Петров Артем Дмитриевич: другие произведения.

Естественный отбор. Вторая редакция. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

  Естественный отбор.
  
  ГЛАВА 1.
  
  Пермь. 9 ноября. 2008 год.
  
  ...и что-то кольнуло в шею. Над ухом слышалось тяжелое дыхание. Я оцепенел, первым делом подумав про иглу. Но боль сменилась на резкую, жгучую, как удар ножа. Крик застрял в горле, на выходе превратившись в слабый хрип.
  Глаза застилал туман, а звуки приглушились, сливаясь в противный гул. Руки, удерживающие в плену, разжались, и мое безвольное тело упало на грязный асфальт.
  Больше никакого страха или сожалений. Лишь досада от столь нелепой смерти. Но я все равно принимал ее с распростертыми объятиями, как избавительницу от страданий.
  Как вдруг что-то вновь вдохнуло жизнь. Замершее сердце резко забилось, а мучительный вдох наполнил легкие холодным воздухом.
  И чья-то рука зажимала прокушенную сонную артерию.
  - Да дышит он!
  Хоть и все чувства вернулись, сфокусировать взгляд удалось не сразу. Оказалось, рука принадлежала склонившемуся надо мной милиционеру с разбитым лицом. Он был без головного убора, на синей форме с лычками сержанта виднелись следы крови.
  Мужчина пытался спасти мне жизнь, пока его напарник-рядовой, тоже побитый, орал по рации:
  - По Советской! По улице Советской в сторону перекрестка побежал! Да как ты его, твою мать, на машине не догонишь?! - дальше он начал материться.
  Собравшиеся вокруг нас люди не скупились на комментарии:
  - Что ж такое делается!
  - На остановках нападают!
  - Чертовы наркоманы!
  Милиционер обернулся к сослуживцу:
  - Скорую вызывай, что встал?!
  - Да вызвал уже, - огрызнулся тот, прикладывая к синякам - Боюсь, не успеют. Хорошо парня цепанул...
  Но почему? Боль же куда-то исчезла...
  Я попытался встать, но рука сержанта крепко прижала к земле.
  - С ума сошел? Не двигайся!
  Но тут его что-то насторожило:
  - Да нет у него раны, - милиционер убрал окровавленную ладонь с шеи.
  - Как это нет? А кровь чья?
  Прохожие над головой громко зашептались, но их слова тонули в шуме проносящихся по шоссе автомобилей.
  - Похоже, бродягу на него кровью вырвало... Будет жить, - последняя фраза рядового словно была адресована кому-то другому.
  Ничего не соображая, я потерял сознание до приезда скорой.
  
  Пермь. 10 ноября. 2008 год.
  
  Никогда раньше не снились столь запоминающиеся кошмары. В этот раз незнакомец довершил начатое, отрывал зубами целые куски плоти от моей шеи и глотал, даже не пережевывая. А бросившихся на помощь милиционеров парализовало...
  Я сел на кровати. Мокрые от пота волосы неприятно липли ко лбу. После резкого пробуждения пальцы сразу нащупали шею, касаясь гладкой нетронутой кожи. Никакой раны. Но это не значило, что ничего не произошло. От воспоминаний по телу прошла дрожь...
  Пары в институте закончились поздно, да и задержаться пришлось дольше обычного. Как результат - транспорта в такое время не дождаться. По закону подлости в сторону дома ходит так мало автобусов.
  Утомленный, я поправил небольшую сумку на плече. Тогда заботила лишь рутина, что предстоит завтра. И мысли о родных стенах, где можно будет, наконец, расслабиться.
  Зона комфорта, что с нее взять. Но реальность то и дело резко вытаскивает оттуда каждого...
  Я мало придавал значения окружению. На остановке никого. Да и прохожих вокруг не так много. Но один все же привлек внимание...
  Этот человек медленно подходил справа. Оборванец-алкоголик, каких часто встречаешь на улицах. Рваная куртка, шапка с пятнами краски, под которой плохо прятались свалявшиеся от грязи длинные волосы.
  На покрытом густой щетиной лице промелькнула ухмылка, напоминающая оскал. Именно тогда разум заподозрил неладное и забил тревогу. Откуда у него такие здоровые зубы?..
  Но его взгляд был направлен в другую сторону, и это отвлекло внимание. Тем не менее, оборванец остановился в десяти шагах. То и дело ощущался его пристальный взгляд.
  Внутри я успокаивал себя, что все в порядке. Не подойдет, просто ждет транспорта, чтобы проехать без билета. А если подойдет, то попросит покурить или мелочи... и все!
  Всегда напрягали такие люди. Неважно, проходят ли подобные мимо или просто стоят рядом. Несмотря на предсказуемость их желаний, воображение рисовало ограбление. Нож, приставленный к шее. Шепот, настойчиво требующий деньги и телефон, сопровождаемый удушающим перегаром. И твое холодное тело рядом с мусорным баком, если откажешь...
  Уверенный в своей безопасности, я не сдвинулся с места, решив не поддаваться глупым страхам.
  Но тут по шоссе пронеслось несколько грузовиков. Под громким шумом незнакомцу хватило секунды, чтобы подобраться вплотную.
  Невероятно сильные руки схватили, не давая вырваться, что-то кольнуло в шею...
  Теперь отчетливо вспомнился тот дикий парализующий ужас. Разум даже не попытался защититься. Просто сдался, став добычей этого хищника.
  Из-за проехавших тяжелых машин неожиданно вынырнул милицейский УАЗ. Стражи порядка сразу увидели, что происходит, и выскочили из машины. Мужчина тут же разжал руки и кинулся навстречу. Самой драки я уже не увидел, но она точно закончилась не в пользу милиционеров. Как рассказали после, нападавший скрылся. Другой патруль умудрился его потерять.
  Да и черт с ним...
  После приехала скорая. В больнице обработали место укуса. Но даже промывать оказалось нечего. Поэтому все закончилось рецептом на успокоительные, а также анализами крови. Мало ли, какую заразу мог подцепить.
  Но реакция до сих пор была заторможенной. Врач объяснил подоспевшим после моего звонка родителям, что это последствия сильного стресса.
  Голова гудела. Не хотелось ни говорить, ни слушать. Поэтому отделавшись односложными фразами от обеспокоенных родных, я молчал на протяжении всей дороги домой. А по приезду сразу завалился спать...
  Сейчас же три часа ночи. Сегодня придется идти к дознавателю, будут возбуждать уголовное дело. Но, как сказано раньше - к черту. Не надо его искать...
  Освежающая холодная вода из-под крана успокоила и окончательно привела в себя. Нужно просто отпустить. Жить дальше. С другими людьми случаются вещи и пострашнее. А на меня всего лишь кровью кашлянули. Все будет в порядке, ничем я не заболею.
  Боль же оказалась простой иллюзией, порожденной паникой. Но так ли это? Настолько сильная, что я даже не попробовал отбиться? Как же так...
  Вот и вся подготовка к суровым реалиям жизни. Но разве можно винить себя, если ведешь домоседский образ жизни, отказываясь от любых авантюр и не признавая сознательной тяги к экстриму? Да, возможно. Но это удел других людей, и это решено уже давно.
  Секунду... Показалось, или радужки глаз на секунду пожелтели?
  Чертов псих... Напугал до смерти, теперь чудится всякое.
  С трудом перетерпев дорогу обратно по темному коридору, сдерживая рисующее страшные картинки воображение, я вновь лег спать. Сон вновь пришел быстро, но на этот раз без кошмаров.
  
  Пермь. 11 ноября. 2008 год.
  
  Весь вчерашний прошел неудачно. Я сразу встал не с той ноги, огрызаясь чуть ли не на каждую сказанную фразу. Прописанные успокоительные не помогали. Раздражало буквально все. От не так расположенных на рабочем столе компьютера ярлыков до простого вопроса о самочувствии и других проявлений беспокойства...
  Все же даже в таком состоянии хватило совести извиниться перед родителями.
  Но потом на встрече у дознавателя все повторилось.
  - Так как он выглядел? - женщина средних лет без милицейской формы сидела за столом, заполняя протокол от руки.
  Я же смотрел в одну точку на полу, заламывая себе пальцы.
  - Мне откуда знать? - сказано резко и грубо.
  Будь со мной родители, не пожалели бы хорошего подзатыльника. Второго или третьего за всю жизнь, ибо таких выходок никогда себе не позволял.
  Хорошо, что твердо настоял пойти один. В таком бешенстве я не боялся никого на улицах.
  - Неужели не заметил никаких примет? - дознавателя сдерживала профессиональная этика, а вот ее взгляд говорил обо всем весьма красноречиво.
  - Он меня сзади схватил! - правила хорошего тона окончательно испарились -
  Мне, правда, не хотелось давать показания. Я не хотел смотреть в глаза оборванцу, если его найдут. Снова видеть эту ухмылку, странный взгляд... Нет, хватит. Тем более, что с него взять? Штраф за моральный ущерб? Откуда у него деньги?
  Разумеется, такой разговор ни к чему не привел. После дачи показаний в ответ получил лишь сухое обещание найти преступника. Также обещали позвонить, когда что-то выяснится. Пускай звонят...
  Осознавая вечером свое поведение, я чувствовал себя, как последнее быдло. Откуда агрессия? Когда пару лет назад на улице отобрали деньги, такого не было.
  В расстроенных чувствах даже не мог вспомнить, как провел оставшийся день...
  
  Но сегодня раздражительность сменилась жаром. Кости ломило, а мышцы ныли, как после ударной тренировки. Он все-таки чем-то заразил меня. Чем-то заразил! А, может, просто от стресса подхватил грипп... Хватит паниковать! Нечего раздувать из мухи слона.
  Родные уже уехали на работу. Стоило позвонить, но... упрямство взяло вверх. Поэтому в ход пошли антибиотики из домашней аптечки.
  Полегчало совсем немного. Но это не остановило от сумасбродной идеи пойти на учебу.
  В институте удалось пересидеть лишь одну пару, прежде чем болезнь сломила окончательно. При этом с друзьями вообще старался не общаться. Впрочем, как и с другими людьми. Просто кивал или мотал головой, в зависимости от фразы собеседника. Все в один миг стали чужими...
  Несмотря на заторможенное состояние, я все же не пошел на злополучную остановку, а сел на автобус в другом месте. Дорога до дома превратилась в вечность. К тому же удалось загреметь в небольшую пробку. От озноба стучали зубы, каждое движение давалось с большим трудом. Поэтому, едва заперев входную дверь квартиры, я вырубился прямо на полу прихожей, уткнувшись лицом в ковер.
  Пару часов пролетели, как одно мгновение. Глаза резко открылись. Сквозь крепко стиснутые зубы вырвалось громкое мычание. Сердце с каждым ударом будто собиралось пробить грудную клетку. Сколько уже длится эта агония?! Кости словно горели, мышцы безвольно сокращались, а внутренности крутило, будто кто-то внутри менял их местами. Это невозможно терпеть!
  Еще один приступ боли резанул по позвоночнику, отчего спина выгнулась, громко хрустнув.
  Все. Закончилось... Полежав еще несколько минут, убедившись, что точно все, я поднялся на дрожащие ноги. Язык прошелся по пересохшим губам. Минутку!
  Любопытство тут же вытеснило страх. В ванной при включенном свете сразу удалось найти причину беспокойства. Зубы... Нет, кариесом они никогда не страдали. Как и желтизной. Но идеально ровного ряда не было никогда. Кажется, некоторые даже немного поменяли форму, дабы идеально занять имеющееся пространство. Но как? Брекеты даже ставить не предлагали. А уж по белизне можно соперничать с людьми из рекламы зубной пасты...
  Вдруг вспомнился оскал оборванца, и по спине пробежали мурашки. Нет, это все галлюцинации. От стресса или успокоительных. Не более того!
  Живот заурчал от голода. В прострации, забыв снять обувь, я прошел на кухню, открывая холодильник. А следом морозилку. Внимание привлек запах замороженного мяса. Перед глазами встал образ матери. Я, правда, чувствовал запах ее рук, положивших туда мясо...
  И не только! Нюх улавливал все новые и новые оттенки. Еда, растения на подоконнике, моющие средства в шкафу, открытые упаковки с приправой... Голова закружилась от такого неожиданного многообразия.
  Нет, нет. Нет! Просто мое воображение. Даже прикосновения можно представить, что говорить о запахе? Пройдет. Должно пройти...
  
  На ужине с родителями я старался не выглядеть бревном, скрыв утренние симптомы. И игнорировал новые и новые подробности, которые улавливало обострившееся обоняние. Главное добраться до кровати, и на следующий день все исчезнет.
  Нужно быть сильным, и самому решать свои проблемы. Тем более, возраст обязывает. А не бежать с первой же ссадиной, как в детстве.
  Такой настрой помог свыкнуться с воображаемыми ощущениями.
   Больше всего пугало, что схватит новый приступ боли. Если вновь скрутит, скрыть не удастся. А, может, и к лучшему? Тогда я сам попрошусь лечь в больницу без отлагательств.
  Кажется, изменившиеся зубы тоже лишь плод воображения. Пусть и язык продолжал их чувствовать. По крайней мере, родные ничего не сказали. Или все потому, что подсознательно старался их скрыть...
  
  Пермь. 12 ноября. 2008 год.
  
  Дрель, вгрызающаяся в каменную стену, неприятно резанула слух. Уже семь лет длится ремонт, и нет этому конца! Вскочив с кровати, я закрыл уши. Не помогло.
  Хоть сверлил сосед недолго. Но вокруг были и другие звуки. Где-то шли новости по телевизору, где-то гремела посуда. Кто-то, наверное, дома...
  А вот и нет... Я слышал, что происходит в других квартирах. Постепенно удалось привыкнуть к беспорядочному потоку звуков. Сознание 'регулировало' громкость. Захотел, прислушался, и все как надо.
  Но как это возможно? Нос до сих пор ловил посторонние запахи, неведомые раньше... А что со зрением?
  Выйдя на балкон, я начал всматриваться вдаль. Сердце забилось еще быстрее, а стук отдавался в ушах. Не приходилось жаловаться на зрение, очков или линз никогда не носил. Но видеть так далеко и четко, что творится на улицах... Это за пределами человеческих возможностей!
  Нужно сказать родным... Этот псих что-то сделал со мной.
  Стоп. И как это будет звучать? Мам, пап, у меня обострились чувства, вчера чуть не разорвало на куски от боли, а также все зубы встали ровно.
  Или друзьям? Но я не привык делиться с ними проблемами такого рода... Наверняка, поймут, но не поверят. Как и родители.
  Продемонстрировать новые способности? Это будет проблематично. Нормально только зрение можно протестировать, да зубы показать. И если действительно окажется, что галлюцинации, успокоительными дело не закончится...
  Несколько часов за компьютером с телефонной трубкой в руке ничего не изменили. Так и не решился ни связаться по аське с друзьями, ни набрать номер родителей...
  Пройдя в гостиную, я запустил подвернувшимся под руку деревянным стулом в стену. Казалось, не приложил усилий, а он разлетелся на куски.
  Неизвестность сводила с ума. Страх порождал злость. И как раз вернувшаяся агрессивность не дала по достоинству оценить этот поступок. Нужно отвлечься, выместить весь негатив, не дававший спокойно сидеть на месте. И я знал только один способ...
  
  Уже целых два часа прошло за тягой железа в спортзале.
  Постепенно все страхи исчезли. Новый приступ боли можно перетерпеть, а к другим изменениям привыкаешь. А вопросы, что и как, подождут...
  Но главные сюрпризы только начинались. Во-первых, разминка на беговой вместо привычных четырех минут на маленькой скорости растянулась на все десять. И скорость то и дело приходилось увеличивать. И это при сопровождавшей всю жизнь астме! Хроническая болезнь просто испарилась. Изначальная цель, почему вообще записался в эту секцию, теперь потеряла смысл.
  Во-вторых, рабочий вес увеличился в полтора раза. И перерывы между подходами сократились до минимума.
  Неожиданные открытия воспринимались как должное. Будто мышление тоже поменялось. Или все дело в эйфории, захватывающей с головой.
  Я остановился только когда понял, что другие люди уже то и дело бросают любопытствующие взгляды. Такие стахановцы здесь редкость. Тем более, все знали меня как довольно слабого, на вид болезного, новичка.
  Тренер пытался задать вопросы, но я мягко отказался отвечать, и собрался уходить. Надо же так забыться... Вообще весь день одно сплошное наваждение... Может, это сон? Как же тогда проснуться?..
  В раздевалке после душа, перекладывая мобильный телефон из одного кармана в другой, я поймал взглядом свое отражение на темном экране. Нет, не показалось... Мои глаза светились мягким желтым огнем! От жуткой картины я отшатнулся, врезавшись спиной в шкафчики, оставив вмятину. Громкий звук перепугал переодевавшихся здесь людей.
  Смущенно глядя на пол, я продолжил одеваться.
  Пора бежать. И так слишком много натворил...
  
   Уже дома, под прохладным душем, я пытался прийти в себя. Мысли путались. Может, это все же просто реакция на успокоительные? Нужно почитать про побочные эффекты. Следует прекратить прием и хорошенько проспаться. Потом выяснится, что в зале жал обычный вес и бегал столько, сколько позволяли слабые легкие.
  Глядя в зеркало, обернувшись полотенцем, я видел лишь нормальные серые глаза. Что служит триггером для галлюцинаций? Причина может быть любой. Какой-то звук... Или как раз агрессия? Стоит проверить, разозлиться несложно...
  Нужно только прокрутить все воспоминания, начиная с нападения. Все начинается с чувства, что нахожусь не в своей тарелке, потом тянущее чувство тревоги... И злость, что нет выхода из сложившейся ситуации.
  Вот оно! Глаза пожелтели ненадолго. И тут оказалось, что руки крепко сжали раковину, отчего та тихо затрещала. Остались небольшие трещины.
  Нет, нет. Это все разыгравшееся воображение. Последствия шока. Ведь сильных моральных травм в моей спокойной жизни не было. Отсюда чересчур эмоциональная реакция. Нельзя после одного случая вот так поехать крышей. Нужно еще раз все обдумать...
  Снова взвешивая все 'за' и ' против' насчет того, чтобы признаться родным, я обнаружил себя на кухне. Пожирающим замороженное сырое мясо. Разорванный целлофановый пакет валялся на полу. Зубы сводило от холода, но это не мешало откусывать целые куски и с хрустом их пережевывать. При этом вкус просто умопомрачительный... Невозможно оторваться.
  Проглотив последнее, я закрыл глаза, запрокинув голову. Язык медленно прошелся по губам, собирая последние отголоски вкуса.
  Это словно прозрение, переход на новый уровень. Открылись доселе неведомые ощущения. Нет, не телепатия или другие пси-способности. Все гораздо приземлённее, на уровне инстинктов...
  Тихий рык соскочил губ, выводя из приятного транса. Что... это?
  Только сейчас я поверил, что происходящее реальность. Ответ лежал на поверхности. Но пришлось опуститься до низшего уровня, чтобы все понять.
  Укус, обостренные чувства, сила, тяга к сырому мясу, агрессивность и желтеющая радужка глаз. Нужно лишь еще одно доказательство.
  В Интернете это точно должно быть. Дрожащими, мокрыми от мяса пальцами я вбивал на клавиатуре нужный запрос. Лунный календарь... А вот и он. Декабрь две тысячи восьмого. Завтра полнолуние.
  Руки обреченно опустились, а глаза непроизвольно метнулись в сторону окна. На небе, среди рассеявшихся облаков сразу нашелся тот самый белый шарик. Не хватало маленького кусочка... Отвести взгляд удалось только усилием воли.
  Да. Нет смысла больше отрицать. Я превращался в оборотня. Вервольфа, волкодлака, кому что нравится. Тема мифических существ не была чужой. Сколько пересмотрено фильмов, прочитано книг, статей и опробовано компьютерных игр. Поэтому эта идея не пришла из ниоткуда. Разум сам подталкивал к этому ответу.
  Я любил помечтать, но всегда характеризовал себя, как реалиста. Но после стольких доказательств бесполезно убегать от правды. Опять же нельзя вот так сойти с ума за несколько дней из-за простого нападения. Я точно не псих.
  Меня укусили. Вероятно, вервольфу требовалось кровь. Подпитаться... Как обычному вампиру. Но с такой силой и возможностями вести такой жалкий образ жизни?.. Видимо, люди даже в шкуре зверя остаются людьми. Кто-то добивается всего, а кто-то предпочитает жить в грязи. Хотя, нельзя предполагать с такой уверенностью. Мне до сих пор мало что известно. Кроме собственного состояния...
  Впервые за последние дни пришло долгожданное успокоение. Да, есть опасность навсегда остаться в звериной шкуре, потерять разум или деградировать до... Нет, не стоит об этом думать сейчас.
  Для начала нужно убрать следы беспорядка в квартире, а уже потом решить, как поступить завтра.
  Но стоит ли кому-то признаться? Этот вопрос снова не давал покоя. Хотя бы друзьям-то можно продемонстрировать... Нет, лучше не надо.
  Дело даже не во мне. Существование оборотней в наше время ограничивалось не слишком правдоподобными фактами. За раскрытие тайны пострадать могу не только я, но и те, кого втянул по своей глупости.
  Поэтому все просто останется как есть...
  
  Пермь. 13 ноября. 2008 год.
  
  После бессонной ночи день прошел на автомате. Пары были посланы к черту. Организм объявил голодовку. Я просто смотрел в монитор компьютера, вяло тыкая курсором и что-то набирая на клавиатуре. Любимое занятие в этой жизни. Было...
  От вчерашнего настроя ничего не осталось. Ни спокойствия, ни агрессии. Ничего. Лишь гнетущая пустота, растущая с каждым часом.
  Часто так бывает. Хочешь каких-то изменений в жизни. А когда они наступают, хочешь, чтобы все вернулось как раньше.
  Раз за разом одолевают мысли, что скоро наступит конец. Зверь победит. Человеческое сознание погибнет. И не к кому обратиться за помощью. Где искать других, более опытных оборотней? Я один. С проклятием. Или даром, черт его знает...
  В любом случае, весь окружающий мир практически перестал иметь смысл.
  Ближе к вечеру позвонили родители на мобильный:
  - Привет, ты видел записку? - раздался голос матери.
  - Какую?.. - рассеянно спросил я.
  - Нас пригласили друзья за город...
  - А, да, да... Точно. Удачно отдохнуть. Я справлюсь.
  Ведь говорили об этом в начале недели. Как удачно совпало. Меня же не приглашали, потому что знали отношение к любым поездкам за город и вообще путешествиям. Не так уж нравились стресс во время поездки и обживание на новом месте. Что поделать, такой характер...
  - Что-то случилось?
  Переборщил с дежурными фразами. Хорошие родители на то и такие, чтобы чувствовать подобные вещи. Мне с ними повезло. Только сейчас по-настоящему это ценю...
  - Да, нет, все нормально, - в этот раз пришлось прибавить в голосе уверенности - Просто на занятиях утомился, бывает. Не заболел, ничего.
  Зачем заговорил о болезни? Дурак.
  Но вроде обошлось.
  Однако в конце разговора больной рассудок сам выдал себя:
  - Передай папе, что я... люблю вас обоих...
  И не дав толком ей осознать, что к чему, я быстро завершил разговор и повесил трубку.
  Телефон выпал из руки на пол. Глаза на мокром месте, но слезы удалось сдержать. Что сделано, то сделано. Пора оставить сожаления.
  
  Через час я уже был за городом. А после конечной пошел дальше пешком, сунув руки в карманы теплой куртки. Ничего не взял, кроме часов. В квартире оставил записку, в которой подробно расписал все, что произошло. Поверят, не поверят, если не вернусь... Мне уже будет все равно. Большего здесь просто не сделать.
  Небо давно заволокло тьмой, но глаза прекрасно видели в темноте. Способность открылась еще вчера ночью. Даже не удивился этому. Все-таки волком становлюсь...
  Долгое изучение карты области не помогло. Все равно заблудился. Поэтому просто нашел самый густой лес, и пошел туда.
  Раскинувшаяся природа нисколько не пугала. Наоборот, я чувствовал себя освобожденным. Нюх улавливал множество запахов, ноги сами с легкостью преодолевали препятствия. Даже если кто-то попытается напасть - его шаги будут услышаны за много метров.
  Ближе к десяти вечера нашлось подходящее место для будущей трансформации. Небольшая поляна, которая будет 'алтарем'. Сверху через облака просматривалась Луна. Казалось, ее лучи чувствуются на коже, ласкают и успокаивают. Сосны вокруг тихо завывали от любого порыва ветра, будто оркестр на торжестве. Хотя, это лишнее романтизирование...
  Пора готовиться. Сдернув ботинки с носками и куртку, я сразу ощутил на себе ноябрьский мороз. Следом последовали свитер и толстовка. Небольшие снежинки, попадая на кожу, тут же таяли.
  Штаны специально подобрал спортивные, с широким поясом, который пришлось полностью ослабить. Если все пройдет гладко, стыдно как-то голым возвращаться.
  По-хорошему стоило развести костер, чтобы не околеть до трансформации. Но к черту. Холод терпим. Наверняка организм обрел какую-никакую устойчивость.
  Сев на колени, сложив одежду, я положил часы рядом на холодную, покрытую небольшим слоем тающего снега, землю.
  Вот и все. Может, где-то стоило поступить иначе. Но не стоит сожалеть. Этот путь привел меня сюда.
  Остается только ждать. Не тренироваться же выть по-волчьи. Или копать нору.
  Но когда же все должно начаться? В полночь довольно-таки символично...
  А может, ничего произойдет? Просто так случилось, что достались сила и обостренные чувства. А тяга к мясу и Луне... Глупые побочные эффекты.
  С этими мыслями я прозевал начало. Беспокойные ощущения внутри настолько резко сменились нестерпимой болью, что крик вырвался на несколько секунду позже. Аааа! Как можно было забыть об обезболивающих?! Свечение Луны перешло с ласковых поглаживаний на жар, похлеще палящего солнца. Кости хрустели, меняя форму. Мышцы вздувались. Кожу словно пронзили миллионы игл, а ногти на руках и ногах рвали кусачками. На пике агонии сознание померкло, а лес огласил громкий рык...
  
  ...где... я? Что? Кровь? Кто она?!
  Рядом лежала девушка с рваной раной на плече, ближе к шее. Снег вокруг краснел все больше и больше. Взгляд упал на свои руки. Покрытые шерстью, с длинными черными когтями. Во рту до сих пор ощущался приятный вкус еще теплой...
  От этой мысли едва не стошнило. Но организм упорно не хотел отдавать заслуженную добычу.
  Нужно что-то делать! Спрятать труп... куда? Утащить в лес...
  Оказалось, что рядом находится дачный поселок. А вокруг лишь небольшая сосновая роща.
  Неподалеку, сверкнув в темноте яркими фарами, с рокотом проехал автомобиль. Люди рядом!
  Этого хватило, чтобы я кинулся бежать без оглядки. Встречный ветер свистел в ушах, а деревья вокруг мелькали с огромной скоростью. А стук сердца поражал своим бешеным ритмом.
  Вкрадчивый шепот продолжал подгонять со словами: 'Убийца... убийца... убийца...'. А перед глазами стоял образ девушки...
  Но мне повезло. Ноги привели обратно к месту трансформации. Упав на колени рядом с одеждой, я вцепился когтями в холодную твердую землю, хрипло дыша, порыкивая.
  Массивное тело подрагивало. Истерика неминуема. Как можно так сглупить?! Выбрал, называется, место!
  О да, память вернулась. Вернее, не было никакой амнезии. Просто потерял контроль над телом...
  После трансформации я... Нет! Нельзя ассоциировать это существо со мной.
  
  После трансформации зверь поднял морду и завыл. Вой завораживал. От такого стынет кровь в жилах врагов. Он извещал мир о рождении нового дитя ночи.
  В ответ лунный свет нежно скользил по лоснящейся шерсти, под которой отчетливо виднелся каждый мускул.
  Двухметровый оборотень поднялся на ноги и полностью выпрямился. Открыв пасть, полную острых, как бритва, зубов, оборотень высунул длинный язык, принюхиваясь. Его мучил голод.
  Вопреки большинству мифов, он шел на задних ногах, мало чем отличаясь от вида прямоходящих. Разве что удивительным строением стопы и наличием когтей.
  Постепенно монстр ускорился. Жажда крови гнала не хуже любой смертельной опасности.
  Добычу не пришлось искать долго. Догнать зайца и разорвать его на куски не составило труда. Но этого оказалось мало.
  Подходящая жертва нашлась ближе к людскому поселению, полному чуждых звериной натуре звуков и огней. Но глупо упускать такую лакомую добычу...
  Одинокая девушка зашла неглубоко в лес на свою голову. Она тихо плакала и ругалась. Даже не захватила из дома куртку, поэтому мерзла, скрестив руки.
  Ветер принес ее запах прямо в ноздри чудовища, отчего шерсть на загривке встала дыбом. Припав к земле, он начал незаметно подкрадываться, прижав длинные уши. Во тьме его могли выдать только горящие желтые глаза, в которых не осталось ничего, кроме голых инстинктов...
  Зверь прыгнул вперед. Жертва успела обернуться в последнюю секунду, услышав рычание. И тут же оказалась сбита с ног. Короткий крик мигом прервался, когда оборотень начал грызть зубами податливую плоть. А когти неторопливо провели по шее, левому плечу и груди, оставляя глубокие порезы. Он просто наслаждался вкусом крови. Как аперитивом к главному блюду.
  Девушка тихо простонала. Рука слабо коснулась морды чудовища, чтобы оттолкнуть... Но тут карие глаза закатились, а голова безвольно упала на бок. Разжав челюсти, монстр принюхался и приготовился оторваться кусочек посочнее. Но тут его взгляд помутнел, он зажмурился, недовольно зарычав.
  И мне удалось вернуть контроль над телом...
  
  Я убил человека. Зверь, не зверь, убийца все равно я. Ее уже нашли. Начнется расследование... Выйдут на меня... Посадят...
  Но как? Истерия закончилась. Теперь нужно понять, что к чему. Такие раны не мог нанести человек. Но и зверь тоже. Ни у какого животного нет таких клыков и когтей. Это собьет всех с толку. Идем дальше. Мотива нет. Следы на земле тоже звериные. К тому же скоро занесет повалившим с новой силой снегом. И мой дом находится в десятках километров отсюда. У следователей просто нет шансов!
  
  Так... теперь другая проблема. Я все еще в звериной шкуре. Неужели придется ждать рассвета, чтобы вернуться в город? Нужно попробовать сконцентрироваться, может, поможет... Оборотень на то и оборотень, чтобы менять форму.
  По телу прошла болезненная судорога, но это не шло ни в какое сравнение с пережитым раньше. Еще долго не хотелось открывать глаза. Боялся увидеть, что ничего не вышло. Но знакомый холод заставил передумать.
  Получилось... Человеческие руки медленно сжали снег. Как же приятно вернуться в прежний облик. На ощупь вроде ничего не изменилось, и ладно.
  Повезло, что штаны уцелели. Но все равно всю одежду придется уничтожить. Нельзя оставлять никаких улик. Но сейчас главное убраться отсюда подальше...
  
  Пермь. 14 ноября. 2008 год.
  
  Спина сильно затекла. Я так и уснул на диване перед телевизором в неудобной позе, ожидая новостей.
  Вчерашние события будто произошли с другим человеком. Но вместе с тем пришло полное принятие. Себя и окружающей действительности.
  В утренних новостях региона ничего не прозвучало по поводу убийства в лесу. Как и в полуденных. Значит, делу не придали большого значения... Или труп не нашли. Ведь вскоре началась довольно сильная метель. И девушка могла оказаться не местной.
  Или же... Нет, это глупо. После такой потери крови невозможно выжить. Клыки сомкнулись рядом с шеей. А когти задели артерию. Поэтому столько крови... Нет, она точно мертва... мертва.
  Но совесть молчала. Странно... Да, убивал зверь. Никто не заставлял ее далеко уходить от домов. Но в тоже время я мог выбрать место получше. Чтобы монстр не успел дойти...
  Минутку, откуда было знать, сколько продлится безумие? Да и произойти могло что угодно.
  Ужасная ситуация... Но ведь изменить ничего нельзя. Как и обратить время вспять...
  Ха...
  Ситуация? Убийство нельзя так охарактеризовать. Я уже начал мыслить, как чудовище. И ничуть не стеснялся, действуя с холодным расчетом. Это настораживало.
  Время ожидания очередного выпуска новостей скрасила стирка. А одежду, где следы крови не отстирались, пришлось выбросить. Да и ванну пришлось оттирать после душа. Ведь мылся там после страшной ночи.
  Но ничего. Родители вернутся только завтра. Есть время, чтобы придумать оправдания.
  Наконец, к вечеру, я решился проверить главное. И для этого встал обнаженным перед зеркалом в полный рост, в спальне. Закрыв шторы.
  Не верится, что только в определенное время можно превращаться.
  После первой луны человеческий облик изменился. Очертились мышцы рук и торса. Рост увеличился на пару сантиметров. Но при этом никакой лишней растительности на теле, клыков во рту или волчьих глаз, как в глупых верованиях средневековья. Даже щетина росла с нормальной скоростью.
  Теперь нужно закрыть глаза и сосредоточиться. И представить, как происходит трансформация. Должно сработать, как тогда ночью.
  Вскоре по телу прошло знакомое покалывание. Вот оно!
  Осталось наслаждаться шоу. Вопреки ожиданиям, в этот раз никакой боли. Организм полностью приспособился.
  Сначала пожелтела радужка. Зубы во рту удлинились, заостряясь. Позвоночник хрустнул, вытягиваясь. Вырастали крепкие мускулы, а плечи раздавались вширь раза в полтора. Прямо из кожи начала пробиваться густая черная шерсть, покрывающая все тело. Волосы выросли в длине до плеч.
  Ноги свело, и я упал на одно колено. Стопы удлинились, изменяя центр тяжести. Вчера даже не пришлось привыкать к новой походке, пусть и окончательный результат больше походил на звериные лапы. Сросшиеся пальцы заканчивались длинными когтями. Такие же появились на руках.
  Последнюю часть трансформации я встретил уже стоя. Уши переместились выше, став волчьими. Лицо медленно вытянулось в звериную морду. Из горла то и дело слышалось хриплое порыкивание.
  В конце заломило копчик, что-то коснулось ноги, но в основном превращение закончилось. Новый облик потрясал, излучая силу и мощь. Принадлежащую только мне. Эйфория захлестнула с головой. Пасть открылась, и оттуда вывалился длинный шершавый язык. Руки непроизвольно сжались в кулак, и в мохнатые ладони уперлись когти.
  - Черт... - к тому же едва не прикусил язык острыми зубами, украшавшими верхнюю и нижнюю челюсти.
  Оказывается, в звероформе вполне можно разговаривать - изменившиеся голосовые связки на это способны. Только пониже тоном и с рычащими нотками.
  Как оказалось, когти на руках успешно втягиваются. Как у семейства кошачьих... Неизвестно, как это работает, но весьма удобно.
  Чувства обострились еще больше. Но само зрение не изменилось, что радовало.
  Какая-то часть моего тела коснулась кровати позади. Так вот что это было. Хвост. Довольно длинный и пушистый. Уши стрельнули от удивления.
  Только вот управлять им еще надо поучиться - моих команд он слушался плохо.
  Сделав пару робких шагов вперед, стараясь не поцарапать когтями линолеум, я приблизился к зеркалу. Свой собственный взгляд завораживал. А мимика волчьей морды могла передать часть эмоций.
  И выбор остановился на оскале, напоминающем довольную, высокомерную ухмылку.
  
  Пермь. 15 декабря. 2008 год.
  
  Постепенно жизнь вернулась в обычную колею. С родителями не возникло проблем. Да, им показалось, что стал выше. И все. Еще удивила моя жизнерадостность. Мелочи, не больше.
  Пропущенные занятия удалось нагнать почти сразу. С обостренными чувствами пришло улучшенное восприятие информации. Да и благодаря быстрым рефлексам мозг соображал гораздо быстрее.
  Раны же заживали на глазах. Выяснено после долгих экспериментов с ножом. Но и этим они не ограничились. Оборотни вроде боятся серебра. Но, просто трогая украшения матери, ничего добиться не удалось. А испытывать судьбу с открытой раной что-то не очень хотелось.
  В любом случае, следовало действовать осторожнее. Где бы то ни было, нужно скрывать свою истинную сущность. Что накладывало свой отпечаток. Подозрительность привела к затворничеству. Пришлось сократить контакты с людьми до необходимого минимума. И общаться преимущественно по телефону или компьютеру. Тяжело, не спорю... Но пока что необходимо.
  Имелись и другие минусы. Во время занятий взгляд скользил от одной до другой девушке. Как нормальный парень, я и раньше засматривался. Но не до такой степени. Любой жест, дыхание, естественный запах, пробивающийся сквозь косметику... Все это непреодолимо влекло. Приходилось сдерживать рвущиеся наружу инстинкты. Поэтому появился запрет на любые романы.
  К тому же такой сильный организм приходилось постоянно подкармливать. Дай волю, опустошал бы весь холодильник начисто каждый день. Еда подходила любая. И никакой тяги к человеческому мясу или крови. Хоть на том спасибо.
  На улицах же начались проблемы с собаками. Большие настороженно смотрели в мою сторону и начинали рычать, стоило пройти близко. А мелкие собачонки визжали и жались к ногам хозяев. Шавки...
  Главной же проблемой оставался вопрос - что делать дальше? Как по полной использовать свои возможности? Выучиться, устроиться на работу, завести семью может любой.
  А что делать оборотню? Каждодневное погружение в рутину становилось невыносимым. Городская среда угнетала, люди вокруг раздражали.
  Дышать местным воздухом неприятно, особенно с волчьим нюхом. Стоит проехать мимо грузовику или пройти мимо мусорных баков, как начинались мучения.
  Хотелось на природу. Жить свободно от всей этой суеты... Но в то же время нельзя вот так просто от нее отказаться. Слишком уж привык. Не хотелось кардинальных перемен.
  Какие тогда варианты? Становиться народным мстителем? Нет уж, увольте. Многие идиоты так бы и поступили.
  Пойти в спорт, побивать все доступные рекорды? Слишком заметно.
  Видимо, только время покажет, где можно по полной раскрутить свой дар. Ведь других оборотней вокруг нет, чтобы спросить. Правда, ни одного. Не знаю, как обстоят дела в области, но в городе поиски прошли впустую. Даже укусивший собрат бесследно испарился. А ведь до конца неясно, зачем он это сделал...
  
  Занятый своими мыслями, я возвращался поздно вечером из логова. После долгих поисков выбор пал на заброшенный завод в двух километрах от города. Вокруг деревья. Судя по запахам, даже бомжи там не живут. Идеальная площадка для тренировок и испытания возможностей в свободное от учебы время.
  Сила в зверином облике превзошла все ожидания. Удары кулаком оставляли глубокие трещины в бетоне. Острые когти не ломались даже после ударов по железу. Мощные ноги позволяли прыгать метра на четыре в высоту.
  Да и человеческий облик тоже радовал возможностям. Хотелось испытать себя в настоящей драке. Может, и выйдет. Когда-нибудь...
  - Молодой человек!
  Я резко обернулся. Ко мне быстрым шагом приближался милиционер. Внутри все замерло. Неужели выследили?..
  Вокруг глухой дворик. В домах горят окон пять от силы . Просто нужно врезать по лицу и удрать...
  - Лейтенант Громов, - представился он - Ваши документы.
  На страже порядка была униформа обычного патрульного. И на погонах действительно звездочки лейтенанта. Суровое лицо с грубыми чертами, холодные глаза создавали неприятное впечатление. Мутный мужик С таким лучше не шутить...
  Проклятье, а ведь и вправду забыл паспорт в кармане куртки. Нет, не стоило отдавать... Сейчас вызовет подкрепление. И когда это мой фоторобот успели развесить повсюду?
  - Виноват, - после проверки Громов отдал паспорт - Ошибочка вышла.
  Сзади заревел автомобиль. Не придав этому значения, я убрал документы обратно в карман. И тут же в горло вонзились иглы тазера. Мощный заряд тока парализовал голосовые связки. Колени подогнулись, а дрожащие руки еле выдернули иглы.
  Инстинкты приказывали бежать. Немедленно! Но попытка сорвалась. Машина подъехала сзади на огромной скорости. Лейтенант успел отскочить, а меня после удара отбросило в ближайший сугроб.
  Этого оказалось мало. Из салона выскочили неизвестные с арматурами и бейсбольными битами. Даже встать толком не удалось. Первыми оказались отбиты руки, которыми пытался прикрываться. Удары были жесткими, наносились со знанием своего дела.
  Ужас парализовал. О да, я узнал эти ощущения. Полная беспомощность, неверие в происходящее. Как во время укуса... Только в этот раз не перегрызают горло. На земле вскоре окажутся мои мозги...
  - Все! Все, парни, хватит с него!
  Передо мной возникла фигура Громова. Его припухлые от мороза губы разошлись в улыбке. Мрачные бугаи вокруг протирали окровавленные орудия избиения.
  На моем же теле не осталось живого места. Дышать тяжело. Сломана пара ребер. Не обошлось без внутреннего кровотечения. Из горла доносились лишь хрипы, то и дело одолевал кашель с кровью. Правый глаз опух, закрывая обзор.
   Где же регенерация... Все мои легкие чирканья ножом по руке ничего не доказали. Боялся причинять себе лишнюю боль... Зато теперь другие испытали болевой порог по полной.
  - Кончаем его здесь? - спросил один из сообщников милиционера.
  - Нет, - покачал тот головой - Повезем к себе. Допросим как следует. Узнаем, где его подружка...
  Какая еще подружка?!
  - Сбежит ведь, командир...
  Будто в подтверждение этой догадки, я сделал отчаянную попытку подняться.
  Но лейтенант резко надавил сапогом на грудь, вытаскивая пистолет в глушителем. Тихий хлопок, и правом плече застряла пуля. Всю руку и ключицу пронзили тысячи толстых игл. Потом еще... и еще... и еще! Нужно вытащить ее немедленно!
  - С серебром внутри будет более сговорчив. К тому же мы знаем, где он живет. Вернется домой - убьем вместе с родителями...
  Серебро... Охотники на оборотней! Меня выследили! Но как?! Где наследил? Из логова возвращался разными дорогами... Не чувствовал за собой слежки. Невозможно!
  Наравне с ненавистью к врагам пришла обида. За то, что так легко попался. И теперь обречен...
  - Неси транквилизатор, цепи. И в багажник его...
  Нет.... Я все же пытался уползти. Любой ценой. Сбежать - наилучший вариант.
  Но где-то через два метра в шею воткнулся шприц, впрыскивая в кровеносную систему свое содержимое. Движения становились вялыми с каждой секундой. Глаза сами закрывались, пока все не померкло окончательно...
  
  На очередном ухабе голова больно ударилась о стенку багажника. Куда они везут меня? Транквилизатор прекратил действовать раньше времени? Может, успею выбраться...
  Но что толку?! Догонят и пристрелят! Тем более, пуля продолжала нестерпимо терзать плоть. Ничего не слышно, кроме рева мотора и моего тяжелого дыхания.
  Спокойно. Еще есть время. Для начала нужно снять ботинки... Не без проблем, но удалось их стянуть. Теперь стоит попробовать перекинуться, плевать на остальную одежду.
  Превращение с серебром в ране заставило вспомнить первое полнолуние. Крепкие цепи стягивали растущее тело. Но и у них был предел. В багажнике и так было тесно. Но теперь вообще не пошевелиться. А еще как-то нужно вытащить серебро...
  Ковыряться когтями в ране, когда машина то и дело норовит подскочить на какой-нибудь кочке, занятие малоприятное. Но хуже сделать уже просто нельзя.
  Вот же... Удалось зацепить! Проклятье, это лишь один из кусочков пули! Счет времени попросту потерялся к тому моменту, когда все закончилось. Облегчению нет предела...
  Дальше обратная трансформация. Одежда все же порвалась, но носить можно. Теперь главное натянуть ботинки и не привлечь внимание пассажиров. Только дурак побежит без обуви по морозу.
  Готово. Осталась крышка багажника. Нет, выбить не получится. А вот если упереться спиной... Со скрежетом замок начал медленно поддаваться.
  Резкий рывок, и вот мое тело вылетает на полной скорости из автомобиля. После нескольких кувырков на ухабистом асфальте, я вскочил на ноги и побежал со всех ног, скрывшись за углом.
  Страх придавал сил. Теперь он - главныйсоюзник.
  Охотники не успели выехать из города. Но мне было все равно. Главное - бежать. Без оглядки. Желательно по людным улицам. Даже если придется сбивать прохожих с ног.
  Приходилось шарахаться от любого автомобиля. Казалось, в любой момент настигнет выстрел. И в этот раз последний...
  
