Петерсон Даниил Викторович: другие произведения.

Звездный Странник. Книга 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Текст первой книги о Страннике, собранный в единый файл.


  Глава 1
  4 тысячи лет до нашей эры, окрестности о. Байкал
  - Сын, ты не обязан этого делать.
  - Обязан, отец, ты же сам это знаешь...
  В тихую звездную ночь две фигуры неспешно прогуливались по открытому звездному небу храму, возведенному на берегу великого озера. В идущей впереди фигуре можно было опознать мальчика лет 12-ти, вслед за которым шла фигура могучего мужчины. Мужчина нес в руках зажженый факел, стараясь освещать путь ребенку и подсвечивая изображения на стенах, которые разглядывал мальчик.
  Мальчик не мог для себя решить, какие чувства он испытывает в данный момент. Ему было грустно, немного страшно, но в то же время он ощущал облегчение и воодушевление. Завтра утром настанет момент, о котором он мечтал, которого ждал и которого он боялся всю свою недолгую жизнь.
  Мужчина с болью и гордостю в глазах смотрел на своего сына. Еще до его рождения он знал, что этот день настанет. Все племя знало. Мужчина вдруг вспомнил последние слова своей старшей жены, матери мальчика: 'Ты знаешь, как мало времени будет у нашего сына. Люби его, мой вождь, так сильно, как только ты можешь любить'. И вождь любил его. Так сильно, как только мог. И сейчас эта любовь приносила ему самую страшную в его жизни боль.
  А мальчик тем временем обходил храм, прикасаясь к каменным стенам и разглядывая в неровном свете отцовского факела изображенные на них сцены, иногда подолгу останавливаясь возле некоторых из них. Обойдя все стены, мальчик двинулся в центр здания, где можно было увидеть закрытый деревянным щитом вход в подземную часть строения.
  Два человека стояли неподвижно в центре храма, думая каждый о своем. Мальчик пытался представить, что ждет его завтра, думал о своем будущем и о будущем всего племени. Мужчина думал о сыне, которого скоро потеряет. Он думал о том, стоит ли жизнь его ребенка процветания всего его племени, и каждый раз с болью приходил к одному и тому же ответу - он знал, что будущее племени превыше всего, но каким же горьким было это знание! Мужчина был прежде всего вождем, и только потом - отцом. Именно поэтому племя доверило ему свою судьбу.
  - Племя построило очень красивый храм, - сказал мальчик, окидывая взглядом все строение. - Как жаль, что он разрушится после призыва Странника. Наверное, можно было построить только Лабиринт, ведь только он важен?
  - Да, сын, только он нужен для Призыва. Но все наше племя строило этот храм много лет, и все знали, что его предназначение - быть разрушенным. Однако мы все равно его строили и делали это с любовью. Это наша жертва тебе и Страннику, который займет твое тело и твой разум.
  - Но ведь еще первый Странник сказал, что не нужно приносить жертвы?
  - Чем же ты занимался на уроках шамана, раз задаешь такие вопросы? - с улыбкой спросил отец у сына. - Он точно должен был объяснить тебе, в чем разница между жертвой и человеческим жертвоприношением.
  В ответ на упрек отца мальчик поморщился и попытался оправдать свое незнание простых вещей:
  - У шамана в доме странно пахнет. И вообще он сам странный - вечно сидит со своими книгами, на улицу почти не выходит, постоянно о чем-то задумывается и перестает отвечать на мои вопросы. Как же я мог у него чему-то научиться? Мне гораздо больше нравилось на уроках охотников!
  - Ну еще бы! - отец потрепал непослушные кудри сына. - Ведь там тебе давали пострелять из лука и покидать копье!
  - Конечно, и между прочим это будет очень полезное знание для нового Странника! Может быть, он сможет сделать такой лук, что даже дети смогут его полностью натянуть, и тогда у племени будет еще больше пищи и еще больше возможности защищаться от диких! Ведь Странник делает именно это - из старых знаний он создает новые и может предвидеть будущее.
  - Да, сын, конечно Страннику пригодится твое умение стрелять из лука! - веселым голосом ответил мальчику вождь, стараясь не показать сыну свое внутренее смятение. - А еще ему пригодится твое умение подшучивать над старым шаманом, подкладывая ему в сапоги красных муравьев!
  - А вот и пригодится! Ведь еще прошлый Странник, когда дал нам Письмо и Книгу, говорил, что ни к какому знанию и навыку нельзя относиться с пренебрежением и высокомерием, ибо никогда не знаешь, в переплетении каких идей может родиться нечто новое.
  - Я вижу, что кое-чему полезному ты от шамана все-таки научился. - уже серьезно сказал вождь, посмотрев сыну в глаза. - Что еще ты узнал из его уроков?
