Петраков Игорь Александрович: другие произведения.

Юмор в киноповестях Григория Горина

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Работа, выполненная в феврале - марте 2022 года.


Петраков Игорь Александрович

ЮМОР В КИНОПОВЕСТЯХ ГРИГОРИЯ ГОРИНА

Исследование выполнено в феврале -- марте 2022 года.

0x08 graphic

Омск 2022

   СОДЕРЖАНИЕ:
  
   1. ВВЕДЕНИЕ
   Материал
   Актуальность
   Время
   Юмор
   2. БИОГРАФИЯ
   3. ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ
   3.1. Шутки о переходе в мир иной.
   3.2. Сюжет о колдуне и красавице.
   3.3. Синтаксический параллелизм как средство создания комического эффекта.
   3.4. Анекдоты, связанные с чистым абсурдом.
   3.5. Анекдотическое снижение
   3.6. Шутки с национальным колоритом.
   3.7. Юмор, связанный с портретом ( внешностью ) героя.
   3.8. Шутки в сторону власти и воинства.
   3.9. Метафизические анекдоты ( на темы культуры, философии и религии ).
   3.10. Обыгрывание мотивов сумасшествия.
   3.11. Житейские анекдоты на тему брака.
   3.12. Бытовые анекдоты ( например, на тему денег ).
   3.13. Историко-литературные анекдоты.
  
   4. БИБЛИОГРАФИЯ
   5. СПИСКИ ЛИТЕРАТУРЫ
  
  
   1. ВВЕДЕНИЕ
  
   Киноповести Григория Горина -- явление в русской литературе неординарное и оригинальное. Они не теряют свою актуальность и по сей день, так как юмор в них касается "вечных" тем и философских вопросов. Поэтому я решил провести настоящее исследование с целью как можно более подробно охарактеризовать природу горинского юмора и сатиры, представленных в его известных киноповестях.
  
   Материал исследования.
  
   В данной работе в основном будут рассмотрены следующие произведения Горина:
   1. "Тот самый Мюнхгаузен".
   2. "Формула любви".
   3. "Дом, который построил Свифт".
   4. "О бедном гусаре замолвите слово".
   5. "Убить дракона".
  
   Актуальность исследования.
  
   Об актуальности киноповестей Горина сегодня так пишет автор канала "Scope: культурология" -
  
   .. его пьесы сегодня не устарели и переживают, по сути, второе рождение (И "Тиля", и "Свифта", и "Мюнхгаузена" ставят во многих театрах и по сей день). Ведь, как говорит его Свифт: "Человек слабее смерти потому, что у нее есть преимущество: она знает час своего прихода, а человек - в неведении... А теперь мы с ней на равных! И неизвестно, за кем последнее слово".
  
   "Вечные темы" и "вечные" философские вопросы у Горина осмысливались часто по-современному. Вот что пишет Горин в своей "Автобиографии".
  
   Начинались так называемые "застойные времена". Я беру эти слова в кавычки, потому что в искусстве застоя вообще не бывает. Живая идея всегда пробивалась к жизни, как трава из-под асфальта... Поэтому настоящие прозаики писали "в стол", кинематографисты клали готовые фильмы "на полки", художники развешивали свои картины на кухнях...
   Театру, может быть, было труднее всего! Ему нужен был зритель, и не будущий, а современник! И говорить хотелось в полный голос, не спотыкаясь о бесконечные запреты...
   Я решил помочь зрительской фантазии. Стал сочинять пьесы-притчи, основанные на исторических и литературных легендах. Первая из них называлась "...Забыть Герострата!" ...Древний греческий город Эфес, сожжённый храм, беспородный хам, рвущийся к власти... Мне казалось, думающие люди меня поймут. Пьеса имела успех. Люди всё поняли. Цензоры тоже.
   Работник Министерства культуры с выразительной фамилией Калдобин задал мне уникальный по изобретательности вопрос.
   - Григорий Израилевич, - сказал он мне, - вы же русский писатель? Так?! А зачем же вы тогда про греков пишете, а?
   Я не нашёлся, что сказать в ответ. Да и как можно было объяснить этому убогому чиновнику, что кроме его учреждения существует иное пространство, имя которому - Вселенная, и кроме его календарика с красными датами существует иное время, имя которому - Вечность.
  
   Как видно, писатель тоже не жаловал представителей советской власти. И относился к ней, нашей драгоценной, как минимум, критически.
   Вот что пишет В.Е. Головчинер в статье "ГОРИНА НАДО ОСМЫСЛИТЬ КАК НАШУ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ..." -
  
   ..почему драматург Горин не попал в поле зрения исследователей, отчасти понятно. Наша литературная и театральная критика на протяжении многих десятилетий работала "обоймами": занималась теми явлениями, которые легко выстраивались в некий очевидный ряд, чаще всего по тематическому признаку. Горин ни к одной известной "обойме" не мог быть отнесен. В проводимых в семидесятые-восьмидесятые годы дискуссиях о производственной пьесе, о герое современности, о "новой волне" в драматургии его имя не могло звучать: о производстве как таковом он действительно не писал, внешне его Герострат, Тиль, Мюнхгаузен и другие персонажи мало походили на героев Арбузова, Розова и других писателей, работавших для театра, да и вошел Горин в современную драматургию не с "волной", а индивидуально. Особая манера драматургического письма привлекла к нему нетривиально мыслящих режиссеров, и она же затрудняла работу критиков, не позволяла осмыслить его пьесы с точки зрения общепринятых правил, известных тенденций.
  
   Исследовательница говорит, что творчество Горина необходимо рассматривать в ряду таких авторов как Булгаков, Шварц, может быть, Н.Эрдман, а также, конечно же, Вильям наш Шекспир.
   Головчинер сравнивает творческий путь Шварца и Горина и замечает, что оба драматурга в лучших своих пьесах обращались к возбуждающему сознание, воображение зрителя известному культурно-историческому материалу, "чтобы лучше понять, что происходит в глубинных слоях массового сознания их современников, от чего зависит поведение многих и каждого в отдельности. При этом Шварц менял детали, психологические мотивы поведения известных героев, но в значительной степени сохранял каркас старых сказок или соотносил с ними, явно узнаваемыми, действие своих пьес. Для творческой фантазии Горина достаточно было знакомого имени - концентрирующее внимание, оно, как правило, выносилось в заглавие пьесы, чтобы из него, как из зерна, вырастала новая "небылица"".
   Вывод: оглядываясь назад, на отошедшие и возвращающиеся уже отраженными в науке, искусстве, публицистике семидесятые годы, можно говорить об уникальности пьес Горина "...Забыть Герострата!", "Тиль", "Тот самый Мюнхгаузен...", а также более поздних - "Дом, который построил Свифт" (1982 год), "Поминальная молитва" (1987 год). Написанных в пору, "когда проявление свободной мысли, стойкости духа было возможно только за пределами государства или втайне от него, они выходили к зрителю, воздействовали на него в духе, противоположном дозволенному. Этому способствовала в том числе счастливо найденная драматургом форма - условно-метафорическая форма эпической драмы маяковско-шварцевского направления".
   Представляется, что эти слова являются отчасти политически ангажированными. Стремление исследовательницы обличить советский строй достойно, как говорится, лучшего применения. А с каким пафосом ведется речь о советских войсках в Праге.. Как будто это не наши, отечественные, войска, а войска иноземных интервентов. Интересно, что по этому поводу сказал бы патриот Юрий Поляков?
  
   Время
  
   Л.А. Ипатова в статье "Проблематика пьесы Г.Горина "Поминальная молитва" утверждала, что для автора "Того самого Мюнхгаузена" все люди являются современниками, а потому "фламандский шут Тиль Уленшпигель становится понятен московским сверстникам и призывает их к свободе ( вспомним фразу из "Убить дракона": - Мальчик, тебе нужна свобода? - Не знаю, может, и нужна. - Что ты мелешь?!" ), немецкий барон Мюнхгаузен мог учить русских людей ненавидеть ложь" ( с. 37 ).
   Действительно, границы времени и пространства здесь стираются.
  
   Юмор
  
   ФЕДОРОВА Надежда Константиновна в автореферате диссертации на соискание уч. степени кандидата филологических наук под названием ПЬЕСЫ И КИНОПОВЕСТИ Г.И. ГОРИНА КОНЦА 1970-х - 1990-х ГОДОВ: ГЕРОЙ И ХРОНОТОП говорит о "развитии игровой иронико-философской прозы" во времена Горина. "Отмеченная Т.Л. Рыбальченко тенденция развития литературы 1970-х годов проявилась и в текстах Горина. Среди произведений, написанных в эти годы, исследователи выделяют пьесы " Забыть Герострата'", "Тиль" и "Самый правдивый" ("Тот самый Мюнхгаузен") как определяющие специфику стиля драматурга тяготение к иронии и притчевой иносказательности".
   Одновременно замечено, что именно литературное творчество Горина в области кинодраматургии высоко оценивается критиками и литературоведами и, по мнению специалистов, заслуживает места в ряду литературных явлений мирового уровня.
   Юмор в произведениях Горина возникает благодаря и наличию оригинального образа героя - выдумщика, шутника, мастера иронии. Вот что пишет Федорова по этому поводу:
  
   Мюнхгаузен творит мир вокруг себя и ломает традиционные представления обо всем существующем В легкоузнаваемую схему романтического конфликтного двоемирия, автор помещает знакомого читателю с детства персонажа, на первый взгляд в ней абсолютно неуместного. Такое парадоксальное единение позволяет Горину расширить смысловую палитру произведения - от героико-трагических до иронико-сатирических оттенков.
   ( автореферат, с. 17 ).
  
   Вывод: барон Мюнхгаузен -- идеальный герой Горина, "романтик по духу, тонкий, ироничный, свободный, умный" ( там же ).
   Мила Славская из "Вечерней Москвы" заметила, что герой Горина не должен был казаться излишне серьезным ( см. "Я не боялся казаться смешным" ). Так, в его сценарии ныне крылатая знаменитая фраза барона была следующей: "Серьёзное лицо ещё не признак ума, все глупости на земле делаются именно с таким выражением лица". А на озвучивании фильма Олег Янковский оговорился: "Умное лицо ещё не признак ума..."
   В статье ОСТРОСОЦИАЛЬНOCТЬ - OСНOВНOЙ ПРИЕМ ДРАМАТУРГИИ ГРИГOРИЯ ГОРИНА Байбекова Алина Тимуровна называет Горина "великим драматургом двадцатого века", а также писателем и сатириком.
   Приводится отзыв о пьесе "Чума на оба ваших дома" советского и российского режиссера, публициста А. А. Гончарова: "Сегодня, когда весь мир обезумел от вражды, от крови, от нелепицы "баталий" наших Монтекки и Капулетти, идиотизм вражды уже становится предметом юмора, а потому продолжение этой темы ...драматург Г. Горин решает даже не трагикомедией, а трагифарсом".
   В самой статье не единожды, напомню, Горин назван сатириком.
   Заметим, что нередко юмор у Горина был рассчитан на конкретных исполнителей ролей в фильме. Так случилось с "Формулой любви", о чем пишет "Вечерняя Москва":
  
   У Толстого граф Калиостро приезжает в Россию и встречается с местным помещиком, а его спутница влюбляется в помещика и остаётся с ним. К тому же Горин сочинил довольно много шуток и деталей в расчёте на конкретных артистов - Захаров предварительно наметил, кто кого будет играть в "Формуле любви" и рассказал об этом сценаристу.
   ( "Я не боялся казаться.." )
  
   На сервере "Вокруг ТВ" сказано, что Горин часто переживал, что его образ ассоциировался исключительно с юмористическим жанром. "Во многих шутках Горина таился глубокий философский смысл, который не сразу можно было обнаружить. Благодаря этому уникальному качеству, произведения Григория Горина не потеряли своей актуальности и по сей день".
   От себя заметим, что метафизические шутки а также истории, имеющие корни в литературе - составляют целый пласт юмора в киноповестях Горина.
   В статье В. И. Гуменюка ( г. Симферополь, Крым ) ПЬЕСА ГРИГОРИЯ ГОРИНА "ПРОЩАЙ, КОНФЕРАНСЬЕ!" И ЕЕ ВОПЛОЩЕНИЕ НА КРЫМСКОЙ СЦЕНЕ рассматривается художественная специфика, в частности жанрово-стилевое своеобразие, образная система, композиционная структура пьесы "Прощай, Конферансье!".
   В частности, замечено, что Г. Горин -- драматург весьма изобретательный и утонченный. "Ему присущ неповторимый стиль, в котором органично сочетаются такие, казалось бы, несовместимые художественные аспекты, как острая публицистичность и глубинный драматизм, трогательный лиризм и ироничное остроумие".
   В статье СВОЕОБРАЗИЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ СТРУКТУРЫ ПЬЕСЫ Г. ГОРИНА "ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ СВИФТ" М.В. Егорова характеризует сценарии Горина как "комические фантазии", где "ключевыми можно назвать мотивы жизнетворчества и мифотворчества, что определяет и откровенную условность, театральность его пьес" ( 2011, 103 ).
   С. Овчинникова называет Горина "ироничным философом", а его пьесы - фантасмагориями, в которых "можно тасовать времена, взрывать обыденность, придумывать быт и обустраивать домысел".
   При этом заметим, что, например, в "Свифте" юмор и трагическое могут соседствовать друг с другом. Так, М.В. Егорова в своей статье утверждает, что "гибель" героев Горина может казаться не столь значительным событием, "и все же каждая из них разыгрывается как "маленькая" трагедия, позволяющая раскрыть их истинную суть: лилипут, возомнивший, что он выше своего друга, поскользнулся и утонул в чашке с чаем; великан, который по приказу короля стал как все, пронзил себя мечом в несостоявшейся схватке с Ланцелотом; Рыжий констебль, пожертвовав своей жизнью ради освобождения актеров, впервые совершил решительный поступок".
   В статье ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПЛАСТИЧЕСКИЕ ДЕТАЛИ В ПЬЕСЕ ЕВГЕНИЯ ШВАРЦА "ДРАКОН" И ВОЗМОЖНОСТИ ИХ КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКОГО ВОПЛОЩЕНИЯ Ермилова Н.Б.( ФГБОУ ВПО "Санкт-Петербургский государственный университет кино и телевидения", Санкт-Петербург, e-mail: rektorat@gukit.ru ) замечает, что "когда в перестроечное время на экраны вышел фильм режиссера Марка Захарова и сценариста Григория Горина по мотивам пьесы Евгения Шварца "Убить дракона" (1988 г.), фильм показался слишком тяжелым и чрезмерно наполненным сценами жестокости и насилия, особенно в сравнении со стилистически изящной и мудрой пьесой Шварца. Создавалось впечатление, что боль человеческой души, о которой писал Шварц, полностью подменялась в нем показом физических страданий".
   Замечание справедливо отчасти. Действительно, в киноповести "Убить дракона" ирония и сатира идут рука об руку с показом человеческого страдания, с трагическими моментами жизни.
   Автор статьи считает, что киновоплощение пьесы Шварца проигрывает оригинальному тексту. И вот по какой причине:
  
   Можно предположить, что в очень гротесковой трактовке этого сюжета на экране с помощью компьютерной анимации удастся воссоздать описанные Шварцем детали.
   Но созданные таким образом детали не смогут воплотить на экране образ чудовищной несовместимости с нормами человеческой морали и нравственности, открыв зрителю всю глубину смысла, который вкладывал в них драматург Евгений Шварц. Очевидно, что для достижения определенного эффекта воздействия описание их должно именно проговариваться в диалогах, поясняться, как оно и происходит в пьесе. Эти яркие художественные детали существуют только в словесном варианте.
   ( Фундаментальные исследования, вып. 5, 2014, с. 611 ).
  
   Заржецкий Василий Владимирович в автореферате диссертации ТРАДИЦИИ БАЛАГАНА В РУССКОЙ СОВРЕМЕННОЙ ДРАМАТУРГИИ ( Специальность 10.01.01,- русская литература, М., 2006 ) сводит юмор пьес Горина к традиции балагана. Утверждается, например, что для Горина балаган -- это один из художественных приемов при обработке материала, очень современного и в то же время общечеловеческого. А онтологическая и экзистенциальная проблематика, тип героя и конфликта делают его пьесы философскими притчами. В них удачно сплетаются балаганные традиции и проблема диалога с "чужим словом", заимствования.
   Особо рассмотрена фигура героя киноповести Горина Мюнхгаузена. Он охарактеризован как большой оригинал и шут-философ, умеющий смеяться над собой:
  
   Мюнхгаузен Горина -- шут-философ: его взгляд на жизнь шире, чем у других персонажей, он смело разрывает рамки привычных воззрений, тайны мироздания ему гораздо доступнее, чем остальным действующим лицам.
   Применяя бурлеск при создании образа Барона, Горин даёт читателю возможность увидеть, что такие понятия, как пространство, время, - не абсолютные величины для Карла Иеронима. Взорам читателей предстает символическая фигура Художника, стремящаяся улучшить и преобразить окружающий мир, сделать его чище, естественней, искренней, прекрасней - и добиться всего этого посредством особого умения смеяться над собой и иронического отношения к другим. Образ шута-философа вырастает из слияния знаменитых легенд о бароне, исторических данных и характерных черт балаганного гистриона.
   Образ шута-художника универсален и современен. Гр. Горин считал: "Время Мюнхгаузена - это время шестидесятников. Романтик-герой, поднимающийся по лестнице, не желает жить во лжи. Он поэт, который хочет каждодневных перемен и больше всего боится пошлости и спокойной жизни".
   ( автореферат, 2006, с. 15 )
  
   Не зря в финале повести герой призывает своих соотечественников улыбаться. Ирония и юмор - питают жизненные силы его на протяжении всего повествования. В смешные ситуации попадают и его окружающие персонажи - чаще всего, помимо своей воли. Она сталкиваются с парадоксальным мышлением барона - и, естественно, приходят в недоумение и раздражение. Ведь барон будто бы выбивает их "с привычной жизненной колеи".
   Вывод: следуя традициям балаганного театра, Горин для обличения героев, бпротивостоящих Мюнхгаузену, избирает сатирический подход, особенно в отношении наиболее статичных, не поддающихся каким-либо душевным изменениям героев, которые принципом своего существования избрали ложь (Якобина и Феофил Мюнхгаузены, Рамкопф, Пастор).
   Что касается "Дома, который построил Свифт", то эта работа охарактеризована исследователем как философская трагикомедия-притча с элементами фарсового балагана.
   Вывод: остросатиричный, ставящий проблемы ребром, лацци - балаган (с его солеными шутками, едкими насмешками) и карнавал (с целой вереницей то ли масок, то ли людей) удачно вливаются в рамки драмы-концепции.
   Есть в работе Заржецкого и слова, которые являются "научным выводом", касающимся творчества Горина в целом -
  
   Превращая и перевоплощая героев легенд в своих грустных героев, Григорий Горин оправдывает распространенное о нем в литературных и театральных кругах мнение как о "светлейшем шуте русской драматургии".
   ( автореферат, 2006, с. 17 )
  
   Иронию можно назвать любимым творческим методом Горина. Не зря в книге "Иронические мемуары" он с улыбкой признавался: "... В преклонном возрасте Фаина Георгиевна Раневская сказала: "Ах, я становлюсь такой старой, что уже забываю собственные мемуары". Так вот, пока память мне не изменяет, я решил делать мемуарные записи об артистах, режиссерах, писателях, с которыми мне повезло работать и дружить...При этом мне хотелось избежать излишней серьезности. Потому что про живых надо рассказывать только весело... Во всяком случае, чтоб посторонние люди, услышав, тоже улыбнулись...Поэтому мемуары у меня иронические ..."
   В. И. Карасик ( Государственный институт русского языка имени А. С. Пушкина ) в статье СЮЖЕТНО-КОММУНИКАТИВНЫЕ ВЕКТОРЫ ТЩЕСЛАВИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ ПЬЕСЫ ГРИГОРИЯ ГОРИНА "ЗАБЫТЬ ГЕРОСТРАТА!") рассматривает сюжетные и коммуни-кативные характеристики проявления тщеславия как осуждаемого стремления добиться славы недостойными способами.
   Он же признает, что Горин - "один из интереснейших авторов поздней советской эпохи. Он писал блистательные сатирические рассказы, фельетоны и сценарии, в которых остроумно и глубоко изображен внутренний мир человека".
   То есть опять же акцент делается на юмористической и сатирической стороне дарования писателя.
   Е.И. Лелис (Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения г. Санкт-Петербург, Россия) в статье ЯЗЫКОВАЯ АРХИТЕКТОНИКА СОВРЕМЕННОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА (НА МАТЕРИАЛЕ РАССКАЗА Г. ГОРИНА "ЁЖИК") дает лингвостилистическое толкование рассказа Г. Горина "Ежик", показывает, как языковая архитектоника текста дает ключ к глубинным смыслам произведения, не очевидным на уровне активного сюжетного действия.
   Сюжет рассказа прост - герой якобы обменял выигрышный лотерейный билет ( выигрыш - холодильник ) на ежика. Прозаические небольшие произведения Горина - рассказы - также наполнены юмором или сатирой ( как "Остановите Потапова", "Обнаженный Куренцов" или "Случай на фабрике N6" ). В рассказе "Ежик" улыбку вызывает картина непонимания сына отцом. Вот как ее описывает Лелис ( приводя цитаты из рассказа ) -
  
   - Сын: "- Папа, ему надо молока дать..." - "- Погоди с молоком! - строго сказал папа";
   - Сын: "Ой, папа, ёжик под диван полез..." - "Погоди ты со своим ёжиком! - нервно сказал папа и посадил Славика рядом с собой";
   - Сын (на вопрос о том, что же выиграл лотерейный билет): "- Холодильник! - сказал Славик и улыбнулся". - " - Что такое?! - Папа как-то странно задрожал. - Холодильник?!.. Что ты мелешь?.. Откуда ты знаешь?";
   - Сын: "Как - откуда? - обиделся Славик". <...> Я же взрослый!" - "- Взрослый?! - Папа так зашипел, что ёжик, который вылез из-под дивана, от страха свернулся в клубок. - Взрослый?!.. Меняешь холодильник на ёжика?"
  
