Пешкова Наталья: другие произведения.

Калейдоскоп-2. Водовороты Игры. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 4.01*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
      Вот живешь ты тихо-мирно, никого не трогаешь. А тут раз - Блуждающая. И понеслось - Катастрофа, перестраивающийся мир, Игра с непонятными правилами, странные Тени и прочие неприятности на твою бедную голову. Да ещё и Сдвиг нарушил все планы и вынудил расстаться с друзьями, закинув тебя неизвестно куда. А впереди лишь проблемы и трудности. Разве это не причина, чтобы сложить лапки и покорно плыть по течению?
    Ну уж нет! Барбариски не сдаются!
    Решили вновь посетить Калейдоскоп Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! человек(а)
    Ознакомительный фрагмент.
    Полностью книгу можно приобрести на сайте "Призрачные миры" в удобном для вас формате.


   Пролог
  
   Я осторожно выглянула в коридор и, убедившись, что путь свободен, быстро миновала открытое пространство, тихой мышкой юркнув в комнату отдыха. И замерла, широко распахнув глаза. В помещении царил непроглядный мрак, резкие порывы ветра трепали волосы и рвали легкую шелковую блузку, заставляя ежиться от холода. Откуда-то издалека сквозь жалобный треск веток доносилось недовольное уханье.
   - Какого аража! - изумилась я.
   В ответ сверкнула молния, осветив небольшую полянку, окруженную деревьями, и развалившегося в корнях дуба мужчину. А через миг мне на голову хлынул настоящий проливной дождь.
   - Андрей! Ты что творишь? - я спешно нырнула в спасительную сень огромной ели и оттуда показала другу кулак.
   - Прости, - засмеялся он, вставая и подставляя дождю лицо. - Люблю грозу.
   - В начале мая?! - запальчиво уточнила я. - А ну, прекращай это безобразие!
   Непогода, как по волшебству, сменилась теплой летней ночью с россыпью больших ярких звезд.
   Хотя почему как... волшебство и есть. Причем, управляемое. Берешь пульт, и моделируй себе - и место, и погоду, и даже время. Эта комната отдыха - просто чудо: развлекайся, сколько душа пожелает (хоть день, хоть месяц), а выйдешь все равно в нужное тебе время, не задержавшись ни на минуту.
   Драгоценный пытался как-то объяснить, что такое Центр и как он действует, но я не особо вслушивалась. Не для меня все эти технико-магические тонкости. Работает, и ладно. А управлять этой комнатой несложно, как и вариатором. Тут самое важное, втихаря все провернуть и в лапы обслуживающего персонала не попасть. Что мы, собственно, с Андрюхой и делаем.
   Растянувшийся на мягкой траве Андрей выглядел бодрым и отдохнувшим. Улыбнувшись, я опустилась на землю рядом с ним.
   - Барбарисик, - майор Логинов, приподнявшись на локте, протянул мне пухлый конверт, - переправь это на Землю, пожалуйста.
   - Что это? - насмешливо изогнув бровь, поинтересовалась я.
   - Ну, понимаешь... - замялся он.
   - Все ясно. Доклад моему папочке.
   - Так точно, - усевшись по-турецки, козырнул парень. - Он ведь мой командир. Приказал выяснить, что с тобой происходит и ему доложить. Прости, Барбарисик, но я показал генералу твою записку. Нет, ну это ж надо было такое написать! "Андрей, мне пришлось срочно уехать, у меня все в порядке! Успокой родителей, приходи сюда через сорок семь дней, один". Думаешь, после такой записки твой папочка успокоился?
   - Вряд ли... - хмыкнула я. - Но я все же надеялась, что он проявит благоразумие.
   - А представь, что без записки было бы. Могла бы нам хоть немного пищи для размышлений подкинуть. Кстати, а что это за сорок семь дней? Мы с Сергеичем всю голову сломали, то ли это шифр такой, то ли еще что...
   - Да нет, не шифр, - рассмеялась я. - День на Земле на два часа короче, чем на Мэйдесе, и потому дома прошло сорок семь дней против сорока четырех здесь.
   - Подожди, но ты же вроде говорила, что портал на Землю раз в месяц открывается...
   - Не раз в месяц, а каждый тридцатый день. Первый портал я пропустила, даже не подозревая о его существовании. Зато второй караулила специально. И драгоценного еле- еле уговорила тебя сюда выдернуть. Знаешь ведь, какие у него проблемы.
   - Это да, - с притворным сочувствием вздохнул Андрей, срывая и протягивая мне ромашку. - Мне бы такие проблемы!
   - Не смейся, - я укоризненно пихнула друга локтем в бок. - Ему, и правда, несладко было.
   - Сейчас-то порядок?
   - Относительный... Но мы над этим работаем, - улыбнулась я, возвращая парню цветок.
   - О да, такой важный человек, - майор Логинов сурово сдвинул брови, но через миг не выдержал и расхохотался. - Везет тебе на крутых начальников. Но все же попроси его доклад перекинуть. У меня ж тоже начальство есть.
   - Хорошо, попрошу. Но в прошлое открыть окно не так-то просто. Да и в тот раз, с запиской, сумбурно все вышло. Окно закрывалось, а я хотела написать как можно больше, чтобы вы волновались.
   - О, да! - ехидно хмыкнул Андрей. - Мы совсем не волновались. Ты исчезаешь, записка появляется. Никаких поводов для беспокойства.
   - А чего ж тогда господин генерал сам сюда не явился, ежели ты ему записку показал?
   - Так собирался сперва. Такую бурную деятельность развил: народу объявил, что ты уехала в научно-исследовательскую экспедицию на поиски снежного человека, а сам с ребятами все окрестные леса прочесал, город проверил. А после к встрече готовиться начал: амуницию проверил, оружием обвесился, будто новогодняя елка игрушками. А на четвертый день попритих слегка. Правда, на меня как-то подозрительно поглядывать стал. Но в тот момент я не придал этому значения. Мало ли, переживает человек, - парень отбросил ромашку, потерявшую все свои лепестки, и принялся за следующую. - Но на восьмой день все повторилось. И на двенадцатый. Странно, думаю, что ж это за приступы оптимизма такие, раз в четыре дня повторяющиеся. А на шестнадцатый день вызывает меня Сергеич и говорит: "Решил я, Андрюха, проявить благоразумие" ...
   - Так и сказал? - недоверчиво фыркнула я.
   - Ну, это я своими словами. Говорит, короче, "отправляйся-ка ты, друг дорогой, на Мэйдес. А я уж здесь на Земле останусь. А то нехорошо выходит: и Лариска в экспедиции, и я черте-где. А ты езжай. За дочкой моей присматривай и отчеты каждые четыре дня присылай".
   - Подожди... - я, нахмурившись, потерла большим пальцем висок. - Поедешь на Мэйдес и отчеты раз в четыре дня?
   Мы одновременно перевели взгляд на валяющийся на траве конверт.
   - Хочешь сказать, Сергеич, отправляя меня, и так уже все знал? - изумился Андрей.
   - А есть другие варианты?
   - Знал и мне ничего не сказал?
   - Может, не хотел создавать временных парадоксов? - предположила я.
   - Да сами вы парадоксы. Что ты, что папаша твой!
   - Не злись, - я дружески обняла его за плечи. - Согласись, вживую смотреть куда интереснее.
   - Куда интереснее участвовать, - с легкой обидой отозвался Андрей. - Хотя, стоит признать, вариатор этот ваш такое погружение дает... - парень многозначительно присвистнул. - А вот боль можно было бы и отключить.
   - Ишь какой хитрый, - рассмеялась я. - Или все, или ничего. Ладно, давай свой отчет. Попрошу драгоценного переправить. Только что ж он такой пухлый-то?
   - Драгоценный? - съязвил Андрюха.
   - Конверт!
   - Рисунки там, - немного смущенно ответил он.
   - Рисунки?
   - Да кто ж виноват, что наши флешки к их вариатору не коннектятся.
   - Ладно, шутник, готов ко второй серии?
   - Так точно, готов!
  
  
   Из доклада майора Андрея Логинова генералу Борисову В.С.:
  
   По результатам визуального наблюдения за объектом Б. были получены следующие данные.
   Место действия: мир Мэйдес.
   Характеристики и особенности местности: вся территория разделена на зоны, обозначенные определенным цветом. Названия зон: Белая, Зеленая, Желтая, Синяя, Красная, Черная. Каждые полгода зоны перемещаются.
   Единой власти нет. За порядком следят Стражи. Достоверных данных о последних выявить не удалось. Известно только, что сильные маги.
  
   Мною были замечены три действующие группы.
   Первая под кодовым обозначением "Наши".
   Отношения в группе дружеские, родственные.
  
   Состав группы:
  
  -- командир Борисова Лариса Витольдовна, псевдоним "Барбариска" - человек, осуществляет общее руководство и организацию разведывательных, боевых и мирных операций;
  -- Умник, псевдоним "Умник" - периодически появляется в голове Объекта и именует себя сознанием Барбариски; визуально не обнаруживается, общение идет на телепатическом уровне; полезность субъекта не определена.
  -- Айверин Шей'тар, псевдоним "Ай" - человек, тридцать лет; индивидуальное задание: планирование операций, связи с местными (в том числе, криминальными) организациями;
  -- Сэм Винфорд, псевдоним "Сэм" - человек, шестнадцать лет; индивидуальное задание: техническое обеспечение операций;
  -- Виталерра, псевдоним "Лерка" - полуэльфийка, хайтаррасса (существо, полученное в результате научно-магического эксперимента, владеющее способностью превращаться в туман), одиннадцать лет; индивидуальное задание: силовое обеспечение операций, устрашающий фактор;
  -- Зар, псевдоним "Зар" - раса не определена, предположительно фраккат, возраст от двух месяцев до двух лет, быстрое взросление; индивидуальное задание: обеспечение командира ночным зрением и другими полезными способностями;
  -- Бумер, псевдоним "Бумер" - лингрэ (нечисть-оборотень), возраст неизвестен; индивидуальное задание: диверсионные операции, устрашение противника, также используется в качестве транспорта;
  -- Верран Тар-тои-марр, псевдоним "Верран" - урс (кот), около двадцати лет; индивидуальное задание: обеспечение личной охраны командира группы;
  -- Эдигоран, псевдоним "Эд" - человек, около двадцати лет, магическая поддержка; пока не является действующим членом группы, стадия вербовки.
  
   Действия объекта Б. и проведенные группой "Наши" операции в хронологическом порядке:
  
  -- перемещение объекта Б. в Мэйдес с помощью Блуждающей зоны;
  -- встреча с урсами-работорговцами, стратегическое отступление;
  -- вербовка Зара, нахождение планшета и пояса с необычными свойствами (все, что положишь в кошель на ремне исчезает);
  -- крушение скайдера (летательный аппарат) в непосредственной близости от объекта Б.;
  -- чудесное спасение от казни на костре по ложному обвинению;
  -- вербовка Ая;
  -- вербовка Сэма; приобретение транспорта (Бумер);
  -- сражение с аражами (гигантские пауки-людоеды), победа, несколько человек ранено, им необходим ар-диар (противоядие);
  -- спасение ребенка, похищенного хайтаррассами, обследование Тел-Кристо (Место Взбесившейся магии), вербовка Лерки, нахождение "ключа";
  -- марш-бросок в Янкар (город, где можно найти ар-диар);
  -- изучение объектом Б. найденных в Тел-Кристо материалов (по результатам сделаны два вывода, первый: знаменитая магическая школа погибла в результате преступной неосторожности при проведении несанкционированного руководством исследования, второй: хайтаррассы появились вследствие еще одного неудачного эксперимента);
  -- расквартировка большей части отряда в Пост-Ив (город на стыке двух зон), в дальнейший путь объект Б. сопровождает только Верран;
  -- встреча с Игнатом Васильевым, моряком с Земли, попавшим на Мэйдес пятьдесят лет назад, получение разведданных об Игре;
  -- встреча с Эдигораном, изготовление им ар-диара;
  -- телепортация объекта Б. в Пост-ив;
  -- Сдвиг (перемещение зон);
  -- непреднамеренное разделение отряда: первая группа - Барбариска, Зар, Верран; вторая группа - Ай, Сэм, Лерка, Бумер;
  -- последняя договоренность - встреча групп в Кадаре (столице Зеленой зоны).
  
   Условный противник - сборище непонятных личностей под кодовым обозначением "Тени". Именуют себя греймами.
  
   Состав группы:
  
  -- Координатор;
  -- ал'Никс;
  -- ал'Ферьон
  -- Луитти
  -- Тигара
  -- Чаир
  -- другие игроки, точные данные о них получить не удалось.
  
   Занимаются поисками артефактов под кодовыми названиями "планшет" и "ключ". Члены группы хитры, беспринципны, способны на нарушение собственных правил. Исключение, ал'Никс. Проявляет сочувствие к группе "Наши" и *тщательно зачеркнуто*.
  
   Нейтральная группа под кодовым обозначение "Интернационал".
   В состав группы входят представители различных рас Мэйдеса. Отношения в группе дружеские, ровные. Любители шуток и розыгрышей.
  
   Состав группы:
  
  -- Сейфиттин Мейр, псевдоним "Сейфи" - оборотень (вторая ипостась - скальный кот), возраст около двадцати пяти лет, наемник для особых поручений, носит магическую личину (маскировку) светлого эльфа Эйрифисейнталя Тимейрэла; цель - вернуть память сестре;
  -- Ильсан Вест, псевдоним "Ильсан" - полуэльф, возраст четырнадцать лет, обладает уникальными способностями (живой детектор лжи, приносит окружающим удачу), по легенде сын Эйрифисейнталя Тимейрэла; цель - сбежать от родителей из-за жестокого обращения (достигнута);
  -- Ксанталл Руол те Витт, псевдоним "Талл" - вампир, возраст неизвестен, предположительно из Старшего дома (правящая элита вампиров); цель неизвестна;
  -- ЛоурСан, псевдоним "Лурсик" - мурат (пес), возраст неизвестен, способности: разумен, умеет читать; цель неизвестна;
  -- Сейтлана Мейр, псевдоним "Ланка" - оборотень (скальный кот), семнадцать лет, сестра Сейфи, подверглась негативному магическому воздействию, вследствие чего потеряла разум, ведет себя как обычное животное; цели нет (не способна размышлять и ставить цели);
  -- Неор Эра'стуар, псевдоним "Неор" - человек, семнадцать лет, из обедневшей аристократической семьи, путешествовала под магической личиной эльфийской Княжны; цель - выйти замуж (достигнута); группу покинула.
  
   Действия группы "Интернационал" в хронологическом порядке:
  
  -- побег Ильсана, Неор и Сейфи (в образе эльфа) из города Кадар;
  -- к группе для охраны присоединился отряд эльфов, принявший замаскированную Неор за их Княжну;
  -- во время путешествия в Таиндэ (столица эльфов) были убиты пятеро эльфов, убийцу установить не удалось;
  -- к группе присоединились Лурсик, Ланка;
  -- прибытие в замок Князя Авилэр, отчет Сейфи о проделанной работе (задание Князя: спрятать его дочь (выполнено);
  -- проведенное эльфийскими магами расследование показало, что эльфов убила Неор из-за проклятия тура-найлис, наложенного на Ильсана;
  -- самосуд (Ильсана чуть не повесили по приказу разозленных родственников убитых), мальчика спас некто (предположительно вампир из Старшего дома), носящий личину эльфа Пайриттивэля;
  -- вынесение приговора по делу о проклятии: Ильсан обязан постоянно носить Ограничитель, блокирующий тура-найлис;
  -- свадьба Неор и Имарианзинтэля (Имара) Туварэна (племянника Князя Авилэр);
  -- разведоперация, проведенная Сейфи в замке Лорда Эвринэ с целью выяснения произошедшего с Ланкой, оканчивается встречей с Ксанталлом, предположительно присоединившимся к группе одновременно с Лурсиком и Ланкой и действующим под прикрытием невидимости;
  -- Сдвиг;
  -- объединение группы (мурат в последний момент успел переместить свою часть группы к Сейфи и Таллу);
  -- погоня, организованная эльфами лорда Эвринэ, вынуждает группу отступить.
  
   К докладу прилагаются иллюстрации (изображения членов групп, географических объектов, животных).
  
  
   Глава 1. Начать сначала? Не вопрос!
  
   Барбариска
  
   Мы с трудом выбрались из охваченной ужасом толпы и, осторожно продвигаясь вдоль границы, спешили покинуть бедняцкий квартал. Землетрясение усилилось, и народ заполошно метался туда-сюда, едва не сбивая нас с ног. А вот моя паника неожиданно улеглась, сменившись ничем не обоснованной уверенность, что все будет хорошо. А если бы удалось подобраться поближе к Стражу и понаблюдать за его работой, можно считать, что жизнь удалась. Подумаешь, Сдвиг какой-то!
   Логика вяло трепыхалась под непомерной горой безрассудства и жалобно просила одуматься. Но не могла пробиться к затуманенному удальской дерзостью сознанию.
   Блин горелый, но ведь так не бывает! Чтобы не бежать от смертельной опасности сломя голову. Чтобы не грустить о тех, кого любишь. Ребята остались по ту сторону стены, а я и не волнуюсь почти. Просто знаю, что мы с ними встретимся.
   Когда встретимся? Где? Откуда такая уверенность? Почему нет страха или хотя бы разумной осторожности?
   Одни вопросы. А желающих на них ответить что-то не видно.
   Неужто Зар постарался?.. Боюсь, не дождаться мне объяснений. Опять заявит, что ему кто-то говорить запрещает. А кто запрещает? Тени? Да чтоб их приподняло и развеяло!
   Погрузившись в размышления, я споткнулась и едва не упала. Дроу подхватил меня в последний момент и, выругавшись, направил на путь истинный. То бишь, подальше от дурно влияющего на "глупых девиц" Стража.
   - Эй, а мы куда? - я осторожно дернула спасителя за рукав.
   Дорога казалась знакомой. Совсем недавно в Янкар этим путем ехали, в поисках противоядия.
   - Подальше отсюда, - раздраженно бросил дроу. - Иди за мной, женщина. На окраине города нас ждут лошади.
   - Лошади?! - испуганно взвыла я, резко остановившись. - Я на этот пыточный аппарат не сяду!
   - Значит, следом побежишь! - припечатал он, и не думая оборачиваться.
   Сообразив, что ждать меня не собираются, я чуток струхнула и припустила следом.
   - Почему мы вдоль границы идем? - благоразумие неожиданно проснулось, решив взять разговор в свои руки. - Опасно же!
   - Так будет быстрее, - нехотя ответил дроу, - толпа мешаться не будет.
   - А куда мы идем?
   - В Янкар. У меня там дела. Что я сказал смешного? - нахмурился воин, резко разворачиваясь и окатывая меня гневным взглядом.
   - Все в порядке! - воскликнула я, закусывая губу в тщетной попытке не рассмеяться.
   И спешно отвернулась, рассматривая виднеющийся не так уж и далеко раздел зон.
   - Странно, когда мы шли здесь в прошлый раз, никакой границы вроде не было.
   - Она дальше пролегала, вон за тем лесом, - дроу небрежно взмахнул рукой, - а теперь сюда переместилась.
   - А я думала, зоны строго по границам меняются.
   - Не обязательно, - покачал головой мужчина, - раздел где угодно может быть, хоть посреди дома. Единственное, что останется неизменным, так это Белая зона. Если стена белым окрашивается, можно сказать, повезло, - усмехнулся он и властно прикрикнул. - Уходим. У нас нет времени на болтовню.
   Но я его уже не слушала, не в силах отвести от Грани взгляд. Вдоль серой однотонной стены прозмеились мерцающие серебристые нити, составив своеобразную решетку. Одна из параллельных земле линий замерцала тревожно, едва не сбивая всю сеть, и неожиданно раздвоилась. Отросток неуверенно покачался в воздухе, замер, словно готовая к броску змея, и на огромной скорости понесся к нам. Я испуганно шарахнулась в сторону, прекрасно понимая, что за пару секунд сбежать все равно не успею. Ноги отказывались двигаться, и серебряный луч спустя мгновение ударил в сидящего у меня на руках Зара. Мощная волна силы накрыла нас с головой, заставив малыш облегченно вздохнуть. Я же, задыхаясь от восторга, казалась самой себе огромной и всемогущей. Как говорится, взмахнула направо - улица, взмахнула налево - переулочек...
   "Ага, в руинах!" - прокомментировал Умник, до этого обиженно молчавший.
   А как же, планшета его, бедненького, лишили!
   "Дура! - взъярился тот. - Да этот планшет поважнее всех твоих дружков вместе взятых! А теперь из-за тебя все сначала начинать нужно".
   "Не переживай! - улыбнулась я. - Начнем с начала, не вопрос! Тем более что один ключ у нас уже есть, а планшет ребята обязательно сохранят".
   "Хорошо хоть ключ сообразила с собой взять!" - с возмущением и обидой выпалил Умник.
   Я виновато вздохнула в ответ. Но проснувшаяся на краткий миг совесть была безжалостно изгнана бурлящей во мне силой, требовавшей действовать немедленно и со всем размахом широкой русской души. Умник в очередной раз обозвал меня дурой и укоризненно затих, действуя на нервы и совесть.
   Дроу, только сейчас заметивший, что я отстала, вернулся и, буркнув что-то весьма нелестное, потащил меня за собой.
   "О, нет, только не это!" - потерянно воскликнул Умник, и на этот раз пропал окончательно.
  
   Энергия продолжала укутывать нас с Заром искрящимся коконом, заполняя каждую клеточку тела. Казалось, достаточно лишь оттолкнуться от земли, и полетишь. Заполнившие серую Грань нити силы множились с каждой секундой, образуя все более плотную сеть. От мелких блестящих ячеек запестрило в глазах, голова закружилась, и... меня выкинуло в пустоту, которая неожиданно обрела краски, звуки и даже запах. Легкий аромат свежести, какой бывает после грозы. Впрочем, и "гроза" у них там была в самом разгаре.
  
   В центре небольшой комнаты за гладким овальным столом разместились шестеро людей. По крайней мере, со спины они казались именно людьми. Четверо мужчин и две женщины в серо-серебристых комбинезонах со странными черными символами на рукавах. Их светлые пшеничные волосы на фоне множества мерцающих тьмой окон выглядели почти белоснежными. А замысловатым прическам и роскошным витым локонам могла позавидовать любая модница. И если для девушек эти локоны, мягкими волнами ниспадающие на плечи, были привычны, для парня могли бы стать проблемой. Но судя по всему не стали. Отрастил гриву почти до пояса и в ус не дует. Интересно, а есть ли у него вообще усы?
   Но оборачиваться парень не спешил, внимательно следя за передвижениями высокого стройного мужчины, одетого в черную рубашку с двумя белыми вертикальными линиями и широкую розовую юбку, послушно подметающую пол длинными краями. Несколько раздраженных шагов к ближайшему окну, как и прочие, лишенному штор и каких-либо украшений. Резкий разворот к недовольству двух тугих белоснежных кос, норовящих ударить хозяина по спине. И вновь к мрачной однотонной стене, вдоль которой выстроились такие же серые шкафы. Небрежный взмах руки, едва не сшибающий со стола изящную вазу с букетом ярких синих лилий. И голос - грубый, властный, надменный, заставляющий напряженно вслушиваться в гневный (хотя, возможно, и справедливый) монолог.
   А вот рассмотреть его лицо не удается. Стоит сосредоточить на нем взгляд, и перед глазами все плывет, двоится, путается. И сам он мечется туда-сюда, будто зверь в клетке, слова рычит-выплевывает.
   - Что ж, - мужчина наконец остановился. - Из всего сказанного можно сделать лишь один вывод: правила были нарушены.
   Закончив речь, беловолосый неспешно занял свое место, любовно разгладил юбку и, откинувшись на спинку кресла, хищно улыбнулся слушателям.
   Улыбка эта, спрятанная за туманным маревом, угадывалась вполне отчетливо, заставляя зябко вздрагивать от пробежавшего по спине холодка. Тени в полной мере разделяли мои ощущения, до белизны пальцев вцепившись в подлокотники. Но все же взяли себя в руки куда быстрее, чем я.
   - Так и есть! - негодующе воскликнул парень справа. - Нельзя открывать планшет, пока не будут собраны все ключи и все планшеты.
   - В Контракте это не написано! - возразил его сосед. - Ты и сам нечестно играешь, ал'Никс! Кто тебе позволил подобное самоуправство?
   - А в Контракте это не написано! - передразнил собеседника ал'Никс, забавно тряхнув кудряшками. - Нарушение с планшетом серьезнее! Координатор, Вы должны его наказать!
   - Согласна, - нежно пропела одна из женщин. - Пусть выбывает из Игры! Ал'Ферьон, что скажешь?
   - Полностью поддерживаю! - ответил мужчина слева, поправив выбившуюся из сложной прически косичку.
   Двое оставшихся согласно кивнули.
   - Решение принято! - подвел черту Координатор. - Ал'Кэстар, вы покидаете Игру. Ал'Никс получает штрафное очко.
   - Что? - возмутился оштрафованный. - Да я и так пострадал больше всех! А мне теперь еще и приз урежут?!!
  
   К сожалению, удовлетворить любопытство и досмотреть разборки Теней до конца мне не позволили - в груди разрослось привычное жжение, резко выдернувшее меня из пустоты.
   - Хватит! - Зар осторожно оборвал обвивающую его силовую нить, так и не объяснив, ко мне он обращается или к своей бесплатной "бензоколонке".
   Но раз уж от Стража возражений не последовало, то и мне беспокоиться нечего. Разве что о том, почему наш проводник замер, вцепившись в мою ладонь. Собираясь его поторопить, я обернулась и едва не задохнулась от восхищения, напрочь позабыв о том, что дышать нужно хотя бы иногда.
   С той стороны границы было... море, удерживаемое лишь тонкой и хрупкой на вид преградой. По его поверхности, где-то высоко-высоко, прокатывались огромные волны, разбивались о невидимую границу, высекая серебристые искры, вспенивались небольшими бурунами и расстроенно откатывались назад. Лишь самым настырным, а главное, высоким удавалось преодолеть барьер, чтобы с шумом ухнуть вниз, рассыпая брызги и разгоняя замешкавшихся людишек. В морских глубинах суетились большие лупоглазые рыбины, заполошно тыкались в "стекло" и, недовольно плеснув хвостом, покидали опасную территорию.
   И правильно делали. Землю, и без того нещадно раскачивающуюся, так резко накренило, что сильные руки дроу, обнимающие меня за плечи, оказались весьма кстати. Иначе катиться бы мне кубарем на потеху рыбкам.
   - Что это? - выдохнули мы с эльфом одновременно.
   Уровень моря снизился почти вдвое и продолжал стремительно падать.
   - Страж зоны выравнивает, - пояснил Зар. - Нужно уходить. Вдруг заклинание сорвется...
   Мужчина окинул нас с малышом подозрительным взглядом, но спорить и выяснять отношения не стал. Правда, и обольщаться не стоило - так просто от разговора мне не отвертеться.
   Бежать было на удивление легко. Давненько я не чувствовала себя так хорошо, разве что килограмм тридцать назад. Даже двухлетний малыш (чем же мы его так раскормили?) казался почти невесомым. Да что там Зар. Я и лошадь смогу запросто поднять и унести! Все равно я на этих чудовищ больше не сяду!
   Села. А попробуй не сядь, когда на тебя злобно смотрит разъяренный дроу. Усадив перед собой Зара на любезно сложенном в несколько раз одеяле, я с подозрением присматривалась к огромному тюку, заброшенному воином на вторую лошадь. А вдруг он маньяк: похищает невинных девиц, заворачивает в одеяло и продает в заморские бордели?
   "Не переживай! - хихикнул Умник, не растерявший и капли наглости во время своих отлучек. - Тебе это точно не грозит".
   "Почему это?"
   "Да где ж такой ковер-то найти? - уже откровенно расхохотался он. - Но не стоит терять надежды. Пленница в мешке может оказаться намного старше и страшнее тебя. Тогда тепленькое местечко и освободится".
   "Умник, - пригрозила я, - заканчивай, а то обижусь!"
   "Да это я должен обижаться, - с неожиданной злостью воскликнул он. - Это же ты мой планшет потеряла!"
   "Да чего ему сделается? Уверена, что ребята прихватят его с собой".
   "А если не прихватят?"
   "Тогда просто заберут, - терпеливо ответила я. - Ты что, меня теперь всю жизнь этим попрекать будешь?
   "Точно, - согласился он, - каждый день каждую минуту все двадцать шесть часов в сутки".
   "Двадцать четыре".
   "Это у вас... у нас на Земле двадцать четыре, а здесь двадцать шесть".
   "Смеешься? - робко спросила я. - Значит, я прощена?"
   "Ну, если хорошо попросишь" ...
   Но договорить мы не успели - особо сильный толчок заставил меня позабыть обо всем на свете и сосредоточиться на скачке.
   Помните, я говорила, что лошади - это зло, а путешествие на них - ужас? Так вот, забудьте это! Путешествие на лошади - это детские игры, а вот путешествие на лошади во время землетрясения - это жуть! Одно хорошо, ехали мы недолго, минут пятнадцать.
   - Стоп! - от неожиданности я выпалила это вслух. - Не поняла! Какие пятнадцать минут? В прошлый раз мы два часа сюда добирались.
   Дроу, не меньше меня удивившийся столь быстрому перемещению, как-то уж очень странно ко мне присматривался. А в ясных голубых глазах парня явственно читалось, что из нас двоих маньяк вовсе не он. Ох, чую, ждет меня теплый дружественный допрос. И вот как я ему должна объяснять все эти фокусы? Сказать, что Зар простой ребенок, а я и того проще? Боюсь, не поверит. Или честно и правдиво ответить: "А хрен его знает"? Хотя... нападение, как говорится, - лучшая защита. А народ зря говорить не станет.
  
   ***
  
   Сдерживать себя становилось все труднее. Ругаться с куклой не стоило, хотя чертовски хотелось. Эта дура умудрилась потерять планшет. И даже ошибки своей не признает! Сохранят ее глупые дружки планшет, как же. Больно им надо со всякой непонятной ерундой таскаться. А с Шей'тара станется еще и толкнуть его на сторону, как уникальный артефакт. И ведь не поймет даже насколько тот и в самом деле уникален. Сколько сил и старания было вложено в каждую проекцию. И к каким последствиям может привести неправильное их использование.
   Из Игры, к примеру, можешь вылететь. И друзей-конкурентов лишить честно найденного. Да Умар за такое головы бы откручивал, а Кэстара всего лишь выгнали.
   Нет, ну это ж надо быть таким дураком, чтобы столь нагло нарушать правила.
   Ярым поборником этих самых правил ал'Никс не был. Но одно дело что-то провернуть втихаря (хотя и за это можно огрести - бестолковую куклу, к примеру), и совсем другое - устроить внеплановые Сдвиги. Такое разве что мертвый не заметит. А уж использовать вместо ключа собственную силу - это и вовсе верх безрассудства. Не для того разработчики эту возможность предусмотрели, чтобы всякие идиоты зоны направо-налево двигали. Умар тоже мог бы свой планшет распахнуть. Еще в первый день. Жуть как любопытно было на Мэйдес взглянуть. Проекции миров он уже видел и не раз, но вот такие, собранные по кусочкам...
   Одно хорошо, его планшет Сдвигом недалеко унесло. На Мэйдесе остался. Еще и перед дядюшкой пришлось унижаться, чтобы эту информацию выманить. Знал бы Кэстар, какое сокровище могло бы оказаться в его цепких лапках, ни за что бы зону с Пост-ив в сторону не отбросил, какой-то другой заинтересовавшись. И лишился бы Умар своих сокровищ безвозвратно. Нет, прыгнуть вслед за планшетом на Варто было бы не сложно - вызывай Блуждающую и шагай. Только ж Барбариска ни за что не согласится Мэйдес покинуть, детишек своих разлюбезных потерять. И не объяснишь ей, что там они, на Варто, вместе с его вещичками. Опять правила - будь они не ладны! - и рассказывать нельзя, и под полный контроль куклу брать. Взял уже один такой. Умар лично на него Координатору настучал. И отправился ал'Хризан домой несолоно хлебавши.
   Но он хотя несколько дней продержался, куклу ал'Мэя еще в первый день ликвидировали. И не без помощи других игроков - в этом Умник почти не сомневался. И если первые двое выбыли из игры тихо и незаметно, ал'Кэстар вызвал небывалый интерес к своей персоне. Вернее, к оставшемуся после оной планшету Варто.
   С тоской глянув вслед Кэстару и хитрым девицам, успевшим подсуетиться первыми, Умар отправился к вариатору. Если бы грейм хоть на миг усомнился в том, что Тигара или Лу вряд ли сумеют разжиться нужной информацией, одних бы их не отпустил. А вот его куклу оставлять в одиночестве точно не стоило. При ее-то способности впутываться во все неприятности разом. Да и за Ильсаном присмотреть не помешает.
   Ал'Никс почти научился переключать каналы по собственному желанию. Правда, не всегда это получалось, но сегодня вариатор, сочувствуя расстроенному парню, послушно выполнял его желания. Первым делом заглянул к Барбариске и убедился, что она под контролем и защитой. Дроу особого доверия не внушал, но лучше что-то, чем ничего. Затем попытался поймать волну Айверина и проверить, как там его драгоценный планшет, но прибор упрямо не желал этого делать. Перебрав все варианты (Сэм, Лерка, даже к нечисти пытался пробиться), Умар признал всю тщетность своих попыток и включил волну Ильсана. Его прибор показывал послушно, иногда даже с первого раза.
  
   Подгоняемая Сейфи группа со всех ног (лап) мчались к границе зон, надеясь пересечь ее и скрыться от эльфийской погони. Талл, поначалу сомневающийся в разумности такого решения, быстро сдался под напором "убедительнейших аргументов" Мейра, несказанно восхитивших Ильсана. Вампир лишь усмехнулся в ответ и, подсадив оборотня на спину, послушно двинулся в нужном направлении.
   На привал остановились у небольшого родничка, без сил упав в густую траву. Талл осторожно сгрузил свою ношу под ближайшим деревом и, облегченно вздохнув, прикрыл всех иллюзией. Вставать после долгого бега желания не было, но совесть оказалась куда упрямее. Наполнив водой опустевшую флягу, Ильсан передал ее оборотню, затем отхлебнул сам и с чистой (наконец-то) совестью растянулся у ручья, любуясь плещущимися муратом и кошкой. От усталости мысли путались, и кружилась голова, обещая скорый приступ. Удивляться и то было лень. Хотя одна странность все же бросалась в глаза - Лурсик практически не отходил от Ланки, едва ли ее не облизывая, а в замке и близко к себе не подпускал, сердито порыкивая.
   Громкие крики с той стороны ручья заставили всех притихнуть. Иллюзия - штука хорошая, но сильные маги способны их распознавать. А эльфийский маг своих умений пока не демонстрировал. Не стоит относиться к нему легкомысленно. Самомнение еще никого до добра не доводило.
   Умара эти размышления только рассмешили. Не слишком ли умные мысли для четырнадцатилетнего мальчишки, который подкидывает девчонкам картинки с голыми эльфами и ради смеха переодевает статуи? Нет, в принципе-то, все правильно - не поспоришь. Да и жизнь - не мамка, всему научит и возразить не позволит. Хотя для Ильсана, что жизнь, что мамка - без разницы. И от той, и от другой одни неприятности. От последней даже больше. Жизнь хотя бы друзей хороших подкинула. А мамка только проклятие, едва не стоившее парню этой самой жизни. Тут и не захочешь, повзрослеешь.
   Правда, и Умару дядюшка постоянно об этом твердит... Возможно, стоит прислушаться.
   Слова у грейма никогда не расходились с делом. Прислушаться - так прислушаться. Дядюшки, к сожалению (а может, к счастью) не слышно, только шум, нарастающий с каждым мгновением.
   Еще одна погоня? Или эльфы решили замкнуть кольцо?
   Ответ на оба вопроса не заставил себя ждать. А недовольное шипение Ланки потонуло в дружном вздохе восхищения. И в этом ал'Никс был солидарен с мужчинами - девица была исключительно хорошенькая. Мокрая ткань светло-зеленой рубашки и тонких серых брюк совершенно не скрывала стройной фигурки с приятными выпуклостями и будоражила воображение. Встревоженное личико, большие синие глаза, а главное, тяжело вздымающаяся грудь требовали немедленных действий. Как минимум, обнять и защитить. Как максимум... на этом фантазия зашкаливала, напрочь выметая из головы остальные (возможно, нужные и полезные) мысли.
   Похоже, спрятавшейся за иллюзией группы маньяков испуганная девушка не замечала, продолжая на полной скорости мчаться вперед. В очередной раз отбросила за спину черную растрепавшуюся косу и... споткнувшись о вытянутые ноги мальчишки, плашмя упала прямо на оборотня. И ладно бы ему на грудь. Умар сочувственно вздрогнул, прикрывая ладонью самое сокровенное, хотя до него девица уж точно не могла добраться. Мейр же, взвыв от боли, попытался ее спихнуть. Но вставать девица не спешила, внимательно изучая местность вокруг. Вот где упала, там и изучала, ладошкой.
   - О! - насмешливо протянула она. - Какой красивый мужчина!
   Ответом ей стал громовой хохот и ехидное тявканье мурата. А Ланка, выражая праведное возмущение, угрожающе выгнула спину и мгновенно распушила хвост. Лишь сам "мужчина" пока никак не реагировал на девичьи попытки познакомиться. Растерялся, наверное.
   - Тысяча дохлых медуз! - буркнула девица, немного отодвигаясь. - Какого аража валяться там, где бегают приличные девушки!
   - Приличные девушки, - огрызнулся Сейфи, - не бросаются на парней в первый же день знакомства. А уж руки тем более не распускают!
   - А приличные парни, - парировала незнакомка, - не прячутся под иллюзиями и подножки девушкам не ставят.
   - Так я и не ставил... - тут Мейр наконец-то сообразил, кто виновник торжества. - Вест, зараза, убью!
   - Да не ставил я ей подножку! - горячо воскликнул Ильсан. - Я вообще тут лежу, никого не трогаю. А чего она под ноги не смотрит?
   - Ну, так повесили бы транспарант "Проходи мимо! Здесь наше лежбище!" - хихикнула эльфийка. - Я, может, и обошла бы, но уж точно многое потеряла!
   - А если учесть, - вмешался в перебранку Ксанталл, - что эта полукровка нас прекрасно слышит и видит сквозь морок, то встает вопрос...
   - И не только вопрос! - перебила его девчонка, торопливо отскакивая от разозленного оборотня. - Да шучу я, шучу. Слышь, клыкастый, а у тебя какой уровень? - оказывается, она умела говорить и серьезно. - Усиль иллюзию, а то гномы нас заметят.
   - О! Какие мы смелые! - едко прокомментировал Сейфи, проглатывая уже вторую таблетку обезболивающего за день. - Горстку коротышек испугалась!
   - Ну, разумеется, - фыркнула красотка, - оборотни ведь у нас герои: им, что две сотни коротышек, что пять, разницы нет - всех наземь положат. Только, по-моему, это жестоко, - притворно всхлипнула она, - смерть от хохота!
   - Ах ты, нарфово отродье! - рявкнул оборотень, запуская в девчонку сухой веткой, как по заказу валявшейся неподалеку.
   Черноволосая легко уклонилась от "стрелы" и дурашливо раскланялась.
   - Интересно, с чего это ты решила, что мы станем тебе помогать? - вампир недобро сощурил алые глаза. - И почему гномы за тобой целый молот отправили?
   - Прихватила кое-что, - девушка повернулась, демонстрируя висящую за спиной сумку. - Коротышкам без надобности. А их предводителю уже все равно. А с вами нам по пути.
   - По пути? - Сейфиттин болезненно скривился. - Да ты даже не спросила, куда мы идем!
   - А я и так знаю, - улыбнулась черноволосая. - Для провидицы это не проблема.
   - Провидица? Прям, все-все-все видишь? И это? - мальчишка скосил глаза в сторону Мейра.
   - Неа, это экспромт.
   - Шла бы ты со своими экспромтами! - огрызнулся тот.
   - И пойду, - согласно кивнула девушка, - с вами. Так безопаснее будет. У коротышек ил'сибо есть. Правда, не знаю какой уровень.
   - Ты же провидица! - съязвил Мейр.
   - Мы, провидицы, на такие мелочи не размениваемся. Вот мир спасти или еще что...
   - А знаешь, о чем в пророчестве Латсайра говорится? - хитро усмехнулся Ильсан.
   - Рассеется в Грядущем мрак, - важно задрав нос, продекламировала девица, -
   Коль Князь, одобрив странный брак,
   Закону Счастье предпочтет;
   А Дух, сломавши Зла печать,
   Сумеет восторжествовать,
   И полукровка мир спасет!
   - Это мы и сами слышали, - перебил ее мальчишка. - А вот о чем оно, как думаешь?
   - А тут и думать нечего. О тебе, - эльфийка ласково потрепала Ильсана по голове.
   - Дура! - разобиделся тот.
   Шуточки на эту тему осточертели парнишке еще в Монте, откуда он сбежал без малейшего сожаления.
   - Зря не веришь, - улыбнулась провидица и вновь пристала к вампиру. - Так что с уровнем? Не собираешься иллюзию усиливать.
   - Давно уже усилил, - фыркнул Ксанталл.
   - Зачем мы тебе нужны, и дураку ясно, - перебил их Сейфи. - А вот нам какого аража силы на тебя тратить?
   - Посмотрим, милый, что ты скажешь, когда мы в Кадар доберемся, - нежно пропела девушка.
   - И как, успешно доберемся? - насмешливо приподнял бровь вампир.
   - Вполне.
   - А гномы?
   - Их скоро отзовут. Пришлось кое-кому голову заморочить. И если дед ничего с правилами не напутал, тому гаду сейчас ой как несладко.
   - А теперь что, нам пришла головы морочить?!
   - Я ж, любя... - девчонка попыталась чмокнуть оборотня в нос, но тот уклонился, сердито оскалив зубы.
   - Хорошо, провидица, - заявил Ксанталл, с усмешкой наблюдавший за ее фокусами, - пойдешь с нами.
   - Отлично!
   - Эй! - возмущенно вскинулся Сейфи. - А мое мнение здесь кто-то спрашивать будет, нет?
   - Обязательно, милый! - подмигнула ему красотка. - Поднимайся давай!
  
   Улыбнувшись, Умар отключил вариатор. Умеют все же некоторые поднимать настроение. Теперь можно и Кэстара пойти помучить. Злобное рычание Умник услыхал еще в середине коридора, но шага не сбавил. Прекрасные греймы довели бывшего конкурента до белого каления, и запала для самого ал'Никса Кэстару может и не хватить. А вовремя брошенная фраза "все бабы - дуры!" и вовсе сделать лучшим другом.
   Впрочем, особой пользы от его исповеди не было. Не было бы, если бы ал'Никса, подсматривая за Ильсаном, не услышал кое-что интересное.
   В куклы Кэстару достался гном. И не просто гном, а цельный королевский Советник. И главное, прикрытие для поисков планшета отличное нашел - учет и ревизия казны. Видать, тоже в опись эльфийских подарков заглянул. Лучше б головой думал. Это же двести лет назад было. И что король Туллин с теми подарками сделал, только боги знают. Ага, те самые, которых нет. Но люди их упрямо выдумывают, что б жилось веселей, наверное. Нет бы, в греймов верить. И правда, и польза какая-никакая обеим сторонам. Греймам почет и слава, ну, и людишкам перепадет чего...
   Но Кэстар советоваться с богами не пожелал и приказал Советнику разыскать планшет. А тот и сам не дурак был в гномью казну жадные ручонки запустить, но все же сообразил, что одному такую гору золота не перерыть. И отправил туда своих подручных. На несколько раз сокровищницу перерыли, а все без толку. Так бы и ползали ли там по сей день, если бы Советник хитрую девицу не встретил, черноволосую да синеглазую, которая и шепнула гному, что видела она "артефакт" этот в человеческом музее, только не помнит в каком. Но явно где-то поблизости.
   Советнику-то девица не очень глянулась, тем более, что на эльфийку зараза похожа, а вот Кэстару голову напрочь снесло. Ну а что гном супротив грейма сделает? А уж как люди удивились повальному увлечению гномов их историей и магией. Ни один музей без внимания не остался. И через каких-то три дня ал'Кэстар заполучил планшет и еще больше в своей провидице уверился.
   Не учел только, что симпатичные черноволосые провидицы знают об Игре гораздо больше, чем говорят. А ради красивых глаз мужчина готов и не такую глупость сделать.
   Впрочем, свою глупость ал'Кэстар уже совершил. А Умару, к счастью, досталась не провидица. Хотя, стоит признать, глаза у нее тоже красивые.
  
  
  
   ***
   Радужный барьер сменился серым. Народ, отталкивая друг друга, бросился прочь от границы, а Лерка продолжала стоять у стены, молча размазывая по щекам слезы. Сэму и самому хотелось плакать, но мужчинам рыдать не пристало. Тем более, когда рядом дамы. И не важно, сколько им лет, умеют ли они обращаться туманом и не мечтают ли втайне тобой подзакусить. Они все равно дамы, которым нужна помощь и защита.
   Мужчины от помощи тоже бы не отказались. Но Барбариска далеко. А без нее пресловутое невезение вновь вернулось к мальчику. И вряд ли ему удастся в одиночку добраться до знаменитой Виссэрской Библиотеки и найти документы, подтверждающие невиновность технарей. У Айверина свои дела. И хорошо, если он их с Леркой не бросит, когда поправится. В последний раз взглянув на стену, за которой остались их друзья, Сэм решительно тряхнул головой, сбрасывая грусть и подступающие к глазам слезы, и повернулся к девочке.
   - Лерка, кончай ныть! - он обнял малышку за плечи и потянул за собой. - Бумер, ты тоже прекращай! Если бы Грань можно было процарапать, это бы и до тебя уже сделали. Уходим отсюда!
   - Куда? - доверчиво спросила девчонка, шмыгая носом.
   - Сначала в гостиницу к Айверину. У нас же его лекарство. Разве забыла? Потом прочь из города. Мало ли что с той стороны после Сдвига окажется. Бумер, двоих увезешь?
   - Запросто!
   - Нет! - насторожилась хайта, к чему-то усиленно прислушиваясь. - Отправляйтесь без меня. Я кое-что услышала...
   - Что?
   - Пока не уверена. Проверю и догоню вас, - Лерка нам миг теснее прижалась к своему защитнику и тут же исчезла, растворившись туманом.
   Сэм с тревогой огляделся, но народ интересовали исключительно свои беды. И неучтенные хайтаррассы в их число, похоже, не входили. Бумер без споров сменил ипостась и рванул с места, едва мальчишка успел на него запрыгнуть.
   - Вот интересно, - протянул он, крепко вцепившись в гриву и не очень-то надеясь на ответ, - это наша зона перемещается или Ларискина?
   - Наша, - неожиданно отозвался лингрэ.
   - Откуда знаешь?
   - Знаю и все!
  
   Знахарка Тарланна, поселившаяся в одной с ними корчме, осторожно развернула переданный Барбариской пакет. Открутив крышку небольшой серебристой фляжки, плеснула немного зелья в стакан и, принюхавшись, подтвердила, что это действительно ар-диар. Правда, за качество зелья поручиться не могла - уж больно запах странный. Но лучше что-то, чем ничего. Другого противоядия все равно нет. Отлив нужную для остальных раненых дозу, Сэм помчался в свою комнату. Мельком глянул на Бумера, пытающегося когтистыми кошачьими лапками запихать в мешок любимую папку Барбариски, и склонился над Айверином.
   Аккуратно влив лекарство в безвольно приоткрытый рот, мальчик уселся рядом с больным, ожидая результат. И он не заставил себя ждать. Выпучив глаза и истошно взвыв, Айверин соскочил с кровати и в два глотка выхлебал стоящий на столике кувшин с водой. Заметил таз, в котором Лерка смачивала платок, почти мгновенно сохнувший на его разгоряченном лбу, и осушил его прежде, чем Сэм успел вмешаться.
   Наверное, шутить на тему "и куда в тебя столько влезает" не следовало. И без этого технарь услышал о себе много нового. Досталось и Барбариске с ее "мерзким пойлом", и даже Бумеру, "бессовестно царапающему ценнейший раритет, который можно весьма выгодно продать".
   - Да я тебя самого продам! - злобно прошипел лингрэ, прикрыв "ценнейший раритет" пузом и грозно выставив когти.
   - Вот так и рушатся великие планы, - печально вздохнул Шей'тар.
   Но при этом так многозначительно улыбался, что и дураку было ясно - отказываться от "великих планов" хитрец не намерен.
   - Да к аражу этот альбом! - перебил его Сэм. - У нас Барбариска пропала!
   - Как пропала? - мгновенно подобрался мужчина.
   - Как-как... Сдвигом вот-вот унесет!
   - Сдвигом? Тогда чего стоишь? Пошли!
   - Ага, - кивнул мальчишка.
   И едва не сел прямо там, где стоял - на пол рядом с кроватью. За одно короткое слово Айверин успел не только переодеться, но и собрать сумки, и даже Барбарискин альбом умудрился в мешок запихать, вместе с яростно извивающимся котом.
   - Как ты это сделал? - изумленно воскликнул технарь, выпутывая несчастного лингрэ из мешка.
   - Затолкал, и все, - беспечно пожал плечами Ай. - Да не вытаскивай ты его, у нас времени на его выкрутасы нет. Так, а в чем дело-то? - мужчина наконец-то заметил устремленные на него взгляды. - Чего вылупились? За комнату я заплатил, еды в дорогу купил. Можем ехать.
   - И как, интересно, ты все это успел? - недоверчиво фыркнул Сэм. - Я и не знал, что нас сопровождает настолько сильный маг.
   - Маг? Я?..
   На объяснение ушло гораздо больше времени, чем на "сборы". И последующий "научный эксперимент".
   - Начинай считать! - велел Шей'тар, исчезая за дверью.
   Собственно, о том, что дверь все-таки открывали, Сэм догадался только по хлопку. При счете "три" хлопок раздался вновь.
   - Ну? - спросил ничуть не запыхавшийся мужчина.
   - Три, - честно ответил мальчик, и тут же был обвинен во лжи.
   - Да быть того не может! Я до самих врат успел сбегать. Там уже Радужный барьер. Вот-вот разгон начнется. А ты только до трех досчитал?
   - Не веришь, вон у кота спроси, - пожал плечами Сэм, решив больше ничему не удивляться. - Кстати, а что за разгон?
   - По дороге расскажу. Лерка где? И Зар?
   - Зар с Барбариской остался, - с плохо скрываемой завистью ответил мальчишка. - А Лера скоро вернется. Говорит, дело важное. Да не психуй ты. Успеем. У нас еще двенадцать часов в запасе есть до тех пор, пока зоны не соединятся и проход вновь не откроется.
   - И чего про разгон спрашивал, если сам знаешь? - недовольно буркнул Шей'тар.
   - Погоди, так у вас что, разгоном называют период стабильности, когда Грань остается закрытой после Сдвига? А почему?
   - Так народ разгоняет куда подальше, - усмехнулся Айверин, - вот и разгон. Никто ж не знает, что по ту сторону окажется. А накрыть может так, что мало не покажется.
   - Как это никто не знает? - не согласился технарь. - После Радужного граница прозрачной становится. Это уже потом она в цвет новой зоны окрашивается. А до этого прекрасно видно, что будет по ту сторону через двенадцать часов.
   - Хочешь остаться и посмотреть? - насмешливо уточнил Шей'тар. - Или поедем уже?
   Мужчина взял со стола фляжку с остатками ар-диар, встряхнул и, убедившись, что там еще что-то осталось, запихал в карман.
   - Отлично. Потом посмотрим, что за волшебную отраву ты мне притащил. Ну, и где Лерка-то? Так весь разгон тут просидим, пока шаффты не явятся и нас не сожрут.
   - Подавятся, - хихикнул закружившийся посреди комнаты сгусток тумана. - Или я их сама сожру. Кстати, нас ищут! - сообщила она, превратившись в симпатичную черноволосую малышку.
   - Кто ищет?
   - Гномы.
   - Что им надо?
   - Какой-то планшет,- пожала плечами хайта, старательно отряхивая новый дорожный костюм, купленный буквально вчера и едва не превратившийся в поношенную синюю тряпку. - Я еще у ворот услышала, как они Барбариску обсуждают. И пошла проверить. А их там целая куча. Они нас схватить хотят и этот самый планшет отобрать.
   - Все ясно, - важно кивнул Айверин. - Похоже, они вслед за дроу Барбарискин альбом ищут. Говорил ведь, артефакт это. И стоит, поди, немало.
   - Шшшшшш! - вмешался в разговор Бумер, грозно вздыбив шерсть.
   - Да не будем, не будем мы его продавать, - успокоил кота Шей'тар, добавив чуть слышно, - пока не будем.
   Но сразу выйти не удалось. Лерка торжествующе шмякнула перед растерянными парнями два огромных, а главное, тяжелых мешка. Айверин их не то что поднять, даже в угол незаметно оттащить не смог, чтобы "случайно забыть во время сборов".
   - Да что ж ты туда запихала-то? - горестно вздохнул он.
   - Ой, это такая замечательная штука! - радостно воскликнула девчонка, вытаскивая из мешка тонкую блестящую плитку.
   - Шоколад? - недоуменно нахмурился Сэм. - Нет, я слышал, конечно, что девушки его любят. Но чтобы столько?!
   - Да вы не понимаете! - обиженно надулась хайта. - Он Голод убирает. Почти совсем. Меня один мальчишка угостил.
   - Что за мальчишка? - насторожился Шей'тар, да и Сэм недовольно сощурил глаза.
   - Да просто мальчишка, - пожала плечами Лерка. - Рыжий такой. Мы вместе с ним гномов пугали.
   - И как, успешно?
   - Неа, - хихикнула мелкая нахалка. - Они нам не поверили. Откуда, говорят, на той дороге хайтаррассу взяться. А я, между прочим, им чистую правду сказала!
   - Пугать противников самим собой? Неплохая идея, - рассмеялся Айверин. - Но слегка недоработанная, раз не испугались. Ничего, мы ее разовьем, усилим и... - он мечтательно закатил глаза, и ребята поняли, что с подачи этого хитреца гномы будут падать в обморок при одном упоминании хайтов. - Так, про гномов мы потом послушаем. А что с шоколадом? Он и впрямь Голод снимает?
   - Ага. Я как сладкий кусочек проглотила, сразу и почувствовала, что больше никого съесть не хочется. Совсем как раньше.
   - Будем надеяться, что этот эффект продлится достаточно долго. А где ж ты его столько раздобыла-то?
   - Так мальчишка и показал, когда мы от гномов удирали. Там лавка на площади. Я и взяла-то немного, а хозяин как давай орать, что две серебрушки - это мало. Ему что, жалко, что ли? Все равно же удирать из города собирается. Вцепился в мешки, будто клещ какой. Пришлось объяснить, для чего мне шоколад нужен. Показать даже. Тот сразу кричать прекратил, глаза выпучил и давай шоколад в сумки запихивать. Хороший дяденька.
   - Отличный способ делать покупки, - восхитился Айверин. - Надо бы взять на вооружение.
   С этими словами хитрец исчез и... вернулся, Сэм с Леркой еще и удивленно переглянуться не успели.
   - А ты права, хороший дяденька. Пару лошадок вот нам одолжил.
   - Одолжил?
   - Еще и благодарил, что к нему за помощью обратились, - хмыкнул Шей'тар. - И все же есть от хайтаррассов определенная польза.
   - Для кого? - усмехнулся технарь.
   - Ну, в первую очередь для хайтов и для меня, любимого. Хотя и торговец в накладе не остался. Видели бы вы, с какой скоростью он из города рванул. Ему теперь никакой Сдвиг не страшен. А если рискнет в Гриште мою расписку предъявить, то и деньги за лошадок получит. Все, хватит болтать. Лерка, гномы у нас где?
   - Там, - девчонка, вытянув руку, ткнула в правый угол комнаты.
   - Ага, значит, примерно на северо-востоке. А Гришт у нас на западе. Отлично. Пошли. По дороге про гномов подробнее расскажешь. Сколько их там, как экипированы. Бери свои мешки, потом на Бумера загрузишь.
   - Чего это?! - возмутился благороднейший тыгыдымский конь, из принципа не желавший менять ипостась и маленьким пушистым котенком растянувшийся на кровати. - Заставляете бедного несчастного меня всякие тяжести таскать?!
   - Барбариске пожалуюсь! - аргумент был убойный, и Бумер, выпрыгнув в окно, нетерпеливо забил копытами.
   Лера, прихватив свое "лекарство", легким туманом скользнула следом, и когда парни вышли, уже восседала на Бумере, поверх сумок и одеяла. Сэм закрепил свою поклажу и запрыгнул в седло.
   - Лер, - позвал он. - А как ты сумки утащить смогла?
   - А чего ей сделается? - ухмыльнулся бессовестный мошенник. - Да она при желании и всех наших коней поднимет.
   - Да я не про то, - отмахнулся мальчишка. - Как она мешки в туман превратила? И костюм этот, к примеру?
   - О, так ты желаешь нашу красотку без одежды увидеть? Уважаю!
   - Дураки! - обиделась малышка, показав обоим язык. - Бумерчик, поехали от них!
   - Куда?
   - На запад, в Гришт, - догнал их Айверин.
   - Не злись, - Сэм пришпорил свою лошадку. - Я ж с научной точки зрения. Ай, молчать! Я просто хочу понять, как вещи могут вслед за Лерой туман обращаться.
   - Не знаю, - пожала плечами девочка. - Учитель объяснял это "подчиняющим полем хайтаррасса". Все, с чем хайт имеет дело долгое время, под него подстраивается и потом меняет форму по желанию хозяина.
  
   Из города выбирались молча. Улицы были запружены народом, и отвлекаться на разговоры не хотелось. Тут бы с лошади не упасть да в раздавленный блин не превратиться. Телеги с различным скарбом, беженцы с тяжелыми мешками за спиной, ревущие сопливые дети, орки, силой расчищающие себе дорогу, вампиры, пугающие народ дружелюбными улыбками - все это живое месиво медленно, но верно ползло в сторону Гришта. Крики, ругань и ссоры не прекращались ни на минуту. Одно хорошо, воры, радостно шныряющие в толпе, заметив поданный Айверином знак, обходили их группу стороной.
   - Сдвиг во всей его красе, - пробурчал Сэм, спихивая с крупа коня чей-то посторонний мешок, уже в третий раз каким-то чудом там оказывающийся. - А вот у нас эвакуация по всем правилам организована. Транспорт, врачи, военные.
   - Тихо ты! - прошипел на него Шей'тар.
   Народ и так с подозрением на них оглядывался, а может, просто втайне мечтал заполучить их "транспорт".
   За городом стало чуток посвободнее. Беженцы растянулись по всей дороге, мощной волной продолжая катиться в сторону Гришта и вожделенной безопасности. Опасаясь укусов и крепких копыт Бумера (а как иначе защитишь свою жизнь и глупых людишек?), невольные попутчики обходили группу стороной и удалось без чужих ушей обсудить веселые проделки хайты и выяснить, зачем их преследуют нарфовы гномы.
  
   Гномов девчонка разыскала в одном из многочисленных трактиров Пост-ив. Новехонькие посеребренные кирасы, темная-синяя с иголочки форма, тщательно, волосок к волоску, заплетенные бороды, блестящие метательные топорики за поясом да железная секира на плече. Хоть прямо сейчас на парад выходи. Ну, или беглецов искать. Они же вовек не догадаются, что их кто-то преследует. Да и не заметит, такую-то толпу.
   Вдоволь поиздевавшись над гномьей глупостью, Шей'тар позволил Лерке продолжить рассказ.
   Широкий двор трактира был забит гномами под завязку. Кто-то восседал за столиками, допивая пиво, кто-то выстроился у ворот, поправляя заплечные мешки. К ним-то Лерка и сунулась.
   - Дяденька, а дяденька, - жалобно всхлипнула она, дернув за рукав ближайшего коротышку с большим лиловым бантом на правом плече, - ты туда не ходи, там страшно.
   - Куда? - машинально спросил тот.
   - Туда!
   В какую сторону они будут удирать, девочка не знала и махнула рукой наугад. И не ошиблась - Айверин выбрал совсем другой путь.
   - А если золотой дашь, скажу, что за опасность! - продолжала играть свою роль хайта.
   - Чего? - опешил гном. - А ну кыш с дороги! Гномы ничего не боятся! Тем более жалких побирушек!
   - Дяденька, а дяденька! - обхватив гнома обеими руками, возрыдала Лерка. - Вампиры вот тоже не поверили. Так ни один потом назад не вернулся. Не ходите, дяденьки!
   - Ладно, говори, что там за опасность, - сдался гном, делая вид, что он не больно-то и хотел освободиться из цепких объятий.
   - Э нет! Хитрый какой! - возмутилась "шпионка", выпуская гнома и делая осторожный шаг в сторону. - Золотой гони!
   Делиться золотом гном не желал, а вот две серебрушки, скрепя сердце, отжалел. А то не дайте боги, девчонка не отвяжется. Или того хуже, рыдать начнет.
   - Говори, - велел он.
   - Хайтаррасс там! - заявила Лерка.
   И почти не соврала. Хайт там, разумеется, был. Правда, несколько дней назад (они же оттуда как раз и приехали). А сейчас хайт был здесь и с трудом сдерживался, чтобы не захихикать и все не испортить.
   Ровный строй воинов недовольно загудел - встречаться с хайтами было боязно, но командир грозно шикнул на них, и ворчание смолкло.
   - А ну, иди отсюда, врушка! - рявкнул он.
   - Да не врет она! - вмешался в спор новый звонкий голос. - Я и сам этого хайта видел. Видите, поседел как.
   Рыжие волосы мальчишки, с которым Лерка подралась не далее, как вчера, были перепачканы чем-то белым (мукой, как потом выяснилось), и коротышки примолкли, внимательно прислушиваясь к разговору. Правда, кто-то из задних рядов пробурчал раздосадовано, дескать, может, придурков с планшетом давно хайт сожрал, а бедных гномов домой не отпускают, но не договорил. Красноречивый хрип подсказал, что "храбрецу" быстро и качественно заткнули рот.
   - Ты еще кто такой? - нахмурился гномий командир.
   - Да живу туточки. Посыльным при лавке работаю. Так вот там и услыхал.
   - Что услыхал? - нетерпеливо рыкнул гном.
   - Все как есть услыхал. Как бабка Лукара говорила, что тетка Вельда слышала, как тетка Ихти хайтаррасса прям около врат видела.
   - Глупости!
   - А вот и нет! А вот и нет! Эту тварь и кузнец видел, и Вишка, конюх из соседней таверны. Как раз с той стороны в город и ползут.
   Мальчишка подмигнул Лерке хитрым зеленым глазом, и девчонка с ужасом вспомнила, что совсем недавно, у врат, она у всех на глазах превратилась в туман. Тетки Ихти там, может быть, и не было, а вот этот рыжий хитрец был точно. Рукой махал, куда-то ее зазывая, но Лера, не удостоив его вниманием, проскочила мимо, торопясь на встречу с Барбариской. Выдавать Лерку парнишка не спешил, проживая девчонку влюбленным взглядом. Не каждому повезет выдержать бой с хайтом, еще и победить. Сообщать рыжику, что она бессовестно ему поддается, девчонка не стала. И правильно сделала, мальчишка не только помог ей с Голодом справиться, поделившись шоколадкой, но и с гномами подсобил.
   Лера не знала, удалось ли им запугать гномов жуткими хайтами, но очень надеялась, что выберут они как раз ту дорогу с "засадой". Этот самодовольный коротышка ни за что не выставит себя трусом перед подчиненными. И если с дисциплиной у гномов все в порядке, топают они сейчас на север, да секиры на хайтаррасса точат.
  
   Ехать предстояло еще долго, и заскучавшая Лерка приставала к парням с вопросами, мешая заснуть.
   - Вот интересно, куда они все направляются? - трещала она. - Можно подумать, в Гриште такой толпе обрадуются.
   - Да не собираются они там жить, - терпеливо отозвался Айверин, старательно изображавший папочку двух непослушных детишек. - Как только станет ясно, что с той стороны угрозы нет, так обратно и вернутся.
   - А я видела, - продолжала любопытничать хайта, - что некоторые в Пост-ив остались. Хозяин гостиницы, где мы останавливались, к примеру, и другие.
   - Ну, есть рисковые люди - ни аража, ни Сдвига не боятся, - пожал плечами Шей'тар. - Кто-то добро стеречь собирается, кто-то, наоборот, его добывать.
   - Или подождали немного и убедились, что опасности никакой нет, - съязвил мальчишка.
   - Тоже вариант, - хмыкнул хитрец, не признавая, впрочем, своего поражения. - Но так и захлебнуться недолго.
   - Захлебнуться?
   - Да посмотрел я, посмотрел, что с той стороны. Море там. И если Страж хоть на метр ошибется, затопит Пост-ив, будто старуха грязное белье. Кто хочет, рискует. Кто не хочет, едет в гости к дорогим друзьям.
   - А что это за друзья? - вновь вмешалась Лерка. - Мы их знаем?
   - Скоро узнаем, - многозначительно пообещал хитрец. - И сдается мне, свободных мест в трактире скоро не останется. Вот что, подружка, сгоняй-ка ты в Гришт и номер нам сними. Запоминай. Трактир "Добрый араж", хозяина зовут Кривой Грас. Скажешь ему, что ты от меня, назовешь пароль и потребуешь ключ от моей комнаты.
   - А какой пароль? - уточнила послушная хайта.
   - "Два нарфа и глупая рыбка".
   - Чего? - расхохотался Сэм.
   Его папаша, глава Департамента Науки и Безопасности и по совместительству научный руководитель проекта Пи, тоже особо с паролями не заморачивался, используя слова из компьютерной игры, в которую постоянно резался с одним из своих подручных. Правда, голову над разгадкой его пароля Сэму все же приходилось поломать. Логики же в пароле Кривого Граса не было вовсе. И, возможно, именно в этом и была логика. Кто знает, что придет ему на ум в следующий раз.
   - Нравится? - ухмыльнулся Шей'тар, горделиво задрав нос. - Сам придумал.
   - Стоило догадаться, - рассмеялся технарь, проникшись к другу еще большим уважением.
   - Кстати, - Айверин продолжил инструктировать Лерку, - не вздумай сказать Грасу, что ты моя дочь! Легенда меняется. Вы дети одного известного... хм, мага по фамилии Врицэль. Я сопровождаю вас к отцу. Ты ждешь меня и своего брата в городе, мы скоро должны приехать. Все, больше ничего не говоришь. Ни на какие вопросы не отвечай, если что сразу рыдай. Он женские слезы не выносит. Или скажи, что спать хочешь. Но дверь изнутри подопри чем-нибудь на всякий случай, так, для безопасности.
   - На всякий случай?! - возмущенно вскричал Сэм. - Ей что, баррикадироваться придется?! И ты не боишься Леру туда отправлять?
   - Боюсь, конечно! - с искренней грустью вздохнул Айверин. - Бедный беззащитный Кривой Грас! Один на один с таким монстром! Надеюсь, хоть запертая дверь ее остановит!
   - Неа, не остановит, - хихикнул "монстр".
   - Эх, не могу же я друга в беде бросить, - пафосно протянул Шей'тар. - Придется с тобой пробежаться, проконтролировать. Да и засиделся я что-то. Кровь аж бурлит, действий требует. Сэм, лошадок приведешь!
   - Эй, мы так не договаривались! - опешил мальчишка.
   - Только что договорились! - подмигнул ему хитрец и вслед за хайтой скрылся в лесу.
  
   Через двенадцать часов утомительного путешествия толпа заметно поредела - кто-то, решив, что опасность миновала, повернул назад, кто-то заночевал в лесу - и Сэм смог ехать быстрее. Лошадей он вел в поводу, удивляясь, что ни один мешок так и не пропал. Все же действенный знак Айверин воришкам показывал - надо бы его запомнить.
   Проснувшийся Бумер развлекаться тем, что скакал с телеги на телегу, используя всадников в качестве трамплинов. Народ злился, ругался, прыскал его святой водой, но всерьез связываться боялся: ходит поверье, обидишь лингрэ, век удачи не видать. Сэм в эти бредни верил мало. Ну что может сделать какая-то мелкая нечисть? Но оказалось, может и очень даже многое. И страшно представить, что будет, если от легких безобидных шуточек Бумер перейдет к чему-то посерьезнее. А если еще и родичей позовет...
   Пообещав вредному котяре огромную крынку сметаны, мальчик сумел его угомонить, и теперь лингрэ дрых у него на шее, свесив вниз лапки.
   К Гришту подъехали поздно вечером, когда совсем стемнело. Это был обычный торговый городок, лавки которого работали даже ночью. Ярко горящие фонари и беспризорные мальчишки, обрадовавшиеся заявившейся в город толпе, позволили без проблем найти нужный трактир. Поблагодарив проводника и подарив ему одну из Леркиных шоколадок, Сэм, стараясь не расхохотаться, выслушал грозное предупреждение, что в "Добром араже" одни бандиты и останавливаются. И за пару шоколадок он проводит Сэма в место поприличнее. Усмехнувшись, технарь выдал мальчишке еще одну плитку и решительно шагнул в ворота бандитского притона.
   Проводник ошибся. В трактире останавливались не только бандиты, теперь еще и хайты!
  
  
   Глава 2. Честность - лучшая политика
  
   Барбариска
  
   Из домика выскочил взъерошенный дед Игнат и, жалея "бедную девочку", помог мне слезть с лошади.
   - Как же я рад тебя видеть, дочка, разрази меня гром!
   - Я тоже очень рада, - тепло обняв старика, улыбнулась я. - Может, ты с нами поедешь?
   - Зачем это, тысяча дохлых медуз?
   - Так Сдвиг ведь!
   - Ну и что? Морские волки Сдвигов не боятся!
   - А про "морских волков" очень даже в точку! - засмеялась я. - Скоро они здесь появятся.
   - Неужто море вернулось? - всплеснул руками он. - Вот спасибо, вот порадовала дедушку!
   - Ну, это не мне спасибо. К Сдвигам я уж точно никакого отношения не имею!
   - Не скажи, не скажи, - покачал головой дед Игнат. - А море - это хорошо. Оно ведь здесь и раньше было, вот и возвернулося. Утешение мне на старости лет. Пошли в дом, чайку попьем.
   - Мы торопимся! - отрезал дроу.
   - Послушай... - я только сейчас сообразила, что не знаю его имени. - Лариса, - представилась я, протягивая парню руку.
   Дроу брезгливо взял мою грязную ладошку с поломанными ногтями, но, собравшись с духом, изобразил на лице самое любезное выражение и небрежно ткнулся в нее губами.
   - Хоэлвирэ Ферр, - небрежно бросил он.
   - Послушай, Хоэлвирэ. Мне надо поговорить с дедом Игнатом, это очень важно. Я быстро, всего на пять минут.
   "Ага, а ты кашу каждые полчаса помешивай!" - влез со старым анекдотом Умник.
   "Не, я точно быстро!"
   Мы прошли в дом. Дед Игнат принялся хлопотать по хозяйству, собираясь получше нас угостить. От чая с пирожками пришлось отказаться, собрав в кулак всю силу воли.
   "О! - восхитился Умник. - Да это же просто подвиг!"
   - Дедуль, ты мне лучше с собой заверни несколько штучек, - попросила я.
   "Тьфу, дура! - горестно вздохнуло мое наказание. - А я-то обрадовался. Думал, вот оно, похудеешь - будешь жить полной жизнью!"
   "Трудно жить полной жизнью на пустой желудок! - парировала я. - Не мешай, мы тут по делу!"
   Усевшись за стол, я не удержалась и укусила сладкий пирожок под горестные стенания Умника. И даже не заметила, как выболтала все, что знала о Тенях.
   - Сколько их там, говоришь, было? - уточнил старик. - Якорь им в зад!
   - Семеро. Шестеро сидели за столом, и один стоял. Они его Координатором называли.
   - Шестеро осталось... - задумчиво проговорил мой земляк. - Значит, двое уже выбыли.
   - Пятеро осталось, - поправила я. - Одного вышибли за нарушение правил.
   - Интересно. И что же он нарушил?
   - Планшет открыл. Подожди, сейчас поточнее вспомню, - я закрыла глаза, оживляя в памяти те события. - Вот. "Нельзя открывать планшет, пока не собраны все ключи и все планшеты".
   - Тысяча дохлых медуз! Отличные новости! Чем их меньше, тем тебе проще!
   - А те двое, их тоже выгнали?
   - Наверное. Обычно в игре восемь человек участвует. На Мэйдесе это число частенько встречается. В Янкаре, к примеру, как и в других городах, есть градоправитель и семь советников. В неделе опять же восемь дней, и в году восемь месяцев. Да, любят тут восьмерочку-то.
   - А что ты про этих можешь рассказать, про игроков?
   - Ничего не могу, - горько улыбнулся старик, - клятву я дал. Будь осторожнее, девочка. Игрокам верить нельзя!
   Ехать с нами дед Игнат отказался, надеясь еще походить по морям. У него тут неподалеку катер припрятан - тоже по волнам и соленым брызгам соскучился. Сердечно попрощавшись с моряком, я забралась на пыточное приспособление, именуемое в народе лошадью, и направила ее вслед за дроу.
  
   Тропа, которой мы с Верраном добирались в Янкар в прошлый раз, осталась далеко позади. Дроу выбрал совершенно иной путь. Дорожка эта популярностью явно не пользовалась, да и мелкие зверьки, беспечно шныряющие в густой высокой траве, хоть и были недовольны нашим вторжением, пугаться не спешили. Какое-то время мы ехали молча, но Ферр неожиданно придержал лошадь и, развернувшись, обличительно ткнул в меня пальцем.
   - Кто это? - прорычал он, не сильно-то меня этим напугав. Зара, впрочем, тоже.
   Малыш, за время беседы с дедом Игнатом вымахавший на целый год, все также не проявлял эмоций. Но наша с ним связь однозначно утверждала, что мальчик чувствует себя вполне комфортно и уютно. И не собирается переживать по поводу любопытных и чересчур глазастых дроу. Хотя мог бы и немного повременить со своим ростом. Если дело так и дальше пойдет...
   "То завтра нам его женить придется! - расхохотался Умник. - А через два дня внуков нянчить".
   "Да ну тебя! - отмахнулась я. - Я ж серьезно. Вот что мне Хоэлвиру сказать?"
   "Хоэлвирэ, вообще-то".
   "Да какая разница! - прошипела я. - Хэл этот - кто угодно, только не дурак. Легенда, что Зар - мой сын, уже не прокатит. Еще и маскировка слетела, когда чертов луч в нас ударил".
   - Я тебя слушаю! - раздраженно напомнил о себе Хэл.
   "Ишь какой! Пугать он нас вздумал! - возмущенно фыркнул Умник. - Ха, боялись мы того хомячка!"
   "Ладно, - улыбнулась я, - будем действовать по принципу "когда не знаешь, что сказать, говори правду".
   - О! - протянула я вслух. - Это очень древняя и таинственная раса!
   На этих словах Зар обернулся и удивленно взглянул на меня. К счастью, дроу не обратил на это внимания. Да и я засомневалась в увиденном - уж очень мимолетным было это чувство.
   - И что за раса? - презрительно ухмыльнулся мой проводник, сверкнув белоснежным оскалом.
   - А хрен его знает! - совершенно честно ответила я, заставив дроу злобно скрежетнуть зубами.
   - Как это ты не знаешь?! - нахмурился он. - А Страж почему вас подпитывал?
   - Я действительно не знаю, кто он. И почему Страж решил нам помочь, не знаю. И рост из-за чего такой. И... Но это не важно! - я с честью выдержала холодный взгляд дроу, понадеявшись, что он не поймет, каких усилий мне это стоило. - Малыша я в обиду не дам! А тебя никто насильно не заставляет с нами идти. Доведешь нас до Янкара и свободен.
   - Пожалуй, так я и сделаю! - усмехнулся Хэл. - Если бы не обещание Княжича, вообще бы не стал тебя спасать! Поехали поскорее.
   Я торжествующе улыбнулась и, окликнув Умника, направила свою лошадь вслед за дроу. Ответа, правда, так и не дождалась. Вечно этот паразит исчезает не вовремя. Ни совета от него не дождешься, ни помощи.
  
