Петренко Е.: другие произведения.

Частная детективочка или кодекс локального апокалипсиса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    В тяжёлые времена дети взрослеют быстро. И ищут свой путь в новом мире. Но каким бы не был мир, люди в нем остаются такими же людьми, со всеми, присущими человеку, достоинствами и недостатками. А детективу приходится учитывать их все, чтобы найти убийцу. Даже, если детектив совсем маленький. ПРОДА от 24.04.16

Частная детективочка или кодекс локального апокалипсиса.

Дело 1. Кукольник и Барби-невеста.

Эй, придурок, прибери трогальца, все твои услуги уже оплачены,- пошевелила я стволом у ребра подпольного чипмастера.

Лис, рыжий длинноносый парень, с красной шелушащейся кожей, имел отвратную репутацию. Но был лучшим, известным мне, спецом. Он зарабатывал достаточно, чтоб позволить себе, вместо денег, получить понравившуюся ему, девчонку. Были и такие, что соглашались. В нашем, параллельном законному, мире, женщине легче всего заработать именно телом.

В данном случае, он не на такую нарвался. Терпеть не могу мужиков, у которых управление мозгом происходит при помощи джойстика между ног.

Да и до женщины я ещё не доросла. В свои шестнадцать, выглядела я, едва, на тринадцать. Тоненький заморыш с острыми зелёными глазюками на пол-лица. С детства ненавидела свою блондинистость и, раз уж всё равно живу в Тени, могу себе позволить небольшую генмодификацию. Кроме улучшения зрения, слуха и, максимально возможной, чувствительности нюхательных рецепторов, мне приспичило изменить цвет волос. Они у меня теперь чёрные и блестящие, как нефтяная струя. Когда я не работаю, вплетаю в них искусственные зелёные пряди. А работа моя требует неприметности. Я частный детектив. В крайне редких и, слава богу, пока, никому не известных моментах, наёмный убийца.

Ну, что, Сильвер,- обратилась я к своему пиратскому чипу-искину,- теперь твоя душенька довольна? Я обновила элемент питания и ближайшие двадцать лет проблем с этим у нас быть не должно.

Я незаконнорожденная. Иметь чип, мне не положено.

За дверью раздался визг тормозов. Я глянула в маленькое окошечко вверху двери.

Чёрт! Полиция! -я метнулась назад,- Лис, шухер!

Рыжий затейливо выругался и захлопнул дверь бункера. Потом схватил меня за руку, подмигнул и открыл вентиляционную шахту.

Не боись, кнопка, смоемся,- решётка щёлкнула, становясь в пазы, и мы, на карачках, быстро поползли по длинному проходу.

Две тысячи шестдесят четвёртый, год моего рождения, стал годом введения мирового закона об ограничении рождаемости. Слово незаконнорожденный с этого времени приобрело совсем другое значение. Поводом для такой непопулярной меры стало поведение биосферы Земли, очевидно, пожелавшей сохранить место для чего-нибудь ещё, кроме "вершины эволюции".

Земля стала выжимать человеческий вид, сначала, из самых диких областей планеты, а после, из всех лесов и акватории солёных вод. Появился вирус, поражающий людей в дикой природе. Предсказать, что станет его источником было невозможно. Иногда птица, иногда животное, рыба или даже растение. Вирус вызывал кому, с последующей тихой смертью. Но, при любом воздействии на него, начиналась очень быстрая неконтролируемая мутация. Ход болезни становился ужасающе мучительным и, всё так же, стопроцентно смертельным. Уничтожить вирус можно было только уничтожив всё живое на планете.

Территории для жизни и производства продуктов питания очень сильно сократились. Так что, закон стал логически естественным. Но...

У людей "но" присутствует неизменно. Чем более жёсток и непопулярен закон, тем более он подвержен коррупции. Законное право рождения продавалось и покупалось. А значит появились и незаконнорожденные.

Права на все блага жизни давал чип. Его вживляли при рождении ребёнка. Учёба, работа, медобслуживание, покупки в магазинах, всё делалось со считыванием кода. Если его не было, ты жил в Тени. И сам был Тень. Пока одно оставалось в другом, до тебя никому, никакого дела не было. Выживай, как знаешь. Государственная машина, со всеми своими репрессивными органами, спокойно проезжала мимо тебя. Но не мимо тех, кто пожелал бы помочь тебе выжить.

Были умельцы, которые пытались ставить левые приборы, лезть в систему с чёрного хода. Тех ловили и отправляли в лес. Вообще законодательство упростилось до неприличия. Правонарушения поделили на лёгкие и тяжкие. За лёгкие лишали чипа. За тяжкие увозили в лес. Для некоторых второе было даже легче.

Крутить педали моё основное занятие. Права на права тоже давал чип. Вот такая тавтология. Сыщика кормят ноги. Из моего убежища на границе, через поля, к городской черте нужно как-то добираться. Моя работа там, где люди. Хотя, в основном я защищаю Тень. Сейчас я вынюхивала одного типа. В прямом смысле. Но об этом позже. Я всё таки должна рассказать немного о себе.

Мой отец был электронщиком и программистом. Знал и "железо" и "мозги". Не из выдающихся, но и неплохой.

Маме запретили иметь детей из-за арахнодактилии. У нее были длинные тонкие пальцы. Это могло быть симптомом синдрома Марфана, что часто передаётся по наследству. Её предложили полное обследование. Будь у отца деньги, вопрос мог бы решиться. Но деньги нужны были огромные и быстро. Она была уже беременна. Поэтому от тестов отказалась. Иначе, либо ей предложили бы аборт, либо лишение прав и уход в Тень. Оставаясь в законной зоне, они могли по крайней мере вырастить меня тайно, делясь всем необходимым.

Большая часть родительских денег была истрачена на малюсенький домик в опасной близости к заражённой зоне. Распространение вируса остановилось за пять лет до моего рождения, но люди всё ещё боялись, и цена на отдалённое жилище и кусочек земли была сравнительно небольшой. Но и работы там не было. К деревенской жизни родители были малопригодны. Кроме того, заниматься сельским хозяйством было просто опасно. На продукты всегда были желающие. А пожаловаться на воровство и привлечь внимание полиции, родители позволить себе не могли. И отец стал работать в Серой зоне. Между Светом и Тенью.

Свет давал ему минимальное обеспечение. Он наблюдал не началось ли движения вируса к границе. Тень давала возможность небольшого левого заработка и какую-никакую защиту от "преступной" среды. Любая электроника теневиков ремонтировалась у него. Он сам делал приборы для слежения и мог приобретать кое-какие запчасти в магазинах. Остальное собиралось на свалках.

Сколько себя помню, все уголки дома были завалены старой электроникой, которую отец притаскивал после походов в город, а после разбирал.

Моё положение особое. Чтоб заработать свой кусок хлеба в Тени, не касаясь ресурсов Света, а также, не скатываясь на криминальное дно, мне тоже нужен был чип. И тоже особенный.

"Пират" - не носитель кода, а самобучающееся устройство связи с мировой информационной сетью. Откровенно говоря, искином он, конечно не был, скорее встроенный коммуникатор с трудным характером и некоторым чувством юмора. У него не было возможности повлиять на мои мышечные, нервные или мозговые реакции. Единственный орган который ему был доступен, моё ухо. Но он был моим лучшим другом и товарищем для детских занятий. Я не знаю как бы жила без него. Особенно, когда потеряла родителей.

До десяти, возраста моей вынужденной взрослости, они научили меня всему, чему могли. Мама (особенно страдающая по поводу своего эгоистического желания иметь ребёнка) научила меня полностью обслуживать себя, а отец дал специальность. А одиночество и общение с Сильвером, мой специфический характерец. Он тоже учил меня. Всему, что я пожелаю знать. Без всяких отступлений, типа, тебе ещё рано, вот, подрастёшь...

Очевидно у матери всё же был синдром Марфана. Только рассказать об этом мне уже было некому. Когда её прихватила резкая боль в груди, отец побежал к Перевёрнутому. Это был глава северного клана Теневиков. Ему дали машину и он помчался в город. Только не доехал.

За разбитую машину дом переписали на клан. Мне было всё равно, власти, узнав о смерти родителей, всё равно бы его конфисковали, так как меня, фактически, нет. А так, он был продан. Задним числом. Взятка.. Перевёрнутый разрешил мне жить в моей халупе и продолжать, что смогу по отцовской работе.

На какое-то время запасов мне хватило. Но, что делать дальше, нужно было решать. Когда совсем припёрло, по примеру родителя, рванула на свалку. Там и вляпалась в своё первое дело.

С чего меня вообще потянуло к такому странному для ребёнка занятию? Это всё Сильвер. У чипа оказались свои предпочтения в литературе. Ему нравилось разгадывать загадки. И преступления он относил к ним же. Он читал мне детективы, даже тогда, когда моим мозгам меньше всего хотелось работать. После смерти родителей.

В первые дни я просто лежала, глядя в потолок, и ревела. Потом явился Перевёрнутый. Лично.. Наверное, он не был совсем уж плохим человеком. Но со мной обошёлся жёстко. Хотя, быть может, это спасло мне жизнь.

Где мой заказ?- грубо спросил он, стряхнув меня с постели,- не станешь работать, как спец, пойдёшь в шлюхи. На таких мелких, как ты, спрос тоже есть. До завтра не сделаешь, готовь подгузник для первой крови.

Надо сказать он меня и вправду напугал. Тупо ходила по комнате и искала, чем себя убить. Потом разозлилась. Мои родители боролись за то, чтоб я жила. И мне пришлось сесть за работу. А Сильвер бубнел мне в ухо детские детективы из серии "Альфред Хичкок и три сыщика".

За первый год моего вынужденного одиночества я не сошла с ума только потому, что мои мозги были заняты распутыванием книжных преступлений. Сильвер читал мне кусками, чтоб я сама искала убийцу, параллельно знакомя меня с профилями знаменитых преступников.

Ты же в курсе, что твой тёзка был одноногий?- рыкнула я, после того, как в очередной раз вредная железка отказалась прочесть мне окончание рассказа, пока я не обнаружу в тексте хоть чего-то полезного для раскрытия преступления.

Это ты к чему?- чувство юмора у "чипки" было весьма ограниченным.

А к тому, что я могу тоже заняться членовредительством.

Во-первых это бесперспективно,- занудно начал электронный доставала и я хмыкнула,- во вторых, у тебя развивается черезмерная агрессивность, надо тебе стихи почитать..

Ненавижу стихи,- соврала я,- пойду лучше соберу себе новый чип, который не будет работать бесплатным компостером для мозгов.

У тебя нет для этого комплектующих, и, без местной анастезии, ты не справишься с установкой,- самодовольно заявил заносчивый засоритель мозгов.

А за чем, по-твоему, я собираюсь? Как раз таки, к Коматознику на свалку, за железом.

П-ф-ф,- издевательски фыркнул Сильвер.

Кого я пыталась обмануть? На свалке можно найти что угодно, кроме комплектующих для чипов.

Для подобных поездок, у отца был четырёхколесный велорикша с вместительным кузовом. Отец был небольшого, как и я, росточка, и специально делал велик, чтоб не слишком годился взрослому и смотрелся понелепее. На самом деле машинка была вполне приличная. С сигнализацией и противоугонным клином колёс. Но, даже, если бы там была небольшая пушечка, я не остановилась бы там, где не могла бы его уберечь.

Свалка Коматозника была местом, где папочка, а теперь и я, чувствовали себя относительно спокойно. Её хозяин, бывший полицейский, с лицензированным чипом, по роду своей прошлой работы, имел связи по обе стороны закона. И делал различие между конченым отморозком (которого, впрочем, тоже умел понять) и людьми попавшими на дно в силу обстоятельств. Отца он уважал. Они были знакомы со школы. Во взрослом мире разбежались, а встретились, в силу локального апокалипсиса, на свалке.

В какой-то мере, карьера блестящего следователя отдела убийств, тоже оказалась в мусоре после тяжёлого ранения и трёх месяцев комы. Сами понимаете, откуда имечко. Рядом с таким знакомцем, сам бог вёл меня к моему будущему занятию.

В дальнем конце большой территории свалки работала бригада рабочих. Менялись они часто, но мне лучше было не попадаться им на глаза. Всё, что годилось в переработку, было востребовано официальной властью. То, что я тут болталась, могло навредить старику.

Я объехала работающих, на своей тарантачке, самыми глухими уголками. Прячась за высокими кучами всякой рухляди, поглядывала не попадётся ли что нужное. Привычный цепкий глаз вылавливал знакомые очертания и я вытаскивала всякие, важные мне, штучки поближе к проходу, чтоб собрать всё на обратном пути, когда рабочие закончат смену и уйдут.

Завернув направо, чтоб проехать по длинному коридору между буртами, выходящему одним концом на западный забор, а другим к сторожке Коматозника, я поймала боковым зрением быстрое движение. Длинная фигура мягко ушла в тень и растворилась среди ломаных коробок холодильных установок и электрических плит. Видимо, здесь сбросился какой-то пищеблок. Между белыми и серебристыми корпусами выделялась ярко-красная тряпка.

Лезть туда мне точно не стоило. Там могла быть и бродячая собака, и воришка, который, по-любому, был покрупнее одинадцатилетки, да ещё такого задохлика, как я. Или труп... Место было приметное и нам со стариком можно было прогуляться туда попозже.

На то время у меня ещё не было всего того апгрейда, что я имею теперь. Так что, органы чувств, с этого расстояния, ничем не могли мне помочь. Я надвинула поглубже на свои блеклые волосёнки серую отцовскую кепку, поправила закатанную калошу штанины, чтоб не затянуло в цепь и рванула без остановки.

А в каком звании ты закончил службу?- Коматозник сидел в кресле, пока я ковырялась в его дозаторе. Закончив я укрепила коробочку на его боку и подсоединила к имплантированному катетеру. Если не следить за прибором, то старик не получит своё лекарство вовремя и может снова впасть в кому.

Лейтенантом,.. я был ещё совсем молодым. Недавно закончил курс профилирования. Меня считали талантом. Но, понимаешь, малявка, преступники тоже не лыком шиты. Ну ка, давай садись, поешь. Совсем скелетина. Может, плюнь на всё и перебирайся сюда. Здесь ещё не город всё таки. И спрятаться есть где.

Нет, не стоит, если тебя поймают на помощи незаконнорожденной, могут чипа лишить. Так, я у тебя раз в месяц-два. А, если буду тут жить, донесут, как пить дать. Тогда и мне плохо придётся.

Хорошо, только сегодня переночуй. Пока соберёшь всё, что нашла, стемнеет. А я тебя до рассвета подниму и уедешь. Пошли что ли?- потрепал он меня по волосам, когда я дожевала последний кусок.

-Ага. Велик в сарае. Я не много нашла. Испугалась.

Ничего, малышка. Я сам тебе кое-что подсобрал. Идём, я там же в подвале всё и спрятал.

Мы сгрузили заготовленный лом, спрятали мою тележку поближе к выходу, накрыли старой ржавой сеткой от забора и пошли к месту, где я видела подозрительную тень.

Взрослые всегда оставляют детей за спиной, когда всё самое интересное так и зудит в их "длинном носу". Но в данном случае, я не возражала. Потому, что догадывалась, что нас ждёт жуткенькое зрелище. Что, кроме трупа могли прятать на свалке? Если сунуть тело вон в тот здоровый холодильник, то после пресса и переплавки, кто-то будет числиться без вести пропавшим во веки веков. Аминь!

Я девочка, испорченная временем своего рождения, и мёртвых мне видеть приходилось. Один раз, на моих глазах, Алька Пончик, подручный нашего большого босса местного разлива пристрелил своего дружка Копчёного. Алик, низенький, толстый, вечно голодный, а от этого злющий тип, всё рвался к власти, пока Перевёрнутый на виду у всех не ляпнул: "..мелковат ты для Аль Капоне - ты Аль-ка-пончик". С того времени унизительное погонялово приклеилось и его перспективы ушли в туман.

На самом деле, мне не так уж и всё равно, а очень даже страшно. И еду, которая мне и так не часто достаётся, усилием воли приходится возвращать в желудок. Я не ошиблась, там действительно был мертвая женщина. Лица я не видела, но стройная длинная ножка в дешёвой туфельке на высоченном каблуке и ярко-алое платье говорили о том, что скорее всего это проститутка. Самая частая и доступная жертва для всякого рода маньяков и извращенцев. Значит Тень. Наша. И искать убийцу никто не станет.

Это Ниточка,- лицо Коматозника побледнело, как будто у него вот-вот начнётся приступ.

Я ойкнула. Девочку, которой ещё не было шестнадцати, я знала. Её мамаша, запойная алкоголичка, не помнила, когда и от кого родила. Пока она ещё не напивалась до бесчувствия, обнимала дочку, слюнявила щёки пьяными поцелуями и всем представляла малышку - моя Наточка. Но маленькую худышку все звали Ниточкой. Девчонка с матерью жила в брошеных домах у свалки. И всё время попрошайничала у рабочих. Миленькая, голубоглазая, белокурая, как ангел. Около года назад она вдруг вытянулась, подросла и мужики перестали кормить её задаром. Стали щипать за зад и требовать отработать. Мамаша тут же продала её за выпивку местному сутенёру. Он её отмыл, приодел и приставил к работе.

Это зрелище не для тебя,- старик оттолкнул меня и стал осматривать тело. Детям все, кто старше сорока, кажутся древними стариками. Но они с отцом ровесники. Правда выглядел его однокашник намного старше. Может из-за лекарств? А, скорее всего, из-за бутылки, которую он прятал за кровать, когда мы приезжали.

Я подумала, что, если бы отец не научил меня всему, моя судьба могла быть такой же. И разозлилась.

Мы должны найти убийцу,- топнула ногой я. Какая-то железка загремела и покатилась из-под ноги. На земле остался цветной кусочек картона. Барби-невеста.. Цена.. На месте цифр смазанный кровавый отпечаток.

Ребёнок,- бывший следователь устало покачал головой,- куда тебя несёт? Кто будет искать преступника, убившего Тень?

Ты будешь, а я тебе помогу. Не справедливо, чтоб тот, кто её убил остался безнаказанным.

Глупая, ты ещё не всё видела. Помогать, говоришь?- он сплюнул и тихонько толкнул меня к телу,- ну, иди, если не боишься.

Я сглотнула слюну, которая неожиданно наполнила рот, и упрямо подошла к лежащей, как сломанная кукла, Ниточке. Если бы Коматозник не сказал, что это она, я бы её не узнала. Мёртвое лицо было совсем не похоже на то, что я помнила. Красное платье в облипку подтянуто до самой груди. Белья не было. Верхняя часть тела повёрнута на бок. Через живот шёл грубо зашитый разрез из которого торчал, измазанный кровью, кусочек свадебного наряда Барби. Я увидела настоящий взгляд полицейского-следователя. Он наклонился и достал из кармана нож. Разрезал стежок и в прореху высунулась кукольная рука.

Меня всё таки вырвало. Но я утёрлась и вернулась к Лейтенанту. Не буду называть его Коматозником и стариком не буду. Отец называл Гера.

Какие у него глаза! Умные, острые. Хочу, чтоб он научил меня. Никто не должен обижать нас. Я их найду и накажу.

Будешь меня учить,- нарочито грубым голосом сказала я,- про уроки Сильвера мне нельзя говорить никому. Папа строго предупреждал. И я промолчала. Слава богу, и моя железка почти никогда не обращалась ко мне при людях. Чтоб я не ответила ненароком.

Ладно буду. Только не пытайся становиться бесчувственной. Плачь, злись, переживай. Пусть будет больно и страшно. То, что с тобой случилось сейчас,- он ткнул пальцем в остро пахнущую лужу,- происходило со здоровенными мужчинами. Так что, не строй из себя Железного Феликса.

Я не спросила кто это. Для этого у меня есть чип. Потом узнаю.

Ну, чтож, урок первый. Посмотри, что ты видишь и выскажи свои соображения.

Тут я тебя удивлю,- ехидно улыбнулась я про себя,- где тебе знать про наши с Сильвером детективные практикумы.

Аккуратненько обойдя тело, я внимательно осмотрела всё вокруг. Мыслительный процесс успокаивал. Я начала говорить, как профайлеры в детективах.

Убийца, мужчина - высокий, крепкий, организованный, возможно с хорошей работой, но с проблемами в семье. Приехал сюда на взятой на прокат машине, с жертвой скорее всего встречался раньше.

Мой учитель всё больше поднимал бровь, по мере того, как я говорила.

Подтверди предположения,- сделав паузу, сказал он.

Я кивнула и начала загибать пальцы.

Первое: тело лежит в позе, как будто его сбросили с плеча. Если бы несли двое, она лежала бы ровно, с закинутыми руками. Шума я не слышала, значит нёс свободно, переступал через препятствия. Хоть она и лёгонькая, но труп нести неудобно, тяжело. Значит высокий, длинноногий и сильный.

Второе: принёс сюда, явно, чтоб скрыть. Скорее всего, в этом большом холодильнике. Значит всё продумал заранее. Просто я его спугнула. А скрыть хотел, возможно, потому, что его могли с ней видеть.

Третье: кукла дорогая, в Тени цацками не торгуют, значит куплена в магазине. Есть чип - есть работа - есть деньги.

Четвёртое: в хорошей машине возле свалки, на него бы глазели все, кому не лень. Значит он её снял, или где-то есть спрятанная рухлядь.

Пятое: то, что он с ней сделал, говорит о какой-то семейной травме.

Талант..,- выводы правильные. Могу добавить, что жертва, скорее всего, не первая и, безусловно, не последняя. Преступник либо...- он замялся..- господи, как об этом говорить с ребёнком?

Импотент?- брякнула я.

Или бесплоден,- покраснев, добавил смущённый учитель,- а вот эта художественная штопка, сделана не здесь. Крови нет, всё смыто, а на ногах следы..

Интимной близости,- по книжному подсказала я.

Бедные дети..,- Герасим с жалостью смотрел на меня.

Не хочешь продолжить?- я специально грубила, чтоб он не превращался в папочку,- скажи, почему ты думаешь, что она не первая?

Шов ровный, аккуратный, хоть и не профессиональный хирургический. Да и хирурги сейчас не шьют, а клеят или ставят скрепы. Даже в морге. Ты не представляешь как трудно сшить кожу, вот так ровненько. Это подтверждает и твою версию организованности. Думаю, все вещи в его доме стоят по полочкам. Тебе придётся самой обойти все места, где собираются проститутки. Здесь я спрошу сам. С Китайцем у меня хорошие отношения. А вот в городе со мной девочки говорить не станут. И сутенёры могут башку отвернуть. Я уже не боец, Анютка.

Он впервые назвал меня по имени. А то всё малышка, детка.

А что будем делать с ней,- мне трудно было называть по имени то, что лежало у моих ног.

Никогда не обезличивай погибших, будет лишний стимул для старания,-покачал головой Гера,- Ниточку мы похороним. Её мать, хоть и не лучшая из женщин, но всё же имеет право знать. Я свяжусь с Китайцем, а ты иди в дом и не светись. Тебя здесь видеть не должны.

Хорошо. Только называй меня Ню. Не Анюточка, не деточка. Мне так больше нравится.

Я сидела в обшарпанном домике сторожа. Он остался здесь с тех пор, как весь этот район утратил своих обитателей. Это место было одной из приграничных областей, только с другой стороны от города. Я жила на севере, а это была западная граница.

Район называли Китайский квартал. Хотя китайцев здесь было совсем не много. Пару семей, которые продвигали новое доапокалиптическое изобретение - генмодифицированную травку. Связь с источником, по понятной причине, потерялась, а земель, для выращивания наркоты, теперь днём с огнём не найдёшь, только рядом с самой границей. Чуток, для поддержания штанов. Но этот небольшой заработок позволил семьям подобрать и купить по дешёвке несколько девочек, для начала более доступного бизнеса.

Составить план действий большого труда не составило. Домой всё равно придётся вернуться. Завезти железо и доделать заказ босса. Там и выясню, как у его девиц дела. Не было ли потеряшек.

Перед сном Герасим долго ворочался.

Ты поосторожней там, дочка. Китаец сказал - были ещё две. Он думал, сбежали. И, знаешь, по дороге домой не щёлкай, сама знаешь чем. Этот гад трус. Он Ниточку шокером вырубил, а уж потом измывался над беззащитной. Если ему показалось, что ты его видела, он за тобой может следить. Уезжай от меня до рассвета. Не будет же он ночь под свалкой дежурить. Люди Китайца предупреждены. Чужой, как на ладони будет.

Зябкий предрассветный воздух холодил лицо. Пару улиц остались позади, когда свет фар ударил мне в спину. Я обернулась. Тихо шелестя шинами по каменной щебёнке, меня догонял тёмный автомобиль. Я вертела педали изо всех сил, но разве от машины на велосипеде сбежишь?.. Узкий проход между домами стал моим спасением. Но, сколько я не вертелась между домами, свет фар преследовал меня. Застройки кончались. Дальше только поля.

Пока не рассвело, проскочить можно только там, где искать не будут. За забором. Из-за работы отца я знала, что есть полоса отчуждения. Что-то около двух километров. Но, тот, кто этого не знает близко к границе не подойдёт. Я засела за углом дома и, когда машина медленно проехала, проскочила к калитке. Такие ставили для наблюдений и обслуживания электронных "пугалок". На моё счастье одна такая оказалась поблизости.

За метёлками китайской травки, которой семьи обсеяли полосу, примыкающую к ограде, я проехала около километра. Она, слава богу, ещё не цвела. Иначе с пыльцой можно схватить дозу. Следующая неприметная калиточка запустила меня без особой охоты. Пришлось в замке поковыряться. Но на дорогу я не стала выезжать. Сколько могла шуровала вдоль забора. Машину я как следует не разглядела. Слепили фары. Но вряд ли она принадлежала убийце. То, что это был он, я не сомневалась.

Превращаться в его личного врага, у меня желания не было. Не думаю, что он боялся, того, что я разглядела его, там, на свалке. Но я отобрала его трофей. Что-то принадлежащее только ему. Такие как он получают удовольствие от контроля.

С заказом пришлось поторопиться. Пока я работала, Сильвер шастал по интернет-сайтам игрушечных магазинов и прокатам авто, на предмет совпадения чипкодов покупателей. Он выцепил где-то в сети левую програмку и поломал их бухгалтерию. Совпадения были. Если бы была уверенность, что машина и впрямь прокатная...

Что такого срочного случилось, что ты просила личной встречи?- Перевёрнутый был не то, чтоб не доволен, скорее озадачен.

У меня есть несколько вопросов. Может тебе покажется это странным, но я всё расскажу после.

В нашей среде не приняты расшаркивания. Любой может назвать босса на ты. Даже пигалица вроде меня. Но и со мной поступят без скидок на возраст, если я нарушу правила клана.

Валяй, козявка, спрашивай. Мне уже даже интересно.

Мне надо знать, не было ли пропавших среди твоих уличных.

Что ты знаешь об этом?- Перевёрнутый сощурился.

Значит были?- вопросом на вопрос ответила я.

Не морочь мне голову. Рассказывай, что знаешь.

Ещё один вопрос и я всё объясню. Их находили?

Только одну. Тину..- ноздри босса вдруг затрепетали от злости,- она привела клиента домой, а не на квартиру, где есть охрана. Видимо, хотела скрысить денег. Этот псих развалил ей живот от груди до паха и сунул туда её любимую куклу.

Я насторожилась. Злость Перевёрнутого, похоже, скрывала что-то личное. Или открывала?..

Зашил?- стараясь не афишировать догадку, спросила я.

Что?

Живот зашил, спрашиваю?

-Нет.. там всё до потолка в кровище было. И потом девочки пропадали. Прямо с улиц. С концами. Без всяких следов.

Я думаю, Тина, была первой,- и я рассказала о Ниточке и машине, которая меня преследовала,- если его не найти, исчезновения продолжатся. Этот Кукольник не остановится.

Перевёрнутый согласно кивнул.

Я так понимаю, Китаец в курсе?

Точно. Есть человек, который согласен этим делом заняться,- слукавила я,- не бесплатно, конечно. И он не хочет светиться. А мне доверяет. Поэтому, хорошо бы мне поговорить с проститутками из всех четырёх районов, так, чтоб кто-то из боссов не посодействовал оказаться рядом с ними на панели. Дашь полномочия?

Искорка блеснула в глазах Перевёрнутого. Может он зауважал соплюху, которую знал от горшка?

А кто живёт в её квартире сейчас?- я решила переключиться с мыслей о себе любимой, на мысли об убитой девушке. Чтоб не было стыдно с самой собой в одной комнате находиться.

Никто.. Квартира моя. Там всё так и осталось. Девочки боятся в ней жить. Можешь посмотреть, если хочешь.

Обязательно,- наверное, я важничала из-за неуверенности в своих силах. И потому, что взрослые мужики заинтересованно следили за разговором.

Пустой дом стоял на отшибе. Некоторые стёкла были выбиты. Я нахмурилась.

Здесь никто не живет?- спросила я молчаливого босса, который зачем-то сам пошёл показывать мне квартиру Тины.

Ну, ты же не дура, поняла, что я её выделял. Она мне нравилась. Я, конечно, мог забрать её, как наложницу и делать с ней, что пожелаю. Только старому дураку захотелось особенных чувств. Но она держала меня на расстоянии. Иногда по вечерам мы встречались. Разговаривали. Но, если я пытался приблизиться к ней, как к женщине, она начинала вести себя как шлюха. Которая готова дать боссу по обязательству.

Ты думаешь у неё кто-то был? Поэтому так злился?

В тяжёлые времена дети взрослеют слишком быстро,- только и буркнул он.

В дом Перевёрнутый заходить не стал. Наверное, страдать умеют все. Может маньяки тоже?

Вот, когда поймаю и узнаю,- вздохнула я ступая на порог тёмной гостинной.

В лицо ударил тяжёлый запах. Кашель сдавил лёгкие. Пошарив у дверного косяка, нашла выключатель и в комнате зажглась тусклая лампочка. Против всех ожиданий, квартирка оказалась уютной. Всё портили пятна крови на полу и стене. В засохшей луже угадывался след лежащего тела. Рядом валялась в нелепой позе Барби-невеста в измазанном платье.

Я обошла кухню, гостинную, спальню. Книжные герои знали где и что искать. Для меня обдумывать готовые факты было легче, чем их найти. Неопытность сказывалась. Но я постаралась осмотреть и запомнить всё, что увидела. Постель была смята. Под кровать тоже стоит глянуть. У детей там всё самое главное. А у взрослых?

У ножки кровати стоял фонарь. Полицейский.. Подарок босса? Через минуту я поняла что он там делал. Раздался щелчок и свет погас. Я потянулась за серебристым цилиндром и нажала на кнопку. Яркий луч заплясал по стенке с кровавыми брызгами. На полу что-то отразило свет. Какая-то маленькая искорка. Я встала на колени и провела пальцами вдоль плинтуса. Сердечко с улыбающейся мордочкой и одно звено от разорванной цепочки. Такие бывают на брелках. Дверь мне открывал Перевёрнутый. Не думаю, что у него были свои ключи от её квартиры. Ничего похожего на них не было. Обычно таких мелких украшений на кольце бывает несколько.

Я забрала куклу, фонарь и сердечко. Остальное осмотрела ещё раз. Свет включился и в квартиру поднялся мой провожатый.

Пробки выбило. Тут это часто случается.

Не знаешь откуда?- показала я ему фонарь.

Перевёрнутый сощурился и помотал головой.

Наших девиц приводили прямо "от станка". С остальными я возилась ещё два дня разъезжая, как белый человек, в машине босса, с Алькой Пончиком за рулём. На меня пялились и девочки и сутенёры. Я мило лыбилась и заводила знакомства. Уже тогда я точно знала, что собираюсь продолжать эту работу. Чувство собственной значимости длинной соплёй тянулось за моим задранным носом.

Выяснила я не много. Все потеряшки были в статусе "кошачьей мяты". Любимый возраст взрослых мужиков. От четырнадцати до семнадцати. Постоянных клиентов было много, но как сравнить их во всех районах? Это придётся оставить до момента, когда появится подозреваемый. В основном, работали по постоянным местам, с охраной. Изредка сутенёры договаривались про "гастроли", когда девиц возили на закрытые вечеринки. У меня не складывалось, где Кукольник ловил своих жертв?

А полиция вас не беспокоит?- поинтересовалась я у сутенёра, который, прислонясь к стене, ритмично подёргивался в такт музыке из имплантчипа.

Тот вытаращился, как будто я прочитала ему наизусть отрывок из энциклопедии Брема. Потом, видимо, вспомнив, какое получил указание, помотал головой как конь, гоняющий слепней.

Не-а,- он глупо хихикнул,- они тоже сладенькое любят.

Кто бы сомневался, они бы скорее арестовали этого придурка, если бы он вдруг сбрендил и надумал своих шлюх бесплатными обедами кормить, вместо того, чтоб продавать как скотину. Полиция шевелит булками, только если дело касается ЧМ - "чипмеченных".

Я отошла и поговорила с Сильвером.

Скажи,- вернувшись спросила я,- ты знаешь постоянных клиентов из полиции?

Чипов я у них не считывал, а сами они не представляются. Номера машин могу сказать. У меня в памяти есть,- и он начитал мне то, что диктовал ему его имплант.

Я сделала вид, что записываю. Мне светить Сильвера ни к чему. Эти подонки могут втихую стукнуть, что у меня пират.

Пончик коротко свистнул. По улице медленно ехала полицейская машина. Я отступила в тень и спряталась за мусорный бак. Автомобиль прокатил мимо ничуть не обеспокоенных девиц и скрылся за мастерской сапожника. В этих бедных районах они снова стали востребованы.

Мне приспичило смотаться к Герасиму и обсудить собранные сведенья. У меня ни криминалистической лаборатории, ни полицейских баз, расчёт только на логику, как у книжных детективов. Если заработаю чуток, куплю себе пару доз наномодификантов. И первый точно "пёсий нос". Они не слишком дорогие. Побаивается народ. Многие из них даже не опробованы. Детские нановакцины на подпольном рынке куда как дороже. Отцу, чтоб купить для меня прививку, пришлось месяц пахать. И опасность при покупке со стороны властей намного больше. Понятно же для кого. А модификанты практически на всех углах. Я думаю, их продажа даже поощряется. Подопытные кролики, которые ещё и платят за опыты над собой..

В багажнике у Алика я забрала свой велик. Этот был двухколёсный с электроаккумулятором. Тоже папулина разработка. Ненадолго правда хватает, но на такой случай, как в прошлый раз, выручит. Толстяк бурчал, что босс слишком много позволяет всяким недомеркам, но, когда я попросила высадить меня за пару километров до свалки, забурчал ещё больше. Что отвечать ему, если со мной что-то случится, что мир перевернулся, если всякие соплячки боссом вертят как хотят. Конфликтовать я не стала, сказала, что буду осторожна. Ему и впрямь Перевёрнутый башку отвинтит. Что-то он залюбил меня, после похода на квартиру Тины.

Гера был не один. Хорошо, что я не сунулась, не проверив. Лёгкая паранойя у незаконнорожденных прекрасно помогает долголетию. Впрочем, смех и голоса были слышны даже на улице. Может Герасим специально поднял шум, чтоб я случайно не нарвалась. Значит гости такие, что мне лучше не светиться. Я залегла в подвале на койке, где оставалась ночевать и стала обсасывать все свои сведенья.

Итак.. Первое убийство скорее похоже на спонтанный порыв. Остальные продуманные, хладнокровные. Тел не находили. Девочки просто пропадали без следа. Если бы не последняя находка Ниточки, никто бы и не дернулся, пока бы счёт пропавшим не стал подозрительно большим. Я выяснила, что их было семь. Включая Тину. После первого убийства перерыв был почти пол-года. А потом примерно раз в месяц. Правда, нет уверенности, что пропадают только проститутки. Лезть в базу данных полиции я Сильверу не позволяю. Слишком опасно. Проще Гере узнать у знакомых. За этими сведеньями из полицейских сводок я и шла.

Наконец наверху перестали топотать и послышались голоса на лестнице. Гости, наконец, убирались восвояси. Выждав чуток, я глянула в подслеповатое окошко, засиженное мухами. Гера провожал трёх мужиков в форменной одежде. Он явно был навеселе. Ясно, выпивку с собой притащили. Толку сегодня с него не будет. Я завалилась обратно в постель. Жрать хотелось неимоверно. Пончик купил пирожков (ну и прикольно слушается), но пока я ела один, остальные провалились в его бездонную утробу.

Мама, когда бывало голодно, говорила, что, кто спит, тот есть хочет меньше. Я совсем собиралась заснуть, когда послышался шорох снаружи. Я тихонько выглянула в окошко и увидела спину мужчины в синем кителе. Он осторожно подымался по ступеням. Наверх. К Герасиму. Мне срочно надо что-то придумать! Например уронить на пол вон ту железную миску. Грохот раздался неожиданно громко в вечерней тишине. Я вернулась к окну только для того, чтоб увидеть скрывающуюся за кучей железа фигуру. Проскочив ступеньки в одну секунду, я заколотила в двери Геры.

Послышались ругательства, затем дверь распахнулась. Пошатываясь и держась за голову, он отодвинулся, чтоб впустить меня в комнату.

Может мне самой тебя убить, раз уж тебе так сдохнуть охота? Знаешь же, что тебе пить нельзя из-за лекарств.

Что-то не помню, чтоб назначал тебя своей мамочкой,- прорычал Герасим,- сама, чокнутая, шатаешься по ночам.

Я здесь уже часа три. В подвале. Хотела по делу поговорить. Только твои любимые друзья, похоже решили с тобой покончить. Если не впрямую выпивкой, так придушить по пьяне. Я тут одного шустрячка прямо от твоих дверей спугнула.

Он побледнел и пошатнулся. Я бросилась за водой.

Вот сейчас ты и впрямь, чистый Коматозник,- укладывая его в постель, гундела я.

Малыши, в такое тяжёлое время, не только взрослеют быстро. Когда апокалипсис уже наступил, первый о ком перестают помнить дети, это бог. Но без него одиночество уж очень ощутимо. И терять друзей страшнее. А у меня их и так мало.

Когда цвет лица у больного стал получше, я убедилась, что он, наконец, в порядке.

Узнал что-то новое?- спать он, кажется, не собирался.

Ну, как мы и предполагали, жертв, интересующих полицию, с нашим профилем, нет.

А кто эти трое, что приходили? Ты их пригласил?

Двое старших работали со мной. А младший, новый напарник, что пришёл на моё место. Я говорил с друзьями. Они решили, что давно не видели меня и пришли. А что?

Я рассказала про свои подозрения, про полицейский фонарь, про фигуру в синем на лестнице.

Не думаешь, что преступником может оказаться полицейский?

Фактов для этого пока маловато.. Я не говорю, что такого не может быть, но я знаю своих друзей.

А новенький? Ты же знаешь, что это классика - маньяки любят участвовать в расследовании, быть в курсе. Особенно организованные, такие, как мы думали.

Послушай, что я тебе скажу, малышка. На смом деле книжки и жизнь совершенно разные вещи. Маньяков, вся розыскная машина, с криминалистикой и профайлерами, зачастую, ловит годами. А, бывает, что берёт только по случаю. С нашими хилыми возможностями, при условии, что твоё предположение правильно, мы можем попробовать только поймать его на живца. Я могу позвонить своим, сказать, что обнаружили улики с места преступления и попросить, по дружбе, помочь с лабораторией. Сыскари любопытны, иначе не смогли бы работать. Это занятие требует страсти. Поэтому, у невиновных, моя просьба не вызовет подозрений. А, если убийца там, среди наших, может его напугать. Тогда он точно придёт за мной.

А ты не помнишь, о чём вы говорили? Он ведь уже шёл к тебе. Значит ты упомянул какую-то деталь, что связывала его с делом.

Герасим задумался. Потом досадливо стукнул кулаком по столу.

Ты права, девочка, я старый пьяница. Говорили-то мы обо всём. Ну, кроме как о твоём участии. Но я совершенно не обращал внимание на их реакцию. Конечно, можно оправдаться тем, что у меня не было никаких подозрений на счёт них, что это друзья, и я расслабился. Только раньше этого бы не случилось. Из меня плохой помощник. Вот только на наживку и гожусь.

Ага, на наживку.. Это, если б за твоей спиной стоял напарник с пистолетом или, по крайней мере, не вот с таким кулачишком.

Герасим глянул на розовую пятерню размером с киви и прыснул, как девчонка. Наверно, представил малолетнюю Никиту в шаолиньском броске.

Смейся, смейся. Я бы и сама посмеялась. Полторы калеки против здорового обученного мужика. И как нам с ним справляться? Я, конечно могу попробовать сделать шокер из дверной ручки.. Но нам придётся самим сидеть здесь как птички в клетке. А, если он просто подпалит твою халупу? Вместе с тобой и предполагаемыми уликами.

А мы предоставим ему возможность порыться тут без нас. Пусть увидит, что я ухожу..

Но он уже хотел тебя убить. И что ему помешает это сделать снаружи?

Я не уверен, что он шёл меня убивать. Меня напоили. Может он хотел найти что-то.

И что же? Куклу? Этикетку со штрихкодом?

Гера, он видел меня. Даже преследовал. Я без тебя пустое место. У меня нет связей в полиции. Кланы Тени, в данный момент, считают выгодным сотрудничать со мной. С их стороны, это голая целесообразность. Ничего более. Он шёл убрать тебя. Со мной ему разобраться проще. Но нам нельзя долго тянуть с решением. А то всё решат за нас.

В чём ты права, Ню, так это в том, что пару-тройку, подходящих приёмчиков, погрязнее, тебе показать надо. Уж очень ты маленькая. А шокер тоже мысль хорошая. Почему давно себе не сделала?

Кто тебе сказал?- и я продемонстрировала своё вооружение: два браслета, с функцией шокера (никому бы не советовала хватать меня за запястья), выскакивающее лезвие в подошве высокого ботинка на тяжёлой подошве. Въеду с носака - ногу выведу из строя. Это ещё папина защитная экипировка.

Мы болтали до рассвета, пока делали ловушки в доме. Окончательного решения так и не приняли. Но предосторожность не помешает в любом случае. Солнце вставало, но мне не мешало чуток поспать. Гера напоил меня кипятком с хлебом и сгущёнкой. В животе было тепло и приятно.

Сильвер, а с какого расстояния ты можешь считать стандартный чип?- спросила я уже в полусне.

Метров с двух могу,- оторвался от каких-то своих занятий искин.

Начинай составлять картотеку. Если можешь совместить код и имя, вноси в память. Вообще считывай всех, кто появляется рядом со мной. Не знаешь имя, пометь для себя как-то. Может понадобиться для работы..

Я широко зевнула и как-то сразу вырубилась.

Сильвер рявкнул в ухо так, что я чуть языком не подавилась.

Тревога!- орал ненормальный чип.

Да я уж поняла, хорош орать, у меня и так практически лужа в трусняке,- зашептала я, одним движением падая на пол и закатываясь под кровать.

Ручка сработала, не хочешь проверить, кто за дверью валяется?-нахально заявил Сильвер.

Уверен, что валяется? А не фукает на руку и прыгает на одной ножке?

Сам слышал. Но полежи ещё, может и встанет пофукать.

Я выключила ловушку и осторожно приоткрыла дверь.

Вот уж не думала, что всё так просто будет,- я быстро накинула заготовленные наручники и крикнула Гере. Он тоже прикимарил одетым. Не прошло ещё и получаса, как мы погасили свет и попадали в койки. На часах шесть сорок восемь.

Там у вас в полиции все такие тупые?- зевая так, что чуть челюсти не свело, спросила я у Геры.

Ну, видимо, он не ожидал от нас подобного гостеприимства и такой прыти от калеки и соплюхи.

Ещё раз назовёшь меня соплюхой, даже в шутку, оскорблюсь всерьёз. А когда я обижаюсь, кому-то становится больно. Видишь к чему приводит недооценка противника?- ткнула я пальцем в лоб нашего пленника, которого мы привязали к стулу. В этот момент провода с дверной ручки уже были перекинуты на наручники, оставалось только щёлкнуть рычажком и метод воздействия на строптивых готов. Надо только трансформатор на мощность пониже поставить. Чтоб было чувствительно, но не вырубало.

Герасим смутился.

Я не к тому, чтоб тебя обидеть.

Поняла. Но на будущее предупреждаю. Мы же друзья. Привыкнешь так шутить при мне, скажешь ещё при ком-то. А меня и так трудно зауважать в профессиональном плане, когда взгляд всё время поверх головы. Пусть я пока в учениках, но для своих лет чего-то стою.

Замётано,- улыбнулся он,- только что дальше делать станем? Он не Тень, его искать будут.

Я думаю, о своём алиби он сам прекрасно позаботился. Ты тоже не Тень, хоть, прости, и не большая величина теперь, но друзья в полиции у тебя ещё есть. Кроме вот этого выродка. Твоего убийцу или тебя-потеряшку тоже бы искать стали.

Э, погоди, а как же презумпция невиновности? Мы пока ничего не доказали и он не признался.

Вот сейчас и признается. А то он, наверное, стопку чаю с тобой не допил. Вспомнил и вернулся. Дважды. Вон, прочухался уже. Поговори с ним про законные методы дознания, а я досплю, что ли?

-Ладно, но, если он орать будет, кто-то из рабочих услышать может.

Рабочие придут к восьми. У нас ещё час. Да и они к тебе докладываться не приходят. Работы сейчас на другом конце свалки, я видела. Будет молчать, до ночи в подвал отправим, а дальше я Тень подключу. Скажу Перевёрнутому, что поймали козла, что его любовь порезал, ему он расскажет, даже, кто пристрелил короля Вильгельма Рыжего.

Я никого не резал,- тихо сказал наш нежданный гость.

Точно, а я не тырила запчасти на свалке и тебя там не видела,- ну что мне стоило приврать чуток?

Тело я хотел спрятать, это правда. Но не я её убил.

Ой, так труп к тебе на чай забежал, а ты угощать его не захотел, решил, что он недостаточно холодный и искал для него холодильник.

Гера, где это таких язв воспитывают?

Счас включу разрядик и прожуёшь свой болтливый язык. Вернёмся к трупу. Итак, вы встретились..?

-Мне подложили его в багажник.

Фу, как банально.. А что-нибудь поинтересней придумать?

Жизнь банальна, девочка. Самая короткая линия между двумя точками - прямая. Кто-то с завидной регулярностью, примерно раз в месяц, оставляет мне такие сюрпризы.

Вот неприятность, раз месяц совершенно незнакомый труп в багажнике.

Как раз этого я не говорил.

Чего не говорил?- на этот раз удивилась я.

Что труп незнакомый..

Пауза не этот раз продлилась подольше. Первым заговорил Герасим.

Ты всех их знал?

Я со всеми спал.

Ух, ты!- всунулась я,- это много даже для такого идиота как ты.

Ты и вправду придурок,- Гера разозлился,- что не мог воздержаться, раз пошла такая пьянка? Это всё равно, как-будто ты их сам убил.

А зачем ему такое неудобство, Гера. Это же шлюхи. Тень. Ну спрятал трупешник и делов. Всё равно искать не станут. А что скажешь про Тину?

-Её так же?!- я не знал. Когда она перестала связываться со мной, сначала думал, что её босс забрал в наложницы. Он к ней неровно дышал. Тина мне очень нравилась. Но она Тень, я не мог на ней жениться. Потом, по-тихому, пытался узнать что с ней, но боялся ей навредить и не лез к сутенёрам. Так, у девочки одной узнал, уже через пол-года, что её убили. Но без подробностей. Она сказала, что Перевёрнутый нашёл её сам и не распространялся как она была убита. А потом я обнаружил труп этой девочки у себя в багажнике. Честно говоря, сначала подумал это дело рук босса.. за болтливость.. а потом увидел шов и куклу эту грёбанную. Такую точно, как любимая Барби Тины. Перетрусил, правда. Подумал, что ваш психованный босс меня вычислил и считает, что это я.. Тину..

Если б он так думал, ты бы свои яйца жрал. А не девочек в багажнике находил. И он далеко не психованный. Я Перевёрнутого знаю.

Да, ты права. Когда первый страх прошёл, я так же решил. Ещё одной версией было, что маньяк выбрал меня для подставы. Правда, это уже после было. Я же с девчонкой не только болтал. Мне визит оправдывать пришлось. А уж когда нашёл случайную "заказную" с полицейской вечеринки, версия и возникла. Их несколько там было. И двух, с которыми я, это..

Трахался,- подсказала я.

Девочка, не пачкай язык, ты понятия ещё не имеешь, что такое молодому мужчине быть без женщины.

-Допустим, не имею. А с чего это ты, молодой мужчина, таскаешься по шлюхам, а не найдёшь себе порядочную, с чистым языком и родословной?

Так получилось.. Слушай, Гера, освободи меня, я никуда не сбегу. Мне самому эта ситуация в печёнках сидит. Вместе искать будем.

Щаз.. Как же,- от возмущения у меня губы свело,- а к Гере ты лез помощи попросить или бошку отвернуть?

Я только бирку забрать хотел. И выпивку ребят уговорил взять, чтоб Герасим спал. В первый раз у меня в руках такая улика была. Ярлычок к её спине приклеился, видимо, когда убийца своей штопкой занимался, кровь на спину затекла, он и пристал. Может рядом с телом лежал, когда тот псих труп ворочал. Вот и полез. Я же не знал, что вы тут вдвоём.

А за мной тоже из любопытства гонялся? Или конфетку дать хотел?

Не гонялся я за тобой. Что ты придумываешь?- пленник казался искренне удивлённым.

Кто же тогда меня на тёмной машине преследовал, утром после того, как ты смылся на свалке?

Да я даже не видел тебя. Услышал сначала, что кто-то роется в железе поблизости, потом, приближающийся звук дребезжащего металла и сбежал.

Тележка на велике у меня и впрямь дребезжит. Разболтались крепления. Дороги у границ все в колдобинах,- размышляла я,- но, кто же тогда следил за мной?.. Если верить этому типу, то, возможно, тот, кто его подставить хотел. Может моя тушка тоже должна была оказаться у него в багажнике?

На свалке послышался громкий вой полицейских сирен.

Гера, освободите меня, иначе вас возьмут, как похитителей. А ты смойся, малявка. Найдут Тень, Гере не сдобровать,- видно, мой вражина ещё со мной не закончил, вы ему помешали.

Прячься здесь, Ню, я не хочу чтоб тебя нашли мёртвой где-то в груде железа. Если за нами наблюдают, то тебя там и встретят тёпленькую. И сделают холодненькой,- бормотал Гера, быстро освобождая руки полицейскому. Я закатилась под кровать, больше здесь деваться было некуда. Герасим поспешно создавал творческую атмосферу на столе с припрятанной опохмелкой во главе, когда в дверь забарабанили.

Эй, кого там ещё несёт?- крикнул он, старательно изображая опьянение.

Полиция! Открывайте!

Гера, специально задевая вещи, для звукового правдоподобия, открыл.

Полиция там, полиция здесь,- пошатываясь хихикал он.

Освободившись, наш новый знакомец тоже изобразил поддатого. Сейчас он отсалютовал рюмкой вошедшим и приставил ладонь ко лбу.

Привет, коллеги, что за облава? Что случилось?

Нам поступил сигнал..-патрульный оглядел комнату неодобрительным взглядом.

Мы не шумим, не орём, просто встретились старые друзья.. А, даже, если б орали, кому это тут могло бы помешать?- включил дурачка Герасим.

Сигнал о захвате заложника..

Ко-о-го?- икнул гость,- ребята вас разыграли. Здесь никаких заложников нет. Честно.. я тоже полицейский, вот моя фуражка.. вот мои корочки.. А он,- ткнув пальцем в Геру,- бывший полицейский. Только корочек у него нет..

Он пьяненько развёл ладошки.

Нет, Гера?- спросил он.

Нет..- согласился тот и садясь, чуть не промахнулся мимо стула, потом обратился к наряду- выпьем?

Патрульные покачали головами и, чертыхаясь, вышли, прикрыв за собой двери.

Когда шум машин затих, я вылезла из-под кровати.

Кавалерия умчалась?- больше для проформы, спросила я.

Мужчины глянули на меня и засмеялись. Я тоже посмотрела на себя и плюнула.

Герасим, я, наконец, сделала генеральную уборку под твоими койками, так может уже заработала на пожрать? Не всё ж вам закусывать..

Гера закрыл дверь и повернул ключ в замке.

Не нравится мне это представление. Давайте-ка соображать, что в голове у нашего Кукольника. Кому ты так насолил Тимур?

Ишь-ты-поди ж ты.. Тимур.. и его команда.. Расслабился. Я, так, не уверена ещё, что тебя можно считать чистеньким. И ещё про трёх пропавших ничего не услышала. Как получилось, что ты не остановился и не ограничил свои контакты с проститутками, когда в твоём багажнике стали образовываться, вполне опознанные тобой, тела?

-Я пытался разобраться. Начал выяснять в разных районах у девочек, были ли ещё пропавшие. Те на улице говорить не хотели, приходилось платить и идти с ними. Тогда, кроме тех, о которых я уже знал, других исчезновений не было. Ну, а тех, с кем я побеседовал, позже, тоже стал получать, одну через день, других по одной, раз в месяц. Он, видимо, за ними планомерно охотился. После первой, я уже никого, ни о чём не спрашивал. И двух оставшихся предупредил, чтоб они никуда с клиентами не ходили. Как он их поймал, не знаю.

Хорошо, Тима,- Герасим продолжил с того, где остановился,- ты же должен был понять, что послания эти, с куклами, тебе предназначены?

-Ага, давай все твои тёмные тайны. У кого жён уводил? Может беременных? Раз он кукол в живот кладёт. Может кто-то из-за тебя с собой покончил?

Да я уж думал. Никто, вроде.. нашли тоже рокового мужчину. У меня и невеста всего одна была, сразу после школы. Только мы расстались, она меня к каждому столбу ревновала. Я сказал, что поступил учиться, что серьёзные отношения надо отложить.

Вот она, наверное, обрадовалась. И что с ней стало дальше?

Мы больше не встречались. Может замуж вышла, детишек нарожала. А может и нет её уже. Я ведь из малюсенького городка, детдомовский. В город уехал учиться. Она тоже сирота. А как началось это безобразие с вирусом, так вообще все концы потерялись.

Так эта твоя ревнивица способна на подобные штуки?- Герасим подошёл к двери и прислушался.

Что там?- шёпотом спросила я.

Ничего, показалось..

Ребята, я ведь её совсем девочкой помню. Умная, симпатичная, но нервная какая-то. Всё у неё чересчур. А мне ещё свободы хотелось. В детдоме многие ищут близости. Чего-то похожего на семью. А потом всё меняется. Наверное, я не любил её, так, жался к теплу, от одиночества. Правда, один раз у нас всё таки было.. перед самым отъездом. Она рыдала, я утешал,.. ну, и... доутешался. Какое-то время я ей писал. Месяца два или три. Не помню уже. До первой сессии.. А через год уже начались первые упоминания про вирус. Как-то вообще не до неё стало.

Ну и как теперь эту версию проверить? Это был другой город. Если она даже за тобой успела переехать, так какой у неё номер чипа неизвестно, имя и фамилию можно сменить. Выйти замуж, например. Ты полицейский. Вот и покопайся.

Вообще-то, не думай, деточка, что я и впрямь тупой. Конечно, я попытался проверить и эту мысль. Хоть она и казалась мне маловероятной. Только детдомов теперь нет. А в документах, что остались, только адрес квартиры который я и так знал.

Проверь тогда в нашем городе. Вдруг она сохранила имя или есть упоминания о её браке.

Да проверил. Ничего.

А в полицейских сводках в своём городе никаких происшествий не обнаружил? Ну, мало ли.. И в больницах,- Герасим задумался,- а вдруг там тоже были происшествия с нашей викитимологией.

Среди больных её не было. А вот про полицейские сводки я и не подумал. Да и не считал я её всерьёз преступницей. Да и сейчас вобщем-то не уверен.

Если вычислишь каким-то образом её код, можно сравнить с покупателями магазина кукол. Я узнала по ярлыку куда эта партия попала.

Как?

А вот это моё дело. Не одному тебе разрешаются ма-а-а-хонькие нарушения, в виде сокрытия трупиков. Каждый займётся чем может. Хорошего дня. И всем соблюдать осторожность.

Гера возмущённо открыл рот, но я перебила.

Знаю, знаю, меня это в первую очередь касается,- и вышла за двери, гордо задрав нос.

Только снаружи моей смелости поубавилось. Я внимательно оглядела свалку, чувствуя себя мишенью. До сегодняшнего дня ничто не указывало на наличие у убийцы огнестрельного оружия. Но, как говорится, чем чёрт не шутит, когда бог спит. А мне кажется, что он давно уж в летаргии.

Сильвер, ты говорил чип за два метра считать можешь? Так пощупай в мастерской. Мне велик забрать надо. Вдруг кто за дверью.

А... о! Я даже дальше слышу, оказывается. И Геру и Тимура.. А в мастерской никого.

Дверь всё равно я открывала с опаской. Но на этот раз искин оказался прав. Моя двухколёсная лошадка ждала меня на приколе. Мы должны были встретится с Пончиком на том же месте, где расстались вчера. Всего пару километров отсюда. Только мне неохота быть подсадной уткой. К воротам я не поеду. Для велика есть дыры в заборе. Которые я сама себе время от времени организовываю, чтоб не попасться с ворованным кому-то, кроме Геры, в лапы.

А можно я тебя кое-чем порадую?- Сильвер явно был горд собой.

Порадуй, дорогой,- иногда следует польстить даже электронному дружку. Мне ничего не стоит, а ему приятно.

У тебя жучок под седушкой,- с чувством хорошо выполненного долга, сообщил чип.

Ух, ты! Значит Гере не почудилось и тут действительно кто-то шастал. Может так он и находит своих жертв. Вешает где-то в людном месте жучка незаметно, а потом отслеживает и отлавливает где поудобней. Чтож, надеюсь он за кучей мусора не сидит, раз уж подвесил метку. Наверное, где-то поблизости в машине. Так ты посиди тут, божья коровка, пока я по делам смотаюсь... "И Марджана стёрла крестик с двери Али-Бабы",- процитировала я язвительно.

Просочившись сквозь дыру в заборе, я крутила педали и давала счкину задания. Теперь есть ещё одна улика. На GPS контрольке тоже есть код. Рано или поздно все следы сойдутся.

Алик сонный и хмурый ждал меня, нетерпеливо оглядываясь по сторонам.

Слышь, Алик,- ласково подлизалась я,- скажи, а женщины часто шлюх снимают?

Толстяк вытаращился на меня, как на чокнутую.

Ну, блин, вопросы у деток пошли..

Ну, неужели не ясно, что я не извращенка, если спрашиваю, значит по делу.

Бывает.. на чтоб часто, так нет.

Значит девочки обратили бы внимание? Надо бы распросить, не тёрлись ли подозрительные дамы возле девочек.

Ты думаешь, что такую жуть могла сотворить баба?

Женщины мстительны. А, если у неё ещё и мозги сдвинулись на почве какой-то серьёзной обидки.. То может быть и такое. Это мужчины думают, что барышни должны визжать от вида крови, но я лично знаю громил, которые, порезав палец, падают в обморок. А деревенские, так вообще, птицу режут, как нечего делать. Да и привыкли они мясо обрабатывать для готовки. Вот не будешь жену слушаться, она из тебя смальцу нацедит,- кровожадно ткнула я бандита в живот указательным пальцем и инсценировала зловещий смешок.

Алик схватил меня за загривок, а я крутанулась, как учил Гера, в сторону большого пальца, вырвалась и уселась на заднее сиденье, обиженно сопя. Пончик плюнул и сел за руль.

Я частенько не спала по ночам. За последний одинокий год особенно. Но на заднем сиденье было так уютно и спокойно, что меня начало клонить в сон. Чтоб не отключиться я начала перебирать известные мне сведенья. И по всему выходило, что пропавшая невеста Тимура вполне могла быть убийцей.

Само преступление было с подтекстом. Эта кукольная беременность, говорила о глубокой травме связанной с ребёнком, родами или ещё чем-то подобным. Конечно и мужские фантазии на тему матери-кукушки, которая выбросила ненужного ребёнка как куклу, тоже могли иметь место. А свадебный кукольный наряд мог говорить и о женской боли по несостоявшемуся браку, но мог просто быть символом первого убийства. Кукла Тины была Барби-невеста. И самый первый импульсивный срыв мог оставить этот образ в больном мозгу убийцы. Мы не знаем какие слова Тины спровоцировали трагедию. И сам способ убийства.

Да детектив из меня пока неважный. Я даже не решила мужчина или женщина убийца. Опрос девочек по второму кругу тоже ничего не дал. Женщин, снимающих шлюх, не было. Да и я на месте убийцы светиться так глупо бы не стала. Гораздо изящнее прикинуться забитой домохозяйкой из бедного района. Протелепаться мимо с сумками продуктов и нашлёпнуть джипиэску, задев каким-то грузом, извиниться и, уж потом, где-то по дороге домой, в трущобах, где живут семьи таких девчушек, вырубить шокером и связать.

Только всё равно, где-то должно быть место, в котором он играет в свои кукольные злобные игры. Или она..

Хочу домой,- пробормотала я Сильверу, когда время пошло к вечеру,- только всё равно придётся ехать к Гере. Объем я его. Надо бы попросить у Перевёрнутого задаток. Пусть скинутся с остальными. И Китаец, и Бульдог, и Коновал тоже заинтересованы, чтоб девчонки пропадать перестали. Сейчас я могу сама получить деньги. А вот на будущее, надо будет найти серьёзный теневой банк.

Алик, а ты каким-то из теневых банков пользуешься?

Иногда. У Корыта честный банк.

Корыто, смешной мужичок. Плешивый,.. нипочем не хочет модифицироваться. Боится. Когда жена от него ушла, из-за его патологической скупости и отсудила половину имущества, он всё причитал "..и оставила меня у разбитого корыта..". Вот его Корытом и стали дразнить. Но он и вправду репутацией дорожит. Никогда не слышала, чтоб кто-то пожаловался, что у него в банке кого нагрели. Как я сама не подумала.

А ты чего спрашиваешь,- осклабился Алька,- денег много?

Дурак что ли? Если я и дальше буду этим хлебом жить, могут быть клиенты, с которыми лично мне встречаться не с руки.

Ой, держите меня семеро, частная детективочка.. Ты же говорила бывший профи делом занимается.

Точно, а я у него учусь. Может когда-нибудь сама работать буду. Ты, кстати, с боссом про задаток поговори. Я сейчас по своей спецухе не работаю, а кушать хочется всегда,- и я похлопала Алика по брюху, уже стоя с велосипедом у двери машины.

Получишь по граблям,- лениво процедил толстяк.

А говорят все толстячки добрые. Злой ты, Алик, уйду я от тебя,- заучено пошутила я.

Да иди уже, язва малолетняя,- потянулся он завести машину.

Чёрт, где же были мои глаза?.. Алик, ты же вчера был на другой машине.

Моя забарахлила. Эта шефа.

Слушай, у меня к тебе такое заманчивое предложение..

Обратно на свалку я попала через другой лаз. Если моё предположение верное, на мою синенькую тушку идёт охота. Сильвер был настороже, но метра три-четыре для убийцы это не расстояние. Сказать, что я боялась, ничего не сказать. Меня просто трясло. Пальцы были ледяные. Внутри живота что-то ворочалось. В мозгах всплывало воспоминание про кукольную ручку, торчащую из раны между грубых швов. Я ждала пока стемнеет, чтоб проскочить к двери старенького домика.

Ночь подбиралась медленно, крадучись. Но окошко сторожки оставалось тёмным. Я запаниковала. А вдруг Гера уже мёртв. Пересилив страх, я тенью просочилась к лесенке. Сильвер молчал. Свет фар вспыхнул неожиданно. Из-за поворота быстро выехал автомобиль. Я прыгнула в тень. Машина затормозила и из водительской двери выскочил Тимур и свиснул. Облегчённо вздохнув я вылетела навстречу. Пассажирская дверь тоже открылась и Гера махнул мне рукой. Ухватив свой велик, я рванула.

Оказаться на заднем сиденьи было делом пары минут. Авто сорвалось с места и направилось к дальним воротам.

Где вы были?- перепугали в усмерть,- Вы знаете, у меня возникла новая версия. Очень реальная.

Мы были в отделении, Тимур решил сменить машину. Вызов полиции нас убедил, что убийца рядом. Я смотрел как ты уезжала, но он себя не выдал.

У меня был жучок. Я сняла его и оставила в мастерской.

Значит мне не показалось, что кто-то шастал за дверью. Мы хотели посмотреть будет ли слежка за нами. Тима машину осматривал с прибором. На ней ничего не было, кроме стандартного полицейского джипиэсника. Детективам положено, чтоб была возможность отследить их транспорт в случае опасности. Но, если есть слежка по нему, значит это взлом полицейской базы. И это говорит о больших возможностях или большой ненависти. Если уж он пошёл на такой риск. Мы взяли машину для работы под прикрытием.

Я покопался в полицейских сводках. Нет больше моей школьной подружки. Там, в нашем городке, с перепугу перед вирусом, больницу сожгли вместе со всеми пациентами. Она там медсестрой работала.

Соболезную, Тимур. Гера, я должна тебе сказать, что слишком много внимания уделяла себе, а делу меньше. Можно, конечно, оправдаться тем, что у меня совсем нет опыта, что я ещё маленькая и меня не принимают в серьёз. Может быть, даже я сама в себя не верю. И самоутверждаюсь. Из-за этого и наделала кучу ошибок. Есть кое-что, что нужно проверить и я прошу вас меня подстраховать. Алик привезёт мне ключи от квартиры Тины, отвезите меня туда и побудьте поблизости. Без необходимости не вмешивайтесь.

Что ты задумала, Ню? Надеюсь не какую-то опасную глупость,- Гера недоверчиво и взволнованно обернулся ко мне.

Моя жизнь, Герасим, опасна изначально. А, если я хочу заниматься расследованиями, станет ещё опаснее. Мне не нравится быть самоубийцей, если ты на это намекаешь. Но у меня есть ещё пару козырей в рукаве. И вы на подхвате.

Мы добрались довольно скоро. В темноте было довольно легко проехать по наименее людным местам хорошо знакомого района. Оставив машину невдалеке, я поехала к дому Тины. Тимуру это место было тоже знакомо и мне не стоило волноваться, что они заблудятся. Алик договорённость исполнил. Когда я повернула из-за угла дома, его машина как раз показалась вдали.

Моё долгое ожидание на свалке, чуть не спутало все расчёты. Но теперь я совершенно успокоилась. В салоне сидели Китаец с помощником и один из наших. Угрюмый старик, слово которого много стоило в клане. Алик протянул мне ключи. Китаец улыбнулся и его глазки превратились в две хитрые щёлки. Тёмный дом и всего три горящих фонаря на всю улицу. Машина тихо тронулась и исчезла между домов.

Дверь скрипнула и я затаила дыхание. Где-то наверху, от ветра, ритмично хлопала открытая фрамуга. Я включила фонарь, тот самый, полицейский и почему-то на цыпочках стала подниматься по лестнице. Повернула ключ в замке и толкнула обшарпанную створку. Вторая, глухая, была прибита гвоздём намертво. Это я заметила ещё в прошлый раз. Только того, что замок был в порядке и никаких признаков взлома не было, я совершенно глупо пропустила. Свет, на этот раз, включился без проблем.

Шкафчик Тины был открыт с прошлого раза. Рядом стояла сумка. Сверху, на вещах, лежали сорванные этикетки. Она надевала новое бельё. Для Тимура? На комоде валяется потёртая фотография в рамке - миловидная женщина держит за руку улыбающуюся девочку с куклой. Я подняла её и посмотрела ещё раз. Что-то на снимке было знакомым. Мне пришлось пялиться несколько минут, пока мои мозги включились. На заднем плане был этот же дом, только новый ухоженный, с цветущей сиренью под окнами.

Говорят девочки вырастают счастливыми, если похожи на отца, а она была вылитая мать,-голос Перевёрнутого не прозвучал для меня неожиданно, но всё же я вздрогнула, так тихо он вошёл.

Ты знал её?

Никто не может сказать, что знает другого,- в его словах прозвучало плохо сдерживаемое раздражение.

Перевёрнутый стоял на пороге, как ведьма, которую не пускает в дом игла, вогнанная в косяк.

Я был одержим ею, а она плевать на меня хотела. Однажды она исчезла, не сказав мне ни слова. А появилась через одиннадцать лет, вот так же, держа за ладошку Тину, не выпускающую из рук эту глупую куклу. Она пила и нюхала кокаин, больная, вечно ноющая шлюха, совсем не похожая на ту, которую я любил когда-то. Тот, от которого она родила, давно бросил её. Через год пришёл вирус, а она настолько сдурела от своей наркоты, что продала девчёнку на панель и сдохла от передоза.

Она продала Тину тебе?

Нет, моему предшественнику. Я тогда ещё не был главой клана. Да и она была тощим, голенастым кузнечиком. Вот уж не думал, что снова влюблюсь в шлюху.

А как ты нашёл её?- спросила я, стараясь говорить как можно мягче и тише.

Пришёл и нашёл,-всё равно разозлился он.

Ты не хочешь об этом говорить, я понимаю, но мне нужно найти убийцу. Дверь была не взломана, значит она сама впустила его. Знала?.. И я не видела тела. Сколько раз её ударили? Один или несколько? Я помню, ты сказал "..разворотил ей живот от груди до паха..". А ещё раны были? Он мучал её, насиловал быть может?

Тебе нравится говорить об этом?- разъярённо рявкнул Перевёрнутый,- может тебе тоже переквалифицироваться в шлюхи? Впрочем, вы такие от рождения до смерти.

Что же ты так злишься, это ведь нормальные вопросы для следствия. Один удар, скорее всего от паха до груди, а не наоборот, говорит о том, что это был сильный мужчина, умеющий убивать. Надо, например, не просто в армии служить, а участвовать в боевых действиях. Или иметь другой подобный опыт. Это же не пукнуть из пистолетика, Это близость. Или, как говорят профайлеры, имитация проникновения.

Босс клана дёрнулся на шаг и покраснел от злости. Я не отступила ни на сантиметр. Отступил, значит побежал.. Побежишь, за тобой погонятся.

Скажи, Перевёрнутый, а почему тебя так называют?- неожиданно сменила тему я.

Потому что Тени все перевёрнуты,-слишком торопливо ответил он.

А Алик сказал, что тебя боевики держали подвешенным за ноги четыре часа и ты чуть не умер от этого.

Алик слишком много болтает.

Ага, а ещё он сказал, что это,- я достала из кармана найденное сердечко,- от твоего брелка.

А ты не слишком храбрая для того, чтоб делать такие намёки, или может глупая? Или твои дружки сидят в другой комнате, чтоб поймать меня на горячем?

-Мне есть чего боятся?- проводила я его взглядом в спину, когда он, как бы шутя, заглянул в Тинину спальню.

Пока он отвернулся, я переместилась ближе к выходу и теперь стояла прямо над засохшим пятном крови у входной двери.

Он оглянулся и посмотрел на меня тяжёлым взглядом.

Ты подозревал её, следил, как она встречается с другим? Тихо ненавидел их обоих? Что она сказала тебе? Что любит другого и собирается родить ему ребёнка?

Ничего.. Она не собиралась говорить мне ничего. Просто достала сумку и хотела сбежать, как её мать. А после вернуться с маленькой шлюшкой. Только всех своих девок её любимый получил уже беременными,- взгляд Перевёрнутого казался совсем безумным, лицо его стало пунцовым. Он скривился и потёр рукой висок.

Тебе нехорошо?- я машинально сделала шаг навстречу, но вовремя опомнилась.

Это тебе сейчас будет нехорошо,-он почти прыгнул вперёд и схватил меня за запястье. А этого делать я бы не рекомендовала никому. Даже, если бы я была без сознания, Сильвер бы задействовал шокер. При чём в этом случае на полную мощность. Перевёрнутый закричал, посинел и потерял сознание. Он свалился как куль. А я на него сверху, так как моя рука так и осталась в его судорожно сжатом кулаке. Ну и заорала, естественно. В комнату ввалились Китаец, его помощник и Алик. А по лестнице снизу уже грохотали шаги Геры и Тимура.

Зрелище меня, сидящей верхом на трупе босса и выковыривающей свою руку из его, сжатой мёртвой хваткой, ручищи, немало повеселило Алика.

Частная детективочка, ловит преступников между ног,- заржал он. Китаец неодобрительно покачал головой и помог мне высвободится.

Храбрая девоська, но глупая, мы могли и не успеть. Тебе повезло, сто он оказался совсем-совсем больной. Апоплексическая удара, я полагаю?

Докладывать, что я поспособствовала его состоянию, я не стала.

Алик, надеюсь наш договор в силе. У Корыта?- невозмутимо заявила я и вышла навстречу своим друзьям, жестом заворачивая их вниз. Мне не нужно было торжественной встречи полицейских и бандитов.

Дело 2. Оборотень в вагонах.

Когда выпадает снег, мой старенький дом становится похожим на графичный рисунок на белом листе. Но я, когда вижу эту праздничную белизну в окошке, сразу вспоминаю о деле оборотня.

Домишки на границе хлипкие. Те, кто живут здесь, зачастую не могут позволить себе элементарного ремонта. Мой дом хоть и старый, но ещё крепкий. Кирпичные стены, крепкая металлическая дверь и ставни. Всё, сами понимаете, напичкано электроникой. Это папина забота о нашей с мамой безопасности. Дом-крепость должен был уменьшить её изначальные страхи. Если бы родители хоть на минутку предположили, что я останусь одна, да ещё в столь юном возрасте, папуля, наверное, стены пулемётами оборудовал.

Ладно, это я утрирую. Только, когда соседи, в домишках поплоше, стали пропадать, среди людей началась форменная паника.

Однажды утром ко мне пожаловал Алик. Его уже никто не рисковал называть Пончиком. Он прочно обосновался на месте Перевёрнутого. Поскольку я приложила к этому свою ручку, новый босс питал ко мне определённую слабость. За то дело со мной расплатились по чести. Все главы кланов собрали нехилый общачок для дерзкой малявки. Присутствующие при наших с Перевёрнутым разборках, Алька и Китаец, сделали мне рекламу в остальных кланах. Я пыталась поделится с Герой, но он упёрся и сказал, что я всё сделала сама. А Тимур вообще объявил, что у меня теперь есть свои люди в полиции. Вот его я как раз понимаю. Кому в кайф находить трупы в служебном авто?

Гера стал совсем плох. Последствия ранения дали рецидив и его, на время, друзья определили в больничку. На свалку сел человек Китайца. Для меня, в плане покопаться в железках, мало что поменялось. Но друга, с которым можно поговорить, посоветоваться, конечно, не хватало. Особенно теперь. Это дело свалилось на меня неожиданно, как снег на голову. Снег, впрочем, выпал тоже. Именно в тот самый день, когда мой грузный босс чуть не выломал доску в крыльце, пожаловав в моё жилище.

Действительно моё. Алик вернул мне документы на дом. Хотя формально я не имела права им владеть, но в них числился какой-то несуществующий тип. Это была плата нашего клана. Остальные деньги я оставила на жизнь. Но "пёсий нос" таки прикупила. Этот модификатор был из самых старых, проверенных. А значит довольно дорогой. Рисковать с каким-нибудь новьём, я бы побоялась.

Тем более, ходили слухи об очередном "докторе Джекиле", который наполнил потные ладошки дилеров какой-то модной мерзостью, якобы делающей людей ближе к природе и неуязвимыми к вирусу. Правда, брали его разработки только самые беспринципные и объяснить за счёт чего происходит такой мегаэффект, они пытались псевдонаучной болтовнёй, от которой мой бедняга Сильвер приходил в бешенство.

Сам же неуловимый доктор ничем подобным себя не затруднял. Этот чокнутый, говорили, испытывал всё своё добро на себе. У него была идея фикс - вернуть человеку корону "царя природы". Цель была хороша, только его модификации, если не убивали напрямую, то давали такие мерзкие побочные явления в виде уродств и психических сдвигов, что через какое-то время, даже самые отъявленные мерзавцы перестали его продукцию брать.

Итак, притащив мне, как задаток, банку хорошего кофе и громадную шоколадину, от чего я заурчала, как кошак после случки, Алик повёл меня на место преступления. Моя тощая шубейка грела плохо. Да и подросла я с прошлой зимы. Так что на мне она ещё и куцой казалась.

Следы на снегу оказались странными. Не от обуви и не от босой ноги. У стены стоял кусок фанеры. Я положила его рядом с отпечатком, встала на колени и фактически сунула нос в непонятное углубление. На белой поверхности отчётливо были видны серые шерстяные ворсинки. А там, где должны бы быть пальцы, глубокие дырочки. Как будто цирковой медведь ходил вокруг дома в шерстяных носках, сквозь которые торчали когти. И запах... Как от валенка в который наделала кошка. Причём не единыжды.

Первый снег всегда тает. Отпечатки катастрофически быстро исчезали. Но мой нос мог бы провести меня и по менее пахучему следу. Если бы не одно обстоятельство. Преступники про модификант тоже информированы. Если ты идёшь по запаху, то можешь нарваться на "бомбу".

"Вонючки" были изобретением, ей богу, садистским. Когда такая взрывалась, тот у кого был "пёсий нос" получал такую молекулярную запаховую атаку, что мозги сходили с ума на месяц, как минимум. Так что, во избежание, следить, как глупая ищейка, я не стану. Но, зато, когда найду мерзавца, опознаю безоговорочно.

Я могу ещё пробежаться рядом по цепочке следа, покуда он ещё виден. Что я и сделала незамедлительно. Только он уходил за городскую черту. Не сумасшедшая же самоубийца, ваша покорная слуга. Пришлось вернуться в разгромленный дом.

Окно, через которое похитили хозяйку жилища, было вырвано вместе с рамой. На осколке стекла пару капель крови и несколько прилипших к ним рыжеватых волосинок или шерстинок. Жёстких и коротких. Может снежный человек появился под выпавший снежок? Шутю..

Придётся идти к Тимке на поклон. Хотя, пока, ЧеэМов среди пострадавших не было, но это всегда может измениться. В этой куче дров и стекла, что осталась от окна, сквозила такая ярость, что о каком либо продуманном организованном действии, речь, скорее всего, не шла. Если, конечно, приступы изменения сознания не накатывали на убийцу внезапно. Когда он шёл по заранее составленному плану и, вдруг, что-то выбивало его из колеи. Надо расспросить о предыдущих исчезновениях. И ещё узнать почему ко мне не пришли сразу. И сколько было пропавших.

В комнате, как будто слон пукнул. Бардак и вонь. Хозяйка-то, похоже, приглашения принимать активно не хотела. Сопротивлялась, пока её хорошей плюхой не уговорили полежать отдохнуть. Вон, брызги крови на стене. Капли длинные, мелкие. Вылетели с большой скоростью и легли одним пятном. Больше крови нет. Погрузил на плечо и уволок. Если и была ещё кровь, то на спине убийцы. Ну что, здесь всё. Потопали искать свидетелей с других мест преступлений.

Люди попадают в Тень по-разному. И живут в ней по-разному тоже. Причины, приведшие к этому, могут быть любыми, но именно они, как правило, и определяют стиль жизни. Те, кто находились на дне до произошедших перемен, не слишком ощутили разницу.

По словам Алика, мест преступлений, которые я собиралась обследовать, попросту не было. Потому и не пришли сразу ко мне, что пропавшие были из тех, кто мог пропасть по совсем иным причинам. Алкоголики, наркоманы, просто душевнобольные, брошенные и никому не нужные. Их исчезновение замечали не сразу и не слишком придавали ему значение. Только тогда, когда таких случаев стало слишком много, поползли нехорошие слухи. А, когда следы насильственного проникновения в дом и похищения оказались настолько явными, образовалось моё дело.

Даже в Тени есть определённая организация. Боссы кланов на своей территории предпочитают вершить суд сами и сами наказывать непокорных. Преступления "неподотчётных душегубов" не поощрялись и подрывали авторитет главарей.

Явно принимать на себя полицейские функции, надо быть идиотом. Но, поскольку среди авторитетов я уже засветилась, то согласилась брать некоторые дела от боссов, с условием, что моя личность не слишком рекламировалась. Такая связь всё равно была необходима, иначе невозможно было бы действовать на территориях кланов. Я была ещё слишком незащищённой, чтоб действовать как независимый частный детектив.

Мне всё равно пришлось обойти места, где жили все таинственно исчезнувшие. Ничто не указывало на то, что они ушли насовсем, поскольку некоторые вещи, которые обязательно взяли бы в долгую дорогу или для перемены жилища, оказались на местах. Но не было и следов того, что их увели насильно. По крайней мере из их жилищ. Никаких следов борьбы. Ничего похожего на место побоища, где я побывала. Либо эти пропажи не связаны с последней, либо у преступника что-то не срослось и это вывело его из себя. И даже в этом случае агрессия была неадекватной. И силища у него невероятная.

-Найти я его постараюсь,- заявила я Алику, глядя на покрошенное окошко,- но по возможности, дяденьки, возьмите на себя задержание. Если мне придётся делать это самой, цена вырастет втрое.

Не могла же я не оставить себе возможность заработать побольше, если, вдруг, представится удачная возможность, каким-то образом, громилу ухайдокать.

Контингент у меня в разработке оказался такой, что соблазнить их на любую авантюру было не сложно. Они не слишком беспокоились о своих драгоценных тушках. Предложи им бартер в виде алкоголя, наркоты или просто жратвы, а может лёгкий заработок и побредут они за обещанным, не трудя мозгов лишними страхами. Ну, а мадам, нарвавшаяся на плохое настроение нанимателя, могла не пропить окончательно всех мозгов и, с бодуна, вдруг, передумать и упереться рогом. Пойти в отказ, заподозрив какой-то подвох и вывести из себя преступника. Милым характером он, похоже, не отличался.

Значит кого я ищу? Злобного йети со складом завлекалочек за городской чертой. Бред собачий. И где у него гнездо? И на кой ему толпа алконавтов и наркодушек? На костре приготовить и под шкалик употребить, как странненький деликатес? Хотя, если подумать не такой уж это и бред. Нет, не снежный человек, конечно. А идея со складами. В вагонах-ресторанах вполне могли оказаться брошенные консервы и спиртное. Конечно, ведь совсем недалеко за чертой города, располагалось депо.

Железнодорожные перевозки сохранились, но в несколько видоизменённом состоянии. Перевозились исключительно промышленные грузы. Вагоны загружались на производстве, герметизировались и перевозились в роботизированных поездах. Железнодорожные линии так же обслуживались и ремонтировались дорожными роботами.

Старое депо было брошено в момент паники начала вирусной атаки. Там, остались вагоны пригородных электричек и пассажирских поездов. Позже возвращаться туда не стали. Оно служило ещё одним буфером между городом и лесом, причём, как раз со стороны нашего клана. В нём вполне могли происходить какие угодно непотребства. Очевидно, вирус туда не добрался. Только желающих проверять до сих пор не находилось.

Отцовские приборы были в полном порядке. Время от времени я совершала обход, как делал отец. Проверяла, не сдвинулся ли ареал распространения вируса к городу. Но результаты не менялись уже несколько лет и после смерти папы, я только несколько раз видела приезжих, делающих замеры. Но постоянного работника вместо него так и не прислали. Его просто использовали, поскольку он тут жил. "ЧМошники", как их дразнили в клане, не горели желанием перебираться к границе.

Пустить впереди себя вездеходы с приборами и пройтись до депо? Тем более, что там я смогу свободно идти по следу. Не думаю, что за городом злоумышленник станет особо путать след или ставить "вонючки".

Выходя из крайнего дома на Цветочной улице, который был, наконец-то, последним в моём списке, я увидела на голых ветках яблони зелёный картонный листок, на котором ярко выделялась нарисованная капелька крови. В моей руке этот неопадающий резной лист оказался в секунду.

-Церковь возрождения,- прочла я.

Это не может быть совпадением. Такие значки я уже видела сегодня. На флайере, прилепленном на стене у дома Бахуса - алкоголика с ветеранским стажем с любимым тостом "..восславим Бахуса, последнего из богов!.."

А ещё на брошюрке, лежащей на кухонном столе раскуроченного дома.

Что ж, это, пожалуй, след. В церквях частенько подкармливали обездоленных. Там он их может и находить. Только официальная церковь должна была следовать закону и не контактировать с лишёнными чипов, а заодно и божьего благословения.

Вообще-то, в идеале, права зависимых от дурных привычек, не замешанных в уголовных преступлениях, можно было восстановить по закону. Только, в реале, много ли таких. И какого размера должна быть взятка чиновнику, чтоб невероятное случилось.

Надо бы эту церковь возрождения проверить. Она, явно, только на территориях кланов действует. Иначе бы её давно прикрыли власти. А может быть только на охотничьих угодьях преступника. Или даже под его руководством. И это можно сделать ещё до похода за город. Для него мне нужно особо подготовиться.

Прежде всего обратится к Тимке, чтоб проверил в лаборатории волосы и кровь. Что бы хоть приблизительно знать чего мне там ожидать. Конечно в фантастических монстров я не очень верю. Но среди модификантов и реальные случаются. Не часто, конечно. Как правило, моды с такими явными побочными явлениями не оставляли надежд на долгожительство. Волна неконструктивных изменений захватывала и внутренние органы, попавшихся на бракованную дрянь, и смерть не заставляла себя долго ждать. Случались, конечно и исключения. Но редко. С новыми модами риск был всегда. Как и с незнакомыми дилерами.

Устала с утра страшно, но и с церковью этой разобраться нужно. Местечко, где собираются любители кайфа, называлось "плешь". Голая, как лысина горка, окружённая густым кустарником, на самом краю города, у водонапорной башни.

Я измазала рожу пылью, плюнула на руку и мазнула под носом, чтоб оправдать высокое звание "соплячки". На плешку я выперлась с наглостью минитанчика. Конечно лучше было бы пойти туда в образе пацана, но был такой облом переть домой и переодеваться..

Как обычно, там околачивалась кучка дилеров разного пошиба. Слава богу, ни одного знакомого. Да и понятно. Для своих целей я выбираю лучших. Им не обязательно тереться среди отребья, чтоб заработать. К ним сами приходят. Отдельной группкой держались официальные вербовщики. Они могли набирать рабочую силу только среди ЧМ. Такие здесь тоже случались. Не стану перечислять обстоятельства, которые загоняли людей в районы кланов. Пофантазируйте. Уверена, девяносто случаев из ста предскажете, не затрудняясь. Неофициальные, присутствовали только в лице человека Китайца. Приближался сезон сбора "травки". Узкоглазый меня знал, но умненько состроил покерфейс.

Я, в своей коротенькой шубейке, которая уместно смотрелась, как с чужого плеча, не слишком бы выделялась на общем фоне, если бы не возраст. У детишек была своя точка. В старом парке атракционов. Поэтому я усиленно делала вид, что ищу кого-то. Может блудного папашу-бухарика.. Уши, конечно распахнула, что твой Чебуратор. А заодно и принюхалась. Запах преступника, уж, очень своеобразный, мог остаться лёгким флёром на собеседнике.

-Присоединяйтесь к церкви возрождения,- неожиданно услышала я пришепётывающий вкрадчивый голос.

Аккуратно, стараясь не выходить из роли, я перемещалась по поляне, держась поблизости от вялого человечка, раздающего флаеры. Рядом оказался ушлый китаец.

-Папашу моего не видели, худой такой, в чёрном пальто?- жалобно запричитала я, подмигивая ему.

-Моя не видела, девоська,- отрицательно замотал головой сообразительный наследник Триад.

-А вы не видели?- подкатилась я под ноги продавцу опиума для народа. Получила сердобольный неискренний взгляд и зелёный билетик с капелькой, где был указан адрес и завлекалочка, в виде раздачи горячего супа. Я старательно изобразила нежданный восторг и кинулась по наводке.

-Люблю повеселиться, особенно пожрать ..,- еда лучший повод повертеться среди почитателей возрождения или же любителей халявы.

Билетик сунула подальше, могли и отобрать. Не всем хватило. Фигура, притворяющаяся вопросительным знаком уже скрывалась за остатком причёски плешивой горки и я скользнула за ней. Талончик на бесплатный обед послужит оправданием, если моё внимание покажется чрезмерным. Поелозив в пыльных кустах, служитель культа поменял свой невзрачный мышиный лапсердак на яркую спортивную куртку. Камуфляж скрылся в объёмной чёрной сумке. Знак вопросительный разогнул спину и превратился в стройного, ещё молодого, человека, не слишком приметной наружности, который лёгким шагом вышел на простор.

Я приподняла бровь. Это что ещё за метаморфозы? Ещё большее удивление вызвал знакомый автомобиль с не менее знакомой рожей. Увлечённый наблюдением за объектом, Тимур только крякнул, когда я ввалилась на заднее сиденье его машины.

-На ловца и зверь..- не закончила я фразу,- можно узнать, что это ты здесь делаешь?

-А ты такая недогадливая?- Тимка был не очень доволен моим неожиданным появлением,- работаю, естественно.

-Трудяга.. Это-то я поняла.. Мне интересно почему наши интересы остановились на одной личности?..

-Так, вот это уже я не понял. Рассказывай, быстро.

-У-у-у, грубый дяденька. Ещё и быстро. А договориться? Как там?.. Ты мне-я тебе.. Рука руку моет.. Баш на баш.. Ну, дальше сам придумай.

-Ню, не морочь мне голову. Ты же понимаешь, что по работе я не могу тебе давать сведенья.

-Ишь, с чего это ты такой правильный стал? Мне твои дела с государством не делить. Ты скажи мне, что ты про этого типа знаешь, а я тебе скажу, что меня к нему привело. Глядишь государству, от меня никчёмной, тоже что-то обломится.

-Я тебе во всём согласен помогать, но тут такое дело..

-Тимурка, а звёздочку на моих воротах нарисовать не хочешь? Я конечно дочь партизана, только партизанство у моего папеньки было вынужденное. Дров наколоть, воды наносить мне не требуется. Ты мне по работе помоги, а с остальным я и сама справлюсь. Давай так, я тебе первая расскажу про своё дело, а ты мне из своих секретов выковыряй то, что может быть мне полезно. Ты же следователь, сообразишь с какой стороны в иголку нитка вдевается.

Мой засекреченный дружок почесал репу и согласился. Пока он раскладывал мою информацию по полочкам, к объекту подвалил Химик и передал ему пакет. Тимка включил видеокамеру на лобовом стекле.

-Интересненько, что это Химик нашему Клирику доставил? Я придумала кодовое имечко объекту. Нравится?

-Нормально. А второго ты знаешь, что ли?

-Знаю. Я у него кислоту для аккумуляторов покупаю. И ещё кое-что. Так ты давай рассказывай, что у тебя на этого возрожденца?

-Понимаешь, детка,..

-Котлетка..конфетка.. Ню, меня зовут..

-Хорошо, Ню,.. если у куропатки появляется выводок, ей, обязательно заинтересуется ястреб.

-Обязательно запомню урок занимательной биологии. Ближе к телу.

-Что с тобой будет, когда ты вырастешь? Такая циничная девочка..

-Будет циничная женщина. Не тяни кота за..- увидев распахнутые глаза Тимура, невинно закончила,- хвостик.

-Различные религиозные секты, собирая вокруг себя последователей, могут внушить им ненужные государству идеи. Иногда, используя психотропные средства. Тут может быть всё, от банального мошенничества до терроризма.

-Так ты думаешь ему сейчас составляющие для взрывчатки доставили? Потому, что всякой психотропной дряни можно у простых наркодилеров раздобыть. А хочешь я тебе водички наношу? А ты мне анализ в лаборатории?

-Какой водички?- cтупил Тимур.

-Ну ты и тормоз, Тима.. Прослежу за ним. Я всё равно собиралась, у меня и пропуск есть.

Зелёненький кусочек картонки заманчиво повертелся у следователя перед носом и снова скрылся у меня за пазухой.

-Это что у тебя? Какую ты авантюру опять замыслила?

-Нормальная операция. Никакая не авантюра. Это талон на бесплатный змеиный супчик от церкви возрождения. Небось в нём какой-нибудь ядик и зарылся. Чтоб народ покайфовал на проповеди. Ты, Тим, не бойся, я хоть и голодная, но их жрачкой не соблазнюсь теперь. Солью куда-то под кустик. Чтоб на трезвую голову вкусить благородных идей.

Тимур смущённо покопался в бардачке и вытащил кокетливо завёрнутый в бумагу с цветочками тормозок. Развернул и у меня дёрнулся желудок от голодного спазма.

-Юноша, вас можно поздравить?- сглотнув слюну, съязвила я, не удержавшись.

-Извини, не догадался предложить сразу. И,.. да.. можешь поздравлять, кусачая зверушка. У меня появилась девушка.

-Не мог подождать пока я вырасту?-энергично работая челюстями, неразборчиво промямлила я,- А вдруг я до того времени стану знаменитой сыщицей и мне государство пропишет чип... внутривенно.

Тимур смутился ещё больше, не понимая насколько серьёзна подоплёка у моей шутки. Поди пойми нас, женщин. И я скорчила скорбную рожу, чтоб помучить бедного парня. Господи, а ещё следователь.. Учить его и учить. Будет его невеста из него верёвки вить.

-Ну ладно,- наконец соизволила продолжить я, дожевав и припомнив наше первое знакомство,- зато потребности молодого мужчины, в которых я ничего не понимаю, тебя не будут тревожить.

И скоренько выскочила из машины, потому что Тимур всерьёз нацелился влепить мне подзатыльник.

-Встретимся вечером. У моего дома,- остренький кончик розового языка продемонстрировал Тимуру моё игривое настроение,- а что, желудок полон, жизнь прекрасна!

Под приобщение к адептам возрождения сняли пустующий склад. Прежде, чем допустить пред светлый лик проповедника, народу выдали лоханки с варевом. Не слишком горячее, как было обещано, но наваристое. Не заглоти я тормозок, пожалуй не сдержалась бы. Ухватив пайку, я обняла её обеими ручонками, типа оберегая и устроилась в дальнем углу, отвернувшись и колотя ложкой. Видок был, как у голодной собаки - кто приблизится, покусаю.

Прикрыв тару крышкой (сдам Тимке на анализ), сыто устроилась на лавке. Было объявлено, что, после проповеди, раздадут талончики на следующий обед. Просветлённое лицо, с туповатым усердием во взгляде, скопировать не проблема. Станиславский бы не обиделся. Но сохранить выражение лица было трудно, когда вышел наместник свеженького бога.

Даже те, кто был под дуркой по честняку, где-то глубине обдолбанной души должны были офигеть. Здоровенный голый дядька с ногами как у хоббита, обросшими рыжей шерстью и острыми звериными ушами, зыркал бешенными глазами по залу. Набредя на меня взглядом полным энтузиазма, он задумался над моим неподдельным счастьем, с которым я разглядывала его, густообсеяное растительностью, хозяйство.

Одним кивком меня отлучили от церкви. Два дюжих мужика, похожих на санитаров из дурки. подхватили меня под белы рученьки. Возражать я не пыталась. Улыбалась так же яростно. Боюсь, если б я вышла из роли, в следующем супе было бы больше мяса. Хотя с меня, пожалуй, только навар к бульону. Меня усадили на брёвнышко, оставшееся очевидно, от бывшего содержимого склада и оставили отходить на досуге. Я посидела, пока интерес ко мне не пропал и покинула место собрания шаткой походочкой. Не выпуская тары из страстных объятий.

Моё первое знакомство с мужским естеством несколько озадачило. Особенно размерами. Но, как сказал Тимур, я девица циничная и приписала все странности генмодификациям. Попрошу у Тимки дать сравнить. Интересно он меня сразу прибьёт или только рот зашьёт шпагатом? Ничего, вот попадётся мне мужской труп, там и разгляжу в подробностях. И вообще, я не циничная, а любознательная.

Бедный парниша так ёрзал на сиденьи машины у моего дома, вертясь во все стороны и выискивая меня взглядом, что когда я подошла, попросила его привстать, чтоб глянуть, не протёр ли дыры задом.

-Тима, я не особенно много успела увидеть, этот голый проповедник решил, что мне там делать нечего. Уж не знаю, совесть у него взыграла или какие другие причины были.. Но мне кажется, что, в моём деле, больших сложностей нет. А вот в твоём.. Какие резоны у этой псевдорелигиозной шарашки я предположить могу, а ты скажешь или там подумаешь над этим, для своего государства. А мне от тебя нужна помощь, чтоб вернуть тех пропавших, кто ещё жив и не сильно пострадал.

-Ладно, выкладывай,- Тимур укладывал мои образцы для анализов и внимательно слушал. Да и я больше не ёрничала. Мне действительно одной с этим гнездом не справиться. И повезло, что в этом деле замешаны власти. Но только лезть за город, чтоб спасать Тень, они не станут. Даже имея костюмы биозащиты, побоятся заразу в город привезти, а возиться со швалью и делать проверки на вирус не станут. Бросят их там подыхать. Разве что мы с товарищем следователем там что-то интересное откопаем. Но, если это то, что я думаю, они предпочтут остаться там, где есть.

-А знаешь, давай, Тима, я тебя потом просвещать буду. Тут время не терпит. Скажи, ты биозащиту достать можешь, так, чтоб пока неофициально и, желательно, очень-очень быстро?

-Ну, могу, тут в десяти минутах езды станция для обработки заборов проб на вирус. Тех, что за городом берут. Мой чип даёт мне такие полномочия.

-Так, давай, господин важняк, шевели булками. Нет, постой, вон мужичка видишь? Это человек Алика. Я, по дороге к тебе, заскочила попросить узнать у Химика, чего это там в пакетике было. Сейчас нам доложат.

-А ты уверена, что он рассказал?

-Я уверена только в одном, что Химик серную кислоту пить не любит. Ты бы что предпочёл?

Мой дружок многозначительно потрогал горло и хмыкнул.

Подошёл громила, почесал накачанную ягодицу и достал из заднего кармана бумажку. Запинаясь начал читать. Я отобрала у него написанное.

-Твёрдые частицы золота для пришивания ДНК для генной пушки и изотонический раствор для инъекций. Искусственная плазма. Генетицин. Материалы для генмодифицирования.

Мне, конечно лестно, если кто-то подумает, что я такая вундеркиндистая. Только не забывайте, что мой искин отлично знает то, чего не знаю я. Синхронная википедия выручает. Только никому этого знать не обязательно.

-Материалы для генмодифицирования,- задумчиво повторил Тимур.

-Что и требовалось доказать. Я думаю, этот проповедник, с шерстяными ногами, и есть таинственный "доктор Джекил", о котором все дилеры наушничают.. Ему, наверняка, надоело ставить опыты на себе. А его спонсоры, требуют быстрых результатов. Он, насколько я понимаю, собирается создать человека, способного вернуться в природу, не боящегося вируса.

-Да, тут надежда на большие деньги.

-Ну, пока, этот деятель только соорудил себе шерстяные ножки и репродукционный аппарат, как у слона.

-А где это ты слона видела?- пытаясь не поддаваться на мои провокации, ушёл от неприятной темы Тима.

-На картинке. Не отвлекайся. Давай за костюмами. А пистолет запасной у тебя есть?

-Щазз..- он развернулся на узкой дороге,- у меня полный бардачок пистолетов для доморощенных детективов.

-Вот сейчас ты меня обидел. Отомстю.. Высади меня здесь. Встречаемся через час на выходе из города у железнодорожных путей.

-А ты куда?

-Не закудыкивай дорогу. Я самостоятельная единица. Лечу, куда хочу.

-Не обижайся, Ню. Я не хочу, чтоб ты мне в спину пульнула с перепугу.

-Ага. Попробуй на тебя не обижаться, когда ты только и норовишь человека опустить ниже плинтуса.

И я, молча, скрылась в переулок.

Пока суть да дело, солнышко пошло на закат. Тимур костюмы то привёз. Но, хотя он и подбирал для меня самый маленький, но, понятно, что не срослось. Он понимал, что "костюмчик сидеть" не будет. Купил упаковку резинки и подвязал под коленками и ниже локтей. И выглядела я в этом во всём, комичней не придумаешь. Чуть было, со зла, не решила идти, как есть. Ходит же там этот мохноногий. Если б его генмодификатор действовал против вируса, уже бы давно всю лавочку свернули. Значит там заразы, скорее всего, нет. Но рисковать зря не хотелось. Кому, как не мне, беречь себя любимую.

Для полной радости бытия, я забежала домой за папулькиными игрушками. Они настроены на связь с Сильвером. Результат я буду получать постоянно. Ну и к Алику наведалась. Он не Тимур, пушку подогнал. Махонькую, женскую. Беретту. И два магазина по 15 патронов.

-Дарю, мне всё равно он ни к чему,- и глянул на свою громадную ладонь с жирными пальцами,- поддерживай реноме клана.

Алик сегодня был добрый, он как раз обедал. От щедрот и я получила ватрушку. "..Кто ходит в гости.. к киллерам? к мусорам? в божий храм?.. ой, нет, лучше уж просто трам-парам.. тот поступает мудро.." Да, во времена счастливого детства, не было у Винни-Пуха такого выбора. Ходил себе к Кроликам да Пятачкам. Мёдом угощался.. А мне от бандюка ватрушка и Беретта обломились. Пойду, слону яйца отстрелю. Адреналиновый рай..

В сумасшедшее время эпидемии сельчане бросились в города. Тогда вокруг путей выжгли лес, и приходящие поезда с беженцами размещали в санитарных зонах. Из складов и мастерских сделали временные бараки. Медпункт расширили. В город пускали только прошедших проверку.

Сейчас в заброшенном депо было тихо. Ряды вагонов с запылёнными стёклами до верхушек колёс заросли травой. К зиме она засохла и шуршала от порывов ветра. В густых сумерках ещё видна была протоптанная тропинка. Так что, даже не пришлось особенно и след искать. Маленькие роботы вездеходы упёрлись в стену растительности и толку с них больше не было никакого. Только костюмы оставались какой-то гарантией.

Стараясь производить поменьше шума, мы подобрались к вагону. Краска на нём пострадала от времени и погоды. Только мы собрались подняться по ступенькам в открытый тамбур, внутренняя дверь распахнулась и перед моими глазами оказались лапищи в толстых серых шерстяных носках. Сквозь грубую вязку торчали жёлто-коричневые когти. Мой взгляд метнулся вверх. Приземистый, но кряжистый мужик, что-то среднее между медведем и обезьяной, с остервенением чесал, обросшую рыжими клочьями шерсти, грудь и тупо пялился на наше инопланетное братство.

-Это он! Убийца!- вдруг запаниковала я. И с перепугу шмальнула в воздух.

Здоровенный лоб вдруг визгливо заорал. Дверь вагона с грохотом распахнулась. Из неё выкатилась махонькая кругленькая женщина с тяжёлой сковородкой в руках. Она с таким отчаянным порывом оттолкнула волосатика и бросилась на нас с Тимуром, что мне оставалось только нырнуть под вагон, а Тимке досталась тяжёленькая тушка, которую пришлось ловить, так как в запале про ступеньки она забыла. Если бы не костюм, с небольшой прослойкой воздуха внутри и не сухая густая трава, досталось бы служивому по первое число. Но воздух из груди у него вышибло. Слава богу, бабёнка тоже была ошарашена, иначе бы его ещё и сковородой отходили.

Общими усилиями было заключено перемирие, хотя перебранка этому предшествовала знатная. Тимур первым делом обложил нелестными словами тупиц, которые раздают оружие пугливым малолеткам. Потом, не выпуская рук, барахтающейся на нём, защитницы, попытался официально представиться, чем ещё больше напугал обоих отшельников. Барышня попыталась всё же воспользоваться своим неконвенциональным оружием, а визгливый пушистик опомнился и попытался защитить подружку, но "пугливая малолетка" тоже орать умела. Словами "лечь на землю! и яйца отстрелю!" на какое-то время обстановку разрядила.

Мужичонка оказался изрядным трусом и, с готовностью, грохнулся на землю. Женская половина ячейки общества ещё минут пять продолжала орать и ругаться пока Тимур пытался донести до неё мысль о мирном разрешении конфликта.

И всё же, по прошествии какого-то времени, мы все четверо оказались внутри вагона, где в железной бочке, стоящей на кирпичах, горел огонь, было тепло и даже почти уютно. Маленькая воительница время от времени ещё вспыхивала праведным гневом, но на меня смотрела с материнской нежностью. История странной парочки порадовала меня тем, что, для разнообразия, никакого убийства там не оказалось.

Мишкообразный дяденька всегда был существом слабохарактерным и жизненные невзгоды приводили его к рюмочной, где он с увлечением от них отрывался. Жена, а наша агрессивная знакомая оказалась супругой типчика, гоняла его то сковородой, то скалкой, пока не выставила из дому окончательно. С горя он конечно же набрался и оказался в церкви возрождения с понятным желанием, хоть раз в день, но закинуть чего-нибудь в топку. К тому времени он перебивался небольшими заработками с "плешки". Там его и подобрал наш зеленофлайерный знакомец.

С тех пор он кружил вокруг котла с варевом, как свин, подсевший на ботвинью, не замечая ни аномального изменения в теле и волосяном покрове, покуда мутаген не привёл к следующей стадии изменений, а именно - агрессивному желанию спаривания. За всю жизнь бывший складской работник не знал другой женщины, кроме любимой супруги. с которой прожил не много-не мало, а двадцать три года. И ноги потянули туда, где прежде он вожделенное получал. Отказ желанной женщины вызвал единственную в жизни вспышку агрессии, результатом которой было выломанное окошко.

-А откуда же кровь?-влезла с вопросом я,- он что, ударил вас.

-Что ты, милая, это я пыталась остановить его.. вот этим,- и она потрясла находившимся под рукой чугунным мотиватором правильных поступков.

-А как вы оказались за городом?- Тимур, как всякий мужчина, очевидно генетически опасающийся сковороды, слегка отодвинулся от рассказчицы.

-Да он работал когда-то на деповском складе, лет пятнадцать день в день ходил по одной дорожке на работу-с работы. Его видимо эта штуковина, которой их накачивали к состоянию действий на одних инстинктах приводила. Вот он меня к себе на склад и приволок. А там уж,- она вдруг порозовела, глянула на меня и замолчала.

-Чего?- непонимающе захлопала глазами я, усиленно изображая дурочку.

Тимур, ни секунды не доверяя ни моему показному незнанию, ни изображаемой скромности, так же приобрёл нежно-розовый румянец, чем несказанно повеселил меня, и быстренько перевёл разговор в другое русло.

-А почему вы не вернулись в город после окончания действия мутагена? Ведь, как я понимаю оно закончилось?

-Да закончится-то оно закончилось, только куда в город с таким чучелом?- Она с сомнением посмотрела на когтистые грабли пятидесятого размерчика, не меньше и весёленькую рыжую опушку мощного торса,- его же там до самоубийства доведут. Опять же пить он бросил.. совершенно.

Женщина облегчённо вздохнула.

-А как же зараза?- Тимур всё так же опасливо оставался в костюме, хотя шлем всё же снял, после того, как я тщательно проверила всю округу.

-Да нет здесь никакой заразы,- наконец открыл рот несостоявшийся убивец,- здесь ещё в первые дни кругом датчики установили. Когда перевалочный пункт устроили. Депо забросили потому, что тут для жизни и для сельского хозяйства всё переустраивать надо было. А лесопосадка совсем рядом, хоть и пожгли её тогда, но лес на пожарище быстро возвращается. Да и паника тогда была страшная, сюда люди приезжали со всех окрестных деревушек, боялись, что рано или поздно кто-то вирус завезет. И, когда первый заражённый появился, всех, с ним приехавших, солдаты в биозащите стрельбой в лес погнали, территорию отрезали от города и больше поездов не принимали. Я тогда ещё здесь работал - склады разбирали. Так после этого всё бросили и в город подались. А теперь мы здесь с заначенного и живём. Я то на складах каждую щепочку знал. И многое припрятал во время суеты и переполоха. О семье заботился. Только потом жена не пускала сюда. Боялась. А теперь вот и пригодилось.

-А больше здесь никого нет?- Тимур, не собирался, конечно, сдавать парочку своему загребущему начальству, но дело о церкви ему закончить было нужно.

Тут я с ним была вполне согласна. Опыты проводить над ничего не подозревающими людьми! Это что же за гадость такая. Хоть они какие там алкоголики-наркоманы, но имеют право сами решать, что им в своё тело совать. Тем более, чтоб служить подопытными кроликами для тех, кто на них тупо бабла срубить хочет. Этот чокнутый Джекил хоть за идею радеет, а они и им пользуются так же, как этими несчастными. Впрочем, если ремиссия нашего бывшего алкаша устойчива, уже на этом и на эффекте мутагена, как афродизиака и избавления от алкогольной зависимости заработать можно. Многие жёны алкоголиков смирились бы с шерстяными мужичками. которые не пьют, не бьют и супружеским долгом не брезгуют. Судя по довольной роже бабёнки, что-то в этом процессе есть.

-Тебе ещё рано,- не преминул вставить свои пять копеек Сильвер,- твой организм окончательно не готов.

Я не стала устраивать перепалку с искином при посторонних. Тем более, что сама считала несвоевременной подобную проверку подобных функций своего организма. А ещё боялась всякой зависимости от какого-то мужика.

-На фиг с пляжа! Я и сама со своей жизнью справлюсь. Даже Тимка.. впрочем он уже кажется нашёл себе невесту,- внутренне подавила я вздох и тут же отвлеклась на другое.

Тимур прощался с парочкой, переживающей медовый месяц и я присоединилась к нему, обещая никому не рассказывать о их местонахождении.

-Вы только за санитарную зону не выходите, иначе не вернётесь, там на границе сигналки и всё простреливается,- Тимур наклонился и что-то прошептал женщине на ухо.

Пушистик засопел и насупился. Мы тронулись к городу.

-Ты ей чего шептал?- подозрительно сощурилась я.

-Телефончик оставил. На всякий пожарный.

-Шалун..- я игриво пошевелила бровью,- тебя в полиции случайно не подкармливают новыми модами? Шёрстка не пробивается? Дай посмотрю...

-Шуточки у тебя..- отпихнул Тимка мои шаловливые ручонки,- и зачем вы дети так быстро растёте?

-А у нас выхода другого нет,- уже без всяких хохмочек ответила я и пошла быстрее. Уже светало. За разговорами всю ночь просидели.

-Вот интересно, заплатит мне Алик за это дело? Особенно, если я темнить начну. Надо подумать как ему всё представить. Церковью теперь полиция займётся. Мне там показываться никак нельзя. Но сейчас спать.. спать.. спать.. А то я на ходу свалюсь под кустик и впаду в зимнюю спячку.

На пороге сидела моя соседка. Я глянула на неё умоляющим взглядом.

-Если не высплюсь, умру. Ну, что там у тебя?

Она моргнула заплаканными глазами и протянула мне листок.

-Мама, не волнуйся, я поступил в школу галди.. голди.. Забыл как называется. Петя,- прочитала я корявые буковки записки.

-Сынок сбежал,- заискивающе глянула на меня женщина.

-Ну, дальше города не убежит. Пару часиков посплю и я вся твоя.

Так начиналось моё следующее дело.

Дело 3. Общество "Спартак".

Дело 3. Общество "Спартак".

Сильвер разбудил меня ровно через два часа. И проснулась я в настроении преотвратном. Ещё лёжа в постели, тупо уставилась на записочку, оставленную несчастной мамашей.

-Какая может быть школа для незаконнорожденных? Этому Петьке всего на год меньше, чем мне. Всё таки мальчишки инфантильнее. Развели пацана, как дурачка.

Такие, как мы должны быть вчетверо осторожнее. Мы не нужны никому, кроме наших мамочек. Да и то не все. Каких только я не навидалась детишек на Карусели. А идти туда придётся в первую очередь. Это детская "плешка". Вся жизнь малышовой тусовки крутится на этой карусели. Хотя я сомневаюсь, конечно, что чёрный вербовщик придёт в парк. Там, пусть и жёсткая, как в бандах, иерархия, но детишки держатся друг за дружку. Одинокого, непринятого ребёнка обмануть легче. Да и к общению он тянется сильнее. А то, что Петька попался такому скорпиону, я была почти уверена.

-Алику надо сказать. Если на территории клана чужой, плохо.

Алькина банда тоже не цветочками торгует, но насильно детишек не забирает. Бывают такие мамашки, что сами своих детей продают, только редко. И далеко не всегда они попадают на панель. Иногда их к работе пристраивают, не совсем даже и криминальной. У кланов и полулегальные бизнесы имеются. Пойду к боссу, тем более, что с предыдущим делом я так и не разобралась. По оплате.

С плохо скрываемой надеждой, я заглянула в холодильник. А чего заглядывать? Я же его ещё вчера выключила. Чтоб мышам было темнее вешаться. Но зато на кухне стояла банка кофе. Предоплата за оборотня. И шоколад. Как же я могла забыть! Утро начинается...начинается.. солнце улыбается.. Не-а.. Солнце не улыбалось. Моросил противный ледяной дождик.

-А будет ли народ на Карусели? Думаю, всё равно кто-то будет. Хотя бы те, кто живет в парке. В бывшей комнате смеха - "королевстве кривых зеркал", как её ещё называют.. Правда они почти все перебиты. Зато крыша не течёт. Почти.

Я шла по улице, нахохлившись, как голубь.

-Не уверена, что при такой ситуации, как сейчас, у меня когда-нибудь появятся дети,- думала я отвлечённо, мыслей по делу у меня пока не было,- но, если такое случится, наверное, как все родители, буду считать, что уж я то с их воспитанием справлюсь.

Мимо проехала машина и обдала меня каплями жидкой грязи.

-Слепили дед и бабка колобка.. А он возьми да сбеги с подоконника. А чего вы ожидали? Это вам не банальная буханка хлеба. Чего он там увидит? Ему мир посмотреть охота. Он живой, любознательный. Только на то и родители, чтоб вовремя пояснить, что из лисьего желудка только её же задницу и увидишь..

Алик завтракал.

-Интересно, он из-за стола выходит?

Я рассказала ему о "деле оборотня" почти всё. Кроме того, где находится, переживающая реанимацию отношений, парочка. Босс поржать поржал, но заплатил минимум. А, когда услышал весть о новых неприятностях, даже аппетит потерял. Минуты на две.

-Вот зараза,- с тоской глядя на ломящийся стол, сказал Алик,- что ни день, какая-нибудь лобуда.

-Хорошо ещё, что сейчас детишек на органы разбирать не станут, как в прежние времена.

-Не порти аппетит, -поперхнулся толстяк,- иди, работай, я своим ЦУ дам, пусть тоже головами покрутят.

-Да уж от него приглашения присесть за стол не дождёшься..- я вздохнула и пошла в парк, размышляя о том, что и впрямь хорошо, что сейчас органы печатают на заказ из ваших собственных стволовых клеток. Даже на чёрном рынке такой товар не проблема. Большая головная боль хороший врач, который тебе этот орган трансплантирует. Те врачи, которых лишили чипов и они при этом не имеют дурных привычек, от которых руки трясутся по утрам, по пальцам пересчитать. Конечно кланы берут их под опеку. Для них работы хватает. Одного такого ещё Перевёрнутый три месяца на цепи держал, чтоб с иглы снять.

Парк, одичавший и неприветливый, под дымкой мелкого дождя, встретил меня тишиной. Повизгивали, раскачивающиеся от ветра, качели. В городе даже птиц не было. Они исчезли, после того, как стали беспрерывно работать "пугалки". Хотя у домашних животных и городских приживалок голубей и даже крыс, были какие угодно болезни, кроме селективного вируса комы. Поначалу, для последних, был устроен геноцид. СВК так и не появился в местах крупных людских поселений, но и городская фауна заметно подсократилась.

На карусели, под когда-то весёленькой крышей, на лошадках и слониках устроились около десятка мальчишек и девчонок. Старший, подросток лет четырнадцати, по кличке Смычок, курил травку. Я знала его много лет. Его отец, скрипач и горький пьяница, который запил после того, как жена умерла родами, играл в затрапезной кафешке, принадлежавшей клану. Когда-то он был хорошим музыкантом. Работал в театре. И первые годы жизни сына держался и пил, только, когда депрессия совсем прижимала. Но, тяжёлые времена с людьми его профессии тоже обошлись сурово. После всё обрело видимость порядка, но, к тому времени, для него уже было поздно.

Ещё пару лет он каждый вечер брал в кафе еду для сына и выпивку для себя и напивался до умопомрачения. Однажды, зимним утром, его нашли во дворе дома замёрзшим. В руке у него была скрипка. Сын сидел рядом и сжимал в руках смычок. Это он увидел его первым. Проснувшись утром и не увидев отца в постели, он вышел искать его. Музыканта лишили чипа неделю назад. Он не дотерпел до конца вечера и украл бутылку в баре. Напившись, подрался с каким-то занудным ЧМошником, который вызвал полицию. У сына чип был. Но никого не волновала его судьба. Приютов теперь не было.

Мальчик умел играть и клановцы пристроили его в то же кафе. Днём Смычок ошивался в парке, подкармливал кафешными объедками одиноких, как он ребятишек. Таких как он, уличные обычно дразнили и гнали, он не мог драться, руки были его инструментом. Но он был старшим из всех и у него была еда. А теперь и вообще был Кассиром. Он решал кому дать право входа на аттракцион. То есть был главой мелкой тусовки.

-Привет, Смычок,- я присела на край деревянного настила. С крыши стекали капли и шлёпались в землю, поднимая маленькие фонтанчики.

-Здорово, Ню, чего шатаешься, погода мерзопакостная?- он бросил окурок на землю и затоптал его с какой-то остервенелостью.

-Дело у меня. Петька пропал. На, глянь, это он матери написал,- и я протянула ему листок с каракулями.

-Это тот белобрысый заморыш с Толчка?-Смычок поморщился, разбирая написанное.

Наши дома действительно находились возле футбольного поля, на котором по выходным собирались местные жители и торговали всякой всячиной. Петькина мать собирала в городе выброшенную одежду, стирала, перешивала и обновляла, а после продавала на толкучке.

-Думаю не появился ли у нас чёрный вербовщик. Ты никого подходящего не встречал? Твои мальчишки не жаловались, может приставал кто чужой?

-Было.. Только давно, с полгода назад. Подходил какой-то тип к маленьким, заливал про спортивную школу. Общество Спартак, вроде.. Мы со старшими его увидели, когда он Кешку обхаживал. Он тогда плакал всё по углам. Только мамку потерял. Он нас увидел и ноги сделал. Догнать его пытались, но он к диггерам ушёл в водостоки.

-К диггерам? Ой, как паршиво-то.. Если он из Кротов, то это усложняет дело. Даже, если только связан с ними как-то, это уже завал. У меня ни одного знакомого, кто знал бы подземку. И клан у них самый закрытый. Но, всё равно, спасибо, Смычок. Береги своих. Ты теперь знаешь что делать.

Тимур не отвечал. Видимо они ещё были заняты церковниками. Я сидела на кухне и ждала пока сварится суп. На заплаченные за прошлое дело деньги не разгуляешься. Сильвер нашёл карты подземных коммуникаций, в очередной раз где-то, что-то хакнув. Мне не нужно было даже распечатывать их, Сильвер вывел бы меня из любой норы, только соваться на территорию диггеров, совершенно не имея нужных навыков, одной, это даже для меня сумасшествие. Мне бы найти человечка, который оставил Кротов по каким-то причинам. Может у Тимки есть осведомитель. Они же не могут оставить без внимания подземку.

А ещё, понять бы зачем вербовщику малыши. Школа ещё какая-то.

-Что там Петька писал? Галди.. голди.. Общество Спартак.. Чёрт!- хлопнула я себя по лбу,- Тупица! Гладиаторы, наверное.. Это что же, они детские бои устраивать хотят? Да, наверняка с настоящим оружием, и настоящей кровью. Да, зуб даю, извращенцы найдутся. Хорошие бабки на этом поднять можно. Только ведь, школа в подземке быть может, но жирные караси под землю за зрелищем не полезут. И баб своих ЧМошных не потащат. Значит сами поединки должны где-то в городе устраиваться. Не на клановых землях, иначе боссы бы знали.

Сняв с огня своё варево, я набрала тарелку горяченького и с удовольствием вдохнула запах свежего бульончика.

-А как проходят платежи через их тотализатор? Это же не клановый бартер. Да и в кланах основные доходы идут через легальный бизнес. Другое дело через какие взятки эта легальность образовалась.

Задумавшись, я сунула ложку в рот и конечно обожгла губы. Чертыхнулась. И решила отдохнуть от мыслей и дать поработать Сильверу. Пусть поищет схемки оплаты нелегальных боёв, пока Тимка не появится. А я должна поесть и отдохнуть наконец. Свалюсь ведь. Гладиаторов этих малолетних ещё подготовить надо. Значит время у меня есть. Правда, сколько они этим занимаются, мне неизвестно. Минимум полгода, по словам Смычка.

-Сильвер,- пробормотала я, засыпая,- проверь, на всякий случай, есть ли легальное общество Спартак в городе. И отследи их финансовые потоки.

Кто-то барабанил в двери. Видимо долго. И терпение заканчивалось. Проклиная всё на свете, я накинула свитер и поползла к двери.

На улице топтался Тимур. А за забором тёрлась Петькина мамаша. Заплаканная и несчастная. Когда мой гость оборачивался, она пряталась за оградой.

-Заходи,- тряся головой, чтоб проснуться, буркнула я.

-Поздравь меня, мы взяли всю банду. Образцы модов отправили в лабораторию. Если найдут в этих разработках что-то ценное, этого чокнутого могут простить и подключить к работе. Тем более, что он, в отличие от его подельников, работал не за деньги, а за идею.

-Поздравляю. Только мне то что с этого. Маленькой, измученной работой девочке, даже поспать не дают. Не то чтоб помочь материально. Я целый день работала. У меня ребёнок пропал. Соседский. Садись, я кофе поставлю.

Пока вожделенный напиток не был готов, я рассказывала Тимуру невесёлые новости. Когда я заткнулась, опустив замёрзший нос в чашку, заговорил Сильвер.

-Я нашёл, что ты просила. Общество Спартак - это сеть детских спортивных школ. Видимо, там есть и теневая сторона, спрятанная за легальной деятельностью. У них есть недвижимость. В том числе спортивные залы, в которых запросто можно организовать бои. Скажем, в вечернее время, когда дети из секций уже пьют тёплое молочко на ночь. По финансам.. Есть платные секции. За детей вносят деньги родители. И есть пожертвования, за которыми может прятаться система отмывания тотализаторных поступлений.

Не выдавая источника, я передала своему собеседнику и эту информацию. Тимур уже давно перестал спрашивать, что откуда берётся. Принимал, как данность. Знал, что всё равно ничего не добьётся.

-Я не думаю, что они держат ребятишек в городе. Детские заведения жёстко контролируются.

-Если они в Подземке, нам их не достать, Тима. Может только, если у тебя есть среди знакомых бывший Крот.

-Ты можешь не поверить, но есть. Он не был среди Кротов, но работал в подземных коммуникациях всю жизнь, правда только в одном районе города.

-Это не важно. У меня есть прибор, который проведёт нас в любом из лабиринтов. Но навыки поведения под землёй, опыт, ничто не заменит... А он согласится рисковать собой и идти к диггерам, чтоб спасти незаконнорожденных?

-Придётся уговорить. Не бойся, Ню, у меня есть что ему предложить. Завтра утром, раньше мы не сможем подготовиться, собираемся здесь, у тебя. Снаряжение он должен достать сам. А я попробую вытащить в полицейской базе всё что касается границ подземного клана. Мы вместе должны будем решить в каком месте наиболее вероятно держат детей. В принципе, диггерские группы и в прошлом были адреналинщиками, но имели свои благородные принципы. Мы можем встретить там разный приём. Но лучше всего, конечно, договориться. Я пойду. У нас мало времени.

Тимур ушёл, а я ждала пока он отъезжал, чтоб поговорить с соседкой.

Бедная женщина рыдала, но я не стала смягчать рассказ или обманывать её. Всё может случиться и она должна это понимать. Мы привыкли принимать реальность такой, какая она есть.

-Деточка, я не вправе просить тебя, это так опасно, а ты почти одного возраста с моим сыночком.

-Я сама выбрала то, что делаю. И мой выбор не зависит от вас. Не вините себя ни в чём. Ждите. Я постараюсь найти Петьку. Идите домой. Мне надо подготовиться.

Соседка ушла, а мы с Сильвером проштудировали всё о диггерстве.

-Самое главное для человека видеть куда он идёт. Ты хоть как говори мне куда поворачивать и где пригибаться, но в темноте я себе переломаю ноги. Генмодификацию глаз я себе делать не хотела. Хотя и была у меня сначала такая мысль. Но, когда разузнала, что есть на сегодняшний день, разочаровалась. Эти моды как раз диггеры и проверили на себе. Есть у них один большой минус, от которого пока не избавились производители. Сильно теряется цветовое восприятие.

Когда я покупала себе "собачий нос", мне говорили, есть один торговец - Лис, который продаёт линзы покрытые тапетумом. Зеркалки, отражающие свет несколько раз. Можно как кошка видеть в темноте. У них тоже есть свои недостатки. Требуют чистоты, как любые линзы. Но неделю их можно носить не снимая, если пользоваться специальной мазью, для дезинфекции. Потом стоит дать глазам отдых. Такими полиция пользуется. У Тимки, наверное есть. Да и у этого, что под землёй работал, скорее всего, тоже. А мне на себя свой размерчик подобрать нужно. Придётся просить у Алика ссуду, или сдать уже имеющиеся сведенья за предоплату.

Я уже попадалась на костюме биозащиты, так что, думаю, мне стоит позаботиться о своей одежке самой. У отца был старый ОЗК, даже не солдатский, а офицерский. Ему выдали для работы за колючкой. Я сбегала с ним к соседке и попросила сделать из него комбез на мой размерчик. А сама погнала за линзами. Когда будет готов, мне надо к нему свои резиновые сапоги приклеить. Другого пока ничего придумать не смогу.

Удача сегодня мне благоволила. Инфа Алику показалась интересной настолько, что я получила средства на всё. И задание разузнать об этом бизнесе побольше.

-Да не бойся,- успокоил меня толстяк, видя сомнение на моём лице,- я детишек использовать не собираюсь. Это уж совсем беспредел. У меня и шлюшек малолетних нет, ты же знаешь. Это Перевёрнутый малолеток продавал, а мне в падло.

Ты знаешь, что бои на окраинах не проводят. Не поедут сюда ЧМохи. Но дело это меня интересует. Я давно думаю, чем эту городскую "элиту" завлечь в наши пенаты. Может что интересное и попадётся.

У Лиса было несколько "нор" в каждом клановом районе и даже в городе. Алик самолично рекомендовал меня. Иначе хрен бы я к нему попала. Сегодня он был в районе свалки. Получив возможность, в роли босса, жрать сколько влезет, мой старый дружок утратил свою прошлую злобную натуру, но показывал это только мне. Поэтому, когда он гаркнул на новенького водилу, чтоб отвёз меня в район Китайца, тот побелел от страха. Я не стала его разубеждать. Мне же уважения больше. А то начнёт кирпу гнуть. А мне по дороге ещё подумать надо.

И правда, в машине парняга косил на меня глазом, как необъезженный конь, но ржать, слава богу, не пытался. А вот жвачку жевал, что твоя корова. Действовал на нервы, пока я не использовала Алькин тон и не заорала, чтоб он резинку выплюнул. Парень, от неожиданности чуть ей не подавился. А потом, подумав, видимо, что раз я позволяю себе такой размер пасти, значит имею на это основания и просьбу мою удовлетворил.

-Да, девочка, наглость второе счастье,- доверительно шепнул Сильвер.

Вычислять местоположение детей без карт поселений Кротов, дурное дело. Но я подумала, что как бы не были они на всю голову больны своей подземкой, а люди не приспособлены сидеть всё время в этих катакомбах. Должны они где-то иметь чего-нибудь и на поверхности. А детишки ведь им здоровыми нужны, если они хотят из них бойцов слепить. Значит, хоть когда, должны их на солнышко выводить. Иначе болеть станут. Да и сами они не тысячу лет назад под землю ушли. Настоящих кротов эволюция из них не сделала. Клан небольшой в общем. Значит есть у них база наверху, может и не одна. Да, карты нужны..

Разговаривать с Сильвером при водителе я не стала, естественно. А с телепатией у меня туго. Я то его слышу. А вот ему я должна ЦУ вслух давать. Неудобство. Но, пока, непреодолимое.

Первая встреча с Лисом сразу не заладилась. Поначалу я не поняла сальных намёков. Просто по женской неопытности. Да и откуда бы? Но у спеца, по части по части секса, похоже, был конкретный сдвиг. И по фиг ему был мой возраст. Мир для него делился на самцов и самок. Он, конечно, не догадывался про мои браслетки. Получив солидный удар током, к моему удивлению, не психанул, не прервал сделку, даже не попытался втюхать левый товар. Очевидно, процент отказов, воспринимал спокойно. Попросил посмотреть мой нестандартный шокер и похвастал ещё кое-какими новинками, как будто ничего и не произошло. Позже мы встретимся ещё не раз. И каждая встреча, что называется, с предварительными ласками.

-Там,-протянул руку в сторону вентиляхи Смычок и плюнул сквозь зубы. Он хотел идти с нами, чувствуя себя виноватым, что прогнал Петьку из тусовки. Считал, что нечего ему шататься по улицам, раз у него мамка есть. Но его не взяли. Даже если б хотели, некогда было готовить экипировку ещё и для него.

Наземная часть вентиляционной шахты, в которую ушёл вербовщик, зияла выбитой решёткой. Мы ещё раз проверили снаряжение на звук. Попрыгали. Ничего не звенело. Снаряга у каждого отличалась по весу очень значительно. Мой Сильвер позволял мне не брать ни пищалку, ни химзащиту, ни джипиэску, ни карты. Он бы меня обо всех опасностях предупредил, отовсюду бы вывел, даже останься я в полном одиночестве.

Мужчины, конечно, решили, что я полностью полагаюсь на них. Правда у нашего нового знакомого я разжилась кое-какими полезными вешичками. Протом, лёгкими носовыми фильтрами, тонким нейлоновым тросом с парой карабинов и зажимов. Шлемом и офигительным пластиковым ножом из серии "Ночные тени".

Комбинезончик, что мне смастырила Петькина мамка сидел как влитой. Клеем я тоже разжилась у Лиса и осталась им очень довольна, как и всем его товаром. Линзы я проверила ещё у него. Сапоги приклеились намертво. И воду за голенища не пропускали. Мужики заценили мои старания. Даже Сантехник, который посмотрел на меня при встрече как на личинку колорадского жука, за что тут же получил свою кликуху, успокоился на мой счёт.

Вот со жрачкой у меня было туго. Никаких запасов консервов или чего-то годного для того, чтоб взять в дорогу, у меня не наблюдалось. Но Тимур мои отношения с едой изучил и взял, кроме отпуска и обещаных карт, ещё и армейские саморазогревающиеся пайки, биоочиститель воды и бесшумный пистолет.

Карты мы изучили и решили начать в том месте, где ушёл вербовшик. Тем более, что в нескольких километрах на север, за колючкой, было заброшенное военное стрельбище, где вполне могла быть наземная база диггеров. Тем более, что оставляя свои объекты, военные, обычно, консервировали входы в здания, что являлось препятствием для других, но не для Кротов, идущих сквозь вентиляцию и очистные сооружения.

Ступеньки, сваренные из ребристых прутов, вывели нас в наклонную штольню, которая уходила вниз под довольно крутым углом. Метрах в пятидесяти перекрёсток открыл два боковых штрека. Довольно крепкий бетонный коридор, который всё ещё шёл вниз привёл нас в помещение с электрогенератором. Тут была и крепкая бронированная дверь с электронным замком. Я приставила к замку свой браслет и наврала, что тут у меня сканнер для взлома. На самом деле, конечно, работал Сильвер. Он быстро подобрал код доступа и мы попали в систему пригородных бомбоубежищ.

Вход районного находился очень близко от моего дома. За толкучкой. Он стоял закрытым. Открываться убежища должны были только в случае опасности, по сигналу с пульта центра гражданской обороны. Все они были связаны между собой. Только коридоры эти находились на самых нижних уровнях. Там, где были расположены жилые помещения. И нам нужно было туда спуститься. Потому, что бомбоубежища городской черты проверялись и поддерживались, а те, что остались за санитарной зоной как раз и могли служить схронами диггеров.