  - Многое, отец. Он научил меня тому, что Странник не приносит с собой никаких новых знаний, он пользуется только знаниями и умениями того, чье тело он занимает. Поэтому каждый в племени старался обучить меня своему мастерству. Еще он рассказывал о том, как первый Странник пришел в тело старого шамана, ушедшего умирать в горы, чтобы не объедать племя в голодную зиму. Никто не знает, где он нашел первый Лабиринт Призыва и был ли он вообще. Тот Странник прожил всего одну луну, но успел принести знания, которые полностью изменили нашу жизнь - он рассказал, как пользоваться огнем и что такое земледелие, а еще он показал, как построить новый Лабиринт Призыва. Первый Странник начал угасать очень быстро, но именно поэтому он смог понять, что для следующего призыва нужен молодой человек, но не младенец - у человека должны быть знания, которыми будет пользоваться Странник. С момента вселения в голове Странника начинает расти каменная опухоль, которая со временем его убивает. Если Странник вселяется в молодого человека, то он может жить гораздо дольше, чем прожил первый Странник. Так и случилось. Следующего Странника призвали через 24 года, в тело сына лучшего охотника племени. Он прожил уже больше двух лет, успев за это время опять полностью изменить нашу жизнь - он рассказал о нашей планете и о нашей звезде, о других звездах, а еще он дал нам письменность, знания о лечении болезней, научил строить каменные дома, показал как обороняться от диких людей и как приручать животных, и самое важное - научил нас работать с металлом. С тех пор прошло больше пятидесяти лет. Шаман говорил, что когда я стану третьим Странником, наша жизнь изменится настолько, что мы даже представить себе этого не можем! Хотел бы я на это посмотреть...
  - Посмотришь, сынок, обязательно посмотришь, - отец крепко сжал плечо сына, - никто не знает, что происходит с разумом человека, в которого вселяется Странник, даже сами Странники говорили, что не знают этого наверняка, но, скорее всего, разум никуда не девается, а остается наблюдателем в собственном теле. - Отец горько вздохнул. - Сложно сказать, хорошо это или плохо, но наверняка это будет очень тяжело - полностью потерять контроль над своим телом. Ты должен быть готов к этому, сын.
  - Я знаю, отец, и я готов. Мне даже хочется остаться - очень уж интересно посмотреть, что будет с нашим племенем и что нового и интересного даст нам третий Странник. - сказал мальчик, в глазах которого любопытство и жажда нового читались уже больше, чем страх и грусть.
  Вождь улыбнулся и вновь потрепал мальчика по голове. Печаль в его душе немного развеялась. Ведь может случиться так, что его сын не покинет его завтра утром и будет рядом еще много лет, хоть и в роли бессловесного наблюдателя. Но ведь это не помешает ему, вождю, дальше показывать сыну свою любовь.
  - Ладно, сын, нам пора возвращаться домой. Сегодня ночью никто не будет спать - все племя соберется на центральной площади, чтобы отдать тебе дань уважения и всем вместе подготовиться к встрече нового Странника. Посмотри, они уже зажигают факелы, - сказал вождь, указывая с холма вниз на небольшую долину, где племя отстроило большую деревню. Там действительно начали загораться маленькие огоньки, постепенно сходясь к центральной площади.
  Две фигуры, большая и маленькая, начали свой спуск обратно с холма к деревне. Отец с сыном шли неспешно, наслаждаясь теплой звездной ночью и обществом друг друга. Оба они понимали, что больше у них такой возможности, скорее всего, не будет.
   Спустя короткое время отец с сыном вышли из леса у подножия холма. Вдруг вождь замер на месте, жестом заставив замереть и сына.
  - Что случилось, отец? - шепотом спросил мальчик, на всякий случай присев и оглядываясь по сторонам.
  - Не знаю, но что-то не так. - вождь внимательно вглядывался вдаль, пытаясь понять, что его насторожило. Ночь по-прежнему была тихой и только свет ярких звезд разгонял тьму вокруг.
  - Отец, почему в деревне темно? Только что горели почти все факелы! - прошептал на ухо вождю сын.
  И вождь все понял. Племени больше не было. Дикие сделали свой ход.
  - Нападение диких. Оставайся здесь, я буду пробираться к деревне, потом вернусь за тобой. - сказал вождь, доставая из ножен охотничий нож и жалея, что не взял с собой на прогулку своего копья.
  - Я с тобой, отец! - прошептал мальчик. Даже в неверном свете звезд было заметно, как побледнело его лицо. Мальчик тоже все понял. - Мы должны отомстить за своих!
  Отец быстро посмотрел в испуганное, но решительно лицо сына и только коротко кивнул. Они оба были вождями и для обоих это значило, что они будут со своим племенем до самого конца. И в жизни, и в смерти.
  Две фигуры, припав почти к самой земле, двинулись в сторону замершей во тьме деревне. Высокие злаки, одомашненные с подачи второго Странника, хорошо скрывали вождей от постороннего взгляда.
  При подходе к самой деревне старший вождь услышал условный сигнал ночной цикады от охотников племени. Подав ответный сигнал, вождь показал сыну знак прекратить движение и ожидать дальнейшей команды. Спустя короткое время и пару перекличек условными сигналами, из зарослей злаков со стороны деревни выбрался охотник племени. Кровь из множества ран, нанесенных грубыми каменными наконечниками, текла по телу охотника не останавливаясь. Его правая рука израненная висела плетью вдоль тела, но левая сжимала хорошо выделанное копье со стальным наконечником. Похоже, что выход к своим потребовал от охотника всех его сил и он рухнул на землю перед вождем.
