Петриенко Павел Владимирович: другие произведения.

test201113-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Игорь Бобель

Люди камня. Часть I

Исход

Глава 1. Завоеватель и беглецы

   На покрытой яркой зелёной травой равнине у Великого Солёного Озера гремел бой. Безжалостно и напористо наступали воины, одетые в тёмные кожаные латы с бронзовыми накладками. Высоких выносливых свирепых бойцов с тёмными курчавыми волосами и светлой кожей называли пеласгами. Они неумолимо уничтожали небольшое войско антов и тавров, которые хоть и враждовали между собой, но объединились против общего врага, что набирал силу.
   Конец боя был ясен. Пеласги захватили в плен командира противников по имени Аз, вокруг которого осталось немного уцелевших воинов. Разгорячённые боем, анты ещё пытались сопротивляться, но скоро были связаны, как предназначенные на убой животные.
   Но даже попав в плен, Аз шёл, гордо подняв голову. Это был высокий сильный молодой мужчина с мощными руками и ногами, что, однако, не мешало его быстроте и ловкости. Лицо его отличалось правильными чертами. Небольшая голова на мощной шее, тёмные волнистые волосы ниспадающие на плечи. Он имел ровный нос, почти прямоугольный лоб над прямыми бровями. Глубоко посаженные сверкающие глаза смотрели сердито и настороженно. Тесно сжатые губы побелели от злости, а массивный выпяченный вперёд подбородок подрагивал. Одетый в кожаные доспехи и короткий кожаный с разрезами килт, он мало чем отличался от врагов. Только красивые накладные металлические украшения и крепкие сандалии с поножами были другими. На широком ремне с бляхами болтались пустые ножны от меча и ножа.
   Победители, криками выражая восторг, потащили пленников на юг, к своему новопостроенному прибрежному посёлку - форпосту экспансии пеласгов в этих землях к востоку от устья великой реки Пар. Аза подвели к длинному зданию, сложенному по-пеласгийски, без раствора, из грубо обработанных больших кусков местного желтоватого ракушечника, подобранных так, чтобы они крепко цеплялись друг за друга своими неровностями. Широкие, окованные дорогой бронзой дубовые двери открылись со скрипом, и пленника толкнули вовнутрь. Сквозь щели между досками он увидел, что дверь закрывается на толстую бронзовую скобу, продетую сквозь две дыры. Да, пеласги были богатым народом, и могли себе позволить использовать бронзу в строительстве зданий. Стены внутри были высотой в два человеческих роста. Крыша состояла из больших плоских каменных плит, хитро уложенных друг на друга в виде чешуи - ещё одна особенность пеласгийской архитектуры. Ещё входя, Аз увидел, что его темница примыкает к прямоугольному двухэтажному каменному зданию. Расположенные на холме строения окружала невысокая, в рост человека, каменная стена с квадратными сторожевыми башенками по углам, двор внутри стены был хорошо утоптан и лишён всякой растительности. Аз машинально всё запоминал, ибо его натура не смирилась с пленом и бессознательно он уже готовился сбежать.
   На каменном полу его тюрьмы лежала солома, в углу уже сидел один пленник. Но это не был ант или тавр. Воин, в похожей на одежду Аза экипировке, сильный, с крупным скуластым лицом и прямыми светлыми волосами. Когда пленник поднялся, Аз увидел, что это приземистый, очень сильный человек со светлыми, полными злости глазами, диким взглядом и кривящимися в змеиной улыбке губами. Пояс этого варвара имел много каких-то мешочков, верёвочек и пустых ножен. Аз понимал, что на свободе они были бы врагами, но сейчас... Чем не шутит демон? Может они вместе выберутся из этого каменного мешка.
   Уже потемнело небо, что виднелось сквозь щели у дубовых балок, а пленниками никто не интересовался. Они же молчали, по-волчьи приглядываясь друг к другу из разных углов.
   За стенами слышались шаги, разговоры. Уже виднелись отблески костров. Запах дыма и жареного мяса дразнил ноздри.
   Вдруг раздались крики и шум от движения многих людей. Двери открылись и вооружённые стражи, связав, вытолкали пленных из помещения. Во дворе, при свете угасающего дня и факелов, Аз увидел солдат и впереди них высокого сильного человека с широким, плоским лицом и выпуклым упрямым лбом. Тёмные курчавые волосы падали на плечи, густые и блестящие они напоминали баранье руно. Небольшие глаза смотрели с победной насмешкой, ноздри короткого широкого носа раздувались, губы с опущенными уголками выгнулись в презрительной улыбке. Он весь излучал силу и уверенность победителя и повелителя. Азу почему-то пришло на ум имя "Завоеватель". Увы, но это было так. У кого больше воинов и оружия, тот и победитель. Но Аз не согнул гордой головы, да и его спутник по плену тоже смотрел набычившись. Аз взглянул на своего соседа по несчастью при свете факелов и, увидев спиралевидные узоры татуировок на его руках понял, что это кельт. Этот народ недавно появился у Великого Солёного Озера, придя из бескрайних северо-западных лесов.
   Завоеватель что-то гортанно прокричав своим людям, направился к двухэтажному зданию. Аза и кельта завели в здание и дальше по коридору в небольшой зал. Это было подобие опочивальни, возле стены стояло огромное ложе. Резные спинки ложа имели высоту больше роста взрослого человека. На стене за ложем была закреплена панель из светлого дерева во всю ширину ложа. Панель была особая: вся покрыта великолепной резьбой с листьями и розетками, а посередине в большом овале вырезана прекрасная дева с тонкими чертами лица и волнами пышных кос, что покрывали оголённую грудь. На бёдрах была изображена накидка. Дева полулежала, опираясь на руку.
   Аз и кельт смотрели на эту прекрасную девушку и знали, что она реально существует. Из-за неё-то вся вражда. Но Завоеватель оказался победителем. Он отнял её у Аза. Кельт же тихо подкрадывался, чтобы украсть её у Завоевателя, но попался как птица в силки. Главным была не так красота девушки как то, что она единственная наследница великого правителя великой северной страны Тиноры, а на языке пеласгов - Гипербореи. Завладевший принцессой будет править половиной мира. Ведь её страна далеко впереди других по силе, уровню развития, богатству. Аз только не понимал, почему гиперборейцы не захватили и эту часть суши, где жили пеласги, кельты, анты, тавры, киммеры и множество других племён помельче.
   Завоеватель что-то приказал и вошли две женщины, низко склонились перед ним. Потом вошли ещё несколько женщин в длинных закрытых одеждах, немолодые, с большими головными уборами. Между ними шла девушка с резного панно. Невероятно красивая девушка с облаком бело-золотистых волос. Лицо, сужавшееся к низу, было подобно нежному цветку. Брови вразлёт и слегка широковатый лоб придавали её лицу выражение упрямства, а большие ясные, голубые глаза смотрели серьёзно и почти печально. Казалось, девушка их всех жалеет, ибо знает все тайны мира. Пышные нежно-розовые губы не выражали ни страха, ни презрения. На прекрасной высокой шее лежали две нитки жемчуга. Одежда, тонкая туника с накидкой, дополнялась широким поясом из нитей серебра тоже украшенного жемчужинами. На лодыжках виднелись серебряные браслеты с бубенчиками, что позвякивали при ходьбе. Это был единственный звук, который слышали окружающие. Девушка шла так, словно плыла над полом.
   Аз подумал: "прекрасна как сон". И горько улыбнулся. Действительно, ещё и недосягаема как сон.
   Тем временем Завоеватель поднял девушку на руки, положил на покрытое мягкими мехами ложе и тут же взял её девственность, на глазах у всех. Показывая этим своё право на неё. Девушка отвернула голову и сдалась без сопротивления. Она давно знала, что так произойдёт. Это её судьба - тох! То, от чего невозможно уйти, что невозможно изменить, даже изменив ряд событий, которые предшествуют этому.
   Аз и кельт стояли злые как демоны, даже многочисленная охрана со страхом вцепилась в их связанные руки и спутанные ноги. А Завоеватель соскочил с ложа, громко рассмеялся, взял снятый до того пояс с мечами из рук оруженосца и вышел, давая распоряжения на ходу.
   Позже, когда все уже уснули и наступил тот час, что неопределённо называют "конец ночи" или "начало рассвета" или час демонов, Аз поднял своего недруга по несчастью и они, отыскав какую-то палку и сняв бляхи от накладок на поножах, начали взламывать бронзовую петлю запора.
   Ещё красными углями светились костры и сонные стражники проходя вдоль стены иногда опирались на неё, чтобы вздремнуть на минутку, а пленники уже тихо открыли дверь.
   Выйдя, кельт хотел сразу бежать к ограде, чтобы, убив стражников, выбраться на свободу, но Аз, схватив его за руку, показал на дом. Кельт понял замысел. Они бесшумно прокрались в спальню, надеясь, что повезёт и там будет только принцесса. Им повезло. Они никого не встретили. Завоевателя там не было, он где-то приливал победу и уже чувствовал себя царём полумира. Девушка, или уже "жена" Завоевателя, спала на ложе. Аз и кельт быстро завернули принцессу в меха и бесшумно выбежали во двор. Девушка, конечно, проснулась, но сразу всё поняла и не издала ни одного звука, как будто ждала этого.
   Ловким и тренированным во многих авантюрах воинам ничего не стоило прибить двух стражников, забрать их оружие и в мгновение ока перемахнуть через ограду в кромешной предутренней тьме. Девушка молча сносила все неудобства, когда её, словно куль, перебросили через каменную стену из рук в руки. На лугу, в нескольких сотнях шагов, паслись лошади. В наплывающем густом предутреннем тумане, двое беглецов легко увели пару лошадей. Тихо пройдя ещё сотню шагов, они погрузили принцессу на одну из лошадей, а сами побежали во весь дух к северо-востоку, уже не заботясь о том, что враги услышат топот и звяканье оружия. Скорость бега Аза и его спутника не уступала скорости лошадей. Аз знал, что вскоре начнётся лес, а там река и склоны невысоких гор - предгорий Тавра. Это было сейчас главным - достичь леса.
   От быстрого бега они устали. Лёгкие разрывались, не успевая качать воздух, кровь стучала в висках. Принцесса, уже развязанная, ехала на мехах, украденных вместе с ней, и, ухватившись за гриву, уклонялась от веток. Уже слышалось журчанье воды, когда позади появились новые звуки - крики, топот, бряцанье оружия. Аз показал рукой, чтобы все бежали ещё быстрее. Выбежав к реке, спустились к каменистому берегу, и Аз быстро повёл всех по воде против течения реки до ближайшей излучины. За поворотом показался небольшой водопад. Аз направился вброд к его центру. Все последовали за ним. Вода доходила до середины груди мужчин. Лошади фыркали и упирались, но шли.
   Аз махнул рукой:
   - Сюда, скорее! - и скрылся за водопадом. Все последовали за ним. Небольшая каменная ниша за водопадом переходила в пещеру с выглаженными стенами. Видимо когда-то через неё вытекала подземная река. Для лошадей пещера была низковатой, но они смирно стояли в почти сухой нише и косились на занавес из воды. Аз помог принцессе слезть с лошади и показал рукой на пещеру:
   - Это будет наше убежище до следующей ночи.
   Он по-хозяйски пошёл в глубь пещеры. Возле стены в нескольких шагах от входа, лежала привядшая трава. Аз кинул охапку лошадям, а часть расстелил и предложил спутникам присесть. Кельт даже лёг, откинув руки за голову. Принцесса сидела, подперев руками голову и положив локти на колени. Аз пошёл ещё дальше и вскоре вернулся с мешком из свиной кожи. Сразу начал вынимать сухие ячменные лепёшки и куски вяленой солонины. Принцесса поняла, что убежище служило Азу уже не раз. Что же, необходимо принимать действительность такой, как она есть. Этот вариант не хуже других для спасения и продолжения пути. Спали Аз и кельт по очереди, вполглаза, не доверяя друг другу и сомневаясь в своих силах. Поэтому же не предпринимали никаких действий. Когда стемнело, Аз вышел на разведку. Всё было спокойно. Преследователи, потеряв их след, ушли в направлении гор, выбрав самый простой вариант погони.
   Из пещеры вышли во второй половине ночи, взяв направление на север, вглубь бескрайних лесов. Ночь была в самый раз - безлунная, моросил дождик. Шли по лесу цепочкой. Аз возглавлял колонну, принцесса ехала на лошади посередине. Сзади шёл кельт, ведя вторую лошадь. Где-то вдалеке услышали вой волка, но сейчас был не сезон для их нападений. Летом волки предгорий охотились поодиночке, и справиться с ними было легче. Однако лошади начали храпеть и фыркать, топтаться на месте и трясти ушами. Пришлось их подгонять.
   К рассвету вышли в долину, заросшую ивняком и камышом. Начались болота. Аз уверенно вёл свой отряд. Никто не сетовал на трудности. Шли молча, только вода хлюпала под ногами. Люди настороженно оглядывались. Стояла жутковатая тишина. Стался утренний туман, густой, пропитанный гнилыми запахами болота. Иногда слышался крик ночной птицы. Редкие деревья, встреченные среди кочек, были наполовину усохшими. Кельт громко чихнул и выругался. Аз подскочил к нему и, почти шипя, как змея, приказал замолчать. Так и двигались почти до восхода солнца. Аз впереди, пробуя палкой глубину болота и только по ему известным приметам вёл их куда-то в неведомое. Принцесса старалась даже не думать. Что-то напевая в уме, беззвучно в такт покачивания лошади. Она чувствовала злую мощь этого места и старалась изо всех сил не выдать себя, свой магический дар. Знала, что если зло учует её присутствие - будет беда.
   Когда солнце лениво вылезло из тумана, путники вышли на небольшой земляной бугор. В центре его были следы костра и лежали четыре серых камня. Аз пустил коней пастись и начал собирать хворост для костра. Кельт хотел присесть на один из камней и достать из мешка что-нибудь съестное. Принцесса подскочила к нему и схватив за руку оттолкнула от камня. Покачала головой и сказала:
   - Нельзя! Магия. Камни злые!
   Кельт с удивлением уставился на девушку. Уж чего он не ожидал, так это каких-то действий от принцессы, а ещё больше - таких слов.
   Вернулся Аз и опять девушка предупредила, чтобы он не садился на камни. Аз стоял в раздумье, потом спросил, что это значит. Принцесса провела перед глазами Аза рукой. Он вдруг увидел на месте следа от костра яркий голубой огонь, а вокруг него сидели, согнувшись вперёд четыре страшных существа, не то люди, не то оборотни в каких-то балахонах с множеством дыр из которых проглядывали кости, куски гнилого тела с червями и какими-то красно-белыми нитями. Аз мотнул головой и видение исчезло. Несколько секунд он смотрел на принцессу помутившимся взглядом и ничего не мог вымолвить. С печальной улыбкой, девушка сказала:
   - Это место занято утопленниками из трясины. Они несчастны и оттого злы.
   Постояв ещё немного, придя в себя, Аз бросил хворост в сторону, не стал высекать огонь, а достал из мешка снедь, раздал её кельту и принцессе, взял сам, и все стоя поели. Сразу же начали поспешно собираться дальше. Аз сказал всем, что осталось немного, ещё один переход, и они отдохнут как следует. Двинулись в путь. "Однако, принцесса не проста, - думал Аз на ходу, - что же это выходит? Она показала прошлое, или что это? Кто она на самом деле?" Ему уже не так хотелось её близости.
   Под вечер путники вышли наконец из болота. Впереди простирался широкий луг, а дальше зеленел лес. На опушке леса, у неширокой речушки, расположился деревянный дом типично антской постройки. Увидеть его можно было только подойдя поближе. Дом сливался с окружающим лесом и кустарником. Невысокие стены, широкий, с крутой камышовой крышей. Брёвна его стен посерели от времени, а узкие окна-бойницы придавали дому вид укрепления. По обширному, заросшему мелкой травой, двору бродили куры и несколько овец. Также во дворе был обложенный камнями летний очаг, брёвна для сидения, и стояли какие-то деревянные пристройки со стенами, плетёными из лозы на кольях и обмазанными глиной, крытые дёрном. "Наверное это для скота и хранения припасов", - подумала принцесса. Ей хотелось поскорее присесть, точнее даже прилечь. Аз позвал хозяина. Видно было, что они знакомы, поскольку хозяин неспешно вышел из дома, и без опаски подошёл к приезжим. Это оказался коренастый, мрачноватый, бородатый мужичок средних лет, одетый во всё домотканое.
   По пути кельт убил небольшого оленя и привёз его целиком, не разделывая. Мужчины тут же занялись свежеванием дичи, а хозяйка, вышедшая на зов хозяина, повела принцессу в дом. В большой комнате с каменной печью, прялкой и простым ткацким станком, на деревянной кровати сидели две девочки, а паренёк постарше тут же вышел, чтобы напоить и накормить коней. Хозяйка, взяв два глиняных горшка, также пошла во двор, разжигать костёр и готовить ужин.
   Принцесса решила сразу же познакомиться с девочками. Очень похожие, они были одеты в грубые полосатые платья из домотканого полотна. Ноги у них оказались в несуразно больших кожаных башмаках, сшитых по бокам и связанных ремешками выше лодыжек. Смотрели они одинаково настороженно из-под косматых "причёсок", если так можно сказать. Было им чуть больше десяти лет, но суровая жизнь уже наложила отпечаток на их не по-детски угрюмые лица.
   Принцесса пустила в ход самую простую магию добра, вызывая на поверхность их общительность. Она знала, что дети вообще очень любопытны, а особенно если живут в такой глуши, оторванные от сверстников. Заговорив с ними на наречии антов, на котором общался с хозяином Аз, принцесса расположила девочек к себе ещё больше. Они рассказали принцессе о том, кто живёт поблизости от них, где находится мельница, куда ездят родители продавать сыр, яйца и другие товары. А также сообщили, что их брат умеет делать дудочки, чтобы выманивать из норок вкусных сусликов и сурков. Они многое ещё хотели рассказать, а ещё больше спросить у этой сказочно красивой девушки, похожей на фею из маминых сказок, но их всех позвали ужинать. После этого хозяйка сказала, что принцесса может расположиться в каморке вместе с девочками, а мужчины - в большой комнате, она же пойдёт отдыхать на сеновал. Но Аз и кельт ответили, что будут спать на сеновале с сыном хозяев.
   Когда все разошлись, Аз с кельтом впервые серьёзно повздорили возле сарая с сеном. Их особо не волновало, что услышат хозяева, или принцесса может сбежать. Они этого не допускали: куда ей, такой хрупкой, изнеженной, одной в лесу. Их беспокоила дальнейшая дорога. Каждый хотел заполучить принцессу и уехать к своему роду, чтобы начать готовиться к свадьбе и переговорами с родичами девушки. Недальновидность и наивность не позволяла им сообразить, что родичи принцессы могут стереть с лица земли всё племя самозваного претендента в мужья.
   Ссора не грозила перерасти в открытую драку. Оба были уставшие, измотанные и явно хотели отложить спор до утра.
   Принцесса, войдя в комнату девочек, первым делом осмотрелась, увидела окно-бойницу, даже улыбнулась по этому поводу. На деревянных полатях было накидано свежее душистое сено, а сверху постелено грубое полосатое покрывало, такое же как платья девочек. Они уже начали укладываться спать, приглашая принцессу лечь между ними. Но та остановила девочек и начала издалека. Сначала спросила, что им больше всего нравится в наряде принцессы. Одна сказала, что это жемчужные бусинки, а другая - серебряные колокольчики и цепочки на ногах. Принцесса пошла дальше, - пообещала девочкам эти украшения, если они ей помогут.
   - А что нужно делать?! - хором спросили девочки, в их голосах звенел восторг.
   - Ничего особенного, только выслушайте меня и запомните всё хорошенько. -- ответила девушка, взяв каждую за руку.
   Девочки переглянулись и закивали косматыми головками, с любопытством поблёскивая глазками. У них даже приоткрылись ротики от желания что-то узнать, что-то услышать, ничего не пропустить и чем-то помочь этой прекрасной незнакомке, да ещё за такое сказочное вознаграждение.
   Принцесса провела руками перед их личиками и начала говорить, используя свой дар:
   - Как только взойдёт солнце, вы проснётесь, и к вам придут спросить, где принцесса. Скажете, что вы спали и ничего не знаете. Тогда все уйдут. Вскорости уедут оба мужчины, которые прибыли со мной. Тогда вы скажете родителям мои слова: "Немедленно мама, братик и мы уходим в лес, там прячемся в нашем схроне. Отец пусть будет дома. Придут вооружённые люди. Отец не должен им говорить правду. Забыть, что принцесса и двое мужчин были здесь. Иначе всех убьют. Слушайте и повинуйтесь!"
   Голос девушки звучал глухо, но так чётко и так сильно, что вибрировал воздух в комнате.
   Потом она снова провела руками перед личиками малышек и они дружно легли на кровать и тут же уснули.
   Принцесса немного постояла с закрытыми глазами. Потом пошла в угол, где приметила ещё засветло жёрдочку с одеждой, плетёными поясками, кусками домотканого полотна и рядна, мотками пряжи и разнообразными шнурками. Выбрала небольшой кусок грубого полотна и две недлинные верёвочки. Осмотрела их при слабом свете из окна и накинула себе на плечи поверх мехового покрывала полотно. Верёвочками подпоясалась. Теперь меховое покрывало и полотно служили ей верхней одеждой. Затем сняла одну нитку жемчуга и оба ножных браслета с колокольчиками. Положила их под подушки девочкам. Улыбнулась, подумав, что это будет хорошим приданным для них, когда вырастут. Ещё раз особым голосом приказала им хорошо выспаться и сделать всё, как она просила, а подарки взять с собой в схрон, но так, чтобы никто не видел. Потом пролезла через узкое окно и оказалась у задней стены дома. Прислушалась и спокойно вышла во двор. Подняла с земли три небольших камешка. Прошептала над ними слова и положила один возле порога, другой возле входа на сеновал, третий на выходе со двора. Так будет спокойнее, никто не потревожит её до утра.
   Быстро пошла по тропинке к реке. Небо почти очистилось от туч, но луны не было. Темнота и лёгкий ветер, шумящий в кронах деревьев, помогли уйти незаметно. Ещё вчера она увидела недалеко у излучины реки широкую песчаную отмель и возле неё несколько больших камней, что выступали из травы. Принцесса подошла к этому месту, осмотрелась. Так и есть, - хорошее место для её цели. Девушка разделась и сложила всю одежду в кусок полотна, взятого в доме. Связала всё накрест верёвками, оставила на берегу и нагая вошла в реку. Окунулась с головой в обжигающе холодную воду и потом встала так, чтобы вода доходила ей до пояса. Набрала воды в ладони, склонив голову к воде, сказала Слова, и вылила её себе на поднятое вверх лицо. Очистка и подзарядка энергией потока усилила все чувства девушки. Вышла из реки, похожая на речную нимфу, прекрасная, с белым, почти светящимся телом. Взяла в руки узел с одеждой и поднялась на один из ближних плоских камней. Легла лицом вверх, положив одежду на живот. Сосредоточилась и начала тихо напевать мелодию, которая постепенно стала глуховатой, на очень низких нотах. Так прошло минут пять. Постепенно камень под ней начал вибрировать, а воздух вокруг неё замерцал, заструился, как будто возле костра. Очертания камня размылись, начали исчезать. Через некоторое время всё успокоилось, но девушки на камне уже не было.
   Открыв глаза, принцесса села, осмотрелась вокруг. Необходимо было определить, где же она оказалась. Вроде бы всё сделала правильно, но ведь кто знает, что могло случиться. Она уставшая, и не совсем хорошо ориентируется в этих незнакомых краях.
   Вокруг были скалы, склон горы, дальше, на фоне звёзд, тоже темнела гора. Внизу слышалось журчанье ручья по камням. "Очень хорошо. Я в горах", - подумала принцесса. Лучше можно будет осмотреться днём. Сейчас же пора одеться и найти убежище. Она совсем вымоталась, да ещё и магия. Но ведь не было выхода. Ещё она подумала, что меньше чем через три луны ей на довольно длительный срок придётся отказаться от этого чудесного способа перемещения. Что ж, такова действительность, уже воплощённая реальность и ничего нельзя изменить. Или можно? Она задумалась и решила ничего не менять. Встала, развязала узел и начала медленно одеваться. Кусок полотна сложила и накинула на плечи, а верёвками подпоясала самодельный плащ из мехового покрывала. Посмотрела на свои почти разлезшиеся сандалии и улыбнулась. Теперь она совсем походила на дикарку, которые встречаются в лесах. Нужно где-то достать обувь.
   Принцесса встала на камень и начала внимательно смотреть на звёзды над головой. Постояв так несколько минут, удовлетворённо отметила, что она сделала хороший переход, где-то на пять дней пути к северу от гостеприимного хутора. Направление тоже оказалось удачным, - в сторону своего дома. Очень грустно стало при упоминании родного дома, близких и родных лиц. Она не видела их уже больше года. Чего только не произошло с ней за это время! Хотелось узнать, что там дома, но тратить на это свои слабые силы и остатки энергии не было смысла. Скоро она всё увидит, теперь уже скоро.
   Нужно было найти убежище, чтобы поспать. Сразу потянуло на зевоту и глаза начали закрываться. Эге, нет-нет-нет! Вначале найти убежище.
   Уже начало светлеть небо на востоке, приближалось утро. Приложив ещё немного сил, она осмотрела всё вокруг особым взглядом, и увидела то, что искала. Небольшая пещерка с выступом, повёрнутая на юг. Добравшись до пещеры принцесса убедилась, что там сухо и тепло. К тому же место не занято кем-то из зверей. Пещера была чистой, а горный воздух легко проникал в её глубину. Принцесса тут же разложила своё меховое покрывало так, чтобы оно служило и подстилкой и укрытием. Под голову примостила сложенную ткань. Осталось только задвинуть вход камнем. Хотя сил было совсем уже мало, она напряглась, и придвинула лежащий неподалёку камень, упираясь ногами в каменные стены. Камень почти полностью закрыл вход в пещеру. Почти упав на свою импровизированную постель, она заснула за несколько секунд, но в эти секунды перед её мысленным взором промелькнули картины детства. Дом, мама, отец, братик и бабушка... скоро, теперь уже скоро она вернётся домой.
  

Глава 2. Итиль

   - Тили, Тили - кричала бабушка, когда Итиль, ещё совсем крошка, убегала к берегу озера, поближе к Священным Камням. Потом бабушка тянула её за руку и сердито вычитывала, что ходить туда таким малышам опасно. Однако Итиль даже не прислушивалась к её причитаниям. Она знала, что бабушка не сердится, только хочет чтобы всё было по порядку: сначала учёба, потом рассказы о сокровенных знаниях, а только потом первое посещение Священных Камней. Но девочке хотелось чего-то особенного, от которого сжимается и замирает сердце и в голове возникают странные видения.
   Да, это было так давно. Засыпая, принцесса Итиль улыбнулась. Вспомнила мать, строгую и прекрасную. Бедного братика, что погиб по вине Праведных. Отца, который не простил этого касте Праведных. Потеря наследника трона создала шаткое положение. Праведные явно хотели захватить всю власть, когда не станет царя, великого Нофера-Ит, потомка сорока двух поколений династии Священной Тиноры. Её, Итиль, не воспринимали всерьёз, как будущую правительницу, а побочные дети её отца не имели права на трон.
   В том, что Итиль стала во сто крат сильнее этих жадных и властолюбивых убийц, именуемых Праведными, заслуга её бабушки Озы. Теперь Праведные больше вели интриги и борьбу за власть и богатства, чем думали о подданных страны. Их лучше называть жрецами, как в западных краях. Они настолько потеряли свой дар, что не могли даже маленького камешка сдвинуть мыслью. Оза не раз говорила ей, что только чистые помыслы помогают развить дар. Слово может быть во сто крат сильнее камня, но заговорив камень, знающий даёт ему магическую силу на тысячи и даже сотни тысяч лет. Ведь камни живут гораздо дольше большинства вещей, а тем более - людей.
   Любовь к своим близким и желание возродить династию Тиноры помогали Итиль во всём. Она жадно выслушивала бабушкины рассказы о сокровенном, училась магии. Важно было сохранить всё в тайне, пока Итиль наберёт силу. Оза с радостью воспринимала то, что великий дар возродится в этой хрупкой девочке. Ведь Оза по сути была последней Великой Повелительницей камней, получившей дар от своей матери, которая ушла в камни ещё во времена Великой Тиноры. Её мать была дочерью главы Праведных. Девочки у них считаются "браком", они не могут возглавлять касту, нести службу на острове Священных Камней. О них забывают сразу, как только удачно выдадут замуж за нужного человека. Во всём на первом месте выгода и уже давно. Бабушка стала женой великого Нофера-ло, дедушки Итиль, только потому, что не было в тот момент других высокородных девиц на выданье. Отец Итиль не наследовал дар, как и её брат. Это сразу, по гаданью у Священных Камней и составлению своих каменных таблиц, поняли Праведные. Однако они рано начали радоваться, не ведая о великом даре Повелительницы камней у своей родственницы Озы. А теперь так же у её внучки, Итиль. Только не по годам молодой вид Озы выдавал её дар, но она знала как отвести глаза кому нужно.
   Ну, да это всё прошлое. Сейчас важно быстрее добраться домой. Итиль уснула, словно провалилась в бездну без времени.
   Уже вовсю распевали птицы и утренний туман растаял в долине, когда она проснулась, почувствовала, что силы восстановились. Умылась из ручья, пожевала дикую мяту и собрав вещи пошла на северо-восток, в сторону своего дома. Нужно было раздобыть другую одежду и обувь, еду. Эти простые заботы глушили её инстинкт и дар мага. Вот почему Итиль не почувствовала впереди живых мыслящих существ.
   На поляне у реки стояла старая деревянная мельница. Итиль вышла прямо на неё. Быстро присела за кустом, так как услышала голоса из развалюхи. Говорили двое. Более тонкий, юношеский голос звучал воинственно, а другой, грубый, неразборчиво бубнил. Итиль прислушалась и поняла, что эти двое что-то нашли, но никак не поделят. Постояв ещё немного, она потёрла ладони, вытянула руки, потрясла кистями и сосредоточившись вошла в помещение через проём без двери. Увидев её, оба спорщика замолкли и уставились на девушку, как на привидение. Юноша оказался по росту и телосложению похожим на Итиль. Ему, наверное, не исполнилось и пятнадцати лет. Светлые волосы, серо-голубые глаза, форма лица были как у тинорца. Девушка почувствовала, что он, наверное, её земляк. В юноше было что-то очень знакомое. Другой персонаж был... дверг, гном. "Вот это да, какая редкость в наши времена", - подумала Итиль. Ведь большинство из них давно ушли в нижний мир. Этот дверг видно был очень старый. Жадный блеск в маленьких глазках выдавал худшие наклонности гномьей натуры. На овальном тёмном лице только и видно было, что глаза, нос картошкой да толстые красные губы. Остальное заросло волосами, или лучше сказать, седой шерстью. Одежда на нём была тоже какая-то серая, лохматая, а ноги босые, с большими узловатыми ступнями.
   Итиль всё это окинула быстрым взглядом и пока те двое не опомнились, вытянула руки, подняла вертикально ладони, направив их в сторону юноши и гнома. Это привело обеих в ступор. Итиль теперь могла диктовать им свою волю. Она низким, вибрирующим голосом спросила, что делают эти двое. Ответил юноша, что они делят клад. Действительно, на полу стоял открытый сундук в котором поблёскивали какие-то вещи. Итиль подошла ближе и увидела там две серебряные чаши, палочки серебра разной длины, что служили для оплаты, а также бусы, кольца из золота и цветных камней. Особо выделялся не очень большой клинок из белого метала с богато украшенной рукояткой. Он так и просился в руку. Итиль почувствовала в нём силу. Это был невероятно старый клинок. Девушка еле отвела от него глаза.
   Итиль сказала своим особым голосом, что она поделит клад так, чтобы никто не был в обиде. Юноша и дверг хором сказали: "Хорошо, мы согласны". Тогда Итиль ногой подтолкнула к себе сундучок, присела на корточки перед ним, не упуская из виду обоих, начала делить всё из ларца на две кучки поровну. Только клинок она взяла, обмотав тканью платья, чтобы не прикасаться, и отложила в сторону. Сказала, что клинок берёт себе, как плату за раздел. Дверг и юноша снова хором согласились. Окончив дело, Итиль поднялась, взмахнула руками перед лицами обеих, прошептала несколько слов. Юноша и гном пришли в себя. Дверг сразу же кинулся к своей кучке драгоценностей. Юноша более спокойно присел и начал складывать свою долю в кожаную сумку. Потом он спросил девушку кто она, куда идёт. Итиль представилась как Торит, то есть "странница" на языке Тиноры, и сказала, что идёт домой к отцу, который болен и нуждается в её помощи. Это была почти правда. В свою очередь узнала, что юношу зовут Юнор. Имя ему очень подходило. Он тоже шёл домой, где его ждёт мать. Ещё Юнор сказал, что с двергом они познакомились недавно, шли вместе до этой мельницы, а зовут его Коррони. Итиль улыбнулась, имя дверга на его языке значило "ворчливый". Очень соответствующее для этого коротышки. Оба ночевали в этой хибаре и случайно, под провалившейся половицей, нашли клад. Итиль подумала, что случайно ничего не бывает и то, что она пришла сюда в это время, тоже не совпадение. Ей сразу пришёл на ум клинок. Да, это определённо его проделки.
   Итиль предложила идти вместе до ближайшего большого поселения. Так легче, и не страшны звери. Юноша сразу согласился, а дверг, глядя из-подо лба, проворчал, что у него своя дорога. Ну и ладно, не очень-то хотелось иметь такую компанию. Однако оставлять дверга за спиной тоже нехорошо. Поэтому Итиль постаралась уговорить Коррони идти с ними до ближайшего поселения, всё равно путь через лес для всех них был в одну сторону.
   Юнор был болтливым, открытым к общению человеком, но Итиль всё время чувствовала в нём "второе дно". Что-то было не совсем понятное, но видно, он не скрывал ничего, наверное, даже не подозревал об этом. "Он ещё совсем молод и не разбирается в своих возможностях", - подумала Итиль.
   Оказывается, Юнор возвращался от родственников, где собирался найти работу, и как-то устроить свою жизнь. Но его родня оказалась бедной, бестолковой, со множеством маленьких детей. Однако, теперь Юнор уже не волновался за завтрашний день, ведь у него были драгоценности и даже платёжные палочки серебра. Всё это юноша выболтал в ближайшие несколько минут. Потом начал хвастать, что путешествие всё же не прошло даром. Он научился драться на мечах и стрелять из лука у одного старого солдата, что жил рядом с родственниками.
   Когда солнце уже поднялось над головой, путники решили устроить привал. Прежде всего, Итиль на силок из верёвок поймала большого тетерева, теперь нужно было его приготовить, чтобы пообедать. Дверг сидел в стороне от костра, но от поджаренного птичьего окорочка не отказался. Юнор достал из сумки ячменную лепёшку и принёс в серебряном кубке воды. Обед и отдых вышли неплохими. Однако необходимо было идти дальше. Остаток дня они бодро продвигались по лесной дороге. Уже в темноте набрели на землянку пастухов, в которой оказалось сухо и было много сена. Всё, что нужно для ночлега. Итиль разместилась в самом углу. Дверг лёг возле входа, никому не доверяя.
   На следующий день, на рассвете, они отправились дальше и спокойно дошли до большого поселения антов в долине, окружённой лесом. Дверг, не прощаясь, ушёл своей дорогой в обход посёлка, а Итиль снова использовала голос чтобы приказать Юнору пойти на рынок и купить для Итиль мужскую одежду и обувь. Дала ему пять жемчужин из ожерелья и серебряный браслет с руки. Благо по росту и стройности она была такая же как Юнор. Он возвратился, когда солнце уже повернуло за полдень, и принёс всё, что сказала девушка. Ещё Юнор купил крынку молока, сыр, вяленую солонину и ячменные лепёшки. Они поели и юноша тут же завалился спать на траве. Не без помощи голоса Итиль, конечно. Девушка сразу же принялась менять облик. Когда Юнор проснулся, увидел, что рядом с ним сидит юноша, похожий на него и улыбается. Это было удивительно! Итиль строго сказала изменённым юношеским голосом:
   - Теперь мы будем братьями. Только не вздумай кому-то проболтаться кто я, а то сделаю так, что ты оглохнешь и онемеешь.
   Теперь они вместе вошли в посёлок. Пройдя к его центру, нашли харчевню, на втором этаже которой были комнаты для путников. Поужинав, они поднялись наверх. Пришлось спать в одной каморке вдвоём. Итиль постелила парню свою меховую накидку на деревянный пол, и после приказа особым голосом тот сразу же лёг и уснул.
   Утром, позавтракав и рассчитавшись с хозяином, решили найти кузницу. Она располагалась на окраине, но близко к центральной улице. Кузница была добротной, с конюшней и небольшим каменным домиком. Хозяин, невысокий крепыш с въевшимися от металла чёрными точками на руках и бородатым лицом, молча рассматривал двух, почти одинаковых юношей. Итиль сразу поняла, что кузнец здесь хмур, значит хороший мастер.
   - Нам нужны клинки и две лошади. Заплатим хорошо, - сказала Итиль.
   Пристойная одежда и скромный вид покупателей не вызывали подозрений. Кузнец пригласил их под навес, указал рукой на разложенное и развешанное оружие, сказал: "Выбирайте". Оба путешественника начали пробовать на взмах сабли, мечи, ножи. Каждый выбрал по бронзовому мечу и длинному узкому кинжалу. Кузнец тем временем принёс красивые пояса с ножнами. Спросил откуда идут ребята, Итиль быстренько ответила особым голосом, что идут от родственников, назвала далёкий городок, где они-де работали и разжились у родных кое-какими средствами. Кузнец, не заподозрив обмана, принял плату серебром, отвёл на конюшню и предложил двух почти одинаковых, двухлеток гнедой масти, уже умеющих ходить под седоком.
   Перед уходом Итиль провела рукой перед лицом кузнеца, и приказала забыть внешность покупателей.
   Когда они отъехали уже далеко по пыльному тракту, Юнор задумчиво спросил:
   - Торит, что ты сказала кузнецу и почему велела забыть нас? Как ты это сделала?
   Итиль улыбнулась и ответила, что пусть это не тревожит Юнора, так надо. Пообещала научить его кое-каким секретам отвода глаз.
   Через два дня они подъехали к большому несуразному строению на пригорке, сложенному из диких валунов и крытому, по антскому обычаю, соломой. К строению примыкала приземистая башня, сложенная из тех же валунов. Вокруг теснилось несколько десятков бревенчатых строений и землянок. Рядом мальчишка выпасал коней. Он с радостью согласился присмотреть за лошадьми приятных юношей, за небольшую плату.
   Итиль вошла в ворота обширного двора первой, за ней Юнор. Тут же к ним приблизился сухопарый сгорбленный старик и спросил кто они, и откуда. Итиль насторожилась, но ответила, что они братья, идут от родственников и хотели бы пополнить запасы продуктов. Для отвода глаз бдительного старца Итиль применила тень. Укрылась тенью Юнора. Старик внимательно посмотрел на обоих юношей и махнул рукой в сторону широкой но извилистой улицы, что упиралась в какую-то деревянную пристройку возле каменной цитадели. Это оказалась лавка, одновременно склад и харчевня. Внутри было полно народа. Итиль сразу поняла, что это "искатели войны" - наёмники. Среди них были не только люди, но также орги и колды из народа гоблинов. Очень неприятные, с кожей серого цвета и вечной идиотской, злобной улыбкой на мерзких рожах. "Такие могут убить за огрызок серебряной палочки", - подумала Итиль. Тут же создала вокруг себя и Юнора ауру страха, чтобы никому не хотелось к ним прицепиться. Сразу же прошептала Юнору, чтобы он молчал и не отвечал никому ничего. Деловито подошла к длинному столу, за которым стояла дородная женщина, вся в бурой домотканой одежде и таком же чепце. Итиль выбрала нужные продукты, попросив также дорожную сумку из кожи, сложила туда припасы. Наёмники, немного примолкнув, смотрели на путников оценивая, что бы можно у них отнять, но подойти не решались. Уже выходя на улицу Юнор оттолкнул одного наёмника, который нагло скалился и стоял на их пути расставив руки. Тут же подбежали ещё несколько нахалов и начали кричать. Итиль громко произнесла гулким голосом:
   - Молчать! В сторону! - потом добавила, - Юнор, быстрее.
   Они выскочили из лавки и побежали к воротам. Юнор начал вытягивать меч, оглядываясь на вывалившихся следом бродяг. Они галдели, размахивали оружием, руками, но не бежали за путниками. "То-то же", - подумала Итиль.
   Только приблизившись к своим лошадям, они остановились и начали забрасывать на коней поклажу. Рассчитались с мальчишкой и быстро поехали по дороге. Итиль сосредоточилась и поняла, что она очень "наследила", применяя магию. Те, что жили в каменной цитадели, уже, наверное, поняли, что здесь присутствует маг. Необходимо было принимать срочные меры. Лучше всего укрыться среди камней, родных и надёжных. Итиль подгоняла свою лошадь и Юнора. Через некоторое время, уже перед заходом солнца, увидели каменистые холмы. Свернули с дороги, чтобы поискать там ущелье, которое можно "закрыть". Такое место появилось только когда уже сгустились сумерки. Они молча, уставшие, в пыли, шли рядом с лошадьми. Вскоре оказались в узкой горловине, между двух крутых скал. Пришлось остановиться. Не зная этой местности, идти дальше было опасно. Итиль поставила "заслон". Юнор тем временем достал из сумки хлеб, вяленое мясо, сыр. Они поели в потёмках. Лошадей тоже нужно было напоить и накормить. Но как это сделать? Юнор очень переживал, и Итиль пришлось успокоить его словом. Потом, для верности, она поставила ещё и "ауру тайны". Постояв с поднятыми руками, поворачиваясь по кругу, выбрала направление и пошла вдоль сальной стены, возвышавшейся слева. Через несколько дюжин шагов услышала журчанье воды. Прошла ещё немного и при свете взошедшей луны, увидела небольшой грот из которого вытекал маленький ручеёк. Она напилась воды и вернулась чтобы привести лошадей.
   Когда кони напились и начали щипать жидкую травку, Итиль присела под каменной стеной. Усталость брала своё, но надо было принимать какое-то кардинальное решение. Она чувствовала интерес тёмного мага, а может и нескольких. Итиль знала, что немалая часть самых злобных и потерявших человечность жрецов уже перешли на тёмную сторону. И не только в Тиноре. Они провели обряд поклонения Веллоку и Мокшод, страшным божествам, требующим от своих подданных полного повиновения, а взамен дающим возможность пополнять свою энергию, силы и здоровье, причиняя страдания живым существам. Также, подданные тёмных богов, принеся им кровавые жертвы, получали возможность превращаться в различных монстров. Переход на тёмную сторону происходил из-за потери связи со Священными Камнями. Хотя тёмные тоже были связаны с камнями, но по-другому и с другими видами камней. Ещё таких отщепенцев называли "потерянные под землёй" так как большинство камней с отрицательной энергетикой должны постоянно находиться под землёй. Тинорцы же этих людей-оборотней называли "горроксайды".
   Итиль знала точно одного такого жреца, - Сассуха. Бабушка называла его "Сассух - змеиное жало". И ещё Оза сказала тогда, что перейти на тёмную сторону просто, но цена за такое сотрудничество - страшная. Веллок и Мокшод постепенно, через тёмные камни высасывают из поддавшихся всё человеческое и превращают их в полных нелюдей. Завершившие превращение горроксайды выполняют волю страшных богов как бездушные куклы. Наибольшим успехом для них считается обращение всё новых людей в подданных Веллока и Мокшод.
   Итиль знала, что сильный светлый маг, такой как она, очень привлекает тёмных. Ведь попав к ним такой маг потянет за собой связи с камнями, которые он заговорил и тёмная сила вырвется на поверхность земли. Ещё хуже, если на службу тёмным станет каменный круг, или целый лабиринт.
   Сейчас Итиль могла спастись только бегством. У неё не было силы противостоять тёмным, она не была готова. Вконец измотанная Итиль начала засыпать, но какая-то часть её сознания осталась на страже. Поэтому, в предутренней тишине, она уловила звуки шагов какого-то существа. Девушка проснулась, но так и осталась лежать с полузакрытыми глазами. Только рука пододвинулась к мечу и страшному клинку из клада. Тот, кто приближался не был тёмным. Она немного расслабилась. В этом человеке чувствовалось немного испуга, немного нерешительности. Поэтому Итиль громко и чётко сказала:
   - Остановись и назовись, а не то, - превращу в столб.
   Открыв глаза, она увидела худенького, оборванного паренька, что поверил в её слова. Он стоял по другую сторону ручья. Было непонятно откуда он пришёл, ведь дальше обрыв. Итиль подозвала его и спросила об этом. Парнишка ответил, что там дальше есть тропинка и его пещера.
   - Что ты тут делаешь?, - поинтересовалась Итиль.
   - Живу, - ответил он, - А ты кто?
   - Я Торит, а тебя как зовут?
   - Я Уджеру. Мне надо набрать воды.
   Итиль увидела в руках Уджеру кожаное ведёрко. Она сделала приглашающий жест и спросила не расскажет ли он о здешних местах.
   Уджеру набрал воды и сказал, чтобы Торит шёл за ним. Итиль не обеспокоилась, поскольку не чувствовала угрозы. Перепрыгнув ручей, пошла за Уджеру по каменному уступу. Уже ближе к пещере он предупредил, что там прячется его семья.
   - От кого же вы прячетесь? - спросила Итиль.
   - От власти цитадели, мы не хотим быть рабами, - спокойно ответил Уджеру.
   Когда подошли к пещере, из неё вышла навстречу невысокая женщина, хотя и не старая, но какая-то сморщенная, согнутая, запуганная, с потухшими глазами.
   Она взглядом как будто спросила, без слов, кого это привёл сын. Уджеру сказал, что Торит путешествует с братом, и у них есть лошади.
   Ближе ко входу в пещеру горел костёр, двое мальчиков подкладывали в него хворост. Женщина поставила над огнём треногу и повесила котелок с водой. То, как бережно она обращалась с котелком показало, что это их наибольшая ценность. Итиль сказала, что она сейчас вернётся и принесёт кое-что съестное. Женщина посмотрела настороженно и испугано, но Итиль постаралась мысленно её успокоить и пошла по уступу. Когда она прибыла на место их привала, то увидела, что Юнор ещё спит. Итиль разбудила его, сказала о ручье поблизости. Они быстро собрали вещи и перебрались туда.
   - Сейчас я тебя кое с кем познакомлю, не опасайся, это хорошие люди, - сказала Итиль.
   Они пошли к пещере. Итиль сразу начала выкладывать припасы на расстеленную тряпицу. Дети и женщина смотрели так, как разглядывают видения, которые вот-вот исчезнут. Уджеру положил на камни какие-то старые шкуры, чтобы сидеть. Итиль пригласила всех "к столу". За едой все немного успокоились, и Итиль услышала нехитрую историю о том, как несколько дней назад слуги тёмных забили до смерти отца за то, что не желал становиться наёмником. Как злой хозяин Уррон захотел чтобы Уджеру пошёл солдатом вместо отца. Ночью, семья собрала пожитки и сбежала по тайной тропинке сюда, в скалы. Эту тропу и местность Уджеру знал с детства.
   - Чем же ты занимался в цитадели, Уджеру? - задала вопрос Итиль. Она ждала и думала, скажет ли паренёк правду.
   Уджеру немного помялся, но всё же не солгал этому хорошему юноше с такими проницательными голубыми глазами.
   - Я понемногу подрабатывал там и сям, а иногда удавалось кое-что стащить у этих дуболомов наёмников, - ответил Уджеру.
   Итиль подумала: "Хорошо, что не солгал, это значит, что выход сам нашёлся". Снова спросила:
   - Скажи, а что хозяин, - он маг или жрец?
   - Я думаю то и другое, но маг он никудышный, больше злобы и кое-каких знаний из свитков, что у него в башне, - ответил парень.
   - Откуда ты знаешь, что у него в башне? - поинтересовался Юнор.
   - Да это всё его слуги, они когда напиваются мёда с дурманом в лавке, то болтают, как утки в пруду.
   - Против кого же собирает войско Уррон? - спросила Итиль.
   Уджеру рассмеялся и сказал, что этот недоучка-маг мечтает захватить власть в Тиноре потому, что тамошний правитель умирает, а Праведные дерутся за престол, как безмозглые петухи и не видят угрозы извне.
   Они ещё немного посидели у костра, попивая травяной чай, что сделала мама Уджеру (как поняла Итиль, без её угощения это был бы весь их завтрак). Потом девушка заказала, чтобы Юнор пока оставался возле пещеры. Он начал играть с младшими братьями Уджеру и показывать им своё оружие. Итиль с Уджеру пошли к ручью чтобы "серьёзно поговорить", как выразилась девушка. Парень внимательно посмотрел на неё и сказал, что он понял. Торит и её брат, Юнор, тоже прячутся.
   - Да, это почти правда, но мы ещё должны добраться домой, в Тинору - ответила Итиль, потом добавила:
   - А теперь слушай вот что, - я оставлю тебе своих коней, дам кое-что из припасов и немного серебряных палочек, чтобы ты мог прокормить свою семью. Но ничего не воруй! Я дам тебе также клинок для защиты и лук, который сделала сама, он хороший, будешь охотиться в лесу. А за это ты пойдёшь на юг, туда, где кончаются горы и течёт большая река. У этой реки найдёшь каменный лабиринт. Будь осторожен, ни в коем случае не вступай в него, а то пропадёшь! Найди укромную пещеру и жди нас. Мы придём не позже чем через месяц.
   - Но это так далеко и откуда мне знать придёте ли вы, - ответил Уджеру.
   - Ничего не бойся, ты справишься. Когда мы с Юнором придём, вы со всей семьёй будете жить в достатке. Мы с братом не бедные бродяги, - немного покривив душой, сказала Итиль.
   - Да я вижу, что вы не бедняки, но сомневаюсь, увижу ли вас снова. Может мы пойдём с вами? - уже практически согласившись, спросил Уджеру.
   - Нет, не подходит. Нам с Юнором нужно скрытно войти в Тинору, а куда там с твоим семейством, - категорически сказала Итиль.
   Уджеру немного подумал и согласился. Они вместе начали переносить пожитки из пещеры и грузить на коней. Итиль задержалась возле пещеры последней и запечатала её словами. Она также нашла подходящий осколок камня, заговорила его и уже возле ручья, отозвав в сторону, вручила Уджеру со словами:
   - Этот заговорённый на удачу камешек будет твоим оберегом. Смотри не потеряй его, никому не показывай, даже матери. Он защитит вас в пути.
   - Уджеру посмотрел на Итиль долгим взглядом. Кивнул головой, взял камешек, замотал его в тряпицу и засунул за подкладку своей курточки.
   - Теперь всё. Езжайте и пусть будут с вами Солнце и Луна - напутствовала семейство Итиль.
   Они с Юнором постояли пока те скрылись за поворотом ущелья. Тогда пошли, закинув за плечи узелки.
   - Как же теперь будем продолжать путь? Когда теперь мы будем дома, без лошадей-то? - уныло сказал Юнор. Он молча сносил все разорительные чудачества Итиль.
   - Не бойся, я вижу не только то, что есть сейчас, но также, что ждёт нас завтра - бодро ответила Итиль и пошла, взмахнув рукой, чтобы Юнор следовал за ней.
   Уже под вечер они вышли к широкой, почти ровной долине. По её зелёному ковру кое-где были разбросаны крупные камни и кусты. Итиль приостановила Юнора на окраине леса, предложила отдохнуть, да и перекусить пора. Но костёр они не разжигали.
   Когда начало темнеть, Итиль отошла в сторону, постояла минуту, прислушиваясь, потом вытянула руки, потёрла ладони и так с поднятыми руками вернулась на их стоянку. Сразу же заговорила своим особым вибрирующим голосом:
   - Сейчас ты, Юнор, возьмёшь вещи и пойдёшь за мной. Будешь выполнять всё, что я потребую без слов и сопротивления.
   Юнор, с широко открытыми глазами, начал молча собирать вещи, потом пошёл за Итиль к центру лощины. Там оказался лабиринт из камней. Он уже почти врос в землю, но чётко выделялся под светом взошедшей луны. Юнор, как сомнамбула, молча шёл круг за кругом следом за Итиль. В центре лабиринта она встала на плоский, большой камень и притянула к себе Юнора. Громко сказала: "Откройся!". Камень под ними задрожал, появилось неяркое свечение. Итиль и Юнор исчезли Вся долина снова погрузилась в спокойный тихий сон.
  

