Сингилеев Александр, Пешкова Наталья: другие произведения.

Вечеринка с нарханами

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще одна прода от 13 января. Вечеринка закончена.
    Всех со Старым Новым годом!


   Вечеринка с нарханами.
  
  
   Император скучал. Трактат "О роли канделябров в политической борьбе" так и не сдвинулся с мертвой точки. Дальше фразы "Канделябр - это не только средство политической агитации, но и красивая вещь" дело не шло.
   В тот день Шррррр впервые за долгое время испытал непреодолимое желание заглянуть в старый видавший виды шкаф, где за скрипучей дверью хранилась и даже бережно отряхивалась от пыли его желтая юбочка с кучей волнистых оборочек. Именно в ней он обычно изображал белокурую фею и соблазнял всяких дурней. А тот цветочек, что оторвала вредная Лерка, он давно пришил, а дырку вовсе и не заметно. А если и заметно, то... Да какого аража вы придираетесь?! Это эксклюзивная авторская наработка, вот! И те жадюги из Монта вовсе даже не жаловались. Что им какая-то дырка, когда рядом такое кудрявое чудо с крылышками и милым розовым хвостиком?!
   С появлением наглой и властной... ой, ласковой и нежной Императрицы веселые развлечения фей-чудесниц под чутким руководством Айверина пришлось прекратить, причем, самым решительным образом. Но... тсссс, временно. Юбочка-то вот она, дождалась хозяина, лапочка!
   Отважный Император боязливо выглянул за дверь - ага, жены нет! - и скоренько обернулся феей. Натянул любимую юбочку, повертелся перед зеркалом, поправив кудряшки и сложив губы бантиком. Ага, порядок. Собрался было телепортироваться в гости к Шей'тару - этот хитрец всегда находился самые интересные, а главное, вкусные дела - но в последний момент замер. Выудил из-под шкафа какие-то пыльные веники на палках, которые Лерка приволокла с Земли. Вроде бы с ними какие-то девки на стадионах прыгают и ими же махают, а все вокруг громко орут. Почему орут? А он знает? Вениками поди по морде прилетело, вот и орут.
   Зачем Императору эти веники, он и сам не знал, но для порядка прихватил!
   В конце концов, если он женат, то это не значит, что он на диете. И не должен веселиться. Так... когда мы осчастливим нашим монаршим присутствием? Шей'тара побоку! Император я, или так, погулять вышел?! Ну вышел, и что? Прыгнуть, что ли, наугад?..
   Телепортация прошла удачно - прямо в сумку набитую сосисками. Вот свезло, так свезло! Торопливо сменив облик, Шррррр вгрызся в лакомство.
   - Это еще что? - раздался откуда-то издалека возмущенный женский голос.
   - Чаф-чаф-чаф! - еще возмущеннее отозвался Император, что значило "сама ты что, а я Кто!"
   - Похоже, мне от головной боли всякая чушь мерещится...
   Этого нежная ранимая душа нархана вынести уже не смогла.
   - Чаф! - не выпуская из зубов сосиску, он высунулся из сумки мордочку. - То есть, тьфу! Я не чушь, я Император!
   У стройной светловолосой женщины от изумления чуть кружка с чаем из рук не выпала. Ну, еще бы - узреть наипрекраснейшего, наиумнейшего, наиученейшего, наичудеснейшего Императора, это не каждый выдержит!
   - Кот... - ошарашенно выдавила она, - черный, в юбке... И сосиски мои тырит.
   - Тебе что, такому замечательному мне какой-то вшивой сосисочки жалко? - обиженно надулся нархан.
   - Нет, не жалко, - усмехнулась пришедшая в себя женщина. - Главное, не забыть, кое-кому, забывшему убрать сосиски в холодильник, уши оборвать.
   - Думаешь, я их из этой белое фиговины не достану? - надменно приподнял бровь Шррррр. - Стоп! А что, туда, - лапка заинтересованно взмахнула огрызком, указав на холодильник, - всякие вкусности прячут?! Проверим!
   Отправив в рот последний кусочек, кот решительно выбрался из сумки и направился к своей законной добыче.
   - Эй, ты не наглеешь? - уточнила бывшая хозяйка вкусностей.
   - Я?! - изумился Шррррр. - А ты чего вообще здесь сидишь? - уточнил он. - Ночь на дворе! Спать иди! Не мешай мне ревизию проводить! Чего не спишь-то?
   - Книжку пишу.
   - Ух ты! - восхитился Император. - Я тоже пишу! Мумуары!
   Разбежавшись, кот одним прыжком взлетел на стол, сунул нос в странную конструкцию с призывно светящимся экраном, стоящую перед женщиной.
   - И про меня напишешь? - заинтересованно склонил голову на бок.
   - Нет, - улыбнулась женщина, почесав кота за ухом, - я про оборотней пишу!
   - Ну так я и есть оборотень!
   Миг, и перед женщиной предстала волшебная фея в почти не мятой юбочке.
   - Охренеть! - протянула хозяйка, раздумывая, не упасть ли в обморок, но решив, что для нечисти слишком много чести, передумала.
   - Шшшшшшш! - раздалось грозное из-под стола.
   Полосатая кошка, вспрыгнув женщине на колени, выражала свое мнение о незваном госте.
   - О! - приосанилась фея-Император. - Вот как надо приветствовать Императоров, учись! - заявил он, вновь меняя облик.
   Кошка, обалдевшая от неожиданности... вернее, от вида такого статного и мужественного кота, поспешила ретироваться с кухни. Видать, прихорашиваться побежала. Зря старается, мне беленькие больше нравятся!
   - Ну так напишешь? - вернулся к прерванной теме нархан.
   - Я про других оборотней пишу, которые в волков превращаются! С бубнами!
   - В волков... - Шррррр задумчиво почесался. - Не, я круче - я в аражей могу! Хочешь, покажу? Только стол в угол сдвинь, иначе я тут не помещусь!
   - Нет! - поспешно воскликнула женщина. - А ну тихо! Весь дом мне перебудишь. И писать ничего не буду, у меня уже сюжет до конца продуман.
   - Ну и араж с тобой! - ответил добрый и милостивый Император. - Я Айверина попрошу. Он мне быстро кого-нибудь найдет, чтоб про меня писали! И чтоб со стихами, вот!
   - Ты куда? - воскликнула женщина, пытаясь ухватить наглеца за хвост.
   - Как куда? За вкусняшкой! Что, думала, будешь меня полосатыми красотками отвлекать, так я растаю и про холодильник забуду?
   - Вообще-то это мой холодиьник!
   - Да? - на миг притормозил нархан. - Чего, и колбаски не дашь?
   - Дам, - рассмеялась женщина, - если станцуешь!
   - Да без проблем! Шас, тока веники свои найду!
   Император вернулся на стол, сменив облик в очередной раз, распинал всякие мешающие настоящему артисту бумажки и карандаши, постучал зелеными махристыми вениками о край стола, выбивая пыль, и, взмахнув крылышками и вениками, начал танец.
   Юбочка кружилась в такт движениям, сверкающие крылышки нежно трепетали, веники чертили в воздухе ажурную вязь.
   Эх, на мужиков бы быстрее подействовало! Надо еще-что придумать, а то можно и без колбасы остаться! Что там Лерка говорила с этими вениками делать надо... Махать и орать... Ага, вспомнил!
   Нархан приосанился, поднял вверх веники и самозабвенно заорал:
   - Спартак - чемпион! Спартак - чемпион!
   Впечатленная танцем женщина поспешила отблагодарить наипрекраснейшего батоном ароматной колбаски... прямо в рот.
   - На! Только молчи! Перебудишь всех!
   - Чаф-ням-чаф! - отозвался благороднейший Император, что означало "я полог тишины накинул, не фиг всем на мое святейшество смотреть".
   - Шррррр! Ты где? - грозно прозвучало из пустоты.
   - Как где, любимая! - тут же заюлил черный пушистый котяра. - Пропитание добываю! Как говорится, все в дом! - он скосил на женщину хитрый зеленый глаз и, подмигнув, заявил. - Смотри, Императрице не проболтайся!
   И, прихватив батон колбасы, исчез.
  
