Пешкова Наталья: другие произведения.

Слабое звено ее цепи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тяжело быть прекрасной принцессой, украшать семейные ужины и нудные дворцовые церемонии, блистать на балах и участвовать в дурацких брачных состязаниях, тогда как хочется принимать серьезные ответственные решения, заседать в Совете Уровней, летать на драконах и разрабатывать уникальный магический артефакт, призванный спасти весь Алэрт. А ведь закидывать эту ловчую сеть в мир Тьмы должен будет мужчина. Вот бы у сиятельного Пра-Кси-она двадцать два года назад вместо глупой принцессы Измиры родился бойкий смышленый мальчишка...
    Принцессой? Ха! Куда хуже быть сильным отважным и без преувеличения самым лучшим заклинателем элементалей, из-за своей добросердечности сменившим (и не всегда по своей воле) четыре работы и завалившим три собеседования. И главное, талантом боги не обделили, и работа в руках спорится, а от одного жалобного взгляда доблестный заклинатель тает, будто масло. Такое слезливой девчонке пристало, а не Повелителю элементалей. Тут и впрямь впору, как советуют некоторые говню... доброжелатели, платье напяливать и косу отращивать. Да упасите боги Алекса Вейра от подобной участи.
    ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ
    Продолжение читайте на ПродоМане .
    Здесь рады видеть Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! человек(а)


   Слабое звено ее цепи
   ГЛАВА 1. Первое знакомство с драконами и наглыми огненными котиками, ну и с главными героями заодно
   Измира придирчиво взглянула в зеркало и в очередной раз поправила длинный витой локон, добиваясь совершенства и в без того идеальной прическе. Легкими штрихами обозначила румянец, тонкой темно-синей линией подвела глаз, пока левый... Отложила карандаш, любуясь отражением в большом резном зеркале и представляя, как вытянется физиономия дорогого папочки и его прихвостней из Совета Уровней, если их драгоценная алира явится в зал отбора с одним накрашенным глазом. Рассмеялась вместе с зеркальной красоткой, вслед за хозяйкой капризно надувшей губки, тяжко вздохнула, заканчивая макияж.
   Наведением красоты алира принципиально занималась сама, хотя и папочка, и няньки с кормилицей, и даже последние служанки в один голос твердили, что дескать принцессе не пристало. Ага, не пристало, как же! Да им только позволь к ее личику прикоснуться, такую красоту наведут, что женихов даже метлой поганой не выметешь. Правда, Измира подозревала, что ее внешность волновала потенциальных мужей куда как меньше власти, которую давал ее статус. Единственная дочь Великого Прародителя Алэрта, сиятельного Пра-Кси-Она. Ненаследная (что чертовым женихам только на руку) алира всего Пресветлого мира, заполучив которую, можно претендовать не только на место в Совете Уровней и целый уровень в свое распоряжение, но и в обозримом будущем место самого Прародителя, потому как сыновей-наследников сиятельный Пра-Кси-Он за пятьсот с лишним лет завести так и не удосужился. А значит, дорога к трону практически свободна - турнир выиграть, алиру в жены взять да попой к трону примериваться, так сказать. А вот фигушки им - помирать в ближайшие лет триста сиятельный не собирался, как и его драгоценная дочурка замуж.
   Оттого и рисовала на лице черте что, превращая тонкие изящные черты в сущий кошмар, а маленький острый носик в безобразный клюв. Но женихи не отпугивались, папуля ругался, а дорогие подруженьки злорадно хихикали. После продолжительных слезопролитных боев сошлись на том, что сиятельный перестает подсылать к ней различных мастеров да парикмахеров, делая яркую броскую красоту алиры еще ярче, а Измира прекращает себя уродовать. Так что все строго, изысканно и благородно. Золотые локоны волосок к волоску (хотя лучше бы простую косу), шпильки с искрящимися на солнце жемчужинами, голубые глаза еле заметно подведены (разве красота не в естественности?!), серебристо-голубые тени, нежная розовая помада и багряно-алое платье. Ну, ладно-ладно, не будем начинать очередную битву - голубое с темно-синей вышивкой по подолу и на плечах. Туфельки на высоченной шпильке (может, если ноги оттоптать, кто и сбежит добровольно?) и тяжелый (специально выбирала) веер. Что ж, к бою... тьфу ты, к первому отборочному туру Измира готова. Пусть теперь женихи готовятся. Не зря же алира уже три года выходит победительницей. Может, и дальше продержится. А там, глядишь, или ослы сдохнут, или падишах сына себе родит, наследничка.
   Размечтавшись, Измира не заметила чужого проникновения и ощутимо вздрогнула, когда створки окна резко распахнулись, и стекло жалобно тренькнуло, ударившись о стену. Вот только влюбленных идиотов, лазающих в окна, ей и не хватало!
   - Свиррк!
   Вот если кого-то Измира и была рада видеть, причем, совершенно искренне, так только эту наглую чешуйчатую морду, за двадцать лет вымахавшую в огромную хищную (но удивительно добродушную) зверюгу, которую подкармливали и баловали все подряд. Ну, еще бы, первый драконий детеныш на Алэрте за триста двенадцать лет. Не хватает им тут магии, как, впрочем, и всем остальным. Странно, что драконы вообще здесь выжили. Меньше всего темные, создавая этот мир-ловушку, думали о благополучии светлых, а тем более об их ручных драконах, изрядно проредивших темную армию в последней войне. Но и темные маги не сидели сложа руки, и сейчас этих крылатых красавцев и трех десятков не наберется. Свиррк всего лишь двадцать восьмой. Хотя еще сто лет назад их было больше сорока. Все, кто выжили в той страшной войне. Выжили, чтобы медленно вымирать в чужом мелком мире, где и крылья-то толком не развернешь и не полетаешь в свое удовольствие.
   Свиррк, уловив настроение принцессы, тяжко вздохнул, выпустив две струйки сизого пахнувшего гарью дыма, провоняв и платье тискавшей его морду принцессы, и прическу, и, казалось, даже туфельки. Но отступать Измира не собиралась, наоборот, чмокнула покрытый серебристо-зелеными чешуйками нос, порадовавшись, что есть хотя бы такой отпугивающий женихов фактор. И главное, придраться не к чему - не виновата принцесса, Свиррк сам пришел.
   А как, кстати, он пришел? До третьего этажа замка, где находились спальня и гардеробная алиры, дракончик еще вчера не дотягивался, и девушке приходилось спускаться на балкончик собственной гостиной, расположенной этажом ниже. Потеснив рогатую голову и шершавый длинный язык, пытавшийся смыть чертов макияж, Измира высунулась в окно почти по пояс и едва не рухнула вниз от хохота. Хитрый драконыш откуда-то приволок две толстые металлические бочки, на которых и балансировал, смешно перебирая мощными когтистыми лапами. Бочкам такое соседство явно не нравилось и, кряхтя и постанывая, они медленно проминались, грозя свалить юного попрошайку в самое ближайшее время.
   С трудом протиснувшись обратно в комнату алира спешно метнулась к столику с фруктами и протянула огромное блюдо Свиррку. Драконыш благодарно фыркнул, и фрукты исчезли в его пасти раньше, чем Измира успела пожелать хитрецу приятного аппетита. Погладив теплые чешуйки, девушка прижалась щекой к огромной лобастой морде, доверчиво устроившейся на ее плече.
   Вот бы полетать с ним.
   Измира всегда мечтала стать наездницей драконов. Но кто же ее пустит. И хотя силы ей, как магу, не занимать, а вот с полом промашка вышла. Если бы двадцать два года назад у сиятельного Пра-Кси-Она родился мальчишка, никто и слова не сказал, если бы принц возжелал оседлать дракона. И неважно, что для полета магу приходится и своей силы изрядно потратить. Изначально казалось, что может быть проще - сел да лети себе, хоть в один край, хоть в другой, но это было возможно только в их родном мире, Даркане, который захватили чертовы темные.
  
   С трудом вытолкав наружу лезущую целоваться морду (едва не проглотил, зараза!), Измира еще раз чмокнула теплый шершавый нос и помчалась к зеркалу. Вздохнула. И тут же насмешливо фыркнула. С точки зрения ненаследной алиры образ был испорчен непоправимо: измятое, провонявшее, местами даже прожженное платье, растрепавшаяся прическа, смазавшийся макияж - Свиррк, как исключительно чистоплотный зверь, терпеть не мог грязнуль и за пару-тройку подходов-облизываний приводил личико обожаемой хозяйки в полный порядок.
   Вот и будем считать, что все в порядке. Вернуть все в изначальный вид вряд ли удастся, и в зале наверняка уже все собрались и ждут только принцессу. Вот и дождутся. Тем более есть такое замечательное оправдание. Для папочки. А женихам так и надо!
   Худо-бедно расправив платье, взмахнув разок-другой расческой и прищелкнув каблучками, девушка помчалась пред светлые очи сиятельного. Или пред сиятельные очи светлого? Как правильно? Первое куда ближе к истине, потому как все они тут светлые, в этой ловушке. Полной и безоговорочной победы темным оказалось мало, и остатки едва теплившегося сопротивления без зазрения совести запихали в чертов пространственный карман, раз в двадцать меньше самого Даркана. Еще и проход запечатали намертво, опасаясь не собирающихся сдаваться врагов.
   И правильно! Пусть боятся. Папуля и Совет Уровней без дела эти триста двенадцать лет не сидели, изобретая что-то хитрое и смертоносное. Толком разузнать Измире не удалось, потому как "не пристало девице в дела мужские лезть". Пердуны старые! Да Измира, если захочет, такое изобретет... такое...
   Что же такое она может изобрести, девушка пока не придумала, и потому выкинула это на время из головы. В конце концов, проход в Даркан до сих пор никто не нашел. Измира может стать первой. Если сумеет удрать от охраны, горничных и мерзкой зазнайки Вельмы, дочери Первого Советника, назначившей себя лучшей подругой принцессы. Решено! Сбежать! Найти! И утереть всем этим зазнайкам-мужчинам нос!
   Перепрыгивая через ступеньку, девушка взбежала на крышу, промчалась через разместившийся здесь сад, игнорируя выложенные камнем дорожки, притормозив у парящего над замком островка. Отдышалась и степенно шагнула на первую ступеньку. Узкая крутая лестница, у которой лишь сто лет назад установили тонкие резные перильца, вела сквозь нагромождение камней в нижней части островка к плоской поросшей высоченной травой вершине, на которой раскинулась огромная каменная арка портала. Прикорнувший на лавочке смотритель портала, заслышав шорох (чертова трава так и норовила заползти на дорожку и ухватиться за пышную юбку Измиры), встрепенулся, склонился в поклоне. И поспешил сдвинуть нужные камни в управляющей панели.
   Величественный древний артефакт нехотя проснулся, закряхтел жалуясь на низкий уровень магии, вздрогнул, заставив дернуться и островок, и стоящих на нем людей, и наконец соизволил включиться, расцветив арку ярким радужным полем. Когда-то давно, еще в Даркане, для активации портала достаточно было всего лишь мысленного приказа, избавляя от необходимости объясняться со старыми вредными смотрителями и не менее вредными управляющими панелями, иногда и вовсе не желающими работать. Да и самих порталов было сотен пять, а то и шесть. Против теперешних двадцати, милостью победителей переправленных в Алэрт вместе с несчастными изгнанниками. А иначе попробуй переберись с одного парящего в пустоте острова на другой.
   Острова Алэрта от огромных (с целый, пусть и небольшой материк) до совсем маленьких разместились внутри гигантского пузыря-кармана почти ровными террасами, позволяя использовать на каждый из восьми уровней всего лишь по два портала. На самых крупных островах уровня. Все остальные острова, островки и островочки соединялись разномастными (и не всегда надежными) мостиками. В свое время Измира посетила их все, удирая от строгой нянюшки. Благо в распоряжении сиятельного и его семьи было два личных портала - один в замке, второй на озере, а тогдашний смотритель был добродушным старичком, потакающим всем капризам юной алиры. А на озере и вовсе смотрителя не было. Предполагалось, что этот портал соединен лишь с замковым и активируется одним круглым камнем у основания арки.
   Ага, предполагалось. Почти триста лет, пока шаловливые ручки мелкой принцессы не распахнули пути в остальные восемнадцать порталов. И так-то ей полюбилось бывать на озере, так полюбилось, что никто долгие два года и не подозревал, где шляется "малолетняя нахалка". Потом, конечно же, все вскрылось (причем, совершенно случайно), доброго старичка заменили вредным неподкупным дедком, а на озере и вовсе посадили злобную белобрысую грымзу. Теперь только туда, куда папуля позволит да официальные мероприятия потребуют. В зал отбора, к примеру.
  
   - Всполох! А ну стой, скотина такая! Вернись, кому сказано! Убью гада! - раздалось почти над ухом, но Алекс, привычный к подобному шуму, только перевернулся на другой бок, спешно натягивая на голову старое истончившееся одеяло.
   Заново уснуть, правда, не вышло. Разборки явно перешли на новый повышенный уровень - пола в их небольшой комнатушке дебоширам было мало, столы и стулья с жалобным треском разлетались с их пути, оставалась только кровать и несчастный заклинатель, пытавшийся отоспаться после бессонной ночи. И если Всполох, жалея хозяина, приуменьшал свой вес (а мог бы зараза и вовсе невесомым бегать!), то братец носился как есть, пару раз споткнувшись об Алекса и пребольно ткнув его острым локтем в бок.
   - А ну пошли вон с кровати! - огрызнулся из-под одеяла заклинатель. - Откормил на свою голову!
   - Откормил?! - возмущенно зашипели на него с двух сторон.
   И даже Ветерок гневно прошелестел лепестками своего цветочного флюгера.
   Алекс виновато вздохнул - худой и нескладный Сандер в свои четырнадцать с половиной выглядел разве что на двенадцать, и, хотя на еду уходила львиная доля их скромного бюджета, молодому растущему организму этого было мало. А вот наглым элементалям грех было жаловаться - силы они из хозяина неслабо тянули. А Всполох и вовсе отъелся так, что пузо скоро на нос полезет, а шерстка лоснится и огненными искорками постреливает почем зря.
   Совесть совестью, но вылезать из теплой и уютной постели Алекс Вейр, лучший заклинатель Оскара, не собирался, чем и спровоцировал новый виток диких скачек. А вот резкий запах паленого заставил насторожиться - Всполох не всегда мог контролировать свои огненные замашки. Собственно, элементали их и вовсе не должны контролировать, потому как всего лишь внешнее нематериальное воплощение сил стихий. Малое и неразумное. Только вот Всполох одним своим существованием опровергал всю четко разложенную по полочкам науку об элементалях. Разве что на счет его разумности Алекс бы поспорил - исключительно дурной элементаль ему попался.
   - Сосиску отдай, гад! - надрывался Сандер, выстукивая шваброй по шкафу угрожающий мотивчик.
   - Какую сосиску? - спросонья Алекс плохо соображал.
   - Последнюю! - припечатал мальчишка (и братца гневной фразой, и элементаля лохматым концом швабры).
   Отбросив одеяло и скрестив на груди руки, Алекс шагнул в центр комнаты и грозно уставился на шкаф, где восседал огненно-рыжий взъерошенный котяра с дымящейся и уже подкопченной сосиской в зубах.
   - Отдай! - велел заклинатель, усилив приказ кратким подчиняющим импульсом.
   Огненному элементалю четвертого уровня этот импульс был, что слону дробина, но обидеться Всполох все же не преминул - искристая огненная волна прокатилась, взлохмачивая шерстку еще больше.
   - Злые вы! - сосиска полетела точно Сану в лоб. - Уйду я от вас!
   - Да куда ж ты денешься! - огрызнулся мальчишка, счищая с отвоеванной добычи подгоревшую корку. - Можно подумать, кто-то еще будет твою наглую материальную форму терпеть!
   - Очень надеюсь, что об этой наглой материальной форме никто не узнает, - вздохнул Алекс, и зыбкая эта иллюзия разлетелась мелкими осколками при одном лишь взгляде на две невинные и предельно искренние физиономии.
   - А что, форма тоже секрет? - старательно похлопал пушистыми ресницами мальчишка, заставив брата насторожиться.
   И даже половина сосиски, пусть и самая пропеченная, не смогла отвлечь опытного заклинателя.
   - Сандер! - голос Алекса сделался предельно тих и холоден. - Ничего не хочешь объяснить?
   - Я ем! - сосиска тут же нырнула в призывно приоткрытый рот и пережевывалась так долго, что любой бы махнул на мелкого поганца рукой, но только не Алекс Вейр.
   - Вкусно, - вкрадчиво осведомился он.
   - Аха! - радостно закивал мальчишка.
   Погонял языком остатки сосиски и с сожалением проглотил.
   - Может, кашки? - ядом в голосе можно было б щедро приправить эту самую кашу, которую Алекс вчера подпалил без всякой помощи Всполоха.
   - Не-не-не, - перепугался пацан, не рискуя даже пробовать стряпню брата. - Я уже сыт.
   - Правда, что ли?
   - Чистейшая. Ты, главное, остатки крупы не трогай. Я лучше сам после школы сварю.
   - Хорошо, - Алекс виновато опустил голову, но денег в кармане от этого больше не стало. Вытащив последние шесть медяков, заклинатель ссыпал их в подставленную ладонь Сана. - Загляни еще на рынок. Вдруг овощей удастся купить поприличней.
   - На поприличней не хватит, - усмехнулся Сандер. - Не переживай, я знаю местечки, где не такое откровенное гнилье продают.
   - Извини, - "великий" заклинатель был готов провалиться сквозь землю: с прошлой работы его выгнали так и не заплатив, а новая все не находилась. - Сегодня меня как раз на обновление позвали, там на пару дней работы, так что к завтрашнему вечеру сможем устроить пир.
   - Сможем, - кивнул Сан, сейчас казавшийся намного старше своего непутевого брата, не сумевшего оправдать своего прозвища. - Но лучше часть денег отложим, а продукты я сам буду покупать. Иначе снова за неделю спустим.
   - Было бы что спускать.
   В академии прозвище великий заклинатель вовсе не было насмешкой. Алекс Вейр был лучшим учеником, как в школе, так и в академии заклинателей, гордо именовавшейся Первой Магической академией, хотя магов в Даркане уже тысячу лет как не осталось. Работа с элементалями давалась Алексу легко, вплоть до шестого уровня. И отзывались на его призывы все четыре стихии. Разве что пятая - природа - напрочь его игнорировала. Но, собственно, тех, кого она слушалась во всем мире едва ли с десяток наберется. И трое из них, насколько знал Вейр, обретались в столице Ханара. Другие страны и таким похвастаться не могли.
   Успехам юного заклинателя завидовала вся академия, куратор прочил скорый перевод в столицу. А заказов было столько, что неизбалованный деньгами парень быстро стал душой компании, обзаведясь кучей друзей, почему-то требующих больших расходов. Но с тех пор как Алекс совершенно случайно то ли выдернул, то ли сам напитал силой элементаля седьмого уровня все поменялось. Был бы Алекс такой же бессердечной сволочью, как и мигом рассыпавшиеся "друзья", стал бы зарабатывать только больше. Но совесть - это такой страшный зверь, что и представить нельзя. Зато Всполох, поселившийся у заклинателя дома, за это время отожрался аж до двенадцатого уровня. Хотя вроде как считалось, что уровней этих всего десять.
   - Будет, - буркнул себе под нос Сандер, отвлекая брата от грустных мыслей.
   - Что будет?.. - очнулся тот.
   - Спускать что будет, - хмыкнул младшенький.
   - Будет? Это откуда? - удивленно приподнял бровь заклинатель, а сложив два и два, уточнил с подозрением. - И как это связано с секретом на чересчур материальные сущности?
  
   По тому, как виновато насупился мальчишка, подозрение Алекса лишь окрепло, а тревога все уверенней поднимала голову.
   - Мне уже пора идти к твоему директору? - предположил худшее заклинатель. - Или сразу в чрезвычайную комиссию при академии?
   - Да не, - хихикнул мелкий нахалюга, - комиссии точно не будет. Мы хорошо маскируемся. А соревнования наш директор практически сам и организовал.
   - Что еще за соревнования? - забеспокоился Алекс, втихаря с облегчением вздохнув.
   Вот уж что никогда не делал младший непоседливый братишка, так это не врал старшему. И значит, свою элементальскую суть Всполох не выдал, а старые консерваторы из высокой комиссии, в свое время выпившие из Алекса немало кровушки, не скоро его увидят.
   - Кошачьи бега.
   - Кошачьи бега? - изумленно приподнял бровь Повелитель элементалей.
   Эх, как же быстро прозвище из вполне заслуженного и справедливого превратилось в насмешку...
   - Не знал, что ли, господин Соль большой любитель мелких пушистиков, - хихикнул Сандер. - У них дома то ли пять, то лишь шесть котов обитает. А так как сынуле его в школе больше выделиться нечем, то и предложил эти бега. Их черная Бестия стала бы бесспорным лидером, если бы...
   - Если бы ты не приволок туда элементаля!
   - Если бы я не приволок маленького бедного котеночка! - передразнил брата Сандер.
   - И что этот маленький бедный котенок? - язвительно фыркнул Алекс.
   - Сделал всех их кошаков уже в четырех турах и сегодня станет очень даже богатым котеночком!
   - А не проколитесь?
   - Ха! - отозвался со шкафа Всполох. - Да я даже мяукать вполне достоверно научился. Зря, что ли, три дня в соседнем подвале стажировался.
   - О боги! - схватился за голову несчастный заклинатель.
   То-то ему соседка на взбесившихся подвальных котов жаловалась. И просила отправить туда пару-тройку злобных элементалей, чтобы распугать всю эту стаю. Платить, правда, не собиралась. Эх, знал бы Алекс заранее, сразу бы с нее полную оплату стряс - так или иначе, а элементаля он туда отправил. И плевать, что одного - злобности (и наглости) у него аж на троих хватит.
   - И как прошло?
   - Да все отлично, - улыбнулся Сан. - Поначалу их с десяток было. Пошипели друг на друга, перед Бестией повыпендривались. Наш особенно...
   - Ха! Да нужна мне эта тощая черная дура!
   - А чего тогда ее ухажерам бока драл?
   - Для установления главенства в прайде. И ничего смешного! - закончил возмущенно, когда сумел пробиться сквозь дружный хохот.
   - Ага, совсем ничего, - поддакнул мальчишка. - И во время забега попами от нее конкурентов кто-то другой отпихивал.
   - И что? - от смеха Алекс едва мог стонать.
   - Троих еще в первом туре с дистанции вышиб.
   - Это ради победы и денег! - возмутился огненный элементаль, пустив вдоль шикарного пушистого хвоста сноп искр. - Должен хоть кто-то в этом доме на еду зарабатывать!
   - Молчи уж, работник! - вздохнул Алекс, ощутив весьма серьезный укол совести. - Ты-то откуда деньги возьмешь?
   - Ха! Вот сегодня всех сделаю, и приз мой!
   - И что, большой приз?
   - Ага, - расхохотался Сан, - целый ящик лучшего кошачьего корма.
   - Чего?! - хором возмутились заклинатель с заклинаемым. - Предлагаешь нам весь год потом кошачьим кормом питаться?!
   - Было бы неплохо! - с самой серьезной моськой отозвался нахал. - Приз вам. А выигрыш я, так и быть, себе возьму!
   - Какой выигрыш?
   - В тотализаторе.
   - В тотализаторе? - вот теперь Алекс действительно удивился. - И директор организовал такое в собственной школе?
   - Ха! Наш директор слишком глуп для этого. Так что мы сами подсуетились.
   - И насколько велик выигрыш?
   - Достаточно, - улыбнулся братишка. - Наш рыжик еще ни разу первым не приходил.
   - Это я бдительность усыпляю! - возмущенно прошипел котяра.
   - Да кто ж спорит-то, - Сандер подмигнул и ему. - Из-за того, что Всполох всегда оказывался последним, - мальчишка сделал многозначительную паузу, - из тех, кто все же попадает в следующий тур, на него мало кто ставит. И если сегодня...
   - Да понял я, понял, - элементаль принял горделивую позу. - Сегодня они узнают, что такое настоящее разочарование. Рожденный ползать, бегать не может!
   - Надеюсь, ты не про себя? - со смешком пробурчал Алекс, увернулся от пущенного в него сгустка энергии, оставившего очередную кляксу на стене, и сбежал в ванную.
   В конце концов, кто тут главный мужчина в доме? Если уж глупый котяра доход в семью приносит, чем Повелитель элементалей хуже? Уж как-нибудь справится со своей дурацкой сентиментальностью и настроит артефакты, как следует. Ну, или хотя бы заказов побольше наберет. И если не качеством, то хоть количеством он превзойдет этих двух шалопаев.
  