Глава 3. Возвращение в Тинору

   Утро следующего дня началось для Юнора с того, что проснулся он в ложбинке между камней. Поодаль сидела Торит, возле костерка. Юноша встал, подошёл, потягиваясь начал рассказывать про свой странный сон, где он будто летел оттолкнувшись от странно вибрирующего камня, в обнимку с Торит. Девушка рассмеялась и сказала пусть об этом не мечтает, её объятья не для Юнора. Они позавтракали остатками припасов, тогда Итиль сказала:
   - Мы уже близко к твоему дому.
   - Как это может быть, ведь вчера мы были в Подгорье? - удивился Юнор.
   - Что ты, это же было три дня тому! - убедительно сказала Итиль. Ещё не пришло время посвящать в тайны этого наивного юношу. "Вот если бы это был Уджеру, расторопный и уже битый жизнью - подумала она, - тогда можно было бы кое-что открыть". Однако и Юнор кое-чему научился за время своих странствий. Знает основы боя на мечах, стреляет из лука, ездит верхом на лошади. Да и людей разных увидел. Итиль понимала, что если дальше с ним заниматься, из Юнора выйдет толк. Самое же главное - он честный, порядочный парень.
   Они собрали свои вещи и пошли на юго-восток.
   Юнор и вправду уже узнавал родные места. Где-то за полдень путники услышали топот многих лошадей и разговоры. Быстро спрятались за кустами и увидели, как мимо быстро проехал отряд вооружённых всадников - полный гросс, дюжина дюжин. Впереди скакал командир, одетый получше, в кожаные доспехи с множеством нашитых бронзовых бляшек, бронзовые поножи и наручи, и в глубоком бронзовом шлеме с височными пластинами с боков. "Да что же происходит в Тиноре?" - подумала Итиль. Давно она не видела, чтобы отряды воинов скакали по стране да ещё в спешке.
   К вечеру путники приблизились к долине, в которой было разбросано до двух десятков домишек-полуземлянок. Юнор поспешал, скоро его дом. Он думал, как там мать, всё ли у неё в порядке. Уже совсем стемнело, когда они подошли к его хижине. Юнор вошёл в утрамбованный дворик и поспешил к двери. Итиль тоже спустилась по нескольким ступенькам вниз, к дверям полуземлянки. Над поверхностью было не больше метра сруба, в котором виднелось маленькое слюдяное оконце. Односкатная крыша, по обычаю тинорцев покрытая дёрном, густо заросла травой. Итиль часто видела такие жилища, проезжая со своей свитой на лошадях в лес на охоту или прогулку. Однако никогда в землянках простых людей не бывала.
   Тем временем, Юнор открыл дверь и они вошли в помещение. Им навстречу вышла женщина с круглым бронзовым светильником в руках. При его мигающем свете, Итиль увидела небольшие сенцы и далее чисто выбеленную комнату с очагом из камня по центру. За очагом были дощатые полати. Под оконцем, которое оказалось у самого потолка, стоял стол и длинная широкая скамья. У двери громоздился тёмный сундук, застеленный вязаным покрывалом. Вот и вся обстановка. Мать Юнора, Ганора, оказалась статной женщиной с красивым увядшим лицом и умными тёмными глазами. Разглядеть что-то ещё при тусклом свете масляной лампы было невозможно. Мать очень обрадовалась неожиданному возвращению сына, обняла его и долго гладила по голове. Парень немного смутился и начал знакомить Ганору со своим спутником. Она удивилась странному имени этого юноши - Торит. А ещё её поразило, насколько он похож на её сына. Потом с грустью сказала, что время сейчас не очень хорошее для парней. Посланники Праведных по всей Тиноре насильно собирают молодых ребят в войско. Отказ грозит смертью для всей семьи. Что-то нужно делать, чтобы избежать призыва. Итиль сразу успокоила женщину, сказав, что она из знатного рода и возьмёт Юнора к себе на службу. Юнор тоже успокоил мать, рассказал, что нашёл клад и обменял большую часть на серебряные палочки, которые оставит ей, чтобы не бедствовала. Что-то неуловимо знакомое показалось Итиль, когда она смотрела на Ганору. "Так иногда бывает, если в прошлом воплощении уже встречалась с этим человеком" - подумала она.
   Вечер прошёл в рассказах о путешествиях Юнора, причём мать не сводила с него посветлевшего взгляда, а утром Юнор и Итиль ушли дальше, к столице. Ганора не плакала, но всё же еле сдерживалась. "Её можно понять, ведь в этом мире кроме Юнора у неё никого нет" - невесело раздумывала Итиль. Они шли больше просёлками, через лес, пустоши, обходили больше дороги и поселения.
   Столица встретила их привычным для Итиль шумом, криками погонщиков, что перевозили товары. Итиль решила не идти через главный вход во дворец, а пробраться через вход в гроте, известный немногим из семьи. Пролезли сквозь кусты в маленький садик, где Итиль отыскала заросший зелёными лозами грот.
   Вскоре они с Юнором вышли из тоннеля к чёрному ходу в средних палатах и по извилистым коридорам пробрались на половину бабушки Озы. Юнор старался поменьше вертеть головой, но в глазах его было видно восхищение красотой каменных палат. В залах и переходах царили порядок и чистота. Стены, трапециевидные арки и высокие потолки из цветного камня, покрытые искусной резьбой в тинорском стиле, казались драгоценными кристаллами из глубоких пещер. Роскошные ковры и редкие меха устилали мозаичные полы, завешивали стены, закрывали потайные переходы. О некоторых Итиль знала. Озы нигде не было, но её присутствие чувствовалось по сильному энергетическому следу. Даже Юнор сказал, что в этих палатах чувствуется дух сильного человека. Бабушка вышла к ним очень тихо и неожиданно. Увидев её, Итиль обрадовалась, радостно улыбнулась и вздохнула с облегчением. Её иллюзорная маскировка мгновенно развеялась.
   - Я знала, что ты уже близко, - сказала Оза.
   - Бабушка, это Юнор, он шёл со мной и помогал мне, - сообщила Итиль, подтянув его за руку поближе. Принцесса снова почувствовала себя юной девочкой.
   Оза выглядела немного уставшей и озабоченной.
   - Что-то случилось у нас? - спросила Итиль.
   - Да, и многое очень нехорошее, а кое-что даже непоправимое, - ответила Оза, - но вы, наверное, устали и голодные с дороги. Идите в твои покои, поговорим потом. Мысленно у Итиль с Озой уже шёл обмен информацией и девушка ужаснулась происходящему.
   Перед тем как они вышли, Оза ещё спросила как зовут мать Юнора и, покивав головой, улыбнулась, услышав имя Ганоры. Ещё она предупредила, чтобы Итиль и Юнора никто не видел. Девушка всё поняла и выйдя в коридор, наложила "ауру тайны".
   В своих покоях Итиль нашла порядок и дух запустенья. Не чувствовалось также пребывания любопытных ушей и глаз. Никто, кроме Озы, её не ждал и не знал о её возвращении. В одной из пустующих комнат Итиль разместила Юнора, показав гардероб с одеждой и научив пользоваться ванной. Юноша с восторгом впервые в жизни увидел, как обширная мраморная ванна наполняется горячей водой. Итиль сказала, чтобы он переоделся, привёл себя в порядок, и вышел в гостиную поесть и посовещаться. Сама пошла в свою спальню и тоже привела себя в порядок, переоделась.
   В гостиной в покоях Итиль Оза уже накрыла на стол. Посвежевшие, Юнор, чувствующий себя неловко в новой и неслыханно дорогой для него одежде, и Итиль, в тёмно-синем мужском наряде, богато расшитым серебром, вошли в столовую почти вместе.
   - Садитесь и кушайте, а я буду говорить, поскольку на пустые беседы у нас времени нет. Первое: Юнор, ты должен узнать много важных вещей. Прошу не удивляться и никому об этом разговоре не рассказывать. От этого многое зависит. Ты умный и сильный, хотя сам ещё не разобрался в своих возможностях. Девушка рядом с тобой - наследная принцесса трона Тиноры, - Итиль. Ты тоже не простой деревенский паренёк. Твоя мама 15 лет назад была наложницей правителя Нофера-Ит. Поэтому, Юнор, ты сводный брат Итиль. Твою маму из дворца насильно увезли твои дяди - двоюродные братья Ганоры, поскольку хотели получить за неё выкуп и выгодные посты в державе. Их поймали, но Ганору тогда не нашли. Теперь от тебя зависит будешь ли ты помогать Итиль, от этого многое изменится в твоей судьбе. Сказать, что Юнор был удивлён - очень мало, он был потрясён, но всё же сумел кивнуть головой и выдавить:
   - Да, конечно, я ей так обязан!
   Оза кивнула головой и продолжила:
   - Сейчас Праведные рвутся к власти. Они думают, что Итиль пропала. Каждый считает, что кто-то из них уничтожил принцессу или запер в подземельях. Это нам на руку. Необходимо хорошо подготовиться ко встрече с придворными. Она произойдёт послезавтра в полдень. Во дворец сейчас прибывает знать страны, родии правителя и ваши. Будет много Праведных. Среди них, несколько очень страшных, что одной ногой уже перешагнули черту человеческого и стали тёмными. Ещё немного и они превратятся в горроксайдов. Мы тогда были бы в очень сложном положении. Пока что у нас есть силы противостоять им. Я не сидела даром, а собрала ещё кое-кого и обучила их многому. Это приёмный сын Нофера-Ит, Литорно и ваши сводные братья: Конофор, Орноф; а также сёстры: Атаоза и Аолоза. Есть ещё двое, назовём их друзьями правителя и моими. Это карлик Химер и один непростой человек Урз. Потом я вас познакомлю. Думаю, на нашей стороне также будут командиры Варж и Чин-Кору. А самое главное, мне удалось возобновить связь с Идо и Гару.
   Услышав последние имена, Итиль даже встала и молитвенно сложив ладони сказала:
   - Слава Солнцу-Колу и Луне-Аме, что Идо и Гару с нами!
   Она тут же объяснила Юнору, что это гиганты - искусственные дети Древних Учителей, последние из известных на земле. Потом добавила:
   - Я тебе, Юнор, потом подробно всё разъясню. А теперь, что нам делать, бабушка?
   - Готовиться и познакомиться с другими нашими помощниками, - ответила Оза. Она сказала где находятся другие, и объяснила, что делать сейчас и до послезавтра.
   Когда Оза ушла, Юнор сразу же потребовал разъяснений. Итиль пришлось ему рассказать, кто такие горроксайды, как появились здесь гиганты - дети Учителей и о своём путешествии на запад. Последнее вызвало у него наибольшее число вопросов. Объяснять пришлось издалека. Она сказала о надвигающейся великой катастрофе, когда в эти места придут тысячелетние морозы и снега. Потом, в считанные дни, изменится место восхода и захода солнца, и начнётся оледенение по всей этой земле, как там, далеко на севере, где когда-то была первая Великая Тинора. Рассказала немного о своих способностях и о том, что чтобы выбрать путь для Тиноры, ей необходимо было в день летнего солнцестояния оказаться в самом большом и древнем Каменном Круге, который находится между странами тавров и антов. Только этот круг есть и Местом Силы и Вратами одновременно. Только там она увидела будущее всей земли, морей, стран и людей. Узнала, куда надо двигаться её народу, чтобы выжить в надвигающейся катастрофе, предсказанной и записанной на каменных таблицах великими видящими - учениками Древних Учителей.
   - Когда это начнётся - спросил потрясённый Юнор.
   - Уже скоро, через дюжину лет, точнее пока не знаю, - ответила Итиль.
   - Почему именно ты должна? - спросил Юнор, печально глядя на принцессу.
   - Я узнала об этом пути давно, ещё когда мне исполнилось двенадцать лет - невесело ответила девушка. Они посидели ещё немного, пока мрачное молчание не нарушил шум за окнами. Итиль подумала, глядя из-за занавесей на выходящих из крытых повозок гостей: "Слетаются как стервятники, сбегаются как шакалы-падальщики".
   Ближе к вечеру пришла Оза и забрала их в нижний ярус дворца, где она разместила помощников.
   Вообще дворец состоял из трёх ярусов: верхнего, где были тронный зал, прочие официальные помещения, палаты правителя и его супруги; среднего - для детей, родственников, старейшин и почётных гостей; и нижнего - жилищ прислуги, охраны и служебных помещений. Под дворцом располагались обширные подземелья, переходившие в разветвлённые пещеры. Они были столь велики, что редко кто знал хотя бы отчасти дорогу и не путал часами, а то мог и заблудиться насовсем. Никто не знал где они заканчиваются.
   Весь дворец северной стороной примыкал к каменистому склону нависавшей над ним горы. С южной же стороны он выглядел как трёхступенчатое здание с балконами и террасами. На востоке склон горы, покрытый террасами с садами, переходил в парк, на западе же спускался к городу отвесной скалой, которая незаметно переходила в стену дворца с окнами в три этажа. С этой стороны был закрытый двор, куда постоянно подъезжали и выезжали из широких ворот многочисленные роскошные повозки знати. В отдельный двор, с воротами в другую сторону города, въезжали повозки с товарами и продуктами для дворца и входила прислуга. Каждые ворота тщательно охранялись караулом стражников в бронзовых доспехах. Крыша дворца из каменных плит, являла собой открытую площадку. Внизу, с южной стороны, рядом со дворцом стоял небольшой нарядный домик, окружённый цветниками. Он соединялся с нижним ярусом дворца крытой галереей.
   Дальше на юг спускался к озеру парк. Среди озера виднелся остров, где располагалось святилище, усыпальница правителей и главное - Священные Камни. На острове жили несколько отшельников, а раньше находился пещерный храм. Немногие знали, что пещеры под дворцом могли привести к этому храму на острове. Итиль сама нашла этот утраченный переход и создала там свой первый магический круг. Он был очень сильным, потому что Итиль выполнила его с печатью. После заговора камней на какое-то действие, на него наносится заговорённая кровь очень чистого существа или сильного мага. Итиль, по совету бабушки, соорудила такой круг из особых камней и наложила на каждый магическую печать, скреплённую её собственной кровью. Создать такой круг, выполняющий повеления мага, было долгом чести великих магов прошлого. Бабушка Оза рассказывала, что существует по крайней мере восемь таких кругов. Но есть предсказание, что когда будет священное число их - тринадцать, тогда окончится династия Ноферов и сама Священная Тинора распадётся на части и рассеется по миру.
   Именно этот личный круг Итиль перебросил её саму год назад к великому Каменному кругу, созданному под руководством прилетевших с неба Древних Учителей. К Месту Силы и Вратам одновременно. В том гигантском круге из огромных стоячих камней и каменных "ворот" она увидела всю землю и её будущее. Поняла, что делать её народу, чтобы выжить в надвигающейся великой катастрофе. Эти суровые испытания были предсказаны для людей Тиноры Великими Видящими, а теперь она знала и время катастрофы. Когда однажды, полтора года назад, совсем неожиданно Оза сказала, что Итиль уже готова, девушка не поняла к чему она готова. В тот период, в тайной библиотеке, в самом нижнем подземелье дворца, Итиль с помощью бабушки впервые прочитала выплавленные на тонких каменных плитках записи о грядущей катастрофе. С тех пор девушка часто спускалась в то сырое, тёмное помещение, наливала бездымное масло в старинные каменные чаши-светильники, зажигала огонь и читала. Тонкие угловатые линии сливались в древние знаки первых династических письмён, уже забытых большинством. Даже Праведные о них только слышали, но не видели, и подавно не умели их читать.
   В тёмной глубине, под гигантской массой горы и дворца, в келье, заполненной плитками с письменами, она корпела часами, как старый Ведун прошлого. Но это дало результат. Результат стоил всех бессонных бдений. Перед Итиль предстала вся история Великой и Священной Тиноры. От времён, когда страна была на полюсе на четырёх огромных островах, и имела тёплый, мягкий климат, что создавали гигантские магические кристаллы на центральной горе Меру. Тогда гиганты - искусственные дети Древних Учителей, строили великолепные дворцы и помогали развиваться людям Тиноры. Эти гиганты учили отобранных способных детей, что были проверены в специальной камере. Способности были у каждого свои.
   Воспитанники гигантов дали огромный толчок к развитию благосостояния тинорцев. Но они же создали и касты. Способные в искусстве, науке, магии решили, что они выше остальных, а способные в управлении людьми и военном деле говорили, что они выше, их нужно почитать. Так начались первые войны кланов. Брат мог убить брата за власть и богатство. Длились войны несколько сотен лет, пока на земле снова не появились сами Учителя.
   Видя, что они наделали, Учителя решили заменить равенство людей на правление каст. Так каста магов, учёных и целителей стала Праведными - первыми жрецами. Каста умеющих управлять людьми и воинов - стала правителями, первой династией. Поскольку в дальнейшем осуществлялись браки между этими кастами, как самыми достойными, у их потомков рождались дети со способностями магов или правителей, или то и другое вместе. Тогда появились великие мудрецы и великие злодеи. Появились также Великие Повелители Камней. Были и вовсе никчёмные, но высокие по рождению. Среди последних, очень хитрые и ловкие в конце концов заняли высшие посты среди Праведных. Это была печальная, но поучительная история.
   Однако Итиль искала другое: почему погибла первая Великая Тинора. Она знала, что та Священная Тинора, что есть теперь и которую юго-западные племена называют Гипербореей -- только тень от былого величия. Однажды, в самых нижних рядах, она отыскала несколько нужных табличек. Они были покрыты слоем плесени, зелёные ото мха. Пришлось принести воды и тряпок чтобы очистить эти таблички. Прочитав древние письмена, Итиль поняла, что речь идёт о временах страшно древних. Почти пятьдесят тысяч лет назад. Это тоже была катастрофа, наверное, ещё больше чем та, которая ожидалась вскоре. Запись на одной из табличек гласила, что Просвещённый, создавший её, узнал всё от самих Учителей. В то далёкое время земля ходила ходуном, сотрясалась и менялась. Исчезли под водой целые материки, раскалывались и двигались континенты Му, Рапанури, Аталантэ. В то время раскололись и частично сдвинулись острова Тиноры. Два из них затонули в океане, от третьего остались на поверхности только несколько горных вершин, а четвёртый с тех пор и доныне покрылся вечным льдом. Образовались новые острова, моря, горные хребты. На месте былой великой страны возник океан, и гора Меру медленно погружалась в его воды, покрываясь льдом. Остатки тинорцев, которые уцелели в этой катастрофе, были вынуждены бежать на юг, и начинать заново создавать свою страну на материке и островах в средних широтах, где остались леса и степи.
   Итиль поняла из табличек, что если бы не Учителя и их гиганты - искусственные дети, Тинора и её народ исчезли бы, как многие другие страны.
   Следующая табличка объясняла и причину катастрофы. К Земле приблизилась Луна. Великие изменения далее происходили постепенно. После катастрофы прошли тысячи лет, пока стало ясно, что меняется не только климат, растительность, животный мир, но и люди. Жизнь их укоротилась. Они стали значительно меньше ростом, но не утратили способность к выживанию и часть знаний, данных Учителями.
   Однажды Итиль прочитала ещё одну запись на полуразрушившейся очень древней табличке. Она поняла, что Учителя пришли с другой земли - планеты, где Солнце меньше. Название родины Учителей прочитать не удалось, оно было на их языке. Родная планета Учителей полностью потеряла жизнь. Причиной этого стало падение одной из лун. Перед этой катастрофой была полная гибель ещё одной планеты, за родиной Учителей, которую разорвало на куски приближение "гигантской сферы". Что это такое Итиль не поняла. Ещё узнала, что Луна не сразу пришла к нашей Земле, а облетела другую планету, ближе к солнцу, заставила её вращаться в другую сторону и убила этим жизнь.
   Итиль, после прочитанного, несколько недель не заглядывала в тайную библиотеку. Ведь такое узнаешь не часто, редко кто выдержит. Оказывается, бабушка Оза не читала эти таблички. Да их, наверное, никто не читал уже несколько тысяч лет. В те дни потрясения, Итиль и согласилась посетить великий Каменный круг - Место Силы и Врат. Ей хотелось, чтобы Тинора избежала гибели. Ведь теперь нет Учителей, некому помочь её народу. А Оза ещё сказала, что это путешествие присутствует в судьбе Итиль при любых переменах.
  

Глава 4. Власть

   Оза привела Юнора и Итиль в просторное, почти пустое помещение в нижнем ярусе. На стенах его висели щиты, мечи, ножи, кинжалы, стилеты, луки и прочее оружие. Это была оружейная и одновременно тренировочный зал. Посередине его стояли друг против друга двое внушительного вида мужчин. На оголённых плечах и спине блестел пот от долгой тренировки. Увидев вошедших, они остановили поединок. Тот, что был повыше, брюнет с удлинённым лицом и светлыми глазами, сказал: "Ничья". Другой, крепыш с русой бородкой и соломенными волосами, широко улыбнулся, кивнул в знак согласия.
   Оза указала на черноволосого и сказала:
   - Это Литорно, а другой - Конофор. Познакомьтесь, - Итиль и Юнор. Где остальные?
   - В соседнем зале, - ответил Литорно. Он явно был тут лидером.
   Оза, а за ней остальные, вошли в меньший зал без окон, с длинным столом и скамейками. На столе были свалены матерчатые кожаные и бронзовые части доспехов, а на стойках вдоль стен висели полные комплекты брони для воинов.
   Вокруг стола сидели ещё трое. Юноша, конечно Орноф, совсем молодой, со вздёрнутым носом, широкими скулами, курчавый и большеглазый. Девушки в скромных тёмных нарядах, с одинаково заплетёнными в косы волосами, были Атаоза и Аолоза. Первая, постарше, имела удлинённое лицо, прямой ровный нос, небольшие тонковатые губы и зелёные глаза. Взгляд её был странно-гипнотический, и она имела привычку пристально и долго смотреть собеседнику в глаза. Аолоза была светловолосая, светлокожая с большими серо-голубыми глазами и пухлыми губами. Взгляд этой, наоборот, трудно было уловить. Она как будто была и не была здесь. Итиль почувствовала, что обе девушки очень непростые. У обеих был сильный, но глубоко спрятанный дар.
   Оза сказала, что командиры Варж и Чин-Кору выделили им эти помещения, а ещё дальше - две спальни. Тут не будет в ближайшее время никого из охраны и служащих. Можно спокойно говорить и заниматься делами. Велела убрать со стола и принести посуду, потом вышла. Вернулась с угрюмым мужчиной, который принёс еду. Итиль знала этого верного бабушкиного помощника Хо. Пока юноши и девушки кушали, Оза рассказала о событиях наверху, о том, что послезавтра очень важный день. Завтра же им принесут одежду, в которой они будут сопровождать Итиль в покои правителя на приём. За это время необходимо каждому изучить свою роль и немного приукрашенную легенду о происхождении, хотя все они высокородные по отцу и никакой маг не почувствует ничего. Тут посыпались вопросы, в том числе к Итиль и Юнору. Все без церемоний разговаривали, делились своими историями с Юнором. Итиль больше слушала и наблюдала. Ей было почему-то очень хорошо на душе, наверное потому, что она приобрела так много братьев и сестёр в один день. Видимо и остальные чувствовали что-то подобное. Потом Оза сказала, что уже пора отдыхать. Забрала с собой Итиль, а Юнор остался с другими братьями и сёстрами.
   - Как тебе твои братья и сёстры? - спросила Оза, когда они поднялись в её покои.
   Итиль сказала, что это впечатляет. Такие разные, но она почувствовала в каждом из них какой-то дар. Это она точно почувствовала. Оза удовлетворённо кивнула головой и похвалила Итиль.
   - Ты, девочка, уже стала настоящей Видящей. А теперь подробно расскажи всё, что с тобой произошло за этот год. О том, что увидела на Месте Силы и Врат, - попросила бабушка.
   Итиль подробно рассказала о великом Каменном круге, о том, как она трое суток просидела в позе ожидания и просветления, на центральном камне, повернувшись к тому промежутку между двумя столбами-камнями, где взойдёт солнце в день равноденствия, который совпадает с её днём рождения. Она увидела как извне, из высот за облаками, к полюсу будет надвигаться ужасный холод. Он достигнет земли, уничтожит всё живое, постепенно покроет снегом часть океана и сушу на месте Великой Тиноры. Потом, через некоторое время, "запляшут" звёзды. Страшный мороз накроет ту часть земли, где сейчас находится Тинора, а также все земли и воды от неё на запад и восток вокруг земли. Дальше она увидела только снег и лёд на месте Тиноры. Ещё поняла, что есть возможность остановить дальнейшую катастрофу, чтобы не вырос лёд, высотой в сотню тунов, чтобы не всходило солнце в другой стороне. Услышала только слова "Кристалл" и "Сын". Закончив это страшное пророчество, Итиль сидела молча, пока Оза обдумывала услышанное. Потом она сказала:
   - Я так и предполагала. Необходимо как-то заставить тинорцев уйти на юг. И начинать надо немедленно, чтобы за пять-семь лет уйти так далеко, как только можно и успеть занять пустующие земли там, где мороз не будет убийственным. Людей поведёшь ты. С тобой будут хорошие помощники, я постараюсь их собрать. А теперь, Итиль, скажи мне, кто отец твоего сына?
   Итиль как будто обдало жаром. Она не ожидала, что Оза так скоро об этом узнает. Но немного успокоившись, рассказала о Завоевателе, добавив, что это своё будущее она тоже видела на Месте Силы и Врат.
   Оза сказала, что теперь необходимо выбрать отца для сына Итиль. Ведь древний закон гласит, что если наследует трон женщина, то родившийся от неё сын становится законным правителем и продолжателем династии. Он имеет право на династическое имя и престол, но только если он родился в браке.
   Этот мальчик станет великим и, возможно, спасёт Тинору и не только её, пусть под другими звёздами и названием. Хорошо, что Великие Камни выбрали ему в отцы Завоевателя со свежей кровью молодой расы, и кроме того он наследует от тебя дар - задумчиво произнесла Оза, потом добавила:
   - Теперь давай отдыхать. Не надо идти в твои покои, будешь у меня. Тебе необходимо поберечься. Уже кое-кто знает о твоём возвращении и эта новость скоро распространяется. Правда и польза от этого есть - твоего отца теперь не будут стараться отравить, убить. Нужно его известить о твоём возвращении. Пошли ему письмо со слугой.
   - Подожди, бабушка, у меня есть вещь, очень необычная и вызывает странные ощущения - Итиль достала из ножен клинок, что взяла при разделе клада. Она держала его на платке. Клинок серебрился, показалось, что от него исходит жар.
   - Ты что-нибудь знаешь об этом клинке? - спросила она.
   - Знаю, что никто не может сказать откуда он, кто изготовил, кому принадлежал, - очень взволновано ответила Оза и подошла ближе, чтобы рассмотреть такую редкостную вещь. Подумав, она сказала:
   - Видимо, это одна из тех вещей, что путешествуют из одной реальности в другую и не имеют начала. Если он пришёл к тебе, это знак, что ты перенесёшь его в другое измерение.
   - Ты точно знаешь? - удивилась Итиль.
   - Я чувствую, но когда это произойдёт и как, пока не ясно. Итиль, ты хоть понимаешь как действует этот клинок? - поинтересовалась Оза.
   - Пока что нет, но ты же объяснишь. Скажи, его можно трогать руками, а то я сомневаюсь, - Итиль начала прятать клинок в ножны.
   - Подожди, не прячь, сейчас увидишь его действие.
   - Оза спокойно взяла клинок за рукоятку и подошла к небольшой вазе с живыми цветами. Достала один цветок, положила его на пол и легонько надрезала клинком. Почти моментально растение превратилось в красивый каменный цветок.
   - Итиль, главное не дотронуться до лезвия. Он превращает всё живое в камень, - сообщила бабушка.
   Следующий день был полон забот и дел. Он пролетел как-то быстро и закончился новым платьем, расшитым бисером и жемчугом, с великолепным поясом. Оза сама подшила к изнанке пояса кармашки, поместила туда плоские округлые кусочки кварца. Итиль могла сама "заговорить" камни, но лучше чтобы это сделала бабушка, так вернее. Ведь известно, что все камни или каменные изделия, в которых есть кварц, очень хорошо поддаются заговору для какой-то цели. Тогда эти камни "оживают", выполняют волю мага или хранителя. Камни при этом приобретают память. Поскольку эта порода очень долговечна, будет служить хранителям сотни тысяч лет. Но необходимо знать слова, которые известны лишь немногим имеющим дар. Такие камни даже могут менять реальность, хоть это, правда, и сложнее сделать. Итиль раздумывала о камнях, примеряя платье.
   Вечером все собрались в оружейной, на нижнем ярусе. Оза снова повторила каждому его задание и рассказала, кому где следует стоять в тронном зале. В конце беседы пришли Варж и Чин-Кору. Оза бегло познакомила их с присутствующими и с планами на завтра.
   Итиль немного знала только Варжа, статного, молчаливого, с немного угрюмым лицом, светлыми короткими волосами, широкоплечего и всегда по-военному подтянутого. Чин-Кору оказался темнолицым, с раскосыми глазами на скуластом лице. Он напоминал борца, к тому же на запястьях его рук были кожаные накладки, какие обычно носят борцы. Чин-Кору был иностранец, с юга. Как он оказался в Тиноре, да ещё и занял высший военный пост, Итиль не знала, слышала, будто он однажды спас правителя.
   Наутро Оза пришла в спальню к Итиль и они начали сборы. Бабушка предупредила, что сама она будет в задних рядах, а Итиль, конечно, рядом с отцом. Объяснила, что сможет им всем незаметно помогать, если понадобится. Вышли задолго до начала церемонии, собравшись на втором ярусе дворца, в комнатах Итиль. Здесь она впервые увидела Урза. Это был очень необычный человек. Небольшого роста, седой, с волосами до плеч. С выразительными, совершенно чёрными глазами на аскетическом лице. Сухощавый, в широком тёмно-сером халате, который скрывал его фигуру и при необходимости делал незаметным. Итиль почувствовала в Урзе огромную силу, почти такую же, какую излучают только Священные Камни. Но стоило ей на миг отвести глаза, как возникало ощущение отсутствия этого человека вообще. "Да человека ли?!" - ещё подумала Итиль.
   В тронном зале уже собралось довольно много людей, которые расположились по сторонам от центральной части, устланной огромным золотистым ковром. Напротив парадных дверей, на противоположном конце ковра, стоял двойной трон. Согласно традициям Тиноры, на меньшем троне, по левую руку от правителя, сидел наследник.
   Перед тем, как войти в зал, Оза сказала, чтобы Итиль прошла, села рядом с отцом на трон и не колебалась ни минуты, вела себя как подобает наследнице. Итиль молча повиновалась. Отец издали увидел дочь, улыбнулся и протянул к ней руку. В зале воцарилось полное молчание. Итиль, пока шла к трону, почувствовала с одной стороны (где стояли придворные) любопытство, с другой - злобу и разочарование, там стояли Праведные. Тёмной массой они сгрудились у стены, не вписываясь в общую пёструю картину зала. Они, конечно же, уже знали, что наследница вернулась, и уже замышляли, как дадут ей отпор.
   Друзья Итиль расположились вдоль центрального прохода, не смешиваясь с придворными, но и не выделяясь.
   Через некоторое время вошёл дворцовый распорядитель, одетый как павлин и такой же напыщенный. Он подошёл к трону, низко поклонился и раскатистым басом сообщил, что начинается большой совет с позволения "Его Высшей Мудрости, Владыки и Правителя Северного Круга Великой и Священной Тиноры, сорок второго царя династии Нофер, Нофера-Ит от Нофера-Ло". Это был редко произносимый полный титул правителя.
   Итиль сидела очень ровно, высоко подняв голову, но боковым зрением видела отца. Он сильно сдал за этот год, и хоть держался ровно, как подобает, но лицо было напряжённым и одновременно каким-то беспощадным. Итиль постаралась создать "ауру силы" вокруг трона так, как будто это сделал сам отец. Она решила пока укрыться его тенью. Тем временем распорядитель сказал, что правитель решил сообщить благородным потомкам всех кланов о назначении официальным наследником трона своей дочери, Нофер-Ит Оза-Азорра-Итиль. Это было полное имя принцессы, что состояло из имён отца, бабушки, матери и её собственного.
   Со стороны придворных и знати пока не последовало никаких комментариев. От Праведных же выступил, низко кланяясь, главный жрец Барур-сейдо-Акон. Он выглядел бы весьма внушительно в своих чёрных, богато расшитых золотом одеждах, но его бледное, обрюзгшее, искажённое презрительной гримасой лицо портило всё впечатление. Он сказал, что высоко чтит мудрость правителя, но выражает недоумение, почему тот не посоветовался с Праведными, как это должно быть по традиции, ведь у правителя есть ещё много родни, высокородных мужчин достойного, зрелого возраста.
   Нофер-Ит наклонился вперёд и тихо сказал:
   - Все они родня по четвёртой и пятой крови, а моя дочь - первая кровь, которая может родить сына - прямого наследника, согласно традиции.
   - Но ведь неизвестно, будет ли у неё сын и когда ещё, - торжественно оглядев придворных, сказал Барур. Зал зашумел, многие уже видели себя возле самого трона или даже на нём.
   Итиль встала, предварительно попросив защиты у камешков Озы в поясе, и сказала спокойным ровным голосом:
   - Через семь лун у меня родится сын Нофер-Фенир.
   Жреческие ряды всколыхнулись. Итиль почувствовала удары злобной тёмной силы в живот. Но защита была идеальной и пробить её тёмным не удалось. Многие в зале начали что-то говорить или даже выкрикивать. Это уже было прямое непочтение к трону. Неожиданно все замолкли, когда на середину вышел царский карлик Химер. Он начал громко смеяться, приговаривая:
   - Вот это да! Вот это я понимаю! Как же всем хочется надеть корону. Послушай, Нофер-Ит, ты когда-нибудь ещё видел такое? Ни один из них не думает, потому что нечем там думать. А как же они оденут на пустую голову такую тяжесть? Ведь такая голова сразу же лопнет! Хаха-хаха-хаха! - и дальше начал приплясывать, смешно изображая величие дурака.
   В зале, тем временем, близкие и друзья Итиль, а также охранники под командованием Чин-Кору, навели порядок.
   Вперёд снова вышел распорядитель и спросил есть ли у кого сообщения государственной важности. Итиль снова встала и своим особым голосом, чтобы всем дошло, громко и кратко рассказала о полученном пророчестве у великого Каменного Круга - Места Силы и Врат. Теперь уже пришлось немного приоткрыть свой дар. Но полностью раскрывать всем возможности и знания, которыми она обладала, она не собиралась.
   Уже то, что она владеет голосом Силы, шокировало многих, но сам смысл сообщения Итиль просто поверг многих придворных в состояние, близкое к панике. Они снова начали шуметь, выкрикивать. Опять пришлось призывать всех к порядку. Жрецы стояли тёмной стеной, но в них уже не было единства, чувствовалась растерянность. Они не ожидали такого сообщения, не посоветовались как поступить. Особенно испугались туповатые прихлебатели лидеров жречества. Все их мысли были только о сколоченных ими богатствах.
   Первыми, разумеется, высказали свои сомнения в верности пророчества большие землевладельцы, ведь им было что терять. Однако Нофер-Ит поднял руку и сказал непререкаемым тоном:
   - Есть только один выход. Каждому вельможе необходимо начать подготовку своих людей к переселению на юг. Я незамедлительно отправлю на разведку моих лучших помощников. Они укажут нам свободные земли на юге. Мы, правитель и приближённые, уйдём последними.
   Итиль добавила:
   - Нам отведено не более семи, возможно, восьми лет. Кто выйдет позже, тот обречён попасть в страшный холод и замёрзнуть. Кто выйдет первым - займёт лучшие земли на юге в незаселенных местах. Собравшихся в большие караваны людей будут сопровождать военные. Обмундирование, оружие, питание стражников - берёт на себя государство. Путь укажут разведчики.
   - Так значит, сама наследница и великий Нофер-Ит покинут страну? - льстиво, согнувшись, спросил верховный Праведный.
   - Только когда большинство народа, в том числе Праведные, уже будут в пути, - ответил Нофер-Ит.
   - Праведным не пристало спешить. Сначала мы проверим, правда ли то, что будет именно так. Может наследница, по молодости лет, не всё поняла правильно, - снова сказал Верховный Праведный Барур.
   - Это ваше право, можете проверять хоть дюжину лет, разрешаю. Но когда грянет катастрофа, не жалуйтесь, что вас не предупредили, - ответил Нофер-Ит.
   Придворные сразу же заторопились, хотя распорядитель пригласил всех на пир. Многие всё же остались, чтобы узнать ещё что-нибудь, обсудить между собой услышанное, чтобы, не попустите Священные Камни, не принять поспешных решений.
   Нофер-Ит поднялся первым, за ним - Итиль. Они прошли через боковые двери в подготовленный для пиршества зал, уже вместе с Озой. За ней, через эту же дверь, прошли близкие и друзья. Остальных распорядитель проводил через центральный вход. Праведные, во главе с Верховным, не остались на пир. Вопреки этикету, они ушли. Видимо тут же начнут совещаться. Назревают неожиданные и сложные перемены. Оза шепнула Итиль, что отсутствие Праведных не важно, пусть идут совещаться, всё равно их планы не останутся тайной.
   Пир после услышанного пророчества получился мрачноватый.
   Отец смотрел на Итиль так, как будто видел впервые. Он никак не мог поверить, что такую потрясающую основы государства новость принесла его маленькая дочь. Такая незаметная, которая всё время где-то пропадала, не интересовалась делами государства. Ему хотелось узнать больше о её странствиях, но здесь было не место. Он только поблагодарил за предупреждение о катастрофе и спросил, познакомит ли дочь его со своим мужем, достоин ли он войти в их семью. На это Итиль утвердительно кивнула головой. Нофер-Ит предложил чтобы дочь пришла завтра с утра в его покои. Итиль, конечно, согласилась и подумала, что успеет всё обсудить с Озой.
   Уже в доме Озы состоялся разговор о завтрашней встрече с Нофером-Ит. В конце Оза предположила:
   - Единственным наиболее приемлемым мужчиной на роль твоего мужа есть Литорно. Он по крови и по внешности подходит на роль отца будущего наследника престола.
   Итиль понимала, что это оптимальный выход, но как не хотелось связывать себя с почти незнакомым ей человеком! Бабушка всё улавливала на лету. Она успокоила Итиль, сказала, что сама поговорит с Литорно. В конце Оза постаралась подбодрить и одновременно направить мысли внучки в другую сторону:
   - Не трусь, со свадьбой всё решится хорошо. Была бы это только одна проблема. Куда большая угроза сейчас исходит от Праведных.
   "Да, необходимо быть осторожной. Сейчас она лучшая мишень для Праведных. Плевать им на грядущие беды и катастрофы. Главное для них - власть", - Итиль ещё долго размышляла, ворочаясь в постели.
   Утром Итиль не успела спуститься к братьям и сёстрам на нижний ярус. Бабушка заверила, что у них всё в порядке. Итиль они ждут после встречи с отцом.
   Столица уже кипела, плохая новость быстрой волной прокатилась по ней и с гонцами ринулась к другим городам и поселениям. Кто-то верил, а кто-то и не верил, но страх и растерянность, как туман, заползали в дома. Сразу же подорожали лошади, повозки, продукты, а особенно зерно. Закупали всё более дальновидные и перекупщики.
   Разговор с отцом у Итиль получился какой-то односторонний. Нофер-Ит больше слушал молча подробности её пребывания у великих Камней. Когда Итиль сообщила, что отец её ребёнка Литорно, Нофер-Ит оживился. Сказал, что помнит мать Литорно. Она была дочерью высокородного Радила-Вет, одного из потомков знати Великой Тиноры. После смерти дочери он забрал мальчика и воспитывал в своём доме. Отец одобрил её выбор, только подозрительно спросил:
   - Случайно не Оза сделала этот выбор?
   Итиль уверенно ответила, что это собственный выбор её, Итиль, хотя она, разумеется, советовалась с бабушкой. С кем же ещё ей советоваться.
   Ещё поговорили о великих переменах для страны, о трудностях, связанных с этим. Итиль заверила отца, что всё, касающееся выбора территории для переселения и организации отряда разведки путей, они с Озой берут на себя. Когда Итиль заговорила о состоянии здоровья отца, он отвечал уклончиво, не хотел огорчать дочь. Но было ясно, что Нофер-Ит серьёзно болен и он знает об этом. Итиль почувствовала, что не может помочь отцу, только попросила его держаться, хотя бы пока в стране уляжется первая волна страха и неразберихи. Ведь нельзя же её оставлять один на один с Праведными, пусть бы их сожгло великое Солнце-Коло и поглотили Камни. Отец сделал вид, что не слышал её слов о Праведных. Ещё онс горькой усмешкой сказал, что рядом с Итиль ещё лет двести будет хорошая помощница, Оза, была бы только сохранена Тинора. Итиль в задумчивости спросила:
   - Отец, ты знал, что Оза Повелительница Камней?
   - Конечно, и даже давно. Также, я догадываюсь у кого ещё теперь есть такой же дар - насмешливо сказал Нофер-Ит, помедлив он добавил, - Итиль, приходи ко мне чаще, я ещё смогу тебе кое-чем помочь.
   На этом они расстались. У Нофера-Ит начинался приём государственных мужей и вельмож. Дел было множество, но Итиль сказала, что пока не готова вникать в эти проблемы. Начинался новый этап в жизни Итиль, но ей было необходимо ещё немного времени, уладить кое-что. Она сразу же спустилась в свои комнаты, переоделась в мужскую одежду, взяла кое-какие вещи из потайного сундучка в стене спальни. Постояв с закрытыми глазами, почувствовала присутствие "ушей". Улыбнувшись подумала, что надо бы принести заговорённые камни, разложить тут. Хотя пользоваться своими комнатами в ближайшее время не собиралась, но создать видимость присутствия необходимо.
   В своих покоях Итиль пробыла не долго. Спрятала кое-какие вещи в своей спальне и спустилась в оружейную на нижнем ярусе. Там кипел тренировочный бой, а наблюдавшие комментировали удачи и просчёты соперников. Навстречу Итиль вышла Оза и сказала, чтобы она проходила в соседний зал. Через несколько минут к ней присоединилась бабушка и Литорно. Оза тут же поставила "ауру тайны".
   - Итиль, Литорно уже знает о своей роли, и он не против, - сказала Оза.
   - Ещё бы, с тобой попробуй быть против, - улыбаясь добавил Литорно. Он внимательно смотрел на Итиль, словно ожидая от неё каких-то особенных слов. Но девушка просто кивнула головой в знак согласия, не то со словами Озы, не то со сказанным Литорно.
   - В ближайшие дни мы объявим о вашей свадьбе, а через пару недель - месяц обвенчаетесь у Священных Камней, как требует обычай, - приняла за них решение Оза.
   Только теперь Итиль внимательно посмотрела на своего будущего мужа. Глаза их встретились, в них было больше ожидания, любопытства, чем других чувств. "Да и где бы этим чувствам взяться, мы ведь едва знакомы", - подумала Итиль.
   Очень надеюсь, что наше венчание не закончится открытым выступлением Праведных, - сказала она.
   - Я всё предусмотрела. Там будут туатха, - ответила Оза.
   - Кто это? - спросил Литорно.
   - Гиганты - искусственные дети Учителей, так мы их называем. Тебе необходимо подучить нашу историю. В этом поможет Итиль, она её хорошо знает. Заодно и познакомитесь ближе, - решительно сказала Оза.
   - Да, Идо и Гару очень пригодятся - задумчиво промолвила Итиль, - но сейчас давайте обсудим другое. Необходимо проложить путь на юг для людей Тиноры.
   - Ну это пока не к спеху, - ответила Оза.
   - Да нет, ты забываешь, что я через три луны не смогу это сделать, - сказала Итиль.
   - Может будет лучше снарядить отряд из других, например во главе с Чин-Кору и я пойду с ними, - предложила Оза.
   - Бабушка, не надо лукавить, я понимаю, что ты знаешь о предстоящих в пути трудностях, но не стоит менять будущее по этой причине. Тем более, что я согласна на отряд во главе с Чин-Кору. Только надо собрать из наших самых сильных. У кого из них есть дар, ты ведь выяснила, - предположила Итиль.
   - Да, мне известно кто из них имеет дар и какой, но чтобы развить дар необходимо время, а его-то у нас очень мало, - сказала Оза.
   - Будем готовить их вместе, ускоренным методом. Думаю, для этого подойдёт подземная библиотека. Туда вряд ли кто заглянет, да и пещеры рядом, - ответила Итиль.
   Литорно заявил, что хотя он, по-видимому, не имеет определённого дара, но пойдёт с Итиль, как её телохранитель, тем более, что это будет естественно, ведь они почти супруги.
   Оза согласилась, Итиль тоже была не против. Обсудили ещё некоторые вопросы. Решили, что Оза, Урз и Химер будут оберегать правителя во время отсутствия остальных. Посидели ещё немного, каждый обдумывал принятые решения, что ещё не выяснено. Литорно всё время украдкой оглядывал Итиль и Озу. Думал, какие они разные и в то же время чем-то неуловимо похожие. Хрупкая, упрямая, белокурая и голубоглазая Итиль действительно мало походила на свою бабушку, о которой никак нельзя было сказать, что ей уже больше пятисот лет. Это была на вид тридати-, максимум тридцатипятилетняя, энергичная женщина. Невысокая, с немного бледным лицом, очень выразительными, почти чёрными, глазами, нежным овалом лица, пухлыми красными губами. Высокий лоб венчали пышные тёмные волосы. На лице не было ни одной морщинки, стройная шея и линия плечей свидетельствовали о силе. Её талия и ноги не имели ничего общего со старческими изменениями. Литорно подумал, что Итиль, наверное, тоже через пятьсот лет будет выглядеть молодой женщиной, а он тогда уже превратится в камень. Это немного огорчило, но характер бойца не позволял Литорно долго предаваться мрачным мыслям. Впереди их ждала дорога полная неожиданностей.
  