   Лисова А.Е. в статье "Все возможные уровни художественного синтеза в драматургии Григория Горина: "Тиль"" отмечает, что Горин в своем творчестве ориентируется на произведения мировой классики:
   1. "Тот самый Мюнхгаузен" апеллирует к тексту Э. Распэ -- "Приключения барона Мюнхгаузена",
   2. "Дом, который построил Свифт" имеет всем известный прецедентный текст -- "Путешествия Гулливера",
   3. А пьеса "Тиль" подводит нас к роману Шарля де Костера "Легенда о Тиле Уленшпигеле и Ламме Гудзаке", но здесь все сложнее, ведь автор перед шутовской комедией (именно так он определяет жанр) указывает, что этот текст написан по мотивам народных фламандских легенд, и они нашли большее отражение в тексте, чем сюжет Костера.
   Все три прецедентных текста были насыщены если не сарказмом и сатирой, то всяком случае иронией и юмором.
   Интересно, что исследовательница считает, что образ шута у Горина тесно переплетается с образом творца, художника, -
  
   Образ художника, изобретателя, творца в драматургии Горина занимает особое место, потому что почти все пьесы драматурга обращены к проблеме противостояния творческой личности обществу глупцов и обывателей. Типичный для пьес Горина образ "шута" всегда оказывается носителем свободного, незамутненного стереотипами сознания, вольного в творческом порыве создавать свой мир, непонятный для посредственных персонажей, как это было в "Том самом Мюнхгаузене". Так же в пьесе "Тиль" главный герой революционер противопоставлен приспособленцам Фландрии (главный из них -- Рыбник) и тиранам Испании -- королю ФилиппуII и его свите. Первых Тиль Уленшпигель терпеть не может, так как с доносчиками и предателями не добиться национальной независимости, не отвоевать свою страну и не возродить ее, ко вторым Тиль относится как к захватчикам, власть которых нужно подвинуть, освободив фламандцев от Испанской экспансии. Тиль Уленшпигель -- носитель традиций своей страны, в нем органично сочетаются стихийный народный характер и уникальный дар художника. Во многом Тиль -- собирательный образ фламандского живописца.
  
   "В различных интервью Горин не раз говорил о желании создать цикл произведений, представляющих национальные смеховые культуры: "Тиль" -фламандская, "Тот самый Мюнхгаузен" - немецкая, "Дом, который построил Свифт" - ирландская, "Поминальная молитва" - еврейская и т.д. "Шут Балакирев", пьеса о русском шуте и шутовской изнанке русского мира, в этом смысле, - закономерный итог творческого поиска писателя". - пишет Н.К.Федорова в своей диссертации о киноповестях Горина.
   Юмористическая сторона киноповестей Горина не остается без внимания и у других исследователей. А. А. Сущинская в статье "Маркеры древнерусского "кромешного мира" в комедии Г. Горина "Шут Балакирев"" пишет о национальной смеховой стихии у Горина.
   Замечено, например, что шуты у Горина близки "древнерусской смеховой культуре", к скоморохам, увеселяющим народ на площади. Они и рядятся соответственно: Шапский - в такой же шляпе, что и у государя, Карлик привязывает башмаки к коленям, шуты впрягаются в упряжку вместо лошадей. "Их поведение призвано переворачивать все нормы, которые приняты в социуме: Педрилло играет на дудке тем местом, на котором обычно сидят, Лакоста не выговаривает букв. Их постоянно сопровождает музыка, они поют комические куплеты, балагурят, их выходки - это вызов скромности и благопристойному поведению".
   Вывод: характер горинского смеха "апеллирует к опыту и особенностям сознания человека, воспитанного именно в рамках русской культуры, и комизм произведения, его удивительное воздействие на зрителя достигается во многом за счет того, что в нем присутствуют яркие черты национальной смеховой системы. Горин обильно рассыпает по тексту "маркеры", которые помечают присутствие смехового "кромешного" мира в его древнерусском варианте. Это и мотивы физической наготы, материальности, телесности - и, следовательно, обнажения истины" ( Ярославский педагогический вестник - 2012 - N 1 - Том I (Гуманитарные науки)
   И.А. Сержантов характеризует творческий метод Горина как "смехотерапию". В своей статье "Смехотерапия Григория Горина" он отмечает:
  
   Как вспоминает Г. Хазанов, выступление Горина спасало даже от физических недугов. Его изысканный юмор и тонкая ирония позволяли посмотреть на мир и на себя с критичностью философа. Он остался доктором человеческих душ, врачующим писателем. Его метод мы смело можем назвать смехотерапией. (Смехотерапия - это один из видов психотерапии для коррекции психики, разрешения различных проблем). Он справедливо считал, что смех, радость и веселье делают человека счастливым, лечат душу, а критичный взгляд со стороны способен исправить серьёзные недуги общества.
   ( Bulletin of Medical Internet Conferences (ISSN 2224-6150), 2015. Volume 5. Issue 5 , с. 472 )
  
   2. БИОГРАФИЯ
  
   В иронической автобиографии Горин писал: "Насколько мне не изменяет память, я родился в Москве 12 марта 1940 года ровно в двенадцать часов дня. Именно в полдень по радио начали передавать правительственное сообщение о заключении мира в войне с Финляндией. Это известие вызвало, естественно, огромную радость в родовой палате ...Не скажу, что помню эту сцену в деталях, но то странное чувство, когда ты орёшь, а вокруг все смеются - вошло в подсознание и, думаю, в какой-то мере определило мою судьбу". "Писать я начал очень рано. Читать - несколько позже. Это, к сожалению, пагубно отразилось на моём творческом воображении. Уже в семь лет я насочинял массу стихов, но не про то, что видел вокруг, скажем, в коммунальной квартире, где проживала наша семья, а, в основном, про то, что слышал по радио. Радио в нашей квартире не затихало. По радио шла холодная война с империалистами, в которую я немедленно включился, обрушившись стихами на Чан-Кай-ши, Ли-сын-мана, Адэнауэра, Де Голля и прочих абсолютно не известных мне политических деятелей. Нормальные дети играли в казаков-разбойников или боролись во сне со Змеем Горынычем. Я же вызывал на смертный бой НАТО и Уолл-стрит!"
   Далее Горин заметил, что его опусы были показаны Самуилу Маршаку. Он только приговаривал: "О, Господи! О, Господи!" Эти слова почему-то были восприняты будущим драматургом как похвала. Маршак также заметил, что юный автор улавливает все штампы советской пропаганды - поэтому может стать сатириком.
   В восьмом классе хулиганы побили автора "Мюнхгаузена" за исполнение иронических куплетов на школьном вечере. Это был "первый успех" на литературном поприще, считает Горин.
   Известно, что ( здесь у рассказчика случился ступор ) настоящая фамилия Горина - Офштейн, и на вопросы о причине выбора псевдонима Горин отвечал, что это - аббревиатура фразы "Гриша Офштейн Решил Изменить Национальность".
   Учился в мединституте, затем работал врачом на "Скорой помощи". Вот что пишет Горин в своей "Автобиографии": "Вспоминаю нашего заведующего кафедрой акушерства, профессора Жмакина, который ставил на экзаменах студентам примерно такие задачи: "Вы дежурите в приёмном отделении. Привезли женщину. Восемь месяцев беременности. Начались схватки... Воды отошли... Свет погас... Акушерка побежала за монтёром... Давление падает... Сестра-хозяйка потеряла ключи от процедурной... Заведующего вызвали в райком на совещание... Вы - главный! Что будете делать, коллега? Включаем секундомер... Думайте! Всё! Женщина умерла! Вы - в тюрьме! Освободитесь - приходите на переэкзаменовку!.." Тогда нам всё это казалось иезуитством. Потом мы на практике убедились, что наша жизнь может ставить задачки и потрудней, и если медик не сохранит в любой ситуации чувство юмора, то погубит и пациента, и себя..."
   Известно, что в студенческие годы Горин вошел в круг молодых юмористов. "В этом коллективе начинали Алик Левенбук, Саша Лившиц, Юра Лившиц, Жора Зильберблат, Гриша Долгопятов - единственный с русской фамилией, но 100-процентный еврей, как и все остальные... На трубе в этом капустнике играл Аркадий Штейнбок - будущий писатель, по сей день работающий под псевдонимом Аркадий Арканов... И вот в эту, как вы понимаете, выразительную, если не сказать - ярко выраженную, компанию попадает Гриша Офштейн - студент первого курса. Как он туда попал? Его нашел Алик Аксельрод - будущий основоположник и ведущий КВН" (воспоминания Марка Розовского).
   Затем Горин стал писать в основном самостоятельно: "Тиль" (по воспоминаниям Николая Караченцова пьеса сочинялась по ходу постановки спектакля, уникальный случай), "Забыть Герострата!", "Тот самый Мюнхгаузен", "Дом, который построил Свифт", "Формула любви", "Убить дракона", "Кин IV", "Шут Балакирев" (последние правки в сценическую версию этой пьесы автор внес за несколько часов ..)... "Горин постоянно участвовал в телепрограммах "Вокруг смеха", "Белый попугай", КВН. Увлекался рыбалкой, бильярдом, компьютером. Однолюб, 30 лет прожил с обожаемой супругой Любовью".
   Писал юмористические рассказы в газеты и журналы. Некоторое время руководил отделом юмора журнала "Юность", где познакомился с Ар.Аркановым.
  
   "Советский врач, -- писал Горин, -- был и остаётся самым уникальным специалистом в мире, ибо только он умел лечить, не имея лекарств, оперировать без инструментов, протезировать без материалов...".
   Вот что пишет "Википедия" дальше:
  
   Литературную деятельность начал с сочинения сценок для студенческого "Клуба весёлых и находчивых".
   Неоднократно публиковал юмористические рассказы в отделе юмора "Клуб 12 стульев" "Литературной газеты".
   В 1966 году вышел сборник юмористических рассказов "Четверо под одной обложкой", куда вошли произведения А. Арканова, Г. Горина, Ф. Камова и Э. Успенского.
   В 1978--1990 годах Григорий Горин регулярно принимал участие в передачах "Вокруг смеха". В начале 1990-х приглашался в жюри Высшей лиги КВН.
   Участвовал в выпуске программы "Час пик": эфир состоялся 19 июля 1995 года.
   В последние годы был регулярным участником и автором передачи "Белый попугай", а после смерти Юрия Никулина некоторое время был её ведущим.
  
   На сайте "Лаборатории фантастики" ( Фантлаб ) есть обзор "фантастических" произведений Горина. Среди них выделяются "Мюнхгаузен" и "Свифт" -
  
   Первым произведением с фантастическими элементами стала пьеса "Тот самый Мюнхгаузен" (1976), которая представляет собой комическую фантазию о жизни, любви и смерти знаменитого барона Мюнхгаузена, жившего в XVIII веке и ставшего героем многих весёлых книг и преданий. Горин, опираясь на персонажей и эпизоды знаменитого романа Р. Распе, создаёт самостоятельное произведение.
   В 1983 году Гориным была написана пьеса "Дом, который построил Свифт", посвящённая выдающемуся английскому писателю XVIII века и основанную на реальных фактах из его жизни. Вымышленные персонажи из произведений Свифта -- лилипуты, великаны, йеху, гуигнгнмы -- населяют его дом. Реальность тесно переплетается с вымыслом, предметы из одного превращаются в другой, и уже невозможно понять, где настоящие события, а где мистификация. Для лечения к Свифту присылают психиатра, доктора Симпсона. Именно ему предстоит пережить все удивительные события в этом доме для того, чтобы понять и постичь одинокого гениального писателя.
   Лера Комор в статье ЧТОБЫ ПОМНИЛИ. 15 ИНТЕРЕСНЫХ ФАКТОВ ПРО ГРИГОРИЯ ГОРИНА пишет, что Григорий Горин вместе с Аркадием Аркановым был первым сценаристом и участником воскресной радиопередачи "С добрым утром!" (1960). "К этому времени относятся и его первые публикации. От имени Гали Галкиной заведовал юмористической страничкой журнала "Юность", его фельетоны и умные фразы печатались в "Клубе "12 стульев"" "Литературной газеты". Все это время он работал в основной своей профессии. Юмор малых форм (эссе, афоризмы, анекдоты, фельетоны) Горина уже не устраивал: душа жаждала чего-то масштабного. В 1966-м на ленинградской сцене впервые был поставлен спектакль по пьесе сатирика, написанной в соавторстве с А. Аркановым "Свадьба на всю Европу". В этом же году его юмористические рассказы увидели свет в сборнике "Четверо под одной обложкой"".
   А в 1968-м Горин стал членом Союза писателей России и с головой ушел в творчество. Его манера охарактеризована как "перелицовка на новый лад классических сюжетов о Ромео и Джульетте, о Мюнхгаузене, о Гулливере, о Герострате, о Тиле, о временах кровавых монархов прошлого, конечно, с современным подтекстом. "Часть жизни я прожил во времена стабильной диктатуры, и мы дико тосковали, но искали свою лазейку, свой интерес, свою радость и в этой эпохе. Каждый должен найти для себя духовную нишу, где ты стоишь на ногах, не ползком, не согнутый, но и не бегущий..." Эзопов язык сатирика и был той лазейкой, или окружной дорогой через дебри советской цензуры, не пускавшей на орбиту неугодные власти произведения, тем более сатирические".
   Федорова Надежда Константиновна в диссертации "Пьесы и киноповести Г.И. Горина конца 1970-х - 1990-х годов: герой и хронотоп" приводит такую цитату "специалистов":
  
   Поколение Горина, бурно переживавшее ликование "оттепели", начало быстро трезветь после ввода советских войск на площади восставшей Праги..
  
   При этом подразумевается, что танки на улицах Праги - это некое зло.
   В остальном, впрочем, диссертация - с формальной точки зрения - написана грамотно. Отмечено, что "Горин в 1970-е годы чрезвычайно востребован столичным театром. Его пьесы одновременно ставятся в Театре Советской Армии, Театре Сатиры и в Театре им. Ленинского комсомола. Первые же самостоятельные произведения выводят имя драматурга в круг знаковых величин, названия его пьес вскоре появляются на афишах театров Варшавы, Афин, Лондона, Тель-Авива, Нью-Йорка. Интерес театра к Горину обусловлен теми же причинами, что и отсутствие такового у критики: его пьесы-притчи были восприняты как уникально-самобытное явление не только в русской, но и в мировой литературе. Пройдя путь "юмористической поденщины" на эстраде, как обозначает ранний период творчества драматурга Марк Захаров, и хорошо изучив все крайности и разновидности репризного мышления, Горин, по мнению режиссера, выработал со временем почти безупречный вкус и тонкое понимание современной комедии: "Горин обладал весьма своеобразным комедийным видением, которое умело проецировалось им на человеческую психику, одновременно затрагивая широкий социальный фон" [Григорий Горин. Воспоминания., 2001, с. 105]".
   Также сказано, что в учебнике для вузов "Современная русская литература" в качестве знаковых текстов Горина авторами выделяются "Тот самый Мюнхгаузен" и "Дом, который построил Свифт", "они квалифицируются как "иронические трагикомедии о инакомыслящих личностях", при этом отмечается, что реализованное в текстах "совмещение различных временных рядов стало весьма активной формой интеллектуализации в прозе и драматургии 1970-х годов".
   Отмечено, что в 1978-1990 годах Григорий Горин был регулярным участником юмористических передач "Вокруг смеха", "Смехопанорамы". Он писал для А. Райкина, сам выступал, его монологи исполнял С. Юрский.
   Интересно, что на вопрос о любимых занятиях Горин отвечал: "1. Сочинительство. 2. Рыбалка. 3. Веселая беседа за бутылкою вина с друзьями". Любил комфорт: "Удобный письменный стол. Удобный диван". И еще: в окружающих Горин не переносил самоуверенности, хамства и изнурительного остроумия. "Свое жизненное кредо определял фразой:"Серьезно относиться к тому, что делаешь, несерьезно - к себе..." До последних дней был верен Искандеровской формуле:
  
   ...Присядь же на обломках жизни
   и напиши в последний раз
   для неулыбчивой Отчизны
   юмористический рассказ".
  
   Вот что говорил о Горине Марк Захаров:
  
   - Нас было четверо друзей. Андрей Миронов, человек нервного склада, горячего, его бросало из одной крайности в другую, он был неутомим, делал много лишнего иногда. Александр Ширвиндт воплощал полное спокойствие и презрение ко всякой суете. Миронов называл его "железной маской". А Гриша Горин был как раз средняя прекрасная величина между ними. Его не тяготили никакие комплексы, он не был горячим, взбалмошным человеком. Он был очень уравновешенным и иногда некоторые мои нервные поползновения очень умело осаждал. Ну вот надо мне было ехать лечиться в Германию, я говорил: "Это невозможно, а как же театр?". Гриша совершенно хладнокровно мне сказал: "Марк, как театр жил при тебе, так приедешь и увидишь, что ничего не изменилось". Когда я очень радовался, он меня как-то немножко скептически останавливал, а когда я хватался за голову от всяких неприятностей, связанных с цензурой, он тоже меня успокаивал и вводил в нормальное состояние.
   Он был человеком добрым, умным, уравновешенным и как-то благотворно воздействовал на людей. Он научил меня самоиронии.
   ( "Тот самый Григорий Горин". МК )
  
   В этой статье, посвященной 75-летию Горина, современники писателя вспоминают о своем друге, ушедшем в мир иной.
   Так, А.Ширвиндт признавался, что Горин был силен не только как автор больших полотен - киносценариев.
  
   - .. мы его растаскали по мелочам. "Гриша, напиши поздравление", "Гриша, капустник!", "Гриша, юбилей, без тебя никак" -- и отрывали его. А может быть, он бы еще одного "Герострата" написал. Он же ко всему относился серьезно и вот сидел, тратил на это время. И не мог отказать. Он все делал для друзей. Ну, в бытовом плане тоже. Когда мы удили рыбу... Удили вместе, а чистил, разводил костер, искал хворост он. А мы им руководили. Но в плане творчества... Кваше написал пьесу, Андрюше -- "Прощай, конферансье", нам с Мишкой Державиным -- "Счастливцев-Несчастливцев". Это все персонально написано для друзей! И еще принес нам в Театр сатиры пьесу "Кин IV", но мы, дураки, проглядели, и он отдал ее в Театр Маяковского.
   ( там же )
  
   Андрей Щербак-Жуков в статье "Переводчик с прошлого на настоящее" пишет:
  
   ..когда тот же Марк Захаров решил экранизировать другую пьесу того же Шварца - "Дракон", изначально участие Горина тоже не планировалось. Но потом решили, что все равно ведь народная молва припишет соавторство и тут. Пришлось Григорию Горину подключаться к работе. В результате вышло произведение, заметно отличающееся от драматургического первоисточника - более мрачное и беспокойное, очень современное и вневременное. Без участия Горина так бы не вышло. У него был удивительный талант - брать чужую историю и делать ее предельно своей, брать известный старый сюжет и делать его новым и современным.
  