   Тетка была толстой и какой-то неопрятной, что ли - грязный подкопченный фартук с редкими белыми полосами, всклокоченные, кое-как стянутые в пучок серые, словно бы подернутые пеплом, волосы, грубые руки в ярких пятнах свежих и не очень ожогов.
   - Управы на вас нет! - верещала она, тесня Алекса в заваленный прожженными кастрюлями и сковородками угол. - Я в КПК буду жаловаться. Я потребитель! А потребитель всегда прав! Ты посмотри, ирод, что эта огненная скотина с моей утварью сотворила! Все ж испоганила, тварь такая! Все, до последней сковородочки извела!
   - Гарантийный срок обслуживания истек три недели назад, - терпеливо повторил Алекс, привычно уворачиваясь от свистнувшей над головой демонстрации его "безбожного непрофессионализма".
   - Какие-такие три недели! - еще больше распалялась тетка. - Да плита энта три месяца должна пахать, как миленькая! Сам же говорил. Вот в КПК тебя, прохиндея, и выведут на чистую воду!
   - Три месяца закончились три недели назад, - КПК Алекс Вейр не боялся.
   В Комитете Проверки Качества чай не идиоты сидят, первым делом в договор смотрят - иначе от таких теток отбоя бы не было. Поди проверь каждую жалобу, тут не только рабочего времени, тут и трех жизней не хватит. А уж к качеству они и вовсе придраться не смогут - Алекс все и всегда делал на совесть. И положенные три месяца для бытовых элементалей соблюдал неукоснительно. И настройку делал честь по чести, хоть и приходилось тратить немало времени на уговоры.
   Там, где обычные заклинатели брали грубой силой (да и в принципе не знали, что с элементалями можно договориться), Алекс действовал пусть и медленнее, но куда надежнее. И его элементали всегда четко и правильно выполняли свою работу. Тут, главное, выловить из толпы именно того элементаля, которому это дело по душе придется, и уболтать его, дескать и не дело это вовсе, а так... развлечение веселое. Элементали нескольких первых уровней на такое легко покупались. Однако ж и силы у них было едва-едва на три месяца. Неудивительно, что местный огневик так вспылил от перегрузки.
   А для более серьезной техники и масштабных производств требовалась куда большая сила и выносливость - мелочь элементальская там бы и месяца не продержалась. Потому и ловили туда сущностей посерьезней. И запечатывали куда большим числом заклинаний - сложных, мощных, многоуровневых, хитрых в своих переплетениях. У каждого заклинателя была своя особая печать, которую вырабатывали годами и берегли ее секрет получше, чем золото в Центральном Хранилище. И своими печатями Алекс по праву мог гордиться - еще в академии он на спор создал питьевой фонтанчик, продержавшийся больше года. Собственно, тогда его и заметили. Алекса, разумеется, а не фонтанчик. Вернее, сначала фонтанчик, а потом Алекса.
   Сложные печати и длительная работа элементалей давалась ему легко. Тогда он не знал и не думал, что элементалям может и не понравиться всю свою жизнь гонять, к примеру, по канализации, чужое дерьмо. Да и кому такое понравится? Туда приходилось ловить совсем уж ничего не соображающую и толком не оформившуюся мелкоту, и соответственно, менять как можно чаще. Но это потом, после того случая на заводе, когда у Алекса наконец-то открылись глаза и... окончательно рухнула карьера.
   Всполоха он тогда, разумеется, вытащил, подыскав ему замену и едва не завалив работу целого цеха. И хоть виноваты были вовсе не Алекс с его новым другом, а воздушные элементали старшего мастера-заклинателя, с завода поперли вовсе не его, а младшего заклинателя Вейра, посмевшего возмутиться бесчеловечными условиями работы элементалей. На смех его тогда знатно подняли. Хорошо еще врачей не вызвали или волчий билет на работу не выписали. Элементаль центральной сталелитейной печи спас. Два года назад Алексу стоило большого труда разыскать этого напыщенного индюка с настолько раздутым самомнением, что пара фраз про его великую значимость и незаменимость для всей страны сделали свое дело - "индюк" весьма успешно и продуктивно работал второй год, с минимальными наладками и настройками. И еще не один год проработает, свято уверенный, что он здесь наиглавнейший элементаль, а все остальные ему и на искры не годятся, потому как без него им и температуру простого чана не вытянуть, что уж говорить про центральную печь. Но такие уникумы редко встречаются, в основном уговаривать приходится - долго и нудно.
   Изначально Алекс, как и все, ловил первого попавшегося элементаля нужной стихии и силы, заталкивал, куда просили, настраивал на работу и горделиво шлепал свою печать с раскрывшим крылья драконом, призванным показывать профессионализм хозяина и прикрывать собой по-настоящему ценные составные части заклинания. Потом на одном из выпускных заданий непонятно откуда пришли ощущения, что вот именно этому элементалю не понравится строить чертов земляной замок, он для этого слишком ленив. Тогда как другой практически под руку сунулся, и Алекс, словно по какому-то наитию, мысленно ему предложил чудесную игру - и его замок вымахал едва ли не на три этажа, оставив вокруг себя глубокий ров (нужно же было элементалю откуда-то землю брать), который тут же наполнился водой. Не только земляные, как оказалось, играть любят, а водные мостики вышли на диво узорными, оплетенными тонкими нитями зеленых лиан. И лишь воздушники, недовольные, что их вовремя на игру не позвали, закручивали водную гладь мелкими водоворотами и гневно трещали ветками, выросшего вокруг замка сада. Сил на это действо юный выпускник (за три года прошедший все пять курсов) затратил ничтожно мало, а славы и поздравление хлебнул сполна, оттого и стал в дальнейшем пользоваться именно этим методом уговоров. Ровно до тех пор, пока ему не ответили прямым и очень злым текстом, куда ему следует пойти со своими предложениями.
   - Что, куда мне пойти? - встрепенулся заклинатель, будто наяву услыхав голос Всполоха.
   - В задницу! - любезно отозвалась мерзкая тетка. - Да как таких идиотов в конторе по благоустройству-то держат! - припечатала тетка, а Алекс понял, что благополучно прозевал весь обвинительный монолог.
  
  
   ГЛАВА 2. Первые (хотя скорее, очередные) трудности в достижении своих целей
   Брата Сандер любил и, можно даже сказать, уважал, но вот смириться с его безграничной любовью к элементалям не мог. Одно дело, когда элементали свои - тут вам и любовь, и почет, и сосиски, и совсем другое, когда чужие. С чего бы это Саньку их жалеть? Пускай себе работают.
   Не было ни одной сферы жизнедеятельности, где бы не встречались элементали. И профессия заклинателя была самой востребованной и высокооплачиваемой. И лишь такой неудачник, как его братец, смог все так бездарно просрать. Защитник элементалей выискался! Им ведь вовсе необязательно развиваться свыше десятого уровня. Да, и Сандер с этим не спорит, на высших уровнях элементали становятся отличными ребятами, взять того же Всполоха. Но низшие это всего лишь сгустки силы стихий, и не более. Напрямую обращаться к магии и силе стихий куда как опаснее.
   Не далее как сегодня на уроке истории леди Роана рассказывала о той давней войне. С тех пор минуло почти две тысячи лет, мир затянул жуткие раны, ужасы подзабылись, а маги значительно подрастеряли свою власть. Собственно, и самих магов осталось тогда едва ли десять процентов от довоенного времени. Светлые бились с темными до последней капли крови противника. В ход все шло, начиная от проклятий и боевых заклинаний с большой поражающей способностью и заканчивая массовыми гекатомбами. И так называемые светлые использовали подобные методы ничуть не реже, чем темные. И людей за свои идеалы также укладывали - и на поле боя, и на алтари. За несколько лет войны простому народу так опротивели и светлые, и темные, что завершилось все бесцветным народным ополчением, повсеместно скинувшим ненавистных магов. Благо сильных магов к концу войны уже не осталось. Те, последние месяцы были не менее кровавыми, но своего народ добился - деление на светлых и темных было отменено, а несогласные отправлены в ссылку на какой-то остров без права возвращения. Где и какой именно - тут древние источники расходились во мнениях. Удивительно, что за столько-то лет хоть какая-то информация сохранилась.
   Вспомнив об информации, Сандер передернулся. Надо ж такое выдумать - историческая дискуссия. Типа разрешить древний спор, используя лишь слова и аргументы. Леди Роана разделила их выпускной класс условно на темных и светлых. И кто бы сомневался, что Сандеру достанется роль предводителя говнюков-светлых, развязавших ту войну. Тогда как Солан, заклятый друг Сана и по совместительству директорский сынуля, станет защитником-темным. Не то, чтобы темных действительно почитали, как защитников - ни тех, ни других давно уж не было, но все же темные изначально (когда конфликт только-только зарождался) были пострадавшей стороной. Недолго так были, до первого нападения.
   Но тем не менее все аргументы в подобных дискуссиях (их леди Роана далеко не оригинальна в своих методиках) были исключительно на стороне темных, светлые не выигрывали никогда. И чертов Солан уже заранее хихикает, предвкушая победу. И его прихвостни едва ли не до самого рынка за Сандером тащились, "тренируя аргументы", почему-то глубоко нецензурные. Пришлось тоже "потренироваться". А что, "светлые" тоже неплохо ругаются. Как по дороге на рынок, так и на самом рынке, потому как злыдни-торгаши не иначе как "темные", все до одного. Ничего, и на них своя управа есть. Не совсем законная, вернее, совсем незаконная. Но что делать, если у тебя всего шесть медяков, а есть уж очень хочется. И не только картофель с гнилой морковкой. Но и фрукты, и вот тот кусок мяса, который торговец явно для себя прикупил.
   Всполох, до того мирно дрыхнувший под рубашкой, обвившись вокруг плеча, нехотя и незаметно выполз и отправился злить местного водного элементаля, подпитывающего питьевой фонтанчик и грядки со свежей рассадой. И очень даже удачно разозлил, тот аж вскипел, не без чужой помощи, конечно. Торговцы в ужасе схватились за головы - вызов заклинателя обошелся бы им куда дороже, чем помощь "юного ученика заклинателя".
   - Не переживайте, - Сандер горделиво вздернул нос, - мы это уже изучали. Я его в два счета усмирю.
   И ведь даже не солгал ни на полслова - Всполоха Сан легко усмирит, а водник и сам после того успокоится.
   Торговцы пошушукались и согласились на "грабительские условия" - мешок картошки, моркови и капусты, немного фруктов (виноград обязательно!), зелень и вот тот малюсенький (килограмма на три) кусочек мяса. А Сандер, напустив на себя важный вид, проделал пару пассов из тех, которым Алекс развлекает клиентов. На самом-то деле внешней атрибутики вовсе не требуется - это братец так говорит, хотя в академии на полном серьезе учат схемы и пентограммы вычерчивать. Минут через десять интенсивной "работы" (пентаграмма вышла довольно-таки корявой) Сандер и вернувшийся на прежнее место Всполох принимали заслуженные поздравления и, главное, не менее заслуженные покупки. Дотащить до дома огромный мешок (торговцы не поскупились, ну или это Сан слегка пожадничал) и тяжелые сумки было куда как сложнее.
   Ветерок встретил их еще на подходе к дому, зарылся в волосы, жалуясь на скуку и одиночество. Закружился вокруг прутьев узкой крутой лестницы, ведущей на крышу, расшатывая и без того трясущиеся перила. Толкнул крылья верхнего флюгера, заставив железного орла по-старчески заскрипеть, и просочился в квартиру через трещину в стекле под сдержанную ругань Сандера.
   - Вот же зараза летучая! - прошипел ему вслед мальчишка. - Я уже третью трещину заклеиваю, а он все новые проделывает.
   Всерьез злиться на элементаля у Сана не выходило - мелкий еще, вот и развлекается. Так и живут на вечном сквозняке. Разве что с выигрыша удастся стекла заменить.
   - Давай-ка поработай, лентяй, - беззлобно фыркнул Сандер, запихивая покупки в холодильный шкаф.
   Ветерок, радостно присвистнув, нырнул в трубы, охлаждая содержимое шкафа.
   Переодевшись и наскоро перекусив овощным салатиком, Сан поспешил к двери, до последнего пятого тура оставалось не больше часа. Но элементаль, совсем недавно научившийся разделяться на несколько воздушных потоков, преградил ему путь, так и не нагревшись, зараза такая!
   - Исссссс! - просвистел он, коснувшись щеки Сандера жгучим холодом. - Нисссзя!
   - Чего нельзя?
   - Ииииийти!
   - Куда?
   - Засссссссада!
   - Ого! - восхитился мальчишка. - Целая засада, и на меня?!
   - Дууууурак!
   - Ну, и что там за засада? - разобраться в ситуации все же стоило.
   - Двое. Сссссидят. Ждууууут.
   - Чего?
   - Кошшшшшку!
   - Какую еще кошку? - нахмурился мальчишка. - У нас отродясь кошек не было.
   - Они так и сссссскасссали - нет кошшшшшек!
   - А ну брысь от меня! - Сан зябко передернул плечами. - Так и околеть недолго. Я ж тебе не кусок мяса!
   Ветерок послушался почти моментально, разве что скользнул напоследок парню за шиворот, заставив того изрядно попрыгать, выгоняя поганца, и отправился злить Всполоха, примостившегося на кончике свечи в потемневшем медном подсвечнике. Огненный возмущенно трепетал, но свечу, вернее, поле боя покидать отказывался. Когда эти двое сцеплялись, выясняя, кто тут главный, хозяевам лучше было не вмешиваться. Но не сейчас, когда выигрыш мог уплыть из жадных, загребущих... хм, несчастных, трясущихся от голода ручек Сандера.
   - А ну живо разлетелись кто куда! - рявкнул он. - Ветер, не пыли! Всполох, сияние поубавь! Быстро, четко и кратко, кто и зачем сидит в засаде!
   - Исссссс! - возмущенно просвистел воздушный, но свечу в покое оставил, взлетев под потолок к своему излюбленному цветочному флюгеру. - Двое. Сссссидят. Ждууууут. Кошшшшшку.
   - Все это я уже слышал! - Сандер, с трудом подавив грозный рык, бессильно скрипнул зубами, понимая, что ругать мелкого себе дороже. Вернее, дольше. - Кто ждет? Мужчины? Женщины?
   - Дурррраки!
   - Мои ровесники, что ли? - мальчишка облегченно вздохнул.
   Дело явно сдвинулось с мертвой точки.
  
   Уговорить Ветерка слетать проверить, а заодно передать одному хорошему парню, о чем они там говорят, не составило особого труда. Как говорит Алекс, дурное дело не хитрое, и двое его оболтусов легко подхватывают дурость третьего. С последним бы Сандер поспорил - не дурость, а новые гениальные идеи. Ну кто еще догадается, мало того, что разделить воздушного элементаля на несколько потоков, так еще и заставить передавать информацию от одного потока к другому. Собственно, спецслужбы давно используют сложные следящие артефакты с плененными элементалями, где звук переносится ветром и хитрой технической начинкой переводится в слышимый человеком спектр. А попросту договориться им ума не хватает. Или знаний. Ну, или харизмы и доброй душевной организации, на которую любой элементаль клюет, как Всполох на сосиски. Если бы он их еще жрал, скотина такая - сжигает ведь. Дотла, если отобрать не успеешь.
   Элементаль, временно (и без всякого подхалимажа) переименованный в Бушующий вольный ветер, серьезно внимал всей той ахинее... вернее, важным инструкциям, которые рождались в светлой голове отчаянно старающегося не заржать Сана. Вот Всполох бы на такое не купился. Он и на Огонька жутко ругался и кусал куда ни попадя. Ну, когда обрел форму и голос. А до того жегся налево-направо. А Сандер что, ожоги терпеть должен и штаны подпаленные? Всполох, так Всполох.
   Вольный ветер присвистнул и, разделившись еще на два потока, радостно помчался на задание.
   Минут пять ничего не происходило. Разве что второй поток, вообразив себя жутким вихрем, вертелся вокруг Всполоха, пушистя и без того пушистый хвост. Подобного уровня материальности огненный добивался не один год и весьма трепетно относился к своему богатству, потому и шипел сейчас на наглого Ветра, пытаясь спрятать хвост под мощной откормленной на Алексовой энергии попой.
   - Ветер, отвяжись от него, - нехотя буркнул Сандер. Влезать в их разборки себе дороже, но выяснить, что там хочет "засада" было куда важнее.
   Воздушный маленьким смерчем завертелся перед его носом и разразился градом звуков разной степени четкости. Разобрать в этой какофонии нужную информацию было весьма сложно, и разных там птичек-собачек, поющих и лающих почем зря, Сандер готов был прибить. Но и добиться от Ветра большего не мог. Пришлось напрягать слух.
   - Чего он там возится? - возмущенно пропыхтел первый голос, в котором Сан без особого труда опознал толстяка Олофа, ближайшего друга... читай, прихвостня Солана.
   Значит, и Майер здесь. Это второй Солановский прилипала.
   - Может, сходим, проверим? - ага, точно он.
   - Ага, заодно и морду набьем, - съязвил Олоф.
   Из их троицы он был самым хитрым и осторожным. А вот ума у всех троих было примерно поровну. И суммарный уровень этого ума едва дотягивал до цветочного горшка с кактусом, который притащила Лиана, первая красотка в их классе. Кактус должен был цвести и пахнуть, но пока этим занимался лишь Солан, распуская хвост перед Лианкой. Тогда как девчонке, собирающейся поступать в Первую Магическую академию, больше нравилось общаться с Сандером, что было еще одной (а вероятнее, главной) причиной их с Соланом "любви". Любви же с Лианкой ни у Сана, ни у его конкурента не выходило. Хитрая красотка вертела обоими, у одного вытягивая информацию об элементалях, у второго разные школьные привилегии. К примеру, участие в соревновании аж с тремя котами. Двое, правда, уже выбыли. А вот Элементаль (а в быту просто Элик) добрался аж до пятого тура, едва не наступая на хвост Всполоху.
   - Как думаешь, где этот нищеброд своего кота прячет? - спросил Майер особенно громко, отвлекая Сана от посторонних мыслей.
   - Когда это я его прятал? - опешил Сандер, позабыв обидеться на нищеброда.
   - Видать, в кармане, - хохотнул Олоф, не подозревая насколько он был близок к правде.
   Только не в кармане, на плече под рубашкой.
   - Точняк, - хихикнул Майер. - В самый последний момент эта рыжая тварь на состязаниях объявляется. Словно из воздуха.
   - Ага, как из-под земли, - поддакнул толстяк.
   - Из лужи выпрыгнул! - зло прошипел Всполох, яростно хлеща себя хвостом по бокам.
   И Сандер был с ним согласен - все стихии перебрали идиоты, кроме нужной.
   Только вот знать правду ни "засаде", ни ее вдохновителю не стоит. Придется кота демонстрировать. Наглядно, так сказать. И Всполоху эта мысль пришлась очень даже по вкусу.
   Время поджимало - как бы с этой демонстрацией на конкурс не опоздать. Но чертов Всполох спешить не собирался. Лениво открыв лапой дверь и съехав на пузе по деревянным потрескавшимся перилам (сжигая по пути острые выступы, о которые Сандер посадил не одну занозу), котяра вальяжно прошествовал через двор, распушившись и гордо задрав хвост. Еще и лапки торжественно вскидывал, любой скакун позавидует. Сан, укрывшийся за невысоким каменным заборчиком, едва ли в голос не расхохотался. Грозно подмявкивая в такт шагам (и какой-то очень знакомой песенке), Всполох добрался до кустов и был сграбастан в жаркие объятия горе-похитителей. Сандер сомневался, что Солан велел бы им действовать столь грубо. И эта самодеятельность дорого обошлась парням. Таких живописных лохмотьев и у последних нищих не бывает, а изящество паутинки глубоких царапин так и просилось на холст. Жаль, художником Сандер не был, но ничего он и на словах эту эпичную битву неплохо распишет, а там, глядишь, и наглядное подтверждение его рассказа явится.
   Драпали парни знатно и, к счастью, в нужную сторону - отпускать их с миром Всполох категорически отказывался. Интересно, это кошачья форма так на элементаля влияет, или характер самого Всполоха подразумевает выбор формы? Решив, что это взаимодополняющие друг друга вещи, Сан помчался вслед живописной процессии. "Заговорщики", вовремя сообразив, свернули на полпути - где-то в той стороне жил жирдяй Олоф, и Сан заранее хихикал, представляя, как будут смотреться на тощем Майере шмотки его дружка. Всполох, пойманный за хвост и пинком направленный на путь истинный (точно к аллее за школой, где уже собрался народ, играла громкая музыка и орали не менее громкие коты), долго и злобно возмущался. Даже цапнул пару раз Сана за ногу, и выбрал-то, зараза, тонкую полоску голой кожи между носком и ставшими чересчур короткими брюками. Сандер хотел приласкать скотину очередным пинком, но под взглядом спешащих на конкурс зрителей пришлось подхватывать "пушистика" на руки и нежно дуть в яростно шипящую мордашку.
   Всполох до того ошалел от этаких нежностей, что позволил дотащить себя любимого до отмеченного алой лентой старта, где уже томились в ожидании начала все пятеро его конкурентов. Вернее, четверо конкурентов и одна симпатичная черная конкуренточка.
   Бестия, кокетливо помахивая хвостом, восседала на бархатной подушечке, а четыре полосато-серых кавалера усиленно пожирали ее глазами. А вот Всполоха с удовольствием сожрали бы целиком. И тот не собирался оставаться в долгу, сердито выдираясь из рук Сана. Пришлось выпускать в целях самосохранения. Но драки как таковой не случилось. Первые двое, получив мощные шлепки когтистой лапой, ретировались за спину своих хозяев. Остальные же сделали вид, что всецело поглощены тощими статями Бестии. Та же лениво повела зеленым взглядом в его сторону и призывно мявкнула. Только вот Всполоха не впечатлила.
   Элементаль, посильнее встопорщив ярко-золотистую шерсть, уселся у стартовой черты, осторожненько подтянув к себе ленту острым когтем. Остальных подталкивали к старту хозяева. Бестию же Солан транспортировал на ручках.
   - К финишу также понесешь? - усмехнулся Сан.
   - Как бы тебе своего доходягу нести не пришлось, - огрызнулся директорский сынок, так хитро при этом улыбаясь, что Сандер тут же заподозрил неладное.
   Но старт неумолимо приближался, и мальчишка переключил все внимание на Всполоха - с того сталось бы удрать в самый ответственный момент. К счастью, сейчас он был целиком и полностью поглощен самолюбованием и нежным почесыванием за ушком - желающих было хоть отбавляй. Девчонки таких любят - рыжих и наглых. Бестия, окруженная пушистой свитой, недовольно поглядывала на Рыжего и злобно била хвостом по бокам.
   Организаторы наконец соизволили завершить все приготовления - и большая выложенная сосисками мышь заняла свое место на передвижной площадке. Ее свесившийся сосисочный хвостик заставил участников затрепетать куда сильнее, чем при виде черноокой злобной красотки. Красотка же гневно рыкнула в спину бывших кавалеров и заняла свое место на старте - с правой, самой короткой стороны круга. Всполох же не искал легких путей и занял длинную траекторию.
   Конкурсная трасса пролегала по большой круговой аллее с фонтаном по центру, куда вели множество выложенных синим камнем дорожек, где стояли - сейчас забитые до отвала - резные деревянные скамеечки. Зрители выстроились двумя плотными рядами и внутри, и снаружи, подчеркивая ровные изгибы трека-аллейки. Хозяевам участников разрешалось бежать вослед котикам, якобы морально подбадривая, а на деле и подпинывая. Больше всего народа столпилось у старта, а если развернуться, то и финиша.
   Прозвучал гонг, напугав не только котов, но и зрителей. Коты пришли в себя быстрее, ломанувшись вослед рванувшей с места сосиско-мыши. Обрадовавшийся Ветерок, внаглую увязавшийся с Саном, помчался на подмогу двум толкавшим площадку воздушникам. Особым умом, как и уровнем, они не отличались и на чужака внимания не обратили. Большую часть круга Ветерок... ладно-ладно, Вольный Ветер бессовестно мухлевал, то подталкивая площадку, то наоборот притормаживая, в зависимости от того, что изображал Всполох - усердие или полный упадок сил. Потом Вольному это надоело, и он метнулся под руку хозяину, свернувшись на запястье уютным браслетом. Его же собратья, поймав заданный Ветерком ритм, вовсю издевались над котиками.
   Но тем не менее забег продолжался и вот-вот должен был завершиться. Бежавший впереди тощий черно-серый котяра приободрился, а Сандер исподтишка показал кулак Всполоху. Не победит, пускай домой не приходит! Огненный, перехватив его мысли, насмешливо фыркнул, задрав хвост трубой и словно бы случайно пару раз мазнул лапой, будто кучу загребая. Пообещав припомнить этому говнюку все его прегрешения... хм, достижения, Сандер едва не пропустил самый опасный момент.
   Из кустов (почти у самого финиша), словно бы подпихнутая чей-то дружественной ногой с очень знакомыми царапинами, выкатилась симпатичная белая кошечка. Увидав самцов, она тут же приняла весьма характерную позу и призывно заорала. Возмущенная до глубины души Бестия наподдала нахалке лапой и помчалась дальше, а вот ее прайд быстренько сменил предпочтения - "хватит с нас темных, даешь светлую!" А главное, давать светлая не отказывалась, хоть всем четверым разом, как бы ни пытались отодрать их несчастные схватившиеся за голову хозяева.
   Всполох же, на миг притормозив, состроил такую брезгливую физиономию, что зрители едва от смеха не лопнули, а после рванул к финишу со всех лап, не забывая грациозно их подкидывать. Зря, ой зря водил его Сандер на конные скачки. Зрители же, не зная о грустных мыслях Сана, поддержали своего фаворита радостным улюлюканьем, обозлив Бестию еще больше. А мощнейший толчок толстой рыжей попой попросту смел красотку с дистанции. И не ясно, кто радовался больше - Сандер выигрышу на тотализаторе или нежно обнимающий сосиско-мышь Всполох и внимательно поглядывающий на стоящий рядом ящик.
   - А я-то думал, тут какой-то хитрый секрет, - усмехнулся кто-то из зрителей. - Да я за сосиски и не на такое способен!
   Всполох, услыхав про сосиски, спешно подгреб к себе всю кучу, взгромоздившись на ящик и угрожающе вздыбив шерсть.
   - Эй, Анджей, глянь-ка, - хохотнули из толпы, - а котяра-то в тебе конкурента почуял. Ишь как свое добро охраняет.
  