Глава 5. Поиск новой родины

   Учить братьев и сестёр оказалось легко. Они и вправду все были необычными молодыми людьми, для которых главной целью было не разбогатеть или выделиться среди сверстников, а выяснить свои возможности и научиться их использовать.
   Литорно оказался превосходным бойцом с очень быстрой реакцией, особенно в поединках на мечах. Он от природы был лидером, организатором и чем-то напоминал Итиль отца.
   Юнор всё больше становился отличным лучником, очень уравновешенным и умеющим находить выход в сложных ситуациях, часто ему помогал его весёлый нрав и дружелюбие. Однако же никакого особого дара магов у этих двоих не проявилось.
   Самым одарённым в магическом плане из всех братьев оказался Орноф. Он умел становиться невидимым возле камней и общаться с ними. То, что камень "видел" даже в далёком прошлом, Орноф мог вызвать и даже показать окружающим. Выглядело это как свечение и вибрация воздуха, возникавшие вокруг камня, в которых проявлялись картины прошлых событий. Только удерживать подольше видения Орноф ещё не мог и они исчезали через несколько секунд.
   Оза сказала, что это не беда. Просто нужно научиться собирать в себе энергию, при помощи которой можно удерживать поле открытым очень долго. Обещала, что в дальнейшем Орноф сможет просматривать видения камней сколько захочет. Вообще-то Итиль подозревала, что Оза в начале обучения усиливала способности других своим даром.
   Конофор имел зачатки дара общения с растениями и изменения погоды, но ему ещё предстояли напряжённые занятия для развития этих замечательных и очень нужных способностей. Бабушка была чрезвычайно довольна им. Оказывается, даже она не могла многое из того, что открыла в Конофоре.
   Немного страшноватый дар имела Атаоза. Оза рассказала, что это было наследие её рода по матери, происходившей от драконид, что жили на земле неимоверно давно, задолго до людей. Тогда на месте Великой Тиноры жили гномы, эолифы, которые перед предыдущей катастрофой ушли в нижние миры. Дракониды же изменились, приспосабливаясь к изменению условий жизни. Среди их племени (впрочем, как и среди людей сейчас) были не только достойные и мудрые, но также злобные, хитрые, очень изменчивые, а в целом среди их расы мало было понимающих и принимающих этот мир, как он есть. В те времена среди гномьего народа, и особенно среди эолифов, были неимоверно сильные маги. Их называли корионориты, то есть - изменяющие реальность. Они решили извести драконид, так как существовало предсказание, что если оставить драконид на земле, они уничтожат всех разумных существ и полностью заселят наш план реальности. Такое уже случалось в других измерениях, и тогда Учителям приходилось уничтожать это живучее и агрессивное племя. Корионориты из гномов и эолифов создали искусственное существо, которое назвали "Анагел" - исправляющий ошибки. Он был настроен на уничтожение всех драконид. Конечно, это было вроде бы хорошо для мира в целом, но всё же больше походило на удовлетворение тщеславия магов. Поэтому из затеи вышло не меньше зла, чем от самих драконид. Анагел уничтожил большинство драконид, но изменчивые из их рода сумели выжить, превращаясь в других существ. Чем чаще они превращались, тем сложнее им было возвращаться в облик драконид.
   Сейчас среди людей очень мало наследников драконид, но они есть. В основном это безжалостные, безумные, хитрые и очень амбициозные "люди". Они опасны, поскольку имеют острый ум и внешне не отличаются от людей, а нередко даже и очень выделяются своей красотой. Мало кто из магов или кудесников может определить за человеческой оболочкой сущность драконида. Некоторые дракониды за тысячи лет совсем очеловечились, смешали свою кровь с людской, но, в целом, они редко принимают участие в проблемах человеческого общества. К таким относится Атаоза. Она могла перевоплощаться в драконида, но пока не очень уверенно. Оза взялась развивать в ней этот дар.
   Ещё Оза рассказала, что в древности были дракониды, которые маскировались под кусты, деревья, скалы, животных. Среди деревьев и кустов есть очень-очень долговечные, которые могут жить тысячи лет. Многие из них и есть перевоплощённые дракониды. Среди животных это чаще змеи, полозы и их родственники, а также к ним относятся огненные саламандры - самые загадочные из драконид. Скалы-дракониды несут только отрицательную энергию и могут иногда поглощать людей, животных. Часто такие камни находятся в подземельях и служат тёмным. Для магов они особенно опасны, поскольку им легче подпитываться энергией от мага, чем от других существ. Скалы-дракониды не могут накоплять энергию, исходящую от земли, в отличие от других камней. Мощным заслоном для скал-драконид являются горы, где находятся Держатели Земли, каменные круги, лабиринты, пирамиды, созданные Учителями и магами.
   Аолоза же имела совсем иной дар. Она была дитя водных стихий. Могла дышать и передвигаться под водой, создавать из воды дворцы, мосты, приспособления для плаванья, заставить воду заполнять пещеры и подземные ходы. Такие способности развили в себе некоторые из магов расы людей после первой катастрофы, когда большая часть суши покрылась водой. В водной среде Аолоза становилась полупрозрачной, и могла скрывать своё присутствие.
   Однако же, Оза предупредила всех, имеющих дар, что пользоваться своими способностями нужно очень осторожно и в меру. Длительное пребывание в изменённом виде может привести к необратимому состоянию.
   С этого и началось углублённое освоение особых качеств и способностей, под внимательным руководством Озы и присмотром Урза. Он часто стоял или сидел где-нибудь в сторонке, как бы не вмешиваясь. Его могли не замечать часами. Однако Итиль чувствовала как сила, что исходит от Урза, подпитывает учащихся.
   Итиль ещё раз поднималась в покои Нофера-Ит. Оза настояла, чтобы Итиль официально представила отцу Литорно и заодно обговорила своё путешествие, и попросила разрешения взять с собой Чин-Кору и небольшой отряд воинов.
   В эту встречу отец подарил Итиль квадратную шкатулку из очень тяжёлого металла, предупредив: "То, что внутри, можно использовать только в крайнем случае, Оза тебе расскажет больше. Здесь не место для откровений. Не вскрывай шкатулку до самого тяжёлого момента в жизни".
   Заинтригованная, Итиль сразу же после приёма отыскала Озу и показала ей шкатулку.
   - Ого! Я думала, "это" утеряно ещё при переселении из гибнувшей Великой Тиноры, - сказала Оза увидев шкатулку. Взяла её в руки.
   - Что там, можно посмотреть? - с горящими глазами спросила Итиль. Она чувствовала как шкатулка обжигала ей пальцы, излучая что-то неведомо, грозное.
   - Нет! Ни в коем случае! "Это" - страшная сила, особенно в соединении с силой мага. Мы с тобой, при помощи "этого", можем сокрушать горы, вызывать землетрясения, гигантские пожары, ураганы. Да такие, что достигнут даже нижнего мира! - качая головой, ответила Оза.
   - Что же такое "это"? - снова спросила Итиль, поглаживая холодный металл шкатулки, что одновременно казался горячим.
   - Внутри шкатулки из металла находится шкатулка из яшмы, внутри которой шкатулка из Священного ясеня, а в ней, завёрнутый в золотую фольгу, камень сапфир. Но не простой камешек, а один из пяти, снятых с вершины Меру, - да, той самой великой пирамидальной горы Меру, что стояла некогда точно на полюсе мира, между четырёх островов Великой Тиноры. Он из числа тех камней, что брали энергию из вышнего мира - от Солнца и звёзд. При помощи неё поддерживался прекрасный климат и тепло во всей северной части Земли. Накопленная в сапфире энергия - самое совершенное оружие в руках опытного мага, и самое разрушительное средство в неопытных руках, - очень серьёзно сказала Оза. Потом добавила, что открыть шкатулку можно только один раз, в самом крайнем случае. Обещала рассказать как открывать "это", что делать, чтобы не пострадать самому. В конце концов, Оза спрятала шкатулку где-то в своих покоях, запечатав сложным заклинанием, поскольку Итиль в этом походе она не понадобится, а попасть в чужие руки может.
   Как-то Оза, взяв с собой Чин-Кору, Юнора и Литорно, спустилась в нижние пещеры. Когда они вышли по запутанным переходам в большой подземный зал, Оза позвала: "Торруни, Которруни!" Тут же они увидели, как из-за выступа скалы вышли гномы-альвы, нёсшие светящиеся шары на длинных ручках. Это были невысокие, почти квадратные представители гномьего народа. Великие мастера металла.
   - У вас всё готово? - спросила Оза.
   - Да, госпожа, готово, - почти хором ответили оба альва.
   - Мы заберём скор-оружие сейчас, - сказала Оза.
   - Наши ждут плату, - просто ответил Торруни.
   - Чин-Кору, давай мешочек, это плата для славных мастеров, - протянув руку, сказала Оза.
   Тут же мешочек с позвякивающими золотыми и серебряными палочками перешёл к Торруни. Он обернулся и громко крикнул: "Выносите". Из бокового перехода вышло четыре дверга, которые катили тележку, нагружённую чем-то. Оза махнула рукой, чтобы Литорно, Чин-Кору и Юнор забрали с тележки кожаные сумки с оружием. Дверги и мастера-альвы тем временем уже скрылись в переходах, оставив на стене пещеры свои светящиеся шары.
   Оружие оказалось чем-то похожим на очень широкие на конце клинки, почти что секиры, с утолщёнными двойными рукоятями, выглядящие одновременно внушительно и изящно несмотря на такую странную форму. Верхняя часть рукояти была тоньше, удобная для захвата рукой. Нижняя - похожа на кусок трубки, толстая и на ощупь тёплая. На остром конце клинка было маленькое отверстие. Металл, из которого был выполнен клинок, выглядел как золото, но по его поверхности пробегали радужные блики, словно сполохи огня, и в руке он оказался очень лёгким. Он был покрыт то ли узорами, то ли надписями на каком-то тайном гномьем языке, отличающимися от знакомых тинорцам угловатых двергских рун. Оза указала на небольшое углубление в торцевой части верхней ручки клинка и сказала, что это пусковое устройство для приведения в действие скор-оружия.
   - Может сразу где-то испытаем его? - спросил Чин-Кору.
   - Не так всё просто, необходимо выбрать очень укромное и безлюдное место, а главное - подобрать верных людей, которым мы дадим это оружие, - ответила Оза. Она объяснила, что скор-оружие "запоминает" хозяина и тот, кто первый раз его запустит, становится этим хозяином навсегда. Скор-оружие может пополняться энергией от солнца, но также и от луны и даже от костра.
   Возвращаясь, они спрятали скор-оружие в нише одной из пещер. Оза наложила "ауру тайны" и приказала пока никому ничего не говорить, а Чин-Кору - подобрать две дюжины самых верных воинов.
   Настало раннее утро начала пути. Сборы были закончены, всё упаковано в сумки. Каждый имел комплект оружия. Оза сама проверила в последний раз всех и всё. С ней был Урз, но он в общей суете не участвовал, а стоял возле ступенек оружейного зала, где проходили сборы, и, по своему обыкновению, молча наблюдал. Спускались в пещеры под дворцом группами по два-три человека. Первыми ушли Урз, Итиль, Литорно. Последними шли Оза и Чин-Кору. Таким образом в пещерах первыми оказались хорошо знающие дорогу, а позади шли следящие, чтобы никто не отставал, а чужие "глаза" и "уши" ничего не увидели и не услышали. Урз уверенно вёл отряд по запутанным подземным переходам. Путь освещали вечными световыми шарами двергов. Первый переход был очень долгим, и только когда все почти выбились из сил, сделали привал в небольшом зале, где под стеной оказался выложенный камнем источник чистейшей воды, что тихонько журча, выбивалась из скал только затем, чтобы тут же вновь убежать куда-то в скалы по своим тайным ходам.
   Итиль попросила собраться братьев и сестёр, к ним присоединились Урз и Оза. Совещание было недолгим. В этом месте Итиль и Юнор оставляли отряд и уходили в боковую галерею. Оза достала небольшую карту, выжженную на куске кожи, которую вручила Литорно и сообщила, что на выходе их ждут с лошадьми.
   - Встретимся через четыре дня в Подгорье, - на прощанье сказала Итиль. Она попрощалась с Озой, которая провела её с Юнором к галерее. Ей было грустно расставаться с бабушкой и оставаться без её советов и помощи, но это было необходимо для построения наилучшего будущего.
   Через пару часов Итиль и Юнор вошли в большую пещеру с нависающим потолком. Итиль подняла руку и сказала слово, чтобы осветить зал. Юнор увидел в ровном неярком свете, что по центру пещеры находится круг из камней. Выходов из пещеры не было, а тот, через который они вошли, сам собой закрылся. Итиль переступила через один из камней круга, взмахнула рукой, приглашая Юнора за собой и сказала:
   - Держись поближе ко мне, сейчас мы переместимся туда, где нас ждёт Уджеру. Веди себя спокойно.
   - Да я уже понемногу привыкаю к чудесам, - улыбаясь, ответил Юнор и подошёл вплотную к девушке, она взяла его за руку.
   В круге они встали по центру, спина к спине. Итиль сказала Слова особым вибрирующим голосом. Пространство вокруг них начало мерцать. Юнор почувствовал покалывание, увидел пробегающие вокруг них искры, закрыл глаза. Очнулся уже на берегу реки, в центре огромного и сложного лабиринта из относительно небольших камней. Рядом начинался лес, немного пожелтевший от приближающихся холодов. Вдалеке синели горы. Итиль поторопила его, чтобы засветло найти Уджеру.
   Выйдя из лабиринта, они увидели ненатоптанную тропинку. На самом деле - просто немного примятую траву. Пройдя по ней, углубились в редколесье. Через несколько дюжин шагов вышли в широкую лощину, где паслись две лошади. Юнор засмеялся, узнав своего гнедого. Поодаль, за раскидистыми старыми деревьями, виднелся скалистый склон со входом в пещеру. Возле неё на ровной площадке горел костерок и ходили братья Уджеру.
   - Эгей, у костра, а где же Уджеру? - издали крикнул Юнор.
   Мальчики узнали прибывших, подбежали и начали рассказывать, что Уджеру на охоте, а мать недалеко, собирает ягоды. Один быстро побежал в лес, а другой повёл гостей к жилищу. Итиль заметила, что ребята выглядят хорошо, заметно поправились и повеселели. Одеты в домотканые штаны и длинные домотканые рубахи, поверх которых были аккуратно сшитые безрукавки из мягких заячьих шкурок.
   В пещере ещё было светло. Итиль увидела застланные оленьими и козьими шкурами деревянные нары, в другом углу, на каменном возвышении, тоже лежали шкуры. "И когда только Уджеру успел добыть столько шкур", - подумала Итиль. Возле входа стояли самодельные деревянные вёдра, обвязанные ремешками.
   - Когда же это вы успели обзавестись всем этим? - как бы подслушав Итиль, спросил Юнор.
   - Это всё Уджеру. Он настоящий охотник и мастер, - с гордостью сказала мама ребят, входя в пещеру. У неё в руках было плетёное из лыка лукошко, полное ягод.
   - Располагайтесь, скоро придёт Уджеру и будет ужин, - добавила женщина. Она очень изменилась. Исчезла затравленность в глазах и неуверенность, даже её плечи не были согнутыми.
   Скоро пришёл Уджеру, такой же быстрый и сообразительный, как и раньше. Он тоже был одет в меха, а на плече висел лук Итиль. На широком кожаном поясе болтались два ножа и меч. Он принёс дикую козу и тут же начал её свежевать.
   - Вижу, жизнь ваша налаживается, - сказала Итиль.
   - Это да, но долго здесь задерживаться нельзя, в трёхдневном переходе отсюда, в горах, живёт пещерное дикое племя. Хорошо, что вы пришли, пока о нас не пронюхали дикари, а то пришлось бы, не дождавшись вас убегать, - озабоченно сообщил Уджеру.
   - через три-четыре дня тут будет наш отряд и тогда можно уходить. Но как же твои, они выдержат дорогу? - спросила Итиль.
   - Конечно!.. а что им остаётся? Коло и Арпо прекрасно ездят верхом. Лучше меня. Умеют стрелять из лука. Мама тоже окрепла и может держаться в седле. Только вот своими лошадьми нам не удалось разжиться, - огорчённо сказал Уджеру.
   Итиль успокоила его. В отряде много запасных лошадей и гнедых у них не заберут. Они ещё долго разговаривали о прошедших днях и о будущем пути. Уджеру сообщил, что они накопили и навялили много мяса и рыбы. В дороге пригодится. Итиль похвалила Уджеру, этот запас позволит отряду некоторое время двигаться, не отвлекаясь на охоту.
   Отряд, во главе с Чин-Кору и Литорно, прибыл на четвёртый день. Решили один день отдохнуть, чтобы потом двигаться быстрее. Хотя Уджеру и особенно его братья, уже рвались в путь.
   На следующий день выехали рано утром. Отдохнувшие лошади двигались быстро. На небольшом совещании решили продолжить путь на юго-восток, и двигаться долгими переходами, чтобы побыстрее покинуть известные места, населённые недружественными племенами. В течении первых трёх дней не случилось ничего особенного и все немного расслабились. На четвёртый день двое солдат с Уджеру и Литорно пошли на охоту. Остальные стали на привал у неширокой каменистой речки. В Подгорье вообще было много таких мест, тихих и красочных, если не думать о дикарях и зверях. Однако, Уджеру заранее предупредил всех, что здесь неподалёку есть болотце, в котором живут кабаны, да ещё и в пещерах встречаются тигры и медведи. Вот на такую пещеру с медведем охотники и наткнулись. Вернее это была гигантская пещерная медведица с двумя подростками-медвежатами. Когда охотники поняли это, убегать уже было сложно. Пришлось бы лезть в болото или на крутой склон горы. Медведица перегородила проход возле пещеры и металась из стороны в сторону, защищая потомство. Луки здесь были бессильны, с мечом идти на медведя опасно, а копья или рогатины у них с собой не было. Литорно крикнул, чтобы все лезли на склон и верхом обходили медведицу, а он пока отвлечёт зверя. Все бросились наверх. Медведица встала на задние лапы, ревела и постепенно приближалась. Уджеру первым перебрался по склону в тыл зверю. Он увидел грозную картину: огромный зверь, вдвое выше человеческого роста, надвигается на человека, у которого в одной руке золотой меч или секира странной формы, а в другой - небольшой кинжал. Уджеру подумал, что Литорно долго не устоит. Но вдруг из конца секиры вырвался яркий голубой луч и упёрся в грудь медведицы. Через несколько секунд всё кончилось. Зверь лежал мёртвый, а Литорно спокойно вкладывал в ножны меч и клинок. Уджеру подбежал к медведице, не веря своим глазам. Крови не было. Только слегка опалённое отверстие напротив сердца зверя подтверждало, что ему не привиделось. Это было на самом деле, - голубой луч.
   - Как же так, как это? - оторопело спросил Уджеру. Его разум сопротивлялся непонятному.
   - Не расстраивайся, охотник, так тоже бывает - насмешливо сказал Литорно.
   - Покажешь мне как ты это делаешь? - не отставал Уджеру.
   - Как-нибудь, если Итиль позволит, - ответил Литорно и предложил соорудить волокушу из веток, чтобы оттащить добычу к стоянке.
   Пришлось устроить привал на два дня, чтобы разделать и закоптить мясо. Конечно, можно было бросить часть туши, но никто не знал, что их ждёт впереди.
   Итиль воспользовалась привалом чтобы вместе с Орнофом построить очередной круг из камней. Ведь возвращаться ей, наверное, придётся через лабиринты и круги. Уджеру почти всё это время ходил вокруг Итиль. Его распирало желание узнать, что это за волшебный клинок. Очень хотелось владеть таким же. Но как об этом спросить Итиль. Однажды Итиль сама спросила, что его так мучит, почему не подойти и прямо не задать вопрос. Уджеру, немного помявшись, сказал, что видел как Литорно убил медведя лучом и очень хотел бы узнать, что это за оружие. Итиль подумала, прислушалась к своим чувствам, и решила, что Уджеру можно доверять всерьёз. Она достала со своей седельной сумки такой же клинок, как у Литорно и рассказала о нём. Потом сообщила, что этот новый клинок вручит Уджеру, но он должен поклясться хранить тайну скора и пользоваться им только в самых крайних случаях. Они отошли от стоянки и возле небольшой скалы испытали клинок. Уджеру знал из сказок и легенд о тайных силах правителей Тиноры, но он и не надеялся, что когда-нибудь станет обладателем одной из них. В ответ на такое доверие, он торжественно сказал Итиль, что теперь считает её и её друзей своими друзьями, будет верен им навек, и в знак этого, назовёт своё настоящее имя - Ли?по, то есть, по-тинорски, Светлый.
   - Отчего же ты тогда назвался, Уджеру, то есть Ловкач? - спросила Итиль.
   - Да не хотел, чтобы тот маг и его мутные прихлебатели знали, кого искать и на кого насылать проклятия, если что, - рассмеялся Уджеру-Липо. - Но с прошлым покончено. А вам я поверил и решил идти с вами что бы там ни было, потому и называю себя.
   Осень в этих краях была очень мягкой, но всё же уже чувствовалось похолодание. По утрам стояли туманы, чаще шли дожди. Однако отряд быстро двигался на юго-восток, нанося на карты все особенности местности. Через два перехода, приблизились к широкой реке. Решили подняться вверх по течению ближе к предгорью, надеясь найти переправу. Но река становилась всё более бурной, на ней появились пороги. Разведчики доложили, что дальше река хоть и намного у?же, но уж очень глубокая и быстрая.
   Итиль посовещалась с Аолозой и они решили прибегнуть к дару девушки. По приказу Итиль отряд отошёл от реки, а Аолоза с Итиль остались на берегу. Раздевшись, Аолоза достала из своей сумки тонкое, очень прочное платье из синей материи. Оно не было выткано, а больше походило на тончайшую плёнку, обтягивающую тело. Платье закрывало руки, шею и спускалось до пят. Это был подарок Озы, который усиливал дар Аолозы. Одновременно платье защищало её в воде. Аолоза спустилась к реке и ушла под воду. Итиль быстро собрала сумку девушки и стала ожидать на берегу. Вскоре она увидела на реке молочно-белые расползающиеся пятна. Потом они слились в одну широкую полосу и достигли обоих берегов. Итиль позвала отряд и все они быстро начали спускаться к воде. Первой шла Итиль, чтобы успокоить остальных. Белый мост был похож на лёд, однако ноги по нему не скользили, а немного углублялись, как в песок. Все быстро перешли на другой берег. Особый восторг мост вызвал у братьев Уджеру-Липо. Воины прошли настороженно, но без колебаний.
   Когда отряд отошёл от реки, Итиль позвала Аолозу. Мост очень быстро начал таять, распадаясь снова на беловатые пятна. Девушка вышла из воды и присела на берегу.
   - Ну как, мне хорошо всё удалось? - спросила она.
   - Ты превзошла все мои ожидания, - улыбаясь сказала Итиль, подавая ей сумку, чтобы переодеться.
   Когда они присоединились к отряду, посыпались слова похвалы Аолозе и восхищение её даром.
   Через несколько переходов началась почти безлесная степь. Только по балкам и ложбинам росли мощные дубы, липы, вязы и другие деревья. Для лошадей было вдоволь травы, а для людей - хорошо укрытых мест для привалов. Как-то Литорно спросил Итиль:
   - Скажи, а сюда тоже достигнут льды и снега?
   - Я тебя понимаю. Да, это хорошие места для поселения, но увы, тут тоже будет снег и жизнь замрёт. - мрачно ответила Итиль.
   - Как жаль! Такая красота пропадёт! - огорчился Литорно. Они по-прежнему оставались с Итиль просто друзьями. Конечно, Литорно она всё больше нравилась, и ему даже приходилось иной раз останавливать себя мыслью, что между ними сейчас ничего не должно быть. Однако сердцу не прикажешь.
  

Глава 6. Южные горы

   Однажды в полдень, разведчики заметили на западе движущуюся тёмную массу. Издалека невозможно было понять, что это. Но всё же Чин-Кору приказал всем скрыться в ближайшем буераке, вместе с лошадьми. Скоро стало ясно, что это движется огромное стадо лошадей, а за ними всадники. Все мужчины приготовились отразить врага, если те нападут, но всё же надеялись отсидеться в овраге, среди деревьев и кустов. Вскорости все услышали шум и топот сотен копыт. Сидели не высовываясь. Итиль накрыла отряд "аурой тайны". Стадо и всадники промчались совсем близко. За ними, медленнее двигалось множество лошадей с поклажей, женщинами, детьми. Кочевое племя исчезло за горизонтом только к вечеру.
   Отряд так и остался ночевать в этом месте. Долго обсуждали происшествие и постановили держаться ближе к горам. Кочевые туда не заходят. Чин-Кору сказал, что снова их встретить очень маловероятно, но согласился с остальными.
   Подгорья достигли уже на следующий день. Но продвигаться здесь оказалось намного хуже, приходилось пробираться по каменистой лесной чащобе и обходить скалы-останцы. Помучившись так день и пройдя всего ничего, решили всё же снова выйти в степь и двигаться больше на восток, чем на юг. Ночевать расположились у небольшой группы скал, в широкой ложбине, поросшей лесом. Хорошо, что присутствие кочевников заставило отряд повысить бдительность и выставить на ночь охрану. На этот раз враги оказались полулюдьми. Эту расу тинорцы называли "веттиры". Эти дикари имели небольшой рост, но невероятную силу. Среди них были вообще не похожие на людей твари. Что-то среднее между волком и львом. Впереди двигались четыре гиганта. Они походили на людей, но обросшие шерстью с оскаленной безносой мордой. Страшные существа.
   Когда охрана подняла тревогу, нападающие разом завизжали, заревели, закричали, производя невообразимый шум. Проснувшиеся люди из отряда быстро хватали оружие, присоединялись к охране. Кто-то успел подбросить хвороста в костёр и зажечь факелы, хотя ярко светила полная луна и поле боя было видно вполне хорошо. Некоторые воины уже стреляли из скор-оружия. Но гигантские существа надвигались толпой, стараясь не сколько ранить, сколько схватить людей и унести их с собой. Один из гигантов схватил Орнофа, другой - Атаозу, которые слишком приблизились к страшилищам. Ещё один гигант, подбитый кем-то, упал и придавил нескольких своих спутников-веттиров. Многие из нападавших были убиты, другие, видя это, начали отступать. Только оставшийся гигант упрямо старался схватить сражавшуюся поблизости Итиль. Она почувствовала как огромная лапа обхватила её ноги выше колен. Удары меча тут явно не помогали. Итиль, правой рукой, всё же размахивала мечом, стараясь избавиться от страшной лапы, что сжималась всё сильнее. Левой рукой девушка потянулась к поясу, чтобы достать скор, но под руку попалась костяная рукоятка клинка из клада. "Что ж, это тоже подойдёт для ближнего боя", - пронеслось у неё в голове. Размахнувшись, она воткнула свой клинок в грудь гиганта, который уже начал отступать с пойманной добычей. Существо оглушительно взревело и схватилось за грудь в месте, где Итиль нанесла удар. Ей удалось освободиться и, свалившись на землю, отползти подальше. Гигант ревел так, что дрожал воздух и сотрясались деревья. Однако вскорости он упал на землю и затих. Итиль, еле передвигая ногами, - после объятий гиганта они очень болели, но кости всё же остались целы - пошла назад к стоянке.
   Чин-Кору, Литорно, Юнор, Липо и несколько бойцов преследовали нападавших, в надежде отбить похищенных Орнофа и Атаозу. Однако вернулись ни с чем. Нападавшие тесной толпой убежали в ущелье и преследовать их в темноте не было возможности. Все очень переживали.
   - Не волнуйтесь, Орноф и Атаоза скоро придут, они освободятся без вашей помощи, - успокаивала их Итиль, - придётся только подождать их здесь, не уходить.
   Липо пошёл посмотреть не случилось ли чего с братьями и матерью, которые в начале нападения побежали к лошадям. Он вернулся к костру со своими родными. Все успокоились. Никого не убили, но были ранены двое бойцов. Досталось Юнору и Литорно, немного царапин да ссадин. Итиль вынула из сумки свои мази на травах и предложила всем помощь, хотя сама всё ещё плохо ходила из-за объятий гиганта.
   До утра уже никто не уснул. Когда рассвело, пошли оглядеть место боя. Обнаружили четыре убитых веттира, одного волко-льва и одного гиганта. Дальше, где Итиль ударила такого же великана, они увидели лежащее на земле каменное изваяние этого существа. Он лежал, согнув колени, руками держался за грудь, на откинутой назад голове зияла зубастая пасть. Он был как живой, но состоял из серого камня. Все замерли в недоумении, рассматривая это изваяние.
   - Вот это да! Как же ты это сделала? - спросил Липо, как всегда самый любопытный, - с тобой не соскучишься.
   - Лучше не спрашивай, - спокойно ответила Итиль и пошла назад к стоянке.
   Литорно внимательно посмотрел на неё и подумал, что он не знает об Итиль даже половины того, что ему следовало бы знать.
   В лагере уже ничего не напоминало о событиях прошлой ночи. Раненые и большая часть отряда спали. Волновались только за Орнофа и Атаозу. Итиль заверила, что они вернутся ещё до завтра. Несколько бойцов с Липо и Юнором ушли на охоту, а Чин-Кору выставил охрану вокруг лагеря. Коло и Арпо с матерью присматривали за лошадьми, заодно собирали хворост поблизости. Так и прошёл день. Вечером, когда все собрались у костра, начались разговоры, что набег может повториться. Итиль успокоила их, объяснив, что по-видимому, недалеко отсюда, открылся переход из другого мира и эти существа пришли оттуда. Потом добавила:
   - Хуже, если переход кто-то открыл специально. Они не из нашего мира. Чаще всего причина появления таких существ - истончение пространства между мирами. Всё это ещё одно подтверждение надвигающегося Изменения - катастрофы.
   Все сидели мрачные, задумчивые. Молчание нарушил Липо:
   - Но ведь это значит, что из нашего мира тоже можно уйти через такие переходы?
   - Да, конечно, и это происходит по всей земле, - ответила Итиль, всё ещё массируя свои ноги, которые до сих пор побаливали.
   - Неужели к нам приходят только такие уроды? - спросил Чин-Кору.
   - Нет, приходят также очень светлые личности и Учителя, только сама я их не видела, лишь слышала об этом, - сказала Итиль, потом, помолчав, добавила, - всё не так просто, если приходит из другой реальности кто-то, или уходит из нашей, значит это не случайность.
   - Давайте отдыхать. Если придут Орноф и Атаоза, охрана их встретит. Завтра, надеюсь, мы снова двинемся в путь, - подвёл итог Чин-Кору.
   Уже занялась заря, начало светлеть небо, когда послышался шум, на стоянку вышли Орноф и Атаоза в сопровождении Юнора, который был в охране. Все сразу проснулись, посыпались расспросы, как им удалось вырваться из лап монстров. Атаоза прикрывалась рваными тряпками, в которых лишь угадывалась её одежда, и первым делом она молча подошла к своей сумке и начала доставать какие-то вещи, чтобы переодеться. Объяснять пришлось Орнофу, который вообще был немногословным, поэтому рассказ вышел коротким. Оказалось, когда их притащили к пещере в глубине узкого ущелья, Орноф при первой возможности коснулся скалы и стал невидимым. Атаоза же напугала этих уродов так, что они все, топча друг друга побежали вглубь своей пещеры и больше оттуда не выходили. Она просто приняла облик драконида с красным гребнем и светящимися зелёным светом глазами. Размеры драконида были намного больше входа в пещеру. Разумеется, при этом вся её одежда оказалась порвана в клочья.. Распугав нелюдей, они приняли свой облик и спокойно ушли назад. Немного поплутали в лесу, пока вышли в открытую степь и по следам, оставленным нападавшими, дошли до лагеря. "Вот такая простая история", - сказал в конце Орноф.
   Посовещавшись, решили продолжить путь на юго-восток. На одной из остановок Итиль забралась на каменистый холм и долго сидела, сосредоточившись. Её внутреннему взору открылась холмистая равнина, покрытая лесом. Огромные деревья создавали то непроходимые чащи, то редколесье, поросшее травой и папоротником. В ложбинах меж холмов пробивались многочисленные родники и текли ручьи. Дальше она увидела в низине широкую реку, а ещё дальше начинались покрытые лесом горы, что протянулись почти точно с севера на юг.
   Когда она рассказала, что их ждёт впереди, все решили двигаться к этому горному хребту.
   Через лес идти было не очень легко, особенно для лошадей, но положительным оказалось отсутствие чужаков-людей и других опасных существ. Места вокруг поражали великолепной первозданной красотой. В лесу было много ягод, грибов, дичи, а трава на полянах росла выше чем по пояс. Однажды, возле небольшой речки, они видели гигантских момотов, очень редких теперь в северном краю. Хотя прежде, по словам стариков, эти звери встречались часто в Тиноре. Что станется с ними если наступят морозы?
   Почти месяц отряд находился в пути. Медленно заполнялась выжженными пометками кожаная карта, которую нёс Литорно. Скоро настанет полнолуние. В эти дни Итиль должна связаться с Озой. Все ждали вестей о состоянии дел в Тиноре. В последние дни отряд двигался быстро, постепенно спускаясь к широкой низине. На горизонте уже маячили горы, похожие на тёмные облака. Иногда разведчикам удавалось идти без остановок от восхода до заката. Но постепенно все устали от дороги и, выйдя к болотистой местности у широкой реки, устроили большой привал на подходящем холме.
   Рассматривая карту, составленную в пути, Чин-Кору, Литорно, Итиль, Липо и Орноф выяснили, что двигались они по большой дуге. Итиль предложила назад двигаться по более прямой дороге. Чин-Кору сказал, что видимо, целью их пути будут эти горы за широкой рекой.
   - Желательно достичь предгорий за дюжину-другую дней, тогда в обратный путь могут идти не все. Оставшиеся до зимы успеют отыскать место для будущих поселений, - добавил он.
   - Если не будет больше встреч с чужаками, что, возможно, занимают эту территорию, можно двигаться вдоль гор на юг, - сказал Липо, - ведь чем южнее, тем лучше, правда?
   - Хорошо бы найти равнину возле гор, подобно той, на которой находится Тинора. Тогда наши люди будут чувствовать себя как в родных местах, - добавил Литорно.
   - Ещё лучше, если горы окажутся богатыми на хорошие камни и металлы, можно будет строить плавильни и кузницы, - добавил Орноф.
   - Да, всё это было бы хорошо, по пока что это только мечты, - сказал Чин-Кору.
   - Почему же? Будем считать это условиями достижения нашей цели. Я уверена, что мы найдём именно такое место, надо верить в успех, - твёрдо заявила Итиль.
   Все подумали, что, наверное, Итиль видела будущее. Если так, то Тинора возродится! Каждый, конечно, надеялся на хороший исход их путешествия. У каждого были свои планы, свои мысли о будущем. Но все они верили Итиль. Новые места и новая жизнь сулили много перемен. Сами они были готовы к этому, но вот сумеет ли принять изменения весь народ Тиноры? Пойдут ли за ними?
   Один дневной переход потратили на поиск переправы через реку, и нашли подходящий широкий перекат с чистым песчано-каменистым дном и глубиной менее среднего роста человека. Использовать лишний раз дар Аолозы, Итиль не решилась. Не захотела магией вносить возмущения в спокойную энергетику этой местности.
   Дальше двигались к горам, по богатой травами холмистой равнине на юго-восток. Погода почти всё время была тёплой, но иногда налетал холодный северный ветер или шёл дождь, словно напоминая о приближении холодов.
   Вскоре вышли к возвышенности с каменными останцами на вершине. Здесь Итиль решила связаться с Озой. Когда взошла круглая полная луна, посеребрив окружающий пейзаж, Итиль оставила лагерь. Подойдя к небольшой речке, у северной стороны холма, разделась и вошла в воду. Совершила необходимый обряд, в конце которого заговорила воду с отражением луны, и вылила горсть её себе на голову. Выйдя из ручья, она поднялась на вершину холма, потом взошла на один из камней, повернулась лицом в сторону Тиноры. Села, подогнув под себя ноги и вытянув руки вперёд и вверх. Прочитала призыв к Священным Камням и их божеству Дыву, который ведал также всеми горами, магией перевоплощений и мастерством. Позвала на помощь духи своих предков Ноферов. Сосредоточилась, вызывая Озу по имени, и вскоре увидела её образ. Оза передала мысленно краткое сообщение о делах в Тиноре, потом Итиль так же сообщила о ходе их путешествия. В конце Оза напомнила, что Итиль осталось немного меньше двух месяцев, чтобы переместиться через камни в Тинору.
   Возвратившись в лагерь, Итиль собрала братьев и сестёр, пригласила Чин-Кору и рассказала о делах в Тиноре. Дела шли не очень хорошо. Праведные старались распоряжаться всем и всюду. Двор держался только благодаря силе и магии Озы и Урза. Пока что в противостояние двора и Праведных Оза не втягивала Идо и Гару, приберегая их силу на крайний случай. Великаны были очень древними, помнили ещё первую - Великую Тинору, расходовать их энергию без крайней нужды нельзя. Все помрачнели после услышанного и решили двигаться быстрее, чтобы выйти к горам до следующего полнолуния.
   Через неделю тяжёлых переходов по лесистой местности, пересечённой множеством оврагов, буераков и скалистых нагромождений, наконец приблизились к горам настолько, что уже чётко различали их покрытые лесом склоны и голые вершины. Это придало отряду новую силу. Уже через дюжину дней подошли вплотную к горам и были восхищены их красотой. Каменные вершины не были покрыты снегом, а пологие спуски зеленели от деревьев и кустов. Лес здесь поражал гигантскими кедрами, дубами, высокими берёзами и лиственницами. Между ними журчали чистые ручьи и росли огромные папоротники, в которых человек прятался с головой. Трава на лугах между скал была высокая и сочная, многие травы были лечебными. Стоял гомон птиц. Впереди путь перебегали непуганые олени, дикие козы, и невиданные ранее ослы. Небольшие дикие лошадки, стадами по паре дюжин и более, паслись на обширных лугах. Несколько раз видели издалека стаю волков, иногда мелькали рыси, тигры. В болотах у речек рылись семейства диких свиней и галдели водоплавающие птицы.
   Присутствия людей или других разумных существ не почувствовал никто. На одном из привалов у горы, Орноф, Атаоза, Итиль и Конофор обнаружили пещеру и решили её обследовать. И сразу же выявили россыпи аметиста, малахит и жилу медной руды, хоть и небольшую, но зато явно никем не разработанную. Видимо, здесь не было двергов, альвов, хииси, хмуров и других вездесущих гномов, что очень любили такие богатые горы.
   Похоже было, что эта земля ждала именно тинорцев. Большинство было за то, чтобы дальше на юг не идти, а остаться здесь. Чин-Кору вообще предложил, чтоб Итиль и ещё один из них, прямо отсюда переместились в Тинору по каменным кругам и лабиринтам, оставленным вдоль пройденного пути. Но Итиль объяснила всем, что эти места, к сожалению, попадут под долгую зиму. Для проживания многих людей условия будут слишком тяжёлыми.
   - На поверхности, но не в глубине гор. Ты же знаешь, что в глубине гор будет гораздо теплее, - сказал Орноф.
   - Конечно знаю, но постоянно жить под землёй тинорцы не привыкли, - возразила Итиль.
   - Есть только один способ выжить и владеть этими богатыми горами. Необходимо успеть построить подземные города с тоннелями, что выходят на южную оконечность гор, - сказала Атаоза.
   - А будут ли у нас силы совершить такое за несколько лет? - спросил Чин-Кору, не обращаясь ни к кому конкретно.
   - Если использовать приспособления Учителей, что хранятся под дворцом и договориться с двергами о работах за часть добытых богатств, то всё выйдет, - сказала Итиль.
   - Какие приспособления? - спросил Литорно.
   - Особые, оставленные Древними Учителями. Конечно, ещё надо подобрать мастеров, которые смогут их освоить. Но там есть и каменные таблички, где всё объяснено, - ответила Итиль.
   - Почему же их не использовали раньше? - поинтересовался Юнор.
   - Потому что Праведные заграбастали все их себе и стали выдавать за собственные изобретения, править при помощи знаний Учителей! - с гневом сказала Итиль.
   - Ну, против прямого приказа правителя Праведные пойти не посмеют, отдадут артефакты. В конце концов, это нужно для спасения Тиноры! Что ж, план хорош. По крайней мере, лучшего пока не придумать. - подытожил Чин-Кору.
   Ещё немного посовещались о том, что делать завтра и занялись каждый своими бытовыми делами.
   Особенно радовались скорому окончанию дороги младшие братья Липо - Коло и Арпо. Они оказались настоящими ценителями лошадей, а те понимали их интуитивно. Мальчики мечтали иметь огромные стада лошадей и кочевать с ними по степям и лугам. Их зачаровала мощь, которую они увидели, когда произошла встреча с кочевниками. Липо несколько остудил их пыл, сказав им, что для кочевой жизни необходимо быть хорошими воинами, охотниками, следопытами. То есть - нужно много учиться и расти. Но парнишки солидно заявили, что если с ними будут заниматься Липо, Литорно, Чин-Кору, Конофор, то они быстро всё это освоят. На это Липо засмеялся и ответил, чтоб они больше присматривались к своим кумирам, это поможет самим многое освоить. У взрослых будет не так уж много времени с ними заниматься, но цель у братьев хорошая. Немного отвлёкшись от будущих проблем, Липо порадовался за своих младших братьев. Ведь, по сути, они будут первыми тинорцами, что вырастут на новом месте.
   Ещё через неделю пути на юг, разведчики наконец прибыли к местам, где горы постепенно переходили в равнины, покрытые лесом, а дальше к югу раскинулась бескрайняя степь. Расположились лагерем в долине между двух озёр. С севера их защищала гора, поэтому было тепло и безветренно. Лес окружал лагерь и подымался по склонам горы. По общему мнению, это было именно такое место, в котором с радостью обосновалось бы большинство тинорцев.
   На следующее утро Итиль с Орнофом пошли выбирать место для лабиринта. Итиль подумала, что это ведь будет последний лабиринт Тиноры - тринадцатый. В душе она полностью верила пророчеству. Значит Священной Тиноре приходит конец. Будет новая страна, с новым укладом, порядками, а главное - на новом месте. Он лишь надеялась, что править этой страной будут потомки Ноферов. Может это будет её сын, Нофер-Фенир, сорок третий в династии. Она знала, что сын её будет иметь особенный дар, которого не было у его предков. Ещё там, в стране тавров и антов, у древнего каменного круга, что был Местом Силы и Вратами, она услышала это пророчество. "Вот бы создать здесь такой великий круг", - подумала Итиль. Однако она понимала, что необходимые для этого знания утеряны ещё тогда, в незапамятные времена предыдущей катастрофы и гибели первой Великой Тиноры.
   "Как же это печально, былое величие и невероятный уровень знаний постепенно угасали, терялись. Уходили Знающие, исчезали настоящие Праведные. Всё превратилось в повседневную суету и борьбу за выживание. А теперь снова нависла катастрофа. Неужели она уничтожит и те крохи знаний и могущества, которые ещё остались? Неужели без следа исчезнет Тинора, останется лишь отголоском, тенью в сказках и легендах? Может, хотя бы в новых странах останется кровь тинорцев и хотя бы часть их тайных знаний?" - подумала Итиль и тяжело вздохнула. Навалившаяся на её плечи ноша будущей правительницы была почти непосильной для женщины. "Но ведь у меня есть верные и сильные помощники, вместе мы сделаем очень многое!" - эта мысль немного приободрила её.
   За своими размышлениями Итиль не заметила, как они с Орнофом подошли к довольно ровной площадке, поднятой на уступке склона горы над окружающим лесом. Место было удачно расположено, к тому же открытое на северо-запад, что облегчает перемещение.
   Остаток дня и весь следующий день Орноф и Итиль усердно трудились. Создали очень правильный лабиринт. Провели необходимый обряд над его камнями и принесли в жертву центральному камню яйцо куропатки, как символ долгой жизни, что возрождается. Последний лабиринт Священной Тиноры был готов к использованию.
   В лагере совместно решили, что переход будут осуществлять Итиль, Юнор и Литорно. Остальные займутся разведкой гор, подготовкой мест для приёма и поселения людей. За день Чин-Кору и Липо изготовили на куске оленьей кожи ещё одну карту для передачи в Тинору. По ней будут совершать переход группы тинорцев. Итиль сожалела, что невозможно перебросить население посредством лабиринтов и кругов. Эти сооружения способны переносить лишь несколько человек за раз, и притом без большого багажа. На рассвете следующего дня братья, сёстры и Чин-Кору проводили Итиль, Литорно и Юнора до лабиринта. Переход совершали в тщательно выбранное Итиль время, когда энергия земли в данном месте наиболее мощная и направлена вверх, а отрицательные энергетические потоки подавлены. Такое чаще всего, бывает ранним утром, до восхода солнца. Взойдя, великий Коло подавляет все энергии своим сиянием и силой.
  