Лифтовые шахты нам не подходили, надо было искать лестничные пролёты. По плану лифты и лестницы находились у основных входов. Нам нужно было возвращаться к моему дому, только под землёй. Это было довольно далеко. Этот этаж отводился под обслуживающие помещения. В конце длинного прохода лестница на следующий уровень опломбированных складов. По нему можно было дойти до основной вертикальной шахты и спуститься вниз. Через соединительный тоннель, в деповские убежища, а уж после на север к бывшей военной части за колючку и к стрельбищу ещё дальше.

Я не думаю, что переход будет трудным. Наверняка, Кроты держат связь с городом и, значит, коридоры поддерживают в нормальном состоянии. Под землёй тихо. Отсутствие привычных звуков оказывается очень нервирует. Это всё построено людьми, но энергетика подземки совсем другая. Этот мир кажется внеземным. Ещё хуже стало, когда мы опустились ниже. То ли воздух здесь был очень затхлым, то ли я уже подустала, но перед глазами вдруг стали появляться огоньки. Они подлетали ко мне и из них протягивались лучики ниточки. Я дёргала головой и оглядывалась на попутчиков, видят ли?

Тима глянул на меня и объявил привал. Хотя Сантехник шёл впереди и профессиональные вопросы должен был решать он, но возглавлял отряд всё же Тимур. Линзы позволяли видеть в темноте довольно хорошо. И новые фильтры спасали мой модифицированный чувствительный носик. Но было очень холодно и хотелось огня. Мы поели и сразу стало теплее. По джипиэске Сильвера мы уже вышли за ограду и этот коридор, что лежал перед нами, выводил к деповским спецхранам. Тут на дверях в склады могла быть навешана дополнительная сигнализация. Сантехник сказал ничего не трогать и идти строго по плану.

Дверь выходящая в новый соединительный проход тоже была заперта. Сильвер возился с замком довольно долго. Но вдруг Тимур скомандовал остановиться. Его сканер показал за дверями что-то живое. Спрятаться в прямом коридоре было негде. Все двери были закрыты. Оставались технические помещения с воздуховодами, трубопроводами и теплотрассами. Чуть сзади на стене виднелась решётка. Только, как сказал Сантехник, это мог быть "ракоход". Двигаться придётся в соответствующей позе. Параллельно желаемому проходу. Возможно довольно долго.

Мы не знали что решить. За дверью мог быть кто угодно. Как люди, так и какие-то животные. Слухи о гигантских крысах в подземке ходили задолго до вируса. А чем могла порадовать мать природа теперь, догадаться просто невозможно. Диггерское сообщество стало ещё более закрытым и что там происходило на самом деле, бог его знает. Утешало одно, крысы не были переносчиками вируса. Иначе кротовые семейства превратились бы сначала в анабиозные камеры, а после в тихие могилки.

В конце концов решение приняли коллегиально. Нам не хотелось встречаться ни с кем.

Решётки воздуховодов были под самым потолком. Наверное на случай подтопления коридоров. Парни подняли меня и я сунулась башкой в короб, повертела ей и увидела такую же с другой стороны. Толкнула её рукой и она вылетела и свалилась в параллельный коридор полный всяческих коммуникаций. Вдоль стен внизу тянулись трубы. Под потолком проводка. Очень удобно - всё обслуживание в одном техническом помещении. И никакого ракохода. А вот двери что-то не заметно. Может мы прошли её и не обратили внимания. Придётся вернуться и открыть парням. Воздуховод выдержит мой тараканий вес, но не вес взрослых мужчин. Я извернулась в алюминиевой квадратной кишке и отослала своих назад.

Через двести метров стандартная дверь, со стандартным замком, легко открылась. Мы просмотрели её только из-за того, что не трогали боковых входов из страха нарваться на сигнализацию. Мужичкам здесь было тесновато, но всё же лучше, чем нарваться на кого-то нежеланного.

Прошли ровно столько, чтоб оказаться рядом с так и не открытой бронедверью. За ней начинался соединительный туннель. Тут окошки должны быть реже. Но посмотреть, что шебуршилось за бронькой, стоило. Только вышибать решётки уже не стоит. Я и так нашумела. По коробке звук пойти мог довольно далеко, пока я в ней возюкалась.

Только возможность представилась не сразу. Оказалось, до следующего люка пилить и пилить. Когда меня подняли до уровня воздуховода, я увидела быстрое движение длинного полупрозрачного тела через крупную металлическую клетку. Почуяв тепло моего дыхания, чудовищно огромное насекомое замерло, шевеля усиками. Я видела в книге гигантскую сколопендру. Это было что-то похожее на неё, только бесцветное, очевидно, из-за жизни во тьме, и намного большего размера. Я отшатнулась и чуть не свалилась на голову Тимуру. Отойдя подальше от того места, я рассказала об увиденной твари.

-Что-то мне не улыбается наткнуться на такую гадость. Насколько помнится, они ядовитые и хищные. У меня и так мяса на костях маловато,- скривилась я.

-Похоже там где-то тоннель разрушен. Может грунтовые воды или просто брак в бетоне. Как-то же насекомые туда попали. Вообще, это должна быть закрытая система. Даже канализация бомбоубежищ перекрыта, пока не поступит сигнал на расконсервацию.

Под ногами что-то противно хрустнуло. Я наклонилась и едва сдержала крик. Это был сброшенный панцирь сколопендры. С метр длинной. Это что же получается, тому кто отсюда выполз, как говорится, туфелька была слегка маловата!...И коридорчик, похоже, тоже менять не стоило. В том хоть развернуться было где. Господи, где следующий люк?! Хочу обратно.. Да, а как же мои спутники? Нет придётся идти до следующей двери.

Тимка тут же спрятал меня за спиной. Сканер на его руке попискивал ровно и спокойно. Значит поблизости никого. Пистолет он тоже держал наготове. Какое-то время мы двигались молча, настороженно оглядывая всё вокруг. Воздух стал более влажным, по стенам скатывались капли. Тимур показал пальцем на здоровущего таракана. Появилась и всякая более мелкая живность, жёлтые и белые грибы. Всё говорило о том, что система больше не является закрытой. Где-то есть переход к другим тоннелям или какие-то разрушения конструкции.

Дверь мы чуть не просмотрели. Она почти сливалась со стеной. Рядом располагался щиток с кучей тумблеров и непонятных сокращений под каждым. Сантехник обнаружил аварийное освещение. Но включать ничего мы не стали. Мы и так видели прекрасно. Свет мог только привлечь нежелательное внимание. Этот проход открывался простым нажатием кнопки. Мы стали по бокам от выхода, чтоб быть готовыми к неожиданным встречам. Я нажала и дверь отъехала в сторону.

Никто не кинулся на нас в проём, но напряжение не спадало. Тут стало больше живых звуков. Каких-то шелестов, шорохов. Это уже не был коридор, как в убежище, просто бетонный туннель. Довольно большой. По полу тянулись рельсы. Очевидно между комплексами можно было передвигаться, наверное, на электродрезине, чего мы не могли знать двигаясь по техническому коридору. Но где находилась она сама и как привести её в действие, это вопросы, которыми мы задаваться не стали. Просто потопали по шпалам, не забывая поглядывать по сторонам.

Больше всего нас беспокоила подземная часть военной базы. Не думаю, что там оставили без присмотра что-то серьёзное, но мы не смогли достать карту их подвалов. Тимур не имел доступа к военным объектам. Мы страшно устали, но останавливаться на ночёвку в этой чёртовой трубе не улыбалось. Лучше всё же найти небольшое помещение и обезопасить вход. Тогда, дежуря по очереди, можно будет хоть как-то отдохнуть.

Шли молча, время от времени делая короткие передышки. Где-то за километр перед базой туннель раздвоился и ушёл в сторону. Этого на карте не было. Видимо, тут уже началась территория военных. Направление его нас устраивало гораздо больше, чем того, который шёл к базе, но как знать не поменяется ли оно. Но мы уже понимали, что тут картам верить нельзя. Решили пойти наудачу. В крайнем случае вернёмся. Уж очень не хотелось лезть к воякам.

Тут тоже тянулись рельсы и метрах в двадцати мы увидели вход в квадратный ангар, где у стены стояли четыре дрезины. Тимур обследовал их и сказал, что они имеют и электромотор, и ручное управление. Мы выкатили одну из тележек и поставили в проёме. Хоть какая-то защита на ночь. Мы должны были отдохнуть. Тимур сказал, что будет дежурить первым. Ложась, я увидела как он тайком глотнул таблетку стимулятора.

Несмотря на усталость, я не могла уснуть. Вдруг весь наш поход показался глупым. Ничего нам не найти. А если диггерам попадёмся. Никто о них ничего не знает. Интересно, во что превращается такая закрытая культура? Шорох отвлёк от мыслей. Прямо напротив меня сидела здоровая крыса.. в ошейнике!.. Я вскочила так быстро, что налетела на спящего сантехника. Тот, со сна, замахал руками и попал мне по ноге. Вот уже тогда я заорала. Тимка навёл пистолет на крысу, которая тут же шмыгнула за колесо дрезины, как будто поняла угрозу.

-Эй, подожди, не стреляй!- остановила я Тимура,- она была чья-то, на ней ошейник.. ты же не хочешь пристрелить чью-то ручную зверушку. Тем более, что хозяин смотрит.

И я протянула руку в сторону позабытого за суетой прохода. На дрезине спокойно сидел пацан лет тринадцати и лыбился, наблюдая за произведённым переполохом. Вид у парнишки был самый что ни на есть боевой. За поясом охотничий нож в кожаном чехле. Дистанционный электропарализатор в руке. Рука, правда, расслаблено лежит на коленке. Глаза поблёскивают, как зашлифованные.

-Ты кто?- шагнул вперёд наш командир, а я схватила его сзади за рубаху, потому что мальчишка мгновенно переменил позу, как будто перетёк из одного состояния в другое. Теперь он сидел на корточках, напряжённый, словно готовый к прыжку кот.

-А ты что, особист?- дерзко ответил пацан,- я на своей территории. А вот вы.. У нас треспассинга не любят. Мы чужих к себе не зовём.

-Погоди,- тормознула я его пламенную речь,- поверь, что без особой надобности мы бы сюда не полезли. Но как связаться с вашим старшим, если вы чужих к себе не зовёте? И, ещё, по крайней мере об одном чужом, я знаю. Он, к тому же, пытался украсть наших детей и, я точно знаю, что обманом увёл одного, мать которого убивается от горя. Возможно, есть и другие, о которых нам ещё не известно. Мы уверены, что дети нужны не диггерам. Я думаю, ваших старших тоже обманули.

Мальчишка задумался. Но ничего не ответил.

-Вам же не надо, чтоб за вами стали охотиться, как за крысами, из-за похищенных детишек?- слукавил Тимур,- ты бы не мог сказать, как нам встретится с главой вашего клана?

-Так уж и с главой,- всё ещё ерепенился парнишка,- а с кем-то поменьше рангом никак?

-Почему же, можно и поменьше,- не стал заедаться Тимур,-лишь бы мы могли выяснить вопросы о наших детях. Я думаю, в клане тоже не понравится, если их обвели вокруг пальца и подставили под неприятности. Ведь правда?

-Я охотник и за старших не решаю. Сидите здесь, отдыхайте. Я вернусь и передам вам ответ. Сталкер,- обернулся он к крысе, которая тут же высунула острую морду из-за колеса,- охраняй.

Тимур фыркнул. Его качества сторожа, после внезапного возникновения крыски на охраняемом объекте, явно нуждались в доработке.

-Вам же спокойней будет,- как будто угадав мои мысли, с заметным презрением к наземникам, процедил юный охотник.

После его ухода, я почему-то совершенно успокоилась. И с полным доверием к его Лариске, Сталкером называть мне её было как-то смешно, улеглась и заснула, как в собственной койке. Тимка упрямо остался сидеть, буравя взглядом вход.

Я не знаю сколько времени проспала. Открыв глаза, увидела сопящего рядом Тимура и Сантехника, который отчаянно храпел на посту. Видимо, этот храп меня и разбудил. У его руки сидела крыса, рядом с которой лежала сколопендра, почти вдвое больше размером, чем сама охранница. А она была не маленькой, с крупного скотчтерьера. И с такими же умными озорными глазами.

-Молодец, респект и уважуха, Сталкер!- крыска приосанилась и мне показалось, что она сейчас протянет лапу для пожатия, такое понимание отразилось в её взгляде.

От моего голоса дёрнулся дрыхнущий охранник. Увидев сколопендру у самого бока, побледнел.

-Ага, с добрым утром,- съязвила я.

Крыса улыбалась, шевеля длинными усами.

-Пойдём завтракать, Сталкер, ты, в отличие от некоторых, это заработал.

Сантехник смутился, но, как любой взрослый, когда его поддевает ребёнок, огрызнулся.

-Самой-то дежурить не пришлось.

-А ты бы разбудил меня, если не в состоянии. Уж хуже бы не было,- не долго думая отпарировала я.

От нашей перепалки проснулся Тимур. В отвратном настроении. После стимуляторов надо выспаться, иначе страшно болит голова. Тимке явно надо было ещё сна, хоть немножко. Потому, что видон у него был свирепый. Я протянула ему термос с кофе, пока он ещё не открыл рот.

Мы с крысом разделили спецпаёк на двоих. Мне было нормально. Сталкеру на один укус. Но он не возражал. Казалось, был доволен. Наверное, ему не доводилось пробовать солдатской пайки.

Недоспавший командир налил себе кофе и я протянула ему еду. Он сморщился.

-Ешь, ешь давай, с материнской строгостью, заявила я, нам твоё нормальное расположение духа понадобится. Или ты думаешь, что их главный станет вести переговоры со мной? Слава богу, если даст вставить свои пять копеек. В таких общинах, возможно, женщинам говорить не позволяют. Это мы поймём, только если увидим их селение. А до того, лучше мне пот не открывать. Может повредить твоему авторитету. Ты уже понял, на какие кнопки давить. Не дурак небось. Главное освободить Петьку и остальных, если они есть, конечно. Ну и разузнать побольше, что они знают об этом обществе "Спартак". Только, скорее всего, их втёмную используют. Надо понять, выгода перевесит или клановая гордость.

-Не учи отца ..- Тимка заткнулся, поняв, что чуть было брякнул лишнее. Видимо, из-за головной боли и паршивого настроения, повёл себя так, будто со своими дружбанами-сослуживцами.

Я заржала.

-А я уж думала ты у нас святой.

-Заткнись, Ню, ну, правда, башку, как дерьмом набили.

-Молчу-молчу. Я тебя таким ещё больше любить стала. Гляди отобью у невесты. Когда вырасту..- добавила я, видя недоумение во взгляде Сантехника и раздражение в глазах Тимура.

Сантехник, не знаю уж каким тёмным тросиком он был привязан к полицейскому, нашей связи, очевидно, не понимал тоже. Наверное водились за ним солидные грехи, если Тимур не побоялся засветить ему дела с незаконнорожденной.

Мы доели молча.

-Соберите мусор,- сказал Тима,- мы в чужом доме. Не стоит пренебрегать ничем.

Я согласилась с его рассуждениями и, без возражений, убралась. Командир довольно улыбнулся. Он не привык к моему послушанию. Скорей наоборот. Но я была не такая дурочка, чтоб вредить делу. Когда надо, я и рот зашить могу.

Пацан появился неожиданно. Мы бы не обратили внимания на бесшумно возникшую троицу Кротов, если бы не Сталкер. Он радостно ринулся навстречу хозяину. Мы обернулись. За дрезиной, рядом с нашим знакомым стояли два суровых парня. Похожих, как близнецы. Не говоря ни слова, нам махнули рукой и ничего не оставалось, кроме как пойти за ними.

Какое-то время мы шли в молчании.

-Сейчас будет пост,- сказал один из провожатых, низким, грудным голосом,- вам завяжут глаза. Так что не дёргайтесь, без надобности. У нас парни строгие.

Кто пробовал ходить с завязанными глазами по пересечённой местности, догадается сколько раз я чертыхнулась за пару километров дороги. Каждого из нас вели под руку, но я сбила все носки. Резиновые сапоги довольно мягкие и пальцам тоже досталось. Парням было легче. Оба были в берцах с металлическими накладками. Я же после пары ударов шла, как журавль по болоту, высоко поднимая ноги. Поэтому, когда с нас сняли повязки, я была уже измотана и зла.

Радовал только Сталкер. Я ему явно нравилась. Выражение его умной мордашки делалось умильным, при взгляде на меня. А может он просто помнил вкусную еду, которой я с ним поделилась?

Последнюю часть дороги, которая поднималась вверх на плац стрельбища прошли уже без всяких приключений. Очевидно это было только одно из небольших поселений диггеров. Нижние коридоры и наземные строения были оборудованы под жильё.

Нас встречали. Не то что б приветливо, скорее настороженно. Глава клана диггеров, если это был действительно он, оказался достаточно демократичен. Или мы просто не выглядели теми, перед кем стоило пускать пыль в глаза. Он сидел в тени на камешке, ничуть не опасаясь ни возможной вирусной инфекции, ни холода. На улице сегодня было градусов десять. Хорошо хоть первый снег как стаял, так больше и не появлялся. Холодное солнце начала зимы совсем не грело.

-Ну, гости нежданные, с чем пожаловали я уже знаю. Сами-то вы кто будете?

-У нас визит частный,- не стал уточнять Тимур. Диггеры полицию не жаловали.

-Нас просила о помощи мать моего соседа Петьки,- добавила я.

-И почему же именно вас?

-Потому, что мальчик незаконнорожденный и у неё была только такая возможность,- опять дал Тимка обтекаемый ответ.

-Конкретнее, кто есть кто?- не удовлетворился этим хозяин.

-Я частный детектив,- меня скорее удивило отсутствие реакции, но мне ничего не осталось, как продолжить. Ткнув рукой в сторону Сантехника, высказалась определённо.

-Это наш проводник, он работал в подземке.

Что сказать о Тимуре, мне решить было труднее, но, поскольку я уже взяла на себя определённую роль, добавила более невнятное объяснение.

-Этот человек мой друг, но его положение может сильно пострадать от общения со мной и я бы просила не открывать его статуса. Он действует как частное лицо и рискует многим.

-Мне не интересны дела наземников, но, если для вас это так важно, пусть он скажет только мне,- и он махнул рукой двум охранникам, которые хоть и не маячили за его спиной, но находились поблизости. Если скорость их перемещения была такой же, как у парнишки охотника, то, можно сказать, рядом.

Тимур сделал шаг в сторону главного и как будто наткнулся на стену, такое напряжение отразилось в их взглядах.

-Я полицейский, девочка помогла мне в одном деле и теперь мы действительно друзья. Для нас ваша территория загадка. Мы не могли знать, как нас примут и я не мог отпустить её одну. Не знаю насколько вы знакомы с положением дел наверху, но мне бы не хотелось, чтоб о моей помощи узнали.

-Ну, что ж, наше общество уважает и чувство дружбы и чувство взаимопомощи. Без этого под землёй не выжить. Наши дети рано становятся самостоятельными, но, насколько мне известно, наверху это не так. Эта девочка слишком мала для такой опасной работы. Для наземников, конечно...

-Эта девочка сирота уже почти два года. Кроме того, она незаконнорожденная. Она должна выживать. И у неё есть друзья. Среди очень разных людей. Мы сумеем быть друзьями и для диггеров, если вам это понадобится. Этот мальчик, которого мы ищем, хотя и тоже находится вне системы, но у него есть мать, которая заботится о нём. Он сохранил ту детскую наивность, что позволила обмануть его.

-Мы встретили вашего охотника и я понимаю, чему вы можете научить мальчишку. Мне показалось, что у него замечательная реакция. Он очень координирован и пластичен. Но на такую подготовку нужно много времени. Вряд ли у ваших учеников его будет достаточно. Другие ребятишки из района, которых вербовщик тоже пытался увести, говорили о школе гладиаторов. Ваши навыки хороши для бойцов. Скорее всего на детях тупо зарабатывают. Не думаю, что для них это будет безопасно. А ещё, что им дадут вернуться домой, как только они поймут для чего их готовили.

Моя речь не слишком радовала хозяина. Это очевидно отражалось на его лице. Он помрачнел. Потом поднялся и позвал нас за собой. Обойдя длинный, как барак комплекс низких прилепленных друг к дружке строений, явно возведенных уже самими диггерами, они вышли на ровный плац.

На твёрдой, как железо, вытоптанной земле, десятка два малышей выписывали странные па. Что-то среднее между у-шу и хабанерой. Ребятишки, при этой довольно низкой температуре, были обнажены по пояс. Только в первом ряду, напротив учителя, который был старше учеников едва ли больше, чем года на три, сравнительно неуклюже, выплясывали два мальчика в спортивных костюмах. Один из них был Петька, другого я не знала.

Увидев меня в компании главы клана, мальчишка вытаращил глаза от удивления и тут же выпал из общего движения и наткнулся на соседа.. За что тут же получил суровый окрик учителя и продолжил свои, нелепо выглядящие, прыжки.

Мужчины смотрели на мальчиков с явным удовольствием. Даже два новичка не слишком портили картину. Движения остальных просто завораживали.

-Для наших детей тренировка жизненно необходима,- обернулся к нам диггер,- тут младшая школа. Первая ступень. Эти мальчики сказали нам, что пришли по собственному желанию. Но я полагаю, что вы правы. Их могли обмануть. Нам платили за обучение и мы особенно не задумывались. Они убедили нас, что это их дети. Год назад нам привели троих. Сейчас их забрали в охотничий анклав. Тренировать на поединки со сколопендрами. Но наш клан не единственный. В других деревнях тоже есть ученики. И это не первая группа.

Подошёл один из охранников и что-то шепнул на ухо своему старшему. Тот кивнул и продолжил.

-Нам наплевать на законы наземников. Для того и ушли вниз, чтоб соблюдать свои правила. Мы рожаем столько детей, сколько хотим и учим для того, чтоб сберечь. Нам удалось создать свою систему продовольственного обеспечения. Но всем себя обеспечить мы, конечно, не можем. Но вы же понимаете, что не проблема связаться с наземниками, которые занимаются с нашими кланами натуральным обменом. Ваш вербовщик пришёл по рекомендации одного из них. Мы хотим знать, что вы собираетесь делать. Поскольку вы действуете частным образом и эти дети вне вашего закона, то как вы можете решить эту ситуацию?

-У меня нет детей и мне иметь их не позволено,- неожиданно сказал Сантехник,- но я бы хотел иметь сына. И, хотя я чипмеченый, моя жизнь не полная. По роду своей работы, я знаю жизнь под землёй и хотел бы или остаться с вами или помогать вам наверху и иметь здесь ребёнка.

-Так вот чем Тима заинтересовал своего знакомого,- пришла мне в голову запоздалая мысль, а я-то думала у него с законом проблемы..

-Вы ведь уважаете мнение своих детей, так давайте для начала выскажем им свои предположения. Конечно, доказательств у нас нет, но не нужно быть семи пядей во лбу, чтоб понять нашу правоту,- подал идею Тимур.

-А ещё, хорошо бы пресечь действия вербовщиков по вашим законам, я полагаю, что для лжи и неуважения к клану, наказание найдётся. И в деньгах, возможно, вы не потеряете. У меня есть знакомые, которые, как мне кажется, посчитают за честь получить учеников из ваших школ, которые свою судьбу будут решать сами. Большой детективной работы у меня в этом деле не было, но мы хотим с вашей помощью выследить место, где держат бойцов, которых уже успели забрать у вас. А там, подумаем вместе, как разрубить этот узел.

-Выслеживать, это работа наших спецов, вы их только тормозить будете. А ваш друг,- хозяин обернулся к Сантехнику,- он может остаться, если хочет. Но, не буду скрывать, что человек наверху, тем более с легальным статусом, нам очень бы пригодился. И, на счёт ребёнка, наши женщины свободны и в праве рожать, и в праве выбора отца. Запрещено только иметь нескольких партнёров одновременно. Это создаёт конфликты. Но, если у вас есть жена, она должна подтвердить то, что ваше решение является общим. И, как и вы, принять наши законы, с которыми вас ознакомят.

-У меня нет жены. Поэтому я с удовольствием пожил бы какое-то время у вас, не теряя связи с верхом, если это важно для вас. Я хочу начать с того, чтоб быть полезным клану.

-А, если вы не против, я могу узнать почему вам отказали в праве на рождение ребёнка? Просто наша медицина оставляет желать лучшего. Мы стараемся вырастить детей здоровыми и сильными, но, если у вашего будущего ребёнка может быть серьёзная медицинская проблема, вы должны знать об этом.

-Это не секрет, у меня один дефектный ген, но, если моя партнёрша его не имеет, то дети будут здоровы. Сделать анализ может и Тимур в лаборатории, если здесь такой возможности нет.

Тимур согласно кивнул.

Насколько бы профессиональны не оказались исполнители, на поиск подземных путей к зданиям общества Спартак нужно было время. У нас появилась возможность получше узнать диггерскую жизнь. У Тимура оказалось множество общих интересов с главой клана, Сантехника больше интересовала женская половина кротовых норок, а я подружилась с хозяином Сталкера. С самим крысом у нас возникла взаимная любовь с первого взгляда.

Когда пацан представился Торином, я заржала. Каюсь, не выдержала. Тот подумал оскорбиться или нет, но я быстро принесла извинения.

-Ты прости, конечно, но реакция естественная. Чего это ты вздумал гномским именем называться?

Безбородый подземный житель с удивительной уравновешенностью пожал плечами.

-А почему бы и нет? Что-то общее между нами отыскать можно. Наши мальчишки забираются в библиотеку время от времени. Ты не думай, мы книги возвращаем. Нас всё про боевые искусства интересует и всякая войнушка тоже. Ну и для взрослых, конечно берём. Тематические. Вот фентези всем пацанам нравится. Ну и поменяли имена на гномские. А у тебя что лучше? Что это за имя такое - Ню?

-Да, вот, Анной, как-то, вроде, не по возрасту. А так, все мужики то Анюточкой, то деточкой.. тошнит.. Ню и лучше, и без сладких соплей.

-Это да,- согласился Торин.

-Нет,.. всё таки, уж больно смешно его так называть,- хихикнула я мысленно, но виду больше не подала.

Плантации грибов и спаржи в подземных галереях меня заинтересовали. Если в своём подвальчике сделать посадочку, я себе обеспечу источник питания, который не засветится для мародёров. Алик, хоть и шишка в друзьях, но заниматься защитой моего огорода не станет.

Но хозяйство, не самая интересующая меня сторона. Сталкер - вот какая тема была для меня актуальной. Как бы мне пригодилась ручная крысуля! И для работы, и в доме. Да и вообще. С Сильвером поговорить интересно, но мне иногда хотелось дотронуться до кого-то живого в доме. А держать, скажем, кошку или собаку, мне не по средствам. Их кормить надо. А крыска, она, хоть и не против подзакусить с тобой, но, как сказал Торин, запросто и сама себе еду отыщет, да ещё и тебя накормит. Если ты не побрезгуешь её добычей, конечно.

-Мелкие крысы тоже умные, но, когда мы нашли выводок возле университетского реактора и забрали его на развод, тогда и поняли разницу. Это, как будто другой вид совсем. Правда, мамку первого выводка пришлось убить. Она шла по следу и чуть не порвала взрослого охотника. Меня тогда еще за ручку водили.

Это были первые годы после инвазии. Мы только искали возможность устроиться как можно более автономно от наземников. Всё больше очищали подземные склады. В первое время был бардак наверху, нам всё с рук сходило. А потом появилась охрана, сигнализации, ловушки даже. Наших бывало и стреляли. Один клан вырезали полностью. Военные.. Спецотряд. С подготовкой для работы в подземных коммуникациях. Этот клан по военным базам хабар брал, по бомбарям шарил. Вот их в шкурнике и спалили, как пиггеров. А потом на базу пришли и вырезали женщин и детей под корень. Спаслись группы, что по другим заданиям ходили. Они и рассказали. Наши тогда все за городскую черту ушли. Под землёй вируса никогда и не было.

Выводок молодых крысят я рассматривала с недоумением.

-Они же совсем малюсенькие, ещё слепые. Я даже выбрать бы не смогла.

-А ты кого хочешь, мальчика или девочку?

-Не знаю.. а кого лучше?

-Для работы - самца. Для компании - самочку.

-Тогда мальчика. Да, точно.. возиться с потомством, если вдруг чего, мне не в тему.

-Ну, вот этот серебристый мальчик выглядит самым крупным и энергичным. Если хочешь его взять, дай ему палец понюхать. Он запомнит. Забирать их пока ещё нельзя. Сейчас ему девять дней, отделить его от мамки можно месяца в полтора. Если ты будешь уже не здесь, я тебе его прямо домой принесу. Учить будешь сама. Они очень умные. Только не наказывай. Крысы мстительные. Через еду учи. И говори с ним всё время. Эти крупные особи запоминают слов побольше любого другого домашнего животного. С возрастом всё понимают. Только что не говорят. Мой Сталкер любую команду выполнит.

-Да, он у тебя прелесть,- я обернулась к удовлетворённой мордахе охотничьего крыса и послала ему воздушный поцелуй.

Кокетливо поведя усом, хитрец острозубо улыбнулся.

Я ещё раз дотронулась до выбранного малыша и мамаша беспокойно оттёрла меня в сторонку. Мы вышли из питомника и пошли наверх. Я хотела побеседовать с Петькой. Урок как раз должен был закончиться. Торин пригласил меня на обед. Все, кто не хотел возиться с готовкой, а таких было большинство, ели в общей столовой.

-А что это за мясо?- я опасливо потрогала небольшой кусочек на тарелке.

-Слепыш, скорее всего. У нас их разводят. Правда модифицированных. Они у нас в два раза крупнее, чем в природе и едят любую рубленую зелень. Довольно вкусные.

Петька ел в компании другого мальчишки, не из местных. Увидев меня, дёрнулся поговорить, но поняв, что я не одна, остановился. Меня это удивило, но я решила дать пацану поесть и успокоиться. Я тоже была голодна.

-Куда он денется с подводной лодки?- подумала я и сосредоточилась на тарелке.

Петька и впрямь никуда не делся. Сидел на чурбачке столбиком и ждал терпеливо. Выходя, я попросила Торина задержаться, чтоб мальчишку не смущать.

-Как мама?- бросился ко мне незадачливый гладиатор.

-Плачет.. дурак, что ли, сам не догадываешься?

-Так я же записку..

-Ага, ценные сведенья - школа.. галди...голди.. Хорошо не все такие легковерные, как ты. Это здесь тебе может хорошо. А что дальше, ты подумал? Тебя жизнь не учила про бесплатный сыр? Вообще, я думаю, тебе не плохо было бы поучиться здесь у диггеров. Не знаю только, будут ли они учить вас бесплатно. Сейчас Кроты пытаются узнать где находятся те дети, которых уже забрали отсюда и что с ними происходит. Мой друг рисковал, чтоб найти данные об их собственности через полицейские сервера. Когда будет всё известно, будут решать что делать дальше. Но я должна знать чего хочешь ты, чтоб просить за тебя. А пока, сиди тише воды, ниже травы и учись старательно.

-Да я и так.. мне нравится.. я бы хотел продолжать.

-Ясно. Как тебя уговорил вербовщик? Что обещал?

-Cказал, что будем спортсменами галдиаторами.

-Гладиаторами, чушка.. А кто такие гладиаторы ты знаешь?

-Ну, они проводят бои..

-Точно. Для богатеньких ублюдков, которым интересно смотреть как два маленьких придурка калечат друг дружку настоящим оружием.

Петька побледнел.

-Кроме того, они рабы. И дерутся с людьми и животными, часто до смерти. А денежки за бои получает их хозяин,- жёстко добавила я.

-Вот почему он сказал, чтоб я говорил, что сам согласился учиться и что я сын его знакомых.

-Лох, ты , Петька. Доучился бы и поминай, как звали. В лучшем случае, проваландался бы до первой серьёзной травмы. А там чикнули бы по горлу, чтоб не болтал. Или в первом же бою кончили бы. То, что они за вас диггерам платят, скорее всего за один бой на тотализаторе отбить реально.. с прибылью. Эти богатенькие ЧМошники, небось, на кровищу падкие. Платят хорошо.

Скучающие дамы в вечерних нарядах наблюдали за тоненькими девочками показывающими упражнения с лентами, обручами и мячиками под сладкую музыку.

Их мужья в это время старательно разыгрывали собрание спонсоров общества Спартак, попивая коньяк из широких бокалов.

Когда девочек увёз раскрашенный эмблемами автобус, тяжёлые железные ворота плотно закрылись и оживившаяся публика собралась в том же зале, где уже огородили решётками площадку для боя. Жуковатые суетливые человечки перебегали от группки к группке и принимали шелестящие купюры. Ставки на юных бойцов принимались согласно программкам, розданным на фиктивном сборище богатеев.

За кулисами обстановка была совсем иной. Двенадцать мальчиков готовили к поединкам, растирая и смазывая маслом покрытые грубыми шрамами поджарые тела.

-Эй, новички, ваш бой первый, для разогрева,- крикнул жилистый лысый громила, спускаясь по крутой лесенке в подвал, где жались в тесноте будущие бойцы.

Мальчишка с голубыми глазами и фингалом на правой скуле затравленно и тупо глянул на здоровенный охотничий нож у более опытного соседа и облегчённо вздохнул, когда в руку ему сунули электродротик настроенный на болезненный, но не смертельный разряд. Орудие было привычным и успокоило мальчика. такими на занятиях они сражались со сколопендрами.

Его противник, более жёсткий, закалённый улицей мальчишка, с непокорным белесоватым вихром надо лбом, быстро ткнул в сторону напарника и треснул короткий разряд. Паренёк захохотал.

-Эй, проснись, сегодня нам дадут имя. Будешь трястись, как сейчас, обзовут каким-нибудь дрянным имечком и поставят на мясо, чтоб публике повеселей было.

Этот парнишка прошёл только один бой и хорохорился, хотя и ему было жутко страшно. Разряды шокера вызывали болезненные сокращения мышц и в прошлый раз, получив несколько таких ударов током, он почти неделю не мог восстановить нормальную подвижность руки. Сейчас от воспоминания, она заныла противной тянущей болью.

Послышался голос отставного шпрехсталмейстера из цирка, который проводил бои и публика загудела. Лысый коротким властным жестом показал мальчишкам на ведущие вверх ступени.

Рёв разгорячённых коньяком взрослых мужчин и чуть истерические крики женщин, пугающей какофонией пригвоздили к месту младшего мальчишку. Объявляющий, выставляя бойцов друг против друга, крепко и болезненно сжал его предплечье, от чего он словно проснулся и занял напряженную выжидательную стойку.

Второй паренёк, как заправский шоумен потряс руками с зажатой пикой и оскалился. Гонг! Мальчики закружились в своеобразном танце, изгибаясь и уходя от тычков и ударов плавными красивыми перекатами. Вдруг резкий женский визг отвлёк обоих от боя и они отскочили друг от дружки, чтоб не получить случайный удар и завертели головами. Потому что крики волной покатились по залу. Народ в панике повалил к выходу. А старший мальчишка показал младшему на поток крыс выкатывающийся из подвала.

Шпрехсталмейстер, отрезанный от выхода открыл дверку на помост, собираясь закрыться в сетчатом ринге вместе маленькими бойцами, которые уже стояли спина к спине, вытянув дротики стрекалки, но на спину ему, сбивая с ног, бросилась громадная крыса. Тот закрыл голову руками и закричал. А мальчики недоуменно переглянулись. Они знали, что мутакрысы выдрессированы и никогда людей не трогают.

Из выхода в подвал показалась голова знакомого диггера. Он приложил палец к губам и махнул мальчишкам спускаться. Крысиная стая, ловко направляемая несколькими крупными особями, продолжала нагнетать панику среди зрителей, которых, происходящее на помосте, перестало интересовать.

Мальчишки перескочили через лежащего взрослого и старший вдруг зло ткнул его дротиком, всаживая разряд в одного из ненавистных лгунов, превративших их мечту в рабское существование. Последней из зала выскочила крупная крысья самка с почти белой шёрсткой и юркнула коридор, через душевые в люк сточных коммуникаций. Рука в брезентовой робе задвинула люк и в комплексе установилась зловещая тишина.

Новогодний вечер был для меня последние годы самым печальным вечером в году. Я даже старалась сделать его как можно более похожим на другие. Одиночество, в обычные дни не слишком досаждавшее, в праздники становилось невыносимым. Но не сегодня. Часов в девять вечера раздался стук в окошко. Я удивлённо прижала нос к стеклу и увидела физиономию Торина. Побежала открывать свои запоры, которые уже к сумеркам обычно закрывала намертво. На пороге стоял Сталкер, в позе циркового пуделя, Петька и его мама. Подошёл диггер и протянул мне вязанную шапку, в которой лежал мой маленький крысиный избранник.

-Пойдём к нам Новый год праздновать,- завопил Петька. Меня из школы отпустили на два дня! Соседка, счастливая и довольная, обняла меня за плечи.

-Без тебя нам и праздник не праздник. Ты же моего Петечку выручила. Давай, одевайся. Я оглянулась на тихий безрадостный дом и потащила шубейку с вешалки.

Дело 4. Призрак Белого спелеолога.

Давно у меня не было такого чудесного вечера. Конечно, я не пошла в гости с пустыми руками. Неожиданно, моё участие в освобождении малолетних гладиаторов, принесло мне неплохие дивиденты. Честно, я этого не ожидала. Чем мне могла отплатить Петькина мама? Она, так же, как мы все здесь, перебивается как может, чем бог пошлёт, что называется.

Позолотил ручку мне Алик. За "установление дипломатических отношений" с диггерами. Так что у меня была возможность побаловать себя деликатесами с чёрного рынка. Но главное был не праздничный стол, а уже подзабытое ощущение семейного торжества.

Маленький крыс сначала жутко напугал мою соседку, но потом она пленилась его умненьким взглядом. Только тогда её познакомили со Сталкером, который терпеливо ждал за спинами мальчишек. Теперь же мы сидели за столом и даже крыски получили тарелочки.

Своему малышу я давно придумала имя. Среди детективов, которыми меня пичкал Сильвер, был обожаемый мной пофигист Гаррет. Там же я почерпнула сведенья о крысючке Пулар Синдж. Я сразу вспомнила о крысином народе, когда поближе познакомилась с помощниками подземного клана. Синдж, прекрасно подходит как девочке, так и мальчику, тем более, насколько я помню, это было клановое имя или, по-человечески, фамилия.

Провожая меня домой, (Петюня остался на каникулы с мамочкой) Торин долго топтался на пороге, не торопясь уйти.

-Ну, что ты мнёшься,- наконец не выдержала я,- не нужно быть детективом, чтоб понять, что тебе что-то от меня нужно.

-Я не хотел портить тебе праздник..

-Опа, работа что ли намечается? Так деньги имеют тенденцию быстро заканчиваться.

-У меня друг погиб.

-Извини, Торин. Хочешь найти убийцу?

-Да, знаешь, я не уверен на сто процентов, что его убили. И все меня убеждают в обратном. Но..

-А рассказать не хочешь?- я распахнула двери,- заходи, давай. Продолжения банкета не обещаю, но кофе и шоколад, это моя слабость. При любой возможности набиваю закрома.

-Да, что я, за жрачкой пришёл что ли? Мне твоя помощь нужна. Денег у меня нет, но вот это,- он протянул мне золотой перстень-печатку,- можно продать.

-Конечно любой труд должен быть оплачен, я с этого живу, но, если бы у тебя ничего не было, я бы тебя тоже не выставила за порог. Мы всё таки друзья. Рассказывай.

-Последние пол-года у нас всё чаще стали поговаривать о старой легенде. Про Белого Спелеолога. То один, то другой охотник говорили о светлой фигуре, которая появлялась в одном из районов ближе к центру. Наши редко ходят в город, там можно наткнуться на банды контрабандистов и на особистов тоже. Даже на военных. Только, если есть задание в определённом районе. Ходят секретом - двое разведчиков, обязательно, с обученными крысами.

-А твой друг был разведчик?

-Да и очень хороший. У него нюх на опасность был получше, чем у крысюка.

-Тогда я не понимаю как он мог ничего не почувствовать. Ни он, ни его крыс. Кстати, а он тоже мёртв? И ты говорил, что их должно было быть две пары. Что с напарником?

-В том то всё и дело.. Если б я даже верил в легенды..

-А ты не веришь?

-Я привык различать какие книжки заимствую в библиотеке, фантастику или техническую литературу. Я могу назваться гномским именем, по приколу, но достаточно критичен к сказкам в повседневной жизни. Хотя среди диггеров таких не много, и наши легенды, некоторые, с удовольствием, превращают в своеобразную религию.

-Ладно, распробовала.. Так, если бы ты верил..

-То, по легендам, Белый Спелеолог помогал хорошим парням, а всяких гадов наказывал. Так вот, мой друг был классным парнем, честным, смелым, а его напарник.. он сбежал, когда увидел, что с моим другом происходит что-то странное, что ему плохо. Скорее, наказание должно было настигнуть его. Крыс пытался вытащить хозяина. До последнего момента не было никакого присутствия, ничего.. Так бывает, когда нарываешься на ловушку, механическую или электронную. Крыс может почувствовать запах материалов, но в подземке есть и другие человеческие изделия и различить где ловушка, а где приборы и коммуникации, по запаху, это выше возможностей даже самого умного животного.

-Тоесть, ты полагаешь, что твой друг нарвался на ловушку? А другие погибшие были? И ещё, этого призрака видели только в одном месте?

-Нет, видели в разных местах, но в небольшом районе. Я покажу на карте. А погибших не было. Так получилось, что все видевшие его раньше, были очень подвержены диггерским суевериям. И близко не подошли бы к призраку.

-Послушай, Торин, смелые парни, конечно, вызывают уважение. А напарник твоего дружка благородным доном не выглядит. Но,.. если ты прав и то, что убило мальчишку, было ловушкой, то он, возможно, спас ещё чью-то жизнь, сообщив о том, что случилось. Чем бы помог ещё один, а то и два трупа в одной кучке. Крысюля бы тоже полезла спасать ещё одного, играющего в героя, глупца.

-Но..

-Что но? Я тоже самоубийства не уважаю. Это не моё любимое занятие. И, пока я не пойму чего мне ждать от твоего непрокрашенного Спелеолога, не жди, что ты уговоришь меня туда сунуться.

-А как ты поймёшь, если не увидишь?

-Попробую включить мозги. Сам подумай, если отмести мистику, то кто-то начинает, при помощи призрака, о котором он толком ничего не знает, отпугивать от определённого района диггеров. Кстати карту-то покажи.

Торин полез за пазуху и достал старую бумажную карту. Ткнув в несколько точек, обозначенных маркером, он вопросительно глянул на меня. Я почесала затылок.

-Нужно Тимку подключать. Эту карту нужно совместить с картой города.

-Зачем?

-А что, так трудно догадаться? Старый способ грабителей банков и ювелирных магазинов. В любом детективном романе, на тему ограблений, воры делают подкоп или пробираются через подземные коммуникации туда, где есть сильная охрана. Значит нужно посмотреть, есть ли сверху что-то стоящее внимания в районе, от которого отпугивают диггеров. Если есть, то всё просто, мы даём инфу Тимке, он ловит поганцев, получает премию и делится с нами. А мы мстим за твоего друга и жрём новый шоколад. Как тебе план?

-Ну, вообще-то логично. Кроме того, что я хотел бы сам оторвать башку убийце Двалина и Варга.

-Давай не будем торопиться с выводами и кровожадными желаниями. Вперёд дело.. Оставайся у меня, пока не свяжемся с Тимуром. Тебя искать не будут?

Торин помотал головой.

-Я предупредил, что могу задержаться. А удобно, что я здесь останусь?

-Ну, конечно, честь благородной дамы может пострадать,- манерно начала кривляться я,- в крайнем случае, придётся жениться..

Торин заржал.

-Шуточки у тебя..

-Ну, а чё ты дурацкие вопросы задаешь?- я хлопнула его по плечу,- пошли, устроишься в комнате родителей, надо поспать, всё равно ещё рано и Тимур, а то и его дева, не обрадуются, что их будят в такую рань.

Я бросила ему чистую постель.

-А ты не думал, что в случае чего, стрелки перевести могут на диггеров? И, если там какая-то секретная фигня, то вояки, особо не разбираясь, покрошат ближайшие кланы? Ты можешь Сталкера послать с таким предположением к вашему старшему? Или подождём пока всё выяснится?

-Нет, ждать не будем. А вдруг всё происходит уже в этот самый момент. Я напишу записку с нашими опасениями. А он пусть обмозгует. Ответственность за людей на нём.

Он быстро накорябал записку и сунул в специальный патрончик для почты на ошейнике.

-Иди домой, к Рашпилю.

-Рашпиль?- идя к двери, я попыталась найти ассоциацию к кликухе сурового вождя клана.

-У него вся спина в шкуродёре содрана. Застрял по молодости, чуть не подох в нём,- помог мне Торин.

-А-а-а.. шкуродёр, это узкий лаз какой-то?

-Ну, в общем, да. В его случае, это была труба.

Мы выпустили Сталкера и он немедленно растворился в лёгком снегопаде, а мы вернулись в дом и завалились спать.

К моим просьбам Тимур привык относиться серьёзно. Он вообще был серьёзным мужичком. Можно даже сказать чуток угрюмым. Я знала, что на моё сообщение он отзовётся обязательно. Но, палить лишний раз, нашего "засланного козачка", я бы без нужды не стала. Естественно, я дала ЦУ Сильверу, чтоб он сравнил две карты по открытым данным.

Если бы там оказалось что-то явное, типа банка, ювелирки, оружейного магазина или ещё чего, что, по логике, стоило таких затрат, я бы действовала совсем иначе. Но на карте была промзона. Что там производилось, никаких сведений не было. Кроме всего, предприятий значилось несколько. Если атака готовилась на одно из них, то на какое? А может под этими "заводиками" пряталась какая-то военка?

Если бы не угроза диггерам, которых я уже позиционировала как друзей, то мне бы вообще туда лезть расхотелось. Месть, что стояла во главе угла у Торина, для меня не была приоритетом. Парень уже погиб, и душа за него болит. Ясно. Но зачем на алтарь класть ещё одну жертву? Это что, по этой логике, я должна идти корчевать то дерево, в которое въехала машина моих родителей? Наверное, Тимка прав, и я девушка циничная. Но, уж больно я себе любимой нравлюсь, чтоб ни за фиг, ни пра фиг, совать свою корму под асфальтовый каток. Меня её форма вполне устраивает. И вообще, я деньги на жизнь зарабатываю, а не веду праведную войну.

Все эти размышления не для благородных гномов, конечно. И Торина ими шокировать я не стану. Пусть мой идальго дрыхнет, положив под голову свой кодекс эстета. У меня свой кодекс - локального апокалипсиса. А что, вон в прошлом деле я изобрела закон Колобка. Какой бы изобрести теперь? Теремка, к примеру..

Пока мне никак не засыпалось и я стала вести с умным человеком заумные беседы.

Предположим, по извращённому желанию фортуны, какой-то серой мыши достался в наследство Теремок. Она получила право сдать жилплощади и поиметь с жильцов выгоду. Кто воду носит, кто пироги печёт, а кто песни поёт хозяйке. И тут появляется товарищ, который в рамки Теремка не вписывается, а жить где-то надо.. Проще, конечно друзей-соседей, что тебя пожалели, своими габаритами придавить. Только риск есть и без друзей, и без дома остаться. Так что, дорогой, если уж дал тебе бог больше, чем другим, то возьмись и построй себе мир по своим потребностям. Тогда, заодно, и право получишь самому решать, кто тебе пироги печь будет, а кто на пороге милости клянчить.

Я улыбнулась и спокойно заснула.

Тимка появился к вечеру. Мы сидели на кухне и трескали пирожки, которые притащил Петька. Все, включая, недавно заявившегося, Сталкера и маленького Синджа, были довольны жизнью и, со всеми придирками, ратифицировали, изобретённый мной, закон Теремка. Тимур выслушал нас, посмотрел с некоторым удивлением, а потом достал добытые карты.

-Вот это,- он ткнул пальцем в, обведённый кружком, комплекс зданий, завод на котором изготавливают станки для печати донорских органов и эксперементальная лаборатория, где, по некоторым данным, закончена разработка прототипа с увеличенной скоростью печати и более дешёвого к тому же. Тот же источник говорит о том, что на ней можно будет изготавливать животные ткани, для пищевой промышленности.

-Золотое дно...- выдохнула я,- за это кого хочешь убить можно.. Что делать будем?

-Дети, тут дело серьёзное, надо совсем другие силы подключать..

-Я бы и сама такому станочку лучшую комнату в доме предоставила. Скатерть самобранка, идить твою ближайшую родственницу.. Хочу в Белые Спелеологи..

-Я, на месте некоторых, какую-то галантерею подыскал, губу подшить. Вы оттуда держитесь подальше.

-А ты, Тимка, не на нашем месте. В отличие от некоторых твоих знакомых, ты правовой статус имеешь.

-Ню, я тебя понимаю, иначе меня бы здесь не было.

-Тебя бы здесь не было, если бы не некоторые другие обстоятельства,- не унималась я.

-Так я для тебя только чтоб воду носить и тесто месить? А мне казалось, что мы друзья,- обиделся Тимур.

Я осеклась.

-Прости, Тимка, чего-то меня занесло. Здоровая жаба на грудь села.

-Ладно, проехали,- Тимур невесело усмехнулся.

Мальчишки, всё это время слушавшие нашу перепалку, облегчённо вздохнули. Тимур имел способность нравиться всем, кто с ним встречался. Такой бука-обаяшка. И, когда я шутила по поводу его невесты, шутки имели привкус настоящей бабской ревности. Он и мне нравился,.. зараза.

-Может быть теперь, когда будет возможность производить искусственную белковую пищу, всё снова станет по прежнему?

-Тима, ты такой наивный, как будто не профессиональный профайлер, а девочка выпускница. Когда это власть добровольно выпускала из рук возможность безнаказанно поиметь собственных подданных? У нас каждый ребёнок знает - в какую бы позу верхние нижних для поклона не ставили, всё равно оттрахают.

-Ню, такое ощущение, что ты специально говоришь мне гадости. Знаешь же, что я этого не терплю.

-А что же ты теперь решил делать?- влез между нами Торин.

-Сообщу, что получил сведенья от информатора и предупредим ограбление.

-А ты знаешь кто владелец этого предприятия? Это гославочка или частник?

-Не знаю..

-Тогда откуда известны такие подробности о его работе?

-Понимаешь, все сведенья о разработках, имеющих стратегическое значение, обязательно отслеживаются. Даже, если владельцы частные лица. Вообще-то я влез не в свою епархию. Это внутренняя разведка. Тебе не надо знать как я это достал.

-Может и не надо. Только и ты прикинь, а вдруг это госслужбы хотят частника почистить, как говорил товарищ Бендер, путём относительно честного отъёма собственности. А тут ты нарисуешься Дон-Гандон Ламанческий, который сведенья получил от своей Дурсинеи. Вот они радостно и доверят призраку Белого Спелеолога проводить нас к алтарю. Только не для венчания, а для заклания. Как тебе такая версия?

-Тогда я об этом скорее всего узнаю уже сегодня вечером. Гости ко мне быстро пожалуют. Я ведь не сильно прятался, когда лазал по их нычкам. В случае чего, думал отговориться сведеньями о готовящемся ограблении. Если бы стал искать серьёзных левых спецов по взломам, сразу бы дополнительные подозрения возникли в моих честных намерениях.

-Я так и подумала. Тогда я об этом узнаю уже сегодня ночью. Долго ты сможешь рот закрытым держать под психотропными? Нет, я тебя не виню, сама же попросила. Кто же знал, что там такая коровья лепёшка? А ты можешь больным сказаться, что ли, чтоб не возвращаться домой и на работу? Если уж очень настойчиво зазывать начнут, значит, скорее всего, там уже особист сидит. И нам надо очень-очень быстро линять к диггерам.

-Ты думаешь найдут, если я здесь останусь? Хотя, могут на Геру выйти. Я, правда, как бы, новенький, на его место пришёл, нас не должны связать. Но он единственный, кто может на тебя вывести. Невесте я о тебе не упоминал ни разу.

-Тогда говори со своими не из этого района. Езжай в город. Свяжись и возвращайся к бомбарю, откуда мы в прошлый раз вниз ходили. А Петюня за домом последит. Не появятся ли чужаки. Давай, Петь, домой. И не высовывайся, маме ни слова. Где я, вы не знаете. Соседка и всё. Это, если вдруг нагрянут с расспросами. Вы не полиция, моего чипа проверять не обязаны.

-Отпросился?- встретила я вопросом Тимура, вылазившего из своей машины с хмурым видом.

-Меня скоро с работы уволят, даже если я ещё не влез в тайную операцию, которая мне не по зубам.

-А что были признаки?

-Да вроде нет, но там тоже не дураки сидят. Если провернуть это дело хотят так, чтоб свернуть стрелки на диггеров, значит либо власти светить своё присутствие не желают, либо мы вообще зря огород городили и работает кто-то другой.

-Слушайте,- встрял Торин, по любому нам теперь придётся проверять всё на месте.

Мы двинулись. Хорошо, всю оснастку оставили у меня. На всякий крайний, я взяла с собой кое-какую хитрую электронику с которой Сильвер мне подсобит. Сам Спелеолог, скорее всего безобидная голограмма, но вот то, что убило диггерского разведчика и его крысюка, безобидным назвать трудно.

На этот раз Торин вёл нас в сторону центра. Дорогу он знал, как я свой задний дворик и беспокоится было не о чем. Задержались только раз. Торин смылся, пока мы отдыхали, минут на двадцать и вернулся с копошащимся мешком.

-Там чего?- полюбопытствовала я и Синдж, почувствовав мой интерес, тоже высунул мордочку из-за пазухи. Мы торопились, возможностей тренировать моего малыша не было, однако дома я его тоже не хотела оставлять.

-Летучие мыши. Пустим вперёд.

-Торин, ты мне такую идею подал! Знаешь чем могли убить твоего друга?

-Инфразвук?- Тимур даже остановился.

-Точно, мышиный ультразвук на мысль навёл. И, возможно, напарник твоего друга не так уж и виноват. Низковолновое излучение распространяется сильнее. Оно могло вызвать ощущение беспричинного ужаса у мальчика и желание убежать.

-И откуда ты столько знаешь? Вроде школы не заканчивала.. Меня твои мозги, Ню, в депрессию вгоняют.

-А что ты из тех мужчин, которым глупые женщины нравятся? Думаешь без занудных училок уже и узнать ничего нельзя?

-Знаешь, если б женщина, я б так не комплексовал, но, когда такая молекула вундеркиндовна тебя каждый раз профессионально обходит, у любого мужчины чувство неполноценности вылезет.

-Э, полегче с обидными кликухами,- вступился за меня Торин.

Я тоже оскорбилась слегка, но сообщать, что мысль об инфразвуке подал Сильвер, не стала.

-Пусть помучается. Великула.. Переростович.. Мусоргский..- придумывала я мысленно обидные прозвища.

Топать нам пришлось до вечера, бодрым шагом. Где возможно было. А до места не добрались. Пешкодралью по подземным коммуникациям быстро не получается. Когда уляглись отдохнуть, всё никак не засыпалось. Так и в прошлый раз было. Я лежала, таращилась в темноту и думала.

-Почему Белый Спелеолог стал появляться с полгода назад, а парнишку убили только сейчас. Неужели за такой большой срок до цели не добрались? Может ждали, когда всё готово будет, а народ начали разгонять пораньше, чтоб к нужному времени там никто не шатался? Или просто исследования что-то задержало? Но вот интересно, сейчас там всё уже тип-топ, или мы явимся помахать кулаками после драки? А то и прямо в лапки доблестных сыскарей, которые обычно как раз к этому времени и подваливают?

-Не спится?- Торин глазел на меня сочувственно,- ты видать чувствительная к недостатку света. Хочешь, таблетку мелатонина дам? Мы, когда долго под землёй, всегда принимаем. Без света сбивается выработка гормона сна, вот мы и добавляем искусственно. Иначе заснуть тяжело. И ещё куча проблем. Для этого и держим наземные базы. Не приспособлены люди под землёй жить, как не крути.

-Ну, давай, говорят, во сне растут. Может и я подрасту чуток. А то, молекула, видишь ли..

-Не бери в голову, взрослые почти все такие. А вот наш Рашпиль говорит, что дети всегда умней родителей. Если брать мозг, как компьютер, то к каждому поколению свой апгрейд прилагается.

То ли таблетка сделала своё дело, то ли просто усталость, но дослушивал умные мысли Торина Сильвер. Я уже спала.

Растопыренные лапки Сидж, впились мне в кожу. Сильвер обнаружил электронику. А малыш, оказалось, чувствовал мой чип.

-Ни фига се, вот это номер,..- внутренне восхитившись, я тормознула парней.

-Чего? Почти дошли,- недовольно пробурчал Торин. Он с утра был не в духе, после того как я неосторожно поинтересовалась где похоронили его друга. Оказалось, тела исчезли и команда, которая не боялась призраков, а скорее склонялась к наличию ловушки, пришла, готовой вытащить погибших друзей с помощью робота. Пустили железяку для проверки, только датчики, если они там были, не среагировали на неживого разведчика.

Робот был простенький, самоделка. Только зацепить и выехать. Собирали его мальчишки, чтоб в опасных местах можно было хабар взять.

А близко подходить всё же боялись. Робот проехал до конца коридора и вернулся. В этой выработке, заканчивающейся по горизонту тупиком, было несколько подъёмов на следующий уровень. Когда платформа, звякнув о камень, двинулась назад, у стены образовалась белёсая призрачная субстанция, и мальчишки воробьями прыснули назад по коридору. В желудках дрожал противный до тошноты ужас, в котором ни один из них не хотел признаваться другому.

Но Торин рассказал мне об этом, хотя, без сомнений, ему трудно было это делать. И настроение у него после этого надолго испортилось. То ли он боялся повторения позора на моих глазах, то ли просто загрустил о друге, которого даже похоронить не удалось.

-Пускай мышей,- почему-то шёпотом попросила я его.

Тимур вопросительно глянул мне в глаза, но ничего не сказал. Видимо привычка, при возможной опасности, поменьше открывать рот, всё же является профессиональным достоинством.

Торин развязал мешок и резко тряхнул его в сторону тупика, до которого оставалось ещё довольно далеко, но видно было всё до самого конца. Наши линзы отлично работали, но в этом коридоре стены были покрыты колониями светящейся плесени и зеленовато-фосфоресцирующее свечение для нас казалось ярче дневного света.

Стайка мышей метнулась вдоль стен единым плотным клубком и резко взмыла в верхний коридор через узкую вертикальную шахту. Сильвер поработал успешно. Он сумел блокировать датчики дистанционно. Видимо, влез в систему управления. Разбираться, пока, было не время, я не хотела отвлекать моего пиратика от работы и дисциплинированно повторяла вслух его указания. Я привыкла с самых маленьких, что чип меня учит и неосознанно слушалась его в такие моменты. Попробуй покомандовать мной Тимка, скажем, я бы выделывалась полчаса, прежде чем согласится с его мнением.

Военная выправка Тимура, и привычка жителя подземки слушать ведущего беспрекословно, в данном случае, была мне на руку. Неизвестно, шло ли управление автоматом или был живой наблюдатель. В таком случае, надо было бы действовать быстро, иначе проникновение заметят и попытаются с нами разобраться.

Мы ринулись за летучими мышами и я, пропустив парней вперёд, оглянулась на лестнице. За спиной, внизу задрожал и засветился воздух и желудок скрутило от беспричинного страха. Я пискнула и чуть не вырвала. Меня неудержимо погнало вверх, но страх не проходил, накатывал волнами. Я вырвалась из узкого вертикального ствола и воткнулась лбом в спину Торина. Он стоял, как столб, и у него дрожали ноги. Чувствовалось, что он едва преодолевает себя. Выглянув из-за его плеча, я тут же снова глянула вниз. Призрак, в нижней штольне мерцал, как телеэкран. А перед моими глазами сейчас оказался другой.

Юноша, а не размытое привидение, с совершенно седыми, белыми-пребелыми волосами. Я глянула на Торина и увидела слёзы в его глазах.

-Что это? Просто страх выдавил слезинки или за ними стояло что-то другое?

-Двалин,- я едва услышала его шёпот и тут же всё поняла.

Из-за поворота коридора показалась крыска похожая на Сталкера, только совершенно белая, движения её казались немного замедленными отчего выглядели не совсем естественно.

Страх постепенно начал уменьшаться. Он не исчез совсем, его как будто приглушила, обернула в вату, какая-то внешняя сила. Может мы привыкли к этому давлению? Эта штольня имела продолжения в обе стороны и белая крыса Варга или, возможно, её призрак, повела нас вправо. Мы шли, как привязанные, за этими двумя странными существами, когда вдруг за нашими спинами послышался топот ног. Оглянувшись, мы увидели десяток мужиков в камуфляже, типа "Леший" с дистанционными парализаторами.

Наши привидения каким-то образом оказались между нами и нападающими. Мы даже не успели заметить когда они исчезли там и появились здесь. Просто продолжали бежать и мягкий толчок воздуха в спину только добавил ускорения, и, тут же, нас догнал звук обвала. Порода за нашими спинами осела, как будто там никогда и не было ничего. Ни догонявших, ни призраков...

По инерции мы ещё проскочили метров двести от завала. Торин свистнул Сталкеру и тот остановился и присел а-ля Артемон, ожидая приказа. Но Торин, тяжело дыша, только переглянулся с нами. Мы выглядели не лучше. Не то, чтоб мы задохнулись от бега. Скорее это страх так вымотал нас. Про призраков никто не говорил. Мысль об этом казалась сумасшедшей.

-Это было не порождение ужаса,- наконец решилась я,- позвольте предположить, что все мы видели одно и то же? Седого парнишку и седую крысу? Я же не сошла с ума?

-Мы видели Двалина и Варгу,- подтвердил Торин,- наверное, теперь в его образе станет являться здесь Белый Спелеолог. Не чёртова голограмма.. а.. настоящий..

-Ты же не всерьёз?- не слишком уверенно возразил Тимур.

-Меня больше беспокоит, кого похоронила эта мстительная парочка.

-Э! Язычок прикуси,- Торин возбуждённо оглянулся,- призраки действительно мстительны.

-Ну вот, теперь мы получили убеждённого диггерского Сказителя,- обычная язвительная манера разговора меня успокаивала, - а ты не хочешь поменьше распространяться о том, что за нами полёг десяток особистов. А ещё кто-то мог и остаться. За пультом, например. И тот, кто планировал операцию. То бишь, сидит где-то и греет тёплый зад. И, возможно, получит наши рожи с пульта.

-Не-а.. Я верю в Двалина. Он сотрёт файл..

-И покарает Зло,- ядовито добавила я,- а может обвал это следствие частых низкочастотных ударов? Во время землетрясений, насколько я знаю, тоже появляется такое излучение. А вдруг оно толчок спровоцировало?

-А Двалин?- язвительно спросил Торин,- Коллективная галлюцинация?

-Да,..- промямлила я,- просто очень, как-то, неуютно верить в призраки.

-Он призрак или не призрак, но, в данный момент, мы ему жизнью обязаны,- вмешался Тимур.

-Они,- поправила я, с умилением глянув на высунувшуюся из-под куртки, мордочку Синдж. Во время всего переполоха он только крепко держался коготками за футболку. А сейчас внимательно слушал наш разговор. Вдруг он выкарабкался из своего убежища и спрыгнул на пол тоннеля. Ещё малыш, по габаритам взрослых родичей, в сравнении с обычными крысами он уже был как крупный самец.

-Синдж!- испуганно воскликнула я, когда он ринулся вслед за Сталкером.

-Пусть побегает,- остановил меня Торин,- он под присмотром. Ему же надо учиться. Что, ты хочешь из него киску домашнюю воспитать?

-Он же ещё маленький,- обиделась я.

-А ты большая? Мой крыс хороший учитель, он уже много крысят натаскал.

-Ладно, пусть его. А что дальше-то делать будем? Ты знаешь как отсюда выбраться?

-Тише!- Тимур поднял руку,- Вода, слышите?

-Тут не должно быть никакой воды,- Торин быстро приложил ухо к стене.

К нам неслись навстречу Сталкер и Синдж. Торинский крыс визгнул отрывисто и повернул назад, оглядываясь, как будто приглашал за собой. Диггер, не говоря ни слова бросился за ним. Мы конечно тоже. Синдж вскарабкался на меня, прыгнув на штанину прямо на ходу. Ловко перебирая коготками, ввалился за пазуху и заворчал, поскольку Сильвер начал начитывать данные скана.

Через несколько шагов я ткнулась в, резко остановившегося, Тимура. Торин уже взбирался в очередную металлическую трубу со ступеньками, ведущую вертикально вверх. Тимур подбросил меня так, что штук восемь скоб я просто пролетела и вцепившись в девятую резво полезла, ухмыляясь и внутренне скорчив рожу его воображаемой невесте. Под ногами Тимки уже бурлила вода.

-Ливневый сток разорвало обвалом!- заорал, нагнувшись вниз Торин,- Надо всё время вверх!

Он помогал Сталкеру подталкивая его впереди себя. Крыс хорошо взбирался по лестницам, но медленнее, чем мы. Его коротенькие пальчики могли обхватить прут скобы только за счёт длинных острых когтей, которые часто соскальзывали. Моему Синджу это бы не удалось. Вот почему он так ловко забрался под куртку..

Вода быстро поднималась. Скоро она заполнит нижнюю штольню и ринется по вертикалям. Наверное, пока мы были в подземке, прошли сильные дожди. Выбравшись на следующую горизонталь мы быстро побежали в надежде найти ещё подъём. Их не было, но шахта стала подниматься вверх под небольшим углом. Воды больше не было слышно. Но зато появился гул, который всё усиливался.

-Где-то поблизости метро,- Торин огорчённо покачал головой. Нам туда нельзя. Здесь полно "палилок" и "крестьяне" бегают.

-А перевести?

-В смысле?

-На общедоступный язык,- Тимур развёл руками,- лично я с вашим сленгом не знаком.

-А, ну да, крестьяне - это обслуга, монтёры и прочие. А палилки - это посты охраны. Метро всё же. Мы эти места обходим. Кроме того, я уже один раз увидел своими глазами то, во что раньше не верил. А про Теневые ветки такие страхи рассказывают, что, даже самые простенькие истории, я бы на себе проверять не хотел.

-И что, стать и врасти в землю корнями?- разозлилась я,- Ну, да, я немножко нервной становлюсь, когда решения от меня не зависят. Люблю свою жизнь сама контролировать.

-Не психуй, Ню, сейчас Сталкер сходит посмотрит.

Синдж выглянул было, но тут же гул проходящего где-то за стеной поезда испугал его и он юркнул обратно.

-Я не психую, а пытаюсь понять, что мы теперь здесь делаем. Ты просил меня найти тех, кто виноват в смерти твоего друга. Хотел отомстить?.. Так теперь он сам это сделал. Не так ли?

-Ну,..- задумался Торин,- наверное..

-Ты, Тимур, хотел предотвратить ограбление и оба вы хотели, чтоб его не связали с диггерами? Обвал сделал и то, и другое. Теперь, если они всё захотят продолжить эту акцию, им придётся начать всё с начала. За это время машину могут вывезти, результаты исследований обнародовать. И, вообще, как говорил незабвенный Ходжа Насреддин, за двадцать лет кто-нибудь уж точно умрёт. Или я, или эмир, или ишак.. Кроме того, если этим всем занимаются госслужбы, чего мы предполагать не могли, начиная расследование, то не только мне с этим не справиться, но и тебе Тима тоже. Это даже не вопрос, это утверждение. У меня твёрдое убеждение - бороться с государством и религиозными фанатиками бесперспективно. От тех и других проще держаться на расстоянии. Настолько большом, насколько можно себе позволить. И те, и другие всё равно будут пытаться добраться до твоих печёнок.

-Целая философия,- чуть насмешливо сказал Тимур.

-А я имею на неё право,- жёстко улыбнулась я деланной улыбкой,- может, будь я законнорожденной, была бы и законопослушной.

-Ладно,- Тимур кивнул,- в твоих словах, как всегда, логика присутствует. Значит, ты что, предлагаешь всё бросить и идти домой?

-А ты предлагаешь искать заказчика? Смотри, Тимочка, если сейчас мы вылезем наверх и ты свяжешься со своей девушкой и у неё не будет за спиной маячить наёмный убийца-особист, я перекрещусь и скажу "..будь счастлив, дружок..". Если что-то не так, но тебя не вычислили, мне тебя придётся усыновить или уотчить? уотцыть? короче, упапить.. Будешь жить у меня на чердаке, как еврейский партизан.

-А, если это частная компашка?- внёс предположение Торин.

-Ну, для нас всех и для экономики это плюс. Конкуренция ведёт к снижению цен. А, добытый, даже не честным путём, технологический секрет, меня бы не касался, если бы не вот эта неудовлетворённая рожа,- и я ткнула пальцем прямо в нос Торина.

Он фыркнул, как рассерженный крыс и Синдж, вдруг, параллельно чихнул за пазухой. Мы все заржали.

-Всех убью, один останусь?- сквозь смех спросила я Торина.

-Вообще-то, я и правда пар не выпустил. Чувствую, что не сделал всего, чтоб рассчитаться за друга.

-Ну, а ты, тоже не можешь ходить с неприщемленным хвостом?- скорчила я рожу в сторону Тимура.

Тот топтался с виноватым видом и почёсывал репу, о чём-то мозгуя.

-Что?- я развела руками,- Какая умная мысль тебя посетила? Ты так выглядишь, когда начинаешь изводить себя очередной выдуманной виной. Честное слово, если бы у моих друзей было поменьше гормонов совести и чести, я была бы спокойней за свою тушку. Скажите мне, где орган который их вырабатывает, я его удалю, без наркоза.

-Не наговаривай на себя, девочка, у тебя этот орган, как бородавка на носу,- улыбнулся Тимур.

-Так вот почему ты выбрал другую?- с наигранным ужасом вступила я в пикировку.

Этот шуточный разговор, почему-то расстроил Торина.

-Так что делать будем, вон, Сталкер возвращается?- угрюмо пробурчал диггер.

-Это вы мне скажите, суну свой нос в вашу мясорубку, а вдруг бородавка отпадёт?

-Ты права в одном, Ню, мне надо связаться со своей невестой или с кем-то из друзей, я должен определиться на каком мы свете.

-Значит выходим?- уточнил Торин.

-Давайте выйдем, всё узнаем, а потом решим, что дальше. Только всё зависит от того где мы. Как ты себе представляешь наше появление в центре города в таком виде?- я глянула на наши комбезы, каски и прочую подземную хренотень. Странненько будем выглядеть. Нас твои друзья-товарищи подгребут, как пить дать.

-Мы не в центре, это промзона, ты что карты не помнишь, мы тут, конечно побегали, но по горизонтали далеко не убежали, только вверх поднялись. Ближайшее метро - это как раз ветка, что отделяет зону заводов от жилых районов. Тут мы можем выбираться спокойно и чесать вдоль территорий предприятий, сойдём за рабочих.

-А знаешь, Тим, Ты с Герой лучше свяжись, пусть он позвонит вашим и безобидно как-то в разговоре попробует о тебе вспомнить. Может ребята ему по секрету, как своему, чего и сболтнут.

Мы с Торином всё же решили не выходить. Диггеру не хотелось отправлять Сталкера, пока мы не определились. И, потом, нам показалось, что версия с рабочим комбинезоном подошла бы для взрослого мужчины, с натягом рослому подростку Торину, но не мне, маленькой девчонке, которой с ними совсем делать нечего. Одну оставлять меня под землёй, даже со Сталкером бы не стали. Вот мы и забавлялись обучением Синджа, пока Тимур отправился за новостями.

Прошло уже минут сорок. Наш старший товарищ явно задерживался. Мне это переставало нравиться. Но уходить мы не спешили. Мало ли что могло случиться. Наконец признаки нетерпения стал проявлять и более спокойный Торин.

-Что делать будем? Если Тимур попал в неприятности, нам надо уходить.

-Есть слишком много того, что особистам говорить нельзя. Ему нельзя доводить до психозондирования. Он должен будет сотрудничать и придумать достаточно убедительную историю, чтоб они в неё поверили. И не стали кормить его всякой дрянью,- высказала я свои резоны.

Торин нервно поглаживал спинку, жавшегося к нему, Сталкеру. Тот переживал, больше ощущая тревогу хозяина, потому что вокруг было сравнительно тихо. Дальний гул поездов метро, всё таки, время от времени, был слышен.

Вообще-то, мы продумали линию поведения Тимура. Она должна была подтвердиться и при приёме препаратов. Он должен был сказать, что к нему обратился его информатор, у котрого были связи с диггерами. Они, якобы, обнаружили возможное ограбление, результаты которого могли нанести вред кланам. Так как его могли приписать им. Он не пошёл официальным путём, потому что реальная информация включала рассказы о всякой ерунде, типа призраков. Но и оставлять без внимания этот рассказ ему не хотелсь. Поэтому он решил всё проверить сам, при помощи разведчика диггеров, которого предоставил клан. По время проверки на месте, произошёл обвал, очевидно, из-за прорыва ливневых стоков, и предполагаемые грабители, если не погибли, то потеряли свой канал для проникновения.

-Если Тимка сейчас у особистов и они решат проверить эту историю, крыс почувствует чужих и мы успеем уйти. Даже специально подготовленные отряды не сравнятся с диггерскими разведчиками и их помощниками в знании подземки. Мы подождём до вечера. Дадим возможность разрулить ситуацию,- рассудила я и Торин надулся от гордости.

Чтоб время шло быстрее, перекусили слегка. Ещё повозились с Синджем. Вдруг Сталкер приподнялся на задних лапках и понюхал воздух. Потом повернулся к Торину и его хитрая мордаха изобразила что-то вроде улыбки.

-Тимур,- облегчённо вздохнул хозяин умника-крыса.

И правда, послышались не слишком уверенные шаги и в конце коридора показался наш долгожданный друг.

-Мы уже извелись, Тим. Что так долго, рассказывай? Как Гера?

-Я решил позвонить прямо в отдел, не приплетать его, ему и так не сладко. Лучше играть напрямую. Так доверия больше. Если вычислять взялись бы, всё равно не спрятаться . Только статус бы законный потерял. А мне это совсем не надо. Позвонил ребятам, но они, похоже, не в курсе. Поговорил ни о чём. Засветился. И дождался, подъехали. Оказалось, как только я влез с этим запросом в базу, сразу попал на ловушку. Это дело уже раскручивали. Причём, на подозрении была группа полицейских, которая воровала технологические новинки. А тут я, как слон в посудной лавке.

-Они тебе поверили?

-Наша заготовка прошла. Мы, собственно, не соврали, практически. Так что меня отпустили с условием не распространяться в отделе и сообщать сведенья от диггеров, если такие появятся. Как я понял по их вопросам, кто-то из отдела завязан в этом деле.

-Ты уверен, или тебе кажется?- Торин зло смотрел на полицейского. Такое ощущение, что он снова потерял к нему доверие, как к представителю власти.

-Э! Ты чего, с дуба рухнул? Что с лицом? Это Тимур,.. помнишь?- я помахала ладошкой перед глазами мальчишки,- тебе, чтоб успокоится, обязательно надо кого-то убить?

Но диггер как будто не слышал. Мы нахмурились. Сталкер подбежал и осторожно втянул воздух у его руки, чуть шевеля усиками и отпрыгнул в сторону.

-У него что-то в руке,- шепнула я на ухо Тимке. Он кивнул и, отступив назад, стал осторожно обходить мальчишку.

А Торин пялился вперёд стеклянными глазами. Я снова помахала ладошкой у его глаз, и он, вдруг, оскалился и зарычал. Тимур, наконец, оказался за его спиной и обхватил ему руки кольцом. Диггер попытался разорвать хватку. Из его ладони выкатился камешек. Очевидно, он подобрал его или выковырял из стены. Очень красивый. Зелёный, полупрозрачный, покрытый желтовато-салатовыми кислотными разводами. Я хотела подобрать его, но Синдж зашипел. Он давно наблюдал за поведением Сталкера и видимо тоже почувствовал опасность.

-Не трогай,- с усилием сдерживая, всё ещё бьющегося, парнишку,- это может быть какая-то ядовитая плесень. Посмотри в моём рюкзаке, в правом кармашке есть унифицированный антидот, одноразовый шприц с красной полоской. Вколи ему прямо через брюки, а то я не удержу его.

Я кольнула короткой иголочкой в ягодицу и услышала тихий хлопок. Торин забился, потом обмяк, и Тимур опустил его, прислонив к стене.

-Он теперь какое-то время будет не в состоянии идти. Посидите здесь. Я возьму такси и съезжу за своей машиной. Скоро вечер. Мы вытащим его наверх и я отвезу вас домой. Под землёй идти теперь смысла нет. Да и не сможет он. Я подъеду прямо к выходу и, потемну, мы сможем забрать даже Сталкера. В промзоне вечером почти нет людей. Тимур достал из рюкзака ключи от машины и побежал к выходу. Мы со Сталкером уселись по обе стороны от, находящегося в отключке, Торина. Я прикрыла глаза, доверив охрану крысу.

-Сильвер, почитай что-нибудь, скучно..

Мой чип немедленно продолжил детектив Жапризо, с того самого места, на котором он остановился в прошлый раз. Я не заметила как задремала, пока Синдж не куснул слегка моё ухо. Со сна я вздрогнула и не сразу поняла где нахожусь.

Лёгкое потрескивание дало мне понять, что я не одна, и, довольно быстро, ко мне приближается что-то живое. Если бы не Торин, я попыталась бы избежать любой встречи. Но тот до сих пор лежал в оцепенении. Мне удалось потихоньку вытащить из-за пояса разведчика его оружие - довольно длинный шокирующий дротик. Сталкер прижался к земле и подготовился к атаке.

Мне не хватало только моего кошачьего зрения, поскольку изображение было чёрно-белым и то, что скрывалось в глубине коридора, сливалось с тёмной стеной. Я освободилась от одного носового фильтра и почувствовала острый кисловатый запах яда сколопендры.

-Так я и думала! Этот характерный треск её панциря при движении.. Но мне так хотелось надеяться, что это не она. Когда я была в селении диггеров, мальчики показывали тренировки с этими стремительными ядовитыми гадами. Боюсь, она прорвётся ко мне, я не такая ловкая. Или, чего доброго, укусит Торина. Уж ему точно на сегодня яда хватит.

Мелькнула проворная тень и я ударила в ту сторону дротиком. Искра разряда треснула голубоватым светом поверх шоколадного панциря с жёлтыми пятнышками у ног. Их можно было рассмотреть, когда насекомое извернулось и показало гладкое более светлое брюшко, разделённое на сегменты. Она снова бросилась ко мне, но тут напал Сталкер. Он всем весом навалился на изворотливую тварь и вцепился зубами ей в загривок, там, где круглая голова с впечатляющими жвалами соединялась с длинным телом. Оно сворачивалось и извивалось под хищным мускулистым крысом, но он только крепче сжал острые зубы и послышался хруст.

Через пару минут членистое тело перестало биться и Сталкер отбросил отгрызенную головку с ядовитыми челюстями. Потом с достоинством баронского дога приступил к позднему ужину. В этот самый момент послышались шаги и я, всё ещё держа в руке носовой фильтр, ощутила запах Тимура. И пирожков с мясом.

-Я не могу связаться с Ниной. Вызывал сто раз уже, наверное.

-Сто-о-о? Это любовь,- констатировала я, испытывая лёгкую зависть.

-Ты можешь хоть когда-нибудь быть серьёзной?- Тимур вёл машину довольно нервно. И вправду переживал.

-Что ты, серьёзна, как никогда. Это ты так нервничаешь, что я, пожалуй, рискую встретится со своими родителями несколько раньше, чем хотелось бы,- скорбно приопустив головку, я, с удовольствием, жевала пирожок.

Тимка махнул на меня рукой, но ход сбавил и стал вести осторожнее. Он торопился отвезти нас домой и отправиться к своей Нине.

-Послушай, давай заедем к ней по дороге, чтоб ты не психовал. Посмотришь всё ли с ней в порядке, а мы подождём в машине.

-Правда? Я забегу ненадолго, договорюсь, что приеду позже.

-Ну, конечно, Торин выглядит значительно лучше. Видишь, спит. И тебе спокойней будет.

Тимур повеселел. Он повернул в сторону района, где жила Нина. Даже насвистывать стал.

-Интересно, мне бы понравилось быть чьей-то девушкой?- по крайней мере, сейчас мне хотелось бы быть на её месте.

Я заблокировала двери, когда хозяин машины сломя голову полетел к подъезду. Чтоб какой-нибудь козёл не решил её угнать вместе с нами. Мне не удалось досвистеть и половины навязчивого нового шлягера, который до этого я услышала от Тимура, как громкий удар двери заставил меня повернуться. Тим вылетел из дома бледный, с перекошенным лицом. В его руках был листок бумаги. Щёлкнув замком, я быстро открыла дверцу машины.

-Что случилось?- мне пришлось подёргать его за рукав куртки, чтоб он обратил на меня внимание.

Он, молча, сунул мне листок и затеребил волосы. Так с ним было всегда, когда он пытался сосредоточиться.

-Тимур, когда к тебе придут, сделай то, что нужно, иначе я не смогу вернуться к тебе. Нина.

Я пробежала текст ещё раз. Что-то в нём меня напрягало.

-Ты думаешь её похитили?- голос Тимура дрогнул.

И тут до меня дошло, что меня смущало. Записка была составлена так, как написал бы человек, который уехал сам. Возможно, под давлением.. но не как тот, кого держат в заложниках. Чем я и поделилась с Тимкой. Очевидно было, что он сейчас думать не в состоянии.

-Слушай, если это те самые ребята за которыми мы охотились, полицейские, по предположению, то им выгоднее как-то заставить Нину воздействовать на тебя, чем влезать в похищение чипмеченого. Скорее всего они продиктовали записку, чтоб она ничего не заподозрила, а ты посчитал её похищенной. Может даже и представились полицейскими. Уговорили, что ты влез во что-то противозаконное. Возможно она даже их знает. Ты ведь знакомил её с кем-то в отделе? Вспомни с кем, сократишь список.

-Да она всех знает, мы на вечеринке были в мерии.

-Ладно.. но, если они засветились, это что значит? Либо они планируют от неё избавиться,- я закрыла рот рукой, увидев как побелел бедный парень,- либо, почувствовали, что им наступают на пятки и хотят с твоей помощью завершить дело, которое, как они считают, даст им возможность смыться и жить на дивиденты. С такой-то скатертью самобранкой.

-Ну, тут бы они просчитались,- Тим кисло улыбнулся,- не было времени рассказать. Особист сказал, что они специально тянули, чтоб вычислить всех участников банды. Делали всё новые проверки машины, якобы дорабатывали. На самом деле печатная мышечная ткань для питания не слишком ценна. Она безвкусна. Это как кашу из сапога варить. Будет вкус добавок, а не мяса. Дешевле соевый белок с теми же добавками. Мясо получает вкус с питательными веществами в крови животного. Печатные органы хороши для трансплантации именно тем, что девственно чистые. Для еды нужно другое.

-Ага, то есть это была наживка в ловушке, а мы влезли и всё испортили. Так может к особистам?

-А если они и вправду её убьют?

-Тим, я понимаю, что когда дело касается близких, думать тяжело, волнуешься.. Но ты же полицейский, знаешь, что у организации, шансов остановить их больше. Тем более, что у тебя фора, тебе, хоть приблизительно, но известно кто они и где их искать. Отвези нас домой, свяжись с особистами и жди пока на тебя выйдут. А нужна будет помощь, обращайся. Может они потребуют найти новый проход к лаборатории. Ты же не знаешь как на тебя отделовские вышли. Они нас, тогда в подземке, могли на видео снять. Считают, что у тебя есть связь с диггерами. Я и Торин, выглядели как кротовые подростки-разведчики.

Мы ехали ко мне так быстро, как только могли. И на этот раз я не возражала.

-Я не думаю, что друзья Геры с этим связаны,- сомневалась я,- это ребята порядочные, иначе он бы с ними дела не имел, а в нём у меня уверенность, как в самой себе. Он такой, как мой отец, тот, имея дело с бандитами, всегда оставался чистым душой, как ребёнок. Даже Перевёрнутый не требовал от него большего, чем работа по профессии. Папка, наверное и в аду сидел бы "примусы починял". Насчёт остальных в вашем отделе, тебе лучше знать, я с ними не знакома. Мог бы всё же у Геры поинтересоваться, хотя бы по поводу старичков.

-А в отделе, из старичков, только они и остались.

Мы подъехали к дому и Тимур помог мне отнести Торина. В соседнем доме чуть шевельнулась занавеска.

-Сталкер, беги к Петьке, чтоб не волновался.

Крыс тенью метнулся к соседям. А Тимур, махнув на прощанье поехал на встречу с особистом. Я вернулась в дом, едва прикрыв дверь, чтоб Сталкер мог войти и побежала на кухню, чтоб поставить чайник. В комнатах было холодно и сыровато и я спустилась в подвал, чтоб включить отопление. Наверху чуть хлопнула дверь. Поднимаясь по лестнице, я погладила Синджа через ткань, он почему-то заёрзал под рубахой. И в этот момент что-то садануло меня по загривку.

-Расслабилась,- корила я себя, не открывая глаз. По лёгкому жужжанию приборов, не трудно было догадаться, что из подвала мне выйти не дали. Я лежала на полу, а мужской голос чертыхался надо мной.

-Проклятый паразит, я тебя найду и пристрелю.

-Видимо маленький защитник оставил следы своих зубок на нападающем,- злорадно подумала я и застонала, чтоб отвлечь на себя внимание,- у крыски будет шанс сбежать и, может, даже, привести подмогу. Даже с закрытой дверью малыш может выбраться из дому. Он успел обследовать его за то небольшое время, пока мы были здесь. Животное первым делом обследует место, где будет жить.

Я открыла глаза и пошевелилась. Мужчина, на вид лет сорока пяти-пятидесяти, коренастый и мускулистый быстро повернулся ко мне, и я, с радостью, заметила как по деревянным полкам к вентиляционному отверстию проскочил Синдж.

-Очухалась, мелочь пузатая?- всё ещё злобно пробурчал он.

-Вы меня обижаете, дяденька,- привычно нахально ответила я,- у меня с фигурой всё в порядке. Ваше пузо гораздо больше требует внимания.

Тут я, конечно, нагло врала, судя по остальному торсу, живот к него был как дубовая доска.

-И зачем, интересно, ты пытаешься разозлить меня, девица? Я и так достаточно взбешён. Твоя крыса укусила меня за руку,- он ткнул мне в лицо кровившую ладонь,- хорошо, если инфекцию не занесла. Есть у тебя здесь спирт?

Он повёл глазами по полкам. В моём подвале можно было найти не только спирт в тех склянках, что стояли по шкафам, но воспользоваться этим и обмануть его, я бы не рискнула.

-Судя по возрасту, опытный профайлер из Тимкиного отдела. А на кого ещё думать? Видимо Нина была отвлекающим манёвром. А с нами можно не церемониться. Только как вычислили меня? Следили? Хотя возможно отец был прав, когда предполагал, что полиция только делает вид, что им дела нет до незаконнорожденных, а базу на них всё равно держит. Полицейскому ничего не стоит пробить мой фейс по ней. А я то думала у папочки паранойя. Конечно, они могут игнорировать нас, пока мы нуждаемся в помощи, но держать под контролем, чтоб не помешали им жить.

Пока он шарил глазами, я поменяла положение, чтоб оказаться в более удобной позе для защиты. Хотя перед ним была тощенькая козявка, он всё равно бросил на меня острый внимательный взгляд и погрозил пальцем.

-Сиди, крысёныш, а то придавлю вместо того, который сбежал.

-Спасибо за комплимент, дядя, крысы животные умные, милые и преданные. Не то что сколопендры. Они и своих жрут.

-А ты не слишком много знаешь, детка? Сама догадалась или сказал кто?

Я поняла, что проболталась и решила наглеть, так наглеть.

-У тебя, мусор, изо рта воняет и на штиблетах адрес свалки написан.

Он скривил рот и хмыкнул. На нём действительно были форменные полицейские берцы.

-Внимательная.. Только крыса и мусор существа родственные. Уж я то точно знаю, что с одним ты братаешься.

-Что ж, бывает и на помойке золотое колечко отыщется.

-Так для тебя это ценный экземплярчик? Тем лучше. А его невеста об этом знает?

-Ну, если она его сможет за педофила принять, так на фиг ему такая невеста?

-А это ей решать, а не тебе, байстрючка помоечная.

-Странный ты, дядя,- расплылась в улыбке я,- думаешь, если ЧМошник, так у тебя герб на правом яйце? Вот заловят тебя на твоих тёмных делишках и будешь как я.

-Значит придётся тебе помочь, чтоб не заловили.

-Я тебе что адвокат бесплатный, господин Иуда?

-Это у тебя паяльник?- ткнул он на мой рабочий стол,- Тебе не предлагали рот запаять?

-По три раза на день.. Хотя я девушка приятная во всех отношениях, но в мире полно придурков без чувства юмора.

Полицейский рассмеялся. А я пыталась понять кем он может быть в отделе.

-Тимур сказал, что старичков в отделе осталось только двое. Этот в возрасте.. Если бы был бесталанный, то скорее на пенсию бы отправили, чем перевели в профайлерский отдел. По возрасту и хватке он скорее руководитель. Интересно бы узнать у Тимки, а начальник отдела у них давно работает? С другой стороны, на преступления идут чаще те, кого обошли с карьерой. Впрочем, что такое зарплата полицейского, пусть и руководителя, по сравнению с доходами от технологического шпионажа. А, если ещё и сами новинки внедрять.. Но это уж целая организация нужна.

-Что примолкла? Смотрю мозги шевелятся. Ишь лоб сморщила..

-Вот пытаюсь догадаться, что такому жирному карасю от плотвички понадобилось..

-Да неужели? А я думаю ты время тянешь. Только неизвестно зачем. Парнишку, дружка твоего, я спеленал там наверху. Даже, если крыса твоя говорить умеет, пока она помощь приведёт, я думаю маленький диггер поможет мне не пустым убраться, пока наш общий друг мечется в поисках невесты. Вот мальчик придёт в себя..,- он глянул на часы,- я думаю уже скоро. У меня было кое что, чтоб ему помочь. Надеюсь ему, ты, во всех отношениях приятная, целой нужна, а не по кускам.

-Фу, какой ты кровожадный, дядя.. А где мусоров учат маленьких девочек разделывать? В полицейской академии?

-На заводе по утилизации отходов.. Я босяков с чёрным юмором за свою жизнь столько видел, что тебя переговорю. Всё, беседа окончена, надень,- и он швырнул мне электронные наручники,- учти, я настроил их на фиксацию, двинешься, руки оторвёт.

-Хреновая штука эти наручники, они законом для заключённых запрещены. Их только конченые беспредельщики используют. Я такие на чёрном рынке видела. Подарок для садиста. Но этот гад про Сильвера не знает. Пусть только оставит меня здесь, мой чип с этим дерьмом в секунду справится,- тем не менее, защёлкнув замок, я постаралась не шевелить руками.

Незваный гость удовлетворённо кивнул и помахал мне рукой, поднимаясь из подвала.

-Посоревнуйся пока в остроумии тут с умным человеком.

-Да, уж, с умным.. Дура я.. Пот почему записка была такая странная. Он просто Тимку отвлёк, чтоб до Торина добраться. Так, если я смоюсь, пацан рогом упрётся, а помогать убийце друга не станет. Упрямый. Кончится тем, что этот жлоб его пристрелит. Значит надо, чтоб он согласился, а потом я освобожусь и помогу ему.

В узком вентиляционном отверстии показалась мордашка Синджа.

-Иди сюда,- тихонько позвала я.

Малыш подбежал и ткнулся в ногу, не понимая почему я не двигаюсь.

-Послушай, маленький, я могу надеяться только на тебя. Пойдёшь за Торином и Сталкером,- я облизнула губы,- попить бы. Как объяснить крыске, что в его ошейнике есть сигнальный чип, по которому я его могу найти? Осталось думать, что он и впрямь достаточно умный, чтоб меня понять. Жаль Сталкеру такого не навесили. Его искать не надо, он сам кого хочешь найдёт. Только он сейчас у Петьки или вокруг дома крутится, поскольку дверь наверняка закрыта. Сомневаюсь, что этот типчик такой дурак, что подъехал к дому на машине. Хоть бы Петька не ломанулся с ним ко мне, мог ведь и не заметить как он к нам пробрался.

Тем временем, сверху послышался звук удара или падения.

-Тьфу, ты, неужели Торин решил погеройствовать? Как бы ему сигнал подать, чтоб он со всем соглашался? Хотя, с ним лучше действовать по наитию, артист из него никакой. Обмануть такого, как наш гостюшка, не под силу наивному диггеру.

Лестница слегка задрожала под тяжёлыми шагами и в подвал спустился чёртов полицейский с Торином на плече. Спелёнутым в простыню и с фингалом под глазом.

-Вы со своими крысами сговорились что ли?- рычал он, тряся прокушенной рукой,- ещё один такой фокус и я твоей подружке ухо отрежу!

Я прикусила нижнюю губу, чтоб не раздражать его вроде бы беспричинным весельем. Сочинила рожу пожалобней. Торина, не слишком нежно, но и без особого фанатизма, приложили спиной о противоположную мне стену. Мы вылупились друг на дружку.

-Как я к тебе попал? Ничего не помню.. Где?..

-Вопросов поменьше задавай,- перебила я его,- и не геройствуй особенно. Дядя хочет, чтоб ты помог ему чего-то там сделать. Так помоги.. нам до ЧМошников дела нет, самим бы выбраться.

Торин нахмурился.

-Ты свою подружку слушай, она девочка умная, жить хочет. Поможешь мне быстро, может застанешь её живой. А то заснёт, с места сдвинется, наручники "п-ф-ф!" и девочка без ручек.

-Ты, сволочь!..

-Точно, ещё какая, поэтому лучше не тянуть резину и соглашаться,- подтвердил, с мерзкой усмешкой, гость.

-Хорошо,- сквозь зубы сказал Торин и я вздохнула с облегчением,- чего тебе надо.

-Ну, вот так бы и сразу, сами делаете из приличного человека скотину, а потом обижаетесь,- измывался тот.

Торин сжал зубы и я испугалась, что он подумывает о какой-то незамысловатой диггерской хитрости.

-Ты вернись, пожалуйста, за меня не беспокойся, всё будет как надо,- с нажимом намекнула я.

Торин глянул на меня и наморщился. Видимо, до него начало доходить, что у меня есть какой-то план. К сожалению, это встревожило и его будущего подельничка.

-Ты, мелкая, уж не задумала ли чего?

-Конечно,- нагло, но с деланой обречённостью, огрызнулась я,- сложу ручки под стол и побегу спасать друга.

-А ты лучше говори, чего тебе надо, пока я не передумал,- резко сказал Торин.

-Ой, напугал, не в вашем положении грозиться.

-Да противник у нас не простой,- мои мысли пошли по второму кругу,- диггеру его не переиграть. Это не Тимурка, мальчик нежный, кудрявый, влюблённый.. Доверяю ли я ему настолько, чтоб открыть перед ним Сильвера и попытаться связаться с ним прямо сейчас. Чип это моя тайна и моя защита. Если я его засвечу, а меня мой дружочек предаст... Нет, я не готова. Тем более сейчас, когда он, возможно, с особистами. Освобожусь, тогда у меня будут другие возможности.

-Может вы меня развяжете?- Торин злобно зыркнул и повёл стянутыми плечами.

-Сейчас, у меня для тебя тоже игрушка имеется,- и полицейский достал ещё одну садистскую штуковину.

-Ну, конечно, что ещё он мог придумать, кроме тюремного ошейника для буйных заключённых? С какого склада он выкопал эту гадость? Поскольку нынешняя система тюрьмами себя не обременяла, то это был артефакт доапокалиптический. На ошейник с пульта подавался сильный разряд, чтоб тюремщик мог обезопасить себя от нападения.

Деловито нацепив эту гадость на мальчишку, он поставил заряд на минимум и заявив, что хочет ознакомить его с минимальными возможностями предмета, нажал кнопку. Тимка дёрнулся и изогнулся от боли.

-Дядя, а ты об этом не пожалеешь? Я ведь не забуду..- мне было очень трудно сдержаться, глядя на глаза Торина с двумя выступившими слезинками.

-Надеюсь, злопамятная девочка, что мы больше не встретимся. Я надеюсь кое-что позаимствовать и исчезнуть с ваших широт. А то мои друзья, госслужащие, слишком близко от меня носом землю роют. Когда дороются, я там быть не должен. А твой дружок, должен знать, чем я его пугаю, чтоб не доставлять мне хлопот по дороге. Я хочу всё сделать чисто и быстро. Хотя из-за вас официальные власти стараться не станут, но я не хочу, чтоб Тимур получил повод для обид. Поэтому, видите ли, стараюсь его драгоценных друзей оставить в живых. Так что не мешайте мне и будете оба в порядке. Так что, орать ты не собираешься или мне позаботится и заткнуть твой ротишко кляпом?

-На кой? Ближайший дом в пятидесяти метрах, а я в подвале. Ты что хочешь, чтоб я удушилась? Я даже поправить ваш кляп не смогу.

Держа в одной руке пульт, он помог Торину освободиться от стягивавшей его простыни. Потом толчком в спину направил его к лестнице. Как только они поднялись, я шёпотом спросила Сильвера может ли он обезвредить ошейник на расстоянии.

-Уже,- услышала я голосок своего чипа,- и наручники тоже.

И правда сигналка перестала мигать. Дверь хлопнула и я осторожно поднялась наверх и поглядела в глазок. Торин шёл впереди, его преследователь за ним. Дальше удобнее было следить из окна. Как только они повернули за угол, я выскочила следом. Машина стояла метрах в ста. Они подошли к дверцам с разных сторон и я, к своей радости, увидела как Синж вскарабкался по штанине Торина под куртку. В этот же момент я почувствовала толчок сзади. Обернувшись, увидела Петьку и Сталкера.

-Ну, вот и кавалерия,- с улыбкой констатировала я,-осталось добраться до нужного места и встретиться с Тимуром. Для этого нужен транспорт. Придётся просить Алика. Господи, когда я подрасту и смогу обзавестись мотоциклом?

Вёз нас тот самый знакомый пуганный громила. В этот раз он получил очередную порцию адреналина, увидев в нашей компании Сталкера. А когда тот ухмыльнулся ему с заднего сиденья своей хитроватой улыбочкой вообще покрылся бисеринками пота и молчал потрясённо всю дорогу, пока мы не встретились с Тимуром. Как только Тим открыл нам дверцы, он сорвался с места, как будто за ним гнался заражённый.

Подземка встретила нас неприветливо. Тот лаз, в который спустились Торин с навязавшимся напарником, Сильвер обнаружил легко. Место, где они были сейчас, по координатам тоже прочитать можно. Но, что бы пройти по нужным коридорам, нужен диггер или его помощник крыс. Слава богу Сталкер был с нами.

Вообще-то я могла бы вынуть свои вечные фильтры и пройти по следу, но не далеко. Я и в городе делала это с трудом. Когда я решилась на генмодификацию, то знала о последствиях. Но представить их в полной мере трудно. Человеческий организм не предусмотрен для восприятия запахов в таком количестве и концентрации. Наверное, у животных эта часть мозга функционирует иначе. Иначе это сводило бы их с ума. О чём я и поведала своим попутчикам.

-Неужели это настолько нестерпимо,- не поверил Петька.

-А ты умножь вонь подземки хотя бы раз в двадцать, да добавь то, что я почувствую запашок подгузников всех диггерских младенцев в ближайшем поселении.

-Чё, правда?- поразился доверчивый мальчишка.

-Ну, это я утрирую конечно. Но, поверь, тебя бы тоже надолго не хватило.

-Может прекратите болтать?- Тимур злился, что его провели.

-Не сердись, Тимка, возьмём мерзавца. И сдадим твоим новым друзьям особистам.

-А ты знаешь кого брать собираешься? Судя по твоему описанию это мой начальник. Спец, каких мало. Одна надежда, что либо все его пешки легли в том завале, либо он просто хочет взять, что сможет и смыться в одиночку. И скрыться легче, и заработанное в один карман. Но боюсь, что так просто нам его не взять. Если кто-то из вас пострадает, никогда себе не прощу.

-А где же королевская гвардия?

-Они сверху, там где товар. Мы только подстраховка. Некогда их дожидаться было. Мы только и успеем им отход перекрыть. Вы уж держитесь за мной ребятки. Только бы он Торина не подстрелил..

-Я надеюсь, что твой босс верит, что он мальчишку ошейником контролирует.

-А как тебе удалось его отключить?

-Если я тебе скажу, придётся тебя убить, господин Пиноккио. Уберите свой длинный нос от моих грязных тайн.

-Балаболка..- отмахнулся Тимур.

-А нам и не хочется знать, где ты зарыла свои денежки,- вдруг выдал шутку Петька.

-Надо же,- всплеснула руками я,- у ребёнка обнаружились признаки образования.

Петька показал язык и отвернулся. В эту секунду послышался глухой вздох. Как будто сама земля выдохнула огромной глоткой.

-Неужели опять обвал? А как же Торин?

Мы бросились вперёд. Сталкер едва сдерживал свой инстинкт. Было хорошо видно, как ему хотелось бежать к своему другу. А я тоже думала о маленьком Синдже. И летела, пытаясь не отстать от шустрого крыса. Только его нюх позволил обнаружить замаскированный "шкуродёр". Он был заставлен какой-то рухлядью. Мы продирались сквозь него, полагая, что если Тимкин начальник, довольно мощный мужик тут пролез, то и мы не застрянем. Но страшно всё равно было. Наконец мы выбрались один за другим и снова побежали гуськом.

Такой незамысловатой цепочкой мы и повернули в очередной поворот и, как вагоны во время крушения, начали вталкиваться друг другу в спины.

Сталкер рычал и, борясь с непослушными лапками, полз по старой ремонтной шахте метро, цепляясь за шпалы. Я застыла и ноги у меня свело ноющей болью. Петька упёрся мне в спину и поскуливал, как щенок. Последним в нас впечатался Тимур и заскрипел зубами от тупой боли, которая корчила судорогами и меня.

Между рельсами лежало крупное тело. Оно почти не двигалось уже. Только слегка подёргивалось. Рядом прямо в середине белой туманной фигуры стоял Торин. Глаза его были широко раскрыты и как будто остекленели. Он даже не моргал. Туман пошёл завитками и исчез. Испарился. Вместе с ним пропали боль и ужас.

Сталкер первым бросился к хозяину и все мы постепенно пришли в себя. Когда я сделала первый шаг к Торину, из под его куртки выскочил Синдж и радостно подпрыгивая побежал ко мне.

-Я всё сделал правильно?- спрашивали его весёлые глазки.

-Никогда не знала, что так приятно кого-нибудь потискать!- крутилось в моей голове.

А потом, конечно, посыпались вопросы.

-Мы дошли сюда с некоторыми трудностями, рассказывал Торин. Но у него была карта получше нашей. Кстати, нам она пригодится,- потряс парень старой бумажной картой, которую он вытащил из уже мёртвой руки своего спутника,- Эта шахта, могу поспорить, что о ней из диггеров никто не знает, не обозначена ни на одной из наших карт. Если бы он был поопытнее, то и сам мог бы добраться сюда. Но он, похоже, не очень любил подземку. Если бы не упрямство и не страх потерять контроль надо мной, трубу бы ему не пройти. От него прямо воняло этим страхом. Но пульт он не выпускал из рук.

-Я, кстати его обезвредила ещё дома,- угораздило меня подпортить геройское повествование.

Торин вытаращился на меня с обидой.

-Ну, извини, не было времени сообщить. Зато ты был в безопасности.

-Теперь я понимаю..- задумчиво произнёс он.

-Что ты там понимаешь, рассказывай уже дальше,- нетерпеливый Петька прямо подпрыгивал на месте.

-А то и понимаю, почему я не корчился тут, когда этот садюга на мне начал пульт проверять.

-А зачем ему это понадобилось? Он же в подвале проверил, я надеялась он этим и ограничится.

-Да дело понимаешь ли в том, что он сказал мне предупредить, когда к выходу на поверхность в заводской территории приблизимся хотя бы на полкилометра. Я и сказал, когда к метро вышли. Оно как раз где-то параллельно промзоне на этом расстоянии проходит. Так вот, на тот пульт у него видно и управление ловушками забито было. Потому что, когда он дистанционку включил, звук был такой громкий как будто потусторонний и он расслабился сразу.

-Точно громкий, мы его ещё до "шкуродёра" услышали. Страшно..

-Наверное, специально сделали, для поддержки эффекта голографического призрака. Может он на выключение таким образом сигналит, чтоб под инфразвук не попасть,- Тимур осматривал стены в поисках датчика,- интересно, на включение другой сигнал?

-Я бы проверять не стала..

-Представляешь, Ню, как он обделался, когда впереди Белый Спелеолог нарисовался?

-Голография или настоящий?

-Как настоящий?- Петька дёрнулся и испуганно оглянулся по сторонам.

-Видишь ли, Петечка, так получилось, что мёртвый друг Торина, показался и нам в виде призрака. Да ещё и уложил в обвале десяток подельников вот этого свеженького покойника.

-Я догадалась,- меня пробило злорадным смешком,- он Белого Спелеолога попытался пультом выключить..

-Правильно догадалась. Потом подумал, что пульт не работает и нашёл ближайшую цель для проверки. Меня.. Конечно мозги у него быстро работают в экстриме. Профессиональное умение. Только ни он, ни я не знали, что ошейник не активен.

-Тебе повезло, дорогой, что кнопки на активацию и использование разные,- Тимур, наконец нашёл что-то,- вот он датчик, смотрите.

Мы все столпились у едва заметной коробочки на стене, замаскированной под цвет камня.

-Подожди, так что же с ним случилось? И как ты жив остался?

-А меня Двалин спас. Это не ловушка, это он его, я думаю. Отомстил.. Призраки и инфразвук, это что-то родственное, по-моему. Голос глубин..

-Слушай,- Петька подёргал меня за рукав,- а он теперь насовсем исчез или навсегда в подземке поселился?

-Я тебе чего, Кассандра, что ли? Или доктор призрачных наук? Есть много, друг Горацио, такого, что неожиданно всандалит между глаз..

-Наверх, ребята, дело закрыто. Пусть дальше особисты возятся,- Тимур подтолкнул Петьку обратно. Я с ними сам договорюсь. Как только на поверхность выйдем.

-А кто твою Нину искать будет?

-Она моя невеста. И дело это моё. Я надеюсь с ней всё в порядке.

-Ладно.. Но, ты обращайся, если что.

Вечер оказался неожиданно тёплым. Снег превратился в липкую слякоть. Когда я укладывалась спать и Синдж топтался по кровати, ошарашенный таким количеством чистого мягкого места для отдыха, мне показалось что в дом возвращается давно утраченное тепло. Я отвыкла от живой души рядом. Сильвер друг, но это не одно и то же.

Дело 5. Убийства в "Восточном Экспрессе".

Я никогда не знала, что такого находили дети в Новогодних каникулах. Может потому, что никогда не ходила в школу. Сильвер учил меня легко и непринуждённо. Читая мне книги в те минуты, когда я занималась какой-нибудь домашней работой или гуляла, изучая все закоулочки нашего района. Он бормотал мне перед сном и никогда не забывал, где остановился.

Несколько дней после праздника я посвятила тому, что привела свой дом в порядок. Синдж следовал за мной как маленькая любопытная тень и совал свой усатый носик во все уголки своего нового дома.

Петька и Торин ушли в тот самый вечер, не заходя ко мне домой. Тимур высадил их по дороге в самом близком месте, откуда удобнее было добраться до посёлка диггеров. Я заскочила к соседке и сообщила, что Петя вернулся в свою любимую школу. Добрая женщина расстроилась, что не дала сыночку гостинцев, но вообще она была рада, что он подрос, поздоровел, обзавёлся новыми друзьями и новыми навыками, совсем не лишними в нашем не простом мире.

В общем, когда раздался звонок в дверь, мы с Синджем возились на кухне и он дегустировал тот небольшой ассортимент продуктов, который имелся в моём буфете, включая гостинцы, не доставшиеся Петьке, но которые получила я. Надеюсь, за свой милый и обаятельный характер. Не зависимо от тех шпилек, которые, впрочем, вполне заслужено, доставались мне от Тимки, что, мокрой курой или, скорей, петушком, тряс пёрышками на моём крылечке.

-Привет,- буркнул он и сунулся в двери.

-Где ваше воспитание, молодой человек? Ты мог бы, хотя бы номинально, спросить разрешения войти? А вдруг дама не одна?

Тимур посмотрел на меня недоумённо.

-Ну вот, Синдж, теперь он меня обидел. Я что такая страшная, что у меня и кавалера быть не может?

-Ню, избавь меня от своих комплексов. Никакая ты не страшная, просто рановато тебе ещё такие намёки делать мужчине.

-А может ты для меня не мужчина?- фыркнула я обиженно, и в горле застрял комок.

Но расстроеный парень не заметил моих обидок и, вздыхая, поплелся на кухню. Бросил на стол здоровущий пакет кофейных зёрен и вытащил из-за пазухи чуть помятую коробку конфет.

-Можешь горяченького налить?- его унылый вид приморозил на моих губах шуточку про конфетно-кофейный период в нашей личной жизни. Молча поплелась готовить кофе, пока Синдж гонял носом по столу коробку, вынюхав там понравившийся ему запах шоколада. Даже намолола свежих зёрен и по дому поплыл обалденный аромат, который, меня лично, просто с ног сбивал. В моём понимании, с ним может сравниться только запах горячего хлеба или спелых малиновых ягод, когда их разбивают капли дождя.

Тим получил свою чашку чёрного кофе и выделенную конфетку, которыми я с грустью поделилась ещё и с Синджем. Ну и что, я же девочка, и не так уж часто мне дарит сладости мой воображаемый кавалер. Вон, смотрит в одну точку и думает о своей настоящей девушке.

Поскольку он молчал, я тоже, на некоторое время, заткнулась и ждала пока мой вечерний гость разродится своими сомнениями. Для чего-то же он припёрся на окраину города. Не для того, я полагаю, чтоб выпить чашку кофе. Прошло несколько минут, и мой деятельный организм не выдержал внутренней перегрузки.

-Ну?..- наконец прорвало меня,- насколько долго ты собираешься изображать роденовского мыслителя?

-Что?- очнулся от раздумий Тимур.

-Если ты пришёл ко мне, то компания твоим грустным мыслям была всё таки необходима. Так какого ты свернулся тут в позу зародыша и упиваешься своими несчастьями? Папа мне всегда говорил, что, если хочешь как можно лучше разложить мысли по полочкам, сначала вытряхни их из шкафа. То бишь, из головы. Давай вслух, о чём ты там думаешь.. Пока будешь объяснять мне, сам всё поймёшь получше.

-Может ты и права.. Понимаешь, когда я узнал, что в деле полицейские, то понял, что тут будет определённая специфика. Чтоб уже окончательно, как ты говоришь, разложить, я начну издалека. Промышленный шпионаж - это большие деньги, но ведь их ещё нужно потратить так, чтоб тебя не взяли за одно место.

-Это за какое?- решила я разрядить серьёзность обстановки.

-За то, где чип вшивают, дорогая,- не повёлся Тимур.

-Дорогая - это прогресс в отношениях..

-Будь серьёзнее, пожалуйста, если хочешь, чтоб я говорил с тобой, как со взрослым человеком.

-Замётано, я вся внимание, просто раздражает твоя кислая рожа. Кислотность мозги разжижает, зуб даю.

-Преступные группы,- проигнорировал мои шутки Тим,- сложная структура. В ней есть те, кто рискует больше, и те, кто может остаться в тени, даже, когда большинство раскрыто. Я полагал, что именно такие функции были у тех, кто находился на легальном положении и, тем более, работал в полиции. Среди них могли быть технари, информаторы, например. Те, кто мог использовать служебное положение или навыки, но особо не светиться. Когда же в конце концов обнаружилось, что во главе стоял мой начальник, я подумал, что у него должен был быть план легализации денег или безопасного отхода, в случае раскрытия группировки.

-Ты прав, какой смысл в деньгах, если из чипмеченного ты превратишься в изгоя.

-Конечно.. А мой начальничек был очень опытный человек и имел неплохое положение. Зачем же он так рисковал? И какой имел план? Когда исчезла Нина, я ещё не знал, что это он. Но мы предположили и частично оказались правы, что она не похищена, не взята в заложники. По крайней мере, впрямую. Как оказалось, меня хотели отвлечь от вас. Но не только, я думаю. Давление на меня всё таки предполагалось. Мы работали в одном отделе и он знал, что я, в поиске, обязательно пройду, на случай блефа, по легальным путям.

-Это как,.. поясни, что ты имеешь в виду?

-Я не знал кто пришёл к ней, но предполагал, что это полицейский. Нина очень благоразумная и расчётливая девушка. Но она меня любит. И, если ей сказал кто-то ей знакомый, что я попал в какую-то противозаконную ситуацию, то записка, которая нас смутила, объяснима. Поскольку она доверилась этому человеку, её могли обмануть и сказать, что она должна на время исчезнуть. А, чтоб задержать поиски как можно дольше, то легальными путями пользоваться, конечно не стали. Первое что я сделал, пробил её чип по авиаперелётам. Их не было. И я стал искать в городе. Это берёт время. Видеокамеры и поиск по параметрам, отслеживание пользования чипом. За эти часы, а может даже дни, он рассчитывал с помощью Торина закончить дело.

-Хорошо, а почему он решил свернуть всё и куда хотел смыться?

-Во первых профессиональная чуйка. С его опытом он мог почувствовать приближение особистов. Поверь, у него, как у рыбака, малейшее движение кивка вызывало настороженность. Только тот, кто сидит в центре паутины, чувствует движение всех нитей. То, что рядовые не знали, он знал наверняка. Когда погиб мальчик-диггер, вокруг его предполагаемой добычи появилось ненужное шевеление. Может у него были ещё сигнальные ниточки, но это уже не важно. Он решил закруглиться и понял каким-то образом, что чистым он не выйдет из воды. Значит где-то есть золотая нора, ради которой он мог потерять то, что имел, как законопослушный гражданин.

-А Нина, ты думаешь, в этой норе?

-Вряд ли. Зачем ему наводить на свою нычку? Я же искать её не брошу и найду рано или поздно. Но, чтоб иметь страховку против меня, он, думаю, должен был придумать как подставить или запугать Нину, чтоб иметь время скрыться так далеко, как он рассчитывал, пока я буду вытаскивать свою девушку из той задницы, куда он её загнал. То, что я нашёл, на этот момент, очень тонкая ниточка. И без тебя мне её не размотать.

-Без меня? А что я могу? Если ты со своими возможностями..

-У тебя есть другие возможности. Тебе скажут то, что не скажут полицейскому. И с тобой станут говорить те, кто не станет иметь дела со мной.

-Например? Кто тебе нужен?

-По вещам, которые мы взяли, типа наручников, ошейника, электронных ловушек и голографической системы, вышли на "доставалу". Банды часто сотрудничают с ними. А это отдельный цех. Некоторых мы держим под контролем и даже получаем информацию. Но есть такие, к которым мы подобраться не можем. Они лучшие. Иногда, по чистому везению, они попадаются, но, как правило, на эпизоде. А это небольшое нарушение. Доказать что-то трудно. А эти сотрудничали с тем, кого зовут Лис. Информация точная. Мне к нему не подобраться.

Я промолчала. Говорить о том, что имела с ним дело, нельзя было даже Тимуру. Это наш кодекс. И он прекрасно об этом знал. Но и понимал, что помочь ему я в состоянии.

-И что ты хочешь у него спросить? То, что он торговал с ними, не значит, что он знает о них всё.

-Доставалы не только продают, но и покупают. Они знают пути перевозок и самих перевозчиков. Он мог связывать банду с теми, кто покупал по крупному. Нину могли отправить по одному из их транзитов. Объясняя ей, что это в моих интересах. Чтоб не подставить меня. Мало ли как могли её обмануть. А, если она попала в другой город не через систему, без отметки чипа в аэропорту, то она беспомощна и бесправна. Всё равно, что заложница. И её уже можно гораздо легче манипулировать. Или вообще уже не заморачиваться обманом. Она не привыкла к такой жизни. Если они поймут, что надо смываться и бросят её за ненадобностью, это приговор. Она даже не знает где без чипа искать еду. Может попасть под каток местных сутенёров. У неё мало времени и, чтоб вернуть её, надо найти. Дальше особисты обещали помочь.

-Ясно. Я попробую. Но не сегодня, конечно. Уже почти ночь. Мне с ним не договориться до завтра. И то.. Но я постараюсь. Понимаю, что ты прав.

Я заварила ещё кофе и, со вздохом, достала ещё по конфетке. Синдж, мирно сидевший в сторонке, тут же нарисовался на столе.

-А у тебя не слипнется?- спросила я маленького обжору.

Его честные глазки выразили полное непонимание моих гнусных намёков и мне пришлось раскошелиться. Дружба так дружба.

-Скажи, Тим, а что ты имеешь в виду под золотой норой?

-Пандемия, Ню, ослабила центральную власть. Города сейчас скорее похожи на удельные княжества. Прошло только четырнадцать лет со времени появления вируса. Слишком много людей погибло, нарушилась государственность. Люди ещё учатся выживать в новых условиях. Со временем жизнь образует другие формы, что-то вернётся, что-то уйдёт. И раньше были провинциальные города и области, которые выживали за счёт дотаций. А сейчас они вообще фактически погибают. Центральные районы сохранились, как человеческая резервация, за счёт того, что, ко времени начала пандемии, города и посёлки практически перетекали один в другой.

-Ну да, я знаю. А там, где были большие территории тайги, степей, в горных и приморских районах, небольшие города оказались отрезаны.

-Вот в таких местах, любой человек с большими деньгами может себе устроить собственное королевство. А представляешь, если бы он появился там со своими боевиками, кучей бабла и машинкой, что чистый протеин для жрачки печатает. Да с такой башкой и возможностями, на него бы народ молился. Вот тебе и золотая нора. Но сейчас, поскольку его уже нет и с машинкой облом вышел, меня не волнуют остатки банды, пусть ими особисты занимаются. Мне нужно вытащить Нину.

-Ладно, этим мы займёмся завтра. Останешься здесь или поедешь в город? Поздно уже.

-Поеду. В отделе бардак. Зам сейчас лютует, после такого конфуза. Я и так набрал выходных уже в долг. Мне совсем не надо, чтоб меня сейчас с работы попёрли. И так поглядывают косо. Эти придурки из особого отдела всё у нас перевернули, а после пришли со мной пообщаться. Не говорить же им, что полиция их не слишком жалует. Так что опаздывать нельзя. Я вечером заеду, как освобожусь. Если узнаешь где Нина, я, конечно всё брошу, чтоб её найти. Но чтоб просить на это отпуск, надо хоть чуток поработать.

Тимур убрался, а я попросила Сильвера связаться с Лисом и назначить встречу как можно быстрее. Я не собиралась сообщать полицейскому, даже такому как Тим, никакие подробности "из жизни привидений". Доставалы для нас, тех, что вне закона, были спасением. Вся наша жизнь зависела от них. Мы их охраняли и оберегали от полиции. У нас не было чипов, чтоб зайти в магазин и купить что надо. Вся подпольная торговля шла через теневую сеть. А её снабжал цех доставал и возчиков.

-Чёрт, опять заснуть не удастся. Надо продумать разговор с Лисом. Убедить его сотрудничать втёмную будет сложно. А сказать в открытую, что история связана с полицией, может сразу вызвать неприятие. Если есть что-то, к чему ненависть у него больше, то я об этом не слышала. Он правда слаб на передок.. Сказать что помощь нужна женщине? Так он не герой, больше любовник. А ещё точнее, просто бабник. Остаётся надеяться на собственную удачу и быстрые мозги. Выход всегда находится. Он там, где вход. И, если вспомнить закон избушки на курьих ножках, главное, к лесу задом не поворачиваться. Хоть не сама придумала, но подпишусь под каждым словом.

Проснулась я поздно. Уж очень долго не засыпалось. Везуха, что Лис зверь ночной и тоже поспать не дурак. Сильвер сообщил, что мыслеобраз нашего свежего покойничка, который он заслал вместе с просьбой встречи, видимо, чем-то заинтересовал доставалу.

Если отвлечься от профессиональной направленности, то "доставала" и в плане секса самое то имечко для Лиса. Вот уж озабоченный. С ним бы я не стала позволять себе шуточки на тему ниже пояса. Не глядя на то, что я ещё от горшка два вершка. Какое-то время я даже подумывала, что он модифицированный, с уклоном по гормонам, но нет, как-то он сам проговорился, что соблюдает диллерский закон.

Лет пять назад, когда появилась и ГМо-трава, крупные торговцы постановили, не употреблять собственный товар. Тех, кто садился на наркоту, относили к касте конченных и деловых отношений с ними не вели. Риск вылететь за забор увеличивался. Как полагаться в делах на зависимых?

Следом за ними некоторые доставалы собезьянничали. Просто выделывались. Конечно среди новья можно было вляпаться в неожиданность, но проверенные вакцины самим торговцам пригодились бы, например, во время облав. Я думаю, рано или поздно понты пройдут. Возьмёт верх целесообразность.

Сборы продлились недолго, поскольку, хотя до встречи было ещё часа три, но мне же нужно добраться. Я выглянула в окно и плюнула с досады. Другого такая красотень обрадовала бы, а мне, хуже снега - зверя нет. На отцовский велик можно было поставить лыжи, но за всей суетой предыдущих дней, я совсем упустила из виду, что зимой иногда бывает снег. А за ночь выпало чуть не полметра. Мне до калитки тропку расчистить с пол часа понадобится. А поставить на ход снегоход, так вообще часа три возиться.

Пришлось грестись к Алику. Припёрлась в снегу до зада. Запыхалась, как инфарктник. Хорошо хоть поближе к центру микрорайона дороги уже расчистили. Алику понадобилась кое-какая мелочовка, которой можно у Лиса затариться и он без выкобениваний дал машину. Синджа я оставила дома. Он возмущался, но когда я с трудом отодвинула дверь, понюхал свежий снег, фыркнул и пошёл назад в тепло.

-Вот зараза,- несмотря на предыдущие уговоры, с досадой сказала я,- гедонист.. предатель.. пошёл, небось, мою овсянку доедать.

Алик о чём-то тихонько базарил с Лисом. Они, в отличие от меня, оба были на законном положении и спокойно пользовались информационными сетями. Хотя доставала, по характеру, был чистый хакер и тащился от чувства опасности. И вообще, самые большие деньги, обычно, делаются в обход всех законов. Если мы для них невидимки, то наши потребности от этого не исчезают. А спрос, как вы знаете, диктует предложение. Наконец, мой номинальный босс согласно кивнул и поманил меня сосискообразным пальчиком.

-Рыжий передаст тебе пакет и окажет содействие в делах,- он хитренько глянул на меня,- за тобой должок, Нюшка.

-Замётано, босс,- (а про себя добавила "свинюшка"),- да, хрен его в лицо сейчас так назовёшь. Он, правда, будучи замом Перевёрнутого, даже позлее был, но и теперь по ушам настучал бы за наглость. Хоть и благоволил мне, мерзавке, и уважал мою смелость и независимость.

Дорога, вместо предполагаемого мучения, превратилась в удовольствие. Даже у нас на выселках дороги очищались, как и шоссе, до которого, от резиденции клана, было рукой подать. Только там покрытие подогревалось, за счёт электроэнергии, вырабатываемой давлением проходящих автомобилей. Снег стаивал и весёлыми ручейками стекал в ливневые отверстия. А у нас, всё по старинке, снегоочистительные машины ездили. И то, в центре района. Но у частных домов, где я обитала, жители копались сами. Приеду, придётся снег кидать.

Завела бы вместо Синджа мамонта, чтоб дорожки протаптывал, так не прокормить мне его. Зато на нём клёво в город ездить. И прав не надо. Вот попробуйте, на мамонте, меня, незаконнорожденную, не замечать и игнорировать.

С такими весёленькими фантазиями доехали до Центрального универмага. В таких людных местах, где посетители терялись в толпе, Лис снимал подвальчики, где совершал сделки и встречался с клиентами. Норки время от времени менял. Склады с товарами находились в других местах. Легальные товары в легальных. А остальные, по договорам, в диггерских нычках. Диггерами же и охранялись. Услуги за поставки товаров. Такая себе теневая экономика.

-Привет,- входя, я наклонилась, чтоб не задеть притолоку,- чёрт, эта твоя комнатёнка и впрямь похожа на нору.

-Здорово,- никак не реагируя на мою реплику, Лис возился с наладонником. Видимо заканчивал какую-то срочную сделку.

Я уселась на пластиковый ящик. Откуда он тут появился, не ясно. На складское помещение похоже не было. Какой-то технический подвальчик.

-Посылка для Алика,- кивнул доставала.

Картонная коробка небольшого размера стояла рядышком со мной. Я спокойно дожидалась пока он закончит дела и раздумывала как вести беседу. Наконец рыжий привычно покопался в своей причёске, была у него такая противная привычка, и навис надо мной.

-Ну,- вопросительно воззрился он,- чего ты хотела узнать про этого мужика?

-Всё, что ты можешь рассказать о его делах и связях.

-Слишком расплывчато, дорогая. Рассказывай, что тебе нужно, я сам решу, что тебе надо знать.

-Да, не зря его зовут Лисом, разговор сразу пошёл по худшему для меня сценарию,- крутанулась в голове мыслишка, но я была готова к такому обороту.

Я сделала вид, что размышляю с важной мордой.

-Хорошо,- типа, нехотя, согласилась я,- только сначала скажи, насколько хорошо ты знаешь этого человека.

-У меня перед ним есть обязательства, малявка, он мой хороший клиент. И только.

-Ага, значит ты не очень расстроишься, если я скажу, что он умер и ты ничем не повредишь ему, если кое-чем со мной поделишься.

-Это снимает некоторые ограничения, но он работал не один, за ним были ещё люди и, возможно, сотрудничество продолжится.

-Ну, я бы и не рассчитывала и не советовала.

-До советов ещё подрасти.

-Я только хотела сделать тебе одолжение, как другу Алика. Да и я собираюсь оставаться твоим клиентом. Правда маленьким, но постоянным. Поэтому в качестве бонуса сообщаю, что по этой грядке топчется стайка особистов.

-Спасибо,-слегка сбледнул с лица краснорожий,- учтётся.

-Скажу честно, мой друг, для которого я веду личное расследование, полицейский.

-Полицейский? Пустоголовая.. полицейский!?- заорал он.

-Я надеюсь моя голова пуста не настолько, чтоб слышать эхо.

-Я не работаю на полицейских,- упёрся злым взглядом на меня Лис.

-Правда?.. А кто тогда наш мёртвый клиент? Он, между прочим, был начальником моего друга в полиции.

-Что?!- выпучил глаза доставала,- но мне его рекомендовал человек, которого... впрочем, не твоё дело.. Так ты говоришь, меня обманули?

-Может быть просто не сказали всего. А может, до твоего проверенного человека была слишком длинная цепочка доверителей. Так что не пыли, особо. Впрочем, это твои дела. По крайней мере, я тебя обманывать не собираюсь.

И, без излишних подробностей, по горячему, обрисовала ситуацию.

-Фу,- внутренне выдохнула я, пока Лис раздумывал на моей историей,-кажется, всё срослось как надо.

-Я скажу тебе так,- наконец, ответил он,- эта группа ворочала большими деньгами. Я отправлял для них грузы повсюду. Но в то время, о котором ты спрашивала, с их посылкой уходил только Восточный экспресс. Но, если там был живой груз, я хочу тебя предупредить, что он мог не дойти.

-Это ещё почему? Вроде у вас всё налажено..

-Товар идёт как надо. Но люди, иногда, пропадают, а один раз даже нашли в вагоне кровь. Правда всего несколько капель.

-А можно узнать доставлен ли груз?

-Для этого надо знать получателя. А у нас лишние знания не приветствуются. Только заказчик, имея отчёт от получателя, может предъявить претензии отправителю груза. Я, как ты понимаешь, вряд ли уже их услышу.

-Ладно.. В случае надобности,.. я смогу пройти по этой дорожке?

-Без полицейских,- отрезал Лис,- если рискнёшь.

-А я вообще рисковая. Особенно, если ещё финансирование под это дело выбью.

-Деловая.. Что ж, народ бы скинулся, если бы ты устранила причину предъяв по перевозкам. Даже берусь помочь.

-Только, чтоб никто не знал, кто, где и почём. Я хочу сохранить инкогнито. Я ведь выгляжу безопасной наживкой, если ты понимаешь о чём я. Прикинь, даже процент тебе отстегну за собственную тушку. Больше выдавишь, больше получишь. Деньги в банк Корыту. Предоплата пятьдесят процентов. Сможешь, не открывая моё личико?

-Круто.. Ладно.. Договоримся. Я так понимаю тебе это нужно сегодня?

-Вчера, Лис, вчера.. И.. давай так, все сообщения через Алика. Только, даже ему не говори, что я взялась за это дело. Если всё сладится, ты сам понимаешь, что надо придумать легенду про меня, даже для перевозчиков. И, знаешь, если возможно, давай в ту сторону, пошли меня скрытой посылочкой, чтоб я сначала решила все дела с невестой моего друга, а обратно, можно слегка помормышить мной, чтоб рыбёха наверняка клюнула.

-А как же ты её отправишь или вместе?

-Её, мне главное найти, отправлять будут легально.

-Хорошо, давай сначала отыщем твою девицу. Ты не представляешь, что такое ехать в "посылочке" даже сутки. А вдруг это дальше?

-Значит придётся потерпеть. Ты тоже не представляешь с какой занозой имеешь дело.

-Начинаю потихоньку.

-Ну так умножь на десять.

Лис заржал.

-Когда вырастешь, точно посватаюсь.

-Размечтался.. Я прынца жду..

Тимка явился, когда я со слипающимися глазами, чтоб хоть как-то себя занять, доваривала суп.

-Являешься ко мне, как к осточертевшей жене,- ворчала я, топая впереди позднего гостя на кухню,- когда, кроме как спать, уже ни черта не охота.

-Прости, Нюш, на работе завал, похоже на меня все висяки свалить решили. Воспитывают..

-Проехали. Повезло нам. Часа полтора, как от Алика водила заезжал. Лис передал, нашли куда твою Нину отправили. Завтра в полдень я за ней поеду.

-Куда? Одна? Я с тобой.

-Какого? У меня всё договорено. И паханам местным Алик маляву напишет. Ты мне только всё дело испортишь. Найду, она сама с тобой свяжется. Сейчас, даже, если на свободе, боится себя и тебя подставить. А я ей объясню что почём. Пусть твои особисты её тогда и вытаскивают.

-А ты?

-А у меня дела.

-Какие ещё дела, что ты мне голову морочишь? Рассказывай, быстро.

-Что-то я не помню когда ты меня удочерил. Я спать пошла. Мне завтра ехать. А ты хочешь, вон, суп жри и иди в родительскую спальню. А не хочешь, так не звени мне в мозгах, не будильник.

И я, продолжая бурчать, хлопнула за собой кухонной дверью. Стоило мне добраться до кровати, как туда же скользнул Синдж. За последние дни он солидно подрос. Нахально развалившись на кровати, он занял чуть ли не половину.

-А в ухо?- невесело поинтересовалась я. Баловень сделал вид, что подвинулся. Я, вздохнув, улеглась.

-Пользуетесь моей добротой почём зря,- проскрипела я, проваливаясь в сон.

-Хорошо, что я не страдаю клаустрофобией,- Синдж, умница сидел у ног, как благовоспитанный домашний любимчик. Теперь у меня за пазухой ему уже было бы тесновато. Я так быстро не расту и всё ещё не являюсь тинейджером переростком. Пластиковый малотоннажный спецконтейнер с маркировкой "опасный груз", с принудительной вентиляцией и обогревом - практически, СВ. Кто бы из моих покровителей не позаботился о моём комфорте, я была ему благодарна.

Восточный экспресс, как вы понимаете, один из чётырёх транспортов перевозящих грузы городских предприятий и частных лиц. Путь обычных нелегалов был несколько иным. Но это мне предстояло испытать на обратном пути. А сейчас закрытый контейнер, со мной любимой, просто погрузили в вагон, на территории предприятия, куда я попала через канализацию.

