Петренко Е.: другие произведения.

Стихи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 20.11

От бога до Бога.

Сколько мыслей возникло и кануло в лету..
Жизнь вопрос. Но, увы! На вопрос нет ответа.
Память так коротка. Время к ней слишком строго.
Я жила и любила.. от Бога до Бога.

Жажда.

Я не уверена ни в чём..
Но время, что сминает грани
на бриллиантах, ждёт с ключом
меня у пропасти познаний.
Есть ключ, но не найдя дверей,
дрожу от глаз замочных скважин.
Неистребима, как пырей,
познанья жажда. Толька кража
запретных яблочек в саду
так отдалила нас от Бога,
что я с тех пор так и иду,
но не кончается дорога.
Я, как проросшее зерно,
что так и не дождалось сева.
За прегрешение одно
навеки проклятая Ева.

Прозрение

Евгения Петренко

Нет, мне Кассандрой быть не хочется..
В непредсказуемой судьбе
я неудачная пророчица
и будущего не прочту тебе.
На блюдце чашка кверху донышком -
спитого кофе чёрный след,
а сердце прыгает воробышком,
не это ли предвестник бед?
Ты перед зеркалом свечу зажжёшь,
а кто же отразится в нём?
Но станет ли святою ложь,
согретая таким огнём?..
Когда единственным останется
гаданья непрощённый грех,
придёт любовь - слепая странница,
она одна прощает всех.

А близость есть..

Евгения Петренко

А близость есть..
Через рассветы, которые стучатся в двери.
Они несут благую весть
о тех, в кого ещё я верю.
Мне отразиться в них не сложно,
но не как в зеркале.
Иначе..
Бывает любишь, а тревожно
и больно так, что сердце плачет.
Есть Бог,
но противоположность
больна от недопониманья..
Вот слог, он не от слова сложность,
а для начала осознанья.
А близость есть..
Не чувство.. Просто..
Синхронность душ,
как часть катрена..
Я всё ещё ищу твой остров,
сладкоголосая сирена.........

Остались ли во мне слова?

Евгения Петренко

Остались ли во мне слова ещё не сказанные? Колко шуршит под пальцами трава.. и запах.. острый, как иголка... Так пахло скошенной травой, что сердце тоже закололо. Бегу стернёй на голос твой; стук сердца - под ребро уколы.. От срезанных косой цветов родятся семена-колючки.. Не ищут счастья у зонтов дождём проколотые тучки.. Остались ли во мне слова ещё не сказанные?....

Молчанье- золото

Евгения Петренко

Молчанье - золото,
но слово возвращается.
Ведь даже болью
сердце защищается..
Дождём косым
окошко разлиновано,
моя надежда
богом обоснована.
Росток, асфальт
ломает, без агрессии.
Весенний ветер -
средство от депрессии.
И в божьем замысле
совсем нет места смерти.
Есть место чуду,
только в это верьте.

Какая музыка во мне..

Евгения Петренко

Какая музыка во мне
кроила сердце пополам?
Тех грёз, не отданых луне
я солнцу тоже не отдам.
И нот, звучащих на воде
слезинками дождливых дней,
не выразить моей нужде
по нежности твоей.
На тонких пальцев перебор
слетаются мечты.
Мой задушевный разговор,
где темой - только ты.
А я исчезну без тебя
в мелодии огня,
сжигая, искренно любя,
во мне саму меня.
Что за чертой последних лет,
без песен и стихов
позвало ангелов на свет
простых моих грехов?
На акапельный шёпот снов,
чей немощен язык,
на весь ненужный ворох слов
и мой последний крик..

Нежная

Евгения Петренко

Моя нежность стеклянна..ломка..
всю мне душу изрезала..в клочья..
вот опять её хрупкая кромка
подступила мне к горлу..ночью..
Жарким сном мотыльков разбудила..
в животе их стальные крылья
запорхали, что было силы
и осыпались..серой пылью..
Прикоснулась..как кожа..к коже..
приросла..всеми нервами сразу..
любишь?..хочешь?..я тоже..тоже!..
вот и бритвой слеза по глазу!..
Как не мягко ты мне стелила..
как же долго саднили раны...
так пиши..как по воску стило..
что я нежной быть перестану.............

***

Евгения Петренко

На цыпочках, на тонких каблучках,
с небес ко мне моя любовь спустилась.
мой тёплый ангел, в розовых очках..
За что мне, Господи, ты дал такую милость?
Целую твой царапкий ноготок..
Все кольца мира: их рубины, изумруды-
труха. Весь приторный восток
не вместит сладости твоей улыбки Будды.
И тот огонь, что сжёг твой райский сад-
любовь..Прости мне, боже. смуту.
Ношу в себе свой выбор -личный ад-
всего лишь за одну любви минуту...

Кошачье настроение. Посвящение Snaips

Евгения Петренко

Мой дом не пуст, пока ты здесь,
то ласкова, то своенравна.
Твоя загадочная лесть,
не царственна, а богоравна.
Что видишь ты, когда глядишь,
то в мир живых, то в мир за гранью?
Джоконда девочка и лишь
твоя улыбка - жизни знанье.
Ленивой грации твоей
завидуют востока девы,
и даже гений соловей,
мечтает под твои напевы.
Мой дом не пуст, пока ты здесь,
из окон лунная дорожка,
моей любви трёхцветной спесь,
несёт по ней подруга-кошка.

Шутки в сторону!

Евгения Петренко

Вкусил всего за век короткий,
теперь здоровье бы вернуть,
нельзя мне баб, нельзя мне водки,
вернуться б в детство..дайте грудь!


Моя душа - нехороша..
Отвыкла мерзкая от правды,
язык, что шлейф..Ну, ни шиша!
Ещё соври-подрежу фалды.


Мне мама вложила к вождизму почтенье,
но с сексом с вождём, мы чуток подождём.
Ведь вождь, он оттрахает всё поколенье,
куда мне одной. Только к гробу..гвоздём..


Любимые духи страны Советов,
на день учителя купили мы когда-то.
Весь класс был за! И я была за это!
Набор с названьем "Наши ароматы". (история реальна)


В святой борьбе одно лишь свято,
кумир..! и место, чтоб повыше..!
А вот когда он снимет латы,
побьёт жену, крича:"Я Гриша!"

Колористика

Евгения Петренко

С серо-грустных дождей на пути в семицветную радость
подобралась надежда - белооблачная в голубом.
Был ли тот поцелуй?..нежных губ земляничная сладость..
твоих лёгких волос рыже-солнечный нимб надо лбом..
Если в этих цветах не написаны жизнью полотна,
тёмный угол обжил старина колченогий мольберт,
значит ворон почтовый от седой пессемистки в болотном
очень скоро доставит так нежданно последний конверт.

В координатах

Евгения Петренко

Боюсь растаять льдинкой в первом ливне,
в ручье весеннем не оставившей следа..
Как выбрать место, чтоб не выглядеть наивней,
в координатах "кто?", "где?" и "когда?"..
Я есть?.. была?., но, может быть, и буду.
Я где-то здесь, но, частью, где-то там.
Я помню всё, что только не забуду,
ведь память соответственна годам.
Мой голос тих, хотя так сердце громко
и плохо вижу среди тех, кто зряч.
Весь мой багаж - анорексичная котомка,
а мой аллюр - в обойме старых кляч.
Так депрессивны все мои потуги
оставить след в фарватере дождя..
Но я вернусь..меня вы ждите, дрУги..
а место..выберу..немножко погодя.

Если б старенький Бог

Евгения Петренко

Если старенький Бог всё решал бы за нас,
он спятил бы точно от груза последствий
и плакал над кучей причин или следствий,
а может и тех, и других..через раз...
И тёр бы он щёки в морщинках ладошкой
в коричневых пятнах и жёлтым ногтём,
застрявшим на фразе "всё будет путём",
дождинкам дорожки чертил на окошке.
А мы...что же мы?..Как бездумные дети
резвились в аллеях Эдемского сада
и в пухлые ручки кому чего надо
ловили......А было бы лучше на свете?

Башня

Евгения Петренко

Смеясь над глупой памятью своей,
я в башню дни свои, как кубики, слагала..
И, если я любви когда-нибудь солгала,
то с ненавистью не была скромней.
От детского нахальства на полшага
вся страсть моя-мой праздничный салют;
мне так же ночью соловьи поют
и просит сердца моего бумага.
Я напишу стихи, конечно, боже мой,
как не писать, слова совсем как люди,
им тоже очень нужен доктор Муди,
чтоб яркий свет увидеть за чертой.
И где-то там мы будем с ними вместе,
ты и моя любовь, я и мои слова..
Сломаю башню и, по-детски, я права..
Построю снова, может в лучшем месте.

А здесь ли мы? Ответ Мишу

Евгения Петренко

А здесь ли мы?
Всё есть и ночь и утро.
Порой немножко не хватает дня.
Но мир устроен
искренно и мудро.
В нём есть любовь,
но нет в любви меня.
Наверно, не сумела бескорыстно
порадоваться чувству
без мечты,
где только мы. Но мало смысла
в мечте, где только ты и ты.
Осталась ночь..
В ночи так мало цвета,
что все углы
теряются в тенях.
И я уже не жду в ночи ответа
про жизнь мою
от судьбоносных прях.
Пусть день за днём
проклёвывает солнце
рассвета золотую скорлупу.
Мы божьи дети,
мы его питомцы,
наш срок так мал-
не разглядишь в лупу.
Но может где-то
сможем мы продлиться,
в одном из тех
благословенных утр,
когда, проснувшись,
хочется молиться,
тому, кто так
таинственен и мудр.
А здесь ли мы?

Письмо. Лалиньке дарю

Евгения Петренко


Имбирный чай и маффины с черникой-мне кажется, что утро удалось. Я выйду в интернет под новым ником. Теперь не вместе мы, теперь мы врозь. Когда не ищут, потеряться очень просто. А я и рада..Как взаимен наш порыв! Сейчас на дверь повешу новый постер, чтоб ты ушёл, едва её открыв..,подумав, что опять ошибся дверью, как в день знакомства нашего, зимой. Вот голубь на окошке чистит перья..
Как хорошо, что ты уже не мой! Устрою праздник, напеку печенья, отправлюсь поздно вечером гулять. О, Господи! Какое облегченье, что больше не должна тебя я ждать. Вдвоём быть одинокой тяжелее;
мне расхотелось просыпаться у стола...Вот допишу, вложу в конверт, заклею, в почтовый ящик брошу у угла. Чтоб получил письмо ты по-старинке. Не отвечай мне, я не жду ответ.Ты лучше в ГУГЛе глянь, а есть ли линки к словам "любовь" и "нежность"...Всё..Привет!..

За дверью ночь

Евгения Петренко

За дверью ночь..
Чтож, постучаться в гости?
Я выйду к ней
или в неё войду
слепым изгоем
с неизменной тростью,
ступая осторожно,
как по льду.
Темно..зрачки у ночи
чёрный бархат..
а каждый звук
нежданен, как звонок.
Мир в чёрном..,
в крайнем случае не марко.
Как в темноте читать?
Да между строк!
Ночь тенью дня
ложится мне под ноги,
а в небе звёзды
чёрным конфети.
Ночь, помолчим,
подумаем о Боге,
ведь скоро утро,
мне пора уйти.

***

В теории женских взглядов
лукавая математика-
на сотню немых вопросов
всего лишь один ответ:
двусмысленен и многорядов..
но только одна тематика,
насколько румянец розов?
В мои-то...шестнадцать лет...
Обманчива хрупкость шейки
и лёгкая дымка чёлки,
какой ледяной бывает
коварная бирюза..
Куда ядовитой змейке,
куда африканской пчёлке,
быстрее всего убивают
изменчивые глаза.
Проснёшься сиреневым утром
и счастлив-нашёл совершенство!
Но, как фиолетов вечер,
ах, если б, ты, мальчик, знал..
Когда-то ты станешь мудрым,
и боли пройдя, и блаженства..
Но это сердечко-глетчер,
алмазно-ледовый завал..

Ролевые игры

Евгения Петренко

Стихи порой, как ролевые игры...
И снизу роль, и сверху лишь игра.
Начнёшь с осла, а превратишься в тигра,
идя по внутренней поверхности бедра

Заснул мой зверь, как жизнь сурова..
Всё спит и спит, хоть в глаз наплюй!
Считала бык, а он корова,
на кой мне в лобик поцелуй?

***

Евгения Петренко

Живу, как умею,
святою и грешной.
Вы сердце моё
не судите поспешно.
Не много ли веса
словам и поступкам?
Искать ли свой путь мне
по чьим-то зарубкам?
Нашёл он дорогу
иль без вести сгинул,
его ли Господь
на распутьи покинул?
Мечтал ли простак
до последней минуты,
что крест свой нести
не ему, а кому-то?

От смысла к смыслу

Евгения Петренко

Мне приходилось рифмовать
два слова
смерть и неизбежность,
пытаясь в Боге отыскать
отцовскую
любовь и нежность..
Едва, осознано приняв
весь этот мир
в свои ладони,
я тему адского огня
отвергла,
при небесном троне.
И все отпущеные дни
хочу потратить
познавая,
что здесь истрачены они
в пути
от ада и до рая.
И смысла жизни не найдя,
не зная,
что же ждёт за гранью,
я принимаю шум дождя,
не принимая
наказанья.
Я принимаю солнца свет,
и вижу
разность в чёрно-белом..
Но для меня-то
смысла нет,
прийти к отцу,
лишившись тела.
И не смогу обнять уже,
сказать,
что кончена дорога,
и обьяснить своей душе,
что я узнала
в боге - Бога...

***

Евгения Петренко

Просыпались слова в открытые ладони,
и с тёмно-сизых туч стекают капли слёз..
Ты чувствуешь себя Джульетой на балконе,
но кто-то сладкий яд тебе уже поднёс.

Постучусь

Евгения Петренко

Я из кружева слов
зацепилась за тонкую ниточку,
что ведёт прямо в суть,
что находит пути к небесам..
Не молитва, но всё таки
в райский сад
небольшая калиточка,
постучусь, ну, а вдруг..
мне откроет не кто-то, а САМ...

Моя птица хасида

Евгения Петренко

Мою белую птицу закружило январской метелью,
мою чёрную птицу украла июньская ночь,
я весной по ним плакала новорождённой капелью,
и осеннедождливая грусть мне не в силах помочь.
Только новой надежде подвластно смешение красок,
черно-белые крылья подняли ветра перемен,
для влюблённых сердец не бывает заплат и запасок,
для разбитых сердец достаёт и разлук, и измен.
Моя птица "хасида", а, может быть, божий ослушник..
ты огонь и вода, ты любовь и беда,..мне бы знать..
Я как ты и как все мы по жизни, наверно, двурушник,
днём хожу по земле, а во сне продолжаю летать.

Наверно старость

Евгения Петренко

А жизнь пробьётся сквозь асфальт
как тонкий тополиный стволик,
раскинув тройку липких смальт,
дрожащих от весенних колик.
Восторга трепетная ложь
от жажды солнечного света
прорвала землю будто нож..
Я здесь!..Ну, где ты?..Где ты?.. Где ты?..
И, прИняв первый поцелуй
на каждый обнажённый листик
(балуй их солнцем-не балуй)
влюблён..наивен словно чистик.
Как я когда-то по весне
вот так безудержно влюблялась.
До шишек...Нет, не на сосне...
Сейчас не так..Наверно старость..

Весенняя аллергия

Евгения Петренко

Меняя настроенья, будто платья,
на все свои сто сорок три погоды,
беснуется весна-слепая сватья..
Тут состояние души, не время года.
Хмелея от берёзового сока,
опять до хрипоты допелись птицы,
весною соловьём поёт сорока,
да и кукушкам некогда лениться.
Но мне-то не до птичьего настроя,
не до любви и не до глупых трелей,
наверно платье не того покроя
или стихи от бесталанных менестрелей.
Мне мир не кажется Эдемским садом,
и есть желания, но несколько другие,
и на тебя, не вру, вот буду гадом,
как на цветение амброзий аллергия...

Капитан на летающей лодке

Евгения Петренко

Мы с тобою теперь не в паре,
говоришь, только я не слышу..
Ты мечта о воздушном шаре,
чтоб подняться в небо повыше.
И не спится, в заоблачных странах
по каким-то небесным законам,
всё земное покажется странным,
необычным и мне не знакомым.
Вдруг запросится сердце обратно,
не к тебе, а к земле поближе,
и в мечте отражаясь стократно,
твоего отраженья не вижу.
Всё так путано, прежде казалось
без тебя не прожить ни минуты,
а теперь где-то в сердце жалость,
по придуманному кому-то.
Ты к мечтам не имел отношенья,
(как мы любим волшебные сказки!)
выставлять своё сердце мишенью,
дай-то бог, если пульки из краски.
Вот опять эта лёгкость шальная
проявилась в летящей походке..
В ком я снова тебя не узнаю,
капитан на летающей лодке?..

Сами разбирайтесь

Евгения Петренко

Как я могу тебе ответить,
я ничего про жизнь не знаю..
Кто ты и я на этом свете?
Живу или сползаю к краю?
А в голове шальные мысли
или блуждающие токи..
Я ничего в любви не смыслю,
учили только про пороки.
И, оставаясь неучёной,
я узнаю всё по дороге..
А кто там белый, кто там чёрный,
вы сами разбирайтесь, Боги..

Наблюдалки недодумалки

Евгения Петренко

***
Прицел у смерти точен вновь,
мы все как в тире..
Смерть, хоть короче, чем любовь,
но много шире...

***
Взял на прокат у смерти пару лет,
пускай мечтает дура про проценты,
забыла, что в гробу карманов нет,
поверила, а я не дам ни цента

***
Религия полегче, чем свобода,
имеет логику и твёрдую позицию,
даёт сначала опиум народу,
а после наступает инквизиция.

***
Жизнь...От любовных писем до рецептов..
Мы с возрастом всё ближе к Прометею..
Сравнение корректно. Фармацевтов
кормить прийдётся печенью своею.

***
Немому не нужен эзопов язык
когда он идёт на контакт со слепыми..
Эх, рост!..Поцелуй мой груди не достиг..
О, женщины! Несовершенство вам имя...

и в продолжение темы:

Немым недоступен эзопов язык,
ведь в жесты не вложишь большую интригу,
я пробовал, но и того не постиг,
как можно сложить позатейливей фигу.

***
Я не ищу всему причины, я рифмую,
в слова играя, я не просто геймер,
а мышцу мозга по утрянке тренирую,
чтоб не подкрался к старости Альцгеймер.

***
Для поцелуев существует масса мест,
а так же повод существует и причина,
но говорить нам никогда не надоест:
"Cозреет урожай, и будем жрать малину"

***
Я бы может поспорила с богом,
если б знала его аргументы..
Бог нас любит, но очень недолго,
а вот сколько платить алименты?

***
Всё потерялось и любовь и ласка,
но есть бордель, за пару-тройку ходок,
жизнь превращу из были в сказку,
ведь это не бордель-бюро находок.

Поучалки

Евгения Петренко

***
В семейных драмах спорных тем не перечесть..
Вот о деньгах..Послушайте совета--
забота женщины в семье, когда в ней деньги есть,
ну, а мужчины, если денег нету.
***
Нам опыт жизни размечтаться не даёт
о том, что можем сразу мы поймать два зайца,
но,..если бродит рядом холощёный кот,
побереги и собственные яйца.

На четырёх ветрах

Евгения Петренко

Стихи стучатся в душу мне, как в двери,
открою и впущу и боль, и страх.
Я не спрошу откуда гости, я им верю..
Мой дом стоит на четырёх ветрах..
Вот ветер времени колышет занавески,
а ветер памяти скрипит осиной за окном,
качаются звенящие подвески,
любовный ветер в доме... динь-динь-дон...
И ветер странствий, передав мне крылья,
по полу катит тополиный пух..
Я улечу и душу в море вылью,
а может птицей стану..птицей Рух.

Ять

Евгения Петренко

Мимоходом, прошла моя жизнь мимоходом..
Как же мало недопрожитых дней и ночей!.
Где-то снова пришла на религию мода,
только я отыщу себе Бога, который ничей.
Подберу ему имя, не скажу никому, если спросят.
Он простит, он же Бог и ему так не трудно прощать..
Вот и дождь, он не жизнь и не смерть, просто осень.
Я уйду мимоходом, как старорежимная "ять"...

***

Евгения Петренко

Мне бы встретить тебя,
и влюбиться навечно,
не наспех,
только что-то ушло
изломав по дороге сердца.
Дерзкий бог Купидон
так жестоко поднял
меня на смех,
он попал..
и теперь эта боль до конца.
Я встречаю других,
но назвать ли мне это
изменой?
То, что было, любовь?
То, что будет,
оставит ли свет?
Это было жестоко,
долгой памятью
требовать цену,
не за то, что любила,
за стрелою
оставленый след.

Вечный спор

Евгения Петренко

Вечный спор о добре и зле?..
А пророки ли навсегда?..
Исчезают же на Земле
реки, горы и города.
Всё проходит и это пройдёт,
не всегда и оставя след..
Сколько надо для этого? Год?
Или, может быть, тысяча лет?
Слишком много судий вокруг,
но пророк-то сказал "не суди"..
Вечный спор или вечный круг.
Где конец? Впереди?..Позади?..

Cтарая песня

Евгения Петренко

Слиплись веки
от пыльцы умирающих бабочек,
в этом веке
не дождаться прихода мессий..
До аптеки,
под шарканье стареньких тапочек,
мне калеке
прозренья проси-не проси..

Улечу не вернусь,
оседлав непогоду осеннюю,
моя давняя грусть
по дождю, как по божьим слезам..
Ну и пусть,
может быть недостойна спасенья я,
научусь
и откроет мне двери "сезам"..

Непогода
что может быть проще и искренней,
по полгода
в чёт и нечет играют в раю..
Эта мода
на словечки позлей и повыспренней,
для уродов..
Я старые песни пою...

Курортный роман

Евгения Петренко

Оторвется от лета тень,
утечет по осенним лужам..
А любовь, это к небу ступень,
ты мне нужен,..ты так мне нужен..
Улетает последней лист
грустной бабочкой жёлто-рыжей..
Ищет дождь, как слепой пианист,
капли-ноты то выше, то ниже.
Не печаль.., это только туман,
с ярким запахом кардамона...
Был и сплыл мой курортный роман..,
отошёл, как состав от перрона..

Цвета от Лали

Евгения Петренко

Я пью мечту
о мире, что не сбылся,
мне сказкой сон
добавит в будни цвета..
БОГ не забыл,
но может быть забылся;
и мой вопрос
остался без ответа.

За магией стихий
открою ВЕЧНОСТЬ,
ведь я же сплю,
простите вольность соне:
шажок... другой...
за мною БЕСКОНЕЧНОСТЬ.......
где мир мой тонет......................................

Забыть?.. Уснуть?..

Евгения Петренко

Мой зыбкий мир в кольце янтарных башен,
где молоком туман стекает в реки.
Вино мечты на дне разбитой чаши..
Сон..бабочки мои целуют веки...
Дробит волна танцующие блики:
пять бледных лун-мазки жемчужной краски,
иконописны их святые лики..
Сон..скроет правду или снимет маски?..
Сквозь щели туч роняет ливень капли,
они в сухих песках пустыни тонут.
Рождает ночь слова сомнений:"Так ли?.."
Сон..канет память в твой бездонный омут..
Гребёнки башен прочесали тучи,
я вижу звёзд глаза в забвеньи сонном.
Забыть?..Уснуть?.. Насколько будет лучше
проснуться рядом с вещим Авалоном?...

Я пью мечту
о мире, что не сбылся,
мне сказкой сон
добавит в будни цвета..
БОГ не забыл,
но может быть забылся;
и мой вопрос
остался без ответа.
За круглый стол,
где наравне с Богами
мой бедный рыцарь
ищет судьбам место,
не сяду...Мыслями-врагами
взойдёт, забродит
мозговое тесто.
Родит стихи
об острове блаженных,
об уголке
в янтарном Авалоне
или в придуманных
туманных отраженьях,
где ты на троне,
только не в короне..
За магией стихий
открою ВЕЧНОСТЬ,
ведь я же сплю,
простите вольность соне:
шажок... другой...
за мною БЕСКОНЕЧНОСТЬ.......

/avtor/yevgeshka57

Я здесь, не бойся,
на дорогах и тропинках,
в пылинках, что босые греют ноги
и в подорожнике,
и в тоненьких рябинках,
и даже(не поверишь)где-то в Боге.
А мой вопрос, конечно, риторичен,
ну, кто же хочет
быть за всё в ответе,
наш с Богом диалог
не то чтоб личен,
а где-то родственен..
а что..отцы и дети..
И я порой пеняю
по-простому,
что с воспитаньем деток
есть проблемы.
Есть столько Бога
в небе, что летаю,
а на Земле вот
есть другие темы.
И столько нас,
что где-то что-то ищут
и, ну, наверняка, идут навстречу..
Спасибо..,что даёшь
для мыслей пищу,
а жизнь как боль,
но знаешь,
время лечит....

Звезда упала в розовый прибой,
у моря спал усталый ангел кроткий..
Тихонько всплыло солнце в белой лодке
на небосвод лазурно-голубой.
А под щекой, в зажатом кулаке
жемчужина на золотой цепочке,
подарок ангела новорождённой дочке.
что в эту жизнь вступила налегке.
От тёплых слёз не высохли дорожки..
Он пьян от счастья, от свершенья чуда,
в наш сложный мир являются откуда
вот эти тёпленькие солнечные крошки.
Их хочется обнять и защитить,
укрыть и от судьбы, и от сомнений,
но, главное,и в этом нет двух мнений,
любить, любить и сотню раз любить..

***

Евгения Петренко

Мы по образу и подобию,
значит где-то внутри нас Бог.
Не учителем, не надгробием,
перекрёстком мирских дорог.
Просим чуда молитвой истовой,
получая, удивлены...
Мы не светлые и не чистые,
но божественно мы странны.

Я не желаю отрешиться...

Евгения Петренко

Я не желаю отрешиться от земного..
И пусть мне больно, и пусть мне страшно.
Да страшно, признаюсь я, что такого,
вот так уж вышло, я не Запашный.
Зато во всём земном нашла я Бога,
всё, что он создал, всё совершенно.
И то у Бога, что так убого..
Мы с ним взаимопроникновенны...

Посреди любви

Евгения Петренко

Посреди любви,
заглянув в лицо
страшным снам своим
и сомнениям,
ты придумал рай
тихий дом с крыльцом
и тенистый сад
с птичьим пением.
Далеко не всем
подойдёт Эдем
и помпезность колонн
золочёная,
ты любил не тех
и болел не тем,
гаснет счастье
в слова облечённое.
Мне до слёз тепло
полежать в траве,
где щекочут щеку
одуванчики,
счастье сердце жжёт,
мне мой рай внове,
крепче сжать и просыпешь
сквозь пальчики.
Посреди любви,
нет во сне тревог,
ведь она для всех
одинакова..
Разве это рай,
только я и Бог?
Значит этот рай
не для всякого...

Осенняя молитва

Евгения Петренко

С неба выпали ангелы
с дождём..
День не выписан набело-
рождён.
Если я тебя не отмолю
к утру,
так ведь жизнь разлюблю,..
умру.

Осенняя любовь

Евгения Петренко

Отпели свой блюз проливные дожди,
сложились зонты, словно крылья голубки.
К осенней любви снисхожденья не жди,
моя королева, в седеющей шубке.
Холодного, влажного ветра ладонь
прижалась к щеке, утирая слезинки,
а солнце уснуло, припрятав огонь
в мохнатый светящийся шар на резинке.
Вот в облаке брызг проплывают такси,
гружёные осенью до ватерлиний.
На тучах, в следы самолётных шасси,
колючею проволкой впутался иней.
И снова дождит, и опять не уснуть,
на гром истерят по району сигналки.
Мне грустно чуть-чуть и обидно чуть-чуть...
С осенней любовью не ходят к гадалке.

Загаданка

Евгения Петренко

В небе солнца ладанку
раскачали голуби.
Солнце от печали
лучший оберег.
Я свою загаданку
утопила в проруби.
Намечтаю новую,
когда стает снег.
Про глаза обманные
цвета мёда дикого.
Сладкие до горечи,
чтобы губы жгло..
Самые желанные...
Кто б мне сердце выковал?
Чтоб хотя бы до ночи
выдержать смогло.

Не дышится

Евгения Петренко

Мне не дышится,
отлюбила,
отреклась
и от слёз, и от страхов.
То, что было,
ну, просто...было..
обойдёмся
без охов и ахов..
Только неба
синь почему-то
стала чуточку
менее синей.
Только именно
в эту минуту
опустился
на сердце иней.
Колкой кашей
заполнил горло,
и..не дышится
это точно.
Говорят же
"дыханье спёрло"..
Фу, как глупо..
А ты, как нарочно,
мне встречаешься
в коридорах,
в магазине,
на остановке.
Ты же, в наших
давнишних спорах,
утверждал мне,
что это неловко.
Мы с тобою
рассталися вроде
и себя я
совсем убедила,
что страдания
нынче не в моде
и тебя я без драм
отлюбила...
Так откуда же
взялось желанье
этой будто
случайной встречи?
Кто на нашем
последнем свиданьи
говорил мне,
что "время лечит"?
Ну, а то, что
твоё касанье
жжёт, как листья
крапивы, кожу..
Что с тобой?
Я не слышу дыханья!..
Знаю..видно
не дышится тоже.

Вспоминается. В грудь стучится.
То ли жаркое, то ли колкое..
Если снова любовь случится,
память глупая взвоет волком.
Как тебя буду с кем-то сравнивать?
Отпустить бы..да память противится.
любит ЖЕНЩИНА..не жена, не мать,
НАША ПЕСНЯ..да..Шерфези Ивицы..
Снова память. Ну, кажется бог бы с ней.
Но терять её...думать жутко...
Всё, что есть во мне..всё из этих дней.
Дорога мне любая минутка.
Помню первый морозный октябрьский день,
запах яблок в саду и дыма,
жестяной флюгерок на ветру своё трень-да-брень,
Память..с грустной улыбкой мима..

Mир, где Бог ещё не был

Евгения Петренко

Отними у меня отраженье,
чтоб осталась лишь суть, без подвоха.
Чтобы не было стихосложенья,
но поэзия первого вдоха.
Чтобы свет без свечи загорался,
чтоб дождинки из ясного неба.
Чтобы ветренной музыкой вальса
нас влекло в мир, где Бог ещё не был...

Ребро Адама

Евгения Петренко

Мой дорогой, Вам, с некоторых пор,
ребро Адама стало костью в горле?
Я женщина, ещё с дорайских пор
меня к эдемской стенке вы припёрли.
Вам не хватает воздуха? Ну, чтож,
симптом не нов,знакомьтесь -это чувства.
Всё, что писали о любви не ложь,
не подогнать её на ложе у Прокруста.
И по размеру не вмещается в груди..
Не выдохнуть...И как Господь не тщился
не отнял..не возмог..да он поди,
наверно собственным ребром и подавился.

Берут ли любовь боем?..

Евгения Петренко

Берут ли любовь боем?..
Да только так и бывает...
Равного счастья обоим
боги не отпускают.
Бьётся сердце ровнее
или заходится дрожью,
только любовь не умеет
долго питаться ложью.
Где ты любовь? Слышишь?
Вот и готовься к бою.
Кто там спустил свыше
то, что зовётся судьбою?
Ах как я вас пылко,
верно люблю, боги!..
Что ж вы меня рылком,
в пыль..целовать ноги?..

В дебрях арабских поят
красную землю кровью,
там богоборцу пылью
ветер задавит рот.
В темень шакал воет
славя породу совью,
то, что зовут былью,
стократно оплатит Лот.
Жертвы мне не понятны,
я в них не вижу резона.
Богу нужны молитвы?..
Нет же нужнее мне...
Смоют ли с солнца пятна
грозы? Но запах озона,
всё таки запах битвы
бога на рыжем коне.
Мной назовут планету?..
Лучше бы нами всеми.
В небе планета Люди-
созданый Богом мир.
А в дебрях арабских лето,
и зреет раздора семя.
Сожнём..вместе с Богом будем
готовить кровавый пир.

/avtor/yevgeshka57

Вопрос

Евгения Петренко

Во многих знаниях
и многие печали.
А за ответами
вопросов новых тьма.
И всё таки всё то,
что мы познали,
не только пища
для пытливого ума.
Вопрос--ответ..
И с каждым новым шагом
короче путь.
А что в конце пути?
Вопрос, как за
горой или оврагом
не потерять желания идти..

Улыбка Фортуны

Евгения Петренко

Месяц всё со знаком минус,
но фортуна извинилась,
подарив столь долгожданный плюс.
Вздрогну и три раза плюну
за улыбку от фортуны,
в рукаве всегда хранящей пятый туз.
Мне бы ёрничать не надо,
повезло, но вот засада,
на везение во всём надежды нет.
И любовь за этим кругом,
мы увлечены друг другом,
но влеченье--генерал без эполет.
Увезу тебя на дачу,
выпью рюмку за удачу
и скажу о том, что я тебя люблю.
Если повезёт мне где-то,
может я дождусь ответа...
Ну, а нет..хоть грядки прополю.

Целую лето

Евгения Петренко

Целую лето, как цыганку в пёстром платье;
cо смуглой кожей, с ароматом диких трав.
Полощет солнышко--веснушчатая сватья,
речные блики, юбки подкатав.
Под плёнкой воздуха, текущей зыбкой дрожью,
сиестой сонною заражены дома..
Но где-то далеко, по бездорожью,
слезливой нищенкой уже идёт зима.

Банальные стихи

Евгения Петренко

О, да! Ты мой неизданый роман.
Моя несбывшаяся добрая примета.
Ты был незван, а потому неждан.
Бери стакан. И водку из буфета.
Зачем-зачем?..Да просто, чтоб налить
твои почётные "сто грамм за сбитый"..
Ты победил. Мне больше нечем крыть.
Разбит корабль о скучный берег быта.
Ты посиди тихонько у окна.
Попей чайку, пока я вещи собираю.
Смотри-ка, на рубашке два пятна..
Сними её, я быстро застираю.
Голодный? Вечно ешь ты на бегу.
И..как обычно..воротник в помаде...
Нет..уходи..я больше не могу!..
Скорей забыть твою тоску во взгляде
и родинку под шрамом на груди,
и теплых рук небрежное касанье.
Люблю тебя..и всё же..уходи..
Зачем ты снова говоришь мне "до свиданья"?..

Маленькая молитва

Евгения Петренко

Небо крыльями расчертили ангелы..
Белым пухом падают облака..
Напиши любовь свою заново, набело..
Слышу сердце твоё издалека.
Смотрит сквозь небо Бог, а глаза синие..
Я ему на Земле лучшее покажу..
Вот тебе, Господи, розы в инее..
Не спеши, я ещё не ухожу...

Вопрос, не то чтобы с подвохом...

Евгения Петренко

Ну что тебе до снов Творца?
Вопрос не то что бы с подвохом,
но, как ты понимаешь, плохо
не знать сомнениям конца.
Хотя бы в избранных сомненьях..
Я б испугалась чьим-то сном
казаться в времени одном
и быть не властной в измененьях.
Хотя, конечно ОН Творец,
но говорят что мы созданья
по образу его..Но знанье
не переменит всех сердец.
Не сделает их лучше, чище..
А вдруг и то, что снится нам,
для тех кто снится жизнь..И снам
свои присущи пепелища.
Как сделать лучше наши сны?
Прошу у снившихся прощенья.
Я тоже чьё-то воплощенье..
Как жаль, что мы разделены...

...так что же мне до снов Творца?

Твой выбор

Евгения Петренко

Натянут канат
до дрожащего звона
и противоборство
циклично,
но те, кто стоят
у Небесного Трона
в борьбе не
участвуют лично.
Твой выбор свободен,
он равнонаправлен..
Твой выбор и есть
твоя плата..
И место, и время,
когда оборвётся
дрожащая
звонкость каната...

Бывает крылья
к земле притянут
и все усилья
как в Лету канут.
Ползти быть может
не так красиво..
Обида гложет..
Несправедливо....
Бог с ним
со страхом,
а тропы
к чёрту,
надежды прахом..
Вернуться к порту?
Но нет, ломая
на крыльях перья,
путь выбираем
с ЗАКРЫТОЙ дверью.

Сберечь бы гордость,
убив гордыню.
Седая вечность
не стоит слёз.
Молитву небо
как данность примет.
Кресты взвалили,
чтоб кто-то нёс.
Уйми желанья..
А вдруг исполнят?..
А кто исполнит
кому бы знать.
Я в гости к Богу,
с букетом молний.
Немного выпить,
чуть-чуть приврать.
Не каждый камень
за полу спрятать,
хранить обиды
лишь сердце жечь.
Плодов запретных
с горчинкой мякоть,
всегда наточен
Дамоклов меч.
Сберечь бы гордость,
убив гордыню..
От многих знаний
гнетёт печаль.
Знакомясь с Богом
не спросишь имя..
И он не спросит..
А это жаль...