  Силы окончательно оставили где-то за городом. В бегах пришлось пересечь всю Пермь, после чего срезать по каким-то дачным участкам, свалками, пока не почувствовал себя в относительной безопасности в лесу.
  Рана на плече пульсировала, продолжая кровить, сбивая обоняние. И не желала заживать, в отличие от побоев. Поганое серебро...
  В глазах двоилось, во рту привкус металла. Вот он, предел оборотня...
  Упав на снег, я перевернулся на спину, пытаясь хоть как-то успокоиться. Подумать.
  'Милиционер' стрелял в плечо. Не хотел убивать. Значит, пуля в голову или сердце - смертный приговор. Хотели допросить... О какой же подружке шла речь? Собрат успел обратить еще кого-то, прежде чем бесследно исчез?
  Как бы то ни было, я не знал, что делать дальше. Возвращаться домой нельзя. Достанут. И нечего противопоставить. Эти охотники - профессионалы. Застали врасплох с идеально спланированной засадой. И ничего не помешает сделать это снова... К тому же, снова чертово серебро!
  Только в романтизированных книгах и фильмах главный герой, обретя могущество, рвет всех и вся. Но я не такой. Даже защититься толком не могу! И ничего не знаю о врагах. Обо мне же им известно все, что нужно.
  Остается бежать, трусливо поджав хвост. Уйти в лес, где меня труднее всего будет достать. А не играть в непобедимого оборотня...
  Уже давно чувствовал, что сознание будто разделилось на две половины. Звериную и человеческую. Первая слабо себя проявляла. Поэтому все решение принимала вторая. И человек решил сдаться.
  Переведя дыхание, я встал, отряхнувшись от налипшего снега. Позади родной город. Впереди природа. Дорога обратно закрыта навсегда.
  Сердце болезненно сжалось. Придется бросить родных. Что с ними станет без меня? Но и подвергать их опасности тоже нельзя...
  От последних сомнений отвлек шорох позади. Я весь обратился в слух, замерев. Не показалось, точно не показалось
  Рефлексы не подвели. Перекат в сторону через больное плечо позволил избежать внезапной атаки неизвестного существа. Больше не дам застать себя врасплох!
  - Тебя легко выследить по запаху крови...
  Существо прекрасно видно в темноте, благодаря ночному зрению. В глухом рычании слышались женские нотки...
  За атакой стояла девушка-оборотень в звероформе, отличающейся от моей меньшим ростом и более хрупкой комплекцией. Под курткой поверх бурой шерсти выделялась небольшая грудь. Да и вся фигура была изящной и женственной. А мордочку можно даже назвать... милой. Если бы не взгляд карих глаз, полный ненависти.
  Ее запах же оказался приятнее любого другого. Но... некоторые оттенки показались до боли знакомыми...
  - Кто ты?! Что тебе нужно?! - отступив на пару шагов, я потребовал объяснений.
  Нужно создать иллюзию уверенности. Не дать незнакомке заметить страх в глазах. Но уже поздно...
  Она начала приближаться.
  - Стой на месте!
  Хоть бы что.
  - Я долго искала тебя... Ты заплатишь за то, что сделал!
  Я уже знал ответ, что именно....
  Нет... Нет! Нет! Та девушка была мертва! Неужели укус подействовал?!
  - О... Вижу до тебя начинает доходить.
  Второе полнолуние прошло двенадцатого декабря. Мне самому, из опасения за близких, пришлось пережить его в лесу, тайно сбежав из дома. Нет, никакой потери контроля во второй раз. Наоборот, Луна дарила эйфорию, блаженство... Покой. Прекрасные мгновения...
  Но реальность менее сладка.
  - Послушай... - я поднял руки, пытаясь утихомирить девушку-оборотня - То, что произошло в лесу...
  - Заткнись! - рык эхом пронесся по окрестностям.
  Какой хороший сигнал охотникам... Но сейчас просто не до них.
  - Ты даже не понимаешь, что сделал! Из-за тебя погибла моя семья, тварь!
  О чем это...
  В голове всплыл репортаж по телевизору. В одном из городков неподалеку найдена разорванная на куски семейная пара... и их шестнадцатилетний сын. Тогда просто не придал значения. Мало ли психопатов в мире... К тому же история с первым полнолунием уже давно перестала мучить. Полный идиотизм...
  Внутри все оборвалось. Вот она - расплата. За глупость, цинизм, высокомерие... да за все! Смерть одной девушки? Да наплевать! А как насчет целой семьи?! Тоже плевать?! Где же теперь эгоистичная холодная расчетливость? Давай, заглуши совесть! Скажи, что все это чушь!
  Я был опустошен. Вот что значит, иметь на своих руках кровь. Вот что могло случиться, узнай родители или друзья правду.
  Нет, погодите-ка...
  - Ты что... осталась в полнолуние в городе?
  Хищница замерла с приподнятой для следующего шага лапой, и через секунду опустила.
  Проклятье... Как же можно так ступить?!
  А сам-то лучше? Попался на удочку охотников, как щенок.
  - Может, я и виноват в том, что укусил тебя... - нужно как-то ее успокоить - Но... Своих родителей ты убила сама...
  Слова подобраны крайне неудачно. Больше не церемонясь, незнакомка кинулась в атаку. Длинные когти оставили четыре глубоких полосы во все лицо, чуть не лишив зрения. Я подлетел, врезавшись в дерево. Затылок напоролся на острый сучок...
  Уже не помня себя, я сбросил ботинки и перекинулся за несколько секунд, громко зарычав.
  - Какие мы грозные! - волчица даже ухом не повела - Но ты просто так не умрешь. Сначала я тебя искалечу... А пока ты будешь валяться, убью твоих родителей. И тогда ты действительно поймешь, что натворил...
  - Пошла ты! - стерев кровь с рубцом на морде, я наотмашь резанул когтями воздух.
  В метре от противницы.
  И в ответ мне подрезали бок. Но девушка-оборотень открылась для атаки. Сокрушающий удар кулаком пришелся в холодный черный нос.
  Заскулив, она отшатнулась, зажимая ушибленное место. Не хотелось ее калечить сильно, поэтому пришлось перейти на кулаки. Простреленное плечо еле двигалось, но это не останавливало. Я бил не прицельно. Лишь бы попасть. И неважно куда. Даже перестал обращать внимание на ответные выпады, получая новые и новые царапины.
  Случайный удар в солнечное сплетение выбил из легких волчицы воздух. А последняя атака пришлась коленом по горлу...
  Я упал на колени, истекая кровью, льющейся из многочисленных порезов. Она лежала на снегу, еле дыша. Зато теперь можно поговорить...
  - Мне... жаль...
  Сколько грусти и сожаления можно вложить в рык, чтобы звучало искренне?
  - Я не хотел этого... я сам не знал, что будет в первое полнолуние... Вот и ушел из дома... Чтобы пережить его.
  Взгляд опустился на когтистые руки.
  - Я не контролировал себя... Зверю невозможно сопротивляться в этот момент. Ты сама это испытала.
  - Хватит оправдываться... - прохрипев, волчица с трудом перевернулась на бок.
  Ее съедала злость. И наверняка досада от того, что недооценила врага...
  Я же не чувствовал себя победителем.
  - Я виноват! И признаю это!
   Что еще нужно сказать этой помешанной на мести?..
  - И что с того?! Ты трусливая тварь. Увидел меня, истекающей кровью... И сбежал!
  - Если бы я знал, я...
  - Что?! Что бы ты сделал? - она была непреклонной.
  - Объяснил что к чему...
  - Молодец! А теперь вернись обратно во времени и спаси мою семью! Можешь?! Можешь это сделать?!
  - Хватит...
  Меня хватало лишь на то, чтобы мямлить. В звероформе это выглядело особенно жалко. Хуже и представить нельзя.
  - Я очнулась, поедая плоть своего брата... - волчица будто наслаждалась, пусть и в ее глазах стояла боль - Родители лежали рядом... Кровь была повсюду... Соседи с ума сошли от криков...
  - Да прекрати! - взмолился я.
  Тело била крупная дрожь. Из глаз текли слезы. А у нее нет! Уже все выплакала!
  - Ты сама их убила! Сама, как дура, осталась сидеть в квартире! Мои родители здесь не причем... К тому же жизнь уже покарала меня...
  - Это как интересно? - ее раны полностью восстановились, и теперь она стояла на ногах.
  Но мне уже наплевать...
  - Охотники... Охотники на оборотней. Выследили нас обоих, - переход на другую тему ненадолго заглушил боль внутри - Поймали меня. Хотели допросить... Думали, что знаю про тебя. Но мне удалось сбежать...
  - Что за чушь ты несешь?
  Вместо ответа я вскочил, резко притягивая девушку-оборотня к себе. Ближе к пулевому ранению.
  - Видишь? Уже час как не заживает... Стреляют серебром. И их много. Вернемся в Пермь - выследят и убьют незамедлительно. Они знают все. Даже где я живу.
  Ощущения близости ее тела были... странными. Даже приятными...
  Но я все же поспешил разжать объятия и сделать шаг назад, сгоняя наваждение:
  - Можешь идти в город. Тебя убьют раньше, чем ты доберешься до моих родителей.
  Неизвестно, что сработало лучше. Доказательство силы охотников? Или ужас, стоявший в глазах?
  Но она колебалась. Даже если не удастся изощренно отомстить, утешительным призом станет моя жизнь. Но ее будет не так просто забрать...
  В конце концов, волчица тихо произнесла:
  - Не смей идти за мной... Если встретимся, второй раз я тебя точно убью. Страдай... страдай от той боли, что причинил...
  С этими словами она двинулась в противоположную от города сторону. Но облегчения не было. Страшная правда оставила шрамы, которые никогда не заживут.
  
  Глава 2.
  
  Глубоко в лесу. 18 декабря. 2008 год.
  
  Природа все больше раскрывала свои объятия. Шаг за шагом я отдалялся от родного города, который покидал за свою жизнь два раза ради поездки в теплые края на отдых. И никогда - в одиночку.
  Но зверь внутри только радовался. Торжествующе рычал, не давал покоя. Ему все равно, он просто радуется жизни.
  Во время охоты, казалось, вновь терялся контроль. Как в первое полнолуние. Оказалось, что я просто не был готов к свободе. К жизни в лесах. Хотя, на первый взгляд, все не так плохо.
  Ведь для жизни оборотню нужно не так много. Сильное тело, клыки и когти. И густой мех, что согревает холодными ночами во время страшных метелей.
  Болезни, вроде простуды и гриппа, должны остаться в прошлом. Но что говорить о психике? Регенерация не спасает от воспоминаний...
  После ухода девушки щемящая боль продолжала разрывать грудь. Будто вновь и вновь вонзали нож, медленно проворачивая. Заживающие порезы от когтей и ранение от пули больше не беспокоили. Как и то, что за мной ведется охота, как и то, что родители с ног собьются, пытаясь отыскать пропавшего сына... Все заглушил тяжкий груз на душе.
  Нельзя отрицать очевидное. На мне три трупа. Разрушена жизнь целой семьи. Ненависть девушки заслужена с лихвой.
  Хотелось как-то все исправить. Догнать ее и... попросить прощения? За такое никогда не прощают. И она права - нельзя повернуть время вспять...
  - Страдай.
  Такими были последние слова. Хищница знала, куда сильнее ударить. Смерть родителей довела бы меня до безумия. Но и осознание совершенного тоже сработало как нельзя лучше.
  Я боялся спать по ночам. Не только из-за темного леса вокруг. Боялся кошмаров, что придут вместе с приятным забвением.
  Разум вновь и вновь прокручивал все в голове, не давая покоя. Заглушить или отвлечься просто невозможно.
  Да. Я начал желать себе смерти. Хотел вернуться обратно в город. Прямо в лапы охотникам. Или просто перерезать себе когтями горло. Но тут помешает регенерация...
  Оборотню, как оказалось, не так просто умереть. Сколько крови потерял от пули и схватки с волчицей? И все равно на ногах. Но тут свои нюансы.
  Если порезы затягивались четверть суток, то с простреленным плечом все не так просто. Даже через три дня, когда от обычных шрамов и следа не осталось, отверстие все еще осталось глубоким. Может, стоило сделать перевязку? Хотя, к черту!
  Но все равно подвижность оставляла желать лучшего. Как удалось раненому победить в драке с себе подобной?.. Стоп, ведь она же не боец. Как, впрочем, и я...
  Потом мысли вновь возвращались к позабытым на время проблемам. С родителями оказалось не менее тяжко.
  Вчера я случайно набрел на автотрассу. Стоило уйти, но внимание привлек указатель. До ближайшего населенного пункта оставалось километра два. Глупая затея, но удержаться просто нельзя. В кармане порванной куртки еще остались гроши и паспорт.
  Накинутый капюшон не спас от подозрительных взглядов на почте. Впрочем, как и во всем городе. Еще бы... Сколько на одежде осталось запекшейся крови.
  Пришлось играть роль пьяного бродяги, придавая голосу более хриплое звучание. Но заветный конверт того стоил.
  Да, это чистое безрассудство. Но я не мог поступить иначе. Неизвестно даже, дойдет ли письмо до дома, не перехватят ли его охотники... И все же попытаться стоило.
  Добытой без особого труда ручкой писать пришлось за городом. И так привлек к себе слишком много внимания. Стоило идти вечером, а не переть средь бела дня. Но уже поздно.
  Рука дрожала, с трудом выводя буквы. Мысли бессвязным потоком оказывались на бумаге. Потом даже не мог вспомнить, что написал. Единственное, что запретил, так это прощаться навсегда.
  Когда конверт опустился в почтовый ящик на улице, я почувствовал небольшое облегчение. Легкую волну покоя, достигшую даже кончиков пальцев...
  Но нужно спешить. Охотники знали обо мне все. Но не наоборот. Сколько их? В каких городах они действуют? Сколько понадобится времени, чтобы добраться сюда, если здесь есть парочка их информаторов?
  Даже в таком захолустном поселке казалось, что за мной наблюдают тысячи глаз. Вновь полегчало лишь в лесу под тихое уханье сов. Деревья словно выстраивались шеренгой, способные защитить от любого врага.
   Привычным движением я скинул ботинки и быстро связал шнурками друг с другом. Лучше так, чем вообще остаться без обуви.
  Трансформация успокаивала. Ощущение могущества, пусть и подпорченное охотниками, все равно дарило эйфорию. Черный холодный нос втянул множество различных запахов леса. Пора охотиться...
  
  Зверь помогал приспосабливаться. Человеческая сторона перестала испытывать страх перед природой. Хотя, скорее происходило нечто иное.
   Постепенно все переживания сходили на нет, всплывая лишь ненадолго. Чтобы напомнить о содеянном.
  Всю боль глушили инстинкты. Я больше и больше полагался на них. И, бывало, даже не анализировал обстановку. Вместо этого просто действуя. Куда иду и зачем... Неважно. Лишь бы не испытывать голод и иметь спокойный сон.
  Это казалось настолько естественным, что не вызывало тревоги. Наоборот, это полузабытье было сладким. Будто первое полнолуние ничему не научило...
  Сегодня удалось загнать целого оленя. Во время охоты вновь потерял голову. Существовала лишь добыча. Все вокруг растворилось в азарте погони. Адреналин курсировал по венам, заставляя сердце биться с бешеной скоростью. Пар вырывался из оскаленной пасти. А в желтых звериных глазах не читалось ничего, кроме сознания хищника.
  Запрыгнув на крепкую ветку ближайшей сосны, я настиг с высоты свернувшее не туда животное. Не выдержав моей чудовищной массы, олень упал на снег. Когти вошли глубоко в крепкую шкуру, а клыки сомкнулись на артерии.
  Желудок сходил с ума от нетерпения. Поэтому бедное травоядное все еще билось в конвульсиях, пока с него сдирали шкуру и отгрызали сочные куски мяса.
  Я пережевывал лишь по привычке, хотя горло у оборотней вполне позволяет глотать и без этого.
  Лишь после насыщения обычно отпускало окончательно. Но в этот раз все сложилось иначе. Мощный порыв ветра вместе со снегом с крон деревьев ударил в ноздри, колыша шерсть на загривке.
  Новый, неизвестный запах вывел из забытья, заставляя ощетиниться. Сначала показалось, что я случайно наткнулся на девушку-оборотня. Но, нет. Неуловимые отличия настораживали. Неужели это... запах псины?
  Колебания заняли не больше секунды. Трапеза откладывается. Встретить собратьев - это большая удача. Может, удастся получить ответы на вопросы, а может и стать членом их стаи. Гораздо лучше, чем слоняться одному, не имея какой-либо цели.
  Ботинки, оставленные где-то позади, теперь легли рядом с тушей оленя. По запаху добычи гораздо проще ориентироваться.
  Взяв след, уже невозможно потеряться. Поэтому напоминания завывающего ветра были излишни. Но снова странность. Я уже порядком отошел, а запах крови все равно дразнил нюх. Шершавый язык рефлекторно прошелся по носу, слизывая остатки. Не помогает.
  Похоже, собратья тоже кого-то прикончили.
  Когтистые ноги мягко ступали по снегу, стараясь издавать как можно меньше шума. Нельзя, чтобы все закончилось дракой. У меня же мирные намерения...
  Я стоял на небольшом возвышении, а запах вел вниз. То, что предстало перед глазами, сложно назвать оборотнями. Три существа обгладывали человеческий скелет. Их тела напоминали волчьи, только большего размера. Каждый по росту будет, наверное, мне по пояс. Густая шерсть с разным окрасом, чуть приплюснутая морда. И лапы ничем не напоминали человеческие.
  От омерзения на языке появилась горечь, а к горлу начал подкатывать тошнотворный комок. Нужно убираться отсюда...
  Но поздно. Существа без прелюдий бросились в атаку, защищая свою добычу. Их скорость просто поражала! Бежать бессмысленно - догонят. Запрыгнуть на дерево? И что дальше? Они развернутся и уйдут?
  Нет, одно дело охотники. Но я могу справиться с этими тварями! Вернее, это еще нужно себе внушить...
  На высоте у меня было преимущество. Поэтому первый враг кубарем полетел обратно по склону. Двое других решили оббежать сбоку.
  Инстинкты, пробудившиеся на природе, придавали храбрости. Взгляд внимательно следил за каждый шагом существ, а разум быстро подсказывал, как поступить.
  Следующая тварь получила по морде когтями, лишившись глаза. Самый хилый противник. Сразу заскулил и вжался в ближайшее дерево. Но его собрат совершил быстрый прыжок, и клыки прокусили ногу, ближе к пятке. Тем временем, третий 'волк' уже бежал на встречу.
  Наши глаза встретились. Там оказалась... пустота. Никакого сознания, только голые инстинкты. Нельзя испытывать к этим монстрам никакой жалости!
  Его прыжок был предсказуем. Стоило выставить как руку, как тупая тварь сама наскочила на них, позволяя схватить за глотку. Несмотря на размеры, удерживать извивающегося врага было просто. Больше беспокоил тот, что продолжал грызть ногу. Но пара ударов о крепкую березу заставили противника разжать челюсти. И в следующую секунду моя нога опустилась на его мохнатую шею, нажимая, пока не раздался хруст.
  Никакого страха. Никакого гнева. Никакой жалости. Сердце билось спокойно, а мускулистые руки прижали к себе задыхающееся существо, хладнокровно сворачивая шею.
  Я бросил тело последнему врагу. Тот отскочил, а после пустился наутек. Надо бы догнать, вот только...Стоило ступить на левую ногу, как боль вернулась, а пасть покинул тихий скулеж. Нет, догнать можно только ценой болевого шока. Черт с ним...
  Во время нелегкой дороги к телу, что стало сегодняшней добычей тварей, я размышлял над их происхождением. Почему в их запахе столько общего с оборотнями? Больше нас ничего не роднило.
  Труп представлял из себя жуткое зрелище. Снег и земля вокруг просто пропитались кровью. Сначала существа сожрали все внутренние органы, потом наиболее мясистые части. После чего просто начали обгладывать все подряд, но не успели закончить. Тело невозможно опознать. Даже непонятно, кто передо мной - мужчина или женщина. Ширина скелета и небольшой рост мне ни о чем не говорили. Но хотя бы не ребенок.
  Зря подошел. Запах оказался гораздо сильнее, чем у убитого животного, дурманя разум. Вроде не до конца доели. Осталось немного на ребрах, да к тому же...
  В следующую секунду я отскочил от трупа. И тут же упал, громко зарычав от боли в прокушенной ноге. Это отрезвило еще лучше. Эти твари... И есть мы! Оборотни! Эта природа вокруг, возобладавшие инстинкты - все вело к неминуемой деградации. К настоящему одичанию!
  Дикие оборотни. Существа, в которых человек умер окончательно. Для которых человеческая плоть - лучшая еда.
  Нет... нет... Я не хотел разделить такую судьбу. Лучше смерть!
  Пелена окончательно спала с глаз. Зверь внутри отступил, недовольно огрызаясь. Его время закончилось. Хватит водить меня за нос. Разум прекрасно работал, но только в нужную для него сторону. Именно так это происходит. Затуманить голову, пока сладкий сон не растянется на вечность. И все закончится превращением в одного из дикарей.
  Прозрение вскрыло старые раны. За все в жизни рано или поздно приходит расплата. Вопрос в том - как скоро.
  За то, что натворил, мне суждено страдать. Впрочем, теперь в том же положении, что и я...
  Хватит. Еще не все потеряно. Вне леса ничего такого не было. Стоп, а как же тот, что меня обратил? Теперь его нападение имело смысл. Не смог приспособиться после жизни на природе. А проходя через город решил 'перекусить' мной. Только почему в таком людном месте?..
  Ладно, нужно просто найти какой-нибудь город. Быстро раздобыть денег, купить одежду, и тут же сбежать...
  Но сначала надо определиться, куда же меня занесло...
  Черт, совсем забыл про трупы. Нельзя их просто так оставить. Наверняка охотники занимаются тем, что скрывают от человечества правду.
  Я собирался внести свой вклад.
  Когти неплохо справлялись с промерзшей землей. Рыть глубокую яму нет смысла. Кто будет копать в такой глуши? Так что кости диких не найдут.
  Для человека стоило вырыть отдельную могилу. Но не хотелось задерживаться здесь дольше, чем нужно. Жутко от того, что произошло...
  После погребения пришлось еще долго в человеческом облике оттираться от земли снегом.
  Нога к этому времени уже более-менее зажила. Надо догнать сбежавшего дикаря.
  Стойкий запах псины не дал сбиться с пути. Но метров через двести я наткнулся на широкую реку, еще не успевшую полностью покрыться льдом.
  След обрывался у берега. Уплыл! Или утопился. Второе, конечно лучше. Но искать его по всей округе расхотелось.
  Поэтому пришлось вернуться ни с чем к убитому оленю. Есть по-человечески, к сожалению, не получится. Так что пришлось действовать по-звериному. Третьего не дано. Не пропадать же хорошему мясу.
  А после обеда надо определиться, куда же меня занесло, и где здесь ближайший город...
  
  Глазов. 22 декабря. 2008 год.
  
  Я сидел на крыше, собираясь с духом. Еще несколько дней, проведенных в лесу, довели до отчаянья. Казалось, что ничего не попадется, кроме деревень и небольших поселков прежде, чем окончательно сойду с ума.
  И вот, в четырехстах километрах от родной Перми, наконец, повезло добраться до цивилизации. И теперь я с удовольствием окунулся в тесноту города. С его машинами, заводами и прочим. Да, здесь зверь гораздо слабее...
  Но возникли новые проблемы. Деньги легально не достать. Просто нет идей, как заработать, не привлекая к себе лишнее внимания.
  Прибыв в город ночью, я долго об этом размышлял. Сначала гуляя по темным улицам. А потом на крыше, забравшись на нее по пожарной лестнице.
  Таки и не пришло ни одной мысли. Захотелось покинуть Глазов, раз ничего не сложится, но потом взгляд поймал одну контору. В голове родился в план.
  Раз уж совершил непредумышленное убийство, то почему совесть должен волновать простой грабеж? Тоже ведь выживание, что и охота за оленем. Только в этот раз 'олень' кому-то принадлежит.
  Нападения на людей привлекут ненужное внимание. Нужно получить за раз много денег и смотаться, чтобы потратить в другом городе.
  Грабить банк - это безумно даже по меркам оборотня. Тем более, я плохо представлял, где там что находится.
  А вот центр мобильный связи казался совершенно беззащитным. Занимая небольшое пространство на первом этаже, от улицы его отделяла стеклянная витрина. Никакой охраны, только сигнализация. Возможно, камеры.
  Нужно лишь полминуты, чтобы обчистить все банкоматы. Сорвать крышку и вытащить внутренности, забрать купюры, и готово. Тем более, что много не надо.
  Но еще неизвестно, очищают ли их от наличности перед закрытием. Поэтому я караулил на крыше почти весь день, аккуратно выглядывая. Да, это большой риск. Но из двух зол я выбрал меньшее. Лучше смерть от пули охотников, чем медленная деградация...
  Повезло. Оба автомата оставили со всеми деньгами. Взяли только деньги из касс. Была шальная мысль забрать заодно и телефоны, насколько хватит карманов. Только вот куда их потом продать? Оно того все же не стоит.
  И вот последние два часа я морально готовился к первому в своей жизни ограблению. Все больше чувствуя себя идиотом, кляня свой 'продуманный' план. К тому же то и дело подрагивая от нервов.
  Люди представляют оборотней как угодно, но точно не так...
  Больше тянуть не имело смысла. Для конспирации спустившись по пожарной лестнице, я внимательно оглядел пустующую улицу. Милиция не примчится мгновенно. Времени должно хватить.
  Капюшон защитит лицо от объектива камер. А моих отпечатков пальцев точно нет в картотеке милиции. Вроде все продумано до мелочей, но это нисколько не успокаивало...
  Встав напротив витрины, я глубоко вздохнул. Пора...
  С помощью разбега пробить плечом стекло оказалось просто. Даже перестарался, отчего слегка врезался в противоположную стену. Сразу завыла сигнализация, больно ударяя по ушам.
  Первый банкомат был скрыл в мгновение ока. Мягкий металл легко смялся под сильным ударом кулака. После чего содрать крышку с петель не составило труда. Но деньги внутри пришлось искать дольше, чем рассчитывалось. Пришлось выдирать внутренности машины, пока не посыпались купюры.
  Сквозь вой сигнализации послышались сирены. Время вышло.
  Сердце гулко отдавалась в висках, пока руки лихорадочно собирали деньги в одну пачку. Пока жадность меня не погубила окончательно, я стремглав покинул контору.
  Путь до отступления тоже продуман до мелочей. Сначала сразу за угол, потом через темные дворы, постоянно петляя. А уже потом найти очередную пожарную лестницу...
  План сработал как надо. Лежа в безопасном месте на крыше, слушая сирены, я пересчитывал добычу. Несколько тысяч. Маловато, но с моим образом жизни много и не надо.
  Совесть до сих пор молчала. Хоть теперь официально стал преступником. Но это не значит, что я чувствовал себя хорошо. Если бы... Тем не менее, перейти черту оказалось гораздо проще, чем казалось. Хорошо, что родители не видят меня сейчас. И вообще ничего не знают о том, что произошло.
  
  Когда сирены утихли, я спустился с крыши, и направился обратно в лес. Больше тут не осталось никаких дел. Деньги разумнее потратить в другом городе.
  Пусть и с помощью грабежа, теперь есть возможность чередовать жизнь между цивилизацией и природой. Не дать себе потерять рассудок, и в тоже время не быть сцапанным охотниками. В теории звучит неплохо. Но реальность любит разбивать вдребезги любые ожидания...
  В одном из темных переулков послышался громкий крик. Оттуда выбежал молодой парень с широко раскрытыми от ужаса глазами. Не разбирая дороги, он врезался мне в плечо, упав на снег, после чего вскочил и побежал дальше без оглядки.
  Я же не шелохнулся. Стоит идти дальше. Не мое дело. Но внимание вновь привлек запах. Казалось, пора научиться на своих ошибках, и не давать собственному носу втягивать меня в неприятности, но... любопытство взяло вверх.
  Да, это был собрат. Остается надеяться, что вменяемый...
  Стоило завернуть за угол, как поспешное предположение тут же отпало. Невзрачный паренек низкого роста стоял над истекающим кровью человеком. Разум громко кричал, что связываться не стоит. Но я не послушался.
  Вблизи удалось рассмотреть оборотня получше. Моего примерно возраста. Некрасивое лицо с простоватым взглядом. Стриженые под ежик темные волосы. Ростом максимум метр шестьдесят пять. Щуплый, кажется, что ветром сдует.
  Стоило подойти, как собрат отшатнулся. Но, видимо, принюхавшись, успокоился. На его губах была кровь, как и на дешевой, безвкусно подобранной одежде.
  А молодой мужчина лежал рядом со следами укусов на плече. Хорошо, что потерял сознание...
  Быстро проанализировав ситуацию, я помрачнел, а после резко толкнул паренька в плечо:
  - Ты что сделал? Зачем?
  Тот словно заторможенный. Но все же соизволил ответить:
  - Я давно за ними следил. Эти двое много чего плохого сделали... Особенно этот.
  - Твое то какое дело?!
  Внутри закипала ярость. Нужно что-то сделать, пока никто не пришел.
  - Они и ко мне приставали, пока... Не покусали.
  Он будто не был удивлен моему появлению, все принял как должное.
  - Это не повод убивать. Ты совсем не соображаешь? Что с ним теперь делать? - я указал на лежащую жертву - Он ведь станет таким, как мы!
  Мы это уже проходили, знаем. Скоро здесь повторится то же самое, что и в Перми.
  Мои слова оборотень понял по-своему. Присев, он вонзил зубы мужчине в кадык, лишая того шансов на выживание.
  Я отшатнулся от неприятного зрелища. Голова кружилась. Как? Что? Будто все это происходит не со мной.
  Еле удалось оттащить собрата от издавшего последний хрип тела.
  - Нахрена?!
  Только этот вопрос и стоял в голове.
  - Зато теперь с ним не будет проблем... - выплевывая кровь, ответил паренек, а потом будто собрался уходить.
  Да, логика... А избавиться от тела? Убирать чужой мусор не хотелось, но что поделать. В растерянности я огляделся. Рядом, по счастью, оказался канализационный люк. Открыть его не составило труда. Как и скинуть вниз труп. Но предварительно пришлось убедиться, что он действительно мертв, поэтому руки неумело свернули шею.
  А что делать с тем, кто сбежал? Хотя, кто ему поверит. Нужно убираться из города, о чем я незамедлительно сообщил собрату. Реакция меня поразила.
  - Мне некуда идти.
  - Что, значит, некуда?
  Нужно найти место поспокойнее. И там поговорить. Надо бы побольше расспросить паренька обо всем. Любые сведения пригодятся. Хоть и новый знакомый вызывал сильную неприязнь.
  Подходящим местом оказался небольшой двухэтажный магазин в паре кварталов. Да и на крышу оказалось удобно запрыгивать с гаражей.
  При этом собрат был словно не здесь. Просто тупо следовал за мной. Может, осознает, что совершил?
  Теперь можно вернуться к теме разговора:
  - Так что значит, некуда бежать?
  - Просто, некуда, - скупо ответил паренек, сунув руки в карманы.
  Да что за тормоз попался?! Черт, даже лицо не вытер от крови. Теперь похож на вампира...
  - Мне тоже было некуда бежать, когда объявились охотники. Они умеют выслеживать таких, как мы...
  - Ну и что? Пусть приходят, - пожал плечами оборотень.
  Твою... Он, что, серьезно? Ему тоже шрам от серебра надо показывать? Неделя потребовалась, чтобы рана затянулась окончательно, теперь остался шрам, который медленно исчезал.
  Не знаю, что тогда больше бесило. Его отношение. Или же мое... Собрат не боится смотреть в лицо опасности, в то время как я бегу от всего. Ничего, он еще познает все на своей шкуре...
  Зачем вообще его уговаривать? В дороге наверняка будет обузой. Да и неизвестно, как подействует природа. Возьмет и убьет с той же легкостью, как и того бандита.
  Бандита ли?
  Совсем не об этом я мечтал, когда хотел найти собратьев. Снова не повезло. Но стоит продолжать поиски.
  Тут в край крыши что-то ударило. Где-то натянулась леска, и к нам с помощью специального троса поднялся мужчина. Лет под тридцать. Короткие, но отпущенные назад русые волосы. Под расстегнутым серым пальто был бронежилет, а на ногах тяжелые ботинки
  Я остолбенел, пытаясь сообразить, что происходит. Собрат же начал принимать звероформу. Еще до того, как неизвестный отцепил пояс ремня от троса и выхватил револьвер.
  Охотник! Все-таки меня выследили!
  Враг стрелял быстро. Кинувший на него оборотень получил четыре пули. Одну в горло, и три в грудь. Следующая попала в мое бедро, стоило попытаться убежать в сторону, чтобы сигануть вниз.
  Перекатившись по крыше, вскрикнув, я больше не пытался встать. А просто лежал, зажимая простреленную ногу. Ее словно парализовало, не говоря уже о 'приятных' ощущениях от серебра. Уже третий раз моей жизни угрожает страшная опасность, а сопротивления никакого. Встать!
  Усилие воли было лишним. Даже с четырьмя пулями собрат смог подняться и наброситься сзади на охотника. Тот вел себя слишком самоуверенно, и поплатился за это. Оба повалились на крышу. Когти оборотня разодрали человеку все грудь, а зубы прокусили руку. Но в ответ он всадил ему еще две пули в живот.
  Потасовка закончилась тем, что собрат обмяк и повалился на бок рядом с врагом. Охотник, сплевывая кровь, поднялся, направив на меня револьвер. В тот момент, когда я уже с трудом поднялся на ноги и собирался кинуться на помощь. Но замер, когда дуло револьвера вновь уставилось на меня. Это конец...
  Тело пробила дрожь, когда оружие издало тихий щелчок. А потом еще один. Приоткрыв один глаз, я увидел, что человек перезаряжает оружие. С трудом, зажимая раны на груди. Кровь пропитала всю одежду и капала на крышу. Он слабел с каждой секундой. И бросил занятие на полпути, рассыпав часть патронов на крыше.
  - Проклятье... - выругался враг, пока из его рта текли красные ручейки.
  Вдалеке послышались сирены милицейских машин. Револьвер упал на крышу, а сам охотник медленно пошел к краю. Я хотел что-нибудь сделать или сказать, но лишь наблюдал весь в напряжении.
  - Тебе повезло, - лишь бросил он мне и резко перемахнул через ограду.
  Но... зачем?..
  Снизу донесся лишь удар упавшего на асфальт тела. Убил себя, потому что укусили? Вот, черт! Нет, я не почувствовал облегчение от его смерти. Вообще вид лежащего внизу тела заставил отшатнуться от края.
  Пора валить отсюда и быстро! Но с простреленной ногой быстро не получится. Быстро перекинувшись, я быстро достал пулю когтями. В этот раз осталась цельной, не разлетелась на обломки, как в прошлый раз.
  Тело собрата же напоминала решето. Казалось, не дышит. Но стоит попытаться спасти ему жизнь. Никто не достоин такой смерти...
  Запах крови пьянил, но я это игнорировал, судорожно ковыряясь в ранах. От вида внутренностей живота появились рвотные позывы. Надо держаться.
  Милиция внизу уже приехала. Но их должен отвлечь труп охотника. Еще немного!
  Сердце не задето. Остальное заживет. Или он уже получил смертельную дозу серебра?! Осталась последняя в горле!
  Вот и все. Кажется, даже не душит. Я приложил ухо к черному носу, после чего резко ударил кулаком в сердце. Давай же!
  Переборщил. Едва не сломал ребра. Но через секунду оборотень мучительно и хрипло вдохнул, так и не приходя в сознания. Живой...
  Можно уходить. Взгляд упал на оброненный врагом револьвер. Пригодится. Хотелось заодно найти пули, но заскрежетал замок люка, что вел на крышу. Вот, хотя бы один патрон есть. Черт, черт, черт! Сунув оружие в уцелевший карман куртки, я быстро схватил бессознательно тело собрата и, еле таща за собой раненую ногу, спрыгнул вниз.
  Путь до другой крыши оказался мучительным. Дело не только в ранении. Парень в звероформе, хоть и был поменьше меня, но все равно весил изрядно. Поэтому карабкаться по пожарной лестнице напоминало подъем в Гималаи с огромным грузом. Сейчас даже плевать, если кто-то увидит. Главное добраться!
  Перебросив тело через небольшую ограду, я вскарабкался следом, падая на спину. Тяжелое дыхание паром выбивалось из пасти. Остается надеяться, что никто ничего не видел.
  Когтистая рука вновь сжала ноющую рану на бедре. Почему охотник был один? Это даже не похоже на засаду. Он просто появился из ниоткуда и собирался нас перестрелять. А я... а я повел себя как обычно, нечего тут даже обсуждать.
  Взгляд перешел с темного неба на оборотня. Тот так и не пришел в сознание. Сюда скоро доберутся по следу крови. А он даже не может принять человеческий облик. Что за напасть... Но винить не кого. Сам подписался. Захотелось проверить, кто там такой - вот и результат.
  Только еще неизвестно. Это за мной следили или за ним?..
  Нет, надо идти дальше. Скоро отпустит адреналин. Пусть лучше это случится в лесу, где уж точно поспокойнее.
  
  Глубоко в лесу. 24 декабря. 2008 год.
  
  Я порыкивал при каждом шаге. Простреленная нога сильно замедлила. Если охотники возьмут след, то сбежать не удастся. После последнего случая сомневаться в этом глупо.
  Собрата удалось перетащить подальше от места бойни. Остается надеяться, что придет в себя и тоже сбежит из города. А ведь даже ничего о нем не узнал... Даже имени. Не стоило его бросать, но, похоже, что охотники все же за мной. Поэтому лучше разделиться...
  Когтистая рука не отпускала трофейный револьвер. Семизарядный револьвер РСА. Я как-то увлекался оружием, поэтому знал многие модели. Один патрон в барабане создавал иллюзию безопасности. По крайней мере, будет пуля для самоубийства. Охотники получат лишь труп.
  Хотя, скорее меня ждет голодная смерть. Загнать добычу не выйдет. Можно, конечно попытаться подстрелить, но опыта нет никакого. Только пневматика в тире.
  Пока стоит придерживаться старого плана. Деньги есть, ночная вылазка в город, и дальше к следующему. Нужно на запад, к наиболее населенным городам. Где можно получше спрятаться. Может, удастся найти и собратьев. Неужели охотники так их прижали? Может, тот оборотень укусил меня затем, чтобы наш вид выжил? Нет, все же вряд ли.
  Как много изменилось за столь короткое время. Обычного студента к вервольфу. А от вервольфа к загнанному зверю. Кстати, о нем. Еще сильнее хотелось поддаться, забыться. Пусть он решает проблемы. Я же словно проживаю чужую жизнь. Кто-то другой должен быть здесь, в этом лесу. Раненый, голодный, постепенно деградирующий. Способный стать убийцей и вором...
  В эту ночь за мной кто-то следил. Сначала, показалось, паранойя. Но нет. Где-то вдали в темноте сверкнула пара звериных глаз. Ветер, как назло, дул в другую сторону, поэтому запах никак не уловить.
  - Что вам надо?! - в конце концов, не выдержал я, направляя в их сторону оружие.
  Может, крыша поехала окончательно? Не мудрено, сколько крови повидал...
  Но тут из ближайшей рощи выскочил дикий оборотень. Палец со страху сам нажал на курок. Выстрел эхом раздался на природе. Пуля угодила врагу в пасть, и тот упал замертво.
  Проклятье, это тот самый сбежавший дикарь. Хилое тельце и шрам от моих когтей на глазу только подтверждали догадку.
  - Ты на что надеялся?! - мощный пинок отбросил труп на метр, оставив на животе глубокие порезы - Меня не так просто убить, тварь!
  Тут вдалеке послышался топот лап. Сколько же их? Зря подошел к телу, потерял фору! Черт, какие же они быстрые!
  Раненое бедро свело нестерпимой судорогой шагов через пятьдесят. Ничего не остается, кроме как сражаться.
  Я отбросил свои скудные пожитки вместе с оружием, приготовившись к последней схватке. Впервые за долгое время пришло смирение. Если суждено погибнуть, то уж этих тварей надо забрать с собой.
  Их оказалось четверо. Двое большие, матерые. Одна самка. И еще один дохляк, по типу только что пристреленного. Неужели одноглазый дикарь их привел? Действительно ли они умнее, чем казалось?
  Больше думать некогда. Схватка началась. Я перехватил первого дикого, перебросив через себя. От второго попытался отмахнуться рукой. Но он оказался слишком тяжел. Мне с трудом удалось удержаться на ногах. Когти вцепились в плечи. В нос ударил удушливый запах псины. Пришлось подставить руку под острые клыки, чтобы защитить горло.
  В это время самка зашла сбоку и вцепилась в бок. Дохляк же не решался атаковать. Глухо рыча от боли, я первым делом перерезал когтями глотку грызущему руку дикому. Тот разжал челюсти, и повалился на снег в предсмертных конвульсиях. Самку пришлось игнорировать. Второй матерый готов был наброситься сзади. Но пролетел над моей головой, стоило присесть.
  Тогда я схватил его за пушистый, линяющий хвост и притянул к себе. Стоило врагу повернуть морду, как по ней прошелся кулак. Он заскулил, падая на спину.
  Теперь наступила очередь самки. Разжать ее пасть оказалось непросто. Даже умудрился перестараться. Оторвал дикой нижнюю челюсть. Уши едва не оглохли от пронзительного воя. Швырнув тварь в дохляка, я вновь принялся за матерого. Руки давали неоспоримое преимущество перед лапами. Стоило схватить за шкирку дикаря и поднять, как тот ничего уже не смог поделать. Хоть и удержать такую тварь тяжело.
  Когда оборотень тоже упал на снег с перерезанным горлом, на меня, наконец, кинулся дохляк. Но внимание отвлекла самка, решившая попробовать таран, раз челюсти больше нет. Удар пришелся в пулевое отверстие. Боль согнула пополам. Глаза закрыла кровавая пелена. Кровь обильно орошала землю. Дыхание было хриплым и тяжелым. Но мне уже все равно. Сердце гулко билось, перегоняя все больше адреналина в кровь. Существовала только битва. И враги, которых нужно одолеть, во что бы то ни стало.
  Самку удалось поймать и свернуть шею. Как в следующую секунду дохляк вцепился в горло. Я упал на спину, пытаясь вырваться. Челюсти смыкались все сильнее, а вместе с тем жизнь все быстрее покидала тело. Взгляд все сильнее заволакивала тьма.
  Разжать пасть не получалось. В отчаянии когти вцепились в черепную коробку дикаря, пробивая кость. Рывок из последних сил, и вот его мозги ничего теперь не прикрывает. С тихим 'стоном' последний противник обмяк.
  Мое тело само приняло человеческий облик. Сбросив тварь, я попытался подняться. Бесполезно... Похоже, в этот раз действительно все.
  В этот момент я жаждал смерти. Нет больше смысла сопротивляться. Изначально было ясно, что мой тип людей не выживает в таких ситуациях. Теперь же меня ждет освобождение...
  
  Глазов. 24 декабря. 2008 год.
  
  Шрам.
  