Я даже не прибегала к обычным, для таких случаев, услугам диггеров. Слава богу, у меня был свой небольшой опыт, оборудование и Синдж. Я показала ему заводское депо из-за забора и сказала, что должна попасть туда. Малыш провёл меня кратчайшим путём, так быстро, как будто впитал опыт жизни в подземке с родительской кровью.

Ещё даже не серело. Предрассветный воздух, морозный и колючий, ударил в лицо как только я подняла крышку люка и выпустила Синджа пошарить вокруг. Я выбрала самый скрытный способ перевозки. Мне сообщили джипиэс-координаты и маркировку контейнера. Возчик должен был только опломбировать груз, а, когда была закладка "посылки" и что в ней, ему не сообщали.

Когда я уверилась, что никто не отследит моё передвижение, мы с крысом пробежали по замёрзшим следам автопогрузчиков, до самого контейнерного склада. Хорошо свежий снег не выпал, а то наши ножки оставили бы подпись и прощай секретность.

Нина, я уже знала, уехала в вагоне с легальным грузом, отправленным одним из небольших предприятий, в сопровождении двух охранников. Роль возчика состояла в том, чтоб на время ослепнуть и смазать липким лапу. Охранники не принадлежали к банде, это были люди из китайского клана, которые просто делали таким образом маленький дополнительный гешефт, а может возвращали "комиссарским" какой-то должок.

Комиссаром я обозвала Тимкиного начальника. И, между нами, это прозвище сразу прилипло. Если Нину отправили с наёмниками, то, возможно, она и находится у них до сих пор. Тогда Аликова рекомендация придётся ко двору. Впрочем, что гадать, охрана, в данном случае, это хорошо. Не пропадёт по крайней мере. Я уже знала, что вся усушка-утруска у возчиков произошла среди контингента нелегалов-одиночек.

Таких, по дешёвке, подсаживали в контейнеры с сыпучкой - углём, песком, щебёнкой. Они даже не опечатывались. Проблема была в том, что и не вентилировались. Закрывались герметичным люком после загрузки. Одному человеку хватало воздуха на суточный перегон. А, обычно, в нашей зоне, переезды были меньше.

Попасть в такой контейнер не проблема. И, если завёлся тихий хищник, из тех, для кого убийство непреодолимая страсть, то, для него, это замечательные охотничьи угодья. Я не верю, что эти загадочные исчезновения действительно так уж загадочны. Психов всегда хватало, а, после инвазии, дополнительных стрессов для нестойкой психики только добавилось. Скорее всего, очередной кровавый гурман.

Я слегка перезагрузилась. Исключительно для собственного удобства. В закрытом ящике, хоть и с вентиляцией, почти шестнадцать часов предстоящей изоляции, да ещё и с крыской, заставили задуматься над тем, что у нас появятся кое-какие естественные потребности.

Идея возникла спонтанно. Для себя я взяла Тимкины сухие пайки, у меня ещё с прошлого похода остались. Тимка же и предложил купить Синджу кошачьего корма. И меня осенило. Так и появился за плечами мешок с наполнителем для кошачьего туалета. Неаппетитная подробность. Будете ехать в контейнере, оцените.

Я так старательно позаботилась о тайне своего путешествия, что к концу пути, несмотря на старания Сильвера набить мою голову информацией, уже рада была бы хоть какому приключению. Даже встреча с кровавым маньяком была бы предпочтительней этого занудно-зубодробительного стука колёс. А говорят, некоторых он успокаивает. Представляете, я даже пыталась научить Синджа в шашки играть, горошками корма. Только он все сбитые сразу сжирал. Так корма не напасёшься и крыс брюхо наест не меньше Виннипухова. Я тихонько заржала. Синдж Виннипухов.. Вот тебе фамилия.

Крыс куснул меня за руку. Не сильно. И я услышала позвякивание, разрушающее гармонию стука колёс. Вытащила носовые фильтры, к которым уже привыкла, чтоб постоянно не перегружать мозги обилием запахов. Из вентиляционного отверстия проникла струйка кисловатого запаха мужского тела. Но, одновременно с ним, чувствовался и запах плохо очищенной крысиной шкуры. Мертвый, тошнотворный и гнилостный. Синдж ощетинился. Я приложила палец к губам и отрицательно покачала головой.

Беретта удобно лежала в самодельной кобуре надёжно притороченной к кожаной портупее. За последнее время я частенько тренировалась на симуляторе настроенном именно на параметры моей модели. Когда-то отец сочинил мне такую игрушку, полагая, что умение стрелять в наше сумасшедшее время не будет лишним. Большой любви к этому занятию у меня не было. Пока родители были живы, это входило в комплекс моих занятий, но я частенько филонила. Потом, каждое оружие требует индивидуальной пристрелки. Я не о разных моделях даже, а о каждой конкретной железяке. Меня от них тошнило. Но теперь это становилось частью моей жизни. А значит я должна это делать хорошо.

Крышка моего убежища была довольно плотно пригнана. Сверху стоял, как минимум, ещё один такой же контейнер весом, на взгляд, никак не меньше полу-тонны. Не во всех же такой мелкий груз, как я. Удар сверху, во время погрузки, я слышала отчётливо. Видимо тот, кто был снаружи, обладал менее тонким нюхом. Я слышала тычки и скрежетание. Он искал.

-Надеюсь, не конкретно меня?- сверлила мозги неприятная мыслишка.

Было ещё страшнее оттого, что я не могла видеть происходящего в вагоне. Но запаха мне не забыть при всём желании. Конечно, верхний груз, без подзёмника, не сдвинуть, и я понемногу перестала чувствовать внутреннюю дрожь. Даже ободряюще подмигнула Синджу.

Звуки на секунду затихли и вдруг в щель под крышкой воткнулось тонкое лезвие самодельного ножа и злобно задёргалось.

-Нас нашли!- Казалось, неизвестный испытывал сильную ярость от того, что не мог добраться до меня. Вместе со скрежетом ножа раздавалось хриплое рычание. Мы не обнаружили себя ни одним звуком, хотя, даже маленький крыс вздрогнул, когда нож исчез и послышался громкий удар тела о стенку. Кто-то бился плечом в металлопластовый шершавый бок нашей каморки. Удар! Ещё один! И вдруг тишина.. Ни звука.. До звона в ушах. Потом короткий лязг. И, всё усиливающиеся, шатания вагона.

Ещё приблизительно час ничего не происходило. Мы, всё ещё немного возбуждённые, сидели в напряжённых позах до того самого момента, как скорость начала снижаться. Несколько толчков на стрелках и состав начал останавливаться. Мы прибыли в депо. Прошло ещё около трёх часов до момента, как автопогрузчик вывез контейнер и погрузил на прицеп с другими грузами.

-Опять три вагона с сорванными пломбами,- услышала я громкий досадливый голос,- проверьте контейнер.

-Я не имею право открывать, видите, маркировка опасного груза. Вам сообщат, всё ли в порядке.

Машина резко дёрнула с места и мне осталось только дождаться конца пути. Я нигде не была, кроме как в своём родном городе. Поэтому, когда откинулась крышка, мой любопытный нос высунулся так быстро, как только мог. Здоровенный трейлер, с платформой полной грузов, стоял посреди забетонированной площадки окружённой таким же серым бетонным забором. За ним виднелся купол церквушки, а дальше кучка типовых жилых зданий спального микрорайона. Наверное, это была окраина, а церковь осталась от деревни, поглощённой когда-то расширившимся городом.

Сейчас, так же как и в сотнях других городов, окраины были местом криминала и незаконнорожденных, а так же лишённых чипов людей, чьё существование больше напоминало тараканьи бега, чем нормальную человеческую жизнь.

Судя по типичным лицам, это и был местный Чайна-таун. И тут китайцев было явно больше, чем у нас. Но не настолько, чтоб преобладать над местным людом. Суета разгрузки не мешала работающим коситься на козявку с кошачьей переноской в которую я засунула Синджа.

-Пусть лучше вспоминают про девочку с киской, чем про странную пацанку с крыской,- размышляла я, шествуя по длинным серым коридорам за сопровождающим меня косоглазым "триадишкой", хлипким, с киношной косичкой на костлявой шейке.

Жёсткий и тяжёлый пластиковый мешок с отходами нашей жизнедеятельности, я, пыхтя, выволокла и выбросила сама. Не люблю оставлять за спиной хоть кого-то, кто ругнётся вслед.

-Закон Золушки,- шепнула я крыске,- в какие бы пелёнки тебя не родили, своё дерьмо убирай за собой сам, потому, как по феям вирус, похоже, ещё до нас прошёлся. Хочешь, чтоб дело было сделано хорошо, приложи собственные оч..умелые ручки. Тогда в самый важный момент с тыквой не останешься. И какой-никакой прынц чудом нарисуется.

Мне показалось, что Синдж одобрительно кивнул в дырочку переноски.

Комната, в которой встретил меня здешний "мандарин", не имела никаких признаков национального колорита. Это был довольно приличный эклектичный дизайн - рациональность и почти сибаритское удобство. Ближе к двери, широкий рабочий стол с удобным массажным креслом. А в уголке роскошный полукруглый диван с низким столиком. Не стану перечислять всего прочего, хотя глазу было на чём остановится, пока желтолицый босс читал Алькину рекомендацию. На нём самом, кстати, тоже не было надето никаких красно-золотых хламид. Но даже в европейской одёжке от него пахло мандарином. И отнюдь не новогодним.

-У меня нет никаких обязательств перед человеком, к которому доставили женщину,- пожал плечами китаец, когда я сообщила ему о цели своего визита,- но мой человек может тебе сказать только то, где он был на тот момент. Тебя могут даже отвезти туда. Заниматься розыском моим людям недосуг. Если его там нет, искать придётся самой. Когда потребуется вернуться, приезжай сюда же. С возчиками, я так понимаю, всё оговорено?

-Спасибо, да, оговорено. И транспортом, с удовольствием, воспользуюсь. А могу я обратится за помощью и информацией к вашим людям, если это не помешает им исполнять их обязанности?

Личико китайца сморщилось, глаза совсем исчезли. Он взял мою руку и отпечатал на запястье оттиск своего перстня, макнув его как печать в коробочку с каким-то порошком. На коже проявился розовато-сиреневый знак в виде треугольника с иероглифом внутри.

-Он продержится около двух недель. Покажешь любому китайцу и тебе помогут. Только не злоупотребляй их временем, девочка, а то придётся отработать самой.

Я сглотнула и нервно потёрла значок, структура его голоса напоминала о расплавленном металле. Даже объяснять неохота, какие мысли у меня это навеяло. Не то что злоупотреблять, вообще позабыть захотелось. И о помощи, и обо всех дальневосточных народностях. Наш Китаец, по сравнению с этим дяденькой, был такой добрый и домашний.

Вся местная иерархическая лестница тоже была слажена пожёстче. Водитель не произнёс ни одного лишнего слова. Меня подвезли к гостинице и, поскольку я сама не могла нарисоваться с вопросами в официальном заведении, выполнили все формальные процедуры. Из чего я добыла сведенья о том, что человек Комиссара проживает в том же 206 номере. Один. Женщины с ним нет.

-Но привёз ты её именно сюда?-спросила я нетерпеливо.

-Да, они встретились через дорогу в этом кафе. И мужчина вышел из гостиницы.

Я глянула напротив и, даже без особого удивления, увидела кафе со стандартным названием "Золотой дракон". Стандартным для китайцев, конечно.

-Вот это называется везёт,- поучительно сказала я Синджу, и обернулась к невозмутимому собеседнику,- а официанта, который их обслуживал, я могу отвлечь на минутку?

-Ты можешь задать ему вопрос, если он будет обслуживать тебя, но, я так понимаю, что чипа у тебя нет?

-Ты правильно понимаешь,.. так может угостишь девушку чашечкой чая?- вежливо попросила я, как бы ненароком повернув руку, чтоб ещё раз напомнить ему о розовеньком треугольничке на запястьи.

Он на секунду задумался, но видимо чашка чая сильно не смутила его ни по цене, ни по времени и он пропустил меня в предупредительно открытую дверь.

-Дисциплина у Мандарина железная, злить его как-то не хочется. Постараюсь управиться как можно быстрее,- затрепыхались у меня пугливые мыслишки,- а уж дальше, по возможности, без китайцев. Отрабатывать для него услуги, ну, очень не хочется. Такие шоры не по мне.

Но чай, с запахом цветов корицы, и маленькие пирожные в виде панд, на которые не поскупился мой провожатый, оказались приятным дополнением к сведеньям, которые я легко получила от официанта, продемонстрировав свой "пропуск в китайский рай".

Женщина получила адрес в двух кварталах отсюда, где ей строго-настрого было сказано находиться, пока не поступят дальнейшие распоряжения. Это он слышал, ещё обслуживая соседний столик, а, когда подошёл вторично, мужчина только заказал еду для дамы и ушёл, сразу расплатившись. Девушка была очень расстроена, даже плакала, когда тот ушёл. Потом за ней пришёл другой человек. Больше она тут не появлялась.

Пирожные оказались вкусными, китайцев я больше не задерживала. Жизнь, пока, радовала безоблачностью и хорошим прогнозом на будущее.

-Радуйся тому, что дано и не проси у небес слишком много. А то они расщедрятся, чего доброго, и сыпанут так, что привалит,- поучать Синджа стало входить у меня в привычку.

Китайцы, с подозрением покосились на пластиковый контейнер, не понимая, с кем ведёт беседу странная девочка. Но, что думали мандариновые шкурки, пока дети ели мандарин, мне было не интересно. Пирожные в моей жизни случались реже китайцев и я, естественно, отдала предпочтение им.

Тихая улочка незнакомого города, недалеко от окраины, не слишком сильно отличалась от моей собственной. Я знала чем живут в таких районах, потому, что это была и моя жизнь. Чужих здесь не жаловали, но и не боялись. Судя по всему весь этот сектор входил в чайназону. Мандарин - парень жёсткий, а значит и контроль был не слабый. Залётных гастролёров подстрелили бы, не дав развернуть крылышки. Но и болтать тут никто не станет. Даже местные кумушки захоти я их пораспросить.

Но на девчонку, которая просто чешет себе по улице, никто особо внимания обращать не станет. Женщины, конечно, могли бы зацепить глазом, будь я поменьше. А в таком возрасте, как у меня, вряд ли. В наше время, незнакомые тинейджеры уже достаточно самостоятельны, чтоб прийти по каким-то делам, но девочки, типа меня, по их мнению, ещё не достаточно велики для крупных неприятностей. А я бы поспорила.

Дом, что я искала, дальним забором выходил на кладбище.

-Бедная Нина, весёленький вид из её окошек. Если она ещё здесь, конечно. Самое главное, чтоб не там,- чёрненько пошутила я с внутренним голосом.

Я скользнула за заборчик и, извинившись перед памятником, сгребла подвявший букетик. Прикинулась скорбной посетительницей. А сама шарила глазками, где бы задик пристроить для наблюдения за клиентом.

Детективные боги подкинули мне кучку ёлок с иголками похожими на пластиковые. Между ними и пристроилась ваша покорная слуга. Следить и переваривать сласти.

-Только бы не заснуть,- подумала я,- сон детектива должно разгонять голодное бурчание в животе. Сытость не способствует ни вниманию, ни осторожности. Поэтому я чуть не прохлопала, когда в голом зимнем саду показалась девушка. Непростительно, ведь всё просматривалось насквозь.

-Да уж, надо совсем подыхать от скуки, чтоб выйти гулять в сад зимой с книгой и табуретом. Да ещё и с таким радостным видом на кладбище.

Я ещё ни разу не видела Тимуркину невесту вживую. Он показал мне маленькую фотографию, но на ней было не видно, как, в действительности, она была хороша. Длинноногая, черноволосая, со смуглой чистой кожей. И очень грациозная. Идёт, как танцует. Обзавидуешься.

-Чёрт, я, понимаешь, жизнью рискую, а она как дворянская дочь, в саду, с романом, мечтает о чипмеченом муже и законнорожденных детишках. Злая я. Уйду от вас.

Конечно, никуда я не ушла. Нужно было проследить, кто ещё есть в доме. Пока очевидной угрозы не наблюдалось. Когда буду уверена, что не нарвусь на сторожа, передам Тимкину записку и уведу свою соперницу. Пусть живут и радуются. А у меня ещё дела есть. Там в Восточном экспрессе бродит тот, в крысиной шкуре. И люди пропадают.

Нина сидела , держа книжку на коленях, даже не раскрывая её. Она настолько глубоко задумалась, что не услышала как к ней подошёл мужчина. Место было тихое, да и время шло к вечеру, так что я слышала, практически, каждое слово из их разговора.

-Я же просил не выходить из дому. Вы, Нина, пользуетесь моим хорошим отношением. Вас могут увидеть,.. донести.

-Кто меня увидит тут? Покойники?

-Дорогая, поверьте, я вам не тюремщик. Моё отношение к вам вы знаете. Такая женщина, как вы, достойна полной свободы. Если бы я был на месте вашего жениха, то поторопился бы сделать всё, чтоб вернуть вас. Но он, как видно, не спешит. Скажите только одно слово и вы отправитесь со мной в такое место, где у вас будет дворец, полный рабски преданных слуг.

-Послушайте, я уже говорила, что меня ваша Тысяча и одна ночь больше пугает, чем прельщает.

-Не сегодня-завтра, я получу сведенья из вашего города. Это молчание мне не очень нравится. Если бы не вы, я бы давно покинул это место и отправился туда, где всё подконтрольно мне. Это небольшой городок, в глуши, но там я король. Все производственные мощности работают на меня. В нашей организации я был заместителем, но там я буду единственным и самым главным. А вы можете быть моей королевой.

-Сколько патетики! На самом деле человеку не так уж много надо. Такая жизнь не для меня. Я хочу только семьи с любимым человеком и покоя. Простите, но я дождусь сообщения. Пока у вас не будет известий от моего жениха, я попросила бы не тревожить меня.

Мужчина сдержал гнев, но лицо его стало каменным. Он резко повернулся и вошёл в дом.

Очевидно сведенья о разгроме организации до него ещё не дошли. Он ещё чувствует над собой руку Комиссара. Но как только он узнает обо всём, Нину могут просто спаковать и увезти тушкой. Дяденька, видать, так серьёзно запал, что строит из себя благородного дона. Пока время есть на разговоры. Как только боссом себя почувствует, может перестать этой театральщиной заниматься. Не хочешь женой, будешь наложницей, раз уж такие королевские настроения у парня.

-Надо поспешить, мне этот монарший пыл ни к чему,- сказала я Синджу, выпуская его из переноски,- ну ка, дорогой, пойди последи, чтоб никто мне не помешал.

Синджик рыбкой юркнул в сухую траву и исчез. Через минуту я услышала звук отъезжающего автомобиля.

-А как же я пропустила, что он подъехал? Вот они пирожные,- поругала я себя. На самом деле чем ближе к вечеру, тем тише становилось в округе, и тем дальше разносились звуки.

Нина поднялась и подошла к ограде, а в мою ногу ткнулся крыс, возникший ниоткуда. Я решилась и вышла из своего укрытия, всего метрах в сорока от дома. Девушка вздрогнула и быстро сделала шаг назад, но мой возраст и пол сыграли мне на руку. Как всегда, впрочем. Я спокойно, но с оглядкой, подошла к ней.

-Это от Тимура,- сунула я в руку девушки записку.

Она быстро развернула её и пробежала глазами.

-Пойдёмте со мной, быстро. В доме есть ещё кто-то?

-Да, женщина-хозяйка и её сын. Он вроде охранника у меня.

-Тогда не возвращайся ни за чем. Нужно только добраться до первого полицейского участка. Не бойся, тебя вытащат. Тима обо всём договорился.

-А как я пройду до калитки, они же увидят?

-Слушай, а ты в барышню не заигралась? Ну, подставь, вон, свой табурет, да и давай через забор.

Нина хмыкнула. Но, видимо, барышня была в крови больше, чем я думала. Видел бы Тимка эту грацию на заборе! Тут бы я ей сто очков вперёд дала.

Вдоль стены мы пробежали до параллельной улицы и только открыли небольшую калитку, как услышали за спиной крик. Через забор перемахнул парень и двинул за нами.

Я дёрнула Нину за руку и мы помчались по улице. Слава богу бегала она лучше чем лазила. Из щели под забором выметнулся Синдж и она выдала типичную женскую реакцию. Завизжала и метнулась в сторону, так что я мотанулась за ней, как автомобильчик на верёвочке.

-Не ори!- гаркнула я,- это мой крыс. Синдж помчался вперёд длинными скачками, а я потянула девушку за ним. Секунда и он вывел нас к высохшему руслу канавы. Город стоял на холмах и сюда выходили ливнестоки.

-Конечно! Куда ещё мог вести нас умный мальчик? Только под землю. Помоги!- крикнула я Нине, и сунула в руку рюкзак, из которого вытащила коробочку с линзами. Больше всего я боялась их уронить, но хоть кто-то, кроме крыса, должен видеть в темноте?

Мы спрыгнули вниз и побежали по бетонной трубе. Я крепко держала Нину за руку. Как только стало темно, я пошла осторожнее, чтоб она не упала.

-Синджик, не ходи далеко, он сюда не полезет.

Тем не менее мы прошли ещё около трёхсот метров и свернули в ответвление. Нам повезло, что городишко сбрасывал стоки неочищенными. Никаких решёток и очистных сооружений. Но бродить по подземке с неподготовленным человеком, да ещё и без освещения, глупо. Но обратно мой умник нас проведёт без труда. Пока будем крутиться, стемнеет. Даже, если этот тип будет сторожить нас у выхода, мы без труда уйдём через другой сток.

Благо, зима, грязь подмёрзла и мы даже ног почти не испачкали.

Я попрощалась с Ниной у ближайшего полицейского участка, который находился на соседней с гостиницей улице. Мы шли с опаской. Поди знай, не шатается ли где поблизости доморощенный любитель королевской власти..

Мы заранее оговорили её легенду так, чтоб не подставить возчиков. Это было уже моё условие. Всё таки Лис и они сделали нам одолжение. Моё участие тоже не должно было рекламироваться. Достаточно сказать местным, что она невеста полицейского. В ходе расследования дела, чтоб оказать на него давление, её похитили, завязали глаза и перевезли в этот город. Прошло несколько дней, прежде чем ей удалось бежать и прийти в полицию. Нашим особистам тоже стоит преподнести похожую версию. По крайней мере, в части перевозки.

Нина с неохотой оставила меня у дверей. Она хотела знать куда я пойду на ночь глядя. А что я могла ей сказать, если сама толком не знала. До базы Мандарина было не так уж далеко. Если на машине. Но шататься пешком по окраинам в незнакомом городе очень опасно. Да и ночь холодная. В подземке не отсидишься. Я вздохнула и попёрлась к знакомому ресторану. Авось рабочий день закончится и я никого не отвлеку от трудовой деятельности, так милой сердцу китайского босса.

Но мне повезло раньше. Желтолицый мальчишка нёсся через дорогу в гостиницу с коробочками из белого картона с иероглифами на боках. Кто-то заказал еду в номер. Удобно, ресторан напротив. Я подождала пока он будет возвращаться и ступила ему навстречу. Магический треугольничек вогнал пацана в ступор.

-Мне бы переночевать где-нибудь или хоть пересидеть в тепле до утра.

Мальчонка кивнул и потащил меня в полуподвальную каморку, в которой, скорее всего, обитал сам. Она была в том же здании ресторана и, видимо, не единственная, потому что, прежде чем в неё попасть, мы прошли по узенькому длинному коридору с множеством одинаковых дверок. Причём таких маленьких, что напоминали мне о кукольном доме. Синджа я давно уж усадила в переноску, иначе бедный китайчонок вообще бы дар речи потерял. Он и так щебетал тихим сдержаным голоском только самые необходимые фразы. А испарился вообще похлеще крыса. Тут был - тут не стало.

Я нагло устроилась на узенькой коечке и задремала.

Разбудил меня сдавленный писк. Едва светало. Над переноской с моим питомцем стояла парочка сверстников, в позе пулемёта и Матросова, причём давешний хозяин комнатушки грудью прикрывал от "дикого зверя" перепуганную китаёзочку. Девочка, по всей видимости, хотела покормить киску, а наткнулась,.. сами знаете на кого. Мисочка с объедками была судорожно зажата в маленьких ладошках.

Я зевнула, выковыряла из скрюченных пальчиков предложенный завтрак и опустила перед носом обрадованного крысёнка, ободрительно потрепав его за ушком.

-Спасибо,- выдавила я, с самой обаятельной улыбкой, на какую была способна спросонья.

Страдать по поводу того, что лишила мальчишку спального места, было глупо. Неужели среди своих он не нашёл места, где скоротать одну ночь. Так что совесть моя курила в сторонке. Жаль было только одного, что я не чавкала так же весело, как Синдж. Детки собирались ретироваться и я расспросила как следует про дорогу к резиденции Большого китайского папы.

Меня вывели с тыльной стороны ресторана и я хотела выйти на улицу, но чуть не наткнулась на вчерашнего знакомца Нины. Спасло меня то, что он был занят распеканием того парня, который упустил нас у стоков и, видимо, провёл там всю ночь, дожидаясь пока мы успокоимся и решим выйти, чтоб поймать нас. А теперь он трясся от страха и холода, пока босс распекал его у чёрной машины. Он стоял согнувшись, а его начальник сидел в открытой машине и орал на него, брызжа слюной. Морда у неудачливого Нининого ухажёра была красная от злости.

Вряд ли парень разглядел меня достаточно хорошо, но одёжку и переноску уж точно запомнил. Хорошо, что я не вылетела прямо на них. Интересно было послушать чем дело закончится, но лучше не таскать тигра за усы и я ретировалась, выйдя в самом конце улицы на нужную мне дорогу. Я шла, держась у края, чтоб в случае чего, скрыться между домами.

Чего я опасалась? Ну, во-первых, это район Мандарина, с людьми которого комиссарские уже имели дела. Почему бы им не обратиться к ним снова с просьбой помочь отыскать нас с Ниной? Если такая мысль пришла в голову мне, то почему не им? Всё зависит от того какими ресурсами в этом городе они обладают сами и так ли нужна им Тимкина невеста..

Войдя во двор, я сразу увидела чёрную машину.

-Вот гад, как он добрался сюда так, что я его не видела? Видимо, ещё куда-то заезжал.. Конечно, ему же не ножками топать. И мне теперь уходить не стоит. Сделаю морду кирпичом, а там посмотрим.

"Банановый король" сидел напротив Мандарина, закинув ногу за ногу и, понюхивая, вертел в руках чёрную сигариллу из модифицированной травки. Если её не курить, а нюхать, она создаёт лёгкий наркотический эффект, почти безвредный и довольно приятный по ощущениям.

Решительно ступив в комнату, я улыбнулась хозяину и проигнорировала гостя.

-Это точно та девчонка, что помогла сбежать моей заложнице!- воскликнул тот.

-Вы хотите сказать, что этот ребёнок обвёл вокруг пальца вас и вашего человека?- спокойно спросил китаец.

Он поманил меня пальцем и я подошла чуть ли не к самым его коленкам. Чтоб справиться с собственным страхом, мне оставалось только усесться на них.

-Ты не хотела бы работать на меня, девочка?- неожиданно спросил Мандарин.

У меня чуть глаза не выскочили от удивления, но я сдержано покачала головой.

-Я свободный художник, частный детектив..

Комиссарский зам заржал. Он, явно, не разбирался в людях, потому что глазки китайца неодобрительно сузились.

-Эта женщина невеста моего друга,- продолжила я, не обращая никакого внимания на невежу.

-Полицейского,- вставил он, но я только ухмыльнулась. Это я уже проходила с Лисом. Можно пройти по накатанному.

-Мне это не нравится,- китаец подобрался, как хищный зверь.

-Да, полицейского,- мило согласилась я,- но, чтоб быть точно уверенной, что вы обладаете всей информацией, уточню, что ваш жалобщик из группы, что состояла, в основном, из действующих и отставных полицейских, а руководил ей глава профайлерского отдела. И ещё, как вы считаете, лучше было бы, чтоб по следу ваших людей, которых они подставили, поручив сопровождение похищенной невесты полицейского, вместо меня прошёл её жених, или, живо интересующиеся разгромом этой организации, особисты? Возвращая её, я делаю всем ба-а-льшое одолжение.

Гость, по ходу моей речи, всё же соблаговолил обратить внимание на выражение бешенства, проступающее на, бесстрастном до этого, лице и побледнел.

-Если я ещё раз встречусь с тобой, тебе больше нечем будет жаловаться,- тихо пообещал китаец, и гость скрылся так быстро, как позволяло ему, скованное страхом, тело.

-Да, у этого парня темперамент, как у тасманийского дьявола,- я выдала ещё одну иезуитскую ухмылочку и подумала, что надо научиться так быстро менять маски на лице, потому что Мандарин уже тоже лыбился мне в ответ фарфоровой улыбочкой доброго китайского болванчика.

Нажав кнопку на рабочем столе он переместился на диван и пригласил меня присесть рядом. Принесли завтрак и у меня забурчало в животе. Мне редко удаётся съесть нормально приготовленную еду. Всё больше кусочничаю. А тут прямо дымящаяся рисовая лапша с яйцом, курицей и кусочками каких-то овощей. Моё путешествие превращается в кулинарный праздник.

Когда хозяин увидел с каким удовольствием я наминаю принесённую еду, он заставил принести ещё тушёных овощей и маленькие пельмешки.

-Бао-дзы,- подсказал Сильвер, который тоже получал удовольствие от моего кормления.

Я попросила мисочку и открыла переноску с Синджем. Девочка, приносившая еду, испуганно отшатнулась, а Мандарин наоборот заинтересованно сунулся посмотреть. Крыс интеллигентно завтракал, чувствуя, что я желаю, чтоб он произвёл приятное впечатление.

Вежливый хозяин не задавал вопросов, пока я не отпала, как насосавшаяся пиявка. Еда расслабляет и постепенно, сама того не желая, я разболтала хитрому китайцу о Синдже, диггерах, а постепенно и обо всей недолгой истории моей детективной деятельности. Когда дело дошло до моей семьи, я затормозила и перевела разговор на более близкие события. А, именно, рассказала о происшествии по пути сюда, странном запахе невидимого агрессивного попутчика и своём плане выставить себя приманкой и разобраться с убийцей в Восточном экспрессе. Конечно трупов никто не находил, но я, вспоминая удары о стенку контейнера и злобное рычание, была убеждена, что они где-то есть.

-Я припоминаю одну давнюю историю,- задумчиво сказал Мандарин,- где-то через три года, после того, как все набились в город из-за вируса, мы провернули одну операцию с диггерами. Они устраивали для нас подземный склад для травы и нашли малыша, которого кормили крысы. Он не умел говорить, дичился людей. Ему, кажется, было лет около пяти. Женщины забрали мальчика в посёлок. Но он сбежал и больше его не видели. Не знаю выжил ли ребёнок в таких условиях, но теперь это был бы взрослый юноша. Только с крысиным менталитетом и вполне половозрелый. Если он ищет самку, то, естественный испуг и сопротивление женщин, могли вызвать у него агрессию и тягу к убийству.

-Вполне логичная версия. От него воняет дохлой крысой.. Может, сначала он дрался с самцами за крысиных самок. А если убил соперника, то мог забрать шкуру, чтоб стать внешне похожим на них. Наверняка, крысиных дам его ухаживания тоже не слишком привлекали. Поди пойми его образ мыслей, если он вырос как Маугли. Такой не слишком будет похож на благородного сказочного героя. Ваше предположение гораздо ближе к правде жизни. Только одно меня смущает. Если он вырос под землёй, то почему вдруг оставил привычную среду и начал искать свою добычу в поездах. По идее они должны были бы пугать его.

-Ну, почему, у нас есть небольшая линия метро. Правда сейчас работает только центральное кольцо. Линии, которые уходили на окраины сейчас не рентабельны. Здесь живут в основном лишённые чипов. У них нет официальной работы и необходимости до неё добираться. Но отменили её окончательно только года три назад.

-Тогда, если что-то заставило его выйти наверх, то вполне возможно, что у здешних диггеров тоже были случаи исчезновения женщин. Вы имеете связь с ними? Можно ли что-то у них узнать?

-Сейчас нет. Но к вечеру вернётся один из моих людей и он попробует связаться с ними. Ты можешь погостить у меня. Расскажи мне подробно всю историю, которая привела тебя сюда..

Дяденька, по получении некоторой толики уважения к моей скромной персоне, оказался не таким уж и страшным. Мы мило беседовали ещё около сорока минут, но потом дела всё таки заставили его вернуться "в семью". Бродить по базе я не рискнула. В таких местах любопытства не жалуют. Просто устроилась в каком-то кресле в соседней комнате и заснула. Сыто утрамбованный желудок и ранний подъём в подвальчике ресторана располагали.

Разбудил меня неслабый подзатыльник. Надо мной навис совсем даже не китайского вида мордоворот чем-то жутко недовольный. Я ему тут же добавила причин для недовольства, загадав ногой по причиндалам. Он взревел и кинулся ко мне, я, не будь дурой, отскочила и воспользовалась тазером.

-Пусть скажет спасибо, что не "береттой",- заявила я, явившемуся на шум, Мандарину,- пусть вести себя научится или яйца отрастит железные.

Моё нахальство всегда почему-то приводило в восторг мужчин облечённых властью и я этим пользовалась. Не то чтоб специально, просто не жертвовала характером в подобных ситуациях.

-И всё таки, малышка, тебе придётся с ним помириться,- китаец улыбался во весь рот,- потому что это именно тот человек, которого ты ожидала.

Кстати, по сравнению с нашим представителем поднебесной, Мандарин совершенно не страдал акцентом и имел очень богатую речь. Если не смотреть на его лицо и не догадаешься с кем имеешь дело.

-Если выбирать, иметь ли дело с невежей или справляться самому, то я предпочту последнее. Пошлю своего дружочка. Он мне диггеров найдёт без проблем,- упрямо набычилась я.

-Зачем этой маленькой негодяйке диггеры?- делая вид, что меня нет, спросил здоровяк у своего босса.

-Девочка моя гостья, Бэй, а ты не ребёнок, чтоб вести себя так же, как она. Если у неё это выглядит смешно и мило, то у тебя грубо и глупо. С чего вообще ты на неё напустился?

-Я сутки не спал, устал как собака, а в моём любимом кресле спит какая-то уличная девчонка..

-Кто качался на моём стульчике и сломал его?..- детским голосочком выдала я цитату из сказочки про Машу и трёх медведей.

-Так, мне миротворцем быть скучно, ты, детка, помни, парень устал и раздражён.. а ты, Бэй,.. впрочем, разбирайтесь сами,- и он вдруг повернулся и вышел, оставив нас друг против друга в подвешенном состоянии.

-Бэй, это что за имя?- поинтересовалась я для разрядки.

-Просто белый, по-китайски,- отстранённо буркнул мужик.

-А я Ню,- мне удалось примирительно закончить знакомство и ткнув, пальцем в кресло, продолжила,- извини, что заняла твой трон, но не просидела же я его в конце концов..

-Да, ладно, я тоже психанул на ровном месте, достали эти ребята своими страшными историями. Каждый раз как с ними встречаюсь, вместо деловых разговоров, с каких-то подземных легенд начинается.

-А я бы как раз их и послушала..

-Так иди во двор, там парочка их подземных сказителей за отгрузкой следит. Только поспеши, им не долго осталось. Наши ребята слушать слушают, но работы не прерывают, знают, Канг не любит бездельников.

Я, долго не думая, открыла клетку и выскочивший Синдж сначала недовольно зашипел на моего собеседника, недовольный тем, что вся разборка между нами прошла без его участия, а потом вопросительно уставился на меня.

-Отведи меня туда, откуда он пришёл,- ткнула я пальцем в изумлённого Бэя,- ищи диггеров, малыш..

И, оставив, сидящего с раскрытым ртом собеседника, я поскакала за, метнувшимся к двери, крысом.

-Чего он такую рожу скорчил,- спросила я Синджа по пути,- что, общаясь с местными Кротами он их крысюков не видел?

Во дворе по прежнему царила рабочая суета, но Синдж уверенно вёл меня между, удивлённо взвизгивающих при виде крыса, тоненьких, но жилистых трудяг. Я всё больше удивлялась этому обстоятельству, но реакция двух диггеров, наблюдающих как в люк опускают на блочном погрузчике плотные небольшие тючки, меня поразила ещё больше. Квадратные плотные свёртки, очевидно с травой, потому что в воздухе стоял лёгкий приторный аромат, опускались на верёвках и, скорее всего, перегружались на дрезину. Если конечно их внизу не принимала вереница диггерских носильщиков. В чём я, честно говоря, сомневалась, зная не слишком большую любовь подземщиков к нудному физическому труду.

Словно подтверждая мои выводы оба диггера сидели в сторонке и щурились на холодное зимнее солнышко, даже не заморачиваясь тем, чтоб помочь маленьким китайским механизмам, без конца повторяющим одни и те же движения. Поднял-подбежал- повесил-опустил. Кроты прикрывали ладошками непривычные к свету глаза и тащились от расслабляющего запаха травки.

Но, когда Синдж в своём поисковом рвении затормозил у их ног, они повели себя, если не как китайцы, отскакивающие при виде крыса, то, как встретившие долгожданных пришельцев, поклонники НЛО.

-Синдж, ко мне,- скомандовала я, побаиваясь, как бы они не стали слишком бурно проявлять свой явный восторг.

Крыс попятился и шмыгнул к моим ногам.

-Привет, ребята,- поздоровалась я,- диггеры были мальчишками лет около четырнадцати и я чувствовала себя с ними на равных. Местные были не такими как наши. Субтильные и инфантильные. Никаких следов боевых школ, как у Торина и его сверстников.

-Привет,- мальчишки откровенно пялились, шмыгая носами. Несмотря на свой довольно жалкий вид, смотрели они на меня вызывающе.

-Я не из вашего города, но там, где я живу, у меня есть друзья среди диггеров. Вы, наверное должны были догадаться, глядя на моего крыса.

-Этот город не наш. Мы живем в подземке,- нахально заявил тот, что выглядел чуть старше.

-А откуда у тебя это?- он смотрел на Синджа с обожанием смешанным со страхом.

-Друг подарил, диггер. Мы с ним вместе искали убийцу его товарища. И давайте познакомимся. Я частный детектив. Сейчас гостья Канга,- для поддержания статуса ввернула я.

-Ты-ы?- недоверчиво протянул старший,- заливаешь, девчонка.

-Ну и что, что девчонка, у наших диггеров девчонки наравне с парнями сражаются.

-П-ф-ф, сражаются.. с кем бы это?

-Со сколопендрами, с пауками. У нас в подземке очень много всяких мутировавших тварей. Во время инвазии пытались вытравить всех городских животных, не знали ещё, что в черте городов вируса нет, ну и наплодили мутантов. А у вас что гигантских насекомых нет?

-У нас только крысы.. Но не ручные, дикие. Они в туннелях метро живут. Мы туда не ходим. Загрызут.. А девчонки наши дома сидят, носки вяжут и всяким прочим бабским занимаются,- младший задрал нос и напыжился,- без них есть кому сражаться.

-А с кем же это вы сражаетесь, если насекомых у вас нет, а крыс вы боитесь?- не удержавшись, съехидничала я.

-Мы не боимся, если они или их король приходят к нам, то мы бьёмся, но там, где их много, в их местах обитания, слишком опасно, сама бы попробовала,- младший обиженно накуксился.

-Ну, что ж, согласна,- примирительно согласилась я. В конце концов, я пришла сюда не ссориться, а добывать информацию,- крысы отличные бойцы и умные животные. Только наши сумели превратить их в друзей. И очень полезных и преданных. А что это за крысиный король, о котором ты упоминал?

-Мы не видели его. Может это даже легенда. Но несколько лет назад на него даже облаву устроили. Женщины говорили, что он человек, а сам, как крыса. Он украл одну девушку из группы. Они на грибные плантации поодиночке не ходят. Боятся всего, трусихи..,- младший презрительно выпятил губу.

-Ладно, что-то ты разболтался. Ишь выспрашивает,- старший смотрел на меня сощурившись,- а тебе зачем это всё знать надо?

-Да, похоже, ваш крысиный король и есть тот, за кем я охочусь.

-Тоже мне охотница, да он тебя одной левой,- старший скривился, а младший с нетерпеливым ожиданием замялся на месте.

-Ну, а это мне зачем?- с апломбом продемонстрировала я им сначала лезвия в ботинках, потом тазер, а на закуску "беретту".

Всё это происходило под завистливые вздохи пацанов.

-У вас что оружия нет?- с удивлением спросила я.

-У старших есть,- он наклонился над люком из которого послышался басовитый зов мужчины,- нам пора, с неожиданной жалостью сказал младший. Было видно, что он с удовольствием бы продолжил разговор.

-Пока,-махнула я и вдруг, порывисто протянула младшему тазер,- держи, может свидимся ещё когда-нибудь. Ты только на оружие не сильно рассчитывай, тебе бы самому потренироваться надо, хилые вы какие-то. У наших боевые школы есть, здоровьем своим занимаются. И парни, и девочки тоже. Вы бы Бэя спросили. Может кто из китайцев боевыми искусствами владеет..

Снизу опять раздался нетерпеливый возглас.

-Спасибо,- младший с восторгом пожал мне руку,- нам бы таких крысов, как твой.

-Подумаем,- ответила я,- зовут то вас как, если вдруг разыскать понадобится?

-Меня Кешка, а его Антон..

Мальчишки спустились в люк, а я ещё стояла и думала о их общине.

-Как же они отличаются от наших диггеров! Надо будет с Торином об этом поговорить. А мой подозреваемый вроде бы определился. Наши с Кангом предположения, похожи на правду. Может с какими-то неточностями, но всё же. Надо готовить ловушку на крысиного короля.. Мне надо его отвлечь и просто пристрелить. Хотя просто это только сказать. Мне- то стрелять в человека не приходилось. Не считая того раза, когда я с перепугу пальнула в оборотня. Да и то не попала. А ведь придётся. Потому, что думать о том, что он сделает со мной, если у меня рука дрогнет, совсем не хотелось. Пусть уж лучше это выльется мне в бессонные ночи и муки совести, чем этот Маугли сначала попользует меня, а потом сожрёт.

Я достала Сильвера поисками приманки равнозначной для человека и крысы. Сошлись на масле дудника. У него мускусный запах, что по информации моего чипа, и на мужиков, и на крыс действует. Правда, когда я возразила, что говорят есть те, кто запаха мускуса не слышат, Сильвер ляпнул, что можно попросить у кого-нибудь прокладку.

Когда я сообщила об этом Мандарину, он хохотал, как сумасшедший. Потом пообещал помочь. С маслом конечно, а не с прокладкой.

-Может просто отправить с тобой Бэя и дело с концом?

-Тогда его придётся с ног до головы облепить этими самыми прокладками, чтоб на него наш крысиный мачо повёлся. Спасибо, конечно, но боюсь мой крыс меня приревнует.

-Это который?

-Синджик ещё маленький, нечего про него всякие пошлости наговаривать. Я людокрыса в виду имела.

-А он уже твой?- Мандарин будто заразился моей ехидной манерой разговора. А может она позволяла ему чувствовать себя мальчишкой, ровней мне по возрасту. У всех свои игры..

-Он моя цель, проплаченая,- притворилась циничной я,- а то что планировалось положить в кошелёк, на двоих не делится. Так что Бэю не светит.

-Ладно, понял, ты крутая, как переваренное яйцо. Осталось только на хвост соли насыпать.

-Лучше пятки маслом смазать, как договаривались.

-Хорошо, а как ты собираешься себя обезопасить?

-Прикопаюсь в сыпучке, маскирнусь, оставлю куклу под одеялом и Синджа рядом. Самец крысы, хоть и маленький, должен стимулировать на соперничество. Надеюсь, мы всё правильно предположили. А малыш вёрткий, человеку его не достать, если он на прямую драку не пойдёт. А я ему не позволю. Да и нужно мне несколько секунд, чтоб попасть наверняка.

-Тебе надо отмыться как следует, чтоб запаха меньше было. И вещи выстирать.

-Было бы где, только в радость.

-Да уж найдём. Я девушку позову, она тебе поможет.

Оторвалась я, как во дворце настоящего мандарина. В жизни так не кайфовала. Даже первый в своей жизни массаж попробовала. Даже крыса и того вымыли. Всё остальное собрала по опыту предыдущего переезда. Канг откровенно беспокоился за меня, а я храбрилась, больше перед собой, чем перед ним. Распрощались тепло. Даже отоспавшийся Бэй расчувствовался, узнав про предстоящее мне дело. Пришлось по второму кругу озвучивать все резоны против его участия.

Ничего не меняя, я пошла по классической схеме нелегалов. Синджу, даже в незнакомой подземке, ничего не стоило держать заданное направление. Правда, носовые фильтры я на всякий случай сняла и не пожалела. В, прилегающих к депо, туннелях чувствовался слабый след "крысиного короля". Нескольких дней давности, пожалуй. Синдж тоже шипел и хохлился.

Мы почти дошли, когда запах усилился, а ещё неожиданно добавился запах Кешки.

-Неужели мальчишка, получив тазер, потерял осторожность и пошёл сам охотиться на охотника?- я уже пожалела о подарке.

Быстрее побежала на запах.

-Непонятно, кто сейчас кого скрадывает,..- чувствуя свою вину, я подумала, что мальчишка мог пойти проводить меня и попрощаться. Диггеры имеют свои пути узнавать информацию.

-Кешка!- заорала я, выскочив из-за поворота и увидев спину убийцы, прикрытую клочковатым плащом из содранных крысиных шкурок.

Парнишка обернулся и остолбенел. Хорошо хоть оружие было в руках. Но нажать на курок он не успел. С рычанием дикарь наотмашь ударил мальчика по лицу. Тот свалился и, оглушённый от удара о стену, забарахтался. Но, в этот момент, на спину чёртовому Маугли вспрыгнул Синдж и вцепился зубами в холку. Тот моментально схватил крысёныша и, с визгом боли, практически вырвал его вместе с куском мяса. Он бы разорвал малыша пополам, но я уже палила в него из "беретты", с ужасом думая, как бы не задеть крыса. Но выбора не было, не выстрели я, Синдж бы непременно погиб.

Крысиный король с силой отшвырнул бедного малыша и, уже имея в себе минимум две пули, прыгнул ко мне. Но Кешка всё таки опробовал свой тазер. Стоя над бьющимся в конвульсиях умирающим убийцей поневоле, я поняла, что больше выстрелить уже бы не смогла. До ужаса грязные по природе светлые длинные волосы прядями липли к мокрому от слюны и пота бледному лицу. Жалость и тошнота подняли комок к горлу и меня вырвало.

Через минуту всё было кончено. Кешка, к счастью относительно невредимый, уже поднимался и я бросилась к крысу. Он жалобно попискивал, на бедре была длинная рваная рана от, некстати торчащего из стены, обломка ржавого прута. Я быстро вытащила перевязочный пакет. Благодаря Тимуру у меня не было недостатка в любом походном снаряжении, включая, конечно, и медицинское.

Обработать рану, перевязать, это я умела уже лет с пяти, в чём была мамина заслуга. У меня было достаточно времени даже сделать укол. Сильвер помог посчитать дозу для малыша. Дозы в ампулах были на взрослого человека. Даже поранься я, мне бы тоже пришлось поуменьшить количество антибиотика. До отхода поезда оставался целый час. Я всегда оставляла время для непредвиденных ситуаций. Вот и пригодилось.

Кешка, слегка потрёпанный, но счастливый, поразил меня жутким зрелищем. Он вытащил острый, как бритва нож и отрезал мёртвому крысолюду оба уха. Меня чуть не вырвало снова, когда он протянул одно мне. Первой реакцией было оттолкнуть его руку, но я сдержалась и дрожа от отвращения взяла. Во-первых не хотелось ронять реноме девчонок, во-вторых, я подумала, что будет не вредно шокировать заказчиков таким подтверждением выполненной сделки.

Грязная от угольной пыли (сами понимаете на чём я спала) и таща в переноске раненного Синджа, я ввалилась к Алику. Он, как обычно, трескал что-то жирное. После китайских деликатесов у меня даже аппетит не проснулся. Впрочем, сказать по совести, Канговы девушки, естественно с его подачи, насовали мне в мешок всякой всячины и голодна я не была.

-Алик,- попросила я без обычных понтов,- устала с дороги жутко, ты не мог бы при случае передать Лису посылочку?

-А что там?- потянувшись к тряпичному свёртку, прочавкал Алик.

-Выполненный контракт. Пусть заплатит вторую половину.

Из свёртка на стол выкатилось грязное и окровавленное человеческое ухо. Алик закашлял.

-Растёшь,- продышавшись, заржал он,- сам свезу. Хочу на рожу Лиса глянуть..

-Спасибо,- кисло улыбнувшись, завершила разговор я,- домой..

Последние слова относились к Синджу. Мне показалось он кивнул...

Дело 6. Китайская шкатулка.

Почти до весны я протянула на денежки за "крысиного короля". В области детективных приключений наступило затишье. Пришлось, после некоторого раздумья, взять несколько заказов у диггеров и Алика по своей старой специализации. Собрала систему электронного полива на плантацию спаржи. Установила сигнализацию на одном из Алькиных тайных складов.

Тимур появлялся всего пару раз. У них с Ниной похоже дело шло к свадьбе. В один из, почти по весеннему тёплых, деньков я собралась наведаться на свалку. Поскольку Геры там уже не было, нужно было получить разрешение от Китайца. Свалка теперь его территория, опять же, сидит там его человек.

Алик с Китайцем договорились быстро и я получила разрешение шастать там, как и раньше, но не светиться перед городскими службами, если они там работают. Моя тарантачка была на ходу и, к моему счастью, погода дождями не изводила. А снег стаял ещё недели три назад. Да и не много его к концу зимы осталось.

Синдж нипочём не желал оставаться дома в такой славный денёк и ехал в прицепе, время от времени высовывая любопытное рылко, хотя делать это ему было строго- настрого запрещено. Конечно, он старался проявлять любознательность, когда не слышал шума проезжающих машин, но на выезде из посёлка напугал бабульку, шаркающую по своим делам. Слава богу, она была подслеповата, и какое-то время стояла, пялясь нам вслед, и, видимо, решала действительно ли она видела то, что видела.

Въехав на тихую улочку на подъезде к свалке, увидела вдруг знакомую фигуру, бредущую по той же дороге.

-Гера!- крикнула я, а сердце зашлось от жалости. Он ещё больше похудел и сгорбился. Но лицо посвежело. В больничке со спиртным напряг.

-Нюшенька, девочка, как ты выросла,- запричитал он, как это обожают все взрослые, но увидев, как я покислела, засмеялся, и констатировал,- по прежнему не любишь нежностей?

-Терплю..- и, всё таки, с радостью от неожиданной встречи, чмокнула его в уже слегка обросшую щетиной щеку.

В больницу меня нипочём не пустили бы и мне оставалось довольствоваться редкими рассказами Тимки о его собственных посещениях и визитах Герыных сослуживцев. Но Тимур не появлялся у меня уже две недели, а Герасима выписали. Все знали, что рано или поздно это случится. Не могут же его держать там вечно. Своей хибарки на свалке он лишился. С его небольшой пенсией в городе жилья не снять..

-Гера, ты сейчас куда?- спросила я, уже приблизительно зная ответ.

-Заберу своё барахлишко, что осталось. Буду искать жильё. Пока остановился у знакомых тут возле свалки.

Я представила себе этих знакомых и поняла, что Гера завис в каком-то бомжатнике.

-А зачем тебе искать? У меня целый дом на меня одну. Папка бы хотел, чтоб ты жил со мной..

У Геры заблестели глаза, и он отвернулся.

-Давай сейчас на свалку, я поковыряюсь по своим делам, а ты реши свои. Назад вместе поедем. Моя машинка выдержит. Мы с отцом на ней всегда вдвоём ездили.

В этот момент Синдж, оскорблённый долгим пренебрежением к его персоне, встал на задние лапы и вытаращился на Геру.

-Ой,- дёрнулся в сторону тот,- это и есть твой крыс? Какой большой! Никогда таких не видел.. Тимур мне про него рассказывал.

Синдж гордо надулся. Наверное, чтоб казаться ещё больше. А может все его выражения мордахи придумывала я сама. Чтоб было не так одиноко. Вообще-то, я уже привыкла быть одна. Сама себе хозяйка. Но иногда хотелось живой души в доме. Гера тоже был бобылём. Думается, что больше всего ему подойдёт комнатка рядом с мастерской в полуподвале. Конечно она небольшая, но зато там есть отдельный выход в сад.

Но Герасим ещё колебался. Предложение было заманчивым, и напоминание об отце растрогало его. Но, видимо, ему было неловко оказаться в роли приживалки при девчонке. Я и сама гордая, поэтому вполне могла его понять.

-Гер, ты ведь мне тоже здорово поможешь. Договоримся с Аликом, какие-то работы ты сможешь брать официально. Ты же чипмеченый. Сможем покупать в магазине. Дом подремонтируем. Поучишь меня криминалистике.

-Ладно, Ню, если я могу быть тебе полезен, то с радостью приму твоё предложение. Пожалуй, там, где я приткнулся сейчас, выпивка меня бы доконала. Слишком много соблазнителей. И так уж два дня держусь, пока соседи из кожи вон лезут, чтоб меня на бутылку раскрутить. Всё про новоселье намекают. А мне врачи начисто пить запретили.

-Вот и хорошо. А, чтоб у тебя ещё один стимул был не пить, открою тебе тайну. Такую, которая моей жизни стоит. Нельзя жить вместе и друг от друга таиться. Мне отец чип вживил, нелегальный. Правда я им в системе не пользуюсь, только для обучения и поисков информации по делам. Там где не нарвёшься на отслеживание. Но, всё равно, если кто узнает, знаешь чем это грозит. Высылкой в лес.. Так что теперь тебе напиваться нипочём нельзя. Чтоб не проболтаться по пьяне.

-Ну, Нюшка, смешная ты девчонка. Про такое в любом состоянии не говорят. Между прочим, за сокрытие незаконно чипмеченных тоже есть статья. Да и знаю я про чип. Отец твой сказал. Думаю, что он попросил бы меня за тобой присматривать, если бы мог подумать, что ты вдруг останешься одна. Только они оба были ещё такими молодыми и, конечно, умирать не собирались. Тем более оба сразу. А ты как-то сразу приняла своё положение. Оказалась такой независимой. Да и моя выпивка сделала меня плохим для тебя помощником и наставником. Надеюсь, теперь всё будет иначе.

-Что тебе сказать, Гер, мы можем сколько угодно притворяться маленькими, хоть до шестидесяти, если есть кому сказать "мама" или "папа". А, когда некому, хочешь не хочешь, а приходится становиться взрослым.

Опуская все банальные подробности, можно сказать, что в моём доме теперь всё совсем иначе. И мне это нравится. Есть с кем, кроме Сталкера, перемолвиться словечком за работой. А уж как здорово вечером на кухне пить чай под стареньким, ещё мамой связанным абажуром. Он давал уютные дырявые тени. А Гера, оказалось, любит печь печенье. Вот уж никогда бы не подумала!

Один из таких новообретённых вечеров покоя был нарушен неожиданным звонком у двери. Я открыла и удивлённо уставилась на гостя.

-Бэй? Вот уж кого не ждала, так не ждала! Откуда ты здесь взялся?

-Канг послал, это же понятно.

-Допустим.., не понятно только зачем?

-Может впустишь уже? Не говорить же о делах на пороге.

-Заползай,- я, некоторой фамильярностью, попыталась замаскировать растеряность. Трудно было даже предположить, что могло от меня понадобиться суровому "мандарину". Конечно, наши отношения к концу стали более мягкими и неформальными, но я понимала, что даже наши грубоватые отношения с Аликом находятся на меньшем расстоянии, чем пропасть разделяющая главу китайского анклава и маленькую частную детективочку.

-Гера,- представила я своего друга, вошедшему в кухню, Бэю,- садись.. Чай пить будешь?

Гость кивнул, наверное, проголодался с дороги. Я даже не стала спрашивать откуда у него мой адрес. Ясно, что найти меня особой сложности не представляло. Достаточно было обратиться к Алику. Странно, что он тоже не сидит здесь рядом и не трескает наше печенье. Уж очень любопытен Алька Пончик. Бэй, не в пример моему толстяку боссу, прежде чем усесться за стол, достал гостинец от Канга, потом попросил умыться, а, уж только после этого, расслабился на заскрипевшем стуле.

Как любой крупный человек, он, казалось занял пол-кухни. Вытянул длинные уставшие ноги и с удовольствием хлебнул горячий душистый напиток. Я не мешала ему передохнуть и подкрепиться, а тем временем обдумывала причину, по которой моя помощь могла понадобиться Кангу. И, кроме того, уже заранее пыталась определиться, хочется ли мне ехать к китайцам, чем может закончиться моя поездка, если мне не удасться выполнить задание человека, который привык получать желаемое безоговорочно. Да и условия работы (понятно же, что не в гости позовут) в общине с другой, не знакомой культурой и ментальностью, тоже внушали опасения.

Бэй пил чай, как будто это было чистое золото. Никогда бы не подумала, что он умеет так наслаждаться каждой мелочью. И я успокоилась. Даже внутренне заулыбалась. Какие люди разные. Глянешь на них с одной стороны и можешь увидеть совсем не то, что ожидает тебя с другой. Вот уж и вправду, закон волшебного зеркальца. Ты прекрасна, спору нет.. но.. Вот это самое "но" мы и пытаемся, кто спрятать, а кто исправить. По работе и результат. Только стремление быть самым-самым есть даже у того, кто в этом и признаваться не хочет. А всё потому, что нет у людей желания больше, чем быть любимыми.

Наконец блаженная церемония закончилась, и помощник "мандарина" приступил к делу. Собственно, ранга Бэя в организации я не знала, сомневалась даже, что "белый" может быть её членом, но, очевидно, что Канг доверял ему. Я не ошиблась.

-У босса большие неприятности. Он просил тебя приехать и помочь ему.

-Послушай, Бэй, я конечно очень люблю, когда в меня верят, но Канг должен трезво оценивать мои возможности. Я ведь помогать пытаюсь тем, кому профессионалы помогать не желают. Получится - хорошо, не получится - так чтож, я пыталась. Удовлетворится ли твой босс таким результатом?

-А у него выхода другого нет.

-Неужели при его возможностях он не может найти настоящего профи? Особенно, если это действительно так критично.

-Понимаешь, дело касается,- он оглянулся на Геру и, не зная на сколько открыто он может говорить, слукавил,- дело касается... того значка, что ты получила на руку.

Я, естественно, поинтересовалась у Сильвера, что обозначал этот треугольничек. А Бэй, скорее всего, думал, что если я его получила, то в курсе, что за этим стоит. Да, теперь я знала, что это знак Триад, и мне ещё меньше захотелось связываться с этим делом. Уж слишком серьёзная организация для моей незначительной персоны. Наверное, я расту. А, взрослея, мы становимся, если не трусливее, то осторожнее, уж точно. Но с другой стороны мой внутренний чертёнок заводил и подначивал меня.

-Если у тебя всё получится, то тебе долго можно будет не работать. Канг кто угодно, но не скупердяй. Он заставляет всех трудиться, но и хорошую работу оценить сумеет.

-А если нет?

-Тогда у него есть гмотрава для "тихого сна" и "возвращение мести".. а у тебя обратный билет. С возчиками всё договорено.

-Возвращение мести неупокоенного самоубийцы в виде духа эгуй,- забухтел в ухо Сильвер,- практикуется..

-Не важно,- забывшись, сказала я вслух и, спохватившись, добавила про себя,- потом доскажешь.

-Что не важно?- не понял гость.

-Не важно, я согласна.

-Ты твёрдо уверена?- вмешался, молчавший до этого Гера,- Мне можно поехать с тобой?

-Только если ты поедешь легально и остановишься в гостиннице. Канг не примет у себя полицейского,- Бэй отрицательно затряс кудлатой башкой,- даже бывшего.

-Не стоит, всё равно никого из резиденции не выпускают. Даже грузы. Так что тебе стоит поспешить.

-Ладно, на особый случай, с тобой, Гера, я связаться смогу с адреса Бэя. Ты же ЧМ?-оглянулась я на здоровяка.

-Иначе было бы очень трудно заниматься делами.. Сама понимаешь..

-Ну вот и договорились. Когда едем?

-На рассвете.. Ты что уже забыла, когда отходит Восточный экспресс?- хитро осклабился Бэй.

-Ступила, прости. Тогда я собираться. А ты устрой гостя, Гера.

Мой походный мешок наполнялся, Синдж наматывал петли вокруг, радуясь предстоявшему приключению. Ему надоедало подолгу бывать дома и он частенько стал сбегать в подземку. Сильвер же не преминул продолжить образовательный процесс, и тут уж я ему не мешала. Пригодится.

-Итак,- вещал мой педагог,- самоубийство чести практиковалось в Китае. Но по их верованиям повреждения тела увеличивают муки души и мешают ей достичь блаженства. Но самоубийца, выбирая способ своего ухода, может этого избежать. А Триады, как известно, отсекают головы нарушившим традиции. Кроме того, если самоубийца хочет мести тому, кто привёл его к бесчестью, и, последовавшей из-за этого, смерти, он может вернуться из загробного мира как эгуй - демон мести. Он похож на человека, но не имеет подбородка, может становиться невидимым или принимать облик животного, что бы завлекать объекты мести и убивать их. Демоны так же различаются в зависимости от способа смерти. Это тоже одна из причин желать целостности тела. Есть легенды, в которых эгуи преследуют живых, чтоб вселиться в их тела и таким образом возродиться в мире, который им пришлось покинуть по чужой вине.

-Хорошо, но на сегодня хватит, а то я пожалуй не усну.

Проверенный способ путешествия изменился только в той мере, что возчики предоставляли мне все возможные привилегии. Конечно, я не могла легально пройти сквозь терминал и даже проехать через него в контейнере с грузом, поскольку там всё контролировали бесстрастные и неподкупные машины. Взлом сервера, даже если бы Сильвер на такое решился, (а у меня было подозрение, что папочка придумал для него специальный блок целесообразности) грозил такими проблемами, что проще было проскочить подземкой в депо, а уж после иметь дело с людьми и всеми их человеческими слабостями.

На этот раз мне не пришлось ехать в ящике. Я кайфовала с Бэем, который сопровождал грузы Канга частенько, и, такой эпикуреец, как он, привык обустраивать свои путешествия с комфортом. Только по приезде я влезла в контейнер. Там было что-то мягкое (слава богу, не трава) и я разлеглась, пока добирались до базы. На вывоз грузы не проверялись. Прошло время терроризма. Людей на Земле значительно поуменьшилось. И государственные приоритеты изменились.

За пределами депо за груз отвечал получатель. Из-за строгого режима изоляции, Бэй сам доставил платформу в резиденцию. Остальным покидать территорию было запрещено.

Странно, но Канг был совершенно спокоен и деловит, даже несколько отстранён. Он сухо поздоровался и поблагодарил меня за приезд. Потом махнул рукой на дверь и мой спутник быстро удалился. Я молча ждала пока он начнёт говорить, совершенно не желая брать на себя слишком много инициативы.

-Устала с дороги?- вежливо поинтересовался он.

-Нет, в дороге я отдохнула,- вспомнила я цитату из детской сказки о Золушке,- но Канг не понял, наверное, ему было не до сказок.

-Хорошо,- сделав небольшую паузу и дотумкав, что я вряд ли решила его подколоть,- тогда пойдём со мной.

Мы прошли из кабинета в жилые помещения, которые находились практически за стеной. В маленькой боковой комнатке на низеньком столике с каменной столешницей стояла высокая деревянная ваза красного цвета и большая древняя шкатулка с золотым драконом на крышке и массивной ручкой на боку. Канг открыл её. Внутри, кроме зелёной шёлковой обивки, ничего не было.

-В этой шкатулке,- начал хозяин дома,- находились ритуальные предметы для приёма новых братьев в организацию.

Уточнять о какой организации идёт речь он не стал, а я не настаивала.

-Весы преданности и справедливости,- продолжил он торжественно,- зеркало добра и зла, дубинка наказания и меч мести. На шкатулке лежал медальон с нефритовой головой дракона - знак моей лидерской власти. Все эти вещи были украдены в моём доме и кем-то из моих людей.

-Вы уверены, что это кто-то из ваших?

-Абсолютно... Я должен был уехать, но по дороге хватился одной очень важной бумаги и вернулся почти сразу. Из кабинета я услышал лай моей любимицы. Юн!- позвал он.

Послышалось цоканье маленьких коготков по полу и в дверях показалась изящная собачка из породы китайских хохлатых. С тёмным коричневым тельцем и длинными тонкими белёсыми волосами на ушках, голове, хвосте и лапках. Умненькие блестящие глазки, круглые и тёмные, как вишенки, глядели печально и виновато.

-Переживает,- пояснил Канг,- обычно, когда я уезжаю, она остаётся здесь. В этой комнате. Сторож из неё.. сама понимаешь.., скорее звонок. Но она храбрая и преданная, и обязательно попробовала бы защитить имущество хозяина. Кто-то её отозвал и запер. Поэтому я уверен, что это свои.

-Могу сразу добавить,- высказала своё мнение я,- что скорее всего, это была женщина.

-Почему ты так думаешь?

-Да мужик сразу пристукнул бы её с носака, чтоб не вякала. А женщина могла побояться, что укусит. След оставит. Да и убить животное ей сложнее. Конечно всякие есть бабы, бывают монстры почище мужиков. Только характер не спрячешь. Такую ты бы среди своих запомнил.

-В том-то и дело, что нет. Я не слишком близко общаюсь с людьми. Конечно братьев я всех знаю. Но не их семьи. А здесь народа толпа и кроме них. Единственное, что я мог сделать, сразу закрыть резиденцию и узнать не покинул ли кто её в промежуток между моим отъездом и изоляцией территории. Закрыт и подземный путь. Так что вор здесь. Осталось его найти. Вопрос в том, что никто из братьев не должен узнать, что пропало. Иначе пострадает моя честь. И, честно говоря, твои рассуждения по поводу собачки не достаточно убедительны.

-Хорошо, тогда зайдём с другой стороны. Шкатулка большущая, почти сундучок. То, что там лежало, было достаточно увесистым, да ещё и объёмистым. Как можно было унести это быстро и так, чтоб никто не увидел? Потом, далеко не все, кто находится на базе, имеют доступ в дом. Я знаю, что охраны, как таковой, на входе нет, но, если поговорить с людьми, того, кто не должен был сюда входить, непременно заметили бы. Так что круг подозреваемых будет заметно меньше.

-Тогда, давай подумаем, можно ли ещё как-то ограничить его. Насколько я понимаю, обычно, мотивов преступления всегда больше у тех, кто имеет наиболее близкую связь с жертвой. То есть в данном случае со мной.

-Это верно, но есть ещё кое-что. Я хочу задать тебе несколько уточняющих вопросов, чтоб увериться, что я права. Во-первых, мне нужно точно знать последствия похищения этих предметов.

-Ну, потеря медальона грозит тем, что право на лидерство в моей группе перейдёт к другому, кроме этого, обычно, страдает твой поручитель. Но я настолько давно вступил в организацию, что того, кто за меня поручился уже нет в живых.

-То есть, медальон, это та вещь, утрата которой, грозит неприятностями конкретно тебе.

-Совершенно верно. Я слишком расслабился. Доверял своим людям и не позаботился о безопасности. Хотя, если быть до конца справедливым, за сохранность собственной вещи отвечаю, конечно я сам, но за все остальные, принадлежащие клану, кроме меня несёт ответственность "белый веер". Мой глава контразведки, отвечающий и за безопасность внутри организации, так как воспитательная работа тоже относится к его обязанностям.

-Учитывая это, скажи, что последует за утерей остальных предметов. Можно назвать их культовыми?

-Ну, поскольку они используются в посвящении, то безусловно.. А последствия,.. если потеря лидерского знака, задев мою честь и положение, может быть искуплена моим добровольным уходом из жизни, то остальное, не только лишает права мою группу принимать новых братьев, но и требует казни для меня и моего главы безопасности. Причём казни позорной. И произвести её должны будут главы минимум трёх ближайших групп. С использованием таких же предметов культа, как ты их назвала, что были у меня похищены.

-Значит, если это преступление акт мести, то направлен он не только против тебя, но и против твоей группы, и вору недостаточно тебя унизить, ему нужна твоя позорная смерть и неприятности для всех членов твоей группировки. Иначе, ему или ей достаточно было взять маленький медальон, который и вынести легче и обнаружить его пропажу сложнее. В общем мысль ясна.. Чувства вашего воришки тем сильнее, чем дальше во времени отстоит само событие их вызвавшее. Так что, вам стоит покопаться в своём прошлом как можно глубже и представить мне все события вашей жизни, которые могли пробудить такую сильную жажду мести. И особое внимание стоит обратить на женщин.

-Ты всё таки абсолютно уверена, что это именно женщина?

-Не абсолютно, но такая вероятность больше. Женщины более злопамятны, и умеют хладнокровнее, глуповатая, но точная фразочка, взлелеять своё отмщение.

-И правда, немножко высокопарно, но вполне доходчиво. Да, поковыряться в своей жизни придётся, у меня было немало врагов. Да и организация накладывает определённые ограничения. В частности и в отношениях с женщинами.

-Ну, вот и подумайте. А я поброжу по базе, потреплюсь о том-о сём. Кстати, кто обо мне что знает? Какую легенду я могу себе позволить?

-Кроме Бэя, никто и ничего. Мне совершенно не нужно никому объяснять своих распоряжений. Достаточно их отдать. Твоё появление тогда не затрагивало никаких глобальных событий внутри организации. Это было небольшое одолжение вашему боссу, никак не затрагивающее наши внутренние дела. Бэй заведует перевозками, но и он узнал о тебе случайно, постфактум, так сказать. Диггеры знают, но они не болтают о своих делах с нашими. Так что придумывай что хочешь.

-А намекнуть о кровной связи можно? Понимаете,- заторопилась с обьяснением я, увидев его вздёрнувшиеся брови,- женщину это может задеть сильнее, если дело касалось каких-то близких отношений..

Канг покачал головой.

-Такого с белой женщиной не могло быть в принципе. Я уже говорил тебе об ограничениях. Выбор женщины для меня это особенное мероприятие. Не стану сейчас тебе рассказывать.

-Ладно, пусть не сейчас, но, возможно вы что-то вспомните и захотите меня в эти "особенности" посвятить. Жалко, что прошло столько времени. След выветрился. Я или Синдж могли бы просто поискать вора по запаху.

-Не думаю. Я пустил Юн по следу. Вор оставил "вонючку". Бедняжка не ела два дня. Только пила и пила без остановки. Ты знала, что эти мерзкие бомбочки дают такие последствия?

-Впервые слышу. Наверное, какая-то новая модификация. А по ней не пробовали искать? Кто у вас тут лучший доставала?

-Ну, уж не совсем я тупой в твоей области. Конечно, поинтересовался не было ли заказа. И не у одного доставалы, я даже шушваль мелкую проверил. Тут я мог подключить своего зама. Ему между прочим тоже не поздоровится..

-А ты его что, обрадовал перспективой?

-Нет, это было не обязательно. Я бы хотел, чтоб, кроме Бэя, больше осведомлённых не было. По крайней мере, пока.

Я ещё раз осмотрела комнатку. Канг, задумавшись о чём-то, надеюсь, полезном для расследования, смотрел в маленькое окошко на уровне его подбородка и покачивался с пятки на носок. Не было смысла отрывать его от раздумий и я вышла в соседнюю комнату, пытаясь поставить себя на место похитителя и понять какой путь он выбрал для бегства. Возвращаться и спрашивать где нашли вонючку я не стала, достаточно было вынуть затычки из носа и мерзкий тошнотворный запах, освободившийся из микроловушки, показал направление. Конечно это был только остаточный след, но я искренне пожалела малышку Юн и быстро восстановила свою защиту.

Не далеко же мне удалось продвинуться. Всего в соседнюю комнату. Это была большая парадная столовая. Я пошарила вокруг, логично предполагая, что проще всего было спрятать добычу где-то в укромном месте в доме. Здесь столько комнат, что место найти не сложно. Особенно, если всё спланировать заранее. Оно не должно быть далеко. Я ведь уже установила, что вещи все были достаточно неудобны для переноски. Острым мечом можно пораниться, зеркало уронить. Разбить. Нашуметь. Наследить. Какими были весы я слабо представляла. Но, наверное, тоже что-то достаточно большое.

Может это был кто-то типа уборщика, с ведром, в которое можно всё сложить и накинуть сверху тряпку. И не привлекать особого внимания. Хотя, с любовью Канга к распорядку, вряд ли тут убираются среди дня. Надо спросить у Бэя.

-Куда же тут можно спрятать всё это барахлишко?- моя голова едва не оторвалась от энергичного вращения по сторонам.

Небольшая дверка в стене сначала навела на мысль о встроеном шкафчике или баре. Я потянула её, без особой надежды на то, что она не заперта. Но она легко открылась обнаружив кухонный лифт. Ну, да, это же столовая. Сюда прямо из кухни доставляют готовые блюда во время приёмов. Очень удобно.

-Интересненько,- пробурчала я,- не через неё ли опустили вещички? Но для этого надо либо быть уверенным, что кухня пуста, что вряд ли может быть утром, либо иметь сообщника, который быстренько примет груз и не обратит на себя большого внимания. То есть, имеющего отношение к кухонным работникам. Надо слазить и посмотреть куда опускается этот лифт.

Хулиганская мыслишка опустить туда Синджа мелькнула и пропала, едва я представила переполох, который мой проказник вызвал бы на кухне. Вот уж точно был бы крысиный король!. Или инфаркт у повара.. Гы..

-Нюшка! О чём ты думаешь!- поругала я сама себя,- самое время для шуток, когда "мандарину" вот-вот башку оттяпают. А он-то тебя пригрел, гадюка. Шевели извилинами, давай! Чтож, для кухни надо поискать другое время. Меня туда и одну не пустят, не то что с Синджем. Пусть даже и в переноске. Вообще пора его легализовать. Мне эта коробка уже руки оттягала. Поводок что ли попросить? А крыс-то уже Кангову Юнку перерос.. Не на много, но всё же..

Послышались шаги и в столовую вошёл Бэй. Я поделилась с ним своими догадками. И соображениями по поводу несовершеннолетней Шапокляк.

-А кто это?- спросил Бэй и я обнаружила, что моё общение с Сильвером и его рассказками имеет мало общего с доверенным лицом китайского мафиози. А Шапокляк хоть и хулиганка, но ей тоже расти и расти до мадам Вонг.

-Слушай,- отсмеявшись, заявила я,- мне нужна легенда. Чтоб не было сплетен по поводу того, что я тут шляюсь и сую нос везде. Канг сказал, что его шалостью на стороне я быть не могу. Так может буду твоей? Я тебе личную жизнь не подпорчу?

-Да, в общем, нет. Только, всё равно, особо не афишируй. Лучше я, как бы случайно, понежничаю с тобой, где-нибудь в уголочке. Так, чтоб кто-то увидел то, что мы, якобы, пытаемся скрыть.

-Поняла. Тогда потопали. Нежничай. Только не переусердствуй, чтоб тебя приняли за папашу, а не за педофила.

-Не учи учёного.

-Бэй, мне нужно попасть на кухню,- я ткнула пальцем на дверку лифта.

-Думаешь, им воспользовались, чтоб не тащить украденое через весь дом? Умно.. А ведь там есть выход в подвал, в кладовые. Ну-ка, пошли,- и он, ухватив меня за руку, поволок за собой.

-Эй, Клешня,- заорала я,- ты мне запястье вывихнешь.

-Ой, прости,- смутился он и отпустил мою руку,- ты такая маленькая, я не привык общаться с детьми.

-Вот и привыкай, а то угробишь мне легенду.

-Ничего, я сейчас убью сразу двух зайцев.

И нарочито аккуратно он снова взял меня за руку.

Кухня блестела, как образцово-показательный объект санитарных служб. Как пример для демонстрации того, как должна выглядеть единица общественного питания. Вовнутрь нас не впустили. Шеф, худощавый, скуластый мужчина трудноопределимого, как у большинства китайцев, возраста, хмыкнул на попытку Бэя отвлечь его от работы и выслал на переговоры низенькую китаянку с рыхлым бугристым лицом. Однако глаза у неё были сладкие и, на застенчивую просьбу Бэя "покормить малышку и её зверушку", "Тётушка", как я её окрестила, ответила согласием и по коридору вокруг кухонного зала привела нас прямиком туда, куда я стремилась попасть.

-Если бы все мои желания исполнялись с такой скоростью и простотой!- воскликнула я мысленно и, там же, изобразила благодарственный жест, воздев руки к небесам.

Длинный коридор шёл вдоль всей огромной кухни. Несколько открытых дверей вели в подсобные помещения, где всё находилось в таком же безупречном порядке, несмотря на то, что работа на кухне шла в обычном ритме. Что-то шипело на больших сковородах, булькало и испускало ароматы в кастрюлях. Причём запахи были такие, что у меня, не избалованной кухонными изысками, в животе стала повизгивать какая-то оголодавшая тварюшка неизвестной породы.

При очередном громогласном ворчании моего желудка, коротконогая китайская тётушка даже сбилась с шага, обернулась и настолько обаятельно улыбнулась, что её некрасивое лицо моментально изменилось в лучшую сторону.

Комната с лифтом, куда я так стремилась, ничем особенным не поражала. Вокруг трёх стен столы покрытые металлопластом. Обычные стандартные. И на четвёртой стене дверка лифта. И моечная машина. Несколько стульев. Безлико и стерильно. Нас усадили и погрозили коротким полненьким пальчиком. Для острастки. Как только повариха отправилась за едой для нас, я осмотрела комнатку. Сетки воздуховодов можно легко открыть и что-то припрятать. Но запустить туда Синджа для разведки я не успевала. Китаянка уже несла поднос.

-Сладкий суп из бобов мунг,- почти пропела она,- жареный рис с овощами, тофу с грибами и утка в лимонном соке.

-У-р-р- ответил мой желудок.

-А что дать вашей зверушке? Кто там у тебя?

-Не беспокойтесь,- поспешно ответил Бэй,- мы с ней поделимся.

Когда тётушка отправилась продолжать прерваное занятие, я покормила Синджа кусочком утки и быстренько сунула его в воздуховод, проверить, не закончится ли наше дело до конца обеда. Когда он юркнул в темноту, обиженно оглянувшись на оставшуюся вкуснятинку, мы уселись и тоже воздали должное обеду. К сожалению Синдж не задержался. Сначала он заскрёб лапками где-то за стеной, потом на какое-то время исчез и минут через семь я снова услышала скрежетание коготков в том же месте, где оно раздалось в первый раз. Потом что-то стукнуло и пятясь крыс вытащил что-то из отверстия.

Мы бросили еду и ринулись разглядеть, что удалось добыть нашему разведчику.

-Медальон Канга,- воскликнул Бэй,-эй, крыскин, а ещё что-то там есть?

Синдж посмотрел на него с оскорблённым достоинством.

-Вряд ли,- засомневалась я,- он бы сразу вернулся, ну или позвал бы меня посмотреть.

-Наверное,- предположил Бэй, разглядывая оборванную цепочку,- вор сунул украденное в воздуховод на время, чтоб достать когда все уйдут, а подвеска за что-то зацепилась и оторвалась.

Я нагнулась и попробовала разглядеть что-нибудь в трубе, даже руку сунула вовнутрь, но так ничего и не нашарила. Послышались подшаркивания шлёпанцев поварихи и я быстро вскочила и сунула Синджа в переноску. Бэй сунул мне кусок мяса, и моя поза - на коленках у коробки, оказалась почти естественной.

-Деточка, ты всё кормишь своего питомца, а у самой тарелка ещё полнёхонька. А я сладенького принесла. Ты уж доедай, а то назад понесу.

-Нет, тётенька, клянусь, кроме косточек ничего не оставлю,- пообещала я и уселась доедать. Пусть не глядит, что я худышка, когда у меня есть еда, я умею трескать впрок.

Бэй погладил меня по головке. Я хотела было возмутиться, но, глядя на понимающий взгляд китаянки и сочувствующее кивание, вспомнила, что напарник отрабатывает легенду и заурчала над тарелкой.

-По крайней мере, мы на верном пути,- Бэй хлебнул жасминовый чай и надкусил пряник с орехами, который китаянка представила как "лунный".

-Что в нём лунного?- захрустела аппетитной золотистой корочкой я.

Бэй индиферентно дёрнул плечом и зажмурился, как довольный котяра. Синджа вообще не интересовала исторя названия, скорее количество оставшегося печенья в вазочке.

Большой уверенности у меня не было, но я всё же вытащила надоевшие затычки и попробовала найти след.

-Слишком давно.. и очень много свежей еды.. всё перебивает.. Ты говорил здесь есть кладовые в подвале. Это перспективно. Мы можем туда попасть?

-Там закрыто. Так что, если наш вор не идиот, что сомнительно, то, даже имея ключ, он подставляться не станет. Слишком мало людей, которые имеют доступ к кладовым с продуктами. Ну, повар, ну помошник, ну, может, ещё кто-то из помощников Канга. Когда я привожу что-то из продуктов, то просто сообщаю об этом на кухню.

-А в эту комнату, кто имеет доступ?

-C этим сложнее. Эта комната только во время банкетов используется для доставки готовых блюд в гостинную, а в остальное время тут обедают работники базы, которые по каким-то причинам не успели поесть вовремя. Вот как мы сейчас. Так что она, в основном, открыта.

-Но, кто-то же их кормит, значит можно как-то подсократить список подозреваемых.

-А если он прошёл через столовую и не задержался на долго? А просто вытащил передачку из лифта и сунул в воздуховод. Прийти и забрать можно было даже на следующий день и это тоже много времени бы не заняло. Сама ведь убедилась.

-И всё таки всех, кого вспомнят, из тех что здесь были по любым причинам, надо переписать. Поговори с людьми. И особое внимание тем, у кого была возможность спрятать что-то громоздкое. Сумка, ведро, коробка,.. может перевозили что-то из мебели.

-А ты куда?

-Я всё же попробую найти неохраняемую норку. Мне Синдж поможет. Если где-то есть выход в подземку, он его отыщет. Где есть охрана, я соваться не стану. А вот где нет...

-Ты только не пропадай надолго. И осторожно. Не наткнись там на вора случайно. Если он Канга не забоялся, то тебя на тряпочки порвёт. Этот человек отчаянный, знает что ему грозит..

Бэй подбросил медальон на ладони.

-Пойду. Обрадую.. хоть чем..

Солнышко брызнуло в глаза и я зажмурилась. Совсем весна.. Такой суеты, как в прошлый мой приезд, не наблюдалось. Но всё равно, все, кто попадал в моё поле зрения, находились при деле. У закрытых ворот стояла охрана. У здания, ближайшего к жилому дому, склада работала бригада ремонтников. На территории находилось несколько небольших теплиц, видимо китайская кухня требовала каких-то ингридиентов, которые было проще вырастить самим, чем доставлять издалека. Там тоже работали люди. Я постояла, потом пошла вдоль многочисленных складских помещений, размышляя о том, что спрятать тут, в общем небольшой, свёрток, в ящике или коробке, среди множества грузов, проще простого.

Мне не удалось додумать куда же повернуть расследование, потому что крики раздавшиеся из северной части базы привлекли не только моё внимание. Оказалось, что людей вокруг гораздо больше, чем казалось на мой взгляд. Видимо, шум и вопли явление здесь совершенно необычное, поскольку из дверей и окон стали высовываться настолько удивлённые люди, как будто сами здания вдруг зашатались под ними. А поскольку к месту происшествия, очевидно, стали добавляться новые зрители, шум стал похож на галдёж стаи чаек над свалкой.

Само собой, я тоже не осталась на месте и, со всё прибывающими любопытными, подбежала почти к самому забору. Возле стены бетонной коробки гаража стояла группа из нескольких десятков перепуганных людей, бурно галдящих и машущих руками.

Меня удивило то, что когда я подошла к ним, они вдруг замолчали и опустили головы. Я в недоумении застыла, а потом, поймав взгляд исподлобья, оглянулась назад. За мной стоял Бэй и двое рослых ребят из охраны.

-Откуда он здесь взялся?- подумала я,- вроде пошёл в дом, к Кангу..

Бэй сделал шаг вперёд, и толпа расступилась. Между гаражом стеной, в глухом закутке, лежал тощий парнишка с торчащей гривкой чёрных волос, слипшихся от крови. Шея была неестественно вывернута и половина лица как-будто смята. Из этого месива смотрел вывороченый из орбиты глаз. Выглядело это так жутко, что меня чуть не вывернуло. Я поняла почему поднялся такой шум. Большая часть присутствующих, даже, если и были "братьями", всё равно оставались обычными работягами и никакого отношения к страшным рассказкам о делишках преступных синдикатов не имели. И неожиданная смерть в месте, где они спокойно жили и работали, где у многих рядом находились семьи, конечно же, перепугала их.

-Кто его нашёл?- ровным голосом спросил Бэй.

Толпа зашевелилась и выплюнула из себя одинокую фигурку, которая, под взглядами трёх здоровяков, казалось, съёживается на глазах.

-Ты останься, остальные разойдитесь по рабочим местам.

Я дёрнула за куртку, стоящего рядом охранника.

-Перепиши всех, кто здесь были,- шепнула я, когда он нагнулся.

Он вопросительно глянул на Бэя, но тот, не выясняя, что я говорила, кивнул ему. Охранник растерянно покопался в карманах, понимая, что не найдёт там нужного, но озабоченный необходимостью действовать. Я снова дёрнула его и показала на кладовщика при ручке и блокноте. Парень облегчённо вздохнул и так рьяно ринулся на кругленького мужичка, что тот шарахнулся в испуге. Он перепоручил задание, но остался бдеть над исполнителем с грозным видом, от которого у бедняги тряслись руки.

Вслед за Бэем я подобралась поближе к одинокой фигурке.

-Чего он жмётся, не такой уж он и страшный, мой "папочка"? Я вот его шокером долбанула и по шарам врезала, а теперь, практически, родственники,- хихикнула я про себя.

-Как ты обнаружил тело?- между тем задал вопрос Бэй.

-Я работал в гараже, услышал сначала звон разбитого стекла. Потом удар по крыше и что-то покатилось вниз..

-И ты вышел посмотреть?

-Не сразу. Я должен был отнести и запереть ящик с приборами, который получил на складе. А потом вышел и увидел это,- его голос задрожал,- я так испугался, что закричал..

-Ты что же, никогда мёртвых не видел?

-Не таких.. и потом.. я ведь только что с ним разговаривал,- и он, с ужасом во взгляде, кивнул в сторону соседнего здания.

-Ты никого не видел на складе?

Наш запуганный свидетель замотал головой, одновременно втягивая её в плечи так, что казалось будто она ввинчивается туда.

-Иди работай,- с упором сказал помощник Канга, как будто хотел, чтоб до маленького механика мысль пробилась через его испуг.

Тот с облегчением вздохнул, почти всхлипнул, развернулся на месте и, покосившись на мёртвое тело, с готовностью трудиться круглые сутки, не выходя в страшный мир, где убивают, побежал к гаражу.

-Пойдём посмотрим,- я ткнула пальцем в разбитую фрамугу на уровне третьего этажа.

Здание склада было похоже на старый заводской цех. Полоса окон с поворотными фрамугами почти под потолком. Длинные ряды стеллажей на грубых металлических конструкциях, разделённых на три уровня настилами, похожими на строительные леса. Одна из площадок проходила под разбитым окном и лестница, на которой, скорее всего, стоял погибший, упиралась верхушкой в его край.

-Он был среди зевак,- сказала я Бэю.

-Почему ты так думаешь?

-Если он помог ему свалиться, то должен был находиться на третьем уровне. Ему надо было спуститься. А ещё спрятать причину убтйства.. Кто-то уже должен был услышать крик. Ему пришлось бы бежать на встречу, он привлёк бы внимание. Проще смешаться с толпой.

-Так ты думаешь ЭТО здесь?

-А что, место удобное. Совсем неглупо, сложить всё в коробку и спрятать среди таких же коробок. Она была там,- я показала пальцем,- на самом верху. Только перепрятать далеко у него времени не было. Она всё ещё где-то здесь. Обыскать всё за один день, не реально, тем более не привлекая много людей. А мы не можем. Как знать кому доверять. Но ловушку сделать можно. Он придёт.. у него нет другого выхода.

-Но, если кто-то останется внутри, он увидит. Не совсем же дурак.

-Не увидит. Я постучала по переноске. Синдж останется. А мы будем наблюдать снаружи и подтянемся, как лихая кавалерия.

-А не боишься потерять зверушку?

-Не обзывайся. Синдж умный.. и ловкий. Тем более ночью в темноте. Уж пугануть его так, что он не только фонарик обронит, а и штаны потеряет, малыш сумеет.

К вечеру, как назло пошёл дождь. Сначала редкие тяжёлые капли шлёпались на землю и тут же исчезали в ней без следа. Потом дождь стал мельче и гуще. И, наконец, зарядил холодной бесконечной моросью.

Мы и так измучились, пытаясь найти украденные вещи среди бесчисленых коробок и ящиков. Хотелось подстраховаться. А вдруг вор каким-то образом уйдёт. Или не явится вовсе. Но, из-за собирающихся туч, темнело быстро. А нам нужно было продемонстрировать свой уход.

Синджа я выпустила на складе и долго объясняла что надо делать. А переноску таскала за собой целый день. Так и ушла с ней. Благо, разглядеть что-то внутри было почти невозможно.

Осматривая полки и заодно всё здание, на предмет места проникновения, мы пришли к выводу, что влезть в склад можно только через окно. Но оно находилось очень высоко от соседней крыши, так что спуститься можно было только с кровли самого склада. А для этого нужны и определённые навыки, и кое-какое снаряжение, что ещё приближало нас к личности вора.

Среди зевак были ремонтники. Они умели работать на высоте и снаряжение для таких работ у них тоже имелось. Кроме того, рабочий с ящиком для инструментов не привлёк бы большого внимания. Мало ли какой ремонт мог понадобиться в доме? И место, куда спрятать ворованное есть. Непонятно только, зачем тогда пользоваться лифтом на кухню? Какое-то лишнее звено получается. Может кто-то его спугнул и выхода другого не было? Конечно, возможно, что их было двое. И такой выход из положения мог быть, так сказать, планом "Б". Ладно, это можно выяснить, когда поймаем вора..

Ремонтников было много. Но есть ещё кое-что. Не думаю, чтоб с крыши стал спускаться пожилой человек. Значит, из четырнадцати человек бригады, ещё трое долой. Остаётся одиннадцать. Уже прогресс.

И всё же времени у нас почти не осталось. Нужно было ещё найти место для наблюдения. Пробраться туда не заметно. И вот ещё и дождь. Он страшно мешал. Мы очень боялись пропустить вора. Видимость была плохая. Внизу фонари горели, но окна были высоко и слабый отсвет, терявшийся в пелене дождя, не давал хорошей видимости. Я пожалела, что со мной не было моих диггерских прибамбасов. Искать приборы ночного виденья или что-то подобное тоже было некогда.

Нам помог звук упавшего осколка стекла. Видимо он задел его случайно. Если бы не это, мы, скорее всего, пропустили бы тень скользнувшую внутрь склада. Выждав пару минут мы побежали к воротам. В них была отдельная дверь и её можно было открыть тихо. Хотя в ночи звуки гораздо громче, чем днём. Бэй предусмотрительно смазал замок и петли. Ключ повернулся почти беззвучно, но мы всё равно остановились на несколько секунд, прежде чем открыть дверь. Бэй достал платок и, шёпотом ругаясь - лампочка была очень горячей, выкрутил её, чтоб свет не падал вовнутрь и тихонько толкнул створку. Скользнув в щель, мы быстро притворили дверь.

Я рассчитывала увидеть свет от фонарика, но темнота была, хоть глаз выколи.

-Идиотка,- ругнулась я мысленно,- можно было подумать, что у нашего преступника приборы ночного виденья могли быть. Как-то ведь он ворованное спрятал без ведома кладовщика. Наверняка ночью, когда склад пуст. Почему бы ему не повторить уже проторенный путь? То, что сейчас окно разбито, ничего не значит, раньше его можно было просто открыть. Теперь только на Синджа надежда. Но ведь он и его увидит! Хоть бы крыс не пострадал.. дура.. вот, дура! Возомнила себя суперпрофи. Теории развивала. Никогда себе не прощу, если..

В этот момент раздался резкий визг, вскрик, топот.. и на фоне разбитого окна мелькнул силуэт. Мы выскочили за дверь и кинулись к боковой стене, но увидели только дёргающийся конец верёвки. Воришка был нереально ловким. Уж точно не старик!

-Уйдёт!- уже не скрываясь, крикнул Бэй,- с той стороны забор, спустится и уйдёт!

-Нет,- замотала головой я,- если бы он хотел уйти, почему не сделал это сразу?

-Может не мог вещи забрать?- Бэй остановился.

Я толкнула его в спину и он снова потрусил вдоль зданий, пытаясь разглядеть убегающего вора. К моей ноге приткнулся, догнавший нас, Синдж.

-Стой, Бэй,- притормозила я,- всё равно ничего не видно. Теперь крыс точно узнает его запах.

-Так ведь скроется,- тяжело дыша, возразил он.

-Я думаю, здесь у него есть кто-то, кому не под силу проделать такие фортеля. И кого наш похититель не хочет оставлять. Смотри как удобно: собаку кто-то позвал, а кто-то закрыл; потом один вещи в лифте опустил, а другой забрал. И, если первый ремонтник, и в дом у него вход ограничен, то был тот, кто следил и готовил всё внутри. Это или женщина, или пожилой человек. Может кухонный работник, может обслуга. Думаю, они родственники. Тогда, даже если младший сбежит, крыс всё равно другого почувствует.

-А может это девушка? И нет никакой родственной связи. Хотя они наверное всё равно общались. И запах на другом остался.

-Это конечно. А девушка... Что-то не по темпераменту Канга, как на мой взгляд, девиц портить. А тут вся психология на месть показывает. Правда, если подумать, похитителю нужна и жизнь и честь твоего босса. Так что возможно ты и прав.

-Не знаю, он конечно не аскет, но характер у него достаточно сдержанный. Он очень опасается влияния женщины и даже проституток пользует не из китайской общины.

-Возможно, есть у него какая-то история в прошлом. Надо бы из него её выцарапать. Хотя, если крыскин справится, то можно оставить его тайны в покое. Что-то мне не улыбается в них ковыряться. Здоровее буду без пятен его биографии.

Бэй остановился и свистнул. Из темноты к нему выбежал один из утренних амбалов.

-Отправьте людей на склад и к тем местам, где здания примыкают к забору.

Парень кивнул и резво побежал исполнять приказы.

-Думаешь наш парень вернётся?- засомневалась я.

-Вернётся-не вернётся,.. захочет сбежать или нет...если в дом попасть не сможет.. Только не хочется мне говорить Кангу, что я что-то упустил. Он сейчас не в лучшем настроении, хоть вида и не показывает.

Первым делом нужно было проверить ремонтников. И начать с одиноких. Мы ведь уже решили, что сообщник в доме. Об охране мы позаботились. Даже, если наши умозаключения не верны, то всегда можно обыскать и комнаты служащих в резиденции Канга.

-Не хочешь взять ещё кого-нибудь?- Бэй шёл впереди, но, даже за его широкой спиной, я чувствовала себя не слишком уверенно в этом полутёмном коридоре с длинной вереницей одинаковых дверей. Синдж шустро трусил впереди и очень скоро остановился у одной из дверок-близняшек. Молча показав крыске место за моей спиной, я вынула затычки и тоже познакомилась с запахом подозреваемого. Но, от обилия других запахов, у меня всегда кружилась голова, я так и не привыкла к этому ощущению и потому пользовалась своей генмодификацией только при крайней необходимости. Бэй осторожно нажал на ручку, и дверь открылась почти беззвучно.

На кровати лежал кто-то до ушей закрытый одеялом. Я показала Бэю на пол. Ни ботинок, ни даже домашних тапочек..

Тот осклабился, быстро шагнул вперёд и стащил одеяло. Парень, одетый в тёмный спортивный костюм и кроссовки вскочил и отчаянно бросился на великана, которому был едва по плечо. Зато в руке у него блеснул нож. Но Бэй был готов к схватке. Точнее.. схваткой это назвать было трудно. Просто короткий джеб-тычок навстречу и хрупкая фигурка как-будто сломалась, валясь на пол.

Верёвка, видимо заготовленная для поимки вора заранее, быстро отыскалась в кармане и Бэй, ловко сложив её пополам, накинул на шею, валявшегося без сознания парня, петлю, а остальные два конца привязал к запястьям, завернув их высоко за спину. Он легко забросил неподвижное тело на плечо и зашагал к дому Канга. Мы с Синджем обменялись одобрительно-завистливыми взглядами и поспешили следом.

Охранник отступил на шаг, чтоб пропустить нас в дом и тут же встал на место, как-будто кто-то мог просочиться между ним и тяжёлыми металлическими дверями. Во всём доме было тихо, но в комнатах Канга горел свет. Он ждал результатов засады. Я поморщилась. Вся эта иллюминация могла спугнуть сообщника.

Услышав наши шаги, он поднялся навстречу, опустив на пол собачку, которую гладил по белобрысой гривке. Лицо его едва дрогнуло, когда Бэй свалил на пол связанную тушку, так и не пришедшего в себя вора.

-Ты его не прибил часом?- буркнула я, опустившись на коленки,- как бы рёбра не сломал, медведь.. Парень дышал, но в груди у него ощутимо похрипывало.

Канг всмотрелся в лицо, ничем не примечательное, молодое. Сейчас оно выглядело расслабленым. Но возле рта залегли какие-то скорбные морщинки, совсем не свойственные возрасту.

-Я его не знаю,- растерянно пожал плечами всесильный глава клана,- не понимаю, что его заставило..

Он замолчал. Присмотрелся поближе. Какое-то сомнение промелькнуло в глазах.

-Что-то неуловимо знакомое есть в его чертах. Но не могу вспомнить.. Надо привести его в чувство..

Бэй по-домашнему целенаправленно двинулся к шкафчику со множеством ящичков и, уверенно открыв один из них, достал пузырёк с нашатырём.

-А он ещё ближе к своему боссу, чем мне казалось,- подумала я,- тут видимо тоже история. Надо распросить..

Тем временем резкий запах нашатыря привёл в чувство нашу с Бэем "добычу". Парень затряс головой и отвернулся. Увидев Канга, стоящего над ним, он скорчил презрительную мину. Тот склонил голову по-птичьи на бок, долгим тяжёлым взглядом посмотрел ему в глаза и молча вышел из гостинной.

Бэй тряхнул парня за шкирку и поволок к неприметной серой двери в коридоре. Мне, конечно не удалось как следует обследовать все закутки огромного дома. Но моё богатое воображение нарисовало мне зарешёченые камеры и голые бетонные стены комнат для пыток и допросов. Естественно ничего подобного там не оказалось. Обычная комната. Правда никакого комфорта или избытка мебели. Стол и несколько стульев. Никаких окон. Похоже на кабинет для секретных заседаний. Бэй уложил пленника на пол лицом вниз. Закрыл дверь на ключ, который вытащил из ящика стола.

-Да, с петлёй на шее не очень повертишься,- подумалось мне.

-Пошли искать второго,- пихнул меня в бок великан, отвлекая от размышлений.

-А почему Канг не стал его допрашивать?- спросила я Бэя.

-Ты же видела его эскападу,.. не стал бы он говорить. Надо найти способ надавить на него. А для этого мы должны взять его подельника.. если твои рассуждения верны, он где-то здесь.

Я завертела головой, разыскивая Синджа, а не найдя, с отвращением вытащила затычки из носа. Куча запахов.. и далеко не все приятные.

Мы спустились на первый этаж и пошли к левое крыло здания, где жила вся прислуга. Вход туда сегодня тоже охранялся. Бэй позаботился обо всём. Возле стены столбиком стоял Синдж и сверлил глазами высокого, довольно светлокожего китайца. Тот усиленно пытался изображать невозмутимость.

Эта часть здания соединялась с резиденцией единственной дверью. Расположение комнат здесь не было таким казёным. Семейные жили на втором и третьем этажах. Если когда-то они сообщались с остальными помещениями, то теперь двери, очевидно, заложили и заштукатурили наглухо. У некоторых были дети, которым нечего было делать в апартаментах хозяина. Наружу вел ещё один выход. Рядом с той дверью, через которую мы вошли в дом. Так что обе сейчас были под наблюдением охранника снаружи.

Мы пошли по коридору первого этажа. Не сговариваясь, решили начать с одиночек. Наиболее вероятно.. Мы с крысом игрались в ищеек. Кто нюхастее. Синдж всё равно выиграл. Я путалась и уставала разделять смешанные шлейфы усиленных до противности запахов человеческих тел и их жизнедеятельности. Когда Синдж остановился, я поднапряглась и решила, что он прав. Запах парня был едва уловим. Скорее всего он никогда не входил в эту комнату. Но здесь находилось что-то к чему он прикасался. Двери в комнатах не закрывались. Вошли мы совершенно спокойно. Китаянка, лежащая на кровати, так же спокойно спала.

Мы с сомнением переглянулись. Ожидалось, что подельник хоть как-то должен обнаружить волнение. Ещё неожиданнее было то, что это была та самая наша знакомая кухонная работница, что с таким радушием кормила меня. Правда во сне лицо её было совсем иным. Ни следа улыбки, что показалась мне такой приятной. Наоборот, лицо было жёстким и одновременно бесчувственно-безмятежным. Пугающее сочетание. Никогда не видела лиц социопатов, только читала о них. Наверное, они именно такие.

Мы не шумели, просто стояли у входа. Чёрная блестящая чёлка, остриженая до бровей, сдвинулась во сне, и на лбу женщины мы увидели уродливое выжженое клеймо. На кухне, у неё на голове был натянутый на лоб колпак. Ту, кого я называла тётушкой, сейчас скорее можно было определить в близкую родню дьяволу.

Неожиданно глаза у неё открылись, как будто её сон тоже был притворством. Она поднялась и села. Спала она совершенно обнажённой. Опустив ноги, китаянка сморщилась и поджала пальцы. Очевидно пол был холодным. Без тени стыда встала, повернулась к нам спиной, нагнулась, чтоб заправить постель. Вся спина, ягодицы и ноги были исполосованы ударами хлыста. Красные, бугристые рубцы..

-Неужели Канг имеет к этому отношение?- с отвращением подумала я и даже почувствовала мгновенное сопереживание.

-Оденься, пойдёшь с нами,- Бэй не спешил с сочувствием, и я вдруг вспомнила вывороченый стеклянный глаз мертвеца за гаражом.

"Тётушка рогатого племянника" ухмыльнулась, позаимствованной у иезуита-кострового, улыбочкой и нарочито медленно начала надевать одежду. Какой-то извращённый стрептиз наоборот. Так я это чувствовала. Тем не менее не могла оторвать глаз от этого, почему-то завораживающего, зрелища. Женщина была совершенно некрасива и в то же время отвратительно сексуальна.

Канг так и не ложился. Мы не сообщали ему своих соображений, но он видимо и сам пришёл к тем же выводам. Зайдя в гостинную первой я обнаружила его в том же кресле. На этот раз без его любимицы. Он сидел неподвижно, с опущеными ресницами, то ли дремал, то ли глубоко задумался. Звук наших шагов вывел его из этого транса. Взгляд сразу нашёл и вцепился намертво в лицо женщины. Он искал знакомые черты, которые могли бы объяснить желание причинить ему неприятности. Брови сошлись, но после разочарование и недоумение сказали нам, что связь так и не нашлась..

Бэй подтолкнул женщину поближе и поднял волосы со лба.

-Дэйю?!..- почти закричал Канг и, сжав зубы, успокоил дыхание и уже практически бесцветным голосом спросил,- что с твоим лицом?

-Это единственный вопрос?.. Мужчины..- язвительно произнесла пленница,- ревнивый любовник постарался, отравил диоксином. Только змею ядом не убить.. правда, дорогой? А вот он уже давно встретился с Янь-Ваном в мире мёртвых.

-Не сомневаюсь,- процедил Канг,- не понимаю одного, чем я удостоился твоей мести? Я имел гораздо больше поводов для неё, но никогда..

-С тебя начались все мои несчастья,- злобно перебила его гостья из прошлого,- и раз уж мой папаша почил без моего участия, то ваша любимая "семья" должна была лишить чести и жизни тебя, как лишила меня когда-то.

-А этот юноша, которого ты использовала?..

-Мой сын. Я сказала ему, что ты его папочка,- с ухмылкой сказала она.

-Я!?..- Канга перекосило от возмущения,- мы с тобой даже не оставались наедине в одной комнате!

-Тем смешнее..

-Что смешного?- не выдержала я,- это же ваш ребёнок!

Канг яростно зыркнул на меня и я заткнулась. А женщина захохотала.

-Уберите её,- с отвращением сказал Канг.

-Ты больше ничего не хочешь узнать?- насмешливо искривила рот Дэйю.

-Нет,- уже более спокойно, ответил он,- нетрудно догадаться самому.

Я было открыла рот, но Бэй дёрнул меня за куртку и развернул, всё ещё хохочущую, женщину к выходу.

Синдж, который оставался в коридоре у комнаты Дейю, а после исчез куда-то, возник на пороге.

-Мерзкое животное маленькой ищейки,- поджала губы пленница,- жалко, что не отравила вас.

Синдж зашипел и оскалился.

-Надо бы их посадить отдельно,- почесал затылок Бэй,- есть только одна комната без окон, внизу в подвале. Там хранится старая мебель. Я отведу её, иди отдыхай. Всё закончим завтра.

-Ладно,- кивнула я,- ноги и вправду ноют. Только разбуди меня утром пораньше. Нужно закончить работу на складе. Пока вещи не вернутся к хозяину, моя работа не закончена. А вдруг есть ещё кто-то.

Китаянка хмыкнула и зло зыркнула на Бэя, который крепко держал её за ворот. Связанные за спиной руки не давали ей свободы действий, но она попробовала пнуть Синджа. Мой, всегда ласковый, крыс наморщил острую мордочку и неожиданно повернулся и, крутанув хвостом, обрызгал её струйкой мочи.

-Мститель,- прыснула я и пошла в комнату, ещё долго слыша грязную ругань пленницы.

До самого обеда следующего дня мы переворачивали склад, так и не рискнув подключить к поискам кого-то из кладовщиков. Канг же сказал как важно, чтоб подробности происшедшего оставались втайне. Конечно труп за гаражом породил множество слухов, которые и так ползли с момента закрытия территории. Я не спрашивала у Бэя что происходило в этот момент с пленниками. Даже если бы у меня был шанс как-то повлиять на решения Канга, спешить с советами и просьбами, не имея ни малейшего представления о корнях проблемы, было бы, по меньшей мере, глупо.

-Нашёл!- прозвучал долгожданный возглас Бэя, педантично пересматривающего коробку за коробкой.

Не следует думать, что мы, как придурки пересматривали содержимое, не проверив следа по запаху. Но, наверное, парень не зря припрятал вещички именно на этом складе. Видимо, его привлекали к работам здесь, уж не знаю в каком качестве. Да и не важно это, его запах был тут повсюду. Ведь он, кроме того дня, побывал в помещении и тогда, когда погиб кладовщик и ночью. Теперь же наши поиски закончены. Мне следует готовиться к путешествию домой. Но как же охота узнать всю историю! Только мало шансов, что скрытный Канг удовлетворит моё любопытство. Я согласна была бы отдать часть вознаграждения, чтоб только накормить жадного червячка внутри.

После неудачной попытки вынюхать что-то на складе, непоседа-Синдж опять смылся по своим неизвестным делишкам. Я не задерживала его. Сама не любила увещеваний быть осторожной и ограничений собственной свободы. Вот и крысу не мешала. Может у здешних диггеров появится шанс обзавестись разумными помощниками. Мальчишки прямо тряслись от желания получить таких друзей, как её малыш. О чём говорить, "малыш", заметно подросший, с лоснящейся серебристой шерстью и бугорками крепких мышц, уже вполне мог стать результатом плодотворной "прогулки по местным дамам".

Бэй пошёл вперёд, а я поплелась собирать вещички. Только дождаться Синджа и домой. С Кангом всё равно встретиться прийдётся для завершения формальностей. Но сейчас мне не хотелось нарваться на облом. А я бы не выдержала, стала бы просить его поковыряться в прошлом. Пусть уж он успокоится, авось, настроение поднимется. Как знать..

Но я не успела дойти до комнаты. За мной прибежал мальчик, что кланялся как заводная куколка и настойчиво приглашал меня к "тай ло", что, как тут же нашептал мне Сильвер, значило "большой брат", глава семьи. Мне ничего не оставалось делать, кроме как развернуться и последовать за ним.

Канг выглядел усталым. Может разговор с пленниками возобновился позже? Или воспоминания не дали заснуть? Болезнь любопытства похлеще чесотки. Зудит. И уж тут не почешешь. Не поможет. Наверное, мучения на моём лице только подтвердили предположения хозяина. Да так, что он даже рассмеялся.

-Твой длинный нос вошёл раньше тебя,- настроение у него поднялось несомненно, несмотря на нездоровый вид и тени вокруг глаз.

-Я надеюсь, мне не собираются его укоротить?- моё обычное нахальство вернулось, как только я увидела первый признак благодушия на лице главы дома.

Он погрозил мне пальцем, но, указав на уютный диванчик, рядом с низким столом из чёрного дерева, присел рядом. Мальчик вышел, а на кресло напротив присел Бэй. Коробка стояла на столе и Канг открыл её так, чтоб я могла увидеть содержимое.

Овальное серебряное зеркало в обрамлении традиционных гибких драконьих тел, медные чашечки весов на сплетённых шёлковых шнурах, дубинка с грубовато вырезанным кубическим навершием ручки. Резного рисунка из-за старости не разглядеть. И меч.. Деревянный, светло-персикового цвета, прямой. В деревянных же ножнах, украшеных рисунком цвета спелой вишни.

-А почему он из дерева?-вырвалось у меня прежде, чем я успела подумать.

-Для того, чтоб убить виновного не нужно лезвия из металла, наточенного до остроты бритвы. Срубить шею преступника можно и ладонью руки. Карает не меч, а правда.

Я погладила рукой гладкое, шелковистой структуры, отполированное дерево.

-Не в обиду тебе, девочка, но я, хоть и не детектив, а, обдумав стуацию, пришёл к подобным выводам. Мне, возможно, удалось бы и самому вычислить эту семейку.. если бы у меня было время. Но его как раз и не было. Через неделю начинается праздник, во время которого проходит церемония приёма новых братьев в семью. Я перекрыл пути отхода, предотвратил утечку информации, но мне нужно было напугать, спровоцировать их, чтоб вынудить на ошибку. Я даже не пытался подсказать тебе, когда ты придумывала свою легенду, что девочка с крысой, которая прикончила "крысиного короля", с лёгкой руки диггеров, стала фольклором.

-Так ты только выставил меня приманкой?- оскорбилась я.

-Ну, не только. Ты храбрая, быстро соображаешь и, что немаловажно для нас, китайцев, удачливая.

- А как же погибший парень?

-Этого никто не мог рассчитать. Ты, по моим понятиям, подвергалась куда большему риску. Но я приставил к тебе Бэя. Он должен был хранить тебя. Хотя ты сознательно подвергаешь себя риску, я не простил бы себя, если бы с тобой случилась беда.

-Так я всё таки заслужила награду?- съехидничала я.

-Заслужила,- не стал спорить Канг, не реагируя на мои "позы",- более того, я расскажу тебе всю.. или почти всю.. историю.

Я не стала требовать больше, чем мне обещали дать. Я и на это не слишком рассчитывала. Потому заёрзала, устраиваясь удобнее на диванчике, давая понять, что могу слушать столько, сколько угодно будет рассказывать гостеприимному хозяину.

-Мой отец был очень состоятельным и влиятельным членом организации у меня на родине. Сюда меня отправили учиться. Не в этот город, в столицу. Но, когда мне оставалось до конца учёбы около месяца, произошло сильное землятресение. Родители погибли, а меня взял под свою опеку друг отца - Вэй Ли Фанг. Тогда он был главой единственной в этой стране семьи. Это уже после эпидемии небольшие семьи образовались в каждом из конклавов, где мои соотечественники вели дела. Вэй был отцом Дэйю. Моё наследство и происхождение делали меня завидным женихом и из соображений, выгодных для семьи, наш брак был решён очень быстро.

-Тебе она нравилась?- с недоверием решилась спросить я.

-Ну, во-первых, она была гораздо красивей в молодости. А, во-вторых, в организации никто не спрашивает, не только у женщин, но и у мужчин, кто на что согласен. Есть целесообразность и приказ.

-Я так понимаю, слушать приказы было не в характере твоей невесты..

-Правильно понимаешь. Для неё авторитетов не существовало, чувств, кстати, тоже. Только её желания. Перед самой свадьбой, на церемонии, когда женщины семьи должны были засвидетельствовать чистоту невесты, она попыталась подкупить старуху, что по древнему обычаю проводила проверку голубиным яйцом.

-Дикость какая, а к доктору?- не выдержала я.

-Семья поддерживает древние традиции во всём, иначе она перестанет существовать в том качестве, которое требуется для беспрекословного подчинения братьев. Это необходимо.

-В общем она оказалась не только не девственницей, но и была на третьем месяце беременности. Хотя я попытался возражать, но отец наказал её так, как посчитал нужным для чести. Мне было сказано, что, если бы она была моей женой, её судьба была бы в моей власти. А пока за неё в ответе отец. Единственное, в чём он согласился пойти мне навстречу, это сохранить ей жизнь, чтоб не убивать невинного ребёнка. Но её высекли, заклеймили и отдали в бордель. Членовредительство иногда выступает заменой убийству чести.

-Но это жестоко,.. беременную..

-Рассказать тебе что такое жестоко? Ты знаешь как по традиции убивали неверных жён? Заливали в промежность молоко и пускали змею. Или сажали голой на деревянного осла с острым хребтом и прибивали гвоздями ноги. И возили по городу, пока она под собственным весом не разрывала себе кожу и мясо. В Китае с ней так и поступили бы.

Меня передёрнуло.

-Лучше бы убили.

-У меня была мысль, что возможно и стоило. Ты знаешь что она сказала, когда её раздели чтоб высечь? Привести того, с кем она спала, чтоб оргазм был общим.

-И что случилось с ним?

-Оскопили и отрубили голову.. Вот этим самым мечом. Он был одним из братьев.

Я не решилась спросить что будет теперь с Дэйю и её сыном. Моё любопытство вдруг дало сбой. Мне не хотелось привязывать к Бэю и Кангу какие-нибудь очередные зверства. Но Канг понял.

-Если бы не смерть кладовщика, они бы тихо исчезли. У них нет чипов. Их бы просто вывезли подальше. Может даже за границу. Теперь я вынужден буду наказать убийц. Поскольку они не члены организации, их судьбу решат родственники парня. Если они будут достаточно умными, чтоб не упоминать об оскорблении святынь. Иначе они точно получат не лёгкую смерть.

Мне вдруг захотелось домой. На уютную кухню под кружевной абажур, где пахнет Герыным печеньем и чаем с вербеной и чабрецом. Где мой крыс? Отпустите меня из Китая..

============================= ПРОДА

Дело 7. Художник-маньяк и картины-двойняшки.

 

 

Хозяйственный Гера копался в огороде, сажая какую-то хитрую хрень для своих кухонных эксперементов. Он всерьёз увлёкся готовкой и передружился со всеми моими соседками, которых я не знала, прожив здесь всю сознательную жизнь. Особенно он благоволил к Петькиной маме. У меня даже закрались некоторые матримониальные мысли. В смысле, что не пришлось бы вскоре забор ломать для "объединения поместий".

Последнее дело дало отличный доход, но оставило тяжёлый осадок. Перед отъездом я всё таки пообщалась с барышнями на кухне, чтоб сбить оскомину от мрачных мыслей и взять на заметку Гере рецепт лунных печений. Он оказался несложным даже для меня, не слишком любящей кухонную возню.

Всего-то смешать стакан воды, сто грамм кукурузного масла, хорошо взбитого деревянной ложкой и триста пятдесят самой светлой патоки. Три часа в холодильнике. А пока можно о кухне забыть и заняться чем-то более интересным.

Нагуляешься, прибеги добавь пол-кило муки, пол-столовой ложки гашёной соды и и три капельки соевого соуса. Замеси тесто и опять гуляй часов пять. Такими порциями кухня не успевает надоесть. Можно разделить отдых на две половинки и сделать начинку. Смешать всякие орешки, цукаты или финиковую пасту, а то и просто смолоть сухофрукты какие есть, без заморочек, кунжут тоже можно и капельку крепкого алкоголя.

А когда вечером есть помощники, чтоб не возиться одной, из теста понаделать лепёшечек и защипать в них шарики начинки.

Самая главная фишка - формочки, такие себе детские пасочки с иероглифами и красивым узором, в которые просто вдавливают лепёхи с начинкой. А дальше десять минут испечь и вся работа.

Формочки мне подарил Бэй. С недвусмысленным намёком, что я уже достаточно подросла, чтоб начать обзаводиться собственными фомами. А, когда я его стукнула, он сделал невинные глаза.

Сильвер мне всё же объснил, почему печенье Лунное. В Китае его просто делают на праздник Луны и Урожая. А тут, как память о доме, пекут часто.

Гера остался в восторге от подарка. А я от разнообразия в меню.

Меня в огород, как и на кухню, мог загнать только безнадёжный голод. Поскольку рядом с Герой он мне не грозил, я копалась в своих железках. Мой транспорт требовал срочного техобслуживания, а солнышко было такое летнее, что я даже загорать попыталась. Наш хозяйственный энтузиазм был прерван появлением редкого, по последним временам, гостя.

-Гер!- оглянулась я на скрип калитки,- Тимур пришёл!

Разогнув спину, Герасим крякнул, но больше для порядка. На свежем воздухе, да при спокойной жизни и без припрятаной бутылки, он поздоровел. И цвет лица посвежее, да и уверенность какая-то появилась. Но это уже, наверное, не моя заслуга, а соседушки Катерины.

Тимка, напротив, выглядел уставшим. Уработался или с женой, не дай бог, не ладится? Да, уже два месяца как он женился. Гера на свадьбе был, а я нет, конечно. Такая, у меня незаконной, законная жизнь. По какому такому закону, спросите? Да есть такой.. шапки невидимки.. Хоть сколько у тебя с ней преимуществ не будет, а, если в самый важный момент тебя не видят, то и близкий друг может больно задеть..

На следующий день Герасим, глядя на мою хмурую рожу, спросил не хочу ли я сегодня сходить молодых навестить и нарвался на фырчание дикой кошки. Синдж повторил его, думая, что я с ним играю, но, напрыгнув весело на мои коленки, тоже откатился благоразумно в сторонку. Уж он-то сразу понимал, когда я не в настроении. К вечеру раздражение спало.

-Гера,- спросила я за ужином,- как думаешь, почему нас просто не уничтожили? Глупо полагать, что ЧМошники, там наверху, о нас не знают.

-Глупая, такие как ты, выживальщики, золотой запас любого народа. Дураками надо быть, чтоб его уничтожить. Ты - сортовое зёрнышко, которое с любой напастью справится.

-Умеет же отцов дружок нужным словом ободрить..,- оценила я.

 

С тех пор во мне что-то оттаяло. И, хотя я по-прежнему кобенилась по поводу и без, но это была больше привычка, чем необходимость.

-О! Хорошо, как раз время пообедать,- глянул на часы "огородник-ударник", как я его тут же и окрестила, пересказывая Тимке наскоро, наши последние новости.

-Подкормил тебя старик,- покосился Тимур на мои покрасневшие "прелести", слегка распирающие короткий детский сарафанчик. И тут же сам вспыхнул, когда я стрельнула на него глазами.

-Да, Нюшечка,- заулыбался Герасим,- надо бы тебе одёжку новую справить. Вот я попрошу Катерину..

-А ты, новобрачный, не рано начал на чужие размеры поглядывать?- укусила я Тимку. Проклятая ревность всё таки сидела во мне.

-Противная ты, Ню, и язык, как тюремная заточка,- обиделся Тимур.

-Фи, какие у вас блатные сравнения.. Прям, сердце разбил..

-Ну, ка, перестаньте друг по дружке рашпилем елозить,- строго оборвал Гера,- вот вам по тарелке супа, пополощите языки от яда.

-Извини,- первым по-взрослому остановился Тимур.

-Приятного аппетита,- пай-девочкой поддержала я.

Синдж фыркнул в тарелку и Герасим, улыбаясь в усы, уселся за стол.

-Как дома?- поинтересовался он, когда тарелки с первым опустели. На второе у нас была каша с овощами и я закрутила носом, но Тимур хлопнул себя по лбу.

-Забыл, болван, я же вам ветчины принёс.

-Праздник продолжается, да, Синджик? Почему такой вкуснятинке не порадоваться?..-запрыгала я, а следом и крыс, на стульях.

-Ты не ответил, Тима.

-Нина тяжело переносит беременность,- неохотно ответил наш гость и я чуть не подавилась.

-Вы ждёте ребёнка? Что же ты молчал, чучело!

-У неё такой токсикоз, что она даже пьёт с трудом. Я про еду вообще молчу. Она в больнице. Только лекарства пить не хочет. Боится ещё больше ребёнку повредить.

-Ну, чтож, с какой-то стороны её понять можно. Знаешь, я под Китайцем проработал много лет. Его отец всех лечил иглотерапией. Большой мастер был. Только вот, мой госпиталь и прочее.. Я о нём уже с год ничего не слышал. А он старенький был. Если жив, попроси Китайца, вы же знакомы. Он точно Ниночке поможет.

-Спасибо, Гера, попробовать стоит. Если мы этого ребёнка потеряем, можем лишиться права на вторую попытку.

-Тьфу-тьфу,- замахал руками старик.

-А я к вам посоветоваться пришёл. В городе маньяк появился. По твоей части, Ню.

-Ты что, умом тронулся, Тимур,- возмутился мой непрошенный опекун,- какие это  маньяки по её части? Она же девочка.

-Герасим,- рыкнула я,- не заставляй меня тебе грубить.

-Погодите, не кипятитесь оба. Гер, ты пойми, дело неофициальное, а пострадавшая дочь полицейского, лишённая прав. Наркотики.. И все остальные пострадавшие тоже вне закона.

-Так.. Давай с самого начала,- попросила я, делая вид, что не вижу огорчённого лица Герасима,- бедняга, он о покое размечтался, о семье и огородике. А я хочу быть детективом. Мне такая жизнь нравится. У меня не будет ни детей, ни токсикозов. Так хотя бы дело интересное будет.

-Ладно,- деловито начал Тимур,- две недели назад нашли двух наркоманов. Лица загримированы. Сначала думали близнецы, но, когда их отмыли, чтоб похоронить, увидели, что сходство достигнуто гримом. Дело не завели. Прибывшие полицейские проверили сканером руки. Чипов не было. Но оставить трупы на улице городские службы не могут. Должны похоронить и сделать доклад в полицию. Через неделю это уже были две девушки. Тоже наркоманки. Одна из них и была дочь моего знакомого. Он пришёл недавно. В отделе много людей поменялось, после того дела.. Поскольку я под его непосредственным началом, и с делом моим он очень тщательно ознакомился, то получил отпуск, якобы из-за Нины.. Частично так и есть, но паралельно, была негласная просьба найти убийцу.

-Что-то подробнее удалось узнать?

-Нюша, я всё таки профессионал.. Во первых этот парень известности не ищет. Жертвы такие, что шума из-за них не поднимут. Так что, это не тот тип, который требует внимания к своей персоне. Грим присутствует в обоих случаях. Причём очень искуссный. Из совсем разных людей двойняшек рисует. Художник, блин.. Несмотря на то, что наркоманы не самые труднодоступные цели, но пропадали они так, что никто из их окружения ничего не замечал. Работа тщательная, требует времени, места и определённого профессионализма. Тяга к созданию пар близнецов, может иметь глубокие корни в прошлом. Может потеря сестры или брата. Возможно даже до рождения. Потому, что пол, как ты поняла, его не интересует. Иногда матери говорят об этом в семье. А, при определённых условиях, это может быть стрессовым фактором.

-А убивает, потому, что чувствует свою вину за то что он жив, а второй близнец мёртв? И таким образом хочет для себя воскресить потерянное?- вставил Герасим. Профессиональное прошлое тоже не оставило его равнодушным.

-Странно работает башка у маньяков,- скривилась я,- убить, чтоб воскресить..

-Психологическая травма легла на подходящий психотип личности,- начал рассуждения Гера.

-Ну, да - ну, да..- хмыкнула я,- не всех папины синяки и мамины попойки делают маньяками. Даже те, кого убивали и насиловали, не все хватались за холодное и огнестрельное, чтоб травмированные мозги подлечить.

-Но, согласись, девочка, что, практически, всегда, толчок травмирующих обстоятельств присутствует.

-Ага, а, поскольку наша жизнь сплошной стресс, то все мы потенциальные маньяки.

-Ню, не юродствуй,- Тимур пожал плечами,- всё бы тебе обспорить да обшутить.

-А я, как хирург, превентивно, спасаюсь здоровым цинизмом. Как раз хватит что бы самой в маньяки не сдрыснуть. А ещё, я, вместо детской чувствительности, сразу родилась с тинейджерским эгоизмом.

-Вот болтуха.. Давай продолжим.. Убийства оба раза произошли в районе старой промзоны, которую наркоманы называют "сталкерской". Там куча заброшенных  цехов, почти руин уже, которые выходят на глубокий овраг. А дальше уже забор и лес.

-Как думаешь, он охотится там потому, что это зона его комфорта или потому, что его добыча там наиболее доступна?

-Может и то, и другое. Там масса мест, где можно найти укромный уголок. Машина в том районе, как бельмо на глазу. Он прекрасно владеет гримом и может запросто выглядеть так же как его жертвы, даже, если на самом деле это не так.

-Что ещё?

-В убийствах никакого сексуального подтекста,- немного смущаясь, продолжил Тимур. Они не изнасилованы, в позах ничего непристойного. Убийства аккуратные, без проникновения. Ни унижений, ни желания власти. Тихий передоз. Не иглой - таблетками. Он им и волосы красит, и переодевает их в одинаковую одежду. Я пытался её отследить. Но это трудно. Всё дешёвый ширпотреб. А у нас пока всего две пары. Но похоже, что скоро их будет больше.

-Если он только начал убивать, значит совсем недавно  в его жизни случилась очередная потеря и он остался совсем один. Это должен был быть тот, кем он очень дорожил. Родители.. жена.. - предположил Гера.

-Ну, да.. Ещё одна линия поиска.

-Погоди, Тимур. Всё это очень профессионально, только пока не видно где мне тут вписаться,- развела руками я.

-Я скажу, только, Гера, дослушай до конца и, прежде чем возражать, обдумаем вместе годится ли мой план. Этот убийца начал сразу такими темпами, что через пару дней мы будем иметь ещё два трупа. Обычно они как бы пробуют сначала, а потом, если не получают от убийства желаемой разрядки, начинают ускорять темп. А тут две недели подряд по четвергам, как по расписанию.

-Ну, два случая это ещё маловато для системы, хотя похоже ты прав.

-Не хочется как-то ждать третьего для подтверждения. Смотрите, "сталкерская зона" это не любители гмотравки, что пасутся у Китайца. Это тяжёлые наркоманы, что сидят на химии, которой промышляют "глубинники". Слышали о них? Это отщепенцы даже среди диггеров. Они перестали выходить на поверхность и генмодифицируют детей для жизни под землёй. Там ещё и секта какая-то, с теорией конца света. Что не удивительно после эпидемии. Но они ушли под землю после первых случаев поражения вирусом и почти прервали связи с поверхностью. Только воины, подчинённые верхушке, такое сообщение продолжают. Остальная масса постепенно теряет связь с реальностью.

-Ой, я слышала, Торин упоминал про них один раз, когда мы в новой промзоне рядом с метро работали. Диггеры дразнят их "морлоками", вроде как презирают, но заходить на их территорию опасаются. Это глубокие бункеры и нижняя часть метро. Те ветки, что совсем заброшены. Но это только самое начало. Они роют вглубь похлеще кротов.

-Точно. Особисты про них знают, но начинать подземную войну не спешат. А для этих, как ты говоришь, морлоков, способом добыть нужные вещи стало изготовление химических наркотиков. Основная масса местных там, как в любой секте, рабы, но ходят слухи, что они и подсаживают на наркоту молодёжь наверху и, если в зону попадают "свеженькие", которые ещё в состоянии переломаться, их иногда похищают для работы.

-А, если не переломаются? Возвращают в зону?

-Не знаю.. Таких не видели.. Не удивлюсь, если они их жрут.

-И какой же у тебя план, позволь узнать?

-Сегодня суд. Девочку твоего возраста, школьницу, лишили чипа за наркоту. Сейчас её отправили на извлечение. Через два часа её высадят в зоне. Мой начальник может сделать так, чтоб вас вывезли вдвоём.

-Ну, Тимур! У тебя что, совсем ума нет? Бросить ребёнка в такую яму?

-Гера, я же просил, дослушай.. Морлоки таких малышей не похищают. Дети ломки не выдерживают и в зависимость попадают быстрее и глубже. Они берут тех, у кого завершилась перестройка организма, от двадцати до тридцати пяти максимум. Это в основном трудяги из промзоны, которые привыкли тяжело физически работать. Они в вечном стрессе и страхе потерять место. Эти люди не слишком образованы, поэтому легко верят в, якобы безвредные, стимуляторы, которые помогают много работать и не уставать. На такие же садят и амбициозных школьников и студентов. Только они не знают, что к ним мгновенное привыкание и доза требуется всё большая. Но, пока не успели втянуться, их можно поломать. Если сердце выдержит. В ломке давление сильно скачет.

-Я уже понял. Морлоки её не возьмут, зато ты подставляешь их парочку убийце.

-Но я же вам рассказывал. Он их не насилует, не режет, не душит. Видимо, предлагает наркотик и занимается своими художествами, после того как они уйдут в свою нирвану. Может он и убивает случайно, не может дозы подобрать по незнанию или товар у него левый. А я дам Нюше безвредные таблетки снотворного для девочки, чтоб она их не выдала, а ей самой прийдётся заняться актёрством. Синдж пойдёт с ними и, после того, как этот больной закончит свои художества и их оставит, проследит убийцу до его берлоги. Каким бы он не был осторожным, крыса ему не вычислить. Он может просто отстать и спокойно идти по запаху.

-Возражение номер раз,- сказала я,- крыс годится, если он действительно живёт недалеко. А если выйдет из зоны и сядет в машину? Синдж умница, но номер машины тебе не скажет.

-Ты права, но других вариантов у меня нет. И для этого уже время поджимает.

-Ладно, не беги за антидепресантами. Я сейчас кое-что попробую.

Мужики следили за мной пока я бегала за бумагой и ручкой и выписывала цифры на листках. После этого последовала простая игра. Я показывала Синджу цифру, потом прятала среди других и просила найти. Крыс довольно быстро запомнил рисунки. Тимур с Герой только восхищались маленьким умником.

-А буквы,- спохватился Тимур. Он не запомнит ещё и буквы так быстро.

-Может и нет. Но те что будут в номере, скорее всего запомнит и я попрошу найти их среди других, если будет надо. А алфавит я всё равно его заставлю выучить.. Постепенно. Нужное знание. Моя вина, что я раньше протормозила. Мелькала у меня такая мысль когда-то. Да чего-то так и не оформилась.

-Ну, Гера, как ты считаешь, оправданный риск или нет?

-Меня пугает сама эта зона. Мало ли кого она там встретит?

-Во-первых наркоманы и сами пуганные. У них свои отнорки. На ночь они прячутся в такие места, где могут забаррикадироваться от морлоков. Боятся они их страшно. Но в группы всё равно не сбиваются. Максимум двое и то, как говорится, своего размера. Очень за дозу боятся. Чтоб другие не отобрали то, что им добыть удаётся. И прятаться легче. Всё равно глубинники налетают стаей. Все сильные воины. Даже ватага таких обсосков, травленых химией, от них не отобьётся. Оружие тоже.. эти всё на дозу тратят.. а у тех есть.

