Петренко Сергей Семёнович: другие произведения.

Сериал "Алька". 1990 - 1991 годы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Ссылки для скачивания текста в формате Ворд
   http://www.rapidshare.ru/2658224
   или
   http://narod.ru/disk/15417357001/Alka.doc.html
  
  

Сергей Семёнович Петренко

сериал "Алька": 1990 - 1991 год.

Повесть первая

Хроника лесной жизни

   Глава 1
   Когда Альке исполнилось двенадцать лет, он выглядел младше своего возраста - маленького роста, лохматые волосы, большущие голубые глаза. Куртка болталась на нем просторной рыжей палаткой, а в носки ботинок, купленных на вырост, мать напихала вату. Необыкновенная вещь - Алька упрямо не хотел расти и в ответ на родительские охи-вздохи лишь смущенно отводил глаза - жизнь взрослого мужчины, который носит деловой пиджак, деловой портфель, каждое утро жужжит бритвой, ссорится с женой и ругает непослушных детей - его совсем не привлекала. Только два неоспоримых преимущества "взрослости" Алька признавал - отсутствие забияки-соседа по парте и то, что мужчины в расцвете сил, в общем, реже болеют ангиной и гриппом. К счастью, об этом не обязательно помнить, тем более летом, когда каникулы, солнце и свобода. Вот как раз летом-то все и началось...
   Мартышке Бену вдруг жутко захотелось грецких орехов. А надо сказать, если ему чего-нибудь захочется - умри, а достань. Чаще всего эти ужасные прихоти накатывали на Бена в мае-июле, тогда он обегал весь окрестный лес, всполошив его обитателей, в конце концов добиваясь своего. Так случилось с белой мышью, сосиской, подсолнуховым медом и шелковым платком. И в этот раз старуха Коруш, древняя лесовичиха, доводившаяся Бену какой-то теткой, горестно вздохнула, услышав новое требование:
   -И откуда взял, я двести лет живу, никогда не слышала. Плохи ли лесные орехи, а тут на тебе - какой-то "грецкий"! Не в Город же к людям лезть.
   Но разве Мартышка Бен слушал когда-нибудь свою тетушку?! В тот день, наскоро глотая кашу из желудей, он уже составил план действий. Перво-наперво забежать в овраг к Глине. Пока то да се - наступит вечер, и можно будет навестить Привидений, это, правда, далековато, зато уж вернее них не подскажет никто...
   Груздь, старый-старый леший, глава их небольшой семьи, со стуком отодвинул миску, покосился на Коруш единственным глазом.
   -Что, Бен опять собрался в бега?
   -Уже не знаю, то ли запретить ему. Нарвется ведь когда-нибудь.
   Мартышка Бен, приняв независимый вид, притворился, что не слышит разговора. Но глаза лешонка отчаянно бегали.
   -Надо бы запретить. Кикиморы рассказывали, что бегает он к пустырю. Это место для нас почти так же опасно, как Город!
   -У, ябеды! - прошипел Бен, не выдержав.
   -Неужели ты не боишься попасться людям на глаза? - в голосе Груздя не было сердитости, только мягкий укор и тревога. - Я не волнуюсь за тебя, пока ты в лесу - недаром же тебя прозвали Мартышкой. Но Пустырь...
   -А как же Привидения, дядя Груздь? Ведь они уж лет сто живут на Пустыре.
   Груздь посуровел.
   -Привидения нам не ровня. Это их дело. Ты еще молод, Бен, и я боюсь, только опыт научит тебя опасаться людей. Лешие никогда не брали пример с Привидений, наш дом - непролазная чаща. Понятно?
   Бен тяжело вздохнул.
   Глава 2
   А в это время Альке не давала покоя другая весьма серьезная проблема. Он думал, куда спрятать клад... Да-да, самый настоящий клад, приключение, случившееся с Алькой, явно тянуло на газетную сенсацию - в развалинах старого дома, бывшей графской усадьбы, мальчик откопал небольшой сундучок. Даже дыхание перехватило у Альки, когда на свет божий показались окованные медью бока. Сундук был тяжеловат, местами позеленел от времени, но что в нем лежит, Алька узнать не мог - никто ведь не оставляет в сундуках с кладами ключи от замков.
   С великими предосторожностями перенес Алька сундук домой. В чулане он завалил его рваным тряпьём и задумался. Висячий замок на сундуке был небольшой, и Алька рассчитывал с помощью ломика с ним справиться. Однако дома таким делом заниматься нельзя, и тут-то мальчику пришлось поломать голову.
   В чулане клад долго держать нельзя, в комнате не спрячешь, закопать вблизи дома - тоже опасно, да и когда закапывать - днем во дворе кто-нибудь да есть, ночью - целый ворох проблем - как из дома выйти, как в темноте спрятать, чтоб следов не осталось, как доставать потом. И решил Алька отнести сундучок в лес. Там он взломает замок, заберет все, что может ему пригодиться, а сундук закидает валежником в овраге. И Алька приступил к выполнению задуманной операции.
   Ранним утром, положив сундучок в рюкзак, он через окно выбрался из дома, захватил еще небольшой ломик, и с этой ношей зашагал по дороге к лесу. Был прохладный ясный рассвет. Где-то позади во дворах мычали коровы, заливались петухи. Деревня только просыпалась, когда Алька с бьющимся сердцем уже пересек границу густого леса, что начинался сразу за огородами метрах в трехстах от домов. Могучие сосны сонно поскрипывали, словно разбуженные незваным гостем.
   Маленькая, уютная полянка показалась ему подходящей, Алька снял рюкзак и потянулся было развязать шнурок, как вдруг почудилось, будто чей-то неуловимый взгляд следит за ним из сумрака ветвей. "Неужели, вляпался?!" подумал Алька. Но как это проверить?
   Взяв рюкзак, он подошел к тому месту, где, по его подозрению, должен был прятаться шпион. Никого? "Надо отойти подальше, может, тот, кто следит, случайно выдаст себя... Впрочем, скорее всего, показалось."
   Алька миновал молодую поросль, углубился в лес, прошагал так метров триста. Ощущение чьего-то присутствия не исчезало.
   Прямо наваждение. Человек не может красться следом такое расстояние и остаться незамеченным!.. Уже готовый расплакаться, Алька с ненавистью огляделся вокруг. Прямые стволы деревьев, словно колонны. И так со всех сторон. Ни кустика. И вот тогда-то Алька увидел его. Мохнатое, двурукое и двуногое существо ростом с обезьянку - в первую секунду Алька и принял его за обезьянку - кубарем скатилось с сосны и, присев в паре шагов от мальчика, замерло, уставилось на гостя умными, почти человечьими, глазами. "Кажется, это не укусит".
   -Что у тебя в мешке? - тоненьким голосом осведомилось существо. "Да ведь это леший!" - ахнул про себя Алька. "Вот так встреча... Главное, не показать, что мне не по себе."
   -Сундук. А это ты следил за мной?
   -Я. - Лешонок совсем осмелел и с любопытством осматривал Альку с головы до ног. - А ты не выстрелишь в меня из ружья? Ведь ты человек?
   Алька улыбнулся.
   -Я еще мальчик и совсем не собираюсь ни в кого стрелять. Да и стрелять я не умею.
   -А что ты здесь делаешь ?
   -Да понимаешь, нашел я сундук, ну и хочу узнать, что в нем.
   -Ух ты! Интересно. Наверное, что-нибудь таинственное. Можно мне посмотреть?
   -Конечно. Это я от людей прятался, они вечно все испортят. - Алька достал сундучок, ломик и задумчиво посмотрел на замок.
   -Ты сильный? - спросил он у лешонка.
   -Я? Не знаю. А что ?
   -Надо сломать этот замок.
   Мартышка Бен пощупал металл замка, взвесил в руке ломик. По выражению его лица было ясно - им двоим тут не справиться.
   -Знаешь что, - сказал Бен. - Давай сходим ко мне домой. Там что-нибудь придумаем.
   Вот чудеса, подумал Алька. За то, чтобы познакомиться с настоящим лешим, да еще попасть к нему домой, никакого сокровища не жалко. Какие могут быть сомнения?! Было бы просто здорово, если бы он подружился со мной.
   И, подхватив сундучок, лешонок и мальчик двинулись в чащу.
   Глава 3
   Такого леса Алька не видел никогда в жизни, только в страшных сказках по телевизору. И хотя рядом был Бен, по коже бегали мурашки. Изогнутые, словно оцепеневшие чудовища, стволы деревьев уходили в темноту. Жизнь кипела там, наверху, где шум зелени, теплый июльский ветерок, где солнце греет каждый листик.
   Здесь же будто в подземелье - ни звука, ни движения, черные, мёртвые ветви скрючились в жутком хороводе. Альке казалось, будто они и есть обитатели леса - сучья, деревья, коряги - и смотрят на мальчишку враждебно, желая одного - взять в плен непрошеного гостя, растерзать на кусочки... и только присутствие Бена сдерживало их злобу.
   Раз Алька чуть не наступил на скелет - кости какого-то крупного животного белели у ствола поваленного дерева. Шея скелета была неестественно выгнута, из пустой глазницы черепа торчал пучок поганок...
   "А ведь Бен здесь живет!" - подумалось Альке.
   И действительно, скоро мальчик увидел его дом. Больше похожий на землянку, он почти сливался с трущобой - такой же угрюмый, с крохотными оконцами, стены сложены из толстенных, не особенно ровных бревен, в бурых кляксах лишайников, а крышу сверху завалена всякой всячиной - ветками, корой, мхом, гнилой древесной трухой и хвоей. Избушка, казалось, вросла в землю, и оконца располагались на уровне пояса... Зато из трубы вовсю валил дым - великолепный дым, признак жизни и уюта - и, принюхавшись, ребята уловили аромат жаркого. Мартышка Бен подпрыгнул радостно, ускоряя шаг.
   -Хей, пусть я провалюсь, тётушка Коруш не заставит нас сегодня набивать брюхо желудями!
   Сундук они оставили у порога, и лешонок, втащив заробевшего мальчика за руку в дом, будто шарик для пинг-понга взмыл под потолок и... не рассчитал. Старая Коруш как раз повернулась, поэтому вместо того, чтобы повиснуть у нее на шее, Бен бухнулся всеми четырьмя лапами о закопченный чугунок, выбив его из рук тетушки. Обожженный и ушибленный, лешонок с гримасой боли откатился к очагу.
   Алька вжался в угол, застыв от испуга, большущими глазами смотрел на страшную лешачиху в звериной шкуре; эта косматая и уродливая старуха в свою очередь с безмерным удивлением созерцала гостя, а в дверях, прислонившись к косяку, стоял в сам хозяин - леший Груздь.
   -Эт-то что за явление?! - вымолвил наконец леший.
   -Я... - только и смог вымолвить Алька. Спас его Мартышка Бен.
   -Это мой приятель... новый. И... тетушка, мы ужасно хотим есть.
   На что старая Коруш ядовито заметила:
   -Ахти, бедненький, разве ж ты не наелся, целый чугунок слопал и не наелся. Ох!
   Однако Груздь шутить явно не собирался. Он зашипел сердито, оглядев мальчика с головы до ног.
   -Остолопы, вы что, совсем рехнулись!? Приводить в дом человека! Ну как нам теперь быть? Если б взрослый - кончил его и дело с концом, а это, вишь, мальчишка еще, жалко его, притом Бен сам, небось, притащил?
   -Ха, подумаешь, останется у нас. А что?
   Мартышка Бен подмигнул Альке как ни в чем ни бывало, и завопил снова:
   -Есть хочу!
   Ни живой, ни мертвый мальчик соображал лихорадочно, удастся ли, если очень быстро побежать, удрать отсюда. Но ветер круто изменился, видимо, старик леший хотел лишь припугнуть гостя, ибо спустя секунду он вдруг сбросил с лица, суровую гримасу и мягко подтолкнул Альку к столу, буркнув:
   -Ну-ну, не робей. Раз уж Бену ты понравился, здесь тебя никто не тронет. - И к старухе: - Что там у тебя осталось, тащи на стол. Суп пропал, шут с ним, не наша это еда. Мясом сегодня будем лакомиться!
   Первый обед в лесной избушке Алька запомнил навсегда. Совсем скоро он освоился и чувствовал себя превосходно. Перепачкавшись жирным мясным соком, эта парочка забыла обо всем на свете, и шум стоял несусветный. Мартышка, размахивая телячьим ребрышком, что-то кричит, а мальчишка покатывается со смеху, слушая лешонка, в руке у Альки деревянная кружка с ежевичной водой, и питье стекает с рук, с подбородка... Коруш смотрит на них с довольной усмешкой, время от времени бросая взгляд на Груздя: "Что, старый черт, доволен? Разве они не хороши?!"
   Глава 4
   Подустали, попритихли. Тут-то и вспомнили о сундучке. Старый леший тоже ощупал замок, прищурившись, оценил его взглядом знатока. "Сам был большим любителем по части кладов", - признался Груздь. Потом чмокнул языком.
   -Не выйдет дело, - вздохнул он, ставя сундучок. - Я эту пакость знаю - крепко сделано, нужен ключ.
   Вот так фокус! Алька с Беном переглянулись растерянно: что же делать?
   -Понимаю вас, конечно, дело молодое... Но к Привидениям пойду сам. Опасно вас туда отпускать, да еще вдвоем.
   Мартышка Бен хлопнул себя по лбу:
   -Ах, я, пень гнилой! Как же я забыл! Ведь правда, у Привидений есть Ключи! Ну дядя Груздь!
   -Нет, малыши. Переночуйте сегодня дома, никаких похождений... Да и загоняешь мальчишку. Сам-то небось обезьяной по деревьям скачешь!
   -Ну ладно, - неожиданно сдался Бен. - Сегодня у нас будет вечер сказок. Это тоже здорово, да, Алька?
   -Ну конечно...
   Луна в тот вечер была полная, яркая, и звезды, что те угольки в костре полыхали. Леший Груздь, взяв мешок с сундуком и корявую палку - помощник его и защитник во многих похождениях, неторопливо, вразвалочку вышел из дома, плюнул "на удачу" через плечо - и спустя минуту коренастая фигура старика растаяла в чаще.
   Дорога к Пустырю вела в незнакомый Альке Дальний лес, и чтоб попасть туда, надо идти, все удаляясь от деревни, много верст по дикой и непролазной глуши. Чем дальше, тем больше чудес встречается на пути, лес как будто оживает - может, отнесется к гостю беззлобно, может сгубить, и уж в особых случаях раскрывает свои тайны, свою душу. К лешим, конечно, это не относится, они здесь дома.
   Проводив Груздя, Алька и Бен залезли на широкие нары, обуютились там среди мягких шкур, стали смотреть, как лешачиха разводит огонь в очаге. Потянуло запахом дыма, ароматом сосновой смолы, заплясали язычки пламени, проникла в избушку таинственность ночи. И сама Коруш вдруг исчезла, а на ее месте - загадочная, жуткая, косматая ведьма - игра света и тени будила фантазию, являлись откуда-то образы, мысли...
   -Я вспомнил одну историю, Алька. Двинься ко мне, чтобы было не так страшно... Ну, слушай... Это было не очень давно, незадолго до того, как я родился. В половине дня пути отсюда стоит избушка, с виду обычная, деревенская, только вот уж лет двести в ней никто не живет. Говорят, ее построил один иностранец, или кто он там был, черт его разберет. В общем, приехал он из дальних мест, поселился там совсем один. Люди, и мы - лешие - видели его частенько, из лесу он почти что и не выходил. Чем жил, что делал - нам неведомо. И всегда, заметь - всегда был при своем ружье. Даже если на крыльцо просто так выходил, воздухом подышать.
   Потом он, верно, умер - видеть его перестали. А избушка стояла. И вот, лет через двести, мимо нее проходили три человека - геологи, так, кажется, их называли. Двое мужиков и одна девушка. Время как раз шло к ночи ну, они решили там заночевать. Минули сутки. На следующий вечер лешие подобрали старика - из той компании. Вроде и не так чтоб старый, а волосы совсем седые, как у леших. Плох был старик. Отпоили его травами, отходили. Ну, он и рассказал, что там, в избушке произошло...
   С ними, с геологами, девушка была, я уж сказал. Так вот она, значит, когда в избу зашли, увидела комнату, и в ней уголок, занавеской отгороженный, говорит:
   -Кажется мне, что за кто-то за той занавеской есть.
   -Вот чепуха, - тот, что помоложе, отвечает. Подошел, отдернул - никого, только ружье чье-то стоит, вроде старинное, но на вид как новое. Ну, они начали собираться спать укладываться, а девушка снова говорит:
   -Ой, а неладно здесь, чует мое сердце, что в этой избушке кто-то есть.
   А молодой ей снова отвечает:
   -Ну, есть, так есть. Только пусть сидит тихо, или сразу выходит, я его на лопатки разок брошу, он живо уберется отсюда...
   Легли они спать. Пожилой, как голову на подушку, так и захрапел. И снится ему сон - вот занавеска та в углу поднимается, а из за нее выходит человек. Да не человек даже, а тварина дьявольская - туловище, руки, ноги вроде бы нормальные, только одежда странная, чем-то на их спортивный костюм смахивает (так седой выразился), тело облегает плотно. Зато вместо головы - череп, и челюсть всё - лязг, лязг. А кисти рук - тоже кости одни, и на кончиках пальцев когти длинные - шевелятся кровожадно. Старик проснуться хочет, знает, что во сне всё это - и не может, хоть от страха холодным потом покрылся. А призрак не спеша подошел к кровати, где молодой спал, руку протянул и трясет того за плечо. Молодой вскочил, глаза выпучил и кричать не в силах. Призрак ему и говорит, спокойно так:
   -Ты бороться со мной хотел. Давай, выходи.
   Ну, парень дрожит от страха, а противиться не смеет. Вышли они на середину комнаты и сцепились. Катаются по полу, хрипят. У молодого от ужаса силы прибавилось, видит - за жизнь его спор идет. Тут девушка вскочила. Кричит, кругом них бегает, а призрак молодого совсем уж вот-вот одолеет, на лопатки его положил, когти кривые к шее тянутся, и челюсть лязгает у самого лица. Тут старик заорал истошно, забился, будто в судорогах, и... проснулся. Смотрит - утро уже, солнце светит. А его все трясучка никак не отпускает. Как глянул он на постели, где товарищи его спали - волосы дыбом поднялись: одежда ихняя вся лежит так, как она на них была, даже кольцо девушкино, и бинт, которым парень вчера пораненную ногу перевязывал.
   И чувствует старик - за занавеской кто-то есть. Он и проверять не стал - бросился вон оттуда изо всех сил. Бежал, уж еле живой упал, где его лешие и подобрали. А о тех двоих никто больше не слышал...
   Глава 5.
   Утром, еще на рассвете, вернулся Груздь. Он не стал будить ребят, тихонько пристроился на чурбачке у очага, положил свою ношу рядом, раскурил трубку и стал смотреть, как Коруш готовит завтрак, изредка перебрасываясь с хозяйкой словом-другим.
   По случаю гостя старуха решила накормить всех на славу: на большом железном противне румянились какие-то лепешки - от них шел аромат просто чудесный, смешивался с дымом и заставлял лешего жмуриться и раздувать ноздри в предвкушении лакомства.
   Лепешки эти предполагалось подавать с маслом, да еще расторопная хозяйка успела раздобыть где-то молока и меду, правда, прошлогоднего, но отменного качества. Её работа уже подходила к концу, когда Груздь не выдержал:
   -Пора будить, - сказал он. - Пока моя новость и твои лепешки не остыли.
   ...Пока заспанный Алька протирал глаза, лешонок успел смотаться на верхушку сосны, переполошив соек - так Мартышка Бен встречал очередной день - и сунуть любопытный нос в мешок, принесенный дядюшкой Груздем; а тот, щелкнув лешонка в лоб, отобрал мешок, с хитрым видом спрятал под стол.
   -Сначала завтракать. Это дело делают не натощак.
   ...-И лепешки хороши, и мед хорош, - заключил Мартышка Бен, когда с едой покончили. Алька, запивая огромный кусок, вынужден был подтвердить это кивком.
   -Наша старая Коруш еще может показать себя! - Груздь, довольный и сытый (что особенно кстати после дальней ночной прогулки), неторопливо извлек на свет свиток ветхого пергамента, развернул его. На темно-желтом куске кожи, до того старой, что держалась она, наверно, божьим духом, слабо проступал замысловатый рисунок.
   -Что это!? - прошептали друзья.
   -В сундучке вашем, - начал Груздь. - Оказалась книга со старинными письменами. Понять их - труд не наш, да и нужды в том мало. Старое Привидение предложило мне обмен. Ему охота в рукописях копаться - ему книга-то и пригодится. А вам оно передало вот эту карту. Тыщу лет ей. На ней наш лес нарисован (леший ткнул в середину пергамента). И еще другие места обозначены. А этот кружочек - в нем весь секрет. Что там спрятано - мы не знаем. Так что - вам карта в руки, господа разбойники!
   -Карта-карта-карта-карта, карта-карта-карта-карта... - повторял Бен, точно заклинание. Тайна не давала ему покоя - как всякая новая идея.
   Когда со стола убрали, и старики ушли, они с Алькой принялись жадно изучать загадочный свиток, и в первые же секунды выяснилось, что Мартышка Бен в картографии катастрофически беспомощен. Инициативой завладел Алька.
   -Здесь что-то написано, - указал он в левый угол пергамента. Действительно, на карте имелся текст - примерно полсотни непонятных мелких значков, наверное, букв. Альке они были незнакомы, а лешие читать не умели вовсе. Груздь только предупредил, уходя - Привидений по поводу карты беспокоить не стоит, всё, что они знают о ней, сводится к ее возрасту.
   -Придется искать так, - вздохнул мальчик. Ужасно трудно разобраться в рисунке тысячелетней давности! Помимо того, что много оказалось обозначений совершенно неизвестных, изменился за эту уймищу времени вся природа - леса, речушки, овраги... Затею можно было бы назвать пустой, если б не два ориентира, по счастью, оказавшихся долговечными, а их значки на карте - понятными. Во-первых, гора к северу от Алькиной деревни (гора эта считалась местной достопримечательностью), во-вторых - развалины старого поселения, на которых работали сейчас археологи. На карте поселение обозначили несколькими домиками.
   Была еще одна удачная случайность - кружочек, таивший в себе загадку карты, располагался точно на линии "гора - селение", больше того - Алька помнил, что и деревня его лежит на этой линии, а значит, оставалась только выяснить, в какую сторону следует идти от деревни, чтобы наткнуться на нужную точку. Алька решил, что путь их лежит на север и вряд ли займет более суток...
   -Если мы пойдем от твоей деревни на север, рано или поздно наткнемся на кружочек, - рассудил Бен.
   -Может быть. Уж конечно, так мы хоть что-нибудь узнаем. А из карты больше ничего не выжать. Вот прочитать бы надпись...
   Глава 6
   Друзья не стали говорить старому лешему, что придумали - начать поиски от Алькиной деревни. А то ведь Груздь мог переменить свое благожелательное отношение к затее. Бен сказал просто, что они пойдут на север - там лес редел, но жилье встречалось редко.
   Мартышка отказался брать с собой еду и шел налегке, однако мальчик рассудил, что десяток лепешек лишним не покажется. Следовать примеру лешонка, который умел неделю обходиться без пищи, он не захотел.
   Когда избушка затерялась в лесных сумерках позади, Алька с трепетом отметил про себя, как все-таки жутко очутиться одному в этом царстве неведомых сил. Но тут же - и радость. Приключение - радость. Захватывает и увлекает, и недолго потерять осторожность, броситься, забыв обо всем, навстречу тайне... Может быть, пьяные ароматы леса виноваты?
   Недалеко от Мартышкиного дома встретили старого тетерева; большая, важная птица обедала, но, завидев человека, хотела улететь. Бен в два прыжка настиг ее, загородил дорогу, что-то тонко проверещал. "Наверное, говорит по-птичьи!" - поразился Алька. И правда - тетерев изменил свои намерения, успокоился, наклонив голову к Бену. Только изредка косился на мальчика, поблёскивая глазом.
   Пока длилась эта сцена, Алька, не шевельнувшись, наблюдал за птицей. Он видел, как Лешонок, жестикулируя, спросил о чем-то тетерева, а тот поднял бровь, точно удивился. Потом тетерев улетел.
   -Людей поблизости нет, - сказал Мартышка. - Я просил тетерева, чтобы он слетал кое-куда, но этот старый кусок мяса отказался. Он обещал передать мою идею знакомой сороке, и если она согласится, часа через два мы будем знать, в какую сторону нам идти.
   -Что ты задумал? - удивился Алька.
   -Надо подняться над лесом. Тогда будет видно и гору, и твою деревню.
   -Я понял! - воскликнул мальчик. - Ты хочешь сказать, что птицы выведут нас на то место, откуда можно будет начать искать!
   -Ну да. Хитрый я, правда?!
   -Ты молодец, Бен. Но что нам делать сейчас?
   Лешонок, весело подпрыгнув, уселся на траву.
   -Ничего.
   И они, правда, ничего не делали. Там, над верхушками деревьев, солнце раскочегарилось вовсю, зато друзей, надежно защищенных прохладою чащи, жара ничуть не донимала. Было в самый раз. Алька немного устал от лазанья по густым джунглям и с удовольствием последовал примеру Бена. Лежать на мягкой подстилке, запрокинув голову, приятно, небо было такое маленькое и такое далекое над башнями высоких сосен... Вон белка, промелькнув среди ветвей, исчезла в зелени хвои.
   -Бен, - позвал мальчик. - А ты с белками можешь говорить?
   -А, ну их! - откликнулся Бен. - Пустоголовый народ. Им бы только побольше орехов в свой запасник натаскать.
   -На вид симпатичные...
   Лешонок молчал. Повернувшись к нему, Алька увидел, что глаза Бена стали грустными.
   -Ты что, Бен?! - встревожено прошептал Алька.
   -Да-а, - протянул тот. - Видишь, а я-то кто? Так, нечисть мохнатая. И чего ты со мной подружился...
   Алька не ответил. Он вздохнул, не зная, что сказать на это странное признание. "Вот не думал, что Бена волнует такое... ему, оказывается свой вид неприятен. Интересно, а хотелось бы мне, чтобы Бен превратился в обычного мальчика? Даже не знаю."
   -А ты хочешь стать человеком?
   -Ну... не знаю... я тебе по секрету скажу - понимаешь, некоторые звери не хотят со мной играть, обзывают меня уродом и страшилищем. Белки вот...
   Бен вдруг встряхнулся, моментально позабыв свои печали. Он с громким визгом стрелой взлетел на дерево, прыгая с ветки на ветку, и, очутившись на самой макушке, повис головой вниз, красиво вытянувшись в струнку.
   -Смотри! - Лешонок отпустил ветку. Его маленькое тельце падало вниз с ужасающей скоростью.
   -Бен!!! - заорал Алька. С безумными глазами он бросился к сосне, уже не надеясь помочь другу. А тот, в последний миг зацепившись всеми четырьмя конечностями за толстый, сухой сук, целый и невредимый раскачивался в метре от земли. Но увидев, что из глаз мальчика брызнули слезы, он одним прыжком очутился у Альки на шее и, заглянув ему в лицо, виновато моргал.
   -Если ты... еще раз устроишь... такое, - заикаясь, прошептал мальчик. - Я уйду из леса.
   -Прости, Алька. Я больше не буду.
   Глава 7
   Знакомая сорока оказалась галантной особой. Она вежливо поздоровалась с Беном и с Алькой, даже изобразила что-то вроде книксена - видимо, тетерев предупредил ее о необычном друге Мартышки Бена, и сцена была заранее отрепетирована. Впрочем, сорока еще и принесла хорошую новость - оказывается, друзья сейчас находятся как раз между Горой и Поселением, так что осталось только определить север и начинать поиски. Эта новость их даже как-то ошарашила - уж слишком всё просто выходило, похоже, древнее сокровище само просится в руки.
   Сорока, раскланявшись, улетела, обещав разыскать Бена и Альку завтра с утра, чтобы узнать о результатах поисков.
   -Если что, всегда обращайтесь ко мне, помощь гарантирована. Желаю удачи! - протрещала белобокая птица, исчезая за деревьями.
   -Знаю ее, - сказал Бен. - Наверно, догадывается, чего мы ищем, ради подарка старается.
   -Да ну, нормальная сорока. Да и не жалко в таком деле десятком монеток пожертвовать...
   Вдруг мальчика поразила одна мысль. Мысль эта пришла ему в голову почему-то только теперь. И сразу стало ясно - дело куда сложнее, чем казалось.
   -Бен! А ведь сокровище зарыто! Ведь тысяча лет прошла, никаких следов не осталось!
   Но не так-то легко смутить лешонка подобными трудностями.
   -Это все чепуха. Сначала поищем так, а если не найдем, возьмем у лесовика палку искательную. Правда, не любит он ее давать, да что мы, ведь не съедим же палочку.
   -Вот здорово! Так пошли?
   -Пошли!
   До вечера ребята не увидели ничего подозрительного, даже просто следов человеческих. Слишком уж неприступными были эти места - сердце леса. Потому только здесь и выжила лесная нечисть. Дикие трущобы, словно из ожившей русской сказки, таили красоту - суровую, загадочную, жутковатую. Забыли ее люди, и много потеряли, а кому посчастливится прикоснуться к Душе Леса, запомнит навсегда - и сумрак чащи, и разговор величавых гигантов-деревьев, спокойный и мудрый, и тишину... Это больше, чем бесконечные ряды деревьев, это Лес, громадный и разумный, который рождается, живет и умирает, может любить, может мстить. Не откроешь душу Леса - не увидишь...
   Смеркалось. В хвойном царстве стали попадаться осины, вековые старцы уступили место молодежи. Близко озеро, сообщил Бен. Из за листвы выглянул кусочек звездного неба. Малая Медведица... Полярная...
   -Стоп, Бен! По-моему, мы идем не на север! - сказал вдруг Алька.
   -Разве?
   -Точно. Я знаю - на север - по Полярной. Она вон где.
   -Может быть. Ну ничего. Мы недолго так шли. Когда было светло, я хорошо разбирал направление. Давай немного пройдем назад, и - на север.
   Так они и сделали. Часов в одиннадцать ночи Алька сказал, что пора бы уже подумать и о ночлеге:
   -Все равно темно.
   В этом он целиком полагался на друга - лешонок полжизни провел под открытым небом, все тонкости на собственной шкуре усвоил.
   -А вон огонек. - Бен указал рукой влево. Совсем недалеко, между деревьями плясало пламя костра. Ох, как прекрасно было бы посидеть сейчас там. Но...
   -Люди! - испуганно прошептал Алька.
   ...Нет, это были не люди. Один из них окликнул ребят. Бен обрадовано ответил. Он схватил мальчика за руку и почти силой потащил к костру.
   -Не бойся, это друзья, они не обидят. И переночуем у костра.
   Робея, Алька поднял глаза на обитателей чащи - их было четверо - и каждый в чём-то походил на Груздя. Один - страшный, с пастью, вооруженной кривыми клыками, и глазами, как у филина, сидел неподвижно, на вид он был не очень силен - руки и ноги тонкие и угловатые, точно сухие сучья. Трое его приятелей особенно не различались - все коренастые, сутулые, лишь у последнего - того, который позвал ребят к костру, физиономия была подвижной, выразительной.
   Компания эта, видно, состояла из хорошо знакомых Бену леших, они дружелюбно встретили путешественников, дали им место у огня и медвежью шкуру - чтоб мягче сидеть. Тот, клыкастый, почему-то сразу показался Альке главным - и так оно и вышло. Через минуту Алька уже знал его имя - Корявый, а дружков его звали Мухомор, Башка и Кривляка. Корявый почти все время молчал - это, наверно, считалось проявлением мудрости и превосходства.
   -Гарненький хлопчик, где ты нашел его? - спросил Кривляка.
   -Не нашел... - пробормотал Бен, принюхиваясь к дыму костра. - А познакомился. На краю леса... И без подколок, Кривляка!
   -А я серьезно... А чего это вас сюда занесло?
   -Дела. - Лешонок посмотрел на Альку, словно спрашивая, рассказать, или не стоит, потом снова принюхался: - Утопни я в болоте, если у вас под угольками не жаркое в собственном соку!
   -Угадал, чертенок! Будет вам с дружком по ножке, - весело пообещал Башка. - А вы-то далеко зашли.
   -Да. Слушай, Башка, далеко до Горы отсюда?
   -А порядочно. День пути, если не больше.
   ...Костер трещал и пел. Кругом темнота, холодные тени прячутся за деревьями, причудливо изгибаясь и приплясывая, а у огня сидеть приятно и совсем не страшно, и мысли всякие приходят. Замечательный, волшебный огонь! Есть просто ночь - она темна. И есть просто день - он светел. Но когда в ночи пылает костер, это .уже необыкновенно, это - маленькое чудо, соединились тьма и свет, оттеснив обыкновенность - и ты у костра, словно в сказке.
   А вроде лес как лес, и небо, и тот же воздух, только пахнущий дымом и ночной свежестью (вот удивительное сочетание!). Но все вместе - сказка. Хочется говорить о таинственном, волшебном, или лучше помолчать - и тогда обязательно в голову прилетят волшебные мысли, опьянят, закружат, и где-то на границе между сном и явью совершается открытие - еще одна частичка красоты...
   Бен вдруг встрепенулся, вскочил.
   -Я можжевельника принесу... - И через минуту уже снова сидел на своем месте. Огонь, пожирая ароматные ветки, сильно, с аппетитом, затрещал. Алька искоса взглянул на друга - в черных его глазах плясали искорки. Интересно, о чем он сейчас думает?
   Костер сердито фыркнул, плюнул в лицо Бена клубочком дыма. Тот закашлялся, потер глаза кулачками. Жутко хочется спать. У Альки голова сделалась тяжелой, как бочка. Наверное, уже давно за полночь. А Корявый, все сидевший неподвижно, заговорил. Голос у него сухой, трескучий.
   -Было это, - начал леший, - Когда я еще вот в его летах по буреломам мотался. Наш лес тогда куда больше был. Но люди частенько сюда хаживали. Лосей промышляли, лис, даже, случалось, медведей. Охота тогда настоящая была - с рогатинами, со стрелами. По многу дней бродили охотники в лесу. И ночевали - холодно, снежно - а он в шкуру завернется, а то еще в сугроб, точно медведь, зароется, и наутро снова в путь...
   Ну, однажды занесло к нам царского добытчика - одежда на нем богатая, ноги быстрые, нрав горячий. Дня не прошло - увешался зайцами, да лисами, да куницами. А лешие народ веселый, зимой холодно, хочется кровь разогнать. Пятеро их было (все уж с той поры померли), впереди охотника показались и сиганули, да не быстро, так, чтобы добытчика этого за собой сманить! А у того глаза загорелись, припустил вдогонку, ни о чем не думая.
   Ну, значит, завели его лешие в лесную пещеру - она, поди, завалилась уж, сколько времени прошло - там тепло, тихо. Человек думает - вот повезло, отогреюсь здесь у костра, потом в обратный путь, жаль, ни одного черта не подшиб, а то бы при дворе все рты поразинули.
   Развел охотник огонь, сухари из сумы достал, зайца выпотрошил, запёк - сидит, ест, да о доме вспоминает.
   Только он последний кусок в рот положил, вдруг - в пещере потемнело. Охотник глядит - а это леший, громадный, натуральное чудовище - весь вход заслонил, усмехается широко, клыки скалит. Охотник за ружье, а гость говорит ему:
   -Погоди, человек, остынь. Ведь я к тебе с делом пришел.
   Ну, у того зуб на зуб не попадает, а виду не подает. Отодвинулся к стене, глаз не спускает с великана. Тут леший бутыль достал, стакан вина наливает и охотнику подает.
   -Выпей, - говорит. - А то наши зайцы всухую не идут...
   Со временем разошелся охотник, охмелел, руками размахивает, лешему выгоды сулит, с собой зовет.
   -Будешь, - говорит, - У царя главным загонщиком на забавах. - А леший все ухмыляется, клыки скалит. Потом и предлагает человеку:
   -Слушай, вижу я, молодец ты смелый, ловкий. Хочешь, сокровище себе заполучить? Вернешься - купцом станешь.
   Охотник пьян был, а смекнул - дело нечисто. Спросил на всякий случай:
   -Чего это ты, образина, мне ни с того, ни с сего богатство сулишь? Знаем мы, какую вы цену, черти окаянные, берете!
   -Нет, - усмехается леший. - Тут штука другая будет. - Хлопнул он в ладони - откуда ни возьмись - сундук, будто живой, выскочил, прыгнул пару раз и замер у скалы, крышка открылась, а там - ух, сияет все! - алмазы, изумруды, жемчуга, золото. Но не только это. Чертовщина какая-то белая выкатилась из сундука, к охотнику покатилась, в двух шагах от него и замерла. Присмотрелся он - челюсть козлиная, а зубы - словно лезвия, и пощелкивают - так негромко - стук-стук-стук. Леший охотнику уже и нож подал - да чудной такой - кривой, зато острый и каменьями драгоценными так и сияет.
   -Вот, - говорит. - Тебе нож. Одолеешь Челюсть Горлогрызку - твой сундук.
   Делать нечего человеку - хочешь не хочешь - челюсть сама уж изгото­вилась - приоткрылась и напружинилась - вот-вот прыгнет. Да и прыгнула. Махнул ножом охотник, тут же криком страшным закричал - двух пальцев как не бывало. И еще, и еще - бьется охотник, изворачивается, от ужаса волосы дыбом, глаза выкатываются, а сам уже кровью исходит. Последний раз Горлогрызка подскочила - да и откусила ему руку. Задергалось обкусан­ное, окровавленное тело, изо рта хрип с пеной идет, а леший так наклонился к нему и сказал с ухмылкой:
   -Прощай, хороший мой...
   Челюсть ближе подползла, и горло - хрусть!
   ...Рассказ компании понравился. Глаза у всех блестели, а Бен даже рот раскрыл, у Альки дух перехватило, когда к концу подошли. Затихли все, он боязливо поежился, вглядываясь в темноту, а потом тихонько Бену прошеп­тал:
   -Это правда было?
   -Все правда, ты не думай. Мы, лешие, между собой мухи ладим, зато с плохими людьми и почище шутили. Знаешь, как вспомнишь такое дело - ух! Но сейчас редко связываемся - опасно стало на глаза людям даже показать­ся, - беззаботно сказал Мухомор. Альке было не по себе. Вот Бен сидит, его друг, как ни в чем ни бывало катает угольки по остывающей земле. Неужели здесь, в лесу, на самом деле случаются такие кошмары. А то его двоюродный брат, самоуверенный десятилетний Васька, смеялся над Алькиной верой в привидения.
   -А Привидения в лесу живут?
   Бен молча кивнул.
   -Только на отшибе, в старом доме, - уточнил Кривляка. - Однако, братцы, засиделись мы. Пора жрать да спать. Вон уж луна где...
   Глава 8
   Проснулся Алька оттого, что солнце, взойдя над деревьями, пустило ему в глаза пучок ослепительных лучей. Мальчик чувствовал себя вялым после ночных разговоров, подниматься не хотелось.
   Маленький паучок потихоньку покачивался на золотистой сетке паутины в полуметре от лица. Алька повернул голову - остывшее кострище чернело рядом, вокруг - трава примята, там спали лешие. И - никого...
   -Бе-е-ен! - чуть встревожено позвал мальчик. Ответа не было. Тогда Алька по-настоящему испугался. Может снова его дурацкие шутки? - со слабой надеждой подумал он.
   Налетел ветер, сосны зашумели в вышине, тихо потрескивали сухие стволы.
   "Вот так!" - ахнул Алька. - "Что делать? Ждать? Или идти? И куда? Какая опасность могла угрожать его друзьям в родном лесу?"
   В то, что Бен мог бросить его, Алька не верил. Но, может быть, они считают пустяком оставить товарища на час-другой, не предупредив о делах, не разбудив? Один, в незнакомом, глухом лесу! Ничего себе, переделочка!
   ...Что-то зашевелилось в кустах.
   -Бен! - воскликнул Алька, бросаясь туда. В кустах зашипели сердито - вместо Бена на мальчика смотрели маленькие черные глазки какого-то зверька. Алька остановился.
   -Тиш-ше! - прошипел зверек человеческим шепотом. Он смотрел на Альку сердито и испуганно.
   -Ой! - тот даже присел, уставился на говорящее чудо, широко распахнув глаза.
   -Тиш-ше! Еще раз тебе сказал, глупый ты мальчишка. Нас могут услышать.
   -Что?
   -Нас могут услышать враги. - Разговаривать неизвестному зверьку, очевидно, было нелегко, а тут еще мальчишка такой непонятливый попался. - Они где-то рядом, я чую их запах по ветру.
   -Какие враги?! Где Бен, лешие?
   -Тиш-ш-ше! Косоротики. Они схватили твоих друзей и повели. Мартышка велел передать это тебе.
   Зверек осторожно высунулся из за куста и толкнул лапкой Алькин сандалий. Теперь его стало видно всего - он был похож на соболя с грязновато-белым мехом. Почувствовав Алькин испуг, зверек в конце концов пододвинулся к нему совсем близко.
   -Где они? Ты знаешь? Ты видел их?
   -Я могу показать дорогу. Но враги опасны. Ты один ничего не сможешь сделать.
   -Показывай!
   Алька был потрясен. А он-то считал, что в лесу они с Беном могут чувствовать себя в безопасности, как хозяева!.. Косоротики... Что с Беном?
   Крик ужаса едва не сорвался с его губ - нога запнулась обо что-то мягкое, и, наклонившись, Алька увидел два трупа. Земля поплыла перед глазами, подступила к горлу тошнота, Алька зашатался, прислонился к дереву, пытаясь устоять на ногах - и медленно сполз на землю. Он, однако, не потерял сознания. Чье-то легкое прикосновение к запястью помогло мальчику побороть слабость. Алька открыл глаза.
   -Это я, Бен... - тихий-тихий шепот над самым ухом. Мальчик так резко повернулся, что расцарапал себе висок о сук, зато удивление и радость его были безграничны - Бен, милый Бен - рядом, целый и невреди­мый. Сидя на корточках, лешонок выразительно прижал палец к губам: опасность рядом!
   -Ты жив, боже мой, что случилось?! - проговорил Алька.
   -Люди! Они схватили Кривляку, а Мухомор и Башка убиты. Только я и Корявый спаслись.
   -Люди!? А кто же тогда эти... Косоротики?
   Бен недоуменно взглянул на друга, потом горько усмехнулся, догадавшись, что тот имеет в виду.
   -Это тебе Вертушка сказал? Он так людей называет. Может, потому что они курят...
   -Но почему, за что убивают вас люди?!
   -Сообразили, наверно, что всех живьём не захватят. Вот двоих и кокнули.
   -А Кривляку куда?
   -Тебе лучше знать...
   От этих слов Алька готов был разреветься, но Бен вовремя понял, что сморозил глупость.
   -Ну Алька, это я не то хотел сказать, слышишь! - Лешонок прижался к руке Альки, ласково потершись щекой.
   -Я... я никогда раньше не слышал, что так бывает!
   -Конечно, ты ни при чем. Эти гады даже совсем другие существа, ты нисколько на них не похож, Алька!
   -Но что же мы ждем?! Ведь Кривляка у них!
   -Там шестеро. У всех ружья. Да какие-то бесшумные...
   Алька опустил голову. Потом взглянул на Бена и прошептал:
   -Что же делать ?
   -Придется идти за ними следом до города, пока не повезет. А может, встретим по дороге какую-нибудь помощь.
   Глава 9
   Им повезло - не пришлось преследовать охотников до города. На привале, благополучно подкравшись к связанному Кривляке, Бен распутал веревки. А ловкостью и быстрыми ногами природа не обделила Алькиных друзей. Бен скрылся на дереве, Кривляке было достаточно два раза шагнуть - и он затерялся среди сосен. Правда, победный вопль одного из стрелков говорил о том, что пуля настигла-таки цель, но, к счастью, только легко ранила беднягу. Когда убедившиеся в безрезультатности погони люди ушли, Бен и Алька, который все это время прятался, получили от Кривляки весточку - какая-то неизвестная мальчику пичуга крикнула друзьям с высоты и исчезла за деревьями.
   Становилось жарко - лес сильно поредел. А тут еще такое настроение... Даже Бен, которого не так-то просто расстроить надолго - удивительно жизнерадостная у него натура - молчал с удрученным видом, не прыгал по веткам, не повизгивал - шёл впереди, прокладывая дорогу. А Алька... Впрочем, для него это только потрясение, он увидел жестокость, смерть, и чувство стыда за что-то, в чем нет его вины, камнем давит на сердце. Бен потерял товарищей. Вот он и молчит, не оборачивается. Нет, Бен все понимает. Просто ему трудно говорить.
   За этой переделкой друзья совсем забыли о цели своего путешествия, но, будто повинуясь какому-то инстинкту, шли и шли на север. Вечер потихоньку смягчил горечь мыслей. Подумав об отдыхе, ребята вспомнили и о своих несчастных желудках, и о том, что уже, наверное, место, отмеченное на карте кружочком, давно позади. Эта ночь должна была стать последней в их путешествии на север - завтра Алька и Бен повернут назад, чтобы отыскать старого лесовика и выпросить искательную палку.
   И - то ли утреннее несчастье было тому виной, то ли что-то еще - Альку теперь гораздо меньше занимали поиски сокровища. Захотелось просто так, безо всяких забот пожить с Беном в лесу; совсем не обязательно уходить далеко от дома, чтобы придумывать интересные игры, а ночью можно рассказывать друг другу сказки...
   Ладно, решил Алька. Завтра утром встану в другом настроении - и всё будет отлично.
   Разговаривали мало. Но Альке хотелось отвлечь друга от тяжелых мыслей. Как это сделать?
   Они лежали возле угасающего костра, и сон не шел, где-то близко противным голосом кричала ночная птица.
   -Ты слышал о джунглях? - тихо спросил Алька, глядя на звезды.
   -Нет.
   Мальчик почувствовал, что Бена заинтересовало новое слово.
   -Это такие леса, Бен, далеко-далеко на юге. Там круглый год лето, и деревья растут так густо - даже наша чаща не сравнится с ними. Там есть лианы - такие длинные верёвки, растущие из земли, и на них висят обезьяны, и там много других зверей, каких мы никогда не видели - слоны - они больше дома, и львы - они могут проглотить целую собаку, вот как ты, например, лепёшку. На деревьях там растут ужасно сладкие, вкусные вещи - бананы, ананасы; а у самого края джунглей начинается море - огромное озеро воды, оно много больше этого леса, и вода в нём тёплая и чистая, синяя-синяя, оно то спокойное, ласковое - то сердитое...
   Бен смотрел на мальчика зачарованными глазами, ни разу не перебив его, и когда Алька закончил рассказывать, долго молчал. Потом сказал, так жалобно, что у мальчика комок встал в горле:
   -Когда мне будет грустно, Алька, пожалуйста, рассказывай мне сказки о джунглях...
   Он даже не надеялся увидеть это чудо, он только хотел слушать о нём и мечтать.
   Засыпал он с улыбкой - наверное, ему приснится Африка, подумал Алька. Когда-нибудь я расскажу ему о чёрных человечках, охотящихся на полосатых зебр, о бегемотах, бултыхающихся в болоте, о попугаях и о... много... ещё... там...
   Глава 10
   Утро встретило друзей весёлым щебетом птиц. Была самая середина лета, пора цветов и ярких красок. Природа жила беззаботной жизнью - до холодов ещё много-много времени, земля прогрелась и баловала своих детей обильными дарами. Можно ли печалиться в такое утро?!
   Впервые Алька проснулся раньше Мартышки Бена. Видно, организм лешонка нуждался в хорошем отдыхе после вчерашнего испытания.
   В животе у мальчика был настоящий шторм. Припасы вышли, а аппетит в лесу ой-ей какой! Но не зря же Алька провёл эти несколько дней с многоопытным бродягой Беном. Земляника, конечно, не бог весть что, зато её было много. Она встречалась тут повсюду - лес запестрил полянками, которые прямо купались в солнечном свете, и ягодным кустикам жилось на них привольно.
   Скоро и лешонок взялся за дело - у него только пальцы мелькали!
   В поисках местечка получше Алька отошёл шагов на пятьдесят в сторону. И тут...
   Лес перед мальчиком расступился, посреди большого пустыря, усеянного гранитными глыбами, Алька увидел дом... Даже не дом, а какое-то двухэтажное сооружение, очень старое и сильно обветшавшее. Вот если бы несколько домов поставить рядом, а наверх водрузить ещё парочку точно таких же, да если бы они при этом немного осели и покорёжились, а их чуть-чуть подремонтировали, добавили кое-каких финтифлюшек для красоты - ну и получится приблизительно то, что увидел Алька.
   Мальчик прямо онемел от удивления. Прошло минуты три, прежде чем он наконец вспомнил о Мартышке. Вот Бен раскроет рот!
   -Бен! - позвал Алька.
   -Иду. Чего там?
   -Увидишь. Скорее!
   Словно лохматый клубок, выкатился лешонок на пустырь, остановившись у самых Алькиных ног.
   -Хо-хо, Алька! - воскликнул он, мигая от неожиданности. - Какой я дурак! Ты знаешь, где мы?
   -Нет, конечно...
   -Это же дом Привидений! А я и не заметил, как мы здесь очутились! Вот это здорово! Пошли!
   По правде сказать, Алька порядком оробел после такого сообщения, но не упускать же шанс познакомиться с настоящими привидениями. К тому же, Бен никому не даст его в обиду...
   -Вообще-то, Они не любят, когда их днём беспокоят. Но нам можно, - проговорил Бен, прерывая мальчишкины сомнения. Друзья уже переступили порог лесного "замка" - сонный полумрак комнат отгородил их от внешнего мира, мира света и звонких голосов. Даже Бен притих, будто уменьшившись в размерах, а уж об Альке и говорить нечего. Сразу видно - это место как специально создано для обитания всяких тайн и призраков - скрипучие лестницы и двери, свисающие с потолков клочья паутины, тёмные углы - сердце замирает при каждом шорохе, потом бухает, вырываясь из груди. Вот это да!
   Бен прошептал что-то непонятное, прибавив уже на обычном языке:
   -Покажитесь, пожалуйста, в нестрашном виде - со мной гость.
   В ту же секунду дверь на втором этаже распахнулась, и Алька, содрогаясь, увидел на лестнице две серые фигуры - одна повыше мальчика, а вторая почти его роста. Это были Привидения!
   Привидение-старик и привидение-мальчик, закутанные в длинные, до пят, плащи, медленно спускались вниз. Их ноги ступали, как у обычных людей, но Алька заметил - трухлявая лестница совершенно не ощущает на себе шагов!
   Мартышкину просьбу Привидения исполнили. У старика на лице читалось спокойствие, а глаза приветливо изучали гостей. Мальчик Альке даже понравился - такой симпатичный, с открытой улыбкой и смешным, чуть вздёрнутым носиком.
   Они совсем не страшные, и вообще, они, наверно, хорошие существа, подумал Алька. И только когда старик-Привидение оказался совсем близко, Алька почувствовал как будто чуть заметный ледяной сквозячок.
   -У твоего друга приятный дий, - глухо произнёс старик. - Это хорошо... Ты пришёл по делу, маленький Бен? Ведь ты знаешь, днём мы не можем долго быть с вами.
   -Как бы это сказать, Большое Привидение... Мы с Алькой случайно оказались тут и... Мы ищем клад по вашей карте...
   Привидение-старик на секунду задумалось, потом оно вдруг усмехнулось чему-то и обратилось к Альке:
   -У нас хранится порядочно сокровищ, маленькие друзья, но нам не хотелось портить вам игру... Мальчик, расскажи нам, где ты нашёл сундук, который старый леший принёс нам?
   Запинаясь, Алька коротко описал место. Задав пару вопросов относительно расположения Алькиной деревни, Большое Привидение снова усмехнулось, переглянулось с привидением-мальчиком.
   -Увы, произошёл любопытный казус. Вы, маленькие друзья, уже нашли клад, указанный на карте. Им был тот сундук... Но не огорчайтесь. Ваши поиски будут вознаграждены...
   Привидения внезапно начали таять в воздухе, пока не исчезли совсем, а на их месте появился малюсенький сундучок, чёрный, с золотыми завитушками.
   -Ура! - шёпотом прокричали ребята. - Спасибо вам!
   Крышка откинулась, и дом вдруг преобразился, в один миг наполнившись многоцветным сиянием. Поражённые Алька и Бен увидели внутри сундучка прозрачный камень величиною с грецкий орех. Он сверкал и переливался, разбрасывая лучи. Он пел и смеялся! И ребята тоже смеялись. Вот это - чудо...
   ЭПИЛОГ
   Спустя месяц в большом Московском аэропорту можно было увидеть любопытную сцену, собравшую вокруг себя десятки зрителей (пришлось даже прибегнуть к помощи милиции!). На самолёт, вылетающий в Индию, всходила по трапу семья из четырёх... вернее, трёх человек... Папа, мама, мальчик и диковинное существо ростом с мартышку, совсем мохнатое, но с весёлым, смышлёным личиком. Оно с восторгом и удивлением смотрело по сторонам, поминутно обращаясь к своему юному спутнику с вопросами. Люди ахали и охали, дети пищали и визжали, пытаясь любым способом вырваться из рук взрослых, чтобы подойти поближе к невиданному существу...
   Заревели реактивные двигатели - самолёт брал разбег. Через несколько часов Бен и Алька увидят ДЖУНГЛИ. Впереди - две недели волшебных приключений. Впереди - Индия, страна джунглей!
   Великоархангельское, август 1990
   * * *