  
   Зал совещаний, как и прилегающая площадь, был до отказа забит народом. Да что там, весь далеко не маленький остров едва мог вместить все прибывающих и прибывающих зрителей. Плоховато в их скучном пресветлом мирке с развлечениями-то. А тут цельный развеселый конкурс на руку и сердце принцессы. Хотя большинству участников на фиг не нужны эти сомнительные прелести. А вот от власти и наследства и Дюран бы не отказался. Только кто ж пустит на конкурс обычного наездника, к тому же потерявшего своего дракона. Там только "самые светлые и благородные", как выразилась Алисса, мелкая и дюже наглая сестрица Дюрана. И определяются эти светлость и благородство размером кошелька и креслом, которое греет попа их пресветлых папашек. Уже человек двадцать записалось.
   Разумеется, никто перед Дюраном не отчитывался, и приходилось довольствоваться лишь слухами. А уж на слух наездник никогда не жаловался, как и на цепкий ум, легко различающий реальность и восторженный вымысел. Особенно этим восторгом, словно муха дерьм... медом, был измазан Кли-Шер, второй сын Третьего Советника. Черноокий красавец с пылкой улыбкой и тупым... тьфу ты, шальным взглядом. Тьфу на него еще раз! Надо поменьше Алисску с ее детскими любовями слушать. Ребенок ребенком.
   Правда, на ребенка сестрица обижалась больше всего, заявляя, что пятнадцать лет - это фактически старость, еще немного, и Кли-Шер на нее даже не взглянет. Собственно, он и сейчас не особо глядел, проходя мимо их с Алисской смотровой площадки - обычная, пусть и очень красивая девчонка, для него не более, чем пустое место. Но мелкой споткнувшийся на ровном месте и старательно отряхивающий штаны Шер казался великим заговорщиком - это представление с попавшим под ногу камешком он разыграл специально ради нее. А что удирал быстрее дракона от подмигивающей сразу двумя глазами девицы, так это он просто спешил. Конкурс-то вот-вот начнется.
   До начала конкурса на тот момент оставалась часа три. Дюран специально заявился пораньше, чтобы занять лучшее место: около дорожки, ведущей от портала к зданию Совета, на верхней ступеньке широкой лестницы, переходящей в большую полукруглую площадку, где был установлен большой магический экран, чтобы почти вживую увидеть сам конкурс, в зарослях чертополоха с маленькими фиолетовыми головками и острыми иглами, куда никто бы не сунулся в здравом уме. Но Дюран-то точно знал, что внутри колючих зарослей скрывалась полуразрушенная конная статуя, куда они с Алисской и взгромоздились, изображая давно отсутствующего всадника.
   А что принесло так рано "пылкого героя" Дюран не знал, но вполне мог догадаться - мутят они там что-то со своим папашей. Вроде плакаты какие-то развешивают, как донесла рыжеватая мелкая разведка. Своего то и дело вздрагивающего кумира Алисска проводила до самых дверей в зал совещаний. А вот плакаты дочитать не успела, народ попер - портал наконец-то открыли для обычных зрителей, не имеющих возможности воспользоваться дружеским расположением приятелей-наездников и их ездовых драконов.
   - Ну и чего там? - полюбопытствовал Дюран.
   - Требования к участникам, - доложила девчонка.
   - И какие?
   - Происхождение. Привлекательная внешность. Ум. Логическое мышление.
   - И все? - наездник иронично изогнул бровь.
   - Нет, конечно, - фыркнула Алисска. - Их там штук двадцать. Я даже читать устала. А самое смешное, знаешь, что?
   - Что? - послушно спросил старший брат.
   - Возраст там не указан. И вот те двое тоже участники.
   Эти двое весьма колоритных персонажей были похожи, как отец и сын. Вернее, как внук и дед, каковыми, собственно, и являлись. Плешивый низкорослый старикашка в Совет не входил, но как представитель одной из самых уважаемых семей курировал обеспечение драконов и заявлялся с проверками пару раз в месяц. И давненько, надо сказать, не был - младшего сынка женил. А значит, этот лопоухий шкет лет тринадцати быть этим самым сынком никак не мог - иначе бы его на конкурс не взяли. Зато теперь у прекрасной Измиры выбор на любой вкус.
  
   Остров постепенно наполнялся народом - участники отбора, задрав нос, важно шествовали к залу совещаний, зрители грохочущим наводнением растекались по сторонам, заполняя собой все пустоты, уверенно взбираясь на возвышенности и закручиваясь болтливыми бурунами. Некоторые, особо наглые, покушались на личный наблюдательный пункт Дюрана, но, получив в глаз, ворчливо откатывались, пополняя общий поток.
   Время шло, участники давно закончились, народное море возмущенно колыхалось, обсуждая женихов, невесту и прочие местные сплетни. Алисска восторженно трещала, расписывая свою будущую счастливую жизнь с Шером, как вдруг все разом прекратилось. По наступившей гробовой тишине Дюран понял, что алира наконец-то явилась. А обернувшись, пораженно замер, не в силах выразить восхищение ее неземной красотой - особенно удалась Измире размазанная под глазами тушь. Хотя, если быть и вправду честным, это ее совсем не портило, напротив, делало особо трогательной, хрупкой и беззащитной.
   Парень даже привстал, чтобы рассмотреть получше. И кубарем покатился алире под ноги, еле сдержав порыв высказать любимой сестрице все, что о ней думает. Ишь, поганка! Столкнула брата и сидит, улыбается! Ресничками невинно помахивает, зараза мелкая! Алира, впрочем, тоже. Нет, не зараза, конечно же, и на поганку не тянет. А вот ресницами похоже хлопает. Изумленно поначалу, а потом все злее и злее. И только хорошеет от этого.
   Растрепавшиеся золотые локоны со сверкающими жемчужными капельками, синее платье, почему-то пропахшее вонючим драконьим дымом, подчеркивает стройную фигурку, особенно ее верхнюю, сейчас гневно вздымающуюся часть, которую так и хочется потиска... хм, лицезреть. Ах, и лицезреть нельзя? А драться-то сразу зачем?!
   Дюран "стыдливо" опустил взгляд и заоблизывался еще активнее - порыв непонятно откуда взявшегося ветра рванул пышный подол, облепив стройные ножки и мягкую аппетитную попку.
   - Чего драться-то сразу? - проворчал уже вслух. - Я просто подержать... тьфу ты, поддержать хотел, чтоб ты, значится, не шлепнулась.
   - А я бы и не шлепнулась, - разъяренной гадюкой прошипела красотка, - если бы наглые ветровики тут не колдовали.
   - Да я и не ветровик вовсе!
   - А кто? - голубые глазищи злобно сощурились, а маленькая ножка в блестящих туфельках гневно притопывала.
   - Дюран, - пожал широкими плечами бывший наездник.
   - Ты не Дюран! - тяжелый веер пребольно щелкнул парню по лбу. - Ты Дюрак!
   - Уй-я! - а шпильки-то, оказывается, грозное оружие, с веером ни в какое сравнение не идет. - Я ж не специально! Я ж только помочь!
   - Помочь хочешь? - Измира так хитро заулыбалась, что Дюран не на шутку испугался. - Тогда за мной иди!
   - Куда? - парень осторожно попятился, но был цепко пойман за рукав.
   - На конкурс, естественно!
   - З-з-зачем?
   - Участвовать будешь! - азартно потерла руки принцесса. - И чтоб победил у меня! А не то!
  
  
   ГЛАВА 3. Некоторые проблемы этикета в преломлении диктаторских замашек Великого Прародителя
   Остров Совета встретил Измиру шумом, гамом и укоризненным взглядом Лиззи. Единственная настоящая подруга и по совместительству горничная алиры поджидала ее почти у самого портала с расческой и пудреницей наперевес. Хорошо зная Измиру, Элиза не сомневалась, что тщательно (часа два, не меньше) создаваемый ею образ принцесса порушит, но даже представить не могла - насколько глобально. С таким "безобразием" расческа, шпильки и пудра справиться не могли, хотя надо признать, Лиззи попробовала исправить положение. Но стойкая (почему-то именно под глазами, а не на ресницах) тушь светлой пудрой скрывалась плохо, а обслюнявленные Свиррком локоны отказывались укладываться в хоть какое-то подобие прически.
   - Ваша Светлость... - печально вздохнула девушка, бросив бесполезные попытки. - Опять ваш батюшка разгневается.
   - Не переживай, - беспечно отозвалась алира. - Можно подумать, первый раз.
   Непримиримую войну с папулей и этикетом Измира вела уже давно - с переменным успехом. Любая ее "победа" тут же омрачалась очередным нудным уроком. И если раньше туда удавалось отправлять скрытую надежной иллюзией подругу, то сейчас Третий Советник, ярый блюститель традиций, этикета и прочей ерунды, презентовал ей "кольцо прилежной ученицы", блокирующее магию иллюзий, и лично заявлялся к началу занятий, чтобы проверить его наличие на тонком пальчике алиры. Отец такому самоуправству не возражал, а лишь втихаря посмеивался над непутевой дочерью, тщетно пытающейся избавиться от подарка. Кольцо каждое утро неизменно оказывалось на прикроватном столике, куда бы девица его не выкидывала. Не удавалось и передвинуть уроки этикета на вторую половину дня, когда и отец, и его советники были заняты государственными делами и можно было бы вновь поменяться с Лиззи местами. Но именно в это время проходили уроки магии и боевой подготовки, старательно выревенной у Пра-Кси-Она в течение недели, а пропускать эти уроки Измира вовсе не собиралась.
   Временно смирившись с проигрышем, алира решила сменить тактику - быть предельно, просто до тошноты вежливой. И оказалась права - от ее вежливости и папуля, и Третий Советник неизменно вздрагивали, спешно оглядываясь в поисках подвоха. И неизменно увеличивая штат соглядатаев, следящих за несчастной девушкой. Раньше удирать от них Измире помогали в совершенстве изученная магия иллюзий (да и сейчас иногда срабатывает), теперь же этим занимался Второй Советник, перекупивший пару-тройку человек Третьего, в смену которых Измира могла передвигаться почти свободно. А неподкупному смотрителю портала ведь тоже нужно иногда отлучаться - на обед там или по иным делам. С его же заменой Второму удалось почти легко договориться.
   Оставив вместо себя прикрытую мороком Лиззи вышивать, рисовать, собирать букеты или учить этикет, Измира удирала к новым приключениям. На уроках, правда, приходилось присутствовать лично, как и готовиться к ним, но вот свободное время так тщательно не проверялось. Второму о ее прогулках, конечно же, сообщалось, но пока он свято хранил тайну и лелеял надежду самолично жениться на принцессе. К счастью для Измиры, конкурс женихов нарушил все его планы (должно же быть в этом конкурсе хоть что-то хорошее!), и пришлось дедуле перезаключать с принцессой новый договор на роспуск Совета и назначение его, Ин-телиора, личным и единственным Советником. Измира с радостью согласилась - пока еще она реальную власть получит, а гулять уже сегодня хочется. Да и за это время много чего случиться может. Папуля с Первым Советником, к примеру, позабросят свои попытки добраться до Даркана и вмешаются во внутренние интриги.
   А покуда этого не случилось, Измира старательно изучала этикет, магию, историю и задворки Алэрта. Совсем уж дурочкой она не была, и самые "опасные" похождения совершала, если удавалось удрать от шпионов Второго - это ж не уроки, кольцо зубрилки и снять можно. А совсем секретные дела проворачивала во время наказания в библиотеке, где буквально пару месяцев назад обнаружила старинную тетрадь с экспериментальными разработками по построению личного телепорта. Насколько Измира знала из научных трактатов, теория личных телепортов считалась псевдонаучной, и ни у кого ранее подобные построения (без длительных вычислений, четкой выкладки стационарных координат, камней накопителей) не получались. Может, когда-то давно, еще до войны. Но эта информация считалась утерянной. Как и замызганная тетрадка, упавшая в щель между полками.
   Да, этикет не приветствует ползание принцесс по полу, вываливание в многовековой пыли (даже за столь ценную добычу!), но когда твой папуля единственный и неизменный правитель всего мира, то и правила этикета при необходимости можно и подправить, как того желает Сиятельный. Измира желала бы таких изменений почаще, но она пока еще не правительница. А уж потом как развернется! Советники уже сейчас боятся сделать ей замечание (правда, только в присутствии отца), как бы самим потом не пришлось в мятых по этикету штанах на заседания Совета являться. И с синяком под глазом.
   Дурацкий телепорт хоть и сработал, но выводил неизменно в одну и ту же точку на заросший бурьяном пустырь, где в развалинах обитала шайка малолетних беспризорников, с которыми переодетая мальчишкой Измира дралась и не раз. Переодеться с помощью Лиззи в платье она в тот первый день успела, а вот лицо подкрасить уже нет - опаздывать на ужин этикет тоже запрещал. И как назло столкнулась в коридоре с Третьим.
   Правда, уже через неделю синяки из правил этикета вычеркнули. А что, Пра-Кси-Он - хозяин своего слова: захотел слово дал, захотел обратно забрал. Кто ж с Великим Прародителем спорить будет?
   - Ваша Светлость, - запричитали над ухом. - Да Ваша Светлость же...
   - А? Что? - очнулась от размышлений Измира.
   - Вам уже пора, - Лиззи виновато опустила глаза, исправить, вернее, испортить образ настоящей алиры она так и не смогла.
  
   Измира решительно тряхнула волосами и, отодвинув в сторону расстроенную подругу, двинулась навстречу своей судьбе. И судьба не заставила себя долго ждать, выкатившись алире прямо под ноги. Народ рукоплескал, с радостью приветствуя свою принцессу, а некоторые, особо наглые, еще и лапать полезли. И главное, никакого раскаяния на морде. А морда, надо признать, весьма симпатичная - слегка небритая, остроносая и лопоухая, с хитрющими синими глазами и ярко-фиолетовыми репьями в длинных черных волосах, небрежно стянутыми алой атласной лентой в разлохматившийся хвост. И фигурка ничего так - высокий, подтянутый, широкоплечий. Мечта любой девицы. Вот к любым бы и приставал, а не замахивался аж на саму алиру.
   Этикет предписывал милой улыбкой и легким наклоном головы поприветствовать подданных и проследовать своим путем. А если не пропускают, окинуть гневно-любящим взглядом (все ж таки алира фактически будущая мать для подданных) и отправиться по важным государственным делам. Но уходить с дороги наглец не спешил, сальным взглядом облизывая грудь Измиры. И чем сильнее злилась девушка, чего этикет категорически не советовал, тем тяжелее дышал черноволосый паразит. А уж когда взгляд сместился ниже и в ход пошли магические приемчики с путающимся в юбке ветром, этикет был временно позабыт, правила, которым Измиру старательно обучали в обитающей на пустыре малолетней банде, подходили к ситуации куда лучше. С трудом удержавшись от привычных ее мальчишкам высказываний, алира вместо кулака в челюсть, всего лишь отвесила наглецу оплеуху. Да и от той парень заныл, будто младенец, хотя года на два, а то и три старше Измиры.
   - Чего драться-то сразу? - черноволосый возмущенно надул пухлые губки. - Я просто подержать... тьфу ты, поддержать хотел, чтоб ты, значится, не шлепнулась.
   - А я бы и не шлепнулась, - алира вложила в эти слова весь дозволенный этикетом яд, - если бы наглые ветровики тут не колдовали.
   - Да я и не ветровик вовсе! - синие глаза сверкнули искренним изумлением.
   - А кто? - Измира гневно притопнула, хотя правила, отчаянно борющиеся с этикетом, требовали пнуть его, желательно между ног.
   Но в одном наглец был прав - магией тянуло не от него, а вот от той мелкой черноволосой поганки, восседающей на торчащем посреди репейника памятнике. Премиленькая, надо сказать, девчонка - тоненькая, хрупкая, яркая. Одета, правда, простовато, как и братец ее (сходство просто поразительное), но наряды никогда не смущали Измиру. Сама почти неделю беспризорников за нос водила своим маскировочным костюмом. За парня принимали, даже драться пытались. С переменным успехом - боевым приемам алиру тоже обучали. Мальчишки, пусть и были они младше Измиры, дрались яростно, правил не соблюдали, а про дуэльный кодекс и вовсе не слышали. Вот и приходилось Измире синяки под иллюзией прятать, или прибегать к помощи Элизы и ее волшебному макияжу.
   Этот небритый парень чем-то напоминал Измире ее малолетнюю банду - возможно, по-детски невинным выражением на не в меру хитрющем лице.
   - Дюран, - этот болван решил представиться вместо того, чтобы объяснить, кто столь нагло колдует на саму алиру.
   - Ты не Дюран! - от удара (пусть и веером, в угоду этикету) девушка все же не удержалась. - Ты Дюрак!
   Ну, и на ногу ему наступила. Для профилактики. С мальчишками хорошо работало. Уже потом, когда они узнали, что она таки девчонка и во дворце прислуживает. Не говорить же им про алиру было. Хихикали, что в юбке особо не подерешься - тогда-то она каблучки и освоила, и с веером потренировалась. Когда они от нее деньги и одежду брать отказывались. А вот на новые семьи не согласились категорически - дескать, нам и тут хорошо, тепло и сытно - ни веер, ни уговоры не помогали. Но это пока. Потом алира что-нибудь и с этим придумает. Как от конкурса дурацкого отвяжется.
   - Уй-я! - состроил жалобную мордашку черноволосый. - Я ж не специально! Я ж только помочь!
   - Помочь хочешь? - эта идея пришла Измире в голову неожиданно, но однозначно стоила того, чтобы воплотить ее в жизнь. - Тогда за мной иди!
   - Куда? - парень едва не сбежал, но богатый опыт беспризорной жизни помог его изловить.
   - На конкурс, естественно! - и почему Измира раньше о таком не подумала.
   - З-з-зачем?
   - Участвовать будешь! - принцесса ласково улыбнулась и парню, и своим мыслям, и потерпевшему очередное поражение этикету. - И чтоб победил у меня! А не то!
   Похоже, последнее слово на первом этапе конкурса все же останется за Измирой.
  
   Ухватив парня под руку, Измира на корню пресекла все попытки удрать и, нежно улыбаясь подданным, отправилась в зал совещаний, где уже давно и без особой надежды ожидали свою алиру.
   Зал совещаний в отличие от зала совета, расположенного на парящей над островом платформе, был довольно большим - мягкие кресла, размещенные полукругом вдоль стен, могли вместить до ста человек, а подиум, как оказалось, еще двадцать два. Креслам там было уже тесновато, и потому для участников выставили стулья с высокими спинками, затянутые блестящей серебристой тканью. Особенно умилили Измиру пышные белые банты по бокам. А вот сидящие на них расфуфыренные женихи вызывали лишь смех, особенно Смотритель драконов Тир-Ани, старательно начесавший три волосинки на свою лысину. Его внучок откровенно скучал, сверкая ушами и якобы незаметно подпинывая бантик на дедулином кресле. Остальные двадцать были им под стать - надутые, важные, уверенные в своем успехе.
   Разве что Кли-Шер слегка выделялся - Измиру он терпеть не мог, жениться явно не хотел, но и пойти против отца не мог. Измира могла бы его спасти от жуткой участи своего мужа, но ненависть их была взаимной, и потому помогать парню алира не собиралась. Пускай участвует - так оно повеселее будет. А в финале она назло кого-нибудь другого выберет. К примеру, Дюрака этого. Вот папуля-то удивится.
   Собственно, он и сейчас очень даже удивился. Но вида не подал - этикет, чтоб его!
   - Поприветствуйте, ненаследную алиру Алэрта, - провозгласил ведущий, и зал послушно встал и разразился овациями.
   Участники тоже поднялись и склонили головы, изображая поклон. Все ж таки в первом туре собрался весь цвет общества, гнуть спину не приученные. Только Кли-Шер демонстративно раскланялся, широко и язвительно улыбнувшись. Измира ответила ему столь нежной улыбкой, что Шер аж поперхнулся своей злостью, но быстро взял себя в руки и отвесил девушке витиеватый комплимент, сколь он поражен ее неземной красотой, прекрасным платьем и искусно сделанным макияжем. Пра-Кси-Он возмущенно скрипнул зубами, взглядом обещая дочери много чего хорошего, но и осадить наглеца не посмел - Кли-Шер держался строго в рамках приличий и в отличие от Измиры неукоснительно соблюдал этикет.
   А может, взять и ему назло замуж за него выйти и пилить потом до конца жизни? Мелькнувшую было мысль, алира решительно отбросила - при всей его вежливости Шер был еще тем поганцем и оставаться в долгу не любил. Так что еще неизвестно, кто кого больше достанет.
   - Ваше сиятельство, - Измира улыбнулась отцу, изобразив правильный во всех отношениях реверанс, - уважаемые гости и участники, позвольте вам представить еще одного участника - Дюр-Ран.
   Имя парня, фамилию которого Измира узнать так и не удосужилась, удачно раскладывалось на привычные для высшего общества составные части. Впереди имя рода, которые в женских именах можно было и не называть, затем имя собственное. И только Великий Прародитель Алэрта удостаивался третьей и последней приставки. И род Дюр совершенно точно присутствовал в книге великих родов (Измиру в качестве наказаний частенько заставляли ее читать), пусть и в самом конце списка и прямых наследников не осталось. Только вот и доказать, что этот парень не является далеким потомком этого дома, последний представитель которого славился своей любвеобильностью, но так и не успел жениться, весьма сложно. Тем более ради этого придется опровергнуть слова самой алиры, что явно не пойдет на пользу спорящему.
   - Но участники первого тура уже выбраны, - запротестовал ведущий. - И конкурс уже начался.
   - Конкурс начнется, - любезно ответила ему Измира, выучившая правила наизусть, - когда завершится четвертый отборочный тур. А все участники каждого тура должны быть представлены алире, и одобрены ею. Что-то я не припомню, чтобы эти, - она небрежно обвела потенциальных женихов, - были мне представлены. Вы хотите, чтобы свадьба алиры оказалась скомпрометирована этими нарушениями?
   - Ну что вы, алира, - ведущий склонился в глубоком поклоне, едва не ткнувшись лоб в пол, - никаких нарушений. Все только вас ждем. Сейчас начнем. Надеюсь, господин Дюр-Ран сможет представиться и назвать имена своих предков? Хотя бы трех? - Эри-Стен думал уязвить алиру, но сам того не ведая помог ей.
   Оставалось надеяться, что этот Дюрак не такой уж дурак и запомнил имена, которые ему Измира по дороге шептала. Хотя бы три.
  
   ***
  
   Дюран, собираясь на это представление, и не предполагал в какую авантюру ввяжется. Вроде бы цепочка случайностей, и каков результат - обычный наездник, теперь еще и без дракона, в высшем обществе и в сопровождении настоящей алиры. Будь на его месте кто-то повпечатлительнее или попреданней всем пресветлым идеалам, растерялся бы, как пить дать. На колени бы бухнулся, прославляя Сиятельного и прочую банду. Но Дюран, как, впрочем, и жители остальных шести нижних уровней, фанатиком не был, в пресветлые идеалы не верил, хотя все традиции и правила соблюдал неукоснительно. Кому на Остров Неугодных захочется?! И увидав всю эту пресветлую братию в одном, можно сказать, сконцентрированном месте, Дюран хотел привычно опуститься на колено, но острый локоток Измиры вовремя его вразумил. Он же теперь тоже из этих, светоносных гадов.
   Когда алира заявила, что он должен выиграть конкурс женихов, парень обалдел, конечно, но быстро взял себя в руки:
   - Согласен, но с тебя дракон!
   - Чего? - прошипела Измира, утягивая парня за собой, словно на буксире. - Какой еще дракон?
   - Твой, - улыбнулся Дюран. Девчонка вела себя, как и все на его родном четвертом уровне, потому и сам наездник не стал заморачиваться традициями. - У вас же на королевском острове есть дракон?
   - Есть.
   - А наездник?
   - А наездника нет! - зло огрызнулась девчонка, словно бы сама претендовала на эту роль.
   - Вот я и буду его наездником! Но не переживай, - успокоил ее Дюран, - я и тебя покатаю.
   - Какая невероятная щедрость! - голос красотки просто сочился ядом. - Ладно, будет тебе дракон. Если, конечно, сладить сумеешь.
   - Да чего здесь сложного? Значит, договорились?
   - Если конкурс выиграешь!
   - Фигня вопрос!
   - Значит, договорились, будешь моим мужем!
   - Чего?! - над этой стороной вопроса Дюран не задумывался, и оттого споткнулся от неожиданности. - Каким еще мужем?!
   - Любящим!
   Девчонка оказалась на удивление сильной и с места Дюрана сдернула без труда, едва руку не вывернув.
   - Уй-я! - прошипел тот. - Поосторожнее! Чего это у нас в семье любовь какая-то односторонняя выходит?
   - Дюрак! - нежно отозвалась любящая "жена". - И вообще, рано еще делить шкуру неубитого дракона. Победи для начала.
   - Да кто ж мне разрешит в первом туре участвовать? - сообразил вдруг наездник. - Там же только снобы с первого уровня. А я в лучшем случае в третий тур попасть смогу, - парень для наглядности похлопал ладонью по знаку уровня, приклеенному к рукаву куртки.
   Алисска ему про этот конкурс все уши прожужжала, будто бы сама там участвовала. На первый и второй отборочные туры приглашались светоносные с первого и второго уровня, соответственно. Первый - двадцать два человека, второй - в два раза меньше. Третий и четвертый уровень ждали на третьем туре. Всего шесть человек. Прочим уровням отводилось всего три места в четвертом туре. И борьба за эти места шла нешуточная. Люди низших уровней всерьез верили, что кому-то из них может улыбнуться удача, что алира может обратить внимание на кого-то ниже второго уровня.
   Она обратила, конечно же, только почему-то на Дюрана, который в отборочных драках и участия не принимал. А что, выбрать из без малого трехсот тысяч шесть человек задача не из легких. Про троих из миллиона и говорить не стоит. Вроде бы, они там какую-то лотерею придумали. Но чтобы бросить туда свое имя, предстояло выдержать ни один бой, ввязываться куда Дюран и не думал.
   - А это, - улыбнулась Измира, погладив кончиками пальцев значок в виде тянущегося к солнцу подсолнуха (видать, знаки уровней цветовод какой-то выдумывал), - нам не помешает. Ты теперь будешь одним из светоносных.
   - С четвертого уровня?
   - Да хоть с восьмого. Ты неизвестный потомок одного древнего уважаемого, но давно исчезнувшего рода.
   - А откуда я ж тогда взялся, такой неизвестный?
   - Помолчи. У нас времени мало, и так почти пришли. Тебе будет нужно назвать имена своих предков. Запоминай...
   - А ты-то их откуда знаешь, если род давно исчез?
   - В библиотеке на старую родовую книгу наткнулась. Почитала со скуки первые страницы. Потом сам прочтешь и выучишь. А пока имена запоминай!
   Весь оставшийся путь алира, как заведенная, бубнила чертовы имена, а Дюран старался их запомнить. К счастью, особой фантазией представители его новой "семьи" не отличались, и потому, как очередь называть своих предков дошла и до Дюрана, он был во всеоружии.
   - Ну что же вы молчите, молодой человек? - ведущий и не скрывал своего презрения. - Прошу вас назвать хотя бы три имени.
   - Да хоть десять, - пробурчал себе под нос парень.
   - Что? - ведущий недовольно приподнял бровь.
   - С превеликим удовольствием, - церемонно раскланялся Дюран. - Дюр-Скай, Дюр-Ран, Дюр-Тари, Дюр-Скай второй, Дюр-Ран второй, Дюр-Тари второй, Дюр-Скай третий, Дюр-Ран третий, Дюр-Тари третий, Дюр-Скай четвертый...
   - Достаточно, - проскрипел зубами ведущий. - Мы поняли.
  