/avtor/yevgeshka57

Боль неизбежна
пока мы живы
и совесть с болью
рука к руке.
Судьи не будет..
всё справедливо..
Наш суд с собою
накоротке.
Я не доверю
интимность смерти
ни адвокату,
ни палачу.
Сама присяжной
себе в конверте
вердикт о жизни
своей вручу.
Сама себе
свой ад назначу,
сама себе
точу топор,
а ты, мой Боже,
мне дай удачу
с собой на равных
закончить спор.

Себя простить
вот принцип веры,
в себя, в того,
кто выше нас.
Ну, разве святость
для примера,
чтобы порадовать наш глаз?
Не зря есть в небе
просто звёзды
и Путеводная Звезда..
Свой путь искать
бывает поздно?
Я думаю,
что никогда.
Пусть сердце
не дрожит от думы
насколько
человечен Бог..
Ты человек
плюс ОН для суммы,
а человечность лишь итог.

Никто там не был,
но все там будем...
И хочет каждый
в СВОЙ райский сад.
Скажите место,
где рады людям.
Но ты подумай,
а сам-то рад?
По жизни полон
каким-то бредом
наш бедный разум.
Как он устал!
Ты не бросайся
за коркой хлеба,
но и не рвися
на пьедестал.
За что? Пытаем
вопросом Бога
болезни, беды
и прочий мор.
Спроси ЗАЧЕМ?
Ведь жизнь убога,
когда не мысли
в башке, а сор.
Ты сам всё знаешь
и думать глупо,
что кто-то вправе
тебя учить.
Достойны больше,
чем миска супа,
кому Господь дал
живыми быть.

/avtor/yevgeshka57

Нет, ты богат,
я не согласна.
Поэт, он
поцелован Богом.
Твои слова
так ненапрасны..
В тебе любви
и солнца много.

Ты шутишь или недоверьем
решился небо оскорбить?
Таская Ангела за перья
себе пуховика не сшить.
Тебе дана и власть и сила,
за каждым словом глубина.
И то, за что тебя хвалила,
твоя беда, а не вина.
Непросто совладать с биеньем
об сердце неудобных слов.
Того не мучают сомненья,
кто в совесть верить не готов.
Не принижай значенья дара..
Тот, кто дарил, всё взял в расчёт.
Живи. Остатки гонорара
та, что с косою приберёт...

Его я видела не раз..
Не знаю в твиде ли,
но в длинном.
Слезливый
мутно-серый глаз
он вытирал
платком карминным,
манерно пальцем
мне грозя
с неидеальным
маникюром..
Я знала
долго мне нельзя
беспечной
оставаться дурой.
Он лез во сне
в моё окно
и был
с собачьей головою
и это ОН..
или ОНО?..
грехом заигрывал
со мною.
Но, в наш с ним
бесконечный бой,
никто покуда
не вмешался.
Не спас,
не заслонил собой..
Да даже и
не догадался..

Что родилось, то родилось..
Ночные сны не в нашей власти.
Сомненья и больные страсти,
как колесо продеты в ось.
Всё это вертится, скрипит,
проходит свет и тьму ночную.
Я к снам твоим тебя ревную..
Вот интересно, Бог не спит?...

Счастье до гроба

Евгения Петренко

Барабаны войны от рассвета урчат.
Рты оружия пОлны кровищей.
И рожают Мечи ненасытных Мечат.
Стрелы страстно-стремительно свищут.
Стали сизыми волосы у матерей.
Серой сталью земля прорастает.
А в ослепших домах, без окОн и дверей
жирных крыс триллионные стаи.
Прочат Смерти за подвиг награду вожди.
Им убийства освЯтят по храмам.
Но от "боя за правду" ты правды не жди--
дань заплатят кладбищенским ямам.
А победу возьмут...над рабами рабы...
Вдоволь Власть напитала утробу...
Обе стороны в дар получили гробы.
Счастье..как обещали..до гроба.

Путешествие в обман

Евгения Петренко

Я на мосту, что гибко выгнул спину,
плыву в иллюзиях течения реки..
Господь, увязший в состояньи сплина,
почти на расстоянии руки.
Бог здесь,.. а я нигде и ниоткуда.
Чей больше этот выдуманный мир?
Он пьёт из одноразовой посуды
им созданный от скуки эликсир.
Уносят утро жаворонка крылья,
стекает в ивняки слепой туман,
где комариной секты камарилья.
Вот мост..и путешествие..в обман...

...ну а на что поставил всё равно.
Я так упорно ставила на лето..
как жаль, что всё же кончилось оно.

Рожденьем Богом обречённой
и на полёт,и на паренье
под сводом храма голоса..
Молитва ведь не просто пенье...
Землёю в небо облачённой,
землёй влюблённой в небеса,
землёй дарующей надежду,
что есть мне место где-то между....

Себе лукавить иногда,
чуть меньше, чем лукавить Богу..
Судить себя, а до суда
до сбитых ног искать дорогу,
когда так просятся летать
под кожей спрятанные крылья.
Как Сокола маняща стать..
Лечу..лечу..пустынной пылью...

О новом запеть?

Евгения Петренко

Сохрани для себя
свои детские тайны.
Мне не важно кто первым
тебя целовал.
К твоей юной любви,
безнадёжной, нечайной,
я не так уже сильно
тебя ревновал.
Вкуса ягод рябины,
присыпанных снегом,
ледяная горчинка
неподатливых губ.
Ты бежишь от себя..
Этим глупым побегом
был наказан лишь я...
Сизым дымом из труб
обозначило зиму.
Неизбежность разлуки
не добавит тепла
в мой покинутый дом
и кривая сосна,
заломившая руки
с театральным надрывом
скрипит за окном.
Где-то в тёмном лесу
крепко спит моя Мавка..
Как мне сердце твоё
для любви отогреть?
Прошлогодней рябины
ищет глупая славка,
чтобы новой весною
о новом запеть.

Пожелайте счастливой дороги

Евгения Петренко

Нанизано сердце на лучик звезды,
скользнёт ли за край небосклона?
Всей жизнью я против теченья воды,
текущей из времени оно.
Притяженье воды, притяженье огня
и, конечно, Земли притяженье,
не пускайте до времени к звёздам меня,
в жизни смерть--ритуал отторженья.
За любовь! Разопью этот тост до конца..
Пусть амброзией давятся боги.
Я попроще..бокальчик сухого винца,
пожелайте счастливой дороги...

Привет

Евгения Петренко

Обмануться..
Укрыться от боли..
Перебесится сердце.
Уснёт.
Я не ангел,
но вольному воля,
отправляйся
в свободный полёт.
За окошком
и сырость, и серость.
Нет, не будет
вины от вина.
Одну трусость
на гордость и смелость
разменяла
и снова одна.
Не годится
собой не гордиться-
мой сарказм
зубоскалит внутри.
Угораздило
умной родиться,
так уж глупостей
не натвори.
Потерпи..
Боль, как чёрная сажа,
значит был
в твоём сердце огонь.
Что упало-пропало.
Пропажа,
как снежинка легла
на ладонь.
И растаяла..
Женские слёзы..
Всё пустое.
А было ли, нет.
Ты во мне
что-то вроде занозы.
Нужно вырвать
и бросить.
Привет...

И слова в тебе есть, и чувства,
только веры, пожалуй,мало..
Просто верить..это искусство..
Я до смерти его не знала...

Остановиться и подумать

Евгения Петренко

Остановиться и подумать..
Зачем река наморщилась волной,
куда уходят звёзды ночью с неба
и почему напоминает запах хлеба
дом детства и уверенный покой.
Остановиться и подумать..

Рождественская молитва

Евгения Петренко

Звёздной пылью на Рождественской открытке
Млечный путь. Не оставляя колеи,
по нему ползёт цыганская кибитка
толщу времени взрезая на слои.
Ни конца пути не видно, ни начала..
Жизнь свивается в спирали круговерть.
Под молитву,..чтобы вместе не встречала
приходящих в жизнь и уходящих в смерть.

От Рождества..

Евгения Петренко

Я возвращаюсь в будущие дни,
причинно-следственный наруша распорядок,
стираю седину с кудрявых прядок.
Ещё НЕТ времени...и мы с тобой одни..
Не родилась судьба. Цела в скорлупках Вечность.
Между ладонями не задрожала связь.
И я целую веки наклонясь,
боясь упасть в разлуки бесконечность.
Мой долгий сон в бессонницах погас,
как миг свечи на негативе солнца.
И три десятка или три червонца
заплачены как-будто в первый раз.
Я возвращаюсь в будущие дни,
причинно-следственный наруша распорядок,
от Рождества, от праздничных колядок
и до бессмысленной голгофской западни.

Простота

Евгения Петренко

Первый дождь. День рождения Бога.
Греет руки жасминовый чай.
Не костёл и не храм..Синагога..
Может кто-то зайдёт невзначай.
Я пришла. Подарю тебе кошку.
В этот день быть нельзя одному.
Мокрый носик тыкнётся в ладошку..
Простота--равнозначна псалму.

Казус белли

Евгения Петренко

У каждого есть вершина
с которой он видит Бога.
Пусть даже она в пол-аршина,
бывает и этого много.
Дилемма: убийство-плаха-
есть форма из двух отрицаний..
Есть что-то сильнее страха;
правдивее прорицаний.
За благообразной моралью
социологий боренье.
Когда-то холодной сталью
искали за честь примиренья.
Возможно ли истину взвесить,
сердце ножом половиня.
И заповедей не десять...
И я совсем не богиня.....

Все мы безумны..

Евгения Петренко

Мир перепуган пришедшей зимою,
сходит с ума от метели.
Профиль беды бело-рваной каймою
на настрадавшемся теле.
Мёртвые бабочки падают снегом
в ватного неба прорехи..
Боже, считай нашу Землю ковчегом,
собраным не для потехи.
Ты ли ко мне неназойливым гостем?
Я твой патрон в револьвере..
Не обыграешь Вселенную в кости.
Все мы безумны раз верим...

Белле..

Евгения Петренко

Здесь времени зыбучая походка
неслышна..но всегда видна.
Вот голос Ваш--качающейся лодкой
несёт его застывшая волна.
Слова легко наотмашь бьют по сердцу,
держать удар и их вплетать в куплет;
пусть с колебанием в сто тысяч герцев
забьются миллион сердец в ответ.
Но одного всегда нам не достанет,
того, что пьёт из нас напиток слов,
того, что только раз любовью ранит,
оставшись памятью до самых смертных снов.

Осень, выручай...

Евгения Петренко

Сменяя ветры,
лето смотрит в осень.
У кошек снова в моде
рыжий цвет.
Но неба
безалаберная просинь
ещё видна
сквозь тучи на просвет.
А дождь всегда приходит
светлой грустью;
дождинки на щеках
приятней слёз..
Бродить по
городскому захолустью
и знать, что
первый дождик невсерьёз.
Под шапкой
розово-лиловых мокрых примул,
забытый мячик..
пнуть бы сапожком..
Ну, всё-таки какой-то
в жизни стимул.
Запас, как сигаретка
за ушкОм.
Я осень запишу
в свою тетрадку,
чтоб пить её в тепле,
как крепкий чай.
Да,..без тебя..
но пьют же чай вприглядку.
Со светлой грустью.
Осень, выручай...

В перекрёстках миров..

Евгения Петренко

Чтоб найти своё место за краем Земли,
я считала себя недостаточно странной.
Я не видела то, что глаза не могли..
только сны паутиной..седеюще-рваной.
В них, встречая себя в перекрёстках миров,
мне в себе не хотелось искать соответствий.
Если якоря нет, то не нужен и кров,
если не с кем прощаться, не надо приветствий.
Я ничем не желала навечно владеть,
мне достаточно было всему удивляться.
Только сны обрывались...Реальность,как сеть,
продолжала упрямо за ноги цепляться.
Ни уйти, ни остаться. Душе поперёк
половины бессонной избытая нежность.
В вечном споре друг с другом упрёк на упрёк
жизнь со смертью делили одну неизбежность.

Квинтэссенция грехопадения

Евгения Петренко

Я неуместна,
несвоевременна..
Мой мир не здесь
и миг не тот.
Как караван
в пустыне Йемена
неспешно жизнь
моя идёт.
Я квинтэссенция
грехопадения
в своей безумной
жажде снов.
От наваждения
до наваждения...
Бессчётно
множество миров..
Не в роли зрителя,
не в роли жителя,
с надеждой в сердце
или без,
внебрачной дочью
небожителя
чудес я жду.
Я жду чудес...

О наболевшем наблюдение в замочную скважину

Евгения Петренко

С тобою мучусь я всю жизнь
и бьюся в стену...
Для нелюбимых есть сюрприз-
два пальца в вену.
Такая жизнь на кураже
как смерть для гота.
Порою сердце в неглиже-
позыв для рвоты.

В голубом..

Евгения Петренко

Прорисовано эмалью
на асфальте зазеркалье-
дождь прошёл.
Ветер в танце листья кружит
на скользящем глянце лужи.
Хорошо!
И деревца в мокрых платьях
в них могу зарисовать я
навсегда.
Стоит лишь принять на веру,
что бывает ангел в сером
иногда.
Кто-то сверху сменит краски
в иллюстрации для сказки.
Мир альбом..
Даже осень прячет где-то
на груди осколки лета
в голубом.

Надежда

Евгения Петренко

О смысле жизни мыслим мы. Однако
жизнь смысл жизни. Вежлив Бог.
Дорога вот.. На ней дорожным знаком
НАДЕЖДА на полученный урок....

Уговори меня

Евгения Петренко

Уговори меня принять
рассвета зыбкую нечёткость..
Асфальт колеблется, как гать,
дождей весенних краткость..кроткость?..
Переливается туман
с Земного края перламутром
шампанского..подставь стакан,
его наполню свежим утром.
Ты коронован песней птиц,
цветеньем синих первоцветов.
За мягкостью твоих ресниц
и яд весны, и страстность лета,
и осени седой висок,
и зимняя отрада смерти..
А Бог далёк..или высок?..
И вы в его любовь не верьте...

Или поверьте, ведь апрель--
вот время близости для Бога
и бело-голубая Гжель
цвета небесного чертога.

Загадка. Для Мишу

Евгения Петренко

Если солнечный луч
упадёт в полынью,
он замёрзнет?..
утонет?..не знаю..
Я тебя подхвачу,
я в ладошку свою
спрячу зеркальце,
вот и поймаю.
Но не стану хранить
твою душу
в стекле..
Отразись,
возвращайся
к любимым.
И они, как и я
так нуждались
в тепле,
стаял лёд,
остальное терпимо.
Стылым сердцем
всю грудь
изнутри исколов,
ты растаял?..
уплыл?..я не знаю..
Солнца луч и река.
Полынья. Рыболов.
И загадка..
такая простая...

И сказка чтоб...

Евгения Петренко

Приходят сумерки
в домашних тапочках,
включают лампу
с абажуром
над столом;
и на ночь сказку мне
читает папочка,
а печка дышит
и уютом, и теплом.
Перинка снежная
крыльцо укутала,
как-будто дверь
не сдвинут с места
до весны..
Три юных яблоньки
под белым куполом
про ночь цветения
увидят сны.
Я притворюсь,
что сплю
и стану слушать
похрустыванье снега
за окном,
ворчливый скрип
растрескавшейся груши,
ещё..как жалуется
домовому дом.
А за ресницами
воспоминания,
меняет стёклышки
калейдоскоп...
Благословенен
путь незнания,
чтоб каждый день
сюрприз
и сказка чтоб...

Случайный дождь

Евгения Петренко

Cлучайный дождь
на скошенной траве
и ветер,
задохнувшийся слезами..
Остался
в недочитанной главе
роман, но в уголке
за образами
упрятан накрепко
зачитанный листок
парламентёр
из прошлого, из счастья...
Надежда
возвращает на восток
луну и солнце,
богом данной
властью.

Память

Евгения Петренко

Помнить нельзя
и забыть невозможно..
Память--стезя,
что проходит подкожно.
Время по нервам
режет упрямо.
Ты был бы первым
после Адама.
Даже Лилит,
заменённая Евой,
не прекратит
быть королевой.
Взорванным раем,
сердцем на пике,
мы заменяем
лица на лики..
Помнить нельзя
и забыть невозможно..
Память--стезя,
что проходит подкожно...

Предназначенье имеет значенье

Евгения Петренко

Ангелу кошка
по имени Прошка
хотела купить
к дню рожденья сапожки,
чтоб Ангел не ранил
усталые ножки,
бродя по дорожке
осеннего сада,
бросая в окошки
кому чего надо..
Но только у кошки
коварные блошки
украли сервиз
и фамильные ложки,
и ножики,
даже лопатки
и вилки..
а также монетки
из кошки-копилки.
Ни крошки
не плачут
упрямые кошки,
собрав по соседям
помятые трёшки,
они выполняют
своё назначенье..
и это, поверте,
имет значенье.
И к Ангелу в гости,
бежит по дорожке
усталая кошка
в костюме и брошке,
с лукошком,
в котором
не только сапожки,
заботы немножко,
лепёшка с морошкой,
и мягко-ворчливая
песенка кошки.

Всё ещё не поздно

Евгения Петренко

А если все мы
отраженья звёзд?..
Ещё непознаных
и не открытых даже.
Нас звёздный ветер
на ладонях нёс
и в мир просыпал
в море цвета сажи.
И мы рассыпались
на сотни лепестков,
соткали волны
на воде дорожку,
не к сонным замкам
золотых песков,
не в галечную
яркую окрошку,
а в море..
далеко за горизонт,
туда, где солнце
прячет сны в подушку
и тёмно-сизый
ураганный фронт
качает парусник
как детскую игрушку.
К истоку
не вернуться, не собрав
осколки наших
отражений звёздных...
О, как ты прав,
Создатель, как ты прав..
пока мы живы
всё ещё не поздно.

Бог играет с Вселенной в кости... цитата

Евгения Петренко

Всё случайно
и не случайно,
результат
столкновенья миров;
я борюсь с
искушеньем раскаянья
только Бог
так азартно суров.
Не надеюсь..
Кривая не вывезет.
Жизнь-Фортуна
в плаще "домино".
Ножик в горло
по линии выреза
или свадьба..
Одно на одно.
Нелегко
рассмешить Создателя,
но зато
умереть легко.
Не стреляйте
душой предателя
в Млечный путь..
Попадёт
в "молоко".
Отказалась.
И вот отказано
в искупленьи
несмертных грехов.
Боже,.. если б мы
не были связаны,
я б тогда
не писала стихов.

C EST LA VIE

Евгения Петренко

Он шёл лишь вперёд, все мосты за собою сжигая,
даже пел по пути, как не петь, если в сердце пожар.
Может марш, может гимн, я его партитуры не знаю,
только ритм был под шаг и под каждый сердечный удар.
А она терпеливо в своей жизни мосты наводила,
пробегала, танцуя, по ним на чарующий счёт раз-два-три.
До какого же дня меня спросишь ты всё это было..
И когда Деламар стала вдруг госпожой Бовари?
На каком-то мосту повстречались весной эти двое.
Да, банальный сюжет. Что быть может банальней любви..
Шли друг к другу они, нет летели, не чуя мостов под собою...
Не наведенных или сожжённых...Итог же один. C'EST LA VIE...

Недоразумение

Евгения Петренко

Вот недоразумение какое!
Вся наша жизнь
не из ночей и дней.
С рождения до вечного покоя,
от ожидания любви,
до памяти о ней.

Прозренье

Евгения Петренко

Не кроить свои мысли
по форме лекал
мог чудак, мог поэт, мог мессия.
Где пророк, где порок?
Если б только ты знал, то ответил бы,
только спроси я.
Но молчишь ты.
А мир, выбирая прогресс,
называет безумство мигренью.
И мессия,
с обидным диагнозом - стресс,
сам уже не поверит
в прозренье.

Здравствуй, ночь

Евгения Петренко

Здравствуй, ночь.
На девятом небе
колыбель с золотыми снами..
Эти сны и доныне с нами--
васильками в созревшем хлебе,
алым парусом, скрывшимся прочь.
Здравствуй, утро.
На мокрой крыше
отражается солнечный зайчик.
Катит под гору старый трамвайчик,
он хотел бы взлететь повыше,
но летать только в детстве мудро.
Здравствуй, день.
Тополиным пухом
увлеченно играет ветер,
легковесный разносчик сплетен.
Только верить подобным слухам
мне не хочется..или лень.
Здравствуй, вечер.
Цветы акаций
поцелуями пахнут пьяно,
и, грассируя, фортепьяно,
ублажает амуров и граций.
Погасите скорее свечи...
Здравствуй, ночь..

Вторичнопршедший

Евгения Петренко

Незнакомец, бродящий по городу, взгляд с поволокой,
отстранённый от жаркой экспрессии вздорной толпы,
от машин, проплывающих мимо железным потоком,
от витрин и от окон, что так безнадёжно слепы.
В дымных кучах листвы, на аллеях осеннего парка
запах жжёных каштанов. И влажный грибной аромат.
На разбитой бутылке, с нелепым названием "Старка"
две учёных улитки на линзы дождинок глядят.
Он войдёт в этот парк записным городским сумасшедшим,
отвлекая улиток от псевдонаучных идей.
И, неузнаным, но, однозначно, Вторичнопришедшим,
он останется с нами..Наверное,..Верит в людей.

Блиц

Евгения Петренко

Наше детство укатит
в страну под названием Вечность
и жестокость осколков
зеркальных в глазах растревожит печаль,
только в стёклах оконных,
отражая зимы быстротечность,
ледяные узоры
украсят нечёткую даль.
Уколи мне ладошку
серебрёным своим веретёнцем,
пусть засну я на сто,
а быть может на тысячу лет.
Только, чтобы проснувшись,
увидеть на стылом окошке
индевелой зимы
тонкотканный игольчатый след.
Не спросясь нас уносят
в незнакомую странную взрослость.
Жизнь тверда, как алмаз
и в душе, как на чистом стекле
жестко чертит узоры
на дивно прозрачную плоскость,
а художник не пьян,
но немножечко навеселе.
И не странно, что годы
навели на мой взор близорукость,
если ранят глаза
ледяные колючки ресниц.
Как же просится старость
в наивную детскую глупость,
где зима-- это санки
и писки весёлых синиц.
Ах, оставьте меня,
жесткосердные гордые эльфы
за тончайшим плетеньм
нетающих снежных границ,
пусть забудет судьбу
предсказать мне оракул из Дельфы,
за стеклом твоей Вечности
моя жизнь просто молния--блиц...

Ждут

Евгения Петренко

Игольчатые росчерки на стёклах,
всё дождь и ветер, серость зимних утр..
Скрипит натужно что-то в старых вётлах.
Наводит дождь на листья перламутр.
Одно из транспортно-усталых одиночеств,
когда, едва проснувшись, тянет спать.
И люди в окнах без имён и отчеств.
И о тебе никто не хочет знать.
У каждого в своём отдельном мире
своя погода, время года и т.д.
И никого не тянет глянуть шире,..
сказав "Привет", составить па-дэ-дэ.
Ну, вот и ливень.. Оплывают окна,
как будто их расплавили в печи.
Вот, чёрт! Обидно, я опять намокну.
И зонт не помогает, хоть кричи.
Всё. Выходить пора. И на работу.
Ах да..стихи. Пока побудьте тут.
Да, одиноко.. знаю, неохота.
Но я вернусь. Теперь я знаю, ждут..

Творенье Бога?..Что Вы, что Вы..
Куда скромней мой бедный дар.
Для потрясателя основы
любовь хороший гонорар.

Между

Евгения Петренко

На "Золотом сечении" весны
метель несимметрична и абсурдна,
но, боже мой, как сказочно и чудно
вплетаются в неё мечты и сны.
Размытой анфиладой фонарей
уходят в перспективу отраженья
коротких и печальных зимних дней
и бесконечно-снежного круженья.
Ещё чуть-чуть,.. возможно под рассвет,
споёт зима последние аккорды,
шепнув весне тихонько, тет-а-тет,
что отбывает в направленьи норда.
И первый луч, стрелой вонзаясь в снег,
разбрызнет, будто по воде кругами,
такое множество томлений, сладких нег,
мужчине с женщиной подаренных богами.
Но до утра есть несколько часов..
Ещё страдает, рвётся в окна ветер...
На сердце и двери двойной засов..
Ты приходи,..но только на рассвете.

Роза на снегу

Евгения Петренко

Затрёпан образ розы на снегу..
Он как приманка для доверчивых поэтов.
Но я другой тебя представить не могу.
Банально?..Ну, прости меня за это.
Пусть мой сарказм тебя вгоняет в дрожь,
а мой надлом кровит над сердцем нежным.
Но тот, кто видел в жизни только ложь.
прохладен в чувствах. Это неизбежно.
Я подниму тебя из снежных одеял,
но вряд ли рук холодное касанье
вернёт тепло цветку, что я сорвал...
Он здесь умрёт..под ледяною сканью..

Тише.. тише...

Евгения Петренко

Полночь бросит снежок луны
прямо в стёкла замёрзших окон.
Я бы так и спала до весны,
завернувшись в тебя, как в кокон.
На осколки разбитый снег,
колким пледом на мёрзлых крышах,
горизонт безнадёжно пег.
Сыплет заметью... тише..тише...

Не барашком иду на закланье
по пути предназначеном Богом.
Пожелай исполненья желаний
и идущий осилит дорогу.
Вот и тёзка твой, верящий в сказки,
знал, что в чудо поверить полезно,
но..не стой под стрелою без каски,
зуб даю, золотой, не железный..
зашибёт. Потому пожелаю,
долгих лет вдохновенья, удачи,
и здоровья.Ещё чего? Знаю!
Что-бы выиграл "тачку" и дачу.
Пригласил бы гостей. Выпьем водки!
И наловим чего-нибудь в речке.
А для этого выиграй лодку..
Боря,будь! Да...привет от овечки.

Cухие стихи

Евгения Петренко

И задуматься некогда было ли не было лето.
Не копить бы обид, не страдать от несказанных слов.
Топчет осень, с надменной улыбкой эстета,
слишком громкие краски уверенно-летних холстов.
Не дождавшись пока отойдут желто-алые крылья
нелетучего ясеня и непарящей ольхи,
с неба падают ангелы сахарно-белой ванилью
на, горчащие правдой осенней, сухие стихи.

Дорасти до Божества

Евгения Петренко

Стремление к полёту
неизбывно, но..
чужие крылья
не поднимут в небо.
Как рабскому труду
за корку хлеба
быть творчеством
едва ли суждено.
И сотни птиц
на крепких поводках
своих небес
искали бы упрямо.
Не счесть их песен,
хоть едина гамма,
а как их песни
удержать в руках?
И лишь у ворона,
который век от веку,
все триста долгих
отведённых Богом лет
до совершенства
доводил предмет
тупого подражанья
человеку,
не вызывает
клетка отторженья
и так понятен
любопытства зов.
За жизнь его
три тысячи тазов
ушли на дно
ища волны движенье.
И в каждом, месту,
на котором не сидится,
бесславный уготован
был конец.
Ах, что нам говорил
наш Бог-отец
про дерево познанья?
Где граница
нам данного от Бога
естества
и им же данного
стремленья выше?
Ну, чтож, кому судьба
свалиться с крыши,
кому-то дорасти
до Божества...

Да, знать бы Богу, что мы там хотели...
Что не срослось у нас, ему плевать.
И всё таки, чем выше наши цели,
тем ближе к Богу будем помирать.

Первый раз

Евгения Петренко

Небо звёздами крошится,
развопились сверчки,
смотрит лунная рожица
близоруко в очки.
Мне не спится ни сколечки,
ночь хмельная как ром,
пляшут пьяную полечку
мотыльки над костром.
Под копчёной ветровочкой
лишь цыганский загар.
Анекдоты про Вовочку,
тихий лепет гитар.
Пахнет кожа лисичками,
жмётся лапник к плечу
и девчёнка с косичками
жарко шепчет "Хочу.."
Комариные кровники
ждут рассветную месть.
Что же в юном любовнике
откровеннее есть,
чем касания жадные
двух беспёрых птенцов.
Я такая нескладная,
не глядела в лицо.
А теперь и не вспомнится
даже цвет твоих глаз.
Ни жена...ни любовница...
Это был первый раз..

Cеренада для Пьеро

Евгения Петренко

Оторвался неба край,
ночь пересекла границу,
обернулась чёрной птицей.
Жар закатный догорай..
Подберу твоё перо,
окуну в ночные тени
с лёгким запахом сирени,
серенаду для Пьеро
напишу как клоунаду
и печально, и смешно.
В ночь, как в сладкое вино,
страсть добавит каплю яда;
сердце, хрупкий твой бокал
доверху любовью нАлит..
Отраженьем счастье жалит
как осколками зеркал.
Болью, что слезинкой где-то
у Пьеро стекла по маске,
ночь свои разбавит краски,
зная, что умрёт к рассвету.

Последняя строка

Евгения Петренко

Капроновые крылышки дриад
гоняют тополиный пух над речкой.
Я встрече рад..мне кажется, что рад..
Ты кофе пьёшь. Потрескивает свечка.
Я знаю, что ты замужем опять,
а наш разрыв - из пройденных этапов
и я остался между пятью пять
и тем артистом..кто он там..Шарапов?
Любовью школьной, без дальнейших перспектив
для взрослой жизни, как ты пояснила
словами мамы, глазки опустив.
Не девочка, а золотая жила,
одни достоинства, послушна и скромна,
сплошная радость будущему мужу.
А у меня под рёбрами война
любви и злости рвалася наружу.
И я наговорил ужасных слов.
Обидных, резких... Сколько же нам было?
Семнадцать?..Возраст детских снов.
Твоя щека так пахла детским мылом
прощальный поцелуй.Прощанье не прощенье.
И вот сегодня встретились опять.
Банальное в кафушке угощенье..
Ну, как живёшь? Мне интересно знать.
И разговор немножко отстранённый,
но руки рядом будто жжёт огнём.
И тут звонок! Не надо телефона.
Не говори, не вспоминай о нём!!
Твержу внутри, как будто заклинанье.
Но ты рукой махнула мне. Пока!..
Я всё простил. Прощенье не прощанье.
А ты ушла. Последняя строка.

Рассвет

Евгения Петренко

Сорвались звёзды с крыши,
упали в водосток,
рассвет ветрами дышит,
смущённо ждёт восток
любовных ласк от солнца,
порозовев слегка.
В открытые оконца
влетают облака.
Я правлю увлечённо
летучим кораблём,
а город нежно-сонный
одарен новым днём.

О смысле мысли?

Евгения Петренко

Какая смешная чудачка!
Она разложила мысли
в шкатулки для украшений
и долго ждала решений,
не слишком заботясь о смысле,
ценя КРАСОТУ задачки.

Мой друг, ты снова рвёшься в демиурги?

Евгения Петренко

Мой друг, ты снова рвёшься в демиурги?
А стоит ли? Ответственности тьма...
Присядь, я на огонь поставлю турки.
По кофейку?..Всё горе от ума.
Забудь претензии, обиды от фортуны,
сакральных тем белеберду и муть.
Есть вечер, сад, моей гитары струны,
любовь и море. Где же жизни суть?
Суть жизни-в жизни. Постигай уроки
и радуйся, что новый день настал..
Всё дело в сроке, друг мой, только в сроке..
А демиургу нужен пьедестал.
И власть над миром. Слабость драматурга.
Игра...азарт трясущейся руки...
Ведь карта проживёт без демиурга.
А как без карт просуществуют игроки?..

Готовая к прыжку. Для диких недотрог

Евгения Петренко

Из недолюбленых,
больная недоверьем,
готовая к прыжку..
Их, диких недотрог,
одетых в шкурки,
в платья или в перья,
наверно, не для боли
создал Бог.
Они бы рады вам
подставить брюшко,
в любых летах
сказать "ещё могу"...
Узнать бы, что
вы шепчете на ушко
и телеграммой
отослать врагу.

Гавот

Евгения Петренко

На кухонном столе
твои пальцы нащупали ноты,
и парик Коломбины
струится как солнечный свет,
меднозвучный мотив
чуть жеманного ритма гавота,
приглашение Богу
на танец души тет-а-тет.

Прелюдия к дождю

Евгения Петренко

Ещё не льёт,
всего прелюдия,
луга затянуты
вуалькой сетчатой.
Вот акварель,
готова студия,
напишем дождь
и зонтик клетчатый.
Пройдёмся нежно
тонкой кисточкой
и канителью
целофановой
на плащик синенький-
петельки с листочкой
уронит дождь
полоски рваные.
Лодыжки тонкие
в коротких ботиках;
кленовый лист
с рифлёным краешком
плывёт в ручье
зелёным плотиком,
его судьба
за первым камешком.
Нанижут ангелы
дождинки чётками,
под капель стук
молитва сложится,
мы перед Господом
предстанем кроткими,
ведь сердца плод,
с тончайшей кожицей.

Возможно хокку

Евгения Петренко

Колючей проволокой розовых шипов
пройду по глянцу ледяного сердца.
Оставлю след любви. Оттает?..

Язык как острый перец чили.
Насквозь пронзает поцелуй.
Или слова больнее ранят?


Туман сплетает сеть дождя
в стеблях зелёного бамбука.
Идёт охота на поэта...

Волшебница в рыжей короне

Евгения Петренко

На сладкие слёзы слетаются звёзды
и липнут на мокрые щёки,
а глупое счастье весьма несерьёзно
к тому,что мы так одиноки.
И сердцу, возможно, споткнуться нелишне
на недоучтённом гормоне,
когда твои губы, как спелые вишни,
волшебница в рыжей короне.

Шалаш для ангелов

Евгения Петренко

Короткий вздох прощания и зов навстречу утру.
Весь мир одна дорога из тысячи дорог.
Нас тело учит болью--нельзя родиться мудрым.
Нам посылает встречи и расставанья Бог.

Так крылья падших ангелов, подёрнутые пеплом,
смыкают жизнь в обьятии. Не разорвать их плен.
Но ночь осталась тёмной, а день остался светлым
и мир, как был, огромен, без крыши и без стен.

А, если ангел белый хранит твою улыбку,
то будет так же ясен совсем не лёгкий путь.
И солнце в небе синем, как золотая рыбка..
Чем чищё в нас желанья, тем проще жизни суть.

Когда на берег тайны сойдёт рассвет надежды,
любовь добавит краски раскрывшимся цветам,
войду я в море. Ноги волна омоет нежно.
Потом шалаш построю и...ангелам отдам.

Пацанский лозунг

Евгения Петренко

На форуме один вновьприбывший решил выделиться и запостил лозунг
парни!!!! Закапывайте баб!!!!! Они из нас рабов делают!!!!!!!!!!
ну, меня и вдохновило

Друзья, закапывайте баб,
они нас делают рабами,
при них я туп, как баобаб,
с козлом готов столкнуться лбами.
Когда бесчинствует гормон,
стереться можно по колени...
Любовь-она кошмарный сон
и рабский труд, тут не до лени.
Тащи конфеты ей, цветы,
а что сказать, так и не знаю.
Эй, признавайся, баба ты?
Иди ко мне...счас закопаю.

Клоун

Евгения Петренко

Кукиш в публику не нелепость,
ты сожми-ка в ладони розу..
Сердце в клочья..в руины крепость
одиночества..Смех сквозь слёзы...

Алый парус

Евгения Петренко

Отвернись от дверей незнакомца,
назовись уходящей за ветром,
обратись с первым лучиком солнца
в алый парус -- прекрасное ретро.
Ночь нежна, как цветущая слива,
лепестки раскрывает рассвету.
Постарайся проснуться счастливой..
Алый парус.. надейся на это.

Чтоб мы посмели..

Евгения Петренко

В текучем времени не видно глубины
вся жизнь на нём, как радужная плёнка;
и ни моей, ни божьей в том вины,
что породил он любопытного ребёнка.
Что мечется пытаясь всё постичь,
а бог приходит в жизнь воскресным папой.
Коляска, свадьба, дети,..паралич...
и та с косой, и эсперанто..тихой сапой.
И, вроде всё не то и мы не те,
но есть в нас стимул даже утопиться,
а дно увидеть! Где-то в высоте
есть райский сад и он нам часто снится.
На ветке дерева познанья скучный змей
и старые, ненужные качели..
Спасибо, Господи, ты создал в нас людей,
лишь только для того, чтоб мы посмели..

Апрельский блюз

Евгения Петренко

Забраться в лес,.. по узенькой тропинке
пройти, вдыхая пряный запах прели,
ступая в чуть шуршащие хвоинки,
с пьянящей лёгкостью и на душе, и в теле.
На паутине цепь хрустальных бусин
и в каждой сердцем бьётся солнца блёстка.
Весенний дождь, как ювелир, искусен;
бьют капли в листья весело и хлёстко.
Мой зонт плывёт по небу круглой лодкой
и в струях ливня тонут кроны сосен.
За каплей капля, как за ноткой нотка,
в апрельский блюз свои аккорды вносят.
Играю в солнце, как в блестящий мячик.
Твой поцелуй комочком в горле бьётся..
Уходишь в дождь, весну в ладошке пряча..
Как трудно ждать того, кто не вернётся...