  
   Президент скучал - делать было решительно нечего. Барбариска, прихватив Сэма с Леркой и Зара, укатила в гости к генералу Борисову. Бумера тоже звали, но тот, непонятно с чего, стал капризничать... нет, высказал совершенно справедливое недовольство своей недооценкой. И чего было обижаться? Подумаешь, сказал "злые вы, уйду я от вас". Что такого-то? Сколько раз? Ну двести или триста... Он что, считал, что ли? И вообще, он - Президент, а счетовод какой! Пойти и подлизаться к Барбариске гордость пока не позволяла, вот и приходилось сидеть и строчить мемуары. Дело шло туго, кроме фраз "Президент круче всех" и "Император - дурак!" ничего не придумывалось.
   Лингрэ печально прошелся по комнате, лениво поправил свой портрет в позолоченной рамке и, взглянув на таблицу с рейтингами, вздохнул еще печальнее.
   - Да чтоб его! - мявкнул он раздраженно. - Если все пойдет такими темпами, то Императорская сволочь скоро меня догонит. Уже и Барбарискин мир задействовал. Мало ему Хватогорска, еще каких-то двух кошек нашел, впечатленных его неземной красотой и желтой юбочкой.
   И вот как, спрашивается, тут увековечишь свое имя в веках?
   Но Бумер не был бы Президентом, если бы не знал непреложную истину - не можешь (хочешь) сделать сам, припахай другого. И кто может написать мемуары лучше Автора? Книжки свои ненужные пишет? Пишет. Значит, и мемуары смогет!
   Бумер приосанился, почистил перед зеркалом свою сияющую черную шерстку, расчесал главное украшение любого мужчины - хвост (а не то, что вы подумали!) и телепортировался. Уже не увидев, как запись в мемуарах пошла волнами, и вскоре буквы сложились в новую фразу: "Сам дурак!"
   Быстренько оглядевшись, Президент понял, что немного ошибся - Автор в комнате был, правда, не тот, вернее, не та. Какая-то сонная девица с чашкой кофе в лапах... тьфу, руках Но на безрыбье...
   - Здравствуй, красавица! - завораживающе мурлыкнул он. - Вот я и пришел. Твой герой, твой красавец, твой... - он на миг замялся. - Эй, чего молчишь? Совсем дура? Подсказать не можешь? Видишь, твой рыцарь от счастья дар речи потерял.
   Реакции на его слова не последовало - не считать же за таковую открытый рот и выпученные глаза. Но сдаваться так просто Президент не привык. Он приосанился и, прижав лапку к груди, заявил:
   - Ладно, начнем сначала. Вот я и пришел. Твой герой, твой красавец, твой...
   - Бред... - любезно подсказали откуда-то со стороны.
   - Сама ты бред!
   - Вроде ж не пила вчера... - задумчиво протянула девушка. - Тогда почему с утра всякая чушь мерещится?
   - Я не чушь! Я Президент!
   - Ну и глюки пошли...
   - Глюк? - переспросил Бумер. - А что? Красиво звучит. Глюк. Его Величество Глюк Бумер первый. Осталось только на выборах победить.
   Он прошел вперед, старательно потерся о ноги в розовых тапках-зайчиках.
   - Ты же любишь Президента?- ласково муркнул нархан. - Президент ведь самый лучший, самый умный, - он вспрыгнул девушке на колени, ввинтился в объятия, выпихнув уже пустую кружку, - самый добрый!
   - Президент? - округлила глаза незнакомка. - А что, ты и ему являлся? Не знала, что и у президентов глюки бывают.
   - Никто у меня не бывает. Разве что Император, сволочь, заявится.
   - Император? Ну и глюки, с фантазией! - девушка ласково погладила кота, почесав за ушком.
   - Не веришь? - обиделся Бумер, укусив гладившую его руку.
   - Эй, больно же!
   Девушка подула на больную руку, прикидывая, не выкинуть ли наглую тварь, но не смогла. Черная пушистая котяра, встав на задние лапы, принялась тереться лоснящейся от наглости мордой о лицо девушки, старательно попадая то по губам, то по носу.
   - А ну повторяй: Я люблю Президента!
   - Я люблю президента! Тьфу! - послушно повторила незнакомка, сплевывая попавшую в рот шерсть.
   - Не "тьфу, я люблю Президента", а просто "я люблю Президента".
   - Хорошо, - кивнула девица, - я просто люблю Президента.
   - Ну ты тупая! Не "просто люблю", а "сильно люблю".
   Минут через двадцать хихикающая девица наконец смогла удовлетворить самолюбие наглого кота и без запинки повторить все его только что выдуманные титулы, завершив речь коронной фразой:
   - Я очень люблю Президента и сосиски!
   Откуда взялось последнее слово, девушка и сама не поняла, но, похоже, понял ранний визитер.
   - Мысли мои читаешь? Молодца! Давай сюда.
   - Что давать?
   - Как что? Сосиски! Я тут уже двадцать минут голодаю, а ты... Нет бы накормить гостя, молочка налить. А то так есть хочется...
   - Что переночевать негде! - расхохоталась девчонка.
   - Вот-вот! - благосклонно кивнул лингрэ. - Раз осознала свою ошибку, тащи сосиски.
   Но сосисок в холодильнике не оказалось. Пришлось девушке одеваться и идти в магазин.
   Обследовав чужое жилище, Президент заметил в комнате на подоконнике нечто странно лохматое, ярко-малиновое с торчащими в стороны ушками. Существо смотрело на порхающий за окном снежок и вдохновенно вещало:
   - "Ослепительно-белый снег задорно скрипел, разлетаясь в стороны яркими, сверкающими искрами; укутанные в зимнее одеяло деревья летели по бокам дороги, чуть покачивая серебристыми ветвями вслед лихо мчащимся саням, словно желая доброго пути". Ага, звучит! Теперь добавим метель, забор с черепами и волков! Точно, классно получится. Так... И куда, спрашивается, она пошла. Записывать-то кто будет? Я тут сижу, то бишь, лежу, стараюсь... Эх!
   - Эй, ты кто? - позвал существо Президент.
   - Муз! Не видно, что ли?
   - Чего делаешь?
   - Истории сочиняю!
   - И мемуары могешь?
   - Мемуары? - лохматое нечто задумчиво почесало лапкой за ухом. - "Зажгла Настя старый коптящий светильник, достала бересту и принялась писать мемуары". Не, не звучит! Иди уже отседова, не мешай!
   Существо взмахнуло лапкой, и странная, но мощная сила вымела Президента из комнаты, будто сор из избы. И даже сосисок на дорожку не дали.
   Новая комната была узкой и тесной. А еще холодной. Друг за другом стояли заваленные кипами документов столы, на тумбочке пыхтел, выплевывая бумагу, принтер. Около двери, закутавшись в теплый платок, сидела женщина, складывая эту бумагу стопочками. За маленьким затянутым морозными узорами окном в кромешной тьме завывал ветер, бросая в стекло пригоршни снега. Не обращая внимания на ярившуюся на улице метель, женщина старательно шлепала печатями по бумаге, словно собираясь прибить невидимых тараканов.
   - И вот так уже месяц... - грустно сообщили с подоконника.
   На белой пластиковой поверхности, на еще одной бумажной горе лежало еще одно лохмато-малиновой нечто, только поникшее и печальное. Ушки жалко поникли, лапка монотонно рисовала круги на стекле. А рядом...
   - Сосиска! - радостно взвыл Бумер, хватая добычу, зачем-то упрятанную в противное тесто. - Чего, скучно, да? - прочавкал он.
   - Ага, - уныло кивнул Муз.
   - Да без проблем!
   Повинуясь магии лингрэ, створка окна распахнулась, и бумаги, вспорхнув встревоженными птицами, стайкой закружились в воздухе, чтобы вскоре беспорядочно опуститься на пол, превратив его в филиал снежной равнины.
   - Араж! - возмутилась женщина. - Да чтоб...
   Ого! - восхитился Президент. - Так вот от кого наш Сейфиттин ругательств набрался!
   - Мой реестр... - со вздохом закончила женщина, сгребая бумаги в кучку.
   - Кто кого ест? - не понял лингрэ.
   - Кто-кто, - буркнул Муз, - бумажки эти, да клиенты... Эх, а был такой хороший Автор. А теперь...
   Лохматик печальной кляксой растекся на пустом подоконнике, затем спрыгнул и растянулся на пышущем жаром обогревателе.
   - Эй, ты чего? - позвал его Бумер. - Жратва-то здесь есть, а то мне мало!
   - Отстань, - среди малиновых лохм приоткрылся большой фиалковый глаз, - я сдох!
   - Если сдох, тогда чего тут разлегся? Протухнешь ведь!
   - Музы не тухнут! - гордо отозвалось существо и вновь закрыло глаза. - Они для этого слишком благородные!
   Минут пять лингрэ пытался то отвлечь Автора от работы, то разбудить Муза, но безуспешно. Тогда, подкравшись к Музу, он громко рявкнул в самое ухо:
   - Зомби, подъем!
   - Отвали! - ругнулся лохматик, и Президента со всей силы впечатало в стену. - Стой! - вдруг очнулся Муз.
   - Ага, стой! Сам бы попробовал, - прошипел Бумер, черной лепешкой сползая по стене.
   - Что ты там про зомби сказал? - подскочил к нему Муз.
   - Раз сдох и разговариваешь, значит, зомби, - любезно пояснил Президент.
   - Разговорчивые зомби! Класс! - радостно потер ручки Муз. - Про это мы еще не писали!
   - Какие еще зомби?! - с легкой ноткой возмущения пропел за их спинами нежный голосок.
   Прямо на уснувшем на время принтере, закинув ногу на ногу, сидело еще одно лохматое нечто - только светло-салатовое, с огромными голубыми глазами, пушистыми ресницами и кокетливым синим бантиком в алый горошек.
   - Писать надо про любовь! - наставительно пояснила красотка. - Я тут уже начала. Вернее, мы с Автором. Милый, гони отсюда эту наглую кошку, пора за работу.
   - Я бы попросил... - грозно выгнул спину Президент. - Не кошку, а кота!
   Поняв, что сейчас его начнут бить, возможно, даже ногами, лингрэ поспешно удрал, а Музы совместными усилиями вытолкали Автора с работы и с еще большим трудом усадили дома за компьютер.
  
   КСАШАРУМ, 4-Й УРОВЕНЬ.
  
   У-си-линна в очередной раз глянула на себя в зеркало и признала, что таки да, она восхитительна. И Гиру нархански повезло, что ее нежный взор обращен в его сторону. Ему бы еще воспитания чуток побольше, и Раха куда подальше. И был бы чудный Темный Бог. Правильно говорит бабуля Ма-хо-онна, пусть мужчина думает, что у него на голове корона, и только женщина знает, что это ее каблук. Ну и кочерга - незаменимая в браке вещь. Хотя...
   Зачем нужна кочерга, когда есть ЛЮБОВЬ, Линни понять не могла. Но с бабулей не спорила. Может, когда у них с Гиром будут свои внуки, она и поймет.
   - Можно к тебе? - всхлипнул кто-то, неслышной тенью возникая за спиной.
   Линни обернулась.
   Измира. Измира? Но почему? Уж кому-кому, а ей всхлипывать не положено. Это всем остальным должны всхлипывать и падать ниц при виде первой красавицы Уровня, если не всего Ксашарума. Любой знает, что все суккубы прекрасны, просто по определению. И, тем не менее, Измира была вне конкуренции. Глядя на нее, даже инкубы дышать забывали. И даже стихи ей посвящали, правда, втихаря и под разными глупыми псевдонимами. Но все равно завидно, араж их задери.
   И вот теперь эта гордая красавица плачет. Здесь, в комнате Линни.
   Не сказать, чтобы они были подругами. Демонам вообще друзей иметь не полагается, но это перед преподавателями в Академии нужно демонстрировать, какие они все из себя жестокие и злобные. Но вне стен alma mater можно быть просто собой. Демоны ведь тоже разные...
   - Что случилось, Мирри? - бросилась к подруге У-си-линна.
   - Он... он...
   - Что - он?
   "Кто - он", Линни спрашивать не стала, и так понятно - капитан Ярмолин, впечатливший Измиру с самой первой встречи, полгода назад, во время памятного боя с Нижними в окрестностях земного города Хватогорска. Тогда она его прямо с поля боя утащила. К себе в пещеру. На ужин. И даже не в качестве закуски.
   С тех пор Линни Измиру почти не видела. Она, конечно, подозревала, что романтический ужин, плавно перетек в романтические вечер и ночь, и утро, и... Но на полгода непрерывной романтики сил смертного, при всем уважении к капитану Ярмолину, не хватило бы. Линни была уверена, что парочка давно рассталась, вполне довольная жизнью и друг другом. Капитан помнит Измиру (и будет помнить всегда), но благополучно забыл о том, что она суккуб: тем из смертных, кому ночь с суккубом или инкубом не стоила Души, она частенько стоила "поцелуя забвения".
   Но если бы Измира просто стала для своего капитана прекрасной незнакомкой, она вряд ли расстроилась бы... А если бы речь шла о ком-то еще, то Измира не пришла бы сейчас к ней, к Линни.
   - Так что - он? - повторила девушка, обняв Измиру за плечи.
   - Он мне... не верит!
   - В каком смысле - не верит? Чему не верит?
   - Ну... - Мирри замялась на мгновение, а потом, решившись, выдохнула: - Что я его ЛЮБЛЮ!
   Линни закашлялась. Она тоже не могла поверить: Измира и ЛЮБОВЬ?! Любой демон с детства знает, что на древнем языке Ксашарума "любовь" и "ЛЮБОВЬ" - слова совершенно разные. Первое происходит от слова "страсть", а второе - от слова "Вечность". Спутать невозможно. И второе, по сути, магическая клятва, а при взаимном произнесении - как обручение у людей. Никто не станет бросаться такими словами.
   Сама Линни открыла свои чувства Гиру как раз тогда, после боя с Нижними. Суккуба расцвела в улыбке, вспоминая. Это были не просто слова. Это - обещание, скрепленное древней магией! И солгать, произнося это обещание, просто невозможно. А то, что она сказала минутой ранее... - девушка закусила губу и покраснела до кончиков ушей - это вовсе не ругань, это от избытка чувств. И пусть противный Рах не дразнится, что ей можно пьяных наемников обучать...
   К аражу его! Другое вспоминать куда приятнее. Там, на Земле, они с Гиром несколько раз спасли друг другу жизнь, успели очень сильно друг за друга испугаться. И... И даже Ревнители Традиций сказали свое веское слово в их с Гиром пользу. Темный Бог и Предсказательница - идеальная пара, этот союз знаменует грядущее благоденствие Ксашарума и много чего еще хорошего. А то, что Линни еще и суккуб, так это Гиру сказочно повезло. А сама Линни смотрела тогда на Гира и думала о том, как повезло ей самой. И что с того, что в официальный брак Темные Боги могут вступить, только обретя Крылья, а этого момента Гиру ждать еще восемьдесят два года? Кто будет считать, когда главный вопрос они уже выяснили. Это - ЛЮБОВЬ, а не просто "любовь"!
   - Спасибо! - произнесла тем временем Измира, выдергивая размечтавшуюся подругу из сладких воспоминаний.
   - За что?
   - За то, что не смеешься! Улыбаешься, но... как-то так... необидно. О Гире вспомнила, да?
   Линни только улыбнулась, спрятав пляшущих в глазах нарханчиков.
   - Я понимаю, - улыбнулась Измира. - Теперь понимаю. И знаю, что и ты меня поймешь. Поэтому и пришла сейчас именно к тебе. Только, пожалуйста, не изображай из себя ревнительницу традиций и не рассказывай мне анекдоты о ЛЮБВИ суккуба и смертного. Я и так знаю, что стану посмешищем для всего Ксашарума, но мне это не важно. Мне важно то, что он мне не верит...
   - Но... А как вообще получилось, что ты и он... Знаешь, я думала, что ты поладишь с кем-нибудь из мира Ры... - Измира не позволила подруге договорить, оборвав ее на полуслове:
   - Не напоминай мне об этих полярниках, умоляю!
   - Полярниках? Разве в том мире так холодно? Я же читала...
   - Тепло там. Просто вокруг этих... и так вся Галактика вертится. Просто на Земле их звезду Полярной называют.
   - А откуда ты знаешь... - Линни запнулась, - как их звезду на Земле называют?
   - Леша сказал.
   - Леша? Подожди... Значит, ты своему капитану про Рыррагриар рассказала?
   - Я ему обо всем рассказала! - золотоволосая суккуба томно улыбнулась. - А он не верит, - шмыгнула она чуть вздернутым носиком. - В главное - не верит. А я ведь.... А он... Понимаешь?
   - Понимаю. Знаю! - Линни осторожно коснулась кончиком крыла волос Измиры. - Но твой капитан... Это так странно. Он все же смертный.
   - И все же ты не смеешься. Спасибо тебе.
   - Я не собираюсь смеяться! И я очень внимательно слушаю...
   - Хорошо. Я расскажу. Может, тогда ты мне поможешь? Хочешь знать, что я в нем нашла, чего не было в этих Ррр... араж выговоришь! полярниках? Думаешь, там Рай для суккубов и инкубов, да? Для инкубов - может быть. Но вот тамошний сильный пол... чтоб его об пол и хвостом добавить...
   - А что с ними не так? - заинтересованно прищелкнула хвостом У-си-линна.
   - Бессмертные крррррасавцы - эльфы обзавидуются. "Светлые" настолько, что Ангелы заплачут. Они и плачут, подозреваю! В общем, этим полярникам официальная религия с нами общаться не запрещает! Даже предписывает! Потому как... рождаемость у них маленькая, вот. А ты спроси, почему она маленькая? Потому что эти их традиции... - девушка капризно надула пухлые алые губки. - У них мужчина, в подтверждение чистоты своих намерений по отношению к женщине, должен каждый раз зачитывать список деяний собственных предков от Сотворения Мира до наших дней. А их Мир, между прочим, всего лишь на пару дней помладше Ксашарума будет, причем, они там с самого первого дня что-то такое жутко важное делали, что умолчать об этом будет настоящим преступлением.
   Измиру передернуло от воспоминаний, даже хвост малодушно прижался к ноге.
   - Ну, вот какая нормальная женщина при этом не уснет, а? - вздохнула красавица. - А спать нельзя, иначе мужчина будет вынужден читать все сначала. Вот и остается этим чтецам на все повышение рождаемости минут двадцать. Ведь при свете дня рождаемость повышать строго запрещено. Хотя нет, не двадцать, меньше: женщине еще надо успеть выразить согласие, сказать благодарственное слово, в краткой форме повторить брачный обет, ну и... Ты поняла, да? Самые быстрые как раз к рассвету успевают пару пуговиц расстегнуть на камзоле...
   - А мы? На нас ведь их законы не распространяются? Эти, про список?
   - Не распространяются, - кивнула золотоволосая. - Зато таким, как мы, они при каждом вызове проводят лекцию о том, как важно быть праведными в делах, чувствах и помыслах. Это, разумеется, короче списка. Минут на пять, - хихикнула она.
   - Постой... - фыркнула от смеха Линни. - Значит, все то время, пока мы все тебе завидовали?..
   - Я лекции слушала. О пользе праведной жизни! Хочешь, процитирую?
   - Не! - Линни выразительно поежилась.
   - Знала бы ты, как я вам всем в это время завидовала! - продолжила Измира. - И проклинала свое соответствие эстетическому чувству этих Полярников! Это сейчас смешно, а тогда...
   - Прости! - У-си-линна состроила умильную мордашку, печально всхлипнув. - Я же не знала!
   - Теперь знаешь! А потом я Лешу встретила... И он... он... - суккуба вновь шмыгнула носом.
   - Тебе не верит?
   - И это тоже. Но он... Представляешь, Линни, с ним даже просто поговорить, и то весело! Я ему все достопримечательности Ксашарума показала, и на Земле мы тоже побывали везде, где только можно. Это было так здорово, Линни. Ну, почему он мне не верит, а? И любит ведь, я чувствую, но не верит, что и я его тоже... - Измира не сдержала слез и разрыдалась на плече у Линни.
   - Успокойся, Мирри! Мы что-нибудь обязательно придумаем!
   - Но что? Что тут можно придумать? Если я даже объявлю о своих чувствах официально, представлю его всем нашим, его вряд ли примут. Обязательно найдется кто-нибудь и расскажет ему парочку анекдотов про людей и демонов...
   - Послушай, а если напомнить нашим о решении Совета?
   - О каком решении?
   - Да, теперь я вижу, что вы двое увлеклись путешествиями. Совет Уровня решил, что спасение Земли от Нижних способствует улучшению имиджа Ксашарума в глазах заинтересованных разумных рас. И решили, что от продолжения сотрудничества с нарханами, в конечном итоге, выиграют обе стороны.
   - А мы с Лешей тут при чем?
   - Если сейчас твое решение поддержат нарханы, то его поддержит и Совет. А смешки и анекдоты... Знаешь, в присутствии нарханов нашим девчонкам станет не до анекдотов!
   - Почему?
   - Потому, что они сами будут мурлыкать от удовольствия и бороться друг с другом за право погладить Императора. Есть в нарханах что-то такое... Я на себе испытала, еще тогда, на Земле. В общем, они тебя намного лучше поймут!
   - А Императрица не будет против, если суккубы начнут гладить Императора?
   - Я с ней поговорю и объясню...
   - Разницу между погладить и ПОГЛАДИТЬ, да? - приподняв бровь, хихикнула Измира.
   - Ага, - с мечтательной улыбкой произнесла Линни, непроизвольно поглаживая подлокотник уютного кресла. - К тому же, мы и Президента позовем, так что девчонки внакладе не останутся...
   - Быстро ты все просчитала!
   - Не только я. Мы с Гиром. Он после Совета обдумывает тактику и стратегию переговоров с Шррррром и Бумером. А тут такой идеальный повод! Сегодня же ему обо всем расскажу! Ты ведь не против?
   - Конечно, нет! Я - за! Потому что...
   - Знаю-знаю... Ну, вот, считай, что эту проблему мы решили!
   - Подожди, Линни! А мы-то им что предложим?
   - Как - "что"? Решение демографической проблемы в Империи.
   - А они поверят в такое?
   - А почему нет? Они - наши союзники, это - наша инициатива. И, кроме того, - Линни заговорщицки подмигнула подруге, - они мягкие и пушистые. Разве этого недостаточно?
  
