Петраков Игорь Александрович: другие произведения.

Апрельский альбом

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Апрельская лирика 2022 года.


   Игорь Петраков
  
   АПРЕЛЬСКИЙ АЛЬБОМ
  
  
   1. ПРОДОЛЖЕНИЕ МИРА.
  
   - А вообще - что в мире делается?
   - Стабильности нет.
   Из фильма "Москва слезам не верит".
  
   А где-то продолжается тот мир,
   Что был оставлен мной неосторожно.
   Он как поддельный и земной сапфир
   Потрескался от бедствий всевозможных.
  
   Державы спорят, кто из них сильней,
   И льется кровь на вольной Украине.
   Экран пестрит "игрой" на злобу дней,
   А мне так одиноко - как в пустыне.
  
   "Иван залез в чужую хату", - говорят -
   И проклинают Путина сурово.
   А я лишь вспоминаю тихий сад,
   Где тени не было проклятий этих, снова.
  
   Смешались лица как в клубке червей -
   Политики. И как актер на сцене,
   Жизнь предстает в обилии страстей,
   Забот, страстишек. Но проклятий древних
  
   Не слышно больше мне в моей глуши. И день
   Вновь закрывает двери предо мною.
   И мир менять нет смысла мне - и лень
   Перечить тем, кто увлечен игрою.
  
   2. АПРЕЛЬ.
  
   Я искал работу - работы нормальной нет.
   Отношения не срослись ни с этой, ни с той.
   Говорю я смело: "Блогер я и поэт.
   Насладитесь и вы моей полнотой".
   Перефразируя стихотворение одной омской "поэтессы".
  
   Далеко, далеко от меня
   Та тропинка желанная в городе,
   Где мы шли в свете блеклого дня,
   Говорили о жизни. Там новые
  
   И большие дома возвели,
   Населенные слепоглухими,
   Что не знают ни чувств, ни любви,
   Что не ведают твоего имени.
  
   И приходишь ты только во сне,
   Я довольствуюсь этим который год,
   Перемен ночью нету в тебе,
   Но опять утро в дом мой идет.
  
   Неизменное утро.. Рисунок дня
   Надоел мне, признаться, давно.
   В этом городе, не признающем меня,
   Оживает немое кино.
  
   В этом городе тают поутру снега
   И машины куда-то спешат.
   Заметает следы и надежды пурга, -
   Лишь купюрами здесь дорожат.
  
   А меня упрекают - мол, и логики нет,
   И "поэзии" нет в моих строчках простых.
   Торжествуя, они так живут много лет,
   Подминая, крича, препарируя стих.
  
   Им одно остается - запрещать, не пущать,
   Уши снова заткнуть и не слышать той правды,
   Что звучит все ясней в этим мире. Печать
   Скоро смоет река полноводная. Завтра
  
   Снова встретимся мы на ее берегу,
   Снова руки сомкнутся, и солнце воскреснет,
   И слова, что я так для тебя берегу,
   Прозвучат - в тон реки этой вешней.
  
   3. О ЛИТЕРАТОРАХ
  
   О Боге там они не помышляют
   И Православие затейливо клянут,
   И дни безследно снова исчезают
   Под небом, словно корабли Бермуд.
  
   Поэтами себя назвав, ревниво
   От правды берегут они себя,
   Бездарности, они других на диво
   Так распекают. И день ото дня
  
   Друг друга превозносят, как кукушку
   Превозносил из басни тот петух.
   Но слово им отныне непослушно,
   И я им более не друг.
  
   Так изощряются в формальном отношеньи,
   Что жалко, право слово, их потуг
   Напрасных, где за всяким предложеньем
   Скрывается недюжинный испуг.
  
   Лишь власть и деньги они крепко любят
   И служат им и правдой, и душой.
   О, литераторы! Что с вами будет,
   Когда придет час правды? Роковой
  
   Обвал случится, не спасут вас "тексты",
   Растают словно снег они тогда.
   Огнем тем бедным вам не обогреться,
   Который принимали вы за дар.
  
