс и твоя жизнь изменится. Помни все, чему я успел научить тебя. А когда научишься перемещаться через подпространство - заходи в гости...
  - Конечно! - искренне сказал Дэн.
  И тут возле них материализовался Нокс. Демон держал за руку красивую девушку, до ужаса похожую на него самого.
  Дэн тупо стоял, не отводя от нее глаз. Девушка была одета в асимметричную серую тунику из полупрозрачного шелка, с вставками из более плотной ткани. С левой стороны туника доходила почти до щиколотки, а с правой - почти полностью открывала изящное бедро. Довершали наряд матово-золотистая накидка, похожая на те, что носили в Древнем Риме, широкий, где-то с ладонь, черный пояс из чешуйчатой кожи, украшенный странным узором из маленьких золотистых шипов, подчеркивал тонкую талию, а серые замшевые сапоги с золотым тиснением и небольшими шпорами обтягивали ноги почти до колена.
  - Это кто? - спросил обалдевший Хранитель.
  - Это я, балбес! - с этими словами девушка кинулась Дэну на шею. - Привет!
  Она разжала руки и отступила на шаг. Поклонилась Механику.
  - Добрый день!
  Голос девушки был до ужаса знакомым.
  - Киана? - еле выдавил Дэн. - А...
  - Не обращай внимания! Пара взмахов руками и все! - гордо сказала она. - Мне лично так больше нравится!
  Дэн перевел взгляд на Нокса. В оранжевых глазах плескался смех.
  - Хватит... Нас ждут...
  
  ***
  
  Маги действительно ждали. Лоор нетерпеливо барабанил пальцами по столу, Морена с задумчивым видом сидела в кресле и пила легкое золотистое вино, Горри измерял шагами комнату, только Кха'таар казался застывшей статуей, ничем не проявляя нетерпения или волнения.
  Нокс возник посреди комнаты. Киана держала его за руку с левой стороны, Дэн стоял справа.
  - Еще раз приветствую вас... Представлю своих спутников... - в шелестящей речи Нокса лучилось превосходство.
  - Киана эн Интраегх, моя дочь, - сказал он, мимолетно окинув взглядом удивленного Горри, который вытаращил глаза и даже потерял дар речи. - А это, - легкий кивок в сторону Дэна. - Дэен Таарин, Хранитель Красного Меча... Владыка Хаалердха!
  Дэн сделал шаг вперед. Вскинул руку. Тэйр возник в ней - искрящейся радужной вспышкой, ярким рубиновым сиянием, которое заполнило всю комнату.
  В воздухе невидимой натянутой до предела струной поплыла звенящая тишина. Дэн по очереди внимательно посмотрел на каждого из высших магов и вздрогнул, встретившись глазами с бездонными зрачками темного эльфа.
  Кха'таар шагнул вперед и преклонил колено.
  - Faa'sed'h gaar'nuass Thanaar'rei'a reiss'vaan, irra'ashrei Dhaenn Il-Thaar, - гортанно-шипящая речь темного эльфа заполнила комнату Совета.
  - Heish'aa rauss'dhoa laetth'hea khailoa'rashia... Raifea reiss'vaan'a, Erra'shiil!
  Вокруг Кха'таара вспыхнуло мерцание, которое переливалось всеми оттенками черного.
  - Пус-с-сть из-знач-ч-ча-альная Тьма пр-ри-имет мои с-слоф-фа...
  Дэн, которому все переводил Меч, шагнул вперед и коснулся клинком плеча дра'даннара.
  - Подтверждаю клятву верности, данную некогда народом Даннари Владыке Предела, - слова Дэна резко вбивались в наэлектризованный воздух комнаты. - Клянусь быть справедливым - доверием отвечать на верность и смертью - на предательство.
  Меч вспыхнул мягким сиянием, потом на секунду окрасился черным, когда Тэйр впитал часть ауры эльфа, а потом Меч снова стал таким же, как и был.
  
  Сидящая в кресле эльфийка вдруг резко встала и неожиданно выбросила ладонь вперед. Яркий извивающийся сгусток, сплетенный из Предела и Света, полетел к Хранителю.
  - Осторожно! - завопил Меч.
  Дэн метнулся в сторону, в движении разрубая сгусток Тэйром, заметив краем глаза, как Киана размазанным силуэтом кинулась к Морене. Та тоже заметила неожиданную помеху. Взмах руки, резкий выдох, выбрасывающий слово-активатор, и с пальцев эльфийки срывается волна прозрачного, искрящегося, как воздух над костром, переливающегося марева.
  Обтянув одну руку защитным плетением, парень поймал половину сгустка. Уроки Нокса и Виродала не пропали впустую, Дэн смог распознать плетение стазиса, очевидно рассчитанное на то, чтобы не дать уйти Мечу, а вот второе... Это оказалось заклинание, которое Светлые Целители применяют для запуска остановившегося сердца, вот только оно было с обратным знаком, да еще и значительно усиленное.
  А еще оно было самонаводящееся. Дэн понял это, когда рванулся поймать остаток сгустка, который уже развернулся и полетел к Киане, поднимавшейся на ноги, после того, как эльфийка отбросила ее почти через всю комнату.
  Он понял, что не успеет.
  
  И вдруг в комнате повеяло холодом. И Дэн ощутил, что не может сдвинуться с места - более того, вообще не может пошевелиться. Время как будто остановилось - все застыли восковыми статуями. Морена, висящая в полуметре от пола и пытающаяся разорвать держащее ее заклятие Нокса, Кха'таар с вытянутой вперед рукой, на кончиках пальцев которой подрагивали не успевшие сорваться потоки, Горри, начавший произносить какое-то странное речитативное заклинание...
  Архимаг Лоор стоял, раскинув руки. Непонятно откуда взявшийся ветер развевал длинные седые пряди, несколько небольших вихрей неторопливо кружились по залу, иногда дотрагиваясь до застывших магов.
  - Хватит, - тихо произнес он.
  Он опустил руки, ветер и холод исчезли. Все ощутили, что снова могут нормально воспринимать окружающее.
  - Мы в Зале Совета, а не на балагане. Нокс, отпусти Морену, - сказал Лоор, посмотрев на демона холодным взглядом. Л'эри, встав на ноги, зло взглянула на Нокса.
  - Морена, - в голосе Архимага сквозил металл. - Извинись перед Дэеном, Мессиром Ноксом и его дочерью и в дальнейшем держи свои эмоции при себе.
  - Да пошли вы все! - эльфийка выдала несколько неприличных выражений в адрес Лоора и всех остальных присутствующих. - Вы еще об этом пожалеете, - зло сказала она и рассыпалась стаей ярких радужных бабочек, тут же растаявших в воздухе.
  
  - Кто-нибудь объяснит, с чего психанула эта остроухая стерва? - подал голос Горри, смотревший на все произошедшее с явным непониманием.
  - А может, это была проверка на вшивость? - неожиданно для всех сказал Дэн.
  Маги повернулись к нему и Хранитель почувствовал себя немного неуютно.
  - То есть? - приподнял брови архимаг.
  - В смысле, настоящий я или подделка, - неуверенно сказал Дэн.
  - Ага, а Меч тоже подделка? - хмыкнул Горри. - Пацан, ты мне скажи, где такие подделки куют, я себе тоже пару штук закажу! А мне кажется, она на тебя давно зуб точила, отродье, а тут такой повод шикарный. Кстати, а чего ты такую цыпу от всех утаил? Познакомил бы по старой дружбе, - ухмыльнулся он, оценивающе глядя на Киану, которая сидела в кресле, закинув ногу за ногу. Девушка тут же показала ему средний палец и ухмыльнулась в ответ, затем состроила каменную физиономию.
  - Характером точно в папу, - резюмировал Горри.
  
  Архимаг неторопливо вышел из-за стола и подошел к Дэну.
  - Я думаю, что мы сработаемся, Владыка, - просто сказал он. - В конце концов, в моей жизни уже так давно не было ничего интересного. Мне кажется, ты хороший парень. А церковники меня самого уже достали, - Лоор улыбнулся.
  Дэн, ожидавший от седого мага чего угодно - но не настолько же! - немного оторопел, но тут же взял себя в руки.
  - Я рад обрести нового друга и наставника, - тепло сказал он.
  Лоор опустился на одно колено.
  - Я, Лоор Астар де Брант дель Энворин, присягаю тебе, молодой Владыка! Но помни - чем больше власть, тем больше ответственность. И я надеюсь, что помогу тебе обрести мудрость, - торжественная речь архимага перекатывалась по комнате со странным гулким эхом. - Присягаю тебе в верности! Силой, жизнью, честью и верой - пока смерть не разлучит нас. Да будет так!
  - Я, Дэен Таарин, Хранитель Красного Меча Предела, принимаю твою клятву, - Дэн осторожно коснулся архимага клинком. - Да будет так.
  
  - Ах, какие пафосные формулировки, - ехидно сказал Горри. - Даже записать захотелось. А теперь я. Посторонись, пугало, дай пройти. Стоит тут, понимаешь... В общем так, парень: раз старик решил пойти с тобой, то и я тоже.
  Маг расстегнул простую, без всяких узоров и вышивок, серую мантию. Под ней сверкнула кольчуга и Дэн мимоходом отметил, что доспех идет Горри куда лучше, чем традиционное колдовское одеяние.
  - Я, Горреар Деметр, Командор Войны, избранный волей Крона и верховный шаман народа Раускана, присягаю тебе в верности. Клянусь в том своей кровью, - Горри вытащил небольшой вороненый кинжал и резанул себя по ладони, затем протянул руку к Тэйру. В тот момент, когда рука шамана коснулась Меча, послышалось тихое шипение, и парень с удивлением заметил, что Тэйр впитывает в себя всю выступившую кровь - вплоть до мельчайших капелек и брызг.
  - Да падет на меня проклятие Крона и возмездие Эрин, если я нарушу клятву! - торжественно закончил Горри и поднял взгляд.
  - Я, Дэен Таарин, Хранитель Красного Меча Предела, принимаю твою вассальную клятву. Пусть твои Боги будут свидетелями этого.
  Шаман выпрямился.
  - Уж кто бы говорил о пафосе, - не удержалась Киана.
  - Слышь, цыпа, - покосился на нее Горри. - Я бы мог, конечно, сказать - клянусь своим хером и пусть он у меня отсохнет, если я нарушу клятву... Тебя никто не учил уважать традиции, между прочим?
  Девушка весело помотала головой.
  - Я и не сомневался.
  
  ***
  
  Мириэль шла по рынку. Ей было жарко - Альрат располагался значительно севернее - и эльфийка периодически жалела о необходимости носить перчатки. К тому же левая рука уже успела нагреться и предплечье, где сталь соединялась с плотью, жгло. Несильно, но ощутимо.
  - Не желаете купить ковер? Только у меня - самые лучшие цены!
  - Чудесные ткани! Тончайший шелк и благородный бархат!
  - Пряности, специи, соль, сахар и изысканная ваниль!
  - Госпожа, посмотрите на эти фрукты! Яблоки просто тают во рту! А апельсины...
  Мириэль меланхолично отмахивалась и шла дальше. Наконец она дошла до крытого рынка, состоящего из многочисленных небольших лавочек под одной двускатной крышей, и уверенно направилась к неприметной серо-черной вывеске.
  - Что желаете приобрести? - тут же встала и улыбнулась молоденькая продавщица, стоило эльфийке переступить порог. Наметанный глаз Мириэль тут же отметил небольшой рабский ошейник, скромно прикрытый воротником.
  - Я желаю хозяина, - чуть улыбнулась она. - Алехандро сейчас здесь?
  - А, особый заказ, - понимающе кивнула девушка. - Сейчас позову, обождите. Или лучше провести к нему?
  Брови Мириэль удивленно взлетели вверх.
  - Лучше проведи.
  
  - Здравствуй, Алехандро, - медленно сказала эльфийка, едва они остались вдвоем.
  Пожилой полноватый купец развел руками и попытался изобразить на лице искреннюю улыбку и радость от встречи. Вышло не очень убедительно, но Мириэль не обратила никакого внимания на эту мелочь. Какая разница...
  - Рад видеть, Мириэль. Что привело? - он отложил перо и приглашающее махнул рукой на плетеное кресло.
  - Кстати, а с каких это пор рабы в курсе твоих махинаций? Только я сказала, что мне нужен ты, как эта девчушка тут же говорит - да, особый заказ, я понимаю, сейчас все устрою, - Мириэль осуждающе глянула на купца и села, закинув ногу за ногу. - Будь аккуратней, виселицу еще не отменили. Кстати, у тебя есть какое-нибудь каганатское вино? Налей, пожалуйста. Эта ужасная жара совсем меня доконала.
  - А, ты про Сету? Нет, она ничего не знает. А особые заказы, это, как правило, различные редкости или крупные партии, ничего более, - он улыбнулся. - Все в рамках закона. Каганатского нет, могу налить обычного красного. "Черная Дама", будешь?
  Эльфийка молча кивнула.
  - Так что же привело тебя ко мне? - повторил Алехандро, наливая вино в изящный узорчатый бокал.
  Мириэль протянула руку, жестом поблагодарила.
  - Продай мне бальзам "Последний шанс". Я знаю, что у тебя еще есть несколько флаконов.
  - Что? - вполне натурально удивился купец. - Только что ты предостерегала меня от виселицы, а теперь спрашиваешь про такое? Я и в глаза не видел...
  - Алехандро, - устало перебила Мириэль. - Пожалуйста. Ты же знаешь, что ни одна живая душа не узнает про это. Если мы договоримся. А если нет...
  - Мириэль, не угрожай! - тихо сказал Алехандро.
  - Я не угрожаю, - эльфийка пожала плечами и отпила. - Мне действительно очень нужно. И если я шепну кое-кому некоторые твои секреты, то буду чувствовать себя последней скотиной. Честно. Но мне просто придется это сделать, если ты мне не поможешь.
  Купец молчал, вертя в руках перо.
  - Ты понимаешь, что здесь я такое не держу?
  - Понимаю, - Мириэль не успела подавить невольную вспышку радости. - Я приду куда скажешь.
  - Завтра вечером на закате, - тяжело сказал Алехандро. - Будь в трактире "Три кабана", в общем зале. К тебе подсядет паренек, угостит пивом, а затем спросит, не видела ли ты его сестру-эльфийку. Возьмешь у него флакон и отдашь... думаю, девятьсот будет в самый раз. Половину платишь сейчас.
  - Алехандро, это свинство и грабеж! - возмутилась эльфийка. - Семьсот пятьдесят! У меня как раз с собой чуть больше четырех сотен.
  - Восемьсот, - отрезал купец. - Четыре сотни сейчас, и столько же завтра.
  - Договорились, - Мириэль кивнула и открыла сумку.
  
  
  8.
  
  Хаалердх.
  Нэлиорг, Башня Архимага.
  Дэен Таарин, Хранитель Красного Меча.
  19 день 8 месяца. 1808 год от ВП.
  
  Дэн шел по пустыне - маленькая одинокая фигурка, упорно бредущая по странному песку - больше похожему на грязный снег, серый с белесыми разводами. Он не знал, куда он идет, не понимал, зачем. Только билась в сознании мысль - так надо.
  Странное серебристое солнце хлестало Хранителя безжалостными лучами - резко, наотмашь, как будто ненавидя.
  Песок шелестел и поскрипывал под сапогами с какой-то легкой непонятной насмешкой. Иди-иди, путник. Иди - может быть, ты куда-то придешь...
  Дэн остановился, заслонив глаза рукой, оберегая их от холодного ветра, обжигающего кожу не хуже лучей серого солнца. Он молча смотрел на горизонт - безжизненный пейзаж хаотических песчаных дюн.
  И он увидел - как по неровным песчаным холмам пробегает дрожь, как пространство вздрагивает и замирает - неправильным и искаженным, как воздух над костром.
  Как взметается вихрь серого песка и тут же рассыпается от резкого взмаха руки. Неестественно бледной и тонкой руки с длинными черными ногтями...
  Дэн стоял на месте, невольно затаив дыхание. Что-то внутри мягко шептало - не шевелись, не нужно, просто жди.
  И Хранитель молча стоял, не отводя взгляда от бледного бесстрастного лица, больше напоминающего прекрасную алебастровую маску.
  - Не удивляйся. Один из многих, но первый среди равных.
  Сознание впитывало захлестывающие его волны звуков, почему-то понятных, но настолько чуждых и странных, что Дэн не мог дать им названия. Горькое серебро - тихо подсказало воображение и замолкло.
  Хранитель вздрогнул, встретившись взглядом с бездонными черными глазами. Казалось, он заглянул в глаза Смерти - или Тьмы, или Вечности. Дэн ощутил, что любое из этих слов будет верным, но неправильным.
  - Ты интересен. Ты сильнее Инструмента. Запомни это.
  Черные ногти резко царапнули по воздуху.
  И Дэн закричал, ощутив, как пространство сминается, рвется и исторгает его - исковерканным куском плоти, разломанной куклой с пустыми безумными глазами...
  
  Дэн проснулся среди ночи и несколько секунд лежал, смотря расширенными зрачками в потолок и судорожно дыша. Голова жутко болела и хотелось пить.
  - Тэйр! Тэйр... Что это было? Мне приснился какой-то кошмар! Но я не помню...
  - Ну конечно, приснился, - ворчливо отозвался Меч. - Но ничего страшного, я позаботился о том, чтобы о нем и следа не осталось, - неожиданно ехидно и даже ядовито сказал он. - Ты водички попей и спи, дальше уже все путем будет.
  - А что мне снилось? - осторожно спросил Дэн. Ему почему-то показалось, что это очень важно.
  - А я что, доктор? Я откуда знаю? Бред какой-то тебе снился...
  - Спасибо, - машинально вздохнул Дэн.
  Он вытянулся, повернулся на бок и попытался расслабиться, но в голове настойчиво носилась мысль, что нужно что-то вспомнить. Что или кого, Дэн совершенно не понимал.
  Навязчивая мысль не давала покоя. Хранитель, промучившись некоторое время в тщетных попытках заснуть, решительно сел и коснулся босыми ступнями пола. Мягкий ковер приятно щекотал ноги.
  - Тэйр... Ну помоги. Что мне снилось? Понимаешь, это важно, - чуть менее уверенно, чем хотелось, попросил он.
  - Это неважно, - отрезал Меч.
  - А ты откуда знаешь? - подозрительно спросил Дэн.
  - От верблюда.
  - Я серьезно!
  - Я тоже. Ты как хочешь, а я сплю, - недовольно сказал Меч и замолчал. Сколько Дэн ни звал, Тэйр не откликался.
  - Ах ты так, скотина... - раздосадовано сказал парень.
  Дэн решил попробовать вспомнить самостоятельно. Он лег, расслабился, закрыл глаза.
  - Альфа-сон, так вроде называется этот переход, это пограничное состояние, когда лучше всего вспоминать, - подумал Дэн, вспомнив свое далекое земное прошлое.
  Но единственное, что он смог вспомнить - улыбку. Лицо, на котором она была, смазывалось и растекалось аморфным светлым пятном. А улыбка - она была какой-то... спокойной и прохладной, что ли. Хранитель видел ее четко, но дальше этого дело не шло.
  А еще в голову приходили какие-то странные слова, наверное, тоже из сна, хотя измученный мозг Дэна уже не был ни в чем уверен.
  - Пусть будет так. Пока что.
  
  Уже неделю Хранитель жил в башне у Лоора. Архимаг каждый день занимался с ним, объясняя и помогая освоить новые плетения. Раз в пару дней наведывался Горри и проводил тренировочные поединки, максимально приближенные к реальному бою, после которых парню хотелось лечь прямо на пол и не вставать.
  - Не так, Дэен, будь внимательней, - Архимаг укоризненно посмотрел на Хранителя, потом перевел взгляд на расколотую пополам чашку, которую Дэн пытался переместить с одного края столика на другой.
  - Я не понимаю, вроде все правильно делал, - с досадой вздохнул парень.
  - Не надо расстраиваться из-за неудачи, - наставительно сказал Лоор, восстанавливая целостность чашки движением указательного пальца.
  - Правильно, лучше расчетверись, - ехидно ляпнул Тэйр.
  Дэн вначале не понял, а когда до него дошло, что Меч ему сказал, лицо парня само растянулось в непроизвольной улыбке. Архимаг, увидев, что молодой Владыка улыбается, решил, что его слова подействовали.
  - Вот и отлично, давай-ка еще раз. Сосредоточься, проверь, не спутал ли ты где вектора, и...
  Чашка рассыпалась роем быстро тающих искр, а через секунду возникла в руке Дэна.
  - Молодец. Вот видишь, у тебя все получилось, нужно только захотеть...
  - ... И можно пернуть и взлететь, - закончил в голове у парня Меч, создав мысленный образ архимага, взлетающего на выхлопных газах.
  
  - Милорд Архимаг, к вам посетительница, эльфийка, - прозвучал из кристалла, висящего на шее Лоора, голос секретарши.
  - Пускай подождет в приемной, я приму ее через десять минут, - ответил архимаг в кристалл, после чего встал с кресла.
  - Увидимся вечером, - он подошел к двери, и перед тем как выйти еще раз оглянулся на Дэна.
  - Если решишь выйти пройтись, не забудь жетон ученика, - маг кивнул в сторону стоящего у окна письменного стола, на котором лежал медальон размером с ладонь. - Твой Камень Связи в верхнем ящике стола, там же немного денег, на всякий случай.
  Лоор закрыл за собой дверь, оставив Хранителя одного, и направился вниз, к своему кабинету.
  
  ***
  
  После ухода архимага Дэн еще некоторое время практиковался в перемещении предметов. Завершающим штрихом тренировки стало перемещение жетона ученика со стола в руку. После этого парень решил, что на сегодня хватит. Накинув поверх темно-зеленой шелковой рубашки зеленую с серыми узорами мантию, Дэн натянул сапоги, заправил в них штаны и подошел к столу. Он открыл ящик стола и увидел лежащий там браслет с ширину ладони, из серебристо-синего металла, с вставленной в него пластинкой чего-то похожего на хрусталь, рядом с браслетом лежал небольшой мешочек, судя по всему - кошелек.
  Надев браслет на левую руку, парень почувствовал на секунду легкую пульсацию, означающую, что браслет активный. Повесив на шею жетон и засунув кошелек в карман, он вышел из комнаты и пошел вниз, к выходу.
  
  ***
  
  - Мое почтение, Архимаг Лоор Астар. Рада видеть вас в добром здравии, - склонила голову Мириэль. - Я являюсь уполномоченным эмиссаром Альрата. Вот мои документы.
  Архимаг кивнул, взял листы. Бегло пробежал глазами - да, все верно. Печати, подписи...
  Он откинулся в кресле и выжидающе посмотрел на эльфийку.
  - Здравствуй, Мириэль. Еще не поменяла работу? Что за дело ко мне?
  Эльфийка чуть улыбнулась, но зеленые глаза остались серьезными.
  - Знаете, в Альрате в последнее время ходят странные слухи. Слухи о возвращении некоей могущественной сущности, ее очередной реинкарнации, - осторожно сказала эльфийка. - Вы можете что-то сказать на эту тему?
  - А если нет? - усмехнулся Лоор. - Что тогда?
  - Нет - это "не знаю" или "не скажу"? - спросила Мириэль. - В первом случае я попрошу вас более подробно объяснить это, а во втором - не забывайте, что отказ содействия эмиссару может повлечь за собой разные осложнения.
  Архимаг вскинул брови.
  - Это угроза?
  - Это предупреждение, - Мириэль пожала плечами. - Вы сами знаете, что отношения между Советом и Синодом и так нельзя назвать гладкими. Я бы не хотела их усугублять.
  Некоторое время Лоор молчал, словно взвешивая ее слова.
  - Неужели Синод верит каким-то слухам? - презрительно спросил он.
  - Слухи ходят не на рынке, Лоор Астар, - ответила Мириэль. - Слухи ходят в самом Синоде. Поэтому... - она развела руками. - Меня послали искать ответы на вопросы и подозрения, возникшие в душах святых отцов. И помимо данной ими дипломатической неприкосновенности, на этот раз сенаторы посчитали нужным расширить мои полномочия. Мой поиск идет под категорией ультра. Полагаю, вы знаете, что это значит - у меня полностью развязаны руки, вплоть до убийства правителя любой страны. Неподсудного убийства, - веско сказала эльфийка.
  - Если ты пойдешь на крайние меры, Мириэль... - задумчиво сказал архимаг. - Помни - до Альрата далеко, а здесь твоя неприкосновенность не будет иметь никакого значения.
  - Это угроза? - в раскосых глазах сверкнула искорка смеха, которая тут же погасла.
  - Это предупреждение.
  - Может быть, Архимаг, мы перейдем к делу? По-моему, хватит намеков и завуалированных фраз с обеих сторон, - мягко, но решительно сказала эльфийка.
  - Почему бы и нет, эмиссар Синода? - отозвался Лоор. - Знаю ли я об инкарнации некой могущественной сущности? Будь так любезна, подожди секунду.
  Старый маг прикрыл глаза.
  А где-то внизу в коридоре Дэн, уже протянувший руку к дверной ручке, почувствовал легкое, но настойчивое покалывание в районе запястья. Он отдернул рукав - браслет мягко светился и пульсировал. А через секунду парень услышал голос Лоора - глухой и далекий, как будто маг говорил сквозь плотную ткань.
  - Дэен, будь так добр, поднимись ко мне. Хочу кое с кем тебя познакомить.
  Парень покачал головой - ну вот, конец моей прогулке! - послушно развернулся и направился к лестнице.
  - И чего мне ждать? - нетерпеливо спросила Мириэль.
  - Сущности, - загадочно сказал Лоор.
  И буквально через несколько секунд в комнату зашел Дэн.
  Хранитель вопросительно посмотрел на архимага, потом заметил незнакомую высокую черноволосую эльфийку, которая пристально рассматривала его.
  - Познакомься, Дэен. Это Мириэль...
  - Просто Мириэль, - прервала его она. - Не нужно перечислять все мои имена и звания.
  - Мириэль, специальный эмиссар Альрата, первый ликтор Архиепископа...
  Альрата? Дэн не поверил своим ушам. Так она тоже из этих сволочей, которые забавляются сжиганием невинных? Что она тут делает?
  Мысли пронеслись в голове Хранителя одним эмоциональным фейерверком.
  - Дэен, не волнуйся, все нормально, - сказал старый маг и успокаивающе приподнял ладонь. - Вот, Мириэль, нужная тебе сущность. Знакомься - Дэен Таарин.
  - Рада познакомиться, - светским тоном сказала она и повернулась к Лоору. - Это он?
  Архимаг кивнул. Зеленые глаза оценивающе скользнули по Дэну, на секунду встретившись с ним взглядом. Дэн не отвел глаз, хотя эльфийка была ему неприятна.
  Мириэль вообще напомнила Дэну ядовитую змею - вызывающе красивая, состоящая из резких цветовых контрастов, стройная и грациозная эльфийка притягивала взгляд, но интуиция парня шепнула, что Мириэль крайне опасна.
  - Он - Владыка? - напрямую спросила она. - Не верю. Объяснить, почему?
  - Я понимаю, - кивнул архимаг. - Сейчас ты удивлена. Если допустить, что я знаю, и более того - общаюсь с Владыкой, то какой резон мне вас знакомить? Тем более, какой резон мне вообще признаваться в этом посланнику Синода?
  Эльфийка молча ждала продолжения. Лоор откашлялся.
  - Мириэль, ты ценный кадр и ты прекрасно знаешь это, - неожиданно сказал архимаг. - Не хочешь поменять работу?
  Дэн неотрывно смотревший на эльфийку, заметил, что в изумрудных глазах мелькнуло что-то странное. Впрочем, это тут же исчезло.
  - Неужели тебе еще не надоело жить со святошами? Спать со стариком? Убивать невинных? Посещать молитвенный дом и слушать вопли фанатиков? Защищать своим телом того, по чьим приказам сжигают твоих собратьев-эльфов?
  - Не пытайтесь сыграть на моих эмоциях, Лоор, - равнодушно сказала Мириэль. - Это всего лишь работа. Какая разница, что я делаю? И ваша страстная речь не годится для моей вербовки.
  И тут Дэн не выдержал.
  - Как может такая красивая девушка быть таким бесчувственным чудовищем... - резко сказал Хранитель. - Вам не снятся кошмары по ночам? Я был в вашем святом государстве всего пару часов, но мне хватило с головой. Говорите, это просто работа? Да ничто не может оправдать этих зверств! Вы просто красивая холодная сука, которая спокойно добьет умирающего и сможет с аппетитом обедать под дикую музыку криков сжигаемых людей! Я ненавижу ваш лицемерный Альрат! Передайте своему начальству, что скоро империя будет вытерта с лица земли!
  Глаза Мириэли сузились.
  - Что ты обо мне знаешь, мальчик... - фыркнула эльфийка. - Жалкое подставное лицо. На что вы надеялись, Лоор? Что я поверю в эту нелепую мистификацию? Перед поездкой я прочла внимательно все источники, в которых упоминались Владыки. Последний из них разрушил полмира в своей жажде власти, стены городов осыпались от звука его голоса, он убил несколько миллионов ради своих планов. И вы показываете мне этого наивного глупого мальчика? Что за интригу вы плетете?
  Дэн рывком материализовал Тэйра и шагнул к эльфийке.
  - Подставное лицо? Глупый мальчик? - рявкнул он. - Смотри, вот этим я лично перережу глотку каждому жирному святоше! И начну с тебя!
  В глазах Дэна полыхала ненависть, перед глазами стояли картины костров и застенков, в ушах бились крики людей, с которых заживо сдирали кожу.
  - Дэен, нет! - крикнул Лоор. - Она дипломат, а не инквизитор!
  Но было уже поздно.
  Меч со свистом рассек воздух, но эльфийки там уже не было - она прыгнула в сторону и выбросила вперед правую руку.
  Дэн отшатнулся от пламени, которое мелькнуло перед самым лицом, и сосредоточился. Знакомое ощущение Предела возникло в руках, пробежало волной горячего льда по всему телу. И он ударил, сплетя Тьму и Свет, запечатав связку искренней ненавистью, настолько сильной и живой, что он чувствовал ее пульсацию, как биение второго сердца.
  Мириэль вскрикнула, уходя от удара - видимо, он все-таки зацепил ее. Она приземлилась по-кошачьи, мягким перекатом на все конечности и тут же выпрямилась.
  