  
   ***
  
   - Гир, а что у них за проблема с размножением? - Рах задумчиво почесал лохматый затылок. - Не могут, что ли?
   - Да все они могут, - довольно ухмыльнулся Гир, в кои-то веки знающий что-то наперед Раха, - только им Император запрещает.
   - Почему?
   - Не любят в Калейдоскопе нарханов, боятся...
   - Ты смотри, - синеволосый демон, хитро сощурившись, потер руки, - прям как нас. Можно сказать, братья по несчастью. Ну и правильно, пусть людишки боятся! Сделать-то все равно ничего не могут!
   - А вот и могут, - покачал головой Хоо-Гирра, - маги заклинание сна придумали, на нарханов только так действует.
   - Ха! Тоже мне проблема! Да мы этих магов к Рахмуру на рога закинем, если мешать будут! Пусть там себе новый мир ищут!
   - Вот это наши девицы и собираются предложить Императору, - раздраженно дернул хвостом Гир, - разобраться с обнаглевшими магами.
   - А мы что получим от этой сделки?
   - Сам, что ли, не слышал? "И, кроме того, они мягкие и пушистые!" - пропищал Гир, передразнивая Линни.
   - Вот ведь дуры! - припечатал Рах, чуть не разбив подслушивающий аппарат, им же самолично сварганенный из непонятных железок с Земной свалки. - Нашли, кого тискать, когда... - юный демон на миг замялся, подбирая слова.
   - Когда тут Рах совершенно не тисканный ходит! - закончил Гир, мгновенно телепортировавшись, куда глаза глядят.
  
   Зима наконец пришла в Хватогорск - еще и Новый Год не наступил, как снег пушистым одеялом укутал дома и деревья, засыпал парки и дороги, взяв в снежный плен, ни в чем не повинные машины, пышной шапкой лег на голову алкоголика Сидорова, что, пригорюнившись сидел на лавке в собственном дворе. И был он чертовски зол и практически трезв - Сидоров, разумеется, а не двор. Двор же был просто пуст - ни выпить не с кем, ни по душам поговорить. И это злило еще сильнее.
   - За окном метели навевают снег,
   Ты открой мне двери, добрый человек!
   Ну, какая пьянка? Пьянству нынче бой!
   Дай мне валерьянки, благодетель мой! - привычно промурлыкал Сидоров, откинув в сугроб пустую бутылку из-под водки, но благодетелей так и не нашлось.
   Что с ним произошло полгода назад, слесарь-интеллигент второго разряда Сигизмунд Арсеньевич так и не понял, но с тех пор даже с бутылки водки его не пробирало так, как с пары капель валерьянки. А ежели их еще и в водку капнуть... Мррррр! Просто прелесть! Но все ближайшие аптеки были уже закрыты, а идти на другой конец города ноги не позволяли - разъезжались с чего-то...
   Неожиданно позади скамьи раздался звучный плюх и не менее звучная ругань, слов Сидоров не понимал (языкам, понимаешь ли, не обычен!), но ругань завсегда отличал. Когда незнакомец выбрался из сугроба, челюсть Сигизмунда Арсеньевича чуть в этот же снег не рухнула.
   - Это ж надо, до зеленых черней напился! - пробормотал он, старательно протирая глаза.
   Чертик, надо сказать, вышел знатный - ростом повыше самого Сидорова, горящие алым глаза, хищный окал и роскошная зеленая шевелюра, из которой торчали два ярко-зеленых рога. А длинный черно-белый хвост пушистой кисточкой разметал снег вокруг.
   Крепко зажмурившись, алкоголик Сидоров понадеялся, что видение исчезнет. Но... Бамс. Шмяк. Плюх. И уже знакомая ругань в новом исполнении.
   - Ого! - восхищенно прицокнул Сигизмунд Арсеньевич. - Теперь и до синеньких чертиков!
   Синенький и зелененький старательно мутузили друг друга огромной кочергой, переходящей из рук в руки, пропахивая своими телами сугробы.
   - Давай! Врежь ему! По ногам его! За хвост! За хвост тяни! - азартно комментировал алкоголик Сидоров, распечатав по такому делу вторую бутылку, к коей понемногу прикладывался.
   Чертики тоже не молчали, и к концу второй бутылки Сидоров даже стал понимать их.
   - Это кто тут не тисканный?! - орал синий.
   - Это моя кочерга! - вторил ему зеленый.
   - Вот и получи ей! - не сдавался первый.
   - Да ты ее погнул! - рычал второй. - Меня ж бабуля убьет!
  
  
   * * *
  
   Императрица была в ярости.
   - Ты шшшто здесссь делаешшшь? - шипела она, выгнув спину и встопорщив шерсть. Распушившийся сверх меры хвост подтверждал все слова хозяйки.
   "А ведь всего двадцать секунд назад эльфийкой была!" - не сдержала улыбки Линни.
   Император, сменивший облик еще быстрее жены, тряс ушибленной лапой. Можно подумать, это она, Линни, виновата в том, что эльфы на лапы приземляться не умеют. Чего такого она сделала-то? Всего лишь заглянула на огонек. Кто их просил с кровати падать-то, этих венценосных супругов?
   - Я... - смиренно опустила глазки суккуба, старательно пряча смешинки. - Я вас в гости пригласить хотела!
   - Но ты же могла прийти вечером... или утром... - рычала Императрица. - Или хоть на десять минут позже?
   - Я это... Думала, научусь у ва-а-с чему-нибудь новенькому! Ой, мама! - ловко извернувшись, Линни таки поймала Мурену, летящую к ней "когтями вперед".
   - Щас я тебе такую маму покажу! - кошачьи когти удлинились до размера тигриных.
   - Простите! - У-си-линна честно попыталась покраснеть. Не получилось. Зато Императрица, изловчившись, укусила ее за запястье.
   Но какая кошка не любит ласку? Через мгновенье Мурена уже мурлыкала на руках у демонессы. Правда, мурлыкала нечто странное:
   - Загры-муррр-зу!
   - Обязательно! - хихикнула Линни. - Только как-нибудь потом, ладно?
   - Муррр!
   - Ну, вот с этого и надо было начинать! И ты совершенно зря на меня обиделась! Я ведь, правда, не хотела. Я просто пришла пригласить вас в гости. Вас и Президента!
   - Что, вот прямо сейчас, посреди ночи? - поинтересовался Шррррр.
   - Вообще-то утром...
   - Так и пришла бы утром! - обиженно прокомментировала Мурена. - Ты же знаешь, как для Империи важен наследник! Да и... Вот тебе бы понравилось, если бы кто-то вам с Хогги помешал в такой момент?
   - Я бы тоже загрызла, - призналась Линни. - Всех, кроме вас...
   - Почему это? - возмутился было Император, лишь потом сообразив, как двусмысленно звучит этот вопрос.
   Можно подумать, он всю жизнь мечтал быть загрызенным, а тут такая несправедливость.
   - Как показали недавние события, - улыбнулась суккуба, - к нарханам, лингрэ и кошкам я отношусь совершенно по-особенному. Жизнью вот рисковала, чуть не стала Ангелом-Хранителем...
   Мурена вспомнила и рыжего колдуна, и вызов жутких демонов, и Линни, которая спасла ее. Императрица стремительно втянула когти, собираясь извиниться перед демонессой за такой неласковый прием. Но...
   - А вообще, у нас все девчонки очень любят мягких и пушистых...
   - ЧТО?!
   Заготовленное "Извини!", словно по волшебству, превратилось в грозное "Не пущу!", и Мурена, вздыбив шерсть, вновь встала на защиту мужа от целого клана коварных соблазнительниц.
   - Да что ж это такое! - обиделась гостья. - Вот как услышат про суккубов или инкубов, так у всех одно на уме! А я, между прочим, про "погладить" говорила!
   - Про... погладить? - защитница семейных ценностей замерла
   Об этой странности суккубов ей не так давно рассказывала Ми. То есть, личная фрейлина и ближайшая подруга Ее Императорского Величества Миледи.
   - Конечно! А то, что вы подумали, у нас бывает только по обоюдному согласию! А когда контракт заключается, то мы как раз и оказываемся пострадавшей стороной, причем весьма часто!
   - Как - пострадавшей? - не выдержал Император. - Вы же Души забираете!
   - Души некоторых типов, Ваше Величество, не стоят того, чтобы с ними... в общем, иметь дело! А кто нас спрашивает-то? Портал, что ли?
   Странное дело, но в этот момент Императрице стало жаль "коварных соблазнительниц". И она сама запрыгнула к Линни на колени.
   Все-таки безумно приятное чувство, когда тебя за ухом чешут! Да еще так... профессионально!
   Мурена даже не стала возражать, когда Шррррр тоже запрыгнул суккубе на колени. Но прикинула для себя, что оторвет ему в первую очередь, если он только посмеет в эльфа обернуться. А насчет погладить... Ну, пусть погладят, в конце концов, надо же девушкам как-то нервы успокаивать, при такой-то работе!
   У-си-линна перехватила эту мысль и поняла, что самый первый этап переговоров она выиграла. Можно было переходить ко второму.
   - Я пришла, чтобы пригласить вас на вечеринку.
   - На вечеринку? - тут же всполошилась Императрица. - А что же мне надеть?
   - Основной вопрос женской половины населения Вселенной у нас не актуален, - рассмеялась демонесса. - Можно вообще ничего не надевать. Поверь, инкубы оценят!
   И вот пришла очередь Императора гневаться - такое грозное рычание смогло бы напугать и Низших демонов.
   - Но этого не оценит Его Величество! - констатировала Линни грустно, хотя на самом деле с трудом сдерживала веселый смех: это парочка так забавно друг друга ревнует!
   - Почему это не оценю? - обиделся Шррррр, и за себя, и за жену.
   - Потому, - пояснила красавица-суккуба, - что ты в это время будешь решать основную проблему Империи!
   - Какую? - угрожающе рыкнула Императрица.
   - Демографическую! - не отказала себе в удовольствии понаблюдать за реакцией собеседников Линни.
   - Только попробуй! Всю оставшуюся жизнь будешь вместо дворца попадать через портал к десятку голодных аражей!
   Император сник.
   - Линни, извини, но мы вынуждены отка...
   - Да что же вы, шуток не понимаете, что ли? - воскликнула суккуба.
   - А это была шутка?
   - Не совсем...
   - УКУШУ!
   - Мурена, ну, ты же Императрица! И должна знать, что лично Император причастен к решению этой проблемы в той же степени, что и ты... В смысле, решать ее он будет исключительно в твоем обществе.
   - Так уж и исключительно? Вы же красивые все, суккубы. Вот не удержится он, и кто потом склеит...?
   - Милая, ты что же думаешь, что я позволю какому-то инкубу тебя склеить?! - отреагировал Его Обозлившееся Величество.
   - Да не меня клеить, а жизнь мою разбитую!
   Лини мысленно застонала.
   - Муреночка, ну, поверь, мы не имели в виду ничего такого! Я же знаю, насколько прочно вы с Шррррром связаны. Наследник Трона будет именно твоим наркотенком! А с Кланом Шррррр просто проведет переговоры! Император, как Первый среди равных обязан...
   - Вдохновлять подданных личным примером? - ехидно процитировала Мурена восьмую статью новой Конституции Империи, и девушка едва сдержала слезы.
   "Да что же это такое! Эти влюбленные совсем с ума посходили! Гаррон меня сам позвал? Сам. И потом мне пришлось слушать, как сильно он любит Лизу... и еще двух феечек. А теперь я даже друзей в гости пригласить не могу. Да какой же я суккуб после этого? И Гир, когда-нибудь поймет, что нет во мне ничего особенного, и..."
   Плачущую суккубу Императорская чета утешала, как могла. А когда Линни рассказала про Измиру и капитана Ярмолина, Мурена поверила окончательно. В то, что суккубы, в сущности, такие же кош... то есть, демоны, которым иногда просто очень нужно кого-нибудь погладить. И чтобы их погладили в ответ.
   Как ни странно, именно эти слезы убедили Императрицу, что переговоры с суккубами будут проходить не в постели... Но как же она ошиблась.
  