   4. КВИТАНЦИИ НЕСУТ ИСПРАВНО...
  
   Ты все так же в доме на последнем этаже.
   А я - в различных точках, именующихся дном.
   Впрочем, если пить, то нету разницы уже.
   Олег Митяев.
  
   В его "текстах" ни света, ни силы - одно нытье..
   Из опуса одной безвестной омской "поэтессы".
  
   Квитанции несут исправно,
   Исправно требуют деньжат.
   Все это было бы забавно.
   Мир продолжается.. Сто крат
  
   Повторено, что нет в нем смысла,
   Что прославляют лишь его
   Бездарные. Луна повисла
   И освещает существо,
  
   Что ковыляет по дорожке,
   Коль миром правят чудаки,
   То быть поэту острожным
   Приходится. И нет реки,
  
   Что смыла бы следы их смело.
   Над миром властвует луна.
   А впрочем, есть ли мне здесь дело
   До тех, кем славится страна?
  
   Граница пролегла меж нами
   Проклятий мощных. И небес
   Лишь отсвет слабый над домами
   Подскажет, где мой след исчез.
  
   Квитанции несут исправно,
   Исправно требуют деньжат.
   И этим утром так, блин, странно
   Под окнами они шумят.
  
   Опутал мир тот лунный морок,
   И свет так тих, и свет так слаб.
   Стихов моих несмелых ворох -
   Моих молитв последних раб.
  
   5. ВЕТРА
  
   Ветра проносятся над миром,
   Ветра надежд, разлук ветра.
   Уносят листья и кумиров,
   Уносят сны. И лишь дома
  
   Останутся под серым небом
   В краю, где мы живем с тобой,
   Где так поспешно, так нелепо
   Расстались мы над той рекой..
  
   Сквозь пальцы время утекает
   И за собой идти зовет.
   Никто, наверное, не знает,
   Чем кончится для нас сей год.
  
   Над домом солнечные нити
   Дождя повисли. Не видать
   Мне в небе птиц. И лишь в зените
   Клубится туча. Календарь,
  
   Заполненный немыми днями,
   Напоминает волшебство
   Небывшее. И перед нами
   Проходит время. И давно
  
   Живу я в городе безпечном,
   Что не умеет удивлять.
   В дали туманной, безконечной
   Твои следы не увидать.
  
   Ветра летят под серым небом,
   И солнца не видать следа.
   А как мы верили здесь в лето,
   И думали, что никогда
  
   Нас тень крылом здесь не накроет.
   Но, видно, кто-то был сильней,
   Мощней любви моей. Не скрою,
   Он торжествует вновь над ней.
  
   6. НЕМАЯ СТРАНА.
  
   А вдали - та немая страна,
   Что была к нам так немилосердна,
   Что была так жестока. Сполна
   Я прочувствовал это. И вечность
  
   Кажется мне такой же. Такой же немой,
   Неизведанной и безобразной.
   Все, что было отвержено. Все, что с тобой
   Было в городе этом не связано.
  
   И над городом льются немые дожди,
   Грязный снег под окном снова тает.
   Я хотел тебе крикнуть сейчас - "Подожди!
   И послушай, не перебивая".
  
   Обросла ты давно этой жизнью чужой,
   Что назойливо в окна стучится.
   Далеко, далеко, словно бы за рекой
   Был твой след. Но ты можешь мне сниться.
  
   Не отнимет никто наши встречи и сны -
   Те, которые я помню четко.
   И в предчувствии странной, нездешней весны
   У реки снова ждет наша лодка.
  
   7. СРЕДИ ТЕНЕЙ ДНЯ.
  
   И много лет прошло, и счастливо
   Я прожил без тебя, а все ж
   Порой я думаю опасливо -
   Жива ли ты и где живешь..
   Владимир Набоков. Первая любовь.
  