  Вскинув левую руку, она усилием воли спустила скрытый курок. Треск рвущейся ткани - из ладони в сторону парня полетели три коротких тонких дротика.
  Два раза сверкнуло лезвие - и два дротика отлетели в стороны, а третий бессильно упал возле ног парня.
  Эльфийка выхватила из-за пояса несколько серебристых звездочек.
  Одну звездочку он сбил в сторону плоскостью Меча, увернулся от второй. Разрубив пополам третью, он шагнул к ней, занося Тэйр для удара.
  Дэн ожидал чего угодно - выстрела в упор, удара кинжалом, заклинания, но Мириэль просто опустила руки и спокойно смотрела на него. И он дрогнул, поняв, что всего один шаг отделял его от превращения в безумное кровожадное чудовище, такое же, каким был один из его предшественников.
  - Спасибо, - прохрипел он пересохшим горлом, дематериализуя Меч. - Прости, - парень практически упал в ближайшее кресло.
  - Да, теперь я верю, - невозмутимо сказала Мириэль. Она дышала ровно и медленно, как будто и не было всего этого.
  Горло Дэна болело, как будто он глотнул кислоты. Парень схватил со столика бутылку. Легкая, чуть пьянящая прохлада с привкусом лимона потекла в него - и Дэна отпустило.
  - Что это было, Дэен? - изумленно сказал Лоор. - Ты вел себя, как...
  - Я не знаю, - прошептал парень. - Я правда не знаю... Какой ужас...
  - Вот уж действительно - ужас, - сухо сказал Лоор. - С завтрашнего дня ты учишься полному медитативному курсу. Неужели ты совсем собой не владеешь? - укоризненно спросил он.
  - Да не в этом дело, - медленно сказал Дэн. - Я-то вроде владею... Но это был не я!
  - В первый раз всегда больно, - неожиданно хихикнул Тэйр в двух разумах - Хранителя и Архимага. - Это был первый прорыв Драконьего Гнева. Постепенно он научится контролировать это, так что не переживайте...
  - А кто же? - Мириэль приподняла тонкие брови. - Кстати, на будущее - в момент остановки моего сердца активируется одна забавная вещь. В общем, от всего в некотором радиусе останется только пыль. И от тебя в том числе, - закончила она.
  - "Отложенное возмездие"? - удивился Лоор. - И ты прошла полное наложение? - в его голосе слышался легкий оттенок невольного восхищения.
  - Да, это называют и так, - эльфийка пожала плечами. - Да, прошла. Давайте не будем об этом. Лучше скажи мне, Владыка, - эльфийка подчеркнула это слово легкой иронией. - Ты всегда себя так ведешь?
  - Я же говорю, что нет! - возмутился парень. - Я сначала думаю, потом делаю... наверное, - Дэн запнулся. - А это был как будто не я. Словно весь негатив, что был где-то на дне души, вдруг встрепенулся и приобрел форму. Как будто ему был нужен только лишь повод. Я не знаю. И я действительно прошу прощения, - он заглянул в зеленые глаза. - Мне совершенно не нравятся ни ваша страна, ни ваша работа, но это не дает мне повод делать вот так вот... ну как я сделал.
  Мириэль спокойно посмотрела на него, и Дэн ощутил, что все извинения для нее являлись просто пустым звуком. Они были ей совершенно не нужны.
  - И вы хотите меня перевербовать, Лоор Астар? И настолько уверены в успехе, что раскрываете все карты? - эльфийка лениво прошлась по комнате. - Ну что ж... вербуйте. Посмотрим, что из этого выйдет.
  - Дэен, ты можешь пройтись, - махнул рукой Лоор. - Только не убей кого-нибудь в городе, я тебя прошу.
  Парень хмуро кивнул. Он так и не понял, пошутил архимаг или нет.
  
  ***
  
  Дэн решил выкинуть из головы все негативные мысли и просто побродить по городу. Заблудиться он не боялся - на руке был верный браслет.
  - Тэйр... - осторожно позвал Дэн в надежде, что хоть Меч объяснит ему происходящее. Ему никто не ответил. Дэн обреченно вздохнул - с момента знакомства с эмиссаром Тэйр как воды в рот набрал. Кроме одной загадочной фразы про Драконий Гнев. Интересно, что это такое? Дэн поставил в памяти заметку - спросить у Лоора, когда вернется, раз уж Тэйр молчит. Более того, даже само его присутствие стало как-то... глуше и тише, что ли.
  Уже вечерело. Народа на улице было маловато, лавки потихоньку начинали закрываться. Парень шел, любуясь незнакомой архитектурой - куполообразные крыши, множество пестрых балдахинов, переливающиеся фонтаны...
  И вдруг он ощутил на своем поясе чью-то руку.
  Дэн машинально схватил эту руку и с недоумением развернулся.
  Перед ним стоял ребенок, до того грязный, что невозможно было понять, мальчишка это или девчонка. На перемазанной мордашке сверкали испуганные глазенки, в которых уже заблестели слезы.
  - Простите, господин! - судорожно заговорил незадачливый воришка. - Простите! Не выдавайте страже, я случайно...
  Воришка бухнулся на колени и начал старательно целовать сапоги парня. Дэн отпустил его ручонку и машинально вытер ее о штаны.
  - Да ладно, не отдам я тебя страже, - ласково сказал Дэн. - Я понимаю, что жрать хочется... Только прекрати слюнить мои сапоги, а то в самом деле отдам! - пригрозил он.
  Воришка тут же отскочил от сапог, заулыбался и собрался дать деру. Что превосходно бы вышло, если бы Хранитель ловко не поймал его за плечо.
  Воришка взвизгнул от страха.
  - Да не съем я тебя, дурак! - разозлился Дэн. - Ты лучше скажи, где тут недалеко поужинать можно?
  - "Сытый купец" тут рядом, - тут же сообщил воришка, преданно глядя на Дэна. - За две монетки проведу туда, господин, и глазом моргнуть не успеете! Вы ведь приезжий, правда?
  - А что, это так видно? - Дэн отпустил плечо своего нового знакомого и зашагал за ним.
  - Говорите вы не по-нашему, - пожал плечами тот. Сейчас от его страха не осталось и следа, в голосе воришки сквозило любопытство и легкое нахальство.
  - Тебя как зовут хоть? - поинтересовался Дэн.
  - Рысенок.
  - Какой еще рысенок? - удивился Хранитель.
  - Обычный. Ну зверь такой есть - рысь. Никогда не видели, что ли? Моя мамка знатной воровкой была, ее все Рысей звали. Ну и меня Рысенком назвали.
  - Понятно, - протянул Дэн. - А чего ты грязный такой, мама за тобой не смотрит, что ли?
  Рысенок остановился и пронзительно глянул на парня.
  - Умерла она год назад.
  - Прости, - пробормотал Хранитель. - Я не знал.
  - Да ладно вам, господин, не нужно сочувствующую рожу строить. Вы же ее не знали, так что вам-то? Мы почти пришли уже, - Рысенок резко сменил тему и показал на яркую кричащую вывеску.
  Вывеска была колоритная - купец с огромным пузом, которое по размеру было больше всего остального тела обжоры, с умильной улыбкой на толстых губах тянулся ложкой размером с его голову к дымящейся кастрюле ядовито-зеленого цвета.
  Дэна передернуло. Владелец трактира явно не был отягощен художественным вкусом.
  - Две монетки, господин, - напомнил Рысенок.
  - Неа, не будет тебе двух монеток, - улыбнулся Дэн и решительно добавил:
  - Зато будет нормальный ужин. Пошли.
  Рысенок недоверчиво посмотрел на Хранителя.
  - Ну пошли, - Дэн подтолкнул его в плечо и потянул на себя дверь.
  
  Трактир был без претензий - грубо сколоченная стойка, вся в пятнах, тусклый желтый свет от небольших, но сильно чадящих светильников, несколько деревянных столов со скамейками по бокам. Несмотря на вечер, в харчевне было почти безлюдно - в углу сидели два каких-то подозрительных типа в плащах с капюшонами, да рыжая невысокая девушка за стойкой меланхолично протирала грязным полотенцем пивные кружки.
  - Ну и дыра, - пробормотал Дэн, оглядываясь. - Неужели тут бывают купцы?
  - Это просто название, - философски заметил Рысенок. - Зато тут дешево. Вы же сами спросили, что поблизости.
  Рыжая девушка подняла голову, услышав новые голоса, поставила кружку и неторопливо направилась к ним, слегка покачивая бедрами.
  - Что будет уважаемый господин? - почтительно спросила она, скользнув опытным взглядом по добротной и чистой одежде Дэна. - Есть рыба, запеченная с грибами, есть отличное свиное жаркое, а если господин желает выпить, то могу предложить свежего пива...
  Она замолчала.
  - Нам... нам, наверное, по печеной рыбе и по стакану пива, - нерешительно сказал Дэн.
  - Семь с половиной, - равнодушно сказала девушка и ушла.
  
  - Мог бы и в более приличное место отвести, - укоризненно сказал Дэн Рысенку, пока они ожидали заказа. - Кстати, меня Дэн зовут. И давай без господ, хорошо? На моей родине такое обращение услышишь нечасто и я к нему не привык.
  - Хорошо... Дэен, - Рысенок слегка улыбнулся, но глаза уличного ребенка оставались все такими же внимательными и настороженными.
  Девушка поставила перед ними пиво. Дэн глотнул и скривился - оно было каким-то кисловатым и к тому же пахло незнакомым травяным ароматом, не сказать, чтобы неприятным, но каким-то чужим и отталкивающим. А Рысенок залпом выпил полстакана, после чего довольно откинулся на спинку скамьи. Хранитель посмотрел на него, вздохнул и пододвинул свой стакан к воришке.
  - На, пей мое тоже... если хочешь. Я не буду, кислое оно какое-то...
  Но вместо благодарности Рысенок как-то странно глянул на него и подобрался. Дэн просто физически ощутил волну испуга, смешанного со злостью.
  - Ты чего, Рысенок? - удивился он.
  - Могли бы сразу сказать, - прошипел мальчик. - Значит, вы из этих? Тогда все понятно...
  - Из кого - из этих? - еще больше изумился Дэн.
  - Из тех, кому нравятся мальчики, - в глазах Рысенка сверкала ненависть, слишком застарелая для мгновенной вспышки. Слишком глубинная - и слишком личная.
  - Ты чего, парень? - только и сказал шокированный Дэн. - Я... Дурак ты! - рявкнул он.
  Дэн только собрался высказать дурному мальчишке все, что про него думает, но встретился с ним взглядом и осекся.
  В черных глазах Рысенка плыла бесконечная боль.
  И Дэн интуитивно схватил мальчишку за руки и, не отводя глаз, впился взглядом в черные зрачки, стараясь убрать, перетянуть эту боль на себя - выжечь эти страшные воспоминания, которых просто не должно быть у ребенка...
  Через несколько минут он разжал пальцы и устало откинул голову. Закрыл глаза. И сквозь мутную пелену усталости ощутил, как маленькая ладошка сжимает его руку.
  Хранитель открыл глаза.
  - Спасибо, - тихо сказал Рысенок. - Мне правда стало легче.
  Затем мальчишка пододвинул к себе стакан и одним глотком допил пиво.
  
  - Ну и зачем ты связался с этим ребенком улиц? - раздался в голове парня голос Меча.
  - Не знаю, просто мне стало его жалко, - ответил Дэн, и подумав добавил:
  - Не должны дети так жить, а переживать и тем более помнить такое... тем более не должны... - Хранитель глянул искоса на мальчишку, который догрызал остатки рыбины. Зрение смазалось, и вокруг тощей фигурки вспыхнули на секунду тусклым мерцанием еле различимые, нечеткие радужные переливы.
  - Ничего себе... - Тэйр удивленно воскликнул в сознании Дэна. - Ну тебе и везет на встречи...
  - Да что такое? Не крути вокруг да около, объясни нормально.
  - У этого ребенка есть Дар Предела, пока что слабый и нестабильный. Пробудился недавно, скорее всего от шока.
  - Слушай, Рысенок, - обратился к мальчишке Дэн, вынырнув из внутреннего диалога. - У тебя есть мечта? То ради чего ты готов пойти на все?
  - Есть, - сказал тот спустя где-то минуту. - Я хочу, когда вырасту, найти тех подонков, что мою сестру старшую похитили, - на секунду во взгляде беспризорника мелькнуло бесцветное пламя.
  - Ты знаешь, что это? - Дэн взялся за висящий на шее медальон ученика.
  - Знак колдуна, - сказал Рысенок. - Я видел у некоторых похожие амулеты.
  - Почти верно, - Хранитель слегка улыбнулся. - Это жетон ученика мага. Хочешь получить такой?
  - Но... как? Я же просто уличный воришка, - растерянно произнес тот.
  - У тебя есть редкий Дар. Сумеешь овладеть им - у тебя будет больше возможностей найти сестру и отмстить похитившим ее, - Дэн говорил несколько жестко, но чувствовал - так надо.
  - Я могу поговорить со своим Учителем, может он возьмется и тебя учить, а даже если и нет, то как минимум в школу магов ты попадешь.
  - Я согласен, го... Дэен, - запнулся мальчик, а потом добавил: - Я найду Ланку, научусь колдовать, а потом они заплатят за все... за все... - голос Рысенка сорвался на тихий крик, Дэн почувствовал отголосок нарастающей Силы.
  - Конечно, найдешь, - Дэн потрепал парнишку по голове. - А сейчас успокойся, а я свяжусь с Учителем, - Хранитель отдернул рукав, открывая браслет.
  
  - Мириэль, подумай, - Лоор говорил неторопливо, взвешивая каждое слово. - Теперь, после того, как я открыл тебе все - в случае отказа тебя придется убить. Мне будет очень жаль, но...
  - Блеф, - невозмутимо сказала Мириэль. - Убить меня очень сложно - раз, для этого придется пожертвовать исполнителем - два, и это не является рентабельной мерой - ведь информация о Владыке уже гуляет по миру - мое устранение будет всего лишь небольшой отсрочкой, которая мало что изменит - три. Цель не соответствует средствам. Просто вы уже не знаете, что сказать, чтобы я была с вами.
  Эльфийка небрежно сидела на ковре с закрытыми глазами, скрестив ноги и откинув голову. Пряди блестящих черных волос ложились на пол мягким шелковистым водопадом.
  Лоор молчал. Мириэль неожиданно распахнула глаза и поднялась.
  - Нет, архимаг. Пусть я холодная красивая сука, как сказал этот мальчик, - она чуть улыбнулась. - Но у меня есть свой внутренний кодекс. И предательство в него не входит.
  - Я предлагаю... - начал было архимаг, но Мириэль протестующее подняла руку.
  - Я уже все слышала, - ее тон стал официальным. - Лоор Астар, я благодарю вас за содействие Синоду. Ваш жест доброй воли в качестве информационной помощи будет взвешен и учтен. Доброго дня.
  Она поднялась стремительной черной волной и пошла к двери.
  - Мириэль, ты совершаешь ошибку, - тихо сказал Лоор.
  - Я знаю.
  
  Оставшись в одиночестве, архимаг раздраженно стукнул пальцами о край стола. Все шло не так. Конечно, затея с перевербовкой этой шпионки была рискованной, но Лоор сильно надеялся, что все получится. Что же ей было нужно? Он обещал много денег, привилегий, доступ в схроны... Он много чего обещал и внимательно следил за глазами собеседницы - не промелькнет ли радость, не блеснет ли алчность. Но глаза эльфийки оставались бесстрастными весь их разговор.
  Ее нужно было убить - здесь и сейчас, пока она не ушла. Но Лоор не смог. И дело было даже не в "Отложенном возмездии" - архимаг знал, как можно было сколлапсировать этот чудовищный выброс энергии. Да, очень сложно, но возможно. Он просто не смог этого сделать, хотя разумом понимал, что это необходимо. Пусть небольшая, но реальная отсрочка во времени - так нужная сейчас...
  Но он не решился.
  
  Внезапно архимаг почувствовал легкие уколы в области висков - несильные, но настойчивые. Он позволил им пройти глубже и в сознание ворвались образы и слова. Дэн, сидящий в каком-то полутемном месте...
  - Простите, если отвлекаю, но тут одна интересная вещь...
  - Да, что такое случилось?
  - Да ничего не случилось, просто я нашел мага Предела. Точнее, мальчишку, который может стать таким.
  - Интересная новость. Приведи его ко мне.
  - Хорошо.
  
  Отведя Рысенка в башню и сдав на руки Архимагу, Дэн решил прогуляться перед вечерней тренировкой. Зайдя в ближайший трактир и купив кувшинчик эля и немного копченостей, он пошел бродить по начавшему окутываться ночными тенями Нэлиоргу.
  Незаметно для себя, засмотревшись на пробуждающуюся ночную жизнь, он вышел к окраине. Впереди, метрах в ста, была кованая ограда. Подойдя ближе, Хранитель увидел за ней ряды памятников и плит. Вне всякого сомнения, это было кладбище.
  - Забавно, - пробормотал он сам себе. - Вот ведь забрел...
  Увидев неподалеку ворота, парень направился к ним. Кладбище немного пугало, но одновременно притягивало своей своеобразной мрачной красотой. Где-то вдали, сквозь сгущающуюся темноту еще можно было разглядеть невысокие очертания древних склепов и усыпальниц.
  Дэн осторожно толкнул высокую кованую калитку, отозвавшуюся тихим лязгом, и шагнул на кладбище. Он немного прошел по дорожке из старых каменных плит, которые уже давно раскрошились и кое-где заросли травой, невольно любуясь сумеречной красотой этого тихого места. Казалось, что даже время тут течет медленно и неслышно, не желая нарушать покой усопших.
  Хранитель присел на ржавую железную скамейку и задумался. Его не покидало ощущение, что что-то неправильно. Чего-то недоставало в той мозаике, в которую начала складываться его теперешняя жизнь.
  - Не загоняйся, все нормально, - тихо посоветовал Тэйр и смолк.
  - Ага... - рассеянно сказал Дэн.
  Вдруг он непроизвольно вздрогнул, услышав чьи-то шаги - очень легкие и тихие, но близкие. Дэн резко обернулся.
  Мириэль стояла в паре шагов от скамейки и удивленно смотрела на него. Во взгляде эльфийки не было ожидаемой настороженности боевика - только легкое удивление, перемешанное с грустью.
  - А что вы тут делаете? - пробормотал Дэн.
  - Стою, как видишь. И на тебя смотрю, - пожала плечами Мириэль и вдруг улыбнулась. - А ты что тут делаешь, юный Владыка?
  - Сижу. И на вас смотрю, - откликнулся Дэн и засмеялся.
  Почему-то сейчас он не чувствовал к ней никакой антипатии. Скорее даже был рад появлению собеседника в этом одиноком месте.
  - Можно? - эльфийка кивнула на скамейку и, не дожидаясь ответа Дэна, села. Достала из сумки небольшую коробочку, раскрыла. Вытащила из нее странную длинную сигару и прошептала что-то, прикоснувшись пальцем к ее кончику. Затянулась и откинулась на спинку скамейки.
  Дэн с интересом наблюдал за ее манипуляциями. Эльфийка это заметила.
  - Листья черного винограда, а внутри - обычный табак. Удобнее, чем трубка.
  - Вы курите? - удивился парень.
  - Только вне страны. В империи курение запрещено. Дым пускает только дьявол и его приспешники, - меланхолично сказала она.
  - Кстати... Так вы теперь с нами или... - Дэн наконец-то оформил вопрос, который возник в голове, когда он только увидел Мириэль.
  - Или я настолько сука, что нет? - эльфийка подняла бровь. - Кстати, а ты вообще знаешь, что такое честь? Или верность? Хотя, разумеется, это же ко мне неприменимо. Куда уж альратскому шпиону рассуждать о чести... - она снова затянулась.
  Дэн почувствовал себя сбитым с толку.
  - Я послала куда подальше твоего Лоора с его предложениями. Знаешь, я ведь присягала Синоду и лично Алиарону. Архиепископ ведь довольно неплохой человек, хоть и занудный. Не он виноват в происходящем. Колеса политики вертят сенаторы, - она замолчала.
  Хранитель тоже молчал, не зная, как реагировать на эту неожиданную странную исповедь.
  - И ты думаешь, мне нужна война? Мне уже давно мало что нужно. Знаешь, как тяжело играть роль, которая уже давным-давно достала? А мне приходится.
  - А вы знали, что я тут? - рискнул спросить Дэн.
  - Нет. Я просто пришла. Хотела навестить брата. Пойдем.
  Она поднялась со скамейки стремительной черно-синей волной и решительно взяла Дэна за руку.
  - Куда? - удивился парень.
  - Туда, - она махнула рукой, показывая направление.
  
  Невысокий скромный памятник из отполированного черного мрамора. Аккуратная, чуть проржавевшая табличка с вытравленными незнакомыми письменами, которые напомнили Дэну арабскую вязь его родного мира.
  Дэн отрешенно посмотрел на могилу и не заметил, как по щеке эльфийки скользнула слезинка.
  
  ***
  
  В полумраке старинной усыпальницы веяло древностью. Покрытые пылью резные барельефы на саркофагах трехвековой давности обманчиво казались хрупкими, а затянутые серым покровом полы и стены уже много десятилетий, а может, и веков не знали прикосновений.
  Тусклая, еле живая искра сознания вспыхнула радостью, уловив присутствие чего-то очень знакомого, близкого. Когда во вмурованном в камень пола саркофаге пробудилось нечто, последнее пристанище древних аристократов, казалось, ожило. Непонятно откуда взявшийся в закрытом помещении легкий ветерок разметал покров пыли, безмолвно застонали камни, вновь ощутившие тяжесть иного разума. Старая плита в центре помещения слегка содрогнулась, когда мельчайшие частички тумана стали выползать сквозь паутину трещин в полу.
  - Повелитель здесь! Рядом с ним есть ЕДА! Она не несет Знак Принадлежности Повелителю...
  Мысли сущности были направлены на две вещи - утолить голод и помогать Повелителю.
  Спустя некоторое время, клочья тумана собрались в гротескную фигуру, по виду находящуюся на последней стадии истощения. Похожая на старый пергамент кожа обтягивала кости, редкие волосы висели спутанной мочалкой.
  Существо напоминало нечто среднее между глубокой старухой и древней высохшей мумией. Оно - или она? - алчным горящим взглядом скользнуло по каменным стенам и неуверенным шагом направилось в сторону выхода.
  
  ***
  
  - Он умер из-за предательства, - тихо говорила Мириэль. - Самые лучшие доспехи не защитят от удара в спину. Его убили во сне.
  - Его убил друг? - шепотом спросил Дэн.
  Эльфийка кивнула.
  - Лучший друг. Которому пообещали за это около полутора тысяч. Я даже не смогла отомстить - предателя закололи его же наниматели, которые совершенно не хотели платить такую громадную сумму.
  Она замолчала. Резко затянулась сигарой, закашлялась. И хриплым голосом продолжила:
  - И тогда я просто пообещала себе, что никогда не предам того, кому я буду присягать. Того, кто будет мне верить. Поэтому нам с тобой не по пути, Владыка.
  - Я понимаю, - прошептал Дэн и осторожно дотронулся до тонкой руки эльфийки. Мириэль повернула голову - и Хранитель вздрогнул. Его пальцы почувствовали сквозь ткань перчатки непонятный металлический холод.
  - Не спрашивай, - она покачала головой. - Я как-нибудь потом расскажу. Может быть...
  
  Внезапно Дэн краем глаза заметил мелькнувшую в полумраке размытую тень, смутно напоминающую женскую фигуру.
  
  А потом события закрутились как стекляшки безумного калейдоскопа. Вот Мириэль от сильного удара внезапно налетевшей на нее размытой тени падает на землю. Силуэт склоняется над ней. Несколько ударов сердца растянулись по ощущениям парня на час. Неизвестное существо оторвалось от лежащего на земле тела эльфийки, на шее которой виднелись две небольшие рваные раны, и одновременно с этим в голове Дэна истошно завопил материализующийся в руке Тэйр:
  - Осторожно! Да не стой ты столбом, тормоз... - впрочем, последнее слово Меч произнес, уже материализовавшись полностью, и рванув Дэна за руку вперед, воткнулся в лежащую на земле Мириэль, тело которой слегка мерцало красноватым свечением. Еще секунд пять ничего не понимающий Хранитель смотрел на происходящее, а потом какая-то сила швырнула его на колени. С телом эльфийки творилось что-то странное. Оно постепенно обугливалось, мерцая все сильнее с каждой секундой, и Тэйр пульсировал в такт этому мерцанию. Когда спустя еще несколько мгновений, уже непрерывно мерцающее, обугленное тело, в котором практически невозможно было узнать Мириэль, полыхнуло изнутри, Меч засветился. Волны высвобождающейся энергии "Отложенного возмездия", пройдя через клинок, ударили в Дэна, и парня скрутило от ужасной боли. Если бы он не стоял на коленях, крепко вцепившись сведенными судорогой руками в рукоять Меча, пришпилившего распадающееся тело эльфийки к земле, он бы рухнул на землю.
  
  В это же время, где-то далеко, в Лоэтарии, Архиепископ всея Альрата, Алиарон Влад Элор III, схватился за грудь, пару раз хватил ртом воздуха и бессильно обмяк в кресле, склонив голову.
  
  Спустя пару минут Дэн пришел в себя, все так же стоя на коленях и вцепившись в воткнутый в землю Меч. Боль уже ушла, остались только ноющие как после напряженной тренировки мышцы, да слегка гудящая голова. А вот тело... тело было просто переполнено энергией. Парень поднял голову, осмотрелся... и встретился взглядом с незнакомкой, сидящей на корточках, метрах в пяти.
  
  - Еда... Наконец-то... Как давно я не ела, мой Повелитель... - она слизнула с губы капельку крови.
  - Что... что это было?? - выдохнул шокированный Дэн.
  Ярко-синие глаза незнакомки с недоумением расширились.
  - Я пришла, Повелитель... Я так долго ждала...
  Она была красивой - но лицо было неестественно бледным, почти белым, равно как длинные вьющиеся крупными локонами волосы и тонкие брови. Только глаза, казалось, жили на этом мертвом лице - яркие, цвета вечернего неба, они притянули взгляд парня с первой секунды разговора. Ее внешность была обманчиво мягкой, только два небольших клыка, которые выглядывали из-под верхней губы, безмолвно намекали на возможную опасность.
  - Но... но зачем... - Хранитель наконец-то сумел справиться с шоком. - Зачем ты ее убила?!
  - Мне было плохо без еды. Очень долго... Но я услышала... Мой Повелитель, а рядом еда. Не отмеченная Знаком Повелителя.
  - Она не была врагом, - парень закусил губу. Все происходящее было так нелепо...
  - Но она не была другом Повелителя, - мягко сказала незнакомка. - На ней не было Знака.
  - Какого к черту Знака? - рявкнул Дэн. Парень почувствовал, что еще немного - и у него поедет крыша. После всего случившегося еще и повстречать... вампира??
  Осознав эту мысль, Хранитель с ужасом посмотрел на свою собеседницу.
  - Слова, которые произносят друзья моего Повелителя... Слова, идущие от сердца. Слова, которые связывают - навсегда. Они становятся Знаком. Еда не произносила этих слов.
  - Не говори о ней так!
  - Как пожелает мой Повелитель, - вампирша послушно склонила голову.
  - Ну какой я тебе нахер Повелитель! - простонал Дэн. - Что тебе вообще от меня понадобилось?
  В синих глазах мелькнуло удивление, сменившееся обидой.
  - Я не нужна Повелителю? - в мягком тихом голосе скользнула грусть.
  - Нужна... наверное, - обреченно вздохнул Дэн. - Не обижайся. Ты вообще кто? Ты вампир, правильно?
  Собеседница молча склонила голову. Затем подняла глаза - и Хранитель вздрогнул.
  - Да, господин мой. Я вампир, одна из последних этого мира. Мое имя Лирана Ар'Кеаран. Я очень долго спала... Но сегодня пришло время. Я услышала Повелителя. Я не могла не почувствовать.
  - Почему? - удивился Дэн.
  - Потому что мое сердце - в руках Повелителя. Моя жизнь брошена к ногам моего господина. Как же я могла не почувствовать?
  Дэн решительно ничего не понимал. Эта древняя вампирша упорно не хотела разговаривать нормально, изъясняясь исключительно цветистыми старинными фразами.
  - Ну хорошо, почувствовала - так почувствовала, или услышала - как угодно, - произнес Хранитель. - Но скажи мне, Лирана, зачем ты ее убила? Подождала бы немного, ну выпила бы какого-нибудь местного... Но зачем ее? - отчаянно воскликнул он.
  - Мне было так плохо, господин мой, - прошептала вампирша, впиваясь взглядом в зрачки Дэна. - Я не могла ждать. Я не знала, что эта еда принадлежала Повелителю. Я готова понести наказание...
  Дэн только грустно пожал плечами.
  Ощущение того, что его жизнь напоминает трагикомедию абсурда, которое появилось около месяца назад, становилось все более стойким.
  
  - Какой смысл теперь в наказании? - спросил он сам себя, поднимаясь с колен и дематериализуя Меч.
  - Повелителю видней, - сказала Лирана, по-прежнему сидя, только немного подняв голову. - Как Повелитель решит, так и будет, Верная примет любое решение господина, - вампирша склонила голову, пряди волос упали вперед, скрыв ее лицо.
  - Встань, Лирана Ар'Кеаран, отдавшая свою не-жизнь служению Воплощению Предела, Верная, присягнувшая Силе, - Хранитель понял - так - правильно. - Я, Дэен Таарин, Владыка Предела, принимаю твою верность, пронесенную сквозь века.
  Пульсация браслета на левой руке парня, оборвала его речь. Дэн отдернул рукав и коснулся кристалла, принимая вызов:
  - Дэен, ты где? - в мысленной речи Архимага проскользнули нотки беспокойства. - Я уловил кратковременный, но очень сильный выплеск в районе старого кладбища.
  Дэн мрачно вздохнул, собираясь с мыслями.
  - Я на кладбище, Мириэль мертва, Меч поглотил выплеск... точнее... - Хранитель запнулся, подбирая слова. - Точнее - похоже, что я поглотил прошедшую через Меч энергию. Расскажу когда вернусь. До встречи, - парень прервал контакт и устало вытер лоб.
  Вампирша стояла метрах в пяти, на том же месте и смотрела на него, только теперь Дэн заметил, что она без одежды, и поневоле залюбовался ее безупречной фигурой, так похожей на...
  Лирана заметила его интерес и слегка улыбнулась.
  Взяв себя в руки, он мотнул головой, отгоняя наваждение, и сказал:
  - Тебе понадобится одежда, не можешь же ты пойти в город в таком виде.
  - Подожди меня здесь, мой Повелитель, - сказала вампирша, и добавила, исчезая в кустах. - Я буду готова через десять минут.
  Дэн сел на стоящую в паре метров скамейку, почему-то захотелось покурить. Вспомнив сигару, которую курила Мириэль, он попытался вытянуть нечто похожее откуда-нибудь. Поток энергии мягко толкнулся в руку, и в ней появилась... без сомнения, это была сигара, но не такая, как была у эльфийки. Эта была покороче раза в два и немного толще.
  Парень создал в пригоршне маленький огонек, закурил, и стал ждать возвращения вампирши, понемногу затягиваясь оказавшейся довольно крепкой, но ароматной сигарой.
  