  
   ***
  
   Полгода прошли для прекрасной нарханы Ирррры весьма плодотворно. Прихватив Мурза, она путешествовала по мирам и вдоволь развлеклась. Хотя развлечения начались еще раньше - вот кто бы знал, что у ее Мурза такая бешеная популярность. Ни один день пришлось от когтистых конкуренток отбиваться. Зато теперь все кошки и коты ближайших дворов, да и пожалуй всего Хватагорска, ходили перед Иррррой на цыпочках, старательно подметая ее путь хвостами. А Императрица - дура! Такого парня упустила!
   Да и на политическом фронте все обстояло весьма неплохо - нархана старательно обошла все местные сборища оппозиции, которые вспыхивали то в одной, то в другой стране. Сборища были разные, а вот лозунги до боли одинаковые. Даже скучно.
   - Автократия! Тоталитаризм! Полное подавление всех демократических свобод! - орал народ на очередном митинге.
   - Да здравствует Оппозиция! - поддакнула им роскошная беловолосая красавица в строгом деловом костюме и с полосатым котом на плече.
   - Да здравствует оппозиция! - поддержали митингующие на радость Ирррре.
   - В отставку Президента! - кричала нархана.
   - В отставку! В отставку! - бесновался народ.
   - Долой Императора!
   - Долой Императора! - послушно проскандировала толпа.
   - Чего?! Какого еще императора? - прозвенели отдельные голоса.
   Хм, видать, остались еще здесь адекватные личности. Ладно, это мы быстро исправим. Немного горячего чая, толика магии - и Император - главный враг митингующих, после Президента, разумеется. Да транспаранты слегка изменили свой вид, заискрившись в темноте не хуже неоновых ламп.
   Обойдя всех присутствующих, Ирррра, как обычно, собрала подписи в пользу Оппозиции, раздав народу стол дорогие их сердцу бумажки. В отличие от своего глупого братца сотворила она эти бумажки по всем правилам - с зеленых бумажек на их обладателей старательно таращились американские президенты. И лишь в полнолуние, при серебряном свете луны, можно было узреть светлый лик Главы Оппозиции.
  
   - "А где мы еще можем поговорить без Оппозиции?" - неожиданно прозвучал из шпионского кристалла голос Его трижды проклятого Величества.
   Все-таки Ирррра правильно сделала, установив "жучки" по всему Императорскому дому. Они писали все, что там происходило, а стоило кому-то произнести кодовое слово "оппозиция", как сигнал шел напрямую к Главе этой самой Оппозиции.
   - "Оппозицию в эскорт не бери, как бы ни напрашивалась".
   ЧТО?! Это куда это они нас брать не хотят?! На вечеринку, где будут решаться проблемы размножения? И без нас?! Да это ж политический произвол! Попрание всех наших свобод!
   Разгневанная нархана, телепортируясь, даже не заметила, что перехвативший ее чувства народ заволновался, а выкрики "Президент, уходи!" сменились грозными "Завалим Императора, а там хоть трава не расти!" Не заметила она и появившегося из ниоткуда высокого сильного парня с сияющей надписью на черной кожаной куртке "Оппозиция круче всех", возглавившего осиротевшие с отбытием Ирррры ряды митингующих. Правда, вскоре митингующие осиротели еще раз - получив от полиции в глаз, парень в куртке, пискнув "так нечестно, я сестре пожалуюсь", растворился в воздухе, напугав и полицию, и храбрых оппозиционеров.
   - Ого! - громко выкрикнул кто-то. - Оказывается, тут народ взаправду исчезает. Крут однако наш президент. Серега, валим отсюда, покуда и нас замели!
   - Валим! Валим отсюда! - вторили ему отчаянные голоса из толпы.
   И буквально через пять минут на площади не осталось никого, кроме большого черного кота, старательно рвущего на части бумажки с подписями, впопыхах позабытые Главой Оппозиции.
  
  
   ***
  
   - Гир! Ги-иррррр!
   От неожиданности Хоо-гирра, заходящий на восьмой круг, выронил кочергу и позволил хихикающему Раху одним прыжком взлететь на высоченный дуб. И правильно сделал - уж чего было не занимать Раху, так это умения вовремя смыться. А на голову остолбеневшего Гира стремительно приземлилось огромное фарфоровое блюдо, усеяв снег множеством осколков.
   Тонкий фарфоровый намек Хоо-гирра понял, но исправляться не спешил. Ну, вот где это видано, чтобы будущий Темный Бог стол сервировал? Сама эту вечеринку выдумала, пусть сама и... Додумать, что она сама, юный демон не успел - дуло пистолета, глядящее между алых демонических глаз, он, знаешь ли, размышлениям не способствует. А собственное, вернее, бабулино оружие старательно утаскивает куда-то группа наглых серых мышей.
   - Стоять-бояться! - грозно рявкнул Эжен Трубецкой, кусая губы, стремящиеся растянуться в приветственной улыбке. - Опять вторжение?!
   - Ура, вторжение! - на окончательно растерявшемся Гире повисло сразу две визжащие от счастья девицы, измазав и щеки, и рога демона помадой.
   - Оксана, Злата, я как юрист заявляю, что ваши действия квалифицируются, как сексуальное домогательство и нарушение личного пространства иномирского гостя. Не могли бы вы... - попытался урезонить девиц Шанс, но его никто не слышал и не слушал.
   - Не, ну так нечестно! - обиженно вскричал с дерева Рах. - А чего это вы только Гира целуете?
   Широко раскинув крылья, он сиганул вниз, напугал алкоголика Сидорова, пролетев над его макушкой, и заключил в объятия сразу обеих девиц.
   - Я как юрист не могу с этим согласиться, - нахмурился Шанс и, сжав кулаки, шагнул вперед, - считаю, что в этом случае приоритетным является право первого собственника.
   - Ага, мое! - хохотнул Гир, попытавшись сцапать Ксанку за талию.
   - Вообще-то, он меня имел в виду, - с улыбкой пояснил Эжен, убирая оружие и перетягивая к себе девушку.
   Шанс тоже вернул себе свою "собственность", показавшую "собственнику" кулак и звонко чмокнувшую в щеку. И очень даже вовремя - в третий раз Линни звать накрывальщика не стала, телепортировалась к нему сама. И Гиру стало не выяснения юридических формальностей. Потому что Линни...
   Вот честное слово, если бы она не была его девушкой, и если бы они не переживали сейчас самый романтический период в своих отношениях, он решил бы, что суккуба пришла его убить. Ее била дрожь, глаза пылали огнем, аура переливалась всполохами едва сдерживаемого гнева, кулаки сжимались и разжимались, а как она удерживалась от того, чтобы не перетечь в боевую форму, вообще оставалась загадкой. Но любому, кто сейчас посмел бы к ней приблизиться, грозила мгновенная смерть.
   И она была просто неотразима. В конце концов... пусть убивает!
   Неимоверно быстрым движением, таким, чтобы не успела среагировать даже она, Гир метнулся к девушке - и через какие-то доли секунды уже впился поцелуем в ее губы, со всей страстью, на которую только был способен. Не забыв при этом сжать в объятьях. Во-первых, что может быть для влюбленных естественнее такой сцены, а, во-вторых, если она сейчас вырвется, то друзьям из Хватогорска не поздоровится...
   Некоторое время этот поцелуй больше напоминал поединок, но потом девушка слегка расслабилась. Поцелуй стал нежнее, теперь она и сама обняла юношу, а нервная дрожь сменилась дрожью предвкушения.
   Гир не знал, сколько прошло времени, прежде чем Линни, неохотно прервав поцелуй, подняла голову и огляделась:
   - Ой... Они же... - испуганно пискнула она.
   - Они поймут, - отмахнулся Хоо-Гирра. - Они ведь тоже друг друга любят...
   - Спасибо, - суккуба потерлась щекой о его щеку. - За "тоже". И за то, что ты - самое лучшее на свете успокоительное...
   - А? Я, знаешь ли, совсем не спокоен. Я схожу по тебе с ума и рядом с тобой могу думать только о том, как...
   - Знаю. Повторишь это после переговоров?
   - И не только после! - он снова приник к ее губам.
   - М-м... А знаешь, я уже почти готова его не убивать. Но если он только опять посмеет...
   - Кого не убивать? Что посмеет?
   "Кого" - Гир уже сообразил потому, как резко побледнел Рах и мгновенно растворился в воздухе.
   - Что случилось, милая? - воскликнул демон, старательно отвлекая ее внимание от приятеля.
   Не дайте Светлые, еще след возьмет и поймет, с кем он тут развлекается вместе с Рахом, вместо того, чтобы стол накрывать.
   - Что случилось, что случилось! - передразнила его девушка. - Рах случился! И уже давно!
   - Раха? - Гир максимально достоверно изобразил честные-пречестные глаза. - А разве он уже вернулся? Я же его за гриаром посылал.
   - А ты ему точно правильно объяснил, в какой части Вселенной готовят это блюдо? И вообще, что это - блюдо? А не кровать?
   - Кро... - теперь глаза выпучились сами собой. - Какая кровать?
   - Огромная! - рявкнула разгневанная красотка. - На которой с десяток динозавров поместится! Этот... чтоб ему Ангелы хвост откусили... - материализовал ее в Главной Зале и сказал, что так переговоры будет вести удобнее! Рррррр!
   - Он что, совсем посветлел, что ли? Это же... - Хоо-Гирра даже зарычал, пожалев, что помог дружку удрать.
   - Прямое оскорбление суккубам и инкубам, - отвела за него У-си-линна. - Намек на то, что мы именно такие, какими нас считают! А он ведь знает про сердце в когтях. Теперь понимаешь, почему я?..
   - Понимаю... Убить его за такое мало!
   Сердце в когтях демона - древний символ, общий для инкубов и суккубов, в некоторых мирах был вообще неизвестен, в других же - официальные религии почитали его знаком того, что демоны забирают и сердце, и Душу. Но на самом деле прекрасная суккуба на древней, старше многих миров, фреске вовсе не забирала сердце. Она отдавала собственное - приносила его в дар тому, кого считала достойным этого Дара. Как знак любви и обещание защиты ценой собственной жизни. Так трактовали древний символ двух кланов здесь, в Ксашаруме.
   - Линни, я этого гада, - Гир обнял девушку за плечи, - сам убью... Однажды... Прости, а?
   - Гир, я уже почти успокоилась, правда, - вздохнула Линни и, обернувшись к людям, улыбкой их поприветствовала. - Ребята, простите. Я вовсе не хотела вас пугать. Просто... просто... Просто эта ангельскую кровать ни аража не телепортируется. Рах ее каким-то заклинанием закрепил. А я его даже распознать не могу. А ведь скоро девчонки появятся, Президент, да и Шррррр с Муреной. И что мне скажет Императрица, когда увидит это Рахотворение? Не верите? Да вы сами посмотрите!
   - Хорошая, кстати, идея... - поддакнул Хоо-гирра.
   - ЧТО?! - вновь въярилась суккуба.
   - Ребят на вечеринку взять, я хочу сказать, - поспешил исправиться юный демон, - а вовсе не Раховы шуточки.
   "Рахотворение" действительно впечатляло, занимая больше двух третей помещения, в котором должна была проходить официальная часть переговоров. Впрочем, стол для этих самых переговоров был на месте, задвинут в дальний угол и скрыт мощной иллюзией. Да уж, Рах расстарался - может, стоило ему сказать, что кроме дорогой его сердцу вечеринки планировались еще переговоры?
   Гир сосредоточился, выискивая слабые места в установленной на кровати защите от перемещения. Убрать ее, как защиту, так и кровать, действительно не получилось бы, без участия ее создателя, который сейчас прятался, араж знает где, но наверняка подсматривал. Не сказать, чтобы всех расстраивала эта шуточка - Златка с Ксанкой, хоть и утешали Линни, утащив ее к окну, но улыбались втихаря, а парни даже восхищенно прицокивали, глядя на огромное кроватное поле, которое все больше и больше притягивало взгляд. Притягивало взгляд и корректировало мысли. Нет, черная магия, воистину, самая великая и могучая! Правда, иногда даже Темные Боги падают, споткнувшись о невидимый стол для переговоров. Но добычу из рук не выпускают!
   Хорошо, что на людей эта магия не рассчитана, - мелькнула еще здравая мысль, но была растоптана табуном страсти и неудержимого желания. Рухнув вместе с очаровательной суккубой на столь необычную "трибуну для переговоров", Гир напрочь выкинул из головы все мысли, кроме одной. От окончательного позора его спас Президент, выплеснув на голову одуревшего от вожделения демона воду из материализовавшейся в воздухе бочки.
   - Ты в порядке? - обеспокоено спросила Линни. - Ой, мама! - пискнула она, вскакивая с кровати и рывком срывая с нее юношу.
   Президент не был бы Президентом, если бы бочка, истратив воду, благополучно вернулась бы на своем место, а так... Н-да, с Рахом бы они точно спелись.
   - Убью! Обоих! - ласково пообещал Хоо-гирра.
   - Меня нельзя! - заявил с гардины Бумер. - Я посол, лицо дипломатически неприкосновенное!
   - Так лицо я не буду трогать, - нежно улыбнулся демон, - хвост оторву и все! Ну и пошлю господина посла куда следует! А там, глядишь, и до Раха доберусь!
   - Не трогайте Раха, - в распахнутых дверях под ручку с капитаном Ярмолином стояла красавица Измира, старательно отводя взгляд от кровати, - он просто опять перебрал своих грибочков!
   - Грибов перебрал, мозгов недобрал, - зло процедил Гир, но Измира его уже не слышала, прихватив Линни в разорванном в клочья платье и девушек, так и не успевших переодеться к празднику, утащила их наряжаться.
  