Глава 7. Исход

   Возвращение было безрадостным. Они застали свою прекрасную Тинору разрываемой на части соседями-волками и внутренними врагами - оглупевшими от жадности и желания власти Праведными. Оза встретила разведчиков на выходе из пещеры, где был лабиринт Итиль. Выглядела Оза уставшей, только взгляд остался решительным и сосредоточенным. Поставили "ауру тайны" в оружейной, на старом месте, где они собирались раньше. "Неужели прошло всего только полтора месяца, как мы уходили отсюда?" - подумала Итиль, окинув взглядом знакомую обстановку. Начали делиться информацией. Итиль рассказала о проделанном пути и открытии богатых, никем не заселённых гор.
   Рассказ Озы был значительно мрачнее. Она описала состояние дел в стране. Вокруг царила смута. Священные Камни уже не могли контролировать границы и чуть не каждый день воины Варжа приносили вести о бесконечных столкновениях с отрядами соседних племён. Свои же вельможи, хозяева цитаделей, словно сошли с ума, стараются с дружинами и наёмниками загрести побольше добра у соседей, с которыми веками жили дружно. Простой люд не очень понимает, что делать. Всё больше Праведных переходит на тёмную сторону. Оза и Урз уже чувствовали не менее двух дюжин горроксайдов. И это только за последний месяц! В некоторых поселениях, камни святых мест начали излучать отрицательную энергию. Люди перестали ходить туда, молиться и приносить жертвы. Разрушается сеть энергии, связывающая все капища. Священные целебные источники начали исчезать под землёй. Ощутимо похолодало, по сравнению с минувшими периодами на это время года. Выпасы скудеют, и травоядные животные уходят всё дальше к югу, за ними уходят и хищники, для которых не осталось добычи. Даже птиц стало меньше, многие из них, сбиваясь в стаи, спешат на юг. Люди уже с трудом обеспечивают себе пропитание, и не могут лечиться у целебных источников. Даже без Великого Собора, что в таких случаях собирали прежде, людям было ясно: нужно уходить на юг. Но большинство вельмож обезумели! Они не предпринимают совершенно никаких мер по подготовке к уходу на юг, и ни за что не хотят оставлять свои твердыни, нажитое добро и земли.
   Напоследок Оза сообщила самую плохую новость: Нофер-Ит умер. Это произошло ночью, только Урз и Химер были поблизости. Оза не приглашала к правителю лекарей, поскольку большинство из них служило Праведным или были доносчиками. Так уж сложилось веками. Тело сорок второго правителя династии Ноферов тайно переправили в пещеры. Сейчас на его троне магический двойник-тульпа, созданный Урзом и Озой. Поэтому необходимо срочно провести обряд венчания Итиль и Литорно, чтобы через несколько дней объявить о смерти Нофера-Ит. Потом короновать Итиль на правление до рождения сына и далее до его совершеннолетия. Это всё необходимо выполнить перед началом ухода на новые места.
   - Но как же провести все обряды без верховных Праведных? - спросила Итиль.
   - Это не сложно. Наша совместная сила заставит их делать то, что нужно, а ещё рядом будут Идо и Гару, - ответила Оза.
   - Что ж, необходимо переодеться и пойти встретиться с новым Нофером-Ит. Традиции прежде всего, - сказала Итиль.
   Они пошли в дом Озы, а потом Итиль заглянула к себе. Через несколько часов собрались снова. Теперь Итиль сменила мужской костюм на зелёное платье. Оза позаботилась об одежде Литорно и Юнора.
   Приём, по сути, организовал и проводил Урз. Всё выглядело очень правдоподобно. Придворные и Праведные стояли кучками у противоположных стен зала. Сегодня их было немного. Итиль сообщила, что посланный правителем отряд нашёл очень подходящие богатые земли, не заселённые никем. Всё это она говорила вроде бы правителю, но громко и чётко, чтобы услышали все. Ещё добавила, что первые прибывшие на место, будут в самом выгодном положении. Их там встретят и покажут лучшие места для поселения.
   От Праведных выступил один из старших, и сказал, что неизвестно откуда взявшиеся выдумки не могут заставить Праведных покинуть обжитые места и свою страну. Они не желают выполнять прихоти, даже если это исходит от дочери правителя.
   Итиль тихо обрадовалась, хотя ей было стыдно, что здесь останутся люди и постепенно погибнут от холода и голода или уйдут на запад, где их не ждёт ничего хорошего. Однако от Праведных веяло таким злом, что это просто слепило и затрудняло дыхание. На слова Праведных ответил новый Нофер-Ит, что насильно он не будет заставлять кого бы то ни было покидать свои дома, но его люди проследят, чтобы насилия не делали и другие. Говорил он ровным глуховатым голосом, немного вяло, но весьма убедительно. На этом приём закончился. Итиль ушла вместе с новым Нофером-Ит в его палаты, как бы для личной беседы. Урз постоянно находился позади правителя, руководя им, незаметно для окружающих. Официально он числился лекарем. Оза демонстративно держалась подальше, чтобы не вызывать подозрений. Всё прошло хорошо. Можно было приступать к осуществлению следующей части плана - к бракосочетанию наследницы трона Итиль и Литорно.
   Однако пришлось всё отложить на пару дней. Ночью Варж сообщил, что на территорию дворца проникли вооружённые люди. Итиль была в комнатах Озы. Они сразу же начали поиск пришедших с помощью своего дара. Нападавших оказалось около двух дюжин. Хорошо вооружённые, обученные бою в темноте, они умели прятаться, как говорится "на открытом месте". Женщины указывали места, где притаились эти люди, а Литорно, Юнор и Варж с бойцами их отлавливали или уничтожали скорами. Всё осложнялось, так как Озе пришлось провести вначале магический ритуал "закрытия дверей". Теперь перед каждой дверью приходилось останавливаться, ждать пока она её откроет, а затем вновь закроет непреодолимой печатью. Тогда Итиль решила, что будет ходить с Литорно и Юнором, чтобы открывать и закрывать двери на месте. Оза осталась контролировать общую картину. Это было опасно, потому что кто-нибудь из врагов мог застигнуть Итиль в момент открытия двери, тогда она пострадает. Необходимо было стоять буквально вплотную около неё и внимательно следить в момент открытия двери. Для Литорно это стало самым важным делом, которым он занялся с большим волнением. Он понял, что раньше даже сам не осознавал, насколько ему дорога стала Итиль.
   Очень уставшие, Оза, Итиль, Варж, Литорно и Юнор примерно через два часа собрались в нижних пещерах. Бойцы Варжа с охранниками дворца и слугами уже убрали двадцать убитых и четырёх раненых нападавших. С живыми будет разбираться Урз, и уж он выдавит из них всё детали заговора.
   Обсудив обстановку, Оза сказала, что необходимо ещё заказать скор-оружия альвам, чтобы вооружить надёжных бойцов и слуг. Это решили сделать немедленно. После напряжения боя, невыспавшиеся, все были вялыми. Не хотелось даже говорить, но медлить было опасно. Поэтому пошли в знакомую пещеру, где встречались с гномами в первый раз. Оза вызвала Торруни и Которруни, договорилась о покупке. Запасы личных драгоценностей Озы и Итиль были не так уж велики, но необходимо платить. Альвы бесплатно не работают. Использовать же дворцовую казну они не могли, чтобы не насторожить "уши" и "глаза" Праведных.
   Через несколько дней, во время ближайшего полнолуния, состоялся выезд на остров Священных Камней, для бракосочетания Итиль и Литорно. Выйдя из челнов, свадебная процессия сразу оказалась между двух чёрных стен из Праведных. Они грозно смотрели на прибывших, постепенно охватывая их тесным полукольцом. Однако никаких действий не предпринимали. По бокам и сзади немногих свадебных гостей шли солдаты Варжа. Все знали, что жрецы и воины давно противостоят друг другу. Нофер-Ит мог удерживать обе стороны. Выбор Итиль в качестве наследницы престола был явно не в пользу Праведных, и необходимо было до времени переселения сдерживать эти силы, чтобы не разорвать на две части весь народ, сберечь для будущего нового государства. Итиль немного отступила. За её спиной стояли Урз и Оза. Рядом были Литорно и Юнор. Каждый из них инстинктивно положил руку на пояс, поближе к скор-оружию. Итиль успокоила их, послала вопрос Озе и услышала её мысленное предупреждение: "Спокойно, подожди, сейчас вперёд выйдет новый Верховный Праведный, и тогда мы вместе заставим его выполнять обряд".
   Новый Верховный, весь исполненный амбиций и гордыни, ступил шаг вперёд. Это был невысокий мужчина лет пятидесяти, какой-то весь белесый, лысоватый, с острым носиком, тонкогубый. Глаза, маленькие и бегающие, как у хорька, смотрели злобно и подозрительно. Говорил он быстро и как-то ломано, перескакивая с одной мысли на другую. Что-то ненормальное проглядывало в нём. Но это и понятно - он на половину уже был горроксайдом.
   - Почему без нашего разрешения вы пришли сюда совершать обряд бракосочетания? А где наш правитель? - почти выкрикнул Верховный Праведный, пронзительно-скрипучим голосом.
   Итиль подумала: "До чего же мерзкий тип. Хорошо, что такой не пойдёт с нами и уже не сможет перевоплотиться в одного из тинорцев". Но надо было действовать. Итиль, Оза и Урз вместе сосредоточились на верховном. Все увидели, как он вначале замер, потом оглянулся на своих приближенных.
   - Хорошо, мы совершим обряд, но после него вы все уйдёте с острова, - резко сказал верховный.
   - Вот и хорошо, договорились, начинайте прямо сейчас, - ответила Итиль, ей было жарко и неудобно в церемониальном, шитом золотом платье, которое стояло колом и не пропускало воздух. Но традиции прежде всего.
   Все поднялись по голому каменистому склону, что словно горб выпирал из воды. На его вершине, в центре острова, стояли вертикально два огромных камня, повёрнутых плоскими боками друг к другу. Вокруг, ровными рядами, располагались валуны диорита и кварца. Зрелище было впечатляющее. Между центральными столбами-камнями расстояние не превышало ширины вытянутых рук взрослого человека. На гладких внутренних поверхностях этих камней имелись надписи на древнем языке. Они были не выбиты, а выжжены, их канавки имели оплавленные края. Итиль уже бывала возле Священных Камней и помнила, какую невероятную энергию они излучают. Однако сейчас она почувствовала только слабые токи, исходящие от центральных камней. "Камни словно уставшие или полусонные", - подумала девушка.
   Впереди шёл верховный Праведный, за ним Итиль и Литорно. Все остальные участники ритуала остановились у первого круга валунов, окружающих Священные Камни. Праведный что-то бормотал себе под нос, всё больше и больше наклоняясь вперёд, пока не упёрся руками в дорожку перед собой, и замер в такой неестественной позе на несколько мгновений. Вдруг он резко поднялся и показал рукой, чтобы Итиль и Литорно вошли между центральных камней-столбов. Соприкасаясь плечами, они вошли и остановились между этими Священными Камнями. Что-то неуловимое произошло и энергия камней пронзила их, обволокла, создала вокруг них единое поле силы. Это было необычно и неожиданно. Выйдя из пространства Священных Камней, они, сами этого не осознавая, взялись за руки, и так подошли к своим друзьям и сопровождающим. Оза и Юнор поздравили их традиционными словами. Теперь родившийся сын Итиль станет по праву наследником трона. Все быстро спустились к воде и уехали из острова под злобными взглядами Праведных, проигравших и этот бой.
   - Хорошо, что не понадобилась помощь Идо и Гару, они будут очень нужны при уходе, - сказала Оза.
   Ещё один раз пришлось Итиль посетить Священные Камни, когда хоронили отца. Это путешествие, процессия из самых близких проделала под землёй и под озером, через тоннель, после официального прощания придворных в тронном зале. Точно по центру острова, но на глубине более четверти туна находится усыпальница правителей Тиноры, а также их родных. Тут уже покоились четыре Нофера, что умерли в период последних двух тысяч лет. Нофер-Ит прожил четыреста тридцать два года, и он будет последним правителем своей династии, погребённым здесь. Великое множество драгоценных украшений и два сапфира с голову младенца находились по бокам саркофагов из кварцита, что размещались в центре подземного зала. Его размеры были столь велики, что углы зала терялись в темноте, хотя по бокам возвышения, в центральной части, стояли колонны с яркими вечно светящими шарами двергов.
   Пустой саркофаг из желтоватого золотистого кварцита был поставлен рядом с другими для Нофера-Ит. Его, как и остальные, изготовили Идо и Гару. Они тоже были на церемонии, стояли на коленях в глубине зала. Только отблески света на их гладкой, словно полированной коже, свидетельствовали о присутствии великанов. Литорно, Юнор и Варж сняли кедровый гроб с тележки, устланной серебристой тканью. Идо и Гару протянули руки и гроб "поплыл" к своему саркофагу. Послышалось всхлипывание. Итиль удивилась, плакать было не принято. Ведь духовное тело отца уже отделилось от оболочки и может в любой момент связаться с ними или воплотиться в новое юное существо. Пока что отца здесь не было. В первые дни духовное тело сильных личностей находится у своего потайного камня для накопления энергии и прямо проникая в него, что обеспечит очень долгое, в десятки тысяч лет существование, овладение знаниями будущего мира.
   Итиль оглянулась и увидела, что так горюет по Ноферу-Ит его карлик - Химер. Это понятно, его отец любил, наверное, не меньше Итиль.
   После того, как крышка саркофага закрылась, все разошлись по пещерному залу, чтобы прикоснуться к саркофагам у боковых стен, где были захоронены предки из династии Ноферов, и их самые близкие помощники и друзья. Их саркофаги были каменными и часто духовные тела между воплощениями находились в этих камнях. Охраняли этот подземный зал и его мёртвых обитателей два сапфира, привезённые Идо и Гару ещё с Великой Тиноры. Эти кристаллы, заряжённые магическими заклинаниями древних, имели на своих гранях священные надписи. Их охрана была надёжнее любой другой. Никто не мог вынести из подземного зала ни одну драгоценность или любую вещь. Все знали, что это приведёт к мгновенной смерти и превращению в кучу песка. Такая смерть была безвозвратной, духовное тело погибало в песке. Даже дверги, которые ненасытно любили драгоценности и тащили всё в свои закутки, никогда не входили в этот зал.
   На следующий день после похорон Нофера-Ит, вестники поскакали по всей стране, объявляя о восхождении на престол Тиноры новой правительницы - Нофер-Ит Озы-Азарры-Итиль. Одновременно зачитывался указ о переселении на юг желающих уйти с двором правительницы. Кратко сообщалось о причинах такого решения, а также о местах сбора и датах выхода в сопровождении военной охраны. В конце ещё раз напоминалось, что через дюжину лет на месте Священной Тиноры будет снег, лёд, мороз, которые накроют землю на долгие века.
   Оза с Урзом и Литорно при помощи Идо и Гару осторожно разобрали и вынесли из дворцовых пещер приспособления, что остались от Учителей. Самыми важными и нужными были самодвижущиеся платформы. Их необходимо было собрать из частей, проверить, а кое-что восстановить. Лучшие мастера страны день и ночь работали под руководством Урза. Поначалу Итиль удивлялась тому, что Праведные не препятствовали изъятию артефактов из дворцовых хранилищ. Но, подумав, она поняла: Праведные просто понятия не имели о назначении и технике использования большинства древних артефактов. Их знания были утеряны за века, а все силы направлялись на мелочную грызню за власть, влияние и богатство.
   Юнор и Варж командовали сотнями слуг и наёмных людей, которые складывали вещи на уже готовые платформы. Юнор успел привезти свою мать, она помогала собирать вещи, а также хлопотала, чтобы все были вовремя накормлены. Итиль с несколькими верными помощниками упаковывала и готовила к отправке на новое место самое ценное, что осталось от истории Тиноры - каменную библиотеку. Всё шло своим чередом, хотя Итиль казалось, что очень медленно.
   Уже были готовы к отправке четыре платформы, другие шесть тоже заканчивали собирать. Задержка была за проверкой и установкой подъёмных цилиндров. Они очень долго хранились, их запас энергии мог исчерпаться. Через месяц от начала сборов, провели пробный подъём одной платформы. Всё получилось, платформа зависала на высоте около четверти туна, легко передвигалась. Решили запускать все платформы вместе. На каждой из них разместили по одному умеющему управлять передвижением. Уход назначали ночью, чтобы не привлекать внимания любопытных в городе. Хотя Праведные перестали обращать внимание на сборы во дворце. Они поняли, что уход правительницы не обман и ждали. Им очень хотелось побыстрее занять дворец, и, наконец-то, безраздельно править Тинорой. Не верящие в близкую катастрофу, Праведные, как загипнотизированные, слушались Барурсейдо, бывшего Верховного. А он специально отказался от своего сана, чтобы занять трон Тиноры, которым буквально бредил.
   Одного не учли Праведные. Перед самым уходом Оза, Урз, Итиль при помощи Идо и Гару наложили "печать вечности" на дворец и даже на пещеры под ним. Это означало, что тысячи лет туда не войдёт ни одно живое существо. Камни в основании дворца сами будут охранять его вечно. А без дворца и трона знать Тиноры не признает претендента на роль правителя, это был неписаный закон, древняя традиция.
   И тем не менее, Праведные делали всё возможное, чтобы не дать людям Тиноры уйти на юг. Они одурманивали вельмож и их подчинённых, возбуждали между ними бессмысленные склоки и стычки за земли и города, которым суждено вскоре исчезнуть подо льдами, под их влиянием вельможи запрещали людям в своих провинциях уезжать на юг. Итиль удивлялась такой безрассудности, пока не спросила об этом Озу. Оза лишь печально покачала головой, и сказала, что причина очень и очень проста. Чёрные боги, Веллок и Мокшод, лишили разума присягнувших им Праведных, сделали их своими марионетками. Праведные бездумно жаждут власти и мечтают править как можно большим числом людей, но они не в силах осознать, что обмануты. Ведь каждый нормальный человек в здравом уме прекрасно знает и понимает: всё, что нужно чёрным богам - это страдания и смерть. Веллоку и Мокшод нужна отрицательная энергия мучительной смерти как можно большего числа живых существ, только это и ничто другое. Всех, кто из-за посулов Праведных решил остаться в Священной Тиноре, ждало только одно: страшная смерть в снегах и льдах, по воле и во славу чёрных богов. Увы, сил и влияния Озы и Итиль не хватало, чтобы переломить эту ужасную ситуацию. Ведь власть Праведных укреплялась тысячелетиями, была частью древних, священных традиций Тиноры. А традиции - прежде всего.
   Из-за злых происков Праведных, предавших свет, из могучего и многочисленного народа Священной Тиноры, - из нескольких миллионов! - на юг собрались переселяться всего около дюжины масс людей, то есть, немногим более двадцати тысяч (тинорцы, следуя древней традиции, использовали двенадцатеричный счёт: масса, или же доцанд - это дюжина гроссов, а гросс - дюжина дюжин).
   Перед уходом сделали ещё одно важное дело: встретились с двергами и альвами для заключения договора. Готовились к этому давно, как только Итиль вернулась из места нового поселения. Долго обсуждали договор и сошлись на том, что альвы и дверги будут помогать в постройке подземных поселений под горами, на глубине не менее полсотни тунов, для размещения тинорцев. Всё ценное, выработанное при проходке тоннелей и залов, карлики забирают себе. Всё, что над туннелями и залами - принадлежит тинорцам, а под ними, на глубине от одного туна - двергам и альвам. Оговорили также торговлю между людьми и гномами.
   На заранее запланированную встречу в пещеры, где ещё обитали дверги и альвы, пошли Оза, Итиль, Урз и Литорно. Когда вошли в уже известный зал, карлики были там, стояли в ряд возле противоположной от входа стены. Первой начала разговор Оза и сообщила кратко то, что было в договоре. Потом Урз вручил вышедшему навстречу двергу два тонких серебряных листа с вытисненным текстом договора на языке двергов и тинорском. Карлики вполголоса переговорили между собой и тот же дверг сказал, что своё решение они сообщат в это же время завтра, потом добавил, что желательно бы знать, где находятся эти богатые горы. Оза ответила, что после заключения договора она лично сообщит местонахождение этих гор.
   Гарантом переговоров выступала Итиль, как законная правительница Тиноры. Она увидела среди карликов Торруни и Которруни, и восприняла это как должное, но вот присутствие Корруни, с которым она познакомилась ещё в пути из страны тавров и антов, её изрядно удивило. "Этот скаредный дверг, которого я приняла за рядового скитальца, оказался не так уж прост, раз прибыл сюда в составе делегации старших среди гномов", - подумала Итиль.
   На следующий день договор был заключён, и люди получили свой экземпляр с оттиснутыми печатями старших двергов. Больше уже ничего не препятствовало уходу на новое место. День ухода был самым печальным из всех, какие только помнила в своей жизни Итиль. Да и не только она, а все тинорцы, даже Оза, не знали дня печальнее. Пролетая над лесами, реками, знакомыми с детства местами, Итиль думала о том, что вся эта прекрасная страна, её любимая родина, обречена. На века, на тысячелетия она уснёт под снегами, и льды безжалостно раздавят и перемолотят эти города, дворцы, крепости, прекрасные парки, каналы и дороги. Когда-нибудь, в далёком будущем, льды отступят. Но всё, что увидят потомки - это будут выглаженные ледниковые долины, покрытые щебнем. На поверхности от Великой Тиноры не останется ничего, ровным счётом ничего. Никто не догадается, что в глубине под этими угрюмыми россыпями камней находятся тоннели, залы и гробницы, полные несметных сокровищ. И заклятых камней, которые и через тысячи лет смогут уничтожить любого, кто сумеет пробраться в эти подземелья. Со своей летучей платформы, Итиль видела колонны переселенцев, что двигались на юго-восток по карте, которую составил её отряд. Она встряхнула головой. Нужно было двигаться вперёд, чтобы встретить этих людей и помочь им найти своё место на новых землях, помочь начать новую жизнь.
  

Глава 8. Выбор

   Новые места поселения встретили их ярким солнцем, изумрудной зеленью, широкими лугами предгорья. Платформы удалось посадить без ущерба. Через несколько минут к ним прибежали почти все из отряда. Сразу же начались расспросы, рассказы о событиях в Тиноре. Разведчики с печалью услышали, что им уже не вернуться в Тинору. Холода наступали быстрее, чем ожидалось, а власть Праведных в оставленной стране быстро скатывалась к деспотии. Здесь же, на юге, новостей было немного. Всё шло своим чередом, наметили несколько мест, пригодных для строительства поселений. Те из тинорцев, кто впервые прибыли в эти места, были в восторге от здешней прекрасной природы. Особенно радовали тёплая и солнечная погода, по-летнему зелёные луга, великолепные леса.
   Начались дни напряжённого физического труда. Пока что люди строили побольше временных жилищ, без затей и укреплений, для размещения переселенцев. Чин-Кору организовал стражу вокруг строящихся поселений, и каждый день направлял небольшой дозор в северо-западном направлении, откуда должны прибывать тинорцы.
   Оза, Итиль, Урз, Идо и Гару отправились в горы. Основной задачей было отыскать поблизости место, пригодное для создания священного круга, собирающего и распределяющего энергию для защиты новой страны от внешних и внутренних врагов и злых сил, для управления погодой и для питания магических артефактов, облегчающих жизнь тинорцев. Камни для этой цели собрать оказалось не сложно. Горы были полны подходящими, богатыми кварцем, породами. Больше времени потребовалось на поиски места для большого круга. Энергия земли и гор здесь была высокой, но не такой, какая нужна для их цели. Они уже исходили вокруг на многие туны горные луга и низины, но всё напрасно. На тринадцатый день поисков к ним прискакал на лошади Коло и сообщил, что его табун на новом пастбище под горой ведёт себя очень необычно. Кони сбиваются в тесную кучу и не хотят расходиться, не пасутся и очень настороженные. Мальчик подумал, что где-то там живёт дракон или ещё какой зверь.
   Сразу же на пастбище отправились Литорно, Урз и Оза. Действительно, лошади держались вместе, стояли у края широкого плато, поднятого над уровнем окружающего леса. Одной стороной луг упирался в горный склон, а другой - спускался полого к небольшому озеру. Отсюда открывался вид на горы с севера, дикие леса на востоке и западе, а на юге, у самого степного горизонта, можно было различить не то море, не то ещё одно озеро.
   Выйдя на середину луга, Оза и Урз почувствовали, что из земли подымается мощный поток энергии. По-видимому это было именно нужное место. Энергия оказалась необычно светлой. Сейчас она была направлена вверх чётко ограниченным столбом.
   - Урз, что ты скажешь? - спросила Оза, оглянувшись на старика, который стоял с закрытыми глазами.
   - Наверное, мы нашли, что искали. Необходимо побыть здесь несколько дней, чтобы убедиться, - ответил Урз, обходя луг по кругу.
   - Коло, Литорно, уводите отсюда лошадей. Скажите в лагере, что мы остались здесь. Пусть к нам придут Итиль, Идо и Гару.
   Место оказалось идеальным для священного круга. В течение месяца наблюдений установили, что энергетические потоки почти не затухая, меняют своё направление через каждые две недели. В дни полнолуния и новолуния они идут от далёких звёзд к земле, а в остальные - наоборот, движутся из глубин земли вверх.
   Идо и Гару, по выбору Озы, подымали в воздух многотонные глыбы нужных камней, перемещали их и устанавливали на места, указанные Урзом. Возле него теперь почти всё время находился Липо. Урз несколько дней присматривался, разговаривал с ним, а потом объявил, что Липо становится его учеником. Это была великая минута в жизни простого, небогатого и незнатного тинорского юноши. Впрочем, Урз сказал, что добрый Траэт, так нелепо погибший от рук стражников тёмного мага Уррона, был отчимом, а не отцом трёх братьев. Настоящий же отец Липо, Арпо и Коло - великий маг грозы и бури Тарг, был потомком древней династии Праведных, ведущей род ещё с незапамятных времён Великой Тиноры. Поэтому дар, пробудившийся в Липо, отнюдь не случаен. Но делиться историей Тарга мудрый Урз, по своему обыкновению, не стал, а Липо, хоть ему и было очень интересно, не осмелился приставать с расспросами.
   Стать учеником мага, да ещё, как говорят, одного из "древних" - большая честь и ответственность. Конечно, Липо понимал это, старался соответствовать, чувствовал в себе какие-то возможности, но пока что сомневался в своих силах. Из всех избранных силой дара ему ближе была Итиль. Поэтому Липо решил посоветоваться именно с ней. Как-то под вечер, когда большинство уже готовилось спать, Липо сумел застать Итиль одну и рассказал ей о своих сомнениях. Итиль очень серьёзно отнеслась к его словам. Она сказала, что давно чувствовала в Липо скрытые возможности, но ведь она ещё молодая и распознать будущего мага может не всегда. Она рада, что Урз понял, разглядел способности Липо. Потом, немного задумавшись добавила:
   - Это значит также, что Урз чувствует приближение своего ухода.
   - Но как же я? Он что, не доучит меня? - растеряно спросил Липо.
   - Успокойся, Урз ещё проживёт несколько сотен лет, - засмеялась Итиль.
   - А я что же, тоже буду жить столько? Я только слыхал, что многие избранные силой дара живут долго, но как же я? - растеряно спросил Липо.
   - Не сомневайся в себе, в Урзе и знай, что осилив переданные знания от него, ты будешь жить уж точно более тысячи лет, - ответила Итиль. Она не сказала, но подумала, что Урз не случайно начал готовить нового мага именно сейчас. Он будет нужен Урзу для чего-то вполне определённого. Но спрашивать об этом бесполезно.
   Липо поблагодарил её и ушёл немного растерянный и задумчивый. Всё сразу не укладывалось в его, такой беззаботной до этого, голове.
   В эти дни Орноф, Атаоза и Химер отправились по предгорью вдоль хребта на север к естественным пещерам, которые выходили открыто на поверхность. Там была намечена встреча с двергами и альвами. Химер ехал на лошади, Атаоза и Орноф чаще шли пешком, рядом со своими лошадьми. Когда до пещер оставалось не более одного дня перехода они повстречали семейство огромных животных, что напоминали свиней, но имели на носу небольшой хоботок, а вместо шерсти были покрыты гладкой кожей тёмно-серого цвета. Хорошо, что эти животные обитали значительно ниже предгорий, занятых тинорцами, паслись себе в болотистой местности. Их путь не пересекался с людьми. По виду это были травоядные, но кто знает, какой у них нрав. Конечно, Атаозе ничего не стоило их убить. Однако люди Тиноры в большинстве своём не убивали живых существ без нужды. Древние Учителя и сам великий бог Дыв во всех своих посланиях предупреждали, что бессмысленное убийство и причинение страданий влечёт за собой тяжёлую расплату, которая обязательно настигает злодея.
   Когда прибыли на место, решили расположиться в устье большой пещеры, и там ожидать представителей гномов. Атаоза и Орноф не сомневались, что дверги и альвы придут из-под земли. Химер не верил, что они найдут подземные ходы к неведомым горам. Как-то Орноф спросил Озу почему дверги сами не нашли эти горы. Она ответила, что весь гномий народ раньше жил в западных землях. На протяжении последних нескольких сотен лет они всё дальше проникали на восток и юг. Наверное, причина того - беспокойное соседство западных людей, что живут войнами. По своей природе гномы неспешны, и делают всё очень основательно и качественно - обычное свойство любого народа долгожителей. Поэтому и тоннели гномов ещё просто не дотянулись до здешних мест. Кроме того, значительная часть гномьего народа ушла в нижний мир земли.
   Уже на следующий день из глубины большой пещеры вышли четыре дверга и три альва. После короткого приветствия, Атаоза достала пластины серебра с чертежами и указанием размеров, направлением туннелей, залов, переходов. Вместе согласовали все подробности. Хотя дверги и альвы не боялись бывать рядом с людьми, но Атаоза явно вызывала у них внутренний трепет, в из глазах читалось что-то похожее на страх. В конце встречи Атаоза сообщила, что она назначена проверять правильность выполнения договора, а Орноф - качества работ. Карлики немного помолчали, а потом начали что-то бормотать, путая тинорские слова со своим языком. Они явно не были в восторге, так как понимали, что их обычные хитрости не пройдут при таких контролёрах. Ведь, строя подземные ходы и залы для заказчиков из иных рас, дверги всегда старались незаметно устроить в них тайные лазейки, дверцы и глазки, доступные только им. Строилось всё на века, даже на тысячелетия, а кто может знать, каковы будут отношения у двергов с теми же тинорцами через несколько тысяч лет? Такова уж была недоверчивая и предусмотрительная натура двергов, о чем прекрасно знали и Оза, и Урз.
   Спустя примерно полтора месяца, в один из дней, несколько солдат выехали по приказу Чин-Кору, как обычно, чтобы встретить переселенцев, если они появятся. Уже через полтора часа с невысокого холма они наконец-то увидели первую колонну людей. Встретив их, проводили до места лагеря. Большинство из переселенцев этой первой партии были бедные ремесленники, безземельные наёмники, искатели приключений, просто бедный люд, у которого всех пожитков - одна котомка, и которому нечего терять.
   После осмотра местности, многие определились с выбором территории, где решили строить жильё. Так были заложены четыре будущих поселения, все неподалёку от временного лагеря под горой.
   В течении следующих недель группы тинорцев всё прибывали и прибывали. Лагерь постепенно обрастал постройками, образовались улицы. Уже началась разработка выявленных жил металла, камней в ближайших горах. В ближних перелесках застучали топоры и завизжали пилы. Появились первые кузницы, что были так необходимы новосёлам. Закипело строительство. Охотники всегда возвращались с хорошей добычей. Начинал налаживаться быт, привычный для тинорцев. Однако не все традиции Священной Тиноры были перенесены на новую почву. Среди всех прибывших не было богатых землевладельцев и представителей знатных родов. Обманутые Праведными, они не поверили пророчеству, пойдя на поводу у своего упрямства и боязни оставить нажитое богатство и земельные наделы. Отсутствовали также сами Праведные, но простой люд из-за этого не очень переживал. Многие говорили, что стало только легче.
   Множество людей, остановившихся возле первого лагеря, ещё не определились, где им хочется жить. Поэтому Чин-Кору, собрав несколько десятков мужчин и взяв часть солдат, решил отправиться дальше на юго-восток, чтобы посмотреть земли, которые там находятся, определить, возможно ли их заселение. С ним, также пошли Юнор, Атаоза и Конофор. Не всем нравились горы. Многие хотели жить в лесах, возле рек, озёр и в степи.
   Путешествие отряда Чин-Кору затянулось на два месяца. Многие с нетерпением ждали их, хотелось побыстрее начать обживаться на новых территориях.
   Когда отряд вернулся из похода, первое услышанное в лагере слово было "алта". На языке тинорцев оно обозначало "прекрасный". Чин-Кору, а особенно Юнор, с восхищением описывали прекрасный край лесов, привольных пастбищ, чистых рек. Вдали они также видели горы. Отряд на всём пути не встретил людей. Но кое-где были их следы. Нашли несколько стрел с каменными наконечниками, кости животных, обточенные так, чтобы ими можно было орудовать, как молотком. В нескольких местах видели в земле норы, наподобие землянок, но очень примитивные. Всё свидетельствовало, что территория практически не заселена, ничья, и посещают её лишь какие-то дикари-охотники. Тинорцы, желающие туда перебраться, будут там первыми постоянными жителями.
   Как-то вечером, в недавно отстроенном общественном доме, в центре лагеря, собрались на совещание Оза, Урз, Чин-Кору, Юнор, Варж, Липо, Литорно, Итиль со своими братьями и сёстрами. Настало время обсудить, как лучше распределить своих людей по группам переселенцев. Решили, пусть каждый сам скажет, где ему жить. Первыми высказались Чин-Кору и Юнор. Они решили идти на только что открытые территории, которые с их лёгкой руки стали называть Алта-айл - прекрасная земля. С ними должна пойти часть воинов, ну, и все желающие. А их было много.
   Урз сказал, что всё-таки основная сила должна оставаться здесь. Ведь они всегда могут оказать помощь Чин-Кору и другим, при необходимости. Липо сообщил, что его братья также хотят двигаться на новые земли, но мечтают поселиться в степях, на юго-западе. Они уже несколько раз отъезжали в ту сторону на три-четыре дня пути, и изучили эти земли. Урз подтвердил, что в ту сторону лежит степь, очень обширная территория. Имея опыт первого похода, Литорно сказал, что там могут быть кочевники. На это Конофор предположил, что кочевники в основном севернее и встреча с ними вряд ли возможна. Он тоже захотел отправиться с братьями Липо в привольные степи. Однако Оза справедливо заметила, что бойкие мальчики - Арпо и Коло, ещё слишком юны. Коло нет и двенадцати лет. Поэтому, уход в степи придётся отложить, чтобы они подросли и окрепли, да и все, кто решит уходить с ними, не делали этого поспешно, ведь теперь есть и время, и возможность подготовиться как следует.
   В итоге, желающие двигаться на новые земли, в горы и степи, пока остались в лагере и занялись основательной подготовкой к походам. Необходимо было изготовить больше оружия. Накопить шкуры и меха, для временных жилищ кочевников - орту. Только здесь можно было изготовить, при помощи ремесленников, много других вещей, нужных как в кочевой, так и в осёдлой жизни. Отсутствие Праведных, с их бесконечными запретами на всё новое или не отвечающее их пониманию традиций, на магические предметы, помогло быстрому развитию многих ремёсел. Горы были столь богаты минералами и рудами, что умельцы быстро наладили много кузниц и мастерских, работающих почти круглосуточно. Шло бурное развитие таких ремёсел как ткацкое, кожевенное, столярное. Появились целые семьи строителей. Очень много людей было занято в тоннелях и залах под горами, которые уже проложили дверги и альвы. Вокруг лагеря появились селения из жилищ-полуземлянок, что чаще всего встречались в сельской местности Тиноры.
   С людьми на новое место прибыли некоторые другие существа, что долгое время скрывались по укромным задворкам от глаз Праведных. Среди них были прядуны и пряхи. Эти неприметные боязливые существа, невысокого роста, с очень длинными пальцами рук, большими глазами, что могли видеть в темноте, ткали полотно. Изготовленные ими ткани отличались высоким качеством. Немногие люди могли общаться с прядунами и пряхами. Чаще всего к ним приходили женщины, особенно те, что хотели узнать секреты изготовления тонкой пряжи. Для этих существ сделали большие землянки в отдалённых местах среди леса, а некоторые из них ушли в пещеры. В обмен на полотно им приносили хлеб, молоко, зерно и охапки льна и дикой конопли для волокна.
   Через год, основательно подготовившись и накопив достаточно оружия, припасов и орудий труда, собрались покидать лагерь Чин-Кору, Юнор и с ними несколько тысяч людей, в том числе солдаты. Они подготовили немало инструмента, чтобы поскорее обжиться в новых местах - топоры, пилы, струги, долота и молотки для рубки леса и работы с деревом, кирки, ломы, клинья и зубила для работы с камнем. В достатке было и оружие - почти каждый мужчина имел бронзовый меч, обшитый в несколько слоёв кожей щит и копьё с бронзовым наконечником. У всех - и мужчин, и женщин, были с собой бронзовые кинжалы и ножи.
   Провожая Чин-Кору и Юнора, Оза сказала, что тоже очень хочет побывать на Алта-айле. Только сможет она это сделать не скоро. Надо обустроить всё здесь, помочь Итиль и её сыну, который скоро появится. А ещё Оза сказала уезжающим:
   - Я предвижу многие века роста и процветания тинорцев на Алта-Айле. Но придёт время, когда из нашего народа в тех благодатных краях произойдёт новый народ, гордый и сильный, многочисленный, могучий и славный. Их так и будут называть: Крепкие, или по-тинорски, Турк. Это будет нескоро, но это будет.
   Предводители отъезжающих почтительно склонили головы. Слова Великой Видящей - далеко не пустой звук!
   В свою очередь, вокруг Коло и Арпо, которые твёрдо решили, что станут кочевниками, и под руководством опытных учителей упорно совершенствовались в воинском искусстве, образовалась большая группа молодёжи - любителей верховой езды, лошадей и степной охоты. Они всё чаще стали уезжать в ту сторону. По возвращении привозили охотничьи трофеи: больших птиц - дроф, сайгаков и шкуры степных лисиц - корсаков и больших степных волков. Однажды Коло нашёл в степи гнездо сокола и взял маленьких, но уже окрепших птенцов с собой. У него появилась мечта приручить этих птиц и обучить их ловить добычу. Многие в лагере интересовались успехами и давали разные советы. Из всех птенцов обучение выдержал только один. Он стал послушен всем приказам Коло. Многие парни стали выискивать и приручать хищных птиц, учить их охотиться.
   Скоро мода перекинулась на зверей, и тогда одна девушка, Сабата, что по-тинорски означает "Верная", принесла в лагерь щенков зверя, похожего на волка, но помельче, пятнистых или жёлто-чёрного окраса. Маленькие щенки быстро привыкли к жизни среди людей. Особенно их полюбили дети, и это чувство, похоже, было взаимным. Они разрешали себя гладить, и просто обожали, когда их чесали за ушами. Называли их вначале звери Сабаты, а потом постепенно стали звать просто - сабаты. Ведь они, в самом деле, оказались верными друзьями и помощниками людей! В скором времени в лагере уже жило более десятка сабат. Заводить их стали и в других поселениях. Люди поняли, что это прекрасные помощники во всём. Они стали охранниками, а некоторых тренировали для охоты. Теперь, выезжая на лошадях в степи, многие брали с собой сабат, поскольку их нюх и слух были гораздо лучше человеческих. А ещё сабаты очень не любили волков.
   ...
   Поселение, что образовалось на месте лагеря, понемногу превращалось в типичный тинорский город, окружённый полями и хуторами-фермами. Тинорцы назвали этот новый город просто Эну, то есть Первый. Ещё часть людей ушла вслед за Чин-Кору и Юнором. Часть народа решила строить жилье выше, в горной долине, и там возникло второе крупное поселение тинорцев в этих краях. Естественным образом, этот городок получил название Бэну - Второй. К тому же там пока что обосновались избранные силой дара. Для них Идо и Гару под руководством Озы построили небольшой дворец. Он находился недалеко от священного Круга, где Урз и его ученик Липо проводили много времени, изучая движение солнца, луны, звёзд. Липо учился у Урза чувствовать и направлять потоки природной энергии. Оза продолжала обучать Орнофа магии камней и заклинаниям, и он уже многое делал сам, благодаря природному дару. Атаоза и Химер, вместе с Идо и Гару больше пропадали в тоннелях и подземных залах, которые уже изготовили дверги и альвы. Необходимо было создать под землёй все условия для жизни людей, когда придёт время. Протяжённость подземных ходов уже достигала тысяч тунов.
   Итиль больше оставалась одна. Она почти постоянно занималась недавно появившимся на свет сыном. Иногда заходил Литорно. Он смотрел на Итиль влюблённым взглядом. Она понимала это, но принять его любовь не могла, не находила в себе ответного чувства.
   Сам же Литорно теперь управлял поселениями. Судил, советовал, решал основные вопросы обеспечения. Он лично знал большинство поселенцев, а его знали все. Литорно, как наследник одного из знатнейших родов Священной Тиноры, прекрасно разбирался в работе государственной машины, и выработанных за тысячелетия устоях управления страной. Но при этом, он сознательно применял в Новой Тиноре только те из традиций, которые считал полезными и целесообразными. Так, по тинорской традиции поделив поселения на околотки по роду деятельности жителей - кузнецов, плотников и столяров, мельников и хлебопёков, ткачей и портных, и прочих профессий, Литорно отобрал самых толковых мужчин из жителей каждого околотка, и поставил старостами. Старосты околотков обращались к нему за советами и помощью, если в том возникала необходимость, а также были ответственными за сбор налогов, которые шли прежде всего на обширные общественные работы, а также на содержание традиционной для Тиноры профессиональной армии. Основная часть солдат размещалась в Эну, в отстроенных ими же казармах. На них были возложены задачи по обеспечению порядка в стране и безопасности её границ. Варж со своими командирами гроссов были первыми помощниками Литорно.
   В центре города Эну, рядом с казармами разместились арсенал, склады общественных припасов на случай неурожая или иных невзгод, мытница, суд, ратуша и прочие официальные учреждения. Был сооружён также храм Солнца и Луны - первый за пределами Священной Тиноры. В каждом околотке были построены обязательные общественные здания: приёмная старосты, школа, больница и цистерна с питьевой водой. Жители понемногу принялись заменять временные деревянные жилища традиционными для тинорцев каменными домами. Началось мощение улиц и строительство каменной набережной вдоль протекающей через город реки. Литорно лично управлял общественными работами. В его планах была прокладка мощёных тёсаным камнем дорог между поселениями, строительство защитных стен вокруг них, а также строительство сторожевых башен на границах страны. Он старался внедрить лучшее из опыта прежней Тиноры, и, благодаря его усилиям, Новая Тинора начала становиться настоящим государством.
   Таким образом Литорно являлся фактическим, действующим правителем Новой Тиноры, что полностью соответствовало древним традициям, ведь он был мужем официальной правительницы.
  

Глава 9. Фенир, сколоты и силы зла

   Оза, посещая Итиль, подолгу смотрела на маленького Фенира. Мальчик был смуглый с тёмными волосами, очень крупный. Ко своей годовщине жизни уже начал ходить. Глаза он унаследовал от матери. Такие же яркие, голубые, с пристальным взглядом. Фенир казался чрезмерно серьёзным для ребёнка его возраста, редко смеялся, не любил если его брали на руки. Он напоминал маленького, полного достоинства мудреца.
   Посоветовавшись с Урзом, Оза решила узнать будущее последнего потомка Ноферов. Хотя магическое вмешательство в судьбу ребёнка нежелательно, но перед теми тяжёлыми и сложными временами, что приближались, это было необходимо.
   Для того чтобы увидеть будущее Фенира, выбрали день новолуния, который в этом году совпадал с весенним равноденствием. Это был хороший знак. Ребёнка искупали в трёх заговорённых водах с отварами трав. Одели во всё белое из тонкого полотна. Литорно нёс Фенира к месту силы - каменному кругу. За ним шли молча Оза, Урз, Липо, Орноф, Атаоза и Аолоза. Итиль осталась, - матери не полагалось находиться на таинстве. Но важным было присутствие прочих родных по крови. Обряд начали перед рассветом, в час, в который более года тому Фенир появился на свет. Ребёнка поставили в центре круга из камней. Он всех удивил, подняв вверх руки и что-то пролепетав. Оза уже проводила несколько подобных таинств, но такое видела впервые. Следом за этим все вошли в круг и Литорно, Аолоза, Атаоза, Орноф встали на колени по сторонам света. Урз, а за ним Оза и Липо начали обходить по кругу всех символизирующих стороны света, как ходят бог Коло-Солнце и богиня Ама-Луна. Липо нёс на подносе из змеевика кристалл рубина со священными надписями на всех гранях и маленький серый плоский камушек с дыркой, также покрытый символами на древнем языке. Это был талисман Фенира, этот камешек, который Итиль нашла в древней библиотеке среди каменных табличек. Оза тогда очень удивилась, что камешек сохранился. Это был "небесный камень", принесённый Учителями со своей планеты. Он обладал чрезвычайными свойствами, а главное - усиливал в сотни раз дар своего владельца.
   Его появление не могло быть случайностью, что подтвердил также Урз. Он один смог прочитать древние надписи Учителей. Старик и посоветовал отдать этот серый, неприметный кусочек камня наследнику Ноферов. Знания Урза были столь глубоки и простирались как в прошлое, так и далеко в будущее, что Оза даже не пыталась понять его решения.
   Обойдя по кругу двенадцать раз, Урз и Оза взяли с подноса Липо рубин и талисман. Липо вышел из круга Священных камней. Урз и Оза громко произнесли: "Тринадцатый круг посвящён тебе, будущее Нофера-Фенира". Они медленно обошли ещё один круг и остановились напротив камня, что указывал на точку восхода солнца в день весеннего равноденствия. В это время все другие покинули каменный круг, только в центре спокойно стоял Фенир. Оза закрыла глаза, вытянула руки в сторону Урза, на её ладонях лежал камень-талисман. В протянутых к ней руках Урза лежал рубин. Наблюдавшие издали видели, как из ладоней Урза, от священного рубина протянулись два луча. Один из них ушёл через отверстие в вершине вертикально стоящего сейда туда, где было созвездие Льва. Другой луч ушёл в серый камень-талисман.
   Оза начала дрожать, на несколько секунд её окутало яркое сияние. Перед её глазами проносились видения будущего Фенира. Сначала она увидела как мальчик учится драться на мечах, скакать верхом, летать, подымать силой дара камни и трансформироваться. Увидела пещеры и подростка с каменными табличками в руках. Потом над снежной равниной, не касаясь земли, летел молодой парень, а вокруг него неслось войско тинорцев и стадо разного зверья, перед ними стояло множество воинов, одетых в броню и меха. Дальше была снежная равнина, по которой шли путники, один из них виделся чётко, это был Фенир. Дальше страшный ураган, снег, лёд, сияние и в нём снова Фенир. Последнее видение открыло высокие горы, среди них одна пирамидальная, как Меру Великой Тиноры. На фоне гор идёт мужчина средних лет и с ним юная девушка, белокурая, синеглазая. Оза поняла, что увидела великую "гору середины мира", где в горном мире обитают "Держатели Земли". Возможно Фенир станет одним из Вечных. Она ещё немного постояла с закрытыми глазами, чтобы успокоиться. Когда Оза открыла глаза, увидела, что рядом с ней стоит Фенир и внимательно смотрит ей в лицо, словно читает в нём увиденное прабабушкой. Она взяла мальчика за руку и вышла с ним из каменного круга. Липо держал в руках кедровую шкатулку, куда Оза положила серый камень-талисман. Фенир при этом протянул ручку и сказал: "Дай". Урз взял шкатулку и положив руки мальчика на неё очень чётко, глядя ему в глаза, объяснил: "Это твоё и будет с тобой всегда, но наденешь его, когда тебе исполнится двенадцать лет". Фенир всё понял и спокойно подошёл к Литорно, который взял его на руки. Это был единственный человек, на руках которого Фениру нравилось сидеть.
   Уже дома Оза рассказала о своих видениях. Все долго молчали, обдумывая услышанное. Потом Урз сказал: "Что же, это прекрасный путь, Тинора-Гиперборея будет в его лице вечной. Люди будущего тоже не забудут о ней, будут возвращаться к её истокам снова и снова чтобы понять".
   - Беда в том, что Священной Тиноры уже нет, как когда-то не стало Великой Тиноры. Она ушла в прошлое на наших глазах, - задумчиво сказала Оза.
   - Но есть мы, её потомки, сделавшие выбор и уже заселившие территорию, равную Священной Тиноре! - ответил Литорно.
   - Надеюсь мы принесём диким племенам не только гибель, но и частицу наших знаний, - сказал Урз, потом добавил:
   - Хотя это неясно в суровые времена, что наступают. Из пророчества видно, что Фениру предстоит совершить очень необычное деяние. И я сам пока что это будущее вижу смутно.
   А мальчик подрастал и как только начал говорить, стал задавать вопросы: "Что это? Кто это? Для чего это? Почему?". Отвечать надо было полноценно, без утайки и упрощения. Если приходил новый человек, первый вопрос Фенира был: "Ты кто?". Потом долго рассматривал этого человека в задумчивости, словно изучая снаружи и изнутри. Мальчик явно оказался не простым смертным. Это видели все, Итиль в том числе. Хотя она знала о рождении у неё сына ещё до его зачатия, но каким он будет и какое его предназначение на земле - приоткрылось только сейчас. Выбор пути за них сделало суровое время перемен.
   ...
   Пошёл шестой год после прибытия на Урол-Сейд. Тинорцы освоились и начали приживаться на своих новых землях у подножия гор, которые с лёгкой руки Орнофа, назвали просто: Урол-сейд, то есть богатые горы. Но всё же, часть людей, которые сделали выбор в пользу кочевой жизни, решили отправиться в степи. Предводителем этой партии стал Коло, отметивший свою семнадцатую весну, и выросший крепким и ловким воином, стрелком и наездником. Мало было равных ему во владении копьём и луком, мечом и арканом! И уж точно не было ему равных в удалом искусстве степной охоты. Он, безусловно, был первым среди равных - молодых всадников-воинов, которые, бывало, неделями пропадали с ним в степях.
   В прекрасный тёплый день, отметив праздник весеннего равноденствия, будущие кочевники собрались на совет, и единогласно избрали Коло своим вождём, по-тинорски - ксаем. Тем более, у него такое красивое имя - в честь Солнца-Коло! Новоизбранный юный вождь Коло-ксай поблагодарил всех, и сказал, что пришло время отправляться в путь. Всё подготовлено. Завтра утром они покинут земли Новой Тиноры, и теперь они будут новым племенем, потомками тинорцев, но уже не тинорцами. Эту весть с восторгом встретила молодёжь, юные соратники Коло, желавшие свободы от древних, по их мнению, закостеневших традиций Тиноры! Когда овация утихла, Коло-ксай сказал, что им нужно выбрать себе новое, отдельное имя. Обсуждали недолго. По общему решению, все, кто пошёл с Коло-ксаем, стали называть себя - сколо?ты. Всем очень понравилось это новое имя, среди собравшихся поднялся радостный гомон.
   И тут, неожиданно для всех, присутствовавшая на этом первом совете нового племени Оза вышла в центр круга совета и встала рядом с Коло-ксаем. Она воздела руки к Солнцу-Коло, и замерла так на минуту. Когда утихли все голоса, и все взгляды сосредоточились на ней, Оза торжественно провозгласила особым, гулким голосом:
   - Знайте все! Я вижу! Сегодня родился великий народ, имя которого прогремит в веках, память о котором останется навсегда! Запомните этот день!
   У всех, кто это слышал, захватило дух, а в сердце стали подниматься гордость и новое чувство единства... далеко не каждый день, и даже не каждый век доводится слышать такое пророчество!
   Затем Оза объявила, что тинорцы вручат новосозданному народу волшебные дары от имени Великих Видящих. Оказывается, она, предвидя это событие заранее, заказала у умельцев-двергов несколько предметов, и вместе с Урзом вложила в них особые свойства. Из принесённого её помощником сундука Оза вынула первый из даров, и торжественно вручила Коло-ксаю. Развернув свёрток плотной узорной ткани, Коло-ксай увидел заветный клинок из радужного золота - скор. Его радости не было предела! Он взял клинок в руку, и почувствовал прилив энергии и бодрости - оружие признало своего первого хозяина. Но Оза сказала, что именно этот скор - особенный. Коло сможет передать его своему прямому единокровному потомку, и оружие признает его. Это оружие будет сопровождать род Коло, сколько веков бы он не длился.
   Далее к сундуку подошёл Урз, и двумя руками извлёк из него круглую чашу из того же золотистого с радужными бликами металла, что и скор. Изготовленная искусными двергами, она была покрыта вязью чеканных узоров или письмён, а в дно её был вставлен кроваво-красный рубин. Урз вручил чашу Коло-ксаю, и сказал, что эта чаша обезвредит любой яд, предупредит об опасности нападения, и отпугнёт как диких зверей, так и злобных сущностей, что проникают в этот мир. Рубин были напитан магической энергией на многие тысячи лет, что, при должном обращении, обеспечит бессмертие рода и племени.
   Присутствовавший здесь же Липо вынул из сундука следующий дар: золотистую, украшенную узорной вязью дугу с сапфиром в центре. Он объяснил присутствующим, что на это волшебное ярмо наложены чары подчинения животных. Буйный конь, дикий тур, свирепый волк и даже могучий медведь станут навсегда покорны воле того, кто хоть раз наденет на них это ярмо. Это был очень ценный дар для кочевого народа, зависящего от своих лошадей и быков.
   Наконец, к сундуку подошла Итиль, и извлекла оттуда лёгкую, золотистую, изящную конструкцию, в которой присутствующие не сразу опознали плуг. Только этот артефакт отличался от обычного крестьянского плуга, действительно, как небо от земли. Она вручила плуг Коло-ксаю, объяснив, что этот, напитанный чарами подчинения земли, волшебный плуг легко вспашет любую, даже самую тяжёлую целину, где бы только не решил поднять её вождь сколотов для посева. Также, борозда, проведённая этим плугом вокруг города, поселения или простого лагеря, остановит любое животное - змею ли, волка, и даже конного неприятеля, не даст войти в защищённое место. Коло-ксай поблагодарил тинорцев, отныне ставших для сколотов пусть и родным, но уже отдельным - старшим народом, и пригласил всех на прощальный пир.
   На следующее утро сколоты собрались в путь. Возглавляла колонну молодёжь на лошадях. Многие, особенно семейные люди, ехали в крытых повозках, а вокруг каравана бегало несколько десятков сабат. С караваном уходили Коло, Арпо и Конофор. Провожать отъезжающих вышли почти все горожане. Урз и Липо обошли караван, создавая "ауру защиты", чтобы в пути все были здоровыми и не случались беды. Также, многие молодые люди были вооружены новенькими, только из кузниц, бронзовыми мечами, копьями с бронзовыми наконечниками и крепкими луками. Кроме того, по предложению Озы, со сколотами пошла Аолоза. Впереди их ждали несколько широких рек, и Аолоза взялась помочь новым кочевникам с переправой через них, а также ей и самой было интересно познакомиться с новыми реками, подружиться с живущими в их струях духами, и подружить их со сколотами. Она решила месяц-другой посвятить изучению степных водоёмов и рек, а после вернуться к Урол-сейду.
   ...
   За неполных шесть лет пребывания на новом месте, поселения тинорцев вокруг предгорий и уже частично в горах, стали богатыми и сильными. Этому способствовало также отсутствие врагов. Только теперь к ним начали наведываться местные жители. Оказалось, что недалеко жили примитивные малочисленные племена, не знающие земледелия. Одетые в шкуры шерстью внутрь, со своими каменными топорами, палицами или молотами из костей животных, они не представляли угрозы тинорцам. Немного освоившись и поборов страх, отдельные из дикарей начали заходить в поселения тинорцев. Со временем между ними и тинорцами началась меновая торговля. За шкуры диких зверей, куски малахита, других камней, они получали бронзовые украшения, ножи, посуду из обожжённой глины и дерева. Под запретом было только оружие. Тинорцы понимали, что владея мечом, луком и копьём, дикари начнут убивать своих соплеменников, а также их, поселенцев-чужаков. Больше всего дикарей восхищали кузницы, плотницкие и столярные мастерские, они могли стоять часами и смотреть, как работают эти необычные люди.
   Многие тинорцы, чтобы выбрать себе для жилья удобное место в пещерных городах, уходили всё дальше вглубь гор. Некоторые перевозили своё имущество, семьи. Литорно и его помощники стремились это переселение сделать более организованным.
   ...
   Однажды к Литорно пришёл взволнованный командир гросса Гиннор и сказал, что пропал один боец. Выяснилось, что это уже второй случай. Первый списали на диких зверей или на то, что заблудился в пещерах, в лесу, утонул. Думали и на соседей-дикарей. Сейчас Литорно позвал Варжа и вместе решили с утра начать поиски. Найти заблудившегося человека в окружающих лесах, горах, пещерах сложно, но Гиннор выделил несколько дюжин людей из своей команды и они прочесали вокруг всё, на расстоянии до шести тунов. Никого так и не нашли. По им самим непонятным причинам, Литорно и Варж ничего не рассказали Урзу и Озе о происшествии. Как-то позабыли.
   Через три с небольшим недели из города исчезла женщина, а потом ещё один солдат из другой команды. Поиски опять ничего не дали.
   Что же, на этих новых землях, полных жизни, водилось много хищников, и не один охотник уже пал их жертвой. Поэтому исчезновения людей, не связанные с какими-либо хищниками, вновь прошли как-то мимо внимания руководителей поселенцев, по горло занятых многими делами.
   Была третья ночь полнолуния. Стояла прохладная погода, и даже молодёжь не задерживалась долго на улице. В небольшой харчевне на краю города Эну было полно народу. Преимущественно это были солдаты. Некоторые пришли поиграть в кости или таллу, некоторые просто поболтать и выпить эля после рабочего дня. Заполночь расходились компаниями или по двое-трое. Солдаты Нали и Хехт уходили почти последними. Их казармы находились не очень близко. По пути они громко разговаривали, смеялись, были беспечны, как большинство молодых, здоровых людей, но всё же заметили, что кто-то за ними крадётся. Он то приближался, то прятался в тени. Так и сопровождал их до казарм. Уже подходя к дому, парни решили поймать преследователя. Зашли за угол, подождали, а потом вместе выскочили на освещённую луной дорогу. Но успели только разглядеть высокую фигуру в чёрном, быстро убегающую в кусты. Посмеялись и забыли о приключении. Но через месяц вспомнили, когда однажды поздно вечером в казарму вбежал перепуганный Яри и стал кричать, что там демон. Многие уже отдыхали и спросонок сердитые начали отчитывать нарушителя покоя. Однако Яри не унимался и рассказал, что за ним, от самой харчевни, шёл кто-то крадущийся в тени. Потом возле дома попытался его схватить. Яри вырвался, но успел рассмотреть страшную, оскаленную морду с горящими из-под тёмной накидки глазами. Тут Нали и Хехт вспомнили своего преследователя. Что-то страшное бродит ночами по городу, может и вправду демон. Парни рассказали свой случай. Всем стало немного не по себе. Но уже на следующее утро текущие заботы и хлопоты до странности легко вытеснили из памяти загадочное происшествие, точно так же, как это было и с прошлыми подобными случаями. Пока всё на этом и закончилось.
   ...
   Урз и Липо ежедневно подолгу занимались своими магическими науками. С ними часто бывал Фенир. Он тихонько смотрел и слушал всё, что делали и говорили взрослые. Орноф и Оза также многому учили мальчика, больше всего - знаниям о камнях и управлению ими. Варж и несколько солдат любили в шутку драться с Фениром на деревянных мечах. Итиль учила сына читать сразу на современном тинорском и на древнем династическом языке. Учила она его и языку антов, схожему с тинорским. Кроме того, благодаря урокам Конофора, в свои пять лет Фенир уже хорошо ездил верхом и стрелял из специально для него сделанного небольшого лука. Он рос очень самостоятельным мальчиком, но Итиль всё же пока старалась оградить его от знания тёмных сторон этого мира.
   И тем не менее, пришло время и Фениру узнать о существовании тёмных сил. Как-то раз он решил зайти в подгорное поселение, и посмотреть на двергов, которые строили его для людей Тиноры. Шагая вдоль переходов, освещённых шарами двергов, Фенир приблизился к заветной цели. Услышав шум и удары долотов, которыми дверги рубили породу, он спрятался в углублении и смотрел на их работу. Вдруг перед мальчиком появился дверг. Это был старый, серый, бородатый карлик. Одежда его тоже была серая, а босые ноги - большие, грязные и узловатые. Дверг раздвинул в улыбке свои толстые красные губы и спросил на языке тинорцев:
   - Ты кто, я тебя не знаю.
   - Я - Фенир, - немного растерявшись сказал подросток.
   Гном ещё больше разулыбался, показывая большие жёлтые зубы:
   - О, так ты принц! Хочешь я тебе что-то расскажу, но ты мне заплати! - маленькие тёмные глазки за глубокими морщинами дверга жадно блеснули.
   - А что ты мне расскажешь, может я уже это знаю, - смелея, промолвил Фенир.
   - Нет, ты не знаешь этого. Что ты мне дашь? - снова жадно проговорил карлик.
   - Я дам тебе дудочку и серебряную палочку, - шаря по карманам куртки сказал Фенир.
   - Давай половину плати вперёд, а другую в конце, - торговался гном.
   Фенир подумал и ответил:
   - Хорошо, возьми дудочку. Как тебя зовут?
   - Я Коррони и знаю твою маму Итиль. Давай дудочку и пойдём в эту пещерку потому, что тут могут проходить люди, дверги. Они будут нам мешать.
   Пещера оказалась небольшой, чистой, с возвышением, на котором лежали сухие листья и трава.
   - Это твоё жильё? - спросил Фенир.
   - Я тут работаю, сторожу. Я старый и меня не используют на добыче богатств. Я бедный, - излил свою печаль Коррони.
   - Что же ты сторожишь? - поинтересовался Фенир.
   - Как что? Богатства: кристаллы, медь, серебро, золото. А то люди могут забрать или ещё кто-то позариться, - ответил дверг.
   - Ну рассказывай, если конечно ты знаешь что-то интересное, - подогнал его Фенир, присаживаясь рядом с гномом на подстилку из травы.
   - Слыхал ли ты о страшных тёмных существах? - спросил Коррони.
   - Кое-что, немного, - заинтересованно сказал Фенир.
   - Тогда слушай. В тёмных пещерах, во всех краях, где побывали дверги, нам встречались очень необычные существа, сущности и тени. Некоторые выходили из Врат в местах силы. Чаще всего они появляются ночью в темноте. Если не успеют уйти в пещеры - прячутся в самых глухих лесах. Людям встречаться с ними опасно. Даже дверги не любят такие встречи. Иногда это предвещает несчастье, иногда предупреждение об опасности. Особенно часто мы видели в пещерах мармолик. Это маленькие, злые посланники богини тёмных колдунов Гекаты, которая известна больше двергам, чем людям. Мармолики могут предупреждать об опасности, но когда голодные - нападают и пьют кровь. Также не любят дверги встреч с акшарами - кровососами, которые ещё и летают. Иногда в тёмных лесах встречаются невры - оборотни. Эти больше нападают на людей. Обернувшись человеком, подпускают к себе близко, а потом хватают и раздирают жертву. Простое оружие, без специального заклятия, их не берёт. Нашими дальними родственниками являются гюгры - тролли. Но мы с ними не дружим. Уж очень они подлые и злобные, иногда прислуживают тёмным. Ещё опасны встречи со скоффинами. Они очень маленькие, как ящерицы. Незаметно подкрадываются и колют своими ядовитыми шипами, что на хвосте. Тогда даже дверг может умереть. Но наиболее интересны среди всех - саламандры. Я видел однажды такую, они живут там, где есть расплавленный камень, в огненных горах, а на обычной поверхности земли каменеют. Но если поймать саламандру, она может исполнить заветное желание, помочь в любом деле, даже пройти сквозь Врата силы в другие миры. Саламандра может уничтожить тёмного и горроксайда безвозвратно. Когда они выходят из огня, это очень красивые существа, похожие на маленьких змеек, но с ножками. На голове у них яркий алый гребешок. Спинка тёмно-красная, бока серые, как пепел, а брюшко - жёлтое. Если саламандра окажется подальше от огня, то становится серо-зелёной, как замшелый камешек. Она сворачивается клубком и уже не понять, что это, - камень или живое существо. Только снова попав в огонь саламандра оживает. Но как её поймать, живой, чтобы попросить, она же в огне, жжёт! Вот я и говорю, не вышло у меня раздобыть богатство и подземные роскошные дворцы! Я не смог удержать саламандру, а держать надо голой рукой!
   - Скажи, Коррони, а можно ли приручить или победить все эти сущности? - спросил Фенир.
   - Я не пробовал, это очень опасно, но говорят, если смотреть им в глаза и требовать повиноваться, то они станут служить тебе. Только что это за слуги, которых всё время опасаешься. Если они почувствуют страх - сразу же накинутся и убьют, - безнадёжно махнул рукой Коррони.
   Фенир протянул ему серебряную пуговицу. Дверг так быстро схватил и спрятал её, что подросток даже не успел заметить, только подумал: "Вот жадина!". Потом сказал, что ему пора уходить, но он может ещё придёт поговорить. На это Коррони ответил, что пусть приходит, только приносит ещё серебро или золото, или каменья-самоцветы. "Ну и жадина!" - опять подумал Фенир.
   На обратном пути домой, Фенир почти всё время бежал, чтобы вернуться быстрее, а то мама беспокоится. Он это чувствовал.
   Вечером, когда Итиль спросила, что он делал, что видел, Фенир рассказал ей о Коррони и необычных существах, про которых поведал гном. Итиль была не очень довольна такими уроками, но знать тёмную сторону мира сыну тоже нужно. Это её упущение. Ещё Итиль удивило, что Фенир встретил того же дверга, которого знает она. Это уже третья встреча. Это не случайность, но что же тогда? В данном случае может предупреждение ей, чтобы рассказала сыну о тёмных.
   На следующий день Итиль села рядом с Фениром и рассказала о некоторых нечеловеческих сущностях, что встречаются в нашем мире. Особо выделила тёмных и горроксайдов. Когда сын спросил почему она так много говорит об этих существах, Итиль ответила, что они единственные из всех были когда-то людьми. Способны мыслить как люди, знают всё о людях. Могут поступать как люди. Но наполнены злом, гордыней, желанием власти, жаждой убивать. Могут заставить человека делать то, что им нужно.
   - Неужели против них нет оружия, - спросил Фенир.
   - Почему же, конечно есть, но не всякий человек способен его использовать, - ответила Итиль.
   Она объяснила, что необходимым условием является сила воли для противостояния чарам тёмных. Лучшей же защитой есть наличие талисмана. Итиль достала из шкатулки серый плоский камешек с надписями и дыркой в центре.
   - Это твой талисман. Он очень сильный, ещё бабушка Оза распорядилась сохранить его для тебя, - с этими словами Итиль привязала к талисману кожаный плетёный шнурок и повесила его на шею сына.
   - Я знаю о нём, ты мне говорила и Урз тоже, - Фенир, держа в руке, разглядывал камешек, - но я не могу прочитать эти надписи.
   - Это язык Учителей, его знает Урз. Скажи, ты чувствуешь что-то, что исходит от талисмана? - поинтересовалась Итиль.
   Положив руку на грудь поверх талисмана, Фенир прислушался, закрыв глаза.
   - Да, от него идёт тепло и он пульсирует, - с удивлением ответил подросток.
   Итиль объяснила:
   - Скоро талисман окутает тебя своей энергией, постепенно усилит твои чувства, сольётся с твоей энергией. Ты сможешь быстрее думать, двигаться, лучше видеть и слышать. Сможешь проникать в сущность вещей, мысли людей, ну и других существ. Сможешь управлять поведением животных. Урз научит тебя как защищаться от тёмных при помощи талисмана. А сейчас спрячь его под одеждой. Никто не должен видеть твой талисман и знать о нём. Это очень важно.
   С того дня Фенир начал понемногу экспериментировать с талисманом. Для этого удалялся в пустые пещеры или уходил в лес, на озеро. Уже получалось без голоса приказывать сабатам, некоторым птицам. Однажды он подманил оленя, погладил его и отпустил.
  