  
   ***
  
   Измира прохаживалась вдоль ровного ряда кресел, старательно игнорируя места, бывшие несколько ровнее остальных. Можно подумать, если кресло выдвинуто слегка вперед, то и претендента алира первым выберет, вручив алую ленту. Ага, как же. Раздавать ленты Измира не спешила и лишь старательно морщила лоб, изображая усиленную мыслительную деятельность. Приподнимала то одну бровку, то другую, пристально рассматривала очередного жениха, раскачиваясь с пятки на носок, тяжко вздыхала и шла дальше. И так уже двадцатый круг, о чем ей любезным злым шепотом сообщал Кли-Шер. Дюр-Ран же, восседающий на соседнем кресле, вернее, декоративной тумбе от переставленного на пол цветка, таким же любезным, но уже вполне дружелюбным шепотом отсчитывал в такт ее шагам:
   - Ать-два, ать-два.
   Чем вызывал язвительные усмешки Шера и почти дружеские тычки локтем в бок. Разумеется, нарушать этикет этот поганец не собирался и проделывал все это лишь, когда Измира останавливалась напротив этой парочки, надежно перекрывая их и от зрителей, и от таскающегося туда-сюда вслед за алирой ведущего, и от любящего папочки, восседающего в ложе Совета по правую руку от Сиятельного, невесть с чего решившего пойти в народ. До самого "народа" Пра-Кси-Он опуститься был еще не готов. Но и центральное место в ложе Совета вполне себе проявление солидарности с народом.
   Измира улыбнулась-оскалилась закадычному врагу и двинулась на двадцать первый круг, проверяя уровень отцовского терпения, которое, в отличие от солидарности, было далеко не безграничным. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что если сию секунду она не вручит первую алую ленту, то может готовиться к очередной "неделе любви к чтению". Что ж, можно и немного побыть послушной дочерью, и алая лента находит своего первого претендента - Тир-Хана. А что? Грешно детишек обижать! И дедулю его туда же. Разве уважение к старости - не одна из добродетелей настоящей алиры?
   Дальше пошло легче. Ленты, зажатые в кулаке, стремительно таяли, а "осчастливленные" женихи снисходительно посматривали на оставшихся. Те же недовольно хмурили брови, рассматривая все уменьшающееся число "неудачников". Собственно, "неудачников" в этом туре быть не должно было - хитрец Третий, курирующий конкурс, тщательно отобрал ровно двадцать два участника, не оставив Измире выбора. Ведь и победителей первого тура должно быть ровно двадцать два. А тут еще один неучтенный "светоносный". И, значит, кто-то один должен вылететь. И, разумеется, это будет не Дюрак, хотя ленту Измира ему вручила одному из последних, потешив самолюбие прочих, позлив Шера и профилактически припугнув наездника, чтобы не зазнавался. А то ишь, самодеятельность развел - не было в родовой книге ни Дюр-Тари второго, ни Дюр-Ская с Дюр-Раном третьих, ни четвертых и прочих числительных. Может, конечно, и были, раз Дюр-Ран второй и Дюр-Тари третий значились, но остальных Измира точно не называла. Сам выдумал. К счастью, присутствующие мало интересовались предками каких-то там забытых родов.
   Выбросив из головы всю эту арифметику, алира продолжила раздавать ленты. И вот осталась всего одна и целых два претендента - лысый одышливый толстяк, смешно перебирающий губами, и Шер, в отношении которого Измира долго сомневалась, заслуживает ли он столь жесткого наказания - свадьбы с ней любимой. Но все же решила, что и поощрения в виде столь желанного для парня освобождения от участия в конкурсе он не достоин. И от шпильки не удержалась.
   - Ах, - воскликнула она, картинно заламывая руки, - какой сложный выбор! Два наидостойнейших кандидата. Боги, да они же похожи, как близнецы-братья. Я их даже отличить не могу! Похоже, придется оставить все на волю случая. Двадцать два шага, ровно по количеству победителей. Напротив кого из красавчиков я окажусь, тот и получит ленту.
   Что ж, выбор сделан. Осталось самое сложное, так рассчитать шаги, чтобы гадкий Шер точно не отвертелся!
  
  
   ГЛАВА 4. Основополагающая роль дилетантов в ходе магического эксперимента
   Кли-Шер явно не обрадовался выбору алиры, но старательно растянул губы в счастливой улыбке. По мнению Измиры, чересчур уж старательно. Ответив ему тем же милым оскалом, девушка подошла к своему креслу и, завершая церемонию, облегченно в него плюхнулась. Чересчур уж облегченно, если судить по недовольному взгляду Пра-Кси-Она.
   - Сиятельные, - ведущий подобострастно раскланялся, - победители первого отборочного тура, - на этот раз поклон вышел куда сдержанней, - и дорогие зрители, - легкий наклон головы показал, что зрители на самом деле не очень-то дорогие, - поздравляю вас с окончанием первого отборочного тура. Через три дня состоится второй тур, еще через три дня третий и соответственно четвертый. Уважаемые участники, у вас будет ровно десять дней до начала первого конкурса. И вы сможете наилучшим образом подготовиться и проявить свой талант во всей красе.
   - А разве конкурс талантов не последний? - приоткрыл один глаз задремавший дедулька, Тир-Ани, кажется. - Так вроде всегда было.
   - А нам не нужно как всегда, - процедил со своего места Третий Советник. - Нам нужно все самое лучшее.
   - Не переживайте, - успокоил старика нахальный сын Третьего, - ваш талант проспать все мероприятие ни в каких тренировках не нуждается.
   - Боюсь, юноша, - Смотритель драконов тщательно скопировал любезную улыбку Шера, - ваш талант зубоскальства сложно будет представить в виде отдельного номера.
   - Значит, сделаем совместный, - пожал плечами не привыкший лезть за словом в карман Кли-Шер.
   - С кем же?
   - Думаю, мой новый друг Дюр-Ран окажет мне такую любезность.
   - Конечно, - Дюрану ничего не оставалось, как согласно кивнуть, хотя в гробу он таких "новых друзей" видел. И не преминул того осадить. - Если не возражаете, готовиться будем у меня.
   - Ну, разумеется, - Шеру тоже не с руки было отказываться.
   - Что, правда, пойдешь в трущобы четвертого уровня? - с поистине детским любопытством спросил внучок Смотрителя. - Как там вообще жить можно?
   - Замечательно, - скрипнул зубами Дюран. - У нас все уровни равны. А истинный светлый никогда не будет кичиться своим богатством. Мой отец всегда придерживался обета, данного еще нашим предком - всегда и во всем быть единым с народом.
   Народ, с которым проявлял единство этот хитрец, радостно взвыл, заставив ведущего спешно подтвердить праведность и правильность данного обета, коим можно теперь объяснить любое отклонение от привычек светоносных. Да и любовь "народа" теперь на стороне Дюр-Рана. Измира не удержалась и незаметно подмигнула "праведнику!" И даже шепнуть успела, когда все церемонии закончились:
   - Будь осторожен с Шером, он не так прост, как кажется. И подставит тебя при первой же возможности.
   - Не бойся, - подмигнул ей Дюран. - Я не предоставлю ему этой возможности.
   Но продолжить разговор им не позволили. Ведущий, низко кланяясь, сообщил Измире, что Сиятельный желает ее видеть. Пришлось идти. Чего именно желает Сиятельный, любимая (и любящая) дочь поняла с первого взгляда.
   - В библиотеку? - печально уточнила девушка, а ее собственный взгляд очень быстро потух.
   - Разумеется, - Пра-Кси-Он был сама доброта и любезность. - Как говорит твой протеже, истинный светлый никогда не будет кичиться своей глупостью. И потому ему следует уделять больше времени своему самообразованию.
   - Вот пусть он и уделяет... - попыталась увильнуть алира, но не преуспела в этом.
   Впрочем, как и всегда. Сиятельный хоть и баловал свою дочь (чрезмерно, по мнению некоторых), наказаниями тоже не пренебрегал, считая их чуть ли не основой воспитания. Особенно, если сочетать их с обучением. И в библиотеке Измира бывала с завидной регулярностью. Но сегодня Пра-Кси-Он был зол не на шутку - из-за внешнего вида ненаглядной дочки, из-за опоздания и прочих выходок. Ну, не из-за того же, что Измира пригласила на конкурс еще одного "светоносного".
   - Прочтешь девять заповедей истинных приверженцев света, - строго велел Сиятельный. И не успела Измира облегченно вздохнуть, как драгоценный папочка добавил. - И перепишешь десять раз!
   - Да там же каждая заповедь размером с нехилый такой талмуд! - с возмущением воскликнула девушка.
   - Двадцать раз! - Сиятельный пресек ее протест на корню.
   - Как скажете, Сиятельный! - послушная дочь низко склонила голову - не дайте боги, папуля увидит хитрый блеск ее глаз. - Уже бегу!
   - И переоденься!
   - Как скажете.
   - Во что-то приличное!
   - Как скажете...
   - Еще одно "как скажете" и к девяти заповедям добавится малый справочник истинной светлой леди!
   - Я все поняла, отец, - Измира едва заметно вздрогнула.
   На этот раз угроза была действительно серьезной. Этот малый справочник мог дать огромную фору большой исторической энциклопедии из пятнадцати томов.
   Девушка спешно удалилась, конвоируемая двумя якобы охранниками, нырнула в портал, пробежала через сад, прячась за деревьями и терзая нервы охраны, добралась до комнаты, переоделась с помощью Элизы, не особо вглядываясь, что приготовила ей горничная, и лишь в библиотеке позволила себе расслабиться. А стоящая в коридоре охрана еще долго недоумевала, отчего это вместо горьких рыданий из-за прочной дубовой двери раздается приглушенный смех.
   Да и откуда они могли догадаться, что алира, зная о привычке своего отца, внесла небольшое дополнение в условия для участников конкурса - самолично переписанные девять заповедей истинных приверженцев света, которые должен знать каждый уважающий себя светоносный. Третий Советник, не особо интересующийся наказаниями алиры, принял дополнение благосклонно, а Кли-Шер почему-то промолчал, понимающе хихикнув. И теперь в распоряжении алиры было не двадцать копий заповедей, а целых двадцать одна (и сборник похабных анекдотов от Шера). Проверять почерк во всех талмудах Пресветлый вряд ли будет, а для первой копии Измира уже давно стащила из хранилища парочку ею же написанных заповедей, припрятав их в библиотеке.
  
   Домой Алекс вернулся чертовски злой и раздраженный. Все-таки работа с людьми не идет ни в какое сравнение с наукой. Этих сволочей давить нужно через одного. И начать следует с мерзкой толстой тетки, с которой заклинатель битых четыре часа ругался. Вернее, обсуждал "нюансы договора". Ведь вежливость - наш конек. Большой такой конек, размером с верблюда. Чтоб как плюнул в наглую рыжую... тьфу ты, серую морду с мелкой россыпью родинок, больше смахивающей на где-то подхваченный лишай!
   Эта лишайная стерва вымотала парню все нервы, добиваясь бесплатного продления договора на очередные три месяца из-за якобы некачественной работы "всяких там идиотов". "Всяких идиотов" Алекс еще мог стерпеть и даже бесплатно уговорить элементаля на дальнейшую работу (правда, с некоторыми нюансами, в виде предельно высокой, по самой верхней границе нормы температуры как плиты, так и всей кухни, с последующим переходом к самой нижней отметке, не пересекая, впрочем, границ), но, к сожалению, начальство той шарашки, где Повелитель элементалей временно подрабатывал, вряд ли одобрило бы этот подход. Да и Сандеру он обещал большой и стабильный заработок, чтобы устроить настоящий пир. И потому Алекс как послушный верблюд, а точнее, упрямый вежливый осел твердил, что как только противная тетка... хм, "наилюбимейшая покупательница" подпишет новый договор и внесет предоплату.
   Попутно, чтобы не приходить к тетке еще и на следующий день, как изначально планировалось не менее любимым начальством, Вейр вел беседу и с огненным элементалем, проявлявшим строптивость целой стаи ослов. Как Алекс не сорвался и не наговорил обоим много чего ласкового, одни боги знают. В общем, пришлось провернуть трюк, частенько используемый хитрожоп... умным младшим братом. Заодно и двух зайцев, то бишь ослов убил. И огненного на плутовство и последующую веселую работу уломал, и тетку переупрямил. Последнее, впрочем, не удивительно - заскучавший элементаль такое огненное представление устроил, что и сам Алекс, старательно изображавший бурную деятельность, впечатлился.
   Вырывающиеся из недр плиты столпы огня мало того, чтоб перепугали хозяйку до грязных штанов, щедрой похвалы, выплюнутой сквозь стиснутые зубы, быстрого росчерка в договоре и титула "величайшего спасителя бедных и несчастных дам", так и еще и испускали такой едкий дым, что "отважно борющийся со стихией спаситель" отчаянно расчихался. Еще полчасика "поработав в поте лица", Вейр завершил "трудоемкий процесс", забрал оплату и, отчитавшись в конторе, радостный поплелся домой.
   А если тетка и будет строчить жалобы КПК, что ж - пусть комитетчики ходят, смотрят, на то они и проверяльщики, выходить за рамки нормы, прописанной в договоре, элементаль не станет. Вранье воплощениям стихий совершенно не свойственно. Так что маленькую месть можно считать свершившейся - на ближайшие три месяца веселая жизнь злобной тетке обеспечена.
   Только вот с мирозданием-то шутки плохи, как даст кармой да по самому больному, напрочь испортив все хорошее настроение. Запах паленого Алекс учуял еще с улицы и на крышу взлетел быстрее Вольного Ветра, едва замечая ступеньки.
   Едкий дым клубился вокруг, заполонив всю комнату, словно бы неудачливый заклинатель таинственным образом притащил работу на дом. Вот только договариваться здесь было не с кем, как, впрочем, и ругать - и Всполох, и драгоценный братец очень вовремя испарились, и лишь получивший свободу огонь радостно облизывал стенки почерневшей от ужаса кастрюли с остатками чего-то съедобного. Правда, Алекс очень сомневался, что кто-то сумеет съесть это обугленное вонючее нечто, зато был свято уверен в том, что мелкий поганец Сандер даже крошки хлебной не получит, пока не проглотит все это варево целиком.
   Отключив оставленную без присмотра плиту и выкинув на крышу почти проплавленный труп несчастной кастрюли, заклинатель торопливо распахнул окно и гневно рявкнул, вызывая беспечно шлявшегося где-то Вольного Ветра. Долго уговаривать того не пришлось, не прошло и пары минут, как воздушный вихрь вымел из комнаты и пропитавший все вокруг смрад, и мелкие, к их несчастью, неприколоченные предметы, и даже самого Алекса.
   На крыше дышалось уже легче, если не обращать внимания на хорошо прожаренный обед и ужин братца. Алекс нервно мерил шагами небольшую площадку, заставленную разным хламом, радуясь, что огонь не успел сюда добраться. Да и доме, кроме плиты и кухонного полотенца, мало что пострадало. Что не могло не радовать - пожар в планы Алекса точно не входил. В отличие от хорошей такой порки!
   Убедившись, что пожар не разгорится вновь, заклинатель с примостившимся на плече Ветром и горячим желанием надрать кое-чью задницу спустился во двор и, миновав заднюю калитку, вышел на большой поросший лопухами пустырь, который завершался огромной заполненной мутноватой водой ямой, гордо именуемой то прудом, то бывшим карьером.
   Насколько знал Алекс, где-то там, среди редких деревьев, устроил свой тайный штаб Сандер Вейр. Народ там появлялся редко, да и Алексу до сего дня бывать не доводилось. Причин не было. Хочет мелкий уединения, его право. Но, похоже, пришла пора поговорить и об обязанностях.
  
   Тщательно заперев дверь - чисто пресветлого уединения ради - Измира разложила на столе все десять библиотечных талмудов (не могли эти предки чего попроще выдумать?), раскрыла на первой попавшейся странице, на край стола водрузила первый ею же написанный и стащенный из хранилища ее шедевров том, на другой стопочку уже заполненных кем-от из конкурсантов книг, поверх которой для конспирации чистые заготовки. Активировав магическое перо, вывела пару строк - вроде как алира вся в работе и отлучилась лишь на пару минут в туалетную комнату. Жаль, что это перо невозможно заставить писать самостоятельно. Это хитрое заклинание Измира выучила давно, подсмотрев у отца, и частенько использовала во время вот таких вот наказаний. К сожалению, ее быстро раскусили - перо фиксировало все, что думал-диктовал ему владелец, а мысли Измиру посещали разные, не всегда приличные. И заповеди получались весьма занятными. Пра-Кси-Он, ругая свою непокорную дочь, то и дело срывался на смех. Но от последствий алиру это не уберегло - с тех пор перо выводило слова только в ее руке. Хорошо хоть, активировалось дистанционно и испускало сигналы, подтверждающие, что Измира работает не покладая рук.
   Окинув взглядом комнату и убедившись, что декорации в полном порядке, Измира прошла в основную часть библиотеки, отделенную от личной библиотеки алиры тонкой переборкой, легко сдвигающейся в сторону. В огромном зале с теряющимися в вышине потолками и высоченными стеллажами, заполненными книгами, было пустынно. Впрочем, это ничуть не удивило девушку. В эту часть библиотеки, заполненную самыми древними фолиантами, историческими хрониками и прочей научной мутью, обычные светлые не допускались. Для них на третьем уровне была своя публичная библиотека. Светоносные же наверняка праздновали окончание первого тура конкурса, и библиотека последнее, что их сейчас интересует.
   Поднявшись по узкой винтовой лестнице на четвертый из восьми балконов-лоджий. И встав на цыпочки, с трудом дотянулась и поменяла местами пару книг, нажала несколько камней в настенной мозаике и смело шагнула в открывшийся проход. Книжный стеллаж встал на место за ее спиной, а под потолком узкого выложенного камнем тоннеля зажглись магические светильники. Измира не знала, кто построил этот тайный ход или кто оставил листок с заметками в девятом томе заповедей, но не преминула воспользоваться новым знанием. Хотя ей и пришлось потратить немало времени выискивая нужную полку и нужную мозаику.
   Тот, кто позабыл в девятом томе старый измятый листочек, поленился оставить подробную инструкцию или сам всего лишь пытался разгадать секрет тайного хода, в задумчивости черкая на листе непонятные каракули. Измире повезло, что кроме нее в этот том заповедей давненько никто не заглядывал. Или не понял важность каракулей. Или, что вероятнее, ему не было настолько скучно, чтобы целыми днями ходить и переставлять книги в нужном порядке. Порядок книг был обозначен однозначно, но вот подходящих мозаик было целых семь. И у каждой было не меньше двух полок с нужным количеством томов. А подходящая комбинация камней мозаики оказалась только третьей. Зато в результате той поисковой операции Измира заработала репутацию очень начитанной девушки.
   Ход вел вниз, куда ниже первого этажа библиотеки, а там разветвлялся на три коридора. Первый выводил к каморке, откуда можно было следить за кабинетом отца. Здесь Измира проводила большую часть времени, наблюдая и пытаясь вникнуть во взрослые мужские разговоры. Идея ловчей сети по перетягиванию в Алэрт магической энергии из Даркана была весьма и весьма интересной. Но дальше разговоров дело не шло. В теории сеть должна была закрепиться в Мире Тьмы и начать перекачивать энергию. Когда же скопится достаточное количество, можно будет разорвать заклинание, стягивающее горлышко пространственного кармана. И даже накопительные кристаллы готовы, но возникла заминка с активацией сети. В этом месте Советники и Сиятельный пускались в такие научные дебри, что Измира начинала зевать уже на первых пяти минутах беседы.
  