  - Дикие, вождь ... Охотники пяти племен ... мы сражались, как хозяева леса, но у нас не было шансов. Их слишком много ... - выполнив свой последний долг, охотник потерял сознание.
  - Вот и все, сын, не будет у нашего племени третьего Странника...
  - Там, где сейчас наше племя, Странники уже не нужны, отец. Пойдем к своим? - спросил сын спокойным голосом, вынимая копье из мертвых рук охотника.
  - Пойдем, сын, - ответил вождь, - негоже заставлять племя ждать своих вождей. - Отец потрепал непослушные кудри своего сына, вставая за ним в полный рост. - Покажем диким напоследок оружие, что дал нам Странник.
  Две фигуры начали разбег в сторону своего бывшего дома, теперь наполненного врагами. У обоих на лице играла хищная улыбка и взгляд их был спокоен и уверен - в эту ночь звезды все-таки оказались к ним милосердны, позволив отцу и сыну оставаться вместе до самого конца.
  ***
  Наше время, г. Москва
  - Профессор, так к какому историческому периоду относится данное сооружение? - озадаченно спросила второкурсница Маша, которую за неуемную тягу к знаниям и снобизм называли Машей-Боташей.
  - Очень правильный вопрос, Машенька! Самая большая загадка найденого строения в том, что его невозможно классифицировать с точки зрения современной археологической науки, по крайней мере на данный момент. Датировка естественно-научными методами дала нам результат между нижним и средним неолитом, т.е. здание было построено 6 тысяч лет назад!
   - Рудольф Петрович, но ведь мы проходили эпоху неолита, и данное сооружение совершенно на него не похоже! Оно больше напоминают архитектуру древнего Египта, а для этого должно было пройти еще как минимум полторы тысячи лет! - все не унималась Маша.
   - Ох, Машенька, Вы как обычно подмечаете самое важное! - профессор по давней привычке начал прогуливаться по аудитории и рассуждать вслух. Опытные студенты только убирали с пути его следования свои сумки и портфели, чтобы увлекшийся преподаватель опять ненароком в них не запутался. - Я в очередной раз убеждаюсь, что наша любимая археология хоть и считается научной дисциплиной, однако она очень неточна. Вы все прекрасно знаете, как мало остается артефактов - вещественных свидетельств жизни древнего человека, и так же вы знаете, что во многом мы оперируем косвенными данными. Эти данные могут приводить нас к ошибочным суждениям и классификациям. Палеолит, мезолит, неолит, бронзовый век, железный век ... обыватель почему-то думает, что данные эпохи шли одна за одной по мере развития всего человечества, однако мы с вами прекрасно знаем, что это не так! И в наше время существуют племена, которые еще не вышли из каменного века. Человечество развивалось неравномерно, существовало множество обособленных групп с разным уровнем развития. Да, со временем эти группы людей перемешивались, захватывались, уничтожались, порабощались, растворялись в других группах, или они могли просто исчезнуть по самым разным причинам. Но кто же может утверждать с уверенностью, что в тот период времени в тех краях не могло существовать более развитого сообщества людей? Как я уже говорил в начале нашей лекции - сооружение было обнаружено совершенно случайно, что неудивительно для бескрайних просторов Байкала. Мы с вами вкратце проходили археологию Байкала, может кто-нибудь сможет мне ответить, какие находки каменного века были обнаружены учеными в окрестностях этого грандиозного озера?
  Профессор остановил свое хождение между рядов парт и обратил свой взгляд на аудиторию, сделал вид, что не замечает по-школьному тянущую руку Машу.
  - Василий, вот Вы мне и ответите на данный несложный вопрос! - воскликнул профессор, смотря на 'галерку' аудитории, где обычно сидели ребята, которые занимались на паре чем угодно, но только не предметом.
   - Нуу ... - неуверенно протянул гоповатого вида Васька Чернышев, который всегда тушевался, когда к нему обращались 'Василиий' да еще и на 'Вы', - камни разные находили, вроде.
   Тянущаяся вверх рука Боташки медленно опустилась ей на лицо, закрывая ее от этой чудовищной невежественности.
   - Оххохох, камни, - заухал филином профессор, - на втором курсе у нас все еще находят 'камни разные', представляете? - деланно удивился он, обращаясь к аудитории. - Однако, Василий, я принимаю Ваш ответ, потому что он совершенно верный! - у аудитории появилась невероятная возможность увидеть, как на лицах Маши и Васьки проявилось совершенно одинаковое обалдевшее выражение. - Именно обработанный камень является наиболее частой археологической находкой тех мест. Особенно много его в так называемых древних 'мастерских', где люди искали подходящие для изготовления примитивных орудий куски жильного кварца и проводили его первичную обработку, скалывая ненужные части. Примитивное производство, которое никого не удивляет, правда? И тут, в каких-то нескольких десятках километров от этих колотых камней, мы обнаруживаем изумительное по красоте и качеству обработки камня древнее сооружение! Кто его построил? Какими инструментами они для этого пользовались? Какими были их культура и быт? Какие отношения у них были с соседями? И нам предстоит найти ответы на эти вопросы.