Очень белый стих

Евгения Петренко

Ты держишь этот мир
в своих руках,
но я вижу его твоими глазами.
Я ищу среди многих слов
особенные,
чтобы на дороге,
по которой я иду,
оставались отпечатки моей души.
Все пути
уходят за горизонт
и трудно угадать что мы там увидим
пока край Земли
не окажется под ногами.
Так ли нужно
видеть восход солнца,
если час луны ещё не ушёл?
Каждому времени
важен свой свет
и знания даются,
когда мы к ним готовы.
Иногда нужные слова
находят меня.
Я могу оставить их
другим людям.
Поможет ли это
им точно узнать,
что ты держишь этот мир
в своих руках?

Жить надеждой на бой

Евгения Петренко

Вслед за Дикой Охотой проложен твой путь,
стая гончих летит по остывшему следу,
день за днём, день за днём, ни уснуть, ни вздохнуть,
жить надеждой на бой, на борьбу, на победу.
В кровь истёртые бёдра и взмыленный конь,
одинокий наездник с отчаянным взглядом,
сквозь грозу, ураган и небесный огонь,
жить надеждой на бой, всё, что всаднику надо.
И от сдержаной страсти визжа и рыча,
заслоняясь щитом из взлелеянной боли,
Мстящий Воин -- душа продолженья меча,
жить надеждой на бой, на победу..не боле...

Я зачем-то его покинула

Евгения Петренко

Ночь целует жестокий город.
Истерично вопит телефон.
В сердце холод. Безумный холод.
И звонит мне конечно он.
Не усталость..Опустошённость.
Я зачем-то его покинула.
Выбить окна, чтоб снять напряжённость,
следом сбросить засохшие примулы.
Если всё, что кончалось постелью,
звать любовью...Не в этом соль...
Как напиться, не помня похмелья?
Ты моя головная боль.
Закричу, опрокину столик,
простыню на полоски порву!..
Как же муторно, просто до колик.
Ну и к чёрту всё.. Переживу.

Не под шарманку, а под клавесин

Евгения Петренко

Есть без времени время
рядом с ночи венцом,
когда люди ложатся
кто в постель, кто на плаху.
То ли Жизнь, то ли Смерть.
с возбуждённым лицом,
от избыточных чувств
на груди рвёт рубаху..

Три беззвучных аккорда
на шарманке судьбы
и Земля закружится,
будто праздничный зал.
Это танец сомнений,
это танец борьбы,--
королевство кривых
искажённых зеркал.

Здесь провал в промежутке
между "после" и "до".
Миг до призрачной точки
невозврата из рая
в свой божественно личный
куполок шапито,
где от смеха над жизнью
каждый день умираю.

Три беззвучных аккорда
на шарманке судьбы
и Земля закружится,
будто праздничный зал.
Это танец сомнений,
это танец борьбы,--
королевство кривых
искажённых зеркал.

Ремикс Снежной королевы

Евгения Петренко

В высоких сводах
ледяного зала
печально плачет
заблудившееся эхо.
Всё утро королева
прорыдала
над словом "вечность".
В мягких складках меха
ярчайше белой
мантии из горностая
всё прячет носик,
покрасневший
от рыданий.
"Ну и зачем мне
юность вечная без Кая
и миллион моих
волшебных знаний,
если так и не
полюбит королеву
тот, кто ей дороже
всех на свете?.."
А метель поёт
свои напевы,
где снежинок
многоточия в куплете.
Да и в городе
в окошке вьюга кружит..
У огня старик
в уюте пледа.
И, ворча, ему
готовит ужин
бесконечно
опостылевшая Герда...

В разговоре, за рюмочкой чаю

Евгения Петренко

Откровенность за откровенность,
я тебя удивлю разговором,
это просто душевная леность,
отвечать мне на искренность вздором.
Превращая признания в шутку,
со словами жонглируя ловко,
ты играешь в любовь на минутку,
твоя мнимая лёгкость-уловка.
Знаешь, я не фанат покушений
на хранимую свято свободу
и не жду сверхсерьёзных решений,
что обязаны "делать погоду".
Мы с тобою обычные люди,
нам для счастья отмеряны сроки.
В остальном же и были, и будем
неприкаяны и одиноки.
Закажи мне джин-тоник с лимоном
и себе что-нибудь..для веселья..
в настроеньи таком похоронном
обеспечено завтра похмелье.
Я тебя понимаю, послушай,
ты привык быть таким пофигистом,
а соваться в твой кокон "по душу",
пролететь с оглушительным свистом.
В разговоре, за рюмочкой чаю,
о любви, если скажешь, забуду.
И такой же как ты, отвечаю,
легковесно-насмешливой буду.
Даже если в подушку поплачу,
я ведь тщательно это скрываю.
Чтож, ещё сорок грамм за удачу
ну и то, что мне должен...прощаю.

Приют для сердца

Евгения Петренко

Хотелось бы,
боюсь, что не реально,
не угадать
где дастся в жизни шанс.
Но радует,
что мысля не банально,
вполне возможно
ангелы за нас.
И столько раз,
тревожась на рассвете,
у горизонта
в дымке золотой,
за то что в нас,
внутри на боль ответит,
мы в тот же дом
вернёмся на постой.
Ведь по пути
к одной и той же цели,
когда-то встретятся
отрезки двух дорог.
И то, чего с тобой
мы так хотели,
приют для сердца
нам подарит Бог.

Не страх уйти, обидно не остаться

Евгения Петренко

Устала музыка,
почти что умерла
и россыпь мёртвых нот
изводит сердце болью,
какой-то страх
из тёмного угла
в мозгу пасётся
платяною молью.
И глупой мыслью
вызвав изнутри
кривой улыбки
слабое подобье,
ты просишь, Господи,
со мной поговори,
ДО той поры пока
закроется надгробье.
Я не спрошу
как можно провести
деленье грешников
для рая и для ада.
Два, три греха..
не больше десяти..
а может быть каких..
для рая надо?
Безгрешных нет
и что греха таить,
не страх уйти,
обидно не остаться.
Нам рай и ад
пожизненно носить
внутри себя
и после не расстаться.
А что же музыка?
Она звучит по ком?
И умирая с кем
рождает муку...
И я..забавно повися
под потолком,
когда-нибудь отправлюсь
в мир без звука.
В то место, где
мы помним обо всём,
но нас довольно
быстро забывают.
Но те, кто помнят,..
мы ведь все уйдём,
Подспудно всё таки
не верят, что теряют.

Великие Лжецы

Евгения Петренко

Во времена прекрасных
дам и кавалеров
был этикет любви
отменно строг,
но ведь немало есть
тому примеров,
когда соблазном был
изящный слог.
От серенад и
пламенных сонетов
до исполнителей
пленительных баллад,
мы, женщины,
влюблялися в поэтов
и Бог Любви тому
был только рад.
Поют о счастьи, что мы
приняли на веру,
от златокудрого
Оракула певцы.
Любовь слепа...
Да и со слов Гомера,
поэты ведь
Великие Лжецы.

Вера.. Надежда.. Любовь..

Евгения Петренко

Ночь стекает чернильными каплями с крыш..
Я к тебе прикоснусь своей тихой молитвой.
На скуле тонкий шрамик, оставленный бритвой,
мягкий плед у щеки..Как уютно ты спишь..
Знаю, короток трепетной близости миг!..
От сознанья конечности каждого вдоха,
до того хорошо, что становится плохо.
Как непросто принять тот порог, что постиг.
Не уйти от гнетущего страха потери.
Острой жути, до сбоя сердечного ритма.
Как не знать..состояние счастья элитно
и Надежда Любви так естественна в Вере.

Со всех цветов опали лепестки...

Евгения Петренко

Со всех цветов опали лепестки,
войдя в круженье годового цикла,
но в завершеньи этом нет тоски,
оно ушло туда, где и возникло.
Оставив послевкусия налёт,
чуть горьковатый, с примесью разлуки,
и жизнь права, ведь время разомкнёт
навек, казалось, сомкнутые руки.
И наши кипы несвершённых дел,
и недолюбленых, и недопозабытых..
Где жар любовью распаленных тел?
Где холод безразличием убитых?..

Остановки Главное Мгновенье

Евгения Петренко

Следы на самой главной из дорог..
Кто дорог,
кто даёт отдохновенье?
Путь, где прошли уже сто тысяч ног
и Остановки
Главное Мгновенье.
Та глина, что впитала первый вдох,
была особой
или грязью под ногами?
Родник Мимира полностью иссох,
мой бог,
когда же стали мы врагами?
Вращает Землю-жизнь гончарный круг,
и тёплых рук
твоих прикосновенье
ей форму даст и цель. А вдруг..
и Остановки
Главное Мгновенье...

Cкроюсь в небе

Евгения Петренко

За беззащитностью лесного певоцвета
в своих заплаканных глазах
я прячу страх
и нет ответа.
вовсе нет ответа
моей судьбе от знаков на руках.
Весенний гром вовсю гремит по крышам
и ты укрыл меня зонтом..
Ну, а потом?..
Ведь я не слышу,
я любви не слышу,
ты говоришь всё время не о том.
Но мне не выиграть в борьбе с самой собою
без нежности твоей
так много дней.
А я открою,
я окно открою
и скроюсь в небе среди белых голубей.

Между стрелок

Евгения Петренко

Осень...
Зачехлила все окна туманом.
Восемь...
Я сижу перед тёмным экраном.
Морось...
В мутном круге фонарного света.
Порознь...
Ветер гонит по кругу газеты.
Капли...
В колокольчик дверной барабанят.
Врядли...
В девять,десять получше мне станет.
Двери...
Не открыты, но сорваны петли.
Верю...
Только в книгу "Бесценное" Бредли.
Явно...
Что депрессий виновница осень.
Славно...
Что теперь уже девять..не восемь.

Многоточие

Евгения Петренко

Ну, к чему разговоры, Господи,
кто же спорит, твоё мы подобие.
Ни к чему все пустые росказни,
нет, тебя мы не благороднее.
Даже ты допускаешь деление
на свои народы и прочие...
Так причем же моё тут мнение?..
Тут поставлю я многоточие..........................................

И ещё одно отражение..

Евгения Петренко

Зеркала не меняют лица..
Это время стирает краски,
каждый день примеряя маски,
белым гримом пятнает ресницы.
Поначалу их лики похожи,
выраженье меняя с годами,
то пугают кошмарными снами,
то хохочут и корчут рожи.
А приходит пора прощанья,
за стеклом остаются тенью.
Только близкие люди в смятеньи
зеркала закрывают тканью...

Улететь

Евгения Петренко

Я к тебе не лечу
ни сегодня, ни завтра.
Только всё таки жаль,
что погода не лётная.
Я смотрю на грозу
и твержу, словно мантры,
погодный прогноз,
расписанье полётное.

Улететь, от себя улететь.
Под дождём мы любви подождём.
Дождь плетёт бесконечную сеть.
Самолёт потеряется в нём.

Вдоль блестящих шоссе
прямо в дикие травы,
по колено в росе--
мазохисткой от осени,
повернуть наугад,
за сосёнкой направо
раствориться в дожде,
в сизокапельной просини.

Улететь, от себя улететь.
Память прочь, пусть опустится ночь.
Дождь плетёт бесконечную сеть.
Тот сентябрь был таким же точь-в-точь.

Танец бронзовых лошадок

Евгения Петренко

Иду через распадок от реки
на звонкий танец бронзовых лошадок..
Наш старый дом давно пришёл в упадок:
сад, листья прелые, грибы-дождевики.
А пальцы ветра продолжают перезвон
покрытых патиною палочек подвесок;
навстречу мне в дубовый перелесок
несутся бронзовые кони..Дон-динь-дон..
Скрипучие ступеньки на крыльцо,
всё в деревянных трещинках-морщинах,
дома, как женщины, нуждаются в мужчинах,
чтоб не старело сердце и лицо.
И снова ветер грушей треснутой скрипит
застенчиво коленки обнимает..
Куда-то бронзовые кони убегают..
Динь-дон..стучат подковки о гранит.

Октябрь... ноябрь в уме

Евгения Петренко

Я пялюсь в окошко, мне грустно немножко,
наверное, осень пришла,
а лист пожелтевший приколот, как брошка,
к заплаканной глади стекла.
Сентябрь степенный прийдёт постепенно
дождинки нанижет на зонт.
На пляжи пустые шипящею пеной
туманный сползёт горизонт.
И, как увертюра, чаи с конфитюром
к холодной промозглой зиме.
Забудь о любви, впали в спячку Амуры..
Октябрь...ноябрь в уме..

В сентябрь уходят корабли

Евгения Петренко

В сентябрь уходят корабли..
В оранжевый закат бушпритом..
На край Земли, за край Земли,
в фарватер в космосе открытом.
И, наполняя паруса
сияньем солнечного ветра,
на Сириус Большого Пса
летят съедая километры.
Отпить амброзий звёздных рос
и возвратиться обновлённым
к безумию ноябрьских гроз
над кронами багряных клёнов.
В сентябрь уходят корабли..
Трепещут жёлтых листьев флаги..
На край Земли, за край Земли,
от осени в последнем шаге...

Чаепитие

Евгения Петренко

Отражение - мой затерявшийся ключ
в неразгаданный мир Зазеркалья.
Там серебрянный дождь амальгамы из туч
метит вход за стеклянной вуалью.
Мне шагнуть сквозь себя, сердце в сердце насквозь?
Ранят холодом кончики пальцев..
Как же боязно..вот и трясёмся мы врозь,
двое чокнутых Мартовских Зайцев.
Я обеденный стол передвину с трудом
прямо к зеркалу, к чаю накрою,
станут общими трапеза, вечер и дом
и возможность остаться с тобою...

Тридцать три пастушки

Евгения Петренко

Смешные тайны, шепоток на ушко,
ещё не про любовь, про девичьи мечты.
Он подарил мне три фарфоровых пастушки
конфеты и лиловые цветы.
Но, если солнце протереть ладошкой,
быстрей прийдёт рассвет? Короче станет ночь?
Ещё пастушка с завтраком в лукошке
от грустных мыслей сможет мне помочь?
Паром у пристани, церквушка на пригорке,
ковром упругим стелется чабрец..
Мне на прощание у старенькой торговки
пастушку со щенком купил отец.
Осенний вечер, бьют часы с кукушкой,
уже три дня то льёт, то моросит.
На полке тридцать три фарфоровых пастушки..
Ну, что ещё у Бога попросить?..

Неправильные стихи с острыми уголками

Евгения Петренко

Я не заметила цвета твоих перьев,
--------------------------------------------кукушонок;
ты вытолкнул моё сердце из гнезда
--------------и оно рассыпалось ягодами рябины.
Так странно, ты просто сидел
--------------и сверлил мне глазами спину--
бессмысленными и пустыми,
-------------------------------как-будто спросонок.

Лето в стареньком сарафане уходило,
-------------------------шлёпая по холодным лужам.
Я дала воспоминаниям затеряться в пожухшей траве,
-------------------------когда лопнула между нами нить.
Они вспыхивали светлячками и умирали,
--------------------------а мне-то хотелось жить,
но я так боялась, что ты ещё долго
----------------------------------мне будешь нужен.

Где ты беглое время?..Уходящие дни,
---------------------------приходящие ночи..
Попытайся его догнать, пока вянут цветы
--------------------------и падают жёлтые листья.
Собери на палитру цвета и смешай
----------------------------пушистой беличьей кистью;
напиши своё счастье заново,
-------------------------если сможешь забыть о прочем.

Остановка разлука

Евгения Петренко

Параллельно..без надежды на встречу.
Две потерянных точки временных векторов.
Даже, если позвал бы, я тебе не отвечу.
Если время и лечит, нет таких докторов.
Переезды, поезда и вагоны,
неуютность гостинниц, надоевший транзит.
И столбы вдоль дороги, как деревья без кроны.
Остановка разлука...Мой последний визит..

Не нужно слов...

Евгения Петренко

Не нужно слов, у этой долгой ночи
есть свой резон, своя слепая суть
прикосновений, мыслей, общих точек..
Я знаю точно, нам сегодня не уснуть.
Такая близость, в горле слёзы комом,
искать слова..пустая трата сил.
И страшно, что когда-то незнакомым
ты жил, любил и встречи не просил.
Какие звёзды сдвинулись с орбиты,
чтоб нашу встречу предопределить?
И чьи же ангелы разлучены?..убиты?..
чтоб мы могли с тобой поговорить..

Подарю

Евгения Петренко

Я укутаю тебя пушистым пледом,
наберу смолистых чурбачков,
разожгу огонь под звёздным небом,
спрячу боль за стёклами очков
и, какой-то старой детской сказкой,
отвлеку от одиночеств и обид..
В ней и зло не прячется под маской,
и герой не предан, не убит.
Где конец за свадьбой и за пиром
и надеждой на три сына и на дочь...
И печальным городским квартирам
станет холод нипочём и ночь.
На дороге я вчера нашла подковку.
Вот , держи, тебе на счастье подарю.
Над костром танцует польку совка.
Ты согрелась и уснула я смотрю..

Больно?

Евгения Петренко

Далеко..Ещё дальше от боли
безответной любви и тревоги..
Ухожу. Ты забудь меня что ли.
Всё...Расходятся наши дороги.
Нет ни слёз, ни пустых сожалений.
Да, люблю. Только мне не дождаться,
что бы ты мне уткнулся в колени
и просил хоть немножко остаться.
Ну, а я бы тихонько сидела,
твои волосы бережно гладя.
Ради этих минут я на тело
свою душу махнула б, не глядя.
Далеко..Ещё дальше во время
оттолкну эти дни, эти ночи.
Вспомню что-нибудь..что не по теме.
И прислушаюсь..Больно?..Не очень..

Лицом к лицу

Евгения Петренко

Как перебежчик в никуда из ниоткуда,
ступаешь в мир, в нём неизвестностей не счесть.
Жизнь прорывается из смерти, как запруда,
казалось нет её, а вот уж снова есть.
Всё из любви растёт--цветы, желанья, дети,
вопросы и ответы, свет и тень.
Все те, за боль которых мы в ответе..
Всё то, чему учиться нам не лень..
Мы, чем-то вроде тестовой системы,
по всем религиям, приходимся Творцу.
Отмеренные годы--наши стены.
Ну, а за дверью Бог...Лицом к лицу..

Все мы ищем...

Евгения Петренко

Разлинею на графы
свою совесть
и впишу в них
все "за" и все "против".
И как-будто легко
отыскать
оправданье грехам.
Но не хочется фальши
ни в одной
завершающей ноте.
Там, где прозе
нет места,
я отдам
предпочтенье стихам.
Сколько раз называют
в своей жизни
любовь настоящей?
Не солгать,
сократив ни на миг
временную шкалу.
Все мы ищем..
Говорят же,
кто ищет--обрящет,
если только
твой Ангел
по дури
не сел на иглу.

Приглашаю..

Евгения Петренко

Чешуйки времени--безжалостного зверя,
живые отпечатки мёртвых дней.
Ты думаешь, что я тебе поверю,
мой бедный, вздёрнутый на крест еврей.
Где я, где рай? Я праведных не знаю.
Тебе, наверно, одиноко там?
Спускайся что ли, я на ужин приглашаю.
Что, не скучаешь по родным местам?
Поговорим и про любовь, и про зарплату,
послушай новости и эмиграции не жди.
Ты назначал пришествие когда-то?
Ну, так вот завтра в семь и заходи.

Выпью

Евгения Петренко

Настроение паскудное, ей богу.
Дождь идёт и тупо крутит ногу.
Я сижу и вою дикой выпью.
Вот пойду, деньжат займу и выпью.

Болею

Евгения Петренко

1.

В перекличке дроздов и созвездий,
я талантливый зритель и только.
А тебе расскажу по приезде,
что тебя не любила нисколько.
Что тобою я просто болела,
как болеют ветрянкой и корью,
что уже десять лет моё тело
так же мается этою хворью.
Что, осеннею моросью мутной,
я всё так же ловлю рецидивы.
Как тебя не хватает, беспутный!
Где ты бродишь, нежданное диво?..



2.

Я тобой болею-- это
не заразно,
но стараюсь не встречаться,
превентивно.
Да, по всем статьям мы
слишком разны,
а себя не контролирую.
Противно..

Уклоны на гормоны

Евгения Петренко

Знамениями будущих рождений,
приходит неизменная весна..
Поёт взахлёб какой-то птичий гений.
На вдох девчёнке кофточка тесна.
Гормоны вместо философских мыслей.
И Бог влюблён..в весну..такой курьёз.
А, кто себя пессимистичным числит,
так в мае это, право, не всерьёз.
И тишина, что предваряет Солнца выход,
взрывается аплодисментами листвы.
И где-то на Олимпах пляшет лихо
тот, с кем народ общается на Вы...

Проходит всё

Евгения Петренко

Проходит всё. И все творенья бренны.
Погаснет солнце и родится новый мир.
И воцарится в молодой Вселенной
очередной придуманный кумир.
И кто-то снова жадно ищет знанья
о смысле жизни и причинах бытия.
И где-то небо взрежет острой гранью
звезда, несущая моё второе "Я".

На слух

Евгения Петренко

Мне бы выплакать сердцем мотивы,
что устали бороться за душу.
Я б в саду, где лиловые сливы
и янтарные спелые груши,
молча слушала шорохи крыльев
и сверчка дробный стрёкот за печкой,
и лягушечью камарилью,
плеск леща, что играет на речке.
Треск и шепоты углей горящих,
даже зуд комариный над ухом...
Сколько песен живых, настоящих..
Для людей, обладающих слухом..

В ритме фокстрота

Евгения Петренко

Знаешь, всё тебе одной..
Прячу чувства за спиной.
Между нами всё так зыбко,..
на возникшую улыбку,
на касанье твоих рук,
на неясный сердца стук
нежным трепетом отвечу--
робких три шага навстречу,
в ритме танго ли, фокстрота,
в нас двоих проснулось что-то...

Море в стакане

Евгения Петренко

Суетою больших городов
оторвали меня от природы.
Где-то бесятся талые воды..
Где-то пенится буйство садов.
Лес дрожащий от щебета птиц,
вижу только на телеэкране.
Прячу море в коньячном стакане
и кормушки держу для синиц.

Коснись воды..

Евгения Петренко

Коснись воды и побегут круги
из взглядов, слов, невысказанных мыслей.
А сердце, как его не береги,
то колет, то колотится, то тиснет.
И сколько-то отпущенных свобод,
в границах лет подаренных нам Богом,
ценить достаточно умеет только тот,
кто не слишком пристрастен к итогам.
Кто, любуясь упавшей звездой,
про любовь что-нибудь загадает.
Жизнь, как лист, что плывёт за водой,
а куда..? разве кто угадает..

Люди ищут свои имена..

Евгения Петренко

Люди ищут свои имена,
в прошлых жизнях,
за гранью сознанья,
и за это забытое знанье
гложет душу чужая вина.
Манит чей-то нехоженный путь,
чьи-то хлопоты,
чьи-то заботы..
Не твоё, только близкое что-то,
не даёт на рассвете уснуть.
Не туман, не роса на лугу,--
колея непроезжей дороги
позовёт мои бедные ноги,
говоря: "я найду, я смогу.."

Богу богово...

Евгения Петренко

Богу--богово..
В Армагеддоне
нет места
человеческим страстям.
Не суть на троне кто
и кто в короне,
бессмертие
не антипод смертям.
В стремлении
скорей стать
богоравным,
мятежный дух
переступил черту,
наивно веруя,
что разобрался
в Главном,
в груди о Вечном
затаил мечту.
И повседневное
ему уже
не важно,
крушит отважно он
Основы всех Основ.
А мысль, что Богом
может стать
не каждый,
приходит лишь
в ночи,
за гранью снов.
Он походя,
без дум,
рожает сына,
сажает дерево
в пустыне,
строит дом.
И мнит,
что семя опустив,
отныне,
он вправе называть
себя Творцом.
Но в этом-то
и смысл
Армагеддона,
дать дерзкому
простую Истину
понять.
Не будет Сына,
Дерева и Дома...
И..Богу--богово...
А где же
Семя взять?..

Эпитафия

Евгения Петренко

Поэт, больной весенним вдохновеньем,
уйдёт тогда, когда ему положит Бог.
И хорошо бы он закончил в срок
всё, что назначено судьбой и провиденьем.
Миг жизни..он всегда бездушно мал,
а расставаться с нею жаль до боли.
И, даже все удачнейшие роли,
не сделают оптимистичнее финал.
Что там за гранью лучше, совершенней
того,что здесь придумано творцом?
И дева-смерть, прекрасная лицом,
с улыбкой в руки нам кладёт цветок весенний...

Cирано

Евгения Петренко

Мой бедный Сирано, тебе спасенья нет
от этой глупой славы дуэлянта!
Ты был философ, вольнодумец и поэт,
и множество других имел талантов.
Но люди помнят не тебя, а образ твой
талантливо написанный Ростаном.
И этот казус происходит не впервой,
герой украден и театром, и экраном.
Живому долгой жизни нЕ дал Бог,
но музы не оставили поэта
и славе Сирано был дан второй виток.
А третий будет в женском сердце где-то..

Картина

Евгения Петренко

Ты кофе свой допил
и попрощался вяло.
И вдруг мой мир
стал плоским,
будто белый холст.
И что бы я на нём
не рисовала,
смотрелось
как уродливый нарост.
Цвета больны
унылым самомненьем
да заодно
ещё параличом.
Мне мнится, что
я тоже стану тенью.
А твой уход...
он вовсе не при чём.

Дуэль

Евгения Петренко

Меня смутила обнажённость шпаги...
Защитник голой правды--дуэлянт,
раздел её уверенной рукою.
И этим он лишил меня покоя.
Под философской этикой сам Кант
не породил ли к столкновеньям тяги?

Противусолонь

Евгения Петренко

Монетки памяти серебряной капелью
просыпались в открытую ладонь.
А тот, что смерть благословил купелью,
направил мир наш противусолОнь.
Эй, вы! Кто там раскачивает Землю?!
Добра и зла извечная дуэль...
Монахиня, покинувшая келью,
наводит оптику на избраную цель.

Поводырь

Евгения Петренко

Я забуду тебя, я уйду, Инквизитор.
Я оставлю для Бога всю тяжесть суда.
Он уже разложил стопку нот на пюпитр,
он сыграет своё попурри без труда.
На бродячего пса я верёвку накину,
обопру своё тело на горбатый костыль,
побреду, потащусь заводным Арлекином
обречённо глотая дорожную пыль.
В ослеплённых глазах бьются чёрные слёзы.
Ветер треплет лохмотья, влагу пьёт из глазниц.
Ещё пара шагов и кривая берёза,
под которой бессильно опускаемся ниц.
Хлынул дождь и холодные крупные капли
исхлестали лицо, растрепали листву.
И деревья согнулись, как старые цапли,
что корнями-когтями вцепились в траву.
Задыхаясь от запаха вымокшей шерсти,
прижимаюсь к дрожащей собачьей спине.
Он не требует ласки, не требует лести
и доверчиво так приникает ко мне.
Лижет руки едва обретённому другу
и ему безразличны чужие грехи.
Он прошёл весь свой ад, до девятого круга.
Боль собачья проста, без пустой шелухи.
Мы сложили дуэт из своих одиночеств.
Пёсий взгляд приведёт прямо к Райским Вратам.
Композитор, без глупых фамилий и отчеств
расписал наши жизни по нотным листам.

Русалка. Сентементальный декупаж

Евгения Петренко

В цветные сны тебя зову,
где превращаюсь я в русалку.
И всё как-будто наяву,
куда-то мыслями плыву..
всё от земли..но мне не жалко
и я без боли корни рву.

Под золотую чешую
я прячу обнаженность кожи.
И где-то там, в чужом краю,
тебе с сиренами спою,
но ты не слушай. И быть может
сдержаться сможешь..на краю.


Ночь. Дом. Двенадцатый этаж.
Сквозь крышу воздух пузырьками.
Сон. Театральный антураж.
Морской царевне нужен паж.
Кружатся рыбки-орегами..
Сентементальный декупаж....

Фортуна

Евгения Петренко

Где колесо Фортуна прячет?
и в ритме вечных перемен
удача, что всегда незряча
ведёт в желаний вечных плен.
Когда она проходит мимо,
грозя Дамокловым мечом,
её касание незримо
и божья воля непричём.
Одним крылом касаясь нежно,
металл другого целит в грудь,
всё так надменно, так небрежно,
что ни заплакать, ни вздохнуть.
И под прекрасные одежды
не спрятать ей когтей Судьбы.
Цвета несбывшейся надежды
пурпурны или голубы?
Не пожелай твердят нам мудро,
а то ведь сбудется, гляди...
Фортуна, как же это трудно
узнать, что будет впереди.


Змий

Евгения Петренко

Когда в мой ад ты был не вхож,
не знала я реальной боли,
лукав, как Змий и в этой роли
горячий цвет змеиных кож
в твоём торжественном наряде
предверие грядущих мук.
"Ты любиш-ш-шь?..." И шипящий звук
напоминает мне о Аде.

Рисую

Евгения Петренко

Разбавлю краски на слезах
и напишу цветы разлуки.
Твоё пожатье вспомнят руки
и капли влаги на глазах.
Перенесу в рассветный пламень
я всю палитру жарких слов
и на мольберте нежных снов
моя любовь, как лунный камень.
Под тонкой кистью день продрог--
узор морозный на окошке,
а многоточье хлебной крошки
тебя ведёт на мой порог.

Джони Вейру

Евгения Петренко

Чёрный лебедь с белым крылом
схвачен инеем голос на вдохе,
вольной жизни последние крохи,
гордой шеи изгиб на излом.
Танец смерти--прощальный бостон
под колючую музыку стужи,
в снежной заверти пятнышком кружит
в облаках над церковным крестом.
Где застигнут бесстрастной пургой?
Глупый...или отчаянно смелый?..
Изначально ни чёрный, ни белый,
в каждой стае печальный изгой.
Разграничил привязчивый рок
сердце ровно на две половины.
Пятна крови на чёрную спину,
пятна крови на белый висок...

Всё оттого...

Евгения Петренко

Всё оттого, что первые цветы
рвут кожу почек по-младенчески упрямо
и ошалевшие дворовые коты
свою распевку начинают с гаммы.
От "до" до "до",--такой простой расклад
безумия магического пенье..
Всё выше, выше, каждый новый лад
трепещет чуткой дрожью нетерпенья.
Клокочут в горле, будто первый вздох
апрельских громов дробные мотивы,
речетативом мчатся со всех ног
на битву кони, развевая гривы.
А мира нерождённого близнец
намерен перерезать пуповину,
тем самым приближая свой конец,
под выстрел времени готов подставить спину.

Венеция

Евгения Петренко

Иду за призраком весеннего дождя
на страстный голос молодого гондольера.
И отраженьем в воду уходя,
плывёт Венеция--античная химера.
От незаконченой затейливой рулады
осталось послевкусие любви.
Казалось, вот она, за этим нежным взглядом,
лишь помани её или вползвука позови.
И гордый вид, и живописная фигура,
и капли нимбом над кудрявой головой,
прекрасный представитель Сквадратурра,
ничуть не приукрашенный молвой.
Фасады зданий, как полотна декораций.
Актёр от бога--паузой берёт.
Он не молчит,-он требует оваций,
что их достоин, зная наперёд.
А туча хмурая, что виснет за окошком
как театральный занавес. Вполне.
Вот мой Ла-Скала, где Венеции немножко
так вовремя пришло ко мне..во сне..

Дон Жуану

Евгения Петренко

Говорят ей друзья: "Так любить безнадёжно и странно.
Ты же знаешь его, он за пояс заткнёт Дон Жуана."
Даже мимо пройдя, так чертовски легко и небрежно,
лепестками огня он коснётся души обжигающе-нежно.
Только что там душа, наша дева безумно хотела,
чтоб её визави поскорее добрался до тела.

Весенняя кататония

Евгения Петренко

Ох, как трудно в себе разглядеть первозданное чудо,
недоверием веру последних лишить перспектив.
Я, слоном, неуклюже громящим посуду,
ухожу, никому ни грехов, ни долгов не простив.
Долгих странствий тщета и остывших желаний усталость...
Дни, песком шелестящим скользят между пальцами рук...
Красоту и любовь, и доверия самую малость,
не поможет вернуть и волшебный орех Кракатук.
Но, когда розовея зацветёт перед окнами слива,
и седой от росы станет утром трава на лугу,
я поверю в себя и что всё ещё будет красиво..
Убеди меня, Боже, весной, что я это смогу!..

Ноукамментс

Евгения Петренко

По двору иду--гляну мельком,
от весенней пробудившейся любви
тают сладкие девчёнки-карамельки,
голос пробуют мальчишки соловьи.
Мне смертельно двушки не хватает,
сделать в юность ностальгический звонок.
Солнце зёрнышки-веснушки рассыпает,
свой волшебный позолоченный песок.
Перстенёк, подаренный апрелем,
закатился между вёсен, между зим,
а любовь моя не бродит больше хмелем,
хоть всё так же мой герой неотразим.

Четыре А

Евгения Петренко

Из темноты, из глубины души,
слова приходят
и упорно ищут пару.
А вечер тих и снегом порошит
вдоль улиц и
утоптаных бульваров.

Я не в себе, я рифмами больна,
на карантине
печих многозвучий.
А над домами прячется луна
за тёмно-серой
клочковатой тучей.

Слова сошлись на стыке двух ветров,
умножив зиму
на букет моих депрессий.
А шар земной, в кругу других шаров
читал молитвы,
без различия конфессий.

Метель проснулась, завопила нараспев,
швыряясь в лица
острой снежной пылью.
А с неба ангел падал, не успев
расправить кем-то
связаные крылья...

Дорога к дому

Евгения Петренко

Соберу черепки от кувшинов разбитых надежд,
завяжу в узелок все пожитки для дальней дороги.
И, пусть светятся дырами лохмы потёртых одежд
и сочатся сукровицей липкой потёртые ноги,
побреду, поднимаясь и падая в душную пыль,
за плечами оставив былую любовь и разлуку,
не деля день и ночь, разговоры на небыль и быль,
обращаясь всё больше в больную бродячую суку.
Разучилась скулить и вилять перед всеми хвостом,
колет иней солёных ресниц и дремота похожа на кому,
нет вчера и сегодня, а может не будет потом,
но, по кругу Земли, я всё ближе к желанному дому.

Взрослая сказка

Евгения Петренко

Зачерпнула бы неба в ладошки,
облака пропуская сквозь пальцы.
Густо вышито звёздною крошкой
всё, что поймано в лунные пяльца.
Прямо в сердце кольнёт веретёнце
и забудусь любовью лет на сто;
а, под утренним розовым солнцем,
надломлюсь тонкой корочкой наста.
Но с изнанки и лица, и маски
так похожи, как голые ветки.
И поэтому взрослые сказки
шумной свадьбой кончаются редко.

Бессвязное

Евгения Петренко

За тишину глубокой ночи
я зацеплюсь, как за спасенье.
Я б стать хотела чем-то прочим,
но точно чистым и весенним.


Сжигать стихи уже старо,
я превращу их в орегами,
чтоб как картины Писарро,
не погибали под ногами.
Пусть улетят в рассветный лес,
косяк журавликов бумажных,
с обидой в сердце или без,
а остальное всё неважно.


Мечтам, что безнадёжно хрупки,
как шляпки влажные опят,
в ночи молчащие голубки
о сокровенном говорят...

Минимально

Евгения Петренко

Если к берегу моря добавить волну,
если к небу добавить заката,
то меня без тебя, совершенно одну,
тоже нужно добавить куда-то.

Новогоднее

Евгения Петренко

На столе две свечи. Два бокала
я наполню шампанским до края.
Новый год. Да, прошло их немало.
Это грустно? Пожалуй, не знаю.
Знаю только--любовь не уходит,
к сердцу крепится намертво тенью.
Где по жизни тебя хороводит?
Все гаданья неточны в прочтеньи.
Меркнет образ твой в зеркале старом
и лица я не помню почти что.
Бьют часы и с последним ударом
улыбнусь. Всё прошло..а поди ж ты...
В зимнем ливне, как в зеркале новом,
тонкий контур опять прорисую,
позабытым глянцованным словом
под дождинок линейку косую.
Приходи, каждый праздничный вечер
столько, сколько мне жизнь их отмерит.
Вот опять на столе моём свечи.
Тот, кто любит, тот верит..тот верит...

Пессимистичное

Евгения Петренко

Переменчивы осени лица.
Пахнет прелой листвой и грибами.
Снам не слишком мешают границы.
Сны последняя нить между нами.
Дачный домик. На тоненьких ветках
поздних яблок багряные блики.
На скрипучих перилах беседки
толстый шарф и букетик гвоздики.
На губах шелковичной наливки
послевкусие сдержаным стоном.
Рушники деревенской расшивки
занавеской в квадратах оконных.
Под октябрьским ветром холодным
воробьи и влюблённые жмутся.
Нынче смерти бояться не модно.
Вот под этот бы сон не проснуться..