   И только след тепла остался от разлуки,
   И только след руки на матовом стекле.
   И вновь вползают в дом других дневные звуки,
   И вновь людей чужих фигуры в том окне,
  
   Где видел я тебя. Теперь лишь только призрак
   Нечастый за окном мне виден иногда.
   В стране, что за стеклом, где снова я не признан,
   Проходят тени дней и тень забот. Всегда
  
   Там что-то продают, там что-то предлагают,
   И процветает там нелепейший обман.
   Но счастья там лишь нет. Они его не знают,
   И терпеливо там мерцает лишь экран.
  
   Пропитан ложью день, пропитан тенью морок,
   И краски все плывут, и врут подчас слова.
   Цветная магистраль на мой сползает город,
   Под радугой ее не различить, когда
  
   Мой день придет сюда. Когда ты снова вспомнишь
   О близости тепла и лета и весны.
   О близости любви. И средь фигур тех темных
   Найдешь мою строку - отчетливей луны.
  
   8. ТАЛЫЙ СНЕГ.
  
   Разрушенный мир,
   Разбитые лбы, разломанный надвое хлеб.
   И вот кто-то плачет, а кто-то молчит,
   А кто-то так рад, кто-то так рад..
   В. Цой.
  
   Старые строки вновь оживают
   В свете последних больших новостей.
   Где-то взрывают и где-то стреляют, -
   И не жалеют жизни людей.
  
   Эта жестокость была мне известна,
   Я ее видел в лицах людских,
   Но мне не верили. И безполезно
   Я претворял впечатления в стих.
  
   Да и в рассказах твердил я о том же -
   О том, как был хрупок придуманный мир,
   В коем жила ты. Мне было тревожно -
   И размышлял о тебе я. До дыр
  
   Были протерты слова о свободе,
   О справедливости. Стареньких книг
   Тени безшумные мнились нам вроде бы, -
   это прошло, этот мир странно стих.
  
   Небо открытое, снег быстроталый
   И обнаженная эта земля
   Нам лишь остались. И ты так устало
   Смотришь на них. И земная стезя
  
   Не увлекает тебя уж, наверно,
   Ты равнодушна к земным новостям.
   Твой сон заброшенный - мир бедствий бренный
   Среди людей потерялся, и нам -
  
   Нам безразлично многое стало,
   Что нас тревожило, ранило. День
   Как снег вчерашний, как снег быстроталый,
   Больше не трогает душу теперь.
  
   9. МОЛЧАНИЕ ЯГНЯТ.
  
   Умолкли снова дневные звуки.
   Умолкли вопли дневной поры.
   Прыжки и крики, проклятья, стуки
   И прочие части чужой игры.
  
   Молчит бездарный наш литератор,
   Что рассуждал громко так о стране,
   Молчит политик, молчит оратор -
   Молчание это приятно вполне.
  
   И, захлебнувшись собственной желчью,
   Молчит "поэтесса", клянущая дар.
   Молчит комментатор в инете, конечно,
   Он брызгать слюною своей перестал.
  
   Экраны погасли, и лица застыли
   В безмолвии странном. И только поэт
   Теперь говорит. И известно отныне
   Его только слово - средь тающих лет.
  
   10. ИЗ-ЗА ОКЕАНА
  
   Санкции, санкции - светлого мая привет.
   Санкции, санкции - целый букет..
   Перефразируя известную советскую песню.
  
   "Свободный" мир опять умалишен,
   и раздаются вновь безумные призывы -
   тех, у кого нет ничего там за душой.
   Они нелепы и они наивны.
  
   И запад-греховодник снова нам
   Грозит своей рукой за океаном,
   И целый ряд "недружественных" стран
   Печет, как пирожки, свои забавы.
  
   И как кутенок в полной темноте
   Старик и президент большой державы
   Все тычется. И это мне,
   Ребята, тоже кажется забавным.
  