   - Всмысле нам?.. А почему мы?.. А можно?.. - посыпались удивленные вопросы из аудитории.
   - Именно, господа будущие археологи! Нам выпала уникальная возможность принять непосредственное участие в раскопках, ведь их еще толком и не начинали. Этим летом все желающие смогут пройти двухмесячную практику на Байкале под моим руководством.
   Профессор знал, что он умеет увлечь свою аудиторию. Ему не нужно было прилагать для этого особых усилий, достаточно было быть увлеченным самому, а с этим у него проблем никогда не возникало - профессор обожал свою науку и отдавался ей полностью. Он знал, что его студентам как минимум интересна археология, но они еще ни разу не были в поле, не прикасались к земле, не раскапывали сантиметр за сантиметром артефакт, который последний раз брал в руки человек из глубин тысячелетий. Они не испытывали этого чудесного ощущения первооткрывателя, того, кто заглядывает за завесу прошлого, не возникало еще между ними той самой призрачной связи с такими чуждыми и одновременно похожими на нас людьми древних эпох. И особенно отрадно для профессора было видеть загоревшиеся глаза его студентов, которые уже предвкушали свое первое Великое Приключение. Сам профессор уже не раз бывал в подобных экспедициях, однако что-то подсказывало ему, что в этот раз происходит нечто совершенно особенное, и в душе его разгаралось почти позабытое ощущение восторга от причастности к тайне.
   Не удивительно, что к концу занятия у листка записи в экспедицию собралась почти вся группа из семнадцати человек. А те, кто решил не ехать в силу родительских планов или других обстоятельств, с завистью смотрели на ребят, ставящих на листке свои фамилии и подписи.
  ГЛАВА 2
  Лондон, Великобритания
   - Цель прибытия в Великобританию, мистер Грин? - устало спросила меня красивая смуглая девушка за стойкой.
   - В гости к родственникам, на каникулы. - ответил я девушке так же устало.
   Сложно не устать, добираясь из подмосковья в пригород Лондона, даже если у тебя минимум багажа, а самому тебе 20 лет и ты вроде бы должен быть полон сил. Однако раннее пробуждение, суета с таксистами и вокзалом, беготня по аэропорту и неудобный перелет в эконом-классе никому не прибавят прыти.
   - Всего хорошего, мистер Грин! - дежурно улыбнулась девушка, возвращая мне документы и моментально обо мне забывая.
   Ну вот я и в Лондоне. Считай, прибыл на вторую Родину. Жарко тут сегодня, не то что было утром в Москве. Затолкав в сумку легкую летнюю куртку, двинулся на стоянку для такси. До дома в Хиндхэде добираться еще как минимум 50 километров, и для начала необходимо добраться до автобусного вокзала.
   Пока я шагал по дорожкам аэропорта, в кармане завибрировал мобильник. Я взглянул на экран и на мое лицо сама по себе наползла улыбка.
   - Привет, Арчи! - радостно почти проорал я в телефон.
   - Санька, мелкий ты коммунист, почему я должен узнавать о твоем прилете по своим каналам, а не лично от тебя? - послышался такой знакомый сочный баритон из трубки. Причем первые четыре слова были сказаны по-русски и практически без акцента. - Матери опять ничего не сообщил?
   - Нет, для мамы это будет сюрприз. А насчет твоих источников - ну кто-то же должен время от времени проверять, что они не даром едят свой хлеб?
   - Таких не держим и не собираемся. - фыркнул Арчи в трубку. - Ладно, где ты сейчас находишься?
   - У южного выхода из аэропорта, запекаюсь на парковке для такси, - ответил я, безуспешно ища тень, в которую можно спрятаться.
   - Жди там, я скоро буду! - Арчи как обычно, не удостоверившись, что его услышали с той стороны, бросил трубку.
   Настроение мое стремительно пошло в гору. Только сейчас я понял, как соскучился по своей семье за прошедший учебный год, который я провел в Москве.
   Хорошие отношения с Арчи, моим отчимом, сложились у меня еще в детстве, когда мать с ним только познакомилась. Мой отец погиб во время выполнения боевого задания почти сразу после моего рождения и я его совершенно не знал. Через два года мама познакомилась с Арчи и с тех пор он заменил мне отца.
  Арчи - своего рода знаменитость в своих краях. Он всегда с высокой колокольни плевал на мнение аристократического общества, частью которого он сам по всем признакам являлся. Он был аристократом неизвестно какого поколения. Точнее, сам он, конечно, знал свою родословную, но на мои вопросы подобного толка только отмахивался: 'Санька, не забивай свою молодую голову этой замшелой древностью. Прошли те времена, когда это имело какое-то значение'.