   Деревья, до того плотно сжимающие тропинку в своих объятиях, расступились, открыв нашему взору небольшую площадку у подножия отвесных скал. Узкий проход в скалах перекрывала глубокая расщелина, не оставлявшая путникам ни малейшего шанса. Хлипкий дощатый мостик над пропастью особых надеж тоже не внушал. Не удивительно, что здесь мало кто ходит. Навернуться с такой высоты мало приятного, как и запутаться в огромной паутине, натянутой метрах в пятнадцати от поверхности. Вряд ли ее хозяин согласится меня из своей ловушки выпутать и любезно сопроводить наверх.
   Дроу, не слушая моих возражений, спешился и, завязав своей лошади глаза, ждал меня у обрыва.
   - Сначала иду я, - заявил он, - потом ты.
   - Ты всерьез думаешь, что я туда полезу? - возмутилась я. - Да я же свалюсь в два счета!
   - Тогда останешься здесь! - отрезал мужчина, решительно ступая на мост и ведя в поводу коня.
   Он преодолел где-то треть пути, когда пространство вокруг нас неожиданно заискрило, пошло крупными волнами и, затянув нас в мерцающий водоворот, выкинуло во двор к Эдигорану.
   Изумленно взирающий на меня хозяин стоял на крыльце в компании Веррана и его очаровательной сестрички.
   - Как ты это сделала? - восторженно уставился на меня Эдигоран. - Я первый раз такой способ перемещения вижу.
   - Почему без меня ушла? - прошипел возмущенный моим самоуправством Верран.
   - Предупреждать надо, когда порталы открываешь! - раздраженно рыкнул Хэл.
   Не зная, кому и что отвечать, я стояла и растерянно хлопала ресницами.
   - Это не порталы! - перебил их Эд. - Это совершенно новый вид телепортации! Научное открытие!
   - К аражам открытия! - урс пытался унять нервно дергающийся хвост, но не преуспел в этом. - А если бы она погибла?! Тогда бы и тали погиб!
   - Погибла бы она, как же! - хмыкнул дроу, зло сверкая глазами. - Я же с ней, как с собственным ребенком, таскаюсь! Да если бы не слово Княжича... - хмыкнул он, недовольно поджав губы.
   - Вот мастер Хансар обрадуется! - гнул свою линию Эдигоран, от избытка чувств схвативший меня за руку. - Это же новые возможности: синхронный перенос удаленных друг от друга объектов!
   - Ой, какая прелесть! - пропела урса, протягивая руки к Зару, незаметно для всех вернувшему себе человеческий вид. - Чей это такой чудесный котеночек?
   - Я не котенок, а разумное существо, - отрезал Сезариан. - И был бы очень признателен, если бы вы опустили меня на землю.
   Ошарашенная марра, бросив на меня изумленный взгляд, послушно поставила мальчика на землю и спешно отдернула руку, потянувшуюся было к русым кудряшкам.
   - Серьезный парень! - усмехнулся Верран. - Так тебе и надо, сестренка. Не будешь больше к таким взрослым ребятам приставать!
   - На вашем месте, я бы не относился к этому ребенку столь легкомысленно, - дроу хищно сощурил яркие синие глаза. - И не был бы так уверен, что это существо неопасно.
   - А на твоем месте, - "ласково" начала я, с каждым словом распаляясь все больше и чувствуя, как ладони покалывает от едва сдерживаемой злости, - я бы не лезла в чужие дела и не обижала чужих детей. Лучше бы за своими вещами следил. Или тебя загрызла совесть, и ты решил покончить жизнь самосожжением?
   Слабый оранжевый огонек, осторожно лизнувший край темно-синего плаща, явно входил во вкус и все быстрее карабкался вверх. Выхватив нож и помянув меня исключительно добрый словом, дроу торопливо резанул завязки плаща и скинул дымящуюся тряпку на землю. Но это его не спасло - коварный огонь уже добрался до узких черных брюк и азартно присматривался к тонкой шелковой рубашке. Эдигоран, не раздумывая, оказал Хэлу первую помощь, но благодарности так и не дождался. Мощный холодный душ, обрушившийся из пустоты прямо на голову несчастного дроу, только разозлил парня, заставив броситься на обидчика... и тут же застыть памятником самому себе. Красивым таким памятником, великолепным в своей первозданной мощи и ярости.
   "Эй-ей-ей! - возмущенно рявкнул неожиданно объявившийся Умник. - Это еще что?! Под носом у мужа на других мужиков пялишься?!"
   "У какого мужа?" - опешила я.
   "У меня!"
   "Это когда это ты успел на мне жениться?" - хохотнула я, поддерживая шутку.
   "Не успел. Но предложение уже сделал! Даже всю твою банду пообещал усыновить!"
   "Да ну тебя с твоими приколами!"
   "Вот так всегда, - безутешно вздохнул он, - женщинам только опасные и грубые типы, вроде этого черномазого, нравятся. А нам, милым, добрым, домашним мужчинам, отворот поворот".
   Насмешливо фыркнув, я отправилась успокаивать Хэла, размораживать которого Эд не рискнул, пока из глаз дроу не исчезли бешенство и желание растерзать мага на месте. Не дав освобожденному (и старательно высушенному заклинанием) дроу опомниться, я подхватила его под руку и потащила в дом завтракать, пытаясь припомнить, оставалась ли в доме мага хоть какая-нибудь еда.
  
   В столовой, самоотверженно вычищенной мной еще прошлой ночью, нас поджидала пэр-эри Хансар, с которой Эдигоран связался по пути сюда. Накрытый белоснежной скатертью стол был под завязку набит всевозможными восхитительно пахнущими блюдами. Подцепив одну из сладких ватрушек и торопливо сунув ее в рот, маг, поклонившись женщине, выскочил из комнаты.
   Ошарашенный происходящим дроу покорно ел ватрушки, которые я ему подсовывала, и отрешенно разглядывал Зара, которого Нинара Хансар старательно пичкала кашей. Жутко недовольный этим Сезариан эмоций по своему обыкновению не проявлял и послушно глотал кашу, пытаясь незаметно отодвинуть от себя тарелку. Но пэр-эри бдительности не теряла, и очередная ложка с ласковым "а теперь за мамочку" оказывалась у малыша во рту. Правда, стоило Нинаре отвлечься на вошедших в столовую мужа и Эдигорана, как остатки каши мгновенно испарились. И мне оставалось лишь надеяться, что каша не материализуется где-то на улице, и мне не придется успокаивать очередного разозленного типа.
   - Лариса, - пэр Хансар подсел к столу, но к еде даже не притронулся, - не могла бы ты мне рассказать, что именно произошло? Как вы переместились к дому моего ученика? А еще меня интересует спонтанное возгорание.
   - Меня тоже! - очнулся дроу.
   К счастью, неутомимая пэр-эри Нинара поставила перед мужем тарелку и заявила, что пока все не поедят, никаких разговоров не будет. Возражений не последовало, и обед прошел в теплой дружественной обстановке, а на перекошенную физиономию Ферра я старалась не смотреть.
   Сыто облизываясь, я вылезла из-за стола и направилась вслед за Эдом и его учителем в лабораторию, раздумывая, не прихватить ли с собой пару ватрушек. Но решила, что после такого обеда вряд ли сумею найти в себе силы съесть что-то еще.
   "О! - восхитился Умник. - Что я слышу? Какие разумные слова! Мои уроки наконец возымели действие! Вот бы ты это сказала перед обедом, а не после. А то накинулась на еду, как уставший грузчик".
   "Ну еще бы, - хихикнула я, - весь день не спишь, всю ночь не ешь - устаешь, конечно!"
   От ставшей уже привычной пикировки меня отвлекли маги, прожигающие "источник информации" голодными взглядами. Боюсь, еще пара минут молчания, и эти любители научно-магических исследований сожрут меня живьем.
   "Почему любители? - насмешливо фыркнул Умник. - Профессионалы! Сожрут, не сомневайся! Такие и слона осилят, если им скажут, что как только они доедят кончик слоновьего хвоста, им тут же откроется свет истины и все магические знания мира!"
   Я обернулась в поисках путей отступления, но и тут мне не повезло - то ли специально, то ли намеренно Эдигоран и пэр Хансар уселись, перекрыв и окно, и дверь. Мама дорогая! И зачем я согласилась прийти сюда?
   "Ты же сама хотела поговорить наедине", - любезно напомнил Умник.
   "Хотела, - вздохнула я, - только не учла, что здесь не будет ни единого сдерживающего фактора".
   Зар, увязавшийся за мной в надежде избавиться от третьей тарелки каши, тоже не спешил меня спасать, внимательно изучая результаты незаконченных экспериментов Эдигорана, выставленные в шкафу со стазис-полем.
   - Лариса, так что все-таки произошло перед телепортацией? - растеряв терпение, спросил мастер Хансар.
   - Да не знаю я, - честно и предельно информативно ответила я.
   - Хорошо. Тогда просто опиши все свои ощущения. Попробуем разобраться.
   В том, что двое дотошных ученых во всем разберутся, я не сомневалась. Но могу ли я им доверять?
   "А ты монетку кинь! - предложил Умник. - Сама ведь хотела. Короче, загадываем так: орел - сообщишь про свои ощущения от телепортации и только; решка - выскажешь свои догадки. На ребро встанет - расскажешь о встрече со Стражем. Он, кстати, очень удобный объект для перевода стрелок. Ну а ежели в воздухе зависнет - тогда можешь и про меня рассказать!"
   "Подергаем удачу за хвост?" - усмехнулась я.
   "Неа, - рассмеялся он, - за хвост мы подергаем Веррана. Хотя я бы, конечно, предпочел его сестричку. А удачу беречь надо! Давай, кидай!"
   Подкинутая монетка благополучно миновала подставленную руку и по закону тяготения (или подлости) упала на пол. Вернее, собиралась упасть, но в нескольких сантиметрах от сверкающих чистотой досок (мы с уборкой и сюда добрались) остановилась, зависнув в воздухе, медленно поплыла обратно и под дикий хохот Умника плюхнулась в мою ладонь.
   - Ты уронила, - улыбнулся мне Эд. - Так что же там случилось? Как вы переместились? Не молчи!
   - Хорошо, расскажу, - осторожно начала я, ожидая возражений.
   Но Умник, похоже, еще не осознал, что именно выбрала капризная дама-удача, либо смирился с выбором серебрушки.
   - Я из другого мира, - главное сказано, дальше пошло легче. - Попала в Мэйдес через Блуждающую зону.
   - Вот как? - заинтересовался мастер Хансар. - И что ты чувствовала при переходе.
   - Очень неприятные ощущения - словно у каждой твоей клеточки есть сосед, желающий во чтобы-то ни стало выпихнуть ее с законного места. Не понимаю, как так, но у каждой точки пространства будто бы два хозяина. К примеру, дерево и куст на одном и том же месте.
   - Точно! - мага мои слова несказанно обрадовали. - Так и есть! Совмещенное пространство! Еще одно подтверждение моим исследованиям. Что еще произошло тогда?
   - Да ничего особенного. Постепенно давление прошло, призрачный лес исчез, оставшись, как ему и положено на Земле. И очутилась я в чужом мире. Совершенно одна.
   - С Земли? - удивился Эдигоран. - Я думал, ты с Варто или с Эрл'ларии.
   - Нет, я не из Калейдоскопа.
   - Земля... Никогда не слышал о таком мире.
   - Замечательно, просто замечательно, - мастера Хансара посторонние миры интересовали мало. - Данные о прохождении Блуждающей я получал раньше, правда, не из первых рук. Что в тебе изменилось после этого?
   - Кое-что изменилось, но я не уверена, что это связано именно с Блуждающей. Может быть, сначала вы расскажете, что известно об этой зоне. И тогда я смогу сориентироваться.
   - Так существуют и другие факторы, которые повлияли на твое изменение? - возликовал маг. - Это просто чудесно! Какой материал для диссертации!
   - Эй-ей-ей! - возмутилась я (странно, а почему это Умник отмалчивается?). - Никаким материалом я быть не согласна.
   - Не беспокойся, Лариса, я всего лишь приложу запись с твоим рассказом к своей работе. Еще сделаю парочку магических слепков твоей ауры. Но тебе это никаких неудобств не принесет. Жаль, что нет данных о твоем состоянии до перемещения. Итак, что там со способностями?
   - А что там с Блуждающей? - я умильно похлопала ресничками (ну должна же быть хоть какая-то польза от этого допроса).
   - Хорошо, - кивнул старик. - Думаю, для лучшего понимания, стоит рассказать тебе о нашем мире. Что ты уже знаешь?
   - Четыреста лет назад произошла Катастрофа, - ответила я, припомнив рассказ Айверина. - Четыре мира разлетелись на куски, затем сложились в произвольном порядке, как стекляшки в детском калейдоскопе. Возникшая структура миров оказалась нестабильна, раз уж зоны периодически меняются местами. Так? - я сделала небольшую вопросительную паузу, и маги одновременно кивнули. - И как в эту картину мира вписывается Блуждающая?
   - Существует несколько теорий, объясняющих возникновение этой зоны. Все они описаны в моей научно-магической диссертации, - вдохновенно начал мастер Хансар. - Если захочешь, можешь потом прочитать. Но, к сожалению, это всего лишь теории. Точно ничего утверждать нельзя. Остановимся на одной из них, которую я считаю наиболее вероятной. Когда собирались миры, одна из зон не нашла постоянного места.
   - Да уж, - криво улыбнулась я, - отличные специалисты на сборке миров работали. У них даже лишние детали остались!
   "Это они инструкцию плохо читали! - захихикал Умник. - Там же русским по белому написано: после сборки обработать напильником!"
   Кусая губы, чтобы не расхохотаться, я ожидала продолжения рассказа.
   - Это действительно лишняя деталь, которая теперь перемещается по всему Калейдоскопу, - вздохнул маг. - В момент синхронизации можно перейти из одной зоны в другую, как в твоем случае. На одном месте Блуждающая находится в среднем часа три, иногда уходит и того раньше, но может и задержаться. Я придумал систему, определяющую местоположение зоны в определенный момент времени. Правда, там есть погрешность от двух часов до двух дней. И поймать Блуждающую зону мне так и не удалось. Зато, - маг с теплотой посмотрел на Эдика, - ученика себе нашел.
   - Но если Блуждающая не может найти себе место, то, выходит, где-то есть пустующее пространство? - предположила я.
   - Такие пустоты есть, - согласился пэр Хансар. - И не одна.
   - Значит, Блуждающих несколько?
   - Нет, Блуждающая зона всего одна. Но если вновь появившийся кусок меньше своего предшественника, пустоты и появляются. К счастью, это редко бывает.
   - А если зона больше того места, куда она встанет, что будет?
   - Видимо, окружающие части как-то сдвигаются. Если быть совсем откровенным, то это явление воочию никто не наблюдал. Информация получена путем расчетов и вычислений.
   - И что? Кто-то в эти пустоты вываливался?
   - Нет, конечно, - рассмеялся учитель, - тогда Грань серой остается, и пройти сквозь нее невозможно.
   - Серые зоны?
   Маг отрицательно покачал головой:
   - Просто пустота. Там ничего нет. Это гипотеза, но я лично уверен, что все так и есть.
   - А правда, что Блуждающая наделяет особыми свойствами? - с деланым безразличием поинтересовалась я.
   - Да, такие слухи ходят. Есть даже зафиксированные случаи. Появлялось ночное зрение, увеличивалась сила, усиливалась регенерация. Но подтвердить связь этих изменений с Блуждающей не удается, так как никто эту зону не исследовал. Но народ верит. Вот у Эда, к примеру, потрясающие магические способности. Только откуда они, наследственные или приобретенные в результате прохода через Блуждающую, неизвестно. А что получила ты?
   - У меня периодически усиливается зрение и слух, я могу говорить и читать на любых языках Калейдоскопа. Плюс быстрое заживление ран. Хотя нет, это позже появилось, после Тел-Кристо и дурацкого стержня. Эд, ты, кстати, его проверил?
   - Не успел еще, но обязательно посмотрю.
   - Ты можешь с уверенностью сказать, что именно переход через Блуждающую дал тебе эти новые качества? - уточнил мастер Хансар.
   - Нет, не могу, есть еще два фактора, которые могли на это повлиять. И они мне кажутся более вероятными. А еще я слышала, что этой зоной, как транспортом, пользуются Стражи.
   - Это так. В пределах одного мира они могут телепортироваться свободно, а в другие миры Калейдоскопа перемещаются с помощью Блуждающей. Но это, опять же, только предположения. Стражи, знаешь ли, нам об этом не докладывают.
   - А в другие миры перемеситься могут? К нам на Землю, например?
   - Мне не приходилось встречаться с жителями чужих миров, - виновато развел руками маг. -Ты первая. Так что достоверных данных у меня нет.
   - Как вы думаете, что явилось причиной Катастрофы? - спросила я, припомнив рассказы Сэма. - Какой-то неудачный эксперимент технарей с Сантеро?
   - Ну что тебе сказать, - задумчиво потерев пальцем висок, ответил пэр Хансар. - Действительно, официальная версия - взрыв на одной из научных станций Сантеро. Одни источники называют ее "диШалд семь", другие утверждают, что это "БиКор шесть", но точных данных, подтверждающих это, нет. Равно как нет и обоснований версии технарей, что Катастрофа - есть ничто иное, как следствие взрыва в магической школе Тел-Кристо. Теперь благодаря тебе мы выяснили, что именно там произошло. Но, к сожалению, мы так и не узнали, в чем заключалось исследование, которое проводил учитель Хайтавэрона, и могло ли постороннее вмешательство иметь столь глобальные последствия.
   - Вряд ли, мастер, - перебил его Эдигоран, - он ведь проводил опыты с животными. Что там можно сделать такого?
   - А что можно сделать такого с зельем левитации, - раздался тихий спокойный голос, заставивший всех вздрогнуть и обернуться, - чтобы любого, кто его выпьет, подняло метров на сто и разорвало, как воздушный шарик?
   - Что?! - возмущенно вскричал изобретатель зелья. - Оно еще не закончено! Там не хватает нескольких компонентов.
   - А я бы сказал, наоборот - парочка лишних, - все также бесстрастно отозвался Зар, хотя меня не покидало ощущение, что фраккат ехидничает.
   У "папочки Умника" научился?
   "Это почему это у меня? - не смог промолчать тот. - Ты у нас язва еще та! И когда это я отцом успел стать, а?"
   "Ты сам обещал всех усыновить!" - парировала я.
   "Обещал, но после того, как ты на мне женишься. Тьфу, дура, совсем запутала - как я на тебе женюсь! Так что сначала свадебка, а потом посмотрим, куда всю твою шайку малолетнюю девать!"
   Пока мы предавались "милым семейным разборкам", события вокруг начали стремительно разворачиваться. К шкафу с "недоработками" подошел пэр Хансар и, внимательно изучив зелье левитации, высказал ученику все, что он думает о раздолбаях, не замечающих элементарных ошибок. Затем Словэй переключился на Зара. Его маг рассматривал гораздо дольше, даже пощупать хотел, но был остановлен легким покачиванием головы и пугающей невозмутимостью в детском взоре. Тогда, прикрыв глаза, маг словно задремал.
   - Ауру читает, - шепнул мне Эд, а Зар кивком подтвердил его слова.
   Взволнованный маг вскочил, растерянно забегал по комнате, что-то бормоча себе под нос и рисуя прямо в воздухе странные символы, вспыхивающие желтым. Со вздохом опустился в кресло и жестом подозвал Зара, предложив сесть напротив.
   - Если я правильно понял, ты можешь читать ауры и видишь структуру заклинаний и зелий? - спросил старик, внимательно наблюдая за малышом.
   - Да.
   - Так это ты перенес всех сюда? - догадался Эдигоран.
   - Да.
   - Как ты это сделал? - нетерпеливо подался вперед Словэй.
   О да, сейчас трехлетний ребенок расскажет ему весь процесс телепортации, используя специальные магические термины, да еще и продемонстрирует эту... как ее... структуру заклинания. Тоже мне собрата-академика нашел!
   - Это закрытая информация.
   - А что ты еще умеешь?
   - Это закрытая информация.
   Вот! - мысленно хихикнула я. - Знай наших!
   - Учитель, - неожиданно воскликнул Эдигоран, - я понял, что мне показалось знакомым, когда я делал слепок заклинания телепортации. Помните ту проекцию, которую вы в школе показывали, ну, когда Страж сдвигал русло реки. Вот! И там, и здесь есть общие штрихи.
   - Ты хочешь сказать, что этот малыш - Страж? - усмехнулся старик. - Но ведь у Стражей не бывает детей, да и женщин их никто никогда не видел.
   - Магическое поле тоже не все видят, - парировал юноша, - но это не значит, что его нет.
   - Это так, - кивнул пэр Хансар, - но достоверно известно, что число Стражей весьма ограничено. И за четыреста лет их численность не увеличивается, а сокращается. Неужели ты думаешь, что в таких условиях они бы оставили своего ребенка человеку? - маг обернулся ко мне. - Лариса, а где ты его нашла?
   - В лесу, сразу после перемещения в Мэйдес.
   - Один в лесу... - скептически протянул мастер Хансар. - Нет, быть того не может. Я считаю, что Стражи и брошенный ребенок - вещи несовместимые! Ты что-нибудь помнишь о своих родителях? - уточнил он у Зара.
   - Это закрытая информация.
   - Да что ты заладил "закрытая информация, закрытая информация", - раздосадовано буркнул Эд. - Кто ее закрыл-то?
   - Похоже, я знаю, кто, - усмехнулась я. - Есть тут одна наглая шайка любителей непонятных игр.
   Договорить мне не дал раздавшийся со двора шум. Выглянув в окно, я опешила.
   Мама дорогая, это еще кто? Откуда?
  
  
   ***
  
   Умар скептически рассмеялся. Заполучив столько информации об игре и участвующих в ней греймах, его кукла так и не соотнесла его скромную персону с увиденным в зале совещаний образом. Образ, кстати, ей очень даже глянулся. И это было неожиданно приятно. А вот ее недогадливость парня злила. Хотя и была ему на руку. Дед Игнат, выполняя условия договора, ничего не сообщил Барбариске о том, кто незримо за ней присматривает. А сама девушка думала, о чем угодно, только не о том, кто такой Умник и какого аража отправляет ее на поиски планшетов. Слишком много других - ярких и опасных впечатлений. Ей просто-напросто некогда сесть и критически оценить всю полученную информацию. И это хорошо. Умар и желал, и в то же время боялся предстоящих объяснений.
   Но долго терзаться сомнениями ал'Никс не привык. Так что выкинул Барбариску из головы и даже канал торопливо переключил, едва не ляпнув что-то компрометирующее.
  
   Ильсан с товарищами осторожно крались вдоль границы, выискивая лазейку в хитрой ловчей сети, стягивающейся все плотнее. С одной стороны грани их поджидали эльфы, взбешенные наглостью Мейра, посмевшего заявиться в замок их Лорда. С другой, выстроившись цепочкой, методично прочесывали лес гномы, грозно размахивающие ил'сибо и желающие сцапать не менее наглую провидицу. Зоны действия приборов захлестывали одна другую, так что иллюзию приходится держать постоянно.
   Талл без видимых усилий сплетал морок, обманывая даже ил'сибо второго-третьего уровня. Еще и оборотня на своем горбу тащил. Кэрлин, утверждавшая, что на такие подвиги способны лишь вампиры Старших домов, предлагала свою помощь. И Ксанталл учтиво соглашался передать ей Сейфи (тот, впрочем, был не против), но девчонка гневно фыркала и поясняла, что имела в виду иллюзии. С антимороком первого уровня она без труда справится. Вампир возражал, что вряд ли гномы будут столь любезны и сообщат, какой прибор в данный момент работает, и упрямо тащил за собой группу, вновь и вновь подпитывая защитное заклинание.
   - А смогут они нас засечь? - Ильсан взволнованно дергал Ксанталла за рукав. - А как долго ты сможешь удерживать иллюзию? А откуда ты силы возьмешь? А что круче магия или технология? А как эльфы домой вернутся, если нас неизвестно куда Сдвигом унесло?
   Вампир тяжко вздыхал, терпеливо отвечая на все вопросы разом:
   - Не смогут. Пока сил хватит. Подзакушу приставучим мальчишкой. Круче тот, у кого уровень выше. Каскадом вернутся, если их одних унесло. Или пешком, если и замок прихватило.
   - А как это каскадом?
   - При перемещении маг задает конечные координаты. Заклинание находит эту точку, определяет вектор направления. Если точка выхода находится в той же зоне, что и маг, портал открывается свободно. Если зона другая, то мага выкидывает у ближайшей границы вдоль вектора. Затем пеший переход сквозь Грань, и новый прыжок. Иногда, чтобы добраться до цели, требуется несколько прыжков, целый каскад.
   - А ты так можешь?
   - Нет, - покачал головой маг. - Это не моя специализация.
   - Жаль, - выразил общую мысль Вест.
   - Меня другое волнует, - вмешался в разговор Сейфиттин. - Кто гномам операцию спланировал? И откуда у них столько хардвэ? Не иначе с технарями снюхались.
   - Или кое с кем другим, - загадочно улыбнулась провидица.
   С кем другим, Ильсан не понял, но уточнять не стал. Захочет - сама расскажет.
   А вот Умар всерьез заинтересовался. В отличие от Кэрлин, грейм точно знал, что ал'Кэстара уже выгнали, и организовать гномов, а тем более передать им технические приборы, он не мог. Тогда кто? И главное, чем это грозит самому ал'Никсу? Отдавать кому бы то ни было мальчишку он не намерен.
  
   Вечерком удалось заглянуть к Ильсану еще раз. Мурат отыскал замечательную полянку в кустах шипара, куда ребята и забрались на ночлег, исцарапавшись по уши. Талл, правда, предлагал продолжить путь, но его не стали даже слушать, понадеявшись, что среди эльфов и гномов нет идиотов, желающих попортить свою шкурку колючками.
   Ильсан улегся спать, согреваемый с одной стороны ласково мурчащей Ланкой, а с другой муратом, недовольно присматривающимся к провидице, устроившей очередную пикировку с Мейром. Та, не оставаясь в долгу, тоже бросала на пса и его хозяина подозрительные взгляды. И в этом Умар был с ней солидарен. Очень странная парочка - что вампир, что пес. Проникнуть в их разум или хотя считать ауры грейм не мог, но и исходящей от них опасности не чувствовал. Мурат - хитрый, опасный, сильный зверь - рядом с Ильсаном становился нежной, заботливой мамкой, ласково облизывающей своего детеныша и готовой загрызть любого, кто посмеет угрожать ее "малышу".
   Грозно заворчав на подобравшуюся ближе девчонку, мурат тем не менее убрал с Ильсана лапу. Заступив на дежурство, мальчишка старательно обошел кусты по кругу, прислушиваясь и принюхиваясь, а затем плюхнулся на траву рядом с Кэрлин. Лурсик демонстративно фыркнул и, положив голову на лапы, продолжил следить за болтливой парочкой исподтишка.
   Общий язык Ильсан с провидицей нашли быстро, для начала обсудив тяжкую жизнь полукровок. Собственно, сама Кэрлин полукровкой не была, заполучив острые ушки от бабушки, но Ильсану сочувствовала вполне искренне. В ее родном городе, который когда-то давно спасли ее дед и бабка, девушку не обижали, но стоило его покинуть, как неприятности не заставили себя ждать. А к рассказу о похождениях Ильсана в эльфийском замке они уже стали лучшими друзьями.
   - Слышь, Ильс, - хихикнула ему на ухо провидица, - а у тебя тот зеленый порошок, что ты Муравельке подсыпал, еще остался?
   - Неа, - притворно вздохнул он. - Но если у Сейфи в сумке поискать...
   Решительности пэри Хорн было не занимать, и порошочек нашелся в рекордные сроки. Правда, синий. Но Кэрлин с Ильсаном это не помешало. И коварный план мести не заставил себя долго ждать.
   - Кэри, а как ты заставишь гномов пудриться? - спросил мальчишка, заметив, что четкий и логично выстроенный план трещит по швам.
   Но девица быстро его успокоила, заявив, что, если над землей натянуть тонюсенькую ниточку, а к ней прикрепить воздушный шарик с подкрашенной водой, то никуда от них гномы не денутся.
  
  
   ***
  
   Барбариска
  
   Картина, разворачивающаяся передо мной, радовала взор и тешила ностальгические чувства - симпатичная девица-дроу гоняла Хэла по двору его же собственным мечом, будто разъяренная жена со скалкой. Парень, перескакивая через камни, доски и прочий валяющийся во дворе мусор, не забывал восхищаться своей спутницей. Девчонка и впрямь была хороша. Стройная фигурка, огромные синие глаза, пылающие праведным гневом, высокая грудь, тяжело вздымающаяся под тонкой голубой рубашкой, аппетитная попка, обтянутая узкими черными брючками. А иссиня-черная кожа и длинная белоснежная коса, гармонирующая с короткой кожаной жилеткой, только добавляли красотке колоритности.
   Пушистые болельщики, оседлавшие низенький покосившийся забор, поддерживали этот забег приветственными криками.
   - Влево, влево бери! - кричала Улиана. - Она близко!
   - Стой! Трус! - вторил ей Верран. - Девушку испугался, что ли?
   - Вы чего это удумали? - охала с крыльца пэр-эри Нинара. - Заканчивайте это безобразие!
   Но дроу явно вошли во вкус и останавливаться не собирались.
   - Какой еще муж, нархан тебя задери?! - верещала девица. - Я своего согласия не давала!
   - Сама же сказала: "Раз ты меня обесчестил, то обязан на мне жениться", - удивлялся Хэл. - Вот я и женился!
   - Ты-то здесь при чем? - не сдавалась красотка, заходя на новый круг. - Я это Дэнавиарчику говорила!
   - Кому? - ошарашенный парень едва не свалился, но ловко вывернулся, отбирая у девчонки орудие мести.
   - Дэнавиарчику! - лишившись меча, девица пустила в ход ноги.
   - Дэнавиарчику? - простонал дроу, закусив от смеху губу. - Вот бы Дэн это услышал!
   - Смеешься?! - девчонка от обиды даже драться прекратила. - Усыпил меня, обженил на себе, увез, араж знает куда! А теперь еще и ржет надо мной!
   - Не над тобой, Майра, - примирительно сказал тот, - я просто представил лицо Дэнавиарэ, если бы ты на какой-нибудь церемонии такое ляпнула.
   - Это он должен был на мне жениться! - капризно надула губки Майра. - Его отец объявил, что Княжич обязан жениться на той, кого он соблазнит. А он меня соблазнил! Вот!
   - Так вот ты какая коварная, оказывается, - фыркнул дроу. - На Дэна охоту устроила? Только я тебя первый соблазнил, значит, мне и жениться.
   - Эй, Хэл, - крикнул с забора Верран, - а про "соблазнил" можно подробнее?
   - Ах ты паразит! - Улиана протянула руку, собираясь отвесить братцу подзатыльник, но тот сноровисто передвинулся в сторону.
   - Можно, - улыбнулся делар Ферр.
   - Что?! - возмутилась деларис Ферр. - Хочешь меня еще больше опозорить?!
   - Так там и не было ничего такого, - усмехнулся муж. - Просто поцелуйчики. Ты даже после стакана гномьего эликсира себе большего не позволила. Только меня с Дэном попутала и давай орать: "Ты меня соблазнил. Пошли жениться!" А я что? Я не против! В эту же ночь брачные браслеты и одели. Ты тут же вырубилась. Теперь вот едем к твоему отцу, чтобы завершить обряд.
   - А в мешок ты ее зачем запихал? - подозрительно сощурилась урса, спрыгивая вниз и подходя к "новобрачным".
   - Чтобы ее подруженьки мне не помешали. Я ведь давно Майрилианэ люблю. А тут так все удачно сложилось: она с подругами в столицу Зеленой зоны отправилась, мы с Дэном перед возвращением домой туда же собирались, вот и встретились.
   - А почему мы с Княжичем не поехали? - нахмурилась девушка и тут же застонала, схватившись за виски. - А почему у меня так голова болит?
   "Ну еще бы, - влез проснувшийся Умник, - после стакана-то гномьей водки!"
   - С Княжичем мы не поехали, чтобы у тебя не возникло соблазна браслеты снять, - Хэл обнял жену за талию и повел к дому.
   - Снимешь их, как же, - вздохнула Майра, подергав изящный серебристый браслетик на запястье, - я ж их специально заговорила.
   "Вот! - прокомментировало мое персональное наказание. - Не рой другому яму... Хотя нет, лучше так. Не зарывай чужой колодец, а то плевать некуда будет!"
   Я привычно пропустила его шуточки мимо ушей, ответ Хэла был куда интереснее.
   - А голова у тебя болит, - продолжил дроу, - потому что закончилось действие сонного и поддерживающего силы заклинания, после него всегда так. Сейчас дам лекарство.
   "Заклинание?! - расхохотался Умник. - Врал бы больше. Ясно ж, с похмелья это. Лучше бы рассола ей предложил".
   "Зато сразу видно, что Хэл ее любит, - я мечтательно закрыла глаза, - и не хочет указывать даме на ее промахи".
   "Да ну, - отмахнулся этот бесстыжий тип. - Про то, как она к Дэнавиарчику приставала, он преспокойненько всем рассказал. А тут он чувства бережет, как же. Прям чудо-муж!"
   "Точно, чудо-муж! Он не говорит жене каждую свободную минутку, какая она толстая и некрасивая".
   "Не говорит, - согласно хихикнул он, - сразу в мешок запихивает. И, между прочим, некрасивой я тебя не называл. Для тебя же стараюсь. А ты меня не ценишь!"
   "Ценю, ой ценю, - усмехнулась я, спускаясь по лестнице в столовую. - Последний золотой отдам, лишь бы ты помолчал, когда тебя не спрашивают".
   "Ну и замолчу!" - обиженно буркнул Умник, вновь исчезая.
  
   Когда мы вернулись в обеденную залу, девушка уже сидела в кресле, попивая из пузатого бокала странную мутную жидкость с очень знакомым запахом. Только не пойму, что это.
   "А это он и есть! Рассол!" - хихикнул Умник.
   Недолго же его обида длилась.
   "А я потом на тебя подуюсь, попозже! Чего это я молчать должен, когда тут так весело?"
   Хоэлвирэ пристроился на подлокотнике кресла, обняв девушку за плечи и учтиво протягивая ей фляжку:
   - Еще, милая?
   - Нет, мне уже лучше, - улыбнулась та. - Но тебя я все равно не простила!
   Урсы расположились на диване и, безуспешно пытаясь скрыть смешки, любовались "влюбленной парочкой". Около стола суетилась Нинара, накладывая новой гостье тарелку... каши. Зар аж передернулся, увидев это. Вот, значит, как отсутствие эмоций лечится! Не боись, малыш, мы своих в обиду не даем!
   "Сама, что ли, за него кашу есть будешь?" - поинтересовался Умник.
   "Тебе скормлю!"
   "Ой, как страшно-то!"
   К счастью, спасать Зара не пришлось. Майра слопала эту кашу раньше, чем мы успели опомниться. Вот что вредные заклинания с несчастными девицами делают - что угодно съешь. Как я тогда, после дурацкого леденца-стимулятора.
   "Что, - усмехнулся Умник, - нашла объяснение своему неуемному аппетиту?"
   "Так это ж правда. Эдик сказал, что будут последствия".
   "Ну-ну! Придется мне, видимо, принимать радикальные меры!"
   "Какие?"
   "Не боись! Придумаю!"
   Мастер Хансар, присмотревшись к обгоревшей одежде Хэла, укоризненно покачал головой, но коварный ученик быстренько перевел стрелки на меня. Состроив виноватую мордашку, я пожала плечами и уселась к столу.
   Ну я честно не знаю, как это произошло! Может, это вовсе не я! Вдруг оно само загорелось?
   Маг не стал меня расспрашивать и щелчком пальцев восстановил дроу одежду. Хэл благодарно ему кивнул и продолжил хвастаться перед женой своими подвигами. С его слов выходило, что он героически спас и меня, и Зара, бесстрашно сражался со злобными пауками из пропасти и практически в одиночку остановил море, заслужив вечную признательность Стража. Девушка восторженно ему внимала. А мы понимающе усмехались, и не думая выдавать "храбреца". В конце концов, в чем-то он прав. Без его помощи я не сидела бы здесь, Зар не дразнил бы черную ленточку, вплетенную в короткую косичку Эдигорана. А лента, будто живая, не ластилась бы к его пальцам, безжалостно дергая мага за волосы.
   Выяснить, что это за фокусы, я не успела - в голову, отвлекая от занимательной беседы, пребольно стукнулся мелкий камушек. Заметив, что привлек мое внимание, посыльный соскочил с подоконника, поманив меня за собой.
   - Эй, сюда! - чумазый мальчуган лет восьми ждал меня у калитки. - Тебе просили передать, что, если ты хочешь узнать кое-что важное про контракт, должна прийти вечером, как стемнеет, к мосту Рыжей Бристы. Одна.
   - Контракт? - нахмурилась я.
   "Контракт?! - опешил Умник. - А при чем тут мост? И кто вообще узнал..."
   - Ага, - кивнул мальчишка, вытерев грязным рукавом нос. - А если кому скажешь, пеняй на себя! - пригрозил он и удрал раньше, чем я успела что-то сказать.
   "Не вздумай туда ходить! Это опасно!" - распорядился Умник, пропадая вслед за парнишкой.
  
   Обед завершился через час по одной простой причине - у пэр-эри Нинары закончилась еда. Но, к сожалению, только временно, так как пожилая дама тут же умчалась домой готовить ужин. Интересно, как ее муж и выросший в их доме Эдигоран умудряются быть такими стройными и подтянутыми? Магия, поди, какая-нибудь. Вот бы мне так!
   И все же, у меня есть сила воли, что бы там не говорили некоторые. Оторваться от чудесных ватрушек с творогом я смогла без проблем. Тем более что в тарелке все равно ничего больше не осталось.
   Беседа в отсутствие отвлекающих факторов только набирала обороты. И стала особенно интересной, когда мастер Хансар принялся рассказывать о Сдвигах. Оказывается, магически предсказать Сдвиг невозможно, разве что догадаться по поведению животных, но и те могут его учуять только в самый последний момент. Зоны перемещаются согласно границам и купленным билетам не целиком, а в произвольном порядке: на новое место жительства может переселиться хоть большой участок территории, хоть мелкий, причем границы никакого значения не играют, кусок может быть вырван даже из центра зоны. Приблизительно раз в полгода передвигается несколько участков, затрагивая все четыре мира. В Красных зонах это происходит чаще, в остальных реже. И лишь Белая зона полностью защищена от Сдвигов.
   - Пэр Хансар, - пожирая мага глазами, спросила я, - а как вы узнали, что Сдвигов бывает десять?
   - Не десять, - покачал головой тот, - а не меньше десяти. Такие данные удалось собрать далеко не сразу. В каждом городе есть представитель КС, организации по контролю Сдвигов, отвечающий за сбор и передачу информации в Виссэр. Он и должен определить, перемещалась ли его зона, и куда именно.
   - И как это делается? - уточнила Ли, взволнованно подергивающая кончиком хвоста.
   - Есть разные способы, - пожилой маг взял со стола возникший из ниоткуда стакан с водой, сделал несколько глотков, смачивая горло, и продолжил. - Можно определить положение по звездам или проверить границы, те же зоны соседствуют с вами или уже другие. Или сориентироваться относительно Белой зоны. Она всегда на месте и хорошо видна на астральном уровне. Из общедоступного - опрос очевидцев. Вечером проверю небо, и можно будет уверенно сказать, что западнее Янкара появилась новая зона.
   - Да это и так уже очевидно, - фыркнул дроу.
   - А кстати, - вмешался Верран, - почему вы думаете, что это море к нам скакнуло, а не мы к морю?
   - Если нашим друзьям удалось телепортироваться сюда, значит, Янкар и часть Пост-ив по-прежнему находятся рядом. Кроме того, заклинания поиска показали, что и с остальных трех сторон ничего не изменилось. Получается, что это море "скакнуло сюда". Разумеется, это далеко не полные данные.
   - Но ведь определить местоположение по звездам получится только в своем мире, - задумчиво протянула я. - А если Сдвиг забросит тебя в другой мир, этот способ уже не сработает.
   - Почему? - улыбнулся маг. - По-моему, все просто. Если над тобой незнакомое небо, значит, зона сдвинулась. Да и кто мешает тебе изучить звездные карты остальных миров? Такие данные в КС есть.
   - А Белая зона есть в каждом из миров? - спросила Майра, удобно устроившаяся на коленях у своего мужа.
   Быстро ж она Дэнавиарчика забыла. И правильно. Ежели за журавлями гоняться, можно и синицу проворонить.
   - Да, Белая зона есть в каждом мире, - кивнул Эдигоран. - КС предполагает, что Белыми являются те зоны, что встали на свои собственные места. Туда, где и располагались до Катастрофы.
   - Зато, - засмеялась красавица-дроу, - теперь из-за Сдвигов можно в другие миры попасть.
   - Можно, - улыбнулся ей пожилой маг, - только если ты Страж и пользуешься Блуждающей. Ну, или дождаться, когда твою зону случайно в чужой мир занесет, на Варто, к примеру.
   - Нет, - хихикнула девушка, - уж лучше в Эрл'ларию. Всегда хотела туда попасть. Там наша родина.
   - А ведь до катастрофы, - ностальгически вздохнул пэр Хансар, - в другие миры можно было без проблем попасть. Существовали стационарные природные порталы, соединяющие три мира.
   - Только три?
   - Да, Сантеро тогда еще не был связан с остальными мирами.
   - И что, кто угодно мог этими стационарными порталами воспользоваться? - полюбопытствовала практичная урса.
   - Нет, конечно. Но деньги, власть и сила способны решить многое.
   Вечер стремительно приближался, и за окном уже стемнело, когда я, сославшись на усталость, поднялась в свою комнату и, уложив Зара, тихонько выбралась из дома.
   Ярко освещенные центральные районы сменились темными узкими улочками рабочих кварталов. А дальше и вовсе тянулись мрачные полуразрушенные сооружения. И я очень быстро пожалела, что явилась сюда одна.
   Но не идти же теперь назад. Что я, совсем трусиха, что ли? Вперед, так вперед!
  
  
   Глава 3. Охота - дело опасное
  
   Барбариска
  
   Проводник - все тот же чумазый мальчишка - поджидавший меня у дома и затащивший в эти каменные дебри, криво усмехнулся и, ткнув в темноту пальцем, заявил:
   - Мост там. Иди.
   - А ты?
   - А мне уже заплатили, - парнишка чем-то звякнул в кармане и, нырнув в ближайшую дверь, исчез.
   Так, спокойно! Барбариски не сдаются! Ну ведь правда ж не сдаются...
  
   Собрав все свое мужество и жалея, что не додумалась взять с собой Веррана, я упрямо шла вперед. Тихий плеск подсказал, что где-то впереди река и чертов мост. Но дойти до него мне не дали. Два грязных бородатых типа молча заступили мне дорогу. Еще трое перекрыли путь к отступлению. Один из них, бугай с длинными сальными патлами, смачно сплюнул сквозь зубы и "любезно" пригласил меня в "гости". В покосившийся двухэтажный дом в конце грязного переулка.
   Грубый толчок в спину заставил меня буквально пролететь последние метры и открыть обшарпанную деревянную дверь... собственным лбом. В большой комнате, освещенной множеством свечей ("Только б не секта!" - мелькнула неуместная в этой ситуации мысль), было довольно чисто. Целая, пусть и не новая мебель, выметенный пол с полосатыми дорожками половичков, гобелены на стенах с претензией на элегантность. И надменный тип в мягком кресле с высокой спинкой.
   Черные волосы незнакомца были собраны в аккуратный хвостик, а темно-синий костюм старательно выглажен. Дополняла образ респектабельного джентльмена тонкая металлическая трость с круглым набалдашником. Не иначе меня почтил визитом сам босс.
   Кроме него в комнате еще четверо бандитов, рангом попроще. Двое, что привели меня и остановились у двери. Еще двое вольготно развалились на диванчике справа от окна. Правда, их показная расслабленность никак не вязалась с настороженным цепким взглядом. Думают, что я сбегу? Правильно думают!
   Я рванула к окну, поднырнув под руку одного из охранников, но второй, мгновенно вскочив с дивана, резким ударом отшвырнул меня в центр комнаты и с наслаждением пнул ногой в живот. Дыхание перехватило, лишив меня возможности даже вскрикнуть.
   - Ну, зачем же так грубо, Стипар, - с усмешкой заявил чуть хрипловатый мужской голос.
   По лестнице со второго этажа спускался богато (по-моему, даже чересчур богато) одетый молодой человек. Меня рывком усадили на деревянный стул, заломив руки за спину. Закусив от боли губу, я отчаянно старалась не разрыдаться.
   "Босс" подорвался с кресла и, поминутно кланяясь, попятился к двери в соседнюю комнату.
   - Не уходи, Курт, - приказал новый босс, усаживаясь в кресло и закидывая ногу на ногу, - ты мне еще пригодишься.
   - Конечно, пэр Ювер, конечно, - залебезил бандит, - я ж только за вином побежал, чтоб, значится, Вам принести.
   - Вино потом, сначала дело, - вновь пришедший сделал знак моим конвоирам, и руки мне наконец отпустили.
   Пэр Ювер четко отработанным жестом пригладил короткие светлые волосы, искривил тонкие губы (хотел презрительно, но вышло наиграно и потому весьма жалко), и, продолжая отыгрывать свою роль, смахнул несуществующую пылинку с камзола, сверкнув камнями массивных золотых колец.
   Нет, Тени тут точно ни при чем! До того же Ферьона ему, как пешком до Луны.
   - Ну что, милочка, ты уже поняла, зачем мы тебя пригласили?
   - Нет, - искренне ответила я.
   - Нет? - фыркнул босс, приподняв бровь. - А я думал, ты умнее. Такое дело организовала: авторские права, проценты, адвокаты. Молодец! Только не стоило нам дорожку перебегать.
   - Ой, так это вот в чем дело, - чуть ли не с облегчением выдохнула я. - Простите, я просто не подумала, что кто-то этим уже занимается.
   - А вот это зря, дорогуша, ой как зря. Думать, оно, знаешь ли, полезно для здоровья, - парень почти ласково улыбнулся, постукивая пальцами левой руки по сжатой в кулак правой. - Глядишь, и сегодня здоровой бы осталась.
   - Чего вы хотите? - прошептала я, вжавшись в стул. - Если я откажусь от этого договора, вы меня отпустите?
   - Поздно, милочка, поздно, - отозвался пэр Ювер, - ты создала нам проблемы, а я этого не люблю. Твоя ушлая киска успела зарегистрировать договоры у градоправителя, и теперь торговцы отказываются с нами делиться. Заявляют, что теперь по закону действуют, и чтоб мы сами с магом все дела утрясали. Чем мы сейчас и занимаемся.
   Я замерла, боясь лишний раз вздохнуть. В горле и без того стоял противный ком, который приходилось постоянно сглатывать.
   - Мы собирались тебя и твою блохастую кошку просто убить, - в маленьких хитрых глазках сверкнуло торжество, - но на тебя поступил очень интересный заказ. Не знаешь случайно, зачем ты коротышкам понадобилась? Раз уж они за тебя золотом заплатили, и антимагические артефакты в доплату дали.
   - Не знаю, - испуганно пискнула я, бросив отчаянный взгляд на окно. - Пожалуйста, отпустите меня!
   - Даже и не мечтай сбежать. И твой дружок-маг тебя не спасет, - желчно рассмеялся босс. - Я же сказал, артефакты древние, - он ткнул пальцем в развешанные по стенам белые узорчатые пластины. - Этому выскочке Эдигорану не по зубам.
   - Пэр Ювер, бородатые ее живой просили, а про то, чтобы целой, ни слова не было, - один из конвоиров положил свою грязную лапищу мне на грудь. - Может, мы, того-этого, развлечемся?
   - Точно, - поддакнул с дивана рыжий, - симпатичная девка, люблю полненьких.
   Босс окинул меня циничным взглядом. Стараясь не закричать в голос, я до белизны пальцев вцепилась в сиденье, но слезы удержать не удалось. Еще немного, и я кинусь этому типу в ноги, умоляя о пощаде. Трусиха я, оказывается...
   - Гномы скоро будут здесь, - засомневался тот.
   - Успеем, - ухмыльнулся Курт, небрежно поигрывая тростью. - Пэр Ювер, Вы, разумеется, первый. Сейчас я все подготовлю.
   - А почему бы и нет, - сально улыбнулся парень, провожая взглядом метнувшегося в соседнюю комнату подручного.
   От одной этой улыбки хотелось провалиться сквозь землю, но оставшиеся крохи собственного достоинства заставляли держаться. В конце концов, отец ведь учил меня приемам самообороны. Хоть я и сбегала с половины занятий, что-то же должно было запомниться. Но упрямая логика твердила, что со всеми мне не справиться. И я так же упрямо кусала губы, чтобы остановить подступающую все ближе истерику.
   Ну зачем, зачем я сюда поперлась? Вообразила себя невесть кем! А на деле...
   А на деле я лишь в этот момент осознала, насколько беспомощна и бесполезна. Спасительница мира, блин! Если бы не друзья, и дня бы здесь не прожила. Все они только и делают, что меня спасают. И Ай, и Сэм, и Хэл, и даже Зар.
   Черт, Зар же там один остался! И ребят надо найти, я же им помочь обещала! И вообще, что я - совсем размазня, что ли?! Зубы у меня еще никто не отнимал! Да и ноги свободны!
   - Получи, фашист, гранату! Будешь знать, как Барбарисок лапать! Не переживай, таким, как ты, размножаться противопоказано! На и тебе!
   Довольная своей маленькой победой, я напрочь позабыла про остальных членов банды. И возмездие не заставило себя долго ждать. Сильный удар сбил меня с ног и отшвырнул к стене. Больно-то как... Наблюдая за приближающимся типом с перекошенной злобой и старым шрамом рожей, поняла - надеяться остается лишь на чудо.
   Надежда, она, знаете ли, умирает последней. Нет бы хоть раз первой умереть - глядишь, и мне удалось бы смыться!
   Из последних сил я встала, держась за стену, и случайно сбила один из артефактов.
   - Ну что, тварь, бежать некуда? - прошипел мужик со шрамом. - Сейчас ты за все ответишь!
   Ухмыльнувшись, он нарочито медленно отвел руку, собираясь меня ударить, но его сшибла с ног стремительная черная тень.
  
   Время словно замедлило свой ход, позволяя в мельчайших деталях рассмотреть испуганное лицо бандита и замершее над ним существо: глаза с алыми бликами ярости, невысокое поджарое тело, покрытое мелкими черно-синими чешуйками, острые короткие шипы на плечах и спине вдоль позвоночника.
   Рука-лапа твари взлетает и резко опускается, разрывая горло бандита длинными серебристыми когтями. Насыщенно-красные капли разлетаются в разные стороны, частично оседая на моем лице. Рыжий тип, завизжав, выталкивает меня вперед.
   "Тебя бы так пронесло!" - подсказывает специфический запашок, исходящий от "храбреца".
   Существо медленно приближается и, сверкнув белоснежным оскалом, вытаскивает позабывшего о сопротивлении бандита из-за моей спины. И одним резким рывком сносит ему голову, а через миг сбивает этим самодельным "снарядом" пытавшегося удрать рыжего.
   Кровавый душ должен был испугать меня, но мне совсем не страшно. Тварь, не мигая, смотрит на меня, и на алой радужке ее глаз вспыхивают знакомые серебристые звездочки. Вновь улыбнувшись-оскалившись, существо бросается в погоню за боссом, почти добравшимся до двери.
   И тут силы оставляют меня - все и разом. Пытаясь удержаться на ногах, хватаюсь рукой за стену и падаю, сшибая еще одну пластинку аражева артефакта.
   Время вновь набирает ход. Только я уже не в состоянии следить за происходящим - все, что мне удается сделать, это беспомощно закрыть глаза.
  
   "Нет, ну что это такое? - звенит в голове вредный, но такой родной голос. - Стоит уйти на несколько минут, а она уже вляпалась. Правду говорят, умные учатся на своих ошибках, а дуракам закон не писан".
   "Умничек! - расплакалась я, испытывая огромное облегчение. - Я тебя не послушалась! Прости, я думала, что узнаю все про контракт. А тут... Так страшно было!"
   "Успокойся, - тихо и тепло отозвался он. - Все уже закончилось. Наши победили. Все хорошо".
   Но не успела я удивиться такому непривычно ласковому тону, как он добавил: "Не переживай, ты еще не самая большая дура! Есть и совсем неизлечимые случаи. Хотя если бы фраккат погиб, было бы жаль".
   - Кто погиб? - вслух воскликнула я.
   "Фраккат твой, Сезариан".
   - Ты хочешь сказать, что ЭТО - Зар?! - обалдела я, посмотрев на когтисто-шипастого монстра, бессильно лежащего в другом конце комнаты.
   "А кто же еще? Ты что, не чувствуешь, как он твою силу тянет? О! Я понял! Так ты, оказывается, почетный энергетический донор всея... Мэйдес и подкармливаешь всех подряд?"
   - Зар превращается в ЭТО?! - я изумленно хлопала ресницами, не решаясь поверить. - Нет, не может быть. Это существо больше, оно мне почти до плеча!
   "Ну-ну, - скептически хмыкнул Умник. - А что тебе сейчас хочется сделать больше всего? Так иди... ладно, ползи и сделай! - и добавил грустным шепотом. - Не заставляй своего меле ждать".
   Что мне хочется сейчас больше всего? Обнять Зара или хотя бы рукой коснуться... И не важно, как он выглядит. Хочется так, что больше ни о чем и не думается.
   Я должна быть рядом с ним. Должна помочь. Потому что это нужно, потому что это правильно, потому что это обязанность и право меле.
   Кто такие меле? Не знаю, но чувствую - это что-то хорошее, доброе, родное.
  
   Встать даже с десятой попытки не вышло, но и оставаться на месте я не могла. Когда ползешь, скорость хоть и маленькая, но до цели добраться можно... рано или поздно. Всяко лучше, чем бездействие.
   Зар лежал на боку лицом ко мне, не в силах открыть глаза или хотя бы отозваться. Периодически его скручивал сильный спазм, заставляя худенькое тельце выгибаться дугой. Но больше всего пугала глубокая тишина, нарушаемая неприятным скрежетом, с которым когти сведенных судорогой рук чертили на деревянном полу замысловатый узор.
   - Держись, мой хороший, - как молитву шептала я, - держись, я сейчас!
   А ведь он действительно вырос. Не знаю, как должны выглядеть фраккаты, но сейчас мальчику было лет десять.
   Ничего себе! Вырасти за неполный час на целых семь лет - это нужно умудриться!
   И вовсе он не страшный. Симпатичный даже. Ото лба и висков назад тянулось множество жестких гребней, похожих на застывшие дреды. На затылке они сливались в прочную черную косу-гребень, спускающуюся вдоль позвоночника и щетинившуюся острыми шипами.
   Я решительно протянула руку и осторожно погладила мальчика по голове, заставив шипы и когти мгновенно втянуться. Легла рядом, обнимая со спины и прижимаясь к теплым, немного колючим чешуйкам.
   Так надо, так правильно - я в этом уверена!
   Мальчик застонал, крепко сжал мою ладонь и открыл глаза.
   - Так легче взять мою энергию? - ласково спросила я.
   - Да, - прошептал он. - Ты уверена, что готова поделиться?
   - Не говори глупости! Бери сколько нужно!
   В груди разлилось привычное жжение, и сила хлынула из меня мощным потоком.
   А через миг накатила сладость. Голова закружилась голова. В виски, будто набатом, ударило.
   - Извини, меле, - услышала я, уплывая в беспамятство.
  
   На этот раз перед моим взором предстала небольшая шикарная комната. Затянутые желтыми драпировками стены, большое окно, выходящее в яблоневый сад, золотистые полупрозрачные занавеси с искусной вышивкой по краю. Выдержанная в одном стиле мебель: мягкий диван, два кресла, трюмо с небрежно разбросанными украшениями и большое напольное зеркало в резной серебряной раме.
   Хозяйки комнаты обнаружились за круглым столиком, накрытом кружевной скатертью. Юные красотки лениво попивали вино из высоких прозрачных бокалов, закусывая сладкими ягодами и маленькими пирожными. Роскошные наряды, украшенные вышивкой и мелкими блестящими камешками, шли девицам куда больше серых комбинезонов.
   - К чему все эти погони, охоты, загонщики, когда все можно сделать гораздо проще, - заявила одна из них, отправляя в рот спелую вишенку. - И вот он, результат.
   - И как тебе это удалось, милочка? - спросила вторая, невинно хлопая ресницами и накручивая на пальчик длинный льняной локон.
   - Немного удачи, немного снотворного, знакомый повар в ресторанчике - и кукла у меня, - горделиво задрала носик первая девица, нарочито небрежным движением расправляя подол длинного золотистого платья.
   - Ты такая умная, Луитти, - льстиво протянула красавица в зеленом охотничьем костюме.
   - Так и ты не дурочка, Тигара, - усмехнулась Луитти, тряхнув роскошной копной светлых волос, свободно падающей на плечи. - Мы могли бы стать хорошей командой, если бы научились доверять друг другу.
   - А я тебе доверяю, милочка, - улыбнулась одними губами Тигара.
   - Конечно, дорогая, - кивнула ее заклятая подруга, - и именно поэтому ты никогда не поворачиваешься ко мне спиной.
   - Ты тоже, милочка, ты тоже, - усмехнулась леди в зеленом, прекращая изображать наивную дурочку. - Но пока нам лучше держаться вместе, чтобы избавиться от конкурентов. Ну, а в поиске планшетов, уж извини, каждый сам за себя.
   - И что, уже нашла?- приподняла ровно очерченную бровь девица в золотом.
   - Думаешь, я все тебе расскажу? - смех Тигары, будто нежные хрустальные колокольчики, разнесся по комнате.
   - Можешь не говорить, - фыркнула та, - я и так знаю: ты уже дождалась всходов.
   - Скажем так, росток проклюнулся, и ждать осталось не долго. Если бы ал'Ферьон не подсуетился и не перехватил у Кэстара управление гномами, результаты были бы еще раньше. Но ничего - я ждать умею.
   - Я тоже, Ти, я тоже, - Лу склонила голову набок, внимательно рассматривая соперницу.
   - Что ты собираешься делать с куклой?
   - Ничего особенного, - на губах ее собеседницы зазмеилась едкая ухмылка, - оставлю Чаиру маленький подарочек и верну на место.
   Она подошла к зеркалу, полюбовалась свой идеальной фигурой, поправила и без того отлично сидящий наряд и вернулась к столу.
   - А все-таки согласись, нам неплохой стартовый мир достался, - окликнула ее Тигара.
   - О да, - улыбнулась Луитти, - на этот раз лотерея отлично сработала. Это куда лучше песков Варто. Хотя на леса Эрл'ларии я бы не отказалась взглянуть.
   - Кто тебе мешает? Используй ход с перемещением и смотри.
   - Э нет, Блуждающую я лучше приберегу для более подходящего случая. У нас ведь всего три хода. Не стоит их тратить по пустякам.
   Подруга-соперница отсалютовала ей бокалом и аккуратно надкусила пирожное.
   - А что ты думаешь, дорогая, про эту историю с фраккатом? - не унималась Луитти.
   - Отлично придумано, - Тигара тряхнула тяжелой длинной косой, перебрасывая ее через плечо.
   - Отлично? - Лу широко распахнула и без того огромные глазищи. - Но ведь это против правил. Фраккатов нельзя использовать в Игре! Куда только Координатор смотрит?!
   - Так фраккат и не участвует в Игре.
   - Как это? Он все время вмешивается. Помогает этой, как ее...
   - Вот это как раз не запрещено. Ал'Ферьон управляет эльфами, ал'Кэстар командовал гномами. Почему бы не использовать фраккатов? - пожала плечами красотка в зеленом.
   - А разве это возможно? - удивилась ее приятельница. - Ведь фраккатов нельзя заставить что-либо сделать против их воли.
   - Что тут непонятно, милочка? Все очень даже просто - фраккат делает это добровольно, по собственной инициативе. Меня больше интересует, почему он это делает. Уверена, что здесь какая-то хитрая интрига. И вообще... очнись, дура!
  
   "ОЧНИСЬ, ДУРА!" - яростно рявкнула Тигара голосом Умника.
  
   Очнулась я там же, на полу бандитского притона, с сильной головной болью. Странно... это мне, что ли, было сказано про дуру?
   "Тебе! Кому еще! - раздраженно рявкнул Умник. - Тебя фиг добудишься! А гномы уже близко! Уходить надо, и срочно! Вставай!"
   Легко сказать, вставай, когда я ног почти не чувствую. Ощущаю себя беспомощной тряпичной куклой, руки дрожат, мысли путаются. Да и Зару, похоже, хреново. Мальчика, вернувшего себе человеческий вид, била крупная дрожь. В сознание он так и не пришел.
   Ой, Зару же, наверное, холодно? Ему одежда нужна.
   "Идиотка! Какая одежда! - заорал Умник. - Да вам скоро не одежда, а белые тапочки понадобятся. Вставай!"
   - Да не могу я встать! - из горла вырывался только хрип.
   Я погладила малыша по голове, убирая с его лица спутанные серебристые волосы, легонько похлопала по щеке - тот тихо застонал и лишь крепче сжал мою правую руку.
   - Зар, мальчик мой! - позвала я.
   "Не трать время на мальчишку - это бесполезно, он не очнется! Энергетическое истощение даром не проходит. Не можешь идти, ползи! Делай хоть что-нибудь!"
   Интересно, мне кажется, или у этого наглеца истерика?
   "Дура! Ведь схватят же тебя сейчас! - простонал он и, помолчав, добавил с горьким вздохом. - Все, опоздали, придется вас как-то вытаскивать".
   Подтверждая его слова, в комнату ворвались коротышки, обшарили дом и, не найдя достойный противников, самодовольно потерли ручки.
   - Отлично! - воскликнул их командир, брезгливо меня рассматривая. - Задание выполнено. Парни, поднимай эту.
   Два приземистых крепыша-гнома послушно выдвинулись вперед, протянув ко мне свои лапищи. Но оторвать от Зара не сумели. Правду говорят, страх все резервы организма мобилизует. В мальчишку я вцепилась так, что любой клещ позавидует.
   И тут какая-то непонятная сила резко вздернула гномов вверх и, перевернув вверх ногами, пришпилила к потолку. Я в восхищении присвистнула - не каждая бандитская резиденция может похвастаться столь оригинальной (и отчаянно матерящийся) лепниной.
   Немного опоздав, в дом влетели взбешенные и яростно шипящие Верран и Улиана. Эдигоран, рассыпая вокруг сверкающие электрический разряды, появился прямо из пустоты, а его черная лента, выпутавшись из короткой косички, принялась активно душить ближайшего гнома.
   О! Знай наших! Эй, Эд, ты чего это ленту в карман суешь? Она ж еще не закончила! Ой как здорово - центробежная сила в действии! Ух ты, как гномов по сторонам разметало и в стены впечатало. Ли, ты чего? Не надо меня по лицу бить! Там и так синяк! Ничего я не смеюсь! Я плачу, вот! Зачем вставать? Мне и здесь хорошо, весело! Верран, ты куда меня потащил? Зара, Зара возьмите! Да, это Зар! Ой, Верранчик, ты такой мягкий и пушистый! Нет, я не хочу спать! Я хочу посмотреть, что там с гномиками. Ой, а можно я твой хвостик поглажу? А ушки? Не надо на меня тут колдовать, я не хочу спа...
  
  
   ***
  
   Умар даже не предполагал, что ему кинутся столь рьяно помогать. И вляпаются по самые уши - в чем сомнений у грейма как раз не возникло. Удивительная все же кукла ему досталась. Умение попадать во все неприятности разом успешно совмещалось в ней со способностью без значительных потерь из них выбираться. И все-таки удача - страшная сила. Досталась ли она Барбариске от самого Умара или являлась безраздельной ее собственностью, грейм не знал. Но был чертовски рад, что, даже падая, девица умудрилась разрушить мощную антимагическую защиту. И это позволило ее друзьям вовремя прийти на помощь, почувствовав угрожающую Барбариске опасность.
   И только сейчас ал'Никс в полной мере осознал свою ошибку. И хорошо, что девица его не послушалась, заводя приятельские отношения направо-налево. Польза от друзей была вполне реальной и значительно перевешивала наносимый ими же вред.
   Убедившись, что его кукла в безопасности и благополучно проспит минимум сутки, грейм переключил канал, проверяя, как там Ильсан.
  
   Несмотря на раннее утро, вся команда уже была на ногах. Лишь Кэрлин продолжала лежать с закрытыми глазами, не отзываясь ни на свое имя, ни на яростную тряску, которую устроил ей перепуганный мальчишка.
   - Кэри! - взволнованно звал он. - Очнись! Кэри! Что с тобой?! Ну, очнись же!
   - Что случилось? - Ксанталл моментально оказался рядом.
   Осторожно похлопал девчонку по щекам, но разбудить ожидаемо не смог. Голова девушки бессильно мотнулась из стороны в сторону, а с губ сорвался тихий стон. И тут на помощь пришел Сейфи. Ухмыляющийся оборотень, недолго думая, выплеснул в лицо девицы холодную воду из котелка, который собирался поставить на огонь. Мокрая, как мышь, пэри Хорн, закашлявшись, подскочила на месте, распахнула невидящие пустые глаза, несколько раз судорожно дернулась и только потом пришла в себя.
   - Аражевы дети! - взбешенной кошкой зашипела она. - Кто вас просил меня будить, когда я путешествую?! Придурки! Я ведь могла и не успеть вернуться!
   - Вернуться куда? - переспросил Ильсан.
   - В тело! - рявкнула Кэрлин, забирая у Сейфи котелок и делая несколько жадных глотков. - Кончилось. Еще дайте.
   Мальчик молча подал свою фляжку, услужливо открутив крышку.
   - Может, объяснишь, что это за путешествия? - полюбопытствовал Ксанталл, любезно дождавшись, когда девчонка напьется.
   - Это сейчас не важно, - вздохнула она, - лучше бы спросили, что я там увидела.
   - И что ты там во сне увидела? - ехидно уточнил Сейфи. - Голых мужиков?
   - Ой! - всплеснула руками Кэрлин, с восхищением уставившись на оборотня. - Ты догадался, да? Ты во сне такой красивый был!
   - У нас нет времени на шутки! - прикрикнул на них вампир. - Что ты узнала?
   - Хорошая новость: у нас на одного противника меньше. Гномы натолкнулись на ваших ушастых преследователей и, видимо, не поделили добычу. Коротышек оказалось больше, и эльфам пришлось отступить. Теперь плохая новость: эта стычка произошла гораздо ближе, чем мы думали, гномы практически рядом. Нам нужно решить, куда мы идем! И срочно!
   Девушка окинула всех внимательным взглядом и уставилась на вампира, решив, что он здесь главный.
   - Ну, так куда? - поторопила она.
   - А ты, выходит, с нами собралась? - иронично изогнул бровь Мейр. - И какого аража ты нам сдалась? Вернем тебя гномам и спокойно пройдем вперед.
   - Пройдете, - серьезно кивнула Кэри, - но не все. Кое-кого гномы с собой прихватят. У них строжайший приказ доставить объект к Тайному Советнику.
   - Что за объект? - недоуменно нахмурился Ксанталл.
   - Да есть тут один, - вздохнул Сейфи, перекинувшись понимающими взглядами с Ильсаном.
   - И зачем он гномам понадобился? - вампир оценивающе присмотрелся к парнишке.
   - А я знаю? - обиженно надулся полуэльф.
   - Может, эльфу продать хотят? - хмыкнул Мейр.
   - Какому эльфу?
   - Нашему старому знакомому, - оборотень заговорщицки подмигнул красноглазому.
   - Лорду Эврине?
   - Ему самому.
   - И зачем...
   - Тебе не кажется, что наш разговор пошел по второму кругу?
   - Мейр!
   - Да не знаю я. Нанял меня для поисков Ильсана. Имя, правда, не называл. Прям, как эти - объект, да объект. Приборчик специальный для обнаружения подкинул.
   - Я так понимаю, что "объект" ты нашел, но выдавать Лорду не стал.
   - Не стал. Мутный он какой-то. Я поначалу думал, он сына ищет. Но там явно другие цели. Если уж и гномы к поискам подключились...
   - Какой у нас Ильсан, однако, ценный, - усмехнулся Ксанталл. - Такой и самим пригодится. Не боись, парень, не выдадим мы тебя.
   - Значит, решено, - подытожил Сейфиттин, - к гномам не пойдем.
   - Тогда путь один, - призадумался вампир, - в Красную зону. В таких местах я бывал. Прорвемся.
   - А я бывала именно в этой Красной зоне. К тому же, знаю, как оторваться от гномов. Есть тут у меня один хитрый план.
   - Бомбочки с краской? - догадался Ильсан.
   - Ага, - кивнула девчонка, - и еще кое-какие сюрпризики от себя добавила.
   Узнав, в чем дело, Сейфиттин ужасно разозлился.
   - Два идиота! - орал он, размахивая руками. - Что, по-вашему, может быть хуже сотни гномов? Так я отвечу! Сотня разъяренных гномов с синими мордами!
   - Так это же замечательно! - пропела Кэрлин. - То, что нужно!
   - Что нужно? - рыкнул Мейр. - Толпы разозленных коротышек? Тупоголовая стерва! Аражева дочь пьяного нарфа!
   - Ой! - восхитилась Кэри. - А ты у нас дамский угодник! Столько комплиментов и все мне одной? О! Я польщена!
   - Хватит паясничать! - остановил этот спектакль Ксанталл. - Сама же говоришь, враг близко.
   - Ну, не то чтоб совсем близко, но поторопиться стоит.
   - Тогда уходим, - велел вампир, - а по дороге объяснишь, зачем ты за нами увязалась. И чтоб без вранья.
   - Соврешь тут, как же! Когда у вас собственный детектор лжи есть, - улыбнулась девушка, кивнув на Ильсана.
   Вампир уважительно взглянул на мальчишку и, обернувшись к Сейфи, уточнил:
   - Идти сможешь?
   - Смогу, - ответил тот, - кость срослась. А боль и потерпеть можно.
   Он подхватил свой мешок и, прихрамывая, направился к лазу среди колючек. Стоило оборотню скрыться, как вампир решительно заступил дорогу Кэрлин.
   - Ты зачем парня дразнишь? - еле слышно спросил он.
   - Пусть лучше на меня злится и строит планы мести, - также тихо ответила она. - Не хочу, чтобы он чувствовал себя беспомощным и переживал, что тормозит нас.
  
   Выбравшись из убежища, группа продолжила путь вдоль границы зон. Избавившись от ноши, Талл смог идти быстрее. Все-таки двойная нагрузка - раненый и постоянное поддерживание иллюзии - может вымотать и вампира из Старшего дома. Оборотень шел наравне со всеми, опираясь на самодельную трость из прочной, хоть и корявой ветки. И очень злился, если Кэрлин, заботясь о нем, замедляла темп.
   - Зачем ты идешь с нами? - поравнявшись с девушкой, спросил Ксанталл.
   - Хочу вам помочь.
   - Ильсан, что скажешь? - подмигнул ему клыкастый. - Это правда?
   - Правда, - честно ответил мальчик. - Только не совсем...
   - Что это значит? - этот вопрос вампир задал уже Кэри.
   - Вот зануды! - вздохнула она. - Ладно! На самом деле меня интересует только один из вас.
   - Правда, - констатировал Ильсан.
   - Я готова его спасти, даже ценой собственной жизни.
   - И это правда.
   - А остальным помогаю, поскольку вы его друзья.
   - Правда.
   - И я даже знаю, кто он, - отозвался Сейфи.
   Девушка фыркнула и продолжила:
   - А я знаю, как нам пройти Красную зону. Если будете меня слушаться, выберемся без потерь.
   Ильсан лишь кивнул, подтверждая правдивость ее слов.
   - Гномов зачем было злить? - хмыкнув, поинтересовался вампир.
   - Чтобы они от бешенства совсем соображать перестали. В здравом рассудке к Кротам никто не сунется.
   - Ты собираешься вести нас к Кротам? - округлив глаза, взвыл Сейфи. - Да ты не тупоголовая, ты... ты... - он замешкался, подбирая слова, а девчонка, воспользовавшись паузой, чмокнула его в щеку.
   - Я тоже люблю тебя, милый! - пропела она. - И не бойся, вам рисковать не придется. К Кротам погоню уведу я, а вы будете меня ждать в одном уютном и относительно безопасном местечке.
  
   Но удача, как известно, не может длиться вечно. Особенно, если лес просто кишит крашеными и чертовски злыми гномами. Не прошло и часа, как группу взяли в клещи три бородатых отряда. Обходить врагов было поздно, осталось только одно направление - вверх. Подгоняемая Сейфи группа едва успела взобраться на деревья и уютно там устроиться, как на поляну высыпали гномы.
   И как выяснилось, большая часть бородатого отряда попалась в установленную Кэри ловушку. Вернее, посчастливилось только сотнику. А его подчиненные совершили самую большую глупость в их жизни - захихикали. Начальство, разумеется, сильно обиделось и недолго думая приказало найти несработавшие ловушки, а затем методично ткнуло в краску каждого проштрафившегося. Вновь прибывшие, увидав сородичей, разразились смешками и... остатки краски достались им.
   И вот теперь отряд "синих" расположился на привал прямо на поляне, дразня мальчишку чудными запахами готовящейся на костре каши. Одно хорошо, ил'сибо они отключили, так что Таллу не пришлось тратить много сил, прикрывая свою группу мощной иллюзией.
   Заметив, что каша уже готова и бородатые выстраиваются в очередь за своей порцией, Кэрлин, усмехнувшись, начала слезать с дерева.
   - Какого аража ты делаешь? - перехватив ее, прошипел Сейфи.
   Стряхнув его ладонь и заявив, что младенцев и раненых положено кормить, девушка решительно продолжила спуск. Один из гномов, крепыш с синей пятерней на лбу, расположился прямо под деревом. Аккуратно расстелил платок и, водрузив на него тарелку с гречневой кашей, отправился за хлебом.
   Кэри, пользуясь невидимостью, ловко спрыгнула с дерева и, легко лавируя среди голодающих коротышек, утянула у зазевавшегося повара несколько ломтей хлеба, кусок сыра и пару луковиц. Котел гномы обступили так плотно, что лезть туда девица не решилась, спрятав уже наворованное за пазуху. На обратном пути сцапала оставленные без должного присмотра тарелку и ложку. Свесившись вниз, Ильсан забрал у Кэрлин добычу. Тарелка с гречкой досталась "младенцу", обещавшему припомнить нахалке ее шуточки. Оборотень недовольно фыркнул, принимая свою часть обеда, и, пообещав Кэри страстный поцелуй, вгрызся в луковицу.
   На третьей съеденной ложке Ильсан чуть не подавился кашей от хохота - вернулся хозяин тарелки. Удивленно уставившись на пустующий платок и не поверив своим глазам, гном протянул руку и проверил его на ощупь, даже под ткань заглянул. Не найдя желаемого, огляделся и быстро нашел виноватого. С другой стороны дуба сидел и наворачивал свой обед еще один представитель нового элитного подразделения "Синие морды".
   Обворованный, недолго думая, зарядил товарищу кулаком в ухо. Но и его противник хлюпиком не был, ответный удар отправил гнома в полет, завершившийся в центре мирно обедающей (и выпивающей втихаря от командира) компании. Ценный продукт был безнадежно испорчен - разлит по земле и возвращению в бутылку не подлежал - что не привело коротышек в восторг. Драка вспыхнула нешуточная, что ничуть не смутило провидицу. А на грозно сдвинутые брови Талла и кулак Сейфиттина девица ответила невинной улыбочкой.
   - А я тут при чем? - пропела она, сложив губы бантиком.
   Ильсан, проглотив еще несколько ложек гречки, отправил миску по кругу. Когда каши уже не осталось, мурат начисто вылизал миску, а девчонка вернула ее на законное место, аккуратно пристроив рядом ложку.
   Свара коротышек, к огромному огорчению полуэльфа, не успела перерасти в эпохальную битву. Вмешался нарфов сотник, порушив робкую надежду избавиться от всех противников разом.
   Зачинщика "беспорядка" вычислили быстро. Оправдываясь, тот обличительно ткнул пальцем в свой платок и застыл с открытым ртом, увидев там и тарелку, и ложку. И что гораздо хуже, их увидели сотник, невинно поруганный Брук и лишившаяся эликсира четверка. Драка грозила разгореться с новой силой, но сотник моментально ее пресек, самолично всех обругал, отправив "зачинщика" чистить котел.
   Ильсану даже стало немного жаль гнома - и голодным из-за них остался, и наказание получил. Но Кэри решительно возразила, что ни этот, ни прочие коротышки мальчишку жалеть уж точно не стали бы. И если бы схватили...
   Через полчаса элитное подразделение "Синие морды" вновь оправилось на охоту, разделившись на три первоначальные группы. И одна из них, по странному стечению обстоятельств, направилась в ту же сторону, куда вела группу хитрая провидица.
  