Глава 10. Первое противостояние

   Жизнь шла своим чередом, пока однажды в поселение не прибыли гонцы с вестями от Чин-Кору и Юнора. Необходима была серьёзная помощь, особенно избранных силой дара. В двадцати днях пути от поселений тинорцев на востоке появились не то кочевники, не то другие переселенцы, с ними страшные существа, которых раньше никто не видел. Это были змеелюди и люди-медведи, едущие верхом на огромных, как момот животных. Эта орда, с остановками по нескольку дней, продвигается в сторону поселений тинорцев. Уже дважды видели летающих то ли ящеров, то ли драконид. Если не принять меры для защиты поселений, возможно, придётся сражаться с неведомым противником. Будет ли победа за тинорцами - не ясно.
   Сразу же Урз вызвал из туннелей Идо и Гару, Атаозу, Орнофа. Для совета собрались в одном из подземных залов, уже обустроенных для жилья. Вместе с Озой пришли Итиль, Литорно, Варж. Долго обсуждали возможности каждого и всех вместе, но никак не могли решить, что же предпринять. Тогда Оза предложила использовать для быстрейшего прибытия на помощь три платформы, где ещё были достаточные энергозапасы. Это позволит также перелетать, при необходимости, на месте. Там, осмотревшись, можно будет принять окончательное решение.
   Кроме двух гроссов солдат во главе с Варжем, решили направить туда Атаозу, Орнофа, Озу, Итиль, Идо и Гару. Урз с Липо и Литорно остались охранять свои поселения. Химер был в туннелях, контролируя работу двергов и альвов. Оза, кроме своей работы по подготовке источников воды в подгорных городах, также присматривала за Фениром. На платформы погрузили много оружия, в том числе скоры и новое изобретение - железные луки, стреляющие огненными стрелами. Итиль взяла шкатулку с кристаллом-разрушителем, что ей когда-то вручил отец.
   Уже на следующий день платформы приземлились в поселении алта-айцев. Встреча с Чин-Кору и Юнором была не очень радостной. Все готовились к худшему. Разведчики-охотники сообщали, что численность пришельцев невероятная и они всё прибывают. Назвать их количество даже примерно невозможно. Вся эта орда действительно движется в сторону тинорцев. Уже над лесом видели крылатых ящеров, на которых были всадники. Оза, Итиль, Орноф сразу же приступили к созданию защитного круга из заговорённых камней вокруг поселения, что стояло первым на пути пришельцев. Изготовили также лабиринт для возможного перехода на Урол-сейд. Идо и Гару помогали, перенося по воздуху специально отобранные камни. К следующему дню защитный круг был готов. Это значило, что в поселение не мог попасть обычный человек без знания специальных заклинаний. Но как знать, что собой представляют пришельцы, особенно их полулюди.
   Постепенно в поселения вернулись почти все тинорцы, что были в лесу или горах. Только наблюдатели следили за передвижением орды. Чин-Кору рассказал о создании подземных жилищ в недалёких пещерах, на всякий случай. Оза сказала, что это правильное решение, поскольку холода достигнут и этих мест. Видимо те, что идут сюда, тоже знают или чувствуют приближение катастрофы. Сейчас решили из поселений срочно переправить на платформах в пещеры детей, женщин и стариков с наиболее ценным и необходимым. Оза отправилась с ними, чтобы закрыть пещеры "аурой тайны".
   На четвёртый день от прибытия с Урол-сейда, дозорные сообщили, что передовой отряд пришельцев из нескольких десятков человек достиг входа в долину, за два перехода от места, где располагалось первое поселение тинорцев. Вскоре эти люди показались неподалёку от поселения. Выглядели прибывшие устрашающе. Одеты они были в кожаные безрукавки, длинные накидки из шкур и обтягивающие зашнурованные штаны из блестящей чешуйчатой кожи, меховую обувь. На поясе у каждого висела булава, праща, длинная палка или большой прямой бронзовый меч. На голову были надеты бронзовые шлемы, похожие на маску оскаленных черепов или звериные морды. На верхушке каждого шлема торчал пучок шерсти или перьев. Безбородые плоские лица прикрывали с боков наушники. Их сопровождали два летающих ящера с вытянутыми шипастыми хвостами и зубастыми мордами. Кожистые крылья тварей создавали громкий свистящий звук, от которого ныли зубы и начинала болеть голова, если звери подлетали поближе. По-видимому, для защиты от этих звуков, пришельцы и имели наушники на своих шлемах.
   Прибывшие явно знали о поселении, что говорило у наличии у них разведки и о неслучайности этого нападения. С криками, доставая на ходу оружие, кинулись к тинорцам, стоящим внутри каменного круга. Немного не доходя до него остановились, затоптались на месте и отступили. Они предприняли ещё несколько попыток преодолеть каменный круг в разных местах, но не смогли ничего сделать. Ящеры кружились вверху но опуститься ниже также не могли. Попытки проникнуть в посёлок продолжались несколько часов. Потом отряд отступил. По-видимому они решили подождать прихода основных сил. Оза сказала, что чувствует присутствие злой магии. Поэтому придётся принять бой, но подальше от поселений.
   - Сможем ли мы использовать платформы? - спросил Чин-Кору.
   - Конечно, но это может быть эффективно только один раз, для внезапного нападения, - ответила Оза.
   - Я имею ввиду перебросить часть наших воинов в тыл пришлых, или на фланги для внезапного удара, - объяснил Чин-Кору.
   - В тыл к ним посылать кого-то не имеет смысла. Да и где их тыл, если пришлых как муравьёв, - с горечью произнёс Варж.
   - Не надо думать, что сила только в количестве. Нам необходимо правильно распределить воинов и выбрать лучшие позиции. Тут пусть решает Чин-Кору. А мы решим, как будут действовать избранные силой дара, да ещё есть Идо и Гару, - сказала Оза, - они непобедимы, - уверенно добавила она.
   - Воинов здесь у нас не так много как хотелось бы. Всего полторы тысячи, - ответил Чин-Кору.
   - А этой орде нет числа и всё прибывают, я видел со скалы, - подойдя к ним сообщил Орноф.
   Ночью переправили на платформах по гроссу воинов на правый и левый фланги от пути следования противника. До времени они спрятались между деревьев и скал.
   Размещение поселений в широкой долине было удобным, но защищать их здесь оказалось сложно. На восток, в сторону надвигающейся армады, долина становилась узкой с пологими склонами, что переходили в крутые скалы, а дальше в горные хребты. По ту сторону этой горловины также была довольно большая долина с неглубоким озерцом по центру. Именно туда стягивались все пришлые. Над ними кружили ящеры, периодически садясь на скалы.
   Тинорцы приняли решение перекрыть узкую часть, выход из своей долины, а в ходе боя подключить спрятанные по бокам отряды. Важным также являлось то, что в их тылу было поселение с каменным защитным кругом. Это исключало возможность окружения тинорцев. У них была надежда, что эти пришлые не захотят терять силы и после первого боя уйдут, стороной обходя занятые территории.
   На утро следующего дня все воины тинорцев заняли свои места. Впереди них по левую сторону стоял Идо, по правую - Гару. Рядом с великанами находились Чин-Кору и Варж. В центре, впереди воинов стояли Юнор, Итиль и Оза. Атаоза находилась за одной из скал, что высились справа. Слева в скале спрятался Орноф. Все были готовы к бою, но никто не знал, как поведут себя пришедшие. Каждый воин и каждый избранный были сосредоточены и хотя неведомое уже стучало в их сердца, уверенность в своей правоте придавала силы. Ждали ответного хода пришлых. Итиль думала: "Ну зачем им наши посёлки, вокруг сколько диких, нетронутых земель? Почему не пойти стороной? Ведь явно эта свора воспитана и вскормлена войной!". Вслух она сказала:
   - Не на тех напали!
   Оза повернулась к ней, улыбнулась и кивнула в знак согласия. Женщины были одеты в латы из кожи и металла, как большинство воинов. На поясах у них находились ножны с мечами, стилетами, пращи и мешочки с камнями, заговорённые на уничтожение и испуг. На груди Итиль был прикреплён с одной стороны скор, а с другой - клинок из клада. Шкатулку с наиболее страшным оружием - кристаллом силы, что вручил ей отец, Итиль передала Озе.
   - Так будет надёжнее, - сказала Оза, взяв эту вещь. Теперь шкатулка была приторочена к её поясу.
   Во вражеском лагере происходило какое-то движение. Всё больше просматривалось построение в некое подобие фронтальной линии. Когда солнце уже полностью поднялось над склонами дальних гор, из шеренги врагов вышел человек-медведь. Это было огромное существо, покрытое густой бурой шерстью. Отдалённо человеческим было только лицо, та его часть, где размещались глаза, нос и рот. Уши были медвежьи. Мощные руки оказались человеческими только до локтей, а выше их тоже покрывала бурая шерсть. В лице существа было больше звериного, чем человеческого. Маленькие, чёрные глазки, посаженные глубоко, глядели злобно из-под заросшего шерстью лба. Нос, плосковатый с вывернутыми ноздрями, был отвратительно красным, губы очень тонкие, синеватые, растянутые. Они придавали лицу свирепое, садистское выражение. На поясе из металлических бляшек у существа висел небольшой бубен из дерева и грубой кожи. Оружия не было видно. Человек-медведь двигался медленно, тяжеловесно. Поднятые вверх и вперёд руки были сжаты в кулаки.
   Выйдя на пару дюжин шагов вперёд, человек-медведь проревел что-то громко и раскатисто. Поняла его только Оза. Это был, как ни странно, древнейший язык магов. Человеко-медведь хвастался своей магической силой, требовал всем этим "глупым людишкам" сдаться "народу непобедимых воинов". Он, великий шаман и вождь Усур, сам убьёт всех, кто стал на пути победителей. Сила их неукротима. И так почти десять минут. Оза с презрением слушала эти потоки хвастовства. Для окружающих переводила общими словами, в конце добавила, что только низший и недостойный внимания маг прибегает к запугиванию словами. Ответ её был кратким:
   - Мы вас не звали. Защищайтесь!
   Человек-медведь взревел и начал стучать в бубен. Он вызывал "посыл боли", но Оза быстро произнесла заклинание и подула на поднятые ладони, словно сдувая пыль. В воздухе раздалось шипенье и волна боли исчезла. Человек-медведь ещё громче забарабанил в свой бубен, выкрикивая заклинания. При этом с обеих сторон у него образовалось до десятка двойников-тульп. Оза засмеялась, развела руки в стороны и вокруг встало до пятидесяти её тульп, ровными рядами, как воины в строю. Они направили в сторону человека-медведя руки из которых вылетели огненные шары. Сразу же все двойники исчезли. Человек-медведь призывно взревел видя, что его магические потуги ничего не дали. Это был сигнал к началу атаки. Словно грязные волны горной реки после обильных дождей, ринулись пришлые на тинорцев. Начался кровавый бой.
   Оза, Итиль, Юнор стояли рядом и перед ними росла гора убитых врагов. Оза разила огненными шарами, а потом скор-оружием, бросала из пращи камни смерти и страха. Итиль больше колола клинком из клада, превращая врагов в камень, иногда доставала скор и жгла на расстоянии. Юнор не имел возможности пустить в ход свой отличный лук в такой тесноте, поэтому поливал лучами из скора. На флангах Идо и Гару превращали нападающих в призрачные фантомы, которые тут же исчезали в дрожащем и мерцающем воздухе. Великаны отправляли врагов в межпространственные мешки, где они, оставаясь в сознании, могли находиться веками, слепые и беспомощные, словно щенки. Атаоза, приняв облик огромного крылатого дракона, сжигала летающих ящеров, небольших драконид и змеелюдей. Орноф подымал в воздух огромные камни и опрокидывал их на головы нападающих.
   Воины-тинорцы, воодушевлённые мощью своих избранных, дрались с удвоенной энергией. Уже начали бой на флангах спрятанные там солдаты.
   Словно ужасная мельница, тинорцы перемалывали врагов. Но их количество не уменьшалось. Прибывали всё новые и новые пришлые и дрались словно обезумевшие, лезли по трупам своих погибших, абсолютно не боясь неизвестного для них оружия - скоров. Тинорцы стояли не продвигаясь вперёд, но не отступая. Однако силы были абсолютно не равны. Уже много воинов-тинорцев пало на поле боя. Еле держался раненый Варж. Чин-Кору носился перед врагами как вихрь, разя сразу мечом и скором. Но нападавшие всё прибывали, словно песок в пустыне, двигались без остановок медленно, но неумолимо.
   Оза поняла, что настал решающий час. Она мысленно приказала Идо, Гару и Орнофу взорвать скалы и перекрыть горловину между двумя долинами. Потом мысленно позвала Атаозу, чтобы она, взяв на спину Озу, поднялась и перелетела к озеру в соседней долине, заполненной врагом.
   Уже через несколько минут огромные скалы задрожали, по долине пронеслась волна, как при землетрясении. Начали рушиться и закрывать проход сначала ближние, а потом дальние скалы. Но враги, опьяневшие от крови, всё лезли и лезли, прямо по камням. Часть из них попадала под завалы и там осталась навсегда, однако их было море, злобное и безрассудное.
   Оза только успела крикнуть Итиль одно слово: "Отступайте!". Подпрыгнула и села верхом на огромного красно-зелёного дракона. Сразу же они унеслись ввысь.
   Итиль ещё не поняла, что предпримет Оза, но по привычке подчинилась и своим особым голосом начала отдавать распоряжения об отступлении от завала. Отступали с боем, уничтожая прорвавшихся врагов и сопровождавших их зверолюдей. В это время Оза отдавала последние приказы. Атаозе - подняться на два туна ровно над центром озера в долине полной пришлых. Они покрывали даже скалы. Однако Атаоза с удовольствием заметила, что с востока больше никто не подходит и передала это Озе, которая так же мысленно ответила: "Значит час выбран верно".
   Орнофу, Идо и Гару она приказала отступать в сторону поселения. Ещё сказала Идо и Гару, чтобы они создали перед своим тинорцами "стену времени", потом добавила: "Хотя бы на четверть часа минут". Потом громко крикнула Атаозе: "Немедленно улетай к своим!". Сразу же спрыгнула со спины дракона и уже на лету открыла сначала каменную, потом ясеневую шкатулки. Металлическую она выбросила ещё сидя на спине дракона. Вскрыла золотую фольгу и на солнце засверкал кристалл. Он как будто притягивал к себе солнечный свет. И вот, на расстояние в три туна вокруг Озы образовался огромный огненный шар! Он воспылал ярче солнца и неумолимо приближался к земле. Вражеское море застыло, тысячи и тысячи людей и других существ подняли вверх руки, защищаясь от палящего света. В момент падения Озы в озерцо, начался взрыв. Его сила превышала всё до этого виденное окружающими горами и долинами. Казалось вздрогнула, издав стон, вся земля.
   Через час, когда пришедшие в себя тинорцы начали осматривать местность, ничего нельзя было узнать. Соседней долины и ближних скал, леса и пришлых врагов не стало. Только в гигантском кратере ещё местами дымился оплавленный камень и спёкшийся в стекло песок. Небо потемнело, с него падал чёрный пепел, мелкие щепки, песок.
   - Оза! - вырвался из горла Итиль громкий крик. Но ответа не было.
   Долго стояли тинорцы на образовавшемся вокруг огромного кратера каменном валу. Все понимали, что в центре чудовищного взрыва человеку выжить было невозможно. И тут приходила мысль: "Человеку, но не такому сильному магу, как Оза". Надежда не хотела мириться с утратой Великой Повелительницы камней. Особенно глубоким было горе Итиль. Ведь с утратой Озы она потеряла самого родного человека, что помнил её отца, мать, брата и многих ушедших родных и близких. Итиль потеряла не только учителя, но и опору. Как теперь быть, сможет ли она держаться на ногах без такой опоры? Эти мысли кружились в голове хороводом, не давая возможности хоть немного успокоиться. Итиль сидела на бревне, что служило местом отдыха тинорцев из посёлка. К ней подходили Орноф, Атаоза, Чин-Кору. Постоянно возле неё находился Юнор. Все что-то говорили, но Итиль если и отвечала, то механически, не вникая в суть. Вечером кто-то развёл перед ней костёр. Приходили и уходили какие-то люди, а она всё думала. Так Итиль просидела всю ночь. Утром ей пришла мысль, что надо бы попробовать вызвать дух Озы. Потом она поняла, что здесь это сделать не получится. Да и сумела ли её духовная оболочка спастись в том огне? Разве что она, попав в озеро, погибла до взрыва, превратившего всё в прах и песок. Итиль позвала Юнора, который дремал сидя на земле и привалившись к бревну. Юнор сразу проснулся и посмотрел с надеждой на Итиль. Думал, может она уже успокоилась, пришла в себя от такого потрясения. Итиль попросила принести ей воды. Потом пошла в дом, предназначенный для неё. Позвала девушку, что помогала ей в пути. Разделась, помылась, одела красно-белое платье в знак траура. Завязала красным куском полотна волосы. Потом передала через Юнора чтобы собрались сюда к ней Чин-Кору, Орноф, Атаоза и, если сможет, Варж. Через полчаса все были в комнате. Расположились вокруг небольшого стола. Итиль спросила, подсчитал ли Чин-Кору потери. Оказалось, что погибли всего триста семьдесят два человека и восемнадцать пропали без вести. Это были тяжёлые потери, но не такие большие для того страшного боя. Орноф сказал, что уже вышли команды для сбора и захоронения убитых пришлых в общей могиле. Это те, что были уничтожены рядом с посёлком.
   - К сожалению нам придётся покинуть эту долину, - со вздохом сказал Юнор.
   Все задумались о будущем поселений, понимая, что рядом с могилами своих и местом гибели тысяч душ врагов жить нельзя.
   - Где предлагаете сделать курганы для наших погибших воинов? - спросила Итиль.
   - Тут рядом с посёлком есть небольшой котлован, откуда брали камни для стройки. Можно сделать захоронение там, - сказал Чин-Кору.
   - Орноф, мы возьмём Идо и Гару, пойдём осмотрим место. Подготовим всё для погребального кургана, а ты, Атаоза, выбери в горах нужные камни, чтобы поставить на кургане, - распорядилась Итиль.
   - Я займусь организацией похорон, - сказал Чин-Кору, вставая, что стало сигналом окончания разговора.
   В течении двух дней посёлок готовился к погребению погибших воинов. На третьи сутки всех мёртвых уложили в широкий глубокий котлован, рядом с каждым воином положили меч, чашу и разные украшения от родных и друзей. Слова, обращённые к богам, произнёс Орноф, которому обучила этому Оза. Сначала он обратился к Солнцу-Колу, чтобы он принял духовные оболочки умерших и возродил их вместе с лесами, зверями и людьми. Потом обратился к богу-проводнику душ мёртвых в подземном мире - Усирсу. В конце попросил Индру - бога-хранителя границ, воина и вестника, чтобы он хранил курган и покой телесных оболочек погибших воинов.
   Вокруг могильника собрались все жители посёлков, большинство были родными или друзьями воинов. Они бросали в могильник веточки деревьев и цветы. Потом все отступили и смотрели как Идо и Гару подымали в воздух подготовленные огромные плоские плитообразные камни и укладывали их над телами погибших, плотными рядами. Сверху все вместе стали насыпать землю, песок, мелкие камни, которые были заготовлены рядом. Когда курган стал высоты примерно в два человеческих роста, все прошли вокруг него, кланяясь и произнося слова прощанья.
   На следующий день Идо и Гару, под командованием Атаозы, доставили тринадцать больших камней, чёрных со вкраплениями кварца. Их установили в виде круга по сторонам кургана. Итиль и Орноф выполнили ритуал заклинания камней на покой и охрану места. Так курган простоит многие тысячи лет, пока природные изменения не сравняют его с землёй. Ещё раньше разрушится и исчезнет посёлок, зарастёт кустами, травой, лесом. Но останется огромный кратер от чудовищного взрыва. Природа не сможет его победить и через десять тысяч лет. Будущие поколения людей станут гадать, что было причиной образования кратера. Может вулкан? Может падение огромного межзвёздного странника? Никто не вспомнит Великую Повелительницу камней из Тиноры-Гипербореи Озу, которая прожила всего пятьсот шестьдесят пять земных лет. Для неё это ничтожно мало.
   О своём решении остаться на Алта-айе сообщил всем Орноф. Об этом его просил Чин-Кору. Итиль и другие согласились с ним. Дар Орнофа, что пробудила Оза, теперь быстро раскрывался и рос, как молодое дерево, грозил стать настоящей магической силой. Юноша уже мог мысленно связаться с Урзом, Итиль и Атаозой, независимо от того, где они находились. Уже освоил левитацию, а передвигать огромные каменные блоки мог не хуже Идо и Гару. Способности Орнофа будут лучшей защитой для поселенцев в этом неспокойном краю. Чин-Кору надеялся, что среди местных тинорцев найдётся хотя бы один, способный стать учеником Орнофа. Может родится позже такой же великий маг, как была Оза. Ведь она погибла здесь и её духовная сущность, наверное, тоже здесь. Чин-Кору очень на это надеялся. Он даже как-то ночью пришёл к Орнофу и завёл об этом разговор. Орноф ответил, что об этом говорить пока что рано, но он попробует заглянуть в недалёкое будущее, чтобы решить куда перенести поселения и как лучше распределить силы пока небольшого количества людей.
   Через несколько дней как раз наступило полнолуние и Орноф решил выполнить данное обещание. Всех, прежде всего, волновал вопрос, куда лучше сейчас переселиться. Для проведения магического ритуала Орноф, в недалёких от поселения скалах, нашёл относительно ровную площадку, выложил круг из небольших камней, произнося необходимые заклинания. Разместившись в центре этого круга, он настроился на ритм окружающей природы, течения времени, движение диска луны. Только после этого перед его глазами поплыли картины. Вот он увидел поселения, вот лес, большая бурная река, дальше лесистая равнина с небольшими возвышенностями. Потом он увидел большую долину. С одной стороны которой протекала ещё одна река. Постепенно эта местность начала меняться. Перед его взором здесь возник город. Орноф понял, что увидел нужное место, где будут жить люди так долго, что успеет вырасти большой город. Находится эта долина на юго-западе. Орноф ещё посидел немного с закрытыми глазами, чтобы вернуться в реальность. Теперь он может сказать Чин-Кору куда посылать разведывательный отряд.
   Через день после похорон Итиль решила возвращаться к своим горам, к сыну. Жизнь продолжалась и надо было двигаться дальше. За поселенцев на Алта-айле можно теперь быть спокойной - с ними Орноф. Тут сформировалось пока небольшое племя из тинорцев во главе с фактическим правителем Чин-Кору и магом Орнофом, а охраной и воинами станет командовать Юнор. Итиль подумала: "Как странно, ведь Орноф и Юнор тоже Нофериды, а значит, кровь правителей Великой Тиноры будет тут ещё долго".
   Возвращение к своим горам, на Урол-сейд, было безрадостным. Прибывших встречали Урз, Липо и Фенир. Последним подошёл Литорно, а с ним пришли родные и друзья солдат, что улетали вместе с Варжем. Из воинов вернулись не все. Семнадцать остались в братском кургане на Алта-айле. В поселениях Урол-сейда уже знали о смерти Озы от Урза, который следил за событиями там и "видел" тот бой. Прибывшие, а в основном Варж, рассказали собравшимся о ходе боя, о Чин-Кору, Юноре и других. Многих из них здесь знали, помнили.
   В конце Урз подытожил:
   - Необходимо и нам усилить охрану на подступах к поселениям и меньше впускать сюда местных дикарей. Они очень ненадёжные соседи, жадные и не имеют представления о ценности жизни каждого человека.
   - К сожалению мы, тинорцы, не встречали здесь ещё ни одного человека, который бы ценил жизнь других людей, как это принято в Тиноре, - добавила Итиль.
   - Такое вырабатывается только в развитых странах, а где вы их здесь видели, - сказал Варж.
   Всё время после прибытия, Итиль держала возле себя Фенира. Ей очень хотелось побыть с ним, поговорить. Поэтому, как только появилась такая возможность, она ушла к себе вместе с сыном.
   Фенир внимательно наблюдал за всем, а дома спросил: "Ты видела, как погибла бабушка Оза?". Итиль не удивилась. Она давно уже не удивлялась вопросам Фенира. Рассказала ему о последних минутах жизни Озы. Мальчик ничего не ответил. Итиль уже помылась, переоделась, помыла сына, попросила принести им ужин, а Фенир всё молчал. Потом подошёл к скамейке, де сидела Итиль и произнёс: "Бабушка вернётся к нам, она мне так сказала. А ещё у меня будет сестра". Итиль долго не могла ничего ответить сыну. Это было так неожиданно, и ещё ей просто стало немного страшно за Фенира. Ведь мальчику всего восемь лет. Однако какой-то частью разума понимала, что ребёнок говорит правду. Дети вообще видят значительно больше взрослых, особенно если они имеют дар, как Фенир. Потом она уложила сына спать, а сама ещё долго думала о будущем.
  

Глава 11. Тайны пещер и угроза с юга и севера

   Десять дней Итиль вместе с Атаозой, Урзом, Химером и Аолозой провели осматривая подземные (лучше сказать "подгорные") жилища. Практически уже всё было готово, чтобы принять тинорцев из поселений если наступят сильные холода. Хорошо проветриваемые и освещённые шарами двергов с вечным огнём пещеры, залы, переходы образовали огромный, красивый каменный город. Конечно, его надо было ещё обжить, но это уже зависело от людей. Дверги и альвы продолжали строить подземелья, продвигаясь всё дальше на север, вдоль хребта Урол-сейда. Везде в подземных помещениях теперь работали мастера-тинорцы, украшая их в тинорском стиле - то есть, создавали эстетические композиции и украшения, следуя природным свойствам и узорам камня. Они шлифовали стены, готовили мебель. Кое-где своды укрепили металлом. Их высота часто была достаточной, чтобы выпрямившись могли пройти даже Идо и Гару. Двери в помещения тинорцы выполняли из дерева, металла, а кое-где из плит красивого камня - мрамора, травертина, малахита. На седьмой день Итиль и остальные пришли на то место, которое будет главным залом или вернее - главной площадью города под горами. В её центральной части гранит был инкрустирован другими породами и образовал гигантский круг, многоцветный и яркий, с тринадцатью лучами также разного цвета. Это было похоже на солнце. Вдоль стен этого зала находились тринадцать арок. Три из них вели в туннели к помещениям для избранных силой дара и десять - к общественным помещениям или жилым кварталам, колодцам, бассейнам с водой.
   Проверили также задвижки вентиляционных шахт, чтобы при наступлении холодов, все помещения обогревались от земного тепла. Осмотрели пещеры - выходы наружу. Сделанные как естественные, они будут служить для охотников, доставки древесины, других нужд. Чтобы никто чужой или звери случайно не забрели в эти пещеры, поставили "вечные врата", которые будут пропускать только тинорцев по крови.
   Итиль сказала, что необходимо восстановить по записям на таблицах из каменной библиотеки небесы - древние тинорские аппараты для полётов. Передвигаться пешком на такие большие расстояния по тоннелям долго и утомительно, особенно при необходимости срочно собрать людей. Урз сказал на это, что все, кто занимался строительством подземного города, могут левитировать и поэтому забыли о простых смертных. Итиль пообещала найти среди табличек чертежи и описания небесов, а Литорно пускай подберёт мастеров. Все почти одинаково подумали: "Как хорошо, что нет Праведных". Именно они когда-то запретили создавать и использовать небесы для всех, кроме своей касты, но при этом, погрязнув во внутренних интригах, доходивших до уничтожения конкурентов-магов, за тысячи лет сами утеряли знания об их создании и использовании.
   Действительно, отсутствие бессмысленных запретов значительно ускорило технический прогресс в новых поселениях. После возвращения из Алта-айла особенно бурно развивалась военная техника. Умельцы разработали скорострельные металлические луки. Понемногу начали обрабатывать ранее запрещённую железную руду и изготавливать железные кинжалы, мечи и прочие орудия, вместо предписанных традицией бронзовых. Вместо традиционных луков, умельцы теперь изготавливали самострелы. Сила удара и расстояние до цели уже в намного меньшей степени зависели от мастерства, ловкости и силы стрелка.
   Вскоре тинорцам пришлось испытать своё оружие. В двух дневных переходах к югу от установленной тинорцами границы охраняемых земель, дозорные обнаружили большой, примерно в два гросса, отряд вооружённых луками и копьями людей. Это были смуглые люди, с чёрными прямыми волосами, на головах носили повязки из грубого полотна, большинство были одеты только в длинные юбки-каунакесы из овечьих шкур шерстью наружу и шли босиком. Но на крепких воинах, шедших в авангарде отряда, были также круглые кожаные шлемы, короткие безрукавки из кожи и сандалии на ногах, а также бронзовые ножи и широкие плоские мечи на поясе. С ними были вьючные животные - ослы и невиданные здесь верблюды. На некоторых сидели всадники под разноцветными полотняными балдахинами. Эти пришельцы были явно с далёкого юга. Тинорцы понимали, что если не удастся их убедительно одолеть и прогнать обратно, они могут прибыть в большем количестве и тогда защищать свои поселения станет значительно труднее. Однако, будучи культурным народом, вначале предприняли попытку разойтись мирно. Для переговоров выслали Варжа, Литорно и, для их прикрытия, Атаозу и Урза. До стоянки пришлых, на расстояние в два дневных перехода, группу сопровождали три десятка воинов. Спустившись со склона, остановили лошадей в одном туне от лагеря пришельцев, то есть, на расстоянии полёта стрелы. В лагере поднялась суматоха. Пришельцы с юга, наверное, не ожидали увидеть здесь цивилизованных и притом хорошо вооружённых людей. Через некоторое время к тинорцам направился небольшой пеший отряд во главе с толстым человеком, которого несли в украшенном паланкине целых восемь человек. По-видимому это был какой-то предводитель. Его каунакес был сшит из львиной шкуры, он имел на себе украшенный золотом пояс и круглый бронзовый шлем. Миндалевидные глаза, густо подведённые чем-то чёрным, смотрели высокомерно и презрительно.
   Приблизившись на дюжину шагов от тинорцев, отряд остановился. Предводитель, слегка повернув голову, что-то сказал полуголому человеку, бежавшему рядом. Тот отступил, кланяясь, и направился к тинорцам. Они стояли плотной группой, ожидая посыльного, который оказался тщедушным, невысоким, очень смуглым человеком, в килте из овечьей шкуры шерстью наружу. Посыльный выкрикнул что-то на незнакомом языке. Урз, однако, быстро перевёл: "Великий воин, седьмой сын славного, возлюбленного богами правителя семи городов Нингнгиги, Уранашуда требует объяснить по какому праву вы, презренные, посмели возникнуть на его пути".
   Литорно сказал: "Ну, слава Дыву и Индре, это не воины, а хвастуны. Надеюсь, мы окажемся лучше". Потом попросил Урза перевести, что за два перехода отсюда начинается земля тинорцев и они предлагают не приближаться, а обойти их во избежание военного конфликта. Посыльный, выслушав, быстро побежал к своему "великому воину, седьмому сыну...". Тот послушал и снова направил посыльного, со следующим сообщением. На этот раз он требовал всем сдаваться без боя, потому что всё на пути следования принадлежит ему.
   - Очень жаль, мы не хотели кровопролития, - ответил Литорно. И посыльный умчался с этим сообщением.
   Тинорцы ещё посмотрели, как "великий воин, седьмой сын..." раскричался, замахал жирными кулачками и, повернувшись, уехал к своим.
   На обратном пути к Эну, Литорно спросил Урза:
   - Я конечно понимаю, что твои знания огромны, но откуда тебе известен язык этих людей?
   - Это язык Эме, затонувшей земли на юге, что погибла ещё раньше Великой Тиноры, когда к Земле пришла Луна. Конечно, он упростился, стал варварским, но похож, - объяснил Урз.
   Началась подготовка к бою. Решили встретить пришлых в тридцати тунах от южных поселений. В ночь перед сражением, часть воинов разместили за небольшими холмами с обоих сторон будущего места боя, чтобы наступающие не могли зайти в тыл. К утру всё было готово ко встрече этих непрошеных упрямцев. Снова Итиль подумала как в тот раз на Алта-айле: "Сколько вокруг ничейной земли. Почему нужно обязательно лезть напролом, обрекая на смерть людей?". Бой начался с восходом солнца, длился не долго. Со стороны тинорцев потерь не было. Пришлых же погибло больше половины, а остальные убежали. Дозорные позже сообщили, что те очень спешно свернули свой лагерь и быстро ушли на юг.
   Очень плохой новостью стало сообщение похоронной команды, что среди погибших оказался "великий воин, седьмой сын...". На это Урз сказал, что, видимо, правитель теперь из-за своего ущемлённого самолюбия попробует снова напасть. Итиль предложила через несколько дней послать для разведки Атаозу. Пусть в образе дракона посмотрит, что собой представляет страна этих упрямцев.
   - Зачем им понадобилось двигаться на север, может они не знают о наступающих морозах и льдах, - задумчиво сказал Литорно.
   - Я попробую узнать это, но только после возвращения Атаозы, когда её глаза увидят страну пришлых, - сказал Урз.
   Среди убитых на поле боя обнаружили восемь человек раненных. Их сразу забрали в Эну, поместили в каменную пристройку возле казарм. Ими тут же занялись травники-лекари.
   Когда эти бедолаги начали приходить в себя, первое, что для них сделали - принесли меховые одежды. Их "наряды" из юбок и коротких безрукавок не подходили к здешнему климату, что с каждым днём становился всё суровее.
   Раны оказались не смертельными и вскоре они уже могли выходить. Кое-как пытались объясняться с тинорцами, но это пока что получалось плохо, поскольку их язык не имел ничего общего с тинорским. Однажды к ним пришёл Урз, чтобы посмотреть на пленников, поговорить. Он объяснил им, что они пленники, но когда выздоровеют, могут уйти из Тиноры. Один из них спросил:
   - Но как же мы уйдём, ведь мы теперь мушкенум, ваши рабы?
   Урз объяснил, что рабства в тинорцев нет и если кто-то решит остаться, то станет свободным человеком, только должен работать вместе со всеми для общего блага. Уходя, Урз добавил, что им необходимо выучить тинорский язык, тогда будет легче всё понять.
   ...
   На некоторое время, в поселения тинорцев вернулся обычный ход жизни. Каждый занимался своим делом. Для Итиль стала неожиданностью просьба Фенира, чтобы Литорно занимался с ним, учил драться на мечах, ножах. Основным аргументом подростка было: "Он лучший". Обращаться с другим оружием его учил Варж. Атаоза иногда брала его с собой, учила летать и трансформироваться. Итиль сердилась, считала - рано это для мальчика. Но против настойчивости Фенира ничего не могла поделать, лишь старалась, чтобы он больше времени проводил в библиотеке. Подростку нравилось изучать древние таблички. Но ещё больше - заниматься магией. Он очень радовался, если удавалось поговорить с Урзом. Иногда Урз спрашивал его обо всех занятиях, желая понять, какой объём знаний и умений уже приобрёл подросток. Старый маг незаметно направлял Фенира, чтобы развитие его дара шло равномерно по все направлениям. Однажды Урз выявил, что его ученик Липо, занимаясь с Фениром, передаёт мальчику знания, которые сам только недавно освоил, получив от Урза. Объясняя безрассудность такого легкомыслия, Урз сказал Липо: "Мальчик ещё не окреп и не научился контролировать свои желания, поэтому может провести какой-то из ритуалов неверно, а это иногда очень опасно". Липо пообещал советоваться с Урзом о том, чему собирается учить Фенира. Но, при этом, многое подросток уже постиг и узнал то, что в его возрасте другим не по силам.
   Аолоза, вернувшаяся из похода со сколотами, научила Фенира подолгу находиться под водой, а также видеть на поверхности воды картины прошлого и будущего. Мальчик теперь часто уходил к ближнему озеру и подолгу смотрел эти картины на воде.
   Через несколько недель после разгрома пришлых, случилось то, что изменило будущее Итиль, да и не только её. Фенир утром ушёл на озеро, как всегда в последнее время. Искупался, долго плавал под водой, и неожиданно нашёл вход в подводную пещеру. Конечно же, он сразу решил её обследовать. Для этого вынырнул на поверхность, сосредоточился, попросил помощи у воды и спустился к пещере, которая она оказалась небольшой и заканчивалась высоким подземным залом, в котором было сухо и очень тепло. Фенир сотворил на ладони огненный шарик, осветил зал и увидел неимоверной красоты и величины кристаллы горного хрусталя, что излучали какую-то лёгкую и словно звенящую энергию. Долго любовался ими. Потом решил обойти зал, чтобы увидеть ещё что-нибудь интересное. Уже пройдя почти весь периметр зала, он обнаружил большую нишу в стене, а в ней какую-то статую. Подойдя ближе, Фенир поднял выше ладонь со светящимся шариком и замер. Это была не статуя, а настоящий человек. Сразу захотелось дотронуться до него, рассмотреть. Он не был похож на мёртвых, их Фенир уже видел. Казалось, что человек спит или медитирует. Он сидел, подогнув ноги ступнями внутрь. Руки держал на коленях открытыми ладонями вверх. На одной ладони лежал маленький цилиндрический предмет, на другой - прозрачный кристалл, вправленный в обод из белого, тускло поблескивающего металла. Одежда его была тоже необычной, она облегала тело, оставляя открытыми кисти рук и ступни босых ног. На широком желто-зеленом поясе были прикреплены какие-то овальные серые предметы с отверстиями. Вокруг шеи расположился широкий воротник, похожий на плетение из тончайших серебристых металлических ниток со вкраплениями небольших огранённых камней, что искрились разными цветами под лучами света. Но самым замечательным было лицо. Разглядывая его, мальчик засомневался - человек ли это. Правильные черты, очень высокий лоб, дуги тёмных бровей, сросшиеся на переносице. Глаза закрыты. Нос прямой, неширокий, с продетым в правую ноздрю серебристым кольцом. Губы полные, очень чётко очерченные, в подбородке ямка. Кожа лица сначала показалась смуглой, потом серой, но присмотревшись, Фенир понял, что она голубая. Чёрные волосы были аккуратно зачёсаны назад и собраны где-то на затылке. На границе лба и волос виднелся узкий обруч из тёмно-синего металла.
   Фениру очень хотелось притронуться к этому существу, взять из его ладони цилиндрик и кристалл. Он долго стоял практически не двигаясь, почти не дыша. Потом из этого транса его вывел зов, что раздался в голове: "Фенир, я ждал тебя, но ты пришёл рано, вернись сюда, когда тебе исполнится тринадцать лет".
   Это произошло так неожиданно, что мальчик присел и никак не мог понять - слышал он голос или ему показалось.
   Когда Фенир вернулся домой, его уже искали. Оказывается, он пробыл в пещере целый день, а ему показалось не больше часа. Подросток всё думал: "Рассказать о своей находке или нет, а если да, то кому?". Сначала хотел сказать матери, потом Урзу, потом Литорно, Липо. Но ничего пока никому не говорил, и никого не расспрашивал, только постоянно думал об этом странном спящем человеке.
   А взрослым было не до расспросов. Резко похолодало. Морозы опалили деревья, траву. На речке и озере появился первый лёд. Такое тинорцы изредка видели только на островах в своём северном море. Один лишь Урз помнил времена, когда всюду были льды, перемалывающие даже горы, а Священную Тинору обогревали пограничные кристаллы. Тогда ещё многие великие тинорцы обладали даром и знаниями, принесёнными из прародины, что погибла в предыдущей катастрофе. Теперь другие времена. Прошедшие тысячи лет изменили не только мир, но и людей.
   В город под горами переселялись всё больше людей. Все спешили запастись всем необходимым, устроить в новых жилищах семьи. Много времени отнимали также общественные работы. Но люди не возмущались. Тинорцы и тут оказались цивилизованными. Много значила хорошая организация работ, налаженная благодаря таланту Литорно. Он появлялся в своих помещениях, что были рядом с комнатами Итиль, только поздно ночью. Итиль тоже была занята. Она руководила созданием летающих небесов. Уже были испытаны первые образцы, теперь налаживали их производство.
   Иногда Литорно заходил в комнаты Итиль, перебрасываясь парой слов, но всё ещё не решался поговорить об отношениях между ними. Откладывал до времени, когда окончится переселение, все обустроятся. Однако, ясно понимал, что просто боится ответа Итиль. Она также всё понимала и не могла определиться, как же быть с этими их отношениями. Литорно всем был хорош, и внешностью, и умом. Его уважали, а Фенир только и говорил о Литорно. Мальчик часто вместе с ним уходил в старые помещения, где ещё оставались кузнецы и другие мастера, немного жителей, Варж с воинами. Для людей Варжа были готовы помещения ближе к выходу. Там уже размещались конюшни. Вообще Фенира привлекало общение с воинами, лошадьми, сабатами. Как-то он сказал Итиль, что сабаты очень умные и способны видеть будущее, но их надо учить. Итиль поинтересовалась, как, по мнению мальчика, надо обучать этих животных. Фенир серьёзно ответил, что он над этим думает. Мальчик без напоминаний часто занимался в библиотеке. Иногда тихонько следовал за Урзом и Липо, слушая их разговоры, а если они брали Фенира с собой в новые туннели и пещеры, охотно присоединялся.
   Дверги и альвы по-прежнему продвигались всё дальше на север, создавая гигантскую сеть туннелей, залов, пещер на уровне, указанном в договоре и глубже, для себя. Итиль, Липо и Урз едва поспевали за ними ставить защиту и заклятья тех мест, где это нужно, а также проверять состояние энергетики подземных ходов.
   Атаоза и Химер продолжали контролировать двергов и альвов. Идо и Гару, под командованием Липо, выполняли перекрытие или изменение направления некоторых туннелей, переходов, по плану Урза, чтобы обеспечить на будущее защиту от самих двергов и альвов.
   Прошло уже больше месяца со времени боя с пришлыми, но Атаоза всё никак не могла собраться полететь на разведку. Урз как-то напомнил ей об этом. Они выбрали день, когда стояла ясная погода и вышли на плато, где был каменный круг. Атаоза просто с места начала подыматься и превращаться в дракона. На этот раз он оказался светло-серым с голубым, чтобы выглядеть незаметней на фоне неба. Урз ожидал Атаозу сидя в центре каменного круга с закрытыми глазами. Он старался не упустить ни одну деталь из увиденного Атаозой.
   Вот она пролетела над обширными долинами, рекой, лесистой местностью, что потемнела от наступающих морозов. Дальше долго летела над степью с бурой травой, потом над горами. Они становились всё выше, были покрыты кое-где снегом, а перевалы темнели голыми камнями. Дальше постепенно начинались зелёные леса, долины. Природа становилась роскошной. Стояла влажная жара. Эти места напоминали Урзу климат Великой Тиноры, что погибла в первой катастрофе.
   Вскоре Атаоза подлетела к заселённой территории. Она, а через неё Урз, увидели небольшой город с каменными постройками в центре и глинобитными хижинами вокруг него. Атаоза сделала несколько кругов высоко в небе и повернула назад, не привлекая внимания. Этого было достаточно для Урза, чтобы понять - городок и есть столица недавних непрошенных гостей.
   Вернувшись в каменный круг, Атаоза быстро приняла свой человеческий вид. Урз удовлетворенно отметил, как легко она стала менять форму, обрела мастерство. Снова порадовался, что с ними не пришли на новые земли Праведные, запрещавшие перевоплощения. Анализируя увиденное Атаозой, увеличивая картины города, Урз понял, что это уже не дикое племя. Это осколки древнего народа, позабывшие своё прошлое, но ещё умеющие возводить постройки из камня, обрабатывать металл, изготавливать хорошие ткани. Его социальное устройство явно было рабовладельческим. Возможно, их правитель подчинялся а кому-то другому, более сильному владыке. Это было похоже на уже "виденное" Урзом в западных землях. Но зачем им было идти в холодные, северные края, через опасные горные перевалы? Что они искали в предгорьях Урол-сейда? Этого Урз не понял. Нужно было расспросить кого-то из оставшихся в поселении пленников. Только бы найти среди них кого-нибудь порасторопнее. Об этом стоит поговорить с Литорно, решил Урз. С этим он и Атаоза вернулись в город под горами. Вечерело, а дел было ещё много. Нельзя расслабляться, скоро придут настоящие морозы, тогда все работы на поверхности придётся свернуть.
   ...
   Уже совсем стемнело, когда юная Лали, жительница города Эну, увидела, что в доме нет ни капли воды, а ведь завтра пораньше надо приготовить кушать на весь день для себя, родителей и двух братьев, что придут из города под горой, чтобы начать собирать имущество для переселения. Девушка решила сходить к ручью. Тут близко, да и луна полная, хорошо светит. Взяла большой кувшин и пошла по тропинке. Набрав воды, Лали решила ещё умыться и наклонилась над водой. Вдруг, она увидела в воде отражение какого-то тёмного существа, что надвигалось на неё. Лали резко поднялась, обернулась и вскрикнула от неожиданности. К ней потянулись скрюченные пальцы длинных рук, из-под тёмной накидки смотрели страшные горящие глаза не то человека, не то неизвестного существа.
   - Демон, демон! - громко закричала Лали и повалилась в холодную воду.
   Когда девушка пришла в себя, вокруг никого не было, а она сидела в воде на скользких холодных камнях. Луна ярко освещала берег и тропинку к домам. На траве стоял её кувшин. Лали вышла на берег, схватила кувшин и кинулась по тропинке домой. Запыхавшись, тяжело дыша, мокрая, продрогшая вскочила в коридорчик и закрыла дверь на щеколду. Прислушалась, в доме было тихо, из приоткрытой двери лился неяркий свет масляной лампы. Девушка поставила кувшин и вошла в комнату. Переоделась, легла, но долго не могла уснуть, её била дрожь, перед глазами стояло видение. Утром рассказала о происшествии родителям, подругам, а потом пришедшим братьям.
   Новость о случившемся с Лали дошла до казарм только на следующий день, когда выяснилось, что не могут найти одного солдата-новобранца. И только тогда стражники Нали и Хехт вспомнили странную встречу с кем-то страшным на ночных улицах Эну, случившуюся уже месяцы назад, и пошли к своему командиру гросса - Гиннору. Они всё выложили, добавив, что они не трусы и не сумасшедшие, но, видимо, в город приходит демон. Гиннор подумал и приказал им молчать, чтобы не сеять панику. И так уже эти слухи бродят и будоражат людей. Сам он пошёл к Литорно, который только что вернулся из подземного города.
   Рассказ Гиннора вызвал у Литорно противоречивые чувства. Он вдруг припомнил доклады о непонятных исчезновениях людей, поступавшие к нему уже не первый месяц. Лишь только теперь он удивился, как это получилось, что такие тревожные вести не вызвали его пристального внимания, и почему предыдущие доклады он помнит так смутно. Он решил срочно поговорить с Итиль, уж она-то быстрее разберётся в этой непонятной и тревожной ситуации. Итиль, как всегда, была занята в пещерах, но пообещала через посыльного подойти в город и разобраться. Повторила почти дословно слова Гиннора, чтобы все, кто знает о происшествиях больше других, молчали. Не хватало ещё панику поднять. И так люди всё время в напряжении.
   Через несколько дней Итиль смогла выбраться в город вместе с Липо. Литорно они нашли в Центральном доме, куда приходили люди из всех поселений по делам и со своими проблемами. Литорно обрадовался ей, хотя понимал, что Итиль пришла по делу о демоне. Сразу же послал за Гиннором, Лали, Яри, Нали и Хехтом. Итиль и Липо в отдельной комнате поговорили с каждым очевидцем. При этом Липо "заглянул" в память каждого из них. Когда всё выяснили и отпустили людей, Итиль очень серьёзно сказала:
   - По-видимому мы имеем дело с горроксайдом, возможно даже, с несколькими. Все нападения совершены перед полнолуниями. А именно в полнолуние тёмные приносят жертвы Веллоку и Мокшод, своим страшным божествам.
   - Да откуда они здесь-то взялись? - спросил Литорно.
   - Пришли вслед за нами из Тиноры... или, скорее, были посланы вслед за нами. Никак не успокоятся Праведные, тянут свои загребущие руки и сюда! - мрачно ответила Итиль.
   - Что будем делать? Необходимо сейчас же принять меры, их сила с каждой жертвой возрастает, - деловито произнёс Липо.
   Решили начать искать магический след присутствия тёмных. В городе ночью должен дежурить маг, особенно в дни полнолуния. Установить, кто будет дежурить и когда можно только после обсуждения вопроса с остальными избранными силой дара. Итиль сказала чтобы Литорно не беспокоился, в течении одной-двух недель похищений не будет, а в ближайшие дни они решат вопрос дежурства. Однако нужно спешить и сделать всё, чтобы тёмные не попали в город под горами.
   Узнав от Итиль о происходящих в городе и вокруг него похищениях людей, Урз решил сам побывать там. Это серьёзная проблема. Он сказал Липо и Итиль:
   - Мы повели себя беспечно по отношению к Праведным. Это их рук дело. Они не могут так просто оставить нас в покое. Необходимо немедленно проверить всё население, включая тех, кто перебрался в город под горами. Я отправляюсь в город завтра же. Заодно поговорю с пленными, надо кое-что выяснить.
  