Повесть вторая

Экипаж "Лемура"

   ГЛАВА 1
   Какой идиот придумал дежурство по классу? А на что, спрашивается, уборщицы? Идёшь в школу и знаешь - день испорчен. "Кто сегодня дежурный? Почему доска белая? Почему крошки мела на полу? Почему парты размалевали?.. Вот не примем дежурство!.."
   А как за всем этим уследить, если ты всего лишь ученик шестого класса, притом самый маленький. Разве докажешь какому-нибудь дылде, что прыжок с разбега на парту в книгу Гиннеса всё равно не занесут?! Что указка - школьное имущество, а не мушкетёрская шпага? А тут ещё так называемая "влажная уборка класса"! Хорошо, если погода сухая. А если слякоть, и в сменной обуви пришли пять девчонок, да и те на переменке грязи нанесут - ой-ёй какая пыль стоит, когда за веник возьмёшься...
   Ну да ладно, это пережить можно, но ведь сегодня "классный час" после пятого урока прилепили, а в 15.45 "Гостья из будущего"! Полчаса осталось!
   На кино Алька (конечно!) не успел. Настроение прямо паршивое - так и хочется кого-нибудь разорвать. И отвести душу - почитать интересненькую книжечку - нельзя. В библиотеке сегодня выходной, а те, что брал, давно уж прочитал. Попробовал клеить из картона космический корабль - вчера начал, до половины двенадцатого ночи сидел, стол в клею, ножницы, штаны. Но, опять же, с таким настроением за любое дело хоть не садись. Хорошо людоедам - испортилось настроение - слопали первого попавшегося ротозея, поплясали вокруг костра - и ничего, снова жить можно...
   Ладно. Наведу-ка я порядок, подумал Алька, критически осматривая комнату. Мама придёт - как минимум на полчаса монолог, хорошо, если только двусторонний конфликт... Разве им понять то блаженство, что испытывает деятельный человек в окружении первоклассного хаоса!
   Кто-то постучал в дверь. Странно, ещё час до возвращения родителей. Кого там нелёгкая принесла под тяжёлую руку?
   -Бен!!! - радостно заорал Алька, увидев стоящего на пороге друга.
   -Привет, Алька. Ты один? - Лешонок вспрыгнул Альке на плечо, обхватив мальчика за шею. - Хорошо, что застал тебя дома... Мне как-то скучно стало.
   -Вот отлично, что пришёл! Ещё час мы будем одни, а потом можно сходить в лес.
   -Лучше попозже, Алька. Когда стемнеет. Я еле пробрался к тебе незамеченным - после передачи по телику меня каждая курица узнаёт.
   Друзья прошли в комнату.
   -Хочешь конфет?
   -М-м! - Бен отрицательно качнул головой. - Меня закормили импортными шоколадками. Временами скучаю по желудёвой каше, старая Коруш совсем без дела - всё язык чешет с кикиморами.
   -Хорошо, что мы не рассказали людям, где твой дом, да, Бен?
   -Да. Но... Знаешь, Алька, я опасаюсь...
   -Чего?
   -Кикиморы, эти уродины, хотят сходить в город. Тогда в лес народ понабежит!..
   -Да уж...
   Бен прыгнул на диван, поболтал ногами, с удовольствием обозревая комнату.
   -У тебя всё по-прежнему. Удобно и хорошо. Только... пожалуй, я бы здесь долго не протянул - даже попрыгать как следует нельзя - за что-нибудь да зацепишься.
   -Ты прямо как мама.
   -Чепуха. Принеси сюда сухой травы, веток...
   Алька затрясся от смеха.
   -Нет, я серьёзно. Хочешь, я поговорю с твоими родителями?
   -Не надо, Бен. Может, ты их и убедишь, но им будет очень неприятно.
   -Ладно. Всё-таки люди есть люди... Поиграем с компьютером?
   -Давай...
   * * *
   Триста пятьдесят тысяч долларов обрели Алька и Бен за чудесный алмаз. Поездка в Индию, разные игры и, что немаловажно, участок леса, где жили Алькины друзья, стал теперь их собственным. Отныне лесной народ мог не опасаться охотников, даже туристов пускали в лес только в исключительных случаях. Всё отлично, только видятся Алька и Бен сейчас редко - у мальчика школа, а лешонок, ставший мировой знаменитостью после поднятого газетами шума, просто боялся выходить из леса - целые толпы любопытных подстерегали его, и то, что прежде казалось забавой, скоро начало утомлять.
   * * *
  
   Вечер. На кухне мама гремит у плиты сковородкой. Отца нет - он задержался на работе. Сквозь дымку штор в окно просвечивает лепёшка полной луны. Ребята сидят в потёмках - только что закончился мультик. Сейчас надо зажигать свет, вынимать кассету - мама предупредила - через десять минут будем ужинать. А Альке почему-то не хотелось расставаться с темнотой. Хороший вечер. И Бен, видимо, того же мнения. Он, вдруг встав на столик, дотянулся до занавески, отдёрнул её и залюбовался сочной луной. Альке показалось: он сейчас облизнётся и проглотит её.
   -Слуш-шай, Алька! - с какой-то мечтательной запальчивостью заговорил Бен. - Сегодня будет такая ночь! Айда к Привидениям!
   Алька вздрогнул. Но не потому, что встреча с Привидениями пугала его. Может быть, самую малость. Просто эта мысль, неожиданная и прекрасная, задела дремавшую струну.
   -Ты гений, Мартышка!..
   ГЛАВА 2
   -Многие люди занимались этим. Наши маленькие друзья видели библиотеку - труды о сущности Времени составляют в ней немалую часть. Но приблизиться к решению трудно...
   В разбитое окно ворвался ветер, заколыхав тщедушное пламя свечи, и две тени - Алькина и Бена - заплясали по стенам, желтоватые, скрюченные. Привидения тени не отбрасывали.
   -Значит, путешествия во времени невозможны? - уточнил мальчик.
   -Вообще... Силити, который час на Старых часах? - Привидение-мальчик на мгновение исчезло, потом, не изменив позы, возникло из пустоты.
   -Четверть двенадцатого.
   Маленькое Привидение редко разговаривало, так что временами Альке оно казалось немым, зато голос у него был такой живой, совсем мальчишечий, в отличие от суровой и чуть жутковатой речи старика. Алька почему-то думал, что так должны были разговаривать древние князья.
   -Хорошо... У нас осталось время, я попробую объяснить вам теорию, хотя, боюсь, она будет вам непонятна...
   Ночью Привидения куда общительнее, чем днём. Конечно, страшнее, почти в полной темноте, при свете крохотной свечи, наблюдать появление существ волшебного мира. Зато, чуть привыкнув к жутковатой атмосфере Дома Привидений, чувствуешь её - особенную, таинственную - прелесть. Тогда, в первое посещение Дома друзья были встречены Привидениями несколько суховато - это объяснялось влиянием солнечного света на силу магических полей. Ночью же, да ещё в полнолуние, что может быть лучше, чем посидеть вот так, вчетвером в маленькой комнатке на втором этаже. В окошко поглядывает луна, негромкие голоса леса здесь едва слышны, дрожит огонёк свечи, а внизу сами собой тихонько поскрипывают половицы - Дом "дышит". Говорят в основном Привидение-старик и Алька. Бен молчит, жадно ловя каждое слово их беседы, а Привидение-мальчик смотрит на друзей своими странными глазами. Иногда Алька специально пытался сказать что-нибудь смешное - тогда Силити улыбался - задумчиво и как-то нерешительно, а мальчик бросал на него внимательные взгляды. И почему-то огорчался...
   Сегодня речь зашла о машине времени, для лешонка это - ералаш из знакомых и незнакомых слов, да и Альке едва ли понятна половина мудрёных объяснений старого Привидения. Но друзья старательно пытаются уловить смысл.
   -...Так что перемещение возможно только через нереальностные измерения, - закончило Привидение-старик свою лекцию. - Теперь у меня к вам, маленькие друзья, есть предложение...
   Старые часы показывали без пяти минут полночь. Все четверо сошли по хлипкой лестнице на первый этаж, незнакомая друзьям комната пахнула подвальной сыростью и темнотой, окон в ней не было. Привидение-старик поставило свечку на пол.
   -Силити, ты всё помнишь? Главное - точно уловить момент, когда линия абсолютита будет проходить по ним... Маленькие друзья, вы готовы? Не пугайтесь, но будьте осторожны... До встречи!
   ...Что-то растворило в себе все мысли...
   ГЛАВА 3
   -А вы, дети, почему находитесь в зоне погрузки?
   На Бена и Альку смотрело, склонив голову на длиннющей шее, странное существо, отдалённо напоминающее жирафа. Оно было сплошь серебристо-белого цвета, только большие лепёшки глаз темнели в самом центре лица.
   -Ой! - лишь вырвалось у Бена. Алька же молчал, он понял одно - переброска удалась, и они с лешонком находятся где-то в будущем, лет сто-триста вперед. Он даже не очень удивился, радуясь предстоящим сюрпризам и приключениям. Друзья не двигались, они - и "жираф" - некоторое время изучали друг друга, потом в "жирафе" что-то щёлкнуло, глаза его загорелись оранжевым светом. Робот, подумал Алька.
   -Владеете ли вы линкосом? Откуда вы?
   -Нет, мы из прошлого, - объяснил Алька, чуть осмелев. - Двадцатый век, с Земли.
   Робот с минуту пожужжал, перемигиваясь цветными огоньками.
   -Я провожу вас к диспетчеру. Следуйте за мной.
   От робота отделилась какая-то вертокрылая штучка и медленно полетела над белым полем на высоте полутора метров.
   -Ну, что же вы? - послышался её голос, точь-в-точь такой же, как у "жирафа". - Я же просил следовать за мной. Или у вас кончилась энергия?
   Не успели друзья опомниться - непонятная сила мягко приподняла их в воздухе и понесла вслед за летуном. "Антигравитация?" - подумал Алька.
   -Ой, Алька, ой, что с нами?! - с тихим восторгом пищал Бен, вцепившись в рукав мальчику. Лешонок так вертел головой, что Альке даже стало немного боязно за его шею.
   -Тише, Бен, будь поспокойнее. Удивляйся про себя. А то нас здесь примут за каких-нибудь дикарей.
   На ребят надвигалось большое сооружение. Блестящие панели, составлявшие его сложной формы поверхность, сверкали на солнце. О предназначении этой грандиозной махины можно было только гадать.
   Они проникли внутрь через дверь, совершенно незаметную снаружи. Дверь исчезла в стене, и перед ребятами открылся зал, поразивший их. Во-первых, множеством людей в странных одеждах, и существ, даже отдалённо людей не напоминающих. У некоторых одежды переливались всеми цветами радуги, тогда как сами модники и модницы ходили, летали и ползали в самых фантастических позах. Люди смотрелись поскромнее, их было здесь большинство, но, судя по всему, ни тех, ни других такое разнообразие не занимало.
   Во-вторых, удивительной была внутренность зала - он напоминал гигантскую шестерёнку, в которой центр - большое, главное помещение, а со всех сторон к нему прилепились с десяток маленьких. В большом зале были экраны и экранчики со вспыхивающими на них надписями, иногда из стен выдвигались кресла для желающих отдохнуть, туда-сюда сновали небольшие роботы - Алька видел, как мужчина в синем котелке взял у одного из таких автоматов поднос с тарелочками, из пола рядом тут же выскочил столик, и мужчина, вызвав кресло и, отрегулировав высоту того и другого, принялся есть. Маленькие залы предназначались для самых разных целей - тот, через который прошли ребята, был, например, камерой хранения.
   Робот привёл друзей в уютный кабинет на двадцать шестом этаже. Здесь было тихо, и как-то очень буднично - окно, стол, кресло, дисплей, да на столе какая-то штучка, похожая на тетрадку. За столом сидел мужчина с круглым добродушным лицом и водил прозрачной палочкой по "штучке".
   -Проходите, пожалуйста! - сказал он, поднимая глаза на гостей. Пол под ними мягко пружинил, когда они шли к столу. На полпути дорогу ребятам загородили два "выпрыгнувших" кресла.
   -Садитесь, пожалуйста!.. Что у нас?
   Летун повернул длинный хоботок к дисплею, и мужчина стал читать его донесение.
   -Отлично, - сказал он спустя полминуты. - Превосходно! Так вы, значит, из двадцатого века? - Алька кивнул. - Прекрасно! Надолго к нам? Пока не знаете? А позвольте поинтересоваться, каким способом? Метод транквистатитанонистики? Или пролетантация Хорохорова?.. Ладно, господа Висиш, игра окончена. - Лицо добряка вдруг стало каменным, а маленькие глазки светились победными огоньками. - Мы не будем допытываться, зачем вы собирались проникнуть на звездолёт "Амони" - это бесполезно. Но ваши личности давно установлены. Не желаете раскрыть карты - не надо. Преступники вашей категории чрезвычайно опасны на Земле.
   Мужчина что-то отстучал на клавиатуре.
   -Служба Омега? Подайте военный транспорт в бункер восемь дробь "Б", космопорт 2. Это начальник отдела безопасности Омега спецслужб Буч. Усиленный конвой. И строго секретно. Конец.
   ...Перед обалдевшими друзьями замелькали огоньки скважины скоростного лифта...
   ГЛАВА 4
   -А тут совсем неплохо... И всё-таки я нич-чего не понимаю!
   Ясное дело, Бен на сто процентов был согласен как с первым, так и со вторым. Что касается первого, то каюта в звёздном корабле, куда поместили арестованных, совершенно не располагала к тревожным мыслям - здесь были две кровати с переключением на "гравитационную подушку", два иллюминатора (без решёток - а зачем они в космосе?), стереотелевизор с шестьюдесятью программами разных планет и с раздельным экраном (наверное, чтобы преступники не подрались, если захотят смотреть разные передачи), ванная, столовая, библиотека и туалет. И можно бы сказать что всё просто классно, даже вот в космосе побывают, но... но что их ждёт дальше в этом незнакомом мире, где им не верят?
   -Интересно, какие тут у них в будущем наказания? И... и что мы сделали... то есть не мы, а те, за кого нас принимают?
   -Ой, Алька, нас посадят в тюрьму?
   -Может быть, у них и тюрем нет... Может быть, нас отправят на какую-нибудь исправительную плантацию в дикие инопланетные джунгли.
   -Джунгли - это ещё...
   -Нет, Бен, то совсем другое... Ну да ладно. Не все же здесь, в будущем, такие дураки, как этот кругломордый. Там видно будет. Давай посмотрим лучше, что за техника у нас в каюте?
   Но тут кто-то негромко постучал в дверь.
   -Войдите.
   Дверь осталась закрытой, зато из щели вентиляции вывалилась мышь! Ударившись о пол, она превратилась в старуху с крысиноподобным лицом. Её вид ребятам не понравился и даже удивил безобразностью. Старуха куталась в потёртую шаль, словно мёрзла, а глаза - колючие, вороватые - так и цеплялись за каждую мелочь.
   -Висиш, идиот, ты что, совсем мозги потерял?! - проскрежетала старуха. - Я тут надеюсь на тебя, а ты вон - взял и вляпался.
   Друзья переглянулись, попятились к кровати в полном замешательстве.
   -Извините, в-вы, наверное, ошиблись, мы не бандиты, нас по ошибке приняли за кого-то другого...
   -Что?! - Брови старухи поползли вверх, приподнимая край шали, за которой виднелось нечто непонятное. - Ты спятил, своих не признаёшь?! А ну-ка, соединись в одно!
   -Да нет же!..
   Старуха, раньше чем ребята смогли увернуться, подпрыгнула, кошкой вцепившись в их локти. Она рывком подвела Алькино запястье к Бену. Ничего не случилось. Прошла секунда, две... Алька, дрожа от страха и омерзения, вырвался из ослабевшей хватки старухи. А та замигала - часто-часто, потёрла рукою глаза, прошептала:
   -Обозналась!... О, тысяча голодных скелетов, обозналась...
   Они все некоторое время стояли молча. И старуха вдруг захохотала, жутко и противно.
   -И-ха-а-хе, а они-то, они-то тоже обознались. Я не могу... Значит, Висиш на воле... Он меня спасёт! Но теперь у меня есть другой план! - Она внезапно перешла на шёпот. - Слушайте, ребятки, я не знаю, кто вы, откуда и почему так похожи на моего хорошего друга. Он умеет разделяться и изображает из себя двоих, ну почти точно вашу копию... Впрочем, это неважно. Главное, вас приняли за него, и вас ждут страшные пытки и смерть. Не думайте, будто я сочувствую вам, просто, учитывая наше положение - услуга за услугу - вы помогаете захватить корабль, а я отправляю вас домой. Идёт?
   -Но что мы можем?
   -Ерунда. Моего друга Висиша все так боятся, что один ваш вид сделает дело.
   -Не понимаю, - проговорил Алька. - Вы предлагаете нам участвовать в бунте? Мы же тогда станем преступниками по правде.
   -Да поймите вы! Вас несправедливо хотят пытать и казнить! Освобождение - ваше право, и потом, если вы не убежите, настоящего Висиша перестанут искать, и он совершит еще много преступлений. А то всё станет на свои места... Ну, решайтесь.
   Алька взглянул на Бена.
   -Давай, Алька! Ведь правда, зачем нам быть казнёнными вместо этого...
   -А если не выйдет? - Алька колебался.
   -Выйдет, выйдет! Ну, по рукам?
   -Хорошо...
   -Молодцы! - старуха исчезла в вентиляции.
   -Да, влипли... - прошептал мальчик. - Но мы же не виноваты!
   -Не бойся. - Бен сжал его ладошку и легонько раскачивал...
   ГЛАВА 5
   Чтобы отогнать тревожные мысли, Алька и Бен смотрели по стереотелевизору всякие фильмы, попадались среди них интересные и не очень, но во всех было много непонятного. Бену что, ему лишь бы приключения показывали, в этом смысле он ещё дошкольник. А Альке хотелось извлечь из увиденного побольше информации. Конечно, у себя, в двадцатом веке, передачами телеслужбы новостей об очередной забастовке или о заявлении о недоверии правительству он как-то мало увлекался. Сейчас же, поймав на одном из каналов диалог двух лысых мужчин в строгой форменной одежде, жадно стал вслушиваться.
   ...-Нет, вы преувеличиваете личный авторитет президента Горбачёва. Формирование новых отношений слоёв общества и взаимоотношение ветвей власти... - Изображение оборвалось, на экране замелькали цветные пятна. - Продолжение беседы об историческом повороте конца двадцатого века вы увидите через три минуты. Реклама! Фиолетовые Мумырышки с планеты Рокос-4 ваш лучший спутник в подводных курлыканьях! Цвет лучших фиолетовых оттенков, вплоть до блеска Синих Жаб! Ассоциация "Защитим Щитовые Железы" предлагает новый вид ошейников для желающих стать друзьями человека! Профессор Ренеке производит вживление в головной мозг виброантенн. Если у вашего щенкоробота псевдоржавчина на пятках - не спешите чистить её щёткой с жёсткими волокнами - эта операция вызовет у вашего пластикового друга ощущение щекотки, что вредно сказывается на чертах характера. Фирма "Санитария Подошв" предлагает вам...
   -Чепуха какая-то. - Алька коснулся переключателя. В это время Бен возбуждённо подпрыгивал в кресле - он смотрел мультзарядку для тучненьких - сюжет и острота событий фильма заставляли зрителя интенсивно дёргаться.
   Что-то зашелестело в вентиляционной щели - к кровати слетела записка.
   -Бен! - Тот только рукой махнул, увлёкшись. Ладно, подумал Алька, всё равно он читать не умеет.
   "В контейнере пищеблока получите лучевик. Вырежьте дверь".
   -Бен! - Толчок был несильным, но лешонок как раз подпрыгивал - потеряв равновесие, он упал на пол и сердито заверещал:
   -Не мешай! Я ушибся, противный мальчишка!
   У Альки глаза на лоб полезли. Он выключил телевизор и со слезами в голосе сказал:
   -Ну и сиди тут. Я пошёл...
   Бен некоторое время стоял неподвижно на полу, потирая локоть. Было видно, как лешонок приходит в себя, словно после гипноза. Потом он крепко зажмурился, встряхнулся и прошептал убито:
   -Ой-ёй-ёй, какой я идиот! Что это со мной, Алька?
   Мальчик всё понял. Местные мультики оказались опасным развлечением для непривычных гостей.
   -Нормально, Мартышка, просто тебя загипнотизировали.
   -Ты на меня не сердишься?
   -Нет, конечно... Но поторапливайся, нас ждут.
   ...Лучевик имел внушительный вид. Сразу ясно - космическое оружие. И главное - ничего лишнего, никакой суперкибернетики - кнопка, прицел, ствол. Было приятно и немного страшновато ощущать в руках тяжесть пластикового чудовища. Интересно, какой будет эффект от выстрела?
   -Хочешь? - Алька дал лучевик лешонку, он чувствовал себя чуть-чуть виноватым за недавнюю резкость - надо было догадаться и сперва "разбудить" Бена. Ведь даже самый лучший друг может лягнуться во сне.
   -Нажимай кнопку и рисуй на двери круг.
   -Нет, Алька, надо не так.
   -Ты откуда знаешь!?
   -Я в фильме видел эту штучку.
   Лешонок уверенно взял лучевик. Хлоп! - больше половины двери исчезло. Только и успели ребята заметить облачко пара, всасываемое вентиляцией.
   -Ого, да ты... - Алька осёкся - из коридора в каюту шагнул человек в синей с золотом форме. В его руках тоже было какое-то оружие, но человек действовал нерешительно - видимо, его сбила с толку медлительность знаменитого бандита (ведь будь перед ним настоящий Висиш, за первым выстрелом через мгновение последовал бы и второй).
   Друзья в замешательстве стояли, не шевелясь. Они не знали, что делать - ведь Старуха рассчитывала на их беспощадность к врагам. Она-то с лучевиком горы свернёт!.. И Алька рискнул:
   -Руки вверх! Не двигаться!
   Человек прижался к стене, поднял руки. И беспомощно смотрел, как "гроза космоса" бандит Висиш един во двух лицах со всех ног улепётывает по коридору... На повороте ребята налетели на Старуху.
   -О, молодцы, давайте-ка сюда эту игрушечку... Сейчас мы с вами провернём операцию с шиком!
   Старуха пошла впереди, уверенно выбирая дорогу в лабиринте переходов, оробевшие её спутники семенили следом.
   -Скажите, а почему вы сами не воспользовались лучевиком? - спросил Алька.
   -Так у меня его и не было. Это на Земле мои ребятки в контейнер погрузили. А мне с лучевиком нельзя - зря внимание привлекать.
   -А вы по кораблю всё время мышью бегаете?
   -А, хе-хе! - На месте Старухи, взмахнувшей шалью, теперь шёл космонавт, правда, кой-какие детали остались в нём от пиратки... Через секунду всё обернулось по прежнему.
   -Долго не могу в чужом облике... Но и так - эффектно, а?!
   ...Тройка захватчиков ворвалась в рубку управления. У большого стенного экрана стоял сам капитан. Он что-то заносил в бортжурнал световым карандашом. Слева, за пультом, сидел навигатор. В рубке раздавался его монотонный голос:
   -Говорит "Лемур", говорит "Лемур", "Лемур", наши координаты (цифры, буквы), военный транспорт "Лемур" просит сообщить данные на посадочные места базу "Гранат"... Говорит "Лемур"...
   Космонавты не успели даже шагу сделать - Старуха двумя хлопками-выстрелами "очистила территорию". Алька дрожал от страха и ненависти к ней, в голове стучала кровь, как после быстрого бега, и лешонок, вцепившийся в его руку, чувствовал себя не лучше. Но отступать было поздно - Старухе лучевиком теперь ничего не стоит сделать из ребят два лишних облачка пара. Да и доказать свою невиновность уже почти невозможно...
   Старуха включила селектор.
   -Всему экипажу! Корабль взят в плен его светлостью господином Висишем. Предлагаю добровольно сдать оружие. Экипажу выполнять свои функции по предписанию.
   -Они послушаются?! - поразился Алька.
   -Ещё бы!..
   Глава 6
   Наверное, хитрая Старуха уже почуяла, что из союзников ребята превратились в её врагов. Но они были ей ещё нужны. Поэтому, проснувшись утром, Алька обнаружил себя лежащим на полу в незнакомом помещении. Здесь отсутствовали даже иллюминаторы - голые стены, никаких удобств - просто пластиковая коробка с осветительной панелью на потолке. Что-то похожее на карцер...
   Бен заворочался рядом, но тут же мальчик увидел третьего узника - видимо, офицера корабельной команды.
   -Бен! - Алька потряс лешонка за плечо. Тот лениво открыл глаза. - Смотри!
   -Что? - Удивительно, как вяло просыпался Бен. Наверное, им дали снотворное. Алька подошёл к человеку, лежащему на полу - тело космонавта было изуродовано. Вглядевшись в его глаза, Алька прошептал:
   -Мертвый...
   -Кто это?
   -Не знаю.
   -А зачем он здесь? И мы...
   -Наверно, Старуха нас подозревает... А его пытала, видишь?
   Бен угрюмо кивнул. На груди у космонавта что-то запищало:
   -"Приём, приём, "Лемур", почему не отвечаете?! Приём!.." - Голос был встревоженный и сердитый.
   -Это передатчик... - тихо сказал Алька. - Надо объяснить им наше положение... Мы слушаем, приём! - прибавил он громче. Голос на мгновение умолк, потом слова посыпались с новой силой:
   -В чём дело, почему молчали? Навигатор, сообщите ваши координаты...
   -Корабль захвачен бандой Висиша. Мы в тюрьме.
   -Что!? - завопил передатчик. - Кто на связи?
   -Мы не из экипажа, мы попали на корабль по недоразумению. Человек с передатчиком мёртв.
   -Что за чушь, как на "Лемур" могли попасть посторонние... И почему я должен вам верить?
   -У нас нет времени, скажите, как нам действовать?
   Последовало молчание.
   -Хорошо, даже если вы не те, за кого себя выдаёте, другого выхода нет... Висиш на корабле?
   -Нет, он на свободе... Тут какая-то старуха...
   -А! Так вы её не знаете?! Ладно. Скорее всего, "Лемур" пришвартуется у пиратских баз на планете Очи. В противном случае мой совет будет бесполезен. Значит так, сопротивление не оказывайте - церемониться с вами не будут. Единственный ваш шанс спастись - взорвать Очи.
   -Планету?!
   -Да нет же! Там есть такое...
   -Что за разговоры? А! Микроволновик! - В руках возникшей из двери Старухи сверкнула вспышка - тело космонавта испарилось вместе с передатчиком. - Дрянные щенки! Что он успел вам сказать?.. Впрочем, ничего не мог - опасного. Ну, марш вперёд, руки за спину, не оборачиваться!
   Загудела сирена - "Лемур" начинал торможение.
   Глава 7
   Слышны глухие удары. Точно мягким молотком в бочку. И что-то скрипит. То ли музыка типа похоронной, то ли ржавый ворот. Только тихо совсем.
   -Пятый бункер! Давайте атмосферу! - Голос ледяной, властный - мороз по коже. - Амортизация! Шлюзы! Есть контакт.
   Маленький планетарный катер вынырнул из транспортного корабля и заскользил на гравитационной подушке над металлическим каркасом какого-то сооружения. Два луча рванулись к нему с высоты, выхватив из полутьмы прозрачный колпак кабины. Ребята зажмурились от яркого света, но лучи в ту же секунду погасли. И пленники увидели эту планету - пепельно-серое небо вверху, внизу - каменистая пустыня проглядывает сквозь сложные конструкции космодрома. И всё это покрывала жутковатая серая мгла. Удары здесь слышались громче...
   В катер Алька и Бен сели вместе со Старухой. Пиратка приветливо улыбалась им всю дорогу, уродливо кривя челюстью. И никакой охраны. Алька вдруг догадался, что его и Бена снова выдают за Висиша, и, наверно, в пиратском обществе царит сейчас веселье по случаю удачной кампании. А глухие удары - не что иное как приветственная музыка?..
   Высоко в небе светились два огня...
   Потом события замелькали, как в кино. Около часа друзья оставались одни в бронированном помещении без окон, даже без дверей - их доставили туда в лифте, и когда его кабина провалилась под пол, на поверхности металла не осталось и намёка на люк. Алька и Бен не разговаривали - настроение было отвратительным, к тому же их преследовало ощущение присутствия чего-то невидимого и враждебного. В конце концов, это состояние стало казаться невыносимым. Лешонок возбуждённо прыгал по камере, и Алька уже был готов стучать в стены, чтобы хоть кто-нибудь пришёл - ребята согласились бы сейчас на любые условия пиратов...
   И вдруг пытка прекратилась. Лифт вынырнул и исчез, оставив в камере высокого человека в белом комбинезоне и белом плаще. Скрестив руки на груди, человек молча, с сосредоточенным спокойствием изучал пленников. Когда он заговорил, Альку удивил приятный тембр его голоса, в нём не чувствовалось ни угрозы, ни ненависти.
   -Вас подвергли действию инфразвуковых волн. Это предостережение. Вы должны стать нашими союзниками.
   -Зачем мы вам? Отпустите нас, и мы дадим слово, что никто не узнает... - Складки плаща незнакомца задвигались.
   -Вы глупы. Вам пора понять, что ваше внешнее сходство с Висишем нам выгодно использовать в своих целях. Даже если вас придётся убить, ваши трупы нам будут полезны. Принимайте решение сейчас.
   Мальчик быстро взглянул на товарища, но тот только отрешённо качнул головой. Мысли беспорядочно метались. Надо что-то отвечать. Сейчас! Все шансы равны нулю, ребятам не дают даже времени подумать - "белый" человек пристально смотрит и ждёт.
   -Мы согласны... - прошептал Алька.
   -Следуйте за мной!
   Преступление, думал Алька в кабине лифта, представить только: я пошёл на сговор с бандитами! Но это лучше чем просто так погибнуть и отдать себя на чучело.
   Жизнь еще не кончалась. И Старуха, к которой снова доставили друзей, теперь была по-прежнему любезна с ними. Она встретила ребят в богатом кабинете с большим панорамным окном и, удалив провожатого, заговорила, как ни в чём не бывало:
   -Ну, господа, раз мы теперь с вами в одной коалиции, я хотела бы поближе познакомиться... гм... надо знать о союзниках хотя бы минимум... Начинай ты. - Взгляд пиратки упёрся в Альку.
   -Вообще-то, нам до сих пор не верили... - Мальчик запнулся, вопросительно взглянув на Старуху.
   -Ничего. Эти меднолобые видят то, что перед глазами, и ничего кроме. Говори, если скажешь правду - здесь поверят в самое невероятное.
   -А как вы узнаете?
   -Говори!
   -Дело в том, что мы с Беном даже не из вашего времени. Мы живём - или жили, как там - в двадцатом веке...
   -Машина времени - фантастика!.. - перебила Старуха. - Притом устаревшая и низкопробная! (Однако глаза у неё расширились и как-то даже заблестели).
   -Ну вот, вы уже сомневаетесь...
   -Так всё-таки машина?
   -Н-нет. Я... Как бы это... сам толком не знаю. В общем, нас перебросили через какие-то нереальностные измерения...
   Старуха выскочила из за стола и заходила по комнате в сильнейшем возбуждении. Не такая уж она и старая, подумалось Альке. И походка у неё странная... Не подходящая...
   -Интересно... - пробормотала та. - Ну, дальше... Погоди, самое главное - кто вас сюда забросил?!
   -Привидения, - прошептал мальчик. Глаза пиратки буравили его, выворачивали наизнанку.
   -Э-это что такое?
   -Пусть лучше вам Мартышка Бен расскажет.
   Оба - Старуха и мальчик - повернулись к Бену, притихшему и неподвижному. Зрачки его чуть расширились, и рот приоткрылся. Хрипловатым шёпотом, едва уловимым в тишине кабинета, лешонок выдавил из себя будто спёкшиеся слова:
   -Я... вас... видел... где-то...
   -Ему плохо! - вскрикнул Алька. Но Бен уже и сам мог себя контролировать. Он потёр рукой лоб.
   -Наваждение какое-то! Но где я вас видел...
   Со Старухой творилось нечто ужасное. Её трясло, глаза подёрнулись матовой дымкой.
   -Силити...
   -Что?!! - Алька подскочил к ней...
   В кабинете оглушительно завыло. Потолок наливался алым сиянием. Внизу послышался приглушённый топот ног. Прямо из стен в кабинет выпрыгивали роботы в серебристой чешуе. Одни немедля занялись возникшим в середине кабинета сооружением из полупрозрачных прутьев, другие подхватили ребят под руки и запихали их в металлические соты в стенах. И сразу же замуровывали массивными плитами...
   Здание гудело и вздрагивало.
   Глава 8
   Спустя тридцать секунд после объявления планетной тревоги аварийная кабина подземного лифта доставила Старуху в маленькое помещение со звукопоглощающими стенами. На потолке синевато светились четыре лампы, посередине комнаты - стол, и вокруг него - кресла. Этот ядерный бункер - самое надёжное укрытие на планете, расположенное на глубине пятисот метров - имел мощную оболочку и полную систему жизнеобеспечения на случай блокады. Бункер выдерживал прямое попадание ядерного оружия на поверхности, только планетарная система "Лазер-Флюит", разрезавшая астероиды, точно куски масла, да позитронная пушка могли расколоть такой орешек.
   Но пираты, собравшиеся по тревоге в бункере, были серьёзно обеспокоены. Докладывал человек в белом плаще:
   -...Три крейсера класса "Агат F" перекрыли орбитальные каналы, задержан фотонный планер "КСОПАС" с семью нашими. Линейный звездолёт "Ресурс-Оплотик" с системой "Лазер-Флюит" на борту пришвартуется на орбитальном рейде через двадцать семь минут. Произведён массированный термофотонный удар по системам гравитационной защиты планеты... Сведений о причинах активных действий Солнечной системы не имеем...
   Старуха властно подняла ладонь.
   -Две минуты назад, господа, я убедилась в катастрофичности нашего положения. Отныне все наши надежды на Очи... (секундная пауза). На планете люди из двадцатого века!
   Пираты непонимающе смотрели на свою повелительницу.
   -Спек, вы представляете, ЧТО это значит?!
   Человек в белом плаще кивнул.
   -Да, госпожа.
   -Этого довольно... Итак, все по местам. Настало время спасать свои шкуры...
   * * *
   Земля под ногами шаталась и трескалась. Ночная тьма над головой каждое мгновение разрывалась ослепительными вспышками ракет. Это работал "космический щит" пиратской планеты - где-то, на громадной высоте, взрывались ядерные боеголовки. По поверхности планеты, словно ноги фантастического великана, шарили столбы лазерных лучей - всё, чего они касались, шипело и пенилось, обращаясь в пар.
   Алька с трудом выволок из-под оплавленных обломков бесчувственного друга. Надо было искать укрытие - если не от лазера, то хоть от радиации - она здесь, видно, пронизала все щели.
   И вдруг стало тихо. Вспышки исчезли, тьма окутала небо и землю, и Алька с удивлением поднял лицо. Звёзд не было видно из-за пыли, тучи её поднялись в атмосферу. Зато Алька увидел пикирующий прямо на них большой, чёрный диск с огоньками по краям. Из диска послышался, как показалось Альке в первые мгновения, грохот, но потом он понял, что это звучит усиленный тысячекратно голос человека:
   -Мальчики с Земли! Мальчики с Земли! Не двигайтесь, не пугайтесь, мы идём к вам на помощь!
   Алька задрожал, радостно сжав Бена в объятиях. Как жаль, что лешонок сейчас без чувств! Он не испытает такой радости избавления!
   И тут что-то случилось. Вдали, километрах в двух от ребят, земля начала вспучиваться, набухать. Сначала был виден холм, весь изрезанный трещинами. Он внезапно лопнул, и над поверхностью планеты вознеслось что-то тёмное, невероятно высокое. На самой верхушке этого чудовища светились два круглых диска - словно глаза. Альке показалось, будто "глаза" следят за спускающимся на помощь ребятам катером. Наверно, так оно и было, потому что катер-диск постепенно начал вибрировать, как если бы его изнутри били судороги, потом он с жутким грохотом рухнул на обломки здания в нескольких десятках метров от Альки. Мальчик в ужасе зажмурился, а, открыв глаза, увидел эту громадину - катер лежал безжизненно, огни его один за другим гасли, перемигиваясь.
   "Очи"... Всплыло из памяти непонятное слово. Очи - это глаза. Не из-за этих ли смертоносных "Очей" опасаются пиратов земляне? Что за непонятная сила сразила катер? Передатчик "говорил", что эти "Очи" можно как-то уничтожить. Но как?
   Алька не заметил, как рядом с ними бесшумно опустился летательный аппарат сферической формы, люк в нём отодвинулся и всё та же Старуха, ухватив растерявшегося мальчика за локоть, потащила его вместе с другом во флайер.
   -Не сопротивляйся! - шипела пиратка.
   Куда уж тут!
   ГЛАВА 9
   В других обстоятельствах Алька бы наверняка лишился чувств от такой сумасшедшей болтанки - флайер подвергался чудовищным перегрузкам, его бросало по трём измерениям, он то замирал неподвижно, то, надсадно дрожа, набирал невообразимые скорости. Алька потерял счёт, сколько раз с безумными глазами, вцепившись в подлокотники, он видел под собой несущуюся навстречу поверхность планеты. Фантастические по сложности виражи, от которых разноцветные круги мелькали в глазах... А костистые пальцы Старухи всё так же твёрдо сжимали штурвал...
   В конце концов аппарат разогнался до предела, вышел из атмосферы и, описав над планетой прощальную кривую, пришвартовался на полной скорости к дрейфовавшему в околопланетном пространстве звездолёту.
   Во время разгона очнулся Бен. Не в состоянии думать и разбираться в происходящем, он только молча прижался к мальчику...
   Звездолёт поглотил флайер, как динозавр комарика. Все трое выбрались в шлюзовую камеру - за ней начинались внутренние помещения и отсеки. Старуха потащила друзей за собой, в капитанскую рубку. Звездолёт казался пустым, но Алька, переступив порог рубки, услышал слабый гул включившихся двигателей - наверное, они запустились автоматически.
   Расселись по креслам. Их здесь было три - командира, навигатора и связиста. Старуха включила большой экран - всю стену залило зеленоватое свечение, которое спустя секунду стало цветным. Изображение пространства вокруг звездолёта, вид прямо по курсу, вид с кормы и с нескольких дополнительных точек. По краям вспыхивали разные цифры и графики. Алька понял в этом только одно - центральная зелёная точка на большом изображении - сам звездолёт. К нему от нижнего края экрана двигались три красных пятнышка.
   -Быстро очухались, черти, - процедила Старуха. Она склонилась над пультом, застучала клавишами, вводя задание Главному Процессору звездолёта. Секунд через сорок вверху замигали слова: "Задача невыполнима. Будем перехвачены. Время свободы курса - 70+_20 секунд".
   Старуха не отреагировала на результат, наверное, предвидя его. Снова застучали клавиши, снова малопонятное сообщение: "Поглощение мощности - 70%. Падение скорости - 50%... ???".
   Зелёная вспышка перечеркнула вопросительные знаки. В то же мгновение Алька ощутил приступ тошноты - звездолёт резко терял скорость.
   -Они ещё "поцелуются" с нашей защитой!
   На обзорных экранах пространство заволокло синей дымкой. Что-то случилось и с преследователями. Один из крейсеров вдруг странно разбух, засветился всё ярче, ярче... и на его месте вспыхнула звезда! Двое других успели вовремя свернуть, и теперь заходили с флангов. На большом экране остались лишь две красные точки. Старуха, не удержавшись, похвасталась:
   -Позитронная пушечка!.. Здорово шарахнуло...
   Но тут же ей стало не до торжества. Пиратка поняла план землян - ещё немного - и крейсера выйдут на одну линию со звездолётом. И тогда...
   -Всё! Проиграла... - проговорила Старуха. Убрав пальцы с пульта, она секунду сидела недвижимо, потом какая-то мысль исказила её лицо. - Я отомщу! Ах, как я отомщу.
   Звездолёт тормозил. Его взяли на силовую "узду", теперь все двигатели пиратского корабля подчинялись "наездникам" - фланговым крейсерам...
   Алька почувствовал на своём плече руку Старухи.
   -Тс-с... Возьми! - Она совала мальчику запечатанный пакет, стараясь, чтобы Бен не заметил этих действий. - Спрячь! От всех. От всех на свете. Там тайна только для тебя... и Силити...
   Алька как ужаленный повернулся к Старухе. Кривая усмешка расползалась по её лицу, казалось, оно сейчас порвётся на две части. Зубы заскрежетали в ужасной агонии, тело пиратки дёргалось, билось и медленно сползало на пол.
   -Она съела яд! - прошептал в ужасе Бен - он подскочил к Альке только что, думая защитить его, но этого теперь не требовалось - Старуха, казалось, умерла. Алька и Бен попятились прочь от распростёртого тела - эта смерть была такой страшной и такой отвратительной, что совершенно вытеснила из их сознаний ещё свежие впечатления от космической битвы...
   Мальчик судорожно сжимал в ладони таинственный пакет.
   ГЛАВА 10
   На курточку Альке падали большие капли дождя. Сначала она стала темной от влаги, потом заблестела. Пахло грибами, сырой древесиной...
   Это как очнуться утром после долгого и яркого сна - до сознания не сразу доходит реальность ощущаемого, он всё ещё там, в далёком будущем, там полыхает смертоносный огонь сражения, сталкиваются позитронные монстры...
   Легкий ветерок зашумел листвой, капли попадали за шиворот, но Алька даже не вздрогнул. Он только вдохнул глубже прохладный лесной воздух.
   -Пойдем. У тебя уже волосы насквозь промокли. - Бен потянул мальчика за пальцы, чтобы тот поскорее приходил в себя. - Знаешь...
   Алька понял, что хотел сказать лешонок. Ему сейчас надо побыть одному. Потом будут разговоры, весёлые воспоминания... Потом...
   И друзья разошлись каждый в свою сторону.
   Возможно, эта история и закончилась бы здесь, оставшись в памяти друзей остросюжетным сном. Только... Был ещё конверт, пронесённый Алькой сквозь время, конверт загадочной Старухи. Теперь он лежал, помятый, в кармане Алькиной курточки, и ждал. В тот день Альке было не до него. Вечер прошёл в виде семейного торжества по случаю счастливого возвращения, ночь Алька проспал как убитый - усталость свалила его чуть ли не на ходу. Мама нашла конверт утром, стирая куртку, и положила на стол.
   Утро начиналось легко и радостно.
   Когда Алька распечатал конверт, на ладонь выскользнула записочка - всего лишь! Четкими, крупными буквами Старуха написала эти строчки. Альке казалось, будто с толчками сердца темнеет окно, и что-то пригибает его к полу...
   "Знай, проникший сквозь время и прочитавший это мальчик. Когда луну накроет тень Земли, окончательно умрёт тот, кто умирает уже пятьсот лет. Я пишу о Силити. И о его отце - маге Балиссе. Страдай, ибо я скажу тебе ещё больше - смерть твоего друга, твоего спутника Бена избавит несчастного маленького Силити от гибели и вернёт ему нормальный облик. Ему и его отцу. Стоит сказать тебе в час затмения - "Я согласен" - и заклятие падёт. Так мучайся, человек, выбирай - две человеческие жизни или одна - нечеловеческая!?"
   ...Пронзительно взвизгнули тормоза - приехал корреспондент из местного телевидения. Словно в тумане, увидел Алька страницу открытого - будто нарочно! - календаря. Затмение Луны будет через неделю...
   В доме слышны голоса - отец и двое незнакомых мужчин оживлённо разговаривают. Отворяется дверь.
   -Алик, познакомься, это... Что с тобою, Алик?!!
   Глупо хлопнула вспышка фотографа, выхватила в кадр лицо мальчика. Такое лицо...
   ГЛАВА 11
   Ветер гудел в печной трубе дико и заунывно.
   -Алик, ну почему ты же ты не ешь?! Ну что делать? Может, надо позвать Бена, ты скучаешь по нему? - Алька поднял на маму тоскливые глаза, покачал головой. - Что с тобой? Или там, в будущем, что-то случилось?
   Случилось... Ах, если бы она знала!
   Ему пришлось всё-таки взять с собой в постель печенье. Сжав в руке безвкусный квадратик, мальчик отвернулся к стене.
   ...Вечером пришёл Бен. Весёлый, как всегда. Принёс на себе капельки дождя. За ухом у него торчал побуревший листик рябины.
   Лешонка сперва обидело Алькино равнодушие, но скоро он понял, что случилось что-то серьёзное. На вопросы Алька не отвечал. Это снова обидело друга. Ведь Бен даже не подозревал, почему молчал мальчик. Бен взобрался на диванчик, свернулся там в клубочек и затих. Он надеялся переждать это кислое Алькино настроение.
   -Чуть не забыл, - заговорил вдруг лешонок. - Привидения просили тебя заглянуть в гости... Но, если ты болен, то конечно...
   Привидения... Альку всего прямо передёрнуло. Он не видел Силити столько времени! И не увидит никогда больше, если... Но как он посмотрит им в глаза?! А если, к тому же, Привидения что-то знают? Если они нарочно отправили ребят в будущее, чтобы получить шанс на спасение? Нет... Алька сам, конечно же, не верил ни секунды в эту идиотскую мысль. Но как мучительно хочется увидеть их! Последний раз... Знают ли они, что последний? Может, да. Может, хотят попрощаться?!
   Ведь всего лишь два слова: "я согласен" - и две жизни будут спасены. Только сейчас Алька сквозь пелену боли начал понимать, как этот мальчик-привидение, которого отделяла от Альки бесконечность полужизни-полусмерти, дорог ему. Алька со страхом почувствовал, что поток мыслей уже не послушен ему. Мысли были жуткими, дикими, но он ничего не мог сделать. Силити сейчас казался ему настоящим другом, более близким даже, чем Бен. Не помогали доводы, что Алька почти не знал Силити, почти не разговаривал с ним - но один взгляд мальчика-привидения заменял часы, проведённые с Беном. Тщетно пытался Алька оттолкнуть этот образ, вспоминая ледяной холод, исходивший от Привидений - всё равно, глаза у Силити тёплые, живые...
   Зачем, зачем про него думаю? Как бы ни было, я не смогу произнести это...
   -Идём, - хрипло, но неожиданно твёрдо сказал Алька. Лешонок встрепенулся, выскочил в коридор, тут же возвратился, подавая мальчику его курточку и брюки.
   На улице лил дождь. Ветер бросил в лицо крупные, тяжёлые, будто градины, капли. Пока дойдём - насквозь промокнем, подумал Алька. Ну и ладно!
   Подъехал на "Москвиче" отец. Удивлённо смерил ребят взглядом.
   -Куда это вы? Алик, ты же днём на ногах не держался!
   -Мне очень надо...
   Видимо, отец почувствовал в голосе Альки непреклонную решимость. Секунду он колебался.
   -Садитесь в машину. Быстрее...
   ...От шоссе до Дома Привидений километра два пути. Всё-таки это не полночи шлёпанья под дождём. А он, кстати, и кончился, едва ребята вылезли из "Москвича".
   -Может, проводить? - ещё раз спросил отец. - Ты хорошо себя чувствуешь?
   -Нет, не надо. Я вернусь к обеду... Не беспокойтесь.
   Их встретил Силити. В первые мгновения Алька просто не уловил происшедшей с ним перемены. Его внимание было поглощено лицом мальчика. И Силити не мог этого не заметить. Он как-то сразу смутился, отступив в тень. Скрипнули половицы...
   -Алька! Он... он живой!!! - прошептал Бен.
   Да, так оно и было. Перед ребятами стоял настоящий, живой мальчик. Алька схватил его ладошку и не выпускал её в странном оцепенении, пока лешонок, разинув рот, ходил вокруг них.
   -Что случилось, Алик? - тихо спросил Силити.
   -Я... не знаю. Почему ты так?..
   -Мы позвали вас попрощаться, друзья, - раздался сверху голос Большого Привидения. Вернее, того, кто был им прежде. По лестнице спускался старик. Он нёс в руках свечу и небольшой сундучок. - Мы уходим отсюда. Уходим навсегда. Это очень печально - покидать удобное, обжитое место, друзей. Но обстоятельства требуют, чтобы мы переселились.
   -А почему вы стали людьми? - спросил Бен.
   -Так надо, маленький Бен...
   -Неправда! - не выдержал Алька. В его крике чувствовались близкие слёзы. - Вы не уходите! Вы... затмение... я знаю, вы умрёте!..
   Молчание было долгим и непонятным. Бен, больше с удивлением, чем с испугом, уставился на друга. В конце концов, Альке уже начинало казаться, что Старуха обманула, и он сморозил чушь.
   -Так... - медленно произнёс старик. Слова его прервал Силити. Он плакал. И Алька понял, что был прав. В эту минуту Алька больше, чем когда-либо был близок к страшному выбору...
   -Откуда ты узнал?
   -В будущем... Старуха...
   Лицо старика посерело.
   -Забудь о ней! - прохрипел он с яростью и ужасом. - Как всё совпало, о господи! Она тебе что-то сказала? Написала?.. Она... Как она могла! Забудь, слышишь!
   -Но что же делать?!
   -Ничего, мальчик. Не вините себя. Вы игрушки в руках судьбы, и выдумка Лереи останется только за её душой.
   -Я вспомнил! - вдруг заговорил Бен. - Та старуха, она была на портрете... в старой комнате, в груде старинных вещей!
   -Ты прав, Бен. Эта старуха - волшебница Лерея, моя жена... Более страшной женщины, видно, не знал свет. Около полутысячи лет назад она подсыпала мне и сыну яд Опала... Секрет его утерян, даже я - а я в своё время был одним из первых магов мира - не в силах противостоять действию этого яда... Да... что, в общем, свою жизнь я прожил, достиг, чего хотел - создал обобщающую теорию магических полей, меня уважал сам Мерлин... Только Силити... Знаете, друзья, я никогда не был слишком жесток, но эту змею я бы кромсал по кусочку, по маленькому кусочку раскалёнными щипцами и с наслаждением слушал бы её вопли... За что она его?!.. Яд Опала убивает долго. Сначала умирает тело. За неделю до полной смерти жертва как бы воскресает - возвращает себе первоначальный облик. А потом наступает смерть... Лерея обладала огромными познаниями в магии - она "убежала" от меня на несколько столетий вперёд - когда бы мы ни жили - она живёт на сто-двести лет позже... Ты, Бен, стал орудием, ещё одной её "выдумкой"...
   -Что?!
   -Она прочла твой мозг, наверное, когда смотрела тебе в глаза. Она узнала всё. И нанесла удар...
   -Я останусь с Силити, можно. Останусь всего два дня. Я не хочу уходить, пока он ещё... ещё здесь... - Алька крепко держал мальчика за руку, словно боялся, что тот исчезнет с минуты на минуту. Эти часы перед разлукой были единственным, на что он мог ещё надеяться. Мальчики хотели быть вместе, но прав был и Баллиса, хотя его решение выглядело жестоким. Ведь последние часы не дадут друзьям ничего, кроме муки.
   -Нет, Алик. Уходи. Так будет лучше. Я боюсь за тебя. За Бена...
   ...Силити проводил их. Альку до самого дома. Они стояли и смотрели друг другу в глаза. И Силити улыбнулся Альке на прощание - с нежностью и какой-то беспомощностью.
   ГЛАВА 12
   В тот день Алька пришёл в школу очень рано. Дома было невыносимо. Невыносимы тревожные взгляды родителей, невыносима тишина. Да он и не надеялся даже в школьной суете отогнать мучительные мысли, но, быть может, исчезнет хотя бы жуткий шёпот Старухи в ушах, преследующий Альку последние часы.
   В коридоре на пути к спортзалу догнала Альку незнакомая женщина. Алька и не обратил на неё внимания. В голове вертелась одна только фраза: "сегодня ночью".
   -Мальчик, ты очень занят? - Он вздрогнул.
   -Н-нет, - рассеянно пробормотал Алька.
   -Понимаешь, мальчик, я инвалид, по дому мне работать тяжело. Я хочу обратиться к вашему директору - пусть он пошлёт ко мне школьников, наносить воды.
   Алька, плохо понимая, чего, собственно, от него хотят, тупо смотрел на женщину - и что-то странно знакомое скользнуло в ней. И тут же пропало...
   -Если я отпрошу тебя с первого урока, ты как?
   А ему сейчас всё равно!
   -Я согласен.
   -Вот и отлично же! - Женщина, вдруг захохотав истеричным смехом, нагнулась, вытащив из кармана непонятный предмет. Алька в испуге попятился.
   -Всё отлично, парень. Затмения сегодня ночью не будет.
   И, прежде чем мальчик пришёл в себя, прежде чем до него дошёл смысл происшедшего, женщина, ковыляя и прискакивая, побежала вперёд по коридору. Её черты на глазах менялись, словно оплывая.
   Страшный грохот!
   Здание вдруг зашаталось. Как во сне, Алька видел трещины, разбегавшиеся по стенам, с потолка сыпалась штукатурка, звенели и лопались стёкла. Большой обломок бетонной плиты медленно падал на то место, где остановилась женщина... Последнее, что видел Алька, подбежав к ней - сморщенное, искажённое уродливой гримасой лицо Старухи... Мир погрузился во тьму...
   * * *
   ...Туман. Белые стены, потолок. Всё тело онемело, только головой можно чуть-чуть шевелить.
   Дверь отворилась. Девушка в белом халате и колпаке внимательно вглядывается в его лицо.
   Я в больнице?
   -Только не надо двигаться, мой хороший. Всё нормально. К тебе пришли друзья.
   Дверь в палату снова открывается. На пороге Алька видит гостей...
   * * *
   ...Вечером Бен ушёл. Вообще, полагалось уйти и Силити, но усилиями обоих мальчиков удалось уговорить врача. Алька должен был остаться в этот вечер вместе с Силити. Должен...
   И прошло много минут, прежде чем он решился спросить Силити о главном, о непонятном и тревожном. Впрочем, по глазам мальчика Алька понял, что всё обошлось, всё хорошо...
   А было просто. Лерея заставила Землю двигаться быстрее. Затмение произошло раньше, днём. По планете прокатилась волна сотрясений, вызванных космическими катаклизмами... И Бен должен был умереть... Но Лерея погибла вместо него.
   Ну и чёрт с ней!
   Алька улыбался, встретив взгляд мальчика.
  