-Я возьму свою беретту. Сделаю вид, что у меня схрон в зоне есть. Ведь в полиции всё, что было, всё равно отобрали бы. И таблетки, типа, там же найду. Всё равно, даже, если моя новоявленная подружка засомневается, она будет рада поверить, когда её затрясёт, что у меня ЕСТЬ! и, может, я поделюсь, за определённые услуги и послушание. Верёвочкой за мной виться будет. Деваться ей некуда. У неё на руках ни денег, ни наркоты. А что без лекарств будет, она знает. Таблетки ты мне дай не только снотворные. Часть должны быть настоящие. Кто знает, сколько нам убийцу ждать прийдётся. Мне не в тему, чтоб её и впрямь ломать стало. А подменить подарочек убийцы я всегда смогу, Синдж отвлечёт. Шумнёт, если что. Этот фокус у нас отлажен.

-Не забудь только, что он свои "картины" переодевает.

Я вспыхнула. И впрямь забыла об этом.

-Не бойся, Ню...только верхнюю одежду.. и краснеть никак нельзя,- Тимур и сам покраснел. Хорошо, если он сначала гримм наложит, под ним не видно будет. А если наоборот? Впрочем, одежда на вас будет одинаковая - тюремные робы. Может его такой вариант устроит?

-Ладно, справлюсь. А, кстати, как они зарабатывают на дозу? Воруют?

-Если где-то что-то плохо лежит, подберут конечно. Но в основном, в мусоре роются, наномодификанты тестируют, проституция опять же.  Которые ещё в силах и профессию какую имеют, у таких, кто вне закона, подработки ищут. Но кланы их не жалуют. Скорее даже местные в маленьких бизнесах поэксплуатируют за небольшое вознаграждение.

-Точно, ни Перевёрнутый, ни Алик, наркоманов не брали. Это я знаю.

-Ну, да, от них неприятностей с властями не оберёшься да и неконтролируемые они.

-Но я слышала от Китайца, что его отец одного из детишек боссов в коме держал, чтоб переломался. Тоже иглами вводил в состояние транса.

-И вытащили?

-Стала б я иначе говорить об этом? Только дорого это, уход нужен хороший. И надолго. После вывода ещё реабилитация, чтоб поновой не закрутилось. И всё частным образом.

-Ну, чтож, возьму на заметку. Мой начальник, я точно знаю, всё из дома выскреб бы, чтоб дочку спасти. Только она слетела с лёгких стимуляторов на серьёзную наркоту очень быстро. А он, за нашей работой, и заметить не успел. Теперь ест себя поедом. Школу их почистил со злости так, что диллеры к ней подходить боятся. Конечно, через некоторое время вернутся.

-Тимур, вы ушли в сторону,- вмешался Герасим,- я всё ещё не уверен, что ваш план безопасен для Ню. А если что-то пойдёт не так и маньяк заметит, что девочка не в отключке. Он может убить её. Оружие при себе оставлять нельзя, раз убийца одежду им меняет. Обнаружит ведь.

-Ты ещё добавь что-нибудь, типа, "спички детям не игрушка". Гера, я знаю, что ты обо мне заботишься, только в вату меня не надо заворачивать, я не ёлочная игрушка. Ты мне лучше, Тимочка, скажи, кто финансирует предприятие? Твой начальник понимает, что каждый труд должен быть оплачен? И я надеюсь, ты моё участие не афишировал?

-Нет, Ню, мне известно, что тебе нужно на что-то жить и что реклама у властей тебе не нужна. Всё устроится как надо. Я прослежу. Если ты решила, то нам надо поторопиться.

-Э, подожди чуток, я переоденусь, возьму беретту..

-Нет, Ню, пистолет возьми и ещё какие-то мелочовки, что ты хотела бы припрятать и поехали сделаем закладку. А одёжку, я же говорил, мы тебе дадим стандартную, тюремную и подсадим к девочке в автозак.

 

Фургон трясло на ухабах. Дорога в старой промзоне давно нуждалась в ремонте. Только никому это не было нужно. Этот район оказался одной из самых заброшенных окраин города. Там почти не было жилых домов, только старые промышленные здания и бывшие склады всяческой химической белиберды, которые и в прошлые, более благополучные, времена располагали почти за городской чертой. Направление господствующих ветров оберегало город от ядовитого дыма в случае пожара или иной техногенной напасти. В многих из этих полуразвалившихся зданий ещё оставалась всякая не вывезенная дрянь, которую сейчас уже почти растащили глубинники, для вполне понятных целей.

Единственными жителями этого, жутковатого даже днём, места были наркоманы. Впрочем слишком долго они не заживались. Поэтому, даже не слишком большая по размеру, "сталкерская зона" не страдала перенаселённостью. Когда меня и тоненькую, трясущуюся от ломки и ужаса, девчонку в одинаковых серых робах оставили на пустой улице, зловеще тихой, после быстрого отъезда автозака, я подумала, что маньяку не прийдётся сильно стараться, чтоб сделать нас двойняшками. Мы и так были похожи почти как сёстры. Только выражение лица, как я не старалась, у меня было скорее злым и настороженным, чем испуганным.

Тимка втолкнул меня в автозак с тыльной стороны полицейского участка, где, в маленьком дворике-колодце, стояли спецавтомобили, но глухая стена без окон не давала возможности, не посвящённым в нашу операцию, сотрудникам увидеть лишнее. Тем не менее, до самого момента, когда фургон стал сдавать задом в ворота, чтоб мгновенно выехать после подсадки, мы ждали в машине Тимура. Едва автомобиль стального цвета въехал на стоянку, я оказалась за ним. Мой конвоир открыл двери, опустил лесенку и, когда я поднялась, ощутимо толкнул меня в спину.

-Чтоб ты сдох, козёл,- очень естественно выругалась я, чуть не зарывшись носом.

-А ты поменьше открывай свой поганый рот, наркоша. Ещё успеешь за нормальными людьми соскучиться. На скамейку, поганка,- крикнул он, ткнув в мою сторону шокером, когда я сделала вид, что хочу пнуть его ногой.

-Это ты то нормальный?- зашипела я, отдёргиваясь.

-Зачем ты его злишь, хуже будет,- тихо сказала девочка.

-А может быть хуже?- даже слегка переигрывая, нервно оскалилась я.

Двери захлопнулись, и пришлось шлёпнуться на скамейку, потому что фургон сорвался с места. Теперь он, так же шустро, скрывался за поворотом, и я почувствовала колюченькую друзу кристалликов страха, разрастающихся у меня под диафрагмой, быстро, как в компьютерной графике.

Мы стояли в самом начале зоны. Дальше машины не заезжали. Мы с Тимкой остановились даже раньше, когда заскочили оставить моё барахлишко под охраной Синджа. Для тайничка я выбрала самое руинистое здание в начале промзоны. Огромный, холодный и продуваемый, даже в этот летний день, старый гальванический цех. Ряды облупленных ванн и монорельсы с, висящими над ними, тельферами, позванивающими, от гуляющего ветра, цепными подвесками с крюками. Как в старых ужастиках.. Я была уверена, что жильцов здесь не будет. Нет небольших помещений с крепкими дверями, где можно обезопасить себя от нападения. Вряд ли тут есть уютные места. Но, из неуютных, это самое гадкое.

У меня вспотел лоб. Кружилась голова. Всё потому, что я решила, хоть через не могу, но попробовать привыкнуть к своему "собачьему носу". Тут он реально может жизнь спасти. А плохое самочувствие выглядит вполне нормально по моей легенде наркоманки, находящейся долгое время без дозы. Вон, девчонка совсем скрючилась.

-Эй, ты давай не подыхай, подруга,- я сжала её плечо довольно грубо,- мне напарник нужен. По одному не выжить. Надо же спать когда-то.. Посиди тут, конфетку дам.. Тебя как зовут?

-Ксеня,- пролепетала она.

-Ну, вот, не тошни, Ксеня, я тут кое-чего припрятала. Такие как мы всегда в зоне кончают, если спрыгнуть не удастся. Я пробовала.. не вышло. А я, о себе любимой, хоть как, а позаботилась. Больше некому.

-Ты что, сирота?- через силу попыталась изобразить интерес моя новая подруга.

-Тебе что за дело?- не стала я выдавать лишние подробности из биографии. Забудешь что-то, выкручивайся потом.. А моя злобность, для ломки, так естественна, что девочка даже не среагировала.

Я юркнула в цех, подозрительно оглядев округу, и вскоре вернулась с потрёпаным рюкзачком. Синдж ободряюще глянул на меня из-за груды мусора и понятливо фыркнул, когда я болезненно скривилась от, намертво въевшегося в стены, едкого запаха химикатов. В куче поблёскивали, до сих пор не потерявшие покрытия, никелированные детальки. Синдж тоже блеснул глазом и скрылся из вида. Но я почувствовала, что не одна, и страх начал таять.

Фляга в моей руке была открыта и я хлебнула из неё, как будто только что закинулась  и, оглядываясь и прикрывая Ксеню своим телом, впихнула ей в руку таблетку. Потом подала воду. Девчонка поняла. Торопливо, делая вид, что отирает лицо, сунула в рот стимулятор и стала жадно пить. Мне пришлось отобрать фляжку.

-Тормози,.. надо сначала найти где можно её снова наполнить.

Девочка восхищенно и благодарно посмотрела на меня и быстро закивала. Дальше она плелась за мной, как на поводке.

Когда сидишь дома, рядом с теми кто любит тебя и заботится о тебе, очень легко ёрничать и строить из себя крутого перца. Я даже не думала, что присутствие Герасима так изменит меня. Появилось то чувство защищённости, на которое я, при своём образе жизни, не имела права. Рассчитывать только на себя - вот что должно мобилизовывать мои мозги. Теперь приходилось втискиваться в слегка подзабытые рамки.

Голова моя вертелась флюгером по ветру, точнее, против ветра. Человеческий след, вот что мне было необходимо. Проигнорировав терпкие мужские запахи, я выбрала специфично женский оттенок, чуть сладковатый. Хотя оба следа изобиловали кислой вонью немытого тела с едкой химической составляющей. А вот ещё один. Я остановилась, как будто ударилась в стену. В нём добавилась затхлость и прелая влажность. Методом исключения можно предположить, что так могут пахнуть морлоки. Это был запах подземки. Чтож, теперь я узнаю одного из врагов.

Окружающий меня пейзаж нашёптывал мне в ухо насколько сырой наш план.

-Тимур,- мысленно протестовала я,- твой профессиональный опыт может быть хорош и правилен, но сейчас мне почему-то совсем не хочется добровольно служить приманкой для, не вполне психически нормального, убийцы. Когда-то его, может, и судить не стали бы. Лечили бы в дурке, заботливо и может даже с толком. Но и отказаться, струсить, тоже как-то не по мне. Как же узнать его, как выследить?

За всеми этими, не слишком ободряющими, мыслями, я вдруг почувствовала, что женщина, по следу которой мы шли, где-то близко.

Она мыла под тонкой струйкой воды, бегущей из кривой трубы, вялые картофельные клубни с белёсыми ростками. Её лицо, бледное до синевы, с тонкой сухой кожей, нездоровой и шелушащейся, не выразило никаких чувств, когда мы неожиданно появились из-за угла блочного забора.

-Здрасьте,- с глуповатой вежливостью ляпнула Ксеня. Она уже отошла, глазки заблестели, появился лихорадочный румянчик.

-Выходное пособие давать стали?- спросила женщина бесцветным голосом.

-Чего?- не поняла я. А то, что я не понимала, меня пугало и требовало выяснения.

-Да смотрю вы свеженькие, а не колбаситесь. Бодрячком..

Это слово казалось неуместным, настолько невыразительным был тон.

-И вещичками где-то прибарахлились.. не поделитесь?- она неосторожно стрельнула глазами куда-то за моей спиной и я почувствовала гниль.

Отскочив в сторону, я рванула из-за пояса "беретту". Ко мне быстро ковыляло нечто, что когда-то было мужчиной. Из под разбитой губы торчал единственный зуб. Из серии "чтоб болел". Нога, на которую он припадал в пародии на бег, была обмотана грязной тряпкой до колена и воняла гноем так, что теперь, когда он уже был близко, меня скрутило от, поднявшейся к горлу, тошноты. Где он только прятался, что мы его не заметили?

Увидев оружие  и неловко попытавшись остановиться, колченогий запнулся и упал на бок, а наводчица, побросав картохи, спряталась за груду битого кирпича.

Не знаю насколько угрожающе я выглядела, но Ксеню впечатлила однозначно.

-Она хоть стреляет, пукалка твоя?- прошамкал, опомнившись инвалид.

-Хочешь проверить?- задала я резонный вопрос.

Тот, тоже резонно, отрицательно помотал клочковатой башкой.

Поняв, что немедленно убивать их я не собираюсь, наркоманка, худющая, как поганки коноцибе на тощих ножках, тоже поднялась на свои кривульки.

-Откуда такая борзая, может познакомимся?- вызывающим новый приступ тошноты, тоном Казановы выдал местный плэйбой.

-Ещё раз попробуешь на мне своё "очарование", пристрелю,- не сдержалась я, заталкивая комок назад в горло.

Его подружка не то засмеялась, не то икнула. Кавалер зыркнул на неё довольно агрессивно и мне ещё раз захотелось в него пальнуть.

-А что я такого сказал? Вы здесь новички, а мы старожилы. Почему бы не познакомиться?- примирительно и неискренно-сладко заговорил неудачливый грабитель.

Впрочем, если б не моя "беретта", неудачливой была бы я. Это моя ошибка, едва нас не подставила. Поторопилась я привести Ксеню в порядок. Теперь, какими бы слащавыми и дружелюбными не притворялись эти двое, они приметили и мой рюкзак, и наше довольно приличное состояние. Нужно было придумать правдоподобное объяснение и поставить себя в новой среде.

-Вали к своей подружке и слушай, если и вправду хочешь знакомиться,- махнула я пистолетом в сторону кирпичной кучи.

Возможно, я сумела заинтриговать сладкую парочку мародёров. Не каждый день, вместо обманутых школьниц, попадается подарочек типа меня. У меня ещё не сложилась в голове окончательная линия поведения. Нужно было думать и думать быстро. Довериться им и попросить помощи? Я не имею отношения к властям и по положению близка. Или построить версию из полуправды? В конце концов, вернуться в истине можно будет тогда, когда меня примут как свою.

-Я не домашняя куколка, какой была она,- кивнула я в сторону своей спутницы,- и не села на таблетки, чтоб утереть нос своим одноклассникам или позлить родителей. Я с десяти лет одна и чипа не имела с рождения. Росла под кланом. Случайно ко мне попала информация на одного полицейского и я захотела продать её. Мне надо чем-то жить и я жила этим. Ищу сведенья и продаю. Но на этот раз я прокололась. Он выследил меня и подсадил на наркоту, чтоб клан от меня отказался. Я успела подстраховаться, отсюда и мои припасы. Но не думайте, что меня можно обобрать, как лохушку. Я тут многим из вас сто очков форы дам. И связи старые у меня остались. И в кланах, и у диггеров, и даже в соседнем городе в Триадах у меня неоплаченые должки имеются.

-Это тот полицейский что тебя в машине ударил?- дрожащим голоском спросила Ксеня.

-Тот,- порадовалась я её неожиданно своевременному вопросу. Он косвенно подтверждал мой рассказ. А ещё, я заметила, как переглянулись местные при упоминании о диггерах. У меня не было иллюзий, что они не различают их и морлоков, но раз что-то в этой связи заинтересовало их, то это только плюс для моих целей.

Я не слишком доверяла наркоманам, какие бы выгоды они не преследовали в отношении моей персоны. Всё равно доза перевесит. Нам нужно было найти пристанище на сегодняшний день, но и время до следующего убийства торопило. Мне требовалась хоть какая-то информация для размышлений. Ещё пара минут разговора может мне её предоставить.

-Может, в качестве жеста доброй воли, мы можем договориться о некоторых сведеньях для новичков на вашей территории. Вы здесь старожилы, так ведь ты сказал? Как тебя зовут?- я обращалась к мужчине, так как он явно хотел, чтоб его считали главным.

-Чтоб ты знала, крутая малышка, мы дольше всех выжили в этом чистилище.

-Его зовут Гнилушка, а меня Вдова.

-Не Чёрная часом?- мило улыбнулась я.

-Это длинно,- продемонстрировала она ледяную улыбку и сразу стало ясно, кто в дуэте ведёт соло.

-Предлагаю обмен,.. вы знакомите нас с правилами зоны, рассказываете что мы хотим знать, а я угощаю вас дозой. Одной.. Больше у меня нет. Зато есть шанс достать, если смогу прожить подольше. Дружить со мной не надо.. главное не ссориться. Идёт?

-Мы хотим две,- влез Гнилушка.

-Продолжайте хотеть, вы тут не единственные,- пожала плечами я и сделала шаг назад.

Хромой дёрнулся было за мной.

-Сидеть,- пресным голосом, без тени эмоций, произнесла его паучиха,- спрашивай девочка.

-Мы не хотим уходить далеко от центра, а что говорит ваш опыт, где здесь наиболее безопасные места?

-Вы что-то слышали о зоне? Просто, чтоб не говорить о том, что вам и так известно.

-Тот, кто уконопатил меня сюда, потратил какое-то время, чтоб порадовать меня будущими прелестями моего, как он считает, короткого существования. Я слышала о морлоках и об убийце.

-Значит, главное, чего надо опасаться, на сегодняшний день, ты знаешь,- переглянулись наши информаторы,- мы надеемся ещё посотрудничать с тобой,.. за справедливое вознаграждение. Морлоки нападают из под земли, поэтому не селитесь в подвалах. Там могут быть их замаскированные выходы, через вентиляционные решётки и канализационные люки. А где охотится убийца, мы не можем сказать точно.. но, зато, можем показать, где находили трупы. Это недалеко, но, может, лучше отложить на завтра? Вам надо найти убежище, если, конечно, не хотите воспользоваться нашим гостеприимством.

-Мы погодим с визитами,- прохладно проигнорировала я их фальшивые улыбки,- посоветуете что-то поблизости, а то скоро стемнеет?

-Я бы хотела увидеть товар,- вкрадчиво заметила Вдова.

Вытащив из кармашка на груди листок бумаги, я развернула его и положила на камень. Голубенькая таблетка стимулятора заставила оба взгляда приклеиться к ней. Я приготовила её заранее, полагая, что надо иметь под рукой здешнюю лучшую валюту. А, поскольку на базаре всем кошелём не светят, я оставила одну дозу отдельно именно для подобного случая.

-Через два здания на юг, есть шестиэтажный корпус испытательных лабораторий. Поищите на верхних этажах глухие комнаты с механической блокировкой дверей. Сами понимаете, электричества здесь нет. Огонь зажигать не рекомендую. Принудительная вентиляция не работает.

-Спасибо,- снова вежливо ответила Ксеня.

-До завтра, встретимся здесь утром,- буркнула я и, глядя на свою паиньку-подружку, подумала,- как такие-то попадают на наркоту?

Уходили мы, из предосторожности не пряча оружие. Вдова завладела таблеткой и аккуратно разломила её пополам, благоразумно не испытывая терпения подельника. Последнее, что я увидела краем глаза, как Гнилушка быстрым жестом отправляет свою половинку в беззубый рот. А Вдова сминает листок с оставшейся и суёт украдкой за пазуху. Что-то показалось мне неправильным. Подумаю об этом после.

Лабораторию мы обнаружили без труда. Шестиэтажное здание было единственным среди близлежащих. Его окружала высокая ограда с колючкой и мощными разъезжающимися створками ворот. Сейчас они были открыты, но когда-то это место серьёзно охранялось. На корпусе лаборатории виднелись следы пожара. Может поджигателями были наркоманы, сами же и угоревшие внутри? Но тогда сгорело бы гораздо больше. В зону не спешили ехать пожарные. Скорее всего поджигали во время волнений, когда каждое лабораторное здание вызывало ярость и подозрение. Какое-то время среди активистов "зелёных" ходили слухи, что вирус - какая-то неудачная мутация, вышедшая из-под контроля.

Пустые гулкие лестничные пролёты пугали громким эхо. Ксеня попискивала за моей спиной при каждом громком звуке. Я остановилась на третьем этаже. Посерединке. И пошла по коридору, подыскивая подходящее убежище. Нашлось оно на четвёртом. В торце здания. Угловая комната, не глухая, но с толстыми металлическими ставнями и такими же дверями. Все запоры механические. На двери, правда, запорная ручка открывалась с двух сторон, но те, кто жил в таком удобном месте до нас, приспособили небольшую тумбу, типа сейфа, чтоб стопорить запор изнутри. Её просто подвигали под поворотный рычаг и тогда, даже взрывом, не удалось бы вышибить эту дверь. Куда только делись жильцы? Если они и умерли, то не здесь.

Всё равно, я с опаской исследовала комнату и, когда убедилась, что она пуста, закрыла и заблокировала дверь. Ксеня не выглядела угрожающе, но кто знает, что прийдёт ей в голову, когда вернётся ломка. Помещение делилось на две части прозрачной перегородкой с раздвижной дверью. Увидев деревянный брусок возле неё, я внутренне поблагодарила родственную душу перестраховщика, обитавшего здесь до меня, и отправила свою подружку в прозрачный аквариум из бронированного стекла, наверное. Иначе не ясно, как он сохранился в первозданном виде до сей поры. Между стеной и торцом двери сунула деревяшку.

Отвернувшись от, решившей поплакать, девочки, вытащила еду, воду, вздохнула и разделила на двоих. Таблеток не дала. Пусть поверит, что у меня и впрямь больше нет.

Пока Ксеня шлёпала носом, жалея себя, я приоткрыла двери и бросила ей пакет.

-Поешь и прекрати реветь. Завтра тяжёлый день. Я хочу отдохнуть.  И на бетоне не спи. Хоть на стол влезь, что ли, дурочка.

Делиться с ней подстилкой я не стала. Да и одна она у меня. Дверь отсекла все звуки и у меня было ощущение, что я в гробу. Особенно, когда я закрыла ставни и стало темно. Не для меня, правда. Я вставила свои диггерские линзы, перед тем как это сделать. Мне совсем не хотелось остаться слепой, как крот, если случится что-то непредвиденное. Поэтому я лежала с открытыми глазами и приглядывала за своей соседкой. У меня было о чём подумать.

-Закон Змея Горыныча,- начала размышлять я,- противоречит пословице "одна голова хорошо, а две лучше". Увеличение количества голов не делало тупую ящерицу умнее. Только добавляло работы всяким Иванушкам. Нужно не количество, а качество серого вещества.

Оставалось надеяться, что оно у меня высшего сорта.

-Как мне поймать убийцу, не подставляя себя и маленькую плаксу за стеклом? Может что-то подскажет место преступления? Вряд ли получится вынюхать след. Там протопталось уже слишком много народа и времени прошло предостаточно.

Так кто же он? Одинокий псих с галюцинациями и синдромом потерянного близнеца, рисующий на лицах свои бредовые сны? Или этот маньяк-визажист очередной чистильщик, который хочет показать, что, по его мнению, все наркоманы похожи друг на друга и всем им пора исчезнуть при помощи их любимой наркоты. Кто поймёт маньячную логику..

Если я поймаю его, то ему не поможет система, как она не помогает и мне. Мы оба сейчас вне государственных законов. Но я мало отличаюсь от полицейского детектива в том, что моя совесть тоже хочет полной уверенности в вине того, чья жизнь изменится от того, назову ли я его виновным.

Но, все эти мысли пока не приближают меня к цели. Сейчас мне надо понять одно, каким путём попали к жертвам те вещества, что привели их к смерти. Таблетки хороши (если вообще так можно сказать) тем, что в них фиксированная доза наркотика. Это уже привычка на физическом уровне - наркоман берёт одну дозу. Тем, кто продаёт, выгодно подсадить и продавать как можно дольше. Человеческий организм достаточно долго не сдаётся разрушительному действию наркотика, а потом как будто выключается. Существует две основные группы таблеток. Стимуляторы и успокоительные.

Стимуляторы позволяют организму достаточно долго функционировать и быть действенным. Обычно, начальной дозой бывают именно они. При первом приёме таблетка вызывает состояние похожее на чувство всесильности. Высочайшая работоспособность, но болезненная депрессия при откате и желание повторить ощущение сверхвозможности. По мере привыкания положительный эффект уменьшается, но не пропадает полностью, а вот откат становится похож на сексуальную разрядку. Мгновенное удовольствие, после переходящее в кратковременную, но очень сильную боль и страшную жалость к себе. Некоторые плачут, как Ксеня. Некоторые злятся. Этот этап довольно длительный. Многие живут так годами. Потом появляется бессонница, потливость, боли в суставах и блуждающие судороги..

Успокоительные начинают принимать, когда появляется бессонница. Они дают некоторое облегчение. На время. Ночью приходят замечательные видения. Днём же бедняги ползают, как сонные мухи. У них едва хватает сил, чтоб заработать на еду и дозу. Если её не достать, все симптомы возвращаются и усиливаются многократно. А дальше как будто пиропластическая волна по всем органам и смерть.

Для того, чтоб добиться передоза с фазой сна, это должна быть огромная доза успокоительного. Значит он делает таблетки сам и каким-то образом вручает их жертвам. Может притворяется продавцом, может наркоманом. В любом из двух этих случаев он может свободно передвигаться в зоне, не вызывая подозрения. Тогда его могут знать эти двое старожилов. Или сами быть преступниками. Оба или один из них.

Ладно, завтрашний день добавит новых фактов. Эта Вдова кажется сохранила остатки мозгов.

В этот момент я вдруг поняла, что показалось мне неестественным в её поведении. Таблетка.. Даже Ксеня, которая уж точно имеет стаж поменьше, сразу закинулась дозой. А эта бледная поганка спокойненько припрятала наркоту. Почему она не боится своего напарника? Ведь он сильнее даже в таком состоянии. Что это было? Недоверие к чужому человеку, которое, возможно, уже спасало ей жизнь? Проверить таблетку на дурачке напарнике, а после, если жив останется, самой употребить? А может она не поверила, что я наркоманка? Такое тоже могло быть. За те сведенья, что я получила, не стоило расставаться с дозой. Это ведь самое дорогое, что у них есть. А я слишком легко отдала её.

А может именно она убийца? Тогда многое совпадает. У неё физических сил не достаточно, чтоб напасть и обездвижить жертву. А вот таблетку у неё напарник взял. А сколько у неё их было до этого? Не даром же кликуха Вдова.. И отсутствие сексуального насилия становится понятным. Что же это выходит, только я вошла в зону, а убийца, тут уже прям, на блюдечке, меня дожидается? Не бывает так. Да и странно было бы, если бы она всем таблетки раздавала. Разве только она и наркоманка и диллер одновременно. Может связь с морлоками имеет? Тогда, если она мне не поверила, зачем место хорошее предложила? Наверное, чтоб доверие вызвать. Если хотела меня им подставить, с ними ещё связаться надо...

Тогда завтра она может попробовать отдариться. Свою таблеточку предложить. Стоп! Глупая я. Зачем все эти сложности? Можно просто бутылку с водичкой протянуть. Успокоительные делают чуть сладковатыми. Разведи в воде даже десяток доз, фиг почувствуешь привкус. Особенно если вода сладкая. Наркоманы часто бутылки с недопитой водой подбирают. Ей скорее поделятся и проще примут от знакомого.

Опять же визаж.. Что-то в этом ближе к женщине. Хотя нет. Многие маньяки своих жертв разрисовывали. А баба-маньяк зверь редкий. И, если Вдова здесь давно околачивается, с чего вдруг её переклинило на убийства?

Надо бы заснуть. Только холодно и одиноко. Жалко, нельзя было Синджа позвать. Представляю себе что чувствует эта малышка за стеклом.. Может можно будет вытащить её как-то из этого? Сон пришёл между недодуманными мыслями.

Зато разбудил меня пронзительный девчачий визг. Хорошо хоть не обмочилась со сна. Моя предусмотрительность позволила мне не кинуться на крик вслепую. Одного взгляда было достаточно, чтоб увидеть, Ксеню никто не убивает, не насилует и не ест живьём. Дурочке просто кошмар приснился. И теперь она бьётся в полной тьме, свалившись на пол с, рекомендованного мной, стола.

Я подобралась к двери, вытащила брусок. Подходить к ней в темноте не стала, так вообще девчонку заикой оставить можно.

-Ксеня,- негромко окликнула я,- не мельтеши, разобьёшься, глупая. Я сейчас подойду, ты уж не маши руками, как вертолёт. Мне фингал под глазом не нужен, и так красотка, лучше не придумаешь.

По мере того, как я говорила, она успокаивалась. Мне казалось, если я стану окликать её громко, она перепугается, а тихий голос заставит девочку прислушаться, для чего ей самой надо будет перестать орать.

-Послушай,- приобняв её за плечи, прошептала я ей на ухо,- если тебе страшно, я останусь с тобой. Только пойми, пожалуйста, одной тебе здесь не выжить. Не пытайся причинить мне вред, даже, если тебе уж очень плохо будет и покажется, что единственный выход отобрать то, что находится у меня в рюкзаке. Пара-тройка таблеток тебя не спасут, а вот я могу..

-Ты что..!- торопливо возмутилась Ксеня,- ты.. ты могла подумать, что я могу тебя.. убить?! Я же не маньяк какой-то!

-Не-а,.. не маньяк. Но доза на многое может совесть уговорить.

-Да.. понимаю.., но, честное слово, я не такая.

-А как ты подсела, можешь рассказать, или не хочется?

-Да всё просто, что тут рассказывать.. Мама с папой всё время ругались. Папа хотел сына, а маме второго ребёнка не разрешали. Мне так хотелось доказать, что я не хуже мальчика, что смогу чего-то добиться. Только мне учёба сложно давалась. Хоть и сидела над книгами с утра до вечера. А потом один мальчишка из старших сказал, что есть лекарство, чтоб не уставать. Как раз перед самым экзаменом.. Я и подумала.. Только один разочек..

-Ну, ясно, наивняк. Это же самый примитивный способ. Что же вас не предупреждали? В школе.. Родители..

-Ой, ты же знаешь, кто слушает, что говорят родители..

-Я не знаю,- жёстко сказала я,- мои родители умерли, а всё, чему они меня учили до этого, помогло мне выжить. Хорошо бы и ты побольше своих слушала.

-Мне жаль,- забормотала Ксеня, но тут же запальчиво добавила,- а как же ты сама?

-Ты плохо слушала мою историю?- нескольких секунд мне хватило, чтоб я решила окончательно, что пока открываться рано..- но, если мы выберемся из этой заварушки, может быть всё изменится. Помоги мне и я помогу тебе, на сколько хватит моих сил и возможностей.

-Как? Как мы выберемся и как ты мне поможешь? Забудь.. мы с тобой теперь пропащие. Скоро станем такие как эти..

-Ну, такими как ЭТИ не скоро. Они, похоже, не первый год на наркоте. А ты давно начала?

-Нет.. меня почти сразу поймали. Сейчас в школах новое правило ввели. После экзаменов выборочные тесты делают. Мне просто не повезло.

-Дурочка. Может как раз наоборот. Только сейчас нам надо выжить. Хорошо бы и убийцу найти, пока он не нашёл нас. Мы для него как две конфетки на блюдечке. Ты смотри, Ксеня, ни у кого здесь ничего не бери. Даже воды напиться. Только то, что я дам. И слушай, что я говорю. Без споров и возражений.

-Мне страшно.. Ты.. ты так и не сказала как тебя зовут,- девчонка дрожала, то ли от страха, то ли от холода.

-Можешь звать меня Ню.

Я забрала рюкзак и одеяло. Сдвинула два стола и устроилась на одном из них. Она так и сидела, поворачивая голову на звук каждого моего движения.

-Как ты видишь в темноте?- спросила она.

-Линзы,- коротко ответила я,- ложись.

Я укрыла её одеялом и обняла за плечи. Она потихоньку согрелась и перестала трястись. Мне тоже стало теплее. Во всех отношениях. Не знаю кто из нас уснул раньше.

 

Ксеня пиналась и столешница давила на мои костомахи. Видно моей подружке приснилось что-то страшное. Как только я двинулась она вскочила и снова принялась пищать.

-Что ж ты такая шумная?- рявкнула я, злая от недосыпа и прочих неудобств ночёвки. Девчонка икнула и заткнулась.

-Уже утро?- неожиданно спросила она.

-Утро, ночь,.. какая разница. Ты так вопишь и пинаешься, что спать уже расхотелось.

-Прости. Кошмар приснился. Что я вся..

-Не рассказывай до обеда. Моя соседка говорит, что тогда сон исполнится.

Ксеня закрыла рот ладошками.

-Правда?- она выпучила глазелки.

В комнате было всё так же темно из-за ставен, но мы сидели плечом к плечу и, казалось, смотрит она прямо мне в глаза.

-Не проверяла. Только выслушивать глупые сны мне недосуг

Я отошла, захотела открыть ставни, а потом подумала, что незачем.

-Сильвер,- шепнула я,- который час?

-Семь утра,- бодро ответил чип.

Я пошла к дверям.

-Я бы на твоём месте не торопился открывать,- посоветовал Сильвер,- легче всего подстеречь вас, когда вы будете выходить.

-Вот, чёрт, я и не подумала,- ругнулась я.

-О чём?- спросила Ксеня.

-О том, что мы не знаем кто может стоять за этой железной дверью.

-Ой!- только и сказала девочка.

-Так, выйти нам всё равно нужно будет. Давай-ка позавтракаем и подумаем что нам делать.

-Мне что-то не очень хочется есть, тошнит.

-Что, ломает? Прийдётся потерпеть, а есть надо. Ты недолго на наркоте, а вдруг получится переломаться. Если сможем выбраться, отведу тебя к Китайцу, его отец тебе поможет, обещаю. А пока сама постарайся.

-Я попробую, только мне и вправду плохо.

Я вздохнула. Вчера я дала ей таблетку, но тогда я ещё не приняла сердцем, что мне придётся взять на себя ответственность за девочку. Да и Тимур, кажется, ещё не вырос во взрослого мужчину. Может, когда у него родится собственный ребёнок, он научится представлять себе предмет своих профессиональных разработок, как живого человека. И я не лучше, пока отвлечённая девочка-наркоманка не заплакала за стеклом, мне тоже не пришло в голову об этом задуматься.

-А ты как?- участливо поинтересовалась Ксеня и мне стало стыдно за свою ложь.

Вчера я не поставила свои затычки. От запахов меня всё ещё мутило. Зеленоватый оттенок кожи и потливость работали на мою легенду. Да и когда-то надо полностью поставить себе на службу вложенную в модификацию сумму. Не так уж дёшево она мне обошлась. Я хорошо знала какое самочувствие меня ждёт, поэтому взяла с собой леденцы от тошноты. Моя предусмотрительность может облегчить страдания и мне и Ксене.

Мы сосали конфеты и обсуждали как нам обезопасить наш выход в свет. Решили не открывать ставен. Темнота даст мне преимущество. Я смогу стрелять, если что. Морлоки днём не выходят. Убийца действует один и, точно, не так. Наркоманы в кучи не сбиваются. По крайней мере, не для того, чтоб ограбить двух малолеток. Знали о нас только Вдова с Гнилушкой. Значит, если эта хитрая баба не приняла меня всерьёз, то они могут повторить попытку.

Вообще, мне казалось странным, что они ещё, похоже, не на успокоительных. Может и впрямь они от морлоков товар получают и дают им что-то особенное, для собственного употребления. Тогда Вдова попробует вытянуть из меня где я беру товар. И это будет одним из признаков, что я права.

-Может хотя бы по пол-таблеточки,- вдруг жалобно заклянчила Ксеня.

-Я же сказала, нет у меня больше. А и были бы, не дала бы. Нам сейчас со Вдовой встречаться. А она не дура, просечёт, что мы приняли. Хочешь весь день оглядываться? Нам надо сразу показать, что мы пустые.

Для храбрости мы стрескали по паре Герыных печений.

-Вкусно,- облизнулась Ксеня,- где такое продаётся?

-Слушай, ты и вправду глупая, что ли? Те у кого чипов нет, могут покупать только на чёрном рынке. А это и вовсе домашнее. Мой друг делал,- дальше уточнять я не стала.

-А моя мама никогда не пекла, всё в магазине покупали. Но она очень много работала. Мамочка модный дизайнер одежды,- вздохнула девочка и отвернулась. Видимо, снова поплакать решила.

-Давай так,- грубовато толкнула я её, чтоб отвлечь от этого неблагодарного занятия,- этот сейф, которым мы подпёрли запор, повернём так, чтоб он закрыл проход, когда мы приоткроем двери. Ты спрячешься за ней и потянешь её на себя, чтоб только чуть открылась. Руку держи на рычаге и будь готова захлопнуть и запереть её снова. А я стану в конце комнаты и буду держать на прицеле вход.

Как только между косяком и краем двери открылась тонкая щель, мне в нос ударил знакомый запах гнили. Я только открыла рот, чтоб крикнуть Ксене, как послышался хрипловатый голос Вдовы.

-Девочки, не бойтесь, это мы. Пора бы выйти, а то не найдём работы на сегодня. Кушать что-то надо, да и доза не бесплатная. Мы вниз спускаемся, будем вас на улице ждать. Ты уж не стреляй зря, гангстерша малолетняя,- и она скрипуче хихикнула.

Две фигуры демонстративно прошли мимо приоткрытой створки. В коридоре уже было светло. Окна там были не только без ставен, но и без стёкол, по большей части. Дуло утренним холодком. Мы слышали, как эти двое спускались по лестнице. В пустом здании каждый шорох отдавался громким эхо. Рюкзак в полной готовности висел у меня за плечами. Я сунула беретту за пояс.

-Пошли что ли?- вопрос был риторический. Не сидеть же взаперти, в самом деле.

Всё ещё настороженно мы спускались вниз. Запах Гнилушки перебивал все остальные. Но в одной из приоткрытых комнат, я заметила хитрую мордаху Синджа. Он был спокоен. Даже похоже сыт. Что-то, видимо, ночью нашёл в округе. Он уже давно научился сам себя снабжать пищей. У меня он выпрашивал еду, как знак принадлежности к дому. Но я была уверена, что если прийдётся, то он и меня прокормит.

Внизу всё демонстративно было распахнуто настежь и парочка хипстеров зоновского разлива стояла так, чтоб быть полностью на виду. Конечно, этот термин подходил им только в той мере, что они, как никто другой, были в теме всего происходящего в этой особенной среде, не слишком нам знакомой. И, по, пока, непонятной мне причине, решили показать нам своё расположение.

Вдова держала дистанцию. Гнилушка, похоже, по её наущению, сидел поодаль на горелой шине.

-А почему ты выбрала именно ту комнату, я же советовала взять без окон?- задала она вопрос, едва мы вышли на улицу. Видимо, он очень волновал её, потому что на  полусонном лице, явно проступали следы скрытого чувства. Она, как будто давила его. Брови неприятно подёргивались. И рот кривился.

-Да так, по наитию,- пожала плечами я, и, с удивлением, увидев какой-то нездоровый блеск во взгляде блёклых буркалок, подумала- это надо выяснить.

-Вы плохо выглядите, детки, неужели и правда не пожалели вчера последнее отдать?

-Я же сказала, что смогу достать. Только нам надо бы переодется. Не переть же в город в тюремном. Есть один тип, который мне работу заказывал, он не знает ещё, что меня в зону засунули. Узнает, дел со мной иметь не будет.

Эту удочку я решила закинуть как-то вдруг. Вот тут уж, действительно, по наитию. Чем чёрт не шутит. Этот визажист хренов своим моделькам одежку менял. Если Вдова маньячка, вдруг даст зацепку, где она шмотки брала.

-Смотри,- женщина была сплошное дружелюбие,- раз ты уж действительно пошла на такую жертву, мы тебе поможем освоиться здесь полностью.

-Я на это и надеялась,- скромненько потупившись, подыграла я.

-На выходе из этой улицы, прямо, новая промзона, направо, за ней, железка. По другой стороне улицы дома работяг. Они не слишком обращают внимание на наше соседство. А некоторые из них, из боязни потерять работу, садятся на стимуляторы и, в конце концов, всё равно её теряют, оказываясь рядом с нами.

-А там что?- молчавшая до этого Ксеня, показала рукой налево, где виднелись высокие здания, полностью остеклённые, странного зеленоватого цвета, стеклом.

-Это теплицы. Их начали строить, как только закрыли город. Земли, пригодной для посадок, где не боялись бы подхватить вирус, почти нет. Там, на нижних этажах черви перерабатывают в почву биоотходы. В теплицах почти всё автоматизированно. Но посадки и сборка урожая требуют человеческих рук.

Фабрики по переработке промышленных отходов, за зоной. Вот там только "железки" работают.

-Не воруют в теплицах?- я с сомнением смотрела на наших доморощеных гидов.

-Вынести не вынесешь ничего, там охрана строгая. А сожрут малость, так крепче за место держаться будут. Это как дополнительное поощрение работникам. Дешевле, чем отслеживать.

-А морлоки не нападут? Это ж какой стимул, столько еды..

-Нет, днем они не появляются, а ночью там мощное ультрафиолетовое излучение, для повышения урожайности. Какая-то спецразработка. Эти стёкла наружу его не пропускают. Говорят, оно для растений не вредное, наоборот даже. А людей может убить за несколько минут. Если, конечно, у них хватит ума внутри оказаться. Причём. замечу, смерть малоприятная. Кожа трескается и сукровица мгновенно спекается в струпья. Погибают от болевого шока.

-А сейчас стёкла почти прозрачные,- с удивлением сказала Ксеня.

-Да, естественные солнечные лучи они пропускают, а ночью под воздействием электричества структура меняется и стекло становится матовым.

-А ты, тётка, научно подкованная,- оценила я.

Вдова осеклась, а Гнилушка, наоборот, осклабился.

-У неё мамаша с папашей в той лаборатории, где вы дрыхли, работали,.. учёные,..- то ли с гордостью, то ли с презрением, добавил он.

-Заткнись,- вдруг, злобно шикнула на него подружка-атаманша.

И было непонятно, что её разозлило, полупрезрительная нотка в голосе Гнилушки или то, что он сказал что-то, что она считала лишним.

Из-за зданий, впереди по улице, показались сутулые фигурки, которые медленно тащились к выходу из зоны.

-Куда они?- Ксеня показала на них пальцем.

-Туда же, куда и мы. За жрачкой и дозой,- всё ещё зло, пробурчала Вдова,- в теплицы их не возьмут, естественно. Но, там дальше, жилой район. Куча всяких мастерских и маленьких магазинчиков, для работяг. Если чего делать умеете, подгребите с тыла. Они нелегалов на работу берут втихую. За копейки. За жрачку. За тряпки. Иначе им самим не выжить. Хоть облавы и бывают, но там круговая порука. Есть те, кто следит за этим, да и чиновникам за сведенья платят. Ты думаешь почему, деточка, когда ввели чипы, от денег не отказались?

-Дураку ясно.. а взятки чем получать, борзыми щенками?- блеснула эрудицией я и пожалела, поймав цепкий взгляд Вдовы.

-Умненькая девочка, даже черезчур для уличной,- с некоторым намёком заметила она.

-Не у одной тебя родители мозги имели. О моём образовании позаботились. Знали, что мне выживать придётся, хоть и не планировали что одной. Так что,- сменила тему я,- покажете, где нашли тела убитых?

-Гнилушка покажет, у меня другие дела имеются,- грубовато ответила Вдова и резко повернула в другую сторону на выходе из зоны. Волосы хлестнули по грязной щеке и за ухом я увидела голубую прозрачную штуковину, прочно прилегающую к коже. Что-то среднее между слуховым аппаратом и искусственными жабрами. Такой ребристый серпик с серебристыми крючочками впившимися в кожу.

Мне не хотелось упускать из вида эту странную тётку, которую я всё больше подозревала, но и туповатого Гнилушку легче было разговорить без "зоркого ока майора Пронина". Поэтому я просто засекла направление и моргнула Синджу, которого время от времени замечала среди мусора и клочков сухой травы на обочине. Не потому, что он плохо прятался, а потому, что знала, что он рядом. Я не сомневалась, что мой кивок он расценит как надо.

Гнилушка, прихрамывая, шёл рядом с Ксеней. Она старалась не показывать своего страха перед ним, но получалось у неё так плохо, что, даже этот недалёкий тип, забавлялся, пугая её, то придвигаясь слишком близко, то бросая жадные взгляды на её ладную фигурку. Впрочем, они были вполне искренние. Не думаю, что вонючий Казанова был избалован женским вниманием. Хотя, при таком сроке на наркоте, вряд ли он был способен на что-то, кроме взглядов. Смотрел он скорее по привычке, чем от большого желания.

-Так что там с убийцей, где он трупы прятал?- вполне дружеским тоном спросила я.

-А он и не прятал вовсе. Вон там,- он показал рукой слева от дальней теплицы,- охранники нашли первых. А вторых, ближе к зоне, за гаражом. Там овощи на машины грузят. Шофёр заметил и в полицию позвонил. Только вам туда не подойти. Там сейчас камеры понаставили, следят даже ночью. Полиция этим делом заниматься не хочет, но и поймать убийцу не откажется. Поди знай, когда ему крышу снесёт, не переметнётся ли он на чипмеченных. Тогда служивым фитиль вставят, что знали про маньяка и профукали.

-Ясно, а ты что, тоже где-то в магазинчиках подрабатываешь?

-Не,- смутился Гнилушка,- меня не берут.. из-за запаха.

Он кивнул на свою ногу и заговорил о другом. Какое-то время я слушала в пол-уха, но вдруг моё внимание привлекла одна фраза.

-Погоди, что ты сказал, я пропустила?

-Говорю, что у меня территория мусорных баков уже пять лет, как отбита. От магазина где продают низкокачественные овощи из теплиц  до парикмахерской Стеллы.

-А здесь и парикмахерская есть?- я подумала, что местечко для визажиста уж больно удачное.

-И неплохая. Хозяйка правда всё сама делает, помещение у неё небольшое. Она только на уборку изредка детишек нанимает. Вас вот может взять, если ей сейчас нужно. А меня гоняет, даже, если к мусорке подхожу. Я уж и перестал. Чего мне там искать? Жрачки нет. Да и другое барахло непродажное.

-Даже, если убийца парикмахерша, в чём лично я сомневаюсь, потому что нет у меня фактов для установления мотива, то идти прямо к ней в руки, именно сегодня, в день активности маньяка, мне что-то не хочется. Надо бы узнать о ней хоть что-то. На кой ей двойняшки? Может детишки были, да померли как-то жуткенько и она на этом сбрендила?- размышляла я.

-А что ты про неё знаешь?- спросила я у Гнилушки.

-Да кто тут про кого что знает,- пожал плечами тот,- здесь народ не болтливый и лишних вопросов не любят. Каждый сам по себе и против всего мира.

-А где Вдова подрабатывает? Должна же она где-то деньги брать,- спросила Ксеня.

Я чуть не подпрыгнула от радости, что этот вопрос задала именно она. От малявки Гнилушка не станет ждать подвоха, спишет на детское любопытство. Меня он сразу послал бы, подозреваю. А спросить, ой, как хотелось.

-Не знаю, она даже передо мной шифруется,- тем не менее, на пару секунд замялся он.

Но потом успокоился. Видимо, действительно не знал и не боялся сболтнуть лишнее.

-Слушай, а что у неё за украшение за ухом, красивенькое такое, голубенькое,- включила я девочку-дурочку, падкую на цацки.

-Ой, всем вам девкам только серёжки да колечки подавай,- купился он,- это вещь серьёзная - ментальный сканнер называется.

-Что за хрень такая, никогда не слышала? Для чего это нужно-то?

-Да не знаю я точно..- неохотно признался Гнилушка. Видимо, ему нравилось строить из себя умника и щеголять научными словечками перед Ксеней. Я уж и не ждала ответа, но он продолжил,- она и не рабочая, по-моему. Вдова её случайно в лаборатории нашла. Она там часто шарилась, всё хотела что-то оставшееся от родителей найти. Где-то около месяца назад мы наткнулись на замаскированный сейф и взломали. Там была эта штука, какие-то бумаги и, прикинь, куча разных таблеток. Просроченных, правда. Ещё с тех времён, когда всё было.. нормально.

-А что с её родителями случилось?- жалобно спросила Ксеня.

И опять всё прозвучало естественно. Поэтому Гнилушку понесло на откровения.

-Там такая история, хоть книгу пиши. Родители её тестировали своё изобретение. Ту самую штуку, что у неё за ухом висит. Что там произошло, во время эксперемента, она не знает. Только в тот день на лабораторию напали. Погромили, пожгли. Не знаю из-за этого всё сорвалось или что другое случилось. Она мало рассказывала.

Я ведь Вдову встретил здесь лет восемь назад. Она ещё такая не была. Молоденькая. Правда на наркоте сидела плотно. Только не на стимуляторах, а на успокоительных. Я тогда удивился, к ним привыкают редко, их выписывают даже в больницах.

Вот и ей выписали, когда она в психушку попала. Головные боли просто с ума её сводили. Она не могла спать. И провалы в памяти были. Восстанавливались воспоминания внезапно, кусками. Иногда помогали какие-то места или предметы. Вот она и бродила здесь всё время, хотела вспомнить..

Тогда нас мало тут было. И не все наркоманы. Просто бездомные, пришлые. Которые из соседних деревень бежали, когда появился вирус, но остались без работы и жильё снимать не могли. Многие от безысходности принимать стали, чипы потеряли. Полицейские тогда тут часто облавы устраивали. Бездомных, алкоголиков, наркоманов чипов лишали. Тех, у кого нарушения покруче были, вообще в лес вывозили.

-А что Вдова-то, она тоже здесь жила?- теперь уже я могла свободно проявить интерес к рассказу.

-Сначала нет. Она появлялась тут время от времени. В лабораторию ходила. Потом вообще переселилась. Когда уже здесь облав не было. Только со мной она сначала боялась в пару стать. Я здоровый ещё был и буйный от стимуляторов становился. Злился на весь мир. Я ведь моряком был. Где теперь море..- Гнилушка печально вздохнул.

-Так у неё дом родителей должен был остаться. Если таблетки ей выписали, то чипа не должны были лишить. Почему же она тут жить стала? И куда родители исчезли? Неужели так ничего узнать и не удалось?

-Лишние вопросы, не находишь? У всех нас есть свои тайны. Захотела и пришла. Она сначала сходилась с теми, кто появлялся недавно, нуждался в помощи, был подавлен. Но такие быстро попадали в неприятности. У неё столько партнёров поменялось, что её Вдовой стали называть. Но и она становилась всё жёстче. Многие из её подопечных, чуть освоившись, пытались её подчинить либо просто обобрать. Только она была патологически подозрительна, а мстила таким жестоко. У неё свои методы.

Я долго держался на плаву один, чисто на физической силе, потом стал сдавать и на меня насели те, кто раньше боялся. Вот тут мы со Вдовой и сошлись.

За рассказом мы дошли до первых магазинчиков. Гнилушка попрощался с нами и побрёл к бакам, пока не приехали мусоровозы. А нам нужно было найти работу. При чём, мне нужно было отклеится от Ксени, чтоб выкроить время и встретится с Тимуром, поделиться тем, что я смогла узнать.

В первом же месте, где продавали одежду, нам повезло. Я довольно быстро починила старую швейную машинку, которой жена хозяина пользовалась, чтоб подгонять покупки по длине и выполнять мелкий ремонт одежды. А, поскольку из-за поломки она на работу не пришла, Ксене позволили остаться до обеда вместо неё. Мама научила её шить довольно прилично. Может надеялась, что дочка тоже станет дизайнером?

Меня хозяин наградил зависевшимися на витрине джинсами и футболкой такого противного голубого цвета, как майка деревенского тракториста. Я не кобенилась и он, довольный тем, что сплавил ненужное барахло за полезную работу, по блату отвёл меня в соседнюю лавочку, починить противопожарную систему. Оказалось, нужно было купить новый датчик, и мне было сказано явиться завтра. Так что я спокойно свалила на встречу с Тимкой, зная, что Ксеня до обеда занята общественно-полезным трудом.

Идти мне нужно было недалеко. Тимур понимал, что я могу в город и не выбраться. Но до назначенного времени оставалось ещё чуть больше часа. И я решила посмотреть на хозяйку парикмахерской.

Насвистывая, я пошла по улице. Теперь можно было не пробираться задами. В своей, пусть непрезентабельной, но всё же не тюремной одёжке, я мало чем отличалась от детишек с рабочей окраины. Даже на Ксене наркотик ещё не оставил заметных следов. Правда, когда ей нужна была доза, она сильно потела и лицо становилось бледным, сероватым. Только через пару лет приёма внешность начинает меняться. Серый оттенок кожи становится постоянным. Портятся зубы, волосы. Появляется болезненная худоба. До таких явлений, как у Гнилушки, когда любая ранка на теле воспаляется, доживают редко.

На парикмахерской болталась древняя вывеска, с девицей, ошарашеной оригинальностью собственной причёски. Время, когда она была модной, мог вспомнить, наверное, только седой старик со сморщеной зеленовато-коричневой кожей, который торчал на углу. Его лицо цветом и фактурой напоминала печёное яблоко, с которым очень любят сравнивать старческие морщины. Только, для этого случая, яблоку пришлось бы провести в холодильнике ещё с неделю.

Глаза у странного деда были слегка безумные. И он всё время щурился. Одежда настолько грязная, что первоначальный цвет определить было невозможно.  Он зыркнул на меня и оживился. Начал бормотать и пританцовывать на месте, прикладывая коричневую ладонь к уху, как будто прислушиваясь, что нашёптывают ему голоса тех демонов, что устроили потасовку в его голове.

Я отвернулась и посмотрела на витрину за которой статная женщина в возрасте стригла какого-то работягу. Она повернула лицо в мою сторону и я увидела стянутую ожогом кожу.

-Где твоя сестра девочка?- услышала я за спиной мягкий мужской голос.

Я обернулась и увидела того самого старика. Он подошёл совсем близко. И практически бесшумно. Никогда бы не подумала, что голос у него такой приятный. И совершенно нормальный. А какие голоса должны быть у безумцев?

-Может он видел нас с Ксеней и подумал, что мы сёстры?- мелькнуло у меня в голове.

-Она сейчас работает в магазине одежды,- машинально ответила я.

От старика отчётливо воняло подземкой. Может он спал в коллекторах? Интересно, а морлоков он не боится? А может он сам их шпион в зоне?

-А ты пришла постричься?- дед кивнул в сторону парикмахерской.

-Нет, просто гуляю. А что?

-Вы должны быть вместе. Иначе ничего не получится.

-Чего не получится?- старик снова казался безумным.

-Съешь конфетку,- оборванец поковырялся в кармане и протянул мне леденец на палочке покрытый крошками.

Рука была грязная. Конфета подозрительная. И вообще, все тут имели шанс оказаться убийцами.

-Почему не этот чокнутый дед?- придумала я себе страшную рассказку,- может этими сластями он накормил наивных детишек, а потом отнёс к парикмахерше, которая тренировалась на них как скрыть ожоги макияжем? Вот же бред сивой кобылы!..

И всё же я покачала головой.

-У меня диабет,- придумала я тупую отмазку,- мне пора, дедушка.

И быстрым шагом, стараясь не оглядываться, пошла вдоль улицы обратно. Краем глаза я заметила, что парикмахерша не спускает глаз с меня и старика. Тот семенил следом, и мне пришлось прибавить шагу. Наконец он остановился и стал громко говорить о чём-то. Видимо, его отвлёк от моей персоны воображаемый дружок в голове. 

 

Тимур ковырялся в машине, прикидывался неопытным автолюбителем. Я, продолжая посвистывать, пристроилась рядом на бровке.

-Эй, девочка, подай ключ, пожалуйста,- громко попросил он, поскольку мимо ковыляла старая наркоманка с целофановым мешком, полным подгнивших помидоров.

-Да я тебе, дядя и с машиной помогу, только ручку позолоти.

-А что ты можешь, детка? Я и то разобраться не могу..

-Подвинься дядя, я много не возьму. Меня отец научил в машинах разбираться.

Я нахально отодвинула Тимку от машины и полезла под капот. Он нагнулся за мной следом. Тётка, уставившаяся на нашу возню, быстро офигела от моей подкованности и, приболев башкой от обилия незнакомых терминов, поплелась дальше по своим делам.

Как только улица опустела, мы оставили в покое совершенно здоровый механизм и устроились в салоне. Я, на всякий пожарный, улеглась на заднее сиденье и быстро пересказывала Тимуру происшедшее за сутки.

-В общем у меня трое подозреваемых - Вдова, парикмахерша и двинутый старичок,- подытожила я,- если есть возможность наведи справки про всех.

-Справки навести я могу только про парикмахершу, хоть сейчас прямо. А всех остальных, прости, я не знаю. Ни имён, ни чипданных. Картотека наркоманов у нас неполная. Сначала, когда, от страха перед вирусом, начался полный беспредел с законом, никто даже не думал вести записи по вывезенным за территорию города и лишённым гражданских прав. Только когда начали ставить чипы и привели в порядок новое законодательство, нарушители стали попадать в официальные данные. А Вдова, судя по всему, чипа вообще не получала.

-А старичок?- я на минуту задумалась и обратилась к Сильверу.

То задание, которое я ему дала давным давно - считывать чипы всех, с кем я общалась, он выполнял. Только пока мне как-то не приходилось воспользоваться этим.

-Был ли чип у психа с торговой улицы?

-Нет,- Сильвер ответил так быстро, как будто ждал вопроса,- про Вдову я мог сказать тебе тоже самое. Ты не спрашивала.

-Ладно, узнай пока что можешь,- попросила я Тиму, но он уже подключился к системе. Машина была служебная и комп в ней был напрямую завязан с закрытой системой полиции.

-Ты не поверишь,- сказал он, оторвавшись наконец от монитора.

Прошло минут десять и я уже успела уесть тормозок, который мне привёз мой "куратор" и соскучиться от болтания ногой в воздухе.

-Я доверчивая,- соврать мне не проблема, тем более пошутить на тему.

-Ты только послушай.. Ольга Николаевна Лещинская - старший научный сотрудник той самой лаборатории, про которую ты говорила. Работала под началом доктора наук Павла Сергеевича Лещинского, её мужа. После нападения на лабораторию он числится без вести пропавшим. Она долгое время находилась в больнице. Получила права гражданки, унаследовала парикмахерскую сестры, которая умерла от заражения вирусом, находясь в туристической поездке. Дочери близнецы считаются погибшими вследствие эксперимента. Якобы не довезли до больницы. Но там история не подтверждённая. И вообще, с этим эксперементом дело тёмное. Мать правда особо не спрашивали. Не до того было. Отец исчез. Документы похищены или уничтожены при нападении.

-Ничего себе,- только и сказала я,- это что же получается, Вдова может быть одной из дочерей парикмахерши и обе могут быть подозреваемыми в убийствах. Интересно, знает ли каждая из них, что другая жива? Связаны ли?

-Если знают, то у них нет мотива убивать. С какого бодуна, находясь в покое столько лет, они бы вдруг занялись убийствами? Для такого события толчок нужен. Но дочерей при этом она должна считать мёртвыми. Для неё это единственный фактор стресса на фоне известной нам картины убийств. А Вдова с чего бы мозгами двинулась, вообще не ясно. По твоему рассказу не скажешь, что она слишком сентементальна.

-Ожесточилась от такой жизни. Да и знаешь, забыла тебе сказать, штуку я у неё видала одну странную. Аппаратик такой за ухом, голубенький. Он к эксперементу отношение имеет. Дружок её сказал, что нашли его в сейфе, в лаборатории. А что они там открывали, что собственных детей как собачек лабораторных использовали, один бог знает. Может эта штуковина одну сестру убила, а другой сейчас мозги ломает.

-Всё возможно.. Сегодня ночью может появиться следующая пара трупов. Ты уверена, что место, где вы ночуете безопасно? За парикмахершей я погляжу, но всю зону мне не отследить. Со мной нет пары десятков оперативников. Я один. И как говорить со Вдовой тоже тебе самой решать. Меня не будет рядом. Попробуй узнать известно ли ей, что мать жива. Всё равно за сегодняшний день убийцу не вычислить.

-Да я уж поняла. В зоне десятки наркоманов, я только с двумя успела познакомиться и уже в трёх соснах плутаю. Думаешь он нашёл новую пару? Ну, если на нас не нацелился, конечно.. Хотя мы пришли только вчера, у него уже должен был быть план на сегодня. Он же не мог заранее знать, что мы нарисуемся так удачно.

-Ню, ты посерьёзнее, пожалуйста. Мне совсем не хочется увидеть вас двоих в макияже. Кстати, как девочка?

-Девочка.. хорошая.. домашняя, наивная. Попалась на удочку, как глупый окунёк. Хотела что-то любимому папочке доказать. А он вчерашний день искал, а сегодняшний потерял. Я хочу после всей этой катавасии попробовать переломать её. Обращусь к Китайцу. Поможешь?

-Спрашиваешь.. Если найдём убийцу, попрошу моего начальника посодействовать. Он дочь потерял. Если у Китайца и впрямь способ есть, можно хоть некоторым помочь. Кажется, с нашим размахом, даже на скромных оставшихся территориях, скоро не потребуется сокращать количество населения. А где сейчас твоя подружка, не боишься её без присмотра оставлять?

-Она до обеда работает. Вот поболтали и побегу взять её под крылышко. Ты поесть только бутер принёс? Мне ещё подружку подкормить надо и на вечер бы чего.. и поесть, и друзей новых разговорить.

-Принёс. И поесть, и самогонки дешёвой, и даже наливки чуток. Ты только смотри не пей водки.

-А то что? По попке надаёшь?- съязвила я привычно.

-Да нет. Попка будет далековато. А в презент я кое-чего, для большей разговорчивости,  добавил. Для достоверности можете наливки выпить. С маленькой бутылочки на двоих ничего вам не будет. Вода тоже есть. Чистая. Не пейте там из кранов. И у чужих ничего не берите.

-Не глупей прочих. Я уже и Ксене наказала строго настрого. Всё, дорогой, с тобой хорошо, но девчонку и правда лучше не оставлять без присмотра. А то ещё бросится меня искать, прямо убийце в лапы и попадёт.

Тимур внимательно оглядел улицу и я вывалилась из машины. Посидела на обочине, пока он не скрылся из вида и закинула за плечо изрядно потяжелевший рюкзак.

 

В магазин я вошла перед тем, как часы пробили полдень. Да, я не ошиблась, там и вправду висели очень старые часы с боем. Я заметила их ещё утром. Хозяин похвастал, что их передал ему ещё дед супруги и он считает, что лучшего талисмана в бизнесе нет ни у кого из его соседей. Сколько уж магазинчиков вокруг поменяли хозяев, а он держит на плаву семейный бизнес уже много лет.

-Как умеют люди привязывать обстоятельства к ничего не значащим предметам. Удивляюсь, право,- подумала я.

Ксени на месте не оказалось и я испугалась, что исполнились мои худшие страхи. Но оказалось она всего лишь пошла подбирать себе платье. Через несколько минут, пока я пыталась вытащить у хозяина сведенья, не покупал ли кто-нибудь парных комплектов одежды в ближайшее время, она возникла в двери.

-Какая же ты хорошенькая,- всплеснула руками хозяйка,- только выглядишь нездоровой.

У Ксени и впрямь дрожали пальцы. На лице проступил пот. Она бодрилась и пыталась показать мне своё простенькое, но милое платьице с мелкими бирюзовыми цветочками. Даже покрутилась несколько раз. Но было видно, что ей нужна доза и хозяин, который таких видел-перевидел, гадливо поморщился. Но работу, видимо, девочка знала и исполнила хорошо.

-Какое мне дело до её грехов..- не затрудняясь, прочла я его выражение лица.

Я взяла Ксеню за руку и вежливо попрощалась.

-Приходите завтра утром, если сможете работать. Сосед сказал, ты тоже соображаешь в своём деле,- буркнул он нам в спину, впрочем, без особого энтузиазма. Уверенности в его голосе тоже не было.

 

Прежде всего я попыталась подкормить подружку, но ела она скорее из вежливости. Её мучил голод другого рода. Мне ничего не оставалось, кроме как дать ей стимулятор. Правда Тимур дал мне медицинскую дозу. Эти таблетки были гораздо слабее, чем уличные. Я питала надежду, что мне удастся хотя бы снизить Ксене дозу.

То ли таблетка, то ли естественный допамин из скормленой девочке, в качестве дополнения, шоколадки, заметно повысили ей настроение. И она не казалась уже такой потерянной и напуганной, как вчера. Да и вообще, человек опортунист не только в питании, но и во всём остальном. Он достаточно быстро принимает и старается адаптироваться в предложенных жизнью обстоятельствах. Но расслабленность Ксени могла ей навредить, и я подсобрала её, заведя разговор об убийце.

-Ксеня, кончай порхать. Ты помнишь, по каким дням недели находили трупы?

-Не-а, как-то внимания не обратила.

-А стоило. Сегодня надо бы поостеречься. Маньяки не любят менять привычек.

Но девчонка ещё была в эйфории. Даже убийца не смог испортить ей удовольствия. Хотя оглядываться она стала почаще. Я решила, что раз уж решила взять её под опеку, то рано или поздно мне прийдётся ей открыться. И всё же информацию стоит дозировать. Вот с Синджем её познакомить можно. Чтоб не завизжала в ответственный момент "Крыса! Крыса!" Мой маленький помощник гораздо приспособленней в этой среде, чем это чудо в нирване. В случае чего, он за ней присмотрит.

Я повертела головой, осматривая те места, где мог затаится крыс. В том, что он не спускает с меня глаз, как только уехал Тимур, я не сомневалась. Синдж, как ждал, поднял голову из-за очередной кучи мусора, давая мне понять, что он здесь и готов к любому моему знаку. Я и сделала знак рукой, чтоб погодил.

-Ксеня, я тебя хочу кое с кем познакомить. У меня есть дружок, немножко необычный.

Девочка вопросительно подняла бровь.

-Ты животных любишь?

-Ой, у тебя есть питомец?- затараторила она радостно,- я всегда мечтала про какую-то зверушку. В книгах я читала, что у детей были собачки, котики, птички и даже пони. Но сейчас никто не держит зверей в доме. Все боятся, хотя уже все знают, городские животные не переносят вирус.

-Он не питомец, он что-то гораздо большее. Он мой друг и помощник. Очень умный и преданный. Только обещай не орать, а то он обидится.

-А почему я должна орать?- девочка надула губки,- Что я дурочка что ли?

-Но все девчонки боятся крыс,- резко сказала я и Ксеня вздрогнула.

-Кры-ы-сс?- c ужасом в голосе, переспросила она.

-Да, Синдж крыс. Большой с голым хвостиком, именно такой, какие вызывают страх у дурочек, вроде таких, как ты. Если бы у тебя был такой товарищ, возможно, ты не оказалась бы в такой заднице, как сейчас.

-Но ты же оказалась,- вдруг рассердилась Ксеня.

-У меня совсем другие причины. И злиться тебе не на что, кроме себя самой. Прости, за нравоучение. Ты у нас такая самостоятельная. Можешь пойти пообижаться в любой из этих развалюх. Не хочешь знакомиться, не надо. Только не ори, если увидишь крыса. Он нас охраняет от убийцы.

-Не сердись, я не хотела обидеть твоего..- она запнулась,- ..друга. И ты.. без тебя бы я пропала здесь. Конечно, я глупая, и во всём виновата сама.

Мне стало стыдно.

-Какого чёрта я взялась вдруг её воспитывать? Играть из себя роль обличителя не лучший способ приобрести подругу. Да и чтоб помочь ей, нужно доверие и уважение.

Поэтому я повернула её к себе за плечи и заглянула прямо в глаза.

-Прости меня, я не должна была так говорить с тобой. Мы обе здесь и должны поддерживать друг друга. Только так мы сможем выжить. Я хотела бы стать твоей подругой. Только раньше у меня подруг не было. И как себя с ними вести не очень то знаю. Я всегда полагалась только на себя. У меня есть товарищи среди диггеров и хорошие люди, которые мне во многом помогали. Но вот подружки-девчонки моего возраста..

-Ой, ну что ты!- прервала Ксеня,- ты такая добрая, интересная. Я рада была бы дружить с тобой. И с крысом я познакомлюсь.. с удовольствием. Я не буду бояться. И, если ты говоришь, что он умный и всё понимает, то, конечно мне не захочется обидеть его.

-Ладно,- легко согласилась я,- пойдём с улицы, мне не улыбается, чтоб его увидел ещё кто-нибудь. Это может нам жизнь спасти.

Ксеня кивнула головой и мы нырнули в здание, возле которого прятался крыс. Я усадила её на деревянную бобину из-под кабеля и позвала Синджа, косясь на новоявленную подругу. Крыс вышел медленно, с чувством собственного достоинства. Менталист он что ли? Увидев какой он большой, Ксеня вздрогнула. Но этим и ограничилась. Я усадила его на краешек, погладила по серебристой спинке, и крыс скорчил довольную мину. Ксеня храбро протянула руку и коснулась мягкой шёрстки. В этот момент с улицы послышался голос Вдовы.

-Эй, девочки, чего вы туда полезли? Там ни одной подходящей комнаты..

Крыс испарился, как будто его и не было. Послышался стук осыпающихся камешков и в проломе стены показалась владелица голоса. Она едва не свалилась, перебираясь через груду битого кирпича.

-Исследуем места обитания,- крикнула я.

-Нечего здесь исследовать. Всё, что хоть на что-то годилось, из этих зданий давно забрали. Что сменяли, что использовали. Теперь даже в глубине зоны отыскать что-то стоящее трудно. Днём наши шарили, ночью морлоки. Вы ели что-то? На дозу заработали?

-А здесь такие вопросы задавать прилично?- спросила я,- Не в обидку, так, для общего развития. Чтоб не нарваться на неприятности..

-Вообще ты права. Чувствуется, что ты и правда не домашняя девочка. Умеешь и среду почувствовать и вопрос правильный задать.

-О, вопросы я задавать люблю. И даже, иногда, получать ответы. Знание штука нужная, но зачастую и опасная. Только я информацией жила, к опасности притерпелась. У меня и среди доставал людишки имеются. А они, знаешь ли не только вещички продают. Вот и про тебя я кое-что узнала. И что-то в моей голове не складывается. Никак решить не могу..

-Чего же именно?- без особого возбуждения в голосе поинтересовалась Вдова.

-Стоит ли эта информация тех денег, что я за неё выложила.

-Детка, а ты попробуй спросить прямо, а не выкручиваться, как глист в заднице.

-А что зудит?

-Как в тебе удачно сочетается наглость с осторожностью. Ты только что пыталась выяснить как здесь на неприятности не нарваться, а через секунду хамишь старшим.

-А у меня слишком образные сравнения вызывают нервный чих. А с ним глупые слова выскакивают,- с ненатуральным раскаяньем в голосе заявила я.

-Допустим поверила. Так ты что же, сожалеешь о потраченных деньгах и хочешь вернуть их с прибылью?

-Не мешало бы. Только хотелось бы определиться насколько выгодную сделку я совершила.

-Так сколько можно ёрзать на клиенте? Делай уже что-нибудь.

-Тётя, поберегите мою девичью скромность. Я даже готова к оплате натурой. Нет!- с деланым ужасом, заломила я руки,- мне, конечно, не нужно ваше тело! Достаточно определённых услуг и доброго отношения.. Но,.. деньгами всё таки лучше.

-Да, не странно, что тот мусор тебя не прибил. Он видимо желал, чтоб ты помучилась.

-Я белая и пушистая, как кроличья попка. Просто не умею создавать правильного впечатления.

-И что, мне умилиться? Так у меня на это нет времени.

-Ах, точно! Время - деньги. Ксеня, погуляй тут, поищи вчерашний день, а то он ещё протухнет чего доброго. Не бойся, за тобой следят добрые глаза.. с небес, я думаю, или ещё из какого интересного места.

Ксеня меня поняла правильно и послушно кивнула. Сползла с бобины и пошла в глубину цеха. Наверное решила всё же дознакомиться с Синджем.

Вдова терпеливо смотрела в землю, пока девочка не исчезла из вида. Больше она меня не торопила, просто ожидала продолжения. Пикировка закончилась.

-Ты как относишься к маминым пирогам?- выдержав театральную паузу, спросила я. Мне очень нужно было понять, знает ли она о своей матери, что живёт практически под боком,- Просто нереально, что она не встретилась с ней за несколько лет. Правда Гнилушка говорил, что она не ходит искать работу в тот район.

-Ты что-то узнала о моей матери?- вся бесстрасность Вдовы исчезла в один момент,- Что и ..откуда?

-Каждый вопрос стоит денег. Ты уж выбери какой из них ты хочешь купить.. Тебе важнее что или откуда? Или мне рассчитывать на двойной тариф?

-И о каких деньгах идёт речь, маленькое меркантильное чудовище?

-Один вопрос - сотня монет.

-А ты не облезешь? Это четыре дозы!

-А если я отведу тебя за ручку к маме?

-Хорошо. Я достану сотню. Говори.

-Достанешь, скажу. Я в долг не работаю. А пока береги меня как зеницу ока. Нам предстоит страшная ночь. Насколько я знаю, убийца охотится именно сегодня.

-Ты хочешь сказать, что я должна буду сидеть у твоей постельки и охранять твой сон? А не боишься?

-А чего мне бояться? Я же вижу, что ты заинтересована в моих сведеньях. А Гнилушка без твоего приказа не дёрнется. И потом брать у меня особо нечего. Хотя нет, на него я полагаться не стану. Я люблю, когда колыбельные поют женским голосом.

-Ладно, я достаточно выросла, чтоб спеть тебе не только колыбельную..

-Но и отходную? Стоит подумать.. Ну, не хочешь петь, встретимся, когда будешь платёжеспособна. Если страшный убийца не прикончит меня и мою сестрицу по несчастью. Ведь у тебя кажется тоже была сестрица?

Вдова подняла голову и острым проницательным взглядом окинула меня с ног до головы.

-А ты кажется не свистуха.. что-то действительно знаешь. Была сестра - двойняшка. Аутистка. Отец всё старался доказать, что она вполне нормальна. Якобы, люди не умеют находить к ним подход. Одевал нас одинаково. А мы даже похожи не были.

-Но ты любила её?- мягко спросила я, чтоб продолжить неожиданные откровения Вдовы. Уж больно интересно всё складывалось.

-Любила, наверное. Только дети эгоистичны. Я стеснялась её перед своими друзьями, завидовала вниманию, которое уделял ей отец. Но сейчас мне кажется, что он просто ослеплён был своей идеей - добраться до мыслей, скрытых в её мозгу. Доказать свою правоту, что аутисты спрятаны в своей скорлупе, но вполне возможно найти способ общаться с ними.

-И для этого он работал над ментальным сканером?

-Тебе бы в следователи податься, детка.. Гнилушка проболтался?

-Я своих источников не сдаю,- с улыбкой сказала я и Вдова хихикнула,- да уж источник.. не заткнёшь.

Она потрогала голубую рогульку, вцепившуюся коготками в её кожу.

-Да, именно.. У отца была теория, что близнецы наиболее близки по мышлению и их связать сканером будет легче. Он даже провёл первую стадию исследований на паре мальчиков. Для чистоты эксперемента их вводили в нарколептический сон, чтоб ничего не отвлекало их во время общения.

-Ну и?.. Получилось?

-Получилось.. Отец должен был провести серию экспериментов, чтоб набрать нужный процент положительных результатов. Но он решил сразу перейти к нашей с сестрой паре. Тем более, что время было неспокойное. Уже вовсю разгулялся вирус и лаборатории подвергались нападениям. А, что самое страшное для отца, больше не выделялось денег для исследований. Всё финансирование направлялось на поиск вакцины и борьбу с инвазией.

-И что произошло во время сеанса?

-Я не помню всего. Память возвращалась медленно, кусочками. А, после пары лет на стимуляторах, и здоровые мозги перестают работать.

-А что ты помнишь?

-Послушай, может уже перестанешь пудрить мне мозги и расскажешь зачем ты здесь на самом деле? Ты думаешь я за столько лет не отличу наркомана? Да сотня мелких примет, которые выдаст твоё тело, расскажут больше, чем ты сама.

Я открыла было рот, но не могла сообразить, как удобнее выкрутится из создавшегося положения. Но в этот момент я услышала крик и поняла, что меня всё время тревожило. Запах!.. Прелый сырой запах подземки!

Ксеня выскочила нам навстречу. Она бежала, хватая ртом воздух. За ней довольно шустро пёр давешний старикашка. На секунду я выдохнула. Беретта была уже у меня в руке. Но потом поняла, что вонь подземки доносится с разных сторон.

-На свет!- заорала я,- морлоки!

Вдову подгонять было не нужно, хотя она всё время оглядывалась, пытаясь рассмотреть  в лицо старика. Как будто что-то тревожило её. Мы выскочили в дыру и помчались к лаборатории. До неё было совсем близко. Несколько домов отделяли нас от единственного, знакомого нам, укрытия. Странный дед выскочил вслед за Ксеней, но на ровной дороге она стреканула так, что обогнала даже меня. Как только свет упал на лицо старика, Вдова встала, как вкопанная.

-Папа?- с сомнением в голосе воскликнула она.

И тут же две пары сильных рук ухватили Ксениного преследователя. Мелькнула голова замотаная тряпками и в тёмных, плотно прилегающих, очках. В одно мгновение старик исчез в проломе, а Вдова сделав несколько неуверенных шагов обратно к зданию, остановилась и вдруг зашаталась.

-Господи! Если она свалится, нам с Ксеней не утащить её,- ошарашено подумала я.

Ксеня, маленькая трусишка Ксеня, вдруг обернулась и подбежала, вцепившись в женщину маленькими пальчиками, с силой потащила её за собой. Я подхватила другой локоть. Хотя, как будто никто больше не показывался из дыры в стене, мы, не останавливаясь, добежали до нашего убежища и забарикадировались внутри. Кто знает сколько путей и подземных проходов связывают здания зоны.

-Это был твой отец?- отдышавшись, спросила я.

-Я не уверена.. столько лет..

Уже во время нашей с ней беседы в цеху с неё постепенно сползала показная бесстрастность. А сейчас она ещё больше разволновалась.

-Послушай, ты вряд ли можешь справится с морлоками, но, если это твой отец, я понимаю, что уговаривать тебя забыть о случившемся глупо. Но, я сталкивалась с ним сегодня довольно близко и меня уже тогда удивило, что от него воняет морлоками. Точнее подземкой. И ещё.. мне показалось, что он не вполне в своём уме. Из тех сведений, что я прикупила, можно было понять, что твой отец считался пропавшим без вести после нападения. Я бы спросила тебя мог ли он иметь в этом здании какое-то убежище. Но ты ведь вряд ли об этом помнишь. Может быть твоя мать что-то знает. Я отведу тебя к ней. Завтра. Бесплатно.. Нам не стоит выходить сейчас.

-Ты всё таки не та, за кого себя выдаёшь. И ты хорошая девчонка..

-Хочу тебя расстроить, Вдова. Я склоняюсь к мысли, что твой отец устроил всю эту катавасию с разрисованными близняшками. Мне кажется, что он каким-то образом оказался у морлоков. И все эти годы прожил под землёй. Скорее всего, он сбежал от них совсем недавно и продолжил своё маниакальное исследование. Столько испытаний могли повредить его мозги, но, насколько я могу понять таких людей, вряд ли он за это время стал менее зацикленным на своей идее. Я даже могу теперь предположить, для чего он делает их похожими. Только вот откуда такой талант к работе с гримом?

-Это как раз не вопрос. В молодости они с мамой были увлечены театром. Студенческим. Наверное, оттуда.

-И что же, ты даже не удивлена такому предположению?

-Жизнь, девочка, и не такое делает с людьми.

-Ксеня,- обернулась я к подружке, которая до сих пор дрожала и не могла успокоиться,- нам надо поесть и отдохнуть. Я тут купила кое-чего на заработанное. Можешь накрыть стол?

-А как же ты купила без чипа?

-Вот же глупая. Я всю жизнь без него прожила. И, уж где можно купить еды, точно знаю.

Вдова скривилась, недоверчиво глядя на меня. А я вытащила из вещмешка кулёк с Тимкиными подарками. Отставила в сторону выпивку и отдала Ксене продукты. Варёная кукуруза вкусно пахла и я, хоть перекусила до этого с Тимуром, но, видать от нервов, снова почувствовала голод. В желудке очень кстати заурчало. Там было ещё несколько зеленоватых помидоров. Половинка домашней булки, копчёное мясо непонятного происхождения и банка старых военных консервов.

-Конспиратор..,- подумала я,- наверное и впрямь на чёрном рынке отоварился для достоверности.

Бутылку с водой я достала тоже. Мятые пластиковые стаканчики из кафе-автомата мог спереть кто угодно. Так что они сомнений у Вдовы не вызвали. Ксеня захлопотала у стола, время от времени загадочно стреляя глазами в мою сторону. Я проследила за её взглядом и увидела в глубине вентиляционного отверстия с выломанной сеткой блеск глазок Синджа.

Вдова среагировала на спиртное, как я и рассчитывала.

-Проставиться не желаете?- ткнула она пальцем в самогон с перчиной, плавающей в бутылке.

-Вообще-то я брала на дезинфекцию. Не хочу от каждой ранки вонять, как Гнилушка. Мы с Ксеней не пьём водки. Может только наливочки,- задумчиво покачала головой я.

-Что произвёл впечатление мужик?- зажав двумя пальцами нос, захохотала Вдова,- не боись, до такого лет пять, как минимум, принимать. А ты вообще..- она замолчала, видя как я быстро приложила палец к губам.

Видимо, её устроила образовавшаяся между нами общая тайна. Любой рычаг управления человеком мог быть ей полезен. Но у меня уже почти сложилась картинка, и я не собиралась давать нашей гостье долгую фору. А, что касалось водки, то моё сопротивление должно было только усилить желание.

-Ну, ладно,- будто нехотя согласилась я,- разве что по одному стаканчику.

Вдова не должна подумать, что я хочу её споить. Скорее, она должна была хотеть чтоб мы были не в форме, нслт конечно мои предположения бли небезосновательны. Про Тимкины добавки ей, надеюсь, догадаться ещё трудней. Я накапала половинку и, продолжая строить из себя скрягу, начала завинчивать пробку.

-Долей до конца, не положено новичкам жаться.

Она жадно сглотнула и я, притворно вздохнув, долила стакашку до краёв. Нам с Ксеней налила наливки, отмеряя ровно по мерке, выставив все три стакашки на столе рядом.

-Может и ты наливочки? Водка такая горькая,- скривилась я.

-Малявки,- повелась на подначку Вдова,- за прописку!

Она одним глотком опрокинула содержимое, а мы с Ксеней, по детски пили маленькими глоточками и морщились. Мне это было легко. Я пила спиртное впервые в жизни и не знала как оно на меня подействует. Поэтому допивать не торопилась. Благо Ксеня, которая, в отличие от меня, видимо, о спиртном представление имела и вела себя более раскованно, тем не менее, тоже смаковала наливку потихоньку.

Сначала все с удовольствием накинулись на еду. Но, через некоторое время, Тимкина добавка начала оказывать действие. Думаете я не пристала к нему, чтоб узнать существует ли действенная сыворотка правды? Только он немного разочаровал меня. Оказывается есть препараты растормаживающего действия, вызывающие чувство доверия, но для всего этого нужна ещё правильная техника ведения разговора. Некоторые умеют сопротивляться действию лекарств, а некоторые придумывают всё, что от них хотят слышать. Лучше всего, если человеку его состояние кажется естественным или объяснимым. Скажем Вдова сможет собственную болтливость списать на действие алкоголя. Оттого и течение беседы должно быть похоже на пьяные посиделки.

Кроме того, суматоха с морлоками не дала мне возможности обдумать мысль, которая пришла мне в голову после мелодраматической и неожиданной встречи Вдовы с пропавшим папочкой.

-Этот персонаж болтался около парикмахерской своей супруги,- с сомнением размышляла я,- и она не узнала родного муженька, тогда как дочурка с одного взгляда разглядела фамильные черты? Слабо верится.. Обе ссылались на потерю памяти, но к маменьке она вернулась довольно давно, а Вдова всё продолжает темнить, прикрываясь амнезией.

А ещё, моё увлечение детективами с детства, подразумевало интерес и к криминологии, и к психологии, и ко многим другим вещам, нужным в этой области. Я кое-что знала об аутизме и других мозговых нарушениях. И у меня начала выстраиваться немного другая теория, которую мне хотелось подтвердить.

-Ты наверное настрадалась,- посочувствовала я Вдове, чтоб продолжить прерванный нападением разговор,- потеряла семью, память, жильё.. Как же ты оказалась на улице?  Ты ведь должна была попасть в больницу? И никто о тебе не позаботился?

-А я и попала. Ничего не помнила. В больницах тогда такой балаган был.. Незаражённые территории старались изолировать. Медиков забирали на пропускные пункты, боялись занести заразу в города. Тогда очень мало знали о вирусе. Меня и сбагрили в дурку. Имени я не помнила. Оформили как неизвестную. Чтоб поменьше хлопот доставляла, кололи успокоительные. Мне не хотелось превратится там в овощ. Там и так грядка сплошная. Вот и выписалась. Самостоятельно.

-Это как?

-Может и расскажу, когда  и ты поразговорчивей станешь,- подмигнула Вдова.

-Не хочешь, не надо,- пожала плечами я.

-Вкуснятина,- примирительно сказала Ксеня, ставя на стол пустой стаканчик,- может ещё капельку?

-Точно,- поддержала её наша гостья,- только рот испачкали. Что ты жмёшься, как приёмщик в ломбарде?

-И правда вкусно,- сделала маленький глоточек я,- ладно, пейте гости дорогие..

Разливая всем, я добавила себе самую малость, благо стакашки были не прозрачными. От готовой еды быстро почти ничего не осталось и я попыталась зайти в разговоре с другой стороны.

-Как ты думаешь, зачем морлокам твой отец?- как бы между делом, спросила я, протягивая руку к бутерброду с консервами, которые Ксеня раскладывала на кульке.

Вдова поперхнулась водкой. А я засуетилась, хлопая её по спине.

-Я же говорила, не пей эту гадость! Запей вот наливочкой.

Вдова отвела мою руку.

-Ничего, не в то горло попало.

Но я свои выводы тоже сделала. Мы с Ксеней жевали, не обращая больше на неё никакого внимания. Я притворялась захмелевшей. Моя подружка, получившая спиртное вдобавок к дозе, захмелела по настоящему. Она свернулась калачиком на столе и задремала. Ставни на окнах ещё не были закрыты наглухо, и я смотрела на заходящее солнце.

-Она спит,- мой шёпот заставил Вдову придвинуться ближе,- ты спрашивала кто я. Скажу. Только не говори девочке, зачем ей знать, что я собираюсь её здесь бросить. Для меня это только работа. Мне платят за информацию. Всё, что я говорила о себе правда. Я не наркоманка, мне просто нужно кое-что выяснить за деньги. Каждый живёт с чего может.

-И что тебе заказали узнать? Может договоримся? Я тут много о чём могу поведать.. Неужели кого-то волнуют убийца или мёртвые наркоманы?

-Ты права, они не волнуют никого,- солгала я,- зато кое-кого волнуют поставки наркоты от морлоков. Босс, под которым я хожу, заинтересован наладить связь.

-А этот босс, часом не тот полицейский, про которого ты так убедительно пела.

-Бери выше, этот, просто купленая шавка. Если будет возможность наладить канал, мне только надо назначить встречу. Остальное - не по рангу.

-Ну, это не ко мне..-неожиданно прервала меня Вдова,- морлоки не имеют дела с наркоманами.

Это заявление вызывало сомнения, но я не стала настаивать. Да и с чего бы.

Выпитая водка добавила румянец на бледное лицо Вдовы и она выглядела моложе и сильнее. А может это был закатный свет солнца?

-Давай спать,- сказала я и отошла закрыть ставни. Когда стало темно, я наощупь поставила линзы. Мне нечего было опасаться, я бы почувствовала приближение любого носом, но зрение давало преимущество, если Вдова захочет впустить кого-то. Такой вариант тоже не исключался.

Ксеня спала в уголке, и я, гремя, как слон в посудной лавке, пробралась к столу, который находился между ней и моей подозреваемой. Не хотелось создавать ситуацию, когда девчонку можно будет использовать, как заложника. Я забралась на стол, сунула под бок какую-то острую штуковину, чтоб не заснуть случайно, приладила под руку ствол. Всё это время Вдова сидела не шевелясь, прислонившись спиной к стене.

Времени для логических выводов было предостаточно. И что же мне подскажет моя логика? Никогда, кстати, не понимала претензий к женской логике. Разве мужская не менее своеобразна?

Говоря о превосходстве над женщиной, мужчины взвешивают мозги. А меряясь крутизной с парнями стучат как горилы в грудь, похваляясь величиной гениталий.

По моей женской логике всё должно быть с точностью до наоборот. Соревнуйся с мужчиной умом. А сексуальные возможности демонстрируй противоположному полу.

Хотя сейчас я не о том думаю. Пятой точкой чувствую неприятности.. Для окончательных выводов нужны ещё крохи информации или чтоб подтвердилось то, чего я жду. Меня потряхивает. Нужно успокоиться, а то ещё промажу, если стрелять прийдётся.

Тишина в лаборатории нарушалась только сопением Ксени и моим поёрзыванием. Совсем спокойно мне не лежалось. Подложенная штуковина через какое-то время начинала нестерпимо мешать. Я думала о семейке Вдовы, так и сяк тасовала возможные варианты и чуть не проморгала, когда она практически бесшумно поднялась на ноги. Нипочём бы не услышала! А так тень, на которую я пялилась через свои линзы, как будто подросла и мягко качнулась в сторону двери.

Я дала ей сделать несколько шагов, а, когда она повернулась спиной ко мне, чтоб аккуратно сдвинуть стеклянную перегородку, соскользнула со стола. Синдж уже давно сидел на страже прямо за тумбочкой, что подпирала поворотный рычаг. Вдова уже шагнула к ней и ухватилась, чтоб быстро сдвинуть. Видно за дверью уже ждали, потому что когда крыс вцепился зубами ей в руку и она заорала, метал задрожал и загремел от ударов посыпавшихся с той стороны. Задёргалась ручка и выстрел в дверь прогремел одновременно с Ксениным воплем и глухим ударом от падения тела. Это я со всей дури загадала Вдове по затылку рукояткой пистолета.

Бесновались за дверью долго. Мы связали предательницу и сидели обнявшись, слушая бесконечные упрямые попытки добраться до нас. Как будто в комнату ломился сломанный робот, без конца повторявший одно и то же движение. Надо говорить, что про заснуть и речи не было? Когда грохот наконец утих, время было к рассвету, но я долго не решалась даже сдвинуть ставень. Про дверь вообще молчу. Конечно, не появись я в назначенное время, Тимка кинется искать меня. Про наше убежище я ему сказала. Но не нарвётся ли он на морлоков? Конечно он вооружён. Но есть ли ему кого попросить подстраховать его. Может ведь и один попереться. Хотя до этого было ещё далеко. Встретится мы должны были в то же время, что и вчера.

Был один выход, послать Синджа на разведку. Он мог пройти по вентиляции так же, как попал сюда.

Вдова лежала на полу спиной к нам. Было не ясно пришла ли она в себя или я с перепугу её грохнула. По крайней мере она не двигалась и не шумела. Хотя рот мы ей оставили свободным.

Послышалось громкое царапанье по металлическому листу.

-Слава богу! Кажется это Синдж.

С предосторожностями, ещё большими, чем прошлым утром, мы проделали процедуру открывания двери. На полу, у самого порога, лежал растерзанный Гнилушка. Видимо, это он привёл их к нам, а морлоки выместили на нём злобу, когда не смогли до нас добраться.

Синдж поблёскивал весёлыми глазками и мы впустили его обратно. Снова заперлись. Теперь надо было решать, что делать дальше.

-Как думаешь, почему они ушли?- спросила Ксеня.

-Кто ж их знает..- я не стала вдаваться в подробности раньше времени, но у меня было небезосновательное подозрение, что эти подземные жители знали о событиях наверху гораздо больше, чем я предполагала раньше. А ещё, что источник этих знаний лежит рядом со мной и подозрительно ёрзает.

-Очнулась, подруга?- пихнула я в бок нашу пленницу,- Что вертишься, неужели совесть мучает?

-Нет,- нагло ухмыльнулась Вдова,- мочевой пузырь. И, если не хотите свежих ароматов, прийдётся срочно что-нибудь изобрести.

-Ой, ой, ой! Не вижу большой разницы, чем ты будешь вонять после того, как я тебя пристрелю. Если, конечно, ты не убедишь меня в том, что можешь мне ещё чем-то пригодится,- лениво покачивая пистолет на коленке, заявила я.

Ксеня, удивлённая моим тоном, мельком бросила взгляд на меня и тут же втянула голову в плечи, будто ожидая, что я начну стрелять прямо в эту минуту.

-Глядите какие мы крутые гангстеры,-не сдавалась пленница,- просто чувствую себя рядом матерью Терезой.

-Не переживай за свой имидж,- Вдова ещё не догадывалась с какой язвой ей прийдётся иметь дело,- куда нам переплюнуть твоё желание скормить нас на поздний ужин передовикам глубинного бурения.

-Что ты детка,- скривившись от острого позыва, прошипела она- морлоки мелким дерьмом не питаются.

-Что вы говорите, женщина!- всплеснула руками я,- в каких гурманов народ мутирует. То-то думаю чего они твоего дружка пожевали и выплюнули. Недостаточно вонюч оказался.. Ну, может ты им с подмоченной репутацией больше понравишься. Покочевряжься ещё, у меня времени сидеть здесь навалом, а у тебя оно заканчивается.

Я поиграла с береттой и обернулась к Ксене. Она опять посерела. Сказывалась бессонная ночь. Ей снова нужны были стимуляторы и я не собиралась ждать её срыва.

-Собирайся, нам всё равно нужно сменить место,- бросила я ей,- попроси Синджа ещё раз выйти. Не хочет говорить и чёрт с ней!

-Ты хочешь её застрелить?- девочка таращилась на меня с неподдельным испугом.

-Нет, сфотографировать на память.

Я поднялась и прицелилась прямо Вдове в лицо. Ксеня заткнула уши и отвернулась.

-Погоди..- Вдова видно не решилась проверять меня на вшивость на собственной драгоценной тушке,- договоримся, раз уж на мне хоть какой ценник, да есть.

-Ладно,- легко согласилась я, и постучала рукояткой беретты Ксеню по плечу,- не принесёшь тёте ведёрко? Она подпИсать договор собралась. Прийдётся тебе покопаться в её грязном белье, поскольку амнистию я ей предоставлять не собираюсь. Ручки пусть останутся связанными..

До назначенного Тимкой часа Х, времени было ещё навалом, и я собиралась выдоить у нашей "коровки" как можно больше сведений.

-Так как ты связалась с этой подземной шушерой?- спросила я у Вдовы, как только она, с заметным облегчением, опустилась у стены на старое место.

-Длинная история, моя жизнь не сказка..

-Правда? А раньше, я слышала, наоборот сравнивали : "жизнь как сказка - чем дальше, тем страшнее",- подзадорила я рассказчицу,- мне даже кодекс свой сказочный придумать захотелось. Вот, например, закон Снегурочки, очень простой.. Не умеешь не понтоваться, обязательно зад поджаришь.

-Ну вот и выучи свой закон на пятёрку,- огрызнулась Вдова.

-Ты мне тут в среднюю школу не играй, а так же заодно и в тётю-доктора. Я не врач психиатр, да и ты не на кушетке. Что думаешь, меня жизнь сладкими пирожными до диабета довела? Давай, Вдова по делу.

-Ладно, деловая, а можно опустить сопливое детство?

-А что в нём такого уникального, чтоб я стала о нём слушать,- попыталась я вывести из себя Вдову, потому что мне хотелось услышать всё с самого начала и до самого конца.

-Ну, кроме того, что первыми словами которые я выучила были не мама и папа, а аутентичный мозг и нейротипичный мозг.

-Да иди ты! А не преувеличиваешь уровень садизма собственных родителей?- добавила  я откровенной издёвки.

Мне повезло. Вдова завелась и больше я ей не мешала. Может она терпела слишком долго?

-Ну, судя по твоему самомнению, детка, тебе повезло расти единственной дочкой. Хоть и недолго, я правильно поняла?

Рассказчица тоже не собиралась делать историю приятной для моего уха, но я, на этот раз, сделала вид, что у меня в ушах бананы и она продолжила.

-Мне не пришлось играть с сестрицей в обнимашки. Прикосновения вызывали у неё истерику. Никаких шумных забав, и пищащих игрушек. Яркого света, хлопушек и ёлок. Зато хорошо помню привинченую к полу мебель. Чтоб не нарушать привычную обстановку. Вылечило это мою сестру? Нет.. Зато, когда папочке удалась его затея, не уверена, что моей близняшке понравилось в моей голове.

-Зато ты в её почувствовала себя как дома..

-Что ты, дорогая, мне там тоже не понравилось. Но я к этому времени к неудобствам попривыкла. А по ходу своего взросления прикинула, что у папочки моего симптоматика была хоть послабее, но от яблоньки яблочко недалеко упало. Если бы не моя мать, для которой он был первым и единственным, ничего бы ему не достигнуть.

-А тебе не кажется, что твоя мать только и успевала, что подставлять плечи под груз проблем. Ловила, то что хлюпалось с небес и ни на что другое её уже не хватало.

-Какое мне до этого было дело?- она помолчала, а потом сказала холодно,- года в три я пыталась вести себя как сестра, чтоб привлечь внимание, но на мои наивные попытки, конечно, никто не купился. Лет в шесть, толкнула её на лестнице, как бы случайно.. только боюсь в мою невиновность не поверили. А я только делала то, что сделать должны были они. нерентабельно тратить ресурсы семьи на заведомо нежизнеспособного потомка. Я должна была быть их принцессой, а от неё им стоило бы просто избавиться. Сдать в какое-нибудь специальное заведение. Но в доме оставалась она, ая была в детском саду, потом в школе.

-И что? Так живут все нормальные дети.

-Я не все,- чеканя каждое слово, заявила Вдова.

-Это точно,- подумала я,- нормальностью здесь и не пахнет. Если одна дочка страдала аутизмом, вторая, похоже, была социопаткой.

-Тем не менее, учёба мне давалась легко. Я была умной и привлекательной. Но был только один мальчик с которым я общалась. На класс старше меня. Это не была детская любовь. Даже не дружба. Мы были слишком похожи. Просто нас одинаково не любили. И одинаково боялись после того, как мы жестоко наказали одного из тех, кто попытался нас обидеть. Чем старше мы становились, тем легче нам удавалось находить рычаги управления своими сверстниками. Их желания и слабости были так очевидны...

-Что же, с такими представлениями о жизни, ты существуешь в самом подходящем для себя обществе. Твоего дружка, я  так понимаю, тоже никаким вирусом не добьёшь. Не его ли армия сегодня ломилась к нам в двери?

-Догадливая.. В премьер-министры не пробовала?

-Хлопотно. Мне с ними, а им со мной. Так у вас деловое сотрудничество? Или королевство для двоих маловато?

-У меня клаустрофобия,- огрызнулась Вдова.

-Ага, как же..- догадалась я без особого труда,- двум социопатам вместе не ужиться.

-Слышь, Ксень, школа... детский сад... Практически, родительский садизм,- поиздевалаь я над жалобами нашей пленницы.

-Ты не совсем права,- неожиданно раздался голос моего чипа в ухе и я вздрогнула.

Отойдя в сторонку, отчего Вдова даже повернулась  вслед за моим движением, я продолжила импровизированное совещание с Сильвером.

-Слушай, дружок, за всю свою жизнь так и не могу привыкнуть к твоим возникновениям из ниоткуда. Надоело, ей богу, дёргаться как парализованная, ты бы хоть сигнал какой помягче придумал, а то так и спалиться можно. Я же не всегда с придурками дело имею. Бывают и такие, что могут заподозрить что-нибудь. Так что ты имел в виду, когда сказал, что я не права?

-Обычно отцы прохладно принимают несовершенных потомков, а матери, наоборот, больше привязываются к детям, требующим больших усилий. Психологи считают, что особенно важна связь между матерью и ребёнком от восьми до десяти месяцев и от пятнадцати до тридцати. Если по какой-то причине эта связь ослаблена или вообще отсутствует, у ребёнка могут возникнуть большие личностные и психологические проблеммы. Вплоть до пограничного расстройства личности и болезненного нарциссизма.

-Ну, так я и говорю, социопатка..

-Если и так, то этому действительно есть определённые причины.

-Послушай, я практически уверена, что нашего убийцу мы нашли. Отца я подозревать перестала окончательно, как только Вдова сказала, что ему удалось добиться успеха со своим ментальным коммуникатором. Тоесть на идее фикс он больше не зациклен. Теперь я пытаюсь добраться до её мотивов. А ещё, если честно, тупо жду Тимку. Прости, даже если она убийца, я не в состоянии взять и пристрелить её. Не уверена даже, что смогла бы выстрелить ей в лицо в случае опасности. Хотя это другое. Может и шмальнула бы с перепугу. Или, скажем, чтоб Ксеньку защитить. А со спокойной рассудительностью.. Это не по мне. Мне нравится быть сыщиком, а не палачом. Какая-то патовая ситуация получается. Не знаю что с ней делать.

-Я могу тебе дать сотни литературных цитат по поводу подобных моральных дилем, но разрешить эту ситуацию не в моей компетенции.

-Ну в этом я как раз не сомневаюсь.

Я вернулась к прерванной беседе, но Вдова, для разнообразия решила покобениться. То ли почувствовала мою неуверенность, то ли обиделась, что я отовалась от её откровений.

Пожав плечами, я пошла готовить завтрак. Можно было подумать за привычными механическими действиями. Можно предположить, что Вдова навела шороху в голове своей сестрицы во время испытаний. Такой подлянки папочка от неё ждать не мог. Скорее всего её близняшка была в шоке, может без сознания, а сама она, скорее всего тоже имитировала обморок. Зачем отвечать на ненужные вопросы. когда можно всё списать на эксперемент, что пошёл не по плану. А потом начался бардак с нападением. Некогда было пытаться собственными силами помочь дочерям и их решили отправить в больничку. Где несчастная девочка аутистка то ли из шока не вышла, то ли "добрая" родственница помогла ей отправиться в мир иной. Но она вряд ли признается в этом. Надо продолжить распросы о её дружке и наркоте, пока не касаясь убийств. Ни давних, ни нынешних. А то упрётся рогом и я не узнаю эту историю.

Добросердечная Ксеня присела рядом с пленницей и скормила ей бутерброд. Я тоже пожевала, внутренне собираясь для нашего противостояния. У меня не было сомнений, что Вдове хочется поговорить, как-то заставить меня сочувстовать её истории. Она не понимала, что я собираюсь с ней делать. По её понятиям, она уже должна или дохлой валяться, или стать мне чем-то полезной. Моя легенда соответствовала тому, о чём я хотела говорить сейчас. Значит этим путём и пойдём..

Хотя... От слишком долгого сидения в этой норе без отнорков, мой наиболее чувствительный к неприятностям орган стремительно обретал свойства барометра. И хорошей погоды ждать не стоило. То, что к нам всю ночь ломилась группа тупых боевиков, совсем не означало, что, не добравшись до мяса, нас оставят в покое. Мог ведь подгрести и кто-то с мозгами. Напимер, дружок Вдовушки, лично.

-Синджик,- попросила я крыса,- сбегай-ка на разведку, дружок. А, если там чисто, то поищи Тимура. Нам лишний ствол не помешает.

Стреляла я до сих пор неважно. Хотя и тренировалась. Ведь, если берёшь в руки оружие, надо хоть владеть им научиться толком. А то из него же и пристрелят.

Я бы уже сама попробовала уйти. Но переться с Вдовой на прицеле по зоне, это может кончится нежданчиком. Любым. Мы тут новички, а она старожил. Кто у неё друзья, кто враги не знаю, но у нас здесь точно друзей нет. Выглянув в окно, я снова закрыла ставень. В этот самый момент грохнуло так, что уши у меня как будто залило киселём. Но даже  сквозь эту затычку прорезался визг Ксени. Здание под ногами стало оседать вовнутрь. Из окон и стеклянной перегородки брызнули осколки. один из них впился мне в руку, остальные, слава богу не пробили одежды. Наружная стена, у которой я стояла ещё держалась, но внутренние стены стали ссыпаться вниз и пол тоже накренился.

Ксенька цеплялась за всё что под руку попадалось, но всё равно съезжала к рушащейся стенке. А наша пленница исчезла вместе с куском кладки, о которую она опиралась. Придерживаясь за рамы треснувшей перегородки, я быстро добралась до девчонки, продолжавшей вопить дурным голосом. Протянула ей руку. Благо она оказалась недалеко от металлической конструкции. Вместе мы перебрались к окну и открыли раму с острыми торчащими кусками стекла по краям. Поднялась пылища, и нас стал давить кашель.

Я надеялась, что Синджик уже выбрался из лаборатории, когда рвануло. Когда я выбирала эту комнату, то обратила внимание, что, при некоторой удаче, можно добраться до пожарной лестницы из углового окна. Далековато, конечно. Но в такой ситуации хоть какая-то возможность спастись. Долго думать было некогда. Насколько устойчивым оставалось здание проверять не хотелось. Я выметнулась на подоконник. Рюкзак лежал в паре метров от окна у стены и Ксеня, не ожидая моей просьбы схватила его мёртвой хваткой. У меня мелькнула гаденькая мыслишка, что заставило её рисковать? Уж не таблетки ли? Но тут же самой стало стыдно. Девчонка на этот раз очень быстро оправилась от испуга и уже совала мне одну лямку, а сама крепко вцепилась в другую. Я кивнула одобрительно. Хоть минимальная, а страховка.

Постаравшись растянуться по стене, я довольно легко дотянулась до лестницы. Наверное и правда подросла, прав был Тимка. Спустилась чуток и освободила место для Ксени. Закинула за спину рюкзак и потянулась как могла навстречу подружке. Не успела обрадоваться тому, как просто всё получилось и чуть не сорвалась от грохота какого то из внутренних обрушений.

Но, как только мои ноги коснулись земли, я побежала к окну первого этажа, под тем, из которого мы вылезли. Я должна была посмотреть, что случилось с нашей пленницей. Внутри стояло облако пыли. Мне показалось, что я вижу зелёную кофту Вдовы на горе битого камня, но выбитые окна были закрыты решётками и влезть вовнутрь было невозможно. Ксеня спрыгнула с лестницы и тоже стала вглядываться внутрь, давясь кашлем. Можно было поискать какой-нибудь прут, но сможем ли мы, даже вдвоём, сломать решётку?

Видимо пыль не дала мне вовремя почувствовать запах. Удар, обрушившийся на мой затылок, погасил очередной Ксенькин визг.

Я очнулась болтающейся на чьём-то плече. Голова разваливалась от боли. Было темно. Линзы я сняла. Если меня тщательно не обыскали, то они так и лежат в кармане брюк. Беретты за поясом я точно не чувствовала. А вот линзы, если они всё ещё на месте, могут пригодится для побега. В том, что я попытаюсь бежать, пусть даже не сомневаются. Чёртовы морлоки! Теперь я почти задыхалась от их тошнотворного запаха. Как можно было его не почувствовать. Это моя вина, что мы попались. Ксенька здесь. Не сомневаюсь, что её схватили тоже. Жив ли Синдж? Он мог бы очень помочь. Но, если малыш погиб.. К горлу подкатил комок.. Я обязана справиться сама.

Не стоило спешить и показывать, что моё состояние изменилось. Пусть тащат нас на себе. Меньше смогут пройти и им понадобится отдых. А в это время могут представиться разные возможности.. Так что я продолжала висеть. Но какие-то ориентиры старалась подмечать. Хотя без линз было трудно. Слабый свет несли впереди группы. Я надеялась, что Ксенька не лежит с проломленой головой, а обретается где-то рядышком. Бежали морлоки молча, ровным шагом. как роботы. Я уже начала отчаиваться, что выбраться назад, даже, если сбежим, будет неимоверно трудно.

Немножко погодя я увидела под ногами моего похитителя, блеснувшую в тусклом свете, рельсу подземки и обрадовалась. После похода с Торином, я изучила линию метро. Тимка помог мне достать муниципальные карты, со всеми рабочими помещениями. Я считала, что такая ценная информация могла пригодиться в моей работе. Хотелось погладить себя по головке. Какая я предусмотрительная девочка! Просто пять с плюсом мне любимой.

Хриплый возглас отвлёк меня от положительной психотерапии. Морлоки остановились, как вкопанные, и я едва сдержала крик. Этот козёл швырнул меня на землю, как мешок с дерьмом. Чуть плечо не выбил, гад! Однако я с радостью услышала писк Ксюхи.

-Что-то она молчит,- услышала я над собой резковатый властный голос ,- ты часом не убил её?

-Живая,- равнодушно ответил мой "ишак",- сопела всю дорогу.

-Всем отдыхать!- приказал первый. Видимо, он был у них за старшего.

Он подошёл ближе и вдруг сильно и коротко ударил носком мне в ребро. От неожиданной боли я вскрикнула.

-Любишь притворяться? Сильно умная..- не ожидая ответа на вопрос констатировал он,-Сейчас проверим. Поднимайся!

Злить его было бессмысленно. В его глазах читалась такая холодная жестокость, что мне стало откровенно страшно. Хотя мужик был красив, но красота эта была какая-то неправильная. Бессмысленная что ли.. Как будто ему она была ни к чему..

Нас даже не связывали. Видимо всерьёз не принимали. Я оперлась на локоть и, облокотившись спиной о стену, села. Задавать вопросы в своей обычной манере мне показалось несвоевременным. Глядя в эти глаза, почти чёрные из-за широко расширеных зрачков, я просто холодела изнутри. Что-то в них было такое.. акулье. Ещё никогда мне так не хотелось стать невидимкой. Где-то шагах в шести как мышонок сжалась в уголке Ксеня. Вокруг было ещё четверо здоровых, странно молчаливых мужчин. Возраст оценить было бы трудно. Их лица до глаз закрывали повязки, что делало их похожими на бедуинов-пустынников.

Лицо главного открытое, гладко выбритое, с жёсткими тонкими губами и будто карандашом нарисованными бровями, смотрелось не натурально. Он присел на корточки, напротив, у маленького костерка, который развёл один из его спутников.

Дальнейшее молчание могло выдать мой страх. А мне очень этого не хотелось.

-Ты друг Вдовы? Она говорила о тебе,- стараясь сдержать дрожь в голосе спросила я.

-Друг?- покатал во рту это слово мой "собеседник".

Я надеялась, что за этим коротким ответом беседа всё же последует.

-Лучше бы тебе, детка, честно рассказать мне кто ты. Если меня заинтересует твой рассказ, возможно, ты проживёшь ещё сколько-то времени. Может быть даже не очень страдая.

-А что тебе дадут мои страдания? По рассказу Вдовы ты не показался мне банальным садистом,- польстила я, хотя она едва успела упомянуть о нём парой слов. Только зачем ему нужно об этом знать..

-Когда это она успела так много обо мне наговорить?

-У нас для этого была целая ночь.

-Так Гнилушка не наврал, когда сказал, что она была с вами в лаборатории.. И где же сейчас моя.. подруга?

-Мы как раз пытались разглядеть это, когда кто-то из твоих попытался вышибить мозги из моей черепушки.

-Так её придурошный папаша всё таки угробил свою дочурку,- неожиданно захихикал он.

-Тебе что совершенно её не жалко? Вы же столько лет вместе..

-Вместе? Глупый ребёнок, то, что, в стае голодных волчат, мы прикрывали друг другу спину всего лишь необходимая целесообразность. Она пользовалась мной не меньше, чем я ей. И каждый заботился о своей выгоде. Мои люди спровоцировали нападение на лабораторию, потому что ей не хотелось, чтоб её родители копались у неё в голове. Но мне было интересно чего стоят эти "жучки для мозгов". Поэтому я чуть-чуть опоздал.

-Так она знала что случилось с её родителями?

-Ну, это вряд ли.. Видишь ли, к тому времени я уже кое-что предпринял для образования собственного клана. Моё учение приобрело последователей. А мой бизнес пошёл в гору. У меня были и свои планы. Мои офицеры,- он картинно повёл рукой в сторону своих молчаливых спутников,- встретили её родителей. Мамочку бутылкой с горючей смесью в машине. Жестокая женщина! Не пожалела собственных деток.. А папочку в подземном бункере. Что поделаешь,.. меня тоже заинтересовали его исследования. Ему пришлось несколько лет поработать на меня.

-Моё, мои, меня.. Самовлюблённый типчик..- я лихорадочно пыталась придумать как мне выбраться из этой передряги и вытянуть Ксеню.

-Нам ещё удасться познакомиться поближе, дорогая,- наверное, ему самому его улыбка казалась обаятельной до невозможности, но у меня она вызывала ступор в мозгах,- так что давай-ка поговорим о тебе. Ты, интересовалась моим товаром? От чьего имени?

-А что ты мог бы предложить?- заюлила я. Уверенности, что Алик обрадовался бы визитёру от морлоков, останься я в плену, не было совершенно. Может, если бы я могла предупредить его, как-то договориться, то он бы подыграл.. но даже этого мне знать не дано.

-А ты наглая..- завёл он шарманку, к которой я уже получила аллергию.

-Прошу прощения,- перебила я,- это только для того, чтоб я лучше знала кому твой товар предложить лучше. У меня есть несколько возможных покупателей.

-А ты не свистишь, малолетка?- усомнился "красавчик",- согласись, выглядит твоё бизнеспосольство маловероятно.

-Вообще-то я спец по торговле информацией, но у меня много способностей, которых ты во мне не ожидаешь.

-Например?

-Ну, скажем, я хорошо разбираюсь в электронике.

-Это не так далеко от моего профиля, как тебе кажется и, если не врёшь, то это мне пригодится. Более того, я могу проверить твои слова прямо сейчас,- он влез под плотный свитер и достал голубенькую подковку, точно такую, как я видела у Вдовы.

-Ментальный сканер..,- вырвалось у меня, но я тут же постаралась надеть равнодушную масочку- рабочий?

-Т-а-ак,- протянул он,- с информацией у тебя всё в порядке.. А, вот, рабочий ли он, ты мне скажи, чтоб я мог поверить и рассказу о второй твоей специализации. Много у тебя их ещё, драгоценная девица?

-Ну, я же не Кассандра. Проверить прибор - условия нужны. А что это он в котелок сыпет?-  нарочито громко спросила я, чтоб отвлечь внимание от Ксеньки, которая подозрительно возилась в своём углу.

Все глянули на одного из морлоков, который кашеварил в небольшом закопченном котелке.

-Это белковый порошок из насекомых. Между прочим сами производим,- с гордым видом заявил самопровозглашённый повелитель подземки.

-Фу,- притворно скривилась я,- от такой жратвы даже крыса помоечная блеванула бы.

-Дура ты необразованная,- обиделся тот,- чистый белок, полезный, без химии и антибиотиков, которыми скот кормят. Китайцы тыщу лет насекомых жрут.

-Сам ты необразованный,- не сдержалась я,- как раз им сейчас животных и кормят. А я ветчину предпочитаю тараканам. И я не китаянка.

-Что-то ты разговорилась, гурманка уличная. Не хочешь, не жри. И вообще-то тебе ещё ничего не предлагали. Я ещё подумаю не скормить ли тебя саму тараканам. Лучше скажи откуда ты знаешь как выглядит сканер. И не вздумай юлить.

-Зачем мне это? Видела такую игрушку у Вдовы. А что это, Гнилушка сказал. Всё просто..

-А откуда он у неё не сказал?

-Говорил, в лаборатории сейф нашли. А в нём сканер и таблетки какие-то.

-Соврала она Гнилушке.. Небось папаша ей отдал, когда от нас смылся. То-то она такая странная в последнюю встречу была. Она же его мёртвым считала. Небось старый придурок что-то осмысленное из себя всё таки выжал. Как же они встретиться умудрились? А я его, дурак, на "живцов" ловил. Точнее на мертвецов,- опять противно захихикал он,- рассчитывал, услышит он про дохлых двойняшек в зоне, опять у него мозги слипнутся, на почве любимого эксперемента.

-Чего то я не врубилась, так это ты в маньяка игрался? Зачем!?

-Что непонятного.. профессора этого чокнутого выманивал. У него часто глюки бывали, по поводу своих дочек. Думал он из-за этого в зоне ошивался, когда мои его взяли. А он с дочуркой встречался.

-Не думаю.. Вдова удивилась сильно, когда морлоки его поймали.

-Не смей моих людей этой похабной кликухой обзывать. Они этого не любят.

Те и правда вытаращились на меня злобными буркалами. В этот самый момент Ксенька включила свою любимую сирену. Мало того, она вскарабкалась на ближайшего бандита, как на дерево и орала, поджав ноги повыше.

Мужик оторвал девчонку от шеи и отбросил в мою сторону. В углу, где она сидела что-то шевелилось, шелестело и потрескивало. Он поднёс факел поближе и отпрянул. Из всех щелей  лезли сколопендры. Маленькие и большие. Их становилось всё больше. Справиться с такой прорвой ядовитых гадов можно было только огнемётом, наверное. Здоровенные амбалы сорвались и бросились бежать по штреку. А я ухватила Ксеньку и метнулась в другую сторону. Между нами быстро образовался поток шевелящихся насекомых.

Дружок Вдовы был единственным, кто остался на нашей стороне и кинулся за нами следом.

Костерок освещал маленький кусочек коридора и, ориентируясь на свой нос, я метнулась в какой-то отнорок и, прижав Ксеньку, затаилась. Наш преследователь очевидно немного видел в темноте. Глаза морлоков скорее всего изменились из-за их постоянной жизни под землёй, но полную перестройку можно было сделать только генмодификацией. Вряд ли у него было желание так радикально отрезать себя от жизни наверху. Своих рабов он мог модифицировать. Себя вряд ли.

Я сунула руку в кармашек, где были линзы. Слава богу их не забрали. Быстро пристроив их на место, я нашла ещё один коридор, где не пахло внезапно обнаружившимся маньяком. Бедная Вдова, зря я на неё грешила. Она конечно не благородная институтка, но, как оказалось, и не убийца.

-Хреновый из тебя детектив, Нюшка!- вздохнула я, таща за собой спотыкавшуюся Ксеньку.

Мы прошли несколько десятков метров и я почувствовала. что рука подружки стала мокрой и холодной. Она тяжело дышала и спотыкалась всё чаще.

-Не спеши, мне нехорошо. Он найдёт нас..

-Он пошёл по другому коридору, не бойся.

-Я не боюсь.. Синдж найдёт нас.

-Синдж?! Он жив?

-Я думала ты видела его,- прошептала Ксеня.- Господи, мне совсем дурно. Мне нужна таблетка.

-Извини. Прийдётся потерпеть. Всё осталось там, в рюзаке. Пойдём потихоньку. Надо выбираться. Крыс действительно отыщет нас сам. Главное, чтоб не нашёл кто-то другой.

-А он уже нашёл.

Видимо коридоры как-то сообщались. И, конечно же, он знал эти места лучше. Хорошо, что Ксеня не видела направленой на нас беретты. Моей собственной.

-Думали сбежите так просто?- его хихиканье начинало меня бесить.

Я даже бояться забыла. Кроме того я увидела то, чего он ещё не успел. Прямо за его спиной бесшумно образовалась стая. Не увидь я их вместе, не обратила бы внимания, что мой малыш стал совсем взрослым.

-Приготовьтесь стать следующей парочкой близнецов. Вы успели мне надоесть, козявки.

Он прицелился и упал, сбитый с ног десятками крысиных тел. Его визг ужаса перещеголял все предыдущие Ксенькины. Она тоже закричала и забилась от страха. Ей не видно было что происходило в темноте. И хорошо, ей богу. Я тоже отвернулась. Никогда не питала страсти к кровавым зрелищам. Синдж в побоище не участвовал. Крик стих. Девочка дрожала и прислушивалась, вертя головой во все стороны.

-Синдж здесь, Ксюшенька,- ласково сказала я. И крыс тихонько ткнулся ей в руку.

-Что произошло? Что... произошло?- хриплым голосом повторяла она.

-Ничего, чего бы он не заслужил. Успокойся.

Крыс исчез на несколько минут и, не успели мы заволноваться, как он появился снова, таща за собой мой рюкзак.

-Нужно идти,- я протянула Ксене половину таблетки,- может не сразу, но я постараюсь избавить тебя от этой дряни.

Беретту оставлять не хотелось. Сдерживая тошноту, я наклонилась к тому, что осталось от красавчика и чудовища в одной изрядно изодранной упаковке.

Синдж весело поскакал впереди, как будто всё произошедшее его никак не касалось.

-А ведь это крыски выгнали многоножек на морлоков.. Уверена..

 

Солнце заглядывало в окошко моей комнаты. Классно просыпаться в своей постели! Гера гремел на кухне посудой. Пахло какой-то вкусняшкой. Уже неделю я дома, а всё балдею просыпаясь по утрам.

Ксенька пока у Китайца. Тимкин начальник обеспечил все расходы на её лечение. Ну и мне перепало. Если всё получится, мне нужно будет подумать о новых расходах. Наша семья может увеличиться. Я пока не пыталась связаться с Ксюхиной роднёй. Почему-то меня мучили на их счёт сомнения. Да и с ней самой ещё не всё было ясно.

Накинув халатик, я спустилась в мастерскую. Уже тройку дней я ковырялась с парой голубеньких подковок. Да, я забрала не только свой пистолет.

Второй сканер позаимствовал Тимур. У Вдовы. Когда рванула лаборатория, он ожидал в условленом месте вне зоны. Тимка самую малость разминулся с морлоками. Конечно наш герой полез в чёртову руину. Слава богу, получил только пару синяков от осыпающихся развалин.

Вдова была ещё жива. Правда побита так, что не только спасать, а сдвигать с места её было страшно. Она сказала только, что мы живы. И Тимка ждал нас до упора. Пока мы не выбрались с помощью нашего маленького проводника. Сканер он забрал, чтоб не попал "не в те руки". Многое осталось неясно во всей этой истории. Например, как старик опять смылся от морлоков и что он взорвал под лабораторией. Что хотел дружок Вдовы сделать с изобретением профессора. Читать чьи-то мысли?

Тимка выдал сумасшедшую идею, что можно устраивать сеансы для богатеньких торчков. Кормить наркотой раба-наркомана и снимать с его мозгов ментальный кайф, без побочного вреда для здоровья. Мысль как раз в стиле нашего пожёванного маньяка.

Только бы мне с этими штуками разобраться, а уж применение мы им сами поищем. Не такое извращённое.

Гера позвал меня завтракать. Вот поем и поеду проведать подружку. Если конечно ничего не случится. По моему профилю. Закон Синбада-морехода: куда бы ты не планировал плыть, все планы ломаются после первой штормовой волны.

Дело 8. Охота на Сколопендру.

Сегодня мой тринадцатый день рождения. Прошло целых полгода без всяких детективных дел. Герасим был счастлив. Я сидела дома и занималась спокойными хозяйственными заказами. В перерывах исследовала ментальные сканеры. Сначала Тимур хотел показать их криминалистам-электронщикам, но я отговорила его. Там секретность не соблюдёшь, их тут же приберут особисты и пристроят к мозголомке неугодных. Полиция всегда соперничала с этими снобами от спецслужб и Тимка согласился дать мне возможность самой покопаться.
Уже два дня как от старика Китайца вернулась Ксеня. Лечение прошло успешно, хотя сложностей возникло множество. В основном это было связано с уходом и поддержанием её в состоянии комы. Оборудование такого места у Китайца обошлось дорого. Наняли женщину ухаживать за больной. Мыть, переворачивать и массировать, чтоб уберечь от пролежней, кормить внутривенно. Всё это оплатил Тимкин новый начальник. Они стали хорошими друзьями.
Китаец помог и Нине с токсикозом. Теперь осталось совсем чуть до родов. Скоро наш Тимурка станет папашей.
Ксеня стала такой красавицей, хоть и была ещё слабенькой. Но у неё совсем пропал землистый цвет кожи и дрожь в руках. Гера её ещё откормит. Представить невозможно, но они с Катериной развили бурную деятельность и устроили целую кроличью ферму между нашими дворами. Я туда не ходила. Прятала голову в песок. Стоило мне увидеть маленьких пушистиков и есть бы я их уже не стала.
А Петька ничего. Он вернулся из диггерской школы и превратился в жилистого крепкого парня. Каждый день на своём дворе он упражнялся с голым торсом в любую погоду, что немало смутило Ксеню, увидевшую это зрелище впервые. Для меня же, даже этот обновлённый Петька, всё ещё оставался сопливым соседским пацаном. А может мне просто нравились парни постарше? Тимур и сейчас вызывал у меня щекотку в животе и тихую зависть к красавице Нине. Её беременность ничуть не портила. Впрочем, время токсикоза осталось в стороне от моих глаз.
Помощь матери в крольчатнике и Герасиму с колкой дров - только малая часть тех обязанностей, что Перька взял на себя по возвращении. В деревне диггеров работают все. Дети не исключение. Но пацану и в обычной школе подучиться не помешало бы. Со мной хоть Сильвер занимается. А я учить не могу. Терпения не хватает.
Катерина чип имеет, но устроиться на работу всегда было трудно. Тем более, когда она одна растила ребёнка. Вот и крутилась как могла. А обучение теперь платное. Начальное правда не очень дорогое. Плата скорее символическая. До четвёртого класса. А дальше возрастает на порядок. Из-за этого тогда Петька и повёлся на эту мульку с гладиаторской школой.
Была у меня мысль, что Ксеня станет с ним заниматься, но чего-то уж очень он её в ступор вгоняет. Влюбилась что ли? Ну да ладно. Обживётся, глянем.
То, что Ксене прийдётся пробыть с нами минимум год, было делом решённым. В законодательстве есть один путь, по которому она могла даже восстановить чип. Правительство соблюло видимость справедливости, введя в закон оговорку о том, что лишённый чипа наркоман, доказав, что он чист от наркотика не менее года, может восстановиться в гражданских правах. На деле, выброшенные в зону, конечно, никак не могли самостоятельно очиститься. Ксеня станет первой. Хорошо, что не надо объяснять как ей это удалось. Достаточно сдать тест в полицейском управлении. Ну, там есть кому помочь.
Родители отказались с ней встречаться. Они не верили в успех. Точнее отец. Так сказал Гера, которого мы попросили взять на себя эту миссию. Мать просто не имела права голоса в их семье. Может быть, если бы пошёл Тимур или его начальник, дело бы и выгорело, но им нельзя было официально быть связанными с помощью лишённой прав. Герасим тоже рисковал, но работы у него не было, а увольнение первое наказание за такое правонарушение. Прямая помощь - лишение чипа. Так вот, Ксюхин папаша разорался, что подаст на Геру донос в полицию. Я не стала говорить ей об этом. А она не спрашивала. Наверное, своего отца знала лучше меня.
То, что дал мне в своё время папа, в профессиональном плане, не осталось на одном уровне. Сильвер знакомил меня со всеми новинками и, кроме того, меня захватила идея ментального сканера. У него было море потенциальных возможностей. Технически, я восстановила прибор довольно скоро. Он явно был испорчен намеренно. Но, имея два экземпляра на руках, даже учитывая то, что конструкция одного была сильно усовершенствована, это оказалось не очень сложно.
Гораздо более трудным заданием было наладить управление. Программа, заложенная в его мелкие упрямые мозги, была закодирована. Код мне пока не давался. Я пошла по простейшему пути и решила, что имя больной дочери скорее всего и было кодом. Выяснить это в документах, конечно с помощью Тимки, мне не удалось. Сохранились данные о родителях, но имён детей в них не было. А из всех живых свидетелей оставалась только мать Вдовы. Мне нужно было попробовать наладить с ней контакт, но так, чтоб она не догадалась о том, что их разработка в моих руках. Разговор мог стать болезненым и я никак не могла на него собраться. Нужно было продумать заранее все повороты, чтоб не замешкаться на возможной и неизбежной лжи и не потерять этот путь окончательно.
Хлопнула входная дверь и Ксенька напряжённо засмеялась на кухне. Точно Петька заявился! Но послышалось два голоса и мне стало любопытно. Я оторвалась от непокорной игрушки и поднялась по лестнице.
-Ба! Какие люди и без охраны!- банальная фразочка сорвалась сама собой, когда я увидела нашего гостя.
-Почему без охраны?- Торин по прежнему оставался прямолинейным и шутки воспринимал с трудом,- со мной Сталкер.
Два крысюка уже радостно обменивались новостями на свой крысиный манер, попискивая и тычась друг в дружку носами-бусинами.
-С днём рожденья,- он неловко ткнул мне в руки букет из свежайшей спаржи и очень симпатичную курточку из меха слепышей.
Я, ещё когда была у диггеров впервые, очень удивилась, что их не коснулось распространения вируса. Но в питомнике мне сказали, что ни кроты, ни крысы, ни слепыши никогда не болели и даже не становились переносчиками. Исследования учёных, за которыми они следили по библиотечным набегам, показали, что он вообще не коснулся грызунов и землероек.
Курточка была мягонькая и очень красивая. Торин передал мне приветы от всех знакомых из посёлка и маленькую корзинку сушёных грибов от своей мамы. Ксеня восторгалась тонкой работой и смущённо захихикала, когда Петька пообещал, что выделает ей шкурки кроликов на шубку ничуть не хуже, чем диггерские мастера. Торин серьёзно подтвердил, что Петя ничуть не хвастает, и его очень хвалили в посёлке за тщательную обработку шкурок слепышей. Тут уже засмущался сам ухажёр.
В общем светская беседа шла по натореному пути. Вернулась с рынка Катерина и добавила градус в разговор, распределяя среди присутствующих не законченные к вечернему празднованию дела.
Я, естественно, попыталась улизнуть с ненавистной кухни, но Герасим строго поддержал мою соседушку, что хозяйничала у нас, как у себя дома. Тяжело вздохнув, я лениво начала чистить спаржу, замачивать дарёные грибы, продолжая думать о своих проблемах.
Торин старательно тоненько снимал кожуру с картофеля собственным, заточенным как бритва, ножом. Когда вся остальная поварская бригада затеяла кулинарные споры над очередным праздничным шедевром, он придвинул свой табурет поближе.
-Есть дело,- заговорщицки шепнул он.
-По моей части?- обрадовалась я. Адреналин сладенько засосал под ложечкой,- Приключение!
Он опустил последнюю картоху в кастрюлю, и мы, пока остальные не решили нас подзапрячь ещё чем-то, тихонько сдрыснули вниз в мою каморку. Крыски проводили нас хитрым глазом, но остались при еде, резонно полагая, что под крышей дома нам охрана не требуется, а им может перепасть..
-Неладно дома,- начал Торин,- может начаться война с морлоками. Когда крысы загрызли их вожака, там началась свара за власть. Дело кончилось открытым поединком и секту возглавил Фреза.
-Фреза?.. Что за странная кликуха. Обычно имя прилипает по делу..
-Оно так и есть. У морлоков есть здоровенные комбайны-проходчики с такой огромной круглой фрезой на длинной лапе. Такая мощная дура, похожая на дубину троля. Так вот он с детства таскал за собой такую же штуковину с шипастым набалдашником. Когда парня посвятили в воины, ему и дали такое имя. Но это только грубая сила. У него есть серый кардинал, его сводный брат-калека, который вертит им как хочет. Его называют Сколопендрой из-за того, как он потерял ногу. Здоровущая многоножка чуть не угробила его ядовитым укусом. Но сам он такая же злобная и ядовитая гадина.
-Свято место пусто не бывает. Закон змея Горыныча, часть вторая. Чтоб у всякой мерзости, вместо одной отрубленой головы, две не отрастали, надо не головы рубить, а задницу делом занять.
-Не понял,- оторопело вытаращился на меня Торин.
-Проехали.. А как их дела коснулись диггеров?
-Не конкретно нас,.. сначала. Впрочем давай я расскажу всё по порядку. Мне так легче.
Я согласно кивнула. Обстоятельного Торина действительно лучше не торопить. Хотя обнаружить наше отсутствие могли очень быстро. Поэтому я потащила Торина через подвальную дверь наружу в сад и дальше за крольчатник в сарайчик. Пригодилась новая курточка, потому что на улице был морозец. Куртка моего гостя осталась наверху, но у него был толстый свитер ручной вязки.
-Помёрзнет - поторопится с рассказом,- рационально рассудила я, потакая собственному любопытству.
В сараюхе пахло сеном, которое насушили для кроликов. Я заслала Геру к старому депо, в гости к моему знакомому "оборотню". Травы там навалом. Пару кроликов к обеду и любительница сковородного оружия заставила муженька выкосить всю траву вокруг состава. Герасиму осталось только вывезти уже подсохшее сено на моём веломобиле.
Теперь я свалилась в душистую кучу и похлопала возле себя ладошкой. Торин отвёл глаза от моей задравшейся юбчонки и скромно присел рядом. Я по привычке воспринимала его как друга, но сейчас вдруг посмотрела на него отстранённо. Ему недавно исполнилось пятнадцать. Он заметно вырос. На лице появились первые признаки растительности. Почти взрослый парень. А для диггера так и подавно. Интересно есть ли у него девушка..
Я незаметно одёрнула одёжку и подумала, что тоже становлюсь взрослой. Правда, при моём росте и сложении, на меня ещё не скоро станут заглядываться парни. Или это только мои комплексы? Надо Ксеньку спросить. Хотя нет, не стану. Начнёт приставать с вопросами не нравится ли мне кто-то из мальчиков или обсуждать свои любовные тайны.
Торин молчал и я пнула его в бок.
-Рассказывай дальше. А то хватятся, поговорить не успеем.
Он дёрнулся, как будто задумался о чём-то своём. Потом вздохнул.
-Мы нашли женщину в шахтах возле подземки. С грудничком,- хрипло сказал он,- отвели к своим. Она рыдала и просила убежища. Сказала, что сбежала от морлоков. Рассказывала всякие ужасы. Ребёнка женщины забрали к кормилице. Молока у неё не было. Они подумали от пережитого. Дали ей оправиться, а потом она попросилась работать в питомнике. С крысками. Наши удивились. Морлоки крыс не держали. Точнее, крысы не любили их поганую породу. Ну, мы приглядывали за новенькой, естественно. Так представляешь, она попыталась отравить им еду!
-Зачем? Мой Сиджик яд чувствует по запаху. Нипочём бы есть не стал.
-Но они-то этого не знают. Обычных крыс отравить можно. Есть куча специальных средств.
-Но.. вообще.. зачем им это надо?
-Смотри, Фреза здоровый, но простоватый мужик. И прежнему вождю был очень предан. Считал его другом.
-Ну не знаю, вряд ли знакомец Вдовы умел быть другом.
-Но людьми, судя по твоим рассказам, вертеть умел. Шпионка эта, сначала молчала. Даже на ребёнка не велась. Представляешь, он вообще не её оказался. Одной из рабынь-наркоманок, которых для развлечения воинов держали. Но, когда её потрясли хорошенько, она многое о морлоках рассказала. Наши очень злы были из-за крысок. Женщины кричали, что она сама заслуживает пойти на корм. Конечно никто бы такого не сделал, но у них там на корм можно пойти не только крысам и она поверила и испугалась. Рассказала, что Сколопендра уговорил брата отомстить за "предательски убитого вождя" и наказать сначала самих виновников его смерти, а потом, когда гибель крыс ослабит диггеров, и их самих вырезать под корень и захватить всю подземку.
-А почему начали с вашего клана?
-Да, скорее всего, не специально. Хотя приручили первых крысок действительно наши. Но она не об этом думала. Просто ждала первых попавшихся диггеров. Но главный питомник по прежнему у нас в селении. Мы крысятам на свет помогаем появиться и воспитываем правильно. Но не продаём. Ты же знаешь. Отдаём тем, кого малыши сами признают. И, хотя у шпионки ничего не получилось, но захватнические планы морлоков нас очень беспокоят.
-Думаешь могут придумать новую пакость?
-Если бы Фреза был один, не боялись бы. Он и драться за власть стал, чтоб сохранить всё так, как было. Но его братец.. Вот уж у кого планов громадьё.
-Вы кланы предупредили?
-Конечно, сразу же. Но сведенья были, что прежний вождь какие-то исследования вёл. Может у них оружие новое есть.. или новая генмодификация для своей паствы. Мозги то им секта давно забила. По поводу нового мира и нового вида людей под землёй. Без вируса и старой власти. Конечно, на кой им старая власть, когда они сами безраздельные хозяева своих рабов.
Я уже не слушала. Вот для чего им был ментальный сканер..
-Ну, чтож. Думаю, профессор постарался, чтоб к ним в руки он не попал. Но те, кто был с нами, когда нас захватили в зоне, догадываются, что сломанный образец исчез не без нашего участия. И, рано или поздно, но меня могут вычислить. А лучшая защита - это нападение. Значит теперь с моими планами надо поторопиться. Завтра же отправлюсь к матери Вдовы.
-Что ты молчишь?- Торин дотронулся до моего плеча. Я вздрогнула от неожиданности и резко повернулась к нему. Наши лица оказались совсем рядом, и в эту секунду в сарайчик ввалилась Ксеня.
-Бьюсь об заклад, что увидев меня, лежащей на сене, и тебя, склонившегося надо мной, эта дурочка подумала о чём угодно, но только не о войне с морлоками,- нагло заявила я, чтоб разрядить обстановку, когда вспыхнувшая Ксюха вылетела за дверь, как ошпареная.
Обстановка не разрядилась. Если это возможно, то Торин покраснел ещё больше моей подруги и, своим мягким кошачьим манером, вскочил на ноги.
-Ладно,- почему-то обиделась я и тоже поднялась,- Катерина, видимо всерьёз решила припахать именинницу. Договорим после.
Пошла я, ровно держа спину и делая вид, что меня никак не касаются предположения, которые явно читались на лице, топтавшейся за дверью Ксени.
-Ну и прекрасно,- добавила я убедительности к своему внутреннему голосу,- во всяком случае не увяжется за мной в зону, если я уйду завтра вместе с Торином. Хорошо хоть комнаты у нас разные. А то бы замучила вопросами.
Ксене я отдала свою спальню, а сама переселилась в родительскую. Если там ночевали гости, я воспринимала это нормально, но отдать эту комнату насовсем, было просто невозможно. В каждом ящичке шкафов там лежали мамины и папины вещи. У меня самой даже одежды было совсем немного. А уж все мои книги и всякие мелочи, которые, практически все, касались либо одной, либо другой моей работы, валялись в мастерской.
Когда родителей не стало, я сначала ни на что не обращала внимания. Но, определённо решив, что моё детство кончилось, всё, напоминающее о нём, я унесла на чердак. А спальня стала такой аскетичной и безликой, как келья монахини. Разве что без религиозных атрибутов. Даже родительское свадебное фото висело над их постелью. А Ксюха в один день вернула голым стенам тепло и уют.
Сейчас я была готова простить родителям то, что они оставили меня так рано. Я сама собрала себе новую семью. В этой комнате больше не рождалась горькая боль в горле. Только щемящее тепло в груди. Когда я опускала голову на мамину подушку, мой "собачий нос", который я теперь привыкла использовать в полной мере, возвращал мне запах её волос. А ещё постель пахла кислотой для пайки, пятна от которой перепортили почти всю отцовскую домашнюю одежду.