  ***
  
  Лирана бежала через кладбище к склепу, ее переполняли мысли и эмоции: она снова с Повелителем, он вернулся. Он всегда возвращался, в разных телах, но это был Он.
  Вот и убежище. Скользнув струйкой тумана внутрь через почти незаметную щель, она материализовалась в центре склепа.
  Вырастив когти, вампирша вонзила их в плиту по краям, и с некоторым напряжением - силы еще не восстановились полностью, приподняла ее и сдвинула в сторону. Вытянув из ниши в изголовье небольшой сундучок, она поставила его на один из саркофагов и открыла. Хотя она знала, что вещи защищены заклятьем Безвременья, она все равно была немного удивлена, что действие заклятия не иссякло за прошедшие века. Быстро оделась: белая рубашка с кружевным воротником-стойкой, обтягивающие штаны из черного шелка с серебристыми узорами и такой же камзол. Костюм дополнили высокие, до колена, мягкие сапоги на шнуровке, и шелковый шейный платок синего цвета, скрепленный брошью в виде узорчатой звезды с сапфиром в центре.
  Пара кордов с нарукавными ножнами - на запястья, узорчатый крис из черной стали - в правый сапог.
  Перекинув через плечо ремень небольшой кожаной сумки, закрепленной внутри крышки сундука, вампирша закинула туда разные оставшиеся в сундучке мелочи, типа метательных ножей, пары десятков драгоценных камней и нескольких украшений. Закрыв сундучок, она засунула его на место, затем задвинула плиту саркофага и поспешила к Повелителю.
  
  
  9.
  
  Хаалердх.
  Альрат, Лоэтария. Зал Священного Синода.
  24 день 8 месяца. 1808 год от ВП.
  
  Синод бурлил. Хотя до официального начала заседания еще оставалось немного времени, но почти все иерархи уже были на месте. Сонм голосов напоминал растревоженный улей.
  - Святые отцы, прошу вашего внимания! - кто-то отчаянно звонил в колокольчик, но перекрыть гул не получалось. Звонивший отчаянно закатил глаза к потолку, словно призывая Единого в свидетели этого безобразия.
  - А ну тихо! - крикнул он во весь голос.
  Почтенные иерархи с недоумением притихли - ровно на секунду, чтобы оглянуться на молодого наглеца - но брату Лоару хватило ее. Он тут же машинально откашлялся и начал говорить.
  - Я хочу сделать заявление. Поскольку я являюсь душеприказчиком Архиепископа Алиарона, да пребудет его душа вечно в лоне Единого, - он машинально перекрестился, как и большинство присутствующих. - После рассмотрения кандидатур на должность нового Архиепископа я собираюсь огласить его последнюю волю.
  В этот момент в зал Синода плавным быстрым шагом уверенного в себе человека зашел официальный ведущий - худощавый подтянутый священник средних лет. Он окинул цепким взглядом собравшихся, затем перевел взгляд на говорившего. Молодой жрец отвел глаза.
  - Позвольте, брат Лоар, а с какой стати именно вы являетесь душеприказчиком Алиарона? Вы молоды и неопытны. Не будет ли разумнее передать это право кому-нибудь...
  - Постарше? Например, вам? - резко перебил Лоар. - Конечно же, ведь это колоссальная привилегия - до полного исполнения оставаться фактическим лидером. Фактически новым Архиепископом.
  - Зачем же так грубо высказываться, - укоризненно покачал головой седой священник с первого ряда. - Вот я смотрю на теперешнюю молодежь и понимаю, что...
  Дальнейшие его слова были прерваны Лоаром, который быстро поднялся и прошел на трибуну.
  - Вы позволите, отец Аэрон? - полуутвердительно спросил он. - Я хотел, чтобы все шло по порядку, но теперь мне кажется, что лучше будет сразу огласить завещание Его Святейшества. Оно было написано около месяца назад и заверено Великим Инквизитором, который, к сожалению, не может, как вы уже успели заметить, верховные отцы, здесь присутствовать, поскольку в последние дни его должность требует максимальной отдачи.
  Сенаторы закивали. То, что в империи непонятно с чего начали происходить стихийные агрессивные вспышки, знали, разумеется, все. Конечно, до мятежей - хвала Единому - дело не дошло, но совершенно возмутительные попытки приговоренных еретиков сопротивляться представителям официальной власти - это было что-то новое. Как могут овцы кусать руку пастыря?
  Сам же Великий Инквизитор был уверен, что уши у этих случаев растут из того печально известного инцидента на Сенатской площади. Но он не понимал, что - или кто - стоит за этим. С легкостью отбросив мысль о ни на что особо не способном Сопротивлении, инквизиция стала подозревать происки какой-либо недружелюбной державы. Воду мутить мог кто угодно - высокомерный Альрат давно отстранился от всех соседей. По мнению многих умных голов - очень даже зря, но это уже было не исправить.
  И только обнаружив, что Сопротивление ушло в подполье - их Ставка пустовала, все документы исчезли - или были уничтожены, а красноречиво лежащие там трупы двух глубоко законспирированных агентов-инквизиторов были лучше всяких других доказательств, Великий Инквизитор понял, что ошибался. И сейчас инквизиция рьяно наверстывала упущенное. Развернутый поиск, обыски, допросы... Но результатов не было.
  Конечно, он не мог ничего знать о том, что некий некромант некоторое время назад взял власть в свои руки, решительно сместив лидера оппозиции - осторожного графа Этьена. А буквально через несколько дней Сопротивление словно растворилось в воздухе.
  
  
  ***
  Королевство Ингрем. Сантиэл.
  Дом Ноксеара эн Интраегха.
  Неделей ранее.
  
  - Тебе так хочется играть в войну? - оранжевые глаза были спокойными - как обычно - но Киана давно умела чувствовать. Пока что слабо и стихийно, на уровне одной-двух доминирующих эмоций, но умела. Вот и сейчас...
  - Не злись, - тут же попросила она и опустила голову. Только для того, чтобы через секунду ее резко вскинуть. - А почему я должна сидеть дома? А в мире всякая жесть творится! Надо же помогать Дэну! И остальным. Я же умею ходить через астрал!
  - Тупое слово, придуманное тупыми людьми...
  - Какая к черту разница? - воскликнула девушка. - Я знаю, что эльфы называют это искусством сумерек, а святоши - путем бездны! Пойми, я хочу что-то делать! Раньше ты говорил - чтобы мстить, сначала нужно подрасти... А теперь что?
  - Мелкие дети - мелкие проблемы, большие дети - большие проблемы... - в холодном шелестящем голосе проскользнуло легкое раздражение. - Допустим, я отпускаю тебя... И что дальше? Что ты будешь делать?
  - Не поверишь, но я думала над этим. И решила, что мое место в Альрате. Я уйду в Сопротивление.
  - Дура, - почти ласково сказал Нокс.
  Киана взяла его руку в свои - одновременно умоляющим и требовательным жестом.
  - Не дура. Я полностью переделаю его. Если я сумею сделать из демократической организации милитаристскую структуру, то все получится. Я буду вести их. Неожиданные диверсии. Прыжок - удар - отход. А место штаба заэкранирую так, что никто не найдет.
  Демон с интересом посмотрел на нее.
  - Забавно... Но все будет намного сложнее... А эта ночь будет очень необычной...
  - Ты о чем? - подозрительно спросила Киана.
  - Вечером я подробно рассказываю тебе, что и как нужно будет сделать. Показываю плетение контроля сознания. А ночью... я подарю тебе уникальную защиту.
  - Ритуал? - обрадовалась девушка.
  - Почти... Тебе будет очень больно... Неприятно и страшно...
  - Это херня! - уверенно заявила демонесса. - Переживу.
  В огненных глазах Нокса мелькнуло что-то странное - впрочем, через секунду оно исчезло.
  Все вроде сложилось хорошо, но Киану не отпускало какое-то непонятное чувство.
  - Пап... - протянула она, хотя практически никогда не звала Нокса так. - А почему ты согласился? Только честно!
  - Честно? С идеалистами бессмысленно спорить... Но их энергию довольно легко направить туда, куда нужно тебе... Запомни это.
  
  ***
  
  Обстановка в Синоде плавно накалялась и вот-вот могла вспыхнуть.
  - Завещание подтасовано!
  - Алиарон не мог так поступить!
  - Это просто немыслимо!
  - Где Великий Инквизитор? Пусть он подтвердит!
  Крики раздавались со всех сторон, шум молотом бил по вискам, но брату Лоару было плевать. Главное уже было сделано.
  Отец Аэрон не кричал и не возмущался, как остальные. Святое стадо старикашек, промелькнуло в голове Лоара.
  Он просто смотрел на молодого священника с недобрым интересом и Лоар тут же понял, что это намного опаснее всех возмущенных криков.
  - Я полагаю, что будет разумно немедленно вызвать Великого Инквизитора для подтверждения подлинности документа, - процедил он, неотрывно смотря на Лоара. Тот непроизвольно поежился.
  - Это если он сам сочтет возможным прийти, - придав голосу спокойствие, ответил Лоар. - Он вам не девица по вызову, отец Аэрон, знаете ли.
  - Как ты смеешь, щенок! - щеки отца Аэрона налились нездоровым багровым румянцем. - Ты думаешь, теперь тебе все позволено?
  В это время двери Зала Синода распахнулись, и герольд-стражник возвестил:
  - Его преосвященство, Генрих Эсталер Истарэон, Великий Инквизитор всея Альрата и Кардинал Вариссы.
  В зале воцарилась на несколько секунд гробовая тишина.
  
  
  ***
  Альрат, провинция Варисса. Поместье Л'Анра кер'Раэлиа.
  4 день 9 месяца. 1808 год от ВП.
  
  - Господа, мне кажется, что мы уже способны на что-то большее, чем обычные мелкие диверсии, - решительно сказала Киана, взмахом руки разворачивая на столе макет-проекцию какого-то небольшого замка. - Посмотрите.
  - Что это? - с интересом спросил Виродал. Некромант откинулся на спинку кресла и стал его рассматривать. Бастионы, рондели, равелины, стрелковые галереи... Скажи Виродалу кто-нибудь пару месяцев назад, что он будет знать, что означают эти странные слова, он бы только рассмеялся. А сейчас маг машинально начал анализировать тактическое расположение этих оборонных конструкций.
  - Зачем? - с легким присвистом сказал Оранд, немолодой стихийный маг, ведающий всей бухгалтерий и прочими бумажно-штабными делами нового Сопротивления. Он тяжело вдохнул - поврежденные голосовые связки восстанавливались медленно и говорить было мучительно.
  - Мы должны добиться того, чтобы святоши нас боялись. И не просто боялись, а содрогались от ужаса при упоминании, - Киана говорила медленно, подчеркивая каждое слово.
  - Слишком рано, - возразил Л'Анр, глядя на девушку. - Боевка еще недостаточно сыграна.
  Киана задумчиво посмотрела в светлые эльфийские глаза старого штурмовика.
  - При данном уровне подготовки, с учетом наших превосходящих сил - насколько я могу судить по размерам объекта - при лобовом штурме потери будут от двадцати до сорока пяти процентов. Мне это не нужно.
  - Так что за объект? - повторил некромант.
  Лицо Кианы застыло, а глаза вспыхнули.
  - Региональное отделение академии храмовых стражей. Когда мы сделаем это, святоши запомнят это надолго.
  - Это будет переходом на принципиально новую степень конфронтации, - медленно сказал Виродал. - Это станет первым открытым вызовом. И первой ласточкой гражданской войны.
  
  
  ***
  Альрат, Лоэтария, Зал Священного Синода.
  В это же время.
  
  - Тишина в Зале Синода, - Великий Инквизитор говорил спокойно, не повышая голоса, но тем не менее его услышали все - и в зале воцарилась тишина, изредка, правда, прерывавшаяся тихими перешептываниями. Он быстрым шагом прошел к трибуне и стукнул молоточком по маленькому колоколу.
  Взяв протянутые ему братом Лоаром свитки, он развернул их, и, скользнув по ним взглядом, медленно поднял голову.
  - Итак, начнем.
  Его холодные серые глаза, цепко смотревшие из-под низких бровей, прошлись взглядом по замершим священникам, задержавшись на лишнюю секунду на брате Лоаре и отце Аэроне.
  - Я оглашу вам полный текст завещания, так как я являюсь волеутвердителем и вторым, после брата Лоара, душеприказчиком его святейшества покойного Архиепископа Алиарона, - Генрих перекрестился, заправил за ухо выбившуюся рыжеватую с проседью прядь, после чего продолжил:
  - Я, Алиарон Влад Элор III, волей Единого Архиепископ всея Альрата, находясь в здравом уме, твердой памяти, но преклонном возрасте, зная, что Единый в любой момент может призвать меня, прошу Великого Инквизитора всея Альрата, Генриха Эсталера Истарэона, утвердить мою последнюю волю и проследить за исполнением оной.
  Слишком долго волю Единого проводили старики, никчемные болтуны и перестраховщики, способные только вести умные речи, а как дело доходило до серьезных проблем - прятавшихся за чужими спинами. Слишком долго в Синоде заседали трусливые демагоги пополам с лицемерными подлецами, заботящимися только о своем кармане и брюхе. Своей последней волей я распускаю нынешний состав Синода и утверждаю новый порядок избрания в Высшую Коллегию. Мой преемник будет избран новым составом Синода из своего круга. Отныне членом Священного Синода может быть избран любой священник, не моложе тридцати и не старше сорока лет. По достижению пятидесятилетнего возраста член Синода обязан сложить с себя полномочия и уступить право более молодым.
  Душеприказчиком и исполнителем моей последней воли, в случае ежели Великий Инквизитор будет загружен делами государственными, я назначаю своего помощника и секретаря, брата Лоара Андрона, коего посвящаю в сан Старшего Брата.
  
  Написано мной, Архиепископом всея Альрата, волей Единого, Алиароном Владом Элором III, в 22 день 7 месяца. 1808 год от ВП.
  Заверено и утверждено мной, Великим Инквизитором всея Альрата и Кардиналом Вариссы, Генрихом Эсталером Истарэоном, в 22 день 7 месяца. 1808 год от ВП.
  
  - Если у кого-то есть претензии, вопросы или сомнения, он может высказать их здесь и сейчас, - глава Инквизиции оглядел зал, и многим от этого взгляда стало не по себе. - Вопросов нет? Отлично. Тогда сообщаю уважаемым членам Синода, что выборы нового состава Синода начнутся завтра, а избрание нового Архиепископа откладывается до их окончания.
  Великий Инквизитор сошел с трибуны и около двери резко обернулся к брату Лоару.
  - Старший Брат Лоар, завтра, в десять часов утра, отцы-инквизиторы второго ранга Грегус и Ромуальд прибудут для оказания вам помощи с проведением выборов во исполнение воли покойного Архиепископа Алиарона, - на этих словах Генрих развернулся и покинул зал, тут же взорвавшийся воплями негодования.
  - Заседание окончено, - Лоар позвонил в колокол.
  Но святые отцы не обратили на это никакого внимания - или просто не услышали?
  
  ***
  Огненный архипелаг.
  Шхуна "Черный Джарв".
  Л'эри Морена.
  
  Морена ступила на палубу, высокомерно оттолкнув чью-то услужливую руку - загорелую и грязную, как будто ее хозяин не мылся с рождения. Хотя... почему как будто?
  Она поджала губы и осмотрелась. Какой сброд...
  Около сотни пиратов, полуголые, в одних штанах, иногда - в рваных рубахах или безрукавках, загорелые, с нечесаными лохмами, местами покрытые странными татуировками...
  - Где капитан? - резко спросила эльфийка, осторожно подбирая подол платья.
  - Доброе утро, сестренка, - раздался хриплый голос откуда-то сверху, со стороны квартердека. - Я сейчас спущусь.
  Магесса сложила руки на груди. Она никогда не испытывала теплых чувств к своему двоюродному брату, ренегату, плюющему на все законы. Морена никогда не понимала его жестокости - зачастую просто бессмысленной. Джарвиэль Бешеный убивал ради убийства.
  - Привет. Давно не виделись, сестренка.
  - Было бы с чего видеться, - колкость сорвалась с языка сама по себе. Эльфийка тут же закусила губы. Сейчас нельзя ссориться.
  - Ну почему же, - капитан, казалось, не обратил внимания на ее резкий тон. - Добро пожаловать в гости.
  - Может быть, пройдем к тебе в каюту? У меня есть к тебе важный разговор.
  - Можно, - эльф ухмыльнулся - жестоко, по-волчьи. - Только там неубрано.
  Морена дернула плечом. Подумаешь, неубрано... Как будто можно ожидать от него образцового порядка.
  
  - Это и есть... неубрано? - эльфийка зажала рот рукой. - Ты...
  - А я предупреждал, - Джарвиэль невозмутимо пожал плечами, с холодным любопытством глядя на сестру.
  Морена с ужасом смотрела на ковер. Там лежала человеческая девушка, совсем юная. Ее живот был распорот, внутренности лежали на полу бесформенным клубком. Остекленевшие вытаращенные глаза, казалось, смотрели на окровавленный бич, сплетенный из проволоки и тонкой кожи, который небрежно валялся на кресле. По изуродованному телу девушки стекали застывшие ручейки и капельки воска от оплавленной свечи, стоявшей на ее груди. Все тело было покрыто длинными рваными ранами, некоторые из них еще не успели засохнуть и блестели сукровицей.
  - Джарвиэль... - выдохнула Морена. - Ты маньяк...
  - Я знаю, - эльф развел руками и улыбнулся. - Прости.
  - Пошли отсюда! Пока меня не вырвало...
  Эльфийка почти бегом выбралась на палубу и с наслаждением глотнула свежего воздуха. Запрокинула голову, глядя на белоснежную громаду парусов. Зачем белые паруса, ему - только черные... или темно-красные, как кровь...
  - Прости, - сильная загорелая рука сжала тонкое запястье магессы.
  - Зачем тебе белые паруса... - пробормотала Морена.
  - Я недавно познакомился с одной девушкой...
  Эльфийка вздрогнула, представив последствия этого знакомства.
  - Да нет, она была из наших. Штурман на одной лоханке, - спокойно сказал пират. - Она сказала мне, что белый - цвет смерти.
  
  ***
  Нэлиорг.
  Лоор и Рысенок.
  
  - Спасибо! - Рысенок еле сдерживался, чтобы не запрыгать от радости.
  - Это не мне спасибо, мой юный друг, - наставительно заметил архимаг. - Это мой долг - помочь с огранкой столь редкого таланта. Только есть один нюанс...
  Паренек тут же насторожился и внимательно посмотрел на старого мага.
  - За учебу нужно платить? Много?
  - Нет, нет, - отмахнулся тот. - Дело совсем не в этом. У тебя есть другое имя?
  - То есть? - удивился Рысенок.
  - Я имею в виду - нормальное имя. Понимаешь ли, студент Рысенок - звучит как-то не очень. Согласись, что многие могут не понять.
  - Неа... - паренек грустно опустил голову. - Меня с детства Рысенком кличут.
  - Не расстраивайся, - Лоор поманил парнишку к себе. - Садись сюда, смотри. Вот твое направление. Осталось только вписать имя и поставить печать.
  - Леандр, - вдруг раздался тихий голос.
  В дверном проеме стояла Лирана.
  - Это хорошее имя. Так звали великого древнего мага, - синие глаза вампирши затуманились воспоминаниями. - Будь достоин его... эт'Линкс - сын Рыси.
  Рысенок радостно кивнул.
  - Дель Энворин, - добавил Лоор. - Я даю тебе свое родовое имя. Своих детей у меня нет... - его голос на секунду прервался. - Надеюсь, ты не посрамишь это имя.
  
  Спустя полчаса он уже шел по городу, сжимая в руке дорожную сумку. На шее слегка пульсировал жетон, а в потайном кармашке возле сердца лежал пергамент. Он шел в приемную Академии Нэлиорга. Он не знал о том, что через несколько дней Лоор Астар подаст заявку на регистрацию молодого аристократического рода эт'Линкс.
  
  ***
  Альрат. Ставка Сопротивления.
  
  Киана вышла во двор старинного поместья, где располагалась Ставка и невольно зажмурилась от яркого утреннего солнца.
  - Киана! - к ней спешил Оранд.
  Девушка развернулась, прикрывая глаза ладонью.
  - Надо купол поднять, Л'Анр просил передать, - пожилой маг слегка запыхался. - Они хотят какие-то уровневые бои проводить.
  - Ладно, поднимем, без вопросов, - девушка пожала плечами. - Что еще?
  - А еще у нас новенькие, - радостно заявил Оранд. - И все ребята крепкие и хотят в боевку.
  - Ну и чудесно, а я тут при чем?
  - Понимаешь, тут такое дело... Один из них боится. Боится бить насмерть, что врукопашную, что магией.
  - Гуманист хренов, - фыркнула девушка. - Так возьми его к себе в помощники или к Виродалу на агентурную работу. Там убивать никого не надо.
  - Ты не понимаешь! Он хочет именно что лично драться за правое дело, но где-то в душе у него сидит страх. Ведь убийство неугодно Единому, - с иронией добавил маг.
  - Что? Он...
  - Да крестьянин он самый обычный! И верит в справедливость и добро. Когда слухи пошли, сам встретился с нашим агентом, сумел найти его. Заметь, сам! Но... Короче, поговори с ним. Л'Анра я дергать не хочу, у него и так возня с молодняком.
  - Марка, может, попроси? Я сегодня хотела в гости смотаться... К парню, - вздохнула Киана.
  - Жених? - поднял брови маг.
  - Ну почти, - мечтательно улыбнулась девушка. - Ладно, разнесем Академию - тогда и загляну, расскажу про наши успехи. Он тоже ненавидит святош. Где там этот чертов гуманист?
  
  - Я колдовать умею, - охотно рассказывал Киане крепко сбитый русоволосый парень, с удовольствием прихлебывая пиво. - И в рожу дать какому гаду - это я запросто. А потом я понял, что по физиономии дать не кулаком, а мыслями - это намного лучше. А про вас я давно прослышал, за хорошее дело ведь воюете.
  - Ладно, это все понятно, - оборвала его Киана. Девушка забралась с ногами в плетеное кресло и рассеянно теребила волосы. - Так в чем проблема?
  - Так тренировки у вас, - парень понизил голос. - Жестокие они слишком. Там бить надо так, чтобы насмерть.
  - В полную силу - только по манекенам и мишеням, - отрезала Киана. - Л'Анр не идиот, чтобы спарринги насмерть устраивать.
  - Так я и не спорю. Дык ведь это значит, что в бою мы убивать будем!
  - Конечно, будем, - девушка улыбнулась. В оранжевых глазах зажегся недобрый огонек.
  - А Единый говорит - не убий!
  - Кто? - рявкнула Киана. - Еще раз скажешь про этого сраного божка, я тебя убью!
  - Не богохульствуйте... - прошептал парень.
  Киана встала с кресла.
  - Имела я в рот твоего Единого, - раздельно произнесла она и вышла.
  
  - Оранд! - девушка влетела в кабинет и раздраженно топнула ногой по светлому паркету. - Ну ты нашел кому воспитательные речи проводить. Пусть с ним Л'Анр возится, или Марк, или еще кто! Он мне такого наговорил!
  Оранд неохотно поднял голову от бумаг.
  - Так найди Марка и попроси заняться. Чего ты ко мне пришла?
  - Просто так, - буркнула девушка.
  - Ты для начала себя в руках держать научись, - проворчал Оранд.
  - Это я-то не умею держать себя в руках? - Киана иронично приподняла брови, после чего продолжила:
  - Ты же знаешь, как я отношусь к вашим святошам, и к этому долбаному Единому, чтоб он провалился куда-нибудь подальше! И ты отправляешь этого доморощенного недоделанного мага с его религиозными и моральными проблемами ко мне, а потом удивляешься, что я не сдержалась, - она нахмурилась и села в кресло.
  - Да меня за время нашего разговора с этим увальнем раза три подмывало что-нибудь с ним сделать, так ведь нет, я просто пришла к тебе, высказать свое мнение. А ты в ответ...
  Киана не успела договорить, так как в кабинет заглянул штурмовик.
  - А, вот ты где, - сказал он, закрывая дверь. - Парни уже заканчивают тренировку, через час, максимум полтора можно выдвигаться на операцию.
  - Хорошо, Л'Анр, - Киана вздохнула и поднялась с кресла. - Через два часа во дворе, у фонтана, - после чего вышла, оставив эльфа с Орандом.
  - Что с ней? - спросил Л'Анр, садясь в кресло.
  - Да так, один из новичков вывел ее из себя своими морально-гуманистическими принципами во имя Единого, - Оранд кисло скривился.
  Боевик пожал плечами.
  - Главное, чтобы за эти два часа она успокоилась. Я с ней поговорю.
  - Может, не стоит? - маг откинулся в кресле, с сомнением глядя на эльфа.
  - Стоит.
  
  Л'Анр нашел Киану в саду. Девушка сидела на траве и заворожено наблюдала за замершей на кончике ее пальца яркой радужной бабочкой.
  Она быстро обернулась - и бабочка тут же вспорхнула и улетела.
  - Ну что тебе? Нотации читать будешь? Что важнее всего общее дело, а свои собственные эмоции надо засунуть подальше в задницу, потому что нам важна сплоченность... - ее голос был совсем не злым или раздраженным - какой-то тихий и чуточку уставший.
  - Не буду, - штурмовик сел рядом. Взял тонкую пепельную руку в свои и осторожно сжал пальцы. - Просто вспомни, что прежде всего я сделал, когда пришел к вам. Это важно.
  - Ты... - Киана нахмурилась, вспоминая. - Ты сразу же взялся за младшую учебку. Гонял всех до седьмого пота - боевая магия, рукопашная, отработка препятствий, штурм проекций разных укреплений... И сейчас точно так же всех гоняешь - и старших тоже, - она невольно улыбнулась.
  - Еще.
  - Ну... ты же пришел раненый тогда. Анри с младшими целителями полдня с тобой возился, еще на всех матом наорал, когда какое-то навороченное проклятие снимал, а у тебя вдруг сердце остановилось. А через два дня ты уже носился по поместью и на всех наезжал - периметра нет, смены глупо расставлены, диверсионные группы не так составлены, к моему куполу придрался - тут дырка, там дырка... Хотя ты прав был, конечно. Еще ругался с Анри, который требовал щадящего режима, перетасовал смены наблюдения. Короче, всех на уши поставил. Но это все правильно было, - девушка задумчиво закусила травинку. - Ты порядок навел.
  - Ну вот.
  - Что ну вот? - удивилась Киана. - Стой... мне тоже нужно навести порядок, только у себя внутри, да? В голове? И тогда все нормально будет? Правда?
  Девушка со странной надеждой смотрела куда-то вдаль.
  - Да, - тихо сказал боевик. - Ты просто пойми, что тебе важнее всего. Ты думала о будущем? Или ты собираешься так вот партизанить еще много лет?
  - Я... я не думала как-то... - растерянно произнесла Киана. - А помнишь, Виродал говорил, что после этой акции потихоньку начнется гражданская война? Так и будет, правильно? А я как-то тогда внимания не обратила...
  - Будет, - согласился Л'Анр. - А что дальше?
  - Победить! - радостно воскликнула Киана. - Мы сметем их!
  - Ну не сразу...
  - Но мы победим, - резко сказала девушка. - И нужно делать все для этого. Ты прав, а я дура! Нам нужен каждый. Нам нужны соратники. И чертовски глупо отталкивать их из-за моих личных загонов!
  Она вдруг остановилась.
  - А кто будет править, если... когда мы победим? Императором станет Виродал? Он такой мудрый, ему это подойдет.
  - Ты, - тихо сказал Л'Анр.
  Девушка изумленно обернулась к нему. И прочитала в светлых глазах все то, что не было сказано.
  - А ты будешь моим генералом, - прошептала она.
  
  ***
  
  Седой некромант стоял лицом к каменной стене. Правая рука двигалась четко и быстро, рисуя в воздухе зигзагообразные пассы. Круг, квадрат... Взмах кинжалом. Струйка крови взмывает в воздух, повинуясь заклинателю, растекается по контуру и замирает. Чуткая ладонь прикасается к нему, замыкает, направляет.
  В комнате становится холодно. Пространство не выдерживает, вздрагивает, готовясь разорваться, но вдруг послушно замирает - чуточку искривленным и неправильным на месте кровавого контура.
  И бесстрастный безликий голос спрашивает:
  - Ты звал?
  
  ***
  
  Киана возбужденно влетела к Виродалу и тут же остановилась. Левая рука мага была перевязана, а в глазах таилась боль.
  - Что с вами? - воскликнула девушка. - Что случилось? Я сейчас лекаря...
  - Не надо. Сядь.
  Она послушно села, но тут же не выдержала:
  - Так что случилось? Я шла сказать, что мы готовы.
  - Хорошо, - некромант кивнул. - Киана...
  - Что?
  - Будь осторожна. Ты... - он помолчал, затем продолжил, тщательно взвешивая каждое слово: - Ты очень важна. Помни это.
  - Ну хорошо, - Киана немного растерялась. - Все нормально будет! Ну я пошла?
  - Да. Иди.
  - Береги себя, - прошептал некромант, когда за девушкой закрылась дверь.
  
  
  10.
  
  Хаалердх.
  Альрат, провинция Варисса. Академия храмовых стражей.
  4 день 9 месяца. 1808 год от ВП.
  
  В замке де Кнардо было многолюдно. Академия храмовых стражей Вариссы в этот день, как и все остальные Академии в остальных провинциях Империи Божественного Синода Альрат, готовилась к торжествам по случаю очередного выпуска. Экзамены завершились два дня назад и на сегодня были намечены гуляния, потешные демонстрации выпускниками мастерства владения оружием, испытания Верой и Сталью для мелких грешников, желающих очиститься, и на закрытие - торжественное сжигание двух колдунов и пятерых еретиков, ожидавших своего часа в подземелье.
  