   Когда, прихорошившись, перемыв всем знакомым косточки и вдоволь насплетничавшись про парней, девушки вернулись, обстановка в зале переговоров не сильно-то изменилась. Разве что стало еще веселее. Парни, сообразившие, что магией кровать с места убрать не удастся, нашли иной выход. Как говорится, против лома нет приема, а грубая сила - она и в Африке грубая сила. Что такое Африка Гир не знал, но совету Президента последовал и, сменив ипостась на боевую, принялся толкать кровать к окну.
   - Не пролезет! - прикинув размеры, заявил рассудительный Шанс.
   - В дверь ее, в дверь! - подзуживал Император, усевшись на плечо Эжена. - Боком пропихивай!
   - Не пролезет! - юрист вновь сунулся туда, куда его не просили.
   Трубецкой слушать его не стал, поплевал на руки и принялся за дело. Проклятая кровать оказалась не только замагиченной, но и жутко тяжелой - бывший спецназовец, пыхтя и смахивая ладонью пот, старательно волок мебельного монстра к двери, правда, дотащить не успел - решил немного передохнуть. Хоо-гирра, распахнув тугие створки окна, выходящего в цветущий сад, внимательно оглядел местность. Гира, к сожалению, под окном не было - а как бы славно было спустить кровать ему на голову! - никого другого, к счастью, тоже. Резко обернувшись, юный демон хотел рывком вздернуть край кровати на подоконник, но... та самым загадочным образом вернулась на свое место в центре залы. Почесав когтями затылок и задумчиво процарапав пол шипом на хвосте, Гир шагнул вперед, не заметив, как створки окна сами собой захлопнулись.
   - В окно! - подбодрил его Президент.
   - В дверь! - не сдавался Император.
   - В угол! - внес свою лепту еще один черный кот, материализовавшийся на плече капитана Ярмолина.
   Жалобно поскрипывающую кровать очереди перетягивали из стороны в сторону, не обращая никакого внимания на вопли Шанса:
   - Не пролезет! И так не пролезет! И там не поместится!
   Немного похихикав вместе с примостившейся в мягком кресле Иррррой, девушки усовестились и бросились вразумлять каждая своего парня. Но те упрямо отказывались приходить в себя, вырывая друг у друга несчастную кровать, уже давно пожалевшую, что ее вообще произвели на свет. Свой лоск и помпезность она подрастеряла, но размеры до сих пор внушали уважение.
   - В окно!
   - В дверь!
   - В угол!
   По-прежнему звенело парням в уши, но куда тише и с опаской. Никто из наглой троицы первым сдаваться не собирался. Даже когда Измира, глянув на своего капитана под другим углом, заметила тончайшую золотистую паутинку, лишающую парня возможности мыслить здраво, и, взмахом посеребренных коготков разорвав чужое заклинание, вцепилась в длинный черный хвост, вздернув раздраженно шипящего нархана в воздух, поражение он признать не пожелал.
   - Не имеете права! Сатрапы! Угнетатели простого народа! Душители прав и свобод! - орал Ирррр, размахивая красным флагом, неизвестно откуда возникшим в его лапах. - У нас демократическое государство! Где свобода слова, я вас спрашиваю?! Где права народа?! Свободу Оппозиции! Сво-бо-ду Оп-по-зи-ции! Сво-бо-ду Оп-по-зи-ции!
   "Угнетательница простого народа", до сего дня не подозревавшая, что проживает в демократическом государстве Ксашарум, скатала из мелкого вредителя шарик и со словами "в угол, так в угол" запулила пушистый "снаряд" в дальний угол, который не так давно мог похвастаться лишь огромным железным вазоном изящной ковки, а сейчас украсился декоративно-мяучащей лепниной.
   - Ой, - тут же сориентировался Император, - а меня жена зовет!
   - Ага, - подорвался следом Президент, - меня тоже!
   - Так у тебя же нет жены! - возмущенно прозвучало из пустоты.
   - А ты почем знаешь? - ехидный смешок бархатисто прокатился по комнате, и все стихло.
  
   Только недовольный скрип деревянного монстра да тяжелое дыхание мужчин, так и не решивших проблему, нарушали эту мрачноватую гнетущую тишину. Тишину, которая обычно предшествует чему-то очень неприятному.
   - Мы не помешали? - раздался от двери насмешливый голос, заставив парочки испуганно порскнуть в стороны.
   Мощная дубовая дверь даже не шелохнулась, а вот пространство перед ней пошло рябью, через миг явив приустающим делегацию Ксашарума. Вернее, представителей его младшего поколения. Ну не самого младшего, естественно. Но и Старшим пока говорить не стали. Что они, дураки совсем, сами не договорятся? А вот потом можно в Совет с уже готовым договором пойти, за утверждением.
   Прибывшие точно в срок суккубы с улыбкой поглядывали на обнявшиеся смущенные парочки, инкубы, ухмыляясь, пялились на огромную кровать. Воинственные монстры-стрейланы, вредные и злопамятные, коих и позвали только для того, чтобы не злить, настороженно зыркали на людей. Тауриссы, элита Ксашарума, будущие Темные боги, надменно кривили губы, считая собравшихся ниже себя, и завистливо посматривали на Гира, ведь ему уже поклонялись смертные, причем, сразу в нескольких мирах.
   Практически одновременно, но, к сожалению, не так точно, открылся еще один портал - серебристый, мерцающий, с яркими черными прожилками - и на кровать свалилась... то бишь, торжественно прибыла делегация нарханов (в человеческом обличье) во главе с венценосной четой, и плюхнувшимся сверху... то есть, немного припозднившимся Президентом.
   - Что?! - гневно зашипела Императрица, ухватив мужа за грудки. - Ты же мне обещал, что никаких постельных сцен не будет!
   - Милая, ты чего? - выпучил на нее глаза Шррррр. - Я ж только с тобой!
   - Ага, - фыркнула она, - а эти десять человек, Президент и Коврик тут, значит, просто так валяются?!
   - Это не то, что вы подумали! - попыталась оправдаться Линни сразу перед всеми участниками переговорной вечеринки.
   Демоны, даже стрейланы, хохотали, а нарханы, раздраженно шипя и путаясь в непривычных человеческих конечностях, пытались поняться.
   - Да, это совсем не то, что это... - подхватил слова любимой Хоо-гирра. - Ну это... Рах... короче...
   - А с чего это ты взял, что у меня короче?.. - обиженно надул губы соткавшийся из воздуха Рах.
   Одной рукой синеволосый шутник придерживал огромный поднос с гриаром, а второй торопливо расстегивал штаны, собираясь продемонстрировать, что у него таки длиннее.
   - Убью, гада! - взревел побагровевший Гир.
   - Я помогу! - многообещающе улыбнулась красавица У-си-линна.
   - Упс! Кажись, перебор... - буркнул себе под нос Рах и, ловко увернувшись от дружеского кулака, метнулся прямо в стену, сунув в руки только-только отлипнувшей от стены Оппозиции поднос с гриаром.
   Удрать ему не позволили - и пусть у него, Гира, короче, зато скорость всегда выше была. Ухватив Раха за ту самую длинную часть... хвост (а вы что подумали?!), Хоо-гирра что есть силы потянул его на себя. Рах взвизгнул, хвост дематериализовался из рук Гира и вместе с хозяином просочился сквозь стену в соседнюю комнату. Темный бог и красавица-суккуба повторили его маневр, лишь заменив визг грозным рычанием.
   Что происходит за стеной, гости не видели, зато благодаря одному из тауриссов прекрасно слышали.
   - Убью!
   - Поймай для начала!
   - Кровать, значит?! Поцелуй Истинной Любви, так, да?
   - Да чтоб тебе на этой кровати десяток праведниц Житие Святых Великомучеников читали! От начала и до конца!
   - А ну слезай с потолка, гад!
   - Не, ну а я тут при чем? Я, между прочим, за гриаром бегал, через половину Вселенной мотался! И это благодарность, да?
   - Щас я тебе такую благодарность устрою! Будешь синей лепешкой потолок украшать!
   - Не, ну чо я-то?! Вон у Мирки своей про кровать спрашивайте!
   - Не трогай Мирри! Совсем посветлел, что ли?
   - Ну, тогда у ее капитан... А-а-а!
   - Убью!
   - Переговоры! - схватился за соломинку утопающий, то бишь, уползающий, скорее всего, по потолку. - Что о нас нарханы подумают? Вы же роняете престиж Ксашарума!
   - Ксашарум не приплетай! Щас я тебя так уроню! Вместе с престижем! Ты только свою "длинную часть" пониже спусти!
  
   - Иногда молодым демонам очень хочется кого-нибудь убить! - с усмешкой пояснил ситуацию красноволосый таурисс, который включил подслушку. - И бывает, что этот кто-то именно смерти и заслуживает...
   - Точно, - радостно оскалили клыки чешуйчатые стрейланы, - причем, медленной и вдумчивой.
   - Давайте не будем пугать наших гостей, - урезонила их Измира, обольстительно улыбнувшись нарханам. - Надеюсь, этот небольшой инцидент не повлияет на взаимоотношения между нашими расами, правда?
  