   1990г сентябрь-октябрь.
   * * *

Повесть третья

РОЛЬФЫ

   Часть первая. Похищение
   - 1 -
   Целую неделю Силити жил у Альки. Ничего особенно страшного с Алькой не случилось, но всякие обследования продолжались недели две. Отец взял отпуск и приезжал в больницу каждый день, привозил Силити и Бена, множество гостинцев и новостей. Всё равно Алька с нетерпением ждал выписки, и, вернувшись домой, на радостях поднял такой тарарам, что уже в восемь вечера его отправили в постель. Алька и не сопротивлялся особо, только попросил, чтобы в комнату поставили вторую кровать, а Силити остался ночевать у него. С этого момента друзья не разлучались почти ни на минуту. Играли, читали, смотрели телик, а когда заявлялся Бен, комната превращалась вовсе в сумасшедший дом... Бен, разбойник, исполнил свою давнишнюю задумку - прежде чем успел выпасть первый снег и ударили морозы, он собрал в лесу замечательный гербарий. Красные, бурые и жёлтые листья украсили комнату, наполняя дом запахами осеннего леса. Лучшим временем были вечера, когда затихали игры, и друзья просиживали за полночь при свете настольной лампы или свечи. На столе дымился в чашках обжигающий чай, лежали на тарелках горки печенья и мандаринов, пушистый полумрак скрывал стены, и ребятам казалось, словно они в лесу, у костра, и листья на стенах, и на нитках у потолка довершали иллюзию. Недоставало только звёзд...
   Обследовали Альку разные заслуженные профессора, поскольку теперь он был знаменитостью, да ещё побывал в будущем. Прилетали два академика, русский и японец, жутко важные и назойливые, как мухи. Альке пришлось до мельчайших подробностей рассказать обо всём увиденном. Академики качали головами и страдали - отчего, мол, не им выпало стать исследователями далёкого и фантастического мира, каким будет Земля спустя сотни лет...
   Науке, как известно, свойственно сомневаться, и хотя факт существования нечистой силы благодаря Бену был неопровержимо доказан, путешествие во времени пока оставалось под вопросом.
   Зато всякие там киношники прямо с ума посходили. Один дядька, страшно бородатый и косматый - сразу видно, гениальный режиссёр - рассказал ребятам о готовящихся съёмках фильма. В этом фильме режиссёр поведает миру о приключениях Альки и Бена, и даже Голливуд вот-вот подготовит контракт... В общем, жизнь впереди представлялась полной суеты и сюрпризов, а пока что Альку хотели отправить на какой-нибудь курорт, где он мог бы плавать и выздоравливать изо всех сил. Какой-то важный чиновник предложил путёвку в санаторий, где раньше отдыхали только всякие Генеральные Секретари и Президенты. Алькины родители, конечно, были обеими руками "за", Бену и Силити тоже пообещали путёвки, и всё, казалось, предвещало сплошную чудесную идиллию...
   - 2 -
   В то утро Силити куда-то исчез. Он ушёл пораньше, когда все ещё спали, и Алька до самого обеда волновался, гадая, что случилось, хоть Силити и оставил записку: "Я вернусь к вечеру."
   Вернулся он часа в два. И не один. Родители Альки с удивлением проводили в комнату незнакомого старика, любезно представившегося им магом Балиссой. Зато сам Алька Балиссе очень обрадовался, но почувствовал, что маг явился неспроста. Скоро все сели за стол, и без лишних предисловий Балисса поведал ребятам свой план.
   -Вы, друзья, уже убедились, что путешествие во времени само по себе безопасно, и только неизвестность, связанная с отсутствием точных расчётов, нас пугает. У меня есть предложение. К чему это троим друзьям скучать в заточении в санатории - режим дня, прогулки расписаны по минутам, диета... не думаю, чтобы Алику это всё уж очень пошло на пользу. Я бы лучше отправил вас в какой-нибудь детский лагерь в будущем. На днях я путешествовал 2403 год - там чудесные времена и очень хорошо относятся к детям. Нет ни бандитов, ни колдунов, зато масса развлечений. Ну, как?
   -Ой, спасибо! - только прошептал Алька.
   -Дело за малым - уговорить родителей.
   * * *
   ...Когда старик ушёл, Алька сел на кровать к Силити.
   -А как он изменился, - тихо сказал он. - Стал какой-то... ну, как будто моложе. То всё сидел за книгами, такой таинственный, даже жутковато было с ним разговаривать - маг всё-таки.
   Силити пожал плечами.
   -Это не надолго. Просто он сейчас закончил большую работу. Места себе не находит, ищет чего-то. Боюсь, уйдёт он в Индию, там его знакомый, колдун Та Ита... А у нас цивилизация под боком. Не нравится мне это.
   -Что?
   -Да не знаю я даже... Раньше, конечно, тоже всякое плохое было. Но и в этом мире будто чужой... Не умею я жить, как люди - всё время делать что-то человеческое... Алик, может, я не человек уже? Нежить серая... - усмехнулся Силити. Алька по-настоящему испугался. Сжал ладонь Силити.
   -Ты уйдёшь? Силити?..
   -Нет. Но только... Алик, я не смогу здесь теперь один. Без тебя...
   -Я буду с тобой всегда.
   Они ещё долго сидели рядом, не говорили ни о чём. За окном гудел ветер, снег налипал на стекло мокрыми хлопьями. Наступили ранние сумерки, свеча на столе догорела, поиграв причудливыми тенями, и только белое снежное одеяло, накрывшее улицу, давало немного света.
   -Я хочу, - тихо заговорил Алька. - Я хочу, чтобы всегда всё было таким же, как сейчас, я не хочу быть взрослым, потому что взрослые расстаются и забывают... Я хочу оставаться таким же, как сейчас!
   В этот момент ветер завыл с натугой, разорвал над улицей сплошное месиво облаков и снега, и ребятам почудилось, будто из бездонной глубины космоса ударил острой иглой луч звезды. Свет её крошечной искрой всего на мгновение блеснул в глазах мальчишек, и что-то невидимое, неосязаемое, словно покрывало из летучей паутины, опустилось на их плечи.
   - 3 -
   Так замечательно складывалось всё у ребят, прямо удивительно. Папа с мамой долго возражать не стали; Бен от радости чуть избушку свою не перепрыгивал. Альку и Силити постригли-причесали у лучшего парикмахера, одели в специально пошитые костюмы, чтобы там, в будущем, не подумали чего плохого о двадцатом веке. Кроме того, ребят напичкали разными ценными советами, и спустя ещё сутки, когда радостное ожидание достигло апогея, и всё было готово к отправлению, случилась маленькая странность, которую, впрочем, скоро забыли. Провожать ребят собралась целая толпа народу - журналисты, милиционеры, начальники, учёные всякие. Альке дали с собой крохотную японскую видеокамеру - снимать самые интересные моменты. Шум стоял невообразимый. В десять часов утра Алька, Силити и Бен сели в автобус. В этот момент с высоты спикировала какая-то птица и стала с силой бить крыльями о крышу автомобиля. Люди удивлённо загалдели, спрашивая друг друга, что бы это могло означать? И только Бен (именно ему был обращён необычный сигнал) ничего не заметил, поглощённый изучением своей рожицы на экранчике видеокамеры. Автобус тронулся, путешествие началось...
   Дорога от Алькиной деревни до дома Привидений, если ехать на машине, вела не прямо, а зигзагом. У одного из поворотов ребят ждала засада. С глухим шипением лопнули шины, автобус резко затормозил, стал, полуразвернувшись. Ничего не понимая, ребята повскакивали с мест, как вдруг Силити с перекошенным от ужаса лицом отпрянул от окна с криком:
   -Рольфы!
   Он ухватил Альку за локоть и с немальчишеской силой стащил на пол. Но двери автобуса уже открылись, и в салон входили странные создания. Они напоминали людей в чёрных комбинезонах, только вместо глаз у них зияли большие, тёмные провалы.
   -Нет! - завопил Силити. - Не трогайте, он ничего не знает!
   Однако рольфы не прореагировали ни на крик, ни даже на яростное сопротивление Силити, который бил, пинал и даже пытался кусать загадочных существ. Альку, потерявшего сознание, вынесли из автобуса и упрятали в тёмно-серый шар, висевший в полуметре над асфальтом. Шар сорвался и исчез в небе, сделалось почти совсем тихо. Бен, оглушённый лежал на сиденье, водитель автобуса с пробитой головой медленно наваливался на руль, капая кровью на приборный щиток. Силити беззвучно плакал, уткнувшись лицом в спинку кресла.
   - 4 -
   Часа полтора спустя, встревоженное долгим отсутствием автобуса, начальство выслало за ним ещё "газик" с журналистам и милиционером. Шоссе казалось пустым - как будто кто-то перекрыл движение на этом направлении. Увидев стоящий посреди дороги автобус со спущенными шинами, милиционер сразу же заподозрил похищение. Люди ворвались внутрь салона, но там нашли только лешонка, целого и невредимого, но перепуганного до немоты, и мёртвого водителя. После секундного замешательства милиционер по рации вызвал оперативную группу, а журналист принялся всё фотографировать.
   Прошло ещё полчаса, и весь район был поднят на ноги. К месту происшествия прибыли следователи, милиция прочёсывала лес, а шофёра и Бена увезли в больницу. У алькиного дома собралась настоящая толпа любопытствующих, которых с трудом заставили разойтись. Ещё через два часа от поисков в лесу решили отказаться - какие-то следы будто бы обнаружились, но затем внезапно оборвались. Позвонили в больницу - оказалось, Бен пришёл в себя и может дать показания. Но и это мало помогло: рассказ лешонка сводился к сбивчивому описанию каких-то чёрных существ, что натолкнуло следователя на мысль о масках, использовавшихся бандитами. Куда делись оба мальчика, Бен сказать не мог, и его оставили в покое. А вести, всё более ошеломляющие, продолжали приходить уже из разных регионов страны...
   Есть в Краснодольске институт. Учреждение весьма секретное и усиленно охраняемое. Чем занимается в нём солидный штат всяческих докторов наук - средствам массовой информации так и не стало известно. Слухи ходили разные и во многом противоречивые, и самой правдоподобной выглядела версия о том, что институт этот занимался проектами, реализация которых - дело недалёкого будущего. Может, новые виды энергии, или средства завоевания космоса заключали в себе бронированные сейфы и вычислительные системы института.
   Начальник одного из отделов долго и дотошно вытягивал из Альки всё, что мальчик мог вспомнить из виденного им в космосе и на другой планете. Человек этот записывал Алькин рассказ на диктофон и поминутно делал какие-то пометки. В отличие от многих других учёных, часто настроенных скептически, он ни звуком, ни взглядом не позволил себе выразить недоверие. Он выпытывал даже самые, казалось бы, ничтожные мелочи, а прощаясь, строго-настрого запретил рассказывать о своём визите.
   И вот - его тоже нашли мёртвым в лаборатории института, а сейф был взломан и опустошён, и снова - следы будто бы есть, но потом пропадают... Чертовщина!
   * * *
   Воскресным утром по просёлку шли школьники из махинской школы (Махино - соседнее с алькиным село). Их внимание привлёк тёмный сферический объект, скользящий над верхушками деревьев. Ребята несколько секунд наблюдали за его полётом, потом шар круто ушёл вниз и пропал. За эту неосторожность пришельцев невольные очевидцы поплатились - спустя несколько минут яркая вспышка ослепила их, школьники разбежались в разные стороны. Их сбивчивые рассказы посеяли панику. Люди даже собирали вещи, кто-то запирался в погребах, кто-то уезжал к родственникам в город. К полудню лес был оцеплен подразделениями десантных войск. В небе стрекотали вертолёты, военные грузовики подвозили солдат, автобусы эвакуировали жителей. Никто ничего не понимал, кроме одного, простого и жуткого факта - где-то близко притаилась неуловимая и могущественная сила, для которой человека уничтожить - что прихлопнуть комара.
  
   - 5 -
   А что случилось с Силити? Ясно, что он оказался одним из немногих, посвященных, хотя бы отчасти, в тайну нашествия рольфов, лишь он мог оценить опасность, нависшую над человечеством - но что ему было сейчас человечество - опасность грозила Альке! И Силити надеялся только на отца - быть может, Балисса мог ещё что-то сделать. Иначе... даже думать не хотелось.
   Силити сначала бежал. Споткнувшись о корягу, мальчик неловко упал, и оставшийся путь проковылял, превозмогая боль и приступы слабости. Когда Балисса увидел его - перепачканного в снегу, грязи и крови - дыхание у старика перехватило от страха. Он подхватил мальчика на руки и бережно понёс в дом.
   -Я цел, - прошептал Силити. - Алик... Рольфы!
   Маг осмотрел мальчика, смыл грязь с лица и рук, а ногу забинтовал. Лишь тогда, убедившись, что с Силити действительно ничего страшного не произошло, Балисса присел рядом и, не выпуская из рук ладони мальчика, стал слушать его рассказ. С каждым словом лицо мага мрачнело, и голос Балиссы дрогнул, когда он заговорил. Худшие опасения Силити подтверждались - маг не приходил к Альке домой и даже в мыслях не имел предлагать друзьям какое-то путешествие во времени. Какими же способностями должны обладать рольфы, чтобы Силити принял пришельца за своего отца?.. И почему Силити не насторожился, не почувствовал странного в поведении мага?
   Вдруг Силити вскочил.
   -Я пойду к ним!
   Маг взмахнул руками, словно защищаясь от невидимого удара.
   -Нет!
   -Я пойду... Ведь ничего больше сделать нельзя.
   -Силити, не надо... Они мгновенно обнаружат тебя. В конце концов, это я виноват - эти мои опыты... я должен был предвидеть, что рольфы обратят на нас внимание... Не надо... Лучше, пойду я.
   -Ничего не лучше. Ты знаешь - взрослых они убивают сразу, взрослые им неинтересны... Папа, я не смогу без Алика!
   Несколько секунд они сидели молча. Что-то изменилось в лице старика, он вздохнул и встал.
   -Как твоя нога.
   -Ничего... уже совсем не болит.
   Балисса подошёл к древнему сундуку у стены, склонился над ним, долго перебирал разную рухлядь. Когда он обернулся, в руках у него было что-то непонятное, завёрнутое в бархатный лоскут.
   -Возьми её... Пусть совершит хоть одно доброе дело. Спрячь под рубашку.
   Силити сделал, как сказал маг. Потом он поднял глаза на старика и прошептал:
   -Я... пошёл?
   Зимний день близился к концу. Солнце ещё светило над лесом, но синие тени уже укрыли сугробы на опушке. Старик неловко обнял мальчика и с минуту стоял так, не шевелясь.
   - 6 -
   В "Зону действия объектов внеземной цивилизации" (зона ОВЦ), командование направило бомбардировщик и два суперсовременных истребителя. За ними наблюдали в непрерывном режиме две РЛС, кроме того, ракеты нескольких подвижных ударных комплексов были срочно перенаведены на предполагаемую цель.
   В шесть часов сорок две минуты командир бомбардировщика передал в центр фотографии сферического объекта размером четыре метра в диаметре. На радиоизлучение объект не реагировал. К объекту был направлен робот - микросамолёт-разведчик, вскоре после этого связь со всеми самолётами была потеряна. Их действия на основе наблюдений РЛС прослеживаются так: над Зоной появилась вертикально поднимающаяся точка, что изменило поведение самолётов. Лишённые связи с Центром, они воздерживались от контактов с объектом, пока неизвестным оружием не был уничтожен бомбардировщик. Истребитель приблизился к объекту, совершая облёт. Объект, внезапно переместившись с огромной скоростью, столкнулся с самолётом, отчего истребитель взорвался в воздухе. Второй истребитель попытался уйти, но тоже погиб от неизвестного оружия. Через полсекунды объект исчез.
   * * *
   ...Из больницы Бен убежал. На второй день. Через окно. Лешонок не знал, куда пойдёт и что предпримет, он желал только одного - действовать. Наделённый обезьяньим проворством, Бен без труда преодолевал преграды в виде заборов, лихо карабкался по крышам домов, стараясь как можно меньше оставаться на виду. В общем, он бежал, лез, пробирался, пока... не понял, что совершенно не представляет дороги домой. Город окружал нагромождениями крыш, давил со всех сторон. Лешонку сделалось жутковато, а прежней самоуверенности поубавилось. Что делать?
   И ему повезло. Оказалось, окраина города совсем недалеко. Остановившись посреди большого замусоренного пустыря, Бен стал размышлять. Чувство направления его подводило. Конечно, пустырь, это уже не тесные улицы. Но и совсем не лес. В лесу всегда можно спросить дорогу, в лесу часто выручает особенное чутьё, которым наделена "нечисть"...
   Что-то зашевелилось под ногами. Лешонок, хоть не робкого десятка, от неожиданности вздрогнул, отскочил в сторону... О, да это просто крот! Крот зимой?! Слепой недотёпа тоже вообразил поначалу, будто ему грозит съедание, и Бену пришлось повозиться, вытаскивая давшего задний ход зверя из норы, а потом растолковывая, что от него хотят. Старый крот, недовольно заикаясь, пробурчал нечто, из чего следовало: лес далеко. Сторону крот определённо указать не мог, и пришлось Бену оставить его в покое, почти ничего не выяснив. Лешонок понуро побрёл вдоль разбитой дороги наугад, прочь от города, и шёл довольно долго, пока какой-то "Запорожец", гремя и подпрыгивая, не догнал его, заглохнул на ухабе. Водитель полез ковыряться в двигателе, а Бен, повинуясь своему удивительному инстинкту, юркнул в полуоткрытую дверку и пристроился в салоне на заднем сиденье. И "Запорожец" довёз его до леса! Увидев силуэты сосен, Бен привстал на цыпочки, потряс водителя за плечо:
   -Дядь, останови здесь...
   Хорошо, что машина еле ползла, иначе быть бы ей в кювете! Но обошлось. "Дядя", высадив непрошенного пассажира, так дал газу, что бедная громыхалка помчалась пулей. А Бен, облегчённо вздохнув, направился в чащу.
   - 7 -
   Под утро лешонок набрёл на маленькую, уютную пещерку в лесном овраге. Усталый и голодный, он валился с ног и не мог отказать себе в отдыхе хотя бы на пару часов. В пещерке было тихо и тепло...
   Забравшись внутрь, Бен... остолбенел. На песчаном полу, там, куда не долетал снег, виднелись непонятные рисунки, сделанные острой палочкой. Будь Бен немного образованнее, он бы сравнил их с японскими иероглифами, но поскольку иероглифов Бен не знал, он решил, что на полу пещеры начерчены магические письмена.
   Мало того, проникнув поглубже, Бен увидел... Нет, можно сказать - он изумился до крайности: в углу, свернувшись в клубочек, спал Силити!
   Да, Бен хорошо понимал, что значит "устать до полусмерти". Как бы ему ни хотелось, он не стал будить мальчика, а просто последовал его примеру. Бен прижался к Силити, чтобы было теплее, и сон быстро сморил его...
   Проснулись они одновременно. Силити почему-то не особенно удивился встрече, но был очень рад, и рассказал другу, что вчера впервые попытался воспользоваться заклинаниями Хати для духов воздуха, и те, видимо, незаметно направляли Бена в пути.
   -Ты теперь настоящий маг! - с уважением проговорил Мартышка Бен. Мальчик смутился... Однако мешкать было нельзя.
   -Пойдём? - спросил Силити.
   -Да, конечно. А ты знаешь о Них хоть что-нибудь?
   -Очень немного... Зато нас теперь двое!
   * * *
   Да, теперь их стало двое, и каждый чувствовал себя гораздо уверенней. Мысли о загадочных и жутких рольфах уже не были такими обессиливающими.
   -Если с Аликом... ничего не случилось, мы выручим его, как ты думаешь?
   -Ага. Знать бы только, с какого боку к ним подлезть... - Силити остановился, за ним и Бен. Лешонок, удивлённо покосился на друга, хотел спросить что-то - и промолчал. Силити прислушивался, казалось, всем телом, напряжённо замерев.
   -Бен, - тихо сказал он. - Я чувствую их. Они близко.
   -Тебе страшно? - прошептал Бен. Силити кивнул, закусив губу. Он всматривался в угрюмые ряды деревьев - нигде ни движения, ни звука, какой-то мёртвый, враждебный лес. Не было ветра, даже небо будто отодвинулось.
   -Здесь, наверно, и зверей не осталось.
   Ребята медленно, озираясь и вслушиваясь, двинулись вперёд.
   * * *
   В эти же минуты в лесу неподалёку творились другие дела. Лишь только Силити покинул свой дом, маг достал из сундука древний фолиант и углубился в чтение. Книгу эту, сшитую ещё из пергаментных листов, написал сам Балисса, и вмещала она все открытия и просто мысли, которые старик пожелал уберечь от забвения. Балисса не обращался к своему дневнику уже несколько веков - с тех пор, когда ведьма отравила его и мальчика.
   Спустя четверть часа после того как Балисса раскрыл книгу, послышалось его глухое бормотание, временами переходившее в протяжные восклицания, в которых было сложно угадать человеческий голос.
   Сумрак в доме стал сгущаться, пока не превратился в полную тьму, а та, в свою очередь, вдруг исторгла из себя нечто бесплотное, чёрное, с размытыми границами. В комнате сделалось светлее. Перед Балиссой возвышалась фигура человека в плаще, лицо призрака, казалось, постоянно погружено в тень независимо от того, как могут располагаться источники света. Маг встал, поклонился, тогда шевельнулся и гость. Рука его поднялась, коснулась плеча Балиссы.
   -Виновен ты один, Балисса. Мне нет дела до пришельцев, да вашей цивилизации... Но нас осталось мало. Я не мог игнорировать твой вызов. Говори.
   -Мастер! Ты знаешь, я больше всего боюсь за сына. Я всё отдал ему, в нём моя жизнь, мои надежды, мысли... Великий, спаси их, ведь ты знаешь - мир в их руках.
   -Да, Балисса. Я уже помогал твоему сыну дважды. Я убил Лерею, и второй раз - я приказал духам присмотреть за ним и помочь при необходимости. Этого мало. Но и я стал слаб. Я уже не Верховный Мастер, я лишь только Имя его. Ты знаешь моего Наместника?
   Рядом с великим магом возникла ещё одна фигура, тоже в тёмных одеяниях, с лицом надменным, холодным. Он поклонился Мерлину, приветствовал Балиссу коротким кивком и замер неподвижно.
   -Агриппа Кентский, третий Посвящённый... А я теперь покину вас...
   - 8 -
   А там временем в лесу происходило непонятное. Звери все, от мала до велика, покидали его. Уходили лоси, волки, лисы, зайцы; улетали птицы, просыпались те, кто осенью впал в спячку: медведи, ежи, змеи, кроты... хорошо ещё, мороз не успел сковать землю, а то бы совсем беда.
   ...Встретились на лесной тропе два зайца. Зайцы, известно, разговорчивый народ, да ещё идти им было в одну сторону. Первый заяц, с надкусанным ухом, заговорил:
   -А я гадюку сегодня видел. Дохлую.
   Второй заяц, помолчав секунду, ответил на ходу:
   -Подумаешь, гадюку. Я медведя видел. Глазищи - во! Никак спросонок не поймёт, что до весны ещё далеко. - Зайцы ещё помолчали. - Слушай, Надкусанный, я тебе сейчас такое скажу!..
   -Чего? - Тот даже остановился, замер. Его спутник пошевелил ушами, огляделся вокруг, прислушался и тихо-тихо, на ухо прошептал:
   -Я привидение видел. Громадное... Страшнючее!
   -При... что?.. Громадное привидение?
   -Да. Тут неподалёку есть поляна. Вот... я шёл, шел, вдруг вижу - стоит огромное... Молчит и не шевелится. Потом - хоп! - исчезло. Потом - бац! - появилось. И - пасть открыло, а оттуда - люди, чёрные, страшные.
   Напуганные рассказом, зайцы дрожали, поставив уши торчком. И... как припустили бегом, словно за ними десять привидений гнались.
   * * *
   В белом помещении без окон две тёмные человеческие фигуры стояли друг напротив друга. Лица их - одно чёрное, с пустыми впадинами вместо глаз, и другое, бледное, выражавшее ледяное презрение ко всему окружающему - почти соприкасались.
   -Люди проникли в Будущее... - шелестел голос рольфа. - Они будут изолированы. Нам не о чём говорить.
   -Вы забываете, что Пакт Марида запрещает общие меры в отношении детей-магов!
   -Кто здесь нарушает закон? Мы служим Повелителю. Его воля всегда исполняется точно.
   -А я говорю от имени Мерлина...
   -Вы наивны, магистр. Вы намерены противодействовать Империи?
   -А вы устраиваете настоящее нашествие из-за мальчишки...
   -Всё! - Голос рольфа снова стал бесстрастно-ледяным. - Завтра мы уходим. Нарушившие закон уничтожены или изолированы. Мальчишку мы забираем.
   Спустя пять минут Агриппа оказался уже у Балиссы. Наместник, пребывавший в крайне скверном расположении духа, коротко передал содержание разговора.
   -Значит, нет никакой надежды? - тихо проговорил старый маг.
   -И не было. Не понимаю, какого дьявола Мерлин соизволил вмешаться в это дело. - Магистр замолчал. Он подошёл к столу, на котором лежала книга Балиссы, долго смотрел на исписанные страницы, потом резко повернулся к магу.
   -Могу дать вам последний совет. Ищите защиты ещё выше. Пока мальчик жив, есть вероятность, что Повелитель даст указание освободить его.
   -Но это... как это можно устроить?
   -Вы слышали о магистре Балдусе? Он известный в Империи теоретик магии, а сейчас живёт в Испании, профессор Мадридского университета. Попробуйте обратиться через него. Больше я вам помочь ничем не смогу. Прощайте.
   Агриппа шагнул в поток лунного света и растаял бесследно. А на лице старого мага явственно отражались сменяющие друг друга переживания - то надежда, то страх перед непосильной затеей... потом с небывалой суетливостью он принялся за дело. Как он жалел сейчас о том, что отпустил Силити на поиски! Мальчика необходимо было вернуть. Где он, что с ним?..
   - 9 -
   Балисса обратился в ворона и долго летал над лесом, разыскивая Силити. Почти час поиски не давали никакого результата - лес вымер, некому было подсказать, помочь. Потом два взбалмошных зайца протараторили ему, что учуяли неподалёку от "самого страшного места" вроде бы как человека... Балисса полетел туда, и несказанно обрадовался, увидев ребят, целых и невредимых. Их радость была не меньшей, потому что друзья пребывали в полной растерянности - всё пережитое оказалось напрасным - враг оставался неуловим, невидим, неосязаем. Однако, возвратиться ребята согласились только после того, как Балисса заверил, что рольфов на Земле больше нет, и поиски их ни к чему не приведут.
   Совершенно измученные, Силити и Бен расположились на одной кровати, глаза у них слипались, даже поесть сил не осталось. Друзья быстро уснули, а старик стал готовить снаряжение к предстоящему путешествию. Дело это оказалось хлопотным. Уложив последний свёрток в дорожную сумку, Балисса вздохнул. Теперь нужно было тоже поспать. Он подбросил в огонь поленьев, и... захрапел прямо в кресле.
   * * *
   ...-Не тревожить себя, - сказала лысая башка с очками. - Ты не сделаем плохо. Ты хорошо спать?
   Тяжёлый звон стихал. Стало хорошо. Воздух в помещении был свежим, с еле уловимым, цветочным ароматом. Взглянув вниз, Алька обнаружил на себе новую, удобную, хотя и необычную одежду. Ему почему-то захотелось поверить незнакомцу.
   -Если ты не будешь... э... волновать себя... э... будешь хорошо ощущать себя, три часа через ты будешь совершенно свободна. Э... как звать мальчик?
   -Алик.
   -Алик! О! Это хорошо... э... Алик, я - доктор Мотт. Я быть наблюдать за здоровье. Всех себя. Я быть врач. Ты должен... э... акклиматизировать нас... ты понятно?
   -Да, доктор Мотт.
   -Сейчас я немного измерить твои чувствия, Алик. Садись в это стул.
   Появилась медсестра или ассистентка - приятная девушка, наверное, даже девчонка, Алька решил, что ей лет четырнадцать. Рядом с грузным доктором она казалась совсем ребёнком, и тем не менее отлично исполняла свои обязанности. После процедур она и доктор повели Альку куда-то по длинным переходам, которые гигантской паутиной прозрачных труб повисли над раскинувшимся далеко внизу зелёным морем джунглей.
   -Доктор, можно вас спросить?
   -Конечно, конечно!
   -А что со мной? Эти, чёрные, которые меня схватили - их на самом деле не было, я бредил? И где мы?
   -Э... понимаешь, Алик, ты быть изолирован... э... ты... тебя взялись эти... чёрные рольфы... потом ты спать, потом ты... э... проспаться, у наша станция, эта хорошая планета для маленький одинокий ребёнок, здесь быть сказка... здесь хорошо.
   -Значит, я не на Земле?! А Силити, а Бен?!
   -Я не видел, знал кто? Силити, Бен... если оно быть тоже мальчик, оним не быть плохо... Они остались на твоя планета, на твоя Земля... наверно так?
   -Но почему я... здесь?
   -Э... Алик. Через мало дней прилетит инспектор. Он знает много. Я знаю мало. Я быть врач.
   -А... Ладно...
   -Ничего, Алик. Ты будет славный мальчик, всё хорошо... О, мы пришли! Это настоящее здание... э... твой дом, Алик.
   Наклонная прозрачная труба привела их на красивую полянку. Под кронами деревьев примостился домик, крохотный, сложенный из бревен теплого, медового цвета, очень уютный на вид.
   -Ты здесь жить, здесь находиться всё, что надо, а мы уходимся. До свидания, Алик.
   -До свидания! - сказали одновременно Алька и медсестра. Спустя минуту доктор с девушкой исчезли за верхушками деревьев, и Алька остался один.
  
   - 10 -
   Несколько дней Силити с Беном оставались в доме Балиссы за хозяев. Маг ушёл куда-то, наказав друзьям далеко из дома не уходить и ждать его примерно через неделю. Силити даже охнул, услышав, как долго придётся ещё бездействовать. Ни уверения отца, ни голос собственного разума не могли убедить его в том, что с Алькой всё будет в порядке. Но тут, хоть волосы рви, горю не поможешь...
   Бен сбегал к своим, предупредил, чтобы не волновались. Пытаясь заглушить беспокойство, ребята что только не делали - тщетно, неизвестность мучила, не давала покоя. Даже Бен места себе не находил, а Силити осунулся, как после болезни.
   На исходе шестого дня в окно комнаты Силити кто-то постучал. Силити обитал на втором этаже, поэтому сперва ребята решили, что это птица склевала мошку или жука и улетела - в сумерках её не разглядели. Но скоро тёмное пятно снова метнулось к стеклу - там билась, словно бабочка, стремящаяся на свет, большая, незнакомая птица. Едва открыли форточку, птица влетела в дом, описав круг, села на стол.
   Да, птица оказалась удивительная, даже Бен ни разу не видел таких в лесу. Но главное - на шее у неё висела свёрнутая трубочкой бумажка.
   -Письмо! Это от Балиссы! - прошептал Силити. Птица спокойно дала снять с себя верёвочку с письмом, после чего принялась клевать кашу, которою ей дали ребята. Силити уселся на кровать и стал читать:
   "Мальчики, получив это письмо, собирайтесь в дорогу. Дайте отдохнуть птице часа два, и идите туда, куда она полетит. Путь займёт (вместе с четырьмя привалами, я приказал птице ждать вас каждый раз) около суток. Жду."
   * * *
   ...Весть о том, что в избушке поселился новенький, быстро распространилась среди обитателей леса. И вечером в дверь алькиного домика постучал первый гость. Им оказался симпатичный медвежонок. Чуть стесняясь, он остановился на пороге и пробормотал:
   -Привет...
   -Привет. А ты кто? - удивился Алька, пропуская медвежонка в дом. Тот подал круглый, завёрнутый в бумагу предмет и поклонился, изо всех сил стараясь делать это как можно грациознее:
   -Виинни... Поздравляю тебя с новосельем у нас!
   Алька чуть на пол не сел:
   -Кто-кто?!
   -Виинни же! А вот пирог... с мёдом. Мы его с Пятачком пекли, а он побежал за Ру с Кенгой... Это тебе.
   Алька до того был огорошен, что даже забыл поблагодарить медвежонка. Так вот какая это планета!
   -С ума сойти... Слушай, Виинни, а ещё кто у вас тут живёт?
   -Много... - Медвежонок махнул лапой. - Какие далеко, те не придут.
   ...К вечеру собралась шумная компания. Народ был самый разношерстный - герои знакомых и незнакомых Альке сказок, но кроме них пришли ещё два мальчика и девочка, чуть помладше Альки. Они сказали, что живут здесь на каникулах вместе с роботом-проводником, которого сегодня заперли дома, "чтобы не надоедал".
   Удивительно устроен сказочный народ - сейчас они с шумом, визгом и хохотом занялись весёлой игрой, а уже час спустя, усевшись в кружок, рассказывают друг другу страшные истории, да такие, что слышно, как цокают зубы у самых слабонервных. Не все, пришедшие в гости, были добрыми существами, но подчинялись закону - на празднике никто никого не обижает. Одна Баба-Яга, не то чтоб очень жуткая, зато с огромной совой на плече, пользовалась славой лучшей рассказчицы, чем гордилась и не преминула продемонстрировать перед Алькой свой талант. Вот это было да! Её бы в "Спокойной ночи, малыши", так эти малыши потом всю ночь не спали, подумалось Альке.
   В общем, прекрасный был вечер и ночь. Вот только мысли о друзьях, о Силити, о Бене не давали полностью раствориться в сказочной атмосфере, оставляли противный привкус тревоги. Когда шум праздника на несколько мгновений затихал, перед глазами вставали чёрные, безглазые лица рольфов, искажённое от страха за Альку лицо Силити. Неизвестность душила...
   Поздно ночью, провожая гостей, Алька спросил у ребят, что они знают об этой планете, и те с жаром принялись объяснять, сбивчиво и не всегда понятно. Алька уяснил, что таких планет во Вселенной множество, населённые героями сказок, они собирают миллионы детей отовсюду, бывали даже случаи, когда дети оставались в сказках, превращались в "полусказочных", и этому уже никто не удивляется. Герои сказок такие же полноправные граждане Вселенной, как и люди, с одной только разницей - за их выживаемостью наблюдают, и, при необходимости, вмешиваются, чтобы спасти от каких-нибудь непредвиденных напастей. Когда во Вселенной появляется новая Сказка, её проверяют "на устойчивость" - не "переедят" ли герои друг друга, не вымрут ли от скуки? - и поселяют на свободной планете...
   Тут рассказ Алькиных спутников был прерван появлением в небе странной вертокрылой штуковины, которая, едва коснулась земли, затараторила, как сорока, сварливым учительским голосом:
   -Плохо, плохо, плохо запирать меня. Невоспитанные дети вы. Воспитанные дети так не поступают. Вот не будет вам завтра мальштопсовых кексов, вот не будет, ставлю свою запасную антенну!
   Ребята торопливо попрощались с Алькой, после чего уселись на скамеечку, выдвинувшуюся из робота, и вся эта удивительная компания взмыла над лесом. Алька вздохнул, провожая их взглядом, подумал немного и потихоньку отправился обратно.
  