   - Он скоро с Ельциным, блин, встретится, - твердит
   на конференции нам снова Псаки.
   Скорей бы уж.. Всем, потерявшим стыд,
   Пора с ним встретиться - держать ответ за враки.
  
   11. УТРОМ.
  
   Хочешь, - я убью соседей,
   Что мешают спать?
   Земфира.
  
   Растаял сумрак ночи. Белый день
   В окне немом так призрачно бледнеет.
   Прохожих бедных пропадает тень
   Под ним. И я понять не смею
  
   Причину той разлуки, что могла
   Нас разделить с тобой в подлунном мире.
   А впрочем, это все - слова, слова..
   А кто-то упражняется в эфире,
  
   Все убедить пытается меня
   В необходимости жестокости и тлена,
   Своих противников опять кляня,
   Не видя в своем оке и полена.
  
   И треском слов заполонен эфир,
   Там властвуют давно другие люди,
   Врываясь в дом, врываясь в сень квартир,
   Преподнося нам вести, как на блюде.
  
   И где-то громыхает вновь сосед,
   Стучит он молотком своим и дверью,
   И снова, ожидая свой обед,
   Взрывает воздух своей мощной дрелью.
  
   А за окном - весна. И там - апрель,
   Он словно в параллельном мире,
   Где так легко и так тепло теперь,
   Где бед и горя нет - и где отныне
  
   Мой путь лежит между весенних снов,
   Пусть бледный день ему опять перечит.
   И слово позабытое - любовь
   И его знак - победы безконечность.
  
   12. "СВОИ"
  
   Грохочет своей дверью
   Назойливый сосед,
   Гнусавит и, поверь мне,
   Вновь ждет он свой обед.
  
   Топочет, скачет, хает -
   В подлунном мире сем
   И смачно восклицает -
   И молвит ни о чем.
  
   "Своих, блин, не бросаем", -
   Мне слышатся слова.
   Но снег к утру растает,
   И с ним сойдет вода.
  
   Мечтаний полнолунных
   Пройдет пора тогда,
   И воплей тех безумных
   Мы не услышим. Да,
   Большая перемена
   Ждет этот странный мир.
   И пусть самозабвенно
   Лопочет средь квартир
  
   Сосед тот полоумный.
   Пройдет его пора.
   И им придется думать -
   Придется иногда.
  
   13. А ГДЕ-ТО ДАЛЕКО ИДУТ БОИ
  
   Дикие крики умолкли соседей,
   Что разбудили бы даже медведя..
   Из рекламы журнала "Бузовик".
  
   Коли ты в России власть,
   То и правь Россией всласть,
   А в мою судьбу не суйся
   И в любовь мою не влазь.
   Из сказки Л.Филатова "Про Федота-стрельца".
  
   А где-то далеко идут бои,
   Кричат ракеты и летят снаряды.
   И в городе моем горят огни
   И грустно мне, что ты не рядом.
  
   А кто-то увлечен "большой игрой", -
   Политики друг друга проклинают, -
   И брызжут вновь отравленной слюной
   И о России снова рассуждают.
  
   Они твердят, что бой необходим,
   Что мы сражаемся с нацизмом,
   Так заразительны слова их. Пусть седин
   У зрителей прибавится. Непризнан
  
   Лишь этот стих. О, как они кричат!
   И словно в параллельном мире
   Они там существуют. И твердят,
   И верят, видимо, отныне
  
   В свои слова. Но вновь придет рассвет,
   И перемена ждет их в одночасье.
   Безсильным станет сон и клеть,
   Где дар и стих мой содержался.
  
   14. ТРУД ПОЭТА.
  
   - Папа, я схожу с ума!..
   - Раньше сходить надо было. А теперь спросят - кто служил дракону, а кто страдал душой, не жалея живота своего.
   "Убить дракона".
  
   - Лучший способ избавиться от дракона - это иметь своего собственного.
   Шарлемань, там же.
  