  Рослый храмовник, сидящий на деревянной лавке, зевнул и потянулся. Скорей бы уже начинали, что ли. А то бегают все, суетятся - а молодежь вообще гордыми орлами расхаживает, как будто с самим Единым за завтраком разговаривали. С кухни вкусные запахи прилетают, как будто специально дразнятся. Печеная кабанятина, гуси в яблоках, что там еще...
  Храмовник принюхался и тут же довольно зажмурился, уловив слабый запах сладкой вишневой настойки.
  - Альберт! - кто-то настойчиво потянул его за руку. - Куда кресты ставить? Помоги, а? У фасада места нет, а сбоку неудобно смотреть будет. Только что привезли и мне скинули. Конечно, как всегда, я самый левый...
  - Отстань, самый левый, - недовольно проворчал Альберт, открывая один глаз. - Помост расчисти от всякого хлама - вот тебе и место. И вообще, Карин, тебе самому подумать сложно?
  - Сложно, - покаялся тот. - Ну не научили в детстве! Альберт, а как это делается? Будь другом, научи думать! А я за это тебе пирожок стащу с кухни. Хочешь с капустой?
  Альберт хмыкнул, недоверчиво посмотрел в хитрые глаза собеседника и смилостивился.
  - Сколько крестов хоть?
  - Семь, - потупился Карин. - Было бы хоть три, я бы пристроил сам.
  - Пошли, горе, - храмовник поднялся. - И какая дурная голова назначила тебя завхозом...
  
  ***
  
  Огненный Архипелаг.
  Шхуна "Черный Джарв".
  Морена и Джарвиэль.
  
  - Я не прошу тебя соглашаться прямо сейчас, - взволнованно говорила Морена. - Просто подумай над моим предложением. Подумай о том, что ты войдешь в историю! Ты будешь первым и единственным, который посмеет сделать такое. И через много столетий все будут помнить тебя. Твое имя будет внушать зависть и восхищение, страх и ненависть. Тебя будут боготворить и проклинать. И будут помнить.
  Она посмотрела на лицо брата и поняла, что победила. Пусть он думает, ведь в глубине души он уже знает, что ответит. Она сумела затронуть в его душе то, что вело его кровавой нитью по жизни.
  Тщеславие. Жестокая гордость. И стремление доказать - не важно, что - всему миру и самому себе.
  - Обратись лучше вон туда, - пират хмуро показал рукой за ее спину.
  Магесса мысленно выругалась. Что же она сказала не так... И обернулась.
  Возле горизонта по направлению к берегу медленно двигалась черная точка.
  - И что там? - с недоумением спросила она.
  - "Заря Смерти", - медленно сказал Джарвиэль. - Галеон. По двенадцать баллист с каждого борта. И сотни две легионеров. Твое самоубийственное предложение им подойдет идеально. Только у них будет шанс претворить его в жизнь.
  - Это... тот самый легион? - прошептала эльфийка.
  Она не верила своим глазам.
  - Да, тот самый, - равнодушно сказал капитан. - Знаешь, сестренка, если ты уговоришь их - тогда я буду с тобой. Я хочу войти в историю, а не влипнуть в нее.
  - Ага... - пробормотала Морена, не отрывая глаз от приближающегося галеона.
  
  - Эй, Рваное Ухо, давай сюда, - Джарв махнул рукой, подзывая боцмана. - Передай марсовым - пусть просигналят на "Зарю", что есть разговор.
  Боцман кивнул и подозвал ближайшего матроса.
  Когда галеон подошел поближе и стал отчетливо виден, на верхушке грот-мачты замелькали разноцветные флажки. Через несколько минут пришел ответный сигнал - ждите на месте, мы сами подойдем.
  Спустя час махина галеона бросила якорь в полусотне метров от шхуны. С борта спустили шлюпку, которая направилась к "Черному Джарву".
  Морена невольно затаила дыхание, когда трое парламентеров ступили на палубу. Выглядели они колоритно. Все были облачены в удобные укороченные камзолы - и в отличие от головорезов Джарва, одежда была скромной и не отличалась той безвкусной роскошью, к которой так тяготеет большинство пиратов. Еще у каждого на рукаве была нашивка с эмблемой - на черном бархатном фоне золотая абордажная сабля перерубает косу стального цвета. Вокруг шла надпись на каком-то древнем языке. Магесса попыталась перевести, но руны были незнакомые.
  На этом их сходство заканчивалось. Первым шествовал долговязый тощий верзила мрачного вида, на полголовы выше Джарва, в синем камзоле и такой же треуголке. Из-за плеча пирата выглядывала рукоять облегченного эльфийского полуторника. Второй был невысокий, жилистый, с хитрой физиономией. Его голова была перевязана яркой банданой. За поясом и отворотами сапог были видны рукоятки кинжалов. У третьего был наименее воинственный вид. Его добродушное лицо и небольшой животик вызывали ассоциации скорее с трактирщиком или купцом, но никак не с морским разбойником. Этому же впечатлению способствовала кожаная сумка через плечо, из которой выглядывали уголки бумаг. Только широкий кривой кинжал за поясом и нашивка на рукаве говорили о том, что все-таки это не купец.
  
  - Хей, Джарвиэль, - воскликнул после обмена взглядами долговязый. - О чем ты побалакать хотел, остроухая морская мартышка?
  - Я тоже тебя люблю, - эльф криво ухмыльнулся. - Поговорить с тобой хотел не я, а моя любимая сестра Морена. Маг Совета Пяти, между прочим.
  Бешеный повернулся к магессе.
  - Знакомься, сестренка, это - Рихадор по прозвищу Кишкодер, - Джарвиэль ухмыльнулся и ехидно добавил чуть тише:
  - Некоторые называют его Жердью.
  - Я - голос капитана, Мартекаса Кровавого Топора, первый помощник на галеоне "Заря смерти", - представился тощий. - Мое имя вы уже слышали, это, - он показал рукой на жилистого, - Эрвинг Дюжина Ножей, наш боцман. Он здесь голос команды.
  - Ну а я, - встрял в разговор "купец", - Керваг Бездонная Глотка, казначей и квартирмейстер.
  - Ну и что же сподвигло сестру самого чокнутого капитана на просторах Огненного архипелага, - Рихадор внимательно посмотрел на Морену. - Обратиться к нам?
  - У меня есть к вам деловое предложение, - Морена откашлялась. - Очень выгодное предложение.
  - И в чем суть? - заинтересовался Рихадор.
  - Вы знаете, что Алый Мститель снова вернулся в наш мир?
  Рихадор удивленно заломил брови и повернулся к Джарву.
  - А че ты не сказал, что у твоей сестренки давно крыша съехала?
  Пираты дружно заржали.
  - Идиот... - прошептала Морена. - Ты идиот! - крикнула она.
  Из моря неожиданно поднялась высокая волна и с громким плеском обрушилась на борт шхуны. В эпицентре воды совершенно случайно оказался Кишкодер.
  Эльфийка отступила на шаг и предупреждающим жестом подняла руки.
  - Только не вздумайте на меня кинуться. Вам же будет хуже.
  Словно подтверждая ее слова, руки замерцали темно-алым.
  - Я повторяю еще раз - Владыка вернулся. Он воплотился. И я могу доказать.
  Пираты Джарва начали сдвигаться ближе к Л'эри и прислушиваться.
  - Я предельщица. Я знаю много того, о чем вы даже не подозреваете. И более того, я лично говорила с Мстителем. Его видели и другие маги!
  Среди пиратов послышался шепот.
  - Ну, допустим, - произнес боцман Эрвинг. - И что нам с того, что он сюда приперся?
  - Ну кого ты слушаешь, Дюжина! - рявкнул Рихадор. - Она вообще полоумная. Лично я собираюсь назад. А тебе, - он перевел взгляд на молчащего Джарвиэля. - Я тебе еще припомню.
  - Если ты не веришь, давай я покажу тебе Владыку, - примирительно сказала Морена, опустив руки.
  - А какой мне толк с этого? Есть он, этот Владыка, или нет его, - Рихадор развернулся к эльфийке.
  - А такой, - магесса устало вздохнула. - Если Он наберет полную силу, мир изменится, раз и навсегда. Начнется мировая война. Война Предела, слышал о такой? Весь мир захлестнет кровь, Мститель пройдется по Хаалердху, выжигая все, что ему не придется по душе.
  - А мы тут при чем? - встрял Керваг.
  - Я сильно сомневаюсь, что порядки Архипелага ему понравятся. Когда он доберется сюда, от вас не останется ничего. Он построит новый мир - и пиратам вряд ли найдется в нем место.
  Команда "Черного Джарва" возмущенно загалдела. Легионеры сохраняли спокойствие.
  - Поэтому его нужно остановить. Именно сейчас, пока он не вошел в полную силу, не воссоединился с драконом. Потом будет поздно, - закончила Морена.
  - Показывай его, - коротко приказал Рихадор.
  Эльфийка дотронулась рукой до лба пирата. Ее пальцы засветились. Кишкодер закрыл глаза.
  Когда Морена убрала руку, первый помощник еще несколько секунд неподвижно стоял, затем резко открыл глаза, потер лоб и выматерился.
  - Ты видел, на что он уже способен? Еще раз повторяю - нам нужно единство. Его нужно ликвидировать. У меня есть план.
  - Я вот только недопонял, - Рихадор еще раз потер лоб. - Кто из них этот Мститель? Там дохрена магов было и все крутые.
  - Пацана видел? Это он, - презрительно фыркнула магесса.
  - Пацан? - удивился пират. - Я думал, это ученик чей-то. На Владыку скорее тянет тот проклятый, который тебя скрутил. Вот он крутой, а пацан... Слышь, магичка, а ты ничего не путаешь?
  Эльфийка захохотала. Все напряжение, вся накопившаяся усталость, вся дурость ситуации обрушились на нее водопадом.
  Ничего не понимающие пираты переглядывались.
  - Она точно странная какая-то, - буркнул Керваг.
  - Все нормально, - сквозь смех простонала Морена. - Просто если бы Нокс был Владыкой... - эльфийка снова зашлась в приступе смеха.
  Через несколько минут магесса взяла себя в руки, вытерла выступившие слезы и устало улыбнулась.
  - Тогда бы миру уже давно наступил полный пиздец, - совершенно серьезно закончила она.
  
  ***
  
  Парламентеры уже должны были добраться до галеона. Наверное, сейчас обсуждают ее слова с капитаном и остальными офицерами. Хоть бы они поверили...
  - Ну а ты со мной будешь? Кстати, тебе тоже надо с командой советоваться, да?
  Морена отпила вина и посмотрела на брата. Они уже полчаса сидели в его каюте и ждали. Кошмарное тело девушки уже давно убрали, но эльфийку всякий раз незаметно передергивало, когда ее взгляд касался темных пятен на ковре. Как можно таким быть... Она тихо вздохнула.
  - Не надо, - пожал плечами Джарв. - У меня по-другому. Капитан есть закон. Неповиновение - смерть. И все.
  - Как ты с такими принципами умудряешься команду набирать? - поразилась эльфийка. - Я бы к тебе не пошла.
  - Ну и зря, - серьезно сказал пират. - Вместе мы бы такое натворили...
  - Вот именно, - буркнула Морена.
  - А если при абордаже кто-то из ребят не старается, держится позади, то - шесть раз под килем. И не торопясь.
  - Ужас.
  - Да нет, не ужас. Нормальная практика.
  Джарвиэль задумался о чем-то и закрыл глаза. Морена исподтишка рассматривала брата. Красивый, собака... Даже шрамы его не портят. Взгляд эльфийки скользнул ниже, на открытую шею. По ней шел тонкий еле заметный шрам. Через всю шею, наискосок - через сонную артерию.
  - И чего ты на меня пялишься? - поинтересовался Джарв, открыв один глаз. - Я же чувствую.
  - Тебе что, голову отрезали?
  - Ага.
  - Что ага? - возмутилась Морена. - Что, отрезали?! А потом обратно приставили и она приросла?
  - Ну да. Отрезали, приставили, потом приросла, но не сразу. Знаешь, как неудобно ходить, когда твоя голова все норовит отвалиться и упасть кому-нибудь под ноги? А Рваное Ухо вообще предлагал отдать ее коку и сварить супчик. Наверное, вкусно было бы. А когда я спал, моя голова любила к рулевому приставать, вот один раз она упрыгала...
  - Хватит, заткнись!
  - Ну как хочешь. Сама ведь спросила.
  Морена обиженно отвернулась. Но через несколько секунд не выдержала и поинтересовалась:
  - А как твой корабль? У вас все нормально?
  - Нормально. Недавно в небольшой шторм попали, но отделались сломанной стеньгой, еще пару вант лопнуло и кливер посеяли. А это исправить - раз плюнуть.
  - А что такое стеньга? - спросила магесса.
  - Какая тебе разница, - капитан пожал плечами. - Для тебя сейчас главное - собрать тех, кто поддержит твой план. Даже мне верится в это не до конца. Я не думаю, что он будет настолько силен, чтобы стереть весь архипелаг с лица планеты.
  - А я думаю, - уверенно сказала эльфийка. - Вас-то он точно сотрет.
  
  ***
  
  Альрат, провинция Варисса.
  Академия храмовых стражей.
  
  Все внешние ворота, кроме главного входа были закрыты. Во внутреннем дворе было много народу. Гуляния в честь выпуска очередной группы храмовых стражей были в самом разгаре.
  По периметру двора и в центре его располагались огороженные площадки для соревнований, Испытаний и зрелищ. Поблизости от каждого были палатки с выпивкой и едой.
  На площадке по центру двора молодые храмовники показывали свое мастерство во владении самыми разными видами оружия: тут был и легкий короткий меч для боя в строю, и удобный сбалансированный полуторный клинок, с которым один опытный боец может долго сражаться против нескольких равных или менее опытных врагов. С левого края двое выпускников показывали свои умения в использовании массивного двуручника, разрубающего пополам не тяжело закованных воинов и массивного молота, удар которым превращает внутренности врага в кисель, если конечно, на нем не латный доспех.
  
  На двух площадках у левой стены проходили Испытания Верой и Сталью, как высокопарно именовали тут гладиаторские бои. Суть их была в том, что преступники, совершившие мелкие или незначительные проступки, могли выступить в одном или нескольких (в зависимости от их преступления) боях против животных. Победившие в назначенном им количестве боев считались искупившими свою вину и, как правило, освобождались. Толпа обычно радостно приветствовала реабилитировавшихся.
  
  На двух похожих площадках, но у правой стены, показывали свое мастерство различные артисты: скоморохи, фокусники и жонглеры, метатели ножей и глотатели огня.
  И, наконец, на помосте, возле входа в сам замок, стояли семь крестов и дожидались своего часа палач с двумя помощниками, герольд и несколько стражников.
  
  Переполох начался внезапно. Палач с помощниками, герольд и стражники возле помоста с крестами вдруг лопнули, как перезрелые помидоры, забрызгав кровью и внутренностями всех, кто был вокруг. Кто-то завизжал, раздались крики, а вслед за этим помост просто затрещал и начал разваливаться на части. Будто какая-то невидимая, но огромная нога наступила на него.
  Одновременно лопнула цепь, удерживающая решетку на главных воротах. Полтонны чугуна и стали рухнули вниз, запирая всех, находящихся во дворе Академии.
  
  Посреди двора возникла из воздуха группа людей. Хотя людей ли?
  Первой появилась пепельнокожая девушка с золотистыми волосами и полыхающими огнем глазами. Она была окутана багрово-алым ореолом, а ее одежда больше открывала, нежели скрывала. Практически сразу, рядом с ней возникли шесть или семь человек и пара эльфов, выделяющихся своим стройным сложением и высоким ростом. Все были вооружены и большинство в доспехах.
  Все находившиеся во дворе застыли в оцепенении и недоумении.
  А потом начался бой. Хотя, это был не бой, а избиение. Молодые выпускники академии, бахвалившиеся своим мастерством, не успели даже собраться для отпора внезапно появившимся врагам, как больше половины их уже падали мертвыми.
  Со своего поста в караульной у входа в замок, Альберт видел действия демоницы и пришедших с ней бойцов. Им некому было противостоять.
  Пепельнокожая и ее воины убивали выпускников и немногих находившихся во дворе наставников с каким-то остервенением. Отрубленные головы и конечности летели во все стороны, кровь хлестала фонтанами.
  И посреди этого хаоса, визга и криков, бегающих и ищущих где спрятаться артистов, участников Испытаний и простых зевак, истерически хохотала демонесса.
  
  ***
  
  Киана в диком порыве радости смеялась, запрокинув голову к небу. Все прошло даже лучше чем предполагалось. Эти храмовники, смелые и гордые, когда дело касалось избиения беззащитных селян или мирных знахарок и слабеньких колдунов-самоучек, оказались совершенно не готовыми к жестокой бойне, и подыхали пачками.
  Скрутив в жгут Предел, Дух и Метаморфозу, она запечатала связку прахом и швырнула получившийся конструкт в лицо бегущему к ней храмовнику. Тот не успел даже понять, что случилось, как умер. Киана подскочила к еще не упавшему телу. Подхватив его левой рукой, она резанула ногтями правой по шее и поймала ртом брызнувшую струю еще теплой крови.
  Отбросив еще истекающий кровью труп, она закружилась в воздухе в бешеной эйфории.
  Спустя секунд сорок она опустилась на землю, и отправила Марку, Л'Анру и остальным ментальный зов:
  - Отходим!
  Пока бойцы стягивались к ней, девушка сплела сеть группового перемещения, и как только все подошли, накинула готовую связку на них. И они растворились в воздухе так же, как и появились.
  
  ***
  
  Наблюдавший все это от начала и до конца Альберт осел на лавку и приложился к кувшину с вином. Все происходящее казалось сном, страшным, но нереальным кошмаром. Безумие, настоящее безумие. Такого просто не могло быть в реальной жизни.
  Но почему, почему же не видно никого из старших наставников? Где командор-настоятель? Почему никто не выбегает из замка? Неужели их тоже... того...
  В несколько крупных глотков он опорожнил кувшин и неуверенно поднялся. Вышел из караулки, толкнул дверь во двор.
  Сделав несколько шагов, храмовник чуть не споткнулся о чей-то труп. Остановился, оглядываясь по сторонам, стараясь не смотреть на исковерканные тела.
  - Эй, - позвал Альберт. Собственный голос показался ему неестественно громким в этой мертвой тишине. - Есть кто живой?
  Никто не ответил, и сердце, казалось, только и ждало этой секунды - бешено заколотилось по ребрам, безжалостно ударяя в висках паровым молотом.
  - Есть... - раздался знакомый голос откуда-то сбоку.
  Альберт тут же обернулся. Из-под перевернутой палатки показались руки, затем голова... Карин! Грязный, испуганный, но живой.
  Храмовник выдохнул и кинулся к нему.
  - Да я это, я... Со мной все нормально, - тихо сказал Карин, странно глядя на друга. - А у тебя волосы седые...
  Альберт с недоумением схватился за пряди, когда-то бывшие русыми. Несколько секунд он рассматривал их, затем откинул обратно.
  - Ну и черт с ним. Карин, ты идти можешь? Надо поискать выживших.
  - Могу я идти, - вздохнул тот. - Только давай за руки возьмемся. Мне страшно.
  Альберт оглянулся на друга, но промолчал. Он заметил то, о чем сам Карин пока не подозревал.
  В глубине глаз молодого завхоза светился дикий первобытный ужас. И что-то подсказывало Альберту, что он поселился там надолго.
  
  ***
  Десятью минутами ранее.
  
  Рыцарь-наставник Робер Эраст де Кнардо, младший брат Командора-настоятеля Академии заполнял ежегодные отчеты для Святейшего Синода. Из-за прикрытых ставень доносились голоса, восклицания и веселый гомон гуляющих.
  Внезапно все звуки резко стихли. Робер только поднял голову, как снаружи раздались полные ужаса и боли крики, треск и звон оружия.
  Встав, рыцарь-наставник подошел к окну и выглянул во двор.
  Увиденное потрясло его до такой степени, что он застыл, будучи не в силах сдвинуться с места. Когда спустя секунд десять он немного отошел от увиденной им резни, то подошел к столу, сделал хороший глоток вина из кувшина, чтобы унять дрожь в руках, после чего подхватил со стойки свой меч и направился вниз.
  
  Когда Робер и еще один рыцарь-наставник, встреченный им по пути, вышли во двор, все уже закончилось. Отродье проклятых исчезла вместе со своими головорезами, во дворе стояла тишина. Мертвая такая тишина.
  Он машинально прошел пару шагов и остановился. Поднял взгляд и увидел завхоза и караульного.
  - Альберт! - радостно окликнул Робер. - Карин! Хвала Единому, вы живы!
  А двор потихоньку начал оживать. Вот приподнялся навес рухнувшей палатки и из-под нее высунулась чья-то голова. Вот кто-то осторожно выглядывает из-за ограждения площадки. Шум голосов постепенно нарастал.
  Робер отрешенно стоял около входа.
  - Пусть Единый позаботится о наших братьях, - седой рыцарь перекрестился.
  
  Он стоял посреди кровавого побоища, отрешенно смотря в небо и не замечая того, как остальные рыцари-наставники быстро выходят во двор, начинают помогать выжившим, расспрашивать о произошедшем и наводить порядок.
  
  ***
  
  Ставка Сопротивления. Боевая группа Л'Анра.
  
  Киана стояла во дворе Ставки, еще дрожа от остатков радостного возбуждения. Она была вся в крови, как и остальные боевики, но девушку это ничуть не смущало.
  Она развернулась к диверсионному отряду.
  - Это было первое полное крещение! Отныне святоши будут умываться кровью! - крикнула девушка, запрокинув голову к небу. - Смотри, Единый!
  Ответом ей был радостный рев.
  - Что за уставшие морды? - в тон ей крикнул Марк. - Ребята, вы себя так показали - дай Творец каждому так в первом настоящем бою! Ни у кого нервы не сдали, молодцы! Там же такая мясорубка была - даже мне стало плохо!
  Боевики невольно засмеялись. Никто не мог представить, что их командиру стало плохо от вида крови.
  Видимо, Марк на это и рассчитывал. Он довольно ухмыльнулся в ответ и крикнул:
  - А сейчас будет крещение шампанским! В очередь становись!
  Все вокруг заулыбались.
  Откуда-то появился столик с бутылками. Марк взял одну, потряс, выбил пробку и окатил первого подошедшего парня с головы до ног.
  - Добро пожаловать, боевой товарищ!
  Они радостно обнялись под общий смех.
  И Марк отметил, что общее легкое напряжение отпускает молодых бойцов. Они расслабляются, уходит нервная дрожь - обычная после первого настоящего дела.
  И все действительно расслабились - кто-то обещал проставиться, кто-то что-то вспоминал, кто-то с кем-то обнимался... Во все стороны летели брызги шампанского, и полностью мокрая Киана счастливо смеялась.
  - Киана, - девушка почувствовала на плече руку Л'Анра. - Нам надо поговорить. Я жду тебя в саду через час, - тихо сказал штурмовик и ушел.
  
  Л'Анр ждал ее на скамейке. Киана, которая успела искупаться и переодеться, подбежала к нему и в счастливом порыве чмокнула боевика в щеку.
  - Правда, это было круто? А ты Виродалу отчитался?
  - Отчитался. Акция технически безупречна.
  - Так о чем ты хотел поговорить? - весело спросила девушка, садясь на скамейку. - Кстати, а я поняла, почему официальным правителем должна быть я. Я стану символом, да? Символом нового Альрата! Но править мы все вместе будем, правильно? Я буду произносить пламенные речи, ты - управлять армией и полицией, а Виродал будет заниматься законами и международной политикой, да?
  - Почти, - спокойно ответил эльф. - Но поговорить я хотел не об этом.
  - О чем же? Стоп... я там что-то сделала не так?
  - Все так. Скажи, Киана, тебе ведь понравилось то, что мы творили?
  - Конечно! И я вскоре надеюсь это повторить! - довольно заявила девушка.
  - Так вот, не нужно этим увлекаться, - эльф хмуро посмотрел на нее.
  - То есть?
  - А то и есть, - резко сказал боевик. - Пойми, Киана, не нужно этим увлекаться. Не надо позволять себе упиваться болью и смертью.
  - Но я не упиваюсь, - демонесса пожала плечами. - Я просто радуюсь! Это моя месть, понимаешь? - она вскочила, остановилась прямо перед Л'Анром и с вызовом посмотрела на него. - Это моя месть за себя и за всех! И когда править будем мы, никого больше не будут сжигать!
  Л'Анр криво усмехнулся. Девушка снова села, положив голову ему на плечо. Боевик обнял ее и осторожно прижал к себе.
  - Ты с меня издеваешься, да? Чего ухмыляешься?
  - Будут. Еще как будут. Только повод будет противоположным.
  Киана только собралась возразить, как до нее дошло.
  - Ты про святош, что ли? Конечно! Пусть отведают своего костерчика!
  Штурмовик странно улыбнулся, глядя на нее.
  - Киана, а ты можешь их простить?
  - Их? Нет. Никогда!
  - Ненавидеть всегда проще, - тихо сказал Л'Анр, перебирая золотистые волосы девушки. - Намного сложнее пожалеть и простить.
  
  
  11.
  
  Хаалердх.
  Нэлиорг. Башня Лоора.
  Дэен Таарин, Алый Мститель.
  6 день 9 месяца. 1808 год от ВП.
  
  - Эх... - протянул Дэн и закинул руки за голову, щелчком пальцев перемещая к себе недочитанную книгу. Книга с размахом шлепнулась ему на грудь, перевернулась и сама раскрылась на нужной странице.
  Хранителю было скучно. С момента знакомства с Лираной жизнь текла как-то совершенно обыденно и однообразно. Магия, тренировки, разговоры с Лоором и вампиршей. Прогулки по городу, пиво или вино по вечерам. Пару раз он заходил в общежитие магической школы к Рысенку, но у того началась другая жизнь, полная забот и студенческой суеты.
  Нокса он не видел давно, но по этому поводу как раз не переживал. Было в пепельном демоне что-то странное, что подсознательно отталкивало Дэна. Неуловимая тонкая властность, такое же неуловимое презрение ко всем, практически незаметное высокомерие... да нет, высокомерие - это когда кто-то хочет казаться выше, а он был выше. И прекрасно знал это.
  - Понимаешь, для него все - всего лишь пешки, - как-то сказал ему Лоор, когда Дэн поделился с ним своими мыслями. - Пусть не только пешки, еще и офицеры, ладьи и кони, но смысл один. Разменные фигуры.
  - А ферзь? - осторожно спросил Хранитель. - Кто для него ферзь?
  Архимаг улыбнулся и откинулся в кресле.
  - Ферзь, либо королева - самая ценная и решающая фигура. Она способна держать под своим контролем половину доски. Она способна переломить ход партии, - он задумчиво рассматривал Дэна. - Не обижайся, но ты не ферзь.
  Тем не менее Хранителю стало обидно.
  - А кто?
  Лоор покачал головой.
  - Кто королева в его партии? Не скажу. Просто потому, что меня это не касается. К тому же, я уверен, что ты еще встретишься с этой личностью наяву. И вы поговорите.
  - Наяву? - не понял Дэн.
  Архимаг загадочно улыбнулся и перевел разговор на другую тему.
  
  Дэн лежал на диване, скучал и мимоходом вспоминал этот странный разговор. Тогда ему стало очень интересно, но все попытки расспросить Лоора ни к чему не привели. Надо спросить у самого Нокса напрямую...
  - Не надо, - неожиданно возник Тэйр. - Он тебе ничего не скажет.
  - Ты уверен? Я же Владыка! А он мой вассал! Он обязан мне ответить! - возмутился Дэн. - Что за крутая сущность, сильнее, чем я? Мне же интересно!
  Тэйр заржал.
  - Удачи. Только когда он тебя пошлет, мне в жилетку не плачь.
  - Это как пошлет? Он же клятву давал!
  - А что клятва? Клятва дает только то, что он не сможет причинить тебе вред, прямо или опосредованно, не сможет напрямую или косвенно предать тебя или другого соратника, связанного с тобой точно такой же клятвой вассалитета, - серьезно сказал Меч. - Но правилам хорошего тона она не учит, - ехидно закончил он.
  - Ну тебя нахрен, - расстроился Дэн. - А я все равно попробую.
  
  Он сел, книга тут же сползла на пол, но, повинуясь жесту парня, послушно легла на столик.
  И вдруг в комнате повеяло холодом. Дэн машинально насторожился, вскинул руку, готовый ударить Пределом в случае опасности.
  Но в комнате появился полупрозрачный чуточку шатающийся силуэт.
  - Твою мать, как-то криво вышло! Привет, подожди, я сейчас вынырну полностью! - очень знакомым голосом произнес силуэт.
  - Киана? - удивился Дэн и опустил руку.
  - Нет, блин, эльфийская попа с ушами в гости заглянула! Конечно же, я! Привет! - уже полностью материальная Киана просто упала на диван рядом с Дэном и бесцеремонно потянулась к кувшину с персиковым соком. - Пить так хочется, просто жесть! Ты извини, что я так странно появилась, просто накосячила где-то и застряла немножко!
  - Привет! - радостно сказал Дэн. - А что без предупреждения в гости заходишь - за это извиняться не надо? Хоть бы предупредила, я бы тортик организовал, чай там или пиво... - с легким упреком сказал он.
  - Ай, - отмахнулась Киана. - Воспитание у меня такое, бескультурное и наплевательское на все условности, - она засмеялась и крепко обняла Хранителя. - Ну как ты живешь?
  - Да нормально вроде, - вздохнул Дэн. - Только скучно как-то. Чувствую себя кабанчиком, которого откармливают на убой. Вот всем от меня чего-то надо, но не сейчас, а в ближайшем будущем, а пока - готовят, натаскивают, чтобы раньше времени не загнулся...
  - Ого, какие мрачные мысли! - Киана цапнула из вазы ветку винограда и принялась ее ощипывать. - Не загоняйся. У тебя есть те, кто за тебя кого угодно на кусочки порвет. Например, я, - она выразительно глянула на Дэна и снова занялась виноградом.
  - Э... ну спасибо, конечно, - немного растерялся Дэн. - А ты как живешь? Кстати, наряд очень красивый. Тебе идет.
  - Правда? - обрадовалась девушка. - Эти штаны и рубашку я у папы как-то стянула. У него все равно шмоток выше крыши, на толпу народа хватит. А Марк - ну это парень один из нашей боевки - вообще сказал, что очень сексуально смотрится. Мне так приятно стало!
  - Какой боевки? - не понял Дэн.
  - Так ты же ничего не знаешь! - девушка хлопнула ладонью о колено. - Слушай, сейчас расскажу! У нас там такое творится! Святоши кровью умываются!
  И она начала рассказывать.
  Глаза Кианы возбужденно горели каким-то дьявольским огнем и Дэн невольно залюбовался.
  