  
   ***
  
   С трудом отцепив Лерку от своей шеи, Сэм прошел в уютный и гостеприимный трактир с жизнеутверждающим названием "Добрый араж". Несмотря на грозное предупреждение, трактир ничем не напоминал бандитский притон. Разве что хитрющей рожей хозяина. Хотя и он на отъявленного разбойника не тянул. Вопреки прозвищу, Кривой Грас таким уж кривым не был, имея два ярких синих глаза, внимательно поглядывающих на мальчишку из-за стойки бара. Густую ярко-рыжую шевелюру Грас стянул на затылке в старательно расчесанный хвост. Такими же рыжими были иронично изогнутые брови, короткая окладистая бородка и шейный платок с редкими черными полосками. Тщательно застегнутый на все пуговицы камзол выбивался из этой гаммы насыщенно черным цветом и определенной претензией на элегантность.
   Знак Айверина сотворил очередное чудо - ужин появился на столе раньше, чем технарь успел хоть что-то сказать. Но, к сожалению, поужинать спокойно Сэму не дали, то и дело отвлекая жутко важными и исключительно дурацкими вопросами. И большая часть восхитительно пахнущих блюд досталась активно жующему Бумеру. Засунув морду в крынку со сметаной и одновременно подтягивая задней лапой кусок колбасы с тарелки Сэма, лингрэ глухо жаловался на судьбу и общую несправедливость.
   - Дурак! - получив по загребущим лапкам, котяра показал мальчишке вымазанный сметаной язык. - Я с Сэмом больше не поеду! У него приступы бешенства! Как кинется всех кусать! Я еле удрал! - притворщик горестно вздохнул, обхватив лапками Леркину шею и пряча за ее спиной таки уворованный кусок колбасы.
   Девочка покрепче прижала к себе лингрэ, позволяя другу немного расслабиться и доесть то, что осталось.
   В небольшой комнате, но довольно светлой комнате мальчику пришлось выдержать еще один раунд борьбы - на этот раз за спальное место. Неимоверно щедрый хозяин выделил им на четверых аж две кровати. Вернее, одну кровать у окна и узкий диванчик, приютившийся между бельевым шкафом и маленьким столиком, над которым красовался плакат со знакомой синеглазой физиономией и миленькой надписью "Вилантий Карби, награда за поимку сто золотых".
   - Не подскажешь, кто это там изображен? - с усмешкой уточнил Сэм.
   - А не пойти бы вам в... аража! - уклончиво ответил "пэр Карби" и завалился на диван прямо в сапогах.
   Расстелив на полу снятый с кровати плед, Сэм сладко зевнул и только собрался лечь, как Лера дернула его за рукав.
   - На полу холодно, дует, и вообще твердо, - заявила она. - И вообще, ты ж теперь мой брат и должен меня охранять.
   Под дружеские смешки "отважного телохранителя", Сэм послушно улегся, предоставив в полное распоряжение Лерки одеяло, подушку и большую часть кровати. Ему хватало и пледа. Подоткнув "сестренке" одеяло, мальчишка, не удержавшись, осторожно заправил за острое ушко хайты непослушную черную прядь. Вот такая - сонная, с растрепанными волосами и мечтательной улыбкой - она совсем не казалась опасной. И Сэм был только рад, что в ту ночь судьба привела к их стоянке голодных хайтаррассов. Иначе бы они не нашли и не вытащили из их логова Лерку. Отодвинувшись на самый край, чтобы ей было удобнее, мальчик попытался заснуть. Но не тут-то было.
   Вернувшийся с прогулки лингрэ принялся искать себе удобную лежанку. Для начала прыгнул Айверину на живот, получил под зад и с громким мявом улетел в Леркину сторону. Но та, смеясь, растворилась туманом, и несчастный кот шмякнулся на кровать. Прошипев что-то весьма нелестное, Бумер перебрался Сэму на ноги и начал торжественное шествие вверх, периодически трогая мальчишку лапкой и горько возвещая: "Жестко, жестко, жестко". Потоптавшись на животе и сделав его достаточно мягким, котяра убрал когти и свернулся клубком на... Леркиной подушке. А длинный лохматый хвост оказывался прямо на лбу у Сэма, раз за разом возвращаясь на исходные позиции, сколько бы мальчик его не смахивал. Не удивительно, что выспаться Сэму не удалось.
   Поднявшееся в зенит солнце, случайно заглянув в комнату, безжалостно разбудило парня и, удовлетворившись проделанной работой, удалилось по своим важным делам. В номере, кроме толстой лощеной крысы, уплетающей оставленный без присмотра завтрак, никого не было. Шуганув воришку, Сэм взял со стола не тронутое грызуном яблоко и выглянул в окно. Полюбовался небольшим уютным садом, яркой цветочной клумбой и развеселой компанией, азартно режущейся в карты в тени заросшей зеленью беседки. Лиц мальчишка не разобрал, но явственно услышал голос Айверина и его "лучшего друга", а по совместительству хозяина трактира. Вокруг беседки клубился легкий утренний туман.
   Просто идиллическая картинка, но что-то мешало Сэму преспокойно ее проигнорировать. А приглядевшись внимательнее, мальчик заметил и кое-что странное - дымка (откуда вообще туман в полдень?) охватывала игроков полукругом, почему-то совсем не задевая Айверина. Полупрозрачная пелена то уплотнялась, становясь темнее, то вновь светлела, иногда там возникали небольшие завихрения.
   Спустившись во двор, Винфорд словно бы нехотя подошел к беседке, встав за спиной Шей'тар и также небрежно уточнил, не знает ли он, где Лера.
   - Она еще спит, - отмахнулся тот, - и ты иди отсюда. Удачу спугнешь!
   На столе перед мужчиной высилась приличная горка монет, и судя по недовольным бандитским мордам, кучка эта далеко не первая.
   - Дядюшка, не отвлекайся, раздавай! - широко улыбнулся Айверин тасующему колоду рыжему. - Сэм, кому сказал, исчезни.
   Уходить мальчишка не собирался, но и понять, как прекратить это безобразие, не подставив Лерку, не мог. К счастью, игрокам помешали и без него - три женщины и пацаненок лет семи.
   - В чем дело, Ренули? - хмыкнул Кривой Грас, ловко прокатывая в пальцах колоду. - Видишь, мы с младшим заняты!
   - Со старшим, дорогой дядюшка, - со смешком возразил Айверин, - со старшим!
   - Ишь, нос-то задрал, - хмыкнул бандит. - Важный какой! Знак ар ему дозволили.
   - Да тебе просто завидно!
   - Дорогой, это очень важно! - высокая фигуристая женщина решительно стукнула по столу кулаком. - Говорят, в городе объявились нарханы.
   - Объявились, как есть, объявились! - всплеснула руками толстая тетка в сером платье с передником. - Сама видала!
   - И я, и я видел! - закричал пацан. - Черный весь, лохматый, глаза, как огни, горят!
   - Точно! И хвост, - испуганно пискнула девица с длинной русой косой, - хвост длинный, голый, а на конце шип острый. Он мне юбку порвал, - тяжко вздохнула она, демонстрируя разрез (и стройные ножки, что понравилось мужчинам гораздо больше).
   - Все это очень интересно, - сально облизнулся Кривой Грас, за что тут же заработал подзатыльник от рыжей кудрявой Ренули. - Эй, а мы-то тут при чем? Проваливайте отсюда! Мы заняты!
   - Так мы вот к нему, - заголосила баба, указывая на Шей'тар. - Не погуби, Роканд - гроза нарханов. Помоги, заступник ты наш, - на особо громкой ноте тетка плюхнулась на колени и припала к не успевшей вовремя отдернуться руке Ая.
   Девчонка, понимая, что ее опередили, залилась слезами и, восполняя упущенное, кинулась хитрецу на шею. Удивился происходящему не только Шей'тар, но и его дружки-бандиты. А Лерка испуганным туманом закружилась вокруг Сэма.
   - Откуда вы обо мне узнали? - вопросил "гроза нарханов", с трудом отцепляя от себя и бабку, и девчонку. - Я же здесь инкогнито.
   - Так народ на рынке говорит, - отвесила низкий поклон тетка.
   - А я вас узнала! - воскликнула девица. - Вы год назад спасли мельницу моего дядьки в Больших Норках. Там нарханы завелись, а вы помогли. Я, как вас увидала, поняла, что вы по следам этих бестий едете. Вы, наверное, этих тварей издалека чуете, да? Они уже в десяти домах на нашей улице буянят.
   - Ага, - кивнула толстуха. - А наш в подвале заперся и частушки непотребные орет. Говорит, пока сметаны не притащим, не замолчит.
   И вот на их словах Сэм окончательно успокоился. Уж очень у этих "нарханов" поведение знакомое. И кстати, это еще вопрос, кто по чьим следам едет: "гроза" за "бестиями" или "бестии" за "грозой".
   - Хорошо, помогу, - благосклонно кивнул хитрец. - А это мой ученик!
   Ухватив Сэма за руку, Айверин одним рывком выдернул парня на всеобщее обозрение.
   - Мы будем работать на пару! - важно закончил он.
   - Нет! - воскликнул технарь, собираясь объявить, что ни с какими нарханами он работать не будет, и вообще не желает участвовать в чужих аферах, но закончить фразу ему не дали.
   - В чем дело, малыш, - "учитель" трогательно обнял его за плечи. - Ты испугался?
   - Что?! - взвился Сэм. - Это я испугался?! Да я никого и ничего не боюсь!
   - Отлично, - радостно потер руки Шей'тар. - Тогда идем с двух сторон улицы, чтобы твари не сбежали. В центре встретимся. А вы, уважаемая, - кивнул он тетке, - про оплату не забудьте.
  
   К месту охоты пришлось идти через весь город. "Нарханы", опасаясь возмездия, облюбовали его окраины. Вернее, Торговую слободку, где осели самые успешные и зажиточные купцы, с легкой руки Барбариски именующие себя хозяевами бутиков. По обеим сторонам улицы высились двух, а то и трехэтажные деревянные дома, что считалось особенно престижным.
   Сэму была неприятна сама мысль, участвовать в этом обмане, но - куда ж они без денег сунутся? - ради Лерки он готов был на многое. Да и артисты, если на то пошло, деньги за свои представления берут, и немалые.
   Шей'тар, обвешавшись амулетами и "уникальными артефактами", начал свое выступление еще в таверне. А сейчас с умным видом водил из стороны в сторону небольшой железной трубкой с привязанным к ней камешком, что-то глубокомысленно завывая. Толпа же с восторгом внимала герою.
   - Все ясно, это нарханы, - объявил аферист, остановившись у широких ворот, где была намалевана какая-то загогулина. - Если эти твари посетили ваш дом, там обязательно появляется подобный знак!
   - Знак ар? - с усмешкой спросил Сэм.
   - Тихо ты! - неожиданно зло прошипел на него хитрец. - Это не для всех!
   - Прости, не сообразил, - также шепотом повинился мальчишка.
   Тайные дела Шей'тара, оказавшегося важной шишкой в преступном мире, афишировать не стоило. К счастью, на их перебранку никто не обратил внимания.
   - И кто ж ентот знак рисуеть? - подозрительно поинтересовался дедок в грубых серых штанах и шелковой эльфийской рубашке.
   - Никто не рисует, - важно ответил "охотник", - он сам по себе возникает.
   - А я туточки кота видал черного, - старикан приосанился, заснув большие пальцы рук за ярко-зеленый, в тон рубашке, пояс. - Как раз у ворот крутился.
   - Вот именно! - поддакнул ему Шей'тар, наведя на длинный дедов нос "определителем нечисти". - Черные коты являются предвестниками прихода нарханов. А также черные мыши и крысы. Крысы с мышами тут есть?
   - Есть, а как не быть! - выскочила вперед симпатичная моложавая женщина, и два ее выдающихся достоинства заскакали вместе с ней.
   Ай аж засмотрелся, и про нарханов забыл, и про крыс. И не только он.
   - Так у нас крысы завсегда были! - снова вмешался вредный дед. - Их, почитай, ничем и не выгонишь!
   Его хриплый каркающий голос быстро вывел "отважного героя" из ступора.
   - Это и есть главное доказательство существования нарханов, - Шей'тар, как обычно, перевернул все с ног на голову. - Если, несмотря на все старания, извести крыс и мышей, не получается, значит, дом проклят нарханами. Каждый знает, что эти твари любят портить людям жизнь. Наверняка кому-то из вас доводилось их видеть.
   - Да, да! - закричала давешняя торговка в сером платье. - Как есть видели! Черный, лохматый, мне по колено будет!
   - Когтищи во! - ее сынишка широко раскинул руки. - Клыки - во! Глаза - во! И красным горят!
   По описанию парнишки существо выходило премиленькое. Клыки размером с неслабый такой двуручник, когти - урсы с их крелл-кэнами обзавидуются, глаза - можно вместо фар на скайдер устанавливать. Хотя толпе нравится, вон как взвыла.
   - Спокойно! - заявил Айверин. - Не бойтесь. Артефакт показывает, что нарханов здесь не больше десятка. Что, кстати, странно. Обычно штук двадцать бывает, иногда и того больше. Внимание! Мы с учеником приступаем к работе. Всем отойти подальше. Улисс, - окликнул Сэма хитрец, - ты начнешь с этого дома, здесь тварюшка послабже. Я на ту сторону перейду. Ты помнишь мои инструкции?
   - Помню, помню, - недовольно прошипел технарь.
   Забудешь такую инструкцию, как же. "Заходишь в дом. Шумишь погромче. Находишь деревянный шип. Я Бумеру велел на видном месте их пристроить. Показываешь находку людям. Говоришь, что тварь сдохла. Все!"
   "Нархан" обнаружился лишь в четвертом от начала охоты доме. В первых трех Сэм послушно следовал инструкции и торжественно предъявлял народу "единственное, что осталось от вредной нечисти". А хозяева, поначалу опасливо жмущиеся на улице, принимались истово благодарить героев: пихать деньги (хозяин), обнимать (хозяйка), дарить цветы (хозяйская дочка), а иногда и целовать (тоже дочка), дергать за рукав и просить взять с собой (это уже хозяйский сын). Оказывается, охота на "мерзких тварей" не такое уж и скучное занятие. И в новый дом технарь заходил совершенно спокойно.
   Существо возлежало на лавке посреди раскиданных корзин, банок и мешков, лениво макало длинный изогнутый коготь в стоящую рядом крынку со сметаной, старательно его облизывая. Выглядело оно почти так же, как описывал мальчишка: небольшое, лохматое, с крупными черными кудряшками на голове. На лисьей мордочке ярко горели большие зеленые глаза с узким вертикальным зрачком. Длинный голый хвост, свешивающийся со скамьи, мерно раскачивался в такт неприличной песенке про гномов и эльфов. Даже шип на конце имелся, один в один, как подброшенные в предыдущие дома подделки.
   Тварь обернулась и, приветливо помахав Сэму лапкой, запела частушки о технарях.
   Не раздумывая, Винфорд схватил стоящий у стены ухват и, надеясь проучить распоясавшегося "нархана", врезал им по лавке. Наглый котяра, успевший, как мальчик и предполагал, увернуться, отскочил к двери и негромко зашипел:
   - Сэм! Дурак! Ты чего? Своих не узнаешь?
   - Вот именно, что узнаю! - усмехнулся Винфорд, небрежно покачивая в руке "оружие". - Ты чего про технарей всякие гадости поешь? Кот драный!
   - Сам ты кот! Беееееее! - Бумер показал ему длинный розовый язык. - А я - нархан!
   Теперь на дальней лавке стоял обросший шерстью маленький хвостатый человечек с когтями и клыками, больше напоминавший вставшую на задние лапы корявую помесь лисицы и крысы. Если именно так выглядят нарханы, встречаться с ними Сэму не хотелось.
   Еще раз обозвав парня дураком, лингрэ прошмыгнул в приоткрытую дверь, из-за которой раздался такой оглушительный визг, что Шей'тар мог смело требовать прибавку к жалованью.
   Заметив, что "нархан" нырнул в окно соседнего здания, Винфорд решительно направился следом и, выгнав всех из дома, спустился в подпол, откуда доносился громкий противный скрежет. Внизу было довольно темно, лишь небольшие полосы света, проникающего сюда сквозь узкие окошки, разбавляли гулкий мрак подвальных помещений. Вдоль стен тянулись пустые стеллажи для солений-варений, а сами банки (вернее, их осколки) вперемешку с содержимым валялись на полу. Тогда как предыдущих домах все банки были целыми, хоть и частично пустыми.
   С полки на полку, злобно хохоча, металась черная лохматая тень. Мальчику лишь изредка удавалось заметить алый отблеск ее глаз. Сэм попытался достать наглую бестию утащенным с предыдущего "поля боя" ухватом, но промахнулся. На этот раз лингрэ решил дать отпор, прицельно швыряясь картошкой и постоянно меняя дислокацию в лучших традициях военной науки. Получив несколько болезненных ушибов, технарь закрылся снятой с ближайшей бочки крышкой. Сообразив, что врага ему не достать, Бумер вновь затих, спрятался.
   И чего это он так взбесился? Сэм ведь его даже не задел ни разу.
   Заметив кончик облезлого хвоста, свисающий с одного из шкафов, Винфорд, ухватившись за него, резко дернул. "Нархан" полетел вниз, вереща и цепляясь когтями за полки, но у самого пола резко развернулся, впившись зубами в плечо мальчишки. Метил в шею, но Сэм успел увернуться. К сожалению, полностью избежать столкновения не удалось.
   - Бумер! Прекрати! - заорал мальчик, пытаясь оторвать лингрэ, все крепче сжимающего зубы.
   Но тот начисто игнорировал и просьбы, и угрозы. И вскоре технарь перестал чувствовать свою правую руку, плетью повисшую вдоль тела. И тут в битву вступил еще один нархан, с горящими зелеными глазами.
   - Не трррррожь Сэма! - верещал он, уцепившись за длинный хвост первого. - Не тррррожь!
   Красноглазый моментально отпустил мальчишку, бросаясь в новую драку. Какое-то время кусающийся и шипящий клубок катался вокруг Сэма, потом разлетелся по углам, тяжело дыша и прожигая злым взглядом противника. И только тут технарь сообразил, что у него с собой луч. Сжав находящийся в центре ладони источник энергии, Винфорд направил соединенные большой и указательный пальцы на врага. Насадка-прицел слегка нагрелась, и сгенерированный оружием луч разрезал нархана на части.
   И тут же к его ногам прижался мелко дрожащий Бумер в своем обычном кошачьем виде. Подхватив лингрэ одной рукой, мальчик побрел к двери. Больно не было. Совсем. Лишь в глазах немного плыло. Со второй попытки Сэму удалось взобраться по лестнице, полюбоваться на вытянувшиеся физиономии хозяев и Айверина и, упав на стоящую у крыльца лавку, прошептать:
   - Убил.
  
  
   Глава 4. Главное, чтобы костюмчик сидел
   Маскировка, маскировка и еще раз маскировка...
  
   Шей'тар был чертовски доволен проведенной операцией. Бумер сработал как надо, и денежки потекли рекой. На дорогу в Виссэр точно хватит, даже на подкуп стражи немного останется. Но стоило ему войти в ворота следующего дома, как радость увяла сама собой. Из подвала выбралось нечто грязное и окровавленное. Глубокая рваная рана на плече, светло-бежевая рубашка залита кровью, от штанов остались одни лохмотья. Пытаясь понять, кто это, хитрец растерянно чесал затылок. И лишь вцепившийся в его ногу лингрэ позволил парню выйти из ступора и подхватить едва не упавшего мимо лавки Сэма.
   Велев хозяину срочно принести воду и бинты, Айверин подхватил мальчишку на руки и понес в дом. Лекарь, за которым умчался хозяйский сын, явился быстро. Нахмурившись, целитель оттеснил Шей'тара, прижимающего к ране пропитавшееся кровью полотенце. Кивком головы отправив Айверина за дверь, он приступил к работе.
   Мельком подумав, что за лечение придется выложить немалые деньги, Ай тяжко вздохнул и отправился в подвал, проверять, что за монстры там завелись.
   Что? НАРХАН?! Живой?! Тьфу ты, уже мертвый. Но откуда?
   Шей'тар всегда считал, что нарханы - всего лишь миф, приносящий неплохую прибыль. И вот сейчас дохлая тушка этого мифа лежала перед Аем, угрожая разрушить все, что он с таким трудом построил. Сэм, не иначе как сдуру, использовал свое технарское оружие. Затолкав тварь в мешок, Шей'тар метнулся за город, на засыпанный мусором пустырь, - к счастью, действие ар-диара еще не закончилось - и, засыпав тело сухими ветками, поджег, облив прихваченным в том же подвале маслом.
   Вернувшись, хитрец столкнулся в дверях с жутко недовольным лекарем.
   - Мне не нравится, - покачав головой, заявил тот, - что вы отправляете мальчика к таким опасным существам. У него все плечо разворочено. Рану я стянул, но залечить полностью не смог: она очень плохо поддается магическому воздействию. Видимо, эти нарханы ядовиты. Еще и туман этот за окном...
   - У меня есть ар-диар, - перебил его Шей'тар, торопливо доставая из кармана склянку.
   - Он не поможет. Мальчика ведь не аражи покусали. Теперь рана не опасна. Время, уход, перевязки, и от нее не останется и следа. Хуже другое...- маг сделал многозначительную паузу, презрительно дернув уголком рта.
   - Что? - уточнил хитрец, мысленно прощаясь с кровно заработанными деньгами.
   - Те приспособления, что прикреплены на груди мальчика. Они хоть и невидимы, но на ощупь вполне заметны. Предполагаю, это что-то технарское, - с намеком улыбнулся он.
   - А если я осмелюсь утверждать, что вы ошиблись, - вернул улыбку Шей'тар, - сколько это будет мне стоить?
   - С вами приятно иметь дело, - усмехнулся лекарь, пригладив и без того ровно уложенные русые волосы.
   Дорого же нынче стоит молчание. Все, что сумел выторговать Айверин, это обезболивающий настой и пара якобы заговоренных бинтов. Подсадив мальчишку на спину, Айверин под сочувствующие вздохи толпы двинулся к гостинице, шикнув на плывущий рядом туман.
   - Брысь отсюда! И чтобы к нашему приходу все было готово.
   Лерка послушалась. А вот перепугавшийся не меньше Шей'тара лингрэ трясущимся воротником оттягивал плечи мужчины. Хайта и без волшебного ар-диара умудрилась быстро все организовать и поджидала их на полпути, жалобно всхлипывая.
   - Откуда эта тварь взялась? - сочувственно возмутилась она. - Нарханы же не существуют.
   - Существуют, - печально вздохнул Бумер, - просто в спячке были. Не знаю только, что этих гадов разбудило. А сюда их точно наш хитрец накликал. Говорил же, не делать этого. А ты не поверил.
   - Ты же согласился участвовать! - возмутился тот.
   - Думал, что весело будет. Вдруг не услышат.
   - А ты чего в подвал сунулся, - напустился Ай на Сэма, - если видел, что эта тварь там?
   - Я думал, это Бумер, - тихо проговорил мальчик.
   - О, да! - раздраженно прошипел Шей'тар. - Думали они, значит! Очень весело, ничего не скажешь! Да у меня никогда столько неприятностей подряд не было! Сначала нападение аражей, потом невесть откуда объявившиеся нарханы. Хотя я, конечно, сам виноват. Нечего было технарей на дорогах подбирать! Возись теперь с тобой!
   - Тебя никто не просит со мной возиться! - огрызнулся мальчишка. - Могу и уйти! А ну поставь меня на землю.
   До гостиницы было рукой подать, и злость, охватившая Айверина, позволила выполнить идиотскую просьбу Сэма.
   - Нужен ты мне! - технарь тяжело оперся на плечо Лерки. - Мы, между прочим, тебя не бросили. Противоядие искали! И от аражей я тебя спас!
   - Да без вас я бы никаких аражей и не встретил!
   - Вот и иди один! - рявкнул технарь.
   - Вы чего? - попыталась примирить их Лера. - Мы же вместе! Не надо ссориться!
   - А никто и не ссорится! - заявил Сэм. - Просто наши дороги теперь расходятся. Ты со мной или с ним?
   - С тобой, - уверенно ответила девчонка. - Но нам лучше не расставаться.
   - Да пусть проваливает! - Айверин рассвирепел окончательно. - Посмотрим, как вы в Кадар без моей помощи доберетесь! Лучше спасибо скажи, что я труп нархана сжег. Иначе нас бы давно страже сдали!
   - Сжег?! - Бумер, растерянно сидевший на земли, неожиданно вздыбил шерсть и распушил хвост. - Что вы наделали! Нельзя нарханов жечь! Нельзя!
   - Почему? - не понял Шей'тар.
   - Нарханы не любят огонь. Они почуют смерть сородича в огне.
   - Так ведь эту тварь Сэм раньше убил. Я просто ее спалил.
   - Не важно, - сказал лингрэ, испуганно вцепившись когтями в и без того драные штаны мальчишки, - нарханы учуют именно огонь. Смерть и огонь. А решать, что было раньше, они не станут. Надо уходить! Срочно!
  
   Но срочно уйти не удалось. Требовалось, как минимум собраться. Да и Шей'тар куда-то удрал, велев ждать его в номере.
   Лерка носилась по комнате, уталкивая вещи в походные сумки. А Сэм сидел в кресле и молча злился. Не помогал даже мурлыкающий на его коленях Бумер. После того, что произошло в переулке, мальчик с Шей'таром и на одном поле срать не стал, не то что ехать куда-то. Но Лера непререкаемым тоном заявила, что либо они едут все вместе, либо она с ними больше не разговаривает. А ехидно ухмыляющегося Ая сдаст его дядюшке, которого тот бессовестно обжулил в карты.
   Странный он, этот Шей'тар. Сначала орет почем зря, а когда мальчишка хотел смыться, не отпустил. Заявил, чтобы Сэм не смел аражей за хвосты дергать и, вообще, выбросил эти глупости из головы. Это он типа извиняется. Сэму так и хотелось дать этому пройдохе в рожу. Но взглянув тому в глаза, мальчик понял, что бы там Шей'тар ни говорил и ни делал, ребят он точно не бросит. И поэтому они сейчас тратят драгоценное время, ожидая своего... друга, наверное.
   Лерка успела даже вниз за провизией сбегать, а Шей'тар так и не вернулся. Поболтав о пустяках и обеспокоенно высунувшись (и едва не выпав) в окно, девчонка вдруг загрустила и завела разговор о Великом Учителе.
   - Он псих, конечно, но обо мне все же заботился. Как умел.
   - Вернуться хочешь? - усмехнулся технарь.
   - Нет, ты чего? Просто Ай тоже не умеет. Но старается же.
   - Уж точно, - хмыкнул Сэм, взлохматив малышке волосы.
   - Ой, а ты знаешь, что Великого Учителя жена есть? - хихикнула девчонка.
   - Жена? Обратил кого-то, наверное.
   - Ага. И я сперва так думала, - хайта выдержала драматическую паузу и торжественно выдала. - Это картина!
   - Картина? - недоверчиво фыркнул мальчик.
   - Не веришь? - обиделась Лерка.
   - Верю-верю.
   - Тогда чего перебиваешь?!
   - Все, молчу, - Сэм примирительно поднял здоровую руку вверх.
   - Хайты рассказывали, что он приволок ее откуда-то много лет назад. И теперь везде с ней таскается, за стол усаживает, спит с ней.
   - Спит? - технарь многозначительно приподнял бровь.
   - Дурак! - улыбнулась Виталерра. - Я сама видела, как Хайтавэрон ее в одеяло укутывает. Помешался он на этой Лите. Даже ту мерзость, что всех в хайтов превращает, в ее честь назвал. Тоже мне честь!
   - С головой у него явные проблемы.
   - И это еще не все! С его слов выходит, что я дочь Учителя и Литы! И очень на "мамочку" похожа. А у нас даже общего ничего нет. Только волосы.
   - И ушки такие же острые? - смеясь, уточнил Сэм.
   - И ушки, - надулась девчонка. - А вот глаза у меня не фиалковые, а зеленые. И никакая я не потрескавшаяся!
   - Чего? - и в самом деле удивился мальчишка.
   - Ну, это так одна из "сестричек" сказала. "Иначе, как стервой, эту некогда роскошную, а нынче потрескавшуюся красавицу и не назовешь". А я не стерва, вот! Я хорошая!
   - Это точно, - улыбнулся Сэм, щелкнув хайту по носу.
   - Зато понятно, почему со мной в Тел-Кристо все так нянчились. Остальных пойманных уже на второй день насильно мясом кормили и обращали полностью. А меня не трогали. Дураки, да? Ну как я могу быть дочерью Литы, если она давным-давно померла? Прикинь, мне уже четыреста лет. Вот, ты смеешься. А они верили. Даже когда о настоящей маме рассказывала.
   - О настоящей маме? Ты же говорила, что не знаешь ее.
   - Не знаю, - кивнула она. - Я от тетки Майрун слышала. Она меня к себе забрала, ну, когда... Ты не думай, меня в ее доме не обижали. Да и какая женщина откажется от красоты, особенно, если у нее шрам через все лицо и на спине рубцы от плети.
   - Странные у тебя понятия о красоте.
   - Не, ты не понял. Тетка Майрун в юности бандитам попалась. Еле живой ушла. Два года в чаще от людей пряталась. Знахарка, которая ее приютила, научила в травах разбираться, лечить. И вот однажды нашла Майрун около лесной дороги свою удачу. Она много раз мне про это рассказывала. Я эту историю слово в слово помню. Слушай.
   "Тогда рядом с нами Красная зона обосновалась, и повадились тамошние бандиты караваны грабить и жечь. Опасно было к тракту ходить, только нужная травка лишь там растет. Иду я, значит, по лесу, слышу, стонет кто-то. Кусты раздвигаю. А там эльфийка, обгоревшая вся. Видать, маслом бедняжку облили, да факелом ткнули. Даже дитя не пожалели - брюхатая она была. Склонилась я над эльфкой. А она как глаза откроет, как за руку меня схватит. И говорит: "Спаси дочь мою, вырасти. А я тебе амулет сделаю. Красавицей всю жизнь будешь. Но обидишь малышку, вмиг иллюзия пропадет". А я что? Мне не сложно. Тем более в деревне парень один сильно мне глянулся. Да разве ж возьмет он в жены меченую? Родить у эльфки сил уже не было. Тогда я ей живот вскрыла, как лекарка учила, да дите достала. А эльфка мне брошку протягивает. Возьми, говорит. А после дите поцеловала и померла. А я вот ращу тебя, убогую, сил не жалею".
   - Н-да, - протянул мальчик. - За такую брошь никаких сил не жалко.
   Технарь вздохнул и только решился на ответную откровенность, как дверь резко распахнулась, и в комнату вплыла восхитительная красавица.
   - Здравствуй, сестренка! - девица склонилась к Сэму, демонстрируя шикарный бюст в откровенном декольте, и, сложив губки бантиком, чмокнула парня в щеку. - Соскучилась по мне?
   - Здравствуй, - машинально ответил тот, не в силах отвести взгляд от двух главных достоинств "сестренки".
   Сестренки?! Винфорд ошалело уставился на девицу. Лерка была удивлена не меньше него. А вот Бумер непонятно с чего катался по полу, завывая от смеха.
   - Не стой столбом, - незнакомка обернулась к Лерке и, ткнув на дверь ярко накрашенным пальчиком, приказала, - вот там мешок с вашей одеждой, одевайтесь и уходим.
   Хайта вгляделась в красотку повнимательней и, усмехнувшись, ушла за сумкой. А Сэм все смотрел и смотрел на... роскошные светлые кудри, яркие синие глаза, пухлые чувственные губы. А видел только одно.
   - Не переживай, малышка, - улыбнулась ему красотка, - скоро и у тебя такие вырастут. Причем гораздо раньше, чем ты думаешь, дорогая Сэммина.
   - Чего уставилась? - буркнул технарь, пытаясь сбросить наваждение. - На мне узоров нет!
   - Н-да, тяжелый случай, - протянула девица грубым мужским голосом и отвесила парню оплеуху. - Вот уж не думал, что на тебя эти духи так сильно подействуют.
   - Ты что творишь, - закричала хайта, - он же ранен! Не трожь его!
   - Да кто твоего дружка трогает-то? - возмутилась красотка. - Это чисто в лечебных целях, чтобы в себя пришел. На вот, - она достала из дамской сумочки маленький сухой лист, растерла растение пальцами и сунула Сэму под нос.
   - Убери эту мерзость! - прошипел тот, когда смог отдышаться и унять слезы. - Аража мне в зад! - технарь протер глаза, но увиденное меняться не желало. - Айверин, это ты, что ли?!
   - А кто еще станет с такими глупыми мальчишками возиться? - криво усмехнулся хитрец, присаживаясь на подлокотник кресла.
   Мальчик, не выдержав, протянул руки и погладил выглядывающий из декольте бюст - мягкий и теплый на ощупь.
   - Нравится? Сейчас и тебе такой же сделаем! Лерка, не стой, переодевайся быстрее.
   - Зачем? - спросила девчонка. - Нарханы нас все равно почуют.
   - Нарханы - да, - кивнул Шей'тар. - Только, если кто забыл, нас еще гномы ищут. Мне тут одна птичка напела, что буквально час назад в город вошел целый отряд бородатых. А дружная семья Ман-Лихо, по удивительному стечение обстоятельств, как раз сегодня покидает Гришт, отправляясь к новому месту службы старшей сестрички.
   - И кем ты теперь работаешь? - полюбопытствовала Лерка.
   - Ну, предположим, швеей.
   - Кем? - расхохотался Сэм. - С такими-то... и швеей?
   - Как скажешь, сестричка! - прыснул пройдоха. - Тогда... Профессия новой личной горничной графа тебя устроит?
   - Вполне. Только зачем мне надевать платье? - ужаснулся технарь, рассматривая розово-кружавчатую "прелесть". - У меня ил'яхзи есть, нацеплю иллюзию, и порядок!
   - А какой у него уровень?
   - Первый.
   - А если у гномов ил'сибо третьего уровня?
   - Ил'сибо? - не поверил мальчишка. - Да гномы принципиально нашими приборами не пользуются.
   - Или принципиально об этом врут! - передразнил его Шей'тар. - Не тратим время, родственнички. Граф нас уже заждался!
   - Да идем мы, идем, - мальчик тяжело встал, опираясь на руку "брата". - Как хоть сестричку нашу зовут? Айя?
   - Нет, - "красотка" мечтательно закатила глазки. - Эвелина.
  
   Город они покинули без труда. Сэм, освобожденный от груза, восседал на личном коне. А Лерке, как единственному в семье мужчине (и чертовски сильной хайте), достались многочисленные сумки и корзинка с продуктами. Айверин же совершенно спокойно шагал в изящных (и огромных!) женских туфельках, мурлыкая под нос какую-то песенку. Нарфова достоверность прошлась острым мечом и по Сэму - нацепив на него все те же туфли и разрисовав косметикой недовольную физиономию.
   Редкие путники провожали Эвелину сальными взглядами и спешили по своим делам. Да и "девица" останавливаться не собиралась. Скрывшееся за облаками солнце пока еще позволяло рассмотреть дорогу, а оставшиеся позади гномы придавали сил.
   - Может, передохнем? - не выдержал Сэм, с жалостью поглядывая на Лерку.
   - В чем дело, Сэм? Тьфу, Сэммина.
   - Эвелиночка, сестричка моя, я так устала, - капризно пропел мальчишка. - У меня ножки болят. Хочется пить, мороженого и новое зеркальце. И вообще, - зло буркнул он, - я ранен, если ты еще помнишь!
   - Да помню я, помню, - вздохнула "сестричка". - Лекарь сказал, заклинания на день должно хватить. Потерпи. Доберемся до города, поищем нового лекаря.
   - Сэм, очень больно? - принялась жалеть его хайта.
   - Не очень, - честно признался технарь. - А вот тебе лучше передохнуть. Или давай сюда сумки.
   - Еще чего! - возмутился Бумер. - Я вам что, ломовая лошадь?!
   - Да тут всего несколько сумочек, - попытался в очередной раз подольститься к нему мальчишка.
   Но лингрэ был непреклонен.
   - Я вас, между прочим, от нарханов прикрываю. Кучу сил трачу. Еще и Сэма везу. А от вас даже спасибо не дождешься, - обиженно всхрапнул он. - Так что выбирайте: либо маскировка, либо конь! Ну, или технарь пешком может пойти.
   - Нет-нет, - торопливо воскликнул хайта. - Мне совсем не тяжело.
   - Ладно, давай сюда, - Айверин забрал у девчонки пару сумок. - Эх, платье из-за вас помну. На фига было столько брать?
   Когда почти стемнело, Шей'тар расщедрился на небольшой привал. Ночевать в лесу никому не хотелось, тем более с раненым. Но Бумер пушистой кошачьей тряпочкой растянулся на коленях Лерки и ехать дальше не мог. К счастью, удача не обошла их стороной, роскошной каретой подкатив к их полянке.
   - Пгекгасная пэга, газгешите пгедставиться, - высокий худощавый мужчина старательно расшаркался перед Эвелиной, не сводя восхищенных глаз с ее груди, - ггаф Миклош Дгакт, к Вашим услугам! - изящно поклонившись, он поцеловал "красотке" руку.
   - О, милый граф! Вас нам сами боги послали. Мы сейчас в такой затруднительной ситуации, - глаза Шей'тар наполнились самыми неподдельными слезами. - Представляете, мы ехали с семьей в Норояр и решили немного отдохнуть на этой чудной полянке, а тут... - хитрец выдержал драматическую паузу и закончил с надрывом, - бандиты увели наших коней. А там было все: деньги, документы, багаж. И мы были бы Вам, дорогой Миклош, очень признательны, если бы Вы подвезли нас в Норояр.
   - Отец, что случилось? - из кареты, запряженной четверкой вороных, выглянула круглая физиономия с едва пробивающимися усиками и полным отсутствием интеллекта в глазах.
   Сэм хмыкнул, уважительно взглянув на Айверина. Сказал "граф", вот вам граф. Выдумал нарханов, и они тут как тут. Интересно, это случайное совпадение, хорошая информированность или уникальная способность материализовывать свои фантазии?
   Юный граф выбрался наружу, чуть не свалившись при этом, и совсем не по благородному вытер рукавом нос.
   - Пап, а это кто? - мальчишка уставился на Сэма синими телячьими глазами. - О, юная пэри, я помогу Вам встать.
   Бросившись вперед, он споткнулся на ровном месте и, нелепо взмахнув руками, рухнул Винфорду на ноги.
   - Простите, пэри, - проблеял он. - Сейчас я помогу Вам встать.
   Вот придурок! Встанешь тут - как же, когда на ногах эта туша разлеглась!
   - Слезь с меня, - прошипел технарь, с трудом удержавшись от емких образных характеристик, так и просившихся на язык.
   Графин наконец поднялся, ухватил Сэма за руку и, потянув к себе, ... оторвал рукав.
   - Не беспокойтесь, пэр Дракт, - вмешалась Лерка, кусающая губы, чтобы не расхохотаться в голос, - я сам помогу сестре.
   Хайта легко поняла Сэма, старательно делающего вид, что он встает сам, отобрала у графина рукав и попыталась приладить на место.
   - Не гасстгаивайтесь, юная леди, - отец этого ходячего бедствия сокрушенно покачал головой, - я подагю Вам новое платье. Пгиглашаю Вас, Вашу сестгу и бгата в наш замок, там вы сможете отдохнуть.
   - Ага, - шмыгнул носом мальчишка, - если вы привидений не боитесь!
   - Привидений? - изумленно приподняла бровь "старшая сестричка".
   - Не слушайте моего сына, догогая Эвелина, он шутит.
  
  
   ***
  
   Идиотская выходка Барбариски спутала Умару все планы. Целый день потерян. А ведь когда-то грейм радовался, что его кукла заполучили в меле фракката. Нет, польза от него, конечно, была. Но и силу тот тянул немерено. Теперь до утра, как минимум, спать будут. Оба.
   И зачем в эту дыру полезли? Ведь погибнуть могли. Эта мысль заставляла сердце тревожно сжиматься, а кулаки так и чесались поближе познакомиться с уродами, посмевшими лапать его девушку.
   Сбросив злость в зале для упражнений (несчастная боксерская груша едва не лопнула), Умар вернулся к вариатору. Для успокоения совести заглянул к Барбариске, и через несколько щелчков выключателем наконец увидел Ильсана, почти добравшегося до границы Красной зоны.
   Провидица, взявшая на себя обязанности проводника, свернула с дороги (которая и так едва угадывалась в густой траве) и углубилась в самую чащу. Вставший на пути глубокий быстрый ручей группа перешла вброд (лишь Ланка, будто истинная Леди, наотрез отказалась мочить лапки и перебиралась на ту сторону на руках брата) и вскоре оказалась перед настоящим лабиринтом из поваленных деревьев.
   - Чего хихикаешь? - удивилась Кэрлин.
   Темный, мрачный лес мог вызывать какие угодно чувства, но уж точно не смех.
   - Да я просто представил, - улыбнулся Ильсан, - как вымахавшие сверх всякой меры шаффты колошматят друг друга вырванными с корнем дубами.
   - Не боись, - подмигнула ему девчонка, - на тощих полуэльфов они не клюнут. Когда есть такие милые упитанные оборотни.
   Легко перескочив ближайший ствол, провидица обернулась к Сейфи, но тот стоически игнорировал ее выходки.
   Последние метры пришлось почти что ползти, рискуя навечно остаться в этом древесном хаосе. Но Кэри уверенная шагала (ползла) вперед, подбадривая товарищей. Выбравшись на маленькую, зажатую мощными завалами полянку, парни облегченно вытянули ноги, не собираясь никуда идти, пока их хотя бы не накормят.
   - А никуда идти и не нужно, - фыркнула пэри Хорн, приподнимая старый сухой пень.
   Спустившись в землянку по старой деревянной лесенке, Ильсан с удовольствием рухнул на широкий, покрытыми еловыми лапами лежак. Потрескавшийся шар-светильник был еле жив, но Кэри, демонстративно дунув на него с раскрытой ладони, подпитала затухающую магию, ярко осветив их новое убежище. Вампир перекатил лениво сопротивляющегося мальчишку в сторону и, расстелив одеяло, улегся рядом. Звери устроились по бокам, согревая своими телами и мурлыкая колыбельную.
   Сейфиттин, дежуривший первым, со вздохом полез вверх и очень удивился, когда девчонка последовала за ним.
   - А ты куда?
   - Гномов немного погоняю.
   - Бедные коротышки, - расхохотался Ильсан, сталкивая Ланки хвост со своего носа, - они же к утру совсем озвереют.
   - А так даже лучше! - провидица невинно похлопала ресничками. - Уставший и измотанный противник хуже соображает, и как миленький пойдет в расставленную ловушку. Ну, или откажется от своей цели и уберется обратно. Нам и тот, и другой вариант подходят.
  
   Сон никак не шел. Не помогал даже теплый Ланкин бок и ласковое мурчание.
   Не так Ильсан представлял свою жизнь после побега. Собственно, он так далеко и не заглядывал, наивно полагая, что все сложится как-то само собой. А что в итоге? Проклятие, интриги, беготня. Единственное, что радовало - надежные друзья, готовые помочь и защитить, несмотря ни на что. А раньше о нем только Динирка и заботилась.
   Как она там одна? Скучает, наверное...
   Вспомнив о доме, мальчик нервно передернул стянувший запястье браслет. Нарфов Ограничитель! Таскай его теперь до скончания века. Как мать могла так с ним поступить? Разве он виноват? Иногда злость брала верх, и тогда Ильсану хотелось, чтобы эльфы раз и навсегда разобрались с тура-найлис, уничтожив Источник. Но маму было жаль. И мальчик брал себя в руки, выкидывая из головы плохие мысли. Даже Князя просил быть с ней помягче.
   Вернувшийся с дежурства Мейр на вопросы отвечать не желал. Но это поначалу. С упрямством у Ильсана проблем не было.
   - Ладно, ладно, скажу, - вздохнул оборотень, - только отвяжись. Ничего с твоей матерью не случится. Суар ее не тронет и другим не позволит, в память о своем брате.
   - О ком?
   - О твоем отце, Новиэрсавэле Авилэр, младшем брате Суара.
   - Я - племянник Князя?! - мальчишка потрясенно подскочил на лежанке, едва не спихнув вниз жутко недовольную Ланку.
   Хорошо еще, вампир с муратом наверх убрались, на пост заступать. От них Ильсан не только шипение бы огреб, но и, как минимум, подзатыльник.
   - Почему ты мне раньше этого не сказал? - от обиды на глаза наворачивались слезу, но мальчик мужество их сдерживал. - И Князь не сказал, и никто... Получается, Имар - мой двоюродный брат?
   - Брат-брат, успокойся, - фыркнул Сейфиттин. - Потому и не сказали, чтобы ты не психовал и себя не выдал. Если бы Лорды узнали, кто ты на самом деле, то уже давно бы тебя убрали. Им лишние наследники ни к чему.
   - Так я же полукровка, - не поверил Ильсан. - Разве я могу наследовать Князю?
   - Если все другие наследники разом исчезнут, то тогда да, можешь. Но сам понимаешь, чистокровные, кичащиеся этим Лорды такого никогда не допустят. Проще от тебя избавиться. Тем более, когда такой отличный повод с тура-найлис.
   - Но ты-то мог мне сказать! Друг, называется!
   - Да я сам не знал! - рявкнул кот. - Мало ли сколько по миру полукровок болтается. Это уже в замке, когда Суар тебя увидел, родную кровь узнал. И про мать твою рассказал, и как Виэр тайком к ней сбегал. Только не вернулся однажды, погиб во время телепортации. Князь до сих пор не знает, что именно тогда произошло, хотя и подозревает кое-кого. А вот про то, что Тасса беременна от Виэра, Суар не подозревал. Иначе никогда бы не бросил ее одну. Но все сложилось так, как сложилось. Сейчас уже ничего не исправишь. Ильсан, поверь, Князь тебе не враг, ты зря сбежал из замка. Он бы точно придумал, как тебе помочь.
   - Но все сложилось так, как сложилось, - передразнил его полуэльф, привычно пряча грусть за широкой улыбкой. - Сейчас уже ничего не исправишь!
   - Все будет хорошо! - оборотень дружески растрепал ему волосы. - Прорвемся! Давай-ка спать.
   Но уснуть (и даже улечься) они не успели. В землянку вернулась шумная и весьма довольная собой Кэрлин:
   - Все, теперь коротышки до утра не уснут! - заявила она. - Может, и назад повернут. А не повернут, сами виноваты! Кроты их давно с распростертыми объятиями поджидают. Так, а чего это мы не спим? Ильсан, ты что, ревешь, что ли? - девушка подсела поближе, обнимая мальчишку за плечи. - Тебя эта собака злобная обидела? Морского ежа ему в печень!
   - Собака?!
   - Ну, кот драный, какая разница! - насмешливо фыркнула девица. - Скажи-ка, малыш, тете Кэри, что случилось.
   Ильсан, заметив коварную улыбочку готовящего ответную пакость Мейра, решил поучаствовать в развлечении. Нечестно только вдвоем веселиться!
   - Поцелуешь, скажу! - невинно похлопав ресницами, заявил мальчишка.
   - Да без проблем, - фыркнула Кэрлин, целуя его щеку, - говори!
   - Э нет, Сейфи поцелуешь, скажу!
   - Что?! - на этот раз вопили они весьма слаженно.
   - Тысяча дохлых осьминогов! Чего это я должна с ним целоваться?
   - А я не против! - неожиданно улыбнулся оборотень, по-хозяйски укладывая руку девице на талию.
   - Эй-эй-эй! - возмутилась она (руку, кстати, так и не стряхнув!). - Я еще согласия не давала. Хорошо. Я целую эту собаку наглую, а ты мне еще и про браслет рассказываешь.
   - Если ты хочешь целоваться с собаками, - едко заявил Сейфи, - то милости прошу к Лурсику. Думаю, он не откажется. А я кот!!
   - Драный! - в тон ему закончила девчонка. - Ай! Чего ты щиплешься?!
   Состроив горестную мордашку, провидица ткнулась губами в щеку оборотня.
   - Вот! - гордо заявила она. - Я его поцеловала! Рассказывай!
   - Э нет! - возмутился Сейфиттин, притягивая девушку к себе и крепко целуя.
   - О! - выдохнула та, ненадолго отрываясь от его губ. - Так! Мелкий, отвернись!
   Н-да, вот и развлекся, называется. Выждав пять минут и пересчитав все трещины на обитых досками стенах, Ильсан тяжко вздохнул и уточнил со смешком:
   - Уже можно?
   - Нет! - рявкнули в ответ два недовольных голоса.
   Время тянулось, поцелуй не заканчивался. От нечего делать мальчик улегся на спину и, закрыв глаза, стал представлять бегающих сквозь границу зон гномиков. Один. Второй. Третий... Двадцать шестой. Двадцать седьмой... Тридцать второй... Эй, бородач, куда поперся? Давай за остальными! Сорок пятый... Не спать!.. Семьдесят второй... Эй, куда, котяра лохматая! Дальше только после свадьбы!.. Семьдесят третий. Странные какие-то гномы: кошек с собой зачем-то таскают. И при чем тут свадьба?.. Семьдесят четвертый...
  
   - Мелкий, подъем! - раздался над ухом голос Кэри. - Вставай! А то завтрак без тебя съедят! Там этих голодных собак знаешь сколько!
   - Собак? - спросонья переспросил тот.
   - Ну да, собак, кошек, упырей! - задорно рассмеялась она. - Только эльфенышей не хватает! Пошли.
   - А тебе про Ограничитель рассказывать уже не надо? - с надеждой уточнил Ильсан, сонно потирая глаза.
   - Так мне Сейфи вчера все про тебя выболтал. Да и про себя тоже. Какой это, оказывается, приятный способ допроса! - девушка сладко потянулась. - И чего я им раньше не пользовалась?
   - ЭТО? - иронично изогнул бровь мальчишка.
   - Фу, какой! Я девушка порядочная! Только поцелуи! А это после свадьбы! Вставай скорей, нам надо успеть проскочить границу и добраться до укрытия, пока Кроты на Охоту не вышли.
   - Что за Охота?
   - За завтраком расскажу, - улыбнулась она, взбираясь вверх по лесенке.
   Вокруг салфетки, призванной изображать роскошный стол, собрался почти весь отряд, кроме обещанной собаки. Из роскоши на "столе" присутствовало - несколько кусочков вяленого мяса, сыр, сухари, печеный картофель (еще с прошлого раза, и давно остывший), яблоки и чеснок. Костер разжигать не стали, во избежание, так сказать.
   - А где Лурсик? - Ильсан сцапал самый большой кусок сыра и с наслаждением впился в него зубами.
   - Гномов ушел гонять, - Талл заговорщицки подмигнул Кэрлин.
   - Не боитесь перестараться? - фыркнул Сейфи, отправляя в рот очередной кусочек мяса. - После ваших шуточек нам с коротышками лучше не встречаться. Они и так-то мстительные, и обидчивые. А тут...
   - Не бойся, милый, - пропела девушка, - я сумею тебя защитить. На-ка вот, поешь, - она протянула ему головку чеснока.
   Задумавшийся о чем-то парень, не глядя, взял предложенное и надкусил.
   - Тьфу! Дура! Ты что мне подсовываешь?!
   - Ну вот! - глаза пэри Хорн наполнились крупными слезами. - Я о нем забочусь! А в ответ одни оскорбления!
   - Хороша забота - всякую дрянь подсовывать! - возмутился оборотень.
   - Это не дрянь! Это защита от вампиров! Нельзя пренебрегать средствами безопасности, когда путешествуешь вместе с кровососом!
   - А жрать-то чеснок зачем?! Он что, со мной целоваться будет?!
   Упомянутый вампир чуть на землю не свалился от хохота.
   - Правильно! Пусть ест! А то ж мы, кровососы, такие, - сквозь смех выдавил он, - нас кровью не корми, дай кого-то поймать и зверски зацеловать!
   - А я и не знал, что для тебя это так важно! - томно протянул Мейр, сложив губы бантиком. - Иди же сюда! Я не могу позволить другу умереть!
   - Прости, милый, - притворно возрыдал "упырь", - но ты уже отведал чесночной защиты, и я не могу преодолеть ее!
   Какое-то время ребята веселились, обсуждая способы защиты от кровожадных упырей, но вскоре пришел мурат и злобным рыком призвал всех к порядку. Полюбовавшись, как Ланка, довольно урча, уплетает пойманного им зайца, пес поставил лапы Таллу на колени и пристально заглянул в глаза.
   Группа уже давно приняла, как данность, эту их телепатическую связь, как и нежелание о ней рассказывать.
   - Бородатые сворачивают лагерь, - вслух заявил Ксанталл. - Собираются идти по тропе через ущелье. Путь, о котором ты говорила, свободен. Уверена, что нам стоит лезть в горы?
   - Уверена, - кивнула девушка. - Так мы и гномов обгоним, и большую часть Кротовьих ловушек обойдем. Да и до моего убежища ближе.
   - И замерзнем там на хрен! - ехидно продолжил Сейфи.
   - Вот ведь трусливый моллюск! Мы высоко не полезем, - звонко рассмеялась девушка, - а внизу не холодно. Когда доберемся до убежища, я уведу погоню к Кротам.
   - Нет! - оборотень схватил девушку за руку, разворачивая к себе. - Я тебя не отпущу. Я лучше пойду сам!
   - Отличная идея, - вздохнула она. - Иди. А мне потом придется вытаскивать тебя с Полигона.
   - Можно подумать, будет лучше, если придется вытаскивать тебя!
   - А меня не надо будет вытаскивать, - не сдавалась провидица, - я не попадусь!
   - А я, значит, попадусь?! - возмущенно зарычал кот.
   - Попадешься! Ты там не был, а я была и все их штучки знаю!
   - Тихо! - остановил разошедшуюся парочку вампир и, недоверчиво взглянув на Кэри, уточнил. - Хочешь сказать, что ты была на Полигоне и выжила?
   - Была, - тихо отозвалась та, - и выжила. И больше туда не хочу, поэтому буду осторожна втройне.
   - Мне кто-нибудь объяснит, что это за Полигон и кто такие Кроты? - влез в разговор Ильсан. - И что там такого опасного?
   Девушка, выбравшись из объятий Мейра, щелкнула мальчишку по носу:
   - Не бойся, мелкий! Мы обязательно выберемся!
   - Да я и не боюсь, - недовольно буркнул полуэльф. - Совсем меня за ребенка держишь! Я просто хочу узнать, что нас ждет впереди.
   - Нас ждет увлекательная прогулка по Красной зоне, ознакомление с ее красотами и особенностями, но, очень надеюсь, без посещения достопримечательностей.
   - Кэри!
   - Ладно. Кроты - это название банды, которая там проживает.
   - Я бы не назвал их бандой, - вмешался Сейфи. - По-моему, там целая организация, довольно многочисленная, чуть ли не мини государство со своими законами и правилами.
   - Но это не мешает им быть обычными бандитами, - парировала девушка. - Вернее, не совсем обычными. Чем занимаются простые разбойники? Грабеж, разбой, убийства, работорговля. Кротам этого мало. Скучно им, видишь ли! Поэтому они и придумали Охоту. На их территории есть небольшой разрушенный город технарей, который Кроты называют Полигоном. После Катастрофы на одной из технарских энергетических станций произошел взрыв, и этот городок оказался в зоне поражения.
   - Ты хочешь сказать, там Черная зона?
   - Была когда-то. Сейчас излучение чуть выше нормы, но это не смертельно. Только за триста лет там такого зверья расплодилось! Да и сами Кроты... мутанты еще те.
   - А как они выглядят? - заинтересовался Ильсан.
   - По-разному, там много всяких рас намешано-перепутано. Да еще и мутаций куча. Есть такие, что от людей и не отличишь, а есть... Представь, к примеру, эльфа.
   - Ага, - кивнул Ильсан.
   - А теперь дорисуй ему иглы. Прочные зеленые иглы, встающие дыбом в случае опасности.
   На фантазию Ильсан никогда не жаловался, и на перекошенной физиономии Ритта выросли длинные зеленые иглы. Ах, на голове должны быть. Да, пожалуйста, нам не жалко. Увиденная картинка была настолько восхитительной, что Умар едва с кресла не упал от хохота.
   - А у некоторых просто иглы, без волос, - совершенно не жалея грейма, добавила пэри Хорн.
   - Лысые? - хохотнул мальчишка.
   И роскошная черная грива Пайриттивэля полезла неопрятными седыми лохмами, оставляя между шипов мерзкие проплешины.
   - Лысо-иглистые, - поправила Кэрлин. - И не вздумай над ними смеяться, это прямой путь на Полигон. По себе знаю. Кроме того, кожа у этих красавцев неровная, пупырчатая.
   - Зеленая? - обрадовался Ильсан (а Ритт уже и сам собой позеленел от страха). - А у этих эльфов в родне лягушек не было?
   - Да кто ж их там знает, мутантов! - фыркнула девушка. - Кожа у них, кстати, не зеленая, а вполне себе обычная, как у нас с тобой. Только неоднородная какая-то. У некоторых даже чешуйки кое-где видны.
   - Да уж, - протянул оборотень, - красотища неописуемая!
   И Умар не преминул с ним согласиться - чешуйки Пайриттивэлю определенно шли.
   - А что там с Полигоном?
   К счастью, Ильсан вовремя перевел тему, иначе грейм надолго выбыл бы из Игры.
   - Там Кроты свою Охоту и устраивают. Отвозят на Полигон "добровольцев", дают два дня на поиск и сбор флажков. Собрал двадцать штук, считай, спасен. Но те же два дня даются и самим Кротам, чтобы поохотиться на "ящериц". В общем, развлекаются ребятки как могут. А кроме них, там еще и голодного зверья полно.
   - А где они берут добровольцев? - наивно спросил Ильсан.
   - А где поймают, там и берут. Короче, лучше Кротам не попадаться. Хорошо, если просто в рабство продадут, там сбежать проще. Хуже, если в "ящерицы" запишут. Все, хватит болтать. Идти пора.
  
   Высоко в горы, как и обещала Кэри, тропинка не уходила, но от этого идти по ней не становилось легче. Относительно ровные участки сменялись резкими, почти отвесными подъемами. Ланка и ее братец, обернувшийся котом, чувствовали себя как... горные коты в горах. Мурат легко взлетал на уступы, насмешливо на остальных фыркая. Даже Ксанталл и Кэри поднимались, не выказывая усталости. И лишь Ильсан, подтверждая теорию провидицы о "мелких детишках", сдал буквально через час. Да и роста ему явно не хватало - частенько мальчишка не мог дотянуться до нужной трещины, смешно подпрыгивая или вставая на цыпочки. Поэтому и путешествовал он весьма оригинальным способом: хватался за протянутую руку вампира и рывком возносился вверх. Но даже такой, не требующий особых усилий способ перемещения давался мальчику с трудом. Силы таяли, голова кружилась, а перед глазами отплясывали аражев танец мелкие противные мушки.
   Споткнувшись о камень и не заметив за мушками глубокую расщелину, Ильсан едва не свалился. От незапланированного урока левитации его спасла Кэри, в последний момент ухватив за волосы. Вытащила, плеснула в лицо водой. Но, к сожалению, последняя хрупкая плотина, сдерживающая боль, рухнула, и мощная лавина очередного приступа смела остатки сознания.
   Временами мальчишка приходил в себя, пытаясь сообразить, отчего это окружающая его местность выглядит так странно - гора почему-то постепенно сдвигалась вниз, а перед глазами болталось множество непонятных красных веревочек, жестких и щекочущих нос. Словно в тумане, чудились чьи-то голоса.
   "Поосторожнее, упырь, не тряси его!"
   "Не нравится, сама мальчишку на спину сажай и тащи, командирша!"
   "Рррррр".
   "Тихо вы!"
   В голове проносились обрывки мыслей, образов, но остановить внимание на чем-то одном не получалось. Нет, ну почему удача в который уже раз обошла стороной своего хозяина?
   Мальчик судорожно глотал живительный воздух, выбиваемый из легких новыми спазмами, и опять погружался в беспамятство.
   А Умар, не рискуя отключаться, упрямо терпел и чужую боль, и головокружение, и постоянно исчезающую картинку. Грейму казалось, что стоит ему покинуть вариатор, и с Ильсаном что-то случиться. Логика подсказывала, что Умар все равно ничего не сможет сделать. Но страх был сильнее. А еще удивление. С чего это грейму беспокоиться о каком-то, пусть даже хорошо знакомом мальчишке.
  
   В себя Ильсан пришел в длинной узкой пещере с чадящими факелами, закрепленными на стенах. Лежал он на широком деревянном настиле, укутанный в одеяла, будто гусеница в кокон. Еле выпутался. А когда попробовал приподняться, теплая лохматая подушка недовольно заворчала, но подползла ближе, подпирая мальчику спину. Обретавшаяся тут же Ланка радостно замурчала и попыталась забраться Ильсану на грудь (котеночком себя вообразила, что ли?), но была отогнана твердой рукой брата.
   - Привет, болезный! - улыбнулся он. - Ну как, тебе лучше?
   - Вроде да, - ответил Ильсан, почти не соврав.
   Голова до сих пор кружилась, и в висках стучало, но резкой дергающей боли уже не было. Правда, опыт прошлых приступов подсказывал, что слабость останется еще, как минимум, на день. И в этом время лучше не двигаться, чтобы не растрясти бедную ушастую головушку.
   - Мейр, тысяча злобных акул, тебя зачем здесь оставили? - проворчала Кэри, присаживаясь рядом с мальчиком и протягивая ему миску. - Сестрицу свою придурошную отгонять. Устроила себе лежанку, пушистая зараза!
   - Какую лежанку? - спросил полуэльф, едва не пролив на себя горячий ароматный бульон.
   - Так эта кошка дрыхнуть у тебя на груди вздумала, - пояснила девица, забирая у парня тарелку. - Кучу раз ее гоняли, а она обратно лезет. В конце концов, пришли к компромиссу.
   - Это как?
   - Ланка соизволила рядом улечься, но лапы и хвост все равно на тебя сложила. И ничего смешного!
   Да, смеяться ему пока рановато. Пришлось спешно схватиться руками за голову, чтобы хоть немного унять разбушевавшиеся волны-отголоски приступа. Шторм стих, рассыпавшись мелкими каплями, и мальчишка облегченно вздохнул.
   - Вот что, давай-ка я лучше сама тебя накормлю, - Кэрлин поднесла к губам Ильсана ложку и ласково пропела. - Эту за папу Сейфи.
   "Папочка", давясь хохотом, уполз к костру, около которого сидел Ксанталл. У Ильсана такой возможности не было, как и сил, сбежать от заботливой няньки.
   - Эту ложку за маму Кэри!
   Стараясь не хихикать, мальчик доел все, что было предложено: и за дядю Талла, упыря проклятущего, и за милых звериков Лурсика и Ланку, и за успех их общего дела, и даже за бедного голодного гномика, пожертвовавшего свою кашу голодающим. Подобная забота была приятна, не часто... да что там, никто и никогда об Ильсане так не беспокоился.
   Оказывается, пока мальчишка "лодырничал" на спине вампира, едва не сняв тому скальп, ребята ускоренным темпом добрались до убежища контрабандистов, втихаря проворачивающих свои делишки под самым носом Кротов. По дороге ЛоурСан умудрился поймать чересчур любопытную птицу, сдуру подлетевшую слишком близко. Из нее сварганили дивный супик, выдав мурату на сладкое обглоданные кости. Правда, Сейфи галантно предложил их "дорогой мамочке", но та вежливо отказалась. А что котел ему на голову одела, так там все равно уже ничего не осталось.
   Уложив недовольно фыркавшего "младенца" спать, компания собралась у костра. После бурных и продолжительных споров решили, что Кэри идет на разведку одна, а все прочие ждут здесь и "охраняют малыша". Оборотень был ожидаемо против, но его никто не слушал.
   Устроившись поудобнее и старательно взбив подушку (за что был обруган грозным рычанием и злобно (но ласково) укушен за руку), Ильсан провалился в глубокий сон.
  
  
   ***
  
   Барбариска
  
   Проснулась я от сильного чувства голода. Да и слабость была такая, будто я несколько дней без продыху вагоны с картошкой разгружала. Рядом, положив голову мне на плечо, спал Зар. А у него на груди уютно расположилась свернувшаяся клубком черная лента. Я осторожно провела ладонью по щеке мальчика, сдула непослушные волосы с его лба. Ленточка тут же приподняла "голову" и принялась раскачиваться потревоженной коброй. Разве что не шипела за неимением рта. Поняв, что обижать ее любимчика не собираются, "змея" с тихим шелестом улеглась обратно, наверняка, жалея, что ленты не умеют мурлыкать.
   Беглый осмотр показал, что с Заром вроде бы все в порядке. Жара нет, и дыхание ровное. Превращаться в человека паренек не спешил, его длинные черно-белые волосы спутались, разметались по подушке. Нас обоих кто-то заботливо отмыл от крови и даже натянул на нас пижамы. На меня розовую с васильками, на Зара - зеленую со змейками. Интересно, а эта вредная черная "змейка" сама пуговицы на рубашке малыша расстегивала, или как? Не удивлюсь, если сама, уж больно умная.
   Поумилявшись, я вспомнила о более насущных проблемах. Есть хотелось неимоверно, а вот вставать не особо. Вот бы в этом мире водились добрые феи, приносящие в постель что-нибудь вкусненькое. Ну, или хоть что-нибудь. А самое удивительное, мои мечты-таки исполнились. Правда, фея была несколько крупновата, а вместо крыльев за спиной болтался длинный пушистый хвост, но поднос со сладкими ватрушками в ее руках окупал многое.
   Аккуратно выбравшись из постели, я уселась на стоящий рядом стул и, не желая больше двигаться, схватила свежую мягкую булочку.
   - Здравствуй, Улиана, я так рада тебя видеть, спасибо за угощение, - ехидно пропела урса.
   - Профти, Улианофка, здфафствуй, - прочавкала я, - я уфасно голофная.
   - Еще бы. Вторые сутки уже спите.
   - Чего? - едва не подавилась я. - Как вторые сутки? Вон утро за окном.
   - Во-первых, - строго сказала кошка, - не утро, а день. А во-вторых, это уже второй день. Ну и горазды же вы дрыхнуть!
   - Что произошло? - спросила я, сцапав вторую ватрушку.
   - А больше никуда сходить не хочешь? - многозначительно хмыкнула урса. - Давай помогу.
   На мое счастье, за соседней дверью обнаружилась умывальня и все необходимое. Приведя себя в порядок, я с наслаждением плюхнулась в кресло у маленького круглого столика, неспешно взяв новую булку.
   - Давай рассказывай! - велела Улиане.
   - Вообще-то, я собиралась твою версию послушать, - возразила подруга.
   - Давай с твоей начнем. Как вы нас нашли?
   - Ладно, расскажу, - вздохнула она, - только пообещай, что драться не будешь.
   Так как рот был забит вкусной сдобой, мне удалось лишь кивнуть.
   - После того как ты в прошлый раз сбежала, Верран на тебя следилку повесил.
   - Што пофесил?
   - Следилку. Заклинание такое, показывающее на специальной карте местоположение объекта.
   - Верран - маг?
   - Нет, - засмеялась урса, - вот уж кому точно никаких способностей от отца не досталось, так это моему братцу. Заклинание мое, оно прикрепляется к любой мелкой вещице, и остается лишь подбросить объекту эту вещь. Правда, Верран ее активировать забыл, поэтому мы поздно заметили твое отсутствие. А тут Майра просила погадать ей.
   - Погадать?
   - Вероятности посмотреть, сказать, что ее ждет. Только бросая камни, я почему-то про тебя думала. Предчувствия нехорошие были, вот расклад на тебя и вышел. Плохой расклад: насилие, похищение, смерть. И все это в самое ближайшее время. Несколько раз кидала, все одно выходит - насилие, похищение. Хорошо хоть, смерть больше не выпадала. В общем, побежала я в твою комнату, проверить. Дверь распахиваю - тебя нет, и мальчишка твой в телепорте исчезает. Слушай, а как он так вырасти умудрился?
   - Не знаю, - пожала плечами я, - я его уже таким увидела.
   - Ясно, что ничего не ясно! - глубокомысленно изрекла девушка. - Короче, бросилась я к брату, следилку включили.
   - И где эта ваша следилка спрятана?
   - В твоем ремне.
   - Смешно, - фыркнула я. - А если я этот ремень больше не надену? Как тогда?
   - Так Верран же устанавливал. Говорит, ты с этим поясом не расстаешься. Хорошо, кстати, что ты догадалась сорвать одну из пластин артефакта. Иначе ни мы, ни Зар тебя бы не засекли. А так все здорово вышло. Верран место на карте указал. Эд нас туда перебросил, правда, не совсем точно - в этих трущобах он не был, только в парке неподалеку. Оттуда уже бегом бежали. Влетаем в дом, а там эти коротышки, ты на полу вся в крови, Зар. Эд так разозлился, что всех гномов вверх вздернул.
   - Ага, - рассмеялась я, - прикольно получилось.
   - Бедный Верран так расстроился, что опоздал. От кресла одни полоски остались.
   - О! Да Верран - просто герой! - "восхитилась" я.
   - Только это сейчас смешно. А там... Ничего не понятно, у тебя истерика. Мы решили сначала тебя и Зара домой забрать, вылечить, а разборки с гномами на потом оставить. Мой дражайший братец прихватил их командира для допроса, а остальным велел в доме.
   - И они на это согласились?
   - Когда перед твоим носом мелькают когти разъяренного урса, любую просьбу выполнишь! Вот и гном перепугался, да нужный приказ отдал.
   - Это что, получается, - ужаснулась я, - гномы так два дня в этом бандитском притоне и сидят? С трупами? Голодные?
   - А какие проблемы? - зло оскалилась Улиана. - Трупы ж есть, проголодаются, зажарят.
   Полюбовавшись на мои круглые от изумления глаза, кошка расхохоталась, держась за живот.
   - Ой, не могу! Купилась! - выдавила она сквозь смех. - Не едят гномы падаль, не переживай. И чего это ты так о них беспокоишься? Они ж тебя едва не убили.
   - Не знаю, - грустно улыбнулась я. - Жалко их. Да и не собирались они меня убивать, забрать куда-то хотели. А теперь сидят там два дня безвылазно.
   - Да кто тебе сказал, что безвылазно? Да, для гномов слово командира - закон. Но и его подчиненные - не дураки, давно придумали способ, как и приказ выполнить, и про себя не забыть. Никто ж не мешает коротышкам из дома выйти, трупы убрать, еды с выпивкой прикупить, усердно ожидая возвращения командира. Не сомневаюсь, что они там очень даже неплохо устроились. Сложнее с пленным. Молчит, словно золото во рту прячет. Вот мы и решили тебя дождаться.
   - Вы хотите, чтобы я его допрашивала? - обалдела я. - Я не умею, я не буду!
   - Да никто тебя и не заставляет его допрашивать. Может, ты вспомнишь что-то полезное, что позволит нами выудить из него информацию. А пока его Эд в стазис-поле запихал. Стоит теперь, памятник изображает.
   "А это они неплохо придумали, - заявил проснувшийся Умник. - Пошли с этим гномом побеседуем, что ли".
   "Так я не умею!"
   "Кто бы сомневался! - притворно вздохнул он. - Вот почему мне так не везет? Такая неумеха попалась! Все самому приходится делать! Все самому!"
  
  
   Глава 5. Сделать всё по-своему
  
   Барбариска
  
   Допрос Умник провернул так, что уже через полчаса сотник Ортум усомнился в преданности Тайного Советника народу гномов. А не засран... засланец ли он? Сотник, правда, почувствовал, что его где-то дурят, но вот где понять не мог. Решил уточнить. Один из его десятников раньше у Советника в личной гвардии служил, мог и заметить что-то странное. Спрашивать отправились все вместе. Как и предполагала Улиана, в бывшем бандитском притоне весело... было. Пока мы не пришли. Да, умеют коротышки приказы выполнять! А уж как быстро они выпивку и закуску прячут, любой фокусник позавидует.
   Десятник вытянулся перед начальством в струнку, вопросу не удивился и понарассказывал такого, что сотник ошалело распахнул рот, а Умник разразился аплодисментами. Если верить этому гному, Тайного Советника следовало придушить еще в колыбели. Неслабо он парню насолил, ой неслабо!
   Ортум растерялся окончательно, а потом вознегодовал - это какую ж змеюку они на своей груди пригрели! - и отправил Правителю секретное донесение, обеспечив Тайному Советнику допрос с пристрастием. А приказ о поисках планшета отменят и того раньше - не любят гномы без выгоды работать. Трогать нас в Янкаре сотник не решился, помня о выходках Эдигорана, но парочку гномов следить за нами все же отправил - на всякий случай, а вдруг приказ не отменят. Но толку с этой слежки, когда мы телепортом ушли.
   Вдохновленная проведенным допросом, я решила еще кое с кем побеседовать.
   - Итак, я тебя слушаю, - с улыбкой заявила я, усаживаясь напротив Зара. - Чего это ты у меня так резко вымахал? Растишки переел?
   На губах фракката мелькнула еле заметная (но она таки есть!) улыбка.
   - Произошел спонтанный скачок развития, - спокойно ответил он.
   - А припадок и энергетическое голодание тоже из-за этого? - я заправила за ухо мальчика непослушную черную прядку.
   Распутать его черно-белую гриву (к счастью, мягкую и без шипов) стоило мне огромного труда. Зато коса благодаря подсказкам Умника вышла на загляденье.
   - Для экстренного взросления необходимо большое количество энергии, - четко и безэмоционально отозвался Сезариан. - Моей собственной не хватило. Организм взял недостающую силу из ближайшего доступного источника, что спровоцировало ослабление последнего.
   "Это ж надо! - возмущенно воскликнул Умник. - Мы о нем заботимся, ночами не спим, пеленки его вонючие стираем! А он нас в бесплатные аккумуляторы записал!"
   "Умник, заткнись! - велела я. - Мы с тобой еще поговорим, где ты шляешься в самый ответственный момент!"
   "А я тебе говорил, сиди дома! Так нет, мы же самые умные, нам же надо все по-своему сделать! - со злостью и непонятной тревогой рявкнул он. - Ты хоть понимаешь, что погибнуть могла? А как же тогда я?!"
   "Давай потом поговорим, хорошо?"
   "Вот всегда так! Какой-то фраккат дороже меня!"
   "Не бухти, - фыркнула я. - Ты самый лучший, в этом никто не сомневается. Только помолчи чуток, дай с ребенком поговорить".
   "Ну-ну, удачи!" - язвительно протянул он.
   - Зар, и часто у тебя такие скачки бывают? - спросила я, отмахнувшись от дурацких пожеланий.
   - Доля вероятности спонтанных скачков взросления в экстремальных жизненных ситуациях достигает ста процентов. При естественном развитии такого не происходит. В сравнении с другими расами взросление идет быстрее.
   - А как называется ваша раса?
   - Фра-аркат.
   - Фра-аркат, фраккат... - задумчиво протянула я.
   - Можно и так, - отозвался мальчик. - Первые именно так нас называют.
   - А кто такие Первые?
   - Это закрытая информация.
   - Хорошо. А твои родители? Ты знаешь, кто они?
   - Это закрытая информация.
   - Ну хоть что-то ты можешь сказать? Как нам их искать?
   - Искать не надо. Я с тобой останусь, - и вновь уголки его губ дрогнули в улыбке.
   - Я тоже очень не хочу с тобой расставаться, - сказала я, обнимая мальчишку. - А как же твои родители? Мы не будем их искать?
   - В этом нет необходимости, - Зар снял со своего запястья блаженствующую там черную ленту и покачал в ладони. - Стабилизатор, сломанный... Странно, что он еще действует.
   - Вплести ее тебе в волосы? - предложила я.
   - Нет. У него уже есть хозяин. Эдигоран. Надо вернуть, возможно, рядом с ним стабилизатор сумеет восстановить недостающую часть.
   Эда мы нашли в столовой, как и всех остальных. Яростный спор на минуту притих и тут же разразился с новой силой. Пришлось подключаться. А то что это: пойди туда, не знаю куда, спаси того, не знаю кого! Нашли, блин горелый, скорую помощь!
   Оказывается, волшебные камешки Улианы (век бы их не видеть!) показали, что моему тали угрожает опасность, и следует нам с Верраном немедленно отправляться в Нисколен. Одно хорошо, расположен этот городок в той же Зеленой зоне, как раз по пути в Кадар. А если Эдик перебросит нас к реке Со-Рор, оттуда всего три дня до Нисколена - это если в объезд, и один день - если дорогу срезать.
   Всем хорош короткий путь. Да только повадились гоблины в тех местах свои "дыры" -телепорты закладывать. Да ждать в засаде, ножички метательные натачивая. И все бы ничего, да только меньше чем сорок карликов в такой засаде редко собирается. Тут и супер-воин не отобьется. Маги как-то пытались разгадать секрет гоблинских дыр, но даже близко к их шаманам подобраться не сумели.
   Как эти телепорты работают? Да очень просто: идешь ты, значит, по дороге, солнышко светит, птички поют, травка зеленеет, а потом бац - ни солнышка, ни птичек, а из зеленого только довольные-предовольные морды гоблинов.
   Что с пленными делают? Шаффтам на обед продают. Берут вещичками всякими, иногда деньгами или рыбой, потому как грабеж и рыбалка - любимые развлечения шаффтов, после людоедства, естественно. Так что смешного тут мало. Особенно, если учесть, что ловушки гоблинов засечь почти невозможно. Разве что по легкому дрожанию воздуха. Но это далеко не каждый заметит, а если и заметит, не поймет. Хотя Верран уверяет, что дыры эти издалека чует. Поверить ему на слово? Или положиться на удачу? Ехать-то все равно нужно.
   Улиана покинуть Янкар не могла - учеба, Эдигоран без присмотра и с бандитами разобраться не помешает. На следующие переговоры девица собиралась позвать лирров, тогда уж точно никто нам возразить не посмеет.
   Сборы в путь, как и прощание, вышли короткими, но бурными. Дроу со своей женой еще вчера днем отбыли к папеньке Майры, чтобы завершить брачный обряд. Охранять меня Ферр не нанимался, у него и свои дела есть. А ежели мне нужна охрана, то я могу проваливать... хм, к его дружку Дэнавиарэ. Пускай сам с "невестой" возится.
   Ладно, и без ушастых справимся! С гномами вон запросто разобрались!
   - Кстати, - окликнула меня урса, - о каком договоре Хэлл спрашивал?
   - А что ты ему сказала?
   - Что договор в надежном месте, а его содержание разглашению не подлежит.
   - Молодец! - я дружески обняла девушку.
   - У тебя какие-то проблемы? - обеспокоенно спросила она.
   - Неа, это у дроу проблемы, - рассмеялась я. - Но думаю, я их успешно решила. И любвеобильный Княжич Дэнавиарэ хотя бы на время прекратит свои похождения. Брачный договор, оказывается, чертовски сильная штука!
   - Мне хоть договорчик этот покажешь?
   - Обязательно. Как только нарисую!
  