   Нет, не хочу я власти обвинять,
   Нанизывать пристрастные те пункты,
   Что их характеристикой опять
   Для многих стали бы. Но утром
  
   Врывается в мой дом опять поток вестей
   И пафоса престранного. И люди
   В нем тонут, словно в омуте страстей,
   И лица их не разобрать. О чуде
  
   Нет времени мне размышлять.
   Но тихо в комнате. И снова
   Ход времени словно повернут вспять,
   И оживает мое слово.
  
   Нет, жизнь, однако, вовсе не борьба,
   Не череда случайностей тех хищных,
   Что так известны. Моего труда
   Есть смысл. Хоть много безразличных
  
   К нему. Но снова белый день
   Над городом моим, и мне все ясно.
   Чужих людей здесь не довлеет тень,
   И творчество вновь не напрасно.
  
   15. ТИХАЯ ВЕСНА
  
   В городе бедном живет одиноко
   Тихая эта весна.
   Мир продолжается. Мир тот жестокий -
   И надоевший весьма.
  
   Этой весной может встреча случиться,
   Морок тот преодолев,
   Так, как сказал бы профессор, мне видится,
   Песен из новых припев -
  
   Эта весна. После стужи нелепой,
   После нелепой зимы,
   Я пробуждаюсь. Дремала под снегом
   Эта весна. И страны
  
   Даль непонятная, будто немая
   Нам вновь отсюда видна,
   Словно бы двери открылись от рая
   И ожила та страна.
  
   16. ЗИМНИЕ СНЫ.
  
   В мире нелепом и мире искусственном
   Лжи литераторы те,
   Что давно стали уж к свету безчувственны,
   Жили как будто во сне.
  
   Не признавали таланта и гения,
   И все хвалили своих,
   Таких же бездарных, как сами, и тени их
   Мрачными были, как стих,
  
   Ими составленный. И не могли они
   Не оскорбить той зимой,
   Что так близка им была. Но прошли те дни
   И увлеченье игрой.
  
   И, изощрясь в своем злом отношении,
   Больше не будут они
   Нас обличать и судить. Верно, и тени их
   Скудными были в те дни.
  
   Время проходит всевластия пошлости,
   И графоманов стихи
   Больше не греют. К тому ж еще
   Не опыляют мозги.
  
   О, как любили они свою власть, свои строки,
   Что лгали людям всегда.
   В мире обманном они - не пророки,
   Смоет их тени весна.
  
   17. ПРИСЛУЖИВАЯ ВЛАСТИ.
  
   В его "текстах" ни силы, ни света - одно нытье..
   Из обличительного стихотворения местной "поэтессы".
  
   О, как они умеют быть глухими
   И как оберегают власть,
   Им данную. И вот поныне
   Они ей, наслаждаясь власть,
  
   Завету следуют старинному -
   "Нет, не печатать, НЕ ПУЩАТЬ!"
   И как богатырю былинному
   Они настойчиво твердят:
  
   "Не той дорогой, братец, следуешь,
   Ты отрекись и подчинись,
   Служи бездарным. Исповедуешь
   Ты, блин, не то. Другая - жизнь.
  
   Ее познали основательно
   Мы, и поэтому поем
   Ей гимны так, дружок, старательно.
   И ночью, и осенним днем.
  
   Законы наши непреложные,
   Ты подчинись, дружочек, им.
   Пиши, как мы. И лги безбожно,
   Так же как мы". Как будто фильм,
  
   И фильм бездарный, фильм безжалостный
   О жизни снятый наугад,
   их жизнь течет. Скажи, пожалуйста,
   чему тот литератор рад?
  
   Водить людей за нос не следует,
   Не обмануть лихой игрой
   формальной больше. Вы не ведали,
   что делали под той луной,
  
   что воспевали поэтически.
   Исчезли те слова. Иной
   Мне мир открылся. Вы практически
   Теперь не властны надо мной.
  
   18. ПЛЕВУНЫ.
  