Веночек сонетов

Евгения Петренко

Закуталась осень в шафранную шаль,
а дождик топочет по листьям и крыше.
Под куртку котёнком забралась печаль
и тоненько плачет, и холодом дышит.
На лужах морщинки локальных штормов
кораблики-листья гоняют по кругу.
Чуть горбясь, дрожат силуэты домов,
желают согреться, прижавшись друг к другу.
И кем-то расписан приход и уход
тоскливых дождей и туманных рассветов.
Вот снова зима. Вот опять Новый год.
И будет весна. И веночек сонетов.

Оптимистичное

Евгения Петренко

Не засидеться б у последнего костра,
где жгут сердца забытые поэты,
чернилом капая с гусиного пера
на чистый лист лилового рассвета.
И, дописав строку едва до запятой,
трусливо стих заканчивают точкой,
я до краёв бокал наполню красотой
и мир сожму в берёзовую почку.

Предновогоднее

Евгения Петренко

На столе две свечи. Два бокала
я наполню шампанским до края.
Новый год. Да, прошло их немало.
Это грустно? Пожалуй, не знаю.
Знаю только--любовь не уходит,
к сердцу крепится намертво тенью.
Где по жизни тебя хороводит?
Все гаданья неточны в прочтеньи.
Меркнет образ твой в зеркале старом
и лица я не помню почти что.
Бьют часы и с последним ударом
улыбнусь. Всё прошло..а поди ж ты...
В зимнем ливне, как в зеркале новом,
тонкий контур опять прорисую,
позабытым глянцованным словом
под дождинок линейку косую.
Приходи, каждый праздничный вечер
столько, сколько мне жизнь их отмерит.
Вот опять на столе моём свечи.
Тот, кто любит, тот верит..тот верит...

Звезда

Евгения Петренко

Твоя звезда
на краешек постели
присела
и сожгла слезами
щёки.
Мы не несчастны,
просто одиноки..
Мы не любили,
просто не успели..

Геката

Евгения Петренко

Отчеканен твой профиль в закате,
обожжён наступающей ночью..
Бесконечность увидев воочью,
начинаешь молиться Гекате.
От таинственной Троицы лунной
выпей чашу, вдохни звёздной пыли;
ах, когда наши судьбы открыли,
опечатав божественной руной?
Загляни в три лица Безымянной,
змеевласой сплети её косы.
Так ли пьяны вечерние росы
без далёкой, опасной, желанной?
Нам, прикрытым ладонями Бога,
ограниченым строго и жёстко,
снится статуя у перекрёстка
и дорога, дорога, дорога...

Cлед на воде

Евгения Петренко

Сто раз войду в одну и ту же реку,
душой приняв течение воды.
И всё же неподвластно человеку
оставить на поверхности следы.
Но каждый день не терпится напиться
от неизбывной красоты Земли.
Мы все уходим, все теряем лица,
надеясь превратится в корабли...

Силуэт

Евгения Петренко

Ты растворяешься в дожде,
теряешь форму и значенье.
Воды серебряные звенья
всё рвутся, рвутся. Быть беде..
А в ртутной луже тает след.
Теряют кожу невидимки.
И чувства тают, будто льдинки.
Любовь? Нет.. только силуэт.

Веера. Ироничная симфония с летальным исходом

Евгения Петренко

Мелкокрылый Амур уронил белый веер кокетства,
для молоденьких дам, что ещё не покинули детства.
И, кружась в лёгком вальсе, под сводами бального зала,
ты ещё ничего о любви и о жизни не знала.

Но сатир кривоногий взмахнул алым веером страсти.
Ты в руках у любви, у её иссушающей власти.
На глазах пелена и в пылу беззаботной мазурки,
ты со счастьем и честью играла в опасные жмурки.

Чёрный ревности веер, он чёрен на сломе и срезе.
Ты упрятала боль в гордом злом полонезе.
И, под жадными взорами немилосердного света,
уносила карета любовь молодого поэта .

Равнодушное время качнёт серым веером смерти.
Ты получишь письмо в грязновато-безликом конверте.
Нас покинул граф N. Церемония в пятницу в восемь.
Марш Шопена исполнит весьма постаревшая осень.

Октябрь

Евгения Петренко

Как-то очень не стыдно
за осенние слёзы.
Их не видно во время дождя.
Но не скрыть под плащом
обречённости позы.
Не смолчу, как всегда, уходя.
Я запутаюсь в рваных
октябрьских тучах,
превращаясь в кленовый листок.
Без тебя мне сегодня
не хуже, не лучше.
Уплываю, кружась, в водосток.
Растопчу отражение
ночи в асфальте.
Длинной цепью кругов фонарей
окончание осени
мне просигнальте
или путь от любви...до дверей.

Чудо

Евгения Петренко

Дождило. Где-то лаяла собака.
Визгливо, словно пальцем по стеклу.
И, сетуя на неудачность брака,
соседка мужа позвала к столу.
В квартире ниже тоже бряцала посуда.
В квартире выше ворковал зазывно джаз.
Всё буднично, но в доме зрело чудо,
где сердце долго ожидало НАС.
Скукожившись от одиноких буден,
колючками покрывшись от обид,
сурово мстило безразличьем людям
и притворялось..будто не болит.
Но..так же буднично. Звонок. Я телемастер.
И сердце ёкнуло от света синих глаз.
Да. В двери просто постучалось счастье.
Судьба? Смешно..Ну, чтож, не в первый раз..

Скиталец

Евгения Петренко

Подую на ладонь..
Нет, я не грею руки.
И даже не пытаюсь
прочесть твою судьбу.
Пусть глаз моих огонь
на зеркале разлуки
погаснет. Отражаюсь
печальным марабу.
Чуть сгорбленые плечи,
еврея фаталиста.
И фрак, слегка помятый,
дань образу творца.
На горизонте свечи,
небесного флейтиста,
как звёздное стаккато,
от Первого лица.
Не связанный прощаньем,
убит твоим прощеньем.
За дрожью тонких пальцев
моя святая ложь.
Не веришь обещаньям?..
Смотря по ощущеньям?
Ну,..да..я из скитальцев.
А ты какого ждёшь?

Зимний сон

Евгения Петренко

Оборвали паутинку.
Солнце льдинка..
Лето льдинка..
Стыло...
На асфальт похожа
обмороженная кожа.
Больше
ничего не снится.
Иглольдистые ресницы
больно-больно
колют сны.
Я замёрзла...
До весны.

От имени тебя

Евгения Петренко

Сенной проезд, квартира номер пять,
из окон слышится знакомая мелодия.
Как-будто время повернули вспять
и в старой куртке вновь одет по моде я.
Все говорят любовь вернуть нельзя,
кувшин разбитый никогда не склеится.
И то ли на ветру глаза слезят,
а то ли больше не на что надеяться.
Ну, чтож, хотя б в окошко загляну...
А это кто над детскою кроваткою?
Как не завоешь волком на луну?
Качает дочь твоя девчёнка сладкая.
Ушла в небытие "попытка два".
Выходит зря забрёл на эту улицу..
А всё ж по прежнему кружится голова
и солнце так же над берёзкой жмурится.

Я умею летать

Евгения Петренко

Ты не спорь, я умею летать,
не кукушкой, не серою горлицей.
Ну какая у горлицы стать?
Всё-то гулит да хорохорится.
Мне бы крыльями небо обнять,
как у Ангела белыми, белыми.
Метров десять в размахе,.. ну пять..
Чтоб повыше..Чтоб с самыми смелыми.
Чтобы к солнцу. И пусть как Икар.
Перья --снег. Тело в море, на донышко.
Знать бы только, покуда не стар,
что добрался.. до самого солнышка.

Второе дыхание

Евгения Петренко

Не гадай на судьбу, року не прекословь,
ничего не узнаешь заранее.
Если кончилась вера, приходит любовь,
как аванс, как второе дыхание.
Брось монетку в фонтан, чтоб вернуться туда,
где любовь нескончаемой кажется.
Не стареет вода. Помоги своим "да"
на второе дыханье отважиться.
На обрыв моё сердце висит на краю-
неустойчивое равновесие.
Задохнусь высотой, но назло допою
на лету лебединую песню я.

Никакой

Евгения Петренко

Забегая вперёд..
Всё уже хорошо.
Моя память почти
отошла от обид.
И всего только год
с расставанья прошел...
Мне бы в море уйти,
только сердце штормит.
Лёгкой чайкой взлетая
на тёмной воде,
убежать в глубину
в темноту и покой.
Я уйду, я расстаю..
Я где? А нигде..
Я тебя помяну.
Ты какой? Никакой...

Бесцветные стихи

Евгения Петренко

Мне перестали сниться
цветные сны.
Размытые границы
едва видны.
Не радуга на небе--
бетонный мост.
Утёнком гадким лебедь
ныряет в плёс.
За безразличным взглядом
лишь два пятна.
А в том, что ты не рядом
моя вина.

Земля в иллюминаторе

Евгения Петренко

На небе нет границ.
Верней, они условны.
За них, при случае,
готовы воевать.
Мы разделили всё
с братишкой кровным.
Пришло ли время
вновь соединять?
Условно всё--
шлагбаумы, молитвы.
Земля больна.
Жива, но сдвинут пульс.
Проблем в иллюминаторе
не видно,
но не сглотнуть,
уж больно горек вкус.
Но относительно
движения Вселенной,
едва ли время
замыкает круг.
У родника
привстану на колено
и помолюсь.
Конечно же не вслух.
На сокровенность
слова уповая,
наполню грудь
амброзией ветров.
Земля не так уж
далека от рая.
И я не откажусь
от этих слов.

Сонет последнего сентябрьского дня

Евгения Петренко

Смеркается.
Карминная заря
ещё играет
с солнцем уходящим.
Последние аккорды
сентября
звучат смелей,
торжественней и чаще.
Вот в до мажоре
грозный рык волны,
под ре минорное
тоскующего ветра.
А ми клаксонов
нетерпением полны
в ответ на звук
классического ретро-
гудка баржи на рейде
в тоне фа..
Но соль-ля-си
осеннего дождя
не только не
последняя строфа,
а то, что мы
припомним уходя
из мира в мир
в их бесконечной
веренице..
как сладкий сон,
что вечно будет
сниться...

Зарисовка

Евгения Петренко

Я на божий оставлю суд
список целей моих и обид.
А себе я оставлю пруд,
тот, где ветер волну теребит.
Где поутру поют соловьи
и рыбёшка гоняет мошкУ.
Вот дойду до дубовой скамьи,
что на дальнем стоит бережку
и забуду на час обо всём,
растворюсь, убегу в тишину...
Как небережно мы живём,
тратя жизнь на пустую войну.

Пародия неоправдавшихся надежд

Евгения Петренко

Тебе отказано в заботе
и от накопленых обид
и сердце, кажется, болит,
и все порывы на излёте.
Клянёшь и женщин, и судьбину,
а день не день и ночь не ночь,
хоть стариной тряхнуть непрочь,
когда прострел не корчит спину.
Ты эгоист и вечный мальчик,
так,.. престарелый Питер Пен,
всё жаждал взлётов, перемен,
теперь газетка, чай, диванчик.
Хотя весь пыл на говорильню,
но...тот же гонор, та же стать,
хоть "сервелатом" и не стать,
а тоже тушкой влез в коптильню.
Вот я бы Золушкой порхнула
на королевский маскарад
и принц, возможно, был бы рад,
..но зад не оторвать от стула.

Мимолётка

Евгения Петренко

Наломана черёмуха,
охапка пенная.
На запах горько-приторный
крадётся май.
Прошу, стреляй без промаха,
мишень-Вселенная.
Стрелу из сердца выдерну,
ну, где тут рай?

Что я в этом мире?

Евгения Петренко

Накатит и отступит, как волна,
прилив сомнений--что я в этом мире?
За створками закрытого окна
весь мир, а я одна в пустой квартире.
Всех будних дел закончился цейтнот.
мир празднует, как может, выходные.
А я в своей норе, как старый крот.
За стенкой откровения блатные--
сосед изводит свой магнитофон
сопливо-наглой лирикой тюремной.
А я всё жду..Взорвётся телефон
сейчас звонком? Что узнице гаремной,
что мне-- тюрьма в моём пустом дому
и цепь пустых,нелепых ожиданий.
И я на привязи...Когда пойму,
мой плен--МОЙ плен. Ему не нужно зданий
с решётками на окнах и дверях.
Не ты, а я и зэк, и вертухай,
и взятки, ни в валюте, ни в рублях
себе не дашь. Спокойно отдыхай
и ешь себя. Ну, или дверь открой..
И телефон швырни соседу в стену..
А вызубренной лексикой покрой
свои страдания...Ах, да и вену
оставь в покое. Наряд покруче,
раскраску боевую. В этом тире
берут прицелы, себя не муча,
сомненьями--а что я в этом мире?

Танец огня

Евгения Петренко

На оранжевых бликах ночного костра
мы построили хрупкий мосточек доверья.
Жаркий танец любви доживет до утра,
словно Феникс теряя горящие перья.
Отгорит и погаснет, оставя во мне
отголосок огня, спящий в пепле потери.
Мне напомнит тебя тень свечи на стене,
гром и в ночь приоткрытые двери.

Любовь со склерозным креном

Евгения Петренко

Пустячный повод,
страстью к переменам
я заболею
всем назло под старость.
Любовью
со склерозным креном
я вызову в вас
искреннюю ярость.
Уже смешны
попытки поцелуев,
но нежность,
как и прежде бескорысна.
И, даже если
танго я станцую,
не будет в нем
ни красоты, ни смысла.
Любви, твердят,
все возрасты покорны.
Вот доказательство
отсутствия старенья.
А ночью, говорят,
все кошки чёрны.
И я люблю как все....
поесть варенья.

От Каина до Кая

Евгения Петренко

Я оплачу долги
бессонными ночами,
полётом духа
над весенним садом,
стихами, музыкой,
горящими свечами..
а ты хотел бы жить
с такою рядом?
С душой смятённой
и влюблённой
в вечность;
в сомнениях
от Каина до Кая...
Чтоб на экзамене
на безупречность,
мне говорить и
говорить, не умолкая.
Всё ерунда.
Одна лишь жизнь причина
тому, чтоб жить
и в этом радость видеть.
О,Господи!
Так нужен ли мужчина,
чтоб полюбить..
или возненавидеть?..

Я изменюсь...

Евгения Петренко

Я изменюсь.
А впрочем нет, не стану.
А, может жизнь
сама меня изменит.
Всего семь нот
пять линий
нотным станом
и сто возможностей
для песнопений.
Я инструмент
или творец мелодий?
Любовь молитва
или жертва плоти?
Решайте
кто летит, а кто уходит,
пусть тает воск
на крыльях при полёте.
Я долечу
на вере и надежде,
бескрылым проще,
их не мучит смелость.
Мне не забыть
того, что было прежде,
а будет..
даже больше, чем хотелось.


Колёсная аритмия

Евгения Петренко

Нет, неправда..Уходят минуты...
Все слова, что не сказаны были,
изменить всё могли бы так круто!..
Мы любили друг друга, любили..
И, качнув металлической тушей,
тупо болью ударит под рёбра
скорый поезд. Возьми мою душу,
дух вагонный, и будь ко мне добрым.
Усыпи перестуком колёсным
и мельканьем речушек и пашен,
частоколом берёзок и сосен...
Как легко разделилося "наше"
на "твоё" и "моё". и всё дальше
раздвигает господь наши ночи
километрами мелочной фальши..
ну, и прочим..и прочим..и прочим..
Заболев поездной аритмией,
моё сердце умрёт у вокзала.
А динамик орёт "...белла миа..."
в пустоте станционного зала.
Три утра..городок не проснулся..
Я войду в него новой судьбою,
новым ритмом воскресшего пульса
и дождусь.. новой встречи с тобою.

Непафосные размышления

Евгения Петренко

Постою у крыльца...
Вот тихонько качнулась калитка.
Хор лягушек завёл
свой скрипучий концерт у пруда.
У соседей со сна
заревел карапузик Никитка.
Звёздной крошкой блестит
на садовой дорожке слюда.
Пахнет ветер росой
и слегка перезрелой малиной.
Или это не чудо?
Я так в этот мир влюблена!..
Брошу камешек в пруд
и окошко затянется тиной.
Вот была..и ушла..
А была ли я миру нужна?

В палитре дамского бреда

Евгения Петренко

Он выстрелил в меня
свинцовым взглядом,
завернулся в свои
жёсткие крылья,
чернильной каплей
скользнул где-то рядом
и рассыпался
фиолетовой пылью.
Страшный сон в палитре
дамского бреда,
постель на крылечке
Дантова ада;
мой поиск прост-
иду цепочкой следа,
он тёмный ангел,
мне его не надо.
Прийдёт рассвет
и я сойду с дороги,
вплыву в поля,
росой умою раны,
а там, в полях
все боги босоноги...
Ещё не поздно всё..
Уже не рано...

Пересмешник

Евгения Петренко

Шла от образов киношных
до спасения души.
Грех метаний детских прошлых
где-то продан за гроши.
В послевкусии победы
затаился горький яд:
кто-то изгнан, кто-то предан,
кто-то болен, кто-то...рад.
Не аукай..Пересмешник
отвечает невпопад..
Каждый изначально грешник.
Рай-придумка, правда-ад.

Три минуты радиомолчанья

Евгения Петренко

За простые слова
поборюсь со своим
самомненьем.
Время лжёт не стыдясь.
Так бывает не только
со мной.
Жар живому огню
дарят мёртвые
души поленьев,
а дыханье воды
разобьётся
о берег волной.
Три минуты молчанья-
вот малая доля
в эфире,
чтоб услышать всех тех,
кто надеждой на помощь
живёт.
От рожденья до смерти-
фигурки нелепые
в тире.
И за каждой победой
маячит предъявленый
счёт.
Кандидатам в святые-
бокал для вина
искупленья.
Возвращаться так трудно
в, беспечно оставленный,
рай.
Груз растет с каждым днём,
хоть несём мы
пустые сомненья.
И у круглой Земли
непременно отыщется
край.

Готический эстамп

Евгения Петренко

Пахнут цветы паутиной и тленом.
Выпиты досуха глаз зеркала.
Век опустевших два ржавых ствола
чёрную дрожь разгоняют по венам.
Липким туманом над призрачным садом
духи текут за объедками пира.
А у ворот два пропащих вампира
садят в орлянку с привратником ада.
Лета несёт свои мутные струи
в море Забвенья...Время прилива...
Где-то Безглазая ждёт терпеливо
часа последнего для поцелуя..

Так начиналася весна...

Евгения Петренко

Так начиналася весна..
Под гимн гремящих водостоков
мы дружно бегали с уроков
и запускали из окна
бумажных голубей тетрадных.
Сиренью полнились дворы;
сорочьим криком детворы..
От эскимошек шоколадных
мы ждали гриппов и ангин
и избавленья от контрольных.
Всех наших глупостей невольных
едва хватило б на один
наш взрослый день. Ну, на неделю.
А первый поцелуй в парадном?
Да просто жить спешили жадно
и чувства яркого хотели.
Была, как платье, жизнь тесна
и разноцветней карнавала.
Орали кошки по подвалам...
Так начиналася весна..

Встань

Евгения Петренко

Если есть в тебе силы встать, когда давит на плечи ночь,
в небе чёрным кругом висит солнце в рыжей короне;
когда сердце вопит в груди "...обесточь меня, обесточь...",
когда зло, пострашнее, чем в сказках, расселось на троне.

И Бог не желает повинной,
сглотнув площадную брань,
он снова готовит глину.
Так встань...встань...встань!

За любовь, что всегда права, дотерпи, но не откажись,
за друзей, не доживших до заготовленых тостов,
расскажите куда послать за испорченый праздник жизнь,
не считая правду и честь лишь болезнями роста.

Лечу впереди лавины
и знаю, что дело дрянь,
но друга в беде не покину.
Так встань...встань...встань!

Знаю лестница в небо есть. Надо только найти ступень.
Мне не нужно перил и лонж, чтоб с неё не сорваться.
Пусть колени слегка дрожат и немного мешает лень,
я, назло всем богам, войду прямо в звёздное братство.

И я прогибаю спину
только под слово "...тарань!..",
ведь клин вышибают клином.
Так встань...встань...встань

Капитан

Евгения Петренко

Бирюзовые ветры--
пропуска на коралловый остров,
где радушно встречает
синеглазый седой капитан.
Он надёжен вполне,
с ним всегда так удобно и просто,
он спокоен всегда
и красив, сообразно годам.

Капитан, капитан,
почему же так хочется в море,
загляни мне в глаза,
неужели в них виден покой?
Я искала его,
почему же с судьбою всё спорю,
почему недовольна,
что ты идеальный такой.

Позови свой корабль,
будь он даже Летучим Голландцем.
Я не верю, что ты
от опасностей моря устал.
Слышишь склянки поют,
альбатрос опустился на шканцы
и крутая волна
лёгкой пеной стекает со скал.

Капитан, капитан,
если скажешь, мы можем вернуться,
когда ласковый берег
обратно тебя позовёт.
Только зря ли из клеток
на волю крылатые рвутся,
когда небо им дарит,
ни с чем не сравнимый, полёт.

Блюз дождя

Евгения Петренко

Занавешены окна наглухо
зимним ливнем
от ветров пляшущих,
небо с морем
повязаны намертво
канителью прозрачных струй.
В этом доме не ждут
меня к ужину;
моё сердце больно
и простужено,
и от снов моих
терпких и вяжущих
чуть с горчинкой
и мой поцелуй.
Уходя..не закрою окна уходя.
Блюз дождя..
Пусть ворвётся в твой дом
блюз дождя..
Жмутся пальмы насквозь
промёрзшие.
Рыжий финик раскрасил лужицу.
На обувку надеясь
японскую,
плывут вереницы "Тойот".
В этом доме не ждут
меня к ужину;
моё сердце больно
и простужено,
будто струнка,
из волоса конского,
чуть-чуть хрипловато поёт.
Уходя..не закрою окна уходя.
Блюз дождя..
Пусть ворвётся в твой дом
блюз дождя..

Купалинка

Евгения Петренко

Из фигурных часов
бесконечности
звёзды в утро слетают
песчинками.
Растеряв перламутр своей
млечности,
отступает туман над
лощинками.
Небо начисто вымыто
росами.
Под его величавыми
сводами
девы, эльфами
медноволосыми,
над землёю плывут
хороводами.
Над Купальским костром
пепла проседи..
в водной зыби венки
вереницами...
Нет, как видно, не зря
вы уносите
мои сны о любви
меж ресницами.

Чудо

Евгения Петренко

Затерялось эхо в куполах,
потеряло переливы звона,
заблудился в вековых стволах
древний скит. Мироточит икона...
Старый инок долго чуда ждал,
жизнь прошла в молитвах и поклонах.
А вокруг весенний вечер ал,
тёплый ветер хулиганит в кронах.
От лесных черёмух запах чист,
соловьи заходятся повсюду.
Каждый день, как-будто белый лист.
Полюби... и нарисуешь чудо..


Переболею

Евгения Петренко

Немножко вымученый взгляд...
Прости за неслучайность встречи.
Я точно знаю ты не рад.
Будь терпелив, ведь время лечит.
И я забуду и прощу.
Ну, а пока мне очень трудно
и я везде тебя ищу,
что выглядит довольно нудно.
Переболею, отойду,
весенним солнцем грея руки
и, может, на твою беду,
ты пожалеешь о разлуке.

Цитата из Армагеддона

Евгения Петренко

...У тех ворот - кривая тень Багдада...

Кривая тень восточных сказок--
Багдад, Дамаск и Тегеран.
За сизым страхом, не видный глазу,
вовсю бесчинствует шайтан.
День, пыльный демон, асассина
накрыл удушливым плащом.
А под чадрою не Мнемозина,
шахидка, грех её прощён.
Шоссе в асфальтовых торосах,
в кровавых пятнах неба гнев.
Ответом глупым на все вопросы
повешенный Багдадский лев.
За взорваным фруктовым садом
тягучей плёнкой нефть горит;
а райских гурий тяжёлым взглядом
съедает ядерный ифрит.
Навряд ли то угодно богу...
Здесь жжёт сомненье есть ли бог.
Ему не стоит рядиться в тогу,
когда под ней обрубки ног.
Армагеддону много ль надо?
У бога неудачный день..
И, задыхаясь угарным чадом,
хрипит Багдада кривая тень.

Горный троль

Евгения Петренко

...горячий ключ и в инее цветы...(с)


Дрожанье утра сменит ночь слепую,
тревожный сон и злую в мышцах боль;
и, хриплым с ночи голосом, завоет
тоску ли, песню ли влюблённый, горный троль.
И день прийдёт, и сны пустые сменит
на более реальные дела,
увы, желудок не потерпит лени,
он просит ламы или горного козла.
Ну, вот и вечер, дно уснувшего вулкана,
а сердце вновь так жаждет красоты,
воспоминанья... времени капканы...
весна...горячий ключ...и в инее цветы...

Лечу...

Евгения Петренко

Оторвись от земли
и оставь свою ночь над заливом,
где мерцают огни
кораблей, задремавших в порту.
Пусть ночной ветерок,
что танцует с волнами игриво,
запах моря доносит
влюблённым на старом мосту.
Многоточия кнехтов
в зелёной растрёпаной тине;
остывающий камень,
что долгую память хранит,
как красавец-корвет
танго жаркое пел бригантине,
и тугая волна
целовала горячий гранит.
Вдохновенье--полёт.
Без уроков несчастного Друда,
без предательских крыльев,
смиривших Икара навек.
Я поэт...Я лечу...
И, скажите, известно откуда,
что, по замыслу Бога,
не может летать человек.

Не те...

Евгения Петренко

Ты всегда был свободной птицей,
вечно нравились мне не те..
Ну и как в тебя не влюбиться,
вплоть до бабочек в животе.
Я вошла, ты привстал со стула,
в стиле "гаер" слегка небрит,
узколицый и остроскулый,
и лукавинка глаз веселит.
Чуть качнуло, но я в порядке,
кружит голову мне слегка
мой наркотик--твой запах сладкий
мяты, мёда и табака.
Не в моей ненадёжной власти
удержать тебя хоть на час.
Пусть подарит девченкам счастье.
Я так рада!..Поплачу за вас...

Мысли о смысле...

Евгения Петренко

Капелькой крови на пальчике
божья коровка
сердце болит, мои мальчики,
как же неловко..
Время уходит,об этом я,
право, забыла.
Песню свою недопетую
недолюбила.
Как долюбить, если жизни
на это не хватит?
Всех философий софизмы
пусты на закате.
Верит ли тот, кто не знает
почтения к чуду;
если бутон расцветает,
он взялся откуда?
Смысл нашей жизни не сводится
к поиску смысла...
Видишь мошкА хороводится,
туча повисла.
Вы не устали от поиска
книжного Бога?
Вот он..весенние прОростки,
небо, дорога...

Клинический случай

Евгения Петренко

Клинический случай-
любовью болею.
Лекарство на столике-
стопка текилы.
Солёные слёзы слизну
и согрею
желудок, раз сердце
не греет мой милый.
Клинический случай
и клиника рядом,
кафешка напротив
подъезда открыта.
Налей-ка мне, доктор,
какая досада,
что нет для повторных
попыток лимита.
Клинический случай.
Сознаюсь едва ли,
что я не встречала
летальных исходов.
Милиция, режут
глаза цвета стали!
Проверьте количество
прежних приводов..
Клинический случай.
Допила бутылку...
Горю!..И пожарным
ещё не звонила.
Уже у кровати
достала мобилку..
упала..проспалась..
и перелюбила.

Не поминая...

Евгения Петренко

Зари карминные кантаты,
уже не ночь,
ещё не утро...
На листьях вереска
и мяты
росы серебрянная
пудра.
Погас костёр,
скрипят кибитки,
гитара дребезжит
от тряски.
Какие глупые
попытки
рассказывать
цыганке сказки:
про красоту
восточных пери,
и как венки
срывать русалкам.
Она давно
в любовь не верит,
и цену знает
всем гадалкам.
И, не прервав
твой сон рассветный,
чуть ощутимым
поцелуем,
она уходит
прочь, за ветром,
любовь
не поминая всуе.

Миниатюрка

Евгения Петренко

Мы ограничены...в пределах Вечности..
Всё повторяется до бесконечности,
но есть и кое-что неповторимое--
снежинка, облако и ты.. любимая..

Стеклянный город

Евгения Петренко

В стеклянном городе так хрупки стены,
так скользок путь и так прозрачна жизнь..
Здесь видно всё. Предательства. Измены.
И мысли.. Так что думать воздержись.
В стеклянном городе осколки судеб
так ранят ближних болями потерь,
что даже те, кто нас обычно судят,
не так остры в суждениях, поверь.
В стеклянном городе нет запахов, а звуки
лишь звон разбитой жизни и любви.
Там не в почёте хитрости и трюки,
но нет и состраданья. Чтож живи,
стеклянный город, без страстей и взлётов.
А мне излишняя прозрачность ни к чему..
Хочу я красок! Пусть и скажет кто-то,
что я не совершенство. Я пойму..

Женские сопли

Евгения Петренко

Перемелется и забудется...
Не тоскуй по мечтам утерянным.
Я уверена, всё ещё сбудется,
всё проходит. Это проверено.
Провожу тебя, помашу рукой.
Заварю себе чаю крепкого.
Что же сделаешь, если ты такой?
Обвиняла бы, только некого.
Пересилю я одиночество-
переломится тонкой тросточкой.
Что, не плачется, ваше высочество?
В горле боль стоит острой косточкой..
Как бы ни было, но к утру уймусь,
сном забудусь рванным, болезненным,
но рассвет прийдёт, успокоит грусть.
Вот и всё.. Ты ломОть отрезанный.

В продолжение темы

Евгения Петренко

Мы проигрываем,
теряя
и выигрываем,
находя.
И, у створок ворот
рая,
лучик солнца не ярче
дождя.
Но, стократ находя
друг друга,
мне всё проще узнать
тебя.
По спирали, а не
по кругу,
поднимусь возвращаясь,
любя.
Только знай, не груз ты,
а крылья,
только верь в торжество
красоты,
лепестки, что рассыпались
пылью,
соберутся в живые
цветы.

Цвет преодоления

Евгения Петренко

Мы, как снежинки, появляемся и таем..
Их мириады, но похожей ни одной.
В игре, где первый тайм, всегда конечный тайм,
Мы, по-любому с проигравшей стороной.
Гордясь, и, стоя выше всех на пьедестале,
уходим мы, не взяв последней высоты.
Какого б ни были достоинства медали,
Рекорд забудется, а вместе с ним и ты.
Какой же бес внутри, толкает нас к вершинам,
в преодолении надежда или грех?
Подай же знак, ну, что ли, сверху помаши нам,
Ты.., кто на небе изначально выше всех.

Раздумия у стен Иерусалима

Евгения Петренко

Отражается время от каменных стен,
в них всегда слишком много смерти.
Нелегко непрощённым подняться с колен;
есть сомнение в слове "верьте!".
Отрезая ломтями потерянный рай,
ухожу в красоту земную.
С горизонта так просто свалиться за край,
к жизни я лишь любовь ревную.
По увядшим цветам не заплачу дождём..
Ценность жизни - в конечности срока.
За замёрзшею Летой себя подождём,
в нетерпении мало прока.
Не рискую понять намерений Творца,
мне б найти для себя в них место.
Ведь рождение только начало конца,
смерть не терпит прямого протеста.
Рай и ад на Земле, разглядеть не вопрос,
он внутри..выбирай, что увидеть.
Если есть и цветы, и колючки у роз,
что любить в них, а что ненавидеть?

***

Евгения Петренко

Я заполнила любовью по крошке
Пустую оболочку своего тела.
В небе меньше звёзд, чем я всегда хотела
И месяц не всегда топорщит рожки.
Орбиты созвездий идут пунктиром,
Мир легко меняется под ногами..
И, если подвластна суть музыки гамме,
Сколько же песен отпущено лирам?

Весеннее...

Евгения Петренко

Очарована клейкими почками,
толкотнёй облаков над берёзами.
Прочитаю весну между строчками.
Задохнусь тишиной между грозами.

Не тоской, а весенним томлением
переполнены звёзд переглядышки.
Ничего, что сбоИт настроение;
я так верю-любовь где-то рядышком.

ОрганзОй перламутрово-дымчатой
занавесились окна рассветные.
Ты всегда был такой предприимчивый,
так придумай же что-нибудь светлое.

Положи у двери колокольчики
сон-травы серебристо-лиловые.
Сосчитай на "счастливом" талончике
Сумму цифр, а то я не фартовая.

Улечу паутинкой над вишнями,
в роднике отхлебну солнца чуточку.
Мы всегда на Земле были пришлыми,
ненадолго мы здесь..на минуточку...

Вспомнилось

Евгения Петренко

Солнце за флюгер
цеплялось кудряшками,
а на углу
торговала черешнями
Золушка в туфлях
с хрустальными пряжками,
в сЕрьгах из ягод..
такая потешная!
Зеркалом лужица,
в ней отражение
облака, ветки
и кошки пятнистой.
К аэродрому
пошёл на снижение
планер-игрушка,
крыло из батиста.
Что-то из детства,
пушистое, пряное..
Не растревожило,
просто дотронулось.
То ли черёмухи
запахи пьяные,
то ли ещё чего
вспомнилось...
вспомнилось...


Сердце, осторожно!

Евгения Петренко

Зима без номера.
Одна из многих зим.
И снова с неба
сыплет снега крошка.
Ты смотришь в зеркало.
Да, ты неотразим.
Я снова не люблю тебя,..
немножко.
Твой лучший день,
легальный маскарад,
под Новый год
за прошлым прячут лица.
Любовь прошла,
ну, разве ты не рад?
Теперь пришла пора
повеселиться.
Но и весна
несчитаной придёт
и с ней проснётся
и любовь,.. возможно.
Вот с зеркала стекает
глянца лёд.
Что там за маской?
Сердце, осторожно!..

Нирвана

Евгения Петренко

Рай. Скамейка. А ниже нирвана...
В реку времени капают мысли,
как вода из протекшего крана.
Тишина. Даже звуки повисли.
Мысли тоже на что-то похожи:
лаконичные нэцке востока
хороши, как змеиная кожа.
Очень жаль, что змея недалёко.
Металлический шарик банален,
безупречен..на правильной точке,
появись он в ненужной детали-
разорвёт механизм на кусочки.
Вот коробочка чертополоха,
в ней загадка славянского духа,
мысль дойдёт, хоть додумана плохо,
хоть на шерсти ослиного уха.
Может их нанизать, будто ноты
на полосочки нотного стана?
И прийдёт понимание кто ты?..
И возможно наступит нирвана..

Шестое чувство

Евгения Петренко

Он где-то есть,
я точно знаю ,
так жарок сон...
так в сердце пусто...
И цифрой шесть
обозначают
тот робкий звон -
предверье чувства.
До черных дыр
затерто тело,
такой тоской,
такою жаждой
весь этот мир
бы завертело
судьбы рукой.
Я жду. Однажды
пасьянс сойдётся
все дороги
в один сбегутся
перекрёсток.
Но бог смеется.
Многим...многим...
что не дождутся,
ждать не просто.

Цвет сломаной радуги

Евгения Петренко

Глаза от подлости устали,
терновой веткой по зрачкам
и "вива" розовым очкам,
прикрывшим бЕльма цвета стали.
Легко поигрывать кнутом,
в кармане пряник рая пряча,
для падших ангелов удача-
разбор полётов на потом.
Сменив на матерщину прозы
поэзию, в припадке ломки,
сложу из маковой соломки
собор, что был белее розы.
На сером небе цвета плаца,
звезда желтеет, типа "юдэ ",
и на иконах это чудо
запечатлели папарацци.
Но доблести другого вида
сегодняшним адептам надо.
Какая следует награда
за украшение шахида?
На мировую катастрофу
так часто мы пеняли Богу,
крестами замостив дорогу,
вкатили Землю на Голгофу.

Цвет напрасных надежд

Евгения Петренко

Переулки, где ветер свиваясь спиралью,
в дождь вплетает опавшие листья умело.
На заплаканных окнах, укутавшись шалью,
я пыталась судьбу прочитать. Не сумела...
Не задула свечу - погасила надежду,
на кухонном столе по рассыпанной соли,
я рисую не ангела в белых одеждах,
а кроваво-лохматого демона боли.
Угадать не умею, и стоит ли право,
знать о чём твои мысли, но только неясно...
Плод созреет..вот только сомнений отрава,
даст ли съесть его или ждала я напрасно?

Хорошо, что ты появляешься,
независимый, как улыбка,
солнца лучиком преломляешься,
счастье зыбко...

Будет завтра

Евгения Петренко

Тихая ночь. Тихая...Даже слишком.
Чай остыл. И в сторонке раскрытая книжка.
Задыхается сердце в скорлупе ледяной.
Даже не бьётся. Это ходики за стеной.