  
   ***
  
   Пока граф Дракт о чем-то шушукался с Эвелиной, утащив "девицу" в сторонку, его сын развлекал беседой "юную леди". За неполные десять минут Сэм узнал, сколько раз Вальт ездил на охоту, сколько в замке собак, как зовут каждую из них, как лучшая гончая графа Миклоша принимала в своем вольере элитного кобеля, и все подробности этой эпохальной встречи. В конце концов, технарь перестал вслушиваться в смысл слов, развлечения ради подсчитывая, сколько раз Вальт, запинаясь, произнесет "ну это". Когда же вернулся Айверин и наконец-то отправил "кавалера" к папочке, Сэм был просто счастлив.
   - Вот что я вам скажу, дорогие родственнички, - усмехнулся Шей'тар, - наша легенда меняется. Теперь мы дальняя родня графа, с которой никто из домочадцев ни разу не встречался. И вряд ли встретится. Мы с Сэмом - графини Эра'стуар, а Лерка - виконт Эра'стуар. Все складывается, как нельзя лучше. В их замке гномы нас искать не станут. Отдохнем, мальчишку подлечим.
   - А нарханы нас тоже не найдут? - ехидно уточнил Сэм.
   - От нарханов нас Бумер прикроет. Слышь, животное, - обратился аферист к лингрэ, - слабо защиту на недельку поставить?
   - Сам ты животное! - кот резко вздыбил шерсть и распушил хвост.
   - Значит, слабо! - с притворной скорбью констатировал Ай.
   - Ррррр! Не слабо! - Бумер встал на задние лапы и горделиво выпятил грудь. - Я даже десять дней могу!
   - Отлично! - торжествующе потер руки Шей'тар. - У нас целых десять дней. Считай, на отдых отправляемся.
   - Хорош отдых, ничего не скажешь, - криво усмехнулся Винфорд. - По-твоему, граф нас по доброте душевной приглашает? Отрабатывать ведь придется. По ночам.
   - Этот вопрос я беру на себя. Не впервой.
   - Чего?! - опешил Сэм. - Как это не впервой?
   - Экий ты невоспитанный, - хохотнул Айверин. - Сразу плохое думаешь! Есть у меня одна занятная штучка. С ее помощью мы очень даже неплохо устроимся. Так, хватит болтать, а то наши новые родичи заскучают.
   - Да если я проведу еще хоть час в обществе этого графина, повешусь! - не хуже Бумера прошипел технарь.
   - Представь, что ты - драконоборец, а это твой личный дракон, - подсказал хитрец. - Вперед, отважный воин, подвиг ждет тебя!
   - Убить его, что ли? - иронично хмыкнул мальчишка.
   - Ты чего?! - притворно возмутился Ай. - Это же последний дракон Калейдоскопа! Его нельзя убивать! Его надо холить и лелеять!
   - Ну уж нет! Лелеять его я отказываюсь!
   - Тогда твоя задача - просто сохранить сей реликт для потомков. В неприкосновенности. Тренируй выдержку и женское обаяние, - с улыбочкой добавил Шей'тар, привычно уворачиваясь от оплеухи. - Все, поехали. Видишь, дракончик тебе машет.
   Всю дорогу "отважный драконоборец" отважно спал. Вернее, тщательно делал вид, что спит. Но стоило Сэму приоткрыть хотя бы один глаза, и "коварный дракон", размахивая "крыльями", вещал о чем-то жутко важном и нархански нудном. Спасением стала Лерка, усевшаяся между ними и сурово заявившая, что "невинной деве не пристало спать рядом с посторонним парнем, не будучи его женой, и поэтому любящий брат обязан подставить уставшей сестрице свое плечо".
   Вдоль тракта расстилались широкие душистые луга. И граф Миклош, окликнув кучера, велел притормозить. Отправленный за букетом Вальт вернулся не скоро, зато с такой огромной и вонючей охапкой, что из кареты даже Ай едва не выскочил. Жаль, что свое обучение юный граф начал с математики, а не с ботаники - иначе бы знал, что не все, что сильно пахнет, дивный цветок. К счастью, вскоре дорога свернула в лес, и Айверин, "любуясь красотами", будто ненароком выронил букет в приоткрытое окно кареты. А старательно изображавший коня Бумер подхватил и презентовал одной из белоснежных кобылок, запряженных в карету.
   Замок графа стоял в излучине реки, окруженный заливными лугами. Широкий каменный мост переходил в большую площадку перед воротами, выложенную крупными плитами. Миновав высокую крепостную стену с угловыми остроконечными башнями, карета въехала во двор. Мощное трехэтажное здание с множественными шпилями, большими витражными окнами и широкими карнизами тем не менее смотрелось мрачновато. Возможно, все дело в сером унылом камне стен или жутких крылатых статуях под самой крышей. И, видимо, компенсируя внешнюю неприветливость, внутри царила безудержная роскошь. Позолота, блеск, большие хрустальные люстры, пушистые ковры на полу и стенах, мягкие шкуры на диванах и у камина.
   Не графы, а блин горелый, как Барбариска говорит!
  
   Перед ужином любящая (авантюры) семейка Ман-Лихо собралась в комнате Сэма. Мальчик со вздохом завалился на кровать.
   - Ты чего! - возмутилась Лерка. - Платье помнешь!
   - Да какая теперь разница, - покачал головой Айверин, - оно и так словно у аража в заднице побывало. Пусть новое выберет: граф нам платья своей дочурки прислал, из которых та выросла. В шкафу висят.
   - А выросла дочурка, похоже, вширь? - фыркнул Сэм, вспоминая знакомство с графинями Дракт. - Да по сравнению с ними Барбариска - хрупкая фея, порхающая с цветка на цветок!
   - О да! - аферист согнулся пополам от хохота. - Это какие ж должны быть цветочки, чтобы Барбариска могла по ним порхать! Хотя ты прав, она у нас дама что надо! А эти две туши не то что цветочки, эльфийские коэлны не выдержат. Вот интересно, из чего у них кровати?
   - Из чугуна? - со смешком предположила Лерка.
   - О! - застонал Шей'тар, смахивая слезы с глаз.
   - Чего один ржешь? - нетерпеливо хлопнула его по плечу хайта. - Нам тоже хочется!
   - Я просто... - теперь Ай уже не стонал, а похрюкивал. - Я просто... представил, как...
   - Ну! - грозно топнула ножкой девчонка.
   - Да все-все, рассказываю. Лежит, значит, граф Миклош в своей кровати, в одних подштанниках, зовет Эвелину: "Любимая, приди, я жду тебя, сгорая от страсти!" И одеяло так в сторону откидывает. А тут в комнату входит графиня Алдирабэль: "Милый! Вот она я - твоя любовь! Бегу к тебе!" Разбегается и рыбкой в кровать прыг!
   Теперь веселились все, даже Бумер на подоконнике ржал, словно конь, хоть и был на данный момент котом.
   - Но это еще не конец истории, - заявил хитрец. - Кровать-то оказалась прочной!
   - Чугунной! - хихикнула Лера.
   - Я бы сказал "чугуниевой"! - добавил технарь, припомнив представления деревенских жителей о прочности металлов.
   - Хорошо, - согласился Ай. - Кровать оказалась прочной, чугуниевой, а вот пол...
   После этого говорить они уже не могли. Долго.
   - Может, объяснишь, дорогая сестрица, как ты собираешься дурить графа Миклоша? - Сэм, отдышавшись и вытерев слезы, решил-таки прояснить ситуацию.
   Лерка схватила подушку и устроилась у него под боком.
   - Ага, нам очень интересно, что у тебя за штучка? - улыбнулась она.
   - Сейчас покажу, - задрав юбку, мошенник потянул вниз цветастые женские подштанники.
   В первую секунду Сэм впал в ступор от подобного бесстыдства, но тут же разразился возмущенными криками:
   - Айверин, ты сбрендил, что ли? Здесь же дети!
   - Ах да! - хмыкнул тот, продолжая свое грязное дело. - Я и забыл, что ты еще маленький!
   - Идиот! - прошипел технарь, безуспешно борясь с девочкой, пытающейся сдвинуть его руку. - Прекрати сейчас же! Никого твоя штучка не интересует! Здесь извращенцев нет!
   - Да? - невинно похлопал ресницами Шей'тар. - А я и не знал!
   Теперь хитрец возился с резинкой голубых в ромашку трусов. Панталоны он, к счастью, не снял, приспустил только.
   - Ой, какие трусики симпатичные! -хихикнула Лерка, сбросив наконец ладонь мальчишки.
   - А то ж! - самодовольно ответил Ай. - По специальному заказу шили! Вот! - он торжественно шлепнул на кровать кусок атласной черной тряпки с вышитой белой загогулиной. - Это и есть моя штучка!
   Девчонка протянула руку, но Сэм, хлопнув ей по пальцам, строго велел:
   - Не трожь гадость! Ты что не видела, откуда он ее достал!
   - В отличие от тебя видела, - возразила хайта. - Он ее в резинке от трусов прятал. Ну, там, где разрез, в который резинку вдевают.
   - Хорошо. И что это? - технарь небрежно кивнул на тряпочку.
   - Думаю, артефакт! - Айверин старательно расправил юбку.
   - Этот клочок?!
   - Ага. Я тоже не сразу понял, что это его рук... нитей дело. Если хотите, по порядку расскажу.
   - Хотим! - усиленно закивала Лера и откинулась назад, используя плечо Сэма в качестве подголовника кресла.
   - Слушайте. Только невеселая эта история, - вздохнул Айверин.
  
   - Поймали, поймали! - кричали вездесущие мальчишки.
   - Вечером казнь! - оживленно шептали друг другу мужички в кургузых тулупах.
   - Опять под утро из кабака пьяные приползут! Отмечать будут! - вздыхали бабы.
   Паренек лет семнадцати, зябко кутаясь в коротенькую легкую курточку, рассматривал последнее, что он увидит в своей не очень-то и длинной жизни - грязную площадку посреди деревни, гордо именуемую "центральной площадью" Сотмара. Да и название город безбожно льстило этому небольшому, домов на сто, поселению.
   Как же глупо все получилось... Ну кто ему мешал пройти мимо, тогда, на лесной дороге? Сделал бы вид, что не узнал дядьку Лимара. Они и встречались-то всего пару раз. Кто ж мешал распрощаться с родственничком и дальше пойти? Зачем-то на заимку с ним поперся. Думал переночевать, да утром в путь отправиться. Не получилось...
   Утром нагрянули стражники, подкрались незаметно, да повязали всех. Не иначе, навел кто. По дороге один из конвоиров сдернул с парня тулуп, заявив, что мертвецу одежа без надобности. А тулуп, между прочим, добротный был, теплый, выторгованный почти задаром на Ярмарке. Он тогда безделушки, найденные в разрушенном городе, продавал. И тулупчик прикупил. К тайнику собирался вернуться - холодновато там в это время года. Да и помощник нужен, оружие.
   Хотя уже и не нужен: за шесть часов даже при его ловкости и везучести удрать не успеешь - камера охраняется, словно и не сарай это, а гномье золотое хранилище. Еще бы, неуловимую ватагу Лимара поймали, которая несколько лет на все окрестные деревушки страх наводила.
   Нет, ну разве похож он на ватажника?
   Приговоренный посмотрел в старое треснутое зеркало, завалявшееся в углу - обычный вроде мальчишка, щеки только немного впали, да круги темные под глаза легли (последствия недавней болезни). А лицо чистое, без щетины и шрамов, и зубы целые, а одежда, хоть и заштопанная, но вполне приличная. А черные волосы снегом припорошило. Уже и не растает. В этом аражевом сарае ненамного теплее, чем на улице.
   Нет, не похож он на ватажника! Но господину зейту, устроившему показное судилище, паренек ничего не сказал: доказательств у него нет, кончились доказательства - последние на покупку тулупа ушли да на лечение.
  
   Судья, маленький тщедушный человечек в казенном синем плаще, чинно восседал за большим дубовым столом, вытащенным прямо на площадь. Повинуясь его приказу, стража вытащила вперед дядьку Лимара. Настоящий главарь банды: крепкий, высокий, с давно нечесаными угольно-черными волосами, небольшой козлиной бородкой и неизменной усмешкой на тонких губах.
   - Расскажите, подсудимый, как вы совершили ограбление? - строго и напыщенно спросил судья.
   - Какое ограбление, господин зейт? Они сами попросили, - развел руками Лимар, а ватажники глумливо заржали.
   - Как это? - нахмурил брови человечек.
   - Ну, подходят ко мне вечером два мужика и говорят: "Снимай кошель и ботинки". Я и снял. С одного - кошель, с другого - ботинки!
   Теперь хохотали не только бандиты. Стражники, правда, под строгим взглядом зейта попритихли, а вот деревенские улыбок и не скрывали.
   - Этого повесить! - грозно рявкнул судья. - Следующего ко мне!
   Затем, чтобы ускорить процесс - господин зейт изволили замерзнуть - вызывали по несколько человек сразу, но приговор был все тот же. И завтра с утра на лесной дороге, где промышляла ватага Лимара, появится необычное (или обычное) украшение - веревки для него уже готовы. А главарей банды, к которым почему-то причислили и паренька, повесят прямо здесь на площади, этим же вечером.
  
   За окном суетился народ, спешил все подготовить к предстоящему празднику. Виселицу уже оборудовали, теперь лавки расставляли.
   Мальчишка с силой сжал кулаки и закусил губу, пытаясь прогнать подступающие слезы. Страшно умирать, очень страшно. А раньше ему казалось, что он ничего не боится - и аферы хитрые проворачивал, и в разрушенные города за сокровищами ходил. Ан нет, все равно страшно... Было бы чем охранника подкупить, без раздумий бы отдал. Только нет ничего.
   Парнишка пошарил по карманам в безумной надежде хоть что-то найти, но выудил только клочок черной ткани. Подобрал он ее все там же, в разрушенном городе - неподалеку от тайника валялась, посреди кирпича битого. Он бы и не заметил, только монетка рядом блеснула. Заодно и ленту взял. Ему вышитая на ткани буква глянулась. "А" - первая буква его имени. Сунул клочок ленты в карман штанов, да забыл про нее. Сейчас вот только нашел.
   Печально улыбнувшись, мальчишка стиснул обрывок в кулаке, да и сам в комочек сжался, чтобы хоть немного согреться. А взгляд, как приклеенный, к одной и той же точке возвращается - к виселице. И кажется мальчику, что вон та его петля, вторая справа.
   "Вот бы мне сейчас тулуп вернули, - вздохнул он. - А еще лучше, чтобы зейт приговор свой отменил".
   И так ярко он все это представил, что даже про холод забыл. Зажмурился посильнее, чтобы ни одна картинка не пропала. Вбегает, значит, этот мерзкий зейт, кланяется ему в ноги, тулуп протягивает и умоляет слезно: "Простите, господин Айверин, ошибочка вышла! Это все стражники виноваты! Не разобрались!" И поклоны бьет один за другим. Ватажники сидят, рот разинув, а стражники на колени бухнулись и давай об землю лбом биться: "Простите, княжич! Не погубите, благодетель!"
   И так хорошо мальчишке стало, весело. Заулыбался он, и не сразу на скрип двери внимания обратил.
   - Не погуби, княжич! Не виноваты мы! Нархан попутал! - отголоском его мыслей завыли над ухом.
   Музыкой звучат эти слова, греют душу, как тулуп тело.
   Странно...
   Открыл парнишка глаза, а рядом с ним стражники на коленях стоят, лбом об пол бьются, да твердят на все лады: "Не погуби, княжич!" Зейт его в плащ свой укутывает, с ящика поднимает, за собой ведет. И бандиты прямо как в видении на него во все глаза пялятся, ничего понять не могут.
   В избе старостиной юношу за стол усадили, супчика горячего налили, винца тепленького.
   - Что ж это вы, княжич, не сказали, что вы из знатной семьи, что ищут вас безутешные родственники, - сокрушенно воскликнул зейт. - Если б не письмецо магическое с вашим описанием. В самый последний момент пришло.
   - Так его, поди, бандиты пытали, - всплеснул руками староста, - вот он и забыл все, болезный.
   Мальчишка-то не дурак был, сообразил, что его мечты ни с того, ни с сего сбываются. Уверился в своей удаче и давай зейта со стражниками по двору гонять, ерунду всякую выдумывая. Кабы хмель в голову не ударил, по-другому бы себя вел, может, и придумал бы, как дядьку Лимара спасти. Не гад ведь он, чтобы родичей в беде бросать. А получается, что гад. Эх...
   Пока парень веселился, карета из города пришла. Родственники пропажей "княжича Айверина" озаботились. Пришлось ехать. Выспался по дороге, а в городе удрал. От греха подальше. Хотя соблазн был и дальше удачу за хвост подергать.
  
   - Ух ты, это тряпочка такое сделала? - Лерка восторженно погладила ткань пальцем. - Ой, она меня уколола.
   - Ага, она, - кивнул "княжич". - Только я не сразу догадался. Поначалу решил, что эта штука просто удачу приносит. А потом еще несколько странных случаев было. С тех пор и таскаю ее всегда с собой, как амулет.
   - Интересный артефакт, - задумчиво протянул Сэм. - Только как он тебе с графом поможет? Будешь представлять, что он про тебя каждый вечер забывает?
   - Нет, - усмехнулся Айверин. - Моя штучка еще и на сны влияет. Бокальчик вина, снотворное, и Миклош будет уверен, что провел чудную ночь с красивой женщиной. Все, братики-сестрички, пошли ужинать. А то заждались нас. Сэм, так в мятом и пойдешь? Переоденься.
   Выхватив из шкафа что-то пышно-малиновое и демонстративно бросив Сэму на кровать, хитрец вышел из комнаты - "носик припудрить". Технарь печально уставился на ненавистный наряд. И Лерка, сжалившись, притащила ему платье потемнее и попроще.
   Стоило Сэму затянуть шнуровку на боку, как в дверь робко постучали и тут же беззастенчиво распахнули, просунув внутрь огромный, на этот раз розовый букет.
   Столовая, как и вся обстановка в замке, была яркой и вычурной. Огромный зал, большие арочные окна, картины в золоченых рамах, роскошный стол, отполированный до блеска, и мягкие кресла, обитые дорогой тканью.
   За высокими спинками кресел, будто на параде, выстроились бравые парни в серых ливреях с большими деревянными тарелками в руках. Для подавальщиц у них были слишком хмурые и сосредоточенные лица. А круглые тарелки на длинной ручке больше напоминали оружие.
  
   Сам обед, надо отдать должное повару, был превосходен, чего не скажешь о компании. Светская беседа о нарядах, моде и птичках надоела Сэму еще в первые пять минут. И если Вальт преспокойно болтал сам с собой, не требуя ответов, его толстая сестрица постоянно о чем-то спрашивала. В моде технарь, как, впрочем, и Лерка, разбирались плохо, и Аю пришлось отдуваться за троих.
   К счастью, новое действующее лицо, объявившееся в столовой, спасло Шей'тара от болтовни, а Сэма от скуки. Это был голос, просто голос - мужской, старческий, дребезжащий. Иногда ехидный, иногда злой, иногда вежливо-язвительный.
   - Ишь, нищеброды неугомонные! - кричал он. - Расселись тут. Добро мое проедаете?! А я для вас его копил-собирал, ворюги нархановы?! Расплодились, паразиты, детей понаделали - один тупей другого! А вот так вам и надо! - голос каркающе рассмеялся. - Будете знать, как чужое добро тырить! Мало мне этих нищебродов было, так они еще троих притащили!
   Сэм торопливо схватил салфетку и закрыл ею рот, пытаясь не расхохотаться в голос, Лерка откровенно хихикала. И лишь Ай стоически изображал спокойствие.
   - Ты чего мою серебряную вилку хватаешь, туша необъятная? - голос, немного передохнув, разворчался с новой силой. - Вон в сарае вилы стоят, тебе в самый раз будут! Ну, я щас тебе...
   Небольшой серебряный соусник взмыл в воздух, покачнулся и неторопливо поплыл в сторону хозяйки, зависнув точно над ее головой.
   - Кушай, милая, не обляпайся! - глумливо пропел призрак, перевернув посудину.
   И тут стало ясно, зачем нужны слуги с деревянными тарелками. Один из них, резко размахнувшись, ловко сбил вражеский объект. Соусница, кувыркнувшись в воздухе и чудом никого не обляпав, шмякнулась на пол, а ее содержимое растеклось по блестящему паркету несимпатичной лужицей. Вскоре к ним присоединились черепки супницы, остатки деликатесного черепахового супа, колбаска, элитный эльфийский сыр, штоф с гномьим эликсиром (не разбившийся), соленые огурчики, треснувшее блюдо с запеченной рыбой и толстый полосатый кот. Хотя нет, последний не прилетел, сам выполз из-под дивана. Судя по злым взглядам метателей, питались они тем, что сами же и сбивали. Но жрущий за обе щеки кот не обращал на них никакого внимания.
   Вот интересно, как составляется меню лакеев? Или они с дедулей-призраком договариваются? А то и эликсирчик, и закусочка... Зря они, что ли, летающими стаканами прямо в котика метят - при его аппетите и без закуси можно остаться!
   И без ужина. Торопливо схватив с ближайшей тарелки чудом сохранившееся вяленое мясо, Сэм закинул его в рот. А вот показывать язык опешившему от такой наглости призраку не стоило. Пустая уже тарелка, звякнув, поднялась в воздух и... была бдительно перенаправлена на загривок гневно зашипевшего кота.
   - И часто у вас так? - невинно поинтересовалась Эвелина.
   - Ну что вы, - вымученно улыбнулась хозяйка, - крайне редко.
   - Ясно, - понимающе кивнул хитрец, взглянув на рыжее полосатое подтверждение, доедающее роскошную фаршированную рыбину.
   После "обильного" ужина Вальт потащил Сэммину на прогулку. Удрать удалось далеко не сразу. Хорошо хоть, лавочки в их парке удобные, а слушать всякую чушь с широко открытыми глазами Сэм еще в Ди-рактионе научился. Когда твой отец глава Департамента Науки и Безопасности, поневоле приходится соответствовать.
   Вернувшись в комнату и натянув противную девчачью пижаму, мальчик распахнул окно и, вдохнув свежий воздух, уселся с ногами на подоконник. Плечо почти не болело. Да и рана выглядела не в пример лучше. Айверин еще по приезду, осматривая и бинтуя место укуса, заявил, что, судя по всему, заклинание справилось с ядом и наконец-то приступило к полноценному лечению.
   Сэм, представляя их будущую встречу с Барбариской, мечтательно рассматривал взошедшие на небо луны и серебристую ленту реки, убегающую вдаль. И едва не свалился, услышав над ухом злой старческий голос.
   - Ишь, расселся он, нищеброд проклятущий! И куда это ты вылупился, щенок? Здесь я! Чего вы сюда приперлись-то? Надо чего, спрашиваю?
   - Мы ненадолго, - ответил Винфорд, оглядывая комнату внимательным взглядом и пытаясь понять, где эта призрачная зараза засела.
   - Уже уезжаете? - с наигранной грустью прозвучало из пустоты. - Что, даже чаю не попьете? Замечательно! Тогда самое время учиться летать!
   Тяжелое дубовое кресло взмыло в воздух и на большой скорости помчалось к Сэму. Пока тот соображал, что к чему, нырять внутрь комнаты было уже поздно. А падать вниз далековато, третий этаж, как-никак. Зато прямо под окном вдоль всего здания тянулся широкий каменный карниз, на который мальчишка и спрыгнул. На подоконнике тут же возник вздыбивший шерсть Бумер, и кресло замерло в нескольких сантиметрах от него.
   - Не трррррожь! - прошипел лингрэ, отправив " метательный снаряд" по обратному адресу. - Это котенышшшшш моей меле!
   Привидение в долгу не осталось. Какое-то время они развлекались, перекидывая кресло друг другу, потом объявилась Лерка и отобрала у "малышей" игрушку. Заметив, как хайта туманом просочилась в щель под дверью, призрак впал в ступор.
   - Как это? Быть не может, - потрясенно бормотал он. - Ты еще кто?
   - Вообще-то, - улыбнулась девчонка, - воспитанные люди, обращаясь к даме, должны представляться первыми!
   - Простите, леди, я уже давно с приличными людьми не общался, отвык, - вздохнул старик и, наконец-то став видимым, склонился в легком поклоне. - Разрешите представиться, граф Руфинарис Эра'стуар.
   Теперь-то ребята могли рассмотреть кошмар рода Дракт во всей красе. Высокий худой старик с длинными седыми волосами, собранными в аккуратный хвост, небрежно опирался на элегантную трость с серебряным набалдашником. Тонкие губы изогнулись в ироничной улыбке, а горделивой осанке призрака могли б и короли позавидовать. Изящный дорогой камзол был таким же полупрозрачным, как и его хозяин.
   - Ой, - прижала ладошки к губам девчонка. - Так вы дальний родственник графов Дракт?
   - ЧТО? - взъярился дед, гневно сморщив тонкий аристократический нос. - Никогда! Вы слышите, никогда графы Эра'стуар не были и не станут родственниками этих нищебродов, посмевших обворовать благородный род!
   И тут добрососедскую беседу с дедулей прервали жуткие завывания со стороны окна.
   - Бумер, тебе хвост, что ли, прищемили? - спросил Сэм.
   - Щас я сам тебе кое-что прищемлю, если не прекратишь грязные оскорбления! - возмутился лингрэ, вольготно развалившийся на кровати.
   Спор прекратился сам собой, когда в усилившемся вое удалось различить отдельные слова:
   Любить тебя я буду очень сильно.
   Моя любовь к тебе она всесильна.
   Моя любовь к тебе она навеки.
   Любить так сильно могут человеки.
  
   Это был шедевр. Слова "моя любовь к тебе" повторялись в каждом куплете, иногда и не по разу. Зато во всем остальном Вальт за полчаса ни разу не повторился. На тридцать втором куплете дедуля-призрак не выдержал, и кресло-таки вылетело в окно, а вслед за ним и тумбочка.
   - Сэммина, я же тебя люблю, - обиженно пискнули снизу, - а ты меня тумбочкой!
   После этого хохотать Сэм уже не мог, тихонько постанывая от смеха и размазывая по щекам слезы.
   - Ах ты загаза! - раздался гневный крик графа Миклоша. - Ты чего огешь? Я тут важным делом занят, а ты огешь! Сбиваешь настгой!
   - Но, папа, ты же сам говорил, - всхлипнул Вальт, - что девушкам нравится, когда им серенады под окном поют. Я и пою.
   - А это еще что? - голос господина Дракта просто звенел от ярости. - Убью пагшивца!
   - Милый, ты куда? - нежно (и как ему это удается?) воскликнула Эвелина. - Второй этаж, разобьешься! Вон же дверь есть.
   Сэм с Леркой на всех парах бросились к окну, чтобы не пропустить бесплатное представление. Бумер преспокойненько разместился у мальчишки на голове, а не менее наглый призрак Руфинарис прошел сквозь стену, на миг завис в воздухе и недолго думая перетащил к себе (ребята едва успели пригнуться) второе, еще целое, кресло, куда и уселся.
   Да, зрелище было еще то: висит себе на уровне третьего этажа пустое кресло и ритмично раскачивается вперед-назад. А Руфи еще и пледом ноги прикрыл, аристократ нарфов. На земле, не обращая на призрака никакого внимания, сидит совершенно счастливый Вальт, размахивая огромным веником.
   Бедная клумба, там хоть что-то еще осталось?
   - Сэммина, ты выглянула! - радостно взвыл парень. - Значит, ты тоже меня любишь!
   Пока Винфорд соображал, что бы такое ему ответить, к мальчишке подлетел его папочка в халате на босу ногу и, схватив отпрыска за ухо, вытащил из-за его пояса какой-то кошель.
   - Это что?! Я тебя спгашиваю! - грозно прорычал Миклош. - Ты зачем мой кошель взял?! Я же специально деньги на гулящих... важные хозяйственные дела откладывал!
   - Так я их выполнил, дела эти, - глядя на отца честными пустыми глазами, ответил любящий сынуля. - Там же записка была "на гулящих девок". А вчера, когда мы в городе были, я все сделал, как ты написал.
   - Чего? - опешил Дракт-старший. - То есть ты хочешь сказать, что укгал у меня этот кошель и все содегжимое пгосадил на гулящих девок?
   - Ага, - простодушно ответил тот. - Жалко ведь их. Какие ж они гулящие, если все время в том доме сидят и никуда не ходят. Вот я их погулять и отпустил!
   - Герой-спаситель, блин! - хохотнул у Сэма над ухом незаметно подошедший Айверин. - А хозяину борделя теперь неделю своих девок по всему городу вылавливать!
   Винфорд возмущенно уставился на коротенький розовый халатик Шей'тара:
   - Ты не мог что-то подлиннее надеть? Как бы нас после лицезрения этой красоты из замка не поперли!
   - Если нас и попрут, то не из-за меня! - парировал хитрец. - Это все ты виноват.
   - Я?! - Сэм с подоконника едва не навернулся от такого заявления.
   - Ты! С моим амулетом раньше проколов не было. И сегодня все удачно шло. Ггаф выпил вина, уснул. Я его на диванчике уложил, раздел - ну, чтобы он утром не удивлялся. А тут эти завывания. Короче, сестричка, делай что хочешь, но чтобы эти серенады больше не повторялись!
   Выпорхнув из комнаты, Эвелина добралась до ругающегося почем зря ггафа и, мило улыбнувшись, пригласила его заняться "важными хозяйственными делами".
  
   В целом, ночь прошла спокойно, если не учитывать тот факт, что сначала Сэм с Леркой целый час успокаивали Вальта, а потом еще два уговаривали Руфинариса не устраивать очередной ночной концерт для "нищебродов" и пожалеть бедных котиков, сбегающихся на запах валерьянки под окна графских спален.
   Озаботившись судьбой Шей'тара, сердобольная Лера умчалась проверять, как он там. Хитрец обнаружился в спальне Миклоша. Ай мирно дрых на роскошной графской кровати, по-детски прижав к щеке кулак с волшебным амулетом. А граф, умостившись в углу на диванчике, сладко причмокивал и временами громко стонал. Похоже, сны амулет навеивал весьма неприличные.
   На обратном пути хайта прихватила с кухни пирожки, обрадовав обоих парней. Торопливо заталкивая в рот кусок пирога и громко чавкая, юный Дракт не прекращал болтать. А если и говорил иногда что-то дельное, на фоне многочисленных глупостей это было почти незаметно.
   Но все же из его бессвязного рассказа, полного жалоб на злого отца и вредную сестрицу, удалось узнать, что вот уже третье поколение древнейший род Драктов преследуют неудачи. Практически каждый из членов семьи получает какой-то существенный недостаток: уродство, скудоумие, непомерную злобность или... фантазии проклятия придела не было. А взглянув на хихикающего за их спинами призрака, Сэм без труда определил источник этого самого проклятия.
   Стоило им спровадить графинчика спать, его место тут же занял жалующийся на судьбу и нищебродов призрак. С его слов выходило, что много лет назад молодой бродяжка Руввил Дракт втерся в доверие к умным, интеллигентным, благородным, добросердечным графам Эра'стуар и украл спрятанные дедулей сокровища, которые безутешные родственники искали уже семь лет, перерыв особняк и сад сверху донизу. К счастью, мерзкий негодяй нашел всего один тайник, и остальные четыре остались в целости и сохранности. Только, к великому горю призрачного дедули, хитрый парень прихватил с собой одну важную для Руфинариса вещичку. Незадолго до своей смерти граф Эра'стуар поругался на рынке с убогой нищенкой, пытавшейся выманить у него честно заработанные денежки. А та возьми и окажись ведьмой. И привязала старая карга душу графа к первой попавшей вещице. И теперь призрак никуда от этого изделия уйти не может. Одно радует, вещь золотая, ценная, лично графом на том же рынке купленная.
   - Ты только подумай, ежели каждому по целой медянке давать, это же можно все состояние растранжирить, - возмущенно вопил призрак. - А я, Руфинарис Эра'стуар, не мот какой! У меня каждая монетка на счету, каждая денежка на своем месте в тайничке лежит. Я даже сыну своему золото строго под запись выдавал и полный отчет, как тот деньгами распорядился, требовал. Он у меня такой, любит своей жене излишества разные покупать - ленты, к примеру. На что ей ленты, когда там и волос совсем нет, чахлый мышиный хвостик? Или платье новое. Совсем обнаглел, еще предыдущее не износилось - всего ж третий год пошел, как купили! А однажды вообще вопиющее безобразие учудил, конфет ей купил... Что? Сколько конфет? Непотребно много! Целых две!
   От избытка чувств дедуля вскочил на ноги и стал нарезать круги вокруг беседки, грозно размахивая призрачной тростью.
   - Куда ж леди столько конфет жрать? Растолстеет ведь совсем. А уж как внук народился, так они вовсе решили нашу семью по миру пустить - погремушки купи, пеленки купи, мази там разные с присыпками тоже купи. Совсем сдурели! Какие пеленки, когда у меня рубахи есть старые, совершенно целые, всего три прорехи да пяток дыр. Младенцу-то какая разница? Он же на светские приемы не ездит. Игрушки...Вон конюх наш, он же плотник, садовник, кучер и лакей, замечательные фигурки зверей из дерева вырезает. Ну и пусть кривые и страшные. А это он их так видит! Как говорят художники, подход творческий! Особенно у него отлично нарфы выходят, коих он после каждой получки целыми стаями видит, вот как напьется, так и видит. Присыпки... Так я ж только неделю назад им мешок муки купил, вот пусть хоть с ног до головы этого транжиру малолетнего обсыпят. Так ведь нет! Ко мне идут. Папа, нельзя так, папа, ты жадный! Да какой я жадный?! Я бережливый! Это ж я не для себя, для потомков храню!
   Дедушка Руфи даже слегка мерцать начал от злости на "бессовестных расточителей".
   - Вот так стараешься для родных, а они тебя же и ругают, - подлетев поближе, он уселся напротив Сэма, скорбно опустив плечи и смахивая со щек невидимые слезинки. -Это сколько всего можно было бы для потомков накопить, если бы они на повседневную ерунду денежки не тратили.
   Призрак мечтательно возвел глаза к небу, его губы беззвучно шевелились, подсчитывая возможную прибыль, а трость легонько постукивала по деревянному полу беседки.
   - Эх! Я уже столько всего накопил, а тут этот бродяжка. Деньги мои спер, замок себе прикупил, жену завел. И ладно бы только жену! Эти Дракты просто немыслимые моты. Вы только представьте, они еще и слуг наняли! Кошмар просто! Эх, если б не ведьма! - Руфинарис с силой шарахнул тростью по столешнице. - Наставила на меня грязный палец и давай завывать: "Не один век хранить тебе свои сокровища, пока не одумаешься, да не станешь помогать людям. А освободить тебя от моего проклятия сможет юная дева, призрачная, но живая, ежели ты ей...".
   - Что ей? - спросил Сэм.
   - А я знаю? - недовольно скривился призрак. - Ты что, думаешь, я стану дослушивать всяких нищенок? Главное мне ясно, твоя девчонка тоже призрак, но при этом почему-то живая. Значит, она и должна меня спасти. Короче, чего вы тут расселись? Спасайте меня, живо!
   Сэм с Леркой недоуменно переглянулись: только спасения посторонних призраков им для полного счастья и не хватает.
   - Чего это вы задумали? - с подозрением уточнил дедушка Руфи, зависнув перед носом Сэма. - Спасать меня когда начнете?!
   - А оно нам надо? - попытался отказаться технарь.
   - Чего?! - призрак взвыл на такой высокой ноте, что мальчишка поспешил заткнуть уши.
   - Будем спасать! Будем! - подтвердил он.
   Граф Эра'стуар удовлетворенно кивнул и уселся обратно на лавку, ехидно поинтересовавшись:
   - И когда будете?
   - Вот выспимся и прямо с утра начнем, - осторожно произнес Сэм, опасаясь новой вспышки гнева.
   - С утра? - недовольно вздохнул старик. - Так долго? Я уже сто лет жду.
   - Значит, можно и еще немного подождать. Несколько часов все равно ничего не решат. А мы хоть отдохнем немного. Голова уже ничего не соображает, да и плечо что-то разболелось.
   - А если я тебя вылечу, - хитро сощурил глаза Руфинарис, - ты меня активнее спасать будешь?
   - Буду-буду, - усиленно закивал мальчик, готовый согласиться на что угодно, лишь бы побыстрее добраться до кровати.
   - Жалко дедушку, - прошептала Лерка, провожая взглядом призрачную фигуру, в считанные мгновения оказавшуюся напротив спальни Сэма и преспокойно нырнувшую в стену замка. - Надо ему помочь.
   - В чем помочь? - усмехнулся Винфорд. - Или ты у нас магичка и умеешь снимать проклятия?
   - Нет, не умею. Но раз ведьма говорит, что именно я смогу это сделать, то надо попробовать. Вдруг получится. Тогда граф отменит свое проклятие, и Вальт снова станет нормальным. Он ведь хороший мальчишка, только глупый. И родственники дедушки в Кадаре, наверное, до сих пор без денег сидят. Надо им сказать, где лежит их золото.
   - Золото? - раздался за ее спиной заинтересованный голос Айверина. - Кто тут говорит про золото?
   - Призрак, - ответила бесхитростная девчонка, - он сделал дома несколько тайников, куда спрятал сокровища своей семьи. Но потом их обокрали, дед этого графа Дракт унес часть золота с собой. И какой-то предмет, к которому старая ведьма привязала душу графа Эра'стуар, поэтому призрак теперь тут.
   - Не важно, где призрак, - фыркнул Ай, усаживаясь рядом с хайтой, - важнее, где золото!
   - А это знает только Руфи, - усмехнулся Сэм, понимая, что задумал этот хитрец.
   - Руфи? - переспросил тот, поплотнее запахнув длинный теплый халат.
   - Так наше привидение зовут, - улыбнулась Лера. - Ай, а когда мы дальше поедем, Кадар нам по пути будет?
   - Это вы молодцы, - засмеялся парень, потирая руки, - такое удачное привидение нашли. И Кадар нам теперь точно по пути!
   - Вот! - воздух замерцал, и Руфинарис с гордостью водрузил на стол небольшой золотистый браслет с какими-то рунами. - Надевай! Эта штука лечит! Чего встал? Быстрее поправишься, быстрее начнешь меня спасать!
   Сэм послушно надел браслет на руку. Сначала все было хорошо - по телу прокатилась волна мягкого ласкового тепла, а вот потом... в затянувшуюся, но все еще ноющую рану на плече разом вонзились сотни невидимых холодных игл. Винфорд застонал и попытался сорвать нарфово украшение, но оно намертво приросло к коже, не желая сдвигаться даже на миллиметр. Продолжая бороться с браслетом, технарь высказал дедуле все, что о нем думает, от боли не особо стесняясь в выражениях.
   - Какой образованный мальчик! - хихикнул тот. - Но нетерпеливый. Сиди спокойно, пока артефакт тебя лечит.
   - Это называется лечит?! - заорал Сэм во весь голос, но Ай поспешно закрыл ему рот ладонью.
   - Тихо, сейчас слуги сбегутся, - зашипел он.
   - Потерпи немного, - прошептала Лерка. - Скоро пройдет. Ведь правда? - обернулась она к призраку.
   - Правда-правда, - кивнул он. - Это лечебный артефакт. Я про него от своего знакомого мага слышал, а как увидел, сразу сообразил - это оно! А дурачок Руввил даже не понял, какую ценность он украл у купчишки по пути в этот замок. А я браслетик из кучи побрякушек вытащил да припрятал. И вот что странно: другие мои заначки этот якобы граф быстро находит, а браслетик вот уже сто лет в моем тайничке хранится, в полной безопасности.
   - А что еще там хранится, в тайничках? - невинно уточнил Айверин. Правда, вид у него при этом был жутко довольный, как у объевшегося сметаной Бумера.
   - А тебе на что? - подозрительно спросил дед.
   - Как на что? - почти искренне удивился мошенник. - Мы ведь должны знать, что спасаем! Или ты хочешь Драктам наше... твое золото оставить?
   - Не хочу!
   - Тогда пошли, побеседуем приватно, - подмигнул ему Ай. - Так, детишки идут спать. А у нас с дедушкой важная беседа!
   - Какая еще беседа! - возмутился Сэм. - А это пыточное приспособление с моей руки кто снимет?
   - Как рану вылечит, само снимется. Потом мне отдашь, - отмахнулся призрак, беря под руку Айверина и уводя его вглубь сада.
   Лерка посмотрела вслед удаляющейся парочке и вздохнула:
   - Теперь нам точно придется спасать дедушку.
   - Только уже от Айверина! - поддакнул ей мальчишка.
   - Давай я помогу тебе до дома дойти, - заглянув ему в глаза, предложила хайта. - Или отнесу.
   - Ну уж нет, сам дойду! Еще девчонки меня на руках не носили!
   В комнате их поджидал сюрприз. На тумбочке у кровати стояла большая, перетянутая алой лентой коробка.
   - Это тебе от Вальта, - сообщила Лерка, прочитав приложенную записку и заглянув в коробку.
   - Кто бы сомневался, - вздохнул технарь. - И что там?
   - Сам посмотри, - хихикнула она.
   Мальчик осторожно приблизился, ожидая чего угодно. Но уж точно не того, что обнаружилось в коробке.
   - Это что?!
   - Ваза, - невинно похлопала ресничками хайта.
   - Какая ваза?! Это же горшок!
   - Так я и говорю, ваза! Ночная! Чем ты вообще недоволен? Вальт же самое ценное от... хм, сердца оторвал, не пожалел! Такой мальчик хороший! Вот Айверину бы обязательно понравилось. Столько золота разом!
  
   Интересно, вас бы обрадовала фраза "С добрым утром, любимая"? А если вы, во-первых, парень, во-вторых, не спали почти всю ночь, а в-третьих, вообще вставать раньше ужина не собирались? Вот и Сэм не обрадовался - вежливо послал Вальта по всем известному адресу и выпроводил. Но уснуть все равно не удалось.
   - Ах вы, нищеброды поганые! Вы что это удумали?! - раздавался со двора визгливый голос дедули Руфинариса. - А ну положь на место! Я кому сказал!
   Да что там, в конце концов, происходит?
   С неохотой выбравшись из постели, Сэм подошел к окну.
   Ничего себе! Весело тут у них!
   Внизу, прямо на бывшей фиалковой клумбе, расположилась гигантская куча барахла - мелкого, вроде серебряных столовых приборов и подсвечников, и крупного. Дорогой мебельный гарнитур соседствовал с картинами в золоченых рамах, изящными фарфоровыми вазами и...роялем. Над всем этим великолепием витал разъяренный призрак и возмущенно орал, что это самые необходимые вещи, которые он собирается взять с собой в дорогу.
   Сэм его, разумеется, прекрасно понимал. Как в пути без рояля-то? Это ж самая нужная для путешественника вещь! Но как Руфи планирует все это тащить? И главное, розовые подштанники ему какого аража понадобились? Судя по размеру, уволок их Руфинарис из шкафа Вальтовской мамаши.
   От горы "самого необходимого" за угол, в сторону входной двери, текла суетливая река слуг, тащивших вещи обратно в дом. Им навстречу стремительно мчался маленький, но бурный ручеек - граф Эра'стуар собственной персоной, подносивший новые "нужные вещицы". Похоже, неутомимое привидение трудилось без устали весь остаток ночи, и, несмотря на все старания слуг, куча уменьшалась не слишком быстро.
   Неподалеку от места действия обнаружился веселящийся Айверин - вернее, Эвелина, небрежно обмахивающаяся веером.
   - Ой, ты уже проснулся! - обрадовалась Лерка, на этот раз ради разнообразия воспользовавшаяся дверью. - Давай помогу одеться.
   - Я сам, - отмахнулся мальчишка.
   - Как плечо?
   - А знаешь, не болит, - технарь пошевелил рукой, уважительно поглядывая на валяющийся на кровати браслет.
   Артефакт, как и было обещано, отцепился сам, а Сэму лень было вставать и убирать его в более надежное место. Припрятав браслет в шкатулку с бисером, мальчик натянул платье, расчесал парик, в котором безопасности ради улегся спать, и, поправив грудь, вышел из комнаты.
   Перед входом в столовую ребята выловили Шей'тара и выставили ему ультиматум: если он не уговорит Руфинариса оставить здесь большую часть барахла, то сам его и потащит на пару с дедушкой.
   - Какие бессердечные дети нынче пошли! - и искренней грустью всплакнул Айверин. - Совсем старость не уважают! Я о них забочусь, кормлю, пою, лелею! - парень взглянул в лучащиеся добротой глаза Сэма и торопливо закончил. - Понял! Сделаю! Что я, идиот, за собой рояль таскать? Вот пару кресел и диванчик...
  
  
   Глава 6. Мы что, беседы будем беседовать или дело делать?
  
   Барбариска
  
   И чего, спрашивается, мы поперлись на ночь глядя этого проклятого тали искать?
   До утра по каким-то дебрям шастали, а потом еще и в земли гоблинов забрели. Правда, Зар не особо возражал, когда мы эту дорогу выбирали, и я успокоилась.
   - Тихо! - неожиданно прошипел Верран. - Что-то не так! Назад!
   Но было уже поздно. Ловушка сработала, затянув нас в густую тьму. Несколько секунд полета, и вокруг нас глухие каменные стены, а рядом весело скачут гоблины, потрясая короткими пиками. Их глубоко посаженные глазки ярко поблескивали, а длинные торчащие в стороны уши ловили каждое наше движение. Приноровившееся к темноте зрение позволило мне рассмотреть и острые крючковатые носы, и жидкие нечесаные волосы, и старую потрепанную одежонку, почти сливающуюся по цвету с их зеленой кожей.
   Перепуганные кони, нервно всхрапывая, метались по пещере, поднимались на дыбы, отчаянно желая избавиться от седоков. Свалилась я практически сразу. К счастью, спрыгнувший на землю Зар успел выдернуть меня из-под копыт. Лошади, почуяв свободу, рванули к единственному в этой пещере проходу, едва не сбивая карликов с ног. Верран, проявляя чудеса джигитовки, сдернул с проносящихся мимо животных наши мешки и, спешившись, позволил своему коню последовать за товарищами.
   Проводив завистливыми взглядами бросившуюся за лошадьми группу, гоблины принялись азартно обсуждать, сколько им за меня и мальчишку заплатят, и стоит ли связываться с урсом.
   Пока Верран грозно шипел, спрятав меня за спину, а Зар осматривался, оценивая опасность, я раздумывала не активировать ли амулет Эдигорана. Маг бы с этими шибздиками быстро разобрался. Я уже почти решилась бросить телепортационный камешек на землю, и через миг Эд переместился бы к нам. Но Умник возмущенно зашипел, что нам во что бы то ни стало нужно попасть в город гоблинов и кое-что там найти.
   Верран выпустил когти, готовясь к бою. А в груди разлилось привычное жжение, верный признак того, что и Зар не собирается оставаться в стороне, без спроса вытягивая мою силу. Впрочем, мне грех жаловаться: когда помощь или новые способности нужны мне, мальчишку даже просить не надо, сам все сделает. Сезариан, усмехнувшись, кивнул и, шагнув вперед, встал рядом с марром.
   - Не торопись, - я положила руку мальчику на плечо. - Есть у меня одна идейка.
   Помнится, Верран говорил, что эти зеленые коротышки не очень умны, зато крайне трусливы и нападают лишь толпой. И вот на этом можно сыграть. Антуражик бы соответствующий, костюмчик. Ну да ладно, обойдемся подручными средствами. Еще во время уборки в доме Эда я нашла толстую тетрадь в черном кожаном переплете. Научные записи и формулы Эд интересовали мало (потому как к магии отношения не имели) - и книга полностью перекочевала в полное мое распоряжение. Почти треть его листов были чистыми, и вести собственный дневник, получивший пафосное название Блокнотик Барбариски, мне ничто не мешало. Кроме, разве что, лени.
   Выглядела тетрадь весьма солидно - серебряная окантовка, странный узор с маленькими треугольными вставками, выдавленный на обложке - и, получив новое имя, была готова сыграть свою роль в моем спектакле. Торопливо выхватив из сумки "официальный журнал учета опасных преступлений" и украшенное яркими камешками перо, я выскочила вперед и рявкнула во весь голос:
   - А ну всем молчать! Стоять - бояться!
   Воспользовавшись всеобщим замешательством, я грозно ткнула пальцем в ближайшего карлика.
   - Имя, фамилия, звание! Почему одет не по форме? Как начальство встречаешь? - рычала я, не позволяя зеленомордым перехватить инициативу. - Командира ко мне, живо!
   - Чего это? - зашуганно пропищал гоблин, осторожно пятясь назад.
   - Прокурорская проверка! Генерал-майор Борисова, ОБЭП!
   - Хто? - промычал второй, постарше и посмелее.
   - Отдел по борьбе с экономическими преступлениями! - наступала я, заставляя мелких отходить шаг за шагом. - На вас поступили жалобы, что вы демпингом занимаетесь!
   - Чем?
   - Цены на товар намеренно занижаете! Мешаете свободной торговле и здоровой конкуренции! Да и общество защиты прав потребителей к вам претензии имеет, - перо обвиняюще уперлось в нос старшему гоблину.
   - Какие? - выдавил тот, прижимаясь к стене и шаря по ней рукой в поисках спасения.
   Но его товарищи, тихой сапой расползающиеся по расщелинам, помогать ему не спешили.
   - Товар некачественный! - открыв тетрадь, начала "зачитывать" я. - Вот здесь все записано. Мясо жирное, осклизлое. А на той неделе засушенное было, еще и с плесенью. Вы собираетесь и дальше честных потребителей обманывать?
   - Кого? - отважному зеленому "герою" удалось схватить за руку не особо расторопного гоблина и радостно им отгородиться.
   - Тех, кто у вас продукцию приобретает!
   - Кто?
   - Мясо вы кому продаете?! - сердито сдвинув брови, уточнила я.
   - Шаффтам, - сообщил мелкий светло-зеленый карлик.
   Работать заградительным щитом он категорически не желал. Но вырваться из цепких ручек начальства было не так-то просто.
   - Вот именно! - усмехнулась я. - И я назвала вам лишь часть тех жалоб, что поступили на вас от потребителей вашего товара. И кроме жалоб, в этом официальном журнале учета опасных преступлений есть предложение. Оно одно, но повторяется очень часто - вместо некачественного товара шаффты хотят использовать самих продавцов!
   Я подняла повыше дневник и старательно им помахала, чтобы всем заинтересованным лицам, то бишь мордам, выглядывающим из укрытий, было видно.
   - Эт-т-то как?
   - Все просто. Товар, который вы им привезете, шаффты выкинут, подзакусив теми, кто им это фуфло доставил.
   - Мы не съедобные! - испуганно взвизгнул главарь, пытаясь слиться со стеной.
   - Это да, - снисходительно кивнула я, - мяса в вас маловато, но, если взять сразу штук пять-шесть, на супчик хватит.
   Скулеж в дружных рядах гоблинов усилился, а некоторые впечатлительные особи отважно хлопнулись в обморок.
   - Ну не стоит так пугаться, - ласково улыбнулась я. - Мы тут с официальной проверкой! И если указанные в жалобах факты не подтвердятся, так и доложим.
   По пещере пронесся такой слаженный вздох облегчения, что я едва сдержала смех.
   - А вот если подтвердятся... - я выдержала эффектную паузу, иронично изогнув бровь. - Думаю, вы и сами поняли!
   Отчаянный вой стал мне ответом. Особенно громким после предшествующей мертвецкой тишины.
   Было немного странно, что гоблины так легко мне поверили. Разве что Зар исподтишка колдует.
   "Точно!" - сообщили его глаза, и подтвердила ехидная улыбка.
   - А это представитель урсов, - укрепляя успех, заявила я, кивнув на Веррана. - Его задача проследить, чтобы вы не мошенничали с ценами на товар и не обманывали его народ.
   "Представитель", до этого втихаря хихикающий, нежно оскалился во все клыки и поприветствовал мелких:
   - Рррррррррррррррр!
   - Поэтому соизвольте отлепиться от стены и проводить нас в город, - велела я. - Нам необходимо побеседовать с вашим руководством.
   - Три-чхи, проводи! - начальство быстренько вытолкало вперед свой "щит".
   - Я-я-я? - робко уточнил тот.
   - Да. Вры-рхи, давай бегом в город, пусть подготовятся ко встрече дорогих гостей.
   - Нет! - раздался бесстрастный, но вместе с тем пробирающий насквозь голос Зара. - Вперед никто не идет. Трое остаются здесь, остальные сопровождают нас.
   Мама дорогая, вот это силища! Еще бы гоблины меня не слушали! Бедняжки, нехороший фраккат вас совсем запугал, да? Вот всего одна фраза, и я готова сделать все, что мальчишка прикажет. А ведь меня только краешком заклинания задело.
   "Ты долго сможешь их так держать?" - подумала я, не сомневаясь, что Зар ответит.
   "Я их больше не держу. Достаточно единичного воздействия. Когда встретимся с Правителем, повтори спектакль".
   "Да, без проблем", - улыбнулась я, направляясь за Три-чхи вглубь пещеры.
  
  
   ***
  
   После обеда Вальт пригласил Сэма на прогулку, заговорщицки сообщив, что у реки есть одно чудесное местечко, где им будет хорошо. От расправы юного графа спасла Лерка, успев шепнуть Сэму, что там всего лишь полянка, а "хорошо" - это корзина с фруктами, которую "они с Вальтиком утром самолично туда отнесли"
   - Вот и ешь сама эти фрукты! - прошипел в ответ технарь.
   - Не могу, - вздохнула хайта, - у меня дела.
   - Что? Одного меня с этим упырем бросаешь?!
   - Но у меня и правда дела, - Лерка состроила виноватую мордашку. - Мне, наверное, еще хуже, чем тебе, будет.
   - Почему? - обеспокоенно воскликнул Винфорд. - Что-то случилось?
   - Еще бы! - фыркнула она. - Случился дедушка Руфи. Мы будем искать ту вещицу, с которой его ведьма связала.
   - И как это, интересно?
   - Все просто. Я беру какой-нибудь предмет и ухожу подальше от замка. Если призрак последует за мной, значит, нужная вещь найдена.
   - А что скажут графы, когда увидят, что ты, как дура, ходишь туда-сюда?
   - Во-первых, как дурак! А во-вторых, может, это я так спортом занимаюсь, - рассмеялась девочка. - Бег там, ходьба. Или ты знаешь другой способ отвязаться от привидения? К тому же, Шей'тар без призрака отсюда точно не уйдет.
   - Вот пусть сам и бегает в поисках дедовой привязки!
   - Не злись, - хайта положила руку мальчику на плечо. - Наш хитрец графа обрабатывает. Выбивает деньги на оплату услуг Абинара Могучего.
   - А этого Абинара в детстве случайно не Айверином звали?
   - Ага, звали.
   - И какой подвиг будет на этот раз? - небрежно поинтересовался Сэм, внутренне содрогнувшись.
   - Избавление одного отдельно взятого семейства от паскуднейшего привидения, - со смешком процитировала Лерка.
   - А что говорит на это Руфи?
   - Ничего, - хихикнула девчонка. - Хитрец перво-наперво объяснил ему, что лично он, Руфинарис, к "препаскуднейшему" никакого отношения не имеет. Потому как и не привидение вовсе, а благороднейший призрак. Ну все, Сэмми, иди, графинчик тебя уже заждался.
  
   Дорога заняла не так много времени, как думал Сэм. Березовая рощица вывела их к уютной заводи, поросшей крупным желтым камышом. Широкую поляну с пологим спуском к воде Вальт проигнорировал, потащив "девушку" дальше, на холм. Карабкаться в пышном платье по камням было еще тем удовольствием, и когда взору мальчишки открылся чудесный вид на заводь, реку и темнеющий вдалеке лес, любоваться красотами желания не было.
   Зато обещанный Вальтом сюрприз удался.
   Стоящую на мягком шерстяном одеяле корзинку с фруктами самозабвенно потрошили пятеро нарханов. Еще с десяток тварей окружили поляну, бесшумно появившись из зарослей и отрезав путь к отступлению. Из кучки пирующих выполз крупный мордатый нархан, запрыгнул на стоящий рядом камень и, приосанившись, грозно рявкнул:
   - Буу!
   Отважный кавалер, как и положено истинному герою, защищающему свою даму, моментально рухнул в обморок. Сэм гневно сжал кулаки. А нархан расхохотался, сверкая хитрыми алыми глазками, и остальные радостно присоединились к веселью.
   Технарь торопливо огляделся в поисках подходящего оружия, но ничего не нашел.
   И луч нельзя использовать! Иначе вместо благодарностей на костер загремишь!
   Нархан на камне щелкнул хвостом, и все прочие послушно замолчали.
   - Ты, - ткнув в Сэма когтистым пальцем, заявил он, - позови своего дружка!
   - Дружка? - не понял тот.
   - Ну того, что бабой переоделся, - любезно пояснил нархан. - У меня к нему разговор есть. Он убил одного из наших.
   - Убил, убил, убил! - вразнобой запищали твари.
   - А если не позову?
   Мальчика смерили презрительным взглядом и ехидно поинтересовались, показав острые зубки:
   - Тебя что, давно не кусали?
   - Кусать, кусать, кусать! - пропел сплоченный хор.
   - Страшно-то как! - ехидно хмыкнул технарь. - Прям поджилки трясутся!
   - Не боишься? - усмехнулся главарь. - А зря. Ну да ладно, сейчас не об этом. Слышь, покусанный, а если я пообещаю дружка твоего в живых оставить, тогда позовешь?
   - Я что, идиот, нечисти на слово верить?
   - Так у нас этот... архумэнт есть! Эй, Шрр, пни там его, чтоб голос подал.
   Винфорд обернулся - Вальт валялся на земле в полном одиночестве, зато кусты на краю поляны заходили ходуном. Борьба сопровождалась грозным шипением и дикими истошными завываниями.
   - Сэм, беги!
   Раздавшийся из кустов крик заставил мальчишку сорваться с места.
   - Бумер, держись! - заорал он, активируя луч.
   - А ну назад! - рявкнул нархан, и не думая прятаться. - Не стоит своими светилками стрелять, ой не стоит! Дернешься, и лингрэ не жить. Да и твоим друзьям несдобровать. Их и без нас прибьют. Прятать технаря - серьезное преступление. Да не скрипи ты так зубами. Мы же только поговорить хотим. Живо зови сюда "грозу нарханов"!
   Расстановка сил была не в их пользу, и Сэму пришлось смириться, спешно отключив накапливающее заряд оружие. Оставалось лишь надеяться на хитрость Айверина и тянуть время.
   - Хорошо, - кивнул он, - я позову своего друга.
   - Тогда проваливай! - в маленьких алых глазках мелькнуло торжество. - Да поторопись! А не то... - взмах когтистой лапкой заставил кусты всколыхнуться и болезненно мяукнуть. - Все понял?
   - Да понял я, понял. Сделаю. Бумера только мучить прекратите!
   - Ладно, до ужина мучить не будем, а вот потом... Кстати, еды тоже прихвати. А то этот лингрэ такой тощий, боюсь, на всех не хватит.
   Сэм развернулся, собираясь уходить, но был остановлен возмущенным криком:
   - Стой! Эту кучу забери!
   - Какую кучу? - растерялся мальчик.
   Нархан спрыгнул с камня, нарочито медленно подошел к Сэму и, ухмыльнувшись, ткнул шипом на хвосте в сторону валяющегося без сознания Вальта:
   - Эту!
   Винфорд попытался приподнять так и не пришедшего в себя кавалера, но не смог его даже сдвинуть. Помощь пришла, откуда не ждали. Очередной щелчок хвостом перетащил на поляну огромную бочку с дождевой водой, совсем недавно стоящую во дворе замка. Бочонок взлетел, расплескивая воду, на миг завис над головой Вальта и резко наклонился. Сообразив, что встать не успевает, Сэм метнулся вправо, выходя из зоны поражения, и растянулся на земле под дружный хохот нечисти. Мощный, но кратковременный водопад моментально привел Вальта в чувство.
   Правда, увидав перед своим носом добрые алые глазки, парнишка едва не отбыл в очередной обморок, но тут же резво вскочил и бросился бежать, ухватив Сэма за руку. Скорость юный граф развил такую, что и тыгыдымский конь позавидует, и к замку они добрались в рекордные сроки. А если бы стражники не успели распахнуть ворота, Вальт бы их снес и даже не заметил. Во дворе ребят окружила толпа, и пока "отважный спаситель юных дев" рассказывал о своих подвигах мамочке, примчавшейся на его героические вопли, Сэм смог улизнуть.
  
   Вся честная компания, включая дедулю Руфи, нашлась в комнате Сэма. Айверин, развалившийся на кровати прямо в платье, трескал пирожные и без зазрения совести стряхивал крошки на одеяло. Уставшая Лера сидела в кресле, вяло переругиваясь с призраком, который, недовольно мерцая, летал по комнате и нудно требовал продолжения розыскных мероприятий.
   - Ты чего расселась! - зудел он. - Всего ж час прошел, мы и одной восьмой части всех вещей не проверили.
   Пока технарь пытался отдышаться после быстрого бега, проклиная Вальта и его "легкие прогулочки", три внимательных взгляда скрестились на нем.
   - Сэм, что случилось? - всполошилась Лерка.
   - Парень, за тобой что, толпа маньяков-насильников гналась? - усмехнулся Ай.
   - Угадал, - хмыкнул тот, - только эта толпа не по мою душу явилась. Тебя ищут.
   - Кто? Маньяки?
   - Бери выше. Нарханы!
   - Что? - моментально подобрался Шей'тар. - Откуда? Бумер ведь сказал, что прикроет нас на десять дней.
   - Похоже, силы переоценил, - мальчик тяжело опустился на кровать. - Бумер сейчас у нарханов, и они требуют, чтобы к ним вышел Айверин.
   - Как это у нарханов? - синие глазищи хитреца гневно сверкнули. - Переметнулся на их сторону? Ну, этого следовало ожидать. Родственнички, как-никак!
   - Да как ты можешь! - от возмущения хайта растеклась туманом, но сумела взять себя в руки. - Бумер не мог нас предать. Он ведь столько нам помогал!
   - Он в плену! - перебил их Сэм. - Они его пытают!
   - Ой! - девчонка закусила губу, пытаясь не разрыдаться.
   - Сам видел, как пытают? - спросил Шей'тар.
   - Сам слышал!
   - Тогда это ничего не значит, он мог и подыграть нарханам.
   - Да почему Бумер должен им подыгрывать?! - заорал технарь, стряхивая ноги Айверина со своей кровати. - Он - наш друг.
   - А их родич! Лингрэ и нарханы - родственные виды!
   - Ну и что? - не сдавался Сэм. - Это ничего не меняет! Собаки и нарфы тоже родственные виды - однако, нарфа ты не оставишь свой сон охранять! Вот уж не думал, что ты такой гад! Значит, на встречу с нарханами не пойдешь?
   - Тут надо подумать, - протянул хитрец.
   - Что?! - Винфорд аж задохнулся от возмущения.
   - Сэм, давай его свяжем, и так отнесем! - предложила Лерка.
   - Н-да, с кем я связался?! - трагически возвестил Шей'тар, закатывая глаза. - Да успокойтесь вы! Я не отказываюсь помогать, но сначала надо разобраться! Только идиоты прыгают спасать утопающего, не умея плавать!
   - Только сволочи даже не пытаются помочь утопающему! - парировал Сэм.
   - Нам нужно все обсудить и проверить, - повторил Ай, пересаживаясь за стол. - И, если Бумер действительно в плену, мы его вытащим.
   - А с чего ты взял, что его там нет?
   Мальчик, тяжко вздохнув, встал с кровати и уселся рядом с Айверином. Лерка примостилась на краю стола.
   - Уж больно легко им удалось Бумера сцапать. В замок нарханам не пробраться, здесь защита от нечисти стоит. Ты ведь самого Бумера не видел? Вот. А если это вообще не он, просто голос кто-то подделал.
   - Тогда где Бумер? - всхлипнула хайта. - Его давно нигде нет.
   - В замке вашей зверюги точно нет, - вмешался в разговор Руфи и, взмахнув на прощание тростью, отбыл стеречь свое добро.
   - Так, будем разбираться, - твердо сказал мужчина. - Кто последним видел лингрэ?
   После недолгих споров выяснилось, что с момента ночных разборок Вальта и его папочки Бумер в замке не появлялся.
   - Выходит, ночью он и исчез, - задумчиво произнес Ай. - Интересно только, сам ли лингрэ за крепостную стену вышел, или помог кто?
   - Подожди, - перебил Винфорд, - а если защита начинается аж от крепостных стен, как Бумер смог в замок попасть?
   - Нечисть сможет войти, только если ее пригласить, - пояснил Шей'тар. - Бумера пригласил граф, так что теперь защитные чары считают лингрэ за своего.
   - Это когда это граф его приглашал? - удивился Сэм.
   - А вместе со всеми нами, - хохотнул Айверин. - Он же не знал, кто на самом деле наша милая лошадка.
   - Конь! - возмутилась Лера.
   - Пусть будет конь, - улыбнулся хитрец. - И если этот конь не предатель...
   - Бумер - не предатель! - вновь кинулась на его защиту хайта. - Ай, ну почему ты не веришь друзьям?
   - Друзьям? - грустно вздохнул парень. - У меня их нет...
   - А мы? - удивилась девочка. - А Бумер? Мы ведь тебя не бросили, когда ты умирал от яда. Лекарство тебе искали.
   - И Бумер с нами из-за тебя застрял, - добавил Сэм, сжав лежащую на столе руку Айверина, - он во время Сдвига уже на той стороне был, но вернулся, чтобы противоядие передать. А назад к Барбариске уже не успел.
   - Я не знал... - мужчина сглотнул застрявший в горле ком и отвернулся, опустив голову. - Жизнь много раз доказывала мне, что нельзя никому верить, даже друзьям. Такое доверие частенько заканчивается смертью, причем твоей собственной. Только чудом из ее холодных лап выбирался. Иногда хочется кому-то поверить, но не получается...
   - Может, ты не тем верил? - погладила его по плечу подскочившая Лерка. - Бумер - хороший, правда!
   - Думаешь, стоит поверить еще раз? - горько усмехнулся Ай и решительно хлопнул ладонью по столу. - Так, у нас всего три часа, чтобы подготовиться к встрече с нарханами и найти предателя. Нет, у вас три часа.
   - А ты?
   - А у меня дела есть! Важные!
  
   Опрос обитателей замка никаких результатов не дал. Вернее, этих результатов было даже больше, чем нужно - каждый второй сообщал о ночной стычке графа с сыном и о сборах Руфинариса в дорогу, а каждый первый рассказывал такие подробности, которых и в помине не было. Но вот про Бумера никто ничего не знал.
   Услыхав тихие всхлипывания, доносящиеся из густых зарослей сирени, Лерка бросилась проверять, что там такое. Сэм молча последовал за ней.
   Ну, кто бы сомневался! Графин Вальт собственной сопливой персоной.
   - Что случилось? - сочувственно обняла его хайта.
   - Она меня обманула! - дрожащим голосом пожаловался Вальт.
   - Кто она?
   - Фея!
   - Какая еще фея? - нахмурился Винфорд. - Нет тут никаких фей!
   - А вот и есть! - графинчик шмыгнул носом, кулаком размазывая по лицу слезы. - Она обещала сделать так, чтобы Сэммина в меня влюбилась, чтобы мы всегда были вмеееесте.
   Он снова заныл, уткнувшись Лере в плечо.
   - Я ей повеееерил, а она обмануууула. Там не было цветов и фей, там были страшные чудовищааааа.
   - Какие чудовища? Где?
   - На холме. Жуткиеееее. С хвостамииии.
   - Вальт, хватит реветь, - прикрикнул Сэм. - Посмотри на меня. Это какие чудовища? Которые нас с тобой схватили?
   - Да, - всхлипнул мальчишка, - страшные. Там феи должны были для тебя танцевать, - он вдруг замер, широко распахнув глаза. - Ой! Эти монстры их, наверное, съели! И вашу лошадкууу! Конюхи сказали, что она пропала.
   - Спокойно! Лошадку Ай... Эвелина отпустила погулять. Ты нам лучше про фею расскажи.
   - О! Она красивая. Маленькая, мне чуть выше колена, в белом шелковом платье.
   - Что еще? - поторопил мальчишку Сэм.
   - Короткие светлые кудряшки и глаза...
   - Что глаза?
   - Глаза такие необычные, - мечтательно протянул Вальт.
   - Красные? - догадался технарь.
   - Алые.
   - А что фея попросила взамен?
   - Ничего. Она велела принести ей вашего котика, она сделает ему волшебную сверкающую в темноте шкурку.
   - И?
   - Я взял котика, сказал, что там его ждет сюрприз, и отнес за ворота. Увидев фею, котик почему-то зашипел, а она погладила его по голове, и он уснул. А фея сказала, чтобы я приходил на поляну, там будет праздник фей, и котик будет нас ждать. А тааам, - Вальт заревел с новой силой, - были чудищааааа!
  
   Айверин обнаружился в его комнате. Сидя за столом, парень сосредоточенно листал какую-то старинную книгу.
   - Араж драный, вот что это значит? - шипел он сквозь зубы. - Здесь ведь наверняка есть ритуал по изгнанию нарханов.
   - Что за ритуал? - спросил Сэм, подходя ближе.
   - А что за книжка? - воскликнула любительница чтения, потянувшись к обложке.
   - Ну... - замялся хитрец, - я думаю, нарханы появились из-за нее.
   - Как это? - удивленно воскликнула Лера, спешно отдернув руку.
   - Подожди, а не та ли это книга, с помощью которой ты пудрил мозги людям в Гриште? - припомнил Сэм
   - Она самая, - удрученно кивнул мужчина. - Я, когда изображал изгнание нарханов, прочитал из нее несколько строк. А потом эти твари появились.
   - Ты уверен, что эти события связаны?
   - Не знаю, - вздохнул он, - надеюсь, что совпадение. А вдруг правда? Вдруг в этой книге настоящие заклинания и ритуалы? Вот и ищу что-нибудь подходящее, чтобы на самом деле изгнать этих тварей.
   - Нашел?
   - Неа. Язык незнакомый. Чем-то на эльфийский похож, вот я и пытался читать на эльфячий манер.
   - Не понимая смысла? - усмехнулся технарь. - Молодец! Ничего не скажешь.
   - А если все подряд так же прочитать? - предложила Лерка.
   - Точно, - фыркнул Шей'тар, - и тогда этих тварей еще больше будет. Ладно, а вы что выяснили? Кто предатель?
   - Нет никакого предателя, - ответил Винфорд, усаживаясь в кресло, - а есть один жирный идиот, решивший пригласить свою возлюбленную на праздник фей. Слушай, Айверин, а нарханы могут в фей превращаться или иллюзии создавать?
   - Про фей не знаю, а вот иллюзии - вполне может быть. Так это что, Вальт Бумера нарханам отдал?
   - Ага, он! Придурок!
   - Ясно, наш гений в своем репертуаре. Ну и араж с ним. Нам уже пора. Оружие я уже взял, берем книгу и пошли.
  
   На холме ничего не изменилось, разве что от фруктов осталась одна разодранная корзинка. Нарханов и Бумера видно не было. Но стоило ребятам выйти на середину полянки, как сзади раздался насмешливый голос:
   - Ага, явились. Ну что, поговорим?
   - Конечно, прекрасная фея, - язвительно ответил Шей'тар. - Как мы могли пропустить твой сказочный танец?
   Нархан, ухмыльнувшись, прошел вперед, усиленно виляя бедрами, кокетливо поправил одеяние, представляющее собой гармоничный симбиоз туники и половой тряпки.
   - Танец хотите увидеть? - ехидно уточнил он. - Ну, вы сами напросились!
   Более мерзкого зрелища Сэм не видел. Нархан закружился на месте, хаотично взмахивая ручками и дирижируя сам себе голым розовым хвостом. Иногда он резко подпрыгивал на месте, судорожно дергая ножками, и скалил маленькие острые зубки. При этом так часто подмигивал красным глазом, что это скорее походило на нервный тик.
   Через несколько минут дикой пляски голова у Сэма закружилась, он попытался закрыть глаза и присесть, но не смог даже пошевелиться - танец притягивал взгляд, словно магнит.
   Как же это красиво! Маленькая хрупкая фея легко скользила над землей, еле касаясь ее босыми ножками. Плавные и грациозные движения завораживали. Иногда она взлетала вверх, подхваченная ласковыми воздушными струями, и мягко опускалась обратно. Чудесные светлые кудряшки подпрыгивали в такт звучавшей у мальчика в ушах музыке, симпатичный розовый хвостик игриво раскачивался, сверкая острым кончиком. В милых алых глазках красавицы хотелось утонуть, а когда она улыбнулась Сэму, тот окончательно терял голову. Только непонятные болезненные щипки мешали ему наслаждаться восхитительным зрелищем.
   Но неожиданно какая-то тень заслонила его чудо.
   - Нет! Уйди! Не мешай!
   Мальчика крепко взяли за плечи, не давая вырваться. Что-то нежно коснулось его губ.
   - Нет! Не уходи! Еще!
   Винфорд прижался к чужим губам, горьким и сладким одновременно. Соленый шоколад? Как же вкусно! Еще немного, да, вот так!
   - Больно же! Ты чего кусаешься?! - возмущенно воскликнул он, стирая кровь, стекающую из уголка рта.
   Сильный рывок за руку заставил его поднять взгляд и утонуть в омуте огромных зеленых глаз, полных слез.
   - Сэм, очнись, пожалуйста!
   - Лера? - технарь тряхнул гудящей, будто старый колокол, головой. - Что случилось?
   - Ты меня узнаешь, да? - радостно всхлипнула девчонка, обнимая его. - А то вы все... и ты... и они...
   Сэм огляделся, оценивая обстановку. Лерка, балансируя на большой каменюке, непонятно откуда взявшейся у ног парня, цеплялась за его шею и ревела. В центре поляны все также плясал нархан, помахивая своим облезлым хвостом. Рядом стоял Айверин, с восхищением взирающий на мерзкую тварь. Разве что слюни не пускал, но дело явно к тому шло. Шей'тар пялился на нечисть, как на свое единственное и давно потерянное счастье - гору золота. Около кустов, вздыбив шерсть и распушив хвост, замер жадно облизывающийся Бумер. После одного особо головокружительного па танцовщицы он метнулся вперед, обхватил "фею" лапами и принялся страстно целовать.
   - Ааааааа! - заорал нархан, отбиваясь от влюбленного лингрэ. - Уберите от меня этого извращенца!
   И наваждение наконец спало.
   Минут через пять грязно ругающийся Айверин прекратил гонять несчастную "фею" по поляне, прицельно выбросив сучковатую корягу в азартно потирающих лапки нарханов. Яростно трущего лапками мордочку Бумера успокаивали куда дольше. Еще дольше нархан разгонял свою любопытную шайку.
   - Чего надо? - непочтительно буркнул мошенник, начиная переговоры. - Чего вы к нам привязались?
   - Сам нас позвал, а теперь возмущаешься, - обиженно надулся нархан. - Чего вызывал-то?
   - Да нужны вы мне, вызывать вас! - раздраженно рявкнул Шей'тар.
   - Вот и я так же подумал, - обрадовалась "фейка". - Наугад, что ли, заклинание читал?
   - Да!!
   - И незачем так орать! Я сразу догадался, что ты нас не звал. А вот другие про это не знают! Я умный! - нархан гордо приосанился. - И мы с тобой можем договориться.
   - Договориться? - тут же подобрался хитрец. - И что ты предлагаешь?
   - Я сейчас собираю остальных нарханов, а ты... для начала уберешь от меня вашего лохматого извращенца! - прошипел главарь, испуганно посматривая на приближающегося лингрэ.
   - Это я извращенец?! - взревел тот, выпуская когти. - Это я, значит, тут приворотную магию применяю направо-налево? Еще спасибо скажи, что Лерка Сэма расколдовала, а то бы и они с Айверином тебя целовать кинулись.
   Сэм, представив эту картинку, скривился, Шей'тар, судя по кислой физиономии, думал о том же.
   Навернув пару кругов по поляне, нархан запрыгнул на свой любимый камень, оскалился и пригрозил Бумеру:
   - А ну стоять! Что, давно в лоб не получал? Это у нас с человеком договор, а с тобой мы запросто разделаемся!
   - Тогда на договор можешь не рассчитывать, - вмешался Айверин, - этот блохастый клочок меха мне дорог... как память.
   - Что?!
   Теперь от когтей лингрэ пришлось уворачиваться Шей'тару.
   - Хватит! - заявила Лерка, крепко обнимая пойманного Бумера. - Так мы до вечера здесь торчать будем. Тебя как зовут? - спросила она у нархана.
   - Шррррр! - гордо приосанился тот.
   - У вас что, всех одинаково зовут? - хмыкнул Сэм.
   - Нет. Я главный, поэтому у меня пять "р" в имени!
   - Ладно, Шррррр, давай рассказывай, что тебе надо, - велел хитрец.
   - Я сейчас собираю остальных нарханов, а ты объявляешь, что теперь я их командир!
   - Зачем? - недоуменно уставилась на него хайта. - Ты ведь и так ими командуешь?
   - Командую, - уныло протянул он, - только не все слушаются, спорить пытаются. А если вызвавший скажет, что именно для этого он нас и призвал, то будут слушаться все. Ну так что, скажешь?
   - А мне от этого какая выгода? - заинтересовался Ай, хищно сверкнув глазами.
   - Твоя жизнь, - насмешливо фыркнул Шррррр. - Чем не выгода? Помнишь, что ты нашего сородича сжег? Так я тебя перед остальными прикрыл, чужую ауру на месте смерти Иррра оставил. Ты мой должник.
   - Даже так? Слышь ты, фея, а с чего ты взял, что они меня послушают?
   - Тебе повезло, - пояснил тот, усаживаясь поудобнее на камне, - ты провел почти полный ритуал вызова и подчинения нарханов, а я его закончил. Согласно ему, мы должны выполнить один твой приказ и вернуться в спячку. Но спать, как ты понимаешь, мы не хотим. Поэтому я предлагаю сделать так: ты не используешь свое желание сразу, вроде как, не знаешь пока, что загадать. А меня назначаешь главным, чтобы я следил за порядком и за своевременным исполнением твоего приказа.
   - А если я что-то прикажу? Вы будете обязаны выполнить, а потом уснете?
   - Да, - кивнул Шррррр, - только ты приказывать не вздумай, ты лучше проси.
   - А какая разница? - нахмурила бровки Лерка.
   - Зато я понял, - рассмеялся Айверин, - тогда они и просьбу выполнят, и в спячку не впадут. И мне хорошо, и нарханы довольны. Да и просьбочек можно побольше, чем одну, высказать.
   - Ты давай не наглей! - возмутился мелкий хвостатый хитрец. - Помни, что я могу сородичам и сообщить, кто Иррра убил.
   - Так ведь и я могу им кое-что рассказать, - фыркнул Шей'тар, - например, о том, как ты их обманул, чтобы власть к лапкам прибрать. Не стоит ссориться. Думаю, мы сработаемся. Обещаю, сильно напрягать вас не буду. Согласись, выполнить несколько моих просьб, - он выделил голосом последнее слово, - лучше, чем спячка. А в остальное время будете свободны. Только как мне вас найти?
   - Просто позови меня по имени и скажи, - нархан ловко перепрыгнул мужчине на шею, уселся там и что-то зашептал Аю на ухо.
   - Ага, ясно, - кивнул тот. - А ну слезай, я тебя таскать не нанимался!
   Пушистый мошенник вернулся на свой командный пункт и, приосанившись, заявил:
   - Я готов. Ну что, зову остальных? Мы же с тобой договорились?
   - Договорились, договорились, - улыбнулся Шей'тар. - Но...
   - Мы что, так и будем беседы беседовать? - нархан гневно сощурил маленькие алые глазки. - Или дело начнем делать?
   - Ладно, - подмигнул ему Айверин, - зови мою новую армию.
  