  С самого детства Арчи воевал со снобизмом своих породистых предков, всячески стараясь вогнать их в неловкое положение перед своими коллегами по высокому статусу. В детстве Арчи дружил с детьми всех социальных слоев, в какой-то момент превратившись в предводителя шайки мелких разбойников, одинаково старательно обчищающих как кладовые их семейного поместья, так и фруктовые лавки мелких торговцев с рынка.
   Уже в юности Арчи не стал изменять своим принципам и все так же системно пер против всей местной аристократии. В возрасте 16 лет он еще больше добавил головной боли своим родственникам, познакомившись с субкультурой лондонских панков, люто ненавидящих любые классовые различия - со своими взглядами Арчи вписался в это сообщество просто идеально. Сила, агрессия, хамство, презрение к любым традициям - анархическая душа Безумного Арчи, Лорда Хиндхэдских панков полностью раскрылась в этот период его жизни. Как любит ностальгировать сам Арчи - 'Концерты, пьянки, погромы, драки, и самые верные друзья за твоей спиной. Прекрасное было время!'
   До 20-ти лет Арчи полностью утратил доступ в любое высокое собрание. Его боялись, презирали, ненавидели, его старались избегать при любой возможности. Родственники называли его паршивой овцой. Разумеется, не в глаза, ибо знали что за такое можно получить, несмотря на статус. Именно это больше всего пугало в юном Арчибальде Грине - полное пренебрежение к статусам.
   А потом Арчи пропал почти на десятилетие. Вернулся он только к похоронам старшего Грина, чем изрядно удивил все местное аристократическое сообщество. В первый момент всем показалось, что Арчи изменился - стал спокойнее и уравновешеннее. Однако знающие люди быстро убедились, что Арчи так же безумен, как и десять лет назад. Только теперь к безумию прибавилась военная выправка, крепкие мышцы и несколько серьезных шрамов.
   Новость о том, что Арчибальд Грин вернулся домой и в ближайшее время никуда уезжать не собирается в первое время напугала старожилов городка. Однако Арчи вел себя на удивление спокойно и по приезду решительно ударился в бизнес. Он выкупил небольшую промышленную зону в 30 километрах к юговостоку от Хиндхэма. За очень короткий срок территория была ограждена трехметровым бетонным забором, а на въезде образовался контрольно-пропускной пункт с угрюмыми ребятами, не понимающими никаких шуток. Большое количество тяжелой строительной техники работало на территории бывшей промзоны несколько месяцев, однако никто из любопытствующих так и не узнал, что именно происходит за высоким ограждением. Небольшая табличка 'A.Green's Security Service Training Camp' хоть и могла дать знающим людям некоторые ответы, однако при этом задавала еще больше вопросов.
   Звук визжащих покрышек со стороны шоссе отвлек меня от размышлений. Ну вот, Арчи уже где-то рядом. Новый более громкий визг покрышек и из-за угла здания аэропорта показалась изумительная по красоте Shelby Cobra в уже классической сине-белой расцветке и со светлым кожаным салоном. За рулем сидел Арчи с непривычно высокомерным выражением лица. Одетый в пижонский бежевый костюм, с круглыми солнечными очками на лице и с сигаретой в левой руке Арчи сейчас как никогда напоминал какого-нибудь лорда на пике своего благополучия откуда-нибудь из шестидесятых годов прошлого века.
   Я был заворожен элегантностью и целостностью образа Арчи. Машина, одежда, выражение лица, ощущение богатства в -надцатом поколении. Что бы не говорил про себя Арчи и как бы он не вел себя в юности, но невозможно выглядеть и вести себя более аристократично.
   - Вы ждете кого-то еще, юный мистер Грин, или, может быть, надеетесь, что я выйду из машины и открою Вам дверь? - с каменным выражением лица проговорил Арчи, медленно стряхивая пепел с сигареты на проезжую часть.
   - Арчи, это ты? - спросил я от неожиданности самое идиотское, что только могло придти мне в голову в этой ситуации.
   - А ты кого ждал, принца Чарльза? - в ответ спросил Арчи, сдвинув очки на нос и посмотрев на меня.
   Увидев знакомые глаза с искорками безумия, веселья и настоящей радости от долгожданной встречи, я наконец сбросил с себя навождение и, расслабившись, засмеялся.
   - Отлично выглядишь, Арчи! - смеясь, сказал я и, закинув свою сумку в багажник Кобры, запрыгнул на пассажирское сиденье, не открывая двери.
   После крепкого рукопожатия и внимательного осмотра друг друга я спросил:
  - И куда мы едем?
   - Домой конечно! Твоя мать меня не простит, если узнает, что я не привез тебя к ней сразу, как только приземлился твой самолет. Тем более она как раз сегодня дома, - ответил Арчи, трогаясь с места и выруливая с территории аэропорта.