Дорожка через голый зимний сад поднималась чуть в горку и я увидела зрелище, которое породило в моей голове одно слово - "паршивка"!
-Вот же девчонка, идёт, молчит, крутит в голове свои любовные пакости и ни полслова о том нежданчике, что мне подсиропило. Ну, хорошо хоть сама увидела, теперь приблизительно представляю, что там за коррида.
Возле дома стояло авто Алика и полицейская машина с маячком, на которую водитель Пончика таращился с отвращением, как раввин на кусок сала.
Возле двери в кухню я прислушалась. Логика подсказывала, что первым подъехал Алик. Если бы он увидел полицию, выбрал бы другое время. Но вряд ли вторым был Тимка. По той же причине. Он знал машину Алика. Тогда кто у меня в гостях?
Я вздохнула и обречённо толкнула створку. Это было похоже на ринг. В красном углу -мой бочонкообразный босс. В синем углу - начальничек Тимура. Посредине Катерина с чаем и подносом печений. Раунд первый. И, если будет второй, имениннице сладостей не достанется.
И всё же, угощение помогло сохранить реноме обоим. Теперь появилась я. Алик уронил в брюхо загорелую печенюшку и произнёс одно слово.
-Презенты.
Громко хлебнул чаю и встал. Стул охнул.
-Спасибо,- сделала книксен я, изображая паиньку на светском приёме,- надеюсь скоро вас увидеть.
У Алика дёрнулся уголок рта. Всё таки босс врубался в юмор. Он попытался изобразить гуссарский кивок, но помешали многочисленные подбородки. Протиснулся в дверь. На спине отразилась ухмылка.
С начальником Тимура мы были знакомы заочно. Я видела его однажды издали. Но общаться не доводилось.
-Здравствуйте, Анна,- спокойно сказал он и это прозвучало вполне естественно,- рад познакомиться лично.
-Я тоже, Владимир Семёныч,- уже совершенно серьёзно ответила я,- спасибо за Ксеню.
-Вы для меня столько сделали,- подбородок у моей подружки задрожал.
-Тимур не смог приехать,- быстро сменил слезливую тему тот,- у Нины родилась дочка. У вас теперь общий день рождения.
-Да уж, теперь их точно в гости не дождёшься,- с горьковатым привкусом пошутила я.
-А можно мне их заменить?- улыбнулся гость.
-Машину загоните во двор и маячок снимите. И вам и мне спокойнее.
-Извини, не подумал. У вас вроде с домом всё легально.
-Ага. Но мы-то с Ксюхой Тень.
-Загоню, конечно. Только из таких районов как ваш, ни разу кляуз не поступало. А вот эту,- он протянул мне бумагу с гербовой печатью,- принесли сегодня.
Пока его не было, я мельком глянула на листок и скривилась. Донос Ксенин папаша всё таки настрочил. Как его получил наш посетитель - загадка. Но при ней я это выяснять не стану.
Вернувшись, гость приступил к официальной части. От Тимура и Нины я получила отрезы тканей. Покупать готовые вещи видимо не решились. Приобретения товаров иногда выборочно отслеживаются. Вещи для подростков молодой паре ни к чему. А ткань товар нейтральный.
-Практично и по-женски.. Тимур даже подарка сам мне не выбрал.. -надулась я,- ну и отлично, будет возможность приодеть Ксюху. У неё совсем гардероб бедненький. И занятие ей будет. Пусть сидит и шьёт. У Катерины машинка есть. Раз с Петькой женихается, надо и маме понравиться. Так кажется?
Гость внимательно посмотрел на мою недовольную рожу и достал здоровущую коробку с золотой короной в правом углу.
-Тимур сказал это твои любимые конфеты. А это от меня. Ты, кажется, электроникой увлекаешься?- он протянул мне маленькую прозрачную упаковку - последнюю модификацию минипаяльника.
-Ух ты! Спасибо.. Я себе сделала сама, но этот классный!
-А это для всех ребят. Тут флешки со школьными программами моей дочки. Пригодятся для тех, кто не может получить их без чипов. А ещё её одежда и обувь. Хотите оставьте себе, хотите передайте тем, кто нуждается. А это твоё,- он отдал Ксене пакет.
Девчонка не стала долго ждать и разорвала упаковку. Там оказались её вещи. Те, которые отобрали перед судом.
-Тима обещал, что достанет. Я ждала.
Она быстро сунула руку в нагрудный кармашек блузки и достала тоненькую золотую цепочку с сердечком. Сердечко открывалось и девочка мельком глянула на локон, лежащий внутри, а цепочку протянула мне.
-Это подарила мне мама. Не отказывайся,- быстро произнесла она, видя что я замотала головой, почти испуганно,- ты тоже дала мне жизнь. Новую. И я очень хочу, чтоб она была у тебя. А от мамы я оставлю это..
Сердечко отправилось назад в кармашек. Я искренне поцеловала Ксеню. Не знаю, решилась бы я расстаться хоть с одной вещью, которой касались мамины руки.
Катерина сшила мне новое платье к торжеству. Герасим испёк настоящий именинный торт. Даже свечи были. Праздник начинался замечательно. Звонок поднял меня, как только я уселась за стол.
-Вроде никого больше быть не должно..
-Я открою,- заторопился Гера.
-Ничего, сегодня все гости ко мне,- засмеялась я. У меня было слишком хорошее настроение, чтобы что-то могло его испортить.
На пороге стоял Бэй. Казалось он стал ещё крупнее. Даже голову нагнул, чтоб войти.
-Что-то случилось?- забеспокоилась я. Мне совсем не хотелось возвращаться в "маленький Китай".
-Случился твой день рождения,- громко захохотал гость,- у тебя такое лицо, как будто у тебя выпал передний зуб. Я привёз тебе подарки. И хозяин официально приносит извинения за то, что дела братства не дают ему покинуть город и он не может лично выразить тебе уважение.
-Проходи. Меня слегка напрягает наличие такого должника как Канг. Он заплатил мне и ладно.
-Хозяин серьёзно относится к чести и жизни. Даже подарок прислал со смыслом.
На глазах у изумлённых гостей, Бэй, как фокусник, сначала развернул алый шёлк, под которым обнаружился сундучок с золотыми иероглифами. В нём лежало что-то чёрное и гладкое.
-Канг сказал, что хочет сохранить твою жизнь как можно дольше, чтоб у него был шанс вернуть свой долг. Он прислал тебе комбинезон из баллистической ткани. До тридцати обойм выдержит. Двадцать арамидных слоёв и бамбуковая подкладка. Плюс огнестойкость,- с гордостью рекламировал подарок Бэй.
Я приподняла тяжёленькую блестящую шкурку, которая развернулась со свистящим шелестом. Весил он килограмма четыре. Но от такой экипировочки и особисты бы не отказались. Но, по китайским правилам, отказаться как раз и требовалось. Иначе это было бы дурным тоном. Меня посчитали бы жадной. Сильвер просветил меня.
-Я не достойна принять такой дорогой подарок.
-Брось церемонии. Я не совсем китаец. Видишь, я сам открыл твой подарок. И вот, гляди, чем я дополню твой костюмчик.
Он достал широкий пояс. С одной стороны у пряжки находилось кольцо, а с другой карабин. Бэй потянул за него и изнутри вытянулся тоненький трос-паутинка из нановолокна. Мечта скалолазов и домушников.
-Автоматическая настройка скорости опускания в зависимости от веса. Перебрасываешь конец с карабином через опору и застёгиваешь за кольцо. Спустишься, отстегнёшь, и тросик возвращается на место.
-Блин! Чувствую себя человеком-пауком. Никогда ещё не была так круто прикинута. Спасибо, Бэй. И Кангу передай мою огромную благодарность. Ты скоро обратно? Я хочу сделать ответные подарки. Но, поскольку ты появился неожиданно, у меня не было возможности подготовиться.
-Мне достаточно хорошего чая. Того, которым меня поили в прошлый раз. А в твои отношения с хозяином я не стану соваться. Делай, как подсказывает сердце. Я думаю, ему будет приятно, что ты интересовалась традициями. Я в городе на неделю.
-Ну, тогда самое время начать праздновать.
Пока гости рассаживались, я ломала голову, что послать Кангу. А потом чуть не хлопнула себя по лбу, поражаясь собственной тупости. Я же была у Китайца, когда лечили Ксеню. Его жена замечательная вышивальщица. Что-то большое будет стоить бешенных денег, но на кисет или кошелёк моих запасов хватит. Именно того, что я копила на модификации. Все китайские подарки пойдут под эту же статью. Так что экономия налицо. Ещё надо думать что дарить новорождённой.
По стаканам разлили сладкую воду и начали чего-то желать. Я пообещала, что, если они будут такими скучными и не дадут мне поесть того, что уже час сводит с ума мой желудок, то я подсыплю им гмотравки в лимонад.
Оказалось Владимир Семёныч умел и веселиться, но всё же оставил нас не дожидаясь окончания праздника.
-Служба,- констатировал он,- рад был познакомиться лично. Ты особенная девочка. У тебя непростые знакомые и ещё более непростая жизнь. Но ты умеешь оставаться чистой, хоть и прячешься за своей бравадой. Твоё время ещё прийдёт. Постарайся не терять свой дух и позволь считать себя твоим другом.
Бэя я попросила задержаться до завтра. Мне очень нужен был транспорт в зону иначе пришлось бы просить Алика. А я пока никого не хотела посвящать в свои дела. Бэй обычно не задавал лишних вопросов. Он вёл себя со мной как с полноценной личностью, а не маленькой девочкой. Это меня вполне устраивало и я была рада, что он так неожиданно подвернулся под руку. Мы уложили его в Ксениной спальне.
Торин ушёл ночевать к Петьке. А Ксюха перебралась ко мне. Больше всего мне не хотелось выпытывания несуществующих любовных тайн. Но, к моему удивлению, Ксеня заговорила о моих родителях.
-Мне так жаль, что тебе пришлось пережить такое,- прошептала она,- это так тяжело потерять сразу и папу и маму.
-Ты тоже потеряла своих,- выскочил вперёд головы мой несносный язык.
-Они живы,- Ксеня засопела и я пожалела о своей несдержанности,- а то, что они не захотели видеть меня.. Я знаю, что ты попыталась .. такой у тебя характер. И то, что все молчат, говорит о том, что меня не простили.
Я открыла было рот и даже зашипела от сдерживаемого желания сказать пару ласковых о её папаше.
-Ты не должна осуждать их. Папа очень строгий. Но он так же строг и к себе. В конце концов это я сделала глупость и нарушила закон, а не они. Папа всегда говорил, что люди, которые пишут законы, обладают большей информацией, чем обычные граждане. Мы должны быть законопослушны, нравятся нам законы или нет, иначе происходят всякие страшные вещи, вроде появления вируса.
Я хмыкнула, но возражать не стала. Ксеня замолчала, поняв, что я не собираюсь продолжать этот разговор. Скоро она начала тихо посапывать, а я зарылась головой в мамину подушку и подумала, что, если бы моя мама соблюдала закон, где бы Ксюха была и с кем говорила?

Проснулась я с рассветом. Впрочем, это была моя давняя привычка. Я жаворонок. Ксеня обычно спит до тех пор, пока её не смоет наводнением. В зоне её будила ломка. Теперь только Катерина в состоянии разбудить эту спящую красавицу.
Поэтому я совершенно спокойно собралась и пошла будить Торина. Но парни уже вовсю трудились в крольчатнике. Они всерьёз решили, что должны оба сопровождать меня в район зоны и старались сделать всю сегодняшнюю работу до отъезда.
Я не возражала и даже решила приготовить завтрак для нас. Тем более, что напрягаться особо не надо было. Со вчерашнего вечера еды осталась куча. Нужно было только накрыть стол и разбудить Бэя. С этим тоже проблем не было. Ксенина спальня наверху, а Герасим спит рядом с мастерской в подвале. Объясняться с Герой не хотелось. Начнётся допрос с пристрастием, а обмануть старого опера гораздо труднее, чем мамочку Вдовы. По крайней мере я на это надеялась.
Мы позавтракали на скорую руку. Я написала записку Герасиму. Что-то мило-легкомысленое по поводу подарков новорожденной и Кангу. Если бы Гера увидел мой походный рюкзак, версия провалилась бы вмиг.

Было всё ещё раннее утро. За ночь похолодало. А теперь ещё посыпалась сухая снежная крупа. Ветер сгонял её в ямки и углубления в мёрзлой земле. Он с противным скрипом качал уже знакомую вывеску с ошарашеной девицей. Парикмахерская открывалась в девять. Бэй напрочь отказался уезжать.
-Вредная ты девица, Нюшка. Хочешь, чтоб хозяин мне голову отвинтил за то, что я не принесу ему такую историю?
-И как ты себе это представляешь? Ввалится гопкомпания во главе с таким громилой, как ты.. Да,.. бедная женщина будет очень расположена к откровенности! Я пойду одна. А мальчишки тут тебя развлекут моими мемуарами, если уж ты не собираешься заниматься своими собственными делами.
-Неблагодарная девчонка! Ладно-ладно,- поднял он руки в притворном ужасе, когда я замахнулась на него своим кулачком,- только если ты расскажешь весь ваш разговор подробно.
-Не вопрос. А вы тут поглядывайте. Мало ли что..
Улица была совершенно пуста. Но в парикмахерской кто-то был. Я постучала в дверь. Она качнулась. Тогда я заглянула в щель и почувствовала резкий химический запах, такой сильный, что мой модифицированый нос просто взбесился. Ещё раз громко постучав, я прислушалась. Какое-то движение, шорохи и царапанье.
-Чёрт, я всегда смеялась с киношного "мяса". Тех, кто пёрся посмотреть в явно опасное место и попадал в лапы монстров или убийц. Но мне надо добраться до хозяйки этого заведения, даже, если там вылупился "чужой" из липкого и противного зелёного яйца. Да не зря у меня появился костюмчик Канга.
На цыпочках я двинулась вовнутрь. Мать Вдовы сидела в рабочем кресле спиной ко мне. Я ступила в сторону и сделала ещё пару шагов, чтоб увидеть её отражение в зеркале. Лицо было сплошным синяком. Руки привязаны к ручкам кресла скотчем. Она была жива. Воздух входил в лёгкие со свистом и хрипами. Больше в комнате никого не было.
-Если нападавшие не прячутся здесь или не роются в других помещениях, то, по- любому, они вернутся, чтоб закончить дело,- рассудила я.
И быстро двинулась вперёд. По возможности беззвучно открыв стол, схватила ножницы и срезала путы. Женщина посмотрела на меня щёлочкой заплывшего глаза и попыталась встать. Я подставила плечо и она, оперевшись на него, поднялась. Но уйти мы не успели. Выход перегородил иссохший парень с кожей покрытой язвочками и старинным биопротезом. Сейчас таких уже не делали. За ним стояли "двое из ларца". Похожие друг на дружку здоровяки-морлоки.
-Смотри-ка, сама пришла. А мы тебя обыскались,- одноногий повернулся к своим охранникам,- старуха ничего не знает, иначе бы мы уже что-то услышали. Теперь она нам не нужна. Пристрели её.
Один из амбалов выстрелил, не сказав ни слова против. Я успела закрыть женщину своим телом, когда грохнуло. Меня сбило с ног и мы обе упали.
-Куда ты выстрелил, Твикс?!- заорал Сколопендра.
Не было сомнений, что это он. Я была жива. И даже не ранена. Но ощущение было такое, как будто меня лягнул осёл. Входная дверь хлопнула и шлёпнул ещё один выстрел. Тот, что стрелял в меня, упал. Ещё один выстрел вышиб кусок штукатурки. Мимо нас пробежал второй морлок почти таща на себе хромого. Оба скрылись в подсобном помещении, а в комнату ворвались Бэй и мальчишки.
-Мы их догоним,- крикнул Торин.
-Куда!?- захрипела я,- вы не знаете сколько их. У них тут кругом свои пути, а вы в чужом районе. Забираем её и пошли отсюда, пока сюда не набилось ещё надцать вооружённых бандюков.
Но, пока мы не согласились запереть парикмахерскую и опустить ставни на витрины, хозяйка не согласилась покинуть опасное место. Труп убитого морлока придётся убрать позднее. Мы погрузились в машину Бэя и поехали домой. По дороге Петька извертелся. Всё смотрел нет ли за нами слежки. Торин хотел стукнуть его по затылку, но я не позволила.
-Пусть смотрит. У их бывшего машина вполне могла быть. Я поняла, по его намёкам и некоторым оговоркам Вдовы, что он вёл довольно бурную деятельность на поверхности. Если ты говоришь, что Проходчик был ему предан и связан с ним близко, то он мог взять её на себя или передать брату. Они же как-то торгуют своей отравой. Имеют диллеров. Значит некоторые могли сохранить чипы и водительские права. Дружок Вдовы точно был ЧМо. Во всех отношениях,- хихикнула я напоследок.
И уже до дома молчала, обдумывая свою линию поведения во вновь, как говорится, открывшихся обстоятельствах. Морлоки наверняка пытались вытянуть из бедной женщины сведенья о сканере. Могли и обо мне говорить. Не с ней, так между собой.
Чтож, говорить правду проще, чем врать. Не запутаешься в собственном вранье. Что происходит рано или поздно, если такое делать приходится. Поэтому я всегда старалась изменять пару основных фактов, а в остальном придерживаться действительных событий.
Вобщем-то люди врут всегда. Из очень разных соображений. Но почему-то страшно обижаются, когда ловят на лжи других.
Я стараюсь следовать закону Пиноккио. Если уж время от времени у тебя начинает расти нос, постарайся хотя бы не выколоть глаз окружающим.

Герасим стойко перенёс моё появление с очередными неприятностями на плечах. А Катерина с Ксенькой тут же захлопотали над нашей неожиданной гостьей.
Когда она, отмытая и обложенная примочками, устроилась на диване в нашей столовой, я уселась рядом с ней на стульчике. Только вся братия и не подумала оставить меня для приватной беседы. Все расселись вокруг, включая, конечно же, Бэя.
-И что мне надо было сказать тем, кто совсем недавно спас мне жизнь? Потерпите, пока я не придумаю для вас историю, которая не заставит вас за меня волноваться? Ага, так они и согласились. Ничего, прийдётся вытерпеть очередную порцию заботливого кудахтанья и сделать так, как я посчитаю нужным. Кстати, синяком под чёрной шкуркой кому поручить заняться? Торину или Бэю? Ксюха ведь писк на весь дом поднимет. Судя по тем ощущениям, которые отвлекают меня от допроса, заставляя собираться, чтоб не стонать и не ойкать от резких движений, зрелище будет то ещё.
Я хихикнула не к месту, представляя, что подумает Ксеня застав меня с Торином за этой процедурой. Хорошо хоть никто не обратил на это внимания. Я собралась.
-Ольга Николаевна,- начала я,- мне предстоит длинный рассказ. Выслушайте его, пожалуйста, и подумайте о том, что я у вас попрошу. Потому что , в свете сегодняшних событий, нам прийдётся разбираться с этой ситуацией до конца с вашей помощью или без неё. У вас есть ещё один выход - бросить всё и уехать. Потому что в покое вас не оставят.
Женщина молча кивнула, даже не спросив откуда я знаю её имя. И я в подробностях изложила всю историю её дочери, как сама её знала. Рассказала о диггерах, морлоках. Познакомила со всеми, кого касался рассказ. И дала Торину возможность доложить рекогносцировку, пока я соберусь мыслями и силами. Рёбра болели всё больше. Поэтому, когда он закончил, я поднялась сцепив зубы. Мне, кроме всего прочего не улыбалось, если я начну говорить о сканере при всех. Сейчас они удовлетворили своё любопытство.
-Вы наверное устали и мой рассказ вас расстроил. Отдохните, у нас ещё будет время для бесед.
Я подошла к Бэю и тихонько ткнула в бок.
-Ты мне нужен,.. по секрету,- прошипела я и пошла на улицу.
Он вышел за мной и я потащила его к единственному месту, где можно было уединиться. К тому самому сарайчику.
-Ксеня подумает, что у меня там место свиданий,- мелькнула у меня мысль, при взгляде на качнувшуюся занавеску в окне дома.
На этот раз я подпёрла дверь вилами. И начала раздеваться. Бэй с недоумением смотрел на мой жалкий стриптиз, до того мгновения, как не увидел синячище на моей груди. Впрочем то, что у Ксени, которая была почти на год младше, можно было назвать грудью, у меня ещё можно было замазать зелёнкой.
-Дышать не больно?- деловито спросил Бэй, аккуратно прощупывая центральную точку удара,- Рёбра похоже целы. Сделай холодный компрес с уксусом и солью. А на ночь положи картошку или картофельный крохмал. Так Канг с подарочком ко времени оказался? Вот уж он будет рад.
-Ну, честно говоря, стреляли не в меня. Я им нужна была живой. А Ольга, соответственно, нужна была мне. И была возможность..
-Так ты что, сама под пулю подставилась?!
-А что я должна была делать,- заорала я в ответ,- смотреть как её шлёпнут, если на мне броник?
-Чего вы там орёте?- раздался голос Торина из-за двери,- идите, Катерина обедать зовёт. А то сейчас сюда весь дом сбежится.
Я толкнула Бэя к выходу, а сама начала натягивать вещи.
Бэй повёл Торина обратно, а я выскользнула следом и, не долго думая, повернула к дому Катерины. Пока она возится у нас на кухне, я повожусь у неё. Другой возможности сделать компресс в нашем импровизированном общежитии у меня не будет.
Когда я вернулась, Бэй развлекал наших клушек беседами о китайской кухне.
-Курица и кролик, схожи по вкусу,- вещал он,- и кролика можно так же приготовить в остро-сладком соусе. Обжарить и притушить минут двадцать в смеси из яблочного сока, яблочного уксуса, соевого соуса, чеснока, молотого имбиря, острого перца чили и коричневого сахара. Можно долить чуть водички.
-А ингридиенты добавлять прямо в вок с курицей?- заинтересованно разузнавала наша будущая хозяйка, косясь на Петьку.
-Нет, курицу надо обжарить и выложить отдохнуть. А в воке смешать соус, чуть уварить, а потом уложить туда кусочки и тушить до готовности.
-А соль? Нужно? Вы не сказали..
-Соевый соус достаточно солёный, но я всё равно бросаю щепотку, когда жарю мясо. Самообман, наверное.
Я скромненько устроилась за столом, стараясь не касаться его рёбрами. Но Торин внимательно следил за мной и я показала ему язык. Он покраснел и отвернулся.
Горячий супчик зимой как раз то что надо. Все углубились в кулинарное наслаждение и отвлеклись от моей персоны. Желающим посострадать досталась Ольга, которая с трудом открывала рот, но старалась не обижать хозяйку и хвалила еду совершенно искренне.
Несмотря на мои миниразмеры, отсутствием аппетита я не страдала. Задумавшись, я пошвыряла содержимое тарелки в желудок и, как всегда, протянула тарелку за добавкой. Но, очевидно из-за присутствия гостей, Герасим решил поиграть в папочку и шлёпнул меня по ладошке. Я уронила тарелку и с недоумением воззрилась на него.
-Хорошо хоть посуда у нас небьющаяся,-сладеньким голоском пропела я,- сегодня день воспитания? Так я уже не маленькая. Вот в следующий раз буду за свои рассказки деньги брать, как некоторые умные люди делают. У нас недостаток средств на добавку? Так у меня как раз новое дело наклёвывается. Хватит и семью накормить и дом отремонтировать.
Гера побледнел. Его появление в доме не оставило меня единственныи добытчиком. Наоборот, я даже несколько обленилась. А теперь ещё и повела себя как типичный тинейджер, позволяющий себе детское вредничанье, но ртебующий взрослого отношения. Когда у меня что-то болит, я не жалуюсь, но становлюсь такой стервозой. Сама себе противна. А поскольку мне стало стыдно, а извиняться мешала боль под повязкой, я сама себя на всех разобидела и ушла в спальню походкой английской королевы.
Конечно, следом тут же прибежала Ксеня. Она никогда не пыталась меня воспитывать. Видимо, не чувствовала за собой права на это. Но некоторых такие мелочи не останавливают.
-Принеси мне сырую картошку и нож,- нахально припахала я подругу,- и попроси Бэя зайти ко мне перед уходом. Он говорил, что у него дела в городе.
Ксеня пошла на кухню, решая по дороге настолько ли я голодна, чтоб трескать картоху сырьём. Я видела это по её напряжённой спине. И вернулаь так быстро, как могла. Картошку она вымыла до зеркального блеска. Нетерпение в глазах насмешило меня, поскольку выдавало её любопытство.
-Ксень, ты заметила, что я не стала упоминать при всех о сканере. Кроме тебя и Тимура, никто не в курсе. Я хочу, чтоб так и оставалось. У Ольги морлоки, наверняка, выпытывали именно это. А искали нас. Не сомневайся. Они держали профессора в плену столько лет не для того, чтоб упустить его изобретение так просто. Скажи Катерине, что Ольга сегодня ночует здесь, со мной.
-Но ей нужен уход..
-Не возражай! Мне надо с ней поговорить наедине.
Я продолжала злиться, потому что только что чуть не ляпнула, что мне уход тоже не помешал бы.
-Пусть приготовит все лекарства для неё и принеси их сюда. Я попрошу Бэя переночевать в городе. У нас уже совершенно нет места. Правда, завтра мне всё ещё нужна будет машина.
-Он обещал зайти через несколько минут.
-Отлично. Ты можешь идти поговорить с Катериной,- злорадно отшила я подружку, которая всё ещё торчала и ждала, что же я стану делать с картошкой.
Ксеня немного обиженно вздохнула и вышла. И тут же вошёл Бэй. Он, наверное, стоял за дверью.
-Подслушивал? С него станется. Он такой же любопытный как я. Но нет.. дверь надёжная и закрыта была плотно. Не мог он ничего услышать.
-С чего это ты язычок наточила? Болит?
-Ты, прям, насквозь меня видишь. Болит, конечно,- я сделала паузу,- ты не мог бы вернуться завтра.. машина очень нужна. Совсем нет времени..
-Я сегодня вернусь. Что-то не хочется мне оставлять вас одних. Переночую на диванчике в столовой,- не дал мне возразить он,- я же понимаю, что больную женщину там не уложишь. Я уже говорил с Петькой и Торином. Мы будем дежурить по очереди. А вдруг им всё же удалось нас проследить.
-Общежитие продолжается,- подумала я, когда он вышел.
Я уже начинала уставать от этого балагана. Всё же отшельничество мне ближе.
Вернулась Ксеня с примочками и скляночкой обезболивающего.
-Катерина сказала, что очень рада, что у тебя проснулась совесть. Это она сказала,..-попятилась вредная девчонка, увидев как я оскалилась.
-А тебе очень захотелось передать,- не удержала язык я.
Ксеня надулась и ушла. Я не стала её задерживать. Взяла нож и стала нарезать картофелину тоненькими кружками. Потом сняла броник, вывернула и пазвесила сушить. Подкладка провоняла уксусом. Достала из шкафа старую простыню и оторвала полосу во всю длину. Положила её на кровать, улеглась на неё спиной и стала выкладывать на ушиб картофельную апликацию. Видос у синяка был жуткеникий.
Я ещё не закончила, когда в дверь постучали.
-Кто?- крикнула я, набросив на себя одеяло.
-Это я, Ольга.
-Входите.
Женщина сделала шаг вперёд. За её спиной маячила Ксеня. Но входить она не стала.
-Садитесь,- пригласила я, когда дверь закрылась.
Она присела на край кровати. Я откинула одеяло и спокойно продолжила свои манипуляции с картофельными кружками.
-Ты ранена!- воскликнула она,- я думала он промахнулся, когда мы свалились на пол.
Я махнула рукой в сторону висящего костюма.
-Баллистическая ткань.
-Давай помогу.
Я, конечно, хитрюга. И сделала это нарочно. Но её помощь мне была действительно нужна. Не с компрессом. С ним бы я справилась сама. Но лёгкое чувство признательности мне не помешает, когда дело дойдёт до выяснения проблем со сканером. Чтоб она насмотрелась на моё тощее тело с сине-багровым пятном, я приняла предложенный уход. А, когда плотно затянутую простыню мы закрепили булавками, я уложила в постель свою гостью и стала накладывать примочки на её повреждения.
-Ольга, я не говорила при всех о том, за чем охотились морлоки. Чем меньше людей будут знать о сканере, тем меньше возможностей, что кто-то воспользуется им во зло. Ваш муж сломал тот прибор, над которым он работал у морлоков. Я забрала его и починила.
Ольга молчала. Тогда я решила ничего не говорить про тот, что был у Вдовы.
-Вы знали, что он продолжал исследования? Я же видела его возле парикмахерской. Вы не могли не узнать мужа. Значит он нашёл вас в доме вашей сестры, когда бежал от морлоков. Прибор в рабочем состоянии, но я не знаю кода для управления. А он может помочь мне уничтожить эту мерзкую компанию, которая травит наркотой таких девочек как Ксеня и какой была ваша дочь.
-Судя по твоему рассказу, моя дочь не была такой уж паинькой. Но смерти она не заслуживала. Муж взорвал помещение под лабораторией, потому что там были запчасти и технологические возможности, чтоб сделать ещё сотню таких же сканеров. Он говорил, что, если его найдут и заставят заняться производством усовершенствованных моделей, то он не позволит им попасть к морлокам в руки. Но, знаешь, он столько перенёс, что выглядел не совсем здоровым... Это мягко сказано.. Он всегда был зациклен на своей работе. И его рассказы были похожи на бред сумасшедшего.
-Скажите, Ольга, он был аутистом?
-В лёгкой форме. У него были некоторые признаки аутичного поведения, но, когда он пришёл ко мне после всего этого ужаса, то временами впадал полную прострацию, а временами был почти прежним. Я не знала что из его слов было правдой, а что фантазиями. Я кормила его, но он не хотел оставаться у меня, а всё бродил в округе и искал наших девочек. А тут стали появляться эти мёртвые дети. И я испугалась, и совсем не знала, что думать. Когда он пошёл за тобой, меня просто окатило ужасом. Но ты ушла и я опять не могла себе представить моего мужа убийцей.
-Так ты поверила в его рассказы только, когда услышала взрыв?
-Я не сразу связала одно с другим. Но, когда он больше не пришёл.. Я плакала, но это были уже не те слёзы. Прошлое было уже похоронено. Гораздо раньше. Это скорее были слёзы облегчения. Мне казалось всё теперь закончилось окончательно. Но прошлое имеет свойство возвращаться пока мы живы. Он не хотел убивать дочь. Хотел предотвратить другие смерти. Но она погибла фактически от его рук. Я не хочу больше слышать об этих сканерах. Они принесли мне столько боли. Обе мои девочки мертвы.
-Как их звали? Я так и не узнала имя.. Вдовы.
Это было не совсем честно. Но я должна была воспользоваться хотя бы такой возможностью, если она не захочет мне помогать.
-Её звали Лариса. А сестру Людмила. Мы решили назвать обоих в честь наших матерей. Ларочка и так всю жизнь чувствовала себя брошеной. Людочке нужно было больше внимания и заботы. Она совершено не могла себя обслуживать. И муж.. Он не умел открыться полностью. Видимо из-за своей болезни, которая роднила его с младшей. Он пытался сделать так, чтоб поняли её, но хотел понимания и для себя. Я потеряла всю свою семью и совсем не хочу, чтоб ты погибла доверившись этому проклятому сканеру. Я сегодня и так чуть не стала причиной твоей гибели.
-Глупости. Это меня они искали.
-Они искали чёртовы приборы. Думали муж мне что-то рассказал. О тебе они у меня не спрашивали. Говорили между собой, что если я ничего не знаю, прийдётся искать сканер у девчонки. Я даже представления не имела, что говорят о тебе. Но ты чуть не погибла, потому, что хотела меня спасти.
-Ну, так не делайте мою жертву напрасной. Я всё равно буду бороться с морлоками. Просто с прибором это, возможно, будет легче. Мои друзья диггеры могут пострадать от них. Скорее всего меня наймут выяснить нет ли у них нового оружия и уничтожить его. Хоть они мне и друзья, но даже близкие не все знают о сканере. Я умею хранить тайны. А за работу эту возьмусь, чтоб не появлялось больше таких Ксюх. Я хочу уничтожить это гнездо. А также и освободить людей, которым задурили голову главари морлоков. Они могут стать одним из диггерских кланов. Без убийственных планов "очищения подземки для нового вида людей".
Ольга задумалась надолго. Мне даже показалось, что она заснула. Её опухшие глаза были закрыты. Когда я совсем уж решила, что разговор закончен, она посмотрела прямо на меня.
-Хорошо, я помогу тебе. Но ты должна пообещать, что сканер не попадёт в чужие руки. Мне прийдётся самой имплантировать его тебе. Чтоб никто не смог отобрать его у тебя даже после смерти. Ты готова на это.
-Я готова и на большее. Вы даже не представляете, Ольга, на что. Боюсь, я и сама этого ещё не знаю.
-Тогда тебе прийдётся достать кое что для местной анастезии и взять мои медицинские инструменты. У тебя есть кого послать за ними ко мне, так, чтоб он не привёл сюда морлоков. Кроме того, ты не забыла о трупе в парикмахерской?
-Не переживайте.. Тимур,..я упоминала в рассказе о нём, знает о сканере, так как сам участвовал в операции в зоне. Но он не сказал никому. Даже его начальник, с которым Тима дружит и дочь которого убил тот маньяк, не знает о приборе. Мы решили, что не хотим говорить о нём официальным властям, чтоб он не попал к особистам. Но я могу обратится к ним, от вашего имени. Вы же, в отличие от меня и напавших на вас морлоков, чипмеченая гражданка. И всё можно представить как убийство при самообороне. Смерть морлока даже расследовать не станут. Вам только прийдётся сдать пистолет Бэя, как свой. А под видом расследования, Тимка принесёт нам нужные вещи.
-Хорошо. Но они могут наблюдать..
-Морлоки не станут следить за полицейскими. Особенно, если они примчатся туда, как кавалерия, с сиренами и мигалками. Они подумают, что вы обратились в полицию. И не станут больше искать вас. Станут искать только меня. А я скоро навещу их сама. И вам лучше выставить парикмахерскую на продажу. Не думаю, что её купят, но это покажет морлокам ваше намерение не возвращаться в зону. А, там, дальше, как сложится.
-Ладно. Договорились. Тогда тебе надо действовать как можно быстрее.
-Бэй ещё здесь я надеюсь. И он собирается сегодня вернуться сюда. Я попрошу его свозить меня к Тимуру.
-Но ты ранена.
-Не смертельно,- улыбнулась я, всем видом показывая степень собственного героизма.

Всё запланированное прошло как по-маслу. Я даже успела заскочить к Китайцу за подарками. Канг получит кошелёк, как я и хотела. Мало того, я смогла купить для Тимуркиной малышки чудное покрывалко с вышитым котёнком. Как живой! Потратила всё, что у меня было. Но отказаться от такой красоты была не в состоянии.

Мы с Ольгой уже пару дней пропадали у меня в комнате, мотивируя тем, что ей нужен уход, а я, вроде как, его обеспечиваю. Ксеня носила нам еду и лекарства. Но в моё самоотречение верила слабо. Гера, я думаю, тоже. Поэтому на третий день он попытался выяснить что к чему.
Я сделала лицо попроще и даже извинилась за своё поведение. Боль стала поменьше, и ко мне вернулось присутствие духа.
-Врушка ты,- не поддался Гера,- что-то ты темнишь.
-Люди, которым по душе мои прекрасные качества, должны мириться и с моими мелкими недостатками,- со своей обычной наглостью заявила я.
Спас меня Тимур. Он явился с грубым коричневым саквояжем. Чисто деревенский доктор. Ольга ухватила его и уволокла в уголок. Никого не удивило, что женщине принесли вещи, удивило, что мало.
-Я не мог везти оттуда тряпки. Меня могли отследить. Ясно же, что вещи повезут хозяйке. А кое-какие мелочи сюда влезли. Саквояж вынесли криминалисты. Я веду это следствие, поэтому вам особо готовится не надо. Нужно только узнать у Бэя происхождение оружия.
Он рассмотрел лицо Ольги и сделал несколько снимков.
-Нине очень понравился твой подарок, Ню. У тебя замечательный вкус. Вышивка просто чудо.
-Даже не принесла показать,- обиделся Гера.
-Была возможность сразу вручить, чтож я его домой таскать буду. Я подарила от нас обоих. Захочешь, добавь малышке что-то от себя. Честно говоря, не думала, что смогу приобрести такую вещь, но мне сделали скидку за оптовую покупку,- практичным голосом хорошей хозяйки выделывалась я перед Тимуром,- владение вещами с китайской ручной вышивкой символизирует высокий социальный статус, её, как предметы роскоши и произведения искусства передают по наследству.
-Чита, ты, Нюшка, и кривляка. Но подарок выбрала хороший.
-Я уже говорила - нет людей без недостатков. Но я безумно обаятельная. Со временем у меня могут появиться и другие достоинства,- отставив манерно локоток и повернувшись, как манекенщица на подиуме, я прошла по коридору мимо оторопевшего в проходе Торина, который пришёл звать всех к столу.

После обеда Тимка убежал. Герасим и Петька ушли в крольчатник. Катерина и Ксеня уселись за машинку, благо было с чем повозиться. Торин отправился на встречу со своими. Я дала предварительное согласие на участие в рейде к морлокам. Только попросила несколько дней подготовки, не уточняя, чем именно собираюсь заниматься.
Меня припахали мыть посуду. Мы с Ольгой справились быстро, поскольку хотели заняться наконец своими делами. В мастерской я открыла свой тайничок, где держала всё самое ценное, а также незаконное. Сюда же, после сушки отправился и сундучок с броником.
Эта маленькая кладовушка, которую оборудовал ещё отец, предназначалась и для меня. Когда к отцу приходили чужие, например, с отцовской работы, за результатами замеров, меня прятали там. Случалось и надолго. Я привыкла лежать там на малюсеньком топчанчике и слушать детективные истории Сильвера или просто размышлять о том, как когда нибудь я вырасту и уеду туда, где мне не нужно будет чувствовать себя изгоем.
Сканер Ольга настроила быстро. Она заглянула вовнутрь и оценила мою работу на отлично. Она не знала какие усовершенствования внёс профессор. Это мы сможем проверить только подсоединившись к нервным окончаниям моего мозга. Собственно это можно сделать снаружи, через кожу, но мы то хотели спрятать его от чужих глаз.
Я отсоединила корпус сканера и поместила его в специальную гелевую капсулу, предназначеную для вживления подкожных чипов. Её состав позволял образовывать связи с нервами и кровеносной системой организма. Кроме того мягкий гелевый мешочек это не жёсткий пластиковый корпус, который могли обнаружить даже под волосами, где мы хотели замаскировать прибор. Сама плата, тоненькая и подковообразная, отлично помещалась за ухом. Ольга обезболила место операции и сделав надрез по линии волос быстро поместила её на место. несколько маленьких саморассасывающихся швов и клеточный гель, почти такой же как в капсуле для того, чтоб не образовывался шрам. После того, как он подсох, я опустила волосы на уши. Первые пару дней надо последить, чтоб шва никто не увидел.
-Ольга, а скажи, генмодификации с цветом волос можно законно сделать парикмахеру.
-Можно, только чипмеченые граждане должны поменять код в чипе в полицейском управлении.
-Значит у тебя есть стандартные генмодификаты? Я хочу сделать себе чёрные волосы.
-Обычный набор есть конечно. Это, если посетитель просит чего-то нестандартного, тогда он сам выбирает цвет в магазине и приносит с собой. У меня даже сейчас есть в саквояже набор. Только ты знаешь, что не стоит делать много изменений по цвету, это плохо для волос. Я рекомендую максимум до восьми за всю жизнь. Ты ещё молоденькая, желания могут измениться, когда станешь взрослой девушкой.
-Нет, я давно решила, хочу волосы самые черные какие можно. Мне эта белёсая пакля до смерти надоела.
-Ну-ка, повернись к свету,- Ольга посмотрела на мои глаза, зелёный цвет которых мне всегда нравился, и заявила уверенно,- а знаешь, тебе пойдёт. А, если усилить цвет глаз и вплетать в волосы зелёные пряди..
-Зелёные?- засомневалась я,- так далеко в своих мечтаниях я не заходила.
-Генмодификацию не рекомендую, а как украшение для определённых случаев.. Будет очень красиво и характерно. Тебе, с твоей манерой поведения, определённо пойдёт.
-Ладно.. А давай сейчас,- загорелась я,- заодно будет отмазка, чем мы здесь вдвоём занимались.
Ольга развела капсулку в обычной воде, подумала и добавила ещё одну из другой упаковки.
-А это чего?- подозрительно спросила я.
-Не бойся рога не вырастут,- засмеялась она,- это мой личный состав. Волосы всегда будут блестящими, как после геля. С чёрными волосами это очень красиво.
-Класс! Спасибо. Заодно и внешность изменю чуток. А то меня морлоки уже в лицо узнают. Видимо описали меня те придурки, что сбежали, довольно обстоятельно. А может за нами ещё в зоне следили. А с броником вообще прикольно будет. Оставить в подземке один комбинезон, морду сажей замазать, волосья чёрные - ниндзя, да и только.
-Ты меньше всего должна стремиться к этому. Но ты станешь очень эффектной девушкой, когда подрастёшь и оформишься.
-Мне кажется я так и останусь кузнечиком, коленками назад. Я ем как бегемот, и ничуть не поправляюсь.
-Всему своё время. Зато такие как ты не должны изводить себя диетами. У тебя просто хороший метаболизм.
Ольга налила жидкость, которая отливала зелёными и розовыми разводами в бутылочку с разбрызгивателем и начала тщательно наносить жидкость на волосы. Потом надела клеёнчатую шапочку и быстро укутала голову махровым полотенцем, которое я, чтоб не подниматься наверх изъяла у Герасима в душе. Просто идея пришла внезапно и подготовиться мы не успели. Надеюсь результат оправдает нагоняй, который я непременно получу. Щёточкой с жидкостью она прошлась по бровям и ресницам.
-Их тоже надо согреть?- шутливым тоном спросила я.
-Нет,- серьёзно ответила Ольга,- мне надо, чтоб они были чуть светлее. Будет выглядеть естественней.
Прошло почти сорок минут. Наверху хлопнула дверь и кто-то стал топать, сбивая снег на входной коврик.
-Скоро?- шёпотом спросила я.
-Секундочку..- Ольга уже достала коробочку с клеточным гелем,- он ускорит реакцию.
-Похоже у него целая куча применений. Удобная штуковина. И это что-то новенькое. Надо будет достать и себе. Не хочу новых шрамов. А при моей работе.. Жаль у нас его не было, когда мы лечили синяки.
-Синяки, это всего лишь лопнувшие сосуды. Заживут и так. Жаль, что его не было тогда, когда я заработала это,- она прикоснулась к ожогу на лице.
Ольга глянула на часы и потащила меня к зеркалу в комнату Геры. Я ахнула и присела. Волосы покрытые гелем пошли цветной волной. Сначала розовой, потом зелёной, потом маслянисто-чёрной. Последний цвет впечатлил меня больше всего. Хотя и то, что было раньше показалось, как минимум, интересным. Если не считать бровей. С розовыми и зелёными ресницами я могла бы смириться.
-У меня нет зелёных прядок, но я куплю их для тебя. Я тут объедаю вас уже несколько дней.
-Не торопись покупать что-то. Я уже имела неприятный опыт с продажными полицейскими. Покупки по чипу можно легко отследить. Наркотики денежный бизнес. Морлокам есть чем платить тем, кто готов продаться. Тимур, кстати, того же мнения. Он знает, что к нему, как к следователю по твоему делу, могут попробовать подъехать. Твоё местонахождение даже в деле не упомянуто. На всякий случай.
-А он не может пострадать? Или его жена с малышкой? Их могут использовать, чтоб надавить на него.
-Нина ещё в больнице. А туда попасть практически невозможно. Там лучшие системы охраны.
-А потом?
-А потом я разберусь с морлоками.
Ольга прыснула.
-Прости,- она закрыла, непроизвольно наползающую на лицо, улыбку руками,- просто это так... воинственно прозвучало.
-Я не дурочка и поняла, конечно, что она поспешно заменила слово "смешно", на "воинственно".
Объяснять, что я не буду воевать одна, не было смысла. Она и так это понимала.
Дверь снова хлопнула.
-Девочки!- громко крикнул он из коридора,- где вы все?
-Мы идём!- голос Катерины звучал довольно,- посмотри какие платья мы сшили для девчонок.
Я приложила палец к губам и подтолкнула Ольгу к лестнице. Сверху вприпрыжку спускалась Ксеня в новом платье и Петька с Герасимом таращились на неё. Но я отобрала у бедняжки фурор. Они увидели меня раньше наших мужичков и раскрыли рты. Те обернулись. Немая сцена... Пожалуй, будь у меня чип, пошла бы в актрисы.
-Как здорово!- первой опомнилась Ксеня.
-Ну не знаю.. непривычно как-то,- засомневался Герасим. Совсем на себя не похожа. Какое-то аниме японское.
-Тьфу на тебя,- махнула тряпками в его сторону Катерина,- да она просто красавица!
Петька глянул в мою сторону и тут же обернулся к Ксене, как будто испугался, как бы она не подумала, что нравится ему меньше. Но покраснел во всю щеку. Ксеня открыто улыбнулась и я подумала, что это красит её больше, чем новое платье или любой цвет волос, какой только можно придумать.
-Вот бы мне такой взгляд от парня,- позавидовала я,- похоже они и вправду влюблены.
-Примерь и ты обновку, Ксеня так старалась,- Катерина протянула мне платье бутылочного цвета,- выбирали к твоим глазам. И волосы попробуй заколоть повыше.
Катерина протянула руку к моей голове, но Ольга перехватила её.
-Пусть пару дней поносит распущеные. Гнемодификация слегка травмирует корни. Не стоит их нагружать.
-Молодец,- про себя улыбнулась я,- мне самой так ловко не соврать. Но всё же остаюсь при своём мнении. Если от вранья не станет расти нос, то всё равно оно рождается с ослиными ушами. Как не причёсывай ложь - уши всё равно торчат. Гера что-то почувствовал. Наше совместное пребывание с чужой женщиной в течение всего свободного времени, было не совсем похоже на меня. От его Катерины я бегала, как сайгак, хоть и знала её с детства. Опер есть опер. Надо ждать откровенного разговора или смываться из дому.
-Спасибо Катерина, спасибо Ксеня, пойду мерять платье,- включила я послушную девочку,- может он решит, что Ольга на меня хорошо влияет и отстанет?
Взбежав по ступенькам, я влетела в родительскую спальню, скинула свои потёртые штаны и свитер. Платье приятно холодило кожу гладким зелёным шёлком. Я вылупилась в зеркало на стройненькую незнакомую девушку и повернувшись так быстро, что платье облепило ноги мягкими складками, чуть не шлёпнулась, наступив на развязаный шнурок кросовки.
-Чёрт, у меня нет ни одной пары туфель. Тем более на каблуках. А сюда надо именно такие. Я и ходить то на них не умею.
Я полезла на дно шкафа. Во фланелевом мешочке лежали мамины туфли с выпускного. Чёрные лаковые. С небольшим устойчивым каблучком. Чтоб танцевать до рассвета. Сунув ногу, я расстроилась - велики. Затолкала в носки куски ваты и снова надела. Опять подошла к зеркалу. Девушка была, как минимум, хорошенькая.
В дверь тихонько постучали.
-Наверное, Ксеня,- решила я и отбросив волосы на одно плечо, крикнула,- заходи!
В комнату вошёл Торин и стал столбом. Он так сжал челюсти, что у него обострились скулы.
-Ну, что сказали в клане? Когда выступаем?- нетерпеливо затеребила я его.
-Послушай,- Торин прижал к себе руки, как будто боялся коснуться меня,- ты уверена, что хочешь идти? Это очень опасно..
Он не смотрел мне в глаза.
-Что ещё ты выдумал? Мой план не утвердили?
-Утвердили.. Но.. Я знаю, что ты сообразительная, храбрая и даже просто удачливая. Но ты неподготовлена физически и ты.. девушка.
-И что? Я только что ей стала? Тебя это не смущало, когда ты пришёл ко мне из-за друга. А теперь опасность угрожает всем твоим друзьям и знакомым. Что изменилось?
-Тогда я шёл с тобой рядом. И это не была армия морлоков.
-Ну уж и армия.. Ну есть там несколько десятков воинов. А тогда против нас были профи, полицейские.
-Но я то об этом не знал. Ты тогда тоже могла пострадать.
-Не собираюсь вышивать крестиком, только потому, что не родилась мужиком,- я больно стукнула его кулачком в грудь.
Торин даже не поморщился. Только вздохнул.
-Я не собираюсь запирать тебя в башне.. Хотя сейчас ты очень похожа на принцессу,- его лицо пошло красными пятнами, а я топнула ногой от злости,- просто считаю, что должен пойти с тобой.
-Да?! Cчитаешь?! И что ты там насчитал? Мне одной гораздо легче скрываться. У меня только один броник и, вообще, специальной аммуниции больше нет,..- замялась я,- а вести меня будет Синдж и Сталкер будет на связи.
-Но что ты сделаешь одна?
-Ты не забыл - моя цель глубокая разведка? Сейчас все сведенья о морлоках не проверены. То, что вы знаете, неполно и недостоверно. Пока кланам не будет известно всё о реальных силах морлоков, об их системе защиты, вооружении, не многие согласятся рисковать своими людьми. Только против вашего клана была осуществлена попытка нанести вред. А всё, что сказала эта женщина, могут подвергнуть сомнению. Кланы хорошо сосуществуют между собой и не было нужды серьёзно вооружаться. Прибыли в основном шли на улучшение жизни людей. Ты сам в курсе, что оружие кланов ножи и шокеры. Огнестрельного почти нет. Селения практически не имеют защиты. Разве только ваше, на самой базе. Но и то вы будете отрезаны от всей своей инфраструктуры. Фермы, крысятники, всё могут разграбить. Ни у кого нет желания идти на конфронтацию с морлоками без особой нужды.
-Я понимаю, что всё это нам необходимо, но не могу понять как ты собираешься добывать эти сведенья.
-Вот это, дорогой, уже мои профессиональные секреты. За это я беру деньги с кланов. Если бы не могла - отказала бы, когда ты явился с предложением от ваших вождей. Я же попросила время обдумать всё и оценить ситуацию. Значит подошла к ситуации трезво.
-Когда это ты стала таким суперпрофессионалом? Ты не боишься идти туда совершенно одна? Я думал мы пойдём нашей группой разведки. Парни все бойцы. Хорошо подготовлены.
-Вы будете поблизости, наготове. При первой же опасности я отправлю Сталкера за помощью. А до этого одной, скрытно, действовать проще. Тем более так подфартило с подарками от Канга и Бэя. Но у меня есть ещё кое-что, на что я надеюсь. Помнишь, когда я нашла резонатор инфразвука и пультик к нему? Вы тогда пошли вперед, а я задержалась и стеночку поковыряла. У меня в мастерской эта штучка уже давно до ума доведена. Если за мной отрядик морлоков погонится, мне шлёпнуть её на магнитик к любой железке секундное дело. Активная зона метров сорок, я думаю. Сам понимаешь, проверить возможности не было.
-Да всё я видел. Только ведь можешь и сама не успеть выйти из зоны.
-Ну, захватит чуть. Максимум описаюсь от страха. Я может ещё до этого в мокрых штанах буду. А их положит.
Торин явно почувствовал неловкость от моего неуместного натурализма. А я специально отвлекала его от идей, на которые его натолкнул мой неожиданно девичий прикид.
-Потом, твой ошейник,- продолжила я,- ты мне его сам отдал, когда всё закончилось. Догадываешься, что я его не стала в мусорку выбрасывать, а ещё и усовершенствовала чуток.
-Ну, для того, чтоб его надеть, надо пару крепких парней.
-Или одна хорошая плюха дистанционным тазером. У меня таких целых три. Завтра мне ещё и линзы новые у Алика забирать. Лис достал под заказ новую разработку. Только появились недавно. Те, что у меня раньше были, только на темноту годились, а эти -хамелеоны, с моментальной настройкой, от полной темноты до ослепляющего света. Реагируют на порядок быстрее, чем натуральный глаз. Тебе в подземке в глаза фонарик включи и ты ослеп, пока глаза не привыкнут. А я только небольшой микроудар получу, так как происходит мгновенная реакция фотосинтеза, делая линзу непроницаемой, а уж после регулируется открытие нужного диаметра зрачка. Я для этого просила небольшую сумму вперёд у ваших.
-Я принёс,- Торин неловко сунулся во внутренний карман и протянул мне свёрток.
-Представляешь, в первый раз такое, все деньги подчистую на подарки ушли. И Кангу, и малышке хотелось что-то особенно классное купить. Хоть и дорого, но на такой броник я бы сама лет пять копила, а уж Тимкина дочка это вообще святое дело,- я сунула деньги в шкаф и подтолкнула его к выходу,- пойдём, мы слишком долго вдвоём меряем новое платье.
Это для Торина было уже слишком. Он рванул к двери, как будто это его я саданула в зад вышеупомянутым дистанционным тазером. На низкой мощности.

Моё нежданное превращение в красотку ненадолго порадовало бы меня только в том случае, если бы его оценил Тимур. А, поскольку его не было, мысли мои были заняты совершенно другими вещами. Платье я продемонстрировала конечно. Чтоб не обидеть Ксеню и Катерину. Но оно быстро отправилось в шкаф вместе с мамиными туфлями. Хотя оказалось, что на каблуках, по крайней мере таких, какие были на них, я вполне сносно существую, но есть вещи и поважнее. Например, сегодняшний поход к Алику. Я вынуждена была согласовать с ним предстоящий заказ.
Хотя Алик не бдил над моими зароботками, но номинально был моим боссом. Я жила на территории клана, пользовалась его прикрытием и защитой. Поэтому заказы, по любму из моих направлений, для своих были первостепенны. А, когда дело касалось "политики", то есть всего, что могло затронуть интересы клана, согласование было необходимо. В данном случае вожди диггеров уже частично позаботились про политес и сделали заказ на уровне глав кланов. Но Алик непременно потребует подробностей и я должна быть дипломатичной и осторожной. Ему тоже ни к чему знать о ментальном сканере.
Мы с Ольгой весь вечер провели в попытках активировать его. Но пока не выходило. Видимо нужно было время пока гель прорастёт сосудами и нервными волокнами. По рассказам профессора она могла судить, что его новая разработка имеет гораздо больше возможностей, но многое из его рассказов она не восприняла всерьёз, поскольку состояние его на тот момент было, мягко скажем, нестабильным.
Первая разработка позволяла связаться с мозгом конкретного лица, только при отключении сознания от реальности при помощи лекарств, и наличии у напарника второго прибора, самонастраивающегося на ответное ментальное сканирование. Расстояние воздействия совсем небольшое, в пределах пяти метров.
Если же поверить словам его создателя, ему удалось за эти годы далеко продвинуться в усовершенствовании прибора. Я попросила Ольгу вспомнить всё, даже то, что она считала бредом, из его пояснений.
Профессор не пробовал вживлять прибор. Это была идея Ольги. Кроме того гелевые капсулы, до недавнего времени, использовались только спецами, при установке чипов. Разработку открыли для общего употребления недавно, после исследовния множественных возможностей клеточного геля. Съёмный корпус с нейрощупами, которые, через микропроколы в коже, как бы присасывались к нервным окончаниям, обеспечивал нужный контакт. Ольга же превратила сканер во вживлённый чип постоянного действия. Чего она не знала - это того, что он в моём теле не единственный и возможности Сильвера, я надеялась, заметно увеличат мои возможности.
Старый сканер давал возможности уловить мыслеволну усиленную парным прибором. Теперешний должен поймать любую ментальную активность в поле действия и, при должной концентрации даже воздействовать на мозг любого, находящегося в этом поле. Само воздействие очень зависело от психотипа человека. Подобно гипнозу. Это касалось как владельца сканера так и реципиента. Тоесть, как мои личные возможности, так и готовность противника ментального поединка к восприятию или защите, делали это воздействие очень различным. На это могло повлиять всё. От того, позавтракала ли я утром, и до того, в каком контексте разговора будет использована попытка психодавления.
Ночью мне снились страшные сны. В основном огонь. Когда я проснулась, спросила у Ольги, что снилось ей, и поняла, что не ошиблась с догадкой. Сильные переживания её сна, не блокированные в расконцентрированном состоянии ночного отдыха организма, мой сканер уловил. Значит теперь стоит предпринимать усилия, чтоб повторить приём в состоянии бодрствования. Воздействие станет следующим шагом. Кроме того, надо научиться делать это, как незаметно, так и пользуясь возможностью ментального удара.
Перед уходом к Алику я посмотрела на шов за ухом и, к удивлению, обнаружила только тоненькую полосочку с десятком поперечных чёрточек. Причём швы были виднее, чем сам шрам от разреза.
-Классная штука и быстродействующая. Мне точно надо такую с собой,- подумала я.
Заказывать гель у Лиса мне было не за что. В долг он не даёт. Можно попросить у Ольги и вернуть после операции. Когда у меня будут деньги. Но мало ли что может случиться. Я могу провалить дело или, не дай бог, не вернуться. Я шла по дороге к Аликовой резиденции и думала знает ли он про клеточный гель? Может одолжиться у него? Он трезво оценивает риски. Той пачки, что я несу под рубахой, хватит только на линзы. Вообще моя экипировочка приближается к оптимальной.
-Хочу гель!- капризно затопала я ножками по собственным мозгам,- выручайте..

Алик жрёт всегда. Когда бы я не пришла, его челюсти в движении. Правда сказать, задница не всегда в покое. Сегодня меня привели в тир. Движения босса напоминали мультяшный конвейер. Правая рука к столу - ко рту - к пистолету, выстрел и сначала.
Алик хмыкнул, оценив мой новый имидж, и кивнул на соседнюю мишень.
-А-ну, покажи свою малышку в деле. Я должен знать в каком состоянии отпускаю бойца. Мордой ты получше стала. А, как остальные способности развиваются, пора проверить.
-Патронов дашь? У меня Лис за последнюю партию знаешь сколько слупил? А мне боеприпасы понадобятся в деле.
-Если порадуешь, дам, а, если будешь стрелять как в прошлый раз, вообще никуда не отпущу.
Я натренировалась, причём так, что босса ожидает сюрприз. Сильвер постарался. Во-первых заставлял держать гантельку пока не отваливалось запястье. Во-вторых сам выбирал мне оптимальный прицел и давал команду. Сначала не получалось. Я больше ориентировалась на собственный глаз. А потом привыкла, наводила прицел и чип развлекался, командуя, "бах!".
Алик остался впечатлён.
-Маленькая засранка! Босса обставила! Смотри-ка, не только мордой лица поприятнела,- и он сделал жест, как будто собирается ущипнуть меня за зад.
Та картинка, которая вдруг возникла в моей голове, с толстой рукой Алика на моей обнажённой попе, чуть не вырубила мне сознание. Я побледнела, как смерть.
-Алик!- заорала я возмущённо.
-Спокойно!- раздалась команда Сильвера в голове,- ты уловила направленную на тебя эмпатическую волну, а мозг преобразовал её в адекватный образ.
-П-ф-ф,- зафырчала я не в состоянии сразу успокоиться.
-Какие мы нежные,- заржал Алик,- я пошутил.
Он вряд ли мог представить, насколько весёлые картинки в моей голове противоречили его заявлению. Думаю, очень хорошо, что мой мозг не имел большого соответствуещего опыта для "адекватных" образов.
Я отвернулась и принялась палить по мишеням с такой злобой, что армии морлоков не поздоровилось бы. Сильвер немного "побахал", пока мои реакции не пришли в норму.
-Я проанализировал твои видения и пришёл к выводу, что ты приняла ненаправленую волну Ольги в промежутках между фазами твоего быстрого сна, только потому, что вы находились на минимально близком расстоянии, в момент расслабления. А так же из-за огромной психологической травмы, полученной ей во время нападения. Эмоция Алика была конкретно направлена, расстояние тоже невелико и половой инстинкт мужчины один из наиболее сильных в организме. Если бы не это, обычное количество, обрабатываемой твоим мозгом, информации потребовало бы от тебя дополнительной концентрации на личности того, от кого ты хочешь получить мыслеобраз. Попробуй блокировать видения, сфокусировавшись на выполнении другой задачи.
Сначала я зациклилась на слове "блокировать" и получила обратную реакцию. По принципу липовых экстрасенсов: сбудется то-то и то-то, если не будешь думать про то, как розовый слон топчет спелые арбузы. Только эту картинку ты и станешь видеть в башке. Потом допёрла о чём говорил Сильвер и стала так тщательно выцеливать мишени, что чип перестал мне "подбахивать" и я отвлеклась от Аликовых желаний. Хотя, возможно, что и он сам отвлёкся от них. На жареную курицу.
Настрелявшись, мы перешли к делу. Обменялись товаром и деньгами и, заодно, поговорили с боссом о медицинской новинке. Пончик увлёкся идеей покупки клеточного геля. Несмотря на полулегальность деятельности клана, разборки случались. Алик всегда снабжал своего доктора новейшими разработками. сам у него лечился. А ещё пообещал закупиться и на мою долю, в долг.
-Чем больше партия - тем меньше цена. Посмотрим, может тебе вообще не прийдётся платить. Получишь немного в обмен на твою информацию.
Краткое изложение моего плана действий не удовлетворило босса. Он задавал море уточняющих вопросов. Я не возражала, это только помогало обдумать возможные опасные ситуации и заранее просчитать выходы из них. При, почти единственном, недостатке, в виде любви набить желудок, Алик был вполне нормальным мужиком. Умным, внимательным к деталям, властным, но гибким, что позволяло ему быть отличным главой клана.

Как я не спешила, но организация рейда заняла почти неделю. Диггеры согласовывали маршрут. Есть дороги в подземке, которые считаются территориями определённых кланов и этика отношений не позволяет использовать в походе пути кланов, не участвующих в военной операции.
Состав группы так же должен был быть абсолютно соответствующим законам военного похода. Участвовать могли только те, кто признан кланом взрослыми. Меня это не касалось, я законам диггеров не подчинялась.
По их правилам, таковыми могли быть признаны юноши и девушки, начиная с шестнадцати лет. Но, по желанию, молодые люди могли подать просьбу о присвоении совершеннолетия с четырнадцати. Для этого физические кондиции должны соответствовать определённым нормам. Это касалось и мирных причин, а именно желания создать семью, и военных - за право участвовать в защите клана или определённой операции. Или осуществления акта правосудия.
Так Торин в прошлом году получил свой статус для мести за погибшего друга. Он выиграл традиционный тройной бой с юношами, считающимися взрослыми, возраст которых не превышал восемнадцати лет. А так же получил согласие врача клана и родителей. Не надо говорить, что он ни за что не отказался бы от участия в моей группе прикрытия.
Мне стало сложно общаться со старым другом. Всему виной был сканер. Торин был в меня влюблён. Со всеми пылкими мечтами, свойственными молодому здоровому телу. И то, что его уравновешенность прятала за привычный "покерфэйс", было теперь для меня совершенно открыто. И с такой силищей врывалось в мою гормональную систему, что я сама ходила возбуждённая, как крольчиха.
Я всё лучше управляла сканером. С точки зрения проникновения в чужую эмоциональную сферу. Но блокировка мне пока не давалась. Скорее всего мешала моя собственная неуравновешенность. Для того, чтоб управлять другими, сначала надо научиться управлять собой.
Я бы с удовольствием присоединялась к Петьке в его тренировках, поскольку в диггерских единоборствах использовалась йоговская практика самонастройки. Но рядом с ним всегда был Торин. Я старалась не избегать его слишком явно, поскольку он от этого впадал в депрессию. Неожиданно, с комплексом медитации-пранаямы по Кундалини-йоге помогла Ольга. Она пыталась делать дыхательные упражнения с больной дочерью. Здоровая дочь, к сожалению, принимала йогу в штыки.
За неделю, конечно, можно научиться прыгать на скакалке. Но управление собой требует гораздо больше времени и усилий.
Я только чуть стала приходить в себя после длительной перестройки организма с генмодификацией обоняния. Сколько-то времени я вообще не могла ходить без затычек в носу. Теперь же я получила дополнительные эмоциональные иллюстрации к запахам и научилась соотносить их с состоянием души. В некоторых случаях даже с самочуствием. Возможно, когда-нибудь, я, как собака, смогу диагностировать болезни.
Чёртовы гормональные флюиды, видимо, запустили соответствующии реакции в моём организме. У меня, скажу по секрету, начала припухать грудь. И стали сниться сны, от которых я просыпалась со странными ощущениями в теле. Мне хотелось прикасаться к себе и Сильвер начал донимать меня деликатными лекциями по поводу эротических телесных переживаний, от чего их стало только больше.

Вобщем, когда нужно было уже выходить, я перекрестилась от облегчения. Сборы и скрупулёзная проверка снаряжения, отвлекли меня настолько, что я вернулась к своему обычному мироощущению. Очень тяжело далось прощание с домашними. Они меня чуть до сердечного приступа не довели своими переживаниями. Я надеялась только на то, что мои эмоции пройдут по пути предыдущей перестройки и станут чуть менее яркими. Иначе я закончу психологическим срывом.
Я настояла на том, что не стану идти с отрядом через всю подземку. Мы уговорились, что они выйдут так, чтоб оказаться в назначеной точке, у границы с морлоками, к тому времени, как я уже углублюсь на их территорию. Их передвижения могли отслеживать. И мне не хотелось, чтоб их рейд связали со мной. Остановка отряда на границе могла навести врагов на мысль, что их планы раскрыты и это что-то вроде пограничной заставы. Тем более, что шпионка, посланная в Кротовый клан не вернулась и никак не связалась с глубинниками. Попалась она на горячем или просто сдалась и раскрыла все планы, в любом случае диггеры были обязаны как-то отреагировать. Иначе бы выглядело это как-то неестественно.
Пограничная застава - адекватная реакция для обычно миролюбмвых диггеров. Я же, по мыслям морлоков, никак не должна была бы сунуть голову прямо в пасть врага. Никто не догадывался ни о моей дружбе с кланами, ни об основной профессиональной деятельности частного детектива. Меня в глубокой подземке не ждали.
Основные выходы наверх, которыми пользовались наши враги, находились в зоне. Все мелкие проходы, ведущие в Провал, так называли диггеры глубинные выработки, были забетонированы. Связь оставалась только через метротуннели. Их диггеры и морлоки проходили по перефериям, не оставляя по возможности следов своего присутствия, поскольку никто не хотел растревожить особистов. Всё же, туннели метро - стратегическая территория города.
Действующая линия заканчивалась в промышленных районах. Под зоной и под старой пригородной группой объектов отдыха - детскими лагерями, приозёрными домами отдыха, грибной фермой и мототреком, всё было заброшено с появлением вируса. Но, загородные участки, для выхода наверх, и морлоками вряд ли использовались. Они не жили наверху. Если я воспользуюсь костюмом химзащиты, который остался у меня после похода на оборотня, то можно войти в земли, или точнее, подземли морлоков там, где меня совсем не ждут.
Выходы там может и не охраняют, но прекрасно оборудованные помещения метро наверняка используют. Так что, продвигаться там нужно будет сверхаккуратно. Они могли подключиться к основной электропроводке и использовать эти места для своей элиты, загоняя чернь и рабов с производством наркоты подальше вглубь. Там продолжается прокладка новых штреков, на случай, если вдруг город решит вернуть себе заброшенные участки.
Меня такая мысль устраивала ещё и с точки зрения того, что именно там, где находится верхушка морлоков и разрабатываются все основные планы, о котрых я должна узнать, хранятся какие-то документы, например, карты тех же выработок. Всё это я обязана получить, чтоб диггеры могли выковырять врагов из всех их отнорков.
Пробираться пешком через, наверняка одичавшие, загородные леса было самым страшным для меня. Есть возможность где-то в зарослях порвать костюм. Встретиться с дикими животными, наверняка, теперь гораздо ближе подходящими к городу. Ходили так же легенды о призраках, якобы, не поддающихся влиянию вируса. А, страшнее человека, сами знаете, зверя нет. Со мной шли только оба крыса. Сталкер Торина, для связи, и мой Синджик.
Торин рвался со мной со всей страстью влюблённого. Но я была решительно против. Не нужно объяснять почему. Руководство кланов встало полностью на сторону моего плана и, сходящий с ума от беспокойства, парень уходил от нас сумасшедшим блеском в глазах.
Я постаралась его никак не поощрять, а то ещё решится на какое-нибудь безумство. У меня даже получилось первое мягкое воздействие на мозг. Совершенно случайно. Я просто постаралась воспользоваться уроками йоги и всё твердила про себя "спокойно", "расслабься" и прочую чепуху, имея в виду конечно себя, но, когда на меня наваливалось отчаянье Торина, видимо обращала всё это и на него, абсолютно неосмысленно. Когда поняла, что получается, парень уже пошёл к воротам.

К окраине меня привёз Тимур. Где-то на километр в сторону от зоны. Он был очень расстроен, что я всё таки ввязалась в этот одиночный рейд. Действительно расстроен. Теперь мне не нужно было предполагать, я всё видела сама. А ещё он досадовал, что вынужден отвлечься от Нины и дочки. Он знал о сканере, но не об имплантации. Он счёл совершенно естественной просьбу Ольги о том, чтоб скрытно доставить ей саквояж с вещами. Она попросила добавить туда кое-что из белья и одежды. Поэтому никак не понимал моих ощущений. И моего неестественного спокойствия, без обычных подколок и лёгкого флирта.
Есть свои плюсы и минусы в моём теперешнем состоянии. Я никогда уже не буду изводить себя сомнениями любит ли меня мой парень. Меня не обманет мошенник. Я стану непревзойдённым детективом, видящим подозреваемых насквозь. Сама себе детектор лжи. Но страдания близких будут бить по сердцу прежде всего меня и никакая ложь во спасение не сделает мою жизнь легче. Всё неприятное, что чувствуют люди по отношению ко мне, но не говорят из скромности или благородства, я увижу в собственой голове.
И сейчас я видела себя глазами Тимки. Точнее, его чувства, преломляясь в моём мозгу, создавали портрет, подкрашеный моими комплексами. Черезчур сложно? Ну, простите..
Поэтому я просто помахала ему рукой в прорезиненой перчатке и побрела по дороге, шаркая сапогами костюма химзащиты, которые были мне велики даже с двумя парами шерстяных носок. Костюм был тоже здоровущий, зато я смогла всунуть вовнутрь рюкзак и обоих крысов. До того момента, как я не спущусь в подземку, снаружи находится только обеззараживающий спрей в балончике на ремне. Снимать костюм без обработки запрещено. А я не хотела оставаться в нём во владениях морлоков. Там мне нужна была вся моя подвижность. А сейчас я просто падала с ног от тяжести всего, что было на мне. Крыски, конечно, не заразились бы. Но на их шкурках мог остаться вирус. Пусть и недолго он живёт вне тела. А обрабатывать их химией я, естественно, не могла.
Дойдя до первых деревьев, я подобрала две ровные крепкие палки и использовала их как лыжник. Идти сразу стало легче. Мне нужно было отойти от городской черты как минимум на три-четыре километра. Для полной уверенности, что не встречу морлоков сразу, как попаду под землю. Я не собиралась спускаться в метро. Там точно ими всё кишит. Я надеялась на то, что за городской чертой они не станут тратить усилий на блокировку мелких туннелей.
Расстояние вроде бы и невелико, если бы не груз. Я часто садилась передохнуть. Хорошо, что с воздушным фильтром проблем не было. А то, или задыхайся, или раздевайся.
На четыре километра меня не хватило. Сильвер сказал, что я прошла два восемьсот девяносто, когда увидела пригородную остановку автобуса, маленькое разграбленное кафе с выбитыми стёклами и дождевым коллектором на стоянке автомобилей.
Решётка просто вросла в землю. Это говорило о том, что проходом не пользовались. Но вывернуть её мне оказалось не по силам. Зато неподалёку я нашла канализационный люк. Времена чугунных крышек прошли. Лёгкий крепкий пластик и утопленная кнопка открывания под защитной пробкой. Для дошкольнят.
Прошло много лет с тех пор, как эти стоки использовались по назначению. Так что они должны быть сухими и даже не слишком вонючими. Для моего носа это критично. Я наклонилась над люком и начала сковыривать пробку. Я бы не услышала этот лёгкий шорох из-за костюма, но почувствовала чьё-то присутствие в голове. Я отпрыгнула в сторону, но кто-то подцепил меня за щиколотку.
-Морлоки!- пронеслась пугающая мысль и я послала свою панику и страх в сторону нападающих.
Я услышала визг и топот ног. Перевернувшись на спину, я посмотрела вслед разбегающимся в разные стороны низкорослым, худющим, совершенно голым людям. Я поняла одно -это не морлоки и нажала кнопку люка, не пытаясь разглядывать нападавших дальше.
Нырнув в канализацию, и захлопнув крышку, пока они не опомнились, я пробежала несколько горизонтальных коридоров, меняя направление. Линзы сработали потрясающе. Когда закрылся люк, они моментально приспособились к полной темноте. Найдя маленький глухой отнорок, я осмотрела комбинезон. Цел ли? Сняла спрей и обработала всю себя. Расстегнула и сняла химзащиту. Сложила в мешок и замаскировала мусором.
Крыски, которых я первыми высадила из-за пазухи, стояли возле входа, как шпрехшталмейстеры в цирке и бдили, вертя головешками во все стороны очень сосредоточенно и старательно. Я измазала лицо заранее заготовленной смесью крема и сажи. И защита, и маскировка. Руки постепенно испачкаются сами. Они не должны быть жирными. Могут соскользнуть, когда потребуется держаться и свалишься мешком.
Продвигались мы очень медленно и осторожно. Сталкер, как более опытный разведывал коридор до ближайшей развилки, а Синдж обследовал развилки и наблюдал за тылом. Когда крыски сообщали писком, что можно двигаться дальше, я проходила обследованный кусок.
Уже приблизительно через километр мои разведчики стали находить старые следы морлоков. Ещё позже, даже я начала чувствовать более свежие признаки их присутствия. Было ощущение, что тут существуют регулярные патрули. Значит обжитая область уже совсем близко. Хорошо, что у них нет крыс. Нас могли бы почуять.
Диггеры предупредили меня, что все глубинники генмодифицированы по зрению.Это было ключевой религиозной адаптацией для новой подземной рассы. Я бы, будучи у власти, разведчиков модифицировала и на нюх. А вдруг у них есть такие? Хоть шпионка об этом не упоминала, но откуда ей знать всё? Это расходный материал, низшее звено, и посылая её в стан врага, глубинники должны были понимать, что она может попасть в руки к диггерам.
Тоненький детский крик разорвал относительную тишину подземных коридоров. Если вы думаете, что там стоит глубокая тишь, вы ошибаетесь. Шорохи и потрескивания, звуки падающих капель, иногда трели сверчков или шелест проползающего насекомого. Но оценить звуки этого мира, можно только окунувшись в него. Только человеческие голоса кажутся там чужеродными. По крайней мере, для меня.
Ещё не добежав до места, а мы кинулись туда инстинктивно, я уже увидела картинку. Видимо страх настолько захватил мальчишку, что я уловила мыслеобраз на расстоянии метров тридцати. Малыш лет семи пытался защищаться от небольшой, но агрессивной сколопендры.
Сталкер, привычным движением, придавил гадину к земле и я отсекла ей башку ножом, вогнав его между щитками хитинового панциря. Крыс в одиночку не может справиться с мутированной многоногой тварью. Зубы соскальзывают с твёрдого панциря и перекусить большую особь очень непросто. Обычно они охотятся на сколопендр парой. Один прижимает к земле, другой тянет, пока не разорвёт в сочленении. И то она ещё долго продолжает двигаться и лучше не попадаться под её челюсти или даже лапы. Яд вызывает некроз тканей и можно потерять конечность или даже умереть, особенно ребёнку или старику. Крысы к яду менее чувствительны. У них он вызывает только лёгкое жжение.
Мальчик всё ещё дрожал, прижавшись к стене, но не плакал, не истерил, только часто дышал.
-Старайся дышать ровнее и глубже,- посоветовала я ему, посылая ментальный сигнал,- вдоох,.. выыдох,.. вдоох,..выыдох.. Ну, вот, молодец.
Мальчишка успокоился и уже начал стрелять глазами на крысов, мой чёрный ниндзевский прикид, на ручной работы диггерский секач- оружие, как раз для сегодняшнего случая.
-Ты шпионка диггеров?- вдруг спросил он подрагивающим голоском,- ты меня убьёшь?
-Ага, а ещё зажарю и съем, для этого и спасала,- съязвила я по привычке и осеклась, понимая, что говорю с ребёнком.
Но мальчишка юмор оценил и хихикнул.
-У меня проблема,- констатировала я очевидную ситуацию.
Но смотреть как погибнет ребёнок и ничего не сделать я бы не смогла.
-Ты не скажешь папе, что я охотился на сколопендру, когда тебя поймают?
-А ты уверен, что меня поймают?
-Конечно! У нас самые лучшие охотники в подземке. Мы её настоящие жители и в будущем подземный мир будет только нашим,- заученно вещал маленький глубинник.
-Эк, тебя занесло! Лучший охотник..
-Ну, я ещё маленький, а вот, когда выросту..- потупившись оправдался мальчик.
-Тебя как зовут, маленький зазнайка? Сегодня ты мог потерять возможность вырасти. И папины наказания для тебя были бы ерундой по сравнению..
-Не скажи,- перебил меня малыш,- во, гляди..
Он поднял рубашонку и я увидела поджившие и свежие следы ремня на спине и рёбрах. Синяки.. чёрные, зеленоватые и жёлтые. Круглые ожоги..
-Это отец?- я выпучила глаза и сглотнула в ужасе.
-Ага,- гордо заявил он, как будто хвастался медалями и протянул ладошку,- кстати, Витёк.
-Нестандартное воспитание,- не зная что сказать, чтоб не обидеть пацана, который видимо считал такое нормой,- выдавила я.
-Мой папа брат главы клана.. и сам тоже главный,- добавил он, почему-то оглянувшись,- он великий охотник и громадная сколопендра отравила его ногу, но он спасся и..
-Стал таким же хвастуном как его сынок,- не сдержалась я,- и теперь воюет с собственными детьми.
-Но,.. нас же надо воспитывать,- неуверенно возразил парнишка,- иначе дети вырастут слабаками и наглецами.
-Каким мусором набита твоя головёшка,- вздохнула я,- так что, побежишь меня закладывать?
-Не-а,- весело замотал головой Витёк,- но и ты тоже молчи, если что. А то достанется не только мне, но и маме. Маме ещё больше..
Он опустил голову и смахнул неожиданно выкатившуюся слезинку. Если принять во внимание его расписанное тельце, мать, хорошо, что ещё жива.
Я прекрасно помнила глаза садиста на старомодном протезе. Мне удалось заглянуть в них в парикмахерской Ольги.
-Неужели тебе нравится такая жизнь.. Когда обижают тебя и маму..
-Когда я вырасту, я не дам её обижать..
-У диггеров всё иначе.
-Диггеры слабаки, мы лучшие..- затараторил он.
-Заткнись, Витёк,- перебила я его беззлобно,- болтаешь, сам не знаешь что. Диггеров учат сражаться в специальных школах боевых исскуств. Они храбрые и благородные. Там никого не лупят, тем более старшие. Люди уважают друг друга и помогают другим. Даже таким маленьким хвастливым дурачкам, как ты. А ещё у них есть верные друзья и помощники. Хочешь познакомиться?
Я подтолкнула Синджика к малышу, которого Сталкер, видимо, ни в грош не ставил и ухмылялся в сторонке, не сильно желая близкого знакомства. Мой крыс, более молодой и несерьёзный вертелся вокруг ещё шевелящейся многоножки, играя с опасно дёргающимися конечностями.
Синдж послушно подошёл и тыкнулся в, боязливо подставленую, ладошку, гладким лоснящимся мехом на загривке. Малыш замер, потом осторожно повёл рукой по спинке и глазёнки восторженно вспыхнули и сразу погасли снова.
-Крысы опасные,- с сомнением в голосе сказал он,- нам говорят их надо..
Он замолчал, не произнеся последнего слова. А Синджик фыркнул и улыбнулся во всю обаятельную ширь своей милой мордахи.
-А, если бы мы жили у диггеров,.. никто не бил бы маму и сестричек? И я бы мог дружить с.. крыской?..
-Я думаю, мог бы. И не ты один.
-Знаешь, я не очень люблю папу,- неожиданно признался мальчик,- особенно, когда он напивается и зовёт к себе маму и сестёр. Они потом приходят и долго плачут. А маленькая даже говорить перестала,.. когда он взял её в первый раз.
-Что значит взял?!- c ужасом, и, уже догадываясь, что услышу в ответ, воскликнула я.
-Не знаю точно, он хотел, чтоб я пошёл с ним, потому, что мужик должен знать, что бабам надо, но сёстры так плакали, что я укусил его и он меня в челюсть стукнул. Я потерял сознание.
-Козёл,- сжав зубы прошипела я,- у вас все такие дебилы или твой папа особенный?
-Не, дядя у меня добрый. Он только раз папе и врезал, когда сестра замолчала. Обычно он не дерётся. Убить боится. Он очень сильный. Только, если бой. А тут так рассердился, что даже тащил отца за шиворот по коридору и орал "рабынь трахай, придурок!". А он их и так трахает, и по лицу, и по животу, даже беременных.
-Бедный ребёнок,- чуть не ревела я,- папочка его быстро обучит. Очень скоро он узнает, что значит "трахать".
-Я не люблю драться, только всё равно приходится. У нас мальчишки всегда друг к другу цепляются. Чтоб узнать кто сильнее.
-А ты далеко отсюда живёшь?- я уже начинала волноваться, что сюда может наведаться кто-то из охранников.
-Далеко. В ночном депо. Там куча старых вагонов. Их бросили в ремонтном цеху, когда был прорыв воды и заброшеный туннель возле города просто залили бетонной пробкой. Рабы переделали их под жильё. Это на запад отсюда. Под мототреком.
-Ого! Это же в самом конце ветки. Как ты один так далеко забрался?
-А я все туннели тут как свои пять пальцев знаю. Учиться я не люблю, хотя мама заставляет. А работать должны только рабы. Вот и сбегаю,.. от скуки. И вообще, я хочу быть разведчиком.. или охотником.. Вот и изучаю нашу территорию. Охочусь,- он гордо потряс маленьким топориком.
-Охотничек,- покачала головой я,- лежал бы здесь кучкой и жрала бы тебя стая сколопендр. Нельзя одному в подземке.
-А ты как же?- язвительно спросил он.
-А я не одна,- серьёзно ответила я, кивнув на крысок,- со мной друзья.
Серые хитрюги щурились и кивали.
-А можно я возьму её?- Витёк показал на многоножку.
-Хвастать будешь?- хитро прижмурилась я,- Заодно и меня продашь?
-Что ты, я скажу, что возле дома убил. Отец тогда драться не будет. Это же правильно - дом от врагов защищать.
-От врагов,- с нажимом сказала я,- правильно.
Я проводила его, а он, соответственно, меня, до места, где часто ходит охрана. В тех коридорах, что мы встретились, бывают только редкие разведрейды. Мы расстались около бывшего подземного хранилища топлива. Сейчас тут было уже пусто. Охранять нечего. Тут я хотела остаться до ночи, но на всякий случай повернула обратно, как будто хочу вернуться назад.
-Ребёнок,- думала я,- может проболтаться, даже не со зла.
-Пока!- помахал рукой Витёк,- не попадайся, пожалуйста, а то станешь рабыней или убьют. Лучше чтоб убили,- бесхитростно, но с определённом оттенком большого жизненного опыта, сказал мальчик. Это было смешно и страшно.
-Диггеры не враги, но война уже началась. Постарайся выжить, малыш,- я протянула ему дохлую сколопендру и чмокнула в грязную щеку.
Когда Витёк, не подозревая подвоха, отправился в сторону дома, я вернулась. Здоровенные цистерны с надписью Тотек-Торнадо-А-98 из сорокамиллиметрового пластика, около трёх метров в диаметре и пяти метров в длину на солидных бетонных основаниях, стояли в ряд. Вверх поднимались патрубки подачи горючего. Когда-то, на перемычку общей металлоконструкции вела лестница, но сейчас она была срезана. Очевидно, для каких-то других целей.
-Хорошо бы забраться на цистерну,- размышляла я,- там можно было бы спокойно спрятаться.
Я глянула на свой пояс.
-Вверх бы он меня поднял, если бы я могла перебросить его через балку и соединить с карабином.
У меня был ещё один тонкий шнур. Я привязала к нему найденую здесь же рукоятку от крана и за пару попыток перекинула через перекладину. Шнур привязала к кольцу на поясе и перетянула паутинку, пристегнула к ответной части и включила устройство кнопкой. Через несколько секунд я оказалась притянутой брюшком к балке. Ослабив натяжение, забралась на неё и отстегнулась. Проехалась на пятой точке верхом по поперечине. И вот я на цистерне. Верхняя часть оказалась не округлой, а плоской, что значительно упрощало мне жизнь.
Нагло разлёгшись наверху, я подложила под голову рюкзак и стала мысленно перечислять, что удалось узнать от разговорчивого попутчика. Крыски ушли до ночи поохотиться и заморить червячка.
Структура общества глубинников, насколько можно было судить по словам ребёнка, была похожа на клановую. Высший клан - воины. Они же, после гибели лидера, только и могли завоевать в бою место главы племени. Поскольку он автоматически становился и главнокомандующим. Дружок Вдовы, как основатель, был и Защитником веры. Теперь эту "должность" занял отец Витька. Сумеречная зона... Садист и насильник - типа, священник.
Следующим по значимости был клан спецов. В него входили медики, химики, агрономы, проходчики, а так же разведчики и охотники. Вобщем все обладающие специальными знаниями. Но только мужчины. Женщины приравнивались к рабочим. Охранниками рабов по очереди назначались мужчины рабочие. Сами рабы были вне всяких кланов. Бессловесные. Бесправные. Куклы для битья. Для насилия. Подопытные для опытов. В голодное время и в случае случайной смерти - едой. Женщины воинов при желании мужа, её самой и важной для племени специальности, могли работать среди спецов или "мамками" чистых рабынь-наложниц верхушки.
Мама Витька, учила ребятишек. Когда-то она была преподавателем. Муж увёл её под землю силой. Впрочем, они не были супругами официально. Он преследовал её наверху, называя это ухаживанием, а, во время неразберихи эпидемии, похитил и утащил в Провал. И здесь уже оторвался, за всё время, что было потрачено на "выслушивание её тупых отказов". Эта тема часто возникала во время избиений и издевательств. Мальчик выслушал историю про "непокорную стерву, какой бабе быть не положено" сотню раз.
Меня не удивило, что мальчишка хвастался даже таким отцом. Воспитание плюс психология. Сколько таких же детей, да и взрослых тоже, забитых, с задуреными головами, будут противостоять диггерам? Никак нельзя допустить открытого противостояния. Надо лишить головы эту гнилую рыбу. И прикрыть их преступный бизнес. Лишить экономических возможностей для военного конфликта.
Рабы.. Это вопрос.. Люди, перенёсшие такую психологическую травму, могут принести много неприятностей. Даже своим освободителям. Мне прийдётся взять эту работу на себя. Но так, чтоб никто не догадался о моих необычных возможностях. Однако и лишний способ заработать. Но делить шкуру неубитого медведя рановато.
Я могу определить свою задачу-минимум. Мне прийдётся стать наёмным убийцей. И гордиться этим я не стану. Но этого серого кардинала-мучителя нужно уничтожить. Причём так, чтоб его смерть не связали с диггерами. Хорошо бы ещё и показать его истинное лицо и сделать его преступления причиной смерти. Но это уже сверхзадача.
Скорее и проще всего использовать идею, на которую меня натолкнул Витёк. Мы с крысками с этим легко справимся.
Задание второе - дать Сильверу возможность запомнить карты Провала. Оба дела в одном вагоне метро. Все документы, включая бухгалтерию и наличные финансы хранились в сейфе Сколопендры. Его дом охранялся снаружи воинами круглые сутки. На нём даже были камеры наблюдения. Дети и жена жили отдельно. Все гнусные делишки проделывались за металлическими ставнями его спецвагона. Нужно ещё решить на месте как в него попасть. В этом мне может помочь сканер. Если получится.
С потолка сочилась вода, собиралась тяжёлой каплей в трещине и падала с громким "блямс" в лужу на полу. По цистерне проползла белёсая улитка.
-Равлик-павлик, высунь рожки,- прошептала я, коснувшись раковинки пальцем.
Тихие, почти бесшумные шаги. В дверной проём вошёл худощавый жилистый парень. Внимательно повёл взглядом по всему помещению. Прислушался. Я замерла. Мимо двери мелькнули один за другим ещё три силуэта и охранная группа проследовала, очевидно, по привычнму маршруту. Ещё какое-то время я прислушивалась. Тишина..
Прошло уже почти три часа. За это время я успела перекусить, подремать вполглаза. Скоро вечер. Не знаю, придерживаются ли морлоки того же временного цикла, что наверху. Но я на это рассчитывала. Какой смысл менять естественную настройку организма. Всё равно отдыхать когда-то надо. Диггеры следовали этой логике..
Наконец вернулись крыски. Шустро пробежали мимо моей цистерны и спрятались за бетонным фундаментом. Затихли. Я тоже насторожилась.
-А, вот в чём дело.. Патруль прошёл по обратному маршруту. Визит повторился. Только теперь первым в цепочке был юркий нервный типчик. Он ступил за порог и быстрыми шагами дошёл до моего убежища. Я лежала замерев. Он двинулся вдоль ряда цистерн. Остановился у последней. Снял со стенки такую же бесцветную улитку. Бесстрастно сломал тонкую раковинку и отправил добычу в рот. Потом несколькими длинными скачками догнал уходящую группу.
Крыски возникли рядом спустя минуту и я свесила голову вниз. Надо понимать, что на сегодня обход закончен. К ночи патрули, скорее всего, собираются вокруг самого поселения. Часть наверное уходит отдыхать. Из длинных дневных рейдов. И заступают ночные группы. Так удобнее всего. Так действуют диггеры. А человеческая лень сводит поступки к единой целесообразности.
У нас было ещё одно дельце перед визитом в поселение морлоков. Его-то мы и отправились исполнить.

Место, где ночуют поезда метро.. Когда-то в детстве мама рассказывала мне такую сказку. Уже и не помню о чём точно она была. Как не хотел расти маленький паровозик? А эта фраза мне тогда запомнилась. И то, как описывала мама тёмные сонные залы с изредка горящими ночными лампами. Ряды рельс и поворотный круг, который направляет маленькие поезда на нужный путь.
Это было мало похоже на залы. Больше даже на пещеры. Потому что высокий потолок не везде был виден из-за редко горящих ламп. Обшарпаные стены с прямоугольными панелями.
В ремонтных залах стойки с рядами запасных колёс. Огромные контейнеры в которые мне совсем не хотелось бы заглянуть, потому что они напоминали мне грубо сколоченные дома сказочных троллей. Тем более, что в них было слышно движение и голоса. Поскольку на дверях замки висели снаружи, я предположила, что там держат, не занятых в данный момент, рабов. Уже был поздний вечер по верхнему времени .
Вагоны и поворотный круг действительно были. И видела их я с большой высоты. Здесь подняться к потолку мне было совсем просто. Сталкер легко влез по стене, цепляясь за неровности и щели, таща в зубах шнурок, уже проверенного мной, устройства и, перекинув через балку, сбросил мне конец.
По потолочным конструкциям перебираться не слишком тяжело, особенно зная, что есть страховка. Я всё время пристёгивала карабин к чему-то достаточно крепкому, чтоб удержать мой вес. В этом, самом большом, из всех пройденых мной, помещении, где раньше поезда стояли рядами, на параллельных путях, под потолком проходили застеклённые переходы-мостики. Теперь оно было превращено в посёлок.
Все предыдущие помещения использовались для других целей. В каких-то из них ещё работали люди. Я обходила их стороной, мои маленькие разведчики помогали мне проложить безопасный маршрут.
Теперь я находилась в конце громадного зала. Там, на отдалении от остальных, находился один вагон под охраной.
-Почему он только один? Вроде начальников у нас двое.. Наверное, вождь живёт рядом с воинами из которых он вышел. А бывшему бесталанному охотнику, наверняка жившему не среди элиты, особенно когда он оказался искалечен, пришлось перебираться к брату и вытребовать новое жильё. Он, наверняка, хотел оказаться поближе к общей кассе и всем секретам племени. Ведь его "головой" вертел он и всё, что касается планов и экономических возможностей их исполнения, должно находится под охраной. А так же его зорким оком.
Судя, также, по садитским наклонностям "хранителя веры", ему самому охрана тоже не помешает. Если он такое вытворяет со своей семьёй, то у него могут найтись недоброжелатели в собственном племени. А что уж говорить среди рабов. Представляю как им от него достаётся. А лишённые свободы имеют тенденцию рано или поздно попытаться её обрести. Или хотя бы замочить обидчика и умереть.
Наблюдая за "резиденцией", я поняла, что не ошиблась с выводами. Лёжа на животе на последнем переходном мостке я сначала увидела как разъехались незастопоренные двери в центре вагона. Остальные были закрыты металлическими листами изнутри. За этими висели неуместно богатые плотные шторы, которые в раздражении отбросил рукой здоровенный детина, выходящий из вагона. Его движение повторил ещё один крепкий воин. На обоих были брезентовые комбинезоны, высокие ботинки с поперечными ремнями на липучках и что-то вроде чалмы со свободно висящей полосой ткани. Я видела раньше, что снаружи они прикрывают ей лицо.
На боку первого не висела дубина троля, а, наоборот таки, очень добротная кобура с пистолетом, но это не помешало мне понять, что это и есть Фреза - новый вождь клана глубинников.
-Из примитивного оружия наш военноначальник вырос. А жаль,..- подумала я расстроено,- дубины не летают. А если летают, то низко, на бреющем..
Я улыбнулась, вспомнив эту фразочку, которая откуда-то зацепилась в моей голове.
-А вот пули очень даже летают..
Я поплотнее прижалась к настилу. Они отпустили охрану и отошли на несколько метров ближе ко мне.
-Тормозни, Фреза,- ухватил второй за руку того, что шел первым и я поняла, что не ошиблась,- надо перетереть. Пацаны недовольны.
Вождь глубинников не обладал сговорчивым характером и зыркнул так, что воин запнулся.
-Речь не о тебе.. Ты мужик правильный. Да погоди же.
Оба остановились прямо под мостиком. Я видела только их тени.
-Мы тут почти полтора десятка лет. Но стоит ли тебе напоминать с чего начиналась вся эта байда с избранным подземным народом. Те, кто пришёл сюда, включая и твоего старика, хотели только воспользоваться бардаком, загнать сюда побольше идейных придурков и рабов, спрятать от лягавых наши лаборатории, поднять как можно больше бабла на дури и жить припеваючи. Кто мог знать, что вирус переиграет всё так круто.
-И о чём базар, Ходок? Бабки у клана есть. И пусть наверху сейчас живут круче, но там разве есть такая свобода?
-Как раз о свободе и речь. Их законы нам не писаны, но даже у воров свой закон был всегда. За это время у нас тоже появились свои правила. С тобой всё путём. Своё место ты занял по праву. И, когда ты взял в Депо брата и дал ему часть своей власти, никто не возражал. Сколопендра не воин, кровями не в батю вашего пошёл. Но он не дурак и дела вести умеет. Вопрос в другом. Ты сам убедился, что он чем дальше, тем больше с катушек слетает. И к тебе уважение подрывает. Весь посёлок видел, как ты его тут по полу возил. И знает за что.
-А что у многих спина чешется?
-В смысле?
-Что, крылья пробиваются? Кто-то в ангелы намылился?
Фреза помолчал. Но, поскольку собеседник не ответил, вздохнул.
-Да согласен я с тобой. И не слетает он с катушек. Он, видать, всегда таким был. Просто, когда он жил в Среднем.. сам знаешь, там нет посёлка, как такового. Каждый живёт на своём участке. Многим место надо для ферм. Кому-то нужны охотничьи угодья. Химикам места для лабораторий, подальше от жилищ. А его участок далековато от других был. Когда брат пострадал, охотясь на племя, получил квоту на дополнительных рабов и творил, что хотел. Если бы не власть, он бы свой "хутор" хрен оставил. Он там сам себе царёк был. Только видно показалось ему , что королевство маловато.
-Что, братан, сам не рад, что вытащил крысу?.. Кстати о крысах. Сколопендра сказал, что бабу с ублюдком, что мы с заданием послали, скорее всего, взяли. Потому что заставу пограничную поставили. И крысы при них. Значит не удалось ей потравить эту дрянь.
-Скорее всего. И это плохо. Это оружие. И оружие не в нашу пользу. Опять таки яйцеголовый, сука, сколько лет мозги морочил, бабло тянул на свои исследования. А кончилось всё большим бабахом для него и пшиком для нас.
-А всё твой брателла. Как он девку упустил? И одного из Твиксов замочили. Без этой мозголомки, что старый псих обещал, идти на диггеров прийдётся нам самим. Морда к морде. Сколько парней лягут. Хорошо ещё они сами не очень воевать рвутся. Может, ну её на хрен, эту войну? Комбайны работают. Скоро новый посёлок построим. Бабло за наркоту идёт. Ну, впарим идейным, что наш Отец подземный, владыка Ада, пока против. Что нужно плодиться и размножаться, совершенствовать своё тело для подземной жизни. Создавать идеального человека-глубинника. Тогда, мол, диггеры прибегут и сами к нам проситься станут.
-Ага, только как бы братец втихаря другое им не объяснил. Что мы предали Отца нашего подземного и трясёмся за свои жалкие жизни. Не хотим идти на священную войну, во славу его, и свершить благородную месть, за погибшего святого Зачинателя веры. Я, конечно, не в восторге, что его так мерзко ухайдокали. Но не братцу моему воевать. Он подождёт пока большинство воинов поляжет, а потом, с идейными, подомнёт оставшихся под себя. Не уверен, что в каком-то из боёв я не останусь павшим героем, с пулей в затылке.
-Знает он падла, когда тебе нужное слово сказать. Как он тогда воспользовался, что ты психанул из-за того, что дружбана пожрали. А потом ты бой выиграл. Он тебя и поймал, на кураже да на злобе, своей паскудной идейной речухой. И сам вылез в Защитники веры и войнушку эту заварил. Вот из-за этого и пацаны недовольны. А ещё девок своих попортил. А они из элиты, нашим сынкам должны были жёнами стать, как подросли бы. И что с ними делать сейчас? Куда этих порченых? Не беда, что не целки, но он же им мозги скрутил, говнюк. Таких раньше на зоне опускали. Мало того, он же теперь и всю торговлю дурью под себя подгрёб. Все концы у него. Бумаги, гад, шифровать начал. Войной и тайной прикрывается. Говорит, чтоб от шпионов уберечь. А какие здесь, на хрен, шпионы?
В огромном цеху слышно их было неплохо. Хоть они и не говорили громко. Странно, что не боялись, что предмет разговора их услышит. То ли звукоизоляция в вагоне была знатная; для секретных совещаний, что ли? То ли сам Сколопендра в отключке? Может набухался или под дурью? Тогда понятно почему брат с такой злобой оттуда выскочил и, не шухерясь, развёл тут политическую оппозицию.
-Да!- вдруг опомнилась я,- и где охрана? Если мои мысли верны, то для меня лучшего момента не будет!
Но, опомнилась видно не я одна.
-Ладно,- тихо сказал Фреза,- надо собрать парней, типа, в разведрейд. И вправду, пойдём глянем на эту заставу новоявленную. Возьми тех, кто думает, как мы. По дороге порешаем ситуацию. Братана оставим здесь, уйдём с рассветом. И охрану новую поставь.
-Ладно. Сейчас пойду вышлю наряд.
Они поднялись и разошлись в разные стороны.
-Дольше думать некогда. Когда явится воины, головной боли будет больше. А сейчас, даже если Сколопендра в здравом уме и трезвой памяти, у меня есть чем его успокоить. Как только двери открыть?
Но дверь открылась сама. На пороге стоял Сколопендра. Он был сильно пьян.
-Я просил девку!- заорал он,- где рабыня?..где охрана?..Падлы! Распустились! Защитника веры ни в грош..
Его сильно шатнуло. Он повернулся и побрёл к накрытому столу, который виднелся в глубине вагона, через открытую дверь. Я больше не думала. Оставила рюкзак. Взяла только покрывало и камышовую трубку. Даже беретту оставила. Перебудит весь посёлок, если стрелять. Кстати, надо подумать про глушитель. Зацепила карабин и съехала вниз на паутинке так быстро, что даже крыски не успели завозражать. Расстегнула пояс и оставила на стопоре. Накрутила покрывало, как сари. Сдёрнула заколку и волосы упали чёрной волной.
-Хрен ты меня сейчас узнаешь, Сколопендра. И новый имидж пригодился. А ещё линзы.. они делали мои глаза совершенно непроницаемыми и огромно-чёрными. Глаза ламии - без зрачка. Символично.. не правда ли?
Когда я возникла в двери, опустив голову в пол, Сколопендра засовывал бумаги со стола в сейф и дёрнулся от звука шагов. Но, увидев тоненькую девчонку, оскалился и шагнул ко мне.
-А, шлюшка.. заходи..-и он стукнул ладонью по кнопке запирающей дверь.
-Я пришла играть, петь и танцевать для господина,- импровизировала я.
-Играть?- опешил Сколопендра,- даже для его пьяных мозгов это показалось странным. Скорее всего, играли здесь обычно, в другие игры.
-Да, на дудочке,- не давая ему опомниться, нагло продолжала я.
Мягко надавив приказом "успокоиться" через сканер, достала камышовую трубку, отлепила кусочек жвачки которым она была закрыта и с силой дунула ему в лицо. Из трубки вылетел небольшой черный паук с ярко красным пятнышком на брюшке и лёгкий комочек пыжа из паутины.
Паук приземлился на щеку и побежал к шее. Сколопендра машинально попытался сбросить его рукой. Не тут-то было. Ещё в самый первый мой поход, Тимур предупредил меня, что в метротуннелях появились мутировавшие виды черной вдовы. С очень твёрдым панцирем и смертельно-ядовитые. В основных туннелях их убивают излучением, которое включается на ночь. Типа того, что в теплицах, но специально разработанное для насекомых и пауков.
Здесь же их можно легко найти, если знать места, где они водятся. Мне диггеры показали и предупредили об опасности. У Сколопендры было минуты две жизни. Но уже сейчас он начал задыхаться. Я не хотела забирать бумаги из сейфа, чтоб не обнаружить своего присутствия. Поэтому быстро разложила их на столе. Просмотрела для Сильвера. И сунула назад в сейф. Прихватила пачку наличных. Пусть думают на своего Защитника веры. Всё равно он говно, каких мало. Больше вони не будет. А мне деньги пригодятся.
Вся операция заняла от силы шесть-семь минут. Я не опасалась, что за такое время воины поспешат выполнять приказ начальства. Но всё же, открыв дверь, сначала выглянула из-за неё, а после, нажав кнопку, быстро скользнула в закрывающийся проём.
Ещё секунд тридцать мне понадобилось на подъём. И, уже перебираясь по потолочным балкам, мы с крысками ненадолго замерли, пока проходили двое охранников.
Ночь есть ночь. Посёлок воинов дисциплинированно отдыхал. Ещё дважды нам пришлось зашухериться, пока проходили патрули.
Оказавшись в тоннелях, я задумалась о путях отхода. Надо предупредить наших о рейде. Я нацарапала записку и отослала Сталкера к Торину. Сама же я решила, что под землёй только задержу крыса. Конечно, я боялась наткнуться на тех голых дикарей, если вернусь той же дорогой, что пришла. Но они мне показались менее опасными, чем морлоки. Там, у границы, наверняка разведчики глубинников ошиваются. Не зря же донесли Фрезе.
Так что мы с Синджиком пошли обратно по старой дороге. А Сталкеру туннелей не потребуется. Ему и нор достаточно. Крыс, он здесь дома. Люди ему не чета.
Мой костюм лежал на месте. Я влезла в него и пошла к люку. Выглянула и, не увидев поблизости никого, вылезла наружу. Я успела пройти по парковке и уже поворачивала к дороге, когда из-за угла забегаловки на меня бросились трое. Нож разорвал костюм на спине и ударился в рюкзак. Меня повалили на спину. Всё произошло мгновенно. Застёжку костюма рванули. В дыру с визгом выскочил Синдж и кинулся на обидчиков. И только тут я ударила через сканер всем своим страхом и отчаяньем.
Нападающие снова бросились врассыпную. Я быстро застегнула костюм. Синджа пустить обратно я не могла, он уже успел пробежаться по траве и угрызть одного из "дикарей" за лодыжку. От чего тот только громче заорал и побежал быстрее. Я тоже бросилась к городу бегом. Синдж скакал за мной. Я не знала успела ли подцепить вирус. За оградой я опрыскала себя из баллона и выкинула костюм в канализацию. Потом я села у забора и задумалась надолго. На спине моей химзащиты оказалась огромная дыра. Я не могла нести вирус в город.
-Иди домой Синджик,- уговаривала я его.
-У него на шёрстке вирус подохнет через несколько минут. Сам он не заразится. А я, если чего подхватила, должна переждать инкубационный период. Минимум дня три-четыре. Но записку с ним отослать смогу.
Я написала всё что случилось. Попросила отправить сюда Синджа через неделю, если сама не вернусь. Обработала записку на всякий случай. И спустилась в подземку через ближайший люк. Тут я проживу эти дни. Пищи и воды у меня хватит. Сильвер будет анализировать моё состояние до самого конца. А если я пойму, что заразилась, чип прийдётся вырезать из тела. И сканер тоже. Обработаю и Синдж отнесёт моим.
Закон Спящей красавицы: Если тебя угораздило заснуть смертным сном, позаботься заранее, чтоб тот, кто прийдёт тебя целовать либо был в маске, либо верил в сказки..





---------------------------- ПРОДА ------------------------------------------

Дело 9. Нора в преисподнюю.

-Всё дело в универсальной нановакцине от гриппа,- доказывала Ольга,- у меня нет другого предположения. Я, конечно, не спец вирусолог, но, насколько я помню, универсальности пытались достигнуть за счёт того, чтобы активный элемент вакцины прикреплялся к основе вируса, которая едина для всех его типов.
-Слушай, Ольга, а ты не могла бы объяснять более образно, чтоб я как-то поменьше чувствовала себя королевой дебилов,- скривившись, попросила я.
-Ну, хорошо. Представь себе, что вирус это леденец на палочке.
-Ням,- кивнула головой я.
-Так вот палочка у всех конфеток одинаковая, а леденец может быть разным. По цвету. По форме. По вкусу.
-Обожаю малиновые,- мне стоило большого труда не облизнуться. Я была жутко голодна, мои мозги требовали глюкозы, а тут ещё и думать надо про сласти. В голове возник розовый петушок с пол-тонны весом и сканер передал его Ольге.
-Прекрати,- отмахнулась она,- съешь уже что-нибудь, а то весь дом своей мечтой привалишь.
Почему-то Ольга лучше всех воспринимала мою передачу через сканер.
-Извини, пожалуйста. Продолжай,- собралась я.
-Так вот, первые разработки универсальных вакцин начались именно с гриппа. Надо объяснять почему?
-Нет, можешь понизить меня до первого министра.
-Отлично. Значит, по аналогии, допустим, что вирус гриппа - это красная круглая конфетка на палочке. Вакцина обожала подсоединяться исключительно к сладенькому. Создавали вакцину от малиновых сладостей, а приходили к покупателям клубничные. Или вишнёвые. Тогда попытались найти средство цепляться к палочке всех круглых конфеток красного цвета с разными вкусами. И это очень долго не удавалось. До обращения к нанотехнологиям. И тогда поняли, что палочка это меньшее к чему надо стремиться. Есть общее вообще у всех конфеток. Это сахар.
-И тогда изобрели нановакцину от всех болезней.
-Точно. Можешь положить портфель министра на полочку.
-А чем же тогда отличается наш вирус?
-Сахар.. Мы договорились, что он у нас олицетворяет основу.
-Так что, нановакциной человечество спровоцировало появление солёного вируса? Типа, выжить стремятся все, в том числе и вирусы?
-Если бы всё было так просто.. Этот вирус вообще не имеет основы. Это набор "продуктов", для которых "процесс готовки" запускает человеческая ДНК. Она является его основой. Стопроцентно смертельно для людей.
-И как я, в этом случае, должна объяснять то, что сижу перед тобой и стремительно возвращаюсь к прежнему королевскому статусу? И тех своих голых подданых, что заставили меня неделю промучится в подземке, ожидая неизбежной смерти?
-Знаешь ли, очевидно, Бог всё таки дал нам мозги, чтоб мы меньше верили в неизбежность смерти, а больше в неизбежность жизни.
-Вот как! Значит у меня, по меньшей мере, извилин недостаточно.
-Твоё случайное открытие, даёт надежду на то, что в геноме некоторых людей имеется мутация, которая мешает начаться процессу "приготовления конфетки". По типу мутации рецептора CCR5, которая предотвращала проникновение в организм вируса СПИД, а до его появления, чумной палочки. Или всё ещё проще. Любая поломка в ДНК, из-за которой сейчас кто-то не получает права иметь потомство, может мешать процессу внедрения вируса.
-Меня смущает то, что, до сегодняшнего дня, не обнаруживали ни одного такого мутанта. А я, мало того, что сама таковым оказалась, так ещё и наткнулась на троих таких же сразу.
-А кто тебе сказал, что их не было? Во-первых, прошло не так много времени с момента появления вируса. Была страшная пандемия. Неразбериха и нарушение инфраструктуры общества. Но, вполне возможно, что таких мутантов достаточно много. Если предположить что моя версия о ломаных генах справедлива. Может быть об этом уже знают и, что с ними уже работают в спецлабораториях. И ищут то самое изменение в геноме. А, при моей правоте, представляешь какой шум поднимется? Те, кого лишили всех прав, могут не бояться вируса и жить там, где нет места совершенно здоровым людям.
-А умалчивание об этом, как всегда, чистая политика..
-Естественно, так что нечего притворяться безмозглой. Может ребёнку просто нужно вовремя предоставить питание организму?
-Скажи об этом Катерине, которая заперла весь шоколад и заставляет бесконечно ждать обеда. Как будто мой зверский аппетит можно чем-нибудь испортить. Я скоро начну питаться жертвами расследований. То бишь, трупами.
-Фу, Нюшка! Мне аппетит испортить менее сложно. Так что ты уж потерпи без персонализации твоих ужасных пищевых пристрастий.
-Эй, я не сказала, что мне это нравится!- и я ткнула Ольгу кулачком в бок.
Мы начали в шутку возиться и бороться на кровати. Ольга в нашем доме оттаяла и относилась к нам с Ксеней так, как будто нашла потеряных дочерей. Даже помолодела слегка.
Если бы не Петька, Ксеня больше бы обижалась на меня за то, что с Ольгой я провожу больше времени, чем с ней. Но их детская любовь, слава богу, занимала её в свободные минутки. Она близко сошлась с Катериной. Общие интересы объединяли их в обожании Петьки и швейной машинки. Оба эти предмета меня не занимали нисколько. Кроме того они устроили школу на дому для Петькиных товарищей, которые не могли себе позволить учиться. Ксеня тоже не хотела отставать в учёбе. У неё была мечта - вернуть чип и пойти в высшую школу. Очень помогали флешки, что принёс Владимир Семёнович.
А вот Торин не показывался с тех пор, как я вернулась домой после своего добровольного недельного заточения.
Я, конечно, не была всю неделю одна. Синдж вернулся ко мне в тот же день. Поскольку ответного письма не было, я поняла, что он не задержался ни на секунду. Вообще, мне уже давно казалось, что крыскам не нужен сканер, чтоб знать, что мы чувствуем.
Ко времени его возвращения, мне уже стало стыдно за то глупое и практичное письмо, которое я отослала своим. Вместо того, чтоб попрощаться, сказать как я люблю их всех, я только накатала что-то вроде завещания по материальным ценностям. Наверное потому, что я не хотела чтоб кто-нибудь догадался как же страшно мне было в тот момент. Я всего лишь девочка тринадцати лет и была уверена, что совсем скоро умру. Одна. В грязной канализации. И за моим телом прийдут не раньше, чем через неделю. Может меня до той поры уже обожрёт подземная живность.
А, когда мы с Синджем заявились домой, как мне дуре казалось, победителями, сколько тычков и затрещин я получила прежде, чем меня начали целовать! Только Торин, бледный и осунувшийся, стоял в стороне от этой суеты и исчез, прежде чем я успела попросить у него прощения за свою детскую чёрствость и эгоизм. К тому времени я столько успела передумать и столько слов сказать маленькому Синджу, что самой себе казалась старше на много лет. Теперь я нашла бы слова для Торина. Только говорить их было некому.

На обед сегодня оказалось кроличье рагу с картошкой. А ещё пирог с яблоками и мятный чай. Шоколада нам так и не дали, по поводу чего я открыла было рот, но получила в ответ заявочку, что возможностей попасть стоматологу, прийдётся искать долго и нудно.
Я была неприятно шокирована, что не подумала заранее о том, что не обо всех моих друзьях могли позаботиться так, как мои родители подумали обо мне. Кариес мне не угрожал. В нановакцину входила и борьба со Str. mutans - основной виновницей проблем с зубами. Наверное, Петька не вакцинирован вообще. У Катерины могло не быть на это средств. Вот она и беспокоится о моих зубах. Решено, на его день рождения покупаю ему прививочку. Может и странный подарок, но полезный.
Вот бы ещё знать, что в моём организме действует против ВИРУСА. Я бы сделала подарок всему человечеству. А может всё уже давно известно и правительства просто не хотят сообщать эти сведенья людям, по каким-то своим причинам. А может невозможно искуственно запустить такую мутацию генома или тем, кому не так повезло, не нужно возникновение нового сообщества людей, которым вирус не страшен, и они могут осваивать заново Землю, которую остальное человечество потеряло.


Утром Тимур забрал Ольгу в полицию, чтоб закрыть дело окончательно. Гера воспользовался возможностью съездить в город и сделать покупки, из тех необходимых вещей, которые трудно приобрести в маленьких магазинчиках на нашей окраине. Катерина и Ксеня отправились на стихийный рынок, что собирался пару раз в неделю. У них набралось достаточно много шитья. Его можно было выгодно продать или обменять. Петька возился в крольчатнике. И я наконец решила спуститься в мастерскую и сбросить данные с чипа. В последние дни вокруг меня всё время кто-то крутился. А вводить под кожу иглу щупа на глазах кого бы то ни было я терпеть не могла. Чувствуешь себя роботом.
Работа небольшая, несколько минут и флешка с картами подземки уже лежала у меня в кармане. Мне она была не нужна. Сильвер и так провёл бы меня по маршруту. Но я должна была выполнить контракт и передать данные верхушке диггеров.
Вдруг я услышала в саду голоса. Дверь мастерской не слишком основательная. А за ней разговор шёл на повышенных тонах.
-Ты должен с ней поговорить,- Петька возмущался до дрожи в голосе,- зайди, сейчас же.
-О чём говорить? Она бегает от меня, как от чумного. Высмеет как мальчишку..
-Трус! Чтож и ты от неё бегать станешь?
-Пацан! Чтоб ты понимал.. Она не такая как все девчонки,- голос Торина сорвался.
Я решила, что просто обязана выйти. Рано или поздно поговорить прийдётся. Распахнув дверь, я выглянула в сад. Петька, увидев меня, подхватил вилы.
-Я закончу в крольчатнике и пойдём вместе,- крикнул он убегая.
Торин застыл столбом, глядя в землю.
-Ну, заходи,- нетерпеливо сказала я,- долго мне ещё мёрзнуть?
Парень неохотно двинулся с места, оглянувшись, как будто ожидал, что какая-нибудь сосулька свалится ему на голову и помешает на что-то решиться.
-Петька прав, нечего от меня бегать,- я захлопнула двери и упёрла руки в бока.
-Это кто ещё от кого бегает,- набычился Торин.
-Послушай,- примирительно сказала я,- мне же не пять лет и я вижу, что ты, что тебе..
Было трудно подобрать слова, хотя мне казалось, что к разговору я готова.
-Я должна извиниться за то письмо.. Это было очень глупо, стараться скрыть свои слабости и страхи, причиняя боль тем, кто тебя любит.
Торин вскинул голову на последнем слове и заглянул прямо мне в глаза. Я растерялась.
-Только пойми меня правильно.. может я ещё слишком молодая и не умею понять себя, чтоб ответить..
Я хотела как-то смягчить свои слова, потому что почувствовала что-то похожее на укол боли за ухом и коснулась рукой его груди. Он схватил меня за плечи и притянул к себе. Потом быстро нагнулся и поцеловал прямо в губы. С языком.. Мне показалось, я должна возмутиться и сейчас же оттолкнуть его от себя, но у меня сомлели ноги. Подломились в коленях и я сползла на пол, потеряв сознание..
-Нюша! Нюша!- два голоса перебивая друг друга вопили в моей голове. И ещё меня трясли.
Сильвер первым понял, что я пришла в себя.
-Это сканер,- забухтел он,- усилил сексуальную реакцию..
-Отстаньте,- начала отбиваться я.
-Ты, как под экстази. А ещё у тебя гормональная перестройка,- не затыкался чип.
-Нюша, Нюшенька, ты не больна?
-У меня гормональная перестройка,- как попугай повторила я и открыла глаза.
Бледное лицо Торина пошло красными пятнами. Он поднял меня с пола и усадил на моё рабочее кресло.
-Никогда не думала, что с языком целоваться совсем не протвно,- брякнула я, ещё не окончательно очухавшись.
-Повторить?- вдруг засмеялся Торин.
-А может подождём пока перестройка закончится,- сморщилась я.
-Ню, я тебя хоть сто лет ждать буду,- серьёзно сказал он.
-Через сто лет,- вспомнила я Ходжу Насреддина,- кто-нибудь обязательно помрёт. Или я, или эмир, или ишак.
-Я тебе деньги принёс за работу,- протянул мне пакет Торин, понимая, что я хотела бы сменить тему. Наверное, он тоже не хотел больше торопить события. Рад был, что его спонтанный порыв, вобщем-то, закончился без трагедии.
-Ещё не заработала,- возразила я.
-Не вздумай больше в эту драчку ввязываться. Ты и так чуть не умерла.
-А паранджу мне не надеть?- разозлилась я и всунула поглубже флешку, которую уже собиралась отдать,- карты Провала вот здесь.
Я постучала пальцем по голове.
-Ты же говорила, морлоки сомневаются стоит ли затевать войну.
-Они бандиты, наркодельцы. Сколько ещё таких, как Ксюха появится с их лёгкой руки? А рабы? Ты представить не можешь как они живут. И их собственные дети.. Я встретила там мальчишку. Сына Сколопендры. Его зовут Витёк. Так вот, я не хочу, чтоб он стал таким как его отец.
-Ты всё равно не справишься одна. Наши кланы могут не захотеть начинать войну.
-Вот поэтому я хочу пойти с тобой. Поговорить с ними.
-От тебя с ума сойти можно. Большинство людей бегут от опасностей. Но ты.. Ты относишься к тому маленькому проценту, который спешит им навстречу.
-Знаешь, я всё время сталкиваюсь с тем, что отношусь к какому-нибудь маленькому проценту.
-Я не хочу с тобой спорить. Но есть очень много резонов против этой войны. И я уверен, что никто не захочет подвергать опасности собственных детей, без крайней необходимости. Посёлки кланов очень разбросаны. Удобных мест для проживания мало. А техники, как у глубинников, в кланах нет. Мы обеспечиваем себя, но это не сравнимо с теми деньгами, какие имеют морлоки на наркотиках и использовании рабского труда. В случае войны, пришлось бы женщин и детей кланов собирать в одном месте, чтоб был шанс их защитить. Скорее всего на нашей базе. А морлоки тем временем могут разрушить всю инфраструктуру. Нас убьёт голод.
-Но я могу пробраться в Провал и уничтожить лаборатории.
-Ты не диггер. Даже с картами, с крысками и проводником, привычным к подземке, глубокие выработки тебе не по зубам. Даже если добраться туда, то вывести рабов, взорвать лаборатории и спасти детей и женщин, это какая-то утопия. Лаборатории рвануть и то нереально. Они же не стоят в рядочек, как в дачном посёлке. Как я понимаю, спецы-химики относятся к основателям. У них свои территории. Каждый производит что-то своё и прячет технологические тайны. Как я понял, каждый спец получает небольшую часть прибыли, остальное идёт в общак. За еду, материалы, охрану, новые выработки, электролиз воды. Кстати, самая реальная возможность угробить весь Провал - взорвать вентиляционные насосы и электролизную станцию. Если сдетонируют ещё и ёмкости с водородом и кислородом, там будет преисподняя. Но ты же не собираешься просто выжечь всех глубинников под корень?
-Нет, что ты. Ты прав, я, видимо, плохо всё обдумала.
-А это не твоя специализация. Для планирования боевых операций нужны совсем другие навыки. И войны не начинают из благих целей. Ими просто прикрываются. А изменить что-то для тех людей может только дипломатия.
-Какая же может быть дипломатия с морлоками?
-А ты подумай. Вот вроде ты просто маленькая девчонка, а у тебя в кругу знакомых есть такие люди, которые имеют влияние. И ты умеешь убедить их помогать тебе.
-Ну, пока самая большая мотивация мне помочь у Владимира Семёновича. Но и ему трудно будет изменить политику. По отношению к лишённым чипов Фемида действительно слепа. Закон предпочитает нас не видеть. Может Гера прав, когда предполагает, что на нас проводят эксперимент по выживаемости. Мне остаётся только превратиться в киллера и физически устранять наркодельцов.
-Не говори глупостей. Говорят, из детективов получаются плохие преступники. Даже то, что ты сделала со Сколопендрой, вроде и справедливо, но как-то неправильно. Я не хотел бы, чтоб ты бралась судить и, уж тем более, становилась палачом для преступников. Жизнь может повернуться так, что твоё решение по тебе же и ударит.

Если бы я знала насколько скоро его слова окажутся правдой.. Но не приходил мне в голову закон Бабы-Яги: если взялся учить кого-то садиться на лопату, будь готов сам оказаться в печке.
Мне всё же пришлось отдать Торину флешку. Забирать назад даже часть денег он отказался. Да и, в какой-то мере, он убедил меня, что моё желание помочь рабам морлоков не совсем продумано. Не то чтобы я напрочь отказалась от этой мысли, но отложила её до лучших обстоятельств. Слишком упрямый чертёнок сидел внутри меня.
-А куда собрался Петька?- задала я вопрос, когда пауза, повисшая между нами, слегка затянулась.
Я не собиралась поощрять Торина на дальнейшие нежности, хотя не могу сказать, что почувствовала какое-то отвращение или даже просто недовольство. Скорее замешательство. Мне и вправду нужно было понять, что я ощущаю. Сильвер затолкал в мои мозги столько анатомических и психологических ньюансов моего переходного периода ко взрослости, что я уже не могла понять, что из моих реакций просто гормоны, усиленые сканером, а что симпатия к парню. С Тимуром всё было как-то проще. Уж не знаю было ли это первой любовью, но ревновала я его отчаянно. А вот Торина, до последнего времени, я воспринимала только как сверстника, как друга. Но что-то всё же изменилось. А вот что, я ещё не была уверена.
-Петька хотел проводить меня. Я возвращаюсь на пограничье к морлокам. Пока наши решили сделать заставу постоянной. Хорошо, что там только один удобный проход. А шкуродёры будут патрулировать крыски. Пацан просился с нами на вахту, я хочу отправить его с твоей флешкой к нашим. А после, если ему позволят, он может присоединиться к нам.
-Вот уж Катерина обрадуется.. И учёбу пропустит.
-А ты почему не занимаешься с ними?
-У меня своя программа. Я учусь самостоятельно.
-А мне можешь подобрать что-то? Нас учили только программе начальной школы. Я конечно много читал, но всё как-то бессистемно.
-А что бы ты хотел узнать? Я могу скачать тебе на флешку. У меня даже есть под неё лишний наушник, собственной конструкции.
-Мне интересна геология, в общем-то всё, что связано с прокладкой туннелей тоже.
-Я сейчас сделаю, только ты не сиди надо мной. Пойди помоги Петьке.
Торин неохотно согласился. Подозреваю, что он бы с большим удовольствием сидел и пялился мне в затылок. Только мне при нём, больше, чем перед кем-то другим, не хотелось сидеть со щупом в башке. Сильверу подобрать материалы для чайников оказалось даже интересно. Заодно он засунул туда и кое-что из физики, почвоведенья и гидрологии. Что я и вручила Торину, под оценивающим взглядом Петьки.
Раздражённо метнув взгляд на моего ухажёра, я увидела непроницаемое лицо и успокоилась. Видимо любопытство его друга не было удовлетворено. Не хватало ещё, чтоб они обсуждали то, что мы целовались. Фу!.. Петька ещё и Ксеньке проболтаться может. Говори с ней потом про все слюнявые подробности. Вот поэтому я просто махнула рукой, прощаясь, и поспешно сбежала, что совсем не обрадовало Торина.