То ли тик-так. То ли тук-тук.
В тишине одинокий звук.
Ну, быть может, ещё за окошком
с хрустом сыпется снежная крошка
и бездомная белая кошка
без хозяйских тоскует рук.
Соловьи улетели на юг..

Закурить сигарету? Бросила. Очень жаль.
Что же так тихо? Какой молчаливый февраль!
Тёплый плед, весь в цветах неприродной окраски.
Ты замёрз в моём сердце, как мальчик из сказки.

То ли тик-так. То ли тук-тук.
Ледяные осколки из рук.
Спотыкаясь, плетутся по кругу
стрелки тонкие. Слушаю вьюгу.
Не ромашки по летнему лугу,
колкий снег, как предвестник разлук.
Я не плачу,.. я режу лук.

Будет завтра...

Шутка на тему нежности

Евгения Петренко

Ты к руке прикоснулся так нежно
и, с такою пронзительной силой,
стало ясно - любовь неизбежна,
хоть её у судьбы не просила.
И тотчас же вернулись боязни;
как знакомы измены, потери...
Жизнь не вечно искрящийся праздник,
я давно уже в это не верю.
Но сомненья не камешки чёток,
ни к чему их вертеть бесконечно,
мне ответ так же ясен и чёток,
я опять молода и беспечна.
Снова ветер пьянящ и прозрачен,
солнце жмурится розовым утром,
если счастья запас не растрачен,
возвращаться в любовь очень мудро.
Открываются радуги-арки,
дождь звенит серебром колокольца,
поцелуи твои, как подарки,
кольца рук-обручальные кольца.
Лет до ста, как мне кажется, буду
с подоконника прыгать в ромашки,
вот стою я и мою посуду,
а мой муж вытирает мне чашки

Мостик

Евгения Петренко

Знакомый мостик. Вспомнили ладошки
до гладкости обтёртые перила.
Заката тишь. Кружится столбик мошки
над медленной водой. Я закурила,
лениво проводила взглядом спичку,
та плавно обогнула камышинку
и уплыла корабликом. Привычку
закрыться на ночь вспомнила кувшинка.
Туман сиреневый поднялся над рекой.
Всё то, что я когда-то позабыла
за маятой пустой. Утраченый покой
и поиск суетный мостом соединила.

Sos!

Евгения Петренко

Три вздоха, выдохи, три вздоха,-
SOS! Даже искренне любя,
ну, как же мне понять тебя,
когда себя ты понял плохо.
И, словно тонущее судно,
всё шлёшь и шлёшь сигнал тревоги;
но в выборе чужой дороги
не ошибиться очень трудно.
И даже царственная тога
не защищает от ошибки,
всё, даже слёзы и улыбки,
мы на суде представим Богу.
С дня Сотворенья, правды в мире
не стало больше ни на йоту.
Солёные, как слёзы Лота,
стихи свои доверю лире...

Весенний фарт

Евгения Петренко

Пленённым солнцем в тающих сосульках сочится март
блестит кора-деревья поменяли кожу.
Воркуют голуби, как барышни из ложи..
Отличный повод погадать на мой весенний фарт.
Промокли жутко ноги, нахлебавшись снежной каши,
арбузом свежим пахнет верба на излом.
На шее тонкий шарф,завязанный узлом.
В броженьи кровь и жадно встречи ищут губы наши.
Щекочет нос ворсинками колючий серый свитер
ведусь на горьковатый запах табака,
ты не спеши, прелюдию начни издалека,
под каждый кадр хочу составить яркий титр.
Букет совсем не пахнущих, от выгонки, тюльпанов,
шампанского бутылка на подтаявшем снегу.
Должна забыть бы...Не забыла..Не могу.
Касанье рук...тот поцелуй...прозрачный ветер пьяный.

Утоплюсь

Евгения Петренко

От нежности перехватило горло.
Чуть терпкий вкус разлуки и вина,
сквозняк и сутолока в привокзальном ресторане.
Занять позицию швейцара при стоп-кране?
Так нет. Машу платочком у окна.
Слезу и ту по-быстрому утёрла.

Ну, как же, сильная. Ревела бы, дурища!
Но что-то лязгнуло, и тронулся состав.
Теперь платок возможно пользовать по назначенью.
Что за характер? Это сущее мученье!
И, как всегда, ты оказался прав.
Конечно, от добра добра не ищут.

Мне притвориться бы попроще, поглупее,
когда-то слабой быть, когда-то промолчать,
чтоб ты почувствовал, как остро я в тебе нуждаюсь.
Но гордость корчится. Грешна...и где-то каюсь...
Твой поцелуй, как раскалённая печать,
сжег губы. Я раскаяться успею.

Сижу в машине. На окошко липнет снег.
Теперь то вдоволь я поплачу под "Нирвану".
Снежинки мечутся в кругу фонарной лампы.
Зима рисует чёрно-белые эстампы...
Прийду домой, водой наполню ванну
и утоплюсь..Смеюсь..И кчёрту твой побег.

Перекатиполе

Евгения Петренко

Если б знала только,
что не будет воли,
стала б, друг мой Колька,
перекатиполе...
Степь, сухие травы
да горячий ветер;
большей нет отравы
мне на этом свете.
В выгоревшей сини
точкой ржавый коршун,
я не я отныне,
а намного больше.
Тишина. От звона,
даже давит в уши.
Широко...до стона,
не бывает лучше.
Вот теперь не чую
ни стыда, ни боли,
по ветру лечу я
перекатиполе...

Свадебный рушник. Шутка с горьковатым привкусом

Евгения Петренко

Сравню глаза
и отпечатки пальцев,
нет, ты другой,
а так хотелось сходства.
Мужчина,
с ощущеньем первородства
и женщина,
округлая, как пяльца.
Тебя я вышью,
гладью, аккуратно,
шелками всех цветов
и всех оттенков,
не для того,
чтоб вывесить на стенку,
а, чтоб пустить по ветру,
безвозвратно...

Зазеркалье. Скрытая готика

Евгения Петренко

Под серебристой канителью
парадно-ёлочный расклад;
дом занавесился метелью,
всё порошит, три дня подряд.
Такая тишина, что слышно,
как в форточку скребется снег...
Вокруг торжественно и пышно.
Луна, как-будто оберег,
хранит таинственость загадки
последней ночи. Фалды туч,
висят как занавеса складки
над декорацией. И луч
рассеяный и чуть туманный
колеблет сказочный пейзаж.
Иди к окну, ну, что ты, странный,
смотри, а чем не Эрмитаж?
Прижмусь спиной, замру в обьятьях,
тепло дыханья у щеки,
деревья в новогодних платьях,
протёрли звёзды уголки.
Уходит время в зазеркалье
и на часах одни нули...
А там в подъезде пахнет шмалью,
соседи с водкой подгребли.

Этот стих

Евгения Петренко

На нотный стан, тебе лишь явных линий,
снизав крещендо из янтарных снов,
добавишь "до", чей цвет сапфирно-синий,
и бросишь в море - этот стих готов.
Он канет вниз, под бирюзу прибоя,
точа бока о мириады слов,
он нехотя прощается с тобою,
но он оторван, этот стих готов.
Округлость мира обретя в познаньи
борьбы с собою, сколами углов
познаешь вдохновенья наказанье,
а жизнь, ну, что же, этот стих готов.

Цвет сомнений

Евгения Петренко

Ах, как ты умеешь смотреть в глубину...
Слушай, роняя лиловые ноты,
звенит колокольчик
а где ты...а кто ты?..
Жемчужные зёрна посею в волну
и вырастут слёзы скорбящих и ждущих.
Улыбки растут из другого посева.
Ну, разве возможно
без страсти, без гнева?
Скажи мне, а где это, райские кущи?
Не верю в гаданья и в чёрную кошку;
вот поезд, стучат костаньеты-колёса,
уедешь...вернёшься?..
два важных вопроса.
Щетиной кольнул и вскочил на подножку.
Теряю. Найду ли? Слезящейся туче
зонтом погрожу и пойду по перону.
Ты гордая?
Что же, примЕряй корону.
Ступеньки всё выше, ступеньки всё круче...

Тает...

Евгения Петренко

Тает снег на асфальте и серая каша шуршит,
из-под шин растекаясь в холодно-свинцовые лужи;
сколько лет мне разлука тоску по тебе ворожит?
Прячу руку в карман от гадания злого и стужи.
Снова в окна стучит колким снегом седая зима,
ворошу пожелтевшие листья твоих фотографий,
ты, конечно, сказал бы, что я виновата сама,
память грустно подскажет пустые слова эпитафий.
То, что было когда-то болезнью, мне сердце не ест,
только где-то внутри отзывается слабой сосущею болью,
может быть отойдёт, и печаль по тебе надоест,
и не стану я "сыпать на раны поваренной солью".
Этой горькою шуткой я вряд ли себя рассмешу,
холодок на душе, не согреешься снежною шапкой,
вот синицу поймаю и слёзно её попрошу,
чтоб письмо под окном написала тебе своей маленькой лапкой.
Пусть поздравит тебя с Новым годом и новой зимой,
пусть ещё пожелает тебе очень долгую память,
пусть найдёт те слова, что тогда не дались мне самой,
Снова тает. Ну, где же ты снежная зАметь?!..

Цвет разлуки

Евгения Петренко

Не стою на месте
уплываю
в улиц реки,
в переулков ручейки,
много чести
недоверчивому раю,
человеки!...
мы от рая далеки.
Мимо темных окон
проплывая,
я беззвучно
открываю рот,
ржавый кокон
корабля-трамвая,
неразлучно
рядышком плывёт.
Потакаю боли
молчаливо,
неосмысленной
цепочкой пузырьков,
струйки соли,
застывают криво,
нет, неискренно
желание оков.
Не люблю,.. скучаю
за обманом
твоих глаз
русалочье-пустых;
выпью чаю,
и надрежу рану,
в этот раз
приму удар под дых.

Робкой дрожью трепет-чуткое сердечко,
первый детский лепет-загорелась свечка,
суета, заботы, вобщем, суть да дело,
тут бы сделать что-то, а уж отгорело...

Cтихосложности

Евгения Петренко

Как стимул важности и мера ложности,
жизнь возрождается из стихосложности,
жизнь возрождается, пусть ценность спорная,
когда-то мудрая, когда-то вздорная.
Пишу от робости и восхищения,
за лень и глупости прошу прощения,
за лень и глупости, и за отчаянье,
по мере взрослости ветшают чаянья.
Какими смыслами платить за избранность?
Какими правдами родится искренность?
Какими правдами, какими муками,
любовь горит, слепя разлуками?
Спасибо, господи, за недосказанность,
за право выбора, за безнаказанность,
за право выбора и за возможности
не прятать сердца боль за стихосложности.

Философия стихосложения

Евгения Петренко

Из странных строк рождаются молитвы,
не собранные в плен религиозных книг,
но наша совесть много больше миквы
и миг суда, совсем не нашей смерти миг.
Очарованья ночи не наруша,
сорвётся с края крыши странная строка,
а всё что давит грудь и ранит душу,
размоет дождь осенний, что наполнил облака.
Как прихотлива жизнь воспоминаний,
картины ярче в полумраке галерей,
печали многие от многих знаний,
и морось странных слов не ямб и не хорей.
Как заклинатель увлекая слово,
приманкой музыки, таинственностью нот,
но разве странно означает ново?-
наполни звуками ряды медовых сот...

Переживу...

Евгения Петренко

Переживу и страх, и боль потерь,
разлуку, серость, нелюбовь и даже войны.
А, если где-то для меня закрыта дверь,
ну, чтож, возможно, что войти я не достойна.
Привыкну к одиночеству вдвоём,
найдя замену ожидаемому чувству.
И не поманит чёрный водоём,
лишь оттого, что в нашем доме утром пусто.
Я заглушу тоску осенних дней,
не чашкой кофе, так стаканом тёплой водки.
На переправе выбывших коней,
сменю на более приемлемые лодки.
Жить можно без страстей и без стихов,
не различая буйства розовых рассветов
под хор от утра ошалевших опетухов...
Но, вот тогда б на свете не было поэтов...

Пушисто-заботливый стих

Евгения Петренко

Наш мир остается в стихах и рассказах,
В глазах у любимых и будничных фразах,
В звонках и подарках, в улыбках, в обидах,
Во всем, что на вдох и во всем, что на выдох.
В звонках телефонных, во встречах вокзальных,
В тревогах, печалях, свечах поминальных,
Покуда нас помнят, мы вместе, мы рядом,
За полем, за речкой, за лесом, за садом.
А в сумрачный вечер погладим ладошкой
Пушистый моток, притворившийся кошкой,
И он из корзинки, что необьяснимо,
По гладкому полу прокатится мимо,
И ветер вздохнет, зашатав занавески,
Звоночком тревожным чуть дрогнут подвески,
Друг друга коснутся два помнящих мира
И станет уютней пустая квартира.

Танец дождя

Евгения Петренко

Треснули молнии нитями алыми,
градины-бусины по подоконникам.
Улиц подмостки, словно мочалами,
Начисто мыты, на радость поклонникам.
Занавес ливня накрыл декорации,
грома раскаты звучат увертюрами,
капельки хлопают-бурей овации!
Танец дождя...Последим за фигурами..
Тени размыты, легко сочиняются
странные па для балета под зонтиком,
только вот жалко, дождик кончается,
струи последние - сканью по портикам.

Уставший ангел

Евгения Петренко

Ангелы, уставшие от рая,
по Земле скучают непременно...
Август, густо звезды выпадают,
ветер северный, погода переменна...
По нечеткой линии прибоя
проложить тропинку невозможно,
вот и я скучаю за тобою,
предпосылка о вреде разлуки ложна.
Издали гораздо ярче чувства,
возбуждает острота желанья,
быть в отсутствии- особое искусство,
быть в присутствии- божественное знанье.
Сохранять звенящую константу
в круговерти давящего быта?
Философия любви почище Канта,
даже жертвенность давно уже забыта.
Ангел, выдав порцию рассветов,
улыбнется грустно и устало,
звездопадом завершая лето.
Осень в небе. Я влюблятся перестала...

Мой белый клоун

Евгения Петренко

Мой белый клоун прячет в сердце осень,
морозит щёку черная слеза,
и бесконечность, спящей цифрой восемь,
очки для дАли надевает на глаза.
Нас взрослые учили строить планы,
но счАстливо свободны от мечты,
в беспечности мы были богоравны,
и не разочаровано чисты.
Мой белый клоун перестал смеятся,
на лбу морщинки чертят нотный стан,
а нота "до" -- печальный гимн паяца,
и для веселья водочки стакан.
Арена детства в солнечных опилках,
над планами смеется только бог,
мы спутали дороги на развилках
и камень-указатель не помог.
Мой белый клоун, рыжим был когда-то,
веснушек горсть и золотой парик,
свечами в торте оплывают даты--
вот ты ребенок, вот уже старик.
Как по манежу все бежим по кругу,
смеемся, плачем, жадно ждем чудес.
И знаем все... но понимаем туго,
где в наших судьбах божий интерес.

Не предавай

Евгения Петренко

Не предавай написанных стихов,
пусть выросла из них, как из одежды,
наивность нашей юности грехов
и наши полувзрослые надежды...
Ночей бессонных кляксы на глазах,
и сигарета тлеющая в блюдце;
их не стряхнуть с ботинок будто прах,
они колючкой в сердце отзовутся.
Рассветы и закаты, боль потерь,
компактно сложенные в выбраные фразы,
ну, что, оставить, бросить их теперь?
Как перебрать и блевануть над унитазом?
А если где-то, кто-то любит их,
и вспоминает будто первую подружку;
ведь снова осень, снова вечер тих,
и снова слёзы просятся в подушку...

Стена плача

Евгения Петренко

За древним камнем Бог. И все равно
какой народ ему придумал имя.
Желаний нет. Ну разве что одно-
не плачте! Плача Бог не примет.
Вы ждете Храм? Его не нужно ждать.
Он здесь, за этим выветренным блоком.
Послушай как трепещет благодать,
нам дан был Храм заслуженным уроком.
Кто слышит музыку, тому не нужно гамм
твердить занудные, пустые вереницы.
Коснись стены, и возродится Храм,
и Бог на нас посмотрит сквозь ресницы.

Цвет седого тумана

Евгения Петренко

Территория ломки...
Зверинец за клеткой...
Тоньше бритвенной кромки
Жизнь срезаной ветки.
За больные глаза
Спрячу ложного бога,
Не визжат тормоза,
Опустела дорога.
Самолёт амулетом
Счастливой посадки,
Бог разносит конфеты,
Только будет ли сладко?
Разьве выстоять можно,
Если сломана шея?
Поцелуй осторожно,
Я боюсь, я не смею.
Негашёную известь
Положу под язык,
Это нервная живость,
Не придушенный крик.
Если хочешь полёта,
Нужно прыгать со скал,
Это ты, а не кто-то
В небе веру искал.
Сброшу пепел в ладошку
И опять затянусь.
Бродит чёрною кошкой
Неизбывная грусть.
Осыпается время
Острой струйкой песка,
Злая пуля, как семя
Проросла из виска.
Но ещё до поклона
Расцвела седина,
И у божьего трона
Я осталась...одна...

То ли осень, то ли депрессия

Евгения Петренко

Ударило под коленки,
в зародыш клубком свернуло,
а, если поставят к стенке,
я буду смотреться в дуло.
В зрачок подгулявшей смерти,
в туннель поездам навстречу.
Сибирская язва в конверте
наивных от счастья лечит.
Прощанье или прощенье?
И глупой улыбки лодка...
Последнее угощенье-
Стаканчик, где хлеб и водка.


Осень -- время дождей и поэтов;
оббегая зеркальные лужи,
покидает нас девочка-лето,
эльфьи крылья не вынесут стужи!
К югу, к югу за птичьею стаей,
серебристой канвой паутинок,
улетает она, улетает...
Под мелодии старых пластинок.
Листья кленов шуршат под метелкой,
тянет дымом из парка за домом,
между тучами яркой наколкой
часть созвездия смутно знакома.
Погадаю на спитой заварке
о любимом, чьё имя забыто.
Слепну. Память, как сполохи сварки.
Грусть сочится сквозь чайное сито.



Осенняя эллегия

Евгения Петренко

Рояль перекликался с саксофоном,
срываясь всхлипами охрипших фраз,
осенний дождь на будке телефона,
за каплей капля, как прозрачный страз.
Сижу в углу печальной Чебурашкой:
ищу друзей, мне некому звонить.
И в жизни, полосатой как тельняшка,
запуталась моя цветная нить.
Удавленницей закачалась трубка,
в кафе напротив оборвался джаз,
я выйду в дождь нахохленной голубкой,
пусть смоет соль с моих опухших глаз.
Под рыжей гривой тоненького клёна
найду оборваный резной листок,
письмо-кораблик брошенным влюблённым,
я опущу в бурлящий водосток.
В стекле витрин размытые фигуры,
покрылся город пятнами зонтов,
с картиною, написанной с натуры,
художник распрощаться не готов.
По лужам расставляя многоточья,
мне пишет осень грустные стихи.
Мой бог, вернись ко мне сегодня ночью,
я отмолю все прошлые грехи.

Навеяло

Евгения Петренко

Желтый лист прилепился на мокрых скрипучих перилах,
а другой закружился в дрожащей тени под мостом,
сколько милых кому-то и сколько кому-то немилых,
жизнь и смерть в этот раз предпочли отложить на потом.
Черный дождь моросит, ветер листья гоняет по кругу,
мутной плёнкой в глазу затаилась слепая тоска,
тонкий шарф вокруг шеи не стоит затягивать туго,
как контраст седина вороненным стволам у виска.
Возле пирса качается старая легкая лодка,
на стакане сухарь, а в тарелке лежит огурец,
если пусто в душе, не поможет ни пуля, ни водка,
наклонись над водой и в себя посмотри наконец.

Колючие стихи

Евгения Петренко

Я писать не могу-
все слова очень сухи и колки,
как солома в стогу,
как у брошенной елки иголки.
Всё не так, всё не так...
Мне начаться бы с счастья, не с горя.
Сердце сжатый кулак.
Слезы смерти приятней, не спорю.
Уходи за порог
и оттуда махни мне рукою,
я нажму на курок,
только так распрощаюсь с тобою.
Не споткнись уходя.
Кто тебе перевяжет коленку?
Видишь капли дождя
взбили в лужах молочную пенку.
Перейду шаткий мост,
через долго желанную Лету,
что покос, что погост,
только знаю закончилось лето.
Убежать от потуг,
от тебя, от любви, от печали,
пусть закончится круг,
пусть конец завершится в начале.

Насекомая шутка

Евгения Петренко

Пчёлка, пчёлка, дай мне меда,
Парит. Марь. Расцвёл чабрец,
Что за странная погода,
Будет дождик наконец?
Шмель гудит тяжелым басом
Возле клеверных лужков,
Осы над пролитым квасом,
Мухи у ночных горшков.
Вот, не очень-то приятно
Босой пяткой на жнивьё,
Если и на солнце пятна,
Значит каждому своё.

Мел судьбы

Евгения Петренко

Наш хрупкий мир деленный пополам,
Два взгляда - каждый зазеркален.
Вся жизнь - суд. Воздастся по делам.
За гранью Сумрака всё так же я реален.
Вся сила в слове осветившем Путь,
Нас метит боль воронкой Тьмы над сердцем
И мне подвластно мир перевернуть,
В мой гимн добру вольются сотни терций.
Но быть Иным нелёгкая стезя,
Любая непохожесть повод к драке,
Путь выбран и свернуть уже нельзя,
Свой свет найти так нелегко во мраке.
А мир так прост, вот капельки росы,
Вот солнце и цветы на косогоре,
Малышка спит и тихо тикают часы,
Не верится, что у кого-то горе.
Беспечности секундный перерыв...
Ты жив, мой мир? Я колыбельную допела...
Судьбе раскрасить в цвет надежды взрыв,
Боюсь не хватит никакого мела.

Иные

Евгения Петренко

Под полог Сумрака шагну,
Иной жилец иного круга,
На бесконечную войну
Мы обрекли с тобой друг друга.
Мой вечный враг, наш общий дом
Делить нам суждено с тобою,
Я победил, но что потом
Нам приготовлено судьбою?
Как зыбок старый Договор,
А дело Тьмы и дело Света
Всё продолжают длинный спор,
Где есть вопрос и нет ответа.
И, если спорна суть сама,
Терять друзей вдвойне обидно,
Везде ли в этом мире тьма,
Где нам не все так ясно видно.
Мы Тьма и Свет, мы да и нет,
Хоть цвет у крови одинаков,
Не существует двух планет
Для "ангелов" и "вурдалаков".

Фантазия на тему...

Евгения Петренко

Русалочьи глаза подернув поволокой,
остался рябью на поверхности воды,
кувшинкой желтой обреченно-одинокой,
росой мелодии, осевшей на лады.
Звенящим стрёкотом кузнечиков над лугом,
туманной дымкою над плёсами реки;
мы были так наполнены друг другом
и, в то же время, так безумно далеки.
Не горячи камчой степную кобылицу,
в ней бес свободы свой оставил жар,
карет изящных посерЕбренные спицы
для дикой вольницы совсем не божий дар.
Ей смерчи в гриву и, до сладкой дрожи в коже,
касанье сильное мужских колен к бокам,
и, если это не полёт, то, боже, что же
мужчину с женщиной возносит к облакам?


Не жги в себе того, что все считают лишним,
забудь о перечне всех мыслимых грехов,
в тебе вся страсть божественного Кришны,
ведь жжет тебя огонь твоих стихов.
Счастливый мальчик, с даром состраданья,
прижму к груди алмаз твоей слезы
Твои слова-слова прямого попаданья,
порывы ветра в танце бешенной грозы.
Прости прервалась на воздушную тревогу,
под вой сирены плохо пишутся стихи,
вот взрыв,.. ещё,.. сегодня что-то много,
да, знаешь, это не в деревне петухи.
Ну, вот и все, теперь пороюсь в сводках,
сынок звонил...Звонит, так значит жив.
Так что, Мишаня, выпьем вместе водки
и побредем...Эх,..где там наши миражи.

Скажи, мой мальчик, разьве это стыдно
Когда сердечко чуткое вздыхает?
Как жаль, что издали не видно,
как над твоими я заплакала стихами.
Я расскажу, на бога внемля,
что не узнаешь-глухо ухают ракеты,
как-будто булькают, ныряя в землю,
и дрожь по стенам, значит близко где-то.
Мой сын не там, но в Хайфе,рядом,
и мне звонит, когда прошла тревога,
какая разница каким снарядом,
ударит здесь ли, там ли, ради бога...
Здесь нету тыла, весь Израиль-крошка,
шесть миллионов, пол Москвы, смешно же!
Но даже эта крошка, как в постели,
мешает и царапает им кожу.
Я не хочу, чтобы стучался в грудь
Клааса пепел. Просто в новом свете,
читая новости, чтобы скорей уснуть,
Израиль на Россию поменяй в газете.
Хотя, тебе-то вряд ли это нужно,
Ты понимаешь верно все и так.
Ты радуйся, пока тебе досужно,
На каждого из нас найдётся враг.

Не странным было удивленье,
ты заразил меня подкожным жаром
и страстью своего стиха,
изысканое вдохновенье
твоё наполовину.Гонораром
с тобой бы поделилась. Но ха-ха...
я не печатаюсь. К большому сожаленью...

/avtor/yevgeshka57

Скитанья? Нет, скорее я паломник,
Иду к святым местам поэтов,
Вот мысль, которой хватит на двухтомник,
Тебе и мне...Назначим встречу где-то...

Согласна, я уже в пути,
серебряные башни Авалона
на горизонте, только бы дойти,
не заблудится в миражах. Корона
солнца и неба синий лик,
всегда достойны украшенья
кристаллами стихов. Старик
Эзоп отрегулирует движенье...

Я не из тех, к сожаленью,
кто уверен во всех ответах,
думай, знаю прийдёт прозренье.
Нет нужды ни в моих советах,
ни в подсказок пустой шелухе,
путь у каждого свой к вершине,
мой соратник, мой брат во грехе-
ведь поэзия верх гордыни.
Сколько раз мне уже казалось,
в окнах башни огня движенье,
словно бабочка попадалась,
в свистопляску из отражений.
Но дорогу осилит идущий,
на Арденского леса опушке
костерок. Рядом семечки лущит,
мой волшебник, считая кукушки
предсказаний цифирь пустую.
А вдали за полями пшеницы
синий плес. Сколько лет тоскую
за полётом свободной птицы
между стенами сказочных замков
и высоких серебряных шпилей...
Только в мире все больше танков,
с пеплом мести ведущих их Тилей...

Черно-белый станс

Евгения Петренко

За переездом переезд,
Стучат колеса обреченно,
А за окошком зимний лес,
Святая сказка в бело-черном.
Озябших домиков штрихи
Пунктиром связывают мысли,
И эти грустные стихи,
Сосульками из глаз повисли.
Скрипя, качается вагон,
От пыльных стекол в сердце дымка,
За перегоном перегон,
Под сердцем пуля-невидимка.
Саднит и трется по ребру,
Не ностальгия, но похоже,
Играю я в свою игру
И ты в свою играешь тоже.
Судьба готовит мне еду,
Приправленую горьким перцем,
Но я в пути и я дойду
К тебе, пускай и с раной в сердце.
Еще дорога даст мне шанс
Тебе спросонья улыбнуться,
И этот черно-белый станс
Не позволяет мне согнуться.

Я столько лет уже в пути,
но не кончается дорога.
Быть может, не к кому идти?
Ну, если только к богу...К богу?...

Да, Михаэль-подобный богу,
И Федор-это божий дар,
А бога не бывает много,
Войду,..а дальше хоть пожар(вот и я улыбаюсь)

/avtor/yevgeshka57

Так тесен мир, огромной кухня стала,
и бой фарфора слышен через море,
за чай благодарю, от копий я устала,
весь мир родня по библии и торе...

Любовь в условиях ракет

Евгения Петренко

Злые шутки ложатся кучно
Как снаряды и все по делу.
Вой сирены звучит докучно,
Но не зря я тебя хотела.
И тревога не кажется длинной
В самый высший момент экстаза,
Если клин вышибают клином,
То и ты не промазал ни разу.
Есть же масса других гормонов,
Кроме чертова адреналина,
Эх, хватило бы на день кондомов,
Для пропОрциональной картины.
Ну, а если последствий террора
Слишком много родится в апреле,
Взвоет часть журналисткого хора,
Что евреи совсем озверели.
И опять проиграют арабы,
Попеняв, мол, плохие ракеты,
Вновь соплями измажут пенджабы,
Призывая аллаха к ответу.

Немезида2

Евгения Петренко

Жирный дым под закопченым солнцем,
Тошнота от истерик сирены,
Не твои ли, Господь, питомцы
Для спектакля готовят сцену?
Все слова о войне чужие,
Сердце сухо, а время немо.
Нет не боги, всего-то пажи их,
Так изгадили эту тему.
Справедливость отстала от неба,
Каждый рай по дороге к аду.
Дом оракулу дАла Феба,
Только мне предсказаний не надо.
Вгрызлась в красную землю ракета,
Глухо ухнув от жажды крови.
Есть вопрос. Только нет ответа.
Не ищите зерна в полове.
Нас на глупость проверят бесы,
На терпенье проверят боги,
Жизнь-как вечное чувство стресса,
Смерть-начало другой дороги.
Только груз за плечами тяжек
И опасен, как пояс шахида.
Этот мир меж двух толстых ляжек,
Как в капкан загналА Немезида.

Как раз любовь значение имеет,
Есть время для любви и для войны
И пусть войною тот, другой болеет,
Мы просто защитить свой дом должны.

/avtor/yevgeshka57

Cвободна!

Евгения Петренко

Я принимала твой живейший интерес
За что-то большее, а вышло как обычно.
Любовь- ведь это творческий процесс,
А то, что нам доступно, неприлично.
Закрыть бы дверь и закопать ключи,
И напрочь позабыть о месте клада.
Ты мне не нужен, глупый, не кричи,
И я тебе не так уж сильно надо.
Ну, вот, ушёл, и в доме тишина,
Какого чёрта я тебя прогнала?
Опять свободна и опять одна,
Реву, как героиня сериала.

Немезида

Евгения Петренко

Немезидой к себе возвращаюсь,
Жаждой мести полна под завязку,
Не прощаюсь с тобой, не прощаюсь,
Запиши для меня свою сказку.
Обездвиженным телом на крупе-
Дура-баба в принцессином платье,
А в засаде на горном уступе
Ждут стрелки. Где же лебеди братья?
Не поверю, как ты не поверил,
Выжгло всё, до пустой оболочки,
За холстом не волшебные двери,
Из крапивы не вяжут сорочки.
Больно! Больно...Как занавес тело,
Грим на сердце и в гущу мистерий,
Ты Джульеттой подохнуть хотела?
А посуду помыть в кафетерий?
Время вышло. Закончились сказки.
Бьёт двенадцать. Лохмотья на теле.
Это лица? Да лучше бы маски!
Вот и тыква. А вы что хотели?
Может принца? Вот зеркало. Кто там?
Это я? Без купюр от волшебниц...
Лезь-ка в ступу. Готовься к полётам.
И отстреливай сверху соперниц.
Улечу. Задремаю в полете.
И проснусь черным демоном мести.
Возвращаюсь на автопилоте.
А метлу в кладовую повесьте...

Может быть песня

Евгения Петренко

Столько лет без покоя заснеженых парков,
Да и ты где-то там, в занавесках снегов.
Здесь не Киев, а Хайфа, на улицах жарко,
Жжет хамсин и арабы кричат у лотков.

Я бы может осталась, но тебе это не было надо,
Я бы может вернулась, но меня ты назад не зовешь,
Не разлука, поверь, для любви нашей стала преградой-
Твоя первая ложь, а, быть может, последняя ложь.

Тут зимой под окном распускаются розы,
В дождь, как в зеркало, можно смотреться порой,
Только, как же без ёлки и Деда Мороза?
Киев первый, а стала ли Хайфа второй?

Я бы может осталась, но тебе это не было надо,
Я бы может вернулась, но меня ты назад не зовешь,
Не разлука, поверь, для любви нашей стала преградой-
Твоя первая ложь, а, быть может, последняя ложь.

Сны

Евгения Петренко

Детские страхи растут вместе с нами,
Взрослые страхи спать не дают,
Редкие ночи не мучают снами,
Пыточной камерой - спальни уют.
Жизнью рожденная боль отзовется
В темных фантазиях страшного сна,
Вздохом ли, всхлипом ли, стоном прервется,
Мутью взметнется от самого дна.
Злое бессилие, связаны руки,
Нет.., ни шагнуть, ни бежать, ни кричать!
Это же сон! Но реальные муки,
Нам причиняет Морфея печать.
Гипноса власти все боги покорны,
К аду и раю открыты пути,
Сны ведь приходят и белы, и черны,
Ночь не подвластна нам, как не крути.
Только бывает, что сон как награда,
Сон, как спасенье, как сладкий глоток.
Ты хоть во сне приходи, буду рада.
ПлАчу?..От счастья...Подай мне платок..


Несерьёзно о серьёзном

Евгения Петренко

Моя душа, как будто Теремок,
жильцами переполнена до края.
Давно б уже закрыла на замок,
но как решить проблему я не знаю.
Есть те, кого впустила я сама,
а есть совсем непрошенные гости.
По психологии написаны тома,
А в жизни псих на психе, правда, бросьте!
Все как всегда, сапожник без сапог,
познанье душ-наука для поэта,
а, если так, то как понять, мой бог,
безумное столпотворенье это!
Во мне персон-на сто шизофрений.
Потрогать что ли? Далеко до взрыва?
Мой гороскоп-смешенье всех стихий,
рагу созвездий. Жалко без подливы.
Как я живу в компании такой
и не сожрала всех их с потрохами?
А я держу бумагу под рукой
и иногда вас балую стихами.




Шагну к тебе, навстречу боли,
вдохну ее и легкие сожгу.
Спасителем, в последней роли,
прийду к тебе. Я справлюсь. Я смогу.
Впечатав стигмы поцелуев,
рубиновой каёмкой на губах
несчастья все твои переживу я
мой крест - подснежник на слезах.
Ладонь к щеке - кровавым следом,
на запах плахи - злое вороньё...
А он лежит, укрытый пледом,
и теплое на тумбочке питьё.

Сказки для взрослых

Евгения Петренко

Тавла просила напечатать что-то из моих попыток пошутить.


Семейство Красных Шапочек в предновогодний вечер,
В корзинку напихало заветных пирожков
И мама. не бросая пустых речей на ветер,
Дочурке на дорожку сказала пару слов.
Ты внучка Красной Шапочки и дочка Красной Шапочки
И честь свою фамильную обязана беречь.
Смотри, чтобы до времени тебе не склеить тапочки,
Ты с Серым Волком, девочка, остерегайся встреч.
Но усмехнулась Шапочка своей наивной мамочке,
Не знавшей то, что в выпечку добавлен клофелин,
И, с бабушкой по сговору, к сей престарелой дамочке
Обдолбаный отправлен был Волчище не один.
Но только не подумайте, все это злые сплетни,
Про бабушку и Шапочку, про Волка и кровать,
Когда прийдут охотники, все будет поконкретней...
Да не для секса, глупые! А шкуры покупать.






На съемной квартире у бабушки Фани
Жил серенький козлик, он телок любил,
Но в поиске искренном трепетной лани,
Он вечером в лес иногда уходил.
Хоть бабушка Фаня ему говорила,
Что ланей повыел зловредный маньяк,
Он тупо ломился на поиски милой,
Сквозь чащу густую, болото и мрак.
Но страшную сказку про рожки да ножки
Исправила жизнь современным концом,
Он трахнул лосиху, поймал мандавошки,
Но с возрастом стал благородным отцом.

Цвет жертвы

Евгения Петренко

Цвет жертвы



Я жертва, я просьба к Богу,
я связанный черный козленок-
люди уйти от пеленок
до этой поры не могут.
Им кажется за стеклянным,
косящим испуганным глазом,
ключ, что откроет разом,
молитвам дверь покаянным.
Ну, мне перережут глотку,
а нужно ли Богу это?
Они, не узнав ответа,
меня приготовят под водку.
А ощущенье у кожи
жертвенного кинжала,
Бога не удержало
и человека тоже.



Cтуплю через порог
и просто обалдею-
какая глубина!
Вот звезд
кристаллы
похрустывают,
гранями цепляясь.
Там где-то мальчик-бог,
с улыбкой чародея,
волшебного вина
принес.
Устало
слезинки тают.
Грустно улыбаюсь.
Как этот мир жесток
и как прекрасен мудро!
И нам расстаться с ним
легко
и трудно.
Здесь рая высь и
ада совершенство.
Так выпей, мальчик-бог,
и пусть наступит утро.
Ты столько лет и зим,
веков,
подспудно
читаешь мысли...
В чем твое блаженство?
Совсем не эталон
твои живые дети.
И ты как Питер
Пен всё
не растешь,
но только Вечность
у тебя в запасе.
Молитвенный поклон
поймает время в сети.
Затёртый титр
Басё-
святая ложь
и бесконечность
скрыта в каждом часе.