   За разговорами поездка до дома летела незаметно. И Арчи, и мне были интересны последние новости. Арчи интересовало все - как я устроился в Москве, как проходит моя учеба, получилось ли у меня найти работу в неучебное время, появились ли у меня московские друзья. Еще больше его интересовало, появились ли у меня московские подруги. Я рассказал ему, как обустроил под себя старую квартиру маминых родителей, что у меня там теперь есть даже мастерская, как раз для работы. Рассказал о первом годе учебы, что проходим сейчас в основном базовые дисциплины - мат.анализ, мат.статистику, черчение, линейную алгебру, физику и электротехнику, спецпредметов по выбранной мной специальности 'компьютерная математика и системный анализ' пока очень мало. Рассказал о своих новых преподавателях и однокурсниках - кто понравился, кто не очень, как сложились отношения.
   - Если честно, пока у меня особо не получилось влиться в коллектив моей группы. - жаловался я. - Они постоянно где-то собираются, пьют, едят и общаются на какие угодно темы, кроме учебы. И они делают это практически через день! Я сходил на две таких встречи и понял, что на них происходит всегда одно и то же - еда, питье, пустой треп. А предметы первого года обучения очень тяжелые. Почти весь год я просидел или в библиотеке университета, или дома за учебниками. Какие посиделки с таким графиком? Представляешь, я даже на Москву не посмотрел! А ведь собирался посетить все достопримечательности ...
   - Дааа, тяжелый случай, - ответил на мои жалобы Арчи. - Тяжело быть ботаном среди нормальных людей, правда? - спросил он, безуспешно пытаясь изобразить сочуствующее выражение лица. - Я так понимаю, что и с подругами пусто?
   - Да не ботан я! И я просто не понимаю, как они будут учиться дальше без знания базовых предметов?! - негодующе выпалил я, проигнорировав второй вопрос.
   - Как и большинство, Саня, как и большинство. - с улыбкой ответил на это Арчи.
   Попытавшись обидиться и удостоверившись, что не получается, я начал сам выпытывать у Арчи последние новости.
   - А у нас, старых, все как всегда. Твоя мать практически не появляется дома - она то на конференции во Франции, то преподает в Италии, даже ездила на раскопки в Украину - приехала оттуда и все уши мне прожужжала о том, как им впервые удалось найти практически невредимой какую-то древнюю деревянную повозку, мол без этого они долго не могли понять, каким образом древние аборигены делали колеса. Представляешь уровень сенсационности? - саркастически спросил Арчи. - Не то что мы с тобой, два чурбана, один вечно в своих компьютерах, а другой с потными мужиками бегает по полигонам.
   Мы одновременно вздохнули, закатили глаза и рассмеялись. Да, мать как обычно. Каких усилий нам стоило убедить ее, что мне стоит поступать в технический ВУЗ, а не на ее любимую социологию - даже страшно вспоминать. Это была натуральная война. С внезапными атаками, позорными бегствами, эшелонированной обороной и прочими радостями окопной жизни.
   - Ты как обычно рассказал много интересного, но ничего про свои дела. - упрекнул я Арчи. - Как бизнес, как партнеры?
   Арчи поморщился, видимо вспоминая о чем-то неприятном.
   - Бизнес растет. А вместе с бизнесом растут и проблемы. Но мы со всем справляемся! - преувеличенно бодро ответил Арчи.
   - Что, конкуренты отбивают места охранников в торговых центрах? - невинно поинтересовался я.
   - Что-то вроде того. - ответил Арчи, покосившись на меня недовольно.
   Ну не хочет отвечать честно - не буду настаивать. Сказочка про подготовку обычных охранников для магазинов работала, пока мне не исполнилось лет 10. А потом я случайно прочитал заметку в местной газете, где жители задавались вопросом - а почему на частный полигон недалеко от города периодически приходят грузы в крытых военных фурах?
   - Ну вот мы и дома, - сказал Арчи, въезжая на территорию нашего участка.
   Привет, наше любимое семейно логово!
   Выйдя из машины, я с любовью оглядел родную обстановку. Наш дом не был похож на те исторические сооружения, в которых жили предки Арчи. Это был среднего размера современный двухэтажный дом из стали, бетона и стекла. Дом и участок совершенно не изменились за время моего отсутствия - все те же дорожки из кирпичной крошки, аккуратный газон, мамины цветник и теплица, которые вечно выглядят полудикими из-за ее постоянного отсутствия. Вроде и ненадолго уехал, а почти вышибло слезу от воспоминаний и умиления. Это что, ностальгия? Неужели так и становятся старыми?
   За спиной послышался звук открываемой входной двери.
   - Санька, ты приехал! - Мама сбежала ко мне по ступенькам парадного входа и, порывисто меня обняв, немного отстранилась и стала внимательно меня осматривать. Прямо как в детстве, когда я грохнулся с велосипеда перед домом и озабоченная мама лихорадочно осматривала и ощупывала меня на предмет тяжких телесных повреждений. - Как же ты похудел! Ты чем там в Москве занимаешься, раз не можешь нормально питаться? Неужели вечеринками и девушками? - спросила она, с затаенной надеждой взглянув на Арчи.
   - Расслабся, Энни, сэр Алекс Грин Первый все такой же ботан, каким он был год назад, - не оправдал надежд мамы Арчи. - Похоже, что в университете он действительно не занимается ничем, кроме учебы. Мы провалились, как воспитатели, - состроил он грустное выражение лица.