  Дворники серого внедорожника Паджеро скребли по замерзшему лобовому стеклу, счищая налипший густой снег. За рулем сидел широкоплечий, лысый мужчина со шрамом от ожога, покрывающего подбородок, часть щеки и шею. Хмурый сердитый взгляд не менялся ни на секунду. А лицо вообще позабыло, что такое улыбка. Да и с таким увечьем улыбаться тяжеловато...
  Под теплым расстегнутым пальто пряталась кобура с парой пистолетов, рукояти которых поблескивали в свете пролетающих мимо фонарей ночного города. Глаза мужчины обратились в сторону пассажирки, а губы неприятно скривились, после чего он продолжил следить за дорогой.
  На переднем сиденье дремала, прислонившись головой к стеклу, молодая девушка с бледноватой кожей. Черные волосы, чтобы не мешались, были завязаны в длинный хвост. Ее глубокие зеленые глаза медленно открылись, а руки поправили кожаную куртку. Изящные ноги в свободных теплых джинсах порядком затекли от долгой поездки. Встряхнувшись, девушка посмотрела на напарника:
  - Что, опять потерял его след?
  Ответ прозвучал не сразу. Мужчина стиснул зубы, будто сдерживал себя изо всех сил:
  - Он оставляет столько улик, что даже новичок не потеряется.
  - Мы нашей охотой всколыхнем этот город больше, чем эта тварь... - брюнетка натянула кожаные перчатки.
  - Ты можешь помолчать, Кэтрин? Смотри лучше внимательнее по сторонам, - грубо оборвал ее мужчина.
  Раздраженно цокнув языком и отвернувшись, она замолчала.
  Охота и вправду складывалась неудачно. Простое задание по ликвидации двух оборотней обернулось трагедией. Шрам до сих пор не мог поверить, что один из лучших охотников Ордена погиб. Или все же нет?
  Следователи не нашли тело. Вернее, когда милиционеры все же решили проверить за забором заднего двора магазина, там были только следы крови. Может, он действительно жив.
  Но потом в городе начались убийства. Три резни за вчерашний день. Бандиты и прочее криминальное отребье кто-то истреблял с маниакальной жестокостью. Вместе с ними погибли невинные люди, которые оказались не в том месте и не в то время. Но даже с них тварь сдирала шкуру живьем и пожирала плоть.
  Все, что они могли сделать - это избавить город от монстров навсегда. Дело бы шло быстрее, не будь их организация настолько ограничена в ресурсах. А так приходилось действовать по наводкам тайного канала в следственном отделе. Но и эти связи таяли с каждым годом...
  Шрам сдерживал ярость. Ничего, город маленький, никуда они не денутся. Вот только напарник в этот раз попался далеко не приятный. Но, что поделать, сейчас Кэтрин придется как нельзя кстати.
  - Вот он! - девушка вывела охотника из раздумья, указав на темный сквер.
  Попался...
  Паджеро остановился за углом, после чего представители Ордена начали спешно вооружаться, достав сумку с заднего сиденья. Брюнетка жаждала с этим разобраться не меньше, чем сам Шрам, быстро прикручивая глушитель к автомату АКСУ. Охотник же достал тяжелый дробовик SPAS-12, вставляя в обойму один за другим красные патроны.
  - Давай только без глупостей, - предупредил он напарницу - Действуем быстро.
  - Отвали, - огрызнулась Кэтрин, вешая на плечо небольшую сумку с мешком для трупа внутри.
  Дело оставалось за малым. Но нужно действовать аккуратнее, вокруг могут быть люди. Впрочем, рисковать не впервой.
  Шрам всегда был сосредоточен на охоте. И не испытывал к жертвам никакой жалости. Но и после убийства не чувствовал удовлетворения. Все равно очистить от заразы этот мир не получится. Поэтому приходится довольствовать тем, что есть.
  Пряча дробовик под пальто, охотник пошел с другой стороны, в то время как Кэтрин шла напрямую к сидящему на скамейке сутулому невзрачному пареньку. Его одежда в крови, и хоть бы что. Сидит прямо под фонарем.
  Жертва удостоила брюнетку лишь беглым взглядом. Даже не заметил оружия, купился на невзрачный вид беззащитной девушки.
  Оборотень не ожидал удара в лицо. Упав со скамьи, он пытался вскочить, но во рту тут же оказалось дуло автомата, а на груди подошва сапога с небольшим каблуком. Следом над ним навис охотник, приставив дуло мощного дробовика к его лбу.
  Убийца мычал и вяло дергал руками, широко раскрыв глаза от ужаса.
  - Что, страшно, тварь? - зло усмехнулась Кэтрин - Ответишь на наши вопросы или всажу пулю тебе в глотку.
  Паренек быстро-быстро закивал. Боится за свою шкуру. Как и все ему подобные. Жалкие шакалы.
  - Где охотник, который напал на тебя два дня назад? Где оборотень, с которым ты был на крыше? - процедил Шрам.
  Стоило пареньку получить возможность говорить, как он залепетал:
  - Я не знаю, куда он ушел!
  - Кто ушел?! - топнула по его груди брюнетка, от чего тот скривился.
  - Оборотень...
  - Сбежал, значит. Боюсь, мы его потеряли... - раздасованно сказал охотник - А где охотник?
  Оборотень долго собирался с духом:
  - Я избавился от тела...
  Шрам увидел, как напарница начинает поднимать оружие, и остановил ее жестом:
  - Как ты избавился от него?
  - Когда очнулся от ран, успел вернуться и подобрать тело раньше ментов... А потом... Утопил в реке...
  Нет. Такая бездарная смерть... Ее никто не заслуживает.
  - Зачем ты это сделал?! - тут уже охотник повысил голос - Зачем потом начал убивать всех направо-налево?!
  Оборотень не успел ответить, как Кэтрин выпустила очередь из автомата ему в лицо. Потом еще и еще. Пока дергающееся тело не издало последний хлюпающий звук.
  Шрам попытался остановить ее, оттолкнуть, но это оказалось не так просто. Напарницу отрезвил только крепкий хук в правую скулу.
  - С ума сошла?!
  Кэтрин, упав на снег, не спешила подниматься. Лишь потупила взгляд, прошептав:
  - Хантер...
   В гневе лицо охотника было еще страшнее.
  - Иди в машину. Только мешок оставь.
  Нет, он не смягчился. Просто посчитал ее бесполезной. Все лучше сделать самому.
  Брюнетка с отсутствующим видам направилась к машине, в то время как Шрам начал собирать многочисленные гильзы и укладывать труп с изуродованным лицом в черный мешок.
  
  Глубоко в лесу. 25 декабря. 2008 год.
  
  Клыки смыкались на незащищенном горле. Чья-то крепкая лапа упиралась в грудь, мешая дышать. Старые раны жгло нестерпимым огнем, а губы пытались произнести мольбы об избавлении, но не получалось ничего, кроме хрипа.
  Звуки перемешивались в мучительном оркестре. Рев диких, выстрелы охотников, обвинения девушки-оборотня отдавались эхом в пустое пространство вокруг.
  Да, это ад. Только наказание слишком мягкое. Но разум все равно жаждал пробуждения сильнее, чем затерявшийся в пустыне глоток чистой воды...
  Освобождение от кошмара подарил морозный ветер. Оказалось, что я лежу в палатке на спальном мешке, накрытый небольшим одеялом и лохмотьями, бывшими когда-то моей курткой. Раны же кто-то перевязал. И теперь регенерирующие порезы нестерпимо зудели.
  Срывать окровавленные прилипшие бинты - то еще удовольствие. Сколько прошло времени? Все довольно прилично зажило. И кто принадлежит палатка?
  Кажется, сейчас утро, но из-за туч и густых веток деревьев было темно. Снаружи пахло костром, но рядом никого не видно. Но, кажется, справа кто-то тихо дышит.
  Стоило выбраться, двигаясь ногами вперед, как в висок справа уперлось дуло двуствольного ружья.
  - Я тебе говорила, что мне не показалось! - послышался женский голос - Он один из них!
  - Опусти оружие, - с нажимом сказал голос постарше - Он не такой. Правда?
  Вопрос явно адресован мне. Но ответить сразу не позволила первая незнакомка:
  - Мы и так сильно рискуем! Он убьет нас.
  - Нет! - громко возразил я, подавив дрожь в голосе - Я не опасен, правда!
  Они не охотницы. Иначе бы не стали перевязывать раны. Действовали на свой страх и риск, желая помочь тому, кого даже не знают. Может, это все же рай? Где, наконец, появились люди, которые действительно могут помочь...
  - Нина, опусти ружье.
  Я с облегчением выдохнул, когда дуло вертикальной двустволки перестало прижиматься к виску, и поднялся на ноги. Но лучше не делать резких движений.
  Мороз усилился за последние дни. В звериной шкуре наплевать на такие колебания температуры. Но стоять человеком, к тому же полуголым, в снегу, без какой-либо обуви, не слишком приятно. А перекинуться сейчас будет плохой идей...
  Наконец, удалось увидеть незнакомок. Первое, что бросилось в глаза, это схожие черты и одинаковый цвет радужки. Первая блондинка лет двадцати. Лицо с невинными чертам сочеталось с сердитым взглядом зеленых глаз. И в них читался страх. Именно она держала ружье. Девушка постарше и повыше была брюнеткой средних лет. Внимание сразу привлек пистолет в руке. Похоже, с этими дамами связываться себе дороже.
  Обе одеты достаточно тепло. Около палатки лежали большие рюкзаки. Неужели, они живут в этом лесу?
  - Пойми, - тактично начала брюнетка - Мы впервые видим... Таких, как ты. Мы видели тебя монстром, а потом ты вдруг превратился в человека. Истекал кровью. Казалось, вот-вот, умрешь...
  - Послушайте, - я поднял ладони вверх для большей экспрессии - Я никому не хочу причинять вреда. Тем более тем, кто старается помочь...
  - Нельзя ему верить. Ты сама видела, что!.. - возмутилась Нина.
  - Он не такой, - внимательно оглядев меня, женщина не дала ей закончить - Ведь, так? Эти существа, что напали на тебя...
  - Нет, они другие, - я огляделся.
   Трупы все еще лежали поодаль. И как удалось пропустить запах разложения?
  - Они убивают людей, нападают на таких, как я... И... Мне кажется, что в этот раз они шли за мной.
  Мне правда хотелось убедить их. Они первые люди за долгое время, с кем можно наладить контакт. То, что мое присутствие подвергает их опасности... Нет, тогда я об этом не думал.
  - Или ты поссорился со своей маленькой стаей! - вновь возникла блондинка, то и дело собираясь поднять ружье.
  - Так, хватит! - повысила голос старшая - Давайте сядем и все спокойно обсудим.
  Прекрасная идея. Только надо все-таки одеться. Ботинки оказались рядом с палаткой. А порядком износившаяся за эти дни куртка выглядела ужасно, но хоть как-то скрывала тело. Но у костра даже в этих лохмотьях удалось быстро согреться.
  Стоило все же уйти, чтобы не пугать больше незнакомок. Но... Хотелось хоть с кем-то поговорить. Опять эгоизм, но, похоже, от него уже никак не избавиться.
  Девушки сели напротив, не выпуская из рук оружие. Блондинка прошептала своей напарнице на ухо, думая, что я не услышу:
  - Пусть лучше уходит...
  - Перестань, - сердито посмотрев на нее, ответила брюнетка - Я видела много падали в своей жизни. Он чувствует себя не лучше, чем мы...
  Что правда, то правда. От того, что удалось выжить, на душе нисколько не полегчало.
  - Как тебя зовут? - не зная толком с чего начать, спросила старшая.
  Вот тут возник ступор. Не стоит называться своим именем. Ради их же безопасности. Поэтому назвался первым попавшимся именем:
  - Максим.
  Хоть это нечестно, но... Выбор уже сделан.
  - Меня зовут Анна, - представилась брюнетка - А это моя сестра, Нина.
  Сестры, значит... То-то показалось, что чем-то похожи. Но не так уж и сильно.
  - Что вы забыли в лесу? Так далеко от города? - следующий вопрос уж задал я.
  - Мы в двадцати километрах от поселка, не так уж и далеко, - фыркнула блондинка.
  Стоп, разве? Дикие пошли за мной так далеко к людям?.. Черт... Если бы не раненая нога, сестер бы просто разорвали. Но не стоит это упоминать.
  - Сначала скажи, что ты здесь делал, - мягко потребовала Анна.
  Все-таки не доверяют.
  - Я в бегах...
   Нет смысла скрывать. Внешний вид и затравленный взгляд говорили сами за себя.
  - От милиции? - насторожилась Нина.
  - Нет... Я... - голова опустилась, пальцы сжались в кулаки - Все гораздо сложнее.
  Стоит ли рассказывать все детали? Черт, да они наверняка видели меня в звероформе... Нужно объяснить все. Кто им поверит в то, что я скажу? Охотники? Даже если и так, я буду уже далеко.
  Поначалу слова приходилось вытаскивать из себя клещами, но постепенно пауз становилось все меньше, пока фразы окончательно не превратились в бесконечный поток. Весь накопленный за безумные дни негатив нашел выход в виде исповеди. Но рассказ велся с холодным спокойствием, лишь один раз пришлось потереть рукавом глаза. Да и голос ни разу не дрогнул.
  Сейчас самым сильным желанием было не вернуться домой, избавиться от охотников, или даже стать нормальным, а чтобы мне поверили. И, кажется, это удалось...
  Нина потупила взгляд, окончательно убрав ружье в сторону.
  - Ты должен перестать винить себя, - Анна села рядом, слегка приобняв меня.
  В этот момент я уже готов был окончательно разрыдаться на ее плече. После исповеди стало легче, но все равно осталось это горестное, тянущее ощущение внутри, выбивавшее слезы из глаз.
  Но мужская гордость не позволила последнюю слабость:
  - С какой стати?
  Только мои решения привели к смерти и страданиям. Никто больше не виноват. Ни волчица, ни охотники, ни даже тот паренек.
  - Ты не желал никому не зла. Тебе не плевать на то, что произошло. Значит, ты не хладнокровный убийца. Но и мучить себя нельзя.
  Наши взгляды встретились. Сколько же мудрости в этих зеленых глазах... Но в таком настроении я не способен на долгий зрительный контакт, поэтому отвернулся и прикрыл половину лица ладонью.
  Судьба загоняла меня в тупики. И вот теперь мне пытаются помочь от чистого сердца, но я настолько привык плутать в этом лабиринте, что выход просто невозможно найти.
  - Что толку, что я раскаиваюсь? По моей вине погибли люди. Я крал, - рука достала смятые окровавленные купюры из кармана куртки - Бросил собрата на произвол судьбы. Убил тех, кто раньше были людьми, - и сделал кивок в сторону трупов диких.
  - Ты думаешь нам, чтобы выжить, не приходилось приступать закон? - глядя исподлобья, прошептала Нина - У тебя хоть была нормальная жизнь, ты не знал боли до того, как стал... зверем.
  - Хватит, - укоризненно взглянула на нее сестра - Не обращай внимания, нам и правда пришлось пережить тяжелые времена...
  - Она права, - я покачал головой, убирая деньги обратно в карман - Я был совершенно не готов к такой жизни. Если бы не... зверь... Я был бы уже мертв.
  Или ничего бы этого не произошло. Жил бы как жил. Закончил институт, нашел работу, женился... А теперь словно проживаю чужую жизнь. Судьба приготовила сценарий, но ошиблась с актером.
  - Вот именно. Ты жив. Значит, тебе нельзя сдаваться, - продолжала убеждать Анна.
  - Мне хотелось умереть в этом бою... - горько усмехнулся я - Но она завещала: страдай. Можно сказать, ее ненависть уберегает меня от гибели.
  Глупая мысль, но в данный момент ничего умнее бы и не придумал.
  - Оставь лишний драматизм, - ободряюще похлопала меня по плечу брюнетка - Главное, не сдаваться. Из всех, кто достоин жизни, на мой взгляд, ты один из самых достойных. Если не сломаешься.
  Развившийся цинизм не позволил в этот момент оценить истину, что крылась в ее словах. Но и без этого они достаточно ободрили.
  - Мне пора идти...
  Я чувствовал, что зря обременяю их.
  - Только от трупов нужно избавиться.
  - А мы только собрались с них шкуру сдирать. Сами закопаем, - пожала плечами Нина.
  Нет, так нельзя. Я поднялся на ноги:
  - Вы занимаетесь браконьерством?
  - Да. Тебя это смущает? - чуть прищурив один глаз, спросила Анна.
  - Нет... Просто... Вы же ничего знали об оборотнях до этого. И... Нужно, чтобы так оставалось.
  - Тебе какая разница? Пусть голова болит у твоих охотников, - достав нож для разделки и проведя по лезвию пальцем, заявила блондинка.
  - А что если мои собратья где-то занимаются конспирацией нашего вида? Тем более... Если такие шкуры окажутся в продаже, охотники рано или поздно выйдут на вас. Они могут. У них есть для этого люди и ресурсы.
  - Я же говорила, что он будет против. Убери нож, - приказала сестре Анна.
  Нина недовольно воткнула лезвие в снег:
  - Что мы тогда принесем? - насупилась Нина - Две заячьих шкуры? Эти твари небось пожрали всю добычу в округе.
  Хотелось предложить свою помощь. Если даже оленя выследить удалось, то наловить дичи не составит... Нет. Любое промедление чревато. Не хотелось подставлять сестер. За мной и так тянутся одни несчастья.
  - Мы разберемся, не в первой, - спокойно сказала брюнетка, протягивая мне лопатку - Я помогу тебе их похоронить...
  - Эм... кхм... - я смущенно покосился на трупы - Обычно это делает по-другому. Думал оттащить их подальше, чтобы... ну... К тому же тут холодно.
  Меня поняли не сразу. Первой догадалась Нина, и с опаской сделала пару шагов назад.
  - Как тебе удобнее, - увидев реакцию сестры, спокойно сказала Анна.
  Все еще чувствуя сильное смущение, я отошел к трупам и, сняв куртку и ботинки, принял звероформу. Сразу стало теплее. Шерсть на загривке встала дыбом от любопытных взглядов. Первый раз люди видят мое второе 'я', и дело обошлось без криков.
  Но не стоит обольщаться. В этот раз повезло, но дальше пойдет череда новых неудач. Чтобы потом произошло что-то хорошее. Такая неожиданная встреча тому подтверждение. И сдаваться действительно нельзя. Тут уже не перед собой стыдно, а перед девушками.
  Спустя полчаса и два сломанных о корни деревьев когтя, трупы оказались погребены под землей. Если бы с воспоминаниями все было также просто...
  - Знаешь, тебя вполне можно назвать красивым, - раздался неподалеку голос Анны.
  Удивленно стрельнув ухом, я поднялся во все два метра роста и скептически прорычал:
  - Сомневаюсь...
  Все-таки физиология оборотня отличается от людской. Равно, как и понятия о красоте. Впрочем, будучи лишь наполовину зверем, я не утратил влечения к обычным женщинам. Но в данном случае было как-то не до этого, хоть нюх и дразнили приятные запахи...
  К счастью, все быстро перебил запах поджаривающегося мяса. Нина готовила пойманных кроликов.
  - Не скромничай, - усмехнулась брюнетка, вновь привлекая мое внимание - Все волчье в тебе сочетается с человеческим просто идеально. На мой взгляд...
  - Спасибо, - я повернул морду в сторону, скрывая новую порцию смущения.
  Что ж, все дела сделаны - пора отправляться в путь.
  - Может, останешься хотя бы на обед? - предложила Нина, что было довольно неожиданно.
  - Нет, мне пора. Я и так задержался. Не знаю, следуют ли за мной сейчас или нет, поэтому не хочу рисковать.
  - Что ж... Удачи, Максим, - улыбнулась на прощания Анна - Не беспокойся, мы сохраним твою тайну, и тайну твоего вида.
  - Спасибо... За все.
  Они и вправду мне помогли. Если бы не эта встреча, то через пару дней я просто, если бы не потратил пулю на дикого, пустил ее себе в лоб. Ушел бы тихо, чтобы никого не потревожить...
  Кстати, где револьвер?
  Я спохватился, когда лагерь сестер уже скрылся за лесом. Наверное, так и лежит в снегу. Черт с ним. Хоть и с оружием спокойнее, лучше избавиться от этой штуки...
  - Подожди! - окликнули меня сзади.
  Это оказалась Нина. Немного запыхавшись, она приблизилась и протянула злосчастный револьвер:
  - Случайно наткнулась. Думаю, тебе пригодится...
  Случайно? Вокруг был расчищенная площадка, а она занималась костром... Какого черта я такой подозрительный?
  Как оказалось, не зря.
  - Послушай... Извини, что я так с тобой поначалу, - сконфуженно произнесла блондинка - Просто я одна увидела тебя... таким. И испугалась.
  - Все в порядке... - забрав оружие, я не рискнул оскалиться, чтобы изобразить улыбку.
  Поэтому просто пошел дальше. Но Нина не отставала:
  - Но теперь... После твоей истории... Я даже не знаю, как это сказать...
  - Не надо ничего говорить, - с небольшим нажимом прорычал я.
  Не хотелось ее обижать, но этот разговор мне не нравился. Чутье не подвело.
  - Ты ведь можешь делать людей себе подобными... - она встала на пути - Сделай тоже самое со мной.
  - Ты не знаешь, о чем просишь.
  - Знаю. Ты объяснил, как все происходит...
  - Все не так просто. Это опасно.
  - Мы привыкли к опасности...
  - Это другое...
  - Что тебе стоит? Сестре я все объясню. Она поймет...
  - Зато я никогда не пойму, - пришлось аккуратно обходить ее сбоку.
  - Тебе нужно сделать один укус. И дальше ты можешь идти, не оглядываясь... Я просто устала быть слабой...
  Воодушевление постепенно сходило на нет. Как объяснить, что после недавних событий одна даже мысль об этом для меня порочна? Нина не знает, о чем просит, хоть постарше меня. Не знает, с чем придется жить. Нет. Нельзя, чтобы все повторилось... Нельзя, чтобы они пострадали.
  Почувствовав руку ее руку на своем плече, я просто рванул вперед, не оглядываясь. Даже если вслед мне что-то кричали, все заглушал свист ветра в ушах.
  
  Ижевск. 28 декабря. 2008 год.
  
  Впервые после побега мне удалось выйти в город по-человечески. Хоть страх и удалось преодолеть не сразу. Но решиться помогла мысль, что охотник тогда выследил не меня, а паренька. Учитывая, как он наследил, это не удивительно.
  Но это не значит, что не стоит быть осторожным, как никогда. Даже накинутый капюшон на голову может не спасти от опознания. К тому же, если обычные милиционеры решат обыскать или попросят документы, то найдут оружие. Придется снова давать деру...
  Ижевск был больше, оживленнее. Здесь проще смешаться с толпой. Дешевую и достаточно теплую одежду удалось раздобыть в одном из поселков по дороге. Удалось даже всучить пару окровавленных купюр, но после я оставил при себе только чистые, чтобы потом меньше привлекать внимания.
  Город был украшен к празднику, но мне было абсолютно не до этого. Даже то, какой сегодня день, удалось узнать только из информационного табло на одной из улиц. Здесь нужно посетить только одно место...
  Найдя интернет-кафе, я в первую очередь начал искать сводки новостей о событиях в Глазове. Столько убитых... разорванных на части... А этот паренек среди без вести пропавших. Значит, добрались. Он ведь не хотел уходить...
  Печальный, но ожидаемый конец. Я не чувствовал своей вины. Этот оборотень контролировал себя. И убивал сознательно. Поэтому жалости не заслуживает. Но все равно на душе было неспокойно.
  Следующим шагом было создание нового почтового ящика. Это самый безопасный способ послать весточку родителям, благо у них имелась электронная почта. Короткое письмо в несколько предложений было в голове заранее. После чего удалив историю посещению в браузере, я быстрым шагом покинул кафе.
  В этом городе больше нельзя задерживаться. Всем необходимым можно разжиться в городах поменьше. К тому же нужно запутать след, постоянно менять направление на пути к Москве. И попытаться найти собратьев. Те, кто кусает, не могли появиться из ниоткуда.
  Плевать, что это потакание инстинктам, что заставляют искать свою стаю. Мне это нужно. Потому что одному долго не протянуть...
  
  Глубоко в лесу. 29 декабря. 2008 год.
  
  Шрам.
  
  - Да чтоб тебя!.. - выругался охотник, провалившись в очередной сугроб.
  Кэтрин в пяти метрах от него двигалась легко и грациозно, несмотря на неподходящие для похода в зимний лес сапоги.
  Шрам в тайне завидовал ей, но не подавал виду, упрямо двигаясь вперед. Хоть и знал, что со стороны выглядит крайне неуклюже. Здесь определенно не его стихия.
  - Впереди костер, - предупредила брюнетка, взяв наизготовку автомат.
  - Где? - сам Шрам костра не видел.
  - Там, через полкилометра в роще.
  - Ну, пошли, что стоять-то? - буркнул он, проверяя, не замерз ли затвор ружья.
  Конечно, сейчас не сорокаградусный мороз, но ожог на лице неприятно зудел от каждого порыва ветра, пригоняющего острые колючие снежинки.
  Когда охотники приблизились к лагерю, их уже ждали. Брюнетка и блондинка держали в руках двустволки. Причем у первой во второй руке еще и охотничий нож.
  - Вы всех животных здесь в компост решили превратить? С таким-то оружием... - усмехнулась старшая, кивая на оружие гостей.
  - Мы охотимся на особую дичь, - ответила Кэтрин, только успел Шрам открыть рот - Крупную. И вам не конкуренты.
  Незнакомки опасались. Блондинка вон готова выстрелить при любом резком движении.
  - Улов тут плохой. Только зайцы. Один раз видели оленя. И все, - торопливо проговорила светловолосая, желая поскорее избавиться от общества охотников.
  - А не было таких крупных волков? - вклинился Шрам, кладя дробовик на плечо - Может, стая, может, одиночки?
  - Был один, - нахмурив лоб, вспомнила брюнетка - Глубже в лесу. Мы на хищную живность не ходим. Опасно, знаете ли.
  - Понимаю, - угрюмо кивнул охотник, удаляясь.
  - Простите за беспокойство, - тактично извинилась Кэтрин, прежде чем пойти следом.
  Стоило отойти подальше, как женщины начали о чем-то перешептываться.
  - О чем они говорят?
  - Да черт пойми... - фыркнула напарница, поправив черный локон волос - Мы идем за этими тварями или нет?
  - Раз они живы, нет тут никого. Дикие нападают на всех, кого увидят.
  - А пропавшие?
  - Много кто пропадает в лесу. Хватит вопросов, - отрезал Шрам - И вообще, прекрати раскрывать свой рот, когда не нужно.
  Кэтрин отреагировала сдержанно, хотя ее глаза на секунду покраснели.
  - Да и твои хваленые способности... Ничего они не дают.
  - Иди к черту, придурок контуженный...
  Охотник пропустил эти слова мимо ушей.
  
  Глава 3.
  
  Владимир. 30 января. 2009 год.
  
  Долгие скитания не прошли даром. Даже чередуя природу и цивилизацию, я чувствовал, что постепенно теряю себя. Не воспоминания, а свой собственный моральный облик. Скромного тихого парня в лесах заменял хладнокровный охотник, а в городах боящийся каждой тени параноик. Борьба за жизнь и с самим собой происходила каждый день, изматывая, лишая нормального сна.
  После того, что произошло с охотниками, про воровство в городе можно забыть. Скорее всего, именно так меня и вычислили в первый раз. Либо следили за тем неудачливым убийцей. Но суть одна. И стоит вновь совершить ошибку, как меня тут же обнаружат. Как предыдущие два раза. Только в третий раз уйти уже не удастся.
  
  Несмотря на чрезвычайную осторожность, мне все же удалось вляпаться в пару неприятных историй. Например, решив воспользоваться тем, что первого января люди не столь внимательны после праздник, пошел купить новую одежду в подвернувший под руку небольшой городок. Мне дважды повезло с тем, что после Нового Года магазин был открыт. Ибо я уже потерял счет времени, не знал, какой сейчас день и месяц. Хотя какая разница? Даже если и знал, то праздновать ничего бы не стал... Потому что незачем,
  Как бы то ни было, после приобретения на выходе уже ждала милиция. Кто-то из местных стукнул, что появился какой-то неопрятный оборванец со следами крови. И с деньгами. Похоже, благодаря высокому росту, меня приняли за уголовника, находящегося в федеральном розыске. Или сельского маньяка-убийцу. И отчасти, они, как ни крути, правы.
  Удивительно, но кое-где еще остались сознательные граждане. Правда, сейчас они появились очень некстати...
  - Докум... - сразу, без лишних приветствий, потребовал один из милиционеров.
  Но не успел докончить фразу, так как я быстро накинул капюшон, скрывая лицо, и рванул через черный ход. Даже не заплатив.
  Детали побега сложно вспомнить. Адреналин ударил в голову, отчего тело выполняло лишь одну задачу: сбежать. Единственное, что запомнилось, так это, что одна из задних дверей оказалась закрыта на крепкий замок, и ее удалось вышибить лишь со второго разбега. И не удайся это снова, начал бы принимать звероформу. Другого выбора просто не оставалось.
  Глупо вышло, но это очередной урок. Понятно, что дело не в моей силе. Всего-навсего везло. Ни навыками выживания, ни многими житейскими премудростями я не обладал. Жизнь в цивилизованном обществе, полном комфорта, к этому не располагает. От этого глупые ошибки.
  Одно утешало. В этот раз жизнь решила подшутить надо мной безболезненно...
  
  До середины января я игнорировал крупные города. Поиск себе подобных не стоил подобного риска.
  Тем более, что лес давал в основном все, что нужно. Вопреки заверениям многих природолюбов, разной живности вокруг просто умопомрачительное количество. Но нужны обостренные чувства оборотня, чтобы это понять и оценить масштаб.
  А кров со звериным обликом просто не нужен. Теплая шерсть согревала лучше любой шубы даже в самую жуткую метель. Только спать во время нее все же не рекомендуется.
  Однажды подобное едва не стоило потери конечностей от обморожения. Спасла лишь регенерация. Но что поделать? Не рыть же норы, право слово...
  А вот дикие этим занимались. Лично с ними больше не встречался, но вот брошенные жилища находились. По размерам определенно превосходили волчьи. Кое-где до сих пор валялись иссохшие человеческие кости. Определенно, лучшее предостережение для того, чтобы держаться ближе к цивилизации, если не хочу закончить жизнь таким же жалким существованием.
  Поэтому, я, в конце концов, решился и отправился в город, предварительно схоронив револьвер под первым попавшимся развороченным пнем. Лучше попасться сотрудникам правопорядка просто без документов, чем с оружием.
  Тем более, все равно не знаю, где достать патроны. Тем более серебряные. Впрочем, не очень уж и хотелось. Слишком свежи воспоминания. Хоть и раненая серебром нога вернула подвижность быстрее, чем ожидалось. А старая рана на плече вообще зажила без следа. Но лучше сразу в голову, чем снова испытывать эту боль...
  Быстро обойдя основные районы города ночью, так и не найдя следов собратьев, я дождался утра на крыше, и спокойно зашел в интернет-кафе. Нужно узнать, что творится в мире. Может, удастся найти какие-нибудь следы.
  Но черт дернул посмотреть в первую очередь новостную сводку по Глазову. Среди пропавших без вести числился тот самый парень, которого я спас. Пропал всего через несколько дней после моего побега. Сердце неприятно защемило в тревоге. Либо все-таки последовал совету и драпанул, либо... Нет, скорее второе. Учитывая, с какой уверенностью говорил, что ему некуда идти.
  А что насчет меня... Никакого объявления о пропаже. Отчасти отлегло от сердца. Все-таки телеграмма дошла. Но этого мало. Быстро создав почтовый ящик, я отправил письмо на электронный адрес отца. Короткое, но достаточно ясное. Без каких-либо подсказок, которые помогут меня вычислить.
  Теперь нужно бежать. Да, это настоящая паранойя, но кто знает, какие у охотников есть средства? Может, они способны пасти своих жертв даже со спутников? Иметь полный доступ в сеть, вычислять по ай-пи адресам...
  Но это им не поможет. Даже если смогут отследить мой след, это не значит, что они знают точно, куда я иду. Двигаясь на запад, я постоянно менял направление, делал крюки, стараясь как можно больше запутать возможных преследователей.
  
  Понимание того, что ты одинок, а также каждую секунду на волосок от смерти, выматывало морально. Если бы не тот разговор с сестрами, моя личность бы уже давно разбилась на миллионы осколков.
  Я сразу запретил себе разговаривать самому с собой, полагая, что это один из верных способов, чтобы окончательно свихнуться. Мысли о покинутом доме согревали первое время, но постепенно воспоминания начали тлеть, растворяясь в мутной пелене. Внешний вид родной квартиры, даже лица друзей и родителей начали забываться. Словно ничего этого никогда не было. Просто родился полузверем-получеловеком, прячущимся от всего и вся.
  Последнее, конечно, с каждым днем все меньше и меньше относилось к реальности. Депрессия, сменившаяся отчаянием, переросла в неконтролируемые вспышки ярости. Будто весь мир должен поплатиться за ту несправедливость, что произошла с моей жизнью. Обычная охота превращалась в кровавый декаданс. Мои несчастные жертвы умирали в страшных мучениях вместо милосердного перерезания горла или сворачивания шейных позвонков. Хотелось рвать, терзать, ломать хрупкие кости и выдирать внутренности, давя их в кулаке, превращая в неприятное на вид месиво.
  Мой пыл остудила схватка с медведем. Несчастный зверь просто защищал свою территорию, по которой я пер, как танк, не замечая перед собой ничего.
  Но его атака не осталась незамеченной. К сожалению, даже с возможностям оборотня этой тяжелой туше удалось меня повалить. Пасть была готова сомкнуться на горле, но когтистые руки успели схватить пасть. Острые клыки оставляли глубокие раны. Челюсть у животного ничуть не уступала моей. Когти врезались в грудь, не говоря уже о том, что как минимум три центнера удобно расположились на теле, не давая подняться.
  Но звериные инстинкты ничто против человеческого интеллекта. Резко сунув сжатую в кулак руку глубоко в пасть медведю, я начал бить другой по горлу.
  Лучше лишиться конечности, чем жизни. Тем более, должна же отрасти на крайний случай... Правда, проверять теорию как-то не хотелось.
  Не ожидая такого напора, зверь отскочил, едва не переломав мне кости при этом. Битва могла и закончиться. Стоило просто развернуться и уйти. Но боль в хлещущей кровью ране не оставила никаких возможностей для пресечения конфликта.
  Теперь уже я накинулся на несчастное животное, вдавив в ближайшее дерево, прижимая локтем шею, не давая снова меня укусить. Лапы с когтями пытались что-то сделать, но что это против человеческой конечности?
  Несколько сокрушительных ударов коленом в брюхо окончательно остудили пыл зверя. К этому моменту голова уже окончательно потеряла возможность соображать. Разум растворился в кровавой вакханалии, объявляя торжественную победу примитивных инстинктов.
  Хруст шеи, брызги крови и окровавленные когти, вновь и вновь рвущие толстую шкуру. Только этот момент навсегда остался в памяти, яркое напоминание о звериной безнаказанности и дикости. Эмоциональная смесь истинного восторга и глубокого отвращения одновременно.
  Покончив с этим страшным развлечением, я просто ушел. Не оглянувшись на то, что сделал. Потому что прекрасно знал, что увижу...
  
  С тех пор подобных вещей больше не происходило. Вернулись внимание и осмотрительность. А все благодаря одному важному выводу...
  Если моя жизнь и будет состоять из крови, то я хочу увидеть все своими глазами, а не через призму звериной сущности, которая только и жаждала подчинить себе.
  Но откуда взять силы? Из-за меня умирают и страдают люди. Жизнь в бегах. Иногда действительно проще сдаться, раствориться в звере, забыть о проблемах. Навсегда.
  Если раньше сожаления о том, как круто повернулась моя жизнь после обращения, возникали редко, то теперь я все чаще представлял свою жизнь, не окажись я не в том месте, и не в то время. Скучная, обыденная, но безопасная. С людьми вокруг.
  Проводя сравнение, начинаешь осознавать, насколько жалко выглядит теперешнее существование. Может, две тысячи лет назад я бы чувствовал себя в своей тарелке. А после жизни в развитом цивилизованном обществе без настоящих забот и проблем, удивительно, как вообще удалось зайти так далеко.
  Именно по тому, что я столько пережил и остался в своем уме, нельзя сдаваться. Даже после всего, что произошло, внутри остались капли личной гордости, на которые следовало опираться.
  Люди всегда борются с собой, но мало кому выпадает возможность схватиться с таким противником, как вторая сущность. Это не так просто, как преодолеть лень, переступить через гордость или проявить сочувствие к незнакомому человеку. Здесь нужно бороться с каждой неправильной мыслью, любой возможностью искушения. Ежесекундно.
  Для этого я старался больше проводить в человеческом облике, игнорируя холод и другие неудобства. В городах общаться с людьми и принимать пищу. Хоть это и опасно...
  
  Но приходилось балансировать меж двух зол. И это крайне изматывало. На подходе к Владимиру разум уже толком не осознавал, что вокруг происходит.
  Мои послания родителям становились все более бессвязными. Я опасался проверять почту, потому что каждый раз заводил новый электронный адрес. Но стоило догадаться, как это их беспокоило, и какие приходили ответы. Но как-то это не волновало...
   Отчасти даже стало наплевать, что произойдет дальше. Меня могли бы окружить, наставив со всех сторон оружие, но дождались бы только безразличного взгляда. Я мог сойти с ума, принять звероформу и начать рвать в клочки ни в чем неповинных горожан, пока зверя не угомонит тяжелый калибр. Дошло до того, что перестал прятать оружие в лесу. Словно бегать от сотрудников правопорядка вошло в привычку. Или превратилось в игру.
  Апатия окончательно победила страх. Прямо как тогда, перед самым первым полнолунием. Но, как и тогда, это лишь затишье перед бурей. Один неосторожный толчок, и весь скопившийся негатив обрушится на любого нарушителя спокойствия...
  Этим нарушителем оказался неизвестный, что смог абсолютно бесшумно подкрасться сзади, пока я созерцал город с крыши девятиэтажки в поисках хоть какого-нибудь намека на присутствие собратьев.
  Ветер принес его запах в последний момент. И не стал разбираться, друг это или враг. Главное, что еще шаг, и ему ничего не стоит меня схватить.
  От неуклюжего удара ногой с разворота я едва не полетел вниз, поскользнувшись на замерзшем краю пологой крыши. Незнакомец же просто отскочил с настоящей природной грацией. Даже не вытащил руки из карманов.
  Стоило вскочить, как ловкая подсечка вновь выбила почву из-под ног. Теперь еще и, не успев сгруппироваться, расшиб себе затылок в кровь.
  - Ну, все, хватит уже... - в голосе не было высокомерия или насмешки, но сама постановка фразы разозлила еще больше.
  С громким ревом я ринулся на врага, врезаясь в его тело. Но это как пытаться сдвинуть товарный состав. А неумелые удары кулаками по бокам не приносили никого результата. Скорее руки разбивались о крепкие мышцы под курткой.
  В конце концов мужчине это надоело. Сильный толчок, и меня буквально насадили на кулак животом, подняв в воздух. Дышать стало невозможно, и все тело парализовало. Хотелось просто лечь в позе зародыша, пока окончательно не удастся отхаркаться кровью...
  Лишь в последний момент перед ударом по голове я все же смог разобрать запах незнакомца. Вот такой была долгожданная встреча с собратьями...
  
  Я не помнил, как оказался здесь. Что-то произошло раньше, но память не хотела поддаваться и делиться сведениями.
  Вокруг были зеркала. Но неясно, как далеко от меня они находились. Может, через два метра, а может, и за много километров.
  Тело находилось в привычной уже звероформе. Но отражение показывало человеческое обличье. Еще до того, как жизнь превратилось в ад...
  Позади кто-то взвел курок. Медленно обернувшись, я увидел себя. Человека. Осунувшегося, с покрытым щетиной лицом и затравленным взглядом. Усмехнувшись, моя вторая половина нажала на курок револьвера...
  
  Убежище охотников. 31 января. 2009 год.
  
  Шрам.
  
  Грохот на стрельбище разносился на половину подземного бункера. Дешевые звукоизолирующие материалы нисколько не спасали положение, но все живущие здесь уже давно с этим смирились.
  - Хватит переводить патроны, - отключил движение мишеней Шрам, не дав Кэтрин расстрелять обойму АК до конца.
  - Мне нужна практика, - сухо ответила девушка, но все же осторожно разрядила и убрала оружие, стараясь не касаться раскаленного ствола.
  - Но не по несколько сотен патронов в день. У нас, знаешь ли, не бесконечные запасы, - скрестил руки на груди охотник.
  Несмотря на сырость и холод, он носил одну лишь камуфляжную футболку, не скрывающую следы сильных ожогов на руках.
  - Хантер стрелял столько, сколько требовалось, чтобы достичь мастерства.
  Она специально надавила на больное место. Подтверждением маленькой победы стал дернувшийся шрам от ожога на угрюмом лице мужчины.
  Но это пиррова победа. От напоминания боль медленно начала разливаться в душе брюнетки.
  Благо еще остались патроны в пистолете. Даже не прищуриваясь, девушка стреляла по головам мишеней, не чувствуя отдачи. Результат смазался только на двух последних. Поспешила...
  И все же от этого хоть немного полегчало. Если бы все проблемы можно было решить выстрелом...
  - Все? - Шрама ничуть не впечатлили такие результаты.
  - Все, - устало отозвалась Кэтрин - Тебе еще что-то нужно?
  - У Мастера для нас новое задание.
  Охотники покинули оружейную, направившись по коридорам, слабо освещаемым в целях экономии. Проходящие мимо коллеги либо никак не реагировали, либо приветствовали лысого мужчину коротким кивком. При этом провожая брюнетку презрительным взглядом.
  - Это не... - начала было девушка.
  - Нет, - жестко отрезал охотник.
  За железной дверью внутреннее убранство кабинета главы Ордена также не поражало воображение. Спартанские условия с мебелью старинного образца. Украшением являлся лишь широкий письменный стол, за которым сидел с ноутбуком облысевший старик с белыми седыми усами и бородой во все лицо. Серый костюм достаточно плотно облегал фигуру военного в отставке.
  Мастер снял очки и разгладил руками усы. Но не спешил вставать, а жестом предложил сесть вошедшим.
  Ясные голубые глаза смотрели твердо, но без излишнего напряжения. А каждое движение было уверенным и, будто бы, тщательно взвешенным.
  - ...Мастер, - тихо спросила девушка, поначалу собираясь обратиться к нему совсем по-другому - Ничего не удалось выяснить насчет убийцы Хантера?
  - Нет, - покачал головой старик - Я знаю, тебе будет неприятно это услышать, но мы прекращаем поиски. Его второй убийца, пропал, не оставив следов...
  Кэтрин сдерживала весь поток горя, что скопился внутри. Длинные пряди не могли скрыть изменившиеся зрачки глаз, поэтому пришлось закрыть их.
  Шрам же сидел с каменным лицом, хотя его ожог на лице слегка подергивался. Но смириться помогало то, что сейчас у Ордена есть другие важные проблемы, и нужно уметь расставлять приоритеты. Жаль только, что вот его напарница это плохо понимает...
  - Нужно всего лишь надавить, и мы получим результат, - процедила брюнетка.
  - Мы не можем, - возразил Мастер.
  - Можете! Я разговаривала с доктором Бер...
  - Доктор ничего не сделает без моего приказа.
  - Хорошо... ладно... - глубоко вздыхая, прикрывая рот, прошептала девушка - Тогда отправь меня в Москву... Я буду их искать. Я... я их вижу! И найду всех!
  - Нет, ты прекрасно знаешь почему, - твердо ответил глава Ордена, теряя терпение.
  - Я не могу больше сидеть здесь... В этой сырой дыре. Я должна их убивать! Не лишай меня хотя бы этого права!
  - Выйди.
  - Но...
  - Выйди! - встав с кресла, Мастер указал на дверь.
  От всей этой ситуации внутри девушка смеялась внутри горьким смехом. Но гнев отошел в сторону. Оглядев присутствующих мужчин уже нормальным взглядом, она покинула кабинет, аккуратно прикрыв за собой дверь.
  Суровое лицо главы Ордена превратилось в образ грустного уставшего человека. Вернувшись обратно в кресло, он обратился к охотнику, что до этого не проронил ни слова:
  - Я меняю ваше задание.
  - И кто за него возьмется?
  - Коготь.
  - Хм... - Шрам лишь пожал плечами - К чему эта рокировка? Неужели из-за тех двух инцидентов?
  - Это не инциденты, - Мастер достал пару фотографий из ящика стола.
  На каждой убитые охотники, лежащие в морге бункера. Если обычно трупы либо нашпигованы свинцом, либо разорваны в клочки, то здесь просто аккуратные черные точки во лбу.
  - Снайперы... Кто-то слил всю информацию, - быстро оценил охотник, пытаясь найти еще какую-нибудь зацепку.
  - Раньше засады тоже случались. Но благодаря тому, что теперь мы точно определяем цели, наш враг либо уходит заранее, либо ждет во всеоружии, - глава Ордена показал еще и фотографии покинутых убежищ.
  Квартиры, дачные дома, склады и корпоративные учреждения. Каждое покидали в спешке, словно кому-то удавалось предупредить обитателей в самый последний момент.
  - При всем уважении, Мастер, - отложил фотографии Шрам - У нас не такой большой круг подозреваемых.
  Старик поднял руку, не давая ему договорить:
  - Она все время под наблюдением. И у нее нет никаких контактов...
  - У нее может быть сообщник... Мы должны отрабатывать все версии, и не можем впутывать личные...
  - Дело не в личных мотивах, - отрезал Мастер - Расследование будет продолжаться по стандартным процедурам. А ты... Останешься ее напарником.
  - С ней невозможно работать, - фыркнул охотник, скрестив руки на груди - Ее... кхм... природа неконтролируема.
  - В мое время, несмотря на ненависть, радовались, когда кто-то подобный сражается с тобой бок о бок.
  - Я не из таких, Мастер.
  - Мне все равно. Это приказ, - лицо главы Ордена приобрело прежнюю суровость.
  Карие глаза Шрама неприятно сверкнули, но он не стал спорить. Лишь молча отдал честь и покинул кабинет.
  
  Владимир. 31 января. 2009 год.
  