  ***
  
  Девушка закончила рассказ и радостно посмотрела на Дэна, ожидая похвалы. Но с Хранителем творилось что-то странное. Он побледнел, руки помимо воли сжались в кулаки, а взгляд стал тяжелым и мрачным.
  - Эй, Дэен, ты чего? - удивилась демонесса.
  - Киана, так нельзя, - хрипло сказал Дэн. - Когда ты говорила, я все это видел. Не знаю, как это получилось, но я смог увидеть то, что было. Я видел, как ты убиваешь и наслаждаешься этим. Я видел, как ты вспарываешь людям горло и пьешь их кровь. Ты... ты просто безжалостная убийца и садистка. Где та милая девочка, которую я когда-то спас? Вместо нее теперь просто чудовище, - тихо сказал он, не смотря на Киану. - Ничем нельзя оправдать такие зверства, понимаешь, ничем! Никакая благородная цель не может оправдать этого...
  Киана растерянно смотрела на Хранителя, ничего не понимая.
  - Дэен... Дэн, ты же сам видел костры! Ты сам убивал святош! Я ничего не понимаю. Почему ты так говоришь? - прошептала она.
  - Насилие нельзя победить насилием, - тяжело сказал Дэн. - Убивать - это не выход, понимаешь? Тем более так... с таким безумным наслаждением, как ты. Я почувствовал твои эмоции... и мне стало так плохо от них. И так захотелось ударить тебя... Прости. Я еле сдержался - просто потому, что моего удара ты бы не выдержала. Я прошу тебя - именем той светлой доброй девочки, которой ты когда-то была - уходи. Я не хочу тебя видеть. И если мы... мы столкнемся в дальнейшем - мне придется тебя убить. Потому что я не допущу, чтобы по моему миру ходила такая могущественная... мразь.
  Он закрыл глаза, тяжело дыша.
  - Киана, я прошу тебя - изменись. Не дай зверю в твоей душе взять верх...
  
  Девушка сидела молча и неподвижно. Только застыла в уголке глаза маленькая слезинка, не осмеливаясь потечь по пепельной щеке. А в глазах где-то на самом дне плескалась дикая черная боль, которая постепенно затягивалась холодной бесстрастной пленкой.
  Дэн открыл глаза, встретился взглядом с Кианой, пытаясь понять - достучался ли он до нее - и вздрогнул. Он узнал этот взгляд, этот бесстрастный холод, ледяное стекло, закрывающее огненную бездну глаз.
  - Прости, - невольно прошептал он, уже понимая, что наделал.
  Девушка молчала, холодно глядя на него.
  - Я не умею прощать.
  - Киана! - Дэн попытался обнять ее, но демонесса резко встала, повела рукой по воздуху и начала медленно таять, неотрывно глядя на него, как будто старалась навсегда сохранить в памяти эту картину.
  - Я любила тебя, - тихо сказала она и исчезла.
  Дэн в отчаянии уткнулся лицом в подушку.
  
  Он плакал - слезами боли, раскаяния и злости на себя. Не так надо было! Зачем он поддался этому дурацкому порыву? Да, так делать, как она - неправильно, но надо было объяснить как-то по-другому! И вот... слова как будто вылетали сами собой... И что теперь будет?
  В душевные терзания Дэна вклинился Тэйр.
  - Поздравляю тебя, - противно захихикал он.
  - Заткнись! - вслух заорал Дэн.
  - И не собираюсь, - довольно сказал Меч. - И что ты мне сделаешь?
  Дэн в ярости швырнул вазу с фруктами о стену.
  - Во-первых, ты дурак, - фыркнул Меч. - В-вторых, у тебя была подруга-маг, по силе почти равная тебе, а теперь у тебя есть могущественный враг, который тебя ненавидит всем сердцем...
  - Заткнись!!! Я тебя сейчас материализую и разломаю!
  - Тогда ты будешь дураком в квадрате, - хмыкнул Тэйр, но все же замолчал.
  
  ***
  
  Киана ушла сразу на четвертый уровень. Она стремительно проходила сквозь тонкие планы, опускаясь все ниже и ниже. Сознание захлестывала боль, не физическая, а более глубинная, бьющая прямо по оголенным нервам, по расширенным зрачкам, по судорожно бьющемуся сердцу.
  Девушка хотела эту боль, хотела, чтобы она выжгла каленым железом ее душу, чтобы ничего не осталось. Ни этой страшной любви, ни невольной жалости к себе... ни той боли, что причинил ей тот, кого она любила и кому верила.
  Внезапно ее резко дернуло наверх. Длинные черные когти распороли пространство, впились ей в грудь и рывком потащили куда-то, к серому туманному свету, почти невидимому на этом уровне.
  
  - Я не хочу жить, - прошептала, задыхаясь, уже материальная Киана, лежа на ковре. Ее грудь была залита кровью, бившей ручьями из огромной рваной раны.
  - А придется, - холодно сказал Нокс.
  
  ***
  
  Альрат. Варисса. Ставка Сопротивления.
  7 день 9 месяца. 1808 год от ВП.
  
  Некромант взволнованно ходил по своему кабинету. Где же Киана? Неужели с девочкой что-то случилось? Как ушла куда-то вчера, так все - ни слуху, ни духу.
  Но она не умерла, Виродал мог поручиться за это.
  
  Дверь скрипнула, на пороге стоял один из его агентов.
  - Ничего. Ее нигде нет. Какие будут распоряжения?
  - Так уж и нигде? Ищите! Все распоряжения я ночью отдал! - некромант махнул рукой, отпуская агента. Сел и задумался.
  
  Л'Анр лежал на траве в саду, без привычного кожаного доспеха, в одной расстегнутой шелковой рубашке. Он ждал.
  Светлые волосы были распущены и сильная рука, покрытая шрамами, машинально перебирала пряди.
  Весь его опыт восставал против этого ожидания, хотелось самому кинуться искать ту, от которой зависело слишком многое. Он понимал, что ее могли взять в плен, как-то заблокировать магию или просто неожиданно дать по голове, чтобы девчонка отключилась на время.
  Могли? Пусть маловероятно, но могли. Так почему же он здесь валяется на солнышке, вместо того, чтобы думать, предполагать, организовывать поисковые отряды?
  Эльф не мог ответить на этот вопрос. Что-то, что иногда называют наитием, удерживало его здесь, на этом месте, где так часто они сидели и разговаривали.
  А старый боевик привык слушаться своей интуиции.
  
  Когда пространство разомкнулось, и девушка уверенно ступила на траву, он не удивился. Л'Анр ждал этого. Тут же поднялся гибким кошачьим движением, метнулся к ней, обнял, наметанным взглядом определяя состояние. Не ранена ли? Не отравлена? Есть ли следы пыток или свежие шрамы?
  - Привет, - непривычно спокойно сказала Киана. - Со мной все хорошо, не волнуйся.
  Девушка аккуратно отстранила его и села на траву.
  - Ты ждал меня? - грустно спросила она. - Почему здесь? Мне хотелось немного побыть одной в этом хорошем месте, прежде чем возвращаться и погружаться снова во всю эту суету. Хотя я не думаю, что за сутки что-то сильно изменилось.
  - Где ты была?
  Л'Анру очень не понравился ее голос.
  - Какая разница! - глаза девушки сузились и на секунду сквозь меланхолию в ней снова проснулась прежняя Киана. - Где я была, там меня уже нет.
  - Вся Ставка на ушах стоит. Виродал волнуется, - стал рассказывать Л'Анр, но Киана жестом руки остановила его.
  - Я знаю.
  - Откуда?
  - Это предсказуемо, - улыбнулась девушка. - Хочешь, я тебе расскажу кое-что? Иди сюда.
  Эльф опустился на траву рядом с ней. Киана обняла боевика, положила голову на плечо.
  - Мне было очень плохо. Меня пообещали убить. Пообещал тот, кого я любила - или думала, что любила. Это уже неважно.
  Л'Анр хотел что-то спросить, но тонкая пепельная рука мягко, но властно прикоснулась к его губам.
  - Не перебивай. Ты единственный, кому я это расскажу. Расскажу - а потом забуду и похороню это в себе, чтобы никогда не вспоминать, - тихо сказала девушка. - И мне хотелось умереть. И я пошла умирать. В нижние слои бездны. Или полностью раствориться там, или просто выжечь дотла свою душу - мне было все равно.
  Она замолчала и смахнула рукой непрошенную слезинку с глаз. Последнюю слезинку, родившуюся в ее душе.
  Штурмовик молча слушал.
  - Но мне не дали этого сделать. Отец не дал. Он просто вырвал меня оттуда. Знаешь, он... Он сказал мне кое-что, из-за чего мне снова захотелось жить. Страшные вещи, но правильные. Наверное... Я не знаю. Я уже ничего не знаю. Давай так посидим, хорошо? Мне сейчас так спокойно...
  Боевик молча кивнул и привлек ее к себе.
  
  ***
  
  Огненный Архипелаг.
  Шхуна "Черный Джарв".
  Морена и Джарвиэль.
  
  Морена заметно нервничала. Время шло, а от легионеров известий не было. Что они там делают? Уже сто раз можно было все обсудить и решить.
  Она стояла вместе с братом на палубе, вглядываясь в неподвижно застывший галеон.
  - Как думаешь, что они решат? - Морена дернула его за рукав рубашки.
  Пират пожал плечами.
  - Без понятия.
  - Ты же с ними знаком, неужели ты не можешь предположить? - уши эльфийки нервно задергались.
  - А что тут предполагать? - поднял брови пират. - Какая у капитана Мартекаса пятка зачешется, так они и решат.
  - В смысле? - Морена в недоумении посмотрела на брата.
  - А без смысла, - Джарвиэль выразительно махнул рукой. - У них решают такие вопросы все вместе, но у капитана есть право вето. И как он скажет - так и будет, - эльф ухмыльнулся. - Но, в отличие от меня, Топор вначале прислушивается ко всем офицерам, а решает только потом. И выглядит это примерно так: "Мы посовещались, и я решил".
  - Ага, очень интересный подход, - фыркнула эльфийка. - А если его дернет позагорать в Черепашьей лагуне, то все беспрекословно поплывут туда?
  - Беспрекословно поплыли бы у меня, - невозмутимо ответил Джарв. - А на "Заре" этот вопрос вынесут на обсуждение и будут тщательно рассматривать. И для начала офицеры будут доказывать кэпу плюсы и минусы подобной поездки. Но если он все равно будет упрямиться - то поплывут. Хотя его вряд ли дернет на такое. Мартекас довольно прагматичный тип, и ничего не делает без веских на то причин. Поэтому и капитан.
  Эльф сплюнул за борт и сел на катушку причального каната. Достал из сапога миниатюрный ножик и принялся флегматично подкидывать его в воздух и так же флегматично ловить.
  Морена постояла секунду, наблюдая за ним, затем отвернулась и пошла в сторону кормы. Прошла несколько шагов, развернулась и направилась обратно.
  - Нервы надо лечить, - заметил пират.
  
  Наконец на галеоне началось оживление, и через несколько минут шлюпка с легионерами, покачиваясь на талях, начала опускаться на воду.
  - Эй, сейчас мы все узнаем, - Морена положила руку Джарву на плечо и кивнула в сторону "Зари".
  - Ага, - ответил пират.
  Ножик последний раз мелькнул в воздухе и был отправлен обратно в сапог.
  
  Шлюпка с тихим стуком остановилась у борта шхуны, и спустя пару минут троица представителей легиона выбрались на палубу.
  
  - Капитан сказал свое слово. Извиняюсь, магесса, но мы отвечаем - нет, - произнес Рихадор.
  Морена мысленно выругалась.
  - Решение было единогласным? - поинтересовался Джарв.
  - Не совсем. Лично я был против, - первый помощник сочувственно глянул на Морену. - Удачи. И тебе, и твоему чокнутому брату, ведь вы же пойдете вместе?
  - Вместе, - жестко ухмыльнулся Джарвиэль.
  - Удачи, - повторил легионер и приложил руку к треуголке.
  
  - Так ты пойдешь со мной?
  - Пойду. Только за тобой будет должок, сестренка, - пират внимательно посмотрел на магессу.
  - Какой должок? - подозрительно спросила Морена.
  - Еще не знаю, - задумчиво сказал капитан. - Но...
  - Только никаких твоих садистских штучек! - быстро вставила магесса. - Я в такие игры не играю!
  - Ну и зря, - серьезно сказал эльф. - Знаешь, это расслабляет.
  - Это тебя расслабляет, а меня все это злит!
  - Воот, - протянул пират. - Первая нужная эмоция уже есть.
  - Мне тебя прямо послать или культурно? - еле сдерживаясь, осведомилась Морена.
  - Да как хочешь, я не обижусь, - фыркнул Джарв. - Ладно, сестренка, прости.
  
  ***
  
  Нэлиорг.
  Дэен Таарин.
  
  Дэн пил. Пил чисто по-русски, как сказал бы любой соотечественник его далекой родины. Стопка коньяка - долька лимона, стопка коньяка - долька...
  Он пытался заглушить чувство вины, душевную боль, матерившуюся совесть - все сразу и одновременно. Дэну, пожалуй, впервые в этой, новой жизни было так плохо. Конечно, не физически.
  Он потерял друга... или подругу... или почти свою девушку... Мысли смазывались и расплывались. Дэн пытался понять, кем же была для него Киана - и не находил ответа. Кем-то просто хорошим, кого было всегда радостно видеть...
  Вот именно - было. Дэн щелчком материализовал горящую сигарету и закурил - жадно, взатяг, пытаясь терпкой горечью вытравить вину и боль, которые намертво впечатались в душу.
  Он поднялся и распахнул окно, вдохнул порыв свежего ветра. Стало чуточку легче.
  В комнате было полностью темно, только одинокая свеча возле бутылки немного разгоняла мрак.
  Дэн неплохо видел в темноте, но отчего-то зажег эту тонкую свечу из бледно-желтого воска. Она ассоциировалась у него с самой Кианой - огненной и яркой личностью.
  
  Бесшумно открылась дверь, но Дэн почувствовал и быстро обернулся.
  - Прости, повелитель, что я нарушаю твое уединение, - в комнату тихо прошла Лирана.
  - Как хочешь, - буркнул Дэн, опрокидывая очередную стопку. Он отошел от окна, оставив его открытым, и снова сел на диван. Налил коньяка и стал смотреть на свечу.
  Она притягивала и завораживала. Живой огонь танцевал, кружился и сверкал, повинуясь только ему слышимой музыке. Пламя трепетало от малейшего движения воздуха, рассыпалось мириадами искр и снова становилось цельным - чтобы унестись дальше в своем странном танце.
  - Повелитель, тебе плохо? - прошептала Лирана.
  Дрожащее пламя свечи отражалось в бездонных зрачках девушки.
  - Да, - коротко ответил Дэн.
  - Я знаю, что тебе плохо, господин мой, - тонкая бледная рука ласково дотронулась до плеча Дэна. - Я услышала это.
  Хранитель промолчал.
  - Я могу слышать твою боль, твою вину, твое раскаяние. Не вини себя, повелитель мой, ведь ты хотел, как лучше.
  - А получилось - как всегда, - крылатая русская фраза оказалась кстати, но вампирша явно ее не поняла.
  - Нет, не как всегда, - она еле уловимым движением покачала головой. - Получилось плохо, но и в этом нет твоей вины.
  - А чья вина есть? - с недоумением спросил Дэн.
  - Ее вина, - прошептала Лирана. - Повелитель, могу я облегчить твою боль?
  - Как? - удивился Дэн.
  Лирана улыбнулась, чуть обнажив клыки. Села рядом с Дэном, ласково, почти невесомо провела кончиками пальцев по щеке Хранителя. Задула почти догоревшую свечу.
  - Забудь ее, - просто сказала она и мягко приникла к его губам.
  
  Длинное черное платье мягко скользнуло с плеч девушки, повинуясь жесту Хранителя. Он осторожно дотронулся до ямочки между ключицами, нежно провел рукой, вопросительно посмотрел на Лирану.
  Их глаза встретились - и слов уже не было нужно. Сознание Дэна утонуло в бесконечной глубине ярких синих глаз.
  Бесконечный коридор разбитых зеркал, которые сливались в единое целое. Стеклянная реальность и матовый сон, грань которых размывалась серебристыми волнами эмоций. Они отражались от зеркал, усиливаясь, откалывая мириады хрустальных кусочков, которые падали в расплавленное серебро воды.
  Повелитель и Верная снова встретились.
  
  И Дэн увидел...
  
  ... Однажды Он вернется. Так возвращается морская волна на пустынный берег - та же, и неуловимо иная.
  Я узнаю тебя в любом воплощении. Наши встречи чертятся в скрижалях Вечности яркой вспышкой, кровавым безумным вихрем, в котором сгораем мы оба - чтобы вновь соединиться на очередном отрезке бесконечности. Я видела алые трепещущие крылья за твоей спиной, я смотрела, как хлопья черного пепла падали на оплавленные камни, как слезы мертвых небес омывали твою могилу на краю безымянной земли. Я помню все твои воплощения.
  Я знаю, что ты вернешься - спокойным ветром или резкой волной, безжалостным вихрем или милосердным дождем. Это все равно будешь ты.
  Ты вернешься, чтобы согреться той частью Тьмы во мне, имя которой - любовь.
  
  Когда утром он проснулся - легко и быстро, не ощущая ни головной боли, ни других признаков похмелья - Лираны уже не было. Только флер неуловимо тонкого прохладного аромата говорил о том, что это был не сон.
  Хранитель распахнул окно и посмотрел на сонный город. Ему было хорошо и спокойно, словно Лирана вытянула из души все, что не давало ему покоя. В голове были до удивления четкие и стройные мысли.
  - Хорошо-то как... - пробормотал он.
  - Еще бы, ты вылечился от вечного недотраха, - хмыкнул Тэйр.
  Раньше Дэн бы непременно обиделся и начал выяснять с ним отношения, но сейчас он ощущал в душе такое философское спокойствие, что только пожал плечами и тихо сказал вслух:
  - Наверное.
  - Я в шоке, - буркнул Меч и замолк.
  А Хранитель направился в ванную, тихо напевая какой-то мотив.
  - Мой повелитель, - окликнула его Лирана, выходя из-за поворота. - Как ты себя чувствуешь?
  - Лучше некуда, - улыбнулся Дэн. - Спасибо тебе! Кстати, лечение нужно будет иногда повторять, ты не против? - он весело глянул на девушку.
  - Как пожелает мой господин, - многообещающе улыбнулась в ответ вампирша.
  
  - Доброе утро, Архимаг! - радостно сказал Дэн, зайдя в кабинет Лоора. - Можно на сегодня отменить занятия? Хочу утрясти кое-какие дела.
  Маг кивнул, не отрываясь от бумаг.
  А Дэн почти бегом вернулся в свою комнату и спросил:
  - Тэйр! Клятва позволяет связываться с вассалами? Звать их?
  - Да. Вспомни мысленно того, кого хочешь увидеть и визуально коснись его Пределом. Если этот кто-то может портироваться, то через буквально несколько секунд он будет здесь. Если не может... ну тогда придется подождать, пока доберется. Игнорировать этот вызов невозможно, иначе клятва расценит это как неповиновение и начнет потихоньку активироваться.
  - Ну, портироваться он не может, но это ему и не надо, - фыркнул Дэн перед визуализацией. - Кстати, а это как - начнет активироваться? Давай рассказывай, железка-стекляшка. Только не умничай.
  - Ну ты... - буркнул в ответ Меч. - Ладно. Ты ведь помнишь, что вассалы физически неспособны сами причинять тебе зло, но если какие-то действия вассала ведут к причинно-следственной цепочке, которая наносит тебе косвенный вред или опосредованно мешает в небольшой мере исполнению твоих приказов, клятва начинает постепенно убивать носителя. Этот процесс длится несколько месяцев, чтобы вассал мог искренне раскаяться, рассказать о своих махинациях Владыке и так далее. Если он прощен, то процесс прерывается. Если же нет, то процесс ускоряется. Это защита от того, чтобы никто из тех, кому ты доверяешь, не мог вести свою теневую игру, не совпадающую с твоими интересами.
  - Интересно, - протянул Дэн. - А как активацию можно прервать, кроме варианта с прощением?
  - Смерть Владыки, смерть вассала, расторжение клятвы, - перечислил Меч. - Это то, о чем я знаю. Возможно, существуют еще какие-то варианты, но я не представляю, какой мощью нужно обладать, чтобы перебить программу, заложенную великими древними магами.
  
  Внезапно в комнате плавно материализовался высокий изящный силуэт.
  - И зачем я тебе понадобился? - с насмешкой спросил демон.
  
  ***
  
  Альрат. Варисса.
  Ставка Сопротивления.
  
  Л'Анр сидел на диване и курил. С непривычки немного кружилась голова, поскольку эльф курил очень редко. Или все же голова кружилась от усталости тяжелого нервного дня, заполненного множеством мелких и крупных проблем?
  Он не знал, да и не задумывался на этот счет. Боевика тревожило другое.
  
  Эльф налил в стакан водки, задумчиво взял его, посмотрел на свет. Пил Л'Анр тоже очень редко. Но если позволял себе, то только что-то крепкое и резкое, чтобы огненно-горькой волной проносилось по горлу, смывая усталость и даря если не покой, то по крайней мере его иллюзию - красивую устойчивую иллюзию одиночества, спокойствия и отрешенности от нервной реальности. Л'Анр никогда не понимал людей, которые пьют часто - доводя себя до такого состояния, что любой самогон льется по горлу как вода.
  Он выпил одним глотком, наслаждаясь терпкой мятной горечью.
  Боевику хотелось напиться в одиночестве, потом уснуть, не раздеваясь, на широком кожаном диване - чтобы еще до первого восхода мгновенно проснуться и пойти проверять периметр.
  
  В коридоре послышались быстрые легкие шаги. Штурмовик криво усмехнулся и достал второй стакан. Вряд ли кто-то забредет сюда в такое время просто так - скорее всего на него собираются повесить очередную проблему. А проблема - это повод выпить.
  
  - Привет, я все понимаю, что уже поздно! Только не прогоняй меня, а то обижусь! - решительно заявила Киана, переступая порог.
  - Я тебя прогоню? - эльф поднял брови и ухмыльнулся. - Да, конечно. Развернулась и вышла. Даю пять секунд.
  Киана фыркнула и села на диван рядом с ним.
  - Ага, аж десять раз, - с готовностью кивнула она.
  - Случилось что?
  - Да нет, все нормально, - демонесса вздохнула. - Слушай, можно я у тебя посижу? Мне грустно как-то. Поговорить хочется.
  Она забралась на диван с ногами.
  - Поговорить? Запросто, - Л'Анр налил себе еще.
  Киана покосилась на него и протянула руку к бутылке.
  - Можно?
  - Виродал узнает - уши оторвет. Обоим, - предупредил эльф.
  - Не оторвет, он же добрый, - возразила Киана и решительно сомкнула пальцы на горлышке.
  
  Девушка сделала маленький глоток и закашлялась.
  - Что это? - выдавила она, смахивая выступившие слезы.
  - Обычная мятная водка, - Л'Анр откинулся на спинку дивана, закинул руки за голову и издевательски глянул на Киану. - А я предупреждал.
  - Ты предупреждал насчет ушей, а не про это, - обиженно сказала она. - А закусить эту ужасную горечь чем-нибудь найдется?
  - Найдется, - флегматично ответил эльф. - У меня где-то был сыр, глянь вон там.
  Киана поднялась и занялась поисками сыра.
  
  - Ну вот почему он со мной так? Что я ему сделала? - язык у девушки уже немного заплетался, но это не мешало ей с энтузиазмом жевать подсохший сырный ломтик.
  - Конкретно ему - ничего плохого. Но твое поведение идет вразрез с его мировоззрением. Ты не пыталась понять его логику?
  - Его логика в том, что он - козел! - сердито сказала Киана.
  - Это не логика, это семантическая сублимация твоего отношения к нему, - заметил Л'Анр.
  - Чего? - протянула демонесса. - Чего ты тут умничаешь? Нормально сказать сложно?
  - Сложно, - согласился эльф. - Может, мне тебя поддеть хочется, ты так забавно злишься по мелочам. Красиво смотрится.
  Киана надулась, не зная, как на это реагировать.
  - Ты вообще какой-то странный. Ведешь себя ненормально, ухмыляешься странно...
  - Водка, - коротко ответил боевик.
  - А я, кстати, сейчас тебя очень хорошо считываю, - похвасталась Киана. - Как-то само получается. Ты не обижайся только, хорошо? Я же не виновата, это спонтанно происходит!
  - И что ты там считала? - поднял брови Л'Анр.
  - Расслабленность - раз, какое-то хорошее тепло - два, и почему-то опасность... Ты опасное существо, - засмеялась она под пристальным взглядом боевика.
  - Но не для тебя, - неожиданно жестко сказал эльф. - И ты это знаешь.
  - Я? Я знаю. Я много чего знаю, - хихикнула Киана. - А еще я знаю, что у Оранда скоро день рождения, - серьезно добавила она. - Надо что-то подарить. Наверное, что-нибудь магическое - и красивое и полезное. Артефактик какой-нибудь. А еще... это я на будущее, когда гражданская война начнется - нашим ребятам нужна форма. Красивая. Чтобы все видели, кто идет! И боялись!
  - Уж лучше удобная, - заметил Л'Анр, снова закуривая. - Знаю я твою красоту... Наполовину обнаженка, наполовину абстрактные сочетания чего-то прозрачного, проволочного и шипастого, то кожа, то шелк - и непременно этак вызывающе-агрессивно, типа вот я иду, пошли все нахер, а то подойду и отымею так, что неделю не встанешь. И от кого ты этого набралась?
  - Не нравится - не смотри! - обиделась Киана. - А набралась... ну наверное, от папы. Он так одевается. И половина моих шмоток - на самом деле у него утащенные. У него их много, и некоторые такие, что даже я носить не решаюсь. Поймут неправильно.
  Эльф фыркнул.
  - Да уж... ну у тебя и отец. У него с ориентацией все нормально?
  - Не спрашивала! - ядовито сказала Киана. - Ты меня специально злишь, да? А вот хрен тебе, не буду злиться, чтобы ты на это смотрел и тащился!
  - Ну как хочешь, - ухмыльнулся Л'Анр.
  - И вообще, у меня классный папа! Он жутко сильный маг, и он меня любит!
  - А в какой позе он тебя любит? - сквозь смех поинтересовался Л'Анр.
  - Ну ты...! - вскочила Киана. - Я тебя сейчас задушу!
  - Попробуй, - эльф ехидно развел руками. - Я к твоим услугам. Только без магии, а то нечестно будет.
  Девушка тут же бросилась на него, попутно опрокинув свой стакан. Но Л'Анр аккуратно перехватил ее руки и быстро заломил за спину. Развернул спиной к себе, одной рукой зафиксировал захват, а другой щелкнул демонессу по носу.
  - Ну и?
  - Пусти! - Киана брыкалась, пытаясь пнуть боевика и одновременно укусить куда-нибудь.
  - А зачем мне тебя отпускать? - вполне натурально удивился Л'Анр. - Ты же меня задушить хочешь.
  Киана не ответила и яростно рванулась. Эльф разжал руки, и девушка по инерции проехала вперед - как чудесно шелк скользит по кожаному дивану! - и уткнулась лицом в подушку. Перевернулась на спину и засмеялась.
  - Давай лучше выпьем, - весело предложил Л'Анр. - Потому что попытки меня задушить - не самое лучшее занятие. Видишь, что из них выходит?
  - Да я уже поняла, тебя душить - себе дороже, - Киана подняла перевернутый стакан и протянула ему. - Давай выпьем за нашу победу!
  - Давай.
  
  Через пару часов боевик задумчиво посмотрел на безмятежно спящую Киану. Демонесса свернулась клубком, спрятав лицо в россыпи золотистых волос.
  Л'Анр странно вздохнул и потянулся за пледом. Накрыл девушку, посидел немного рядом, ласково перебирая спутавшиеся пряди. Затем решительно встал, прошел к окну и меланхолично закурил.
  
  ***
  
  Нэлиорг.
  Дэен Таарин, Хранитель Красного Меча.
  Ноксеар эн Интраегх, маг Предела.
  
  - Вина, Нокс? Или фруктов? Бери что угодно, не стесняйся. Кстати, не хочешь ли сыграть партию в шахматы?
  Дэн прошел по комнате, небрежным щелчком пальцев материализовал шахматную доску, лежащую на прозрачном столике, по бокам которого стояли два плетеных кресла. Фигуры на этой доске были не совсем обычными - вместо черного и белого цветов одни были насыщенного карминового оттенка, а другие - пепельно-стального.
  - А с какого момента, юный Владыка, ты называешь меня на ты? - в шелесте скользнула легкая ирония.
  Дэн развернулся и совершенно спокойно посмотрел в огненные глаза демона.
  - С этого дня. И запомни, вассал, - Хранитель подчеркнул это слово взглядом. - Как хочу, так и буду к тебе обращаться. И ты ничего мне не сделаешь.
  - А мальчик немного повзрослел, - по черным губам зазмеилась нехорошая улыбка. - Уже пытается показывать зубки...
  - Так что насчет шахмат? - поднял брови Дэн. - Или ты боишься проиграть?
  - В эти шахматы? Или... в другие? - казалось, Нокс наслаждается ситуацией.
  - А это уже будет, как я решу, - твердо сказал Дэн.
  Нокс засмеялся прохладным шелковым смехом и сел в кресло. Опустил глаза, закрыв их черными стрелами ресниц. Оценивающе посмотрел на доску.
  - Я полагаю... не нужно спрашивать, какие фигуры мои?
  