   - 11 -
   Место было выбрано дикое, мрачное, ближайшее жильё километрах в двадцати отсюда. Невысокие холмы окружают пятачок ровной земли, а вокруг, за холмами - леса. Грунт твёрдый, каменистый, даже трава растёт неохотно. Если прийти сюда ночью, увидишь волшебную картину - словно ты один во Вселенной, небо - невероятно глубокое - усыпано звёздами, а земля осталась где-то далеко внизу, и сам ты затерялся между землёй и звездами, может, летишь куда-то, как метеор, а может быть, повис в бесконечной неподвижности.
   -Как... красиво!.. - прошептал Силити. Он и Бен, зачарованные открывшейся им картиной, остановились на вершине. Взявшись за руки, не в силах сбросить с себя оковы наваждения.
   Негромко проворковала Птица. Она устраивалась на ночь под кустом колючего шиповника.
   Наступила полночь. И вспыхнуло небо. Ослепительное сияние разлилось на холмы. Силити и Бен заметались, пытаясь найти какое-нибудь укрытие от невыносимых, всепроникающих лучей...
   ...Фотонный крейсер "Эльв" секунду оставался почти неподвижным, потом, подброшенный тугим всплеском гравитационных полей, за несколько мгновений исчез в зените.
   ...-Лейтенант, срочно врача! У детей ожоги. - Несколько пар ног протопали по коридору. На ходу кто-то распечатал пакет первой помощи, наклонился со шприц-ампулой. Балисса бросился следом, но его не пустили. Тогда он развернулся, чтобы идти к командору... и столкнулся с ним в дверях.
   -Почему меня не пускают?! Что с ними? - вскричал маг, хватая офицера за рукав.
   -Ничего страшного, успокойтесь. Во время процедур присутствие посторонних запрещено.
   -Вы!.. Как случилось, что дети попали под излучение?! Если они...
   -Да успокойтесь вы, ради бога! Случай, действительно беспрецедентный - отказ биодетекторов. Мы расследуем... Но с детьми ничего серьёзного. Час-два под релаксатором - и от ожогов не останется и следа.
   Командор держался уверенно, и ему удалось немного успокоить старика. Отведя Балиссу в каюту, он вернулся к себе, но тут уже его маски как не бывало. Он что-то включил на пульте, спустя полминуты вспыхнул экран и человек в фиолетовой форме строго сказал:
   -Дежурный по сектору УС424 служб Омега слушает.
   -На связи командор крейсера "Эльв" С40. Зафиксирован не поддающийся объяснению случай отказа биодетекторной автоматики. Возможна диверсия...
   Часть вторая. По следам космической мафии
   - 1 -
   Магистр Колдус Балдус, член магистрата Империи, выдающийся теоретик в области магической психодинамики лично испросил аудиенции у Имперского Канцлера. Великий Зоарх принял его в своём дворце на планете Таллура. Беседа продолжалась недолго; когда магистр изложил факты, полученные им от Балиссы, Канцлер так отреагировал на них:
   -Возможность ложной информации с вашей стороны, магистр, я, разумеется, исключаю. Я, в свою очередь, могу заверить вас, что никаких распоряжений спецслужбам "Рольф" в отношении Земли не давалось. Здесь, очевидно, ошибка, скорее всего, связанная с неверным истолкованием информации. Лично для вас, магистр, я распоряжусь немедленно проверить списки изолированных...
   * * *
   Тем временем Силити и Бен, томились в гостиничном номере, вынужденные терпеть скуку и неизвестность. Балиссы с ними не было, его, вроде бы вызвали в Канцелярию для дачи показаний. Вечером маг тоже собирался отлучиться - Колдус пригласил его на конференцию по теоретической магии, так что ребятам грозило затяжное сидение взаперти, а попробуйте, посидите, когда душу точит тревога за друга... уже не считая того, что просто глупо, очутившись на другой планете, где полным полно всевозможных чудес, видеть целые сутки стены хоть и роскошного, но жутко опротивевшего номера...
   Первым не выдержал Бен - его деятельная натура и так давно не имела возможности себя проявить. Он осмотрел комнату, высунулся в окно, что-то пощупал, поколупал и заявил авторитетно:
   -Отсюда ничего не стоит смотаться. Давай, а?
   Силити, более рассудительный, отнёсся к идее друга скептически:
   -Убежать, конечно, можно, но зачем? Без новостей от Балиссы мы совершенно не представляем, куда идти и что делать? И ты ведь понимаешь, нас будут искать, волноваться, зря уйдёт много времени и сил.
   Возразить Бену было нечего... если бы... если бы не... Ведьма! Самая настоящая ведьма, промелькнувшая в это мгновение за окном - она летела в ступе, держа подмышкой растрёпанную метлу, длинные космы её устрашающе развевались от напора встречного ветра. Ведьма прокричала:
   -Спасайте Альку! Он в Пещерах! - и больше её не видели.
   * * *
   Довольно быстро по базе данных установили: несколько дней назад на одной из "сказочных" планет зарегистрирован новый поселенец Алик. Когда по транслятору передали Алькину фотографию, сделанную в медпункте планеты, последние сомнения исчезли. Однако, в этом деле проявлялось всё больше неясностей. Чиновник рольф-спецслужб объявил Балиссе:
   -Это очень странно. У нас не было указаний об изоляции мальчика. Видимо, придётся провести глубокую проверку документов.
   Проверить документы не удалось. Эмиссар (а вместе с ним и Балисса, добившийся разрешения сопровождать его в полёте - какая уж тут конференция!), отправились для выяснения обстоятельств дела на "сказочную" планету. Там оказалось, что доктор Мотт исчез вместе со всеми данными пропускного пункта. Нашли только растерянную и напуганную случившимся девочку-ассистентку, которая ничего внятного рассказать не смогла. Тогда эмиссар попросил девушку отвести их к Альке. Балисса уже предчувствовал, что мальчика они не найдут. Так оно и случилось. Эмиссар передал в Управление запрос на перехват подозреваемого преступника, и через пятнадцать минут к расследованию подключились спецслужбы Омега, занимающиеся чрезвычайными происшествиями во Вселенной.
   - 2 -
   В избушку свою Алька так и не попал. Сперва он заблудился. Шёл и шёл, время текло незаметно, как вдруг лес взял да и кончился. Впереди, зажатая между крутыми берегами текла река. Алька словно проснулся. Озираясь, он подумал, что понятия не имеет, как далеко от дома очутился. Он спустился к воде, постоял, прислушиваясь... Всё было спокойным и безмятежным. Он сел на корточки, коснулся ладонями воды, тёплой и какой-то... мягкой. Альке показалось, будто он совсем один, на много-много километров вокруг нет ни единого живого существа, только он, река и лес. Всякие странные мысли приходили в голову:
   "Интересно, плохо или хорошо, что я заблудился? Может, дороги сказочной планеты выведут меня в ТАКОЕ место, что..."
   Стрекоза, треща золотыми крыльями, пролетела у лица. Подул прохладный ветерок, унося пух с одуванчиков. "Как здесь хорошо! Как на Земле... Если бы ещё ребята были со мной..."
   Странный звук заставил Альку поднять голову. "Фу ты, чёрт, принесла их нелёгкая!.." В небе, метрах в сорока над рекой, летел целый рой ведьм. Сперва Алька хотел не обращать на них внимания, но уже через секунду с изумлением и страхом обнаружил, что ведьмы приближаются, направляясь прямо к нему.
   "Что у них на уме?!" Ведьмы летели безмолвно, и вдруг рассыпались полукругом, отрезая путь к отступлению. Что-то знакомое, жуткое проступало в их лицах... Алька вскрикнул...
   -...Где я?.. - Ответа не было. Медленно приходя в себя, он видел вокруг темноту, и, всё ещё плохо владея собственным телом, попытался стать на ноги. Наконец, он понял, что лежит лицом вверх на песке, и над ним - пасмурное ночное небо. Преодолевая слабость, Алька сел. Тёплый воздух был насыщен водяной пылью. Шумел прибой. Совсем рядом, шагах в пяти от Алькиных ног дышал океан, черная вода казалась живым чудовищем. Алька с трудом заставил себя повернуться к ней спиной и увидел... город. На фоне облачного неба силуэты зданий различались плохо, однако Алька решил по ним, что город - старинный. Впереди, подступая почти к самому океану, возвышались две башни, их островерхие крыши будто чуть наклонялись над Алькой, как головы великанов. Чуть дальше виднелись городские стены, и во всём этом таилось нечто зловещее... Ни единого огонька не находил Алька ни в небе, ни на земле. Прямо какое-то царство мрака...
   Алька осторожно, словно опасаясь неловким движением разбудить каменных существ, прошёл между башнями и остановился у ниши в стене - она чернела так жутко, что сделать ещё шаг было за границей Алькиной смелости. Сердце и так колотилось, как бешеное.
   -Кто идёт?! - хриплый голос прозвучал почти у самого уха. Алька пошатнулся. Чьи-то руки грубовато подхватили его, и тот же голос произнёс:
   -Паренёк... Капитан, тут какой-то пацанчик, ослабел совсем.
   Несколько секунд было тихо, потом в лицо Альке плеснули водой. Он дёрнулся, пытаясь освободиться от державших его рук.
   -Да успокойся же!.. На ногах не стоишь, никто тебя не трогает. Лотт, принеси вина из моей каморки, поживей! - Этот голос был другой - мягкий. Альку усадили на стул, потом губ коснулся прохладный металл кружки. - Пей!
   "Чёрт с ними, буду делать, что говорят, увидим..."
   * * *
   ...-Этого можно было ждать, лейтенант - оставили детей без присмотра!
   -Но, господин консул, кто же предполагал, что в этом деле фигурируют Бледные? Когда доктор Балисса изложил нам факты, всё выглядело как результат служебной ошибки рольф-служб.
   -Да, в Империи последние годы относительно спокойно... Инструкции, которыми предписано реагировать не просто на подозрительные, но даже на всего лишь непонятные события, подзабыты. Что вы узнали об отказе автоматики на "Эльве"?
   -Дело довольно простое, господин консул, однако неординарное. В аппаратуре "Эльва" там стоят генераторы поля на Р-кристаллах. Один из членов экипажа выстрелил по ним ультразвуковым пучком из парализатора - волны прошли сквозь приборы, не нанеся им вреда, но работа генератора на несколько секунд сбилась. Мы арестовали преступника, но, к сожалению, он всего лишь орудие в руках высокопоставленных злоумышленников. Это очевидно... Говорить арестованный отказался.
   -Мда... Пригласите доктора Балиссу.
   -Слушаюсь.
   Через полминуты маг уже расположился в кресле напротив консула. Лейтенант сел сбоку.
   -Увы, доктор, боюсь, пока нечем вас порадовать. Следы одного из мальчиков утеряны, свидетелей практически нет. Самое удручающее здесь то, что оперативно действовать нам не дадут - нет повода развернуть масштабную операцию. А спешить надо... Правда, есть кое-какие ниточки к двум другим мальчикам, которые прилетели с вами. Час назад наша группа ушла по свежим следам, но известий пока нет. Это плохо.
   -Как вы думаете, велика ли опасность для ребят?
   -М... Понимаете, доктор, первому мальчику - почти никакой, я уверен. А вот тем, что исчезли из гостиницы, возможно...
   -Почему, господин консул?
   -А, вы, видимо, не слышали об этой преступной организации... Характер и методы её стали вырисовываться недавно, но существует она, как мы предполагаем, довольно долго, дело в том, что в неё входят высокопоставленные лица, позаботившиеся о том, чтобы уничтожить следы...
   - 3 -
   Спецслужбам нетрудно было выяснить, что ведьма, летавшая у окон гостиницы, служила просто приманкой для ребят. Зачем понадобилось похищать Силити и Бена, следователи не знали. Зато они обнаружили другое...
   Силити, хоть и не сумел устоять от соблазна броситься на выручку Альке, в последнюю минуту придумал удивительно хитроумный способ оставить за собою "маячки". По счастливому стечению обстоятельств за час до явления "ведьмы" показывали фильм о замечательных растениях планеты...
   И вот, следователи, осматривая гостиничный номер, наткнулись на горшочек с декоративным кустиком купфы - цветок на нём, совершенно очевидно, сломлен несколько часов назад. Что это за цветок? Созревая, семена его становятся похожими на пушинки одуванчика, они собраны в тугие шарики, но, если их распушить, повисают в воздухе неподвижно, мало поддаваясь атмосферным течениям - разумеется, пока не подует совсем уже сильный ветер.
   Следов вторжения посторонних в комнате не нашли, и следователь решил, что ребята покинули номер по своей воле, а соцветие купфы прихватили на всякий случай...
   Стоянка флайеров была у входа гостиницы. Уже спустя пять минут нашли и цепочку пушинок-семян. Погоня началась...
   * * *
   ...-Скоро рассвет, и наш город не покажется тебе таким страшным. Он очень красив! - Светловолосый юноша в мундире из чёрной блестящей ткани с кортиком на поясе сказал это, увидев, как Алька подавленно озирается по сторонам. Юношу звали Атан, это он устроил Альку на ночь у себя в каморке, когда стражник Лотт обнаружил обессилевшего бродягу у ворот города. Капитан стражников Атан дежурил на посту, пока его не сменили. Алька тем временем выспался. Теперь Атан и Алька шли по улицам города, всё таким же тёмным, без единого огонька, глухим и безжизненным.
   -Уже скоро. Минуты через три мы будем дома.
   Они поднялись по скрипучей лестнице на второй этаж ничем не примечательного серого здания. Атан постучал.
   -Ты, Атан? - спросил чей-то тонкий голос за дверью.
   -Я. Открывай, Майка, со мной гость, голодный и усталый.
   Алька смущённо опустил глаза. На пороге оказалась девочка, чуть помладше Альки, она удивлённо и без всякой церемонности оглядела гостя с ног до головы. И сразу же прилепилась с вопросами:
   -Ты откуда? Ты из другого города? Тебя как зовут?
   -Успеешь наговориться, балаболка. Ставь чайник. - Атан ласково потрепал сестрёнку по голове, и Майка наконец отступила в комнату, пропуская брата и Альку. - А Юкки что, спит?
   -Спит... - Крикнула она уже из кухни. Потянуло запахом дыма и чего-то вкусного. - Атан, пусть он скажет, откуда он и как его зовут - я от любопытства пересолю суп!
   -Зовут его Алик... Хорошее имя, правда? А откуда он...
   -Я с другой планеты... - На кухне послышался звон. Через мгновение оттуда вылетела Майка, вся мокрая - наверное, полный чайник на себя опрокинула - и, уставившись на Альку, захлопала глазами. И наконец - вырвалось из неё нечто среднее между криком и визгом.
   -Ты разбудишь всё-таки Юкки! - притворно возмутился брат.
   -Ты не понимаешь! Ты не слышал легенды о Пришельце?!
   -Что ты кричишь? Смутно что-то помню. Ну и что?
   -Так ведь он же!.. - Майка даже захлебнулась от возбуждения. - Он же с другой планеты!
   -Да... - лицо Атана странно изменилось. Он внимательно взглянул на Альку, и несколько секунд было совсем тихо. - Ладно, Майка. Это потом. Может и правда... но сейчас не время, человеку надо поесть и отдохнуть... К тому же, ты, наверное, всё-таки разбудила Юкки.
   Как ни странно, Юкки не проснулся даже от такого шума.
   Было раннее утро.
   - 4 -
   Конечно, Силити спешил. Управлять флайером, к счастью, оказалось совсем нетрудно, главная проблема заключалась в том, что ни Силити, ни Бен понятия не имели ни о каких Пещерах, а ведьма или забыла показать дорогу, или ей было недосуг... Поэтому Силити то и дело останавливал флайер и расспрашивал жителей планеты о Пещерах, но большего, чем неопределённое: "где-то на западе", добиться не смог.
   В конце концов ребята решили просто лететь в западном направлении, а там будет видно. И летели долго, давно исчезли за горизонтом приметы цивилизации, иссяк запас парашютиков купфы, и вдруг... Флайер неожиданно стал снижаться. Сначала медленно, потом круче и круче, и наконец опустился у подножия невысокой горы. Ребята выскочили наружу, обеспокоенные - поломка в этой безлюдной местности не обещала ничего хорошего. Было жарко, всё сильнее хотелось пить.
   -Пошли в тень, Мартышка, - устало сказал Силити. - Чего жариться...
   Лешонок согласно кивнул. Конечно, не хотелось бросать флайер без присмотра, но солнце раскочегарило воздух невыносимо.
   Бен двинулся первым. Сделал десятка два шагов, и Силити услышал его удивлённый возглас:
   -Смотри, тут пещера!
   Пещера! Да, да, это, конечно, должна быть она, та самая Пещера, не зря же всё так вышло! И, не раздумывая ни мгновения, Силити и Бен бросились в тёмную пасть подземелья.
   Пещера показалась ребятам небольшой, пол сразу наклонялся, было сухо и темно. И бегать, сломя голову не стоило - Силити запнулся о какой-то выступ и упал, ободрав колени и ладонь. И тут дорогу преградила скала.
   -Ну, и что дальше? - прошептал Бен. - Надо взять фонари...
   -Кто здесь?! - хриплый голос, утроенный эхом, заставил ребят вскрикнуть. Почти в то же мгновение в метре от них вспыхнул слабый огонёк, осветив искажённое, испуганное лицо Силити. - Люди? Я вас съем!
   Из тьмы высунулись четыре лапы с кровожадно скрюченными когтями, они шевелились, точно паучьи, и хищно тянулись к жертвам.
   -Нельзя! Уйди! Я же... А-а-а... - Чудовище стиснуло Силити мертвой хваткой, когти рвали одежду, царапали кожу. Бен, онемев, в исступлении вцепился зубами в одну из лап и сжимал челюсти изо всех сил...
   ...Ослепительный свет залил подземелье. Один за другим, три негромких хлопка заставили чудовище разжать хватку - теперь оно красным мохнатым комком скрючилось на земле, конвульсивно сгибая и вытягивая лапы.
   ...-Хорошо, что вы надумали лететь с нами, доктор. Ну, как они?
   -В основном, перепугались. В воспитательных целях я бы их заставил пару дней полежать, консул.
   -Да, спасибо. Возьмите детей с собою, а мы займёмся остальным.
   Человек в форме медслужб кивнул и нырнул во флайер, который должен был доставить ребят в город. Консул с двумя офицерами принялся осматривать место схватки.
   -Просто удивительно, как они ухитрились сравнительно удачно выкарабкаться из очередной переделки!.. Но скажите, почему вы решили, что надо искать у Пещеры? Может быть, это место даст нам новую нить? - Вопрос был задан следователю.
   -Вряд ли, господин консул. Когда след купфы оборвался, перед нами лежала голая пустыня. И если преступники хотели завлечь детей в ловушку, более подходящего места, чем эта Пещера, придумать было нельзя. Здесь мощнейший магнитный поток, он сбивает систему гравитационной нейтрализации у флайеров такого типа, и нужно разбираться в их системах, чтобы скорректировать гравитроны. А ребята даже передатчиком не смогли воспользоваться. Или не захотели? Да, этот воздушный след спас их... Но самих преступников здесь не было...
   - 5 -
   Альке приснился сон. Странный и очень грустный, с непонятным сюжетом, но ярким, хорошо запомнившимся финалом: он, Алька, стоит с чем-то в руках и ждёт, когда Силити подаст ему ещё что-то. И тут вдруг непонятно откуда взялась эта горечь - она завладела Алькой сразу, да так, что слёзы навернулись, стало до боли обидно и жалко чего-то, но причины Алька понять не мог, и от этого было ещё хуже.
   -Ты чего?! - встревожено проговорил Силити. Их взгляды встретились, и сквозь слёзы Алька различил какое-то изменение в лице друга. Он оказался совсем непохожим на настоящего Силити...
   ...-Алик! - тихо позвали. Липкая паутина сна, удерживавшая Альку, впивалась в кожу, тянула, тянула, тянула назад. Прямо над собой Алька увидел лицо незнакомого мальчика. Большие, тёмные глаза обеспокоено смотрели на Альку. Юкки... - Что случилось, Алик?
   Теперь он проснулся окончательно, вот только противная горечь утраты (чего!?) затаилась в глубине. Алька сел, помотав головой, отчего спутанные волосы упали на глаза.
   -Ты Юкки?
   -Ага. А Майка мне всё рассказала, я давно не сплю. Тебе, наверно, снилось что-то плохое? - Алька пожал плечами. - Это бывает у тех, кто впервые в нашем городе, но быстро пройдёт.
   -А где же все?
   -А. Ушли. Хочешь есть?
   -Нет...
   -Тогда, может, пойдём, побродим? Я покажу тебе город. Ты не думай, он днём очень красивый. Сходим к морю.
   -Ага. Ладно.
   Через пять минут они выходили из дома. На улице было тепло, и солнце светило совсем обычное. Альке даже показалось, будто он попал в телепередачу "Клуб кинопутешественников" - старинные здания, узкая мостовая, по которой время от времени с цоканьем и грохотом проезжают экипажи, женщины в незатейливых платьях идут куда-то с корзинами в руках, у стен примостились точильщики, продавцы и нищие. Один раз мимо ребят пронеслась кавалькада чёрных всадников, Алька с любопытством долго смотрел им вслед, не замечая, что то же самое делают все вокруг.
   Улицы становились уже, грязней и бедней. Одна, очень длинная, всё петляла, будто кто-то распорядился построить дома вдоль следа гигантской змеи. А когда улица кончилась, Алька увидел море.
   Очень похожие на чаек птицы с криками носились над волнами, с рокотом, точно рассерженные большие звери, волны набегали из бирюзовой дали, разбивались у Алькиных ног. Мир изменился, всё исчезло, только море, небо над ним, и он, Алька - слушают друг друга, немного настороженно, ещё как незнакомца - но без вражды. И каждая минута сближает их, недоверие тает...
   -Алик... мне кажется, у тебя что-то случилось, да? - Юкки тихо подошёл вплотную, взял Альку за руку, и от тепла его ладони наваждение угасало. - Может, я смогу помочь тебе?
   Алька вздохнул.
   -Понимаешь, Юкки, я не знаю, что с моими друзьями, они, наверное, остались очень далеко, и тоже не знают обо мне. Так плохо, когда не знаешь...
   Юкки откликнулся неожиданно быстро, торопливо:
   -Алик, я бы... Слушай, подожди меня, я сейчас! - Он вдруг повернулся и побежал вдоль берега к полуразвалившейся башне. Там его фигурка, склонившись над камнями, несколько секунд белела почти неподвижно, потом Юкки бросился назад, размахивая чем-то блестящим.
   -Вот! - проговорил он, задыхаясь. - Эта бутылка здесь давно... Если ты напишешь письмо и бросишь бутылку в море, волны отнесут её у твоим друзьям.
   Конечно, Алька понимал - в Сказке возможно и не такое, и всё же...
   -Но, Юкки, ведь они не просто далеко отсюда, они на другой планете.
   Юкки странно улыбнулся. И сказал тихо:
   -Всё равно.
   * * *
   Едкий, удушливый дым понемногу рассеивался.
   -Что ты видишь, Нат?
   -Изображение нормальное... не понимаю... Вроде бы аппаратура цела.
   -А с ними, с ними что, главное?
   -Да всё то же, ком, стоят у прибрежной полосы, только... я не понимаю...
   -В чём дело? Что?
   -Мне кажется, они что-то увидели на горизонте.
   -Проверь.
   -Да нет, никого. Ну, вы же знаете - абсолютно надёжное место.
   -Ничего абсолютного в мире нет, Нат. Не нравится мне это. Смотри в оба, и если что - сразу шли людей.
   -Хорошо, ком...
   Высокий, худой человек в чёрной форменной куртке офицера рольф-служб вышел из рубки. Навстречу по коридору двигались двое.
   -Ну?
   -Мы упустили их, ком. Мы почти уже взяли мальчишку, но откуда ни возьмись налетели эти, из безопасности... Наш биоробот уничтожен.
   -Самое главное...
   -Тут всё чисто. Ничто даже не понял, что чудовище - робот. У них даже не хватило ума взять останки на экспертизу. Теперь эти, из служб, думают, что мы просто заманили детей в ловушку, чтобы разделаться с ними... Однако странно, как их нашли?
   -Чёрт с ними, Дэс. Сейчас эти двое детей нам не опасны. Всё внимание на мальчишку в городе. Наступает решающий момент...
   - 6 -
   -Мальчики! Силити! Бен! Вот, вам передали. - Дверь в палату распахнулась, медсестра положила объёмистый пакет на тумбочку.
   -Так, мультики, мыльные пузыри с картинками... а это что-то... похоже на волчок, только непонятно, для чего он. Наверняка с какими-нибудь особенными свойствами... - Затем Силити одну за другой вынул из пакета книги, переданные Балиссой. Последней оказалась бутылочка, с виду совсем обычная, с бумажкой внутри. Горлышко её было заткнуто пробкой, а когда бутылку откупорили, по комнате поплыл удивительный аромат, будто ветер с далёких островов ворвался в окно. Ребята почувствовали не только запахи - крики птиц, шум набегающих волн, шорох песка - Силити зажмурился, засомневавшись - не сон ли сама эта больница?!
   -Вот это да... - прошептал Бен. - А что тут за письмо?
   Силити взял бумажку, читал её не больше нескольких секунд, но самые противоречивые чувства успели отразиться на его лице.
   -Что?!
   -Если это опять не ловушка...
   -Да что там? Алька?!
   -Да, Бен. Но если это снова ловушка?..
   "Силити, Бен! Здесь всё так здорово, такой город и люди! Что с вами? Где вы? Очень жалко, что вас нет со мной. Если сможете, если захотите, есть способ встретиться, так сказал Юкки. Если получится прийти на берег моря, садитесь в лодку. Только бутылку с запиской возьмите с собой, и всё получится. Очень скучаю без вас!"
   -Знаешь, Бен, мне кажется, письмо настоящее... Ты... пошёл бы со мной - сегодня ночью. Я не могу, я чувствую, я должен, хоть это похоже на сумасшедшую затею...
   -Да, Силити. Я с тобой.
   * * *
   -Момент решающий, господа. В два часа ночи начинаем операцию. Обобщаю известные нам факты:
   Организация, условно называемая нами "псевдорольфы", похищает одарённых детей с высоким коэффициентом Артиса - это параметр для определения уровня специфического воображения, люди с таким типом воображения необходимы в проектах по разработке и ведению сложных систем и малых миров.
   Рольфы, как известно, служба по надзору за цивилизациями, а точнее, за невмешательством в их дела извне, в том числе из иных пространств и времён. Людей, которые нарушили или могут нарушить стабильность цивилизаций, изымают и содержат в карантинных зонах, пока это необходимо. Псевдорольфы стали имитировать внешние признаки спецслужб, эксплуатируя особое их положение, в частности, используя то, что мы привыкли закрывать глаза на любые действия рольф-службы, считая, что там знают, что делают.
   В результате мы получили совершенно безобразную, беспрецедентную по наглости операцию - псевдорольфы устраивают на Земле настоящее сражение, преследуют очевидцев - и, как оказывается, только для того, чтобы похитить одного мальчишку. Убить его друзей они, правда, не решились - всем нам известно, что даже спецслужбам запрещена ликвидация детей. Это выдало бы преступников мгновенно.
   В расследовании нам помогла любопытная деталь - один из сообщников псевдорольфов, служащий карантина, доктор Мотт, страдает редким заболеванием, дефектом построения речи. В прошлом он уже был замечен в связях с организациями, пытавшимися моделировать цивилизации на отсталых планетах.
   Псевдорольфы не смогли спрятать мальчика надёжно - им помешала серия проверок на лайнерах. С карантинной станции его тоже пришлось убрать, больше того, они оставили мальчика одного в отдалённых областях планеты. Совсем потерять его из виду не решились, продолжали наблюдать за ним с помощью пси-экранов, по этим экранам мы их и запеленговали. Во всяком случае, теперь мы знаем, где расположен радар слежения. Самое важное теперь - застать преступников врасплох, попытаться выйти на их адептов. И второе - как можно плотнее перекрыть все возможные пути утечки информации. Сигналы тревоги не должны попасть на другие планеты.
   * * *
   ...Когда предзакатные тени накрыли город, на улицах внезапно появились патрули - воины в чёрном, они ходили, позвякивая шпагами и алебардами, невозмутимо и грозно. Люди настораживались, мрачнели и торопились разойтись по домам. На лицах не было удивления, чувствовалось, к чёрным воинам здесь привыкли...
   Вся компания в этот час была в сборе - Атан и Майка давно вернулись домой, притащили откуда-то в корзинке рыбу, пожарили её, а после ужина Юкки предложил прогуляться. Никто не возражал.
   Увидев патруль, Алька внутренне сжался - воины напомнили ему рольфов. Подумав о том, каково будет встретиться с ними в темноте ночных улиц, становилось не по себе.
   -А нам не надо уходить в дом? Все уходят...
   -Да нет, не беспокойся. Атан ведь служит в гвардии, ему можно, - объяснил Юкки. Улица, по которой они шли, внезапно оборвалась, влившись в большую площадь, окружённую дворцами и башнями. Каменные громады зданий усилили чувство тревоги, от стен, казалось, исходил мрак, в который спустя час погрузится город. Окна домов зияли чернотой и холодом. Было тихо и пусто.
   -Юкки, - не выдержал Алька. - А почему здесь всё такое... И зачем солдаты, и какая-то странная темнота...
   Юкки молчал, а Майка тревожно и почему-то выжидающе смотрела Альке в глаза. Ответил Атан.
   -Нашим городом правит Дракон. Его башня, самая высокая, вон там. - Алька повернулся, куда показал Атан. Да, вот она, и все её окна тоже черны, она так же мертва, и не видно стражи. Будто угадав эту Алькину мысль, Атан продолжил: - Башню охраняют целые полки, но их никто не замечает, пока стрела не пронзит неосторожного. Дракон завоевал наш город десять лет назад, он убил многих мужчин, и нашего отца тоже. С тех пор мы живём так, как сейчас - все боятся Дракона, и этим страхом пропитались дома, воздух... Дракон непобедим, но и у него есть свой страх - страх света. Вот уже десять лет никто из нас не видел звёзд. Днём Дракон и его стражи куда-то исчезают, а на ночь появляются. После захода солнца никто не имеет права зажигать огни в комнате, если не закрыты ставни на окнах, и ночью в городе так темно, весь свет - только от слабого сияния облаков. Но есть легенда, что пришелец из чужого мира уничтожит Дракона.
   -Значит, я... - Алька запнулся, он понимал, как надеются на избавление друзья, но при мысли о таинственных силах, правящих городом, страх сжимал его грудь, не давал говорить.
   -По-моему, в легенде сказано о пришельце-старике... - Это Юкки. Но он, конечно, придумал всё только сейчас - хочет дать Альке путь к отступлению. Он понимает, каково сейчас заблудившемуся в чужих мирах скитальцу...
   Однако слова Юкки подействовали совсем не так - Алька разозлился.
   -Врёшь, - скучно откликнулся он. - Как его можно победить? Только честно!
   Алькины спутники потупились, словно были виноваты в чём-то.
   -Этого никто не знает, - проговорил Атан. Потом вздохнул: - Пошли домой, ребята, скоро станет совсем темно...
   -Постойте! - Алька прислушался. - Вы ничего не чувствуете?!
   -Н-нет...
   -Мне кажется, будто я слышу... Да, голос. И шум волн...
   Юкки странно взглянул на него. И сказал:
   -Пошли.
   -Куда?!
   -На берег. Алька... - Юкки не договорил, но Алька понял, что он боится высказать вслух сумасшедшую надежду.
   -Да, пошли. Скорее!
   - 7 -
   В эти минуты в башне Дракона...
   -В чём дело, Нат?
   -По-моему, ком, мы совершили ошибку, допустив их встречу... эта компания...
   -Что же в них особенного? Дети, как дети. И парень из гвардии...
   -Мне не нравится их поведение. Сначала этот сбой в работе экрана. Теперь они зачем-то направились к морю.
   -Вы думаете, эта глупая легенда о Драконе...
   -Нет-нет... Но в этом сумасшедшем городе полно других легенд, и мы никогда не узнаем их все, а среди них встречаются некоторые... весьма подозрительные... подозрительно правдоподобно объясняющие некоторые странности, их тех, что наши умники-учёные так и не смогли раскусить.
   -Например?
   -Например, легенда о сообщениях между пространствами. Область, близкая к магической топологии... или сдвиговая теория поля - у нас слишком мало данных.
   -Так-так-так... Нат, мне уже очень не по душе это. Знаете, Нат, наши агенты передали, что те двое мальчишек снова пропали. Теперь из больницы. Я же, каюсь, не придал значения...
   -Понима-аю... Послушайте, ком, по-моему, самое время выходить нашей особой группе.
   -Да! Объявляй тревогу.
   ...В окнах башни Дракона вспыхнули ослепительные огни.
   * * *
   ...Они встретились, когда последний луч солнца померк, и город, и море, и берег неумолимо погружались во тьму. Плакал Бен. Никто не произнёс ни слова - они встретились под чужим небом, бесконечно далеко от дома. Силити, ещё не совсем оправившийся после схватки в Пещере, еле держался на ногах. Наконец, он опустил голову Альке на плечо и замер так... А лешонок держал Альку за руку и то смотрел, часто мигая, ему в лицо, то вдруг отворачивался.
   Где-то вдали стал слышен неясный шум. Он приближался. Тьму прорезали пучки света.
   -Гвардия поднялась!.. - растерянно прошептал Атан. - Что случилось? И свет... Что-то творится, совершенно непонятное.
   Алька поднял голову, прислушиваясь.
   -Наверное, это опять кто-то по наши души. - Он криво усмехнулся. - Не могут без нас долго. Такие уж мы особенные...
   -Бежим! - звонко воскликнул Юкки. - Я чувствую - они убьют нас всех!
   Друзья в замешательстве метались среди развалин башни у берега, но не могли найти сколько-нибудь надёжного укрытия. Прожектора преследователей замелькали рядом. Вдруг весь берег залил ослепительно яркий свет. Всё затихло, только море продолжало невозмутимо бросать тёмные валы. Сбившись в кучу, ребята не двигались. Некуда было бежать, даже страшно уже почти не было.
   -Взять их! - прозвучала негромкая команда. Ряды безликих существ двинулись вперёд, навстречу им вышел Атан. В руке он сжимал шпагу. Строй помедлил мгновение, но затем снова, не сломав ряд, продолжал наступать. Атан бросился наперерез первому "рольфу" и одним молниеносным выпадом пронзил его горло, скрытое чёрным шарфом. Алька зажмурился на мгновение, подумав, что ударит струя крови...
   "Рольф" еле заметно пошатнулся. Рука в перчатке поднялась, и неуловимо короткую вспышку видел Атан, прежде чем упасть. "Рольфы" продолжали наступать. В тишине.
   -Стойте! - сказал Алька. - Я знаю, вы пришли за мной. Я иду. Только... не трогайте их... - Тут он сорвался - захлёбываясь плачем, бросился навстречу "рольфам". Однако роботы-рольфы не остановились, бластеры по-прежнему были направлены на Алькиных друзей. Позади чёрной шеренги человек в чёрном плаще и в маске что-то спросил у другого - высокого и очень бледного.
   -Аннигилируйте. Слишком далеко зашло... - был ответ. Человек в плаще поднял руку, отдать приказ... но вместо этого ударом свалил повелителя "рольфов" с ног, упал и сам, чудом избежав залпа. Роботы чуть замешкались, и человек успел откатиться и вскочить, отбежать на несколько шагов. Второй залп оставил после него резкий аммиачный запах и несколько сферических углублений в прибрежной полосе.
   В этот момент с неба, со свистом и рёвом взметая тучи песка, упал боевой катер. И что-то сдавило голову у каждого, кто стоял на берегу, до потемнения в глазах, так что нельзя было шевельнуться. И пропало... Снова стало тихо...
   -Доктор, посмотрите, что с детьми! - Из катера выбежали люди. Одни подхватили ребят, укладывая их на носилки, другие бросились к роботам, парализованным электростатическим ударом. Офицер омега-служб наклонился над скорчившимся у камня телом повелителя "рольфов". Тот оказался жив, но не приходил в сознание.
   -Господин командор, двое детей легко ранены, и юноша мёртв.
   Офицер не откликнулся. Он пытался понять, кем мог быть таинственный спаситель, оглушивший повелителя "рольфов". Но вариантов ответа у него не было...
   Над городом загорались звёзды.

Январь 1991

Повесть четвёртая

Апельсиновый рай

вступление

   -Всё, хватит, - сказал Мартышка Бен, ставя чашку на стол с демонстративно громким стуком. Алька удивлённо взглянул на него. - Хватит с меня космических приключений, битв и прочей суеты. Я достаточно знаю жизнь, чтобы, уединившись в каком-нибудь тихом уголке, стать философом.
   -Без меня?
   -Ну-у... - Бен смутился. - Когда я говорю об уединении, надо меня понимать в это... как его... переносном смысле!
   -И что же ты там будешь переносить?
   -Всё! Я буду смотреть, как играют крабы между камней на берегу моря, нырять со скалы, считать звёзды и есть апельсины... Вместе с тобой, разумеется...
   -А меня ты даже не спрашивал, хочу ли я туда...
   -Конечно, хочешь... Дядя Груздь, налей нам с Алькой ещё мёда.
   -Я-то налью... - Леший вперевалку заковылял к бочонку. - Ты вот, негодник, что - снова в бега хочешь? Старуху совсем позабыл, полгода не прошло ещё, как с обгорелым боком вернулся - и снова в бега?
   -И ворчит, и ворчит... Ну ладно, ну пошутил я...
   * * *
   ...И снова лето. Алька так соскучился по нему, и частенько с грустью вспоминал своё первое с Беном путешествие, когда весь мир дышал беззаботной красотой, и ничто не мешало ею наслаждаться. Так приятно просто побродить по тенистым тропинкам и по залитым солнцем полянам, зная, что вокруг всё - родное, всё понимает тебя, и ты понимаешь его... Как же хорошо, что есть такая планета - Земля, его, Алькина планета, и друзья всегда рядом, и на душе легко.
   Однажды Алька, захваченный стремительным порывом, отправился в долгое путешествие. Целую неделю он в одиночку бродил по холмам и оврагам, по лугам и трущёбам, переплыл большое лесное озеро на самодельном плоту и взобрался на древнюю, поросшую дремучим сосняком, скалу - знаменитую Чёртову Гору. Много тайн довелось ему узнать и много испытать приключений, он приобрёл множество необычных знакомых, среди которых был один старый, ворчливый медведь-отшельник и даже буреломник Скрипун, относящийся к малоизвестному, редкому виду нечисти. Мальчик за время этого похода стал настоящим путешественником и почти не уступал Бену в знании лесных премудростей, но... к удивлению своему он убеждался, что совершенно не взрослеет - он был всё тем же Алькой, который год назад нашёл в развалинах клад, который с трепетом и восторгом увидел явление Привидений, который... словом, Алька был уже не просто мальчиком, а сказочным мальчиком, и весь мир для него стал сказкой - а что может быть прекрасней этого?..
   * * *
   Был яркий полдень... В такие дни небо делается особенно синим и особенно глубоким, а солнце, хоть и пылает ослепительно, горячит в меру, потому что ветерок, охлаждённый лесным сумраком, обдувает кожу... а земля, в это время года одетая в самый многоцветный из своих нарядов, пестра до необычайности - алеют, голубеют, желтеют цветы, отливает изумрудом трава... Трава - волшебная вещь. Потому что если лечь в неё лицом кверху и закрыть глаза, одурманенное ароматами сознание уносится в фантастические дали; а если лечь лицом вниз, то увидишь целый мир, совершенно непохожий на мир большой, всегда разный, поражающий богатством новых созданий и форм...
   -Ты чего, Алька? - Это Бен. Интересно, чувствовал ли лешонок что-либо похожее... И вообще, кто он всё-таки - человек или нечеловек? За целый год дружбы с ним у Альки не возникало подобных вопросов. Они дружили - играли, спасали, спасались... Ох, сколько всего изменилось с тех пор, с прошлого лета! Если только что-то осталось неизменным, так это они сами.
   Мартышка Бен сорвал стебелёк травинки с метёлкой и щекочет им Альку.
   -Пф-фу! - Мальчик встрепенулся, вскочил на ноги, и друзья затеяли весёлую возню на траве. Локти и коленки покрывались соком и землёй от ползанья, прыганья, паданья... Бен исчез куда-то, а Алька ходит меж кустами, насторожённо озираясь. А, этот хитрюга нарвал созревших одуванчиков, подкрался сбоку и ка-ак дунет!..
   -Мальчики! Обедать!
   Это мама вышла на крыльцо, вон её передник краснеет за листвой. Она не видит ребят, но чувствует, что они где-то рядом.
   * * *
   -Алик, у тебя все волосы в пушинках. Сейчас всё в тарелке будет.
   ...Льётся по чашкам холодное молоко... И - короткий взвизг Бена - мама засмотрелась куда-то в сторону, перелив через край. И стало тихо-тихо. Алька перевёл взгляд - там, у калитки, стоит мальчик, аккуратный такой, в белой рубашечке, синих брюках, волосы изящно уложены набок ...
   -Силити!!!
   Забыто всё и трое друзей кружатся, обнявшись, падают на траву, и звонкий их смех звучит...
   ...После первых мгновений сумасшедшего восторга, когда эмоции выплеснулись, друзья снова сели за столик в саду. Им много хочется рассказать. Но слова часто приходят не те...
   -Я только что со звёздного лайнера, даже не переоделся... Смешной, наверно... - Силити улыбается смущённо, оглядывая друзей. А Алька всё смотрит и смотрит на него, и думает с облегчением: хорошо, что он ни чуточки не изменился. Особенно теперь, после весёлой свалки, когда волосы его растрепались, и растаяла скованность. Алька сказал - тихо и немного жалобно:
   -Я думал, месяц пройдёт быстро, а он тянулся и тянулся... Если б знал, я бы улетел с тобой... Будто целый год не виделись!
   Силити вздохнул. Алька прав, что говорить. Месяц назад Балисса, улетая на конференцию на Террану, чуть не насильно взял мальчика с собой - маг теперь боялся оставить сына даже на неделю, кроме того, он хотел, чтобы Силити немного поучился в специальной школе Теории Сказочной механики для детей - такая была только на Терране...
   Конечно же, Алька не захотел оставаться на Земле, но тут взбунтовались его родители и Груздь (лешонок улетел бы тоже), и пришлось смириться с этой необходимостью. К счастью, Силити вернулся почти на целую неделю раньше срока - один.
   * * *
   -Господа, надо что-то придумать... Раз уж мы теперь все месте... - Такими словами Бен открыл секретное совещание друзей, устроенное ими ночью в Алькиной комнате. Обстановка - настольная лампа, задёрнутые занавески и заткнутая одеялом щель под дверью - располагала к таинственности. Бен изображал из себя босса из какого-то американского фильма - уселся прямо на стол, сунув в зубы "сигару" из сладкой соломки, и церемонно оглядывал сообщников.
   -Космоса с нас, наверное, хватит?.. Пока... - предположил Алька. Все согласились. - Надо что-нибудь такое... ну, чтобы было тихо и спокойно... и красиво... Силити, ты как? - Тот только взглянул на Альку, промолчав. Ему, кажется, было всё равно. Лишь бы рядом были друзья.
   -Я холода не люблю. Антарктиду и всё Заполярье можете выбросить сразу в тартарары!
   -А мы туда и не собираемся! Ещё лето надоесть не успело, - успокоил Алька лешонка. - Может, какой-нибудь из тропических островов? В Индии мы были... кроме Силити.
   -Слушайте! - Силити взял друзей за руки. - Юлли и Майка подарили нам флайер. Давайте облетим на нём Землю и посмотрим. Нам ведь некуда спешить, верно?..
   Спать им в ту ночь так и не пришлось. Уже через полчаса началась подготовка к полёту - убежал к себе домой Бен - собрать в дорогу кой-какие необходимые вещи и предупредить родных. Силити, отец которого ещё не вернулся, решил оставить ему записку - в общем, Алька остался до полудня один и взял на себя основную часть работы - собрать снаряжение, продумать детали.
   Укладывая в рюкзак географический атлас, Алька вспомнил о такой немаловажной вещи, как оружие. К счастью, с оружием проблем не оказалось - офицер ?-спецслужб после приключения с рольфами дал мальчику позитронный бластер "на подобные ситуации". Об этой штучке, кроме Силити, не знал никто, и в путешествии она могла здорово пригодится.
  
   1 глава
   Из интервью друзей, взятого телекомпанией "Радуга" перед путешествием:
  
   -Скажите, ребята, вот у вас уже всё готово, последние минуты дома, какое у вас путешествие - просто прогулка или с познавательной целью, может быть вы что-нибудь ищете?.. У вас есть цель?
   Бен:
   -Просто хочется, чтобы вместе и что-нибудь интересное, новое... Знаете, я всегда мечтал поесть апельсинов прямо с дерева...
   Алька:
   -Да, и посмотреть на Землю с высоты... Когда летишь на самолёте, видишь сверху; путешествуешь по лесам - изнутри, а вот когда это можно соединить - совсем другое дело - будто вся Земля целиком.
   -Говорят, ваш флайер способен на подводные экспедиции?
   Алька:
   -Наверное... мы не пробовали ещё. Не знаю, может быть поплаваем у коралловых рифов или с дельфинами...
   -Я слышал, будто ваша "троица" вдруг "отказалась" взрослеть... Ну, а вот если бы вы стали большими, кто чем занялся?
   Бен:
   - Хочу строить корабли.
   Алька:
   -Ну... наверно писал бы сказки...
   Силити:
   -Не знаю...
   -О тебе отзываются, как об уже известном в космосе специалисте по сказочной механике. Как ты сам относишься к этому?
   Силити:
   -Иногда я занимаюсь магией. Но это в основном в зимние вечера. Летом как-то не хочется думать о серьёзном...
  