  - ...не очнулся еще?
  - Нет. На фига так по голове бить? Неужели настолько бешеный попался?
  Пробуждение от кошмара оказалось не таким приятным, как хотелось. Голова трещала по швам. К горлу подкатывала тошнота.
  Стоило открыть глаза и сесть, как закружилась голова, а мигрень продолжала нарастать. Правый висок разбит в кровь. Еще немного осталось на губах. Точно, внутренностям также досталось...
  Револьвер?! Где револьвер? Ни оружия, ни куртки. Вокруг темная комната без окон с одной лишь дверью, из-за которой и раздавались голоса. Один из них, кажется, знаком.
  - Зашевелился. Пойдем, проверим...
  Заскрежетал ключ в замке. Проклятье! Все стены из бетона. Не выбраться! От резких поворотов головой снова стало не по себе. Нет, больше сил сопротивляться нет...
  Вошедшие не стали включать свет. Зачем? Оборотни и так прекрасно видят в темноте.
  Конечно же, я узнал первого. Это тот мужчина с крыши. На вид не дашь больше тридцати пяти. Серые короткие волосы, уверенный взгляд. Лицо настоящего солдата, как в фильмах про спецназ или войну.
  Другой, помоложе, светловолосый, чертами явно попроще. Хотя, зеленые глаза определенно бы искупали недостатки. Если бы не передавали сразу любую эмоцию своего обладателя.
  - Давай, сейчас попробуем поговорить спокойно, хорошо? - старший достал из-за двери стул и сел передо мной, закинув ногу на ногу.
  Я же сидел напряженно на кровати, до сих пор не веря в то, что встретил собратьев. Но сулит ли эта встреча что-то хорошее?..
  - Да расслабься ты, никто тебя не тронет, - махнул рукой светловолосый - Да и ты сам хорош...
  - Сивый, - остановил его оборотень, и тот куда-то ушел - Как тебя зовут?
  Назваться настоящим или соврать? Что лучше?.. Дать случайную наводку к своей семье или дать поймать себя на лжи?
  - Максим, - стараясь не заикаться, соврал я.
  Тем временем вернулся Сивый с ватой и небольшой склянкой, судя по запаху, спирта.
  - Дай посмотрю.
  Хотелось запротестовать, но светловолосый в мгновение ока начал протирать висок от остатков засохшей крови. Рану зажгло, заставляя на секунду отдернуть голову.
  - Само заживет, без повязки обойдешься, - ухмыльнулся 'врач', дружески взъерошив мои порядком отросшие волосы, вызвав новый приступ мигрени.
  - Хорошо. Неважно, твое настоящее это имя или нет, нам надо как-то к тебе обращаться, - продолжил тем временем старший - Кем будешь? Ясно, что одиночка. Тебя укусили или родился таким?
  Ах, такими еще и рождаются... В принципе, логично, просто никогда об этом не думал.
  - Укусили... Какой-то бродяга набросился на остановке и начал пить кровь.
  Вроде удалось немного расслабиться. Определенно, зла здесь не желают. Но поверить в то, что весь пережитый кошмар закончился, оказалось непросто.
  - Не редкость, - усмехнулся Сивый - Еще легко отделался.
  За это ерничество он удостоился от меня злобного взгляда, но хоть бы что. Свою шутку считает просто гениальной.
  - В каком городе? - задал следующий вопрос старший оборотень.
  - В... - какой смысл врать - за мной тянется крайне заметный след - В Перми. Охотники выследили меня там, пытались убить, но мне удалось вырваться...
  О девушке, которую обратил по воле случая, я не стал упоминать. И собирался в дальнейшем отрицать любую причастность к этому делу. Пусть... пусть ее укусил тот, кто и меня обратил. Раз говорят, что подобное не редкость.
  - Долго же перся, - присвистнул Сивый.
  Как же он напоминал пару парней из института. Тоже любили говорить не вовремя. Будь они оба людьми, не побоялся бы в этот раз врезать. Но, спасибо, тумаков уже хватило надолго.
  - Расскажи обо всем подробнее. Думаю, ты понимаешь, что мы должны это знать. Может, где-то ты случайно нарушил секретность. Хотя, тогда мы бы о тебе уже услышали... - старший продолжил спрашивать, при этом так и не называя своего имени.
  В этот раз рассказ не занял так много времени, как с сестрами. О многом не хотелось вспоминать подробно. К тому же, не хотелось показывать слабость. Особенно перед Сивым.
  Но у после рассказа у светловолосого вообще исчезла усмешка с лица. Похоже, наконец, понял, что смеяться здесь не над чем.
  - Признаюсь, я впечатлен, - признал старший оборотень.
  Большую часть времени он просто слушал, задавая лишь уточняющие вопросы по поводу дат и мест. И, похоже, по его сведениям тоже все сходилось.
  - Мне придется сообщить тебе неприятную новость. Тот парень в Глазове был застрелен охотниками.
  Весть о его смерти не удивила меня. Чего еще можно ожидать? Что он живет долго и счастливо, в то время как я сам едва не умер? Глупо такое предполагать.
  - Значит, вы были там?
  Осторожный вопрос. Но хотелось знать, глупым ли ходом было уйти оттуда. Явись в город собратья, не пришлось бы выживать в лесах.
  - Да. Подчищали следы, - не стал скрывать старший - Ты разве не знал, что твой друг раскрылся, прирезав восемь человек. Семеро были бандиты. И один невинный...
  У меня все похолодело внутри. Они хотят знать, мог ли я в этом участвовать. Значит, та его жертва была не первой?.. Вот повезло стать соучастником преступления...
  - Когда я его встретил, то помог спрятаться один труп с улицы. Это все.
  - Похвально, что хоть у кого-то из молодняка есть мозги, - слегка улыбнулся оборотень - У меня больше нет вопросов.
  От сердца немного отлегло. Но что будет дальше?
  - В таком случае все по стандартной процедуре, - поднявшись, старший кивнул Сивому и удалился.
  На секунду волнение ворвалось в душу. Стандартная процедура? Мысли в голове путались. Сложно сказать, какую силу представляют из себя собратья. Какая у них организация? Как удается скрываться среди людей? И еще множество других вопросов. Но главное набраться терпения. Что стоят даже два дня после месяца скитаний?..
  - Пойдем, - позвал за собой Сивый.
  Оказалось, что в квартире находится еще один оборотень. Брюнет с крайне серьезным выражением лица и янтарного цвета глаза, выражавшие полное безразличие к происходящему. На столе перед ним лежал разобранный для чистки пистолет, который, казалось, поглощал все его внимание.
  - Это Сержант, - представил собрата светловолосый.
  Тот лишь ответил мне слабым приветственным кивком, возвращаясь к своему занятию.
  - Вы так и обращаетесь друг к другу по кличкам? - без желания обидеть поинтересовался я.
  Все-таки такое непривычно. Ладно в школе или в кругу друзей, но здесь вроде как взрослые деловые люди. Если, конечно, можно их так охарактеризовать. Обоим на вид чуть больше двадцати.
  - Личное дело каждого, - пожал плечами Сивый - Прошлые имена теперь ничего не значат, а новые прописаны в личном деле.
  Значит, это нормально, брать себе новое имя... Пожалуй, действительно лучше не возвращаться к тому, что связывает с прошлым, которое потеряно навсегда.
  - Ясно... А кто был тот... Старший?
  Определенно, общаться с кем-то более тесно, чем общими фразами, было непривычно после долгого перерыва. Здесь никто не желал зла и старался помочь. Казалось, нужно радоваться, но ощущалась лишь пустота. Неужели для меня уже слишком поздно? Или все-таки нужно время, чтобы залечить душевные раны?
  - Командующий Эдвард, - не стал скрывать светловолосый - Большая шишка. Сейчас в отпуске от основной работы, вот и помогает нам, - после чего оборотень огляделся, будто что-то забыл - Ладно, приступим к делу. Нам велели к утру сняться с этой точки. Займемся документами...
  Подобный быстрый подход захватил, не давая спрашивать глупые вопросы. Оказалось, что у собратьев организовано все очень серьезно. В четырехкомнатной квартире с занавешенными окнами изготавливали фальшивые документы, хранили оружие, а также много чего еще для целей, которых я не знал и знать не мог.
  Для новой фотографии пришлось побриться. Конечно, осунувшееся лицо выглядело не лучшим образом, но с этим ничего поделать нельзя.
  - Вот, подходящий паспорт, - порывшись в стопке темно-коричневых книжек, Сивый выудил нужный - По нему тебе двадцать лет и прописка в Москве.
  Значит, на два года старше? Восемнадцать мне исполнилось за время моих скитаний. И я вспомнил об этом факт только сейчас...
  - Да и по имени подходит, - оборотень показал то, что нашел.
  На фотографии парень совсем на меня не похожий. Максим Громов...
  - Откуда эти документы?
  - Пропавшие без вести, которых давно бросили искать... - после чего, спохватившись, светловолосый добавил - Мы не имели отношения к их исчезновению.
  Я и не думал их подозревать. Похищать и убивать человека ради какого-то паспорта? Может, кто-то и способен на эти глупости, но точно не те, кто серьезно подходит ко всей организации.
  Определенно Сивого и Сержанта обучали подделке паспортов, прежде чем отправить сюда. Уже через полчаса в документе красовалась новая фотография. Как влитая, будто там и была изначально.
  От меня же потребовались еще отпечатки пальцев. На секунду даже почувствовал себя подозреваемым в преступлении.
  Тут в руке Сивого блеснул нож, и он мгновение ока срезал кусок ткани с внутренней стороны моей расстегнутой куртки. Я дернулся, непонимающе глядя на оборотня, пока он упаковывал полученное в непроницаемый пакет.
  - Это еще зачем?!
  - И то и другое, чтобы тебя быстрее найти, если пропадешь.
  Пожалуй, с охотниками, постоянно наступающими оборотням на пятки, это вполне разумная мера предосторожности. Первого похищения хватило с лихвой.
  После всех процедур мои данные под нужной пометкой были быстро уложены в специальную 'картотеку', представляющую из себя огромный железный шкаф с разделенными по алфавиту полками внутри.
  - Что мне делать дальше? - вытирая пальцы салфеткой от следов черного порошка, спросил я - И мне вернут оружие?
  Не то чтобы револьвер без патронов принесет реальную пользу, но с ним все равно как-то спокойнее.
  - Ага, конечно, - усмехнулся Сивый - Ты и так с ним уже набегался. К тому же новичкам оружие не положено.
  - То есть, нам защищаться только когтями?
  - Нет, теперь за тобой будут приглядывать. И если не будешь делать глупости, то потом будет тебе оружие. И не только.
  После небольшой паузы оборотень все же ответил на мой первый вопрос:
  - Дальше ты отправишься в тренировочный лагерь. Тебе объяснят там, что как устроено, вдобавок посмотрят, что ты из себя представляешь.
  - В смысле, могу ли я случайно озвереть? - подняв бровь, спросил я.
  - Нет... - отвел взгляд беловолосый - Это меньшая из проблем. Не забивай сейчас голову... Сержант, давай собираться.
  Другой собрат так и не проронил ни слова, закончив к этому времени чистить пистолет. Оборотни начали собирать в небольшие сумки важные вещи и документы. Кое-где даже заметил пачку денег крупными купюрами. Такое количество в своей жизни воочию никогда не видел...
  Но стоило мне подняться на ноги, что сделал довольно резко, как все симптомы вернулись. Потирая висок, я решил отвлечься от боли:
  - Так куда мы конкретно направляемся?
  - В Москву. Там ближайшие тренировочные лагеря.
  Куда я и изначально направлялся. А ведь повернись судьба по-другому, мог бы спокойно обойти этот город стороной. Как бы тогда меня приняли? Могли бы просто убить за агрессивное поведение. И нельзя будет их винить...
  После недолгих сборов мы втроем покинули квартиру. Определенно, брали самое необходимое. Остальное тогда должны вывезти совсем другие люди. Или оборотни... Меня не слишком волновал этот вопрос. Главное, чтобы переезд не был вызван моим приходом.
  Казалось, что вот оно, главная цель достигнута и можно расслабиться. Но мои мысли вновь и вновь возвращались к тому несчастному парню, от которого избавились охотники. Ведь, будь у меня больше сил и мужества, может, удалось бы спасти его.
  И что там сказал Эдвард? Этот оборотень начал убивать бандитов. Похоже, возомнил себя уличным мстителем или супергероем. Или же просто личная месть.
  Подобная ситуация вызывала смешанные чувства. С одной стороны, да, он нарушал законы, рушил конспирацию нашего вида. С другой не боялся защищаться и даже нападать в ответ. Отчасти я завидовал ему...
  Но в любом случае жизнь рассудила, кто будет жить, а кто умрет. Или же дело в простом везении...
  
  Владимир. 1 февраля. 2009 год.
  
  Шрам.
  
  Когда охотник получил известие о потери связи с Когтем, то сразу понял, что произошло. Он ведь предупреждал Мастера, что поменять их местами ничего не изменит. Конечно, его коллега работал совсем по-другому, тихо. Но если засада расставлена, против оборотней можно действовать даже за несколько километров - все равно найдут.
  На сигнал о помощи уже откликнулся небольшой отряд, который действовал за городом. Но Шраму и Кэтрин было приказано к ним присоединиться для страховки.
  Джип аккуратно въехал во двор, где находилась нужная квартира. Окна разбиты, кое-где на снегу виднелась кровь. Другая команда уже оказалась здесь. Часть осматривала место преступления в милицейской форме в качестве маскировки для глаз простых обывателей. Но надолго здесь, средь бела дня задерживаться не стоит.
  Лысый охотник нахмурился, и вышел из машины. Брюнетка же решила остаться в теплом салоне. Все равно от нее ничего не требовалось.
  - Чья это кровь? - с ходу спросил Шрам.
  - Сложно сказать, - ответил один из коллег - Может, Когтя, может оборотня, может обоих. Но от трупов они точно избавились.
  Рядом небольшая дорожка из капель крови, но она вела обрывалась рядом с дорогой. Значит, кто-то раненый уехал на машине.
  - Внутри что-нибудь есть?
  - Пусто, как и в прошлый раз. Там определенно было убежище, но к нашему приходу все вывезли подчистую.
  - Ладно, уходим отсюда... - скомандовал охотник.
  Хватит здесь красоваться. Но потеря еще одного человека - это крайне дурной знак. Кто-то действительно сливает врагам информацию об их операциях.
  Тут у одного из мужчин зазвонил телефон.
  - Это Коготь...
  - Что? - Шрам вырвал у него трубку - Ты где?
  - В убежище... - ответил слабый хриплый голос - Между железными птицами и поиском твердой земли...
  
  Подобная шифровка была придумана на случай прослушки. Все составлено таким образом, что возможные инкрипторы максимум смогут определить район поисков, но не более.
  В городе же располагалось по одному-два в каждом городе. Но со времен упадка Ордена большинство удалось сохранить лишь в европейской части России.
  Вторую команду Шрам отпустил. Если это будет ловушка, то уж лучше пусть погибнут только они. Хотя о ловушке определенно речи не шло. Такие как Коготь ничего не выдадут врагу. Все-таки человек старой закалки, который чтит Кодекс охотников.
  Убежище находилось в неприметном загородном доме, участок которого зарос плотным бурьяном. Даже ворота с трудом открывались.
  - Он здесь один, - посмотрев в окна дома, доложила Кэтрин.
  Внутри на пыльной кровати у печки лежал сорокалетний рыжеволосый худощавый мужчина. Плечо некачественно перевязано окровавленным бинтом, а левая рука лежала в повязке.
  - Зачем она здесь?! - открыв глаза, резко вскочил Коготь, что отдалось ему неприятными последствиями - Пришла завершить начатое, тварь?!
  Кэтрин первые секунды непонимающе смотрела на охотника, но потом крепче сжала АК в руке, двинувшись вперед, но Шрам остановил ее, вытянув руку в сторону.
  - Что произошло?
  - Что произошло?! - морщась от боли, коллега сел обратно на кровать - Ты меня спрашиваешь, что произошло? Это ее заслуга. Никто не мог знать, что я собираюсь сделать, как собираюсь к ним подойти! Я не как какой-то дилетант засел с винтовкой на самом очевидном месте! Меня никто не мог видеть...
  - Ты сам облажался, и обвиняешь в этом меня! - не стала давать спуску брюнетка - Да чтоб ты сдох!
  - Видишь! Она же бешеная и ненавидит всех нас. У них это в природе!
  - Хватит! - прикрикнул на обоих Шрам, ожог которого опять неприятно дернулся от накаляющейся обстановки - Оба, отставить! Мы во всем разберемся.
  - Вгони ей пулю в голову, только так мы во всем разберемся...
  От этих слов девушка задохнулась, но под тяжелым взглядом напарника промолчала.
  - Как тебе удалось сбежать?
  - Как как... - невесело усмехнулся Коготь - Пришлось прыгать с третьего этажа, - он кивнул свою опухшую, оголенную до колена ногу - Потом эта сволочь выстрелила в меня, я в ответ. Кажется, ранил. После прыгнул на меня и схватил за руку, все запястье, наверное, в труху раздавил...
  - Я так полагаю, тебе удалось смыться на машине?
  - К чему этот допрос, Шрам? Цель, сбежала, да, но я не укушен...
  - Это не допрос. За тобой могли следить.
  - Убежище в любом случае придется прикрыть. Мой телефон был разбит, пришлось звонить прямо отсюда, иначе бы я просто свалился. Так что давайте уже уберемся отсюда...
  - Кэтрин, помоги ему дойти до машины, - приказал охотник.
  - Пусть даже не смеет меня трогать! - резко возразил Коготь.
  В ответ Кэтрин лишь горделиво повернулась и вышла из дома.
  
  Москва. Тренировочный лагерь. 2 февраля. 2009 год.
  
  Дорога до Москвы оказалась весьма интересной. Сначала с вокзала на электричке до окраины области, потом на автобусе дальше на юг. И уже только после на попутке мы оказались в самом городе.
  На мой вопрос, зачем это нужно, ответ был прост:
  - Мы не единственные, кто живет в том городе. И наше присутствие не слишком приветствуется в тех районах.
  После Сивый попросил больше ничего не спрашивать, чтобы не привлекать к себе лишнее внимание. На все вопросы мне должны дать позже.
  Что ж, придется набраться терпения. Хотя перспектива, что оборотни - не единственные в мире сверхъестественные существа, не внушала оптимизма.
  В самой Москве я был всего лишь один раз в менее сознательном возрасте. И тогда она не казалась столь многолюдной. После жизни на природе такой большой город оказывал сильное давление на все органы чувств, в первую очередь на слух и обоняние.
  Практически сразу появилось желание сбежать обратно. Но позади меня не ждало ничего хорошего. К тому же среди своих, да в большом городе наверняка безопаснее. Поэтому придется привыкать ко всему заново...
  Тренировочный лагерь представлял из себя небольшую территорию, огороженную бетонным забором с колючей проволокой. Внутри двор для парковки автомобилей перед высоким зданием, напоминающим снаружи какой-то офис прямиком из девяностых. Впрочем, именно неказистый вид наверняка и обеспечивал неплохое прикрытие. И чтобы его поддержать, собратьям нужно было расстаться со мной за пару кварталов от места назначения.
  - Удачи, - оборотни явно торопились и, и мы, обменявшись рукопожатиями, разошлись в разные стороны.
  Дальше я остался сам по себе. На секунду возникла иллюзия свободы. С новыми документами вполне можно попробовать чего-нибудь добиться самому. Но ведь до сих пор окружающий мир - загадка. Поэтому лучше не стоит искушать судьбу.
  По дороге я уловил по запаху двоих-троих собратьев. Один прошел мимо и даже отвел взгляд, в то время как я, будучи идиотом, продолжал на него пялиться. Лишь после дошло, что так подрывается любое прикрытие. Оставалось надеяться, что в случае каких-нибудь проблем меня не бросят в беде.
  Через контрольно-пропускной пункт пройти не составило труда. Один вид паспорта, кивок в сторону входа - и все.
  Здесь все, кто мне встречался, являлись оборотнями. Похоже, людей сюда совсем не допускают. Или... раз это тренировочный лагерь, не хотят, чтобы они пострадали. Хотя откуда мне знать, есть ли у нашего вида контакты среди людей?
  Столько вопросов... Остается надеяться, что именно здесь удастся получить все ответы.
  Уже в самом здании на входе меня остановили двое охранников с автоматами и начали обыскивать. Безопасность организована что надо.
  - Паспорт, - попросил то ли вахтер, то ли секретарь, сидящий за компьютером.
  Просто, без приветствия, продолжая что-то строчить на клавиатуре с немалой скоростью. Оказалось, что все мои данные уже в местной базе. Точно, Сивый же что-то отправлял с ноутбука после соблюдения всех формальностей.
  - Твой наставник Александр Дмитриевич. Третий этаж, Тридцать восьмой кабинет.
  Сухо, по-деловому. Казалось, что мне здесь попросту не рады. Будто оказался в какой-то бюрократической конторке, где якобы много других клиентов, а я задерживаю несуществующую очередь.
  Но следовало засунуть свое самолюбие куда подальше. Я здесь не единственный, поэтому не заслуживаю безраздельного внимания.
  Подойдя к нужному кабинету, я уже хотел постучать, но дверь резко открылась. На пороге стоял мужчина с пепельного цвета волосами, ростом ниже меня. Цепкий взгляд оббежал меня с ног до головы.
  - Заходи.
  Тоже, без лишних церемоний. Определенно, эти ребята привыкли переходить сразу к делу.
  В кабинете на столе стоял ноутбук и лежала целая кипа папок. Вообще вместе со шкафами комната номинала настоящую картотеку. Определенно мои ожидания от воссоединения с собратьями не включали в себя какую-либо бумажную работу. Впрочем, если быть честным, я по-настоящему не знал, чего можно ожидать. Наверное, какого-то полудикого разбойничьего образа жизни, когда можно упиваться свободой, не стесняясь своей природы. Романтизирование - крайне плохая черта.
  Оборотень жестом указал сесть на черный кожаный диван, в то время как сам подтащил стул и сел напротив. Вот это точно называется 'разговор с глазу на глаз'.
  Я даже не знал, с чего начать. Стоит ли представиться или молчать, пока собеседник не заговорит первым. И дело не в месяце, проведенном в лесу, что, конечно, одно из самых значимых событий в моей жизни...
  Такая неуверенность в общении преследовала всю жизнь, и надо как-то с этим бороться, чтобы создать более приятное впечатление.
  Но прежде чем удалось собраться с духом, мужчина решил эту дилемму:
  - Значит, Максим... - он поправил свой галстук поверх синей рубашки - Я Александр Дмитриевич. Буду твоим наставником. Ты понимаешь, что это означает?
  - Смутно, - ответ был предельно честно.
  - Это хорошо. А то некоторые свято верят, что я тут обучаю всех боевым искусствам... - оборотень усмехнулся, и я позволил себе небольшую улыбку.
  - Так вот, моя обязанность состоит в том, чтобы объяснить, что творится в мире, рассказать о нашем виде и прочее... Раз ты, судя по тому, что мне на тебя прислали, не посвящен ни в какие тонкости.
  - Первых собратьев я встретил лишь во Владимире, - воспользовавшись паузой, вставил я свои пять копеек.
  Наверняка ему известно, где мой родной город.
  - Тебе просто не повезло, - развел руками наставник - На востоке наши отряды бывают, но не так часто. Не можем позволить себе распылять ресурсы, плюс этот неудобный договор с лугару...
  - Кем?
  Название смутно знакомое, но вспомнить что-то не удается. Кажется, что-то из области мифологии, также связанной с оборотнями.
  - Это другой вид... кхм... слово 'нечисть' в нашей с тобой ситуации, я считаю, неуместным. Его только охотники используют. В любом случае, лугару это достаточно враждебный нам вид, как и вампиры. Хоть сейчас мы и не в состоянии войны, лишь в перемирии, лучше ни с кем из них не связываться.
  Внутри мне стало не по себе. Чувство тревоги постепенно овладевало разумом, провоцируя на глупые вопросы:
  - И... зачем воюем?
  Александр Дмитриевич не стал смеяться. Наоборот, его лицо помрачнело.
  - А почему воюют люди? За идеологию? Ресурсы? Расовой принадлежности? В этом плане мы ничем их не хуже.
  Горькая правда. Люди всегда останутся людьми, а мы, несмотря на наши звериные сущности, все равно ими остаемся. Только зверь в нашем случае приобретает человеческую расчетливость, и от того его жестокость становится еще более брутальной, что не снилось даже самому свирепому животному мира. Можно долго жаловаться на несправедливости этого мира, но все равно в нем придется жить.
  - На меня нападут, если попадусь кому-нибудь из них на глаза?
  - Нет, - покачал головой оборотень - Если только ты не в самом темном углу в глубине их территорий. Конечно, есть проблема с анархистами...
  - А это еще кто?
  Конечно, сама суть анархизма мне была отдаленно известна, но как-то сложно совместить это понятие с нашим видом.
  - Странная группировка. Неизвестно как образовалась, но суть ее в том, что в ней находятся представители всех трех видов, сосуществующих друг с другом. Может, когда идея только зарождалась, все выглядело неплохо. Но сейчас это лишь неуправляемая банда, особенно среди молодняка. Вот это настоящие беспредельщики, с которыми лучше не связываться, - чтобы фраза выглядела более значительной, наставник поднял вверх указательный палец.
  У меня всегда было негативное отношение к отморозкам и иже с ним. Подобной характеристики вполне достаточно, чтобы исключить возможность даже какого-либо намека на сотрудничество.
  Конечно, странно, что Сивый ничего решил не говорить. Сержант и подавно молчал. Вместо этого подобные новости решили преподнести в такой вот обстановке, в разговоре тет-а-тет. Я все больше сомневался, куда попал. В стаю оборотней или серьезную организацию, у которой продумано все до мелочей.
  Но если подумать, то именно так все нечеловеческие виды могут скрываться от чужих глаз. Во время скитаний не раз мысли возвращались к теме нашего происхождения, и как в истории не осталось ни одного намека на существование сверхсуществ, кроме легенд времен Средневековья. Теперь ответ лежал передо мной, достаточно лишь протянуть руку.
  - Значит, придется воевать... - сделал я неутешительный вывод.
  Если раньше в армию не удалось попасть по воле слабого здоровья, то теперь выбор невелик. Прямо как в Великую Отечественную. Если враг ворвется в твой дом, ничего не останется, кроме как дать отпор.
  - Необязательно, - посмеявшись, ответил Александр Дмитриевич - Думаешь, нам не нужны гражданские профессии? На одних солдатах далеко не уедешь, даже полный профан в военном деле тебе это докажет. Так что не забивай себе этим голову.
  И после небольшой паузы добавил:
  - Другие наставники обычно предпочитают готовить своих подопечных, аккуратно подводить к этим неприятным новостям и так далее... Опираясь на свой опыт, скажу, что это не работает. Слабые духом все равно воспримут эту новость очень тяжело, как ее не преподноси.
  Хорошая позиция, вот только я еще не знал, к кому точно себя отнести. Одиночество, тоску по дому, противоборство зверю внутри и чувство вины за содеянное удалось пережить и остаться более-менее в своем уме.
  Но в любую секунду все может измениться...
  - Ладно, - подвел итог оборотень, пригладив неряшливые пепельные волосы - На сегодня хватит отрицательных эмоций. Отдыхай, а завтра уже будем разбираться со всеми остальными вопросами.
  Перед уходом мы обменялись рукопожатиями. Похоже, удалось произвести хоть какое-то положительное впечатление. Пусть и наставник не спрашивал ничего о моем прошлом. Похоже, решил ориентироваться по опыту личного общения.
  Так даже лучше. Не нужно вновь рассказывать моменты, о которых совсем не хотелось вспоминать...
  
  Москва. Тренировочный лагерь. 5 февраля. 2009 год.
  
  Здесь, среди собратьев, я действительно почувствовал себя в безопасности. Тревога ушла и постепенно в душе наступил покой. Казалось, все последующие препятствия будет легко преодолеть, и самое страшное позади.
  Каждый из новичков жил в отдельной комнате со всеми удобствами. Денег на обустройство точно не жалели.
  Даже телевизор был. В качестве интереса, коротая свободное время, я смотрел новости, пытаясь найти следы деятельности нашего вида. Но куда там, следы заметать умели прекрасно. Компьютер и Интернет же пока запретили. Странное ограничение на мой взгляд. Неужели и вправду бояться шпионов?
  Хотя, если судить по инструктажам Александра Дмитриевича, такое возможно. Постепенно картинка в голове продолжала складываться. Рождалось истинное понимание нашего мира, хоть и предстояло узнать еще очень многое.
  В первую очередь, виды нелюдей представляли из себя не банды, а настоящие полувоенные формирования, занимая одно, а то и несколько государств, плотно связываясь с правительственными структурами. Высшие чины всегда были в курсе происходящего.
  Тогда получается, что и многие войны проходили при участии оборотней, вампиров и лугару. Но насчет нашей истории наставник не распространялся. По его словам архивы ведутся, но доступ к ним крайне ограничен. Слишком велика вероятность утечки. Пусть большинство людей посчитает все написанное бредом, но если некоторые факты попадут не в те руки, ситуация может оказаться неприятной.
  В основном все-таки нам объясняли ситуацию по поводу Москвы и окрестностей. На расчерченной карте четко обозначены территории, где появляться не стоит. При этом метро, соединяющее собой большую часть города, считалось абсолютно нейтральной зоной.
  Также удалось узнать об упрощенной системе иерархии в нашей, как оказалось, весьма многочисленной стае, насчитывающей как минимум двести тысяч оборотней. И это без учета тех, кто живет за рубежом, ведя жизнь одиночки или небольшими группами.
  На самом верху стоял вожак. Сейчас это место занимает некий Маркус, о котором наставник говорил с нескрываемым восхищением. От одного из новичков, находящегося под началом другого наставника, я услышал, что он правит видом уже около полвека. И, в целом это единственный достоверный факт, который удалось узнать. В остальном личном вожака стаи была окутана туманом. Многие даже не знали его в лицо.
  Поначалу мне казалось, что нельзя построить власть, будучи фигурой в тени. Но, как обычно, ошибся. Исполнительной властью являлись высшие командиры. Их число также держалось в тайне, но, опять же, по слухам, не больше десятка.
  И Эдвард оказался одним из них. Из-за чего то вероломное нападение стало, пожалуй, самым глупым поступком в моей жизни. Например, я бы, может, и не был столь милосерден к такой агрессии...
  Хотя, кто знает. Карьерная лестница у нашего вида весьма длинная. Высшим командирам подчинялись все оборотни от мала до велика. А там уже столько должностей, разделенных по разным категориям, что даже столь долгой жизни не хватит выучить.
  Такая организация убедила в том, что я имею дело не с какой-то бандой, называющей себя стаей. Иллюзии окончательно исчезли.
  
  Каждый наставник следил за тремя-пятью учениками. Но, как оказалось, далеко не все оборотни обязаны проходить данную 'школу'. Среди нас не было никого старше двадцати-двадцати пяти лет. Уже взрослые мужчины занимались делом прямо на месте. Да и общий процент новообращенных среди молодежи гораздо больше. Никто не хочет возиться с ничего не знающими щенками, их вполне можно понять.
  Некоторые либо далеко не сразу показать себя с лучшей стороны, а кто-то мог просто откровенно борзеть.
  Именно с такими типажами мне предстояло работать в одной команде. Обучение мы начали вдвоем с парнем по имени Дмитрий. Хоть и по возрасту ему было семнадцать, выглядел парень на все пятнадцать, к тому же маленького роста и худой. И ведь, при этом еще и оборотень. Вот уж кого охотники вообще заподозрить не должны.
  Ничего плохого сказать о нем нельзя. Всегда дружелюбный, с ним легко в общении. Но это не значит, что мы тут же стали друзьями. То ли от ставшей свойственной мне отчужденности, то ли от того, что как-то мало было точек соприкосновения. Парня обратил неизвестно кто, пока он истекал кровью, попав на нож малолетнего грабителя. И никого не покалечил во время полнолуния. А так он жил в Московской области, то быстро наткнулся на собратьев.
  Хотя, жизнь Димы до обращения была далеко не сахар. Поэтому у него не было сожалений о потерянном доме или о чем-то подобном. Может, это и неправильно, но иногда внутри меня душила черная зависть из-за этого.
  Поэтому парень далеко не всегда получал с моей стороны нужную поддержку. Хотя, казалось, все равно привязался, равно как и к наставнику. Будто, оставшись один на один с собой, просто не сможет совладать со всем остальным миром. И снова сволочная сущность показывала себя не с лучшей стороны. Почему-то приятно осознавать, что есть кто-то беспомощнее, чем ты сам.
  Во многом я одобрял политику Александра Дмитриевича. Пусть мы и одна команда, но нужно уметь и самому за себя постоять. Поэтому никакого шефства не было и в помине.
  
  Но оно бы потребовалось третьему ученику. Обучение нас двоих начали раньше, потому что, по сведениям, последний оборотень прошел хорошую жизненную школу самостоятельно. Поначалу хотелось возмутиться и рассказать о своих 'подвигах'. Но потом стало ясно, что нас здесь держат не столько, чтобы рассказать о правилах, нормах и прочем. Это заняло бы два дня, не больше.
  На самом деле, наставники наблюдали за поведением каждого. Проводимые иногда психологические тесты это подтверждали.
  Проходя раньше по грани между зверем и человеком, я понимал, зачем это нужно. В городской среде вторая сущность практически себя не проявляла, но чем черт не шутит.
  Вторая же причина до недавнего времени оставалась загадкой. Пока не пришел тот самый, третий ученик.
  Я в это время находился в кабинете наставника, заполнял кое-какие бумаги данными о себе, когда дверь резко, чуть ли не с пинка, открылась.
  Низковатый, немного смуглый девятнадцатилетний парень с презрительной ухмылкой переступил порог, держа руки в карманах зимней куртки. Даже шапку в помещении не снял, будто ненадолго зашел.
  - Явился... - с напускным торжеством, даже не поднимаясь с кресла, раскинул руки Александр Дмитриевич - Что ж ты еще три дня не погулял?
  - Погулял бы, да этот патруль... - дальше пошел мат, но оборотень с пепельными волосами лишь улыбнулся шире.
  - Вампира, значит, завалил, а от патруля отгреб? Как же так...
  Я вновь отвлекся от бумаг. Ухмылка гостя стала еще презрительнее. Убил вампира? Нет, конечно, они вроде как наши враги, но... Иметь дела с убийцей как-то не по себе. Но ведь и у наставника на счету могут быть жертвы. Да и мои грехи не лучше.
  Но от этого типа просто не знаешь чего ждать. Я не никогда не хотел убивать, а Александр Дмитриевич, возможно, делал это потому что этого требовал долг. А некоторым же может просто нравиться убивать...
  - Чо, мне приказали сюда явиться. Давайте, бырей...
  - Что бырей? - спокойно переспросил наставник.
  - Документы там... и все, зачем я сюда припереться должен был.
  - Одну секунду... - оборотень начал что-то быстро проверять на ноутбуке.
  Мне казалось, что он специально затягивает, чтобы больше позлить не слишком вежливого гостя. Хотелось даже улыбнуться, но такие сразу подмечают подобные вещи, а дальше предъявляют претензии.
  - Так... Клим... как-то там... Да, кое-что на тебя имеется. Правила поведения объяснять тебе не нужно, а вот курс в лагере ты пройти должен.
  - Это еще с какого?! - громко возмутился Клим.
  Я вновь оглянулся. Дверь так и осталась нараспашку, поэтому проходившие мимо оборотни с удивлением заглядывали внутрь, интересуясь, что у нас происходит.
  - С такого, - Александр Дмитриевич оторвался от компьютера - Посмотрим получше, что ты из себя представляешь.
  - Эй! Я могу убивать вампиров! В чем проблема?
  - Веке в пятнадцатом, ты бы сразу был более чем ценным приобретением. А сейчас, изволь подчиняться правилам. Которые, кстати не мной придуманы, и не мне их менять.
  Клим заворчал, но, как показалось, смирился.
  
  Его появление, конечно, не перевернуло тренировочный лагерь с ног на голову. Среди нас были те, кто подходил ему по характеру. От нас, несмотря на то, что мы втроем были под началом одного наставника, держался подальше. Что, честно, радовало. А Дмитрия, так он вообще пугал. Парень признался, что именно такой малолетний бандит напал на него с ножом.
  Почему наставники возятся с такими, непонятно. Неужели у оборотней настолько все плохо, что каждый член стаи на счету?..
  Однажды, я решился спросить об этом Александра Дмитриевича после очередной лекции по поводу того, где расположены по России наши опорные точки. Оказалось, весь юг европейской части России пустовал. Зато ее север, солидная часть Урала и Дальнего востока были неплохо заселены. Правда, кроме Москвы, вампиры находились еще и на юге Урала. Занимали территорию по одному из договоров, которые пришлось заключить, когда оборотни оказались в неприятном положении, чтобы вести войну.
  Подробности будто специально утаивали, но я слушал все внимательно, стараясь не пропустить ни одной мелочи. Дмитрий же улавливал только, если повезет, только половину. А Клим откровенно скучал, и всем своим видом это показывал. И часто высказывал свое презрительное отношение по любому поводу. Но во всех спорах наставник одерживал вверх в силу возраста и опыта. Единственное, в чем я был солидарен, так это в том, что хотелось действовать.
  После проведенного времени в лагере сидеть в четырех стенах стало совсем тошно. Выйти погулять во двор не возбранялось, но после активной жизни в лесах этого оказалось не достаточно. Даже с моей тягой к домоседству и покою. Похоже, многие изменения в личности все-таки остались необратимы...
  Однако, Александр Дмитриевич и сам не хотел со всем этим тянуть, поэтому сегодня каждый из нас должен получить по заданию. Конечно, никто действовать самостоятельно не даст, все под присмотром. Но, тем не менее, вещь крайне ответственная.
  Когда меня позвали, остальные уже ушли. Наставник уже собрался куда-то уходить.
  - Насчет тебя договориться не удалось. Мы ненадолго залегаем на дно со всей деятельностью, потому что кое-кто начал задавать ненужные вопросы... Но, - оборотень посмотрел на часы - У меня есть одно дело, и ты можешь там поприсутствовать. Заодно, ознакомишься с нашими методами работы.
  Я лишь пожал плечами:
  - Это лучше, чем сидеть здесь.
  - Я тоже так думаю, - пройдя мимо, Александр Дмитриевич стукнул меня по плечу.
  
  Ночь уже окончательно вступила в свои права. Медленно падал снег. По улицам проносились редкие машины. Успокаивающая обстановка для города. К сожалению, насладиться ей по полной не удавалось.
  Под плотной курткой у наставника в кобуре лежал пистолет - удалось подсмотреть случайно, когда он полез во внутренний карман за бумажкой с нужным адресом. Неужели не доверяет своей памяти?
  - Пф... - фыркнул оборотень, остановившись у входа в метро - Так и знал, что адрес перепутали. Плохо сейчас учат улицы города, плохо...
  Оказалось, перепутали станцию метро, и от бесполезных метаний туда-сюда спасла только железная память Александра Дмитриевича.
  Во время поездки в метро в полупустом вагоне он объяснил весь расклад:
  - Пару дней назад произошла заварушка между нашими и кровососами. И был один свидетель. Через Интернет его найти не составило труда.
  - И что с ним делать?
  - Меня, как имеющего опыт в подобных делах, послали разобраться со всем по-тихому. Придем, поговорим, надавим. А там уже разберемся.
  Последние слова совсем не воодушевили. Что будет, если мирного решения проблемы не найдется?
  Местом назначения оказалась неприметная пятиэтажная хрущевка. Подъезды, разумеется, 'радовали' чистотой и уютом. По дороге наверх я все же задал мучивший меня вопрос:
  - Это со всеми случайными свидетелями так приходится работать?
  - Нет. Кто-то будет скрывать нашу тайну добровольно, кого-то придется подкупить. А кое-кому стереть память. Иногда наркотиками, если что-то произошло недавно, но это не такой надежный способ, ведь память может проснуться в любую минуту. В самом крайнем случае обращаемся к лугару. Они телепаты и могут стереть человеческую память. Правда, не у всех, и есть риск, что человек останется идиотом на всю жизнь. Что, впрочем, тоже решение проблемы...
  Пусть я и принадлежал роду, существующему в сказках и легендах, существование телепатов в этом мире способно удивить. Вообще об этом виде нечисти известно крайне мало. Могут принимать звероформу, но их облик представляет собой обычного волка, только размерами побольше. Легко спутать с диким. Только дикие не обладают пси-способностями, как телепатия, телекинез и пирокинез...
  - А память оборотня они стереть могут?
  - Задокументированного случая не было, - честно ответил наставник, и от сердца немного отлегло.
  На выходе из лифта, Александр Дмитриевич накинул капюшон куртки, и я последовал его примеру.
  Глубокие капюшоны достаточно хорошо скрывали наши лица в хорошо освещенной комнате, но закрывали обзор. Правда, с обостренными чувствами это не страшно.
  В темном подъезде никого не было, но все равно нужно вести себя как можно тише.
  - Следи за тылом... - приказал оборотень, а сам присел перед старой деревянной дверью в квартиру, достав отмычку.
  Как он догадался, что попадается простой замок и не железная дверь? Хотя, будь так, нашли бы другой способ. Вплоть до банального постучать.
  Замок заскрежетал последний раз и поддался.
  На пороге мы оба замерли. Два запаха, но дыхание слышалось одно. Значит, свидетель один. Едва не запнувшись о выступ по глупости, я закрыл дверь. Человек спал крепко. Это хорошо. Его вопли никому не нужны...
  Александр Дмитриевич безошибочно нашел нужную комнату. И, уже не скрываясь, войдя, включил свет.
  Худой парень в грязной мелкой майке и трусах вскочил с кровати, продирая глаза и ища на ощупь на столе неподалеку очки. Комната, впрочем, как и вся квартира, также не радовали чистотой и ремонтом. От стоявшего неприятного запаха пришлось с непривычки закрыть лицо рукой.
  - Так, это он, - обратился ко мне наставник, сверяя фотографию на телефоне с ошарашенным лицом свидетеля
  - Вы кто такие?!
  - Закричишь еще раз, и нам придется тебя заткнуть. Сядь! Никто тебя бить и грабить не собирается.
  Весь дрожа, паренек сел на кровать. Мой взгляд же скользил по комнате. Повсюду разбросаны остатки еды, одежды, тетради и другие учебные принадлежности. Похоже, что студент. Снимает квартиру. Параллельно работает, чтобы вовремя платить за жилье. Уж слишком напоминало квартиру одного знакомого, с кем учился в институте. Как же давно это было...
  - Сюда никто не придет?
  - Н-нет... Хозяйка квартиры приходит раз в неделю...
  - Это хорошо, - оборотень прошел глубже в комнату.
  Я не отставал ни на шаг, чувствуя себя, как в знаменитой сцене, когда бандиты приходят к жертве, заставая ее в неудобном положении, собираясь стребовать долг. Потому что на простое запугивание свидетеля это походило слабо.
  - У меня... нет денег... - заикаясь, вновь подал голос несчастный.
  Его даже стало жалко. Поменяйся с ним местами, и ничего не изменится. Также забьюсь в угол и буду дрожать.
  - Ты глухой? Это плохо, потому что нам нужно поговорить. Вернее, по большей части говорить буду я, а тебе надлежит слушать. Справишься?
  - Да...
  - Помнишь третье февраля?
  - Да...
  - И что помнишь?
  - В смысле? - поднял на нас непонимающий взгляд парень, а после все-таки решился надеть очки.
  - В смысле, события, - наставник скрестил руки на груди, показывая, что теряет терпение.
  - Вы про... про... бойню?
  - Если для тебя это подходящее определение, да.
  - Я почти ничего не видел... Была ночь... А они... Дрались так... Как в кино, в общем. А потом... один из низ превратился в... в... я не могу описать во что. Я смотрел лишь несколько секунд, а потом убежал, - рассказывая, он судорожно сжимал вспотевшие руки - Все...
  - Отлично. Пошли отсюда, - кивнул мне Александр Дмитриевич.
  Я на секунду помешкал, не сразу поняв ситуацию. Так это все? Все, что требовалось? Никаких внушений? Уколов наркотиков? Даже никакого подкупа. Наставник просто услышал спутанный рассказ и собрался уходить.
  В полном непонимании я отправился следом, но в этот момент в свидетеле вдруг проснулась невиданная смелость. Вскочив, он вцепился в мою куртку стоило обернуться.
  - Вы ведь такие, как они, да?! Вы ведь можете сделать меня таким?! Можете?! Пожалуйста?!
  Я остолбенело смотрел на этого идиота, не заметив, как с меня слетел капюшон от его эмоциональных действий. Но в следующую секунду он отлетел в сторону от легкого толчка, распластавшись на полу.
  Наставник, тем временем, вытащил пистолет, что оказался с глушителем, и, возвышаясь сверху, наставил на несчастного.
  - Еще один такой фокус, и будешь лежать с пулей в голове. Хоть где-то увидим тебя поблизости, хоть где-то кто-то услышит от тебя хоть слово... Я вернусь и закончу начатое. Мы друг друга поняли?
  Парень судорожно закивал, после чего оборотень хлопнул меня по плечу, и мы удалились из этой квартиры, оставив дверь нараспашку.
  На мой взгляд, все вышло просто ужасно. Но наставник не выглядел злым.
  - Он же ненадежен, - когда мы вышли из подъезда, я решился высказать свое мнение.
  - Ничего он не скажет. Он и не пуганый два слова нормально связать не может, а уж после шока и подавно. Пусть хоть бежит в милицию заявление катать, там только посмеются.
  - Но мое лицо...
  - А что твое лицо? Москва немаленькая. А даже если узнает, то что с того? Я же сказал, что, в крайнем случае, завершим начатое.
  Это совсем не убедило. Но кто я такой, чтобы спорить с более опытным собратом? Тем более, какая может быть альтернатива? Предложу убить, и мне прикажут нажать на курок в таком случае. Смогу ли? Не знаю.
  - Главное, что ты показал себя хорошо. Молчал. И вообще действовал хладнокровно.
  Ну да... Против слабого трудно действовать по другому.
  - Я был не один, и по сути ничего не делал. В другой ситуации...
  - Что? - усмехнулся наставник - Обратил бы его?
  - Я... - на секунду его слова заставили задуматься - Нет.
  - Почему же? Он тебя так сильно просил. Наши ряды же пополнятся.
  - Он... Он был не справился с этой силой.
  Я давно задумывался, почему не каждый, кто знает о нашем существовании, хочет вступить в наши ряды. Как оказалось, кто-то не хочет связывать свою жизнь с нами навсегда, а кому-то отказывают. Судя по рассказам, деградировать до дикого может любой. Как и сойти с ума. Как и пойти своих собратьев. Пример - те же анархисты.
  - Рад, что ты это все понимаешь. Многие из нас страдали, не выучив этот урок вовремя.
  Тогда я посмотрел на наставника. Похоже, настал подходящий момент для этого щекотливого вопроса. Мне не хотелось говорить плохо о собратьях, но...
  - А что же Клим? Он справляется?
  Александр Дмитриевич встретился со мной взглядом. Да... Похоже, мы понимали друг друга.
  - Какой, по-твоему, может быть выбор? Если мы не удержим его у себя, то он пойдет к анархистам. Или просто станет одиночкой, который создает вокруг себя проблемы. Для тех и других у нас один метод борьбы.
  - Я не предлагал...
  - Я на это надеюсь. Ничего, с возрастом это ребячество пройдет, и тогда он станет перспективным членом нашего общества.
  Всю остальную дорогу до тренировочного лагеря царило молчание.
  