  
   ***
  
   Да, клетка крепкая, ничего не скажешь. Не выбраться, еще в прошлый раз проверено. Оставалась, правда, надежда, что лазейка, через которую Кэри ускользнула во время прошлой Охоты, еще существует, а Шаум все еще жив, здоров, свободен и так же горит желанием подсидеть Шовера. Тогда шансы на спасение резко возрастут.
   Ну кто просил этого аражева кота за ней идти? Ведь говорила же, чтобы в пещере сидел, мальчишку и Планшет охранял. И ладно бы просто шел. Так ведь мы же "мужчина", мы же "герой", нам же вперед надо. Ага, прямо в ловушку!
   Пока пушистика из сети выпутывала, пока упрашивала на время отступить, типа в засаду (активно так уговаривала, аж губы припухли), пока ручкой вслед махала, оказалось, что прятаться уже поздно. Объявился небольшой гномий отряд.
   Пятеро коротышек тесно обступили девушку, не замечая, что и на них самих ведется охота. Видать, гномий сотник самых негодящих на разведку отправил. Никто ж в Красную зону соваться не хочет, а приказ выполнять надо. Вот и довыполнялись.
   Мутантам надоело ждать в засаде - бесшумно выскользнув из кустов, они быстро взяли девушку и гномов в плотное кольцо.
   - Н-да, прощай, свобода, здравствуйте, морды пупырчатые! - насмешливо пропела пэри Хорн. - Эй, и чего я такого сказала? Просто поздоровалась! Чего драться-то?
   Гномы, увидев противника, схватились за топоры, а Кэрлин, напротив, прекратила всяческое сопротивление, потому как бесполезно. Не особо помогают мечи и топоры против засевших в кустах стрелков с духовыми трубками, да и сбежать не получится. Возможность удрать теперь только во время Охоты представится.
   Ладно, прорвемся, не впервой! Главное, чтобы Сейфи не вздумал высовываться.
   Гномы, оказавшиеся не такими уж слабаками, уложили двоих мутантов, только зря - сами тут же рядом легли с отравленными иглами в шее. Почти все. Один выжил. Тот самый голодающий, у которого она на кашу сперла. Споткнулся гном ну уж очень вовремя, стрелка мимо просвистела, кроты парня повязали, да в клетку бросили. Кэрлин, впрочем, тоже. В соседнюю.
   - О! Зелененький! - обрадовалась Кэрлин старому знакомому. - Здорово, твое пупыршество!
   Хват, высокий статный эльф с болезненной на вид кожей и седыми волосами, в которых поблескивали длинные острые иглы, притормозил у клетки, удивленно уставившись на девушку.
   В прошлый раз у них с Кэри полное взаимопонимание вышло: он ее терпеть не может, и она его на дух не переносит.
   - Кого я вижу? - ядовито протянул крот. - Ее хитрейшество снова в клетке? Что-то недолго ты бегала на свободе, ящерка. Или по мне соскучилась?
   - Да куда ж я без своего благодетеля денусь! - пэри Хорн старательно похлопала ресничками.
   Но зеленого иглистого ушастика такими подколками не проймешь, привыкший, собака! Вон только губы кривит, да ножичком поигрывает.
   - Каким ветром сюда занесло прекрасную пэри? - галантно произнес он, окидывая девицу цепким взглядом.
   Ухмыльнувшись в ответ, Кэри продолжила злить бандита - только так можно обеспечить себе достойную, а главное, безопасную жизнь в клетке.
   - Мне тут дедушка одну легенду поведал о царевне... ой, о царевиче-лягухе, - подражая сказителям, затянула она.
   Окружающие их кроты прыснули было, но под ледяным взглядом командира стушевались. Какой это, однако, опасный недуг - кашель.
   - Что за легенда? - Шовер удобно уселся в притащенное по первому знаку кресло. - Так-так-так, - протянул он, дослушав сказочку до конца. - Говоришь, поцелуй принцессы превращает лягуха в царевича? Что ж. Рохмур, Бир, давайте девку сюда!
   - Зачем? - спросил тощий и высокий, как жердь, Бир.
   - Проверять будем! - тонкие губы Шовера искривила едкая ухмылка.
   - Чего? - не понял толстяк Рохмур.
   - Правду ли говорят легенды. И если стану принцем, так и быть, отпустим "принцессу" домой, - со смешком пояснил бандит.
   Его подчиненные подобострастно заржали, а бессменный помощник Рохмур, подтянув грубые серые штаны, полез внутрь клетки.
   - Тысяча дохлых китов! - завопила Кэри, вцепившись в решетку. - Я-то здесь при чем?! Там о принцессе речь! Вот принцессу лови и проверяй!
   - Не переживай, милая, мы тебя сейчас в царское звание возведем! Временно! - злорадно рассмеялся Шовер, наблюдая, как его подручные пытаются вытянуть за ноги повисшую на решетке девчонку.
   Понимая, что долго ей не продержаться, Кэри дождалась особо сильного рывка и разжала руки. Не ожидавшие этого бандиты плюхнулись на пол, получив по лбу свалившейся сверху девушкой. Бир, придавленный своим большим (во всех смыслах!) другом, придушенно запищал. Рохмур поспешно вскочил и принялся отскребать того от неровных досок клетки. Отряхнув напарника, бугай сграбастал Кэрлин за шиворот, собираясь поучить хорошим, в его понимании, манерам.
   - Не трогать!
   - Хват, ты чего? - кулак замер на полпути, а его хозяин, озадаченно почесав затылок, уставился на своего командира наивными телячьими глазами. - Она ж тебя оскорбляет!
   - Рохмур, - спокойно, почти ласково сказал Шовер, - это не твоего ума дело. Давай с этой ящеркой я сам разберусь, а ты проверь, все ли готово к Охоте.
   - Хорошо, хват, - закивал бугай, протискиваясь в узкую дверку клетки и скрываясь в глубине пещеры.
   Его дружок собрал свои тощие кости в кучку, злобно зыркнул на девушку и, прошипев, что он ей это припомнит, выбрался наружу, не забыв запереть клетку.
   - То, что ты ее запомнил, это хорошо, - кивнул зеленый, слегка встопорщив иглы на затылке, - но лучше забудь. Вас это тоже касается. Эта девка моя! Люблю языкастых стерв. Пусть говорит, что хочет. Тем слаще будет поймать эту ящерку на Охоте и вырвать ее ядовитое жало. И не стоит мешать мне! Всем ясно?! Вот и хорошо. Отдыхай, моя принцесса. У нас еще будет время претворить в жизнь твою легенду!
   Кэри опустила взгляд, тщательно скрывая торжество. А приемчик-то опять сработал! Теперь до начала Охоты девушка в полной безопасности. Да и потом кроты поостерегутся дорожку хвату переходить. Ну что ж, дорогой Шовер, поиграем и посмотрим, чья возьмет на этот раз!
   Вот только что с гномом делать? На Охоте ему явно не выжить. Мальчишка ведь совсем, немногим старше Ильсана. С собой взять? Но удастся ли выбраться с такой обузой?
   Решив не ломать над этим голову сейчас, пэри Хорн растянулась на полу, подложив руки под голову. Им здесь целый день сидеть (кроты обычно в сумерках на Охоту выходят, привыкли в своих пещерах к полумраку), успеет еще что-нибудь придумать.
   Правда, заснуть ей не позволили, робко дернув за штанину.
   Тысяча дохлых медуз! Какого аража клетки так близко друг к другу ставить?
   А вот не буду вставать! Нет меня! - с этими жизнеутверждающими мыслями Кэрлин перевернулась на другой бок.
   Но дерганье не прекратилось, став лишь настойчивее.
   - Чего надо? - недовольно буркнула девушка, приподнявшись на локте.
   - Спросить хотел, - застенчиво пролепетал гном, - ты этих знаешь, что ли?
   Он кивнул в сторону охранника, дремлющего на продавленном диванчике у выхода из пещеры.
   - Этого - нет, - усмехнулась Кэри. - А вот зелененького - да. Он - хват, командир одного из отрядов.
   - А про какую охоту он говорил? - набравшись храбрости, выпалил парень, теребя конец короткой, но тщательно заплетенной в косу черной бороды.
   - Забава у них такая, - по наступившей тишине пэри Хорн поняла, что слушает ее не только сосед, но и обитатели других клеток, - выпускают "ящерок" погулять, а потом на них охотятся. Для тех, кто не понял, поясняю: "ящерки" сидят здесь, в клетках.
   - В каких? - переспросил рослый орк с плохо зажившим шрамом на виске.
   - В таких! - передразнила девушка. - К примеру, в третьей клетке с края сидит очень миленькая ящерица оркской наружности.
   - Убью! - взревел тот, дернув прутья решетки.
   - Так они на нас будут охотиться? - уточнил симпатичный золотоволосый эльф.
   - А нам оружие дадут? - поинтересовался его собрат, нервно комкая в кулаке длинную черную косу.
   - Дадут, одно оружие на одну ящерку.
   - Хорошо! - зло усмехнулся черноволосый. - Тогда мы еще посмотрим, кто на кого будет охотиться!
   Народ зашумел, бурно обсуждая услышанное. А гном вновь пристал к девушке с дурацкими вопросами.
   - А зачем ты этого хвата злила?
   - Затем, чтобы он захотел сам на меня охотиться, а другим даже трогать запретил.
   - Они тебя что, бить собирались?
   - Нет, не бить, - фыркнула Кэрлин, - кое-что другое...
   - А что? - недоуменно захлопало ресницами это наивное дитя.
   Что у коротышек за начальство такое, якорь им в зад?! Как это чудо вообще в армию взяли? Они там что, малолеток только от мамкиной груди отняли и сразу в бой бросают? А несчастная провидица должна их просвещением заниматься? Хотя почему бы не заняться, делать-то все равно нечего.
   - Тебя как зовут-то? - поинтересовалась она.
   - Костас Иборг.
   - А я Кэрлин. Слышь, герой, а ты хоть знаешь, чем дяди и тети занимаются по ночам наедине? - ехидненько протянула девушка, заглянув в ярко-синие по-детски любопытные глаза.
   - Знаю, - гномик густо покраснел и принялся теребить бороду. - Так это же только после свадьбы.
   - А у Кротов все по-простому: кого в кровать затащил, тот и жена!
   - Как так? - часто-часто заморгал парень.
   - Мутанты, что с них взять! - вздохнула пэри Хорн, с трудом удерживая смех. - Дяденек тут много, а красивых тетенек мало. К тому же, впереди ночь, вот я и стала Шовера злить, чтобы он остальным запретил меня трогать.
   - Так они хотели... - бородач с изумлением закрыл себе рот ладонью, пару раз сглотнул и решительно сжал кулаки. - Я бы тебя защитил!
   Ой, мамочки мои, прелесть какая! Нельзя это диво дивное кротам оставлять. Придется с собой взять! - успокоенная совесть облегченно вздохнула, позволив хозяйке вернуться к беседе.
   - А сколько тебе лет, дружище? - улыбнулась девушка.
   Гном покраснел еще больше и вновь вцепился в бороду.
   - Двадцать четыре, - пролепетал он.
   Ну замечательно, оно еще и несовершеннолетнее!
   Поймать бы сотника, который этого младенца сюда заслал, да ноги вырвать!
   - Слушай, - приблизившись вплотную к прутьям, Кэри поманила парнишку пальцем и зашептала ему на ухо, - у меня есть план побега, но мне нужен защитник. Пойдешь со мной?
   Гном усиленно закивал, польщенный такой ролью, а девушка уверенно продолжила:
   - Только пообещай меня слушаться: я эти места лучше знаю, я выведу. А вот ежели на нас нападут, то тут я на тебя полагаюсь, ты же мужчина!
   Костас уставился на девушку честными преданными глазами, клятвенно обещая, как защищать, так и слушаться.
   Н-да, не было у нас проблем, теперь вот "защитника" себе завели, - горестно вздохнул здравый смысл, но хозяйка уже мирно дрыхла, свернувшись клубочком.
  
  
   Глава 7. В тихом омуте...
  
   Барбариска
  
   Мы шли узкими извилистыми коридорами. Было темно, слабое зеленоватое свечение разросшегося и вольготно разместившегося на стенах и потолке мха не помогало, наоборот, делало окружающий пейзаж особенно мрачным и пугающим.
   Вот только страшно мне не было. Совершенно! Дома бы я давно решила, что сошла с ума - только психи ничего не боятся. А тут... Может, мне и не повезло оказаться прямо в центре непонятной игры. Но жутко повезло с Заром. И сейчас, благодаря улучшенному фраккатом зрению, я могла свободно идти, не боясь споткнуться о притаившийся под ногами камень или встать в одну из множества мелких лужиц.
   В этой длинной каменной кишке, по которой мы (вернее, я - остальные не такие пухленькие) с трудом пробирались, было очень мокро и холодно.
   - Река рядом, - пояснил Три-чхи.
   - Где? - я старательно прислушалась, но плеска волн так и не услышала.
   - Там, - указал гоблин, - сверху. Так что сыро здесь всегда.
   Вот спасибо, вот обрадовал! Всегда мечтала ползать по подземельям, чтобы на меня сверху всякая мокрая гадость капала. Брр! Надеюсь, хоть в городе сухо. И как они тут живут? Почему на поверхность не выходят, там же лучше?
   "Остальные расы относятся к гоблинам негативно, - мысленно подсказал Зар. - Жить рядом с ними никто не хочет. Сами же гоблины предпочитают полумрак".
   "Ну нельзя же вечно жить во тьме и сырости, - возмутилась я. - А в отпуск там съездить, на солнышке погреться? Ладно, если не нравится солнце, в теньке, например, полежать. Фрукты там всякие покушать. Отдохнуть культурно. Слушай, а прикольная идейка - построить санаторий для гоблинов".
   "Другие расы на это не согласятся".
   "Почему? - я ненадолго призадумалась. - Верран говорил, что маги отдадут любые деньги за секрет создания порталов. Мы сможем неплохо подзаработать на этом. Как думаешь, предложить их Правителю такую идею? Тогда гоблины не станут ловить людей и продавать их шаффтам".
   "Разговор с Правителем бесполезен, - спокойно ответил Зар. - Гоблины не выдадут этот секрет".
   Вот зануда! Такие идеи на корню рубит! Хотя зря я так, Зар у меня просто чудо. А защитник какой! Не, мне с ним повезло, однозначно!
   "Эй-эй-эй! - возмущенно закричал соизволивший объявиться Умник. - А я что хуже?! Со мной тебе не повезло?!"
   "О да! - фыркнула я. - Повезло и еще как! Исчезаешь в самые сложные моменты, а как все заканчивается - ты тут как тут!"
   "Это все наглый поклеп и инсинуация! - пафосно заявил он. - Я тебя на глобальном уровне спасаю. А мелочью всякой пусть фраккат занимается, это его работа!"
   "А вот с этого места поподробнее. Что значит, его работа?"
   "Зря мы, что ли, с ним таскаемся, энергией кормим, пеленки стираем? Пусть теперь отрабатывает! - выкрутился этот хитрец. - Моя помощь гораздо ценнее!"
   "Чем это?"
   "Тем, что я узнал, где нам второй ключ искать!"
   Закончить спор нам не удалось - открывшийся вид приковал к себе все мое внимание. Мы оказались в огромной пещере, освещенной все теми же мхами.
   - Город! - важно сказал старший гоблин.
   Город? По мне, так это просто свалка какая-то.
   Перед нами красовалась уходящая под самый потолок куча странных построек, громоздящихся одна на другой. Причем, стояли они не ровно, а словно пирамидка из кубиков, составленная малышом-неумехой и готовая рухнуть в любую минуту. Хотя я, наверно, придираюсь, и это новое слово в архитектуре, равно как и в электрификации - магические разноцветные шары хаотично сновали над городом, то опускаясь поближе к домам, то взмывая ввысь, то заполошно носясь из стороны в сторону.
   - Красиво, правда? - с надеждой заглянув мне в лицо, спросил юный Три-Чхи.
   - Красиво, - кивнула я. - Никогда такого не видела.
   И ведь не соврала даже - такого я точно не видела. Это поселение действительно поражало - даже безобразие может быть красиво, а это было просто потрясающее безобразие. Абстракционисты обзавидуются.
   Узенькая тропка, петляющая среди высоких каменных глыб, за которыми гоблины были совершенно незаметны, вывела нас на небольшую площадку, окруженную валунами. Верран, раздраженно шипя, оглядывался по сторонам.
   - Тут полно этих недомерков! - хлеща себя хвостом по ногам, заявил он.
   - Ну еще бы, - усмехнулась я, - тут сам бог велел засады устраивать.
   - Бохх велел, Бохх велел, - зашептались сопровождающие нас карлики. - Откуда она знает?
   - А что вы думали? - спросила я, окинув мелких надменным взглядом. - С комитетом экономической безопасности шутки плохи! Мы все знаем! - важно кивнула я и рявкнула во весь голос. - Всем выйти! Живо! Построились!
   Похоже, мой дорогой Зар опять их как-то припугнул, так как "храбрые воины" из засады послушно вышли. Да что там вышли, выскочили и предприняли героическую попытку построиться, отпихивая друг друга, чтобы оказаться в задних рядах. Н-да, строевая подготовка на нуле. И заковыристая ругань с громким писком на боевую песню не тянут.
   - Прекратить! - раздалось справа.
   О! Вот это я понимаю - командный голос! Остальные-то все больше пищат.
   Никак высшее руководство пожаловало?
   Зеленые перестали суетиться, встали полукругом и замерли, уставившись на нас. "Руководство" (высокий гоблин в темном плаще с капюшоном) вышло вперед, властно взмахнуло своей августейшей зеленой ручкой. Из-за камня тотчас выскочил еще один карлик с подносом, на котором стоял золотой кубок.
   - У нас принято угощать дорогих гостей вином, - с легкой ноткой насмешки произнес тип в плаще. - Выпей!
   "Давай, - велел Умник. - У них действительно так принято. Кто это выпил, тот друг до конца жизни".
   Я взяла чашу, принюхалась - напиток доверия не вызывал, да и вонял прилично.
   "Да не бойся ты, пей! - фыркнул Умник, дождался, когда я сделаю глоток, и ехидно пояснил. - Это яд!"
   "ЧТО?!"
   Я не выплюнула вино только потому, что оно уже успешно покоилось на дне моего желудка, но, судя по всему, в скором времени собиралось вернуться назад.
   "Ага, будешь знать, как меня обижать! - ухмыльнулся этот нахал. - Так, спокойно, спокойно, я сказал! Не паникуй! С ядом фраккат разберется, это не проблема".
   "Все в порядке, - в голове раздался тихий успокаивающий голос Зара, - я нейтрализую яд".
   "Смотри, как они на тебя уставились, - заявило его умнейшество. - Ха, да ты у них первый друг за четыреста лет. После этого теста на дружбу еще никто не выживал. Теперь тебе здесь ничего не угрожает. Давай, пей до дна, пусть совсем обалдеют!"
   Я собрала все свое мужество и выпила эту бурду, даже не поморщившись, затем вернула кубок на место, предварительно перевернув его - пускай убедятся, что он пуст.
   - Теперь ты желанный гость в нашем городе, - недовольно буркнуло "руководство", - иди за мной.
   Нас отвели в небольшую уютную пещерку, целиком завешенную коврами, и оставили одних. В центре, на большом плоском камне, было выставлено угощение - фрукты и несколько лепешек. И это очень даже хорошо, так как я что-то немного проголодалась и устала... А тут такие миленькие кушеточки! А зачем их тут четыре? Нас же трое.
   - Верран, так у тебя что, есть брат близнец? А как его зовут?
   - Нет у меня никаких братьев, - раздраженно прошипел урс, - это ж надо было так напиться с одного кубка. Ложись давай. Нет, я не милый! Нет, я не помурлыкаю! И за ушком меня чесать не надо, и хвост в покое оставь! Пьянь!
   "Умничек, - мысленно пропела я. - А чего эти зеленые симпатяжки ушли?"
   "Ждут, когда ты копыта откинешь", - пояснил тот.
   - Копыта? У меня теперь копыта? - я удивленно уставилась на свои ноги и начала снимать ботинки. - Ой, а чего это пещера так раскачивается?
   "Все в порядке, - расхохотался Умник. - Это просто шторм на море. Вот и раскачивает".
   - Аааа, ясно, - кивнула я, чуть не свалившись с кушетки. - Ой, Верран, ты такой хороший, ботиночки мне снял. Ну что? Есть копыта?
   - Нет, спи!
   - А почему котику вина не налили? Так нечестно! Я их сейчас позову!
   - НЕТ!!
   - Ты чего кричишь, пушистик? Нет, ну почему котику вина не дали?
   "Потому! - захихикала моя любимая вредина. - Гоблины тебя за главную приняли, а его твоим охранником посчитали".
   - А почему?
   "А потому, что у гоблинов бабы командуют!"
   - Ой, так этот, который в плаще - баба? А почему?
   - Спать! - рявкнули три голоса одновременно, и сознание начало медленно уплывать ...
  
   ...на воздушном облачке в синюю даль.
   Красиво-то как! Облачка, ромашки...
   Трям, ромашка. Трям, ромашка. Еооожииик! А куда мы летим? Зачем так высоко? Там темно и холодно. Ой, а там кто-то есть. Полетели смотреть! Ой, а этих я знаю. Это Тени! Они тааааакие бяки! Тихо, ежик, не смейся. Вдруг заметят. Нет, я не ржу. Я ржу? Правда? Ой, так я лошадка! Смотри, ежик, это дядя Координатор.
   Розовая юбочка,
   Ленточка в косе.
   Кто не знает дяденьку?
   Дядю знают все!
   А что это он там говорит? Ежик, не смей ржать, мы в засаде! Ты лучше спрячься, ты такой заметный! Я поближе подползу, послушаю.
   - Ничего подобного, - заявляет симпатичный такой парнишка.
   - По-твоему, ал'Никс, это не является нарушением правил? - спрашивает второй Тень, тоже молодой и симпатичный, но прооооотивный.
   Не, не в том смысле противный, а в принципе - у, глаза какие злющие, и прическа уродская. Ну какой нормальный мужик будет на голове такие башни из косичек городить? У нормальных мужиков на это времени нет, собрали волосы в хвост, вон как у первого, и порядок. Хвост? Хвост! Ежик, нам еще одна лошадка не нужна? Смотри, какой хвостище шикарный! Ну и правильно, зачем нам еще лошадка, нам медвежонок нужен.
   - Это не нарушение правил, ал'Ферьон! - улыбается Тень, который не лошадка.
   - Ты утверждаешь, что невероятное везение твоей Куклы - это простая случайность? - это девка с косой говорит - тоже противная, и глаза опасные, как у змеюки.
   - Везения не существует, - усмехается красавчик (зря мы его не взяли!), - есть правильно смоделированная и просчитанная ситуация.
   - Выходит, ты подстраиваешь нужные ситуации? - это сказанула вторая змеюка. И хвост у нее плохой. В лошадки не берем!
   - А это как раз не запрещено правилами! - отвечает пусик.
   Ежииик, ну моооожет мы его в медвежонки возьмем, а?
   - Не хочешь поделиться секретом, как это у тебя все так хорошо получается? - фыркает Тень с башней на голове.
   - Может быть, потому, что я не такой тупой, как некоторые? - смеется первый.
   - Умар, выбирай выражение! - это вмешивается дяденька Координатор.
   - Извини, дядя, - опускает голову Умар. - Больше не повторится.
   - Все просто, - заявляет змеища с косой, - милый мальчик мухлюет, да еще и на остальных жалуется.
   - Я не жалуюсь, я информирую о нарушениях. Вы все, между прочим, точно так же действуете! Ал'Хризан взял свою Куклу под полный контроль, не оставив бедному дроу даже кусочка сознания, что является грубейшим нарушением правил. И я считаю, что мой святой долг - сообщить об этом.
   - И что, контроль действительно был полный? - это пятый Тень проснулся. Тоже хороший такой мужчинка, симпатишный, с длинной толстой косищей.
   - Полный-полный, - кивает "медвежонок". - Дроу, как контроль над собственным телом получил, даже не вспомнил, что с ним было в последние дни.
   - Такое обращение вызывает необратимые изменения в психике Куклы и поэтому запрещено, - покачал головой пятый. - Я считаю, Умар поступил правильно!
   - Барбариска, очнись!
   Ежик, ты чего это дерешься?
  
   - Барбариска, очнись! - чувствительный удар по щеке, и в лицо льется холодная вода.
   - О! Хорошо-то как! Водичка! Нет-нет, со мной все в порядке! Да пришла я в себя, пришла! Умник, сволочь, не мог, что ли, предупредить, что от этого вина такие глюки бывают? Ежи... Тьфу, Верран, хватит меня трясти, я тебе не рьинт, яблоки не посыпятся!
   Ну все, я готова к разговору с Правительницей. Надо же обсудить сроки строительства нового санатория для гоблинов. Почему не надо? Санаторий не надо? Так ведь и для людей польза будет, и мелюзге этой хорошо! И с деньгами я уже все продумала! А всяких там вредных Умников мы не слушаем! Вот!
  
   Я решительно шагнула к выходу из "комнаты для лучших друзей", но вот мои ноги с этим согласны не были - от возникновения на лице следов жуткой асфальтовой болезни меня спас Зар. Фраккат успел подхватить меня в последний момент, усадил на одну из лавок и сунул в руки кувшин.
   - Пей!
   - Э нет, - попыталась отказаться я, - с меня хватит вина, ежиков, лошадок и Теней!
   - Это вода, - строго сказал фраккат, - пей.
   Я сделала несколько больших глотков. Вода быстро привела меня в чувство, в голове прояснилось, и даже ноги вроде бы согласились вернуться к своим прямым обязанностям. Умывшись, я словно родилась заново. Теперь можно и делами заняться, поговорить с Правителем, к примеру. Только... У меня такое странное ощущение, что я упускаю какую-то важную деталь. Но вот что?
   Ухватить за хвост нужную мысль никак не удавалось, ловился почему-то только бред про ежиков и симпатичного парня с удивительными синими глазами. Нет, надо его из головы выкинуть - он Тень, а значит - враг.
   Тут, отвлекая меня от размышлений, занавесь у входа немного отодвинулась, и в образовавшуюся щель заглянула любопытная мордочка Три-Чхи.
   - Бохх велел вам... - начал он, но тут его взгляд остановился на вазочке с фруктами и замер там, как приклеенный.
   - Эй, парень, ты голодный, что ли? - нахмурилась я.
   - Скорее всего, никогда не ел фрукты, - пояснил Зар.
   Гоблин мой вопрос даже не услышал, но тяжкий вздох и усиленно облизывающий тонкие губы длинный розовый язычок ответили за него.
   - Заходи, дружище, угощайся, - я приглашающе взмахнула рукой.
   Три-Чхи сделал несколько шагов вперед, даже протянул вперед руку, но вдруг остановился, глянул на меня и жалобно спросил:
   - Правда, можно?
   - Можно-можно, бери, - кивнула я.
   Парнишка схватил угощение в обе лапки и стал спешно заталкивать его рот, боясь, что вкуснотищу вот-вот отберут.
   Бедненький. Нет, тут срочно нужен санаторий и желательно фруктовый сад вокруг.
   - Три-Чхи, не торопись, ешь спокойно, - как можно дружелюбнее улыбнулась я.
   Гоблинчик вздрогнул, и скорость, с которой фрукты исчезали с блюда, резко увеличилась.
   "Ты чего малыша так пугаешь?" - расхохотался Умник.
   "Я?!" - другие слова от возмущения просто пропали.
   "Даже у меня каждый раз кровь в жилах стынет, когда ты в зеркало смотришься, - не унималась эта вредина, - что уж говорить про такую мелочь".
   "Иди ты к черту!" - отмахнулась от него я (на убогих не обижаются!).
   "Ну ты даешь, - фыркнул он, - то симпатичный, то убогий. Ты уж определись как-то".
   Вздохнув, я забрала у Три-Чхи банан, который тот пытался проглотить вместе с кожурой, очистила и вернула обратно.
   - А мошно я дяде вошму? - с набитым ртом поинтересовался он.
   Я лишь кивнула, кусая губы, чтобы не расхохотаться в голос и не напугать Три-Чхи.
   Блин горелый, что за имена! Пусть будет Ричи.
   Ричи быстренько запихал остатки фруктов (банан, пару яблок и гроздь странного ярко-малинового винограда) за пазуху и вспомнил о порученном ему задании.
   - Бохх велел привести вас к нему.
   - Велел так велел, - фыркнула я. - Мы тоже не против с ним познакомиться.
   Я вышла из пещеры вслед за нашим зеленым (в обоих смыслах!) проводником и нос к носу столкнулась еще с одним гоблином, одетым в строгий серый костюм. В одной руке он держал большущее перо, в другой огромный свиток. Пока мы шли по тропинке, вьющейся между валунов, незнакомец скакал рядом, заглядывая нам в лицо или рассматривая Верранов хвост. Периодически он нырял в свиток, радостно восклицая: "Ага, подходит!" - ставил на бумаге какую-то закорючку и снова принимался бегать вокруг нас.
   Подождав, когда он в очередной раз погрузится в свои записи, я оттащила Ричи в сторонку и поинтересовалась:
   - Слушай, а это кто?
   - Это следящий, - заговорщицким шепотом ответил парнишка, - он всех посторонних, кто к нам приходит, проверяет.
   - А мы не посторонние, - так же тихо отозвалась я. - Мы теперь ваши лучшие друзья - я ведь обряд прошла.
   - Ой, точно! - пискнул мелкий, всплеснув лапками, и тут же спешно прижал их к животу, оберегая угощение.
   - А что там написано? - кивнула я на свиток.
   - Там энструкция! - гордо заявил Ричи. - Ага, энструкция, как выявить шпиона, который хочет тайну порталов украсть.
   - А почитать можно? - заинтересовалась я (вдруг я тоже смогу шпиона выловить?). - Или инструкция тоже секретная?
   - Ага, - важно кивнул Три-Чхи, - очень секретная. Вдруг шпионы узнают приметы, по которым их ищут, и спрячутся.
   - Ричи, дружище, ну хоть одним глазком глянуть, а? Я быстренько. Мы ж теперь свои.
   - Ладно, что-нибудь придумаю, Вы же свои, вам можно. Тем более вы меня угостили, - он растянул губы в мечтательной улыбке. - Но Ски-Фры просто так список не отдаст. О! Придумал!
   Парнишка подошел и прошептал что-то на ухо следящему, который был так увлечен своими записями, что даже не заметил нашего тайного сговора. Пару мгновений Ски-Фры обдумывал услышанное, а потом аж подпрыгнул на месте и, сунув Ричи свиток и перо, умчался назад.
   - На, читай, - довольный собой гоблинчик протянул мне бумагу.
   - А куда этот так ломанулся? - спросила я, разворачивая "секретный документ".
   - Я ему сказал, - захихикал Ричи, - что надо проверить пещеру согласно пункту четырнадцать.
   - Молодец! Почитаем, что там за четырнадцатый пункт. "Шпион ведет тайные записи в личном дневнике - вы сможете найти его, если обыщете комнату шпиона". О! Серьезно! Так, что тут еще.
   Следящий вернулся очень быстро (вот что значит опыт!), так что прочитать я успела немного. "Энструкция" гласила:
   "Как опознать шпиона:
   1. Шпион - не гоблин.
   2. Шпион носит шпионскую одежду.
   3. Шпион носит отмычки и удавки.
   4. Шпион - хитрый, скрытный, подозрительный тип.
   5. Шпион подозрительно шныряет взглядом по сторонам.
   6. Шпион задает подозрительные вопросы.
   7. Шпион предлагает всем деньги за ценную информацию.
   8. Шпион ходит, где попало, заглядывает, куда не просят.
   9. Шпион украдкой зарисовывает планы нашей пещеры.
   10. Шпион отправляет полученные сведения своим сообщникам с помощью почтового голубя или передает неведомые магические сигналы специальным амулетом.
   11. Шпион пытается подпоить Наделенного Даром и выведать тайну портала.
   12. Шпион украдкой роется в личных вещах Наделенных Даром и Правителя.
   13. Шпион запугивает простых гоблинов.
   14. Шпион ведет тайные записи в личном дневнике - вы сможете найти его, если обыщете комнату шпиона".
  
   Быстренько сунув в руки Три-Чхи свиток, я приняла самый невинный вид. Весь дальнейший путь я сдавленно хихикала, будучи под впечатлением от такого ответственного подхода к делу, чем вызвала бурную радость Ски-Фры, вообразившего, что искомый злостный шпион наконец разоблачен. Он принялся строчить что-то в своем списке, покусывая от усердия перо.
   Н-да, с такой подозрительностью мы построим разве что особо тайно-секретный санаторий, куда можно будет попасть, заполнив тома четыре всевозможных форм и бланков и получив одобрение следящих.
  
  
   ***
  
   К замку вернулись поздним вечером. Айверин, толкая вдохновенную речь перед своей новой армией, так увлекся, что утащить его с поляны удалось лишь силой. Нарханы, облегченно вздохнув, помахали им вслед лапками и быстренько растворились в воздухе. Жалобно мяучащий Бумер забился Лерке за пазуху, напрочь отказываясь оттуда выходить. Тем более, что замок уже заполонили нарханы.
   Их появление ознаменовалось приветственно-ругательной речью графа, десятком обмороков и парочкой проклятий, которые Шррррр с удовольствием съел и потребовал добавки. Оказывается, нарханы могут питаться эмоциями и направленной на них магией. Пострадавшая от "возмутительных щипков" служанка и ее жених магами, разумеется, не были, но их высказанные в сердцах пожелания оказались не слабее настоящих проклятий.
   - Ты какого аража их сюда позвал?! - утащив Айверина в сторонку, прошипел Сэм.
   - Я?! - изумленно воскликнул хитрец. - Да они сами явились!
   - Ага! - подтвердил Шррррр, беззастенчиво подслушивающий разговор. - Вот лично меня провел сквозь защиту тупой жирдяй. А если хоть один нархан вошел, он и других провести может.
   - Да, пропал замок... - покачал головой Винфорд, окидывая сочувственным взглядом собравшихся во дворе слуг.
   Хозяева же, гордо задрав носы, удалились в свои комнаты. И Сэм решил последовать их примеру. До ужина всего ничего осталось, а у него платье измято. Да что там измято, половые тряпки и то лучше выглядят. Этак, у него гардероб скоро закончится. Как тогда благородную леди изображать?
   Шей'тар, видимо, в силу привычки, переоделся куда быстрее. И вместе с Леркой заявился в комнату Сэма.
   - Странно, как это ты умудрилась разбудить Сэма всего лишь одним поцелуем? - задумчиво протянул Айверин, поглядывая на пытающегося затянуть шнуровку мальчика.
   - Каким поцелуем? - возмутился тот, едва не обрывая чертов шнурок. - Она меня укусила, да еще и щипалась. Вон какой синячище на руке!
   - Нет, тут что-то не то, - поддакнул хитрецу Бумер. - Приворот у нарханов сильный. Ведь когда Лера Сэма щипала, он не очнулся. Тогда почему сработал укус?
   - Я тоже думаю, что одного укуса для этого мало, - кивнул Ай.
   - Вот и мне интересно, - подмигнул ей Сэм, - чего это ты кусаться стала?
   - А что мне было делать? - вздохнула хайта. - Ты же целоваться полез!
   - Я полез?! - от удивления технарь перепутал туфли и, чертыхаясь, принялся их менять. - Ты же первая меня поцеловала!
   - Я думала, что ты расколдуешься! - негодующе воскликнула девчонка. - Так в легенде написано, которую я в детстве читала. Парня приворожила злая ведьма, а невеста его поцеловала, и он снова стал таким, как прежде.
   - Вот! - усмехнулся Сэм. - Поцеловала, а не укусила!
   - Так в легенде не сказано, - обиженно надулась девчонка, - что он потом целоваться полезет!
   - Вот! - смеясь, подмигнул Сэму Айверин. - Все самое интересное от детей скрывают! "Жили они долго и счастливо", - передразнил он извечный конец любой сказки. - Почему нигде не сказано, как именно жили, с кем, сколько раз?
   - Ай, заткнись, а, - Винфорд показал шутнику сжатый кулак.
   - Ладно, молчу. Но все равно странно, что на Леру приворот не подействовал.
   - Так ведь она - девчонка.
   - Это неважно, - ответил лингрэ, - приворот нарханов на всех действует, без разницы мужчина это или женщина. Противостоять ему могут либо сильные маги, либо Высшие вампиры, либо эльфы, владеющие приворотной магией.
   - Тогда понятно, почему Шррррр меня не заколдовал, - обрадовалась девочка. - Ведь моя мама - эльфийка. Тетка Майрун говорила, что у меня особые способности есть, что я сильнее и выносливее других детей. А еще я с растениями могу разговаривать, и раны у меня быстро заживают.
   - Подожди, так разве эти способности появились не после того, как ты хайтаррассом стала?
   - Неа, - улыбнулась она, - эти и раньше были. А после я еще сильнее стала. Про туман вы и так знаете. Еще я границы зон чувствую.
   - Думаешь, это из-за эльфийской крови тебе удалось в Тел-Кристо так долго продержаться после обращения? - спросил Ай.
   - Наверное. Я не знаю, - грустно вздохнула она, - там других эльфов не было, только люди. Давайте про Тел-Кристо не будем говорить. Я не хочу это вспоминать, - попросила Лера, взяв Сэма за руки и прижавшись щекой к локтю. - Страшно.
   - Извини, милая, - Шей'тар погладил девчонку по голове, - больше не будем. Хорошо, что твоя мама была эльфкой. Иначе этот Шррррр нас бы полностью в себя влюбил, гад!
   - Никогда в эти привороты не верил, - хмыкнул Винфорд. - Думал, что мажьи выдумки.
   - А сейчас веришь?
   - Приходится. После встречи с вами много чего необычного случилось.
   - А до встречи? - полюбопытствовала девчонка. - Ты о себе почти не рассказывал.
   - Как это не рассказывал? - возмутился мальчишка, но, припомнив, что откровенничал он только с Барбариской, согласился "поведать свою историю во всех подробностях".
  
   Ди-рактион, самая крупная научная база со времен Катастрофы, гудел растревоженным ульем. Шум и научные споры были для огромного конференц-зала делом обычным, но сейчас творилось что-то небывалое - под присмотром коршунов сюда согнали сотрудников секретной шестой лаборатории Второго лепестка. Коллеги провожали их сочувствующими взглядами и спешили покинуть центральную часть базы, скрывшись в своих лепестках. Желающих связываться с коршунами в Ди-рактионе не водилось. И только Сэм осторожно прокрался следом. Гюнтер Алрайт, ученый из той самой лаборатории, был его единственным другом. А остальные лишь насмехались, называя ходячим бедствием.
   Последним в зал влетел багровый от гнева шеф, размахивая сорванной с двери табличкой.
   - Идиоты! Придурки! Шагран вам в зад! - орал Антерис Винфорд, глава Департамента Науки и Безопасности, научный руководитель проекта Пи и по совместительству отец Сэма. - Кто? Кто, я вас спрашиваю, повесил на мой кабинет эту порнографию?!
   Ученые и лаборанты подобострастно взирали на своего начальника, втихаря переглядываясь и пытаясь шепотом выяснить, что же так его обозлило. А Сэм притаился за книжной стойкой, прикрывшись фикусом. Сотрудники ДНБ в своих неизменных черных кителях с воротником-стойкой и серебряными пуговицами напряженно следили за присутствующими, чтобы по первому знаку Винфорда-старшего сцапать нарушителя. Стоят, коршуны, шампурами своими поигрывают, бдят... Чтоб им пусто было!
   В детстве Сэм, как и все, мечтал работать в ДНБ. Быть таким же серьезным и пугающим, выслеживать и уничтожать шпионов, коих регулярно засылали ненавидящие сантерцев маги, также виртуозно владеть шаг-пуром. Универсальный резак, не один век использовавшийся в строительстве, в горнодобывающей, да и в других отраслях, с открытием шагра-энергии усовершенствовали, а после и вовсе персональным сделали. В отличие от луча, в котором регулировалась лишь сила самого луча, шаг-пур был многофункциональным, более мощным, а черно-стальной вариант коршунов еще и стильным. Только дурной братец Гюнтера Шин мог их шампурами обозвать. И, как всякая глупость, название прижилось с первого раза.
   Став старше, Сэм в коршунах слегка разочаровался, да и мечту поменял, решив доказать всем, что в Катастрофе нет вины сантерцев. А вот Гюнтер временами сетовал на то, что его детская мечта не сбылась. Хотя идти по стопам деда и совершенствовать выведенную им формулу, по мнению Сэма, тоже великая честь. Гюнтер Алрайт-старший первым соединил, казалось бы, столь различные области науки, и многие бы жизнь отдали, чтобы продолжить его дело. Над проектом Пи работали лучшие из лучших...
   - Дегенераты! - прорычал Винфорд, вырывая сына из воспоминаний. - Кто это сделал? Кто?! Я вас спрашиваю! В Аражев предел на службу захотели?!
  
   На узкий длинный стол конференц-зала перед "дегенератами" лучшего научного проекта Ди-рактиона шлепнулась пластиковая табличка.
   "Пи-суар", - черными ровными буквами безапелляционно информировала она.
   - Кто?!
   - А что, хорошо сказано, - хихикнул Шин, стоящий неподалеку от укрытия Сэма. - Ругательство, доведенное до математического совершенства.
   - Я сейчас это математическое совершенство кое-кому в зад воткну и скажу, что так и было! - рявкнул Антерис, обладатель поистине эльфийского слуха.
   Скрыть что-либо от драгоценного шефа (отца) не представлялось возможным, разве что молчать, как у мага на допросе, да и то не факт, что получится - коршуны тоже не дремлют. Хм, а ведь и они слышат куда лучше простых сантерцев...
   А не замешаны ли тут прототипы того фантика, который Сэм у папули из ящика рабочего стола выудил? Новая прослушка была куда мощнее старых, а в идеале (пока еще не воплощенном в жизнь) должна была стать не заметной на ощупь. А там, глядишь, ее можно будет и в кровь вводить... Стоп! Новая, старая, какая разница... запрещено ведь! Хотя, когда это отца останавливало...
   - Шин, твоя работа? - кивнул на табличку шеф, к которому наконец вернулись привычная выдержка и самообладание.
   - Моя, - вздохнул тот.
   И как, спрашивается, с такими наклонностями и почти полным отсутствием тяги к науке, его до сих пор с проекта не выперли? Нет, дедушкино наследие иногда в Шине просыпалось, и тот подкидывало весьма дельные мысли, но и его легкомыслию границ, похоже, не было.
   - Ну что я скажу... - улыбнулся ему научный руководитель, - идея неплоха. Но ты, Шин, вероятно, заблудился, когда табличку вышел. Дюран, - окликнул он одного из коршунов, - прибей это на дверь шестой лаборатории. А себе я новую сделаю, тем более что мне скоро новую ученую степень присуждать будут...
   С этими словами Антерис, так и не заметивший сына (впрочем, как и всегда), покинул конференц-зал, прихватив с собой безопасников.
   Рабочий день подходил к концу, и Гюнтер, обещавший позаниматься с Сэмом химией, закончил серию опытов пораньше и, тщательно записав результаты, убрал документы в стол. Столь же тщательно запер шкафчик с реактивами и, сдав тестовые пробирки с НЭА-43 в хранилище, сделал о том соответствующую запись в журнале. С вирусами, знаете ли, шутки плохи. Вот Гюнтер и не шутил, он работал. Создавал, как и все в их отделе, превентивное оружие против магов. Хотя, как он часто жаловался Сэму, вирусология не его конек, вторая составляющая проекта Пи нравилась ему куда больше. Но все же Гюнтеру, как бы он не хорохорился, было приятно осознавать, что он находится на переднем рубеже, защищая соотечественников от всепоглощающей агрессии магов.
   Как показали тяжелые годы после Катастрофы, аражевы колдуны довольно серьезная сила и игнорировать их существование нельзя. Предки современных технарей проявили преступную беспечность, уверовав в свое превосходство. Но многочисленные потери и уничтоженные города пребольно щелкнули их по носу, заставив активизировать все ресурсы - люди работали на пределе сил и возможностей, разведка тоже, и маги были отброшены. Правда, к огромному сожалению, не разбиты.
   Сэм не мог понять, отчего все миры ополчились против сантерцев, обвинив тех, ни много ни мало, в самой Катастрофе. Можно подумать, они тоже не пострадали. Четыреста лет уже прошло, а ненависть не утихла. Границы технарских зон были надежно защищены, как техническими средствами, так и антимагическими камровыми усилителями. Надежно, но не идеально. Массовых нападений не было уже давно, но фанатики не успокаивались - локальные прорывы с той стороны происходили с регулярной настойчивостью. За пределы технарских зон выходить было нархански опасно, а про развлекательные казни, устраиваемые так называем "мирным населением" Мэйдеса, да и прочих миров, не слышал только глухой.
  
   - Чего ж тогда сбежал? - без насмешки уточнил Айверин. - Неужто и впрямь надеешься найти эти мифические документы?
   - Не такие уж они и мифические, - покачал головой технарь. - Отец уверен, что они существуют.
   - Вот сам бы их искал, - не сдавался Шей'тар. - Сына-то зачем посылать?
   - А он и не посылал, - вздохнул Сэм, откидываясь на спинку кресла. - Поди, и не заметил еще, что я сбежал.
   - Как это? - изумилась Лерка. - Вон уже сколько дней прошло.
   - И что? - горько усмехнулся мальчишка. - Отец уже давно на меня внимания не обращает. С Шином и то чаще общается. В космический бой почти каждый день режутся.
   - Во что режутся? - не поняла хайта.
   - Это игра такая.
   - К аражу игры! - перебил ее Айверин. - Из-за отца, значит, сбежал? Хочешь доказать ему, что чего-то стоишь? Знакомая тактика, - кивнул он, - но, к сожалению, плохо работающая. А что с остальными родичами? Неужто так просто отпустили?
   - Мама давно пропала. Думал, а вдруг найти удастся...
   - В наших зонах пропала? - уточнил Шей'тар. - Тогда вряд ли...
   - Молчи! - прикрикнула на него Лерка, усаживаясь на подлокотник кресла и обнимая Сэма за плечи.
   - Да я и сам знаю, что вряд ли. Но...
   - Погоди, ты вроде говорил, что у тебя сестра есть, - припомнил хитрец. - Не жалко ее? Волнуется ведь.
   - Ага, как же, - хмыкнул технарь. - Шефлина у нас еще та стерва. Без выгоды для себя и пальцем не пошевелит.
   - Н-да, семейка, - осуждающе вздохнул Айверин. - Ты-то у нас в кого такой добрый?
   - В Барбариску! - хихикнула Лерка.
   - Точно, - улыбнулся ей Сэм. - Она единственная, кто меня ходячим бедствием не считает.
   - Мы тоже не считаем! - возразила хайта. - И Гюнтер. Он ведь твой друг.
   - Друг, - согласился мальчишка.
   - А не его ли братец тебе эту дурацкую кличку выдумал? - догадался Шей'тар.
   - Он самый. А ты-то откуда знаешь?
   - Уж больно паренек талантливый, - пояснил хитрец, чувствуя родственную душу.
   - Это да, - согласился Винфорд. - Причем, без всяких шуток талантливый. Не зря же отец его личным помощником сделал. Да и в проект Пи он немалый вклад внес.
   - Думаешь, он тебя искал?
   - Шин? - переспросил технарь, удивленно взглянув на хайту. - Нет, конечно. Он неплохой парень, и мог бы даже организовать поиски, если бы ему такое в голову пришло. Только она так плотно забита всякой всячиной, что лишней мысли там просто не поместиться. А вот Гюнтер наверняка искал. Но за пределы нашей зоны выбраться не так-то просто. Я-то отцовский допуск утащил. А Гюнтеру придется с коршунами договариваться.
   - Не отпустят? - шмыгнула носом Лерка.
   - Официально - нет. Но Гюнтер, если захочет, лазейку найдет. Не зря же его брат пароль к складу коршунов подбирал. Правда, не сказал, зачем. Заявил, что не мое дело. Да и не все коршуны - гады. Может, кто и согласится на сигнал моего маячка слетать. Только впустую это, меня там уже нет. Зато хотя бы скайдер вернут.
   - А у вас там что, аражи водятся? - полюбопытствовала хайта.
   - С чего ты это взяла? - удивился мальчишка.
   - Сам же рассказывал, что твой папа хотел к ним на работу кого-то отправить. В Аражев передел.
   - В Аражев предел, - со смешком поправил Сэм. - Так сектор КХ-м46 называется. Его еще во времена первых Сдвигов к нам занесло. Там буквально все магией пропитано. А наши приборы либо сбоят, либо вообще не работают. Его поначалу изучать пытались - магии-то на Сантеро отродясь не было, а потом плюнули. Все равно ж толку нет. Датчики вокруг понаставили, блокираторы магии, чтобы не расползалась. Сейчас там только дети шастают. В сражения с магами играют.
   - И ты играл?
   - И я, - кивнул мальчик. - В свое время. Сейчас-то понял, что не все маги нам враги.
   - А почему ваша лаборатория "лепестком" называется? - продолжала допытываться хайта. - Вы там цветы выращиваете?
   - Ага, вирусные, - хохотнул Сэм. - Не злись. Лаборатория тут не при чем. Просто наша база в форме цветка построена. В сердцевине располагаются столовая, конференц-зал, бассейн и небольшой спортивный комплекс, их окружает широкий прогулочный коридор с лавочками и настоящими деревцами в кадках. Он же дает начало восьми маленьким коридорам-шлюзам, ведущим к зданиям-лепесткам, где размещаются лаборатории, жилые помещения, библиотека и склад.
   - Для которого твой дружок Шин пароль подбирал? - усмехнулся Шей'тар, но Сэму было не до смеха.
   Последнее время Шин был сам не свой. Сэм столкнулся с ним в одном из залов столовой. Черноволосый красавчик, которого частенько путали со старшим братом, сидел за круглым столиком и лениво ковырял ложкой в тарелке с кашей. И это, как раз, удивительным не было. За неприметной дверью кухни проводились эксперименты похлеще, чем в шестой лаборатории, прозванной с легкой руки Шина Пи-суаром. А контрольной группой, судя по всему, являлось все население Ди-рактиона.
   Сэму всегда было любопытно, что же такое повара добавляют в еду, если даже после каши в туалет очереди выстраиваются. Сэм как-то пожаловался коменданту, но тот лишь отмахнулся, толкнув речь на тему, что "все мы должны всячески поддерживать выдержку и боевой дух наших ученых". Ну, что-что, а дух они точно такими блюдами вырабатывали. Вторая смена готовила получше, и тогда столовая был забита до отказа. Но в тот день, кроме Шина, в зале никого не было.
   - Привет, - окликнул его мальчик.
   - Привет, - улыбнулся в ответ Алрайт-младший.
   Улыбнулся, а глаза злые, колючие. Хотя нет, не злые, чужие просто. Гюнтер говорил, что после смерти родителей Шин иногда становился таким... чужим, холодным и жестоким. Даже пугал его иногда. Мог наговорить такого, чего раньше себе не позволял, да и сделать тоже. А самое противное, вел себя потом как ни в чем не бывало, дескать, "не делал, не помню и вообще меня здесь не было".
   - Шин... - осторожно, будто ступая на тонкий лед, протянул Сэм, готовясь в любой момент пойти на попятный. - Я тут у тебя на компьютере странную программу заметил. По подбору паролей.
   - А что ты вообще около моего компьютера делал? - Шин иронично изогнул бровь, демонстрируя внимание, и вновь вернулся к каше.
   - К Гюнтеру заходил.
   - Вот и шел бы... к Гюнтеру!
   - Зачем тебе эта программа?
   - Не догадываешься? - Шин и не думал смущаться и, хотя бы приличия ради, все отрицать. - Подобрать пароль.
   - Скорректируем вопрос, - хмыкнул Сэм. - Зачем тебе пароль?
   - Лучи нынче хорошо идут, да и за шампуры неплохую цену дают.
   - Ну ты как скажешь! - злость на раздолбая почти прошла.
   - Ну ты как спросишь! - бумерангом вернул он.
   - А если серьезно?
   - Да так, что ценное поискать, вдруг пригодится...
   Окатив наглеца осуждающим взглядом, Сэм выбрал единственное верное решение - молча встал и ушел.
   Не стоило и начинать. Знал ведь, когда он такой, разговор все равно не сложится. Хотя и в обычном-то состоянии толку от таких бесед чуть. Либо нахамит, либо отшутится. Может, это отец на него так влияет? Таскает Шина постоянно за собой. Совещания эти ежедневные, секреты. Это Сэм еще мог понять. А вот откуда у "гениального во всех отношениях" Винфорда-старшего столько уважения к обычному ученому, мальчик даже не догадывался.
  
   Оказывается, и от нарханов бывает польза - благодаря Шррррру удалось найти предмет, к которому злобная ведьма привязала душу несчастного графа. Вернувшись с ужина, Сэм обнаружил, что мерзкий нархан пробрался в его комнату и внаглую шарит по шкафам в поисках чего интересного. Разозлившись, парень запустила в него первым, что под руку подвернулось - подарком Вальта, который так и валялся в коробке около кровати. Шррррр повертел в лапках золотую жуть, радостно взвизгнул и исчез. А через полчаса появился злой и растрепанный Руфинарис, нежно прижимающий горшок к груди. Призрак, в кои-то веки свободно покинувший замок, смог догнать нархана лишь у озера, где и отобрал свою ценность. Так что теперь их здесь ничто, вернее никто не задерживал.
   А утром к Миклошу заглянула заплаканная Эвелина и, изящно промокая шелковым платочком слезы, прошептала, что она не хочет обманывать такого замечательного человека, как граф Дракт, ведь она полюбила его всей душой. Но, к сожалению, на бедной девушке лежит страшное проклятие, притягивающее к ней разную нечисть. И поэтому она вынуждена уехать очень далеко, чтобы из-за нее, не дайте Стражи, не пострадали добрый граф и его семья, и даже готова увести за собой вредного призрака. И в своем уединении, в несчастье и бедности, безутешная дева будет вспоминать своего героя, мечтательно вздыхая над его портретом.
   Ггаф так расчувствовался, что велел слугам приготовить для леди карету с четверкой лучших вороных лошадей и сундучок с драгоценностями, на память. В итоге сундучков почему-то оказалось три, а когда слуги попытались снять два лишних, дедушка Руфи поднял такой шум, что дамы снова поспешили рухнуть в обморок. Призрак долго распинался на тему наглых нищебродов, отбирающих у "настоящих графов" предметы первой необходимости (какое счастье, что Ай уговорил деда не брать рояль!). В конце прочувствованной речи старик заявил, если ему не вернут им самолично собранные сундучки, то с места он ни за что не сдвинется.
   Услыхав это, графиня поспешила выйти из обморока и велела мужу отдать Руфинарису все, что он просит. Зря она это сказала, ой, зря! По тому, как загорелись глазки алчного привидения, Сэм понял, что все - это реально все. На горизонте вновь замаячила тень рояля. Заметив его недовольный взгляд и исподтишка показанный кулак, Айверин поспешно уволок призрачного скрягу в сторонку, что-то усиленно ему доказывая. Вскоре стороны пришли к соглашению, и дело ограничилось всего лишь украшениями графини и ее дочки, которые дамы с радостью поснимали, надеясь никогда больше не видеть "дорогого дедушку".
   Узнав, с чем связала его душу старая ведьма, Руфинарис просто горел желанием творить добрые дела, чтобы "никогда боле не видеть сей позорящий честь благородного графа Эра'стуар предмет". И первое он совершит прямо сейчас, ведь как только он покинет замок, проклятие с семьи Дракт будет снято, а Вальт и его родственники станут нормальными, насколько это возможно.
   Н-да, с такими добрыми делами Сэму до скончания века с этим ночным горшком таскаться.
  
  
   ***
  
   Сердобольные кроты, промурыжив пленников полдня, все же принесли им ужин. Все та же зеленоватая бурда, противная, но питательная. В прошлый раз до начала Охоты Кэрлин тут почти месяц просидела, так что к здешней похлебке привыкла, стараясь не спрашивать, из чего она делается. А сейчас даже пробовать не стала - если она все правильно просчитала, лучше это не есть.
   Девушка демонстративно поднесла ко рту пару ложек, не проглотив при этом ни капли. Скривила недовольное лицо - пусть охранники порадуются, не только им эта мерзость не нравится. Гномик же наяривал это варево будь здоров. А что? Организм молодой, растущий, витаминки опять же нужны! Кэри протянула ему свою порцию, пусть питается. Ей ведь не жалко.
   Золотоволосый эльф, брезгливо глянув на содержимое тарелки и приподняв тонко очерченную бровь, уточнил:
   - Мы должны ЭТО есть?!
   - Не нравится, не ешь, нам больше останется, - меланхолично отозвался бандит с мясистым наростом на левой половине лица.
   Он выхватил миску из рук пленника и похромал к следующей клетке. Его напарник, высокий лысый парень с иглами (вот бы Ильсанчику этого урода показать!), ехидно спросил у второго эльфа:
   - Тоже есть не будешь?
   Тот отрицательно замотал головой, вцепившись в тарелку и делая шаг назад.
   - Ты собрался это есть?! - изумленно спросил его товарищ, когда охранники отошли.
   - Новоольсивиаль, чтобы сражаться, нужны силы. А значит, надо есть, пусть даже это! - черноволосый протянул другу миску. - Ешь.
   Эльф принюхался, зачерпнул похлебку и, вздохнув, мужественно отправил содержимое ложки в рот.
   Доев обе порции, Костас робко обратился к девушке:
   - Кэри, извини, я тут спросить хотел.
   - Ну так спрашивай, - усмехнулась она. - Чего тушуешься? Тому гному на стоянке ты неплохо врезал. А сейчас словно мальчишка себя ведешь.
   - Я не мальчишка! - запальчиво выкрикнул гном, яростно сверкнув глазами. - Мне уже через два месяца приставку Та к имени дадут. Я думал, ты другая, не такая как все! А ты!
   - Эй, Костас, я не хотела тебя обидеть, извини, - примирительно сказала Кэрлин, создавая простенькую иллюзию, чтобы остальные пленные слышали совсем другой разговор, - ну надо же быть как-то... решительнее, что ли.
   - Вот и эти все, ну из отряда, также говорят: "Давай действуй", "не сиди", "ты же мужчина", "сражайся", - вздохнул парень. - И подстраивают какие-нибудь пакости. То оружие спрячут, то в бороду хвойные иголки засунут. Сдачи-то я давать научился, приемы боевые выучил, только это не значит, что мне стали нравиться драки, войны, оружие. Мне другое по душе, - он мечтательно закрыл глаза. - Вот зачем надо ругаться, если можно мирно все решить? Как можно о даме гадости говорить, а тем более ее обижать? В древних балладах ведь не так поется.
   В балладах? Вот это поворот. Гном, обожающий древние баллады - это нечто!
   - А ты много баллад слышал?
   - Ага, много. Мы в детстве, когда еще отец был жив, часто на Ярмарку ездили. Там всегда артисты выступали. Мне так понравилось, я все песни запомнил. А потом сам несколько баллад написал, - гордо заявил он и тут же сник. - Только дядя говорит, что это недостойное настоящего гнома занятие - песенки петь, вот молот и кузня - это другое дело.
   - Так ты и петь умеешь?
   - Умею. Хочешь, я тебе спою? - с надеждой спросил парень. - С тобой почему-то легко разговаривать. Я раньше с женщинами мало общался - не положено до совершеннолетия гному с девчонками дел иметь, а сестры у меня нет. Ты извини, если я что не так делаю. Мне дядька не объяснял еще как надо. Мальчишки, правда, со старшими ребятами все это обсуждали, но меня не брали, да я и сам не просился. В балладах ведь это лучше расскажут, чем на улице.
   - То есть ты до сих пор с девушками не общался? - удивилась Кэрлин. - Их что, в самых дальних пещерах прячут?
   - Нет, не прячут, - ответил Костас, - но до совершеннолетия мальчикам нельзя заговаривать с посторонними женщинами, а девочек везде сопровождает кто-то из старших родственников. Школы у нас раздельные. А вечером после звукового сигнала детям вообще нельзя на улицу выходить. Но так даже лучше, никто не мешает песни писать. Так спеть тебе?
   - Спой, - улыбнулась девушка, заранее готовясь зажать уши и быстренько накинуть морок, чтобы Костик этого не заметил.
   Ничего себе. Вот это голос! Да такому и эльфы позавидуют! И слова хорошие: про дорогу и ветер, про дальние странствия и смелость, про поющий горн и расплавленный металл, про любовь, куда уж без нее.
  
   Голосом молота - грома раскаты,
   Плавятся в горне поющем закаты;
   В жилах бурлит раскаленный металл,
   Ветер свободный мне спутником стал.
  
   В странствиях дальних - безумных походах -
   В жарких пустынях, бушующих водах -
   Звездною пылью небесной тоски
   Посеребрило плащи и виски.
  
   Время куёт наши судьбы неспешно,
   Страсть и отвагу вплетая, конечно;
   Так и рождается воин-клинок,
   Что устремлен в бесконечность дорог.
  
   Сердце считает мгновенья-удары,
   В нем полыхают иные пожары -
   Льется на острое лезвие кровь,
   Душу клинка закаляет любовь.
  
   - Ну как? - робко спросил он.
   - Здорово! - честно ответила Кэри. - А слова твои?
   - Мои, - улыбнулся Костас. - Я эту песню придумал, когда у дядьки Рунта в кузне работал. Мне ее слова кузнечный горн пропел и молоточки простучали. А вот подкова, которую я тогда делал, не получилась, - усмехнулся гном. - Дядька долго ругался, за два года я у него много заготовок попортил. Потом терпение у дядьки Рунта кончилось, вот и отправил он меня к другому дядьке, его брату старшему. Тот магом заделался, знаменитым. Думали, вдруг у меня способности к магии проснутся.
   - Проснулись? - уточнила пэри Хорн, почти уверенная в ответе.
   - Неа, - пожал плечами Костас, - не проснулись, не маг я. Вот и стали дядьки решать, куда меня пристроить, чтоб я настоящим гномом стал. А пока я дядьке Орпину помогал: зелье там принести, за посетителями последить, чтоб не шумели. ТаИборг очень известный маг, к нему много народу ходило, даже эльфы. Как-то, года три назад, один важный остроух заглянул. Сразу видно знатный да богатый - надутый, как мешок в сокровищнице Правителя ТаСунгара. Я почему запомнил, дядька Орпин тогда на меня осерчал сильно, важное дело я ему испортил. А так он хороший, добрый, дядька-то.
   - Что за дело? - заинтересовалась Кэрлин.
   - В тот день дядька еще с утра велел мне приемную залу проветрить, как следует, чтобы старых запахов не осталось, а сам пошел новое зелье готовить и травки, ну благовония. Ему травки эти не особо и нужны, Орпин и без них умеет в чужие головы залезать, - тут Костик снизил голос до таинственного шепота. - А травки, это так, чтобы клиент расслабился и чувствовал себя, как дома.
   А этот ТаИборг, видать, неплохой маг, раз народ толпами к нему валит. Вон и эльфы даже приходят, хотя они обычно считают, что гномы и магия несовместимы, как шаффты и салат из лепестков роз.
   - Костас, а дальше что? Что с ушастиком-то случилось?
   - Дядька ушел зелье готовить, а мне приказал найти какое-нибудь украшение и на стол в приемной зале положить, под деревянное блюдце, на нем еще такие руны интересные вырезаны. Ну я и положил. Там, кстати, хитрость такая есть. Под блюдцем кусочек столешницы, если на одну кнопочку нажать, вниз уходит, а дальше желобок, по которому вещица скатывается и словно бы сама собой на колени клиенту падает. Короче, для колдовства я все приготовил, потом во двор вышел отдохнуть, а там клетка стоит с кошечкой. Серенькой такой, пушистой, только злой очень, ей даже рот веревкой завязали.
   - Есть! - торжествующе выпалила Кэри.
   - Что? - не понял гном.
   - Нет-нет, все в порядке. Что дальше?
   - Я ее погладить хотел, а тот эльф на меня накричал, идиотом обозвал, сказал, чтобы я его зверя не трогал. Потом остроух в дом ушел, а следом его слуги клетку затащили. Через час выходит этот ушастый, довольный весь, сияет, как начищенный щит, и кошка рядом с ним бежит спокойно, уже без всяких веревок. После обеда дядька Орпин погнал меня залу убирать, я тарелочку-то сдвигаю, а она там лежит.
   - Кто она?
   - Так сережка. Я дядьке говорю, чего это эльф украшение-то не забрал, и сережку показываю. Ну я же не знал, что надо было одну вещь класть. Орпин сказал "украшение", я и положил. Разве серьги не украшение? Вот и получилось так, что одну серьгу эльф забрал, а вторая у меня осталась. Ой, дядька ругался! Говорил, что из-за одного остолопа он чуть весь процесс не завалил, еле-еле поток удержал. Выходит, он там под тарелочкой на две части делился.
   Якорь им в зад! Вот это дела!
   - А где вторая сережка теперь?
   - У меня. Дядька тогда велел за эльфом бежать и вторую серьгу ему отдать. Но опоздал я, ушастый телепортом ушел. А признаться дядьке я побоялся, решил, что потом когда-нибудь найду эльфа да передам украшение. Только...
   - Что только?
   - Забрали у меня сережку. Этот, который тебя из клетки вытаскивал, ну толстый такой...
   - Рохмур? - спросила девушка, но ответом ей был только бодрый заливистый храп.
   Оглядевшись, Кэрлин поняла, что предчувствия ее не обманули - в похлебке действительно было снотворное. Население соседней клетки, как и всех прочих, мирно дрыхло, даже крот-охранник самоотверженно спал на диване у выхода из пещеры. И лишь эльфы о чем-то шушукались, нарушаясь наступившую тишину. Но Кэрлин не сомневалась, что даже съеденная на двоих порция рано или поздно подействует - вряд ли неизвестный "отравитель" забыл о такой мелочи, как несъеденный полностью ужин.
   Старательно выравнивая дыхание, чтобы сойти за спящую, девушка навострила ушки. Интересно же, о чем там эльфы болтают.
   - Если отсюда выберемся, - заявил один из них, - я уеду в столицу. Меня давно зовут в личную гвардию Советника, там у меня брат служит. Или еще куда. Но Лорду Эвринэ я точно служить не буду! Это ж надо такую глупость выдумать: жена от него, видите ли, сбежала! Вот нам больше делать нечего, как ее ловить. Нет, Луори, ты мне скажи, Лорд всерьез думает, что у него жена такая идиотка, чтобы через земли Кротов идти?
   - Нет, не думает, - ответил черноволосый, - но и не исключает такой возможности. Леди Анивиэль в совершенстве владеет магией иллюзий, так что ей не составит труда пройти незамеченной даже под носом у этих бандитов. Но, насколько я знаю, таких отрядов, как наш, несколько - Лорд хочет проверить все направления. Говорят, что сама Ани ему и даром не нужна, его волнует только шкатулка с драгоценностями, которую Леди с собой прихватила.
   - Обеднеет он, что ли, от нескольких безделушек? - фыркнул Луори. - Они ведь и так ей принадлежат. Не станет она воровать, я уверен!
   - Я тоже, - кивнул его товарищ, - только нам от этого не легче. Давай спать, силы нам еще понадобятся.
   - А тебе не кажется странным, что все так быстро уснули?
   - Кажется. Нам что-то в еду подсыпали.
   - Яд? - предположил Луори.
   - Нет, - усмехнулся второй эльф, - мертвецы не храпят. Предлагаю, спать по очереди.
   - Хорошо. Ты спи, а я пока подежурю.
   Через несколько минут оба эльфа присоединились к остальным пленникам - снотворное наконец подействовало, как ни пытался черноволосый Луори с ним бороться.
   Это что получается, эльфов не за Сейфи послали, а за женой этого гада ушастого, якорь ему в зад? И она наверняка где-то здесь - мороком прикрылась и дурит всем головы.
   Женщин в клетках было всего трое. Кэрлин, толстая лохматая человечка и статная высокая орка. Зеленокожая воительница была красива яркой хищной красотой, свойственной только оркам. А количество и цвет бусин, вплетенных в длинные темно-каштановые волосы, явно показывали, что девица - сильный опытный боец, убивший не одного врага. Кэрлин на месте эльфки замаскировалась бы именно по нее, человечка уж больно страшна.
   Тысяча дохлых медуз! Смысл сейчас гадать. Кто эльфийке помешает под мужской личиной спрятаться, или вообще другой дорогой пойти?
   Выкинув из головы и эльфийку, и ее драгоценную шкатулочку, пэри Хорн принялась ждать дорогого гостя и не заметила, как задремала. Разбудило ее тихое шуршание, будто мышь между ящиками пробирается. Ага, теперь совсем рядом.
   Девушка протянула руку, собираясь схватить наглую мышь. И схватила на свою голову. Сначала ее цапнули за палец, несильно, но чувствительно (в профилактических целях, чтобы руки свои при себе держала), потом облизали пострадавшее место, уткнулись носом в ладонь и ласково замурчали.
   ИДИОТ!!! Тысяча вонючих китов и мель посреди океана!!! Ведь говорила же ему, иди назад!!!
   - Привет, ящерка! - раздался позади знакомый насмешливый голос. - Думала, можно моего хвата так просто оскорблять? И это сойдет тебе с рук?
   - Рохмур!
   - А ты кого-то другого ждала, принцесска? Щас мы твою легенду и проверим!
  
  
   Глава 8. Бывают ли случайные встречи?
  
   Сейфиттин Мейр легко пробрался к самым клеткам, охраны у кротов практически не было. Не считать же таковой беспробудно дрыхнувшего у хода бандита.
   Как бы тихо не двигался кот, девушка, вольготно развалившаяся в клетке, его все равно услышала, еще и по носу щелкнула. Правда, тут же погладила.
   Хорошо-то как! Муррр! Живая! Целая! Гадина! Навязалась на его голову! Муррр!
   Красивая стерва, ничего не скажешь. А пахнет-то как, мрррр!
   А когда злится, еще красивее. А глазищи-то как сверкают! Муррр! А это еще кто? Рррррррррррр!!!
   - Рохмур! - Кэрлин резко вскочила на ноги и отодвинулась вглубь клетки.
   ЧТО?! Какая еще принцесса?! Араж драный, не видно ничего!
   Мейр быстро и аккуратно забрался на гору из ящиков и затаился там.
   - Иди же ко мне, моя радость! - заявил высокий парень самой отвратной внешности, какую оборотень только видел: толстый, лицо пухлое, все в мерзких маленьких ямках, глазки мелкие, серые.
   Ррр!
   - Что там такое? - спросил крот, рассматривая ящики.
   - Мышь? - состроив невинные глазки, предположила Кэри.
   Оборотень возмущенно запыхтел - он ей эту "мышь" еще припомнит!
   - Грозная мышь, как я погляжу, - усмехнулся толстяк. - Как думаешь, акулка моя зубастенькая, эта мышь нам не помешает? - он открыл дверь клетки и шагнул внутрь.
   Девушка сжалась в комок, подобралась и бросилась на... что?! На шею этому уроду?!
   - Шаум! - воскликнула пэри Хорн, обнимая бандита. - Как же я рада тебя видеть! А еще больше рада, что с тобой все в порядке! Вот я балда! Ведь должна же была догадаться, что Рохмур и Шаум - это один человек, не так уж и много среди кротов ребят с такой фигурой. А как же твоя ...
   - Физиономия? - уточнил тот, затем удивительно легким для такого увальня движением крутанулся на месте и...
   Теперь он выглядел еще гаже: половину лица занимал отвратительный мясистый нарост ярко-розового с прозеленью цвета, в центре которого располагался выпученный затянутый бельмом глаз, а торчащее вверх остроконечное ухо поросло редкими черными волосками.
   - Шаумчик! - восторженно захлопала в ладоши Кэрлин. - Это точно ты!
   - Ты зачем вернулась? - недовольно буркнул крот. - Я ведь сказал тебе, больше сюда ни ногой. Я уже не смогу тебе помочь. Тот лаз, через который я тебя вывел в прошлый раз, нашли. А новый я еще не проверил полностью!
   - Извини, дружище, - вздохнула девушка, - мне жаль, что ты такой хорошей лазейки лишился. Но у меня, к сожалению, выбора не было, меня преследовали - вот и пришлось идти сюда.
   - Опять?! - фыркнул Шаум, насмешливо приподняв бровь над здоровым глазом. - Я смотрю, ты просто популярнейшая личность! Все-то тебя преследуют! Кто на этот раз?
   - Гномы, тысяча злобных акул!
   - О, да! Гномы и тысяча злобных акул - это серьезно! - кивнул мутант, даже не пытаясь спрятать усмешку (свою жуткую маску он, к счастью, уже снял).
   - К аражу гномов! - заявила Кэри, вглядываясь в лицо собеседника. - Нашел?
   - Да нашел я твою железячку, нашел! - улыбнулся он.
   - Давай сюда! - пэри Хорн требовательно протянула раскрытую ладошку.
   - Только в обмен на объяснение, что это за железяка и зачем она тебе так нужна!
   - Я ведь тебе говорила, что ее заказал один маг. Хорошо заплатил, между прочим. А если кто-то хорошо платит, прочие мелочи не важны.
   - Ну-ну. Будем считать, что я тебе поверил! А моя награда? - Шаум притянул девушку к себе и требовательно выпятил толстые губы.
   - А пластина? - передразнила его Кэри, и не собираясь вырываться.
   Рррррррр!!!
   - Нет, ну это ж надо. Какие наглые мыши пошли! - хихикнул бандит, отпуская девицу. - А твою железяку, акулка моя злобненькая, я припрятал в тайнике на Полигоне. Ну, в том, около разрушенной будки с надписью "Не входить! Убьет!", ты помнишь.
   - Помню-помню. Ты там еще приписал внизу: "Может и не убьет, но покалечит неслабо!"
   - Точно. Забирай свою пластинку. И мы в расчете. Выбираться с Полигона сама будешь. Можешь рискнуть и пройти через развалины второго реактора. Уровень шагра-энергии там, конечно, высокий, но если идти быстро, то успеешь добраться до мага, и он тебя подлечит.
   - Спасибо, Шаум, и за пластину, и за совет. Не переживай, я думала про вариант с реактором, даже подготовилась. Но это только на крайний случай. Есть у меня другая идейка.
   - Удачи, акулка, - улыбнулся мутант, обнимая девушку на прощанье. - Буду рад, если тебе удастся выбраться. Кстати, передай своей мыши, чтобы так сильно не сопела, а то ее и мертвый услышит, - усмехнулся он и ушел, не забыв тщательно запереть за собой дверь.
   - Сейфи, вылезай, - позвала Кэрлин, когда крот скрылся из виду.
   Оборотень осторожно спрыгнул с ящиковой горы, мягко приземлившись рядом с клетками, в человека превращаться не решился - как-то неловко перед девушкой в голом виде ходить.
   - Сейчас я принесу ключи, и уходим, - заявил он, кивая на спящего у входа охранника.
   - Сейфи, стой! - прошипела Кэри, ухватив его за промелькнувший рядом хвост. - Во-первых, охранника лучше не трогать. Во-вторых, никуда я отсюда не пойду. Сам ведь слышал, мне надо до тайника на Полигоне добраться. В-третьих, для тебя будет особое задание.
   - С чего это ты решила, что я стану выполнять твои задания? - ехидно протянул кот, выдернув свою неприкосновенную собственность из ее цепких ручек.
   - А с того, что это дело напрямую связано с твоей сестричкой. Хочешь ее спасти?
   - Что ты знаешь про Лану? - мгновенно подобрался тот.
   - Запомнил парня, который здесь был?
   - С которым ты тут тискалась? Еще как запомнил!
   - Отлично! Теперь понюхай вон того гнома.
   - Я что, извращенец - гномов нюхать?
   - Запомни его запах.
   - Зачем? - недовольно рыкнул кот.
   - Затем, что ты должен сначала разыскать каморку Шаума, а потом по запаху найти там сережку, которую тот забрал у гнома. Забираешь украшение и драпаешь отсюда со всех лап. Ясно?
   Мейр молча кивнул.
   - Эта серьга очень важна, - продолжила Кэри. - Она поможет вернуть твоей сестре разум. Подробнее все объясню при встрече. Не тяни время! Его очень мало. Кроты наверняка сейчас на арене собрались, драки устраивают, развлекаются. Есть шанс пробраться незамеченным. Уходишь и ждешь меня в убежище вместе с остальными.
   - Я тебя не брошу, - решительно отказался Сейфиттин.
   - Да пойми ты, - вздохнула девушка, - одной мне гораздо легче будет выбраться. Охота начнется завтра вечером. Длится она два дня. Скорее всего, я приду раньше. Если через два дня не появлюсь, идите, как и планировали в Кадар. Попробую догнать вас там. А сейчас уходи!
   - Уверена?
   - Да! - твердо заявила она.
   - Хорошо.
   Оборотень подошел к клетке, где мирно спал гном, постоял немного, запоминая запах, бросил прощальный взгляд на Кэри (эх, хороша девчонка!) и бесшумно скрылся в тоннеле, который вел к жилой части кротовьих нор.
   Ладно, ищем украшение и уходим. В конце концов, девок много, а сестра одна.
   - Будь осторожнее, мой милый мыш! - донеслось ему вслед.
   Араж, девка тоже одна!
  