  
   * * *
  
   Огромный стол, стоящий посреди пиршественной залы, если и не ломился, то уж точно прогибался под тяжестью множества яств и напитков со всех концов обитаемой Вселенной. В центре стола торжественно пустовал поднос - гриар разошелся мгновенно, лучшей рекламы, чем Рах, ему еще никто не делал. Невзрачные с виду шарики, обсыпанные белой пудрой, были тщательно проверены демонами на предмет посторонних примесей (а то с Раха станется) и быстро разобраны гостями и хозяевами. Маленького шарика хватало всего на пару-тройку укусов, но оно того стоило - гриар сам определял, что больше всего хочет отведать сейчас гость, и передавал всю палитру вкуса данного блюда. Вызывая блаженные улыбки на лицах отведавших его. А может, проверка не была такой уж тщательной...
   Сам виновник вкусной трапезы скромненько сидел с краю стола под присмотром стрейлана с колючими серыми глазами и менее колючей густой гривой. Чешуйчатая рука ласково обнимала юного таурисса за плечи, не позволяя слинять с вечеринки, заставляя ждать заслуженного наказания, которое пока не придумали. Правда, Президент сказал, что у него есть одна идейка, но ее еще обмозговать надо. Наглые алые глазки Раха хитро щурились, намекая, что боялся он того наказания, как праведник святой воды, и стрейлану следует быть повнимательнее.
   Отблески огня, рожденного светом факелов, и золотые блики магических светильников скользили по лицам, создавая романтическую атмосферу, особенно в сочетании со звуками музыки и волшебными голосами двух эльфиек, вдохновенно певших о любви.
   Императрица нарханов повернулась к сидящей рядом Линни:
   - А я их помню, этих двоих. Они открывали бал во дворце у Князя неделю назад. А теперь они здесь. Они, что...? - округлила глаза Мурена.
   Суккуба заливисто рассмеялась:
   - Думаешь, они умерли и попали к нам? Нет, это обычное выступление. Говорю же, мы с Гиром взяли на себя организацию сегодняшнего вечера. А эти две вымогательницы не прогадали, поверь. Оплата полновесным золотом, да еще и... Ну, ты же сама видишь, какими глазами они на инкубов смотрят!
   - Точно, - улыбнулась Мурена. - А не боишься, что проболтаются?
   - Эти? - насмешливо приподняла бровь суккуба. - Да они ж хитрые, как нарханы. Уверена, если их кто-нибудь про Ксашарум спросит, они сделают вид, что впервые слышат это название и начнут спорить, что это - орочий город или поселение шаффтов!
   - Это если они после сегодняшней ночи не решат здесь остаться! - хихикнул с другой стороны Гир.
   При этих словах Мурена бросила взгляд через стол на собственного мужа. Вот кто придумал так рассадить Императорскую чету? Знак высшего доверия хозяев к гостям и гостей к хозяевам, ага. Древняя традиция Ксашарума. Мурена подозревала, что древние демоны этот способ придумали, чтобы, в случае чего, было легче взять переговорщиков в заложники, а уже их потомки выдали это за знак высшего доверия. Нет, ей-то самой ничего не угрожало, от Гира с Линни она подвоха не ждала, а вот Император заложником уже стал. Хорошо еще, что она вовремя велела ему сменить ипостась.
   Началось с того, что сразу пять суккуб с радостными криками бросились гладить Императора по шерстке, а прежде чем Мурена опомнилась, как минимум трое из них уже успели чмокнуть Его Величество в нос.
   Под злобным взглядом Мурены поежился даже грозный Хоо-гирра:
   - Девушки, попрошу не увлекаться, Его Величество женат и счастлив в браке, а если вы разозлите Императрицу, то переговоры...
   - Да мы же просто... Ну, как тут удержишься? - начали вразнобой оправдываться соплеменницы Линни.
   - Действительно, нархански приятно, - мурлыкнул золотоволосый инкуб, поглаживая нежащуюся у него на коленях Главу Оппозиции.
   Ее братец так доволен не был, время от времени прихватывая клыками гладившую его руку и пытаясь переползти к сидящей рядом суккубе, но черноволосый статный инкуб был бдителен и раз за разом возвращал добычу на место, да и Ирррра гневно шипела, что Оппозиция с Императорскими и Президентскими подлизами и гладилками дел иметь не должна, тем более когда тут такие мальчики без присмотра ходят.
   Заметив взгляд жены, Шррррр понял, что принимать облик кота было ошибкой. Медлить после принятия решения нархан не любил, и через миг суккубы разочарованно вздохнули, рассматривая красавца-эльфа, подозрительно смахивающего на Князя Суартинавэля. И теперь Мурена не могла расслышать, ведут ли разочарованные суккубы с ее мужем переговоры или все впятером пытаются уговорить его превратиться обратно. При этом две соблазнительницы уютно устроили головы на обоих плечах Его Императорского Величества. К тому же, и эльфийки-менестрели стали бросать на Шррррра странно заинтересованные, а на суккубов откровенно ревнивые взгляды.
   Линни успокаивающе коснулась плеча Императрицы, тоже пребывающей в эльфийском облике.
   - Не ревнуй. Наши девчонки просто немного эмоциональны, но суккубы никогда не станут разбивать чувства тех, кто по-настоящему любит друг друга.
   Мурена недоверчиво посмотрела на нее. Ведь именно в этом их всегда и обвиняли, во всех мирах.
   - Настоящая любовь встречается редко, вот и ответ. Мы испытываем сердца и души, это верно, но, когда видим, что место занято, отступаем. Взять, к примеру, твоего мужа. Он ведь при каждой возможности на тебя смотрит. Разве это не доказательство?
   Императрица признала правоту Линни. Шррррр, действительно, то и дело посматривал на супругу.
   - Может, я его смущаю, и если бы меня не было...
   - Подруга, ну нельзя же так себя недооценивать! Ему, кроме тебя, никто и не нужен. Вот, девчонки рядом мурлычут от восторга, а он только эстетическое удовольствие получает. А вот если бы рядом была ты, вел бы себя по-другому, поверь! Хотя, сейчас начнутся танцы, сама во всем убедишься!
   - А он меня пригласит? Нам Гир рассказывал по ваш этикет, а я отвлеклась...
   - На инкубов? - понимающе усмехнулась демонесса.
   - Нет, как раз на ваших девчонок. Ну, правда, я же переживаю за него. Они же красавицы такие, а я...
   - А тебя он любит! - безапелляционно заявила Линни. - А если до сих пор сомневаешься, попробуй заговорить с каким-нибудь инкубом. Вон они как на тебя заглядываются! И тогда посмотрим, что устроит Шррррр!
   - А они заглядываются? - зарделась Мурена.
   - А то нет? Сама разве не видишь?
   - Да я и не смотрела... - растерянно прошептала Императрица. - Я на Шррррра смотрела!
   - Нет, ну... Предупреждать же надо! - Линни вполне достоверно изобразила на лице гримасу испуга. - Гир, среди нас праведница!
   - Мы тут все праведники. - усмехнулся Гир. - Особенно если вон с теми дамочками сравнивать!
   - Вот же заразы! - У-си-линна проследила взгляда любимого, окатила выступающих эльфиек выявляющим суть заклинанием. - Бездна Рувала!
   - Да они же под фанеру поют! - возмутилась Мурена, коей тоже открылась суть прекрасных певиц.
   - Под фанерой? - не понял Темный бог. - Да вроде нет, там сверху шелковый полог, украшенный розами. Фанеры точно нет.
   - Фанера - это у нас так говорят, - улыбнулась Императрица, - когда певец поет не сам, а использует для этого разные приспособления.
   - Магические?
   - И магические в том числе, - ухмыльнулась нархана.
   Вскоре суть красоток стала ясна всем присутствующим и без всяких заклинаний. Звуки лютни и арфы, равно как и прекрасная баллада о неземной любви, по-прежнему лились с обустроенной усилиями Измиры и Линни сцены, а вот сами прекрасные певицы в это время сражались с пятеркой суккубов за внимание "Князя", забыв даже о том, что он нархан. Не менее прекрасные демонессы стояли на их пути нерушимой стеной. И вот что странно: почему-то с этого момента Мурена начала воспринимать их... почти как хранительниц собственного семейного очага!
   - Эльфффийки! - прошипела негодующая кошка.
   - Не все, но некоторые - точно, - согласилась Линни. - Богема, коготь Рахмура им...
   - И вот как же они удивятся, - со смешком прокомментировал Гир, - когда один из эмппов попадет в руки Князю!
   - А разве ведется запись?
   - Ага, - кивнул Хоо-гирра, - утром запишу парочку эмппов. Один для Совета, второй для Светлых. Эти фанатики боятся, что мы вас тут околдуем и собьем с пути истинного!
   - Мы и собьем, но только тех, кто сам возражать не будет! - хихикнула Линни, кивнув в сторону Президента Бумера.
   Он тоже вел переговоры по вопросам улучшения демографической ситуации, а попросту, как умудрилась услышать Императрица, напрягая слух до максимума, травил пошлые земные анекдоты, а суккубы (тоже пятеро) зачарованно его слушали, при этом хихикая и премиленько краснея. А довести суккубов до такого состояния - это надо умудриться!
   - Теперь понимаешь, что я имела в виду? - спросила Линни. - Сердце Президента свободно, а Император - занят!
   Президент и У-си-линна отвлекли внимание Императрицы, а бой тем временем только усиливался. Одна из эльфиек, еще не потерявших надежду прорваться к Императору, бросила файербол в заступившую ей путь суккубу, но та успела выставить щит, и "певице" пришлось шлепнуться пузом на пол, чтобы не получить в лоб собственным огнешаром.
   Хоо-гирра быстрым и уверенным магическим пассом обездвижил обеих любительниц петь под фанерой, после не спеша допил свой бокал с дорогущим эльфийским вином, извиняюще улыбнулся суккубам, которые были вовсе не против продолжения боя, и показал кулак Раху и его охраннику-стрейлану, уже начавшим принимать ставки на этот бой.
   - Дамы, - Гир чмокнул У-си-линну в щеку и галантно поцеловал руку Императрице, - я вас ненадолго покину. Думаю, на нашу переговорную вечеринку следует еще кое-кого пригласить. Пусть сам со своими подданными разбирается!
   Линни улыбнулась вслед исчезнувшему парню и громко объявила:
   - Ну, а раз у нас вышла такая досадная накладка с живой музыкой, надеюсь, вы не будете возражать против мелодий и ритмов техномиров?
   И в пиршественный зал откуда-то из-под потолка хлынули очень знакомые Мурене звуки. Сколько раз она их слышала из Ленкиного плеера!
   А на лицах услышавших это эльфиек застыл священный ужас...
  
  
   ***
  
   Долгую жизнь прожил Князь Суартинавэль, и случалось в этой жизни многое, но такого, как сегодня, он при всем желании не сумел бы припомнить. Началось все с того, что прямо во время важного совещания, на котором обсуждались животрепещущие вопросы внутренней и внешней политики, как то "важность канделябров в убранстве замка или ну их к аражу" и "эльфы как венец эволюции, шесть тысяч сто шестьдесят восемь научно обоснованных доводов - пособие для молодежи, чтобы не выставляли себя последними даунами", прямо в святая святых княжеского дворца (тайную Княжескую сауну) на заставленный закусками стол шмякнулся неизвестно кто. Все бутылки, гад, разбил! Это - во-первых.
   Во-вторых, наглого пришельца самым бессовестным образом пропустили мощнейшие охранные заклинания - и это вместо того чтобы опознать и адекватно отреагировать. Понятие "адекватной реакции" включало множество мер, от оповещения Князя о приходе гостя и о его намерениях до небольшой кучки пепла, оставшейся от враждебно настроенного визитера. Пропускать же они должны были лишь особо доверенных лиц. Но эти "доверенные лица" и так уже были здесь, а некоторые "особо доверенные" уже спали этими самыми лицами в миске со странным иномирским салатом. А самое главное, заклинания не должны были пропускать нарханов. Но эти твари умудрялись обходить одно заклинание за другим. Араж бы побрал эту дуру Неор, что пригласила нечисть в княжеский замок. Нарханам только кончик хвоста дай сквозь защиту просунуть, как тут же целиком пролезут. Князь пытался выяснить у Шррррра, как им удается обходить новые защитные чары, наложенные на очищенный от нечисти замок, ведь больше-то их никто не приглашает, но Император мог сделать государственную тайну из чего угодно. Правда, сам же мог потом эту тайну выболтать, к сожалению, в данном конкретном случае такая удача Суару не улыбнулась. Это был вовсе не нархан. И не канделябр, к счастью.
   Порушивший все веселье оказался стройным, даже хрупким юношей с огромной копной волос насыщенного зеленого цвета. С длинным гибким хвостом и маленькими рожками. Право, Князь не столько и выпил, чтобы черти мерещились. И бутылки били! И вообще, это грубым людишкам должны черти мерещиться, а прекрасным и благородным эльфам должно видеться что-то возвышенное и нежное, феи, к примеру. Ой нет! Чур-чур-чур! Только не феи, не феи, не феи...
   - Да успокойтесь вы, не фея я! - усмехнулся черт и, стряхнув с ушей застрявшие там шкурки бананов, встал во весь свой далеко не маленький рост и приосанился. - Мое имя - Гир, Ваша Светлость, - отрекомендовался наглец.
   Как раз сейчас охрана Князя должна была если не атаковать "Гира" всеми доступными средствами, уложив на месте, то уж обездвижить - точно. И где, спрашивается, шляется эта самая охрана, когда им был отдан четкий недвусмысленный приказ? "Араж! Имбыр хан! Тащите, нарфа вам в зад, сюда свои тупые морды! У вашего Князя все бухло кончилось! Ой... ну это... благородным нектарам трындец пришел! Короче, эликсиров сюда, и живо!" Разве он что неясное сказал? Может, и переборщил чуток со словечками Арвен (главное, ничего не брать из ее нежных ручек), но это же не повод игнорить приказы Князя. Разве не должны верные подданные понимать своего правителя с полуслова?
   О! Вот и они! Вовремя-то как!
   Кто? Что значит "кто"? Они! Пузатые, хрустальные, нежно позвякивающие, холодные, в меру запотевшие сосуды с благороднейшими эликсирами.
   Ну и охрана, само собой.
   - Нет, ну и чего встали, тупицы?! Это - сюда, этому - в морду! Да не этим, болваны! Кулаки вам на что, коли про магию забыли?! И какой дебил таких тупиц в охрану набирал?
   - Говнокомандующий... - икнул Советник. - Гы! Ну, то есть Главнокомандующий.
   - И где он?! - грозно попытался свести глаза в кучку Князь. - А ну подать его пред мои светлые очи!
   - Да вон он, - лениво отозвался Советник, неопределенно обведя рукой стол, - где-то здесь спит.
   Решившая срочно реабилитироваться охрана, осторожно поставив на стол свое оружие и выхватив бутылки... тьфу, осторожно поставив на стол бутылки и выхватив свое оружие, бросилась на пришельца. Странный гость, до этого с насмешливо приподнятой бровью и немым восхищением в алых глазах наблюдавший за происходящим, легким, почти незаметным, движением руки обездвижил и саму охрану, и участников совещания в полном составе. Кроме самого Князя. Впрочем, тот и не пытался изобразить из себя ледяную статую: обмануть этим мага такого уровня вряд ли возможно. Не стоит и пытаться! Хотя... Что там рассказывала Арвен?..
   А это идея! Еще стакан и...
   - Я тучка, тучка, тучка, я вовсе не медведь,
   Тьфу...
   Я тучка, тучка, тучка, а не Великий Князь...
   А орки и людишки - все просто пыль и грязь!
   А как приятно тучке по небу летать
   И людям на макушки прям сверху вниз плевать!
   А в синем, синем небе порядок и уют,
   Поэтому все тучки так много нынче пьют...
   Тьфу... поют, естественно.
  