   - Да вы что, сговорились все чтоли? - возмутился я. - Какие девушки с такой учебой? Ма, ты видела программу моего первого семестра? Это мехмат МГУ, а не какой-нибудь местный колледж. Кто вообще ходит по вечеринкам и девушкам с такой программой?!
   - Обычные студенты? Все, кроме тебя? - неуверенно ответила мама на мое возмущение.
   Смех неудержавшегося Арчи не позволил мне обидиться теперь и на мать. Ну что с них возмешь? Бурная юность обоих подразумевала, что и мне непременно нужно будет жечь напалмом лет до 25-ти как минимум. А мне это неинтересно!
   Под смех и дикую семейную смесь английского и русского языков мы прошли в дом и мама начала накрывать стол. Несмотря на постоянную занятость, она любила готовить, особенно для своих мужчин. Оценив изобилие на столе, я вдруг вспомнил о подарках для мамы и Арчи и кинулся на улицу - забрать из багажника забытую на радостях сумку.
   Вернувшись в дом, я под заинтересованные взгляды мамы и Арчи начал рыться в сумке, ища припрятанные еще в Москве гостинцы для родных.
   - Мама, Арчи, я ведь привез вам подарки от бабушки с дедушкой!
   - Подарки от старого коммуниста? - потер в предвкушении руки Арчи. - Давай доставай скорее!
   Посмотрев на возбудившегося Арчи, мы с мамой одновременно улыбнулись. Сложно было сходу охарактеризовать отношения Арчи и Василия Петровича - отца матери. Английский аристократ и старый коммунист встречались один раз по настоянию деда и на его территории. Ни мать, ни бабушка не знали, о чем мужчины вели разговор и на каком языке, но результатом их встречи стало дедово благославление на семейный союз. Видимо, деду понравилась анархическая душа Арчи и его личная война с аристократическим снобизмом у себя на Родине. Несмотря на это, классовое и идейное различие двух сильных личностей все же было на лицо и вылилось оно в довольно странное противостояние. При любой выпавшей возможности Арчи с дедом начали обмениваться посылками. Для себя я это назвал обменом символами могущества ушедших империй - Великобритании и СССР.
  Среди самых интересных посылок от Арчи были: небольшой макет здания Банка Англии, как символ ее ушедшей финансовой гегемонии; модель 'Повелителя Морей' - крупнейшего боевого корабля 17го века; карта Британской Империи 1919 года, когда она была на пике своего колониального могущества; бюст Канта как идейного двигателя Эпохи Просвящения; картина Уильяма Скотта 'Железо и Уголь', как символ индустриальной революции, начавшейся в Великобритании и модель паровой машины Уатта, сыгравшей в этой революции ключевую роль.
  Посылки деда были не менее интересными: модель первого в Европе циклотрона, построенного в СССР в 30-е годы; модель атомного ледокола 'Ленин' - первого в мире надводного судна с ядерной силовой установкой; макет разгромленного Рейхстага с флагом СССР; модели космического корабля 'Восток' и ракеты 'Сатана', как символов космического и военного могущества Советского Союза.
  Было время, когда дед и Арчи обменивались пропагандистскими плакатами начала двадцатого века - дед отсылал старые плакаты со страшными буржуинами, которые эксплуатировали замордованный рабочий класс, а Арчи слал в ответ плакаты с дикими ордами коммунистов, убивающих на своем пути всех зажиточных граждан.
   - Арчи, в этот раз дед выбирал подарок вместе со мной, поэтому он немного не в вашем формате. Но мы понадеялись, что ты все равно оценишь, - предупредил я и протянул Арчи пакет.
   - Очень интересно, что вы со стариком для меня придумали, - проговорил Арчи, нетерпеливо разрывая упаковку и доставая из пакета футболку своего размера. На футболке был изображен кровожадно ухмыляющийся Сталин, в левом углу рта - дымящаяся сигара, в солнечных очках на лице - отблески горящего Биг Бена и надпись под изображением - 'No capitalist - no problem'.
   - Аххахаха! - расхохотался Арчи, разглядев подарок. - я знаю пару старых пердунов, на которых его изображение до сих пор действует, как святая вода на упырей. Спасибо, Саня, и передай деду при встрече мою благодарность. - Глаза Арчи затуманились и он вновь негромко рассмеялся, а на лице его появилась улыбка, схожая с изображенной на футболке. - Я даже точно знаю, когда использую этот чудесный предмет гардероба.
   - А теперь подарок для мамы. Бабушка просила передать тебе лично и ни в коем случае не передавать через Арчи, иначе тебе не достанется, - сказал я, протягивая матери плотный тяжелый пакет, пахнущий фруктовым деревенским садом.
   - Пастила! - воскликнули Арчи и мама и одновременно потянулись к пакету, содержимое которого являлось для жителей Англии настоящим дефицитом. В свое время Арчи оценил вкус нехитрого натурального лакомства и с тех пор маме пришлось взять под свой контроль распределение ценного ресурса. Поскольку я жил у деда и бабушки почти каждое лето, а уехав в Москву на учебу стал навещать их еще чаще, то был к пастиле более равнодушен и только с интересом наблюдал за ритуалом вдыхания душистого аромата и пробы первого кусочка.