   Раздобыть серьгу особого труда не составило - охраны в темных каменных переходах было немного. Как и говорила Кэрлин, почти все кроты собрались на арене, где, судя по крикам, шел поединок. Или банальная драка.
   Коридоры вились запутанной сетью, но запах позволял выбирать правильную дорогу. Узкие гномьи штольни сменились широкими технарскими коридорами. Рельсы в них тоже были, причем, такие ржавые и поломанные. Видать, здесь когда-то пролегала граница зон, соединив рабочие тоннели коротышек и подземные галереи технарей.
   И лучше бы им с Кэрлин убраться подальше от Красной зоны - вероятность Сдвига уж больно высока.
   Но долг гнал парня вперед. Временами путь ему перекрывали тупики или завалы. Приходилось возвращаться и вновь брать след. А иногда и отсиживаться, затаив дыхание, на потолочных балках.
   Жили кроты в лачугах, коряво сложенных из досок и металлических листов, или в норах, вырытых прямо в земле. В "доме" Шаума, сколоченном из подгнивших по краям фанерных листов, присутствовали даже ковры, старые и потертые, и широкий деревянный лежак, под которым бандит и зарыл свои сокровища.
   Сережка оказалось хоть и золотой, но весьма простенькой, другие спрятанные в ямке драгоценности стоили гораздо больше. Интересно, Шаум не боится хранить вещицы в таком примитивном тайнике или попросту не успел перепрятать их в место понадежнее?
   Оборотень затолкал серьгу в тряпичный кошель с небольшим ремешком, чтобы удобнее было нести в зубах, засыпал землей остальные побрякушки и аккуратно ее разровнял, стараясь скрыть следы своего пребывания. Обратный путь не доставил проблем. Бои на арене переросли во всеобщую пьянку, и немногочисленные патрули поспешили к ней присоединиться.
   Полигон встретил Мейра темнотой, холодом и жуткими завываниями. Поиски башни с надписями и пластинки парень решил отложить до утра - здесь и днем-то ходить опасно, не то что ночью. До начала Охоты еще целый день, успеет. Забравшись на крышу одного из разрушенных домов, стоящего на небольшом отдалении от густых зарослей, и перекрыв проход досками, Сейфи свернулся клубком и уснул.
  
   Бывший город технарей встретил оборотня живописными развалинами. Многоэтажные здания, поднимавшиеся на немыслимую высоту, злобно скалились пустыми провалами окон. Осыпавшиеся каменные блоки мрачными завалами перекрывали дорогу. Сине-красный плющ, карабкающийся по железным остовам, опутывал и пробившиеся сквозь бетон деревца, и мощные стволы, поросшие лохматой плесенью, и даже вытянувшийся вдоль стен кустарник.
   Встречаться с теми, кто гнездится в этих руинах, особого желания не было, и Сейфиттин осторожно крался от дома к дому, ведомый запахом Шаума. Оборотень обыскивал очередные развалины, когда его резко дернули за хвост - парень даже на лапах не удержался - и быстро куда-то поволокли.
   Араж драный! Больно-то как!
   Скальный кот торопливо вонзил в землю когти, отчаянно борясь с противником. Рванулся, но жуткая боль пронзила все тело.
   - Мяууууууу! Нарф тебя дери! Хвост же оторвешь!
   Сейфи вновь потащило назад, а так как когти он вытаскивать и не думал, во все стороны полетели стебли вырванной с корнем травы, а на земле остались глубокие борозды.
   - Аррррррашшшш! Мяяуууу!
   Неожиданно движение прекратилось. Но многострадальный хвостик в покое так и не оставили, сжав еще крепче. Оборотень извернулся и заметил толстый серо-зеленый канат, тянущийся от его хвоста к черному провалу узкого подвального окошка. Во тьме полуразрушенного здания что-то живенько так шуршало, стараясь поскорее добраться до своей добычи. Мейр попробовал вырваться из захвата, дернулся, затем еще раз, и еще. Но все бестолку.
   Осторожно, чтобы не дайте Стражи не поволокли дальше, приподнял одну лапу и полоснул когтями, но ворсистая зеленая веревка не поддалась. А небольшой разрез практически моментально затянулся. После четвертой попытки парень бросил это бесполезное занятие, переполз вдоль каната, оставив позади самую беззащитную и уже пострадавшую часть тела, и сел так, чтобы оказаться лицом к лицу с подбирающимся ближе врагом. Перекидываться не имело смысла, в человеческой форме он более уязвим. Оставалось надеяться, что противник ему по зубам.
   О! Кстати, зубы!
   Тьфу! Мерзость какая! И не перегрызть. Кроме того, оно явно живое: пульсирует и дергается, когда его кусаешь.
   Из окна, блеснув в темноте слабым голубым светом, выбрался симпатичный колокольчик. Светло-зеленый стебель с большими листьями, нежно-голубоватые лепестки с острыми белыми зубами на конце, шевелящиеся в центре бутона синие щупальца.
   За те три минуты тесного общения с милым цветочком, Сейфи не раз успел пожалеть, что не послушался Кэри и не вернулся в убежище. Да и с жизнью раза два попрощался. Колокольчик мгновенно затягивал все раны, а вот сам активно не атаковал: он то подбирался ближе, легонько сжимая лепесточками лапы или хвост, то отскакивал назад, игриво топорща листья. А учитывая, что "малыш" вымахал ростом с человека, бой был еще тот.
   Подоспевшие к месту действия взрослые растительные монстры (раза в три-четыре больше первой твари), не обратив на оборотня никакого внимания, бросились на "малыша" и, грозно зашипев, принялись его трепать. Давление на хвост ослабло, и Сейфиттин порадовался, что Кэрлин здесь нет: не стоит девушке видеть, как ее парень улепетывает во весь дух от каких-то цветочков.
   Лишь когда между ними оказалось приличное расстояние, Мейр заставил себя успокоиться и остановиться. Занявшись медицинскими процедурами (старательно вылизывая хвостик), он не сразу заметил, что сидит на большой выложенной мраморной плиткой площади. Растений здесь почти не было, только чахлые пожелтевшие кустики травы торчали среди потрескавшихся плит. А вокруг площади, будто не решаясь переступить невидимую границу, буйно цвела обычная для Полигона растительность.
   Странно... Почти ровный круг. Возможно, излучение...
   Перекинувшись в человека, Сейфи внимательнее все осмотрел и методично простучал камни. Вот оно - пустота! Под желто-серой каменной плиткой обнаружился люк, который, к сожалению, открыть не удалось.
   Плюнув на это дело, Мейр обернулся котом и собрался было уходить, но тут люк резко ушел вниз и плавно отъехал в сторону. Но стоило Сейфи вернуться, как люк тут же захлопнулся. И так несколько раз. Отошел к краю площади - проход открылся, шагнул к люку - закрылся. Сопровождалось это издевательство над честными оборотнями шелестом, насмешливым скрипом и непонятными хлопками. Определив место, где скрывается нарфов шутник, Мейр, сделав вид, что хочет подобраться к люку, быстро развернулся и, прыгнув вперед, нос к носу и столкнулся с... давешним колокольчиком. Цветочек, радостно заскрипев, притянул парня к себе, обхватил всеми листиками и нежно потерся мордочкой.
   - А ну поставь меня обратно, сорняк аражев! - сопротивляясь из всех сил, заорал кот и тут же шлепнулся на землю.
   Цветочек моментально выполнил его приказ и теперь прыгал рядом, хлопая в листики-ладошки.
   - Шшшшш? - недоуменно спросил он, когда Мейр прекратил ругаться.
   - Чего пристал? Проваливай!
   Колокольчик грустно опустил мордочку-бутон и, развернувшись, медленно пополз в густые заросли, заменяющие этому небольшому зданию одну из стен. Собственно, и с той стороны, откуда оборотень сюда влетел, стены не существовало, зато две оставшиеся сохранились неплохо, кое-где даже была видна разноцветная мозаика и вмонтированные в стену непонятные поломанные приборы.
   - Как же ты этот люк открывал? - задумчиво пробормотал Сейфи и, оглянувшись, рявкнул во весь голос. - Стой ты, животное! Тьфу, растение!
   Растение остановилось, счастливо зашелестело листочками и, метнувшись назад, обняло парня, прижавшись всем стеблем.
   - Да отцепись ты, сорняк! - придушенно пропищал кот.
   Обиженно затрещащий сорняк послушно его отпустил и уселся рядом, уцепившись за его хвост, будто ребенок за мамкину юбку.
   - Эй ты, зеленый, - велел Мейр, - показывай, как дыру в земле открывал.
   Колокольчик подполз к мозаичной стене, приподнял один из четырех корней, обладающих удивительной способностью удлиняться и сокращаться по желанию хозяина, и быстро нажал на несколько камешков узора. Раздвинув ветки кустарника, оборотень глянул на площадь - так и есть, люк открыт.
   - Покажи-ка еще раз, что нажимать, - попросил кот. - Не так быстро. Отлично, ты молодец, Сорняк! - он похлопал колокольчика по плечу-стеблю.
   Цветок довольно зашуршал, погладив Сейфи листиками.
   Открыв проход, оборотень решил проверить, что там внизу. Но уйти ему не дали - Сорняк преградил парню дорогу и принялся жалобно трещать, указывая корешком на площадь. Похоже, там что-то опасное для растений.
   - Слышь, Сорняк, я быстро, туда и обратно. А ты здесь жди. Мне этот люк не опасен, к тому же у меня лекарство есть, - важно заявил кот, не упоминая, впрочем, что оно осталось в убежище в заплечном мешке.
   Цветику этих объяснений хватило, и он застыл на краю площади грустным щенком, ожидающим возвращения хозяина.
   Обернувшись человеком, Сейфиттин по впаянным в стену металлическим прутьям-ступеням спустился в большое, размером со всю площадь, помещение, заваленное ящиками, коробками и разным мелким хламом. В дальнем конце зала хищными тенями высилась какие-то агрегаты.
   Это была обычная подсобка, где технари хранили свой уборочный инвентарь. Мейр уже видел такие хранилища. Еще мальчишкой он облазил несколько заброшенных технарских городов. А позже, когда свел знакомство с одним ушлым сантерцем, тот объяснил, что такие кладовки специально устраивались под землей, чтобы уборочная техника могла подъехать к нужному месту, минуя узкие улочки и не мешая пешеходам. В комнатке, откуда Сорняк управлял люком, размещался центральный вход в подсобку и пульт управления. А еще на площадях и важных улицах ставили защиту от растений, чтобы они не разрастались и не портили покрытие. И если Мейру не изменяет память, вон тот рубильник должен это излучение отключить. Парень дернул ручку вниз, и коробочки под потолком замигали и послушно погасли.
   Ничего ценного оборотень не нашел. Зато обнаружил три прохода, уходящие куда-то вдаль. А память, лениво трепыхнувшись, подсказала, что подобные туннели опутывают сложной паутиной весь город. И по ним можно перемещаться с относительной безопасностью.
   Вернувшись к пульту управления, оборотень закрыл люк и отправился дальше. Колокольчик, что уже не удивляло, увязался следом.
   Время они с Сорняком провели весьма неплохо: поохотились на мелких шустрых зверьков, чем-то похожих на поросят, искупались в бывшем фонтане, превратившимся в небольшое озерцо, удрали от огромной лохматой птицы, решившей половить рыбку, и между делом нашли пластину для Кэри. Передохнули в подсобке под площадью и ближе к вечеру, отыскав укрытие, откуда хорошо виден тайник и подступы к нему, уселись поджидать девчонку.
  
  
   ***
  
   Все складывалось как нельзя лучше. Фраккат, получив прямой приказ, не осмелился возражать против выбранного пути. Барбариска послушно выпила зелье, заслужив вечную дружбу гоблинов. Осталось найти ключ, спрятанный где-то в пещере, и можно считать, что день удался.
   Был, правда, один момент, заставивший грейма поволноваться. Яд дружбы. Нет, сам яд Умара не беспокоил - Сезариан справился с ним на отлично, а вот побочные эффекты заставили ал'Никса вздрогнуть. К счастью, никто из греймов не заметил, что канал открыт, и за ними внаглую подсматривают пьяные куклы. Хотя, надо признать, ее выбор ал'Никсу понравился. С "лошадью" был, конечно, перебор, но от роли "медвежонка" Умар бы не отказался. Зря Верран ее так быстро разбудил.
   Наступало самое интересное - встреча с Бохх и поиски ключа. Но... аражев канал решил все по-своему.
   Это был очень странный сон. Один Ильсан метался на лежаке, комкая одеяло, а второй стоял у стены и удивленно смотрел на самого себя. Еще утром полуэльфа накрыл очередной приступ, а к вечеру жар только усилился. Ксанталл придерживал мальчика рукой, не давая скатиться с постели, и периодически менял влажную тряпку на его лбу. Рядом с больным, прижавшись теплым боком, разлеглась ласково мурчащая Ланка. Остальных членов группы в пещерке не наблюдалось.
   Ильсан-два шагнул ближе и замер, когда лежащий без сознания двойник дернулся и застонал. Талл со вздохом покачал головой и пошел за лекарственным настоем.
   - Они, значит, уже сутки где-то шляются, а я с мальчишкой должен возиться, - проворчал он. - Тоже мне няньку нашли! Не дергайся, дружище, сейчас легче станет. Вот так, молодец, пей. Еще чуть-чуть. Хорошо, - клыкастый убрал чашку и уложил мальчика поудобнее. - Тай, зараза, тоже где-то болтается. Сказал, проверит окружающую местность и вернется, и уже два часа его нет.
   Ксанталл, потянувшись, встал и подоткнул больному одеяло. Но вскоре мальчик, заворочавшись, сбросил его на пол. Решившая подышать свежим воздухом "нянька" к тому моменту была уже далеко. Ильсан-два хотел подобрать одеяло, но тонкая полупрозрачная рука прошла насквозь. Испуганно отшатнувшись, он поспешил выскочить из пещеры вслед за вампиром.
   Уже стемнело, но мальчик видел все очень четко, даже лучше, чем обычно - возможно, это преимущество его странного состояния. Позади почти отвесно поднимались поросшие редким кустарником скалы, впереди темнел глухой лес, наполненный множеством звуков и запахов. Шелестели на ветру листья деревьев и трава под лапами подкрадывающегося к вампиру зверя.
   - Вылезай, - хмыкнул Ксанталл, - я все равно тебя заметил. Чего так долго? Ладно-ладно, рассказывай, что выяснил. Я и без тебя знаю, что ни Кэри, ни Сейфи не вернулись. Что еще? Ничего? Тогда меняемся, я тоже прогуляться хочу.
   Ильсан хотел вернуться в пещеру к своему телу, но не вовремя проснувшееся предчувствие отчаянно завопило, что Кэрлин в опасности, да и оборотень может серьезно пострадать, если полезет ее спасать. А он полезет, это как пить дать! Страх за друзей захватил полуэльфа целиком.
   - Талл! - закричал мальчик, стоящему рядом вампиру (пес вновь растворился в лесу). - Ребята в беде! Талл! Араж! Не слышит! Я должен быть там с ними... Сейчас же!
   Паника накатывала темной удушливой волной, прогоняя все мысли, кроме одной - он должен быть там. Он должен быть там. Он должен... Что это?!
   Теперь вокруг мальчика высился город - древний город технарей, разрушенный и пустой. Ой нет, не пустой! Около полуразрушенной каменной будки стояла Кэрлин, закрыв глаза и прижав ладони к вискам. За ее спиной прятался гном, который... пел колыбельную. Перед ними полукругом застыли вооруженные люди странного, можно даже сказать, жуткого вида - десятка два, не меньше. Еще несколько притаилось в кустах. На четвертом этаже соседнего дома замер, готовясь к прыжку, скальный кот, а внизу, во тьме развалин, кто-то недовольно бил хлыстом и злобно щелкал зубами.
   Время замедлилось. Круглыми от страха глазами Ильсан смотрел, как бандиты вскидывают оружие, и....
   Остановить! Их надо остановить! Всех! Сейчас!
  
   Больно... как же больно! Голова просто раскалывается. Перед глазами все плывет, скрывается за плотной золотисто-желтой пеленой. Эта призрачная завеса растет, расползается, пытаясь захватить весь город. Накрывает разбойников, ловит в свои сети Сейфи, стремится к Кэри, но не может пробиться сквозь защитное поле, окружающее девушку. А коротышка, почти прижавшись к спине Кэрлин, поет про малыша, который должен сладко спать и набираться сил, а утром они с отцом разожгут в кузне огонь и застучат молоточками по стальной пластине, и родится в этом пламени новый клинок - верный друг и защитник.
   Падают один за другим уснувшие бандиты, засыпает прямо в прыжке оборотень, камнем падает вниз, но не разбивается - из кустов выскакивает огромный цветок и ловит кота в надежные объятия.
   - Вставай! Проснись! - кричит Ксанталл.
   - Вставай! Проснись! - вторит ему Кэрлин.
   - Очнись! - орет грейм, но его, разумеется, не слышат.
   Сильный, обжигающий удар по лицу, второй, третий...
   Умар ощущает их, как и боль, заполонившую сознание Ильсана, но сил протянуть руку и отключиться нет. Кажется, что перепуганный мальчишка не желает его отпускать, непонятно как удерживая канал.
   Но вскоре боль отступила, и мальчик открыл глаза. Золотистой пелены вокруг уже не было, как и Сейфиттина с провидицей. Только привычные стены пещеры, взволнованный вампир, жалобно мяукающая Ланка и недовольно рычащий ЛоурСан.
   - Очнулся наконец! - облегченно вздохнул Ксанталл, вливая Ильсану в рот очередную порцию лекарства. - Я уж думал все!
  
  
   ***
  
   На завтрак кроты принесли все ту же бурду, но так как многие пленники еще не отошли от прошлого угощения и просыпаться не желали, охранников ждал просто царский пир - столько дармовых порций им еще не перепадало. Вместо обеда хват Шовер произнес торжественную речь об Охоте и "ящерицах", а сладким десертом стала пущенная тощим Биром сплетня.
   - Этого урода Рохмура вчера обокрали, - передавалось из уст в уста, - правда, ничего толком и не унесли, но все ж приятно.
   А на ужине кроты решили сэкономить - все равно ж сдохнут, так чего на них ценные продукты переводить. Под эти дружеские напутствия пленных вытащили из клеток и погнали на Полигон.
   В тусклом желтоватом свете Варто он казался мрачным и таинственным. Пленники растерянно оглядывались по сторонам. До Охоты оставался еще час - кроты любезно предоставили "ящеркам" фору, чтобы те могли убежать и спрятаться. Но Кэрлин прятаться не собиралась, им с Костиком нужно найти ключ (и оборотня, если не внял доброму совету и остался на Полигоне) и свалить отсюда как можно дальше.
   Костас, стараясь не показывать своего страха, шел рядом с девушкой и изрядно шумел. Н-да, проблема спасения отдельно взятых гномов резко усложнялась.
   Тысяча дохлых медуз! Уж лучше б на его месте был Сейфи: оборотень хотя бы передвигаться бесшумно умеет. Но отступать уже поздно - не бросишь ведь доверившегося мальчишку кротам на растерзание.
   Стоило, наверно, эльфов с собой прихватить - хорошие воины им не помешают. Хотя... чем больше отряд, тем сложнее выбраться. Ладно, инструктаж по выживанию на Охоте Кэрлин провела. А дальше каждый сам за себя.
  
   Девушка внимательно осмотрелась по сторонам. Вроде здесь. Все, как и в прошлый раз: оплетенная плющом высотка, полуразрушенная будка с двумя уцелевшими стенами, знакомая табличка. Ага, вот и тайник.
   Что? Якорь им в глотку! Ничего нет! Не может быть! Шаум не мог ее обмануть.
   Позади раздался шум шагов и едкие смешки.
   - Тысяча дохлых акул! - хмыкнула девушка. - Теперь-то мне все ясно. Костас, назад, - велела она, оттаскивая гнома под прикрытие одной из стен.
   - Что там? - испуганно прошептал он, вцепившись в ее руку.
   - Хват со своей шайкой.
   - Но ведь до начала Охоты еще минут двадцать. А как же правила?
   - Думаю, Шоверу плевать на правила. Так, действуем следующим образом: сейчас ты начнешь петь. Ты колыбельные знаешь? Отлично. Встаешь позади меня и во весь голос поешь колыбельную. Главное, не высовываешься.
   - Зачем? - гном уставился на девицу круглыми от изумления глазами.
   - Слушай сюда! - пэри Хорн с силой тряхнула его за плечи. - Я смогу воздействовать на кротов, заставив их делать то, что мне нужно. Но их слишком много. А под музыку влиять на чужой разум проще. Так что ты поешь, а я их усыпляю.
   Хорошо, что подчинение старшим у гномов в крови - мальчишка даже спорить не стал. А поет он замечательно - что баллады, что колыбельные.
   Кроты поначалу расхохотались, увидев, чем занимается их добыча. Но вскоре шум смолк, прекратились смех и дурацкие шуточки, а глаза послушно закрылись. Нескольким бандитам удалось, превозмогая давление на разум, вскинуть оружие...
   И тут на Полигоне непонятно откуда возник Ильсан. Окутанный золотисто-желтой дымкой мальчишка стоял позади банды Шовера, изумленно хлопая глазами.
   Перепугавшись за него, девушка переборщила с воздействием. Голова нещадно разболелась, зато бандиты падали, как подкошенные.
   Стоп! А ведь это не она!
   Ильсан без усилий перехватил у Кэрлин нить заклинания, подпитал его новой силой, подняв на несколько уровней. Еще и вектор расстояния увеличил, включив в него практически весь город.
   Ничего себе! Это что, получается, весь Полигон уснет?
   Вот это сила! И как она раньше не заметила, что Ильсан - маг?
   Город затянула все та же золотисто-желтая дымка, Шовер и его подручные, не успев выстрелить, рухнули на землю. Заснул прямо в прыжке большой скальный кот...
   Что? Кот? Нет! Сейфи!
   - Вставай! Проснись! - закричала девушка, надеясь разбудить оборотня.
   Ильсан дернулся, как от пощечины, и... растаял в воздухе.
  
   Кэрлин метнулась к тому месту, где должен был упасть Сейфи.
   Тысяча вонючих китов!!! Им только цветов-людоедов не хватает!
   - Отпусти его, тварь зеленая! - заорала она.
   Растение нежно притянуло к себе добычу и угрожающе затрещало, выпустив ядовитые шипы и замахнувшись корнем. Девушка легко увернулась, но подобраться ближе не смогла. Странный цветок, которому полагалось бы обездвижить жертву и с удовольствием ее сожрать, старательно оберегал Мейра от яростно хлещущих по земле корней и упрямо продолжал их с Кэрлин забавный танец - девушка пыталась вытащить оборотня, а колокольчик атаковал, не выпуская кота из своих надежных объятий.
   Собрав последние силы, провидица запустила в оборотня пробуждающим импульсом. Хватило бы и обычных пощечин, но аражев цветок ее и близко не подпускал.
   Ну слава богам, проснулся.
   - Костик, дружок, заткни-ка ушки, - усмехнувшись, велела она. - Не слушай, что нехороший дядя говорит!
   Пока Сейфиттин ругался на все лады и очумело тряс головой, колокольчик, вообразив себя дозорным, накручивал вокруг него круги, внимательно следя за противниками и предупреждающе прищелкивая корешками. Наконец оборотень встал, удивленно уставившись на кротов.
   - Ваших рук дело? Молодцы! А сколько они так спать будут? - уточнил он, задумчиво потирая висок.
   - Если бы Ильсан не вмешался, спали бы где-то час, - честно ответила Кэрлин. - А теперь даже не знаю.
   - Ой, - испуганно воскликнул Костас, - так ведь к ним теперь любой хищник подобраться сможет.
   - Ты-то чего переживаешь? - фыркнула девчонка. - Эти бандиты нас сюда не в стихоплетстве соревноваться притащили и не цветочки нюхать. Сейфи! - взвыла она, отскакивая назад, - немедленно убери от меня эту гадость!
   - Сорняк, фу, не трогай каку!
   - Что?! - от возмущения Кэрлин потеряла дар речи, но очень быстро нашла. - Якорь тебе в глотку, собака бешеная! Костас, чего встал, пошли!
   - Жалко их, - вздохнул гном. - Они ведь даже не почувствуют, как чудовища их грызть будут.
   - Еще как почувствуют! - хохотнул оборотень. - Да забудь ты про этих кротов.
   - А другие пленники?
   - Хорошо, - кивнула девушка, - кого из ящерок по дороге встретим, того разбудим.
   - А...
   - А специально искать не будем! - рявкнул на него Мейр. - Но ты, если хочешь, можешь оставаться и всех будить! Кэри, Сорняк, за мной!
   - Во-первых, - провидица гневно уперла руки в бока, - гном идет с нами. Если бы не он, ты бы так и не узнал, что с твоей сестрой сделали! Во-вторых, за мной - это куда?
   - Ну...
   - Вот! Раз не знаешь, куда идти, так и не командуй. О! - она хлопнула пушистика по плечу. - Я придумала. Мы уходим, а твой цветок пусть сбегает и всех ящерок разбудит.
   - Как это?
   - Просто, - хихикнула девчонка, - подходит и хрясь корнем по лбу, проснутся как миленькие.
   - Так ведь он ядовитый, - вмешался потрясенный до глубины души Костик, - они же умрут.
   - Не переживай, - пэри Хорн покровительственно обняла гнома за плечи, - не умрут. Эта ж собака наглая жива, хотя с цветочком-людоедом вовсю тискалась. Может, этот сорняк вообще на диете? Кстати, Сейфи, ты ведь не собираешься тащить это растение с нами?
   Колокольчик словно понял ее слова - жалобно взвыл и вцепился в ногу своей "пушистой мамочки", а на девчонку замахнулся корнем с кучей шипов.
   - Ясно, - тяжко вздохнула она, - куст-переросток идет с нами. Тогда так, Сорняк будит "ящерок", а потом догоняет нас. Эй, зеленый, ты пленников от бандитов отличить сможешь?
   Никакой реакции.
   - Сейфи, повтори ему вопрос!
   - Сорняк, ты пленников от бандитов отличить сможешь? - послушно повторил кот.
   Сорняк согласно кивнул головой-бутоном.
   - Отлично. Ползи вот в те заросли, основная часть "ящерок" туда направилась. Как разбудишь, нас догоняй. А мы тебя подождем. Сейфи, повтори!
   Растительный кошмар молча выслушал оборотня и умчался в нужном направлении. Ждать его девушка, разумеется, не собиралась.
   - А нам сюда, - велела она, раздвинув пышные ветви желто-красного кустарника, и первой ступила на узкую еле заметную тропинку. - Воспользуемся лазом, через который я в прошлый раз выбралась. Раз все кроты спят, засады можно не опасаться.
   - Ну и зря ты так думаешь, - раздался позади насмешливый голос.
   Из-за обломков стены вышел бодрый и довольный жизнью Рохмур.
   - Там, кроме засады, еще ловушек целая куча. И механических, и магических, - крот дружески хлопнул Кэрлин по спине. - Туда идти нельзя.
   - А ты почему не спишь? - недоуменно уставился на толстяка Костас.
   - Я что, акулку свою не знаю, что ли? Когда она за виски схватилась, я сразу за камни нырнул да уши поплотнее заткнул. Вот что, подружка, проверь-ка ты четвертый лаз. Помнишь, в прошлый раз показывал.
   - Ага.
   - Там, кроме обычной охраны, не должно быть препятствий.
   - А ты?
   - Я тут останусь, хвата охранять. Не в моих интересах, чтобы Шовер погиб. А с тем гадом, что на его место метит, у меня это, как его... конфликт интересов.
  
   Часа через полтора пыльные и злые они выбрались из лаза обратно на Полигон - почти у самого выхода проход был перекрыт обрушившимся сводом. Наверное, поэтому и охранник у входа был всего один. За время их отсутствия ничего не изменилось - кроты все так же мирно дрыхли, зарывшись носами в землю. Солнце почти зашло, и в густой тьме кустов что-то угрожающе копошилось. А после радостно выскочило и принялось восторженно тискать Сейфи.
   Араж, и с чего это такая любовь?
   - Сорняк, отвяжись! - оборотень оторвал от себя обиженно заскрипевший цветочек и, нервно дернув хвостом, заявил. - Ну и куда мы теперь? Кучу времени потеряли из-за твоего дружка! Не будут же кроты вечно спать!
   - Не будут, - согласилась девушка. - Могу предложить два пути. Либо идем через весь Полигон к следующему лазу. Либо через здание реактора, но там уровень шагра-энергии высокий. Не смертельный, но тоже мало приятного. А лекарство, к сожалению, в убежище осталось.
   - Мои лекарства тоже там, - вздохнул кот. - Н-да, невеселый выбор. Кстати, есть еще один путь - через рабочие тоннели под городом.
   - Так все эти лазы, которые мне Шаум показывал, тоже большей частью рабочие тоннели. Но других безопасных входов туда я не знаю.
   - Зато я знаю, - гордо приосанился Сейфиттин. - Все за мной. Сорняк, показывай дорогу к площади.
   Колокольчик уверенно вел их темными улочками, прыгая впереди, словно веселый щенок. Но неожиданно замер, прислушался и азартно метнулся в кусты, откуда незамедлительно раздался хлесткий звук удара и сочный орочий мат. Сорняк с испуганным треском примчался обратно, спрятавшись за спиной за оборотня. Вслед за ним из кустов выскочила размахивающая топором орка, через лицо которой тянулся алый след от удара плети.
   Вот, значит, как Сорняк ящерок будит. Эффектно, ничего не скажешь!
   Заметив посторонних, женщина притормозила и, прищурив и без того вытянутые карие глаза, удивленно уставилась на их пеструю компанию. Особенно ее впечатлил большой скальный кот, пытающийся выбраться из зеленых объятий колокольчика.
   - Вы чего стоите? - заорала орка, привычным движением откинув назад длинную челку. - Эта тварь его же сейчас сожрет!
   - Сама ты тварь! - полупридушенно прошипел оборотень. - Я не ем цветы!
   - Этот цветок с нами, - хихикнула Кэрлин. - Он наш проводник.
   - И куда он вас ведет? - усмехнулась воительница, крепко сжимая в руке топор. - Своим родственничкам на обед?
   - Скорее уж, на поздний ужин, а то и на завтрак.
   - Хватит терять время! - Сейфиттин наконец оторвал от себя растение и решительно двинулся дальше.
   Сорняк ускакал за ним, и Кэри с Костасом поспешили их догнать. Орка немного постояла, подумала и пошла следом.
   - Вместе безопаснее, - заявила она, на ходу стягивая в хвост растрепавшиеся длинные волосы.
   - Ладно, иди, - милостиво кивнул кот.
   - Но как выберемся, у каждого своя дорога, - добавила провидица.
   - Не больно-то и хотелось, - фыркнула женщина. - Меня, кстати, Сарана зовут.
   - Кэрлин, - представилась девушка, - это Сейфи, Костас и Сорняк.
   Еще через полчаса отряд пополнился двумя несносными ушастыми типами.
   В глубине полуразрушенного дома раздавался странный шум, напоминающий свист от рассекающего воздух меча. Сорняк, не раздумывая, рванул туда, Сейфи за ним. Осторожно подойдя к затянутому сетью разросшихся лиан окну, Кэрлин осторожно заглянула внутрь.
   В просторной комнате, заваленной старым хламом, действительно шло сражение: двое эльфов, уже знакомых девушке по пещере с клетками, яростно размахивали мечами, стараясь отогнать парочку колокольчиков-людоедов, ой, простите, эльфоедов. Сорняк радостно затрещал и бросился в бой, но был откинут назад бдительным старшим родичем. Но малыш не унимался, снова и снова лез в драку. В конце концов, один из цветиков оттащил мелкого в сторонку и отшлепал его широким плотным листом. Сорняк обиженно скрипел, а Сейфиттин откровенно хихикал, прислонившись к стене. Кэрлин тоже не удержала улыбки.
   - Хватит ржать! - возмущенно заявил Костик. - Нельзя просто так стоять, им надо помочь.
   - Так цветики вроде и сами неплохо справляются, - со смешком бросил оборотень.
   - Эльфам помочь! - гневно тряхнул бородой гном.
   - И что я должен сделать? Броситься в ноги... хм, в корни и умолять не трогать ушастиков? - состроил жалобную мордашку Мейр и после небольшой паузы потрясенно выпалил. - Араж драный! Да быть того не может!
   - Якорь мне в глотку! - опешила вслед за ним Кэрлин. - Как это...
   Н-да, потрясен тут не только Сейфи - все присутствующие, включая эльфов, пораженно застыли.
   Растения-эльфоеды внимательно глянули на оборотня, потом друг на друга, что-то протрещали и... ушли, оставив длинноухих в покое и утащив за собой детеныша.
   - Как это? - ошарашенно прошептал черноволосый эльф, Луори, кажется. - Алхиры не слушаются людей и никогда не отпускают свою добычу. Нооль, ты же их изучал?
   - Точно, - подтвердил его друг, старательно поправляя растрепавшиеся золотистые кудри и отряхивая одежду. - Алхиры не поддаются дрессировке, - закончив прихорашиваться, он обернулся к Сейфи. - Как тебе это удалось?
   - Только благодаря моей гениальности и исключительным талантам! - горделиво заявил Мейр и, пожав плечами, добавил. - Да не знаю я, чего этот Сорняк ко мне прицепился!
   - Кажется, я знаю, - задумчиво протянул Нооль.
   - Ну? - поторопил его кот.
   - Хватит трепаться, - велела Кэрлин, - по дороге все обсудим. Вон и наш проводник вернулся.
   Колокольчик, не забыв крепко обнять своего пушистого друга, помчался вперед так быстро, что бывшие "ящерки" еле за ним успевали. Правда, эльф еще и говорить при этом умудрялся.
   - Я предполагаю, что такая привязанность у алхира может быть только в двух случаях. Если ты спас его от смерти или вырастил из семечка. Обычная кормежка такого эффекта не дает, я проверял. Мне доставили как-то один образец для опытов. Я за ним ухаживал, но никакой привязки не произошло, в конце концов он удрал, убив охранника. А вот детеныш, которого я вырастил из семечка, ведет себя точно так же, как твой Сорняк.
   - И что? - спросил Сейфи. - Я ж его только вчера встретил. От смерти не спасал, не нянчился, вообще ничего с ним не делал!
   - Тогда это мог сделать кто-то, кто связан с тобой родством. Не знаю, как, но алхиры это чуют.
   - Ланка? Она что, была здесь?
   - Если ты про кошку Лорда, то да, она года два назад сбегала. Ее нашли дней через десять именно здесь.
   - Что?! - взревел оборотень. - Этот аражев Лорд позволил моей сестре оказаться одной в такой опасности?! Убью гада!
   - Сейфи, спокойно! - Кэри ласково почесала кота за ушком. - С Эвринэ потом будем разбираться!
   - А разве Ланка - оборотень? - удивленно произнес Луори. - Она казалась обычной кошкой.
   - И за это Лорд мне ответит!
   - Так! - прикрикнула пэри Хорн. - Хватит болтовни! Все разговоры потом, когда выберемся. Сейфи, далеко еще до твоего лаза? Заклинание сна слабеет.
   - Очень далеко, - усмехнулся оборотень, останавливаясь на выложенной каменной плиткой площади, - метра три.
   Сорняк, нырнув в кусты, открыл проход, ведущий под землю. Спустившись вслед за Сейфи в подземье, Кэрлин торопливо огляделась. Но опасности никакой не было - их встретили лишь тишина и запустение. Огромные машины, брошенные здесь за ненадобностью много лет назад, казались уснувшими седыми великанами в рваной меховой одежке из светящегося в темноте мха. Между ними, разрывая паутину, вилась цепочка следов, рассказывая, как именно и что оборотень обследовал здесь в прошлый раз.
   Сейфиттин шагнул к одному из с трудом угадываемых в полумраке коридоров, заявив, что именно тот ведет к их убежищу. Провидица покачала головой - интуиция упорно утверждала, что следует выбрать правую дверь. И не важно, что этот тоннель уходит в противоположном направлении, предчувствие девушку никогда не подводило. Жаль только, что в основном оно предсказывало только гадости.
   Вопрос выбора пути встал очень остро. Оборотень уперся, отказываясь признавать очевидное - идти нужно направо. Прям, не кот, а осел какой-то! А орка требует выбрать средний проход, и ушастые почему-то с ней согласны.
   Эти трое Кэрлин особо не волновали - уйдут, и араж с ними. Но Сейфи...
   Тысяча злобных акул! Похоже, без этой собаки наглой она теперь никуда.
  
  
   ***
  
   Барбариска
  
   Вблизи город гоблинов смотрелся ничуть не лучше. Нижний ярус занимали каменные двухэтажные домики с широкими окнами и странными светящимися разводами на стенах. Выше, частично на крышах, частично на склонах пещеры, притулились хлипкие деревянные сооружения. Ярусы и "районы" города, между которыми пролегали глубокие расщелины, соединялись деревянными или подвесными мостиками. И чем выше мы поднимались по ним, тем беднее становилось все вокруг - и домишки, и их хозяева.
   То тут, то там из кривоватых дыр, призванных изображать окна, выглядывали любопытные зеленые мордашки. И что интересно, никакой агрессии местные обитатели по отношению к нам не проявляли. Только следящий Ски-Фры с подозрением шнырял вокруг, перемигиваясь с крадущейся следом парочкой агентов.
   "О да! - ядовито протянуло мое персональное наказание. - Тебя послушать, так эти недомерки прям все такие белые и пушистые!"
   "Белые? - рассмеялась я. - А чего ж тогда позеленели?"
   "Болеють! - с наигранной грустью отозвался Умник. - А еще какая-то сволочь их побрила, вот и не пушистые, но это пока! - и добавил серьезнее. - Только тебе не стоит думать, что все гоблины поголовно милые и добрые, они могут быть очень опасными".
   "А как, по-твоему, им быть милыми и добрыми, если их никто не любит? Жить на поверхности не разрешают, в пещеры загнали, фруктов не дают, да еще друзьями прикидываются, чтобы секрет порталов выведать".
   "А то, что они тебя траванули, уже забыла? Понравилось с ежиками и лошадками общаться?"
   "Не отказалась бы, - улыбнулась я. - И гоблины хорошие, просто жизнь у них такая".
   "О да! - усмехнулся Умник. - Жизнь такая. Как там у вас поется..."
   Он замолчал на пару минут, собираясь с мыслями, и, окликнув меня, торжественно запел:
   "Гоблин бывает вреднячим
Только от жизни гоблячей.
   Только от жизни, от жизни гоблячей,
   Гоблин бывает вреднячим.
  
   А с гоблином спорить, поверьте, опасно,
Ему не везет в этой жизни ужасно,
Ужасно, ему не везет.
И самого детства он фруктов лишенный,
   Поэтому ловит он злобных шпионов,
И каждому ясно, что гоблин зеленый
Всем яд без разбору дает.
  
   Но если построить ему санаторий,
Где будет огромное синее море,
И фрукты всегда на обед.
И будет там гоблин ужасно довольный,
Уже он не будет собакой бездомной,
Вот самый гоблячий, вот самый огромный,
Огромный гоблячий секрет.
  
   Я чуть с мостика не навернулась от хохота, в последний момент уцепившись за Веррана.
   Нет, Умник все-таки прелесть!
  
   Верран взволнованно заглянул мне в глаза - а вдруг действие яда еще не прошло. Ричи замер, растерянно приоткрыв рот, а следящий радостно застрочил что-то в своем свитке. Лишь один Зар прекрасно меня понял - он ведь тоже слышит этого шутника. Мальчишка даже улыбнулся краешками губ, подкинув еще одно очко в копилку Умника: тот, конечно, вредный, ехидный, насмешливый, но не злой. И если он научит фракката смеяться, будет просто замечательно.
  
  
   Глава 9. И вот что странно...
  
   Барбариска
  
   Мы поднялись на самый верх города-свалки. Именно там, на большом уступе, находился совещательный зал. За ним, как шепотом пояснил Ричи, открывались проходы в жилище Правительницы, хранилище и Библиотеку, где работал дядя нашего проводника.
   В центре ровной каменной площадки, отделенной от обрыва небольшими каменными перильцами, нас поджидали три надутых от важности гоблина. Развалившись на мягких диванчиках, приставленных к длинному деревянному столу, они хмурили мохнатые зеленые брови и прожигали посетителей недовольными взглядами. Во главе стола сидела Правительница, полностью закутанная в темный плащ. Выдержав положенную паузу, она небрежно откинула капюшон и, указав нам на один из пустующих диванов, позволила начать беседу.
   Стоило мне заикнуться об использовании тайны порталов для улучшения жизни гоблинов, и меня едва не порвали на части. К счастью, гневный возглас Бохх вернул Советников обратно на диванчики, заставив молча скрипеть зубами. Мне пришлось использовать все свое красноречие и грубую наглую лесть, чтобы Правительница соизволила выслушать меня до конца.
   - Я вовсе не предлагаю раскрывать кому бы то ни было вашу тайну, - я примирительно подняла руки вверх. - Секрет порталов так и останется секретом. Вот скажите, вам такая жизнь нравится?
   Женщина, укрывшись плащом, подошла к перильцам и со вздохом взглянула на город.
   - По-твоему, это может нравиться? - спросила она. - Когда-то у нас были замечательные города в джунглях, а потом произошла Катастрофа... и наши дома унесло неизвестно куда. Многие гоблины тогда погибли. А те, кто выжил, долгое время болтались по свету. Ну кто захочет, чтобы его земли заняли какие-то пришельцы? Так мы и оказались в этих пещерах, - Бохх обвела рукой свои владения. - Здесь спокойно, гномам они уже не нужны. А что темно, так мы к полумраку привычные.
   Правительница, покачав головой, вернулась к столу и мягко опустилась в свое кресло.
   - Сыро здесь, холодно, - я зябко передернула плечами.
   В этих подземельях мне решительно не нравилось.
   - Это да, - согласилась она, - но Наделенные Даром защищают город от сырости. Так что в нем не так уж и плохо.
   - А за его пределами? А нормальная еда?
   - С едой проблемы. Только выбора у нас нет, - женщина склонила голову, помолчала немного и уточнила подозрительно. - К чему все эти вопросы?
   - У меня есть отличная идея, которая позволит вам вернуться на поверхность.
   - Тайну порталов мы не раскроем!
   Советники согласно закивали, недовольно сверля меня маленькими серыми глазками.
   - И не надо, - улыбнулась я, - идея совсем в другом. Вы только до конца дослушайте.
   Но тут в совещательную залу вошел Ричи, притащивший блюдо с печеньем и чайник с симпатичными желтыми чашечками. Почтительно поклонившись, гоблин принялся разливать ароматно дымящийся напиток. Советники, позабыв о совещании, радостно потерли лапки и быстро расхватали чашки. Даже Правительница, выпутавшись из своего плаща, с улыбкой пригубила напиток. Заметив, что Зар преспокойненько присоединился к чаепитию, я тоже рискнула сделать несколько глотков - ну не будут же меня снова травить. А ничего так, вкусненько.
   - Можно один вопрос, - спросила я, отправляя в рот очередную сладкую печеньку.
   Бохх милостиво кивнула.
   - После постройки портал надо подпитывать энергией?
   - Нет, - горделиво приосанился советник с торчащими в разные стороны ушами. - Ежели мы ловушку сделали, то на веки вечные остается!
   - Если только Наделенный Даром ее не закроет, - поддакнул второй, с острым носиком и длинной челкой, торчащей из-под мехового берета.
   - Вот! - обрадовалась я. - На этом и можно сыграть. Представьте купца, везущего свой товар из города А в город Б.
   - Это где же такие города? - недоуменно переглянулись гоблины.
   - Нигде. Это условное обозначение... выдуманное, - пояснила я, вырывая из своего блокнотика чистый лист. - Я сейчас схемку нарисую.
   - Иди сюда, - велела Бохх, указав на ближайшее к ней место, сидящий там Советник нехотя пододвинулся.
   - Смотрите, - я поставила жирную точку в одном углу листа, - это Янкар, а вот это Нисколен, - добавила вторую точку на противоположном углу. - Дорога из Янкара в Нисколен занимает три недели.
   - Четыре, - поправила меня гоблинша.
   - Хорошо, четыре. Купец тратит кучу денег на дорогу: везет дорогой товар, нанимает охрану, платит каждому воину немалые деньги. А если это быстро портящиеся продукты, то ему придется выкинуть загубленный товар. Как вы думаете, согласился бы он заплатить за возможность быстрее добраться до места назначения?
   - Разумеется.
   - Вот! А таких желающих будет много, потому как экономия - страшная сила.
   - Экономия? А что это?
   - О, экономия - это такая штука, с которой не поспоришь! - фыркнула я. - Жадность, если по-простому. Купцы ведь за лишнюю монетку, сохранившуюся в их карманах, удавятся. А мы можем им в этом подсобить и себе денежку заработать.
   - А как? - советники тут же навострили ушки.
   - Вы строите по пути... На какое максимальное расстояние хватает портала?
   - На три, иногда четыре дня пути.
   - Замечательно. Мы строим от одного города до другого цепочку порталов. Шагнул в один, вышел на пересадочной станции. А там новый портал. Несколько прыжков, и купец на месте, - я дорисовала на листочке дополнительные точки. - И ему выгода, и нам прибыль. А если посетителей много, то очень большая прибыль.
   - Станут они нам платить, как же! - не поверил лопоухий советник. - Так просто шастать будут.
   - Так ведь и вы можете охрану нанять. Вот, например, урсы. Думаю, за хорошую плату они согласятся поработать охранниками. Сестра моего друга, - я кивнула на Веррана, - юрист, она составит нам договор с маррами о найме, а с хозяевами земель о строительстве на их территории порталов. Придется, конечно, отдавать им часть прибыли, но все равно желающих будет много, и наше предприятие быстро окупится. К тому же таких веток с переходами можно несколько построить, а потом и целую транспортную сеть создать.
   - Тут не все так просто, - буркнул третий советник, пухлогубый гоблин в зеленой эльфийской тунике, обтягивающей упитанный животик, - много трудностей возникнет.
   - А вы что, боитесь трудностей? Все проблемы можно решить, все вопросы обсудить. Но в целом идея вам нравится?
   - В целом нравится, - улыбнулась мне Бохх, - но без помощи у нас это не получится.
   - Я напишу письмо Улиане. Она девица умная.
   "Ушлая, ты хотела сказать?" - хихикнул Умник.
   - С ней вы обговорите все детали и уже тогда решите, стоит или нет затевать это предприятие. Возможно, у нее есть знакомые, которые помогут или подскажут, как лучше поступить.
   - Так ведь деньги потребуются для строительства всех этих станций, - второй советник, сдвинув берет, задумчиво почесал затылок.
   - Потребуются, - кивнула я. - Нам нужен хороший специалист, чтобы все просчитать: сколько куда денег пойдет, сколько за проезд брать.
   - Сложное это дело, - подытожила Правительница, - но интересное. Если люди будут платить за проход через наши порталы, то мы можем больше не заниматься продажей пленников.
   - Правильно, - поддакнул третий гоблин, заталкивая в рот сразу три печеньки, - а то шаффты и наших ребят стали хватать, - прочавкал он, - мало им, видишь ли.
   - Вот, - улыбнулась я, - потом сможете и на поверхность выйти. А пока предлагаю построить санаторий.
   - А что это такое?
   - О! - мечтательно пропела я. - Это такая замечательная штука! Сейчас расскажу!
  
   Н-да, давненько, я столько не болтала, зато идея строительства санатория гоблинам понравилась, и они захотели обсудить новый проект с Улианой. Правительница попросила организовать эту встречу прямо сейчас, заявив, что будет мне очень благодарна.
   "И поможет найти в их городе одну важную вещицу! - радостно выпалил Умник. - Чего молчишь? Озвучивай!"
   Я послушно передала Бохх его слова, и та согласилась выполнить мою просьбу. Советники, усердно кланяясь, покинули совещательную залу, обещая сейчас же оповестить народ о высочайшем повелении - притащить на центральную площадь все металлические пластинки нужного размера. Когда дверь за ними захлопнулась, Бохх поинтересовалась результатами проверки и уточнила, буду ли я осматривать город. Пришлось сказать, что в город я не собираюсь, а вот место, где содержатся пленники, гляну обязательно, и если гоблины всех пленных отпустят, то напишу самый положительный отчет.
   - Так уже месяц никто не ловится, - тяжко вздохнула Правительница.
   "Бедняжечки какие! - жалостливо всхлипнул Умник. - Целый месяц без поставки товара. Так ведь и обанкротиться недолго".
   "Заткнись, а", - попросила я (временами этот зануда начинал сильно раздражать).
   "Вот все вы, бабы, такие! Непостоянные! То "ой, какой красавчик", то "он меня раздражает", то, вообще, "извини, милый, у меня голова болит".
   "Извини, милый, у меня голова болит! Причем из-за тебя! - раздраженно буркнула я. - Развопился тут! Пользы никакой, одни шуточки на уме!"
   "Как это никакой? - возмутился он. - Я же тебе второй ключ нашел".
   "Еще не нашел!"
   "Это вопрос времени. Хотя..."
   "Что такое?"
   "Наши конкуренты уже искали ключ в городе гоблинов, - пояснил мой товарищ, - и..."
   "И?"
   "И теперь мы ищем! - кисло протянул парень. - Правда, шансы маловаты - если уж у Луитти ничего не вышло, нам мало что светит. Кстати, эта зеленая командирша тебе не врет - товара для шаффтов у них давно нет. Чтобы выжить, гоблины продукты у людишек подворовывают. Видишь, и от меня польза есть", - обиженно закончил он.
   "Хорошо, - усмехнулась я, - польза есть, но мааааахонькая. А если расскажешь, кто такие Тени, то будет большая, просто огромная пользища!"
   "Я ведь уже объяснял, мне запрещено про это говорить. Давай лучше ключ искать!"
   Правительница подошла к каменным перильцам, постояла там немного, разглядывая город.
   - Свое слово я сдержала, смотри, - она указала на зеленое столпотворение внизу. - Теперь твоя очередь.
   Я ошарашенно уставилась на целую гору металла, так быстро выросшую на площади. Правда, слова "нужный размер" гоблины восприняли по-своему. К примеру, две стальные "маленькие пластинки", венчающие кучу, очень смахивали на чьи-то только что снятые с петель ворота. Да уж, старательные товарищи!
   - Хорошо, - улыбнулась я. - Я тебе верю и в отчете напишу, что у вас в городе все в порядке. И Улиану могу пригласить прямо сейчас, у нас даже телепортист знакомый есть.
   - Нет, - Бохх недовольно встряхнула черными волосами, - тогда он сможет взять ориентиры в моем жилище, а это недопустимо.
   - Решать, конечно, тебе, - пожала плечами я, - но этот портал существенно сократит время на организацию встречи. Если хочешь, можем пройти в какое-нибудь подходящее место, где Эд сможет безопасно взять ориентиры. Там же и совещание проведем.
   - Есть такое место, - кивнула женщина, - идите за мной.
   Через правый коридорчик, начинающийся в дальнем углу совещательной залы, мы прошли в пустынный, широкий и довольно темный туннель. Обычный для здешних подземелий зеленоватый мох тут почему-то не рос. К счастью, ночное зрение позволяло без проблем рассмотреть и неровные каменные стены, и огромные валуны, валяющиеся под ногами, и массивные сталактиты, от которых приходилось постоянно уклоняться.
   "Зар, ты не устал?" - забеспокоилась я (мальчик ведь уже давно удерживает мои способности, как говорится, на высшем уровне).
   "Нет, - ответил он. - Синхронизация работы органов чувств не требует большого расхода энергии".
   "Синхронизация? Значит, я так же, как и ты, вижу, слышу и далее по списку?"
   "Да".
   "А вот и нет! - вмешался Умник, противно хихикая. - Он тебе нюх не усиливает. А то от здешних запахов... Посмотри, как котяра твой кривится!"
   "Зар у меня умный мальчик, - усмехнулась я, - мне вполне зрения и слуха хватает. Спасибо, сынок".
   Бохх уверенно шла впереди, ей даже не приходилось нагибаться, чтобы избежать этих аражевых сосулек.
   - Стой! - заорал вдруг фраккат.
   Но среагировать я не успела и, машинально закончив шаг, оказалась в круглом каменном мешке без единого выхода или хотя бы мало-мальской трещины.
   Блин горелый, опять нарфовы порталы!
   Ясно теперь, почему гоблинша жалась к стене, игнорируя относительно свободный центр коридора. А остальным, стало быть, дорога прямиком в западню.
   Неожиданно в пещерку на большой скорости вкатилась Правительница.
   - Это не ловушка, а место тайных встреч! - закричал она, потирая отбитый зад.
   - Ну-ну, если это не ловушка, - усмехнулась я, - считайте меня юной балериной!
   Влетевший следом Верран яростно зашипел на Бохх и демонстративно замахнулся когтями. А вот спокойно шагнувший за ним Зар лишь изогнул в улыбке края губ - похоже, опасность мне и на самом деле не угрожала. Урс решительно направился к Бохх, которая так же решительно от него отползала, пока не уткнулась спиной в мои ноги.
   - Ты, стерва зеленая, - зарычал он, - угробить нас задумала?
   - Вы не поняли, - отчаянно пропищала гоблинша, - я просто хотела показать безопасное место. Поверьте.
   Я помогла ей подняться. Выглядела Правительница уже не так солидно, как раньше: черные красиво уложенные волосы растрепались, лицо посерело от пыли, а из шести золотых колечек в аккуратных длинных ушках осталось всего три. Да и дорогой темно-синий плащ слегка изменил дизайн - думаю, с легкой руки урса такие роскошные полоски скоро войдут в моду.
   - Ах ты... - начал Верран.
   Женщина поспешно отскочила назад и жалобно затараторила:
   - Я вас не предавала. Поймите, это для посторонних ловушка, не для вас. Я хотела отвести вас сюда, тут мы сможем без проблем вызвать вашего мага. Я собиралась сама в портал шагнуть, первой, но сначала надо было рычаг опустить. А он с той стороны был. Честно!
   - Она правду говорит, - подтвердил Зар.
   Причин не верить мальчику у меня не было, поэтому я решила вмешаться и остановить ссору.
   - Бохх, прости. Мы тебе верим, но ты бы хоть нас предупредила заранее... А Верран просто переволновался, - я обняла раздраженно помахивающего хвостом марра. - Верран, милый, спасибо тебе, защитник ты мой.
   Пока я успокаивала урса, Правительница успела привести себя в относительный порядок: сняла лохмотья плаща, отряхнула пыль, поправила волосы.
   - Ой!
   - Что еще случилось? - я испуганно бросилась к ней.
   - Проход-то я не открыла! - гоблинша в отчаянье всплеснула руками. - Твой охранник так быстро на меня напал и закинул сюда, что я не успела рычаг опустить, и теперь мы здесь застряли.
   - И что, нет никакого другого выхода?
   - Нет, - тяжко вздохнула она. - Если только кто-то не догадается, что мы пошли сюда, и не выпустит нас.
   Да уж, везет, как утопленникам - застряли в этой холодной мрачной (ладно, вру, теплой и подсвеченной зеленым мхом) пещере. К прочим удовольствиям, я еще и оцарапалась пару раз о грубый деревянный лежак, на котором сидела, и заполучила болезненную занозу в ладонь.
   Что тут скажешь - гуманное отношение к пленникам у гоблинов на высоте! Целых два топчана поставили и чудесную дырку в полу пробили, для неотложных нужд. Только вот выхода нет и стены из камра, так что даже магией не воспользуешься.
   - Бохх, - позвала я гоблиншу, - а как это вы умудрились без магии портал построить?
   - Так он не здесь, а в соседней пещерке, - грустно отозвалась она. - А вот проход между двумя пещерами открывается обычным механическим рычагом из коридора. Я как раз хотела его открыть, но не успела...
   - Подожди... - не поняла я. - Но ведь сюда я влетела через портал-ловушку.
   - Точка выхода портала может открыться и в безмагическом пространстве, так как сила на прокол берется там, где магии достаточно, - негромко пояснил Зар, усевшись рядом со мной. - А вот назад уже никак, заклинание не сработает.
   - Это что, нам даже Эда не вызвать?
   - Почему, - фыркнул Верран, - можно и вызвать, пусть за компанию с нами тут посидит.
   Блин горелый! Даже звать не пришлось - сам явился!
   - Привет, Эд! - вздохнула я. - Как дела?
   - Барбариска! - закричал маг, размахивая надкусанной куриной ножкой. - Я догадался, где ошибка в вычислениях Хайтавэрона! Только не хватает части записей для более точных расчетов. У тебя больше нет эмппов?
   - Нет, - улыбнулась я, обнимая парня, - все, что у меня было, я тебе отдала.
   - Ясно, - пробормотал Эдигоран, задумчиво дирижируя курицей, - надо в Тел-Кристо ехать. Не возражаешь, если я возьму координаты той комнаты, где ты нашла эмппы?
   - Не возражаю, - вздохнула я, присаживаясь на лавку, - только как ты собираешься отсюда выбираться?
   - Как и пришел. А что? - юноша огляделся по сторонам, присмотрелся к стенам и уточнил. - Камр?
   - Камр.
   - Ага, ясно, - сообщил он, погладив одну из стен. - Я как-то занимался изучением свойств камра и способов нейтрализации его воздействия, даже составил для этого нужное зелье. Так, надо вспомнить.
   Юноша уселся на каменный пол и принялся шарить по многочисленным карманам жилетки, выуживая из ее бездонных недр сверточки, скляночки и прочую непонятную дребедень. Склонившись к импровизированному рабочему столу, маг сосредоточенно шептал какие-то слова, перекладывая с места на место алхимические ингредиенты и снова лез в карман. Иногда вскакивал и принимался бегать по пещере, присматриваясь к стенам и полу.
   Устав наблюдать за Эдиком, я растянулась на топчане, сложив руки под голову и закрыв глаза. Очень хотелось есть. Бокал отравленного вина, чашечку чая и пару печенек вряд ли можно считать нормальной едой.
   "Ха! - фыркнул Умник. - Тебе хоть слона скорми, все мало будет!"
   "Хватит ко мне цепляться! - возмутилась я. - Последний раз мы ели в доме Эдигорана, перед тем, как отправиться в путь. А фрукты я Ричи отдала. Так что ничего удивительного, что я немного проголодалась".
   "Немного? - хмыкнуло мое персональное наказание. - Да, с такой прожорливостью воина из тебя не получится. Знаешь, поначалу я собирался обучить тебя боевым искусствам, а вот потом передумал".
   "Почему это? - фыркнула я.
   "Мой друг Чаир рассказывал, что он записал свою жену в школу единоборств".
   "И что?"
   "Да ничего - занимается".
   "И какие проблемы?"
   "Никаких. Только с тех пор Чаир стал значительно лучше готовить, убирать квартиру, полюбил стирать и гладить!"
   "Ха! Как будто тебя можно заставить все это делать!"
   "Ну, разумеется, нельзя! - расхохотался этот насмешник. - Ведь для этого у меня есть ты!"
   И тут нашу высокоинтеллектуальную беседу прервал громкий возглас мага:
   - Араж! Сэйларита не хватает!
   - А для чего тебе нужен сэйларит? - недовольно рыкнул разбуженный криком Верран.
   - Чтобы выбраться отсюда, - беззлобно ответил маг. - Я смогу на время нейтрализовать действие камра, смазав часть стены этим составом, - он кивнул на скляночку, на дне которой виднелся синеватый порошок, - надо только добавить сэйларит и воду.
   - Воды у нас тоже нет, - вздохнула я, - последнюю час назад выпили.
   - Хорошо еще, что у меня бурдюк на поясе был, - ухмыльнулся урс, - а то бы совсем без воды сидели. Свои-то вещи мы в "комнате для лучших друзей" оставили.
   - Хватит и нескольких капель, - перебил его Эдик, - в конце концов, можно взять другую жидкость. Только сплава сэйларита у меня все равно нет. Вот если...
   - А много его нужно?
   - В зависимости от того, сколько понадобится зелья. Нам нужно обработать хотя бы небольшой участок стены, и тогда я смогу телепортироваться и выпустить вас, - он замер, что-то подсчитывая в уме, - точно, хватит пары крупинок.
   - Тогда есть, - нехотя кивнул Верран.
   - Где? - радостно подскочил маг.
   - Ободок амулета, который носит Барбариска, сделан из сэйларита.
   Эдигоран обрадованно схватил амулет и под бдительным присмотром Веррана и, сделав небольшой соскоб сэйларита, в рекордные сроки закончил зелье. Тщательно перемешал содержимое пробирки, взял нужные координаты у недовольной этим правительницы и открыл нам проход. Бохх, повздыхав, смирилась с тем, что у чужака теперь есть доступ на запретную территорию, и пригласила нас на поздний ужин, спешно накрытый гоблинами в совещательной зале.
   Доев свою порцию мясного салата с непонятной начинкой (лично я рисковать не стала, довольствовавшись печеньем), маг сгонял за Улианой, которой очень понравилась моя идея с транспортной сетью. И народ с головой нырнул в обсуждение этой проблемы, перекрикивая друг друга и азартно размахивая руками. Умник же, зараза невидимая, безжалостно выдернул меня с совещания на самом интересном месте и погнал на поиски ключа. Фраккат, не задумываясь, отправился со мной - проблема порталов не волновала его ни с какой стороны.
   И как, спрашивается, мне искать ключ в этой горе? Помните пословицу про иголку в стоге сена? Так вот, на пару с Заром мы знатно перелопатили весь металлический "стог", но "иголку" так и не нашли. Зато устали, как собаки, и решили передохнуть. Примчавшийся на помощь Ричи предложил нам сходить в гости к его дядюшке, хранителю библиотеки, куда мы тут же и направились под горестные завывания Умника.
   Библиотека располагалась в большой и довольно-таки сухой пещере, где ровными рядами стояли длинные стеллажи с книгами. Края пещеры терялись в темноте, и лишь над входом горел маленький магический шарик, позволяя, хоть и с трудом, различать окружающие предметы. За круглым столом, полностью заваленным бумагами, сидел пожилой гоблин с редкими седыми волосами и при свете парочки свечей что-то писал в большущей книге, периодически прикусывая кончик пера.
   - Это мой дядя Три-Зза, - шепотом пояснил Ричи. - Дядя, к тебе гости, - позвал он.
   - А? Что? - всполошился старик, едва не опрокинув чернильницу, тут же вскочил на ноги и, поправив серый длинный халат, церемонно поклонился. - Три-Зза, хранитель этой библиотеки, - он гордо обвел рукой полки. - Хотите что-то почитать?
   - Нет, дядя, они ищут важную металлическую пластинку. Бохх велел помочь им. У тебя нет чего-то похожего?
   - Нет. Но здесь столько интересного. Вот, например, в этой летописи, - гоблин вернулся к столу, - записано, как был построен наш город. Вот взгляните.
   Я шагнула вперед, но, споткнувшись о какой-то ящик, полетела на пол, больно распоров руку о железяку, подложенную под ножку стола. Блин горелый, только заражения крови мне и не хватает для полного счастья! Пол тут не мыли со дня... со дня... короче, никогда, похоже, не мыли!
   Зар протянул мне руку, помогая подняться.
   "Стоять! То есть, лежать!" - неожиданно рявкнул Умник.
   "В чем дело?" - сердито спросила я, вновь шмякаясь обратно.
   "Сотри пыль с этой штуки, живо!"
   "Раскомандовался тут!" - я возмущенно фыркнула, собираясь встать, но кто ж мне позволит?
   "Дура! Это же ключ!"
  
   Переночевали мы во все той же комнате для дорогих гостей. Эд с Улианой вернулись домой. А Умник, обрадовавшийся находке, куда-то удрал и больше не зудел над ухом. Отравленного вина нам тоже больше не подносили. Так что ночь прошла тихо и спокойно.
   Моя идея с сетью порталов (назовем ее ГТС - гоблинская транспортная сеть) начала реализовываться даже раньше, чем я думала. По крайней мере, одна ветка - от пещеры гоблинов до Нисколена - была почти готова. Разумеется, эти ловушки еще следовало переделать в соответствии с новым предназначением, но нас уже торжественно провели сквозь всю цепочку и даже лапками на прощание помахали. Лошадей, правда, так и не вернули.
   До города, как пояснил Ричи, еще часа три ехать. Ближе к Нисколену подданные Бохх строить свои капканы не решались, опасаясь стражников. По утренней прохладе идти было легко, но к полудню жаркое летнее солнце взяло нас в оборот, требуя немедленно свернуть в лес и передохнуть. И я бы всенепременно его послушалась, но Зар, ухватив меня за руку, практически потащил вперед.
   Проезжий тракт, по которому мы шли, сворачивал в сторону, открывая прекрасный вид на Нисколен и просторные пшеничные поля. Сделав крюк вдоль кромки леса, он вновь устремлялся к городу. Но идти туда уже не хотелось.
   - Может, не пойдем? - обернулась я к Веррану.
   - Почему? - удивился кот.
   - По-твоему, вон те черные полотнища жители для красоты повесили? Там чума!
   - Там твой тали, - возразил урс, ничуть не испугавшись жутких знаков.
   Обернувшись, я заметила, что и Зар совершенно спокойно рассматривает город.
   - Людям беспокоиться нечего, - пояснил мальчик, кивнув на приближающуюся телегу. - Иначе они бы выбрали другой путь.
   Заставленная коробками и корзинками телега уверенно двигалась в сторону зачумленного городка. Ее возница, мужчина в летах с темными волосами и с короткой окладистой бородкой, прекрасно (ну не слепой же он?) видел и стены, и полотнища на них, но поворачивать назад явно не собирался. А два вихрастых светловолосых мальчишки-подростка и вовсе беззаботно болтали ногами, сидя на краю телеги и насвистывая какой-то бодрый мотивчик.
   Н-да, сразу видно, люди просто в панике! Нет, я не поняла: или там не мор, или эти люди просто психи, или...
   - Или больны вовсе не люди, - продолжил мою мысль Зар.
   - Сейчас выясним, - урс догнал неторопливо едущую повозку и спросил у торговца. - Уважаемый, это что за город? Нисколен?
   - Он самый, - кивнул мужчина, дружелюбно улыбнувшись. - А что, вы туда? Не боитеся, что ль, заразы?
   - А вы? - усмехнулась я.
   - Так ведь оно как, - протянул купец, придержав коня, чтобы мы не отставали, - эта пакость она ж людям не опасная - одни урсы мрут. Нам-то не страшно, а вот дружку вашему поберечься стоит.
   - Это точно?
   - Ага, - беззаботно заявил один из пареньков, - тока котяры, чтоб им хвосты поприщемляло, и дохнут, а окромя них никто даже не чихнул.
   Верран грозно на него рыкнул, и юнец тотчас заткнулся, сделав вид, что сосновый лесок по правую сторону от дороги очень занимательное место, ну прям глаз не отвести.
   - Простите его, добрый пэр, - мужичок слегка поклонился марру, попутно отвесив мальчишке подзатыльник. - Первый раз этого дурачка с собой взял, уж очень сестрица просила пристроить к делу сыночка ейного.
   "Дурачок" недовольно засопел под ехидное хихиканье второго парня, но все же промолчал.
   - Не боитесь детей с собой везти? - нахмурилась я, все еще не веря в безопасность зачумленного города.
   - Неа, - махнул рукой торговец. - Уж третий месяц, как мор начался, а только урсы и болеют. А я вот жив-здоров, хотя кажную неделю в город мотаюсь, товары разные поставляю. Да и дочка у меня там учится в этом как его... в пансиене. Тоже слава богам здоровенькая. Только за обучение такая уйма денег уходит, жуть. Мне тут купец знакомый сказывал, что сейчас очень выгодно идет торговля жазз. У него даже испорченный жазз купили. Представляешь, заметили, что плохой, но все равно купили. Вот и я по деревенькам проехался, жазз прикупил, теперь вот в город везу. Спрос на жазз-сат счас о-го-го какой! Коты и раньше его неплохо покупали, а теперь и подавно расхватывают. Так ты присаживайся, красавица, - он приглашающе похлопал по свободному местечку рядом с собой. - Устала, поди? Довезу и тебя, и сынка твоего. А вот коту не стоит в город соваться. Не все из их братии, конечно, позаражалися, но все ж рисковать-то не нужно. Ну что, едем?
   - Минутку подождете? - улыбнулась я. - Мы посовещаемся.
   - Хорошо, - он натянул поводья, телега проехала немного и остановилась. - Тока недолго.
   Я утащила Веррана в сторонку и замерла, не зная, что ему сказать.
   - А что такое жазз-сат? - ляпнула первое, что взбрело в голову.
   - Это напиток, который изготавливают из сушеных листьев жазз, - пояснил почему-то смутившийся марр.
   "Да водка это для пушистиков, - хихикнул Умник, - неслабо так сдобренная валерьянкой. Ну, или местным ее аналогом. Улетная штука!"
   - Так что, - ухмыльнулся кот, - мы совещаться будем или про жазз-сат говорить?
   - Совещаться, конечно, - улыбнулась я. - Про поездку в Нисколен что скажешь?
   - А у нас есть другой выход? Твой тали в городе, и времени выжидать у нас нет.
   - А вдруг он уже погиб?
   Верран шагнул ближе и подцепил когтем тен, болтающийся у меня на шее.
   - Жив, - заявил он, приглядевшись к амулету. - Едем.
   - Но ведь ты можешь заразиться, - не сдавалась я.
   - Я могу установить защиту, - вмешался в разговор Сезариан, - урс не заразится. Но на это уйдут практически все силы, которые удалось скопить. А если уровень защиты придется повысить, то я буду лишен возможности передвигаться.
   - Что? - испуганно воскликнула я. - Это так опасно для тебя?
   - Нет, не опасно. Чтобы не расходовать силы напрасно, я буду вынужден лежать, не двигаясь. К сожалению, я не смогу тебя сопровождать, но зато рядом будет Верран.
   - Отлично, - заявил марр, - так и сделаем.
   - Не уверена, что это наилучший выход. Мы рискуем или Верраном, или Заром.
   - Мальчишка же сказал, что для него нет опасности, - раздраженно дернул хвостом урс. - К тому же он всегда может эту свою защиту отключить.
   - Но тогда под угрозой окажется твоя жизнь.
   - Я уверен, что мы быстро найдем твоего тали и сразу же уедем оттуда, - марр успокаивающе мне улыбнулся. - Пошли.
   - Хорошо, - согласно кивнула я, направляясь к телеге.
   - Не торопись, - Зар схватил меня за руку, заставив остановиться, - здесь что-то странное...
   Мальчишка напряженно замер, вглядываясь в далекий город.
  
   ***
  
   Город Умара не пугал. Чума действительно не могла нанести вред его кукле. А Верран пусть сам за себя думает. Никто не нанимался его спасать, да и чертова тали тоже. Но вместе с тем грейм прекрасно понимал, что его сердобольная Барбариска в беде ребенка не оставит. Махнув на нее рукой, ал'Никс переключил канал.
   С Ильсаном творилось что-то странное. И если к его приступам грейм худо-бедно привык, хотя и не мог понять, что их вызывает и каким образом они связаны с переходом граней, то вчерашнее происшествие нарушало всю картину. Ментальная проекция в исполнении обычного полуэльфа впечатляла, как и мощный поток силы, хлынувший из мальчишки. Причем, силы очень знакомой, можно даже сказать, родной. Но уловить мелькающую в голове отгадку Умар не мог, как ни старался.
   А Ильсан и не пытался разобраться в происходящем. К утру приступ почти прошел, и голова болела куда меньше, но странный сон о городе технарей принес с собой жуткую слабость. И страх...
   А вдруг Кэрлин и Сейфи действительно в опасности? Или это тревога выплескивается такими глупыми снами?
   Вампир тоже беспокоился и частенько выбирался из пещеры, проверяя, не идут ли друзья. Прогулки мурата были куда продолжительнее, иногда с ним уходила Ланка - возвращалась она веселая и довольно облизывающаяся. А вот Ильсану вставать было категорически запрещено, и от вынужденного безделья мальчишку неудержимо клонило в сон. Может, хоть проснется здоровым...
   Разбудили его странный шум и возня, а ввалившаяся в пещерку развеселая компания нархански удивила.
   - Кэри, я тоже рад тебя видеть, - воскликнул мальчишка, обнимая ее в ответ, - но это не значит, что меня следует придушить в расцвете лет!
   А вот орку, гнома, парочку эльфов и огромный синий цветок здесь точно никто не ждал. Хотя нет, ждали - кошка, радостно мяукнув, вырвалась из рук оборотня и бросилась к колокольчику. Тот ласково обхватил ее листиками и восторженно что-то затрещал.
   - Вы чего так долго? - капризно протянул Ильсан, устраиваясь поудобнее в объятьях Кэрлин.
   - Это ты у своей подружки спроси, - рассмеялся Сейфи, кивая на его новое "кресло", - это она нас потащила самой дальней дорогой.
   - Зато, - улыбнулась девушка, - мы там кое-что нашли. Думаю, полезное.
   - Чем это оно полезное? - приподнял бровь Мейр. - Прочитать записи мы все равно не можем. Да и от твоей железяки из тайника никакой пользы! Время только на ее поиски зря потратил.
   - Так ведь и не нашел ни фига!
   - А я виноват, что твой дружок целую кучу тайников наделал!
   Пока парочка привычно ругалась, мальчишка обратил внимание на странное поведение Талла. Клыкастый, приподняв бровь, пристально смотрел на одного из эльфов - невысокого, с длинными золотистыми волосами. Ушастый красавчик стойко выдержал взгляд вампира и отрицательно качнул головой. Ксанталл со вздохом кивнул и отступил. А вот мурат и не скрывал своих чувств, радостно крутясь вокруг орки.
   - Кэри, а этих вы зачем притащили? - шепотом спросил Ильсан.
   - Да кто их тащил? - насмешливо фыркнула она. - Сами за нами увязались. Из-за тебя, между прочим. Если бы ты кротов не усыпил...
   - Я?!
   - Ты! Спасибо, дружище! - оборотень дружески хлопнул его по плечу - Без тебя мы бы не выбрались.
   - Говори за себя, - возмутилась Кэрлин, - я бы спокойно выбралась.
   - Что-то я особого спокойствия не заметил!
   - Эй, хватит ругаться, - перебил их Ильсан. -. Может, по порядку все расскажите?
  
  
  
   В надежных объятиях Кэрлин рассказ об их жутких приключениях казался мальчику просто сказкой, местами страшной, местами веселой, но совершенно не опасной.
   - А затем Ильсан усыпил кротов и спас всех нас, - закончила девушка, чмокая его в макушку.
   - А затем, - передразнил ее Сейфиттин, - мы встретили Сарану и эльфов и сбежали через рабочие тоннели под городом. Все.
   - Эй, как это все? - вскинулся полуэльф. - А дальше?
   - Дальше, так дальше, - Кэри, смеясь, растрепала его волосы. - В зале под площадью было три хода. Я выбрала один, пушистику приглянулся второй, а эльфы в пику нам собрались идти в третий. Спорить с ними я не стала. Какой смысл, если эта собака лохматая все равно за мной потащится? В общем, отправились мы в правый проход, я, Сейфи, ну и Сорняк увязался. А вскоре нас догнал и тройной бесполезный балласт.
   "Балласт" в лице эльфов возмущенно запыхтел, а в лице орки схватился за топор, но проводница полностью их проигнорировала, продолжая болтать.
   - Ушастики, видите ли, передумали - якобы так шансы выбраться резко возрастают, - фыркнула она. - Зато у нас уменьшаются! Вот как мы такой ордой передвигаться будем? Вся секретность аражу под хвост! Предлагаю, этих, - она кивнула в сторону недовольной троицы, - с собой не брать. С Полигона мы их вывели, а дальше каждый сам за себя.
   - Эльфы идут с нами, - твердо заявил Ксанталл, положив руку на плечо золотоволосого.
   Мурат возмущенно рыкнул на Кэрлин, усевшись у ног орки, а Сорняк и вовсе испуганно метнулся к Сейфиттину, вцепившись в того, что есть силы.
   - Тогда только гному остается идти своей дорогой, - усмехнулся оборотень, подмигивая девушке.
   - Костика беру я! - Кэри показала Мейру кулак. - Араж! Придется вместе идти.
   - Не переживай, - хихикнул Мейр, - так даже лучше. Мы можем теперь не прятаться. Нам главное врага на землю завалить, а там всей толпой затопчем!
   - Как смешно! - обиженно вздохнула девушка.
   - Ты лучше расскажи, что вы там еще нашли, - Ильсан поспешил отвлечь ее от грустных мыслей.
   - Да на самом деле ничего интересного. Мы поначалу слегка заплутали в этом аражевом лабиринте и уперлись в какой-то тупик. Ну... психанула я тогда немножко. А нечего было меня злить!
   - Ничего себе немножко, - ехидно фыркнул оборотень, - да она там такую дыру в каменной кладке пробила, что артель гномов-землекопов обзавидуется. Ты бы с ней, Ильсан, поосторожнее. А то, ишь, сидят тут, обнимаются. Да ежели она камень голыми руками рушит, то про твою шейку и говорить нечего!
   - И вовсе она не голыми руками проход пробила, - возмутился Костас, ратующий за справедливость, - там прут железный валялся. И вообще, это ты виноват! Кто тебя просил нагибаться? Глядишь, и кладка целее была бы!
   - Ого! - восхищенно протянул Ильсан. - Кэри, ну ты даешь!
   - Да ты больше их слушай! - засмеялась девица. - Всего-то один мелкий камень и вышибла. С той стороны еще одно помещение оказалось. Нооль подогнал поближе к дыре магический шарик, которым освещал нам путь, и я сумела рассмотреть какие-то металлические ящики. Потом Костик быстренько нам дыру расширил.
   - Да этот проход в спешке перегораживали, - пояснял Костас, - некачественно заделали.
   - Короче, - продолжила девушка, - за каменной кладкой была техническая лаборатория. Практически целая, если не считать раскиданных то тут, то там вещей. Видать, торопились куда-то хозяева. Мародеры оставили бы куда больший разгром, и точно бы не оставили золото.
   - Что за золото? - заинтересовался Ксанталл. - Вы про него не говорили.
   - Кэри, тебя аражи за язык, что ли, тянут? - возмутился Сейфиттин. - Теперь еще и с упырями делиться придется. И вообще, слитки нашел я, так что нечего к чужой собственности свои загребущие лапки тянуть!
   - Золото - это громко сказано, - усмехнулась пэри Хорн, - всего-то два малюсеньких прямоугольных слитка. Наверняка, для исследований использовали.
   - А чего его исследовать? - удивленно воскликнул Костас. - Я и без всяких исследований могу сказать, что это золото.
   - Во! Молодец! - обрадовался кот. - Наш человек, то бишь, гном. Ты, дружище, как золото где увидишь, сразу мне говори!
   - Хорошо, - кивнул польщенный похвалой бородач.
   - А что там за лаборатория? - спросил Ильсан.
   - Оборудование явно технарское, - ответила Кэрлин. - В центре огромный, под самый потолок, агрегат. В углу кресло какое-то с панельками да проводками. Рядом полки с ящиками и стол. И вот в столе эти тетради и лежали. Правда, прочесть их никто из нас не смог. Я уверена, что писали до Катастрофы. Там цифры стоят рядом с каждой записью, а число четыре тысячи восемьсот шестьдесят семь постоянно повторяется, причем, следующие за ним два числа всегда разные. Предполагаю, что это даты.
   - Это может быть код эксперимента, - вмешался золотоволосый эльф, задумчиво теребя кончик длинной косы, - а меняющиеся числа - это порядковые номера опытов. Я думаю, что это научный журнал какого-то эксперимента. Там внутри много разных формул. И бумага, кстати, чем-то пропитана, иначе так долго тетради не сохранились бы.
   - Я могу прочитать, - предложил свою помощь Ксанталл.
   Вампир взял у Кэри тетрадь, перелистал, просмотрел остальные и огорченно покачал головой:
   - Нет, этот язык мне не знаком, он точно не с Мэйдеса.
   Кэрлин и Сейфи понимающе переглянулись - похоже, этот вампир не так прост, как пытается казаться.
  
