Петраков Игорь Александрович: другие произведения.

Набоков. Осень жизни. Часть 42

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Марк Штандфусс не равнодушен ко всему солнечному. И Клару, свою возлюбленную, он избирает не случайно: она рыжая, ее волосы напоминают солнечный "пожар", "рыжий пожар,
  рассыпанный по подушке".
  Так же чувствителен Марк к солнечному свету на карнизах, на вершинах домов.
  "Еще не высохшие лужи, окруженные темными подтеками,-- живые глаза асфальта -- отражали нежный вечерний пожар. Дома были серые, как всегда, но зато крыши, лепка над верхними этажами, золотые громоотводы, каменные купола, столбики,-- которых днем не замечаешь, так как люди днем редко глядят вверх,-- были теперь омыты ярким охряным блеском, воздушной теплотой вечерней зари, и оттого волшебными, неожиданными казались эти верхние выступы, балконы, карнизы, колонны,-- резко отделяющиеся желтой яркостью своей от тусклых фасадов внизу.
   "О, как я счастлив,-- думал Марк,-- как все чествует мое счастье".
  Счастье Марка - солнечное. И именно солнце освещает для него путь между двух сопредельных миров.
  Картина, которую видит Марк, непосредственно после того, как попал под омнибус, такова:
  "Полнеба охватил закат.
  Верхние ярусы и крыши домов были дивно озарены. Там, в вышине,
  Марк различал сквозные портики, фризы и фрески, шпалеры оранжевых роз, крылатые статуи, поднимающиеся к небу золотые, нестерпимо горящие лиры. Волнуясь и блистая, празднично ивоздушно уходила в небесную даль вся эта зодческая прелесть, и Марк не мог понять, как раньше не замечал он этих галерей, этих храмов, повисших в вышине".
  Затем он со стремительностью, с которой, бывает происходит что-то во сне, видит Клару - причем "рыжий пух сквозил в солнечных проймах коротких рукавов".
  Затем Марк произносит странную фразу: "Иностранец на реке совершает вышеуказанные молитвы". Река - традиционно в фольклоре понималась как разделительница двух миров ( Лета, Стикс ). Иностранец - это, вероятно, сам Марк, который по отношению к Кларе находится уже в иной стране, в ином мире.
  Есть и прозаическое объяснение: иностранец этот - настоящий жених Клары, правда, при этом остается непонятным, почему он совершает молитвы на реке.
  С солнцем, с солнечным светом связано ощущение тепла.
   -- Мы так счастливы теперь, что мы можем обойтись без прихожей,-- "горячо" шепчет Клара Марку.
  Когда Марк идет к Кларе, ему становится даже .. жарко.
  "Снова хлынул в глаза жаркий вечерний блеск. И впереди знакомая чугунная калитка, и дальше окно Клары".
  Марк прижимается щекой к теплому шелку. Здесь осязательные ощущения идут рука об руку со зрительными.
  И в этом мире, мире, в котором жил Марк до того, как попал под омнибус, "горячее" имеет положительную оценочную модальность.
  " .. у решетки стоял все тот же человек в переднике и картузе, продавец горячих сосисок, и высвистывал по-птичьи, нежно и грустно: вюрстхен... вюрстхен... Марку стало сладостно жаль сосисок".
  Если радостный, счастливый, верхний мир в рассказе освещен солнцем, то нижний, полный неприятных ощущений, темный - луной. Луна - ночное светило, она "обдает крепким блеском" мебельные фургоны, которые пугают Марка.
  Джонсон полагает, что нередко герои Набокова существуют не в том мире, где живет их создатель.
  Д.Б. Джонсон на примере романа "Под знаком незаконнорожденных" пытается доказать, что герой может находиться в неком "антимире". Этот мир якобы относителен относительно другого мира, где живет Создатель - мира, который Джонсон называет "реальным".
  О "космологии двух миров" у Набокова Джонсон пишет в книге "Миры и антимиры Владимира Набокова".
  Заметим, кстати, что рассказ "Катастрофа" напоминает финал романа "Дар", где с героиней - Зиной Мерц - также связан солнечный свет.
  "Она вприпрыжку сбежала по ступеням, -- сумка теперь свисала с пальцев, и от последнего солнечного луча бронзовый блеск пробежал у нее в зрачках, когда она подлетела к Федору Константиновичу".
  Здесь же звучит тема дождя, напоенного теплом и солнцем - "Глупости. Дождь был теплый Я дивно себя чувствую".
  На фотографии, которую Зина дает герою - "Зина, боком сидящая на подоконнике с солнечным венцом вокруг головы".
  Одновременно близость Зины названа "золотистой", что также напоминает о рыжей Кларе из рассказа.
  "Дар" - то, чем непосредственно обладает сам Федор, то, что определяет его существование. Заход солнца - метафора жизни самого Марка Штандфусса. И, может быть, самого писателя в ту пору, когда сборник рассказов издавался.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"