Зарисовки на вольные темы

Евгения Петренко

Обманное место,
где ночь, загораясь огнем,
на улицах тени развесила
кверху ногами
и выползла вместо
того, что казалось нам днем,
от хрипа и визга ей весело
под сапогами.
Качаются тени
от виселиц и фонарей,
как близнецы поражающих
схожестью сути;
от старческой лени
и до подростковых угрей,
тысячи глаз немигающих
сверху нас судят.
Безумного смерча
бессмысленная круговерть,
воронки, что мы опрометчиво
жизнью назвали,
где бог недоверчив,
но очень доверчива смерть,
поверишь ты в честность игры его?
Право, едва ли.
Служителя парка,
который билетик продал,
мне в комнату смеха набитую
рожами злыми,
отправлю на свалку
его искривленных зеркал.
Пусть видит в них веру убитую
ложью во имя!



Тонет кораблик, и тянется мачтами к тучам,
чайки визгливо срываются с точек к тире,
волны все выше, а пенные гребни все круче,
хрипло о камни дробят музыкальное "р-р-р-е"...
SOS! Захлебнулся кораблик в отчаянном крике.
SOS! Помогите! Я так не хочу умирать!
Парус оборваный заполоскался на гике,
видно недолго осталось ему трепетать.
Всхлипнуло море, порезавшись острым бушпритом,
Солнца осколки кровавой дорожкой плывут.
Вздрогнул кораблик над зевом пучины открытым,
разом стряхнув паутину веревочных пут.
Звездный салют закружился по небу горстями,
будто присутствие праздника может помочь,
только и правда, совсем не с плохими вестями,
нА море с гор опустилась хрустальная ночь.
Тучи ушли, улеглись беспокойные волны,
и обреченный кораблик устало вздохнул,
если тебе твоя жизнь показалась неполной,
радуйся, что и у смерти бывает отгул.
Ну, потрепало, а все же дополз до порога,
значит удачные дни у тебя впереди,
счастье моё, не забудь обо мне, недотрога,
хоть иногда за судьбою моей пригляди.

Ветер разлуки

Евгения Петренко

Разлука наша-просто данность
несовместимости желаний.
Теперь забыть! Ведь есть же давность
и для тюремных наказаний.
Я наказала добровольно
себя и встречей и разлукой,
но, вот задумалась невольно,
а что же было большей мукой?
Я не хочу вернуться снова
к, едва залеченной, болезни,
и, собственно, признать готова,
что ничего нет бесполезней,
чем наши вечные попытки
идти навстречу ДРУГ ОТ ДРУГА,
что прекращенье этой пытки
такая добрая услуга
для нас дарованная свыше!
Ведь нам с тобой шажок навстречу,
как-будто в пропасть улиц с крыши.
А нынче что же -- время лечит...
И эти годы, что судьбою
дано прожить мне без тебя,
я рядом провела с тобою,
любя, без продыху любя!




Бегу по линии дождя
в его тугую паутину,
для ободрения твердя,
что мне поможет ветер в спину.
Мне так хотелось перемен,
что даже буря стала счастьем,
закончился постылый плен--
вперед, вперед, со всею страстью!
Держала сердце в кулаке,
как-будто сжатую пружину,
а мне бы в небо налегке
и ветер в спину, ветер в спину!
Ведь наша песня так давно
не предназначена друг другу,
любовь, как горькое вино,
а жизнь--просто бег по кругу.
Я что-то новое хочу
внести в прокисшую рутину,
смотри, над пропастью лечу
и ветер в спину, ветер в спину!

Оум или вначале было слово

Евгения Петренко

Пусти стрелу и сердце рань смиреньем
перед коварной простотою совершенства.
Нет зависти, но я больна твореньем...
Какое слово глупое--блаженство!
Но, нет, скорее ожиданье встречи
с тем, что возникнет, с вечной тайной слов,
с лекарством, что болезнь творенья лечит,
до рецидива. Кто понять готов,
что я опять беременна стихами?
И кто отец? Какой счастливый случай!
Я неотмоленными застелю грехами
Свою постель. И боль, что мучит,
и сердца кровь--последыш состраданья,
молитвой выльются. ОН первый создал слово,
и словом этим начал мирозданье,
желаньем заразив к зачатию второго.




Зеркальный мир заезженых иллюзий,
без исцеленья от пустых надежд;
мне так хотелось с сердцем быть в союзе--
на обнаженном сердце нет одежд,
лишь искренность живого отраженья
всего, что удалось мне пережить.
Но жизнь свою, от первого движенья,
я не могу до смерти отложить.

Алаверды

Евгения Петренко

Еще один день,
еще одна ночь,
смотрящему в тень
ты хочешь помочь?
Нет места надежде
в угасших глазах,
а "после" и "прежде"
эастряли в пазах.
И в шаге от шанса
был прерван мой путь,
я вышла из транса,
прости и забудь.
Однажды ты тоже
оставишь любить,
заполнена ложа,
так быть иль не быть?
Оборвана нить.
И тебе все равно,
что хочется жить,
а уже не дано?
Но эта сирень,
прошлогодней не дочь.
Еще один день,
еще одна ночь...



Бокал в бокал--смешается вино,
Слепая дань старинному доверью.
Какой же тост сказать тебе дано?
Я здесь, я жду перед закрытой дверью.
За ней почти что целый континент,
А я тебя так близко ощущаю!
И, в понимания торжественный момент,
Мы выпьем, не вино, так чашку чая.
Разломим теплый, ароматный хлеб
И станем говорить, перебивая,
Смеясь, все то, что волею судеб,
Мы друг о друге изначально знаем.
И, как не разлучай нас, никогда,
Не сядет шарик солнца между нами,
Я постучусь, и наши города,
Плеснут друг в дружку мыслями и снами.
А ночью бело-круглая луна,
Вися над нами, как головка сулугуни,
Подарит нам два так похожих сна,
Об этой ночи в месяце июне.

Прогулки по крышам

Евгения Петренко

1.

Крыши домов -- островерхими шляпами,
Молью побиты куски черепицы;
Сны здесь гуляют и мягкими лапами
К окнам крадутся, чтоб людям приснится.
Где-то на дне фонари затонувшие,
Движутся улиц реки булыжные,
Бродят лунатики недоуснувшие,
И персонажи какие-то книжные.
Голуби в крылья головки попрятали,
Пыльные столбики на чердаке.
Ночью сегодня желанья не падали,
Сколько не ждала я их в гамаке.
Звёзды на бархате вышиты гарусом;
Вот и сложился орнамент в сонете.
Флюгер-кораблик изогнутым парусом
Ветер поймает на грудь на рассвете.

2.

На пике бессонниц
поэтов и кошек,
всегдашних поклонниц
открытых окошек,
рождается жажда
прогулок по крышам.
Бумажный журавлик
взлетает все выше.
Ему одиноко,
надежда пустая,
что в небе высоком
отыщет он стаю.
Листок из блокнота
дописан до точки,
письмо для кого-то--
солёные строчки.
Надежным посыльным,
на нужном окошке,
он отдых даст крыльям
под носом у кошки.
Но кошка поэта,
читала все книжки,
где пишут про ЭТО...
Журавлик не мышка,
он птица, но перья
закрытая тема.
И глупо, поверь я,
Что пишут поэмы,
поэты и кошки.
Стихи возле сердца,
как хлебные крошки.
Чердачная дверца
скрипит вдохновенно,
идя по карнизу,
мы видим Вселенную
сверху и снизу...

Такое разное

Евгения Петренко

Унылая лошадь, грязный монах;
Резко скрипит колесо у повозки,
Сломаны пальцы. На тощих руках
Капли церковного желтого воска.
В пясти опухшие въелась пенька,
Взгляд, растерявший последние мысли,
Тупо скользит по висячим замкам--
Двери закрыты. Тучи повисли
Низко над городом. Площадь урчит
Жадно, как вечно-голодный желудок.
Вот и глашатай. Сейчас прокричит
Трапезу этого времени суток.
Хлеба и зрелищ! Кровавых расправ
Так увлекательна неотвратимость.
Так ли уж важно, кто прав, кто не прав.
Хлеба и зрелищ!!!Какая тут милость?
Улицу надо занять, воспитать;
Хлеба, как правило, всем не хватает.
Вон, на балкончике хмурая знать.
Скоро ли казнь? Обед ожидает.
Вот и повозка. Рокочет толпа:
"Ведьма! Глядите ка, связаны руки.
Не поколдует!" А два мужика
Крестятся Истово. "Гляньте, у суки
Волосы рыжие, зелень в глазах,
Ведьма как есть! На костер эту гниду!"
Правят ли миром злоба и страх?
Небо винить ли за нашу обиду?
Нет, непохожесть не повод к костру,
Не говорите от имени Бога,
Как нужно жить мне и как я умру.
Жизни так мало! А смерти так много...



Я хочу чтоб случилося что-то,
Что прийдет с предвкушением счастья.
Чтоб глаза, как медовые соты
Сладко плакали. Выкрикну:"Здрасте!!!"
Человеку, что шел по дороге
И рассеяно мне улыбнулся.
И босые ступни на пороге
Окунутся в росу. Ну, вы в курсе
Как приходит нежданная радость,
Когда кажется утро волшебным,
Когда самая малая малость,
Вкусно запахом пахнет хлебным.
Когда полному вдоху тесно,
Когда взгляд-и от взгляда жарко,
Когда жить на Земле интересно,
Каждый день- что-то вроде подарка.
Даже в дождик шлепать по лужам
И смеяться над словом "боты"?
Хорошо, когда нужен кому-то,
Когда ты-это самое "что-то".



Если высидеть добрые мысли,
То проклюнется сердце сквозь корку
Как цыпленок. Проклюнется в смысле.
Ну, оставь свою темную норку.
Тебе кажется черным оттуда
Солнце, что улыбается мудро.
Слышишь. Вот, загремела посуда,
За окошками доброе утро.

Воробьиные ночи

Евгения Петренко

Я распята толпе на потребу,
Мои нервы проткнули кожу,
Капли крови капают в небо,
Ткни копьём, милосердный прохожий.
Я теперь не скрываю улыбки,
Губы выклевал сизый кречет.
За какие мои ошибки
Смерть крапленую карту мечет?
Вот и ветер! Срывает кости.
Моё место свободно снова.
На поминках не думай о тосте.
Я жива. И на крест готова.





Воробьиная ночь темна,
Нити молний рыжего шелка,
А за тучей дрожит луна,
Слыша страстную песню волка.
Гнут березы духи ветров,
В перьях листьев цветок купальский-
Тень неверной мечты воров-
Раскрывает жадные пальцы.
Ведьмы выносили чертей,
Воробьи покидают гнезда.
Много есть неторных путей,
По которым катятся звезды.
Самодива кошкой слепой,
У лесного колодца в чаще,
Пробирается узкой тропой;
Гномы прячут свой клад блестящий.
Дикий оборотень не прочь
Над добычей затеять драку,
Не боишься? Ведь это ночь
"Человека с черной собакой".



Как я рада.
Вы все таки злитесь.
Ваше сердце
Не крест равнодушный.
Вы в пути.
Вы всегда веселитесь.
О, прохожий
С собакой послушной.
Нет, улыбки
В глазах не дождется
Тот, что
Факелом вашим помечен.
Но толпа то,
Смеется, смеется!..
В этот
Дьявольски праздничный вечер.
Только буду
Всегда возвращаться,
Саламандрою,
Фениксом жарким,
Не сгоревшим
И в пламени адском,
Искуплением,
Божьим подарком.
И, тогда,
Разогретой от крови,
И больной
Своей правдой толпе,
Милосердье
Окажется внове
И оно
Возвратится к тебе.

Между небом и землей

Евгения Петренко

Дорога в гору
Мертвой лианой,
Путь наверх,
А ведет на закланье,
Шаг за шагом-
Походкою пьяной,
Минус надежда,
Минус желанье.
Счет невеселый,
Минус наивность,
И беззаботность
Милого детства.
Но восхожденье-
Суть непрерывность
Вечной охоты.
Божье наследство...
Тяга к Голгофе?
Месть искупленья?
Зримы границы
Райского сада.
Если в разладе
С внутренним зреньем,
Вновь разобьешься
В кровь о преграду.
Вот и вершина!
Лестница в небо
Или обратно
На Землю дорога?
Болью утраты,
Солью без хлеба,
Ангелы встретят
Нас у порога...



Коснулся чувственно бедра виолончели
И низкий голос задрожал от страсти,
В обьятьях пламенных тихонько струны пели,
Пылая негой, забываясь счастьем.
Перетекая пылкою волной до сердца
И в глубине рождая томный лепет
Аккордов искренных, щемящих чутких терций,
Души мятущейся любовный трепет.
Застыл заученно смычок над темным лоном,
Повисла нота бархатного тона,
Свиданье завершив торжественным поклононом,
Последнего он не услышал стона.

Маленькие сны

Евгения Петренко

Как бабочка прижалася к щеке,
Крылом атласным и цветною пудрой
Мечту нарисовала. Камасутрой,
Блестяще-жгучим танцем на песке,
Округлой пяточкой под ритм джунглей
Несет себя, маня зазывным взглядом,
Так далеко и, все таки, так рядом.
Легко танцует над бронзой углей--
Так мотылек трепещет над огнем,
Летя на свет, опасности не видя,
Любя душой и страстно ненавидя,
Живя единственным ей данным днем.




Пробьюсь сквозь трещину в асфальте
И, на краю присев устало,
Вдохну от черной глубины.
Ты видишь сны? Я вижу сны...
Для этого мне ночи мало.
Кошмарами зубов не скальте,
Мои придуманные лики.
Фигуры за полутенями,
В потусторонний странный мир
Под звуки дребезжащих лир
Бредут за дикими конями.
Сиреневого солнца блики,
Чужого солнца отраженья,
Очертят силуэт изящный--
Волшебный замок на скале.
И острым сколом на стекле,
Волной, у берега блестящей,
Застывшей мертво, без движенья.
Холодный мир умерших магов,
Прими меня в свои обьятья.
Неверие, от детских снов
Оставило лишь пару слов,
Принцессы марлевое платье
И золоченую бумагу.

Демоны

Евгения Петренко

Мне знакома ваша вена,-
Поцелуем на запястьи,
"Черный доктор" темной каплей.
Из отравленного плена,
Из поруганного счастья,
Выпорхнет горбатой цаплей,
В блеске шелковой накидки,
Тенью ласковой несмерти
Графа Цепеша фигура.
Обольстительной улыбке,
Если сможете, не верьте.
Крыльям встрепанным Амура
Перерезать сухожилья
И столкнуть его с балкона
Вниз, на оголенный провод.
Пахнет газом и ванилью.
Если сделал шаг с перрона,
Значит был на это повод.




Я о вечном беседую с жизнью,
Побеседовав прежде со смертью.
Приседает, оскаленной рысью,
Мрачный демон со вздыбленой шерстью.
Под чертою железного когтя,
Ртутью кровь заворочалась в жилах,
Спорьте с жизнью, со смертью не спорьте,-
Ставок нет на полеты бескрылых.
Режет взглядом печать ожиданья,
Даже демонов гложут сомненья,
Под нагрудником, словно пираньи,
Духи бунта. Так к черту сомненья!
Небо зеленью фосфорно-мутной
Давит к аду. Усталые крылья
Сводит судоргой боли минутной,
А оплечья присыпаны пылью.
Алый плащ, вороненным доспехам,
Дарит отблески пламени битвы,
Если жизнь провожают со смехом,
Значит сердце забыло молитвы.
Слезы ядом разъели глазницы,
Черной меткой открытка в котверте,
Когда жизнь закрывает ресницы,
Появляются шансы у смерти.

Возражения

Евгения Петренко

На параде у клоунов в честь окончанья зимы
Острогрудая ночь героинила на саксофоне.
Таял снег. И, броженьем желанья наполнив умы,
Пробивались фиалки на чуть оголившемся склоне.
О бумажных корабликах завспоминали ручьи.
А в ложбинках колесных дождинки танцуют ламбаду.
Цирк уехал с рассветом. Фургонов стекли колеи.
Клоунессой проснусь среди зрителей первого ряда.


На руке у времени Вселенная...
Как нелепо торжество ума!
Все мы бренные, смертельно бренные,
И от мыслей этих пухнет голова.
В Зазеркалье тайна чаепития,
Капля жизни в чашке серебром.
Человечество готовится к ЗАкрытию.
Богу так наскучил наш дурдом!
Только с Богом не согласна женщина,
Как чеширской кошке он знаком.
Ей,грешившей, счастья не обещано
Вот и ссорится со стариком.
Торжество безумного башмачника-
Этот мир пылинка среди звезд.
И за жизнь то светлую, то мрачную,
Поднимаю я последний тост.

Аллегории

Евгения Петренко

От грозы каштановые свечи
Вздрагивают за окошком дачи.
Зябко. И, платком укутав плечи,
Лбом к стеклу я прислонившись, плачу.
Катятся дождинки или слезы
На щеках и на окне дорожки.
На сухом местечке у березы
Воробьи выклевывают крошки.
С подоконника свалилась кукла,
Может и она беззвучно плачет.
В этом мире, стареньком и утлом,
Слезы больше ничего не значат.
И улыбки здесь не ценны тоже.
И любовь какая-то другая.
Только я и кукла жить не можем
Сердце от эмоций сберегая.
Ей зеленкой вымажу коленки
И свое издерганное сердце.
Холст с камином оторву от стенки
Золотым ключом открою дверцу.
От грозы каштановые свечи
Вздрагивают за окошком дачи,
В этот первый теплый майский вечер
На твоем плече от счастья плачу.


На смутном образе врага
Глаза припорошило пылью,
Все ждал, что вырастут рога,
А у нее пробились крылья.
Она ушла в последний путь...
Встав на колени у кровати,
Он понял, чтоб ее вернуть,
Одной любви теперь не хватит.
Коротким был ее полет,
Поскольку крылья не окрепли.
Взлететь хотелось, только вот
Повесилась на "мертвой пЕтле".
И он не плакал. Хохотал!
Угрозы посылая небу,
На узкий подоконник встал...
Как жаль, что он крылатым не был.

Непрочитанные стихи

Евгения Петренко

Непрочитанные стихи
По аллеям разносит ветром...
День расчерчен дождем в штрихи,
Мокнет пень, прежде бывший кедром.
Пахнет груздями и рекой.
Тенью леса, цветок купальский-
Мавка призрачною рукой
Кружит листики в ритме вальса.
Хороводы ненужных слов,
Жизни вырванные страницы,
На колоннах влажных стволов,
Как безглазые бледные лица.
Прокатясь колесом судьбы,
Село солнце из тучи в тучу.
Ноют ноги от долгой ходьбы,
Раньше тело работало лучше.
В прошлой жизни, давным-давно,
Были мысли добрей и чище.
Если "завтра" - "вчера" не равно,
В чем же смысл, что мы в жизни ищем?
И, к урокам Божьим глухИ,
Все мы грезим какой-то далью.
Непрочитанные стихи
В бесконечность уносит спиралью...




Веревочка с узелками...Ну, и как ей отмерить время
Для любви, для добра, для смерти?
Можно дерево посадить, но создать невозможно семя.
Рай... А адрес где на конверте?
Веревочка с узелками...Петлю не затянешь на горле.
А гладкой грехи не измерить.
Кто крадет часы твоей жизни, догадайся, Бог ли, вор ли?
И во что тебе проще верить.
Веревочка с узелками...Как песок, что в часах песочных
Измерение правды жизни.
Что же меняет нас больше, сыпучего времени прочность
Или тост на собственной тризне?
Веревочка с узелками...

Оптимизминки

Евгения Петренко

Просыпаюсь
И больше не вижу света,
Это кто-то другой,
Это, кажется, больше не я.
Я не каюсь
И знать не хочу ответа,
Не такой уж плохой
Оказалась планета моя.
Гороскопы,
Сказали совсем другое,
Это кто-то другой,
Это, кажется, больше не я.
Не по тропам--
Нетоптаной целиною,
За своею судьбой
Убежала планета моя.
После жизни
Мне, может быть, станет проще,
Это кто-то другой
Это, кажется, больше не я,
Не на тризне,
А где-нибудь в райской роще,
Семицветной дугой
Засияет планета моя.


Озеро в золоте солнечных бликов,
Стайка мальков над притопленной лодкой.
Автомобильного шума, и криков,
Нет и в помине. Чудесной погодкой
Балует лето. Повисшую ветку
Ива полощет в прохладной купели.
Как хорошо...Может бросить монетку?
Чтобы вернуться...Плывет еле-еле
Облако, так ослепительно-бело.
Думать лениво......Стрекочет сорока..
Кто-то идет. Жаль,что я не успела
Даже поверить, что мне одиноко.



Любовь-- не всегда навсегда?
За гранью есть другие страсти?
Сомнения всегда беда
Или такое бремя счастье?
С любовью где-то рядом Бог
Или с сомненьями моими?
Изменит жизни эпилог
Моих срастей нелепых имя?
Вопросом быть или не быть
Мне этот перечень закончить?
А может стоит просто жить,
Любить, гореть, смеяться звонче!



Солнца плеск поутру
Горстью зачерпну,
С неба звезды сотру,
Погляжусь в луну.
Захлебнусь синевой,
Песней выдохну,
Шалою, чумовой
Птицей выпорхну.
Что я в небе ищу?
Нет к тебе пути,
За любовь я прощу,
Только отпусти!
Лепестками огня
Сердце мучаю,
Не страдай за меня,
Я живучая.

Звездные переговоры

Евгения Петренко

В шуршащей тишине колючих звезд,
Падение мечты осталось незаметным.
От бога к богу вещих радуг мост,
Не кажется несбыточно-запретным.
Переведи меня на берег свой,
Рука в руке, согретая признаньем,
Незащищенным сбывшейся мечтой,
Звездою, исполняющей желанья.
Рекою между нами Млечный путь;
Ступлю--тону, запутавшись в планетах.
Сомненьем Гамлета--уйти? Уснуть?
А может жить? Пусть путаясь в ответах...
Как плоский камешек на волнах бытия,
Ну, сколько раз подпрыгнуть мне осталось?
Все это время я и божья, и твоя,
Я среди звезд всего пылинка, малость.
Короны звезд и мантии комет,
Жар золотой и серебристый холод,
И через много-много тысяч лет,
Мир будет так же яростен и молод.
Я потеряюсь, но останусь в нем,
Цветком, снежинкой, бабочкою, птицей,
Водой текущей, пламенным огнем,
А может сном, что будет богу сниться...



Отрывок сердца в повести любви,
Загадочного автора творенье;
Раз жизнь существует, то живи,
А сердце даст тебе второе зренье.
За словом слово-капли волшебства,
Способны напитать песок сомнений,
И вырастут цветы, цветы-слова,
Свободные от лжи и сожалений.
Совью стихи и людям подарю
Нежнейший аромат венка сонетов.
О! Как я благодарна словарю,
За все мои вопросы без ответов.



Мой мир-твой мир, капелью на ладони,
Раскрытой почкой, первым жарким сном
Весны, что теплою рукою тронет
Застывших чувств обледеневший слом.
Швырнет тебя под ветер ароматов,
Внезапно пробужденных в рост цветов
Мой мир-твой мир, плененный в зимних датах,
Весной проснется к жизни без оков.
Печальных мыслей за стеклом отмытым
Коснется ясно-колкий солнца свет,
Мой мир-твой мир,останется открытым
Для красоты, для чувств, для "да" и "нет".

Еще немножко философии

Евгения Петренко

Я сучила жизни пряжу,
Шар земной вертя на нитке.
Пролетающих пейзажей
Слала я тебе открытки.
Нелюбимой, нежеланной,
Протянула богу руки,
Вместо встречи долгожданной
Снова я с тобой в разлуке.
Пудрят облака-пуховки
Первым снегом лес и поле.
Как случилось, что неловко,
Ты в спектакле спутал роли.
Нет, не я вертела прялку,
И на нитке просто глобус.
Не играйте с богом в салки;
Вон взлетает аэробус...


Я жизнь свою писала на бумагу.
Бумагу режет время на кусочки.
Тянулась, поднимаясь на носочки,
Стремиться в небо-это ли не благо?
Мой пазл перемешался прихотливо,
Спираль судьбы закончила виток,
Фортуна сбросила с лица платок,
Мы живы от прилива до отлива.
Короткий миг заполнен суетой,
Но сердце человека многозначно,
В нем есть любовь и это так удачно,
И повод к жизни, вечный и простой.


Рождает совесть в нас не только страх,
Вину и боль несовершенства воли,
Но дружбу детскую. Ты помнишь во дворах
Делили в играх мы места и роли.
И спорили, до слез и хрипоты,
Кто будет партизаном, кто фашистом...
Соблазны сладки, но и я, и ты,
Предпочитали видеть сердце чистым.
Как трудно детство сохранить в душе,
Его максимализма первородство,
Частенько совесть, нанеся туше,
Нас возвращает в лоно благородства.
Закрой глаза ей, даже рот зашей,
Но изнутри бодает, слава Богу,
Мы в жизни в роли вечных малышей,
Которым нужно показать дорогу.

Дурацкие философии

Евгения Петренко

Cереет. Тихий ветра шепоток
Разбудит лес и сморщит озеро волной,
И об нее споткнется водомерка,
Рыбак опустит в ил пустой садок
И вскоре в нем плеснет карасик озорной,
Пустяк-рыбешка, по рыбацким меркам.
Лягушка булькнет в гуще камыша,
Cпасаясь от сутулой грустной колпицы,
А стрекоза застынет на тростинке...
Так, памяти листочки вороша,
Я выбираю то, что мне припомнится,
Рисуя в мыслях яркие картинки.



Подержи за меня кулаки...
Мне поддержки твоей не хватает.
Оказалось не так уж крепки
Мои нервы. Уверенность тает
Как водою подточеный снег.
Страшно, грустно. Ты мой оберег.
Может плюнуть через плечо?
Или просто пойти помолиться?
Подскажи, что мне сделать еще,
Чтобы просто заснуть и забыться.
Чтобы сил накопить для борьбы
Против всех выкрутасов судьбы.


Говорят, что слабость женщину не портит,
Говорят, что слабость женщине к лицу.
Как приставит к шее жизнь трехгранный кортик,
Можно прислониться к мужу и к отцу.
Попросить о помощи сильного мужчину,
Только вот не каждой с этим повезло,
Говорят ,что сами мы этому причина,
Не хотим быть слабыми, всем чертям назло.
Говорят, что слабость-это наша сила,
Мы мужчин ругаем больше сгоряча.
Что быть может лучше, если жизнь постыла,
Крепкого мужского надежного плеча.



Берег нежно лизнула волна
И растаяла в сладкой истоме.
Хайфа спит, только мне не до сна,
Я в коллапсе, я в шоке, я в коме.
Звездный полог, планет круговерть,
Царский выход Бахайского храма;
Как в себе задушить свою смерть,
Чтобы стала комедией драма?
Кружит голову Ангелу Грез
Пьяный запах плодов гуайявы;
Я устала от боли и слез,
Эй, вы там, наверху, вы не правы!
Я люблю эту ночь и волну,
Ароматы цветов, звездный слалом;
Я себе обьявляю войну!
Назначаю себя генералом!



Многогранна изысканность боя,
В ложе ринга, в оправе канатов.
Пляска схватки-на сцене трое,
Честь не ценится в цифре каратов.
Бой -алмаз, чистота его ценность,
Путь бойца, путь ума и работы.
Что мы в воине ценим-верность,
И о более слабых заботу.
Есть ли смысл, если бой ради боя?
Просто драка: бить, что бы бить.
И победа, право, пустое,
Если не с кем ее разделить.

Еще раз про любовь

Евгения Петренко

Капли летнего дождя
Море сделали колючим,
В хмуром небе плачут тучи,
К краю света уходя.
Хрипловатый саксофон
На пустой открытой сцене
ВОлнам в светло-серой пене
Задает для танца тон.
Достучался дождь косой
В крышу вымокшего зОнта,
Я дойду до горизонта,
С грозовою полосой.
Берег облизнув, волна
Проглотила фантик сладкий.
В жизни снова все в порядке,
Если смыслом жизнь полна.



Акростихи.


Сиреневые странные глаза,
Наворожили мне мои страданья,
И, каждый вечер, став под образа,
С молитвой к богу шлю свои признанья.
Худой домишко, в окнах ветра вой,
Одна любовь тепло в нем сохраняет,
Живой душой тянусь я за тобой,
Дрожит свеча, поленья догорают.
Еще не поздно, как же много дней
Нам может подарить любовь земная,
И нет руки теплее и родней,
Его, о Господи! Его желаю!...



Театральных кулис тени,
Великих ролей таинство,
Офелия и Арбенин,
Разбитых надежд неравенство.
Человечество безнадежное,
Естество, что превыше рая.
Сохрани ты себя прежнюю,
Такой, как тебя знаю-
Волшебство твоего актерства,
Одиночества непритворство...



Твои глаза
Круги на черной воде..
Как образа,
Богов, живущих в нигде.
Смолы черней
Их вязкая глубина,
За сколько дней
Смогу я достигнуть дна?
Самоубийц
Такой желанный приют;
Летящих птиц,
Которых влет и собьют.
Ловушки лжи
Тем действенней сладкий яд,
Я у межи
И нет мне пути назад.
Спасенье-боль
И я его не хочу.
Пустая роль
Претит моему врачу.
Мой жадный бог,
Любви я постигла суть,
Таков итог-
В твоих глазах утонуть.



В пыльной корке кусты у дороги,
Шаткий мостик над высохшей речкой,
Дремлет стоя бычок однорогий,
У колодца две грязных овечки.
Солнца луч сквозь навес винограда,
Ноют осы над коркой арбузной,
В будке пес у дырявой ограды,
От жары разомлевший и грустный.
В небе пепельном точками птицы,
Змей, упавший на желоб отводный,
Пряный запах сухой медуницы,
Полдень. Лето. Июль. Где угодно...



Вечерний дождь плащом окутал Хайфу,
Неоновые блики тонут в стеклах луж.
Иду пешком, мне этот дождь по кайфу,
Толпы канкан, как в легендарном Мулен Руж.
Шипя, колеса режут отраженья,
Хрустальным веером сплетая тучи брызг.
Мне в эту ночь не выиграть сраженья,
Я память отключу, напившись вдрызг.
Когда-то дождь вот так же вымыл Киев,
Цветастый зонт, на нем прилипший желтый лист,
Плакат в киоске, где артист Нагиев,
Торжественно смешон, как пьяный пианист.
И ты... Не стану вспоминать об этом!
Пускай гроза отмоет память от тебя.
Пройдут дожди, и жарким Хайфским летом
Я буду жить учиться больше не любя.

Баллада о влюбленном рыцаре

Евгения Петренко

24.02.2006 0:57
Баллада о влюбленном рыцаре.


ШевЕлит ветер перья белых плюмажей,
Клинки дрожат от предвкушенья крови,
Блестят глаза оруженосцев и пажей,
И у мальчишек всех других сословий.

Доспехи отразили яркий солнца луч,
Оковка копий - спрятанное жало,
На горизонте слуги Марса из-за туч
Окрасили восхода покрывало.

Ревут фанфары, и седого короля
Сопровождает преданная свита.
Застыли дамы гордые, богов моля,
О чести побежденных и убитых.

За острым краем треугольного щита,
Где жарко бьется сердце под кирАсой,
Воздушным шарфом грудь прикрыла та,
Что всех милей до рокового часа.

Король взмахнул перчаткой-началсЯ турнир,
Вокруг ристалища толпа взревела.
Несется лихо смерть на свой кровавый пир,
Навстречу ей рванулся рыцарь смело.

Пугает бешенный оскал ее коня,
А черный плащ надежней всех доспехов.
Лед синих глаз безумных горячей огня,
Дрожит земля от громового смеха.

И из-под черного зловещего тряпья,
Разя оленя на червленом поле,
Летит отравленное острие копья-
Предвестник непреклонной смертной воли.

Расколот щит, стальной нагрудник смят,
Сейчас замрет проколотое серце,
Уйдет душа туда, где духи битвы спят,
Любимую покинет храбрый герцог.

Но смерть ошиблась и ее разящий штык
Изломан в щепки, бит щитом шифона.
Сильней любовного заклятия язык,
Проклятья злобной смерти рокового.

Герольд, от радости забывший ритуал,
Увидя шарфа фиолетового знамя,
Победу рыцаря над смертью прокричал,
И с неба пало дьявольское пламя.

Где властвует любовь, там побежденных нет,
Там умирает смерть и живы двое,
Что сохранить умеют этот дивный свет,
Который так и не возник у нас с тобою.


27.02.2006 23:40
Я прийду к тебе ночью,
Когда падают звезды,
Когда рванное в клочья,
Небо плачет дождем,
Я пойму многоточья,
Ты для боли не создан,
Мы с тобой в междустрочьи
Судный день переждем...



Опять весна и небо все синей,
И воздух все прозрачней по утрам,
И пеной абрикосы по дворам.
Как мало их, таких счастливых дней!

1-2.03.2006
Нити слепого дождя
Сшили небо с землею,
Вечером, чуть погодя,
Я окна на юг открою.
Выйду на берег реки
В сизый тумана полог;
Подняв облаков платки,
Выйдет луны осколок.
Камешком плоским звезда
Станцует в волнАх танго,
Слово твое "никогда"-
Желтое, будто манго.
Даже желтее, чем астр,
Полузамерзших кустик,
Вставлено в древний кадастр
Типов различной грусти.
Я возвращаюсь в дом,
Желтого чая напиться,
И снова фотоальбом-
Памяти желтые лица.


Cлетел с березы лист
И золотом блеснул,
В награду осени седой
Вернул ей бабье лето.
И времени негромкий свист
Скупую струйку протянул
Песчинок и в пустой
Сосуд Вселенной канул где-то...



Треплет ветер белую тюль,
Поднимает золу из камина.
Стайкой мошки танцует июль
Под застенчивый запах жасмина.
Тихо-тихо в вечернем саду,
На скамейке с черешнями блюдо,
Ты вчера мне сказал "не прийду",
Я сегодня об этом забуду.



Розовая кукла-неваляшка
С глупыми зелеными глазами,
Ты принес ее мне под рубашкой,
Чтоб мальчишки не смеялися над нами.
Мама позвала тебя на ужин,
За ларьком хихикали подружки,
Ты тер нос, поглядывая в лужу,
Будто оттереть хотел веснушки.
Ковырял носком ботинка кочку
И краснел, глазея на коленки,
На деревьях набухали почки,
С Женским днем!-висел плакат на стенке.


Стихи о жизни и любви

Евгения Петренко

Ночная бабочка крылом стучит в стекло,
А в очаге едва-едва мерцают угли,
Котенок возится у печки в старом туфле,
Ты здесь. Пришел. А счастье не пришло.
Ты спишь. Наверно видишь сон. Дрожат ресницы.
Качается фонарь. В саду скрипит калитка.
Вот чашка кофе твоего. И шоколада плитка.
Идет гроза. За лесом вспыхнула зарница.
Ты никогда не говорил мне, что влюблен,
Но я ждала. И время шло, а я молчала.
Уход...Приход...И снова все сначала...
Я не готова знать о чем твой сон.
Сегодня ты со мной, и, может быть, я рада,
И в сотый раз боюсь уснуть всю ночь,
Но в этот день, когда уйдешь ты прочь,
Моя любовь уйдет с тобою рядом.

В моем колодце, ради смеха,
Весною поселилось Эхо.
Колодец стар, колодец мелок,
И тесен для его проделок.
Как жаль, что не видать в упор,
Окрестностей высоких гор,
Там, где живет его родня.
Вот и осталось у меня.
И мне так хочется любить,
И эху надо где-то жить.

Ухожу.
И ключи не прячу.
Оставляю открытыми двери.
Все твержу-
Это много значит,
Я люблю вас и я вам верю.
Что вы встали?
Ну же, входите.
Грейтесь, печка еще не остыла.
А устали,
Лягте, поспите,
Я постели перестелила.
Есть хотите?
Так угощайтесь!
Я на кухне накрыла ужин.
Только ждите...
Я возвращаюсь...
Важно знать, что кому-то нужен.

Я мечтала всегда о доме,
Где в окно лезут ветки сирени,
Где на солнышке в сладкой дреме
Кот урчит, изнывая от лени.
Где на ветке малыш загорелый,
В черных пятнах шелковицы сладкой,
Обьедается ягодой спелой;
Запах тонкий укропа на грядке.
Где у прУда страдают лягушки,
За забором поля к краю неба,
Где под деревом битые грушки,
А над ними оса. Пахнет хлебом,
Тем, что сделан твоими руками.
Где гортанно гусыня гогочет,
Забежавших гусят созывая,
Дом, где каждый живет так как хочет.
Только где он? Пока что не знаю.