  Убежище охотников. 10 февраля. 2009 год.
  
  Шрам.
  
  В этот раз небольшой брифинг Мастер проводил не в своем кабинете, а в звукоизолированной комнате убежища. Кроме охотника с обожженным лицом присутствовали еще трое других мужчин, в том числе уже шедший на поправку Коготь. Рука все еще в гипсе, но ходил уже без костылей, пусть и сильно хромая.
  - Вы, четверо - мои наиболее доверенные люди, - начал глава Ордена, прохаживаясь по тускло освещаемой комнате - И все, что мы будем обсуждать, не должно покинуть этих стен до самого последнего момента.
  Коготь кивнул, остальные же остались бесстрастными.
  - Вчера со мной связался новый глава западного Ордена.
  Присутствующие переглянулись. Еще в шестидесятых-семидесятых годах прошлого века единая организация раскололась на две части. Ушедшие эмигрировали в Америку, где, по слухам, построили могущественную организацию. Но это первый контакт с ними за все прошедшие десятилетия.
  - Новый? - уточнил Шрам.
  - Да, Ричард Майерс. Его предшественник скончался, - в глазах старика промелькнула грусть - Но это он так говорит... В общем, нам предлагают сотрудничество.
  - Что заставило их пойти на такой шаг? - скептически поинтересовался Шрам - Ни слуху ни духу столько времени...
  - Собираются расширяться. Настолько успешно действуют в Америке, что готовы безвозмездно помочь нам, - Мастер точно не верил в сказанное, но пара охотников воодушевилась от этой мысли.
  - Этот вопрос стоит рассмотреть... - заявил один из них.
  - Я знаю, что стоит, - оборвал его глава Ордена - Но я не знаю Майерса. Не знаю, можно ли ему доверять.
  - Они предлагают сразу начать сотрудничество или лишь встретиться и все обсудить? - Шрам продолжал размышлять над ситуацией.
  Все это ему не нравилось. Не то что бы помощь от других людей что-то плохое, но о западном Ордене ходили настолько неприятные слухи, что колебания Мастера вполне обоснованы.
  - Пока только встреча. Хотят встретиться в Москве. В убежище им нельзя, так что операцию придется долго готовить, причем в строжайшей тайне.
  - А как он с вами связался? Кто-нибудь еще об этом знает? - проявил осторожность Коготь.
  - Связались по защищенной частоте, давно устаревшими кодами. Некоторые из вас еще даже не родились, когда мы ими пользовались. Так что с этой стороны утечки не будет.
  - В таком случае можно арендовать какое-нибудь здание на окраине города...
  - Нет, - отрезал старик - Они хотят более людное место.
  - Ишь ты какие... - фыркнул один из охотников.
  - Будет сложно, - признал Коготь - Вряд ли Москва перестала быть пристанищем для разных тварей...
  - Главное, что твари не ждут такого шага. В этом преимущество, - высказал догадку Шрам.
  Глава Ордена говорил так, будто этот вопрос уже решен, поэтому перечить бесполезно. Тем более, это одна встреча не принесет вреда. Может, сотрудничество действительно окажется плодотворным, и черная полоса для организации, наконец, закончится.
  - Тогда Коготь на организации, а вы трое будете в группе, что пойдет на встречу.
  - Я тоже хочу пойти... - заявил уязвленный охотник.
  - Твое лицо достаточно засветилось во Владимире, хорошо, что жив остался. Свободны.
  Шрам уже поднялся со стула, как старик попросил его остаться:
  - И еще один момент...
  - Я слушаю.
  - Ты будешь прикрывать их снаружи вместе с Кэтрин.
  От этой новости ожог на лице охотника неприятно задергался.
  - Зачем это?
  - В случае подставы я должен быть уверен, что на встречу придут именно люди, а не кто-нибудь из нечисти, - объяснил Мастер - К тому же, если что-то пойдет не так, она заметит это раньше...
  - Проще взять собак, - глухо процедил Шрам.
  - Это приказ.
  - При всем уважении, это бессмысленный приказ.
  Мастер опустил голову и тяжело вздохнул:
  - Хорошо... Тогда я объясню свои мотивы. Если что-то случится, мне нужна гарантия, что от нее будут отведены подозрения. Ты скажешь ей обо всем лишь в машине, когда вы уже поедете на место.
  Охотник сузил глаза, глядя на главу Ордена. Его рука сжалась в кулак:
  - То, что она для вас родная кровь, рано или поздно нас погубит. Но я выполню этот приказ.
  Отдав честь, Шрам оставил старика в одиночестве.
  
  Москва. 20 февраля. 2009 год.
  
  Постепенно я втянулся в работу с собратьями. Поручения давали разнообразные. От работы курьером, патрулирования с более опытными оборотнями до разных визитов к людям, с которыми требовалось поговорить. В основном приходилось работать с так называемыми оперативниками. Их основное отличие от солдат как раз состояло в том, что они выполняли мелкие поручения, в то время как те могли сосредоточиться полностью на своей главной функции.
  Предысторию многих поручений я не знал, и узнавать не собирался. Но все равно, вопреки желанию, картина постепенно складывалась. Мы не ограничивались одной лишь подделкой документ. В ход шли финансовые махинации, взятки и прочее, что помогает добиться желаемого. Связи не ограничивались милицией. Довелось посмотреть на несколько разномастных преступников, которые, впрочем, были вполне довольны сотрудничеством. Оборотни бы не отличались от простой преступной группировки, не развивайся все это в масштабах целой страны. А то и за рубежом.
  Но я не испытывал угрызений совести или стыда, что участвовал во всем этом. Обычные преступники совершают подобное ради собственного обогащения. А оборотни - ради того, чтобы можно было нормально существовать. И такое не купишь просто за деньги. Так как наш вид держал свою территорию под контролем, нужно было прилагать усилия для сохранения порядка. Поэтому некоторых требовалось ставить на место. Кто-то нарушал условия сделки, кто-то совершал преступления против нас. Хорошо, что еще никого убивать не приходилось. Насилие заканчивалось несколькими ударами, после которых жертва теряла сознание. Или же нам просто не показывали, что делают в крайних случаях...
  Нет, я не считал, что мы выше людей, благодаря чему имеем право творить то, что вздумается. Скорее, наш вид держит себя в настолько больших рамках, что подобные шалости совсем не меняют ситуацию.
  Благо, есть с чем сравнивать. Анархисты занимались настоящим криминальным беспределом. Рэкет, торговля оружием и наркотиками, убийства и бесконечное насилие.
  Как-то напоролись на троих представителей во время ночного патруля. Под предводительством более опытного анархиста, двое помладше пытались совершить нападение на группу людей, зря зашедших в район на границе между территориями. Но стоило им нас завидеть, как троица тут же свинтила, разбежавшись кто куда.
  Но несмотря достаточно накаленную обстановку, я все равно чувствовал среди своих себя гораздо лучше, чем в одиночестве в лесу. Будущее перестало волновать, позволяя полностью отдаться в руки судьбы.
  Поэтому мне хватало терпения находиться в лагере столько времени. Многим другим это уже осточертело, особенно Климу. Его отношения с наставником окончательно испортились. По слухам, Александр Дмитриевич даже писал бумаги о переводе неподконтрольного ученика в другой лагерь, но ему было отказано. При этом ни тот ни другой на уступки идти не собирались.
  Но после новости, что каждому из нас осталось максимум пара дней нахождения под присмотром, оборотень вдруг успокоился.
  И даже соизволил вступить с нами в диалог, когда мы втроем шли к месту очередного задания. В этот раз требовалась вся команда, но что именно будет, никто не сказал.
  - Чо планируете дальше делать?
  Клим уже зарядился по полной по дороге всем 'необходимым'. Курил, поочередно прикладываясь к бутылке пива, сводя мое обоняние с ума и тем и другим. Сложно упрекать оборотня с панацеей в виде регенерации в том, что он гробит свое здоровье...
   - Найти работу, может быть, - чисто из вежливости, ответил я, сам толком еще не определившись с планами.
  Дмитрий же просто промолчал, стараясь держаться ближе ко мне.
  Поперхнувшись пивом, Клим засмеялся глупым смехом:
   - У вас обоих, похоже, это чисто реальная мечта!
  - А что в этом такого? - страха вступать в конфронтацию не было.
  Что он может сделать? Его уже порядком ставили на место.
  - Посмотри на этих лохов вокруг, - он указал на прохожих - Чо, хошь быть, как они?
  - Мне повторить мой вопрос?
  - Не парься, я тя понял. Мелкие вы еще, жизни не знаете.
  - Ты зато знаешь, - мой голос звучал сердито - Из подворотен и приводов в милицию.
  - О, какой базар начался, - на его лице засверкала та самая ухмылка.
  После нее такие обычно делают резкий выпад ножом.
  - Думаешь, лучше меня? Да ты не стесняйся, чо. Батяня наш, вон не стесняется, сразу на мое место указывает.
  Похоже, что обида на наставника у него останется на всю оставшуюся жизнь.
  - Через два дня все закончится, и можешь валить на все четыре стороны.
  Спорить с ним на тему того, кто из нас лучше, я не планировал. Да и бесполезно здесь что-то доказывать. Если человек не может посмотреть на ситуацию с другой точки зрения, навязывая лишь свою, никакого конструктивного диалога не получится.
  - Так и сделаю, - хмыкнул оборотень - К черту все эти ваши правила и прочую...
  Он не успел договорить. Мимо нас пронеслись две фигуры, вынырнувшие с другой улицы. В нос ударил неприятный, отторгающий запах. Значит, вот как пахнут вампиры...
  Стоило посмотреть вслед двум первым беглецам, как позади возник третий и, словно специально, толкнул Клима.
  Оборотню это хватило, чтобы бросить сигарету и бутылку, чтобы помчаться за обидчиком.
  Выругавшись про себя, я кинулся следом.
  - Эй, вы куда?! - Дмитрий помешкал, но все-таки побежал следом.
  По дороге пришлось набирать смс на телефоне. Их выдали каждому для страховки. Вбит один единственный номер, звонить и отправлять сообщения можно только по нему. Хорошо, что по дороге удалось разглядеть хотя бы название улицы и ближайший дом. Больше ничего писать не требовалось. За ложное донесение предстоял серьезный разговор. А так к этому месту уже двинуться оперативники, что находятся неподалеку.
  Только бы удалось остановить этого дурака... Несется прямо как я после того, как выпрыгнул из багажника охотников.
  Последний вампир, казалось, никуда не спешил, поджидая в те моменты, когда мы могли потерять след. Уже тогда стоило остановиться. Но Климу это понять сложно. А я пообещал себе, что больше не буду бросать собратьев...
  Хотя, какой от меня толк в схватке с вампирами? В городе нельзя принимать звероформу, тем более в солнечное время. Ночью еще кое-как допускается при самых крайних обстоятельствах с минимальным риском. Поэтому нужно было успеть перехватить оборотня, пока не поздно!
  Петляя переулками, вампиры уперлись в тупик. Двое уже запрыгнули на крышу. А последний развоплотился в туман в последний момент, когда Клим уже готов был на него накинуться.
  Нам рассказывали об этой способности. Кровососы-новички ей вообще не обладают, постарше могут находиться в ней недолго. В основном используется для уклонения атак и перемещения на большие расстояния.
  Как сейчас. Враг оказался на крыше, но оборотня это не остановило. Цепляясь за все, что можно, он быстро оказался наверху.
  Лезть следом оказалось страшно. Неизвестно, что ждет наверху. Но хотя бы стоит одним глазком посмотреть...
  Карабкаться по зданию оказалось гораздо сложнее, чем казалось на первый взгляд. Боясь сорваться, я, запрыгивая на верхние выступы, часто перелетал, больно ударяясь торсом о каменную стену.
  В самом конце чьи-то руки схватили меня за плечи и закинули наверх. Ориентация в пространстве окончательно исчезла. А после неприятного приземления на крышу, покрытую небольшим слоем снега, лицо столкнулось с чьим-то тяжелым ботинком. В носу громко хрустнула кость...
  - Пусти! - Дмитрия тоже закинули на крышу и, чтоб не дергался, выбили весь воздух из легких ударом в живот.
  Стоило увидеть перед собой шесть человек, чьи лица были наполовину скрыты шарфами, внутри появилось то самое знакомое чувство страха и беспомощности. Тут просто нет шансов что-то противопоставить...
  Три вампира, два оборотня и еще один, судя по всему главный, учитывая, как держался перед остальными. Запахом напоминал наш вид, но с небольшими отличиями. Значит, это лугару.
  Учитывая, странный набор этой компании, не осталось сомнений, что это те самые анархисты.
  - Обыскать, - приказал главарь.
  При этом будто специально говорил тихо и хрипло. Чтобы по голосу не опознали что? Да его запах за полкилометра учуять можно!
  Телефоны нашли быстро, а за отправку сообщения меня еще раз угостили ударом по лицу, разбив губы. Вновь удалось почувствовать, как бьют свои. Зрение помутилось, а в ушах появился звон.
  - Значит, времени у нас немного, - по приказу лугару нас подняли на ноги.
  - Че тебе надо от меня?! - огрызнулся Клим.
  С ним обошлись гораздо хуже, но держался оборотень хорошо и бодро, питаясь от кипящей внутри ярости.
  - Условия просты: либо вы присоединяетесь к нам, либо мы вас убьем. Нам всегда нужны новые братья. При этом не нужно следовать дурацким правилам и прочему, что навязывает вам Маркус. И только у нас вы сможете раскрыть весь свой потенциал...
  Значит, вот как оказываются в их рядах... Под страхом смерти! Без пути назад!
  Теперь бешенство съедало изнутри уже меня. Чертовы головорезы...
  - Я с вами! - тут же, без лишних раздумий заявил Клим - А этих убейте, они будут только мешаться...
  Жаль, что нельзя испепелять взглядом. Не было сомнений, что оборотень предаст в первый же удобный момент, но последнее просто... выходит за все возможные рамки. Нет, варианта присоединиться к этим подонкам никогда не было, но так поступают только последние твари. Они точно споются вместе...
  - Это не тебе решать, - спокойно заявил лидер отряда - Хотя... Можешь доказать свою лояльность сразу.
  Из-под кожаной куртки лугару достал сверкающий армейский нож. Мое сердце замерло. Неужели его лезвие сделано из серебра?..
  - Убей одного из них, - он протянул оружие Климу.
  Тот, секунду помешкав, поудобнее перехватил смертоносное лезвие, направившись к Дмитрию.
  - Ты... - парень отступил на шаг и уперся в стоящего позади оборотня, тут же получив от него толчок в спину - Ты не можешь...
  Клим остановился прямо перед жертвой, а я отвел взгляд. Двое вампиров вооружены пистолетами. Стоит дернуться, и все будет кончено.
  - Могу... - его шепот буквально въелся в мой разум.
  Но это не сравнимо со звуком, с которым клинок, разрывая плоть и ломая ребра, проникает в сердце...
  Все было кончилось мгновенно. Оборотень резко вырвал клинок из бездыханного тело Дмитрия, толкнув его ногой.
  - Красиво... - не сдержался от комментария лидер лугару.
  Он приблизился ко мне, но я смотрел куда-то в сторону. На что надеялся? На то, что подмога подскочет в последнюю секунду? На то, что Клим развернется и ударит этим ножом анархиста?..
  Пусть я жив, но бездействие приводит лишь к смерти других. Пусть, наконец, приведет и к моей...
  - Теперь ты. Что ты решил?
  Ответа он не дождется. Не в этой жизни.
  - Его тоже кончай, и уходим...
  Я знал, с каким наслаждением этот подонок захочет забрать мою жизнь. Лучше бы просто пристрелили, чем дали его гнилой душе восторжествовать. Хотя, какая теперь разница...
  Но в последнюю секунду страх смерти оказался сильнее желания самой смерти. Очередная слабость, благодаря которой этот мир от меня не избавится.
  Тело приняло звериный облик за долю секунды. Но страшную боль от столь резкого перехода заглушали эмоции.
  Предатель не успел среагировать, когда я с громким рыком вцепился клыками в плечо, отрывая руку, сжимавшую нож. И в следующее мгновение он уже летел вниз с крыши.
  Вампиры оказались горе-стрелками. Выпустив по моей огромной черной туше по половине обойме, они лишь слегка зацепили в районе локтя. И то пуля даже не серебряная.
  Но лугару оказался не так прост, как его подчиненные. Создав в руке пульсирующий огненный шар, он воспользовался тем, что я отвлекся на кровососов. Горящий сгусток ударил в грудь, поджаривая шерсть. Но это не помешало вспороть когтями глотку одному из анархистов. Но двое собратьев уже приняли звероформу, поэтому резня была короткой.
  Выплевывая кровь от мощных ударов в грудь, я лежал на крыше, пока от тела шел дым, сочетаясь с запахом паленой шерсти.
  Да... Теперь все хорошо. Теперь все правильно. Борьба за жизнь, хоть и закончившаяся проигрышем, очищает. Чувствуя в пасти не только собственную кровь, но и кровь врагов, я был горд собой.
  Теперь нужно что-то сказать напоследок подонкам...
  Но стоило перевернуться, как головы оборотней-анархистов оказались продырявлены. Остальные бросились наутек. Неизвестные спасители, прежде чем оказаться на крыше, смогли достать еще одного несколько пулями в грудь.
  Это оказались старые знакомые - Сивый и Сержант. В этот раз первый даже не думал начинать шутить, сразу увидев труп Дмитрия. Жаль, может быть подняло настроение...
  Они о чем-то спрашивали, но я просто молчал, приняв человеческий облик, слегка касаясь сильных ожогов на груди. Потому что знал, что если начну говорить, то просто сорвусь...
  Поэтому лучший выход - отстраниться от всего...
  
  ГЛАВА 4.
  
  Москва. УВД. 22 февраля. 2009 год.
  
  Андрей.
  
  - Значит, записываем в висяки? - закрывая папку с делом, спросил лейтенант в синей униформе следователя юстиции.
  Капитан, сидящий за соседним столом, сосредоточенно размышлял. Непричесанные темные волосы идеально сочетались с двухдневной щетиной. Голубые глаза казались безразличными к происходящему.
  - Лавр? - вновь пытался привлечь его внимание чуть полноватый коллега с круглой головой.
  - Да, похоже, на то. Тогда не знаю, зачем поручать его нам, - вздохнув, следователь Лавров откинулся на спинку кресла. - Ведь с таким успехом можно сразу списать все на мальчишек с петардами.
  - Начальство сказало - мы выполняем, - развел руками лейтенант. - Вернее, ты настоял на дополнительном расследовании.
  - Так и будешь меня обвинять? - рассердился капитан. - Не сходил один вечер в боулинг - вся неделю коту под хвост из-за этого?
  - Ладно, ладно, тебе, - понимающе пошел на мировую коллега. - Хотя, пожалуй, товарищ капитан, вам тоже бы развеяться не помешало.
  - Может, ты и прав, - поднял глаза к потолку Андрей.
  Очередное дело, которое требуется закрывать из-за недостатка улик. Следователь любил свою работу, но вот этот момент незавершенности ненавидел всей душой. Как и любую незавершенность вообще.
  Но, хорошо, это неотъемлемая часть повседневности. Уже пора смириться. Однако, столько в последних пяти делах, да еще и семи у коллег, столько темных пятен, что, кажется, будто вглядываешься в Черный квадрат Малевича.
  Стрельба на крыше. Выстрелы слышало тридцать человек. Пятеро видели, как с нее упало двое. Но уже через минуту все оцепил ОМОН, говорят, для полной зачистки здания. И вычистили его настолько, что ни одного трупа в округе не осталось. Знакомый из ФСБ шепнул, что там побывала еще и оперативная группа из его конторы.
  Лавров все это понимал. Вполне стандартная процедура, если нужно скрыть что-то грязное или требуемое для другого расследования. К примеру, разборки крупных ОПГ, угроза национальной безопасности и прочие вещи высших интересов.
  Тогда зачем отдавать расследование простому УВД? Что там расследовать? Сергей Геннадьевич велел создать видимость следствия, а после причислить его к нераскрытым.
  Но следователя всерьез заинтриговало это дело. А сбивчивые и противоречивые показания свидетелей только подогрели интерес. Настолько, что он притащил на место преступления своего знакомого криминалиста. Тот, разгребая снег на крыше в двадцатиградусный мороз, клял Лаврова какими только можно словами. Даже подумал, что тот издевается и притащил его туда, где преступления вообще не было. Оперативная группа хорошо постаралась, заметая улики.
  Но все-таки удалось найти следы крови. К несчастью, прошло уже много времени, да и ее было слишком мало, чтобы провести полноценный анализ. Правда, это удалось найти еще кое-что. Совсем чуть-чуть обгорелой черной шерсти. Может, с чьей-то куртки? Следователь не решился отдавать 'улику' на анализ и без того пребывающему не в лучшем настроении криминалисту.
  Казалось, что дело можно закрывать, но тут позвонил один из свидетелей, который сказал, что видел одного из упавших с крыши на востоке Москвы. Но даже подробное описание не помогло. Кто бы не был тот парень, больше там он не появлялся.
  А свидетель не только начал отрицать свои показания, но и вообще делал вид, что никогда не звонил Лаврову.
  Остались одни лишь домыслы и догадки. Дело даже не 'сошьешь', если очень захочется. Последним следователь не занимался, пусть и страдала зарплата от недостатка раскрываемости. Кто-то занимался этим по крупному, кто-то по мелочи. А он сам преступал закон лишь три раза, пока не находились настоящие улики, специально затягивая процесс, чтобы преступник не успел умотать из города или натворить еще бед.
  Последней же зацепкой стала информация от того же знакомого из ФСБ. Один из найденных на месте преступления ножей с серебряным покрытием имел серийный номер. Но база данных ничего не дала, пришлось поездить по нескольким конторам, на что на него вчера и злился лейтенант.
  Пусто. По нулям. Если этот серийный номер и проходит где-нибудь, то точно не в России. Да и серебряное покрытие - это что-то новенькое. Какой-нибудь член ОПГ заказал себе что-то такое приметное? Почему сразу не золотой Калашников или пистолет на манер диктаторов банановых республик?
   - А зачем ты вообще так серьезно отнесся к этому делу? - спросил коллега.
  - Не знаю...
  Этот вопрос задавали Лаврову не раз, но, кажется, только сейчас он был готов ответить:
  - Может, потому что дело такое запутанное, что слишком походит на заметание следов. Чьих? Может, нечистых на руки сотрудников ФСБ. А, может, кто-то из авторитетов им хорошо заплатил, чтобы скрыть косяк своей банды. Может, хотел вывести их на чистую воду и стать героем... А, неважно. В следующий раз такую ошибку не повторю.
  - Амбиции у вас, товарищ капитан, не к черту, - усмехнулся лейтенант, убирая папку в ящик стола.
  - Чем уж грешен...
  Тут в кабинет без стука вошел мужчина в униформе с погонами подполковника. Возраст за сорок, маленький рост, облысевшая макушка и пышные усы. На вид совсем не грозный начальник.
  - Сергей Геннадьевич? - встав из-за стола, Андрей тут же сел после жеста гостя.
  - Говорят, вы вчера прям с места сорвались...
  - Виноват... - сразу начал капитан. - По делу с крышей вскрылись новые обстоятельства, вот мы и решили проверить.
  - И что нашли?
  - Ничего, тупик.
  - Ну, значит, так тому и быть, - подполковник сел на стул напротив следователя. - Значит, дело закрываем?
  - Да, за недостатком улик, - поддакнул лейтенант.
  - И правильно. Пусть ФСБ само разгребает то, что наворотило, - усмехнулся Сергей Геннадьевич - Нам же будет спокойнее...
  - Только, вот...
  Лавров запнулся, увидев вопросительный взгляд начальника, но все же продолжил:
  - Слишком много вещей не сходится. Одно дело, когда ФСБ просто может скинуть дело, потому что не хочет им заниматься. А другое, когда его скинули и обрубили все концы. Будто для успокоения собственного начальства.
  - Я понимаю твое беспокойство, но...
  - Это все для отвода глаз, чтобы кого-то прикрыть.
  - Может, и так. Но кто мы такие, чтобы решать такие вопросы? - пожал плечами подполковник.
  - Пожалуй, никто...
  Оставшись вдвоем с лейтенантом, Лавров быстро заполнил все бумаги и начал собираться.
  - Не рановато? - поинтересовался коллега.
  - Я отработал две смены подряд позавчера, нормально, - набрасывая серое пальто, ответил капитан.
  - Чего ты все за ней бегаешь? Нашел бы в конце концов нормальную девушку... а эта... больно ветреная...
  - Да много ты знаешь, человек без личной жизни? - усмехнулся следователь, закрывая дверь.
  Но успел заметить, как коллега раздраженно махнул рукой в его сторону.
  
  Москва. 5 февраля. 2009 год.
  
  После трагедии я опасался, что могу сойти с ума. Психологи, проводившие каждый день тесты, тоже. Больше всего их беспокоило мое каменное спокойствие.
  Единственным открытым проявлением плохого морального самочувствия были сны. Кошмары, возобновившиеся со времени скитаний, вновь вступили в силу в ночное время.
  Но время лечит. Я в этом убедился после всех ужасных событий, что пришлось пережить. Чувство вины за гибель родителей девушки притупилось. Страх, заставивший бежать из Глазова, теперь казался обоснованным.
  Пройдет и это. Картинка чужой смерти будет постепенно забываться и стираться из памяти. Вот только зияющую внутри пустоту осталось чем-то заполнить, и будет порядок. Только это не так просто. Будто мне вонзили кинжал в сердце, оставив дыру размером с кулак...
  До сегодняшнего дня Александр Дмитриевич не показывался мне на глаза. То ли его вызвали для более важных дел, то ли шло расследование этого неприятного дела. Или же он просто не хотел отвечать на мой немой вопрос: 'Как так вышло?'.
  Что до других оборотней в лагере, то об инциденте решили умолчать. Хотя бы не стала придумывать лживую версию, а просто не отвечали на вопросы. Но рано или поздно сказать хоть что-то все же придется. И я был рад, что не услышу этого...
  Когда наставник вызвал меня к себе в кабинет, то внутри сразу появилось чувство, что все сейчас закончится. Так или иначе.
  Он сидел за столом, мрачнее тучи. Но взглядом встречаться не боялся. Даже, наоборот, попросил смотреть на него, а не куда-то в стенку.
  Впрочем, как и психологи....
  - Мне сказали, что дела у тебя идут неплохо, - после большой паузы, начал разговор Александр Дмитриевич. - А ты как сам оцениваешь?
  - Сейчас получше, - пожав плечами, спокойно ответил я.
  Да, отчасти так оно и было. Но все равно один вопрос до сих пор не давал покоя:
  - Его не поймали?
  Может, распятый сожженный труп Клима помог бы восстановить душевное равновесие.
  - Нет, - коротко ответил наставник, и больше ничего не сказал.
  Для нас обоих это была неприятная тема. Но страх куда-то испарился вместе с чувством такта.
  - Значит, он вместе с анархистами. Там где и должен был быть изначально...
  Я ожидал крика, но вместо этого оборотень саркастично улыбнулся. После чего достал папку из одного из ящиков, показав на первой странице печать.
  - Думаешь, наверху сидят идиоты, которые не видят проблемы? Мои доклады и все остальное не читают?
  - Но...
  - Скажи, ты действительно считаешь, что в нашей организации все так просто? Что все люди настолько просты, если ты рассматриваешь их со своей позиции?
  - Нет... - я не знал, что еще ответить.
  Не похоже, что наставник оправдывался. Да, вину за произошедшее ощущал, но не более того.
  - Не думай, что он у нас такой первый был. Весь такой независимый, с развитым юношеским максимализмом и ворохом комплексов с моральных недостатками. Бывало и хуже. Но со временем даже такие становятся не только полноценными членами нашего общества, но и хорошими солдатами, готовыми защитить наш вид.
  Нечем крыть. Да, сам Александр Дмитриевич не любил с такими работать, но против логического расчета не попрешь.
  - Он еще получит свою заслуженную пулю, - убрав папку, продолжил наставник. - Они все получают.
  Оборотень отвел взгляд. Похоже, это не первый его неприятный опыт.
  - Что дальше? - поинтересовался я.
  Нечего больше обсуждать эту тему. Не мне судить эту систему, к которой, по сути, еще не имею непосредственного отношения. И она ничем мне не обязана.
  - Сверху рассмотрели твое дело и пришли к выводу, что тебе больше нечего делать в лагере. Жилье и работу тебе предоставят. Если будет сложно остаться в Москве после всего, то есть возможности и в других городах. А дальше ты сам должен решить, чем займешься по жизни.
  - А какие варианты?
  Уйти из стаи даже не обсуждалось. В военной зоне хоть с кем-то лучше, чем одному в самом комфортном месте. Учитывая, сколько в нашем мире врагов.
  - Можешь спокойно заниматься чем-нибудь на гражданских должностях. Или пойти в оперативники и солдаты. Если выберешь военную карьеру, то иди к оперативникам. У них работа поспокойнее. К тому же, - оборотень вытащил из кармана бумажку с телефонным номером, - те парни, что тебя вытащили из той передряги спрашивали о тебе. Сказали, чтобы ты позвонил, если собираешься пойти к ним.
  Согласиться? Или все-таки для меня бой уже окончен? По сути... Нет, сейчас не время решать этот вопрос.
  - Москва сойдет, как вариант, - беря телефонный номер, решил я.
  - Отлично, тогда осталось заполнить несколько бумаг...
  Перед самым уходом я все же решился задать вопрос:
  - А... родные Димы знают, что с ним произошло?
  - У него никого не было, - ответил Александр Дмитриевич, и на этом разговор закончился.
  
  Москва. Музей Великой Отечественной войны. 7 февраля. 2009 год.
  
  Шрам.
  
  Западный Орден насильно навязал это место встречи. Им было наплевать, насколько сложной будет организация. Но пара старых связей помогла все решить.
  Выбор достаточно символичный. Именно по окончанию этой войны образовалась единая организация охотников. В первую очередь из военных, прознавших о существовании нечисти. Немцы, русские, американцы, англичане и другие - все, кто не хотел мириться с тварями в своих рядах, да и в мире в целом, поклялись, что будут бороться с монстрами до конца.
  Охотник с ожогом на лице не застал эту эпоху. И даже не видел развал Ордена на две части. В конце восьмидесятых упадок был заметен даже глазу непосвященного. В то время как западная часть крепла и росла. Мастер догадывался о причинах такого успеха. Но даже если слухи окажутся правдой, их половина организации никогда не пойдет этим путем.
  - Не ерзай, - сделал Шрам замечание Кэтрин.
  - Не ерзай... - усмехнулась она в ответ. - Не забывай, что у нас кого-то могут засечь, и вся операция пойдет к черту.
  - Меня тоже могут засечь, но я держу себя в руках.
  - Да у тебя вообще никаких эмоций нет...
  Весь этот бессмысленный спор утомил охотника, поэтому он промолчал. Мнение насчет приказа не изменилось. Как ему работать с такой? Хантер, может, и мог с ней сладить. Но вот Шрам был другого склада характера, и меняться не собирался.
  - Что-то они там долго... - бросив взгляд на здание музея, а после, посмотрев на часы, заметила девушка.
  - Это тебе не прогулка в парке. Такие встречи не каждый день проводятся.
  Тут захрипела рация в машине.
  - За нами кто-то наблюдает... - раздался шепот Фреда, одного из охотников, посланных на встречу с западными коллегами.
  - Где?
  - Прямо в зале...
  - Что говорят гости? - напрягшись, спросил Шрам.
  - Они и заметили это. Похоже, потр... Что?..
  Связь резко оборвалась.
  - Твою... - охотник быстро завел машину и погнал ее ко входу в музей.
  Сейчас там была лишь пара охранников. Которые не стали им мешать, когда широкоплечий мужчина в длинном пальто и с ружьем наперевес отстрелил замок и побежал в зал, где проходила встреча. Кэтрин бежала следом, проверяя каждый угол через прицел автомата, как учили. Если уж охотник так хочет получить пулю в спину - его проблемы.
  Но, как оказалось, предосторожность была излишней. В круглом белом зале никого не было. Кроме пяти трупов. У каждого на горле красовался аккуратный порез от ножа. То тут, то там остались следы кровавых брызг.
  - Уходим, мы им ничем не поможем, - прикрывая тыл, оглянулась в сторону Шрама девушка.
  Но тот все же решил проверить тела парламентеров. И под одним из них оказалась мина...
  - В сторону!
  Тело брюнетки превратилось в туман. Она оказалась рядом с охотником и оттолкнула его далеко в сторону. Но к моменту взрыва ее силы успели иссякнуть, и девушка вернулась наполовину в свою физическую форму.
  Ее обгорелое тело отбросило к стене. Шрам не сразу пришел в себя после контузии. Перед глазами все плыло.
  А как им удалось выбраться, он не помнил, окончательно придя в себя только лишь в автомобиле, держа в свободной руке дробовик. А на задних сиденьях лежала бессознательная Кэтрин.
  - Больно... - прохрипела она.
  - Потерпишь!
  - Дай... Пистолет...
  - Замолчи! Не до тебя сейчас...
  - Какой же ты... все-таки подонок...
  - Я мог оставить тебя там! Да и сейчас могу из машины выкинуть! Так что заткнись.
  Более-менее мужчина смог успокоиться лишь за городом. Его шрам продолжал изредка подергиваться. Но девушка больше ничего не говорила. Похоже, отключилась. Или...
  Охотник все же решил проверить. Стоило чуть коснуться одного из заживающих ожогов, как она проснулась.
  Ее губы приоткрылись, обнажая удлинившиеся клыки:
  - Мне нужно...
  - Нет, уж, потерпишь до дома. Кормить тебя я не собираюсь...
  С отвращением захлопнув заднюю дверь, Шрам вернулся за руль.
  
  Москва. УВД. 10 февраля. 2009 год.
  
  Андрей.
  
  - Что скажешь нового насчет недавнего взрыва в музее?
  Напротив Лаврова сидела молодая красивая девушка с темно-рыжими волосами средней длины волосами, уложенными в аккуратную прическу. Модный женский костюм, идеально сидевший на элегантной фигуре, вкупе с ухоженными ногтями и дорогой косметикой создавал образ дорогой, но не слишком интеллектуальной модницы. Что было только на первый взгляд. В общении раскрывался весь скрытый потенциал. Иначе не занимать ей пост журналиста на государственном телеканале. Причем, далеко не последнего.
  - Ир, как будто ты не знаешь, как решаются подобные дела, - усмехнувшись, ответил следователь. - ФСБ занимается этим делом, к тому же это не мой район. Тебе поручили писать про это статью? Репортажей в вечерних новостях было недостаточно?
  - Нет, но дополнительные сведения не помещают, - улыбаясь, ответила Ира. - Как и в твоей работе.
  - Не забывай, что наши профессии сильно различаются. Тебе достаточно изложить все на бумаге, а там уже дело масс - верить или нет.
  - Если бы все было также просто, как ты сказал, я писала бы обо всем, что информаторы приносят мне на блюдечке.
  - А, то есть я теперь не больше, чем информатор? - сохраняя веселое выражение лица, заметил Лавров.
  - Нет, ты один из немногих, кому я даю взамен хоть что-то ценное.
  - Прямо камень с души...
  - Я серьезно. Большинство других получают либо процент, либо денежное вознаграждение. Но никому больше в работе я не помогаю.
  - Что ж, я польщен, - признал Андрей.
  В принципе, это ему и так было известно. Они взаимовыгодно обменивались информацией уже год, с тех пор как вновь встретились после университета. Вернее, они начали учиться вместе, но на третьем курсе Ирина резко перескочила на журналистику, руководствуясь известными одной лишь ей мотивами. Постепенно сложная учебы для обоих в разных вузах заставила их разорвать только начавшие развиваться отношения.
  И вот теперь они оба, уже добившиеся какого-никакого успеха, встретились вновь, и теперь работали вместе, хотя и с осторожностью, опасаясь косых взглядов начальств.
  Хотя, казалось, девушке на это почти наплевать. Вот сегодня, совершенно не таясь, пришла к нему в кабинет.
  При этом как-то подгадав момент, что коллега будет отсутствовать. Но здесь, скорее, просто повезло.
  А, вот и он... Легок на помине.
  - Лавр, я уже не знаю, как разговаривать с той сумасшед... Ой, привет, Ир, - лейтенант расплылся в улыбке и, медленнее обычного, плюхнулся в свое кресло. - Может, пригонишь сюда каких-нибудь операторов? А то у меня сын ждет не дождется, когда же я в телевизор попаду, раз в милиции работаю.
  - Слава тебя совсем испортит, - махнула рукой журналистка, вновь обращая взгляд на Андрея.
  - Ой-ой... - лейтенант начал перебирать бумажки.
  - Ладно, мне пора. Удачи в твоим делах... Лавр...
  - Эй, только я могу его так называть!
  - И тебе пока, - она послала коллеге Андрея воздушный поцелуй.
  Пока сам следователь встал из-за стола, чтобы ее проводить.
  
  Москва. 12 февраля. 2009 год.
  
  Когда наставник говорил о жилье, я совсем не ожидал, что получу отдельную квартиру, оплаченную на полгода вперед. Не говоря уже о приличной сумме денег на первое время. Любой несведущий в делах организации подумал бы, что от него хотят откупиться. Но это вполне стандартная процедура.
  Но кое в чем повезло. Жилье досталось с мебелью. Раньше здесь жил другой оборотень, но никаких личных вещей не осталось, а запах практически выветрился. И никаких личных вещей не осталось. Да и о его судьбе никто не распространялся...
  Обживаясь на новом месте я удивился, что страха за пределами лагеря не появилось. Да и на улицах тоже ничего не изменилось. По крайней мере, не хотелось оглядываться чаще, чем нужно.
  Первой же серьезной покупкой стал небольшой ноутбук. Оказалось, что у охотников нет таких ресурсов, чтобы выслеживать меня по сети, поэтому я спокойно открыл один из старых заведенных почтовых ящиков. Ответные письма от родителей приходили. И, удивительно, но они были достаточно сдержанны. Нет, вряд ли они приняли ситуацию с моим побегом, как должное. Но хотя бы знали, что со мной все в порядке. Поэтому нужно было немедленно наверстать упущенное за долгое молчание...
  У меня была мысль вернуться домой. Вести двойную жизнь. Но что это даст? Охотники все равно вновь смогут выследить меня, и тогда родители окажутся под ударом. Этого нельзя допускать.
  Вообще, большую часть времени я проводил в размышлениях, что делать дальше. Казалось, все просто. Место работы подберут, а дальше уже все само наладится. Но голову не покидала мысль, что все вновь может рухнуть, как карточный домик. Потому что весь наш вид находится в состоянии войны. И неизвестно, как сложится завтрашний день.
  Какая разница между тем, что ты встретишь опасность в бою лицом к лицу или будешь ждать, пока она сама тебе постучится в дверь, при этом живя в постоянном страхе?
  Моя изначальная цель - найти стаю и жить спокойно так и осталось нереализованной до конца. Покоя не будет, пока будут существовать наши враги. Если не во всем мире, то хотя бы в России. Но можно долго об этом причитать, а можно взять и что-то с этим сделать. Или хотя бы попытаться. Чтобы то, что произошло с Дмитрием... не повторилось.
  Моя рука несколько раз тянулась к телефону. Но пока не развеялись сомнения, я так и не решился набрать номер. До сегодняшнего дня.
  - Сивый? - следовало удостоверится, что позвонил нужному оборотню.
  - Да, кто это?
  - Это я, Максим...
  - А, Макс, здорово! - судя по голосу собеседника, тот был слегка навеселе - Слушай, мы тут с Сержантом в баре. Заходи к нам...
  - Да я просто хотел тут сказать...
  - Вот здесь и скажешь! Давай, подходи.
  Внимательно выслушав адрес, я начал быстро собираться.
  
  Нужное место находилось недалеко. Сложнее оказалось найти неприметную вывеску над входом, ведущим вниз в подвал.
  По дороге в голове сложилось впечатление, что меня позвали в заведение, где собираются многие собратья. Но нет. Может, сюда и заходили другие, но редко. Сейчас же там, кроме Сивого и Сержанта были только люди.
  Впрочем, оно и правильно. Нечего всем скапливаться в одном месте на радость врагам.
  Светловолосый оборотень даже встал из-за стола, чтобы меня поприветствовать. После рукопожатия и хлопка по плечами предложил сесть. Его напарник же ограничился простым кивком.
  - Ну, рассказывай, - оборотень хотел обратиться к бармену и спросил. - Пить что будешь?
  - Безалкогольное что-нибудь...
  - Да ладно тебе? - усмехнулся Сивый.
  - Нет, я серьезно.
  - У нас печень вроде как не страдает.
  - Дело не в этом, дело просто в принципе, - пояснил я.
  Никакой тяги к спиртному никогда не было, и приобретать ее не хотелось. Особенно в контексте недавних скитаний в лесу, где любое затуманивание разума было одновременно приятным и пугающим. Пожалуй, не стоит повторять подобный опыт.
  - Ну, как знаешь.
  - Я, кстати, так и не успел поблагодарить вас обоих...
  - Ой, да оставь, - махнул рухнул оборотень. - Мы просто находились в патруле рядом не более того. К тому же, мы в одной стае и должны держаться вместе.
  Да, теперь я точно понимал, что это значит. Нужно не только получать все блага, но и упорно трудиться в ответ. Меня спасли от гибели, от одиночества, от безумия. А это меньшее, что можно сделать в ответ.
  - Я подумываю присоединиться к оперативникам.
  Теперь назад дороги нет. Конечно, еще не до конца ясно, о чем я прошу. Но мало что сейчас может повлиять на мое решение.
  - Ты уверен?
  Сивый немного, но удивился этим словам. Конечно, он сам предложил такой вариант, но вряд ли был уверен, что у меня хватит духу согласиться.
  - Не, не пойми неправильно... - тут же продолжил оборотень. - Тут тупо все без проблем. Но смотри сам - я и Сержант войну прошли, знаем, что это такое. А ты, насколько я знаю, ни фига. В Грузии вещи пострашнее творились, так что мы-то закаленные...
  - На войне тоже брат брата резал? - после большой паузы спросил я, озадачив, в свою очередь, светловолосого.
  Сержант же просто слегка подтолкнул его локтем. Похоже, они давно дружат и понимают друг с друга с полуслов.
  - Тогда без проблем. Я направлю твое дело на рассмотрение Глебу.
  - Кому?
  - Высший командир, отвечающий за безопасность Москвы. Раньше командующий оперативниками занимал отдельную должность, но когда пришел этот, то решил все контролировать все сразу. Пока справляется.
  Учитывая, какая в стае сложная иерархия, удивительно, что подобным занимается один из высших командиров. Но после встречи с Эдвардом уже нет места неловкости, что мое дело будет рассматривать такая шишка.
  - И что будет потом, когда мою кандидатуру одобрят? - задал я последний вопрос.
  - Потом... - Сивый хрустнул костяшками пальцев. - Потом у тебя будет еще много причин, чтобы отказаться от этой затеи.
  
  Убежище охотников. 12 февраля. 2009 год.
  
  Шрам.
  