Глава 12. Великий Дремлющий

   Литорно встретил Урза на главной площади Эну, они вместе пошли в Центральный дом, поговорили о происшествии. Литорно ещё надеялся быстро решить вопрос выявления тёмных, но Урз его охладил. Сказал, что это не простое дело, среди тёмных есть сильные чёрные маги, раз им удавалось так долго отводить многим людям глаза не от каких-нибудь пустяков, а от исчезновений своих родных и близких.
   Потом Урз пошёл к дому, где жили пленные. Они все решили остаться с тинорцами. Сейчас семеро были на месте, но ни один не смог внятно рассказать зачем их привели сюда. По слухам среди солдат выходило, что кого-то или что-то нужно было найти и забрать с собой. Когда привели восьмого, оказалось, что он знает больше, поскольку был одним из командиров. Ему довелось слышать от "седьмого сына...", что главный Ведающий великого царя-лугаля, которому подчиняются семь правителей-энси их земли, сказал о "спящем" в этих горах боге. Лугаль объявил: "Кто вернёт в его страну, станет наследником империи, которая будет править всем миром". Имя же бога - Господин Ветер, или, на языке нингнгигов - Эн-Лиль.
   Урз не удивился этой новости, он, скорее, даже ожидал чего-то подобного - не зря ведь места, где сейчас поселились тинорцы, имеют огромную силу, энергия так и струится из глубин земли. И ещё, он понял, о ком идёт речь. К древнейшим знаниям Великой Тиноры относился миф о воплощённой Порядком сущности ветра, молнии и бури, о бог-воине, о боге, силой приводящем Сущее к Порядку. Его имя по-тинорски - Индра, Блистающий. Во времена катастрофы и гибели Великой Тиноры в тысячелетних льдах, когда сущность ледяных бурь и морозных туманов - порождение Хаоса - Вритра, Преграждающий, попытался собрать все воды мира в чреве ледников, именно Индра сразился с мировым врагом. Силы противников были равны, оба владели мощью бури, грома и молнии, и судьба мира висела на волоске, но Индра победил. После этой битвы во льдах, началось потепление. Воды, выпущенные льдами на волю, потекли на юг, и образовали реки, по-тинорски - да?ны. Так образовались Дан-Ау - Полноводная Река, Дан-Астер - Звёздная Река, Дан-Пар - Великая Река, и самые близкие к обитанию ушедших на юг остатков народа Великой Тиноры - Дан, Река и Дан-Ра или просто Ра - Божественная или же Благодатная. Вообще, Ра или Рах по-тинорски означали ещё и Порядок. Ту силу, которая вечно защищала и защищает всё Сущее от разрушения Хаосом. Силу, которую олицетворяет верховный бог тинорского пантеона - Ра. Создатель звёзд, планет и всего живого. Сущностью, душой Ра, был Ато?м, Завершённый или же Неделимый, который породил себя сам в недрах вечного кипящего океана хаоса - Ну?ра, а затем породил Девятерицу богов - Пау?ту, которые и стали Древними Учителями прародителей тинорцев.
   Урз знал, что Великий Индра обладает силой разрушения и обновления даже большей, чем другие боги-Учителя, кроме Ра. Поэтому необходимо решать как им быть с тем, что Великий Индра, вероятно, выбрал себе место для покоя и размышлений именно здесь. Где его искать? И нужно ли искать? И знает ли ещё кто-то, кроме Ведающего лугаля, где искать Великого Индру? А что случится, если об этом узнают тёмные, горроксайды? Эта проблема меняла многое в жизни тинорцев в пределах Урол-сейда. Урз почувствовал, что за прошедшие несколько часов произошли изменения судеб многих тинорцев, а особенно - избранных силой дара. А может, и не только тинорцев. Сейчас необходимо собрать всех знающих избранных и принять судьбоносные решения. С этими мыслями Урз переместился в свою комнату в городе под горами. Некогда было ходить пешком, как все. Он настроился и мысленно позвал Итиль, Липо, Химера, Атаозу, Аолозу, Орнофа, Идо и Гару. Приказал явиться к нему срочно. Он обеспечит открытый переход.
   Каждый, получив такое мысленное сообщение, понял, что случилось что-то очень серьёзное. Уже через час все были в небольшом подземном помещении без дверей в общие тоннели, где обосновался Урз. Он сразу же закрыл переход. Совместно с Итиль и Липо поставили полностью отгораживающую их всех от мира "стену молчания". Урз сам проверил, действительно ли в комнате находятся именно те, кого он позвал, нет ли среди них тульпы соглядатаев. Убедившись, рассказал о новостях, связанных с Великим Индрой, тёмными, горроксайдами и повелением лугаля нингнгигов. Задал всем возникшие у него вопросы, и попросил каждого подумать и высказать свои соображения. Первыми высказались, в один голос, очень лаконично, но веско, Идо и Гару:
   - Найти, зависит судьба земного мира людей.
   Это прозвучало несколько неожиданно. Обычно Идо и Гару не высказывали своё мнение, тем более первыми. Поэтому все осознавали важность их слов.
   - Значит необходимо искать, если так говорят Идо и Гару. Теперь стоит вопрос, где и кто способен его найти, - как всегда, деловито сказал Липо.
   - Если вопрос в том, где искать, то не в глубинах гор, там всё изрыто двергами и проверено нами, - сообщил Химер.
   Атаоза добавила, что чувствовала изменённую энергетику, летая на восток от поселений. Но это надо проверить.
   - Возможно ли чтобы Великий Индра находился в глубинах ближних озёр? - спросила Аолоза, ни к кому конкретно не обращаясь.
   - Думаю, что он всё же в пещерах, надо очень тщательно обследовать их. Ведь многие пещеры образовались очень давно, - сказал Орноф.
   - К сожалению, деревья не столь древние, как горы. Не помнят места, где может находиться Индра, - добавил Липо.
   - Если он даже совсем близко, то обязательно закрыт "стеной времени". Его может найти только тот, кого он сам выберет и только тогда, когда он сам решит. Я читала об этом на каменных табличках, что относится не только к Великому Индре, но и другим Учителям, - сказала Итиль.
   - А давайте спросим Идо и Гару, что означает "зависит судьба земного мира", - предложил Липо.
   - Я уже спросил, они не знают, но повторяют и повторяют эти слова, - сказал Урз.
   Таким образом стало ясно, что все соглашаются с необходимостью найти Великого Индру.
   - Меня очень беспокоят тёмные, что появились в поселении. Это неспроста. Возможно, и они что-то знают об Индре, или вы не согласны? - спросила Итиль.
   - Значит, первая задача всё же обнаружить тёмных, иначе начинать поиски Индры опасно, - сказал Урз.
   - Даже думать о нём опасно, - задумчиво добавила Итиль.
   - Необходимо прямо сейчас установить дежурство в Эну, - предложил Липо.
   - Урз, тебе слово о том, кто и когда будет дежурить, - сказала Атаоза.
   - Думаю начнём завтра, первым будет Липо. Его в городе знают мало, он изобразит гостя Литорно, - решил Урз, а потом добавил:
   - Дальше, через три-четыре дня, я назначу второго.л каменный круг. икак не могла собраться полететь на разведку. Урз как-то напо
   - Я попробую "просветить" ближние к поселениям горы. Не могу надолго оставлять своих в Алта-айле, - извиняющимся тоном произнёс Орноф.
   Перед тем как разойтись, Урз потребовал от всех хранить в полной тайне всё, о чём здесь говорили. Когда большинство вышло, Урз попросил остаться Итиль. Он долго собирался с мыслями перед тем, как сказать о том, о чём не хотел вообще говорить. Но обстоятельства требовали и он решился:
   - Итиль, ты задумывалась о роли Фенира в предстоящих событиях? Ведь он не просто мальчик или даже принц крови. Осознаёшь ли ты, что он Посланник? Итиль задумалась и помрачнела. Потом промолвила:
   - Я чувствовала это, но не хотела думать о его тяжкой ноше, гнала мысли о его предназначении. Боюсь, тут я бессильна и не могу объективно мыслить.
   - Да, материнская любовь не советчик. Но вспомни пророчество Озы. Предвижу, он совершит многое, даже не представляю пока всего. Но в этих событиях он будет, возможно, главной фигурой, - задумчиво сказал Урз, потом, немного подумав и походив по комнате, как бы продолжая разговор, но в то же время отдельно, высказал главное:
   - Пока что старайся не упускать его из виду, от него многое зависит.
   - Конечно, я так и делаю. Практически всё время его чувствую и контролирую, - сказала Итиль.
   На этом они расстались. Итиль отправилась в город через переход, который Урз сразу же закрыл, и перенёсся в ближайший к своему изолированному помещению тоннель подземного города. Задумавшись о возникших проблемах, он даже не проверил тоннель на присутствие кого-либо, тем более, что его мощные магические чувства не сигнализировали ни о какой опасности. Поэтому, великий и древний маг Урз впервые за очень долгое время оказался удивлён: в подземном переходе его поджидал не кто иной как Фенир.
   Урз провёл подростка сквозь стену к себе, пригласил сесть и рассказать, что привело его сюда. Оказалось, Фенир хотел узнать, как при помощи талисмана защищаться от тёмных. Покачав головой на такое явно не случайное совпадение, Урз принялся объяснять.
   - Итак, Итиль дала тебе защитный талисман. Это правильно, ведь тебе уже двенадцать лет. Но сперва, расскажи-ка мне подробнее о том, что нового ты узнал о тёмных.
   Фенир поделился рассказом о встрече с Коррони и о новых знаниях о нечеловеческих существах и о тёмных.
   - Да, то, что ты уже знаешь это и нужно, и важно. И, действительно, пришла пора добавить к твоим знаниям кое-что новое.
   Поколебавшись секунду, Урз добавил:
   - Однако, сегодня уже поздно, наступает ночь, а то, что я тебе хочу рассказать должно сопровождаться демонстрацией, которую следует проводить под открытым небом. Поэтому нашу беседу придётся перенести. Я сам позову тебя, когда смогу продолжить мой рассказ.
   Урз отправил Фенира к Итиль, и ещё раз подумал, что роль парня в происходящем велика, а в дальнейшем, несомненно, станет ещё больше. Старый маг вновь почувствовал свою возросшую ответственность за судьбу наследника династии Ноферов, за судьбу всего народа Тиноры.
   ...
   Над всей северной частью земли, над Священной Тинорой, которую более не защищали искусственные горы с кристаллами на вершинах, всё усиливался мертвящий холод. Лето больше не наступало в этих краях. Беспощадные льды сковали реки, озёра и похоронили под собой даже моря. Погибли почти все растения и животные. Более выносливые уходили на юг в поисках пастбищ, а за ними - хищники. За зверями следовали люди. Их было всё меньше среди этих холодных белых пространств, где время словно остановилось вместе с жизнью.
   Шёл двенадцатый год со времени бегства нескольких тысяч тинорцев к южной части Урол-сейда.
   Однако, под замерзающими землями некогда великой Священной Тиноры, в пещерах и подземельях угрюмо мерцала своя... уже не-жизнь. Тёмные молчаливые силуэты, как тени, проходили и скрывались в подземных кельях. Иногда собирались в зале, наполненном мерцающим морозным туманом. В центре подземного зала, на резном каменном троне, сидел старик. Сухой, прямой, как палка, с огромными пылающими глазами, он ниже пояса уже превратился в в чёрный камень. Застывшие руки сжимали подлокотники трона и не могли подняться, пошевелиться, постепенно каменея. Однако тёмная сила наполняла его и такие же мысли контролировали этот странный подземный мир.
   Это был когда-то известный Праведный - Тоссус, ставший горроксайдом. Жажда вечной жизни и власти, власти. Власти! Эта жажда сделала своё чёрное дело, гордыня и злоба, погубившие душу, толкнули его к магии тёмных сил. Но плата за такое "сотрудничество" очень высока. Он стал потерянным под землёй в камне. Мозг ещё работал, подчиняя несколько десятков последователей. Знания Тоссуса теперь расширились, его заполнила чёрная магическая сила. Но всё напрасно, применить это для достижения власти было уже невозможно. Скоро он станет излучающим смерть горроксайдом в камне. Собрав силы, Тоссус мысленно отдал приказ своим приближённым: отыскать ребёнка-Посланника. Указал путь, который, устилая жертвами чёрным богам - Веллоку и Мокшод, должны пройти его подчинённые. Тоссус понял, что только владея Посланником, он сумеет вернуть себе человеческую жизнь, вновь почувствовать, как шумит кровь в жилах. Вновь двигаться, вновь управлять тысячами, миллионами! С его тёмными знаниями теперь он сумеет обрести способность перемещаться во времени и завоёвывать другие миры!
   Но иногда проскальзывала страшная мысль: "Не поздно ли?" Другие верховные Праведные уже перешли грань и теперь стоят или лежат в глубине пещер каменными изваяниями. Они наполнены злой силой Веллока и Мокшод. Они не мёртвые, но и не живые земной жизнью. Человеческая нога не ступит в эти подземелья тысячи лет. Только скальные змеи будут черпать здесь свой яд. Только тёмные акшары, мармолики, скоффины да чёрные тролли придут наполниться энергией зла.
   ...
   Фенир продолжал приставать к другим избранным силой дара с расспросами о нечеловеческих существах мира. Аолоза охотно рассказала ему о водовиках и шишигах, живущих в реках и зачёсывающих свои чёрные волосы вверх, о болотной ма?ре, о добрых духах рек - ная?дах и морей - нере?ях. Рассказала и о великом боге вод Оа?не, который был учителем первых людей, живших по берегам южных морей, и даже считается среди некоторых народов отцом солнца, но это не так, потому что создателем солнца является Ра, произошедший из океана Хаоса, который вовсе не одно и то же, что земной Океан. Хотя и в Океане есть гигантские и непобедимые для человека порождения Хаоса, главные из которых - горбатый и рогатый морской змей Моргаур, древний Кракен, раздавливающий корабли в своих щупальцах, и огромный, подобный острову Левиафан, уже одним лишь своим движением увлекающий корабли в пучину.
   Липо рассказал Фениру о существах земной поверхности: о бессмертном фениксе, восстающем из своего пепла, о вечнолетающей птице счастья хумою?н, дарующей удачу тому, над кем она пролетит, о птицах сири?н и алконо?ст, пение которых поистине райское, но может свести человека с ума. Поговорили и о любимой чёрными магами кровожадной мантикоре, существе с телом льва, лицом человека, крыльями орла и хвостом скорпиона, и о других опасных тварях Хаоса, населяющих враждебные человеку места.
   Однако, никто больше не смог рассказать Фениру о саламандре, так поразившей его воображение. С этим подземным существом были знакомы только гномы.
   Меньше всего удалось выведать у Атаозы. Суровая, вечно занятая и по своей натуре немногословная, она лишь предложила Фениру самому поискать в библиотеке описание самых опасных из рептилий - скоффина, убивающего всё живое своим ядом, и василиска, взглядом превращающего своих жертв в камень. О самых древних своих сородичах - драконидах, живших от начала времён, Атаоза рассказывать не стала. Лишь строго предупредила Фенира, чтобы не пытался разбить закаменевшее яйцо драконида, если вдруг найдёт такое. Простому человеку это не под силу, но Фенир избран силой, и мог бы это совершить. Однако же, с силой приходит и ответственность. Лишь Творец Сущего выпускает драконов в мир, когда решает его изменить или уничтожить и создать заново. Позже Фенир узнал, что символом бога Вечности, Творца Сущего Ато?ма, как раз и является дракон, держащий в зубах свой хвост. В разговоре с Атаозой, у Фенира на языке так и крутился вопрос - а зачем же она, Атаоза, сейчас здесь, с тинорцами. Но он сдержался. Не зря ведь все вокруг признавали, что он не по годам умён.
   Однажды, Липо позвал Фенира с собой, наружу из подгорных чертогов. Они пошли на плато Каменного Круга. Хотя вокруг уже была глубокая осень, а на плато даже виднелись пятна снега среди камней и бурой пожухлой травы, внутри Круга зеленела густая трава и гулял тёплый ветерок. В круге их ожидал Урз. Он сказал Фениру, что пришло время научить его управлению энергией камней и кристаллов - главному мастерству народа Тиноры.
   Втроём они сели в центре Каменного Круга, образовав треугольник, и Урз начал свой урок.
   - Вначале ты должен узнать об энергии. Из неё сотворена вся Вселенная. Её завихрения образуют плотную материю - Сущее, или Упорядоченное, а её бурлящие волны образуют Хаос. Творец видит потоки и волны энергии, и поэтому знает обо всём, что происходит в Сущем. Из волн энергии Творец создаёт и звёзды, и планеты, в том числе Землю. В свой час создаёт, и в свой час уничтожает, чтобы создать вновь, по своим планам, знать о которых нам не дано. Воплощением Ра является и наше Солнце - Ко?ло, что означает также Круг. И действительно, Солнце само является великим круговоротом энергии.
   Далее, Урз рассказал о связи энергии и времени, о сущности Врат в другие миры. Его рассказ был труден, и даже непонятен Фениру, но он всё тщательно запоминал. Тем более, что Урз предупредил его:
   - Древние Учителя, которых мы обычно называем богами, и которые оставили нам эти знания, предупреждали, что человеческий разум сопротивляется непонятному. Только избранные Знающие способны понять это и не пойти по ложным путям упрощения. Где упрощение - там и искажение. А там и до Хаоса недалеко. Для простого человека, не обладающего мощной волей и разумом, попытка разобраться в высших знаниях просто-напросто ведёт к безумию.
   Далее, Урз перешёл к рассказу о способах накопления и использования энергии для практического применения. Постоянными, стационарными накопителями энергии являются горные породы - кварцит, базальт, диорит. Достижимая плотность энергии в них меньше, чем в чистых кристаллах, но они хороши тем, что встречаются огромными массивами, с которыми умелые маги могут работать веками, тысячелетиями. Именно поэтому эти породы всегда были основным строительным материалом в тинорской архитектуре, и именно поэтому тинорцы старались использовать как можно большие монолитные блоки этих пород. Тинорская цитадель, сложенная из громадных базальтовых или кварцитовых блоков, является не просто физической преградой для противника. Будучи напитанной энергией магических ритуалов, она становится ещё и магической преградой - предотвращает проникновение тёмных магов, порождений зла, просто людей, порабощённых тьмой. А также и помогает своим защитникам, при необходимости питает их энергией и укрепляет дух и решимость. Да и просто, укреплённый энергией камень дольше противостоит разрушительному действию времени и стихий.
   Фенир слушал рассказ во все уши, ведь перед ним сейчас раскрывались основы силы тинорцев - истинных Людей Камня!
   Урз перешёл к рассказу о свойствах наилучших накопителей энергии - кристаллах. Алмазы, рубины, сапфиры, изумруды, топазы, и самый лучший из накопителей - хризолит, все они при своём образовании улавливают энергию, закрепляют её в упорядоченном виде, и уже не отпускают, а также, в зависимости от своих свойств, способны дополнительно напитываться энергией разного качества. Чем чище кристалл - тем больше энергии он может накопить дополнительно, и тем дольше её сохранит. В зависимости от качества камня, речь может идти о тысячах, десятках и сотнях тысяч лет. Как для накопления, так и для высвобождения энергии, требуются особые высокие вибрации, которые всегда производятся всеми существующими объектами, но больше - живыми существами, растениями, животными, людьми, а в самой большой степени - обученными магами. Это сложное и опасное искусство. Маг-недоучка, пытающийся извлечь силы из мощного кристалла, рискует мгновенно обратиться в пепел, или, наоборот, "войти" в камень - попасть в вечное заточение, потерять в камне своё сознание.
   Священные мозаики, выложенные Древними Учителями на вершине горы Меру из гигантских, более чем в рост человека, кристаллов хризолита, сапфира, рубина, изумруда и берилла, не только давали свет и тепло Великой Тиноре. Они были настроены так, чтобы продлевать человеческую жизнь и очищать ауру людей. Благодаря их постоянному, многотысячелетнему воздействию, люди Тиноры поднялись из первобытной дикости и создали блистательную, но при этом мирную цивилизацию.
   Когда пятьдесят тысяч лет назад случилась великая катастрофа, весь мир, кроме Великой Тиноры, уже был во власти похолодания, но после того, как гора Меру ушла под воду, ледники толщиной в дюжины тунов покрыли и всю полярную часть мира. Лишь десять тысяч лет назад от нынешних дней Новой Тиноры, после победы Индры над Вритрой, страшные льды начали отступать.
   В век Катастрофы были разрушены священные мозаики, и лишь малые осколки кристаллов, напитанных мощью Учителей, удалось унести с собой Посвящённым, скрывая их в каменных сосудах из базальта и кварцита, изготовленных руками гигантов - искусственных слуг Учителей. Нынешние тинорцы знают только Идо и Гару, остальные рассеялись по земле, выполняя неизвестные тинорцам приказы Учителей. Один из осколков, сапфировый, был использован недавно в битве со зверолюдьми на Алта-Айле.
   Урз задумался, сомневаясь, стоит ли рассказывать дальше, но потом всё же продолжил:
   - Я знаю ещё о двух осколках кристаллов Меру: рубине и берилле, а также о трёх сосудах. Первый из кварца, в виде человеческой головы, второй из базальта, в виде человеческого сердца, и третий из диорита, в виде кувшина. Предназначение этих предметов открылось мне недавно. В основном, благодаря Итиль, сохранившей самые древние каменные скрижали из библиотеки Тиноры. Я почти шесть лет искал и расшифровывал эти знания, и всё же нашёл. Знайте же: кристалл берилла, извлечённый из своего сосуда в виде головы, создаст сферу остановленного времени, где неизменным на десятки тысяч лет останется всё, попавшее в её пределы. Кристалл же рубина, если его вынуть из базальтового сердца, поднимет температуру практически на всей земле на несколько сотен лет. Кроме того, сосуд из кварца, если прочесть вслух надпись на нём, позволит читающему узнать то, что он пожелает. Сосуд из базальта изменит читающего надпись на нём, и позволит ему жить под водой, под землёй и в безвоздушном пространстве. Что же касается кувшина из диорита - вода, налитая в него, становится живой, и излечивает все болезни, закрывает все раны, и даже возвращает утраченные части тела. Таковы свойства священных сокровищ Тиноры. Но не всякий маг в силах использовать их.
   - Тогда скажи, Урз, кто из нас может освободить эту энергию кристаллов и сосудов? - спросил Липо.
   - Конечно же, это я, а также вы оба. Поэтому я вам всё и рассказываю, - ответил Урз.
   - А где же находятся эти великие сокровища? Ты знаешь это, Урз? - с блестящими глазами спросил Фенир.
   - Разумеется, я это знаю. Но брать их я сейчас не буду, и вам пока что не скажу, где они. - улыбнулся Урз.
   - Почему? - хором спросили Липо и Фенир.
   - Вначале вы должны безукоризненно владеть приёмами обращения с обычными камнями и кристаллами. Я буду учить вас, а когда увижу, что вы готовы - покажу путь к сокровищам Тиноры. От вас требую ответственности, старания и трудолюбия!
   - Я готов! - опять же хором ответили Липо и Фенир.
   - Рад слышать. Ну что, продолжим урок?
   - Да!
  

Глава 13. Степняки

   Кони шли медленно, утопая по брюхо в густой увядающей траве, и подымая пьянящий аромат сырого чернозёма и степного разнотравья. Жара, трели невидимых в небесной выси жаворонков и дымка марева на горизонте. Люди устали, но привал делать никто не собирался. Все думали о воде. Вот уже третью неделю сколоты шли по степи от реки, названной ими Урол, которая текла от земель тинорцев на Урол-Сейде. Скоро ли обещанная большая река? Не ошибается ли Конофор? Коло-ксай шёл рядом со своим конём. За конём брели три крупных сабаты. Буро-рыжие с белыми пятнами, они почти сливались с увядающими травами. Свесив из пастей языки, сабаты тоже мечтали о воде и речную прохладе. Вдруг, ветерок действительно принёс дуновение влажного воздуха. Самая крупная и лохматая псина принюхалась, и с лаем ринулась вперёд. За ней помчались остальные сабаты, а кони ускорили шаг. Люди подняли головы, взбодрились и быстро выбрались на очередной пологий холм. Коло-ксай, шедший первым, приложил руку козырьком ко лбу, и увидел впереди, на юго-западе, долгожданную реку, широкую и блестящую серебром в лучах послеполуденного солнца. Конофор, подошедший следом, улыбнулся, и сказал одно слово:
   - Ра!
   Да, это действительно была великая река, известная тинорцам с древности. Именно там, в междуречье Да?на и Ра, нашли временное пристанище сбежавшие от морозов и льдов тинорцы первой, Великой Тиноры. Позже, в течение нескольких тысяч лет, продвигаясь за отступавшими льдами Вритры, они вернулись на север и основали Священную Тинору среди привычных им лесов и сейдов. Но путь к Великой Тиноре уже был навсегда преграждён холодными морями и льдами...
   Сколоты оживились и скорым шагом потянулись в низину, к желанной воде. Как всегда, восточный берег был крутым и обрывистым, но сабаты уже нашли спуск к песчаному пляжу и, забредя по грудь, вовсю лакали воду и радостно бегали вдоль берега. Вскоре к ним присоединились и люди, умываясь и хлебая из горстей. Берег быстро заполнился лошадьми и людьми. После купания и водопоя, все расположились в тени росших под обрывом деревьев на отдых.
   Коло-ксай, Арпо, Конофор и ещё несколько воинов постарше, собрались на высоком прибрежном обрыве, где сколоты пока оставили также свои повозки, чтобы решить, как переправиться через эту широкую реку. Далёкий противоположный берег явно был пологий, там виднелись высокие камыши и купы деревьев. Как всегда, река - это и необходимая вода, но и препятствие для сухопутного отряда.
   Решили пока разбить временный лагерь, выслать в степь охотников, а на речной берег - рыбаков, и отправить разведчиков на день пути вверх и вниз по течению. Коло-ксай напутствовал их:
   - Не теряйте бдительность, и запоминайте всё увиденное! Это новые, неизвестные для нас места, будьте готовы ко всему.
   Как выяснилось на следующий день к вечеру, вниз по течению река переходила в необозримую дельту. С высокого левого берега открывалась целая сеть протоков, зелёное море камышей и осоки, местами прерываемое островками деревьев. В этом направлении возможности переправиться не было.
   Разведчики, ушедшие вверх по течению, обнаружили в дне пути, что река поворачивает, и в этой излучине расположен широкий скалистый остров. Огибающие его рукава были значительно у?же чем основное русло реки, и изобиловали неглубокими каменистыми перекатами. Двое разведчиков остались искать удобный брод, а двое поспешили вернуться с хорошей новостью.
   Через три дня всё племя переместилось на остров, удалось даже без потерь переправить повозки вброд, так как восточный рукав реки был намного у?же и мельче, чем западный. Место оказалось очень удобным. Весь центр и южную сторону острова занимали деревья, а на севере высокие утёсы делили реку на два рукава. Нашли много гнездовий диких уток, гусей, других птиц. Видели следы оленей и кабанов, но не обнаружили никаких признаков присутствия людей. Сколоты решили остановиться и пока пожить здесь. За один день на широкой полосе прибрежной травы были разбиты шатры из войлока и шкур, поставлены сторожевые вышки, сооружены загоны для скота и коновязи. Коло-ксай и его брат Арпо-ксай умело командовали разбивкой лагеря.
   Невзирая на молодость, Коло и Арпо стали настоящими вожаками. Коло сам настоял на присвоении Арпо звания ксая. Арпо вырос достойным воином и смышлёным парнем, он не раз заменял Коло, когда тот отлучался на охоту или в разведку, и сильно помогал в организации ежедневной жизни племени. Главное же, братья безоговорочно доверяли друг другу, понимали друг друга почти без слов, и всегда действовали заодно. Их нерушимую верность друг другу всем ставили в пример.
   Несколько лет кочевой жизни закалили обоих братьев, как и весь народ. Среди тех, кто решил стать кочевниками, не было никаких нареканий на неудобства кочевой жизни - все выбрали свой путь добровольно, по зову сердца. Тем более, что климат степей в первые годы странствий был весьма благоприятен. Настоящие морозы отсутствовали, дожди шли регулярно, а колебания температуры были небольшими. Всё время приходила мысль: а почему в этой части степей не живут люди? Сколотам иногда встречались следы кострищ и кости животных. Попадались также выгоревшие участки степи, но это могли быть пожары, вызванные молниями. Однажды им довелось пересечь полосу вытоптанной земли со следами-ямами длиной больше человеческого шага. Были высланы дозоры, но дальше на их пути встретились каменистые участки, где следы были потеряны.
   Жизнь кочевников была тяжёлой по меркам оседлых людей, но зато сытой и по-своему интересной. Степи были полны разнообразной живности, и охота всегда была удачной. А дети, родившиеся в пути, уже и не знали иной жизни, вырастали в седле, с луком в руках. Вот и Арпо-ксай женился, и у него уже появился первенец - мальчик Скирвир. Коло-ксай же всё не мог расстаться с вольной холостяцкой жизнью.
   После обустройства стоянки на острове, Конофор решил обследовать пещеру, обнаруженную в скалах на севере. Она оказалась небольшой, но в глубине виднелся узкий лаз. Конофор приблизился, и почувствовал, как по спине пробежал мороз. Магическим зрением он увидел, кто прячется в глубине пещеры. Это был полоз - огромный степной удав. Сколотам уже попадались подобные рептилии, обитавшие в норах в степи, но этот удав был намного крупнее своих собратьев. Сейчас опасный зверь спал, видимо, переваривая большую добычу. Но в ближайшие дни он может выйти на очередную охоту.
   Стало ясно, почему на этом острове никто не живёт. Немедленно вернувшись на стоянку, Конофор зашёл в шатёр Коло-ксая, и попросил позвать Арпо-ксая и нескольких сколотов, старейшин племени. Все быстро собрались, и Конофор рассказал неприятную новость. Принялись обсуждать дальнейшие действия. Уходить с острова не хотелось, да и перебираться на другой берег не было смысла - полоз отлично плавает. За раз такая тварь съедает оленя, а человека и подавно сможет проглотить. Заваливать вход также бесполезно: в пещере змеи наверняка есть ещё отнорки, возможно, даже выходящие под воду. Конофор, конечно, может периодически усыплять полоза примерно на сутки, но это могло служить лишь временным решением - не привязывать же мага к этому острову. Выход мог быть только один: полоза следует убить.
   Братья-охотники, Норад и Торон, предложили устроить ловушку, и выманить зверя на живца. Ловили же они таким способом волков и даже льва! Однако, Конофор предупредил их, что гигантский полоз намного больше и сильнее любого льва. Ловушка в виде деревянной клетки его не удержит. Тогда решили выкопать большую яму, и накрыть её крышкой потяжелее. Приняв решение, быстро собрали команду из двух дюжин охотников покрепче, и отправились к пещере. Стараясь не очень шуметь, выкопали перед входом в пещеру большую и глубокую яму, и набросали на её дно толстых, коротких брёвен с длинными, специально заострёнными сучьями, которые должны были вспороть полозу брюхо. Отдельно сделали крепкую крышку, которая стояла вертикально рядом с ямой. Там же лежала наготове груда камней, чтобы быстро завалить крышку и не дать твари выбраться из ямы.
   Через сутки напряжённого труда ловушка была готова. Пора было начинать опасную охоту. Принесли пойманного козлёнка и пустили его в пещеру, загоняя вглубь пещеры тупыми концами копий. Живая приманка цокала копытцами и отчаянно блеяла. Долгое время казалось, что ничего не происходит, и лишь через час послышался шорох и шипение. Удав проснулся и двинулся к приманке. Охотники потащили козлёнка из пещеры за ремни, привязанные к его ножкам. Вот он уже оказался на краю ямы. Ещё рывок! Полоз решил, что жертва убегает, и ринулся вслед. Огромное длинное тело вылетело из узкой пещеры и рухнуло в яму, которая в тот же миг была накрыта решетчатой крышкой и завалена камнями. Конофор подошёл к краю ямы, где бесновался змей, и, сжав в руке напитанный энергией кристалл, принялся подавлять змеиный мозг. Через несколько минут напряжённых усилий, движения полоза стали вялыми, а затем прекратились. Через отверстия в крышке, опытные охотники быстро сумели перерубить огромному змею позвоночник у самой головы, а там и отделить голову от тела. По-змеиному живучая, тварь ещё полчаса бесновалась на дне ямы, внушительная пасть бессмысленно раскрывалась и закрывалась. Но охота уже была завершена.
   Усилиями многих человек, тело полоза подняли из ямы. Достали и козлёнка, который, на удивление, оказался жив, забившись в уголок. Змей оказался более двадцати шагов в длину (следует учесть, что тинорцы за один шаг считали шаг левой и правой ногой - обычай, принятый также у пеласгов). Шея и хвост, толще чем тело взрослого мужчины, и брюхо толще, чем туловище лошади, были обтянуты прочной и гибкой шкурой с толстыми чешуями. Кожевники с восторгом занялись свежеванием, кройкой и дублением шкуры - из неё получатся отличные кожаные доспехи, обувь, пояса! Голову же, размерами больше, чем козлёнок-приманка, было решено оставить как трофей племени. Несколько охотников владели искусством изготовления чучел, они и занялись обработкой редкой добычи.
   Уже больше двух недель люди и их лошади отдыхали на замечательном и теперь безопасном острове. Перебирались в знакомые степи к востоку от реки, и устраивали охоту на степных зверей и птиц. В западном направлении выдвигаться не спешили - так посоветовал Конофор, ссылаясь на чувство опасности, которое возникало у него всякий раз при взгляде на западный берег. И это чувство его не подвело.
   Тревогу подняли ребятишки, ловившие рыбу на западном берегу их островка. Однажды под вечер, они прибежали в лагерь на восточном берегу с известием о том, что на западном берегу издалека слышен какой-то шум и рёв. Поспешившие с ними воины притаились в зарослях у воды, и вскоре увидели, что с юга на север вдоль западного берега движется масса огромных серо-коричневых существ. Вначале подумали, что это стадо диких быков - туров. Но по мере приближения, все с ужасом разглядели толпу гигантских человекообразных существ, покрытых шерстью. Они двигались на двух ногах, у передних в руках были узловатые дубины, целые стволы деревьев, которые даже не подняли бы двое крепких мужчин. Остальные несли под мышками и на плечах какие-то свёртки. Это было стадо дикарей-гигантов. Все они на ходу орали и ревели отвратительными животными голосами, видимо, эти звуки заменяли им речь.
   При этом известии, в лагере поднялась суматоха, более похожая на панику. Коло-ксай, Арпо-ксай и Конофор с трудом успокоили людей. Они объяснили, что лагерь не виден с той стороны реки, скрыт за зарослями острова, и если не шуметь и не выдать себя, непобедимый враг может и пройти стороной. Тем не менее, был немедленно собран гросс крепких воинов, которые отправились в кусты на западную сторону острова, чтобы незаметно следить за незваными гостями, и всё же вступить в бой, если уж придётся, чтобы дать остальному племени возможность бежать в восточную степь.
   Дальнейшее наблюдение принесло весть, от которой напряжение немного спало: оказалось, гиганты боятся воды! Они иногда подходили и зачерпывали воду грязными лапами, чтобы попить из горсти, но тут же отряхивались от воды, и отдёргивали ноги, стоило речной воде плеснуть на них. Ветер, к удаче сколотов, дул с запада, и не позволил запахам лагеря - дыму костров, конскому поту, и главное, запаху людей, достичь великанов. Зато охотники вдоволь нанюхались отвратительного смрада дикарей, дошедшего даже через рукав реки. Ещё бы, ведь эти существа отправляли естественные потребности прямо на ходу, нимало об этом не беспокоясь.
   Всё же, опасное соседство пришлось терпеть дольше, чем хотелось бы: наступили сумерки, и стадо гигантов остановилось прямо там где шло. Рычание и ворчание постепенно сменилось громогласным храпом, спящие туши исчезли в ночной тьме. Коло-ксай оставил стражу на западном берегу острова, и приказал вести себя тихо. Да никто и не горел желанием выдать своё присутствие монстрам. Также вождь предупредил всех в лагере, чтобы в эту ночь не зажигали костры и факелы и старались не шуметь.
   Рано утром к Коло-ксаю прибежал один из воинов, и сказал, что "эти твари" творят ужасные вещи! Коло, Арпо, Конофор и другие воины поспешили на западный берег, и увидели, что дикие гиганты проснулись, и приступили к завтраку. Оказалось, что в свёртках грубых сырых шкур, которые они несли с собой, были увязаны люди, несчастные пленники, которые попались гигантам где-то ниже по течению реки. И сейчас гиганты выбирали некоторых из них себе на завтрак и ели живьём! От жутких криков разрываемых на части людей и хруста костей даже бывалым охотникам и воинам становилось дурно, но ничего нельзя было поделать.
   Вдруг, одному из людей удалось вырваться из чёрных от грязи и крови лап гиганта. Человек стремглав бросился в реку, и принялся изо всей силы грести одной рукой. Вторая была сломана. Гигант тупо посмотрел вслед беглецу, а затем пошёл доставать из своего свёртка следующую жертву.
   Беглец медленно приближался к берегу острова. Коло-ксай и пара воинов пробрались вдоль берега к месту, где над водой нависали ветви деревьев, и принялись махать беглецу, чтобы плыл к ним. Тот заметил их, увидел по их одежде, что это цивилизованные люди, и с новой надеждой принялся грести одной рукой. Вскоре они уже помогали беглецу выбраться из воды.
   Беглец оказался высоким и сильным мужчиной с чёрными кудрявыми волосами, орлиным носом и оливковой кожей. Подошедший Конофор удивился, как вообще этот беглец смог переплыть реку: его левая рука была сломана в предплечье, торчали белые кости, да ещё и было вывихнуто плечо. На спине виднелась плохо выглядящая рана, сорванный кусок кожи болтался, обнажая мясо. Несколько рёбер явно были сломаны. Выбравшись из последних сил на берег и ощутив себя в безопасности, мужчина побледнел и потерял сознание. Воины подхватили его и аккуратно понесли в лагерь, в шатёр Конофора. Следом в лагерь вошёл Конофор, раздавая указания женщинам, что ему срочно нужны горячая вода, чистая ткань и некоторые травы. Он сразу же начал воздействовать на раненого - снимать болевой шок, вливать силу, останавливать кровь. Пользуясь тем, что пациент без сознания и не чувствует боли, сразу же ловко вправил вывихнутое плечо.
   Тем временем, Коло-ксай рассматривал спасённого и думал, к какому народу он мог бы принадлежать. Людей с такой внешностью сколоты ещё не встречали. Это явно был цивилизованный и богатый человек. Его чёрные волосы и борода были аккуратно подстрижены, одет он был в длинную рубаху из тонкого белого полотна, сейчас рваную и испачканную грязью и кровью. Широкий кожаный пояс был украшен серебряными накладками и красивыми голубыми камнями. На бёдрах он носил килт из тонкой замши, застёгнутый сбоку двумя бронзовыми фибулами. Особое внимание привлекали браслеты на руках, в виде спиральных серебряных полос с овальными камнями. Камни казались молочно-белыми, но когда на них попадало солнце, в их глубине вспыхивали мелкие радужные блики. Конофор даже взял руку мужчины, чтобы рассмотреть удивительные камни, и сказал:
   - О, это же опалы! Они крайне редко встречаются у нас. Да ещё такие крупные. Откуда же он взял эту красоту? А ещё этот амулет. Я чувствую, что он заряжен силой.
   Действительно, на шее незнакомца, на витом кожаном шнурке висел маленький кожаный мешочек, тщательно завязанный хитрым узлом.
   Раны были промыты отварами трав и смазаны целебными мазями, кости вправлены и зафиксированы лубками, наговоры на заживление ран сделаны. Оставалось ждать, когда лечение подействует.
   Дозорные с западного берега сообщили, что гиганты-людоеды завершили свою чудовищную трапезу, и ушли дальше к северу, прихватив оставшихся в живых несчастных пленных, и оставив на берегу куски человеческих тел, лужи крови и кучи нечистот.
   Очнувшийся гость пил бульон из грудок диких птиц и целебные отвары, и явно понимал действия Конофора, вливавшего в него магическую силу для скорейшего выздоровления. Контакт с ним удалось наладить не сразу. Тинорский, антский и таврийский язык он не понимал, но Конофору удалось кое-как начать общаться на пеласгийском, на котором оба знали, похоже, совсем немного слов. Выяснилось, что зовут мужчину Видар, и он аккадец. Постепенно ему удалось рассказать свою историю. Он был участником экспедиции, которую аккадский царь, или, на их языке - сар, по имени Рук, отправил по восточному морю для исследования этих новых земель. Аккадцы под предводительством сар-Рука совсем недавно добрались до юго-западного берега этого "восточного моря", сами же они жили на берегу "западного моря", куда их предки пришли с юга несколько сот лет назад. Экспедиция постепенно продвигалась на север вдоль пустынного берега, пока не попала в беду. Когда их корабль причалил к северному берегу моря, на них неожиданно напали эти страшные гиганты, и почти всех захватили. Это было примерно неделю назад, во многих тунах пути к югу отсюда. С тех пор гиганты несли их с собой, и питались ими же по пути. Многие умерли от ран, от жажды и просто от невыносимого ужаса, но он выжил и смог сбежать - единственный из всех.
   Коло-ксай, Арпо-ксай и Конофор сидели у вечернего костра, рядом на тюфяке с сеном спокойно лежал Видар, закончив свой рассказ. Конофор задумчиво сказал:
   - Нам очень, очень повезло, что мы ни разу не столкнулись с этими чудовищами, и лишь только раз видели их следы, помните?
   - Их, похоже, мало, и ходят они по одним и тем же степным тропам, не пересекая рек. Питаются они явно в основном степными животными, которые так же из года в год мигрируют по одним и тем же путям. А если попадаются люди, то не брезгуют и людьми. - проговорил Коло-ксай.
   - Теперь-то ясно, почему в этих степях так безлюдно. - сделал вывод Арпо-ксай.
   - Что же, сейчас стадо гигантов ушло на север, и мы имеем возможность переправиться на западный берег, и двинуться дальше. Ложимся спать, а завтра начнём готовиться к переправе. - завершил разговор Коло-ксай.
   Однако, ночью произошёл ещё один переполох. В лагере почти все уже уснули, кроме охраны, когда сабаты вдруг подняли лай, и всей сворой бросились к западному берегу острова. Лагерь тут же проснулся. Охотники похватали мечи, ножи и копья, и кинулись к западной переправе. При свете факелов увидели, как их сабаты дерутся с каким-то животным, которое успешно огрызалось и отбивалось от них. Отогнав сабат, увидели, что это тоже сабата, но только полностью чёрная и чуть ли не вдвое большая, чем сабаты сколотов. На шее этой чёрной сабаты, к общему удивлению, был красивый, кожаный с серебряной отделкой, ошейник. Животное скалило зубы, но на людей не нападало. Охотники стояли, окружив этого странного пса, и думали, что с ним сделать, когда вдруг от лагеря послышался слабый голос Видара:
   - Гарм! Гарм!
   Чёрный пёс вскинулся, услышав этот голос, заскулил и залаял, и стремглав, не обращая ни на кого внимания, бросился к лагерю, так что его даже никто не успел удержать. Когда поднятые по тревоге люди подошли к костру у шатра Конофора, они увидели как Видар, лёжа на своём тюфяке, со счастливым выражением лица гладит сабату здоровой рукой, а та лижет ему лицо. Всё стало ясно. Сколотам хорошо была известна верность сабат, поэтому все сразу поняли, что к Видару вернулся его четвероногий друг, не потерявший хозяина в длительном переходе по степям, и не испугавшийся гигантов-людоедов. Наутро Видар рассказал, что при нападении гигантов на экспедицию, Гарм отчаянно защищал его, но был далеко отброшен одним из людоедов. Видар думал, что пёс погиб, но оказалось, что он выжил и остался верен хозяину. А как иначе! Ведь это же сабата, по-тинорски - "верная".
   Под действием лечебных мазей и, в основном, магии Конофора, тяжёлые травмы Видара быстро заживали. Женщины починили его одежду, Коло-ксай подарил ему меч, кинжал и лук, и Видар начал тренироваться, разрабатывая ослабшие от травм и вынужденного покоя мышцы. Сколоты видели, что Видар явно опытный лучник, хотя раненая рука пока не работала как следует. Однако, Видар сказал, что луки сколотов не очень хороши. Его народ, аккадцы, умеют делать гораздо более мощные луки, не из цельной ветви орешника, а склеенные из роговых пластин, жил и дерева. Такие луки позволяют им успешно воевать со своими врагами, живущими у "нижнего моря", с народом, который аккадцы называли касит-каккаси - "чёрные головы". В благодарность за своё излечение, Видар пообещал научить сколотов секрету изготовления таких луков.
   Изготовление больших плотов для переправы через западный, широкий рукав реки Ра, заняло у сколотов полмесяца. За это время Видар освоился среди кочевников, немного выучил тинорский язык, и мечтал, что с их помощью вернётся домой, но пока не знал как. Он действительно изготовил мощный аккадский лук, для "живота" которого использовал пластины, выпиленные из турьих рогов, а для "спины" - пучок бычьих жил. Между этими слоями он разместил дугу из тисового дерева, найденного здесь же, на острове. Слои лука он склеил клеем из измельчённых бычьих костей и жил, который варил почти сутки. Готовый лук и тетивы к нему он тщательно навощил воском диких пчёл, чтобы оружие не боялось сырости. В процессе изготовления лука Видару постоянно помогали охотники - мастера изготовления луков, которым он всё подробно объяснял. В итоге получился лук размером в полтора раза меньше обычных тинорских луков, но бьющий в два раза сильнее! Причём из-за меньшего размера, он был намного удобнее при стрельбе с коня. Одна беда - мало кто из сколотов мог натянуть этот лук полностью. Видар смеялся, и говорил, что теперь-то уж сколотам придётся стать сильнее. Впрочем, сам Видар тоже не смог полностью натянуть свой лук, но это уже по причине травмы руки.
   Однажды утром Конофор сказал, что ему придётся на некоторое время оставить лагерь. Только Коло-ксай и Арпо-ксай знали, что Конофор получил сигнал от Урза, и теперь должен уединиться на утёсах на севере острова, чтобы перенестись к Урол-сейду. Они вдвоём проследили, чтобы Конофора никто не увидел, и убедились, что он спокойно отбыл в Новую Тинору. Видар странным образом понял, что происходит что-то особенное, и спросил, куда подевался Конофор. Но ему удалось узнать от Коло-ксая только, что Конофор отправился по важному делу далеко на северо-восток, к горам, у которых живёт родственный сколотам народ.
   Видар понимал, что он пока что чужой среди сколотов. Но он был сыном своего народа, и имел приказ сар-Рука разузнать как можно больше о землях и народах этой стороны света. Кроме того, ему самому были очень интересны сколоты. Он знавал кочевников, живущих в краях, откуда пришёл - это были дикие и примитивные люди. Сколоты же были явно цивилизованным народом. Их вещи и одежда были продуманы и изящны, у них было искусство и чувство прекрасного. У них была даже письменность! И, более того, грамотность была не священным искусством, не уделом кучки жрецов, а общедоступным знанием, которому учили всех детей, и мальчиков и даже девочек. Сами отношения между соплеменниками, между мужчинами и женщинами, между родителями и детьми - выдавали высокую, древнюю культуру. В общем, сколоты были совершенно непохожи на кочевников, и тем не менее, они были кочевниками.
   Уверенность в этих выводах укрепил ещё один поучительный случай. Как-то Видар стал свидетелем разговора пожилого охотника с десятком ребятишек. Охотник объяснял:
   - Если человек что-то украл у другого, то в следующем воплощении ему предстоит послужить ограбленному, и отработать за кражу сполна. Если же человек убил другого человека, то в следующей жизни он станет убитому рабом. А может, даже и в жизни после той. Если человек врал, обманывал своих близких, то в следующем воплощении он останется без семьи и родных.
   Видар подошёл и спросил старика, а что будет с тем, кто нападал, убивал и грабил людей во главе своих воинов. Охотник сразу же ответил:
   - Исчезнут, и выродятся, и рассеются по земле не только его дети, но и дети его детей, до тринадцатого потомка.
   - Да, это страшная кара, но редкий завоеватель это понимает, - задумчиво проговорил Видар.
   Тем временем, в природе происходили постепенные перемены. Ощутимо похолодало, стало неуютно спать под открытым небом. Лиственные деревья пожелтели, с реки наползали холодные утренние туманы. Видару подарили тёплую шерстяную одежду, и он впервые в жизни надел штаны вместо привычного килта. Надел, надо признать, с удовольствием. Кочевники всё чаще обсуждали вопрос переправы и дальнейшего пути на юг. Все ждали возвращения Конофора.
  