   Действительно, юмор в сценарии "Убить дракона" получился каким-то современным, "злободневным". Вспомним песенку неунывающей в предвкушении встречи с драконом ( этим она отличается от шварцевской ) Эльзы:
  
   - Погляди вокруг при ярком свете дня..
   Сколько здесь подруг достойнее меня.
   Разве я могла мечтать об этом дне?!
   Неужели я вижу это не во сне?!
  
   Последовательная сатира на авторитарную власть - и заодно на подчинившихся ей людей ( вспомним: "Лучший способ избавиться от дракона - это иметь своего собственного" ) очевидна и в таком фрагменте картины:
  
   - Вот.. Все смотрят и осуждают. Да вы любого спросите! Где Любой? А, вот он! Не хотелось бы вам, чтобы Ланцелот уехал!
   Любой:
   - А как же! Это уж само собой. Мы в прошлом году, знаешь, - ого-го! Мы сами с усами.
   - А вы?
   - А я не уеду.
   - Не подчинитесь воле народа?
   - Это - не народ.
   - Это не народ? Это хуже народа! Это лучшие люди города!
  
   Автор статьи считает, что называть Горина юмористом и сатириком - значит, что ли, принижать его дар.
  
   Писатель-юморист, писатель-сатирик. Хотя, конечно, так говорить неправильно. И даже как-то обидно. Потому хотя бы, что он был просто писателем. Да, Горин писал юмористические рассказы. И эти рассказы были у всех не только на памяти, а на слуху. Помните "Хочу харчо"? Это его. Помните про повязку, которая с головы сползла на ногу? Думали, народная шутка? Нет, тоже его. Не говоря уже о рассказе "Остановите Потапова". Это просто классика уже. И короткометражный фильм по нему - режиссерский дебют Вадима Абдрашитова, тогда еще не встретившего своего соавтора, потом ставшего постоянным, Александра Миндадзе. Главный приз кинофестиваля ВГИКа и приз "За лучшую режиссуру" на всесоюзном кинофестивале "Молодость" в Киеве... А какой звездный состав: Валентин Смирнитский, Семен Фарада, Александр Филипенко! А еще в фильме использованы отрывки из спектакля "Гамлет" с участием Высоцкого... Или вот - "Случай на фабрике N 6". С ходу на память приходят две экранизации - Андрея Цветкова и Александра Майорова... А ведь эти рассказы, короткие-прекороткие, были написаны даже не для журнала - для 16-й полосы "Литературной газеты".
   ( "Переводчик с прошлого" ).
  
   Хотя, заметим, талант юмориста дается далеко не каждому. И еще надо заслужить, чтобы тебя называли писателем-юмористом.
   Ряпосов Александр Юрьевич в статье ФИЛЬМ М. А. ЗАХАРОВА "УБИТЬ ДРАКОНА" (1988): СЮЖЕТ, КОМПОЗИЦИЯ, ЖАНР ( Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, Тамбов: Грамота, 2017. N 12(86): в 5-ти ч. Ч. 4. C. 131-142 ) говорит о специфике постановки фильма с учетом "реалий" сценической площадки.
  
   В эпизодах фильма, происходящих в декорациях собора (художник О. Шейнцис), таких, как репетиция торжественной передачи Эльзы (А. Захарова) в дар Дракону (О. Янковский); истязание Фридрихсена (А. Збруев) и его семьи; репетиция сцены прощания Ланцелота и Эльзы и др., непременно участвуют молчаливые люди, либо стоящие за строительными лесами (в соборе идут монтажные и сварочные работы по установке под его сводами гигантской металлической конструкции - модели трехголового дракона в масштабе 1:10), либо расположенные на хорах собора (здесь же живет семейство Фридрихсена и размещен ресторан, за столиками которого, помимо других посетителей, может "попросту, без чинов" перекусить и сам Дракон).
   ( с. 133 ).
  
   Сценические особенности придает фильму налет универсальной притчи.
   А вот что вспоминает Александр Абдулов:
  
   - А в начале девяностых на первом этаже их дома открыли ночной клуб. Это была целая история, в которой я Грише пытался помочь. Он выступал в газетах, мы ходили к Лужкову, встречались с кем-то еще, бились, чтобы убрать оттуда этот клуб. Но те, кто его держал, оказались сильнее, и Горину в результате предложили другую квартиру - больше. Со стороны многим ситуация казалась смешной. Когда он кому-то рассказывал, что у него в доме всю ночь напролет долбит музыка, - это воспринималось как нечто забавное. А Гриша просто тихо сходил с ума в той квартире, потому что с десяти часов вечера там нельзя было ни работать, ни отдыхать (теперь на этом доме по улице Тверской располагается мемориальная доска - ред.)
  
   Как здесь не вспомнить какофонию, врубленную и в нашем доме в 3 часу ночи. Примечательно, что в омской полиции, куда автор этих строк вынужден был позвонить, порекомендовали самому мне "поговорить" с ночными "музыкантами", пока полицейские будут скромно стоять "сзади".
   А вот что говорил Игорь Кваша:
  
   - Да, солнечный, но это только первое впечатление... На самом деле он был очень грустным человеком и, более того, даже до некоторой степени пессимистично настроенным. В последние годы, когда мы говорили о политике, о жизни, его мучили мрачные опасения. И вообще, легкость и веселость совсем не главнее его черты...
   Он всегда был таким - сам как "Скорая помощь". Например, после смерти Андрюши Миронова именно он придумал собрать всех нас в Шауляе три года спустя. Андрей был в Риге на гастролях, когда все это произошло. В Шауляе он планировал дать два концерта, один из которых отыграл, а на другой остались билеты: люди, потрясенные его неожиданной смертью, не захотели сдавать их обратно. И вот Гриша (именно Горин сопровождал тело Миронова из Риги в Москву - ред.) организовал огромную акцию, собрал всех его друзей и близких - Марию Владимировну Миронову, Марка Захарова, Ширвиндта, Державина, Ларису Голубкину, меня. Уговорил Алексея Габриловича снимать там фильм о Миронове. Мы поехали в Шауляй, и 16 августа, в день, когда должен был идти несостоявшийся концерт, по этим невозвращенным билетам устроили замечательный, потрясающий вечер, посвященный Андрею... Только Гриша мог поднять нас на такое дело.
   В статье Ан.Плешаковой из "КП", которая называется "Григория Горина друзья в шутку называли "везунком"" и посвящена 80-летию со дня рождения писателя, приводятся слова Ширвиндта о нем -
  
   - Он был необыкновенно мудрым человеком. Есть умные, хитрые талантливые иногда попадаются даже гениальные. А Гриша был мудрец, - говорит Александр Ширвинд. - Мы его звали Ребе, хотя он был моложе всех нас. Когда случались проблемы -- всегда шли к Грише за советом. Он всем старался помочь. Недавно я перечитывал его пьесу "Забыть Герострата!" и подумал: какая великая пьеса. Но сколько его таланта мы растащили на капустники, юбилейные обозрения, сколько отвлекали своими просьбами, сколько он написал по просьбе друзей. Для Игоря Кваши и Вали Гафта он вместе в Войновичем написал пьесу "Кот домашний средней пушистости". Для Андрюши Миронова - "Феномены", к 60-летию Миши Державина -- "Счастливцев несчастливцев". Гриша был безотказен. Очень трогательно беспокоился о друзьях. И его хватало на всех.
   ( КП.ру )
  
   Здесь же приведены образцы острот из "Формулы любви":
  
   - Знаю, о ком ты грезишь! Срам! Перед людьми стыдно...
   - Это вы о ком?
   - О ком! О бабе каменной, вот о ком! Вся дворня уже смеётся!
  
   - На что жалуемся?
   - На голову жалуется.
   - Это хорошо. Лёгкие дышат, сердце стучит.
   - А голова?
   - А голова предмет тёмный и исследованию не подлежит.
  
   Галина Кмит в статье "Тот самый Григорий Горин - врач по профессии, драматург по призванию", посвященной 70-летию писателя ( РИА НОВОСТИ ), замечает, что Горин известен как автор сценариев к культовым фильмам своего времени. Также автор статьи приводит мнения о роли Янковского в "Мюнхгаузене" -
  
   Олег Янковский, сыгравший роль Мюнхгаузена, говорил: "Те, кто знал мои прежние работы, с понятным скептицизмом отнесся к идее: Янковский - Мюнхгаузен... Действительно, ничего подобного мне прежде играть не приходилось. Но в этом-то и есть прелесть актерской работы - вот так вот однажды дерзнуть, попытаться сделать якобы не свою роль - своей".
   Действительно, накануне съемок "Того самого Мюнхгаузена" многие утверждали, что Янковский не подходит по возрасту и годится барону в сыновья, пишет kp.ru. Григорий Горин тоже не скрывал своих сомнений по поводу актера и писал в воспоминаниях: "Он до этого играл прямых, жестких, волевых людей - волжские характеры, выдающие его происхождение. Я не верил в его барона. Началась работа, он влезал в характер, на наших глазах менялся. Врастал в роль, и явился Мюнхгаузен - умный, ироничный, тонкий. Какая была бы ошибка, возьми мы другого актера!".
   ( "Тот самый Григорий Горин..", РИА новости ).
  
   В статье "Спросить Гришу" Алла Боссарт предпринимает обзор биографии писателя. Она замечает, что в 1972 году Григорий Горин опубликовал в "Литературке" рассказ "Остановите Потапова!". "Я тогда писала диплом о деле сатиры и слове юмора. И навсегда запомнила заключительную фразу горинского рассказа: "Ровно в двенадцать часов ночи Потапов начал сон". В сущности, это рассказ ни о чём. Или о каждом из нас. Как "Осенний марафон"".
   Вывод прост: "В общем, если говорить совсем коротко, Григорий Горин был очень хорошим человеком. В жизни литературной, отягощённой к тому же театром, это качество не слишком распространённое. И вот что мне кажется. Григорий Израилевич, ещё со времён своего бытия Гришей, был так занят выращиванием своего героя, одного на всю жизнь (как оказалось), что стал им сам. Не в том смысле, что "Эмма -- это я". То есть не как обычно бывает, что писатель наделяет героя своими мыслями и переживаниями. Скорее герои -- Мюнхгаузен, Тиль, Свифт, шут Балакирев, Кин и другие ? роняли в душу автора свои зёрна и прорастали в нём. "Барон славен не тем, что летал или не летал на Луну, а тем, что никогда не врёт". С этой фразы начинается не киноповесть, не фильм. С неё начинается характер".
   Рассказана история о Елене Кореневой, которая исполнила в свое время роль Марты. Она "стала на время как бы дочкой" писателя. У которого, свидетельствует автор статьи, собственных детей с "Любой" не было.
  
   Всё, к чему прикасался Григорий Горин, становилось предметом искусства. Его особой, трагикомической литературы. Рассматривая свою последнюю кардиограмму, он сказал: "Один зубец мне особенно удался". Так мог бы сказать Мюнхгаузен, если бы в его время знали способы измерения работы сердца. О любви, жизни и смерти мудрого комедиографа Горина можно, конечно, написать книжку. И её, конечно, напишут. Но лично я бы не стала. Потому что он сам всё это давно описал в своей лучшей пьесе.
  
   В завершение статьи отмечено: "У Горина были друзья. Были единомышленники. Были соратники. Была любимая. Были поклонники и фаны. Много кто у него был. Одного не было -- учеников. И никто не спросил Гришу: как вы это делаете? Никто не узнал. Даже Шендерович. Думайте теперь сами".
   В статье "Тот самый Горин" Марина Сливина пишет, что писателя-сатирика "можно было увидеть на голубых экранах в качестве телеведущего. С 1978 и до 1990 он являлся завсегдатаем юмористической передачи "Вокруг смеха". В 1990-е постоянно находился в составе жури Высшей лиги КВН. Любимый телезрителями клуб "Белый попугай" своим основанием обязан не только Ю. Никулину, но и Г. Горину, который писал для этой передачи свои произведения, а после ухода из жизни Юрия Владимировича какое-то время являлся его ведущим".
   Вывод: память о Григории Горине "живет в душах почитателей его таланта, зрителей, друзей, соратников и соавторов, которые считают, что он не умер, а как его самый правдивый в мире герой улетел на ядре из нашего несовершенного мира. О талантливом писателе, драматурге, сценаристе созданы телевизионные передачи, документальные фильмы, в которых он продолжает жить. Ведь в его произведениях, особенно драматических, содержалась живая человеческая душа".
  
   Хотя, заметим, не все отзывы о сценаристике Горина были хвалебными. Приведем мнения о фильме "Бархатный сезон", сценарий к которому написал Гр. Горин:
  
   Интересно что сценарий написал Г.Горин, очень интересный автор, его стиль похож на пьесы Е.Шварца. Тем не менее, диалоги очень пафосны или вымучены. Иногда кажется что герои не знают что бы еще сказать. Лучше бы он этого не писал..." (Хи). "Наверное, это худшее произведение Г. Горина. Сценарий и тексты пафосны и фальшивы до крайности. Страдания испанских детей никто не отменял, но результат - за фильм стыдно - неудобно за отличных, приличных и просто красивых актеров и актрис, занятых в такой пустышке" (Кинолюбитель). "Сценарий Горина, мягко говоря, глуповатый, с многочисленными логическими провалами. Режиссура слабенькая.
   ( Александр Федоров. Тысяча и один самый кассовый советский фильм: мнения кинокритиков и зрителей, с. 956 ).
  
   Кстати, в списке самых кассовых фильмов 1989 года "Убить дракона" стоит на 6 месте ( на 1 "Интердевочка", на 4 - "Игла", на 5 - "Трагедия в стиле рок" ).
   Вот как характеризует фильм Федоров ( "Лучшие.." ) :
  
   6. Убить дракона. СССР-ФРГ-Польша, 1989. Режиссер Марк Захаров. Сценаристы Григорий Горин, Марк Захаров (по пьесе Евгения Шварца "Дракон"). Актеры: Александр Абдулов, Евгений Леонов, Олег Янковский, Вячеслав Тихонов, Александра Захарова, Виктор Раков, Александр Збруев, Франк Мут, Семён Фарада, Вячеслав Полунин, Александр Филиппенко, Ольга Волкова, Андрей Толубеев, Леон Немчик и др.
  
   В статье "Памяти Григория Горина" Майя Уздина приводит стихотворение, которое Горин предложил одной из московских газет к своему 60-летию -
  
   Привет тебе, мой организм,
   За то, что в 60
   Ты сохраняешь оптимизм
   И этой жизни рад.
   Тебе спасибо, голова,
   Что в страшной суете
   Еще рифмуешь ты слова,
   Хотя порой не те.
   Вам, руки, ноги и живот,
   Всему, что там внутри живет
   И что торчит вовне, -
   Вам всем, друзья, большой привет!
   Желаю жить вам много лет,
   А вместе с вами - мне!
  
   Это было за три месяца до "того самого" инфаркта.
  
   3. ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ
  
   3.1. Шутки о переходе в мир иной.
  
   И.Н. Мишуринская ( УрГПУ ) в статье "Чужой сюжет" в пьесе Г.Горина "Тот самый Мюнхгаузен" сравнивает Горина и Шварца. По ее словам, Шварц тоже использовал в своих пьесах-сказках закрепленные в культуре образы и сюжеты. Горин же использует имя - образ, на основе которого строит свои истории.
   Исключительный статус героя сценариев Горина подчеркивается следующей фразой -
  
   Горинский Мюнхгаузен мало похож на человека, "определенного эпохой", он - некая возвышающаяся над остальными персонажами фигура, стоящая выше временных и пространственных границ, выше человеческого понимания жизни и ... Мюнхгаузен - современник всех эпох.
   ( Молодая филология, с. 14 ).
  
   Здесь же заявлено, что для Мюнхгаузена "прошлое, будущее и настоящее объединены понятием Вечности" [7: 9], отсюда и особое отношение .. к переходу в "очередной мир". "Для Мюнхгаузена, как и для горинского Свифта, такой переход не впервой: ".. возьми, как надоело умирать...", "...мы вряд ли увидимся. Когда я вернусь, вас уже не будет. Дело в том, что на небе и на земле время летит не одинаково. Там - мгновенье, здесь - проходят века"".
   Временная модель Мюнхгаузена характеризуется не как "вневременье", а как "всевременье" - "схождение в одной жизни, в одном пространстве разных культурных и исторических эпох, понимаемых как общее Большое Время. Фигура барона Мюнхгаузена и становится центром этой модели: барону не чуждо общество Овидия, Сервантеса, Шекспира, свою жизнь он видит как непрекращающееся творчество и череду приключений, не зависящих от конкретно-исторического, а уж тем более обыденно-бытового времени и пространства".
   Современники Мюнхгаузена существуют в обыденном времени, там же и создают свой "миф" о бароне. Но мнение большинства сограждан претит Мюнхгаузену. Ознакомившись с мифом о себе, он решает воскреснуть. "Правда большинства", считает исследовательница, невыносима для героя, живущего по "законам вечности".
  
   По ходу развития сюжета читатель все время находится (и выбирает) между двумя временными моделями: авантюрным всевременьем барона (выводящим в пространство мировой культуры) и обыденно-житейским временем всех остальных героев (соотносимым с повседневным исторически конкретным существованием), что довольно схематично, но в целом точно отражает процесс художественной коммуникации, бытие человека читающего - "между" привычной будничностью и художественной фантазией.
   ( там же, с. 17 )
  
   Отказ героя от имени связывается с мотивом его "самоистребления". Ведь именно за именем закреплены сюжетные ситуации пьесы, сделавшие барона узнаваемой личностью. Не зря именем барона стремится овладеть Феофил - его незадачливый отпрыск.
   Именно "отмены имени" не выдерживает Марта, считает автор статьи, - и именно поэтому она уходит от барона ( садовника ).
   Творчество противостоит обыденности ( по мысли исследовательницы ). Именно благодаря Творчеству возникает "иное пространство" ( Вселенная ) и "иное время" ( Вечность ).
  
   О сюжете перехода в иной мир в "Свифте" пишет Ряпосов так:
  
   Герой О. Янковского накануне.. собирает актеров, и те исполняют уже известный номер: "... Брызнет сердце то ли кровью, / То ли тертою морковью..."
   Свифт сообщает, что он умрет в эту ночь, артисты откликаются так: "... Как сквозь годы и румяна, / Незаметно и упрямо, / Никогда не до конца, / То ли светлый, то ль печальный, / Проступает изначальный, / Чистый замысел творца. / Превращенья и обманы, / Лилипуты, великаны, / Кто придумал, чья вина? / Вот опять линяет краска, / И опять спадает маска, / А под ней еще одна, / А потом еще, еще, еще..."
  
   Отметим, что в оригинале у Горина этой забавной песенки не было.
   Переход в иной мир Федорова в своей диссертации характеризует как "главное событие в жизни героя, своеобразную инициацию, узаконивающую его право быть в одном ряду с героями прошлого. Герои Горина играют "в ..", что приводит к пересечению параллельных N пространств (живого и мертвого), сопряжению разных временных пластов (прошлого, настоящего, будущего), феноменам двойничества и неузнавания. Оборотной стороной игры "в .." в текстах Горина становится игра "в безсмертие", выступающая формой "освоения" героем культурного опыта человечества".
   .
   Переход в иной мир для Горина - не умирание в банальном смсыле этого слова. Об этом говорится В статье "Григорий Горин: "В каком-нибудь 2050 году станет можно оживить всю труппу Ленкома" ( Беседа писателя и журналиста Дмитрия Быкова с писателем Григорием Гориным )" ( Быков Д.Л. И все-все-все: сб. интервью. Вып. 2 / Дмитрий Быков. -- М.: ПРОЗАиК, 2009. - 336 с. ) -
  
   -- Кстати, лично для вас -- Мюнхгаузен все-таки умирает?
   -- Для остальных персонажей -- да, для меня -- нет. Это другая моя слабость, к побегу в финале. Помните в "Мюнхгаузене" лестницу? Лезет, лезет, лезет -- бесконечно. И в конце "Кина IV" тоже придумали лестницу, с явным намеком на тот финал, только Янковский лез вверх, а Костолевский спускается с балкона в лодку. Но и тот, и другой -- сбегают. Это довольно распространенный драматургический прием -- финальный прыжок в окно. Мне он страшно нравится. Потому что это побег из обычной реальности, дырка в другое измерение.
  