Собирались на кухне подружки,
Пили водку и песни пели,
Принимали жизнь за игрушку
И сломали...А не хотели.
Ожидать единственных долго,
Ну, подумаешь, целовались!
А любовь- в стоге сена иголка.
Все играли. И заигрались.
Из песочниц песок расшвыряли,
Нет детей. Только гадят кошки.
Там заброшенными лежали,
Рваный мишка и кукла без ножки.


Я лежу, раскинув руки, на лугу,
Я на небо наглядется не могу,
Желый лютик заплутался в траве,
Ни единой мысли нет в голове.
Гавань ждет облака-корабли,
Песню жаворонка слышу вдали,
На ромашке копошится пчела,
Это рай...Наверно, я умерла..


На крутом песчаном берегу норки ласточек,
Мы с подружкою сачком ловим бабочек,
Чешет нос облупленый мальчик-рыбачок,
Что за рыбка странная клюнула на крючок?
Я из взрослой жизни в детство убегу,
Буду ракушки искать на речном берегу,
Землянику собирать на опушке лесной,
О далеких странах мечтать, лежа под сосной.
Буду слушать соловья, ночью, чуть дыша,
Как безбожно жизнь в детстве хороша.


Ты ко мне подошел, как пиратская шхуна,
Под улыбочкой пряча оскал,
А глаза, будто в штиль голубая лагуна,
А на дне притаившийся шквал.
Абордажным крюком, под букетом камелий,
Лихо так зацепил локоток;
В гороскопе твой дьявол вошел в апогелий,
Ангел мой- на последний виток.
Мое сердце, как якорь, заброшенный в воду,
Неизбежно стремилось ко дну,
Да уж, как не крепись, не обманешь природу,
Я, в сердцах, прошептала:"...Тону..."


Рыцарский сонет.

Стены старого замка до крыши увиты плющом,
А на мокрой брусчатке дороги- луны отраженье;
Мелкий дождь моросит. И беззвучно движенье
Угловатой фигуры, укутанной черным плащом.
Черный конь в поводу, черный пес семенит у ноги,
Не блеснет огонек в узких окнах пустого жилища,
В галереях высоких лишь ветер растеряный рыщет,
На фамильных портретах фигуры картинно-строги.
Только в башне, в коридоре из стрельчатых арок,
Неземное созданье, в ореоле прозрачных одежд,
Поэтическим символом верной любви и надежд,
Для уставшего рыцаря сердце хранит, как подарок.
Если злая судьба уведет этот путь в бесконечность,
Сохранит их любовь, превратив ожидание в вечность.


Электрическая любовь.
Шутка.

У меня проблема с сердцем.
Вчера мне его разбили.
Наш дуэт не сложился в терцию.
Возможно, вы не любили.
И уж точно вы не страдали,
Наступив на его осколки.
Мы, как две стороны медали,
Как лицо и изнанка шелка.
....................................
Мы с тобою,как плюс и минус,
Видно это и притянуло,
Только ты напряженья не вынес
И поэтому долбануло!..


Счастье мое высоко, так, что стало звездой,
И среди множества солнц и планет я его потеряла.
В жизни легко все дается, пока молодой,
Но, к сожалению, нет нам возврата к началу.
Выйду за город и небо накроет меня.
Как среди стольких миров разглядеть свое счастье?
Я помолюсь, чтобы в сердце хватило огня,
Данного мне от рожденья божественной властью.
Но, если мне одолеть этот путь не дано,
Разве судьбу свою кто-то заранее знает?
Девушка юная , в жизнь распахнувши окно,
В звездном дожде пусть на счастье мое загадает.


Молчун синеглазый с улыбкой Джоконды,
Чуть-чуть отрешенно наигрывал рондо,
Бутылка "Жанно" с ароматом корицы,
Изящная дама в мехах из куницы
С портрета глядит на огарок свечи,
Он так недоступен, хоть криком кричи.
Как ласково клавиш касаются руки,
Так трепетно-нежны рожденные звуки,
Что, если я в эту реальность поверю,
То как же потом пережить мне потерю?


Философия странная штука,
Искусно жонглируя словом,
Почти превратилась в науку,
А в сущности -бестолкова.
Ее бесполезные споры
Меж правдой и ложью повисли,
Философы, как актеры,
Цитируют чьи-то мысли.
И даже цикуту Сократу
В бокальчик подсыпал кто-то,
За чьи-то чужие цитаты
И старые анекдоты.


Колыбельная.

Баю-бай, качает Землю
Тихий ангел летней ночи,
Спит Луна и звезды дремлют,
Засыпай и ты, сыночек.

Спят на облачной подушке
Серебристые дождинки,
В роще феи-хохотушки
Вальс играют под сурдинку.

И над розами колдуют
Пестрокрылые дриады,
Легкий ветер с моря дует,
Спи, малыш, под шелест сада.

Золотисто-сладкой пылью
Дрема кутает ресницы,
Между небылью и былью
В сон к тебе летит Жар-птица.

Добрый гном мешок со снами
На плече несет устало.
Спи, сыночек, рядом с нами,
Спи, любимый, ночь настала.


Тишина. Отражается в глади озерной
Сосен строй и поросшие вереском дюны.
Облака розовеют рассветные радостно-юны.
Важный аист в одежке своей бело-черной
Круглым глазом косит на застывшую мертво лягушку.
Толстый жук заблудился в семейке маслят,
Воробьи на тропинке, в песке кувыркаясь, пылят,
И топорщит удод хохолок, привлекая подружку.
Но, вплетаясь в покой, неожиданно трепетной нотой
Голос скрипки возник, одноврЕменно чувствен и чист,
Как ложатся рисунка штрихи на пустой белый лист,
Так рождалось над озером тихим волшебное что-то.


Как хорошо , что ты заходишь в гости,
Попить чайку , поговорить о жизни.
Быть одиноким просто? Дудки! Бросьте!
Быть должен кто-то, чтоб сказать:" Не кисни!"
Порой почувствуешь себя в ловушке,
Как муха в янтаре -застыл и все событья мимо,
Совет простой- поговори с подружкой,
Ведь нам поддержка иногда необходима.
Порою друг родных по крови ближе,
Понять его - важней всего на свете ,
Предначертанье свыше в дружбе вижу,
И за подарок божий мы в ответе.


Вне времени и вне места,
Живет, нелюбимой невестой,
Болящая и неприветная
Злая любовь безответная.
Биссером слез украшена,
Свеча на окне погашена,
С гримассою вечно хмурою,
А вобщем-то дура-дурою.
Ведь нет до ответа дела,
Любила-то, как хотела,
Пусть и ревела украдкой,
Но как целовал он сладко.
Оставь все свои печали,
Тебя он забудет едва ли,
Напомнит о вашей встрече
И теплый осенний вечер,
На площади- плеск фонтана,
И песня группы "Нирванна",
Опавшие листья клена,
И шепот других влюбленных.


По прошествии времени схлынуло,
Затуманило грустью светлою,
Ну, зачем ты меня покинула,
Моя сладкая, безответная.


Мы, как ежики в кошелке,
Растопырили иголки,
И друг дружке колем спинки,
Трудно жить в одной корзинке!
Истекают попки кровью,
Перемазались любовью.
У тебя синяк под глазом,
Обними меня, зараза,
Поцелуешь, приголубишь,
Как такого не полюбишь?
Да, любовь бывает зла,
Если выбрала козла!
А в семействе у ежей
Жены не хужей мужей!


Грустно...Желтый ирис головку склонил у воды.
Грустно...Руки волн на песке затирают следы.
Грустно...Угольки, замерцав, догорают в печи.
Грустно...Паровозный гудок затихает в осенней ночи.
Грустно...На соцветиях флоксов прозрачные капли росы.
Грустно...Шесть часов отзвонили и встали часы.
Грустно...Сад вишневый в цвету приумолк под дождем.
Грустно...Но с надеждой мы встречи несбывшейся ждем.

Ты останешься единственной, не плачь,
Пожелай ему, ушедшему, удач,
Что он ищет в этой жизни, я не знаю,
Другая, все равно, всегда другая.



Не говори. Твои печальные глаза
Хранят едва рожденную улыбку.
И гриф гитары обнимают гибко
Пять чутких пальцев, как ожившая лоза.
Покуда ты молчишь, могу придумать я
Сто тысяч слов, что петь заставят душу,
Очарования молчанья не наруша,
Банальных фраз умрет галиматья.
Не пой. Слова у песен хороши,
Но в них чужого чувства отраженье,
А я желаю сохранить движенье,
Неповторимый полутон твоей души.
Под звуки музыки из-под опущеных ресниц
Неясной тенью ироничного очарованья,
Как жгучий яд тревожит ожиданье,
Предчувствие любви, не знающей границ.
И я не стану говорить. И петь не буду.
Прижмусь щекой и аромат волос вдохну,
Творящий жаркую, пьянящую волну,
То сумасшествие, что равносильно чуду
По имени Любовь. Но разве в слове том
Есть толика от бесконечности Вселенной,
От сил цунами, что волною пенной,
Не оставляет нам надежды на "потом"?
Любовь одна в душе и, если честно,
Нет прочих чувств. И покидая трон,
Такую пустоту родит, что оглушает звон
От черного Ничто, которому в нас тесно.


Влюбленность похожа на кайф,
Страсть похожа на ломку,
Как этот безумный драйв
Еще обьяснить "потомку".
А на что же любовь похожа?
Понятие так же емко,
Похожа на танго без кожи,
Похожа на кайф от ломки.


Отлепившись от стены,
Прогуляюсь по вокзалу.
Суетою пленены
Переполненые залы.
Запах смазки, лязг колес,
Под "Прощание Славянки",
Легендарный паровоз
У автобусной стоянки.
Старый Киевский вокзал,
С горки катится трамвайчик,
Сердце в узел завязал
Мне зеленоглазый мальчик.
Дождь весенний, под зонтом
Мы кружились в вальсе, пели,
Целовались, а потом,
Как растет трава смотрели.
С листьев капель водопад,
Гроздья восковой сирени,
В предрассветной дымке сад,
Прячет розовые тени.
В теплых лужах босиком,
Ножки в солнечных осколках...
Первый блин и первый ком,
Первые стихи на полках...



Мы выиграли жизнь
В лоторею,
Бесплатную путевку
На сафари,
Но твердим неблагодарно
"...Не греет,
Мир-бардак, как тут жить
Я не шарю..."
Но Земля временами
Прекрасна.
А усвоим урок, будет
Краше.
Божье слово пришло
Не напрасно,
Для вина лучше целая
Чаша.
Ночь сошла к нам предверием
Утра,
В вельде места для каждого
Хватит,
Как задумана жизнь
Мудро,
Надо только понять, что мы
Братья.


По тебе моя тоска
Изначальна,
Я люблю тебя и это
Печально,
Сердце съежилось
В облаке смога,
Не такого я просила
У бога.


В детской розовый ночник
Разгоняет злые страхи,
Тени разбежались вмиг,
Подобрав свои рубахи.
Лопоухому щенку
Снится детская площадка,
Где котенку-дурачку
Наподдал он для порядка.
Под кроваткой паровоз,
Ставший жертвой любопытства,
Без трубы и без колес,
Без свистка и машиниста.
Спит мальчишка, теребя
Кулачонком край подушки,
Долгой жизни для тебя
Попрошу я у кукушки.
Миллион счастливых дней,
Сотни сот чудес нежданных,
Мира,где для матерей,
Нет детишек нежеланных.
Пусть сияет в небесах
Солнца сердце золотое,
Мама первый детский страх,
Нежно отведет рукою.


Ровно девять лет назад
Перед самым Новым годом
Помнишь, Киев, снегопад,
Разигралась непогода.
Левый берег, метромост,
В загородке пара сосен,
За шампанским длинный хвост,
Очередь, а скоро восемь.
Дома ждет меня семья,
Все уже давно готово,
Водка, стол, прийдут друзья,
Ну, скажи хотя бы слово,
Я останусь...впрочем... нет,
Не смогу, а сердце стало,
Грустных глаз твоих ответ
Это много или мало?
Как мне оторвать щеку
От твоей промокшей куртки?
На подтаявшем снегу,
Гаснут мятые окурки.
Гулкий перестук колес,
Снег прошел, на небе звезды,
Вечный о любви вопрос,
Почему пришла так поздно?


Дождь.
Свет огней на промокшем асфальте,
Перламутром в мозаичной смальте
Отразился от дна тротуаров.
Ночь, двенадцать прощальных ударов.
Дождь.
Шепот струй и симфония капель.
Силуэты в плащах, как у цапель.
И зонтов карусельные крыши
Нас уносят все выше и выше.
Дождь.
Тонет глянцевый листик-кораблик,
Жмется к веточке вымокший зяблик,
Морщит ветер стеклянные лужи.
Ну, скажи, разве солнышка хуже
Дождь?



Над любовью я зашаманила,
Над тоскою моей недосказанной,
Той, что холодом сердце ранила,
Той, которою сердце связано.
Закружила ее наговорами,
Колдовством своим, силой страстною,
Отравила себя мухоморами,
Стала бешенной и опасною.
То лисицею, то волчицею,
На тропе в пыли я твой след ищу,
Не найду любви, сердце птицею,
Я, кулак разжав, в небо отпущу.


Если притворится птицей,
Руки крыльями не станут.
Сколько не маши , устанут,
Только небо ,как граница
Перекрыто часовыми
С ружьями наперевес.
Ну, а ,если даже без,
Не взлететь. Поскольку имя
Птице дали неба дали.
Не летать она не может...
Если боль поэта гложет,
Сможет он молчать едва ли.


Утром или вечером, зимою или летом,
Сидя за чашечкой кофе в кафе,
Может решая кросворд из газеты,
Может в Москве, а быть может в Уфе;
Скользнув, прикоснётся мой взгляд неслучайный,
Разбив безразличную корочку льда,
К глазам, что искала упорно ,отчаяно,
И в них отразится уже навсегда...



Вот муравей.
Он тащит груз
Такой,
Что только
По грузу и заметила его.
Ну,.. и не стала
Для него СУДЬБОЙ.
Так может
Мне тоже
Взять груз побольше?..


Я пойду неторными путями,
Где не ходят злые и ленивые.
Узелок со счастьем за плечами
И корзинка с Музами ревнивыми.
На поляну выйду земляничную,
Наберу в ладошку ягод горсточку,
Если будет настроение отличное
То не вёрсты под ногами-вёрсточки.
Мягче пудры между пальцев пыль дорожная,
Тёплый дождик душем с неба брызжется,
Не хочу предполагать возможное,
Не на том моя надежда зиждется.
Мне подарят Музы вдохновение,
Я разугощу их сладкой ягодой.
К чёрту все проблемы и сомнения,
Где-то ждёт меня любовь за радугой.


Cотни сотен снуют,
А в глазах суета,
Неспокоен приют,
На душе маета.
С хрустом крылья ломая,
Мотыльки моих дум,
Бьются в окна трамвая.
И ,как фоновый шум,
Звук пустых поцелуев,
Грохот вежливых фраз,
Бога с чертом рифмует
Хитрой лжи перепляс.
Ей любовь не указ,
Верность ей не сестра,
Сто четырнадцать раз
Помолись, будь добра,
Чтоб не встретиться с ней
В закоулках души,
А столкнешься, скорей
Убежать поспеши.
Нелюбовь, как росянка,
Поцелуй, что укус,
Липких губ перебранка,
Горьковата на вкус.
К обнаженному сердцу
Припадет угольком,
Обожжет, будто перцем:
-Не тоскуй ни по ком!
Не желай, не гори,
Суета этот свет,
Сердце бронью запри,
Вот мой добрый совет.
Только лжет нелюбовь,
За бесчувствием смерть,
И желаю я вновь
И любить, и гореть.


Cлезинки дождя полируют ветви деревьев,
В туманный круг превращают свет фонаря,
Тоской страдая, такой неизбывной, древней,
Все плачет осень и плачет видно не зря.
Весны веселая юность и жаркая зрелость лета
Ушли, ну,а ей пожинать их ошибок плоды .
На их вопросы прийдется искать ответы,
У них все забавы, а ей остаются труды.
Печальна осень и как же не быть такою,
Когда впереди только лед;ни любви, ни тепла.
А зимнюю смерть нелегко называть покоем,
Какой покой, если смерть на порог пришла?
Оплачет осень горячих чувств увяданье,
Задует ветром холодным боль от щемящих ран,
Забудет обет любви на последнем свиданьи,
Что Бабьим летом был так ей беспечно дан.
И дождь обернется в колючую льдистую стаю,
И зло станет сечь золотистый ковер листвы.
Бывает ли доброю поздняя осень? Не знаю...
И можно ли жить не любя? Может знаете вы?..


Рай или ад
Мы в своем сердце носим.
Меж трех пресловутых сосен
Ищем свой райский сад.
Рай или ад
Любовь, что порой безответна.
Только ли дарит свет нам
Яростных чувств звездопад.
Рай или ад
Неистовый пыл поэта.
Неравнодушие, это
Амброзия или яд?
Рай или ад?
Могу продолжать бесконечно,
Жаль только жизнь быстротечна
И нету пути назад.


Ты знаешь, сейчас мне трудно.
И даже не пишется что-то.
Гляжу на улицу-людно,
Народ спешит на работу.
А я забралась бы в кокон,
Подумать о жизни, что ли?
Хочу побыть одинокой,
А после опять на волю.
Чтоб бабочкой в платьице ярком,
Снова летать над лугом.
Бывает ли жизнь подарком?
Бывает ли Ангел другом?
Поймут ли родителей дети?
Когда кончается дружба?
Зачем я живу на свете?
И что мне от жизни нужно?


Летний дождливый рассвет,
Капли на гроздьях малины,
В беседке садовой сосед
Пишет пастелью картину.
А на картине рассвет
И капли на гроздьях малины,
Девченка тринадцати лет
Лепит кувшинчик из глины.
Он розовый будто рассвет,
По краю узор из малины.
Мальчишка рифмует сонет,
А бабушка лечит ангину,
Стихи про любовь и рассвет,
Лекарство из ягод малины.
Жизнь продолжается, нет?
С неба капает звон клавесина...


Удача в нашей жизни не помеха,
Храни ее, мой добрый талисман,
Осколочком потерянного смеха,
Проводником, сквозь жизненный туман.
Не дай огню погаснуть до финала,
Согреет он среди житейских бурь.
А вера... я всю жизнь ее искала,
Хоть часто натыкалась на глазурь,
Для украшения вместилища порока,
Но жизнь без веры просто пустота,
Зачем хранить пустой сосуд до срока?
Пусть в нем пока хранится красота...

Создание того в кого хочу поверить.


Не все предсказано, но все заслужено,
Все наши жизни и нами слажены,
Программа Божья перезагружена,
Стрела судьбы перезаряжена.
Все,что давалося- ушло, растрачено,
По торопливости, по недомыслию,
И знать напрасно ночами плачем мы,
Не так свой Путь переосмыслили.
Нет хуже сетовать о карт неточности,
Что маяками все не утыкано,
Жизнь-вот проверка, на меру прочности,
Как закален ты и кем ты выкован.



Осенний сонет.

Я скучаю за шорохом листьев в аллеях,
Где желтеют березы и клены алеют,
Где на тоненьких веточках капли дождя;
Плачет осень, ветрами тоску бередя.
В голых кронах они напевают "страданья",
Призывая ко сну, как к благОму незнанью,
Кружат смерчики листьев-посыльных от смерти,
Осень письма ее нам приносит в конверте.
Наклонили головки от скорби цветы,
Но не меньше от этого в них красоты,
Вносит осень разлад в ритмы радостных песен,
Многогранностью жизни нам мир интересен;
И поэтому мы за тоскою- тоскуем,
Ради яркости жизненной, жизнью рискуем.


Земля цветными пятнами,
Паденье вверх без продыха;
Измятыми, невнятными
Замерзли мысли в воздухе.
Со сломанными крыльями,
Ревущий зверем раненным,
Он рвался грудью сильною
На город белокаменный.

И разве думал первый авиатор,
Упиваясь ощущением полета,
Про военный человекоимитатор,
Превращенный в изувеченное что-то.

А стая серебристая
Роняла слезы жаркие;
Вопила смерть неистово:
"А вот и я с подарками!"
Разрывы черной оспою
Пятнали город язвами.
Кровавою коростою
Плююсь словами грязными.

И разве думал первый авиатор...

А черный ворон-первенец
Рожденья мира нового
Подбросил хилый сеянец-
Росток куста тернового.
Будь проклят той оливы лист,
Не унесла ковчег волна,
Мы спутали где верх, где низ,
У нас одна любовь-война.

И разве думал первый авиатор...



И я любила когда-то...До боли, до крика, до ломки;
Когда засыпал он рядом, то я не спала до утра.
Я не по земле ходила, по небу, по самой кромке,
По тонкому лезвию бритвы, по острию пера.
Ловила его дыханье, роднее родного запах,
Что тасовал мои мысли, будто колоду карт.
Я чувство спугнуть боялась. Как кошка на мягких лапах
Спешила любви навстречу в свой страстно-кошачий март.
Я только тогда узнала кого называют желанным,
Как, задыхаясь слезами, сходят от страсти с ума.
Не знаю что это было. Любовь? Только вот что странно,
Все то, что в тебе любила, придумала я сама...



Как это все таки по-женски,
Служить мишенью для любовных стрел.
Я в танце обнаженных тел,
Тебя веду в страну блаженства.
Розовощекий, милый херувим,
Разит сердца щемяще-сладкой болью,
Стрелою, густо смазанной любовью.
Влеченья яд- мы беззащитны перед ним;
Ломая души и сердца калеча,
Болезнями желания и страсти,
Симптомами пронзительного счастья,
Недуги безразличья лечит.
Любовь похожа на начало смерти,
В ней та же роковая неизбежность,
Похожая на беспощадность,нежность,
Что по сердцу узор когтями чертит.
Звездой упавшей разрывая тело,
И страхами потерь ломая дух,
Она так крепко спаивает двух,
В одну струну, чтоб в унисон звенела.
Так жизнью жизнь оплавя, торопясь
Создать шедевр, что неподвластен богу,
Любовь, закрывшая нам в рай дорогу,
Плетет страстей таинственную вязь.



Судьба мне протянула свой бокал:
-Не чокаясь пусть пьёт с тобой Сальери.
Я рада слышать нежный твой вокал.
Жизнь состоялась и прекрасно! Верю
Я в обнажённый пыл твоих стихов,
Пей, Моцарт, я придумываю тосты,
Пей, и пиши, до первых петухов,
И у Судьбы с поэтами непросто.
А ,если завистью отравлено вино,
То не Судьба тут, право, виновата.
Пей, Моцарт, я люблю тебя давно,
И за любовь не требую оплаты.




О войне меня не спрашивай,
Захлебнусь слезой непрошеной.
Алой краскою раскрашено,
НА поле людское крошево.
До отвала перекормлены,
Вороны от крови шалые.
Под рябиной переломленой
Прикорнула смерть усталая.
Я бы спела колыбельную,
Чтоб вовек не просыпалася,
Чтобы дрёмою похмельною,
Упилася, наглоталася.
Только горло перехвачено
Чёрно-дымною удавкой,
Колыбельная подхвачена,
Дворовой облезлой шавкой.
Не буди беду, безродная,
Сиплым воем над могилою,
Где схоронена бесплодная,
Наша ненависть постылая.
О войне меня не спрашивай,
Захлебнусь слезой непрошеной;
Между нашими и вашими
Бог стоит , как огорошенный.



Тяжело быть женщиной ,
Быть или не быть?
Богом не обещано
Научить любить.
Гамлет не Офелия,
С сердца стает лёд,
По весне капелью
На ладонь стечёт.
Счастье -цвета лета,
Горе -цвета слёз.
Если нет ответа,
Значит есть вопрос.


Спешу навстречу собственной душе,
Стремясь её наметить очертанья.
Под крышей, на девятом этаже,
Ловлю в ладонь осколки мирозданья.
И синею волною в горизонт
Устало бьёт прибой ночного неба.
Кружится над Землёю звёздный зонт,
Как карусель, несущаяся в небыль.
Где эта пресловутая черта
Между добром и злом, меж тьмой и светом?
Ведь в равновесии нуля есть красота
Для математиков. А как же быть поэтам?



Когда богу осточертеет,
Убеждать, что мораль это важно,
Он придумает наказанье.
Апокалипсис-это просто.
Мы однажды проснёмся утром
И научимся слышать мысли...



Из зеркала гляжу в твои глаза,
Я- твоё отражение.
А за стеклом гроза-не гроза,
Высокое напряжение.
Зрачок в зрачок лица-близнецы,
О чём ты ,сестра-страдалица?
Чувства, слова, будто крошки мацы,
Колюче в меня впиваются.
И не протянешь тебе руки,
Не разобьёшь стекла.
Мы не близки и не далеки,
В нас нет ни добра ,ни зла.
В чём он, мой к тебе интерес?
Зачем я себя мучаю?
Живу ведь я ,с тобой или без,
Встречаемся так, по-случаю.
А, если вернусь через много лет,
Лицо изменит черты,
Узнаешь меня?Или скажешь в ответ
Что это уже не ты?



Ты пишешь -мы похожи, это точно,
Нас так манит таинственность кулис.
Жизнь иногда чиста,а иногда порочна,
Она театр-Всевышнего каприз.
Восторг души и неизбывность чувства,
Грызущая сердца болезнь любви,
О это театральное искусство,
Замешанное на моей крови!
Любовь к актёрству-дьявола приманка,
Возможность жить на сцене сотни раз,
Игрушечные страсти и коварства
Так часто очень больно ранят нас.
По капле жизнь актёра цедят в кружку,
А пьёт из кружки хитроумный бес
И угощает развращённую подружку
Бродяжку-славу. А волшебный лес
Лекарство спрячет в дебрях декораций
От черствости и от душевной лени.
Театр, я боюсь твоих оваций,
Храни их для грядущих поколений,
Что может быть прийдут добрей и чище,
Найдут с подмостков к жизни верный путь,
Всё то, что мы так безнадёжно ищем.
Аминь! Тогда мы сможем отдохнуть..


И ранимое сердце ещё не прикрыто доспехом,
И непуганый конь, ещё бел, без следов от кнута;
Запятая не точка, и нам молодым не помеха,
Если даже судьба второпях повернёт не туда.


Cо временем исчезнет боль, и всё же
Ты снишься мне.
И на твою луну похожа
Моя в окне.
Ты не любил меня , я знаю,
Но иногда
Не я одна всё вспоминаю,
Нет или да?



Посадила принцесса горошину,
Захотела накормить голодающих,
Все хотелось ей по-хорошему,
Без обиженных, без страдающих.
Тюфяки раздала с подушками,
Раздарила от души туфли с платьями,
Не завидуйте - будьте душками,
Не деритеся - будьте братьями.
Знамя белое вышила золотом,
В знак того, что намеренья чистые.
Жаль, не помню, серпом или молотом
Казнена была - комунистами.


Ты знаешь , обидно до слез,
Но не нахожу я ответа
На этот дурацкий вопрос
О тонкостях высшего света.
Когда я пойму наконец
Важна ли попытка прогресса,
И нужен ли царский венец
Для той, что по жизни-принцесса?


Любовь вернется за гусиной стаей,
Когда в душе твоей наступит лето,
Лед безразличья и бесчувственности тает,
В огне души, что свойственен поэтам.



Еще одно посвящение Высоцкому



Ночь. Темнота. Кружат нетопыри.
В протухшей тишине шевелится тревога.
Скользнула мимо смерть, в глаза ей не смотри!
Не рвись сквозь ребра сердце ,ради бога!
Во сне тихонько всхлипнул соловей,
И застонал столетний дуб в соседней роще.
Глядит луна из-под насупленых бровей
На вальс бесстрастный танцовщИцы тощей.
Седой зиме наследует весна,
И ночь умершая рассвет рождает юный,
Но в увертюре для божественного сна
Звенят в сердцах разорванные струны.
И хриплый голос рвет с корнями боль,
Трепещут страстью неоконченые строчки...
Ты умер...Но, да здравствует король!
Ты жив! Ты не поставил точки...


Я тебя не люблю
Так давно.
Боли нет, мне уже
Все равно.
Не боюсь я тебя
Потерять,
Глупых слов не хочу
Повторять,
Снова плакать в подушку
Во сне,
Под осеннюю морось
В окне.
Обнимая немой
Телефон,
Задрожал одиночества
Звон.
Нелюбви оплывает
Свеча,
А тоска будто воск
Горяча.
Помни, счастье мое,
Я молю,
Как я сильно тебя
Не люблю.


Как славно то, что сердце не остыло,
Что жизнь прожить не можешь не любя.
И пусть мужчины, те, которых ты любила,
Любовью нежною одарят и тебя.


Ах, женщины,
Как любим мы к вчерашней грязной луже
Вернуться вновь, надев повыше сапоги.
К любимому, оставившему вас-при муже;
К друзьям, предавшим-как враги.
И, упиваясь сладкой местью, боже,
Что слаще в этой жизни может быть, чем месть;
С такой победной и довольной рожей,
Все в ту же лужу голым задом сесть.


И я хотела бы узнать причину...
Все в женской логике , как в изначальном зле.
Но женщине не полюбить мужчину,
За то, что он последний на Земле.


Как хорошо, что я легла чуть- чуть пораньше
И не застала этой жуткой свистопляски,
Чем глубже в ночь, тем "cтраньше" все и "страньше",
Какой из бесов вам навеял эти сказки?
Мохнатой ночью звезды хлопают ресницами,
И сладко пахнут туберозы у окошка.
Переложив закладку меж страницами,
Читает жизни Бог и дремлет кошка.


И какою бы ты хитрой не назвалася,
Всё равно тебе себя не обмануть.
Пусть не плакала и не улыбалася,
Лишь в любви этой жизни суть.
Не страдать, не сгорать от желания,
Прислонившись к его груди?
Не услышать ни разу признания,
Задохнувшись от счастья?Не жди
Чтоб к тебе навсегда пристала
Незавидная эта роль.
Может просто от боли устала?
Только сладкая эта боль.
Отдохни, отойдёт сердечко,
Отогреет желанный взгляд,
Золотым обручальным колечком,
Вас обнимет весенний сад.


Воспользоваться собственной душой
Как котелком для варки мести?
Скажу, что в этом мало чести,
И ум ,пожалуй не большой.
Месть сладкий яд, но и коварный,
Пока кипит - то травит мозг,
Бичует чувства сотней розг;
Месть- танец, к сожаленью, парный.
А. если в приготовленный напиток
Добавить толику-другую льда,
Он заморозит сердце без труда,
В сверкающий, холодный слиток.
Поверь, что можно счастье ощущать,
Тогда, когда научишься прощать.



Лучше жалеть о сделанном,
Чем о не сделанном плакать.
Так не бывает, чтоб слякоть,
Случилась раньше дождя.
Я стану грустить погодя,
Лучше жалеть о сделанном.


Остался ли Ангел прежним ,
Если упал
И крылья сломал
О неизбежность.
В сердце та же любовь и нежность,
Просто устал
И крылья сломал
О неизбежность.
Далека облаков белоснежность,
Кем же он стал,
Если крылья сломал
О неизбежность.
Утрачена навсегда райская принадлежность.
Если бы не летал
Разве б сломал
Крылья о неизбежность?
Остался ли Ангел прежним?..


Не уходи так глубоко в себя,
Пусть в шахтах,
С холодным блеском,
Собой любуются алмазы,
Но твоему горячему сердечку
Теплее будет
В каплях янтаря,
Умытых морем,
Поймавших навсегда
Ярчайший лучик солнца.


Горошина отсутствующих чувств
Нам по ночам мешает спать спокойно.
И сон нейдёт ,и есть искус
Втянуть соседских принцев в войны.
И разве только для принцесс
Придуманы должны быть испытанья
На настоящесть. А процесс
Для выявленья принцев тоже спальня?
Как, где, когда увижу без ошибки
И по каким приметам отделю
От сотни лиц -его улыбку,
Его глаза, его правдивое "люблю"?
Ведь душу от саднящих синяков
Не охранит и сотня тюфяков.


Несбывшееся отболит,
Но остается королевой,
Не ставшая женой Лилит,
А Ева будет просто Евой.
И позабылось, что с тобой,
Деля грехи, потерю рая,
Не плачет над своей судьбой,
И все равно всегда вторая.


Дверей открытых меж мирами
Маяки,
За каждой дверью наши пары-
Двойники.
Их жизни к нам порой приходят
В сон,
И души наши плачут тоже
В унисон.
Ищи свой путь, кто ищет
Тот обрящет.
Но только оставайся
Настоящей.


Дом у края дороги
Так давно обходила удача.
Он, словно нищий убогий,
Слепыми окнами плачет.
Ободранная сучонка,
Согнув горбатую спину,
Мечтает про цепь и печенку
На ужин.Худая перина
Болтается на веревке.
Скрипят на ветру качели...
Узнай у божьей коровки
Детки давно улетели?
Пусть у ангела спросит,
Когда полетит на небко,
Где его черти носят?
И матернется крепко.

Бывает и смерть, ребята,
Пугается русского мата...



Вихрастый мальчик
Как это мудро,
Что ты улыбкой
Встречаешь утро,
Пегаса кормишь
Зерном с ладошки,
Бросаешь Музам
Цветы в окошки.
В ковыльном море
Мосты из радуг,
А летний дождик
Медово-сладок.
Ты счастлив просто,
Что встал с рассветом
И, что родился
С душой поэта.
Журишь кукушку
За песню вдовью
И даришь Землю
Своей любовью.



Остается любовь
Горячею,
Даже, если она
Не растрачена,
Даже если огнем
Пенясь,
Родился у тебя
Феникс.
Даже крылья его-
Пламя,
Только душу согреют
Маме.


Сиреневые башни городов,
Серебряные призраки прудов,
Страна мечты, которой не найти,
Блуждающим на прерваном пути.
Как мир соединить в кольцо дорог,
Чтоб каждый мог прийти на свой порог,
Где дым цветения венчает дивный сад,
Свой личный рай или... свой личный ад.



Учила мама-яблоня яблочко незрелое:
"Не спеши, прийдет к тебе все, что не успела я,
Солнце слишком жаркое-опалит до времени,
Зацелует, высушит, не оставишь семени.
Страсть, червем сомнения, изгрызет сердечко,
И истаешь, деточка, от любви, как свечка."
Но не стало яблочко следовать совету,
Улыбалось ласково каждому рассвету,
Радовалось дождику, птичьи песни слушая,
Жди не жди, а яблочко кто-нибудь да скушает.
Только те, кто в страхе не остался в чаще,
Солнышком согретые, будут вкусом слаще.



Я смотрю на пустую стопку,
Ну, не пить же мне в одиночку;
Где у памяти эта кнопка,
Чтоб на чувствах поставить точку.
Докурю сигарету до фильтра,
Затушу, обжигая пальцы,
Приготовлю обед нехитрый,
Для синички повешу сальце.
Встречу сына и дочь из школы,
После мужу поглажу рубашки,
Игнорируя сердца уколы,
Выпью крепкого кофе чашку.
Снова сяду, глядя на стопку,
Напечатаю первую строчку,
Сигарет потяну коробку,
Нет...Не стану я ставить точку.



Я напишу тебе письмо
И положу под чашку чая.
Все как-то так ушло само,
Не раня и не огорчая.
И я уйду, и уходя
Я, как могу, прошу прощенья.
Письмо, души не бередя,
Добавишь к утреннему чтенью.
Мы так давно разделены,
Что я, боюсь, не вспомню дату
Когда мы жили без стены,
Что разделила нас когда-то.
Ты так безумно одинок,
Мне жаль. Твои пустые ночи
Не оживит ее звонок.
Она в пансионате. В Сочи.
Ну, все. Теперь полью цветы,
Ключи оставлю возле двЕри...
Но я счастлИвее чем ты
Лишь потому, что в счастье верю.


Уходят старые друзья,
Уходят прежние любимые,
У сыновей своя семья;
И только, бережно хранимые,
На фотографиях в альбоме
Остались все родные лица,
Мгновенья жизни на изломе,
Миг, что сумел остановиться.
И эти хрупкие листочки
В калейдоскопе перемен
Цветной мозаики кусочки
Соткали в яркий гобелен.
Волна полутонов и красок
В воспоминаньях лучших дней,
Так много маленьких подсказок,
Шпаргалок памяти моей.


Заунывная песня вьюги,
Пляшут снежные завитки,
Грусть с зимой, будто две подруги,
На окошке кладут мазки,
Создавая одну картину,
Серебристые кружева.
Ветер злится, толкает в спину,
Засыпая снегом дома.
Под ногами хрустят осколки,
Наста корочка, как стекло.
Разодетые в шубки елки
Ждут, когда пригласят их в тепло.
На протаявшие дорожки,
Проходящих в земле теплотрасс,
Зимней ночью ложатся кошки,
Не нашедшие дома у нас.
И вороны на старой осине
Перекличкой утомлены,
Даже вялой дворовой псине
Новогодние снятся сны.
Снегопад звездно-белой пылью
Сонный город припорошит,
Ночь, расправив темные крылья,
Над притихшей землею кружИт.
И везут золотые салазки
Тем, кто верит и тем, кто нет
Новогодние добрые сказки
В наше детство обратный билет.