   Усевшись на деревянный стул с высокой спинкой и широкими подлокотниками, Измира поправила под спиной подушечки и приготовилась внимать, в который уже раз посетовав, что построившие эту тайную комнату бессовестно пренебрегли комфортом. Стул, стол, обтянутый темной кожей, два шкафа с тяжелыми дверцами и подставка-лесенка, чтобы следить за кабинетом Пра-Кси-Она - во и вся обстановка. Была. Измира-то как раз в первую очередь позаботилась о своем удобстве. Алира она в конце концов, или хвост драконий?! С ее легкой руки появились в комнатке и мягкие подушечки, и теплый плед, и кувшин с хрустальными бокалами, и даже большое, в человеческий рост зеркало. Надо же как-то приводить себя в порядок. А то вылезешь наружу замарашкой, так и вся конспирация насмарку.
   Припомнив, как тащила это тяжеленое зеркало, Измира аж передернулась. Зеркало нашла Элиза в одной из кладовых комнат - полностью запыленное, с потрескавшейся деревянной рамой. Поднять его девушки не смогли даже вдвоем. Да и, как прикинула Измира, в узкий лаз оно вряд ли влезет. Рама отламывалась с трудом, даже аккуратно подпиленная тонким огненным импульсом в нескольких местах. Зато освобожденное от старого дерева и завернутое в тряпки стекло удалось пронести, вспоминая темных практически ежесекундно, и отнюдь не добрым словом. Заняв место между дверью и стоящими впритык друг к другу шкафами, зеркало разительно изменило облик комнаты. А маленький туалетный столик с позолоченным зеркалом и разноцветные вазы с цветами окончательно закрепили новый облик.
   Хотя и создателям следовало сказать спасибо - о чистоте и свежести воздуха они еще тогда позаботились. Не было ни пыли, ни паутины, ни прочей грязи, как в главном проходе, так и в этой смотровой комнате. А подпитывалось это заклинание от небольшого накопительного кристалла, как и освещение. Правда, кристалл был почти разряжен, но Измире сумела незаметно раздобыть новый. И сейчас наслаждалась шпионажем со всем возможным комфортом.
   Но к сожалению, ничего интересного алира не услышала. Даже не взбираясь по лесенке к смотровому окошечку, девушка знала, что кроме отца в кабинете разместились и все три Советника, и решали они наиважнейшую и наисложнейшую задачу, как оженить бессовестную принцессу. Вернее, замуж выдать. Впрочем, от перемены терминов проблема надвигающегося замужества не решалась. Ругались пресветлые так, что любой темный обзавидуется. И слушать это Измире очень быстро надоело. Ничего нового она уже не услышит, а потому можно потратить шпионское время с куда большей пользой. И сходить проверить второй уводящий куда ниже тоннель.
   Порывшись в шкафу, Измира вытащила собственноручно стащенный костюм стражи. И хотя пробраться в хозяйственные постройки на краю острова, а также раздобыть ключ от склада было весьма непросто (даже при своевременной помощи Свиррка в отвлечении стражи), доверять в этом деле горничной алира не могла. Элиза была свято уверена, что в библиотеке Измира встречается со своим тайным возлюбленным. На все вопросы, кто же это, алира загадочно улыбалась. И это была ее главная ошибка - романтичная девица недолго думая назначила на эту роль Кли-Шера, и опровергнуть эту "гениальную догадку" Измира уже не могла. Пришлось, сцепив зубы, подыгрывать. А когда Элиза, хихикая, облачила хозяйку в миленькое, но довольно таки просто платье, которое можно было снимать-надевать без посторонней помощи, алира едва от злости не зашипела. Это что еще за гнусные намеки?! А глядишь ты, пригодилось.
   Костюм стражника был слегка великоват, рукава и штанины пришлось закатывать, а вместо позабытого на складе солдатского ремня повязать золотистую шелковую ленту. Рассыпавшиеся волосы Измира стянула оторванной от нижней юбки кружевной тесемочкой. И слишком поздно подумала, как будет выглядеть в глазах Элизы по возвращении - со спутанными волосами и в мятом рваном платье. Но это будет потом, а сейчас нужно сосредоточиться на важной исследовательской миссии.
   Лестница была настолько крутой и узкой, что спускаться приходилось боком, придерживаясь за стены (грубые и шероховатые) и тщательно проверяя положение ступни при каждом шаге. На первой не очень большой площадке Измира смогла перевести дух и размять напряженные мышцы. Две расположенные на противоположных сторонах площадки двери открываться не пожелали, как бы Измира их ни пинала. Кодовой мозаики девушка тоже не заметила. Похоже, без обычных ключей не обойтись. Решив заняться этим позже, юная исследовательница вновь ступила на лестницу, не все лады ругая ее строителей. Не могли, что ли, чего-то поудобнее построить.
   Следующая площадка была последний, по крайней мере, эта лестница точно закончилась. Вполне возможно дальний конец коридора, теряющийся в темноте, заканчивается новой лестницей. Но идти туда Измира не решилась. Нижние уровни уже не освещались, а созданный девушкой световой шарик не столько освещал пространство, сколько создавал пугающие светотени. А с правой стороны коридора совсем неподалеку сквозь стену пробивался обнадеживающий лучик света, и кодовая мозаика среагировала всего лишь на вторую комбинацию. Каморка была маленькой и тесной (для карликов, что ли, строили?), здесь был всего лишь старый колченогий табурет и еще одна хорошо замаскированная дверь с двойным мозаичным замком.
   Но сегодня Измиру словно бы вела сама судьба - там, где приходилось возиться по несколько дней, а то и месяцев, сегодня выходило легко, будто бы играючи. И эта легкость вызывала определенные опасения. Но Измира не была бы Измирой, если бы не сунулась прямо в пасть дракона. Дверца отошла, вернее, отъехала в толщу стены, всего лишь через час, и девушка с облегчением вывалилась в просторную (какое счастье!) светлую комнату. По периметру она была заставлена шкафами, набитыми множеством разнообразных артефактов (так вот она секретная заначка Пра-Кси-Она!), но не они привлекли внимание алиры. И даже не широкий дивачник с подушками и теплым пледом, куда так и хотелось прилечь. Но куда интереснее было то, что находилось по центру комнаты.
   Над большой невысокой (едва достающей колена) мраморной площадкой прямо в воздухе зависли два ярких сияющих шара - сверкающе белый и иссиня-черный с мрачными темно-алыми прожилками. Не догадаться что это, было попросту невозможно. Тем более мрачная проекция Даркана, как и в жизни, злобно попирала все права маленького беззащитного Алэрта, нависая над ним гнетущей тучей.
   Измире стало безумно жалко несчастный Алэрт, и она осторожно погладила белоснежный шар, отозвавшийся на немудреную ласку мягким нежным покалыванием. Следуя кончиками пальцев за цепочкой искр-покалываний, девушка, словно игривого котенка, начесывала очень довольный этим шарик. И неожиданно наткнулась на что-то постороннее и почему-то невидимое. Старательно ощупав всю поверхность миниАлэрта, алира поняла, что тот упрятан в некое подобие прочной сети с крупными ячейками. Мир, когда она проводила рукой под нитями сети, отзывался громким урчанием. Папуля не меньше дочери обожал разных котиков, во множестве шныряющих по дворцу, оттого и созданной им проекции достались подобные особенности. Только вот намеренно это сделано или случайно, Измира не знала.
   Поглаживая Белого Котика, девушка попыталась оттянуть сеть, но не тут-то было - сидела она крепко, а часть нитей уходила вверх к настороженно замершему Даркану. Будто старый Черный Кот, Даркан недовольно фыркал, когда алира, прощупывая ветвящиеся и множащиеся нити, подбиралась все ближе к блестящему черному боку. Гладить Черного Кота она остерегалась (хотя его тоже было отчего-то жаль) и задумчиво теребила все утолщающуюся нить. Это заинтересовало девушку, и дойдя до конца нити, где было что-то очень прочное и похоже металлическое, Измира попыталась изучить это на ощупь и пребольно укололась, насадив большой палец на крюк. От испуга резко дернув рукой, алира разодрала палец еще больше и по-детски сунула его в рот.
   Крови было много, серебристый (и наконец-то проявившийся) крюк радостно впитал ее, далее алые росчерки побежали вниз по нити, окрашивая ее красным. Когда процесс приостанавливался, любопытная алира вновь подносила палец, и кровь разбегалась быстрыми ручейками по всей сети. И вскоре Измира любовалась ярко-алой сетью, внутри которой, как в уютном гамаке, покоился Алэрт. Черному же коту не так повезло - сеть впивалась острыми коготками в пухлые бока Даркана, не позволяя тому вырваться из захвата.
   Позабывав, что ранка еще не закрылась, Измира, жалея Кота, ласково похлопала по его блестящему черному боку. Кровь же, коснувшись зеркальной поверхности, проделала в ней быстро расползающуюся язву, куда словно в бездонный колодец, и провалилась Измира. Падала долго, иногда казалось, что она и вовсе просто висит среди пушистых облаков, временами сменяющихся темными грозовыми тучами. Тем не менее, страшно не было. Измира как-то отстраненно думала, что еще немного и кто-то будет любоваться чудесной золотоволосой лепешкой.
   Но удара не последовало, хотя и тряхануло девушку знатно. Голова изрядно кружилась, перед глазами плясали возмущенные мушки, постепенно разгоняющие своим танцем тьму. Правда, увиденное девушку не обрадовало. Вместо уютной тайной лаборатории с диванчиком и Котиками на постаменте вокруг расстилался заросший лопухами и прочими сорняками пустырь. По правую руку невдалеке плескалась мутноватая вода какого-то пруда. Впереди, буквально в паре метров, три сросшиеся кронами дерева, из ветвей которых раздался звонкий мальчишеский голос:
   - Эй, ты чего там? Плохо, что ли?
   - Да вроде нормально... - Измира старательно прислушалась к ощущениям, но кроме неожиданно запершившего горла, странного запаха гари, причем, от собственной одежды, и какого-то однобокого ветерка, обдувающего только правое ухо, ничего плохого не заметила.
   - Тогда чего морда такая надутая? - от вежливости мелкий поганец, похоже, не страдал. А хитрые черные глаза светились такой неподдельной кристальной честностью, что Измира еле удержалась от профилактического подзатыльника.
   - Да как ты смеешь, выкидыш самой черной бездны, так со мной разговаривать! - алира окатила парнишку самым уничижительным взглядом, какой только возможен, когда наглец висит на ветке вниз головой.
   - Ух ты! - восхитился наглец. - Класс! Погоди, щас запишу!
   Он на пару мгновений скрылся в листве, среди которой Измира заметила какие-то доски, а после уселся на ветку верхом, и вправду притащив толстый блокнот. Следом за ним из зарослей одним изящным прыжком вылетел роскошный рыжий кот, примостившийся рядом с пацаном, свесив не менее роскошный хвост.
   - Не желаешь спуститься? - предельно ласково уточнила девушка, но, похоже, немного перестаралась. Ей даже кот не поверил.
   - Неа, - усмехнулся мальчишка, что-то вновь черканув в блокноте, - я еще жить хочу!
   - И наверняка хорошо жить? - иронично вскинула бровь алира.
   - Ух ты какой взгляд! Ни один день поди тренировать пришлось?
   - А то! - вздохнула Измира, припомнив тяжкие тренировки перед зеркалом. - Но это не дает тебе право хамить светоносным! Простолюдины должны знать свое место!
   - Слушай, - нетерпеливо перебил ее маленький поганец, - с концепцией выступления я уже все понял. А говорить-то что? Какие у нас аргументы? В чем наше преимущество? Превосходство светлых над темными?
   - Что, значит, в чем? - опешила девушка. - Преимущество светлых неоспоримо! А те, кому нужны какие-то доказательства и аргументы, просто дремучие идиоты. К тому же, слепцы, не способные увидеть свет истины. И вообще, светлый всегда прав.
   - А если светлый не прав?
   - А если светлый не прав, смотри пункт первый.
   - Помедленнее, я записываю!
   - Зачем? - Измира окончательно перестала что-либо понимать.
   - Чтобы утереть нос всем... как там... - пацан торопливо заглянул в блокнотик, - ага вот. Выкидышам самой черной бездны! - торжествующе закончил он.
   - Утирать-то зачем?
   - А как иначе я исторический диспут выиграю? Говорю же, мне нужно доказать всем этим дремучим идиотам, что светлые лучше темных.
   - И в чем проблема? Берешь девять заповедей истинных приверженцев света, зачитываешь. Те, кто к концу пятого часа не уснут, сразу же твой выигрыш признают, лишь бы ты поскорей заткнулся.
   - Супер! - обрадовался мальчишка и тут же скис. - Только кто ж мне их из библиотеки отдаст. А переписывать все замучаешься.
   Котяра неуловимой рыжей тенью перемахнул мальчику на плечи и что-то сочувственно зафыркал ему на ухо.
   - Ну почему, - усмехнулась принцесса, - при должном опыте и сноровке не так и долго. Да я их не то что переписать, по памяти все прочитать могу.
   - Да быть того не может! - пацан от изумления даже с ветки навернулся, правда, успел извернуться и приземлиться на ноги.
   Измира даже испугаться не успела. В отличие от кота.
   И хотя рыжий красавец приземлился не менее удачно, возмущению его не было предела.
   - Ах ты, скотина двуногая! - прошипел кот, грозно распушив шерсть, по которой то и дело пробегали алые искры. - Ты же меня едва не зашиб!
   - Да зашибешь тебя, как же, зараза трескучая! - мальчишка, выставив перед собой руки и злополучный блокнот, осторожно пятился от наступающего кота. - А ты чего лыбишься? - гневно зыркнул он на Измиру. - Сам эту тварь призвал, сам ее и успокаивай! Тоже мне брат называется! Ай!
   - Брат? - девушка не успела даже толком удивиться, как события понеслись быстрее, чем рыжая бестия, гоняющая пацана по пустырю.
   Заходя на очередной круг, мальчишка с криком: "Братец, спасай!" - нырнул Измире за спину. Котяра на полном ходу метнулся за ним, врезался Измире в грудь и тут же исчез в огненной вспышке. Перепуганная девушка вскинула руку, пытаясь защитить глаза, мимоходом подивилась, откуда у нее такие грубые пальцы с обломанными ногтями, и провалилась в полную темноту.
   ГЛАВА 5. Современный Даркан и отголоски темных веков истории
   Пока Алекс добирался до пустыря, злость на несносного мальчишку слегка выветрилась, чего не скажешь о провонявшей дымом одежде, волосах и пострадавших от все того же дыма легких. И этих факторов, пусть и настраивающих на нужный воспитательный лад, было явно недостаточно. И оттого парень старательно себя накручивал, культивируя окончательно разленившуюся злость. И к убежищу поганца Повелитель элементалей подходил, раздувшись от гнева, сжимая-разжимая кулаки и прикидывая, хватит ли подзатыльника или стоит сорвать вот тот колючий репейник и основательно заняться кое-чьей задницей.
   Даже руку протянул, укололся, взмахнул ладонью, разбрызгивая капельки крови и едва не смахнул с плеча возмущенно присвистнувшего Ветерка. Переступил с ноги на ногу, пытаясь удержать непонятно с чего потерянное равновесие, но не смог. Провалился. На абсолютно ровной поверхности. Куда-то глубоко-глубоко. В темноту. И, похоже, отключился на какое-то время.
   Когда очнулся, вокруг была все та же темнота. Проморгаться не вышло. Только странную волну поднял, словно не ресницы у него, а два мощных веера. И легкость какая-то во всем теле. Правда, на грудь что-то давит и сильно, дышать тяжело. И этот не дым. В легких вроде бы чисто. Просто мешает что-то при каждом вздохе. И палец, поцарапанный репейником, уж очень сильно ноет, будто и не царапина там, а Всполох со всей дури когти свои всадил.
   Алекс поднял руку, намереваясь смахнуть тяжесть, но в этот момент перед глазами наконец прояснилось. Заклинатель спешно вскочил с дивана, покачнувшись от неожиданности. Тело хоть и слушалось, но как-то странно. Стоп! Диван? Откуда диван на пустыре?
   А пустырь где?!
   Вокруг большая светлая комната, чем-то похожая на старинный кабинет в каком-нибудь историческом музее. Диван с пледом, шкафы с фолиантами в роскошных украшенных камнями обложках, куча хитрых штуковин (наверняка артефакты) и самое главное - огромные магические шары над невысокой мраморной площадкой, укутанные в ярко-алую сеть.
   Алекс в восхищении присвистнул - от такого кабинета-лаборатории Повелитель элементалей бы точно не отказался, тем более, что пахнет здесь самой настоящей магией.
   Удержаться и не коснуться магических шаров было выше его сил. А что пальцы тонкие, еще и лаком крашенные, так чего не бывает в галлюцинациях. Огненные вспышки перед мордой, к примеру.
   Темнота перед глазами рассеялась не сразу, но привычная перебранка Сандера и Всполоха позволила немного успокоиться и прийти в себя. А также сообразить, что вспышка перед мордой... тьфу ты, лицом, это шуточки Всполоха. Так, стоп! А ведь раньше элементаль себе подобного не позволял. Нет, огненный, конечно, творил всякие глупости, науськанный Саном, но особого вреда (тем более, здоровью любимого заклинателя) не причинял. Правда, и сейчас особого вреда не было, так, легкий испуг от неожиданности. Только вот сообщать об этом Алекс не собирался. А потому...
   Удирающий (во всех плоскостях) от Сандера элементаль был выловлен за шкирку, вздернут пред светлые... хм, темные очи Повелителя, но ничуть не впечатлился. Зашипел, забил лапами в воздухе, покалывая искрами держащую его руку. Пришлось встряхнуть как следует.
   - Ты чего творишь?! - грозно сдвинул брови Алекс.
   - Я?! - возмутился кот. - А кто меня сначала тварью блохастой обозвал, а потом щитом света едва не пришиб?
   - А кто? - повторил парень, искренне не понимая, о чем толкует этот хитрец.
   Наверняка решил применить любимую тактику мелкого - "а чо сразу я?!"
   - Алекс, да ты чего? - вмешался Сандер, забирая элементаля, который тут же пушистой грелкой ввинтился его под рубашку, громко и старательно мурлыча. - Ты ж его действительно чем-то приложил.
   - Чем? - недоуменно нахмурился Вейр.
   - А я знаю? - фыркнул мальчишка. - Ты руку вскинул, словно собираясь поймать Всполоха. А из нее как светом шарахнет.
   - Каким светом?
   - Каким-каким... - передразнил мелкий. - Ярким! Аж глаза слепит.
   - Да щит это был, - пискнул из засады Всполох. - Световой.
   - Ты-то откуда знаешь? - обиженно буркнул заклинатель.
   - Память предков! - самодовольно раздулся огненный, оттянув рубашку огромным пузырем.
   - Да не выдумывай! - отмахнулся Алекс.
   Особой памятью элементали не обладали (скорее, злопамятностью), да и предков как таковых у них не было. Это же просто порождения стихии. Правда, еще в академии рассказывали что-то об объединенной памяти стихии. И, дескать, любой элементаль имеет к ней доступ и знает-помнит то, что знал-видел другой элементаль его стихии. Но это же не больше, чем просто гипотезы. Причем, недоказуемые.
   Или не такие уж гипотезы?
   Но даже если Всполох и знает, как называется эта чертова вспышка, то...
   - Откуда у меня старинная магия? - последнюю мысль Алекс произнес вслух. - Тем более светлая?
   - Да кто же тебя знает? - усмехнулся Сандер, беспечно пожав плечами. - Может, у тебя провалы в памяти?
   - Чего?
   - Того! Ну как скажи, кто я?
   - Сандер, не беси меня!
   - Ух ты, даже имя помнишь! А чего тогда вытаращился, как на идиота, когда я тебя братом назвал?
   - Вытаращился? - вытаращился на него Алекс. - Когда это я так делал?
   - Да вот только что! - расхохотался маленький поганец. - Ну и, пять минут назад, когда про девять заповедей истинных приверженцев света трещал. Что, дескать, все тома наизусть знаешь. И про "выкидышей самой черной бездны" отлично придумал. Во главу концепции поставлю.
   - Какие еще заповеди? - заклинатель схватился за отчаянно трещавшую голову. - Что за бедна?
   - Заповеди пресветлые, - послушно, но совершенно непонятно объяснил братишка, - бездна пречерная. Сам ведь недавно про это рассказывал. Или... - тут Сандер хитро усмехнулся, - ты специально потерю памяти отыгрываешь, чтобы заповеди наизусть не рассказывать.
   - Какие заповеди?
   - Алекс, это даже не смешно! - обиженно надулся мальчишка. - Никто тебя за язык не тянул, когда ты тут целый митинг в защиту светлых организовал.
   - И когда я этот митинг организовал? - Алекс нахмурился, он окончательно перестал что-либо понимать.
   - Братишка, ты случаем не заболел? - мелкий, изображая заботливую мамочку, приложил прохладную ладонь на разгоряченный лоб брата. - Реально, что ли, не помнишь, как на пустырь заявился и давай про светлых вещать.
   - Ну заявиться я, положим, заявился... - пробормотал заклинатель. - Только вот сказать ничего не успел, как Всполох стал возмущаться, что я его тварью блохастой назвал. Тогда как я...
   - Назвал - возмущенно зашипел крутящийся рядом элементаль. - Очень даже назвал.
   - Точно, - подтвердил Сан. - И мне с диспутом помог.
   - Каким еще диспутом?
   - Алекс!!
   - Ах да, в школе. Исторический, - обрадовался Алекс, хоть что-то припомнив. - Выходит, - пробормотал он, - я пришел, прочел наизусть десять музейных заповедей, обругал всех выкидышами черной бездны, а Всполоха блохастым, помог с диспутом и напрочь об этом забыл. Какая я, однако, многосторонняя личность.
   - А то! - братишка, подлизываясь, взял его по руку. - Ты же придешь в школу, чтобы мне с заповедями помочь? Если я вдруг чего забуду. Там можно помощь зала использовать. Просто обычно светлым никто помогать не хочет.
   - И правильно делает!
   Чтобы окончательно не сойти с ума от происходящего, Алекс постарался выкинуть из головы все странности. Поначалу он решил, что это шуточки мелкого поганца. Но долго играть Сандер бы не смог - хихикнул не по делу или еще как прокололся. Но переживал мальчишка совершенно искренне. А главное, тот зал с шарами... Там было все настолько по-настоящему, что страшно становится. Мальчишке провернуть такое не под силу. Тем более что и у него были видения. И даже у Всполоха. Интересно, кто владеет настолько сильной магией иллюзий? Особенно, если учесть, что вот уже две тысячи лет в Даркане нет вообще никакой магии.
   Но если думать об этом сейчас, тогда и свихнуться недолго. Лучше потом, на свежую голову. И сытый желудок. Хм...
   - А не скажет ли мне ваше пресветлое сиятельство, что мы сегодня есть будем? - язвительно протянул парень, задумчиво потерев щеку и мельком подумав, что побриться бы не помешало.
   - Ха! - горделиво приосанился мальчишка. - Я там такую кашу с мясом забабахал. Ой! - стушевался он, глядя на скептическую ухмылку старшего брата. - А ты чего такой прожаренный?..
   - Вот и мне бы очень хотелось это узнать! Эй, а куда это ты собрался? - насмешливо крикнул он в спину уменьшившемуся до мелкого котенка Всполоху, спешащему укрыться в ближайших кустах. - Не расскажешь нам, сволочь огненная, где нам теперь жить?!
   - Ой! - вот теперь Сандер не на шутку испугался. - Я же там кучу продуктов притащил... Они тоже сгорели?
   На мелкого жалко было смотреть, но воспитательные (и мстительные) меры еще никто не отменял.
   - Ну почему, - улыбнулся Алекс, - ящик с кошачьим кормом очень даже неплохо сохранился. И яблоки хорошо пропеклись.
   - Ууууу! - отозвались мелкий и кусты одновременно.
   И лишь Ветерок на плече весело посвистывал, но заклинателя не сдавал.
   - А что это вам не нравится? - фыркнул Вейр старший. - Разве не для того вы этот ящик так старательно выигрывали? Эх, придется нам все же весь год кошачьим кормом питаться, - печально закончил он.
   - Ыыыы! - приуныл парнишка, но тут же просиял. - Мы же в тотализаторе неплохой куш подняли!
   - Отлично, на ремонт и потратим!
   - Но так нечестно, - обиделся Сандер, - это же я выиграл!
   - Так и пожар тоже ты устроил.
   - Ладно, - виновато вздохнул мелкий. - Признаю, поторопился и не проконтролировал Всполоха. Но он же никогда ничего такого не творил.
   - А он и не творил, - покачал головой Алекс. - Какой бы умный элементаль не был, это все же элементаль. И ответственность всегда на заклинателе.
   - Так заклинатель же у нас ты! - попытался перевести стрелки маленький нахал.
   - Предлагаешь, ограничить тебе доступ к управлению элементалями?
   - Нет, - торопливо воскликнул мальчишка, поднимая руки вверх и признавая свое поражение. - Сдаюсь. Такое больше не повторится. Буду внимательнее.
   Алекс кивнул, принимая извинения. Уж что-то, а слова на ветер Сандер никогда не бросал. Если обещал исправиться, значит, ...
   - Вот как диспут выиграю, сразу исправлюсь! - закончил хитрец. - Погоди... - вдруг призадумался он, - так ты в воспитательных целях мне больше помогать с выступлением не хочешь?
   - Да не знаю я никаких заповедей! Ни светлых, ни темных! - теперь оправдываться пришлось старшему брату. - А ну живо домой. И если к моему приходу все уберешь, так и быть куплю тебе новые фрукты.
   - И виноград?
   - И виноград.
   - А Ветра в помощь дашь? - Сандер уже вернул свое обычное расположение духа. Веселое и самоуверенное.
   - Забирай, - улыбнулся ему брат. - Только там скорее водник нужен. Ветром многое не отмоешь.
   - Ага. Я вывозу.
   - Я тебе вызову! - пригрозил Алекс и, вызвав на ладони, маленький фонтанчик, перекинул его брату. - Смотри не утопи нас!
   Удовлетворенно глянув в спину Сану и выловив из кустов Всполоха, Алекс с чистой совестью отправился пить пиво. Нужно же как-то нервы успокоить. К тому же огненный отлично умеет рыбку коптить.
  
   Прошла уже неделя, а Сандер продолжал злиться из-за якобы незаслуженной обиды. Алекс не раз ему объяснял, что изначально в поджоге виноват именно Сан, а он, Алекс, всего лишь немного преувеличил масштаб бедствия и, возможно, слегка перегнул палку с воспитательными мероприятиями. Возможно! И немного! И даже новые фрукты, между прочим, купил. А мелкий паразит как заладил - подай ему пресветлые заповеди, так и дуется с тех пор.
   Заклинатель так и не выяснил, кто или что поселилось в его голове, когда он дурацкие магические шары рассматривал. Но это нечто серьезно подгадило Алексу. Сандер, вдохновленный непонятно кем, всерьез решил выиграть диспут. И сам все библиотеки излазил. И брата сподвиг на этот подвиг. Тот даже разрешение в закрытый зал библиотеки раздобыл через одного из клиентов. И в музее побывал. И хотя там, в отличие об библиотеки, были все десять томов, прочитать их не представлялось возможным. Только те страницы, что были раскрыты под толстенным защитным стеклом.
   Переписал Алекс за эти дни едва ли не больше информации, чем за все годы учебы в академии. А перечитал еще больше. И клятвенно пообещал себе, что обязательно открутит этому нечто голову, чтобы впредь не устраивал ему подобных развлечений. Была, правда, всего одна проблемка - голова-то у них одна на двоих...
   Но были в этом информационном забеге и свои плюсы - Алекс раскопал в библиотеке кое-что весьма интересное. Вернее, мемуары какого-то старпера, ностальгирующего по пресветлым временам, раскопал как раз-таки Сандер, а вот нужные сведения в них нашел именно Алекс. На правду они были мало похожи, но для эффектного хода в диспуте вполне годились.
   - Алекс. Ну Алекс, ты меня слушаешь? - братец настойчиво подергал его за рукав. - Ты обещал вступление послушать?
   - Ну раз обещал, давай, - тяжко вздохнул заклинатель, устраиваясь поудобнее на диване и подгребая себе под бок возмущенно мявкнувшего Всполоха.
   Гладить элементаля было приятно - шерстку он отращивал не менее шелковистую, чем у обычных котов, тепленькая, с ласковыми колючими искорками.
   - Когда-то очень давно в Даркане жили маги темные и светлые. Светлые были свято уверены, что они круче и благороднее всех. А значит надо остальных перетянуть на свою сторону, сделать либо светлыми, либо рабами. Темные не согласились. Была страшная опустошительная война. Победила дружба народов - решили отменить любое деление на светлых и темных, и чтобы снова розни не было - убрать из обихода все упоминания про светлых-темных и детей такому не учить. А зачинщиков, которые выжили и не согласились жить в мире, сослали в маленький мир-спутник, создав для этого магический карман. Вход же намертво запечатали, да позабыли, где он вообще находится. И существует ли вообще. Но истинный свет невозможно спрятать ни за какими заборами! Позвольте вам представить настоящих светоносных, которые покинули свою тюрьму, чтобы доказать неверующим их истинное предназначение - превозносить свет и служить светлым!
  