  - Мастер, я могу все объяснить... - начал было Шрам.
  - Смысл?! - старик бесновался, казалось, его вот-вот хватит сердечный приступ. - Какой смысл?!
  Они смогли вернуться на базу лишь сегодня, до этого отсиживаясь в убежище. Кэтрин чувствовала себя ужасно, но охотник смог оказать какую-никакую медицинскую помощь. Теперь же пускай с ней нянчатся другие.
  А сам мужчина пошел 'на ковер' к главе Ордена. Его шрам то и дело подергивался. Реакция Мастера казалось ему довольно мягкой, учитывая обстоятельства.
  - Мне уже все подробно объяснил Майерс! - продолжал кричать тот. - Про то, что мы главные подозреваемые! Или про то, что мы не смогли обеспечить безопасность встречи!
  - Что сказал Коготь на этот счет? - осторожно спросил Шрам.
  Смена темы помогла немного остудить пыл старика:
  - Его организация была безупречна, я сам все перепроверил. Никто не должен был узнать об этом!
  - Значит, Майерс плохо прикрыл своих людей. Они могли спалиться на таможне, на выходе из аэропорта. У оборотней повсюду глаза и уши.
  Несмотря на накаленную атмосферу, охотник старался мыслить логически. Хотя, говори он сам с главой Западного Ордена, то вряд ли бы смог сохранить хладнокровие. Потому не верил, что кто-то из своих мог выдать нужные сведения. Как и в то, что они провалились в организации. Может, организация и находится в упадке, но все не настолько плохо. Они сами со всем справляются. И даже без помощи проклятых лугару! Да! Именно это Шрам бы и высказал в лицо Майерсу.
  - Я так и заявил этому заносчивому мальчишке! - сжал кулаки Мастер, падая в кресло.
  Охотник обеспокоенно посмотрел на его бледное лицо, но тот, заметив взгляд, отмахнулся.
  - А он что?
  - Сказал, что раз мы ни на что не годимся, то не станет вести с нами дел. И оборвал связь.
  Шрам лишь пожал плечами:
  - И черт с ним.
  - Тебе легко говорить, - усмехнулся старик - Тебе не приходится каждый день решать множество проблем. Твое дело лишь убивать, не более. А теперь скажи, что там произошло?
  Эти слова собеседник не расценил, как оскорбление. Свое место он прекрасно знал.
  - Связь резко оборвалась. До этого Фред сказал, что заметил слежку. Когда мы добрались до места, то увидели лишь трупы. Каждому перерезали горло. Это не мог сделать человек. Такое мастерское владение ножом ему неподвластно. Я видел в действии Хантера, даже он бы не смог сделать подобное.
  - Значит, оборотень?
  - Наверняка.
  Причем, сделал это в человеческом облике, чтобы проще было маскироваться. Как он смог спрятаться в том зале?..
  - Мне доложили, что там произошел взрыв, - напомнил Мастер.
  - Враг поставил мину и накрыл ее телом Фреда. Я и Кэтрин выжили лишь чудом...
  - Да? - поднял седую бровь старик. - А она сильнее пострадала...
  - Она оттолкнула меня в последний момент, - нехотя признался охотник.
  - Я полагаю, ты ее даже не поблагодарил?
  - А это имеет какое-либо значение? - мужчина хмуро посмотрел на главу Ордена.
  - В теперешней ситуации... нет, не имеет, - не стал объяснять очевидные вещи собеседник.
  Все равно бы Шрам с ними не согласился.
  - Будем пытаться наладить отношения с Майерсом? - после минуты молчания все же спросил охотник.
  - Он достаточно четко выразил свою позицию. И кое-что удалось раскопать насчет него...
  На столе лег сложенный пополам лист. Короткая сводка о теперешнем главе Западного Ордена. Без фотографии.
  - Ричард Майерс. Сорок шесть лет... родился в США, Кентукки... служил в Афганистане... тесно работал с ЦРУ... дослужился до звания майора... уволен с позором... - читал вслух отдельные моменты Шрам. - Как он дослужился до такого звания с таким психологическим профилем? Да еще и работал с ЦРУ, - фыркнув, он бросил листок на стол. - Это просто сумасшедший мясник. Или в Афгане американцы настолько были в отчаянии, что там воевал подобный сброд?
  - Я не знаю, - скрестил руки на груди старик. - Мне стыдно за свою историческую родину. Такие мрази хуже нечисти... Мы не будем иметь с ним никаких дел, даже если тот прибежит на коленях молить о сотрудничестве.
  - Думаю, нам еще стоит залечь на дно...
  - Да что ты? - усмехнулся Мастер - Разумеется, после такого, мы вообще никого никуда посылать не будет, какая бы ценная разведка к нам не приходила. Но это еще не все... Больше скрывать правду нельзя. Будет проведено тщательное внутреннее расследование.
  - И кто главный подозреваемый? - с подозрением спросил охотник.
  Такая перетряска ничего не достать. Даже если виновный среди них, то выследить его будет крайне сложно. Это крайне хитрый человек, имеющий доступ ко всей секретной информации. И сознается только под пытками.
  - Ты, Шрам, - честно признался старик.
  Охотник стойко принял эту пощечину. Отчасти глава Ордена был прав. У него была возможность сделать это, к тому же он подозрительным образом остался в живых.
  - А что насчет Кэтрин? Когтя?
  - Ты сообщил Кэтрин обо всем за день перед операцией?
  - Нет, вообще у самого музея.
  - Какие к ней тогда могут быть вопросы? - Мастер начал стучать пальцами по столу, пока собеседник вообще не двигался, - А насчет Когтя... Да, он тоже под подозрением. Но меньшим. Особенно после недавнего случая, едва не стоившего ему жизни.
  - Хорошо, а что с мертвыми?
  - С мертвых спросу нет... Но и версия с ними будет отрабатываться по полной.
  - В таком случае, удачи, - встав со стула, охотник отдал честь, прекрасно зная, что никакого доступа к ведению расследования у него не будет.
  Подобное оскорбляло. У него нет никакого мотива предавать организацию. Но, похоже, мотивы и их искренность играют в этом фарсе последнюю роль.
  Поэтому Шрам пообещал себе, что если сам найдет предателя, то убьет собственными руками без суда и права на последнее слово.
  
  Москва. Башня Маркуса. 29 мая. 2009 год.
  
  Меня приняли в оперативники на следующий день после подачи заявления. Обычно дела рассматривались по неделе, а то и больше, но, по слухам, мое заявление вместе с личным делом попались Глебу сразу.
  Никакого собеседования или тестов. Просто зеленый штамп. Основные тесты должны начаться во время тренировки. Но уже то, что на меня решили потратить время и средства, было довольно приятно.
  Сивый сдержал обещание. Так как меня приняли в его отряд, то всеми тренировками занимались непосредственно он и Сержант.
  В первый же день оказалось ясно, что физическая сила и ловкость, если умеешь ими пользоваться, не дадут никакого преимущества. Во время рукопашного боя оборотни двигались так быстро и стремительно, что не было никакой возможности защитить. Такое уже было с Эдвардом, но тогда я ссылался на то, что он высший командир, и такая мощь ему положена по должности.
  Но, как оказалось, некоторого успеха в этом плане может добиться каждый. Для начала главное забыть, что ты больше не человек. Раз тело способно двигаться быстрее, то нужно это использовать по максимуму. А для этого нужно стереть старые привычки.
  В практиках по стрельбе зрение и реакция оборотня также играли свою роль. Не говоря о том, что пользоваться оружием в реальной жизни гораздо сложнее, чем в компьютерных играх.
  Зато всякие интеллектуальные занятия, по типу вождения, работы с различными документами, а также психологические тренинги давались гораздо лучше. Сказывалось прошлое тихони-домоседа.
  
  Казалось, оборотню больше не нужно работать над своими чувствами - они и так обострены до максимума. Но Сивый показал, что недостаточно лишь чувствовать гамму запахов, выделяя какой-то конкретный. Нужно знать, что означает каждый. Иногда это может спасти жизнь.
  Слух также нуждался в тщательной тренировке. Откуда звук? С какой стороны и на какой высоте находится источник? Что он означает? Все эти тонкости требовалось тщательно различать, ибо враг не всегда нападает с огнестрельным оружием.
  А вот насчет значимости физической подготовки я поначалу усомнился по глупости. Зачем тренировать легкие, если можешь бежать на километры? Зачем качать мышцы, если и так способен с легкостью поднять сто килограмм?
  Если в рукопашном бое я во всем винил отсутствие навыков и банальное неумение двигаться, как подобает оборотню, то в регулярные спринты показали, что, может, я и могу пробежать километры, но сражаться после этого не в состоянии.
  Каждый должен уметь перемещаться по городу, как заправский паркурщик, поэтому данная дисциплина, в отличие от остальных, была каждодневной. Вернее, еженочной. Как раз в такие моменты становилось окончательно ясно, что нужно слушать, что тебе говорят более опытные собратья.
  Я регулярно отставал, спотыкался и падал. А то и просто недолетал до следующей крыше. Один раз умудрился рухнуть с высоты пятиэтажки. Сдержать крик при паре открытых переломов ног было невозможно.
  - Хватит орать, - Сивый, быстро оказавшийся рядом, не стал меня жалеть и больно пнул в бок. - Давид Белль ты недоделанный... Ладно, через два часа все заживет.
  Пока меня поднимали, я уже успел обматерить всю ситуацию много раз.
  
  Но хуже всего оказался бой в звероформе. Мое массивное тело двигалось неуклюже, когти пролетали мимо цели. Даже умудрялся ранить сам себя. Все оказалось настолько плохо, что даже приходилось тренироваться жать на курок пистолета, чтобы его не сломать, не выстрелить раньше, а то и вообще не сжать рукоятку оружия до такой степени, что патроны начинали застревать в обойме.
  В бою же один на один Сивый валил меня с ног за десять секунд. Сержант же во время спарринга не знал, что такое жалость. Словно, есть какие-то счеты. Но каждый раз он помогал мне подняться на ноги, при этом в его глазах играло лишь любопытство. Так что стоило принять тот факт, что ради моего блага стараются, и следует отвечать тем же.
  Только вот драться с себе подобным - это не то, чему можно научиться за месяц-два. Никаких тебе подробных инструкций, ибо противник, благодаря скорости, может атаковать чуть ли не с любой стороны. Тело должно само реагировать, быстрее, чем сам разум осознает, что и как происходит. А разум при этом должен осознавать все моментально, что казалось просто невыполнимой задачей.
  А как драться против вампиров и лугару мне объяснили лишь на пальцах. По слухам, раньше, во время войн, пытались использовать пленников для спарринга, но слишком уж велика вероятность побега.
  Впрочем, не так это и страшно. Оперативников не обучают сражаться с регулярной армией. Наши главные противники - анархисты. А там, в основном, с подготовкой все гораздо хуже. Ее просто нет. По крайней мере, происходившие то и дело стычки это подтверждали.
  
  Это не значило, что все делалось для того, чтобы сразу бросать оперативников в самое пекло. Наше дело малое. С кем-то поговорить, доставить что-то важное, кому-то пригрозить. Разобраться по-тихому с кем-то, но без убийств.
  Оружие, разумеется, было положено каждому. Всем выдавали Макаровы из соображений, что серебряная пуля с останавливающим действием способна обезвредить оборотня или вампира. И к тому же застрянет в теле, причиняя боль.
  Только вот патроны не целиком состояли из серебра. Дорогое это удовольствие. Но и сплав сам по себе, по заверениям оружейников, крайне неприятен. Да и если оружие попадет в руки противника, у потенциальных жертв больше шансов выжить. А вопрос с бронежилетами решался быстро - у большинства анархистов их просто не было.
  
  Собственно, так и проходила большая часть дней. Вечером до поздней ночи тренировки, а днем работа в качестве работника техподдержки. Хотя, начальник сразу сказал, что в случае, если напарникам понадобится мое присутствие незамедлительно, то меня сразу отпустят.
  Вообще, казалось, не имело никакого смысла горбатиться на двух работах, но так будет меньше вопросов, если кто-то начнет копать в мою сторону по какой-либо причине. И докопается лишь до того, что я занимаю скромную должность в одном из небоскребов столицы. А вот с объяснениями, как удалось туда попасть, потеют те, кто занимается нашей маскировкой.
  Сивый и Сержант работали в автомастерской, обожая автомобили едва ли не больше девушек. А вот я положился на распределение, и мне выпала эта должность. Зарплата невысокая, но работать в одном из главных для нашего вида зданий большая честь.
  Башню на набережной между собой оборотни называли башней Маркуса - именно там располагалась его резиденция. Оно представляло собой комплекс из трёх полукруглых зданий разной высоты, размещенные меньшие вокруг большего, выполненные из стекла и бетона.
  Работа на тридцатом этаже самой высокой части комплекса оказалась совсем несложной, несмотря на незаконченное высшее образование. Тут играли роль не знания, которые рано или поздно приобретаемы в процессе работы, а умение быстро соображать. Но остальные вполне относились с пониманием, когда не все получалось сразу. Все-таки целый этаж был выделен оборотням целиком.
  Пару раз удалось увидеть по дороге к лифту Глеба или других высших командиров. А вот самого вожака Маркуса повстречал лишь однажды. После работы, когда выходил из лифта.
  Стоило дверям, открыться, как я столкнулся лицом к лицу с высоким черноволосым мужчиной в сером деловом костюме без галстука, с расстегнутой белой пуговицей рубашки. Казалось, суровые черты лица не имели значения. Даже абсолютно белый правый глаз не привлекал столько внимания, как подавляющая энергия, что исходила от него, вызывающая благоговение и страх. Это выражалось во всем. Во внешнем виде, запахе, даже, казалось, по телу проходили заряды электричества, когда он был рядом.
  Но это были лишь первые ощущения, потом все сгладилось. Я поспешил выйти из лифта, уступая его Маркусу и двум его телохранителям. Мы лишь на секунду встретились взглядами. После чего вожак потерял ко мне всякий интерес.
  
  Маркус.
  
  Оборотень поднялся на один из последних этажей, где располагался его кабинет. После прохода по длинному коридору, телохранители вышли вперед, чтобы открыть широкие двустворчатые двери.
  Внутри стоял большой стеклянный стол для конференций, за которым сидело пятеро мужчин, а неподалеку стоял еще один. На одной из мраморных стен висел широкий плазменный экран. А напротив двери было огромное, во весь рост, окно, с которого открывался неплохой вид на город.
  Кивнув присутствующим в знак приветствия, вожак сел во главе стола. Стоящий рядом оборотень склонился и что-то прошептал ему на ухо что-то так тихо, чтобы никто другой не смог услышать.
  - Я понял, Семен, - поднял руку Маркус. - Поговорим об этом после совещания.
  Высшие командиры, в рядах которых присутствовали Эдвард и Глеб, молчали, ожидая, когда заговорит вожак.
  Но тот первые десять секунд просто сидел задумчиво, глядя куда-то в сторону, пока, наконец, не вернулся в эту реальность:
  - Прочитав ваши отчеты, я обнаружил пару неточностей. В первую очередь, это касается, тебя Эдвард. Твоя работа во внешней разведке похвальна, но мне интересно, откуда ты берешь сведения о том, что происходит в США?
  - Ответ тебе не понравится, - откинувшись на кресле, оборотень слегка пригладил серые волосы.
  - Я не могу доверять этому источнику. А что насчет африканского клана?
  - Лугару болтают громче, чем нужно, вот и все.
  - Эту информацию тоже фильтруй, - приказал Маркус. - Я понимаю, что без разведчиков в поле сложно найти что-то стоящее, но мы пока не можем рисковать.
  - Я учту...
  - Теперь, Глеб, - тут же перешел к другому командиру вожак.
  Среднего роста мужчина крепкого телосложения с трудом, но выдержал взгляд оборотня, хотя, казалось, его белый глаз прожигает душу.
  - Что ты скажешь насчет этого?
  Семен вытащил из папки, что держал в руках, нож с серебряным лезвием. Казалось, с него специально не смысли кровь, для усилия эффекта.
  Холодное оружие поехало вперед по стеклянному столу, пока его не поймал Глеб, начав внимательно рассматривать.
  - Разреши-ка, - вклинился Эдвард, забирая нож. - Долго же меня не было... Этим начали пользоваться вампиры?
  - Более того, - подал голос помощник вожака, - Это уже в руках анархистов. И не у элиты, а простых панков...
  - Как ты объяснишь это? - холодно, но без гнева, спросил Маркус. - Я бы понял, если бы вампиры бегали с ними на востоке. Там не так просто наладить разведку, да и влияния у нас там меньше.
  Хоть его ни в чем не обвиняли, но командир восточных регионов вжал голову в плечи.
  - Я разбираюсь с этой проблемой, - прежде чем Эдвард успел сказать что-то в упрек, твердо сказал командующий обороной Москвы. - Ножи - лишь вершина айсберга. Анархистам идут поставки пистолетов, автоматов, патронов и даже бронежилетов. От вампиров Юрия. А ему, в свою очередь, все это по контрабандным каналам присылает клан из Америки. Мои люди вычислили местоположение большинства схронов, и теперь готовы их уничтожить.
  - То есть, я бы обо все узнал, когда по городу прокатились взрывы? - вожак скрестил руки на груди.
  - Раньше. Я собирался согласовать все детали операции... - высший командир вертел в руке сигарету, которую не собирался закуривать в присутствии Маркуса, ибо тот это крайне не любил.
  - Теперь я буду контролировать эту операцию. Мы не мафия, Глеб, где ты просто должен был бы доложить мне о результате и 'отдать долю', а то, как ты все это провернул, меня не волнует. У каждого действия есть последствия, помни об этом.
  Он был всего несколько лет в этой должности, поэтому каждый видел, что вожак не проявляет такого же доверия, как к остальным.
  - Перейдем к следующим вопросам, - расценив молчание высшего командира, как согласие, продолжил оборотень.
  
  После обсуждения еще нескольких десятков вопросов, стоявших на повестке дня, Семен и Маркус остались в кабинете вдвоем.
  Часть командиров отправится в другие регионы, а остальные будут решать проблему в Москве. Ситуация в скором времени обещала стать жаркой.
  Вожак сидел в своем кресле, сосредоточенно глядя в монитор ноутбука. Его помощник посмотрел туда же, и после некоторого молчания тактично сказал:
  - Неужели ты веришь, что в этот раз все получится?
  - Сейчас это нужно, как никогда, Семен. Ты сам знаешь, сколько изъянов в нашем плане. И если все получится, то практически все из них можно закрыть...
  - Да, и создать новые? Тебе так не кажется?
  Семен на первый взгляд, благодаря худой фигуре не выглядел совсем уж по-боевому. Короткостриженые под ежик волосы и моложавое лицо скорее подходили недавнему дембелю, чем правой руке такой фигуры. Но, похоже, оборотень обращал данные качества себе в пользу, дополняя это несколько неряшливым костюмом, а жестикуляцию натренировал специально, чтобы показывать неуверенность.
  Но когда доходило до споров с Маркусом, он высказывал все, что думает, будучи единственным, кого он всегда слушает до конца.
  - С новыми справиться будет проще, поверь, - ответил вожак. - Хватит об этом. Что насчет Юрия?
  - Сидит на севере и вроде как не при делах. Как обычно.
  - Тогда посмотрим, как он отреагирует на уничтожение своего товара. Я более чем уверен, что Волк за него еще не заплатил...
  
  Москва. 5 июня. 2009 год.
  
  Об операции мне стало известно за несколько часов до ее начала. В этот раз никаких тебе разборок с зарвавшимися бандитами. Настоящая боевая вылазка на территорию анархистов.
  До этого мне приходилось сражаться, но лишь с людьми. До убийств дело не доходило, нужно было лишь преподать хороший урок. Даже подробностей не узнавал. Просто, это нужно сделать, раз приказано.
  После достигнутых успехов самоуверенность заставила забыть об осторожности. Противники оказались вооружены. Пули, конечно, не серебряные, но пара все-таки пробила грудь. Ощущения малоприятные. За это Сивый и Сержант прострелили каждому колени, делая инвалидами на всю оставшуюся жизнь.
  Но главный урок я успел усвоить. Будь это серебро - мне бы тут же наступил конец. Поэтому уж на этой операции следовало быть осторожнее. Ведь нужно будет пойти туда, где серебра навалом...
  - То есть, это не простая зачистка? - уточнил я, когда Сивый объяснил все вкратце.
  - Нет, нам нужно будет разобраться с боеприпасами.
  Подробности должен рассказать Глеб, к которому мы сейчас и направлялись. Оборотень заехал на своей черной иномарке за мной. А Сержант уже ждал на месте.
  - Что-то Сержант часто пропадает. У него еще одна работа? - поинтересовался я просто так, сменив тему.
  И так ясно, что придется применять взрывчатку, и говорить об этом не хотелось.
  - Да черт его пойми, - махнул рукой светловолосый - Вообще, во многом мы отдалились друг от друга. Не то, что раньше...
  Сложно было представить, насколько крепкой была их дружба раньше, если и сейчас, судя по виду, до сих пор они не разлей вода.
  - А что произошло?
  О своем прошлом оборотни не распространялись, равно как и о настоящих именах. Единственное, что как-то случайно в разговоре выяснилось, что оба были сиротами. Только с шестнадцати лет у Сивого открылись его способности. Удивительно, но без всякого безумия в полнолуние. Такое нормально для того, кто родился от связи оборотней или оборотня и человека, а не был укушен.
  - Да призвали нас в армию. И через два года оказались мы на южной границе, так как служили недалеко.
  Меня всегда удивляло, как светловолосому удалось скрыть свою принадлежность к нашему виду от медкомиссии. Как потом выяснилось, не смог. Просто все сведения шли до нужных рук, пока шла служба в армии. Так их после войны и нашли собратья. До этого же он их поиском не заморачивался и жил сам по себе, в остальном стараясь скрыть свою натуру.
  - Пока держали оборону, нас вдвоем крепко прижали. Сержанта ранило, смертельно. Вот я и его и обратил.
  А дальше я уже слышал эту историю. Их обоих нашли люди Маркуса и приняли в стаю, так как их прикрытие в армии после войны могло исчезнуть в любой момент.
  Но, тем не менее, оборотень продолжил:
  - После полнолуния он что-то совсем замкнулся в себе. Другие сказали, что такое бывает. Не все хорошо переживают первую луну...
  Да, уж, тут не поспоришь... Учитывая, что Сивый поделился такой достаточно личной истории, мне оказано огромное доверие, которое нельзя никоим образом предать. А, значит, на операции все должно пройти как надо.
  
  Башня Маркуса.
  
  Всех оперативников собрали в огромной аудитории. В общей сумме собралось человек пятьдесят. Пара отрядов, что прибыли с опозданием, получили нагоняй от Глеба и едва не были выставлены за порог. Невооруженным глазом было видно, что высший командир немного нервничает.
  Покуривая сигарету, он включил проектор. На большом экране появилась карты Москвы с пометками. У определенного места висел номер отряда, какой должен туда отправиться. Нас вообще кидали на окраину города на востоке. Еще глубже на территорию анархов.
  - Наша цель на сегодня - разобраться со складами людей Волка. Нам удалось доподлинно выяснить их местоположение, сколько человек охраняет и прочие подробности.
  После чего оборотень подошел к столу, где находились запечатанные конверты:
  - Здесь лежат подробности задания для каждого отряда. В остальном вы должны знать, что операцию контролирует лично Маркус. Это значит, что все должно пройти без проблем и вдали от глаз людей. На всякий случай в разных точках будут группы прикрытия. Это на случай, если вокруг будут группы прикрытия. Если нет вопросов, свободны...
  Вот и весь брифинг. Кратко, по делу и без долгих разглагольствований о долге и прочем. Мы сами подписались на эту работу и получаем за это деньги. Так что поздно отказываться.
  В конверте оказались не только частоты для рации на случай призыва помощи, но и карта здания, примерное число врагов и расположение вражеских постов. А это они как достали?
  Каждый отряд должен по разному разобраться со складом. Кто-то что-то вывести. А кто-то просто уничтожить.
  Нам досталось второе. Взрывчатку выдали в тоже месте. Сивый даже решил поприкалывать и предложил мне ее нести. Чертов шутник... Но по его заверениям, она не должна рвануть при перевозке. Ключевое слово 'должна'... Для оборотня это просто бездарная смерть.
  
  Андрей.
  
  Ресторан.
  
  Последние несколько месяцев были затишьем. В том плане, что никаких больше серьезных дел не подворачивалось. Но хоть рутины по ограблениям и бытовым убийствам хоть отбавляй, что не давало окончательно заскучать. Иногда еще, конечно, развлекали сумасшедшие персонажи, которые, неизвестно как, пробивались к следователю. Именно одну такую историю он сейчас и поведывал Ире, сидевшей напротив за столом:
  - ...и потом, как обычно, оказалось, что он был психически ненормальным.
  Отсмеявшись, девушка пригубила вина:
  - Знаешь, я рано или поздно оформлю все твои истории в книгу.
  - Я думал, ты будешь про свою журналистскую деятельность, - усмехнулся Лавров. - У тебя там более интересные истории, чем у меня.
  - Не скажи. У нас все-таки происходит регулярное искажение фактов, вырывание из контекста, а также простое умалчивание. А твои истории прямо из жизни, чистые и незамутненные.
  - Вот почему я больше не смотрю телевизор. Даже твой канал.
  Девушка шутливо состроила недовольный взгляд, окончившийся новой порцией смеха со стороны обоих.
  - Иногда правда может быть слишком болезненной, - пожала она плечами после. - Надеюсь, ты с этим согласен?
  Андрей кивнул. Ему с этим приходилось сталкиваться по жизни не раз, так что цену правде и ее последствия он знал даже слишком хорошо. Но о некоторых вещах все же промолчать не мог.
  - Как думаешь, у нас что-то могло сейчас получиться после все того, что было?
  А было и расстояние, и романы с другими людьми. Вспоминать ни он, ни она ничего не хотели. Просто сохраняли дружеские отношения.
  - Что-то тебя с вина потянуло на такие вопросы, - усмехнулась Ирина. - Пожалуй, я поведу.
  - Ну, машина ведь есть только у тебя, - с улыбкой ответил Лавров.
  Ушла от темы, значит, не стоит пытаться больше счастья. В ее глазах читалось 'да', но они оба знали, что обстоятельства выше их. А если заводить семью по серьезному, то кому-то придется бросить работу. Что для двоих трудоголиков смерти подобно.
  Правда, когда журналистка задала этот вопрос на другой встрече, то у него не было ответа. Кажется, это у них общая черта...
  
  Склад анархистов.
  
  Машину пришлось припарковать в ближайшем переулке, на другой стороне здания, с которого мы наблюдали за небольшой базой. Точнее, это базой сложно назвать. Неброское каменное двухэтажное здание из старого, потрескавшегося от времени красного кирпича, вокруг огорожено бетонным забором.
  То ли что-то собирались переделывать, то ли здание было частью завода неподалеку, где все еще шла работа. По крайней мере, шло сцепление вагонов и грузовой кран все еще работал. Это поможет обеспечить прикрытие.
  Во дворе стояло двое часовых. Но вампиры-оборотни, на глаз сложно определить.
  - Ладно... - положив большой сверток на крышу, сказал Сивый, как командир отряда, и мы быстро отошли от края. - Я вас прикрою отсюда, на случай, если кто приедет или попытается убежать. Но на все про все у вас пять минут. Сверьте часы.
  Я проверил часы, а также передернул затвор выданного на операцию пистолета. В этот раз Макаров с глушителем. Оружие специально для поля, можно выкинуть в случае чего. Никаких номеров и прочего. А вот перчатки снимать крайне не рекомендуется, чтобы случайно не оставить отпечатки пальцев.
  Светловолосый, развернув сверток, явил миру снайперскую винтовку Драгунова. Без глушителя. Так как это всего лишь запасной вариант на крайний случай.
  Сержант же вооружился пистолетом-пулеметом с глушителем.
  - Действуем по плану, - продолжил Сивый, и тут вспомнил. - Да, еще кое-что, Макс.
  Он вытащил из одной из сумок револьвер и протянул мне:
  - То, что у тебя конфисковали. О нем совсем забыли, а потом, может, и не доведется отдать...
  Что-то какой-то пессимистичный настрой, но я принял оружие из рук оборотня, повертев в руке. Тот самый револьвер, доставший нечестным путем после встречи с охотником.
  - Смазанный и заряженный. Только не пали из него почем зря. Ладно, начинаем...
  Пока командир отряда заряжал винтовку, мы спустились с другой стороны здания вниз, и побежали в сторону цели, пользуясь прикрытием бетонного забора. Дождавшись очередного громкого звука, мы перепрыгнули через препятствие, оказавшись под прикрытием бетонного мусора, скрывавшего нас в полный рост.
  Горе-охранники ничего не заметили. Горе-охранники ничего не заметили. Сквозь небольшую щель я увидел у них бутылку. Похоже, им просто наплевать на ситуацию. Или настолько уверены, что никакой атаки не будет. Дураки в обоих случаях.
  И теперь их предстояло убрать. Мне было страшно перед операцией, что вновь придет то чувство беспомощности. Когда надо что-то сделать, и просто нет сил совладать с собой. Но... Похоже, что-то внутри переломилось. То ли от недавнего потрясения, то ли от навалившихся событий, то ли тренировки дали свои плоды...
  В любом случае, палец хладнокровно снял пистолет с предохранителя. Да, это убийство по указке, не более. Однако эти звери сами заслужили себе репутацию.
   Казалось, стоит их связать и устроить суд, узнать прегрешения каждого, а уже потом вынести свой вердикт. Но идет война. А на ней врага не спрашивают, кто он и что сделал в своей жизни.
  Мы заняли позиции, и по команде Сержанта, когда вновь грохнул контейнер на погрузке, я снял левого анархиста. Палец плавно нажал на курок, без колебаний. Раздался хлопок, и пуля вылетела с другой стороны его головы. Оказалось, это так просто...
  Но стрелять - это не убивать голыми руками. Здесь секунда, и все закончено. Не видишь ни боль жертвы, ни страха, заставляющие почувствовать жалость. А здесь... просто холодное безразличие.
  Гордости я не ощущал, как и угрызений совести. Этот подонок напал бы тут же, представься такая возможность.
  В мгновение ока оказавшись рядом с телами, мы оттащили их в сторону от окна, на всякий случай. Теперь понятно, что моей первой жертвой стал оборотень. Но таких не поворачивается язык назвать собратьями.
  Дальше дело оставалось за малым. Гранат для штурма нам не дали, поэтому придется действовать по старинке. Сержант на секунду заглянул в окно, и шепнул:
  - Двое...
  Его голос я слышал не впервой, но каждый раз слегка вздрагивал от неожиданности.
  Дальше объяснять ничего не нужно. Берем ничего не подозревающих врагов элементом неожиданности, надеясь нашпиговать их пулям прежде, чем это сделают они.
  Напарник выбил с ноги дверь и ворвался внутрь, поливая сидящих за столом с картами противников шквальным огнем из пистолета-пулемета.
  - Э, че за... - только успели они открыть рот, как получили серебра под завязку.
   Я добавил одиночными, стреляя то по одному, то по-другому. Они ведь не люди, могут найти в себе силы на ответный выстрел даже с продырявленой грудной клеткой.
  - Дверь, - получив команду, я начал караулить лестницу, пока оборотень проверял углы, огороженные разным хламом.
  Стоило отвлечься на какой-то шум, как я упустил момент. Дверь наверху резко распахнулась, и гулко ухнувший дуплет из обреза едва не снес голову.
  Сержант в последнюю секунду успел оттащить в сторону и нашпиговать пулями вылезшего вампира.
  - Я отвлекся, - виновато сказал я, но оборотень просто прошел дальше наверх.
  В ухе до сих пор свербило от громкого выстрела в замкнутом помещении, но к такому тоже не забыли подготовить, заставляя отрабатывать на стрельбище без какой-либо защиты для перепонок.
  Вся охрана состояла из пяти человек. И все ради каких-то жалких двух ящиков с патронами. Сержант осмотрел их, и в одной только маленькой коробке внутри я навскидку насчитал столько патронов, что хватит положить больше двух десятков собратьев. Но вот взрывчатки слишком много для такой диверсии. Но не отрывать же от нее кусок...
  Позволяя эксперту работать, я вновь встал на стреме, в этот раз внимательно наблюдая прямо перед собой. Но винтовка Сивого молчала, значит, все в порядке.
  Когда напарник закончил, то просто хлопнул меня по плечу, проходя мимо. Сивый увидел наш выход, и уже ждал в машине.
  - Молодцы! Все нормально прошло?
  - Едва не подстрелили, но в остальном нормально, - честно признался я, садясь на переднее сиденье.
  - Сержант, дай детонатор, - взяв небольшое устройство, он положил его в мою ладонь. - Устрой им фейрвейк...
  Сомнительная честь похоронить трупы в огне, но внутри многих из нас есть мальчишка, любящий пиротехнику.
  Поэтому я без раздумий нажал на кнопку. И ничего не произошло...
  Даже после пяти нажатий.
  - Дай-ка...
  Сивый забрал устройство и постучал о внутреннюю сторону ладони. Опять ничего.
  - Ты точно все правильно установил?
  Напарник, сидящий позади, ничего не ответил, а просто указал вперед.
  Из-за угла здания показался черный Хаммер.
  - Знаешь, в этом случае мог бы и не поскупиться на слова...
  
  Андрей.
  
  - Странно, дорогу что-то перекрыли, - увидев знаки заграждения рядом с милицейской машиной, Ира повернула свою синюю Хонду налево.
  - Попробуем проехать вокруг. Я как-то был здесь при задержании, - сказал сидевший рядом следователь, - Там дорога не очень, но выйдет короче.
  Тут из-за поворота вынырнула на бешеной скорости сначала серая Ауди, а за ней черный Хаммер. Второй пронесся так близко, что едва не сшиб на машине журналистки боковое зеркало.
  - Что за урод!
  - Куда наши коллеги из ГИБДД смотрят? - возмутился Андрей, вытаскивая телефон. - Ты номер запомнила?
  - Ой, да перестань... Бывает, в конце концов...
  Она не успела договорить, как за пару зданий от них что-то громко рвануло. И это не просто взрыв, взвившийся вверх заревом пожара. Это сопровождалось большим количеством хлопков, как на Новый Год.
  - Там, что, был склад с патронами? - следователь быстро начал выбирать другой номер из адресной книги.
  - Надо посмотреть!
  - Не смей!
  - Не бойся, я знаю, как близко стоит подъезжать.
  В ее любопытстве никакие здравые аргументы подчас не могли остановить его подругу от подобных вещей. Даже гарантия второго взрыва...
  
  Улицы Москвы.
  
  - Есть! Да! - ударил по рулю Сивый, когда мы услышали взрыв. - Может, там просто таймер стоял?
  - Нет, - с изрядной долей безразличия защищал свою работу Сержант.
  - За нами все еще гонятся... - заметил я, оглядываясь.
  Стоило пронестись мимо заметной синей Хонды, как Хаммер нас практически догнал, и начал таранить. И даже пост милиции позади ему был не указ.
  Но те даже не думали броситься в погоню.
  - Это Игорь, - вцепился в руль оборотень, после чего сделал резкий крен, едва ли не разворачиваясь, чтобы повернуть на пропущенном повороте.
  - Кто?..
  Мне не успели ответить. Мало того, что при таком лихачестве сложно удержаться, чтобы не летать в машине, так еще и преследователь открыл огонь из пистолета, другой рукой держа руль.
  Сержант высунулся и начал стрелять в ответ. Но смог разбить лишь фары и немого повредить лобовое стекло.
  - Есть еще гранаты... - напомнил он.
  - Ну, щас еще! Подорвем людей, нам сам Маркус потом голову открутит!
  - Да он же один, просто разберемся с ним! - предложил я, снимая револьвер с предохранителя.
  - Да что ты говоришь?! - светловолосый совершил еще один резкий поворот, едва не оторвав руль. - Мы сдохнем за несколько секунд! Это один из ближайших лейтенантов Юрия.
  Где же проклятая группа поддержки, которую нам обещал Глеб? Стоило вызвать другую, но в такой атмосфере некогда набирать номер.
  Пытаясь сделать что-то полезное, я выбил стекло локтем, так как руки были заняты.
  - Какого черта машину портишь? - успел только возмутиться Сивый, прежде чем удалось высунуться почти по пояс и открыть огонь с двух рук.
  Но попасть даже в такую крупную мишень оказалось не так просто, учитывая, что напарник крутил руль туда-сюда, как бешеный. А Хаммер то и дело врезался, сминая багажник серого седана и сбивая прицел.
  Одну из пуль Игоря, казалось, пролетела совсем рядом. От этого пальцы стали беспорядочно давить на курки, пока обе обоймы не опустели. Нет, стрелять по-македонски, как фильмах, совсем не так просто.
  А потом светловолосый просто затащил меня в салон за ремень на джинсах.
  - Рэмбо! Сядь и пристегнись!
  Впереди показалось оживленное шоссе, так что оборотень давил на гудок со всей силы.
  - Аккуратно! Куда прешь?! Твою...
  Сержант прекратил стрелять и полез в сумку на соседнем сиденье. Похоже, что за патронами...
  Казалось, что Хаммер отстал, поглощенный потоком других автомобилей. Через квартал Сивый было уже расслабился, как черный автомобиль вынырнул на из другого переулка немного позади, жестко подрезая.
  Наш седан, будучи на повороте, от такого мощного удара перевернулся и даже подлетел в воздух. Мир вокруг кружился в вальсе, не давая понять свое положение в пространстве.
  Сознание вернулось, когда где-то вдалеке хлопнула дверь. Еще не видя ничего, стискивая зубы от боли в шее и спине, я расстегнул ремень безопасности. И тут же упал на крышу перевернутой машине, скребя руками по осколкам разбитого стекла.
  - Три... два... один... - обернувшись, я увидел, как Сержант что-то отсчитывал.
  Снаружи раздался взрыв, от которого вынесло последние уцелевшие стекла. А потом все заволокло дымом.
  - ...такое было? - как только вернулся слух, раздался голос Сивого.
  - Граната... - коротко ответил напарник.
  Меня вытащили за руки из покореженной машины. При себе остался только разряженный револьвер.
  - Пошли, нечего ждать, пока он очнется!
  Оглянувшись лишь на секунду, я побежал следом.
  Стоящий в пяти метрах Хаммер Игоря взорвался, а его владелец лежал, отброшенный к стене ближайшего дома. Да, действительно лучше не испытывать судьбу...
  - Как в его машине оказалась граната? - спросил на бегу светловолосый, когда мы оказались на крыше.
  - Закинул, - было единственным ответом.
  - Бейсболист... Глеб нам всыплет по первое число...
  
  После долгого бега мы оказались на границе территории. Никакой погони больше не было. Но вдалеке виднелся еще один столб дыма. Похоже, другим ребятам повезло, может, даже больше.
  - Главное, что операция выполнена, - резюмировал Сивый, садясь на крышу, приходя в себя после заварушки.
  Я же чувствовал себя нормально. Но это пока. Вот поток адреналина пройдет, тогда мозг осознают всю опасность пережитых приключений.
  - А этот Игорь... - спросил я на всякий случай, - будет нас преследовать?
  - Да плевал он, - махнул рукой напарник. - У него полно других дел. Сейчас на нас наткнулся, кажись, случайно, вот и погнался... Ведь этот вампы продают анархам оружие...
  Да, все это знают. Но почему-то никто ничего с этим не делает. Почему настоящим преступникам позволяют иметь оружие? Причем, на территории России. Нашей территории...
  - Короче, по домам. Приведем себя в порядок... А то выглядим, как... - оборотень оглядел нас и не нашел нужных слов.
  Да, грязная одежда и засохшие кровоподтеки то тут, то там, говорили сами за себя.
  - Но все равно будь осторожен! - сказал мне вдогонку напарник, когда мы разошлись.
  Точно. Те слова, которые сейчас нужно было услышать...
  
  Москва. Гостиница Космос. 6 июня. 2009 год.
  
  Юрий.
  
  Пусть вампир и молча слушал то, что ему говорили по телефону, но все эмоции прекрасно отражались на суховатом лице со впалыми светло-серыми глазами. Которые тут же покраснели, а во рту показались длинные клыки.
  После последних слов Юрий едва не прокусил случайно губу, но вовремя взял тебя в руки:
  - Волк... Я даже не знаю, стоит ли мне вообще на тебя орать вместо того, чтобы просто приехать и пристрелить.
  - Наша сделка в силе, - раздался голос в телефонной трубке. - Но мы не сможем воевать без потерянного оружия и патронов...
  - Ты сам виноват! Охрана твоя ни к черту!
  - Я не мог хранить все вооружение в одном месте. Это было бы очень глупо, тебе не кажется?
  - Да, твой план просто прекрасно сработал! Потерял половину всех ресурсов! Следующая партия будет стоить денег.
  - Я дал тебе обещание, которое нарушать не собираюсь, - голос Волка стал еще тверже, отдавая сталью. - Но чтобы его выполнить, мне нужно оружие. И деньги тоже. Свою же поддержку ты получаешь из кармана самого повелителя. Согласуй с ним этот вопрос.
  Юрий стиснул кулак, вдавливая костяшки в стол неподалеку. Об этом он говорить с повелителем не мог...
  - Не умничай. Я еще подумаю, стоит ли мне связываться с теми, кто не умеет воевать.
  - Я, в отличие от тебя, умею оценивать противника.
  - Пошел ты!
  Повесив трубку, вампир устало приложил к мобильный к голове, портя прическу пепельных волос средней длины.
  Тут раздался стук в дверь номера.
  - Кто там еще? - откинув телефон, Юрий подошел и рывком открыл дверь.
  За дверью оказался среднего роста мужчина в черном деловом костюме с красным галстуком. Внимательные глаза были весьма выразительны из-за дорогих очков с прямоугольными линзами с прозрачной оправой.
  - А тебе чего надо?
  - Я уже слышал новости. От Игоря. Он вернулся... не совсем целым. Вот я и решил, что это нужно обсудить...
  - Нечего обсуждать! - резко возразил вампир и вернулся в темную комнату.
  Но дверь не захлопнул, так что гость медленно вошел внутрь.
  - А я думаю, есть. Если так дальше пойдет, то слухи о твоей маленькой афере могут достичь ушей...
  - Достигнут, и что? - резко повернулся Юрий. - У меня есть полномочия, чтобы вооружить врагов наших врагов.
  - Нет, я говорю об истинных...
  - Ты сюда пришел моральные дилеммы устраивать или предложить что-нибудь конкретное? Аналитик чертов! Тебя прислали в качестве помощи, которую я не просил.
  - Меня прислали... - мужчина поправил очки, - чтобы я давал советы в сложных ситуациях. Повелителю понравилась моя работа в Штатах, и теперь он уверен, что...
  - Много говоришь о себе. Скромность - не твоя природная черта. Думаешь, я не вижу тебя насквозь, человечишка? - глаза Юрия ярко засверкали красным в темноте. - Ты здесь совсем за другим. Но твою игру мне пока не раскусить.
  - Уверяю, здесь нет никакой игры, кроме вашей. Которая может закончиться очень неудачно, если план не будет выполняться последователь и без лишнего шума.
  - Все сказал?
  - Нет, - после небольшой паузы продолжил человек. - Может, анархистам стоит заняться исполнителями? Чтобы показать, что это просто личная месть, не больше?
  - Это ничего не даст... Трата времени.
  - Напротив, это отвлечет внимание. Посудите сами. Вы продали им оружие, они его потеряли. Но ответный удар многие расценят, как...
  Все это просто выходило за рамки. Одно присутствие этого червяка бесило до невозможности.
  - Знаешь... - прервал его Юрий, показав на него пальцем, - Нет, просто запомни. Если я сказал 'нет'. Значит, мой приказ может отменить только повелитель. Понял?
  - А так как я не могу сказать повелителю об этом, чтобы не лишиться головы, у меня связаны руки. Все более чем ясно.
  Гость безразлично пожал плечами и оставил командира вампиров наедине с темнотой.
  
  Москва. УВД. 6 июня. 2009 год.
  
  Андрей.
  
  Этим утром Лаврова сразу вызвали к начальству, стоило только переступить порог родного Управления. Но плохое предчувствие появилось лишь у самой двери в кабинет Сергея Геннадьевича.
  Внутри, кроме него, находилось еще двое незнакомых мужчин в пиджаках с иголочки. Еще не хватает темных очков и передатчика в ухо для образа.
  - Капитан Лавров, садитесь, пожалуйста, - начал разговор один из них вместо подполковника, который беспомощно сидел за своим столом.
  Не снимая пальто, Андрей прошел в кабине и сел на один из свободных стульев:
  - Вы из ФСБ?
  Один из незнакомцев посмотрел на коллегу, а после вполне честно ответил:
  - Да. Но наши имена и звания вам ничего не скажут. Поэтому перейдем к сути дела...
  - Мне прежде нужно поговорить с майором Кузнецовым, - сразу пошел в атаку следователь, требуя время, чтобы поговорить со своим знакомым из конторы для выяснения обстоятельств.
  Тогда у него будет шанс оказать достойное сопротивление. Потому что по их взглядам сразу ясно, что разговор предстоит крайне неприятный.
  - Майор Кузнецов отстранен от дел до выяснения обстоятельств, - ответил другой человек из ФСБ.
  - Как отстранен?
  - Он подозревается в разглашении важной информации. Но вас должна больше волновать ваша судьба.
  Лавров отвел взгляд. На него смотрели, как на прокаженного. Нет, скорее как на жертву хищника.
  - Андрей, дело серьезное, - вмешался Сергей Геннадьевич. - Прошу тебя, не юли...
  Такая просьба была, скорее, жестом отчаяния. За кого он больше боится? За свое место или все же за него?
  - Если мы закончили с любезностями, - ФСБшник вытащил из кармана флешку, а также несколько фотографий.
  Последнее было лишним - портативное устройство Андрей сразу узнал.
  - То, что там было, не предназначалось для новостей, - сразу сказал следователь.
  Да, Ирина засняла кое-что на фотоаппарат. И, похоже, кое-что на скрытую камеру, что имелась у журналистов. Но после того, как он вчера хотел все отобрать, пообещала, что все это останется между ними.
  Неужели ФСБ так обиделось на то, что они смогли заснять преступника? Или то, что преступник способен прыгать на три-четыре метра? Что в этом такого, там наверняка был трос или нечто подобное.
  - Неужели? - усмехнулся незнакомец. - Тогда почему один из сотрудников новостей обнаружил эту флешку на ее рабочем месте?
  Внутри Лаврова все оборвалось. Теперь все кончено. Возможно, для них обоих... но...
  - Я беру всю ответственность на себя.
  - Это ни к чему. Никакого преследования не будет, если вы выполните два условия. Первое: отдадите все другие возможные копии, а также подпишите бумагу, что их больше нет. Если солжете, то делу будет дан ход. А этот вариант очень не устраивает вашего начальника, поэтому мы пошли ему навстречу.
  - Что за второе условие? - холодно спросил Андрей.
  - Вы подадите в отставку. Мы хотим исключить возможный... риск, что ситуация повторится. Причем, подавайте заявление именно об уходе, а не переводе. Ищите работу в области юриспруденции, - казалось, человек из ФСБ просто упивается данной ему властью, с каким отточенным мастерством он произносил каждую фразу.
  Бросив взгляд на подполковника, следовательно быстро обдумал все возможные перспективы:
  - Разве у меня есть выбор?
  