   Шутки у Горина, как можно видеть, касаются и такого, казалось бы, несмешного явления окружающего мира как переход в Вечность ( как говорят наши православные товарищи ), или в мир иной. О сюжетных ситуациях, связанных с этим переходом, подробно пишут исследователи творчества Горина. Например, в киноповести "Дом, который построил Свифт" тема перехода становится мотивом интеллектуальной "игры" Свифта.
   Вот доктору Симпсону сообщают, что Свифт ушел в мир иной.
   - Как жаль.. Когда случилось это? - вопрошает доктор.
   - Сегодня, как обычно, в пять часов.
   - Что значит "как обычно"?
   - Как обычно, - невозмутимо отвечает горожанин..
   - Так жив он?
   - Кто?
   - Декан!
   - Как жив, когда вам говорят, что умер. Уж и в газетах было извещенье. И колокол собора затрезвонил.. Да вот он сам идет..
   - Кто?
   - Свифт. Хоть у него спросите.
   Вольное обращение с этой темой приводит к появлению в произведении лица, которое "живет вечно" - мистера Некто.
   Ванесса в другом эпизоде читает Свифту газеты с откликами на его "очередную кончину". Политические штампы современности в сравнении с вечной темой перехода звучат смешно и нелепо.
  
   - Депутат Орнэрри .. даже выдвинул законопроект, запрещающий вам умирать ( Улыбнулась ). Законопроект провалился. Представитель оппозиции заявил, что Англия - демократическая страна, и если в ней нельзя свободно жить, то умирать каждый может, когда ему вздумается! ( Улыбнулась.) Замечание в вашем духе, сэр, не правда ли?
   ( Гр. Горин, 1999, с. 142 )
  
   О завершении земной жизни компании лилипутов размышляет писатель в следующей главе киноповести. Оно также нелепо и вызывает улыбку.
  
   Второй. Знаешь, как нас здесь похоронят?
   Первый. Замолчи!
   Второй. В спичечном коробке! Всех троих - в одном спичечном коробке!
   ( Гр. Горин, 1999, 147 ).
  
   Любовная тема может переплетаться у Горина с темой перехода в Вечность. Доктор Симпсон даже говорит:
   - Так на ком он был все-таки женат, ваш декан?
   - Он вообще не был женат, доктор. В его жизни были две женщины, и он не смог нанести рану ни одной из них..
   - Они обе умерли?
   - Да.
   - Одновременно?
   - Почему?
   - Иначе он мог бы жениться на оставшейся, - доктор был явно доволен логичностью вопроса.
   Сближение законов формальной логики с темами высокой любви и перехода вызывает также комический эффект.
   Свифт уверен, что в ином мире тоже есть над чем иронизировать, и там он тоже не останется без работы. Он начинает диктовать доктору свой труд "Путешествие в страну мертвых", где есть такие строчки - "Сегодня в полночь, когда зазвонит колокол на соборе, я отплыву в страну, где до меня побывал разве что один Данте. Данте дал гениальное описание этой страны, но, увы, черезчур мрачное! Уверен, что и там есть много забавного и нелепого, просто это не каждому дано увидеть".
   Сюжет перехода в иной мир представлен в финале повести "О бедном гусаре.." Он тоже является предметом шуток. Бубенцов, который позже застрелится из оружия Плетнева, в первой части повести говорит: "Тут нужного настроения не создашь. Береза - дерево легкомысленное.. Может, вы меня в дубовой роще шлепните? Дать дуба хорошо у дуба!" - и смеется собственному каламбуру.
  
   3.2. Сюжет о колдуне и красавице.
  
   М.Н. Климова в статье МИФ О КОЛДУНЕ И ОЧАРОВАННОЙ КРАСАВИЦЕ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ( Вестник ТГПУ. 2007. Выпуск 8 (71). Серия: ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ (ФИЛОЛОГИЯ) заявляет, что к традиции мифа близка "Формула любви" -
  
   .. близка к фабульной традиции "Формула любви" (1985), "фантазия" Г.И. Горина по мотивам толстовской повести.
  
   Та же М. Н. Климова в статье ТРИ РУССКИЕ ВЕРСИИ "КАЛИОСТРОВСКОГО МИФА" (АЛЕКСЕЙ ТОЛСТОЙ, ИВАН ЛУКАШ, ГРИГОРИЙ ГОРИН) пишет, что загадочная фигура знаменитого авантюриста эпохи Просвещения графа Калиостро оставила след в европейской культуре, став основой "калиостровского мифа".
   Отмечено, что фильм и киносценарий Горина во многом расходится с толстовской повестью "Граф Калиостро". Не зря в свое время была популярна эпиграмма -
  
   Эта "формула", в общем-то, старая -
   Очень много от Марка Захарова,
   Много Горина, много Гладкова
   И чуть-чуть - Алексея Толстого.
  
   Колдун чуть было не очаровывает русскую красавицу ( вовремя вмешивается Федяшев ) -
  
   Прелестной же русской барышне Марье Ивановне Гриневской, пылкой и самоотверженной, в честолюбивых планах Калиостро была отведена роль подопытного кролика при экспериментальном выведении "формулы любви". Горинский магистр мог бы как свои повторить слова есенинского "черного человека" о том, сто "счастье... есть ловкость ума и рук". Искусный иллюзионист и неплохой психолог, он воздвиг призрачный замок своей магии на фундаменте людских страстей и желаний, а также на готовности человека к самообману. Так, он едва не одержал победу над сердцем тайно тосковавшей по любви героини с помощью песни, состоявшей из "стихийного набора итальянских слов", но до слез взволновавшей Марью Ивановну мелодией и сентиментальным сюжетом.
   ( с. 75 ).
  
   Чувство любви, оказывается, неведомо умнейшему Калиостро - типичному "рационалисту" и сыну своего времени. "Как истинный сын своего рационального века, горинский Калиостро надеется свести сокровенные тайны человеческой души к примитивному набору несложных формул. В ослеплении просветительской гордыни он бросает вызов Творцу и тут же низвергается с ее высот. Ведь пресловутая "формула любви", на чувственном уровне понятная не только Алексею и Марии, но и слугам Жакобу и Фимке, недоступна холодному разуму великого магистра (преданность Лоренцы он вовсе не замечает), и, кажется, вообще не переводима на язык слов (в отличие от фильма, в сценарии она так и не озвучивается)".
  
   3.3. Синтаксический параллелизм как средство создания комического эффекта.
  
   Явления синтаксического параллелизма Горин "обыгрывает" ( как сказали бы любители постмодерна ) в своей киноповести "О бедном гусаре..". В следующем эпизоде важное сообщение Артюхов упрятывает в конец синтаксического ряда:
  
   - Установить по городу посты наблюдения! В театре..
   - Уже стоит! - отчеканил Артюхов.
   - В лазарете у Плетнева..
   - Уже лежит!
   - Где дочь Бубенцова?
   - Уже сидит.
   - Как? - вздрогнул Мерзляев.
   - Она пришла папеньку встречать к тюрьме, а мы ее тут же и сгрябчили.
  
   Неожиданное сообщение помощника Мерзляева вкупе с его простодушным пояснением ( снабженным просторечием ) не может не вызвать улыбку.
  
   3.4. Анекдоты, связанные с чистым абсурдом.
  
   А.Ю.Ряпосов в статье "Телефильм М. А. Захарова "Формула любви" ("Мосфильм", 1984): сюжет, композиция, жанр пишет об "абсурдистских мотивах" в "Формуле любви" -
  
   В захаровской "Формуле любви", как и в картине "Тот самый? Мюнхгаузен", имеют место абсурдистские мотивы, решенные в соответствии с принципами драмы парадокса. В "Формуле любви" абсурд российской жизни изображен двояким способом.
   В первом случае парадоксы и нелепости "туземной" жизни увидены глазами? иностранцев, особенно показательна фигура вороватого, меркантильного и "дикого" Маргадона,
   "Жуткий город,--характеризует герой С.Фарады местечко, где графу Калиостро и его свите довелось застрять -- Девок нет, в карты никто не играет. Вчера в трактире украл серебряную ложку, никто не заметил..."
   ( с. 64 ).
  
   По мнению автора статьи, абсурдное поведение может быть искусственно навязано жителям России извне. Например, покойным батюшкой Алеши, который желал жить так, словно оказался в Древнем Риме. Отчего - начал учить крестьян латыни.
   Элементы абсурда Ряпосов находит также в фильме "Дом, который построил Свифт". Речь идет об очевидном присутствии абсурдистских мотивов, которые оформлены в жанре драмы парадокса. "Декан прекрасно видит, даже слишком хорошо видит, и потому носит маску, чтобы не смущать взглядом своих прихожан. Один из депутатов парламента внес законопроект, запрещающий Свифту умирать, но законопроект провалился, поскольку представитель оппозиции заявил, что Англия - демократическая страна, и если в ней нельзя свободно жить, то умирать каждый может, когда ему вздумается. В доме Свифта все умирают и не умирает никто. Декан проповедует молча, даже с амвона. Великан, с которым собирается биться Симпсон, оказывается человеком ниже среднего роста, потому что он, как заявляет герой Е. Леонова, - просто опустился".
   В "Убить дракона" элементы абсурда заимствованы у Шварца. Например, дракон так долго живет среди людей, что сам превратился в человека. А Шарлемань говорит о "собственном драконе" как якобы "необходимом" зле.
   А чего стоит фраза, сказанная драконом в упрек Ланцелоту - герой О. Янковского упрекает героя А. Абдулова: "Не любите вы людей, не любите. Вы хотите им нового счастья. А они - старым дорожат".
   Ряпосов А.Ю. в статье "Фильм М.А.Захарова "Убить дракона".." приводит такой образец абсурдной логики, распространенной в царстве дракона -
  
   По ходу сцены прощания Ланцелота и Эльзы, где последняя, разыгрывая влюбленность, должна была убить героя А. Абдулова лезвием, спрятанным внутри флейты, Бургомистр не без сожаления произносит: "Плохо, что у него прощание с девушкой. Если бы он согласился на парня, у нас есть такой лесоруб, никакой флейты не надо..."
   ( с. 135 ).
  
   Еще один момент: на торжестве в честь бургомистра, якобы победившего дракона, мнение спрашивают у гражданина преклонных лет, который вообще уже ничего не помнит:
   - Молодежь, - только и произносит он.
   - Молодежь, как верно сказал этот ушедший дедушка, - подхватывает бургомистр.
   Сцена абсурда, в которую вовлечены Шарлемань и президент ( бывший бургомистр ) происходит ближе к финалу постановки. Бургомистр напрямую угрожает своему "будущему тестю" -
  
   Президент. Как себя чувствуешь?
   Шарлемань. Хорошо.
   Президент. Это приятно. (Тюремщику). А ты говорил... (Шарлеманю). Кстати, ты знаком с тюремщиком?
   Шарлемань. Нет, очень мало.
   Президент. Ничего, будет время, познакомишься.
   Тюремщик. Взять?
   Президент. Что значит - взять?! Как что, сразу взять. Совсем с ума сошли... (Шарлеманю). Слушай, папа. Ты должен научиться на свадьбе радоваться. Если будешь скучным, я все равно на ней женюсь, только как на сироте.
   ( цит. по: А.Ю. Ряпосов, Фильм, с. 138 ).
  
   Юмор, основанный на абсурдных предположениях или сопоставлениях, можно обнаружить в "Формуле любви". Например, магистр Калиостро "кормит клопов" в заштатной гостинице.
   Или - тот же магистр говорит своим подопечным:
   - Вас станут судить.. А потом публично выпорют.. и отправят в Сибирь убирать снег.
   - Весь? - спрашивает, холодея, Маргадон.
   - Весь!
   Отчасти в абсурдном мире живут лилипуты - персонажи второй главы "Свифта". Один из них, например, собирается, будучи пианистом, играть на инструменте, прыгая с клавиши на клавишу -
  
   Первый. Все-таки я пианист, Рельб. Хороший пианист.
   Второй. Не говори ерунды. Ты видел здешние инструменты? Каждая клавиша как бревно. Как ты собираешься играть?
   Первый. Ногами, Рельб! Я все продумал. Если быстро прыгать с клавиши на клавишу, то получается совсем неплохо.
  
   Ситуация абсурдна - лилипутик пытается справиться с огромным музыкальным инструментом, для лилипутов вовсе не предназначенном.
   Абсурдные слова порой исходят из уст власть предержащих в "О бедном гусаре замолвите слово". Например, Мерзляев мечтает поймать отца героини, чтобы тут же.. его отпустить.
  
   - Любимая моя Настасья Афанасьевна, ваш папенька жив и ищет вас. Ступайте домой и ни о чем не безпокойтесь. А когда вы его увидите, передайте ему мою НИЖАЙШУЮ ПРОСЬБУ: немедленно явиться к нам.
   - Зачем?
   - Чтобы мы его тут же отпустили. Потому что, если мы его поймаем, ему будет очень скверно. Вы меня поняли?
   - Нет.
   - И слава Богу.
   ( Гр. Горин, 1999, 255 ).
  
   Порой автор показывает, как из слов персонажа другой делает кажущийся абсурдным вывод. Например, Настенька ругает Плетнева - называет его "образиной", "балбесом" и "остолопом". Из этих слов ее отец делает парадоксальный вывод:
  
   - Видишь, и тебе он нравится. Как же такого парня предавать? Понимаешь, дочка?
   - Понимаю!
  
   3.5. Анекдотическое снижение
  
   Речь идет об анекдотическом снижении слов героя.
   Иронически снижаются слова четверостишия о реке жизни в "Формуле любви". Алексей Федяшев вслух читает занимающее его мысли стихотворение:
  
   Из стран Рождения река
   По царству Жизни протекает,
   Играет бегом челнока
   и в Вечность исчезает..
  
   Далекая от философских изысков его тетушка так трактует указанное стихотворение:
   - И то верно. Сходил бы на речку, искупался.. Или окуньков бы половил.
   Федяшев говорит ей, что она ничего не поняла - "Река жизни утекает в Вечность. При чем тут "окуньки"?" Федяшев хочет найти "некий смысл бытия", как сказали бы братья Самойловы.
   Комическое снижение слов Калиостро присходит не единожды во время званого торжественного обеда в доме Федяшева. Оппонирует Калиостро местный доктор - образец спокойствия, скептицизма и невозмутимости.
   Рассмотрим их беседы:
   1. Калиостро заявляет, что он рожден 2125 лет тому назад. После чего спрашивает у присутствующих, не изумляет ли их столь древняя дата его рождения.
   - Нет, не изумляет, - невозмутимо отвечает доктор. - У нас писарь в вуезде был, в пачпортах, где год рождения, одну цифирку только обозначал. Чернила, шельмец, экономил. Потом дело прояснилось, его в острог, а пачпорта переделывать уж не стали. Документ все-таки. Ефимцев, купец, третьего года рождения записан, Куликов - второго..
   - Да много их тут - долгожителей, - подтверждает Федосья Ивановна.
   2. Калиостро зажигает трубку от своего собственного мизинца. Но и это явление не смущает доктора.
   - От пальца не прикуривают, врать не буду! - говорит он. - А искры из глаз летят... Вот хоть у господина Загосина о прошлом годе мужик с воза свалился да лбом об оглоблю. Ну, я вам доложу, был фейерверк.
   - Все сено сжег, - поддерживает доктора Свиньин.
   Этот фрагмент перекликается ( как любят говорить литературоведы ) с рассказос барона Мюнхгаузена о том, как искрами из глаз он разжигал костер ( см. "Тот самый Мюнхгаузен" ).
   3. Не удовлетворенный произведенным впечатлением, Калиостро наконец глотает вилку. И тут доктор находит, что сказать:
   - Это от души.. Это достойно восхищения. Ложки у меня пациенты глотали много раз, не скрою, но вот так, чтобы за обедом.. на десерт.. и острый предмет.. замечательно! За это вам искренняя сердечная благодарность.. Ежели и фарфор можете употребить.. - доктор предлагает Калиостро большую тарелку.
   4. Калиостро повествует о "фемине", вдохновлявшей когда-то поэтов - Елене Прекрасной.
   - Елена! - восклицает Федяшев.
   - Позже ее звали Беатриче..
   - Беатриче! - замирает наш герой.
   - ПРАСКОВЬЯ ЕЕ ЗВАЛИ, - оппонирует тетушка, - Лепили ее с Прасковьи Тулуповой! У деда Лешиного была тут одна.. извиняюсь..
   Страницу спустя приведен разговор Жакоба и Маргадона. Жакоб советует своему товарищу "погрузиться в тайники своей души".
   - Там холодно и страшно, - отмахивается Маргадон.
   Согласитесь, неожиданная характеристика для того "высокого" содержимого, которое наш герой думал обнаружить в указанных тайниках.
   Снижение может касаться и образов "великих" классиков. Так, например, Федяшев восхищается стихами Петрарки, замечая - "Мне так самому никогда не изъясниться".
   - Бог с ним, с Петраркой, - урезонивает племянника Федосья Ивановна, - У него своя тетушка была, это ее заботы.
   Неожиданное предположение относительно того, что о Петрарке должна заботиться его тетка, вызывает улыбку.
   В финале киноповести "Формула любви", говоря о трагическом происшествии - самоубийстве - автор устами доктора рассказывает такую историю:
  
   Стрелялся, стало быть, у нас некий помещик Кузякин ( нарочито сниженная фамилия - ИП ). Приставил пистолет ко лбу, стрельнул - осечка! Стрельнул другой раз - осечка! Э, думает, не судьба! И точно! Продал пистолет, а он у него дорогой был, с каменьями. Продал пистолет и на радостях напился.. а потом уж спьяну в сугроб упал и замерз.
  
   Самоубийца здесь изображен без пафоса - как обыкновенный пьяница, финал которого был комичен.
   Историю о 2125 - летней биографии Калиостро доктор тоже снижает, говоря о внутренностях гостя Федяшева -
  
   Печень вялая, сердечко шалит.. Как вы с ним две тысячи лет протянули, не пойму! Кончать надо с хиромантией, дружок! .. И с барышнями поаккуратней! Мраморные они, не мраморные - наше дело сторона! Сиди на солнышке, грейся!
   ( Гр. Горин. Сценарии. Киноповести. Пьесы. Рассказы. Ек., 1999, с. 128 ).
  
   Ироническое снижение может касаться имен знаменитых писателей или их легендарных героев. Например, в "Доме, который построил Свифт" - Шекспира.
  
   - Но это Шекспир, доктор, - заметила Ванесса, имея в виду текст песенки. - "Король Лир".
   - Не знаю, - отмахнулся доктор. - Мы живем при короле Георге, и давайте заниматься делом.
  
   Здесь на одну сравнительную "доску" ставятся высокий Шекспир и "низкий", ничем не примечательный Георг.
   Комическому снижению подвергаются публицистические и политические штампы, фигуры речи, принятые в "высшем" обществе. Так в киноповести "Дом, который построил Свифт" -
   - Не забудьте про волнения в Ковентри, - обличая Свифта, говорит епископ, - А также о том трудном положении, в котором оказалась принцесса Маргрет.
   - Принцесса в положении? - по-своему понимает епископа губернатор.
   - В переносном смысле, - уточняет епископ.
   - Да? И от кого? - стоит на своем губернатор.
   - Трудно сказать, - молвит судья, - но переписывалась она с Вольтером.
   - Получается, у нас нет своих философов?
   В "О бедном гусаре замолвите слово" Горин использует контрастные стили повествования =- сначала высокий, потом низкий, например, в таком фрагменте -
  
   Убиенный ( высокий стиль - ИП ) лежал у края воды, широко раскинув руки..
   - Вставай, карбонарий хренов! - брезгливо крикнул Мерзляев.
   ( Гр. Горин, 1999, 212 )
  
   Безусловно, в кино этот контраст мало ощущается, скорее, это сделано для писательского удовольствия.
   Снижению повергаются и высокие сюжеты Шекспира. Это очевидно в следующем отрывке:
  
   - Остаемся! Что у нас в репертуаре из жизни офицеров?
   - Отелло, что ли, - неуверенно сказал один из актеров.
   - Годится, - одобрил Бубенцов. - Злободневная вещица: красотка вышла за генерала.
  
   Таков вольный пересказ сюжета трагедии венецианского мавра.
   Слова мавра, который толкует о высоком - о молитве - подвергаются снижению в такой сцене:
  
   - Молилась ли ты на ночь, Дездемона? - поинтересовался мавр..
   - Сударыня! - страстно сказал Плетнев. - Если вы верите в любовь с первого взгляда, она - перед вами!
   - Молилась ли ты на ночь..?
   - Уйдите! Я текста не знаю..
   ( Гр. Горин, 1999, 219 ).
  