  Дэн передвинул офицера по диагонали, создавая угрозу стальной ладье.
  - Как Киана? С ней все нормально?
  - После неудавшегося самоубийства? Вполне... - рука демона аккуратно отодвинула ладью на две клетки.
  - Как - самоубийства?
  Дэн замер. Нокс невозмутимо отпил вина.
  - Какая красивая экспрессия... Ей бы понравилось...
  - Она жива? Отвечай, вассал! - рявкнул Дэн.
  - Как же я могу не ответить, когда приказывает сам Владыка? - с издевкой уточнил Нокс. - Разумеется, жива... Неужели ты думаешь, что я бы допустил ее смерть?
  - Кстати, тебе шах, - сдержанно заметил Дэн. - С ней все хорошо?
  - А у тебя больше нет коня, - невозмутимо сказал демон, сбивая шахующую фигуру. - А что до моей дочери... У нее все хорошо... Даже более чем. Ведь будущая императрица... не может позволять себе плохое самочувствие...
  - Что? - вырвалось у Дэна. - Императрица?
  - Неужели юный Владыка страдает глухотой? - издевательски улыбнулся Нокс.
  - С меня хватит твоих шуточек, - резко сказал Хранитель. - Я не позволю, чтобы эта садистка правила Альратом. Неизвестно, что она там наворотит.
  Дэн подвинул пешку вперед.
  - Нокс, какую игру ты ведешь? Ты знаешь, что я могу тебя убить, если захочу?
  - Не советую пробовать... - на дне холодных глаз зажегся опасный огонек.
  - Почему же? - Дэн нахально улыбнулся. - Вендетта? За тебя придет мстить твой ферзь?
  - Даже так? - демон лениво перевел взгляд на Владыку.
  Хранитель замер. Он не представлял, как можно так смотреть и так улыбаться. Вызов, наглость, удивление, насмешка - и прозрачное холодное спокойствие. Безумно притягательная ледяная вспышка, в которую хотелось окунуться - и бесконечно смотреть, погружаясь все глубже в застывший чувственный ад.
  - Не смей на меня так смотреть! - прошипел Дэн. - Я тебе запрещаю!
  Демон чуть улыбнулся и отвел глаза.
  - Не нравится? Или наоборот... нравится? - он аккуратно перенес офицера через всю диагональ.
  - Зря надеешься, - небрежно усмехнулся Дэн. - Мне интересно, зачем ты пытаешься меня спровоцировать?
  Нокс еле заметно пожал плечами и с легким удивлением посмотрел на Дэна.
  - Не разыгрывай оскорбленную невинность, - Хранитель отпил вина и решительным жестом сбил ладьей офицера противника.
  Демон почему-то довольно улыбнулся - как будто ожидал этого хода - и протянул руку к стальной королеве.
  
  И вдруг пространство разлетелось - чтобы через сотую долю секунды снова собраться воедино - осколками неправильной искаженной мозаики, послушно застывшей по короткому безмолвному приказу.
  Дэн рывком вскочил, активируя Предел и собирая в руке атакующее плетение. Но тут же растерянно замер.
  В комнате повеяло холодом и навстречу Хранителю шагнул из ниоткуда серебристо-черный высокий силуэт. Владыка непроизвольно вздрогнул.
  Расплавленное серебро волос - и бесконечная чернота глаз. Сверкающая диадема и филигранные серебряные кольца на тонких пальцах. Еле заметные серебристые узоры возле уголков раскосых глаз. Алмазная россыпь на длинных черных ресницах.
  Как это знакомо... Смутно, но...
  - Вы кто? - в Хранителе на секунду проснулся прежний Дэн, неловкий и неуверенный в себе. - Кто вы? - тихо повторил он, рассматривая незнакомца. - Я видел вас во сне, теперь я вспоминаю... Да, я вспомнил вас!
  - Ты назвал меня Смертью. Тьмой. Вечностью, - чуждая мелодия ворвалась в разум Дэна резким, но странно прекрасным диссонансом. - Выбирай сам. Еще меня называют Маэстро.
  Хранитель неуверенно кивнул.
  - Может, вина? Или чего-то еще? - растерянно предложил Дэн.
  Прекрасное бледное лицо исказила холодная улыбка.
  - Нет.
  Изящная кисть протянулась к Дэну. Длинные острые ногти черкнули по воздуху.
  - Я не ошибаюсь в подобных тебе. Ты скоро станешь сильнее. Третий осколок уже скоро очнется. Будь готов к этому.
  Хранитель оторопело кивнул.
  Взгляд бездонных глаз коснулся Нокса - и в нем сверкнула злость.
  Демон отвел взгляд. На его тонких губах дрогнула улыбка - чуть смущенная и сожалеющая.
  Дэн просто не поверил своим глазам.
  - Его смерть вернется твоей смертью, - теперь взгляд Маэстро пронизывал самого Дэна. - Запомни это. Пока материя и суть едины - я запрещаю.
  Казалось, на дне черных глаз вспыхнула сама Тьма.
  - Но... - Хранитель попытался что-то спросить или возразить, но Маэстро уже не было в комнате. Пространство стало единым.
  
  - Ты спрашивал про ферзя? - тихо произнес Нокс. - Я полагаю... мой ответ уже не нужен... И советую запомнить последние слова...
  Демон плавно растаял в воздухе, а Дэн машинально сел в кресло и потянулся к кувшину. Хлебнул вина и обхватил руками голову.
  - Да уж, весело, - прошептал он.
  
  ***
  
  Где-то в раскаленных глубинах Хаалердха, среди тягучей пылающей магмы, древняя как сама планета сущность внимательно наблюдала. После своего недавнего пробуждения она собирала информацию о произошедших в мире событиях - разумеется, только глобальных - все прочее ее не интересовало. Разве что появление нового носителя Духа Предела занимало какой-то процент йертов матричной памяти.
  - Все пока что складывается отлично, - мысли сущности заполнили окружающий эфир.
  - Да неужели? Как-то пока не наблюдаю здесь ничего отличного... - вклинилась в пространство еще одна мысль, мрачная и тяжелая, как и последовавший за ней поток эмоций.
  - Не всем же быть такими маньяками, как ты, - эта мысль просто лучилась недовольством.
  - Это я-то маньяк? - эфир пропитался возмущением.
  - Ладно, хватит уже препираться, - спокойная, добродушная волна немного смягчила начавшую накаляться обстановку. - Пора воплощаться, Носитель Духа уже скоро узнает про существование Крепости Гнева.
  Спустя некоторое время, упорядочив всю имеющуюся на данный момент информацию, сущность двинулась вверх, сквозь недра Хаалердха, к поверхности планеты.
  
  Где-то на окраине Огненного Архипелага.
  
  Маленький островок на юго-западной окраине архипелага начал вдруг содрогаться. Редкая живность, обитающая в здешних джунглях, в панике бежала к берегу и, бросаясь в океан, стремилась убраться подальше от явно приближающейся пока что неясной катастрофы.
  Почва дрожала, местами вздыбливаясь, где чуть-чуть, а где и до трещин, образовывала испускающие густой пар разломы. Разломы расширялись и увеличивались по мере нарастания содроганий, и когда пар, исходящий из недр земли, покрыл остров и прилегающую поверхность океана, настала кульминация.
  Мощный взрыв разметал обломки этого маленького клочка суши на многие десятки метров вокруг, и вместе с фонтанами пепла и лавы, из недр земли вылетела рубиновая молния Красного Дракона Предела.
  Гибкое, хоть и несколько полноватое тело, которое поддерживали в воздухе широкие мощные крылья, со свистом рассекавшие воздушные потоки. Три украшенных небольшими изогнутыми рогами головы на гибких шеях были вытянуты вперед и немного вверх. Три костяных гребня с трехгранными шипами на кромках шей смыкались на загривке в один, продолжавшийся до кончика хвоста.
  Сделав несколько кругов над местом, ставшим точкой выхода из глубин, Дракон направился на север, туда, где на одном из островов, врезанная в покрывшийся за века лесами массив скал, находилась Крепость Гнева - замок Алого Мстителя, построенный в незапамятные времена первым Владыкой Хаалердха.
  
  12.
  
  Хаалердх.
  Архипелаг Лиар'кхо.
  Дэен Таарин, Хранитель Красного Меча.
  19 день 9 месяца. 1808 год от ВП.
  
  - Ну и что мы забыли в этих дурацких болотах? Здесь же вообще ни души нет, комаров всяких и то не слышно, - недовольно пробурчал в адрес Тэйра Дэн, прыгающий с кочки на кочку среди трясины. Найдя пятачок относительно сухой и твердой поверхности, Хранитель присел на какой-то потертый временем валун, создал сигару и с наслаждением закурил.
  Вздохнув, он с легкой завистью глянул на остановившуюся в паре метров Лирану. Вампирша пробиралась по чавкающим кочкам с какой-то легкостью, что ли. В отличие от Хранителя, она выглядела совершенно свежей, будто бы и не было всего того пути, что они прошли.
  - Нам нужно найти святилище слаадхов, там я смогу узнать, что с ними случилось, и как их призвать силой Клятвы, - своим размеренно-менторским тоном Меч как будто издевался над парнем, но у того уже довольно давно не было желания как-то ему отвечать. А сейчас не было и сил.
  - Ну и где нам его искать? - устало спросил Дэн. - И как оно выглядит, это святилище?
  - Искать надо к юго-востоку от нашего текущего местоположения, - выдал Тэйр несколько секунд спустя. - Там находится крупнейшее поселение слаадхов, - Меч на мгновение замолк.
  - Или то, что от него осталось.
  
  Владыка уже пожалел, что согласился на это авантюрное путешествие. И то, он отправился сюда лишь потому, что Тэйр сообщил ему координаты привязок для телепортации на Лиар'хаасс - центральный остров небольшого, затерянного на просторах океана архипелага.
  Правда, телепортироваться им с Лираной, которая вполне естественно пожелала сопровождать его, удалось лишь на побережье Лиар'хаасса. А нужное им место, по словам того же Меча, находилось практически в самом центре довольно немалого острова.
  Дэн отбросил окурок, создал пару бутербродов с копченым мясом и сыром, чашку кофе, и с удовольствием все это употребил. Лирана еще на середине сигары присела рядом и положила голову на плечо Хранителю.
  Дэн допил кофе и нежно обнял девушку.
  - Давай еще так посидим? - спросил он.
  - Конечно.
  Они просидели минут пятнадцать, стараясь растянуть подольше это ощущение расслабленности и какой-то неуловимой духовной близости, которое промелькнуло между ними.
  
  ***
  
  Альрат. Лоэтария.
  
  Маленький темноволосый мальчик лет восьми кинул камнем в птицу. Не попал - голубь вспорхнул и отлетел на несколько шагов. Малыш разочарованно вздохнул и от скуки начал рассматривать высокое массивное здание ратуши святых отцов. Стрельчатые витражные окна, колонны, высокая остроконечная крыша, тяжелая резная дверь - ратуша была построена в керийском стиле, но мальчик не знал этого слова. Он просто стоял на площади и с внезапно проснувшимся интересом рассматривал здание.
  Вдруг на площадь вышли инквизиторы. Белые с золотом балахоны, посеребренная кольчуга и рельефные наплечники, золотые кресты и бесстрастные лица. Малыш метнулся к стене дома. Он слишком хорошо помнил эти неживые лица преторианцев.
  Он вообще не знал, живые ли святые отцы и братья. Быть может, на самом деле они ангелы? Ангелы очищения, которых послал Единый, чтобы спасти людей от греха. Ведь только людей еще можно было спасти - все прочие нелюди - эльфы, гоблины и остальные - они же просто нечистоты, возникшие из скорби Единого по потерянному в грехах миру.
  Мальчик не знал, так ли это на самом деле, но особо не задумывался на этот счет. Так учили в школе - и этого было достаточно. Но малыш иногда видел эльфов и всегда жалел их. Где-то в глубине души он был уверен, что, раз все живое сотворено Единым, то и эльфы зачем-то Ему нужны. А раз нужны, то как они могут быть без души, состоять только из греха и скверны, как говорила мать Элла, их воспитательница.
  Он решился спросить у нее об этом, подойдя после уроков. Но обычно всегда доброжелательная и спокойная мать Элла разозлилась. Она отчитала его, сказала, что не ему судить о таких вещах, а то недолго и впасть в ересь. А с еретиками разговор короткий.
  И поставила в угол на колени на два часа - молиться. А на полу рассыпала крупу, которая больно впивалась в колени. Мальчик плакал и молился, глотая слезы - но не о своей сошедшей с тропы Единого душе, как приказала мать-воспитательница, а об эльфах.
  Он никогда никому не говорил об этом. Но сейчас, когда он смотрел на мертвые лица инквизиторов, воспоминания неожиданно вернулись.
  Мальчику казалось, что их глаза мертвые. Пустые и бездушные. А может, у них на самом деле нет души? Ведь если бы душа была - то глаза были бы живыми. Но если у них нет души, как они могут быть рукой Единого? А если они ангелы, то душа просто обязана быть! Но почему все-таки глаза такие мертвые?
  Малыш окончательно запутался в своих мыслях и продолжал украдкой рассматривать четверку инквизиторов.
  Они шли к ратуше, четко печатая шаг.
  
  - А зачем тут эти? - громко удивился один из новых сенаторов. - Без них уже совещание провести нельзя? Охрана? От кого, черт всех дери?
  - Не упоминать прислужника нечистого! - тут же возмутился его сосед. Завязалась перепалка.
  - Тихо! - старший брат Лоар звякнул в колокольчик. - Великий Инквизитор прислал уважаемых преторианцев во избежание вероятных эксцессов. Хочу напомнить, что выборы нового Архиепископа составом Синода, который был утвержден всего неделю назад - событие из ряда вон выходящее. Мало ли что?
  Сами инквизиторы никак не отреагировали на эти заявления. Они стояли бесстрастными статуями возле двери. Они были посланы для защиты воли Алиарона, помазанника Единого, ныне пребывающего в Его лоне. Все остальное их не касалось.
  - Это недоверие, - буркнул кто-то.
  - Это разумная мера безопасности, - не согласился Лоар.
  Лоар грустно вздохнул. Если и молодые сенаторы окажутся такими же болтунами и демагогами, как старые, то можно сразу идти вешаться.
  - На повестке дня у нас нарастание социального напряжения в некоторых регионах, а в конце - выборы нового наместника и исполнителя воли Единого, то есть Архиепископа, - громко объявил Лоар. - Также прибыл представитель следственного отдела инквизиции, отец-экзекутор второго ранга, с отчетом по поводу печально известного вам инцидента в провинции Варисса.
  - Голосование явное или тайное? - спросил худой жрец с первого ряда.
  Лоар замешкался. Тайное, конечно, это традиция, но... Лучше сразу расставить все на места. Пусть все симпатии или антипатии будут впервые высказаны открыто. Нельзя допустить, чтобы постепенно и этот молодой Синод превратился в такой же гадючник, как было раньше.
  - Явное, - решительно произнес он.
  По трибунам прокатился удивленный гул.
  - А давайте сразу начнем выборы, повестка дня никуда не денется, - неожиданно сказал Ивикус, старший брат-куратор.
  - Я не против, - ответил Лоар. - Ваши кандидатуры?
  Присутствующие разразились именами кандидатов, среди которых Лоар с удивлением услышал и свое. Но его тоже записали, порядок есть порядок.
  - Голосуем. Я называю претендента, вы поднимаете руки, брат Траекан записывает. Уважаемые инквизиторы проследят за порядком.
  Старший преторианец еле заметно кивнул.
  - Итак, начнем. Старший брат Лестер!
  Поднялось несколько рук. Моложавый священник стал с интересом осматривать зал, скользя взглядом по голосующим.
  - Отец Эквентор!
  Рук поднялось несколько больше, но ненамного. Священник средних лет посмотрел на коллег с угрозой, и, повинуясь этому взгляду, неуверенно поднялось еще несколько рук.
  - Этот опасен, - поставил себе заметку в памяти Лоар.
  Он называл имена и должности, поднимались руки. Несколько жрецов явно лидировали.
  - Старший брат Лоар! - немного смущенно сказал Лоар и моргнул от удивления.
  Рук было много. Две трети Синода.
  Он чуть не выругался.
  - Я не хочу этой власти, - отчаянно думал молодой священник. - Ведь власть - это огромная тяжесть и ответственность. Я не хочу!!!
  - А законно ли младшему душеприказчику участвовать в выборах? - тихо спросил он у крайнего инквизитора. Тот кивнул.
  - Если выберут вас, вы не имеете права отказываться, - сказал старший преторианец. - Это величайшая честь, и отказаться от нее - все равно, что отречься от воли Единого.
  Лоар вздохнул и продолжил называть имена, втайне надеясь, что он проиграет.
  Но кандидатуры закончились, и молодой священник с ужасом понял, что новым Архиепископом будет именно он.
  Он растерянно огласил результаты и обхватил голову руками.
  - Мои поздравления, - бесстрастно сказал старший инквизитор. - Согласуйте с Великим Инквизитором дату миропомазания. И с честью несите эту милость небес.
  
  ***
  
  Остров Лиар'хаасс, архипелаг Лиар'кхо.
  Дэн, Меч и Лирана.
  
  Дэн споткнулся об очередную кочку и чуть не упал. Его поддержала под руку Лирана.
  - И скоро там это чертово святилище? - ругнулся он, потирая ушибленную ногу.
  - Скоро-скоро, уже почти пришли, - ответил Меч. - Теперь вон туда, через кусты. Только они колючие и ядовитые.
  - Ничего страшного, - ответил Дэн, сотворил силовой щит и спокойно протиснулся сквозь колючки. Щит уберег также и вампиршу.
  - Умный не будет ломиться сквозь кусты, если можно обойти их, - хмыкнул Тэйр.
  - Знаешь, что из этого следует?
  - То, что я дурак, да? - спокойно поинтересовался Дэн, взбираясь на заросший жесткой болотной травой холм.
  - Ну да... - растерянно протянул Меч.
  - И что? - спросил Дэн.
  - Ничего, - буркнул Тэйр и затих, а Дэн довольно улыбнулся. Эту ехидную железяку надо бить его же оружием - длинным языком. Тогда хоть уважать будет.
  Да уж, после шахматной партии Хранителю стало по-настоящему обидно. Он ощутил, что пора взрослеть. Хватит уже быть инфантильным мальчиком, который слушается крутых взрослых дядь. Надо самому становиться на их уровень. А то черт знает что происходит!
  - А что до Нокса - хрен с ним! Еще сам приползет на коленях, - мстительно подумал Дэн.
  - Я ему эти издевки припомню.
  
  Хранитель начинал изменяться, еще сам не до конца сознавая это. Эмоции начинали постепенно отходить на задний план. А вперед пробивались такие понятия, как долг, ответственность, стремление расставить все по своим местам - и всех на свое место.
  Парень был уверен, что еще пообщается с загадочным Маэстро. Кто он, интересно? Бог, полубог, демиург или просто очень сильный маг? Или вообще воплощение какой-то стихии?
  - Ага, сама первородная Тьма снизошла до общения с тобой, - противным голосом сказал Тэйр.
  - Я серьезно, - отозвался Дэн. - Кто или что он такое?
  - Я точно не знаю, - тихо произнес Меч. - Тогда, в Нэлиорге, я попытался коснуться его - и меня просто отшвырнуло так, что потом долго восстанавливаться пришлось. Но я успел уловить что-то очень знакомое. Но пока точно не знаю, что.
  - Постарайся вспомнить, - приказал Дэн. - Это важно.
  - Для кого? - уточнил Меч.
  - Для меня! - отрезал Хранитель. - И кстати, а что за дело этому чуть ли не полубогу до Нокса? Неужели это существо нуждается в таких союзниках, как этот сволочной демон, в котором больше дешевых понтов, чем реального могущества? - язвительно спросил он.
  - Кстати, мы пришли, - Меч вдруг резко сменил тему. - Вон оно, святилище.
  
  Дэн вскинул голову, рассматривая открывшийся его глазам пейзаж. Темная болотная растительность окаймляла приземистый и широкий, наполовину разрушенный постамент, покрытый мхом. На постаменте когда-то были выбиты руны, образуя еле видный странный орнамент. Дэн осторожно счистил мох и всмотрелся - кривые, змееподобные буквы сплетались одна с другой, образуя затейливую вязь. Чуть дальше высились руины, потемневшие от времени и оплетенные вьюнком и другими ползучими растениями.
  Отовсюду веяло какой-то потусторонней древностью. Казалось, руины были если не живыми, то и не мертвыми тоже. Тут есть жизнь, неожиданно ощутил Дэн. Только слабая и странная, как будто... Он не мог подобрать подходящего слова, но через секунду мысль пришла сама. Анабиоз. Летаргия. Сон.
  - Они живы, - вырвалось у Дэна. - Но они спят. Я не знаю, где, но где-то рядом.
  Он уверенно направился в сторону поросшего мхом валуна.
  - Где-то здесь... я слышу, как жизнь едва пульсирует, но это где-то рядом.
  - Да, одна из точек где-то здесь, - согласился Меч. - Ты чувствуешь что их много?
  Импульсы рассредоточены. Но нам сейчас важно не это. Нам нужен алтарь.
  - Этот? - кивнул Дэн на постамент.
  Хранитель и Лирана, заинтересованно осматривающаяся вокруг, снова подошли к алтарю.
  - Повелитель! Я могу прочесть эти руны, - медленно сказала вампирша, рассматривая вязь. - Это так называемая Темная Речь.
  - Читай, - кивнул Дэн.
  
  Лирана провела пальцами по древней плите, счищая остатки мха, потом ее губы беззвучно зашевелились. Прошло несколько минут, которые Хранитель потратил, чтобы составить схему привязок для прямого перемещения сюда в будущем. Это место было защищено. Расположение ключевых энергетических узлов блокировало прямую портацию для всех, кроме знающих рисунок древней защиты. А понять его можно было только на месте. И то - только предельщик смог бы разобраться в ее строении.
  Девушка подняла взгляд от древних рун и жестом подозвала Дэна.
  - Я готова перевести то, что тут написано, - сказала она, слегка склоняя голову.
  - Излагай, - произнес Хранитель, создавая сигару и закуривая.
  - Несущему Возмездие, Повелителю Ярости, - начала синхронно переводить вампирша, проводя пальцами по штрихам на плите. ѓ- Искры нашего смысла угасли, нас ничто не держит здесь, кроме Клятвы, связывающей наш род служением тебе. Мы знаем - Ты вернешься! И вновь призовешь нас, тогда мы вернемся, как Ты всегда возвращался. До тех пор Болота Безмолвия будут нашим местом отдыха, - пальцы Лираны скользили по рунам на плите, и Дэн, смотрящий на это, невольно вспомнил, как несколько ночей назад...
  - Ты слушаешь, Повелитель? - голос девушки выдернул парня из нахлынувшего невольно воспоминания. - Что с тобой?
  - Все нормально, Лирана, продолжай, - Дэн попытался придать своему голосу окраску беззаботности и спокойствия. - Просто на секунду отвлекся, - Хранитель мельком скользнул взглядом по ее длинным тонким пальцам, после чего материализовал чашку кофе.
  - Найди кого-либо из Оберегающих покой, они добровольно остались ждать, когда ты вернешься. Они расскажут тебе, что делать дальше.
  
  Когда Лирана закончила перевод, Дэн подошел к ней и взял ее за руку.
  - Какая замечательная у меня помощница, чтобы я делал без тебя? - в глазах Хранителя бегали веселые искорки.
  - Сидел бы как последний остолоп, пока я не напомнил бы тебе про заклинание универсального переводчика, - буркнул с легким смешком в голосе Тэйр.
  - Я счастлива быть тебе полезной, - вампирша несколько замялась. - Дэен.
  
  ***
  
  Альрат. Провинция Варисса.
  Ставка Сопротивления.
  
  Киана проснулась и в первую секунду не поняла, где она. Сбросив плед, она села и увидела Л'Анра, который, судя по помятому виду, так и уснул в кресле. Рядом на столике стояла две бутылки из-под водки, и в одной почти на дне еще было видно немного жидкости.
  Подхватив плед, девушка аккуратно накрыла полулежащего эльфа, поправила ему пару выбившихся прядок волос, не удержалась - с непонятной, почти машинальной нежностью провела пальцами по щеке, после чего ушла на первый уровень тонкого плана.
  Выйдя уже в своей комнате, она сбросила одежду и отправилась в ванную. Спустя минут пятнадцать, с еще мокрыми волосами, демонесса вернулась в комнату и открыла шкаф.
  
  - Так, и в чем мы будем сегодня ходить? - спросила Киана свое отражение в большом напольном зеркале, перебирая ворох вещей самого разного покроя и вида.
  - О, вот это как раз! - довольно улыбнулась она, вытягивая простые прямые штаны из черного шелка с вставками из кожи карминового оттенка по бокам.
  Штаны полетели на кровать, девушка пробежалась взглядом по верхней части шкафа.
  Ей вдруг захотелось одеться сегодня одновременно в своем стиле и в тоже время просто, не слишком вызывающе.
  Достав рубашку из кроваво-красного шелка, облегающую кожаную куртку в тон штанам, с такими же вставками, Киана взяла широкий пояс, с петлями для потайных ножен на внутренней стороне и кинула все это на кровать. Начав одеваться, она на секунду вспомнила Дэна.
  Образ Хранителя послушно возник в голове. Киана с интересом прислушалась к своим ощущениям, пытаясь уловить малейшие оттенки чувств. Но обнаружила, что теперь Дэн не вызывает у нее никаких эмоций - ни притяжения, ни сожаления о том, что могло бы быть - лишь на самом дне души притаилось что-то, что она не смогла понять и назвать каким-то словом. Нечто странное, не поддающееся определению. Но это не было ненавистью или чем-то похожим - никакого негатива она не ощутила.
  Отбросив воспоминания, демонесса встряхнула головой, рассыпая еще влажные волосы по плечам. Быстро одела штаны, заправила рубашку и застегнула пояс.
  Закрепив два коротких кинжала на внутренней стороне пояса, девушка натянула высокие, по колено, сапоги, одела куртку, и пройдясь пару раз расческой по волосам, вышла из комнаты.
  
  Спускаясь по лестнице в общую гостиную, Киана увидела Марка.
  - Марк, передай отрядным, что собрание по подготовке к следующей операции будет через три часа после полудня, - сказала она. - Л'Анра пока не беспокой, и остальных проинформируй. Пусть выспится, он и так в последние дни на износ работает.
  - Хорошо, скажу, - лицо Марка слегка осветила легкая улыбка. - Кстати, насчет Л'Анра, - боевик немного замялся.
  - Продолжай! - слегка подняла брови девушка.
  - Он и в самом деле последние дни как остервенелый вкалывает, иногда по восемнадцать, а то и по двадцать часов без продыху. Потом пару часов подремлет и снова за дела, - от внимания демонессы не укрылось то, что Марк говорил все это напряженно, но одновременно ему становилось явно легче.
  - То боевку гоняет, то занимается организационными вопросами, то на какие-то встречи по финансовой поддержке мотается. Загонял он себя совсем.
  - Интересная картина получается, - протянула Киана. - Спасибо, что сказал. Я поговорю с ним, да и Виродала попрошу немного повлиять. Нельзя же так... - в голосе девушки скользнули легкие нотки беспокойства.
  
  ***
  
  Поговорив с Кианой, Марк пошел к себе в комнату, решив пару часов отдохнуть перед собранием. Ополоснувшись, он одел чистую рубашку и налив себе треть стакана коньяка, сел у окна и вспомнил события последних пары месяцев.
  Как все изменилось после появления в Сопротивлении пепельнокожей красавицы-демонессы.
  До этого они чуть ли не дрожали от каждого шороха и вздоха святош, прячась как самые натуральные крысы. По подвалам и вроде как тайным явочным адресам.
  Какой был шум и нервные дергания, когда огненные глаза выхватили из того сброда, коим тогда было так называемое Сопротивление, Аларика и Пелогурина. А какой поднялся шум, когда тонкие огненные щупальца, исходящие из ее пальцев, обвились вокруг шей вышеназванных, и прозвучал тихий, но отчетливо слышимый всеми, пробирающий до самых поджилок, как треск и шелест лесного пожара, голос.
  О, он даже сейчас помнил прекрасно реакцию практически всех, когда она перечислила все, что связывало Аларика кан'Сотуа и Пелогурина кан'Вукао с Инквизицией.
  Шум и гвалт стояли добрых минут пятнадцать, и стояли бы больше, если бы не Виродал и Оранд. Те сумели воспользоваться возникшей ситуацией и перехватить власть у находившихся в смятении лидеров.
  Шпиков умертвили и бросили прямо там, как вызов, открытый и прямой. А потом за полчаса была собрана вся документация и то немногое полезное и ценное, что было в том штабе, и Киана тем же самым тихим, продирающим насквозь голосом приказала всем собраться в несколько плотных групп, после чего переправила по одной все группы сюда. В родовое поместье Л'Анра, старого друга Виродала, которого тогда не было с ними. Он появился только через несколько дней, буквально истекая кровью.
  Видимо, у Кианы и Виродала была договоренность, они были знакомы раньше. Иначе откуда она могла знать координаты поместья? И почему Виродал приказал всем подчиняться ей при переносе? И почему он вообще верил этой странной девчонке?
  Они все спланировали заранее. И видит Творец, как же хорошо, что все получилось.
  
  Коньяк закончился и Марк налил себе еще немного. Посидев еще с полчаса, вспоминая как они обустраивались в первые дни, как Л'Анр и Виродал общались со всеми, решая, кто будет в боевке, кто займется хозчастью, кто организацией лазарета и прочими нужными вещами.
  Потом Л'Анр лично распределял бойцов по группам, проводил первичные тренировки, что-то смотрел, потом перетасовывал группы, меняя одного на другого, и снова смотрел, оценивая что-то.
  Это сейчас Марк понимал, что будучи опытным боевиком, Л'Анр, пообщавшись с народом, смог подобрать команды таким образом, чтобы максимально сыграть их в действии, а тогда ему это казалось просто чем-то невероятным.
  
  Время незаметно перевалило за полдень. Марк сходил в ванную, сполоснул лицо и направился в зал собраний.
  
  ***
  
  Дэн сидел около алтаря, в одной руке он держал сигару, другая перебирала волосы Лираны, лежащей у него на ноге. Он обдумывал сложившуюся ситуацию.
  - Где и главное - как мне искать этих оберегающих...? - вздохнув, произнес он.
  Вампирша поднялась, села рядом, посмотрела вокруг и сказала:
  - Не надо их искать, их надо пробудить.
  - Поясни, - Хранитель перевел взгляд на девушку.
  - Повелитель, ну это ведь совсем просто, - в голосе вампирши звенела ирония. - В тексте на алтаре ведь было сказано - добровольно остались ждать, - Лирана повела рукой вокруг, и видя, что Дэн так и не понял, добавила:
  - Они тут, Повелитель, вокруг. Просто существуют в состоянии на грани со смертью, в очень глубоком сне. Ты должен просто дать им понять, что пора вернуться к жизни. Они сами проснутся, почувствовав тебя.
  