   * * *
   Полоса белой пены от штурмующих берег волн протянулась далеко-далеко в обе стороны. Солнце обжигало, снизу припекал песок, и глаза сами собой закрывались. Сейчас надо собрать всю волю, чтобы встать и уйти с солнцепёка в тень, за скалу, иначе схватишь удар...
   -Алька! Силити! Флайера нет!! - Бен, дико вереща, вылетел из за камней, тут же развернулся, почти не сбавляя ходу, и помчался обратно. Мальчики бросились за ним, однако места, где вчера вечером был оставлен флайер, достигли много позже - Бен уже ползал по траве, надеясь разобрать следы. Кругом было тихо и пусто, и остров казался таким же необитаемым, как и несколько часов назад, когда ребята обследовали его, прежде чем обосноваться на нём надолго.
   Мальчики остановились, часто и неровно дыша после сумасшедшего бега по жаре. Огляделись - и что-то привлекло внимание Альки: кусты на опушке леса метрах в двухстах от ребят вели себя подозрительно. Алька тронул Силити за локоть, но было уже поздно - всё исчезло.
   -Ты что-нибудь видел? - обратился Алька к лешонку. Он был растерян - так неожиданно свалилось это на их головы.
   -Совсем ничего... Алька! А наш лагерь! А бластер!!
   Ребята вмиг повернулись. Палатка стояла на месте... Но там что-то было!
   -Бен, заходи сзади! - шепнул Алька. - Пошли.
   Они, крадучись, стали обходить палатку с разных сторон. Странное шевеление внутри неё различалось всё явственнее, и, наконец ребята, смяв ткань, разом навалились на дёргающийся, бьющийся комок.
   -Закутывай его! - визжал Бен. - Убегёт!
   Вдруг палатку изнутри словно что-то распороло. Получилась большая щель, из которой выпрыгнуло и попыталось убежать неизвестное существо. Алька прямо похолодел, увидев у того в руках бластер. К счастью, Силити и Бен, вцепившись в вора с обеих сторон, удержали его. Алька схватил бластер, стараясь не оказаться перед его стволом, и, собрав все силы, дёрнул. Да так, что вырвав оружие, потерял равновесие и упал, больно ударившись о камни. Существо издало оглушительно громкий визг, от неожиданности Силити разжал пальцы, а лешонок один не смог справиться. Вора можно было бы ещё догнать, но Альку задержало смятение, Силити же, увидев на виске у Альки кровь, забыл о погоне. Лешонок воскликнул:
   -Стреляй! Алька! - Но тот только махнул рукой. Скоро неизвестный скрылся в чаще леса...
   * * *
   ...-Такой остров! - с горечью сказал Бен после долгого молчания. Ребята сгрудились с убитым видом вокруг останков разгромленного лагеря.
   -Повеселились и отдохнули... Это всё из-за меня - я хотел здесь остановиться... Нет хороших местечек без вредностей! - не унимался Бен. С ним никто не спорил - не хотелось разговаривать. Потом Алька встал.
   -Куда ты? - спросил Силити.
   -Одежда наша на берегу. Пойду заберу.
   -Я с тобой. И... слушай, давайте держаться вместе!
   Алька покачал головой:
   -А лагерь?
   Это была проблема. Их трое, идти в одиночку на берег - опасно, оставлять одного здесь - тоже.
   -Может, заберём всё туда - у нас только палатка и совсем немного вещей. И к тому же лучше дежурить на берегу - вдруг увидим корабль. А?
   -Там высокий прилив, Силити. И если буря... Да и корабли здесь не ходят. Давайте пока останемся здесь... Вот что, Бен, возьми бластер, чуть что - стреляй и кричи. Хорошо?
   -Ага.
   Мальчики бегом бросились к пляжу. Но ещё издали они поняли, что опоздали - их одежда исчезла.
   -Да-а... - протянул Алька, остановившись. - Эти гадюки быстро действуют. Что же делать, запасной одежды у нас нет, днём мы обгорим, а ночью будет холодно. - Словно представив себе эту перспективу, он поджал одну ногу, нервно встряхнув ею. - Пошли назад. Я боюсь за Бена...
   2 глава
   Ночью дежурили по очереди. В одно из одеял закутывался часовой, во второе заворачивались спящие. Бену, правда, одеяла не требовалось.
   На рассвете Силити, стоявший на посту, услышал крадущийся шорох. Ему легче было дежурить, потому что после многих веков ночной жизни он ещё не вполне привык к человеческому ритму - но спать всё же хотелось.
   Мальчик прицелился, а ногой толкнул котелок-сигнал, загремевший о камень.
   -Что? Тревога?! - воскликнул Бен. В этот момент из за гранитной глыбы высунулась косматая безобразная голова.
   -Мальчик, не стреляй! - произнесла она. - Разреши мне поговорить с вами.
   -Что, пусть говорит? - спросил Силити у выбирающихся из палатки ребят. Алька посмотрел наверх, на верхушку скалы, потом заглянул за близлежащие камни.
   -Вдруг этот тип хочет отвлечь нас от нападения своих сообщников, - пояснил он. Бен принюхался. Но ничего подозрительного обнаружено не было.
   -Ну, говори... Только оттуда. Чуть что - аннигилируем!
   -Вы можете нам верить! - пылко заявила голова. - Я всё объясню. Я буду краток, если вы поверите мне - вы узнаете подробности в более удобной обстановке... На этом острове живут два враждующих народа, понимаете? Те, что похитили у вас летающий шар - наши враги. Теперь они очень сильны. Но им нужен ещё и ваш световик, и ваши вещи - они всё равно убьют вас. Будет плохо и вам и нам. Но если вы примете нашу сторону - силы уравняются, а когда наши враги будут побеждены, всё похищенное мы вам вернём, понимаете? Вы можете не верить, но очень скоро узнаете правду, а тогда, наверное, будет поздно.
   Ребята не на шутку задумались. В самом деле - что выбрать? Если слова туземца - правда, то есть шанс на спасение. В противном случае их наверняка прикончат, это не составит труда.
   -Сколько мы ещё продержимся вот так, одни? - подумал вслух Алька. И добавил, обращаясь к туземцу: - Можно нам подумать? Сколько у нас времени?
   -Чем скорее, тем лучше... Но до полудня вы не протянете. Взгляните на скалу над вами - большой её кусок уже подпилен врагами. Осталось совсем немного...
   Кто-то тронул Альку за локоть. Бен?
   -Алька... Знаешь, мне кажется, он говорит правду. Ну... у меня такое ощущение... - Лешонок серьёзно взглянул мальчику в глаза.
   -Ладно, черт с вами... Но учтите, если что - этой штучкой, - Алька указал на бластер в руках у Силити. - За полсекунды мы уничтожим сотню бандитов! - Тут Силити что-то шепнул ему. - Или нет! Мы подумаем ещё час. А теперь уходи!
   Голова исчезла. Тогда Алька стал внимательно наблюдать за берегом, а Силити навёл бластер на верхушку скалы и дал серию импульсов. Ослепительное солнце размером с башенные часы вспыхнуло над островом на несколько мгновений. И всё. Скала теперь напоминала выщербленный зуб с поразительно гладкой поверхностью выреза. Она глянцево сияла в лучах восходящего солнца, словно облитая стеклом.
   -Теперь не упадёт, - спокойно сказал Силити. И ребята улыбнулись друг другу - как ни плохо всё сложилось, но пока они вместе, и у них есть сила, страшная сила, которую остерегаются враги.
   Надо было думать, решать - а думать не хотелось. Такое вдруг задорно-яростное настроение овладело друзьями - понимая, что главные испытания впереди, они пока не чувствовали, как реальна опасность.
   -Пожалуй, надо перебираться на открытое ме... - Силити не договорил - сверху, откуда-то из за гранитных выступов на лагерь посыпались огненные шары с яблоко величиной. Ребята едва успели отскочить, но всё - палатка, одеяла, книги, надувная лодка, рюкзак с провизией - охватило пламя.
   -Ой-ёй-ёй... - тихонько простонал лешонок. - Мы пропали!
   А Алька в ярости схватил бластер и палил, палил, палил по скале, пока вся она не превратилась в свет. Теперь пространство в радиусе метров пятидесяти просматривалось идеально, только в глазах плыли сплошные синие и красные круги, а кожа покраснела от ожога. Бен сочувственно заметил:
   -Почти как тогда, под звездолётом, ошпарились. Вы же совсем голые. Бегите теперь в воду, я постою с бластером.
   Положение осложнялось. Остаться без крыши над головой, вообще без какого-либо укрытия, под тропическим солнцем, при необходимости круглосуточно не терять бдительности (а еда и питьё - их как добывать?!) - и не знаешь, откуда ждать нападения! Тут потеряешь голову!
   Друзья стали спиной к спине, зайдя по пояс в море, и время от времени кто-нибудь по очереди плескал водой на остальных. От жажды трудно было шевелить языком. Они пытались набирать в рот морскую воду, но от её соли делалось хуже. Скоро у Силити закружилась голова, он пошатнулся, едва не упав. Алька, поддерживая его под руки, усадил на дно, коленями упёршись ему в спину. Бен лил воду на головы. Берег был пуст...
   -Я больше не могу, - хрипло проговорил Алька. - Пусть кто-нибудь придёт, я больше не могу...
   -Алька, знаешь, надо попробовать... Дай мне бластер.
   Мальчик подчинился. Он безучастно смотрел, как лешонок вынимает капсулу, выбрасывает ядерный заряд в воду, а капсулу запечатывает снова. Получился герметичный поплавок. На нём Бен нацарапал название острова и, размахнувшись, забросил капсулу далеко в море (*).
   В это время на берег из джунглей высыпало множество туземцев. Они что-то воинственно кричали и размахивали непонятными штуковинами.
   -Мы сдаёмся! - крикнул лешонок. - Но у нас ничего нет.
   3 глава
   -Вы навредили нам - вы сломали световик! - Горбатый карлик-урод почти визжал, брызгал слюною и стучал кулаком по матовой поверхности стола. - У меня чешутся руки самому выпустить вам кишки, но придётся растянуть это удовольствие. Мы используем вас, а потом убьём... Кырлобых!
   Дверь за спиной у ребят ушла вверх, за нею возник другой уродец - относительно высокий, крепкого сложения, облаченный в серебристую металлическую чешую. В руке он сжимал длинный кинжал.
   -Объясни им всё! А если будут ерепениться - испытай нашу машинку!
   Ребят грубо подхватили под руки и потащили извилистыми коридорами, стены которых изобиловали дверьми. В одну из них - с чёрным треугольником, нарисованным на уровне лица, пленники и были впихнуты. Следом вошёл сам Кырлобых. Они оказались в маленькой комнате, освещённой, как и всё здесь, панелями на потолке. Но самое удивительное заключалось в том, что всю стену напротив двери занимала какая-то невероятно сложная система, составленная из множества мониторов, индикаторов, клавиатур и ещё тьмы-тьмущей других непонятных устройств. На вид система была бездействующей. Стояла полная тишина.
   -А теперь слушайте и запоминайте! Мы - великий народ Тхунгов, мы хотим, чтобы ЭТО - работало. Мы хотим, чтобы наш космический корабль взлетел и доставил нас на нашу звезду - Дангу! Вы должны включить всё ЭТО и запустить корабль, и доставить нас на Дангу. Иначе вас ждут страшные пытки. Кормить мы вас не будем - чтобы шевелились резвее. Если выполните задание - получите жизнь и пищу. А нет - умрёте под пытками.
   -Но... - попытался возразить Силити.
   -Молчать!!! - взвизгнул урод. Чем-то ткнул мальчика в грудь, и Силити, скорчившись от боли, упал на пол и затих. Бен с угрожающей гримасой прыгнул на противника, но тот уже отступил в коридор, и лешонок только ударился о задвигавшуюся дверь.
   Алька, размазывая по лицу слёзы, склонился над мальчиком.
   -Силити... ты что?! Что он сделал!? - Но Силити не двигался. Оторопело, словно лишившись рассудка, лешонок смотрел на распростёртое тело, на Альку, плач которого перешёл в беззвучные рыдания...
   * * *
   Очнулся Алька оттого, что кто-то легонько тряс его за плечо. Глаза разлепились с трудом из-за слёз, засохших на ресницах... А в следующее мгновение он уже стоял на ногах.
   -Силити!.. Ты живой!!! - Силити сидел рядом на корточках и смотрел на него снизу вверх. Видно было, что мальчик озяб раздетый, да и Алька начинал мёрзнуть, но зато - и это было самым главным - Силити выглядел невредимым. Если, конечно, можно так сказать о них о всех после многих часов, проведённых без пищи и нормального отдыха.
   -Я ничего не помню... - тихо сказал Силити. - Только кожа зудит в этом месте. - Они помолчали. - Знаешь, наверное, надо попробовать что-нибудь сделать. Хуже не будет.
   -Но это же глупо! - простонал Алька. - Мы же в этом ни черта не смыслим!
   -Ага... Объясни им... По-моему, они сами ни черта не понимают.
   -А всё это? - Алька мотнул головой на машину. - И флайер увели. И электричество у них работает!..
   -Всё равно. Мы долго так не протянем. - Силити встал, подошёл к одному из пультов, а Алька встревожено огляделся.
   -А где Бен?
   -Там, смотри. - Лешонок, видимо, откатившись во сне, спал в углу под крохотным столиком. Лицо его болезненно исказилось - но уже в следующую секунду он улыбался... - Пускай поспит пока... Алик! - Тот обернулся. - Я включу. Что-нибудь.
   -Давай...
   В первую секунду казалось, будто не изменилось ничего - потом на дисплеях побежали цифры, несколько экранов засветилось, появились непонятные картинки... впрочем, мальчики не надеялись во всём этом разобраться, Силити продолжал нажимать на клавиши наугад...
   Почувствовав движение позади, мальчики повернулись. Испуг и предчувствие новых испытаний заставили обоих затравленно попятиться - у Силити даже похолодели пальцы - в проёме стоял уже знакомый им повелитель Тхунгов и его помощник, секретарь, телохранитель, заплечных дел мастер и дьявол знает кто ещё - Кырлобых.
   -Ну вот! Ну вот и молодцы! И нечего было упрямиться! Может быть мы даже и поладим! - Карлик широко ухмыльнулся. - Давай, Кырлобых!
   Тот выкатил из коридора тележку, уставленную посудой.
   -Это залог нашего сотрудничества. Работайте, и да здравствуют Тхунги!
   Уродцы удалились. Ребята, забыв обо всём, растормошили Бена, которому понадобилось совсем немного времени, чтобы оценить ситуацию...
   -Я бы сказал, эти Тхунги очень неплохо готовят! - заметил Алька под конец обеда. После вкусной еды ему стало почти совсем хорошо. Бен кивнул с набитым ртом:
   -Только сумасшедший станет спорить... Да вот, заклюй меня ворона - как это у вас получилось?
   -Не знаю. - Алька взглянул на Силити, который лишь пожал на это плечами. Потом он вдруг наклонился к друзьям поближе и зашептал взволнованно: - Понимаете, я почти уверен, что именно ничего и не случилось! Я же говорю - эти Тхунги - просто переразвитые дикари. Настолько счастливое совпадение - невозможно. Просто машина заработала, но это не значит, что она заработала ТАК, КАК НАДО. Нажми я другую клавишу - замигали б другие лампочки - но дикарям-то разницы нету!
   -Ты хочешь сказать, что главное было - включить что-нибудь?
   -Да. И это значит - в космос мы их не запустим.
   До друзей постепенно доходил удручающий смысл этих слов. Даже Бен сообразил, что сегодняшний роскошный пир очень даже запросто может оказаться последним. Он с сожалением оглядел остатки обеда - увы, пережитые приключения научили и его быть запасливым. Он сказал:
   -Я думаю, не стоит сегодня съедать всё.
   -Конечно. Нас это, наверно, не спасёт, но... кому вредила предусмотрительность?..
   4 глава
   Два туземца-островитянина, испуганно тараторя и перебивая друг друга, подбежали ко входу в небольшой грот (под который замаскировали люк космического корабля) и пали ниц перед появившимся из темноты тхунгом.
   -О, повелитель! Ещё один большой волшебный шар стоит на берегу!
   -Что!?? Где?! - вскричал тхунг.
   -Там! Там! Там! О, повелитель! - наперебой заверещали туземцы и, не ожидая приказания, бросились к скале, на вершине которой находился их наблюдательный пункт. Тхунг был явно встревожен; бегом - что принижало его божественное достоинство в глазах туземцев - он достиг скалы и со страхом и изумлением убедился в достоверности сведений. Да, у самой кромки прибоя приземлился новый флайер - теперь это был большой патрульный катер полувоенного типа, но ни людей, ни их следов на берегу тхунг не увидел. Тогда он достал из кармана куртки плоский "переговорник" и забормотал в него:
   -Господин! Господин, это Хылк. Я на посту у моря (запад) нашёл новый летунец... Да, и очень большой... Людей не вижу. Слушаюсь... Да славься ты и тхунги, господин! - Уродец встрепенулся и быстро-быстро - мелькая пятками - побежал в лес. Между тем, на берегу начинало что-то происходить...
   * * *
   ...-Никого нет! - прошептал Юлли после минуты пристального наблюдения за островом - той его частью, что открывалась с берега - через обзорное стекло флайера. - Будем выходить?
   -Да, - тоже почему-то прошептала Майка. Она выглядела бледной, но скорее не от страха, а от переживаний - брата и сестру мучили нехорошие предчувствия с тех пор как Океан выбросил к их ногам отчаянное послание ребят.
   -Значит так, Майка, - начал Юлли. - Кажется мне, это враждебный остров. Надо использовать всё, что у нас есть для большей безопасности. Теперь я уверен, что ребята в беде.
   -Да... можно включить поле, надеть скафандры, вооружиться до зубов, закодировать пульт управления флайером - это всё. Ты передал письмо в службы безопасности?
   -А... - Юлли махнул рукой. - "Кто вам сказал, будто с ними что-то случилось? Они же предупредили, что отправляются в путешествие на необитаемый остров. И потом, как к вам могла попасть эта капсула - на другую планету??!" - вот, что ответил мне безмозглый черепок в приёмной. Им нужны факты.
   С этими словами мальчик подал сестре скафандр и надел свой. Подогнанное под их рост снаряжение "сидело" удобно, казалось лёгким, но надёжным, брат и сестра в экипировке "средней защиты" были словно разведчики, сошедшие с кадра приключенческого фильма.
   -Пошли? - Юлли хлопнул себя по бёдрам. - Кажется, ничего не забыли...
   Их первые шаги по Земле были неуверенными.
   -А море здесь такое же красивое... Майка, смотри, какие волшебные деревья! И краски такие яркие! Майка, я подниму стекло - так хочется всем этим подышать! - Мальчик откинул прозрачное забрало шлема и принялся жадно, с восторгом вдыхать земной воздух, напоенный солнцем, пылью морских волн и ароматами тропических джунглей. Ярко сиял песок, искрились волны, деревья манили сенью крон - удержаться от соблазна было невозможно!
   -Я буду держать тебя в виду, - решила девочка. Проявив большее хладнокровие, она остановилась на берегу, метрах в десяти от флайера, и с бластером наперевес тревожно озиралась по сторонам, пока Юлли бродил по острову, особенно не удаляясь от сестры. Время от времени он нагибался, если что-нибудь подозрительное привлекало его внимание на траве или на песке. Но следов ребят он так и не нашёл. Оставалось только перебрасывать флайер в другие части острова и искать... И так шаг за шагом.
   -Солнце садится, - вздохнула Майка. - Сегодня мы уже ничего не сможем сделать. Разве что включить прожектор... А от него мало толку.
   -Хорошо. Возвращаемся на ночь во флайер. Я только хочу искупаться. - Майка озабоченно взглянула на брата. - Ну, я чуточек!
   Они перевели аппарат в самое, на их взгляд, безопасное место, где берег был совершенно гол, подняли его над водой на метр, и Юлли, раздевшись, прямо из люка соскользнул в тёмную уже поверхность моря. Это почти ничем не грозило ему, поскольку он находился под силовой защитой флайера, и, тем не менее, у Майки всё внутри прямо перевернулось, когда мальчик вскрикнул, пулей вылетев из воды. К счастью, испугалась она понапрасну, но открытие, сделанное Юлли, было потрясающим - на дне залива он обнаружил остатки Алькиного бластера...
   Отчасти море, отчасти предусмотрительные тхунги с помощью туземцев тщательно уничтожили следы недавней баталии. Пока мальчик нырял с прожектором под воду в поисках новых находок, Майка направила на берег миниробота и, управляя им с пульта флайера, сфотографировала весь этот пятачок ровной земли. Результаты казались непонятными, и только компьютер выдал заключение о том, что ландшафт видоизменён разумными существами, предположительно посредством позитронных аннигиляций. Нашлись и микроскопические остатки различных веществ явно не местного происхождения - и это было всё.
   -Как сквозь землю провалились! - сокрушённо вздохнула Майка, когда брат, измученный и удрученный, влез во флайер. Юлли молчал некоторое время, отжимая воду прямо на пол, потом швырнул рубашку и шорты в сушилку и двинулся к кровати. Майку особенно тревожил его взгляд - такой же потерянный и отчаянный, как тогда, после смерти брата... Мальчик лёг лицом вниз, Майка услышала его шепот:
   -Они здесь были, это точно!.. Я буду жечь этот проклятый остров, пока не найду их - посмотрим ещё...
   5 глава
   Утром пошёл дождь. Он всё лил и лил, и незнакомые с климатом земных тропиков Юлли и Майка изумлённо смотрели на нескончаемые потоки воды.
   -Скорее бы он кончался, - проворчал мальчик. - Весёлое дело, нечего сказать. И шум от него сильный - не услышишь, как враг подберётся.
   Тем не менее, надо было спешить.
   -Ты веди флайер, - решил Юлли. - А я подвешу к люку ремень и буду с него осматриваться. Веди на высоте метра четыре - не выше, будет что мешать - аннигилируй!
   Когда он говорил таким тоном, спорить с ним Майка не пыталась. Она молча, с какой-то, почти материнской заботливостью проверила снаряжение брата, и, взглянув друг другу в глаза, как перед боем, они занялись каждый своим делом. Что-то подсказывало обоим, какой опасный у них противник - если не мощью своего оружия, то своей неуловимостью...
   * * *
   Алька удивлялся Бену - во всех испытаниях нервы лешонка оказывались крепче мальчишечьих, и это иногда выручало ребят. Конечно, и Бен не железный, срывы бывали и у него, зато сейчас, когда друзья рядом, он спит себе и спит...
   Алька повернулся на другой бок.
   -Алька, ты не спишь? - не открывая глаз, прошептал Силити. Лицо его было спокойным, только ресницы еле заметно вздрагивали. Странно, почему он делает вид, что спит? Алька пододвинулся к нему - теперь он почти касался щекой волос мальчика - и тоже шепнул в ответ:
   -Не-а... Что случилось?
   Прошла, наверно, целая минута, прежде чем Силити отозвался.
   -Я боюсь, Алик... Знаешь, я чувствую прямо, как будто вот она, рядом, я, кажется, могу её потрогать... - Голос Силити дрогнул.
   -Да кто?..
   -Трусость... Да нет, я не брежу, это я так... Но... этот Кырла... я как только представлю его... опять... как он кричит на меня... Всё холодеет и переворачивается. Я боюсь, Алик, его...
   Алька приподнялся на локте, взяв ладони мальчика в свои. Почему Силити не хочет открыть глаза?
   ...-Я... если он снова будет так... я не выдержу, Алик, я боюсь его, я боюсь, что буду делать то, что он прикажет!..
   -Ты весь ледяной, Силити! Ну успокойся, слышишь, что с тобой?! Ты заболел?! - Алька испуганно провёл ладонью по его лицу - и Силити наконец взглянул на него...
   * * *
   Часа через два в комнату с чёрным треугольником снова наведался Кырлобых. Теперь при нём ничего не было, ребята мечтали уже лишь о том, чтобы обошлось без пыток.
   -Плохо... отвратительно! - мрачно процедил тхунг. - Думаете отделаться одним шагом?! Тянете время?! Думаете, чем дольше будете тянуть, тем дольше проживёте? Кого дурачить вздумали? Не помогут вам ваши спасатели... Ну, живо запускайте корабль!
   -Мы сейчас не можем, господин... Мы... не знаем, как он включается... Отпустите вот его! - Алька указал на Силити. - Он всё равно болен. Он пришлёт к вам хороших специалистов!
   Тхунг аж перекосился от ярости, заорал, топая ногами:
   -Пришлёт?!! Ах вы, шакалы!.. Пришлёт!.. Да я переломал бы вам все кости... Благодарите Повелителя, иначе я вытягивал бы сейчас ваши жилы по ниточке!.. Бхрак! - Кыробых вдруг повернулся, и в комнату вошёл незнакомый друзьям тхунг - совсем низенький, сморщенный и плешивый. - Этот дохлый останется здесь - он будет заложником. Вы, двое, пойдёте с Бхраком и будете воевать. Если не будет победы, заложника будут пытать и казнят!.. Живо! Бегом! Идите!
   Альку с Беном, пихая в спину, вытолкали в коридор, они не успели даже попрощаться с Силити... Впереди семенил Бхрак, сзади поторапливал Кырлобых, вот все свернули в узкий, неосвещённый туннель, который скоро закончился открытой площадкой на выступе невысокой скалы. Ребята увидели небо - хмурое, с тяжёлыми, налитыми водой облаками. Умытый дождём остров лежал у их ног...
   Вдруг, чуть в стороне, в скале открылось широкое, тёмное отверстие. Выбрались оттуда полтора десятка туземцев, споро работая руками, они что-то тащили на лианах вверх, что-то очевидно большое...
   -Ой! - воскликнули разом ребята - из тайника выплывал их флайер.
   -Осторожно, балбесы! - рычал на туземцев Кырлобых. - Ставьте его. Вот так!.. А теперь... - Он обернулся к ребятам. - Лезьте туда! С вами полетит Бхрак. Он будет вами командовать! И не забывайте о заложнике!.. Бхрак, покажи им!
   -Смотрите, недостойные! Я нажимаю эту кнопочку - и заложника начинают пытать...
   * * *
   В голове гудело. Перед глазами - одно и тоже - бледное лицо Силити. И мысли только о нём. Он там один! Словно одурманенный, Алька шёл, куда ему приказывали. Он ничего не понимал. Все как в тумане... Влез во флайер Бен, за ним Бхрак, Кырлобых втолкнул Альку последним... Лешонок поднял аппарат и ведёт его, повинуясь тхунгу. Бхрак что-то лопочет... Внезапно Альке в нос ударила едкая струя газа. Мальчик чихнул, встряхнулся.
   -Вот так-то! Теперь ты взбодришься! - проскрипел тхунг. - А ну, какое у вас тут оружие?
   -Встроенный бластер, - машинально ответил Алька. Теперь он боялся неосторожно рассердить тхунга. А думал о Силити...
   -Ну тебя в бряку, ты тоже дохлый!.. А ну, мохнатый, включай этот ваш... бастер! Видишь - над холмом вражий летунец?!
   ...Флайеры неумолимо шли на сближение.
   -Огонь! - приказал Бхрак. Что-то полыхнуло впереди, и на мгновение Альке почудилось, будто он слышал слабый, непонятный крик...
   Луч попал в днище флайера, потому что руки плохо слушались лешонка, и особого вреда аппарату не причинил. Но тут тхунг взглянул вниз и воскликнул:
   -Ага! Молодцы! Один есть!
   Бен проследил за его взглядом... И дико заверещал:
   -Алька-а!!! Там же Юлли!!
   Был момент озарения... И то единственное, что можно было сделать для спасения друзей, Алька совершил, даже не осознавая - с откуда-то взявшейся силой вцепился в запястье тхунга, лишая его возможности послать сигнал на корабль, а Бен, взвившись свечкой, точно клещами сжал тонкое горло врага своими цепкими пальцами... Тот захрипел, задыхаясь, руки и ноги несколько раз дёрнулись, и тхунг затих.
   ...Ребята увидели несущуюся им навстречу гранитную скалу...
   6 глава
   Так славно было просыпаться! Сначала Алька даже не понял, почему - думать он ленился. Впервые за много часов можно спокойно полежать, не открывая глаз, ни о чём не тревожась...
   Потом пришло удивление: во-первых, он лежал на чём-то мягком, во-вторых, он чувствовал на себе одежду, но одежду непривычную, как бы чужую, в-третьих, было тепло и сытно; в-четвёртых - вот что главное! - исчезли тревоги, боль, страх... Почти над самым лицом Алька услышал чьё-то дыхание... Майка?!
   -Майка, это ты? - прошептал он, почему-то не удивившись.
   -Я-я... Алик, все здесь, лежи спокойно. - Девочка вынула из-за пояса баллончик и стала распылять приятно пахнущую аэрозоль на Алькин локоть. - Мальчики, Алик проснулся.
   Оказалось, Алька лежал в гроте. В ту же секунду свет от входа заслонили, и Алька увидел друзей. Всех!.. Он встал, и ребята, которые всё это время ждали его пробуждения снаружи, теперь окружили Альку и тесной гурьбой побежали на пляж.
   ...Можно было забыться - ласково светит солнце, волны упруго и нежно лижут тело, и друзья рядом... Только кто-то один каждую минуту дежурит с бластером... Алька, шумно бултыхая ногами, нырнул у самого берега, а когда его голова снова появилась над поверхностью, он обнаружил прямо перед собой кораблик. Маленький и очень похожий на настоящий. Алька даже замигал, не понимая, в чём дело - а сзади к нему подошли Силити и Юлли. Силити сказал:
   -Это Юлли его взял с собой в полёт. Он у них во флайере всегда стоял, Атан его когда-то делал...
   Юлли украдкой вздохнул, потом, присев на корточки, стал дуть в паруса. Кораблик легко заскользил по волнам.
   -Хорошо бы построить небольшую яхту... Только нам с Майкой вдвоём не осилить... Мы же хотели через недельку на Землю лететь, думали, что Силити ещё учится... А теперь все равно придётся что-нибудь строить, хоть плот - оба флайера - металлолом!
   Интересно, что Алька до последнего момента даже не задумывался, каким образом все они уцелели после столкновения флайеров. Видимо, девочка дала ему какое-то успокаивающее лекарство. Но сейчас перед Алькой словно ожили разом все жуткие сцены... Он положил руки на плечи ребят, тихо спросив:
   -А как же... Как вы спаслись? Я не понимаю?..
   Ему ответил Юлли:
   -Луч попал в днище флайера - гравитор "полетел", и почти все вспомогательные системы тоже. Я сидел на ремне, где-то метром ниже вспышки - ну и шлёпнулся на траву. Ваш флайер вдребезги, Мартышку выбросило мягко, а тебе не повезло - локоть разбил о камни... Потом смотрим - идут эти карлики, и Силити с ними...
   -Они думали, что все погибли, и вели меня, чтобы я проверил - какие вещи им ещё могут пригодиться!
   -Ну вот, Майка молодчина - мы все лежим, в себя приходим, а она - хлоп! хлоп! - не пришлось уродам и гробы делать!..
   * * *
   Весь день и вечер прошли спокойно. Ребята собрались в гроте - усталые после трудной работы - они отсоединили от флайера (того, на котором прилетели Юлли и Майка, от второго мало что осталось) генератор поля и установили его в гроте. Ужинали консервами и плодами незнакомого тропического растения - Бен утверждал, что это манго, Алька и Силити с ним не соглашались... В конце концов Юлли заявил, что все споры - ерунда, главное - на свете есть такой прекрасный остров, как этот, пусть даже населённый карликами и туземцами. Мальчика легко было понять - сами земляне редко вспоминают, какое чудо подарила им Вселенная...
   Пылает костёр, всё вокруг дышит уютом, ароматы тропического леса и дым от смолистых веток, сияющие угли, глаза друзей, в которых, как волшебные, пляшут, отражаясь, огоньки... Забываются невзгоды, колдовская ночь таинственной властью стирает последние следы печали - она желает, чтобы под её звёздным покровом были счастливы все! Да будет так! Счастлив Мартышка Бен, он задумчив и тих, очарован игрою огня. Силити улыбается своей всегда почему-то робкой улыбкой, встретив Алькин взгляд. Алька счастлив тоже...
   -Звёзды..! - шёпотом воскликнул Юлли. Он выбежал из грота и, поражённый красотой земного небосвода, стоял не шевелясь... С востока наползала сонная мгла...
  
   7 глава
   Хотя никто из пятерых друзей дождливой погоды не любил, период тропических ливней оказался для них буквально спасительной благодатью. Ибо наутро обнаружилось, что выйти из грота, не рискуя быть пронзённым стрелой, никак нельзя. Бластер в этом случае был бесполезен - враг оставался невидимым, и только кто-нибудь из ребят пытался высунуть нос наружу - на него обрушивался град стрел. Первым невольно испытал это на себе Мартышка Бен, но, к счастью, он не успел покинуть пределы защитного поля, и стрелы падали у самых его ног. Сделай лешонок ещё шаг - ему конец.
   -Ну, и что будем делать? - обратился он к Юлли, который выбирался следом. Придя в себя, он показал невидимым врагам язык. Интересно и страшно было стоять под выстрелами, зная, что они безвредны. - Я же пить хочу!
   Юлли взглянул на песок, по которому теперь проходила четкая граница пространства, защищённого полем - потом на ближайшие кусты, мутные от ливневой завесы.
   -Пальнуть туда, что ли?
   -Не поможет, - рассудил мальчик. - Генератор поля мы с собой носить не можем, а идти к роднику без защиты, даже с бластером, опасно.
   -А если по частям перетаскивать генератор и выжигать остров?
   Юлли так глянул на него...
   -Ну идиот я, идиот! Но что же делать?
   -Надо поставить посуду, пусть собирается дождевая вода. Пищи у нас дня на два... Может, придумает ещё...
   От их голосов проснулись остальные.
   -Всё дождь и дождь... - сонно проворчала Майка.
   -Он теперь наш друг. Без него мы погибнем от жажды. Видишь? - Бен указал на груду стрел.
   -Надо их собрать. Юлли, дай мне вон ту палку, - попросил Алька.
   -Зачем?
   -Мало ли... Пригодятся... Может, как дрова используем.
   На завтрак каждому досталось по полбанки мясных консервов. Без хлеба.
   -Говорят, от голода мысли делаются яснее и умнее, - заметил Алька. - Мы теперь можем проверить эту гипотезу.
   -Уже... - откликнулся Силити.
   -Что..?
   -Уже проверили. Я придумал.
   -Да ты что?! - Все мигом сгрудились вокруг мальчика, и тот шёпотом начал объяснять свой план:
   -У бластера ведь огромный запас энергии, так?
   -Н-ну, вообще-то да...
   -Вот. Надо проделать колодец, потом провести подземный ход приблизительно в сторону родника. И мы получим воду. А у этих тхунгов она кончится, и мы объявим им ультиматум.
   -Ох, здорово! - только и сказал Бен. Остальные промолчали.
   -Так можно добывать пищу - если ход провести в глухую чащу, а ночью делать вылазки...
   -А если через этот колодец заберутся враги?
   -И пускай. Главное - не открывать вход через поле кому попало.
   -Вообще-то, я не думаю, чтоб у тхунгов не было других источников воды... Но всё же... идея хорошая, - заметил Юлли. - Что, начнём прямо сейчас?
   -Конечно!..
   Скафандр был только у Юлли, и он вызвался идти первым. Он оделся, включил тёмные светофильтры на стекле шлема и стал у стены.
   -Отодвиньтесь подальше, - услышали друзья его приглушённый голос. - И смотрите вниз. Бен, в какой стороне родник?
   Лешонок (он лучше всех ориентировался на местности) подумал секунды две и начертил на полу грота стрелу.
   -Поехали...
   Вспыхнуло ослепительное маленькое солнце...
   ...Вначале Юлли продвигался очень быстро, он мог почти бежать - но камень у него под ногами раскалялся от излучения, порождаемого распадающимся веществом. Поэтому время от времени мальчику приходилось выжидать, пока скала не охладится. Все же спустя четверть часа было проделано приблизительно метров двести туннеля. После этого Юлли сменил Силити.
   -Если мы взяли верное направление, то совсем скоро должны наткнуться на воду, - сообщил Алька Юлли, когда тот переодевался - даже в скафандре было страшно жарко, мальчик взмок с ног до головы.
   -Пить как хочется, - сказал Юлли. - Я пойду на свежий воздух, ладно?
   -Пошли вместе... Бен, ты держись недалеко от Майки, мы скоро вернёмся... И не подходи слишком близко к свету, а то глаза испортишь!.. У вас хватит факелов, Майка?
   -Нормально. А ты, Алик, возьми мой фонарик, там, в гроте, под рюкзаком.
   -Ага... ладно.
   Наружу Алька и Юлли вышли быстро - хотелось пить, да и страшновато как-то было теперь разделяться. И через минуту они уже очутились в гроте. Юлли дистанционно выключил защитное поле и стал набирать дождевую воду в фляжку, а Алька разыскал фонарик.
   -Ты готов? - спросил Алька.
   -Ага. - Мальчики включили фонарики. - Побежали назад!
   Воздух в туннеле после освежённой ливнем атмосферы грота показался им невыносимо тяжёлым - и неудивительно, ведь он был насыщен парами не успевшего аннигилироваться камня - да ещё и нагрет ими.
   Зато при свете фонарика ребята увидели много интересного: тускло поблёскивали залежи горных пород, кое-где вспыхивали искорки на кристаллах - там вполне могли оказаться драгоценные камни. Так хотелось задержаться, получше рассмотреть подземные чудеса... жалко, что времени нет - друзья ждут.
   Впереди слева чернела почти правильной овальной формы дыра в стене, прежде никем не замеченная. Мальчики остановились, поражённые...
   В глубине загадочного провала забрезжил свет.
   глава 8
   Алька едва не вскрикнул от удивления - но вместе с догадкой вернулся и страх. Мальчики стояли на пороге одного из залов замурованного в скале корабля.
   -Юлли, ты понимаешь?
   -Ага... Это он.
   Неслышно ступая, Алька и Юлли двинулись внутрь корабля. Свет приближался. Шагов через сорок коридор делал изгиб, и оттуда, из-за угла, доносилось непонятное жужжание. Мальчики, пригнувшись к самому полу, осторожно заглянули...
   -Ай! - Алька, резко отпрянув, ушиб головой Юлли, и тот вскрикнул, не сдержавшись. В освещённом зале послышался скрипучий голос:
   -Кто здесь?!
   Мальчики в ужасе бросились бежать. В путанице переходов они пропустили свой и заблудились. Позади, не отставая и не теряя след, гнался тхунг.
   -Это Кырлобых... мы пропали... Юлли!
   С каждым новым поворотом ребята всё отчётливей понимали, что только удаляются от выхода.
   -Гаси фонарик! Может, он потеряет нас... - прошептал Юлли. В этот момент он споткнулся обо что-то, упал, а Алька даже не сразу понял, что с ним случилось. Он секунду ждал нетерпеливо, пока Юлли поднимется, но тот не двигался.
   -Ты что?! - уже встревожено спросил Алька.
   -С ногой что-то... - Юлли говорил сквозь зубы - видно было, что мальчик борется с болью. - Алька... ты беги... Он меня не заметит.
   -Дурак! - всхлипнул Алька. И похолодел - топот тхунга слышался уже совсем рядом. Алька, повинуясь какому-то наитию, дёрнулся вбок, вжался в стену. Тот час же с фонарём вылетел из-за угла Кырлобых - но тхунг был настороже, так как перестал слышать преследуемых. И подножка, поставленная Алькой, привела лишь к тому, что тхунг споткнулся, увлекая за собой мальчика. Оба покатились по полу, вцепившись один в другого. Фонарь разбился, и тхунг не видел врага, поэтому цели у них были сперва разные. Собрав все силёнки, Алька хотел дотянуться до горла врага и задушить его, а тот пока всего лишь защищался, чувствуя своё превосходство. Тхунг решил брать загадочного "гостя" живьём. И скоро ему это удалось. Ремнём, снятым с пояса, Кырлобых связал Альке руки за спиной, взвалил пленника на плечо. Долю секунды он соображал, определяя, куда его занесло - затем развернулся и неторопливо побрёл по кридору, согнувшись под ношей - в полной темноте.
   Первым побуждением Юлли было броситься на врага - возможно, это и обратило бы исход схватки. Но пока Юлли дополз до тхунга, Алька был уже связан. И Юлли понял, что опоздал - нападать с поврежденной ногою было бессмысленно. Юлли лихорадочно решал, как поступить - преследовать тхунга или возвращаться за помощью. Он не знал, далеко ли выход, а самое скверное - найти обратную дорогу без фонаря было теперь почти невозможно... Юлли выбрал первое.
   Хотя Кырлобых с пленником двигаться быстро не мог, Юлли от него начал отставать уже после первых метров пути. Мальчик выбивался из сил, а шаги тхунга всё удалялись, мало того - оказавшись на развилке, Юлли выбрал ошибочное направление. Сам он об этом не подозревал, он был настолько измучен, что думал лишь, как бы удержаться на ногах. А коридор вдруг свернулся в спираль, круто уходящую вниз, и в конце концов закончился дверью со светящимся синим прямоугольником. Прислонившись к ней, Юлли изнеможенно закрыл глаза.
   Для него, наверно, прошла вечность. Ничего не происходило. Постепенно стихал шум в голове, успокаивалось бешено колотившееся сердце, боль в ноге из невыносимо режущей переходила в тупую. Шевелиться не хотелось... И тогда Юлли услышал этот тихий гул. Гул работающей машины. Он доносился из-за двери, не стихал и не усиливался. Скоро он завладел мыслями мальчика, и Юлли стоял как зачарованный - неведомая сила звала его и пугала одновременно... Внезапно Юлли решился - он толкнул дверь - она не поддалась. Юлли коснулся рукой синего прямоугольника... и отпрянул, ослеплённый хлынувшим на него потоком яркого света - за дверью мальчику открылась комната - белая-белая-белая...
   глава 9
   К несчастью, Мартышка не страдал той, характерной для мальчишек неловкостью, которую они испытывают, общаясь с ровесницами. Они с Майкой увлечённо болтали о совершеннейших пустяках вот уже минут двадцать (и куда девалось Майкино обычное благоразумие?!), за разговором не заметив, что пора бы возвратиться Альке и Юлли, а Силити - передохнуть. Мало того, они слишком далеко отстали от Силити, и когда лучины догорели и погасли, их окружала тьма. Друзьям сделалось не по себе. С удивлением и тревогой Бен сообщил Майке, что шаги Силити вроде бы давно затихли. Майка испуганно поёжилась и взяла лешонка за руку.
   -Знаешь, - сказала она. - Надо собрать всех, мне это не нравится. Ты иди за Силити, а я - навстречу ребятам. Собираемся в лагере.
   ...Силити Мартышка нашёл быстро. Но... Сперва он подумал, будто с мальчиком что-то случилось - тот лежал ничком между камней, рядом с выходом из подземелья. Услышав шаги, Силити обернулся и приложил палец к губам. Другой рукой он сжимал бластер. Бен тенью метнулся вперёд и через мгновение был рядом.
   -Ты за кем-то следишь?! - шёпотом спросил он.
   -Да. Смотри.
   С каменистой площадки на скале ребятам открывалось уютное местечко в глубине острова - это была низина, поросшая редкими деревьями и кустарником. Чуть подальше ясно различались хижины туземцев, рядом с которыми темнели пепелища костров и закоптелые валуны. У одной хижины ползали на четвереньках два малыша.
   -Ух ты!.. Ты видел что-нибудь ещё?
   -Да. Приходили мужчины... За ними надо бы проследить, да я один... Бен, а где остальные?
   -Майка ушла узнать. Алька и Юлли не возвращаются...
   -Как не возвращаются?! - Силити едва не вскочил на ноги, позабыв про осторожность. - Пошли!
   В это время в посёлке что-то случилось. Из хижин высыпали люди, они собрались в круг и вдруг все пали ниц. Ребятам были видны только их спины. Спустя секунду в круг вошёл низкий, коренастый уродец. Тхунг!
   -Бен! Кому-то надо обязательно бежать к ребятам! И здесь нужен пост! - не спуская глаз с туземцев, возбуждённо прошептал Силити.
   -Я останусь. Если что - я бегаю хорошо.
   -Ага. Держись. - Силити бросился в подземелье...
   * * *
   ...-Попался, голубчик! - Кырлобых, включив лампы, разглядел наконец пленника, а тот лишь убито озирался по сторонам - надежды на спасение не было. - Теперь мы поговорим. Для начала ты нам поможешь найти своих друзей, а там видно будет!
   Альку привязали к стулу, и Кырлобых сам с наслаждением убедился, что верёвки затянуты туго и без посторонней помощи пленнику их не развязать.
   -Вот и отлично! - сказал он. - Посидишь тут, а я скоро вернусь и тогда поговорим, а если будешь упрямиться - будем пытать. - Кырлобых взял мальчика за подбородок и пристально взглянул ему в глаза. - Ох, с каким удовольствием я буду рвать тебя на кусочки!..
   Тхунги и их предводитель ушли, дверь за ними задвинулась. От отчаяния и бессильной злости Алька заплакал.
   Алька яростно рванулся, но зря - боль в туго связанных руках резанула так, что он едва не вскрикнул. Больше бороться не имело смысла...
   О будущем Алька думать боялся. Он попытался прикинуть, что могло произойти с Юлли после схватки в коридоре. Тхунг, кажется, не заметил второго мальчика... Это хорошо, но Юлли повредил ногу и, убегая, друзья так углубились в лабиринт переходов корабля, что выбираться наружу в одиночку ему будет очень сложно.
   В этот момент у Альки в голове зародился... ну, не то чтобы план, так, отдельные мысли... Вот только мешала неизвестность - что сейчас делают оставшиеся на свободе Силити, Майка и Бен? Где они? Если бы их предупредить...
   Дверь бесшумно ушла в стену. Конечно же, это Кырлобых... Алька боялся и одновременно почему-то чувствовал желание поднять на тхунга глаза. А взглянув, с удивлением обнаружил в глазах врага страх.
   -Сейчас я развяжу тебя, и ты пойдёшь за мною. Тебе очень повезло - я не буду тебя пытать прямо сейчас. Но если ты попытаешься убежать, я проткну тебя вот этой спицей, и ты подохнешь! - Тхунг держал в руках некое подобие шпаги, напоминающее также вертёл. Но - странное дело - страх Алькин слабел с каждой секундой. Он этого ещё не осознавал, однако положение изменялось, и предчувствие победы становилось всё отчётливей - словно даже дышать стало легче. Только бы это не оказалось иллюзией!
   Алька успел лишь размять затёкшие руки со следами верёвок на запястьях да стереть со щёк полоски от слёз - и переход закончился. Снова Кырлобых впихнул мальчика в комнату и... Алька замер на месте от неожиданности - в помещении было полно тхунгов! Довольно внушительное по размерам, оно вмещало их десятка четыре, и почти все они стояли беспорядочной толпой у стен, не спуская глаз с кучки других, очевидно, самых важных своих начальников.
   Дверь за вновь прибывшими закрылась, и Кырлобых, оставив Альку совершенно без присмотра, шагнул к той самой группе "знати". Оживлённо беседуя, они, казалось, не замечали ничего вокруг, а их голоса звучали всё громче и тревожнее. Алька понимал, что сейчас, совсем скоро должно что-то случиться, что-то удивительное, что, возможно, решит его, Алькину, судьбу.
   Дверь в помещение вдруг снова открылась. И... словно ударная волна ворвалась внутрь - так колыхнулись, вздрогнули ряды тхунгов. В проёме стоял высокий, удивительно белый человек. Одна ладонь его упиралась у пояс - там в серебристой кобуре висел какой-то приборчик... другою же рукой незнакомец обнимал за плечи... Юлли!
   -Как это случилось, - спокойно произнёс человек. - Что все мои товарищи мертвы? А вы тут устраиваете настоящий разбой! Да узнай о вас земляне, вас сотрут в пыль вместе с кораблём!
   Понурые и так странно вдруг съёжившиеся уродцы по одному, медленно плетясь друг за другом, покидали помещение. Они шли точно под гипнозом по коридору вдоль стены, и время от времени кто-нибудь из них отворял двери в одну из многочисленных кают и исчезал за ними. Скоро стало совсем тихо и пусто...
   -Ох, малыши, малыши!.. - проговорил вдруг белый человек. - Здорово вам досталось от наших сорванцов... Ну ничего, скоро на Земле от них и следа не останется. - Он нажатием клавиши стенного пульта выдвинул из пола три кресла, усадил обоих мальчиков и сел сам. Юлли ободряюще подмигнул другу - "всё в порядке!"
   -Сейчас я вам всё расскажу, надо же отчитаться за этих "дикарей". Потом я дам вам летательный аппарат, и мы расстанемся - не хочу, понимаете, отвечать перед земными властями за эту "компанию"... А натворили они тут, правда... Скажу коротко: летели мы в анабиозе к Земле, мы - это шесть космонавтов. А с нами группа полудиких тхунгов, взятых нами для эксперимента. Суть его в том, чтобы пронаблюдать, как акклиматизируются тхунги в космосе. Поэтому-то они в анабиоз не ложились... Вот. Ну а дело, видимо, было так - корабль сел на автоматике, всё хорошо - но нас автоматика почему-то не разморозила. Тут наши тхунги и развернулись - очень им домой хотелось, а управлять техникой не умеют. И выдать себя боятся - корабль замаскировали, местных аборигенов поработили - но им нужен был кто-нибудь сведущий... Не знаю, как бы дальше дело пошло, да вот он, - Космонавт кивнул на Юлли. - На анабиозную камеру случайно набрёл. Как уж он догадался реставратор включить - видно, ангел-хранитель подсказал!
   -Ну, - Космонавт встал. - Пора. Извините за всё, если можете. Нога твоя через час совсем заживёт, а так - вроде никого из ваших не убили... У меня дел по горло - я один, а на мне весь корабль. И надо торопиться. Пойдемте, я дам вам флайер и помогу собрать вашу команду...
  
   февраль - март 1991г.
   Воронеж - Великоархангельское
   примечания
   (*) - в предыдущей повести "Рольфы" похожим образом ребята с помощью волшебства Океана на другой планете смогли связаться с друзьями. Бен решил попробовать этот приём снова, хотя и без особой надежды - условия были совсем другие...
  

Повесть пятая

"Супербой" или Пятое путешествие Альки

   - 1 -
   -Доброе утро, дамы и господа! Сегодня 15 мая 20... года, восемь часов тридцать минут по московскому времени. Администрация космодрома "Селена" желает вам приятных минут полёта. Прослушайте, пожалуйста, информационное сообщение. Лайнер "Савана", рейс У-384 "Земля - Гияды-4" стартует в восемь часов сорок пять минут из пятого бункера, выход номер пять. Посадка заканчивается через десять минут, просьба к пассажирам: вовремя занять свои места. Крейсерский звездолёт "Яррист" совершил посадку...
   ...Пока Алька озабоченно вертел головой, пытаясь в разношерстой толпе отыскать Вайса, какой-то увалень-гуманоид пребольно наступил ему на палец. Алька ойкнул и отскочил к стене.
   -А вот и вы, мой юный коллега! Давно ждём? - Вайс, вертлявый, сухонький старичок казался озорным пареньком-непоседой в маске старичка. Даже походка была танцующей. Зато его спутник - сама серьёзность, хоть и моложе лет на двадцать. Он держал в руке робот-чемоданчик, с виду, как решил бы Алька ещё пару лет назад, обыкновенный "дипломат".
   -Здравствуйте.
   -Здрасьте...
   -Алик, это и есть твой "шеф", старший научный сотрудник Александер Готт. Надеюсь, вы поладите... А я, извините, спешу...
   Вайс убежал. Алька про себя отметил, что "поладить" с этим "снс-готтом" будет, пожалуй, нелегко. Уж очень он солидно держался. Наверное, скоро станет профессором... Впрочем, если он и вправду неглуп, то не станет донимать спутника своей "важностью".
  
   -...Специальный лайнер "Солитон", рейс ВР-34 "Земля-Антигона" стартует в восемь часов пятьдесят пять...
   -Наш?
   "Шеф" хмуро кивнул. Вынул из кармана пиджака карточку и подал Альке:
   -Ваши документы, прошу. Каюта номер двенадцать. Моя десятая.
   Смешавшись с немногочисленными пассажирами на "специальный "Солитон", спутники направились в посадочный бункер...
   Тут стоит коротко рассказать предысторию. На одну из "сказочных" планет институт сказочной механики направлял эксперта с какой-то там научной целью. А по правилам в таких экспедициях обязательно присутствовал наблюдатель, которому доверяло бы особое "сказочное" ведомство. И если с экспертами дела обстояли как нельзя лучше, то подобрать подходящего наблюдателя часто было сложнее. Опуская подробности, скажем, что наблюдателем в этот раз договорились послать Альку.
   Новейшие лайнеры 1F-класса, в число которых входил и "Солитон", обладали всеми достоинствами как комфортабельных тихоходов, так и сверхбыстрых крейсеров имперского флота. В своей одноместной каюте Алька чувствовал себя прекрасно. Перво-наперво с наслаждением искупался в бассейне с ароматическими генераторами, потом отрегулировал гравитацию по вкусу, чтобы можно было прыгать, на пару секунд зависая в воздухе. Спикировал на постель, оттолкнувшись от потолка, включил наугад телевизор - там вздрагивающий от высоковольтных пульсаций инопланетянин сообщал "многолюбимым смотрителям", что огромной популярностью на планетах системы Двойное Вымя пользуется "Платиновая волна". Впрочем, он просчитался, Алька однажды слышал образчик этого стиля в музыке и безоговорочно соглашался с лимурдзянским критиком, утверждавшим, что "платиновая волна", по-видимому, берёт своё начало от звуков, издаваемых древней бормашиной при сверлении платиновых протезов...
   Алька поспешно переключил канал.
   -Это совсем другое дело... - пробормотал он.
   Миловидная ведущая с улыбкой от пятого уха до седьмого надбровника сказала:
   -Де-ети! Я буду говорить вам ска-азку!
   Алька кивнул милостиво. Заказал чашечку какао с печеньем, устроился поудобнее и стал слушать.
   -Де-ети! Сказка "Ре-епка"! Жил-был стари-ик! Со своей люби-имой женщиной! И было у них потомство - внучечка! И животные у них тоже бы-ыли: молодая соба-ака и средних лет кошка! А вот о ком надо сказать ещё: мышь! Её размеры не превышали десяти сантиметров в длину. Такая крошечка! Де-ети! Старик был, знаете, голодный. Он хотел кушать ре-епку. Он её посадил, а она выросла, и он её скушал. Видите, дети, какой был старик?! И женщина. И мышь...
   -Что за чушь? - рассердился Алька.
   -А? Что вы говорите? - переспросила ведущая. Алька чуть не выронил чашку. - Что вам не понравилось?
   -Н-не знаю...
   -Ну вы вот не знаете, так и не говорите, а то сразу критикуете, чуть что, а сами ничего не знаете... Подождите, я вам сейчас про барашка расскажу...
   Да ведь я сплю, догадался Алька. А ты мне снишься. Ну и муть же... Ну ладно, снись...
   И он забылся, глубоко и уже без сновидений.
   - 2 -
   Пока за бортом "Солитона" проносились галактические вихри, мелькали, будто в кино, рои звёздных скоплений и кляксы туманностей, Алька спал. Спал он и тогда, когда лайнер, сосредоточившись в пространственном жгуте, совершил головокружительный прыжок куда-то к чёрту на кулички. У Антигоны корабль резко тормознул, так что искры посыпались, описал замысловатую кривую, точно рисующийся рокер вокруг дамы сердца, и стал заходить на посадку. На предпосадочной орбите за полчаса до нулевой коррекции на лайнер явился патруль спецслужбы охраны сказочных планет. Последовала тщательная проверка документов, но Альку не будили. Инспектор спецслужб, оказалось, его знал и, взглянув на спящего мальчишку, только кивнул и тихо удалился. Спецслужбы покинули корабль.
   Меж тем в каюте загудел сигнал - пора готовиться к высадке. С трудом разлепив глаза, Алька понял, что чувствует себя скверно. У висков побаливало, подступала тошнота. Алька испугался - что это за штучки?! В эпоху звездолётов болезней быть не должно, в этом Алька был уверен. Он поднялся, озабоченно хмурясь и соображая, что бы предпринять? Первым делом сообщить "шефу". А уж тот пусть ломает голову, вызывать доктора или поискать в аптечке какую-нибудь специальную таблеточку от всех болезней. Лучше бы, конечно, обойтись этакой таблеточкой - ведь доктор может поднять ненужный шум и даже отменить экспедицию...
   Алька, неуверенно ступая, направился к десятой каюте. Нажал кнопку вызова, подождал с полминуты. Ему не ответили и, толкнув дверь, он настороженно просунул голову внутрь. Никого. Может, Готт ещё в бассейне? Чепуха, конечно, солидный взрослый человек, он должен быть уже готовым к выходу, в своём строгом пиджаке и брюках...
   Что же делать? Вызывать врача? Неприятные симптомы всё усиливаются! Вон, и голова теперь кружится...
   Чутьё уверяло Альку, что в каюте и вправду никого нет. Наконец он решился и шагнул за порог. Внезапно стало хуже. Альку уже не заботила неловкость положения, он присел на диван, опустил голову на колени и мечтал только о том, чтобы всё поскорее кончилось.
   Так прошла минута или две. Чуть-чуть полегчало. Всё, зову врача! Это какая-то космическая зараза!
   Поднявшись, Алька увидел рядом со столиком робот-дипломат. Жгучая волна любопытства толкнула: интересно, что в нём?! Хоть краем глазочка...
   К сожалению, Алька не был хорошо знаком с подобными устройствами и просто взял дипломат за ручку. О, ужас! Та моментально вцепилась в ладонь мёртвой хваткой, замигал сигнал тревоги, завопила сирена. Алька в панике бросился вон, вскочил к себе, запер дверь и сделал первое, что пришло в голову - сунул дипломат в бассейн. Сирена замолкла, ладонь освободилась.
   Что я наделал, дурак, прошептал Алька. Что будет?!
   Пока, как ни странно, обошлось - сигнализацию не услышали. Зато опять жутко разболелась голова. Алька сунул дипломат в какой-то ящичек под креслом и вызвал врача.
   -Слушаю вас, молодой человек... О, какой нездоровый цвет лица! - Доктор был толстенький и весёлый. Альке даже подумалось, что лечиться у такого доктора может быть даже не очень неприятно.
   -Покажите язык... Та-ак... - Доктор с невероятной ловкостью запаковал Альку в кокон из проводков, потом включил всю эту систему и, сосредоточившись, стал снимать показания.
   -Ого!
   -Что там ещё? - недовольно проворчал Алька.
   -Молодой человек, вы что-нибудь подозрительное ели... или вас кто-нибудь... э... кусал?
   -Ещё чего... Никто меня не кусал! А пил я тут только какао с печеньем.
   Доктор окинул каюту взглядом, заметил чашку, которую Алька не удосужился поставить в мусороприёмник.
   -Ага! В лабораторию её... хотя это и крайне маловероятно, система централизованная. А вам срочно сыворотку. Так. И придётся вызвать медлабораторию.
  