   Еще одна характерная сцена - с попугаями - хозяин которых находится в отчании и предлагает Мерзляеву оригинальный "сниженный", анекдотический выход из создавшейся ситуации -
   - Но вот этот мерзавец, - Мерзляев тыкает пальцем в клетку с четвертым попугаем, - он же не просто повторяет, он выводы делает!
   - Не губите! - хозяин лавки падает на колени. - Я старый, больной человек. У меня - астма. Господин капитан, я с этими попугаями не согласен! Хотите, я вам их на ужин зажарю?..
   Подвергаются иронической характеристике и представители полка, в котором служит Плетнев. Вот что говорит о своих "орлах" ( высокий стиль ) Покровский:
  
   - Ну, вы мой полк не марайте! Мои орлы не дураки! Газет не читают, книг в глаза не видели, идей никаких не имеют!
   ( Гр. Горин, 1999, 224 ).
  
   Снижению подвергаются слова трагика Бубенцова, задавшего общий риторический вопрос, - и получившего на него конкретный ответ:
   - Позор! - вопит Бубенцов. - Пороть артиста! Дикость! КУДА МЫ ТОЛЬКО ИДЕМ?
   - В ПОДВАЛ! - коротко "ответил на этот риторический вопрос громила и поволок извивающегося Бубенцова из камеры.."
   Еще один случай снижения. "Жены, сестры, матери" - казалось бы, это ряд достойных женщин, однако неожиданно для читателя они проявляют себя с другой стороны:
  
   - Мадемуазель, наше заведение только для мужчин!
   - Мне надо войти! У меня срочное дело..
   - Жен, сестер, матерей пускать не велено! Дебоширят!
   ( Гр. Горин, 1999, 228 )
  
   Когда Артюхов беседует с Настенькой, он заводит речь на "эротическую" тему:
  
   - Постарайтесь понравиться господину Мерзляеву..
   - Я постараюсь..
   - Если он на чем настаивать будет, не кочевряжьтесь ( просторечие - ИП ).
   - Вы что это - в дурном смысле? - вспыхнула Настенька.
   - В нем! - как отрезал Артюхов.
   - Да вы что? Я - порядочная девушка..
   - Поэтому и говорю - не кочевряжьтесь!
   ( Гр. Горин, 1999, 238 )
  
   Неуместное употребление лексемы "покушался" ( высокий стиль ) в контексте истинного происшествия приводит к возникновению комического эффекта в следующем фрагменте повести "О бедном гусаре.." -
  
   - Папенькая якобы не случайно попал в госпожу градоначальницу, а.. покушался!
   - "Покушался"? - засмеялся Мерзляев. - Так прямо и сказали? Ха-ха.. Ох и любят же у нас перегнуть палку!
   - Чисто недоразумение! - радостно поддакнула Настенька.
   - Ну, это как посмотреть! Он ведь не в студентишку какого-то выстрелил, он попал в важную особу, да еще.. в такое место, что дело приобретает эдакий, я бы сказал, сатирический характер.
   ( Гр. Горин, 1999, 239 ).
  
   В другом эпизоде повести Бубенцов с пафосом прощается с "травушкой росистой". Элементы высокого стиля в его речи переплетаются с признаками "низкого", что приводит к возникновению комического эффекта.
  
   - Прощай, травушка росистая! Не ступать мне больше по тебе босыми ножками!
   Эта жалоба пронзила Плетнева до самого сердца. Он угрюмо посмотрел на пленника и протянул ему трубку и кисет:
   - Закурить не желаете? Напоследок?
   - От убийц не принимаем! - отрезал Бубенцов. - Табачком откупиться хочешь? Не выйдет!.. Я к тебе по ночам являться буду!
   ( Гр. Горин, 1999, 247 )
  
   Разговорное выражение "Табачком откупиться хочешь?" здесь контрастирует с высоким зачином жалоб актера.
   В сюжет разговорного снижения могут быть вовлечены имена знаменитых людей, легендарных личностей. Так, например, в следующем фрагменте киноповести -
  
   - Вы кто? - обратился он к толстому усатому патрицию.
   - Марк Тулий Цицерон! - ответил тот.
   - Я не в этом смысле!.. По пачпорту отвечать!
   - По пачпорту - Анна Петровна Спешнева!
   ( Гр. Горин, 1999, 259 ).
  
   Здесь же появляется некто Марк Юльевич Мовзон, который таковым является по паспорту. Он с пафосом произносит:
   - Что ж вы молчите, и ты, Цицерон, и другие? Или вам голос божественный этот неведом?
   - Будем последними тварями, если ему не поможем, - включается гетера ( по роли ).
   В пьесе порой отводится место и "солдатской" шутке. Последняя приводит к комическому снижению слов героини:
   - Господин полковник, - сообщает адъютант Покровскому, - Вас барышня ожидает.
   - Не до барышень мне сейчас!
   - Она, собственно, не к вам, а к Плетневу хочет! - поясняет адъютант.
   - А тому и подавно.. не до того. Передай: у него все забинтовано.
   Образ соглядатая, подосланного к Плетневу в больницу, "снижает" описание его травм -
   - Где он? - интересуется Мерзляев.
   - Ваш соглядатай, что ли? Его унесли..
   - Куда?
   - В хирургическую!
   - Как?
   - На носилках!
   - Почему?
   - После переломов! - поясняет "дружелюбно" обошедшийся с агентом совсем не дружелюбно гусар.
   Мерзляев пытается снизить образ гусара, в свою очередь, с помощью клеветнического высказывания, которое Бубенцов не может проверить:
   - Я ж в него целил, - говорит о гусаре Бубенцов, - а не в госпожу губернаторшу. Это он нам спектакль сорвал. Он меня до тюрьмы довел. Он меня на расстрел повез..
   - И дочку вашу обезчестил, - как бы невзначай присовокупляет Мерзляев.
   В еще одном фрагменте пафосное изречение актера о "настоящей жизни" Мерзляев также по-своему пытается приземлить:
   - Было так, - рассказывает Бубенцов, - Жил я себе жил, никого не трогал. Выступал на подмостках, людей забавлял. Дочь растил. А встреился с вами, познакомился, пригляделся и понял, что от настоящей - то жизни я прятался. Настоящая жизнь у меня, можно сказать, только начинается.
   - И скоро кончится, - "успокаивает" его жандарм, - Через несколько минут..
   В финале повести 5 ее героев рассказывают о своей дальнейшей судьбе. Это:
   1. Настя.
   2. Полковник Покровский.
   3. Плетнев.
   4. Мерзляев ( Мерзяев ).
   5. Артюхов.
   Но в этот благородный список ( вспомним, как Паниковский говорил - "Честное, благородное слово, Шура" ) вклинивается 6-ой персонаж - Черная кошка. Она выдает такое откровение:
   - После того, как я перебежала дорогу полку, за мной в городе организовали форменную охоту. В меня даже стреляли! Можно подумать, что все неприятности в жизни происходят из-за нас.. Какое суеверие! Темнота!!!
  
   3.6. Шутки с национальным колоритом.
  
   Анекдоты, связанные с национальным колоритом ( русским или "латинским" ), особенно очевидны в киноповести "Формула в любви". Тональность русского колорита задана уже в начале произведения, когда Маргадон повторяет три заученные пословицы ( "русского народа" ) -
   1. Учиться - всегда сгодиться.
   2. Трудиться должна девица.
   3. Не плюй в колодец -- пригодится..
   Национальный колорит с "латинским" уклоном прослеживается в словах персонажа "Формулы любви" - кузнеца Степана. Он неплохо владеет латинскими изречениями - и вставляет их по любому случаю в свою речь. Разумеется, от несовпадения контекста с латинской фразой возникает почти абсурд и комический эффект.
   Приведем, например, такую выдержку из повести.
   - Починить сможешь? - спрашивает Федяшев у Степана, указывая на карету именитого гостя ( Калиостро ).
   - За день сделаю.
   - А за два?..
   - Можно и за два.
   - А за пять?
   Степан задумчимо чешет в затылке.
   - Трудновато, барин. Но ежели постараться, можно и за пять..
   - А за десять дней? - ставит вопрос ребром Федяшев.
   Степан крякает:
   - Ну, барин, тут тогда самому не справиться. Помощник нужен. Хомо сапиенс!
   Еще один характерный эпизод, -
   - Вы к спицам пробираетесь через крышу? - спрашивает Жакоб у Степана.
   - Так точно! - как ни в чем не бывало, отвечает Степан. - Так оно.. сподручней. "Лабор ест этиам ипсе волюптас", - что означает "Труд уже сам по себе есть наслаждение!"
   ( см. Гр. Горин, 1999, 124 ).
  
   3.7. Юмор, связанный с портретом ( внешностью ) героя.
  
   Л.А. Ипатова в статье РЕМАРОЧНЫЙ КОМПОНЕНТ ПЬЕСЫ Г. ГОРИНА "ПОМИНАЛЬНАЯ МОЛИТВА" ( Инновационная наука, 7-8, 2019 ) утверждает, что весьма значительное место в творчестве Г. Горина принадлежит ремаркам, раскрывающим эмоциональное состояние героев пьесы. "В этом проявляется .. стремление драматурга использовать ремарку как средство создания психологического портрета героя. В дальнейшем для системного описания разновидностей ремарок в пьесах Горина мы ставим задачу - выполнить анализ особенностей их синтаксической структуры и лексического состава. О конструктивном разнообразии ремарочных вкраплений, присущем языку произведений Горина, свидетельствует употребление в анализируемой пьесе ремарок-микротекстов, ремарок-предложений, ремарок-словосочетаний, ремарок-словоформ".
   Интересно, что портрет героя в киносценарии "О бедном гусаре замолвите слова" оттеняют финальные ремарки автора, где обрисовывается дальнейшая их судьба. Например, Плетнев ссылается на Кавказ, потом уезжает в Италию сражаться на стороне "бунтовщиков". Героиня пьесы, Настенька, выходит замуж за Плетнева и уезжает в его поместье. А Мерзляев получает новую фамилию - "Мерзяев".
   Большое внимание портрету героя повествования уделяется в "Иронических мемуарах" Горина. Он пишет о Ширвиндте так:
  
   .. вижу портрет Шуры - в домашнем халате, в кресле, с бокалом вина и с Саскией на коленях... Или даже с двумя Саскиями... или тремя... (Сразу оговорюсь: ревнителей домашнего очага прошу не возмущаться. Уверен, Таточка Белоусова, жена Шуры, простит мне эту фривольную композицию. Она мудрая женщина и понимает, что силуэты двух-трех Саский на полотне не затмевают ее лик мадонны и царицы семейного очага. В свое время я подтвердил это стихами в ее честь, где есть и такие строки: "Как самый счастливый билет в лотерее, так русская женщина - в доме еврея!") Впрочем, не отвлекаемся. Итак, рисуем Шуру с несколькими Саскиями...
   ( "Иронические мемуары" ).
  
   В статье КОНФЛИКТНЫЙ ДИАЛОГ: СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ (НА МАТЕРИАЛЕ СЦЕНАРИЕВ Г. ГОРИНА "ФОРМУЛА ЛЮБВИ" И "ТОТ САМЫЙ МЮНХГАУЗЕН") РОГОЖИНА ЕЛЕНА ИГОРЕВНА ( Саратовский национальный исследовательский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского ) рассматривает явление "речевого конфликта" в киноповестях Горина.
   Утверждается, в частности, что далеко не все герои ценили истории известного выдумщика и реагировали на его фантазии довольно резко, например отрицаниями: "Чушь! Это невозможно!" [6, с. 310]; "Этого не может быть!" [7, с. 317], требовали доказательств его рассказам... Приводится цитата из оригинала - "А этой весной, представьте, я встречаю в этих лесах моего красавца-оленя, на голове которого растет роскошное вишневое дерево. - На голове! Дерево?.. - Дерево?! На голове у оленя?!Да сказали бы лучше - вишневый сад!" [6, с. 311] "В приведенных контекстах герои следуют стратегии дискредитации, применяют тактику насмешки, однако их использование нельзя назвать успешным, поскольку барон Мюнхгаузен именно такой реакции и добивается".
   Речевые характеристики героя и окружающих его персонажей, таким образом, контрастны. И несовпадают - как и краски их портретов.
   Так, Марта в исследовании предстает как коварный манипулятор -
  
   Марта умоляет стать хотя бы на время, таким как все, основная ее стратегия - манипуляция, реализующаяся тактиками упрека и роли жертвы: - "Двадцатый [пастор] придет как раз на мои похороны" [6, с. 323]; "Но ради меня ты не хочешь поступиться даже в мелочах..." [6, с. 350].
  
   А.Ю. Ряпосов в статье "Телефильм М.А. ЗаХаРова "дом, котоРый ПостРоил Свифт" (т/о "ЭкРан", 1982): сюЖет, комПозиция, ЖанР" изучает поэтику телевизионного фильма М. А. Захарова "Дом, который построил Свифт", снятого им в творческом объединении "Экран" по одноименному сценарию Григория Горина в 1982 году.
   В этом фильме, считает автор статьи, на первый план выходит творческая личность Свифта. Не зря замечено, что "Г. Горин заявил, что в сценарии фильма о Свифте "стремился передать дух, суть его творчества" (цит. по: [13, с. 46]). Картина "Дом, который построил Свифт", по мнению сценариста, - "рассказ ... еще и о докторе Симпсоне, наивном и несведущем поначалу человеке, проходящем сложный путь познания, как бы представляющем нас в мире Свифта" (цит. по: [13, с. 46]). Иными словами, перед нами не биографический фильм и не перенесение на экран произведений Свифта" ( общество. Среда. Развитие. N3, 2019, с. 48 )
   Портет героя неоднозначен у Горина, считает автор статьи. В "Доме, который построил Свифт" его легко перепутать с "маской" актера. Приводятся слова Т. Хлоплянкиной, которая в рецензии на захаровскую картину написала следующее: "Драматургия нового фильма - это драматургия маскарада, в котором происходит постоянная смена масок. Только-только зритель наконец успокоился, решив, что он разгадал под маской героя его истинное лицо, как выясняется, что это истинное лицо тоже было маской. К примеру, только-только мы уверовали, что "великий Глюм" - никакой не великан и не Глюм, а актер, вставший на ходули, как нам сообщают, что у этого Глюма действительно стали расти ноги" [21, с. 19]. Невозможно с уверенностью сказать, что декан собора Святого Патрика в Дублине, которого играет О.Янковский, - это действительно великий английский писатель, а не еще один актер, нанятый исполнить роль автора историй о Гулливере. Герой О. Янковского почти до самого финала хранит молчание, предлагая своему окружению толковать мысли и чувства Свифта".
   Идентичность самому себе сохраняет в доме Свифта единственный персонаж - доктор Симпсон ( так считает Ряпосов ).
  
   Свифт в истории Горина и Захарова полностью изолирован в рамках своего дома, но и на этом своеобразном острове декан не может чувствовать себя всесильным властителем, поскольку окружающие его герои написанных им книг таковыми являются не вполне - их изображают нанятые актеры, да и нет полной уверенности, что герой О. Янковского - это именно Свифт, а не играющий его роль еще один актер. Как уже было сказано выше, Доктор Симпсон - единственно подлинный персонаж, который является тем, кто он и есть на самом деле, а именно - ничем не примечательный обыватель.
   ( с. 52 )
  
   Итак, отдельная группа анекдотов касается портрета героя, его внешности. Например, в "Мюнхгаузене" на суде, пытаясь опровергнуть сходство барона с самим собой, Рамкопф называет его мошенником, который "завладел" внешностью героя.
   - Появилось немало мошенников, стремящихся погреться в лучах его славы. Один из них сидит передо мной на скамье подсудимых. Воспользовавшись своим внешим сходством с покойным бароном, овладев его походкой, голосом и отпечатками пальцев, подсудимый коварно надеется, что будет признан тем, кем не является на самом деле.
   Тема портрета персонажа поднимается в сценах, где так или иначе необходимо установить его идентичность. Например, герой требует установить личность своей бывшей жены Якобины -
  
   - Вы очень похожи на настоящую баронессу!
   - Что значит "похожа"? Я есть я!
   - Это надо доказать! Если взять известные портреты баронессы, то свидетельница на них мало похожа. Та баронесса и моложе, и красивей. Если взять платья баронессы, то свидетельница в них просто не влезет.
   - Влезу!
   ( Гр. Горин, 1999, с. 69 ).
  
   3.8. Шутки в сторону власти и воинства.
  
   Последовательная и довольно едкая сатира на власть - вот что представляет собой пьеса "Убить дракона". Мне возразят, что, мол, речь идет только о тоталитарной и авторитарной власти. Однако тот же бургомистр - разве он не является образцом "демократического" правителя, унаследовавшего худшие черты авторитаризма?
   Вот что по этому поводу пишет дзен-канал "Scope: культурология" в статье "7 главных пьес Григория Горина": "Даже шварцевского "Дракона" он мастерски переписал, добавив в знакомый сюжет и мудрости, и ясности мысли, превратив метафорическую сказку в едкий памфлет, который, увы, не устаревает и по сей день".
   Об особых отношениях героя с властью говорит в автореферате своей кандидатской диссертации Н.К.Федорова.
   Иронично может быть обрисован даже персонаж, облеченный церковной властью, впрочем, отнюдь не всегда.
  
   Особую группу у Горина составляют персонажи, обличенные властью церкви пастор Франц Мусс в "Том самом Мюнхгаузене", поп и ребе в "Поминальной молитве", францисканец Лоренцо в "Чуме на оба ваши дома", кардинал Вулси в "Королевских играх" и священник, чей голос звучит в финале "Реинкарнации" Создаваемые автором образы духовных отцов чрезвычайно разнятся как с точки зрения формальной организации (место в системе персонажей, авторская оценка), так и по культурно-этическому содержанию, выражаемых ими идей. В произведениях Горина "Тот самый Мюнхгаузен", "Королевские игры", "Поминальная молитва" и " Чума на оба ваши дома'" образы священнослужителей предъявлены читателю в самом начале произведений как своеобразные индикаторы, определяющие степень расхождения окружающего мира и мира героя.
   ( Федорова, автореферат, с. 22 ).
  
   Пастор в "Том самом Мюнхгаузене" изображен как человек не слишком большого ума. Там, где ему не хватает этого ума, на помощь приходят церковные догмы. Пастор не мыслит самостоятельно, догма заменяет ему полностью мысль и "среднее соображение" ( как выразился бы современный лирический поэт и мой однокурсник Алексей Липин ).
   Неудивительно, что этот облеченный определенной властью персонаж то и дело попадает в комические ситуации.
   Любпытно, что современные Горину власти не принимали критику властей дореволюционных в случае с фильмом "О бедном гусаре замолвите слово". Вот что пишет "Вечерняя Москва" по поводу этого фильма:
  
   Мерзляев у Горина был жандармским офицером, но данную структуру запретили даже упоминать. Мерзляев стал не пойми каким чиновником, но высокого чина действительного тайного советника. Конечно, в жизни чиновники такого ранга не колесили по провинциальным городкам... А "Заведение мадам Жозефины" в фильме стало "Салоном мод мадам Жозефины" с белошвейками, к которым почему-то ежедневно наведываются гусары.
   ( "я не боялся казаться.." )
  
   "Убить дракона" является сатирическим памфлетом, направленным не только против авторитарной власти, но и против подчинившейся ей людей. Которые нуждаются в "твердой руке" - в драконе.
   Вот что пишет "Вечерняя Москва": "В отличие от народа у Шварца, народ у Горина не просто подмят драконовским правлением, он нуждается в таких методах, без ежовых рукавиц он не понимает, как жить. Дарованное освобождение не порадовало никого, кроме горстки отщепенцев. Горин дал понять: если свобода сваливается с неба на голову, она может оказаться безполезной, свободе надо учиться".
   Ипатова считает, что в "Поминальной молитве" в связи с темой власти актуализируется тема свободы - несвободы. "Это происходит тогда, когда власть решает выселить евреев за черту оседлости. Поп и ребе - мудрые люди, священнослужители - посредники между человеком и Богом. Урядник тоже посредник, но между человеком и.. властью. Таким образом, герой в "Поминальной молитве" оказывается между Богом и властью" ( ??? - ИП ) ( с. 38 - 39 ).
   Приведу фрагмент из воспоминаний Эльдара Рязанова:
  
   - Мы принялись за сочинение киноповести "О бедном гусаре замолвите слово"... В декабре началось вторжение советских войск в Афганистан. И вскоре Гришу и меня призвали на 10-й этаж останкинского телевидения, где сидело все руководство. Мы не верили своим ушам: "В вашем сценарии очернено Третье отделение. Оно изображено чересчур негативно... Или уберите из сценария Третье отделение, или картину придется закрыть"... "Нам в военное время не нужен фильм о том, как жандармы проверяют армию", - это фраза председателя Гостелерадио С.Г.Лапина... В сцене фальшивого расстрела трагик Бубенцов (его в фильме играл Евгений Леонов) декламировал:
   - Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ, и вы, мундиры голубые, и ты, послушный им народ.
   От нас требовали выкинуть эти стихи.
   - Но это же Лермонтов! - ерепенились мы с Гришей. - Это же классика!
  