   Что-то тихо вдруг стало
   И в глазах потемнело.
   Не могу я ответить
   На несложный вопрос..
   В голове все мозги
   Разбрелись по мангалам..
   Из лирики Алексея Липина.
  
   Они плевали на поэта,
   Да и сейчас они плюют.
   Так вольно, просто делать это,
   И в этом состоит их труд.
  
   И, сами будучи бездарны,
   Они такими же других
   Считают. В этом мире тварном
   Они резвятся за двоих.
  
   О, как легко им в этом мире,
   Как просто обвинять меня
   В том, что не следую я рифме,
   Что ритм не соблюдаю я.
  
   А ведь имеют те ребята
   Работу и подчас деньжат,
   Они как будто даунята
   Резвятся дивно. Дорожат
  
   Они своим старинным счастьем,
   Когда возможно обличить
   Другого смело. Безучастны
   Лишь к гению они. Простить
  
   Не могут мне они таланта,
   Того, что я так не похож
   На них. И в аспиранта
   Летят вновь стрелы. Этих рож
  
   Не хочется мне видеть снова.
   Как будто не были людьми
   Они и вовсе. Их законы
   Мне не нужны, как и они.
  
   19. ГЛАШАТАИ ЛЖИ.
  
   Главное, чтоб ничего не менялось.
   Главное, чтоб оставалась их власть.
   Так они думают. В мире осталось
   Место для гения? Так его всласть
  
   Они клеймят, обличают, позорят.
   И выставляют на общий на смех.
   "Кто же писать тебя, братец, неволит?
   Лучше молчи", - заявляют при всех.
  
   Сами же пишут они про баранов,
   Про город мой, где лишь гости они.
   И оттого их стихи очень странны
   И преисполнены лжи в эти дни.
  
   Экая сладость - побити поэта,
   Что он не смел даже воображать
   Претендовать на стихи. "Он с приветом!
   И мы его не пропустим в печать!"
  
   Главное, чтоб ничего не менялось.
   Ох, как боятся они перемен!
   Хрупкая власть их поиздержалась,
   Тает как снег среди мартовских стен.
  
   20. ЧУЖАЯ ИГРА.
  
   А время спешило, время сбивалось -
   Как будто бы знало, что мы убежим..
   "Смысловые галлюцинации".
  
   - Прошу слова!
   - Зачем тебе слово? Что ты с ним делать будешь?
   "Убить дракона".
  
   В центре вселенной,
   В центре моего города
   Они поселились,
   Диктуют законы нам.
  
   Диктуют, как жить,
   Как думать и чувствовать,
   Чем дорожить
   И что есть искусство.
  
   Хвалят друг друга
   И превозносят,
   Так продолжается
   Лето и осень.
  
   И лгут безбожно,
   Конечно же, людям -
   Чтоб не помышляли
   Люди о чуде.
  
   И рассуждают -
   Зачем нам свобода?
   Резвятся и скачут
   В любую погоду.
  
   И запрещают,
   И гонят неистово -
   Все, что отлично
   От догмы таинственной.
  
   Все, что отлично
   От признанной ереси,
   Что не привычно.
   Гордясь своей мерзостью,
  
   Гонят поэтов.
   Гонят их в шею.
   Как долго это
   Продлится? Умеют
  
   Хаять они - в этом мире подлунном.
   И называют поэта безумным.
   Не торопитесь, ребята. Наступит пора -
   Сила растает. Растает игра.
  
   21. ТИХИЕ УЛИЦЫ
  
   Омские улицы. Тихие улицы.
   Грустно дома над вами сутулятся.
   Тополь шумит под окном так привычно.
   Все здесь знакомо и так обычно.
  
   И дребезжащий трамвай, проплывающий,
   И говор тусклый, за стеклами тающий.
   Шуршанье машин, их сигналы.. Наверное,
   Город мой стал для меня безпримерным.
  
   Помню - с отцом проходили под сению
   Тех тополей. То порою осеннею
   Было. Все кажется правильным
   В осени этой, прошедшей, хрустальной.
  