   После обеда, приготовленного Сараной, Сейфиттин вытащил из кармана простенькую золотую сережку из двух скрепленных друг с другом колечек и, взмахнув ее перед носом Кэрлин, потребовал объяснить, какого аража он рисковал жизнь ради этой безделушки. Но ответить девушка не успела.
   Ланка пушистой молнией пронеслась через всю пещерку и, ухватив зубами сережку, грозно зарычала, предупреждая, что так просто она свою новую игрушку не отдаст. Но буквально через миг кошка выгнулась дугой и, жалобно мяуча, упала на бок. Распушившийся от страха и боли хвост беспомощно метался из стороны в сторону, а когти чертили борозды на каменном полу. Оборотень, изменившись в лице, бросился к сестре.
   - Стой! Не подходи! - крик Кэрлин заставил его на мгновение замереть и окинуть девицу недовольным взглядом.
   Когда же Сейфиттин обернулся, на каменном полу, тяжело дыша, лежала обнаженная девушка лет семнадцати, в судорожно сжатых губах которой поблескивала золотая сережка. Первым к ней подскочил Ксанталл и, укутав в сорванное с лежанки одеяло, крепко прижал к себе. Мейр хотел забрать девчонку у клыкастого, но тот не позволил, буркнув что-то себе под нос, и девушку окутало теплое красноватое облачко, согревая и успокаивая. Незнакомка постепенно расслабилась, перестала стонать и теснее прижалась к своему защитнику.
   - Лана, Ланочка! - ласково позвал ее Сейфиттин.
   И тут живой кокон на груди Талла завозился, захныкал и позвал маму. Все опешили, даже вампир от неожиданности ослабил хватку - девица вырвалась и принялась испуганно озираться по сторонам.
   - Мамочка, где ты? - совершенно по-детски плакала она.
   Первой ей на глаза попалась Сарана, заставив "малышку" разрыдаться пуще прежнего, потом огромные зеленые глазищи с восторгом уставились на Ильсана.
   - Мама!! - радостно вскричала Ланка, бросаясь вперед.
   - Я-я-я?! - от шока мальчишка даже заикаться начал.
   Но Сейтлана, не обратив на него ни малейшего внимания, промчалась мимо, вцепившись в Кэрлин обеими руками.
   - Мамочка, я тебя нашла! - счастливо щебетала она, целуя новообретенную "мать".
   - Я?! - Кэри ошарашенно хлопала глазами.
   - Мамочка! - ликующе раздалось в ответ.
   - Костас, напомни мне, пожалуйста, - раздраженно фыркнув, велела молодая "мать", - как только мы найдем твоего дядю, я самолично оторву ему голову! И Лорду тоже!
   - А при чем тут дядя? - удивленно спросил гном, на всякий случай отодвигаясь подальше от разозленной девицы.
   Ильсан откровенно хихикал, да и остальные неплохо развлекались за чужой счет. Хорошо еще, что Сорняк незадолго до этой неразберихи умотал куда-то. А то б не преминул поучаствовать в обнимашках.
   Возмущенная всеобщим весельем Кэри хмыкнула и мстительно протянула:
   - Детка, познакомься, а вот это твой папа!
   - Где?! - с радостным возгласом Ланка развернулась, ища взглядом "папу".
   Два потенциальных кандидата на роль папочки, симпатичные и ушастые, резко отскочили в сторону, делая вид, что не знали в своей жизни ничего более занимательного, чем разросшаяся на камнях сизая плесень. Внешность Сараны заставила "детку" капризно надуться, а вот Костас малышку заинтересовал, вернее, его главное гномье украшение.
   - Деда! - восторженно пискнула девчонка, дергая того за бороду. - Деда, а где папа?
   - Там! - прохрипел бедняга, вырывая из "детских" рук свое достояние и принимаясь его бережно расчесывать.
   "Девчушка" с надеждой бросилась к оставшимся двум мужчинам и замерла, завороженная красными косичками Талла.
   - Папа? - прошептала она.
   - Нет! - поспешил заявить клыкастый. - Я - твой муж!
   - Муж?! - эхом отозвалось множество голосов (недоуменных, удивленных, насмешливых) и один разъяренно-злобный рык, заставивший вампира попятиться к стене.
   - Муж, значит? - едко уточнил Мейр, скрежетнув когтями по камню, и ласково-ласково пообещал. - Щас, мы этому мужу кое-что оторвем!
   - А кое-что - это что? - сунулась под руку оборотню любопытная "малышка", придерживая рукой сползающее одеяло.
   - Да так, - замялся Сейфи, - одна лишняя деталь. Совершенно, на мой взгляд, ненужная штука для этого вампира. Вот же урод аражев, лезет, куда не просят!
   - А кто такой аражев урод?
   - Ну это... хороший парень!
   - А куда его не просят? - Ланка теребила братца за рукав, доверчиво заглядывая ему в глаза. - Пап, ну что ты молчишь? Ну, куда?
   Остальной народ тихо ржал, наблюдая эту сцену.
   - Потом расскажу, - ответил несчастный парень, - вот только с "мамой" поговорю! А ты пока погуляй, что ли.
   - Урррааа! - возликовал "ребенок", хватая за руку вампира. - Пошли гулять, урод! А ты мне кое-что покажешь?
   - СТОЯТЬ!! - заорал Сейфиттин под дружный хохот собравшихся и сдавленные смешки "урода". - Ты с ней не идешь! - оборотень завертел головой, пытаясь выбрать сопровождающего для "малышки". - Сарана, сходи с Ланой на прогулку, пожалуйста.
   - Ладно, - нехотя кивнула орка, - только не мешает девушку сначала одеть.
   Дамы утащили "девчушку" в угол пещеры, сунули Ильсану одеяло, велев поработать ширмой и не подсматривать. Просьба сопровождалась двумя сильными аргументами - внушительным кулаком орки и подзатыльником от Кэрлин.
   Одежда Кэрлин "дочке" была слегка тесновата в груди, и это заставляло "мамочку" завистливо хмуриться и кусать губы. Но совместными усилиями они Сейтлану все-таки нарядили. И тут в пещерке появилось новое действующее лицо - Сорняк с огромной дохлой мышью в лапах-листочках. Увидев ее, "малышка" истошно завизжала... от радости.
   - Вкуснятина! - закричала она, выхватывая лакомство и собираясь засунуть его в рот.
   - Брось гадость! - Кэрлин попыталась отобрать мышь, ухватив за торчащий розовый хвост.
   - Ааааа! - завопило очнувшееся "лакомство", упираясь всеми лапками. - Пусти, зараза! Кто тебе позволил честных нарханов за хвост таскать?!!
  
  
   Глава 10. А оно мне надо?
  
   Барбариска
  
   Купец согнал мальчишек с насиженного места, заявив, что хватит им тут штаны протирать, пора и ноги размять, помог мне и Зару забраться на телегу, подхлестнул лошадей, и мы поехали.
   - Я, значится, Олгар, - улыбнулся он, - это сынок мой, Стигар, а вон тот обалдуй, стал быть, племяш, Ислай. А тебя как звать, красавица? - подмигнул мне торговец.
   "Ишь обнаглел! - возмутился Умник. - Кому и кобыла красавица!"
   - Лариса, - представилась я. - Это мой сын, Зар.
   Фраккат, прячущий свою настоящую внешность под личиной человека, изобразил на лице кривоватую улыбку.
   - Это наш друг, Верран.
   - Ой, зря ж вы его с собой взяли, ой, зря! - жалостливо протянул купец. - Хороший вроде ж парень, а пропадет почем зря!
   - Не собираюсь я пропадать! - насмешливо фыркнул "хороший парень". - Мы быстро закончим с делами и сразу уедем.
   - Упрямый он у нас, - вздохнула я, - но я с ним согласна, нам лучше не разделяться. Вы же сами говорили, что не все урсы болеют, может, и пронесет.
   "А я на твоем месте не стал бы на это надеяться!" - хихикнул Умник.
   "Почему?"
   "Так ведь ежели этого кота пронесет, то вместо поисков тали придется вам сортиры по всему городу искать!"
   "Как смешно! - прошипела я. - Ты что, совсем уже совесть потерял?"
   "Так уж и потерял,- с наигранным возмущением ответил он. - Просто выкинул за ненадобностью!"
   "Тьфу на тебя, зараза приставучая! Дай послушать, что человек говорит!"
   - Хороший у тебя сынок, - добродушно заявил Олгар, - а у меня доченька еще есть. Умница, красавица. А вот...
   Через десять минут я поняла, почему купец решил нас подвезти и терпеливо ждал, пока мы примем решение: меня избрали на почетную должность - "собеседник Олгара". Правда, сочувственные взгляды подростков сразу же дали знать, что должность эта не столько почетная, сколько утомительная. Я повесила на лицо дежурную приветливую улыбку, не забывая кивать в нужных местах, и принялась думать о своем, о женском - о мужиках, то бишь. И вот что странно, опять перед глазами встал тот светловолосый симпатичный Тень. Последнее время он что-то слишком часто вспоминается. К чему бы это? Он, конечно, красивый и все такое, но ведь сволочь же. А вот если ему мозги вынуть да прополоскать, как следует, чтобы больше в дурацкие игры не играл, классный парень получится!
   "Умник, ты-то чего ржешь? Подожди, не сбивай с мысли, сейчас..."
   "О да! - восхитился тот. - Чего только не сделает настоящая русская женщина - и в избу горящую войдет, и коня на скаку остановит, и грейму мозги прополощет - лишь бы не стирать, не гладить, не готовить".
   "Э нет, - разулыбалась я, - это чисто мужские обязанности! Женщина должна мыслить глобально: например, почему был неурожай бобовых в Гренландии, или как повлияет резкий скачок курса евро на сбережения алкоголика Сидорова, спрятанные им от жены в банке... трехлитровой".
   "Хорошо, - расхохотался Умник, - тогда предлагаю компромисс. Мы что, зря столько детей насобирали? Вот и пусть работают: Зар стирает, Сэм гладит, Лерка готовит!"
   "А если появятся новые обязанности, что будем делать?"
   "Как что? Новых детей!"
  
   Мы покинули основной тракт, убегающий дальше, к темнеющей вдалеке реке, и свернули на выложенную камнем дорогу, ведущую к Нисколену. Подъехав к большим металлическим воротам, купец остановил телегу и несколько раз стукнул серебряным кольцом по широкой пластине, прикрепленной к небольшой дверце воротах. Створка маленького окошечка приоткрылась, пожилой стражник окинул нас цепким взглядом, постучал себя пальцем по лбу, заметив Веррана (да сам он придурок!), и распахнул ворота.
   Торговец, оплатив пошлину и помахав нам рукой на прощанье, двинулся дальше. Мы же немного задержались, рассматривая казарму и грубо сколоченное деревянное здание напротив нее. Его окна были плотно занавешены серыми тряпками, а у дверей стояла охрана.
   Под бдительным присмотром хмурого типа в сером комбинезоне, больше напоминающем противорадиационный костюм с дурацким балахоном вместо шлема, барак покинули двое урсов. Поравнявшись с нами, коты синхронно вздохнули и стали наперебой уговаривать сородича повернуть назад. Дескать, опасно в городе, а чтобы выбраться, нужно неделю в карантинном бараке торчать. Верран, философски пожав плечами, пояснил, что выбору него просто нет, дело уж очень важное.
   Дружески хлопнув Веррана по плечу и пожелав ему удачи, урсы со всей возможной поспешностью (не теряя, впрочем, достоинства) покинули Нисколен.
   - Непонятно, зачем этих урсов держали в карантине... - задумчиво протянул Зар, глядя им вслед.
   - Чтобы чуму не разносили, - предположила я.
   - Но Нисколен накрыт защитным куполом, зараженный не сможет пройти сквозь него. Хорошая защита, сильный маг ставил.
   Низенький полноватый "врач" колобком подкатился к нам, окинул урса подозрительным взглядом, сощурив маленькие поросячьи глазки, и убрался обратно в свое "логово", мучить других котиков. Неудивительно, что у них тут зараза процветает, при таких-то лекарях.
  
   Настроение у меня было гаже некуда, и особого желания любоваться красотами Нисколена не возникало. Да и не было там никаких красот - так, мелкий невзрачный городишко. С утопающим в зелени Янкаром точно не сравнишь. Здесь же ряды довольно однообразных одно- или двухэтажных домиков с чахлыми кустиками у входа сменялись такими же темными и мрачными деревянными заборами, единственным украшением которых была кривоватая рожица с подписью: "Прутик - казел!".
   Улыбнувшись неведомому Прутику, я вслед за Верраном свернула в узкий переулок, источающий "чарующие ароматы" человеческой жизнедеятельности, и, высказав марру все, что я думаю о придурках, таскающих приличных женщин араж знает где, оказалась в совершенно другом городе.
   Центральный проспект ярким мазком рассекал Нисколен на две неравные части. Дома по другую сторону поражали своей роскошью и убранством, и чем дальше, тем сильнее. Вдалеке виднелась парочка высоких каменных башен с золочеными крышами, блестящими в закатных лучах солнца. Ассортимент и оформление многочисленных лавок и магазинчиков с каждым шагом становились все богаче и богаче. Растений, правда, больше не стало - видать, не жалуют в этом городке зеленые насаждения.
   Рынок, раскинувшийся на большой круглой площади, шумел, словно ничего страшного не случилось. Народ, не опасаясь заразы, вовсю толкался среди навесов и палаток, торговался, спорил до хрипоты, доказывая превосходство своего товара над прочими, а иногда и дрался. На проспекте было так же многолюдно, а в различных питейных заведениях даже весело.
   О чуме напоминали только серые тряпки, закрывавшие окна некоторых домов, типы в серых комбинезонах, шныряющие туда-сюда, и отсутствие урсов на улице. Все наши расспросы о тали результатов не принесли, детей урсы вывезли из города в первую очередь. Наш Верран притягивал любопытные взгляды прохожих, и это его неимоверно злило, заставляя яростно хлестать хвостом по ногам. Пока мы разыскали таверну, готовую взять на постой урса, наступил вечер. Верран порывался продолжать поиски, но я не позволила. Если даже трактирщик, опасаясь беспорядков, просит Веррана заходить в номер через окно, чтобы никто не видел, что уж говорить об остальных.
   - Вы не сердитесь, добрые господа, - в который уже раз вздохнул трактирщик, опустив хитрые бегающие глазки, - только сейчас никто урса в дом не пустит.
   - Он здоров, - возмутилась я, - и вообще, люди не могут от него заразиться.
   - Заразиться не могут, это так, а вот драку устроить очень даже могут. В городе и так неспокойно. Зачем нам лишние проблемы? А ужин я вам в номер пришлю. Хороший ужин! И бочку с водой, чтоб, значится, помыться.
   - Две бочки! - грозно рявкнул Верран. - И вина!
   - Конечно, конечно, - хозяин, поминутно кланяясь, попятился к дверям, - уже бегу. Все будет в лучшем виде!
   В номере Верран все же не усидел. После на удивление вкусного ужина мы с марром собрались в больницу - там сейчас особенно много урсов, и велика вероятность разузнать что-то про моего тали. Но и опасность заражения нархански высока, поэтому Зар решил остаться и усилить защиту. Я велела ему после нашего ухода закрыть окно и подпереть дверь чем-нибудь тяжелым, на что мальчик с самодовольной улыбкой заявил, что он даже в таком состоянии вполне способен разделаться с местным сбродом, и я не должна беспокоиться.
   "Да не психуй ты, - попытался утешить меня Умник, - с фраккатом этим людишкам действительно не справиться".
   "Так ведь он без сил будет!"
   "Ха, - фыркнул мой товарищ, - ты же его боевую форму видела. Да он их всех в два счета положит и даже не заметит".
   - Хорошо, - вздохнула я, обняв Зара на прощание, - мы постараемся вернуться побыстрее.
   Госпиталь размещался на территории ремесленно-строительной школы, в центральном двухэтажном здании, облицованном зеленой мраморной плиткой, и двух подсобных деревянных постройках. На окружающей госпиталь металлической решетке неопрятными бантиками висели клочки серой ткани. Окна были закрыты все теми же серыми тряпками, пытающимися замаскироваться под обычные шторы.
   Верран задержался в холле первого этажа, болтая со своей знакомой, навещавшей заболевшего отца. А я, чтобы не мешать их разговору, вышла в коридор. Прошлась немного туда-сюда и присела на диванчик. Неожиданно тен нагрелся и ужалил меня слабым электрическим разрядом. Потом еще раз и еще. Я вскочила на ноги и заметалась, не зная, что делать. Шагнула обратно в коридор - разряды стали чуть слабее, вернулась к дивану - усилились, подошла к лестнице - закололо еще сильнее.
   Араж драный! Мы что, в "горячо-холодно" играем, что ли? Ну ладно, поиграем.
   Амулет привел меня на второй этаж, велев зайти в пятую от поворота дверь и... замолчал.
   Супер! Ну и как я тут своего тали должна искать - тут же не меньше десятка котов.
   Палату пронизывал гнетущий запах боли и смерти. На узких, застеленных старыми простынями кроватях, стоящих по пять с каждой стороны, метались в бреду, стонали или просто лежали, забывшись тяжелым сном, урсы.
   Стоп, а это кто? Что-то мордашка уж больно знакомая.
   Я подошла ближе, аккуратно отвела с лица паренька спутанные, липкие от пота рыжеватые волосы.
   Араж! Так и есть! Это первый урс, которого я встретила в этом мире - психованный малолетний убийца. Орис, кажется, если не путаю. Интересно, а Барсик тоже здесь?
   Я подняла голову, рассматривая больных, и, уловив боковым зрением какое-то движение, шарахнулась в сторону. И только это меня и спасло: когти Ориса прошли вскользь, оставив на моей щеке пару царапин.
   - Ты! - хрипло прошипел он. - Из-за тебя все...
   Желтые глазищи урса горели ярким огнем ненависти. Он рванулся ко мне, но вспышка агрессии спалила последние его силы, и мальчик сломанной куклой растянулся у моих ног. Попытался приподняться, но не смог и замер, с трудом глотая воздух.
   Блин горелый! И помочь надо, и страшно, а ну как опять бросится. Парнишка, похоже, совсем больной - и я вовсе не чуму имею в виду!
   Я выглянула в коридор, в надежде пригласить кого-то из персонала.
   Араж, нет никого. А к черту!
   - Вот что, парень, - я присела на безопасном расстоянии, - я помогу тебе лечь, так что ты свои коготки прибери пока. Потом размахивать будешь. Хорошо?
   - Тварррь!
   - Вот и чудно, - усмехнулась я, - вот и познакомились. А я Барбариска.
   - Ненавижу! - прохрипел Орис.
   - Я тоже тебя люблю, солнышко! Осторожненько встаем. Держись за меня. Хорошо. Вот так. Садимся, не падаем. Теперь аккуратненько ложимся. Вот молодец. Я сейчас воды принесу.
   Я взяла со столика грязный стакан, ополоснула его водой из графина, тоже не очень чистой. Да уж, желающих ухаживать за больными котами, видать, немного - подгадили маррам их сородичи-работорговцы. Я хотела сходить за свежей водой, но перехватила жадный умоляющий взгляд мальчика. Налила в стакан эту, с позволения сказать, жидкость, напоила сначала юного лирра, потом остальных урсов, кто был в сознании. Смочила остатками воды полотенце, положила на пышущий жаром лоб Ориса. И под напутственное пожелание мальчишки, идти к аражу, отправилась во двор, к колодцу.
   Мама дорогая, надеюсь, мой тали - не это малолетнее чудовище.
   Но упрямая логика разбивала в пух и прах все мои надежды - других детей в комнате не было.
   Ну что за невезуха! Я теперь всю оставшуюся жизнь должна работать батарейкой для этого наглеца? А оно мне надо?!
  
   Веррана на прежнем месте не было. Я прошлась по коридору, заглянула в несколько комнат и решила вернуться на второй этаж, тем более что надо отнести больным воду. На лестнице я споткнулась и чуть не упала, в последний момент ухватившись за протянутую руку помощи, серую и пушистую. Рядом со мной, улыбаясь, стоял дымчато-серый красавчик-лирр. Арсин.
   - Рад тебя видеть, - приветливо кивнул он (на миг в его больших желтых глазах мелькнула ненависть, тут же сменившаяся добродушием). - Откуда ты здесь?
   - Тали своего ищу, - ответила я.
   - Что? - опешил он. - Какого еще тали?
   - Не знаю точно, но предполагаю, что это Орис.
   - Орис? - урс расхохотался в голос. - Да кто тебе таких глупостей наговорил?
   - Мой друг, Верран, марр.
   - А ты уверена, что он твой друг? - спросил Барсик, нервно дернув хвостом. - На твоем месте я бы задумался, зачем он тебе про тали наврал.
   - Наврал? - нахмурилась я. - А зачем ему мне врать?
   Лирр пожал плечами, методично отрывая маленькие листочки с одного из растущих на подоконнике вьюнков.
   - А что именно Верран тебе рассказал?
   - Что тен, который ты мне подкинул, связывает меня с каким-то урсом, - ответила я. - Тела тенира-человека и тали-урса становятся единым целым. И урс спокойно живет, используя силу своего тенира. Первый ритуал единения проводится до достижения урсом двух месяцев от роду. Второй сразу же после совершеннолетия, - я аккуратно оттеснила урса от несчастного цветочка и въедливо уточнила. - Так это все неправда?
   - Правда, - нехотя кивнул Барсик. - Но это секрет нашей расы. Непонятно, почему марр тебе его разболтал.
   - Верран хотел помочь моему тали, думал, что тот умрет, если мы не завершим вовремя второй ритуал.
   - Хорошо он тебе голову задурил, - поджав губы, вздохнул лирр. - Орис-то тут при чем?
   - Руны показали, что моему тали осталось меньше двух месяцев до совершеннолетия. А в той палате, куда привел меня тен, других детей, кроме Ориса, не было. Значит, только он может быть моим тали.
   - Действительно, все логично, - согласился Арсин, усмехнувшись в усы, - только ты не учла парочку моментов, о которых твой дружок, видимо, забыл тебе сообщить. И тенир, и тали должны быть ровесниками, а ты хоть и миленькая, но на девочку-подростка явно не тянешь. И самое главное, неужели ты думаешь, что я отдал бы тебе амулет своего ученика, зная, что это может привести к его смерти? Пусть мы и не самые лучшие ребята с вашей точки зрения, но за своих мы кого угодно порвем. И вообще, твой тен не активен!
   - Что? - я уставилась на парня во все глаза. - Но ведь руны изменились, я сама видела.
   - Ладно, - урс облокотился о стену, сверля меня глазами, - активен, но частично. Когда-то амулет действительно принадлежал тениру Ориса, но глупый человеческий детеныш не так давно погиб. Пришлось срочно искать ему замену и, соответственно, создавать новый тен и новую привязку. А старый коготь стал не нужен. Возможно, в нем сохранились какие-то остатки былой связи, они и провоцируют смену рун, но для второго ритуала твой амулет не годится.
   - А зачем тогда ты мне этот бракованный амулет отдал? - я внимательно наблюдала за Арсином, не зная, кому из урсов верить.
   - Честно? - мужчина рассмеялся, задорно подмигнув мне. - Ты мне понравилась, не каждый осмелится так нагло разговаривать с лиррами. Вот я и кинул тебе безделушку - любой урс, увидев ее, подумает, что ты тенира, и не тронет тебя. Я же не думал, что ты встретишь придурка, который решит, что второй ритуал еще не проведен.
   - Верран - не придурок! - обиделась я. - Не говори так!
   - Но ведь я оказался прав, мой подарок принес пользу, и этот марр стал тебе помогать.
   - Пользу принес, - задумчиво кивнула я, поставив тяжелый кувшин на подоконник, - но... почему вы меня отпустили? Почему ты тогда, в лесу, не позволил Орису меня убить?
   - Вэррак Раддер сказал, что тебя что-то держит, и увести тебя не получится, сдохнешь на полпути, - Барсик дернул в насмешке уголком рта. - Так почему бы мальчику не развлечься?
   - Но ты помешал ему развлекаться.
   - Помешал, - согласился лирр, - но иначе бы он увлекся и влетел в Блуждающую следом за тобой. И неизвестно, куда бы его занесло. Так что зря ты сюда пришла, Орис - не твой тали. Можешь не задерживаться в этом городе и ехать дальше. Прощай.
   Арсин забрал с подоконника мой кувшин с водой и, не оборачиваясь, ушел наверх.
   Я осторожно приоткрыла дверь палаты, с улыбкой наблюдая, как Барсик ухаживает за Орисом, поит его водой, заботливо поправляет одеяло, развлекает смешными историями. Получается, урс не мог желать смерти этому малолетнему чудовищу, и про тен сказал мне правду. А вдруг Верран действительно ошибся? И мне не надо становиться батарейкой для этого психованного мальчишки.
  
   Не знаю, что удерживало меня в палате Ориса: то ли жалость, которую наглый лирр поминутно испытывал на стойкость, то ли глупость, что вернее всего, то ли надежда, что Верран вернется и будет искать меня именно здесь. А может, непонятная уверенность, что так надо, так правильно, как было когда-то с Заром. Но Зар - мой меле, сопричастный, а тут совершенно чужой урсеныш. Ведь связи тенир-тали между нами нет. Или есть?
   Араж, ну где же правда? И ведь узнать-то не у кого. Арсин давно ушел, а марр так и не появился. Других урсов расспрашивать про тен я не решилась - это ж секрет их расы, а ну как вместо ответа когтями по горлу получу.
   Я уселась на подоконник, предварительно сдернув пыльные серые шторы - и так дышать нечем, а тут еще эти тряпки! - прижалась головой к косяку и, горько усмехнувшись, закрыла глаза, почти физически ощущая на себе колючий прожигающий взгляд Ориса.
   За последние три часа я изучила каждый камешек на широком школьном дворе, сосчитала скамеечки на двух березовых аллеях, посетовала на валяющийся повсюду мусор. Палата тоже была исследована вдоль и поперек: два больших окна без стекол, картинки на стенах, десять кроватей с не очень-то чистым бельем и десять больных котов.
   Четверым урсам было совсем плохо - они уже не приходили в сознание. Да и у остальных периоды затишья между сильнейшими приступами становились все короче. Орис отчаянно цеплялся за ненависть к моей скромной персоне, но все чаще проваливался в беспамятство. На ногах худо-бедно держалось лишь двое, по мере сил помогая мне ухаживать за больными сородичами. Особенно, за лежащими в углу девушками. Похоже, организовывать раздельные палаты у врачей не было ни сил, ни желания. Лекарств, впрочем, тоже не было.
   Типы в сером, шныряющие по коридорам, доверия не вызывали, да и отвечать на мои вопросы не собирались. А разносившие воду и немудреную кашу добровольцы ровным счетом ничего не знали ни о болезни, ни о лекарстве.
  
   Похоже, я задремала, так как раздавшиеся во дворе крики заставили меня испуганно подскочить. Хорошо еще, что вниз от неожиданности не свалилась.
   На улице, несмотря на глубокую ночь, было довольно светло. В дворе собралась внушительная толпа, размахивающая ярко пылающими факелами. Вооруженный чем попало народ разношерстной стеной перекрывал все видимое из окна пространство и монотонно гудел, словно разворошенный палкой улей. Гул то затихал, то нарастал вновь, раскладываясь на отдельные крики.
   - Смерть урсам!
   - Не дадим погубить наших детей!
   - Хоо-гирра близко!
   - Гнать заразу из нашего города!
   - Сделаем Нисколен столицей Зеленой зоны!
   - Ой, детонька моя заболела, заразили, твари аражевы!
   - Бей котов, спасай столицу!
   - Смерть! Смерть! Смерть!
   - Бойтесь! Темные боги грядут!
   - Сжечь их!
   - Не позволим чуме перекинуться на людей!
   - Сжечь! Сжечь! Сжечь!
   Я заворожено смотрела в окно и не могла поверить, что все это происходит наяву.
   - Дура! - над ухом раздалось злобное шипение, и сильный толчок швырнул меня на пол.
   Если бы не Орис, просвистевший над головой камень мог бы меня убить. Мальчишка ожег меня горящим взглядом и, тяжело дыша, привалился к стене.
   Шум во дворе нарастал.
   - Смерть им!
   - Сжечь!
   - Вон из города!
   - Покайтесь и будете спасены!
   И вот хрупкая грань окончательно рухнула. Лавина сорвалась, грозя смести все на своем пути.
   Булыжники влетали в окна один за другим. Схватив со стола поднос, я пыталась отбивать им камни. Двое урсов-помощников, с трудом поднявшись, оттаскивали на безопасное расстояние кровати со своими сородичами. На пол с тихим потрескиванием упал первый факел. Орис поспешно выплеснул на него воду, принесенную ему Арсином. Огонь недовольно зашипел и погас. Следующая горящая деревяшка шлепнулась на кровать так и не пришедшей в себя юной урсы. Резко рванув покрывало, я сдернула его на пол, старательно затаптывая пламя. И вдруг все прекратилось.
   Осторожно выглянув в окно, я заметила, что между толпой и входом в больницу застыли несколько вооруженных урсов. Небольшой отряд охраны. Котов было мало, ничтожно мало. Но их ярость пугала. И люди дрогнули.
   Бушующая волна немного откатилась. Только вряд ли это продлится долго. Да, урсов боялись. Но толпа есть толпа - опасный хищник, жуткий, непредсказуемый, подзуживаемый дерзкими криками фанатиков и хитрыми шепотками типов в сером.
   - Кто может держать в руках оружие, спускайтесь вниз! - влетевший в комнату мальчишка-урс перевел дыхание и помчался дальше.
   Шум и крики на улице возобновились. Колыхнулась людская волна, готовая сорваться вперед. Взметнулись ввысь огненные искры факелов.
   - Что происходит? - я испуганно вздрогнула от оглушительного рева за окном.
   - Резня! - зло бросил черноволосый воин, сжимающий вместо меча палку от швабры. - Разве не ясно?!
   - А стража где? - пролепетала я.
   - С этими! - брезгливо выплюнул он и, схватив меня за руку, приказал. - Забирай принца и уходи.
   - Принца?
   Мужчина молча кивнул на Ориса.
   - Так оно еще и принц? - обалдело выдала я.
   Урс отвесил мне пощечину, заставляя прийти в себя, и подтолкнул к двери.
   - Уходите, пока не поздно. Под домом есть подземный ход, по нему раньше продукты в школу доставляли. Возможно, выход еще не перекрыт. Идите. Позаботься о принце.
   - Почему я? С чего ты взял, что я стану рисковать из-за этого мальчишки?
   - Не хочешь спасать Ориса, считай, что спасаешь людей.
   - Как это?
   - Что, по-твоему, сделает глава нашего клана, если узнает, что люди убили его сына? - насмешливо бросил он. - Вижу, ты поняла, что будет.
   - Война... - прошептала я.
  
  
   ***
  
   К утру все было собрано в дорогу, и Руфинарис тут же забрался в карету, с тоской взирая на оставляемое им богатство. Попрощаться с ним вышел весь замок, со слезами радости провожая "такое замечательное привидение". Услыхав это, призрак расчувствовался: высунулся из небольшого окошечка с бархатной синей занавесью и торжественно заявил, что будет только рад остаться, раз его здесь все так любят. Это вызвало столь горестные стенания, что дедуля возликовал - вон как его отъезд всех опечалил! - выскочил из кареты, спешно стаскивая с крыши свои сундуки. Положение спас Айверин, шепнувший Руфинарису, что в Кадаре их ждут еще целых четыре тайника. А ну как вороватые нищеброды найдут их раньше? Призрак пулей влетел обратно в карету и гневно завопил, чтобы прекращали копаться, уже ехать пора.
   Вальт уставился на Сэма печальным телячьим взглядом, который удивительным образом повеселел, стоило парню заметить стоящую неподалеку фигуристую девчонку в коротеньком синем сарафанчике. Похоже, у них скоро новая графинюшка появится.
   Стоило замку скрыться из виду, как Ай велел остановить на ближайшей полянке, где, выставив корзинку с вином и фруктами, объявил привал. Мужчина стянул с себя женские тряпки и с наслаждением растянулся на траве, Сэм радостно последовал его примеру. Кучеру, вихрастому белобрысому парню с вздернутым веснушчатым носом, изумленному таким преображением, пришлось сунуть золотой за молчание. Под злобными взглядами бережливого дедушки кучер надкусил монетку, расплылся в угодливой улыбочке и торопливо заныкал денежку, будто ее и не было. Руфинарис, поворчав минут десять, заявил, что так и быть, он совершит доброе дело и не станет ругать "этих глупых транжир, но чтобы впредь такого не повторялось!"
   За день пути они успели пересечь границу и въехать в Зеленую зону. Ничего необычного не происходило. Все устали. Даже призрак присмирел и больше не высовывался из кареты, пугая редких прохожих. Но спокойствие не может длиться вечно - эту простую истину Сэм осознал сразу же, как только ступил на земли магиков. И чем безоблачней становится жизнь, тем сильнее будет ожидающая впереди пакость.
   Небольшой городок с дурацким названием Монт не показался подозрительным даже Айверину. Обычный провинциальный городишко в дне пути от столицы так бы и оставался тихим и унылым, если бы Руфинарису не приспичило совершать добрые дела.
   На обед решили остановиться в относительно приличном трактире на окраине Монта. И когда в залитый солнцем зал гордо вплыла расфуфыренная дамочка в розовом платье, Руфинарис был готов к подвигам во имя добра. Тесно облегающий ее пышные формы наряд делал "красотку" похожей на влезшую в кружева и обвешавшуюся бриллиантами свинью. О чем призрак немедленно ей сообщил, любезно предложив взамен чехол, закрывающий вещи на крыше их кареты. А потом долго удивлялся, почему это проклятие ведьмы не снимается.
   Покидать таверну пришлось в большой спешке - толстуха, оказавшаяся женой градоправителя Монта, Огнара Ишвари, призрака, разумеется, не увидела и натравила стражников на Айверина, назначив того главным виновником.
   - Нет, ну чем это не доброе дело? - сокрушался Руфинарис, последним нырнувший в карету. - Чехол бы этой свинюке хорошо подошел, и цвет к лицу был, красивый такой, зеленый.
   Дальше они ехали злые и голодные. Правда, Лерке удалось прихватить с собой сочную зажаристую курочку, но она закончилась куда быстрее, чем парни насытились. А есть шоколад они, к удивлению Леры, уже отказывались.
   По уму, следовало сразу же покинуть город. Но Шей'тар, отмахнувшись от предупреждений Сэма, заявил, что и не из таких передряг выпутывались, а ночевать в открытом поле он больше не желает.
   Вот и переночевал - в тюрьме.
   Карету они бросили через несколько кварталов, но уйти далеко не успели. Небольшой, но хорошо вооруженный отряд вежливо (всего-то один синяк под глазом Сэма и отбитые ребра Айверина) пригласил их проследовать за собой, конфисковав и карету, и все имущество в пользу Камины Ишвари, горестно рыдающей на груди у начальника гарнизона.
   Местный гарнизон, как и жалованье, был не очень велик, и потому Стен Арабах, мужчина в летах с пивным животиком и роскошной лысиной, имел дурную привычку тщательно сортировать награбл... конфискованное. И золотой горшок, к возмущению графа и будущим проблемам самого начальника, перекочевал в довольно обширную стопочку "для меня". Стопка "компенсация" была преступно мала. Но церемониться с преступниками пэр Арабах не привык и потому решительно смел компенсацию в заранее подготовленные коробки.
   Когда нарушителей спокойствия привели в камеру, вокруг них тут же заклубился туман, и Сэма обхватили сильные и нежные руки. Всхлипывающая Лерка заявила, что зря они велели ей спрятаться. Уж она бы всю эту стражу за пару минут раскидала.
   - И все бы узнали, кто ты такая, - возразил Винфорд, - и устроили бы настоящую облаву.
   - Да и мы бы так просто не отделались, - поддержал его Шей'тар. - Одно дело идиоты, болтающие что попало, и совсем другое черные маги, вызывающие хайтаррассов. Да не реви ты. У нас еще есть козыри в рукавах!
   - А может, мы вам побег организуем? - предложила Лерка. - Бумер стражников отвлечет, а вы через окно выберетесь.
   - Сквозь решетку? - хмыкнул Айверин, выглядывая на улицу.
   - Ха! Сейчас я ее выломаю!
   - Стой! Не будем пока торопиться. И Бумеру скажи, чтобы повременил пока с помидорами.
   - С какими помидорами? - опешил Сэм.
   - Тухлыми, - хохотнул Шей'тар, - которыми он стражников с крыши обстреливает. Для него другое задание будет. Пусть дедулю нашего вернет. А вместе с ним и наше золото. Наши вещи, я хотел сказать, - поправился он, заметив недовольный взгляд Сэма. - А для беспорядков у меня кое-кто другой на примете есть. И нам хорошо, и нарханы развлекутся.
   Лерка нехотя покинула тюрьму и, показав на рынке волшебный знак ар, нашла хорошее убежище на ночь. Имя Шей'тара (вернее, высокий ранг, дозволяющий использование знака) подействовало на местных бандитов, будто королевский приказ. Так что его распоряжение было выполнено быстро, качественно, со всем старанием. Слухи о Роканде - грозе нарханов разлетались с неимоверной скоростью, как и сами нарханы.
   Уже второй день город стоял на ушах. И к утру перед ратушей собралась огромная толпа, требующая изгнать мерзкую нечисть. Так и до народного бунта недалеко, ежели "мудрый градоправитель" не одумается и не выпустит наконец "Роканда" из тюрьмы. Правда, дорогую женушку Огнар побаивался куда больше, чем взбешенных горожан. Но и там у Шей'тара свой человек, вернее, призрак имелся.
   Обозленный Руфи работал не покладая рук. В доме летало все, что могло и даже не могло летать - посуда, стулья, одежда, канарейка в клетке, красный рояль (видать, у графа к ним слабость!) и даже ручной песик хозяйки. Слаженным хороводом покружившись в воздухе, все это барахло падало и, соответственно, билось, стукалось, рвалось, висло на люстре, истошно чирикало, бряцало клавишами и визгливо гавкало. Золото и украшения, разумеется, тоже летали, а вот обратно почему-то не возвращались. После небольшой передышки, отведенной дедулей на заталкивание золота по тайникам, веселье возобновлялось с новой силой.
   Но Свинюка упрямо держалась, отказываясь выпускать Сэма с Айверином. Кремень-баба! Может, хоть народные волнения на ее муженька подействуют?
   Бумер сидел в густой листве дуба, растущего рядом с центральной площадью, скучал по своим меле и отъедался впрок. Хотя эмоции людей сильно отдавали горчинкой, а то и вовсе кислятиной, но после нарханов другого и не бывает. То ли дело его добрые безобидные сладенькие шуточки! А тут...
   В свое время в замок графа Дракт проникло не больше двадцати нарханов, а вот на центральной площади Монта веселилась целая толпа. Как минимум, раза в два больше, чем было. Размножаются они, что ли? Да вроде не должны так быстро...
   - Не должны, - раздался ехидный смешок сверху.
   Нагло подслушивающий его мысли Шррррр спрыгнул на соседнюю ветку, поправил военный мундир, звякнувший медальками, и уселся, болтая ножками и помахивая хвостом.
   - Я им запретил без моего ведома размножаться, - пояснил нархан.
   - Так они тебе и станут об этом докладывать, - рассмеялся лингрэ, прикрывая свой разум, чтобы всякие грязные твари не копались там, как в своем огороде.
   - Станут, раз я теперь король!
   - О! Так ты уже король?! - от хохота Бумер едва не навернулся.
   - Да, король! - важно повторил Шррррр. - У нас теперь и законы есть. Я их, правда, пока еще не все придумал, но придумаю! Нас ведь маги из-за чего раньше гоняли? - тут он сделал многозначительную паузу.
   - Из-за чего? - фыркнул лингрэ, лениво свесив лапу с ветки.
   - Из-за бесконтрольного размножения! - гордо выдал нархан. - Ну, так тот маг сказал, который нас усыпил. Сначала приманку установил, а когда нас туда почти полсотни набилось, усыпил. Даже не знаю, что этот гад такое выдумал - магия-то на нас обычно не действует, а тут взяла и сработала. А когда Айверин нас спас, я своим сразу сказал - хотите на свободе гулять, контролируйте свою численность. И чем нас меньше, тем больше еды достанется каждому.
   - И сколько вас сейчас?
   - Сорок шесть! И Король!
   Ага, уже Король! Если дело так дальше пойдет, и до Императора не далеко!
   - Откуда такой костюмчик? - насмешливо поинтересовался Бумер.
   - У командира стражи забрал, - нархан вскочил на ноги и, пружинисто раскачиваясь, стал вертеться, демонстрируя обновку, - этому толстяку пиджачок-то все равно мал.
   Лингрэ тихонько хихикнул, прикрыв мордочку хвостом. Может, стоит сообщить этому моднику, как он смотрится в этом мундире на голое тело? Да туда, кроме него, можно еще три, а то и четыре нархана впихнуть. А наградную алую ленту через плечо носят, а не на пояс наматывают. Хотя миленько так получилось - к глазкам и хвостику подходит.
   Раздавшийся снизу громкий заунывный вой заставил Бумера отвлечься и раздвинуть листья, чтобы лучше было видно. Шррррр шумно плюхнулся рядом.
   - Да что энто происхооодить, людиии доообрые? - причитала худющая страшная тетка в сером платке. - Муж как вчерась с вечера ушел, так почитай цельный день и нетуууу.
   - Темные боги близко! - в унисон ей выл тощий тип в желтом балахоне. - Покайтесь, люди!
   - Так ведь еще и украшения мои все под чистую унеооос, - перекрикивала его тетка. - Это для моей феи, говорит. Да что ж это деится? Посередь бела дня чужих мужиков уводют! Поймать бы эту дрянь, да космы ей повыдергать!
   - Боюсь, этой фее придется не космы дергать, а хвост! - со смешком заявил один из нарханов, в ипостаси маленького зеленого крокодильчика восседающий на плече небритого и не совсем трезвого мужика.
   - Ага, - подтвердил лохматый розовый медвежонок с острыми длинными зубками, прыгающий на голове бронзового монумента, изображающего Камину Ишвари, раздающую нищим милостыньку.
   Нарханы были способны принимать почти любую форму, но предпочитали вытягивать образы из ночных кошмаров или маскироваться под своих собратьев-лингрэ. Вот люди и путались, приписывая безобидным черным котикам-лингрэ выходки нарханов.
   - Эй ты, король, а ну подь сюда, - с ласковой улыбочкой голодного тигра позвал его Бумер. - Приворотами балуетесь?!
   - А чего? - усмехнулся Шррррр. - Тебя ж мы больше не трогаем! Да и целуешься ты противно!
   - ЧТО?! - взревел лингрэ.
   И Король, обернувшись проворной рыжей белкой с длинным крысиным хвостом, бросился наутек, оставив мундирчик сиротливо висеть на ветке.
   Дуб заходил ходуном, недовольно шелестя листочками вслед участникам забега под девизом "Убей нархана!". Поймать этого насмешника Бумер поймал, даже за горло взял, еще немного и лишились бы нарханы своего короля, но тот, прекратив сопротивление, ехидненько уточнил:
   - А чем ты, вообще, недоволен? Хочешь доказать, что хорошо целуешься?
   Тьфу, мерзость!
   Бумер спешно выкинул мерзкую белку - хотел в середину толпы, но цеплючая тварь умудрилась ухватиться за ветку и не испытала всей прелести полета. Обратно перекинулся, гад. Сидит теперь внизу, язык показывает, костюмчик поправляет.
   - Давай, про фей рассказывай, - зашипел сверху лингрэ. - Что вы там задумали? Я ведь могу Аю нажаловаться, он вас быстро в спячку отправит!
   - А вот и не отправит! А вот и не отправит! - радостно подпрыгнул Шррррр. - Ему самому такая идея понравится!
   - Что за идея?
   - Отличная идея! - нархан боязливо подполз ближе, настороженно косясь на лингрэ. - Это граф Руфинарис придумал. Мои ребята оборачиваются фейками и морочат мужчинам головы, а украшения, которые им подарят, передают на сохранность Руфи.
   Ого! Такую идею Айверин точно одобрит, еще и объемы добычи увеличить прикажет. Нет, надо срочно ребят вытаскивать, пока призрак с нарханами весь город не разорили! А Шей'тару Бумер сразу скажет, что он - боевой конь, а не ломовая лошадь! И все их "честно добытое имущество" тащить не нанимался!
  
   Свинюка держалась долго, но бессонная ночь в компании дедушки Руфи и возмущенной толпы под окнами, дружно скандирующей: "Свободу охотнику за нарханами!", переубедят кого угодно. Так что ближе к обеду Сэма с Айверином выпустили, не забыв дать напоследок пару зуботычин. Собравшиеся у ворот тюрьмы нервно вздрагивающие горожане, завидев Шей'тара, восторженно взвыли и потребовали немедленно спасти их от нечисти, которая обреталась тут же, жизнерадостно перепрыгивая с одной головы на другую. Ловить наглого крыса никто не решался, старательно выталкивая вперед соседей и пытаясь втянуть голову в плечи.
   Мгновенно оценив обстановку, Айверин горделиво вскинул голову и приосанился: ни помятая, порванная местами одежда, ни синяк под глазом не мешали ему выглядеть величественно и даже зловеще. Горячая волна шепотков прокатилась над толпой, разбившись о вскинутую руку "охотника", и тишина липким киселем залила площадь.
   - Изыди, злобная нечисть! - тихий голос Шей'тара заставил испуганно сжаться всех, кроме самого виновника торжества.
   Шррррр - а это был именно он, прочие нарханы не рисковали пакостить на глазах Шей'тара - расхохотавшись, показал "истребителю" язык, но, заметив грозный блеск в глазах вызвавшего и его сжатые кулаки, поспешил исчезнуть в клубах дыма.
   Айверин, торжествующе улыбнувшись, толкнул пространную напыщенную речь, пообещав, что как только переоденется и подготовится, сразу же начнет истреблять нарханов.
   В шикарном номере гостиницы, щедро предоставленном градоправителем, парней поджидали Лерка, тут же повисшая у Сэма на шее, и радостно мурчащий Бумер шмякнулся мальчишке на голову. Чистящий густую черную шерстку Шррррр завистливо на них глянул и, распахнув объятия, прыгнул на грудь Айверину. С трудом отцепив от себя нархана Шей'тар плюхнулся в кресло и, вытянув гудящие ноги, потребовал доложить обстановку. Эту сложную задачу взял на себя нархан, провозгласивший себя Императором. Старательно поправил медальки на любимом мундире, он прошелся по столу и принялся беззастенчиво хвастаться.
   Идея с фейками пришлась авантюристу по душе, он даже похвалил Шррррра, но все же попросил немного попридержать своих молодцов. Согласно нового плана, после обеда "Роканд-гроза нарханов" пройдется по городу, а встреченная им нечисть с криками ужаса умирает, развоплощается и... отправляется к дедушке Руфи упаковывать честно уворован... заработанный гонорар.
  
   Операция "очисти город от нечисти" успешно осуществлялась уже второй час. И можно было с чистой совестью отправляться на отдых, но тут дорогу "охотникам" преградил неприятный тип с хитрыми бегающими глазками.
   - Помогите, люди добрые, - затянул он плаксивым хриплым голосом. - А то ж разорят меня эти крокодилы!
   - Эти, что ли? - усмехнулся Сэм.
   Сопровождающие этого типа женщина и молодой парень выглядели вполне пристойно. Чистая добротная одежда, гладко уложенные волосы. Да и сам "проситель", несмотря на сильное подпитие, на нищего не тянул. Слегка помятый костюм с некой претензией на изящество, двухдневная щетина, покрасневшие от недосыпа глаза.
   - Да нет, - отмахнулся тип. - Сестра это моя и племянник, по хозяйству помогают. А я Роддук, значится. А крокодилы там, в лавке.
   - Ага, - поддакнул племянник, - желтые и мохнатые!
   - И ладно б эти твари мои эликсиры выпили, - вновь заныл мужик, - так ведь они не столько пьют, сколько бутылками в прохожих кидаются. Перед лавкой уже толпа целая выросла - стоят, алкаши нарфовы, бутылки на халяву ловят. Разорение, чистое разорение!
   "Сердобольный" Шей'тар милостиво согласился проверить "лавку и крокодилов". Сэм и сам ни за что бы не отказался от такого зрелища.
   - Ну за что мне все это? - жаловался по дороге торгаш. - Неудача за неудачей. А все с этого паршивца началось, с пасынка моего. Я ж его четырнадцать лет воспитывал как родного, сил не жалел. Кормил, поил, одевал! Несмотря на то что жинка мне его с каким-то эльфом нагуляла. А этот неблагодарный щенок из дома удрал! Да еще и деньги спер! А дней пять назад жинку мою эльфы украли.
   Эта история мало волновала "охотников", но мужчина не унимался:
   - Вы прикиньте, до чего ушастые обнаглели. Заявили, что Тасса моя Лорда ихнего убила, туралиссой какой-то. И теперь они ей мстить будут. А мне, значится, нож к горлу, - он жалобно шмыгнул носом, вцепившись Айверину в рукав, - а сами жинку связали да со двора потащили. А тут в ворота еще двое ушастиков вбегают. И давай на первых орать, что Князь запретил Тассу трогать, вдруг одумается да проклятие снимет, оружие, мол, бросайте. А у первых эльфей маг был, он как колданул, так те двое замертво упали. Маг портал открыл, эльфы жинку мою хвать и в портал энтот попрыгали. А потом новые остроухи набежали и давай меня допрашивать. Затем мертвяков своих забрали и ушли. А мертвяки те и не мертвяки вовсе, и ежели их магу вовремя показать, то он их оживить может. А самое страшное, Динирочка, дочечка моя, в портал энтот за мамкой прыгнула. Где ж теперь искать кровинушку-то мою? - Роддук пустил пьяную слезу и вновь принялся ругать эльфов. - Погибла, как есть погибла.
   - С чего ты это решил? - участливо спросил мошенник, с трудом скрывая усмешку.
   - Я ж потом к магу ходил, думал, он след возьмет. Он и сказал, что раз портал уже мигать начал, значится, нестабильный он, и малышку мою теперь где угодно выкинуть может.
   Занудный торгаш достал Сэма с Айверином до самых печенок, но добросердечная Лерка горела желанием помочь, жалея нытика.
   Перед лавкой царило настоящее веселье. Ближайшие помощники Императора, развлекаясь, кидали бутыли с самогоном в толпу. А радостно гомонящие мужички ловили их и, отталкивая друг друга, спешили покинуть улицу, покуда добычу не отобрали. Роддук горестно взвыл, но "гроза нарханов" всего лишь за пару бутылок элитного эльфийского вина избавил торгаша от "напасти", а мужичков от халявной выпивки.
   Надолго задерживаться в Монте хитрец не планировал. Его ждали тайники дедушки Руфи, да и от градоправителя с его толстой женушкой хотелось оказаться как можно подальше.
   Карету вернули не сразу, пришлось Императору своих ребят за транспортом посылать. И вскоре транспорт стоял у входа в гостиницу, а бравые (но унылые и поминутно вздрагивающие) стражники послушно подтаскивали к нему мешочки, ящички, котомки и все, что успел насобирать добрый дедушка Руфи.
   Граф Эра'стуар и Айверин пребывали в самом благодушном расположении духа и даже согласились вернуть часть награбленного. Очень небольшую часть. Иначе в их команде стало бы на одного призрака больше. Шей'тара и так едва удар хватил, когда хайта, ухватив Императора за шкирку, отправилась возвращать золото пострадавшим. К счастью, проинструктированный хитрецом нархан очень четко контролировал бесконечные потоки "пострадавших". И деньги вернулись только тем, кто действительно в них нуждался.
  
   Лошадки под бдительным присмотром молодого черноусого возницы, нанятого в Монте, резво бежали по дороге, с каждым шагом приближая отряд к цели. И если Сэм с Леркой считали этой целью Кадар, то Айверин и Руфи, мыслящие иными категориями, закономерно полагали, что направляются они к тайникам, а не к каким-то дурацким городишкам.
   Каждый коротал время по-своему. Уставший и непривычно вялый Бумер, пояснив, что он передает силу Зару, отсыпался, свернувшись пушистым клубком на заботливо подсунутой ему подушечке. Лерка уткнулась в книгу, полностью погрузившись в мир маркизы Лизазеллы и эльфийского принца Ариэвираэлля. Играть в карты Сэм отказался - все равно ж мухлевать будут. Так что соображали на троих - Ай, Руфи и Шррррр. А Винфорд, понаблюдав за ними немного, задремал, откинувшись на спинку диванчика.
   - Сэм, ну, Сэм! - Лерка требовательно дернула его за рукав.
   - Чего тебе? - не открывая глаз, протянул мальчишка.
   - Сэм, а что это значит: "Эльф вытащил свой пылающий жаром меч и вогнал его в ее жаждущие ножны".
   - Маркиза купила в подарок ножны, - сквозь сон отозвался Винфорд, - а эльф вложил в них меч.
   Мальчик вновь опустил голову на мягкий подголовник, но заснуть ему не позволили.
   - А почему меч пылающий?
   - Маг огня зачаровал.
   - Ага. Понятно. А почему она ему ножны ночью подарила, да еще в спальне, под одеялом?
   - Чего?! - от шока мальчишка окончательно проснулся.
   Хайта открыла книгу, собираясь прочесть эту гадость второй раз.
   - Не надо! - рявкнул Сэм, отбирая этот, с позволения сказать, "шедевр".
   Пробежав глазами текст на открытой Леркой странице, мальчик ужаснулся. Нет, книженция, конечно, занимательная, но не для девчонки же.
   Она что, реально не поняла, про что книга, или специально его злит? И где она вообще такое выкопала?
   - А почему ты злишься? - удивилась девочка. - Я эту книжку в библиотеке графа Дракт взяла. Мне дедушка Руфи посоветовал. Сказал, что в дороге самое то - хорошо скуку скрашивает.
   - Ах дедушка, значит, посоветовал?! Ну, гад призрачный! Жаль, что я не маг - сейчас бы с удовольствием добавил кое-кому материальности. И кувалдой, кувалдой!
   Игроки, уже давно прислушивающиеся к их разговору, откровенно хихикали. Айверин попросил передать книгу ему - ведь он "просто нечем скрашивать скуку". Призрак сообразив, что натворил, схватился за голову, сетуя на плохую память. А потом в качестве извинения всучил Лерке новую книгу - толстенный, обтянутый черной кожей том.
   - И что там? - иронично изогнул бровь Айверин.
   - Это, - гордо заявил Руфинарис, - список моего имущества.
   Услыхав это, Шей'тар всерьез заинтересовался чтением. И теперь они с дедулей и сидящим на плече у Айверина Императором, увлеченно "просматривали список". Лерка сунула в книгу любопытный нос, но, похоже, полный перечень серебряных пуговиц на нижнем графском белье ее не заинтересовал, как и длинные столбики цифр. А вот любовная история прекрасной маркизы очень даже интриговала. И хайта попыталась незаметно ее вернуть, но "бессовестный" Сэм выкинул "мерзкий опус" в окно, заявив, что он сам ее всему научит. Потом, когда девчонка подрастет.
  
   Ночью их разбудил кучер, сообщив, что следует немедленно обмотать лица платками и поплотнее закрыть окна. Айверин, понимающе усмехнувшись, последовал его совету и поторопил остальных. Раздернув шторки, Сэм с Леркой прильнули к стеклу, надеясь разглядеть, что же стало причиной столь странного поведения возницы. В тусклом свете двух Сестер что-либо рассмотреть было затруднительно, а лес, сплошной стеной возвышающийся вдоль дороги, казался особо мрачным.
   Но вскоре он закончился, и карета въехала в самую настоящую пустыню. Копыта коней всколыхнули песок, и видимость, и так довольно поганая, резко снизилась. Да и особого желания глазеть в окно больше не было. Сэма, как и сидящего напротив Айверина, скрутила непонятная сила, заставив болезненно сжаться. Тело словно иголками изнутри закололо. Перепуганная Лерка, на которую эта напасть не подействовала, металась от одного к другому, пока на нее не прикрикнули, велев сидеть тихо и не мешать. Прошло не больше часа, но Сэму казалось, что они едут так уже не первые сутки. И показавшийся на горизонте лес он ждал с большим нетерпением, облегченно вздохнув, когда карета нырнула в его спасительную сень.
   Остаток ночи позволил худо-бедно выспаться. А утро встретило их шумом и суетой. На широкой мощеной серым камнем дороге было многолюдно - народ двигался плотным крикливым потоком, надеясь хотя бы к полудню попасть в столицу. На развилке попутчики уверенно выбирали ровную наезженную дорогу, убегающую направо, напрочь игнорируя вторую, заброшенную и почти заросшую травой. Возница двинулся было вслед за остальными, но сгорающие от нетерпения Айверин и Руфи взвыли так, что несчастный парень без возражений свернул, куда велено. Можно подумать, тайники не подождут пары часов! Ладно, в лес, так в лес. В конце концов, кого волнуют бандиты, когда душа рвется к золоту.
   Ну, кто бы сомневался - вот они родимые. Человек сорок. Причем, все как на подбор - грязные, бородатые, с мутными водянистыми глазками и гнилыми зубами.
   - Золотишко гоните! - главарь шагнул вперед, смачно плюнув сквозь дырку в зубах.
   - Ты чего, Бык? - захохотал крепко сбитый одноглазый мужик. - Карету пусть тоже отдают. И прочие вещички. Ну и золотишко, естественно!
   - ЧТО?! - взревел Руфи, просачиваясь сквозь стенку кареты. - МОЕ ЗОЛОТО?!
   Возмущенный до глубины души призрак ухватил увесистую корягу, преграждающую карете путь, и принялся гонять бандитов:
   - Я... хрясь...всю свою жизнь... хрясь... все семьдесят четыре года... хрясь... копил ... хрясь-хрясь... монетка к монетке... хрясь... собирал, чистил, лелеял... хрясь-хрясь... для каждой денежки свое... хрясь... местечко готовил... хрясь... на мягком бархате... хрясь... а тут какие-то нищеброды... хрясь... хотят...бум... мое честно нажитое... хрясь-бум...отобрать... хрясь... а что, бандиты уже закончились?!
   Руфинарис растерянно оглядывался по сторонам, но противников для него больше не находилось. А те, кто после удара остался в сознании, тихонько ползли к кустам, старательно притворяясь мертвыми. Неожиданно ветви пышного кустарника всколыхнулись, и в просвете показалась юная разбойничья физиономия с ярко-зелеными любопытными глазами.
   - Тебе тоже золотишка? - радостно спросил Руфинарис, поудобнее перехватив дубинку.
   - Нет! - пролепетал мальчишка. - Мне бы Хитреца.
   - Зачем?
   - Привет ему передать.
   - Руфи, спокойно. Это ко мне, - Айверин ухватил мелкого бандита за грудки и выдернул из укрытия. - Так что там за привет?
   - Привет от твоего дяди, Хитрец, - приободрившись, ответил парень.
   - И чего он хочет?
   - Кривой Грас просил тебе передать, что гномы за вами больше не гоняются. Он сам слышал, что им приказ отменили. Так что коротышки вещички свои собрали и свалили из города.
   - О! - потер руки мошенник. - Отличные новости.
   Вихрастый разбойник дернул Айверина за рукав и спросил:
   - А где вы такое боевое привидение раздобыли?
   - Что?! - возмутилось "боевое" привидение. - Да как ты смеешь!
   - Ха, это еще что! - приосанился Шей'тар. - У меня еще и целый отряд нарханов в помощниках!
   Мальчишка-разбойник и все "глубоко мертвые" уставились на него в священном ужасе, смешанном с изрядной долей восторга. Похоже, у этой банды появился новый кумир.
  
  
   Глава 11. В тисках революции
  
   Дорога к Нисколену была скучноватой, и грейм частенько удирал развлекаться за счет Ильсана и его подрастерявшихся друзей. Особенно смешно выглядел вампир. На его обычно самодовольной физиономии застыло выражение крайней задумчивости и легкая дымка удивления. Словно бы клыкастый и сам не понимал, отчего он так беспокоится о потерявшей память девчонке и почему так отчаянно прижимает ее к себе. Ведь совсем недавно он яростно доказывал пэри Хорн, что лучше вампиров в женской красоте никто не разбирается. И если эльфиечки еще могут потягаться с прекрасными представительницами их расы, то ни о людях, ни об оборотнях даже говорить не стоит. Уж очень их дамы простоваты, если не сказать хуже.
   А сейчас Ксанталл пожирал глазами девчонку-оборотня, будто никого прекраснее не видел. Или все дело в отсутствии одежды? Голыми для него все дамы хороши?
  
   Вполне сформировавшаяся, можно даже сказать фигуристая, девушка вела себя как пятилетняя малышка - рыдала в три ручья, трепетно прижимая к себе мерзкую облезлую крысу. Кэри и Сейфи в один голос требовали выкинуть хвостатую мерзость. А Ланка упрямо отказывалась, сквозь слезы сообщая "родителям", что пусика она есть не будет, ведь теперь он ее лучший друг. Нежно стиснутая крыса не менее громко верещала, что "эта дура его сейчас раздавит, и тогда всем мало не покажется".
   Вокруг них, усиливая неразбериху, метался расстроенный Сорняк, не зная, кого ему спасать: то ли свою подружку Ланку, то ли так полюбившегося ему оборотня. А вздыбивший шерсть Талл звонко лаял, безуспешно пытаясь отогнать цветочек в сторону.
   Умар еще не успел в полной мере насладиться происходящим, как вампир, сделав короткий пасс рукой, заставил народ застыть в самых причудливых позах.
   - Не дергайтесь, я не собираюсь держать вас в стазисе вечно, - насмешливо фыркнул Ксан. - Нархана только выкину. Жаль, что на эту нечисть магия не действует. Проблем меньше было бы.
   Нархан, истошно взвизгнув, полез прятаться Сейтлане за пазуху. Вампир протянул к нему руку и замер. В зеленых глазах Ланки, полных тоски и отчаяния, стояли слезы, и клыкастый не посмел ее (и мерзкую крысу) обидеть.
   - Мне что, теперь эту нечисть с ложечки кормить и спать укладывать? - недовольно пробурчал он. - Ладно, пусть остается. Может, сам сбежит.
   Для начала Ксан снял заклинание с Сараны и Ланки и выпроводил их на прогулку. Сидящий за пазухой девчонки нархан, встрепанный и помятый, на миг выбрался из надежного убежища, скривил недовольную мордочку и, показав вампиру язык, юркнул обратно. Попросив остальных вести себя прилично и на всякий случай отодвинувшись подальше от когтей одного неадекватного субъекта, клыкастый убрал стазис и с иронично-отчужденной улыбкой выслушал все, что думают о нем друзья.
   - Ну, и что это за шуточки? - спросил Сейфи, подустав ругаться. - И какое отношение ты имеешь к моей сестре?
   - Сейтлана - моя до-эр-супруга, - честно ответил вампир.
   - Чего?! - опешил оборотень. - Чтобы вампир взял в до-эр-жены оборотня? Да быть не может!
   - Может, когда вампиру все равно... - чуть слышно усмехнулся Ксанталл. - Я уже давно покинул Дом, и теперь сам себе хозяин. Могу делать, что захочу.
   На этих словах мурат, присматривающий вполглаза за странно-дружелюбным алхиром-людоедом, оскалился и раздраженно зарычал. Похоже, они с хозяином уже не раз осуждали этот вопрос и не сошлись во мнениях.
   - Что значит до-эр-супруга? - вмешался Ильсан, успокаивающе погладив мурата.
   - Да уж, подгадила мне тогда Лиивэра, - вздохнул Ксанталл, растрепав Ильсану волосы. - Подсунула глупого мальчишку. Возись теперь с ним.
   - Я-то здесь при чем? - удивился-возмутился полуэльф.
   - Да в принципе ни при чем, - загадочно улыбнулся вампир и ответил-таки на первый вопрос. - До-эр-брак - это нечто среднее между помолвкой и свадьбой. Прошедшие этот обряд, в отличие от помолвки у людей, считаются вполне официальными супругами в юридическом плане - наследство, титулы и прочее. Первая брачная ночь и еще парочка формальностей завершают обряд, и с этого момента брак считается полноценным.
   - То есть ты мою сестру еще не того? - обрадовался Сейфи. - А развестись с тобой она может?
   - Развестись может, - ухмыльнулся Ксанталл, сверкнув отрепетированной клыкастой улыбкой, - только для этого надо завершить обряд.
   - Ах ты... - взъярился оборотень, показав не менее внушительным клыки и припомнив всех родичей Ксана до седьмого колена.
   - Развестись не получится, - мягко пояснил вампир, - но можно при определенных условиях аннулировать до-эр-брак.
   - Что за условия?
   - Нужно по два свидетеля с каждой стороны...
   - Отлично, - Сейфиттин радостно потер руки, - народа у нас хоть отбавляй!
   - Свидетели должны быть равны супругам, - огорчил пушистика вампир.
   - Как это?
   - Нам нужны двое вампиров из Старшего дома и два оборотня из... Не знаю, какого вы там роду-племени. Короче, оборотней равных тебе по рангу.
   - Араж! - Мейр с силой сжал кулаки. - И где мы их искать будем? Тут большой город нужен.
   - Ну, еще один вампир у нас есть, - улыбнулся Ксанталл, потрепав разлегшегося рядом мурата.
   - Где? - раздраженно буркнул оборотень.
   Вампир промолчал, многозначительно улыбаясь. А Кэрлин понимающе усмехнулась и кивнула.
   - А зачем тогда этот до-эр-брак нужен? - приподнялся на локте Ильс.
   - Зачем, зачем... - клыкастый погладил пальцем запястье, где таилась невидимая (сейчас) до-эр-татуировка. - Для объединения двух Домов, к примеру. Тогда могут провести до-эр-обряд, даже если супругам всего несколько дней от роду. А может, юных влюбленных хотят разлучить злые родители, мечтая о более выгодной партии для своего чада, а детки назло родичам проводят обряд. Или старик полюбил красивую девушку и хочет оставить ей после своей смерти богатое наследство. Да мало ли причин.
   - К аражу причины! - грозно рявкнул Сейфи. - Ты лучше расскажи, как ты с моей сестрой познакомился. И за нами какого аража потащился?
   - Хорошо, - вздохнул вампир, понимая, что иначе от этого настырного оборотня не отвяжешься. - Только чтобы все стало ясно, придется начать рассказ издалека.
  
   Эврел был совершенно обычным затрапезным городишкой. Не знаю, чем руководствовались поселенцы, обустраиваясь в столь унылом месте, где с болот, окружающих город с трех сторон, тянуло премерзкими запахами, а летом было не продохнуть от гнуса. На болотах обитатели городка собирали ягоды и особую травку, которая вызывала стойкую зависимость у всех, кто ее употреблял. Эта травка и являлась основной статьей доходов местного населения.
   Что привело сюда меня? Горный обрыв и серебристая лента реки внизу.
   Этот дивный уголок совершенно не вписывался в окружающий пейзаж. Я и раньше не сомневался, что небольшая поросшая ельником гора, отвесно спускающаяся к широкой быстрой речке, перенесена сюда в один из Сдвигов, а потом и подтверждение своим выводам получил. Об этом мне сообщила узкая ровная площадка у самого края пропасти, скрытая густым кустарником, и вплавленная в камень надпись: "С тобой навсегда". Это все, что у меня осталось на память от моей Литы и заставляло раз за разом возвращаться на эту дыру.
   Но в тот раз Эврел я просто не узнавал - город был под завязку забит гостями. Не только корчма, но и все дома, и даже сараи местных жителей могли похвастаться новыми постояльцами. На небольших изрядно вытоптанных лугах, за которыми, собственно, и начинались болота, и шага нельзя было ступить без опасения натолкнуться на палатку, кибитку или расположившегося прямо под открытым небом путника.
   Владелец корчмы, плюгавый мужчина с хитрыми узкими глазками и пивным животиком, распирающим нарядную ярко-алую жилетку, огорченно развел пухлыми ручками и со вздохом заявил, что, дескать, для постоянных посетителей он завсегда, но мест нет. Три золотых, небрежно брошенных на барную стойку, заставили глазки хозяина алчно заблестеть, а смекалку заработать на всю катушку - с подобострастным расшаркиванием мне предложили хозяйскую спальню и, похоже, вместе с хозяйкой, если бы я о том попросил. Еще бы, целых три золотых за то, что раньше не стоило и серебрушки.
   Он же и разъяснил причину такого ажиотажа. В город пожаловала известнейшая прорицательница - красавица Лиивэра. Только на поверку красавица оказалась очень даже страшненькой. Ростом дамочка была невысока, с кряжистой широкой фигурой и неказистым личиком. Но чем прорицательница владела в совершенстве, так это магией иллюзий. Правда, Высшего вампира - да Высший я, Высший, уверен, вы и сами догадались - ее личина не обманет, но для людишек сойдет.
   Лиивэра заметила мою усмешку и, сообразив, что ее маскарад раскрыт, возжелала со мной побеседовать. Очередь взревела разбуженным посреди зимы медведем, но провидица сурово обвела народ взглядом, сверкнув синими (а в реальности серыми) глазищами, и велела мне идти за ней. Из чистого любопытства я отправился следом.
   Девушка, и сквозь иллюзию выглядевшая достаточно молодой, уверенно направилась к горе и, поднявшись на мою площадку, коснулась рукой камня с памятной надписью.
   - Хочешь, узнать, что с ней стало?
   - Предположим.
   - Тот же дар, что живет в тебе, погубил ее, - закатив глаза, трагически прошептала она.
   - А если без игры на публику? - надменно фыркнул я.
   Лиивэра тяжело вздохнула и опустилась на землю, ответив с неподдельной горечью:
   - Не веришь. Пусть иллюзия часть моего образа, но мои видения настоящие. А твою Литайравэль действительно погубил огонь. И ты был тому причиной.
   - Я?! Почему?
   - Пожар вспыхнул из-за твоего соперника. Ты увел у него девушку...
   - Не уводил я у него девушку! - возмущенно воскликнул я, растеряв большую часть своего недоверия к прорицательнице. - Это была моя жена!
   - А он думал, что Лита его девушка, и собирался вернуть ее любыми способами. Но пожар - это случайность. И еще... ты встретишь ту, в ком живет частица твоей Литы.
   - Это как?
   - Не знаю, - улыбнулась она, сбрасывая ненужную сейчас иллюзию, - я бы могла сочинить для тебя историю. Но не стану. Я вижу лишь маленький кусочек твоей жизни. Ты сидишь в какой-то комнате, рядом красивая девушка с зелеными глазами и длинными черными волосами. Ты сжимаешь ее руку с брачной татуировкой на запястье и говоришь: "Лана, я ведь и мечтать не смел, что когда-нибудь встречу ту, в ком живет частица моей Литы". Все. Дальше думай сам.
   Я, резко отвернувшись, шагнул к обрыву и замер - мы частенько стояли здесь раньше, вдвоем...
   - И что это означает?
   - Версии могут быть разные, - тихо отозвалась Лиивэра, - возможно, это твое дитя.
   - Нет, - решительно отмахнулся я, вернувшись к камню и сев рядом с провидицей. - Если бы Лита была беременна, я бы знал. Да и не имеет это сейчас значения, ведь она погибла.
   - Ты уверен?
   - Да, со смертью до-эр-супруги татуировка исчезает.
   - Хорошо. Тогда ее дар. Был у нее какой-то особый дар?
   - Она была сильной чародейкой. Но вряд ли бы я стал радоваться, встретив такую же силу, и называть ее частицей Литы точно не стал бы.
   - Новая любовь?
   Я пожал плечами, нежно погладив кончиками пальцев когда-то выжженную на камне надпись:
   - Не знаю. Может быть... Только я не уверен, что смогу полюбить вновь. И девушку с именем Лана я не знаю.
   - Узнаешь, причем раньше, чем сам думаешь, - рассмеялась предсказательница.
   - Когда?
   - Извини, но этого я не могу тебе сказать, иначе будущее сложится не так удачно. Но могу сообщить другое: стать таким, как прежде, тебе поможет мальчишка-полуэльф по имени Ильсан.
   - Как?
   - Этого я тоже не вижу, - вздохнула она. - Но встреча с ним очень важна для тебя. Если он сам не решит твою проблему, то приведет к тому, кто сумеет это сделать. В любом случае тебе стоит держаться рядом с ним.
  
   - Да, Ильс, именно поэтому я здесь. И от Муравельки тебя спас поэтому. И не надо обижаться. Нянчился я с тобой, между прочим, уже по дружбе и с ложечки кормил тоже. Ну, хорошо, если ты так настаиваешь, то нянчиться больше не буду. Разумеется, ты уже взрослый и самостоятельный. Нет, я вовсе не смеюсь. И не надо на меня рычать, Сейфиттин, сейчас будет и про твою сестру.
  