   Как видим, даже советская власть ревностно относилась к критике дореволюционных жандармов - опоры царской власти.
   Григорий Горин не мог не писать о власть предержащих критически. Ведь еще Виктор Новиков отмечал его любовь к независимости -
  
   - К нему рано пришла слава, поэтому не случайно, что многие партии и группы пытались вовлечь Гришу в свои сети. Он не поддавался. Он был кошкой, гуляющей сама по себе. Он был со всеми и ни с кем конкретно. Гриша не мог, не хотел и не умел приспосабливаться... Гриша был ребе - к нему обращались за советом политики и писатели, артисты и режиссеры, художники и бизнесмены, военные и юристы... Он почти всегда знал, как поступать в той или иной ситуации. Его глубокая порядочность в непорядочном мире удивляла многих... Все Гришины произведения рождались на любви. Ему физически было трудно кого-либо или что-либо ненавидеть... У Гриши не то что творчество - жизнь была построена на любви. И если бы меня спросили - что ты потерял с уходом Гриши, я бы ответил: любовь к жизни... Мы много разговаривали с Гришей о фашизме. Эта тема почти всегда затрагивалась в наших беседах. Фашизм для Гриши - это было любое унижение и оскорбление личности.
   ( П.Харламов, "Фашизм для него - это было любое унижение и оскорбление личности" ).
  
   О теме власти в "Забыть Герострата" пишет Карасик ( "Сюжетно.." ). Исследователь утверждает, что носитель власти в этой пьесе искренне уверен в том, что стоит выше закона.
   "При этом такие, как он, стремятся оформить свои решения красиво, с нужной цитатой. Время от времени наместник обращается к Человеку театра с просьбой подобрать красивое изречение для оправдания своего действия".
   Майя Уздина считает, что герой Горина Мюнхгаузен - не идет "против власти".
  
   Мюнхгаузен Горина не бунтует, не идёт против власти. Но он отстаивает право быть самим собой. Однако для того времени просто быть самим собой - уже чересчур много! Но! Нельзя! Нельзя и всё!
   Ну, допустим! А если он иначе не может! Если ради этого он готов отказаться от всех благ, для него это важно - быть самим собой! Даже если он - такой какой есть - кого-то не устраивает...
   "Ну не меняться же мне из-за каждого идиота!" - раздражается он.
   "Не навсегда, - умоляет Марта. - На время! Притворись! Стань таким, как все".
   ( Памяти Григория Горина )
  
   О особых отношениях героя с властью пишет Федорова в своей диссертации, -
  
   Типообразующими элементами поэтики горинского героя являются его имя и положение в системе персонажей, обусловленное наличием в структуре героя специфической системы аксиологических констант: особые отношения с властью..
  
   Вывод: в пьесах и киноповестях Горина власть предстает как явление многоступенчатое, иерархически устроенное, и в то же время как некое сакральное, абсолютное, неделимое начало. Поэтому взаимоотношения героя и власти, с одной стороны, представлены как противостояние независимой единицы упорядоченному множеству, а с другой стороны, являют собой диалог равновеликих начал.
   Непросты были отношения с власть предержащими у самого Горина. Вот фрагмент его интервью Быкову -
  
   -- Напоследок вспомним "О бедном гусаре" -- фильм, показанный как раз на Новый год лет пятнадцать назад. Помните там Гафта, который в финале покидает город со своим полком ? В первых кадрах он в этот город триумфально въезжал, игнорируя черную кошку, а в финале уже из-за кошки поворачивал. Пугался. Это было признание героя в том, что он сломался, -- и, по-моему, ваше с Рязановым признание в бесконечной усталости...
   -- Конечно, времечко-то было какое, да как эта картина проходила! "Свифт" на полке лежал... Мы задумывали фильм без всякой социальности. Рязанову явился кадр: гусарский полк вступает в уездный город N. Чисто изобразительное решение: все едут, впереди полковник, -- он попросил меня что-то вокруг этого намудрить. Но я был человек социально ангажированный, мне хотелось воткнуть туда Третье отделение... Мы приносим заявку. Нас спрашивают: а вы в каких отношениях с Андроповым? Мы: а что? мы незнакомы... мы его знаем, а он нас, наверное, нет... Так вот, говорят нам, все упоминания Третьего отделения -- только с личного разрешения Андропова. А также изъять стихотворение "Прощай, немытая Россия": пусть Леонов читает что-нибудь другое, например "Сижу за решеткой в темнице сырой". Все это нам не добавило оптимизма. И мы действительно признались в своей усталости: въезжали в эту картину бодрые, как Гафт в первой серии, а выехали грустные, как Гафт во второй.
  
   Кстати, не только с представителями советской власти были противоречия, но и дем. власть ельцинской России он критиковал -
  
   - Перестройка круто изменила нашу жизнь. Глоток свободы!.. Еще глоток! Еще! Мы упивались свободой! В России всегда пьют до одурения, забывая, что наступает похмелье... Через несколько лет мы проснулись и протрезвели неизвестно в какой стране, неизвестно в какой исторической эпохе.
   Одни говорят, что у нас "ранний капитализм", другие - "поздний феодализм". Третьи предпочитают термин "постсоциалистический маразм". Трудно со всеми не согласиться!
   ( Формула юмора Григория Горина ).
  
   Анекдоты о властех и воинстве - истории, на которых Горин отводит душу. Хотя большая часть из них видимо не касается истории современной ему Родины. В "Мюнхгаузене" речь, например, идет о немецком городе, однако за повадками властителей угадывается знакомая практика:
  
   - Ваше величество, - начал неуверенно главнокомандующий, - ситуация сложная. сначала намечались торжества.. Потом аресты.. Потом решили совместить..
   - А где гвардия?
   - Очевидно, обходит с тыла..
   - Кого?
   - Всех.
   ( Гр. Горин, 1999, с. 33 )
  
   Есть в "Мюнхгаузене" и такой фрагмент, описывающий встречу на охоте властителя и кабанчика.
   - Прикажете прогнать в 5-ый раз? - спрашивает егерь.
   - Нет - отвечает бургомистр. - Неудобно.. Он уже запомнил его в лицо.
   - Кто кого?
   - Герцог кабанчика! Позор! И это королевская охота!
   Таким образом, на одну доску здесь ставятся представитель власти и "низкий" представитель животного мира ( кабанчик вокабул, как сказал бы один современный автор в повести "Туман 2" ).
   Порой власть идет на откровенную ложь ради соблюдения собственных интересов. В этом, кстати, ее отличие от барона Мюнхгаузена, который "никогда не врет". Так, после неудавшегося полета на Луну бургомистр заявляет:
   - Поздравляю от всей души!
   - Но с чем? - недоумевает Мюнхгаузен.
   - Как с чем? С успешным возвращением с Луны!
   Мюнхгаузен возражает:
   - Но я не был на Луне.
   - Как это не был, когда есть уже решение, что был, - урезонивает его бургомистр. - Мы все свидетели.
   Представители власти нелицеприятно выписаны в киноповести "Дом, который построил Свифт". Например, о них рассказывает великан Глюм:
  
   - Другое дело мой отец, Глюм-старший. В нем было двести футов росту, и он был выше Дублинского собора. Это казалось святотатством, и местный епископ требовал, чтобы отец ходил согнувшись. Бедняга так и проходил всю жизнь, словно больной радикулитом.
   ( Гр. Горин, 1999, 160 )
  
   Великан, вынужденный исполнять нелепые требования облеченного властными полномочиями глупца - что может быть печальнее?
   Выясняется, между прочим, что и высшее лицо государства - король - ненамного лучше, чем упомянутый епископ. Вернемся к рассказу великана:
  
   - Я решил сделать страну счастливой. Мне казалось, я знаю как помирить всех и в чем смысл бытия. Я пошел к королю. Он меня не принял.. Он сказал, что не намерен выслушивать чьи-то советы, глядя снизу вверх. Я сказал, что готов упасть перед ним ниц. Но король сказал, что советы снизу ему не интересны. И вообще, сказал король, неужели в Англии не найдется смелого рыцаря, который бы проучил этого выскочку? Так мне объявили войну! Десятка полтора рыцарей двинулись в поход на великана.. Их стрелы летели мимо, их копья даже не пробивали моих штанов.. Король направил мне тайное письмо: "Перестань позорить Британию! Уезжай отсюда на все четыре стороны!" Я написал в ответ: "Ваше величество! Здесь моя родина. Я хочу принести ей пользу. Не гоните меня! Я сделаю для нее все, что вы прикажете!" Король ответил запиской: "Тогда не валяй дурака, стань таким как все!"
   ( Гр. Горин, там же, 162 )
  
   Король, мечтающий выровнять всех своих подданных, включая великанов, под одну гребенку - знакомый нам и по современному миру персонаж.
   В пьесе о Свифте главному герою противостоит власть в лице губернатора и Опекунского совета, а также, разумеется, представителя церкви - епископа. Наверное, об этом противостоянии и говорит Эстер:
  
   - Вглядитесь в эти тупые физиономии. Их ничто не волнует, ничто не может растормошить. Свифт окружен стеной непонимания. Он нанял актеров, чтоб те несли людям его мысли, власти оказались хитрей - они наняли зрителей. Круг замкнулся!
   ( Гр. Горин. Сценарии. Киноповести. Пьесы. Рассказы. Екатеринбург, 1999, с. 188 ).
  
   3.9. Метафизические анекдоты ( на темы культуры, философии и религии ).
  
   Об оригинальном образе героя в связи с метафизическими темами у Горина пишет в своей диссертации Н.К. Федорова: "Герой управляет временем, может пребывать одновременно в разных временных пластах, границы настоящего размыты. Прошлое, будущее и настоящее объединены понятием вечности Время героя - имманентное проявление вечности, но при этом оно чрезвычайно динамично и событийно" ( автореферат, с. 10 ).
   Например, тема времени в повести "Дом, который построил Свифт" проявлена в возможности его субъективного течения - что характерно и для дома Мюнхгаузена - "течение времени в доме Свифта весьма субъективно - "Предыдущему доктору тоже было тридцать, - вздохнул Патрик - Ушел он от нас - семидесяти А проработал всего неделю "" ( автореферат, там же ).
   Горина интересовала такая метафизическая тема как реинкарнация. Интересно, что в "Иронических мемуарах" Горина глава первая так и называется - "Реинкарнация". В ней Горин вспоминает свою "предыдущую жизнь", во время которой якобы он был собакой.
  
   Аркадия Михайловича Арканова я знаю очень давно. Можно сказать, всю свою нынешнюю жизнь, и отчасти предыдущую. Поскольку в предыдущей я, согласно гороскопам, был московской дворовой собакой, то до сих пор иногда смутно вспоминаю черноволосого мальчика Аркашу, тайком кормившего меня остатками своей еды в маленьком дворике в Мневниках. Еда была вкусной, мальчик добрым и музыкальным. Протягивая кусочек, он всегда при этом говорил мне "Голос!", но прежде чем я успевал завыть, начинал отчаянно выть сам...
   Так продолжалось это наше первое совместное творчество до 12 марта 1940 года. В тот день, по свидетельству очевидцев, пес, не выдержав ежедневных спевок с Аркашей, бросился под проезжавшую машину, а его душа, вылетев на свободу, тут же переселилась в мальчика Гришу, родившегося в московском роддоме.
   ( "иронические мемуары" ).
  
   Кстати, в своих "Мемуарах" Горин возносит до небес даже обыкновенного московского "портного" ( как сказал бы А.Г. Невзоров ), популярного в смутное время -
  
   Впереди у Зайцева трудные времена. Впрочем, как и у всех нас. Если процесс одичания общества пойдет с такой же скоростью, как сегодня, то впереди у нас - мода на шкуры, перья и набедренные повязки... Но и тут, я уверен, он что-то придумает и попробует сделать всех нас хоть чуть-чуть привлекательней. Может, сплетет какие-нибудь особые лапти, может, сочинит разноцветные портянки, может, повесит кольцо в нос и - пожалуйста: русская мода вновь покорит мир. И опять все будут им восторгаться. Тем более что это так несложно: надо лишь многократно повторять его имя.
   ( "иронические мемуары" ).
  
   Иронически-критически Горин "обыгрывает" тему реинкарнации - популярного в свое время восточного учения. На эту тему, кстати, иронически фантазировал еще Владимир Высоцкий в песне "Хорошую религию придумали индусы", -
  
   Допустим, был ты дворником - родишься вновь прорабом,
   а после из прораба до министра дорастешь.
   Но если туп как дерево, родишься бабобабом
   и будешь баобабом тыщу лет..
  
   Фрагмент песни -
  
   Быть может, тот облезлый кот был раньше негодяем,
   а этот милый человек был раньше добрым псом, -
  
   весьма напоминает нам такие строчки из "Формулы любви", где один из героев жалуется на то, что Калиостро предрек ему в будущей жизни участь кота -
  
   - Я вообще еще не родился, сэр! - печально сказал Жакобю - Мне предстоит цепь рождений, в результате чего я явлюсь миру принцем Уэльским.. Но это будет не скоро. Через пару сотен лет. Так мне предрек мистер Калиостро. Поэтому нынешнее существование для меня не имеет значения.
   - А для меня имеет! Потому что в будущем я стану котом.
   - Кем?
   - Котом.. И даже не сиамским, а обыкновенным.. безпородным. Так что меня ждут грязные помойки и благосклонность бродячих кошек.
   ( Гр. Горин, 1999, 100 ).
  
   Тема реинкарнации ( ряда жизней у одного человека ), начатая в "Формуле любви", продолжается в "Доме, который построил Свифт". Ее проповедует мистер Некто ( который сам живет вечно ). Восприимчивым к учению мистера Некто оказывается охраняющий тюрьму Рыжий констебль. Он оказывается как бы в прошлой жизни и видит себя также охраняющим тюрьму.
  
   Рыжий констебль. Вспомнил! Стою на рыночной площади..
   Черный констебль. Ты и сейчас там стоишь.
   Рыжий констебль. То сейчас, а то - тогда. Ох, Господи! ( испуганно крестится ) Пресвятая Дева.. Вспомнил! У меня ведь всегда было такое странное чувство, будто бы я жил прежде.
   ( Гр. Горин, 1999, 172 ).
  
   Рыжий констебль, оказывается, охранял тюрьмы еще со времен Христа. Он решает "что-то изменить" и дарует свободу актерам во главе с мистером Некто. Финал сей истории трагичен, - в Рыжего стреляет Черный констебль. Мистер Некто, склоняясь над пораженным героем, утверждает, что теперь все будет иначе, "теперь пошел новый отсчет".
   Метафизические анекдоты - анекдоты на темы науки, философии, культуры, религии, касающиеся чаще всего "вечных тем", о которых задумывался человек на протяжении тысячелетий, представлены в ряде киноповестей Горина.
   Смелые замечания касаются даже неприкосновенной, казалось бы, Библии. Например, в повести "Тот самый Мюнхгаузен" пастор во время поездки спорит с нашим героем.
   - Я читал вашу книжку, - заявляет пастор.
   - И что же? - спрашивает барон.
   - Что за чушь вы там насочиняли?
   - Я читал вашу - она не лучше.
   - Какую?
   - Библию.
   - О Боже!
   - Там, знаете, много сомнительных вещей.. Сотворение Евы из ребра.. Или возьмем всю историю с Ноевым ковчегом.
   При этом доводы Мюхгаузена кажутся разумными. Но все равно от смешения сакрального текста с формально разумными суждениями возникает комический эффект.
   Мюнхгаузен встречается и переписывается с великими философами и писателями прошлого. Примеру отца старается последовать Феофил ( сын барона ). Однако у него мало что выходит:
   - Это монолог Гамлета! - восклицает Феофил, - Я тоже переписываюсь с Шекспиром!
   - Ну и как? - скептически спрашивает Генрих.
   - Уже отправил ему письмо.
   - А он?
   - Пока не отвечает.
   В "Мюнхгаузене" фигурирует ряд имен писателей и философов, а также ученых прошлого, с которыми герой контактирует так или иначе. Писатель при этом пускает в дело известные ему факты из жизни исторических личностей:
   - Тебе грозит тюрьма! - мысленно восклицает Марта во время свидания с бароном в карцере.
   - Чудесное место! - отвечает ей барон, - Здесь рядом со мной Овидий и Сервантес. Мы будем перестукиваться.
   Мысли ученых прошлого актуализируются в связи с сюжетными ситуациями повести. Например, в следующем фрагменте, где героя приводит фразу, якобы сказанную Архимедом:
   -
   - Я сделала это ради нашей любви, - тихо произнесла Марта, приблизившись к Мюнхгаузену.
   - Я перестал в нее верить, - печально улыбнулся он и посмотрел вокруг. - Помнишь, когда мы были у Архимеда, он сказал: "Любовь - это теорема, которую каждый день надо доказывать"
   ( Гр. Горин, 1999, с. 79 )
  
   3.10. Обыгрывание мотивов сумасшествия.
  
  
   М.В. Егорова отмечает, что в пьесе "Дом, который построил Свифт" перед нами предстает удивительный мир - мир на грани безумия, "обыкновенный сумасшедший дом", как его определяет один из героев. "Здесь размыты все привычные границы и все ориентиры, в том числе и границы между жизнью и .."
   Вывод: то, что со стороны кажется ненормальным, воспринимается как естественный порядок вещей, но благодаря этому обнажается ненормальный порядок так называемого нормального мира. Словом, закон относительности, в соответствии с которым функционировала фантастическая реальность Свифта, в пьесе Горина не просто реализуется, но воплощается в гипертрофированной театральной форме.
   Актеры сравниваются с безумными путем.. аллюзии к Шекспиру. "О Гамлете в пьесе упоминает слуга Свифта Патрик в беседе с доктором: "Актеры, сэр... Что от них можно ждать хорошего? Импровизация. Каждый в душе - Гамлет". Как известно, одно из значений имени Гамлет - `дурак', `несчастный', у Горина же "каждый в душе - Гамлет", следовательно, шекспировские аллюзии здесь служат усилению мотива безумия".
   Егорова отакже пишет о том, что в "Свифте" многое условно до театральности. Например, о театральной условности происходящего в пьесе "говорят и многочисленные детали, создающие эффект сцены и зрительного зала: это безпрестанно открывающиеся двери, в которые проникают герои Свифта; окна, через которые за событиями, происходящими в доме декана, наблюдают зрители (а иногда, наоборот, обитатели дома смотрят из окон на публику); шторы, выполняющие роль кулис, то и дело раздающиеся аплодисменты. В некоторые моменты, например, во время рассказа великана Глюма о том, как ему пришлось стать таким же, как все, шторы закрываются и открываются только для эффектной сцены.. " ( с. 105 ).
   Театральность пьесы сопровождает легкий налет родственной ей иррациональности. Иррациональность в противоположность голому рассудку дает возможность осветить самые волнующие автора вопросы человеческого существования.
   М.В. Егорова, кстати, прочтя "Свифта", утверждает, что безумие - единственный способ существования ( ?? - ИП ) в мире обыденности и несвободы, а "потому все вынуждены принимать участие в игре в безумие".
   О мотиве сумасшествия в кинопьесах Горина Майя Уздина размышляет так:
  
   Но объявили же Мюнхгаузена сумасшедшим! А ведь был уважаемым гражданином, "гордость нации", ему говорили когда-то: "вы могли бы стать примером для нашей молодёжи!"... А потом, раз - и псих!
   Так ведь и Свифт давно и явно не в себе, и его домом, и всей его жизнью, на законном основании, руководит опекунский совет!
   Только это было позже! А пока... "Вы попали в хороший дом! Здесь весело!"
   Ну, комедия... По мотивам детской книжки...
   Да и то верно, острый взор иметь надо, чтобы в комедии про чудака-фантазёра, в сказочке заметить такие пласты...
   Эзопов язык на то и придуман, чтобы не сразу и не до всех доходило, а чтобы понять тайный смысл..
   ( Памяти Григория Горина ).
  