  После тяжелого разговора и соблюдения чертовых формальностей Андрей чувствовал себя сокрушенным. Бесцельно бродя по улицам, он держал в руке сотовый, но так и не смог пока набрать номер журналистки. Наконец, пальцы бессознательно сделали все за него.
  - Андрей... - голос в трубке неприятно резанул по сердцу. - Ты в порядке?
  - А моей жизни могло что-то угрожать? - безразлично поинтересовался бывший следователь.
  - Я не это имела...
  - Как это вообще произошло?
  - Я случайно ее взяла, уверяю тебя! - начала торопливо объяснять девушка. - Стоило ненадолго отойти, как кто-то покопался в моей сумке...
  - Просто так, без причины? И как-то сразу понял, что на флешке?
  - Андрей, я правда не знаю, как... - ее голос срывался, было ясно, что по ее лицу текут слезы.
  - В любом случае, все более-менее обошлось. Дело на нас не заведут, а я воспользуюсь советом и попробую попытать счастья в юриспруденции.
  Он не хотел, чтобы холод так отчетливо отдавался в каждом слове. Но тогда следовало отложить этот разговор... но лучше все решить здесь и сейчас.
  - Я могу помочь...
  - Не стоит. Чтобы лишний раз не злить ФСБ лучше ограничить встречи на какое-то время. Пока.
  Без лишних слов мужчина оборвал вызов и, вытащив симкарту, разломал руками напополам. Может, в нем говорила обида. А, может, он просто хотел как лучше. Время покажет...
  
  Москва. Улицы. 7 июня. 2009 год.
  
  Казалось, после убийства нескольких собратьев и не только, а также пережитой умопомрачительной погони, никакого сна мне не видать в ближайшие пару недель.
  Но, похоже, мозг настолько устал, что отключился сразу, стоило лечь в кровать. Утром тоже ничего не изменилось. Я не чувствовал ничего. Просто, что случилось, то случилось. Не больше. По сути, это должно пугать, но... лучше посчитать это плюсом. Следующая работа пройдет также гладко.
  Весь вчерашний день я отсиживался в своей квартире, как в убежище, хотя для любого анархиста ничего не стоит в нее проникнуть. Но даже в полной изоляции кое-какие слухи доходили. Говорят, нашу группу поддержки засекли чьи-то камеры, но проблему быстро решили. Главное, что все нормально закончилось.
  Сегодня же возникла идея пойти на работу. Все-таки надо отрабатывать зарплату, хоть за последнюю операцию на счет перечислили немалую сумму. Даже не знаешь, на что бы ее потратить...
  Глубоко погрузившись в эти мысли, я уже готовился войти в переход метро, как в затылок врезалась пуля...
  
  Дорога в трех километрах от Москвы. 7 июня. 2009 год.
  
  Кэтрин.
  
  Девушка привычно отдыхала на переднем сиденье автомобиля, пока Шрам вел машину. Он и до этого был угрюмым и нелюдимым, а теперь вообще стал замкнутым и невероятно раздражительным с этим расследованием Мастера.
  Отстранение от охоты на несколько месяцев - для него просто смерти подобно. Но Кэтрин его жалеть вовсе не собиралась. Наоборот, даже еще больше действовала на нервы, чем раньше, чтобы жизнь медом не казалась.
  Один раз даже попытался ткнуть ей в лицо дулом оружия, но вовремя осознал, с кем разговаривает. После чего она долго шла за спиной, не скрывая торжествующую улыбку, показывая идеально белые ровные зубы.
  Вот и сейчас после операции охотник сидел, вцепившись в руль, смотря только прямо.
  - Может, радио включишь? А то слушать скрежет твоих зубов, может, и приятно, но уже надоело.
  Даже не посмотрев на нее, Шрам переключил скорость. Но брюнетка заметила, как его ожог немного, но дернулся.
  Тогда девушку потянулась за своим автоматом в сумке на заднем сиденье, чтобы повозиться с ним, но резкий взгляд напарника дал понять, что это ему не понравится.
  - Ладно... - пожала та плечами, поправив волосы, собранные в длинный хвост. - И вообще ты зря так переживаешь... расследование же ничего не дало. Значит...
  - Не говори о том, о чем не имеешь ни малейшего понятия, - процедил охотник.
  - Слушай, в нашем гребаном Ордене не все такие козлы, и кое-кто со мной все же разговаривает. Так что, кое-что я знаю.
  - Больше ни слова...
  - Нет, а вообще...
  Машина резко вильнула в сторону обочины и, не успел Шрам толком затормозить, как его сильная рука сжалась на тонкой шеи девушки.
  - Да ты вообще должна благодарить Бога или в кого вы там, твари, верите, что ты сейчас дышишь! Вампир, кровососущая тварь, вот кто ты! Хантер должен был тебя пристрелить! Мастер должен был тебя пристрелить! Но оба тебя пожалели! Я тебя жалеть не стану и просто вышибу тебе мозги, если ты не перестанешь действовать на нервы!
  Кэтрин, с трудом осознавая, что это происходит в реальной жизни, пыталась пережать запястье охотника, но тот оказался крепким и выносливым, терпел боль. Она знала, что он не сможет ее задушить голыми руками - сил не хватит. Да и без кислорода могла обойтись дольше, чем самые лучшие в мире дайверы.
  - Твоя доля - сидеть тихо, как мышка, и выполнять наши приказы беспрекословно! Это твоя плата за жизнь! Поняла? - он притянул ее ближе к себе.
  Казалось, до контуженного начало доходить, что он 'немного' перегнул палку, но брюнетка, задыхаясь от ярости, не могла оставить это безнаказанным.
  Удар в морщинистый лоб ладонью, и охотник ударился затылком о боковое стекло внедорожника. До крови.
  Кэтрин успела почувствовать ее запах, прежде чем выпрыгнула из машины.
  Ее глаза горели красным огнем, а клыки удлинились от невольно проснувшейся жажды, которую сейчас она не контролировала.
  С трудом удерживая себя в сознании, стараясь не отключиться, мужчина вышел из машины следом.
  Но вампирши и след простыл в ближайшей роще.
  - Стой! - донеслось лишь до ее ушей.
  Размечтался...
  
  Кэтрин не знала, сколько прошло времени, пока она брела куда-то в неизвестном направлении, перепрыгивая препятствия, не слишком сильно заботясь о маскировке. Контуженный смог расковырять болезненную рану с помощью топора, другого сравнения нельзя придумать.
  Впору упасть прямо здесь на траву и безудержно рыдать, но у брюнетки уже давно не осталось слез.
  Все заменила ярость и злоба, которую она пыталась прятать под маской безразличия, хоть и понимала, что никакой надежды на что-либо у нее нет. И все можно было закончить давным-давно, но она почему-то упрямо идет вперед.
  Как сейчас девушка брела вперед по улице, не обращая внимания на гудки машины за спиной. Казалось, что Шрам ее выследил, но нет, гудок не похож.
  И правда, на ободранной Волге ехало четверо... вампиров. И оборотней. И, похоже, один лугару. Какого?..
  - Красавица... - только стоило услышать слово из поганого рта, откуда несло сигаретами и алкоголем так, словно у него там устраивали вечеринку не первую неделю.
  Слово и тон, с которым оно было сказано, не оставляли сомнений на то, что нужно этим полудуркам.
  Пускай только попробуют. У нее был пистолет, и им она не побоится воспользоваться.
  Девушка ускорила шаг, и потом ее остановила рука, что легла на плечо и развернула на сто восемьдесят градусов. Лишь для того, чтобы ее обладатель получил серебро в живот.
  - У нее волына!
  Кричавший тут же упал с простреленным ртом. Запах хлещущей крови определенно был гораздо приятнее.
  Уклонившись в форме тумана от атаки двоих оставшихся, Кэтрин собиралась покончить и с ними, как появившиеся позади противники повалили ее на землю, вырвав оружие.
  Ногами эти идиоты бить не умели, но все компенсировали количеством и силой, подаренной проклятием.
  Казалось, эта вакханалия ударов никогда не закончится...
  - Хватит с нее, - раздалось где-то вдалеке. - Потащили к нам, там разберемся...
  
  Москва. Заброшенные пятиэтажки. 7 июня. 2009 год.
  
  Сознание возвращалось медленно. Сложно покинуть желанное забытье, когда подсознательно осознаешь, что впереди будет только боль. Началось все с затылка, куда угодила пуля. Потом нестерпимое ноющее ощущение в плечах и чуть выше колена.
  Оказалось, что я голый по пояс привязан железными цепями к стулу в комнате с железной дверью и замурованным окном. Света не было, впрочем, и рассматривать из окружения вокруг нечего. Только еще один железный стул, накрепко приделанный к полу, заляпанному запекшейся кровью.
  Чем же меня обезвредили? Обычной пулей? Да, у оборотней есть шанс выжить после попадания в голову, причем высокий. Но ее еще нужно вытащить, прежде чем жизнь окончательно покинет тело.
  Это и сделали похитители...
  Я не собирался ждать, пока они вернуться, поэтому пытался вырваться. Цепи плотно приковывали тело к железной спинке, а ножки оказалось не так-то просто оторвать от пола, да и ноги оказались к ним прикованы крепкими наручниками, хоть и дававшими хотя бы маленькую свободу движения. Следовало перекинуться в звероформу, но именно в этот стало ясно, что же это за ноющая боль в конечностях.
  Из моего тела торчали кончики игл. Серебряных. Где они их, черт возьми, достали?! И вытащить их не было никакой возможности. До плеч, а уж тем более до коленей зубами не дотянуться. Все продумали...
  Через десять минут бесплотных попыток я замер, склонив голову. Страху и отчаянию не давала прорваться злоба и слепая надежда, что меня успеют найти.
  Но когда в замке начал поворачиваться ключ, эта надежда угасла.
  - Проснулся уже... - заявил вошедший в комнату вампир.
  Следом за ним появился тот, кого видеть больше никогда не хотелось. Клим... Но почему-то я не был удивлен. Кому еще так сильно захочется отомстить, чтобы пойти на похищение?
  Но теперь умолять или договариваться бесполезно. Я знаю, как хладнокровно предатель умеет убивать...
  - Когда этот Игорь заплатит? - вдруг не вовремя спросил вампир Клима.
  Ответом ему была матерная тирада, после которой тот вжал голову в плечи и удалился, закрывая дверь.
  - Я думал, ты все это по своей инициативе... - пока у меня еще было настроение бить по самолюбию злейшего врага. - А тебе просто опять сунули нож в руку...
  Оборотень не стал расщедриваться на ответ, и просто врезал со всей силы мне по лицу, разбивая губу и нос, а также заставив пару зубов шататься.
  Опрокинувшись вбок, я сплевывал кровь, параллельно замечая, что бьет-то он рукой, которая была отрезана несколько месяцев назад.
  - У меня уже есть своя команда в подчинении, в то время как ты просто мелкая шестерка, - наконец, соизволил что-то сказать Клим, возвращая меня в исходное положение.
  Лишь для того, чтобы ударить по скуле с другой стороны.
  - Сбродом управлять несложно...
  Я нарывался. Потому что нечего терять. Потому что остались лишь отголоски страха. Нет, он не был побежден. Просто исчез сам, так что это не совсем заслуженная победа.
  Победой будет умереть здесь, от руки предателя. И никто об этом не узнает. Но моя главная и единственная задача - сделать так, чтобы он не получил от этого никакого удовольствия.
  - А ты все еще не заткнешься со своими профессорскими лекциями, а?
  Дальше пошли удары по животу, сминающие внутренние органы. Казалось, я захлебнусь кровью, но этот подонок хорошо натренировался здесь.
  - Просто я прав... - прохрипел я, воспользовавшись паузой, - и тебя это бесит...
  - Бесит? Меня?! - после Клим заржал, как идиот. - Ты думаешь, меня хоть когда-нибудь волновало твое мнение или мнение этого придурка-наставника? Вы можете сколько угодно считать, что вы лучше, выше, чище и прочее...
  Вновь сорвавшись на нецензурщину, оборотень вытащил из-за пояса нож с посеребренным лезвием. И без лишних слов воткнул его мне в бедро. Вспоминая уроки, где учили терпеть боль, я сжал зубы, подбрасывая угли в жаровню злобы внутри. Ничего, кроме глухого рычания, мучитель не дождался. И тогда, крепче взявшись за рукоять, он повернул лезвие...
  Тихий болезненный вскрик вызвал тот самый зловещий оскал, который так хорошо запомнился:
  - Не такой уж ты и крепкий, каким хочешь казаться... Да кем ты себя возомнил? Убиваешь братанов, взрываешь нашу собственность. А на самом деле как я и говорил... Бесполезный и слабый...
  Нож уже проделал пусть вокруг своей оси, разрезая плоть и царапая бедренную кость. Лезвие покинуло тело с куском мяса на нем, но это не помешало Климу в следующую секунду провести острием по щеке, оставляя некрасивый шрам...
  Дальше последовал сильный удар по голове рукояткой.
  - Для начала хватит... Ты меня, сука, умолять о смерти будешь... - слова эхом отдавались в голове, пока я окончательно не отключился.
  
  - Это еще что такое?..
  - Ну, а куда ее...
  - Я еще раз спрашиваю, что это такое?!
  - Баба Юрия, наверное... не знаю...
  - Да ты тупой что ли, а?!
  Весь этот разговор проходил практически рядом, но с мутным зрением ничего разглядеть не удалось.
  - Она одного нашего подстрелила... а другого вообще убила...
  - Ну, сажай ее тогда! Добазарим...
  Кажется, остался только один анархист. Но добавился еще один запах. Женский, но с примесью вампирского аромата. Что вообще твориться?..
  Проморгавшись, я увидел, как неуклюжий увалень-лугару пытался усадить бессознательную черноволосую вампиршу на второй стул.
  Но тут она пришла в себе и, телепортировавшись в сторону, с помощью подсечки повалила врага на пол. Как вдруг ее отбросила к стене неведомая сила.
  Мгновенно среагировав, я выбросил ногу вперед, все-таки умудрившись надавить на горло анархиста, не давая тому закричать и позвать на помощь. Черт, они же телепаты...
  Незнакомка определенно была в курсе, поэтому резко отпрыгнула от стены и оказалась на противнике, впиваясь отросшими клыками в артерию, заставляя замолчать навсегда.
  Похоже, охранников снаружи рядом не было. Нужно воспользоваться шансом.
  - Развяжи меня, - попросил я, стараясь, чтобы голос звучал не жалостливо и без хрипоты, но вряд ли хорошо получилось. - Я помогу...
  - Ты знаешь это место?
  - Нет, - оставалось надеться, что мой ответ прозвучал достаточно честно.
  - За что они тебя? - подойдя к цепям, поинтересовалась вампирша.
  Сомневается. Не уверена, что выберется сама, но при этом не знает, можно ли мне доверять.
  - Мы воюем с ними... они просто преступники и убийцы, не более...
  Нужно доказать, что я не отношусь к анархистам. Хотя... кажется, брюнетка уже все решила. Два крепких замка, удерживающих цепи, упали на пол.
  Какое же облегчение... не только освободиться, но и вытащить эти проклятые иглы! Но стоило встать на ноги, как дала о себе знать рана в бедре.
  Я упал на колени, глухо зарычав. Все же постепенно удалось свыкнуться с болью и даже идти, пусть и сильно хромая.
  - Лучше перекинься, а я возьму оружие, - предложила незнакомка, вытаскивая пистолет из штанов мертвого лугару.
  Несмотря на следы побоев, подчеркнутых оставшейся на губах кровью убитого, она двигалась легко и грациозно, будто ничего и не произошло.
  - Я хорошо умею стрелять, - сразу захотелось возразить на это предложение.
  - Да, зато их много и они драться умеют. Отберут оружие и пристрелят сами, если не прикроешь...
  Пришлось согласиться. Из-за ран превращение было болезненным, но по его окончанию нога перестала хромать так сильно.
  - Как тебя зовут хоть? - поинтересовалась брюнетки.
  - Максим.
  - Кэтрин.
  Выйдя за железную дверь, мы двигались тихо по коридору. Здесь точно кто-то проводил несогласованный ремонт, снеся некоторые стены, в том числе и несущие. По крайней мере, это слабо походило на обычные жилые хрущевки, что приходилось видеть.
  В одной из комнат перед выключенным телевизором на диване спал оборотень. Голый по пояс и, судя по тому, сколько здесь всякого добра для хорошего наркотического забытья, он сейчас в нем пребывал очень и очень глубоко. Но рисковать нельзя... Если проснется и будет буйным - проблем не оберешься.
  Свернуть шею не так просто по привычке, но когда все решает сила, навык не нужен. На его голове остались кровоточащие следы от моих когтей. Стоило обернуться, как взгляд столкнулся со взглядом красных глаз вампирши.
  - Я думал, тебе достаточно того лугару...
  - Заткнись, - раздраженно буркнула девушка и пошла дальше.
  Пожав широкими мохнатыми плечами, я пошел следом. Дальше в большой комнате мы столкнулись с тремя анархистами. Знакомый запах... они были вместе с Климом, значит, и предатель недалеко.
  Это окончательно разубедило в первом пришедшим на ум плане побега. А именно расковырять ближайшее замурованное окно...
  Совершив мощный прыжок, игнорируя боль в ноге, я кинулся на одного из врагов, в то время как Кэтрин телепортировалась за ближайшее укрытие, нашпиговывая остальных пулями.
  Жертва подо мной пыталась сопротивляться, но мои челюсти моментально сомкнулись на чужой шеи, практически полностью ее перекусывая.
  - Э, сюда, тут стрельба! - раздалось где-то сверху.
  Перехватив у своей жертвы пистолет, я прицелился в сторону лестницы. Но враги появились из бокового коридора. Видимо, там в потолке имелась дыра...
  Стоило отвлечься, как с лестницы на меня бросился Клим, на лету приняв звероморфу. Но мне удалось убить двоих, оставляя последнего анархиста Кэтрин.
  Как уже говорилось выше, драка в звероформе была моей слабостью. Даже избавиться от разрядившегося пистолета оказалось не так просто из-за длинных когтей. Но зато им удалось ударить повалившего меня предателя висок. Но лишь со второго раза он отцепился, упав рядом на спину. Когти, что впились в грудь, покинули тело, оставив рваные раны.
  Но никакой боли. Только адреналин, ярость и инстинкт самосохранения. Я уже хотел было навалиться на Клима в свою очередь, но болезненный удар кулаком по носу заставил откатиться к ближайшей стене.
  Вампирше же тоже приходилось несладко. Она и противник-оборотень также остались без оружия. И ей пришлось использовать всю свою ловкость, что уклониться от когтей и клыков. Но телепортации давались не так просто. Для нормального продолжения требовалось больше крови. Благо анархист не блистал умением в драке, а просто махал длинными руками, не позволяя приблизиться.
  Но все решилось достаточно просто. Подкат, прыжок, и вот девушка уже вонзила клыки врагу в шею, крепко обхватывая руками-ногами массивное мускулистое тело. Но через несколько секунд телепортировалось в сторону, так что оборотень врезался спиной в стену просто так. Из артерии хлестала кровь, и рана не желала быстро затягиваться. Постепенно анархист так ослаб, что на нормальный удар его просто не хватало. Кэтрин просто подошла спереди и, взявшись руками за морду и затылок, просто свернула шею. После чего, не медля, поспешила мне на помощь.
  А дела шли довольно паршиво. Из останков куртки Клим вытащил нож и сразу оказался рядом, не давая уйти от стены. Но смертельный удар удалось остановить, перехватив руку. Без тренировок он бы давно меня зарезал, никакой адреналин бы не помог...
  И, тем не менее, предатель все равно оказался сильнее. Острие находилось всего в сантиметре от глаза. Никакие удары коленом в живот не помогали - оборотень стойко терпел боль.
  Пока я не отклонился, пожертвовав волчьим ухом, в которое и вонзился нож. Пришлось позволить Климу отвести руку с оружием назад, чтобы освободиться. Но только для того, чтобы подлезть мордой под оружие врага и крепко вцепиться в запястье. Боясь в очередной раз потерять конечность, анархист зарычал и выпустил нож, второй рукой ударив мне по горлу, заставляя разжать челюсть.
  Как раз в этот момент на него налетела брюнетка, сделав красивый пируэт, после которого оборотень ушел в сторону, получив по нижней челюсти ногой. Да так, что так начала как-то неестественно смотреть чуть направо.
  Пока я мучился с адской болью в гортани, то пропустил почти всю драку, увидев лишь окончание. Окончательно разъяренный Клим схватил Кэтрин за горло и кинул в ближайшую стену. Так оказалась ни к черту, и девушка пробила ее своим тело насквозь. Но все равно отключилась после неприятного приземления.
  Казалось, вот он, подходящий момент. Но оборотень оказался не так прост и ждал нападения. Я отскочил назад в последний момент, получив четыре глубоких царапины во все тело.
  Никаких слов. Никакого оружия. Просто звериная ярость с обеих сторон, показывая себя во всей кровавой красе с помощью смертоносных черных когтей. Мы просто полосовали друг друга, пока не вцепились друг другу в плечи, вновь заключив себя в противостоянии, сопровождавшееся одним лишь рычанием.
  Я переоценил свои силы. Кровь стремительно покидала тело вкупе с открывшейся раной на ноге, на которой стало совсем больно стоять. Клим изначально был в выигрышном положении... его хотя бы не пытали.
  Уже в отчаянии пришлось вонзить когти в его череп и при этом не дать ему сделать тоже самое. Но в последний момент что-то изменилось. Кости оказалось пронзить также просто, как и тонкую деревяшку. Не говоря о том, чтобы просто так его сорвать, отламывая от остальной части.
  Клим на прощание подарил мне полный удивления и страха взгляд, прежде чем повалился на меня своей тушей, заставляя сделать несколько шагов назад. Только для того, что упасть рядом, глухо хрипя.
  Пожалуй, да, такая смерть гораздо лучше. В бою, да и еще и отомстил предателю за смерть Дмитрия. Да... так гораздо лучше...
  - Черт! не умирай... - донеслось откуда-то издалека.
  Глаза приоткрылись, и я увидел Кэтрин, зачем-то перегрызающую себе запястье. Через секунду в мою пасть полилась теплая кровь, которую с непривычки оказалось не так просто проглотить.
  Зачем она это вообще делает?..
  Проглотив, казалось, целый литр, я закашлялся и окончательно отключится, впадая в сладкое забытье.
  
  Я от кого-то бежал. Ботинки увязали в глубокой грязи, замедляя ход. Все тело трясло от холода под ледяным дождем. Казалось, стоило обернуться... мой преследователь наверняка отстал... но стоило это сделать, как я врезался в какую-то преграду. Медленно посмотрев вверх, я увидел оскаленную пасть. Это было последнее, что удалось увидеть, прежде чем клыки начали рвать мое тело на части...
  
  Башня Маркуса. 7 июня. 2009 год.
  
  Сивый.
  
  Нападения на собратьев продолжались. Кого-то похищали, а кого-то просто расстреливали прямо из машины при свидетелях. А некоторым удалось отбиваться и даже пристрелить нападавших. Но в общей сумме день заканчивал десятью убитыми и двенадцатью ранеными. А всех пропавших без вести нашли и освободили. Кроме одного...
  Светловолосый долго искал Глеба, который, в связи с обстоятельствами, оказался просто неуловим.
  Наконец, высшего командира удалось настигнуть в одном из коридоров.
  - Нет, мы не нашли твоего напарника, - лишь мельком посмотрев на оборотня, сразу сказал он.
  - Тогда дайте мне группу, я его найду.
  - Хочешь лезть вглубь территории анархистов? Если он там, то уже мертв. А так мы уже ищем его.
  - Но... - пытался возразить Сивый.
  - Вас всех предупредили, что могут быть последствия, - высший командир остановился, чтобы закончить мысль. - Идет война, и мы все делаем то, что от нас зависит. Это понятно?
  - Так точно... - хмуро по-армейски ответил светловолосый, в то время как Глеб пошел дальше один.
  Мало того, Сержант тоже куда-то запропастился. Но хотя бы на звонки отвечает, что уже хорошо.
  Но это не значит, что оборотень собирался мириться с ситуацией. Когда еще можно что-нибудь сделать...
  
  Неизвестная квартира. 7 июня. 2009 год.
  
  Я резко вскочил, чем перепугал Кэтрин, которая от неожиданности телепортировалась в сторону. Такое ощущение, что кто-то резко достал меня с того света и вернул обратно в тело... нет, просто последствия кошмара, порожденного в наполненном кровью и насилием мозге.
  - Прости... - после первой реакции сразу на ум пришел логичный вопрос, - где мы? Почему она не оставила меня там, а принесла сюда? Хорошо, что тело опять само приняло человеческий облик, иначе бы тащить по городу такую массу даже для вампирши было бы крайне непросто. Да и слишком заметно.
  - В безопасном месте, это главное, - успокоившись, ответила Брюнетка, садясь на обветшалый стул неподалеку. - И за нами некому было следить. К тому же я подожгла весь этаж, чтобы замести все следы.
  Так вот откуда сквозь сон помнился запах дыма.
  - Но, почему? Я думал, наши виды друг друга не любят. Да и вроде эти анархисты, которых мы убили, сотрудничают с Юрием...
  Да, Клим говорил о том, что Игорь собирался им заплатить. Вероятно, за мою голову. Черт, а как же остальные? Остается надеяться, что они в порядке. Сейчас, с такими ранами я им не помогу...
  Кстати, о ранах. Нога все еще ныла, но больше не кровоточила. Остальные раны уже затянулись, образовав шрамы. Неужели это вампирская кровь так помогла? Стоит это запомнить.
  - Я не работаю на Юрия, - коротко ответила Кэтрин, - Даже не знаю, кто это такой.
  Одиночка? Тогда что она делает в России? Таким гораздо лучше живется в Европе или Америке, нежели здесь.
  Да, это меня сильно смутило. Вряд ли в такую ситуацию часто попадает кто-то из собратьев. На самом деле ненависти к другому виду не было. Только к врагам. И не потому что они от нас отличаются, а лишь потому что хотят нас убить. Все просто. До того, как окажешься в таком положении, когда твою жизнь спас тот, кто не должен был этого делать.
  - Спасибо... - наконец, выдавил я, подавляя смущение, - за то, что вытащила. Почему ты решила, что твоя кровь мне поможет?
  Вопрос возник после того, как взгляд упал на перевязанное запястье вампирши.
  - Не знаю, - пожала плечами девушка. - Может, потому что мне помогает. А мы, в некотором роде одинаковы...
  Я не понял, что она имеет ввиду. Но спросить не успел, так как был опережен вопросом:
  - А как ты стал таким?
  - Укусили... - коротко ответил я, не собираясь подробно распространяться относительно своего прошлого.
  Не то чтобы принадлежность собеседницы не к нашему или человеческому роду играла здесь роль, просто не хотелось в который раз рассказывать всю историю. Иногда прошлому лучше остаться прошлым.
  - Хм... меня тоже. И что ты ощущаешь? Не жалеешь об этом?
  Такой мирный разговор, несмотря на ситуацию... я окончательно запутался. Да еще такие вопросы... которые сильно заставляют задуматься.
  - Я... не знаю. С одной стороны да, с другой нет.
  Вот только с какой стороны не жалею? Лишиться семьи, дома, постоянно жить и знать, что есть враги, желающие твоей смерти... ради чего? Я не мог назвать себя ура-патриотом собственной стаи. Мои мотивы менее идеализированные.
  Это не значит, что подобные мысли вообще не приходили в голову. Но тогда, скорее всего, просто успокаивала мысль, что вернуть утраченное невозможно. Не это ли моя мотивация... потому что нет выбора?
  - И что же на другой чаше весов? Свобода, сила? Превосходство над людьми? - слегка улыбнулась Кэтрин, закидывая ногу на ногу, что не ускользнуло от моего взгляда.
  - Мы не хвастаемся нашим превосходством над людьми, потому что должны сосуществовать с ними бок о бок, - я поудобнее уселся на кровать.
  Шесть миллиардов человек против миллионов представителей нелюдей. Эту войну нельзя выиграть. Охота начнется повсеместно, и даже такое преимущество, как возможность кого-то обратить не изменит ход войны. Главный урок усвоен даже слишком хорошо: нельзя обращать кого попало.
  - Тебя послушать, вы прям святые...
  Нет, это не так...
  Финансирование наша стая получает не всегда из легальных источников. Волей не волей пришлось стать частью того, что люди называют коррупцией, рейдерскими захватами, воровством в особо крупных размерах, финансовыми махинациями. Это не значит, что повсюду так. Большая часть доходов абсолютно легальна, но и без нарушений закона не обходится. Не говоря уже об убийствах. И речь не только о вампирах или анархистах...
  - Мы делаем то, что нужно для выживания. Но это не значит, что мы устраиваем геноцид или что-то в этом роде...
  - Да, насчет первого ты более чем прав, - грустно усмехнулась вампирша, поднимаясь со стула и садясь рядом на кровать, отчего я вновь почувствовал себя неловко.
  Но никакого чувства опасности почему-то не наблюдалось. Откуда такая уверенность, что мне удастся просто так отсюда уйти?
  Стоило возникнуть такой мысли, как девушка сама разрешила дилемму:
  - Перед уходом я стянула кое-какую одежду с пары трупов. Следов крови практически нет...
  Она указала кивком на стул немного позади меня. Да уж, с таким экспертом спорить бесполезно. Вампиры видят все не так, как мы, люди, лугару. Они видят ауры других существ, а кровь для их зрительного восприятия так вообще едва ли не светится.
  - Спасибо, - поблагодарил я, решив примерить одежду сразу.
  А то сидеть перед Кэтрин по пояс голым в одних разорванных во многих местах штанах не слишком вежливо. А куртки и ботинок более чем достаточно. Вторые немного жали, но вполне терпимо. То, что это одежда с трупов, к тому же при этом несла следы жизни предыдущих хозяев в виде запаха - вполне можно смириться. Главное, что жив...
  - Да не за что, - махнула рукой брюнетка, улыбнувшись. - Это я должна тебя благодарить. Сама бы я оттуда не выбралась.
  Кто знает... но благодарность слышать приятно.
  - А как... - я запнулся, резко меняя тему, - ты стала такой?
  - В смысле как меня укусили? - девушка расслабленно расправила плечи.
   Казалось, мы обсуждаем вчерашние новости по телевизору - настолько непринужденно звучала беседа. Хотя нет, я стоял на ногах, да при этом внешне все равно видно странное беспричинное напряжение. Наверняка, опять отхожу от адреналина и, возможно, клинической смерти, если таковая у оборотней вообще бывает.
  - Да...
  Я не был уверен, история моего изменения будет столь же интересна. Укушен на улице слабым оборотнем... что может быть глупее.
  - Не беспокойся, это не больная тема. Уже нет...
  Раз уж завел этот разговор, стоит довести его до конца. Поэтому я вновь сел на кровать чуть поодаль от вампирши.
  - Я и... один дорогой мне человек были в лесу, когда на нас напал вампир. Он оказался не просто маньяком-убийцей, а извращенцем психопатом. Укусил меня, но его не тронул. Собственно, это вся история...
  Отведя взгляд от ее погрустневшего лица, я решил вновь перевести тему:
  - А мне пришлось бежать из родного города... меня засекли охотники, - ее удивленный взгляд не вызвал никаких подозрений. - Лишь чудом удалось скрыться.
  - Кого пришлось оставить позади? Семью?
  - Родителей...
  - Что мешает вернуться? Или переехать с ними куда-нибудь в другое место?
  Да, такая мысль приходила в голову, и не раз. Но где в нашем мире будет безопасно? Точно не за рубежом. Но и вообще для испытывая судьбы на таком уровне у меня пока еще нет такой храбрости. Может, страх за свою жизнь - вещь проходящая. А вот страх за близких... это неискоренимо. Навсегда останется слабостью.
  - Слишком опасно. Лучше пусть все останется как есть.
  Откровенничать я не боялся. Собратья, оформлявшие документы, аккуратно подтерли все бумаги, касающиеся моей прошлой жизни, до которых смогли незаметно дотянуться. Так что проследить мою биографическую линию теперь достаточно сложно. И нужно иметь ресурсы и связи превосходящие наши.
  - Даже не знаю, что хуже, - задумалась Кэтрин. - Потерять близкого человека навсегда или знать, что он жив, но ты не можешь приблизиться к нему ни на шаг...
  Эта фраза окончательно убедила в том, что не стоит спрашивать, как вампирша дошла до жизни такой. И так все понятно, что произошло.
  Но теперь до меня дошло, почему мы сидим здесь и ведем этот разговор. Одиночество. Вот вся причина. Если до этого все плохие мысли как-то проходили мимо, пока шли тренировки и операции, то теперь... может, в этом причина плохого сна и редких кошмаров? Причина, почему не хочется сидеть в четырех стенах, а пойти на очередную перестрелку или драку... чтобы почувствовать себя живым.
  Потому что в остальном... я один. Напарники - мои друзья, безусловно, но это не значит близкие отношения. Дружбу навек, как у Сержанта и Сивого. А от других что-то немного, но отталкивает.
  Когда все внутри переломилось? Почему это произошло? Я не знал ответа.
  Но теперь для меня Кэтрин, что ощущала на своей шкуре тоже самое... проклятье внутри дара... была родственной душой. Наиболее близким человеком. Лучшего теперешний мир предложить не в состоянии.
  Я не заметил, как оказался практически рядом с вампиршей, прижимаясь плечом к ее. Она не протестовала, наоборот, прижалась теснее. Время шло, а молчание никто нарушать не собирался, словно боясь испортить момент.
  - Ты бы хотела, чтобы все было по-другому? - у меня все же хватило смелости прервать тишину.
  При этом я посмотрел в этот раз на лицо брюнетки, больше не отводя взгляд при малейшем ответе с ее стороны.
  Чувствительный нюх продолжал улавливать запах. Хоть и есть та примесь, что заставляет внутренне чувствовать себя напряженно при виде вампира, но здесь... здесь не так. Простой женский аромат был гораздо сильнее.
  - Будь у меня сейчас возможность вернуться назад? - она повернулась ко мне в ответ. - Не знаю. Не думаю, что жизнь вокруг бы сильно изменилась, не будь мы такими, какие есть.
  Да, за исключением того, что ничего не знаешь обо всей этой теневой войне, что проходит мимо людей. И ты счастлив в своем неведении.
  Нет. Кэтрин права. Мир вокруг нас останется прежним, даже если мы забудем о существовании тех, кто живет среди человечества. Пора перестать оглядываться и рассматривать варианты, которые никогда не удастся воплотить в жизнь.
  Мы были близко к друг другу, чувствовали дыхание. Горячее для обоих. Совершенно не понимая, что делаю, я медленно обвил рукой узкую талию вампирши, придвигаясь ближе, пока наши губы не соприкоснулись в поцелуе. Согласие на который она подтвердила, закопавшись тонкими пальцами в мои волосы на затылке...
  
  Все прошедшее казалось сном. А пробуждением стал момент, когда я стоял в дверях квартиры, провожаемый Кэтрин.
  Никаких прощальных поцелуев. Мы не пара. Никогда ей не будем. Не из-за каких-то сложностей. Просто у каждого из нас свой пусть и обязанности. И пусть жизнь девушки так и останется неразрешенной загадкой, то моя как на ладони.
  Сложно сказать, стало ли лучше на душе, или это просто временный бальзам, порожденный эйфорией. Но последние сомнения насчет того - кто я и зачем живу - исчезли без следа. И даже если выбор сделан неправильно, нет смысла о нем горевать.
  Стоило выйти на улицу, как я узнал этот квартал. Совсем недалеко от родной территории. Нужно только предупредить ребят, что все в порядке. Но до ближайшего убежища стаи меня перехватила одна из машин, занимавшаяся поисками.
  Оказалось, что погибло всего несколько наших. Остальные либо отбились, либо их спасли. Отделались малой кровью...
  - Как тебе удалось выбраться? - спросил Сивый, которому я сам позвонил по телефону, что одолжил у собрата.
  - Анархисты, что меня похитили оказались полными идиотами. Больше мне нечего сказать.
  Лгать не хотелось. Но утаивать правду можно, если это никому не навредит. Напарник лишь посмеялся, значит, эту тему можно закрыть навсегда. Никто не должен знать, что произошло в том здании. Кроме того факта, что я убил предателя...
  
  Кэтрин.
  
  Девушка крутила в руке телефон, что отобрала при обыске трупов. Пальцы начинали набирать номер, но вновь и вновь нажимали на сброс. И все же... больше рисковать на сегодня не стоит.
  - Ты где была?! - раздалось в трубке рычание Шрама, - Я тебя по всей Москве ищу!
  - Я на старой квартире, забери меня, - игнорируя крик, холодно сказала брюнетка.
  - Слушай... - контуженный все-таки сбавил обороты, - Я...
  - Не делай то, что тебе неприятно, не стоит, - фыркнула Кэтрин и повесила трубку.
  Нужны больно его лицемерные извинения... наверняка, делает это лишь потому, что получил нагоняй от Мастера, не более того.
  Посмотрев на свое отражение в ванной, вампирша проверила, не осталось ли следов побоев. На лице особо заметных уже нет. А то начнутся лишние вопросы... впрочем, полностью их избежать нельзя. Не лучшего вида одежда даст о себе знать. И улики могут остаться в этой квартире. Что ж, сама виновата, но другого варианта не было. Кроме как оставить ни в чем не повинного парня умирать...
  Не повинного? Быстро скакнуло мнение к этим тварям. Она не всегда была согласна с радикальными догмами Ордена, но разделяла убеждения охотников.
  Ладно, нет смысла об этом думать. За ошибку чуть не поплатилась жизнью, в следующий раз все будет иначе. Если этот следующий раз вообще выпадет.
  Каждый день Кэтрин ожидала, что проснется и увидеть пистолет с глушителем, что прекратит эту жалкую пародию под названием 'жизнь'...
  
  Москва. Гостиница Космос. 7 июня. 2009 год.
  
  Юрий.
  
  - Ты! Будешь! Слушать! Мои! Приказы! - выкрикивал при каждом ударе лидер московских вампиров, пока бил Игоря по лицу, держа за горло.
  Тот не сопротивлялся, несмотря на сильную боль от ударов по ранам на лице, незажившим до конца после взрыва.
  Отведя душу, Юрий пнул подчиненного в живот, и тот врезался в стену совсем недалеко от стоящего рядом человека в очках и деловом костюме. Тот стоял, скрестив руки на груди, безразлично наблюдая за избиением.
  - А ты! - вампир указал на него, - Тут не обошлось без твоего совета. Этот подонок самостоятельно мыслить не умеет!
  - Боюсь, вы ошибаетесь, - возразил человек, - Лейтенант Игорь обладает хорошим интеллектом. Ему нужна лишь возможность, чтобы развернуться.
  - Замолчи, Павел, - резко прервал его Юрий и вновь обратил взгляд лейтенанта, что сплевывал кровь на хороший ковер, сверля лидера холодным взглядом.
  Короткая стрижка, бандитские черты, кожаная куртка. Если бы не статус, его можно было бы легко принять за анархиста. Рядом с более аристократичным главой московских вампиров и одетым с иголочки Павлом он смотрелся несколько нелепо.
  - Ты платил этим придуркам из своих денег?
  - Да, из своих, - подтвердил Игорь. - Я должен был отомстить за то, что они сделали.
  - Нашел кого нанимать...
  - Но своих людей вы бы мне не дали.
  - Да. Не дал бы, - Юрий сел в свое кресло. - Потому что у нас есть дела поважнее, чем твоя маленькая личная месть. Мог бы и сам подкараулить их у подъезда. В девяностые у тебя была большая практика...
  Игорь оскалился, когда тот вспомнил о его прошлом:
  - Нет смысла мериться происхождением.
  - Да? А я вот, думаю, стоит...
  - Семьдесят лет назад ты был бы ниже меня, власовец...
  - Пошел отсюда!
  Чувствуя свою небольшую победу, лейтенант покинул кабинет.
  - А ты, серый кардинал, останься, - велел Юрий.
  Павел поправил очки и внимательно посмотрел на вампира.
  - Убей его.
  - Что, простите?
  - Убей Игоря. Пусть он сдохнет. Мне все равно как. У тебя неделя, - взгляд Юрия показывал всю серьезность намерений.
  - Нет, - спокойно возразил человек.
  - Нет? Что, уже теперь не такой крутой, да?
  - Дело не в этом. Он хороший вампир...
  - Он отвратительный вампир, невыполняющий приказов, вот он кто, - процедил лидер.
  - Это была моя идея.
  - Аха... я так и думал. Но почему ты так за него впрягаешься?
  Не удостоив Юрия ответом, Павел спокойно вышел из кабинета, оставив того багроветь от ярости в своем кресле.
  
  Москва. Башня Маркуса. 10 июня. 2009 год.
  
  После похищения мне даже дали двухнедельный отпуск с работы. Но я воспользовался им лишь для того, чтобы отдохнуть от операций. Достаточно кровавых событий на этой неделе, пожалуй.
  На обычной работе все шло своим чередом, и это радовало. Хотя, изредка казусы все равно случались. Как сегодня, ни с того ни с чего на этаж поднялся незнакомый человек.
  Нет, это не значит, что такого не бывало. Но обычно люди, что поднимаются сюда, в курсе происходящего.
  - Макс, человек этажом, кажется, ошибся, проводи, - быстро смекнул начальник отдела, параллельно разговаривая с другим работником.
  Поднявшись со своего кресла, я увидел мужчину в костюме, внимательно осматривающего офис, держа в одной руке бумагу, а в другой небольшой дипломат.
  
  Андрей.
  
  Бывший следователь не мог поверить, что удача когда-нибудь повернется к нему лицом после того, что произошло. Кажется, тут не обошлось без Сергея Геннадьевича, что хотел помочь после того, как он потерял работу. И отказ, похоже, его не остановил.
  Но что б настолько... работа в богатой фирме адвокатов одного из замов... странный выбор. Этот вопрос он обязательно задаст на собеседовании. Вот только найти бы нужный кабинет.
  Пропуск ему выдали гостевой, но вот в бумагу с точным местонахождением кабинета выдали, похоже, с ошибкой.
  Нужный офис должен был иметь номера кабинетов, но на этом этаже их не было. И работники этого офиса сразу на него как-то странно посмотрели, будто быстро смекнули, что здесь ему не место.
  Тут подошел молодой черноволосый парень. Достаточно молод для работы в таком месте. Похоже, родители пристроили, не иначе.
  - Простите, вы не поможете? - Андрей опередил молодого человека, - Мне нужно пройти сюда...
  Тот лишь на секунду взглянул на бумагу и тут же выдал ответ:
  - Это этажом выше. Тут небольшая ошибка.
  После чего он подошел к лифту и нажал на кнопку.
  - Спасибо большое, дальше я сам...
  - Там можно запутаться в коридорах, я покажу, на всякий случай. - настоял парень.
  Странное это дело. Обычно офисные работники стремятся отвязаться ото всех, чтобы не мешали работать. Похоже, каждый зарабатывает здесь достаточно денег, чтобы быть вежливым.
  Почему-то его собеседник избегал прямого взгляда. Или это потому что бывший следователь так пялится на всех остальных, будто каждый человек рядом - подозреваемый?
  - Вам повезло получить работу в таком месте, - заметил Лавров.
  Правда, с ним вопрос еще не решенный. Но выглядит все многообещающе.
  - Думаете? - усмехнулся парень, но тут же поправился, - Да, вы правы.
  Похоже, сидение перед компьютером весь день действительно сводит молодежь с ума.
  У нужного кабинета они попрощались.
  - Спасибо, - поблагодарил Андрей.
  Ответом был лишь простой кивок. И лучше бы этот взгляд был просто безразличным, нежели настороженным...
  
  ГЛАВА 5.
  
  Убежище охотников. 25 июня. 2009 год.
  
  Кэтрин.
  