Глава 14. Нападение тёмных и путь сколотов

   Итак, у старого мага Урза появился второй ученик. На первом же занятии, следуя указаниям мага, Фениру удалось извлечь энергию из заряженного осколка гранита. Её хватило на небольшой шарик света, державшийся над ладонью Фенира несколько минут. Урз был очень доволен - обычно у юных избранных уходило два-три месяца чтобы освоить извлечение энергии. Он объяснил Фениру, что высвобождение энергии имеет прямое отношение к его просьбе научить пользоваться защитным талисманом. Ведь талисман только направляет энергию, предоставляемую магом. Оказывается, до этого Фенир давал талисману свою собственную энергию, отчего сам понемногу уставал. Но теперь, научившись использовать энергию, запасённую в кристаллах, он мог раскрыть истинную мощь талисмана. Однако, Урз предупредил Фенира, чтобы тот не проводил опыты с талисманом самостоятельно - это могло быть опасно, особенно учитывая мощный дар парня.
   Также, Урз назначил день следующего занятия и сказал, что научит Фенира технике зарядки камней энергией и основам чтения памяти камней. Фенир был в полном восторге.
   ...
   Между тем, приближалась ночь очередного полнолуния. Учитывая опасность нападений тёмных, а также и по причине наступления ранних холодов, почти всё население Эну и ближайших ферм перебралось в тёплое подземное поселение. В городе остался практически только гарнизон. Все люди в подземельях были проверены, но подозрительных не выявили. Решили, что тёмные прячутся в горах или в лесу, и выходят лишь для поимки очередных жертв.
   В ночи перед полнолунием дежурить остался сам Урз и Литорно. Людей предупредили, чтобы не выходили ночью на улицу поодиночке. Но никаких следов тёмных не обнаружили. Возможно, тёмные заметили слежку за собой, или же их планы поменялись. Дежурства были продолжены, но все немного успокоились.
   Через несколько дней в Эну прибыл Конофор.Урз вызвал его из степей, чтобы с глазу на глаз рассказать о важных новостях - встрече с людьми, ищущими Великого Индру и об агентах Праведных. Также Урз и Конофор облетели окрестности городов, чтобы Конофор применил для поиска возмущений в силесвой магический дар, который, хоть и не был сильнее дара самого Урза, но имел индивидуальные отличия, и потому мог бы выявить то, что ускользнуло от внимания Урза. Но ничего необычного уловить в этот раз не удалось. Также Урз и Конофор обсудили новости из жизни сколотов. Конофор рассказал Урзу о диких гигантах-людоедах и о спасении Видара, и этот рассказ насторожил Урза, а особенно описание браслетов аккадца и амулета, который тот носил на шее. Урз поблагодарил Конофора за важные сведения, и сказал, что аккадец появился на пути сколотов неспроста, и ему суждено сыграть свою роль в истории сколотов и тинорцев. Он, Урз, обдумает дальнейшие действия в отношении Видара, и сообщит Конофору.
   Конофор пополнил энергию своих кристаллов, пообщался с Итиль и другими избранными, и собрался возвращаться обратно к сколотам. В эти пару дней посещения Урол-сейда с Конофором всюду, где было возможно, ходил Фенир, который, пользуясь случаем, расспрашивал знатока о необычных растениях и существах, что с ними связаны. Фенир узнал о мандрагорах и о корне жизни, о деревиках, верховиках, крошечных лесных духах и о многом другом. Также его интересовали травы, которые излечивают болезни и укрепляют дух. Конофор объяснял всё добросовестно, но времени у него было мало, потому Фенир и ходил вслед за ним. Так, вместе, они и пришли к Литорно.
   Конофор зашёл попрощаться перед отбытием к Каменному Кругу, из которого он собирался перенестись в степи. Литорно как раз готовился отправиться в свой регулярный объезд окрестностей города. Трое солдат выводили коней, проверяли сбрую. Поэтому Литорно предложил Конофору и Фениру проехаться до Круга вместе и обсудить по пути оставшиеся дела. Этому предложению особенно обрадовался Фенир, который не упускал каждую редкую возможность оказаться в седле - ведь основное время он проводил в библиотеке. Так группа из шести всадников выехала из города. За ними увязались две любимые сабаты Литорно. Было уже довольно холодно, и все были одеты в плотные шерстяные штаны и рубахи, окрашенные в синий, зелёный, вишнёвый или фиолетовый цвет, расшитые по тинорскому обычаю узорами-оберегами и подпоясанные широкими цветными кушаками, и мягкие кожаные сапоги с овчиной внутри, а также накинули тёплые шерстяные плащи, подбитые мехом. На головах были войлочные шапки-колпаки, а солдаты и Литорно также были в кожаных доспехах с нашитыми железными чешуями. При себе каждый имел железный кинжал и короткий железный меч с бронзовой рукоятью, а у солдатов были ещё и луки.Они ехали не спеша, беседуя и любуясь лесом и горами. Вскоре вдали показалось плато Каменного Круга. И тут самый зоркий - Конофор, приглядевшись, сказал:
   - Там что-то происходит! Какие-то люди в чёрном!
   - Скорее туда! - приказал Литорно, и тут же отправил одного солдата к пещерам за подмогой.
   Пустили коней вскачь, и вскоре стало видно, что в центре Каменного Круга идёт борьба. Они узнали Липо по его любимой синей накидке, и увидели, что он борется с тремя людьми в чёрных балахонах с капюшонами. Тёмные! Всадники подъехали к Кругу как раз в момент, когда Липо упал, видимо, потеряв сознание, а тёмные принялись тащить его из Круга, к лесу.
   Литорно стал объезжать тёмных слева, а Конофор справа. Фенир остался с двумя солдатами на тропе, ведущей вниз с уступа. Тёмные же, увидев людей, сразу оставили Липо, развернулись и построивших треугольником, вытянули руки в сторону Фенира. Хором начали издавать глухой вибрирующий звук. Воздух вокруг задрожал. Конофор, приблизившийся уже на дюжину шагов, соскочил с коня и взмахнул руками. Поднимая в воздух листья и сухую траву, возникла полупрозрачная преграда, охватывающая группу тёмных. Но один из них успел сделать несколько шагов вперёд и выйти из кольца. Его монотонное гудение превратилось в скрежещущий крик, пальцы вытянутых рук скрючились, словно он что-то ухватил и теперь тащит. Литорно отреагировал первым и рванулся наперерез тёмному. Краем глаза он увидел, что Фенир уже не сидит на лошади, а парит навстречу тёмному с закрытыми глазами и вытянутыми вперёд руками. Литорно подскочил к Фениру, ухватил его за руки и потянул вниз. Почувствовав вспышку страшной боли в голове и вдоль позвоночника, он упал с коня, но не отпустил мальчика, прижав его к себе. Он ещё успел заметить, что от пещер летят несколько человек, и потерял сознание.
   В этот момент Урз и Атаоза, вызванные посыльным, добрались к месту событий. Урз накрыл троих начавших отступать тёмных "колпаком остановленного времени", а Атаоза превратилась в красного дракона и яростно дохнула пламенем. Три тёмных фигуры мигом превратились в три густо-чёрных оплавленных пятна. К этому времени рядом с Фениром и Литорно появилась Итиль. Оба были без сознания и почти не дышали, и ей не удалось привести их в чувство. Подошёл Урз и приказал срочно нести обоих в центр Каменного Круга. Итиль сразу же подхватила на руки Фенира, а солдаты взяли под руки Литорно. Также, они внесли в центр круга Липо, лежавшего уже за крайними камнями.
   Несколько часов ушло у Урза, Конофора и Итиль на то, чтобы привести Липо, Фенира и Литорно в чувство. Их ступор перешёл в сон. Литорно на пару мгновений открыл глаза, увидел Итиль, улыбнулся, и снова потерял сознание, но его дыхание стало ровным. Это уже было хорошо.
   Всех троих пострадавших доставили в город под горой. Итиль настояла, чтобы Фенира и Литорно отнесли в её покои, и сама взялась присматривать за обоими. Урз забрал Липо в свои помещения, с ним пошёл Конофор.
   Липо вскоре пришёл в себя, и смог сам подпитать свои силы от кристалла. Он сразу же рассказал о том, что произошло. Оказалось, он пришёл в Каменный Круг чтобы потренироваться в извлечении энергии камней. В какой-то момент, он ощутил, что его голову будто сдавило тисками, а в позвоночник словно вставили раскалённый штырь. Он почувствовал, что поднимается в воздух. Оглянувшись, он увидел за Кругом троих в чёрном с золотым шитьём одеянии Праведных, стоявших с вытянутыми в его сторону руками. Их глаза горели красным огнём из-под накинутых капюшонов. Это точно были горроксайды. Липо начал сопротивляться, силой своего дара пытаясь оборвать протянувшиеся к нему пряди энергии. По его ощущениям, борьба длилась несколько часов, хотя умом он понимал, что всё заняло не более дюжины минут. Держаться помогала подпитка от Каменного Круга, но тёмные оказались сильнее и опытнее чем молодой маг.
   Урз похвалил Липо. Продержаться против троих горроксайдов, напитанных энергией человеческих жертвоприношений - нелёгкая задача даже для сильного мага. Однако многому ещё предстоит учиться. Он, Урз, теперь потренирует Липо собирать информацию об энергетическом фоне в подсознательном, пассивном режиме. Если бы Липо обладал этим навыком, он бы почувствовал присутствие тёмных на расстоянии, и успел бы поставить заслон.
   Искусственный прилив сил закончился, и Липо вскоре уснул. Урз и Конофор переместились в отдельный покой Урза, и ещё поговорили о кочевой жизни сколотов. Урз обдумал сведения, принесённые Конофором, и сейчас объявил о своём решении отправиться в степь для личного знакомства с Видаром.
   Утром Конофор и Урз собрались отправиться в Каменный Круг, чтобы перенестись к степнякам-сколотам. Конофор спешил, потому что эта зима обещала быть ещё суровее, чем предыдущая, и сколотам предстояло решить, как выжить в зимних степях. Но перед отбытием, Урз предложил ещё проведать Литорно и Фенира. Липо услышал их разговор, и тоже попросился отправиться в степи, а также пошёл с ними проведать выздоравливающих. По пути к покоям Итиль, они встретили Аолозу. Она знала, что Конофор отправляется в южные степи, и решила присоединиться. Здесь, в подземном городе, её работа уже была завершена, и Аолоза чувствовала, что её дальнейшая судьба связана с морем там, на юге. Урз был не против таких спутников, он предвидел их просьбу и чувствовал, что их присутствие в степях окажется необходимым.
   Таким образом, к Итиль пришла целая команда. Они порадовались хорошему состоянию Литорно и Фенира, а Урз переговорил наедине с Итиль, в основном о безопасности Фенира. Особенно Урз подчеркнул, чтобы Итиль и Фенир хранили в полной тайне всё, связанное с защитным амулетом. Итиль хотела было спросить о роли этого предмета в будущем Фенира, но вошёл Фенир и завёл разговор о вчерашних событиях. Парню хотелось подробно узнать, что же именно произошло, и каков смысл действий тёмных. Урз объяснил, что тёмные хотели выкрасть Фенира и принести в жертву тёмным богам, чтобы получить огромную силу от его дара. То же самое они хотели сделать с Липо. Избранные силой дара - самый лакомый кусок для тёмных богов. Урз не стал пугать паренька мрачными подробностями жертвоприношения, которые состояли в причинении жертве максимально возможных страданий.
   Также Урз предупредил всех, чтобы никто и ни под каким предлогом не приближался к оставленным после гибели горроксайдов оплавленным меткам на земле. Он сам поставил там защитный круг, но потребовал от Литорно также организовать круглосуточное дежурство воинов в том месте.
   - А что такого в этих отметинах? - спросил Фенир.
   - Расплавленный камень, который там образовался, - ответил Урз, - впитал всю злую силу горроксайдов. Человек или зверь, прикоснувшийся к нему, немедленно умрёт. Если же к этому месту проберётся горроксайд или иное порождение тьмы, то они смогут напитаться энергией смерти, и станут очень и очень опасными противниками. Когда я вернусь из степей, я позабочусь, чтобы эти расплавленные камни были упрятаны поглубже в землю и запечатаны. Они будут хранить энергию смерти ещё многие тысячи лет, поэтому важно сделать всё, чтобы до них никто и никогда не добрался.
   Солнце уже поднялось довольно высоко, когда Урз, Липо, Конофор и Аолоза с котомками за спиной и при оружии вошли в Каменный Круг Новой Тиноры. Для синхронизации и экономии энергии, они взялись за руки. Короткий мысленный приказ Урза - и они исчезли.
   ...
   Появление четвёрки магов на утёсе острова осталось незамеченным, поэтому и объяснять сколотам ничего не пришлось.
   Лагерь сколотов уже проснулся, и все занимались своими делами, когда из леса показался Конофор со спутниками. Люди постарше сразу обратили внимание на Урза, а Липо и Аолозу тут знали все. Коло-ксай и Арпо-ксай часто поминали старшего брата-мага, наделяя его всяческими превосходными качествами, а Аолоза в первый год странствий сколотов помогла им подружиться с наядами реки Уро?л, озёр и источников, так что сколоты никогда не оставались без чистой воды для себя, своих коней и скота.
   Прибывших окружила толпа, все приветствовали их. С переправы пришёл Коло-ксай и сразу распорядился поставить дополнительные шатры для Урза, Липо и Аолозы, и приготовить праздничное угощение.
   После общих разговоров и обмена новостями, Урз попросил Коло-ксая устроить ему встречу с Видаром наедине, без свидетелей. Когда Видар подошёл к Урзу, что ждал его у северных скал острова, уже вечерело. Однако Урз хорошо разглядел гостя с далёкого юга. Действительно, такого человека редко встретишь в этих местах. Высокий, явно очень сильный, с открытым умным и внимательным взглядом. Смуглое лицо и тёмные курчавые волосы выдавали в нём южанина. Ни их фоне контрастно смотрелись очень светлые серо-голубые глаза. На предплечьях обеих рук были татуировки - человеко-рыба и грифон, а посреди лба, в ямке между бровей, был вытатуирован маленький полумесяц рогами вверх. Урз сразу почувствовал в этом молодом мужчине ту особую силу, что присуща магам , привыкшим управлять людьми. Он сказал:
   - Я Урз, один из знающих избранных, тинорец. Пеласги называют нас гиперборейцами. Расскажи о себе, аккадец Видар, чтобы я мог определить, можно ли тебе доверять и посвятить в то, что приближается.
   Видар белозубо улыбнулся, присел на камень напротив Урза, и очень просто, без обиняков сказал:
   - Да, я аккадец, поэтому раз ты "знающий", о своей земле рассказывать не стану. Полное моё имя - Аксак Ассусар Видар Второй, сын правителя священного города Харран. Мой род затмевает древностью многих, потому что мы - эрэхим, или, по-пеласгийски, селениты, потомки и почитатели бога Луны Эрэха. Наши предки были им приведены из другого мира. От них осталось совсем немного. У меня есть амулет, что вручил мне на совершеннолетие мой прадед.
   Урз попросил показать амулет, и в свете угасающего дня увидел, что бережно извлечённый из мешочка на шее Видара серый плоский камешек с дыркой выглядит точно так же, как амулет Фенира.
   Урз был уравновешенным человеком, и за всю свою многотысячелетнюю жизнь в человеческом теле видел очень многое, но этот, с виду невзрачный, серый камешек его взволновал. Он даже протянул свою сухую старческую руку и, с разрешения Видара, прикоснулся к амулету указательным пальцем, словно не верил в его реальность. Немного помолчал, успокаиваясь, а затем спросил:
   - Скажи, Видар, а если я тебе сообщу о твоей дальнейшей судьбе, очень непростой, и даже опасной, ты не испугаешься, пойдёшь со мной?
   - Я не из пугливых, а в судьбу верю. Я пойду с тобой, знающий избранный Тиноры. - твёрдо ответил Видар. Потом, подумав, добавил:
   - В наших краях и в странах верхнего моря говорят разное о Гиперборее. Пеласги говорят, что они потомки гиперборейцев. Почитающие быков люди моря - минойцы и нурагийцы, утверждают, что Гиперборея погибла многие тысячи лет назад... но вот ты, гипербореец, сидишь передо мной, и теперь я понимаю, почему сколоты такой культурный народ, несмотря что они кочевники...
   Ещё долго делились своими знаниями эти два необычных человека. К костру у шатра Конофора они вернулись уже ночью. За ними шёл Гарм, верный пёс Видара и единственный свидетель их разговора.
   Уже на следующий день Урз вернулся на Урол-сейд, и с ним отбыли Видар и его пёс. Липо и Аолозе Урз предложил остаться в лагере сколотов. Урз сказал им, что чувствует назревающие перемены и трудные времена, в которых сколотам понадобится помощь их обоих.
   ...
   Теперь ничто не задерживало сколотов на прекрасном острове, и они переправились через широкий западный рукав реки Ра по мосту, созданному Аолозой. Плот не понадобился, и часть дерева с него взяли с собой на дрова. Племя двинулось на юго-запад.
   Коло-ксай объявил, что они идут к морю, и когда доберутся до него то будут искать место для постоянного поселения. Дальше на запад, к землям тавров, антов и пеласгов, продвигаться пока не будут, сколоты пока не настолько многочисленны, чтобы воевать за чужую землю.
   Вопросы обороны от врагов волновали сколотов. У них пока что не было такого стабильного и защищённого государства, как у тинорцев, и они пока что не были настолько многочисленны, чтобы представлять собой всесокрушающую силу. Некоторые из пожилых по этом поводу даже высказывались в том смысле, что стоило ли вообще покидать Священную Тинору, не видя никаких признаков катастрофы.
   Узнав об этих мыслях, на одном из привалов в каменистом месте степи, Липо и Конофор вдвоём сложили обширный каменный круг и наполнили его силой. Затем созвали совет племени. Пришли почти все взрослые мужчины и женщины, кроме стражи, дежурных по лагерю и беременных женщин. Липо попросил всех войти в круг, взяться за руки и закрыть глаза. Он предупредил, чтобы никто не пугался того, что увидит.
   Вначале ничего не происходило, лишь чувствовался свежий ветерок с запахом грозы, исходящий от камней. Потом люди увидели как бы с высоты птичьего полёта землю, покрытую снегами и льдом. Они были потрясены, узнав дворец правителя Тиноры: огромное,высокое здание было занесено снегом на две трети! Столица же скрылась под снегом полностью, лишь несколько башен и каменных шпилей ещё виднелись из под толщи снега, занявшей всю долину. Свирепая вьюга несла и несла позёмку из снега, который всё сыпался из бесконечных серых туч. И ни огонька, ни одной живой души, насколько хватало взгляда...
   После увиденного, никто уже не говорил и не помышлял о возврате в покинутую страну. Все надежды сколотов могли быть обращены только в будущее. Будущее, которое они сами построят для себя и своих потомков.
   Несколько недель спустя кочевники остановились у очередной реки, на этот раз не очень широкой, с песчаными пляжами и рощицами вдоль берегов. Высланные вперёд дозорные доложили, что с холма в дне пути к югу увидели большую воду. Коло-ксай приободрил народ, пообещав, что вскоре племя остановится на зимовье.
   Путь вдоль реки к морю занял ещё несколько дневных переходов. Наконец, сколоты впервые оказались на морском берегу. Морской простор, шум прибоя и крики чаек завораживали жителей степи. Видар называл это море Каспи, по имени народа, встреченного аккадцами на юго-западном берегу. Сколоты же назвали эту бескрайнюю воду просто по-тинорски, "море" - Хау-лин, или, если дословно, "разлившаяся вода".
   Сколоты расположились лагерем в прибрежной роще у пляжа. Налево, к востоку, виднелись каменистые осыпи и возвышенность с выветрившимися останцами, направо же, за рекой, на горизонте был виден то ли остров, то ли мыс, выдававшийся далеко в море.
   На следующий день, небольшой отряд переправился через реку и двинулся на юг, на разведку местности. Вернувшись, сообщили, что земля вдали - противоположный берег широкого залива, там есть вода, лес, камень и нет никаких поселений. Собрали совет, чтобы решить - ехать ли дальше на юг. Коло-ксай отметил, что и здесь есть всё, о чём говорили разведчики - и пресная вода, и лес, и камни, да ещё и, как успели выяснить, много дичи в лесу и степи. Арпо-ксай же сказал, что для племени неплохо было бы занять и землю к югу, раз там тоже хорошо с ресурсами и пока нет другого населения. Липо предложил проголосовать. Каждый из присутствующих взял по небольшому камешку и положил справа, если он за то, чтобы отправиться и занять новую землю, или слева, если согласен остаться зимовать на месте. На удивление, голоса разделились ровно пополам. Тогда Конофор предложил племени разделиться, и занять оба берега реки, которую уже успели назвать Са?мда - Песчаная, за её широкие песчаные пляжи. Коло-ксай с половиной племени остался обживать устье Самды, Арпо-ксай же отправился с остальными дальше к югу. Липо, размышляя над этим разделением племени, понял, что оно было неизбежным. Каждая из двух групп уже была больше, чем всё племя сколотов, когда они выходили из Тиноры, и половину каждой группы составляли ребятишки, родившиеся в степи. Скоро они вырастут, станут воинами и охотниками. Управлять таким большим племенем одному и даже двум вождям уже будет трудно. Итак, народ сколотов начал разрастаться, делиться на кланы и роды. Липо решил, что это хорошо.
   Сколоты под предводительством Коло-ксая начали обживаться в пойме Песчаной реки и готовиться к зиме. Конофор предсказал, что зима будет суровой, потому запасали дрова и спешили построить традиционные тинорские полуземлянки с крытыми дёрном крышами. И действительно - эта зима была необычно холодная. Холода дотянулись сюда с далёкого севра, с потерянной родины тинорцев. Дожди со снегом и морозы принесли в лагерь болезни и смерть около двух дюжин людей. Умерла мать Липо, Арпо и Коло - добрая Эхи. Жертв холодов похоронили по тинорскому обычаю - в коробах из больших плоских камней, а уже весной насыпали над ними курганы. Мастера-каменотёсы сделали большие каменные фигуры, в рост человека, а Липо провёл обряд "охраны кургана". Четыре фигуры с четырёх сторон кургана были заговорены в полнолуние, и теперь они охраняли мёртвых на их путях, и помогали их душам вернуться в мир живых, когда настанет пора перерождения.
   Но той же весной случилось и нечто более неприятное. Однажды к Коло-ксаю пришли рыбаки и позвали его на берег реки. Придя туда, он увидел какие-то толстые колоды. Одна зацепилась за деревья, другие медленно плыли по течению. Одну колоду прибило к берегу. Оказалось, что внутри она выдолблена, и в ней, полузатопленный, лежит труп человека. Зрелище разложившегося, кишащего червями трупа было отвратительным. Коло-ксай и подошедший Липо приказали немедленно оттолкнуть плавучий гроб от берега. Стало ясно: выше по течению этой реки живут люди, которые таким образом хоронят своих покойников, совершенно не думая, что этим своим обычаем они отравляют воду ниже по течению.
   Первым делом Коло-ксай запретил сколотам брать воду из реки. Аолозе удалось разведать несколько мест в степи, где срочно вырыли колодцы. Но воды в них было недостаточно. Надо было что-то предпринимать. Собравшись на совет, определили всего два возможных варианта: пойти вверх по течению и, победив незнакомое племя, заставить их отказаться от своего варварского обычая, либо же сниматься с толком необжитого места, и идти дальше на юг. Только на юг - всем была памятна еле закончившаяся нелёгкая зима.
   Сколоты, хоть и стали уже вполне особым, отдельным кочевым народом, но ещё сохраняли мирный тинорский характер. Никто не захотел идти войной на неизвестное племя. Тем более, что силы противника были неизвестны, а силы сколотов как раз явно малы для войны - всего два гросса тренированных воинов. Решено было отправляться в путь.
   Сборы были недолгими, уже через два дня сколоты под началом Коло-ксая отправились на юг. За три перехода добрались до поселения сколотов Арпо-ксая, где остановились передохнуть и пообщаться с родичами. Арпо-ксай предложил вновь воссоединить народ, но на совете с участием Липо, Конофора и Аолозы, Конофор объявил, что он предвидит лучшие времена для сколотов Коло-ксая, если они отправятся на юг. Путь будет хоть нелёгким, но и не очень далёким. Аолоза добавила, что, если будет решено идти на юг, то пресную воду на две дюжины дней придётся взять с собой. Духи местных источников предупредили её, что дальше в степях их ждут лишь солёные воды. В итоге, положились на предсказание Конофора - его магические силы ещё ни разу не подвели сколотов.
   Запасшись водой и провиантом, Коло-ксай повёл свою часть племени на юг-запад, постепенно удаляясь от моря. День за днём, племя продвигалось по ровной и сухой степи. Вода, которая иногда встречалась в мелких озерцах, действительно, была солоноватой, а иногда и горькой. Дичь почти не встречалась. Облегчало путь то, что весна была в расцвете, и для животных было вдоволь свежей, зелёной травы. Никто из сколотов не роптал - все знали о предсказаниях Конофора и Аолозы, и они пока что сбывались в точности. Значит, можно рассчитывать и на то, что сбудутся и слова о двух дюжинах дней пути до богатых земель.
   Конофор не подвёл. Ровно через две дюжины дней высланный вперёд дозор сообщил, что впереди - большая река. Сколоты радостно поблагодарили вождя Коло и своих спутников - избранных Тиноры. Вышли на берег реки. Это был конец степей. За рекой начинались леса, а вдали на юге парили в небе величественные горные хребты, сияя льдами вершин. Широкая, чистая и очень быстрая река кипела бурунами, вода играла на перекатах, кружила в водоворотах между пологими каменистыми берегами. Сколоты не сговариваясь назвали эту реку Стремительная, по-тинорски - Терк.
   Аолоза попросила Липо и Конофора поддержать её искусство магическими силами, так самой ей было не справиться с бурным Терком. Они встали на берегу втроём: впереди Аолоза, за её плечами - слева Липо и справа Конофор. Каждый маг положил руку на плечо Аолозе, а в свободную руку взял крупный заряженный кристалл. Все сосредоточились, и Аолоза начала плести заклинание. Даже втроём им не сразу удалось задуманное. Непокорный Терк дважды разбивал ледяной мост, пока его не удалось сделать достаточно высоким и крепким, да ещё укрепить широкими ледяными опорами, чтобы река протекала между ними.
   Переправившись, остановились временным лагерем, и, по уже заведённому порядку, выслали разведчиков вверх и вниз по течению.
   Разведчики вернулись с важными и радостными вестями. Те, кто ходил по течению вниз, обнаружили всего в дне пути обширную низину, в которой река разливалась. Там были заросли камыша, и к самой реке подходил прекрасный лес с большими деревьями. Разведчики увидели массу птиц, встречали стада кабанов, оленей, косуль, прочую живность. Также все сколоты уже убедились, что эта река богата рыбой, среди которой попадалась жирная сельдь, красная рыба, угорь.
   Но отряд разведчиков, отправившийся вверх по течению, вернулся с ещё более интересной добычей. Это были очень тяжёлые красные камни. Старшие из кузнецов - хранителей знаний о металлах, увидев их, очень обрадовались. Они сказали, что это самая лучшая железная руда, какая только бывает. Запасы железа, взятые сколотами при отбытии из Урол-сейда, давно превратились в железное оружие и изделия, и пополнить их в странствии по степям не удалось. Теперь же у сколотов будет столько железа, сколько они захотят. Путь до месторождения занимал всего два дня. Возникла проблема строительства печей - для них в окрестностях не нашлось нужной глины. Были разосланы разведчики с мастером-кузнецом в каждой группе, и нужная глина нашлась в пяти днях пути на северо-восток.
   Никаких поселений на несколько дней пути вокруг разведчики не обнаружили. На общем собрании Коло-ксай объявил, что здесь народ сколотов построит своё постоянное поселение. Кочевая жизнь будет продолжена новым поколением, когда народ сколотов разрастётся и станет достаточно мощной силой, чтобы диктовать свои порядки в степи. А сейчас задача сколотов - богатеть и приумножаться. Все с радостью одобрили решение вождя - действительно, край, в который они пришли был прекрасен и богат, отсюда никому не хотелось уходить.
   Принялись строить основательные каменные полуземлянки с крышей, крытой дёрном. Также приступили к строительству большого общинного дома и общинного амбара рядом с ним, кузниц, мастерских, конюшен, загонов для скота, казармы для гросса воинов - городской стражи и дозоров. Далеко в степь, леса и горы заходили только охотники. За всеми этими заботами, и трудами по доставке дерева, руды и глины и строительстве плавильных печей прошли весна и лето, а к осени сколоты начали выплавлять собственное железо. Застучали молоты в новых кузницах, веселее и увереннее стали взгляды, руки воинов сжимали новые железные мечи, хозяйки получили прочную железную утварь.
   Не забывая о родичах, отправили караван железных изделий к Арпо-ксаю. Путь его пролегал вначале по северному берегу Терка, а затем вдоль берега моря на север, через несколько степных речушек. Эта дорога была почти вдвое дольше прямого пути через степь, зато рядом постоянно была свежая вода. С караваном отправились Конофор и Аолоза.
   Арпо-ксай очень обрадовался гостям, а ещё больше - грузу железных слитков и готовых изделий, присланному в подарок от брата и родичей. У него дела тоже шли хорошо, его люди построили на берегу моря рыбацкий посёлок, а степные охотники хорошо изучили богатую дичью холмистую степь на много дней к западу. Поселений или других кочевников они не встретили, но однажды летом видели вдали в море большую ладью, шедшую к северу, экипаж которой, видимо, побоялся пристать к их берегу. Возможно, если бы этих ладей было несколько, их действия были бы более решительными. Обсудив этот случай, сколоты-поморы решили поступить так же, как Терские сколоты - построили каменную казарму, в которой разместили гросс воинов, постоянно тренировавшихся в воинском искусстве.
   Вскоре воинам нашлась работа, правда, пока что в виде почётного караула. Осенняя буря загнала в залив у поселения небольшое крутобокое судно. Его мачта и бота были повреждены. Шестеро мореплавателей причалили к берегу. Им оставалось только надеяться на милосердие и культуру местных жителей. Они увидели, что посёлок сколотов состоит из каменных зданий, люди одеты не в дикарские шкуры, а в крашеную шерстяную и кожаную одежду. Когда же к ним на берег вышел Арпо-ксай и дюжина его воинов в чешуйчатой железной броне, с железными мечами и копьями, блестящими железными наконечниками, а также Конофор и Аолоза в своих изысканных и украшенных драгоценными камнями нарядах избранных, гости поняли, что попали к действительно цивилизованному, и притом сильному и богатому народу. Они были смуглыми и курчавыми людьми, похожими на Видара, поэтому Конофор сразу поприветствовал их на аккадском языке, чем вызвал удивление и радость прибывших. Это действительно были аккадцы, отважные разведчики и купцы, вызвавшиеся по поручению сар-Рука, но на свой страх и риск отправиться торговыми агентами - по-аккадски тамка?рами, в неведомые северные страны.
   Дальнейшее общение шло по-пеласгийски. Гости с удовольствием приняли предложение помощи в ремонте их судна, а также приглашение расположиться в свободных землянках. На устроенном в их честь ужине, они узнали о судьбе экспедиции Видара, и обещали передать своим весть о том, что Видар остался жив, и сейчас продолжает выполнять поручение своего правителя - сар-Рука.
   На следующие день дело дошло и до торговли, как заведено у купцов. Гости доставили со своего корабля тюки с товарами. Это были пёстрые льняные и хлопковые ткани, украшения из бронзы, серебра и резного лазурита и сердолика, изящная керамика. Взамен сколоты предложили ценные меха и железные изделия. Конофор заметил, что обилие железа поразило купцов-тамкаров. Решив использовать немного своей силы в пользу сколотов, он отозвал в сторонку главного среди тамкаров - солидного, упитанного мужчину по имени Суэн-хеду (по-аккадски - "Полнолунный"). Под влиянием силы внушения мага, купец сам не заметил, как рассказал, что в их стране знали только железо, упавшее с неба, и не умели его добывать из недр земли. Поэтому железо ценилось в Аккаде дороже, чем золото. Суэн-хеду сказал, что один комплект брони сколотов, покрытой железной чешуёй, с железным мечом и кинжалом, стоит больше, чем всё их судно вместе с товаром. И добавил, что сар-Рук будет в высшей степени заинтересован в развитии отношений с народом, знающим тайну железа. А проще говоря - прикажет своим агентам поскорее выведать тайну производства железа, или, по крайней мере, разузнать численность владельцев этой тайны и возможности прибыть сюда с армией и эту тайну у них отнять, хоть даже и вместе с жизнями.
   Той же ночью, Конофор, Арпо-ксай и Аолоза обсудили создавшуюся опасную ситуацию. Об убийстве купцов с целью похоронить сведения о сколотах вместе с ними речь не шла. Все прекрасно знали, какое возмездие ожидает убийц, отнявших чужую жизнь не в обороне, а из корысти и жестокости. Поэтому, решили опять прибегнуть к магии. Конофор и Аолоза пошли к дому, где спали купцы, и вдвоём сплели вокруг дома заклятие крепкого сна. Затем Конофор вошёл внутрь дома, и поочерёдно положил ладонь на лоб каждого из спящих аккадцев.
   Наутро аккадцы проснулись отлично выспавшимися, бодрыми, весёлыми, и ровным счётом ничего не знающими ни о каком железе у сколотов. Они равнодушно скользили глазами по доспехам и вооружению стражников, видя лишь обычную и доступную в Аккаде бронзу. К тому же, когда через несколько дней их судёнышко было отремонтировано, и они отправились в обратный путь, они были твёрдо уверены в том, что выменяли немного меха у одетых в шкуры бедных охотников, живущих в палатках из шкур. И не помнили ничего ни о каком Видаре.
  

Глава 15. Задание Индры и набег степняков

   С наступлением холодов, города тинорцев Эну и Бэну опустели. Все переселились в тёплую и безопасную подземную цитадель, которую так и назвали: Га?рта - Защищённая. Наружу выходили только группами - поохотиться, порыбачить да пособирать в перелесках поздние ягоды, грибы и коренья.
   С того памятного дня, когда Фенира чуть не забрали тёмные, Итиль очень изменила своё отношение к Литорно. Когда он бросился спасать Фенира и чуть не погиб при этом, он вовсе не думал о благосклонности Итиль. Но своим отважным поступком он добился желанной женщины. Лёд в их отношениях треснул, и Литорно почувствовал, что может говорить Итиль о своей любви, может быть с ней рядом. Некоторое влияние на Итиль оказал также старый мудрый Урз. Очень исподволь, незаметно, он обращал её внимание на достоинства Литорно, особенно на его надёжность, смелость и незаурядный ум - лучшие качества мужчины.
   Итиль и Литорно наконец-то стали мужем и женой не только в глазах своего народа, но и в действительности. К осени следующего года, у Фенира появилась сестра - Ана Итиль Оза Нофер, или просто Ана. Фенир был очень рад сестрёнке, и старался проводить с ней доступное время, хотя большую часть дня занимало изучение тайн магии под руководством Урза. Ещё Фенир подружился с Видаром и его псом Гармом. Вместе они часто ходили к Каменному Кругу, где подолгу беседовали о далёких странах. А Урз исподволь готовил их обоих к тому, ради чего он так долго жил среди людей.
   В день, когда Фениру исполнилось тринадцать лет, стояла уже весенняя погода, хотя в центре соседнего озера ещё виднелись серые пятна льда, и кое-где на северных склонах холмов укрывались от весеннего солнца сугробы снега. Фенира это не остановило. Он ждал этого дня целых два года. Совсем ранним утром, никого не потревожив, он тайком вышел из подземного города, и, спустившись к озеру, вначале выполнил несколько дыхательных упражнений и укрепил свой дух, чтобы доплыть до подводной пещеры и выдержать погружение в ледяную воду.
   Когда он вынырнул в уже знакомом месте и зажёг над ладонью шарик света, то сразу увидел, что здесь абсолютно ничего не изменилось. Да и как иначе, подумал Фенир, здесь ничего не менялось десять тысяч лет... или даже больше? Всё же, он медленно и внимательно осмотрел всё пространство пещеры, прежде чем, наконец, подошёл к небольшому гроту, где в неизменной позе сидел странный синекожий человек. Или не человек? Теперь Фенир догадывался, что это, видимо и есть тот самый Великий Индра, о котором однажды тихо говорили между собой Урз и Итиль, думая, что он не расслышит. Фенир был почти уверен, что это Индра. Поэтому он сел в позу для медитации, которой учил его Урз и в которой прямо перед ним сидел сейчас Великий Индра, закрыл глаза и спокойно дал своему разуму раствориться в тишине. Ждать пришлось недолго. Разум заполнил мерный, странно вибрирующий подобно лезвию клинка, голос:
   - Ты прав. Я - Учитель Индра. Я выбрал тебя, потому что ты - Посланник. Твоя миссия начнётся через год. С тобой пойдут те, кого ты знаешь: Итиль, Литорно, Атаоза, Видар. Вас нужно подготовить. Пусть этим займётся Урз. Возьми с собой кристаллы, которые видел в этой пещере. Все вы пятеро должны в течение года медитировать возле этих кристаллов каждую ночь, во время перехода уходящего дня в следующий. Так вы накопите энергию, которая понадобится вам в пути. Также подготовьте для себя небесы. Через год, в этот же день, приходи сюда, и узнаешь назначение предметов в моих ладонях.
   Забрав хрустальные кристаллы, которых оказалось как раз пять, Фенир вернулся домой. Встречные знакомые поздравляли его с тринадцатилетием. Тринадцать - священное число тинорцев, дюжина и один. В следующем году Фенир будет считаться взрослым. Хотя, те, кто его знал, уже давно воспринимали его как взрослого, ответственного человека.
   Фенир шёл и повторял в уме слова Великого Индры. Ему не терпелось рассказать об этом Урзу, но того весь день не было в городе. Только вечером Фенир вошёл к Урзу. Тот, лишь взглянув на парня, взял его за руку и перенёсся с ним в своё изолированное помещение для тайных совещаний. Поставил "заслон молчания", сел в своё кресло, предложил сесть Фениру, и молча посмотрел на него. Урз уже год догадывался, что у Фенира есть какая-то большая тайна, но, зная ответственный характер парня, не торопил его. Придёт время - сам расскажет. Похоже, этот час настал.
   Услышанное превзошло все ожидания Урза. Он не промолвил ни слова, даже не шелохнулся, пока Фенир не закончил подробный рассказ о встрече с Великим Индрой. Лишь когда Фенир вынул из кожаного мешка и выложил на стол кристаллы кварца, Урз подался вперёд и стал внимательно рассматривать их. Таких безупречно правильных и абсолютно чистых кристаллов он не видел за все тысячелетия своей жизни. Каждый кристалл был длиной в целую пядь, и их, действительно было пять, неотличимо одинаковых.
   Урз оторвал взгляд от кристаллов, и сказал:
   - Фенир. Ничего важнее, чем эта встреча, в твоей жизни ещё не было. Да и в жизни Новой Тиноры в целом. Он сказал - медитировать каждую ночь. Значит - каждую ночь. Начиная с этой. Я немедленно собираю всех, кого назвал Великий Индра.
   Рассказанное Урзом и Фениром вызвало в душе каждого из вызванных разные чувства. Атаоза отнеслась к услышанному совершенно спокойно. Древний Учитель сказал, что таков её путь - так к чему сомнения? Литорно озабоченно подумал, что у него есть всего год, чтобы подготовить замену на время своего отсутствия. Итиль думала об Ане - она же совсем кроха, кто же с ней останется? Только Видар, единственный из всех, счастливо улыбался, полный гордости и воодушевления. Какая высокая честь! Вряд ли кто-то из ныне живущих аккадцев удостоился того, что его имя лично назвал Великий Индра, сам бог Индра! И избрал его для какой-то миссии, безусловно, важной как минимум для всего мира. А может, и не для одного этого мира. Видар вспомнил свой разговор с Урзом там, в лагере степняков. Кажется, вот и начинается испытание, обещанное ему Урзом. Прекрасно! У него был только один вопрос к Урзу: нельзя ли ему самому увидеть Великого Индру? На это Урз ответил, что попытаться, конечно можно, вот только непрошеный гость, как минимум, потеряет магическую силу, а возможно вместе с ней и разум.
   Сомнений ни у кого не было. Каждый из пятерых Избранных взял себе по кристаллу, и уже эту полночь все встретили, медитируя. Урз внимательно наблюдал за потоками энергии. Он видел, что мощнейшая энергия кристаллов не просто вливалась в магов, заполняя их резерв магических сил, но и немного увеличила этот самый резерв. Это было нечто невиданное. Ведь сила мага напрямую зависела от объёма его резерва, а объём этот был врождённым! Кто-то рождался с большим объёмом, кто-то с меньшим, кто-то вообще с нулевым. Но чтобы резерв энергии в течение жизни изменялся - такого Урз ещё не видел. Что же, вот теперь увидел.
   Отныне группа из пяти Избранных собиралась в час излома ночи в изолированном покое Урза, где их ожидали пять кристаллов. Каждый занимал своё место и погружался в состояние транса, которым все прекрасно владели. Но с этими особыми кристаллами транс был намного глубже обычного, сущность человека словно бы сливалась с предназначенным ему кристаллом, они становились взаимозаменяемыми частями чего-то единого. Поэтому, при каждом сеансе медитации в помещении находился Урз. Он наблюдал за наполнением резерва, и когда видел, что резерв переполнен и увеличение его на сегодня прекратилось, немедленно выводил медитирующего из транса. Он понимал всю опасность этих медитаций, и был очень внимателен - ведь без его своевременной помощи ни один из пятерых не смог бы сам прервать транс, и просто сгорел бы от переполняющей силы.
   В этом году лето было прохладное и короткое. Уже в августе начались первые заморозки. Земледельцам мало что удалось вырастить. Охотникам также приходилось отправляться всё дальше на юг за дичью. В сентябре выпал первый снег. Большинство людей проводили время под горами, и поневоле осваивали профессии рудокопов, металлургов, кузнецов и... грибников. Действительно, договорившись с двергами и заплатив назначенную цену, Литорно организовал обучение нескольких групп земледельцев искусству выращивания питательных подземных грибов в глубоких тёплых тоннелях под горами. Несколько двергов были отряжены старейшинами подземного народа в качестве инструкторов, и отдельно закупленная грибница нескольких видов грибов в кратчайшие сроки дала первый урожай. Тинорские хозяйки довольно быстро приспособились готовить из грибов блюда, неотличимые от омлета, свежего сыра и даже нежнейшего птичьего мяса. Возможно, в этом им тоже помогли дверги, которые, на удивление многих, очень даже неплохо разбирались в кулинарии и любили вкусно поесть, да и выпить тоже.
   Литорно и, в основном, Варж, заботились об обороноспособности страны. Воины Тиноры, после нашествия зверолюдей, и появления нингнгигов, не участвовали в настоящих сражениях, только в мелких стычках с полудикими охотниками и собирателями. Но дозоры к границам высылались регулярно. Поэтому Варж своевременно узнал, что с вершин холмов дозорные разглядели приближающуюся с юго-востока массу людей, хорошо видимую на фоне покрытой снегом степи. Чужаки были ещё в целых двух дневных переходах от границ Тиноры. Разведчики в белых накидках, подобравшиеся поближе, рассмотрели, что пришельцев около двух тысяч - всадники на мохнатых невысоких лошадках. Одеты в меха, вооружены кривыми бронзовыми саблями, луками, копьями, носят небольшие кожаные щиты. Обоза с ними не было. Это, несомненно, был набег степняков, и двигались они прямо к Эну, явно зная его расположение.
   Замысел пришельцев был ясен - налёт, грабёж, взятие пленных, отход в степи. В течение дня в Эну были собраны все три гросса профессиональных воинов и ополчение из тех, кто был крепок и умел обращаться с оружием - то есть, из почти всех взрослых мужчин и многих женщин, общим числом около пяти тысяч. За новопостроенными стенами Эну им вообще нечего было бояться. Но Литорно и Варж думали на шаг вперёд: сейчас враги попробуют оборону города "на зуб", потерпят поражение и отступят в степь со знанием количества обороняющихся и укреплений города. И через месяц вернутся уже с десятью тысячами воинов и осадными орудиями. Нужно было провести этот бой так, чтобы в степи возвращаться было некому. Тем более, не хотелось выдавать тайну скор-оружия и небесов. Даже то, что тинорцы одеты в железную броню, и что все боевые тинорские луки были уже заменены на мощные составные луки аккадского образца - не стоило раскрывать врагу. Итак, нападающий враг должен быть полностью уничтожен. Тинорцы были мирным народом, но только по отношению к тем, кто приходил к ним с миром.
   Урз предложил, чтобы пятёрка избранных Великим Индрой не участвовала в сражении, поберегла себя и не подвергалась опасности перед ответственной миссией. Но его никто не поддержал. Тогда Урз сказал, что он и не сомневался в таком единодушии, и предпримет кое-что со своей стороны для победы в предстоящей битве.
   Тем временем орда степняков подошла к месту, где в прошлый раз были разбиты южане, и расположилась лагерем на небольшой плоской возвышенности в одном переходе от Эну. К лагерю отправились парламентёры тинорцев. Учитывая, что нападающие были вовсе не безобидными южанами, а настоящими степными хищниками, к ним пошли Литорно, Атаоза и Ре?гин - командир гросса и одновременно способный избранный, мастер огненных заклинаний.
   Парламентёры уже подошли к лагерю, когда им навстречу выехали пара дюжин степняков и сходу попытались взять в кольцо. Регин, вытянув руки вперёд, мгновенно провёл по земле огненную черту-заслон, через которую напуганные кони степняков не стали переступать. Не ожидая дальнейших событий, Литорно и Атаоза на трёх языках сказали то же, что когда-то южанам. Предложили обойти земли тинорцев стороной.
   Ответ степняков был на удивление похож на ответ надменного предводителя нингнгигов. Эти ещё и добавили, что сделают всех тинорцев рабами. Литорно ответил также стандартной фразой: "Мы не хотим кровопролития, но будем защищать свою землю". После этого тинорцы развернулись и ушли к сопровождавшему их гроссу воинов.
   Сразу начали готовиться к битве, которую решено было дать здесь, на границе Тиноры. За ночь пришли войска из Эну, и к восходу солнца были выстроены перед лагерем врага. В центре стоял передовой гросс, самые опытные воины которого были вооружены скорами, за линиями воинов расположили наготове небесы с ещё одним гроссом, также частично вооружённым скорами.
   Враги начали наступление рано утром. Их орда разделилась на три равные части, одна из которых ударила в лоб тинорцам, а две другие попытались охватить с флангов. Но на флангах тинорцев также стояла конница в чешуйчатой железной броне и с длинными копьями. Бой развивался быстро. Едва достигнув передового гросса, конная лава степняков была буквально выкошена огнём скоров, и плотной стрельбой из мощных луков тинорцев, а фланговую атаку упёршуюся в несокрушимую стену из копий с железными наконечниками, сожгли скорами поднявшиеся из-за спин воинов воины на небесах. Не прошло и получаса, как враг дрогнул, и начал в панике отступать.
   Часть степняков побежала в лес, начинавшийся на левом фланге. Там их ждал сюрприз в виде огромного стада туров, кабанов, медведей и волков. Звери яростно рвали, топтали, сминали врагов, мечущихся между деревьев. Над лесом поднялся небес с Фениром. В одной руке парень сжимал свой амулет, а в другой держал скор, выбивая врагов, пытавшихся бежать. Рядом с Фениром стояла Итиль, создавая защитное поле всякий раз, когда кто-то из особо рьяных противников пытался пустить в них стрелу.
   На правом фланге в воздух поднялась Атаоза, превратившаяся в свою истинную форму - внушительного красного дракона. Она полила нападавших струёй огня, и взялась преследовать бегущих, загоняя их на лёд ближайшего озера. Когда на льду собралось достаточное количество беглецов, Атаоза расплавила его своим огнём.
   Завершением боя стала огненная стена, поднятая Урзом и за считанные минуты прошедшая расстояние от передовых шеренг тинорской армии до лагеря противника. От всех, кто наступал в центре, как и от их лагеря, остались лишь головешки.
   Литорно скомандовал Варжу, чтобы отводил наземные войска. Отряд тинорских воинов на небесах ещё преследовал бегущих врагов, не давая ни единому из них уйти. Также, они имели особое задание - по возможности взять в плен выживших предводителей вражеского войска.
   Битва закончилась полной победой. Никто из врагов не вернулся в степь. Но и среди тинорцев были небольшие потери: нескольким воинам не повезло получить отравленную стрелу или меткий удар копьём - всё же, нападавшие были достойными воинами. Просто они совершенно не были готовы встретить настолько подавляющую силу тинорского оружия и магии. Все тинорцы думали - пусть так будет и дальше. Пусть никакой враг не узнает об их могучей силе до момента, пока не станет поздно. Пусть никакой враг не уйдёт живым с полей Тиноры, чтобы рассказать об этой силе хоть что-нибудь. Пусть враги, сидящие вдали, гадают, что же случилось с посланными войсками, и боятся этой неизвестности.
   Когда в штаб Литорно в Эну привели дюжину уцелевших командиров налётчиков, вожди Тиноры немедленно наложили на них подчиняющие заклятия и узнали всю правду об этом неожиданном набеге.
   Оказывается, лазутчики степняков уже более года скрытно высматривали всё в окрестностях Эну и Бэну, и даже побывали в самих городах под видом дикарей-охотников, принёсших на обмен звериные шкуры и меха. Они ничего не узнали о магических силах тинорцев, а сами тинорцы показались им мягкими и слабыми духом. Так и возник замысел набега.
   Однако среди пленных обнаружился один весьма необычный человек. При первом же взгляде на него, все подумали о Чин-Кору. Действительно, это был человек с желтоватой кожей, скуластым плоским лицом, узкими тёмными глазами, а его прямые чёрные волосы были заплетены в косу. Он-то и рассказал, что действовал по заданию правителей своей страны, лежащей далеко на востоке. Своих правителей пленный называл Божественные Нефритовые Драконы - царица Гуа и её брат Си. Они пришли из другого мира, спустились с горы Тай по Мосту Бессмертных и многому научили его народ: от Гуа люди узнали гончарное дело, обработку нефрита, законы семьи и государства а также военное дело, а Си обучил их счёту, письменности, предсказаниям по звёздам и природным приметам, и научил приручать животных, ловить рыбу сетями и ткать шёлк. Кроме того, Гуа спасла их страну во время великого потопа тысячи лет назад. Вот эти-то правители-дракониды, возвысив выбранный ими народ до цивилизованного уровня, тем не менее правили жестоко и деспотично,требовали человеческих жертвоприношений, отправили армии для завоевания всех соседей вокруг, и рассылали гонцов во все страны, чтобы раздобыли сведения обо всех народах мира и о том, как их покорить. Несомненно, чванливо сказал пленный, после того как армия Божественных Нефритовых Драконов завоюет эти земли, все здешние правители будут первыми принесены в жертву.
   Урз только покачал головой, и сказал, что у всех пленных настолько чёрные ауры, их мысли настолько полны жестокости, злобы, хитрости и заносчивости, что оставить их жить в Тиноре нет никакой возможности. Одним заклинанием Урз усыпил их всех, а солдаты отвезли их на небесах подальше в северные леса, и там оставили. Враги хотели землю - они её получили. Тех, кого не убьёт мороз и дикие звери - найдут гюгры, акшары и мармолики.
   Своих погибших тинорцы погребли в каменных ящиках, разогрев мёрзлую землю магическим огнём, а весной насыпали курган и поставили вокруг него столбы охраны.
   ...
   Избранные Великим Индрой неукоснительно выполняли его волю, и, медитируя с кристаллами, уже во много раз увеличили свои резервы магической энергии. К весне каждый из них был по своей магической силе равен, пожалуй, самой Озе. Даже Литорно, изначально самый слабый из них маг, теперь без труда левитировал и ставил мощное защитное поле одним мысленным усилием. Многое дал избранным Урз, который обучал их новым, сложным и мощным заклинаниям, доступным с их возросшей силой, и учил безопасному обращению с самой этой силой.
   В середине зимы, когда до четырнадцатилетия Фенира ещё оставалось целых два месяца, неожиданно случилось землетрясение. Урз, Атаоза, Идо и Гару еле успели погасить самые сильные толчки, и спасти город под горами. Обеспокоенный Фенир решил немедленно спуститься в подводную пещеру. Для этого ему пришлось сделать прорубь в толстом льду. Однако в пещере Великого Индры Фенир не увидел ни малейших последствий землетрясения. Да и стоило ли, в самом деле волноваться за Великого? Но когда Фенир подошёл к нише, где сидел Великий Индра, он понял, что прибыл сюда всё же неспроста. Голос в голове возник сразу же:
   - Ты пришёл раньше. Это я призвал тебя. Слушай же. Изменение Мира ускоряется из-за усилий противников порядка. Следует успеть. Я расскажу тебе о цилиндре и кристалле сейчас. Цилиндр - ключ к Вратам. Стань перед вратами и нажми красный камень в торце цилиндра. Разное количество нажатий открывает переходы в разные миры. Кристалл вбирает энергию пространства, останавливает ураганы и извержения вулканов. Ты применишь его только на полюсе этого Мира - там, где была вершина горы Меру, центр твоей прародины. Это остановит Изменение. Только ты можешь держать кристалл в руках и остановить изменение, но с обеих сторон кристалла должны располагаться талисманы. Цилиндр можешь взять в руку, он не принесёт тебе вреда. Кристалл же бери за обод и храни в шкатулке, что лежит у моих ног.
   Фенир посмотрел вниз, и увидел маленькую металлическую шкатулку, которую раньше не замечал. Она оказалась довольно тяжёлой, из неизвестного, почти белого металла, с крышкой и кнопкой замка.
   Потом Фенир увидел, что цилиндр и кристалл уже не лежат, а парят над ладонями Великого Индры. Аккуратно взяв кристалл за обод, Фенир чуть не выронил его, до того тяжёлым оказался этот небольшой камешек. Поместив кристалл в шкатулку, он быстро закрыл её. Цилиндр, напротив, оказался лёгким. Ещё он был тёплым и еле заметно вибрировал в руке. Когда Фенир положил его в карман, ощущение вибрации тут же прекратилось. "Видимо, он вибрирует только в руке. Надо проверить - только ли в моей руке?" подумал Фенир.
   Пора было возвращаться. Фенир ещё раз окинул пещеру взглядом, поклонился неподвижно сидящему Великому Индре, и подумал, вернётся ли он когда-нибудь сюда.
   Урз ожидал Фенира у одного из входов в город под горами. Они немедленно перенеслись в изолированное помещение Урза, и Фенир подробно рассказал о новой встрече с Великим Индрой. Показал и цилиндр, и шкатулку с кристаллом.
   Ночью, когда пятеро избранных вновь собрались у Урза, он показал принесённые Фениром предметы, и сказал, что настало время сообщить им все детали их пути. Свой рассказ он начал издалека:
   - Перед предыдущим изменением, когда катастрофа уничтожила Великую Тинору, тринадцать Мудрых получили от Великих Учителей предвидение будущего. Эти тринадцать избранных предупредили правителей и народ, что позволило многим спастись. Но Мудрые также узнали, что Изменение не происходит в одночасье, а растянуто на тысячи лет. Оно будет осуществляться рывками, этапами, между которыми будут сотни и даже тысячи лет затишья. Это связано с тайнами движения Солнца, Луны, планет и звёзд. Знание этих тайн передали им Учителя. Мудрые рассчитали, что следующий этап изменения должен вызвать большой ледниковый период, такой же, какой погубил Великую Тинору. Это время настало сейчас, вы это видите.
   Урз обвёл пятерых взглядом, и все кивнули, подтверждая понимание сказанного. Урз продолжил:
   - Но также от Учителей Мудрые узнали, что перед этой катастрофой появится Посланник. Тот, кто сможет остановить Изменение Мира и отвратить катастрофу. Но ему нужна будет помощь. Для того, чтобы помочь Посланнику, Мудрые решили создать существо, способное прожить все предстоящие тысячелетия. Они выбрали из многих тысяч юношей того, кто соответствовал их требованиям. Они передали ему все свои знания, и сплели вокруг него самое сложное заклятие, погрузив его в сон в глыбе базальта. Когда катастрофа уничтожила Великую Тинору, юноша уже спал в подземельях там, где потом был построен дворец правителя новой, Священной Тиноры. В том же подземелье были спрятаны таблицы каменной библиотеки Мудрых. Тело юноши было стойким к действию времени как никакой другой человеческий организм. Но долгие тысячелетия всё же необратимо изменили его облик. И когда пришёл час его пробуждения, с рождением Нофера-Ит более четырёхсот лет назад, этот помощник уже выглядел как старик. Он стал называть себя Урз, что на языке Древних Учителей и означает - Помощник.
   Все были поражены откровением Урза, и ждали продолжения рассказа. Что они должны теперь делать? Этот вопрос и задал Литорно. Урз сказал:
   - Ваша миссия такова: Фенир должен отнести кристалл Великого Индры на полюс Мира, туда, где под воду ушла вершина горы Меру, центра нашей прародины. Только Фенир может вынуть этот кристалл из шкатулки и поднять его в руках. Он должен положить его в самый центр. Кристалл активируется, когда с одной стороны рядом с ним будет амулет Фенира, а с другой - амулет Видара. Когда кристалл начнёт действовать, он поглотит энергию Изменения. Отберёт часть времени и искривит пространство. Время в тот миг потечёт очень быстро, и Фенира с Видаром нужно будет спасать - они сами не успеют уйти из круга Изменения. Вы, Итиль и Литорно, поможете им. Вашей задачей будет доставить Фенира и Видара через Врата в место, где влияние кристалла заканчивается. Для перехода через Врата и нужен цилиндр Великого Индры. Им воспользуется Итиль.
   Урз подчеркнул паузой важность своих слов. Пятеро Избранных внимательно слушали. Урз продолжил:
   - Наш Мир гораздо больше, чем та Земля, которую мы видим. Он многомерен и безграничен. И притом, он не единственный из Миров. Людям, не достигшим просветления, этого не понять. Но маги и просветлённые знают, что во многих местах на Земле есть переходы в иные измерения и в иные Миры - только туда, только оттуда и двусторонние, открытые и закрытые. С приближением к полюсам, открытых переходов больше. Влияние переходов на людей очень сложное. В отдельные периоды в зоне перехода видно прошлое, иной раз - будущее, а иногда - разные видения. Из переходов в иные Миры в своё время появились Древние Учителя. Но также оттуда могут могут появляться могучие агрессивные сущности, желающие превратить Землю, например, в мёртвую ледяную пустыню, для каких-то своих целей. Именно такие сущности задумали и в последние двадцать тысяч лет осуществляют нынешнее Изменение - такова их мощь и долголетие. Я ещё поговорю с каждым из вас подробно, для более полного и точного понимания своей роли в этом походе. Времени у вас мало - примерно полтора месяца. Ориентируйтесь на четыре недели пути.
   - А почему нельзя было отправиться в поход ещё за год или два, и спокойно установить этот кристалл? - спросил Видар.
   - В том и проблема, что кристалл нужно активировать как можно ближе по времени к пику очередной фазы Изменения. Активированный заранее, он только израсходует силу и не поможет предотвратить катастрофу, - ответил Урз.
   - Итак, Изменение выпадает как раз на день весеннего равноденствия... -задумчиво сказала Итиль.
   - Когда мы должны отправлять, и где пройдёт наш путь? - спросила Атаоза.
   - Выйти в поход вы должны не позже, чем послезавтра. Сейчас завершайте свои дела, и готовьтесь в дорогу, - ответил Урз.
  