   Мотив сумасшествия как выгодного предприятия звучит в "Убить дракона".
   Так, находящийся в состоянии паники Генрих сообщает отцу:
   Генрих. Народ безумствует. Я тоже сойду с ума!
   Бургомистр. Раньше надо было сходить. А теперь вас спросят, кто в трудные годы прислуживал, а кто - болел душой, не жалея здоровья своего.
   "Обыгрывание" ( как любят говорить филологи, изучающие постмодернистов ) мотивов сумасшествия героя встречается в "Том самом Мюнхгаузене":
  
   - Не летать на ядрах, не охотиться на мамонтов? Не переписываться с Шекспиром?
   - Ни в коем случае..
   - Нет! - крикнул Мюнхгаузен, - и музыканты перестали играть. - Я еще не сошел с ума, чтобы от всего этого отказываться.
   ( "Гр.Горин. Сценарии. Киноповести. Пьесы. Рассказы. Екатеринбург: "У-Фактория", 1999, с. 21 ).
  
   Как здесь не вспомнить слова бургомистра из пьесы "Убить дракона", сказанные им в задушевном разговоре со своим доносчиком - сыном, заметившим - "Не хочешь ты, папа, поговорить по душам со своим единственным сыном".
  
   - Не хочу, сынок. Я еще не сошел с ума. Вернее, сошел, но не до такой степени ( напомним, бургомистр привторялся душевнобольным, состоя на службе при драконе, - ИП ).
   Вообще-то за такой вопрос я должен был плюнуть тебе в лицо. И - когда будешь докладывать о нашем собеседовании - скажи, что я в тебя плюнул.
   - Скажу.
   - Хорошо провел весь разговор, сынок. Мы ведь тоже родителей закладывали, но письменно. А вы, молодежь, глубже, вперед идете. Душевно, понимаешь, с разговорами. Такая молодежь у нас..
   ( более подробно о киноповести "Убить дракона" смотрите в моем исследовании "Дом, который построил Шварц" ).
  
   Барона стремится объявить сумасшедшим баронесса ( бывшая жена Мюнхгаузена ). При этом она преследует свои сугубо прагматические цели.
  
   - Он не имеет права жениться! Сумасшедшим нельзя жениться! Это противозаконно! И я надеюсь, что ваше величество отменит свое решение.
   - Почему?
   - Потому что барон Мюнхгаузен сумасшедший.
   - Баронесса, я понимаю ваш гнев.. Но что я могу сделать? Объявить человека сумасшедшим довольно трудно. Надо иметь веские доводы.
   ( Гр. Горин, 1999, с. 27 )
  
   Рядовой горожанин, представляющий народ в пьесе "Тот самый Мюнхгаузен", так трактует поведение баронессы -
  
   - Барона кроет.
   - Что же она говорит? - интересуется барон.
   - Ясно что: подлец, мол, говорит. Псих ненормальный!
   - И чего хочет? - любопытствует Мюнхгаузен.
   - Ясно чего: чтоб не бросал.
   - Логично.
   ( Гр. Горин, 1999, с. 37 )
  
   Героя не раз на протяжении повести называют ненормальным. Даже Марта, которая, казалось бы, призвана защищать его, говорит:
   - И я, Марта Миллер, прошу вас помиловать моего ненормального мужа. Ваше величество, я припадаю к вашим стопам. Сего 1779 года мая 32.
   "Умное лицо - это еще не признак ума", - говорил барон в исполнении Олега Янковского в фильме. В оригинале фраза звучала иначе: "Серьезное лицо - еще не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением. Вы улыбайтесь, господа, улыбайтесь!"
   В фильме, как видите, тема ума и безумия в этих словах звучит более явно.
   В "Формуле любви" Горин с удовольствием подробно описывает симптомы такого душевного недуга как ипохондрия. Причем, что парадоксально, о нем со знанием дела толкуют представители простого народа - дворовая девка Фимка и старый кузнец Степан.
  
   - Опять с барином ипохондрия сделалась, - сказала Фимка, с сожалением глядя в сторону промчавшегося Федяшева.
   - Пора, - сказал Степан. - Ипохондрия всегда на закате делается.
   - Отчего же на закате, Степан Степанович?
   - От глупых сомнений, - подумав, объяснил Степан. - Глядит человек на солнышко, и начинают его сомнения раздирать: взойдет оно завтра или не взойдет? Ты, Фимка, поди, о сем и не помышляла никогда.
   ( Гр. Горин, 1999, с. 94 )
  
   Горин в этом эпизоде обращает наше внимание на безконечную мудрость русского народа - в лице колоритных его представителей.
   Эстер называет - в "Доме, который построил Свифт" - безумной свою соперницу, Ванессу.
   - Приходится проявлять к ней снисходительность, - вздыхает она. - Ведь она безумна.
   - Вы в этом уверены? - с усмешкой спрашивает доктор.
   - Да, сэр, - отвечает Эстер - и поясняет, - Видите ли, много-много лет назад декан был знаком с одной девушкой по имени Ванесса. Он даже посвятил ей поэму: "Ванесса светоч для сердец, всех женщин лучший образец!" Какие строчки, а? Так вот, сестра Ванесса и решила, что она именно та Ванесса.
   ( цит. по: Гр. Горин. Сценарии. Киноповести.. Ек, 1999, с. 156 - 157 ).
   Подобное стремление обвинить в безумии свою соперницу вызывает улыбку у читателя.
   Тема сумасшествия звучит и в других фрагментах "Свифта". Безумными называются насельники дома писателя.
  
   - Забавно! Кто прикинется лилипутиком, кто - великаном.. Лошадки паслись! Все по-доброму. Но потом эти мерзавцы увлеклись. Стали топить друг друга в чашках, полилась кровь..
   - Они взбудоражили весь город, - заметил судья, обращаясь к доктору. - Эпидемия безумия!
   - Актеры, сэр! - вздохнул Патрик, кивнув в сторону окна. - Импровизация, страсти.. Каждый в душе - Гамлет!
   ( Гр. Горин, 1999, 166 ).
  
   Ванесса, сама обвиненная Эстер в безумии, замечает, что ее соперница недостойна называться даже сумасшедшей:
  
   - Я никогда не заблуждалась на ваш счет, мисс Джонсон.. Для актрисы у вас слишком мало таланта, для безумной - искренности чувств.
   ( Гр. Горин, 1999, 167 ).
  
   Тема безумия не раз встречается в "Свифте". Например, представители Опекунского совета твердят, что Свифт - сошел с ума.
   - Эпидемия безумия, - резюмирует ученый. - Когда сходит с ума простой человек - это незаметно, но когда взрывается такой мощный интеллект, как Свифт, мысли и образы летят во все стороны.
   И только доктор Симпсон пытается возражать:
   - Но декан Свифт - не сумасшедший!
   Об этом, кстати, Симпсон сообщает в Лондон - в обход местного Совета - чем вызывает недовольство его членов.
   Причина того, что на декана вешают ярлык сумасшедшего - в его ярком скептическом уме и его неординарном чувстве юмора. Необычность всего, что происходит в "доме, который построил Свифт", чувствует и доктор Симпсон.
   - Я не просился сюда, - заявляет он, - Я жил спокойно в своем маленьком Ноттингемшире, ходил каждый день на работу, у меня была нормальная жена, нормальные дети, и я нормально лечил нормальных сумасшедших ( говорящий оксюморон, - ИП ). Зачем меня притащили сюда, в этот странный дом, построенный неизвестно для кого?
   Разгадка хронотопа ( как любят говорить ученые - литературоведы ) дома Свифта отнюдь не лежит на поверхности. Чтобы к ней приобщиться, необходимо пройти через определенные размышления и даже подчас страдания.
   Доктору даже приходится пройти через приступ безумия. Он, прочитав книжку Свифта, начинает воображать себя Гулливером:
   - Я Гулливер! Из Ноттингемшира! - Подбежал к зеркалу. - Я Гулливер!
   Затанцевал, бросился к клавесину, застучал по клавишам.
  
   - В Ноттингемшире! В Ноттингемшире! В Ноттингемшире!
   Тара-ра-ра!
   Самые глупые, глупые в мире
   живут доктора!
  
   - Ну, слава Богу! - радуется за доктора Патрик ( слуга Свифта ). - Мисс Джонсон! У нас радость! Доктор тронулся!
   Миф о сумасшествии Свифта подхватывает позже "гость из будущего" - лапутянин ( видимо, тоже литературовед ).
  
   - Вы уверены, что он нас не замечает?
   - Я объяснял - декан невменяем. В последние годы жизни впал в безумие. Обратите внимание: отсутствующий взгляд, на лице выражение опустошенности, полное отсутствие рефлексов!
   ( Гр. Горин, 1999, 195 ).
  
   Впрочем, несколько страниц спустя лапутянин признается, что его самого принимают за сумасшедшего:
  
   - Нам, пришельцам из будущего, приходится часто прикидываться безумными. Иначе бы нам не простили наши пророчества. Ну что? Будете стрелять или поверите на слово?
   ( Гр. Горин, там же, 198 ).
  
   Доктор Симпсон радуется, когда Свифт признается, что ему самому неизвестно, "действительно ли он Джонатан Свифт".
   - Так! Понятно, - улыбается доктор, - Другое дело.. Это нормальный параноидный бред, который я понимаю и знаю, как лечить.
   В "Бедном гусаре" есть мотив сошествия с ума от.. любви.
   - Вы с ума сошли! - шепчет Настенька, находясь на сцене, Плетневу, выглядывающему из суфлерской будки.
   - Не спорю, - соглашается он. - И счастлив этим!
  
   3.11. Житейские анекдоты на тему брака.
  
   Н.К. Федорова считает тему брака, а также взаимоотношений героя и героини сквозной для Горина. В своем автореферате кандидатской диссертации она пишет:
  
   В разговоре Мюнхгаузена с Пастором высвечиваются будущие сюжетные ходы пьес "Королевские игры" и "Чума на оба ваши дома'" - брак без любви, истинная любовь, двоеженство, развод, женоубийство.
   ( с. 19 )
  
   В статье "Григорий Горин: "В каком-нибудь 2050 году станет можно оживить всю труппу Ленкома" ( Беседа писателя и журналиста Дмитрия Быкова с писателем Григорием Гориным )" ( Быков Д.Л. И все-все-все: сб. интервью. Вып. 2 / Дмитрий Быков. -- М.: ПРОЗАиК, 2009. - 336 с. ) Горин говрит о любовном треугольнике в своих пьесах так:
  
   -- И какой выход?
   -- Не знаю. Некоторые пробуют жить втроем, это вариант довольно распространенный в истории литературы. Один любит двоих, выбрать не может, вот как Свифт или один мой знакомый, сейчас расскажу... Нет, не расскажу. Я вам лучше пример из истории приведу. У Гюго была жена и любовница. И когда он оказался в изгнании, они жили рядом и всячески друг другу помогали. Французы были глубоко тронуты и очень одобряли это. Объявись в этой идиллии четвертое лицо, они бы всех громогласно осудили, но втроем -- это почти нормально. И я думаю, что в наш относительный, зыбкий век трагедия незаконной любви должна как-то по-другому трактоваться, а не так, что все скоты и все виноваты...
  
   Житейские анекдоты - чаще всего на тему брачных уз, супружества, взаимоотношений мужчины и женщины - даны, например, в "Том самом Мюнхгаузене".
   Приведем лишь некоторые примеры.
   Вот пастор беседует с бароном. Мюнхгаузен просит официального разрешения церкви на женитьбу со своей возлюбленной Мартой. Пастор ( который как служитель церкви показан с изрядной долей иронии ) резонно отвечает:
   - При живой жене вы не можете жениться вторично.
   - Вы говорите "при живой"? - задумывается барон.
   - Да, при живой, - подтверждает пастор.
   - Вы предлагаете ее убить?
   Другой пример - беседа с Рамкопфом, в которой участвуют также бургомистр и сын барона Феофил ( вино вырождается в уксус, Мюнхгаузен - в Феофила ).
   - Человек разрушил семью, выгнал жену с ребенком, - возмущается потрясенный нарушенными семейными устоями Рамкопф.
   - Каким ребенком?! - восклицает Феофил. - Я - офицер.
   - Выгнал жену с офицером, - ничуть не смущаясь этим замечанием, продолжает Рамкопф.
   Из-за двусмысленности слова "офицер" в этом контексте возникает комический эффект.
   Брачная тема сопровождает в "Мюнхгаузене" героя буквально с рождения. Так, в киноповести судья ворчит:
   - Почему разводитесь? Как это так: двадцать лет все было хорошо и вдруг - такая трагедия.
   - Извините, господин судья, - с улыбкой отвечает наш герой, - существо дела выглядит не так: двадцать лет длилась трагедия, и только теперь все должно быть хорошо.
   Мюнхгаузен предпринимает экскурс в свою биографию, - и вот что он рассказывает судье:
   - Нас познакомили с Якобиной еще в колыбели, причем она мне сразу не понравилась, о чем я и заявил со всей прямотой, как только научился разговаривать. Едва мы достигли совершеннолетия, нас силой отвезли в церковь. В церкви на вопрос священника, хочу ли я взять в жены Якобину фон Дуттен, я честно сказал: "нет!" И нас тут же обвенчали..
   Брачной темой интересуется даже старушка, которая обращается за помощью к Калиостро в "Формуле любви":
   - Ну, батюшка, утешил! Я-то помирать собралась, а мне вона сколько еще на роду написано. Спроси, милый, спроси.. Может, замуж еще сходить напоследок?
   ( Гр. Горин, 1999, 87 ).
   Любовный лилипутский треугольник в "Доме, который построил Свифт", затрагивающий двух лилипутов и одну лилипутку, - тоже касается брачной темы.
   - Ты обманул мою жену, - заявляет второй лилипут, обнаружив огромные пробковые стельки у своего товарища, - Наивная женщина, я видел, как она смотрела на тебя восхищенными глазами. Смотри, Рельб, говорила она мне, наш Флим с каждым днем становится все выше и выше, наверное, он много работает над собой. О, если бы она знала..
   - Знала! - неожиданно заявляет Флим.
   - Что?!
   - Она зна-ла! Потому что видела меня без туфель! И без всего!.. Мы с Бетти давно любим друг друга.
   Любовное противостояние лилипутов приводит к "трагической" развязке - один из них падает в стакан с водой. Более о судьбе его ничего не известно ( как сказал бы Вл. Емеличев ).
   Любовный треугольник в "Свифте" к финалу превращается в абсурдное явление. Эстер и Ванесса стремятся уступить Свифта - объект своего восхищения и любви - друг другу.
  
   Эстер. Не делайте глупостей, Ванесса. Он вас любит! Я знаю. Много лет! Он перечитывает ваши письма.. Шепчет стихи..
   Ванесса. Замолчите! Вы унижаете меня своим благородством. Я не хуже вас понимаю молчание декана!
   Эстер. Вы ему нужней!
   Ванесса. Нет, вы!
  
   Институт брака как явление хрупкое, ненадежное представлен не только в "Мюнхгаузене", но и в киноповести "О бедном гусаре замолвите слово". Вот что пишет автор, например, о встрече гусарского полка женщинами города Губернска.
  
   А женщины города были не из робкого десятка и шли навстречу опасности грудью вперед. На балконах, в распахнутых окнах домов, в витринах лавок и в оживленной толпе мелькали очаровательные локоны, манящие улыбки, завлекательные глазки - одним словом, все, что вдохновляет военных на штурм. Эту радостную картину не могли омрачить даже постные лица мужей, которые чувствовали себя ненужными на этом празднике жизни.
   ( Гр. Горин, Ек, 1999, 214 )
  
   Автор позволяет себе возможность поиронизировать над незадачливыми мужьями еще раз - во время сцены в театре города Губернска, когда Симпопончик передает записку приглянувшейся ему барышне. Кстати, во время этой сцены автор признается - "За ходом спектакля следили лишь обреченные мужья города Губернска, тем более что на сцене бушевали страсти ревнивого венецианского мавра, заподозрившего жену в любовной связи с офицером, что делало трагедию как никогда актуальной".
  
   3.12. Бытовые анекдоты ( например, на тему денег ).
  
   Анекдоты на тему денег, богатства или бедности встречаются уже в "Том самом Мюнхгаузене". Например, герой киноповести спрашивает своего слугу, что он думает насчет нового дня календаря, придуманного им, - 32 мая.
   - Томас, ты доволен, что у нас появилось 32 мая?
   - Вообще-то, - Томас мнется, - не очень, господин барон, первого июня мне платят жалованье.
   Меркантильность слуги барона контрастирует с отрешенностью от денежной темы самого Мюнхгаузена.
  
   3.13. Историко-литературные анекдоты.
  
   Историко-литературный анекдот может содержать ссылку ( или отсылку - как говорят литературоведы ) на "прецедентный" ( то есть изначальный ) текст. Анекдот, вероятнее всего, уже содержится в этом изначальном тексте. Так, в сценарии "Тот самый Мюнхгаузен" приводится несколько известных смешных и "фантастических до нелепости" ( выражение Набокова из рассказа "Соглядатай" ) историй, касающихся похождений легендарного барона.
   Большинство из них помещено в самом начале киноповести. Приведем некоторые из них.
   1. Мюнхгаузен рассказывает о своих приключениях с отрядом драгун. Барон во время этих приключений попадает в трясину и начинает тонуть. "Голова-то всегда под рукой, господа! Я схватил себя за волосы и потянул что есть силы. Рука у меня, слава Богу, сильная, голова, слава Богу, мыслящая.. Одним словом, я рванул так, что вытянул себя из болота вместе с конем".
   Впоследствии этот анекдот будет воплощен в киноповести на практике, когда Рамкопф ( последователь барона ) будет читать лекцию заинтересованным слушателям.
   2. Говоря о своих приключениях на охоте, барон приводит случай с оленем и вишневым деревом. "Вскидываю ружье - обнаруживаю: патронов нет. Ничего нет под рукой, кроме.. вишни.. И тогда я заряжаю ружье вишневой косточкой. Стреляю! Попадаю оленю в лоб. Он убегает. А этой весной, представьте, я встречаю в этих лесах моего красавца оленя, на голове которого растет роскошное вишневое дерево". Так же как первый сюжет, история эта имеет характер сказочного, нереального приключения. Хотя впоследствии на страницах книги барон будет утверждать, что он - никогда не врет.
   3. Третью историю рассказывает старый слуга барона Томас. Речь также идет о происшествии на охоте, на этот раз - с медведем. " - И когда медведь бросился на него, - объяснял Томас, - господин барон схватил его за передние лапы и держал до тех пор, пока тот не умер. - Отчего же он умер? - От голода.. Медведь, как известно, питается зимой тем, что сосет свою лапу, а поскольку господин барон лишил его этой возможности.. " Рассудительный пастор, приехавший в гости к Мюнхгаузену, впрочем, не верит в эту историю.
   Еще один историко-литературный анекдот помещен автором в середину первой части "Того самого Мюнхгаузена". В этом эпизоде наш герой развлекает рассказом о своих приключениях посетителей трактира. Анекдот при этом служит фоном для развертывания дальрнейшего действия киноповести.
  
   - Голова-то всегда под рукой, не так ли? Со всей силой я ударил себя кулаком в лоб, из глаз тут же посыпались искры. Несколько из них упало в костер, и костер разгорелся!
   ( Гр. Горин, Сценарии. Киноповести. Пьесы. Рассказы. Ек., 1999, с. 30 ).
  
   Читатель разумный понимает, что от искр, летящих в глазах, костер вряд ли разгорится. Неожиданное их сближение с искрами как источником огня также вызывает комический эффект.
   На исторической основе построен сюжет пьесы "Забыть Герострата!" О древней Греции мечтает и Федяшев - герой "Формулы любви":
  
   - Воссоздайте мою мечту, ваше сиятельство! - тихо произнес Федяшев, и на его глазах выступили слезы. - Без нее я не вижу смысла своего существования! Вдохните жизнь в нее, как некогда греческие боги вдохнули жизнь в каменную Галатею.
   - Ну, то в Греции, - усмехнулся Калиостро..
   ( Гр. Горин, Сценарии, киноповести, пьесы, рассказы. Ек., "У-Фактория", 1999, 105 ).
  