  Внезапно к Дэну пришло понимание того, что ему нужно сделать.
  Одним мягким движением вскочив на ноги, Хранитель запрыгнул на полуразрушенный алтарь и опустился на одно колено.
  - Какого... - было начал Тэйр, и умолк, захлестнутый нарастающей силой Алого Предела.
  Пространство вокруг парня замерцало, наливаясь вызванной им силой.
  Багрово-рубиновая дымка окутала его, становясь все плотнее, ее завихрения начали искажать реальность вокруг. А затем Дэн воткнул перед собой, прямо в центр алтаря Меч, и Предел потек сквозь него, расходясь по земле кольцевыми волнами, несущими в себе:
  - Проснитесь! Владыка призывает!
  Когда отдельные валуны зашевелились, Хранитель отпустил Предел, дематериализовал Тэйра и устало сел на край алтаря, свесив ноги в траву.
  - Будем ждать, - сказал он севшей рядом вампирше, создавая чашку кофе и сигару.
  
  
  13.
  
  Хаалердх.
  Альрат. Провинция Варисса.
  Ставка Сопротивления.
  Несколько часов спустя.
  
  Десять человек и эльф сидели за овальным столом. Киана стояла, обняв высокую спинку стула. Демонесса опустила голову на руки, так, чтобы волосы почти полностью закрывали лицо. И смотрела, скользя взглядом по каждому, как будто стараясь запомнить, высечь в памяти каждую черту.
  - В ногах правды нет, - философски заметил Оранд. - Садись.
  - Ага.
  Тем временем Виродал откашлялся.
  - Я хочу сделать заявление, господа. Все бессмысленно. Наше движение бессмысленно. Если мы будем продолжать заниматься небольшими диверсиями или показательными побоищами, то уже довольно скоро нас вычислят. Уже многие мои агенты замечали за собой слежку. Следственный отдел Инквизиции не зря ест свой хлеб. И расположение штаба для них - всего лишь вопрос времени. Если мы решимся на более открытые действия, нацеленные на прямой захват власти, то без поддержки местного населения, без наличия своих людей в высшем эшелоне власти, с ограниченными людскими и материальными ресурсами - наше поражение неизбежно. Даже если рассмотреть гипотетический вариант с захватом власти, то всему населению Империи придется либо промывать мозги, намертво вбивая лояльность и преданность новому правительству, которое не будет поддерживать религию Единого, либо вырезать все население, оставляя только нужные нам ключевые фигуры, которых просто заставим сотрудничать, и, разумеется, тех, кто будет поддерживать нас - из искреннего отношения, из страха или из желания приспособиться - это не так важно. Но тогда от Империи останутся рожки да ножки, как говорил когда-то мой племянник. Альрат будет сильно ослаблен, чем спокойно могут воспользоваться наши соседи. Тиндолин развяжет войну и от Империи вообще не останется ни рожек, ни ножек. Равно как и от нас с вами, господа. Это, конечно, самый худший вариант, но тоже вероятный. Страна зомби, кровавый террор или рабство у аристократов Тиндолина - вот что нам остается даже в том практически нереальном случае, если мы добиваемся успеха. И к тому же чудом выживаем при дальнейших событиях. Куда более вероятен ход событий, при котором нас элементарно накрывает Инквизиция. Не нужно считать спецслужбы дураками. У нас был фактор неожиданности и - как следствие - небольшая фора во времени, но она уже закончилась.
  
  Некромант сел. Налил себе вина и выпил залпом. Киана испуганно смотрела на него, словно ожидая продолжения, но Виродал молча смотрел на остальных. С ней он не встречался глазами.
  После его слов наступила тишина. Даже не то, что гробовая - замогильная.
  - Неужели никто из вас не понял этого раньше? - горько произнес некромант. - Сложно было подумать? Взрослые люди... Партизанская романтика всем в голову ударила, что ли?
  И, казалось, эта фраза стала детонатором. Все заговорили.
  Киана не вслушивалась в голоса. Она по-прежнему смотрела на Виродала - с какой-то детской дурацкой обидой, словно он взял и разрушил самую увлекательную игру в мире.
  Демонесса закрыла глаза. И открыла только тогда, когда различила в шуме голос Л'Анра - уверенный и жесткий, словно и не было этой речи Виродала, от каждого слова которой била обреченность.
  - У нас есть несколько вариантов, - резко произнес эльф. - Конечно, Виродал прав. Более того, я тоже пришел к этим выводам. И у меня было время подумать над выходом. Мы - идеалисты. Кто-то более, кто-то менее, но все Сопротивление держится на идее. Мы мечтаем о стране без костров, о справедливой власти - и готовы сами в своих мечтах управлять государством. Власть не ради власти, не ради денег и почестей - а ради нашей утопической правды, наших идей и нашей справедливости. Но вокруг - реальность, а не утопия. Реальность, в которой все упирается в деньги, ресурсы, информацию - в возможности. Никто - ни я, ни опытный в сером чародействе Виродал, ни ходящая сумерками Киана, ни Джесс, который плавит взглядом камни, ни Оранд, создающий ветер - никто, при всех своих талантах, не является той фигурой, которая способна одним взмахом руки перекроить для нас реальность.
  
  Киана вздохнула. Еле слышно. И пообещала себе научиться тому, о чем говорит Л'Анр. Когда-то Нокс сказал ей, что невозможного не существует - просто надо очень сильно захотеть и очень сильно постараться. И весь мир будет расстилаться под ногами.
  Девочка поверила. И запомнила его слова - как запоминала и многие другие, не всегда понимая, что отец и наставник имеет в виду. Но не спрашивала - потому что слишком хорошо знала, что бывает за дурацкие вопросы.
  
  - Поэтому нам нужно найти того, кто способен на это. Кто станет на нашу сторону и сможет переломить вероятность будущих событий. У меня все.
  Эльф сел и спокойно обвел взглядом собрание. Задержал на секунду взгляд на Киане и неожиданно весело подмигнул ей. Это настолько не вязалось с только что произнесенной красивой серьезной речью, что девушка изумленно моргнула.
  - Но где нам искать этого гипотетического могущественного неизвестно кого? - воскликнул Джесс. - И как убедить стать на нашу сторону? И что он может потребовать в качестве платы?
  - Плата - не самое важное. Насколько я знаю, такие сильные существа обычно не интересуются ничем материальным, - заметил Оранд. - Им намного интереснее душа, кровь, энергетика и прочее такого рода.
  - Продать душу дьяволу? - уточнил сидящий от него справа Робин. - Невесело. Но, учитывая остальные альтернативы, я соглашусь и на это.
  - А почему именно дьяволу? - загадочно улыбнулся Л'Анр.
  И посмотрел в упор на Киану.
  - В смысле? - девушка растерянно смахнула волосы с глаз и уставилась на эльфа. - Это мне, что ли души надо продать? На кой хрен мне души? Да и смысл? Л'Анр, чего ты так на меня смотришь! Я все равно не смогу убить дохрена народу одним махом! И мозги прочистить тоже! Я не умею!
  - Ты не умеешь, - спокойно согласился эльф. - А вот твой отец...
  Теперь уже все смотрели на демонессу.
  - Я не знаю, может ли он творить вещи такого масштаба. Наверное, может. Но это не важно, - грустно сказала девушка. - Потому что я знаю другую интересную вещь. Он не будет нам помогать.
  - Почему? - удивился Оранд. - Он же твой отец... Или вы не общаетесь?
  - Я знаю, что он скажет - детка, это только твоя игра, - тихо ответила девушка. - А общаться - мы общаемся, почему нет. Иногда.
  - Я не понимаю, - маг пожал плечами. - Чтобы отец не помог дочери в таком серьезном деле, как война...
  - Вот именно. Это - моя война. А не его. И поэтому ему очень интересно посмотреть, что будет дальше.
  Киана опустила глаза.
  - Мне очень жаль, но это не вариант. Но... - по губам скользнула многообещающая улыбка. - У меня есть другой интересный вариант. Алый Мститель. Во-первых, он - сильнейший предельщик, пусть даже и не вошел в полную силу. И он реален. Дэена не нужно искать на тонких планах и с ним можно связаться напрямую, без посредников. Насчет платы - вообще все отлично! Вряд ли ему будут нужны наши души, да и вообще что-либо. Насколько я знаю Владыку, он бескорыстен. К тому же, он сам не питает любви к святошам. И он обладает знаниями своих предшественников. Мне кажется, что лучше всего будет именно промывка мозгов населению - осторожно и аккуратно, постепенно. Чтобы народ потихонечку бунтовал сам, провинция за провинцией. Это ювелирная работа. Если бы даже у меня хватило сил на массовое зомбирование, то это были бы действительно зомби. И самый тупой инквизитор сразу бы заподозрил неладное. А так - тихо, мирно и полностью бескровно. Как раз в стиле Дэена. Он не пойдет на террор, а на такое - запросто. На подмену одних идеалов другими, которые со временем станут естественным состоянием души.
  - Киана, это не замещение идеалов, - произнес Виродал. - Это снятие моральных императивов, которые закладываются церковниками практически с рождения. Снятие с людских душ лживых догматов. И Дэен с радостью согласится, насколько я его знаю.
  
  Демонесса перевела взгляд на Л'Анра и с легким удовлетворением отметила, что в непроницаемых глазах боевика зажглись странные огоньки. И через секунду исчезли.
  Люди начали возбужденно переговариваться.
  - Конечно, согласится, - подумала она. - Интересно, что он скажет, когда мы встретимся? Прости-извини, я не хотел? Или - иди нахер, мразь? Или - кивнет, как будто ничего не было? Типа он все забыл и не хочет вспоминать прошлое? Ладно, посмотрим... Все равно это будет забавно.
  Все это молнией промелькнуло в голове демонессы и Киана согласно улыбнулась.
  
  ***
  
  Огненный Архипелаг.
  Остров Мыс Алатара.
  Форт-город Золотая Бухта.
  
  Рваное Ухо вошел в "Легенду морей", как раз когда Джарвиэль приканчивал вторую бутылку рома. Морена сидела напротив брата и потягивала местный ликер.
  - Кэп! - боцман бесцеремонно плюхнулся на лавку рядом с Джарвом и махнул рукой, подзывая разносчицу.
  - "Золотой Тайфун" и "Стальная Каракатица" вошли в бухту. Через минут пятнадцать бросят якоря, - выпалив это все на одном дыхании, Ухо сцапал пробегающую мимо разносчицу и рявкнул ей:
  - Рому, три бутылки, и мяса жареного, - затем шлепком подтолкнул ее дальше, попутно ущипнув за задницу.
  - Четыре, и еще две отбивные с кровью, - крикнул вслед девушке эльф.
  
  - Ну вот, сестренка, - Джарв выдернул пробку из третьей и последней стоящей рядом с ним бутылки, и плеснул себе в кружку. - Скоро подойдут Малыш Смоки и Дэйв Спрут, перетрем с ними, и завтра, с утра на приливе, в путь. А остальные нас у Бивачного будут ждать.
  
  Морена криво усмехнулась.
  - Покажи мне, - она создала прямо над столом проекцию архипелага. - Где этот Бивачный находится? У меня есть еще несколько дел, так что я присоединюсь к вам там.
  
  Джарвиэль прищурил один глаз, внимательно осмотрел карту, потом ткнул в один из островов на окраине.
  - Тут. Есть там бухта, на подкову похожая, вот там мы и встретимся с остальными.
  В это время в трактир вошла толпа пиратов. Все, кроме двоих, которые, осмотревшись, направились к столу Джарва, сдвинули ближе четыре стола и стали рассаживаться, галдя и зовя разносчиц.
  Морена встала.
  - Ладно, братец, уверена, ты и без меня сможешь решить необходимые вопросы со своими коллегами-капитанами, - она пропела несколько слов, повела рукой, и вокруг нее начал сгущаться ало-зеленый туман.
  - Через восемь дней буду на Бивачном. Надеюсь, долго вас ждать не придется, - она резко махнула рукой, и туман, уплотнившись вокруг эльфийки, с тихим хлопком истаял вместе с ней.
  
  
  ***
  
  Трактир "Легенда Морей".
  Два часа спустя.
  
  - Ну что же, Джарв, - двухметровый светловолосый громила, известный как Малыш Смоки, допил кружку и раскуривая трубку, уже пятую за два часа переговоров, наклонился через стол к эльфу и, усмехнувшись, сказал:
  - Я с тобой, сукин ты сын. Знал ведь, чем уговаривать, шельмец.
  Малыш затянулся и продолжил:
  - Давно у меня идея зрела кошельки купчишек из Нэлиорга пощипать. Да повода не было особого. Не переться же в один корабль в такую даль. А тут и повод, и компания хорошая, - Смоки хлопнул по плечу сидящего рядом с ним Дэйва Спрута, плеснул рома в кружку и провозгласил:
  - Выпьем за то, чтобы у нас все вышло.
  - Ага, и чтоб этот Владыка, - Дэйв говорил с жуткой язвительностью, мол, имели мы и Владыку вашего и еще много кого во все дыры. - Да, чтоб Владыке в жопу кто-нибудь засунул дышло. До самой глотки.
  Пираты выпили, потом выпили еще, за попутный ветер и за жирный улов в Нэлиорге.
  - Сейчас вечер отдохнем, - потянулся Смоки. - А завтра возьмем курс на Бивачный. Ладно мы с Дэйвом, кто еще пойдет в рейд?
  - По пути зайдем на Якорь, там часто много кто мелькает. Денек там посидим, побазарим с народом, еще кого сагитируем - а на Бивачном должны будут ждать Безносый Джозеф и Лис Честер. Я с ними еще раньше договорился.
  - Честер, - недовольно буркнул Спрут. - Аристократ сраный. Он не боится свой шелковый камзол в дерьме замазать? Чем ты его завлек?
  - Такому эстету - и замануха эстетическая, - фыркнул Джарв. - Я ему рассказал о парочке городских коллекционеров, что недалеко от порта живут. Он как услышал о рунных камнях возрастом пару десятков веков - самой древней официальной находке ведь всего семьсот примерно. Так просто весь затрясся. А я еще про керийские статуи добавил - короче, за таким он хоть в ад полезет.
  - Че за керийские статуи? - удивился Смоки.
  Джарв закатил глаза.
  - Тебе оно надо? Была такая цивилизация хрен знает сколько времени назад. Называли себя керии. Потом какой-то пиздец произошел, они все поумирали - но умники до сих пор находят то, что от них осталось. Красивые штуки, я тебе скажу. Я один барельеф видел - там девчонка прикованная с крыльями висит на кресте прибитая, возле нее какой-то мужик, тоже крылатый, с когтями вместо пальцев, с нее кожу сдирает. Красота! - Джарв отхлебнул эля и мечтательно посмотрел на стену.
  Пираты выразительно переглянулись и заржали.
  - Вот кому что, а тебе все то же, - сквозь смех сказал Дэйв. - А ты откуда про эти статуи знаешь? По музеям местным ходил, что ли? - он снова захохотал, представив себе эту картину - Джарва, с почтением рассматривающего пыльные безделушки.
  - Какие-нибудь статуи у местных богатеев точно имеются, а что Честеру? Он все равно керийскую от валлийской не отличит. Если ему однохерственно, то пусть радуется на здоровье. Мне-то что?
  - То есть ты Лису на уши лапши навешал? - уточнил Смоки. - Так ему и надо, снобу!
  Пираты громко чокнулись кружками.
  Дэйв почесал свою клочковатую бороду, из-за которой его и прозвали Спрутом - уж очень торчащие во все стороны неровные клочки напоминали короткие щупальца - и предложил:
  - А кто тут еще торчит из капитанов? Может, еще кого позовем?
  - Без понятия. Я только что приплыл, - пожал плечами Малыш.
  - Эй, Мари! - гаркнул Спрут. - Давай сюда!
  К ним, вальяжно покачивая бедрами, неторопливо подошла высокая светловолосая девушка роскошных форм. Весь ее вид, вульгарный и откровенный, выдавал опытную профессионалку.
  - Привет, мальчики, - промурлыкала она. - А чего раньше не звали? Половина девочек уже занята, - она махнула рукой в зал. - Но...
  - Нам не до этого, - пояснил Малыш. - Красотки потом. Сейчас разговор есть.
  - Кто из капитанов сейчас на острове? - Спрут погладил полное бедро, которое зазывно прижималось к нему.
  - Вы, - пожала плечами блондинка.
  - Кроме нас! - рявкнул Дэйв.
  Девушка на секунду задумалась.
  - Никого, наверное. Так вы по кораблям разве не смотрели? Кто кроме вас еще на причале...
  - Точно, - буркнул Дэйв. - Иди.
  - Мы ослы, - вздохнул Смоки и снова закурил.
  - Пить надо меньше, - фыркнул молчавший все это время Джарв.
  Смоки махнул разносчице.
  - Еще рома. Шесть бутылок. Кстати, а куда твой боцман делся? Посидел с нами час, да и свалил куда-то.
  - У него тут девушка живет, - пояснил эльф.
  - Так у нас тут у всех девушки живут. И еще много где, - удивился Дэйв.
  - Это не то. У него есть невеста, - Джарв поставил кружку. - На ферме работает у своего дядюшки. А когда дядюшка сыграет в ящик, они с Ухом поженятся. И женить их буду я, - эльф улыбнулся и закурил.
  - Ты? - закашлялся Дэйв. - Я эту свадьбу даже представлять не хочу. А если дядюшке немного помочь преставиться?
  - Неа, - эльф мотнул головой. - Я предлагал, еще когда Ухо мне все это рассказал. Но его Эльвира своего дядюшку любит. А замуж он ей запрещает. Поэтому...
  - Мне бы их проблемы, - протянул Малыш. - Девку в мешок - и все. Дядюшку тем временем пришить, потом пожениться, если так хочется и жить спокойно. И при лирах, и без дядьки. Девка поплачет, конечно, потом успокоится и все вообще нормально будет.
  - Эх, Смоки, не любил ты никогда, - грустно сказал Спрут. - А я вот это могу понять.
  - Любил! - ухмыльнулся Малыш. - Иногда даже несколько раз подряд.
  - Вот именно. Хером ты своим любил, а не сердцем, - Дэйв покачал головой. - Поэтому и не понимаешь. Молодой ты еще.
  - Так я ж Малыш! - заулыбался Смоки. - А где ты видел взрослых малышей?
  - Взрослых не видел, зато двухметрового мне одного хватает, - в тон ему ответил Спрут и поднял кружку:
  - За то, чтобы госпожа Удача всегда поворачивалась к нам сиськами, а не задницей!
  - Точно! - поддержал его Смоки.
  Джарв только кивнул и чокнулся. Казалось, его мысли были заняты чем-то совершенно другим и очень далеким от происходящего.
  - Эй, ты вообще здесь? - Дэйв помахал рукой перед носом эльфа. Тот флегматично кивнул.
  - Он мечтает, - таинственным шепотом произнес Малыш, набивая трубку. - Как перед ним стоит красотка, нет, лучше сразу штук пять, а он с них кожу сдирает, как эти... керийцы, во! Вот и загоняется сам себе. Давай лучше еще тост, хрен с Бешеным. По его крыше давно уже стены плачут.
  - Я сейчас буду мечтать, как с тебя кожу сдираю, Малыш, - ехидно произнес Джарв, вернувшись из мыслей. - Нашелся тут лекарь, состояние моей крыши определять.
  - Знаешь, твоей крыше уже никакой лекарь не поможет, - хихикнул Смоки. - Кто полгода назад на спор на два военных галеона полез?
  - Но он их таки захватил, - заметил Дэйв.
  - Не спорю, - Смоки припечатал свои слова ладонью. - Проскользнул ровненько между ними, и доблестные вояки обстреляли друг друга - это весело, да. Потом бегал от них, отстреливаясь, потом повторил маневр - и махины с пробитыми парусами можно было брать тепленькими. Но ничего, что у тебя там полкоманды полегло?
  - Зато я выиграл у Джессики спор, - ухмыльнулся эльф. - Мне это было важнее.
  - Я же говорю - псих! От тебя скоро вся команда разбежится. Кстати, а на что хоть спорили? Может, ты ее трахнул в награду?
  - Ага, размечтался, - ехидно вставил Спрут. - Джессика сама трахнет кого угодно.
  - Не, мы на рабов спорили. Мне парочка приглянулась, - пояснил Джарв. - Она партию в Тиндолин везла, там по особому заказу какие-то специально дрессированные. Готовить круто умеют вроде, Джесс объясняла, но мне как-то без разницы было.
  - А где она брала? В Миране?
  - Да нет, это вообще туземцы. Наловила где-то на востоке, у нее валялась пара спецзаказов от рынков, отдала куда-то на дрессировку и потом забрала. Экзотика все-таки. Местные воротилы просто в восторг пришли. Чистая прибыль.
  - Кстати, а чего ты сам рабами не торгуешь? - спросил Дэйв. - Ладно я, мне это противно как-то, а ты что?
  - Лень, - честно ответил Джарв. - Да и не доживут они у меня до торгов.
  
  ***
  
  Остров Лиар'хаасс, архипелаг Лиар'кхо.
  Дэн, Меч и Лирана.
  
  Дэн не успел еще допить чашку кофе и докурить, когда валун метрах в пяти от них мелко задрожал. Серая пыль струйками осыпалась на короткую траву, обнажая серо-зеленую мелкую чешую. Существо зашевелилось, и Хранитель с вампиршей вскочили.
  Слаадх поднялся с земли, вытянулся с легким хрустом, и осмотревшись по сторонам, направился к Дэну.
  Тэйр возник в руке как бы сам собой.
  - Приветствую тебя, Оберегающий Покой своего народа, - негромко, но твердо произнес парень.
  Слаадх остановился на расстоянии двух вытянутых рук от Хранителя. Только теперь Дэн смог нормально его рассмотреть.
  Гибкое, мощное, атлетического сложения тело, почти двухметровое. Между пальцев рук и ног - небольшие перепонки. Пальцы рук заканчиваются короткими, чуть загнутыми когтями. Голова напоминает голову то ли динозавра, то ли игуаны.
  Слаадх опустился на одно колено:
  - Сса'архху Хху'карши приветствует Повелителя Алого Гнева, и благодарит за предоставленную возможность его народу как ранее служить Владыке, - мысленная речь Слаадха немного сбила Хранителя с толку.
  
  - Пришел час исполнить вашу клятву, пусть дети болот вернутся в этот мир. Найди остальных Оберегающих покой и пробудите ваш народ из безвременья, - Дэн коснулся плеча человека-ящера плоскостью Тэйра.
  
  - Сса'архху Хху'карши исполнит приказ Повелителя, - слаадх поднял голову и посмотрел в глаза Хранителя. - Через дюжину световых циклов будет благоприятный день. Старейшие моего народа почтут за великую честь вернуться под небо Хаалердха в присутствии Владыки Гнева.
  - Да будет так, - Дэн подошел к алтарю, слегка полоснул Тэйром по руке и окропил кровью древний камень. - Через двенадцать дней я вернусь сюда и буду присутствовать на пробуждении Детей болот от покоя безвременья.
  Слаадх коснулся алтаря в месте, куда капнула кровь Хранителя, после чего развернулся и скрылся среди руин.
  - Нам пора возвращаться, - Дэн взял Лирану под руку и активировал портал.
  
  ***
  
  Киане не спалось. Уже которую ночь - бессонница безжалостно накидывалась на нее и держала, не давая нырнуть в причудливую реальность снов. Она могла быть уставшей и вымотанной, физически и морально, могла быть спокойной и расслабленной - бессонница не признавала никаких правил и цепко держала демонессу в своих лапах.
  Девушка повернулась на другой бок и зашипела от боли в ноге. Она недавно стала учиться у Л'Анра двухклинковому бою. Особой надобности в этом не было, но Киана старалась потихоньку идти к какому-то совершенству, какому-то идеалу. Изучать разные вещи для общего развития, становиться сильнее, выше, лучше.
  В чем сильнее? Куда выше? В какую сторону лучше? Киана не задумывалась об этом. Раньше она бы сказала, что хочет стать такой же крутой, как Владыка. Только ему многие фишки с неба упали, как реинкарнации могучей сущности, а она добьется всего сама. Чтобы доказать ему, чтобы красиво вызвать его на поединок - и победить, насладиться этой упоительной секундой и гордо развернуться и уйти, а он бы смотрел ей вслед.
  Теперешняя Киана, напомни ей кто-то эти никому не высказанные мысли, сначала бы не поверила, а потом рассмеялась - какой же дурой я была!
  Становиться лучше нужно не для кого-то, а для себя. И те, кем ты восхищаешься, должны быть ориентирами, но не идеалами.
  Девушка поднялась, встряхнулась и скользнула по первому уровню во двор. Плевать на ноющие мышцы, на синяки - Анри настаивал, чтобы убрать кровоподтеки, когда увидел ее после тренировки со штурмовиком, но Киана отказалась. Боль - это херня, на нее нужно не обращать внимания - и это тоже сделает чуточку сильнее.
  Когда-то давно для нее был совершенством Нокс. Олицетворение тонкой власти, самодостаточности, привлекательности - Киана подсознательно воспринимала приемного отца как идеал. Но после того, как она призналась ему в этом...
  
  - Ты хочешь быть частью безликого стада?
  Презрение в огненных глазах резануло острым лезвием.
  - Нет, я только...
  - Ты поймешь, когда-нибудь... что ты не тупое животное, как почти все. Люди, эльфы... разницы нет. А если не поймешь - ты не будешь моей дочерью...
  
  Да, девушка поняла. В первую очередь то, что она совсем не такая, как он. У нее другой характер, другие принципы, другое отношение к миру и к окружающим. И свой путь, своя жизнь.
  
  - Что такое любовь?
  - Это великая сила и огромная слабость. Это зависимость и свобода, это рабство и могущество. Выбирай сама, что тебе нравится...
  - Я не понимаю! Это противоречащие понятия...
  Небрежное пожатие плеч. Тишина. Плеск волн озера о каменный берег.
  - А ты когда-нибудь любил? А какая твоя любовь?
  - Бессмертная, Киана...
  
  Девушка материализовалась за спиной у часового и ловко закрыла ему ладонями глаза. И тут же ощутила его страх, бешено ударивший адреналин, почувствовала учащенное биение сердца.
  - Эрик, это я! Все нормально! Прости, - демонесса разжала руки.
  - За такие шутки...
  - Мне надо оторвать уши, знаю, - весело закончила девушка. - Прости. Мне снова не спится. В голову всякие дурацкие мысли лезут.
  - Ладно, проехали, - кивнул Эрик. - Тебе не холодно вообще? Ветрено же.
  Только сейчас девушка обратила внимание, что она так и ускользнула из комнаты в том, в чем собиралась спать. То есть в коротком тонком платье, больше похожем на длинную рубашку до середины бедра.
  - Извините за неприличный вид, - она развела руками. - Я спать собиралась.
  - Накинь, - парень протянул ей куртку. - Замерзнешь.
  - Ага, - Киана послушно закуталась. - Слушай, Эрик, а у тебя девушка есть?
  - Это намек? - фыркнул часовой.
  - Да, это намек на то, что я хочу философски поговорить. О любви, - вздохнула демонесса. - Я же говорю, всякие дурацкие мысли в голове носятся. Вот что любовь для тебя?
  - У меня была девчонка, - сказал Эрик. - Ее старик и мой дружками были закадычными. Нас вся деревня женихом и невестой считала. Она симпатичная была, задница такая аппетитная. Прости, Киана.
  - Да ладно тебе, - отмахнулась девушка. - Пора бы уже привыкнуть, что я... как там Марк сказал - 'свой в доску парень, только с сиськами'. И поверь, я и не такое слушала. Просто ты у нас недавно, и мы мало знакомы. Так что дальше?
  - А что дальше? Я ее на сеновале застал с Жоркой-мельником. Так паскудно стало... Я ему морду набил, а ей плюнул прямо на задницу голую. Какая уж там свадьба после такого...
  - Измена физическая - не самое страшное. Куда хуже измена духовная, - процитировала Киана какую-то полузабытую книгу.
  - Ага, подруга, красиво сказано, только тебя бы на мое место, - буркнул Эрик.
  - Да, ты прав, наверное, - вздохнула девушка. - Не была я на твоем месте. И вряд ли буду.
  - А у тебя парень есть? - подмигнул часовой.
  - А может, мне вообще девушки нравятся! - со смехом повела плечом демонесса. - Я же боевик с сиськами, а не барышня! - она вскочила с земли, сняла куртку и протянула ее парню.
  - Хорошо, хоть не лошади, - пробормотал ошарашенный Эрик, смотря на место, где только что стояла Киана.
  
  
  14.
  
  Хаалердх.
  Альрат. Провинция Варисса.
  Ставка Сопротивления.
  
  - Открыто.
  Киана полулежала на кровати, пролистывая отчеты наблюдателей об активных действиях Инквизиции в столице и провинциях за последние две недели. Она отчаянно зевала - девушке так и не удалось нормально выспаться после вчерашней прогулки по родному Сантиэлу. Тогда демонесса зверски устала после тренировки с Л'Анром и ей захотелось развеяться. И она неожиданно вспомнила Летера - симпатичного лохматого мага, с которым когда-то было так интересно общаться.
  И Киана захотела его увидеть, представила себе парня - ярко, четко, ощутимым объемным силуэтом и интуитивно скользнула прямо на рынок Сантиэла. В учебниках это называлось проекционным поиском, но Киана не любила заумные слова.
  - Здравствуй, - сказал Виродал, прикрывая дверь.
  - Привет, с чем пожаловал? - демоница отодвинула стопку отчетов и села нормально.
  - Ты забыла? - усмехнулся некромант. - Время, Киана. Нам пора отправляться.
  - Отличная идея, - Киана спрыгнула с кровати, налила себе ледяного сока из пузатого пропотевшего графина, вопросительно глянула на Виродала.
  - Немного вина, - кивнул он.
  Протянув ему бокал, Киана присела на край кровати.
  - На самом деле, ты здорово придумал. Ты правильно тогда сказал, что идти должен ты, а не всей толпой валить, ненужное внимание привлекать только. Да и Дэн реально тебя послушает, - демонесса допила сок и поставила бокал на столик.
  - А ты хочешь его увидеть? - голос Виродала был небрежным. Слишком небрежным.
  - И да, и нет, - честно ответила Киана. - Не волнуйся, я ничего не натворю. Идем?
  - Идем.
  Демонесса протянула некроманту руку.
  
  ***
  
  Как только Дэн вернулся в Башню Лоора, он тут же пошел в библиотеку. И с головой закопался в книги - искал, читал, запоминал информацию по слаадхам. Он пытался понять их, воспринять менталитет, узнать, чем и как они живут. Какая-то часть Хранителя это знала - помнила - но сознательная часть пока не могла это воспринять в полной мере.
  А сторонние источники сообщали до обидного мало. Что красочная 'География Хаалердха' с гравюрами на каждой странице, что почтенный пыльный фолиант 'О таинствах древности'.
  Лирана полулежала в кресле, прикрыв глаза. Верная спутница-телохранитель постоянно была с ним, но почему-то ее присутствие никогда не тяготило. Вампирша умела каким-то образом становиться практически частью интерьера.
  Дэн открыл следующую книгу с витиеватым названием 'Поэзия мироздания'.
  