   - Н-да... - протянул зеленоволосый чертик. - С этим надо что-то делать.
   Легкий, еле заметный щелчок хвостом. И в уставленной замысловатыми ушастыми статуями сауне вместо чудесной крутой тучки появился не менее чудесный Князь. Только трезвый и злой.
   - Чем обязан вашему визиту, уважаемый Гир? - выглядел гость, как человек, но его возможности заставляли Князя в этом сомневаться. Поэтому обращение он опустил. И вредность тут вовсе ни при чем!
   - Я уполномочен всего лишь пригласить Вас, Ваша Светлость, на одно... - юноша окинул взглядом сауну и сцедил усмешку в кулак, - официально-неофициальное мероприятие, на которое прежде уже были приглашены две Ваши очаровательные соотечественницы.
   Князь побледнел.
   В такой форме можно было пригласить куда угодно, от невиннейшего праздника, вроде детских утренников, о которых однажды рассказывала Барбариска, до сложнейшего магического ритуала по вызову демона, в качестве жертвы, естественно. Хоо-гирре, к примеру.
   Благородный и отважный эльф затравленно огляделся.
   Хм, а деваться-то некуда. И помощь... либо спит в салате, либо... Эх!
   А что там сказал этот мерзкий араж? У него в лапах две эльфийки? Заложницы, не иначе...
   - Официально-неофициальное мероприятие? - собрав все мужество, надменно протянул Князь.
   - Ну, вообще-то... - непонятно с чего смутился Гир, - это... считайте это вечеринкой.
   - Вече... ринкой? - недоверчиво переспросил эльф, продолжая лихорадочно анализировать ситуацию.
   Значит, его сегодняшний гость, по сути, школяр? Студент? Маг-недоучка? Но какой же силы? Походя обошел мощнейшее охранное плетение. Шевельнул рукой - и шестеро магистров высочайшей классификации застыли мордой в... в самых неудобных позах?
   - И зачем вам, интересно, на вашей вечеринке понадобились особы моего уровня? - неожиданно даже для самого себя правитель эльфов улыбнулся.
   - Для полного комплекта, - хихикнул наглый мальчишка, - тучек у нас еще не было!
   Суартинавель аж побагровел от гнева, присмотрев в качестве оружия кочергу, коей совсем недавно слуги ворошили уголь в топке. Зеленоволосый, проследив за его взглядом, неожиданно вздрогнул и сжался в комок, а черно-белый хвост испуганно обвился вокруг ноги хозяина.
   - Простите, - жалобно пискнул Гир, зажмурившись, замер на миг и, встряхнувшись, как мокрый пес, выпрямился и четко произнес. - Нам очень нужен ваш опыт. Это ведь не только вечеринка, но и переговоры.
   Мальчишка хитро улыбнулся, возведя очи к деревянному потолку и на грани слышимости прошептал:
   - Вот бабуля и дед удивятся, как круто я все провернул!
   Князь невольно улыбнулся - мальчишка, как есть, мальчишка.
   - Поверьте, Ваша Светлость, - продолжил гость, - многих из тех, кто там присутствует, Вы знаете лично. Думаю, как опытный политик, Вы не упустите возможности завязать и новые знакомства, весьма интересные и полезные. Хотя и... несколько неожиданные...
   - А... Мои соотечественницы, кто они? - Суар вновь напрягся: на вопрос о заложницах гость может и не ответить.
   Но тот спокойно назвал имена, действительно, очень хорошо известные Князю. А еще лучше - казначею.
   - На вашей вечеринке выступают эти грабитель... то есть, я хотел сказать, грандиозные мастерицы искусства музыки и слова?
   - Да, Ваша Светлость, - хмыкнул парень, искривив четко очерченные губы. - Их волшебные голоса все еще звучат дивной музыкой в моей душе.
   Зеленоволосый закашлялся, скрывая смех, а делар Авилэр странным образом поймал отголосок его мыслей. Оказалось, что последним шедевром "грандиозных мастериц", который Гир успел услышать, была фраза на два голоса: "Да мы вас на струны для арфы порвем, защитницы аражевы! Этот кот наш! Дура, не кот, а эльф! Сама дура! Эй, этот инкуб тоже наш! Нам обещали незабыва..."
   Что пообещали этим мошенницам, эльф уже не услышал, стрелой вылетев из чужой головы.
   - А кто уполномочил Вас пригласить меня на этот замечательный... - слово далось с трудом, - концерт?
   - Совет! - уклончиво ответил гость.
   - Совет?.. - Князь со всей серьезностью кивнул, хотя догадывался, что никаким Советом там и не пахнет, разве что советом таких же оболтусов, как зеленоволосый гость. - Я пытаюсь вспомнить известных мне магов Вашего уровня Силы, уважаемый Гир, но я, право, в затруднении...
   - Если Вы спрашиваете о моем облике, Князь, то это морок. Я слишком известен в этом благословенном мире. Знаете, как хочется порой отдохнуть от громких титулов и нескончаемого потока славословий и почувствовать себя просто...
   - Эльфом! - вздохнул Князь, невольно выдав свои мысли.
   - Я знал, что Вы меня поймете. Обещаю, все Ваши сомнения развеются, как только мы окажемся там, где нас уже ждут!
  
   И вот теперь Его Светлость Суартинавэль в который уже раз удивлялся странностям сегодняшнего дня. Он, и правда, оказался на вечеринке, но не на студенческой, как успел было подумать, а на демонской. В самом сердце Преисподней. Куда его привел никто иной, как Хоо-гирра. Коварный Темный бог, чье имя вызывало лишь страх и вопли ужаса и было созвучно Концу Света. Впрочем, в то, что этот смешной мальчишка и есть "самый грозный Темный бог", Князь поверил не сразу, а только после смены ипостаси на боевую, продемонстрированную в ответ на обещание "не слишком пугаться". Надо же, ни об имени, ни об известности не соврал, конспиратор нарфов!
   Хоо-гирра (хотя на язык Князю так и просилось "домашнее" Гир) ввел эльфа в курс дела. Вечеринка, действительно, непростая. Это еще и встреча на высшем уровне, взаимовыгодная для обеих договаривающихся сторон. А кто мог договариваться с демонами? Нарханы, естественно! И лингрэ!
   И пусть демоны на деле оказались совсем юными, но их первый опыт переговоров и заключения союзов весьма неплох. Может, со временем и взрослые демоны присоединятся к своим детям. Ну а лично он, Князь, получает отличную возможность изучить расу и мир демонов.
   Президент Бумер, который еще минуту назад вертелся поблизости, уже успел куда-то исчезнуть вместе с очаровательными суккубами. Князь не удержался от снисходительной улыбки - видимо, решили перевести переговоры на новый уровень. Соблазнительниц было пятеро (хотя тут еще вопрос, кто кого соблазнил), и Князь совершенно искренне пожелал лингрэ удачи. А еще - дожить до утра. Хотя, насколько он уже успел вникнуть в тонкости суккубо-нархано-лингрэвской дипломатии, ничего с Президентом не случится. Если очаровательные демонессы перестараются, им станет некого гладить, а этого они ни за что не допустят.
   Что ж, Президента ждет волшебная ночь (и даже не одна) и долгая жизнь, а Империю - процветание, благоденствие и бесконтрольное размножение. Правителя эльфов этот вопрос должен был бы обеспокоить, и в течение предыдущих двух часов так оно и было, но теперь - не беспокоил совершенно.
   Причина столь странного отношения Князя к вопросам политики подошла к нему минут пятнадцать назад. С подносом с фруктами и двумя бокалами вина, достойного княжеских погребов. Умудренный жизнью делар Авилэр удивленно взглянул в бездонные синие глаза и ощутил себя... просто эльфом, юным и влюбленным. Девушка же, почему-то смутившись, тихо произнесла: "Простите, я не хотела!" - и развернулась, чтобы уйти. Но Князь удержал ее, ободряюще улыбнувшись девушке.
   - Чего вы не хотели?
   - Воздействовать. Это случайно вышло. Я еще плохо контролирую... Простите, Ваша Светлость!
   Странная она. Суккуба, извиняющаяся за то, что является частью ее Природы.
   - Ваша магия здесь ни при чем, сарити-али, - нашелся эльф (как же вовремя "страшный и ужасный" Гир объяснил ему, как следует обращаться к юным демонессам). - Всему виной лишь ваша красота и то, что мое сердце еще способно биться.
   - Правда? - робкая улыбка официантки не оставляла сомнений в том, что все это - не искусная игра, а сама девушка - не тайный агент местных спецслужб, заинтересовавшихся высоким гостем.
   - Истинная правда, сарити-али...
   - Лита! - подсказала она. - То есть, Аэлита, но для семьи, - суккуба взглядом указала на красотку, сидевшую между Гиром и Императрицей нарханов, - и друзей я просто Лита.
   Ее "семью" Хоо-гирра уже представлял Князю, как У-си-линну, свою невесту.
   Значит, никакая она не официантка, а...
   - Вы сестра Линни? - уточнил Суар.
   - Да. И еще я сестра одной мелкой непоседы по имени Летти, которую нам не иначе, как Ангелы послали...
   "Чертовки", - перевел с демонского Князь.
   Гм, а он-то не так давно думал, что это его здесь допрашивать собрались.
   Еще через минуту выяснилось, что Лита просто счастлива, что Его Светлость не в обиде на нее за "тот взгляд": она всего лишь хотела вызвать у него симпатию. Что ей всегда нравились эльфы, а вот живых эльфов ей видеть не доводилось. Нет, не подумайте, она вовсе не хотела причислить Князя к "мертвым эльфам", ведь он такой... такой... живой и красивый.
   Последние слова Лита прошептала почти неслышно, но только не для Суара.
   Давно Князю не было так весело! И это невиннейшее из созданий - демон? Да тут скорее себя инкубом почувствуешь!
   - А друзей у меня мало, - всхлипнула Лита. - Вы же понимаете, нам положено быть злыми и...
   Да уж, он сегодня уже видел страшного и злобного, если верить знакомым с детства легендам, Хоо-гирру. Князь взглянул на опаснейшего Темного Бога, и тот отсалютовал ему страшным орудием демонов - вилкой. А что? Некоторые люди, к примеру, до сих считают этот столовый прибор творением Темных Сил, предпочитая, в случае чего, есть руками.
  