   Не знаю, поверил ли я тогда Лиивэре или нет, но меня раздирало сильнейшее желание уехать как можно быстрее, пока эта дамочка мне еще чего-нибудь не нагадала. Только сделать это я никак не мог (брат будет искать меня именно здесь), поэтому сидел в корчме и второй час наливался красным вином. В зале было многолюдно, но за мой столик никто не подсаживался. Еще в начале трапезы я широко улыбнулся присутствующим и, отсалютовав бокалом с "кровью", пообещал, что тот, кто вздумает ко мне лезть, окажется следующим, первый приставала, к сожалению, уже заканчивается. Трактирщик хихикнул, но разубеждать народ не стал - заплатил я ему за вино очень неплохо.
   На появившуюся напротив тень я не обратил никакого внимания, надеясь, что придурок уберется куда подальше. Но этого не произошло. Усевшаяся за мой столик симпатичная девчонка с детским восторгом уставилась на меня и, казалось, готова была проглотить целиком.
   И не надо так злиться, Сейфи. Как было, так и рассказываю.
   - А правда, что жену вампира нельзя взять силой? - спросила девчонка, впившись в меня грозным взглядом.
   Я удивленно приподнял бровь и кивнул.
   - Так и есть, после проведения до-эр-обряда защитная магия Дома мужа не позволит другому мужчине овладеть его женой.
   - Отлично, - девчонка довольно улыбнулась и решительно хлопнула ладошкой по столу. - Тогда женись на мне!
   - Что?! - я чуть вином не подавился, закашлявшись и смахивая выступившие слезы.
   - Ты что глухой? - усмехнулась нахалка. - Женись на мне, говорю. А то, что ты такой старый и глухой, очень хорошо, я наследство быстрее получу!
   - Тебе самой-то сколько?
   - Четырнадцать! - гордо задрала нос девчонка.
   Иронично приподняв бровь, я изучал претендентку на мое наследство. Красивая, ладная, стройненькая. Светлые длинные волосы, заплетенные в толстую косу. Миленький курносый носик. Под простой ситцевой рубашкой угадываются аппетитные выпуклости, обещающие в скором времени стать роскошной грудью. Ножки (я даже привстал, чтобы лучше разглядеть) тоже ничего.
   Девчонка ехидно фыркнула, вскочила с лавки и, подбоченившись, повертелась перед моим носом.
   - Зубы тоже проверять будешь? - плюхнувшись обратно, уточнила она.
   - Главное, чтоб не клыки, - рассмеялся я, давно почуяв в ней оборотня. - А вот на хвостик я бы взглянул.
   - Он длинный, мягкий и пушистый, - наклонившись ко мне, томно пропела нахалка и, нахмурившись, добавила. - Так что, осмотр окончен? В жены берешь? Если нет, сразу говори, чтобы я успела убраться подальше от этого города.
   - Тебя кто-то преследует?
   - Да есть тут один гад ушастый, - в зеленых глазах девушки мелькнул страх, - заявил, что сначала меня... ну ты понял, а потом убьет.
   - Первая часть его планов мне ясна, а вот вторая... С чего бы вдруг эльфу желать смерти какой-то нищей девчонке?
   - Женись, потом расскажу, - потребовала красотка, ничуть не обидевшись на "нищенку".
   Я сделал вид, что раздумываю, хотя уже давно все решил - уж очень забавно смотрелась малышка, нервно кусающая губы. После Литы я не собирался связывать жизнь ни с одной девушкой, а тут такой шанс избавиться разом и от потенциальных невест, и от желающих удачно пристроить своих родственниц - до-эр-брак. В принципе, я ничем не буду связан, да и девчонке помогу. Вряд ли ушастый захочет связываться с Высшим вампиром.
   - Пошли, - велел я, вставая с места.
   - Куда? - тут же подобралась девушка.
   - Как куда? - усмехнулся я, взяв ее за руку. - Твое будущее наследство смотреть!
   - А кусаться не будешь?
   - Не боись! - я заговорщицки подмигнул "невесте". - Я в этом месяце уже кусался!
   Девчонка серьезно кивнула. Похоже, она неплохо разбиралась в вампирах. И Высшего во мне на раз вычислила, ведь только Высшим хватает пары глотков крови в месяц.
   Мы поднялись в мою (бывшую хозяйскую) спальню. Девица устало примостилась на краешке большой двуспальной кровати. Я же бросил перед ней свой походный мешок и заявил:
   - Итак, десять золотых монет в кошеле, один дорожный костюм, один мешок, в нем сменное белье. Считать будешь?
   Малышка уставилась на меня круглыми глазами и отрицательно замотала головой.
   - Хорошо, идем дальше. Штаны запасные - одна штука. Куртка теплая - одна штука, дырявая. Зашьешь?
   Девчонка, уже сообразившая, что я шучу, улыбнулась и кивнула.
   - Конь - одна штука.
   - Почистить? - насмешливо уточнила "невеста".
   - Не надо, конюх сам справится.
   - Меч в ножнах - одна штука, ножи - две штуки. Вот вроде и все. Устраивает наследство?
   - И все? - нахмурила бровки девица, пытавшаяся скрыть озорную улыбку. - А как же замок - одна штука, подземелье с гробом - одна штука, сокровищница - много штук?
   - Ну чего нет, того нет, - пожал плечами я, - не то что замка, дома нет. Так, мотаюсь туда-сюда по свету. Сокровищ тоже не скопил особых. Но кое-какие сбережения имеются, голодать точно не будем. Гробы нам в принципе не нужны. Мы ж не мертвецы, а очень даже живые. В этом ты вполне можешь убедиться, став моей женой, - я призывно похлопал рукой по кровати.
   - Э нет, - тут же возмутилась девчонка. - Про это мы не договаривались. Мы пока до-эр-брак заключим!
   - Откуда про это знаешь? - уточнил я, умилившись слову "пока".
   - Ну, я ж умная девочка! - хихикнула она. - У нас в деревне старик один жил, ученый. Очень он вашей братией интересовался, изучал. А потом, долгими зимними вечерами, рассказывал нам с братом сказки про вампиров, - малышка подняла на меня взгляд и серьезно спросила. - Что ты решил?
   Я молча взял ее запястье, сделал небольшой надрез и передал ей нож. Девушка спокойно повторила мои действия и произнесла первую фразу обряда. Похоже, этот ученый очень хорошо разбирался в обычаях вампиров.
   - Ну что, женушка, располагайся, - улыбнулся я, наблюдая, как татуировка обвивает тонкое запястье. - Я принесу тебе обед.
   Уже у двери я сообразил, что так и не узнал кое-что очень важное.
   - Как хоть тебя звать-то?
   Нахалка вольготно разлеглась на кровати, подтянув к себе обе подушки.
   - С сегодняшнего дня я, - сквозь сон улыбнулась она, - Сейтлана до-эр Руол те Витт.
   Сейтлана. Лана... "Узнаешь Лану раньше, чем сам думаешь".
   Нет, ну вот почему этим прорицателям не изъясняться просто и ясно? Почему не сказать прямо, так мол и так, через пару часов заявится эта Лана к тебе с требованием жениться?..
   А забавная, кстати, девчонка.
  
   Сейфиттин требовал продолжения рассказа, но Кэрлин убедила его, что пора уходить - и так слишком сильно задержались. Оборотень нехотя согласился и, ухватив сестру за руку, последовал за остальными.
   Солнце палило нещадно, и вскоре они пожалели, что высунули носы из такого гостеприимного леса. За поросшей репьем пустошью начинались все те же горы, к счастью, на этот раз карабкаться через них не пришлось. Узкая тропа-расщелина вилась среди скал, иногда делая просто головокружительные петли. Горы, отвесно поднимающиеся вверх по обеим ее сторонам, терялись в высоте и жутко давили на нервы: казалось, еще немного и мрачные каменные исполины прихлопнут тебя, словно муху.
   - Кстати, Кэри, - окликнул ее вампир, - а почему ты именно эту дорогу выбрала? Это же самое удобное место для засады. Да несколько воинов здесь могут целую армию удерживать, если хороший обвал организовать.
   - Зато через горы без проблем пройдем, - напустив на себя таинственный вид, заявила провидица.
   Разговаривать особо не хотелось. Серые камни и серая пылящая под ногами тропа настроения не улучшали, а сухой воздух с едкой взвесью песка больно резал глаза. Всей радости - яркая полоска неба над головой да смешная малышка, не пропускающая ни одного более-менее крупного камня, преграждающего путь, и легко взбирающаяся на любые выступы, где можно нарвать "красотулечные синенькие цветочки".
   Горная кошка, как есть горная кошка! За этой шалуньей и братец не поспевает - на миг отвлечешься, и все, стой и жди, покуда Сейфи за мелкой на очередную кручу взберется. Это нархан, поганец, ее подзуживает, а потом радостно хихикает, помахивая длинным розовым хвостом, пока они за девчонкой гоняются. Тварь, гордо именующая себя Ирррром, по-прежнему оставалась в крысиной форме, хотя была способна превратиться в кого угодно.
   - О! Молодец Ланка! - воскликнул Ильсан. - Уважаю!
   Приструнить нечисть до этого момента ни у кого не получалось.
   Девчонка сплела "милый веночек" из синих колючих цветочков и, счастливо смеясь, водрузила Ирррру на голову. А когда тот попытался украшение снять, обиженно всхлипнула, заявив, что тогда больше не будет играть "с пусиком". Сидит теперь этот "пусик" на камушке, надувшись, и решает, то ли своей дорогой идти, венок выкинув, то ли отряд догонять.
   И догнал ведь. Скачет теперь впереди, хвостом пыль метет. А они только обрадовались...
  
   Умар с подозрением присматривался к отставшим вампиру и его странному псу. Грейм не сомневался, что сейчас они о чем-то яростно спорят, и горел желанием это выяснить. Читать чужие мысли Ильсан не мог. Или мог, но не догадывался об этом? Ведь сила, на миг проснувшаяся в мальчишке, была чертовски похожа на силу самого Умара. И если осторожно к ней подключиться, создав маленький незаметный (даже для самого Ильсана) импульс, можно послушать, о чем они говорят. А греймы... возможно, и не узнают. Это же не собственная сила Умара, какие к нему могут быть претензии. Тем более, что никто даже не подозревает, что у него две куклы вместо одной.
   Принять решение было куда проще, чем его осуществить, но ал'Никс справился. Исключить из цепочки Ильсана оказалось самым сложным, зато теперь грейм был единственным, кто слышал каждую мысль спорщиков.
   "Ты не прав, Ксан, - мурат резко затормозил и недовольно рыкнул. - По твоей, между прочим, милости я сейчас гавкаю! - обиженно заявил он. - Поменяться обратно, кстати, не хочешь? Как говорится, поносил тело, дай другим поносить!"
   "Извини, братишка", - примирительно подумал вампир.
   "А что извини? Что извини? - вздыбил шерсть мурат. - Я чуть не погиб во время ритуала, теперь позволяю свое тело использовать. А этот наглец еще и жалуется! Вот только не вздумай сейчас сказать, что я зря твою душу тогда вытягивал, эзри-гра проводил. Обижусь!"
   "Не скажу, - улыбнулся Ксан. - Но какого нархана ты для ритуала тело мурата выбрал?"
   "Что под рукой было, то и взял! Вот если бы ты меня заранее предупредил, мол, тогда-то и тогда-то в Тел-Кристо будет взрыв, и я погибну в огне, позаботься, дорогой и горячо любимый брат, найти для меня новое вампирье тело".
   "Это мне злиться надо, - вздохнул вампир, - это мне приходится из-за всяких недоучек в собачьей шкуре ходить".
   "Извини, - братишка примирительно мазнул лохматым боком по его коленям. - Я действительно не мог даже предположить, что ты так рано погибнешь, вот и не вникал в премудрости ритуала возрождения. Но согласись, у меня все получилось!"
   "Все? - картинно изогнул бровь Ксан. - Ну, если не считать того, что провести новый ритуал не получается и я уже четыреста лет живу как собака, причем в прямом смысле этого слова, да и с братишкой теперь связан куда теснее, чем хотелось бы, то тогда да, все получилось!"
   "Это мелочи, - мурат лениво почесал лапой за ухом, - тело мы тебе новое найдем. Ильсан проведет ритуал. Или с его помощью разыщем того, кто это сделает. А что касается нашей связи, так оно даже лучше - мы ведь теперь можем телами меняться. И вовсе не четыреста лет ты собакой бегаешь. Если учесть, что ты в моем теле квартируешь куда чаще, чем в этом, - он демонстративно встряхнулся, - то расклад по годам получается где-то триста к ста".
   "Где это я чаще?" - привычно возмутился Ксантай. - Сам не меньше моего в этом теле бываешь. Ребеночка вон эльфке успел заделать! Теперь таскайся с ней!"
   "Ой-ей-ей! Кто бы говорил! - рассмеялся он. - Кто-то тоже ребеночка себе завел!"
   Вампир выразительно округлил глаза.
   "Ильсана, - усмехаясь во всю пасть, пояснил мурат. - И на ручках таскаешь, и с ложечки кормишь!"
   "Ха! Это я о нашем с тобой будущем беспокоюсь! А вот кто просил Ани сбегать от мужа и мчаться за нами? Сидела бы дома".
   "Ты прекрасно знаешь, почему она это сделала".
   "Ты о ребенке? - фыркнул Ксан. - А с чего ты взял, что он твой? У него как минимум есть еще два потенциальных отца".
   "Один, - недовольно протянул брат, - эльф уже давно к жене не прикасался".
   "Вот не понимаю я тебя. Как ты можешь так спокойно идти рядом с любовником твоей женщины. Я бы уже давно прибил наглого оборотня".
   "Так я сначала и не знал, что он к моей Ани таскается, а узнав, едва сдерживался. К счастью, наша хитрая проводница его окрутила, и Сейфиттин мне больше не соперник".
   "Да уж, - рассмеялся вампир, - видать, это у нас семейное - в эльфиек влюбляться".
   "Боюсь, - рыкнул в ответ Ксанталл, - мой брат уже нарушил эту традицию. Кошечку себе выбрал".
   "Никого я не выбирал! Я просто ей помог".
   "Ну-ну, - иронично протянул он, мотнув хвостом, - ты это кому-нибудь другому расскажи. И зря ты планируешь в случае опасности сбежать, прихватив Ильса. Я на сто процентов уверен, что и Лану ты не оставишь. Так что придется нам всю эту теплую компанию за уши из неприятностей вытаскивать".
   "Какой у меня умный брат, оказывается! - добродушно усмехнулся Ксантай. - Пошли, что ли, догонять наших. Неизвестно, куда их Кэрлин завести может. И тело я тебе пока уступить не могу - сам понимаешь, что мои способности к созданию иллюзий выше твоих, а в теле мурата они падают до минимума. Ты ведь тоже заинтересован, чтобы мы выбрались без проблем".
   "Ладно, пользуйся пока. Но насчет Кэри ты ошибаешься. Если бы они с оборотнем не отправились к кротам, Ани бы погибла на Охоте".
   "С этим согласен. Но все равно я уверен, что квартеронка что-то скрывает. Или ты хочешь поспорить?"
   "Не хочу".
  
  
   ***
  
   Барбариска
  
   Я еще раз глянула в окно в надежде увидеть знакомую хвостатую фигуру, но Веррана там не было, Арсина, впрочем, тоже.
   Несколько смельчаков вырвались из толпы и с яростными криками бросились на защитников больницы, размахивая дубинами и кольями. Хорошо вооруженные урсы с легкостью отшвырнули нападавших обратно. Пестрое людское море поглотило их расцарапанные тела, заволновалось, забурлило, вспенилось нецензурной бранью и, выплеснувшись мощной волной, неумолимо покатилось вперед.
   - Долго им не продержаться, - остановился рядом черноволосый. - Уходите скорее. Орис, идти сможешь?
   - Я никуда не пойду, Риарр! - ощетинился мальчишка, устало прислонившись к стене. - Я воевать буду!
   - Хорошо, - кивнул мужчина, - тогда лови.
   Он вытащил из-под своего матраса кинжал в кожаных ножнах и кинул пареньку. Тот попытался перехватить оружие, споткнулся и, неловко качнувшись в сторону, вцепился всеми когтями в новую опору.
   - Да чтоб тебя! - взвыла я дикой кошкой, которой отдавили хвост.
   "Араж, араж, араж! - привычно откликнулось эхо".
   "Умник, зараза! Ты где шляешься, когда тут такое творится?!" - прошипела я, крепко удерживая Ориса и не давая ему упасть и располосовать меня на ленточки. - Нарф тебя раздери! - рявкнула уже вслух. - Да убери ты уже когти! А ты отвечай!
   - На что отвечать, когда ты ничего не спрашиваешь? - огрызнулся мелкий поганец, соизволив втянуть свои царапалки.
   - Да не ты! А ты! - все больше распалялась я.
   - Я? - опешил Риарр, с подозрением уставившись на меня (а ну как крышу у человечки от страха снесло).
   Я сделала глубокий вдох и, справившись с эмоциями, выпалила, обратившись сразу к обоим собеседникам:
   - Что мне делать?
   - Уходить, я же сказал, - ответил марр, успокаивающе улыбнувшись.
   "А что, хороший совет, - согласился Умник. - Пожалуй, я им воспользуюсь".
   "Стоять! Куда?! А мне-то что делать?"
   "Убирайся отсюда куда подальше. И желательно без лишней обузы. Но ты ведь все равно этого щенка не бросишь, ты ж у меня сознательная, - Умник грустно вздохнул, а промелькнувшая в его словах нотка уважения позволила мне не обидеться. - Постарайся быстро и незаметно покинуть город, или хотя бы где-то укрыться. В бой не ввязывайся. Верь мне, я помогу, - почти прошептал он. - И пожалуйста, будь осторожнее".
   И как, спрашивается, мы сможем уйти, когда этот щен... тьфу ты, котенок на ногах не держится? Это понимали и Риарр, и сам мальчишка.
   - Вот что, Орис, в бою от тебя толку не будет, - покачал головой старший кот. - Ты наследник. Ты должен понимать, что твоя жизнь слишком ценна.
   - Наследник? - округлил глаза мальчишка. - А как же Андир? Он ведь старший принц.
   - Старший, - согласился Риарр, - но наследник ты.
   - Но Арсин говорил...
   - Хватит, - решительно прервал его воин, - об этом потом с отцом поговоришь. Сейчас ты идешь с этой женщиной. Она тебе поможет. Спрячьтесь где-нибудь.
   Черноволосый встревоженно обернулся к окну, за которым установилась почти полная тишина, не сулившая ничего хорошего. Я передернула плечами, чувствуя, как по спине маршируют стада больших наглых мурашек. Мальчишку била крупная дрожь, скорее от болезни, нежели от страха - хотя кто знает. Я ласково провела ладонью по взмокшим спутанным волосам, но мою руку сбросили с раздраженным шипением.
   И вот в этой сгустившейся тишине, давившей не хуже кузнечного пресса, раздался давно и напряженно ожидаемый фанатичный вопль.
   - Бей котов, спасай столицу!
   - Мы не сможем сделать наш город столицей, пока не вычистим его от всякой мерзости!
   - Бей их!
   - Смерть гадам!
   - Хоо-гирра близко!
   - Жги!
   Крики усиливались, множились, разрастаясь в геометрической прогрессии и переходя в однотонный тяжелый гул, изредка разбавляемый лязгом оружия.
   Революционеры, араж их дери!
   Мамочки, как же страшно. И Зара нет. С ним спокойнее...
   Твою дивизию! Он же там один!
   К чертям все революции! Надо срочно выбираться.
   - Вот что, парень, пошли отсюда, - велела я, поднимая с пола нож Риарра.
   И мы пошли. Целых два шага сделали. Риарр хмыкнул, наблюдая, как мы беспомощно барахтаемся на полу, рывком поднял завалившегося на меня мальчишку, снял с шеи подвеску и вытряхнул на ладонь маленькое желтое семечко.
   - Проглоти, - приказал Орису, - это илит, боевой допинг. Его принимают только в критических случаях, потому что через два часа наступает сильнейший откат. Но выбора у нас нет. Пей давай, иначе ты идти не сможешь, - кот, нахмурившись, поторопил мальчика, и, взглянув на ножны в моих руках, с усмешкой протянул. - Закрепи на ноге, а то порежешься. Нож у меня острый.
   Подвал встретил нас зябкой прохладой, пылью и запустением, и, если бы не отзвуки многоголосого рева над головой, можно было бы решить, что все в порядке. Риарр прислушался и, кивнув сам себе, распахнул тяжелую деревянную створку, ведущую в узкий хозяйственный тоннель.
   - Удачи! - марр поднял руку, словно раздумывал, не помахать ли нам на прощание, но счел это глупым и стремглав бросился вверх по лестнице. Туда, где сейчас шел бой. Неравный. Отчаянный. Яростный.
  
   Тусклые чадящие факелы не могли разогнать полумрак подземного хода, да, похоже, и не старались - уж очень редко они были развешаны на покрытых мхом стенах. Временами приходилось задействовать и ночное зрение. Совесть изредка поднимала голову, намекая, что Зару и так несладко, а некоторые наглые личности еще и силу тянут. Я с ней соглашалась целиком и полностью, но отказываться от чужих способностей не собиралась - сейчас куда важнее оказаться рядом с Заром, а там уж мы его силу как-нибудь восстановим.
   Я хоть и передвигалась вполне уверенно, все равно не поспевала за мчащимся впереди Орисом. Злящийся на всех и вся мальчишка - а как же, не дали юному герою в защите больницы поучаствовать! - планировал разорвать на мелкие части любого, кто посмеет заступить нам путь. Чертов илит сделал из парня, и так не отличающегося тихим нравом, сущего берсеркера.
   Тоннель завершился неожиданно. Неестественно яркий свет, ударив по глазам, практически ослепил меня, вынудив растерянно замереть на пороге, но, к счастью, в дело включилась интуиция, взвыв не хуже сигнализации. И я вовремя шарахнулась в сторону - над ухом просвистела увесистая дубинка, выбив щепки из обшарпанной деревянной двери. Споткнувшись, я шлепнулась на землю, пребольно ударившись пятой точкой. Интуиция, недовольно мявкнув на прощание, заткнулась, и главенствующую позицию занял слух, утверждая, что вокруг кипит самый настоящий бой.
   Удивительно, но меня почему-то не трогали, позволив прийти в себя. Когда зрение вернулось, я поняла, что нахожусь в закутке между помойным контейнером и широкой деревянной лавкой. Над входом в тоннель висел пульсирующий магический шар, с шипением разбрасывающий колючие искры. В центре круга из азартно улюлюкающего и размахивающего факелами народа метался Орис, выпустив когти и не давая врагам ни единого шанса к нему подобраться. Но и прорвать оцепление мальчик не мог. Или не хотел. Его противники - пьяное мужичье, вооруженное разномастным дубьем - глумливо ржали, гоняя больного мальчишку.
   Блин горелый, вот когда пожалеешь, что ты тоже человек.
   - Что ж вы, гады, делаете?! - возмущенно крикнула я, выскакивая из своего немудреного убежища. - Это ребенок!
   - Ща мы и тебе ребенка сделаем! - сплюнув сквозь зубы, хохотнул небритый верзила с сальными черными волосами и мясистым носом. - Ну иди же ко мне, цыпочка! - ухмыльнулся он, хватая меня в охапку.
   Повалив на землю, он принялся рвать на мне кофточку под насмешливые комментарии товарищей. На этот раз я заорала уже от ужаса, безуспешно пытаясь оттолкнуть насильника.
   Мне было страшно. Очень страшно. Я словно падала в бездонный черный колодец, но злость и ярость, такие непривычные для меня чувства, не позволили мне рухнуть на дно и, подхватив в надежные объятия, решительно выкинули наверх.
   Да чтобы меня! Какие-то волосатые сволочи! Лапали!
   Мужик, взвизгнув так, что иная баба позавидует, отскочил, скуля и дуя на свои обожженные ладони. На его рубашке четко пропечатались две обуглившиеся по краям пятерни, и сильно воняло чем-то паленым. Драка затихла сама собой - народ ошалело замер, пожирая меня глазами.
   Ну и чего они так уставились?
   И тут мой взгляд упал...
   Мама дорогая! Что это? Почему? Не надо!
   Мои ладони горели - причем, в самом прямом смысле этого слова - ровным оранжевым огнем, но ни боли, ни какого-либо дискомфорта я не чувствовала.
   - Маг-гичка, н-н-архан ее д-д-дери! - трясущимися губами выдавил один из пьянчуг, торопливо скрываясь в глубинах парка.
   Еще двое громил, буркнув, что "своя жизня завсегда дороже", ломанулись вслед за первым.
   Мне бы очень хотелось сказать, что бой был завершен по причине полной и безоговорочной капитуляции противника, но нет - среди этой лихой братии оказался идейный революционер, явившийся "воевать с мерзкими лохматыми тварями и их прихвостнями, а не трусливо прятаться по подворотням". Воодушевленные мужики вновь зашумели, стягивая ряды. И ведь не удерешь...
   Вот бы оружие у бандитов испарилось, - продолжала размышлять я, - и шар магический погас к нарханьей бабушке. Темнота - она ж друг молодежи! А мы с Орисом тут самые молодые и есть...
   Помечтать всласть мне, разумеется, не дали - события рванули вперед, словно взбесившиеся лошади.
   Световой шар жутко затрещал и под гневный вопль: "Ах ты ж, хреновина нарфова!" - резко схлопнулся, будто из него разом вытянули всю энергию. Орис, вставший рядом со мной, зарычал, приготовившись к драке. Толпа взвыла хищным зверем и уверенно двинулась вперед. Но не сделала и нескольких шагов, как дубинки в их руках вспыхнули, чтобы через миг рассыпаться темно-серым пеплом. Жалобно зашипели и погасли факелы. Стало совсем темно.
   Схватив мальчишку за руку, я помчалась прочь. А давно потерявшая человеческий облик свора, сообразив, что добыча ускользает, бросилась следом.
  
   Улюлюкающая толпа загнала нас в грязный узкий проулок, заканчивающийся тупиком. Укрыться было негде. И тут араж указал мне на эту нарфову подвальную дверь. Понадеявшись, что там есть второй выход, я втолкнула туда мальчишку и торопливо заперла дверь на засов. И вот уже третий час мы с Орисом сидим в этом чертовом подвале и ждем, что же сотворят с нами беснующиеся за дверью фанатики. Вернее, жду только я, а мальчишка валяется без сознания на диване. Допинга хватило ненадолго, и откат не заставил себя ждать. А у меня даже воды нет, чтобы напоить мальчика. У меня вообще ничего нет, кроме старой разломанной мебели, облезлого продавленного дивана и ящиков с каким-то тряпьем... Богатство, если так подумать. Даже оружие есть.
   И зачем, спрашивается, я нож у Риарра брала? Зарезаться, что ли? Воин из меня еще тот! Помощь тоже не вызвать - амулет Эдигорана почему-то не работает. Может, дело в магическом куполе, накрывающем город?
   Я в который раз обошла все помещение, перетряхнула ящики, заглянула под диван. Глупо, конечно. Но сидеть на месте и ждать, когда тебя сожгут, не менее глупо. На дурацкий осмотр подвала хоть как-то отвлечься можно. Подвал, как подвал: небольшой, пыльный и слава Богу не холодный. Четыре стены, узенькое окошко, куда разве что руку и просунешь, да и его фанатики чем-то перегородили, лишив нас последнего источника света. Дубовая дверь, закрытая на засов изнутри (что не позволяет им войти) и подпертая железным прутом снаружи (что мешает нам выйти). Мы, собственно, туда и не стремимся: здесь у нас хоть какой-то шанс есть, а на улице сразу же убьют. Хотя нет, не сразу. И жечь не будут, как мне удалось подслушать, смерть уж больно легкая - подождут, пока сами тут сдохнем от голода и жажды.
   Какие, однако, добрые люди живут в этом городе! Меня, правда, эти "революционеры" обещали отпустить. Но если учесть, что "кошачья подстилка" - самое безобидное из того, что обо мне говорилось, глупо ждать милости от разогретой дешевой выпивкой и чужой кровью толпы.
   Араж! У нас, как в старом анекдоте, есть всего лишь два пути: один фантастический, другой реалистический. Реалистический - это когда нас придут и спасут. Кто? Ну хоть кто-нибудь. А фантастический - ежели эти психи нас отпустят. Есть, правда, еще один путь, куда более вероятный - умереть здесь...
   Нет, про это я не думаю! Так и свихнуться недолго. Нас спасут! И точка!
  
   А если помощь опоздает? Блин горелый, что же делать?!
   Мальчику нужен врач, и срочно. Орис ненадолго приходил в себя, но по его непривычно тихому и примерному поведению стало ясно, парню совсем хреново. Но к чести юного лирра будет сказано, он не жаловался, не ныл и старался даже не стонать. Воды тоже не просил, понимая, что ее попросту нет. И в подвале, как назло, кроме ржавых гвоздей, нет ничего металлического. И пусть это трижды помогает от жажды - брать в рот грязные гвозди я не готова. Пока не готова...
   Только и оставалось, что сидеть на диване и гладить ребенка по голове, лежащей на моих коленях (приятно, кстати - что волосы, что шерстка у него мягкие и пушистые, хоть и свалялись местами).
   Паренек судорожно сглотнул, стряхнул мою руку и неожиданно попросил:
   - Спой!
   - Что? - опешила я. - Да я как бы это... не особо и умею.
   - Ха... - Орис проглотил смешок и захрипел.
   Сдавленное спазмом горло с трудом проталкивало затхлый подвальный воздух, легкие разрывал сухой лающий кашель. Мальчишка, тонко всхлипнув, сжался в комок и, резко вогнав когти в и без того драную обшивку, попытался задержать дыхание и очередной приступ. Но безуспешно - колотило его все сильнее.
   Араж! Как же плохо быть такой беспомощной!
   Осторожно усадив мальчика, я крепко прижала его к себе, придерживая голову. Приступ вскоре прошел, оставив Орису на память слабость, испарину и боль в груди. Нет, он ничего не сказал, растянувшись на диване и упрямо стиснув зубы, но я и так все видела. Когти успели разорвать рубашку и уверенно подбирались к груди.
   - Даже не думай! - укоризненно вздохнула, в последний момент перехватывая пушистую руку и всерьез подумывая об удобной смирительной рубашке.
   - Не буду, - вымученно улыбнулся он, - если споешь.
   - Ах ты, шантажист! - притворно возмутилась я. - Не умею, сказано же тебе!
   Я смотрела на мальчишку и улыбалась - в уставших зеленых глазах шевельнулся хитрый лингрэ, встряхнулся, расправляя пушистую шкурку и искренне веселясь.
   - А когда мы встретились у Блуждающей, ты неплохо пела! - Орис вернул мне улыбку. - Про мышей.
   - Ну ты сказал, - рассмеялась я, бережно подхватывая протянувшуюся между нами ниточку, - это ж я от страха. Знала б, какие вы жутко опасные, рот бы себе зашила, и в песочек живенько закопалась.
   - Да, мы такие! - горделиво фыркнул он и неожиданно замолчал. - Такие страшные, что я, наверное, последний живой урс в городе...
   - Ты мне эти глупости прекрати, - строго велела я. - Нельзя сдаваться! Нам обязательно помогут, вот увидишь. А пока, так и быть, проведем творческий концерт по заявкам. Что тебе спеть?
   - Про мышей, - усмехнулся принц.
   - Выступает всемирно известнейшая непревзойденная певица... И нечего хихикать! Ты что, в этом подвале других певиц видишь? Не видишь? Вот и я об этом! Итак, выступает всеподвально известнейшая непревзойденная певица Лариса.
  
   Мы терпеть не можем кошек,
   Мы терпеть не можем кошек
   От хвоста и до ушей, - поглаживая спутавшиеся рыжие волосы, пропела я.
  
   Урс, закрыв глаза, слушал и чему-то улыбался.
   Черт, да он же совсем ребенок - песенки вон слушает, за ручку просит подержать. Ладно, не просит, но и мою руку не отпускает.
   Хотя... дитя это, между прочим, уже кого-то шлепнуло, и возможно, не раз.
   К аражу все! Не буду я сейчас об этом думать. Неважно, что он делал раньше, сейчас же мы имеем то, что имеем - больного испуганного ребенка.
  
   Ничего приятней нету
   Чем тянуть кота за хвост! - закончила я, ласково щелкнув котенка по носу.
  
   Тот фыркнул, но драться (уже прогресс!) не стал.
   - Какие, однако, наглые у вас мыши! - хохотнул он.
   - Неа, это не мыши наглые, - я состроила предельно серьезную физиономию, - это коты у нас зажравшиеся. Живут хорошо, вот и разленились. Вот у моих соседей кот вырос настолько упитанным и круглым, что передвигался исключительно перекатываниями, а на дальние расстояния - пинками.
   - Я бы себя пинать не позволил.
   - Ну еще бы, - добродушно усмехнулась я, - ты же принц, к тому же лирр. Это ж где можно такого дурака найти, чтобы он тебя пнуть решился? Кстати, принц, а что ты делаешь так далеко от дома и без охраны?
   - Испытание прохожу, как и все лирры перед совершеннолетием, - проворчал он, изредка покашливая. - Ребят отправляют в путешествие, где они должны выполнить данное вэрраком задание. С ними идет лишь учитель. И неважно, принц ты или нет.
   - А какое задание дали тебе?
   Орис замолчал, но потом все же ответил:
   - Странное какое-то. Обычно задают что-то конкретное - найти какой-то предмет, сразиться с хищником или еще что. А мне вэррак велел идти в Нисколен, слушаться Арсина и не быть таким мягким.
   - Мягким? - удивленно воскликнула я.
   Ничего себе! Если этот малолетний псих - мягкий, то каковы остальные?!
   - Да, - ответил тот, не поняв моей иронии, - учитель говорит, что воин должен уметь убивать быстро, легко, не задумываясь. А у меня не получается, несмотря на все старания Арсина, - печально вздохнул мальчишка.
   - Ему не понравилось, как ты ту девицу у реки убивал? - с усмешкой предположила я. - Слишком медленно?
   - Какую?
   - Которую вы в реку выкинули. В день нашей первой встречи.
   - А, эту... - отмахнулся принц, но, встретившись со мной глазами, почему-то решил объяснить. - Ее Раддер убил. Она ягод ядовитых наелась, отравиться хотела. Сама-то оклемалась, а вот ребеночек ее не выжил. Вэррак тогда сильно разозлился, живот ей разрезал, чтоб малыша спасти, но не успел. Тогда он со злости ее по горлу когтями полоснул и в реку выкинул. А ты что подумала?
   - Ну... - растерянно протянула я. - Вэррак, вроде бы, говорил, что она из-за твоей несдержанности погибла и еще двое.
   Орис нервно дернулся, словно от оплеухи, и надолго замолчал.
   - Эта рыженькая действительно из-за меня погибла, - тихо, на грани слышимости, сказал-всхлипнул он. - Когда первые две сбежали, я сорвался, запугал ее сильно, ударил. А она взяла и со страху ягод ленцирии наелась.
   - А первые две тоже из-за тебя сбежали? - моя рука осторожно опустилась и сочувственно сжала его плечо.
   - Тоже. Раддер тогда так орал... - пушистый хвост мальчика импульсивно дернулся. - Я дежурил в ту ночь. А еще одна пленница... Помнишь, которая удрать пыталась, когда мы тебя поймали? Так вот, эта стерва стала меня задирать. Ну я и не сдержался, в драку бросился. В общем, пока за этой дрянью гонялся, те две убежали. А ты чего хихикаешь? - обиженно буркнул он.
   - Да так, случай смешной вспомнила, - я примирительно улыбнулась и, не удержавшись, легонько щелкнула его по носу. - Возвращаюсь я как-то домой и слышу, кошка у соседа орет. Спрашиваю: "Чего это у вас, дорогой сосед, так кошка орет?" А он в ответ: "А ваша кошка, разве, не орет, когда вы ее моете?" "Нет", - отвечаю. "А когда выжимаете?"
   Мальчишка весело рассмеялся, раскашлявшись под конец.
   - Бедные ваши кошки, - сквозь смех и кашель выдавил он, - как мне их жалко. Рядом с такими монстрами, как вы, жить - это же подвиг!
   Говорить Орису было тяжело, поэтому дальше болтала только я - рассказывала сказки про мышей и кота Леопольда, пела песенки. А на неожиданный вопрос мальчишки даже не нашлась, что ответить. Вот как объяснить, почему я с ним вожусь, когда он меня убить пытался?
   - Если добрый ты - это хорошо,
   А когда наоборот - трудно, - пропела в ответ.
   ...
  
   На последнем куплете мальчик уснул, а я (только тсс, никому) решилась-таки проверить, спасают ли ржавые гвозди от жажды. И вы знаете, спасают - по крайней мере, про жажду уже не думаешь, больше занимает вопрос, как бы не поцарапаться.
  
  
  
   Глава 12. Казнить нельзя помиловать
  
   Ал'Никс со злостью щелкнул переключателем, но аражев прибор вновь выкинул его к Ильсану. Его кукла основательно вляпалась, а он, Умар, ерундой какой-то занимается. Даже до фракката дотянуться не может. Умар был готов рискнуть и подпитать Сезариана собственной силой, но вариатор, будто заботливая матушка, помешал ему совершить благородную глупость, отправив подсматривать за полуэльфом. Уже в четвертый раз.
   Серьезных проблем у Ильсана не было. Но целый день пути все же вымотал еще не оправившегося после болезни мальчишку. Голова кружилась, мешая идти. Но признаваться в этом Ильсан не собирался.
   - Как ты себя чувствуешь, малыш? - Ксанталл подхватил парнишку под локоть. - Что-то ты очень бледный.
   - Все хорошо! - ответил Ильсан, стряхивая его руку, и чуть не упал, споткнувшись о камень.
   - Ага, вижу, - беззлобно усмехнулся Ксанталл, сгребая мальчика в охапку, - поехали уже, захребетник! Не дергайся, мелкий! Так мы будем передвигаться куда быстрее.
   - Ха, - заявил Ильс, - да это уже традиция. Когда мы сюда шли, я на спине у Талла сидел, сейчас впереди еду. Осталось только на голове проехаться!
   - Точно, - рассмеялась его "лошадка", - на шее ты хорошо сидеть научился, одна голова и осталась не опробованной. Хотя какие твои годы, еще успеешь. Так, Ильс, ногами не болтай, лучше за моей спиной их сцепи, чтобы я мог одну руку освободить.
   - Талл, - спросил мальчишка, устраиваясь поудобнее и укладывая голову ему на плечо (уж очень сильно болеть стала), - а что от Ланки надо было тому эльфу в Эвреле?
   - Эльфу? - переспросил вампир. - А, ясно. Девчонка умудрилась подслушать, что Лиивэра пророчила Лорду Эвринэ.
   - А поподробнее можно? - вмешалась Кэри, сверля вампира внимательным взглядом.
   - Ты думаешь, в тех словах есть что-то важное? - приподнял бровь он. - Хорошо. Предсказательница много чего напророчила. Например, сказала, что скоро жена того эльфа узнает, что случилось с ее возлюбленным, и кто поспособствовал его преждевременному уходу из жизни.
   - Не врет эта твоя Лиивэра, - ухмыльнулся Сейфи. - Ани на самом деле узнала, что стало с ее женихом.
   - Хотите сказать, что это Лорд убил Ловэйли? - потрясенно выдохнул Луори.
   - Он, - кивнул Нооль с тяжким вздохом.
   - Выходит, я служил убийце моего брата? - парень был просто в шоке, а золотоволосый, утешая, гладил его по плечу. - Но как? Почему?
   - Почему? - фыркнул оборотень, приподняв бровь. - Власть заполучить хотел, деньги, положение при дворе, все то, что мог ему дать статус мужа Анивиэль. Не знаю, любил ли он ее вообще.
   - Любил, - тихо отозвался Нооль, - по-своему, но любил.
   - Не важно, это их дела, - Кэрлин недовольно тряхнула волосами. - Что еще провидица сказала?
   - Что жена сбежит от Шевела с полюбовником.
   - С любовником? - удивился Луори. - Лорд об этом нам не говорил, сказал только, что она забрала драгоценности.
   - Ну какой мужик станет всем подряд рассказывать, что ему жена изменяет, - рассмеялась Кэри. - Может, она ничего у него и не брала. А про цацки он просто наврал. Талл, не отвлекайся, что там дальше?
   - Дальше... - задумался вампир, припоминая. - Дальше Лиивэра заявила: "Через три года эльф не будет хозяином над самим собой. Другой будет управлять им. И зря этот другой делает ставку на Шевела, ибо проиграет тот". Что это значит, ни Лана, ни я толком не поняли. Возможно, дело в каких-то интригах Лорда. Скорее всего, Князь узнает, что Эвринэ что-то против него замышляет.
   - Тут другое, - пэри Хорн искривила губы в злорадной насмешке, - и если это сбудется, то все будет просто замечательно.
   И в этом Умар был с ней полностью согласен. Поскорее бы сбылось это предсказание, а уж он, ал'Никс, этому поспособствует.
   - Пояснить не хочешь? - напустился на девушку Сейфиттин и, бросив взгляд через ее плечо, неожиданно закричал. - Ланка, стой! Куда полезла!
   - Не переживай, с ней все в порядке, - отозвалась Сарана, страхующая взобравшуюся на осыпь из крупных камней "малышку".
   - Не переживай?! - с возмущением рявкнул кот, заметив, до чего именно пытается дотянуться его сестра. - Это же оружие.
   - Оружие, - пожала плечами воительница, - шарк, орочий метательный круг. Лана, за края не трогай, острые. Только за перекладину.
   - Так? - спросила довольная "девчушка", вытаскивая круг из щели.
   - Так, - похвалила орка, - теперь кидай сюда. Молодец, - улыбнулась женщина, перехватывая шарк в воздухе.
   - Ты чему это ребенка учишь? - зарычал Сейфиттин. - А если бы она порезалась?
   - Папочка, - кинулась ему на шею Ланка, сиганув прямо с камня, - я же уже взрослая, я осторожненько! Я молодец, да?
   - Молодец, молодец, - он погладил сестру по голове, исподтишка показав кулак ухмыляющейся орке.
   - Я ее туда не посылала, - пояснила женщина, заметив укоризненные взгляды, - это все крыса. А я просто рассказала, как обращаться с шарком, чтобы девчонка не поранилась. Здесь наверняка бой шел, - она внимательно огляделась. - Так и есть. Вот следы магических ударов.
   На противоположном склоне чернела неаккуратная клякса от ударившего в камень огненного шара.
   - Пошли отсюда, хватит глазеть, - велела Кэрлин. - Луори, ты не прогуляешься с Ланой немного? Нам тут надо с ее муженьком поговорить!
   Эльф кивнул и, взяв девушку за руку, увел ее вперед. Крыс догнал свою "хозяйку" и, запрыгнув ей на штанину, споро влез на плечо, где комфортно устроился, что-то шепча Сейтлане на ухо.
   - Так что там с пророчествами? - в очередной раз спросила Кэри.
   - Ничего, - улыбнулся Ксанталл. - Больше Ланка ничего не слышала. Эльф ее заметил, и девчонку поймали. Эвринэ хотел с ней поразвлечься, прежде чем убить. Но малышка сбежала.
   - Если ты весь из себя такой хороший муж, - ехидно уточнил Мейр, - то как моя сестра вновь попала в руки Лорда?
   - Я не мог сразу уехать из города, - пояснил вампир. - Мне нужно было дождаться брата. Лане я велел ждать в комнате. На дверь и окно я установил пару сигналок, которые предупредили бы меня о постороннем вторжении. Далеко я не уходил и должен был успеть вернуться вовремя.
   - Но не успел! - злобно прошипел кот.
   - Я не учел, что этот остроух владеет телепортацией. Когда он украл Лану, я поклялся, что найду ее и спасу. Я был слишком самоуверен, из-за этого она и пострадала. Замок эльфа я нашел. Твоя сестра оказалась там, но... Этот араж что-то сделал с ее разумом. От его домогательств защитная магия Дома Руол девушку защитила, от физического воздействия тоже. Но Лорду, видимо, было мало смерти Ланки, ему хотелось отомстить девчонке, которая отказала ему, да еще и узнала его тайны. И он нашел лазейку в защите.
   - И сам себя перехитрил, - усмехнулась Кэрлин.
   - Почему? - не понял Ильсан.
   - Шевел хоть и гад, но не садист. Не думаю, что ему доставляло удовольствие мучить того, кто ничего не помнит, да и не понимает, что вообще происходит. А перед ним была самая обычная кошка.
   - Да, - уверенно кивнул Нооль, - Шевелу Ланка быстро наскучила. И с тех пор позабытая игрушка жила в подвале, а потом мне... - эльф замялся, проглотив окончание фразы, - мне удалось узнать, что кошка сбежала. Ее подменили обычным животным.
   Отряд не успел миновать и середины ущелья, как Сорняк взволнованно ухватил Сейфи и его сестру за руки и с жалобным треском потащил назад.
   - Ему мама с папой только проводить нас разрешили, и то не дальше ущелья, - пояснила Ланка.
   - Не выдумывай! - бросил оборотень, пытаясь выбраться из тесных цветочных объятий.
   - И ничего я не выдумываю. Он сам мне сказал!
   Прощание вышло слезливо-трогательным, и после клятвенного обещания обязательно вернуться колокольчик наконец-то отпустил своих друзей и долго-долго махал им вслед всеми листочками.
  
   Выбравшись из ущелья, все облегченно вздохнули - кому-то не нравилась сама расщелина, мрачная и унылая, кому-то надоело гоняться за шебутной Ланкой, норовившей забраться повыше и оттуда показать своим нянькам язык. Судя по кровожадным взглядам, которые народ все чаще и чаще бросал на аражеву крысу, жить тому оставалось недолго, а умереть предстояло в жутких муках. В ответ Ирррр довольно жмурился и сыто потирал лапками облезлый живот. Хотя не такой уж он и облезлый, да и шерстка вон лоснится. Отъелся за их счет, зараза!
   Выйти-то они вышли, а вот обрадовались рано - впереди раскинулось заросшее бурьяном поле. Похоже, близость к зараженной зоне серьезно повлияла на здешние растения: маленькая, безвредная в других областях, травка встала перед ними сплошной непроходимой стеной. Мирные голубоватые растения с бархатными листочками неожиданно ощетинились множеством длинных шипов с крючьями на конце. А безобидные розовые цветочки вымахали в огромный куст, стреляющий отравленными иглами.
   На их счастье, первый шип словил Ирррр. Наглый крыс, недовольно пискнув, выдернул колючку и отправился дрыхнуть к Ланке за пазуху. Яды на мерзкую нечисть, оказывается, тоже не действуют. Предупрежденные путники успели отскочить с линии обстрела и, как только замечали впереди качающиеся розовые бутоны, спешили свернуть в сторону. А вертлявая тропа так и норовила завести их в самые дебри.
   Парни, уставшие, расцарапанные, в живописных лохмотьях, на разные голоса благодарили Кэрлин, предложившую сократить путь, хотя яснее ясного понимали, почему кроты не стали их преследовать. Это ж не поле, это ж логово какое-то для растительных хищников.
  
  
   ***
  
   Барбариска
  
   Время тянулось медленно. Орис отсыпался, а я сидела на краю дивана, осторожно гоняя во рту гвоздики, и очень удивилась, услыхав грохот под полом. Стук повторился. Кто-то, равномерно нанося удары, хотел пробраться в наше убежище через сплошной серый камень, обнаружившийся под деревянным настилом. Неужели фанатики подкоп делают?
   Вооружившись палкой с торчащим на конце длинным гвоздем, и десятком острых, как ножи, когтей, мы с принцем принялись ждать дальнейшего развития событий. Когда же дыра наконец была пробита, выбираться фанатики не спешили, устроив яростный спор где-то там внизу.
   - Пусти, я первый иду!
   - Не пущу!
   - Я их друг!
   - А я проход делал!
   - А я...
   Вскоре аргументы у спорщиков закончились, и началась потасовка, сопровождаемая забористой руганью. Ее результатом оказалась занимательная дизайнерская композиция "головы в полу". Причем одна голова была подозрительно бородатая, а вторая подозрительно зеленая и подозрительно знакомая. И обе застрявшие. Пришлось вмешаться. С трудом протолкнув незадачливых спасателей обратно в пробитую гномом брешь, я быстро прекратила вновь возникшую свару, заявив, что первым к нам поднимется тот, кто притащит воду. В подземье на миг наступила полная тишина, тут же сменившаяся дробным удаляющимся топотом и приглушенной расстоянием перебранкой.
   Ричи успел первым, легко выскочил из пролома и, сияя от гордости, протянул мне бурдюк с водой. Усилием воли подавив желание ни с кем не делиться, и разжав судорожно стиснутые на горлышке пальцы, я передала мешок Орису, провожая каждую каплю жадным взглядом. Мальчик с облегченным вздохом оторвался от живительной влаги, и...
   Люди! Теперь я знаю, что такое счастье! Это вода! Прозрачная холодненькая! Мур-мяу!
   - Слушай, Ричи, - я перевернула бурдюк, но не смогла выдавить ни капли, - а что ты тут делаешь?
   - Меня Бохх послал, - горделиво выпрямившись, заявил гоблин, - меня и Уар-рхи. В помощь. Тайную. Чтоб помочь. Тайно. Если надо. Мы помогли. Вот!
   - Спасибо, Ричи, - я хлопнула парня по плечу, - действительно помогли. А где этот твой Урх?
   - За едой пошел. У нас тут много лазов под городом. В ловушки давно никто не ловится, вот и приходится другие способы искать. У нас много выходов в разные лавочки, склады.
   - Ух ты, - восхитилась я, с легкой усмешкой покачав головой, - да вы просто герои!
   - Ага, - мелкий смущенно опустил глазки, - мы такие.
   Из дыры, прервав наш разговор, с шумом и кряхтеньем вылез молодой гном с длинной черной бородой, заплетенной в аккуратную косичку, и, поставив передо мной небольшой бочонок с водой, с хитрой усмешкой выудил из-за пазухи бутылку кое-чего покрепче. Ядреная, кстати, водочка. Хорошо, что он и еды прихватил, а то б развезло меня с голодухи. И нечего возмущаться! Всего-то пару стопочек для снятия стресса!
   Второго нашего спасителя звали Санк ТаОгни, и приходился он родным племянником сотнику Ортуму, отряд которого старательно изображал потолочные украшения при нашем прошлом знакомстве. Так что расстались мы явно не друзьями, еще и Тайного Советника подставили, сообщив, что он ставленник эльфов. С чего бы гномам нам помогать?
   Ответил на этот вопрос Санк, выпивший куда больше меня. Оказывается, Правитель ТаСунгар самолично допросил Тайного Советника, а тот, не смея лгать королю, мямлил что-то невразумительное или молчал, беспомощно хлопая губами, словно выкинутая на берег лупоглазая рыбина. А после и вовсе свихнулся.
   "Два ментальных заклинания столкнулись", - пояснил Умник.
   "Ал'Ферьон постарался?"
   "Или его эльф, слышала же, что при обыске в комнате Советника эльфийский кристалл связи нашли, - усмехнулся он, - впрочем, нам это не важно. Главное, результат".
   Посчитав, что улик достаточно, Тайного Советника объявили "врагом народа" и казнили, а его приказы и распоряжения отменили. Меня же, как разоблачившую вредителя, зачислили в почетные друзья, отправив мне в помощь двух отважных гномов. Хорошо, хоть вином, как гоблины, не угощали. Правда, и водочкой можно отравиться, но это уже совсем другая история.
   - И где сейчас этот как его... Беркан ТаВирс?
   - Следит за кем-то, - пожал плечами Санк.
   - За кем?
   - Не знаю. Он сказал, что это важно. А я больше и не спрашивал. В нашей команде он старший.
  
   Теперь у нас есть все, что нужно несчастным узникам. Сидишь ты на диванчике, укрытый пледом, сытый и пьяный (это только я, малолетним котяткам не наливаем!), дите спать уложил, распоряжения служащим раздал (Ричи - найти Зара, Саньке - выяснить политическую обстановку в городе) - благодать. Одно плохо - дыра и расположенные внизу лазы гоблинов слишком малы оказались, даже Орису не пролезть. Гном предложил расширить тоннели, но узнав, что на это уйдет дней шесть, я поспешила перенаправить трудовой энтузиазм Санька в новое русло.
   Нет, ну вот почему так? Когда надо разгадать какую-то загадку, когда чувствуешь, что вот-вот ухватишь за хвост нужную мысль, то нет времени - надо срочно куда-то бежать, от кого-то спасаться или спасать. А сейчас, когда свободного времени хоть завались и даже спать не хочется (я уже успела немного вздремнуть), то ничего путного в голову не лезет. Только синие глаза и улыбка одного симпатичного вредителя.
   Красивый, зараза! И вот что удивительно, мне почему-то кажется, что я очень хорошо его знаю.
   Да ну его к аражу! Лучше о чем-нибудь другом подумаем. К примеру, об этой истории с тали и окружающих ее странностях.
   Когда Орис пришел в себя во второй раз, мне удалось его разговорить. Итак, какие у нас факты.
   Во-первых, странное задание, которое дал мальчишке вэррак - зачем-то идти в Нисколен и слушаться Барсика. Не специально ли принца сюда заманили? А тут как по заказу неизвестная науке болезнь. Что еще? Орхарна Кса-эрри-олвэ-лирра убили два года назад. Это старший брат Ориса. Если я правильно помню объяснения Веррана по поводу построения фамилий урсов, то в конце всегда ставится клан, впереди собственно сама фамилия, второе слово указывает на положение в клане. А вот слово "олвэ" меня очень заинтересовало. Ведь Курран со своими воинами помогали мне только потому, что я тенир-олвэ, а вот объяснять, что-либо отказывались. Так вот, "олвэ" свидетельствует о принадлежности к царской семье, или к правящему роду, как говорят урсы. То есть этот хвостатый хитрец с первой минуты знал, что Орис - принц. Теперь понятно их желание, во что бы то ни стало найти и спасти моего тали.
   Во-вторых, со слов Арсина, Орхарна убили люди. Поэтому Орис так ненавидит нашу расу, ведь Орхарн был ему не только братом, но и лучшим другом, советчиком, даже отцом. И после его смерти остаются только два наследника. Сам Орис, младший принц, и Андир Кса-ирри-олвэ-лирр, старший принц. Правда, Андир - сын младшей жены, о чем сообщает буква "и" во втором слове фамилии. Дети от старшего брака имеют приоритет в очереди наследования. Значит, Риарр прав, Орис - наследник. Вернее, будет наследником, когда пройдет испытание. А пока это место занимает Андир. А Барсик, кроме всего прочего, лучший друг Андира.
   В-третьих, если предположить, что Верран говорит правду про подвеску - а я ему верю, вроде бы, то... Стоп! И как я раньше не вспомнила! Ведь его отец - вэррак, он не мог ошибиться в чтении рун! Но мог обмануть и меня, и других. Но ведь Улиана сказала то же самое. Выходит, амулет действующий, и юный лирр - мой тали. Если только семейка Тар-тои-марр, начиная с папочки и заканчивая Ли, не вводили меня в заблуждение сознательно. Но, по-моему, причин у них нет, в отличие от Арсина.
   А что? Решил Барсик помочь своему дружку занять престол, шлепнул Орхарна, свалив убийство на людей, потом задумал от Ориса избавиться. Подкинул мне коготь в надежде, что Блуждающая меня утащит, и провести второй обряд будет невозможно. Вроде бы, логично. Хотя нет... На фига ему заманивать мальчишку в Нисколен и заражать какой-то гадостью, если тот и так умрет в ближайшее время? Да и не под силу котам без поддержки со стороны людей организовать такую революцию. И для чего? Чтобы шлепнуть одного пацана? А кто им мешал убрать его так же, как старшего брата?
   Араж их за ногу! Похоже, я еще больше запуталась. Так, что еще?
   В-четвертых, куда-то пропал Верран, да и Барсика среди защитников больницы не было. Причем, оба исчезли задолго до начала штурма.
   В-пятых, везде шныряют типы в серых защитных комбинезонах, которые якобы болезнь лечат, и ярые революционеры, подзуживающие толпу.
   Что-то уже на глобальный заговор тянет. Как там они орали? "Сделаем Нисколен столицей Зеленой зоны"?
   Мама дорогая! Вот оно! Риарр сказал, что, если Ориса убьют, начнется война. Кто-то очень хочет развязать войну с лиррами. А к ним, скорее всего, присоединятся и марры. Тут смерти от болезни или из-за амулета недостаточно, нужно прямое участие людей, чтобы можно было натравить на них урсов.
   Революция охватила город слишком быстро и качественно - стычки на улицах, пожары. Наверняка, болезнь устроена заговорщиками, чтобы была причина для бунта. Тем более что лечить котов никто по большому счету и не собирался. А если учесть масштабность действий, значит, и организация должна быть соответствующая, и цели наполеоновские. Тут либо захватом власти пахнет, причем сразу у двух народов, либо серьезным переделом территорий.
   Так, с Орисом все ясно. Хотя нет, не все. В том, что его хотят сделать отправной точкой будущей войны, у меня сомнений нет. А вот что с амулетом? Тали он мне или нет? Возможно, здесь действует какая-то, как говорил незабвенный Остап Бендер, конкурирующая организация, которая не знает, что мальчишке и так конец, и операция с когтем в принципе не нужна.
   Ладно, пока будем думать именно так. Для полной картинки у меня информации маловато. Но возникает вопрос, что хотел сделать Арсин, подкидывая мне амулет - спасти мальчика или добить? А выяснить это можно только на месте.
   Н-да, что-то у меня нет желания лезть в клан лирров и что-то там искать. У меня и своих дел куча. Ребят вот найти надо. А интриги, заговоры - это не мой уровень. Да и сделать я все равно ничего не смогу. Разве что Стражам настучать? Вот это завсегда пожалуйста!
   Стоп! Настучать... Настучать? Настучать! Нархан его задери! Вот ведь гад! И как я раньше не догадалась?!
  
   Я металась по подвалу не хуже взбешенного урса, который сейчас тихо-мирно лежал на диванчике и наблюдал за мной удивленными зелеными глазами.
   - Дура! Дура! Дура! - бормотала себе под нос. - Ведь с первого же дня было понятно, что он в моей голове не просто так объявился! А его вечные оговорки, отлучки. "Абонент, видите ли, временно недоступен"! Что, господин Игрок, деньги в игровом автомате закончились? Или компьютер сломался? О, я поняла, перебои с энергией? Может, мне этого гада еще пожалеть надо?! Араж его дери!
   Жаль, что у меня нет когтей, как у нашего пушистого принца. Так и хочется кое-кого на ленточки порвать, ну, или попинать хорошенько.
   - Ай! - из-за резкого рывка за руку я не удержалась и свалилась прямо на Ориса. - Извини, - я попыталась встать, но мальчишка не позволил, усадив рядом.
   - Ты чего носишься, как угорелая? - спросил он.
   - Да так, - вздохнула я, - поняла, что меня один друг дорогой уже давно обманывает.
   - Уверена, что не ошибаешься?
   - Уверена, - рассуждать вслух было на удивление легко. - Там много признаков было. Ключи какие-то меня заставляет искать. А когда я планшет забыла, такую истерику устроил, мама дорогая! Случай с дроу так вообще прямо на него указывает.
   - А что там с дроу? - заинтересовался мальчишка.
   - По дороге в Янкар на нас дроу напали и потребовали этот самый планшет. Мой товарищ куда-то сбегал и на командира дроу настучал, что тот правила нарушает.
   - Настучал? - не понял Орис.
   - Пожаловался, сообщил о нарушении.
   - А кому можно нажаловаться на дроу? - насмешливо фыркнул урс. - Разве что их Князю. Но он вряд ли бы стал людей слушать.
   - Нет, не Князю, - улыбнулась я, - тут сложнее. Да и неважно, собственно. Дроу после того доноса из Игры выбыл. А потом я узнала, что парня, который на дроу настучал, зовут Умар ал'Никс, и получается...
   - Умник, - перебил меня лирр.
   - Что? Откуда ты знаешь? - теперь пришла моя очередь удивляться.
   - Что я знаю? - нахмурил брови Орис. - Я просто сложил первый и последний слог, вот и получилось "умник". Мы с братом в детстве так часто играли: брали два слова, а потом из них составляли новые слова.
   - Тогда тем более это он! Ну, Умар, зараза, только появись!
   - А что это за планшет? И от чего ключи?
   - Да араж их знает, - честно призналась я. - Планшет - этот папка такая, которую хрен откроешь.
   - Может, ключи как раз от нее?
   - Может, - согласилась я. - Но почему-то не открылось, хотя я этот ключ и так, и эдак прикладывала.
   - А в замочную скважину вставлять не пробовала? - съязвил мальчишка.
   - Сам попробуй для таких ключей замочек найти, - фыркнула я, засовывая руку в карман. - Ой, мамочки!
   - Что случилось? - встревожился Орис.
   - Один ключ пропал, - я лихорадочно рылась по всем карманам, но вторая пластинка так и не объявилась.
   Вручив Орису ключ, найденный в городе гоблинов, я в очередной раз - теперь целенаправленно - перерыла весь подвал. Нет. Возможно, во время драки выпала, или потом, когда через парк удирали.
   - Умник меня убьет! - я в отчаянии схватилась за голову.
   - Да чего ты переживаешь? - мальчик вручил мне тщательно охраняемый второй ключ. - Сама же говорила, что он тебя обманывает. Вот и наплюй на него!
   "Я тебе наплюю! - паразит объявился как нельзя кстати. - А ну вспоминай, когда последний раз ключ видела!"
   "В пещере гоблинов точно видела, - виновато всхлипнула я. - Я их тогда в один карман складывала"
   "Гоблинов?" - съязвил он.
   "Ключи! - обозлилась я - И вообще, чья бы корова мычала! Врун аражев!"
   "Дура! - сердито прошипел он. - О тебе же забочусь! Без ключей и планшета ты не сможешь вернуться домой!"
   "Какой благородство! Ничего мне объяснить не желаешь?"
   "Потом, - отмахнулся Умар. - Попробую ключ поискать".
   "Как?"
   "Зара отправлю. Можно подумать, у нас есть другие способы".
  
   Удрал грейм очень даже вовремя - я много чего "доброго и нежного" хотела ему сказать. А еще лучше сделать. Вот как здесь можно упокоиться?
   Дома хорошо - пришел грустный, прижал к себе кошку, и под ее ласковое мурчание на душе становится тепло и спокойно. А ее маленькие коготки ритмично и ласково впиваются в твое плечо, одна лапка, вторая, разрывая на части все проблемы и неприятности. Сейчас я, конечно, не дома, зато кошка у меня под рукой есть. Правда, великовата чуток, но это ничего, погладить-то можно.
   После стакана горячего молока мальчишке стало значительно лучше - жар спал, дыхание выровнялось. И сейчас он спал и самым натуральным образом мурлыкал под моей рукой, тихонько так, басовито. Прелесть.
   Я же сидела в изголовье дивана и мечтала встретить своего драгоценного "муженька" во плоти, прикидывая, какую сковородочку следует прикупить к встрече. Даже задремать успела, погрузившись в сладкие сны со скалками, сковородками, синеглазыми Тенями и почему-то цветущим кактусом. Придумать применение этому колючему цветочку я не успела, ибо меня нагло вырвали из чудных видений гневным возгласом: "Луитти! Тварь! Да чтоб тебя нарфы драли!"
   Ага, вот и Умник объявился. Ждем-с, ждем-с!
   "Что там с Луитти?" - ласково-ласково уточнила я.
   "Ключ у нас сперла, гадина! - ответил парень, еще не до конца осознав, где находится. - Опоздали мы с Заром".
   "Не переживай, драгоценный! Дяде пожалуешься, он эту нахалку накажет!"
   "Я что, ребенок, дяде жаловаться? Я и сам могу с ней разобраться! Я... - тут он запнулся и пробормотал. - Барбариска, ты?"
   "Нет, мой призрак!" - злобно рявкнула я. - Говори, скотина, как ты меня в Мэйдес вытянул?!"
   "Случайно".
   "Врешь!"
   "Не вру! Если прекратишь орать, могу объяснить, как ты здесь оказалась".
   "Ты мне рот не затыкай! - сердито рявкнула я. - Хватит, накомандовался! Власть меняется! Теперь я сама все решать буду! А ты давай, объясняйся и проваливай из моей головы!"
   "Ишь как заговорила, - хмыкнул Умар, - а в начале плакалась: Умничек, милый, где бы я была без тебя!"
   "Дома! - припечатала я. - Без тебя я бы была дома! И все было бы замечательно!"
   "Кто ж спорит? - горько усмехнулся Тень. - Все было бы замечательно: погиб бы в лесу Зар, осталась бы в Тел-Кристо Лерка, став полноценной хайтой, сгорел бы на костре Сэм. Даже эта пушистая зараза сгинула бы в огне революции. Ну что, нравится?" - тихо закончил он.
   "Ты меня на жалость не бери! Может, для них все сложилось бы хорошо в любом случае?" - всхлипнув, спросила я, в душе понимая, что он прав.
   "Не сложилось бы, - грейм не стал скрывать правду и тешить меня ложными надеждами. - Я выбрал для себя совсем другую куклу. Ни ему, ни мне не пришло бы в голову собирать этот детский сад. Хотя, признаюсь, с ними занятно", - добродушно фыркнул он.
   "Да, - с нежностью прошептала я, - они хорошие. Не хочу даже думать о том, что могло бы с ними случиться. Да и глупо жалеть о том, что уже произошло. Главное, сейчас их найти".
   Чтобы хоть немного успокоиться, я встала и, добравшись до импровизированного столика из старых ящиков, плеснула себе в стакан водки. Залпом выпила.
   "Эй-эй-эй! - притворно возмутился Умник. - Ты мне это пьянство прекращай! Мне жена-алкашка не нужна!"
   "Умар, отстань, не до твоих шуток сейчас!"
   "А я, может, не шучу? - серьезно отозвался тот. - Сама же говорила, что я красивый, что я тебе нравлюсь... Ты мне тоже. Так в чем проблема?"
   "Может, в том, - передразнила я, - что ты гад и обманщик? Слушал, как я тебя расхваливаю, и хихикал надо мной втихомолку".
   "Ну, похихикал чуток, и что? Зато я дома кухню приготовил согласно всем твоим мечтам. Двухэтажную, шестикомнатную, и везде сковородки, скалки, ухваты. Кактус тоже положил. Правда, так и не понял, на фига он тебе нужен".
   "Сволочь ты, Марик! - улыбнулась я. - Разве можно меня так смешить? Тут проблемы кругом, а он в своем репертуаре!"
   "От того, что ты станешь рыдать, проблемы сама собой не решатся. А вот вместе мы можем попробовать что-то сделать".
   "Вместе? - удивленно фыркнула я. - Ты думаешь, я соглашусь продолжить эту вашу Игру?"
   "У тебя нет выбора. Ты извини, но я все равно заставлю тебя закончить Игру".
   Он говорил твердо и решительно, а нотки горечи и сочувствия в его голосе я предпочла не замечать.
   "Что, так выиграть хочется? - желчно протянула я.
   "Хочется, - согласился он. - А еще хочется одной дуре жизнь спасти. Почему-то..."
   "Сам ты, - беззлобно огрызнулась я. - А что там с ключом?"
   "Луитти, зараза, подсуетилась. И как только узнала, что мы в этом городе? - он тяжко вздохнул и нехотя продолжил. - Похоже, она следила за нами от гоблинской пещеры".
   "Вряд ли, - усомнилась я. - Если бы она шла за нами через порталы, мы бы ее засекли. Скорее, следящие ее шпиона проворонили".
   "Может, и так. А может, и сама за нами прыгала. Она же мага выбрала. Ю-Алли - сильная девица, как я выяснил".
   "Эльфийка?"
   "Нет, человек, - Умар замолчал, собираясь с мыслями (тяжело признавать свое поражение). - Да и неважно, как именно она нас выследила. Главное, что подкараулила она тебя у выхода из тоннеля. И под шумок выудила ключ. Удивительно, что только один".
   "Так это она тогда колдовала?"
   "Нет, конечно. Луитти запрещено колдовать самой. Ю-Алли за нее отдувалась".
   "Да ясно, что Ю-Алли, - я, закрыв глаза, постаралась припомнить ту потасовку. - Странно, но я не заметила там женщин".
   "Могла подговорить кого-то из фанатиков", - пожал плечами грейм.
   Видеть его я не могла, но очень ярко представляла - стройного, высокого, наглого. И совершенно бессовестного.
   Умар лишь фыркнул в ответ на эти мысли, и разговор вновь вернулся к Ю-Алли.
   "Зато она меня спасла", - я попробовала найти в ситуации хоть что-то хорошее.
   "Ты про тот ходячий труп с подпалинами? Так это ты сама его прижгла. А Ю-Алли лишь свет выключила, чтобы ее подручному легче ключ воровать было".
   "Подожди, - перепугалась я. - Хочешь сказать, я убила того мужика?"
   "Да ты-то тут при чем? Это Зар чуток разозлился и башку тому козлу оторвал случайно!"
   "Так-таки случайно?"
   "Разумеется, случайно, - усмехнулся грейм. - Я же ему только попинать того погорельца разрешил. А башка это уже моя прерогатива!"
   "Какие мы грозные! - рассмеялась я и тут же усовестилась (отвлекаюсь на какую-то ерунду!). - А с Заром-то все в порядке?"
   "Да что ему сделается? С революцией разбирается. И с эпидемией. Стражи ведь не только Сдвигами занимаются. Мир и спокойствие Калейдоскопа тоже в их прямых обязанностях".
   "Что-то не очень хорошо они со своими обязанностями справляются".
   "И я так раньше думал, - повинился грейм. - Пока не оценил всего масштаба проблемы".
   "И что?"
   "Что-что, - огрызнулся он. - Будем решать. И не надо спрашивать, как! Я и сам пока не знаю".
   "Хорошо, не буду, - улыбнулась я. - Расскажи хотя бы, как я сюда попала".
   "Ладно, расскажу. При выборе куклы я попытался немного смухлевать..."
   "Ну кто бы сомневался?! - расхохоталась я. - А кого ты выбрал?"
   "Оборотня, скального кота".
   "О! - веселые лингрята так и заскакали в моих глазах. - Так ты тоже котиков любишь?"
   "Не особо. Из предложенного, мне этот парень больше всех понравился".
   "Из предложенного?"
   "Сначала заклинание случайным образом выбирает восемь кукол, по одной из каждой расы. Затем Игроки решают, кто кого берет. Если не могут решить миром, бросают жребий. Я взял оборотня, мне его характер понравился. По-моему, сила воли и хитрость для победы куда важнее, чем магические способности и власть".
   "И что, эта хитрость помогла котику от Игры избавиться?"
   "Да, нет. Скорее случайность. Ну... или моя ошибка".
   "Ты же сам говорил, что случайностей не бывает, а есть правильно смоделированная и просчитанная ситуация".
   "Говорил, - улыбнулся Умар. - Выходит, бывают. Кстати, хорошо, что мне ты попалась, а не этот кот. Мальчишка-оборотень на Лорда Эвринэ работал. Ферьон как-то проболтался, что у его эльфа есть отличное средство влияния на оборотня. И как ему жаль, что с выбором кукол такая ошибка вышла. Прикинь, что бы было, если б я коту одно приказываю, а ал'Ферьон другое?"
   "Да ничего бы не было, - со смешком фыркнула я, - отправили бы котика в милый домик с мягкими стенами".
   "И это при самом лучшем раскладе!"
   "Так что все-таки произошло? Как ты рокировку-то произвел? Узнал, что парень двурушничать будет?"
   "Нет, про Сейфиттина я недавно узнал. А что касается тебя... Ну, я тогда..."
   "Смухлевать пытался. Это я уже поняла. А дальше?"
   Грейм надолго замолчал, собираясь с мыслями.
   "Драгоценный, ты чего? Думаешь, как избавиться от меня и завести себе новую куклу? Боевого дракона, к примеру?" - ехидно уточнила я.
   "А мне, может, не нужен никакой дракон? - тихо отозвался он. - Мне, может, дуры больше нравятся? Хотя идея с драконом весьма недурна. Надо тебе новую ипостась завести. Где тут мой блокнотик? Записываем, завести новую ипостась боевого дракона".
   "Куда записываем? - хихикнула я. - Сразу после магических способностей?"
   "Неа, магические способности у тебя уже есть. Так что эту строчку мы вычеркиваем".
   "Ты про мои горящие ладони? - засомневалась я. - Может, это все-таки Ю-Алли?"
   "Нет. Ю-Алли только с магической подсветкой разобралась. А все, что с огнем связано, это уже ты сделала. И мужика подожгла, и дубинки в пепел превратила. Эх, пора тебя в магическую школу отдавать".
   "Э нет! - я решительно качнула головой. - В одной магической школе я уже была. Мне за глаза хватило! Еле ноги оттуда унесла!"
   "Ладно, не хочешь - не учись, - миролюбиво отозвался он. - Но ежели сожжешь кого-нибудь ненароком, учти, я не виноват!"
  
  
   ***
  
   Давненько Умар не пребывал в такой растерянности. Вроде бы, и нет особых поводов для радости, а на душе почему-то легко и спокойно. Впору и самому замурлыкать, как прирученный Барбариской лирр. Да, ключ потерян безвозвратно, но это еще не конец игры. Команда у них неплохая подобралась, с такой грех не выиграть. А если Ильсана с товарищами посчитать, вообще непобедимая сила. Еще бы до него докричаться...
   Не вышло. Умар, впрочем, и не надеялся. Даже односторонняя связь уже неплохо. Информация лишней не бывает. Грейм, к примеру, узнал, чем зацепил его первоначальную куклу нарфов эльф. Выяснил, почему сбежала из дома его жена, отвлекая Ферьона от игры. Понял, зачем понадобился вампиру и его лохматому брату юный полуэльф. А главное, нашел ключ и планшет. Правда, пока что они лежали в бездонной сумке пэри Хорн. Но ал'Никс не терял надежды заполучить их в свое безраздельное пользование.
   А сейчас сумка и ее сопровождающие уверенным шагом направлялись к одному из самых больших городов-рынков Красной зоны. В Ниг-мар их потащила Кэри, заявив, что это очень важно, и для Ильсана в первую очередь. Объяснить, что же они забыли в этом центре работорговли, девушка по своему обыкновению забыла. Все уже смирились с тем, что отряд ведет пэри Хорн. Лишь Талл изредка бурчал себе под нос что-то возмущенное, но покидать команду явно не собирался.
   После хищного луга и ночевки под открытым небом идти по хорошо утоптанному тракту было на удивление легко. А когда дневной зной сменился вечерней прохладой, стало совсем замечательно. Солнце, днем почти начисто выбеливающее небо, еще не скрылось окончательно, радуя последними теплыми лучиками, а ласковый ветерок остужал уставшие лица.
   Поля и возделанные огороды вплотную подступали к дороге, спасаясь от пыли и нехороших намерений путников за невысоким, но жутко колючим кустарником. Вдали, у хилой речушки, виднелась небольшая деревенька, но сворачивать туда группа не стала - водой запаслись не так давно, в выложенном камнем роднике, а хмурые загорелые поселяне, опрыскивающие странную голубоватую рожь чем-то донельзя вонючим, доверия не внушали.
   Ниг-мар встретил их шумом и суетой. Некогда уютный городок, утопающий в зелени, попав в Красную зону, разительно изменился. Сады и роскошные клумбы, лишившись должного ухода, заросли бурьяном. Узорная плитка, покрывавшая улицы и площади, потрескалась и местами вздыбилась. Яркая краска домов потускнела и облезла, а небольшие чистые дворики погрязли в мусоре. Городишко продолжал расти, но за изяществом и красотой здесь уже не гнались, а каждая новая постройка оказывалась гаже предыдущей. Особенно на окраинах, где селилось разное отребье.
   Ильсан еще нигде не видел такой толпы разномастного народа. Похоже, тут можно было столкнуться с представителем любой расы. Даже зеленые пупырчатые кроты встречались. К счастью, на группу они не обращали никакого внимания, видать, еще не узнали, что те учудили на Охоте.
   Вот чего здесь было в достатке, так это торговых лавок, пивнушек, борделей и прочих развлекательных заведений. Пока отряд искал гостиницу поприличнее, к ним на каждом шагу приставали шустрые предприимчивые типы, вовсю рекламируя свой товар, в том числе и живой. Правда, после того, как Лурсик оставил одному из них отпечаток зубов на заднице, а взбешенная Кэрлин пообещала отрезать другому то, что он так старательно ей предлагал, ребят оставили в покое.
   Таверна, выбранная пэри Хорн, была почище других, да и пьяных перед дверью валялось куда меньше. За вполне приемлемую цену они сняли четыре комнаты и заказали поздний ужин, оказавшийся на удивление сытным. Ланка, проглотив свою порцию мясного рагу, подкармливала яблочком аражеву крысу. Тот отказывался, закрывая лапками рот, а после и вовсе благоразумно убрался в самое безопасное место - на балку под потолком. Расстроенная Лана, поняв, что желаемого так и не получит, разрыдалась, Нооль решительно встал из-за стола и, пообещав малышке интересную сказку, увел ее наверх.
   Заказав еще вина, вампир развлекал друзей историями про свою учебу в магической школе Тел-Кристо! Оказывается, ее гибель никак не связана с Катастрофой. Она только через две недели произошла, Катастрофа, в смысле. А в школе во время одного из экспериментов была допущена фатальная ошибка, прогремел взрыв, вспыхнул пожар. Многие преподаватели и ученики занимались исследованиями, и чей эксперимент уничтожил школу, вампир не знал. Про эксперименты Ксан рассказывал куда охотнее. Он и сам придумал волшебный состав, усиливающий способности к магии Огня. Один укол - и готово, твой магический уровень повышается.
   Эта часть рассказа заинтересовала Умара куда больше начала. Выходит, это его стержень на свою то ли беду, то удачу нашла Барбариска.
   - А что будет, если этот состав вколоть тому, у кого нет магических способностей? - Ильсан словно бы прочитал мысли грейма.
   - Ты себя, что ли, имеешь в виду? - рассмеялся он. - У тебя-то как раз способности есть, вот только понять не могу, какие. Глубоко спрятаны, мне не видать.
   - Про свои способности я и так знаю, - фыркнул мальчишка.
   - Знаешь? - приподнял бровь он. - Ну-ну! А что касается вопроса... Если мой состав вколет себе не маг, то, скорее всего, ничего не произойдет. Возможно, получит первый уровень магии Огня.
   Они еще долго болтали о магии и способностях, не сразу заметив, как вихрем слетев по лестнице, в обеденный зал ворвался заплаканный Нооль.
   - Где Лана? - сквозь слезы воскликнул он. - Я только умыться вышла, а ее нет. И нархана нигде нет.
   Талл порывисто встал и нежно обнял эльфа, шепча ему на ухо что-то успокаивающее, а мурат и Сейфи почти одновременно выскочили на улицу. У дверей оборотень на мгновение застыл, к чему-то прислушиваясь, а Лурсик шумно втянул воздух, беря след. Затем они, не сговариваясь, рванули в одну и ту же сторону. Остальные мчались следом, с трудом поспевая за возглавляющим гонку муратом и не отстающим от него оборотнем.
   Нахлынувшая вновь слабость мешала Ильсану бежать, но Сарана крепко держала его за руку, фактически работая буксиром. Когда они с оркой свернули в подворотню рядом с рабским рынком, все уже было кончено. На грязной земле валялось четверо потрепанных парней, над которыми, грозно рыча и скаля зубы, стояли Сейфиттин и ЛоурСан. Пятого бандита Ирррр, пребывающий в ипостаси огромного черного кота, загнал на дерево. Спасенная Ланка тихонько плакала в объятьях Кэрлин. Нооль, размазывающий по щекам слезы, прятался за спиной вампира.
   Неожиданно со стороны темной площадки, заставленной рабскими клетками, раздался радостный детский крик, заставивший полуэльфа замереть от ужаса:
   - Ильсан! Я знала, что ты меня найдешь!
  
  
   [Выкладка завершена. Полностью книгу можно приобрести на сайте Призрачные миры в удобном для вас формате. ]
  
  
   Молот* - (гном.) отряд из пяти сотен воинов.
   Делать слепок заклинания - фиксировать ментальную проекцию структуры заклинания.
   Антиморок - ил'сибо (разг.)
   Хардвэ - технология, любая вещь технического происхождения.
   Крелл-кэн - лёгкая металлическая перчатка без пальцев, из которой при определенном движении ладонью выскакивают длинные острые иглы-когти
   Луч - оружие, создающее узкий шагран-луч; есть разные виды данного оружия.
   Ил'сибо - технический прибор, позволяющий отслеживать созданные иллюзии, в том числе и магические, кроме иллюзий самого высокого уровня.
   Хват* - командир отряда Кротов, численность отряда от 100 до 200 человек.
   Совершеннолетие у гномов наступает в двадцать пять лет.
   Сэйларит - сплав из трех редких металлов.
  

Оценка: 4.01*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"