Глава 16. Поход на Север. Катаклизм

   Накануне ухода, Урз поговорил с каждым из пяти. Все они готовились в поход основательно. Оружие, одежду и продукты для всех, а также небесы готовили Литорно и Видар. Литорно давал последние наставления Варжу на время своего отсутствия. Атаоза проверила состояние подземных галерей и укреплений. В её отсутствие за ними будут присматривать Идо и Гару. Также Атаоза тщательно осмотрела и поправила свою броню, наточила клинки и зарядила дополнительные энергетические кристаллы. В походе её основной ролью будет защита товарищей, и суровая воительница ответственно относилась к этой задаче, как, впрочем, и к любым своим обязанностям. Итиль оставляла маленькую Ану на Химера, и они долго обсуждали всё, связанное с малышкой. Ана смотрела на мать так внимательно и серьёзно, словно понимала, что пришло время надолго расстаться, и ничего с этим поделать нельзя. Урз успокаивал Итиль словами, что Ана обладает не меньшим даром магии, и не менее мощным умом чем Оза. Он уверенно предсказал, что к тринадцати годам способности Аны раскроются полностью, а в будущем ей предстоит стать хозяйкой подземного города на многие сотни лет!
   Фенир большую часть дня провёл с Урзом. Урз рассказал ему о серых камнях-талисманах. Он долго искал второго носителя талисмана, но среди тинорцев такого не было - Урз был единственным хранителем талисмана в Священной Тиноре. Он знал, что ещё один талисман мог быть у проселенитов или у одного из народов, произошедших от них после предыдущей катастрофы, в частности, у аккадцев. Урз даже уже собирался снарядить экспедицию на юг для поиска второго талисмана, когда услышал рассказ Конофора о необычном аккадце Видаре. Но даже Урз не мог понять, какая сила или какой бог привёл Видара к тинорцам. Хотя, если подумать, то весь путь тинорцев к Урол-сейду, их разделение и дальнейшее путешествие сколотов-кочевников - всё это было предрешено. Видар чудом спасся из лап гигантов-людоедов, Фенир нашёл Великого Индру, несмотря на то, что по преданиям Индра был совсем под другими горами, под теми, где находятся Держатели Земли... Нет, здесь не было случайностей, все события - звенья одной цепи. В который уже раз Урз пытался выстроить в своём мощном разуме понимание закономерной взаимосвязи частей мира, но даже ему, мудрейшему из тинорцев, это было не под силу.
   ...
   Утром следующего дня, пятеро отправились в поход. Урз, Варж и Химер отправились их провожать до самого северного выхода из подземного города. Группа шла по широкому, освещённому светильниками двергов, подземному тоннелю, за ними двигались два загруженных вещами и припасами небеса.
   На выходе из-под горы, тинорцы неожиданно увидели нескольких двергов. Вперёд вышел уже известный людям Торуни. Он поприветствовал пришедших на тинорском языке, а далее сказал то, что очень удивило людей:
   - Мы, весь подземный народ, знаем куда идут пятеро людей. Мы ценим их отвагу. В помощь людям, наши мастера изготовили этот магический указатель.
   Торуни протянул Видару, который стоял ближе других, небольшую квадратную плоскую шкатулку из тёмного твёрдого дерева, без всяких украшений.
   - Это наш подарок. Он укажет вам правильный путь и место его завершения.
   Все подошли ближе. Видар открыл шкатулку. Внутри находился идеально круглый плоский камень с чёрной отполированной поверхностью, на которой были вырезаны прямые черты, лучами расходящиеся от центра камня. Дно этих надрезов было молочно белым, они словно обнажали внутренний слой камня. На самом конце одного из лучей все увидели светящуюся красную точку.
   Торуни, указывая на эту точку, объяснил:
   - Это место, где вы сейчас находитесь. Надо всё время двигаться так, чтобы красная точка смещалась к центру. Когда она достигнет центра - вы будете знать, что это конец пути. Если вы пойдёте неправильно, точка сместится вправо или влево, на соседнюю прорезь.
   Урз поклонился двергам, и от имени людей поблагодарил за чудесный прибор. Люди стояли, ожидая дальнейших действий двергов, а те начали переговариваться между собой, вроде бы даже спорить. Наконец, вперёд вышел ещё один дверг и сказал:
   - Недостойные упоминания существа тоже знают о вашем пути. Остерегайтесь.
   После этого дверги быстро ушли в глубины горы по узкому проходу, который открылся за их спинами.
   Люди помолчали, обдумывая подарок и слова двергов, по-новому осознавая сложность своего похода. Да-а... Получить подарок от известных своей скаредностью двергов - действительно неслыханное дело! Что же, для неслыханного по трудности похода это вполне соответствующее событие. Видимо, будет очень трудно, подумал каждый. Но ни у кого и мысли не возникло о том, чтобы как-то уклониться от возложенной Великим Индрой миссии.
   ...
   Снег и безжалостный морозный ветер стали их постоянными спутниками на весь нелёгкий путь. Стояла самая середина зимы, а пятеро путешественников летели на своих дисковидных платформах-небесах прямо навстречу жестоким полярным бурям. Они укутались во все тёплые вещи и меха, предусмотрительно взятые с собой, и всё равно приходилось постоянно тратить магическую энергию чтобы согреваться в продуваемых на лютом морозе одеждах. Благо, энергии было пока что вдоволь и в энергетических запасах самих Избранных, и во взятых с собой заряженных кристаллах.
   Двигались целыми днями без остановок, повыше над землёй и на самой большой скорости, доступной небесам. Лишь с наступлением темноты, при помощи дара Итиль находили подходящие убежища - пещеры или гроты, и спускались на землю. Атаоза создавала небольшой огненный шар, что освещал и обогревал их временное жилище, а Литорно устанавливал энергетическую защиту у входа, затем они расстилали шкуры, готовили пищу и укладывались спать. Медитаций с камнями не проводили -требовалось мастерство и сила Урза, чтобы вовремя и безопасно вывести людей из транса, никто из Избранных всё же не был настолько искусен в обращении с магической силой. Спали до предрассветного часа, после чего умывались снегом, быстро съедали питательный завтрак тинорских охотников - брикет сушёного мяса, растёртого и смешанного с толчёными лесными ягодами и орехами, - и отправлялись в путь. Магический указатель был у Видара, он вдвоём с Литорно летел на переднем небесе. Итиль, Фенир и Атаоза следовали за ними на второй летучей платформе. Фенира старались беречь, не заставлять его лишний раз тратить энергию. Ведь именно он, Посланник, определял смысл всего путешествия. Также все присматривали за Видаром, с его необходимым для ритуала талисманом. Видар, к тому же, ещё и взял с собой пса Гарма, как его ни отговаривали. Он заботливо укрыл своего верного спутника шкурами, и постоянно держал рядом, при себе.
   Первое нападение "существ, недостойных упоминания" произошло уже почти на половине пути. Однажды под вечер, когда они летели невысоко над землёй, прячась от пронизывающего ветра, зоркая Атаоза заметила, как с уступа ближайшей горы сорвалась стая каких-то тёмных точек и полетела им наперерез. По сигналу Атаозы путешественники приготовили оружие и заклинания.
   Когда неизвестные существа подлетели ближе, в лучах заходящего солнца все разглядели, что это что-то вроде летучих мышей, но размером с большую собаку. Широкие чёрные кожистые крылья, покрытые тёмно-серым мехом тела, мускулистые лапы с внушительными серповидными когтями, красные морщинистые морды с круглыми совиными глазами и вытянутыми вперёд клыкастыми пастями. Фенир сразу узнал их по описаниям в книгах и со слов дверга Коррони. Это были, конечно же, акшары, но какие-то особенно большие, подумал Фенир - чуть ли не вдвое крупнее обычных, встречавшихся в глухих лесных закоулках Тиноры, да ещё и нападают не по одному-два, как обычно, а большой стаей, тут, наверное, целых три-четыре дюжины летят.
   Литорно мгновенно принял решение и направил небес на посадку на ближайшую свободную от снега каменистую площадку среди невысоких северных деревьев. Это было правильное решение - крылатые враги не могли пикировать на путников из-за окружающих деревьев, и для нападения были вынуждены замедляться, хлопая крыльями, и становясь прекрасными целями для скор-оружия. Атаоза, сойдя с небеса, немедленно превратилась в красного дракона и поднялась в воздух, желая, скорее, развлечь себя боем - в её истинной форме, эти летучие мыши-переростки были ей не противники.
   Несколько выстрелов скоров, один выдох драконьего пламени и несколько движений чешуйчатых лап и шипастого хвоста - и от стаи нападающих осталось с полдюжины обожжённых и израненных особей, изо всех сил улепётывающих к своей горе.
   Люди подыскали поблизости подходящую пещеру, и в этот раз расположились на привал пораньше. Обустроив походный быт, за ужином принялись обсуждать происшествие. Это нападение насторожило всех. Не хотелось думать, что этих мерзких тварей кто-то натравил на их маленький отряд, но и на случайность списывать нападение не приходилось. Какие ещё встречи ждут впереди? Готовы ли к ним путешественники?
   Спустя три дня, которые прошли в спокойном полёте, отряд добрался до северной оконечности Урол-сейда. При свете луны путешественники подлетели к двум высоким, по меркам этого горного массива, скалам, и в одной из них Итиль своим особым взглядом нашла широкую, хоть и неглубокую пещеру. Как обычно, поужинали и начали располагаться ко сну. Теперь они выставляли охрану на ночь. Мощные защитные заклинания, такие как "заслон страха" или "непускающая стена", требовали много энергии, а обычное сигнальное "поле внимания" не давало защиты, а лишь настораживало, оставляя всего несколько секунд, чтобы собраться перед атакой врага.
   Первым дежурил Литорно. Как только все уснули, он почувствовал, что голова стала тяжелой, появились какие-то смутные видения. Первой его мыслью было: "Кажется, я переутомился, что-то прямо засыпаю". Литорно поднялся, и начал мерить шагами пятачок у выхода из пещеры. Тут ему послышалось какое-то невнятное бормотание из глубины пещеры, потом чей-то раскатистый смех, ещё голоса, злобные выкрики... голову сдавила невыносимая боль, и Литорно, обхватив голову руками, упал. При этом, он зацепил спящую Итиль. Она вскинулась, и тут же почувствовала страшную боль в голове. В ушах стоял гул и громкий хохот. Всей силой своего дара, Итиль начала сопротивляться! Постепенно ей удалось закрыть себя "полем молчания". Она увидела, что четверо её спутников извиваются и катаются по камням, не в силах прийти в себя. Собрав все свои силы, она начала создавать "поле молчания" и вокруг своих товарищей тоже. Постепенно, все смогли очнуться и вяло соображали, что произошло. Но Итиль громким голосом приказала немедленно встать и собрать вещи. Надо было срочно улетать из этого места. Атаоза первая пришла в норму, вновь подвесила в воздухе погасший было огненный шар, помогла всем, в том числе и Гарму, встать на ноги. Пёс скулил и жался к Видару.
   Через пять минут все были на платформах вместе со своими вещами, и вылетели из гибельной пещеры. Кутаясь в меха, летели на север, ориентируясь по магическому указателю, и прощупывая местность магическим взглядом. Выбравшись из ущелья между скал, полетели над широкой долиной предгорья, и опустились на землю только через два часа, найдя грот в каменистом склоне. Разгребли и растопили сугробы перед гротом, и более-менее устроились,чтобы продолжить так резко прерванный отдых. Литорно смог наконец рассказать, что с ним произошло, а Итиль объяснила:
   - Это были горные духи безумия. Они сами по себе очень слабы, и могут воздействовать только на ослабленного, больного, упавшего духом человека без магической защиты - постепенно затмевают разум, заставляют путника блуждать в горах и, в конце концов, сорваться в какую-нибудь пропасть. Мы бы, например, даже не заметили их присутствия в этом их обычном состоянии. А вот чтобы воздействовать так мощно, этих горных духов кто-то должен был напитать энергией, и направить на цель. Сильный маг, искусный в магии камня и нацеленный на сотворение зла.
   И усталым голосом продолжила:
   - Такой, как, например, Праведные Священной Тиноры, предавшиеся злу... Теперь нам нужно учитывать и этот возможный источник опасности.
   - Такое можно вызывать везде в горах? -спросил Фенир.
   - Нет, только в определённых местах. Духи безумия на самом деле - это страдающие, обезумевшие и застрявшие в этом мире души людей или иных разумных существ, когда-то погибших в горах мучительной смертью. Эти духи привязаны к месту гибели тела. Чем больше путников доведут они до гибели, тем более опасным становится урочище в горах, где они скапливаются. Не будь у нас так мало времени, мы могли бы провести обряд упокоения, указать духам дорогу в посмертие и очистить то место от опасности, но у нас сейчас нет такой возможности. Увы... Что же, давайте поспим.
   Эта ночь далась Итиль трудно. Она, с одной стороны, была рада, что смогла защитить товарищей от смертельной опасности. А с другой стороны, её запас магической силы серьёзно уменьшился. Она волновалась, гадая, на сколько ещё подобных происшествий хватит её сил. Они ведь ещё только на полпути к цели.
   Горы остались позади. Теперь они летели над бескрайней заснеженной равниной, где беспрепятственно гуляла дикая северная вьюга. Солнце скрылось за горизонтом, и больше не всходило. Вокруг было царство полярной ночи.
   Лететь было намного проще, чем в горах, а отсутствие солнца заставляло быть более чуткими к своим внутренним часам. Теперь привалы делались только исходя из внутреннего времени всех, а стоянки представляли собой глубокие ямы, вырытые в плотно сбитом снегу, накрытые и устланные шкурами. Видар постоянно сверял курс с магическим указателем двергов, и все благодарили подземный народ за чудесный подарок.
   Итиль трогала мешочек с цилиндром-ключом, висящий у неё на шее, и думала, какова окажется их судьба, представляла, как они с Литорно вернутся к их маленькой Ане. Но в душе она, так же как и все остальные, не совсем верила в возможность возвращения из этого далёкого и смертельно опасного похода. Оставалось лишь надеяться, и нацеливать свой дух и волю на преодоление всех препятствий, что ждут впереди.
   На третьей неделе пути, когда под снегом уже давно была не суша, а льды северного океана, лишь иногда прерываемые стылыми вершинами мёртвых гор, ушедших под воду, они все увидели во сне одинаковое видение: прекрасные сады, полные цветов, изящный дворец из белого камня, покрытого дивной красоты резьбой. Журчала вода в небольшом водопаде, пели птицы. Прекрасная дева с белыми крыльями за собой и лицом, сияющим подобно солнцу, вышла из дворца и позвала их к себе. Она звала, звала... Вдруг громкий лай и царапание Гарма вырвали Видара, дежурившего в тот момент, из забытья. Он почувствовал жуткий холод, начал поскорее тормошить и будить остальных.
   Люди понемногу приходили в себя, еле шевеля руками и ногами. Мороз пробирал до костей. Оказывается, в этом сладком забытьи, они перестали создавать магическое защищающее тепло, и погас огненный шар Атаозы. Когда все пришли в себя и восстановили своё тепло, начали обсуждать происшествие. Итиль сказала, что слышала о подобном уже давно, от Озы. Если кто-то призовёт страшную богиню Мокшод и принесёт ей кровавую жертву, богиня может наслать сладкие видения на указанного человека, чтобы во сне вытянуть из него всю энергию. Вот это сейчас и произошло. Тёмные сущности снова попытались их остановить. Каждый чувствовал, что его запас энергии заметно просел. Это было очень плохо. Но всё же, ещё не смертельно.
   Видар потрепал своего верного пса по загривку и сказал:
   - Благодарите Гарма. Это он разбудил меня. Должен признать, что моё непреодолимое желание взять Гарма в этот поход, было, похоже, неслучайным.
   Все согласились, каждый погладил и потрепал Гарма, сказал ему пару слов благодарности. Пёс вилял хвостом, радовался вниманию людей и был рад, что оказался полезным.
   Вскоре путешественникам пришлось оставить одну летающую платформу - на две платформы тратилось слишком много энергии. Все сгрудились потеснее не оставшемся небесе, и упорно продвигались вперёд. Летучая платформа теперь не могла подняться выше человеческого роста, но скорость по-прежнему развивала приличную. Беспокоил страшный мороз, на борьбу с которым тратилось всё больше энергии, и иногда налетавшие могучие снежные бураны, которые приходилось пережидать под снегом. Когда бури стихали, и наступала ясная погода, путешественники стремились наверстать расстояние, и летели к северу, пока не начинали слипаться глаза. Над ними в такие часы разворачивалась величественная картина полярных сполохов, за которыми, в чёрной небесной вышине, проглядывали бесстрастные звёзды. Наблюдая за небом, несколько раз с тревогой увидели, что весь небосвод как будто содрогнулся, и сдвинулся вместе со всеми звёздами! В такие моменты сполохи тут же закрывали всё небо сплошными завесами уже не сине-зелёного, а красного огня. Урз предупреждал о подобном. Это были предвестники приближавшейся большой катастрофы.
   Красный огонёк на магическом указателе почти слился с центром круглого камня, когда неустанно следившая за горизонтом зоркая Атаоза обратила внимание всех на тёмную полосу позади, подобную стене облаков. Поначалу, подумали, что это очередная буря, но полоса приближалась очень быстро, и вскоре стал заметен её неестественно тёмный, почти чёрный цвет. Несомненно, это была новая атака тёмных сил, и на этот раз очень мощная. Но все чувствовали, что они уже буквально в нескольких минутах пути от цели, и время для их миссии почти исчерпано. Над головой вновь разворачивались огненные сполохи, всё небо горело ими, и в этом мрачном свете они увидели, как туманная стена позади начинает загибаться по краям, стремясь замкнуть их в кольцо.
   В этот момент, камень в магическом указателе на ладони Видара вдруг весь вспыхнул красным огнём! Видар крикнул:
   - Стойте! Мы на месте!
   Не сговариваясь, Фенир и Видар взлетели с небеса, щедро тратя силу на левитацию. Литорно, управлявший небесом, тут же заложил крутой вираж и направился обратно к тёмной бурлящей стене, которая уже приблизилась настолько, что стали видны отдельные тёмные тени, с огромной скоростью извивающиеся и перемещающиеся в этой туче. От тучи шла аура ледяной злобы и страшного, неутолимого голода. Литорно посадил небес в нескольких тунах от Фенира и Видара, и соскочил на снег. Атаоза также спрыгнула на снег и тут же начала трансформироваться.
   На этот раз она превратилась в огромного и сверкающего огненного дракона! Никто из тинорцев ещё не видел её в этой форме. Литорно и Итиль разглядели ауру дракона, и поняли, что Атаоза сейчас щедро тратит свой запас энергии, не заботясь о последствиях. Как огненный смерч, дракон налетел на скопище тёмных сущностей, разрывая их в клочья своей мощной пылающей энергией и струями пламени. Тёмные сущности надвигались огромной массой, и дракон еле успевал их уничтожать десятками, сотнями. Литорно принялся помогать Атаозе: он ставил на пути врага "заслон времени", стараясь не допустить окружения, и сгоняя тёмные тени поближе к дракону, который постоянно пылал ярким, смертельным для теней пламенем. Но время в этом месте шло как-то по другому, и для его уплотнения приходилось прилагать намного больше силы, чем на юге, на Урол-сейде. Однако сейчас уже было не время жалеть себя. Литорно тратил силу, не раздумывая.
   Тем временем Итиль, придерживая Гарма, смотрела туда, где в воздухе парили Фенир и Видар. В руке она сжимала цилиндр-ключ Индры.
   Фенир, зависнув над снежной равниной, извлёк из кожаного мешочка шкатулку, и открыл её. Очень спокойно и аккуратно, держа за обод, вынул из шкатулки кристалл. Другой рукой он уже подносил к выступу на ободе кристалла свой талисман. Сказал висящему в воздухе рядом с ним Видару:
   - Видар, вместе надеваем свои талисманы на выступы в ободе. Твой выступ вот, с другой стороны. Надеваем, и ты сразу же, со всей возможной скоростью уходишь к Итиль. Ну, давай!
   Очень тщательно, недрогнувшими руками, они одновременно надели свои талисманы на оба выступа по бокам обода кристалла. Видар тут же метнулся обратно, а Фенир задержался, чувствуя как кристалл стремительно теряет вес в его руке, и в то же время начинает вращаться внутри обода. При этом, кристалл, до того лишь отражавший сияние огненных сполохов неба, начал светиться своим, чисто белым светом, подобным солнцу. Он вращался всё быстрее, ускоряясь, и сиял всё ярче. Наконец, Фенир выпустил обод из руки, и убедился, что кристалл не падает, а висит в воздухе. Теперь надо было уходить. А это оказалось трудно!
   Фенир увидел, как вокруг завертелся вихрь словно бы из полупрозрачного тумана, вокруг начали возникать огромные искривлённые зеркальные поверхности, вихрь стремительно расширялся! Воздух гудел и искрился, содрогалась сама ткань мироздания. Фенир изо всех сил рвался наружу, чувствуя, как стремительно расходуется магическая энергия, и как само его тело искривляется и корёжится в этом зеркальном смерче. И когда его силы были уже на исходе, он почувствовал, что к нему снаружи пробивается что-то вроде извивающегося луча света, хотя, казалось бы, как луч света может извиваться? Последним усилием, Фенир дотянулся до этой светлой нити, и, уже теряя сознание, почувствовал прилив силы и рванулся прочь из смерча.
   Снаружи, шёл яростный бой Атаозы и Литорно с чёрной массой злых духов, а Итиль, застыв, магическим взором вглядывалась в вихрь, возникший на месте, где только что были Фенир и Видар. Вихрь втягивал в себя струи ветра, всасывал снег. Вскоре на расстоянии больше туна от границы вихря блестел тёмный лёд, который уже начал крошиться от страшной силы смерча. От смерча исходил страшный грохот разрываемого воздуха, и к нему вскоре добавился громовой треск взламываемых льдов, которые были толщиной в несколько ростов человека. Позади слышался рёв дракона и отвратительные скрежещущие вопли уничтожаемых духов. В ярком огненном свете беснующихся сполохов, занимающих всё небо, Итиль увидела, что вершина вихря достигла небес, и теперь втягивает, сворачивает в спираль и сами сполохи! Где же Фенир и Видар?!
   Вдруг, на краю зеркальных струй вихря появилась маленькая тёмная точка. Итиль почувствовала: это Видар! В тот же миг Гарм, беспокойно крутившийся на месте, залаял и стрелой рванулся к своему хозяину. Он ухватил Видара за меховый капюшон куртки и принялся что было сил тащить его по льду прочь из вихря.
   Итиль напрягла своё волшебной зрение, и наконец-то смогла ощутить присутствие Фенира в глубине смерча - он жив, он движется наружу!.. Но... движется всё медленнее! Не жалея себя, Итиль направила в сторону Фенира луч своей энергии, желая одного - только бы дотянуться, только бы достать. Она замерла посреди грохочущего хаоса в своём безмолвном поединке с катаклизмом за жизнь сына. Всё остальное перестало для неё существовать.
   Литорно уже почти истратил свой запас энергии на создание магических стен, загоняющих тёмных духов к Атаозе, и действовал, превозмогая наваливающуюся усталость. "Только бы не упасть", - говорил он себе, - "Ещё немного!".
   И тут он неожиданно увидел, что враждебные духи кончились. Поверхность перед ним была черна от покрывающего её мельчайшего пепла - это было всё, что осталось от легиона теней. Перед ним на этом пепле лежал дракон. Он уже совсем не пылал, а светился, как угли угасающего костра.
   Литорно сбросил заслон и изо всех оставшихся сил побежал к Атаозе. Он почувствовал, что сейчас ей очень нужна помощь, и без колебаний влил в неё остатки своей силы. В глазах потемнело, но он устоял на ногах, и увидел, как дракон превращается в девушку, обтянутую магическим неразрывающимся костюмом. Долгие несколько минут она лежала неподвижно, бледная как снег. Потом подняла голову и сказала:
   - Отнесите яйцо в Тинору, на остров Священных Камней. Разместите между ними.
   Атаоза начала медленно подгибать ноги, обхватила их руками, а голову пригнула к груди. Изумлённый Литорно увидел, как эта фигура покрывается оболочкой и постепенно превращается в полупрозрачное яйцо. Затем яйцо уплотнилось стало непрозрачным и, всё уменьшаясь, достигло размеров новорождённого ребёнка. Когда оно перестало уменьшаться, Литорно, выбросив вещи из заплечного мешка, осторожно поместил в него яйцо драконида.
   Когда он вернулся к Итиль, та шатаясь от усталости, крикнула ему сквозь грохот катаклизма:
   - Он появился! Бежим!
   Итиль и Литорно бросились к тёмной точке, только что выброшенной вихрем. Это был Фенир. Он лежал ничком, зарывшись в снег. Подобрав бесчувственное тело, они из последних сил дотащили его до платформы, рядом с которой уже пытался встать на ноги Видар, которого приволок сюда верный Гарм. Расположившись все вместе на платформе, они отогнали её подальше от всё разрастающегося вихря.
   Итиль скомандовала:
   - Ну-ка, все взялись друг за друга, все обняли Фенира. Видар, держи Гарма!
   Она взяла цилиндр-ключ обеими руками, расположив его вертикально, и решительно нажала красный камень на верхнем торце цилиндра четыре раза, как сказал ей Урз.
   Вокруг них закружилась метель из радужных огней, мелькали какие-то сверкающие образы, мир перевернулся несколько раз, и они, не удержавшись на ногах, скопом полетели куда-то...
  

Глава 17. Возвращение героев... и снова в путь!

   И вдруг четверых людей и одного пса, одетых в облепленные снегом, одеревеневшие от мороза меха, ослепило высокое и яркое полуденное солнце. Переход от мрачного света огненных сполохов в чёрном небе - к солнечному дню, от яростного рёва и грохота катаклизма - к шелесту листвы и от беспощадной леденящей бури - к тёплому летнему ветерку был шокирующим. Они обнаружили себя лежащими на заросшем сочной травой склоне, посреди рощицы южных деревьев. Чуть ниже по склону журчал чистый ручеёк. Первым, ощупывая траву, поднялся на колени Видар. Его пёс, как ни в чём не бывало, потянулся, отряхнулся и направился к ручейку. Попил воды и оглянулся на людей, словно спрашивая - почему они не идут к нему. А люди представляли собой странное и дикое зрелище на этой мирной солнечной лужайке. Их лица были обветрены и покрыты инеем, от них валили клубы морозного пара, а на меховой одежде таял полярный снег.
   Фенир лежал на боку без движения. Итиль встала на колени возле сына. Она чувствовала, что её мальчик жив. Но повернув его лицом вверх, Итиль вскрикнула. К ней повернулись Литорно и Видар. Они смотрели, онемев, на Фенира, и никто не мог и пошевелиться. Это было выше понимания. Человек, который лежал перед ними, лишь немного напоминал Фенира. Это был мужчина сорока пяти - пятидесяти лет, с проседью в длинных и густых чёрных волосах, с длинной окладистой чёрной бородой и усами. Он выглядел старше всех остальных - и Литорно, и Видара, и Итиль.
   Итиль медленно проговорила:
   - Так вот что имел ввиду Урз, когда говорил, что Фениру надо помочь поскорее удалиться от кристалла после активации...
   - И это всего за каких-то полчаса, - сказал Литорно.
   - Что же там случилось такое, чтобы мальчик сразу превратился в мужчину? - спросил Видар.
   - Ясно что, - ответил Литорно. - Другое течение времени!
   - Да, именно так. Теперь на той Земле, что мы покинули, идёт Изменение, но ослабленное в тысячи раз. Почти всю его энергию вытянул кристалл Великого Индры, - пояснила Итиль.
   Она уже держала руки над Фениром, отдавая остатки своей энергии сыну. Да, сил остались лишь крохи, еле хватило. Но задание Великого Индры выполнено, и они живы! Итиль ещё не успела осознать, что с ними нет Атаозы. Всё её внимание было сосредоточено на сыне.
   Постепенно Фенир начал приходить в себя. Он немного повернул голову и попытался приподняться. Но Литорно придержал его, и тихо сказал:
   - Успокойся, Фенир, всё уже позади. Мы все живы, даже Гарм. Отдыхай, набирайся сил. Сейчас я напою тебя вкусной свежей водой, не из снега, а из ручья.
   Литорно поднёс Фениру фляжку с водой, и придержал его за голову, пока он пил.
   - Где мы? - спросил Фенир хриплым голосом.
   - Мы ушли через Врата, открытые цилиндром. Я с тобой, сынок, - сказала Итиль. Слёзы текли по её щекам.
   "Как сказать ему о том, что с ним произошло? Как он воспримет это", думала Итиль. И не находила ответа.
   Все вдруг почувствовали, насколько они устали и истощены. Потратив ещё каплю энергии, Итиль убедилась, что на тун вокруг нет никакой опасности. На большее расстояние её уже не хватило. С закрывающимися глазами, уже заплетающимся от усталости языком, сказала:
   - Нет сил. Я... должна немного... поспать.
   Литорно был полностью с ней согласен, но перед тем как провалиться в сон, он всё же успел попросить Видара посторожить. Видар потратил меньше всех энергии, и охотно согласился пободрствовать вместе с Гармом. Впрочем, через небольшое время он тоже крепко уснул на расстеленном меховом плаще рядом с товарищами - почти все их вещи, вместе с небесом, остались на полюсе в эпицентре катаклизма. До них сейчас были многие тысячи тунов и лет.
   Все четверо благополучно проспали весь остаток дня и всю ночь, оберегаемые ответственным Гармом, который, впрочем, не обнаружил никакой опасности, зато хорошенько подкрепился попавшимся в кустах жирным кроликом.
   Проснувшись тёплым летним утром, продолжили отдыхать, осматриваясь вокруг. Литорно рассказал о превращении Атаозы и показал яйцо драконида. Видар обошёл окрестную рощицу и вернулся с целой сумкой фруктов - финики, бананы, виноград. Это была просто райская еда после сухих ячменных лепёшек, вяленой солонины и охотничьих питательных брикетов. Литорно даже подумал вслух:
   - Да мы, наверное, в Ирие, в Раю!
   - Нет. Это не Ирий. Это наша земля, но несколько десятков тысяч лет назад. До катастрофы Великой Тиноры. Людей на Земле мало, но тинорцы и предки аккадцев уже есть. - пояснила Итиль, со слов Урза.
   - Как только Фенир окрепнет, нужно возвращаться. Нам нельзя оставаться здесь долго. Мы нарушаем законы времени и пространства, а Урз говорил, что вследствие этого могут происходить малые Изменения, - сказал Литорно.
   - Да, но как именно нам вернуться домой? Кто-то знает? - спросил Видар. Он уже считал Урол-сейд и своим домом тоже.
   - Я знаю, и попробую вернуть нас обратно прямо к дому, - ответила Итиль.
   - Да, но есть ещё одно важное дело. Нужно побывать на острове Священных Камней. Там мы оставим яйцо драконида. Мы не можем не выполнить последнюю просьбу Атаозы. - сказал Литорно.
   - Спору нет, мы должны. Но не стоит рисковать жизнью Фенира. Урз предупреждал - каждое лишнее прохождение через Врата увеличивает для него вероятность необратимой потери энергии, а то и жизни!
   - Тогда, наверное, сначала вместе отправимся в Новую Тинору, оставим Фенира с Урзом, да и Видар с Гармом смогут отдохнуть, а уж потом мы отнесём яйцо. - сделал вывод Литорно. - Хотя, ты ведь тоже можешь остаться в Новой Тиноре, я справлюсь один.
   - Нет, мы должны будем пойти вместе. Я знаю, что нам предстоит. - задумчиво и, как показалось Литорно, с грустью, ответила Итиль.
   - И что же предстоит? Объясни.
   Но Итиль сказала только короткое "Нет", и отошла к ручью.
   - Видишь, как трудно с женщинами, - сказал Литорно Видару.
   - Итиль не просто женщина, и это, наверное, ещё труднее, - согласился Видар.
   Солнце уже клонилось к закату в этом прекрасном тёплом краю. Ароматы цветов и трав наполняли воздух, весело журчал ручеёк. Но людям было не до веселья. Фенир восстановил силы во сне и окончательно пришёл в себя. Он подошёл к ручью, умылся, немного посидел на траве, ощупывая своё лицо и бороду. Спросил у Итиль:
   - И как я выгляжу? Намного постарел?
   Итиль не знала, что и сказать, с горестным видом ломая пальцы. Но, всё же, решила сказать правду:
   - Выглядишь лет на сорок пять. А так, изменился не очень, узнать тебя легко.
   - На сорок пять... Но я маг, и это значит, кристалл забрал у меня не тридцать, а около трёхсот лет. Урз говорил, что у самого? кристалла за минуту будет проходит сто лет, так что я ещё легко отделался, быстро начал от него уходить. - задумчиво констатировал Фенир.
   Итиль не ожидала, что Фенир так спокойно воспримет эту перемену в себе. Она боялась, как бы это происшествие не надломило психику сына, не заставило его страдать всю жизнь... но, оказывается, Фенир знал о последствиях заранее... и без сомнений и страха пошёл и выполнил смертельно опасное задание. В душе Итиль смешались печаль и гордость за сына. Мужчина. Герой. Её мальчик.
   - Так что же, и на всей нашей Земле прошло около трехсот лет, пока мы здесь? Сколько же пройдёт, пока мы вернёмся? - спросила Итиль.
   - Нет, нет, что ты. Время летело быстро только вокруг искажающего вихря. Но ты права - надо поскорее возвращаться.
   ...
   Переход с помощью ключа Индры в этот раз прошёл быстро и легко, почти мгновенно. Четверо путешественников и верный пёс оказались на берегу озера с подводной пещерой Великого Индры. Оглядели знакомые места, и поняли, что сейчас здесь начало весны. Яркое и уже тёплое солнце, пробивающиеся ростки весенних цветов, снег, тающий выше в горах и обильные, шумные и весёлые ручьи, впадающие в озёра и реки. Какой всё же месяц сейчас? По времени отряда прошло всего сорок дней с начала их похода.
   Видар удивился:
   - Что же, и здесь прошло всего сорок дней? Мы ушли зимой, и вот вернулись весной. Всё нормально же!
   - Погоди с выводами, здесь есть у кого спросить, - умерила его энтузиазм Итиль. - Что-то эта весна кажется мне теплее, чем можно было ожидать.
   - Что будем делать, Итиль? - спросил Литорно, - сразу отправляемся к Священным Камням, или всё же сперва зайдём домой?
   - Да, мы спешим... яйцо драконида надо доставить к Священным Камням как можно скорее, вообще-то, в течение трёх дней, но ведь мы и сами сейчас не знаем, сколько на самом деле времени прожили за последние двое суток... звучит странно, а ведь так оно и есть. - Итиль прислушалась к чему-то, закрыв глаза, а затем покачала головой, и сказала:
   - Нет, всё же сперва надо обязательно встретиться с Урзом. Он уже знает, что мы вернулись, и ждёт нас.
   - Что же, не будем терять времени, ну, и сами постараемся в нём больше не потеряться! - подытожил таким образом их короткое совещание Литорно, подхватил кожаную сумку с яйцом драконида и первым зашагал в сторону подгорного поселения.
   Подойдя к городку Бэну, что находился перед вратами в подземную Гарту, они увидели, что там кипит жизнь: работают кузницы, люди возводят добротные и просторные каменные дома над прежними полуземлянками и мостят улицы. Литорно и Итиль узнавали все, Видара - некоторые, а Фенира - никто.
   Литорно встретил по пути нескольких знакомых и в общих чертах выяснил обстановку. Оказалось, со дня их отбытия в поход прошло больше года. Прошлое лето выдалось теплее, чем ожидали, а нынешняя зима и вовсе была мягкой. Вот, уже тают снега, а ведь до весеннего равноденствия ещё целый месяц! Урз объявил, что холода отступили на многие годы, на тысячи лет, а временный правитель Варж предложил всем возвращаться из подземного поселения в города, и обживаться уже основательно. Тинорцы, при всей любви к камню, всё же не были исконными жителями подземелий, как многочисленные виды гномов. Почти все с радостью вернулись на поверхность, кроме, разве что, некоторых фермеров, основательно занявшихся разведением подземных грибов, да немногих поклонников гномьего образа жизни, любителей и искателей подгорных богатств и чудес.
   Путешественники наконец-то подошли ко входу в подгорный город... и остановились в удивлении. Большие резные ворота главного входа в Гарту были распахнуты настежь, а перед ними выстроилась целая толпа народу: Урз, Варж, Химер, командиры гроссов и дюжин, старосты городов Эну, Бэну и Гарты, уважаемые мастера разных ремёсел и пожилые горожане. Все были в своих лучших одеждах, а воины - в парадных, украшенных золотом и серебром доспехах. Урз сделал несколько шагов навстречу путешественникам, и громким голосом, торжественно, но вместе с тем и радостно приветствовал:
   - С возвращением, герои Тиноры! - и, совершенно неожиданно, поклонился им.
   И все тинорцы поклонились. Даже видневшиеся позади людей Идо и Гару склонили свои массивные головы. Воины отсалютовали пришедшим копьями.
   - Приветствую, Урз, - ответил Литорно, - Такая встреча... ох... надо ли это?
   - Не каждый день, и далеко не каждый век люди совершают такие деяния. - с улыбкой в глазах ответил мудрый Урз. - Вы принесли тепло всей Земле на многие тысячи лет! Вы победили иномировое зло, вы одолели могучих врагов в неравной битве и вернулись живыми из царства смерти и холода. Что это, как не подвиг, достойный памяти поколений?
   И, воздев руки, Урз провозгласил:
   - Слава героям Тиноры!
   И все собравшиеся грянули разом:
   - Слава! Слава! Слава!
   Парадный строй рассыпался, старшие тинорцы подошли ближе, улыбались, жали руки. Химер, отойдя на минутку, вернулся с заметно подросшей малышкой Аной, и счастливая Итиль со слезами радости подхватила её на руки. Урз подошёл к Фениру, и что-то негромко говорил, глядя ему в глаза. Видара окружили его друзья - мастера-лучники, а Литорно сразу же собрал вокруг себя Варжа, командиров гроссов и городских старост. Пёс Гарм радостно бегал среди толпы, вовсю виляя хвостом и улыбаясь по-собачьи всем и каждому.
   После этой торжественной встречи, путники отправились в свои покои, чтобы привести себя в порядок, а затем, не теряя времени, собрались в изолированной комнате Урза за столом, накрытым угощениями, чтобы за едой обсудить многое и важное.
   - Что здесь произошло за год, на что нам следует обратить внимание? - спросил Литорно.
   - Не так уж много. В тот день, когда вы добрались до вершины Меру, случилось сильное землетрясение, но я всех предупредил, и был готов сам. Весной были и бури, и наводнения от слишком бурного таяния снегов, но это всё меньшие из тех бед, которые постигли бы Землю, если бы вы не справились. Теперь на многие тысячи лет Земле не грозит гибель от природных сил. Будут отдельные, местные катастрофы, а так - человекам грозит гибелью лишь их собственная глупость. Остаётся только уменьшать её влияние, а для этого уже мало подвига, тут нужно нечто намного большее - ежедневный труд на протяжении тысячелетий. Теперь же слушайте внимательно, я расскажу о том, что предстоит. Отдыха не будет. Каждому из вас предстоит снова отправиться в путь...
   ...
   После нескольких часов совета у Урза, все разошлись, и начали готовиться к новым дорогам, которые уготовила им судьба.
   Итиль и Литорно вернулись к маленькой Ане. Девочка обняла мать и отца, но тут же, вздохнув, сказала:
   - А теперь вы уйдёте очень надолго.
   Итиль больше часа беседовала с девочкой, и обещала навещать её, хотя бы пересылать ей свои слова. Девочка, вне всякого сомнения, обладала даром Великой Видящей, и со временем, когда её силы раскроются, она будет такой же как Оза. Станет защитницей Гарты и хранительницей Урол-сейда. Ещё Итиль узнала от дочери, что Ана иногда видела её на стене комнаты, и пыталась поговорить с матерью, но слова не доходили. Итиль не удивилась. Это было начало возрождения Озы.
   Фенир, после совета, отправился в глубокие тоннели и поговорил со старшими двергов, а после вернулся в Гарту и не спеша, основательно собрал всё, что потребуется в дальней дороге одинокому путнику. Затем посетил Итиль, Литорно, Видара, и попрощался с ними. На изломе ночи он пришёл