   От лекарства Альке заметно полегчало. Снова тянуло в дрёму. Он сказал об этом врачу.
   -Так и спите! Спите на здоровье. Кризис, в сущности, миновал, но мало ли... Специалист по ядам всё-таки нам нужен.
   -Так это был яд?! - воскликнул Алька.
   -Да-да... В некотором роде... Жидкий секрет иглоухих ногохвостов Covilasia Gorbonosia с планеты Чурк. Или что-то в этом роде...
  
   Покушение, с содроганием подумал Алька. Яд! В его практике разнообразных дел со всяческой нечистью - земной и космической - такой метод был новинкой.
   -Меня хотели отравить? Ничего себе...
   -М-м... Видите ли, случай-то странный. Яд этот не смертелен, всё больше похоже на несчастный случай. Но подождём прибытия специалиста.
  
   - 3 -
   Специалист прибыл через полчаса. Он вошёл к Альке вместе с бортврачом и санитаром. Санитар оказался странным - в старомодных, сильных очках и марлевой повязкой на лице. Марлевая повязка, ну и ну, сказал себе Алька. А я-то думал, космическая медицина уже придумала что-нибудь получше...
   Доктор обследовал Альку быстро и деловито. Пробежал глазами снятые бортврачом показания, включил какой-то свой приборчик, посмотрел результаты анализа какао.
   -Я понимаю вас, коллега. Симптомы действительно напоминают Cisia Lofe. Но для тревоги нет причин, мы столкнулись с так называемым синдромом ASP - это почти безвредно, уверяю вас. На всякий случай больной примет вот эту таблеточку. - И он почти насильно запихал Альке в рот лекарство.
   -А какао?
   -Ну, взгляните... видите?
   -Д-да... абсолютно безвредный состав.
   -Итак, рад, что всё оказалось в порядке. Прощайте.
  
   Алька остался один, организм теперь слушался, как новенький, и всё же что-то было не так. Алька прислушивался к себе и не понимал - что его беспокоит? Нет, одно - это дипломат, надо, кстати, его вернуть поскорее...
   И вдруг - как видео прокрутили перед глазами. Алька готов был поклясться, что выходили из его каюты... двое! Да, точно, входили они втроём - бортврач, новый специалист и санитар...
   Ну, подумаешь, сказал себе Алька. Ну, вышел он раньше, я не обратил внимания.
   Но дурацкая мысль не отпускала. Что, если странный санитар потихоньку спрятался в каюте? Удивляясь собственной мнительности, Алька обыскал все углы. Конечно же, никого. Ну и чёрт с ними, надо вернуть дипломат!
   Алька оделся, осторожно высунул голову в коридор. Никого. По-прежнему пусто было и в десятой каюте. Стараясь не задеть ручку с сигнализацией, Алька отнёс чемоданчик на место. Обернувшись, увидел у стены его точную копию...
   Алька застыл на мгновение, чувствуя, что голова отказывается соображать. И опрометью бросился вон.
  
   -Внимание, пассажиры! Коррекция орбиты закончена. Приготовиться к посадке в катер.
   Это меня касается, равнодушно подумал Алька. Что-то ещё будет?
   В дверь постучали.
   -Входите.
   -Вы готовы, Алик? - Готт, стоявший на пороге с дипломатом в руке, показался Альке ещё подозрительней. И эта каюта, где притаились неизвестные болезни и яды, и эти дипломаты-близнецы, и теперь вот безобидные слова Готта представляются до крайности опасными... И экспедиция вся ему уже не нравится... Алька молча шагнул к двери.
  
   Готт так ничего и не сказал о втором дипломате. Словно так и нужно! Может, он не заметил? Может, думает, что в каюте побывал кто-то другой.
   Скоро Алька отвлёкся, у него даже появился аппетит, и пока планетарный катер опускался на космодром, успел сжевать два пирожка (второй оказался с какой-то инопланетной гадостью, в меню это называлось "мясистым однополостником в смазле" - надо было прочитать название внимательно ДО того, как тыкать пальцем в кнопочки, попенял себе Алька).
  
   Антигона - заповедник. Крейсерам и лайнерам садиться там нельзя, цивилизации - в привычном смысле - нет. Планетарные катера садятся на крошечном космодроме, да и тот искусно замаскирован под жерло потухшего вулкана - незачем обитателей планеты наводить на ненужный мысли.
   Алька однажды бывал на Антигоне, правда, совсем недолго и толком ни с кем не познакомился. Планета ему понравилась. Поэтому сейчас, увидев открывшийся с высоты вулкана пейзаж - холмы, девственные леса, скалы и над всем - чуть зеленоватое небо, Алька позабыл свои тревожные мысли.
  
   -Алик! Отлично! Нам уже сообщили... а я тебя, проказника, помню... Приветствую вас, Александер Готт, не ошибаюсь? Хотите - отдохните с дороги, хотите - сразу ко мне. Торжественный, так сказать, обед по случаю прибытия! - Инспектор заповедника (вот досада, имя его Алька забыл!) чем-то напоминал бортврача с "Солитона" - такой же низенький, суетливый и добродушный. На Антигоне он едва ли не единственный человек.
   - 4 -
   После обеда Альке захотелось погулять. Он позвонил инспектору, увидел на экране их обоих - Готта и Эртюра. Мужчины пили чай, обсуждали какие-то документы, и вообще, Альке показалось, что они друг с другом отлично поладили. На мгновение это удивило Альку - чтобы Готт оказался компанейским человеком? Впрочем, Эртюр соскучился по обществу и наверняка старался развлечь гостя изо всех сил.
   Эртюр улыбнулся.
   -Не спится, Алик? Скучаешь?
   -Да нет... Можно, я поброжу тут неподалёку?
   -Но послушайте... - забеспокоился Александер.
   -Да броди, конечно. Сегодня какие уж дела... - И повернулся к Готу: - С ним ничего не случится, уверяю. Алик уже бывал у нас.
   Готт больше не возражал. Но, кажется, вряд ли был доволен. Пусть - не сидеть же, в самом деле, взаперти!
   -Погуляй, Алик. Тебя здесь помнят. Да заодно, если увидишь троллей, передай им, что я сказал - надаю по шее, если будут лезть к катеру.
   -Он разве не улетел?
   -Нет. Экспедиция у вас специальная, и катер, и даже корабль будут вас ждать.
   Алька кивнул и отключился. Что бы с собой взять? Ну, само собой, плейт, фотоаппарат... и переодеться надо бы, а то в местных джунглях яркий комбинезон будет как приманка.
   Алька надел шорты, футболку и стал самым обыкновенным мальчиком из "сказок нового стиля".
   -Гей-гоп! - прошептал он. - Кому же светят солнце и звёзды, если не нам?
  
   ...Помнится, вон за тем лесочком был старый замок с привидениями, думал Алька по дороге с горы. Выход из жилых помещений располагался на полпути между вершиной и подножием. К лесу вела выбитая в скале лестница. Весело было сбегать вниз под щелканье сандалий и видеть надвигающуюся лесную глушь! Колючие кусты уже царапают голые ноги и локти, над головой жужжит какая-то мелюзга, но сейчас даже это хорошо, ужасно хорошо!
   У древней сосны на чурбачке сидел старичок, оборванный, плешивый. Он брал из лукошка у себя возле ног мухоморы, бережно обтирал их подолом рубахи и ел. Аппетитно так ел! Точно это были не мухоморы, а, скажем, украинские галушки в сметане из старинного фильма.
   Алька удивился и остановился.
   -Привет, парнишка, - благодушно сказал старичок. - Что, к начальству требовали или алмазы шукаешь?
   -Ни то, ни другое, привет, дедушка. А вы чего тут делаете? Я вас, вроде, раньше не видел...
   -Правильно. Меня тут раньше и не было. Мы с Газоном всего второй день тута обретаемся.
   -С кем?
   -Газон-то? Дракон это. Несчастье с ним приключилось - как злой колдун захотел его со свету изжить, наколдовал гору мороженого - так оно, белое, будто бы зовётся?.. Газончик-то, он большой, милое создание, да мозги, по сведениям учёных, у него в начале хвоста частично обнаружились. Мороженого объелся, схватил простуду, натурально, катар верхних огнедыхательных путей. Огня, то есть, нету, если по-простому, по-нашему. Газончик захандрил, грустный ходит, не летает совсем - ведь ему, для правильного пищеварения хотя бы по половинке рыцаря в день сжигать надобно... Ну, астролог наш надоумил - идите, говорит, к огнедышащей горе, пусть Газончик пламенем серным подышит, лавки попьёт горяченькой... Пришли вот, ждём, когда начальство тепло подаст. Газончик-то спит, а я стерегу его, горемычного, чтоб какой злыдень не обидел.
   Альку эта история весьма заинтересовала. Он некоторое время в раздумье наблюдал за поглощением мухоморов ("тебе, паренёк, не предлагаю, с градусом они, значит, а тебе ста лет, небось, нету... хотя, бесы-то вас, нынешних, знают..."), и когда последний гриб был сжеван и запит чем-то, по запаху родственным не иначе бормотухе - Альку посетила интересная мыслишка. Он тут же попросил старичка показать Газона.
   Старичок согласился.
   -Я тебе доверяю, - шепнул он Альке. - Только смотри, не нервируй Газончика, а то у него потом неделю бессонница.
  
   -Ого! - Алька аж попятился - здоровенный был Газончик, одно слово - дракон. Эффект неожиданности был ещё в том, что Алька со старичком шли довольно долго вдоль какого-то длинного холмика, похожего на крепостной вал, а потом вал внезапно кончился - драконьей головой. А "холмик", стало быть, на самом деле - его шея! Чешуя ящера была сплошь покрыта спёкшейся массой из глины, мелких камней и золы. Чудовище негромко храпело во сне.
   -Д-дракончик, - проговорил Альке. В это мгновение он подумал о невесёлой, должно быть, участи "злого колдуна". Жив ли тот ещё?
   - 5 -
   -Газончик, душенька! - проворковал старичок, почесывая чудовище за ухом. - Пора вставать.
   Дракон отверз одно око и тут же уставился на Альку. Запыхтел:
   -М-м, дед, почему такой малюсенький?! Я жрать хочу, как аллигатор!
   -Ты не возникай! - возмутился Алька. - Лечи вас таких... задомозглых...
   -Дед, он дразнится...
   -Тихо-тихо! Он лечить тебя пришёл. Доктор, значит, учёный.
   -Не буду я его лечить... Себе дороже. Да он и с этим... катаром... не хуже любого здорового.
   -Ах ты, волчья сыть!.. - Уязвлённая до глубины своей динозаврьей души, туша разозлилась всерьёз. С громом и треском Газон мотнул хвостом, повалив полгектара леса, Алька отскочил, прицелившись плейтом чудищу прямо в глаз, и тут...
   -Алик, немедленно со мной!
   Не лестнице стоял Готт, и во взгляде его Альке почудился холодный огонь. Зря он так! Алька был уже изрядно взвинчен, а всяких таких приказаний и вообще не терпел. Он тряхнул головой, насупившись не хуже дракона, но промолчал. Заставить этого "снс" ещё извиняться... Командир тухлый нашёлся... Небось, в Сказочной зоне я уж точно главнее его!
   Дальше всё происходило ужасающе быстро. Дракон, не обращая внимания на незнакомого бородача, возымел твёрдое намерение покончить с дерзкой мелюзгой. С реактивным свистом хвост чудовища падал на Альку. Готт, видимо так и не разобравшийся, что творится, вскинул с профессиональной ловкостью плейт и выстрелил - тоже в Альку. Того спасла случайность - позитронный заряд попал частично в драконий хвост, частично в старичка. Старичок испарился бесследно, а Газончик, возможно, лишившийся с частью хвоста также и задней части мозга, теперь позабыл про Альку и, с рёвом сотрясая гору, устремился на нового обидчика. Готт успев сделать ещё один, малоуспешный выстрел по дракону, спешно исчез в подземном туннеле.
   Газон в исступлении колотил обрубком хвоста о скалу, брызгал зеленой слюной и хватал зубами валуны метровой величины, раскусывая их, точно орехи.
   Минуту смысл случившегося доходил до Альки...
   -Дракоша, надо отомстить подлому гаду!
   -Р-р-рых! Рррразмозжу! - И так шмякнулся о скалу, что камень не выдержал, треснул, обнажив металлические каркасы и стены бункеров.
   -Газончик... Ты только не нервничай! Он ведь может тебя ранить, понимаешь? Надо сесть и подумать... (Интересно, что с Эртюром? Жив ли?)
   Газон немного успокоился. Он даже чуть испугался Алькиных слов - шутка ли, и так большей части хвоста нету! - и отполз в сторону, пыхтя с оглушительным присвистом.
   -Слушай, дракоша... Я попробую тебя вылечить. Только обещай меня слушаться и делать всё точно, как я скажу.
   Дракон ничего не ответил. Он только покосил на Альку оранжевым глазом-фарой и что-то невнятно буркнул. Если немного пофантазировать, можно было догадаться, что для грубияна Газончика такое бурчание и есть самое полное согласие.
   -Так... возьми в рот этот вот камень... сожми его зубами. Теперь, как только я выстрелю - на месте камня вспыхнет свет, но ты не беспокойся, а сразу вдыхай то, что во рту окажется. Понял? Внима-а-ание... - Прицелившись в камень, Алька одним зарядом превратил его в сгусток плазмы - в пасти дракона вспыхнуло маленькое солнце. Реакция у Газона, оказывается, могла быть очень даже неплохой - миг, и огненный шар исчез в глотке. Возведя очи к небу, чудовище вслушивалось в себя, то начинало шевелить многотонными челюстями, то замирало. Алька в тревоге не спускал с него глаз.
   -Ну что?
   -А? - Газон вдруг икнул. Облизнулся. - Потрясно! Лучшее из всего, что я ел... ик! - Тут последовала продолжительная отрыжка - пламя стометровым факелом рванулось из пасти, выжигая дотла склон многострадальной горы.
   -Хо-хо, малыш! Ещё одна такая порция - и я расплавлю эту каменную задницу, как взгляд ифрита - мушиную какашку...
   У него даже и мысли как-то поумнели, подумал Алька. Усложнились. Но перестараться - тоже опасно!
   -Хватит, дракош! А то будет несварение плазмы. Ты... Ой, что это?!
   Подняв лицо, Алька увидел опускающуюся громаду космического крейсера. "Солитон" садился в кратер! Вот это да! Даже расхрабрившийся было дракон при виде корабля попытался по-страусиному зарыться мордой в скалу.
   -Та-ак... Слушай-ка, Газон! Сиди тут, притаись и жди. А я на разведку!
   Алька, опасливо озираясь, шагнул к остаткам лестницы...
   - 6 -
   Какой я сообразительный! - восхитился Алька. Люк в помещения станции бандит, разумеется, за собой закрыл, но что Альке какой-то там люк, раз у него при себе плейт? Алька аннигилировал преграду и ринулся внутрь. Какай я вдруг стал храбрый, удивился Алька. Это во мне этот бушует... адреналин!
   Если бы Готт или какой-нибудь иной злоумышленник захотел сейчас подстеречь мальчишку и раз и навсегда избавиться - ему это ничего бы не стоило, просто подождать бегущего с вытаращенными глазами Альку в одном из боковых переходов и пальнуть... Но помещения были пусты. Как ни обидно, но Алька в этой игре видимо был второстепенной фигурой. Во всяком случае, таковым его посчитали враги...
   Гул в приёмном бункере ещё не стих. Алька бежал, ориентируясь на этот шум, держа палец на кнопке плейта... потом сообразил, что надо подняться несколькими уровнями выше. У эскалатора послышались приближающиеся голоса.
   ...-Дело скверное, господин командор (голос Готта). На станции происходит нечто опасное, преступное. Господин инспектор ушёл после обеда к себе, а когда я позвонил ему, он не ответил. Я заглянул к нему, но комната оказалась пустой. Тогда я включил на станции режим тревоги и послал сообщение вам. Потом я обнаружил, что мальчик тоже исчез...
   Командор (он и ещё несколько офицеров шли с Готтом мимо Альки, затаившегося по другую сторону шахты глубинного лифта) обратил внимание на пульт сигнализации.
   -Что это? У входа В-7 произошла позитронная вспышка?
   Готт на секунду смешался.
   -Да... Я только хотел о ней сказать. Когда я искал мальчика и инспектора, я выходил там. За деревьями было какое-то движение. На всякий случай я вернулся в станцию - и тут же последовал выстрел.
   -Что ж, будем расследовать. Пока запрошу региональную службу.
   Алька подумал, что в тоне командора сквозит недоверие. И правильно! Жутко захотелось выбежать немедленно из укрытия и всё рассказать! Но кто знает, как поведёт себя Готт?
   Группа во главе с командором крейсера скрылась где-то в переходах. Больше Алька не видел этих людей - скорее всего Готт расправился и с ними каким-то хитроумным способом... Наверное.
   Оставаться на станции Алька больше не хотел. Готт узнал теперь, что вход разрушен и Алька проник на станцию, и что в распоряжении мальчика губительные факты, и что он вооружён позитронным оружием... А это делало Альку объектом беспощадной охоты! Нет уж, не дождётесь, господин Готт!
   Первым порывом было покинуть станцию прежним, знакомым путём. Но Алька побоялся засады или случайной встречи. Его безрассудная храбрость снова улетучивалась. Угроза представлялась настолько реальной, что Алька некоторое время вообще не мог ни на что решиться... И тут его осенило - глубинный лифт! Для чего он тут? Наверное, для каких-то особых геологических работ или... Как бы там ни было, Готту сейчас не до этого. Даже если там не найдётся запасного выхода, попробовать стоит. И Алька шагнул в кабину.
   К его удивлению, в лифте имелась всего одна кнопка. Когда Алька её нажал, наверху вспыхнул неяркий свет, кабина стала падать почти свободно. При торможении пол спружинил, но Алька присел, чуть не упал от неожиданности. Явно это был какой-то аварийный лифт - в обычных больше заботятся об удобстве.
   Двери открылись. Алька оказался в круглом зале с десятком радиально расходящихся коридоров. Все они были погружены в темноту. Выглядело всё это очень так жутковато...
   Алька стоял и раздумывал в нерешительности. Куда идти?
   Внезапно в одном из коридоров включилось освещение. И повеяло оттуда лёгким сквозняком. Сейчас что-то случится! Алька лихорадочно соображал - связано "оживление" подземелья с его, алькиным появлением в бункере, или это всего лишь совпадение, и из коридора вот-вот выйдут враги... И наконец, нервы не выдержали - Алька нырнул в ближайший тёмный тоннель, не решившись испытывать судьбу.
   Кого же там черти несут?! - шептал Алька. Если это опять Готт, я решу, что он не человек, а нечистая сила!
   Но "черти" принесли не Готта. Подземный тоннель оказался линией пневмосети, оттуда бесшумно и плавно высунулась голова пассажирской капсулы, люк её открылся, вышел незнакомый Альке человек, высокий, в белом плаще, с аристократической осанкой. Человек, не оглядываясь и не медля, скрылся в кабине лифта.
   Тайна Антигоны становилась уже просто завораживающей! Страх снова отступил, снова Альку охватил азарт - действовать наперекор расчетам бандитов, они просто не могут ожидать от мальчишки серьёзного противостояния. А значит - война!
   Алька исследовал зал. Главным открытием был пульт управления пневмосетью - монитор и клавиатура. Номера туннелей и пункты высадки. Одна из линий светилась оранжевым - "занято". Но откуда же движется капсула? Пневмосеть тянется на сотни километров, может быть, она охватывает всю планету!
   Видимо, Алька недооценил противников. Готт, наверное, догадался о том, что кто-то ненужный ему попал в бункер пневмосети - снова загорелся индикатор опускающегося лифта.
   Алька в ужасе метнулся к капсуле - но тут же вернулся: они могут заблокировать линию, и я окажусь замурованным! Что делать? Разбить пульт? Это выдаст его с головой... Пусть! Теперь всё равно...
   Рукояткой плейта Алька дребезги разнёс клавиатуру. Замигали ещё какие-то индикаторы... Через секунду Алька был уже у капсулы, люк, к счастью, легко отодвинулся. В следующее мгновение глубинный лифт коснулся дна шахты.
   - 7 -
   Надо было успокоиться. А то противный озноб мешал думать и двигаться. Но и расслабляться нельзя. Капсула мчится неведомо куда с громадной скоростью по туннелю, иногда делавшему плавные изгибы. Такой изгиб спас Альку - когда капсула ещё только разгонялась, Алька заметил позади вспышку, наверное, кто-то из бандитов выстрелил вслед.
   Плохо дело. Ничего не понятно. Инициатива в руках врага. Нельзя ждать, пока капсула остановится на конечной, решил Алька. Они скорее всего будут подстерегать именно там.
   Алька торопливо включил торможение.
   "Станция М-40. Ущелье Завацопов. Зона Т" - проинформировал экран. Уже выбираясь из капсулы, Алька вспомнил, что вроде бы "зонами Т" обозначались места повышенной опасности...
   Название станции настроило Альку на мрачный лад. Он всё пытался сообразить, чем могут быть эти самые "завацопы"? Но в голове ничего знакомого не откликалось. Скорее всего, это что-то совершенно особенное, чего больше нет нигде, а, с другой стороны, не очень интересное - иначе бы об этом писали в справочниках на видном месте.
   Почему, ну почему он не взял с собой хоть самый слабенький защитный костюм?! Кроме всего прочего, Алька ещё и озяб в шортах и футболке под землёй.
   Снаружи был полумрак. Наверное, выход устроили в пещере или норе. Пахло разогретой смазкой от капсулы и земляной сыростью, странное сочетание...
   Вздохнув поглубже, Алька шагнул из туннеля... в обычную нору, метра полтора в диаметре. Впереди еле заметно маячило пятно - выход.
   С каждым шагом становилось теплее и светлее. Если ещё дождя не будет - совсем замечательно, подумал Алька.
   Нора кончилась, Алька очутился в овраге, склоны которого покрывала буйная растительность. Над головой вовсю жарило солнце, так что Альку будто горячей плитой придавило зноем.
   Это у них "ущелье", значит, такое, ага, скептически рассуждал Алька. Путаники. Небось и со Завацопами так же - им про обыкновенных зеброовцеантилоп говорили, а они - Завацопов навыдумывали. А что, бывает же! В одном справочнике Мэри Поппинс в "Меру Допинга" переврали...
   Алька решил было выбраться из оврага - продираться через колючие заросли внизу удовольствие то ещё! Да и опасно - его сверху отлично видно, а он не заметит врага, пока тот не помашет руками и не повопит хорошенько.
   В этот момент у ног блеснула вода. Алька почувствовал, что больше всего на свете ему сейчас хочется пить. Постанывая от царапающих кожу колючек, он шагнул к ручью. Вода была прозрачной, как в горном ручье!
   -Прекрасно! - сказал Алька вслух. Стал на коленки, не выпуская из ладони плейта, и жадно глотал воду.
   -Ну, хватит наливаться, я уже весь. - Голос прозвучал очень близко и, как показалось, сзади. Алька похолодел. Он не мог двинуться и думал только об одном - сейчас его схватят или...
   Наконец, Алька осторожно повернул голову - и та его еле-еле послушалась. Увидел овраг, небо, кусты, траву... И всё. Впрочем, кусты отлично скрыли бы врага, пожелай тот прятаться. Но Алька уже понял, что позади никого нет. Тот, кто говорил, не в кустах и не в другой хитроумной засаде. Враг у Альки ВНУТРИ!
   Мысли панически заметались. Это хуже, чем сто космических негодяев вместе взятых! И что делать?! Хоть беги, хоть бейся головой об глину...
   -Истерику тут не вздумай закатывать. Мне тело целое нужно. А если захочешь ему... то есть, мне повредить, увидишь вот! - После этих слов Альку так скрутило от боли в животе, что несколько секунд пришлось валяться и корчиться, кусая губы, чтобы не заорать.
   -А теперь давай иди прямо вдоль ручья. Да живо, живо!
   Ни действовать, ни рассуждать Алька уже не мог. Просто повиновался. В голове вертелось только одно: вот оно что значит, "зона Т"... Это тебе не дурацкий дракон. Это...
   От внезапно прихлынувшей жалости к себе навернулись слёзы. Алька даже не захотел их вытирать, зачем? Вот бы сейчас всё оказалось наваждением, и можно было бы упасть и лежать, не двигаясь, смотреть в небо и...
   Где-то впереди послушался неясный шум. Алька затаил дыхание. Что? Робот... Навёл на Альку ствол плейта... Значит, Готт выследил. Теперь даже всё равно, пусть.
   Алька всё-таки успел шлёпнуться на землю, заряд прошёл мимо.
   -Что такое? - отозвалось внутри.
   -Зря старался, червяк болотный! Меня сейчас всё равно убьют - и тебя заодно.
   Робот оказался на редкость тупоголовым - наверно, Готт наспех снарядил в погоню какого-нибудь мусорщика. Было слышно, как этот ящик ржавчины урчит и щёлкает, прочесывая кусты и медленно приближаясь.
   -За мной устроили настоящую охоту, и рано или поздно прикончат. Сейчас там, впереди, железный болван, с которым я бы ещё как-нибудь справился, если мне не мешать... А есть другие, те...
   -Ну, так чего болтаешь, дави его!
   Внезапно Алька почувствовал громадное облегчение, будто тяжесть на планете уменьшилась раза в два. И снова решил - не сдаваться!
   Робота он аннигилировал как в примитивной игрушке-стрелялке - пуф, и нету! Даже удивительно - на что надеялся Готт? Наверное, у него просто не было вариантов.
   И тут же в голове возник план - обмануть того, кто внутри. План абсолютно сумасшедший...
   -Я видел этого мерзавца, - прошипело существо. - Отвратительный монстр!
   -Ты?! Видел?
   -Да, я вижу то же, что и ты. Не думаешь же ты, будто я бултыхаюсь в желудке, как амёба-переросток? Всё твоё тело теперь моё. Береги его.
   Алька задумался. Что же это за чертовщина такая говорящая? Готт и его компания теперь казались почти неопасными. Зачем им гоняться за Алькой по всей планете? Они и робота послали, может, просто для порядка. Но вслух он сказал другое:
   -Слушай, давай пока заключим перемирие. Мне надо покончить с этими бандитами - иначе они убьют меня. Ты хоть не мешай мне - а потом мы, может, договоримся. Лучше всего, конечно, если бы я сумел проникнуть на станцию незаметно...
   -Хорошо, - откликнулось после некоторого раздумья существо. - Я тебе помогу.
   -Что?
   -Ты станешь им.
   -Я не понял...
   -Я изменю твоё тело, и твой враг решит, будто ты - этот их железный ящик.
   Алька обалдело мигал.
   - 8 -
   Что должен был делать робот, когда уничтожит Альку? Возвращаться и заниматься своими обычными заданиями? Но какими?
   Ладно, это неважно, решил Алька. На простейших роботов всё равно никто не обращает внимание - пока не споткнётся об них. В конце концов, Готту слабо догадаться, что Альку превратили в робота. Альке самому становилось не по себе при виде уродливого туловища, угловатых конечностей... Да нет, не то что не по себе, а просто жутко! Он пытался справиться с одной бедой, а теперь их две! Победить бандитов Готта и перехитрить завацопа в собственном пузе! А если дальше прибавится ещё и какая-нибудь третья?!
  
   ...В помещении станции тихо и пусто. Алька осторожно передвигался от двери к двери, через каждые два шага озирался и вслушивался. К этому времени он зверски проголодался и устал. Оказавшись возле своей комнаты, он быстро вскочил внутрь, запер дверь.
   -Если я сейчас как следует не высплюсь, то помру... - пробормотал он. - Но сперва я перекушу!
   Алька заказал кухонному автомату пирожок с чаем и за пару секунд его умолотил. Тогда пришлось добавить суп, сосиски, запеканку, кусок шоколадного торта и ещё три стакана чаю. Сперва Алька жевал с опаской - как-то завацоп отнесётся к еде? - но тот помалкивал. Наконец, Алька наелся, рухнул на кровать и уснул мертвым снов.
  
   ...-Что ты всё спишь и спишь? Мне надоело ждать. Где эти твои враги?
   Разлепив глаза, Алька с изумлением понял, что не может ответить на несколько простых вопросов.
   Кто он? Кто с ним говорит? Почему всё тело так странно онемело и не хочет слушаться? Может, он на самом деле сбрендивший робот, у которого садится батарея и которому представляется всякая чушь - будто он двенадцатилетний мальчик, и за ним охотятся так же сбрендившие враги?
   -Ладно, уже встаю, - проворчал Алька.
   -Ты смотри. А то разоспался так, что непохоже, будто враги за тобой охотятся. Не надейся меня обмануть.
   -Да не зуди ты... Сейчас сам увидишь. Тебе бы столько от бандитов драпать высунув язык - месяц бы дрых! И почему бы мне не отдохнуть - ты же небось разбудил бы, если что...
   Ясно было, однако, что завацоп Альку подозревает. Хорошо хоть мысли читать не может. Ждать нельзя. Но сначала...
   -Слушай-ка, мне сейчас ни к чему уже этим "ящиком" оставаться, только двигаться неудобно. Превращай меня обратно.
   Завацоп странно хихикнул.
   -А я, может, уже и забыл, как ты выглядел...
   -Ты что?! - взбеленился Алька. - Дурак, а ну вспоминай, а не то я подохну лучше, чем тебя послушаюсь!
   -Хе-хе-хе... Я и с дохляками кое-как управлялся... Ладно, пошутил. А вот попробуешь обмануть - опять в ящик превращу, и тогда уж насовсем.
   Алька, холодея от страха, осмотрел себя со скрупулёзностью врача - проверил даже, не забыта ли ссадина на коленке. Затем он отыскал в шкафу и надел "Флу-2" - костюм средней защиты. Самое разумное, решил Алька, узнать, улетел или нет "Солитон". Алька подозревал, что с его командой тоже что-нибудь случилось.
   На подходе к приёмному бункеру Алька заметил, что некоторые системы станции повреждены - мигали аварийные индикаторы. Ничего удивительного, ведь "Солитон" садился экстренно, в неподготовленный приёмник.
   Вот и дверь в бункер. Открытая... А за нею...
   -Ну, что стал? Не обращай внимания, он дохлый.
   У приёмной площадки лежал человек. Казалось, он спит - таким спокойным было его лицо. Лицо Александера Готта.
   У Альки даже ноги ослабели. Неужели все его измышления неверны?! Готт мертв, и корабля в бункере нет. И ничего непонятно. Ни-че-гошеньки!
   -Я погиб... - прошептал Алька. Теперь вообще непонятно, кто его враг - невидимый, неизвестный, возможно, он сейчас держит Альку под прицелом.
   ...Разве что Готта убил, защищаясь, кто-то с "Солитона"? Но почему они тогда улетели, не попытавшись спасти его, Альку? И кто расправился с Эртюром? А если Готт вообще ни при чём, если он не бандит и стрелял он вообще не в Альку, а в дракона? А может, из команды осталось в живых всего два-три человека, и они вынуждены были спасаться сами?
   -Его убили не так, как ты - ящика. О, он совсем целый! - Алька не прислушивался к болтовне завацопа, поглощённый своими мыслями. - Разумнее будет перебраться в этого... Ты какой-то хлипкий, всё время дёргаешься, трясёшься, холодеешь-горячеешь... Эй! Ты слышишь?!
   -Чего?..
   -Я ухожу от тебя. Мертвяком управлять тяжелее, зато спокойней.
   Алька не поверил. Просто обалдел от радости.
   -Ну, давай, пока он не начал портиться. Приложи губы к его губам.
   -О-ой! Брр! А по-другому нельзя, уважаемый?
   -Ты не рассуждай. Передумаю.
   Алька зажмурился. Его уже тошнило. Первым делом - сплюну и побегу умываться!
   -Всё! - Говорил Готт. Алька, счастливый, поднялся с колен. Открыл глаза. И...
   -Ну, чего таращишься, как полоумный? - Завацоп-Готт деловито ощупывал новое тело.
   -У... у... тебя б-борода... Отваливается!
   Завацоп отшвырнул "бороду" прочь.
   -Ненастоящая.
   - 9 -
   -И что ты теперь собираешься делать? - полюбопытствовал Алька, глядя как "оживший" Готт осваивает азы ходьбы. Кто не знал о коварной "заразе", принял бы его за пьяного. Впрочем, тренировка быстро давала результаты, ясно было, ещё минута - и завацоп овладеет новым телом идеально.
   Не разделаться ли с ним сразу, засомневался Алька. Какие пакости выкинет это чудище ручейное в будущем?
   И зря медлил! Едва Алька отвернулся, как завацоп-Готт ухватил его за руки, выдернул плейт.
   -Эта штуковина мне пригодится... Хорошо шарахает. Теперь показывай выход из твоей дурацкой железной пещеры, мне тут совсем не нравится!
   Он прикончит меня, как только я стану не нужен... Надо решаться... или попытаться раздобыть ещё плейт - и тогда кто в кого успеет пальнуть первым... Или... или... нет, больше ничего не придумывается.
   Ноги всё решили за Альку - вывели его к выходу. Алька замер, в отчаянной попытке на что-то решиться, собраться с мыслями... и снова опоздал. Завацоп, оказывается, уже подметил, как открывают двери на станции. Он снова вцепился в Алькин локоть, пробормотав:
   -Молодец, молодец, меня надо слушаться... и мы с тобой всех победим и станем самыми жирными... Я тебя так полюбил, что теперь не могу расстаться. Я решил - ты пойдёшь со мной, будешь мною для запаса.
   Алька даже не сопротивлялся. Только дал себе клятву, что если останется жив - будет ужасно беспощаден к врагам: если появится возможность выстрелить - будет сразу стрелять! А пока - терпение и терпение.
   Они выбрались на склон горы. Завацоп несколько секунд озирался, соображал, бормоча себе под нос.
   -Идём туда, - заключил он наконец.
   -Послушай-ка, приятель! - раздалось вдруг над головами. - Тебе не кажется, что твой юный приятель совсем не разделяет твоих замыслов?
   Пальцы завацопа от неожиданности разжались. Тут Алька извернулся, выхватил у "Готта" плейт и, как и обещал себе, без колебаний выпустил позитронный заряд в осточертевшую ему тварюку.
   -Газончик, как ты вовремя! Я и забыл в суматохе, что ты тут недалеко...
   Алька поднял глаза на расплывшуюся в ухмылке драконью морду. И почти сразу понял - такую фразу Газон сочинить не мог. А тогда кто же?
   Дракон ухмыльнулся ещё шире, подвинулся, будто читая Алькины мысли, и за его тушей Алька увидел старика, целого и невредимого... как будто никто по нему и не палил из плейта.
   Наверное, вид у Альки был очень растерянный. Старик не отказал себе в удовольствии и выдержал театральную паузу.
   -Похоронил меня уже наверно, а, молодой человек? Рановато, рановато...
   -Но вы же аннигилировались!
   -Это... слово какое... буква на букве! Исчез, да. Что мне оставалось?
   -Ничего не понимаю!
   -Бывает... Небесный корабль улетел, а я, пожалуй, и знаю, кто им управляет. Надо помешать ему. Сможешь ли ты поговорить с Людьми Неба? Ты ведь из них?
   -Пойдёмте... - с некоторым сомнением Алька повернулся к станции. Объяснять, что он может сделать, а что нет - не хотелось. Главное, Алька, кажется, верил, что старик говорит правду. В конце концов, быть окружённым врагами надоело.
   -Славно. А ты, Газончик, посторожи здесь. - Дракон обеспокоено заворчал. - Будет тебе новый хвост, будет... Вот навязал себе обузу!
   Пять минут спустя они вошли в секцию управления. Алька в задумчивости долго созерцал аппаратуру. И нерешительно сказал:
   -Я, наверно, мог бы включить простую связь. Но пока будет идти сигнал, мы... то есть, я... состарюсь. А вот с транслятором я не умею обращаться... Ой, что там такое?! - добавил он тревожным шепотом. Оба насторожились - в станции кто-то был, послышался звук приближающихся шагов, негромкие голоса - говоривших было двое или трое.
   -Я могу исчезнуть ненадолго, - шепнул старик. - А ты-то нет. Так что я отвлеку их. Раз уж ты не знаешь, как включить эту... трансляцию... может, знают они?
   Алька кивнул. В тот же миг старика не стало. Голоса и шаги в коридоре смолкли, потом послышалось изумлённое восклицание.
   -Проклятье! Кто там ещё?! - Голос незнакомый. И - уже тише: - Рокар сказал, что станция свободна. Какого...
   -Догнать его! - скомандовал другой.
   Тем временем Алька скрючился за стеллажами в соседнем зале. Он был уверен, что незваные гости направлялись именно к центру связи и скоро вернутся. Из укрытия Алька мог их слышать и даже, возможно, увидеть. Плейт Алька держал наготове.
   Скоро они вернулись. Двое в ярких костюмах, алых с пурпурными плащами. Как будто из фильма про королей, баронов и рыцарей. И жесты, и походка - всё было каким-то странным, как будто эти люди привыкли повелевать, но попали в совершенно незнакомую для себя среду, отчего испытывали тщательно скрываемую неуверенность.
   -Стань у двери, Риш, и смотри там, - распорядился один. Сам подошёл к пульту, стал набирать команды, сосредоточенно и медленно, то и дело сверяясь с листом бумаги. Вспыхнули экраны П-трансляции.
   -Вижу тебя, Сакхр. Как у тебя, всё получилось?
   Алька вздрогнул - на экране появился тот человек, в белом плаще, которого он встретил в подземном ярусе.
   -Господин Рокар, у нас недоразумение. Мы видели на станции человека, он неуловим, показался на мгновение...
   -Это, наверное, мальчишка? - Губы Рокара искривились в гримасе гнева. - Он начинает меня раздражать. Не церемоньтесь с ним.
   -Да, господин.
   -Сейчас я посажу корабль. Он испытан. Ждите меня в посадочном бункере.
   -Да, господин.
   Экран погас.
   - 10 -
   -Убей их! - Старик каким-то образом оказался у Альки за спиной. Алька обернулся - стрелять он не мог решиться, не убедившись до конца, что перед ним - враги. Но старик упрямо прошептал: - Убей, медлить нельзя! - И сжал его локоть.
   -Но...
   -Это враги! Я докажу. Самый страшный - сам Рокар, а другие - его приспешники!
   Алька, словно заколдованный, навёл плейт... Но момент оказался неудачным - вспышка уничтожила только одного - Риша, второй эффектным броском в сторону ушёл из поля видимости. Когда же Алька попытался сунуться в пультовую, сам чудом избежал гибели. Ситуация зашла в тупик... и в это время послышался нарастающий гул. Стены вибрировали.
   -"Солитон" садится! - вскрикнул Алька. Нервы сдали - он бросился куда-то по коридору. Алькин союзник, загадочный старик, растерялся. Угнаться за припустившим со всех ног мальчишкой он не мог, и встал у двери с первым попавшимся увесистым предметом - бог знает как очутившейся в его руках подзорной трубой - на случай, если Сакхр решит высунуться из пультовой.
   Между тем грохот посадочных двигателей нарастал. Казалось, станция не выдержит натиска плазмы и развалится. Запахло гарью, и откуда-то струился горячий воздух.
   Старик не задержал Сакхра - тот выждал некоторое время, и молнией метнулся мимо - оказавшись слишком быстрым. "Дубинка" упала в пустоту. Сакхр обернулся, вскинув плейт... и опустил руку.
   -Вы?!.. Невозможно...
  
   ...Алька успел в приёмный бункер, наверное, в последнюю секунду, локтем выбил предохранительную планку на аварийном щите и врубил "Общую блокировку". Под вой сирен и паническое перемигивание сигнальных ламп опустился без сил на пол. На экране связи высветились запросы, и кто-то недоумённо кричал и что-то спрашивал, но Алька ничего не видел и не слышал. Он ждал - со страхом и напряжением - момента, когда вся мощь посадочных двигателей звёздного фаэтона столкнётся с сомнительной защитой силового барьера станции. Что тогда случится - могли угадать только профессионалы, проектирующие планетарные станции. Наверняка, на Антигоне имелись где-то и защитные ракеты - во всяком случае, так положено по Системе Планетарной Безопасности, это Алька знал по недоброму опыту своих путешествий, однако где мог быть пульт управления активной защитой, а тем более, как с ним обращаться, понятия не имел.
   Пол вздрогнул.
   ..."Солитон" снижался, управляемый автоматикой. Высота - шестьдесят метров. Остриё плазменной иглы коснулось площадок. От потоков раскалённого воздуха обугливались деревья на склоне горы. В этот момент включилась защита. С оглушительным треском толщи скалы, скрывавшей станцию, рассыпались, и сама станция, обнажив на секунду серебристый цилиндр внешней обшивки, провалилась куда-то в глубину.
   -Что за дьявол! - выругался Рокар. Борткомпьютер бесстрастно заявлял, что координаты, добавленные в базу данных, ошибочны, посадка невозможна, время удержания корабля "на игле" - 40 секунд, требуется принятие решения - ввод верных координат, либо отмена операции посадки...
   Рокар вгляделся в запылённый ландшафт на экранах. Станция исчезла.
   -Проклятие... - Какой-то мог он думал, что и вправду произошла ошибка, и "Солитон" опустился не в той точке, откуда стартовал несколько часов назад... Но нет, абсурд!
   -Они что-то там сообразили... Успели предпринять. Но кто? Проклятье... Мальчишка?! Или... - Бледный от природы, Рокар как будто превратился в мертвеца. - Либо они мне изменили... либо... Нет, невероятно... Если Косгрийс жив! Но что он может, ничтожный старикашка!
   Рокар сжал кулаки. С холодным блеском в глазах бросился было к выходу, затем прянул назад, наклонился над клавиатурой. Согнутые пальцы замерли, точно желая её растерзать.
  
   - 11 -
   Прошла минута, две, станция ещё существовала. Алька успел чуть-чуть опомниться - а сперва казалось, наступает конец, всё кругом трещит, рушится и горит...
   С пульта Алька запросил центральный компьютер. Сведения о состоянии систем были для Альки сущей абракадаброй, но одно было ясно - жизненно важные сети энергетики и управления пока работали. А что там подробнее? Но ответ - бесконечные числа, мегапаскали и гигаджоули... Почему бы не сделать пояснее? Зелёное - хорошо, красное - плохо. Алька знал, что так делали на многих пультах управления. Может быть, он неправильно составляет вопросы? Или информация засекречена?
   Вдруг с дисплеев исчезли все данные. Уснувшие было сирены взревели с новой силой. Вспыхнули алым воплем слова: "ТЕМРОЯДЕРНАЯ АТАКА! Ситуация U0. Ответный удар?"
   Да! Да! Да!..
   И тут Алька нашёл наконец в меню: "включить внешний обзор". Прямо камень с плеч - сидеть в подземелье, не видя, что творится на поверхности, не знать, кто и откуда тебя хочет прибить - адское мучение! Лишь бы камеры работали...
   Камеры, как ни удивительно, работали. Станцию оснастили квантовыми призматическими барионоскопами, Алька запомнил это название из какой-то лекции, но сам ещё ни разу не видел картинку с КПБС. А она была красивой - куда там всяким примитивным тепловизорам из старых фильмов. Красивой - и страшной.
   Бандитам было, наверно, нечего уже терять. Атакующий "Солитон" изрыгал боеголовки одну за другой, устроив на поверхности планеты адский котёл. К счастью, враги не применяли сверхмощных зарядов - на такой дистанции корабль от них и сам бы закувыркался.
   Интересно, подумал Алька, почему они сбрасывают термоядерные заряды, рискуя кораблём, вместо того, чтобы ударить позитронной пушкой? Либо она неисправна, либо враги не очень-то смыслят в тактике ведения планетарного боя... Интересно, какой у них запас термоядерных зарядов? Так, чего доброго, расплавится половина планеты!
   Один экран погас. Потом второй. Камеры отказали. Чего же медлит компьютер станции, какой у него "ответный удар"? Обычные ракеты, годные только на то, чтобы ещё сильнее раскочегарить поверхность, но неспособные пробить защиту корабля? Или даже эти системы давным-давно накрылись? Что будет...
   Ой, наконец-то!
   Работали только два экрана, да и на тех изображение мигало, застывало и время от времени пропадало вовсе. Но воображение дорисовывало картину. Ещё бы! Алька, вытаращив глаза, наблюдал, как кольцо холмов вокруг станции вспучилось, пологие их вершины ощетинились - сперва Алька подумал, что это стартуют ракеты... но кольцо "ракет" оставалось почти неподвижным, они лишь изменили наклон, как будто фокусируя острия своих излучателей в одной точке.
   Алька первый раз видел такое оружие. Он застыл, гадая, что случится дальше. На лазеры или на позитронные пушки это было не похоже...
   * * *
   Пока длилась бомбардировка, Рокар не мог определить, осталось ли ещё что-то от станции. Её уничтожение он считал делом решённым - чёртов мальчишка, станция была Рокару нужна позарез! - и отдал команду сбросить все боеголовки, в космосе они всё равно не нужны. О том, что на крейсере имелось и другое оружие, Рокар догадывался, но о принципе действия и возможных последствиях представления не имел. Он уже немного сожалел, что поторопился отправить Коннира на тот свет.
   Жар ядерной "топки" не проникал сквозь защиту крейсера, но приборы показывали почти критическую нагрузку, близкую к той, что испытывают корабли при прохождении звёздной короны. Опытный астронавт сказал бы, что опасаться за состояние корабельных систем пока рано, но не доверял творению человеческой мысли, фотонный крейсер-монстр сейчас не казался ему таким уж непобедимым.
   Миниатюрное солнце на поверхности планеты угасало. Отключились жёсткие фильтры на камерах... Проклятие! Там, внизу, как будто купол... Значит, станция выстояла?!
   Связи с ней не было. Рокар ничего не знал о том, что стало с его людьми. Они умели только работать с передатчиком, о других системах станции им ничего не рассказывали. Что же, мальчишка расправился с ними обоими?
   А мысли то и дело возвращаются к этому проклятому Косгрийсу...
   Что-то ещё случилось там, внизу. Рокар не увидел начало, но отдалённые холмы как-то неуловимо изменились. Рокар насторожился - сюрпризов уже более чем достаточно.
   Он успел перевести камеры на холмы, увидел какие-то стержни... или ракеты... и в это мгновение был нанесён удар.
   В рубке происходило что-то невероятное. Как будто сошли с ума все датчики, все системы - индикаторы замигали беспорядочно - и гасли. В уши, как свёрла, ввинтился омерзительный звон, мониторы вспыхнули разом - и тоже погасли. Затем голову проткнула пульсирующая, дрожащая боль. И последнее, что осознал Рокар - неумолимое, страшное падение... Мёртвое тело крейсера рухнуло в раскалённую, расплавленную чашу среди обожжённых холмов.
   - 12 -
   Алька спал почти сутки. Спал, как убитый, положив голову на что-то жёсткое. Было неудобно, но сразу поменять позу не хватило воли и сил. Уже потом, спустя несколько часов, когда стянутые в точку пружины нервов расслабились, Алька задышал свободнее, медленно сполз во сне на пол, растянулся во весь рост, лицо прояснилось.
   Очнувшись, Алька увидел над собою лицо старика.
   -Всё хорошо, - добродушно усмехнулся тот.
   Алька кивнул, улыбнулся и стал молча смотреть в потолок. Старик, видимо, перенёс его в постель только что - наверное, Алька и проснулся от этого, простыни были ещё прохладными. Лежать хорошо... Не шевелиться и лежать.
   Потом он вспомнил...
   -Надо, наверно, выключить защиту. Энергия кончится... Да и патрули скоро явятся - автоматика должна же была кинуть сигнал "ЧС"...
   -Собирайся с силами. Я попробую разобраться. - Старик снова наклонился над Алькой, посмотрел ему прямо в глаза... и всё потемнело, отодвинулось.
  