С того времени прошла целая неделя. Ольге, как ни странно, повезло продать парикмахерскую. Её, по рекомендации Владимира Семёновича, перекупили муниципальные службы. Даже в бедных районах людям надо стричься. Она получала небольшую пенсию, но не хотела оставаться без работы и Алик продал ей один из домов в нашем районе. Как можно ближе к центру. Так что, она с энтузиазмом взялась обустраивать новое приобретение. Мы все помогали ей сделать небольшой ремонт. Алик прислал на открытие всех своих девиц на перекраску. Так его впечатлила моя перемена.
Дела налаживались у всех моих друзей, только меня что-то изводило. Червячок какой-то неудовлетворённости грыз и грыз мои внутренности, пока вернувшийся Петька не обрушил на меня неприятные новости.
Нашёл мальчонку Сталкер. А, поскольку был с ним знаком, тут же привёл Торина. Витёк лежал на краю самого узкого шкуродёра, избитый, исцарапаный, но живой. Когда его растёрли, согрели и привели в чувство, он сначала взахлёб начал рассказывать о своей беде, а уж только потом согласился попить и поесть.
Из всех присутствующих всю историю нашего знакомства знал только Торин. Остальным я подробностей не рассказывала. И он был прав, когда предполагал, что мой поступок может иметь неожиданное продолжение.
До этого судьба как-то охраняла меня и мне не приходилось совершать обдуманного и запланированного убийства преступника собственными руками. А то, что я сделала с отцом Витька, именно таким и было.
Убийство - это взбесившаяся лошадь. Только кажется, что ты управляешь ей. На самом деле она несёт тебя к краю обрыва или сбрасывает на землю и добавляет хорошего пинка копытом. Хорошо, если кто-то вовремя перехватит поводья. Это не изменит уже произошедшего, но даст тебе шанс подумать, стоит ли скакать на лошади, если ты не можешь вовремя остановить её.
-Когда ты оставила Сколопендру, пришли не только охранники. Он требовал женщину и пришла его жена, так как всех рабынь, не на сносях, отправили на фермы,- рассказывал Петька,- мальчик сказал, что мать страшно боялась мужа, особенно, когда он напивался и, увидев, что тот лежит на полу и тяжело дышит, подумала, что он свалился и заснул спьяну. Женщина забилась в уголок и сидела тихонько, надеясь, что он заснёт покрепче и можно будет позвать охрану, чтоб его переложили в постель. Когда Сколопендра затих она подошла проверить и увидела, что он мёртв. Тогда она выбежала с криком, что муж умер и охранники вошли узнать, действительно ли с ним что-то случилось. Старший из них был из группы Ярых Поборников Веры. Он приподнял тело и увидел под ним раздавленого паука. Но рядом он обнаружил комочек паутины, который выглядел неестественно и поднял крик, что Защитника Веры убили.
-И подозрение упало на жену,- догадалась я,- бедная женщина и так настрадалась. Господи, я чувствую себя жутко виноватой. А что же случилось с ней и с мальчишкой?
-Её оставили с детьми до суда. Витёк сказал ей, что видел чужую девочку диггера и предположил, что это твоя работа. Но мать страшно испугалась, сказала, что если ему поверят, а это вряд ли, то накажут его. Могут даже убить, за то, что не донёс про шпионку. Просила остаться с сёстрами и быть за старшего. Даже если её осудят, то дядя наверняка оставит детей брата в своей семье. А её, в самом крайнем случае, отправят к рабыням. Все знают как жесток был с ней муж. Она сказала мальчику, что и так жила почти как в рабстве. Только будет очень тосковать по детям. Зато девочек больше никто не станет мучить. Витёк в тот момент подумал, что, может, это и вправду мама принесла паука, чтоб защитить девчонок от отца.
-Я бы так и сделала на её месте. Но это не снимает с меня вины. А почему же он оказался один в "шкуродёре"?
-Фреза оттягивал суд, как мог, пытался повлиять на мнение воинов. Хотя многие видели как обходится с ней муж, но там вообще отношение к женщинам, как к собственности, и высказывать к ним сочуствие не принято. Кроме того, тот охранник, что заварил эту кашу, поднял всех своих приверженцев. Обычно фанатики и бывают самыми активными в толпе. Они и подняли тему Веры. Ещё прошлый главарь купил партию генмодификантов для Ярых Поборников Веры. Это наноботы, полностью меняющие структуру генома, для жизни в глубоких шахтах. Но ГМО не опробованы, это совершенно новая разработка подпольных генетиков по его заказу. Очень дорогая. Которую жаль испытывать на рабах. Она должна была дать новое поколение, с уже изменёнными генами, в последствии.
-Ага, а фанатики любят покричать о Вере, но не очень хотят становиться мучениками. Им понадобился подопытный кролик. Можешь даже не продолжать. Они собрались попробовать на Витькиной маме?
-Мало того. Они решили, что если побочных эффектов, хотя бы явных, не будет, то вся семья Защитника Веры станет первой волной истинных подземных граждан. Фреза попробовал возразить, но Ярые подняли такой вой, что вождь нетвёрд в Вере, что ему пришлось отступить. В конце концов сторонники Фрезы решили, что женщины семьи всё равно порченые, и ими можно пожертвовать, а Витька пока решили оставить у дяди. Их отправили ночью, даже не дав попрощаться.
-И пацан сбежал в надежде их освободить?
-Естественно. Его заметили воины в группе охраны и он ушёл от них "шкуродёром". В том, где его нашли, взрослый не пройдёт, только такой малыш и справился. И то с трудом. Настоящий крысиный лаз. Представляешь, он даже ранил одного воина дротиком, с ядом сколопендры. Так эти гады сунули в нору горящую ветошь, мальчишка чуть не задохнулся. На самом выходе потерял сознание. Там его Сталкер и нашёл.
-А где он сейчас?
-С Торином. Он сильно отравился дымом и ещё не пришёл в себя. Потом его отправят в посёлок. Правда, боюсь, сбежит пацан. Очень он рвётся спасать родных. Я его понимаю. Только не дадут диггеры согласия разведчикам на такую операцию.
-А когда они должны вести его в посёлок?
-Через два дня. Когда прийдёт смена. Торин не хотел, чтоб я тебе рассказывал. Говорил, что ты примчишься помогать. А это безумно опасно.
-И он прав. Примчусь. В том, что произошло с этой семьёй есть и моя вина. Я просто обязана ему помочь.
-Вот и Торин..
-Да знаю я, что он сказал. Только нечестно от меня это скрывать. Рано или поздно, но я бы об этом узнала. И не простила бы ему.
-Поэтому он и согласился. И сказал, чтоб ты позаботилась об экипировке для двоих. Одну он тебя не отпустит. Вот, список, тут всё что вам понадобится. Будь там завтра к вечеру. Смена послезавтра. Вам нужно будет уйти в ночь. Пошли к Торину Синджа. Сама не показывайся возле заставы. Диггеры не дураки. Поймут, где собака порылась.
-Петь, только нашим не говори пока. Скажешь, когда я уйду.
-Ну уж нет!- Петька возмутился,- ты тоже научись быть честной с семьёй. Не собираюсь я от Геры, от матери и от Ксеньки огребать за твою трусость. Убеди их, что ты должна хотя бы попытаться. Торин же понял. И согласился идти с тобой. Значит и остальные поймут. А если ты уйдёшь втихую, тебе может и поменьше волнений будет, но семья будет страдать больше. Волнений за тебя не станет меньше, а чёрствость твоя только добавит боли. Они же тебя любят. Когда ты вырастешь, Нюшка?
-А когда это ты так успел подрасти? Давно ли сам сбежал в гладиаторы?
-Вот у диггеров и повзрослел. Я там многое понял. Если у тебя есть семья, в ней должно быть доверие. Если ты сама не веришь, что можешь отстоять свою точку зрения, как взрослый независимый человек, боишься, что тебя не пустят, отговорят, то почему же другие к тебе должны относится иначе? Дело, которое ты выбрала по жизни, всегда будет опасным. Но докажи семье, что ты ответственный человек, что понимаешь опасность и не станешь бросаться в неё, как в омут, и им будет легче ждать тебя.
-Ладно, Петь, скучно это становиться взрослой, но ты прав. Собери всех к вечеру. Я к Алику за снаряжением. Только он может мне помочь все найти быстро.
По дороге к боссу я решила выяснить у Сильвера на сколько времени я могу рассчитывать.
-Такая глубокая генмодификация, с возможной перестройкой всех систем организма, потребует определённой подготовки. Если бы я точно знал состав ГМО.. Но, скорее всего, потребуется очищение пищеварительной системы, с переводом на внутривенное питание, чтоб сохранить силы. Перед самым процессом введения нанобота, скорее всего, наркоз. Иногда это бывает очень болезненно, особенно в неопробованных генмодификантах. Там апгрейд по "мелочам не относящимся к основному профилю" идёт только после введения в серию. Некоторые смертельные случаи, при серьёзных изменениях в костной и, особенно, нервной системах, касались именно болевого шока.
-Ты мне мозги не забивай подробностями. Предположи сколько у меня есть времени, чтоб туда добраться. Я так понимаю, они не полезут сразу в глубокие шахты. В Среднем посёлке живут почти все медики которые занимаются и лабораторными исследованиями новых наркотиков на рабах и хирургическим лечением глубинников. Там скорее всего и собрано всё, что нужно для модификаций. Карты поселений у тебя, там же всё обозначено. Вот и прикинь.
-Ну, если по минимуму, то дня два-три.
-Насколько я знаю всяких сектантов, они обязательно попытаются сделать из этого действо, для поддержания нужного религиозного настроя в пастве. Это может нам дать ещё чуток времени. Однако, если мои предположения верны и там соберётся вся эта толпа фанатиков, то и увести пленных будет тяжелее, и погоня за нами будет многочисленней и упорнее. Так что лучше бы они не спешили с празднованием, хотя бы до первого положительного результата. Но с этими шизами не угадаешь, чего им в голову стукнет. А если не успеем спасти мать, то увести девчонок будет практически нереально. Только она сможет их настроить и поддержать как надо для такого опасного мероприятия.
Добралась я быстро, только Алик был занят. Пришлось ждать. Хоть ко мне и отношение у босса особое, но у него есть и другие дела.
-Зря Торин сделал заказ на двоих,- прикинула я, усаживаясь на креслице в коридоре,- сомневаюсь я, что Витёк откажется от своего права участвовать в спасении матери и сестёр. Вот уж не знаю, чего от этого будет больше, пользы или вреда, только ведь не отговорить его. Он, конечно в своей среде. Мальчишка, как и Торин привычный к подземке. Но всё же ребёнок. А с другой стороны, найти подход к его родне через него проще. Мы для них чужаки, с чего они поверят, что мы пришли их спасать?
Эти мысли и, годами не изменяющаяяся, обстановка в приёмной Алика неожиданно напомнили мне о смерти родителей. Впервые я попала сюда ещё при Перевёрнутом и больше, до его собственной гибели, не была ни разу, поскольку тот не хотел видеть в резиденции детей и отругал отца при мне. Я страшно испугалась и разозлилась тогда. Никогда не видела папу таким. Он как-будто уменьшился ростом и виновато поглядывал на меня. Я ещё думала, что никого и никогда не буду больше бояться. Распрямила свои худющие плечики и постаралась казаться выше ростом. Грозно зыркала исподлобья, пока Перевёрнутый не рассмеялся и не сказал, что, когда я подрасту, возьмёт меня в жёны. Уж больно грозный взгляд у малявки.
Интересно знать вытащил бы он меня из апатии после аварии, если бы знал, что я приложу руку к его смерти? Может почувствовал симпатию к малышке с характером и сделал всё, чтоб я не стала одной из упаковок для его Барби. Да, что-то мои мысли ушли не туда.
Дверь отворилась и на пороге возник сам Алик.
-Нюшка, ты по делу? Впрочем иначе ты не зайдёшь,- тут же ответил он сам себе,- а могла бы, засранка навестить и просто так.
-Алик, ты смеёшься что ли? И чем мы будем заниматься? Вместе в паски играть?
-Ой не прибедняйся.. Когда это ты в паски играла? Я тебя лет в пять помню. Сидела возле папашки с маленьким паяльничком и такими злющими глазёнками. Чего-то там у тебя не получалось.
-Что-то мы сегодня с тобой параллельно в воспоминания ударились. Не дурной ли знак. У меня дело серьёзное наклёвывается. Так что ты меня не расслабляй плохими предчувствиями.
-Вообще-то я хотел идти пообедать, но.. раз ты говоришь что-то серьёзное..
-Алик, без обеда с тобой о важном говорить трудно. Ты себе кушай, я надолго тебе аппетита не испорчу. Мне всего надо кое-какое снаряжение срочно достать. А подробности лучше после рассказывать. Когда уже все хвосты в узелок связаны. Ты распорядись, чтоб Плюшкин меня не послал, а я потом рассчитаюсь.
Плюшкин, как дураку ясно, Алькин завхоз, со стонами и жалобами колдовал над моим списком. Оружие для Торина, боеприпасы к нему, глушители, пластиковая взрывчатка, нанорастворитель и гель.
-Алик быстро получил новинку,- я думала только о том, хватит ли мне денег, что я прихватила у глубинников или прийдётся влезать в кабалу к боссу.
Не то чтоб он ставил меня на счётчик, но и полениться в своё удовольствие, пока не верну долгов, мне не светит. Меня привлекла круглая коробочка с нанесённым рисунком паутины.
-Это что?- ткнула я пальцем в незнакомую вещицу.
-Этого нет в списке!- жадно прикрыл кругляшок ладонью Плюшкин.
-Вот ведь зараза. Старый скупердяй,- я не поленилась и включила весь свой актив - от обаяния до запугивания, подкрепляя всё это возможностями сканера. Наконец он неохотно сдался.
-Гадкая штука,- поёжился он,- паучья сеть называется. Нелегальная разработка, из самых жутких. Нановолокно, причём биологическое. При попадании сети нитей на любой живой объект, вступает в реакцию с основой ДНК и врастает в плоть.
-Дай одну, Плюшкин, ну, пожалуйста,- заскулила я, видя, как скривился дед,- я в глубокие пещеры иду, а вдруг там какая дрянь мутированная. Сожрёт, не подавится.
От природы трусоватый, старик поглядел на меня с ужасом и присоединил пару заветных коробочек к остальному смертоносному скарбу. Потом туда же присоединились сухие пайки и энергетики. Таблетки от обезвоживания и гормональные, чтоб не ходить сонной мухой из-за долгого пребывания в темноте. Поди знай, сколько продлится наша вылазка.
Я бы там и жить осталась в Алькином складе. Только времени на долгие прогулки уже не оставалось.

Синдж то и дело отбегал вперёд, разведывая дорогу, чтоб разминуться с патрулём диггеров. Я не стала усложнять себе начало похода. Спустилась как можно ближе к посту, но всё же так, чтоб не свалится им прямо на головы. Выбрала местечко потише в промзоне. Подальше от проходных и камер слежения. Тем более уже почти стемнело. Так что спустилась почти без приключений. Разве что, с некоторыми неудобствами.
В этот раз я была нагружена так, что пришлось взять перевозку на колёсах. В записке Торина были вещи, которые мне трудно было объяснить. И очень тяжёлые. Надеюсь, при встрече ответы будут получены. Иначе он получит по шее за мои мучения.
Я уже и сама приобрела небольшой опыт прогулок по подземке. И оборудование имела не чета своему первому путешествию. Крыс не боялся оставлять меня одну. Да и верхняя подземка была не так уж страшна. Главные опасности у нас впереди. Сейчас нужно было только чтоб нам с Торином не помешали уйти. И чтоб колёса в моей тележке не сломались.
Наконец Синджик вернулся вместе со Сталкером, который привёл нас к месту, где я дожна была ждать. Нетрудно было это понять, когда оба крыса расположились у входа в тупичок. Занырнув туда я тихонько присела у стены и прикрыла глаза. Идти прийдётся всю ночь, а я не успела отдохнуть днём. Сборы заняли всё время. И тяжёлый груз измотал.
Да ещё и разговор с Герой... Убеждать старика пришлось долго. С остальными я предоставила говорить ему. У меня уже не было сил вытирать сопли Ксене и выслушивать причитания Катерины.
Петька должен был сменить Торина. Они подгадали эту замену, чтоб не было проблем с командиром разведгруппы. Парень не ушёл с поста, а просто сменился. И в своё свободное время имел право на самостоятельные решения.
Конечно, это слабые отговорки. Мы могли своим рейдом вызвать совсем нежелательную реакцию глубинников, но я надеялась, что мне удастся каким-то неожиданным ходом перенаправить их мысли в сторону от диггеров. Я старалась сочинить какой-нибудь трюк для фанатиков, которые психологически готовы ко всякой мистике. У меня зрели в голове всяческие придумки, связаные со сканером и прочим моим оборудованием, припрятаным в рюкзачке. Всё это ещё не оформилось, но уверена, найдёт выход в подходящей ситуации.
Прошло не меньше часа, когда я услышала Торина. Нет, не шаги, а мысли. Один раз попав под очень сильную эмоциональную реакцию, я стала чувствовать его издали, даже лучше, чем раньше Ольгу. У меня загорелись щёки. Его нетерпение, ожидание встречи, передавалось мне и я снова почувствовала вкус его губ.
-Вот, чёрт, об этом я и не подумала, соглашаясь на совместный поход. Он же будет отвлекать меня постоянно! Может сбежать сейчас, не дожидаясь его? Нет, фигушки уйдёшь, когда Сталкер сидит с видом старой дуэньи, как-будто сам со сканером в голове и собирается хранить честь и безопасность благородной донны для её жениха.
Крыс ухмыльнулся.
-Вляпалась! Они точно эмпаты, а я с прибором в башке, вообще для них вся как на тарелочке. Так... дышать правильно и учиться закрываться..
Торин почти вбежал в низкий куб тупичка непонятного назначения и остановился, пытаясь понять в каком я настроении и как себя со мной вести. Больше всего ему сейчас хотелось повторить наш поцелуй, но он так трогательно боялся всё испортить, что я вскочила и инстинктивно прижала руку к его груди. Это было и тёплое прикосновение, но и одновременно сохраняло небольшую дистанцию между нами.
Он почувствовал всё правильно и вздохнул. Собрался. Подготовка разведчика давала о себе знать.
-Привет,- просто сказал он,- отправляемся?
-Привет,- так же скупо ответила я,- с богом. Поговорим по дороге. Времени и так немного.
-У меня хорошие новости,- Торин сунул руку за пазуху,- мы прорабатывали пути скрытного подхода к селениям морлоков, на случай войны и это оказалось очень полезным и для нас с тобой. Мы всё думали как пробраться через пост, где кончаются бывшие городские туннели и начинаются выработки самих глубинников. Ведь там достаточно одной заставы, чтоб перекрыть дорогу. Там нет такой сети как под городом, чтоб можно было её обойти.
-И что, нашли какую-то другую возможность?
-Точно. Перед инвазией, года за три-четыре, промзона сожрала артезианские запасы воды в этом районе и часть известковых пластов осела, но, возможно, что где-то полости сохранились и тут недалеко есть старая скважина с насосной станцией. Когда гидравлическое давление упало, воду стали откачивать принудительно. И что самое интересное, эти сведенья оказались в тех учебных материалах, что ты мне закачала для обучения. Так что тебе спасибо.
-Спасибо Сильверу,- подумала я и чип тут же отозвался вежливым "пожалуйста".
-При совмещении карт, что ты добыла у Сколопендры и карты сканирования водоносных слоёв, я нашёл место, где они проходят очень близко. Вопрос только достаточно ли близко, чтоб рвануть стенку.
-Рвануть? Это шумно, да и опасно. А вдруг и там пласты осядут?
-Не должны. Там другие породы, более твёрдые, чем известняк. И, судя по региональным геогностическим картам, есть даже большие карстовые пещеры.
-Хорошо, а как мы туда попадём, в эти самые пещеры?
-Когда вода ушла, оборудование демонтировали. А сама скважина осталась. Мы пойдём к заборной станции. Мне прийдётся рискнуть и выйти на поверхность. В бывшей городской черте практически не находили следов вируса. Пройдём через кессон и скважину. Там не слишком глубоко. По планам до 50-60 метров. Там было подземное озеро. Вода в него просачивалась понемногу через слои известняка. Его довольно быстро опустошили. Но сейчас там опять может быть вода. Скважину бросили, так как она слишком медленно пополнялась для промышленных целей. С тех пор прошло лет пятнадцать и я попробовал рассчитать по тем данным, что у меня были. Объём полости известен по картам и приблизительная скорость наполнения тоже есть. И, хотя она зависит от погодных условий, от пополнения наземных источников, но приблизительно я могу сказать, что там может быть около трёх-четырёх метров глубины.
-А я голову сломала, зачем ты в список внёс надувную лодку.
-Может для промышленности эта пещера и маловата, но нам с тобой точно до края не доплыть без лодки. Тем более, что вода там очень холодная.
Торин чертил по карте пальцем обозначая маршрут, который он для нас разработал, но я не слишком следила за ним. Чип всё равно всё запомнит и проведёт меня даже, если мы случайно потеряем друг друга. Меня гораздо больше интересовало чьё-то ментальное присутствие неподалёку.
-Конечно! Как это я сразу не спросила?
Я потащила Торина за поворот и присела за громадной вентиляционной трубой, зажав ему рот.
Через какое-то время мимо нас просеменила маленькая фигурка.
-Так-так.. Сбежал всё таки!- громко сказала я в спину пацану, который резко остановился и набычился, поняв, что его преследование перестало быть секретом.
-Я должен идти спасать маму! Сколько можно ему об этом говорить!- пацан зыркнул на Торина,- а он всё опасно, да опасно.. Сам знаю! А всё равно!..
Злые слёзы брызнули у мальчика из глаз.
-Он и мне пытается многое запрещать, только у него это плохо выходит,- хихикнула я.
-Нюша, что ты делаешь? Мальчику и правда опасно..
-Да ладно! А то я не знаю! Только на самом деле и ты и я поступили бы так же. Это его семья там внизу страдает. Если бы он не пошёл за тобой, я бы перестала его уважать. Из таких, сильно осторожных, вырастают бесполезные хлюпики.
-Так из него вообще может никто не вырасти. Если будет лезть в такие переделки. Не хочешь же ты сказать, что согласна взять его с нами?
-А ты хочешь отвести его обратно? Тогда дяденька командир и тебя посадит на цепочку, а я пойду одна, потому что вправе сама решать чего стоит моя жизнь. Ты ведь сейчас в таком же положении как он.
-Но это разные вещи, он малыш.
-Давно ли ты вырос.. Он, спасая семью, за свою жизнь зубами держаться будет. У него цель есть. И люди, которым нужна его помощь. Это тебе не глупые фокусы маленьких шалопаев, которые суются в неприятности от скуки или, красуясь друг перед дружкой. Только и ты,- я ткнула пальцем мальчишке в лоб,- должен понять, что ты можешь подвести и семью, и нас, и себя, если не станешь слушать, а главное, чётко исполнять всё, что мы вместе решим, планируя нашу операцию. И этот побег, твоё последнее непослушание. По крайней мере, до того момента, как твоя мама не возьмёт за тебя ответственность.
Витёк молча кивнул, глядя на меня преданными и восторженными глазами, как щенок на хозяина. И этого кивка, как ни странно, хватило не только мне, но и Торину. Не нужно было ни клятв, ни обещаний.
-Или я научилась убеждать людей словами или это работа сканнера? Хорошо бы это узнать. Только как?
Мы топали уже пару часов, но наш маленький спутник не давал засомневаться, что он отличный ходок и никак не задержит нас в пути. Более того, когда я сказала, что чувствую незнакомый запах, он нырнул вслед за Сталкером, который не высказывал никаких волнений и притащил несколько горстей каких-то съедобных грибов. Сама бы я до них дотронуться побоялась. Торин же только одобрительно кивнул. У малыша явно был опыт путешествий по подземке.
Добравшись до нужного места, мы решили передохнуть и поужинать. Не пропадать же грибам. По быстрому сварганили похлёбку. Всего то согрели воды, опустили брикет быстрой каши, добавили грибов и чуток ароматных сухих трав, которые мне подсунул Герасим. За результат мы оказались ему благодарны. Супец пах так, что слюнки текли.
Ночь уже давно взяла своё и усталость одолела всех. Тем более, что мы так славно поели горяченького. Можно было только радоваться тому, что с нами были крыски и не нужно было выставлять охрану. Синджик стоял столбиком и прислушивался к звукам подземки, а Сталкер прильнул к Торину со спины, чтоб согреться. Витёк устроился между нами в добротном спальном мешке. Таком же как у нас. Мой суровый дружок только головой покачал, когда я достала его из своих "закромов". Было понятно, что появление мальчишки я действительно предположила заранее.
Заснула я быстрее, чем дома. Просто вывалилась из реальности. Но сны были тревожными и эмоциональными. То Торин, то Витёк врывались в мою несчастную голову со своими страхами и желаниями. Так что выспаться как следует мне не удалось. Очередное слишком навязчивое видение разбудило меня и я с раздражением посмотрела на моих спутников, потирая глаза.
-Если так пойдёт дальше, я с ног свалюсь, ещё не успев добраться до цели. Чёртов профессор не предусмотрел выключателя на своей игрушке и я об этом не подумала, вживляя её себе в башку.
Я поднялась и решила осмотреться. Синдж тут же пристроился за мной. А Сталкер встал на стражу. Но, отходя от других, я, слава богу, не забыла нацепить свой пояс, на который приладила своё вооружение. И любимую "беретту", с которой теперь управлялась отлично, и парочку небольших гранат, и новую штучку с нарисованной паутиной и обычные нож и тазер. Мне самой стало смешно. В подземке нет таких уж страшных опасностей, чтоб мне нужно было столько оружия.
Самый страшный хищник и здесь - это человек. А мы отошли довольно далеко от всех известных поселений. До станции ещё часа два пути. Правда здесь поблизости находилась лаборатория университета и тот самый реактор, который стал причиной появления мутации у предков наших крысок. Всё это, находясь уже за городской чертой, было заброшено с того самого времени "Х". Вирус появился там с лабораторными обезьянами. Когда оттуда позвонили о первых заболевших, успели только предотвратить взрыв реактора. Но не полностью законсервировать его. Все, кто был там умерли. Лабораторные животные частично выбрались. Не завелось ли там ещё чего?
Люди по большей части относятся к своим собратьям по принципу: "если что-то рычит, как чудовище и выглядит, как чудовище, значит это и есть чудовище". Если бы они почаще применяли закон аленького цветочка: "если что-то выглядит, как чудовище, вполне возможно, что оно окажется симпатичнее некоторых красавчиков", то, возможно, избежали бы некоторых разочарований. Только всё вышесказанное относится к собственному виду. И то, после некоторого налёта цивилизации. В отношении других видов, древний закон по-прежнему срабатывал.
То, что я увидела, выглядело чудовищем. По моим меркам. Белёсая туша медленно ползла по проходу. Передвижение это напоминало огромного опарыша. Стягиваясь мелкоскладчатой гармошкой, гора, похожая на жировик в длинном нейлоновом мешке, выбрасывала вперёд вытягивающийся хобот с присоской и начинала, утолщаясь, опять присобираться к нему.
Синджу, медлительная незнакомка показалась забавной. Почему я сказала о ней в женском роде? Да потому что полупрозрачная кожа давала возможность видеть поближе к хвосту перекатывающиеся внутри сферы. Уж очень это напоминало яйца.
Бесстрашный юный крыс, не знавший человеческих принципов, решил познакомиться. И двинулся навстречу монстру.
-Синдж, назад!- заорала я, выплеснув такую волну страха, что малыш подпрыгнул, а чудовище должно было бы броситься наутёк, от ментального удара по мозгам. Если бы они были.
Везением оказалось то, что крыс взлетел почти на метр в воздух. Выстреливший в его сторону хобот, как язык хамелеона, влепился в то место, где он только что находился. И припечатал к полу только его хвостик. Но этого оказалось достаточно. С адской силой мешок поволок упирающегося крыса. Я несколько раз выстрелила, но пули булькнули в массу, не причинив заметного вреда.
Тогда я схватилась за коробочку и нажала кнопку, стараясь не задеть крыса. Сетка, слегка мерцая, развернулась и шлёпнулась на чудище. Правда хвостик крыса почти наполовину тоже оказался под ней. Тонкие нити мгновенно стали тонуть в плоти, разрезая всё на своём пути.
Синджик громко заверещал. Он привык к ласке, а вот боли не знал совершенно. Обрубок хвостика ещё шевелился, а малыш уже оказался за моей спиной, оставляя за собой капельки крови.
А по коридору нёсся Сталкер, за ним топотал злющий Торин и Витёк со своим маленьким арбалетом.
Чудовищный червь разваливался на куски, растекался липкой жижей, вместе со своим нерождённым потомством. Паутина сжималась и наконец осталась в луже, среди кусков плоти, тугим серым комком.
Вся команда стояла над жуткими останками. Синджик обиженно хныкал. Сталкер фыркал и сердито похрюкивал, как будто выговаривал ему за излишнее любопытство. Витёк гадливо морщился. А Торин был так зол, что только скрипел зубами. Я так понимаю, боялся наговорить лишнего, учитывая мою независимость. Губы у него подрагивали. А меня мутило. Только сейчас, когда всё закончилось, меня скрутило от мерзкого запаха. Что жрало это создание не знаю, но воняло!.. Даже в носу щипало.
Было жалко, потраченой в самом начале путешествия, паутинки. Никто не знает что ожидает нас в дальнейшем, но, пока, новинка, выпрошенная у Плюшкина, спасла жизнь Синджику, а может и мне. А длинный нос укоротил его хвост. Вот такой стишок.
Торин крепко взял меня за руку и молча пошёл назад. Я не стала поднимать скандал, чтоб не объяснять, что меня подняло из тёплого спальника и заставило совершать ненужные прогулки. Хотя если представить себе, что это создание застало бы нас сонными.. Может и хорошо, что я пошла на ночную разведку. Вот теперь Торину будут снится другие сны и я наконец высплюсь.
Мы улеглись по-прежнему не вдаваясь в выяснения отношений. Витёк, чуткий ребёнок и мигом почувствовал напряжение между нами. Он нырнул в мешок и притих, как будто ничего не произошло. И быстро засопел. Я тоже сделала вид, что всё так, как должно было быть и укуталась потеплее. В щёлочки приоткрытых глаз, я всё же следила за напряжённой спиной Торина. Он как раз укладываться не стал.
-Тоже мне ангел-хранитель,- раздражённо подумала я и тут же осеклась, Торин мельком глянул в мою сторону. В его глазах стояли слёзы.
-Ты чего?- не выдержала я.
-Ты совершенно бессердечное создание, Нюшка. Будь, пожалуйста, осторожней. Я не могу потерять тебя. Просто не могу и всё.
Мне хотелось насмешливо фыркнуть, но фраза о бессердечном создании задела меня. Я начала мысленно что-то доказывать Торину, но не заметила, как заснула, так ничего и не доказав. Проснулась я от запаха кофе. Он был эрзацем, конечно. Настоящий сейчас достать сложно, но пах напиток отменно. И кофеина в нём было достаточно, чтоб захотелось вскочить и зашевелиться. У спиртовки возился Витёк. Торин спал на мешке сверху, в полной готовности вскочить. Но при этом прижимался головой к моему плечу и рука его лежала на моём спальнике.
-Ну, и как теперь вставать, чтоб его не разбудить? Сложные люди эти влюблённые! Это он нарочно, чтоб я опять не сбежала?
Я как могла осторожно выскользнула из спальника. Уставший Торин не проснулся.
-Он только с полчаса, как прилёг,- отреагировал на мои усилия Витёк.
Не вдаваясь в мотивы своих действий, я принялась за утренние процедуры, а потом уселась в сторонке с чашкой горячего кофе. Наш план проникновения в нижние поселения морлоков, хоть и должен был оберечь нас от прямых столкновений с их охранными постами, но содержал столько допущений и предположений, что даже обдумывать что-нибудь заранее было бесполезно. Всё по месту. А я не особенно люблю сюрпризы. По моему опыту, приятными они бывают редко.
Тем не менее, когда часа через три мы оказались на насосной станции, ничего особенного наши планы не нарушило. По документам, глубина была такой, что наших возможностей вполне хватало для спуска. Вопрос был в том, кто спустится первым. Я считала, что это удобнее всего сделать мне. На этот раз Торин не стал со мной спорить. Наверное, не хотел слишком давить.
Самая тяжёлая часть нашего снаряжения - это лодка. Хоть и надувная, она должна была вывезти семерых на обратном пути. Что полностью отсекало погоню. Вряд ли кто-то из морлоков додумается погнаться за нами с лодкой...Под землёй..
Не то чтоб тут не было воды. Просто её использовали для питья и производства. Никто не ловил рыбу в подземных водоёмах. Её там просто не было. И пути выбирали посуху. Надо было точно знать о наших планах, чтоб подготовиться к такому варианту побега.
А вот об достаточном количестве тончайших троссов позаботилась я. Даже без напоминаний в списке Торина. Такого пояса, как у меня я не нашла. Думаю даже, что Канг позаботился, чтоб мне такой изготовили под заказ. Профессии, при которых он мог пригодиться, можно внести в список вымирающих.
Любители альпинизма сохранились в небольших количествах. Но суть любви к горам утерялась. Покорение городских небоскрёбов сулило столкновение с законом и, как следствие, проблемы со статусом ЧМ. Воры и киллеры остались в кино. Кланы давно разделили сферы влияния и срослись с властями как сиамские близнецы.
Трос в основном использовался в промышленности. Я просто взяла на складе нужное мне количество и набрала кучу разных креплений. Теперь, прямо по месту, можно сделать нужную подготовку.
Я спущусь, осмотрюсь и поднимусь при помощи пояса. Потом сделаем якорь и сигналку, чтоб найти подъём на обратном пути. Потом нужно будет опустить и подготовить лодку, поставив её на прикол к нашему якорю. Если это захочет делать Торин - пусть его. Только мне это всё проделать проще. Ведь её прийдётся надуть не полностью, иначе она не пройдёт в скважину. А удержать на воде меня гораздо легче, пока я не наполню её воздухом до нужной кондиции.
Он, конечно, может придумать подводную Несси, которая любит жрать маленьких девочек, но я надеюсь его влюблённость не сделала его окончательным придурком. Если это так, я влюбляться отказываюсь!
Крупнее какой-то белёсой мелочи в подводных озёрах ничего не находили. А девочки не так часто спускаются на конце удочки, чтоб можно было развести популяцию ихтиозавров.
Пещера оказалась скучной. И огромной. Вода сколько видно глазу. А видно было совсем недалеко, даже при моём усовершенствованном зрении. Единственное, что меня не порадовало, это капли сочащиеся с потолка. Такой постоянный нескончаемый дождик. Сквозь известковые поры капало и капало. Будем все мокрые, как мыши.
Я нажала на кнопку подъёмника.
Торин наверху уже развернул лодку. И подключил маленький компактный насос. Он свернул её в рулон и обвязал верёвками, так чтоб она свободно прошла в скважину. Насос оставил подсоединённым прямо внутри. Узлы простые рифовые, легко развязывались. Мой папа, когда учил меня завязывать, называл их "узелки с одним бантиком". Маленькой девочке было очень легко запомнить.
А сейчас Торин, с той же обстоятельностью учил Витька, что такое булинь.
-Всегда хорошо уметь вязать узлы. Особенно этот. Он универсальный. Ты должен
научиться делать это даже одной рукой, ничего не видя, одним непрерывным движением кисти.

Витька, открыв рот смотрел как Торин взял коренной конец троса в левую руку, а правой обвёл ходовой конец сзади вокруг талии и зажал в кулаке, оставив сантиметров десять.

Я отвлеклась от этого процесса, потому что мне показалось, что я вижу какое-то движение среди высокой сухой травы. Напрягшись, я попыталась услышать мысли, чтоб понять человек там или животное.

-Ничего...- я глянула на крысок. Они спокойно сидели рядом и моргали на солнышко. Потом вдруг вскочили и принюхались.

Раздвинулись шуршащие стебли и показалась симпатичная серебристая мордочка крыски.
Мутанточка. Синджик заволновался. Сталкер выпятил грудь.

-Вот, ёлки, не хватает нам ещё разборок между нашими мальчиками,- я сказала это вслух и Торин с Витьком обернулись.

Видимо популяция возле реактора росла и развивалась. Самочка нахально продефилировала мимо нас, не обращая внимания на людей и зазывно демонстрируя себя кавалерам.

-Хана,- сказал Торин,- теперь, пока не разберутся, нам не двинутся дальше. Самка готова спариться.

Оба крыса стояли на задних лапах и, чуть кивая носами, напряжённо вдыхали ферромоны загульной красотки. Снова раздался шелест травы и показался чёрный лоснящийся самец, огромный, почти с терьера ростом. Раздвинув пасть в хищной улыбке, показал острейшие резцы длиной сантиметров пять. Это был явный местный король. Самка заворчала и опрокинулась на спину. Оба наших крыса оскалились и зашипели.

-Он же их обоих порвёт, зараза. А пристрелить жалко. Они к диггерам хорошо относятся. Мы здесь поблизости иногда молодых приманиваем для обновления кровей. Что же делать, Нюшка, беда!

Мы оба совсем забыли о Витьке. Он вообще вёл себя изумительно для мальчишки его возраста. Не ныл, не болтал, старался всё время быть полезным. И он напомнил о себе в самый нужный момент. Я почувствовала его лёгкое касание и обернулась. Он жестом показал нам отступить на пару шагов. Сам он прижимал к лицу сложенный в несколько раз конец шарфа, которым морлоки обычно оборачивали голову и в некоторых случаях лицо.

Торин, несколько удивлённый, спорить не стал и отошёл к краю скважины, бесшумно ступая и не отрывая глаз от происходящего. А Витёк с силой раздавил в кулаке какой-то сухой комок. Облачко пыльцы снесло лёгким дуновением ветерка и оно опустилось на стоящих столбиками крыс. Малыш поспешно отошёл назад, а наши незадачливые кавалеры, вдохнув тёмные пылинки, закружились на месте, тряся головами и поскуливая. Потом зашатались и упали.

Торин бросился к ним.

-Что ты с ними сделал?- закричал он.

Местные крыски такого вопля уже не выдержали и улепетнули в заросли травы.

-Не волнуйся, они пробудут в таком состоянии около часа и ещё пару часов будут сонными. Это споры гриба волоконника. Мощный галюциноген. У нас его выращивают для Хранителей веры. А животные от него теряют сознание. Мы его на охоте иногда используем.

Торин всё же осмотрел лежащую в отключке парочку, послушал как они дышат и немного успокоился. Мы продолжили подготовку к спуску. Нужно было очень хорошо всё продумать. Один трос с грузом из каких-то тяжёленных железок, что я отыскала в округе, опустили до самого дна, как якорь, и крепко привязали к металлоконструкции рядом со скважиной.

Лодку пристегнули к тросу карабином и стали осторожно опускать вдоль него, принайтовав другим таким же. Я опустилась вслед и раздёрнула узлы. Наше судёнышко развернулось и лягло на воду. Я включила насос и подождала пока она достаточно наполнится воздухом. Потом уселась вовнутрь и пристроила фонарь на трос повыше. Когда мы будем отплывать, включим свет, чтоб найти место подъёма по возвращении.

Торин опустил Витька, груз и наконец крысок. Они всё ещё не пришли в себя. Наконец, он спустился сам и пристегнул конец подъёмника на якорный трос. Начинался новый этап в нашем путешествии.

Мы определили нужное направление. Теперь нужно добраться поближе к посёлку морлоков. Мы надеялись, что стены карстовой пещеры изъедены водяными ходами и в каком-то из них можно будет найти проход. В крайнем случае, можно будет использовать небольшой направленый взрыв.

Если бы не эта проклятая сырость плыть было бы даже приятно. Правда, пока мы пристроились грести, пришлось слегка помучиться. Вёсла, хоть и лёгонькие, с телескопическими ручками в наших неумелых руках поначалу вытворяли, что хотели. Да и откуда бы среди детишек выросших в наших условиях возьмутся гребцы. Среди нас и плавать умела только я. И то, потому что мой отец с параноидальным упорством учил меня всему, что может или не может мне пригодиться в жизни или обезопасть меня от неё.

Торин и Витёк очень опасливо глядели на огромное водное пространство. Плыть пришлось около пяти часов, пока не показалась изъеденая, как сырная головка, стена.

Какое-то время мы плыли вдоль неё, стараясь приблизить своё местоположение к рассчётному. Наконец на высоте метров четырёх от поверхности воды мы увидели пещерку, вполне подходящего размера. Видимо когда-то тут проходила вода наполнявшая пещеру, но сейчас она сочилась жидким ручейком, как и вся эта кружевная стена.

Подняться к ней оказалось несложно. Для начала мы крепко привязали лодку. Потом наши крыски поднялись наверх и скрылись в стене. Мы остались ожидать нашу разведку. Они уже совсем пришли в себя. Хотя поначалу обиженно поглядывали на нас, видимо, не понимая, была эта хорошенькая самочка на самом деле или она им приснилась. Наконец показалась симпатичная мордашка Синджа. Он присвистнул, всем своим видом показывая, что нам стоит подняться. Торин позвал Сталкера и забросил ему конец троса с креплением, за которое крыски уцепились зубами.

Они были достаточно сильными, чтоб подстраховать маленького Витька, потом втроём помогли забраться мне. После того, как подняли вещи, мы вытащили наверх и Торина.

Двигаться нужно было осторожно. Стены и пол, всё было скользким. Я не имела представления каким таким десятым чувством крыски вели нас по тунелям не заканчивающимся тупиками. Наконец мы вышли в ещё одну полость. Нам повезло. Этот последний ход вышел в пещеру на высоте всего около полутора метров. К тому времени мы ушли от этой постоянной сырости. Крыски выбирали места посуше. Но и Торин следил, чтоб мы не слишком отклонялись от нужного нам направления.

Пещера была намного меньше предыдущей. И не залита водой. Мы решили свериться с картой и передохнуть. С того момента, как мы сели в лодку прошло почти семь часов и усталость сказывалась. Надо было что-нибудь перекусить и хоть чуть вытянуть уставшие ноги. Не так легко идти по естественным подземным коридорам. Это тебе не сравнительно ровные тунели человеческих построек.

Даже двужильные маленькие разведчики и те устали и развалились на небольшом гладком камне. Откуда он здесь? Наверное, когда-то тут тоже была вода. Мы подложили под себя свёрнутые спальники и тоже опёрлись о валун. Сил что-то готовить не было и мы жевали саморазогревающиеся пайки. Крыски тоже не остались голодными.

Здесь жизнь никак себя не проявляла. Даже каких-то мелких насекомых и то не видно было. Стояла такая тишина, что казалось она начинает давить нас со всех сторон. Когда мы перестали жевать и шебуршиться, она свалилась нам на головы, как душное ватное одеяло. Я помимо воли придвинулась поближе к Торину. Хотелось почувствовать рядом что-то тёплое и живое. Витёк тоже тяжело вздохнул. Какое-то время все жались друг к дружке, стараясь не показывать тревоги. Наконец усталость сморила нас всех.

Вскочили все одновременно. Какой-то скрежет, визжание, грохот ворвались в ватную тишину пещеры. Мы со сна похватали свои вещички и затаились в россыпи камней. Стена метрах в пятидесяти от нас начала осыпаться. Затем из неё выползло злобно визжащее остриё бура. Все уже поняли, что взрывать стены нам не понадобиться. Морлоки сами пожаловали нам навстречу.

Мы знали, что разработки продолжаются, но не надеялись столкнуться с ними лицом к лицу. Быстро перебираясь за осыпями мы вернулись почти к самому входу в лабиринт из которого выбрались. Подниматься к дыре было опасно. Нас могли обнаружить в момент подъёма. Лучше было остаться среди обломков и держаться как можно тише.

Пока работал железный монстр, крошащий породу, мы успели найти укрытие, не опасаясь шума от разлетающихся под ногами острых камешков. Но, выбравшись на открытое место, комбайн остановился. Один из рабочих выбрался наружу и начал осматривать пещеру, а другой перебранивался с ним, высунувшись из кабинки.

-Что тебе там надо, дурак колченогий? Собираешься со своей культяпкой идти в разведку? Думаешь хозяева оценят твоё рвение и наградят чем-нибудь приятней тумаков?

-Никуда я не собираюсь. Просто интересно. Пещера большая. В ней со временем целый посёлок можно разместить. Особенно, если найдём хорошую воду. Не так уж нас и много. Может, если покажем себя хорошо, когда-нибудь и нам повысят статус.

-Как же! Размечтался! А вкалывать на них кто будет? А ты радуйся, что жив ещё. Только твоя бывшая профессия тебя и спасает. Ловко ты эту пещеру нашёл. Только ты не очень с хозяевами якшайся. На тебя и так мужики косо смотрят. Все думают ты наушничаешь. И меня братом стукача считают. Мы, рабы, должны держатся вместе. А то свои же во сне придушат.

-Нельзя так, братишка, нужно хоть что-то человеческое в себе сохранять. Иначе лучше сразу в отвал. Должна быть надежда..

-На что? Что в неурожайный год или просто под их религиозную церемонию тебя сожрут отцы-основатели? Или что превратят в подземного мутанта, как эту несчастную бабу?

Витёк дёрнулся. Торин прижал его к себе.

-Да, жалко её. Говорят этот генмодификант ещё неопробован. Что с ней будет никто не знает. Завтра церемония в главном посёлке. Слышал, целое представление устраивают. Хранители Веры установили специальный постамент. А по мне так на жертвенный камень дикарей всё это больше похоже. И сама церемония из пещерных веков.

-Ага.. А мы где? В тех самых пещерах, в рабстве у тупых троглодитов.

-Ну не такие они и тупые. Эх, если б не моя нога, бросил бы всё и ушёл в тонели выход искать.

-Совсем с ума сошёл? Это же лабиринт. Ни карт, ни еды. И их охотники за тобой по следу пойдут.

-Никуда они не пойдут из-за хромого раба. Они нас даже не охраняют. Понимают, что в неисследованные ходы мы не сунемся. Ладно, давай возвращаться. Сегодня у нас есть с чем. А разведку, я думаю, отложат на несколько дней. Сначала церемония. Потом праздник.

Хромой парень снова влез в машину и она, кроша гусеницами щебень, стала разворачиваться, как громадный бронированный жук с вытянутым панцирем, битым и царапаным, как будто в поединках с себе подобными. А её чудовищный бур напоминал своеобразный изменённый рог. Только не загнутый, а прямой, толстый в основании и сужающийся к концу, в виде конусовидной фрезы.

Ещё слышался грохот отъезжающего вездехода, а Витёк уже Тряс торина.

-Ты слышал? Слышал?- орал он ему в ухо.

-Если ты будешь так вопить. я больше не услышу ничего. А до твоих воплей со слухом у меня было всё нормально.

Витёк как-то сразу осел, стал маленьким и беззащитным и в груди у меня просто всё сжалось от боли. Надо понимать, что сканер в моей голове, это как разница между книжкой с картинками и без. Мне достаются все чувства через усилитель.

Я обняла малыша.

-Витёк, мы здесь именно для того, чтоб помочь твоей маме. Нас не надо уговаривать. Нам сейчас надо только идти по следу этой машины и она нас выведет куда надо. Всё ведь сложилось, лучше не придумаешь. Кто знает сколько бы мы ещё искали проход. А теперь мы зайдём оттуда, где никто нас не ждёт. У нас теперь в сто раз больше шансов спасти твоих. Так что ты радоваться должен, а не расстраиваться.

-Нюша,- переключился мальчик на меня,- может нам найти этого колченогого? Он маму жалел, ты слышала? Вдруг он нам поможет..

-Вить,- с сомнением ответила я,- каким бы хорошим он не был, он не станет нам помогать, рискуя своей собственной жизнью. Он попросится с нами. А ещё захочет забрать брата. А у того может ещё кто есть на примете. А наша лодка едва выдержит всех нас. А если его брат узнает, что мы не сможем их взять? Он же совсем другой. Ты сам всё слышал. Может ведь и выдать нас.

-Что ты.. Он злой, конечно.. Но как он говорил, что нельзя доносить..

-Ты такой наивный, Витька. Он злой потому, что потерял надежду,- вмешался Торин,- не верит и боится. У него психология раба. Может, если на него нажмут чуток, он и брата родного продаст. Когда в человеке поселились страх и злоба, он может побояться укусить того, кто сильнее, но стоит ему отвернуться, убьёт и не поморщится.

-Это ты к чему?- удивилась я.

-А к тому, что если с ним свяжешься, а он почувствует, что кто-то стоит на дороге к его свободе, всадит нож в спину и позаботится, чтоб на него не подумали. Это я по поводу места в лодке. Понимаешь, Витёк? Нам пока надо рассчитывать только на себя.

-Но, если у меня получится,- вмешалась я,- постараюсь вручить им хоть какой-то ключик к свободе.

-Нюш, ты можешь сорвать всю операцию,- возмутился Торин.

-Да, ну и чем мы тогда лучше этого злобного и трусливого раба? Витёк, ты тоже думаешь, что только твои родные достойны свободы?

У малыша на глаза навернулись слёзы. Это был жестокий вопрос. Но я собиралась побороться за его душу. Ведь с самого начала, я не хотела, чтоб он стал таким, как его отец. А он рос в среде тех, кто рабство считал нормой. И, хотя я сейчас чувствовала его борьбу между любовью к близким и замешательством от осознания того, что другие люди, тоже имеют право на свободу, я молча ждала его ответа.

-Торин, она наверное права. Хотя моей маме сейчас грозит опасность куда большая, чем им, но в любой момент с ними может случится не менее страшное. Я видел это раньше. И ты не думай, Нюша, я не такой как они. Мне жалко тех людей. И мы должны помочь им, если сможем.

-Правильно сказал. Это я и хотела от тебя услышать.

Торин развёл руками.

-Вы что думаете я бездушный. Но мы не сможем спасти всех.

-Но попробовать можем? Если случай представится,- хитренько улыбаясь, спросила я.

Парень только рукой махнул. Я понимала о чём он думал.

Сборы были недолгими. Мы пошли по следу грохочущего чудища. Не слишком приближаясь. Крыски всё равно найдут дорогу. Впрочем, я тоже прекрасно чувствовала запах разогретого масла и топлива. Даже слабые оттенки человеческого пота в воздухе. Конечно я не была так чувствительна как наши проводники. Или скорее не имела их опыта.

Нам нужна была тишина, чтоб не нарваться на работающих в выработках рабов. Или любого из морлоков, спешащего по своим повседневным делам. Конечно нас никто не ждал. И то, что приближалась ночь, по верхнему времени, тоже способствовало нашим планам. Меньше рабов, которых загоняли в их жилища и запирали на ночь. Меньше любопытных ребятишек, сующих носы во все закоулки. Меньше уставших от забот взрослых.

Найти по карте расположение главного посёлка не проблема. Сильвер прекрасно определял наше местоположение и соотносил с координатами карт. Даже структура поселения с назначением строений у нас была. Только вот где держали пленниц? Были ли они все вместе или девочек держали с рабынями отдельно.. Сейчас мы могли только пробраться в посёлок, найти скрытое место и наблюдать. Витёк дал Сталкеру понюхать платок матери и куклу младшей сестрёнки, которые он захватил из дому, как память. Синдж тоже с любопытством сунулся туда мордочкой.

Здесь, в нижних пещерах даже не выставлялась охрана. Морлоки считали, что достаточно перекрыть все известные проходы сверху заставами. Мы решили не заходить на территорию поселения, пока не вернётся наша разведка.

Наверху, где бы не жили люди, в городе или деревне, не бывает таких тихих ночей. Даже у диггеров, в верхней подземке, звуков намного больше. Шуршат насекомые, снуют крыски, хихикают девушки, прячущиеся с парнями в тихих уголках. Ночь живая, тёплая.

Этот посёлок был похож на кладбище. Хранители ввели жёсткий распорядок. Никаких хождений по ночам. Рабы, запертые в своих бараках, ловили каждую минуту отдыха. Никаких влюблённых парочек. Женщин, включая семьи основателей, распределяли по договорам. Рабынь выдавали по разнарядке. Холостым хозяевам по первой просьбе. Женатым, в случае, когда супруга была не в состоянии выполнять свои обязанности, либо мужчине было недостаточно её одной. Раб мог получить женщину только как самое большое поощрение.

Это всё рассказывал Витёк, пока мы плыли по подземному озеру. Я задавала много вопросов о жизни морлоков. Эти знания могли помочь нам исполнить наши замыслы.

Родной посёлок Витька в корне отличался от этого. То были промышленные помещения, а это просто грубая выработка. Жило здесь несколько семей основателей. Основная общая часть была рукотворной невысокой пещерой. В центральной части по кругу были оставлены колонны, похожие на довольно большой Стоунхэндж. Посредине невысокое возвышение. Такое себе "лобное место". Сейчас на нём установили ещё и что-то типа жертвенного камня. Выглядело это довольно жутко и мрачно. Мысли навевало те ещё.

По кругу площади, прямо в скале были вырублены общественные помещения. Между ними, как спицы огромного колеса, расходились импровизированные улицы. В конце каждой из них как, бы отдельным хуторком, похожие площадки, с помещениями отведёнными для каждой семьи. Дальше уходили штольни, типа той, в которой сейчас находились мы. Это не были просто вырубленые комбайном штреки, тоесть конечно они ими были, но карбонатные породы были изрезаны кавернами и естественными ходами. Хотя таких больших подземных пещер, как та, по которой мы плыли или вторая, поменьше, только что найденая морлоками, были всё таки довольно редки.

Но всё это позволяло нам не стоять, как коровы на тракте, а всё же затаиться в небольших коридорчиках-ответвлениях. Они хоть как то оживляли этот жуткий мирок, для меня похожий на преисподнюю.

Нам оставалось только ждать. Впрочем, разведка для наших шустрых помощников заняла не много времени. Заселённая часть посёлка была не так уж и велика. Больше всего мы боялись, что девочек держат отдельно от матери. Тогда они скорее всего будут в одной из рабских казарм. И освободить их оттуда, не поднимая шума, будет практически невозможно. До этого момента всё складывалось удачно. Нам везло, но так не могло продолжаться вечно. Рано или поздно осложнения должны были появиться.

И они появились. Вместе с крысками, которые прибежали из разных концов посёлка. Обе с радостным видом, который должен был означать, что каждая из них что-то нашла. Значит наши страхи оправдались. Но в любом случае нам надо было либо найти маму Витька и попытаться поговорить с ней, либо, что называется, "взять языка". Что представлялось довольно сложным, потому что, как я уже говорила, всё вокруг как будто вымерло. Что для преисподней не удивительно.

Я попросила Торина установить в штольне, ведущей в пещеру низкочастотные излучатели, которые я позаимствовала ещё с дела о призраке Белого Спелеолога и значительно усовершенствовала. Ошейник, который я сняла тогда с Торина, тоже лежал в моём запасничке. Был бы язык, ох, как пригодился бы для допроса.

Торин конечно опять начал возражать, но быстро понял, что, во-первых, меня переубеждать нужно в более благоприятной обстановке (и то не факт, что выйдет), а, во- вторых, действительно глупо болтаться по посёлку кучей. Витёк мне был нужен. Он своих в лицо знает. И кто доверится незнакомой девчёнке? Потом, даже если он вдруг попадётся, его всё же знают и появление сына у матери не покажется странным даже тупым Хранителям Веры. А вот мне попадаться никак нельзя. Кое-кто меня здесь тоже знает. Но я и не собиралась в лапы к морлокам.

Крыски, бесшумно, вели нас к Витькиной маме. Добиться этого было очень просто. Я взяла платок и показала Сталкеру. Тот разве что не кивнул. И, с энтузиазмом, направился прямо в центр посёлка. Это нас даже обрадовало. Жилые помещения были ближе к краям. А возле нашей штольни была довольно большая пещера для техники, типа гаража и механической мастерской. Дальше, по карте, ещё технические помещения. А что уж там было, лаборатории или фермы, почему-то отмечено не было.

Место, к которому привёл нас крыс, наверное, как-то относилось к их культу. Потому что было единственным, которое попытались облагородить чем-то похожим на ритуальные символы. Вверху перевёрнутый треугольник перечёркнутый горизонтальной линией. Символ стихии Земли, как объяснил мне Сильвер. И две фигуры по бокам. Довольно грубые изображения похожие на нагов - змеиные тела с человеческими головами. В каменном отверстии тяжёлая металлическая дверь с наружным навесным замком. Такие давно стали антиквариатом, но тут он поддерживал тщательно выстраиваемое настроение угрозы.

Зато открыть его проблемм не было. Чего уж проще. Одна задача не нашуметь. Поскольку замок висел снаружи, мы не боялись увидеть внутри кого-то, кроме пленницы. Первым проскользнул вовнутрь Витёк. Я не знала что он там увидит, могла только приблизительно догадываться и сознательно пыталась подготовить к разным вариантам малыша. Но, когда сама зашла вовнутрь и оставила его стеречь снаружи, попросив пристроить на всякий случай замок на место так, чтоб казалось, что он заперт, поняла, что была права.

Не знаю была ли я сама к этому готова.. Женщина лежала на металлическом столе, как туша под разделку. Голая. Опутаная трубками. И в полном сознании. Я поняла почему Витёк выскочил так быстро. Представила себе, как опустив голову, чтоб не пялиться на обнажённое тело матери, сжав зубы, говорит заранее оговоренные слова. Не имея сил обнять или прижаться к ней и ободрить. И поняла, что не могу ни одной секунды оставить её так.

-Тамара,- я старалась, чтоб мой голос не срывался,- я освобожу вас сейчас. Вы сможете идти?

Глупо было спрашивать, она не могла ответить с интубацией, но хотелось всё время что-то говорить. Не оставаться в этой мерзкой тишине. Мне было плохо. Я старалась слушать Сильвера, который жёстко произносил команды моих последовательных действий. Уж он-то чувствовал моё состояние.

Именно интубационную трубку я извлекла первой. Мне вообще трудно было представить как можно выдержать это в сознании, без анастезии и расслабляющих мышцы лекарств. Из-за болезни матери и страха, что меня ждёт тоже самое, я много знала о медицине. Сильвер потакал этим моим интересам, считая, что знания в этой области не помешают никому.

Она вырвала. Одной жёлчью. Желудок был пуст. Очищен, как и кровь, перед процедурой . А интубация, очевидно, нужна была, чтоб подопытная не задохнулась, если генмодификация вызовет спазм гортани.

-Не пытайтесь встать, пока я не отсоединю всё. Постарайтесь продышаться. Равномерно и глубоко вдыхайте и выдыхайте.

Всё это я уверенным голосом произносила, стараясь унять дрожь в пальцах и вытаскивая катетеры из вен обоих рук. Слава богу, вся медицинская мелочёвка была тут же рядом и я прижала ранки ватками со спиртом и прикрепила пластырем, как опытная медсестра. Помогли учебные показы Сильвера. Наконец, собравшись с духом, я помогла ей подняться. Она была слаба, но встала с такой решимостью, что я поверила в её внутреннюю силу.

Сначала я решила увести её. Все разговоры и обсуждения после. Я закрыла дверь снаружи. Закрыла замок. Потом сунула руку в кармашек моего бездонного рюкзака и, ехидно улыбаясь, капнула вовнутрь универсального суперклея. Пусть помучаются. Не повредит.

Витёк уже вёл мать к нашему укрытию, поддерживая с такой заботливой старательностью, что у меня перехватило горло.

-Может мне надо было внимательнее быть к моей маме и она была бы жива?- кольнула меня предательская мысль.

Я мотнула головой. Не время углубляться в самоедство.

Торин уже вернулся и ждал с нетерпением, которое ему, как разведчику диггеров, иметь не пристало. Увидев, что мы привели Витькину мать он вскинул брови. Изначально мы решили, что попробуем привести всех одновременно, или хотя бы детей первыми. Потому что их исчезновение не так быстро бросится в глаза. А отсутствие главной героини предстоящего события поднимет на ноги всех и сразу. Теперь мне светит ещё одна попытка сломать его упрямое нежелание мне довериться.

-Вы знаете где держат девочек?- спросила я бедную женщину, которая сползла вдоль стены, как только мы остановились. Торин даже рта раскрыть не успел, что и было мне необходимо.

-Да,- кивнула она,- в лабораториях, которые принадлежат Хранителям. Здесь за мастерскими есть место, где держат потомство рабынь, над которыми проводили опыты.

Меня жутко покоробило слово "потомство". Оно как-то не подходило матери, которую я себе нарисовала по описаниям Витька. Нормальная женщина сказала бы дети или ребятишки.. Что-то не так или с ней, или с ними, если она не может назвать их обычным словом "дети".

-Меня тоже там держали, но для подготовки к ритуалу перевели отдельно, и поближе к центру. Завтра туда соберут всех, чтоб ввести мне генмодификатор. Они должны были проводить общую молитву, чтоб процесс прошёл как надо.

-Но последствия модификации не видны так сразу, тем более, как я поняла, они рассчитаны на потомственную мутацию больше, чем на вашу, собственно.

-Да, но болевой шок наступает очень быстро, потому что есть быстрые костные и нервные трансформации и, если всё пошло бы нормально, по их представлению, то мои мучения должны были бы продолжаться не более часов трёх-четырёх. Они считают, что женщина, самим богом подготовленная к боли родоразрешения, вполне в состоянии выдержать такое время. Это и религиозный процесс очищения духа, который вообще обязано пройти такое низменное существо как "человеческая самка", чтоб стать совершенным подземным жителем,- она горько усмехнулась,- так и преступница, типа меня, убившая мужа и господина.

-Вот козлы!- вырвалось у меня.

-А насчёт потомства.. они собирались выставлять меня раз в месяц и каждый из Хранителей должен был оставлять во мне своё семя под контролем общины. Под их мерзостные песнопения. До тех пор, пока я не забеременею.

Витька побелел. И отвернулся.

-А дочерей ваших мы сможем освободить сейчас,- всё таки успел вмешаться Торин,- эти дети не поднимут шум, если мы проберёмся туда?

-Дети?- передёрнуло её,- это лабораторные монстры, которые случайно выжили. А таких немного. Они едва доросли до возраста, когда научились понимать команды. И беспрекословно выполнять. За кусок еды. Потому что на совершенных созданий, которых эти сумасшедшие собирались получить, они не похожи. И воспитывать их как человеческих детей никто не собирался. Их натаскивают как собак, на поиск сбежавших рабов, на охоту. Вместо диггерских крыс. Только ваши крыски гораздо человечнее выглядят, поверьте. Я в ужасе оттого, что девочки сидят там рядом с ними, в железной клетке. И вынуждены видеть их и думать, что сначала меня, а потом и их ждёт что-то подобное.

-Тоесть, они расшумятся определённо?

-Не то слово.. Кроме того их пустят по нашему следу, если всё же нам удастся бежать. Но я согласна погибнуть вместе с детьми, убегая, чем остаться и ждать такой судьбы. Если бы дело касалось только меня, я сказала бы сыну, что он не должен был приходить за мной сюда, но девочки.. Я рада, что вы здесь. Зная моего мальчика, догадываюсь, что он не смог бы жить, узнай обо всём позже. Почему-то мне слабо верится в успешнось этой генмодификации. Уж слишком много они от неё хотят.

-В смысле..,- почему-то этот вопрос у меня раньше не возник,- какого же удара под дых матушке-природе, хотят эти мудаки от мачехи-науки?

Я впервые выругалась так явно при Торине и при малыше, но они даже не среагировали. Все напряжённо ждали ответа.

-Вы видели фигуры у дверей их, так называемого, "Храма"?

-Наги!?- вытаращилась я,- но это неестественно! В природе не было ничего подобного. Сочетание человеческой и змеиной физиологии в одном теле невозможно! Ладно преобразовать пищеварительную, дыхательную системы, но костная, эндокринная, наконец репродуктивная функции?! Они же мечтают о потомстве!

Торин таращился на меня, не предполагая во мне стольких разнообразных направлений образования. Но в данный момент меня это не волновало. Я была зла до безумия. И сейчас не собиралась ни с кем пререкаться.

-Торин!- грубо скомандовала я,- берите Тамару и идите к озеру.

-Но..-попытался возразить парень.

-Не сейчас!..- рявкнула я и они все присели, как прибитые. Видно от моей злости сканнер сработал особенно сильно,- Вот и отлично. Вполне себе пригодится.

Витёк подставил плечо матери и она изо всех сил пыталась поднятся.

-Ты не видишь, она еле держится на ногах, если вы уйдёте прямо сейчас, у вас будет приличный запас времени до утра. Если будет совсем плохо, понесёшь! А девочки, хоть и испуганы, но вполне в состоянии двигаться.

-А как же ты?- Тамара не могла не думать о дочерях, но и я была не взрослее её старшенькой.

-Не волнуйтесь за меня. Они ещё не знают с кем связались,- сквозь зубы прорычала я.

В состоянии всё таки понять, что уводя Витька и его мать, он в какой-то мере развязывает мне руки, Торин, с мутными от боли глазами, и, наверное, мысленно ругая себя последними словами, за то, что не привязал меня где-нибудь в уголке моей мастерской, тоже подставил плечо спасённой пленнице.

Но и мне тоже некогда было долго рассусоливать. Чем большее время и расстояние будет разделять нас и неизбежную погоню, тем лучше. Да и моё возбуждённое состояние будет постепенно нормализоваться, а помощь сканера может понадобиться. Я надеялась воздействовать на мутантов. Напугать или подчинить. Хотя мне трудно было не помнить о том, что часть их была человеческой. И они на самом деле ещё были детьми. Но я пока не столкнулась с ними лицом к лицу. Наверное не на пустом месте в Тамаре они вызывали такое отвращение.

Перебираясь от укрытия к укрытию, я добралась до того, что называлось гаражом. Почти у самого въезда стоял знакомый комбайн, дальше ещё одна такая же машина. В глубине была оборудована настоящая мастерская. В уголке стоял топчан и на нём, совсем некстати, расположился спящий человек. Тот самый хромоногий раб.

Видно он пользовался доверием у хозяев. То ли потому, что не умел работать плохо, то ли потому, что его побега давно перестали опасаться. А может он спал здесь по той причине, о которой упоминал его брат. Что другие рабы считали его доносчиком. Но мне он мог помешать. Пробраться туда я конечно могла потихоньку. Но что случится, если расшумятся жители лаборатории. Оставить его за спиной, свободным, я не могла. Потому начала подбираться к нему.

Мне не справиться с мужиком, хоть и калечным. Был только один выход - вырубить его тазером. Потом связать и заткнуть рот. Ему же отговориться потом проще будет.

Я протянула руку и глянула на хромого. Он спокойно смотрел на меня широко открытыми глазами.

-Не бойся, девочка,- сказал он тихо, видя, что я дёрнулась и тазер в моей руке зловеще затрещал,- я не сделаю тебе ничего плохого. Вы освободили эту женщину и я на вашей стороне.

-И давно вы за нами наблюдаете?- почему-то шёпотом спросила я и отметила удивлённо, что крыс, наверняка обнаруживший его, не подал никакого сигнала тревоги.

-Какая разница,- осторожно приподнялся он на локте,- я не собираюсь вам мешать. Даже помогу, если хотите. Только скажите как вы пришли сюда, может мы с братом тогда сможем выбраться из этого ада.

Мне в голову пришла мысль, что можно отдать ему один пульт от низкочастотного излучателя. Тогда преследователи попадут под волну и не смогут найти озера. А рабы, которых этот парень захочет вывести, смогут уйти, как только пожелают и закрыть за собой проход. Это было именно то, чего я хотела. Я поверила ему сразу, потому что слышала его разговор с братом тогда, когда он не подозревал о нашем присутствии, а значит не имел повода лгать. Но, на всякий случай, я не стала раскрывать подробности о том, что за ловушки стоят в штольне, где точно они находятся и как действуют. Сказала только, что уходя мы их запустим. И, когда он будет готов, то сможет и отключить, и включить их снова. Только расстояние указала, чтоб они сами под волну не попали.

-Я понимаю, что ты хочешь освободить её детей. Тут мне будет легче, чем тебе. Эти существа привыкли слушаться только мужчин. Я зайду с тобой, возьму стрекало, которым их "воспитывали" и они примут меня за одного из хозяев. Только мне прийдётся их убить. Потому что иначе они меня потом найдут по запаху и укажут Хранителям. Да и вам лучше. Без них след почуять будет некому. Им прийдётся искать вас по всем направлениям. Нужно будет много групп. Это распылит силы и задержит их.

Я всё ещё не могла решится. Для меня они были дети. Может какие-то уродливые, но дети.

-Хорошо,- наконец сказала я себе,- может мне просто нужно увидеть их, чтоб понять почему уже второй человек, с которым я сталкиваюсь, реагирует на них иначе.

Я пропустила хромого вперед.

-Что случилось с ногой?- спросила я его.

-Бежал,- коротко ответил он,- наказали. Перерезали сухожилие.

Я сглотнула. И пошла за ним дальше молча. Очень быстро мы вышли в короткую штольню в конце которой была развилка.

-Направо пойдёшь..,- тихо прошептала я ему в спину.

-Точно-точно,- подхватил он,- здесь это очень актуально. Направо как раз эти.. А налево нарколаборатория. Только идти далековато. Они не держат их вблизи посёлка. Зато работают там посменно. И днём, и ночью. Так что там не спят.

-А прямо?- решила закончить тему я.

-Прямо дорога к верхней заставе. Вас там тоже не ждало бы ничего хорошего. Они ждут нападения диггеров. Заводят себя. Не боитесь, что нападут, после похищения пленницы?

-Боимся,- коротко ответила я,- поэтому и хотелось бы ловушку задействовать. Чтоб напугать посильнее.

Моя уверенность в эффективности, поджидающих морлоков неприятностей, его явно порадовала.

-Готова?- спросил он.

-Подожди,- я внутренне сжалась, ожидая ответа,- а как ты собираешься их убивать?

Он резко остановился и посмотрел мне прямо в глаза.

-Я понимаю о чём ты думаешь. Только то, что там увидишь, не должно жить. Их меняли на ранних стадиях беременности, воздействуя на гены разными модификаторами. Только то, чему всё таки удавалось родится, не поддавалось управляемой мутации. Это не люди. Но мучать их я не буду, если ты об этом. Для лёгкости управления их сажают на наркотики. Я просто дам им большую дозу с едой. Они там есть на месте. А жрать ЭТО всегда готово.

Дверь открылась бесшумно. Этот замок тоже не доставил мне особых хлопот. В помещении было тихо. Тусклый свет, который в посёлке горел везде и постоянно, кроме новых штолен, в которых его прокладывали по мере продвижения строителей, мне был не очень нужен. У Витька тоже были линзы. А вот рабам их не давали. Там, где они работали, освещение уже было проведено. А за поселениями рабам делать нечего. И бежать без линз затруднительно.

Наш провожатый здесь бывал. Это было видно. И меня это удивило. Он как-будто почувствовал моё недоверие.

-Тех, кто пытается бежать, отдают "детишкам" поиграть. Сожрать они вас не сожрут, но попинать, пощипать, поцарапать и покусать - милое дело. Заодно можно и потренировать команды "фас!" или "фу!". А вот и ограничитель нежелательных действий,- он протянул руку и взял что-то типа дротика с электрическим стрекалом на конце.

Теперь мне стала понятна его ненависть к мутантам. Наверняка "поиграли" с ним всласть.

-Они спят?- спросила я, ощущая какое-то странное поле сканером.

-Чёрта с два!- ответил парень,- ждут, пытаются понять кто пришёл и что с ними будут делать. Им вобщем-то тоже достаётся,- добавил он, справедливости ради.

Хромой уверенно пошёл между рядов зарешёченых комнатушек. В конце помещения за дверцами располагались импровизированные шкафы с толстыми одеялами, какой-то старой одеждой, медикаментами, кухонным барахлом и медицинскими инструментами вперемешку.

Достав нужные склянки мой спутник выругался.

-Наркоты полно, а вот жрачки никакой нет. Об этом я не подумал.

Я сняла рюкзак.

-У меня есть сухие пайки. Нужно только добавить воды и подождать. Сколько надо?

-Когда здесь был я, их было четырнадцать.

-У меня едва половина наберётся. Остальное у тех, что ушли.

-Неважно. Разделим. Они всегда голодные. Их не перекармливают.

-А где девочки?

-Мы здесь..,-раздался тихий голос из соседней клетки.

И тут же во всех остальных раздалось шипение, рявканье и визг.

-Цыц!- хлопнул по клетке стрекалом хромой.

Какофония смолкла мгновенно.

Мы смешали еду с водой из большой бочки и щедро добавили наркотиков. Звуки, услышанные мной из клеток, поколебали мои прежние сомнения. Хотя я всё ещё не могла разглядеть толком прячущихся в глубине мутантов.

Разбросав по мискам еду, раб морлоков скривился в какой-то гримасе-ухмылке.

-Вот уж сюрприз хозяевам.. Да и этим лучше будет, их даже в аду пожалеют.

И сунул миску в окшко под первую дверь. Я смотрела не отрывая глаз.

-Не смотри прямо, отвернись чуть в сторону, а то не выйдет.

Я отвернулась, продолжая косить взгляд в каком-то болезненном желании увидеть у кого мы отбираем жизнь.

Из угла очень быстрым движением выкатилась полусогнутая, в какой-то жабьей позе, фигурка. Миску цапнула лапа с длинными пальцами с узловатыми суставами. Кожа на тощей лапке была серой, толстой и пористой. Она вся была покрыта, зажившими и не очень, шрамами и царапинами. Виднелся даже отчётливый след укуса. Лысая приплюснутая голова с огромным ртом и мелкими острыми зубами. Торчащие кости хребта на согнутой колесом спине, прикрытой старой клетчатой рубахой. Что делало это существо ещё большей пародией на человека. И главное, конечно, глаза. Огромные выпуклые, как у ночного лемура с вертикальным кошачьим зрачком и застарелой хищной злобой во взгляде. Злобой смешанной со страхом. И голодом.

Миска в мгновение ока исчезла. Даже странно было, что в это коротенькое мгновение я уловила столько визуальных подробностей. Мне больше не хотелось их видеть. Хромой прошаркал до конца прохода, ставя миски в отверстия у самого пола.

А я подошла к клетке из-за которой слышала голос одной из девочек. Наверное, старшей. Она робко ступила к решётке.

-Младшие спят,- сказала она тихо,- они не спали толком несколько дней. И не ели. Мы боялись, что нам дадут наркотик. Но кажется его всё таки добавили в воду. Я не пила, а девочки выпили и сразу заснули.

Витькина сестра взялась за решётку тоненькими грязными пальчиками. Похоже, она чуть старше меня.

-Ты та девочка-диггер про которую рассказывал брат?

-Я не диггер, я из города, но, да, я та самая девочка. И хочу вас вытащить отсюда. Вашу маму мы уже забрали. Мы сможем разбудить твоих сестёр?

-Не думаю,- она грустно покачала головой,- но я могу понести Верочку. Ей четыре. А Поленьку может взять ваш друг. Ей всего шесть и она худенькая.

-Он с нами не пойдёт. Прийдётся самим. Это нас здорово задержит. Но, если успеем отойти где-то на километр, я включу ловушку и можно будет не переживать. Вопрос в другом. Эта штольня новая. Света там нет. У тебя линзы?

-Нет. У нас забрали.

-У меня есть запасные, старые. Но малышек прийдётся тогда всё время нести. А у матери твоей тоже забрали?

-Да, конечно.

-Чёрт, я и не обратила внимания. Тяжело Торину будет. Да и она все ноги обобьёт о камни.

-Не жрёт, зараза,- послышался голос хромого.

Я оглянулась. Он стоял у первой клетки. Я отперла замок и указала на шкаф.

-Возьми что считаешь нужным. Но помни, нам это всё нести. Я сейчас.

Подойдя к клетке, возле которой стоял мой нежданный помощник, я вгляделась в глубину каморки. На одеяле, брошенном на пол скорчилась небольшая фигурка.

-Прийдётся зайти и убить его.

Всплеск страха в моей голове.

-Стой,- задержала я парня,- этот другой. Он понимает, что ты сказал. Это уже не безумный мутант.

-И что, он выдаст меня сразу же, как только ему пригрозят. Знаешь, что со мной сделают?

-Не убивать..,-раздалось тихое хныканье в углу,- Мишка послушный. Мишка сильный. Мишка нести девочку.

Маленькая кучка развернулась и приподнялась на короткие ножки-тумбочки. У мальчика было удивительно уродливое личико. Как будто кто-то наступил на него сапогом. Ввалившийся нос, дыра во рту, что-то вроде "заячьей губы" в которую было видно несколько криво торчащих зубов. Бледная кожа, с редкими, но длинными волосками, которые становились гуще на спине, затылке и плечах. Огромные уши. Но глаза, которые он очень редко поднимал от земли, казались осмысленными.

Он тоже был весь покрыт шрамами и царапинами. Но в основном на руках. Как-будто раны были исключительно оборонительными. И очень старыми. Почти рассосавшимися. Руки и вправду выглядели сильными. Такими же короткими, как ножки, но крепкими. Похоже, что на него давно никто не пытался нападать. А ещё он очень сильно поддавался воздействию сканера. Любая моя мысль отражалась на его лице.

-Подойди,-сказала я, добавляя ментального давления, и он покатился в мою сторону колобком, быстро перебирая короткими ножками и даже проседая под моим приказом, будто моя рука прижимала его затылок к земле.

-Не доверяй ему, нападёт,- сказал раб,- лучше прикончить его.

-Это моё дело. Хочешь помочь, помогай. И я помогу тебе. Но решать как поступать буду я.

-А что ты будешь делать с ним потом?

-Мы решим это вместе с моими друзьями.

-Как хочешь. Только не оставляй его здесь. Я не хочу потом оказаться рядом с ним в одной из этих клеток.

Я пошла за малышкой. Когда старшая девочка вышла сестрой на руках и маленькой котомочкой на плече, мне пришлось отдать свою ношу хромому. Подойдя к клетке мутанта, я открыла замок.

-Будешь нести малышку,-строго приказала я.

Старшенькая вздрогнула и замотала головой.

-Мишка послушный. Не кусаться, не царапаться. Не убивать.. дать вкусный еда..

Я протянула ему галету. Она исчезла у него во рту вмиг и торчала за щекой, пока он валял её во рту между редкими зубами.

-Время идёт,- напомнил хромой,- встают здесь рано.

В остальных клетках стояла гробовая тишина.

Мишке можно было подавать сигналы, даже не открывая рта. Такое ощущение, что сканером я поворачивала его, как рукой. Хромой удивлённо наблюдал за происходящим.

-Как это у тебя получается?- он посмотрел на меня с опаской.

-Меньше знаешь, крепче спишь,- отрезала я.

Мы дошли до того места, где стояли комбайны.

-Оставайся здесь,- приказала я рабу,- в том месте штольни, где кончается освещение, я спрячу вот этот пульт. Уходя мы включим ловушку. Когда найдёшь пульт, не ходи дальше, пока не отключишь её, иначе погибнешь. Пройдёшь с километр, можешь включить снова. Не раньше.

Хромой внимательно слушал.

-А ещё ты должен знать, в конце найденой тобой пещеры есть ход. Если держаться всё время на север, выйдешь к другой пещере. С озером. Так что, если соберётесь бежать, вам нужен плот. Или что-нибудь другое, чтоб плыть. У нас есть трос для подъёма наверх и сигнальный фонарь возле него. Но батарея дольше недели не продержится. Поэтому я не знаю, поможет ли то, что я рассказала, бежать тебе и брату. Но трос мы оставим. Вместе с подъёмным устройством. И сигнальным фонарём.

-Чтож, это хоть слабая, но надежда,- он опустил голову,- спасибо и за это.

-Я хотела бы помочь больше. Если выберетесь наверх, будьте осторожны. Лучше сразу уходите опять в подземку. Это старая артезианская скважина возле университетских лабораторий.

-Знаю,- кивнул он,- я там работал, до инвазии.

-Правда? Так ты не просто так шёл комбайном в эту сторону?

Он снова кивнул.

-Идите. И удачи вам. Он свернулся на своём топчане и демонстративно отвернулся к стене.

Я думаю, он не хотел показать слёз.

До конца освещённой штольни мы дошли быстро. Передохнули чуток, пока я копалась в рюкзаке, доставая линзы, прятала пульт, и скармливала "послушному Мишке" ещё одну галетину. Пока защита не будет включена, я не успокоюсь.

Только я собиралась двинуться, послышались знакомые тихие щелчки и потрескивания и из одной из щелей вывалилась небольшая сколопендра. Не успела я глазом моргнуть, как маленький мутант сцапал тварь и оторвал ей голову.

-Кушать, хозяйка,- протянул он мне ещё изворачивающееся насекомое.

-Спасибо, что-то у меня нет аппетита,- не подумав с кем говорю, пошутила я.

Мишка смотрел на меня, усиленно пытаясь считать через сканер мои желания и эмоции. Шуток он не понимал.

-Кушай сам. Мишка послушный,- брякнула я приевшуюся фразу.

Пришлось ещё подождать, пока он не дохрустел и не доплевался остатками хитина. Послушный-то он послушный, а руку с беретты, я снимать опасалась. Тем более брать на руки девочку. Реакция у маленького мутанта отличная.

-А и вправду, что с ним делать дальше? Оставить диггерам? А будет ли у них такое желание.. Ладно, Торин лучше знает своих.

Видел Мишка в темноте прекрасно. Какие-то мутации всё таки удались. И слух, судя по всему, у него был отличный.

-Шумят,.. плохие хозяева,..- сказал он мне. И вопросительно приподнял глаза, всё ещё опасаясь прямого взгляда.

Мы уже практически дошли до места, где можно задействовать низкочастотник.

-Ты слышишь так далеко?- удивилась я.

Может оказаться, что Мишке нужно быть от этого места подальше.

-Побежали,- скомандовала я.

Но много пробежать нам не удалось. Старшая девочка была совершенно измотана.

-Мишка, может быть больно, терпи,- и всеми силами попыталась успокоить его ментально.

Включение низкочастотных волн не обошлось для него без последствий. Он уронил малышку на пол и чкурнул так, что мы не успели оглянуться, как от него не осталось и следа.

Малышка проснулась и заплакала. Мы успокоили её и разбудили вторую девочку. С трудом, но это у нас получилось. Сестра повела их держа за руки. Они спотыкались, но не плакали и не жаловались. Этим детям пришлось вынести столько, что сбитые ноги, были меньшим из зол.

Я не боялась нападения мутанта. Почувствовать его мне ничего не стоило. Я уже привыкла к его "волне". Всех своих знакомых я различала, как будто видела своими глазами. Только расстояние, с которого я их чувствовала было разным. Мишка убежал далековато. Я не ощущала его. Но в подземке могло оказаться и что-то кроме мутанта. Хорошо, что пещера была уже совсем недалеко. И тут я услышала Мишку. Он закричал от испуга где-то впереди и я поторопила своих.

Я вывалилась из штольни первой. Торин стоял над Мишкой, прижимая его горло ножом. Крыски шипели и плевались рядом.

-Не убивать!- пищал мутант,- Мишка послушный.

-Отпусти его!- крикнула я Торину.

-Мишка не хотел!.. Убегать.. В голове больно.. Хозяйка хороший..

-Мишка, перестань называть меня хозяйкой. Зови меня Ню.

-Кто это?- Торин пытался не показывать насколько коробит его уродство странного ребёнка.

-Мишка,- коротко ответила я,- нам нужно решить сможем ли мы взять его с собой. Ты хочешь с нами?

Неожиданно маленький мутант помотал головой.

-Хочет один. Без хозяин. Есть вода,- он показал на бегущий по стене ручеек,- много сладкий жук. Жить там.

Толстая ладошка протянулась в сторону тёмных дыр в стенах пещеры.

-Ты не боишься один?

-Мишка боится много. Тогда бить, делать голова больно. Плохой хозяин кормить горький еда, брать горячий палка..

-Смотри-ка,- я обратилась к старшей девочке, которая стояла с сёстрами, обнимая мать и брата,- он кажется может определить наркотик в еде. Горькая еда.. надо же! И сладкие жуки..

Я засмеялась.

-А он, пожалуй, прекрасно проживёт сам в здешних пещерах. Им всё таки удалось создать своего совершенного морлока. Только не пожалеть бы им об этом. Но не должен человек жить один. Это не правильно. Хотя, такому как он, может быть так и лучше.

Я повертела в руках свой нож, с которым не расставалась с первого похода в подземку, а потом протянула его Мишке.

-Людей не трогай. Поймают, убьют. Лови своих жуков и старайся не встречаться с морлоками. Дай ему одеяло,- попросила я Торина.

Витькина сестра протянула ему свитер, который взяла в вещах морлоков. А я высыпала в кулёк остатки галет.

Я старалась не думать о одиноком ребёнке, оставшемся в давящей тьме подземных коридоров, но мысли возвращались к этому всю дорогу, пока мы пробирались к подземному озеру, по очереди неся спасённых ребятишек на руках.

Их мать, поддерживаемая крепкой рукой Торина, не обращала внимания на усталость и сбитые ноги. С ней были все её дети и надежда на счастливую жизнь. Она бы с удовольствием вернулась в город. Но её ребятишки, всю жизнь проведшие под землёй, вряд ли вписались бы в городскую жизнь, даже если бы ей удалось восстановить статус, как похищеной морлоками. Поэтому сразу решили вести их к диггерам.

Обратная дорога прошла без особых приключений. Мы решили не вести их сразу в клан, а сначала выйти к посту на границе с морлоками. Что если на заставу нападут из-за нашей операции? Конечно мы постарались не оставить никаких следов диггерского присутствия. Да и мёртвые мутанты, пропавший Мишка в купе с нашей низкочастотной ловушкой добавят непоняток. Но мы должны были сознаться, что полезли в Глубокие пещеры без разрешения. И предупредить своих конечно.

Но когда мы приближались, я поняла, что мы опоздали. Эмоции боя я почувствовала издалека. Слишком сильны они были.

-Витька, охраняй своих, мы вернёмся за вами,- мы с Торином сбросили вещи, оставив только оружие. Крыски мчались впереди нас.

Бой в ограниченом пространстве коридора имел преимущества для обороняющихся. Диггеров не поймали врасплох. Они отбили уже несколько неорганизованных атак. Видно Хранители хотели взять пост "на арапа".

Основная часть воинов жила в Депо. Сюда явились разозлённые храмовники. Без особенного плана нападения. Несколько арбалетных выстрелов Торина и тихих хлопков моей беретты уже ничего не решали. Двое раненных морлоков в нескольких метрах от укрепления, выстроенного диггерами и ещё сколько-то вдали, которых пытались сейчас оттащить их собратья, вот и весь результат их военных действий. Те, что были ближе к нам, пытались отползти вглубь, прижимаясь к земле. Диггеры не стреляли в них.

Я так понимаю, они пытались донести до нападавших мысль, что надеются на мирное разрешение конфликта. Хотя оружие у морлоков было серьёзнее, чем у диггеров, но коридор в районе поста заложили двойным слоем кирпича, оставив небольшой проход и бойницы для стрельбы. Возведённая стена не мешала морлокам пройти к их посёлку в Депо, что создало бы добавочную напряжённость и повод к нападению, но перекрыла путь к части подземки, где селились диггеры.

На какое-то время атака заглохла. Мне вдруг представился подземный танк в виде того огромного комбайна с фрезой и я испугалась, что они им воспользуются. Потом начала размышлять каким путём он вообще попал в подземный посёлок.

-Легче всего его было собрать прямо внизу,- думала я. Оставалось надеяться, что только я подумала об использовании его, как оружия.

Из темноты коридора выступил высокий седоватый мужик с белой тряпкой на куске трубы.

-Диггеры, отдайте нам наших рабов и мы не станем нападать на вас!- вопил он так нахально, как будто это наши раненые сейчас валялись на полу подземки.

-У нас нет никаких рабов,- откликнулся командир заставы.

Мы с Торином переглянулись и поползли сдаваться.

-Мы не нападали на вас, а только ответили на нападение. Так будет и впредь, если вы не решите устроить в подземке войну. Держитесь своих территорий, а мы останемся на своих.

Мужик отступил, видимо обсудить дальнейшие действия, а мы без проволочек доложились старшему.

-Когда с твоим уходом исчез и найдёныш, мы уже подозревали, что без этой девчонки тут не обошлось. Он погрозил мне пальцем. И удвоили заставу. Как видно не зря. Так где же спасённые пленники?

-Недалеко отсюда,- Торин понимал, что его ещё ждут "оргвыводы".

Это мне было всё по барабану. Ну, или почти всё. Портить отношения с диггерами я конечно же не хотела.

-Уводи их к нам в клан. Наш посёлок дальше всех от морлоков. Будем надеяться, что они никогда и ничего не узнают о своих бывших соплеменниках.

-У них отобрали линзы. Мы не подумали об этом и не брали фонари. У нас и так было много груза. На обратном пути мы даже часть оставили возле артезианской скважины. Но все подробности я доложу в клане. Есть события, что заинтересуют старших.

-Всё что нужно возьми. И возвращайся со следующей сменой. А ты,- он как-то полушутливо-полусерьёзно обратился ко мне,- если хочешь оставаться среди наших друзей, прекрати портить моих разведчиков. Он тебя слушает больше командира.

-Что-то не нравится мне в хитром тоне этого дядьки,- нахмурилась я,- неужели отношение Торина ко мне секрет Полишинеля для всего их диггерского клана? Мне уже казалось, что все эти парни пялятся на меня. Я почувствовала себя как павиан с голым задом. И покраснела как вышеупомянутая часть тела.

-Я приношу извинения, что доставила вам столько хлопот,- церемонно ответила я, делая вид, что его намёки меня не касаются,- но вина за несчастье в семье этого ребёнка помешала мне поступить иначе. Я благодарна, что Торин согласился помочь мне. Я хотела всё сделать сама, но должна признать, что без него я бы не справилась.

-Ты долго была одна, девочка, но, слава богу, недостаточно долго, чтоб разучиться принимать помощь друзей,- на этот раз он был предельно серьёзен.


Забота о спасённых нами пленниках отвлекла Торина от мысли, что нам прийдётся расстаться на какое-то время. А может это была не забота, а облегчение от того, что я уже знала о его чувствах и в следующий раз, когда у него появится время, ему не надо будет придумывать повод, чтоб прийти ко мне и смотреть на меня своими преданными глазами. Так же, как он завистливо смотрит сейчас на то, как я целую маленького Витьку и его сестрёнок. А потом машу рукой им на прощанье.


Дело девятое. Молитвенник для дьявола.


Катерина рыдала. Уже два месяца они с Герасимом ждали возможности пожениться. У них не было бы проблем сделать это в городе. Оба были чипмечеными. Но слишком много друзей, которые не могли бы появиться на официальной церемонии из-за отсутствия чипов, включая меня любимую и Ксеню, которую она мечтала увидеть в невестках, заставляли ждать священника. Он появлялся на земле кланов по расписанию.
Что значит по расписанию? А то, что представители всех конфессий, обретающихся в городе, постановили, что, хотя гражданские власти превратили нас "наказанных" в пустое место, общения с отцом небесным люди лишаться не должны. Поэтому существовало негласное расписание, когда в выделеных кланами местах появлялись священники, раввины, муллы, в зависимости от места проживания определённых общин. Они проводили все нужные обряды для верующих.
Исключение составляла смерть. Если требовалось провести, скажем, соборование или любую другую процедуру для умирающего, которая не может ждать определённой даты, связывались с одним представителем для всех конфессий. Чипмеченным, который официально мог общаться с религиозными лидерами, не создавая конфликта с законом.
Вобщем, религия сделала реальный шаг к своей пастве в трудные для неё времена. Наконец-то и вправду частично уравняв их перед создателем.
Я относилась ко всему этому официозу прохладно. Считая, что, если ты веришь в высшую силу, то тебе не нужны посредники в настолько личном общении. Я думала о том, что религия так же отделена от бога, как и от государства. Просто ещё один институт власти. И давненько не имеющий прежней силы. Не то чтоб уже свершившийся локальный апокалипсис поголовно лишил всех веры, но в как будто слегка отодвинул окончательный конец света. Возникали и исчезали новые учения. Правда пока не приживались, не набирали силы равной существующим. Но госструктуры потеряли интерес к тем, кто, как им казалось выпустил вожжи из рук.
Как для института власти, такой, хоть и робкий, конфликт с государством вызывал у меня сочувствие. А государство, по отношению к церкви, сделало тот же жест, что и к нам - закрыло глаза ладошкой. Конечно религиозные общины не стали для них пустым местом, но им реально давали понять, что не видят в них потенциала.

Слёзы Катерины вызвало событие, которое привело меня к очередному делу. Священника, который должен был их поженить, убили. Он появился на клановых землях вне расписания. Никто не знал, что привело его сюда. Алик, конечно, попытался связаться с его приходом и оказалось, что его, через посредника, вызвали к умирающему. Но такового, после розыска Алькиными людьми, не обнаружилось.
Такое убийство на клановой земле большая неприятность для босса. Официального следствия приход просить не мог. Таким образом они признавались бы в связях с людьми вне системы. Что, по закону, являлось поводом к лишению чипа главы конфкссии. И из такого события при политической необходимостм, могли сделать показательный процесс. Но и не провести следствие, хотя бы не попробовать найти убийцу, было бы ударом по репутации Алика.
Поэтому я уже с утра сидела с рыдающей Катериной у босса, пока мы не выяснили все подробности связанные с делом и не утрясли все аспекты моего в нём участия.
Владимир Семёнович, с которым я связалась через Тимура, откомандировал мне его для помощи. Мой бывший предмет обожания становился неофициальным представителем по смычке правоохранительных органов и криминального элемента, в лице, опять таки, меня любимой.
Тимка явился часа чарез полтора. Мы с Герой уже обговорили все ньюансы. Гера верующим не был. И общение его с церковью было далеко не радужным. Он никогда не рассказывал, что за яблочко раздора прокатилось между ним и святыми отцами. А я не лезла в душу. Но для своей невесты он готов был достать луну с неба. Тем более, что отец Пётр был из лучших представителей служителей культа. Он очень помог Катерине после смерти мужа. Включая средства на погребение. Для женщины с малышом на руках, кстати названным в честь священника, которого женщина почитала, как отца, эта помощь была совсем не лишней.
-Нам надо понять причину такого спланированного преступления,- рассуждал Гера,- ведь убийство, тем более священнослужителя, должно иметь очень веский повод.
-Да уж, то, как его убили, говорит о такой ярости, которая точно не возникла на ровном месте. Его просто искромсали ножом. Даже сосчитать количество ударов трудно. Кроме того, это не дело одной секунды. Убийца сидел над трупом и колотил по нему, даже рискуя быть застигнутым на месте преступления,- меня передёрнуло,- и насколько кровавая такая работа! Он должен был весь покрыт кровью. А, на месте и в окружающих мусорных баках, не было ни брошеной одежды ни какого-то маскирующего покрытия. Что же он так и пошёл с места преступления весь в кровище?
-Но он мог уйти диггерскими путями?
-Только если он сам диггер. Я бы без Синджа и чипа в подземке запуталась мгновенно. А какие могут быть претензии у диггеров к священникам? Хотя поговорить с Торином конечно нужно.
Герасим бросил на меня быстрый взгляд и я покраснела. То ли мой обожатель проболтался, то ли как-то по другому выдал себя, но в последнее время Гера что-то уж больно интересуется моим отношением к Торину. Ну и то, что тот в любое свободное время болтался у нас, вряд ли можно было списать только на дружбу с Петькой. Мозги у всех на месте, и скрыть его коровью поволоку в глазах, при моём появлении,.. проблема.
-Нужно понять,- направила я Герасима в нужное русло,- у убийцы претензии к отцу Петру или к его непосредственному высо-о-кому руководству. То бишь к Господу богу. В последнем случае мы можем получить серию.
-Вот только этого нам не хватало. Ты бы попросила Алика предупредить их.
-Уже. Как по мне, тот кто верит в дядю на облаке, изначально чокнутый, а тот, кто верит в высшую и всемогущую силу и идёт убивать её представителя на земле, вдвойне. Для банального бытового убийства, на первый взгляд, причин не видно. Но узнать о личной жизни святого отца мне хотелось бы. Только вот позволят ли? Хорошо ещё, что после того, как, по моей просьбе, Алик их пугнул серией, со мной согласился встретиться неросредственный руководитель покойного , чтоб прояснить интересующие меня подробности и покопаться у батюшки под рясой.
-Нюшка, какая ты, прости Господи, черноротая!
-А ты с каких пор такой образцовый прихожанин? Гера, не зли меня, мой чёрный юмор обычная тренировка мозгов. Думать помогает. И вот я надумала. А что если это какая-то непонятная нам драчка между властью, церковью и клановой верхушкой, а мы туда влезем. Для меня это худший вариант развития событий. Уж лучше с убийцей один на один, чем вот так, как глупый кур в ощип, попасть между этими жерновами. Мне, конечно, после выяснения моей невосприимчивости к вирусу, вывоз в лес не смертелен. Точнее не однозначно смертелен. Потому как там тоже своя диаспора и, пока будешь себе местечко в ней выдавливать, тоже можно "башку в отвал" схлопотать. Да и расставаться с домом и вами всеми у меня желания нет. Как и привлекать к нашему пёстрому семейству внимание властей. Хорошо, если Владимир Семёнович успеет прикрыть вас. А если нет?
-Я объясню Катерине, и думаю, что она согласится с моими доводами. Так что, если почувствуешь такой вариант развития событий, бросай это дело немедленно.
-Ага, ты бы ещё Алику это присоветовал. У него уже урон престижу, так что он как раз не поймёт, если я соскочить решу, без веских доказательств, на одной собственной интуиции. За то такая козявка, как я, у него в чести, что маленько безбашенная. Ему знать не надо, что моя башня держится на строгом архитектурном расчёте. Это, Герочка, закон избушки на курьих ножках. Пусть лучше думают, что она из яйца вылупилась и по волшебству бегает. В крайнем случае ногу отдавят, а механизм цел останется.
Мои мозги - моё главное оружие, требовали пищи. У меня вообще довольно быстрый метаболизм, поэтому я худющая. А сегодня с самого утра я уже набегалась, как борзая. Сначала место преступления, которое могло отбить аппетит у кого угодно, кроме меня, да ещё долгие переговоры у босса. Сунув руку в вазочку с печеньем, я раскладывала воспоминания по полочкам.

Не слишком хорошо зная клановые земли, при любой возможности стараюсь исправить это упущение, потому что это моё основное поле деятельности. Хотя меня поносило по всему городу и не только, этого забитого угла я не знала. Тесная улочка, тёмные ободранные домишки. Прямо декорация к Лондонским трущобам, где подвизался Джек Потрошитель. В моём представлении.. Где бы я могла увидеть настоящие улицы Лондона, ещё и тех лет. Но атмосфера была подходящей.
Когда я пришла, тело священника уже убрали с улицы, но лужа крови ещё не высохла. Стала густой, свернулась и над ней кружился рой мух. Её было очень много. И ребёнку было бы ясно, что тот, кто здесь лежал, мёртв.
Даже сейчас, когда утро уже нельзя было назвать ранним, тут было пусто и тихо. Если зеваки и были, они разошлись. Мне пришлось самой пошарить по всем мусоркам в округе. У меня не было под рукой команды криминалистов. Но, тот кто орудовал здесь, тоже учитывал реалии современности. Знал, что профессиональной команды не будет. А про меня "во все дыры затычку"? Если он из наших клановых земель, то скорее всего знал. И в клане Китайца многие обо мне слышали.
Мне очень не хотелось сосредоточить на себе внимание убийцы, пока о нём самом я не знала ничего. Но вот о чём он не может догадываться, что застать меня врасплох нереально из-за сканера. Желание убийства такая сильная эмоция, что я почувствую её и успею предпринять меры защиты.
Не найдя в помойках ничего существенного, а мы с Синджем буквально обнюхали их, я отправилась в дом, где оставили тело. Выставив всех из комнаты, чтоб не усугублять собственный имидж юной девицы-скромницы, детальным осмотром тела мужчины и, кроме того, священника, я подключила к делу Сильвера. Он мог прекрасно подменить патологоанатома, хотя бы в наружном освидетельствовании. Надо будет подколоть Тимку фразочкой "вскрытие показало". Он такой наивный, как для профайлера! Так забавно смотреть, как его легко шокировать несоответствием моего облика и поступков, которые я, по большей части, придумывала..
Но тут выхода не было и тело действительно стоит обследовать со всей тщательностью. Хотя ничего занятного в этом нет. И кому надо знать, что меня едва не вырвало. Я практически отключилась и предоставила Сильверу свободу действий. Но смотреть на это всё я должна себя приучить. Это часть работы. Чип коментировал свои находки и поэтому я постепенно сосредоточилась на уликах.
Как просто раньше было предполагать причины банальных убийств. Деньги, страсть, месть.. Деньги есть и сейчас, но у чипмеченых с собой их практически не бывает. Купить всё можно при помощи чипа. Только незаконные сделки предполагали наличные. Ценность, единственная, что была у священника - золотой крест на цепи, действительно пропал. Только продать его нереально. Так что для того, кто его взял, это скорей трофей. Символ. Только вот чего? Смерти человека или победы над тем в кого он верил?
Страсть? Куда ж без неё. Сильвер насчитал шестдесят шесть ран. Почти символично. Шестьсот шестдесят шесть превратили бы тело в фарш. И того, что было, уже многовато. Ни одной раны, предполагающей колебания или сомнения.. Этот тип убивал и раньше. Несомненно.
Большинство из ран даже хранили следы гарды кинжала на теле. С такой силой убийца вонзал лезвие. Жалко. Наличие гарды не позволит руке, скользкой от крови, соскочить с рукоятки. Во многих расследованиях таким образом находили ДНК убийцы. Он мог бы порезать руку. Если не исследование крови, возможности для которого у меня не было, то, хоть след пореза на руке, мог быть одним из доказательств. Поймай я его, конечно.
Клинок был узким и длинным. Я специально прихватила веточку на этот случай и сейчас, морщась, сунула её в разрез. До самого конца. 15 сантиметров. Опять подкатил рвотный позыв. С огромным трудом я повернула на бок тяжёлое мужское тело. На затылке отчётливый след удара. Зачем? Если он мог сразу ударить клинком. Быстро взглянула на запястья. Следов связыванья нет. Зато обнаружился след иглы на сгибе руки. Ему вкололи какую-то бяку.. Собирались побеседовать о чём-то под "болтунчиком" или сделать что-то с ним самим, пока он в отключке? И всё это на улице?
Я задумалась. Это уже слишком.. А может его сначала оглушили в помещении, куда зазвали якобы к умирающему, провели дознание или обряд, возможно и то и другое, а уж потом вытащили на улицу и убили, чтоб не оставлять улик на месте, которое прямо укажет на след убийцы? Но в таком случае, если предполагать, что убийца один, далеко увести человека под кайфом трудно. А если это какая-то секта? Тогда убийц может быть несколько.. Но ни о чём подобном в городе никто не говорил. А ведь секте нужны адепты. Как-то бы себя она проявила.
Закончив осмотр, я постаралась придать телу наиболее благообразный вид. Не хотелось, чтоб у кого-нибудь разыгралась фантазия о моих действиях. Мне и так хватит бледного рыхловатого тела с рыжими волосами на коже и следами ножевых ранений для многочисленных ночных кошмаров. Давать ещё и повод к сплетням.. Я и без того довольно странная девочка в глазах окружающих. Перекреститься что ли на выходе?

Встряхнув башкой, я заметила, что оба моих домашних профайлера терпеливо смотрят на то, как я с застывшим взглядом жую печенье. Я добавила вслух мои последние умозаключения в общий багаж размышлений.
-Я попрошу Катю и других прихожанок поспрашивать про подходящую квартиру,- предложил Гера.
-А если они нарвутся на убийцу со своими распросами? Лучше пусть Алькины клевреты. Да и, по большей части, дома принадлежат клану, хотя бы номинально. Незаконнорожденные не имеют права собственности. Так что у Алика есть своя бухгалтерия по недвижимости. Ты бы, Гера, с ней поработал, вместе с канцелярией босса. Ты скорее увидишь что-то подозрительное. А Тимку туда вряд ли пустят. Он у нас представитель власти. Так что ты, дорогой,- я, с серьёзным видом, раздавала указания,- пошерсти инфу по секте. Может есть всё таки какие-то сведенья. А я пойду разузнаю о личной жизни отца Петра. Ты не знаешь, Гера, он семейный?
-Не интересовался..
-Ладно, я у Катерины спрошу. И Петьку отправь к Торину. Пусть он с ним поговорит о возможной причастности диггеров. Ну там, по путям отхода или.. пусть спросят у Витькиного семейства по поводу секты морлоков. Может ли быть какая-то связь?
Назначеная встреча была поближе к обеду и мне не очень хотелось приходить туда голодной. Когда я голодная, то обороты моей речи ставят в тупик не только чувствительного Тимура, но, порой, и боевиков моего криминального босса. Не думаю, что разговор в таком ключе был бы продуктивным среди священнослужителей.
Катерина, для которой мой успех был первоочередной задачей, поступилась всеми своими правилами по поводу регулярности питания и накормила меня всем, чего я пожелала. Моя довольная рожа ошарашила Тимку, когда я влезла к нему в машину. На встречу меня должен был отвезти он. И такой вид был ему в новинку. Обычно я всю дорогу подкалывала его и изводила намёками на наши будущие нежные отношения. Что смущало его и ставило в неудобное положение. Но сейчас я была сыта и благодушна. Кроме того, мы давно не виделись, и в мою детскую влюблённость вмешались чувства Торина. Моё непривычное молчание нервировало Тимура.
Он с напряжением поглядывал на меня всю дорогу, ожидая привычных подвохов и вздохнул с облегчением, высадив меня у тенистого сада, за которым угадывались толстые стены старинного здания. Любят святые отцы старину. И за дело. Дорожка, ухоженная и уютная, над которой нависали ветки большущих деревьев, вела к высокому крыльцу с каменными ступенями. Массивная дверь со стилизованным под старину звонком и камерой видеонаблюдения встроенной в лепную скульптуру.
Я позвонила. Дверь открылась, как будто за ней уже какое-то время стоял, ожидая меня, молодой, слегка косящий в сторону взглядом, монашек. Он кивнул и молча, даже не оглядываясь, пошёл к широкой лестнице. Чувствуя себя глупо, как в незапланированной съёмке фильма про изгнание нечистых духов, я почти бежала за очень быстро идущим служкой. Хотелось дёрнуть его сзади за рясу или крикнуть, не гадость какую, а просто крикнуть, чтоб услышать эхо.
Моё благодушие начинало испаряться, когда мы оказались в довольно небольшой комнате с очень высоким потолком. Отчего она казалась почти колодцем. Роспись на потолке вообще уводила его куда-то в заоблачную даль. Но задирать голову, разглядывая потолок, было бы ещё глупее, чем предыдущий бег за молоденьким святошей, который выглядел так, как будто убегал от домогающейся его юной грешницы.
Я могла ожидать чего угодно, хоть сидящего на подобии трона надменного патриарха, но получила маленького сладкого кругленького дяденьку на стуле с прямой высокой спинкой и маленькой скамеечкой под ногами, который, как и положенно, с умным видом листал страницы какого-то фолианта. Декорация? Или он действительно так проводит время?
К моему облегчению, мне не стали протягивать пухлую ручку, чтоб приложиться. Просто указали на такой же стул. И всё равно я почувствовала себя не в своей тарелке. Сначала присела на самый краешек, чтоб из-за моего совсем небольшого роста не чувствовать себя как кура на насесте. Мне табуреточки не подали и температура моего раздражения поднялась ещё на градус. А потом я посмотрела на хитрую мордочку священника и внутренне рассмеялась. Заёрзала на стуле, устраиваясь поудобнее, и начала вести себя сообразно возрасту, болтать ногами и вертеть головой, разглядывая картины на стенах и потолке.
Священник изучал моё притворно-невинное выражение лица, а я не спешила. Торопиться должен был он. Занятой серьёзный человек. А я так, девочка-припевочка. Чего тут делаю, не понятно.
-Чем я могу тебе помочь, дитя?- не выдержал он, наконец,- я слышал о тебе много, что, на первый взгляд, не соответствует твоей молодости и наивному виду.
-А вы забудьте о них,- резковато ответила я, внезапно приостановив суету на стуле,- следствие вещь малоприятная для всех, кто с ним соприкасается. Мы с вами в какой-то мере коллеги. Я тоже пришла за исповедью. И чем правдивее она будет, тем легче мне будет разобраться в гибели вашего коллеги или собрата по вере. Как будет лучше?
Он немного отпрянул, от, мгновенно изменившегося, выражения моего лица. А я продолжила по наитию шокировать его.
-Вы должны понимать, что его тело уже открыло мне все тайны. Теперь мне нужна его душа.
Священник вздрогнул и его рука непроизвольно потянулась со щепотью ко лбу. А монашек попятился и выскочил за дверь.
-Не бойтесь, во мне не сидит злой дух,- вновь возвращая обаятельную улыбку мягко сказала я,- специфика работы. Я должна вам дать понять, что вы должны воспринимать меня всерьёз. Да, мне не много лет. Но я выживаю в этой непростой жизни как умею. Посмотрите сквозь это детское личико и поймите, я много знаю и много уже прошла. Я могу хотя бы попробовать помочь вам. И, чтоб помощь была как можно более действенной, попробуйте скрывать как можно меньше. Обязуюсь тайну исповеди сохранить.
Теперь моё лицо было очень серьёзным. Я могла только надеяться, что моя небольшая провокация хотя бы вызовет интерес у святого отца. В психологических играх нам не ровняться.
-Даже если я буду очень стараться, девочка, ты не услышишь никаких грязых сенсаций.
Он действительно быстро пришёл в себя.
-А почему вы уверены, что я их жду?
-Это одна из вполне нормальных версий для детектива, что жестокое убийство предполагает поступки, которые могли бы его если не оправдать, то хотя бы объяснить. Я не детектив, но жизненный опыт мне бы подсказал то же самое, если бы я так хорошо не знал отца Петра.
-То есть вам ничего подобного в голову не приходит?
-Нет, детка. Я полагаю, что тебе захочется поговорить с его семьёй. Брат Никон,- он кивнул в сторону двери,- тебя отведёт в его дом. Чем ещё я могу тебе помочь?
-Я подумала, что могло быть что-то в его публичных проповедях, что подтолкнуло одного из прихожан. Может не совсем адекватного. Или с какими-то тёмными идеями. Возможно выбирающего подходящую жертву для их реализации. Если он был таким праведником, как вы говорите, это могло стать ещё одной причиной для его выбора.
-Я распоряжусь дать тебе флешку с записями за месяц. У нас ведётся съёмка в храме. Этого достаточно?
-Возможно, на первое время. Я хотела бы иметь возможность обратиться к вам, если я найду что-то, чего не смогу понять. Или уточнить какие-то детали.
-Не возражаю. Свяжись тем же путём. Я надеюсь, что ничего из того, что ты найдёшь, расследуя смерть моего брата по вере, не помешает нам встретиться и поговорить, каким бы ни был результат твоего расследования.
Я пожала плечами. Пока у меня не было потребности давать кому бы то ни было копаться в моей жизни. А это как раз то, что обожают делать священники.
-Безусловно, я отчитаюсь в своих действиях. Я зарабатываю на жизнь честным трудом,- морда лица под силикатный кирпич и лишний намёк на вознаграждение.
Алик, само собой, оценит свой восстановленный имидж, если мне удастся раскрыть дело, но и эти дяденьки живут не бедно. Пусть оплатят риск маленькой частной детективочке. Не обеднеют.
Но священники никогда не сдаются. Он улыбнулся, как обычно улыбаются ему подобные. Как будто всегда правы. И позвонил. Настоящим серебрянным колокольчиком с узорной ручечкой.

От дома отца Петра я почему-то ожидала такого же киношного штампа, как от здания святой резиденции. Показательной опрятности одноэтажной избушки, дородную статную женщину в платочке. Розовых благообразных детишек. Что мне в голову пришло?
Строгий двухэтажный котедж. Железные ворота. Ровный безликий газон. Женщина была маленькой. Молодой. Милой. Совершенно современной. Заплаканные глаза. Коса, свободно и изысканно заплетённая из четырёх прядей и, как приклеенная, лежащая вдоль позвоночника. Простое чёрное платье с узкими рукавами, такое неожиданно элегантное, как на коктейльной вечеринке. И малыш на руках. Прямо мадонна.. Да она моложе отца Петра лет на двадцать! А тут есть где разгуляться страстям!
Монашек, стрельнул глазом на женщину и покраснел. Поздоровался, представил меня и ушёл так быстро, что это больше походило на побег.
-Мне сказали, что ты пытаешься найти того, кто убил моего мужа,- с недоверием в голосе сказала она.
-Как мне надоело, что на меня смотрят сверху вниз! Разозлиться или притвориться, что злюсь?
Наверное выражение лица у меня стало соответствующим.
-Вам не помешает любая помощь. Или я не права? Мне всего лишь нужно выяснить не знаете ли вы причин для этого убийства. Вы самый близкий человек и кажетесь мне не глупой обидчивой дамочкой, которая начнёт кричать, что мои вопросы порочат память о святом человеке и прочую патетику. Ход моих мыслей предельно простой.
-Ты права, девочка, хотя твоя грубость коробит, я понимаю.. эта корочка твоя защита.. Разговор потребует времени. Я уложу малыша. Подожди меня здесь, пожалуйста. Чувствуй себя, как дома. И не обижайся..
-Да, ладно, я привыкла, что на меня смотрят, как на диковинку в формалине.
Она грустно улыбнулась, кивнула и вышла. Я оглядела комнату. Дом не выглядел богатым. Только вот эта стена с книгами. Настоящие бумажные книги редкость. Уже давно на носители информации перестали переводить деревья. На много лет раньше, чем природа окрысилась на нас. А эти книги похоже были совсем старинные. Я протянула руку и прикоснулась к корешку из толстой кожи какого-то животного. Томик оказался тяжёлым. И язык непонятный. Я открыла его и увидела рукописный текст.
-Ничего себе!- присвистнула я,- сколько же ей лет?
-Украсть хочешь?- раздался писклявый голосок за спиной.
Мальчишка, лет шести, с такой вздыбленной шевелюрой, как будто его сняли с электрического стула, выглядывал из-за дверного косяка.
-Ты кто?- cпросила я ошарашеная явлением этого мелкого электромонстрика.
-Кон-стан-тин,- запинаясь на каждом слоге выговорил он своё полное имя, и покраснел, - Костик.
-Ты сын отца Петра?- я удивилась, его жена была слишком молода для такого мальчишки.
-Сын.. а папа правда на небе?- он по-птичьи дёрнул головой.
-Спроси у мамы,- смутилась я.
-Мама на небе,- пожал плечами пацан,- ты зачем взяла папину книгу.. он не позволяет их трогать. Красть - грех.
-Да с чего ты взял, что я собираюсь красть?
-А нас уже об-во-ро-вы-ва-ли,- длинные слова, явно снятые с чужого языка, он выговаривал медленно и старательно, как заика.
-Давно?- заинтересовалась я. Это событие могло быть связано с убийством. Сначала преступник пытался найти нужную вещь в доме, а не найдя попытался выведать у ныне покойного хозяина.
-Так что же значит его смерть? Если бы вещь была найдена, вряд ли в сам процесс вложили бы столько злобы.. И что же искали?
-Иди к себе, малыш,- жена, нет, теперь уже вдова священника неслышно вошла в комнату,- Он вам не помешал?.
-Да, нет. Пожалуй, скорее помог. У вас было происшествие? Воры?
-Вы думаете это связано со смертью мужа?-вопросом на вопрос ответила она.
-Вполне возможно. Как одна из версий. Расскажите подробности. Что украли? Подозревали кого-то? Вообще, наблюдение глазом хозяйки.. что искали?
-Да как-то и вправду странновато.. сейчас, когда ты спросила.. Взять в доме особо нечего. Денег мы не храним. Драгоценностей у меня не много. Их забрали, да.. Но лезть в дом, где почти всегда кто-то есть из-за такой мелочи. Да и, когда нет никого телекоммуникационное наблюдение работает. Оно, кстати, было профессионально взломано. В отличие от механического замка. Тот был просто грубо выворочен. Самое ценное у нас книги. Но продать их можно только под заказ. Тематика сугубо религиозная. Относится к разным конфессиям и истории религий. На первый взгляд, книги не трогали. Но.. точно сказать можно только тщательно проверив каталог. Это ещё не сделано. В полиции вообще сказали, что это банальный взлом. А телеком не показал ничего, просто потому, что мы забыли его включить.
-Ну, это не оригинально. Они работать не очень любят. Смерть вашего мужа официально объявят естественной. Так что связь, если она есть, интересует только меня. Так что вы озаботьтесь проверить книги. Смерть священника предполагает в первую очередь войну идей. Как ни громко это звучит. А значит могут вписаться поиски информации определённого рода.
Женщина согласно кивнула.
-А более приземлённых причин вы не видите? Вы всё таки молодая интересная женщина. Любовь, страсть, ревность - сильные чувства. Не обязательно с вашей стороны. И даже не обязательно со стороны вашего мужа. Может быть поклонник.. старый друг?
-Я могла бы тебе рассказать всю нашу жизнь. Моя молодость вызывает определённые ассоциации. И так же навязла на зубах, как отношение со стороны к твоему возрасту. Поверь наша история чистая и очень простая. Я выросла в семье сестры. Костенька её сын и отца Петра. Сестра умерла родами. А я любила его с детства. Сначала как отца. А после это изменилось. Год назад мы поженились. И до этого между нами не было никакой грязи. И у меня не было никаких "старых друзей" и поклонников. По крайней мере тех, о которых бы я знала. У Петра, мне кажется, тоже. Говорят, жёны узнают последними. Но, я думаю, это чушь. Женщина всегда чувствует присутствие соперницы. Не всегда хочет в этом признаваться. Это правда. Ведь тогда прийдётся принимать решение. Если, конечно, уважаешь себя.
-Тогда может вы видели чужих возле дома? Спросите у мальчика. Дети видят больше взрослых. Может быть не умеют интерпретировать события правильно, но подмечают гораздо больше. Они не так отвлечены на повседневную рутину. Если правильно задать вопрос..
-Костенька,- ровным голосом позвала она. И улыбнулась, потому что всклокоченная головёшка тут же вынырнула из-за угла. Маленький хитрец никуда не уходил, и его лопоухие локаторы приняли весь разговор до словечка.
-Ну, докладывай, разведчик.
Больше хотелось назвать мальца шпионом, но ещё разобидится. Так что я дипломатично изменила формулировочку.
-А вот награда за разведданные,- я достала из сумки наше с Герой любимое печенье и протянула мальчишке.
Он зыркнул в сторону мамы и тётушки в одном лице и, не заметив неодобрения во взгляде, принял угощение.
-Так ты видел поблизости кого-нибудь незнакомого? Может этот человек наблюдал за домом или что-то возле него делал?
-Не-а, я только помогал дяденьке элек..тро-мон-тё-ру,- продолжая запинаться на трудном слове, объяснил Костик,- он чинил коробочку там за домом.
-А где была я?- побледнела моя собеседница.
-Ты кормила братика, и сказала мне играть во дворе. Я не выходил на улицу.. Честное слово! Этот дядя уже был, когда я прибежал за машинкой. Я забыл её там, потому что пошёл дождик.
-А как выглядел этот монтёр?- перебила я.
-В зелёном комбинезоне.
-Высокий или маленький?
-Маленьких дядь не бывает. Только карлики, я в церкви видел. Он не карлик.
-Да, трудно с детишками выяснять приметы..- подумала я,- а какие у него были волосы?
-Он же в шапке был,- малыш постучал по лбу,- с козырьком. А на шапке молния в кружочке.
-Стандартная форма,- вздохнула я,- тупик..
-А ещё у него были железные ногти.
-Как это?- воскликнули мы в один голос.
-Ну такие блестящие, как мамино кольцо.
Женщина посмотрела на своё широкое обручальное кольцо из белого золота.
-Лак или генмодификация? Странная прихоть для мужчины.
-И буковки на ногтях чёрные,- гордо закончил мальчик, абсолютно счастливый от обилия внимания к его персоне.
-Никогда такого не видела. Похоже на что-то ритуальное. И уж точно далёкое от электрической компании. Этот монтёр и ломанул ваш телеком. Я уверена. Это наш человек. Давайте так..- я прикинула сколько мне нужно времени,- завтра во второй половине дня к вам заедет парень. Его зовут Тимур. Если не успеете сами просмотреть каталог, он вам поможет. Нам надо знать что искал вор. А я должна посмотреть флешку с проповедями отца Петра. И.. можно я гляну ваш щиток? Полиция, я так понимаю, этим не озаботилась?
-Костенька, покажи пожалуйста, где ты видел чужого дядю.
Мальчонка фыркнул, реагируя на её сюсюканье, а я подмигнула ему с пониманием. Он побежал, оборачиваясь и делая по несколько шагов спиной вперёд, как нетерпеливый щенок бежит впереди хозяина забрасывая в сторону упитанный задик с коротким хвостишкой-морковочкой.
Я покопалась в сумке и достала небольшую отвёртку и кусачки, которые таскала с собой постоянно, чтоб снимать недостающие блоки с выброшенной техники. Как любой рукастый барахольщик.
-Смотри,- показала я мальчишке,- "гремлин".
-Кто?-пацан вытаращил глазёнки.
-А видишь вот эту толстенькую блямбочку?
-Где?
-А вот чёрная блестящая. Это маленький робот-шпион. Ему задают программу и подсаживают на кабель. Он присасывается и начинает ломать программу. Судя по тому, что он ещё здесь и его не забрали после кражи, он не только скрыл чужих в доме, подставив старую запись, но скорее всего продолжает прослушивать и подглядывать через систему телекома.
-Значит он всё слышал?
-Если наблюдает постоянно, то слышал, конечно. А, если просматривает запись.. То мы ему сейчас подгадим.
-С "гремлинами" я могу обойтись сурово. Ну-ка пойди посмотри, чтоб никто не подглядывал,- подтолкнула я Костика в спину.
Мне не надо было, чтоб он смотрел как я подсоединяла шунт к Сильверу. Ему хватило трёх секунд, чтоб загнать вирус в шпиона. Шунты у меня двух типов. Этот - типа нипель. Туда дуй, назад, сами знаете что. Он как раз для таких случаев.
Я сворачивала шунт, когда Костя вернулся.
-А ты не забрала этого,- он с отвращением, как на таракана, посмотрел на чёрную козявку на проводе.
-Не-а, я его заразила стра-а-ашной болезнью и он теперь поломает этому монтёру компьютер так, что он уже не от-ре-мон-ти-ру-ет,- поддразнила я мальчишку.
-Так ему и надо!
-Ладно, малыш, мне пора. А ты тут охраняй дом от воров. Разведчик,- пошутила я и потрепала шевелюру пацана, без боязни нанести урон причёске.

По дороге домой я размышляла о том, что у нашего убийцы довольно полярные возможности. Где-то он профи, а где-то оставляет море следов, как совершенный лох. Потом профиль по отношению к самому убийству странно не совпадает. Он с такой яростью режет священника и оставляет мальчишку свидетеля в живых. Возможно, он не хотел поднимать переполох перед ограблением, надеясь найти нужное и исчезнуть. Но, если не нашёл, почему не подчистил свидетеля после? Когда полиция могла вытащить из пацана информацию с такой же лёгкостью, как и я. Решил, что ленивые местные спустят такую мелочь на тормозах.. Ну, не ошибся, если так. Или просто не подумал.
Может это и не будет таким трудным делом найти его. Ясно же, что у него есть подготовка для того чтоб правильно обойтись с телекомом. А вот такая штука, что это общая городская сеть и она считала бы чип, прежде, чем он мог бы до нее добраться. Тогда он наш получается..
Ходить в таком районе без чипа стрёмно. Я маленькая меня патрули редко трогают. Да и не сильно я разгуливаю по центру. Больше по окраинам. А взрослый без чипа мог нарваться. Полицейскому всего-то навести на него сканер и считать. Пробили бы, что голый, добавили мелкое нарушение и в лес.
-Что-то и я рот раскрыла. Ворон считаю. Пора мне вниз, а то вон за поворотом уже проспект,- нырнув между домов, я спустилась в ближайший сухой колодец с коммуникациями.
Линзы тут же подстроились, Сильвер повёл меня по карте. Я не собиралась долго плутать по подземке. Только пройти центр. Может всё таки наш убийца из Кротов и тоже уходил низом с опасных для него мест? Да, какой-то он уж больно разносторонний. На меня похож чем-то.
Я тормознула от влетевшей в башку неожиданной мысли.
-А что если со взломом поработал наёмник? Заказали ему найти в доме вещь. Он прошёл, как профи. Никого не собираясь убивать. Работал в доме аккуратно. Ой, нет! Замок-то раскурочен. Значит просто подготовил дом. Поработал с телекомом, а потом пришёл второй? Но что за странные железные ногти у наёмника? Это знак клана или знак секты? Что-то опять не связывается. Кажется, я совсем запуталась. Нудо подождать пока появится новая информация.
Я уже хотела выйти в город и дала сигнал Сильверу найти удобное место, где-то в тихом квартале. Было бы легче, будь со мной Синдж. Но он стал таким большим, что таскать его в сумке, в тех местах, где его присутствие было неуместным, уже было мне не по силам. В этот момент я почувствовала присутствие другого человека поблизости.
Прибавив шагу, я быстро добралась до колодца и поднялась наверх. Даже если за мной следили, днём в городе и скрыться легче, и безопаснее, чем внизу одной. Я не собиралась долго проводить в подземке и не брала оружия. Попасться с ним в городе -такая непредвиденная случайность намного реальнее, чем встреча с мутированной живностью в самом верхнем ярусе переходов. А сканер тоже оружие. Никогда не проверяла его на сколопендрах, но процент риска наткнуться на такую бяку минимальный.
Хотя мой преследователь был близко, я всё же не рискнула выскочить из люка, как чёртик из табакерки и потратила минутку, чтоб осмотреть окрестности. А уж выскочив, использовала мозги и подручные материалы, и, хихикнув, с усилием подтащила глиняный кувшин с гортензией, стоявший возле задней калитки одного из домиков неподалёку. Придавив цветком люк улепетнула в кусты и помчалась между домиков с пышными палисадничками, что давало мне дополнительную маскировку.
На дороге к нашему району меня окликнули из притормозившего автомобиля.
-Эй! В ногах правды нет!
Я обернулась.
-Привет, кроха!
-Ольга! Привет. Ты давно не появлялась. Ух, ты! Ты ожог свела. Выглядишь, отпад!,- я рухнула на сиденье и расхохоталась,- Смотрю дела идут на лад.
-Ты первая пассажирка моей новой машины,- Ольга тоже смеялась,- бизнес процветает. Ты ведь тоже к этому руку приложила, так что отвезу прямо домой. С ветерком!
-Ой, не представляешь как порадовала, устала как собака.
-Новое дело? Посвятишь в подробности?
Я посвятила. Ольге легко рассказывать. Она умеет слушать внимательно и направлять разговор правильными вопросами. Это умение из её прошлой жизни. Учёный исследователь никуда не делся. Даже если переменил род деятельности.
Но именно в новой профессии Ольга тут же мне подкинула зацепочку. Одна из девочек Алика видела "железные коготки" у клиента и спросила где он сделал себе такой прикольный прикид. И запросила себе такой же. На что тот ответил, что не стоит кошечке украшаться львинной гривой. То что не по рангу носится, может принести море проблем. Как тюремные татушки, например. И чиркнул большим пальцем у кадыка.
-Думаешь какая-то дикая банда, не под боссами? Может наёмники? В мою версию это ложится. А технически это что? Импланты? Покрытие? Модификация?
-Сама ногтевая пластина, я думаю имплант. Скорее всего и правда металлический. Это может быть дополнительным и вполне легальным оружием. А узор нанесённый. Куколка нарисовала, похоже на арабский шрифт.
-И где могут такое сделать?
-Ой, мало ли. Это из разряда пирсинга. А там полно нелегалов. Найти конечно можно. Но времени возьмёт много. И то, если привалит удача. "Дикая" банда, как ты сказала, как и наёмники, вряд ли заинтересованы в том, чтоб кто-то задавал о них вопросы. Разьве что ты сумеешь вытащить у визави ассоциации для сканера. Но вопросы должны быть достаточно провокационны, чтоб вызвать эмоциональную реакцию, пригодную для работы. Тебя могут найти раньше, чем найдёшь ты. И рот зашить, чтоб язык не совался во все дырки. Оно тебе надо?
-Оль, для меня, что рот зашить, что задницу. Один чёрт лопну. Как лягуха, которую надули через соломинку. От избытка любопытства. Вопросы - мой хлеб. А вот то, что вылупится из этой лягушки Василиса, тем более Прекрасная, вообще шансов ноль целых, шиш десятых.
-Не кокетничай. Тем более со мной. Из тебя вылупляется очень характерная красотка. И жених сыскался ей..- с ехидной ухмылочкой процитировала она. И получила такой пинок, что машина вильнула. Слава богу на пустой дороге.
-На ужин останешься?
-Некогда, вечером самая работа. Алькина бригада к ночи готовится. Он прямо рядом со мной новую точку открыл. "Афродита",- она всё хихикала, как девчонка,- Эрудит ваш босс. Самые шикарные девочки там работают. Отвезу тебя и быстренько назад.
-Что-то ты такая весёлая. Ты там себе сама часом кавалера не подыскала?
Ольга смутилась. Но тут же снова заулыбалась.
-О, как! Вот где собака порылась! Чмошник?
Ольга кивнула.
-Тогда ясно почему не ведёшь знакомить. И кто он?
-А вас знакомить не надо. Вы очень даже знакомы.
-Вот дурища я! А ещё детектив! Владимир Семёнович.. А он оказывается тайный ловелас.
-Иди ты! Какой ловелас. Просто одинокий мужик. Как и я. Вот и притянуло.
-Ага. Просто встретились два одиночества..- вспомнила я цитату из какой-то древней песни. Новое увлечение Сильвера. Находит в каких-то закромах интернета и требует, чтоб я восхищалась. А мне что, жалко что ли? Мой чип с характером, не то что тупые "стандарты".

Я вошла в дом, а через несколько минут услышала как подъехала машина.
-Ольга что-то забыла?- я сбежала по ступенькам и выглянула во двор.
От калитки, неуклюже имитируя бег, перемещался в сторону дома телохранитель Алика. Он всегда двигался несколько вальяжно. Здоровый качок выглядел смешно. Только я не смеялась. Чтоб увидеть такое зрелище, нужна была реально серьёзная причина.
-Ё-маё! Неужели ещё один мёртвый священник!
-Что случилось?
-Звонили из прихода Алику, после того, как ты ушла, пропал мальчик.
-Костенька?!- cхватилась за голову я.
Злой вестник топтался на пороге, пока я свистнула Синджа и мы бросились назад в машину.
-Не зря видно мне показалось, что за мной шли. Скорее всего разговор в доме действительно слушали и тот, кто это делал, решил меня отследить. Пацан, наверное, слишком всерьёз воспринял порученную разведку. Может глядел как я уходила, увидел преследователя и увязался следом. Хоть бы в подземку не влез. Открыть люк просто. Это тебе не древние чугунные блины. Нажимаешь кнопку и металлопластовый люк отходит. Но и закрывается он автоматически через несколько минут. Как раз, чтоб спуститься и включить фонари или свет на касках для ремонтных рабочих. Только малышу откуда это знать? И фонаря у него тоже нет. А в темноте ему не выбраться и внутренний запор не найти. А если этого горе-разведчика заметил мой преследователь и дождался, чтоб маленькая мушка сама влезла к пауку в сеть... Боюсь ничего хорошего мальчишку не ждёт. В любом из двух случаев.