Ты, по образу и подобию созданный,
Ты, говорить Его голосом призванный.
Мы, для чего в этот мир созваны?
Мы, неблагодарные и капризные.
Вы, подскажите непонимающей,
Вы, разорвавшие мир войнами!
Я, захлебнулась печалью знающей,
Я, недостойная меж достойными...


Три желто-розовых тюльпана,
Вполне банальная история...
Но возвращать тебя не стану,
С приметами судьбы не спорю я.
Не зря разлуку напророчили
Цветы, о запахе забывшие,
А только боль мою отсрочили;
Теперь с тобой мы просто "бывшие".
Какое слово это горькое,
И комом в горле послевкусие;
Мы пьем мартини с другом Борькою,
Он что-то врет про войны Пруссии.
Вожу я по тарелке ножиком,
Мальчишки мяч гоняют нА поле,
А у меня колючим ежиком
Глаза слезинки расцарапали.
Вернусь в свою пустую комнату,
Наполню вазу из-под крана,
Мне от любви остались только-то
Три желто-розовых тюльпана.





Я смотрю в чужие окна,
В них живут чужие люди,
Там сплетаются в волокна
Миллионы чьих-то судеб.
И из форточек навстречу
Музыкой чужое счастье
Зачарует этот вечер,
Околдует нежной страстью.
Или вдруг беда чужая,
Как обрывок темной тучи,
Бьется в спину, гонит к краю
Роковой последней кручи.
Здесь растут чужие дети,
Может быть их даже любят,
Мы за это не в ответе,
Их ласкают или губят.
Я закрою занавеску,
Спрячусь от чужого взгляда,








Я скучаю за храброй Пеппи, наивной и доброй Пеппи,
Что меня покинула, право, вовсе не так давно,
И клоун "с осенью в сердце", и клоун в клетчатом кеппи,
Все так же трогают сердце, все так же щемит оно.
И давние воспоминанья о мальчике в синей жилетке
На новогодней елке -мне в цирк купили билет,
Он долго копался в кулечке и мне предложил конфетку,
Первый любовный подарок в неполных его семь лет.
Пальцы в лиловых чернилах и фартук измазанный мелом
Зарытые в землю "секреты" сорочьих сокровищ моих,
Парнишка с моим портфелем, сад с запахом листьев прелых,
Горькие слезы о судьбах героев любимых книг.
О, как мы свободны в детстве! В присущем ему эгоизме,
Что даже родителям смертность может поставить в вину,
Когда ты становишься взрослым, ломаясь в немыслимой призме,
Уходит наша свобода-чуть больше стоит на кону.
И пусть засыпают спокойно в кроватках своих мои дети,
Пусть снится им рыжая Пеппи и символ свобод Питер Пен,
Я в сладкой своей несвободе прошу, чтоб на этом свете,
Не знали они одиночеств и слишком высоких стен.
А как же свобода? Слушай! Она звучит в моих сказках,
В песнях, что на ночь детям придумываю подчас,
Что может быть интересней, чем жизнь в разноцветных красках,
И голос манящей воли, что вставишь ты в свой рассказ.
Каким же святым и отрадным видится мир поэту,
И травы ему зеленее, лазурней просторы морей.
Свяжи поэта цепями -он будет бродить по свету
И соловью подиграет звоном своих цепей!..





Истосковалась по касаньям кожа,
По твоим нежным невесомым пальцам,
Узор любви, на вышивку похожий,
Рисуешь ты на обнаженных пяльцах.
Хмельные ласки легче паутинки,
Что бабьим летом предварила осень,
Прикосновенье обожгло, как льдинка,
Твой терпкий аромат, как хвоя сосен.
Любовник страстный в играх Афродиты,
Морскою пеной пестовал мне тело,
Скажи, прошу, что видишь впереди ты,
Тот дивный сон,что нам любовь напела.


Ты мне снишься снова. Снишься без конца.
Только вот не помню я твоего лица.
Помню полустанок и сосновый лес,
Помню как играли в бридж "на интерес".
Помню поздней осенью - дачка у реки,
Шумная компания, водка, шашлыки.
В голых ветках яблони тает яркий свет,
Яблоко последнее-золотой ранет.
А еще я вспомнила озеро в лесу,
Я к костру на веточке карася несу,
Из костра картошка, сажа на губах,
Целовались столько, просто думать страх!
А гроза, ты помнишь, лето, щебкарьер,
Мы с тобой и добрый, рыжий стафтерьер.
Земляники веточки - первый твой букет,
На троих разделеный молока пакет.
Каждый вздох твой помню, каждый твой ответ,
А лица не помню,.. будто его нет.



Потерянным в миру - моя рука,
Опора другу, для любимого отрада,
Нелегок мир, зато душа моя легка,
Любовь и дружба, мне не так уж много надо.
Я не считаю устаревшим слово честь,
И слово верность для меня не мало значит,
Так важно знать, что где-то рядом есть
Тот, кто хотя бы мысли от тебя не прячет.
Бывают дни, когда опустошен,
Когда уходит цель и мысли вздорны;
Ты человек, твой путь непредрешен,
Ну, а конечен ли? Вот это спорно!


Ручей.

Cеребряная скань протаявшего льда-
Текущего стекла прозрачность.
Собьется ли с пути весенняя вода?
Непознанность...Неоднозначность...
Журчание ручья звенящей чистоты
Бубенчики монист русалок.
Покои ледяных дворцов давно пусты,
В них ветер бродит, нищ и жалок.
Холодной вечности дрожащая продленность,
Амфитеатры отражений,
Неотстраненная души определенность
Венец божественных решений.




Растают на твоей медовой коже,
Прозрачных ягод капли янтаря
Росы венец на волосах царя
Пахучих трав расстеленое ложе.
Рассвет румянит два сплетенных тела,
Уходит ночь, что от любви пьяна,
Плющом увита низкая стена,
И пахнет приторно листвою прелой.
Наполнен воздух чувственною негой,
Огонь желания горит на алтаре,
Своею страстью поклонясь заре,
Я времени не замечаю бега.
Напитком приворотным, сладким ядом,
На нежном сердце выжжена печать,
Я каждый день хочу с тобой встречать,
И провожать тебя влюбленным взглядом.




Он роздал столько авансов,
Он стольким целует ручки,
Не знаю хватит ли шансов
Ему дотянуть до получки.



Ср Ноя 23, 2005 9:20 pm



Танцуют волны
Под песню песка,
Покоем томным
Полны облака.
Улегся ветер
В ковер резеды.
Как чист и светел
Взгляд первой звезды.
Душистой негой
Касание уст,
Растит побеги
Таинственных чувств.
Сонатой грусти
Звучит тишина.
Пусть боль отпустит
Сердце без дна.
Душа у края,
Мой гордый страх
Снежинкой тает
В твоих руках.


Чт Ноя 24, 2005 11:19 pm



Прозрачный парус вдыхает бриз,
Скользит кораблик то вверх,то вниз.
Волны стеклянной сверкает грань,
Ажурной пены свивая скань.
Из темных трещин осклизлых скал
Сирен протяжный звучит вокал.
Гортанный выдох морских глубин
И отраженья акульих спин.
Беззвучным лаем пес-альбатрос
Зовет хозяев осенних гроз.
Нептун поднялся не с той ноги,
Беги, кораблик, скорей беги!...



Сб Ноя 26, 2005 11:46 pm


Мне снился сон-
Я падаю,
А ты хохочешь,
Безжалостно,
Как-будто
Рыжий клоун.
Кого ты рассмешить
Моею болью
Хочешь?
Вот зритель.Он
Так зрелищем
Взволнован.
Я улыбаюсь над
Разодраной
Коленкой,
Сквозь слезы
Кланяюсь-
Закончено антре.
Как в пантомиме
За стеклянной
Стенкой,
Без слов мечусь
На цирковом
Ковре.
Под куполом,
В смертельной
Буффонаде,
Забыта лонжа
И манеж внизу
Далек.
Я снова падаю,
Запутавшись
В наряде,
В опилках мокрых
Гаснет сердца
Уголек...


Вт Ноя 29, 2005 12:14 am



Не золотите купола,
Стремленье к золоту убого;
Фальшивы эти зеркала,
В них нету отраженья бога.
Не стройте храмы до небес,
Как гимны собственной гордыни;
В них поселился хитрый бес
И пребывает там доныне.
Не подавайте медяков,
Отдайте сердце в подаянье,
Бог, он и сам из чудаков,
Раз верит в наше покаянье...



Ср Ноя 30, 2005 12:46 am



Первый снег как всегда растаял
В день с тобой нашей первой встречи,
Ты у стула портфель поставил,
Заказал "Арманьяк" и "Лечо".
Сел за столик, достал сигарету:
"Закурю, если вы не против?"
И, кивнув на мою газету,
Он спросил:"Вы кого-то ждете?"
Не похоже на то, что с вами
Много раз в этой жизни случалось?
Просто, встретившись раз глазами,
По сей день я с тобой не рассталась.
Мы давно разошлись. Бывает...
Даже жить стали в разных странах,
Но, когда первый снег растает,
Ноет где-то в сердечных ранах.


Пн Dec 05, 2005 4:35 pm



Не прийду я нищенкой
ПрОклятой
За любовью, мой бог
Гулящий ,
Ну, не хнычь, подотри
Сопли-то,
Мой Ангел-хранитель
Ледащий.
Обронил где-то фарт мой
В пропасть,
Я торчу от твоих
Депрессий!
Погляди, сколько дел-
Пропасть!
От любви до учебных
Сессий.
Ну, иди, не сопи,
Милый,
Подотру я твои
Слезы.
Что нам делать с тоской
Стылой,
Что за жизнь без него-
Проза.
Ну, вот где он опять
Донжуанит?
Может зря я его
Ревную?
Или снова меня
Обманет?
Может лучше найдет
Другую?
Плачешь, дурик?Садись
Рядом.
Ты же ангел мужского
Пола?
Расскажи, что тебе
Надо;
Как зовут-то тебя?
Воланд?!!!
И с какой же такой
Дури
Дали ангелу имя
Такое,
Ты ж не пьешь, я гляжу
И не куришь,
Вот, под юбкой не шаришь
Рукою.
Поглядишь, так и впрямь
Душка?
Или ты тоже мне
Втираешь?
Не бери ка меня
На пушку,
Я не ангел. Ты это
Знаешь.
Или может в тебя
Влюбится?
Ишь, порхнул! Ну, хотя б
Не плачет.
Что пошел за мужик-
Птица!
Им любовь ничего не
Значит!..


Ср Dec 07, 2005 12:25 am



На выжженой душе взойдут стихи,
Как всходит юный лес на пепелище,
Забудутся огрехи и грехи,
Найдется все, что ищем и не ищем.
В вечернем сердце хмурая усталость
СменИтся утренней надеждой на любовь.
Забудь, что ты к себе испытываешь жалость,
И может жизнь тебе подарит счастье вновь.


Сб Dec 10, 2005 2:48 pm



Сердце, сердце, глупая птица,
Что ты бьешься, как-будто в силке?
Если даже любовь не случится,
Ну так чтож, полетишь налегке.
Не проси золоченую клетку,
С вечным страхом ее потерять.
Неба синь и зеленая ветка,
И безумная жажда летать!
Взмоешь в небо и глянешь оттуда,
Одиночеством плоть занозя.
Но любовь это все таки чудо
И к нему не тянуться нельзя!..


Вс Dec 11, 2005 9:27 am



Любовь -игра,
С двойным азартом,
Мы все в ней шулера
С крапленой картой.
Больная страсть
Слепее чем Фемида,
Хохочет всласть
Болельщиков торсида.
На матч любви
Идя почти вслепую,
Ценой кровИ
Безудержно блефую.
Противник мой,
Бездушный и прекрасный
Смирись с игрой,
Тебе я не опасна.

Вс Dec 11, 2005 11:15 pm



Этой красной земле,
Наглотавшейся кровушки вволю,
Помолися "оле"
За свою обретенную волю.
Помолися, попой,
У еврея глаза как у бога,
В них вселенский покой
С бесконечной войной у порога.
Неба взорваный храм,
А за небом обломки рая,
Ну-ка подумай сам
Куда попадешь, умирая.
Сколько еще детей,
Алтарей ненасытной свободы,
Преподнесут смертей
За земельку с обещаным медом.
Богу ли, королю
Нам нести запредельную плату,
Люблю я ее, люблю,
Землю знойную, цвета заката.







О, романтический романс,
Стихи влюбленного гуссара,
Как горячо его гитара
Рыдает и поет для вас.
Задира страстный Сирано
И воин пламенный Давыдов,
Мужчины тех редчайших видов,
Как благородное вино.
Ваш гений трепетной любви,
Щемящим озаренный чувством,
Граничит с истинным искусством,
Что богом данное в кровИ.
Ну, что же делать, господа,
Когда не выдержав накала,
Душа влюбленного сгорала,
Едва услышав слово "да!.."
Но возродясь в напев гитары
Опять мою тревожит душу,
Очарованья не нарушу,
Кружи меня романсик старый!



Вс Dec 18, 2005 11:51 pm



Шутка на тему маленького принца.


Удав проглотил слона,
Теперь у него несваренье,
Кушал бы лучше варенье,
Банка до верха полна.
Что ты! У злобной кобры
Болят от варенья зубы,
Теперь рассказать кому бы,
Что кобры по жизни добры.
Я вас умоляю дети
Взрослых советы слушать,
Слонов и варенья не кушать,
В вышеуказанном свете.

Вт Dec 20, 2005 11:37 pm



Ты в зеркале моей души
Неловко отразился,
Рассыпались карандаши,
Портрет не получился.
Я в комнате кривых зеркал,
Нелепых отражений,
Улыбок ломаный оскал,
Движенье искажений.
Да, душ зеркальный лабиринт-
Сраженье на осколках,
Безвыходный, безумный спринт
До крови на футболках.
Нет выхода.Твой горький плач
Всеобщая потеха.
Ты боль свою поглубже прячь
В паноптикуме смеха.
А, если сердце разобьешь,
Свет, зеркальце, скажи,
Что, навсегда исчезнет ложь,
Предательств миражи?
Сниму я зеркало с мечты
И душу застеклю.
А за стеклом увидишь ты
Все то, что я люблю.
Открой окно, в мой мир войди,
Смотри во все глаза.
В нем утро, летние дожди
И моря бирюза.
Но знай, что мир моей души
Неполон без тебя,
Так собери карандаши
И дорисуй себя.



Ср Dec 21, 2005 11:01 pm


Точеная фигурка балерины,
Изломаный полет то вверх, то вниз.

Печальные осенние смотрины,
Последний танец откруживший лист.

Капустные головки хризантемы,
Измученые моросью дождя.

Ненужный поцелуй и разговор без темы,
И злое облегченье уходя...

Чт Dec 22, 2005 10:33 pm





Растают на твоей медовой коже,
Прозрачных ягод капли янтаря
Росы венец на волосах царя
Пахучих трав расстеленое ложе.
Рассвет румянит два сплетенных тела,
Уходит ночь, что от любви пьяна,
Плющом увита низкая стена,
И пахнет приторно листвою прелой.
Наполнен воздух чувственною негой,
Огонь желания горит на алтаре,
Своею страстью поклонясь заре,
Я времени не замечаю бега.
Напитком приворотным, сладким ядом,
На нежном сердце выжжена печать,
Я каждый день хочу с тобой встречать,
И провожать тебя влюбленным взглядом.



Пн Янв 02, 2006 7:09 am



Ну, вот и славненько, и все устроилось,
Москва ведь тоже не сразу строилась.
Не в месяц выросла у дома елочка,
Не вдруг разложится душа по полочкам.
Вот встанет солнце и город высветлит,
Проснешься утром с другими мыслями,
Про дождик скажут- не ожидается,
В такое утро стихи рождаются.



Вт Янв 03, 2006 6:40 am



Нежданная любовь- как пуля в голову,
Скатилась по щеке слезой из олова,
Замерзла льдинкой острой, не тронь-изранишься,
А тронешь, выскользнет, одна останешься.



Сб Янв 07, 2006 7:10 pm


Я зажгла все свечи в доме,
Но темно в коридоре зеркал.
И все меня любят, кроме
Того, кто во тьме заплутал.

Невинный девичий грех,
Рождественское гадание,
Как выбрать тебя из всех,
Мое долгое ожидание?

Когда-нибудь из темноты
Протяни мне навстречу ладонь.
Я сразу пойму, это ты,
Мне не нужен свечей огонь.

Не сыплет на город снег,
В эту ночь важно видеть звезды,
А выбрать тебя из всех,
Никогда, мой любимый, не поздно.


Пн Янв 16, 2006 2:51 pm



Мне снится счастье. Может счастье снится?
Танцует эльф на радужном мосту.
В руках судьбы серебряные спицы,
И жизни вязь сползает в пустоту.
Тревожно мне, хоть под ногами звезды,
Зовут нырнуть в пылающую пыль,
В мечту, в спиральную галактик роздымь,
В замерзший шторм и запылавший штиль.
Мне снится счастье. Может счастье снится?
Укрою плечи шалью теплых слов,
Такие близкие, родные лица,
В одном из добрых, именинных снов.


Вт Янв 17, 2006 10:39 am



Я знаю для чего нужны поэты,
Чтоб людям рассказать как мир прекрасен,
Чтоб даже тем, кто никогда не видел это,
Свет дальних звезд желанен стал и ясен.
Чтоб запах розы рассказал про цвет рассвета,
Чтоб шум волны напел бездонность моря,
Чтоб даже те, кто никогда не видел это,
Не принимал свою судьбу, как горе.
Чтоб теплый ветер осязаньем лета,
Разгорячил немолодую кровь,
Я знаю для чего нужны поэты,
Чтоб людям рассказать, что есть любовь.


Вт Янв 17, 2006 7:50 pm



Не убеждай меня, что нет любви,
Я с этим никогда не соглашусь,
Была разлука, боль, но позови
Меня любимый мой и я примчусь.
Я соглашусь вернуть с ним каждый миг,
Хоть сладок он, хоть горек, наплевать.
Пусть будет он совсем седой старик,
Любви об этом и не нужно знать.
Я дорожу воспоминанием о каждом дне,
Но все труднее вспомнить запах рук...
Когда ты любишь, МИР ГОРИТ В ОГНЕ!
Не убеждай меня, что нет любви, мой друг!



Ты уже не станешь ни святым ни грешником,
Ты беспечной бабочкой пропорхал свой век,
Баловнем веселым, птицей-пересмешником,
Проморгал любовь свою, глупый человек.



Черные стихи.


Я боюсь просыпаться утром,
Когда всходит черное солнце,
Паутиной серой в оконце
Протянуло лучи. Пудрой,
Черной пылью глаза застит,
Звон набата в мозгах сизый,
Люди, тЕнями с черных ризах,
Слепо бродят вокруг счастья.
Тишина, как туман ватный,
И тоска затянула душу,
Я заткнула руками уши,
В рай похоже проход платный.
Тучи в дырах и черные хлопья,
Сверху падают, пахнет гарью.
Серой сетью, дождливой марью,
Душит грудь. Будто острые копья
Колют сердце, терзают болью
Черной болью, чернее ночи;
Черный Ангел мой тоже хочет
Наиграться своею ролью.



Пробежит колесница парная,
Солнца щит сквозь лазурь катящая,
У реки не дождусь парня я,
Не была любовь настоящая.
Не дрожало сердечко памятью,
Не тянулось ростками зелеными,
От разлуки не стыло заметью,
Значит не были мы влюбленными.
Ну, зачем я тебя приветила,
Потянулась за сердцем раненным,
Нечем мне залечить отметину,
Нанесенную чувством пламенным.
Колет струпьями сердце стылое,
Осыпается боль коростою,
И не добрая я, и не милая,
Одинокая, может быть, просто я.
Речка тычется в ноги проледью,
Заболела вода жалостью,
Рассказать бы тебе что-нибудь
Хоть такой поделиться малостью?
Ну, так слушай, в холодном омуте,
Под песчаной речною кручею,
Зазывал водяной к дому тех,
Кто любовью страдал жгучею.
Станут слезы любви перлами,
Упокою я их в жемчужницы,
Не последние вы и не первые,
Неженатики и безмужницы.
Тихий омутник и русалка дикая,
Подо льдом назовутся ладами,
Разыграют любовь великую,
Мир пополня нелюбыми чадами.
И живут они гиблым семенем,
Недолюблены, недоласканы,
И не жди, что полюбят со временем,
Развлекут вот, быть может, сказками.


Розовые стихи.


Розовых атласных лепестков
Сладковато-свежий аромат.
Твой румянец от беспечных слов.
Стая птиц, летящих на закат.
Строгий лотос-отраженье сна
О заветной розовой мечте.
Дева Леля-свежая Весна,
Как молитва юной красоте.
На ветвях комочки снегири.
И малиновки надбитой сладкий сок.
Мир младенцем у Мадонны на груди,
Пьет любовь сквозь розовый сосок.


Не обнять тебя, не приветить,
Укатилось монеткой в щелочку
Мое счастье.Ну, что ответить?
Был ты ниткой, а я иголочкой.
Вышивала ширинки узорные,
Нитка кончилась и ушла любовь,
Вместо белого платья-черное,
Да и пальцы все исколола в кровь.
Чем теперь искупить вину,
Несмеяной плакать в пустом дому?
Говорил, что любишь меня одну,
Ну и как теперь верить прошлому?
Сердце злой мороз кружевом заткал,
Продышал бы мне в нем проталинку,
Неужели ты навсегда пропал,
И надежды нет, даже маленькой.
Я тоской своей застелю постель,
Ты прийдешь ко мне, ну, хотя бы в сон,
Не февраль сейчас, а опять апрель
И стучат сердца наши в унисон.


Желтые стихи.

Запереть дверь и ключи спрятать,
Ну, куда бежать, раз пришла осень?
На душе лед и в глазах слякоть,
Даже не заснуть- на часах восемь.
Вскипячу чаю, подолью яду,
Напою ночь приворотным зельем,
Ты скажи, глупый, что тебе надо,
Не пройдет боль за хмельным весельем.
На стекле капли, то не дождь-слезы,
Желтый лист мокрый-штрих осенней темы,
Не стихи это- жизни злая проза,
Для разлуки хватит желтой хризантемы.


золотые стихи.

Шоколадное сердце нежное
Золотыми каплями тает,
Я всегда для тебя прежняя,
Твоя память об этом знает.
И твое отражение бледное,
На холодных стеклах витрин,
Оживит мое сердце бедное-
Сладкий камешек авантюрин.
И на лодочках ласковых рук
Прикорну коричневой уточкой,
И нашла-то тебя не вдруг,
И любил-то всего минуточку.

Белые стихи.

На город лебединым пухом
Садится снег. И тишина...
А ты не верь нелепым слухам,
Что я по-прежнему одна.
Что у камина стынут руки,
И слезы катятся из глаз.
Ну, да, ты видел до разлуки
Меня такой в последний раз.
До белизны сжимала губы,
И голос льдинками звенел
Ты не был злым и не был грубым,
Обидеть даже не сумел,
Чтоб я тебя быстрей забыла.
Метель дорожку замела.
И, хоть я ТАК тебя любила,
Но все равно не позвалА.
Закутавшись платком пуховым,
Таким же белым как и снег,
Лишь одного ждала я слова,
Любимый гордый человек.
Заиндевевшее окошко
Мороз задернул занавеской,
И у камина белой кошкой
Лежит платок.Со снежным блеском
В окошко тычется луна.
Я знаю ты вчера приехал...
Ты прав , я плАчу, я одна!
А город спит под белым снегом...



Новый день новый взгляд откроет,
Человек улыбнется смущенно;
Солнца свет золотой колонной,
Ты и я, и господь. Мы трое
Научились любить друг друга
И никто из нас теперь не одинок.
Спит мой мальчик, мой маленький бог,
Посреди ромашкового луга.


Лестница вверх, лестница вниз,
И направление просто каприз,
Лестница в рай, лестница в ад,
Избранным нет хода назад.


Шутка.

Свободным выбором желанья несвободы
Любовь крепка.
В плену руки твоей согрета год от года
Моя рука.
Я очень бережно храню в наивном сердце
Следы оков,
Хотя в темнице мой любимый запер дверцу
И был таков.



В глазах валькирии сверкает пламя страсти,
Душа ушла за болевой порог,
Но на вершине битвы, как на пике счастья,
Оттачивает скальд последний слог.
А восьминогий жеребец, крылатый брат Пегаса,
Несет Отца героев и певцов;
И песню Смерти петь до рокового часа
Достойно только трусов и глупцов.
Любовь и смерть, маня поэта вдохновеньем,
Рожденья рифмы пересекши грань,
У бога не прося ни славы ни прощенья,
Ты не дели мечты на инь и янь.



Я не прощу себе свои ошибки,
Хотя тебя простить мне так легко.
Как это заблужденье глубоко,
Что в оправдании себя мы гибки
И, что найдется миллион причин
Для обьяснения трусости и лжи.
И совесть усыпить.Теперь скажи
Как мы, влюбленные в своих мужчин,
За стеклами от розовых очков
Обиды прятали, тая сомненья,
От состраданья только шаг к прощенью;
Проступки ж наши тяжелей оков.
И разочарований ноша злая,
Своей вины не уменьшает, нет,
Я на любовь в любви ищу ответ,
И бог простит и я себя прощаю.


Жизнь сильна.Вот трава, что дерзко
Раздвигает корнями камни.
Только смерть не слабее. Мерзко,
Но конца нет вражде их давней.
Победителя радость спорна,
Только смерть отплясала тризну,
Просыпается вновь упорно,
Все, что было взлелеяно жизнью.
Не хочу говорить о закладе,
Не спешу разбивать им руки,
Пусть живут меж собой в разладе,
Продлевая время в разлуке.
Но Судью попрошу я в ринге,
Чтоб бойцам он вскомандовал-"брек!"
Разведя по углам.И "бинго!"
Будет вечно жить человек.


Надломленной качусь я под уклон,
Стрелой отравленной в душе убита вера.
А ревности сжигающий дракон,
Так зол и мелок, будто сука бультерьера.
Чернее Угля, полон мести, слеп,
Он ковыляет. Явно хром на обе лапы.
И мозг его похож на затхлый склеп.
Но в сердце влазя по методе тихой сапы,
Надолго мерзкий оставляет след.
Как ранит ревность! Даже если нет измены,
Наделать может очень много бед.
Я бьюсь в нее, как бьется пленник в стены.
Забыть ее, забыть как страшный сон,
Закрыть глаза слепые слабою рукою,
И выкрикнуть:"Умри, умри, дракон!"
Я не любви уже хочу. Прошу покоя...



Как волка не корми, он смотрит в лес.
И это, право, право волка.
Не возносите зверя до небес,
Искать в нем человека-мало толка.
Он сам себе добудет волчью пищу,
Его морковкой не накормишь, нет,
Он хищник. Потому он крови ищет.
Вы не хотите приготовить пистолет?
Ему вы не протягивайте руку,
Для волка это истинный искус,
Сначала вас используют как суку,
Потом уже попробуют на вкус.
Да, я возможно вас разочарую,
Но волк-он волк, не заяц, не синица,
И, чтоб понять мораль его лихую,
Мне не хотелося бы стать его волчицей.



Я вчера от тебя
Уезжала,
Свое сердце в кулак
Зажала.
Между пальцев капали
Слезы,
На траву, на причал,
На розы.
Теплоход уходит
Из порта;
Свою жизнь я послала
К черту.
Проклиная судьбу
И погоду,
Уронила я сердце
В воду.
В море раковин чертова
Туча.
Может там ему будет
Лучше.
Без тебя сей предмет
Мне не нужен.
Будет в море больше
Жемчужин.


Цвет памяти.

Дорога клавиш к сердцу музыки ведет,
Гламурно-черный, как в эпоху декаданса,
На бело-траурный меняется полет
И зависает в ветках низких стон романса.
Безлюдна улица и ограничен дом
Тяжелым пленом белокаменной ограды,
Кровавых капель-вишен перезвон,
В таинственно-пустом переплетеньи сада.
Я выйду в ночь и звуки в небо отпущу,
И крылья бабочки запутаются в нотах.
Я по тебе, родной, отплачу, отгрущу;
Простясь, любовь свою похороню в заботах..


Пн Фев 20, 2006 9:28 pm


Цвет детства.

Из снов о детстве всплывшие картины:
Над голубятней кружит стая сизарей,
В кустах крыжовника кулечки паутины,
И таз с вареньем свежим стынет у дверей.
Пес сторожит мосел в погнутой миске,
Петух скосил к нему шальной, веселый глаз,
Котята мнут живот уснувшей киске,
Слегка уставшей от младенческих проказ.
Застывшая смола в расколе вишни,
Дыру в заборе прячет чаща крапивы,
Вопят мальчишки - кто-то "третий лишний",
Призывно пахнет кучка скошенной травы.
Мальчишка рыжий, живший по-соседству,
С которым вместе мы гоняли голубей;
И радуги мазок цветами детства
Раскрасил крылья давней памяти моей.



Вт Фев 21, 2006 12:43 am



До рожденья-сон...
Стон!..
Первый яркий миг!
Крик!
Этой жизни соль-
Боль!
А за смертью-прах.
Страх...


Вт Фев 21, 2006 2:54 pm

Цвет сомнения.

Отвернись от меня, Господи!
Не смотри на меня пристально.
Мерзнут мысли в седой Остуди,
Пистолет у виска выстрелил.

Разлетелись беды галками,
Сердце мне не клюют до крови,
Я ушла, а тебе жалко ли?
Вот стоишь ты и хмуришь брови.

Ты и раньше по мне не плакал.
За мечту к эшафоту вывел.
Расстрелять любовь или на кол?
Вот она-привела под выстрел.

Я зашью себе леской губы,
Чтоб поймать все слова в ловушку.
Эй, Архангелы, дуйте в трубы!
Мы пришли подыхать с подружкой.

Только тот, кто дал тебе право,
Отыграть над могилой скерцо,
Видно вшил твое сердце справа,
Или вовсе не выдал сердца.

Почему же Бог человека
За любовь судит слишком строго?
Пожалей моего калеку!
Эх! А есть ли сердце у Бога?

Последний приют.

Это жизнь, это просто жизнь

миллион очень важных резонов,

в голове только лишняя мысль,

что одета я не по сезону.

И что в этом приморском кафе

было встретиться нам очень сложно,

не Майорка, не Санта Фе,

но сейчас даже это возможно.

Почему?- меня спросишь ты,-

почему мы друг друга забыли...

Если даже на фоне мечты,

мы ещё откровенней любили.

Говорили почти обо всём,

предпочтенье отдав поцелуям.

Эта краткость, как хокку Басё,

где любовь не помянута всуе.

Где она словно тень от дождя,

и лиловая ирисов нежность.

Сердце сжала в кулак уходя,

превратив наш разрыв в неизбежность.

Не оставив надежды на то,

что в случайность сегодняшней встречи ,

в этот зябкий туман без пальто,

я войду с вдохновеньем Предтечи.

Так, как будто вся прошлая жизнь,

нам готовила эту минуту...

А теперь ты ко мне прислонись,

как к последнему сердца приюту.

Осенний сад.

Трубачи рекламируют осень позолоченным ритмом фокстрота,

зарывая в кленовые листья непроросшие семечки нот.

На мольберте мы бережно вносим чёрный плащик умершего гота,

чтоб раскрасить волшебной кистью и отправить за ветром в полёт.

Я закончусь, ещё не начавшись. Заменяя реальность снами.

Мне во всём недостаточно сказки. И по паспорту я из дриад?

Как любовь побеждают? Cдавшись... Заплету я стихи кружевами

в пелерину для эльфьей пляски. И умру, как осенний сад.


Чёрная кошка.

Перешла мне дорогу

словно чёрная кошка,

я просил так немного,

лишь удачи немножко.

Чтоб не думать ночами

о тебе, как о пытке..

Моя страсть за плечами

будто крылья на нитке.

Рвутся с привязи в небо

им сбежать очень просто.

Я всё думаю: где бы

выпить водки, без тоста,

так , как пьют над могилой,

от души поминая..

Ты была мне не милой,

ну, а кем? Я не знаю.

Зацепила мне душу,

лакированным когтем.

Глупый птенчик опушен,

весь измазанный дёгтем.

Застрели понарошку,

как трава-недотрога,

эту чёрную кошку..

Я прошу так немного...


Переменное.

Перемены в жизни обеспечены
только тем, что продолжаю жить.
Тем, последним непрощальным вечером
мне осталось два и два сложить.
Даже попрощавшись, не прощаю,
не забуду, через много-много лет.
За остывшим одиноким чаем,
твой ответ, а может быть совет.
Надо жить.. стремиться к переменам,
всё пройдёт, забудется, как сон.
Ты счастливой станешь. Непременно.
Только буду "ИМ" не я, а он.
Очень холодно и так рационально,
расписав мне, что я стану петь,
мне по сердцу, как по зале бальной
неуклюжий танцевал медведь.
А любовь проходит. Постепенно..
Это точно знаю я теперь.
Наша жизнь константно-переменна...
В том, что не касается потерь.

Если.

Если падает снег на Землю,
образуя пустые страницы,
чтоб на них написать начало
и на них написать конец,
я такую судьбу приемлю,
это только снежинки, не птицы,
чтоб нажиться нам вечности мало,
чтоб любить не хватает сердец.
Не откроешь бутоны силой,
хоть и нежен цветок-одуванчик,
им лететь далеко-далёко,
их весна отправляет в полёт.
Называя девушку милой,
вырастает в мужчину мальчик,
пчёлы жизнь собирают в соты,
не заботясь горчит ли мёд..
Если смотрятся звёзды в реку,
возвращая богам отраженья,
наших вовсе не избранных судеб,
и совсем не случайных Фортун.
Значит Бог разрешил человеку
не пытаться понять откровенья,
жить, не зная что завтра будет
и играть, не касаясь струн..

Девочке с шариками.

Оторвался шарик, в небо улетел,
девочке он больно сделать не хотел.
Почему же слёзы капают с ресниц?
Отпусти свой шарик. Он не хуже птиц.
Хочет быть свободным, ветер ощущать.
Перестань же плакать. Научись прощать.
Там, под облаками, видно океан,
поле, лес и речку. Много всяких стран.
Он вернётся в детство.Только жди его.
Если станет грустно, это ничего.
Грусть бывает светлой. Сердце не томи.
Веточка засохла, значит отломи.
Только больше почек расцветёт к весне.
И вернётся шарик. В первом взрослом сне.

Я человек.

Я ЧЕЛОВЕК. Который бьётся в стену.
Какое дело вам, что головой?
Какой мне прок стучать в неё коленом?
Мне убедиться нужно - я ЖИВОЙ.
Ведь жизнь, она порой такая сука,
до бешенства бывает доведёт.
Молюсь, молюсь! А за стеной ни звука..
И не поймёшь свет ЭТОТ или ТОТ.
И почему тогда меня не слышат?
Подпрыгнуть так, чтоб протаранить потолок?
Я прислонилась и послушала.. не дышат.
И убедилась с ужасом, что умер Бог.

Мне приснился дождь.

Мне приснился дождь,
лепет капель в лужах.
Жду, что ты придёшь.
Ты мне очень нужен.
Этот плач небес
как поддержка свыше.
Зонт - мой дом чудес,
голубая крыша.
Оберни меня
в струй прозрачных негу,
бережно храня
от зимы и снега.
Не грустится мне
в этих красках серых.
Слёзы на окне
не приму на веру.
Мне приснился дождь -
шелест целофана,
если не придёшь,
я дождинкой стану.
В воду упаду..
Вот она - потеря.
Тает снег в пруду..
Но я жду. Я верю

Зимняя просыпашка.

Проснуться утром рано,
в окошке хлопья снега,
и два подъёмных крана
опять играют в "лего".
А кофе пахнет так, что
в носу щекочет пряно.
Деревьев голых мачты
укутаны туманом.
Возьму платок пуховый,
он тёплый, как обьятье,
заласканый, не новый,
под утреннее платье
и сяду, грея пальцы,
о чашку из фарфора;
а рам оконных пяльца
мороз заткёт узором.

Парковый сюрр..

Сейчас пройдёт здесь дама в белом,
шурша по кладке кринолином.
Поручик, вынув парабеллум,
покончит с жизнью.. Глупо?.. Смело?..
На месте встречи привидений
пригубит ангел рюмку водки.
Из наркотических видений
хмельные вынырнут красотки.
А девственницы, что остались,
ну, разве что в мечтах шахида,
запретно-яблочную завязь
развесят на ветвях.. Для вида..
Такая помесь ада с раем
в фонарной желтизне туманной
напомнит нам: мы выбираем,..
нам Бог доверил.. это странно..


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"