   Ощущение адской усталости сохранялось дольше. Даже когда Силити снял стеннер и включил свет, помог Альке встать - всё тело онемело. Алька никак не мог полностью прогнать самые въедливые кусочки наваждения.
   -Дикая машинка... - слабо улыбнулся Алька.
   -Ты как?
   -Знаешь, я пока ещё не человек... Кофе бы, что ли?
   Они вышли в сад, там, за столиком и устроились - день был солнечный, жаркий, а под деревьями - великолепная тень! Птицы чивкают, пахнет земляникой...
   Выпив первую чашку, Алька попросил:
   -Расскажи мне программу.
   -Угу. - Силити кивнул. - Значит, так... На Антигоне "средненький" колдун Рокар, вкусив плодов цивилизации, задумал покорить планету...
   ...Минут пять Алька молчал.
   -Сюжет всё-таки дурацкий. Особенно, когда Готта-Коннира подцепили к Рокару. И как он выдумывает эту белиберду с ядовитым шипом на космодроме, чтобы проникнуть на Антигону по упрощённой схеме.
   -Детали машина сама добавляет. Есть несколько шаблонных кусочков, они крутятся, как в калейдоскопе, связи на лету лепятся, по ситуации. А чтобы участник не замечал "щелей", их заполняют или нарастанием динамики или всякими психоделическими штучками. Тебе не дают возможности ломать голову над нюансами. Задумался - получай новую проблему. И кончается всё общей свалкой-мясорубкой.
   -Интересно... Но игру я всё-таки проиграл, да?
   -Почему?
   -Ну, посмотри на финал - там всё было сделано, чтобы вытянуть меня за уши из болота. Так настроено, да?
   -Нет, не совсем так. Всё зависит от игрока. Если он быстро выдыхается или вообще принимает очень слабые решения - он проигрывает. Но игра настроена на какую-то длительность. В финале машина принимает решение - если она считает, что ты в целом достоин победы - ты выпутываешься. Если нет - то... пробуешь снова. С другим сюжетом, конечно. Тебе не понравилось?
   -Ну... пока ты там - вроде ничего, затягивает. Но отсюда уже всё совсем не так интересно.
   На солнце набежала тучка. Ветер откуда-то подул - прямо прохладный.
   -Пошли в землянику! А то дождь нагонит... Ой, смотри!
   Ребята склонились к земле. Какой-то диковинный жук полз свое дорогой, будто трактор, подминая собой травинки. Кажется, ему, этому жуку, было категорически наплевать на лазеры, плейты, космические крейсеры и подлых инопланетных злодеев...
   Вдруг жук остановился. Приподнялся на передних лапках и ехидно так, даже нагло смерил удивлённых мальчишек взглядом.
  
   7 - 16 сентября 1991 года

Повесть шестая

Фулюганы

   - 1 -
   Старой, страдающей гастритным радикулитом ведьме в эту ночь не спалось. Ночь была лунная, ясная, какие бы удивительные сны сейчас снились!
   Ведьма покряхтела, с раздражением вспоминая времена легкомысленной молодости, когда в бытность ещё отчаянной заводилой всей нечестной компании окрестных лесов, она питалась исключительно мясом. И говорила ведь маменька, ад ей глубокий: сырое человеческое мясо - вредно! Хотя бы и младенчики - нечего было фасонить, лихость казать, глотая их целиком, с костями. Отсюда - гастрит и язва.
   А ступа! Глупая погоня за экзотикой. Вон, Карлуга - летала по-простому, на метле, и ничего, здоровёхонька, чтоб её перекувыркнуло и треснуло... Правда, ногу ей когда-то некий молодой дракон, обидевшись, надкушал, дак ведь она взамен такую приделала - из кости древнего зверя мамонта - ухажёр её, лешак Хомша, до сих пор думает, что та нарочно, для пущего шику.
   Ступа - это ж сущее безобразие! "Комхворт"! Шиш вам, а не комхворт! Ноги там от работы ступомотора упариваются, как точно на печи, а после - к дядьке водяному, на гудянку - вот те, пни-колоды, и риматизм!
   И где ты, молодость?! До того ж вдруг тоскливо сделалось ведьме - невтерпёж. Слезла в потёмках с печи, спотыкаясь и грохоча чугунками, проковыляла к двери. Зло зашипела, отодвигая рассохшийся засов, пихнула плечом дверь. Да и замерла.
   -Красотища...
   Такую луну, такие звёзды - их видеть, ради этого и стоит жить. Нет, необычная нынче ночь! Что-то таится в ней...
   Ведьма набрала в грудь воздуха, сколько было мочи, воздуха свежего, до рези, до пьяности - и разнёсся по лесу свист - дикий, жуткий. Настоящий! Вздрогнули ели да сосны, посыпалась хвоя, звери-птицы в домиках попросыпались, а дряхлый бурый медведь в изумлении задрал морду: неужто, как в доброе былое время - шабаш?!
   Ведьма чего-то ждала. И не напрасно: как будто шорох ветра, шелохнулись там и тут ветви - и вот, точно отделившись от чернильной ткани неба, сел на ворота ворон - большущий!
   -Что, стар-рая, соскучилась? Кости ноют, проказ просят? - прокаркало сатанинское отродье, блестя зрачками. Недобрая, ох, недобрая память о чёрном вороне, прислужнике тёмных сил, жила ещё в байках здешних мест. Не спать бы вам, людишки, в эту ночь - ворона того зовут Каррагон, а прозвище у него среди своих - "Чёрная Проказа". "Каррагон-проказа" уже пригрел, взлелеял в голове весёлое дельце - иначе бы и не появился.
   -Ты, молодец, давай-ка, думай своей кадушкой - не нужна мне нынче мелкая шебуршня. Чуешь, как ночь встала - силою аж звенит! Просит - да такого... не нашего, не ведьмовского, а чтоб тряслось всё и кувыркалось, ну, да что толковать - сам соображаешь, чёрт скрипучий!
   Ворон довольно кивнул. Кажется, аж прикаркнул чуть-чуть от воодушевления - приятно, понимаете, работать вот так, с профессионализмом. Чисто до ошеломления! Творчески!
   -Ты, старая, слушай и молчи. Пока не берусь загадывать, что из этого получится, но непременно уж что-то виртуозное. Экстракласс! Не пожалеешь, что позвала. Ты, главное, не перечь, если уж я начал - не терплю, когда перечат, а ты меня знаешь. Удивишься если - а так оно того и надо. А пока прощай. Да готовься...
   -А?
   -Готовься встречать гостя!
   Ворон, хлопнув крыльями, тяжело взлетел, распахнул густую лесную тьму - и в ней же исчез. А ведьма ещё постояла на крыльце, наслаждаясь ночью.
   -...Что-то виртуозное... экстракласс! - Она в восхищении щёлкнула языком, как будто катая во рту мудрёные слова. И наконец скрылась в избушке.
   * * *
   Ах, права ведьма, тысячу раз права! Пришла ночь необыкновенная, дивная, и всё сказочное её почувствовало, поняло - это их ночь! Начало чего-то большого... Кто не спал - не уснёт до рассвета, томимый ожиданием волшебства, а кто спал - будут ожидать и во сне - беспокойно, трепетно. Им приснятся волшебнейшие сны, полные свежести, вдохновения, долгого, нескончаемого бега...
   * * *
   Накануне вечером Алька втащил на сеновал свою "амуницию": самодельную подзорную трубу, карту, фонарик и одеяло. Чутьё подсказывало ему, что этой ночью спать не придётся. Мать ворчала:
   -Вот устраивается!.. И всё равно середь ночи в дом вернёшься, всех перебудишь...
   Что на это ответишь? Нынче не правы те, кто ворчит, тем более, по привычке. Плохой подсказчик - привычка - в сказочную ночь!
  
   Полночь. Время царственного звёздного огня. Разлился белым сиянием Млечный Путь, перемигивается мириадами пронзительно-ярких и далёких искр бездонное небо. Про подзорную трубу Алька забыл - не хотелось теперь возиться с картами и приборами. Куда лучше лежать в абсолютном покое, охватывать взором всё Пространство, составленное из узоров огня.
   Были мгновения, когда Алька точно забывался, замирал на долгие минуты, взгляд его становился неподвижным - может быть, голоса далёких миров слышались ему...
  
   В пять минут первого лёгкий холодок повеял, и будто тучка заслонила свет луны. Алька испуганно сжался, но не двинулся, не обернулся, а в следующий миг увидел чёрную тень, опускающуюся к нему с вышины. Ворон, громадный ворон сел рядом. И страх почему-то тут же рассеялся.
   -Не спится, Алик? - "загадочным" голосом вопросил гость.
   -А вы из леса?
   -Почти. Зови меня Каррагоном и будь "на ты". Я надеюсь, мы подружимся.
   -Ты меня знаешь, Каррагон? Бен тебе рассказал?
   Птица снисходительно усмехнулась.
   -Бен... Глупый маленький Бен прыгает в эти минуты по вершинам сосен, без ума от пьяного воздуха ночи... Бен даже не слыхал обо мне, Алик.
   -Хм, странно... Ну, да это неважно, а хорошо, что ты прилетел. Я прямо чую, как волшебство везде шевелится, и ты здесь неспроста.
   -Ещё бы! Я бы, пожалуй, объяснил ласково истину тому, кто решится утверждать, будто Каррагон Чёрный что-нибудь делает "спроста"... Ты готов, Алик?
   -Конечно!
   -В путь тогда!
   И Алька глазом моргнуть не успел, как обнаружил себя в обличье ворона - такого же иссиня-чёрного, только поменьше. Он даже не удивился. Каррагон ободряюще кивнул, и обе птицы беззвучно полетели по направлению к лесу.
   - 2 -
   Места были Альке незнакомые. Внизу - облитый светом луны, дремучий лес, казавшийся даже с высоты страшным и опасным. Мёртвые деревья там и тут скрючились, застыли без движения, как иссохшие чудовища, ни листочка, ни травинки меж ними.
   Впереди, укрытая сосняком, виднелась одинокая гора. Каррагон направлялся к ней.
   -Вон она, избушка старой Людоглотты! - услышал Алька его голос. И тут же различил и саму избушку, стоявшую посреди залысины на горе. На коньке крыши, будто фонарь, белел, жутко скалясь, маленький череп.
   -Открывай, старая!.. Самовар вскипел? Встречай гостя!
   Приветливо похихикивая, ведьма впустила гостей в дом. Алька смотрел на неё во все глаза, а она на него, и оба немало дивились. Ведьма была при параде - волосы изящно уложены в виде гадюки, обернувшейся вокруг шеи, поверх изорванного, засаленного халата на ней был надет передник в синий с жёлтым цветочек, а свои кривые когти Людоглотта чем-то лакировала.
   Саму же Глотту удивляло то, что гость - очевидно, приятель Каррагона - оказался маленьким мальчиком, к тому же совсем не оробевшим перед ведьмой.
   -Здрассьте... - проговорил Алька, оглядывая избу.
   -И тебе хорошего аппетита. Садитесь к столу!
   Сначала сидели все молча. Только слышались прихлёбывания и причмокивания - гости и хозяйка пили чай.
   -Бохус... Старый Бохус, где он обретается сегодня? - спросил вдруг Каррагон, как бы невзначай.
   -Сказал!.. Кто ж его знает? А зачем тебе? - ведьма искоса взглянула на ворона.
   -А!.. В ладах ли ты с Пьяным Скрипуном?
   -Как сказать... Уж больно вольно себя ведёт - он, видите ли, колдовству по книгам учился, а...
   -Ладно, чёрт с ним, с колдовством этим! А я, однако ж, поищу его.
   Ведьма продолжала невозмутимо ковырять пальцем в чашке - туда попал таракан - но один её глаз следил за Каррагоном. Алька хотел было идти за поднявшимся из-за стола вороном...
   -Ты посиди с Глоттой, Алик. Я быстро. - И исчез. Алька в недоумении обернулся к ведьме.
   -Улетел. За Скрипуном подался... Зачем ему этот пьяница? - с этими словами ведьма положила полуживого таракана на клык, хрустнула им, высосав мякоть, остальное сплюнула. - А ты не бойся, тебя здесь никто не обидит. Друзей Каррагона боятся самих.
   Тихо поскрипывали половицы под ногами, Алька ходил вдоль стен, рассматривая избушку. Всё тут было необычным, ото всего веяло колдовством и чуточку жутковатой древностью. Особое внимание Альки привлёк громадный чугунный котёл рядом с печью, такой закопчённый и пыльный, будто им не пользовались сотню лет. Ведьма, угадав Алькины мысли, пояснила:
   -Уж и позабыла вкус-то. Человечины... Последний раз кушала ой-ёй давно! Вот, гляди - на этом месте у меня ещё четыре зуба торчали. Сейчас нет их... Картошка эта теперь новомодная да жёлуди горькие... Тьфу!
   -А вы, наверно, и в ступе летаете, уважаемая госпожа Глотта? - Алька только сейчас понял, что большая полурассохшаяся деревянная бочка - не что иное, как ступа.
   -Летала... - отозвалась польщённая ведьма. - Давно. Когда с этими, с палками-то, которыми колют... копиями-алебардьями царевы людишки бегали взад-вперёд. - Прижмурившись от воспоминаний, Глотта вдруг решила продемонстрировать гостю, как ЭТО выглядело. Она даже и сама от себя не ожидала эдакой резвости - легко, как пару сотен лет назад, заскочила она в покрытое паутиной, ветхое сооружение, устроилась поудобнее, повертела головой, приосанилась - Алька видел, как изменилось её лицо, приняв какое-то хищное выражение, нос точно удлинился, подался вперёд, и вся она напряглась, стала будто легче, стремительней...
   В эту минуту дверь избушки распахнулась.
   -О-ого-го-го! Госпожа Людоглотта! Вы ли это?! Отрадно видеть в былой бодрости тела и духа! - влетал Каррагон, за ним - кто-то жуткий, кривой, точно составленный из узловатых, тронутых плесенью сучьев. Он был похож на паука, вставшего на задние лапы, особенно выделялись глаза - огромные, с блюдце, белесые и жутко плотоядные. Он-то и произнёс эту фразу.
   -Сомневаешься, Пьяный Скрипун?
   -Отчего ж? Суриозно говорю - нынче наша ночь, наше время вспоминать былое!.. А вы, очаровательно юный незнакомец, Алик, значит, будете?
   Алька немного оробел под взглядом лесного духа, за него ответил Каррагон:
   -У Балиссы давно ли ты бывал, Бохус?
   -Так это, значит, он?!! - теперь Альку пожирали глазами две пары глаз - ведьма аж привстала от изумления. К счастью, Каррагон скоро положил этому конец:
   -Кончайте пялиться... Слушайте теперь. Излагаю мою гениальную идею. Ты, Алик, слушай внимательно, ты наш главный технический консультант!..
   - 3 -
   Четыре чёрные тени бесшумно плыли над городом. В серебристом свете луны они скользнули вдоль равнодушно-сонных прямоугольников крыш, не замеченные никем опустились на огороженный сетчатым забором пустырь. На несколько секунд они исчезли. Потом у маленького кирпичного домика появилась одинокая фигурка, скрючившись, она пробежала шагов пятнадцать и снова укрылась в канаве. Так повторилось и с остальными.
   -Где мы? - шепотом спросил Алька, чуть высунув голову из укрытия. Над пустырем тянулось в разные стороны множество проводов.
   -Возле электроподстанции... Старайтесь не шуметь - тут должны быть сторожа. Пока... Скоро это нас не будет беспокоить. - Каррагон встретился взглядом с древесным духом. - Ну, Бохус, начали!
   В первые мгновения Альке почудилось, будто лёгкий ветерок подул в трубу. Вокруг зашуршало, заскрипело. Звуки, всё сочней, всё уверенней доносились отовсюду. Подняв глаза, Алька увидел, что пустырь наполнился какими-то фантастическими, призрачными силуэтами, будто тени лесных коряг поднялись с земли и задвигались в жутком хороводе. А луна светила всё ярче... Альку пробирал озноб.
   -Не бойся. - Это Каррагон положил Альке "руку" на плечо. - Они, лесные духи, послушны нам. Скоро привыкнешь, и будет только интересно и весело!
   Пустырь вдруг осветили всполохи разноцветных молний. Заискрились, засверкали столбы, здания, небо поблекло от электрических разрядов, воздух пах грозой и металлом, от огня становилось всё светлее... Обернувшись, Алька увидел глаза Скрипуна, белые, будто фонари, а сам дух, озарённый молниями, казался демоном ада.
   ...Из оцепенения Альку вывело восклицание Каррагона. Тот указывал спутникам на оранжевый шар, паривший у земли в двух шагах от мальчика.
   -Шаровая! Молния! - в ужасе вскрикнул Алька. Каррагон спокойно кивнул, и тут же со свистом втянул в себя воздух, отчего молния с устрашающей резвостью полетела прямо к его голове. Дальнейшее так поразило Альку, что он несколько секунд не мог даже двинуться: Каррагон с силой долбанул клювом в оранжевый клубок - и оглушительный треск вместе с новой вспышкой света сопроводили взрыв плазмы. Каррагон же только рассмеялся дьявольским смехом, а ведьма захлопала в ладоши, заскакала в восхищении. И тут всё кончилось.
   На город навалилась темнота. За её пеленою исчезли окна домов, искристым морем простиравшиеся в бесконечность, исчезли сигнальные огоньки высотных сооружений, светофоры, погасли тысячеваттные лампы на железнодорожных станциях и стройках, сторожевых вышках. Остановились ночные заводы, замерли на рельсах электрички и последние трамваи. Город оцепенел.
   Где-то далеко-далеко вдали слышались испуганные крики людей.
   -Что теперь будет!.. - прошептал Алька. Каррагон как-то странно взглянул на него, но ничего не сказал.
   -Что же будет? - смеясь, подхватила Глотта. - Будет самое интересное. Уважаемый магистр Каррагон заколдует все двери и замки, все окна и пролазы. Люди будут сидеть по домам, а в городе всласть погуляет нечистая сила... Ну, давай же, Каррагон!
   -Заткнись! - вдруг с неожиданным раздражением осадил её ворон. - Всё, сворачиваем, больше ничего не будет. - Он смотрел куда-то вдаль, за горизонт, и взгляд его был отрешённым.
   -Но как же...
   Вокруг внезапно стало тихо. Возвратилась волшебная мягкость ночного покоя, и снова, как несколько минут назад, Алька ощутил в себе летучую лёгкость. Вся четвёрка взмыла в вышину.
   - 4 -
   Алькина мама привыкла к его неожиданным исчезновениям, а в этот раз ей и вовсе не пришлось поволноваться - Алька вернулся ещё до рассвета. Свежесть ночных приключений покинула его, лишь только голова коснулась одеяла, и не прошло и минуты, как он уже сладко спал. Сеновал остыл за ночь, но Алька только зарывался поглубже и смотрел дальше волшебные сны...
   В десять утра пришёл Силити.
   -Спит он, - сказала Елизавета Андреевна, махнув рукой в сторону сеновала. - Всю ночь, видно, чего-то там наблюдал. Пойди, разбуди его, пора уж...
   Силити взобрался к Альке, но будить его не стал. Он тихонько сел рядом с разбросанными по одеялу астрономическими приборами, смотрел на Альку и всё думал о чём-то. В лице спящего друга ему виделось что-то новое, загадочное, и Силити не знал, хорошо это или плохо.
   Но вот Алька, наконец, открыл глаза, улыбнулся, заметив Силити.
   -Хорошо, что ты сейчас пришёл! Мне снился такой волшебный сон... - И, приподнявшись на локте, Алька стал рассказывать о своих ночных похождениях, а Силити слушал, всё больше удивляясь.
   Вдруг он спросил, указывая на кармашек Алькиной рубашки:
   -Это откуда у тебя?
   Алька взглянул... и обомлел. В кармашек была вставлена еловая веточка, точно маленький зелёный бантик.
   -Я, Силити, честное слово, не помню... Может, я вечером сам... Да ну, глупость...
   -Значит, не сон? - тихо спросил Силити.
   -Я не знаю теперь... Теперь кажется, что нет. Ведь так хорошо всё помню!
   Мальчики задумались.
   -Ай, так это же просто! - воскликнул Алька. - Радио новости будет передавать. Должны ведь сказать обо всём... - Тут Алька снова приуныл. - И милиция, наверно, меня ищет... А, плевать, если всё это правда было! Силити, ты видел настоящих ведьм?
   -Н-нет... Алик, слушай, давай на флайере? Может, место вспомнишь?
   -Ну конечно, надо попробовать!
   Остались забытыми подзорная труба и карта на сеновале, ребята кубарем скатились вниз, побежали к флайеру. Алька на ходу крикнул маме, что вернётся, наверно, к вечеру, а пообедает у Силити. Ещё минута - и деревенские домики остались внизу, скоро в нижнем окне флайера замелькали волны зелёного ковра, вынырнула и пропала голубая лента реки. Лес всё чаще разрезали просеки и поляны, потом от него остались тощие лоскутки - приближался город.
   -Смотри. - Силити указал вбок. Там, в гуще бетонных скелетов, изоляторов и металлических ферм, в переплетении километров проводов суетились люди. Несколько специальных автомобилей с выдвинутыми башнями, на верхушках которых копошились монтажники, недвусмысленно говорили о какой-то серьёзной аварии.
   -Здесь нам больше делать нечего. Силити, ты не помнишь, в какой стороне сегодня за полночь была луна?
   -Луна? Ой, кажется где-то там. - Силити указал на восток. - Можно ещё уточнить у Балиссы или посмотреть по картам.
   -Да ладно... Я всё равно точно не помню, но по-моему, возвращались мы прямо на лунный свет.
   Силити почему-то вздрогнул при этих словах. Но ничего не сказал. Слабый, почти неуловимый отклик, смутное воспоминание о чём-то таинственном пробудила в его памяти последняя Алькина фраза. Однако был яркий день светило солнце, и наваждение быстро ускользнуло, оставив лишь тревожный осадок в душе. И Силити не вспомнил о Лунной Ночи...
  
   ...Минуло несколько дней. Они пронеслись стремительно, фейерверком новых впечатлений, открытий, приключений. И всё это время мысли друзей то и дело обращались к неразгаданной тайне путешествия Альки с вороном, ведьмой и духом. О ночных Алькиных знакомцах не слышал никто, тщетны были все поиски, пешком и на флайере, и даже маг Балисса не мог помочь друзьям. И они почти отчаялись...
   - 5 -
   Ночь. У подножия высокой горы, с трёх сторон поросшей лесом, диким и злым, чернело угольной тьмой отверстие грота. Тишина стояла мёртвая, ни ветерка, ни шороха, всё будто сжалось в страхе перед хозяином этой тьмы, повелителем ужасов и теней...
   После полуночи заявился и он сам. С полыхающей звёздами высоты упал большой ворон. Ударился на всей скорости о камень, тотчас перемена свершилась в его облике - не птица теперь переступила порог грота, а старик. Хозяин грота носил чёрный камзол, длинный чёрный плащ, но главное - всё лицо его было чернее сажи, как и ладони, обуглившимися кривыми крючками торчавшие из рукавов. Только глаза Каррагона пылали красным огнём, а на поясе, тоже сверкающем рубинами, висела шпага.
   Каррагон неспешно прошёл в грот, стал у стены. В это мгновение посреди пещеры, в сложенном из камней очаге сам собой вспыхнул огонь, тьма расступилась, но не рассеялась. Тогда Каррагон сел в каменное кресло. Замер неподвижно, глаза его уставились на огонь. Шло время.
   Бесшумным вихрем взметнулась перед магом искристая пыль. Завертелась неистово, полыхнула голубым огнём и тут же почти угасла, стала невесомым, парящим над полом созданием. Каррагон устремил на него взгляд.
   -Что скажешь, дух ночи?
   -Великий властитель Берилла! Спокойна ночь. Спокойны её слуги... - Голос духа был схож с шорохом молодой травы, потревоженной лёгким ветерком, но маг его слышал.
   -Будь так. Поведай мне, дух ночи, о тайнах, сокрытых тьмой.
   -Повинуюсь, Повелитель...
   ...Следующей гостьей Каррагона была крохотная, перекошенная старуха, вся грязно-серая, точно вылепленная из земли. Голос её был шершав и липок - это обитательница Нор и Щелей явилась к магу.
   Затем являлись дух гор и дух воды, и Хозяин Ветра-скрипящего-старыми-деревьями-на-отрогах-Костяного-хребта.
   Последним перед Каррагоном предстал древесный дух.
   -Мы виделись с тобой недавно, Бохус. У меня нет к тебе вопросов, кроме одного - ты выполнил моё поручение?
   -Да, властитель Каррагон. Веточка ели рядом с сердцем мальчика не даст ему забыть о Лунной Ночи. Он ищет нас. Он излазил половину леса в поисках следов. Мне жаль, что мы обрекаем его на напрасные скитания, но я не спрашиваю, зачем, ведь властитель Каррагон всегда знает, когда следует объяснять свои замыслы...
   -Ты хорошо умеешь говорить, Бохус-хитрец. Но ты прав. Сейчас слушай новое поручение. Ты знаешь мага Балиссу. Положи ему веточку...
   * * *
   Это была невыносимо душная летняя ночь, глухая безветрием и полная бродячих сонных кошмаров. Хотелось пить, но и питьё не приносило облегчения. Алька в который раз вскочил с постели, высунулся в окно по пояс, глотая воздух. За спиной работал телевизор, включенный, чтобы скоротать время, но Алька перестал его замечать. Что-то чужое, беспокойное таилось в темноте, оно было слабым, как едва заметный сквозняк...
   Алька перевалился через подоконник, спрыгнул в траву. Нащупав у себя под ногами кусок кирпича, он замахнулся чтобы запустить его в экран телевизора - играющий отвратительно фальшивыми красками, заглушающий голос Ночи...
   Раздался хлопок. Осколком кинескопа Альке царапнуло плечо, но он даже не заметил этого, побежал наугад, потом устал, перешёл на шаг. Спешить, в общем-то, было некуда, главное было сделано - переступлена черта...
   У опушки леса Альку догнал какой-то непонятный летучий предмет, и Алька, увидев его, вздрогнул - то ли мимолётный испуг, то ли волнующая догадка была тому причиной... А секунду спустя услышал знакомый голос:
   -Залезай ко мне в ступу, рыцарь! Ишь, как порскнул, еле догнала! Сигай, не бойся, а то заплутаешь один. - Руки у Глотты оказались неожиданно сильными, Алька опомниться не успел, как стоял уже рядом с ведьмой в ступе, край которой доходил ему до груди. В тот же миг ступа, дрожа, стала набирать скорость, заскользили внизу верхушки деревьев, засвистел ветер.
   - 6 -
   Приземлились на болотах. Сквозь клубы тумана слабо пробивался свет луны. Пахло гнилью, сыростью. Что-то невидимое глухо ухало, булькало и пыхтело. Ступа опустилась на бугор посреди трясины - только одна тропка вела к берегу, края её поросли чахлыми кустиками, неподалёку прямо из воды торчало одинокое, кривое деревце.
   -Здесь начинаются владения Каррагона. И здесь ты можешь услышать его волю. Властитель Берилла, маг Каррагон избрал тебя в круг своих приближённых, мальчик, он дарует тебе Звёздный плащ Алозаиды и титул повелителя Падающих звёзд. Но за это ты должен отправиться к горе Теней. Согласишься ли ты пройти этот путь, не спрашивая, зачем?
   Голос ведьмы то журчал ручьём в ущелье, а то в нём слышались рокочущие дальние громы. Алька не мог говорить, он только кивнул и, почти не дыша, принял из рук Людоглотты Звёздный плащ. Ведьма тут же заботливо накинула плащ ему на плечи, и Алька как будто слился с ним - ниспадая до земли, плащ струил тьму и мерцал еле уловимо для глаз искрами-отражениями далёких звёзд - Альке почудилось, будто плащ сшит из лоскута настоящего ночного неба... Плащ был тяжёл - но едва Алька сделал шаг, вес этот исчез, и даже всё тело стало легче, словно вся тяжесть стекла со струями тьмы в землю.
   С поклоном старуха указала Альке дорогу-тропку. И Алька, кивнув на прощание, отправился в путь.
   В предрассветный час, когда схолодало, а сырость ещё больше пропитала землю и воздух, одинокий старый медведь набрёл в ельнике, неподалёку от Гиблых болот на спящего мальчика. Мальчик лежал, свернувшись калачиком на пружинистом от хвои холмике у корней старой ели, лицо у него было усталым, но светлым. Густо-синий плащ укрывал его. Медведь удивлённо засопел - мальчик напоминал ему медвежонка. Мальчик показался медведю хрупким, точно былинка, но что-то подсказывало зверю, что бояться маленькому путнику в этих краях нечего. И медведь, постояв в раздумьях, ушёл.
   Алька проспал до полудня, потом поднялся, сладко потягиваясь, прогоняя дрёму. Мысли были разные, а на душе легко, бестревожно. Скоро захотелось есть. Алька сложил костёр, огонь запылал сам собою, а когда дрова прогорели, в золе Алька отыскал несколько печёных картофелин. Он не удивился, подумал только, что вкуснее завтрака не было в жизни. Всё происходило как-то само собой, и это казалось самым правильным...
   Спустя час Алька продолжил путь.
   - 7 -
   Утром того же дня в Доме Привидений, как его по привычке называли местные жители, Балисса очнулся после недолгих часов сна, полный новых, неведомо откуда взявшихся мыслей. Он многое вспомнил в эту ночь, многое следовало обдумать, сориентироваться, принять решение. Ибо - маг чувствовал - дано ему знание неспроста.
   Скоро появился Силити.
   -Ты был у Альки? - спросил его прямо с порога маг.
   -Алик опять куда-то подевался, а телик в его комнате разбит. Мама его беспокоится, а я... знаешь, мне кажется, ему так было нужно - уйти.
   -Может быть и так. Силити, сегодня во сне для меня приоткрылась некая тайна, но... вслед за нею видятся множество других. И Алик наш связан с ними...
   -Ты разгадал загадку Лунной Ночи?
   -Не разгадал, а вспомнил. Она проста и красива, и всё-таки странней и непостижимей её нет. И ты, возможно, прав - быть может, лучше оставить всё, как оно есть... Но если б знать... если б знать, что на уме у Чёрного Каррагона...
   -А кто он?
   -Признаюсь, я и сейчас толком этого не знаю. Да пожалуй, толком-то не знает никто. Великий мистификатор, прислужник тьмы или дух неведомой стихии? Он появляется в нашем мире как большой чёрный ворон, в своём - как чёрный старик с горящими алым пламенем глазами. Мне неизвестна ни его власть, ни намерения, во всяком случае, я знаю теперь, что о нём помнят лишь тогда, когда он сам желает того. Силити, сегодня, проснувшись, я обнаружил у себя на груди веточку ели. Ты помнишь - то же случилось и с Аликом.
   -Мне кажется... мне надо идти туда, к нему теперь. Ты знаешь, как это сделать?
   Маг снова задумался.
   -Ты на самом деле чувствуешь такую необходимость? Или, может... Впрочем, придумать что-то другое мы не в силах. Но прислушайся к себе ещё раз...
   -Да нет, мне всё ясно. Я понимаю это всё яснее.
   Взгляд Силити стал неподвижным, всё менялось на глазах - и всё-таки неуловимо, точно в набегающей тени, и воздухе появилось странное дрожание, и что-то мягко коснулось обоих, как будто тепло невидимой руки.
   Тогда Балисса взял одну из своих книг, открыл её и начал читать вслух незнакомое Силити заклинание. От пляски теней зарябило в глазах.
   ...А в мире другом над Алькой в то самое мгновение вдруг сгустилась мгла. Быстро стемнело, небо заволокло тучами, подул холодный ветер. Деревья заскрипели, не то жалобно, не то грозно, казалось, будто вокруг притаились орды злобных духов, мерцали бледно-зелёные огоньки во мгле, точно чьи-то хищно следящие глаза... И вот грянул гром! Алька в страхе побежал не разбирая дороги, а лес перед ним расступался, редел, позади, с гиканьем и свистом неслась незримая свора нежити, и кто-то пел голосом заунывным и омерзительным:
   -Мертвецы, мертвецы - вышли из могил!
   Черти лезут из ада - их глаза горят.
   Темноты и огня - больше, больше надо!
   Эй, тьма, разожги огонь! Эй, тьма, разгуляй -
   Вся земля твоя!
   Земля под ногами вспучивалась, белыми ростками из неё высовывались кости. Мертвецы тянули руки, тянули, силясь преодолеть оковы могил. При вспышках молний остовы шевелились, нащупывая незваного гостя - гибель тому, кого они ухватят!
   -Алька-а-а! - во тьме прозвенел отчаянный мальчишечий голос. Алька вздрогнул, остановился. Почти сразу крик повторился. Алька больше не раздумывал, он бросился навстречу, только ветер свистел в ушах. Мертвецы с жадностью тянули к нему кости - но едва плащ Алозаиды касался их - шарахались прочь, будто ошпаренные, и вслед летел злобный вой.
   Молнии били со всех сторон, наконец, в их свете Алька различил фигурку мальчика - Силити стоял на четвереньках, упираясь ладонями в землю, за штанину его тянула длинная, высунувшаяся по самое плечо из могилы рука.
   Алька с разбегу прыгнул на мертвеца, и скелет рассыпался в прах. Альке пришлось подхватить Силити, который обессилел от страха.
   -Ты живой? - тихо спросил Алька. И улыбнулся.
   -Кажется...
   -Пошли. Накинь мой плащ, он придаёт силы.
   Буйство тёмных сил стихало. Посветлело, высыпали звёзды, запах гнили сменили ароматы ночных цветов. Ребят обступил лес, но этот лес казался добрым, сказочным. Впереди вырастала гора - она гигантским перстом возвышалась над лесом.
   Путники решили перевести дух - развести костёр, подремать у огня.
   -Знаешь, Силити, мне сейчас так хорошо... Небо как будто кружится, и что-то там такое делается, за ним, далеко... А здесь - темно, тепло и тихо.
   -Алик...
   -А?
   -Знаешь, кто ты?
   Алька удивлённо взглянул на него - в отсветах пламени лицо Силити менялось.
   Силити улыбнулся.
   -Ты - звёздный эльф... Нет, правда! Ты теперь можешь летать. Вместе с метеорами, потому что в плаще Алозаиды скрыта необыкновенная сила. Я знаю.
   -Да? А ты? Можно нам летать вдвоём?
   В глазах Силити вспыхнул огонёк.
   -Надо только чтобы были звёзды.
   -Слушай... Это замечательно!
   Они подняли глаза к небу - невесомый шорох, точно от лёгкого дождя, наполнил пространство. Среди звёзд замерцали и ринулись вниз грозди ярких искр.
   -Метеоры! Звёздные эльфы! - в восторге прошептал Силити. Мальчики смотрели на стайки метеоров, не отрываясь, а небесные существа падали к ним, и всё стремительней был их полёт, всё ярче сверкали звёздочки, из точек они превратились в маленькие кометы и, наконец, поляну охватило голубоватое сияние - метеоры коснулись земли. Алька вздрогнул от изумления - перед ним стояли тоненькие создания в оранжевых костюмчиках и фиолетовых накидках. Один из них, улыбнувшись, сказал:
   -Летим?
   ...В полёте кажется, будто звёзды не далеко в вышине, а рядом. Мир тёмен и загадочен. И небо...
   У Силити теперь тоже фиолетовая накидка, мальчики парят, держась за руки, а вокруг них весёлой стайкой носятся неугомонные эльфы-метеоры.
   -Нас очень много, и мы можем летать между звёздами. Мы самый свободный народ! Мы знаем все самые прекрасные планеты. А этот месяц мы будем летать у земли!.. Смотрите, под нами море!
   Море тоже спало. Оно поблёскивало жидкими осколками луны, и Алька подумал, что это сны морских глубин отражаются на поверхности. Море огромно, и его сонные думы должны быть такими же необъятными. И непонятными для людей. Что такое Море? Мудрый и древний старик-философ и оно же - мальчишка-шалун, играющий камешками у ног. Вековечный борец с сушей и сказочник-чародей. Море... А ещё - оно так близко Небу!..
   -Мы оставим вас на берегу, Алик? Мы прилетим сразу, как ты позовёшь...
   Алька кивнул, и голубое облачко, мерцая, унеслось в темноту. Силити стоял рядом. И сказал, сжав алькину ладонь:
   -Замок!
   На скалистом берегу грозный и неприступный, высился замок. Над его шпилями носились чёрные тени. И было безмолвие.
   - 8 -
   Друзья оказались во владениях мага Рарга, замок которого был невидим с воздуха. Чарами Рарг обманул эльфов-метеоров, заманил их сюда, на мыс Годхор, и цель у него была одна - отомстить своему врагу, Каррагону. Могущество мага-ворона было столь велико, что усыпило его бдительность. Этим и воспользовался Рарг. Он ставил на хитрость, но даже теперь, когда в его руках были такие сильные "карты", Рарг сохранял осторожность, зная, как страшна может быть месть противника-мага.
   Мальчики долго не решались двинуться с места. Но вот с моря донёсся скрип весёл. Корабль! К берегу, не освещаемая ни одним огоньком, приближалась галера. Скоро она коснулась причала, нос её "украшало" деревянное чудовище, и Альке почудилось, будто морской дракон вдруг высунул из глубин своё туловище и навис над невольными гостями.
   Вёсла исчезли, а из-за бортов бросили кому-то невидимому концы. На берег прыгали люди в серых плащах, но ни единого слова не было слышно.
  
   ...-Десять белых лилий... да синий с позолотой поднос. Лилии... нет, лучше пусть это будут оранжевые лилии... Как ты думаешь, Муся, какие лучше - жёлтые или оранжевые на синем подносе?
   Старая, разомлевшая от сытости сова Муся только покосила в его сторону глазом-фарой и отвернулась презрительно. Силити расслышал её негромкую воркотню:
   -Мальчишки, а занимаются ерундой... Цветочки рисуют, подносики...
   На это замечание Силити никак не прореагировал, продолжая рисовать цветными мелками не белом полу картинки. Сову он раздражал - приставленная Раргом охранять пленников, она мечтала о той минуте, когда ей будет позволено полакомиться их нежной плотью, растерзать когтями трепещущие тела, выпить кровь. Особенно её "приглянулся" вот этот мальчишка, уж неизвестно, чем. И спокойствие Силити было неприятно вдвойне.
   Поворчав ещё минуту, Муся (эту насмешливую кличку дал сове Рарг) перебралась в другой угол зала. Этого-то Силити и добивался.
   Подошёл Алька. Увидев его "творение", недоумённо спросил:
   -Что это?
   -Сейчас... Садись рядом. - Силити говорил шепотом, и Алька тут же присел, прислонился к его плечу, догадавшись, что друг что-то придумал.
   -Это всё так, для отвода глаз. Слушай, я сейчас попробую начертить заклинание на полу, а ты сядь так, чтобы сова не видела рун.
   -Ой... А что ты хочешь?
   -Я... понимаешь, если это получится, то мы увидим и услышим того, кто сейчас думает о нас. А тот тоже увидит и услышит нас.
   -А если... если никто не думает... или это будет враг?
   Силити вздохнул.
   -Ну, что ж... хуже, наверно, не станет. Какая разница, всё равно я не вижу, как по-другому дать о себе знать.
   И он торопливо, одним росчерком - хоть в этом движении и чувствовалась неуверенность - начертил первый знак. Алька с любопытством вглядывался в линии, застывшие в стремительном изломе - настоящий магический символ, из тех, что несут в себе тайный смысл и власть над силами. И вдруг сомнения одолели его, рисунок представился бессмыслицей, обычными детскими каракулями, как будто Силити продолжает валять дурака, и никакою магией тут не пахнет...
   -Смотри! - шепнул Силити. Алька поднял глаза. Вздрогнул, даже не сообразил сперва, что происходит.
   -Бен!?
   Зал словно раздался вширь и вглубь, стены, пол и потолок где-то отодвинулись, где-то истаяли, их место заполнило другое пространство - колыхаемые ветерком ветви деревьев, ярко сияющая зелень листвы, ясное небо... Но всё это было зыбким, неверным.
   На сосне, ухватившись рукою за нижнюю ветку, покачивался с задумчивым видом лешонок. Смотрел он куда-то в сторону. И тут... Бен обернулся, увидел мальчиков, и пальцы его разжались. Он даже падал, сохраняя то же удивлённое выражение лица.
   Вскочив на ноги, как ни в чём ни бывало, Бен побежал друзьям навстречу... наткнулся на невидимую стену и тогда уже больше не двигался. Стоял, выпучив глаза. Молча. Было ясно - ему непонятно ничегошеньки!
   -Бен... - только и смог пробормотать Алька. Силити поступил разумнее:
   -Слушай, Бен! Передай кому-нибудь из наших - Балиссе обязательно - мы у какого-то волшебника в плену. В замке...
   Вдруг всё исчезло, оглушительным ударом мальчиков отбросило к стене. В глазах замелькали цветные пятна. Потом Алька различил перед собою злые "фары" совы и всё те же мрачные своды. Прислужницу Рарга чуть не разрывало от ярости, клюв её мелькал у самого лица.
   -Если только Бен всё сделает правильно... - успел прошептать Силити.
   - 9 -
   То, что случилось впоследствии, не предугадывал ни Рарг, ни сам Каррагон. Могучий ворон-маг, повелитель ночных фантомов, обратил внимание на события у мыса Годхор слишком поздно, но само по себе это не грозило пленникам гибелью. Всё осложнили сами пленники: когда Алька немного опомнился и обнаружил перед собой сову, угрожающе нацелившую когти и клюв на бесчувственного Силити, он в мгновенном порыве схватил что попалось под руку - увесистый бронзовый треножник - и запустил им в разъярённую надзирательницу. Дряхлая птица-колдунья испустила дух, Алька, сам перепугавшийся, стал бегать по залу, лихорадочно проверяя двери и дверки в поисках пути к бегству. Их обнаружилось несколько, а другой охраны, кроме Муси Алька не видел. Да и зачем? Разве под силу маленьким мальчикам перехитрить коварную, искусную прислужницу Рарга? Бежать из замка, не имея ни плана, ни подмоги снаружи - непросто, даже и невозможно двум перепуганным детишкам...
   Силити скоро пришёл в себя, ему не нужно было долго объяснять, что к чему, и мальчики воспользовались первой же дверью. Она оказалась запертой, Алька хотел было идти к следующей, но Силити остановил его.
   -Раз заперто, очень может быть, туда нам и нужно! - Он произнёс несложное заклинание, и дверь распахнулась. За нею вниз вела лестница. - Идём?
   -Ага...
   Дверь они за собой предусмотрительно закрыли.
   Очутившись в кромешной темноте, мальчики некоторое время неподвижно стояли, прислушиваясь. Потом Алька сделал первый шаг. Ничего не случилось. Силити двинулся за ним. Сперва медленно и неуверенно спускались они по ступенькам, однако лестница была длинная, и мало-помалу они пошли быстрей. У лестницы были перила, и спуск оказался прямым, и наконец мальчики оказались на ровной площадке. Алька нащупал рукою запертую дверь - он чудом не стукнулся об неё лбом.
   -Что, будешь опять колдовать?
   -А что ещё делать?
   Но запор на этой двери не поддался. Зато сама дверь... испарилась. Исчезла - а вместе с нею и часть стены, совершенно бесследно. Силити сам удивился этому ужасно, но дальше случилось совсем уже непонятное. Замок Рарга исчез, а мальчишки стояли посреди полыхающего летними красками леса. Птичий гомон, шум ветра в листве после тишины тайного перехода оглушал.
   -Вот это да! - сказал кто-то из ребят - а может быть, оба одновременно.
   За деревьями что-то затрещало.
   -Давай спрячемся! - прошептал Алька. Силити кивнул, и они нырнули в кусты. Среди листвы замелькала голубым пятном рубашка, и на поляну вышел... Алька. Он настороженно оглядывался по сторонам, во всех его движениях видна была неуверенность... и вообще... весь он был какой-то чуточку другой. В руке новоявленный "Алька" держал сундучок.
   -Это же я... - пролепетал ошарашенный Алька. И не успел ему Силити ничего ответить, как он вскочил, показавшись из укрытия, и другой "Алька", моментально обернулся:
   -Т-ты кто? - воскликнул "Алька", чуть оступив.
   -Не бойся. Я - тоже Алька. То есть, ты. Кажется. Только не знаю пока, как это всё получилось.
   Силити вышел на поляну. Нерешительно улыбнулся.
   -А это кто?
   -Мой... то есть и твой... в общем, наш друг. Силити? Как это всё получилось, как ты думаешь?
   Силити не отвечал. Он разглядывал обоих Аликов, пожал плечами.
   -Ты... путешествуешь во времени?! - предположил второй "Алька", широко раскрыв глаза. - Ничего себе...
   -Нет, знаешь... - Алька помолчал, соображая. - Только не сейчас. В общем, я сам не знаю.
   -Ох... А можно до тебя дотронуться?
   Алька усмехнулся и шагнул навстречу себе. И тут... будто волна... холода или чего-то иного. Упруго, неумолимо оттолкнула назад. Почему-то стало так страшно - Алька закричал, кинулся к Силити, вцепившись в него, точно Силити мог защитить от неведомой жути.
   Второй "Алька" смотрел растерянно, молчал.
   -Я, кажется, по... понимаю, - проговорил Силити. И закусил губу.
   -Что? Что такое?! - пронзительно крикнул совершенно сбитый с толку, напуганный лешонок. Он стоял в нескольких шагах, таращась на Аликов.
   -Мы не вернемся, Алик...
   - 10 -
   -У кого-нибудь есть спички? - спросил Алик, оглядывая всю компанию.
   -Я, если нужно, сбегаю домой. Тут недалеко... - "Алька" уже встал, но Силити остановил его:
   -Не надо. Обойдёмся.
   Новые Алька и Бен с удивлением смотрели, как он склонился, что-то шепча, над кучей хвороста. Дрова сразу загорелись.
   Наступил вечер, тёплый, ясный, в лесу была тишина.
   Собрались ночевать прямо на том самом месте, где встретились. Говорили не много, и всё получалось - о каких-нибудь пустяках. Пытались затеять игру. Алька то и дело украдкой поглядывал на новых друзей, словно не переставал изумляться встрече, но расспрашивать больше ни о чём не пытался. Алику же казалось, будто он снится сам себе, и по законам сна здесь не нужно задумываться - "зачем?", а только следует делать то, к чему подталкивает тебя ткань сновидения. Только иногда он замирал, ежась от озноба - внезапный страх падал, как холодные капли росы за шиворот - и так же бесследно исчезал.
   -Да что вы все, волчьих ягод наелись?! - вдруг выкрикнул Бен. Друзья как раз уселись в кружок, расправляясь с добытыми Мартышкой орехами. Алик откинулся на траву.
   -Он правильно говорит. Зачем теперь помирать с тоски-то? Ну, не вернёмся... Плохо, но если придётся здесь жить, то...
   -Давайте рассказывать сказки? - предложил он после паузы.
   * * *
   В пустом замке на ничейной земле несколько часов назад.
   -Будем драться? - Каррагон вошёл в зал с холодным блеском в глазах. Ожидавший его Рарг встал.
   -Не хочешь вначале выслушать мои условия?
   -Что ж, даю тебе шанс спастись. Если они будут сей же час, сию же минуту возвращены невредимыми - ты можешь убираться и сидеть где-нибудь далеко тише воды...
   -Как-то очень уж страшно!
   -Слушай, Рарг. - Маг подступил ближе, его чёрная фигура, казалось, поглотила весь свет. - Испепелю же...
   Рарг больше не тянул. Серым облачком рассыпался и исчез, чтобы скрыться в своей резиденции. Каррагон не двинулся с места, не шевельнулся. Мысль его, устремившись за беглецом, пронзала пространство. И едва Рарг воплотился, его противник нанёс удар. В замке на мысе Годхор сражённый волшебник корчился в судорогах, тело его пожирал медленный огонь.
   -Где они? - бесстрастно спросил Каррагон.
   -Здесь... в замке...
   -Умри.
   Битва окончилась. Осталось сделать один шаг. Глаза мага пылали всё ярче, мрак вокруг всё густел. Сила вырвалась на свободу, сминая пространство, в один миг перенесла во владения Каррагона ту часть замка, где должны были находиться пленники. Должны...
   Таких поражений Каррагон давно уже не терпел. Первое мгновение маг даже растерялся. Мысль его искала решение - но ответ снова и снова был неумолим.
   -Пять часов... пять часов, не больше, продержится суперпозиция пространств... Куда же их забросит потом?.. Ххор!
   На зов явилось странное существо, точнее, дух, бесплотный, аморфный.
   -Разыщи. Быть с ними, что бы ни произошло.
   Дух исчез. На месте мага снова явилась птица. Казалось, она с насмешкой оглядывает блестящим глазом свои владения... Каркнула - протяжно, громко, на весь лес - и чёрной тенью скрылась за горой.
   * * *
   Ночью похолодало. Все почему-то очень быстро уснули на подстилке из веток и хвои, прижавшись друг к другу, и забытье было пустым и чёрным. Им не снились ни кошмары, ни увлекательные приключения. Но около полуночи Силити был разбужен. Поёживаясь от холода он долго тёр глаза, пока не почувствовал, что совершенно не хочет спать. Чтобы не тревожить друзей, он тихо отполз в сторону, прислонился к дереву, стал смотреть в усыпанное звёздами небо. Мысли текли ровно и приятно, шли минуты. Порою Силити казалось, будто полыхающие космическим огнём дали оживают, очертания созвездий меняются, начинают двигаться, дрожать. Это рождало ни с чем не сравнимое ощущение - Силити представлял, как рождаются новые миры, приходят новые создания и удаляются уставшие от жизни древние. Сознание мальчика было приглушено красотою звёзд, но неясные образы всё больше наполняли его, вся мощнее звучала музыка, и в какой-то миг всё соединилось...
   Это движение созвездий... Нет, не мираж! Начинается Расхождение?! От этой мысли Силити поёжился. Сидеть и ждать было невмоготу. Он перевёл взгляд на спящих... Ох, вот уже что-то случилось! Алька был один. Конечно, подумал Силити, тот, второй Алька и Беном из прошлого мог уйти чуть раньше, пока я смотрел на звёзды. Когда я проснулся, смотрел ли я в их сторону? Не помню. Надо разбудить Алика...
   Тот проснулся и сам. Удивлённо повертел головой, пытаясь сообразить, были его двойник и лешонок наяву или привиделись? Потом взгляд Алькин остановился на тени у дерева, шагах в пяти от мальчишек. Тогда её заметил и Силити. Невысокая, скрючившаяся, она казалась отощавшим медведем, прислонившимся к стволу. Никто не двигался.
   -Эй... ты, там! - позвал Алька. Голос его прозвучал слабо, испуганно в напряжённой тишине. И тут же закружилось всё, поплыло - небо, земля, лес, звёзды... Алька зажмурился и невольно представил себя падающим в пустоту - будто он снова в одной из своих космических переделок, и корабль несётся в невесомости.
   Светлело. Алька обнаружил себя стоящим где-то в совершенно незнакомом месте, слабость ещё владела им, и кто-то поддерживал его под руку. Подняв голову, Алька едва не вскрикнул - рядом замерло нечто чёрное, бесформенное, жуткое - оно-то и держало мальчика за руку.
   -Уже всё хорошо, - услышал он приближающийся голос... Каррагон! - Ххор, ты более не нужен.
   Верный своему пристрастию, Каррагон снова явился в облике ворона.
   -А где... где Силити? - Алька огляделся - теперь они находились у края его деревни. Было раннее утро.
   -Дома, Алик. Ты тоже скоро будешь дома, так ведь? Хватит с тебя всей этой карусели, не так ли?
   Алька чувствовал на себе пронзительный взгляд Каррагона, терялся под ним, не зная, что сказать.
   -Ты видел многое за эти безумные сутки скитаний меж миров. Кое-что даже я не смог бы предугадать до того, как оно началось... Да, я, Каррагон, впервые, пожалую, сознаюсь в подобном. Сейчас мы расстанемся...
   До последнего мгновения - когда ворон-маг исчез в сером небе - Альку не покидало ощущение недосказанности - Каррагон хотел бы сообщить что-то ещё. Очень хотел. И не сказал. Что-то очень важное.
   - Эпилог -
   В сентябре начиналась школа. Альке подошло время идти аж в седьмой класс. Алька очень отстал от своих сверстников в росте, кое в чём - и в учёбе. Факты удручающие, будь он самым обыкновенным мальчиком, ему пришлось бы туго. Но Алька, как это теперь называлось, был "звездой", что многое, если не всё, смягчало. Он, в принципе, мог бы вообще не ходить в школу. Или учиться на какой-нибудь планете с последними достижениями педагогики... Или даже поступить в Имперскую Детскую школу, где преподавали разные необыкновенные предметы.
   Но, к удивлению взрослых, неожиданно даже для самого себя он избрал, казалось бы, худшее - всё оставил по-старому. Ведь множество незаметных ниточек (незаметных, тонких - но - их такое множество!) - сделали своё. С Земли улетать надолго не хотелось, а на Земле... да чёрт его знает... почему человеку хочется поступать так, а не иначе?
   Двадцать девятого августа, вечером Алька улетел на космодром. Посадил флайер прямо на платформу - туда, где громоздились, бросая частокол закатных теней, громады крейсеров. Солнце уже коснулось горизонта. Бетонное поле казалось почти бесконечным, и не было вокруг ничего, кроме солнца - багровым диском повисло оно над краем планеты, волнуя, бередя воображение. И замерли вокруг космические корабли, причудливые, горячие от солнечных лучей, чужие... Да, в них не было ничего земного - металл, несущий в себе пламя, отбрасывал резкие, неземные же тени.
   На космодроме стояла тишина. Алька медленно шёл проулками странного города из металла, попадая то в багровый свет, то в удушливую, пыльную тень, иногда касаясь ладонями шершавых поверхностей дюз и опор. Но смотрел он всё время вперёд. Вот и конец. Край космодрома. Впереди всё то же поле, солнце, уже почти скрывшееся. Над головою теперь тихо, но нетерпеливо стрекочет робот службы безопасности. Иногда он удаляется, и снова наступает тишина.
  