   В пьесе "Забыть Герострата" герой записывает свое произведение гекзаметром - и продает его своему бывшему тестю ( как пишет Карасик ).
   Таким образом, в пьесе "тематизируется" мотив писательства, сочинительства - и адекватной оценки литературного произведения современниками. Вот пространная цитата из пьесы, которую приводит Карасик:
  
   Герострат. Не жмись, Крисипп! Предлагаю тебе гениальное произведение.
   (Достает папирус.) Ты только послушай. (Читает.)
   "Ночь опустилась меж тем над Эфесом уснувшим.
   В храме богини стоял я один, со смолою и паклей!"
   От этого мороз по коже!
   Крисипп. Триста!
   Герострат
   "О Герострат! - обратился к себе я с призывом.
   - Будь непреклонен, будь смел и исполни все то, что задумал!"
   Крисипп. Ты выбиваешься из гекзаметра, - четыреста!
   Герострат
   "Факел в руке моей вспыхнул, как солнце на небе,
   И осветил мне божественный лик Артемиды!"
   (Крисиппу.) Семьсот!
   Крисипп. Четыреста пятьдесят, Герострат, больше не могу.
   Герострат
   "Слушай, богиня! - тогда закричал я статэе.
   - Слушай меня, трепещи и..."
   (Прерывая чтение.) Ладно, давай пятьсот! Согласен?
   Крисипп (со вздохом). Согласен...
   Собственный литературный опыт Горина проявляется в таком, например, фрагменте "Мюнхгаузена". Герой оказывается недовольным книгой - изданием своих приключений.
   - Это не мои приключения, это не моя жизнь, - смело заявляет он, - Она приглажена, причесана, напудрена и кастрирована.
   - Не согласен, - возражает ему Рамкопф, - Обыкновенная редакторская правка.
   Здесь высказана, видимо, обида самого автора на редакторов, безжалостных к его сочинениям.
  
   3.14. Математические анекдоты.
  
   Математический анекдот может касаться сложения, например, количества двух совершенно разных предметов, вещей, понятий. Так в следующем фрагменте "Мюнхгаузена" -
   " - Фрау Марта, я не расслышал, который час? - спросил Томас.
   - Часы пробили три, - сказала женщина. - Барон сделал два выстрела. Стало быть, всего пять.
   - Тогда я ставлю жарить утку?
   - Да, пора."
   Математические шутки касаются также времени и дат.
   Например, 32 мая - потешная дата, выдуманный бароном день, якобы сложившийся из трех лишних секунд ежегодно. Или "6 дня" из следующего фрагмента киноповести:
  
   - Ступай домой, Томас, готовь ужин. Когда я вернусь, пусть будет 6 часов.
   - 6 вечера или 6 утра?
   - 6 дня, - улыбнулся Мюнхгаузен.
   ( Гр. Горин, 1999, с. 82 ).
  
   Мистер Некто из "Дома, который построил Свифт", в силу того, что живет "вечно", позволяет себе отпускать шуточки насчет времени. Вот он интересуется у Патрика, какое сегодня число.
   - Пятое октября, - отвечает слуга.
   - А год?
   - Вы спрашивали об этом уже утром.
   - Да? Не помню. А утром какой был год?
   - 1745-ый!
   - До Рождества Христова или после?
   Патрик пытается отвязаться от мистера Некто и подводит его к окну, указывая на дуб:
   - Прекрасный собеседник для Вас: ему тоже лет 500.
   - Уже 500? Боже! Я ведь помню его еще желудем.
   От этой шутки Патрик даже роняет чайник себе на ногу.
   Математический парадокс - один из любимых приемов Горина. Он виден и в следующих словах из "Дома, который построил Свифт". Их произносит Патрик, верный слуга Свифта, обращаясь к доктору Симпсону - "Вы здесь всего несколько дней, а я много лет. Тут каждый год идет за два университетских".
  
   БИБЛИОГРАФИЯ
  
   Произведения Горина.
  
   1968 -- "Четверо под одной обложкой", в соавторстве с А. Аркановым, Ф. Камовом(Канделем) и Э. Успенским.
   1968 -- "Хочу харчо!"
   1973 -- "Маленькие комедии большого дома" (в соавторстве с А. М. Аркановым)
   1973 -- "Тореадор" (в соавторстве с А. М. Аркановым)
   1974 -- "Забыть Герострата"
   1974 -- "Тиль"
   1975 -- "Соло для дуэта" (в соавторстве с А. М. Аркановым)
   1978 -- "Кто есть кто?"
   1978 -- "О бедном гусаре замолвите слово"
   1979 -- "Кин IV"
   1980 -- "Тот самый Мюнхгаузен"
   1982 -- "Дом, который построил Свифт"
   1984 -- "Формула любви"
   1986 -- "Комическая фантазия"
   1994 -- "Поминальная молитва"
   1994 -- "Чума на оба ваши дома"
   2000 -- "Шут Балакирев, или придворная комедия"
  
   Критика.
  
   1
  
   РЕЦЕПЦИЯ КУЛЬТУРЫ РУССКОГО БАЛАГАНА В ДРАМАТУРГИИ ГРИГОРИЯ ГОРИНА
   Сущинская А.А.
   диссертация ... кандидата филологических наук : 10.01.01 / . гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. Филол. фак.. Москва, 2013
   2
  
   СМЕХОТЕРАПИЯ ГРИГОРИЯ ГОРИНА
   Сержантов И.А.
   Бюллетень медицинских интернет-конференций. 2015. Т. 5. N 5. С. 472.
   3
  
   Полный текст доступен на внешнем сайте
   РЕЦЕПЦИЯ КУЛЬТУРЫ РУССКОГО БАЛАГАНА В ДРАМАТУРГИИ ГРИГОРИЯ ГОРИНА
   Сущинская А.А.
   автореферат дис. ... кандидата филологических наук / Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. Филол. фак.. Москва, 2013
   4
  
   ВСЕ ВОЗМОЖНЫЕ УРОВНИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО СИНТЕЗА В ДРАМАТУРГИИ ГРИГОРИЯ ГОРИНА: "ТИЛЬ"
   Лисова А.Е.
   В книге: Синтез в русской и мировой художественной культуре. Материалы XVII и XVIII Всероссийских научно-практических конференций, посвященных памяти Алексея Федоровича Лосева. 2017. С. 211-216.
   5
  
   СЮЖЕТНО-КОММУНИКАТИВНЫЕ ВЕКТОРЫ ТЩЕСЛАВИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ ПЬЕСЫ ГРИГОРИЯ ГОРИНА "ЗАБЫТЬ ГЕРОСТРАТА!")
   Карасик В.И.
   Культура и текст. 2021. N 4 (47). С. 227-239.
   6
  
   ИГРОВОЙ ОПЫТ И ОСОБЕННОСТИ ЮМОРА В РАССКАЗАХ ГРИГОРИЯ ГОРИНА
   Киселёва Н.И.
   В сборнике: Юбилейное: Вопросы истории, поэтики и интерпретации русской литературы. Материалы Международной заочной научно-практической конференции, посвященной писателям-юбилярам, в рамках Года Литературы в России. Кубанский государственный университет (КубГУ); Под редакцией: Е. А. Жирковой, Л. П. Голиковой, Л. Н. Рягузовой. 2015. С. 204-208.
   7
  
   ФАНТАЗИЯ КАК ЖАНР, ЖАНР КАК ФАНТАЗИЯ: ПЬЕСЫ ГРИГОРИЯ ГОРИНА
   Екимова Т.А.
   В сборнике: Литература в контексте современности. Сборник материалов VI Международной научно-методической конференции. 2012. С. 170-175.
   8
  
   ТРИ РУССКИЕ ВЕРСИИ "КАЛИОСТРОВСКОГО МИФА" (АЛЕКСЕЙ ТОЛСТОЙ, ИВАН ЛУКАШ, ГРИГОРИЙ ГОРИН)
   Климова М.Н.
   Вестник Томского государственного педагогического университета. 2014. N 11 (152). С. 72-77.
   9
  
   ПЬЕСА ГРИГОРИЯ ГОРИНА "ПРОЩАЙ, КОНФЕРАНСЬЕ!" И ЕЕ ВОПЛОЩЕНИЕ НА КРЫМСКОЙ СЦЕНЕ
   Гуменюк В.И.
   Вестник славянских культур. 2021. N 60. С. 249-260.
   10
  
   ТЕЛЕФИЛЬМ М.А. ЗАХАРОВА "ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ СВИФТ" (Т/О "ЭКРАН", 1982): СЮЖЕТ, КОМПОЗИЦИЯ, ЖАНР
   Ряпосов А.Ю.
   Общество. Среда. Развитие. 2019. N 3 (52). С. 47-53.
   11
  
   ПЬЕСЫ И КИНОПОВЕСТИ Г.И. ГОРИНА КОНЦА 1970-Х - 1990-Х ГОДОВ: ГЕРОЙ И ХРОНОТОП
   Федорова Н.К.
   автореферат дис. ... кандидата филологических наук / Тюменский государственный университет. Тюмень, 2010 2
   12
  
   МОЛОДАЯ ФИЛОЛОГИЯ
   сборник статей по материалам научной конференции / 2013.
   13
  
   ЮБИЛЕЙНОЕ: ВОПРОСЫ ИСТОРИИ, ПОЭТИКИ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
   Материалы Международной заочной научно-практической конференции, посвященной писателям-юбилярам, в рамках Года Литературы в России / 2015.
   14
  
   НЕОЛОГИЗМЫ В РУССКОМ IT-ДИСКУРСЕ: ГРАММАТИЧЕСКОЕ ОСВОЕНИЕ
   Смирнова Ю.Г.
   Лингвориторическая парадигма: теоретические и прикладные аспекты. 2017. N 22-3. С. 159-161.
   15
  
   КОНФЛИКТНЫЙ ДИАЛОГ: СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ (НА МАТЕРИАЛЕ СЦЕНАРИЕВ Г. ГОРИНА "ФОРМУЛА ЛЮБВИ" И "ТОТ САМЫЙ МЮНХГАУЗЕН")
   Рогожина Е.И.
   В сборнике: Наука и общество: проблемы современных гуманитарных исследований. Сборник трудов V Всероссийской очно-заочной научно-практической конференции студентов-стипендиатов Оксфордского Российского Фонда в рамках Международной недели науки и мира СГУ - 2019. Под редакцией Д.Н. Конакова. Саратов, 2020. С. 150-154.
   16
  
   ПЛАКАЛА ЖИЗНЬ: ВИВАЛЬДИ А. ВЕЛИЧАНСКОГО, МЮНХГАУЗЕН Г. ГОРИНА И "ЗАСТОЙ" Л. БРЕЖНЕВА
   Бакис С.Ш.
   В книге: Профессия: литератор. Год рождения: 1940. Коллективная монография. Елец, 2021. С. 107-119.
   17
  
   "ШУТ БАЛАКИРЕВ" Г. ГОРИНА: ЛЮДИ СМЕЮТСЯ НАД ИСТОРИЕЙ ИЛИ ИСТОРИЯ СМЕЕТСЯ НАД ЛЮДЬМИ?
   Дудина Т.П.
   В книге: Профессия: литератор. Год рождения: 1940. Коллективная монография. Елец, 2021. С. 119-135.
   ГРОТЕСКНЫЙ МИР В ПЬЕСАХ Г. ГОРИНА
   Курбанская Л.
   В сборнике: Абсурд, гротеск и фантастика в визуальных измерениях. Сборник статей. Редакторы В.Я. Малкина, С.П. Лавлинский. Москва, 2019. С. 87-91.
  
   ВОСПРИЯТИЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ПЬЕСЫ Е.ШВАРЦА "ДРАКОН" И ФИЛЬМА "УБИТЬ ДРАКОНА")
   Мудриченко О.М.
   Сборник научных трудов SWorld. 2012. Т. 26. N 3. С. 78-81.
  
   ОБРАЗЫ ГЕРОЕВ РОМАНА ДЖ. СВИФТА "ПУТЕШЕСТВИЯ ГУЛЛИВЕРА" В ПЬЕСЕ Г. И. ГОРИНА "ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ СВИФТ"
   Алпатьева Н.В.
   В сборнике: Рецепция литературного произведения в иноязычной среде. Межвузовский сборник научных статей. Сер. "Comparativistica Petropolitana" Санкт-Петербургский государственный университет. Санкт-Петербург, 2019. С. 9-18.
  
   Григорий Горин. Воспоминания современников.
   Григорий Горин. Иронические мемуары.
   Григорий Горин. Истории.
  
   ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СПИСКИ ЛИТЕРАТУРЫ
  
   Список Байбековой.
  
   1. Гончаров А.А. Мои театральные пристрастия. Кн. 1. Поиски выразительности. -- М.: Искусство, 1997. -- ISBN 5-210-01384-7 ; 5-210-01386-3
   2. Горин, Г.И. Забыть Герострата: пьеса/ Г.И. Горин. - М.: Художественная литература, 96. - 2016 ISBN 978-5-4467-0135-3
   3. Горин, Г.И. Чума на оба ваших дома: пьеса/ Г.И. Горин. - М.: Художественная литература, 125. - 2016 ISBN: 978-5-4467-0133-9
  
   Список Гуменюка
  
   1 Белинский В. Г. О драме и театре: в 2 т. М.: Искусство, 1983. 936 с.
   2 Безумнова К. "Жизнь -- это не приговор, и надо уметь ей радоваться...": премьера в Крымском академическом украинском театре // Крымская газета. 2014. 16 мая. С. 4.
   3 Головчинер В. Е. "Горина надо осмыслить как нашу закономерность" // Неординарные формы русской драмы ХХ столетия: межвуз. cб. научн. тр. / отв. ред. Ю. В. Бабичева // Вологодская областная универсальная научная библиотека. URL: https://www.booksite.ru/fulltext/bab/ich/babicheva_y_v/7.htm (дата обращения: 24.01.2020).
   4 Горин Г. Прощай, Конферансье: спектакль-концерт в 2 действиях. Крымский академический украинский музыкальный театр / режиссер-постановщик В. Косов, дирижер В. Климов, сценограф Л. Махтеева, художник по костюмам Г. Петкевич, хореограф А. Гоцуленко [программа спектакля]. Симферополь: [Городская типография], 2014. 4 с.
   5 Горин Г. Тот самый Мюнхгаузен: пьесы. Екатеринбург: [б. и.], 2005. 656 с.
   6 Мещанский А. Ю. Пьеса Г. Горина "Чума на оба ваши дома" в литературнотекстовом пространстве // Альманах современной науки и образования: в 2 ч. Тамбов: Грамота, 2008. Ч. 1. С. 127-131.
   7 Московский академический театр сатиры. Григорий Горин. Прощай, конферансье! Спектакль-концерт. Премьера состоялась 28 декабря 1984 // Московский академический театр сатиры. URL: https://satire.ru/proschay-konferansie (дата обращения: 28.05.2020).
   8 Пальчиковский С. Тру-ля-ля. Мадам и месье. Взрыв. Война. Конферансье // Первая Крымская. 2014. 16 мая. С. 22.
  
   Список Егоровой
  
   ДКПС - Горин Г. Дом, который построил Свифт. - URL: http://lib.ru, свободный.
   Г. - Шекспир У. Гамлет / Пер. с англ. М. Лозинского. - Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во,1984. - 132 с.
  
   1. Исаева Е. Эти новые старые истины // Лит. обозр. - 1987. - N 8. - С. 65-67.
   2. Глебов Д. Концепция правды в драматургии Григория Горина. - URL: http://www.proza.ru/2006/05/30-02, свободный.
   3. Овчинникова С. Дом, который построил Горин // Октябрь. - 1987. - N 10. - C. 206-208.
   4. Фантастический реализм с обязательным прибавлением фамилии // Театральная жизнь. - 1991. - N 8. - С. 20-21.
  
   Список Заржецкого.
  
   1. Заржецкий В.В. Своеобразие художественного мира и приемы его создапия в пьесе Гр. Горина "Дом, который простроил Свифт" // Филологическая наука в XXI веке: взгляд молодых. Материалы первой межвузовской научной конференции. - Москва-Ярославль, 2002, с. 78-80. - 0,2 п.л.
   2. Заржецкий В.В. Образ Тиля в "шутовской комедии" Гр. Горина как сочетание элементов балагана и commedia deir arte // Филологическая наука в XXI веке: взгляд молодых. Материалы второй" межвузовской научной конференции. -- Москва-Ярославль, 2004, с, 168-171. -- 0,4 п.л.
  
   Список Ипатовой.
  
   1. Горин Г.И. Шут Балакирев. СПб.: Азбука, 2013. 576с.
   2. Горин Г.И. .Чума на оба ваши дома! М.: Агентство ФТМ, Лтд, 2016. 125 с.
   3. Зорин А.М. Поэтика ремарки в русской драматургии XVIII-XIX веков: автореферат диссертации ...доктора филологических наук: 10.01.01 - Русская литература. Саратов, 2010. 37 с.
   4. Николина Н.А. Филологический анализ текста. М.: Академия, 2003. 256 с.
   5. Чистюхин И.Н. О драме и драматургии: учебник для студентов гуманитарных вузов, 2002. 293 с.
  
   Список Лисовой
  
   1. Брехт Б. Театр: В 5 т. М., 1965 Т. 5/2.
   2. Головчинер В.Е. Эпическая драма в русской литературе ХХ века: Монография. 2-е издание, дополненное и исправленное. Томск: Издательство Томского государственного педагогического университета, 2007. 320 с.
   3. Горин Г. Малое собрание сочинений/ Григорий Горин. СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2015. 640 с.
   4. Детская энциклопедия. Т. 12. Издательство "Педагогика", 1977.
   5. Захаров М. Комическое послесловие к фантазиям Горина // Горин Г. Комическая фантазия. М., 1986.
  
   Список Ряпосова
  
   [1] Абдуллаева З. Олег Янковский. Ностальгия по герою. - М.: Эксмо-Пресс, 2001. - 304 с.
   [2] Богданова П. Формула успеха Марка Захарова // Богданова П. Режиссеры-шестидесятники. - М.: Новое литературное обозрение, 2010. - С. 155-168.
   [3] Горин Г. Дом, который построил Свифт // Горин Г. Тот самый Мюнхгаузен. - М.: Искусство, 1990. - С. 134-207.
   [4] Грум-Гржимайло Т.Н. Театр музыкальной атаки // Грум-Гржимайло Т.Н. Музыка и драма. - М.: Знание, 1975. - С. 38-44.
   [5] Давыдова М. Марк Захаров: ремесленник милостью Божьей // Давыдова М. Конец театральной эпохи. - М.: ОГИ, 2005. - С. 119-129.
   [6] Дом, который построил Свифт / Режиссер М.А. Захаров. - М.: Т/о "Экран", 1982. [133 мин.]. - Интернет-ресурс. Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=grTsLvf8XXk (06. 08. 2019)
   [7] Захаров М. "Веселое действо", серьезный разговор. Беседу в мастерской вела Екатерина Уфимцева // Советский экран. - 1986, N 22. - С. 16-17.
   [8] Захаров М.А. Контакты на разных уровнях. - М.: Центрполиграф, 2000. - 410 с.
   [9] Захаров М.А. Ленком - мой дом. Лицедейство без фарисейства. Мое режиссерское резюме. - М.: Издательство "Э", 2016. - 512 с.
   [10] Захаров М.А. Суперпрофессия. - М.: Вагриус, 2000. - 283 с.
   [11] Захаров М. Театр без вранья. - М.: АСТ; Зебра Е, 2007. - 606 с.
   [12] Захаров М. Фантазия на темы Свифта / Беседу вел С. Фомин // Советская культура. - 1982, 26 ноября.
   [13] Исканцева Т. Наш фильм - приглашение к Свифту // Телевидение. Радиовещание. - 1982, N 10. - С. 45-47.
   [15] Ряпосов А.Ю. Спектакль "Доходное место": формирование основных принципов режиссерской методологии М.А. Захарова // Театрон. - 2012, N 2. - С. 3-10.
   [16] Ряпосов А.Ю. Телефильм М.А. Захарова "Обыкновенное чудо" ("Мосфильм", 1978): сюжет, композиция, жанр // Театрон. - 2016, N 1. - С. 30-42.
   [17] Ряпосов А. Ю. Телефильм М.А. Захарова "Тот самый Мюнхгаузен" ("Мосфильм", 1979): сюжет, композиция, жанр // Театрон. - 2016, N 2. - С. 82-92.
   [18] Семеновский В. Темп-1806 // Театр. - 1982, N 7. - С. 53-67.
   [19] Скорочкина О.Е. Марк Захаров // Режиссер и время: Сборник научных трудов. - Л.: ЛГИТМиК, 1990. - С. 99-125.
   [20] Смелянский А. М. Королевские игры // Смелянский А. М. Предлагаемые обстоятельства: Из жизни русского театра второй половины XX века. - М.: Артист. Режиссер. Театр, 1999. - С. 210-234.
   [21] Хлоплянкина Т. Дом, который построили Горин и Захаров для писателя по имени Свифт... Рецензия с комментариями редактора // Телевидение. Радиовещание. - 1986, N 1. - С. 19-20.
  
   ВСЕ!

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"