  Хаалердх. Мир, который вращается вокруг сверкающей двойной звезды. Жаркая планета с красной и оранжевой растительностью. Мир с несколькими маленькими лунами, короткой яркой ночью и удивительно чистым небом.
  Мир, создатели которого давно уже отошли от всех суетных дел, но продолжают иногда присматривать за тем, что там происходит.
  Но они очень редко вмешиваются.
  
  - Тэйр! - воскликнул Владыка. - Смотри, что я нашел! Ты где вообще? Это явно писал какой-то пришелец, иномирянин, что ли. Видишь, как странно все описано. С другой точки зрения.
  - Не вижу, у меня глаз нет, - буркнул Меч.
  - Не выеживайся, - лениво посоветовал Дэн вслух.
  Вампирша приоткрыла один глаз, скользнула взглядом вокруг и снова ушла в свою то ли медитацию, то ли дрему. А Хранитель стал читать дальше.
  
  Их было несколько. Тех, которые явились сюда из других времен и пространств, из глубокого космоса других миров и измерений, чтобы сплести свою силу и создать Хаалердх.
  Первый был Огнем и Светом, всецветным пламенем, ослепительным вихрем сверхновой. Остальные называли его Khaihar - Светлый.
  Он задумал создать идеальный мир. Воплотить часть себя в нем - безжалостным абсолютным Светом, вселить Белое Пламя в сердца его будущих обитателей.
  Но его взгляд на идеал очень не понравился остальным.
  
  - Очень странная книга, - задумчиво протянул Дэн, рассматривая тонкие, почти прозрачные белоснежные страницы. - И очень странный язык изложения.
  - Повелитель? - вампирша подошла и заинтересованно взяла книгу в руки. - Это очень древняя вещь, один из апокрифов бытия.
  - Хорошо же она сохранилась, - удивился парень.
  - Она бессмертна. Как и душа ее автора.
  - То есть?
  - В этой книге - душа того, кто ее написал, - тихо сказала Лирана. - Ее нельзя разорвать или сжечь. Ее можно только, - она замолчала, подбирая слова. - Убить, что ли? Изгнать, развоплотить? В этом языке нет точного слова для нужного воздействия. Да и его секрет был очень давно утерян. Это посмертная филактерия для создателя книги-артефакта. Мне кажется, Дэен, что таким образом он хотел защитить себя, свою душу от чего-то более страшного, чем вечность внутри этих страниц.
  - Она единственная в своем роде?
  - Нет. Но их очень мало. Я не знаю, сохранились ли вообще другие подобные вещи. Они - не обязательно только апокрифы, Дэен. Ведь что понимается под апокрифом? Нечто, не совпадающее с каноном. Но истинен ли сам канон - ведь он тоже еще один взгляд, как и все остальные версии. А каким на самом деле было Сотворение, могут сказать лишь его свидетели.
  Хранитель хмыкнул и взял книгу из ее рук. Пролистнул дальше.
  
  Мир умирающей красной звезды - так предлагал Второй. Прекрасный в своем тысячелетнем закате, мир темной энтропии и вечного багрового сумрака. Мир бесконечного распада. Тот, кого называли L'Sheakh - Следящий, кто сам был Энтропией и Временем, заключая в себе и начало и конец, подобно змею, кусающему свой хвост. Он был одновременно в прошлом и будущем, ощущал рождение и смерть мириад звезд и галактик. И из всех один Следящий знал - истина бытия только в этом бесконечном круговороте вечного перерождения. А истинная красота - только в вечной энтропии.
  Но остальные были против.
  
  - Слушай, а как они вообще выглядели? И где они сейчас? - спросил Дэн. - Эти древние Боги - они действительно очень странные.
  Лирана пожала плечами.
  - Я не знаю.
  
  Третьего звали Akheira, его сутью была Гармония и Порядок. Ему нужен был стабильный мир, изначально совершенный и прекрасный, застывший в своем великолепии, планета, где не могло быть войн и катаклизмов, где все будет четко и упорядоченно.
  Но остальные были против, ибо стабильный неподвижный мир был обречен.
  
  - Эдем какой-то хотел построить этот Ахейра, - пробормотал Дэн. - Ни войн, ни катаклизмов, лежи себе под пальмой и ешь бананы.
  
  Совсем иным был мрачный Heiss - воплощение Хаоса и Разрушения, вихрь вулканического пепла с безумным взглядом огненных глаз. Расплавленным золотом отливали его волосы, а удар черных обсидиановых когтей был смертелен для любого мира.
  Ему нужна была суровая планета войн и бедствий, цунами и торнадо - и смертные, убивающие друг друга во имя Heissa, Четвертого из Семи.
  Мир, где смертные будут не жить, а стремиться выжить.
  
  - Мрак! - резюмировал Дэн. - Ну и Бог, даже врагу не пожелаешь. Демон какой-то, да и только. Надеюсь, я никогда с ним не столкнусь.
  Он перевернул страницу и не заметил, как по губам вампирши пробежала странная улыбка.
  
  Reissakh мечтал творить. Он был самой Жизнью. Под его взглядом на безжизненных землях начинали цвести деревья, а мертвые воскресали и возвращались к своим заботам. Он исцелял смертные тела и бессмертные души, проникая в самую суть тонкой материи, ибо Reissakh сам был воплощенным Духом.
  Ему было все равно, каким будет Хаалердх. Только Пятый, единственный из всех, хотел, чтобы Хаалердх просто родился - каким угодно, все равно дорогим и желанным.
  Он воспринимал миры как своих детей, разных, но всегда любимых.
  И мудростью блеснули его глаза цвета хризолита, когда отступил он от спора остальных.
  
  - Самый нормальный из всех, - отметил Дэн.
  
  Только Meissthaar был согласен с ним, ибо Шестой был близок Пятому, являясь Водой и самим Созиданием. Его сутью было Творение.
  И мечтал он создать Первородный Океан, из которого зародится Жизнь и пойдет своим путем, долгим и сложным, чтобы суметь обрести Разум.
  
  - Наверное, мою родную Землю создал этот Мейштер, - поднял брови Дэн. - Ага, изначальный бульончик, эволюция, обезьяны разум обрели... А ничего такой Создатель, вполне симпатичный по сравнению с остальными.
  
  Седьмой был Тьмой и Смертью, леденящей чернотой расходящихся измерений. Второму казалось, что Седьмой поддержит его, а не Первого или кого-то из остальных.
  Но он предложил компромисс.
  
  - Я фигею с этого стиля! - воскликнул парень. - То какая-то чернота расходящихся измерений - что курил этот древний автор? То слово компромисс, которое совершенно не вяжется по стилю с остальным вычурным текстом. Лирана, кстати, а ты знаешь, что такое сверхновая?
  - Мир-вспышка, - спокойно ответила вампирша.
  - Надо же, - удивился Дэн. - А мне казалось, что в вашем обществе такое понятие знать не могут. В моем мире это слово появилось не так давно, а уж у вас - на лошадях ездим и сверхновые знаем, смешно.
  Лирана промолчала, но в ее глазах мелькнуло что-то странное.
  Дэн продолжил читать.
  
  И было его имя Maeshtary - того, кто остановил остальных. Ведь только мудрость самой Смерти способна понять равенство Творцов перед Бытием. И только Изначальная Тьма способна поглотить Свет и принять в себя Хаос.
  
  И уже сплеталась Вода с Огнем, а Порядок схлестнулся с Хаосом, когда все оттенки Тьмы заискрились в черных глазах Maeshtary.
  
  - Маэштери! - прошептал Хранитель. - Маэштери...
  - Что такое? - подняла брови Лирана.
  - Неважно, - задумчиво сказал Дэн. - Не бери в голову.
  
  Владыка открыл наугад на середине.
  
  И Хаалердх был разделен. Каждая часть являла собой искру сути ее создателя.
  Первый взял себе север. И захотел он, чтобы Белое Пламя навсегда осталось в сердцах живущих там.
  Позже смертные нарекли его - Единым.
  
  - Сюр! - выдохнул Дэн и захлопнул книгу. - Ну и у вас и сотворение мира, даже земная Библия не такая бредовая. А это вообще графомания какая-то. Драка полоумных бессмертных.
  - Но я ее еще почитаю, - мысленно добавил он. - Обязательно.
  - Ради этой графомании убивали и жгли города - только чтобы прочитать это, - тихо сказала вампирша.
  - Дэн, спустись из библиотеки, - внезапно в висок чуть кольнул вызов Лоора. - Тут к тебе очень интересный посетитель.
  - Ага, иду, - Дэн поставил 'Поэзию мироздания' на полку и направился к двери.
  
  ***
  
  Сантиэл, столица Ингрема.
  Трактир 'Под Рунным клинком'.
  
  Киана зашла в полутемный зал трактира. Внутри было довольно мило - на полу лежали мягкие шкуры, на бревенчатых стенах висели связки пахучих трав, небольшие узорчатые фонарики явно магического происхождения парили под потолком, заливая помещение уютным желтым светом.
  Летер уже ждал ее. Увидел, махнул рукой и заулыбался.
  - Привет!
  - Привет, - улыбнулась Киана и села.
  Маг не отводил от нее глаз. Затем смутился.
  - Я вот смотрю на тебя и не могу поверить, что это ты. Где та нахальная девчонка?
  - Перед тобой, - засмеялась демонесса. - Кстати, что заказывать будем?
  - Я уже заказал, - приосанился маг. - Пиво темное нефильтрованное, медовые крылышки - такая вкусная вещь, я тебе скажу! - и еще острые булочки, тебе понравится.
  - Надеюсь, - Киана сняла плащ и бросила на спинку стула.
  - А вот и заказ! - обрадовался Летер. - Сейчас заценишь крылышки и офигеешь.
  Киана с сомнением посмотрела на тарелку, но, попробовав, поняла, что друг был прав. Нежное мясо, пропитанное медом с приправами, действительно просто таяло во рту.
  - А вчера на рынке - ты случайно на меня наткнулась? Или хотела повидаться? - уточнил маг. - Кстати, я так рад тебя видеть!
  - Ага, а когда увидел - чуть в обморок не упал, - фыркнула девушка. - Я тебя искала. Увидеться захотелось.
  - А откуда ты знала, что я был на рынке?
  - Я не знала, - пояснила Киана. - Я просто хотела тебя видеть. Я немного умею так вот искать - по образу.
  - Ты крута, подруга, - протянул Летер. - Это же только мистики умеют.
  - Этому кто угодно научиться может. Наверное, - девушка пожала плечами и снова вгрызлась в жареное крылышко.
  - А сейчас ты мне расскажешь, как живешь, куда пропала и вообще - как ты так повзрослела? А то вчера ни слова - шокировала меня, сказала пару слов и убежала.
  - Дела были, - туманно сказала Киана. - Короче, слушай. Все началось с того, что мне понравился один парень...
  
  После рассказа Кианы Летер молча отхлебнул пива и покачал головой.
  - У меня нет слов. Короче, подруга, я не могу остаться в стороне. Бери меня и тащи в вашу веселую компанию.
  - А твоя учеба? - поразилась Киана.
  - Да у вас там такие мастера тусуются, что я за год профессором стану!
  - А диплом?
  - Куплю! - отрезал маг.
  - Оно тебе надо? - упорствовала девушка.
  - Надо!
  - Зачем?
  - А вот не скажу! А почему ты меня отговорить пытаешься? Думаешь, я обузой буду?
  - Да нет, ты что. Просто ты мой друг, и я не хочу...
  - Подвергать меня опасности и все такое, да? Оставь эти отмазки кому-нибудь другому. Если я твой друг, то ты возьмешь меня с собой.
  - С одним условием, - сдалась Киана. - Ты рассказываешь мне, на кой хрен тебе это все надо.
  - Ладно, - кивнул Летер и наклонился к ней. - Некромантия, - выдохнул он.
  - Чего? - удивленно переспросила Киана.
  
  ***
  
  Подходя к кабинету Лоора, Дэн почувствовал в приемной остаточные следы ауры посетителя, точнее двух, но одна была смазана и почти неуловима, зато вторая...
  Вторая аура была холодная, леденяще-бледная, и на ней ярко выделялась алая с черной каймой вассальная печать.
  Дверь красного дерева открылась.
  - Заходи, Дэен, - раздался из глубины комнаты голос Архимага.
  - День добрый, Виродал, - сказал Хранитель, заходя в кабинет.
  - Вот видите, Астар, - некромант посмотрел на старого мага. - Вы проиграли спор.
  - А о чем спорили? - Дэн остановился около бара-буфета и налил себе бокал какой-то легкой фруктовой настойки, вроде бы эльфийской.
  - Магистр Астар утверждал, что ты не сумеешь распознать меня, пока не увидишь, - Виродал слегка улыбался, но Хранитель почувствовал, что некромант доволен.
  - Ну, это было не слишком сложно... Кроме того что у вас специфическая аура, некромантия накладывает свой отпечаток, вы же принесли мне вассальную присягу, а это тоже оставило свой след на ней, - как по учебнику отчеканил Дэн.
  - Но Дэен, - вмешался в разговор Архимаг. - Мой кабинет, если ты не помнишь, полностью экранирован и, находясь снаружи, нельзя почувствовать тех, кто внутри.
  Владыка довольно улыбнулся.
   - Я ощутил в приемной вашу ауру и след Вассальной печати на ней, Виродал.
  
  - Я не просто так в гости заглянул, - начал некромант, когда Дэн устроился в кресле с бокалом настойки и раскурил созданную сигару.
  - Да, и что же вас привело ко мне? - Хранитель затянулся, выпустил облако ароматного дыма, окутавшего его как туманный плащ.
  - Неужели у вашей повстанческой братии возникли проблемы, на решение которых у вас не хватает ресурсов, сил или людей?
  - Дэен, что с тобой? - удивился некромант, не ожидавший от Владыки такой язвительности.
  - Да ничего особенного, - вяло отмахнулся Хранитель от Виродала. - Просто меня все достало. Я что-то делаю, сам порой не понимаю зачем, а иногда даже и как. Чувствую, что так - правильно, поэтому и делаю.
  Дэн глубоко затянулся и осмотрелся в поисках пепельницы или чего-то подходящего на эту роль, Лоор кивком указал ему на край стола. Там стояла небольшая мраморная статуэтка горгульи, держащей в лапах чашу. Парень переместил ее на столик возле кресла, стряхнул пепел и продолжил.
  - Мне надоело заниматься неизвестно чем. Действовать наобум, порой не осознавая как и что именно делается, не видеть вариантов развития событий при различных вмешательствах, - Хранитель стряхнул пепел и потянувшись, взял со стола бутыль с настойкой.
  - И вообще у меня сложилось ощущение, что я как будто марионетка с невидимыми ниточками, персонаж чьей-то игры. Кто-то наблюдает за мной из другой реальности и нажимает кнопки, чтобы я сделал то или иное.
  - Это паранойя, Дэен, - добродушно усмехнулся Лоор.
  А некромант помолчал, налил себе настойки и произнес:
  - Скорее всего, ты марионетка своего подсознания и своей памяти, того бессознательного, с кем твой разум пока не может наладить четкий контакт.
  - Ты еще скажи, что это я тобой во сне управляю, параноик несчастный, - фыркнул Тэйр.
  - А с тебя сталось бы, железяка ехидная, - отмахнулся Дэн.
  
  А где-то в подсознании Хранителя в этот момент Красный Меч сильно удивился.
  - А парень-то не промах, он уже подходит к следующей ступени осознания. На удивление быстро, даже слишком быстро...
  
  - Вернемся к нашему разговору, а точнее, к вашим проблемам, Виродал, - сказал Дэн. - В чем их суть?
  - Как ты, наверное, помнишь, Дэен, - произнес некромант, вставая и подходя к окну. - Мы в Альрате пытаемся свергнуть теократию жрецов Единого.
  Виродал повернулся и оперся о подоконник.
  - Мы сильно ограничены и в людях и в средствах, да и методы, чего уж скрывать, применяем отнюдь не всегда гуманные. В последнее время все идет вообще плохо, инквизиция чуть ли не дышит нам в затылок, - некромант поднял усталый взгляд и посмотрел на Хранителя.
  - Нам очень нужна твоя помощь, мы придумали план, как без лишнего насилия лишить церковников контроля над людьми и страной, но воплотить этот план способен только Высший маг, такой как ты, Владыка.
  Виродал медленно прошел к креслу и чуть не рухнул в него, видно было, что эта небольшая речь далась ему очень тяжело.
  - И что вы предлагаете? - прищурился Дэн.
  Виродал вздохнул, достал трубку, неторопливо раскурил ее, собираясь с мыслями, и начал рассказ.
  
  Спустя полчаса.
  
  - План хорош, но я пожалуй для верности кое-что перепроверю, - сказал парень, откидываясь в кресле. - Не мешайте мне минут десять.
  Хранитель прикрыл глаза и расслабился, отрешаясь от мира и от тела.
  
  Причудливые узоры и переплетения вероятностей опутывали Хаалердх переливающейся сетью. Бесчисленные жгуты нитей и отдельные тонкие ниточки ветвились от поверхности Сети и уходили в глубь пространств. Владыка потянулся и коснулся грязно-белого с серыми пятнами участка. Ментальная проекция Альрата выглядела... больной, что ли. Область Альрата была, казалось, поражена какой-то не то плесенью, не то язвой. Хранитель сравнил зону Альрата с Нэлиоргом. Нити Нэлиорга были плотные, ровные и однородные, в отличие от нитей Альрата, которые воспринимались рыхлыми и разной толщины.
  Дэн поднялся на более высокий уровень ментального пространства и начал модуляцию.
  Сплетя образ, подходящий к рассказанному Виродалом плану (и откуда только всплыл? опять чертово подсознание), Хранитель накинул сетку образа на модель Альрата и начал просматривать возможные ветки развития ситуации.
   Погружаясь все глубже во временные потоки, Дэн зацепил образ, вызвавший у него интерес: история одного из предыдущих Владык, его мотивации и причины, побудившие его прийти в этот Мир...
  - На удивление схожие у нас истории, - подумал Владыка, запечатлевая сигнатуру этого фрагмента мировой памяти, чтобы потом посмотреть внимательней.
  Убедившись, что модель рабочая, и введя необходимые коррекции в узор связки, Дэн спустился на более низкий уровень и накинул Сеть связки на область Альрата, припечатывая своим Повелением, и активируя процессы изменения. Завершив работу, Хранитель скользнул обратно в тело.
  
  - Я уже все сделал, - сказал Хранитель, открывая глаза. - Я воздействовал через ментал напрямую на область Альрата.
  - Ты изменил его эгрегор? - глаза Виродала удивленно расширились.
  - Наверное. Я сам до конца не понял, что я сделал, но процесс уже пошел, - ответил Дэн.
  - Браво, Дэен! - Хранитель услышал аплодисменты Архимага. - Это большая подвижка - то, что ты смог воздействовать на эгрегор. Предыдущим Владыкам так и не удалось освоить это воздействие. Теперь весь мир у тебя в руках.
  - Если бы я сам еще нормально понимал, что и как делать, - буркнул Дэн. - И кстати - я хочу изучить остальные государства, разобраться в них, понять, что нужно там исправить.
  - Тоже верный подход, - кивнул Лоор. - Самое главное - не лезь просто так, сначала пойми, разберись, что надо изменить, что добавить, что убрать.
  - У меня есть хороший учитель и верный советчик, - Дэн с иронией поклонился Архимагу. - И поэтому я думаю, что все будет хорошо. Кстати, может, кто-то объяснит мне, почему в ментальной проекции Альрат кажется как будто пораженный проказой?
  Хранитель визуализировал проекцию восприятия Империи и отправил ее магам.
  - Все очень просто, Дэен, - произнес некромант через несколько секунд. - Жрецы фактически лишили гражданское население свободы воли, почти превратили их в послушное тупое стадо. Да ты и сам это видел, вспомни наше знакомство. Ментал отражает все аспекты бытия, в том числе и ущемление одними разумными прав и свобод других, таких же детей Творца. Вот и выглядит все так болезненно.
  - Кстати, Виродал, а как там Киана?
  - Тебе интересно, не взяла ли ненависть над ней верх? - поднял брови некромант. - Нет, не взяла. Она в порядке.
  - Скажите, а что будет потом, когда мои изменения вступят в силу, жрецы будут свергнуты народом и вы возьмете власть? Кто будет править и какова будет политика новой империи?
   - Еще не знаю, Дэен. Нам нужно будет это решить на собрании, - уклончиво ответил некромант. - Возможно, ношу власти придется нести мне, возможно - кому-то еще из верхушки Сопротивления. Не знаю. Но, могу тебя заверить, что это не будет Киана. Если при наших изначальных планах, при идее силового захвата власти, Киана могла бы стать идеологическим символом, то теперь в этом нет необходимости. Так что не волнуйся.
  - Отлично, - сказал Хранитель. - Теперь вам остается только подождать нужного момента.
  - Спасибо, - Виродал поклонился и направился к двери. - До встречи.
  
  ***
  
  Киана и Летер стояли возле Башни Совета. Маг все еще не отпускал ее руку, впечатленный переходом по второму уровню.
  - Долго он там еще? - демонесса нетерпеливо топнула каблуком о мостовую. - Уже часов пять прошло. Летер, да отпусти ты меня! Мы договорились в половину третьего встретиться тут.
  - С кем? - маг отпустил руку подруги, продолжая заинтересованно рассматривать Башню. - Может, объяснишь хоть что-то? Про время неожиданно вспомнила, схватила меня за руку и утащила к черту на рога. Женская логика - вещь беспощадная.
  - Это Башня Архимага Лоора Астара, председателя Совета Пяти, в который, кстати, входит мой отец. А сейчас мы ждем мэтра Виродала Истарэона, главу нашего Сопротивления и твоего будущего учителя, между прочим! - отчеканила Киана.
  - Может, зайти? - предложил Летер. - Как я понял, ты тут на короткой ноге со всеми.
  - Нет. Хотя... - демонесса задумалась. - Только аккуратно очень. Там важный политический вопрос решается.
  В это время малая дверь в углу ворот открылась и некромант шагнул на улицу. Он улыбался.
  - Все получилось? - взвизгнула Киана, подлетая к Виродалу. - Он согласен?
  - Он уже все сделал, - улыбнулся некромант. - Идем, Киана. Все расспросы дома. А что это за молодой человек?
  - Это твой будущий ученик! - объявила девушка. - Он хороший, очень хочет некромантии учиться.
  - Добрый день, - смутился Летер.
  - Все потом, Киана. Давай руку, идем в Ставку.
  
  15.
  
  Хаалердх.
  Огненный архипелаг, остров Бивачный.
  
  - О, как неожиданно видеть столь прелестный цветок в этом месте! - возле Морены раздался вальяжно-любезный голос. - Позволите ли вы составить вам компанию? Или, быть может, вы кого-то ждете?
  Магесса обернулась и увидела высокого темноволосого пирата в вычурного покроя голубом камзоле, расшитом серебристыми узорами. Под ним виднелась белоснежная кружевная рубашка. В ушах сверкали серебряные серьги с бриллиантами. На перевязи висела шпага в изукрашенных драгоценностями ножнах. Пират любезно улыбался, держа в руке бокал.
  - Странно слышать такое от морского разбойника, - подняла брови эльфийка. - Я уже наслушалась всяких красоток и лапочек, но прелестный цветок - это что-то новенькое.
  - Так вы позволите? - пират, не дожидаясь согласия, изящно опустился на соседний стул. - Позвольте представиться, прелестная госпожа, Честер де Бранко, потомок старинного дворянского рода, также известный коллекционер древностей и ваш покорный слуга.
  - Морена, - буркнула магесса. Представляться полным именем ей не хотелось.
  - Так кого вы ожидаете? - Честер был сама любезность и в то же время настойчивость. Эльфийке на секунду захотелось послать его подальше, но ей было скучно. Чертов Джарв опаздывал. Причем опаздывал уже на день.
  Конечно, она могла в любой момент перенестись далеко отсюда, в более цивилизованные места, и ждать там, но магессу постоянно колола мысль - а вдруг разминемся? Зная неуравновешенный характер брата, она не могла предположить, что он сделает, не застав ее. Будет ждать - не будет? Поплывет в одиночку или плюнет на их план и двинется, куда ему в голову взбредет? Она не знала. Поэтому приходилось сидеть в прибрежном кабаке, периодически отбиваться от жаждущих ее внимания бандитов и караулить Джарва.
  - Ожидаю родного брата, - хмыкнула эльфийка. - Вы его не видели? Такой, знаете, красивый, наглый, волосы светлые, а характер дурацкий. Не видели, нет? - она махнула официантке.
  - Ваш брат контрабандист, работорговец или браконьер? - светским тоном уточнил Честер. - Не могу пока сказать, знаю ли я его лично, но скорее всего наслышан. Как называется судно, с капитаном которого он подписал контракт?
  Эльфийка усмехнулась. Интересно, что думает о Джарве этот щеголь? Забавная все-таки личность.
  - Еще грога, - сказала она подошедшей девушке. Та вопросительно посмотрела на Честера.
  - Мне тоже, - кивнул тот. - Проявляю солидарность со вкусами дамы, - он обольстительно улыбнулся Морене.
  - А корабль... По-моему, он называется 'Черный Джарв'. Странное название какое-то, - магесса посмотрела на пирата с легким невинным удивлением.
  - О, вашему брату не повезло, - с сочувствием произнес Честер. - Или, наоборот, повезло. Скажите, леди, а он имеет склонность к... э... нестандартным увлечениям?
  - То есть? - Морена стала рассматривать свой стакан, сдерживая смех. - Честер, что вы имеете в виду?
  Пират замялся.
  - Моя галантность не позволяет разговаривать о таких вещах с дамами. Скажу только, что капитан этой шхуны, Джарвиэль Бешеный - личность весьма необычная. О нем ходят самые страшные слухи, - с таинственным видом сказал Честер. - Он способен на такое...
  - На что? - с искренним интересом спросила магесса. - Не смущайтесь, Честер. Забудьте, что я дама. Вот допустим, кто-то из команды проявил неповиновение. И что капитан?
  - Он спокойно мог бы убить, изнасиловать и съесть вашего брата, - произнес пират. - Именно в таком порядке.
  - Ну да, съесть, а потом изнасиловать было бы сложнее, - Морена закашлялась, пытаясь сдержать смех. - Неужели у этого Джарва такой ужасный характер? Почему же от него не убежала вся команда? Или они мечтают быть съеденными? - эльфийка представила эту картину - Джарва, методично поедающего вместе с одеждой стоящих в шеренгу матросов, перед этим тщательно посыпая их солью - и не удержалась, хихикнула.
  - Но в этом есть свои плюсы - команде он не запрещает ничего, кроме того, что запретил, простите за каламбур. Поэтому я и не знаю, повезло или нет вашему брату на этом судне - это зависит от его характера. Кстати, а как его зовут?
  - Э... - многозначительно сказала эльфийка и тут увидела на горизонте белый парус. - О, вот и он! Честер, вы скоро сами с ним пообщаетесь, могу вас уверить, - она усмехнулась и отпила горячего грога.
  
  ***
  
  - Я уже не могу его контролировать, - невидимый голос был в ярости. - У меня все хуже и хуже получается им управлять!
  - Я уже слышал это...
  - Раньше все было чудесно. Я мог исправлять сознание, корректировать восприятие, подчищать память, но теперь... Он становится слишком сильным для меня.
  - Я знаю. Что тебе надо от меня?
  - Я предлагаю сделку. Ты помогаешь мне, а я помогу тебе. Я знаю, чего ты хочешь.
  - Ты знаешь, чего я хочу? - в холодном смехе прозвучала издевка. - Ты, тупое стекло, знаешь, чего хочу я? Оригинально...
  - Попрошу без оскорблений. Я знаю, что тебе нужно от Дэна, ради чего ты принес клятву и чего ты ждешь. Ведь уже скоро будет двойное затмение. И еще - я знаю, ради чего, точнее, ради кого ты это делаешь. Помоги мне ослабить Дэна, спустить его до того уровня, когда я снова возьму контроль. А я ускорю наступление войны Предела. Что тебе конкретно надо - души, эманации боли и смерти, реки крови? Я все устрою.
  - Инструмент... не более того. Все, что мне нужно, и так будет моим. Ты жалок, Тэйр... Как старик-импотент, который был в юности воином и пытается залезть в старые доспехи... Тебе разрешили вести свою игру, но ты не смог даже этого...
  - Ты еще пожалеешь! - прошипел невидимый голос. - А если я расскажу о твоих планах Дэну?
  - То он не поверит...
  - Поверит. Я расскажу ему так, что он не только поверит, но и попытается остановить тебя. И у него получится.
  - Удачи... Если ты так хочешь обречь мальчишку на смерть... Ты идиот, Тэйр, если считаешь, что я буду один во время затмения.
  - Это ты самоуверенный дурак, - со злостью сказал бестелесный голос. - Ты еще вспомнишь наш разговор и сильно пожалеешь, что отказался помочь мне. Я справлюсь с Дэном и без тебя. А ты сам еще придешь ко мне, но тогда будет поздно. Шелестящий смех был ему ответом, но контакт уже разорвался.
Оценка: 8.34*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
В.Коротин "Шпага императора" А.Крымов "Хранитель Тотема" Ю.Иванович "Преодоление" Е.Янук "Ну,понеслось!" С.Гримайло "Истории Сантея" А.Илларионова "Мелочи геройской жизни" В.Пекальчук "Нелегал" К.Стрельникова "Мир Полуночи" С.Кулик "Янычары" А.Черчень "Курсовая работа по обитателям болота" А.Быченин "Черный археолог-2.По ту сторону тайны" Р.Грант "Астронавты.Пленники Сумитры" А.Джейн "Музыкальный приворот.По ту сторону отражения" А.Дубровный "Листик.Судьба дракона" А.Орлова, К.Измайлова "Футарк.Первый атт" Е.Звездная "Будь моей ведьмой" А.Гаврилова "Большая и грязная любовь" А.Медведева "Нам не узнать друг друга сразу" М.Завойчинская "Иржина.Все не так, как кажется..." В.Сафронов "Пилигрим" М.Дулепа "Баффер" О.Пашнина "Пропавшая принцесса,или Зачет по родовой магии" О.Куно "Шпионка в графском замке" В.Теоли "Сандэр.Ловец духов" В.Чиркова "Принцесса для младшего принца" Е.Щепетнов "Нед.Черный маг" В.Кучеренко "Серая эльфийка.Пророчество" Н.Жильцова "Ярость тьмы"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"