   - Когда-то очень давно Даркан вступил в новую эру, - выпятил тощую грудь Солан, заканчивая свою вступительную речь и победоносно поглядывая на Сандера, несмотря на то, что выступление самого Сана зрителями было принято весьма благосклонно. - И темные стали частыми и желанными гостями в домах светлых. Не в качестве коварных демонов, соблазняющих всех разумных и забирающих их души, а как любящие и нежные друзья и будущие супруги. А их потомки стали полноправными гражданами Даркана, что бы там ни говорили пресветлые снобы.
   Сандер фыркнул - говорил его заклятый друг хорошо, разве что с пафосом слегка перегнул, но любому зрителю было ясно, что речь эту писал не он. И что эта самая речь уж больно смахивает на все прочие выступления в прошлых исторических диспутах.
   На этот раз зал был забит под завязку - еще бы сам директорский сынок выступает. А с учетом того, что его умственный уровень, едва дотягивающий до средних размеров кактуса, был известен всей школе, всем было любопытно, кто выиграет - ум и хитрость или власть и деньги. И все же у Сандера был шанс победить. У него отличная идея и хорошо проработанная стратегия. И неважно, что почти десять дней пришлось из себя капризную девицу, давя братцу на такой почти что атрофированный орган, как совесть.
   Алекс так смешно обижался и дул губы, что удержаться и не продолжить свой спектакль Сандер не мог. Особенно, если это спектакль столь полезен.
   Вступительное слово, судя по восторженному гулу зрителей, осталось за Саном. Как и дебаты. Своевременно отрепетированные фразочки про выкидышей самой черной бездны, место простолюдинов и неоспоримое преимущество светлый Сандер ловко перемежал аргументами не в пользу темных, к примеру, такими, как исчезнувшая магия и переставшие работать порталы.
   - И вообще, светлый всегда прав, - закончил он этот этап диспута.
   - А если светлый не прав? - послушно спросил Солан, позабыв, что этот приемчик Сандер использовал уже раза три, к всеобщему веселью зала.
   - А если светлый не прав, - выкрикнул кто-то из зрителей, - смотри пункт первый.
   Директорский сынок, подрастерявший почти всю свою спесь, растерянно оглянулся на отца, знаками подсказавшему сыну обратиться наконец к подготовленным заранее записям. Что тот и сделал. Полистав блокнот, парень воссиял и, задрав нос, заявил:
   - Я смотрю, все уже согласны с тем, что преимущество светлых неоспоримо. Уверен, всем будет любопытно услышать в чем же эта неоспоримость. Не расскажешь нам, - тут он сделал много значительную паузу, - к примеру, седьмой том истинных приверженцев света? Двадцать седьмой пункт.
   На этот раз пришлось Сандеру растерянно оглядываться на брата. Ведь именно седьмого тома не было ни в музее, ни в библиотеке. Сан без проблем ляпнул бы любою пресветлую галиматью, если бы не подозревал, что у Солана есть если не сам седьмой том, то как минимум, двадцать седьмой пункт. А ведь "пресветлые никогда не врут", как буквально полчаса назад заявил Сандер. Пока мальчик раздумывал, как же ему выкрутиться, за спиной раздался льдисто-спокойный голос брата.
   - Двадцать седьмой? Извольте.
   Когда через двадцать минут, Алекс добрался лишь до восьмого подпункта, попутно отвечая на каверзные вопросы тоже подключившегося к диспуту директора, зал недовольно забурчал, что дескать и так ясно, что светлая команда победила. И про бы уже заканчивать выносить им мозг.
   - Кому неинтересно, могут выйти, - отмахнулся заклинатель. - А вот молодому человеку, - он широко улыбнулся кисло сморщившемуся Солану, - очень даже любопытно. Итак, продолжим.
   - Да отвяжись ты, - огрызнулся тот. - Сдаюсь.
   - И правда, Алекс, заканчивай, - подмигнул брату Сан.
   - Алекс? - изумленно вскинул брови заклинатель, озираясь по сторонам, словно бы впервые все это увидел.
  
  
   ГЛАВА 6. Легко ли получить второй шанс...
   Очнулась Измира во все том же зале с магическими шарами. Голова болела так, что хотелось ее оторвать и пристроить в композицию. А что? Где два шара, там и третьему место найдется. Хоть и пустому!
   Это ж надо было додуматься, в чужие заклинания лезть.
   Но ведь любопытно же...
   Теперь вот расплата.
   Сжав виски руками, девушка попыталась встать. Но тут же без сил рухнула обратно - магию тоже будто дракон слизал.
   На остатках гордости и упрямства алира предприняла еще пару попыток убраться отсюда подальше. Но даже поближе не смогла. В итоге, плюнула на это дело - не убьет же ее отец, в конце концов? - и свернулась в уютный комочек, накрывшись пледом.
   Правда, особого облегчения сон не принес. Наоборот, Измира стала путаться в произошедших с ней событиях - сон ли это был или явь? А если сон, то в первый раз ей это привиделось или во второй?
   Вроде бы в первый. Или во второй?
   Измира старательно нахмурила лоб, но яснее от этого не стало. Одно она помнила четко - наглый пацан, отчего-то обозвавший ее братом и неуважительно отзывавшийся обо всех светлых, ее безумно разозлил. Как и рыжий наглый кот, бросившийся ей в лицо. Девушка даже щеки ощупала и руки перед носом повертела - ни царапин, ни ссадин. Ах да, она же успела щитом прикрыться.
   Тьфу, это же во сне было. Откуда бы взяться царапинам?
   Или не во сне?
   Ведь она так явственно ощущала и вкус пепла на языке, и ветерок, несущий терпкий запах полыни, и сосущее чувство голода.
   Вот тоже странно - когда это она успела проголодаться, если Элиза после конкурса ей целую корзину фруктов и сдобных булочек притащила. Измира, пока в библиотеку собиралась, вдоволь налопалась. И остатки с собой прихватила.
   Кстати, от сочной хрустящей булочки алира бы сейчас не отказалась. Или хотя бы яблочка.
   Желудок солидарно заурчал.
   Выходит, голод ей точно не приснился.
   А если голод не приснился, то и пацан настоящий? Вместе с котом.
   Да нет, быть не может!
   Все на самом деле просто. Она залезла куда не просят. Заклинание вытянуло из нее все силы. А длительный сон вместо того, чтобы дать долгожданный отдых, только окончательно спутал мысли.
   Может, стоит сдаться и позвать на помощь?
   Нет, ни за что! Ведь тогда вскроются все ее похождения.
   Сиятельный, конечно, раньше не бил непослушную дочь. Но все когда-нибудь случается впервые.
   Или попросить второй шанс?
   Измира негромко фыркнула, припомнив, сколько раз обращалась к отцу с такой просьбой. Тут уже не второй, двести сорок второй шанс набирается.
   Хоть и с трудом, но встать девушке удалось. Голова по-прежнему болела, пусть и не так сильно. Руки и ноги тряслись. Мысли путались. Но если медленно, вдоль стеночки, шаг за шагом.
   Уж чего-чего, а упрямства единственной дочери Сиятельного было не занимать. А вот времени явно не хватало. Неизвестно, сколько она здесь проспала. Плюс видения, вызванные шарами (все же есть вероятность, что сон и видения не связаны). Хождения по коридорам. Да и библиотеке она какое-то время провела. Если все сложить... Сейчас уже поздний вечер. И в столовой скоро ужин.
   Эта мысль неожиданно придала сил.
   Пробираясь вдоль стен и нещадно царапая и так израненные и перевязанные лентой ладони (вторую она, похоже, во время видений рассадила), Измира добралась до своей норки. Жадно вцепилась в кувшин с водой, еле заставив себя остановиться и оставить хотя бы немного воды для умывания. Кое-как оттерев лицо, Измира натянула платье и словно бы по наитию прихваченные с собой перчатки и занялась прической. На укладку времени не было, да и пальцы слушались не лучшим образом, отдавая болью при попытках сжать их в кулак. Не стоило, ох, не стоило хвататься за эту когтистую сеть!
   Эти нехитрые действия сожрали остатки сил, и в основную часть библиотеки девушка выбиралась на чистом упрямстве. С лесенки, ведущей с балкона вниз, едва не навернулась. Перед глазами то плавали круги, будто от брошенного в воду камня, то основательно темнело. Грудь девушки тяжело вздымалась - отчаянно не хватало воздуха.
   Когда на ее пути показалось огромное витражное окно, Измира поначалу страшно обрадовалась, рванула на себя ручку, пытаясь его распахнуть, и застонала от безысходности. Окно, как и все прочие на этом этаже, были основательно защищены магией. Да и разбить их подхваченной с пола деревянной резной этажеркой не получалось, хотя алира очень старалась.
   - Помогите! - жалобно воскликнула она, обреченно ударив по стеклу кулачком.
   Слезы текли по щекам, смешиваясь с капельками крови из разбитых ладоней.
   - Помогите! - девушке казалось, что она кричит во весь голос, но из пересохшего горла раздавался разве что шепот. - Помогите! Ну хоть кто-нибудь!
   И словно бы услышав ее, в окно ударили с той стороны. Раз, другой, третий. И толстое магически укрепленное стекло осыпалось мелкой острой крошкой.
   Но не успела девушка обрадоваться, как из беспросветной уличной мглы вынырнула огромная темная змея, раззявила мощную пасть, оснащенную больше похожими на когти зубами, и сцапала не успевшую пискнуть алиру, к счастью для нее, в этот момент благополучно потерявшую сознание.
  
   Первыми вернулись звуки, но они настолько перепугали девушку, что открыть глаза она решилась не сразу. А открыв, тут же испуганно зажмурилась.
   Ниоткуда она не выбралась. Вокруг все тот же подвал - тесный и чем-то приторно пахнущий. Еще и трясущийся, будто началось землетрясение, о которых Измира только читала. Ничего подобного раньше в Алэрте не случалось. Как и громкого яростного рычания, злобного шипения и диких криков, сливающийся в один сплошной жуткий гул.
   Запах гари.
   И темнота...
   Измира вновь открыла глаза, но темнота не исчезла, сделавшись только плотнее.
   Раньше, в подвале, даже самом темном она хоть что-то различала. А сейчас...
   Неужели пропало зрение?
   Нет, быть того не может.
   Несмотря на боль во всем теле - от многочисленных царапин, словно бы ее огромные кошки драли - алира чувствовала себя лучше, чем там, внизу. Слабость немного отступила, и магический резерв слегка пополнился.
   Но вот зрение...
   И слух...
  
   Сделав глубокий вдох, Измира попыталась взять себя в руки. Алира она, или хвост драконий.
   Так, стоп! Хвост драконий?
   Девушка, осмелев, протянула руки и коснулась теплой шершавой стены.
   Ну, хвост, не хвост. А вот бок очень даже. И крыло.
   Уф!
   Бывать под крылом дракона Измире уже приходилось. И если бы не магические шары, выпившие все ее силы, она бы давно сообразила, что к чему.
   Но с кем же он воюет? На кого рычит и огнем дышит?
   Измира решительно тряхнула головой и тут же об этом пожалела. Сжала руками намеревающуюся разорваться голову и неожиданно различила в мрачном гуле отдельные фразы:
   - В хвост, в хост ему заходи!
   - Справа бери!
   - Рехнулся? Сам под этот хвост суйся! Ишь, как бьет!
   - Да вытащите уже оттуда мою дочь!!
   - Смотритель, где этот чертов Смотритель?!
   - Эх, давно надо было мелкого повязать. Глядишь, наездник сейчас бы с ним сладил.
   - Свиррррррр! Свиррррр!
   - Да усыпите вы уже эту тварь! А лучше уничтожьте! Чуть девочку мою не изодрал!
   - Нет! - Измира только сейчас поняла, что происходит. Вскочила, с трудом вынырнул из-под крыла. - Не смейте трогать Свиррка. Он меня спас!
   - Спас? - возмущенно фыркнул Пра-Кси-Он, старательно скрывая вздох облегчения. - Ты себя-то видела? Живого места нет. Вся исцарапана!
   - Ну не Свиррк же такие прочные стекла в библиотеке сделал! - пылая праведным гневом, заявила Измира.
   - Стекла-то тут при чем? - Третий Советник был зол не меньше, а, похоже, дальше больше Сиятельного. - Всю библиотеку разворотили!
   - Всего лишь одно окно, - перебил отца Шер. - Зато вдребезги, - подмигнул он Измире.
   - А может, мне свежим воздушком подышать захотелось? - алира приосанилась, еле слышно зашипев от боли.
   - Надышалась?! - грозно сдвинул брови уже ее отец.
   - Не успела. Вы набежали!
   - А если серьезно? - Сиятельный, вернувший дочь живой и почти невредимой, успокоился и принялся раздавать команды. Одним взглядом разогнал всех посторонних, приструнил Шера, приободрил дедульку Смотрителя. Правда, сунуться к Свиррку тот так и не рискнул.
   - Я... - Измира растерянно огляделась (лишних ушей все же много) и спешно принялась выдумывать легенду (благо опыт был, и немалый). - Я занималась в библиотеке. Как любая уважающая себя светлая леди, перечитывала десять заповедей. Но поняла, что этого явно недостаточно, и решила их переписать, чтобы к знаниям могло приобщиться как можно больше народа.
   Пра-Кси-Он понимающе улыбнулся - не стоит всем о наказаниях знать, семья Сиятельного должна быть выше любых подозрений.
   - Писала-писала, писала-писала... - алира показала кулак открывшему было рот Кли-Шеру. - Заработалась совсем, даже ужин пропустила, - девушка печально вздохнула, а бессовестный желудок едва не выдал ее голодным бурчанием. - И тут голова как закружится. Хотела водички попить, но случайно разбила кувшин. Вышла в зал... Там совсем худо стало. Попыталась окно открыть, но не смогла. Стала на помощь звать. Только Свиррк и услышал!
   Девушка всхлипнула (возможно, излишне театрально) и, оттерев плечом Смотрителя драконов, погладила Свиррка по доверчиво пристроенной на ее плече голове.
   - Услышал, - гневно поджал губы Третий Советник, - должен был помощь вызвать.
   - Интересно, как? - фыркнула девушка. - Он же дракон, а не один из ваших шпионов!
   - Наездника бы позвал! - просто так сдаваться светоносный Кли-Вейт не привык.
   - Так ведь нет у него еще наездника, - решил хоть немного реабилитироваться и показать свою значимость Тир-Ани. - Мал он еще для этого.
   - И что? - Сиятельный лишь слегка приподнял бровь, а все тут же выстроились по стойке смирно. - Теперь ему можно творить, что вздумается? Найти наездника. И срочно!
   - Так ведь с такими мелкими мало кто сможет... - начал Смотритель, но Измира радостно его перебила:
   - У меня есть отличный кандидат на эту роль!
   - Что ж, давай взглянем на твоего кандидата, - кивнул отец.
   А Измира облегченно выдохнула.
   Ради такого стоило и потерпеть немного (ладно, очень даже много!) боли - и Свиррк спасен, и обещание свое алира выполнила. А дальше все от Дюрака зависит.
  
   Дюран уже который час прятался в собственной комнате, едва ли под кровать не залезая, как изволила насмешничать Алисска. Нет, разумеется, ни под какую кровать Дюран не залезал, а вот темные (и изрядно пыльные) шторы старательно задернул. И в раздражении плюхнулся в любимое глубокое кресло, найденное когда-то давно на свалке и собственноручно перетянутое новой плотной темно-синей тканью. Лиска, лишившаяся обновки, тогда целый месяц на брата злилась - как же, ей на шелковое платье деньги копили, а в итоге досталась только подушечка из остатков ткани. Потом, правда, отошла, нашила на подушку ярко-алые цветы и страшно ругалась, когда Дюран или его друзья пытались пристроить на ней свою пятую точку.
   Сейчас же несносная девчонка самолично эту подушечку братцу вручила (под головой, а то ишь выдумал!) и коньячок налила в хрустальную рюмочку, одну из двух оставшихся и тщательно оберегаемых от "неправильных" гостей. Подаренные вместе с коньяком конфеты, правда, почти все в одиночку стрескала и язвить не забывала. А так, вполне себе усердно подлизывалась. Надеялась, что "многоуважаемый Дюр-Ран" поближе познакомит ее с разлюбезным Шером. Сама-то она уже перед ним повертелась, усиленно строя глазки, и даже удостоилась восторженного шлепка по попе. А потом людские потоки разнесли их в разные стороны. Дюран едва успел обсудить с Кли-Шером возможное совместное выступление и осознать, что не такое уж оно возможное, а очень даже вероятное. В подробности они не вдавались, да и не до того было.
   Шер вместе с остальными победителями первого тура отправился на званый обед. Звали (отчетливо скрипя зубами) и Дюр-Рана, но парню на сегодня уже хватило впечатлений. И лишний час (или сколько они там обедают) терпеть и соблюдать правила практически не знакомого ему этикета он не хотел. Только вот сбежать и "укрыться, будто заяц в норке", ему тоже не удалось. Поток восторженных зрителей нес парня и его сестру едва ли не на руках, беспрерывно что-то спрашивая, восклицая, похлопывая "героя" по плечу. Через полчаса плечо уже нещадно болело, голова трещала, а кулаки самовольно сжимались в ответ на очередную просьбу поспособствовать на следующих отборочных турах. Оторваться удалось с большим трудом и то благодаря каким-то весьма оборванным мальчишкам, заявившим, что они от Измирки, и протащившим брата и сестру какими-то немыслимыми тропами.
   Но и это Дюрана не спасло. Толпа, потеряв парня из виду, проявила чудеса сообразительности и уселась в засаде у их с Алисской дома. Стоял он на отшибе, неподалеку от глубокого карьера, давно заполненного водой и окруженного небольшой рощицей. Старый покосившийся забор никого остановить не мог, и гости разве что на деревьях не сидели. Хотя некоторые очень даже сидели, оседлав нижние ветки. Те, кто посолидней заняли лавку под яблоней, разложив на маленьком столике разномастные подарки, отказаться от которых Дюран не смог. И вовсе не "в силу природной жадности", как заявила завидущая сестрица, а потому, что иначе его в дом не пропускали, а пропустив, не уходили. Хотя бывший наездник и снаружи, и изнутри дома пообещал им свою наиактивнейшую помощь в будущих отборочных турах.
   Выносить дверь и простукивать окна тут же прекратили. Эти просители.
   Но, к огромному сожалению Дюрана, на их место тут же приходили новые.
   Первые, желая избавиться от конкурентов, авторитетно заявили, что дескать нет никого дома. И, самодовольно задрав нос, удалились. А вот новые (и еще новые, и снова новые) остались сидеть во дворе, ожидая "возвращения светоносного героя".
   Оттого-то и прятался Дюран в глубинах любимого кресла, мрачно попивая коньяк и закусывая отвоеванными у Лиски конфетами.
   Спасение пришло, откуда не ждали.
   - Это что это здесь происходит?! - громыхнул во дворе властный мужской голос. - Что за сборище? Кто разрешил? Против Сиятельного злоумышляете?!
   Толпа возмущенно-испуганно зароптала - что, дескать, не против Сиятельного, а очень даже за. Мол, все они тут, господин стражник, женихи потенциальные.
   - И вот тот, с сиськами? - язвительно уточнил стражник.
   - А чего? - хохотнул в ответ грубоватый, но явно женский голос. - В правилах про сиськи ни слова нет! А что не запрещено, то разрешено!
   - Ну-ну. И ты, стало быть, жених?
   - А як же! И чем это я плох? - беззубо прошамкал "потенциальный жених". - Или в нашем мире опыт и мудрость ничего не значат.
   - А этот, видать, символ молодости и силы? - усмехнулся стражник. - Только сомневаюсь, что наша алира согласится ему пеленки менять.
   - А ну прекратили зубоскалить! - приказал еще более властный голос.
   Стражник был явно не один.
   - А ну все вон отсюда! - пророкотал он под гул торопливо удаляющихся шагов. - И этого... хм, Дюр-Рана мне живо вытащили. Сиятельный ждать не любит.
   Дюран понял, что ему кранты, вздохнул, залпом допил коньяк и, закашлявшись, бросился к дверям. Был шанс, что Алисску тогда не тронут, да и выбитую дверь им восстанавливать не на что.
   Но, вопреки всем опасениям, обращались в ним вежливо, поклонились даже (весьма нехотя, надо признать) и "любезно" пригласили на один из семи островов Совета. Было бы любопытно попасть на центральный, где, собственно, и заседал Совет Уровней, и вел один из порталов. Еще один портал располагался на втором по важности острове, около зала заседаний, где бывший наездник так бездарно вляпался во всю эту историю. Этот остров, в отличие от первого, был открыт для посещений, как и библиотечный. Не постоянно, конечно, и не без тщательной проверки. Но если желаешь книгу, к примеру, почитать или приобщиться к древней мудрости светлых в музее на соседнем островке, то пройти можно. Алисса постоянно там болталась в надежде свести тесное знакомство с Шером, но пока девчонке удавалось любоваться своим героем лишь издали с широких надежных мостов, узорной сетью соединяющих все семь островов.
   Но, скорее всего, отволокут его... хм, сопроводят в отдел дознания на острове стражей. И вот туда парню совершенно не хотелось. Да и что он им объяснит? Дескать, я ни при чем, во все ваша алира виновата. И ему за это сразу благодарность поперек ребер выпишут.
   В общем, всю дорогу до ближайшего портала четвертого уровня и до острова заседаний Дюран был мрачнее тучи. Ничего умного или хотя бы хитрого ему в голову не приходило. В отличие от Лиски он был честным и прямолинейным парнем, даже алире высказал, что он о ее авантюрах думает. Практически открытым текстом, придержав лишь самые нелестные высказывания. Правда, наедине и шепотом. Но это ведь не обман, так, небольшая предосторожность.
   Шагнув на портальную площадку, Дюран, закусив от напряжения губу, свернул направо, откуда начинался довольно крутой спуск, ведущий к первому пропускному пункту на остров стражей. Но его тут же окликнули:
   - И куда это ты собрался? - командир сопровождавшего Дюрана отряда с усмешкой подкрутил усы. - Туда ты всегда успеешь. А пока радуйся, наша прекрасная алира тебе работу нашла.
   - Алира? - Дюран в панике едва не схватился руками за голову. - Да что эта поганка еще выдумала?
   К счастью для себя, последнюю фразу он произнес лишь мысленно. Но тревогу это все равно не снизило.
  
   Перед библиотекой раскинулся большой тенистый парк с роскошными ухоженными аллейками, деревянными скамеечками и разноцветным фонтаном, управляемым магией. Дюран уже бывал здесь - Алисска как-то притащила, часа три с ним под ручку гуляла, Шера выслеживая, но так и не дождалась. А Дюран с того раза зарекся даже близко к библиотеке подходить. И вот нате.
   Парк они миновали быстрым шагом, а за углом, куда доступ простого люда был ограничен, высокие деревья сменились мелким декоративным кустарником, лабиринтом дорожек и огромной поляной, где Дюрана поджидала целая компания во главе с самим Сиятельным и его противной дочкой. Век бы ее не видеть! Но кое-что привело парня в полнейший восторг. Вернее, кое-кто. Большой, серебристо-зеленый, чешуйчатый. Недовольно пофыркивающий и переступающий с одной лапы на другую.
   Дюрак, сам того не осознавая, призывно свистнул, словно бы перед ним был его Урррс, погибший больше года назад. Нет, ничего трагичного тогда не было. Дракон просто ослаб от старости и недостатка магии. И как бы Дюран не подпитывал его, отдавая почти весь свой магический запас, который, если честно был не так велик и восстанавливался весьма медленно, Урррс долго не протянул. Ушел он тихо, во сне. Этот же дракон был полон сил и, судя по размерам и наростам на шее и хвосте, очень молод. И очень зол.
   Но на свист, к удивлению наездника, драконеныш ответил. И тонкую струйку магии радостно принял, а после и вовсе в пару шагов преодолел разделяющее их расстояние и, жалуясь (и обдавая парня теплым паром), положил голову ему на плечо.
   - Фрррр! - заявил мелкий и чешуйчатый.
   - Фрр! - поддакнула ему Измира. - Вот видишь, отец. А ты сомневался.
   - Ты права, - усмехнулся Сиятельный, - исключительно быстрая привязка.
   - Ага, - алира подхватила отца под руку, - они просто созданы друг для друга. Ты же не будешь теперь наказывать Свиррчика? Тем более что он меня спас!
   - Хорошо, - криво улыбнулся Пра-Кси-Он. - Наказывать Свиррка я не буду. Но чтобы с сегодняшнего дня на наших островах и лапы его не было!
   - Ну, папочка! - взмолилась отчего-то разлохмаченная алира. - Мне же без него скучно будет!
   - Без того или без этого? - рассмеялся Сиятельный, указав подбородком в сторону тесно обнявшейся парочки.
   Дюран фыркнул и спешно спрятал возмутительно непочтительное лицо на шее своего нового дракона. За него парень готов был простить алире все ее шуточки с конкурсом. Да что там, он готов этот конкурс даже выиграть, лишь бы Свиррка не отобрали.
   - Без обоих! - хитро улыбнулась наглая девица.
   - Так что, конкурс можем уже заканчивать? - Пра-Кси-Он иронично изогнул левую бровь. - И назначать день свадьбы.
   Не успел Дюран испугаться, что его глупые мысли вот так вот запросто готовы сбыться, как алира гневно захлопала на отца ресницами:
   - Нет, ты что! А как же остальные кандидаты? Не можем за мы лишить их последней надежды! Ты только посмотри, как он расстроен!
   Дюран вслед за Сиятельным послушно посмотрел на спрятавшего лицо в ладонях Шера.
   - Да ладно, - хмыкнул Сиятельный. - Уж кому-кому, а этому прохиндею, я точно не верю. А ну живо все с глаз моих долой!
   - Папуль, - девчонка капризно надула пухлые губки, - ну куда ж мы с драконом-то побежим?
   - Эх, совсем от рук отбилась! - тяжко вздохнул Сиятельный и, прихватив всю свою свиту, отправился по важным делам.
   Остались только старик Смотритель, хорошо знавший и не очень-то жалующий Дюрана, и Кли-Шер, имеющий на него же какие-то свои хитрые планы.
  