Синдж быстро бежал по краю дороги, сворачивая в кусты при виде пешеходов вдали. Их, впрочем, было немного и, поскольку солнце уже садилось, издали его могли принять за небольшую собаку. Что тоже не было делом обычным. Собаки сейчас были предметом роскоши.
Хотя, во времена начала инвазии домашних животных проверили на наличие вируса едва ли не быстрее, чем людей, всё же источник пищи, но по большей части население об этом не знало. Такая была неразбериха и паника, что бродячих просто убили. Да и домашние животные пострадали. Зачастую их убивали вместе с хозяевами, которые пытались защитить питомцев. Потом, когда выживших принимали в городах, проводили через медпосты, кошки и собаки и прочая домашняя мелочь просто не имела допуска из-за неразберихи с поставками продовольствия.
Конечно такая участь постигла не всех. Но значительно проредила ряды наших братьев меньших. Сейчас мода на собак и кошек начала возвращаться. Начиная с обеспеченных слоёв, что и понятно. Район здесь был именно такой. Алькин амбал был одет неплохо, я тоже, собираясь к святым отцам, приоделась. И вобщем-то могла не соваться в подземку. Меня могли бы и не остановить. Это скорее была привычка перестраховки. Да и чувствовала я себя там как дома. И прошла-то только несколько центральных оживлённых улиц.
-Ну, ёлки!- скривилась я, когда Синдж всё таки довёл меня до люка, где я спустилась в подземку,- вот же зараза! Он всё таки полез..
Я тяжело вздохнула. И нажала на кнопку у люка.
-Жди меня здесь, внизу от тебя толку, как от слона в трубочке для коктейля.
Качок был крупным мужиком, но совсем не тупым. И, слава богу, не обидчивым. Даже хохотнул мне в спину.
Синдж тут же припустил по следу. Мой нос, хоть и назывался собачьим, всё таки был гораздо слабее. Я думаю генмодификацию не доводили до абсолюта намеренно. Человек психически не приспособлен для такого нюха. Умом бы тронулся.
-Не мог мальчишка сам уйти далеко, да и зачем?- думала я с досадой,- уже первые шаги в полной темноте должны были его остановить. Разьве что шёл за светом. Хотя я бы свет за собой увидела.
Синдж свернул в сторону от моего пути буквально на двадцать метров и вернулся ко мне. Я подошла к Костику, замурзанному и зарёванному. Мирно спящему возле трубы теплотрассы.

-Я только хотел посмотреть куда он пойдёт и позвать полицейского. Но полицейских не было, а люк был открыт.. я только спрыгнул.. а он закрылся и стало темно. А потом я не мог влезть, было темно и высоко. И вдруг меня кто-то схватил и потащил быстро-быстро. А потом бросил в темнотте одного.
Мы сидели в той же комнате, что я была утром. Малыша уже отмыли, накормили и теперь он, путаясь и захлёбываясь от обилия эмоций, рассказывал о своих злоключениях.
-Спрашивать, зачем ты туда полез, я не стану. Ответ я знаю и без тебя. И то, что это было глупо, я думаю ты тоже прекрасно понимаешь. Этот человек, мне кажется не убийца. Он наёмник, для различных поручений. Но он ведь мог оказаться куда более жестоким и не затащить тебя так, чтоб дать себе время уйти, а просто придушить там и бросить.. - я замолчала, сообразив, что перегнула палку и просто пугаю малыша.
Костик сопел и кажется снова собирался расплакаться, что после моря соплей, которыми он измазал меня по дороге домой, для меня было уже перебором.
-Так, ну-ко, разведчик, соберись и расскажи по порядку, спокойно, всё что было подробно.
-Ну ты пошла, я смотрел в дырку в заборе и увидел этого.. И хотел..
-Я уже поняла, что ты хотел. Откуда он вышел, видел?
-Ну, с соседней улицы. Напротив.
-Что там?- спросила я у его матери,- Должен же он был где-то сидеть и слушать, не слишком привлекая внимание.
-Там за углом кафе. Столики есть и внутри и на улице.
-В чём он был одет, Костик? Не в комбинезоне же монтёра?
-Нет. Обыкновенно одет. В голубой куртке и синих штанах. Ой, он без шапки был и волосы у него седые.
-Так он что, такой старый? Ты не говорил.
-Нет, он не старый. А волосы седые.

Домой я добралась уже по полной темноте. Даже задремала на заднем сиденьи. Поэтому, когда забралась в собственную постель, сон куда-то ушёл.
-Послушать проповеди что ли?- пошутила я сама с собой,- одно из двух, либо поработаю, либо засну, наконец.
Слушать начала с дня предшествующего ограблению в доме. Подумала, что это продуктивнее всего. На самом деле, хотя я этого совсем не ожидала, меня увлекли темы проповедей. Отец Пётр много говорил не только о вере, но и о социальных вопросах. Это скорее можно было назвать беседами. Говорил он ярко и искренне, перемежая свои собственные мысли не только религиозными цитатами, но и историями из жизни. Я так заслушалась, что не заметила как перевалило за три часа ночи.
Когда я уже решила, что у меня порвётся рот, так широко я зевнула, удача подбросила мне ниточку.
В этой проповеди речь шла о появлении вируса, изменении нашего привычного мира и причинах приведших к этой ситуации. О тех временах, когда человечество повернуло в сторону технологизации общества. О прабогах покровителях природы и языческих культах связанных с ментальными практиками и причинах неприятия их церковью.
Отец Пётр рассказал историю связанную с пребыванием его деда в Ираке. В феврале 2015 года от рук бойцов 'Исламского государства' катастрофически пострадали городская библиотека и библиотеки расположенных в Мосуле доминиканского монастыря и католической церкви. Хранилища были взорваны и подожжены, а небольшая часть собрания погружена на грузовики и вывезена в неизвестном направлении, но многие из книг были спасены жителями: спрятаны или выкуплены у торговцев на черном рынке.

К его деду попала очень древняя рукопись. Около двух сотен листов тончайшего папируса исписанных от руки. Рисунки и схемы могли представлять интерес и для учёных натуралистов, так как там были рисунки неизвестных растений; и для медиков, так как стилизованные иллюстрации могли иметь связь с функционированием организма человека. Но язык текста был абсолютно неизвестен. А переплёт из синеватой кожи, не подходящей ни одному их живущих в природе существ представлял ещё одну загадку.
Наставник его деда сделал предположение, что рукопись могла являться печально известной "синей книгой". Её считали первоистоком сатанизма. Сводом его заветов. Книгой Верховного мага с заклинаниями и молитвами обращёнными к Тёмным богам.
-Сатанизм, как почитание 'Тёмных богов' - Природы в аспекте её мощи и гнева, берёт своё начало в древнем язычестве. Язычник не только верит в существование злого духа, но и служит ему. 'Злой дух' - а по сути, воплощение грозной мощи Природы - для него такое же божество, как и 'добрый дух'. При этом гневным 'тёмным богам' Природы, судьям человечества за порой варварское уничтожение лесов и животных, кровавые войны, насилия и убийства и их умиротворению придавалось не меньшее, а зачастую и большее значение, нежели 'светлым' духам-покровителям. С самого начала имело место не поклонение, а именно почитание каких-либо сущностей. Большинство сатанистов любого толка имеют принципом гордость - и среди них считается, что поклонение кому-либо унижает подлинного сатаниста. Однако часть сатанистов - люцифереане наоборот считали и считают образ Люцифера (слово сатана ими практически не используется) как изначально светлый и позитивный образ. Христианство заняло по отношению к этому духу совершенно иную позицию. Признавая формально его существование, не думая его отрицать, введя это положение в догмат, оно объявило 'злого духа', то есть языческий образ бога-царя, рогатого Цернуроса, повелителя стихийной мощи - сатаной (то есть противником), врагом благого божества, как бы противоположением божества. В христианстве всякая попытка обращения к сатане, как к высшему духу, является богоотступничеством,- процитировал мне Сильвер.
Я услышала голос одного из прихожан - скрипучий и неприятный, и заданный вопрос только добавил мне уверенности в моей правоте.
-И чем почитание богов Природы так уязвило христианскую церковь? Может, если бы люди шли за этими богами, мы не пришли бы к вырождению человека. К такому состоянию, как сегодня..
-Христианская вера,- мягко сказал отец Пётр,- заботится о совершенствовании души, а языческие природные культы потакали животным инстинктам в человеческом теле, которое Господь тем и отделил от животных, что дал ему эту бессмертную душу.
Скрипучий смешок был прерван ропотом возмущённой паствы и любознательный прихожанин, видимо, вынужден был покинуть собрание. И, судя по шуму, не совсем по своей воле.
Я зевнула ещё раз. Теперь с чувством удовлетворения. И закрыла глаза.

Когда я увидела занавешенные окна спящего борделя, раздражение оттого, что меня не разбудили пораньше, исчезло.
-Конечно, у девиц совиный ритм жизни, они всю ночь в поте.. не лица конечно.. Фу, пошлятина всякая в голову лезет.
Возле красной солидной двери висел пресловутый, красный же, фонарь. Больше как символ, конечно. И тут же деревенская лавочка под окошком. Под раскидистой стапой липой. На лавке конопатая девчонка плевалась семечками и болтала ногами.
-Ты здесь живёшь?- удивлённо спросила я, шлёпаясь на, вытертую задами, лавку рядом с маленькой простушкой.
-Не-а,- затрясла пшеничными косичками она,- мамка работает, убирается. Я тоже ей помогала.
Она хвастливо сморщила нос.
-Вот, тётенька семечек дала.
Дверь открылась и на порог вышла та самая тётенька. Дунул ветерок. Пятна солнышка, пробивающегося сквозь листву, пошли рябью. А тётенькин, и без того откровенный, пеньюарчик сдул на сторону, открывая пухлые ляжки.
-Пашка, мамка зовёт,- лениво процедила тётка и с интересом поглядела на мою изумрудную прядь в волосах.
Девчонка юркнула внутрь.
-Работу ищешь?- спросила она, уже явно обращаясь ко мне.
-Да, в основном, она меня,- пошутила я.
Ничего удивительного в том, что бордельная мамка заинтересовалась такой малолеткой, как я, не было. Мои сверстницы частенько были уже опытными работницами. Незаконнорожденные зарабатывали свой хлеб как могли. И такой высококласный бордель, как у Алика был ещё не худшим выходом.
-А-а-а,- протянула она,- ты та девушка, что должна прийти от босса?
-Она самая.
-Я думала ты старше.
-А я думала бог еврей. А оказалось сын божий.
Тётка хмыкнула.
-Наверное, потому у них национальность по-матери. Заходи,- мотнула она нечёсанной башкой и лыбясь во весь испомаженный рот.
Я поднялась и прошла в затемнённую гостинную, в которой наводили порядок, после ночной пирушки, блёклая дебелая бабёха и мелкая вертлявая Пашка.
Мамка откинула штору на одном из окон и завозилась с кофемашиной.
-Хороший у вас кофеёк,- оценила я результат её трудов, отхлебнув первый глоток.
-Таська ещё не поднялась. Алик сказал, тебе она нужна?
-Похоже. Вот распрошу, тогда буду знать точно.
-Паш, а Паш, сбегай на второй этаж, разбуди Таську.
-А она драться не будет? Я уж её раз будила, так она в меня туфлей запустила, рожу каблуком расцарапала.
-Сказала разбуди, значит разбуди. Твоей пёстрой мордахе это повредить не сможет. В шлюхах тебе карьеры не сделать, а убираться и с фингалом можно,- довольно жестоко, как на мой взгляд констатировала мамка.
Девчонка пошла по лестнице, шмыгая носом, а когда тётка отвернулась показала ей язык.
-Я всё вижу,- рявкнула та, как будто и впрямь глаза на спине имела и мелкая затопотала по лестнице, словно получила пинок под нескладный зад.
Очень скоро послышался визг и грохот. Маленькая негодница ссыпалась по ступенькам с хитрым выражением в прищуренных глазёнках. Следом мчалась разозлённая девица. Надо понимать Таська. Хорошенькая! Как феечка.. И взбешённая, как разбуженный вампир.
Пашка юркнула за спину мамки.
Бешенная девица, увидев незнакомое лицо, притормозила на повороте. Всё таки выучка у Алькиных "бабочек" манежная. Воображаемый удар хлыста и короткое "алле!" в глазах, только кажущейся ленивой, дрессировщицы и летящая пантера уже стелется по опилкам цирковой арены.
Прозрачные тряпочки ничуть не срывали совершенно голого тела, мягкая грация которого оставила привкус мороженной клюквы в моём завистливом организме. Какая бы девушка не скисла от этого розового зефира в кружевах.
-Я бы выпила кофейку, Стефочка?- вопросительно обратилась она к мамке.
-Выпей, выпей,- с искорками смеха в глазах ответила та.
Пританцовывая на пальчиках босых ножек, притворщица обошла кресло, в котором устроилась Стефа, как будто не видя скорчившуюся за ним Пашку. Но, как только та оказалась у неё за спиной и расслабилась, быстро обернулась и влепила ей щелбана.
С опытом борднльной девицы ничего не стоило по пар взглядов определить неформальность обстановки.
Соблазнительная попка в "фельдиперсах" завертелась у кофеварки. Что такое фельдиперсы я не помнила, но как-то связывала их в уме с хорошенькими девушками.
Наконец все приготовления были закончены и я оказалась напротив своей свидетельницы. Правда, продолжая как дурочка пялиться на её неприкрытую грудь с торчащими коричневыми сосочками.
-Неделю назад,- сухо сказала я, злясь на свою неотёсанность,- у вас был клиент с заметной приметой - металлическими ногтями..

Таська оказалась умненькой и приметливой девчонкой. Если бы не её профессиональное бесстыдство, которое меня и смущало и дразнило одновременно, мы бы может даже подружились. Но я всё время себя сдерживала, чувствуя, подогреваемый сканером, разгул физиологии.
А по делу она рассказала следующее. Тип, которым я интересовалась, появляется раз в неделю и как раз сегодня вечером должен появиться в "Афродите". По описанию можно было понять, что, кроме вышеупомянутых ногтей, ничего общего с "монтёром" он не имел. А значит это всё таки какая-то группа. Секта или что-то типа..
Я обязательно должна выследить этого типа. Он вряд ли ожидает этого, приходя в знакомое место. Значит я должна приготовиться к ночной работе и мне надо вернуться домой, подготовиться и отдохнуть.
Однако я позабыла, что раздала задания своим добровольным помощникам. Работа в команде мне несколько непривычна. А вот Гера и Тимур соответственно были в этом, как рыбы в воде. Герасим прекрасно пообщался с Аликом и его канцелярией и вычислил несколько подходящих адресов. Тимка перешерстил всё, что касалось сведений о сектах действующих в городской черте и даже о наличии убийств похожей виктимологии за последние пару лет. Даже список до сих пор не обнаруженных пропавших ЧМошников с подробными описаниями и подробностями происшествий прихватил.
И они уже собирались без меня чесать по адресам. Увлеклись любимой работой.
-Эй,- нарочито помахала я ладошкой у Тимки перед глазами и ревниво надулась,- напоминаю, это моё дело. Могли бы хотя бы подождать.
-Так ты же не сообщаешь никому, когда явишься. А время не терпит,- влез с наставлениями Герасим. И, раз ты уже здесь, больше поводов задерживаться нет, по дороге договорим.
Я, всё ещё продолжая дуться, втиснулась в машину Тимура, между двумя Алькиными боевиками, которых он отрядил нам, если мы вдруг столкнёмся не с одним неофитом-сектантом, а целой группой фанатиков-убийц. Смотри-ка, босс, как никогда серьёзен и намерен не имитировать бурную деятельность, а и впрямь действовать. Видимо отношения с религиозными лидерами имеют ещё какую-то, неизвестную мне, подоплёку. Раз он так старается. Или урон Алькиному авторитету пришёлся в уж больно не вовремя.
В общем говорить было особо не о чем. Мы направлялись на самый перспективный из обнаруженных Герой адресов. За две улицы от места убийства, но большая часть дороги, от квартиры до места обнаружения трупа, проходит через стройку. Точнее место ремонтных работ большого куска наземной линии метро. Какое-то время она не использовалась, а теперь у города дошли до неё руки. Ночью работы не велись и по территории стройки можно было пронести труп или бесчувственное тело священника подальше от места проживания убийц.
Если там ничего не найдём была ещё пара-тройка адресов. Но в пользу этого говорило ещё и наличие сада смежного с высоким забором отгораживающим огромную территорию действующей птицефабрики.
Тимур, по своей линии расследования, нашёл только несколько пропавших, которые по сведеньям друзей и родственников по складу характера могли приобщиться к сектантству, так как были либо неуравновешенными натурами, либо находились в ситуации стресса или одержимости странными идеями. Сопоставив их с направлением которое нашла я, мы выделили по меньшей мере троих подходящих потеряшек. Из которых один даже походил по описанию на нашего навязшего на зубах "монтёра".

Когда мы подъехали, над городом собрались чернющие тучи и в отдалении уже посверкивали дальние молнии. На минуту мне показалось, что один из равнодушных богов, ради минутной благосклонности которых, люди так любят резать друг дружку, решил обозначить своё присутствие. Может даже тот самый - рогатый бог.. Я поёжилась. Не от страха, просто налетел холодный порыв ветра.
В квартире тоже было темно, несмотря на незанавешенные окна, одно их которых выходило в сад, густо заросший старыми, давно не резанными плодовыми деревьями.
В моём саду они были такими же старыми, но Герасим так безжалостно расчистил кроны, обрезав некоторые почти до самых стволов, что сад стал светлым и весёлым. Некоторые из обрубков пустили молодые и здоровые выгонки и в этом году на них уже повисло по несколько плодов.
Этот сад стоял по нижние ветки в зарослях крапивы и дикой сливы и тот, кому для каких-то целей захотелось бы пробраться к едва виднеющемуся забору, был бы исколот жгучими листьями и древесными колючками, торчащими из молодых дичек.
Комната была пуста. Оказалось обитатели покинули её, несмотря на то, что аренда была оплачена до конца месяца. Это только утвердило нас на мысли, что мы там, где должны быть. Дом был таким же старым, как сад. Даже старше. Я никогда не видела дощатых полов, крашенных масляной краской. Пол был тёмно-красного цвета. Как венозная кровь. Сколько ему лет? Может сто?
Ни одной, даже самой маленькой вещички, которая могла бы хоть что-то сказать о квартирантах, в доме не осталось. Только на краске пола виднелись лёгкие царапины. Я встала на коленки и пригнула голову к самому полу, глядя под углом к свету. С трудом угадался рисунок затёртой пентаграммы. Я поднялась и с разочарованием огляделась.
Под моими ногами нарисовался Синдж, который всю дорогу выплясывал на моих коленках, а по приезде незамедлительно исчез. Его куцый, после последнего приключения, хвостишко едва поспевал за его же любопытным носом. Сейчас он подпрыгивал на месте с таким нетерпением, что было нетрудно догадаться - отыскалось что-то весьма интересное.
Я немедленно направилась за ним и гордый следопыт вывел меня в сад. Он поскрёб землю в ничем не примечательном уголке сада. Обломив здоровущую сухую ветку, один из Алькиных мордоворотов показал, что в крепкой черепушке ещё и мозги присутствуют. Несколькими взмахами он очистил около двух квадратных метров площади, засыпанных сухими листьями и веточками и стало очётливо видно где копали. Синдж засучил быстрыми лапками и я подумала, что поисками лопаты можно не заморачиваться, настолько быстро полетела в стороны земля.
Когда под маленьким кладоискателем что-то блеснуло, я тихонько отпихнула крыса и аккуратно стала отодвигать землю руками. Все наклонились с напряжёнными лицами и впрямь похожими на лица искателей припрятанных сокровищ.
В ямке обнаружился маленький гробик, задрапированный чёрным, огарки чёрных свечей и чёрная же мантия с капюшоном. А блестела серебряная чаша. Когда развернулся тонкий шёлковый материал из него выпал серебряный колокольчик и слабо звякнул о землю, за ним нож с деревянной резной ручкой и чеканной гардой. И там и там узор напоминал арабскую вязь. Я взяла его в руку, прикрыв её тканью мантии. Лезвие длиной в 15 сантиметров вполне могло быть орудием убийства. Тем более, что на нём явственно были видны следы запёкшейся крови.
- Аль-дамм - ритуальный клинок для жертвоприношений, применяемый у древних сект Малой Азии и Индии, поклонявшихся Луне (двурогому господину). Первоначально аль-дамм был орудием кузнеца, который и являлся воплощением господина двурогих во время проведения колдовских ритуалов. Бытует мнение, что колдовство как самостоятельный культ берет свое начало именно у двурогих. Наиболее древние секты даже в то время часто были тайными, и записи, если таковые создавались, неизвестны современной науке,- забормотал в моей голове Сильвер,- в европейских колдовских мистериях назывался атам. У поклонников рогатого бога пукояти иногда делались из кости или позвонков животных. Чаще всего волка. Или отделывались шкурой. Чтоб подчеркнуть его покровительство природе.
Кинжал - обоюдоострый, с плоской гранью с одной стороны и ребром с другой (трехгранный) и с чёрной рукояткой был удивительно красив. Даже странно было, что его бросили тут в яме.
-После того, как ритуальный клинок напьётся крови, он теряет силу и не годится для других церемоний,- добавил чип.
Я передала нож Тимке и он упаковал его в стандартный пакет. Уж проверить отпечатки и пробить их по базе можно и не подключая криминалистов.
Наступила очередь другого предмета. Гробик. Когда я потянулась к нему, здоровый лоб, Алькин боевик, сдавленно охнул и попятился. Даже в раже отрицательно головой замотал. Очевидно, это должно было означать, что трогать ТАКИЕ! вещи я не должна. Меня пробрала дрожь, но, если я начну вестись на оккультные штучки, да ещё и демонстрировать это, то дождусь, что меня в самый ответственный момент эти кони подведут. Это меня не устраивало. Я нахально хмыкнула и открыла крышку страшненькой игрушки.
Внутри, исколотая как ёж, множеством тоненьких булавочек, лежала восковая фигурка, видимо, изображавшая отца Петра с прорисованным крестиком на груди. Пятна крови покрывали её, но запах крови перебивался отчётливым запахом мускуса.
-Странно, а я считала, что это процедура для убийственного проклятия.. Зачем же реально убивать после такого ритуала?
Гера согласно кивнул головой. Тимур пожал плечами. Тот из Алькиных, что был поумней и покрепче духом, криво ухмыльнулся.
-Босс не всегда находится рядом с подчинёнными. И не всегда всё идёт по задуманному.
-Ты хочешь сказать, что священник мог очнуться не вовремя или кто-то из паствы имел свои счёты с батюшкой?
Громила поднял брови, продолжая всё так же хитро ухмыляться. Я присвистнула.
-Почему нет.. Пожалуй, стоит сказать Алику присмотреться к парню. Это хорошо иметь умных помощников. Но не стоит подставлять им спину. Мой босс меня покуда устраивал.
Громыхнуло так, что я чуть не уронила гроб назад в ямку. Мужички быстренько собрали найденное барахлишко и мы побежали назад к машине. Ясно было, что искать здесь больше нечего. Жильцы давно покинули квартиру. Вопрос с принадлежностью преступников к секте тоже был подтверждён. Теперь осталось выследить логово этого зверинца. И моё дело будет сделано. Я ищейка. А охотник пусть прийдёт за мной. Судить и карать не моего ума дело. Не хочу больше.
Дождь стекал по стеклу целыми потоками. Ехали медленно. За всю свою сознательную жизнь не видела такого ливня. Как будто въезжаешь в водопад. В конце концов Тимур просто остановился на обочине.
-Переждём,- чуть виновато сказал он,- совсем ничего не видно, ещё собьём кого-нибудь.
-Какой дурак будет шляться под таким потопом?- по привычке возразила я, не потому, что так уж сильно спешила, а просто возражать Тимке стало условным рефлексом.
-Похоже секта всё таки есть, но каким-то образом успешно конспирируется,- высказал Гера общее сомнение.
-Вот я и прослежу за нашим сластолюбцем. Он меня прямёхонько к своим и доставит. Вот только дождь бы не помешал.
-Такой сильный надолго не зарядит,- Гера выглянул в окошко,- по-моему уже не так льёт.
-Ты по прежнему хочешь идти сама? Не боишься?
Аликов умник с интересом смотрел на меня. До этого случая мы с ним не встречались. Хотя я знала многих парней из клана.
-А чего мне бояться? Я ведь обычно даже не держу того за кем слежу в поле зрения. Синдж меня ведёт по следу.
-Да, знатный у тебя помощник. Только уж больно здоровый. Днём такого кто увидит на улице, крик подымет.
-Не боись, крыс умеет прятаться. Его увидит только тот, кому он позволит. А я пойду ночью. А там, как говорят, все кошки серы.. Кроме того, моя работа не бояться, а думать.
-Сколько там в твоей махонькой головёнке мозгов, чтоб такое большое о себе иметь мнение? - осклабился трусливый амбал.
-А ты дядя закон Страшилы знаешь? Даже если у тебя в башке вместо мозгов солома пополам с булавками, главное, уверенность, что ты настолько умней самого Гудвина, что можешь сделать вид, что он волшебник.
-Чего?- ошалело уставился на меня громила.
-Конечно, -усмехнулась я,- Страшил, разных и всяких, этот качок навиделся. Вот Гудвин для него в новинку. Небось сидит сейчас в ступоре и думает, почему такого погонялова не знает.
Остальные, судя по хитрым рожам, в мой закон вкурили. Даже дружок-пирожок нашего тугодума. Определённо У Алика подрастает конкурент. Только Алик по пирожкам дока. Что не съест, то понадкусывает.
До дому мы добрались уже в сумерках. На кухне, за кружевной занавесочкой горела лампа и мелькала полноватая уютная фигура Катерины. Она возилась по каким-то нескончаемым хозяйственным делам. Я тяжело вздохнула.
-Не быть мне настоящей хозяйкой, на меня все эти заботы по дому навевают тоску. До судороги в челюстях. А вот ночное приключение наоборот вызывает прилив радости и нетерпеливую дрожь. Только вот поесть не мешает. Чего там они с Ксенькой наготовили? Интересненько..
В животе коротко булькнуло, а потом голодный зверёныш заурчал так требовательно, что парни в машине заржали.
-Как такой мощный аппетит позволяет тебе оставаться такой тощей?- завистливо проговорил умник, у которого, при всех его накачаных мышцах, небольшой животик присутствовал. И вполне вероятно, что он тратил на борьбу с ним немало времени.
-Правильный гормональный фон и любовь к опасным приключениям. Я адреналинщица. А это - самое то для быстрого обмена веществ,- поумничала я, вспоминая лекции Сильвера.
Войдя на кухню, я несколько скисла, поскольку мой ухажёр баловался чайком с выпечкой, а у меня маковой росинки, что называется... Хорошего настроения это мне не добавило.
-Закон Карлсона,- пробурчала я с порога,- если ты обаятельный мужчина подходящего для ухаживания возраста, тебе по-любому лучшие плюшки достанутся..
Торин моего бурчания не воспринял и вскочил, обрадованно елозя по мне влюблённым взглядом.
Я же цапнула пирожок из тарелки и смылась вверх по лестнице.
-Руки кто мыть будет!- неслось мне вслед очередное нравоучение Катерины.
А спину сверлил взгляд неудовлетворённой любви.
-Ха-ха! Теперь точно за мной увяжется. Ну, подожди, я тебе устрою приключение!
Всю дорогу я соображала как бы мне потереться в борделе и разведать чего, задавая нужные наводящие вопросы. Только непонятно было как при этом не попасть в неприятности. Слежка слежкой, а лишние сведенья ещё ни одному детективу не помешали. Теперь мне в голову пришла идиотская мысль, что я могу изобразить новую красотку Афродиты, а Торин моего кавалера.
Почему эта мысль идиотская я поняла, когда выплыла из комнаты Таськи в самом закрытом, из найденных во всём доме терпимости, неглиже и с наглым видом, но внутри трясясь от хаоса разнообразных пугающих чувств, брякнулась на колени Торину. Он до корней волос залился такой яркой краской, что мне казалось у меня вспыхнет платье. Одновременно с ощущением чего-то живого и упругого под моим тощим задом, в мозги ударил сканер. Если бы я не упражнялась с ним ежедневно, мой первый короткий обморок показался бы мне за счастье. Однако волна желания, почти болезнная по своей силе прокатилась от низа живота и застряла комом в горле.
Нас обоих била дрожь до такой степени, что мы выпали из общего весёлого гомона уже подвыпившей компании парочек, заливавшихся спиртным перед тем, как скрыться в комнатушках на втором этаже.
-Смотри-ка, а эта новенькая горячая штучка! Не робей парень, с такой первый опыт за счастье!
На нас, жадно облизывая губы, беззастенчиво пялился не только мой объект, с железными коготками, но и все мужики в борделе. Их руки продолжали тискать телеса девиц, расположившихся вольготно в их объятьях, но волна, долбанувшая из сканера, накрыла не только нас.
-Похоже сведений мне не добыть,- с ужасом подумала я,- хоть бы не спровоцировать груповое изнасилование.
Я, облившись холодным потом, потянула Торина в Таськину комнату, уже не думая, что произойдёт между нами наедине. Только бы скрыться от этих шарящих по мне сальных взглядов, распаляющихся с каждой секундой всё больше.
-Ну, по крайней мере, страстный секс сегодня обеспечен даже импотентам,- ловя заметное разочарование остающихся внизу, с неподающимся укрощению возбуждением и каким-то скрытым торжеством подумала я.
Мои неполные четырнадцать в борделе не вызывали никакого отторжения. Даже наоборот, эти пресыщеные жизнью самцы были падки на "кошачью мяту". Так называли проституток тинейджерского возраста, сладостно шлёпая раскатанными губами.
В диггерских кланах девушки считались взрослыми с пятнадцати. Но иногда старшие женщины давали разрешение на брак и пораньше, если вдруг случалась молодая любовь и девушка была готова к деторождению.
Мне бы никакая из диггерских дам близость с юношей не позволила, исходя из моей хилой конституции. Но, когда мы оказалась с Торином в полумраке Таськиной комнаты, с предусмотрительно приготовленой постелью и прочими нескромными атрибутами разложеными на самом виду, да ещё распалённые действием сканера, который накручивал наше желание по спирали гоня его от одного к другому..
Короче, у нас обоих сорвало крышу. У меня, естественно, это был первый опыт. Насчёт Торина не знаю. Определить это мне было не по силам. Да и накакой возможности об этом думать тоже. Как только мы захлопнули за собой двери, руки, сумасшедшего от возбуждения парня, прижали меня к разгорячённому телу так сильно, что я чуть не задохнулась. Он так жадно терзал мои губы, что казалось, хочет выпить меня до дна. Во мне всё горело и ждало чего-то неизбежного, что одежда, которую Торин рвал с меня, казалась лишней и ненужной. Куда-то пропало чувство стыда за своё тоненькое тело. Наоборот сейчас оно казалось мне гибким и сильным. Как только его кожа коснулась моей, между нами пробежала острая болезненная волна и я уже не думая обхватила руками его шею и, подпрыгнув, обвила его сильные бёдра ногами.
Он на секунду отстранился, опустив меня на постель и потянулся к Таськиным запасам.
Я уже не могла ждать его ни секунды, но, видимо, он всё таки боялся за моё хиленькое юное тело и не мог не подумать, чего могло ему стоить такое несвоевременное материнство.
-Ах вы паршивцы!- Стефа ворвалась в комнату в самый неподходящий момент.
А какой момент в нашем случае мог быть подходящим? Разве что тот, когда ещё ничего не случилось. Но всё случилось. Не знаю к счастью или к сожалению. Один момент острой боли, когда он вошёл в меня, пропал в вихре таких незнакомых и таких жарких ощущений.
Стефа появилась в тот момент, когда мы передохнув уже были готовы снова потянуться друг к дружке.
-Чёрт!- Конечно, бордельная мамка была далека от морализаторства. Она насмотрелась секса с девчонками и помоложе меня. Но момент для нас с Торином был убийственным. Мы как-будто мгновенно протрезвели. Ощущение ледяного душа по нашим разгорячённым обнажённым телам.
Торин набросил на нас простыню и стиснул зубы от стыда и раскаянья. Я тоже была смущена, но, к моему собственному неудовольствию, намного меньше. Наверное, сказывался тот самый чёрт противоречия, который сидел во мне куда как раньше сканера, а может и раньше чипа. Я всегда была упрямым и своевольным ребёнком. И то, что случилось между нами с Торином никого не касалось.
Но Стефа, как я уже сказала, заявилась не стыдить нас и не учить жить. Она хохотала и бесцеремонно поглядывала на мускулистую грудь моего партнёра. Во мне, в первый раз с момента потери моей первой детской любви, завозилась ревность.
-Моё!- уже завопило женское чувство собственницы.
-Что вы натворили с моими клиентами? Ты им часом возбудителя не плеснула?
Хорошо, что она не стала уточнять для чего мы его сами нахлебались..
Больше спускаться вниз я не рискнула. Торин поглядывал на меня с таким откровенным страхом и виной в глазах, что я уже была готова обнять и приласкать его, но прикинув чем это может обернуться тормознула. Но пугать его до полусмерти и изводить мучениями его и так черезчур ответственной совести у меня планов не было. В конце концов он ни в чём не виноват. Молодой здоровый чужской организм и так от влюблённости переполненный гормонами плюс дьявольская машинка в моей голове. Я сама всё спровоцировала и почему-то ни капельки об этом не жалела.
-Ну четырнадцать, без трёх месяцев. Ну так и Торину не тридцать,- с совсем небольшим чувством раскаянья подумала я,- ой... вот только бы Герасим не узнал. Вот кто Торину башню снесёт! Хоть бы этот правильный свататься к нему не полез.
Я смотрела на очевидные метания несчастного парня и думала что бы такое сказать.. чтоб соблюсти равновесие. Я уже его обрела совершенно и поняла, что меня и раньше тянуло к Торину, но моё упрямство и нежелание зависимости от кого бы то ни было, меня сдерживало. И терять я его больше не хотела. Стоило только на секунду вспомнить о.. нет, нет.. в животе опять зашевелился пушистый щекотный комочек.
-Торин,- не сумев сдержать неожиданной нежности в голосе и тут же переменив его на более жёсткий и хрипловатый, начала я,- не изводи себя, пожалуйста. Я ни о чём не жалею, но только,.. конечно, всё это как-то рановато. Ты можешь считать меня своей девушкой.. но.. пока не надо об этом никому говорить. Слышишь? Ни-ко-му.
Мы стояли в темноте за толстым стволом липы. К нашим ногам жался Синджик, который хоть и оставался ждать нас снаружи, прекрасно почувствовал перемену в наших отношениях. Мы боялись коснуться друг дружки, между нашими телами и так как-будто плескалась горячая лава. Так что, когда встрепенулся Синдж, давая понять, что наш объект показался в дверях, мы оба коротко и с облегчением выдохнули.
Хотя была глухая ночь, мы отпустили его довольно далеко. Хорошо, что дождь, прошедший днём, оказался на сегодня единственным и упустить след для Синджа было нереально. Насколько далеко нам прийдётся идти мы не знали. Но знали, что машины у нашего сектанта не было. Почему знали? Да Таська сказала, что напрашивалась съездить покутить с кавалером и он заявил, что колёс у него нет. Иначе нас страховал бы Тимур.
Мы долго кружили по переулкам и всё к городской окраине. Наконец Синдж привёл нас к спуску в подземку и мы с Торином переглянулись. Тут уже начиналась территория и ответственность кланов, она же нарисовалась на лице одного из его разведчиков.
-Где мы?- шёпотом спросила я после получаса быстрой ходьбы по неглубоким тоннелям.
-Уже за городом,- с явственным чувством обеспокоенности ответил Торин,- там нет ни одного нашего поселения. Что будет, если он поднимется наверх? Вдруг он один из тех, кому не страшен вирус? Это бы многое объяснило.
Торин был в курсе моего расследования. Пока мы ужинали и собирались на дело, я, конечно, всё ему рассказала. Мне же надо было узнать его соображения по поводу возможных подземных перемещений и места обитания сектантов. Правда, тут меня ничем не порадовали. И теперь было кажется понятно почему.
Безопасно проверить Торина на чувствительность к вирусу, как и кого либо другого, вобщем-то, у меня не было шансов. Все наши с Ольгой предположения так и оставались предположениями. Что давало защиту от вируса мне я не знала. Может быть где-то в закрытых институтах новой власти и выяснили что-либо, но только ни Владимиру Семёновичу, ни уж тем более Тимке, это известно не было.
-Если он поднимется, я тебя одну не отпущу,- дрожащим голосом пробормотал Торин.
И, естественно, нарвался. На мою декларацию независимости. На мою плюющуюся кобру. На упрямую заразу, которая тут же вызверилась и зашипела на незадачливого защитника.
-А кто тебя будет спрашивать!?- орала я шёпотом. Никакого противоречия в этом не было. Я прекрасно умею орать шёпотом. Звук в подземке разносится далеко,- то, что ты мой парень, не даёт тебе никакого права на мою личную жизнь. И не говори, что ты этого не понимал, начиная наши отношения. Мы не первый день знакомы. И на всякий случай, повторю для тебя в первый и последний раз, никаких гендерных ограничений в отношении меня не планируй! Иначе всё кончится толком не начавшись.
Ввернув фразу "мой парень", я подсластила горькую пилюлю, но и на самом деле я не собиралась лишаться своей обожаемой независимости только потому, что он такой..
Я оборвала свои, снова затыкавшиеся в живот, сладкие воспоминания. Но Торин всё равно их почувствовал и, как-будто от отчаянного страха за меня, обхватил мои плечи и быстро приник к моим губам.
Меня тряхнуло и я изо всех сил оттолкнула его.
-Не смей! Не делай так больше только потому, что боишься за меня!
Торин потупился, но кажется не обиделся. Я уже чувствовала каждый ньюанс его настроения и, кажется, с ним происходило то же самое.
-Вот и прекрасно,- обрадовалась я,- по крайней мере, недопониманий и глупых подозрений между нами не будет точно.
Я не знаю какой между людьми должен быть секс. Маловато опыта. Но подозреваю, что и тут сканер даст всем фору сто очков вперёд. Надо полагать для нас обоих. Так что и тут у меня конкуренток не будет. Эта внезапно возникшая мысль меня не на шутку порадовала. Я показала язык в сторонку невидимой предполагаемой соперницы.
-А вот не будет у меня больше никакой несчастной любви! Тимке небось такое и не снилось,- по привычке подумала я и поймала себя на мысли, что не чувствую по отношению к нему никакой прежней влюблённости.
Страхи Торина оправдались. Ночной гуляка возвращался куда-то, что располагалось далеко за территорией города и я не собиралась останавливаться.
-Ты учти,- набычившись сказал Торин,- если ты не вернёшься через пару часов, я пойду тебя искать.
-И чем ты мне поможешь, если заболеешь?- вызверилась я на него,- жди пока не появлюсь я или в крайнем случае Синдж. Заболеть я не могу. Если меня захотят убить, ты всё равно не успеешь. А, если попаду в плен, чеши к Тимке. Он хоть костюмы биозащиты достать сможет. Жаль мы такого исхода раньше не предположили, а то не стоял бы ты сейчас здесь такой разнесчастный и не сверлил меня укоряющим взглядом. Мне бы с тобой тоже спокойнее было.
Я попыталась таким манером успокоить парня, но кажется сделала только хуже и в его глаза плеснуло отчаянье.
-Ну, ёлки!- со злостью пробормотала я и, не оглядываясь больше, роспешила наверх.
Идти по незнакомому лесу было страшно. И людей, в отличие от многих других мнений на этот счёт, я опасалась меньше, чем никогда не виденных мной зверей. Нет, мне их показывали. На картинках. Но реальных животных я видела в жизни немного. А лес, несмотря на то, что город был совсем не далеко, выглядел действительно диким. Поэтому, когда в пяти метрах дорогу мне перешёл лось, я задохнулась от ужаса. Никогда не думала, что он такой огромный! Рога - чуть не метр в размахе.
На самом деле, откуда мне знать, что бывают и побольше. Зверь шёл спокойно и горделиво и ничуть не боялся меня. А вот я просто оцепенела. Зато Синдж зашипел и сделал короткий хищный рывок в сторону рогатого великана. Я едва не заорала с перепугу. А как же! Крыс, здоровущий по меркам крысов, малютка по сравнению с этим зверюгой.
Но лось трусливо взбрыкнул и скрылся в чаще. А мой храбрый проводник затрусил по едва видной тропке между деревьев. Начинало чуть сереть и послышались голоса птиц тут и там. Я старалась идти осторожно. Звуки здесь разносились ещё дальше, чем в подземке.
Поэтому, когда я услышала голоса, то стала приближаться с удвоеной осторожностью а, когда смогла разобрать отдельные слова, остановилась за стволом огромного дуба.
-Где ты шляешься по ночам, бестолочь? Через полчаса обряд посвящения моего неофита. Если Сын Рогатого узнает про твоё своеволие, попадёшь на муравейник.
-Сын Рогатого? На муравейник?- я не понимала о чём они говорят.
-На муравейник или рядом с ним укладывали преступников осуждённых на казнь или пытку,- услужливо подсказал Сильвер.
Я зашипела. Муравьи в саду меня кусали. Больно!..
-А зачем ему об этом знать,- сладеньким голоском шантажиста заявил гуляка,- я же не сказал жрецу, как и кто на самом деле прикончил священника.. Он до сих пор считает, что тот жертва обряда проклятия, а смерть его - это воля Рогатого бога.
Я тихонько ахнула. Где-то здесь, совсем рядом находился убийца отца Петра. Вот это вышла так вышла! Мне во что бы то ни стало надо его увидеть. Стараясь двигаться так тихо, как только могла, я подбиралась к собеседникам. А разговор меж тем продолжался и мне было слышно каждое слово.
-Мой ученик просто перестарался. Он фанатично предан Богу Леса, нашему отцу и покровителю и, когда священник отказался вернуть общине Синюю книгу, да ещё и сказал, что пожертвовал её миссии и она находится среди христиан - главных хулителей Рогатого, превративших его из Бога покровителя природы, в Дьявола.. Он просто вышел из себя и решил помочь каре божьей. Он явился ко мне такой гордый совершённым.
-Да ладно, ты же знаешь, он просто псих! И кто его просил убивать попа рядом с нашим городским убежищем?
-Неправда. Он не псих. Когда-нибудь он будет избран новым Сыном!
-Когда-нибудь, и вполне возможно час этот не так далёк, как тебе кажется, он подставит всех нас. Кто-то уже озаботился этим убийством. Ты ведь не зря отправляешь Посредника следить за расследованием.
-Лам сказал, что к жене попа приходила какая-то девчонка. Это несерьёзно. Миссия не может обратится к официальным властям. Они тоже многое скрывают. Идём, до восхода солнца мы должны инициировать нового послушника.
-Или непослушника,- с злорадным хихиканьем скаламбурил гуляка,- гоните его, с его фанатизмом вы ещё наплачетесь. Точно говорю - он псих!
Я видела две уходящие в лес фигуры и уже понимала, что ни один из них убийцей не является. А тот, кто мне нужен, сейчас будет проходить какую-то их церемонию посвящения. Тоесть, его только собираются принимать в ряды, до сих пор безобидной, религиозной группы. Гробики с фигурками не в счёт. Не даром же этот, фанатично верующий в своего бога, неофит полез с помощью небесной воле. Или где там место обитания их Рогатого?
Я тихонько шла за Синджем, всерьёз опасаясь наткнуться на кого-то из членов секты. Правда у меня была заготовлена одна хитрость на случай, если мне вдруг придётся затесаться среди сектантов. Я, конечно, могла только надеяться, что она сработает. Но моё везенье оказалось просто феноменальным.
Синдж затаился и я тоже замерла, прижимаясь к стволику дерева, который едва мог меня заслонить. Мимо прошествовала фигура в чёрном плаще, в паре метров мелькнула ещё одна такая же и я, радуясь, что догадалась прихватить, прикопаный в саду, такой же точно атрибут, торопливо достала его из рюкзачка и накинула на свой чёрный же защитный комбинезончик - подарок Канга. Я влезла в него ещё в борделе, после нашего тесного общения с Торином ( я зябко вздрогнула от воспоминания ). В нём я чувствовала себя действительно в броне. А вот Торину было не сладко. Он облегал моё тело, как перчатка..
Сейчас же я стала похожа на завёрнутые в ткань фигуры, бредущие в сторону поляны с большим плоским камнем посередине.
-Жертвенник,- подсказал Сильвер.
Камень и правда был похож на жертвенник. На нём были выписаны кровью непонятные кривые значки - арабские буквы, если я не ошибаюсь.
-Интересно что они значат,- тихо спросила я у Сильвера.
-"Вав",- так же тихо ответил он,- известна как буква, символизирующая посредника, соединяющего Бога и его Творение; "та" - тайный Путь инициации, гора, чистота, сущность, материальный мир; "алиф" - первая буква имени аллаха(арабского бога,- уточнил он), там ещё много значений, но я полагаю, что здесь это Сатана или Рогатый бог, которого переименовали в Сатану в, последовавших за древней верой, религиях - поскольку он не склоняется ни перед кем: а вот дальше мне не видно..

К камню вышел жрец. На нём была алая мантия. На груди висел небольшой
барабан. На голове оленьи рога. Рядом женщина в такой же алой накидке. Через секунду я поняла, что на голое тело, так как у камня она сбросила её с округлых плеч и улеглась на жертвенник, бесстыдно раскинув ноги.

Жрец, плотоядно покосившись на тело, лежащее в такой призывной позе, закинул голову, закрыл глаза и ударил в барабан изо всей силы, как-будто хотел выбить из себя обуревавшее его желание.

-Бог Леса, Хранитель Земли, Супруг Матери, Сеятель семени, возрождённое зерно! Приди, о, Рогатый!- неожиданно высоким дребезжащим голосом завопил он.

Ритм барабана усилился, стал мощным. Слушатели в чёрных мантиях застучали по утрамбованной земле пятками, ударили ладонями по бёдрам, поддерживая возбуждённый грохот и заголосили хором.

-Ио! Оэ!

Я стояла на самом крае толпы, поближе к спасительному лесу, чтоб в случае чего отступить в, ещё не подсвеченный первыми лучами солнца, лес.

-Ты, безымянный, пришёл сюда, чтоб получить инициирование данное всем, кто желает воцарения нашего Бога!

Жрец подошёл со стороны головы к лежащей жрице, наклонился и впился ей в губы.

-Ты пришёл, чтоб отдать себя Богу, чтоб отдать нам свой поиск, чтоб приобщиться к Природе и её рогатому покровителю.

Он повернулся к стоящим вокруг и обвёл их царственным жестом.

-Я приветствую всех как избранный сын нашего Бога. Он, присутствующий здесь незримо, чтоб запечатать клятвой и жертвой твоё вступление в его семью. Выйди же к алтарю Величайшего из супругов и принеси своё семя в жертву!

Стоящие вокруг загудели на одной ноте и снова ударили себя по бёдрам ладонями. В круг ступил высокий худой мужчина. Голова его была покрыта капюшоном, я не видела его лица, не могла определить его возраст. Даже то, что это мужчина было понятно только по ширине плеч, росту и широкой походке.

-Скорей же, Гюльчатай, открой личико!- внутренне вопила я от нетерпения. Так как дожидаться очевидного продолжения ритуала мне не очень хотелось. Всё чего хотела я - увидеть лицо убийцы. К несчастью, увидеть мне довелось намного больше.

Неофит стоял спиной ко мне и, когда жрец сорвал с него плащ, кроме костлявого зада и сутулой прыщеватой спины я ничего полезного не обнаружила.

Посвящаемый не стал ждать слишком долго. Очевидно он был накачан какой-то возбуждающей дрянью и был вполне готов к "жертве". Кому могло принести пользу дурное семя убийцы мне не было понятно, но бросился на женщину он так быстро и так зарылся лицом в её пышную грудь, что мне оставалось только ждать, чтоб Сильвер успел снять его мерзкую личину. В том, что она мерзкая, я почему-то не сомневалась.

Сам процесс, хотя и не выглядел привлекательно, но поднял во мне волну недавно пережитых воспоминаний.

Неофит зарычал, смотрящие заголосили. Кто-то даже стал задирать свои чёрные плащики и хватать себя за внезапно забеспокоившие их органы. Мой чёртов сканер ударил по ним моей, едва проснувшейся, женской страстью.

Меня затрясло. Жрица, захлёбываясь от реакции собственного тела, завизжала. Ритмично и с силой вдавливающий всего себя в женскую плоть, костлявый наконец поднял голову и захрипел конвульсивно вздрагивая.

Боюсь, это лицо долго будет являтся мне в страшных снах! На подгибающихся ногах я отступила к краю поляны. Жрец, инстинктивно повторявший движения неофита, с трудом взяв себя в руки, со всей дури шарахнул его по потной спине, неизвестно откуда взявшимся, кнутом. По спине потекла кровь.

-Мы рады, что ты пришёл засеять нас своей кровью и дарами. Ты загадка, я ответ. Вначале было жертвоприношение, теперь есть слово, которое станет твоим именем, пока Рогатый не отметит тебя иным. "Ра" - имя тебе, что означает Аскет. Дисциплина. Единство всего сущего и возвращение всего к единому.

В твоём начале мы были. После тебя мы будем. До нас те, кто никогда не назывался. После нас они будут - ждущие. И через этот ритуал станешь, как с нами, так и с ними. Мы ясные, кто облачился в чёрное, встречаем солнце с новым сыном. Через своих детей мы будем обладать Землёй!

Я уходила всё дальше, а вслед неслось.

-Принимаешь ли ты закон Рогатого Бога?

-Принимаю..

-Связываешь себя словом и делом, мыслью и семенем с нами, без страха и сомнений?

-Да,.. связываю.

-Подтверждаешь, в присутствии собрания, что я твой Мастер и учитель, а та, что приняла жертву, твоя Госпожа, пока не подарит Рогатому продолжение твоё...

Последние слова я едва услышала. Скорее догадалась.

-Скорее, под крылышко к своему любимому..

Сама не поверила, что вдруг назвала так Торина. Всё сегодняшнее было для меня слишком. Как-то сразу навалилась усталость и возникла боль внизу живота. А мне ещё столько добираться..

-Как бы мне дома на диванчике получиться? -вспомнила я слова из смешной папиной сказки. Мне вдруг стало стыдно,- что подумал бы отец? Может я распущеная, слишком ранняя для связи с парнем. Он, хоть и не намного старше меня, а по его клановым законам - мужчина. А я глупый ребёнок, который спешит вырасти непонятно зачем. Хотя вокруг уже есть близкие, готовые задержать моё детство, которого, в сущности, так и не случилось..

Я вдруг заплакала, от ноющей боли в животе, от жалости к самой себе, вечно хорохорящейся, от желания зарыться в обьятия Торина, оказавшиеся такими сладкими и надёжными.

Спускаясь по металлическим прутьям лестницы я поскользнулась от изнеможения и Торин, извёвшийся от ожидания, практически поймал меня на руки и прижал к себе. Но, моментально почувствовав в каком я состоянии, быстро усадил меня на брошенную на землю куртку и прислонил к стене.

Он стащил с меня изодранный ветками плащик, который я так и не сняла, спеша поскорее вернуться обратно. А, вобщем, просто забыв о нём. Рванул застёжки комбинезона.

-Что там случилось?- заботливо спрашивал он, обтирая моё тело, покрытое каплями холодного липкого пота, протискивая между конвульсивно сжавшихся зубов фляжку с чем-то жгучим, остро пахнущим.

Я закашлялась от обжигающей рот жидкости.

-Что это?-прохрипела я, открыв рот и маша ладошкой возле него.

-Настойка.. Грибы одни.. на спирту. Для поднятия сил,.. вобщем.

-Фу! Она мне дыру в желудке не прожжёт эта твоя настойка?- уже куда более бойко возмутилась я.

-Не-а,- обрадовался моей привычной злости Торин. Моя слабость пугала его намного больше,- ты давай, хлебни ещё, а то с меня Герасим шкуру сдерёт.

-А он и так с тебя шкуру сдерёт,- не преминула я пошантажировать парня, что носился вокруг меня, как наседка.

Торин побледнел.

-И прав будет. Я сам с ним поговорю. Я виноват.

-Не вздумай!- вскинулась я,- а то я тебя и видеть не захочу! Никому, я тебе говорила!

-Но ты же сама..- замямлил он.

-Я пошутила.. дурак.. никому нет дела, до моего тела,- довольно банально скаламбурила я.

-Это почему же?- теперь уже явно он пытался поддеть меня, бросая довольно красноречивый взгляд на мою расстёгнутую одёжку.

Я нервно запахнула отвороты комбинезона.

-Хватит с меня на сегодня брекс-пекс-секса,- передёрнулась я и в моей голове всплыло, искажённое похотью, лицо убийцы. В моей фантазии он вонзал нож в священника ритмично, как в жрицу этот свой, как его..

-Фаллос,- с энтузиазмом педагога-стахановца подсказал Сильвер.

И я вдруг истерично захохотала. И не могла остановиться. Хотя Торин нежно прижимал меня к себе и гладил, и целовал. Не как женщину. Как маленькую испуганную девочку. Которой наконец досталось слишком много, даже для её храброго сердечка.

Всю обратную дорогу он нёс меня на руках. Сначала я всхлипывала и стучала зубами. Потом согрелась и успокоилась. И, наконец, даже задремала, не отнимая, сцепленых на его шее мёртвой хваткой, рук.

-Ну, вот и как мне идти с тобой такой домой?- жалобно спросил он, снова опустив меня на землю.

Хорошо, что я вовремя захлопнула пасть, из которой уже готова была вылететь грубая шуточка, на тему возвращения в "дом-милый дом" лишившейся девственности и воняющей спиртом, а посему вполне взрослой для собственных решений, хозяйки этого самого дома.

-Давай-ка я сама,- и неуверенно поднялась на ноги. То ли настойка оказалась действенной, то ли силёнок добавилось от сна на руках кавалера, а пошла я довольно бодренько.

Было ещё рано. Но Катерина уже гремела кастрюлями на кухне. Она выглянула на стук двери и открыла было рот, уж не знаю для чего, для нравоучения или сочувствия, но я перебила её не начавшийся монолог.

-Нашла я убийцу..

-Катя всплеснула руками, но вглядевшись в мой потрёпанный видок, задумчиво сморщилась и только проводила меня глазами.

Торин тем временем, воровато юркнул вниз по лестнице в мастерскую. Герасим давно перебрался под мягкий бочок Катерины и на скрипучей койке в его каморке теперь обычно обосновывались гости.

Внезапная страсть к одиночеству Торина меня устраивала. Нечего болтать тут без меня. А я просто обязана вымыться и выспаться. Мне ещё здесь истерики не хватало.

Я влезла под душ и, снова всхлипывая, застирала пятна крови на трусиках. Мне опять стало грустно. Не то чтоб я вдруг пожалела о происшедшем, просто пришла мысль, что теперь детство действительно закончилось. А кто и как будет ловить и наказывать убийцу меня не касалось.

Последнее, что я сделала перед тем, как свалиться в койку - подсоединила шунт и скачала на флешку фоточку убийцы, воспроизведённую Сильвером в тот самый момент "жертвенного экстаза". Пусть полюбуются и не задают слишком много вопросов. Может сама ситуация на снимке сделает их менее словоохотливыми и подсократит любопытство.

Представляю себе как намучаются с вопросами, которые можно мне задать скромники, типа Герасима и Тимки. Опять же моё потрясённое состояние, если они вдруг им озаботятся, а я не сумею его скрыть, можно списать на психологическую травму от увиденного. Флешку я оставила у кровати. На тумбочке. Для нетерпеливых. С сюрпризом..


На приём к кругленькому любителю старинных фолиантов, а так же покопаться в душе, я всё таки попала. Коротенько поведала, что виновный в страшном преступлении найден. Озаботятся наказанием за него стороны, репутация которых пострадала в результате происшедшего. Я выбирала безликие, обкатанные, как камни-голыши, фразы, не говорящие ничего более того, что я хотела поведать служителю культа. Почему-то мне не хотелось сообщать о местонахождении секты. Может интуиция говорила мне о чём-нибудь, может банальное недоверие к власти.

Единственное, что потешило мою любознательность, книга, случайно упомянутая в проповеди и послужившая толчком для безвременной гибели священника и действий фанатика - кандидата в вожделенную семейку рогатого самца-производителя.

Знакомый шуганный монашек принёс небольшую книжицу, завёрнутую в мягкую ткань. Глубокий цвет тёмно-синего переплёта скрывал стопку слежавшихся пергаментных листов с непонятными значками. Цена человеческой жизни.

-Молитвенник для дьявола,- высокопарно заявил священник.

Я коснулась листков пальцами. Книга как книга. Только очень старая. При чём тут дьявол? Кто-то собирал и копил знания для людей. Записывал вручную на эти листки, корпя над ними, возможно, ночами, вместо спокойного сна.

-Не книги убивают, а люди,- бесцветным голосом сказала я священнику,- любое знание можно обернуть и в пользу, и во вред. Не мне вас учить, вы и сами всё знаете.

Конечно он знал. Просто провоцируя меня этим названием, он всё таки глянул одним глазком в мою черепушку. Не мог не доставить себе удовольствия.


А предъяву сектантам сделали диггерские патрули. Поймали давешнего любителя борделей и пригласили через него их рогоносца на сходку с верхушкой диггеров и головкой нашего клана. Их, как ответственных за подземку, через которую проник в город убийца и продолжают пользоваться другие члены "лесного сообщества", как дипломатично их обозвали. И Алика, чьей репутации нанесён основной урон.

В качестве ультиматума было заявлено, "..что ни один долбаный любитель природы не будет допущен в город, пока этот лосиный гарем не прикончит психа, замочившего батюшку..".

Эту тираду озвучил даже не Алик, сидевший с видом монарха, а его умник подчинённый, строивший из себя тупого бандюгана, от чего я, присутствовавшая номинально, в соседнем помещении, и прекрасно зная что из себя представляет оратор, умирала от хохота.

Не знаю, на каком муравейнике почил убийца. Может его затрахал в ритуальном скотоложеском ритуале вышеупомянутый лось. Мне о возможности такого непотребства поведал Сильвер. С общеобразовательными целями. Чип не имел никаких сексуальных ограничений, поскольку эмоционально всё таки не мог прочувствовать моего личного к отношения к оным.

Я же, вспоминая громадное животное встреченное в лесу, холодела от ужаса, представив себе подобный ритуал и такую смерть. Впрочем маленькие муравьишки, жрущие тебя живьём, ничем не лучше.

Какую часть тела принесли боссам в качестве доказательства осуществления приговора, я уже даже узнать не пыталась, чтоб не спровоцировать новых ночных кошмаров.

Закон Шехерезады в действии: лучше выдуманные страшные сказки по ночам, чем реальный кол в заднице утром.




Дело десятое. Робинзон отплывает в пятницу.
Уже полгода я не видела Торина. Сказать, что я скучаю, мало. Но во всём виновата только я сама.
Три месяца, до самого моего дня рождения, я усиленно от него бегала. Сначала мне хотелось просто побыть одной. Наверное наша близость действительно случилась слишком рано, слишком неожиданно, да ещё и усугубилась моим лесным приключением.
Опять же, я не понимала что теперь будет происходить между нами. Случится ли это снова? Эмоции потеряли первую яркость и проступили какие-то неудобства и комплексы. Мой характер не давал мне, как обычным девчонкам строить планы по витью гнёздышка. Эта перспектива скорее меня пугала. Мне совсем не хотелось бродить по закоулкам и сюсюкаться, а также жаться по углам, как это делали Ксеня с Петькой.
Они лизались как два щенка, а я только представляла на секунду губы Торина на вкус и меня скручивало вполне определённым желанием. Я боялась этой зависимости, как Ксеня боялась возврата своей зависимости от наркоты. Панически..
Кроме того, было ещё одно обстоятельство. Присутствие сканера. Знала о его наличии в моей голове только Ольга. Но наши с Торином отношения предполагали откровенность во всём. А особенно в постороннем влиянии на чувства. Это было нечестно. Хотя я не заставляла Торина в меня влюбляться, это благополучно он сделал сам, но, может быть, без сканера, эта влюблённость со временем бы прошла, как сотни мальчишеских влюблённостей, а я, своим гипнотическим давлением, мешаю сделать ему свободный выбор.
И так ли были бы сильны мои чувства по отношению к нему, без сканера? Но с каждым днём меня тянуло к нему всё больше. И чем больше тянуло, тем больше я от него бегала.
Наконец я подумала, что мне нужен совет взрослой женщины. Ведь девочки, наверняка, говорят о таких вещах с мамами. Даже Ксеня нашла союзницу в Катерине. Может быть я могла бы поговорить с Ольгой. Она знала о сканере. Но о Торине она не знала и сказать ей об этом я, ну, просто не могла. Не выдавила бы из себя ни буковки. Не выдержала бы ни слова нравоучений. Хотя Ольга вряд ли стала бы.. Но рисковать дружбой с ней не хотелось.
И я пошла туда, где обо всём уже было известно и где такие вещи обыденность. К Стефе. В бордель. Но для неё была своя тайна - сканер. Вот такая я странная девочка, окружённая тайнами и тайночками со всех сторон.

-Горе с этими порядочными девицами,- заявила мне мамка, наливая чашку ароматной травы, которую называла "коровьей". Когда я полюбопытствовала почему, она ответила, что от этого чая "у девок сиськи наливаются, как коровье вымя". Мужикам, видишь ли, нравится. После этого я вежливо сделала несколько глотков и отставила чашку в сторонку.
-Знаешь, будь ты попроще, я бы посоветовала тебе переспать ещё с кем-то. Чтоб почувствовать разницу. Но ты же не станешь?
Я перепугано замотала головой, так, что Стефа заржала.
-Да не тряси так, отвалится! Такая как ты даже просто тискаться не станет для эксперемента. Это я уже поняла. Природа!
-Ой, только про природу мне не напоминай!- завопила я. Историю с ритуальным совокуплением на камушке я ей тоже поведала во всех паскудных подробностях. И, как она мне мои впечатления от первого любовного опыта подпортила, тоже.
-Я, знаешь ли, житель полностью и бесповоротно городской,- продолжила я,- и не по своему выбору. А потому, что природа дала нам всем пинка под зад. Та самая природа, которой поют дифирамбы эти..
Я не нашла слов и запнулась.
-Может, я вообще не понимаю этого животного траханья всех со всеми. И такая жизнь как здесь, в борделе, меня до чёртиков пугает. Когда я только потеряла родителей, кланом управлял Перевёрнутый.. Ну ты помнишь..
Стефа быстро кивнула. Эта история была "бабайкой для проституток".
-Одна только угроза борделем, вытащила меня из тоски по родителям и заставила работать и бороться.
-Да понимаю я, что ты из тех, для кого нужны чистые отношения. С полным доверием. А хорошо бы ещё и с общим делом. Тебе одной постели будет мало. И даже одной любви.. Тебе нужен равный во всём партнёр, соратник. И определённая свобода в отношениях. Не свободная любовь со многими партнёрами, а свобода быть собой и уважение этой свободы партнёром.
-Точно,- согласилась я,- не кудахтать надо мной, как курица, но поддержать, когда мне, как нормальному человеку, бывает больно и страшно.
-Кстати,- помахала пальчиком передо мной Стефания,- насчёт вот этого "траханья всех со всеми" у сектантов, ты глубоко ошибаешься. Я не всегда была мамкой в борделе. У меня между прочим образование имеется. Всех, в таких сообществах, может поиметь только вот тот, с ветвистыми рогами. А остальным, как правило, достаётся по большим религиозным праздникам. Помнишь, ты говорила, в клятве, что произносил неофит, "будет твоей Госпожой пока не подарит богу продолжение твоё". Пока не забеременеет, то бишь. И это при приёме в секту. А дальше удовольствие раздаёт большой начальник как поощрение, в своих целях. Думаешь зря к Таське этот с когтями шлялся? Если бы у него там была возможность поиметь всё, что шевелится..
И она подняла поучительно указательный палец.
-А почему бегал?- спросила я,- что, больше не появляется?
-А что ты думаешь, дорогая, делают в секте за непослушание? Это сейчас в бордель идут за работой и ещё просятся, чтоб взяли.. Те, что остались без чипа и ничего другого делать не умеют.. А раньше, бывало, девочек силой заставляли. И наказывали жестоко.. А как Перевёрнутый тебя в бордель сдать грозился? Не везде ведь умные мамки сидят и малышек осторожно и бережно учат быть женщинами. Есть и места, где бросают их любителям сладенького, как кусок мяса. Пока не сожрут. Я своих берегу. И не побалуешь у меня. Это я про клиентов..
-Так ты думаешь этот их жрец и Таськиного кавалера муравьям скормил? Жалко парня, он ведь не убийца.
-Ну, может и не скормил. Наказания умный хозяин тоже дозирует, иначе разбежится народ.
Я машинально взяла чашку с травой, хлебнула и, с испугом, глянула на свою грудь.
Стефа прыснула, как девчонка.
-Не бойся, не воздушные шары, за раз не надуются. А у тебя, кстати фигурка классная, талия, бёдра, всё на месте. Если, при этом, ещё и грудь пополнее, не смотрелась бы такой худосочной, а была бы что надо.
-Стеф, окстись, мне ещё четырнадцать только исполнится, само вырастет.
-Не скажи, есть такие, с прыщами до старости. И ты брось от парня бегать, надоест ведь ему, к другой потянется. Будешь потом локти кусать, если и впрямь твой мужик был.
-Вот я и не знаю, как узнать мой он или нет. Раньше мне другой парень нравился. Прошло. Может и это пройдёт..
-А ты этого хочешь?
-Не знаю. Нет, наверное. Меня к нему тянет. А зависеть от него не хочу. И как себя вести с ним не знаю.
-Много думаешь, девочка, пусть идёт, как идёт. Люди пробуют, ошибаются, начинают сначала. Ты стала взрослой. Строй с ним отношения как с человеком, а секс будет только приятным дополнением и сблизит вас. Я бы тебе пока посоветовала генблокатор. Девки у меня от грязи всякой предохраняются, не на всё нановакцина действует. А без.. ну, в общем, удовольствие больше.
-У-у-у! Знала бы она про сканер. Не говорила бы про удовольствие.
Вобщем, уходя, я была спокойнее, но так ничего и не решила. А, поскольку Ольгина парикмахерская была рядышком, пошла обсудить вопрос с другой стороны.
Ольга тоже стала меня поить чаем, на который я уже поглядывала с опаской.
-Оль, скажи, а можно сделать так, чтоб сканер отключать на время. Иногда, слишком большое количество эмоций, с ума сводит.
-А я думала ты понимаешь, что с собой делаешь. Я же предупреждала тебя, что сканер срастается с нервной системой. Там всё не так просто. Это не машинка, а биотехнология. Корпус нужен пока ты его носишь снаружи. И связь там только ментальная. Гораздо слабее, чем при сращивании. И это планировалось только для испытаний. Готовый прибор должен был внедряться под кожу, что мы и сделали. Ему не нужно питания, он связан с нервной системой и работает через её электроимпульсы. Управление ты должна серьёзно тренировать. Я ведь тебе не зря комплекс йоги давала. Занимаешься?
-Иногда,- смутилась я.
-А надо всегда,- отрезала Ольга,- каждый день, как мыться. А что, какие-то серьёзные побочные явления?
Взгляд её стал обеспокоенным.
-Нет, просто я не могу понять, насколько сканер влияет на моё отношение к людям и их ко мне,- осторожно выбирая слова сказала я,- и должна ли я буду сказать, ну, своему парню, что ли..
-Ты что, влюбилась, Нюшка?- Ольга явно обрадовалась.
-Ну, не то что бы,..-замямлила я,- не знаю в общем. Может это просто сканер.
-Сканер усиливает то, что есть. А не создаёт чувства на ровном месте.
-Да понимаю я. Ну, а вдруг, без сканера... он на меня бы и не глянул. Или глянул, да быстренько и забыл из-за другой девчонки.. сканер.. это как насилие, понимаешь..
-Понимаю,- задумалась Ольга,- тогда тебе надо решить достоин ли этот человек доверия, а потом признаться ему, что такая проблема существует.
-А если он меня воспримет как что-то неестественное, как машину..
-Ну, ты хватила. Сейчас биотехнологий, протезирования всякого, завались.
-Но только пока не в мозгах..
-А кто он, не секрет? По тебе вроде этот диггерский мальчик сохнет. Торин, кажется.
-Оль, давай пока без подробностей. У меня и так мозги кипят..

Вот с этой кучей рассуждений я дождалась собственного дня рожденья. Сегодня от визита Торина мне никуда не скрыться. И думается мне, что он будет ожидать от меня каких-то действий. Наверняка и так на взводе. Хорошо его хоть заботы клана отвлекают. Повседневные дела и обязанности. А то бы он давно меня доконал.

Хотя я была готова к встрече, когда он возник а пороге, всё внутри сжалось. Я была рада его видеть, тело сразу всё вспомнило и затосковало. Но и вся гора моих сомнений тоже зашаталась надо мной, грозя обвалиться на мою дурную голову.
В комнате было полно народа и я заставила себя спокойно подойти и выслушать его поздравления. Получить свёрток с подарком. Но Торин почувствовал мою неуверенность, хотя и остальное, наверное, почувствовал тоже. Мне казалось от меня тянет жаром, как от печки.
Тем не менее весь вечер я старалась быть на людях. Не давала ему шанса остаться наедине. И я доигралась. Торин сорвался. Не стал пытаться подловить меня, когда гости стали расходиться. И, когда я наконец решилась поговорить, оказалось он ушёл. Тихо. Что называется, по-английски, не прощаясь.
В первый момент я растерялась. Потом разозлилась. Потом, уже у себя в комнате, расплакалась. Когда поняла, что во всём виновата сама. И что ждала этого вечера, едва ли не больше, чем он. Просто мне было страшно. Оказалось, не очень-то сканер помогает разобраться в чувствах.
Проревев часть ночи, я извиняться всё же не побежала. Подумала, если он меня по-настоящему любит, рано или поздно он придёт. И тогда я обниму его. И попрошу прощения. И всё расскажу. И снова попрошу прощения. А пока у него как раз и будет время разобраться в своих чувствах.
Но прошло ещё три месяца, а Торин всё не приходил. Я тосковала, но, конечно не сидела без дела. Взяла за правило заниматься йогой. Как говорила Ольга, как умываться по утрам. Стала бегать даже. И медитировать во время бега под музыку, которую находил мне Сильвер. Или под уроки медицины, криминалистики и кулинарии. Не признаваясь самой себе, я уже готова была даже готовить. Такой вот каламбур. Только теперь, наверное, мне это не понадобится.
Стефа прислала мне коровьей травки и зазывала в гости, но сейчас я не была готова говорить даже с ней. Боялась разнюниться.
С ранней весной пришли проливные дожди. Бесконечные, как будто вот-вот наступит новый библейский потоп.
Для диггеров он наступил раньше других. Не у всех кланов были поселения наверху и многие пострадали. Хотя, по большей части, инфраструктура. Что творилось в глубокой подземке, у морлоков, трудно было предположить. Может, они тоже поднялись наверх и потеснили наркоманскую зону?
По рассказам Петьки я знала, что многие из соседей перебирались на базу Торина. Что он мечется с разведчиками по подземке рискуя попасть в потоп, спасая детей, вещи, продукты.
Я очень боялась за него. Торин совсем не умел плавать. Наш город, в отличие от некоторых не стоял на большой реке. Маленькие речушки, практически ручьи, были, и все они стекались к большому озеру за городской чертой. Те, кто выросли уже в современном мире, не ездили с родителями за город по выходным в жаркие летние деньки, чтоб искупаться. А тем более диггеры.
И вот однажды ко мне заявился Петька. Он мялся на пороге, пока я не заехала ему в грудь кулаком.
-Говори уже,- я чувствовала его горе и неуверенность,- что-то с Торином? Да? Я знала..
Я почти сорвалась на крик, хотя Петька так и не сказал ни слова. Но зачем было говорить..
-Он пропал. Никто не знает, что случилось, никто не видел. Но там прорвался поток..
Петька бормотал и бормотал, а я уже собиралась. Совала в рюкзак все вещи, что могли мне пригодится.
-Ты куда? Я с тобой..- залопотал он.
-Иди в сарай. Поможешь мне с лодкой. Мне её не дотащить. Или нет. Беги к Плюшкину, я сунула ему свою заначку. Постарайся достать лодку поменьше. С этой мне, и на воде, не управиться в одиночку. Мы едва втроём справлялись в подводном озере.
-Я помогу, я с тобой!
-Петя,- крепко и в то же время ласково я взяла его за плечи,- если Торин уцепился за что-нибудь и его вынесло из подземки, на что очень мало шансов, то он попадёт в течение ручья, который сейчас превратился в бурную речку. Быстро ему не выплыть. Поскольку плавать он не умеет в принципе. Если его вынесет за город и он всё же ухитрится вылезти на берег, мы не знаем как он воспримет вирус. Возможно, Петя, я смогу только похоронить его. И у меня нет никакого желания хоронить с ним рядом и тебя тоже. Так что помоги мне там, где можешь помочь. И не отнимай у меня силы, когда они мне нужны больше всего.
Говорила я медленно, как с дебилом, упирая на все аргументы тоном всезнающей старушки.
-Сталкера не нашли?- cпросила я его в спину, когда он уже стоял на пороге, спеша по моему поручению.
- Нет.
-Значит они вместе,- облегчённо вздохнула я. И погладила по серебристой спинке Синджа, который горестно сопел рядом, даже не вертясь, как обычно, под ногами. Мне было легче от мысли, что Торин не совсем один, где-то там далеко.
-Почему я занималась глупой гимнастикой, а не была рядом с ним? Каждую минуту. Не спасала диггерских малышей. А сидела и тешила свои никчемные комплексы. А сейчас мне скорее всего придётся хоронить его тело. То, которое прижималось ко мне с такой юношеской горячностью и нетерпением. Если вообще найду его..
Дверь, только закрывшаяся за Петькой, отворилась снова и в щель всунулась его всклокоченая голова.
-Ты не падай духом, так уж, совсем. На разведчиках были спасжилеты. Шкуродёр всем своим достал.
-Ну, чтож, тогда ставки реально выше,- я стиснула зубы,- поборемся..

В каждом районе города было по ручью. Только в нашем два. Каменка и Починок. Каменка понятно. За городом русло становилось каменистым и в жаркое лето ручей вообще истаивал, исчезал в трещинах белого известняка. Починок - более полноводный. Протекал через все клановые земли, делая большую пологую петлю по окраине. Он начинался где-то в лесах далеко за городом и давал основной приток воды озеру. Фактически был его началом.
Лодку Петька принёс очень быстро. Он встретил Алика у резиденции. Тот уже садился в машину. Петька сумбурно объяснил ситуацию. Даже назвал Торина моим женихом. Я, правда этого не знала.. Никто из домашних даже не пробовал меня отговорить. Моё лицо ответило сразу на все их вопросы. Ксенька тихо всхлипывала. Но не рисковала измазать моё хмурое лицо своими соплями. Катерина мяла в руках плотный мешочек с собранной провизией.
Как только в окне я увидела Петьку, выскочила навстречу без единого слова. Я так боялась разрыдаться, что предпочитала молчать.
Разведчики диггеров прошли все возможные коридоры по направлению потока от того места, где последний раз видели Торина. Все они, в разных местах, впадали в Починок. И нигде под землёй они не нашли своего товарища.
Мы с Петькой, отдыхая по очереди, накачали лодку. Я сбросила в неё рюкзак. Туда же прыгнул Синдж. Чтоб сказать что-то, выдавила из онемевшего горла.
-Ждите нас.. какой сегодня день?
-Пятница..
-Робинзон отплывает в Пятницу.. Смешно.,- грустно сказала я,- ждите нас..
Я задумалась, а потом пробормотала.
-Просто, ждите нас..
Петька отвязал верёвку и лодка рванулась в поток. Вёсла у меня были. Но грести не требовалось. Только направлять маленькую лодочку в стремнине и глазеть на каждое пятно на берегу или в воде. Хорошо ещё что дожди продолжались уже достаточно долго, чтоб унести основной мусор. На воде была пена и грязь, но веток, которые могли бы проткнуть маленькую лодочку, или крупных вещей не было. Их уже давно снесло вниз по течению.
Время шло. Лодка всё дальше уплывала от города. По берегам было много завалов. И никаких следов Торина.
-Мне повезло, что Петька пришёл утром. Что я собралась очень быстро. Но рано или поздно начнёт темнеть и мне придётся пристать к берегу,-размышляла я, не переставая вглядываться,- ещё хуже, что вода достаточно холодная. Он мог умереть от переохлаждения. Конечно, я начала паниковать рано. Прошло всего около сорока минут. Но мне казалось, что год.
Обратно добираться будет гораздо трудней. Против течения мне не выгрести. Моё отчаянье росло с каждой секундой. Но вдруг Синдж пронзительно взвизгнул.
Остров. Точнее небольшой холм, который теперь стал островком. На крутом склоне приплясывал Сталкер. Рядом лежал Торин. Он не шевелился. Но выбрался он, очевидно, сам. Потому что иначе он не оказался бы так высоко на берегу. Видно было как судорожно его пальцы вцепились в ветви кустов. Как свернулся он клубочком, чтоб задержать последние крохи тепла, перед тем, как лишился чувств.
Я всеми силами старалась направить лодку к пригорку, чтоб не проскочить мимо. Как только появилась возможность Синдж, которому я сунула в зубы верёвку прыгнул на берег и Сталкер тут же вцепился в неё тоже, чтоб ему помочь. Два сильных крыса упирались когтистыми лапками в скользкую землю. Лодку развернуло боком к острову, кормой вперёд, и прибило к берегу. Я подхватила вещи и выпрыгнула на берег. Поскользнулась и свалилась в грязь. Поползла наверх, цепляясь за ветви, как Торин. Крыски сноровисто затащили лодку вверх на добрых три метра.
А я уже держала в руках голову Торина. Перевернув его, он лежал уткнувшись лицом в напряжённые руки и едва дышал, я увидела широко открытые глаза. Они как будто были залиты льдом, такими неподвижными выглядели. Но он не был в обмороке. Это мне только показалось. Скорее оцепенел от холода. Даже не дрожал, что было уже само по себе плохо.
Я осторожно положила его голову и развила бурную деятельность. Сначала немного сдула лодку, чтоб перекатить его на резиновое днище. Приподнять или подтащить его не по моим силёнкам. Приходилось катить, как тюк. В этот момент я выбросила из головы все чувства и эмоции. Оставила только сосредоточенность. Как я была благодарна в эти секунды Ольге! За то, что заставила научиться управлению собой.
Когда дно лодки отделило тело Торина от мокрой ледяной земли, я стала раздевать его. Донага. Растёрла всё тело сухим полотенцем. Завернула в спальный мешок. Найти веток для костра не проблема, среди густой растительности острова их были целые завалы. Только вот всё было мокрым. Но на этот случай у меня была целая бутылка крепчайшего самогона. Почти спирт. Мне всунул её Гера. Я намочила кусочек выстиранной старой простыни, из которой Катерина накатала бинтов. Дома у нас их не оказалось. А Торин мог быть ранен. Так она сказала протягивая мне плотно уложенный мешочек с лечебными средствами.
Ткань загорелась синим язычком пламени. Я стала поджигать выкопанные из самых пристволий листья. Сложила их пушистой кучкой. Потом подожгла и стала осторожно добавлять мелкие веточки. Через некоторое время костёр, чадя нещадно, всё таки начал выдавливать из себя порции тепла. Я быстро вскипятила воды, бросила горсть травок и большой кусок сахара, чтоб сладкий напиток добавил энергии, высосанной из тела ледяной водой.
Торин чуть пришёл в себя и следил за тем, что я делаю одними глазами. Они уже немного ожили. Я искоса поглядывала на него, но посмотреть на него прямо не решалась.
Чашка горячего напитка в руки. Я уселась в лодку в головах у лежащего парня и начала потихоньку поить его. После нескольких глотков, он запрокинул голову и уставился мне в глаза. Казалось искал в них ответ на не заданный вопрос.
-Ты пришла,- хриплым голосом прошептал он.
-Приплыла,- и, припомнив сказанное Петьке, повторила с горьким смешком,- Робинзон приплывает по пятницам.
-Ты пришла,- повторил он.
-Конечно пришла, ты же не удосужился. Вот, унесло тебя, чёрт знает куда. А мне без тебя никак.
Глаза парня вспыхнули, загорелись изнутри тёплым светом.
-Допивай, давай, нам ещё из всего этого как-то выбираться. Мне твои силы нужны все, без остатка.
Он послушно пил и не отрывал от меня взгляда. Я потрогала его нос, как когда-то делала мама, чтоб узнать не перемёрзла ли я, болтаясь зимой по улицам. Нос всё ещё был холодным. Я стянула комбинезон и нырнула к нему под спальник. Прижалась всем телом. И только теперь заплакала.
Я гладила его кожу, как будто изучая каждый сантиметр тела, самыми кончиками пальцев.
-Щекотно,- одними уголками губ улыбнулся он. Осторожно пошевелился. Мышцы понемногу оставляла судорожная скованность. Положил мне под голову руку и обнял, как будто хотел впитать в себя, всю, без остатка. Окружить коконом, чтоб из них обоих, вместе, вылупилась одна чудесная крылатая сущность. Ему уже и так казалось, что они поднимаются к небу. Осталось только расправить сложенные крылья.
-Как ты смел не приходить так долго,-шептала я и по щекам безостановочными ручейками текли горячие слёзы,- как ты смел заставить меня подумать, что мне придётся прожить всю жизнь без тебя..
Сейчас в нём не было ни капли той жадной горячей страсти, что смела их в прошлый момент близости, только ровное тёплое желание - сохранить, уберечь.. Но только это она пришла к нему. Сохранила и оберегла. И продолжает это делать сейчас. Несмотря на страх, который он чувствует в её душе.
Всё правильно. Ведь ещё ничего не закончилось. Им надо вернуться в город. И то, что он ещё жив и, кажется, пока здоров, может измениться в любую минуту.
Вернуться в город - это значит выбраться на берег. На лодке против течения не подняться. Речная акватория, её животные и растения, не были заражены вирусом. Но, дойти до города, это уже что-то другое. Лес не позволит идти по берегу. Это не спокойная речка с песчанными пляжами. Это бурлящий поток, который с каждым дождём расширяет своё русло. Нет там никаких берегов. Деревья стоят залитые водой. Придётся углубляться в лес. Искать тропинки или прорубать ходы в кустарниках. Кто знает в каком растении или животном может ожидать его вирус. Ещё ведь неясно, есть ли в нём предрасположенность к заражению или, по чудесному совпадению, они оба нечувствительны к нему.
Ведь до сих пор таких людей было немного. Хотя, наверное больше, чем считали раньше. Вот же, собрал целую секту Рогатый, у самой городской черты. А вдруг он тоже окажется свободным от возможности заражения и тогда они смогут себе позволить отправиться в любую сторону этого мира вместе. Любить друг друга и, когда-нибудь, иметь детей, не спрашивая позволения у, раздающих чипы, чиновников. Впрочем, они оба и так прекрасно справляются с жизнью вне системы. И если, в любом из случаев, она побоится родить в городе, всегда есть посёлок диггерского клана.
-Но какой он маленький и зависимый, по сравнению со всем миром!
Он лежал, чувствуя кожей даже кровь текущую в её жилах. Над головой качались кроны деревьев. Одно из них примостилось на верхушке островка, бывшего до потопа лесным холмом. Вокруг древесных крон клубились рваные чёрные тучи.
-Надо перебраться под дерево и устроить какой-то навес. Опять собирается дождь.
Он приподнялся на локте. Тело совсем согрелось, но, когда под откинувшийся край спальника скользнул холодный влажный ветер, его передёрнуло.
Я подорвалась, как подброшенная пружиной. И вправду, тучи клубились, собираясь, как будто вокруг большого магнита. Я влезла в комбинезон, набросила тёплую куртку и достала сухие вещи для Торина. Петька сунул мне и свои, когда я собиралась, резонно предполагая, что друг будет до нитки мокрым. У меня был не рюкзак, а рюкзачище. Я не стесняясь набивала его всем нужным, зная, что до лодки мне поможет Петька. А в лодке вещи, слава богу, не станут ехать на моей спине. Более далёких планов я не строила. В конце концов всегда можно что-то придумать.
Торин размял мышцы, сделав несколько энергичных поворотов и наклонов. И пошёл вверх по холму, таща за собой лодку и мешок. Он не стал класть его вовнутрь. Мы очень боялись распороть дно о сучья. Поэтому Торин набросил лодку на одно плечо, как тряпку. Я несла вёсла и толстый сук с, тлеющим жаром, концом. Для нового кострища. Старое мы затушили.
Пока Торин вырубал колья из молодых деревьев, растягивал брезент, который я прихватила, за неимением палатки, мы собирали хворост.
Я говорю мы, не случайно. Сталкер и Синдж принимали в этом активное участие, весело таская из кустов нанесённые потоком ветки. Казалось они не меньше нашего радовались встрече. Тому, что живы они и их любимые хозяева.
С падением первых капель, мы уже устроились под тентом, а заодно и под кроной дерева. Уютно горел костерок. Торин развёл водой по капельке самогона из бутылки и мы выпили, хохоча и чокаясь, за Рогатого бога, который должен был, по задумке, охранить нас от так любимой им Природы, о которой мы знали всего ничего. Крыски поужинали с нами. Дождь опять зарядил, похоже, на всю ночь. Отправляться в обратный путь на ночь глядя и в такую погоду, да ещё после перенесённой Торином встряски, было бы глупо. Я надеялась, что переохлаждение не перейдёт в простуду или не случится ещё чего похуже. Может вирус таится в ветвях деревьев на острове. Но нет, это бы уже проявилось. Утро вечера мудренее, так, кажется, говорят в сказках. Мы устроились на дне лодки.
Я полезла рукой ему под свитер и потянулась к его губам.
-Нюшенька, я тоже страшно соскучился, но не надо, я не смогу сдержаться. Когда ты прикасаешься ко мне я просто схожу с ума,- мягко заговорил он,- не могу остановиться. Не понимаю почему. Здесь не чем предохраниться. А ты ещё слишком маленькая, чтоб забеременеть.
-Я поставила генблокатор. Мне Стефа посоветовала,- радуясь, что он не видит моего вспыхнувшего лица в темноте, сказала я, стараясь чтоб мой голос звучал как можно спокойнее.
-А зачем это моя девушка по борделям шляется?- полушутливо-полугрозно спросил Торин.
-А может мне там самое место, видишь какая, молодая да ранняя,- пошутила я в ответ.
-Дурочка,- прижал он мой лоб к губам,- это я во всём виноват, не смог себя сдержать. Ты тут совсем не при чём.
Самое время было поговорить о том, что тревожило меня всё это время нашей разлуки.
-Не так уж ты и виноват,- тихо, но твёрдо, сказала я,- есть кое-что, о чём я должна была тебе сказать уже давно, но, по разным причинам..
-Что? Я чувствовал, всё время чувствовал, что тебя что-то мучает. Что-то мешает тебе.. нам..
-Погоди.. Ты помнишь, конечно, то дело в Зоне.
Когда я рассказывала о нём всем домашним, вопрос сканера я обходила всеми возможными способами. Гера чувствовал, что я что-то не договариваю, да и Тимур, наверняка, это понял. Они всё таки профи. Но, зная меня, никто ничего выяснять не пытался. Знали - захочу, сама скажу, не захочу, клещами не вырвешь. Не пытать же им меня, на самом деле. Теперь я рассказала Торину всё. И о причинах моего молчания, и о том, что ему же спокойнее, что у меня есть ещё одно оружие, которое может меня уберечь от опасности.
Конечно, это была попытка дать Торину лишние резоны для оправдания моего самоуправного риска. Всё же прибор сумасшедшего профессора засадить себе в голову могла только я. С помощью Ольги, такой же чокнутой на своих изобретениях, как все учёные. Это уже были слова Торина.
Он осторожно ощупал тоненькую ниточку шрама у края волос за ухом и небольшое уплотнение под волосами.
-Надо же, а раньше я ничего не почувствовал. И..что.. ты можешь мысли читать?- с некоторым испугом в голосе сказал он.
Этого испуга я и боялась. У каждого человека есть что-то, о чём он не хотел бы говорить другим. Даже у самого идеального. Своё личное пространство. Поэтому я торопливо помотала головой.
-Нет, я не читаю мысли, хотя, при очень сильных ощущениях, вижу что-то вроде картинки. Это не точно то, о чём думает человек, а моё представление об этом чувстве. Я не смогу увидеть того, чего никогда не видела и не ощущала. А кроме этого, я и сама ловлю состояние других и транслирую собственное. Но, Ольга научила меня практикам йоги, для управления эмоциями. И я очень много работала в этом направлении. Теперь, я постаралась бы не допустить такого.. как было.. там.. у Стефы.
-Ты жалеешь, что это произошло?- с едва заметной горечью в голосе, сказал Торин.
-Нет, нет,- с горячностью воскликнула я,- просто я не хотела, чтоб это было под моим давлением на тебя. Это, как-будто я тебя изнасиловала.
-А я думал я тебя,- тихо хихикнул он,- ух и дурочка! Это с этой чепухой в голове ты пол-года меня мучала? Да я без всякого сканера влюбился в тебя с первого дня, как увидел в подземке. Спящей. Я был ещё совсем мальчишкой, но сразу знал, что ты будешь единственной с кем я смогу разделить дом и постель. Как мама для отца. И не сканер виноват, что я не смог сдержать желание быть с тобой. Нас тоже учат техникам владения собой. Я разведчик клана. Просто я боялся, что ты влюбишься в кого-то другого, что он станет первым для тебя. Это чистой воды эгоизм..
-А может хватит уже расшаркиваться друг перед дружкой,- закрыла я ему рот ладошкой,- пол-года я тосковала за тобой, за той ночью. Сделай уже что-нибудь, если в состоянии, а то я сама..
Торин быстро перевернулся на бок и его губы прижались к моим.
-К чёрту йогу,- подумала я. Голова кружилась. По брезенту стучали капли, лопотали что-невнятное,- Эй, Рогатый, ты кажется любишь такое..

Разбудил нас треск молнии, совсем рядом с нами. Огромный сук пропорол край брезента. Завизжали крыски. И тут же грохнул гром. Над самой головой. Так громко, что вскочивший нагишом из под спальника, Торин даже присел. Ещё какой-то посторонний звук напугал меня. Я тоже встала. И тоже нагая.
-Адам и Ева, изгнанные из рая,- пробормотала я.
-Что?- не расслышал Торин.
-А это гнев божий,- рявкнула я, выглядывая из-под, повисшего одним краем навеса.
Дерево над нами полыхало.
-О, чёрт!- заорал Торин, стягивая брезент.
-Рогатый!- поправила я, с нервным смехом, хватая вещи и оттаскивая всё подальше от летящих сверху искр.
Утро наступило давно. Если бы не чёрные тучи, солнце было бы уже довольно высоко. Просто мы заспались, выдохшиеся от той жадности, с которой истязали наши тела любовью. Долгожданной и взаиможеланной.
Мы укладывались в страшной спешке. Бедные крыски плохо справлялись со стрессом. Они очень боялись огня. Но взвизгивая от страха, как маленькие девочки, которых дёргают за косички, продолжали стаскивать к лодке оставшиеся вещички. Надувая лодку, мы прикрывали её и вещи от огненных мушек, старающихся больно укусить каждый открытый кусочек кожи.
Пристать к берегу оказалось совсем не просто. Свободной оказалась только середина потока - основное русло ручья. А, ближе к теперешнему его краю, течение то норовило стукнуть лодку по стволу дерева, то затащить в бурелом завала. Наконец более или менее пологая луговина образовала широкую заводь. Практически, озерцо. Вода здесь образовывала мелкие водовороты, но выглядела гораздо спокойнее, чем на стремнине. Вёслами мы управлялись всё так же неловко. Но глубина тут была небольшая и, когда весло нащупало дно, я хотела снять комбинезон и выскочить из лодки, но Торин воспротивился.
-Простудишься.. Не представляешь какая вода холодная!- у него даже побледнело лицо от воспоминаний о своём заплыве. Кстати, жилет он натянул раньше, чем ступил на ненадёжное дно лодчонки.
Отталкиваясь от дна и хватаясь за стволы деревьев и ветки кустов, мы добрались таки до берега. Костюм химзащиты, в котором раньше путешествовала я, мы заклеили изнутри после моего приключения. Здоровенная заплата закрывала дыру, которая заставила меня пережить кучу страхов. Торина я заставила надеть его ещё до отплытия. Как раз следом за спасательным жилетом. То, что он не подхватил вирус на острове могло быть просто удачей. Дальше рисковать я не хотела.
Выглядела наша парочка довольно экзотично.
Я - тоненькая в чёрном облегающем комбинезоне и ярко-голубой куртке, в высоких шнурованных ботинках, больших на два размера, чем мои ножки и одетых на толстые шерстяные чулки-гетры выше колен. Они были связаны из множества остатков ниток и были пёстрыми, как голени мультяшной птицы. А Торин, похожий на инопланетного пришельца в скафандре, мог, со мной в паре, сбить с толку кого угодно. Напугать, удивить, а может и сойти за очередного древнего небожителя.
Гроза, которая грохотала над нами всё время пока мы искали удобный причал, стала уходить в сторону города. До него, исходя из скорости реки и времени, которое я потратила на путь к острову, да плюс расстояние, на которое мы отплыли сейчас, было приблизительно километров тридцать. Может чуть больше. Хорошо бы пройти его за один день. Тучи начали расходится и в рваных прорехах показалось солнце. Судя по его положению на небе, сейчас около одиннадцати утра. Боюсь, путешествие в один день - несбыточная мечта. Если бы мы шли по шоссейной дороге, ещё ладно, но вокруг нас был лес. Нечто чуждое для нас и не знакомое.
Но, стой не стой, получиться, что называется, дома на диванчике, не выйдет. И Торину придётся терпеть на себе это облачение всю дорогу. На меньшее я не согласна. Хорошо хоть такие костюмы оборудованы необходимой системой выведения отходов жизнедеятельности в спецконтейнеры и имеют ёмкость для воды. А вот с пожрать, моему спутнику придётся потерпеть.
Мы поужинали и подкрепились ещё пару раз за ночь, отдыхая в перерывах между бурными вспышками желания и придумывая друг для дружки нежности. Никогда за собой этого не подозревала, между прочим. Но, во время наших весьма интимных взаимоотношений, это выглядело уместно и забавно, не доставляя мне никакого неудобства. В это время все мои комплексы куда-то исчезали бесследно, чтоб появиться попозже, в самый ненужный момент.
Вот и сейчас я начала качать права, когда мы стали делить поклажу. Лодку свернули и плотно укатали в брезент, туда же отправили разобранные вёсла и спальники. Тюк получился весьма увесистый, а Торин, конечно, попытался отобрать у меня всё, включая битком набитый рюкзак.
Я настаивала, что ему и так непросто будет в костюме и с одним тюком за спиной. А Торин говорил, что хоть у кого-то должна быть полная свобода действий, чтоб охранять наш маленький отряд.
-Тут никого нет,- возражала я на повышенных тонах больше из своего обычного упрямства, хотя понимала, что неправа.
-Даже если мы не наткнёмся ни на кого из людей, тут могут быть опасные животные,- убеждал меня Торин, взывая к моей логике. Он знал, что если начнёт просто требовать, я упрусь ещё больше. Козерожка... Мой гороскоп полностью соответствовал характеру.
-Это кто тут опасный, лось?
-Между прочим лось животное довольно опасное,- заговорил вдруг чип в моей башке и я застыла,- а ещё здесь могут быть кабаны и волки. Может даже медведи.
-Все против меня,- рявкнула я вслух и Торин вытаращился на меня с удивлением. В первый раз в жизни я расслабилась и обнаружила свои переговоры с Сильвером при ком-то. Наверное, действительно инстинктивно посчитала его "самым близким кругом".
-Да, не смотри на меня так, у меня есть ещё один дружок в голове. Не воображаемый, не надейся. Я не психическая. Чип у меня нелегальный. Не такой, как стандартный. Он обучающий, связан с информационными сетями. А ещё постоянно со мной спорящий, поучающий и задалбливающий. Мой частный компостер для мозгов. И это уже всё. Честное благородное..
-О! У меня подкрепление,- улыбнулся Торин, как можно менее ехидно, чтоб я не психанула,- и о чём диспут?
-О фауне,- буркнула я,- и, с глубоким вздохом, вытащила "беретту".
-А-а-а,- протянул Торин глубокомысленно,- просвети меня пожалуйста, кого нам следует опасаться.
-Кабаны-волки-медведи..-протараторила я.
-А-а-а,- снова затянул свою шарманку Торин,- а ты не можешь напугать зверей сканером?
-Это как? Я не знаю, я не пробовала.. зверей..
-А ты попробуй потранслировать пожар. Я читал в одной книжке - звери огня боятся.
-Надо провести с тобой курс по зоологии,- встрял Сильвер,- зря я это упустил, считал в городе тебе это не понадобится.
-Ой, только не трещи всю дорогу об этом, будешь меня отвлекать,- сказала я это уже привычным образом, чтоб в привычку не входили разговоры с чипом вслух.
-Хорошо, я это попробую,- это я ответила уже Торину, что вскинул на плечи рюкзак, на который сверху уже успел принайтовать тюк. Этот спор моё семейство у меня выиграло. И я вдруг подумала, что назвала их "моим семейством". На душе стало тепло.
Но это было не всё семейство. Вернулись крыски, которые исчезли в первый момент, как мы прибились к твёрдой земле. Видимо, разведка ничем их не напугала. Они веселились, как щенки. Я втянула носом воздух. Моё ощущение запахов было куда больше, чем у Торина, за счёт модификации, но всё равно меньше, чем у крысок. Кроме того запахи леса были мне совсем не знакомы. "Библиотека" гордских запахов у меня была довольно обширна. Я различала марки бензина, сигарет, химических средств. Но запах медведя от запаха зайца я бы не отличила просто по незнанию. Не всё, конечно, было так запущено. Запахи животных и растений я бы не спутала. Но вот кто есть кто и что есть что?..
От места, где мы пристали, в лес уходила тропинка. Торин тоже смотрел на неё с подозрением.
-Наверное, сюда приходят животные на водопой,- явно цитатой из какой-то из когда-то читанных в городской библиотеке книг начал он,- надо же им где-то пить..
Я пошла впереди, не выпуская из рук пистолет. Как я не ёрничала, а вспоминать огромное животное с напрягшимися мышцами, когда он одним скачком перемахнул кусты и скрылся в лесу, было страшно. Про остальных, упомянутых Сильвером животных, даже думать не хотелось и мне легко удалось транслировать страх, к которому я добавила, только недавно виденную, и от этого весьма грозную и реалистичную картинку горящей кроны дерева.
Шли мы по солнцу и никто на нашем пути не встречался. То ли моя трансляция делала своё дело, то ли животные просто не желали встречаться ни с кем, кто создаёт в лесу столько шума.
Мы не умели ходить по лесу, а огромная поклажа Торина, цепляясь за ветки, создавала треск, вроде по лесу ломится вышеупомянутый медведь.
Крыски убегали и возвращались, исследуя окрестные заросли. Мне всё больше нравились запахи леса и я с наслаждением втянула в себя дух мокрых листьев лесной малины. Даже задержалась, чтоб размять в руке несколько молоденьких, едва покинувших почки, листков. Торин обошёл меня и двинулся дальше, по вновь появившееся вдоль малинника тропке, которую мы некоторое время назад потеряли в чаще, чтоб не отклоняться от нужного направления.
Он смотрел вперёд, выбирая наименее мешающие рюкзаку проходы и не заметил как ступил на прикрытую ветками ровную площадку. Из кустов с писком выметнулись крыски, я вскрикнула, когда одна нога у него провалилась, его развернуло тяжёлым грузом и он ухнул куда-то вниз.
Раздался короткий вскрик и тишина, которую я тут же нарушила, бросившись к краю ямы, прикрытой ветками, в которых зияла дыра, пробитая упавшим телом.
Торин висел, как жук на иголке, на вкопанном в дно ямы колу. Он морщился от боли.
Я схватила ветку и сунула ему в руки. Он попробовал упереться в стенку ямы и стащить себя с кола, но у него не получилось. Ноги беспомощно болтались в воздухе. Тогда он вытащил одну руку из лямки рюкзака и тяжело перевалился в сторону. Неровное дно ямы оставляло мало места для стояния, так как она сужалась ко дну. Рюкзак остался висеть, пробитый насквозь. Хуже было другое, костюм Торина был разорван и по толстому свитеру, видневшемуся в прореху, расползалось кровавое пятно.
-Слава богу не слишком быстро, значит рана небольшая,- мелькнула в голове первая мысль,- но, чёрт! Какой же невезучий на дыры этот костюм!
Торин попытался оглянуться через плечо, потом потрогать спину, поёжился и поднял на неё взгляд.
-Что там?- обречённо спросил он.
-Ты порвал костюм,- бесцветным голосом сказала я.
Он посмотрел на меня спокойно и отстегнул застёжки.
-Ну, вот теперь мы будем знать всё точно.
Он бросил ненужную теперь тряпку на дно ямы. Снял с кола рюкзак. Выбросил его на край ловушки. Схватился за ветку, которую я ему протянула и вытащил из-за ремня нож. Вбив лезвие поглубже в стенку, он подтянулся, и выбрался наверх.
Я подошла к нему, задрала свитер и рубаху.
-Только глубокая царапина. Рюкзак тебя спас. Но рану всё равно нужно обработать. Что бы не было дальше с вирусом, нет смысла в заражении крови.
-Хорошо,- кивнул он,- только давай по-быстрому. Кто-то эту ловушку вырыл. Встретиться ещё и с ними в мои планы не входит.
Я действительно поторопилась. На этот раз без споров и возражений, для разнообразия. Внутри меня застыл холодный скользкий комок страха и ожидания беды. Мне не было так гадко, даже, когда я сама ждала своей участи в одиноком уголке подземки.
Идти стало легче и мы быстро продвигались в сторону города. Прошло около трёх часов непрерывной ходьбы и я заметила, что движения Торина потеряли уверенность. Он стал спотыкаться, пошатываться.
-Это усталость, просто усталость,- успокаивала я сама себя и сама себе не верила. И всё же сказала без тени неуверенности в голосе,- нам надо отдохнуть. Пообедать. Мы ушли достаточно далеко от ловушки. Теперь уже не обязательно загонять себя до изнеможения. Дойдём завтра, в конце концов.
-Сталкер,- едва слышно пролепетал Торин, привалившись спиной к дереву,- поищи удобное место.
Крыс задумчиво понюхал его и присел рядом со сброшенными вещами, наотрез отказавшись покидать хозяина. Тогда я, не настаивая и не сосредотачивая внимания на необычном непослушании, повторила просьбу Синджу. Он исчез в кустах недоуменно оглянувшись на Сталкера.
Торин прикрыл веки, как будто они стали очень тяжёлыми замолчал. Дыхание его становилось тише.
Очень быстро из зарослей появился Синдж. Он всем своим видом высказывал довольство тем, что смог так скоро угодить хозяйке.
-Торин,- потрясла я его за плечо и он с трудом разлепил веки,- пойдём, Синдж нашёл место для привала. Отдохнёшь там.
Парень с усилием взял себя в руки. Потянул на плечо рюкзак и зашатался. Я подставила ему плечо.
-Оставь, сейчас я помогу тебе, а потом заберу вещи.
-Нет, со мной всё в порядке, просто устал. Он снова потянулся к вещам.
-Погоди,- остановила его я,- раз ты устал, давай разделим поклажу.
Я отвязала тюк и вскинула его на плечи. Помогла Торину надеть вещмешок. Синдж пошёл медленно, озираясь, показывая дорогу. Каждый шаг давался парню с огромным трудом. Место, найденное крысом оказалось совсем рядом. Огромный дуб, с дуплом в основании, у самых корней, зеленел половиной кроны. Другая половина, над дуплом напоминала скелет, усохшими ветвями растопыренными над поляной.
Я усадила Торина. Развернула наш тент, несколько пострадавший, но всё ещё вполне пригодный для укрытия. Нижняя ветка дуба, торчащая острым обломком над самым верхним краем дыры в стволе, позволила мне перебросить через неё полотнище брезента и натянуть края импровизированной палаткой.
Внутри дупла было сухо и всё же я положила лодку на землю и чуть надула её, чтоб прослойка воздуха отделяла Торина, которого я устроила внутри ещё и в спальный мешок, от холодной земли. Почему-то мне казалось очень важным сохранять в нём как можно больше тепла, которое стремительно теряло его тело. Он уже почти перестал шевелиться, когда я попыталась влить в него горячий чай с самогоном. Струйка жидкости только стекла из безвольного рта вниз по щеке, подбородку, уже покрытым густым светлым пухом, но ещё ни разу не бритым.
Торин, в отличие от его сверстников не спешил казаться старше, наверное, потому, что ему на самом деле пришлось стать старше, чем он был на самом деле. Дыхание его становилось всё тише и реже. Он никак не реагировал на мои растирания и заговаривания. Наконец частота этих вздохов сократилась до нескольких в минуту. Он впал в состояние похожее на каталепсию.
-После комы, в течении нескольких дней наступает смерть,- бестактно заявил Сильвер.
Я заревела в голос. Крыски прижались ко мне, а я шатаясь, как маятник, плакала и плакала навзрыд.
Ко мне приходили какие-то слова, которые я с обидой бросала неподвижному парню, упрекая его в том, что он оставил меня тогда, когда я только начала понимать как сильно люблю его. Потом вдруг я начинала уговаривать его бороться, целовала его лицо, руки, волосы. Но ничто из проделанного никак не помогало ни мне, ни ему.
Наверное со стороны я была похожа на умалишённую. И слёзы в моих глазах всё не кончались. Я уже не видела ничего вокруг, так ушла в своё горе, как будто следовала за ним по тому пути, по которому он уходил от меня, упрямо зовя его вернуться назад, всеми теми ласковыми именами, которые придумала для него прошлой ночью, касаясь его разгорячённого тела. Я брала его руки и прижимала к своей груди, пытаясь разбудить его желание и вместе с ним его самого.
Я не услышала звука шагов. Зато его услышали крыски. Оскалились, зашипели и загородили маленькими телами меня, ушедшую за Торином куда-то за край жизни.

Кто-то подбросил веток в костёр. Я выпала из серой пелены отчаянья. Моё тело среагировало на тепло за спиной, запах жаренного мяса, тихие детские голоса.
Я медленно повернула голову. Глаза не хотели отрываться от лежащего на земле Торина, с лицом таким белым и каменно-застывшим. Чужим..
У огня моего костра сидели трое ребятишек. В смешных меховых одёжках, нескладно стачаных, но сохраняющих достаточно тепла, чтоб они вольготно разлеглись вокруг огня обгрызая косточки с таким аппетитом, что даже во мне проснулась жизнь.
Один из них, увидев, что я таращусь на них, широко и открыто улыбнулся.
-Не плачьте,- сказал он,- это пройдёт. Это всегда проходит у молодых. Тем, кому нет двадцати, не надо бояться сонной болезни. Вы совсем не слышали нас. Я пытался сказать вам..
-Его только лечить нельзя,- сказал другой.
-И поить лучше не пытаться,- добавил третий,- захлебнуться может.
До меня стало доходить значение того, что мне говорили.
-Торин выживет?- забилась в голове радостная мысль,- но.. как же, вирус неизлечим.. Может это другая болезнь?
И я, сначала робко надеясь, а после, всё больше радуясь услышанному, распрашивала маленьких охотников.
-Мы живём в дерене,- в лес ходим за дичью, за ягодами и травами. А ещё помогаем тем, кого из города вывезли,- рассказывал старший из мальчиков.
-Мы от города далеко, к нам таких мало попадает. В основном те, кто уходит от Рогатых. Раньше, когда их не было, наши родители возле города жили, а потом все, кто не хотел с ними оставаться, ушли дальше в лес,- второй парнишка тоже поспешил вставить своё пояснение. Чувствовалось, что между ними есть небольшое, незлое соперничество за старшинство.
Маленький молчал, пока я не стала задавать вопросы про вирус.
-Это вам лучше дедушка объяснит, когда в деревню придём,- сказал он скромно,- только надо подождать, пока твой друг сам проснётся.
-Его лучше оставить в покое. Так больше всего шансов, что он очнётся быстрее. Если бы ты до него не дотрагивалась, когда он упал в первый раз, может даже сейчас уже встал бы,- с важным видом знатока сказал старший.
-А много людей у вас в деревне?- мне и впрямь было интересно и я обязательно хотела зайти туда и выяснить всё, что можно.
-Придёте, сами увидите,- уклончиво сказал второй и мне это не очень понравилось. Я почувствовала какую-то неискреность. Не даром я работала со сканером так упорно.
-Ладно,-решила я,- обижать ребятишек мне не хочется. Но, если они решат обидеть меня, одной мне против трёх пацанов не справиться. Во всяком случае так, чтоб не нанести им серьёзных ранений. Не стрелять же мне в них. А, пугануть сканером, так придут в себя - вернутся. Лучше подождать, пока Торин очнётся, а там определимся. Главное, чтоб он действительно оказался вне опасности. Я ведь его уже похоронила.
Маленький мальчишка с интересом пялился на мою "беретту".
-Это у тебя настоящий пистолет?- потянулся он потрогать.
Я шутливо шлёпнула его по ладошке.
-Пушки - деткам не игрушки,- погрозила я ему пальцем.
-Тоже мне,- скривился старший,- сама-то не сильно велика.
-Мне четырнадцать,- сказала я,- а тебе и десяти нет. А ему, наверное, восемь, не больше. А у вас в деревне оружия нет?
-Есть,- слишком быстро сказал старший.
-Наверное не врёт, оружие есть, только вряд ли огнестрельное. Даже если кто-то из деревни бывал в городе, как сектанты, то купить оружие там очень не просто. Чипов у них, естественно, нет, а нелегально продать могут только торговцы кланов. А они с кем попало дела не имеют. Всё старое оружие, которое могло остаться, вряд ли пригодно для использования, хотя бы за отсутствием боеприпасов. Выжившие, те что остались вне города, скорее всего израсходовали их за эти годы. Вот у пацанов за плечами луки. На поясах что-то вроде пращей. Ножи в ножнах из шкуры.
-Медвежьей,- уточнил Сильвер.
-Это вы сами медведя убили?- я показала пальцем на ножны.
-Поймали,- с неохотой, но всё таки не соврал старший. В ту самую яму, куда твой друг свалился.
-Как глупый зверь,- хихикнул второй.
-Он в костюме был, плохо видел, вещи за ветки цеплялись,- защитил Торина старший, - я по следам видел.
-Подумаешь, я тоже видел,- сказал второй,- только из наших даже пятилетний в ловчую яму бы не попал.
-А с метровой ядовитой сколопендрой в подземной пещере ты бы справился?- язвительно спросила я,- каждый хорош в том месте, где он вырос и привык жить. Ты бы в городе и дня не выжил. Хватит спорить, поели, давайте спать ложиться. Я себя чувствую так, как будто меня поленом побили.
И, сделав вид, что полностью доверяю мальчишкам, устроилась рядом с Торином. В ногах свернулись Сталкер и Синдж. На самом деле, я была благодарна мальчишкам, что они не стали пытаться пристрелить крысок. По следам определили, что ручные.
-Сколько прошло времени пока я сидела над Торином?
Очень хотелось спать, но сон почему-то не шёл. В лесу стало совсем темно. Ночь, совсем не похожая на городскую, не столько пугала меня, сколько пыталась растворить в себе, лишить тела. Тучи внезапно разошлись совсем и над головой рассыпалась такая туча звёзд, что у меня просто закружилась голова. Хорошо, что я увидела их в дыру в брезенте, иначе бы мне просто показалось что на меня опрокинулось небо..
Верхушки деревьев тёмными тенями покачивались над головой, поскрипывая, шелестя ветками. Кусты тоже жили какой-то отдельной жизнью. В них что-то похрустывало, шуршало иногда даже попискивало. Вдалеке раздался протяжный тоскливый вой. Потом к нему присоединилось ещё несколько голосов.
Мальчишки придвинулись поближе к огню. Старший подбросил хвороста.
-Волки,- тихо прошептал он,- за Холодной балкой. Далеко..
На фоне неба мелькнула маленькая быстрая тень. Я закрыла глаза.
-Если начинать бояться, то я не остановлюсь до утра. А мне надо выспаться,- решила я и как по команде заснула.
Утро не принесло больших перемен. Торин оставался так же неподвижен и бледен, как и вчера. Но мальчишки терпеливо ждали. Кипятили воду для чая. Я покопалась в рюкзаке и достала шоколадину. Это был мой неприкосновенный запас. Но дети все неравнодушны к сладкому. А эти малыши никогда не ели шоколада. Я была в этом уверена. Когда они собрались бросить в кипяток какую-то травку, я остановила их и отобрала себе воды для кофе. Мне показалось это их расстроило. Но я решила непременно их порадовать и протянула каждому по кусочку шоколадной плитки.
Мальчишки обнюхали их, что меня здорово насмешило, уж очень они в этот момент смахивали на Синджа, когда он впервые попробовал шоколад. После того как я откусила свой кусочек и хлебнула кофе из кружки, младший тихонько слизнул с пальца коричневую липкую сладость и расплылся в блаженной улыбке. Вобщем они не стали варить чай, а решили опробовать не только шоколад, но и кофе. Пришлось поделиться запасом. Только понравился он им куда меньше. Но чего не сделаешь для установления дипломатических отношений.
Крыски получив свою долю о чём то "переговорили", потёршись носами и пошевелив длинными усиками и Сталкер остался возле хозяина, а Синдж намылился на разведку. Я проводила его взглядом и пошла посмотреть как Торин.
-Не трогай его,- возник за плечом старший мальчишка.
-Да я и не трогаю, просто хотела глянуть как он. Послушай, а мы ведь так и не познакомились вчера. Тебя как зовут?
-Стёпка, а его Сашка,- он ткнул в маленького.
-А меня Сёмка,- сказал средний выбираясь из кустов с охапкой хвороста.
-Смешно, все имена на одну букву. Это что специально или как?
-Долго сидим,- сменил тему Cтёпка,- плохо.. Нельзя здесь в лесу долго на одном месте. Особенно с огнём.
-Почему?- не поняла я,- звери нападут?
-Звери?..Нет..- задумчиво покачал головой Степан,- дикие..
-Это что ещё за дикие?- я зря ждала ответа. Все мальчишки насторожились и прислушивались к лесу.
Где-то далеко резко застрекотала сорока. И на полянку выскочил Синдж. Он был явно встревожен. Такими же встревоженными выглядели и мальчишки.
-Ты извини,- сказал Сёмка, быстро глянув в сторону Торина,- с ним мы не уйдём..
Мальчики попятились.
-Ты с нами?
-А я не уйду без него.. Ничего.. Вы идите, я понимаю..
С другой стороны поляны раздался треск веток и на полянку выскочил оленёнок. Шкурка у него вздрагивала и он тяжело дышал. На лопатке виднелся кровавый след, скорее всего от удара камнем. Увидев нас, он испуганно взбрыкнул и бросился в кусты.
-Опоздали,- мрачно констатировал Сашок.
Я его не слушала. Сорвала брезент набросила на лодку в дупле, забросала хворостом и опавшими листьями. Сталкер засел за кучу и как видно не собирался ни на шаг отходить от хозяина.
-Сюда,- крикнула я мальчишкам. Они подошли молча, как люди привыкшие беспрекословно выполнять команды в опасной ситуации.
Я подставила руки и Сашка кивнул. Он в секунду взлетел на сухую ветку и уже тянул оттуда руку другу. Стёпка кивнул Сёмке, тот помог мне поднять его, как самого тяжёлого. Сёмка был почти такой же по весу как младший, уж очень худой.
Мальчишки смотрели на меня. Я отрицательно качнула головой и показала рукой вверх в густую часть кроны. Они мигом поползли по стволу.
-Синджик, прячься, если что следи, поможешь.
Крыс растворился в подлеске. Я села у костра, изображая беззащитную жертву, и приготовила "беретту", даже глушитель навертела. Чем тише, тем лучше. Где их и сколько , это ещё надо понять. Я вошла почти в состояние транса и прощупывала пространство вокруг себя. Впервые мне это давалось так легко. Видно чувства всех присутствующих были обострены до предела.
Испуганные ритмы мальчишек, перемежались какими-то волнами напряжённой готовности. С той стороны, откуда прибежал оленёнок, приближались возбуждённые охотой люди. Трое.. четверо..пятеро.. Их аура походила на голодные колики. Острые болезненные всплески. А за моей спиной стояли трое. Совсем близко. Метрах в сорока. Злобная радость, предвкушение лёгкой победы и жадное мужское желание.. Меня заколотило.
-Сначала поимеют, потом сожрут, а что не доели снова поимеют,- пронеслась в голове нервная шуточка и я сразу успокоилась. Такие вот глупые шутки всегда снимали у меня нервное напряжение.
Я дала первому, который бросился, пробежать с десяток шагов. Потом ударила страхом. Направленно, в него одного. Тот как будто остановился в воздухе, в прыжке и завертелся, как пёс за хвостом. Его дружки ничего не поняли и замешкались. Я повернулась и выстрелила с колена. Первый дикий завизжал действительно по-собачьи. Другие двое бросились ко мне.
Когда бьёшь направленно, удар выходит сильнее, на толпу он как бы размазывается. Второй, получивший свою плюху, даже на колени упал и ударил себя по ушам. Третий уже был почти рядом. Но уроки этого года не прошли даром. Меня и Петька подучил, и Алькины амбалы что-то добавили, и моя физподготовочка уже была не та, что раньше. Один короткий удар ногой в живот. Мои ножи в носках ботинок - оружие безотказное и смертельное.
Чувствуя ментально этих людей, вряд ли кто-то заморочился моральными принципами. Я бы действовала так же, если бы на меня бросились волки. Но оставался ещё третий, который довольно быстро отошёл от моего воздействия и рыча, как животное, нёсся на меня. Из ветвей дерева вылетел камень и с противным звуком врезался в голову последнего дикого.
Как в старых фильмах про специальные боевые части, я показала пять растопыренных пальцев и направление. Теперь нужен был направленный залп. Тела мне не спрятать. О ловушке можно забыть. Теперь только бой. Я посмотрела внутренним зрением на тех, что шли по следу добычи. До них ещё оставалось с полкилометра. Да, пятеро, я не ошиблась, хоть и далеко было.
В этот момент из дупла вывалился Синдж и завозился в ветках очнувшийся Торин.
-Боже, даже не знаю вовремя или нет!
Я не могла даже предположить сколько времени нужно, чтоб прийти в себя после этого странного каталептического сна. А как Торин поведёт себя попав в стрессовую ситуацию? Но о чём думать, когда ветки уже сползли с брезента и мой спящий красавец вылез из берлоги. Кожа у него на лице и руках выглядела так, как будто в него плеснули кипятком. Красная, даже почти лиловая. Пришлось бежать ему навстречу, надеясь, что у меня ещё осталась толика времени.
Глаза Торина с расширенными зрачками жмурились от солнца, но он быстро приходил в себя.
-Всё чешется,- сказал он, ёрзая плечами,- что это за кучу на меня навалили?
-Некогда объяснять, ты вот этих оттащить не поможешь?- и я показала пальцем на трёх диких посреди поляны.
-Застрять мне в шкуродёре.. это что за побоище?
-Ты так и будешь стоять и задавать вопросы? Тогда уж лучше прилечь за один из этих камешков,- и я ухватила его за куртку и потащила за ближайший валун.
Торин не сопротивлялся. До него уже дошло, что происходит какая-то крутая бяка. Его оружие было при мне и я сунула его прямо ему в руки.
-Стрелять сможешь?
-Не знаю насколько точно,- с сомнением в голосе ответил он,- глаза слезятся и зуд этот проклятый..
-Ну, прикрывай хотя бы. А получится достать кого, будет замечательно.
-А кто это?
-Дикие.
-Что ещё за дикие?
-Не знаю, так мне их представили, потом разберёмся. Сканером я в них не чувствую ничего человеческого. Голые инстинкты. Жрать, размножаться, драться..
-Погоди, кто представил-то?
-Торин, это у тебя что, побочные явления? Ты мне с дня первого знакомства меньше вопросов задал. Молчи.,- я закрыла ему рот.
Затрещали кусты. Пятеро выпрыгнули из-за высокого орешника. Они уже видели трупы между нижними ветками, на которых листвы почти не было. И, пригибаясь, странными дёргаными перебежками понеслись прямо в нашу сторону.
Выстрелы прозвучали почти одновременно. Мой, почти неслышный, а вот торинский универсальный самозарядник сорокового калибра рявкнул над ухом так, что я чуть не оглохла. Я сама ещё год назад попросила у Алика достать ему хорошую пушку. Для меня такой был бы тяжеловат, но рука у Торина была крепкая и стрелял он хорошо. Но сейчас он почти промазал. Пуля вскользь задела бедро крайнего нападающего и вырвала клок из его штанов. Но она его притормозила. Ногу он видно зацепил тоже.
В того, кого целилась я, влепилась ещё и стрела. Но она не нанесла большого урона. Хотя засела глубоко в плече. Дикий на бегу, с хриплым рычанием сломал её, чтоб не мешала и даже не остановился бы, если бы не мой выстрел. Пуля попала прямо в лицо и меня чуть не вырвало. Но отвлекаться ни на что было нельзя, слишком быстро набегали разъярённые чудовища.
А противник Торина всё же не добежал каких-то десяти метров. Он попал со второго выстрела.
Я собрала весь свой ужас и плеснула в третьего. Он завизжал, бросился в одну сторону, во вторую, потом повернулся и метнулся обратно в орешник. Стрела вонзилась ему в спину, но он скрылся в лесу.
Четвёртого камень ударил в грудь. Он захрипел, но упрямо рванулся к нам, и свалился на Торина, ворчащей и плюющейся тушей. Он выстрелил почти в упал ему в живот, но он всё ещё продолжал щёлкать зубами у его лица. Наконец Торин отбросил его и ещё трижды выстрелил с близкого расстояния.
Последний уже набегал и я боялась попасть в Торина, который оказался между нами. Вскочив, я метнулась в сторону и, почти не целясь, навскидку пульнула по свободной траектории. Попали все. Развернувшийся навстречу диггер, моя почти пустая беретта, две стрелы и вдогонку камень по черепушке. Он и поставил точку, поскольку в выстрелах точности было маловато. Стрела в предплечье, оторванное пулей ухо, ещё стрела в ключице и пуля раздробившая кость голени. Всё это его не убило, но если бы его вой не оборвал камень, я бы умом тронулась. Меня и так выворачивало под камешком.
Торин меня не трогал. Он понимал, что это нервная реакция на стресс. Такого вот настоящего боевого крещения у меня, слава богу, до сих пор не было.
Когда во рту начало горчить от желчи, из-за спины маленькая рука протянула мне флягу с водой.
-Пополощи и уйди отсюда. А то от запаха опять накатит.
Я поднялась подавляя позывы. Рот я ополоснула, но пить не стала. Не нравился мне настрой ребятишек. Что-то всё время настораживало.
-В воде сильное растительное снотворное,- подсказал Сильвер.
Ну, чтож, моему чипу хватило того, что попало мне в рот, чтоб проанализировать состав.
-Ай-ай-ай, мальчики, как нехорошо,- сказала я, поворачиваясь и держа пистолет наготове.
Торин, который вообще не знал мальчишек, изначально настороженно смотрел, как они приближаются. Конечно, соотнеся стрелы и камни он понимал, что в бою на нашей стороне участвует ещё кто-то, но наша близость помогала ему тоньше чувствовать мои настроения.
-Вы зачем это собрались меня усыплять?..
Мальчишки попятились. Они даже не пытались натянуть луки.
-Хотели оружие забрать? Или ещё какие резоны имеются? А его бы вы тоже обратно в нирвану отправили?
-Ни в какую эту.. нирвану.. в Полесово.. Нельзя нам в деревню городских в открытую приводить. Ты.. что ведьма что-ли? Как узнала, что в воде снотворное?
-Так я тебе такому бесхитростному, всё на тарелочке и выложила. Облезешь.. Ты лучше колись давай, как вы нас доставлять собирались в это Полесово с вашими хилыми силёнками.
-Сказали бы ему, что теперь ты заразилась, а мы вылечить можем. Ну, вроде как будто его мы вылечили.. А теперь лекарства больше нет и надо идти в деревню. И чтоб глаза завязал и тебя нёс, потому что иначе в деревню чужим нельзя.
-А дальше-то чего? Я бы в себя пришла и всё ему рассказала.
-Ну-у, тогда наши бы уже оружие забрали и припасы. Да и дорогу бы вы сами в город не нашли. Вы же леса не знаете..
-Это вы дурачки малолетние про нас ничего не знаете. И с чего вы вдруг решили нас назад в город не пускать?
-А вы расскажете про вирус, и сюда городские полезут. Будут тут опять командовать. А мы своим умом жить хотим.
-Да и живите себе, нужны вы нам больно. В город мы без вас доберёмся и узнавать где ваша деревня, если уж вы сами этого не хотите, нам ни к чему. Давайте разойдёмся без скандала. Мне в вас совсем стрелять не хочется. И этих убитых людей хватило..
-Людей?..- презрительно скривился Стёпка,- они не люди.. дикие.. знали бы вы что они с людьми делают..
-Могу догадаться. Не первый день живу. Однако вы тоже не одуванчики..
-Мы свою деревню охраняем,- с жаром возразил Сашок.
-Подлость, она и в деревне и в городе подлость. Ладно.. давайте только больше без ваших штучек. Всё равно узнаю. Сами сказали - ведьма. Вот и не нарывайтесь. Идите отсюда.
Мальчишки подобрали свои вещи и под внимательным взглядом Торина побрели в лес. Сталкер тихонько отправился проводить маленьких хитрецов, чтоб ещё чего не надумали.
-Вы того подранка найдите,- сказал Сашка на краю полянки,- а то горя не оберётесь.
Видно стыдно стало. Маленькие ещё. Не научились со вкусом подличать.
Тела мы скрыть не пытались. Всё равно мы и вправду в лесу не спецы. Следы прятать не умеем. А вот по кровавому следу прошли. Запах даже я чувствовала, а уж крыски и подавно. Дикий не ушёл далеко. Метрах в трёхстах заполз в бурелом и умер. Только белые перья стрелы торчали между веток.
Мы свернули по азимуту, что указал Сильвер. Не надо нам дорогу искать. У меня свой джипиэс в голове.
Всего через два часа снова пошёл дождь.
-Чёрт возьми, как надоел этот всемирный потоп!-шипела я так, как будто превратилась в водяную змею.
-Зато следы окончательно смоет и за нами не увяжется новая толпа диких. Может нам не стоило ссориться с мальчишками, а пойти в их деревню и договориться со взрослыми?
-Послушай, во-первых, я не люблю ходить в гости туда, куда меня приглашают при помощи снотворного; во-вторых, как ты думаешь, откуда набираются идей детки? Ты должен понимать, что взрослые ещё более костные в своих суждениях и более стойкие в убеждениях. Мне тоже очень хотелось узнать, свалил тебя вирус или это было что-то другое. Я могу предполагать, что со временем произошла какая-то мутация самого вируса или поколение, рождённое после инвазии, приобрело защиту к вирусу или хотя бы некоторую устойчивость. Я не заразилась совсем, а ты выкарабкался всего за сутки. И эти детишки говорили, что это ещё долго. Некоторые приходят в себя быстрее.
-Ну вот и выяснили бы.
-Ага. Или остались в этой деревне как пленники. Ты же слышал, они боятся, что всё вернётся на круги своя.
-Но они же не могут не понимать, что то средневековье в которое они скатились, не выход.
-А что выход? Город тоже не предел совершенства. Может природа и проредила нас вирусом, чтоб дать возможность людям пойти другим путём. Создать цивилизацию менее техногенную, более близкую к природе. Хотя мне лично она никак не нужна. Я привыкла к городской жизни. А вот вся эта слякоть на мою бедную голову! Бр-р-р! Сейчас бы домой, на тёплую кухню. К горячему кофе и печенькам. Ням!.
-Тогда не будем останавливаться. Давай идти сколько сможем. Не так уж далеко мы от города.
-Ну, не знаю. Я конечно за. Тем более наши, наверное, поседели от волнения. Только вот хватит ли у тебя сил, после всего.
-Да я вроде чувствую себя нормально. Как будто хорошо выспался. Только вот есть охота смертельно. И мы оба продрогли. Я не вижу, чтоб этот дождь собирался останавливаться. А у тебя губы уже просто фиолетовые от холода. Надо узнать у твоего джипиэса, может поблизости есть какие-нибудь поселения. Близко от города всегда было много маленьких посёлков. Я читал в книгах. Наверняка, не все из них сейчас заняты. Любое, даже разрушенное, здание удобнее для стоянки, чем просто лес. Ещё одна ночь ничего не решит. С дождём стемнеет рано. У меня нет никакого желания очутится в полной темноте среди этих кустов и буреломов.
-Ладно, ты где-то прав.
Я дала задание Сильверу определиться на местности и найти любые строения поблизости. Он направил нас чуть севернее и мы, к нашему удивлению вышли на узкую шоссейку. Наверное, здесь когда-то ходил рейсовый автобус. И по ходу точно был какой-нибудь посёлок. Идти стало намного легче. Хотя асфальт со временем растрескался. Его попротыкали ростки деревьев. Да и кусты подползли к самому полотну дороги. И всё же это не была лесная чаща. Если бы не дождь, то мне кажется по этой дороге можно было бы дойти до города к ночи. Логичнее всего, что конечная станция пригородного автобуса именно там. Мы уже видели вдали навес остановки. А, если остановка, значит какой-то объект человеческой деятельности.
-Если посёлок далеко от дороги, можно не искать. Остановимся прямо под навесом, лишь бы дождь не лил на голову,- поёжился Торин.
А дождь и вправду шёл всё сильнее.
-Чёрт, что за год сумасшедший! Подземке досталось по самое "немогу".
-Да, слава богу, когда меня смыло, мы успели уже всех поднять на базу. Теснота там, правда, страшная. Четыре посёлка диггеров. И два ушло на территорию артезианской скважины. Я, после нашего похода к морлокам, туда отправил разведотряд. Она хоть и далековато от города, но территория там закрытая. Наши уже там обустраиваться начали, вот и пригодилось.
-А ты им сказал, чтоб к университетским лабораториям не очень лазали? Я этот шланг гофрированный до сих пор в страшных снах вижу. Непонятно из яйца какой мушки такой опарыш вылупился. Хотя нет, та тварь была полна яиц. Так что стадию летучей гигантской цеце можно благополучно опустить и слава богу.
Опыты, что ль какие студенты проводили по направленным мутациям? Чтоб такое чудище само по себе образовалось, так тыщу лет надо. А то и больше. И чего ещё эти эксперементаторы там настряпали и какой мудак эти произведения явил миру?
Мы наконец добрались до автобусной остановки. Табличка с номером маршрута и названием затёрлась, но в десятке метров, у ответвления дороги, стоял вполне целый указатель "Университетский городок 3 км".
-Приехали..- почесала в затылке я,- надеюсь, я ничего не накаркала...
-Огонь нам здесь не развести, всё мокрое. Смотрю и навес этот не слишком спасает.
Мы присели на лавку. Выглядело смешно. Как-будто ждём автобуса. Крыша, разбитая упавшими ветками деревьв, кое-где протекала. Но пересидеть до утра всё же можно было. Торин встал и с тоскливым видом посмотрел в направлении города.
-Слушай, а там дальше какое-то строение.
-Где?- подорвалась я и всмотрелась вдаль. Уже начинало темнеть, но мои линзы работали исправно. Я даже удивилась, что Торин заметил эту стекляшку первым. Он-то свои линзы потерял в воде.
Мы подхватили вещи и пробежали стометровочку в охотку. Так хотелось найти что-то защищённое от дождя.
-Пост дорожно-патрульной службы,- прочитала я выгоревшую голубую вывеску.
-Смотри, даже окна не выбиты,- Торин постучал по стеклу,- а ведь целая витрина. Наверное, тут стёкла специальные.
Будочка была двухэтажная. Вверху "воронье гнездо"- кругленькая башенка. Одна комнатка внизу. Там валялась куча разбитой мебели, мусора и всякой разной дряни. Наверное, вездесущие "дикие" побывали и здесь. Но сейчас здесь было свободно. На всякий случай мы полазили вокруг. Но, скорее всего, все в округе, и люди, и животные, нашли какое-никакое укрытие от дождя. И сидят себе в ус не дуют.
Я подобрала диск от колеса. Удобно будет развести в нём костерок, чтоб не поджечь пол в здании. Торин подхватил ещё и несколько камней. Поставим её на них, как на ножки.
Дверь мы заблокировали сейфом. Замок был сломан. Сейф, хоть и небольшой, для документов, но тяжёленький. Будет слышно, если кто влезть захочет и двигать станет. Торин, для уверенности, ещё и в дыру в полу вставил ножку от стула. Подпёр. Можно будет спать более или менее спокойно. Это обустройство напомнило мне Зону. Наши с Ксюхой приключения. Вспомнилась Вдова. И морлоки ломящиеся в дверь. Ассоциация не к ночи.
Но, когда развели костерок из обломков мебели и развесили сушиться мокрое шматьё, настроение стало более игривым. Поели, даже выпили по пятьдесят грамм, чтоб согреться. Потискались. И укутались в спальник. Оба оказались такими измученными, что тепло разморило моментально. Крыски тоже пристроились возле нас. Сытые и спокойные. Дождь барабанил по крыше так умиротворяюще, что нам хватило двух минут чтоб уснуть.
Разбудили меня писк и какое-то чмоканье. Темнота не смущала меня и всё же я пошевелила костёр, чтоб, проснувшийся Торин смог помочь мне в случае опасности.
Сначала я ничего такого вокруг не увидела, но резкий удар в стекло заставил меня отпрянуть. Оно точно было бронебойным. Наверное, в начале инвазии посты укрепили. Не от вируса, конечно. От всякой шушеры, которая вылазит из всех щелей в смутные времена. И нам это сейчас здорово пригодилось.
Следующий удар, прямо напротив моего лица, дал возможность рассмотреть круглую присоску, на миг врезавшуюся в витрину и тут же исчезнувшую в тени зарослей.
-Торин, я кажись таки, накаркала. Очень этот инструмент напоминает о том стеклистом чудище. А у нас только пистолеты и единственная сеть. Если оно одно, справимся. А если нет?
Как ответ послышались два шлепка почти одновременно и ещё три один за другим с тыльной стороны здания.
-Ну вот, Нюш, мы в осаде. Откуда только этой дряни наползло? Я ещё в подземке удивился, такой здоровенный хищник должен что-то жрать. А там еды в туннелях не так много. Значит он и наружу выходить должен.
-Только вот шкурка у него тонкая, прозрачная и влажная. Не подходит для солнца.
-Ну, значит он днём внизу отсиживается, а снаружи охотится ночью. Так может нам до утра только продержаться и они порасползаются? А мы свалим. И уже без остановок до города.
-А, если они из-за дождя останутся? Тучки на небе, слякоть на земле. Может, им самое то.
-Вообще-то возможно. А какой у нас выход? Их тут может чёртова туча собралась. И, судя по всему, нюх у них, что у акул. Как они нас нашли, спрашивается? Уже бы и ищейка в такой дождь след потеряла. А эти твари тут как тут.
-Мы, когда окрестности осматривали, за лесополосу спускались, помнишь? Там луга, до самого горизонта. Низинка. Может река уже так разлилась от последнего ливня, что её подтопило и они по образовавшемуся болотцу до нас добрались. А запах и впрямь могли по воде учуять. Ладони у меня все исцарапаны. Да и у тебя тоже порезы есть. Если уж с акулами аналогию проводить. Они, говорят, за несколько километров каплю крови почуют.
-Нюш, это тебе чип твой информации накидал? Ты ведь раньше про животных не очень знала. А, скажи, ты мне такой сделать сможешь?
-"Железо" смогла бы, наверное. А вот с программированием у меня хуже. Хотя Сильвер и сам смог бы тебя загрузить. Напрямую, через шунт.
-Сильвер? Смешно. А почему ты..
-Ну, самое время это пообсуждать. Давай лучше обсудим план Б, как отсюда выбраться не по кускам.
Назойливое и тупое, в своём упрямстве, чмоканье только подтвердило мою правоту. Правда стекло стояло, как танковая броня, но не сидеть же нам тут до второго пришествия.
Яростно завизжал Синдж. Короткий хвостик оставил в нём долгую память. Видно было, как ненависть к чудовищу и невозможность сразиться с ним выводит крыса из себя. Все мальчишки мстители? Даже крыски? Я подошла, чтоб успокоить его, но он топтался у дыры в полу, в которой торчала ножка от стула. Вдруг она выскочила, как пробка из бутылки и следом за ней протиснулся вытягивающийся и утончающийся щупалец с присоской.
-Опасно!- завопил в моей голове Сильвер,- возможно, чудовище, как осьминог может протиснуться в небольшое отверстие.
Подробности про осьминога я слушать не стала. Просто отхватила мерзкую плоть своим топориком. Боль тварь ощущала. Это я услышала в ту же секунду. Синдж и Сталкер плясали и подпрыгивали возле извивающегося куска слизистой массы, как маленькие индейцы. Она сохранила форму трубки, но ощутимо сжалась в длину. Выкручивалась и дёргалась довольно активно. Торин с омерзением переводил взгляд с этой прыгающей сопли на дыру в полу.
-Как бы они не попробовали расширить проход. Пол трухлявый. Я легко проломил его. Если эта дрянь сюда добралась, сейчас и остальные подтянутся. Нам бы перебраться в будку наверху, а лестница снаружи.
Действительно, чтоб попасть на лестницу, нужно было выйти за дверь и подняться ещё на один пролёт.
-Так, план Б,- долго не думая сказала я,- собирай все вещи, бери крысок и беги вверх, я тебя прикрою сетью. На лестничной площадки у двери, места хватит только для одной твари. Выстрелю и сразу за тобой. А может стоит подождать, пока они внизу соберутся, пол ломать. Больших мозгов я у них не заметила. Чисто желудок и репродуктивные органы.
-Ага, ты мешок для яиц видела, гляди, чтоб тебя кто из них другим органом не достал, давай всё таки я прикрывать буду.
Пол начал заметно трещать в нескольких местах сразу.
-Некогда, дорогой, членами меряться. Вещи тяжёлые, мне всё не поднять. И крысок придётся за пазуху взять. Ещё защищать кинутся.
Не знаю насколько эффективно работают у чудищ мозги, но тот, что стоял за дверьми, свой пост не бросил. Я стала в трёх метрах напротив входа и, когда Торин рывком открыл дверь, щупальце сразу выстрелило навстречу. Он рубанул по нему кинжалом прикрываясь дверным полотном, а я выстрелила паучьей сетью.
Страшнее всего было стать на кучу слизи. Торин проскочил не задумываясь, а я затормозила на мгновение от отвращения. Потом прыгнула на следующий пролёт лестницы, стараясь не попасть ногами в месиво склизких останков и тут же пожалела. На ступеньку тоже попал кусок и нога поехала. Если бы не Торин, который вцепился мне в ворот, я слетела бы вниз, где шевелилась ещё одна туша.
Ухватившись за перила, я освободила его от нагрузки, которую он едва выдерживал, и мы помчались наверх. Вслед выстрелил хобот следующей твари, что уже ползла по ступеням.
Торин влетел в будку, я за ним. Дверь мы захлопнули и повернули щеколду замка.
-Интересно что было бы, если бы тут было заперто?- мрачно поинтересовалась я.
-Давай предположим что-нибудь более оптимистичное,- Торин сбросил рюкзак и огляделся.
-Ну, чтож, небольшая передышка нам обеспечена. Что может быть оптимистичнее? И дождь кончился. Успел заметить? Ещё один повод для оптимизма.
Мы устроились на полу. Тут вообще никакой мебели не было. Ни целой, ни ломаной.
-Кострик погасить не успели,- заволновался Торин,- мне кажется горелым пахнет. Как бы, Нюшка они нам тут пожар не устроили.
-Я в Жанны Дарк не нанималась,- вскочила я и, упершись лбом в стекло, попыталась увидеть что творится внизу.
Открытого огня видно не было. Хотя дымком потягивало. Задняя часть конструкции стояла на ленточном фундаменте. На возвышении. А передняя выступала на двух сваях. там и копошилась вся эта куча опарышей. Как на дохлой кошке.
-Слушай, а интересно, а насколько быстро эта дрянь размножается? Я вот как-то наблюдала в детстве, как трупные черви в пару тройку дней вырастали до взрослых размеров. Может наши тоже на падали раскормились. Наводнение же. Утопленников небось полно.
-Да ты что, Нюш, мы наших всех спасли.
-Вообще-то я животных в виду имела. Но мало ли. Ты знаешь что там в глубоких шахтах? Морлоки не слишком страдают тягой к взаимопомощи. Может эти чудища тоже закукливаются на голодный период. А, когда жрачки много, размножаются.
-Ню, мы с тобой от биологии далеки. Но я думаю, всё зависит от того, какой генетический материал использовали для мутаций. Наигрались в богов учёные.. Вот мы и сидим в результатах их игр, по самую задницу.
За окном светало. Я смотрела на пустую дорогу. Когда-то, наверное, здесь было оживлённое движение, а сейчас совсем никого.
-Торин,- крикнула я,- смотри, там вроде кто-то по дороге идёт. Предупредить надо, сожрут ведь.
Диггер схватил фонарь и приложил к стеклу. Луч ударил далеко и он начал передавать сигнал опасности короткими и длинными вспышками.
-А, если они не понимают сигнала?
-Всё равно насторожатся. Ясно же, что свет не просто так мигает.
Я снова уткнулась лбом в стекло.
-О! Исчезли! Увидели, наверное.
Мы ещё минут пятнадцать пялились за окно. Уже почти совсем рассвело. Только солнышка не видно. Дождь не идёт, но небо по-прежнему неприветливо-серое. Только мы собрались покинуть наблюдательный пост, как из кустов вынырнул маленький Сашок.
-Откуда он здесь? Его же сейчас эти твари порвут просто.
Мы лихорадочно искали выход из положения. А пацан натянул лук и пульнул куда-то под низ стрелку с каким-то балабухом на конце. Нам стало ясно, что пацан видит опасность и, кажется, знает как с ней бороться.
Двое других маленьких Чингачгуков мелькнули среди зелени и повторили действия товарища. Из-под здания ломанулся ещё один "червь". Самый здоровый из всех, что мы видели. Его тоже пометили стрелкой. Высунулась туша следующего. Но что-то его слегка колбасило. По телу пробегали крупные волны. Как будто он полз, но его тело оставалось на месте. Первый, гигант, тоже притормозился. Ему видимо ползти тоже расхотелось.
Торин всеми силами сигнализировал, что у нас на лестнице есть ещё один. Стёпка кивнул, улыбнулся и, помахав рукой, скрылся из вида.
Через двадцать минут тушки полностью прекратили двигаться и мы попробовали отодвинуть дверь. Сначала ничего не вышло. Мутант был как бочка с пивом - тяжелющий. Навалились вдвоём. Дверь подвинулась. Торин высунул голову и проинспектировал обстановочку. Тушка перегородила всю лестничную площадку, но признаков жизни не подавала. Тогда мы добавили усилий и туша, пересчитав ступеньки, плюхнулась вниз. Мы спустились следом без опасений, потому как мальчишки ожидали нас совершенно спокойно.
-Вы как здесь?- спросил Торин.
-Стыдно стало,- без экивоков ответил за всех Стёпка,- вы нас от диких защищали, а мы как сволочи..
-Ладно, забыли, теперь мы квиты. А чем это вы их?
-Червяков? Да самогоном. Они спирт не переносят. Дохнут. Макаешь тряпку, накручиваешь, стреляешь и все дела.
-Да, парни, пока у человеков альтруизм не истребили, мы не выдохнем.
-А это ещё чего за альтру..
-Изм..- добавила я и засмеялась,- ну, вот смотри, дети у нас рождаются слабыми, растут и учатся долго. Если бы их не защищали, даже рискуя собой, следующее поколение и не дорасло до взрослости. Это и есть альтруизм. Защищать тех, кто в этом нуждается. Стариков, чтоб накопленый ими опыт сохранить. Больных. Ведь те, кто после болезней выживал, передавал иммунитет детям.
-Понял, не дурак. Это вам с дедом поговорить надо.
-Ты извини, Стёп, только мы в деревню к вам не пойдём,- отказался Торин. Сейчас по крайней мере. Не потому, что не доверяем. Просто за нас волнуются в городе. Не знают что с нами случилось. Как-нибудь в другой раз. Спасибо, что помогли. Если вдруг возле вас окажемся, как вас найти? Или нельзя говорить?
-Где ловушка найти сможете?
-Сможем.
-Ну, попадёте туда, становитесь лагерем. Мы будем обходы делать, туда заходить станем. А без согласия старших мы и вправду не можем расположение посёлка выдавать. Без обид.
-Я понимаю. Сам разведчик.
Пока мальчишки обменивались дипломатическими нотами, я рассматривала тушки "опарышей". Когда я в них стреляла, замечала, что ранки у них затягиваются моментально. Стрелка торчала из кожи, которая почти втянула её вовнутрь. А вокруг тряпочки с самогоном расползлось чёрное пятно. Прозрачная жидкость внутри продолжала темнеть, хотя чудища казались уже дохлыми. Значит какие-то жизненные процессы ещё продолжались. Додыхающие коматозники меня вполне устроили. Я вздохнула и пошла прощаться с мальчишками. Торин прав. Дома нас ждут.
Закон придорожного камня: Сколько бы самых привлекательных дорог не расходилось от всяких волшебных камней, главное, чтоб все возвращали домой.