   Это была самая безумная вечеринка в жизни Князя, если, конечно, не считать совещания в духе иного мира. Кстати, надо бы эту Арвен отправить куда-нибудь из замка, чтобы подданных не смущала. Хочет истинно эльфийской жизни - получит: дальние лесные заставы еще никто не отменял. Суар ни минуты не сомневался, что эта девица, способная дать фору даже демону, последует за женихом, куда бы его ни отправил "клевый" Князь. Если уж демоны знают, что такое любовь, то и люди смогут это понять.
   Демоны. О них рассказывают такие ужасы, что и Князю доводилось вздрагивать, слыша эти истории. И еще не раз доведется, если тот же Рах решит посетить Калейдоскоп. Неизвестно, что из себя представляют взрослые демоны, но их дети весьма милы. Особенно, демонессы. Особенно...
   Как же мало мы о них знаем! Считаем, что они пробуждают в смертных и бессмертных страсть, желание, похоть, в конце концов, а что в действительности... Предстанет пред тобою этакое чудо, рассуждающее о том, что демонам положено быть злыми, и тогда поймешь, что не желание они в нас будят, а любовь. Поэтому и не атакуют сейчас всем кланом нарханского императора, неотрывно смотрящего не на суккубов, а только на собственную жену: не хотят разрушать настоящее чувство! А перед теми из нас, кто на эти чувства не способен, они беззащитны. Вернее, используют тот единственный способ защиты, который могут, забирая их Души. Вовсе не прекрасные демонессы губят наши души. Это делаем мы сами.
   Вон как некоторые, которые не только ни аража петь не умеют, но умудряются предложить свои услуги демонам. А когда поняли, что вляпались, перепугались - решили, что живыми им из Ксашарума не выбраться, и надо оторваться на полную катушку (не забыть бы спросить у Арвен, что это значит). А чтоб не так страшно было, эликсира храбрости намахнули. Где только взяли? Насколько Суартинавель успел заметить, ничего крепче легкого вина на переговорной вечеринке не было. Хм... Или это после этих дамочек его не стало? Короче, давненько не приходилось тысячелетнему эльфу краснеть, как нашкодившему мальчишке. Уж лучше бы Гир не показывал ему эмпп с записью "концерта".
   Ну, ладно-ладно. Возможно, с нотациями он слегка перебрал. Но не настолько же, чтобы всей толпой утешать этих двух... "бедняжек". Э нет! Утешаться вместе с инкубами будете только после обновления собственного репертуара за счет музыки Ксашарума и Земли. Нет, он не знает, как под нее танцевать. И вообще танцевать не будет. И с Аэлитой не будет... Что? С кем? Будет, естественно. Что будет? Все! Ой, ну это... танцевать, конечно.
  
   Танцевали все: и эльфийки (ну хоть это они умеют), и люди с Земли (ламбада - это просто нечто), и нарханы (танец маленьких утя... то бишь, аражей), и демоны под руководством Раха (что-то совсем уж невероятное), и демонессы (тут не то что слов, даже эмоций никаких не хватает). А после... После вышла Измира. Она танцевала для своего избранника-человека, никого боле не замечая в ставшем вдруг таким маленьким, сжавшимся до украшенной цветами сцены, зале. Танцевала открыто, нарушая все каноны жизни демонов и разрушая миф о том, что демоны не умеют любить. А когда невероятный красивый танец закончился нежным и страстным поцелуем, все до одного поднялись со своих мест и провозгласили тост за этот союз, знаменующий новую эру единения между расами. И этот момент Князь явственно ощутил всплеск магической энергии, и уже сам подключился к этому потоку, вливая в него свою собственную силу и благословляя тем самым "почти молодоженов".
   Счастливый ураган по имени Измира донес частичку собственного счастья до всех те, кто был сейчас в зале. И разве сумел бы Князь избежать встречи с этой влюбленной в своего капитана и весь огромный мир демонессой? Он и не избежал, чему был очень рад. Правда, после такой эмоциональной бури он постарался найти место потише, чтобы осмыслить произошедшее, но как раз в этом тихом месте его и отыскала Лита, решившаяся наконец-то подойти и заговорить "с настоящим живым эльфом". Девушку интересовало абсолютно все, что касалось эльфов, и князь с удовольствием развеивал мифы о собственном народе, бродившие по просторам Ксашарума. А в последние несколько минут он даже ловил себя на странной мысли о том, не будет ли бестактностью с его стороны поцеловать на прощание эту юную суккубу, демона с душой ангела.
   Только вот прощаться - ни с ней, ни с этим невероятным праздником - не хотелось. И неизвестно, сколько бы он еще думал над этим вопросом, ставшим вдруг очень важным, если бы зал не наполнился вдруг звуками вальса, который в некоторых мирах называли белым.
   Суккуба протянула ему руку:
   - Вы позволите пригласить Вас на танец, Князь?
   Он ответил поклоном - и закружил ее в вальсе. А вопрос о поцелуе решился сам собой - Суар просто не стал дожидаться момента прощания.
   Но время прощаться все же пришло. Об этом Суару сказал Гир, по словам которого выходило, что срок действия заклинания, наложенного демоном на его стражников и сановников, заканчивается. Смотрел Гир при этом как-то виновато. На Литу. А та лишь благодарно улыбнулась обоим и, произнеся тихое "Спасибо! За все!", отступила на шаг и затерялась в веселой толпе.
   Но все еще смотрела вслед Князю, когда тот шагнул в открытый Гиром портал. Вернее, хотел шагнуть. Портал самым наглым образом вдруг схлопнулся перед самым носом эльфа. Ответственность за это безобразие виновник брать на себя не собирался и, сделав самые невинные глаза, заявил:
   - Сразу никто не уходит!
   - А что, еще что-нибудь осталось? - хихикнула Златка.
   - Осталось, - кивнул Президент, - песня осталась. Кто ж без песни уходит?
   - Опять про елочку? - улыбнулся Эжен и даже пропел:
   Маленькой ёлочке
   Трудно летом жить:
   Может ведь солнышко
   Ёлочку спалить!
   - Точно! - подхватила Ксанка:
   Из лесу ёлочку
   Взял себе нархан:
   Стало вдруг холодно -
   Снег, да и туман!
  
   - Чушь! - отмахнулся Бумер. - Вот еще старье петь! Я тут новую песню сочинил!
   - Ты сочинил? - опешил Шанс. - Да это ж я...
   - Что ты? Что ты? - передразнил его лингрэ. - Подумаешь, слова придумал. Что такого? Это каждый дурак может! Главное, идея! Она - моя, значит, и песня моя!
   - Может, это будет наша общая песня? - улыбнулся Шанс.
   - Ладно, - смилостивился Президент. - Тогда так. Нам нужен Дед Мороз.
   Лингрэ прищелкнул хвостом, и прямо на сцене материализовался Сидоров с синим носом, белой бородой и красной шубой, поверх вытянутых на коленках треников и мятой серой майки. Торопливо запахнув полы шубы, мужчина удивленно икнул и, почесав бороду, провозгласил:
   - Ну дык... это... С Новым Годом!
   - Отлично, - кивнул ему Бумер. - В роль вошел. Теперь нам нужен демон отпущения... Кого выберем добровольцем?
   Взгляды всех присутствующих синхронно скрестились на невинно хлопающем ресницами Рахе.
   - А чо сразу я-то? - фыркнул синеволосый. - Хотя если будет весело, то я не против.
   - Будет весело, не сомневайся, - азартно потер лапки Президент и, вспрыгнув Гиру на плечо, что-то азартно зашептал ему на ухо. Хохот юного Темного Бога подтвердил, что да - весело-таки будет.
   Демон, окинув своего дружка ехидным взглядом, прищелкнул пальцами, и в зале зазвучала тихая музыка.
   - Ой, а я знаю это песню! Это "Там вдали за рекой"!
   Златкины слова потонули в возмущенном вопле резко позеленевшего Раха "Я что, теперь буду все это показывать? А ну сними заклятие подчинения, гад!", и Президент запел:
  
   Юный демон однажды на Землю попал,
   Он о новых мечтал впечатленьях;
   Вот открылся портал - и немаленький зал
   Визитер оглядел с удивленьем.
   А когда осмотрелся, то вдруг загрустил:
   Здесь сверкали во множестве звезды,
   Значит, как ни крути, а ему не уйти, -
   Пентаграммы ведь - это серьезно!
  
   "Что же делать?" - решал юный демон вопрос, -
   "Может, деревом стать незаметным?
   Станет шишкою нос, а несчастный мой хвост
   Притворится обычною веткой!
   Только жаль - шевельнуться тогда не моги..."
   Юный демон - зеленый, колючий, -
   Вдруг услышал шаги... Может, это враги?
   И решил он, что елкой быть лучше.
  
   Дверь открылась с пугающим скрипом, и вот:
   "Кто здесь елку поставил до срока?" -
   Крик раздался. - "Вот черт! Впрочем, время не ждет,
   Да и нам же поменьше мороки!"
   Демон чуть не решил, что пора убегать,
   Когда стали на шею и руки
   По одной надевать, на ветвях закреплять
   Кто гирлянды, а кто и игрушки.
  
   Юный демон едва не сорвался на рык,
   Но от новой догадки застыл он:
   Вот пойди, разбери, может это - дары?
   Амулеты неведомой Силы?
   Он сдержаться решил, он молчал и тогда,
   Когда дети собрались у "елки", -
   Ведь одна никогда не приходит беда, -
   Уже тянутся руки к иголкам!
  
   Юный демон решил: "Раз терпеть, то терпеть!
   Умирать - так безмолвно и гордо!"
   Только медлила смерть, - детки начали петь
   Про Пришествие Нового Года!
   Ну, а "Елка" стоял, продолжал наблюдать
   И оценивать степень угрозы:
   Дети стали кричать (а быть может, камлать), -
   Звать какого-то Деда Мороза!
  
   Ветки коротки были, чтоб уши закрыть:
   Демон чуть не оглох безвозвратно,
   А на страшный на крик вдруг явился старик
   С бородой подозрительно-ватной.
   Бедный "Елка" собрался, все мышцы напряг,
   Приготовился к битве неравной:
   Борода - это знак, что старик тот был маг,
   Тот, что здесь начертал пентаграммы!
  
   Юный демон решил: "Мой единственный шанс -
   Попытаться прочесть его мысли!
   Все, что хочешь сейчас, я исполню на раз...".
   ...Бородатый мечтал похмелиться!
   Он при этом на елку совсем не смотрел,
   Детям он объяснял между делом,
   Что на зов прилетел, бросив тысячу дел,
   А Снегурочка - ик! - заболела!
  
   Трижды по полу посохом маг постучал,
   Дети стали водить хороводы;
   Бородач чуть стоял, он в сторонку дышал,
   Хрипловато шепча: "С Новым Годом!"
   Только Светлые Маги, что ни говори,
   Многократно коварнее Черных:
   Был пароль: "Раз, два, три!", отзыв: "Елка, гори!",
   И восторгом пылавшие взоры!
  
   Юный демон Души ни одной не сгубил,
   Не успел совершить преступлений;
   Он губу закусил, а иначе б спросил,
   Ну, за что ж ему - самосожженье?
   И бедняга от ужаса к полу прирос,
   Размышляя о подлости Светлых...
   ...У него от волненья подрагивал хвост,
   Слава Бездне, не слишком заметно!
  
   "Нужно срочно бежать, вот бы знать еще, как? -
   Не домой, так... хотя б в Нидерланды!"
   ...Трижды посохом стукнул таинственный маг
   Демон вспыхнул... огнями гирлянды!
   Дед Мороз, покряхтев, развязал свой мешок,
   Стали детки кричать без умолку:
   Каждый что-то нашел, стало всем хорошо,
   И тихонечко плакала елка!
  
   ...А когда в небесах уже звезды зажглись,
   Те, которые не пентаграммы,
   (Старый маг с детворою давно разошлись),
   Демон стал собираться обратно.
   В этом мире ему оставаться нельзя,
   С пентаграммами - Сила поможет
   Маг ведь явно был пьян - в его чарах изъян
   Юный демон отыщет, он сможет!
  
   Облик свой не меняя, он с места шагнул,
   Осторожно прошелся по залу...
   Сторож в дверь заглянул - и чертей помянул:
   "Что же деется? Елка сбежала!"
   То же час помянул он граненый стакан
   И зачем-то - горячую белку:
   То ли сторож - гурман, то ли это обман,
   Ведь зверек-то невкусный и мелкий!
  
   Юный демон застыл, поумерив свой пыл,
   Проклиная судьбу и невзгоды,
   А потом с полчаса сторож живописал,
   Как же весело здесь в Новогодье!
   Юный демон ошибку свою осознал:
   Эти звезды - они без подвоха;
   Мысли в кучку собрал, а в итоге - признал,
   Что он время провел здесь неплохо.
  
   С возвращеньем вот только слегка затянул,
   Но теперь-то уж самое время!
   Он портал распахнул, сторож только моргнул,
   А потом закричал: 'Ограбленье!'.
  
   Юный демон вернулся, но только теперь
   Исчезает из дома надолго:
   Каждый год, верь - не верь, где-то пару недель
   На Земле он работает ЕЛКОЙ!
  
  
   Оказавшись в собственном дворце, Князь поспешил в "зал совещаний", на ходу придумывая, что сказать Советнику, Говно... тьфу, Главнокомандующему и остальным. Впрочем, один из стражей сам избавил его от этой необходимости:
   - Мой Князь? Разве Вы уже вернулись с прогулки?
   Верховая прогулка в обществе Имара и Неор была вообще-то вчера, но упрекать подданного в забывчивости Князь не стал.
   Ох, и силен же демон! И хитер! Замечательно все-таки, что он немного не такой, каким "положено" быть Темному Богу!
   - Конечно, вернулся! Вы же не думали, делар Арраэль, что мы отправились гулять к Хогги на рога?
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"