   Очередной отборочный тур стремительно приближался, неумолимо притягивая за собой и день неизбежной свадьбы, а Измира до сих пор не определилась. Может, и впрямь, Кли-Шера выбрать? Он, конечно, вредный несносный зануда, но зато с ним Измира точно не соскучится. А вместе с ней Сиятельный Пра-Кси-Он, Совет и весь Алэрт в целом. Впереди еще три отборочных тура и конкурс. Но вряд ли алира встретит там кого-то подходящего. На неземную любовь девушка не особо надеялась, тем более с кем-то из низших. О чем с ними вообще говорить-то? Хотя, стоит признать, Дюрак весьма забавен.
   Немногословный, честный (временами), открытый парень быстро сдружился с алирой и так вдохновился своей новообретенной работой и любвеобильным драконенком, что трещал почти без умолку, стоило Измире присоединиться к их развеселой компании, куда всенепременно внедрялась его хитрющая сестрица и компаньон по конкурсу Кли-Шер, которого девчонка пожирала таким голодным взглядом, что алира почти простилась с мечтой позлить батюшку собственным мужем.
   Шер демонстративно не замечал этих взглядов, но так самодовольно ухмылялся, что мечта окончательно истаяла и развеялась легким дымом. Измира оценивающе присмотрелась к Дюрану, но и эту кандидатуру пришлось исключить. Мало того, что парень смотрел только на своего дракона и говорил только о нем, так еще и в присутствии высших мира сего (кроме Измиры и Шера) почтительно замолкал, старательно изображая верноподданнические чувства. Очень старательно. Измира так и не смогла его раскусить - то ли он и впрямь такой скромный, то ли чересчур хитрый. Но к Измире он относился исключительно, как к другу, а стоило рядом оказаться посторонним, как к пресветлой алире. Толку-то от такого мужа! Зато наездник он от бога.
   За три дня он не только полностью слился со Свиррком (хотя обычно аурные нити синхронизируются не раньше полугода тесного общения), но и сподвиг драконыша на первый в его жизни полет. И напрочь разрушил любимый Измирин балкон, куда уставший Свиррк не далее, как вчера попытался приземлиться, а потом, испугавшись, помчался прятаться за спину Дюрана. Выглядело это до того забавно, что даже Сиятельный, оторвавшись от дел и явившись на шум, расхохотался от души и велел выделить парню одну из комнат гостевого домика, куда тут же заселился Кли-Шер на вполне законных основаниях и Алисска втихаря ото всех. В разные комнаты, разумеется. Хотя кое-кто очень даже на одну рассчитывал. А бедняга Свиррк протоптал целую тропу, не зная, кого он теперь больше любит - Измиру или своего наездника, так и бегал от дворца к гостевому домику, а то и к порталу, стоило кому-то из любимчиков там скрыться.
   Правда, сама Измира пользовалась порталом лишь дважды - один раз в библиотеку. Спуститься в тайные ходы не удалось - помимо Элизы к алире были приставлены два охранника и преисполненная собственной важности целительница. Пришлось довольствоваться поиском информации. Но о подобных видениях с котами и посторонними мальчишками ничего не было. Оставалось надеяться, что другие полки и большее количество свободного времени дадут свои результаты.
   А второй раз Измире удалось выбраться из домашнего лечебного заточения на торжественное открытие второго отборочного тура, вернее, начало регистрации. К отборочному туру будет допущено сорок человек, из которых Измире предстоит выбрать одиннадцать. Еще бы знать, как это сделать? Впрочем, задача у Эри-Стена куда как сложнее - на центральной площади второго уровня собралось не меньше пятисот человек. И если хотя бы каждый пятый подаст заявку, ведущему не позавидуешь. Как, впрочем, и самой Измире.
   Может, через одного выбирать?
   Или просто первых одиннадцать взять, а остальные свободны?
   Так ведь шум наверняка поднимут.
  
   За оставшийся перед отборочным туром вечер новых идей у Измиры не появилось. Решив, что будет импровизировать, и вдосталь натискавшись со Свиррком, девушка преспокойно уснула. Снился ей наглый рыжий котяра, требующий с нее магическую силу и сосиски. Сосиски даже важнее. Но делиться Измира, "злыдня такая", вовсе не собиралась. На что котяра сердито пушился и стрелял огненными искрами, обещая подпалить ей подушки. И главное, не обманул, зараза такая.
   Проснулась Измира от запаха гари, занавески на окне тлели, грозя разгореться всерьез. Спешно выплеснув на них воду из вазы вместе с ее любимыми ромашками, алира выглянула в окно, едва не рухнув с так и не достроенного балкончика, заметила улепетывающего Свиррка, старательно махающего крыльями (научили на свою голову), и поняла, как будет сегодня выбирать претендентов.
   С этими радостными мыслями Измира сорвала с окна испорченные шторы и вызвала горничную - прятать компромат и наряжать алиру.
  
   На этот раз отборочный тур решили провести на улице, поближе к народу, так сказать. На большой полукруглой площадке вместе магического экрана установили широкий подиум.
   - Ой как много участников! - Измира умиленно всплеснула руками. - Я даже не знаю, как выбрать. Хотя нет... - алира сделала вид, что призадумалась, - знаю. Выбор осуществит мой друг.
   Девушка небрежно взмахнула руками, указав на маячившего вдалеке наездника и прячущегося за его спиной дранончика.
   - Ваш друг светоносный Дюр-Ран? - уточнил ведущий, проследив за ее взглядом и изрядно струхнувшим парнем.
   - Да нет, конечно же, - алира сообразила, что сморозила глупость, и поспешила исправиться. - Светоносный Дюр-Ран, разумеется, мой друг. Но это не дает ему никаких преимуществ, потому что на конкурсе все равны.
   - Просто некоторые чуточку ровнее, - громким шепотом прокомментировал Шер, сидевший в первом ряду рядом с другими претендентами с первого тура.
   Лишь Дюран стоял позади всех гостей и участников, потому как приглашенный на отборочный тур Свиррк искренне радовался новым людям, норовя всех обнять и зализать. Народ, правда, отчего-то этим не впечатлился. И пришлось придержать дракончика на припортальной площадке. До поры до времени.
   Измира широко улыбнулась язвительному Шеру и всем присутствующим и приглашающе взмахнула рукой:
   - О да, некоторые не только значительно ровнее других, но и больше. И мой друг Свиррк поможет мне сегодня с выбором. Надеюсь, в его беспристрастности вы не сомневаетесь?
   - И как же он выбирать будет? - опешил ведущий.
   - Кого Свиррк поцелует или ткнет мордой, тот и проходит.
   - А кого хвостом приложит, - не унимался Шер, - тот, считай, выиграл!
  
  
   ГЛАВА 7. Странные капризы магической силы
  
   Очередной отборочный тур наконец-то закончился, и надо признать - это было весело. Преисполненный важности Свиррк прохаживался вдоль ряда полностью ошарашенных участников, время от времени громко фыркая, и каждый такой фырк сопровождался облегченным вздохом и радостный вой толпы. Иногда дракон пыхал дымом, и провонявший счастливчик присоединялся к небольшой группе победителей. Хорошо хоть хвостом не был - народ отчего-то всерьез воспринял шутку Шера, предающуюся из уст в уста. Одиннадцать героев дня отправились праздновать и отмываться от гари, а Измира "заливать горе" в компании Дюр-Рана, Шера и вездесущей Дюранской сестрицы.
   Несчастная готовящаяся к скорому замужеству алира отчего-то потеряла голову с первого же бокала шампанского и небезосновательно подозревала, что не только с шампанского, уж больно хитрые рожи ее окружали. Сидели, болтали о разных глупостях, а вот как оказалась в собственной спальне, Измира уже не помнила. И дурной сон не заставил себя долго ждать.
   Проснулась Измира от тяжести внизу живота. Вернее, думала, что проснулась. Но все же это был очередной кошмар, ведь вместо родной уютной спаленки она стояло посреди совершенно незнакомого помещения.
   Измира едва заметно (все же воспитание давало о себе знать) передернулась - если это сон, то весьма и весьма премерзкий. В захламленной и чертовски тесной комнате остро пахло травами, болезнью и пошедшей в разнос магией. И так знакомо, что Измира, опасаясь рецидива, торопливо запустила собственную диагностику. А получив результаты, перепугалась еще больше - заклинание, отчего-то сработавшее намного легче обычного, показало, что в общем и целом девушка здорова, если не считать намечающейся язвы желудка.
   Бред какой-то! Вот уж что-то, а желудок у алиры никогда не болел. Кто ж ему позволит, во дворце-то! За этим строго следили специально обученные люди. Особенно строго после болезни самой Измиры, начавшейся года в два (как некоторые полагают с рождением Свиррка) и достигшей своего пика в восемь лет. И связана эта болезнь была не какой-то там некачественной пищей (или отчего там желудок загибается?), а с пробуждающейся магией.
   Измира тогда месяца два в бреду провалялась, а целая куча лекарей пичкала всевозможной горькой гадостью. Может, оттого и желудок заболел? Ага, через четырнадцать лет. Терпеливо он ждал, однако. Или его все ж таки проснувшаяся магия сдерживала.
   В Алэрте с этим всегда туго было. Магии отчаянно всем не хватало - и магам, и драконам. Оттого их рождалось все меньше и меньше. И магов, и драконов. И если драконы от рождения владели магией, используя ее для полета и разных хитрых штучек, которых, поговаривают, раньше (до Алэрта) куда больше было, то будущим магам было куда как сложнее. У большинства магия так и спала до конца их жизни, а у немногих счастливчиков (или несчастных бедолаг) она рано или поздно прорывалась наружу. И лучше рано. Чем позже происходил прорыв, тем сложнее было будущему магу. Тело ломало, будто сила и в самом деле пыталась выбраться наружу, разрывая сосуды, внутренний огонь сжигал заживо, перед глазами плыли разноцветные круги (хоть что-то веселое во всем этом!) и голоса слышались. И ладно бы только суетившихся вокруг нянек и лекарей.
   Два месяца малышка Измира боролась с собственной силой и держалась уже из последних сил, старательно поддерживаемых противными лекарствами и сидящим у постели Пра-Кси-Оном. Но ничего не помогало. Магии внешней отчаянно не хватало, чтобы пробудилась магия внутренняя. Помог случай. В тот день голоса и головокружение немного отступили, и маленькая алира капризно потребовала солнышка и побольше. И Сиятельный не смог отказать.
   В большом плетеном кресле Измира, обложенная подушками, почти утонула. Сиятельный удрал от капризной девчонки уже через полчаса, а вот нянькам деваться было некуда - вот приходилось бегать то за водичкой, то за яблочком, то за конфеткой, а то и за любимой куколкой. Да не этой, а в синем платьишке. В синем, а это голубое! И в какой-то момент рядом с малышкой никого не оказалось, чем не преминул воспользоваться Свиррк, который с любопытством наблюдал за этой суетой из-за забора. Его собственные "няньки", присматривающие за последним и долгожданным драконьим детенышем, были не столь ответственны, как Измирины. А уютный (как потом убедилась алира) загон был совсем рядом с королевским садом и сбежать оттуда было нетрудно.
   Смешно переваливая с лапы на лапу, дракончик перешагнул невысокий для него забор и приковылял к малышке. Одним касанием длинного языка очистил столик от всевозможных пирожных и фруктов, принюхался к ягодному морсу и недовольно фыркнул густым дымом - ну какие же сволочи делают такие узкие горлышки? Затем его заинтересовала сама Измира, которая была тут же удостоена всестороннего облизывания. И жалкие крохи магии, доставшиеся Измире от ее нового лучшего друга, наконец прорвали последний самый прочный барьер, удерживающий ее силу внутри, и взвились в воздух огромным огненным столпом, который очевидцы незаслуженно приписали бедняжке Свиррку. А выздоровевшей новоиспеченной магичке потребовалось несколько дней и не одно ведро слез, чтобы дракончика не отсылали с их острова и позволили им общаться.
   И вот сейчас, в этой старой облезлой конуре, Измира словно бы столкнулась с самой собой - восьмилетней, отчаянно борющейся с собственной нестабильной магией.
  
   - Да чтоб тебя! - проворчала девушка.
   Организм настойчиво требовал своего, и не прислушаться к его зову было чревато весьма негативными последствиями. Зря, ой, зря пила она это шампанское.
   Только вот туалетной комнаты в этой конуре алира не нашла, разве что в закутке за кухней, откуда, собственно, и тянуло болезнью. Но войти туда девушка не решилась, и была готова, наплевав на этикет и все правила приличия, воспользоваться стоящим у двери ведром (снаружи вообще улица была!) и даже протянула руку к пижамным штанишкам (интересно, кто ее переодевал?). А опустив туда же взгляд, завизжала от ужаса.
   Штанишки были вовсе не ее. И ладно бы только они! Орган (ну тот самый, которым писают) тоже не принадлежал Измире. И ладно бы только Измире! Он вообще женщине не принадлежал! Да и голос был вовсе не приспособлен для визга!
   И вот что ей теперь делать?! Ведь трогать же это придется! Иначе ведь...
   А в грязных (пусть и мужских!) штанах алире ходить не пристало!
   И главное, в обморок-то не упадешь. По той же самой банальной причине!
  
   С Алексом явно творилось что-то неладное. И хотя уже больше месяца никаких приступов не случалось, те два случая со странным поведением, галлюцинациями и потерей памяти уже нельзя было игнорировать. И будь у Вейра больше денег, обязательно сходил бы к врачу. Но выигрыш Сандера и удачный приработок самого Алекса удивительным образом куда-то рассосался. И мелкий даже намекал, что это очередной приступ амнезии "бессовестного заклинателя", который куда-то денежки припрятал и не сознается, а может, и вовсе позабыл об этом. И главное, это предположение Сана было чистейшей правдой. По крайней мере, в той части, где припрятал. И где не сознается.
   И между прочим, правильно делает, что не сознается. С их уровнем дохода без заначек не прожить. Но это на черный день. На очень черный день. Пускай лежат себе, в тайничке под кроватью. А чтобы память в очередной раз не подвела, заклинатель сам себе отправил письмо с подсказками, а поскольку тариф он выбирал самый дешевый, то и шло письмо из одного района города в другой больше недели. Вейр внимательно читал его, насмешливо фыркал, понимая, что ничегошеньки не забыл, делал дописки и отправлялся в новый район, чтобы его отправить.
   Но все же те два странных случая настораживали. И если в первый раз с ненормальным поведением Алекса столкнулся только Сандер (элементали не в счет), то во второй раз свидетелей было куда больше. Отключился Вейр-старший в школе Сана, аккурат во время дискуссии. Последнее, что Алекс запомнил, его пытаются демонстративно унизить, требуя пересказать седьмой том истинных приверженцев света, какой-то там пункт. И все - темнота, духота и отчаянные попытки сдержать рвотные порывы. Под спиной что-то мягкое и большое, ничем не напоминающее неудобный узкий стул, доставшийся Вейру в актовом зале школы.
   Сжав ноющие виски и откинувшись на спинку, похоже, все-таки дивана, парень устало прикрыл глаза. И либо уснул, либо отключился, ибо со слов Сана прошло не меньше получаса, за которые новый "светлый Алекс" "размазал оппонентов по стенке", тогда как Алекс настоящий был свято уверен, что провалялся он на тот диване не больше пары минут.
   И вот что это такое было? И ладно бы просто видения, это еще как-то можно было бы понять, но видения массовые и, что совсем уж удивительно, непонятно откуда взявшиеся знания. Если честно, "Повелитель элементалей" полиглотом не был, являясь хорошим, но крайне узким специалистом, и историей, причем древней, не интересовался. А тут приверженцы света, заповеди...
   Но жизнь, бьющая ключом, и в основном по голове, не позволила долго над этим задумываться. Навалилась работа (нудная им малооплачиваемая), подошло время оплаты квартиры, учебы Сана за следующий год и мелких (а иногда и не очень) долгов. Неудивительно, что деньги быстро закончились. Хотя Сандер был с этим категорически не согласен, постоянно подтрунивая над "болезнью" старшего брата. И даже в последние три дня, когда слег с высокой температурой, слабостью и сильными, хоть и кратковременными судорогами, не оставлял своих шуточек. Только вот обижаться на них Алекс прекратил, не до того было.
   Малышу становилось хуже с каждым днем. И даже распотрошенная заначка и приглашенный лекарь не помогли. Выписанные микстуры и обдувающий лицо Сана Ветерок на время сгонял температуру, парнишка улыбался, шутил, с трудом проглатывал приготовленную Алексом куриную похлебку и вновь терял сознание. Всполох тоже старался приносить пользу, пытаясь тянуть из мальчишки жар. И это тоже помогало, и тоже на время. А когда Алекс пытался подпитать брата своей силой, того выгибало дугой, внутреннее пламя взметалось вверх, и заклинатель спешно отступал, а после и вовсе прекратил эти попытки.
   Последняя ночь далась Алексу (не говоря уже о Сане) особенно тяжело. Уставший Ветерок даже развоплотился, вернувшись к матушке-стихие для восстановления, и Алексу приходилось пить кофе кружку за кружкой, чтобы не уснуть. Мокрая тряпка на лбу мальчишки без помощи Ветерка сохла в считанные минуты, и заклинатель боялся, что стоит ему забыться сном, как случится непоправимое. Так и мотался всю ночь - закуток Сана, ведро с водой, кухня, старое продавленное кресло или колченогая табуретка у постели мальчика, и вновь по кругу.
   Правда, очередной круг дал сбой на этапе кресла (эх, надо было его исключить). Отключился Алекс под утро, вроде бы лишь на мгновение прикрыл глаза и...
   Проснулся от острого желания посетить туалет, и даже необходимость в темноте пересечь крышу и спуститься на этаж ниже до общей уборной не смущала. Обычно по ночам проделывать этот длинный путь было лень, и Вейр (без разрешения арендодателя) оборудовал маленькую коморку на крыше с ведром, удобным стулом с дыркой и подвесным умывальником, а также совершенно несогласованной дыркой в полу, ведущей в одну из труб канализации. И организовал вентиляцию и поступление воды, договорившись с элементалями низших уровней. Ветерок категорически отказался этим заниматься.
   Только сейчас казалось, что ведра (уже довольно полного) не хватит. И придется идти вниз. Зря, ой, зря он пил столько кофе!
   Поднявшись с кровати и вяло подивившись этому, Алекс, словно элементаль в колесе заклинания, поплелся к двери, толком даже глаза не раскрыв, пересек крышу и, сообразив, что вниз уже не успевает, свернул к коморке. Попытался открыть куда-то исчезнувшую дверь и... рухнул в бассейн, с ужасом поняв, что в туалет уже не хочет.
   С изумлением распахнув глаза, парень рывком выбрался на кафельный бортик огромного и очень теплого бассейна, ругаясь на чем свет стоит и мимоходом любуясь изображенными на стенах купальни драконами и большими напольными вазами с изрядно воняющими... хм, благоухающими букетами. И резко развернулся, услышав за спиной:
   - Что с вами, принцесса?
   - Кто принцесса? - опешил заклинатель, уставившись на яркую пышногрудую и чем-то очень взволнованную брюнетку. - Я?
   - Ну не я же! - фыркнула красотка, сонно потягиваясь и поправляя белый кружевной передник.
   Алекс принялся спешно оглядываться, но вместо ожидаемого собеседника, вернее, собеседницы красотки, и обнаружил по правую руку от себя... высоченное под потолок зеркало. И вместо самого Алекса отражалась там еще более роскошная девица - светловолосая, стройная, с такими аппетитными формами, что руки парня сами собой потянулись и сжали восхитительную грудь, обтянутую мокрой короткой пижамной маечкой.
   - Мать твою?! - заорал он, только сейчас сообразив, что это его руки, и его... хм, грудь. - Этого же тут не было!
   - А, по-моему, уже лет шесть как было! - заявила черноволосая нахалка и с искренним упоением вслушалась в последовавший за ее словами монолог. - И где это вы такого наслушались, моя госпожа? Боюсь, Сиятельный этого не одобрит!
   - Чего?! - прорычал заклинатель, добавив пару фраз, услышанных от благодарных клиентов, еще больше впечатлив растрепанную красотку.
   - А я ведь говорила вам, госпожа алира, не стоит вам с Шером связываться. Он наверняка вам что-то подсыпал.
   - Что? - машинально спросил Алекс, тут же сообразив, что.
   Такого мощного похмелья у него уже давно не бывало. С академии, наверное.
   Правда, вспомнить, когда он успел так напиться, парень не сумел. Не могла же та пара капель коньяка в кофе вызвать столь забористые сны. Но раз уж вызвала...
   - Хватит мне указывать! - включился в игру-сон заклинатель. - Иди вон... воду в бассейне смени!
   - Так вечером только меняли, - возмутилась... хм, служанка.
   - И что? - капризно (раз уж он принцесса!) изрек парень. - Пусть еще раз поменяют!
   Не признаваться же, что он там, в бассейне, наделал. И кстати...
   Алекс стянул с себя мокрую пижаму, ничуть не стесняясь изумленной черноволосой галлюцинаций и разглядывая в зеркало светловолосую. Он, конечно, частенько перед сном воображал себе разных пышногрудых красоток, запрыгивающих в роскошную мягкую кровать и величающих его королем.
   Королем, а не принцессой!
   А уж сиськи с огромной аппетитной задницей он себе и самом страшном эротическом сне не отращивал.
   Хотя надо признать, девица чудо как хороша. И фигурка (стройная и изящная), и мягкие пухлые губки (сейчас восхищенно приоткрытые), и огромные голубые глаза в обрамлении пышных ресниц, и длинные золотистые волосы, мокрые и интимно жмущиеся к телу, и даже маленький острый носик, недовольно вздернутый. И... еще немного, и у него встанет. Встало бы, если бы было чему вставать.
   На этой горесной ноте Алекс в отчаянии взвыл, как-то разом осознав, что ничегошеньки-то ему это не снится.
   Так, не будем паниковать. Это сон, просто сон. После которых некий излишне самостоятельный орган напоминает, что секс должен быть ярким, бурным и желательно регулярным.
   Несчастный заклинатель с преогромным удовольствием ущипнул сам себя (да такие попки просто созданы для того, чтобы их щипали!), но так и не проснулся. Не проснулся он и во второй раз, и в восьмой, а в девятый его перехватили за руки и возмущенно прошипели на ухо:
   - Вы что творите, принцесса?! Синяки же будут!
   - И что? - Алекс в раздражении оттолкнул черноволосую. - Не смогу предъявить товар лицом? То бишь, жопой!
   - Ужас какой! - всплеснула руками девица, только вот яркие зеленые глаза смеялись. - Так и представила, как вы предъявляете товар лицом или хм... на следующем отборочным туре.
   - Каком еще туре? - парень послушно облачился в протянутый девицей теплый уютных халат до самых пят и даже позволил завязать поясок на талии.
   В принесенные тапочки с помпонами влезал уже сам - не хватало еще, чтобы девчонка перед ним на коленях ползала.
   - В отборочном, каком же еще! - такая самостоятельность, если и удивила красотку, то вслух говорить это она не стала, лишь укоризненно покачала головой. - А через неделю, как все женихи соберутся, можно уже и сам конкурс начинать.
   - Еще и конкурс какой-то! - пробурчал Алекс, смиряясь со своей незавидной участью и глубоким креслом, куда его усадила красотка, почти силком вытолкав из зала с бассейном.
   Рядом на круглом столике, накрытом белоснежной скатертью, уже стояло блюдо с сахарными булочками и пирожными и стакан молока. Алекс бы предпочел коньячка или ликера и желательно такой же стакан, на худой конец вина (дамы вроде как вино предпочитают), но в два глотка выпил что дали и закусил, не особо вникая чем.
   - Эх, я бы от мяса не отказался... отказалась, - пробурчал он, запихивая в рот что-тор противно сладкое. - С картошечкой!
   - Мясо? - опешила черноволосая. - С утра?!
   - А что, - пожал плечами заклинатель, - мы с Саном частенько... Хм, а что принцесски по утра что-то особенное жрут?
   - Жрут? - красотка укоризненно нахмурила брови. - Я прекрасно понимаю ваше возмущение, госпожа Измира, и ваш протест, но боюсь, вы переигрываете. Еще и при посторонних, - она кивнула в сторону потянувшихся к бассейну уборщиков и поклонами приветствующих "прекрасную принцессу" и "госпожу Элизу". - Вы должны соответствовать пресветлому образу алиры.
   - Мясо принесешь буду соответствовать, - усмехнулся заклинатель, - хоть принцессе, хоть алире, хоть черту лысому!
   - Вообще-то, - фыркнула девица, - это одно и то же. Алира - это ненаследная принцесса. Она же черт в юбке, - последнюю фразу она произнесла громким шепотом, вроде как и себе под нос, но не услышать невозможно.
   Какие, однако, здесь слуги бессовестные!
   И наследство зажали!
   - И ничего не зажали, - покачала головой Элиза, видимо, от расстройства Алекс принялся излагать мысли вслух. - Замуж выйдите, и весь Алэрт в свое распоряжение получите!
   - Так-таки весь? А мужа мне куда девать? Наверняка ведь эта скотина всем править будет!
   - Ага! - красотка уже откровенно смеялась. - Но при правильном подходе и хорошей жене из любого Сиятельного можно веревки вить. Вам еще повезло, что у вашего отца жены нет и братишка у вас не родился. Тогда бы точно без наследства осталась!
   - Да к черту наследство! Мясо неси!
   - Хорошо, - Элиза заговорщицки подмигнула Алексу, - скажу, это для Свиррка. Он в последние дня поподжаристее предпочитает. Но фруктовый салат съесть все же придется!
  