   Воспоминанья о прошлом отчетливы,
   Живы. Беру их как четки я.
   Было тепло в этом городе каменном,
   В городе странном и словно пергаментном.
  
   В городе, что нарисован художником
   В вечности той, что для нас лишь возможна.
   Что предназначена нам. И Создателя
   Чувствую руку. Смотрю я внимательно
  
   На эти улицы, на эти лица -
   Город мой будто однажды приснился
   Ночью весенней. Надеждою полон он,
   Мыслью о встрече желанной. Препоны те,
  
   Что так сильны были этой зимою,
   Словно растаяли. И я не скрою,
   Что я мечтаю о встрече. Под сенью
   Тех тополей - и на сей раз весенней.
  
   22. СКВЕРНОСЛОВЫ В КОНТАКТЕ
  
   Кукушка хвалит петуха -
   За то, что хвалит он кукушку..
   Из басни И.Крылова.
  
   Записные сквернословы
   Вновь пустились в пляс.
   Так нелепо, так сурово
   Проклинают нас.
  
   С высоты своей нас учат,
   Как нам надо жить,
   Как писать. Они получат
   Лайки и рубли.
  
   Публикуются, конечно,
   Много где они.
   Проклиная тех безпечно,
   Что живут в те дни,
  
   Что и сами сквернословы.
   Ценят опыт свой,
   И, как дойную корову,
   Жизни ход простой
  
   И используют, и видят.
   Нас подчас - клянут.
   Бога свято ненавидят.
   Словно некий спрут,
  
   Оплели они Россию,
   Пали в город мой.
   Их проклятия слепые -
   Рождены толпой.
  
   23. РАБЫ ЛЖИ.
  
   И жизнь продолжается - там, под окнами,
   И падает там снова солнечный свет.
   И где-то безсмысленный мир. Он осколками
   Горит под светилом, сошедший на нет.
  
   В потешной борьбе снова люди. Тревожные,
   Чужие их лица - чужие слова.
   И требуют люди подчас невозможного,
   И там продолжается эта игра.
  
   Забыли о чуде, о Боге не думают -
   Глядят зачумленно, твердят о своем.
   Кого-то клянут словно бы полоумные -
   И ночью весенней, и пасмурным днем.
  
   Их мир предрешен, тверды их убеждения
   И выбора нет у безверья рабов.
   Они так горды своей тенью, наверное,
   Они так довольны, но тень их оков
  
   Так падает мрачно на жизнь их подлунную,
   Не могут они ее преодолеть.
   Отбросили правду они, полоумные,
   На них неприятно, ребята, смотреть.
  
   24. ДВА МИРА.
  
   Пространство мира и вселенной
   Теперь на два разделено.
   И прошлой жизни непременно
   Есть во вселенной полотно.
  
   Он должен быть, тот мир желанный,
   Где люди живы, где века
   Не разделяют безвозвратно,
   Где так верна твоя рука.
  
   Он должен быть. Я чую отсвет
   Его в житейских мелочах,
   В улыбке неземного солнца,
   В моих коротких вешних днях.
  
   И ведь не зря те злобно лают,
   Кто уподобил себя псам.
   Они стихи о псах слагают
   И их жалеют - но не нас.
  
   Известно, что их раздражает -
   Они предчувствуют тот мир,
   Что их низвержет и накажет
   И разобьет земной кумир.
  
   25. ПЕРЕД РАССВЕТОМ.
  
   Скоро будет солнечно, скоро будет ветрено..
   "Сплин".
  
   Если б знать.. За годом валит год.
   В.Набоков, "Сны".
  
   Утро настанет. Растают
   Тени разлук и забот
   Неблагодарных. Признают
   И этот стих. И пройдет
  
   Время войны, время зла и насилья,
   Что было властно тогда,
   Когда в позорном полночном безсильи
   мы превращали в слова
  
   боль за Россию, и нас обличали
   те, кто взобрался наверх.
   Те, кто учил нас искусству печали,
   Пропагандировал грех.
  