   ...Старой ведьме в ночь на первое сентября не спалось. Ночь стояла по июльски душная, со странным, тяжёлым запахом, с заунывными криками птиц. Приходили кошмары вместо снов. Слезши с печи, старуха нащупала в темноте в углу кадку с водой. Вода была тёплая, отдавала болотом. Несколько мгновений ведьма медлила. Потом - плюх! - с головою, с копною нечесаных волос окунулась в кадку. Вышла на крыльцо.
   -Луны не видать...
   И вдруг полетел над лесом чей-то громкий, жуткий, пронзительный, невыносимый вой.
   -Темна ночка, и нечисти будет раздолье... А, ш-ш-штоб вас!
   Крутнувшись на пятке, ведьма рванулась в избу, забралась в ступу - шатучее и летучее своё сооружение древностью в пятнадцать добрых веков... И...
   -Па-ашла! А, кочки-пни гнилые, болото побери-и-и!
   Такого полёта она не помнила за собою никогда.
  
   ...Первого сентября занятий в школе не было. Не работали многие предприятия, учреждения, магазины... В районе не было электричества. Не ходил даже обычный транспорт. Да что транспорт - многие люди вообще боялись показать нос из дому! Только шёпот зловещий порхал там и тут: инопланетяне вторглись, фантомы, нечистая сила! И не диво! Целые стаи привидений - ночью белых ослепительно, днём ужасающе чёрных носились по улицам, норовя ледяным прикосновением довести оплошавшего прохожего до умопомрачения. Над крышами витали, разрываясь с треском, шаровые молнии. Часто, непонятно отчего, лопались стёкла в окнах домов, а откуда-то (то сверху, то снизу, как будто из-под земли) доносились кошмарные звуки, иногда тонкие, визгливые до исступления, иногда низкие - от них вибрировали стены и мебель. На площади творилось нечто неописуемое: там расположилась орда монстров, и бочками пилось вино. Гнусаво орались песни, взлетали в воздух вывороченные бетонные столбы...
   -Пфу, фулюганы! - с благодушным пренебрежением проворчала ведьма, пролетая над гуляющими на высоте десятиэтажного дома. Но в следующий миг её внимание поглотило другое. Она сосредоточенно вгляделась вдаль, потом присела, сжалась в ступе, разгоняя её всё неистовей... И полетел над городом её хриплый крик:
   -Гей, стой! Подожди меня! Есть дело...
   Ступа с ведьмой быстро удалялась, превращаясь в неразличимую точку. Там, вдали, темнели ещё две.
   -Стойте! Шалить - так шалить, болото вас гнои...
   Чёрный ворон и мальчик в фиолетовой со звёздами накидке спокойно ждали. Наконец ведьма поравнялась с ними.
   -Стара стала на подъём, - только и заметил Каррагон.
   -Ништо, в дороге разойдусь! - пообещала Глотта.
   -Тогда вперёд!
   Пёстрым безграничьем простёрлась под ними земля.
  
   (апрель - 14 мая 1991 года)
  

Повесть седьмая

Гроза на Севеле

   Удивительно, но вы можете увидеть небо Севелы наяву, при некотором желании. Если вы находитесь в комнате, и там есть окно, а на улице яркий день, то сделайте следующее. Зажмурьтесь и подождите, пока глаза ваши отдохнут. Откройте их, и две секунды смотрите, не смещая взгляд, на яркий прямоугольник окна. И снова зажмурьтесь. Вы увидите в том, тёмном мире кусочек неба Севелы - вначале красного оттенка, необычайно пластичного, что ли... Потом цвета начнут меняться...
   Их народ был красив, может быть, в своеобразном вкусе. Их длинные, иногда вьющиеся, мягкие волосы цветом от каштанового до совершенно чёрного. Кожа белее чем у нас, меньше всяких ямочек и шероховатостей, волосы на лице не росли. В остальном они походили на людей.
   Полёты, полёты... Севела просто грезила полётами. Их корабли, быстрые, исполненные грации, величавые - чайки, фрегаты, альбатросы... Даже грозные кондоры.
   - 1 -
   -Дождь, дождь и дождь, - сказал Банго, раскуривая трубку.
   -Сдохнуть можно от этого дождя, - процедил Литти.
   -Хочешь кофе? - спросила Дилли.
   -Он хочет по шее, - бросил Могервагер.
   Банго - старик. Севелиты седеют, так же, как люди, и казалось, сгорбленная фигура завернулась в белый платок из очень длинной прилизанной шерсти. Банго - философ. Он любит сумрак, кофе, огонь и слегка - своего внука Литти. Литти - мальчик. Литти любит то же, что и дед, но филососфом себя не считает. У Лиити довольно светлые волосы, слегка вздёрнутый нос, что необычно для севелита. По словам Могервагера, Литти чересчур капризен и трусоват (и вообще, он умник, прибавляет Могер).
   Дилли - родственница Банго, что-то вроде племянницы. Она немного суетлива и обожает Банго и Литти. Она любит ещё длинные Севелитские песни и безразлична к погоде. И ещё, она великолепно варит кофе.
   Могервагер - истинный Севелит, как называет его Банго. Черноволосый и длиннолицый, одного возраста с Литти, приходится ему двоюродным братом. Прославился тем, что возглавлял мальчишечий рейд в ту пору, когда корабли землян впервые опустились на Севелу. Командор Вишневский, поймавший его за шиворот в грузовом переходнике лайнера, сказал полицейскому:
   -Юркая птичка.
   * * *
   Итак, это было дождливое утро, обёрнутое облаками цвета кровоподтёков - от сине-зелёных до багровых и алых. Несмотря на дождь, было тепло. Литти вспомнил, как два года назад в такую же вот погоду Могер вывалялся в луже с ног до головы и, когда грязь подсохла, играл в демонов с пацанами... Теперь Могер, конечно, считает себя слишком взрослым для подобных забав.
   В доме старого Банго было два камина. Один электрический, обычный, другой - совсем крохотный, из обожжённых глиняных кирпичей. Последний Банго устроил в своём углу, варил на нём кофе, жарил мясо, сушил вишни и корни цикория, а иногда - когда возвращался, промокнув, из какого-нибудь путешествия - сапоги, шапку и прочую одежду.
   К этому камину и ушёл, надувшись, Литти. Банго позволял это только ему. И то - с недавних пор.
   -Что это?! - возглас Дилли вызвал общее внимание. Она стояла у окна.
   -Где? - первым подскочил Могер. Литти не спешил - он не хотел показывать свой интерес. И, честно говоря, зря. Явление было необычное и красивое, как полёт болида, но куда эффектнее благодаря колдовской атмосфере Севелы и потрясающим размерам падающего тела. Небо расцвело всеми оттенками красного и зелёного цвета, затем последовала ослепительная вспышка, после чего всё померкло, словно над домом завис ураган. От тишины в ушах легонько звенело.
   -Ничего себе, - прошептал Литти.
   -Комета, - заключил Банго. - Врезалась и не растаяла. Дилли, включи радио.
   Но Дилли ещё не пришла в себя. Внезапно за окном всё заколыхалось, как это бывает в потоке горячего воздуха, стёкла противно задрожали, что-то выло и гудело, и прошла, казалось, не одна минута, прежде чем равновесие вернулось в мир.
   - 2 -
   Поздно вечером постучали. Могер открыл дверь.
   -Что это ещё за чучело?! - вырвалось у него. В доме все замолчали.
   -Это землянин, - тихо сказал Литти.
   -Мы немножко наделали грохоту. Извините. - Перед онемевшей семейкой стоял мальчик - но в своеобразном "оформлении" - можно было подумать, что на голову он напялил каску из чёрного чугуна, одежда представляла собой тоже некий вариант чёрного облачения, а лицо покрывали ужасающего вида пятна. - Я просто грязный, - добавил он с неловкостью.
   -Так это не комета? - разочарованно протянул Банго. - Похоже на то, что юный землянин в некотором смысле неудачно высадился... Могер, ставь воду, а ты, милая, займись стиркой.
   Мальчик стоял ещё несколько мгновений, переминаясь с ноги на ногу, пока Дилли, как угорелая не подскочила к нему, чуть ли не силком увлекая за перегородку в углу дома, где железные чаны с водой заменяли ванную. Потом что-то яростно зашипело - Могер пролил воду на камин. Банго и Литти отставили свой кофе - слишком волнующие развивались события.
   Потом дело было так. Семья Банго собралась в кружок, все вели себя тихо. За перегородкой плескалось и плюхало, окна, уже совсем синие, запотели. Банго в раздумьи чистил трубку и казалось, он её скоро проскребёт до дыры. Литти сначала ходил туда-сюда, а Могер неодобрительно на него посматривал. Тогда Литти стянул с полки старую кейру и тихонечко тенькал, дёргая струны. Играть на ней он не умел.
   Дверь с треском распахнулась. Все, кроме Банго, вскочили. Потянуло холодом, запахом дождя и мокрого дерева. А вместе со всем этим за порог перевалилось что-то, выглядевшее чёрным и бесформенным.
   -Крум! - хрипло-визгло проорало оно. - Замрит!
   Те, кто пытался вскочить, остались сидеть. Из-за перегородки мальчишка звонко крикнул неразборчивое слово. В следующее мгновение вылетел оттуда и сам - в трусах и с футболкой, зажатой в кулаке. Взъерошенный, он походил на бесёнка...
   -Ману! Ману! - шипело существо. Оно тянулось к мальчику, пытаясь подцепить его единственным, чёрным, тонким и узловатым пальцем, но, может быть, потому что мальчик был без штанов, только мазнуло его по коленке. Мальчик уворачивался и явно был напуган, хотя больше не кричал. В конце концов он споткнулся, упал - прямо на Литти. Последнего это вывело из оцепенения - схватив у камина раскалённую кочергу, Литти швырнул её в чёрное создание. То ли оно извернулось, то ли калённый металл не причинил ему вреда - непонятно. Кочерга попала в коврик для ног, и в комнате поплыл запах паленой шерсти. На миг всё остановилось. Но незваные гости, как оказалось, были ещё в запасе. Метнулся от двери к земному мальчику бурый, стремительный комок, похожий на небольшую обезьянку, а кто-то в плаще и в маске, став на пороге, властно взмахнул рукою и скомандовал:
   -Фири! Он-х...
   Чёрное создание вдруг засуетилось, зашипело и выскользнуло вон в приоткрытую дверь. Человек в плаще повернулся.
   -Возьми! - тонко крикнул он, бросая земному мальчику другой плащ. Тот подхватил его, завернулся, не выпустив из рук "обезьянку", и оба гостя молниеносно покинули дом.
   -Чертовщина, - процедил Могер. - Литти, закрой дверь.
   -Сам закрой. - Литти выглядел задумчивым, и взгляд его был странен. Могер не придал этому значения, зато ещё больше разозлился.
   -Счас схлопочешь, - и дал ему тумака. Тут случилось нечто неописуемое. Литти зашипел, как разъярённая кошка, и кочергой (правда, уже остывшей) "въехал" Могеру по ноге. Могер взвыл. Дилли завизжала. Резкий шквал ветра с ракетным рёвом налетел на хибарку Банго, заскрипела крыша, дождь сплошными струями прорвал мглу. Банго обалдело мотал головою.
   -Литти, малыш...
   -Гад он, гадёныш! - орал Могер.
   Литти стоял секунду, невидящими глазами уставясь на беснующуюся воду и вдруг... метнулся в дождь, в ночь, в тёмную темноту. Взблеснула в домашнем свете его, ставшая мгновенно мокрой, рубашка - и он исчез.
   - 3 -
   -Я позвоню в Службу Безопасности, - прохныкала Дилли.
   -Далеко он не уйдёт, - проворчал Могер. - Ненормальный...
   Банго молча встал, сунул трубку, кисет и спички в кожаный мешочек у пояса и одел свой старый походный плащ. Если вы когда-нибудь видели и держали в руках армейскую плащ-палатку, то попробуйте представить себе изделие в несколько раз более совершенное... Этот плащ Банго был очень знаменит.
   -Куда ты! - Дилли ревела уже в голос. Между тем, подумав, Банго сунул за пояс ещё и списанный боевой бластер и нырнул следом за всей очумелой компанией в темноту. Фонарь на капюшоне Банго не зажигал. Он первые минуты брёл почти вслепую, время от времени стирая с лица хлеставшую воду, мигал, стараясь защитить глаза, и жалел, что у него нет инфракрасных очков.
   Как ни странно, здесь, посреди бушующей стихии, ветер замечался меньше. На первом месте была вода. "Верхняя", мешающая видеть - и лужи. Лужи - везде. Казалось, Севела подверглась метеоритной атаке - ноги через раз ухали во всякого рода канавы, воронки, ямочки - то вдруг начинали ползти неумолимо куда-то... Бледно-алые сияния, изображавшие на Севеле молнии, освещали только небо и слепили глаза.
   Если вы спросите, не тронулся ли часом и старый Банго, отдавшись в этот безумный час во власть стихии, то я отвечу - нет. Я должен пояснить, что Банго, когда-то бывший совсем иным, нежели тот, какого мы застали в хижине за чашкой кофе и трубкой, очень хорошо знал - и Литти (главное, он знал в нём, что Литти может быть не тем, кем его привыкли видеть), и эту тьму, и стихию... Литти не мог вернуться, как считал разобиженный Могер. И никому - даже Службам Безопасности - не вычислить направление побега. На это было способно только чутьё, чудесное чутьё Банго, чутьё старого эркерга.
   В это время Могер, погоняемый своей тёткой, запросил Службы Безопасности. Атмосферная связь не работала, Могера это и не удивило. Но не отвечали и резервные линии. По экрану бегали полосы и слышался треск. Всё это слишком напоминало какую-то планетарную катастрофу. Могер в отчаянии "шарил" по каналам. На одном он поймал слабый сигнал. Добившись устойчивой селекции, он слышал (изображения не было) такой разговор:
   -Верин, Верин, я Фалко, даю по точкам. Первая - три, ноль, восемь. Вторая - шесть, пять, ноль... ш-ш-ш... Пятый канал работает... Аугнан, дьявол!.. ш-ш-п... Буря... с разрывами в квадрате... один смерч... Аугнан, закрой дверь!
   В доме было очень холодно, но Могер не замечал, что дверь оставалась неплотно прикрытой. Последние - абсурдные! - слова каким-то образом обратили его внимание на это.
   -Дилли, закрой же дверь!
   Он не отрывался от видеофона. Жуткий вопль Дилли заставил его подпрыгнуть на стуле. Он с грохотом приземлился на пол, свалив и разбив при этом аппаратуру. Но когда Могер посмотрел на дверь, волосы у него стали дыбом...
   * * *
   Криг и Эгерн пикировали в темноте. Там, внизу, алели два огня - жилище гуманоидов. Приказ Абаха относился к нему. Скорость росла, воздушные токи пели и вибрировали на тяжёлых нотах.
   -Пахнет дымом и электричеством! - произнёс Эгерн.
   В двадцати метрах от поверхности агемы распустили крылья - и это было как удар об упругую массу воды. Их вытолкнуло и они всплыли, сделали несколько кругов над домом, паря и обращая мало внимания на неистовство ветра и дождя.
   -Двери открыты у них, Криг!
   -Давай!
   Они опустились. У самого порога их встретил встрёпанный, безобразный гуманоид, при виде агемов он издал серию пронзительных звуков, и агемам он не понравился.
   -Безоружен, - заключил Криг.
   -Бери его!
   Когтями и клювами они разрывали тёплую плоть, время от времени бросая осторожные взгляды на второго - низкорослого - гуманоида. Тот ничего не предпринимал - скорее всего находился в шоке. Насытившись, агемы сделали своё дело...
   * * *
   Пот с Мартышки лил в три ручья.
   -Где ты раскопал эту пакость! - шипел он Альке. Мальчики и лешонок, укрывшись под дощатым навесом от дождя, занимались каждый своим делом. Алька, оставив воркотню Бена без внимания, взялся выжимать свою и Силити одежду. Возможно, это было бессмысленно... Мартышка допотопным насосом накачивал резиновую лодку - и лодку, и насос они "позаимствовали" у кого-то из аборигенов. Надо было двигаться, а разлив преградил путь.
   -Элементали этой планеты совсем меня не слушаются! - сетовал Силити. Он стоял в наброшенном на голое тело плаще, хмуро уставясь в дождь. - Но я ни за что не поверю, что всю эту бурю вызвал наш несчастный "Аист"! Агемы...
   -Не говори мне о них! - взвизгнул Бен. - Я тебя поцарапаю...
   Он устал.
   -Лодка уже вполне сгодится, - примирительно заметил Алька. - Но какой идиот захочет высунуться из под навеса? Её всё равно через пять минут зальёт...
   -Флайеры у этих Севелян хоть есть-то?
   Сзади, у стены сарая что-то хлюпнуло.
   -Кто здесь?! - взвопил Алька, хватая бластер. Ответа не было. Он включил фонарь.
   -Алька! Это мальчик из того дома!
   -Да... Что с ним? Силити, посмотри. Он ранен?
   -Н-нет... Но я не уверен. Может, шок. Его прямо шатает.
   Не нужно было долго разбираться, чтобы понять, что с мальчиком дело неладно. Он смотрел и не видел. Не слышал. Что он чувствовал, невозможно было узнать.
   -Из-за нас, - прошептал Алька.
   -Да... О, чёрт!
   -Не будем же мы подбирать всех мальчишек.
   -Бен, заткнись!
   -Чёрта с два! Что ты предлагаешь делать?
   -С ним?
   -Да ладно... с ним... Вообще!
   ...-Вода! Буду ослом, если это не вода!
   С вкрадчивым и глухим рычанием, как приближающийся огромный, усталый зверь, сзади набегала волна. Её отделяло от мальчиков только небольшое рыбачье селение и хлипкая стена сарая...
   * * *
   Банго остановился, прислушиваясь. Полыхнуло огненным бичом с неба - и он успел рассмотреть совсем близко холм - голый, с размытыми скосами, а на вершине - что-то вроде храма или усыпальницы - круглое сооружение из камня, обвалившееся и старое - но всё ещё грозное. Банго не мог бы вспомнить ничего подобного в окрестностях своего дома. Полный тревожных предчувствий он направился в сторону холма, обострив до предела все свои восприятия - но мир вокруг был пуст, не считая воды и огня.
   Вдруг ему показалось, что различает на склоне, у самой вершины, силуэт человека - склонив голову, он ожидал... или звал кого-то...
   -Дух печали... - проговорил Банго. - Посмотрим, кто тебя призвал!
   Банго тяжело дышал, всходя на вершину - сердце было уже не то. Он замер у самой каменной гробницы, очень не хотелось входить, но темнеющий провал в её стене был очерчен в сознании золотым мерцанием, что означало неизбежность судьбы.
   Внутри было пусто, сухо и сравнительно тихо. Банго присел на какой-то уступ у стены, сгорбился, вынул из чехла в складке своего одеяния короткий и тяжёлый меч, положил его рядом с собой. Видел он неплохо - и с каждой минутой всё лучше...
   ...Прежде чем шорох крыльев достиг пределов слышимости, Банго изготовился встретить гостя. Он - чёрное, почти бесформенное создание - просто вылетел на Банго из мрака, крылья упруго ударили в грудь, и Банго пошатнулся, подался назад. Меч вспорол тьму, обозначив соприкосновение с врагом линией мерцающих искр. Гробница молчала, Банго ждал вопля или другого звука и был растерян. Чёрное создание исчезло. Потом, когда он озирался - он испытал страшный удар - и сознание померкло...
   * * *
   -Хороший боец, - сказал один. - Пусть он спит.
   -Да, конечно. Здесь его никто не потревожит.
   Клёкот агемов похож на кипение тяжёлой, вязкой жидкости. Но они способны разговаривать и на иных частотах и с иной артикуляцией. Оформившись, они принимают вид птиц. Иногда их видели, как ящеров - летающих ящеров с гигантскими мракносящими крыльями, длинными шеями и хищными очертаниями головы. Тогда голос их больше напоминает надрывный вой, в котором боль и скорбь рвут струны души.
   ...Банго открыл глаза. Плечи и шея онемели, но он справился с этим относительно легко. В темноте он отполз в сторону так далеко, как только мог, пока волна парализующего бессилия не накрыла его... вернее, она предназначалась для этого. Мгновение спустя Банго увернулся от удара тёмной массы, возжелавшей вцепиться в него. Камни гробницы тихо гудели. Банго сделал шаг и... упал - что-то обвило его икры. Банго понял, что почти проиграл. Меч у него конечно же отобрали, остался бластер, который либо был незнаком тёмным созданиям, либо - вероятнее всего - для них безвреден.
   Банго выстрелил в свод. Рёв вознёсся до оглушительных высот и силы. Брызги лилового огня оросили стены и пол, жгучая боль, и потом - тьма. Банго ослеп...
   * * *
   -Силити! - прошипел Алька. - Ты можешь отсюда смыться!
   -Хватит, Алик!
   -Найди какой-нибудь флайер или катер, или пустую бочку, чёрт... Давай же!
   -Я не успею! - Силити почти орал. - Я не смогу в такую муть...
   -Ничего не выйдет, - бросил Бен. - Видишь, в каком он состоянии?!
   -О!
   -Алька...
   Они повернулись к Альке на его восклицание, но застыли, изумлённые.
   -Летучий Голландец!? - вымолвил Алька.
   -Что это?
   Буря, казалось, поутихла, или, вернее, вошла в другую фазу. Небосвод посветлел, и на расстоянии мили вокруг можно было видеть вершившееся действо - когда здесь, на бугре, ещё бушевал ливень, над посёлком установилась тишина, и пространство, залитое там водой до самого горизонта, словно ожидало его появления. Громадный серо-зелёный пароход скользил, едва касаясь воды, огибал невидимые мели - медленно и величественно.
   Там были дома и там были люди. Они спасались, кто как мог, пытались спастись - а тёмные тени на борту парохода-призрака двигались, точно в ритуальном танце, и люди, оказавшись рядом, исчезали где-то в чреве плавучего чудовища.
   -Он будет здесь раньше, чем вода, - сказал Силити.
   -Откуда ты знаешь?
   -Это понятно...
   Они молча стояли, ждали, как будто сдавшись в неравной борьбе... Силити с какой-то болезненностью вглядывался в лица замеревших подле него друзей, и со стороны это могло выглядеть комично... Два мальчика и лешонок, будто в трансе, подались навстречу надвигающейся громадине - и они тускнели и словно растворялись - не поддался один только Силити. Щёки и губы его пылали, иногда он лихорадочно вздрагивал. Уровень воды поднимался, пустели затопленные улицы посёлка, а чудовищный пароход заслонил уже наверно полмира. Если бы мальчики в тот миг могли фиксировать свои ощущения, они бы отметили, как подхватило их магическое притяжение, и сила, проникая повсюду, тянула, и несколько мгновений ей что-то сопротивлялось, и вдруг - всё прошло, стало темно, мягко и покойно.
   - 4 -
   Гроза ушла. Солнце Севелы плеснуло многоцветьем красок в небосвод, такой высокий и такой неземной...
   Бен открыл глаза и не понял, куда он попал. Они же оказались на Севеле вместе с грозой. Он потёр кулаком лицо и удивился. Множество непонятных ощущений... Во-первых, чтобы поднять руку, оказывается, надо потрудиться. Он обессилел - а это было ему внове, и он не понимал этого. Во-вторых, с одного бока поджаривало солнце, с другого - Бен до костей продрог. Всё было мокрым. Он пошевелился ещё, поражаясь своей слабости, влез пятернёю в лужу и нервно встряхнулся. Вода была не холодной, но попробуйте, полежите в ней...
   -Апчхи!
   -Алька!
   -Из меня будто всю ночь вампиры кровь сосали. Мартышка, где это мы?
   -Понятия не имею. Последний раз, когда я думал - нам крышка, мы, вроде бы, прятались под навесом от грозы...
   -Наверное, его смело бурей.
   Солнце растило свой жар и силы возвращались. Скоро друзья смогли встать и перетащили Силити и севельского мальчика на подсохшую траву. Алька растирал им руки и ноги, разгоняя кровь, а Бен пытался соорудить плот. Он выуживал плавник - доски, брёвна и целые блоки от рухнувших стен - всё это быстро сохло, и было его предостаточно, но сделать плот для четверых никак не получалось - нечем было связывать, соединять.
   Местный мальчик минут через десять очнулся, но он чувствовал себя очень слабым и не узнавал окружавшую их долину. Это было неудивительно - половину её затопляла ещё вода.
   Алька подошёл к лешонку, взяв его за руку.
   -Что-то с Силити. Бен, я боюсь... Он не приходит в сознание. Что-то он сделал тогда... когда пароход шёл к нам. Ведь он должен был забрать и нас...
   * * *
   Полдень. Вода спала, но мальчики ещё находились на острове. Пришлось переправляться по двое - на маленьком плоту, потому что больше ждать было невозможно - никто не знал, что делать с Силити, да и севельский мальчик вёл себя странно - всё время молчал и почти не двигался. Алька надеялся, что тепло вернёт им силы, но надежда эта таяла по минутам.
   Переправившись, они оказались почти у самой вершины большого лесистого холма. Сквозь постепенно очищавшуюся толщу воды были видны кроны затопленных деревьев и крутой, песчаный склон. Между двух валунов виднелась рогатая голова какого-то животного, утонувшего или принявшего иную смерть в разгар бури...
   -Жуть. - прошептал Бен.
   От ковра палых листьев поднимались целые тучи пара. Дышать было тяжело, а про еду старались и не вспоминать. Деревья в лесу росли кряжистые, тень давали густую, и, главное, позволяли путникам двигаться без особого труда - не нужно искать дорогу или тропинку.
   Часа два они шли на восток - просто потому, что там было суше. Хотя, "шли" - не то слово. Алька чуть ли не волочил Силити, ухватив его под руки, часто останавливаясь и отдыхая. Мартышка пытался помогать. Литти, к счастью, мог идти сам, один раз он даже порывался сменить Альку, но от него оказалось мало толку.
   Выбрались на опушку.
   -Кажется, куда-то мы да пришли! - заметил Бен. Алька прислонил Силити спиной к дереву, разогнулся, измученно вытер лицо рукавом.
   -Если ходячий труп, чем я сейчас являюсь, что-то может интересовать, так это - оно.
   Ребята видели впереди что-то вроде большого карьера - или воронки от метеорита. Ближняя часть его выглядела вполне заурядно, но у противоположного края...
   -Бен, слушай, ты тоже ЭТО видишь?
   -Ты говоришь про недостроенную крепость и зверей, ворочающих брёвна и таскающих камни?
   -Да-да! А вон, смотри, вроде надзирателя! В белом плаще.
   -Это понятно. Но звери - их-то никто не погоняет!
   -Вроде зомби... Только звери...
   -Нам надо туда. Хоть мне не по себе...
   -Мне тоже.
   * * *
   Их появление довольно быстро заметили в крепости. Какая-то птица, похожая на сову фонарными глазищами, без единого звука сделала круг над головами. На смену ей через полминуты прибежали четыре оленя, на спине одного важно покачивалась самая натуральная горилла. Ребята замерли. Они не сопротивлялись даже когда этот чудной наездник похватал их всех, примотал верёвками к спинам оленей, и вся компания направилась к крепости. Удовольствие от такого транспорта мог получить только чокнутый - да ещё неумело завязанные верёвки держали плохо. Один Бен, расположившийся "как белый человек" - впереди гориллы, возможно, был доволен.
   У ворот кавалькаду встретил белый надзиратель. Взмахнув перед собою коротким серебристым мечом, он почти прокричал:
   -Кто вы? Отвечайте! Почему вы здесь?
   -Опустите на землю, ради бога! - простонал Алька. Человек секунду колебался...
   -Делай, Жи!
   Ребят освободили.
   -Рассказывай!
   -Вы можете помочь этому мальчику?
   -Идиот, не испытывай моего терпения!
   -Иначе...
   -Жи, сделай ему больно!
   -Нет-нет! - Алька отскочил, и надзиратель взглядом остановил обезьяну. - Мы прилетели... на корабле. Тут всё это началось... Нас спас он!
   -Этот, что без сознания?!
   -Он маг, сударь! Он сделал немного, потому что ничего другого сделать было уже нельзя.
   -Маг? - недоверие в голосе почти сразу стаяло. Алька почувствовал это. - Что же он сотворил?
   -Господи, да помогите же ему!
   Бен заворчал, принимая ярость мальчишки. Белый надзиратель хмуро огляделся. Ребята не слышали никакого приказа, но парочка других, более аккуратных с виду обезьян вынырнула из арки ворот, подхватила Силити.
   -Пойдёмте.
   - 5 -
   Альку, Бена и Литти покормили холодной кашей с молоком, за это время вычистили и привели в порядок их одежду. Внутри замка прислуживали одни обезьяны. Они подавали кушанья и присматривали за огнём в камине, они же, наверное, позаботились и об одежде. В другой ситуации это бы позабавило - но сейчас угнетало. Альку сверлила мысль о зомби - здесь, правда, были всё-таки звери, и на вид - не мертвецы. Но эти их бездумные физиономии! Алька мрачно жевал кашу, говорить ни о чём не хотелось...
   Пришёл некто опять же в белом плаще, с ним - два тигра. Тигры уселись у двери, человек пристроился у стола, напротив ребят.
   -Спутник ваш выжил, но пока слаб. Он может справиться с агемами?
   -С кем?
   -Тёмные создания, что вернулись к существованию. Наверняка вы видели их.
   -Да. Но почти ничего не знаем. Силити несколько раз отпугивал их простыми заклинаниями, а последний раз - под конец бури - они собирали гибнущих людей на свой пароход - и Силити как-то отвёл их мимо.
   -Это всё? Вы так мало знаете о своём спутнике?
   Алька покраснел.
   -То что касается вашей планеты - всё. Мы здесь только сутки. А я не маг...
   -Хорошо. Ты, - сказал он Альке. - Будешь ухаживать за ним - обезьяны нам нужны. Ты (это Бену), как существо, наделённое звериным обликом, но человеческим разумом, будешь разведчиком. Ты...
   -Этот мальчик тоже не вполне здоров.
   -Что с ним?
   -Бог его знает! Он местный, пошёл с нами, когда началась большая буря... Он словно не в себе...
   Человек поднялся. Он внимательно рассматривал Литти.
   -Подойди. - Литти повиновался. Он взял мальчика за подбородок, коснулся его висков. Взгляд Литти затуманился.
   -Лучше бы его умертвить, - тихо сказал человек.
   -Вы с ума сошли!
   ...-Но, может быть, он будет нам полезен... - Потом он повысил голос, обращаясь к Бену: - Идём!
   * * *
   Алое небо за стрельчатыми окнами замка переплавилось в полуденных лучах и наливалось фиолетовым оттенком. Со своего места Альке было видно дозорных птиц - маленькие, трепещущие в вечерних потоках воздуха, как жаворонки, и большие, те, что проплывали с угрюмой периодичностью, чёрные на фоне неба.
   Опустив взгляд вниз, Алька видел сотню кабаньих - перемазанные глиной и грязью они делали ров.
   Силити лежал, всё ещё бледный и неподвижный, и каждые четверть часа Алька вливал ему в рот ложечку серого эликсира из пузырька. Силити не открывал глаз и казалось даже - не дышал. И когда приходилось раздвигать его почему-то ярко алевшие губы, Альку на мгновение душило чёрное чувство смерти... Перехватывало дыхание. Потом он испытывал облегчение, потому что очередная доза эликсира давала силу биению сердца, и Силити словно наполнялся жизнью...
   Одна скверная мысль вдруг заставила Альку похолодеть. Он представил, что жизнь Силити теперь зависит от вовремя полученного лекарства и промедление может его убить. В приступе мнительности Алька не отводил взгляд от песочных часов, боясь зазеваться. Его знобило.
   Что-то скрипнуло позади - Алька сидел спиною к двери. Он повернулся, едва не вскрикнув, напуганный неожиданным звуком. Литти стоял у двери.
   -Ты чего... - почти простонал Алька.
   -Выйду.
   Алька встал, чтобы проводить его. Они вместе прошли по тёмным коридорам, потом обратно.
   -Воробей, - сказал Литти. Стол у лежанки блестел от пролитой на него жидкости, вяжущий какой-то запах просочился уже во все углы. В луже у опрокинутого пузырька барахталась маленькая серая птичка.
   -Воробей... - машинально повторил Алька. И, дико взвизгнув, бросился бежать. Он едва не кубарем пролетел недостроенные залы, сбил кого-то с ног, ошибся поворотом и его окружила тьма. Рука в белом схватила его за шиворот, приподняла. В его безумные глаза влился холодный, жёсткий разум. Лёгкая пощёчина привела в себя... Алька начал объясняться, но это оказалось лишним.
   -Враг в замке, - прошелестел кому-то голос. - Свернуть работы, все в замок!
   - 6 -
   Когда Бен увидел закат, цвета вечерней зари пробудили в нём Голос. Обертоны и переливы угрожали. Бен вдохнул запахи - но не полной грудью, как неосторожный человек, а так, как это делает идущий по следу зверь.
   Тучи и тени спешили к закату. Бен "парил", удерживаемый нежной листвою крон. Тёмно-серым пятном просочилась внизу волчья стая. Волки жались к стволам, и тени скрадывали их продвижение.
   Бен поймал себя на том, что не хочет вдыхать их липкий, агрессивный запах - но это была его обязанность. И, удивлённый, он насторожился - запаха не чувствовалось.
   Он подал знак коршуну - но глаза не нашли в небе его силуэта. Бен беспокойно заворчал.
   Меньше всего Бену хотелось связываться с волками.
   Он соскользнул чуть ниже - стаю можно было легко упустить. Волки перемещались так быстро, что несравненный Мартышка Бен отставал... отставал... Чужой лес, да и я не в лучшей форме - и Бен побежал по земле. То ли мгла струилась у корней, то ли убегала стая... Что-то мягкое и влажное ткнулось лешонку в лицо... С веток свисали мхи, обломанные сучья облепила плесень - серые, зелёные, белые бляхи. Бен не удивился. Тяжело дыша от влажных испарений, он пытался сообразить, для чего он здесь... Остановившись, он присел на поваленное дерево, насквозь проеденное гнилью - и тяжёлая дрёма сморила его.
   * * *
   Альку как будто швырнуло что-то! Он пошатнулся - ему пришлось переставлять ноги, чтобы не упасть - а ноги заплетались.
   Наверно, я пьяный - тупо подумал Алька. Он вытянул руки - весьма вовремя - и сполз на пол, опираясь ладонями о холодный камень. Ему стало так скверно, что мысли просто улетучились вон из головы.
   Но холод казался приятным. Алька прижимался к каменной стене, словно та могла дать ему силы...
   Его разбудил голос. Алька содрогнулся - он совсем замёрз. Холод, тьма... и голос. Всё в Альке тянулось к этому голосу. Мальчик пополз на четвереньках - и вдруг на него обрушились потоки света - так казалось. Он зажмурился.
   -Алька! - сказал Силити.
   Алька быстро встал. Комната ещё немного качалась, но в целом это был нормальный мир в нормальном тускловатом свете. На постели, разметавшись в бреду, лежал Силити. Губы его беззвучно шевелились. В другом углу Литти замер с остекленевшими глазами. Двое воинов-призраков чернели неверными тенями посредине комнаты. Обручи багрового огня венчали их головы, и такие же были в ладонях мечи...
   -Силити!!! - заорал Алька. И увидел, как сдвинулось всё - и не верил глазам - Силити уже сидел на кровати - и встал - прямой и тонкий перед ними. Он был беззащитен - Альку захлестнула боль - он ничем не мог помочь...
   Потом Алька увидел вскинутую руку мальчика, и в ней - белую полосу света. Свет опустился на врага - а другой воин задрожал (так дрожит изображение в проекторе) и переместился. Чёрный ящер, перепончатые кожаные крылья, запах ужаса... Изгибая и распрямляя шею, ящер, казалось, исполнял перед мальчиком ритуальный танец... и вдруг, с силой ударив крыльями о воздух, весь откинулся назад...
   Железный переплёт окна был смят... и в комнату ввалилась пустота.
   * * *
   Силити повёл плечом. Чуть-чуть гордости ему не помешает... Алька засмеялся.
   -Я его убил, - сказал Силити.
   -Ты нечего?
   -Слабость небольшая... Где Бен?
   -Он... о Боже!.. Он ведь в отряде разведки! Один!
   Ребята молча стояли друг перед другом.
   -Литти! - вдруг позвал Силити. - Иди сюда.
   -Знаешь, Силити, наш хозяин говорил странные вещи, и я... боюсь, он мог быть прав.
   -Я не знаю, кто наш хозяин, но этого мальчика я сумею теперь разбудить.
   -Что ты делаешь?! - вскрикнул Алька. Литти, медленно отступая, сунул в пламя камина деревянный табурет. В руке его был факел.
   -Стой!
   Гобелены вспыхнули, как тонкая бумага. Искажённое болью лицо Литти - жуткое на фоне огня. Литти сжимал в руке пылающий табурет, не замечая, что пламя лижет и ладони...
   -Брось его, дурак!
   Алька и севельский мальчик сцепились, катаясь по горящим обломкам, кускам ковров и одежды. Рёв пожара уже почти заглушал их крики.
   -Элементали воды не слушают меня... - прошептал Силити. Он видел заслонившую окно тень тёмной птицы...
   -- 7 --
   -Если вы не хотите сдохнуть с голоду, вам придётся это сделать! -- Человек в белом выглядел совершенно равнодушным. Он отвернулся и медленно пошёл в замок.
   -Не кипятись... -- шепнул Силити. -- Они не смогут нас понять -- они не люди. И у них, наверно, полно дел...
   -Да, да, знаю, они спасли нас, они приютили нас... Но когда я смотрю на них... мне кажется, им нравится наблюдать за всей этой чехардой... И на кой чёрт им спасать планету, если им же начхать на её обитателей?!
   Алька понемногу успокаивался. Мальчики -- в синяках и ожогах, доставшихся им на память о пожаре -- стояли во дворе замка, перед грудой дров для костра. Поодаль, у подобных же костров, сидели какие-то люди -- беженцы или спасённые -- и вид у них был ужасен и отвратителен. Грязные, смрадные, в отрепьях вместо одежды, многие стали калеками или страдали от ран и язв, в глазах многих металось безумие. Люди эти жарили на вертелах мясо -- мясо тех зверей, что сутки назад, околдованные, помогали возводить твердыню, оплот для войны с агемами.
   И когда ветер, разбежавшись с не той стороны, дул посильнее, мальчики задыхались от дыма, вони гниющих тел, и страшные всхрипы живых трупов дополняли кошмар. Двор замка стал подворьем ада...
   -У меня идея, Силити, - проговорил Литти. - Надо позвать кого-нибудь от соседнего костра - пусть он поможет, а ты бы попробовал снять боль - за услугу.
   Мальчики переглянулись.
   -Это хорошая идея.
   Алька разыскал подходящего человека довольно быстро. Это был одноглазый старик, весь чёрный, то ли от сажи, то ли от грязи, кожа на спине у него пузырилась от ожогов.
   Калека присел, где указал ему Силити. Несколько минут мальчик колдовал над ним - и по тому, как распрямлялась скорчившаяся фигура старика было ясно, что колдовство действовало.
   -Что я могу для вас сделать? - прохрипел старик.
   -Вот... - смущённо откликнулся Силити. - Если вы сможете... Эти кролики...
   -Их надо прикончить, снять шкурки и выпотрошить, - закончил сам старик. - Сделаю.
   Друзья отошли - туда, где воздух был получше. От тёмной стены леса тянуло прохладой и почему-то - запахом спелых яблок. Сейчас у всех было такое скверное настроение... И надежда, что Мартышка вернётся, почти угасла.
   Свежие и сладковатые запахи... Лес, откуда явились они сутки назад, теперь не отталкивал, но словно звал. У кремнистого откоса, где развеялся удушливый дым от костров, они попадали на траву, проводив глазами вечернее солнце, окунулись в дрёму. Они забыли и о еде, и о приютивших их людях, об изнуряющей тревоге и о пьянящем колдовстве...
   * * *
   ...-Тут так тихо и тускло! - жалобно сказал Алька. Сверху лучилось тепло, а внизу были холодные камни. Сперва Алька решил, что к своду по окружности подвешены светильники, но это были щели в камнях, вернее, в каменной кладке. Воздух скользящим, лёгким пухом щекотал кожу, и казалось - шёпотом робким напевал о солнечных лугах, горячем песке, тенистых полянах...
   Алька выбрался наружу через небольшую щель. Снаружи это походило на каменную гробницу, серой шапкой венчавшую вершину холма. Внизу расплескала зелень и серебро туманов бескрайняя долина. У Альки перехватило дыхание - так это было просторно и красиво! - изумруд и серебро до самого горизонта, а там, на востоке, у края земли, встаёт увенчанное золотом лучей солнце, облака, точно королевская мантия, разошлись по обе стороны зари, и небо - небо по-Земному синее.
   Повернув голову, Алька увидел девять других холмов, грандиозной дугой оцепивших долину. Каждый из них венчала каменная гробница...
   С востока, веером разбросав облачную мантию зари, пронеслись невидимые всадники-ветры. Серебро туманов таяло, клубясь и мешаясь, и Алька ахнул, ибо только тогда стала понятна ему глубина обозреваемого пространства. Он видел в низшей точке долины чудесный город, город ярких красок, город, вспыхнувший россыпью бриллиантов в солнечных лучах...
   Сколько минуло времени? Алька почувствовал себя уставшим от красоты - как ни странно. Он присел на тёплую глыбу у входа в гробницу и, кажется, задремал - или это было наваждением?
   Сквозь сон он чувствовал движение ветра, и со временем оно сложилось в тихую музыку, похожую на шорох листвы. Но когда звуки стали ясными, музыка возвратила Альку в явь и, приподняв лицо над травою, он видел процессию, всходящую на холм. Там были всадники на белых лошадях в серебряных и золотых доспехах, и пешие витязи со светлыми и гордыми лицами, сановники в ярких одеждах.
   Алька оробел на миг... Но эта робость тотчас же растаяла, и Алька, удивляясь той естественности, с которой Севела принимала чудеса, поднялся во весь рост и ждал всходящих к нему людей.
   - 8 -
   -А это кто? - Герцог в синих с золотом одеждах склонился над Беном. Алька еле сдержался, чтобы не фыркнуть - выглядело это словно почтительный поклон величавого рыцаря обезьянке. - Я ничего не понимаю...
   -Это не зверь...
   -Олух ты... - мягко выговорил Мартышка. И щёлкнул герцога в нос.
   -Великолепно! Он тоже с Земли?
   -Да, Ваше Высочество... Но и на Земле ему удивлялись одно время не меньше... Сейчас попривыкли ко всему.
   Герцог покачал головой:
   -Да, малыш... Значит, Севеляне теперь летают в космос... Скверно.
   -Вы ведь обещали...
   -Да-да, я расскажу. Вам, мальчикам, наверное, это будет непонятно.
   -Суть поймём. Силити маг, он во многом разберётся.
   -Ах, нет, здесь дело не в знаниях, мальчики, дело... в усталости, что ли?.. Это тяжело, когда решаешься кому-то рассказать, а слов - слов не хватает. Вот ты, например, обвинишь ведь нас в убийствах...
   -Не нужно... Ваше высочество!
   -Хорошо. Я вижу, вы многое видели за свои коротенькие жизни. Ну и хорошо... Наш народ стар. Тысячелетия храним мы мудрость предков, и красота древнего мира не тускнеет, а время лишь вернее шлифует грани сокровенного. Не дух наш стареет, но то, что соединяет его с бренной основой. Наши люди стары - молодых нет. Наши дети - наша драгоценность, но их так мало! Воистину, счастлив тот дом, где порхает в радости светлый детский смех... Вот и я... нет у меня ни наследника, ни даже дочери...
   Много веков назад, мальчики, наша раса сместила себя сюда, в этот смежный мир, соседнее пространство - ибо наши Мудрые говорили - новые люди, что пришли в мир, захотят убить нашу красоту, с умыслом ли, от незрелости - но так будет. Будут войны, наши люди будут внимать пылким, но неразумным речам пришлых... Мы ушли - коротко говоря. И вот - мы стары. Тогда мы надумали собрать мужчин, чтобы они вдохнули жизнь в наше племя. Севельские мужчины, крепкое племя, будут жить с нами, заведут себе семьи, взяв в жёны наших девушек. У них будут дети, и тогда пленным решать - оставаться здесь, с семьёй, или возвращаться в свой мир. Тех, кто пришёл, мы отпустим...
   -А что же "белые"?
   -Горстка негодяев!!! - гневно воскликнул герцог. - Подлецы! Они подстраивают так, чтобы нам пришлось больше убивать. Среди нас - агемов - нет холодных убийц, но мы убиваем, когда нет выбора. Эти же, отщепенцы, приняв наши же обличья, несут от нашего имени смерть. Они хотят, чтобы люди из других миров восстали против нас, они калечат, уродуют - а после подбирают полуживых уродов на показ - вот, мол, смотрите, что делают агемы! А сами после, приняв облик белых освободителей, скромно опускают очи долу!..
   -Но как же, ведь они же - из вас, зачем им!?
   -Отщепенцы, я сказал. Понимаешь, ведь решение влить свежую кровь в жилы нашей расы принято было не вдруг, и не все ему аплодировали. Кое-кто из нашего народа не смирился с волей Мудрых. И они думают - если другие расы разгневаются на нас за похищения, мы устрашимся и свернём кампанию... Да... Трудно всё это. Их доводы звучат даже красиво, и уж конечно - гордо. "Пусть мы умрём, но наша красота уйдёт непорочной, и наша кровь, кровь древних и чистых владык мудрости, останется незамутнённой!"... Но им не понять, как это страшно - умирать в тишине!
   конец
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"