   Пока черноволосая шуршала на кухне, Алекс успел осмотреть спальню и сменить трусы. И вовсе не потому, что хотелось рассмотреть красотку получше. Просто в мокрых трусах сидеть уж очень неприятно. Может, конечно, принцессам и не пристало самим переодеваться. Им, насколько помнил Алекс, много чего не пристало, но он-то ведь умный современный человек. Не эксплуататор какой-то! Зачем служанку лишний раз гонять, когда можно самому. Тем более с такой-то попкой! Ух!
   Хотел и платье надеть, только вот определиться не смог. Женщинам вообще с одеждой сложно определяться, особенно, когда платьев этих целая комната за едва заметной дверцей. Но Алекс, как мужик, подошел к этому делу рационально - что первое под руку попало, то и берем. Но не тут-то было. Разобраться, как это зеленая жуть надевается, не вышло. С синим тоже не повезло. Как и с фиолетовым. К красному заклинатель не стал даже подступаться, завернулся в халат и, недовольно поджав пухлые губы, плюхнулся в кресло.
   А вскоре и Элиза вернулась с большим подносом с фруктами, сыром и прочей ерундой, а следом за ней в спальню вплыл огромный чан, сладко благоухающий хорошо прожаренным мясом. Два дюжих охранника с трудом подкатили "лакомство", которого Алексу хватило бы не на один месяц, к окну. Колеса тележки застревали в густом ворсе ковра, парни старались, пыхтели, но не забывали улыбаться и кланяться. И сально облизывались, когда думали, что Алекс их не видит.
   И хотелось бы думать, что виной тому умопомрачительный запах мяса, а не кое-чьи прелести, обтянутые халатиком.
   Алекс в последний раз глянул в отполированный бок кофейника и, усмехнувшись, решил простить наглецов, чисто из мужской солидарности.
   Парни удалились, за неимением лучшего ущипнув Элизу, а "Измиру" "возмущенная" горничная утащила одеваться. К счастью, делать заклинателю ничего не пришлось. Горничная выбрала платье - надо было сразу светло-голубое брать! - споро натянула его на ладную фигурку алиры, где нужно подколола, что нужно зашнуровала. С прической она возилась дольше, а мясо тем временем бессовестно стыло. Хорошо хоть лицо раскрашивать не стало, а это (жила с ними как-то одна красотка) могло затянуться надолго. Затем на финишной прямой к вожделенному завтраку пришлось преодолеть фруктовый салат и пирожок с вишней.
   А когда Алекс уже занес руку, предвкущающе облизываясь, окно с треском бьющегося стекла распахнулось, и чешуйчатая когтистая лапа коварно покусилась на самое святое.
   Кстати, а принцессам положено падать в обморок при виде разных чудищ? Или стоит шарахнуть его вон той стойкой для цветов?
   Эх, как же мало он знает о принцессах!
   Но пару кусков мяса Алекс все же спас.
   И наградой за этот подвиг стали круглые от изумления глаза красотки Элизы.
   Алекс едва удержался, чтобы не ущипнуть ее. Щипать себя было чертовски больно, хотя и приятно.
   Дожевав последний кусочек и старательно промокнув губы кружевной салфеточкой, парень невинно похлопал ресницами (ведь все принцессы так делают!) и надул губки. Еще и ручки на коленях, как послушная девочка сложил.
   - Очередной приступ, ага, - понимающе усмехнулась горничная и поспешила укатить столик, даже не заметив, что оттуда пропал один из ножиков.
   Кстати, на фига их туда аж четыре штуки положили?
   И подвязки, как оказалось, не только чертовски эротичная, но и очень полезная вещица.
   В окно вновь пролезла чешуйчатая воровка, когтисто пощелкала в пустом тазу и разочарованно исчезла, уступив место обиженно фыркающей паром морде.
   - Уффф! - сказала она и, высунув длинный раздвоенный язык, попыталась слизать с лица Алекса всю с таким трудом нанесенную туда краску.
   Алекс и не представлял, сколько усилий на это требуется. Не на смазывание, разумеется, на покраску. Он, помнится, всю их каморку на крыше быстрее покрасил, чем Элиза один принцессин глаз.
   Увернувшись, заклинатель покровительственно похлопал ворюгу по носу, позволил дружески прикусить свою ладонь, ничуть не испугавшись. Если даже горничная преспокойно на эту тварь реагирует, то отважным Повелителям элементалей ссать уж точно не пристало.
   Тварь помотала мордой, с трудом протиснувшейся в окно - а меньше нужно чужое мясо жрать! - и вдруг замерла, скрестив на заклинателей возмущенный взгляд огромных зеленых глаз с вертикальным зрачком.
   - Уфффффф! - теперь это прозвучало обвиняюще-недовольно и несколько обиженно, словно бы это Алекс упер у него из-под носа целый таз мяса.
   Или это тварюга те два выхваченных припоминает?
   Заклинатель протянул руку, но больше погладить себя дракон (кто бы знал, что они действительно существуют!) не позволил, обгадил парня едким дымом с ног до головы и величественно удалился в глубь парка с на удивление широкими дорожками и невысокими кустиками, гневно шарахнув на прощание хвостом по изрядно вздрогнувшей стене замка.
   Перегнувшись через подоконник, Алекс любовался чешуйчатым красавцем (или красавицей? Кто этих драконов разберет) - светло-изумрудный с темно-зеленым напылением, словно бы наползающим на дракона с кончиков крыльев и хвоста. А еще от наростов в основании шеи, поднимающихся над головой в виде короны, вниз к хвосту били узоры серебристых ветвящихся молний.
   Миновав парк, попутно передавив часть кустов и полакав воду из фонтана, дракон нырнул в узкий проход в высоченной зеленой стене (что за деревья Алекс издалека не рассмотрел) и исчез из глаз, разве что острые зубцы "короны" еще виднелись.
   - Ух ты как вымахал! - восхищенно воскликнули за спиной Алекса. - Вот что значит наездника завести. Так, глядишь, и полетит со дня на день.
   - Я бы тоже не отказал... ась! - в последний момент исправился заклинатель, мечтательно присвистнув.
   Неплохая все же жизнь у принцесс - одевают, причесывают, мясом кормят, на драконах полетать можно. Еще бы сиськи убрать да Сандера сюда забрать и можно жить.
   Правда, вспомнив о брате и обругав себя последними словами за черствость, парень изрядно погрустнел. И в очередной раз ущипнул свою аппетитную многострадальную попку. Но так и не проснулся.
   И чем больше времени проходило, тем больше ему казалось, что вовсе это никакой не сон. И если он здесь подрабатывает принцессой, то настоящая Измира сейчас обживает его с Саньком убежище.
   Только вот умеют ли алиры варить кашу, мыть посуду и ухаживать за больными...
  
   - Вымыть посуду?! Я?! Да ты не охренел часом?! - возмущенно зашипела Измира, бесцеремонно откинув этикет и припомнив науку беспризорников. - Кто больной?! Ага, щас! Да у твоего наглого кота и то совести больше! Мы о чем договаривались? Я варю эту гадость, а ты посуду моешь. Вот иди и мой. Чего-чего? Ты пострадал, когда ел эту гадость? Да как ты смеешь хаять мою божественную стряпню! Кто сказал "гадость"? Я? У тебя еще и со слухом проблемы? Я сказала: "Я готовлю восхитительную и даже съедобную прелесть, а ты моешь посуду"! А ты, наглость рыжая, будешь к мелкому подлизываться, подкармливать больше не буду. Ишь, отожрался на чужой магии!
  
  
   ГЛАВА 8. Милые семейные будни
   Измира плюхнулась в кресло-качалку, возмущенно скрипнувшее от такого святотатства, и осторожно поерзала устраиваясь поудобнее. Прошел почти месяц, а к новому телу девушка так и не привыкла, да и местная мебель была весьма хлипкой, о чем алира постоянно забывала. Как и аккуратнее надевать и застегивать штаны в одном определенном месте, ни раз дававшем о себе знать острой болью.
   Нет, Измира хотела, конечно же, стать парнем. Но ведь не так же буквально.
   Правильно говорят, нужно мечтать осторожнее - некоторые мечты имеют обыкновение сбываться. Самым поганым образом.
   Вот все эти боги перепутают - нет бы дать бедной Измире все права и привилегии мужчин, не подсовывая это неудобное и совершенно неуютное тело!
   Припомнив свои первые минуты в этом мире, девушка усмехнулась, едва удержавшись от смеха. А намывающий посуду мальчишка недовольно поджал губы и зашоркал щеткой быстрее, показав кулак то ли "брату", то ли примостившемуся на его... ее коленях "коту".
   Правда, при их первой встрече все было не так и весело.
  
   На громкий визг низким мужским голосом высочил полураздетый всклокоченный мальчишка с колченогой табуреткой наперевес.
   - А ну пошли отсюда! - свирепо прохрипел он, замахиваясь своим грозным оружием. Заметил визжащего "брата", парнишка окинул взглядом комнату, выронил табуретку и устало отер испарину на лбу. - Алекс, ты чего?
   - Алекс?! - Измира аж воздухом подавалась. - Какой еще Алекс? Что вы со мной сделали?
   - Мы? - опешил мальчишка.
   А роскошный рыжий котяра распушился еще больше, выгнул спину и злобно зашипел, стреляя в девушку мелкими, но чертовски болючими искрами. Резкий порыв ветра яростно раскрутил лепестки цветка- флюгера. А в раковине забил-забурлил небольшой фонтан.
   - Вы чего? - мальчишка изумленно распахнул глаза, согнулся в приступе сильного кашля и попытался нашарить рукой откатившуюся далеко в сторону табуретку. - Это же Але...
   Договорить он не успел, мешком повалившись на пол.
   Измира попыталась его поймать, но запуталась в собственных ногах, потеряла координацию и шлепнулась рядом, едва не пропахав носом длинную дорожку в видавшем виде полосатом половике. Но быстро cгребла в кучу свои конечности, мальчишку и сунувшегося под руку кота и потащила всю эту кучу на кровать, ругая себя последними словами.
   Как, ну как она могла этого сразу не заметить?!
   Целительница из нее, конечно, так себе, несмотря на все старания учителей. Но вот с диагностикой никогда проблем не было. И мастер Эйтор ее всегда хвалил и даже за дело, а не потому что алира. И сейчас бы пришел в священный ужас: не понять, не почувствовать очевидного - это верх непрофессионализма. А Измира почти что дипломированный маг. Собственно, экзамены она уже как год назад сдала и теперь занималась углубленным изучением магии огня (и втихаря иллюзий), а вот с выдачей кольца свободного мага дела отчего-то пока не складывались. Наверняка без папочки не обошлось. Она и сами экзамены из него почти полгода выревывала. А тут кольцо. Хотя отец прав: какой свободный маг захочет добровольно замуж выпихиваться.
   И какой свободный маг не заметит пробуждение чужой силы? Наверное, только такой безмозглый, как Измира. Сама ведь через это прошла. Сама, как и этот несчастный мальчишка, сгорала изнутри, не в состоянии выдержать подобного напора. Ведь чем больше сила, чем выше потенциал будущего мага, тем сложнее проходит процесс пробуждения силы.
   Говорят, раньше, до войны, маги уже рождались, наделенные силой, им не проходилось проходить через ужасы пробуждения. Уже у новорожденного можно было понять и оценить будущий потенциал. И правильно растить и воспитывать. Учить контролю с малолетства. По крайней мере, в закрытой секции библиотеки (куда Измира пробиралась в тайне от отца и его Советников, единственных, кто туда допускался) нашла справочник юного мага со смешными детскими картинками. А в одном из целительских фолиантов завалялся обрывок старинного письма - несколько страниц, без начала и конца. И среди абсолютно бессмысленной информации о жизни знакомых автора и получателя письма обнаружилось кое-что интересное.
   Автор письма был магом воздуха и описывал одну из атак темных. В тот день в их сторону полетело нечто весьма и весьма мощное и опасное. И что самое плохое, совершенно не оформленное внешне. Разные огненные стрелы или воздушную плеть, маги светлых отбивали на раз. А тут в их сторону несется огромная опасность, которая ощущается почти физически, но непонятно, как ей противостоять. В итоге они сплели силовой магический щит, объединив силы всех пяти магов их отряда. Выжил только один. И то лишь потому, что успел из последних сил сплести вокруг себя мощнейший и непроницаемый воздушный кокон, почти в ноль вычерпав собственный резерв.
   Больше месяца маг провалялся то ли в больнице, то ли без сознания - этот кусок совсем истлел, и потом столкнулся с очень странной проблемой. Его медленно, но верно восстанавливающаяся магия оказалась заперта изнутри. Поначалу маг грешил на собственный кокон, но, когда к нему с тем же вопросом обратился его друг, которому как раз и писалось это письмо, стало ясно, что случилось что-то страшное. Опросив окружающих и собрав витающие в воздухе слухи, маг пришел к выводу, что темные применили один старинный кровавый ритуал, запирающий магию. Маг когда-то читал об этом ритуале, а главное, о побочных массовых эффектах и очень надеялся, что ошибся. И если у взрослых опытных магов был шанс вернуть запертую магию, то у детей она могла не проснуться никогда. И самое худшее, распространялось это проклятие быстрее ветра.
   И вот сейчас незнакомый мальчишка корчился от боли, сражаясь с чертовым проклятием и собственной просыпающейся магией. А Измира практически ничего не могла сделать.
   Пока в голове проносились невеселые мысли, руки действовали сами по себе. И пусть целительница из нее паршивая, но все же опыт какой-никакой есть. К настоящим больным учителя алиру, разумеется, не допускали, предлагая залечивать мелкие синяки и ссадины прислуги, как Измире казалось, посаженные исключительно ради этих уроков. Зато у беспризорников, к которым алире изредка удавалось вырваться, практики было хоть отбавляй.
   Согнав с кровати шипящего и царапающегося кота и в излюбленных выражениях все тех же беспризорников объяснив ему, что мешать лечению не следует, девушка уложила мальчика поудобнее и влила в него первую порцию силы, с ужасом поняв, что этой самой силы ей отчаянно не хватает.
   Чертов Алекс, тело которого ей досталось, не был магом в полном смысле этого слова. Удивительно, что вообще сумел вызвать элементалей, сразу же обнаруживших подмену и злобно на нее косящихся.
  
   Уснула Измира уже на рассвете, проклиная чертову ночь, чертову магию, чертовых элементалей, нагло лезущих под руку, и весь этот чертов мир вкупе с так некстати исполнившимися мечтами. Выхаживая мальчишку, алира так устала, что даже внимания не обратила ни на жесткую постель, ни на не совсем чистое белье, ни на плюхнувшегося поверх кота, то ли следящего за девушкой, то ли подпитывающего ее силой.
   Окончательно запутавшись в котах-элементалях и парнях-девушках, Измира постановила считать-называть себя "девушкой", пусть с несколько альтернативными особенностями организма, а элементаля исключительно одаренным "котом". Сандер, временами приходивший в себя, хихикая, согласился с этими выводами и в красках описал, как это будет выглядеть, когда Измира явится на работу Алекса.
   Он, кстати, на удивление спокойно воспринял объяснения Измиры - "а черт знает, как я сюда попала!", смирившись с ее присутствием и даже поблагодарив за помощь на диспуте. Мальчик был слишком слаб, чтобы вникать в магические выкладки межмировых переходов, да и сама Измира сильно сомневалась, что она сумеет это вычислить. В магической теории она была не сильна, хотя и старательно заучила все, что он нее требовали учителя. Но теоретик из нее был так себе. А вот с практикой дела обстояли получше. Правда, стоило признать, что практика хватать руками непонятные магические шары была глупой затеей. Но и весьма, и весьма любопытной.
   Сообразив, что подобный обмен телами уже не в первый раз, девушка относительно спокойно ожидала возращения в собственное тело, а пока с интересом обживала тело Алекса, его квартиру и теперь вот кровать. Велев Ветерку обеспечить Саньку постоянный обдув и снижение температуры, "Алекс" сграбастала Всполоха в объятия и, уткнувшись носом в горячий (и слегка колющийся) бок, провалилась в глубокий сон.
   Проснулась от возмущенного укуса в ухо. Врезав кулаком наугад и даже попав, Измира села в кровати и сладко потянулась.
   - Чего разбудил-то? - возмутилась она, бегло оглядев комнату и ничего экстраординарного не увидев.
   Мальчишка еще спал, как и его с таким трудом утихомиренная сила.
   - Солнце уже в зените, - распушился сидящий на столе котяра, - работать пора.
   - Ну так иди и работай, - фыркнула Измира. - А я на больничном! У меня, можно сказать, огромная неоперабельная опухоль!
   - Где?! - опешил Всполох, машинально вздыбившись и распушив хвост.
   - Как где! - усмехнулась алира. - В штанах, разумеется. И эта "опухоль" требует моего срочного внимания. Так что метнись-ка на работу и предупреди, что я заболела... заболел. Приду позже.
   - Когда?
   - Когда Алекс вернется!
   - Лентяйка! - Всполох старательно, словно настоящий кот, чистил шерстку, но все же соизволил отвлечься и отправить Ветерка с поручением к Алексу на работу.
  
   Сходив местную уборную и сильно пожалев, что здесь нет ее любимого бассейна, большого зеркала и теплого халата, Измира привела себя в порядок. Бриться не рискнула - уж очень страшной показалась ей бритва Алекса. Вроде бы острая, но больно уж старая какая-то. Одни боги знают, какой гадости на эту штуку налипло. Да и опыта у Измиры маловато. Сама-то она обычно магией пользовалась. А тут с магией явные проблемы. И не только у самого Алекса.
   Еще на этапе лечения Сандера Измира пыталась привычно тянуть силу из окружающего мира, но собрала такие крохи, которых даже на жалкую огненную искру не хватит. Магия впиталась в тело мальчишки, словно и не было, не оставив и малейшей бреши в плотном коконе, сдерживающим силу Сана. Когда-то и сама Измира билась внутри такого же кокона, и только мощное вливание силы Свиррка спасло алиру от участи Алекса.
   Магическое выгорание - страшная штука. Встречать бывших или несостоявшихся магов Измире раньше не доводилось. Получить хорошую работу и допуск на королевские острова в Алэрте они не могли, довольствуясь участью простых людей. Да и во время своих не таких уж и частых посещений шестого уровня маги алире не встречались. Но книжная наука не прошла для Измиры даром - целители Алэрта, столкнувшись с проблемой нехватки магии, старательно фиксировали различные случаи выгорания. Собственно, в этих же записях и упоминалось проклятие темных. Так что внимательно прислушавшись к своему новому телу, проверив аурные потоки, безуспешно проделав простейшие магические упражнения, Измира пришла к выводу, что Алекс не справился с собственной магией, которая, так и не проснувшись, выжгла его дотла, а после и сама растворилась без следа. Пробудить ее, а точнее, вернуть обратно уже не представлялось возможным.
   На миг Измира подумала, что, может быть, этот парень и вовсе никогда магом не был, но, взглянув на его младшего брата, обладающего почти идентичной (если не считать рубцы от выгорания у Алекса) аурой, отбросила эту мысль. Как и упрямо лезущего на плечи Всполоха. Вот, кстати, и еще одно доказательство магического происхождения Алекса - обычный человек никогда бы не то, что не вызвал, даже не увидел бы элементалей.
   Поначалу огненный смотрел на нее зверем, дыбил шерсть и почем зря стрелял искрами (воздушник, как младший и слабый, сидел где-то под потолком и возмущенно щелкал флюгером), а потом, поглядев, как девушка возится с Саном, и оценив ее потенциал, отчего-то отражающийся в ауре, а также понемногу ее восстанавливающий, воспылал к Измире горячей любовью и постоянно лез на ручки, громко и старательно урча. Правда, что самое удивительное, и весил немало - как настоящий отъевшийся кошак. Алекс был, конечно, парнем сильным, но таскать на себе бессовестных наездников, алира не собиралась. Хотя...
   Девушка испытующе посмотрела на недовольно метущего хвостом Всполоха, потом в свою тарелку с остывшей гречневой кашей с мясом, потом вновь на огневика. Потом, протянув руку, ухватила "кота" за шкирку и сунула хвостом прямо в тарелку.
   - Грей! - велела она.
   Должна же быть хоть какая-то польза от этого нахлебника.
   А что касается брезгливости, то пустырь шестого уровня и его малолетние обитатели быстро отучили алиру от этого совершенно ненужного качества. Да и всякие разные болезнетворные микробы с таким вредным "котом" не уживутся - просто не сойдутся характерами!
   Огневик зашипел от гнева, а кашка отлично согрелась и перемешалась. А на обед Измира, так и быть, что-нибудь приготовит.
   Ну, уж как сумеет. Готовить-то ей раньше не приходилось.
  
   Обычно к обеду во дворце подавали минимум дюжину различных блюд. И это не считая салатов и закусок. Плюс три вида вина, различные соки и морсы, коктейли и куча всевозможных десертов.
   Изучив содержимое шкафов, Измира пришла к выводу, что здесь и на четверть нормального обеда не наберется. Вот как так можно жить?!
   Предположим, три вида салатов она обеспечит - помидоры с огурцами, огурцы с помидорами и протертые с чесноком помидоры (интересно, огурцы туда пихать или нет?). С супом (правда, в одном варианте) тоже разберется - кидаешь все подряд и перемешиваешь в кашу. Главное, чесночка побольше. Остренькие супы-пюре алира всегда любила. Особенно сырные. Но очень сомневалась, что сыры с плесенью получаются от многомесячного хранения в углу под столом. А вот с горячим были явные проблемы. И сейчас дохлая неощипанная курица осуждающе взирала на "повара", намекая, что "хрен ты со мной справишься".
   Но отступать и сдаваться Измира не собиралась. Решительно зажав в кулаке нож, девушка с силой воткнула его в добычу, но вот как раз силу-то и не рассчитала. Мужской удар отправил несчастную курицу в очередной полет под стол, где, собственно, в прошлый раз и нашелся кусочек сыра. Занырнув в пыльные (руки оборвать местной уборщице!) глубины стола, Измира выловила "птичку" и вновь водрузила на стол. Обернувшись, схватила самый длинный нож и резко, неожиданно (чтобы не удрала!) вонзила его в курицу.
   Ага! Попала!
   А что кончик ножа вошел в деревянный стол, так даже лучше - с места уже не сдвинется.
   Ухватив первое перо, алира дернула и... отлетела назад. Н-да, силы бы надо поменьше...
   Второе перо, посмеявшись над невезучим кулинаром и недостатком силы, внаглую осталось торчать из чертовой курицы.
   Так, еще немного и еще...
   На шестом перышке алира сдалась... Нет, алиры не сдаются! Поняла, что с такой скоростью обед плавно перетечет в ужин. Причем, завтрашний.
   - Всполох, а Всполох, - ласково-ласково позвала она.
   Но после каши подходить близко огненная зараза не желала.
   Только что там какой-то элементаль против многолетнего опыта уламывания Сиятельного - огненный сдался уже через пять минут. Еще десять пришлось потратить на регулировку температуры, предварительно выкинув прожженную почти до углей половину курицы. Зато оставшаяся половина вскоре была избавлена от перьев путем прижигания, а после обмазывания какими-то травками (пахнут вроде приятно) в достаточной мере испечена.
   Зато стол Измира накрыла по всем правилам этикета. Правда, нужного вида вилок и ложечек не нашлось, пришлось подобрать примерно по размеру. Зато Сандер был впечатлен. Так и сказал:
   - У меня просто слов нет!
   И вместо закусочной вилки схватил столовую.
   Делать братишке замечание Измира не стала - учитывая его состояние.
   Сначала с магией разберемся, а потом и этикетом можно заняться.
   - А знаешь, - заявил Сан, запихав в рот кусок курицы (и ничего он не обуглился!), - ничего, есть можно. Не думал, что от засохшего букета польза будет.
   - Какого еще букета? - опешила девушка.
   - Из васильков, - хихикнул маленький поганец. - Алекс своей невесте подарить хотел. Но Лиана заявила, что не любит полевые цветы, и букет куда-то зашвырнула.
   - Куда-то?! - злобно прошипела алира. - Да она его в шкаф с приправами зашвырнула! Вы вообще хоть когда-то прибираетесь?!
   - Конечно, прибираемся! - Сандер свалил в одну тарелку все три вида салатов. - А в шкафу с приправами я готов хоть каждый день прибираться!
   - Отчего тогда не прибираешься?
   - Может быть, потому что у нас нет шкафа с приправами!
   - А это... - алира обернулась с злополучную полку, где отыскала этот клятый букет.
   - А это ингредиенты для алхимических зелий. Алекс раньше увлекался. Пока Лиана не сказала, что это не престижно. Кстати, напоминаю. У тебя сегодня вечером свидание.
   - Какое еще свидание? С кем? - переспросила вконец замороченная девушка.
   - С невестой!
   - Да они издеваются! - взвилась Измира. - С невестой? Мало мне было конкурса женихов. Теперь еще и от невест отбивайся!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

56

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"