Дело одиннадцатое. Ведьмина гать.


Я росту. И выросла уже вполне достаточно, чтоб понять: не все кто нас мочит, обязательно сволочи и враги. Я городской ребёнок на все сто. Сильвер взялся меня дообразовывать в плане естествознания и, чем дальше я ухожу на этом пути, тем больше понимаю, что во главу угла там поставлен принцип выживания.
Почему же никто не делит зверюшек на правильных и неправильных? Да потому, что прекрасно сознают, что тигру, чтоб выжить, надо стрескать антилопу. Но, если пойти дальше, кошке уже не обязательно употреблять мышку или птичку, если человек насыпет ей корма. А всё равно не удивляются, если она это сделает. Такая у неё природа.
А вот мы, люди.. Частенько ведь тоже пытаемся просто выжить. Но оправдывать себя любим совсем не этим. Придумываем идеологии, религии и прочую дребедень, чтоб оправдать мочилово по простым и природным причинам. За жрачку и ресурсы. Такая наша природа. Нам грохнуть соседа мало. Надо оправдать свои действия тем, что твоё дело гораздо правее, чем его. А кто это решает? Небесная подписка или оружейный арсенал?
Как-то в последнее время мне расхотелось рости. Вот сейчас мы сидели и обсуждали с Ольгой положение дел с вирусом. Странное выздоровление Торина давало надежду, что влияние болезни ослабло. Или наш организм нашёл способ борьбы с ней. Но искать кандидатов для опытов у меня не было ни возможности, ни желания.
Мы пришли к одному и тому же мнению. Надо смотаться в деревню наших маленьких знакомцев. Там природа сама провела серию испытаний и надо только убедить упрямых деревенских взрослых поделиться с нами её выводами. Хотя поначалу Ольга возражала.
-Для чего?- говорила она с раздражением,- для чего ты опять собираешься рисковать жизнью? Тебе ведь деревенский быт раем не кажется?
-Оль,- но ведь есть ещё диггеры. Зачем им ютиться в подземных норах, если они смогут обосноваться в свободных посёлках. Они же не кроты на самом деле. Да и я знаешь такое животное, что хочу иметь два выхода из своей норки. Жить на птичьих правах для моего адреналинозависимого организма может и приемлемо. А вот детей я хочу растить свободными, без страха. А я ведь начинаю думать, что теперь у меня такая возможность есть.
Я не идеалистка, не думай. Человеческая природа не слишком изменилась. Мне ли этого не знать. Но помечтать о лучшей жизни я могу? И друзьям заодно помочь. И Торин со мной пойдёт. Побудем подольше вместе. А то он всё занят в посёлке. А дома Гера за мной бдит. То, что мы встречаемся, он как-то принял. Даже обрадовался. Но, если узнает насколько мы близки, открутит Торину голову. И мне дыру в черепе выест.
-В лесу, знаешь ли, найдётся гораздо больше желающих на ваши черепушки,- возразила Ольга,- но тебя ведь не уговоришь. Знаю уж.
Я только вздохнула. И вправду, ещё никому не удавалось. Я всё решаю сама. Слава богу, про финансирование думать не надо. Диггеры оплачивают экспедицию. Хотя и пострадали сильно из-за наводнения. И восстанавливаться как-то приходится. Но это не просто поход в деревню. Если вирус действительно можно в расчёт не брать, то нам надо найти ещё и место для постоянного проживания диггерских кланов. Не слишком далёкое от города, чтоб поддерживать необходимые поставки. Думаю, с Аликом я договорюсь.
Рано или поздно информация о состоянии с вирусом до властей дойдёт. О секте рогатых они не пронюхали только благодаря разладу с церковью. Но те и сами не лыком шиты. Уверена, что там тоже ведутся исследования. Наукой они никогда не пренебрегали. Наоборот, церковь, большую часть времени своего существования, была хранителем всех самых передовых знаний.
Дел у меня в последнее время не было. Кланы держали территории в строгости. Официальные органы правопорядка тоже справлялись без меня. Наш дом уже давно превратился в фермерское хозяйство. И довольно успешное. Я больше возилась с электроникой и самообразованием. Ну и конечно физподготовкой. Я уже давно поняла, что лень, это конечно приятно, но, при моём образе жизни, мне надо иметь возможность эту самую жизнь сохранить. И чем больше я росту, тем меньше шансов, что меня не станут принимать всерьёз в драке и у меня будет какое-то преимущество от недооценки моих способностей.
Боем со мной занимался Петька. Когда-никогда Тимур. Иногда Торин. Только у нас, в наши редкие встречи, были совсем другие желания. Теперь меня не раздражали тисканья Петьки и Ксюхи. Но с ней разговоров о наших с Торином отношениях мы всё равно не вели. Тут мне было полегче со старшими. С Ольгой или Стефой.
Кроме того, Ксеня была очень занята восстановлением статуса. Владимир Семёнович помогал, как мог. По большей части тем, чтоб не создавать из этой истории шума. Нам совсем не нужно было внимание к деталям её жизни. Сотрудники госконтор просто занимались привычным делом, координируя движение руки по переносу мзды в карман с потерей зрения на некоторые очевидные нескладушки. Она уже не собиралась что-то доказывать своим родителям. Ей была важна возможность спокойно в будущем создать семью.
Я сомневалась, что даже после восстановления чипа, ей дадут право на ребёнка. Но молчала. Проблемы надо решать по мере поступления. Закон разбитого кувшина: плакать тогда, когда порежешь осколком руку, а не тогда, когда увидишь на дороге кочку, о которую могла бы споткнуться.
Проверку Ксенька прошла легко. Даже экзамены младшей школы сдала экстерном и получила диплом. Старшая школа, даже экстерном, требовала денег. А Ксеня не могла взять деньги у Катерины, которая мечтала, чтоб Петька тоже получил аттестат. Поэтому я только и видела её за швейной машинкой. А Петюня вообще прописался в крольчатнике. Я подобрала ему курс по скорняжному делу и он увлечённо выделывал кроличьи шкурки. Они мечтали, что две-три шубки позволят им обоим оформить экстернат старшей школы.
Эта рутина меня приводила в состояние тихого бешенства. И я с радостью согласилась найти "новую планету" для диггерских переселенцев. Небольшой опыт лесных прогулок кое-чему всё же научил. И я с радостью взялась за экипировку. Легче всего было повторить наш путь по реке. Сейчас она пришла в нормальный вид. Только была полноводнее, чем в прежние годы. Чем тащиться по опасному лесу, спуститься вниз по течению, это просто прогулка в удовольствие.
А вот оружия я взяла по минимуму. Незачем провоцировать сельчан. Только свою "беретту" с хорошим боезапасом, тазер и прочую колючую дребедень. А вот лекарств я взяла побольше. Подарок полезный и безопасный. Там куча непривитых детишек. Наверняка болеют. Даже мои заботливые родители смогли собрать нужную сумму на нанопрививку, когда мне было восемь.
Вообще-то сборы гораздо скучнее самого путешествия, хотя и веселее, чем уборка крольчатника. Петька и Ксюха пошли сдавать экзамен для поступления в высшую школу, а мне достались кролики и совсем даже не в виде жаркого. Кто бы знал как я обрадовалась появлению Торина. Ему перепало поцелуев на пять минут больше, чем предполагалось. Зато мне на целый десяток вонючих клеток меньше. Я бы и вместо них с удовольствием целовалась, но Гера, заметив появление моего дружка, тут же бросил свои дела и заявился в сарай.
Мы хитро переглядывались и "усердно трудились" пока он рассказывал нам обо всех городских окрестностях. Он ещё застал время, когда народ выезжал за город и у некоторых даже были дачки. В тот район, куда мы собирались, он когда-то ездил за мёдом. Там у многих были пасеки. Даже разные пасечники занимались разным мёдом. В одном посёлке гречишным, в другом цветочным.. Вот бы медку.
Ну ничего, осталась одна ночка и на рассвете мы отбываем. Переглядываясь с Торином, я понимала без всякого сканера, что и у него все мысли только об этом. Я так за ним соскучилась! Слава богу, есть Сильвер и Гера бубнит не зря. Мы настолько сейчас зациклены друг на друге, что просто механически выполняем работу. На все эти новые сведенья нашего внимания уже не доставало. Хотя они безусловно нужные. Но я рада, что чип даёт мне возможность быть рассеяной и расслабленой хоть иногда.
После ужина мы чинно вышли погулять. А вторая наша парочка осталась обсуждать прошедший экзамен. В школу их приняли и мы были очень за них рады. Но Гера с Катериной и Ксенька с Петькой выглядели такой обыкновенной счастливой семьёй за столом с ужином, что нам захотелось сбежать. Не то чтоб мы этому позавидовали или почувствовали себя лишними. Они хотели бы видеть в этом кругу и нас. Только мы не чувствовали его своим. Чего то нам не хватало. А вот вдвоём мы были самодостаточны. Хотя и любили их всех.
Даже просто опершись о яблоню в саду и попав в тесное обьятие Торина, я почувствовала себя счастливой. Как могло быть раньше по другому, я просто не понимала. За эти последние полгода мой парень стал совсем мужчиной. Подрос и заматерел как-то. Я утыкалась лицом в его грудь, самую малость повыше солнечного сплетения, и казалась себе такой маленькой и хрупкой в его руках. И мне это до чёртиков нравилось. Вдыхать его запах такой родной и приятный. Его вещи всегда пахли сухими грибами и травами. И я ревниво вспоминала, что ими пока занимается его мама. Я даже не спрашивала, говорил ли он ей обо мне когда-нибудь.
Вот сейчас подумала об этом и стало страшно. А что если я ей не понравлюсь? И потом у диггеров с этим строго. Невест осматривают старшие женщины и только после этого разрешают поженится. От одного этого хочется сбежать в другую вселенную. Я привыкла никому не отчитываться и решать всё без позволения кого бы то ни было.
-Это что?- спросила я сама себя,- Я уже думаю о том, чтоб стать женой?Повзаправдашнему?
Только спросила это почему-то вслух. Задумалась, что ли?
И Торин вдруг тихо засмеялся и крепче прижал меня к себе.
-Маленькая дурочка. Повзаправдашнему... Слово-то какое нашла девчачье..
Окна до половины закрытые занавесочками освещали кусты георгин под окнами. Катерина возилась с ними как с детьми. Выкапывала и прятала на зиму в подвале. Сейчас они цвели пышным цветом. Мне на плечо свалилось маленькое яблочко. Червивое наверное. Значит самое сладкое. Стукнулось и упало на землю. Я хотела нагнуться и найти его, но Торин обнял меня крепче и приподнял, чтоб поцеловать. Открылась дверь и световая дорожка потянулась прямо к нам. Мы спрятались за яблоню, но Гера нас увидел.
-Идите чай пить,- позвал он,- с печеньками.
Мы захохотали и побежали в дом.
А на рассвете, по туману и росе, почти не спавшие ночь из-за того, что чувствовали присутствие друг дружки за стеной, уже спешили к реке. Нас гнало и нетерпение приключения и желание остаться полностью наедине. Как Адам и Ева, когда вышли за стены райского сада.
Мы даже не гребли. Лодка неторопливо спускалась по течению. Торин только немного направлял её лопастью руля. Одной рукой. А второй гладил мои волосы. А я лежала, положив голову ему на колени и смотрела то на небо, то на его голубые глаза. За бортом тихо журчала вода. Может и плыть так до скончанья века? Нет, надоест, пожалуй. Уже сейчас моя деятельная натура требовала какой-то движухи. Я вывернулась из под руки Торина и посмотрела вперед.
Наш остров должен был показаться ещё не скоро. Течение ослабело и русло стало уже. Речка не неслась, как в наводнение, захлёбываясь пеной и таща за собой всякий мусор. Сейчас течение несло нас ленивее. Стояла тишина. Относительная, конечно. Перекликались какие-то маленькие птички. Мы молчали и своим появлением даже не спугнули лиса, пьющего у края воды.
Небо было чистым. В этот раз нас ожидает ночь без дождя, я надеюсь. Мы собирались остановиться на острове. Там переночевать спокойнее. А нам хотелось побыть вдвоём. Устроить себе ночь-праздник. Мне стало скучно просто пялиться на берег и я решила попробовать Герыну снасть. Речную рыбу ловить можно. Правда я никогда этим не занималась. От этого занятие показалось ещё интереснее. Вспомнив всю науку автора снасти и выслушав наставления Сильвера, я бросила в воду тяжеленькую блестящую блёсенку-рыбку, которую Гера смешно назвал "воблер", плюнув на неё, с непонятной для меня целью и оставила её вертеться в воде на небольшой глубине. Удилище у меня было коротенькое, всего с метр в длину.
Наверное рыба тут забыла про рыболовов или её было так много, что за час я поймала целых пять приличных рыбок, две из которых Сильвер определил как окуней, а остальных почему-то нежно назвал судачками. То ли в какой книжке вычитал старинный рецепт, то ли просто из художественной литературы, но он тут же стал мне расхваливать уху из свежих судачков и окуньков. У него явно крутилась информация про рыбаков и охотников, потому что он начал уговаривать нас обед готовить на берегу, остатки пищи выбросить в воду, а ночевать отплыть на остров. Так как боялся, что ночью за едой к лагерю придёт медведь.
Я пересказывала Торину страхи моего чипа и он почему-то решил их слушаться. А мне было всё равно. Я чувствовала себя совершенно легкомысленно. Наверное из-за маленьких кудрявых облачков на небе, щебечущих птичек и ярких солнечных бликов на воде. Да и сканер не показывал никакой агрессии поблизости.
Мы и остановились в обед. Конечно никакой ухи готовить не стали. Запекли рыбу на палочках, косо поставленных над углями. Это оказалось божественно вкусно. Мы даже чистить рыбу не стали, только выкинули в реку требуху, которую тут же стрескала какая-то здоровущая рыбина и, показав толстый бок, снова ушла в глубину. А потом я решила поучить Торина плавать, нахально стянула с себя всю одежду и влезла в воду, пока крыски охраняли лагерь и лениво доедали последние кусочки рыбы.
Вода была прохладной, сосочки моей маленькой груди затвердели и вызывающе торчали тёмными вишенками на белой коже. И Торин конечно тут же сбросил одежду и полез их пробовать. Он стоял в воде, чуть не доходящей до его плеч, а я повисла у него шее и отвечала на его поцелуи, дрожа от желания почувствовать его в себе. Он не заставил меня ждать и придерживая за бёдра чутко реагировал на каждое нетерпеливое движение моего тела.
Мы так увлеклись, что даже крыски стали повизгивать. Мой сканер сигналил на весь лес. Уж не знаю на какое расстояние. Но наверное даже зайчихи от лисов не прятались. А у того медведя, который к нам шёл, ноги свело. Я подумала, что точно должна жить в лесу, иначе соседи возражать станут.
Глупо всё это звучит, но я не так уж страдаю от долгого отсутствия Торина и не схожу с ума из-за отсутствия близости. Но когда она случается, эта чёртова штука в голове действует похлеще всяких таблеток, о которых мне рассказала Стефа, после безобразия, что мы устроили в её заведении. Она серьёзно думала, что мы её клиентов чем-то напоили, чтоб информацию выведать.
Вобщем, до плаванья так и не дошло. Нам надо было двигаться дальше, чтоб успеть до заката устроиться на ночёвку на острове. Я задремала на солнышке, устроившись на наших вещичках на дне лодки. Проснулась от того, что лодка толкнулась в берег.
-Ты что меня не разбудил? Ведь сейчас утащит течением мимо!- рыкнула я, ещё не вполне проснувшись.
Но всё оказалось проще. Вода упала, и остров выглядел куда как больше. И теперь над водой была не только горушка с деревом на вершинке, а и пологий песчаный пляжик. К нему и пристала наша лодочка. Спокойно зашуршала и въехала плоским донышком на мягкий песочек.
-Я бы тебя разбудил, если бы было нужно,- оправдывался Торин,- но ты устала, а место, чтоб причалить, оказалось удобным и безопасным. Я бы наш островок и не признал, если бы не обгоревшее дерево.
-Я думала оно пострадало больше. Но видно ливень тогда не дал пожару сильно разгореться.
-Ага. И сохранил для нас весь сушняк, что между кустами набился.
-Давай большой костёр делать не будем. Смотри, до берега совсем не далеко стало. Да и мелко здесь по-моему. Если хотим переночевать спокойно, не привлекая ничьего внимания, лучше выкопать ямку поглубже и в ней развести небольшой огонёк. В случае опасности, ну, если зверь какой переберётся через реку, крыски предупредят и мы дровишек подбросим, чтоб отпугнуть. А вот дикие костра увидеть не должны.
-Надеюсь они всё таки спят по ночам. Дикие-то они дикие, а привычки человеческие должны были остаться. Мы создания дневные и по ночам шастать не привычны. И зрение у нас дневное и метаболизм.
-Ух ты. Я смотрю ты тоже занятий не бросил. Самообразовываешься?
-От тебя отстать боюсь. Скажешь потом, что я тебе не интересен.
-Точно. Вот даже плавать не умеешь,- подначила я,- может всё таки поучимся?
-Обязательно,- Торин так выразительно на меня посмотрел, что у меня появилась слабость в ногах,- а пока давай всё таки займёмся лагерем.. А то я за себя не ручаюсь. Как поплыву..
Я потёрлась о его руку щекой и потащила вещи на горку, на место нашего старого пристанища.
Если представить себе романтику в классическом понимании, то ночь ей была переполнена. Она была в небе на котором не хватало места для звёзд. В плеске реки и шорохе ветра в ветвях. В мечущихся маленьких тенях летучих мышей. В искрах уютного костерка, освещающего только наши лица, когда мы склонялись над ним, чтоб подложить толстеньких коротких чурбачков или налить в кружку горячего травяного чая.
Мы были переполнены любовью и возвращались к ней раз от разу. Наплескавшись до синевы, пока не село солнце, мы устроились у костра и насыщались ласками, как два голодных волчонка. Уже с гораздо большей нежностью и вниманием изучая тела друг дружки и их реакцию на прикосновения. Нам обоим всё это было внове.
Мне нравилось касаться пальчиками кожи Торина внизу его мускулистого живота и чувствовать как он вздрагивает и напрягается от желания, проводить по внутренней поверхности бедра не доходя до последнего, слишком явного, прикосновения, а только внутренне ощущая его готовность.
Он же играл губами и кончиком языка с моими сосками и переходил с лёгкими поцелуями всё ниже и ниже до самого сокровенного.
У меня, как и моей мамы, волосы на теле почти не росли и нежная кожа горела от прилива крови, становясь почти жемчужной. Я открывалась ему навстречу и всё тело сводило судорогой, когда он оказывался между разведённых колен. Когда нас обоих накрывала волна наивысшего наслаждения, а это всегда происходило почти одновременно, по моим щекам текли слёзы.
Наверняка такая сверхчувствительность и совпадение по времени было тоже обусловлено усиленной эмпатией. Но в этот момент нас трудно было бы в этом убедить. Желание было таким естественным и ярким. И это при том, что я могла прекрасно сдерживать свою реакцию в неподходящих условиях. Такого, как случилось со мной в Стефином притоне больше не повторялось. Конечно всё это время я училась экранировать сканер усилием воли. Но сейчас мы были только вдвоём и я отпускала себя, не боясь быть жаркой и страстной для своего первого и единственного мужчины.
Но всё когда-нибудь заканчивается. Эта ночь тоже подходила к концу. Утомлённые, мы заснули, когда звёзды чуть поблекли. По реке пополз туман. Плеск играющей рыбы стал чаще и сильнее. Назойливее зазвенели комары. А на другом берегу реки тихо разошлись ветки кустов и на берег вышел мужчина. Мальчишка назвал бы его стариком, но он был совсем ещё не стар. Лет сорока пяти-пятидесяти. Сильный, с узловатыми мышцами, похожий на вяз, выросший на болоте. Волосы с проседью и аккуратно постриженая борода. Косоворотка, явно сшитая вручную. Как, впрочем, и вся остальная одежда. Грубые домотканые штаны и выворотка-жилет. На ногах что-то похожее на мокасины. На плече лук, натянуть который не всякому дано, сделанный из рогов и твёрдого дерева. Он поднял голову и, как зверь потянул носом воздух. Потом так же тихо отступил обратно в заросли ивняка.
Какое-то время берег выглядел пустым, но вскоре выше по течению ветви разошлись снова и тот же мужчина, совершенно обнажённый, мягко ступил в воду, толкая впереди себя маленький плотик из хвороста. На нём лежала свёрнутая одежда, холщовый мешок, обувь и лук с колчаном. Пловец не издавал звуков, громче кормящейся на зорьке рыбы. Он по лягушачьи загребал ногами, толкая свой груз вперёд, а течение тащило его прямо на островок.
Вот он уже ступил на пологий пляж и, не теряя времени на одевание, подхватил только оружие и пригнувшись направился прямиком в сторону костра.
Если бы не крыски, мы бы не почуяли чужого. Но, когда он только ещё ступил в воду, наши маленькие сторожа, всю ночь сменяющие друг друга, оба уже будили каждый своего хозяина. Сталкер фыркнул у самого лица Торина и тот, привычный к такому ритуалу, сразу проснулся, не смотря на усталость. Я, разморенная жаром костра с одной стороны и тёплым телом Торина с другой, не спешила с пробуждением, пока Синдж не куснул меня слегка за запястье. Отдёрнув руку, я не завопила только потому, что мой спутник успел прикрыть мне рот рукой.
Мы тоже спали голыми на одном спальнике. Прихватив оружие, и едва успев придать вещам вид мирно спящих путников, мы отползли в густой кустарник и припали к земле, наблюдая за полянкой под деревом.
Шорохов или треска сломанной ветки под ногой мы не услышали. Он просто появился из тумана и застыл с натянутым луком, осматривая место нашей стоянки. Если бы он выстрелил в оставленные приманкой спальники, наверное и мы бы не оставили его в живых. Но он подошёл к самому костру, присел и подбросил веток. Лук он положил на землю рядом с собой. Из травы тут же выкатился Сталкер и уселся на тетиву, чуть оскалив зубки в подобии страшненькой улыбочки.
Торин первым поднялся и пошёл навстречу нежданному гостю. Я ещё минуту оставалась на месте. Страховала. Хотя уже видела, что агрессии он не проявляет. Его поза была спокойна и расслаблена. Никогда не видела ещё такого достоинства в голом человеке. Но и мой мужчина был ничуть не хуже. Идущий в полный рост, юный и красивый, только одной своей молодостью. И гость вольно сидящий га земле, скрестив ноги и опершись на руку, чуть откинувшись назад, в зрелой мужской красоте. На минутку глядя со стороны, подумала, а получится ли у меня выйти так же достойно, без нелепой манерной скромности. Посмотрела на оружие в руке. Вот уж что смотрелось нелепее всего, рядом с обнаженной девушкой. Но Торин уже нагнулся и бросил в мою сторону комбинезон.
Я отошла в сторонку, оделась и предоставила мужчинам говорить самим. Я не чувствовала волнения или враждебности и, когда Торин крикнул мне, спокойно вернулась в лагерь. Он уже одевался. Гость куда-то ушёл. Оружие его осталось у упрямого крыса.
Очень хотелось кофе. Ну и плевать, что запах будет на весь лес. Нас и так уже нашли. А без кофе я засну стоя.
Скоро и наш необычный посетитель тянул руку за кружкой кофе. Осторожно, как за хрупкой драгоценностью. Не трудно представить, что так для него и есть. Живя в лесу, без общенья с остатками нашей несчастной цивилизации, даже в виде такого затрапезного городка, легко понять ценителя кофе, навсегда лишённого этого удовольствия. Я бы точно взбесилась. Кофе и шоколад это то, что я пытаюсь доставать всеми правдами и неправдами.
-Мы пьём желудёвый кофе, а ещё ячменный, но сравнить с настоящим его трудно,-оправдывался мужчина, с явным удовольствием, поднося напиток к губам. С тех пор как мальчишки, рассказывая о вас, упомянули о кофе у меня во рту образовывалась слюна только от воспоминаний. Только здесь я не вас искал, конечно. Хотя встретить надеялся частенько. Вы же обещали вернуться. А с тех пор желание только увеличилось по вполне объяснимой причине. В нашей деревне очень мало мужчин. Это создаёт большие трудности для её выживания. А теперь ещё мальчишки пропали.
-Как это пропали? Все разом и никаких следов? Дикие что ли?- вопросы так и теснились в моей голове и посыпались просто горохом,- я вообще не особо понимаю кто они такие и почему такие. И откуда в таком количестве? И ещё в каком, собственно?.. Мы тогда так толком не поговорили. Видно мальчишки, играя в загадочность, слишком стремились залучить нас в деревню. Интриговали, чтоб мы вернулись. Так что же с ними, вы ведь что-то предполагаете?
-В какой-то мере это я виноват. Поставил ребятишкам цель - найти для деревни новое, более безопасное место. Они, как и все другие наши ребятишки, всегда интересовались Ведьминой гатью. Я им запрещал туда соваться. Но видно они ничего лучшего не нашли. Пока их следы вели именно в эту сторону. Она там, за рекой..- он махнул рукой в сторону берега противоположного тому, с которого он пришёл и на который мы высадились в прошлый раз.
-Там болота,- просветил меня Сильвер, в ту сторону местность понижается и от реки туда уходят несколько крупных ручьёв.
-Там болота,- как будто вслух повторяя за Сильвером, сказал наш гость.
-Вы,.. кстати, давайте познакомимся наконец..
-Анатолий..
-Вот так просто, Анатолий, без отчества?
-Да у нас как-то изжило себя..
-Ладно, Анатолий так Анатолий. Я Анна.. А он Торин.
Почему мне вдруг приспичило назваться полным именем? Не знаю..Может захотелось, чтоб он воспринял меня серьёзно.
-Так что это за Ведьмина гать и почему вы остерегали ребят от неё? Давайте уж всё по порядку.
-Да знаете, в каждой общине образовываются какие-то местные страшилки. Это болото за рекой всегда было не совсем обычным. Ещё в древние времена о нём ходило множество легенд. Некоторые даже изучались в школах и упоминались в учебниках. В краеведческом музее во времена моего детства была экспозиция. Считалось, что древнее городище находилось ближе к болотам и русло реки тогда тоже было несколько иным. Наша речка была полноводнее, чем теперь.
Ещё раньше, в древности, на его месте было неглубокое, но очень большое по площади озеро, с несколькими островками посредине. На самом крупном из них жители поселения прятались во время нападений врагов. В течение долгого времени озеро постепенно мелело и края его заболачивались. Островки соединились в один. Ко времени средневековья болото стало почти таким как сейчас. Теперь никто не смог бы переплыть на остров в лодке. А желающих соваться туда пешком как-то тоже не находилось.
В один из наиболее сухих и неурожайных сезонов летопись пополнилась страшной записью: "В лета 7090 изыдиша крокодили лютии звери из реки, и путь затвориша; людей много поядоша, и ужосашася людие и молиши бога по всей земли; и паки спряташася, а иних избиша." Ходили слухи, что те звери, каких не уничтожили охотники, ушли в болото и там поселились. У болота соорудили капище и приносили жертвы зверям лютым, чтоб сидели в болоте и не нападали на людей, что приходили по грибы да ягоды.
Другая легенда повествовала о том, что в то время в городе жила девушка. Её семья всегда занималась целительством и она с матерью много времени проводила в лесу и на болоте, собирая целебные травы.
Но в городскую церковь был назначен новый священник и самой главной своей целью посчитал избавление города "от балий и балвохвальства". Целительство наговорами, посещение капища крокодилова, причислялось к язычеству, тому самому балвохвальству. Двое его послушников ходили от дома к дому и выспрашивали о тех, кто якшается с нечистой силой. Нашедшим ведьму или колдуна доставалась треть всего имущества грешника. Ещё треть отходила церкви и треть городским властям.
При таких условиях всегда находились алчные и завистливые людишки, которые чуть ли не лично присутствовали при заключении сделок своих более зажиточных соседей с Вельзевелом. И, конечно, семья целителей и травниц одной из первых попала под подозрение. Но среди их соседей были и те, чьих детишек вылечили от болезней; старики, чьим ноющим костям приносили облегчение болотные травы. Кто-то шепнул лекарям, что им лучше бы бежать из города. И семья исчезла в ближайшую же ночь.
Но ходили слухи, что они колдовством проложили гать в болоте, которая видна только тем, на кого укажут Ведьмы. Что, стоит позвать их в полнолуние, и откроется дорога к тайному острову. Больных, почти безнадёжных детишек приносили ночами на болота и некоторые из них после появлялись в городе здоровыми. Другие исчезали бесследно. Никто не мог знать утонули они в болоте или ушли жить на остров через Ведьмину гать.
Сашок чаще всех говорил о том, что надо найти путь на остров для деревни, чтоб жить там спокойно, не опасаясь диких и сектантов.
-Так откуда же берутся эти дикие? И, насколько я успела заметить, среди них как раз мужчины преобладают. По крайней мере, я не столкнулась ни с одной дикой женщиной. Мне бы очень хотелось узнать всё, что вы знаете о вирусе. Или вам так хочется продолжать делать из этого тайну? Если у вас такие проблемы с выживанием деревни, значит пора что-то менять. Хотя, может и не стоит обсуждать эти темы сейчас, не думаю, что это поможет нам найти ребят. Найдём для этого более удачное время. Давайте собираться и двигаться к болоту. Если они проходили в ту сторону, мы обязательно отыщем след. Крыски нам помогут.
-Будем надеяться. Вашим крыскам тоже надо быть осторожными у воды. Охотники говорили в болоте до сих пор живут крокодилы. Кроме того там полно змей.
-Откуда здесь крокодилы?- Торин пожал плечами,- мы же не в тропиках каких-то. Это что, тоже университетский живой уголок или вы всерьёз верите в ту летопись?
-Нет,- быстро ответил гость,- не было в университете крокодилов.
-А вам откуда знать?- подозрительно прищурилась я.
-Дело в том, что я был научным сотрудником именно в биолаборатории. И с нашим виварием знаком непосредственно. О крокодилах время от времени упоминали всякие жёлтые журнальчики. А до их существования устные рассказы местных жителей. И капище крокодилово сохранилось. Но учёные всегда полагали, что это ихтиостеги, они появились около 370 миллионов лет назад и считаются вымершими. Но обитали в похожих климатических условиях, как раз на болотах и заболоченных озёрах и были чем-то средним между рыбами и амфибиями. Наша реальная ситуация вполне могла поспособствовать расширению популяции. Репутация болот всегда держала людей на расстоянии, а теперь и подавно, практически полное отсутствие человека, как врага и пищевого конкурента, дает прекрасные возможности этим довольно агрессивным охотникам. Да и древность их породы.. возможно они существуют и размножаются в здешних болотистых лесах практически не меняясь. Как крокодилы, с которыми их путают.
-А гигантский опарыш ваше изобретение или тоже древняя легенда?
-Не моё конкретно, но это университетский генмодификант, искусственно выведенный.
-Мерзость,- меня передёрнуло.
-Согласен. Но можно я потом расскажу его историю. Нам бы отправиться уже. Просто будьте внимательны у воды. В лесу следы животных увидеть легче. У воды - только там, где они выходят на берег. Если выходят. Хотя, возможно это всё выдумки и охотнику, который всю эту историю другим рассказывал, просто что-то со страху почудилось.

У болот мы оказались довольно быстро. Анатолий привёл нас по самой короткой дороге. Правда я пару раз умудрилась чуть не наступить на гадюку. Следов мальчишек мы пока не нашли. Лес на этом берегу был чисто лиственным. Преобладала ольха и берёзы. У самого берега было очень много рогоза и осоки. Зелёный мягкий мох устилал землю целыми полотнищами, окутывая стволы деревьев.
Крыски терялись в непривычных условиях и осторожно ступали по пружинящей поверхности мха. Пройдя по берегу совсем не много, мы остановились на полянке. Она находилась на небольшой возвышенности и там было посуше. Присев на упавший ствол дерева, мы стали совещаться.
-В какую сторону пошли бы мальчики, если бы действительно хотели найти эту загадочную гать? Какие там в легенде условия, чтоб её увидеть? Если они и правда отправились сюда, у них не было бы другой цели, значит и мы должны думать как они,- попыталась я разговорить нашего молчаливого провожатого.
-Я это и делаю,- ответил он,- думаю, они пойдут к святилищу. Во-первых, это самое древнее место, где есть какая-то связь с людьми. Тайны прячут, чтоб их нашли. Но нашли те, кто найти должен. Иначе зачем их вообще сохранять. Святилище это памятный знак. А по поводу условий.. Я знаю только про полнолуние. Но может просто нужна светлая ночь? Наверное, ещё высокое дерево, чтоб увидеть дорожку в болоте на далёкое расстояние.
-Не думаю,- Торин пожал плечами,- а как ты будешь её видеть, если пойдёшь по ней? Кто-то будет сидеть и орать тебе с дерева, чтоб ты повернул налево или направо? Нет дорога должна быть чётко видна под ногами и достаточно долгое время, чтоб ты успел перейти топь и попасть на остров.
-Ты же биолог,- подначила я Анатолия,- вот и сообрази, что может в темноте дорогу показывать? Наверняка, какое-то свечение. Даже я слышала про болотные огни и всякие такие придумки про духов трясин и "свечи покойников". В каком-то детективе было что-то подобное.
-Что на болоте может светиться? Газ? Гнилое дерево? Грибы?- вставил Торин,- я видел такое в подземке.
-Всё из того, что ты назвал светится может. Ещё люминесцирующие бактерии.. Только при чём тут тогда полнолуние?
-Хорошо. Тогда давай думать дальше. Переходить надо по какой-то твёрдой поверхности.
-Не знаю. Гати на болотах делали из хвороста и брёвен. Но такую древнюю гать надо было бы поддерживать, ремонтировать. Да и кто её строил? Ведьмы волшебными заклинаниями? Это несерьёзно. Конечно, в древности жители прибрежных деревень могли сделать такую притопленую гать, чтоб оставалась возможность прятаться от врагов на острове. Но с тех пор от неё самой осталась бы только легенда. Гать давным давно сгнила бы, несмотря на консервирующие свойства болотной воды. Люди в ней давно не нуждались. А разговоры о том, что такой путь по прежнему существует, не прекращались столько, сколько здесь есть поселения.
-Ну, хорошо. Давайте пройдём до святилища и если найдём следы мальчишек, тогда уже возьмёмся за эту загадку снова. Далеко до него?
-Не меньше часа.
-Ну тогда поднимаемся. От сидения на одном месте ничего кроме корней из задницы не вырастет.
Анатолий вырубил нам слеги, чтоб прощупывали дорогу. Здесь иногда встречались неглубокие мочажины и провалиться в них не хотелось. Палки ещё и змей пугали. Как только мы ударяли ими по земле, в нескольких метрах впереди иногда мелькали блестящие гибкие ленточки тел, которые как тонкие струйки стекали в заросли рогоза.
Шли мы не быстро. И дорога была довольно утомительна. Мох проваливался и под ним обнаруживалась липкая грязь и приходилось то и дело обходить эти ямки.
-Может поднимемся повыше, пройдём по сухому, а возле капища спустимся к болоту?- предложил было Торин.
-Я очень приблизительно знаю где оно находится,- возразил Анатолий,- там почти никаких приметных знаков. Охотники говорили только о направлении и что оно с берега видно лучше, чем из леса. Там нет больших деревьев. Но зато много упавших во время сильных ветров и гроз. Корни здесь их не слишком хорошо держат. Так что вряд ли там идти будет проще.
Я с тоcкой глянула на лесную заросль и в молодом березнячке увидела тёмное пятно.
-Что это?- указала я на него спутникам.
-Наверное, это и есть то, что мы ищем. Пойдём, глянем?
Здесь берег поднимался довольно круто. Небольшой холм был удачным местом для капища. А вот завалов тут на удивление не было. Зато было оборудованное кострище. Видно, что тут регулярно кто-то останавливается.
-Это наши охотники,- объяснил Анатолий,- они давно возобновили ритуал жертвований. После того, как в первый раз один из них увидел "крокодила". Точнее, напал на него у болот. Кстати, моё убеждение, что это совсем другое животное, можно подтвердить тем, что они ни разу не нападали на суше. Кроме того, крокодилы кладки делают на берегу, а вот их никогда не находили.
А ихтиостеги не передвигались по суше, охотились либо в воде, либо у воды. Ночью в болотной воде не поохотишься. А на водопой животные к реке ходят. Значит ночью они либо водоплавающую птицу берут на гнезде, либо внутри болота где-то есть ещё озёрца с рыбой. Может она и лягух со змеями употребляет. Но вот те животные, которые могут на болото за ягодой забраться или ещё за чем, за мхом, за грибами, вряд ли им по зубам. Разве что в болоте увязнут и погибнут. Ихтиостеги максимум полтора- два метра были, не взять им кабана, лося или медведя живьём. Только если они ядовитые. Как вараны. Только и яд должен быть более быстродействуюшим, чтоб животное не убежало. Да и мишка сам не дурак кого-нибудь поймать. Но на крупных животных они точно охотятся, иначе не нападали бы на людей.
-А как же летопись? Там же говорилось, что они из реки вышли..
-Ну может с голодухи страшной. Нет, наверное, сколько-то они могли пройти.
-И как теперь разобрать были здесь охотники или мальчики?- я развела руками,- запахов не чувствуется.. Давно они пропали?
-С неделю..
-И вы только сейчас отправились искать детей?- возмутился Торин.
-Нет у нас людей для поисков. Деревню охранять надо. Мальчики уходят на охоту не впервые и не впервые задерживаются. Просто сейчас уж очень долго и болтовня эта между ними про гать. Я им запрещал в болото соваться, но вы же и сами небось такие же. Тоже не слишком взрослых слушаете.
Мы с Торином покраснели. И правда, чего мы к нему прицепились? Небось мальчишки для него куда как роднее.
Анатолий достал вязанный носочек и дал крыскам понюхать. А сам всё же осмотрелся пока крыски бегали по кустам. Я же с интересом полезла к капищу. Фигура и впрямь похожая на крокодила или какого-то ящера лежащего на пористом, похожим на ржавую губку камне. Само животное было грубо вырезано из чего-то среднего между деревом и камнем чёрного цвета. Может ствол, долго пролежавший в болоте и найденый после того, как упал уровень воды? В фигуре была и красота, и угроза.
-Что это?- я потрогала постамент и вопросительно глянула на подошедшего Анатолия,- никогда не видела таких камней.
-Это болотная руда,- Анатолий поковырял охристый камень у самой земли,- похоже её не приносили, она скорее тут же и образовалась. Вполне возможно тут целый пласт. Он может уходить в болото. Может как раз по нему и можно пройти?
-А что тогда со свечением? Или какими-то другими знаками?
-Да бог его знает. Может над рудной залежью растут какие-то водоросли. Или бактерии выделяются. Да нам, собственно, какая разница. Я не особенно понимаю как это всё можно связать с полнолунием.. Скорее всего просто нужна достаточно светлая ночь. Тогда это вряд ли свечение. Оно как раз в темноте было бы заметнее.
-А меня вот другое заботит,- вмешался Торин,- как лезть в воду, даже, если найдёшь знаки, если там эти крокодилы или ихтио.. не помню как вы их обозвали.
-Может надо тут возле святилища их прикормить чем-то, чтоб от наших тушек отвлечь?- предположила я.
-А полнолуние между прочим завтра, точнее с сегодня на завтра,- заявил Анатолий,- так что не знаю, увидели что-то мальчики в другую ночь, ждут ли нужного дня или вообще их тут не было?
В эту минуту из кустов показался Синдж с довольной мордой. Следом за ним бежал Сашок.
Мы облегчёгго вздохнули. Но, поскольку других мальчишек не было и Сталкер не показался, Анатолий снова нахмурился.
-Там Стёпку змея укусила,- закричал малыш ещё издали.
Мы бросились навстречу и через несколько минут вся команда собралась на поляне, где маленькие разведчики разбили свой лагерь. Сделали они это надо сказать грамотно. Останавливаться у самого болота не стали. Выбрали сухое более возвышенное место и решили дожидаться полной луны.
Сейчас вокруг их кострища собрались все, но видно было, что старшие только пришли с охоты. Метрах в двадцати от стоянки лежал олень.
-Я оставался в лагере и готовил еду, а парни застрелили годовалого оленёнка и тащили в лагерь целиком, для жертвы. Туша тяжёлая, ребята выдохлись, возле самого лагеря Стёпка оступился и упал. А она его и цапнула,- тараторил Сашка,- видно лежала, затаившись.
Стёпка, сидевший, прислонясь к берёзовому стволу с ужасом смотрел на опухающую на глазах руку.
-Всё таки страх перед змеями во всех сидит неистребимо. Генетически,- меня тоже потряхивало от ужаса, то ли Стёпка так явно транслировал мне свою боязнь, то ли мне самой было жутко от всяких ядовитых гадов,- я тоже могла бы так сидеть. Два раза чуть не нарвалась.
Что делать со змеиными укусами я не знала, потому стала теребить вопросами Сильвера. И с умным видом стала передавать ту информацию, что он мне накопал.
-Во первых, не бойся,- уговаривала я Стёпку,- от укуса гадюки можно сильно пострадать только при аллергии. А мы шли к вам и набрали для деревни лекарств, в том числе и антигистамины. Сейчас на всякий случай выпьешь, а потом надо как можно больше пить. Яд выводится через почки. У меня есть кофе, он как раз очень хорошее мочегонное. Только много нельзя, поэтому вы, Анатолий, поищите бруснику, можно сделать из неё чай. Будешь пить попеременно. Ранку просто прикроем повязкой, чтоб ещё какая инфекция не попала. Скажешь, когда начнётся зуд, это будет значить, что отравление закончилось и организм начал бороться. То, что рука отекает и голова кружится, не страшно, так и должно быть.
Торин знал за счёт каких ресурсов я хожу с такой важной мордахой, поэтому взял мальчишек и дотащил тушу до лагеря. Тут они достали из неё внутренности и стали жарить к обеду печёнку.
-Крокодилы перетопчутся и оставшимся,- наставительно сказал он Сёмке, который стал было возражать, что это жертва,- а вот Стёпке надо железо, у гадюк яд действует на кровь. А печёнка самый лучший источник железа.
Мне стало стыдно за свой умный вид. Торин, в отличие от меня, свои знания получил сам. И вправду старается. Я по сравнению с ним лентяйка.
Костёр уже горел. Котелок с водой тоже уже стоял у края кострища. Санёк всё приготовил к обеду и ждал друзей. Так что мне осталось дать лекарство и заварить кофе для Стёпки. Он заметно успокоился, хотя рука опухла изрядно. Но признаков того, что он задыхается не было, даже лицо не набрякло и не покраснело. Есть правда он хотел не очень, но запах свежей печёнки вернул ему аппетит, хоть и не надолго.
Анатолий вскоре принёс листиков и подсохших ягод брусники. Всё таки была уже осень. Но на чай и этого было достаточно. Часа через два Стёпка сказал, что чувствует зуд. Значит всё шло как надо. Но рука у него ещё здорово болела и отёк пока не спал.
Дело шло к ночи и, если мы хотели не пропустить полнолуние, надо было перебираться к капищу.
После обеда со Стёпкой оставался Синдж, правда с большими уговорами, очень ему хотелось идти за мной и Сашок с Анатолием. Мы же с Сёмкой и Сталкером пошли подробнее осмотреть жертвенник и подумать как должен выглядеть ритуал. Я попросила Сильвера влезть во все старые упоминания о капище, крокодилах и Ведьминой гати.
На удивление Сильвер ничего подобного не нашёл. Видно материалы были слишком незначительны и малоправдоподобны.
Придётся что-то своё выдумывать. А что, даже в голову не укладывается. Правда крокодилов этих мы тоже пока не видели и связана ли жертва чудищам с переходом на остров. Больше вопросов, чем ответов.
Кострище охотников мы наполнили хворостом и приготовили всё чтоб разжечь его. Огонь всегда присутствует при всяких обрядах. От этого у меня в голове и родилась мысль про всякие там стихии. Огонь есть. Вода в болоте тоже. Что там ещё нужно? Ветер.. железо.. А, кстати, и железо есть. Руда болотная. Полная луна тоже будет. Облаков на небе нет. А куда жертву пристроить? В болото бросить? Тогда как раз туда все крокодилы, если они есть и сползутся. И как тогда переходить? Может возле статуи тушу оставить?
Я осмотрела место возле статуи, даже листья расчистила.
-А наши охотники жертву в болото бросали,- влез Сашок, который поменялся с Сёмкой. Тот устал после охоты и решил отдохнуть, пока не настала ночь.
-Не живьём часом, чтоб вопила погромче?- пошутила я.
-Не-а, не живьём.. а что, надо?- после лечения Стёпки он вдруг решил, что я знаю всё на свете.
-Да откуда мне знать?- рассердилась я.
В конце концов я решила, что никаких заклинаний мы говорить, конечно, не будем. Иначе я пожалуй своим гомерическим хохотом всех крокодилов распугаю. А заодно и ведьм с колдунами. Логичнее всего, забросить в болото кишки, чтоб по воде запах пошёл, проложить кровью дорожку до статуи и там оставить тушу. Если какая-то дорога в болоте покажется, то звери, если они есть конечно, будут жрать свою жертву там, а мы себе пойдём болотом. Костёр от воды далеко, он будет освещать поляну и капище, а мы уж как-то проберёмся по краю.
Вечер подобрался, как кот на мягких лапках. Сначала над болотом и лесом начал опускаться туман, заквакала прорва всяких лягух на разные голоса. Потом дымка стала розово-оранжевой. Мы сидели пока ещё вдали от воды, но и там кружили полчища комаров. Все жались к костру, но это спасало мало. Бедный Стёпка накрылся с головой. Руку мы ему приподняли повыше, но больно ему было по-прежнему. Изредка он ворочался тогда постанывал от боли. Тащить его за собой в болото смертоубийство. Поэтому, чтоб не обидно было мальчишкам, мы решили, что пойдём одни. А Анатолий с пацанами будут ждать нас. Возражали все. Но мы спор выиграли.
Когда совсем стемнело, мы подобрались поближе к капищу и проделали всё задуманное с оленьей тушей. Страшно было неимоверно. Тем более что костра пока не зажигали. Решили прежде посмотреть, для чего же нужно полнолуние. Раздавались какие-то странные всплески, шорохи и вздохи. Как будто кто-то ворочался там в болоте.
Луна выплыла как по заказу. Большая круглорожая, с ехидным прищуреным глазом. До двенадцати было ещё далеко. Но звуки на воде разносились далеко и мы сидели молча. Зашуршал рогоз и темнота медленно поползла от зарослей вытягиваясь под косым светом луны в неестественно длинную плоскую тень. Тень зашипела, как сдувающаяся шина и оторвалась от шелестящей заросли. Теперь она была сама по себе и было видно как, неторопливо встряхивая головой, чудище заглатывает спутанный клубок оленьих кишок. Висящие по краям пасти ошмётки рывками исчезали всё глубже. Редкие острые зубы были загнуты вовнутрь. Она не жевала, пропихивала еду внутрь целиком. Но такие зубки и отрывать куски способны.
Почти беззвучно рядом проявилась ещё одна тень и вцепилась в волочащуюся за первым чудищем требуху. Оторвала малую толику, которая тут же исчезла в жабьей пасти и укусила собрата. Голова у чудовища была удлинённой, но не совсем как у крокодила. Что-то среднее, между ящером и огромной лягушкой резко развернулось и, прошипев что-то явно оскорбительное, неуклюже потащилось по кровавому следу.
Луна всё выше поднималась над болотом и освщала берег ярким мертвенно-белым светом. Тени на воде двигались гораздо проворнее и вот уже с десяток ихтиостег пировали за дармовым столом, но дороги через болото видно не было, как мы туда не пялились. Мы сидели очень близко от чавкающей стаи, прямо за квадратной каменной хаткой без окон и дверей, перед которой и стояла статуя с жертвенником. Тушу обкусали со всех сторон и вот один из так называемых крокодилов выбрался на помост. Другие, побоявшись остаться в неравных условиях тут же полезли следом.
-Смотрите,- прошептала я. В отличие от остальных, которые пялились на болото, я наблюдала за зверюшками. Кто знает их аппетиты и обонятельные возможности..
Плита под тяжестью ихтиостег опускалась всё ниже. Раздался сухой щелчок и камень на стене капища тоже сдвинулся с места, открывая тёмную щель, которая становилась всё больше по мере того, как плита с чудищами ехала вниз. Видимо, задним ходом они двигались ещё хуже, потому что когда передние лапы оказались совсем немного ниже уровня земли, их потащило в яму, а развернуться и выбраться на своих коротких ножках они не могли. Через несколько минут в яме, стиснутые как сельди в банке, оказались все приглашённые на банкет. А дыра в стене приглашала нас совершенно неоднозначно.
Мне, в отличие от всех прочих, кроме Торина, который тут же полез за диггерскими линзами, было проще всех. Мои ночгое зрение автоматом подстраивалось под нужную освещённость. Не даром я вбухала в апгрейд такую гору деньжищ. Зато сколько раз мои линзы мне помогали. Я носила их постоянно и им не требовался специальный уход, потому что со временем они соединились нервными волокнами с роговицей глаза, точно так, как мой сканер. Из-за такой возможности и цена была запредельная. Плюс первые полгода я ещё и специальные капли капала, что тоже вылетело в копеечку. Вкупе с моей модификацией обоняния, мне осталось только слухом заняться. Но, помня сколько я промучилась привыкая к обилию запахов, и ходила с затычками в носу, я полагала, что генмодифицировать слух не стану. Куплю что-то съёмное. А то башка треснет.
Вот всё само и решилось. Мы "помахали ручкой" пацанам с их "дедом" во главе и спустились в открывшийся ход. Сойдя с последней ступени, услышали уже знакомый щелчок и поняли, что механизм дал обратный ход.
-Подставьте камень, чтоб не закрылось до конца,- заорала я и подумала,- поди знай, получится ли потом найти механизм открытия. И что там чем управляет, луна или те тушки, что на плиту выперлись. Я услышала грохот вставляемого камня. А потом топот ног. Наверное, крокодилы всё же выбрались из ямки. Надеюсь они за нами не отправятся. Хотя с их лапками-коротульками они по лестнице не спустятся. Скатятся разве что. Да и ползают они медленно.
Коридор, а скорее выработка, была узкая и низкая. Я со своим ростом шла, почти касаясь головой потолка. А бедному Торину, который в последнее время здорово вырос, приходилось идти согнувшись и у него очень быстро разболелась спина. Мы оставили большую часть вещей в лагере и я предложила забрать рюкзак. Торин для вида повозражал, но было видно, что топать в положении буквы "зю" весьма неприятно.
Через полкилометра я притормозила и заставила его посидеть, прислонившись спиной к стене. Он распрямился с удовольствием. Ещё бы! Я знала, он в жизни сам не попросил бы остановиться. Мне не хотелось его выставлять слабаком, казалось, что коридор вот-вот должен закончиться, но болото оказалось больше, чем я полагала. Крыски прыгали вокруг, играя в догонялки. Для них этот поход совсем не был утомительным. Больше напоминал знакомые диггерские места, чем странные мягкие зелёные пласты мха под лапками, пахнущие незнакомыми живыми и не живыми запахами.
Стена колола спину. Она так же как и камень постамента изобиловала язвочками и пупырышками. Скорее всего под болотом пролегал большой пласт железосодержащей руды. Видимо когда-то добывать её начали на местах, где вода отступила.
Там где такой возможности у людей не было, в давние времена её вытаскивали прямо из-под воды. Этот способ добычи был очень трудоёмким и возможность не возиться в холодной воде, набирая в корзины жидкую грязь, чтоб получить, и так не слишком богатую, болотную руду , заставила местных жителей упорно трудиться, проходя по такому удобному подземному пласту. А, когда они поняли, что выработку можно превратить в тайный ход под озером, они, конечно же, этим воспользовались.
Я думаю дальше, ход строился в тайне. Людей продолжали перевозить, как и раньше по воде, а секрет хода оставался у избранных. Как страховка или стратегическая возможность. Может изостеги, появившись в больших количествах в описанный летописью год, отвадили добытчиков от болота и ставя святилище военноначальники селения позаботились о том, чтоб ход закрыли капищем и заставили большинство позабыть о его существовании. А какие-то обрывки местных преданий сложились в эту причудливую сказку про Ведьмину гать. Может в семействе колдунов и целителей когда-то были люди приближённые к верхушке, что, исходя из их талантов, не странно, и они сохранили тайну, воспользовавшись ей для своего спасения.
Ход был узкий, но не смотря на то, что шёл под болотом - сухой. Наверное, выработка проходила не выходя за рудный пласт. Передохнув, мы продолжили путь и вскоре, к нашему удивлению, наткнулись на каплевидную пещерку. Но никакого выхода наружу в ней видно не было.
-Не докопали, что-ли?- расстроился Торин.
Возвращаться не солоно хлебавши и трудить уставшую спину было обидно. Он уселся в коридорчике и даже заходить в пещеру не стал.
Я же устала гораздо меньше и стала внимательно осматривать стены на предмет тайных дверей. Мои линзы, при всех их достоинствах, всё равно не давали возможности видеть в красках, как на свету. Видимость в темноте была чёткой, но почти чёрно-белой. Только очень яркие цвета показывали слабые оттенки. Я больше шарила руками по стенам. А ногами пыталась найти что-то типа той плиты в начале коридора. Потом решила посмотреть в самой пещерке. Только я ступила шаг, как плита нашлась. Знакомый щелчок и, пока я ждала раздвигающихся стен, за мной шлёпнулась тяжёлая кованая решётка. Я очутилась в ловушке. Торин вскочил и, вцепившись в решётку, затряс её, как ненормальный.
-Прекрати эту бесполезную трату энергии,- плюнула я,- то-то проход показался мне слишком длинным. Похоже выход на остров мы пропустили. А это ловушка для слишком любопытных. Слава богу, не придётся сидеть со сгнившим скелетом. Если он тут и был, то его вовремя прибрали, чтоб дураков не пугать. Давай, поищи снаружи. Должна же она как-то открываться. Надеюсь, всё же, что не сверху.
-А вы, как вам не стыдно!- Торин сердито упёр руки в бока, выговаривая Сталкеру и Синджу,- как вы могли не предупредить о ловушке?
-Что ты к ним прицепился?- удивилась я,- им откуда знать? Попроси лучше пусть поищут выход.
Крыски, не смотря на мою защиту, выглядели виноватыми. Синдж пролез между решёток и потёрся о мои ноги, потом выбрался назад и после недолгих разъяснений Торина, поскакал обратно по коридору. Сталкер задрал мордочку и старательно нюхал. Потом вскарабкался по пористой стене, ловко перебирая лапками, и смешно возя по ней носом. Наконец он заскрёб когтем по породе, которая казалась цельным монолитом, и, вдруг, неровная пластинка вывалилась из стены и упала на пол. За ней оказался тяжёлый камень правильной квадратной формы. Торин попробовал сдвинуть его. Не вышло. Тогда он навалился всем весом. Со скрипом камень вдавился вовнутрь и, с радующим душу, грохотом, решётка поднялась.
Я выскочила, как будто меня ихтиостега схватила за зад.
Торин со вздохом согнулся, и мы пошли искать Синджа. Он сидел всего-то метрах в пятидесяти и копался внизу коридора.
-Не надо рыть, глупышка, надо замок искать. Сталкер, помоги ему, он, наверное, такой же как там.
Сталкер полез вверх. Синдж тыкался рядом, мешая ему своим любопытным рылком. Потом он чихнул и они вдвоём заскребли стену. Замок нашёлся. Давить в этот раз пришлось вдвоём, и то камень двигался неровно, с большим трудом, пока не застрял окончательно. Полностью проход не открылся, но протиснуться получилось. Снаружи мы увидели, что камню мешает открыться большая куча опавших листьев и клочья пожелтевшей травы. Если бы на острове были люди, наверное, здесь всё держали бы в чистоте. Если те, кто здесь поселился, не забыли о подземном ходе. Всякое могло случиться.
Снаружи стояло совершенно такое же капище. Задняя стенка каменного параллелепипеда выпустила нас, но мы не стали испытывать судьбу и как только выбралась я, тут же нашла подходящий валунчик, чтоб застопорить ход. Хватит ненужных приключений, достаточно тех, что есть.
Лужайка вокруг, диковатая, заросшая жёсткой болотной травой, стояла в тени большого старого дерева. Корни широко расходились по земле. Узловатые и чёрные, они цеплялись за всё вокруг, чтоб удержать эту древнюю громадину. Остальные деревья, гораздо меньшие по размеру, покрывали остров зарослью своих неподросших сеянцев. Среди широких зелёных листьев виднелись гроздочки фиолетово-чёрных шишечек-семян.
Осмотревшись вокруг, я присела на поваленый ствол, покрытый грибами. Прислушалась. Не только слухом, но и при помощи сканера. Людей я не услышала. Никто здесь не жил. По крайней мере, так мне показалось. Но обследовать остров нужно было обязательно. Цель у нас с деревенскими была одинаковая. Найти место для поселения. Но хватит ли тут его для всех? Мы не знали сколько людей в деревне. Диггерские кланы точно не поместятся тут все. Но все и не поедут. Молодёжь не знала другой жизни, кроме подземной, хотя они любопытнее и мобильнее стариков. А они же не только жить, они и прокормить себя как-то должны.
Мы побрели, разглядывая местные красоты. Темнота нам не мешала. Линз мы не снимали. До утра ещё оставалось довольно много времени. Расчистить всё сложно не будет. Заодно и дерево для построек пригодится. Всё, что здесь могло быть построено в старину, наверное, превратилось в руины. Наткнувшись на высокую каменную стену, мы опешили. Камень приносной, явно не здешний. Видно было, что убежище строилось не одно десятилетие.
-Ты права, каждый, кто приходил сюда, нёс собой камень, даже, когда бежал от врагов,- послышался голос в моей голове.
Я подпрыгнула от неожиданности.
-Что!? Кто это?..
-Ты чего?- удивился Торин.
-Голос.. ты не слышал?
-Какой такой голос? C тобой всё в порядке? С каких это пор ты начала голоса слышать?
-Может показалось?
Я снова постаралась сконцентрироваться и приложила максимальные усилия, чтоб найти того, кто шарился в моей голове без приглашения. В какой-то момент мне почудилось, что я услышала детский смех.
Торин стоял в стойке, как ищейка. А крыски,.. я вдруг обратила внимание, что они обиженно попискивают и трясут головами.
-Здесь кто-то есть,- прошептала я Торину,- только я не могу их почувствовать.
-Ведьмы что ли?- так же шёпотом ответил он.
Теперь смех в моих мыслях прозвучал отчётливее.
-Сильвер, а ты можешь дотянуться до сканера?- спросила я.
-А что дотягиваться? Он пророс давно. Соединился с нервной системой.
-А определить источник этого весельчака ты можешь? Как-то меня раздражает, что ко мне без разрешения в черепушку вламываются.
-А сама ты разве не этим занимаешься?- послышался уже знакомый голос.
-Я только хотела знать есть ли у этого места хозяева.
-А я хотела знать, кто явился ко мне в гости.
-За стеной, метров тридцать на север,- запеленговал Сильвер.
-Точно. Пройдите вдоль стены на восток шагов тридцать, я вам открою.
Голос не выказывал страха или злости. Скорее звучал иронично. Нам осталось только последовать приглашению. Часть стены сдвинулась и мы оказались в небольшой крепостце. Множество одноэтажных каменных построек пропадали где-то в редком тумане, который стоял на болоте всё время пока мы находились тут. Я чуть не наступила на здоровущую ихтиостегу. Отпрыгнула, как кенгуру и услышала в голове тихий смех.
-Не бойся, она спит. Тебе вообще здесь ничего не угрожает, такое чудо, как ты, мы будем охранять, как самую большую ценность.
-Что во мне такого расчудесного?
-Идите прямо в это здание и поговорим. Твой спутник нервничает. И ваши животные тоже.
Крыски и правда жались к нашим ногам и беспокойно вздрагивали. Торин внешне казался спокойным, но подобрался, как первобытный охотник. Направил на "крокодильчика" оружие, я едва его успела остановить. Он-то не слышал нашего внутреннего диалога.
-Пойдём, нас приглашают,- успокаивающе-мягким голосом сказала я. Не хватало ещё, чтоб он выкинул какой-то фортель, пытаясь меня защитить.
Коридор за дверью оказался тёмным, освещали его только узкие окошки, похожие на бойницы, прямо над входом. Вторая дверь, вполне обычная, деревянная, открылась в комнату, где на стуле с высокой спинкой сидела очень старая женщина. Седые, хорошо ухоженые волосы, косой облегали высокий лоб. Не старушечьей вылезшей косичкой, а толстой серебряной косой, которая смотрелась неестественно, но благородно, как корона.
-Я могла бы и цвет сохранить,- сказала она вслух, в ответ на мои мысли,- но мне седина нравится. Заставляет не забывать о возрасте.
-Какой там у вас возраст, что о нём напоминать надо? Шестдесят.. ну шестесят пять?
Она и врпавду не выглядела очень старой. И я оторопела, когда она произнесла звонким почти молодым голосом.
-Сто девятнадцать.
-Сколько?- это мы уже с совсем неприличным удивлением спросили в один голос с Торином.
Она засмеялась и стала как будто ещё моложе.
-Ну, а вы разьве не ожидали встретить здесь ведьму?
-Да как-то больше место свободное искали.
-Чего-чего, а свободного места теперь повсюду хватает. Для этого не нужно было пробираться на остров.
-Вам ведь не надо объяснять в чём разница. Вы и так всё прекрасно понимаете. Место месту рознь. Хотелось бы знать, помочь сможете?
-Cмотря чем.. И смотря кому. Тебе, конкретно, могу помочь очень многим. Хотя твои способности для меня странно читаются. Как будто одновременно и свои и заёмные. Если есть способные дети, мы можем их принять. Но остров небольшой, ресурсов для жизни на нём очень мало.
-Но , судя по вашему коментарию, о том, что происходит за его пределами, вам известно. А проход явно много-много лет не использовался.
-Это правда. Около трёхсот лет. Но нам не надо для этого выходить. Если мы объединяем силы, слышим даже город.
-Мы? И много вас тут, если не секрет?- я сделала вид, что цифра в триста лет не убила меня наповал.
-Не много. Мы в последнее время не получали пополнения. То, что пришло, как болезнь, на самом деле нечто иное. Сделать изменения в теле на таком уровне для себя, мы можем, для других, нет. То, что вы называете генетическими изменениями и пытаетесь усовершенствовать извне, возможно когда-то и будет возможно, без вредных последствий. Мы это делаем, управляя собственным организмом изнутри.
-А о природе вируса, как он действует, вы рассказать можете?
-Могу. Если договоримся.
-Мы согласны договариваться,- вмешался Торин,- для этого и пришли. Только скажите, как вы умудрились столько лет не сталкиваться с цивилизацией? Как вас вообще не нашли?
-Ну это как раз просто. Отводить чужой взгляд могла примитивная деревенская ворожейка, не то, что ведьма моего уровня.
-Я как-то привык думать о таких вещах как о сказках.
-Вы прекрасно знаете, что люди не любят тех, кто выбивается из толпы. Не любят и боятся. Это так старо и примитивно, что даже обсуждения не требует. Если мы не хотим, нас не видят. Точка.
-Так о чём вы хотели договориться?- не стала оттягивать основного разговора я.
-Мы примем тех, кого сможем учить. Без всякого принуждения, только тех, кто этого захочет, остальным, кто пожелает поселиться поблизости, включая ту деревню из которой пришли ваши спутники, прикроем, как наш остров от чужих глаз. Но они не должны говорить о нас никому. Нам не хочется насильственно вторгаться и чистить им память. Тем более, что среди наших учеников могут оказаться их близкие. Конечно группы, выходящие в лес на охоту или для собирательства мы отслеживать не сможем. Но вскоре этим, для практики, смогут заниматься наши ученики.
-Ну, пока всё звучит разумно. Никто не собирался силой навязываться. Вы и так, наверное, знаете все проблемы деревни.
-Знаем и считали, что опасность это толчок к развитию. Но, если развивать их самых способных мы станем сами, то и защищать остальных, наша задача.
-Как-то не слишком это всё звучит. Тоесть, есть у вас деление на такую себе элиту и обслугу.
-Деточка, в мире вообще не существует равенства. Кроме того, мы никого не заставляем быть обслугой. Мы, так же как другие, торгуем своим товаром.
-Вообще-то, конечно.
-Но у нас есть люди, которые хотели бы вернуться в места утраченные из-за вируса. Нам нужна информация о нём. Всё, что вы знаете и можете сказать,-Торин нетерпеливо поёрзал.
-Хорошо. Вы получите информацию. Мы только недавно полностью разобрались в природе вируса и обнаружили кое-что такое, что заставило нас позвать этих мальчиков сюда.
-Что значит?..- Мы переглянулись,- вы хотите сказать, что вы сами их вытащили из деревни и привели сюда?
-Вы правильно поняли.
-Рассказывайте уже,- я несколько раздражённо махнула рукой. Меня начинало злить это чувство превосходства. Я тут же услышала смешок у себя в голове и фыркнула.
-Не стоит сердиться, равенства не существует в природе. Люди все разные и каждый продаёт свои способности для того, чтобы обеспечить лучшие условия жизни для себя и своего потомства. Природа тоже вмешивается в это неравенство, раздавая различные физические и умственные параметры ещё при рождении. А сейчас она вмешалась, чтоб сохранить наш вид.
-Ничего себе вмешалась! Да вирус и его последствия унесли чуть ли не половину человеческой популяции!- выпалил Торин.
-Юноша, вы ещё и не догадываетесь, что это только начало апокалипсиса. Природа создала вирус, чтоб изменить геном человека, для того, чтоб хотя бы часть людей смогла пережить грядущую катастрофу.
-Какую ещё катастрофу? Вы что-то знаете? Откуда? Как вы можете быть так уверены, что произойдёт что-то глобальное?
-Потому, что это происходит не впервые. В разные периоды существования Земли уже были подобные катастрофы. Тогда из развитых цивилизаций выживала малая часть людей и начинала цикл развития сначала. Теряла большую часть знаний. Но выживала, пользуясь тем, что оставили предшественники. И всегда существовали такие как мы. Которые помогали выжить оставшимся.
-Но если природа помогла человечеству сейчас, то жто должно быть происходит не впервые. Почему же не произошло изменений в геноме раньше?
-Потому, что апокалипсис для каждой цивилизации был иным. Человечество сейчас на шестом круге развития, а существует в рамках космических величин самую малость. Около шестидесяти четырёх миллионов лет. Одна из катастроф была связана с прохождением солнечной системы через облако жёсткого космического излучения. Тогда тоже были те, кто выжил, благодаря изменениям генотипа. Но один оборот Солнца вокруг центра Млечного пути двести двадцать восемь миллионов лет. И это облако, если оно всё ещё находится на пути нашей системы планет, уже не представляет опасности для жителей Земли.
Нас ожидает цепная вулканическая катастрофа, которая изменит климат и состав атмосферы из-за выбросов газов и пепла и сдвига земной оси. В живых останутся те, кто сможет перестроить организм для выживания в гораздо более холодном климате и с совершенно другим составом воздуха. Увеличение активности вулканов идёт уже с конца прошлого века. Точнее, с тысяча девятьсот семьдесят шестого года. Тоесть уже почти восемьдесят лет. У нас есть ещё девять лет и люди пережившие вирус или имеющие природный иммунитет к нему...
Я вдруг почувствовала фальшь в её голосе. Когда она говорила мысленно, я только слышала эмоциональную реакцию в прямых проявлениях. Таких как смех, например. Сейчас же, когда она говорила вслух, я эмоцию чувствовала инстинктивно.
-Вы врёте,- тут же выпалила я, даже не успев подумать. Просто я как-то сразу поверила ей и почувствовала себя преданной в лучших чувствах.
-Я не вру.. но и всей правды не говорю,- с запинкой проговорила она,- и скажу всё, если вы поклянётесь, что во-первых огласите любую информацию полученную здесь, только с нашего разрешения. И во-вторых, хотя бы попытаетесь помочь нам.
-Мы? И чем же мы можем помочь вам? Судя по тому, что я вижу, вы гораздо сильнее нас.. во многом,- Торину тоже нелегко было признать реальность того, что он увидел.
-Вы, молодой человек, сможете помочь вашей подруге, а она нам.
-Согласна,- не ожидая возражений Торина, перебила я.
-Отлично,- тоже перешла сразу к делу Матриарх. Так я мысленно окрестила её, потому что представляться она не спешила.
Из дальней двери показалась девочка или молодая девушка. Я боялась ошибиться в возрасте после того, как моя собеседница назвала свой. В руках она несла старую, очень старую книгу. Матриарх уложила её на колени, так как размеров она была не маленьких и весила, судя по тому как несла её юная ведьмочка, прилично.
-Мы следим за тобой с того момента, как ты оказалась в зоне деревни. А ещё точнее, со времени сражения с дикими. Тогда мы услышали тебя впервые.
-Раз уж мы заговорили о диких,- полюбопытствовала я,- не просветите ли вы меня заодно, что это за мутация природы и для чего по вашему появилась она.
-А это обязательно.. Так как эта тема непосредственно касается нашей просьбы. Подойдите сюда..
Мы с Торином с интересом уставились в книгу, которой нам явно собрались иллюстрировать рассказ. Сначала я увидела только текст на непонятном языке, а потом, при очередном перевороте листа, в голове ожил мой чип.
-Оборотень,- просветил он меня.
Я не особо интересовалась всякой мифологией, но Торин, ярый обожатель фентези с самого детства, тут же озвучил за Сильвером название существа на картинке.
-Оборотень,- с удивлением произнёс он,- вы серьёзно? Хотите сказать, что это не сказки и они существуют на самом деле?
-Более того,- Матриарх вздохнула,- оборотни, это сегодняшние дикие и они наши мужчины. Ведьмы оборачиваться не могут, а колдуны в полнолуние приобретают свой истинный вид. Есть животные, чувствующие и владеющие определёнными силами. Эти животные имеют определённую связь с колдунами через генную составляющую. В полнолуние наши мужчины уходили в лес и оборачивались в животных. Как правило это животные того места, где колдун был рождён. Отличить оборотня можно только по размеру. Волк, как правило будет крупнее обычного животного. Медведь мельче. Так как масса тела при оборачивании сохраняется. Вирус, встроившись в геном, повредил ментальную связь между нами. Оборотни, при обратном превращении, теряют память. Мы, их женщины, матери, жёны, сёстры, зовём их обратно и восстанавливаем утерянное. Но после появления вируса, от которого они никак не страдают из-за животного гена в них, они очнулись без памяти.
-Но как вы можете,- вдруг воскликнул Торин,- они же чудовища?!
-Cреди людей всегда существовали такие, кто считал так же,- зло раздула ноздри Матриарх,- они жили рядом, дружили с нами, принимали нашу помощь, но как только узнавали, что мы отличаемся от них, жестоко расправлялись с нами. Так кто из нас чудовища?
-Но вы не видели как они нападали на нас! Это были звери! Хотя в тот момент они были в человеческом обличьи.
-Они безумны. Потому что утратили воспоминания! Как бы вы себя ощущали на их месте? Их ведут инстинкты, а они у них гораздо более ярко выражены, чем у людей. Поэтому мы понимаем, когда люди убивают их, защищаясь, и не держим на них зла за это. Не многие из людей могли бы похвастаться таким пониманием.
-Хватит, Торин. С чего это вдруг в тебе проснулась такая нетерпимость? Вот уж не подумала бы, что тебя это так заденет.
-Кстати, юноша, может это прозвучит жестоко, но те, кто не заболевает от воздействия вируса, носят в себе нашу кровь. Твоя подруга, судя по всему, тоже. Её тоже объявишь чудовищем?
Торин с испугом взглянул на меня и опустил глаза. Мне это больно резануло по сердцу. И сканер передал мою боль всем окружающим. Ведьмы вызывающе посмотрели на меня. А Торин покраснел до самых кончиков ушей. Я отвернулась и больше не смотрела на него. Всё равно я всё чувствовала и так. Маленькая колючая шаровая молния металась между нами и добавляла уколов боли на каждом вздохе. Я собрала все свои силы и закрылась от Торина. Он моментально побледнел и, казалось, ему стало ещё больнее. Но я больше не поворачивалась к нему.
-И что вы от МЕНЯ хотите?- намеренно выделив местоимение, спросила я.
И всё же я не выдержала и мельком взглянула на Торина. Моя эскапада не осталась без внимания. Его, как хлыстом ударили.
-В мои планы совсем не входило рассорить вас,- вдруг примирительно сказала Матриарх,- но твой друг, должен чётко понимать с чем и с кем имеет дело и решить для себя всё уже сейчас. Васса отведет вас в вашу комнату и принесёт обед. Вам надо поговорить НАЕДИНЕ.
Она тоже принажала на последнее слово, давая понять, что ведьмы не будут ментально вторгаться в нашу личную жизнь.
-Когда будете готовы говорить с нами, сама свяжись со мной. Это тебе первое задание, кстати,- добавила она.
Мы молча пошли за девочкой в комнату, которую нам отвели. Без возражений. И без разговоров между собой. Нам обоим было о чём подумать по дороге.
В комнате горел камин. Стояла простая деревянная кровать и стол, такой же массивный и грубоватый. Два табурета и потёртая шкура ихтиостеги на полу. Букет кувшинок в широкой плошке и глиняная солонка в виде рыбки стоящей на хвосте.
Мы молча сидели друг против друга всё время пока девочка носила нам еду. Всё было просто и скромно. Мясо.. Какого животного мы не знали. Рыба.. Видимо озёрная. На гарнир какие-то ростки и толстые салатовые стебли. Ягодный напиток.
Мы не сели есть, когда ведьмочка тихонько прикрыла за собой двери, пожелав приятного аппетита.
-Прости,- быстро сказал Торин, как только дверь захлопнулась,- я просто испугался за тебя.
-Не поняла..- я ещё чувствовала себя плохо. Плохо физически, потому что морально, это состояние одним словом охарактеризовать нельзя.
-Когда она сказала, что дикие это их мужчины, я понял, что тебя пошлют к ним с каким-то безумным планом и ты обязательно согласишься. А я ещё не забыл тот бой.
-Я тоже. И что? Твои слова выглядели как..
-Да, я понимаю. И я действительно не очень могу понять как женщина может доверить себя тому, кто был зверем пару часов назад.
-Вот это меня и бесит, Торин. Именно ты, который всю жизнь живёшь не таким как все, вдруг решил поискать тех, кто "чуть-чуть не такее".
-Чуть- чуть?!
-Да, чуть-чуть! В силу своей своеобразной профессии, я хорошо знаю каким зверем может быть человек. Вся разница в том, что он не умеет превратиться в него физически и выпустить его в лес погулять к другим зверушкам. Что с успехом получалось у колдунов. Наш внутренний зверь тоже просит выпустить его агрессию время от времени. И даже те, кто уже счёл себя приличным и цивилизованным, всё равно ищет среди своих же на ком сорвать злобу не до конца изжитого животного. Ищет не таких. Которых меньше. Которых можно безнаказанно загрызть. И которые сами виноваты, что их загрызли. А почему они не такие?!
-Но я не..
-Что ты не?.. никогда не искал рыжих, лысых, толстых? Никогда не презирал морлоков или наркоманов? Я да.. Я такая же как все. Но стараюсь загонять своего зверя внутрь. Я нападаю на тех, кто нападает на меня. Точка. А сейчас у меня было чувство, что ты меня предал. Когда узнал, что во мне есть ведьмина кровь. Так реши уже, ты сможешь с этим справиться или нет?
-Никогда,- посерел Торин,- никогда больше не говори так. Я физически не могу тебя предать. Потому что, если тебя не будет рядом, мне будет просто незачем жить.
-Жить всегда есть зачем... Я тоже тебя люблю,- вздохнула я и открыла свою защиту. От сердца отлегло. Ушло это мерзкое чувство, когда его как будто сдавили в кулаке.
-Слушай, я есть хочу,- жалобно сморщил нос Торин, а оно тут пахнет.
Я прыснула.
-Приятного аппетита. Что может быть серьёзнее того, что так тут пахнет.. Чур, это моё! -и первой ухватила аппетитный кусочек жарёхи.
Утолив первый голод, мы стали более разборчивы и попытались выяснить что едим. В основном конечно нас интересовали растения. С рыбой всё было просто. А про мясо думать не очень хотелось. Нас не пугало общее молчаливое согласие, что это скорее всего ихтиостега. Чего только не ели диггеры под землёй. Да и я не из переборчивых. Наверное, только от опарыша бы отказалась. Одновременно думалось о том, что хотелось спросить в продолжении беседы с ведьмами.
-Так получается все, что сейчас живут вне городской черты, имеют ведьмину кровь?- вдруг спросил Торин,- много их получается.
-Глупости, ты же переболел и выжил. Без всякой ведьминой крови. Может здесь тоже есть такие. Вот вывезли их по новому закону в лес, а их никто не подобрал и они остались неподвижными и, по двойному везению, не попали к хищникам или диким и перенесли болезнь. Наверное среди таких везунчиков были более ранние потеряшки. Может те, которые оставались последними выжившими где-то в изолированных группках. Одиночки-охотники или старатели. Знаешь, при любом природном апокалипсисе, есть выжившие, по разным причинам, счастливчики. Меня больше интересует та помощь ведьм людям, о которой Матриарх упомянула между делом.
-Матриарх?- хмыкнул Торин,- а что, похожа.
Я не заметила, что назвала старшую ведьму придуманным прозвищем вслух. Была поглощена предположениями о предстоящем задании. Собственно они уже намекнули на него, сказав, что их дикие перестали слышать телепатический зов. Меня-то они слышали прекрасно. Я ведь против них сканером пользовалась, беря их на эмоциональный удар.
-Я не понимаю,- обратилась я к Торину, забыв о том, что начала моих мысленных рассуждений он не слышал,- мне казалось, что мои ментальные возможности слабее, чем у них.. даже со сканером.
-Это ты к чему?- сначала не врубился он. Но помолчав несколько секунд и так и не получив ответ, видимо, сам вспомнил разговор и сложил два и два.
-Может дикие просто чувствуют простые эмоции, типа боли и страха, но не воспринимают более сложных образов? Как же мне тогда до них достучаться? Ясно же, что они захотят попытаться их вернуть с моей помощью. А может они чувствуют "механическую" природу моего зова и просто хотят узнать о приборе? Как тогда? Говорить мне о нём? Я ведь о исследованиях профессора не особо знаю. Механику я тогда починила. Но с нейронастройками основного блока это скорее к Ольге. Да и профессор дорабатывал сканер много лет уже в её отсутствие. И захочет ли Ольга иметь дело с ведьмами.. это вопрос. И, вполне возможно, с тем ломаным прототипом, что у меня остался, ничего не выйдет.
-Знаешь, мне не особенно интересно что они думают. Делать из тебя приманку для диких я не позволю.
-А для тебя не новость, что рисковать или не рисковать моей жизнью это мне решать?- взбеленилась я,- и хочу иметь равного партнёра, а не тюремщика.
-Я никогда не откажусь от своего права беречь тебя и защищать от опасности,- с очаяньем в голосе сказал Торин.
-Это пожалуйста,- милостиво позволила я,- только не путём запретов. Береги меня рядом, я не против. Это твоё решение, быть или не быть со мной в момент моих "приключений". Только в бархатной коробочке я никогда лежать не буду. Пора бы привыкнуть. Такая вот неугомонная и адреналинозависимая у тебя девушка. Принимай какая есть.
Торин, как обычно, набычился, но выбора в этом вопросе я ему не оставляла. Или оставляла, но не тот, котрый ему нравился. Мне же хотелось уже продолжить разговор и узнать всё как можно быстрее. Да и деревенские волноваться начнут. За нами полезут. А я ещё не уверена, что ведьмы хотят их видеть здесь.
-Как она говорила, мне надо её позвать?-сменила я тему,- вот сейчас и попробую..
Мне пришлось представить себе Матриарха и даже мысленно тронуть её за плечо. Она обернулась и я увидела в её глазах удивление. Видимо, они делали это как-то иначе. Но искорка, что блеснула в её взгляде, дала мне понять, что я с заданием справилась.
Вскоре мы уже сидели в той же комнате, у огня. Только нам принесли лавку, на которой я всё время ёрзала. Вопросов было множество. Но лезть впереди паровоза было невежливо. А Матриарх не собиралась затягивать беседу.
-Проще всего понять направление действия вируса с развития зародыша, когда наглядно видно, что в нашем организме есть связь с животной ДНК. Человеческий эмбрион проходит разные стадии развития. И вирус как бы восстанавливает быструю связь с любой развившейся на земле органической системой. Разнообразие жизни на Земле предполагает настройку различных видов к разным условиям существования. И человечеству для выживания не помешает ни один из них.
-Вы не слишком быстро с этим разобрались или просто не считали нужным сообщать об этом людям?
-Ну, мы тоже не всесильны. Тем более в систематических исследованиях. Но сейчас стоит поторопиться. Вирус слабеет и вырождается. Это уже сигнал к размышлению. Значит вторая стадия приближается. А люди так испугались инвазии, что заперлись в городах и лишили себя возможности измениться посредством вируса. Помогите нам вернуть наших мужчин и вам будет безопаснее вывести, пока не поздно, как можно больше людей из городов. В деревнях можно будет наблюдать за теми, кто будет в каталепсии и предоставить им защиту на время "куколки".
-А почему сразу не выделить вирус и не колоть его в городах?-удивился Торин.
-Может у вас получится частично сделать и это, не подвергая опасности себя и тех кого вы уговорите вам поверить. Непонятно как отреагируют властные структуры. Кроме того, вырождающийся вирус лучше всего действует на молодёжь, а у власти как правило люди возрастные. Они могут не заболеть вовсе, не выйти из комы, не получить генетических связей. Всё это подорвёт доверие к тем, кто озвучит информацию о вирусе. Может подвергнуть их опасности. Ведь нужно ещё как-то правдоподобно объяснить откуда такая информация появилась. Само общество может отреагировать неадекватно. Может начаться паника о вирусе занесённом в город и на вас спустят всех спецслужбовских собак.
-Тоесть вы предлагаете действовать среди тех людей, которым мы доверяем и не высовываться.
-Смотрите, официальная наука давно ведёт исследования по вирусу, но результатов не имеет по одной простой причине. Любое исследование предполагает действие. Заболевших никто, кроме нас не догадался просто оставить в покое. Возможно и мы бы не догадались, если бы у нас не было достаточного количества случаев, когда мы узнавали о людях, приходящих в деревни, которые были брошены в лесу и вышли из болезни в полном одиночестве. Город нам ещё и помог принятием закона о изгнании.
-А культуру вируса вы нам сможете дать?
-Мы не занимались этим специально, наши исследования состояли в основном из отслеживания случаев болезни и выздоровления и обменом такой информацией между нашими общинами, но человек, который пришёл с вами сюда из деревни, когда-то занимался исследованиями в лабораториях Университета. Мы думаем он сможет это организовать.
-Точно,- вспомнила я,- он упоминал что-то такое.. Хорошо, с этим мы разберёмся сами. Всю стратегию разработаем. А вот с вашими дикими как мне поступить? Ну, допустим, я до их мозгов достучалась, они меня услышали. Так ведь я не знаю как им память вернуть. Я смогу этой технике от вас научиться?
-Боюсь это займёт слишком много времени. А у нас его нет. Но ты можешь послужить проводником. Сегодня как раз была ночь полнолуния. К утру они обернутся и ты с нашей помощью попробуешь их позвать. Мы надеемся, что все преобразования связанные с вирусом произошли при самом первом контакте и повторения разрыва связи не будет. Мы понаблюдаем за ними до следующего перевоплощения, не отпуская их в лес в это время. Если всё получится, нам придётся вместе поискать возможность помощи для других ведьминских общин. Иначе наша кровь просто выродится. Ведь во время перевоплощения наши мужчины не совокупляются с животными и не оставляют потомства способного превратится в человека. Такого природа не предусмотрела.
-Тоесть ей не нужно будет выходить отсюда и сталкиваться с дикими с глазу на глаз?- взволнованно уточнил Торин.
-Мы не знаем насколько велики её силы, поэтому составим Ведьмин круг. Она останется здесь, а вот тебе придётся увести отсюда людей из деревни. Чем меньше они будут знать, тем лучше. Поясни им, что жители на острове есть, а вот ресурсов для большого поселения нет. Но мы обладаем определёнными нестандартными знаниями и сможем принимать их детей на учёбу. А так же попытаемся избавить деревню от нападений диких, что избавит их от необходимости переселения с насиженных мест. Кроме того, ваши люди из города хотят переселяться в деревни. И если вы сможете донести до них правду о вирусе и договоритесь с деревенскими, то поселение оживёт и получит новую кровь. Пока вы не сделаете культуру вируса, вам придётся доставлять сюда людей партиями, чтоб обеспечить им охрану на время комы и обеспечение условий жизни для прибывающих. Дальше вы сможете расширяться на другие места бывших поселений. Возможно не все ваши смогут ужиться с местными. У вас ведь сформировался свой уклад..
-Ладно, я понял. До рассвета времени совсем мало. Сколько вам нужно, чтоб позвать своих?
-Они обернутся на рассвете, но будут спать минимум до полудня. За это время нам надо до них достучаться. Во сне. Так легче вернуть им воспоминания. Подкорка заторможена и лучше воспринимает воздействие извне. Тогда к ночи мы надеемся они доберутся до капища. Но лучше, чтоб к полудню вас уже здесь не было.
Мы попрощались как-то поспешно и немножко сумбурно. Может быть и лучше, что какое-то время нам придётся побыть врозь. Осмыслить наше вдруг возникшее различие кровей. То ли меня отношение Торина покоробило больше, чем мне самой хотелось признать. То ли появились вопросы, на которые я хотела бы получить ответ у ведьм без его присутствия.
Маленькая полянка внутри форта постепенно наполнялась выступающими, как тени из утреннего тумана, женщинами и девушками. К моему удивлению не было ни одной старушки или маленькой девочки.
-Мы стареем лицом, конда теряем силы и умираем за несколько дней,- мысленно ответила Матриарх,- а девочек до первой крови не допускают к применению силы. Их начинают обучать только после вступления в девичество. Наверное, поэтому твоя мать не успела тебе ничего рассказать.
Это бесцеремонное копание в моей голове разозлило меня, особенно, когда я вспомнила маму и почувствовала обиду на неё за молчание об нашей особенной крови.
-Ты пока не относишься к нашему клану и тот, кто может это сделать по силе, а значит и старшему рангу имеет на это право, по нашим законам.
Это прозвучало одновременно и как вызов, и как оправдание.
-А ты попробуй закрыть мысли от меня.
Я попробовала, собралась по всем правилам йоги и попробовала снова. Матриарх неуклонно оставалась в моей голове. Более того, своё присутствие она утвердила, мысленно пройдя в поле зрения и усевшись в полукресло с высокой спинкой. Буквально, такое, в каком я её увидела впервые.
-Ты очень необычно принимаешь мысли,- улыбнулась ведьма,- образами. Мы все только слышим. Даже я видеть начала только с твоего посыла, с первого зова.
-Почему у меня не получается закрыться от вас? Я ведь очень стараюсь. Что я делаю не так?- расстроилась я.
-Ты лучше обрати внимание, что, кроме меня, в твоей голове нет больше никого. Только в самом начале, когда ты была ещё расслаблена, это удалось моей младшенькой пра-правнучке. А она самая сильная из нашего клана после меня. Была,- уточнила она с некоторым беспокойством в голосе,- и сейчас она довольно сердита.
Я и сама чувствовала, что мои возможности за последнее время изменились. И довольно резко. Когда я пыталась закрыться от Матриарха, я сосредоточила свои усилия только на этом, а когда она сказала о своей младшей, я увидела ту самую девушку, которая приносила нам с Торином еду и поняла, что тогда, её скользнувшую по губам усмешку, я увидела мысленно, когда она была в дверях, спиной ко мне. И даже не обратила на это внимания. Слишком занята была Торином. Обидой на него. Тем, что держала его на расстоянии.
-Тебе это тяжело давалось не потому, что он имеет силу, а потому, что вы очень эмоционально близки. Ты сама построила эту связь, а потом стала её резко рвать,- Матриарх грустно улыьнулась,- я знаю, ты хотела спросить о том, есть ли препятствия по совместимости крови. Ты очень хочешь иметь детей в будущем.. Я хочу тебя расстроить. Судя по всему, твой отец не был нашим. И, если бы у твоих родителей родился бы мальчик, он был бы обычным. Во втором поколении вообще беременность наступает редко. Если и получается ребёночек, то обычный, очень слабенький здоровьем, более того, чаще всего он не доживает даже до рождения. Тебе нужна ведьмина кровь, чтоб родить. Хотя ты странная сама по себе. Ты не должна была быть сильной вельмой. Я не понимаю как это возможно.
Вопрос был задан слишком неожиданно и я не успела даже подумать о том, чтоб закрыться настолько, насколько смогу, хотя бы. Слишком сильно ударило сообщение о том, что с Торином я не могу иметь детей.
-Что-то инородное? Какая-то электроника в голове?..
От неожиданности, что моя тайна раскрыта, я мысленно оттолкнула от себя ведьму вместе с креслом, в котором она вальяжно расположилась и она начала заваливаться на спину, а я оказалась в почему-то жужжащем электрическом коконе и перестала слышать всё, кроме этого жужжания. Но видеть могла по-прежнему. Кресло перестало валиться назад и, с усилием, поднялось на ножки. Потом исчезло раздражающее ж-ж-ж и электрические потрескивания. Кокон лопнул, как мыльный пузырь.
-Она не сердится, ей просто интересно,- вдруг шепнул на ухо Сильвер. И я поняла, что его Матриарх не слышит.
-Почему ты так испугалась?- спросила она так спокойно, как будто инцидента с креслом вообще не существовало. Мы знали, что ментальные усилители рано или поздно кто-нибудь сделает. Интересно, что он попал именно к ведьме. Хотя не менее интересно было бы иметь и возможность сравнения нго действия для обычного человека. Есть ещё такие?
-Один, но он сломан,- какой был смысл скрывать, раз всё уже открылось.
-Не бойся, по крайней мере теперь мне понятны некоторые твои необычные возможности. Я только рада, теперь у меня ещё больше уверенности, что у тебя получится то, что мы задумали.
Вспомнив для чего собственно мы собрались, а наш междусобойчик продолжался всего несколько минут, я обратила внимание, что на поляне уже собралось около трёх десятков ведьм. Птицы шумели уже вовсю, туман поредел и порозовел, значит солнце уже появилось над горизонтом. Наружное зрение показало мне, что Матриарх совсем не сидит в кресле, а стоит возле старого дерева, на горизонтальной ветке которого, висит медный, светло-зелёный от патины, небольшой колокол. Она взялась за верёвку и над болотом разнёсся вибрирующий звук.
-Пожалуй, наши на берегу услышат это,- подумала я.
-О, звук этого колокола слышен гораздо дальше,- опять влезла с разъяснениями старшая ведьма,- а для нашей крови вообще на много километров. Теперь сосредоточься на поиске диких и иди ко мне.
Она протянула одну руку и снова ударила в колокол. Я подала ей ладонь и попыталась вспомнить их, тех мужчин, что напали на нас в лесу. Вторая рука тоже оказалась в чьей-то ладони и вокруг меня стал закручиваться хоровод из старых и молодых женщин. Только видела я их теперь иначе. Каждая присоединившаяся выглядела как вспышка в цепочке ярких огненных сфер и во мне как будто стал раскачиваться огромный медный язык колокола. Вот последняя из ведьм, сердитая маленькая пра-пра.. положила ладошку на руку Матриарха, лежащую на верёвке привязанной к языку колокола, что бьётся во мне.
Удар! И все клетки тела завибрировали до острой металлической боли во рту. Я увидела тела мужчин. Не в одном месте. Как на карте, которую я вижу сверху. Кое-где их было несколько, кое-где фигуры лежали поодиночке. Их было немного, может десятка два. Они выглядели очень худыми и измотанными. Были грязными и почти голыми. Некоторые даже совсем.. Но вызвали во мне вдруг не жалость, не гадливось, а... страсть. Настоящее желание и.. оно было не моё.. Я сначала попробовала избавиться от этого чувства, но сильная боль в правой руке напомнила, что я здесь для помощи, а не для сопротивления и расслабилась, давая пройти сквозь меня всей накопившейся женской нежности и тоске по своим любимым. Каждая из них звала, напоминала о чём-то сокровенном. Я не вникала и не прислушивалась к отдельным потокам, а раскрылась и ловила волну чувств идущую сквозь меня.
Несколько раз меня сотрясал сильнейший оргазм, я до боли сжимала колени и голова взрывалась от наплыва эмоций. Я перестала видеть и слышать. Какие-то воспоминания текли сквозь меня. Я старалась пропускать их не вдаваясь в детали, но общая канва накладывалась как сетка на мои собственные мысли и срасталась с ними воспоминаниями как сканер сросся с моими нервами. Я уже была частью этого клана, этого общего узорного полотна с многотысячелетней историей, в которой вдруг увидела лицо до боли похожее на мамино. Может какая-то из моих пра-пра.. уже была одной из клана.
Чувства приобрели какую-то однородность и в голове звучала только одна зовущая нота. Я увидела фигуры бредущие с открытыми глазами. Их как будто вели на тонких звенящих нитях в сторону болотного капища.

-Господи, как же мало их осталось,- сказала Матриарх вслух, когда мы сидели у огня за ужином. Теперь я была частью клана, а значит присутствие в моей голове, без моего позволения, считалось неприличным и неприемлемым.
-А сколько их было раньше?
-По крайней мере вдвое больше, чем нас. А сколько женщин подорвали силы и ушли раньше срока, пытаясь их дозваться после каждого обращения за все эти годы..
-Так сколько же точно, вы что не знаете?
-Почему же.. На момент появления вируса в наших местах было двухсти пятдесят четыре носителя Силы. Из них семьдесят девять женщин.
-И все жили здесь?
-Нет, конечно. В деревнях и городах встречались ведьмы, живущие с обычными мужчинами. Очень, очень редко в глухих деревеньках возле лесов селились полноценные семьи. В последнее время вообще, либо это были кордоны, где жили лесники или охотники. Кое-где в глуши наши выдавали себя за староверские религиозные общины. Тогда была возможность жить кланом. В городах иногда маскировались под Свидетелей Иеговы. Поэтому и запрет на переливание крови. Конечно не все иеговисты были нашими, но очень удобно, если кто-то попадал в больницу с травмами и требовалась операция. Ведимина кровь несовместима с человеческой из-за животного гена в ней. Как правило, до генетических исследований нашей крови в больницах не доходило, а обычные исследования разницы не выявляют.
-Я не поняла, а вирус, если он адаптирует организм под животную ДНК, не сделает людей совместимыми с нашей кровью?
-Это было бы спасеньем для нас в сегодняшней ситуации. Более десяти лет мы не рожали детей, надеясь на то, что сможем вернуть хотя бы часть из наших мужчин живыми. Ты могла бы помочь и другим общинам. Но и твою версию стоит проверить. Некоторые из наших девушек останутся без пары. Можно было бы попробовать временнный союз с человеком, до рождения ребёнка. Постоянный союз мы заключаем на всю жизнь. Так намного легче сохранять связь во время обращения.
-Я должна вернуться в город и позаботиться о своей семье. Если всё так, как вы говорили, то у меня будет очень много работы. Я должна хотя бы начать этот процесс, потом будет кому его продолжить. Тогда я вернусь к вам. Теперь у меня есть важное дело. Действительно важное. Не моё сурогатное увлечение частным сыском. Хотя, надеюсь я сделала кое-что нужное для людей.
-Ну, чтож, из тебя может получиться прекрасная королева ведьм.
-Королева.. да ещё и прекрасная?- рассмеялась я,- да, если считать меня царевной-лягушкой, то по моему сказочному кодексу должен возникнуть закон Василисы.. никак не выберу быть ей прекрасной или премудрой. Только вот, чтоб ей действительно стать царевной, лягушачью шкурку надо сжечь вовремя. Иначе придётся её принцу ещё за ней побегать.


Дело двенадцатое. Ромэо и Джульетта.

Эй, придурок, прибери трогальца, все твои услуги уже оплачены,- пошевелила я стволом у ребра подпольного чипмастера.

Лис, рыжий длинноносый парень, с красной шелушащейся кожей, имел отвратную репутацию. Но был лучшим, известным мне, спецом. Он зарабатывал достаточно, чтоб позволить себе, вместо денег, получить понравившуюся ему, девчонку. Были и такие, что соглашались. В нашем, параллельном законному, мире, женщине легче всего заработать именно телом.

В данном случае, он не на такую нарвался. Терпеть не могу мужиков, у которых управление мозгом происходит при помощи джойстика между ног.

Да и до женщины я ещё не доросла. В свои шестнадцать, выглядела я, едва, на тринадцать. Тоненький заморыш с острыми зелёными глазюками на пол-лица. С детства ненавидела свою блондинистость и, раз уж всё равно живу в Тени, могу себе позволить небольшую генмодификацию. Кроме улучшения зрения, слуха и, максимально возможной, чувствительности нюхательных рецепторов, мне приспичило изменить цвет волос. Они у меня теперь чёрные и блестящие, как нефтяная струя. Когда я не работаю, вплетаю в них искусственные зелёные пряди. А работа моя требует неприметности. Я частный детектив. В крайне редких и, слава богу, пока, никому не известных моментах, наёмный убийца.

Ну, что, Сильвер,- обратилась я к своему пиратскому чипу-искину,- теперь твоя душенька довольна? Я обновила элемент питания и ближайшие двадцать лет проблем с этим у нас быть не должно.

Я незаконнорожденная. Иметь чип, мне не положено.

За дверью раздался визг тормозов. Я глянула в маленькое окошечко вверху двери.

Чёрт! Полиция! -я метнулась назад,- Лис, шухер!

Рыжий затейливо выругался и захлопнул дверь бункера. Потом схватил меня за руку, подмигнул и открыл вентиляционную шахту.

-Не боись, кнопка, смоемся,- решётка щёлкнула, становясь в пазы, и мы, на карачках, быстро поползли по длинному проходу.

Две тысячи семидесятый. По прогнозам ведьм осталось не так много до нового апокалипсиса.

Когда-то, в шестнадцать подростки получали паспорт. Документ, по которому им официально разрешалось быть взрослыми. Мне разрешение не требовалось. Время, в котором я живу, диктует свои правила.

Последние год с лишним у меня были дела, которые не всякому взрослому по плечу. Но я-то с колыбели рвалась в супергерои. Спасать мир их основное занятие. А ещё заводить крутых врагов. Но сейчас за моей тощей задницей действительно шла настоящая охота.

Лис получил свою порцию вируса, как представитель собственного клана. Но я была больше чем уверена, что этот ушлый малый и со своих сорвёт куш. Но они нужны были нам на то время, когда настоящий хаос вернётся. Когда то, что было после заражения, покажется нам локальным апокалипсисом.

Спросите, почему я давала вирус Тени? Казалось бы зачем сохранять самых никчёмных? Не тех, которые сейчас работают, сохраняя технологическое наследие? Об этих позаботится Семёныч. У него есть для этого поисковые возможности и опыт. А среди Тени, к сожалению, тоже не все получат возможность выжить. Только те, кто выживать умеет.

Ведьмы были более чем правы, вирус в природе уже почти не работал. Им можно было инициировать разве только грудничков. Так что, когда первая партия диггеров отправилась в посёлок, заболели только малыши, которых кормили грудным молоком.

Анатолий помог нам намного больше, чем мы могли бы предположить. В лабораториях университета хранились самые первые культуры вируса. Заражение там распространилось очень быстро через партию диких лабораторных обезьян. Учёные, в силу своей ментальности, пытались помочь заболевшим. Откуда взялась болезнь долго не понимали. Все животные выглядели совершенно здоровыми. А методы биозащиты использовались только при уходе за больными. За животными ухаживали как обычно. Но, поскольку вирус требовал невмешательства в процессе внедрения в геном, выжил только последний заразившийся. Им и был научный сотрудник универа Анатолий, превратившийся ныне в главу, собственноручно созданного, поселения.

Долгое время он прожил на территории университета. Но, когда почувствовал признаки лёгкой формы лучевой болезни, то понял, что возможно повреждёна защита реактора и сделал тесты на радиацию. Первый испуг и шок прошёл не скоро. Показатели были такими, что сначал он подумал об ошибке. Но, проверяя снова и снова, пришёл к выводу, что теперь у местных тараканов будет собрат, если кому-то захочется поиграть в ядерного маньяка. И, хотя его организм никак не реагировал на накопленную огромную дозу, он всё же решил уходить оттуда в более здоровое место.

Тем более, что в то время появились мутанты. Сначала это были насекомые, у которых цикл репродукции короче. Но после нескольких месяцев появились и первые крупные крысы. Тогда он собрал всё что мог для новой жизни, полагая, что, если удалось выжить ему, могут быть и другие. Естественно, в город сунуться он и не подумал. Университет, при первых же случаях заражения, сообщил об этом. Его просто не пустят обратно. Или запрут в какой-то лаборатории, чтоб изучать, как подопытного кролика, нашинковав на стопятьсоттысяч образцов. Что-то ему не очень улыбалось быть мучеником от науки. Нет, он попробует найти других счастливчиков.

Деревня, которую он выбрал, исследуя карты местности, была достаточно далека от университета и опасного реактора, а так же от всей мутировавшей нечисти, что оказалась жизнеспособной и начала активно размножаться. По большей части мутанты ушли под землю. Там у них было намного меньше естественных врагов. В окрестных лесах очень быстро появились волки и медведи. А так же дикие, которые ели всё, что шевелилось.

И всё же, если бы не страх, что его организм сдастся радиации, он предпочёл бы мутантов. Поскольку стены университетских зданий были крепче, чем большинство деревенских домов. В лабораторных теплицах можно было выращивать растения, которых хватило бы для него одного с головой, работало электричество, так как обслуживание реактора было в основном автоматическим. Только плановые ремонтные работы требовали участия управляемых роботов и людей. Но это уже была не его специализация.

Смущало только одиночество. Привести кого-то в университет, не зная, как радиация подействует на новичка, было по меньшей мере безответственно. Поэтому он нагрузил университетский фургон под завязку и сделал столько ездок, сколько позволил запас горючего в гараже и того, что он обнаружил в одной из случайно не ограбленных заправок на окружной дороге, которая оказалась не популярной во время повального бегства в город, из-за разлива реки.

Перевёзти удалось довольно много. Один дом в деревне - общественное добротное здание он превратил в крепость, сняв в университете все имеющиеся бронированные двери с хорошими замками и металлические ставни, которых хватило на первый этаж и даже ещё осталось. Он полагал, что вряд ли поселение быстро станет настолько большим, что можно будет селиться без опаски в отдельных домах. А, для маленькой общины, гораздо легче защитить людей и припасы в одном здании.

В одной из поездок он подобрал на дороге женщину с грудничком, которая родила незаконнорожденного и поставила ему поддельный чип. Их выставили из города и они заболели, но выжили оба, поскольку спрятались в подполе одного из деревенских домов и потеряли сознание практически одновременно, во сне. Потом он спас мальчишку, приехав специально на место, где высаживали городских осуждённых. Ему указала его спасённая женщина. Следующая поездка чуть не стоила ему жизни. Пока он тащил к машине беременную, которая не хотела оставлять заболевшего супруга, напали дикие. Это была их первая встреча. Тогда он ещё не понял, кто они, приняв их за обычных бандитов.

Оружия, а тем более боеприпасов к нему, в университете почти не было. Кое-что он после соорудил самостоятельно. Но и тот единственный пистолет охранника, что он прихватил в дорогу, спас жизнь ему и женщине. Возвращаться на это место было опасно. Дикие или, как он тогда считал, бандиты, уже знали о нём и могли держать это место под наблюдением.

Несколько выживших нашли их сами в течение года. Среди них был только один мужчина. И тот хромой. Сломав ногу и продолжая идти в самодельных лубках, он дал перелому зажить не вправив его как следует. Охотиться ему было не под силу, но по крайней мере он мог защитить их крепость, когда Анатолию требовалось отлучиться. К тому времени машина уже стояла на приколе. Горючего не было. В последующие годы он смог подобрать ещё нескольких человек, обыскивая соседние деревни на предмет всего, что могло пригодиться в хозяйстве. Включая брошенную и чудом выжившую скотину.

Ещё трое приплыли по реке. Один на хорошей лодке, что очень здорово помогло деревне. Появилась возможность рыбачить.

Один раз пришлось отбиваться от настоящей банды из троих подонков, которые захватили девочку из деревни и изнасиловали прямо на глазах мальчишки, её брата. Пока они были заняты своей добычей, мальчик бросился в деревню, что спасло остальных. Они успели заблокировать двери и расстрелять нападающих, которые обнаружив бегство малыша, бросились за ним, оставив растерзанную девочку на поляне, где её после нашли живой, но в таком состоянии, что она так окончательно не оправилась. Осталась не совсем в своём уме, но родила здорового мальчика, несмотря на свои неполные пятнадцать.

Эти нелюди не были дикими. Они были хорошо вооружены и как они выжили и сбились в банду, деревенским узнать не удалось. Одно только то, что на всех были тюремные наколки, могло навести на мысль, что это заключённые, которым удалось как-то выжить и выбраться. Видимо вооружились они уже после.

Настоящие дикие напали на них на рыбалке. Почти голые, в каком-то тряпье и больше похожие на животных, нападали эти существа с голыми руками и уйти деревенским удалось только благодаря лодке. Один из мальчиков крикнул, находящемуся на берегу Анатолию, а другой выстрелил из арбалета в ногу тому из диких, кто был ближе других. Это и дало возможность ему прыгнуть в лодку и оттолкнуться от берега. Дикие вообще неохотно входили в воду, а течение на том участке реки было довольно быстрым.

Это ещё на какое-то время спасло деревню от обнаружения. Все эти годы деревенские строили ограду. Деревня была организована так, что здание, укреплённое Анатолием, находилось почти в центре. Улица, проходящая мимо него, застроенная добротными домами, уходила к задам ровными наделами, которые довольно просто было окружить стеной, перенося её по мере увеличения посевных площадей, на очередную полосу огорода по обе стороны от их основного жилья.

Ограда не остановила бы диких. Но она задержала бы любого нападающего, поскольку на вышке всегда был охранник и наблюдал за работающими на полях и окружающей местностью и мог подать сигнал прятаться в доме. Кроме того забор охранял деревню от хищников и диких свиней, разоряющих урожай. И всё же община по большей части состояла из женщин и детей и была недостаточно сильна. Организовавшиеся семьи пополнялись практически ежегодно. Но детишки пока были больше обузой, чем помощью.

Диггеры, пришедшие в деревню были подготовлены к эпидемии. Те, кто не верил словам, переданным Торином, и опасался, просто не попали в первую партию. Как мы и думали, в ней, по большей части, оказались молодые семьи. Но к тому, что случилось они готовы не были. Заболели только самые маленькие дети. Обрадовало одно, что они довольно быстро вышли из каталепсии и чувствовали себя замечательно.

Тогда и пригодился, оставленный Анатолием в глубокой заморозке, запас первичной культуры вируса. Уходя он не отключил холодильные установки. Теперь это пригодилось. Оказывается вирус ослаблялся с каждым новым поколением. Эти же образцы были в самой силе. Осталось только наладить производство и доставку в город. Объяснить всё нужным людям так, чтоб это принесло нужные плоды, а не панику и репрессии, было задачей Торина и Петьки.

Мы с Торином как разошлись тогда на острове, так и не встретились. Занялись каждый своими делами. С тех пор, как я осталась у ведьм, мы не виделись около полугода. Я получила столько новых возможностей, что это даже несколько опьяняло. Реакции моего тела на них, в некотором роде, напоминали цепочку психологических оргазмов. Я мне вполне хватало новых мироощущений, чтоб не так сильно переживать разлуку.

Кроме того, знакомство с появившимися на острове дикими, перегружало мою чувственность. В первое время они не контролировали гендерные реакции, а присутствие сканера и моя собственная неопытность в плане защиты, порой доводили меня до сексуального иступления. Их неприкрытые мужские желания, которые с радостью удовлетворяли их подруги, вспыхивали при виде любой женской особи с такой страстью, что заражали покруче вируса.

Ведьмы готовили Большой Хоровод. Этот праздник в древнем Риме назывался Луперкалии. От "лупо" - "волк". Основателями Рима были Ромул и Рэм - единственная в своём роде пара близнецов рождённых Ведьмой матриархом. Раннее патрицианство Рима состояло из семейств ведьм. От первого Сената основанного Ромулом. И мужчины их были очень сильными воинами, которые погибали в боях гораздо чаще, чем женщины. Но, для сохранения крови ведьм, им было запрещено вступать в браки с другими кастами. Луперкалии устраивались для того, чтоб женщины ведьм могли получить потомство от мужчин своей крови.

В изначальном варианте празднества, юные девушки ведьмы, не имеющие пары, но желающие произвести благородное потомство, писали записки с именами и бросали в огромную урну, а после все мужчины участвовали в розыгрыше. Те, кому доставалась невеста Луперкалий, устраивали Большой Хоровод. Праздничный танец, который заканчивался тем, что старшие ведьмы учили молодых девушек искусству соития и передавали их на время нужное для рождения ребёнка собственным мужьям. Иногда мужчины оставались с новой семьёй. Но тогда они утрачивали право называться патрициями и заседать в Сенате.

Гораздо позже этот праздник трансформировался, и в нём стали участвовать все сословия. Появилась традиция приносить в жертву животных. Этим занимались жрецы, выходцы из семей ведьм, но потерявшие право на патрицианство. Кусками шкур жертвенных животных обнажённые служители культа били обнажённых же горожанок, якобы для большей плодовитости и более лёгких родов.

Подобия таких праздников в древности были и у других народов. Там, где сильны ещё были роды ведьм. Пока религиозные культы не изменились так, что стали их главным врагом.

Матриарх предложила мне поучаствовать в Луперкалиях. Тем более, была возможность, что ребёнка от Торина я могла и не получить. Но я не могла принять такое решение без его участия. Да и вообще не была готова иметь ребёнка. Я сама ещё была ребёнком и то, что ведьмы желали взять его воспитание на себя, меня совсем не обрадовало. Я хотела сама растить своих детей. Конечно, когда-нибудь в будущем, не сейчас.

Ведьмы вообще относились к моим отношениям с Торином, как к капризу. Они сказали, что даже если я рожу от человека, то этот ребёнок не будет обладать силой. Ведь это будет второе поколение мужчины-человека в роду. Если бы у моего отца родился мальчик, он уже не обладал бы силой. Они удивлялись и тому, что я так сильна. Конечно, они же не знали о сканере.

Но, надеясь на то, что я приму участие в возвращении мужчин других кланов, матриарх полагала, что Луперкалий в моём ближейшем будущем будет достаточно и отказ приняла легко. Юных мужчин-оборотней выжило очень мало за десятилетие с лишним, пока они существовали, как дикие. Конечно, когда оборотни пришли в форму, под умелыми ухаживаниями ведьм, стало понятно, что их возраст не соответствует их внешнему виду. Они выглядели гораздо моложе и привлекательнее. А уж мужских флюидов от них перепадало каждой встреченной женской особи. Так что и вправду устоять было довольно сложно. Поэтому я была совсем не уверена, что хочу находиться на острове во время праздника.

Утро моего ухода выдалось хмурым. Хотя я чувствовала, что к полудню распогодится. Это одно из моих новых умений. Предсказывать погоду. Следующее долго ждать не заставило. На бревне у входа в туннель сидел оборотень. Я издали пошевелила плечами. По спине пробежали мурашки. Этот парень был мне знаком. Причём знаком гораздо дольше, чем по острову. Его запах я узнала, да и Сильвер подтвердил. Когда мы впервые нарвались на бой с дикими, то посчитали его мёртвым. Это был тот, которого ранили стрелой в спину. В бурелом, где мы нашли его по пути в город, не полезли даже крыски. Все посчитали дикого мёртвым. Уж больно поза была неестественной. Да и колючий кустарник. Но ночью он обернулся. Только поэтому и выжил.

Большая часть диких дожила до сегодняшнего дня из-за регенерации во время обращения.

Он меня не помнил. По крайней мере я так думала. Но оказалось это не так.

-Ты дралась как волчица,- сказал он, глядя на меня тёмно-янтарными глазами,- я не сержусь на тебя, ты же не могла знать кто мы. Да и просто защищала свою жизнь.

-Я рада, что ты понимаешь,- миролюбиво, но настороженно сказала я.

Оборотни не были мягкими и пушистыми. Даже находясь в человеческой ипостаси. Это были воины. Чуть грубоватые, с телом и характером, как будто отлитым из бронзы.

-Моя жена могла бы научить тебя быть настоящей женщиной.

Я не стала возмущаться и говорить глупости, и сообщать что у меня есть мужчина и есть опыт отношений. Во-первых, учась у матриарха, я поняла сколько ещё от меня скрыто, научилась не болтать попусту. Сейчас моя первая любовь - Тимка, не узнал бы меня. Во-вторых, действительно смешно выглядел бы трёп об опытности девчонки-подростка рядом со зрелым мужчиной, который выглядел на тридцать пять-тридцать семь, а на самом деле мог иметь и все шестдесят.

-Спасибо за честь,- вежливо сказала я,- возможно я бы поучилась ещё многому у моих родичей, но есть долги, которые я должна вернуть, прежде чем решусь стать матерью. Кроме того, выбор Луперкалий за богами.

Он хитро улыбнулся, зная, что я тоже слукавила. Для сильной ведьмы не секрет чью записку она берёт из кувшина. Не зря же очередь составляли старшие ведьмы. Его взгляд стал ощутимым, как-будто опуская глаза от лица до моих боевых ботинок, он ощупал каждую складочку на моём теле. Низ живота скрутило и я несколько резче, чем хотелось выставила блок. Он довольно , как сытый кот, прижмурился.

-До встречи,- наверное, такой голос был у библейского Змея.

Я не боялась его, хотя взгляд напомнил мне тот бой, когда в голове гуляла истерическая мысль "сначала поимеют, а что останется сожрут". Видимо, дикая жизнь ещё какое-то время будет сопротивляться усилиям ведьм.

-До встречи,- с усилием контролируя предательское першение в горле, сказала я и не оглядываясь, но чувствуя на спине его взгляд, скользящий к пояснице ощутимо, как кончик языка, торопливо нырнула в тёмный проход под озером. Синджик оторвался от моей ноги и, обернувшись, зашипел напоследок. Ему не нравился оборотень. Тот засмеялся.

Я знала, что пойти за мной он не сможет. Ведьмы поставили метки, которые не давали мужчинам покидать остров. И первое полнолуние показало, что эффект забывчивости не прошёл сразу. Нужно было несколько полных циклов обращений, для каждого из оборотней разное количество. Поэтому в лес их пока не отпускали. Надеялись, что после Луперкалий последние волки придут в себя. Похоже, мой навязчивый ухажёр был одним из самых стойких в своей дикой личине.

Чем дальше я уходила от болот, тем более ясным становился день. Облака рассеялись. Столько птичьего щебета я не слышала, наверное, с момента рождения до сегодняшнего дня. И в лесу я стала чувствовать себя иначе. Перестала бояться, а ещё ощущать чужеродность. Теперь мне не нужно было задумываться о направлении. Во мне появился внутренний компас. Впрочем, Сильвер исполнял эту роль тоже совсем неплохо. Мне нужно было заскочить в деревню. Я знала, что Торина там нет. Я соскучилась, но как-то иначе, чем раньше. Мне нужно было сначала увидеть кого-то другого из своих друзей и знакомых. Научиться общаться в своём новом состоянии.

И потом нужно было узнать как дела с вирусом. Анатолий ушёл в университет и я связывалась с ним ментально перед его уходом. Дальше деревни даже матриарху нужна была помощь. А я ещё и не опытна, хотя сканер даёт мне энергию практически равную её силе.

Диггеры должны были дать больше информации. Как раз пришла новая партия. Светить все свои возможности перед ними я не хотела. Мы с Анатолием, как со старейшиной деревни поговорили дистанционно и решили, что знать о ведьмах будут только те, кого они возьмут в ученики, а ещё - главы общин. Тем более, что все мальчики, которые были с нами у святилища оказались способными, хотя и не наших кровей. Им приятно было чувствовать себя избранными. С ними занималась помощница матриарха. Как охотникам, им очень помогали те уроки, что давали им ведьмы. Ещё две девочки получали знания по лечению болезней.

Все занятия проходили на острове, но жили дети обособленно и к лишним тайнам не допускались. В деревне думали, что учатся они в каком-то из соседних посёлков. Поскольку о диких больше не нужно было беспокоиться, родители отпускали их без особых волнений. В лесу вести себя умели все. А детишкам тайна только добавляла интереса. Тем более, что истинной силы ведьм они не знали. А к оборотням их вообще не допускали, до времени. Возможно, когда они окончательно придут в себя, их знания очень помогут именно охотникам.

Поселение оказалось неожиданно шумным. На острове я привыкла к тишине. Даже скотина там была спокойная и молчаливая. Несмотря на присутствие оборотней. Ведьмы поили своих коров отварами трав, от которых не только становилось больше молока, но и животные чувствовали себя комфортно и практически не болели. И молоко на острове было удивителтно вкусным. Пахло чабрецом и мятой. А ещё немножко лесным орехом.

Приезд диггеров добавил огромное количество весёлых здоровых детишек. Часть из них, выдыхая в такт, повторяла упражнения на вновь организованном плацу. Женщины работали на огородах. Самая малышня сновала на побегушках, помогая матерям или отцам, или таская воду от колодца в маленьких бурдючках из шкурок слепышей. Даже крыски, к которым коренные деревенские уже, похоже, попривыкли, с упоением копали канавки вдоль огородов. И все смеялись, перебрасывались шутками, малыши визжали, брызгаясь у колодца. Улыбались даже сторожевые на вышках, по привычке продолжая свою работу по охране. Мало ли какие лихие людишки забредут.

Меня встретили приветливо. Многие диггеры были со мной знакомы. Деревенские слышали обо мне и от своих, и от Торина, к которому чувствовалось уважение. Но пару-тройку завистливых колючек, от деревенских, и диггерских девиц, я поймала. Через два свежезаселённых дома мой сканер взбесился от не слишком доброжелательного внимания. Я осторожно скользнула взглядом из-под ресниц, нарочито поправляя ярко-зелёную прядь. У ведьм я привыкла вплетать её в волосы особым затейливым узором, оставляя свободный конец ярким мазком по маслянисто-чёрной чёлке. Крепил узор старинный костяной гребень, подарок от матриарха. Вещь не только эстетичная, но и непростая, с наговором. Я не дала знать учительнице, что разгадала подарок. Просто не стану носить её при Торине. А сейчас я коснулась гребня и почти физически почувствовала связь заклинания с направленым на меня взглядом.

-Да это, наверное, мама Торина,- запаниковала вдруг я.

Тем более, что глядела женщина неласково. Как-то, до этого момента, мы умудрились не встретится. Я и сама оттягивала момент встречи, как могла.

-Судя по всему, она меня видела раньше,- я вертела в голове возможности, когда бы это могло быть, но мне приходилось бывать у диггерских вожаков по своим профессиональным делам слишком часто. Да и не приходилось задумываться тогда, что между нами с Торином может когда-нибудь, что-нибудь возникнуть. С чего бы?

Что незавидного нашла во мне женщина, я догадывалась. Скорей всего, мечталось ей о тихой покорной невестке, помогающей по дому. Которая нарожает кучу внучат, а не будет шататься по лесам или, того хуже, разбираться с трупами. А, возможно, давно присмотрела среди своих такую. Наверняка одну из тех, что буравили меня глазками в спину, когда шагала вдоль огородов.

-Подойти? Расставить всё по местам сразу? Или сделать вид, что не знаю кто она? Торин ведь нас так и не представил.

В конце концов, взмахнула чёлкой, отбрасывая её с глаз, сделав их доброжелательно-спокойными и вежливо кивнула проходя.

-Чего лезть в конце концов? Пусть сначала Торин сам определит кем меня представить мамочке. Пока я в статусе тайной возлюбленной. И это ещё мягко сказано. Такая ведь могла бы и в малоле