   Болтая обо всем на свете, мы просидели за столом до самого вечера. Мать рассказывала о новостях на своей работе, Арчи пересказывал местные сплетни, а я делился впечатлениями от первого года самостоятельного проживания в Москве. Под конец семейных посиделок зазвонил телефон матери. Взглянув на экран, мама очень удивилась и одновременно обрадовалась.
   - Да? - ответила она на звонок не очень уверенным голосом. - Да, Рудольф Петрович, конечно я Вас узнала! Просто очень удивилась Вашему звонку... По делу? Очень интересно ... Нет, еще не слышала, видать глухой уголок!.. Байкал? Конечно, я помню Ваш курс по археологии Байкала... НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! - мать вскочила из-за стола с крайне удивленным выражением лица. - Это точно не новострой? Радиоуглеродный анализ?.. Понятно... что ничего не понятно. Когда экспедиция? - мать подошла к настенному календарю. - Через неделю? Отлично, я обязательно буду! А можно я с сыном приеду?.. Нет, к сожалению не археолог, даже не гуманитарий, но зато технический специалист отличный, сможет провести множество анализов прямо в поле. Да, конечно, спасибо большое за Ваше приглашение, Рудольф Петрович, буду обязательно, не могу такое пропустить. До свидания!
   Положив трубку, мать посмотрела на мое возмущенное выражение лица.
   - Санечка, миленький, прости меня, но я не могла поступить подругому! Это сенсация! Это может полностью перевернуть понимание древней истории! - затараторила она.
   - Я понимаю что это что-то очень важное, но причем здесь я? - спросил я в замешательстве.
   - Понимаешь, сенсационность находки просто зашкаливает! Любой историк, социолог или археолог продаст душу дьяволу за возможность написать работу по такому материалу. А ты лицо незаинтересованное, к нашей науке равнодушное, да к тому же мой сын! Ты просто идеальная кандидатура на техническое сопровождение экспедиции! - проговорив свой спич, мама уставилась на меня глазами котика из Шрека.
   - Сомнительное развлечение, как по мне, - сказал я совершенно без воодушевления. - Не любитель я ваших исторических наук. И тем более - я же только приехал, а ты собираешься сразу уезжать?
   Мать беспомощьно посмотрела на Арчи, который прочитал в ее глазах что-то очень важное и, подумав пару секунд, обратился ко мне.
   - Саня, это правда очень важно для Энни. Ты посмотри на нее, ты видел ее когда-нибудь такой взволнованной? - спросил он, указав пальцем на маму. - И я вроде как слышал что-то про техническое сопровождение экспедиции. Энни, ты что, не знаешь своего сына? - спросил он, ухмыльнувшись. - А ну ка поясни его техническое задание.
   В глазах матери зажглось понимание ситуации и она пояснила заговорщицким голосом:
   - Понимаешь, Саня, мне нужна самая полная информация по месту раскопок. Съемки местности с дронов, фотографии каждого квадратного сантиметра в высоком разрешении. Более того - мне нужна подробнейшая цифровая копия всей области раскопок! Каждое миллиметровое углубление в стене должно быть зафиксировано и проанализировано! Вполне возможно, что понадобится удаленное исследование подземной части, если она есть, значит нам нужны подземные роботы и тот, кто будет ими управлять. По информации от моего преподавателя, Рудольфа Петровича, на здании сохранились следы краски в мизерных количествах. Ты должен сделать так, чтобы мы могли разобрать, что на них изображено! Спектральный анализ, химический анализ, танцы с бубном - без разницы как, но мне нужно, чтобы ты это сделал! Ты сможешь?
   - Ничего себе техническое сопровождение! - удивленно посмотрел я на мать. - Это с каких пор археологи работают с таким оборудованием в поле?
   - С тех пор, как я тут главная по уникальным раскопкам!
   Размышления мои были недолгими. Мать с Арчи прекрасно знали, чем меня можно заинтересовать. Осталось прояснить последний момент.
   - Но ведь у меня нет переносного оборудования для спектрального и химического анализа. Оно стоит, как новый Роллс-Ройс.
   - Купим за счет университета! Под такую находку можно списать что угодно!
   - Если по окончании экспедиции все оборудование остается у меня, то я согласен. - выдал я самое наглое условие, которое только мог придумать.
   - Идет! Ура, мальчики, я стану знаменитой! - воскликнула мама и закружилась по комнате. Похоже, она даже не обратила внимания на мое условие.
   - А она разве и так не знаменита? - спросил я у Арчи, наблюдая за танцем.
   - В своих узких археологических кругах она рок-звезда. Но тут видать и правда что-то совсем необычное, - ответил Арчи, озадаченно наблюдая за любимой женщиной.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Я.Ясная "Невидимка и (сто) одна неприятность"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) А.Тополян "Механист"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"