   Кто призывал нас объединиться
   Вокруг несметного зла..
   Время прошло их. И больше убийца
   В нас не пускает слова.
  
   Утро настанет. Под солнечным небом
   Встретимся мы, и тогда
   Странной, чужой и отчасти нелепой
   Будет казаться зима.
  
   26. КРИК ЗАТИХАЕТ.
  
   Крик затихает. И смолкли проклятья,
   Что раздавались вдали.
   Меняет весна и ботинки, и платья,
   Вновь поплывут корабли
  
   Вдоль по реке. Мне казалось возможным,
   Что вдруг поймешь ты меня,
   Мои слова. И тогда осторожно
   о прошлом поведаю я.
  
   Я расскажу тебе о моей жизни -
   Кратко, доходчиво. Много сказать
   Нужно мне. Ведь, хотя я непризнан,
   Меня ты смогла бы понять.
  
   Не ждут меня на канале "Культура",
   В редакциях темных газет -
   Околочестных, псевдолитературных,
   Передающих привет
  
   Своим властям. Снова крик затихает,
   Солнечный свет там вдали -
   хоть ослепленные не понимают,
   Что правда ждет впереди.
  
   27. ПО ПРОВОДАМ ВЕСНЫ НЕСУТСЯ ВЕСТИ
  
   По проводам весны несутся вести,
   Как неспокойно все же в мире сем..
   Но еще рядом, еще с нами вместе
   Большое солнце. И дрожит вновь в нем
  
   Зной майский, долгожданный. В моем доме
   Так тихо, затихает бедный сон,
   А где-то торжествует на "Пароме"
   Пиит безумный, что в себя влюблен.
  
   И льстят ему, и принародно хвалят..
   Как грустно это - мне не передать.
   Он в публику стихи как бы за борт бросает
   И говорит - мол, нас не подолать.
  
   Но снег сойдет. Пройдет зимы ненастье.
   И установится, наверное, весна.
   Тогда я испытаю мое счастье,
   И испытаю я его сполна.
  
   28. ФОРМАЛИСТЫ
  
   Изощрясь в формальном отношении,
   Ощетинившись колючками, творцы
   Пишут, пишут все порой весеннею
   О высоком, строки как дворцы
  
   Они тщательно, старательно возводят,
   Словно пирожки они пекут,
   Но в стихах их ничего не происходит,
   И их строки в душах не живут.
  
   "Зацепить", привлечь к себе внимание
   Эти существа теперь хотят.
   Но напрасны будут все старания,
   Как капризы бедных даунят.
  
   Да, больны они синдромом Дауна
   Относительно поэзии, увы.
   И напрасно строки их престранные
   Хвалит кто-то. И из головы
  
   Зря опять берут они сравнения
   И безбожно, безнадежно врут.
   Смоют след дожди порой весеннею
   От их виршей - как и весь их "труд".
  
   29. ПРОБУЖДЕНИЕ.
  
   Настало утро. Рано. Тишина.
   И лишь сосед стучит самозабвенно
   Хвостом о перекрытия. Страна
   Моя проснулась в этом мире тленном.
  
   Пусть где-то спорят, хаят и твердят
   О древних временах, прошедших мимо
   Меня, - но все ясней стезя -
   Стезя любви, и истинной, и мнимой.
  
   Так тихо в доме.. И идут часы
   Исправно, ожидая время чуда,
   И замолкают под окошком псы,
   И замолкают - на этаж - Иуды.
  
   Приятно мне молиться в тишине,
   Приятно мне не слышать гласа стужи.
   Прошли заботы словно бы во сне,
   И ими я опять не обнаружен.
  
   Сосед умолк. Не хает, не кричит -
   Что удивительно, ребята, согласитесь.
   Наверное, приехали врачи..
   К чему он, видимо, в итоге и стремился.
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"