  В промозглой темной комнате за обшарпанной стеной капала вода из протекающей трубы. В спартанской обстановке привлекало внимание лишь разобранное оружие, лежавшее на деревянном, покосившемся от времени столе. А еще пакетик донорской крови, накрытый полотенцем, в тумбочке без дверцы, рядом с кроватью.
  Свет отключен не в целях экономии электричества. Разрешалось использовать маломощные лампы хоть целый день - на ладан дышавшие бензиновые генераторы еще могли справиться с этой нагрузкой. Вентиляция же подключена к относительно новым, выпуска года девяностого. Все это место разваливалось.
  И не то чтобы брюнетка собиралась отсрочить печальный конец. Просто с вампирским зрением ей не нужен был свет. Да и темнота словно стала неосязаемым другом, в котором можно раствориться, забыв обо всем.
  Кроме жажды. Взгляд зеленых глаз вновь на секунду упал на злосчастный пакетик в тумбочке напротив. Хотелось броситься вперед, разорвать его зубами...
  Нет, не сейчас.
  Кэтрин лежала на кровати, большей частью времени глядя в потолок, пытаясь справиться с отвратительным чувством.
  Клыки то и дело удлинялись. Горло мучило шершавое ощущение, и его не смыть обычной водой. А тело наполнено слабостью и леностью. Стоит попробовать в таком состоянии применить способности, как слабость смениться болью, а жажда - настоящим обезвоживанием. Так можно и убить себя.
  Что иногда искренне хотелось сделать. А еще лучше забрать с собой нескольких особо рьяных сволочей, считающих себя высшим сортом лишь по тому, что являются людьми.
  Но лишь одна причина удерживала девушку от этого. Равно, как от того, чтобы сбежать отсюда, несмотря на наличие множества возможностей.
  Нельзя просто так бросить родного человека, который к тому же рискнул не только своим положением, чтобы сохранить ей жизнь. Хоть и дал лишь иллюзию, жалкую пародию.
  Это не значит, что каждый, кто проходил мимо, плевал в спину. Были и те, в первую очередь охотницы, готовые нормально общаться. Но это слишком тяжело. Все время наблюдать взгляд, полный жалости... невыносимо.
  И, словно борясь со своей сущностью, Кэтрин терпела до последнего. Словно глупое сопротивление способно исцелить проклятое тело.
  Обычно вампирам нужно поллитра крови раз в несколько месяцев, чтобы нормально существовать. При условии, что не придется растрачивать запасы попусту, в том числе на сильные физические нагрузки. А если драться, то хорошее пополнение нужно после каждой битвы.
  Вот и сейчас. Недавно пришлось валить особо ретивого оборотня в лесах, и снова жажда после боя. А он был знатным. Беглец едва не задрал этого контуженного придурка Шрама. Девушка не первый раз спасла ему жизнь, не получив ни простого спасибо, ни даже одобрительного кивка в ответ.
  Впрочем, после недавнего бунта отношение охотника к брюнетке ухудшилось. И ведь раньше казалось, что дальше некуда... Теперь вообще не разговаривал, только в самых крайних случаях. Но вместе с тем стал терпеливее слушать ее болтовню и даже не огрызался. Хотя, в тоже время, девушка больше не пыталась злоупотреблять полученной возможностью. Ибо обязана им нагоняю от Мастера. А когда у контуженного вновь шарики за ролики заедут - тут любые предсказатели разводят руками.
  Почему глава Ордена определил именно его в напарники? Странный выбор. Может, лишь по тому, что именно этот человек может защитить Кэтрин? Слишком поздно для защиты... да и если не смог защитить любимый человек, то что говорить о бессердечном Шраме?
  
  Лес в двадцати километрах от Челябинска. 5 января. 2008 год.
  
  - Не снимай с предохранителя раньше времени, - сделал замечание Хантер.
  - Вампиры гораздо быстрее. Лучше всегда быть наготове, - твердо возразила Кэтрин, но все же поставила пистолет Стечкина на предохранитель.
  Охотник усмехнулся и слегка хлопнул ее по плечу, словно неумелого салагу. Вот такой он был. Внимательный и мягкий, но все равно строгий.
  - А если окажется ложная тревога, например, заяц, начнешь стрелять и спугнешь цель.
  - Это не первая моя охота, - буркнула брюнетка и упрямо пошла вглубь леса.
  Машина осталась на обочине лесной дороги.
  - Я в курсе, - Хантер быстро нагнал, на ходу проверяя серебряные патроны в револьвер и пистолете-пулемете. - Но все равно не стоит пренебрегать простыми правилами. Иногда они не только спасают жизнь, но и способствуют успеху в охоте.
  После чего добавил:
  - И это твоя первая охота в главной роли. Так что не расслабляйся.
  До этого девушку брали в группу, обычно составляющую пять человек и две собаки. Сейчас, с новым способом выслеживания нечисти, такая группа требовалась только для большой зачистки.
  - Просто у тебя паранойя, - не уступала Кэтрин.
  - Да, сейчас у меня паранойя. Потому что эти ноу-хау сведут Орден в могилу. Раньше охота была действительно охотой. С выслеживаем жертвы, изучением всех ее привычек и прочего... а теперь это лотерея. На кого попадем...
  - Зато мы знаем точное место и время, где будет та или иная тварь. Удобно, - усмехнулась девушка.
  Но Хантер не разделял этого мнения, много раз споря с Мастером. Пока не сдался.
  Их путь пролегал глубже в чащу. Чем ближе становилось нужное место и подходило нужное время, тем медленнее двигались напарники, выбирая наименее заснеженный путь.
  Первым цель увидела брюнетка и тут же сделала пару жестов, означающих боевую готовность. Охотник лишь коротко кивнул и, взяв пистолет-пулемет двумя руками, отошел немного вправо, целясь в серую фигуру.
  Короткая очередь распорола грудную клетку жертве. Следующие же несколько выстрелов от Кэтрин заставили упасть на одно колено, пока пули продолжали застревать внутри проклятого тела.
  - Вперед, добьем, - коротко скомандовал Хантер.
  Все сработано без сучка, без задоринки. Но стоило им приблизиться к задыхающемуся от внутреннего кровотечения врагу, он вдруг задышал нормально и поднялся с колен, медленно оборачиваясь.
  Голубые глаза, пепельные волосы, черты коренного европейца. Совершенно не похож на местное отребье, что встречалось в лесах и небольших городах.
  Элегантный серый костюм с дорогим пальто поверх оказался безвозвратно испорчен. Разорвав все пуговицы, вампир проверил стремительно затягивающееся раны. Глаза охотника широко раскрылись, и он начал медленно отступать.
  - Беги, - лишь коротко скомандовал он Кэтрин.
  - Еще чего...
  - Не спорь!
  - Какая разница? - вмешался кровосос. - Ты же понимаешь, что вы оба мертвы, стоит мне этого захотеть.
  Голос холодный, но в тоже время не лишен издевки. Он хорошо говорил по-русски, но не мог скрыть немецкий акцент. По крайней мере, даже не пытался.
  Девушка не стала ждать, пока противник сделает первый шаг и выстрелила. Но тот словно предугадал движение и отклонил голову в сторону.
  - Хорошо стреляешь...
  После чего вампир бесследно исчез, растворившись белым туманом в воздухе. Охотники безрезультатно оглядывались по сторонам и даже начали отступать к машине.
  - Что это за тварь? - прошептала брюнетка.
  Да, ей было страшно. Такие раны смертельны. Сердце уже должно остановиться. Но он даже от пули уклонился! Даже в кошмарах не встречались бессмертные монстры
  - Он сильный вампир... такие здесь редкость... - понимая, в какую ситуацию они вляпались, прошептал Хантер.
  Сигнал бедствия уже отправил по спутниковому телефону. Но группа поддержки прибудет нескоро в такую глушь.
  Отступление же продлилось недолго. Кровосос появился из ниоткуда. А потом еще один - точная копия.
  Первый схватил охотника позади, крепко, до хруста ребер сжимая грудную клетку. А второй заломал девушке руку, при этом заставив отклонить голову назад, дернув завязанные в длинный хвост волосы.
  Несмотря на боль, мужчина не растерялся и, бросив пистолет-пулемет, отвлекая противника, выстрелил в ногу копии, заставляя ее раствориться.
  - Отпусти ее!
  Вампир держал девушку так, чтобы охотник не смог прицелиться:
  - Все-таки ваша часть Ордена на что-то сгодится. Я ждал оборотней, но пришли вы. Поразительная интуиция...
  Он сильнее отвел в сторону руку, заставляя Кэтрин вскрикнуть от боли:
  - Стреляй! Прямо через меня!
  - Он не сможет, - ощущая полное превосходство, усмехнулся вампир. - Выстрелить в такое красивое лицо очень сложно... - тут он сделал паузу. - У вас ведь суровые законы? Не так ли?
  Хантер понял, на что намекает нечисть, но ничего не сказал, продолжая целиться во врага. Выжидая один лишь только шанс...
  И кровосос его предоставил. Впившись длинными клыками в сонную артерию девушки. Но не успел он насладиться свежей кровью, как во лбу появилась аккуратная дырка.
  Оказавшись на свободе от лап нечисти, Кэтрин медленно осела от накатившей слабости.
  Сейчас Хантеру было все равно. Несмотря на внешнее хладнокровие, внутри крутился поток противоречивых эмоций. Среди которых можно выделить одно главное и самое сильное: чувство вины...
  Выпустив еще несколько пуль вампиру прямо в голову, мужчина подхватил брюнетку и побежал со всех ног к машине.
  Он не уже не знал, действительно ли вновь оживший вампир появлялся перед глазами или это плод воображения.
  Но охотник пришел в себя только когда вырулил на оживленное шоссе.
  - Убей меня... - с мольбой прошептала Кэтрин, трогая две небольших ранки на шее, прекрасно понимая, чем все обернется.
  - Все будет нормально, - убеждая больше себя, чем ее, ответил Хантер. - Мы разберемся с ситуацией. Главное, успокойся и не делай резких движений...
  Словно она ранена... как же. Уже через минуту от следов укуса ничего не осталось, а девушка потеряла сознание.
  
  Убежище охотников. 25 июня. 2009 год.
  
  Так и закончилась карьера охотницы на нечисть, не успев толком начаться. В первое же полнолуние для Кэтрин все изменилось окончательно. До этого обострились чувства, появилась сила, превосходящая человеческую. А после полнолуния страшная жажда, с которой приходится жить.
  По кодексу Ордена нужно пристрелить себя, если укушен. Потому что позже потеряешь все человеческое. И жажда жизни пересилит чувство долга.
  Насчет второго чистая правда, но вот изменений в характере вампирша не чувствовала совершенно. Но любой фанатичный охотник назовет это ложью или самообманом.
  Ее пощадили лишь по просьбе Мастера. Хантеру даже не пришлось долго его умолять. И после этого репутация обоих пошатнулась.
  Все знали, что девушка приходится старику двоюродной внучкой. И понимали, что тот просто не мог на старости лет убить родную кровь. Тем более, когда больше никого не осталось.
  Жена умерла от рака еще в пятидесятых. Через десять лет сын погиб на охоте от лап оборотней, даже тела не осталось, чтобы похоронить. Сестра, от которой родился отец Кэтрин, погибла во время Второй Мировой на тихоокеанском фронте, работая медсестрой в госпитале.
  Семья так и продолжала жить в Штатах, в то время как двоюрдный дед продолжал войну с нечистью в России. Только никто об этом не знал. По военным сводкам он числился пропавшим без вести на Западном фронте в сорок четвертом.
  О его существовании вампирша узнала только в двенадцать лет. Сразу после того, как родители случайно попали под горячую руку вампиров и лугару, которые решили устроить разборку в Лос-Анджелесе. Ей удалось спрятаться, но она видела их смерть... хоть и сейчас остались лишь расплывчатые воспоминания.
  После чего Кэтрин едва ли не похитил незнакомый человек из приюта. Впрочем, ей тогда было совершенно все равно...
  Первая встреча с двоюрдным дедом состоялась где-то в глубокой окраине Москвы. Он рассказал ей, что к чему и заявил, что будет о ней заботиться по мере сил.
  Но девушка протянула только год, прежде чем сказала своему попечителю-охотнику в квартире столицы, который умер через несколько лет, что собирается стать такой же, как дедушка.
  После долгих споров и уговоров, Кэтрин все же начала тренировки, параллельно продолжая изучать русский язык. Хотя, среди охотников спокойно ходил как английский, так и немецкий.
  Именно поэтому сейчас вампирша находилась в статусе унтерменши. Именно это слово, означающее 'недочеловек' было использовано по отношению к нечисти, что служила в рядах Ордена. Девяностые стали самым тяжелым бременем для организации, поэтому даже укушенных не убивали. Но когда пара представителей решила выйти из игры и уйти на покой, Мастер приказал расправиться с ними со всеми.
  Вот и сейчас другие охотники шептались о том, как старик решил войти второй раз в ту же самую реку. Девушке было невероятно жаль его, но они и до этого мало общались, а сейчас еще больше отстранились друг от друга. Точнее, отстранилась она сама, не желая еще сильнее вредить...
  Большую часть ее жизни теперь занимал Хантер. После инцидента на охоте один из лучших охотников Ордена, казалось, разваливается на глазах. Долгое время он избегал Кэтрин. К соратникам также стал холоден. Вдобавок начал пить после каждой миссии. Хотя, до этого он казался девушке самым крепким в организации.
  Когда их пути пересеклись, он уже заканчивал обучение. И участвовал в ее становлении, как охотницы. Видеть, как близкий человек постепенно разваливается на части... даже боль от вампирского существования не идет ни в какое сравнение.
  В конце концов, подавив жалость к себе, Кэтрин решила помочь охотнику. Поначалу получалось не слишком. От совместных миссий тот отказывался. А между ними приходилось заниматься настоящей охотой, чтобы суметь отловить мужчину, а уж тем более, разговорить.
  Так и шла жизнь, пока перед последней своей операцией Хантер не признался в своих настоящих чувствах, сказал, что не сможет никогда заслужить прощения. Не только перед ней, но и перед самим собой.
  Девушка призналась в ответных чувствах. Совершенно искреннее, а не затем, чтобы лишь только поддержать...
  В их последнюю ночь он сказал, что после последнего задания они убегут отсюда и начнут все заново. Тогда Кэтрин была готова пойти с ним хоть на край света, даже бросив родного деда, чего не решилась бы сделать сейчас.
  Но он погиб. Убит двумя оборотнями. И лишь одного из них удалось найти. Но после страшной новости, от которой все внутри оборвалось, больше не было слез. Их хватило на родителей, на себя после обращения, но не для любимого...
  Казалось, что ненависть к этим тварям отныне будет безграничной, но... тот волк помог ей сбежать, сражался против своих же собратьев. Да, потому что стаи враждуют, но ведь оборотню ничего не стоило просто сбежать, бросив девушку на произвол судьбы.
  Поэтому вампирша не могла поступить иначе, как помочь в ответ. И теперь... похоже, жизнь не может обойтись без противоречивых ощущений. Стоило лишь взглянуть в глаза, чтобы понять - он такой же заключенный в собственной судьбе, как и сама Кэтрин. Выбрал судьбу, которая не по нраву, потому что чувство долга сильнее, чем эгоизм.
  Хоть их дороги разошлись навсегда, осознание похожести их судеб придавало сил. Доказывало, что выбранный путь правильный.
  Он сражается за своих собратьев, она будет сражаться за своего деда. Может, не вся нечисть плохая, но солидная часть все еще представляет угрозу для людей. Иначе бы Мастер не сражался столько времени из-за одних лишь предрассудков.
  А чтобы сражаться придется принять себя такой, какой есть...
  Пакетик с кровью моментально оказался в руках. Клыки разорвали хлипкий полиэтилен, добывая прекрасный нектар. Казалось, прошло мгновение, и теперь он совершенно пуст. Язык прошелся по окровавленным зубам, смакуя остатки трапезы. Обычно после такого мучил гнев из-за того, что пришлось поддаться слабости... но не сейчас.
  Тело наполнялось силой, которую хотелось применить по назначению. Отныне так и будет. Больше нельзя прятаться от своей сущности.
  Поднявшись с кровати и включив свет, девушка поправила черные волосы и завязала их в аккуратный хвост. На губах крови не осталось, хорошо. Только пришлось сконцентрироваться, чтобы покрасневшие зрачки вновь вернулись в норму. Пару раз она по неопытности умудрилась напугать парочку охотников. А один даже ударил ее, но получил жесткий нагоняй от Мастера.
  Теперь Кэтрин собиралась попроситься на очередное задание.
  Будет непросто. Расследование дела с предателем ничего не дало, лишь еще больше отдалило Мастера от остальных. Бунт пока не зрел, потому что основной костяк охотников понимал обстоятельства. Но еще пара таких тревожных звоночков, и все может закончится плачевно. В том числе для нее. После 'отставки' главы Ордена она станет первой жертвой нового порядка. Вот почему именно сейчас деду так важна ее поддержка. Уход ничего не даст, лишь усугубит ситуацию... таких разговоров за спиной она наслушалась.
  Но стоило выйти из комнаты, как донесся другой шепоток.
  - ...Бер говорит, что состояние близко к критическому... - нечеловеческий слух уловил разговор двух охотников в другом конце мрачного коридора убежища.
  - И что дальше? - сказал второй голос. - Предлагаешь бежать?
  - Нет, просто нужно быть готовым к последствиям... надеяться, что доктор знает, что делает.
  Ладно, не ее дело. Игнорируя затихших сплетников, девушка отправилась куда планировала.
  
  Москва. Башня Маркуса. 26 июня. 2009 год.
  
  Маркус.
  
  Вожак внимательно рассматривал расчерченную разными знаками и линиями подробную карту Москвы, развернутую на добрую половину стола для конференций.
  Его помощник, отложив вечную папку с документами, с которой никогда не расставался, проводил толстым карандашом линию на западе, ограничивая Рублевку и солидную часть территории рядом.
  - Вот такую придется организовать оборону, чтобы защититься от удара в спину, - отложив карандаш, заявил Семен.
  - Я не согласен, - Глеб, стоявший напротив оборотней, перечеркнул линию помощника маленькими штрихами и отодвинул границу прямо к территории лугару. - Так у них не будет большого пространства для маневра. И мы сразу заметим, если они начнут доставать свою законсервированную технику.
  Маркус покачал головой и отошел к окну. Его белый глаз, незримо для остальных, сверкнул небольшой вспышкой.
  - Если мы выставим оборону прямо у них под носом, им это крайне не понравится...
  - Мы здесь живем не для того, чтобы доставлять им удовольствие, - возразил здоровяк, хотя внутри тут же об этом пожалел
  Но продолжал гнуть свою линию:
  - Это наш город. И они должны это понять. Нельзя давать им волю...
  - У нас договор Глеб, - слегка обернулся вожак. - Договор, который заключен после проигранной войны. Они сами любят нарушать поставленные условия, но не прощают, если это делают враги. А у нас и так мобилизуются вампиры и анархисты.
  - Кое-в-чем Глеб прав, - вмешался Семен, забирая папку со стола. - Неизвестно, какую помощь окажут лугару формальным союзникам. Одни только инструкторы могут создать немало проблем.
  Казалось, Маркус размышлял над ситуацией. Но на самом деле решение принято уже давно.
  Война, к которой готовились враги, нужна для того, чтобы дестабилизировать обстановку в стране, а заодно лишить их поддержки правительства. Тогда и финансовая ситуация станет весьма неблагоприятной. А самые главные войны еще только предстоят...
  - Контингент лугару составляет двести восемьдесят два человека. Возможно, кого-то заслали к анархистам, но в основном мы располагаем именно этой цифрой.
  Разведка хорошо постаралась и еще давно выяснила более-менее точное число.
  - Я так полагаю, Эдвард и другие командиры считают эту угрозу несущественной? - попробовал уловить мысль собрата Глеб.
  - Нет, только Эдвард, - поправил вожак. - И я склонен согласиться. Дитрих, может и сорвиголова, но не такой дурак, чтобы лезть в пекло без причины. У них здесь совсем другая задача.
  - Оборона Москвы - только моя задача.
  - А твой коллега занимается всей европейской частью России. Так что тебе стоит прислушиваться к его советам...
  Стремясь пресечь разгоревшийся спор, Семен приблизился к вожаку:
  - Это не Мальком. Дитрих гораздо опаснее своего предшественника. Стоит ему почувствовать...
  - И что? - обернулся Маркус. - Он выкатит Хамви и военные транспортники. Мы - танки. Дитрих опасается, что мы сразу к этому придем. Они не готовы к партизанской войне, как вампиры со своими шестерками анархистами. Да, кстати, как у Волка с оружием? - разговор неожиданно перешел к высшему командиру.
  - Поставки продолжаются, - хмуро доложил тот. - Они стали умнее, постоянно перевозят боеприпасы с места на место. Стоит выцепить один грузовик, как тут же слетается целая банда. Среди оперативников есть потери... нужны солдаты.
  - Солдаты будут нужны, когда станет жарко. Отзывай своих людей. Будем воевать с уже имеющейся расстановкой сил...
  А в данный момент она выглядела не слишком радужной для оборотней. Американские вампиры располагались не только в столице, но и в других городах России. Тоже результат ужасных условий договора тысяча девятьсот девяносто четвертого года.
  Мобилизация сил проходит и там. Но там хотя бы один фронт, а не два или три.
  Самая главная проблема - максимально скрыть войну от людских глаз. Придумать объяснение. Впрочем, это проблема средств массовой информации.
  В остальном вампиры тоже не идиоты, понимают, что секретность превыше всего. Хотя, некоторые могут наплевать на главное правило, и тогда уже на сцену выходят телепаты-лугару, способные промывать мозги людям. Не всем, но можно снизить риски.
  Другие командиры настаивают на введении военного положения, пригнать танки и покончить с проблемой раз и навсегда. Он запретил.
  Нет смысла стрелять по мухе из пулемета...
  - Если по этому вопросу все, перейдем к следующему, - не дождавшись новых аргументов, Маркус сел в кресло во главе стола, расстегнув серый пиджак
  Черная рубашка также была расстегнута на верхнюю пуговицу. Галстуки вожак никогда не любил.
  Взгляд опять коснулся Глеба, и тот не выдержал, обратив взор на черный плазменный экран. В особенности тяжело смотреть на белый глаз без следа зрачка. Каждый из оборотней, видевших его, задавал вопрос - почему так?
  У каждого собрата организм регенерирует до изначального состояния. Конечности, глаза - все со временем отрастает и принимает обычный вид. Поэтому нелюдям невозможно сделать пластическую операцию...
  Но даже если вопрос задавали в открытую некоторые смельчаки, оборотень попросту не отвечал.
  - Последние детали встречи с послами оборотней медведей и лисов, - Семен вытащил бумагу из папки и положил перед Маркусом.
  Тот взял лист и быстро пробежал глазами по тексту.
  - А посол лисов крайне привередлив...
  - Англичане, что с них взять, - пожал плечами помощник.
  - Ладно, будет, как они скажут. Встречаться с каждым по отдельности нет времени .
  Война на носу.
  - Глеб, как дела с безопасностью? - вернув бумагу, обратился вожак к высшему командиру.
  - Никто ничего не заподозрит. Маршруты от аэропорта проложены по окраинам города. Несколько путей отхода. В самом комплексе поработали люди-разведчики. Потом лишь останется за час до встречи расставить людей.
  - Хорошо, а прикрытие?
  - Все готово. Инвесторы прибудут в назначенный срок, а потом просто уйдут через черный ход. Но все равно придется оставить нескольких наших бизнесменов со свитой для массовки. И замаскированных оперативников.
  - Набери кого не жалко...
  - Прошу прощения? - вдруг переспросил оборотень.
  - Я говорю о бизнесменах.
  - Конечно, - поняв свою оплошность, кивнул Глеб.
  После небольшой паузы, Маркус поднялся с кресла:
  - В таком случае закончим нашу встречу. Да, и насчет этого... - он указал на карту, где была прочерчена линия до Рублевки. - Увеличь пока число патрулей. Просто на всякий случай. Но на границе, предложенной Семеном...
  
  Убежище охотников. 27 июня. 2009 год.
  
  Шрам.
  
  - Мы должны отключить ее, это слишком опасно!
  Спор с Мастером возникал почти каждый день. С каждым из авторитетных охотников.
  - Шрам, не стоит торопиться, - возразил Коготь, уже более-менее оправившийся от полученных трав. - Такие кризисы уже бывали.
  - Зато доктор Бер говорит, что грядет кризис, который может нас уничтожить! Притаскивать эту тварь - главная ошибка Ордена. А вы как-то умудрились подладить ее под свои нужды!
  Мастер стоял вместе с остальными в коридоре, ведущим в лабораторию, не вмешиваясь в спор. Казалось, что усталость на лице становилась все виднее по мере того, насколько дальше заходил спор.
  - Хорошо, что ты хочешь сделать? - попытался воззвать к голосу разума Коготь. - Пойти туда и отключить ее? Погубишь всех нас, а так есть шанс.
  - На что? - понизил голос охотник, но ожог на лице изредка продолжал дергаться. - Мы получаем цели, а на нас устраивают засады и убивают. Прекрасный расклад.
  Но нападения на Орден все же прекратились. На месте либо ничего не находили, либо все проходило по маслу, даже на обратном пути. Если предатель и существует, то он затих и не дает о себе знать.
  - Мы оставим все, как есть, - сказал свое слово старик. - Будем вести себя осторожно. Шрам, пойдем со мной.
  Охотник последовал за главой Ордена. Когда они отдалились от остальных, тот быстро зашептал.
  - У меня есть задание. Еще одно место в другом городе. Дикие оборотни. Возьми с собой Кэтрин...
  Шрам остановился, недоверчиво глядя на Мастера.
  - Вы хотите защитить ее? Значит, не уверены в своем решении?
  - Нет, просто она просилась на досуге на миссию, а подходящей не было. Теперь есть. Это приказ.
  Охотник притворно плюнул себе под ноги, но спорить не стал.
  
  Москва. Недалеко от МКАД. 28 июня. 2009 год.
  
  - ...да, хорошо там этим чертякам... - закончил Сивый, пока мы проезжали по МКАДУ.
  Неподалеку располагался один из самых дорогих районов столицы, где инкогнито расположились лугару.
  Там раньше ничего не было, но вскоре прошла застройка, и они перебрались поближе. Много слухов и домыслов ходит о том, чем они там занимаются. Впрочем, про Америку, где их родина - тоже.
  Взаимная ненависть, как оказалось, в отношении этого виду будет поглубже, чем с вампирами. Открытых конфронтаций было не так много. Основные: Вьетнам и Афганистан. А вот противостояние другого рода в пору Холодной войны происходило на протяжении десятилетий.
  Впрочем, это неизбежно. Кто-то же должен занять место главного врага после вампиров, когда те потерпели поражение во Второй Мировой.
  Мне хотелось узнать историю нашего вида подробнее, но никаких архивов, как оказалось, не велось. Нельзя создавать лишние улики. Поэтому приходится полагаться на сведения более старших собратьев. Впрочем, зачем им врать?
  Вообще, в плане секретности мы уделывали многие спецслужбы. Конечно, были и свои жертвы. Нельзя иметь какую-либо известность. Круг общения ограничен, нельзя заводить знакомства с кем попало.
  Может, именно из-за этих рамок в душе пришлось пока поставить крест на то, чтобы заводить отношения. Нет, среди нашей стаи полно обаятельных девушек, но эта ограничение словно создавало иллюзию того, что любой неосторожный выбор может стоить всего.
  Да и работа как-то не располагала к отдыху в объятиях прекрасной половины. Убийства взрывом склада и уничтожения логова анархистов не ограничились. Приходилось убирать даже зарвавшихся собратьев. Впрочем, никакой жалости к ним я не испытывал, окончательно ожесточившись. Каждый делает свой собственный выбор, и у каждого есть последствия.
  - Ты бы хотел жить в таком доме? - уютно расположившись на переднем сиденье новенькой черной Вольво, я просто отдыхал, жмурясь от лучей полуденного солнца.
  Патрули вокруг территории лугару - частое явление. Но нашу группу сюда забросили первый раз. Сивый даже пытался возмущаться, но приказ есть приказ. Придется ему ездить в любимые клубы издалека после работы.
  Приходилось в них бывать. Но там пар выпускают те, кто любит шум и толпы народы. Сержант был солидарен со мной в плане тишины, хоть открыто и не заявлял.
  - Там, справа, - вдруг он подал голос, указывая с заднего сиденья на какого-то мужика.
  Тот тяжело дышал, вцепившись руками в капот автомобиля. Я напрягся и по привычке огляделся округ. Улица не столь многолюдна, от силы пара человек. Плюс те, кто может выглянуть в окно. Не худший вариант, но все равно плохое место для заварушки. Бригаде, занимающейся уборкой места преступления, придется попотеть.
  - Ну и чо? - как всегда беззаботно хмыкнул светловолосый, но все-таки замедлил ход. - Просто поплохело с похмелья. Сам что ль никогда не нажирался?
  Тут автомобиль, о который опирался незнакомец, вдруг подлетел в воздух и приземлился совсем рядом.
  - Вот черт!
  - Лугару... - прошептал Сержант.
  - Валим? - предложил я наилучший для себя вариант, выхватывая пистолет из куртки.
  - Спокойно...
  Сивый заглушил мотор и аккуратно приоткрыл дверь.
  - С ума сошел?! - моя рука инстинктивно ухватила оборотня за локоть.
  Приходилось видеть, на что способен этот вид. Один из анархистов сжег собрата заживо. Тот даже приблизиться не успел.
  К тому же здешние лугару совсем не как анархисты. Это обученные солдаты, которым оперативники - неровня.
  Тут еще и люди начали сбегаться... ведь такое событие случилось.
  Тем временем мужчина схватился за голову, закричав. От мощного удара телекинезом стекла окрестных машин полопались. Мы находились подальше, но все равно почувствовали мощную вибрацию. Вот теперь зеваки начали разбегаться. Это к лучшему.
  - Ты прав, лучше валить, - согласился Сивый и быстро набрал экстренный номер. - Это патруль сорок два. У нас тут бешеный телепат рядом с МКАДом. Сейчас скажу улицу...
  Ага, а меня все учить заставил. Да только вот перед лицом опасности знания куда-то подевались.
  Заметив нас, лугару начал надвигаться. Продиктовав адрес, светловолосый начал медленно сдавать назад.
  - Побежит - стреляем, - заключил Сержант, доставая из сумки пистолет-пулемет.
  Хорошо иметь нужные корочки. Можно таскать с собой хоть автомат...
  Словно его попросили, незнакомец резко рванул в нашу сторону с нечеловеческой скоростью. Даже в звероформе оборотни так не бегают!
  Машину жалеть некогда, так что мы втроем открыли стрельбу прямо через лобовое стекло. Но пули отскакивали, не достигая цели.
  - Щит выставил, сволочь!
  Вот что делают чудовищные способности в области телекинеза. Вражеский вид способен не только ускорять себя, но еще и пули останавливает. И не стоит забывать, что они, к тому же, телепаты.
  Но нашей группе повезло. Уже о самого автомобиля лугару схватил новый приступ, отчего он по инерции прокатился по земле и снес бампер.
  - Раздави его, - предложил Сержант, перезаряжая опустевшую обойму.
  - Он нас отбро... - стоило начать говорить, как Сивый уже сделал.
  Все-таки мнению друга он весьма доверял...
  Отъехав подальше, мы оглянулись. Даже после такого незнакомец пытался подняться. Чему не дано случится. Еще один удар задним бампером покончил с этим цирком.
  - Готов, - с облегчение выдохнул я. - Надо его связать.
  И в первую очередь завязать глаза. Будучи слепыми, лугару не способны толком пользоваться своими способностями. На слух наводиться сложно. По крайней мере, так говорят.
  Пока мы с Сержантом заканчивали скручивать нарушителя спокойствия тросом из багажника, Сивый позвонил в штаб, да бы доложить о том, что все в порядке.
  - Пакуем это чучело в багажник и везем в Башню, - резюмировал он.
  - Он проснется, - выразил опасение брюнет.
  Тогда светловолосый достал увесистый гаечный ключ и как следует приложил им незнакомца по голове, раскраивая череп.
  - Совсем упал?! - я отскочил в сторону от брызг крови. - Он же сдохнет!
  - Не сдохнет, живучий. Пакуем...
  Вот уж чего никогда не одобрял, так это такого насилия. Даже стало жалко бессознательного мужчину. Хоть тот и враг...
  
  Москва. Башня Маркуса. 28 июня. 2009 год.
  
  Андрей.
  
  Если раньше бывший следователь верил только в темные повороты судьбы, то сейчас был готов ударить себя из прошлого за слепоту.
  С работой несказанно повезло. Странно, почему выбрали именно его. Похоже, бывший начальник все-таки смог похлопотать. Но откуда у подполковника такие связи? Тот даже не слыл завзятым коррупционером.
  Поначалу оказалось сложно сориентироваться на новой работе. Все-таки он спец по уголовным делам. Но, оказалось, что именно такая консультация и нужна непосредственному начальству - крупному бизнесмену в области ценных бумаг и не только. Тонкости биржы Лавров не знал, но вот чем грозит та или иная махинация - вполне. Да и то, что он раньше учился на адвоката, до перевода на другую специальность, дало свои плоды.
  А уж про зарплату можно только петь. В кратчайшие сроки он обновил не только вид обветшалой квартиры, но и поменял старую Волгу на иномарку, взяв ту в кредит.
  Не раз возникало желание позвонить Ире, сказать, что все обернулось к лучшему... впрочем, она это и так выяснила, если вдруг стало интересно. Но каждый раз что-то останавливало...
  Решая тяжелый вопрос, что именно, Андрей вышел из небоскреба, в котором работал. И тут заметил какое-то движение за углом...
  
  Я попросил высадить меня у места работы. В офисе имелся запасной комплект одежды. Старую придется выбросить - вся в осколках стекла и каплях крови.
  - Пока! - я махнул рукой, и Сивый поехал дальше на ближайшую подземную парковку, где нашего пленника должен забрать специальный конвой.
  Что Глеб и Маркус собираются с ним делать - как-то не волновало. Наверняка просто посадят в карцер, чтобы больше не смог причинить кому-то вреда...
  Стоило выйти за угол, как едва не столкнулся с высоким мужчиной с темными волосами в дорогом пальто. В руке дипломат, по запаху человек. Где-то его уже видел. Точно!
  - Это вы заблудились тогда в нашем офисе, - выпалил я, прежде чем тот что-то сказал.
  Теперь объясняй свой потрепанный вид...
  - Верно, - дружелюбно ответил Андрей, продолжая подмечать странные детали. - Что произошло?
  Игнорировать вопросы, и просто двигаться дальше. Все просто.
  - Авария... маршрутка в легковушку влетела, - быстро придумал я убедительное оправдание. - Кое-кого ранило. Хорошо, что друзья рядом оказались, подбросили.
  Нужно перевести дух и говорить спокойно. Еще один лишний стресс выдаст меня с потрохами. Хотя, может он в курсе?.. Даже если в курсе, первое правило - вести себя со всеми незнакомыми людьми одинаково.
  - Эти водители вообще бешеные, - покачав головой, заявил Лавров. - Вам бы в больницу, а не на работу.
  Этот уважительный тон просто сбивает с нужного ритма...
  - Со мной все в порядке, только плечо ушиб. Покажусь врачу в медпункте...
  - Тогда не буду задерживать. Удачи.
  С чувством великого освобождения, я быстрым шагом направился внутрь здания, для вида сжав правое плечо рукой. Кажется, пронесло. Иногда ненавидишь эту обеспокоенность других людей...
  
  Москва. Территория лугару. 30 июня. 2009 год.
  
  Маркус.
  
  Вожак стоял, примостившись к иномарке. Его помощник сидел на переднем сиденье, а Глеб стоял позади у грузовика. В переулке, освещенном фарами, было спокойно.
  Глава местных лугару пришел пешком с небольшой свитой. Десять человек с армейскими винтовками M4. Без этого просто никак не обойтись...
  - Где Гиллиан? - сходу спросил Дитрих.
  Одетый в простую одежду, лугару ничем не выделялся. Разве что лысой головой и армейскими железными жетонами, что лежали поверх белой футболки.
  - В грузовике, - флегматично ответил оборотень и скомандовал высшему командиру. - Выводи.
  Но стоило тому открыть позади двери кузова, как кто-то спрыгнул на асфальт, бросив довольно вежливую фразу:
  - Спасибо, я сам.
  Как только мужчина в брюках цвета серого камуфляжа, в армейских ботинках и черной майке показался на глаза Дитриху, тот расслабился.
  Впрочем, ненадолго. Вся голова лугару оказалась перевязана. Правая часть изрядно кровила, оставив яркий красный след на бинтах. Но двигался тот уверенно, без головокружения...
  - Это еще что?
  - Генерал, не стоит беспокоиться, - попытался предотвратить конфликт Гиллиан.
  - Лейтенант, проводите полковника к нашим врачам.
  Лугару не стал перечить старшему по званию и в сопровождении двух солдат отправился вглубь территории.
  - Твоя шпана постаралась? - Дитрих подошел ближе к Маркусу.
  - Оперативники.
  Оба говорили на русском, но изредка генерал срывался на английский.
  - Мне плевать. Думаешь, тебе это просто сойдет с рук?
  - Сойдет, - уверенно заявил вожак. - Ваши люди оказались на моей территории. Я не против. Но они вели себя... достаточно неадекватно.
  - У нас у всех была это проблема, и ты знаешь почему. И мы знаем, что в этом виноват ты. К тому же твои идиоты пристрелили троих солдат.
  - На два убийства есть видеозапись, - не уступал оборотень. - Там чистая самооборона. Гиллиана же удалось вырубить.
  Суровое лицо Дитриха стало совсем мрачным. Казалось, на всех немедленно обрушится буря. Да и, стоит признать, вокруг стало чуть жарче...
  - Прекрати играть. Ты знаешь, что произошло.
  - Хочешь еще раз обыскать всю Москву? Пожалуйста, - вожак поравнялся с оппонентом. - Можешь даже связаться с командованием. Пусть оно нас рассудит.
  Лугару выдержал тяжелый взгляд оборотня. И даже усмехнулся.
  - Я могу попросить подкрепление. Причин достаточно. Например, ты усилил патрули около нашей границы...
  - Я усилил патрули по всей границе...
  - Выбрал выгодный момент.
  - Для чего?
  - Твои неправомерные действия...
  - Неправомерные? Я вновь предлагаю обратиться к твоему командованию, и пусть оно нас рассудит, - продолжал гнуть свою линию вожак, скрестив руки на груди. - А насчет подкрепления... после того, что случилось, посылать еще солдат - рискованно. Вас всех вновь может схватить приступ.
  Лугару такой вид, что постоянно любит запугивать противника лишний раз. Даже того, кого запугать практически невозможно. Такова традиция.
  Глеб, на всякий случай, держал руку на кобуре, да и подчиненные генерала нервничали. Скорее всего, от присутствия вожака.
  - Вновь переиграл нас, да? - не оставлял свою точку зрения Дитрих. - Когда-нибудь твоя удача закончится. Во Вьетнаме мы тебя недооценили...
  - И позорно бежали, - напомнил Маркус, нисколько не изменившись в лице. - В Афганистане, я так понимаю, вы меня тоже недооценили?
  Не став продолжать бесполезный разговор, лугару бросил последний предупреждающий взгляд на собеседника и удалился со своими солдатами.
  - Думаешь, они не будут ввязываться в конфликт? - спросил Семен, когда оборотень сел в машину.
  - Они не дураки. По крайней мере, командование в Америке точно. Нам повезло, что их свалило наповал. Будут сидеть тише воды...
  - Кстати, по поводу результатов того теста, - вдруг вспомнил помощник. - Неудовлетворительно. Хоть и не самый худший...
  - Ты знаешь, что это может быть долгим процессом. Наберемся терпения. У нас важная встреча на носу, да и война не за горами, - закончив разговор, Маркус завел автомобиль.
  
  Убежище охотников. 31 июня. 2009 год.
  
  Кэтрин.
  
  Настроение девушки в последние дни было ни к черту. Мало того, что все из-за этого кризиса ездили по ушам по любому поводу. Каждый, кто на взводе, не преминул сказать пару добрых слов. А некоторые, совершенно не скрывая, поговаривали, будто это вина вампирши. А кого же еще?
  Отказ деда отправить на задании вполне понятен. Но вот отослать ее вместе с контуженным на какую-то плевую миссию - проверить подозрения насчет активности нечисти в лесу - это слишком. Конечно, там ничего не нашли. Только пару волков.
  Кризис миновал, но стало ясно, что Мастер просто решил отослать Кэтрин подальше на случай, если все закончится плохо.
  Не стоило этого делать. Контуженный, конечно, молчал, ибо не привык трепаться. Но многие охотники сразу все просекли. Упреки сыпались на старика со всех сторон, хоть никто в лицо их высказать не решался...
  Сейчас проходило быстрое совещание. Ведущие охотники и глава лаборатории обсуждали сложившуюся ситуацию. Вампиршу, конечно, туда не пускали. Но это не значит, что ей нельзя использовать нечеловеческий слух рядом с хлипкой стеной...
  - Доктор Бер, доложите ситуацию, - в приказной форме попросил глава Ордена.
  - Состояние стабилизировалось, - ответил мягкий женский голос. - Если не будем давить, то в ближайшее время это не повторится. И мы сможем получать сведения в штатном порядке.
  - А причины этих кризисов?
  - Диверсия, - спокойно заявила доктор.
  - Это уже слишком, - пробурчал Шрам. - Вы везде теперь видите предателей?
  - Что же натолкнуло вас на столь пахабные мысли? - усмехнувшись, ерничал Коготь.
  У него всегда были проблемы с гражданским персоналом убежища.
  - Я со своей помощницей отлучаюсь в определенное время. Таков график моей работы, - не обращая внимание на отношение, женщина спокойно начала объяснять. - Вычислить время несложно. Есть моменты, когда в лаборатории никого не остается. И как-то раз стоило нам вернуться, и параметры приборов оказались переключены. И не просто в плане кнопок и рычажков. Пара кабелей оказалась не на месте. Пока выясняли, в чем причина, наступил кризис.
  - Потрясающе... - присвистнул Коготь. - А раньше нельзя было об этом сказать?
  - Раньше наше положение висело на волоске, если помните. Дополнительно подливать масло в огонь я не собиралась...
  - Так, ладно, - прервал спор старик. - С этим все ясно. Попробуем с этим разобраться. Меня больше интересует, что творится в Москве. Наши наблюдатели сказали, что этот кризис повлиял на лугару.
  - Еще бы не повлиял... - вновь вставил не к месту свои пять копеек Шрам.
  - Я хочу сказать, - продолжил старик. - Что раз сюда никто не спустился, пока наше убежище осталось тайным. И я хочу, чтобы так и осталось. Поэтому мы пока заляжем на дно. Операции будут редко и....
  Дальше Кэтрин слушать не стала и пошла дальше по коридорам. Хотелось самой пойти в лаборатории и положить этому конец. Может, тогда у всех мозги встанут на место?
  Сидеть в этом темном сыром подвале невыносимо, хоть она и не страдала от недостатка света и простуды, как другие охотники.
  Сложно жить, оторванным от всего остального мира. Словно он ограничивается этими обветшалыми стенами, а все, что позади них - дуракций обнадеживающий сон.
  - Эй! - вампирша обернулась, когда ее окликнули.
  И тут же недовольно выдохнула. Опять контуженный.
  - Что? - как можно вежливее спросила она.
  - Я проверил квартиру, в которой ты была.
  - Когда?
  - Не юли, - тут же разозлился Шрам.
  Теперь Кэтрин поняла о чем тот говорит. Черт, нормальным языком сразу, похоже, нельзя сказать.
  - И что?
  - Ты была там не одна.
  - Я не знала, что у тебя нюх, как у собаки, - попыталась перевести все в шутку брюнетка.
   А потом вспомнила, с кем говорит.
  - Там был волос. И он явно не твой, - со неприкрытой злобой ответил охотник. - Кого ты приводила? Теперь придется ликвидировать квартиру!
  - Тебе какое дело? Ну, нашла парня. Я в монахини не записывалась...
  Шрам не выдержал и замахнулся рукой. Но Кэтрин и ухом не повела. Слишком медленно. От такой оплеухи легко увернуться. Но все же мужчина не решился ее ударить.
  - А ты в курсе, что это волос оборотня? Доктор Бер подтвердила это...
  Черт. Вампирша как-то не подумала о таком раскладе. Казалось, приводя комнату в порядок, она ничего не упустила...
  Вот почему он так зол. Но почему сейчас? Прошло столько времени... казалось, это было давно.
  - И что ты рассказал Мастеру?
  - Ничего. Хочу услышать твою версию.
  Вот в чем дело. Не понимает, как вампир и оборотень могут находиться в одной квартире и не убить друг друга. На подобном заблуждении можно хорошо сыграть.
  Девушка вдруг подошла почти вплотную к охотнику, отчего тот дернулся, но не отступил. А потом мягко прошептала на ухо.
  - Ты не думал, что этот волос мог быть на одежде до того, как я вошла в квартиру?
  Больше ничего не сказав, Кэтрин пошла дальше по коридору, оставляя Шрама размышлять над этой версией.
  
  Москва. Гостиница Измайлово. 1 июля. 2009 год.
  
  Известие о важном задании грянуло, как гром среди ясного неба. Расслабляясь в свой выходной в квартире за компьютером, я не ожидал звонка Сивого.
  - У нас задание. Нужно купить нормальные костюмы.
  - Кому? - слушая в полуха, сосредоточив внимание на мониторе, я задал глупый вопрос.
  - Нам, дубина, - беззлобно буркнул светловолосый, тоже явно не слишком довольный срочным вызовов.
  И все зав три часа до непосредственного действа. Хорошо, что даже поздно вечером приличные магазины одежды работали.
  Черный неброский костюм с черным же галстуком без узора пришлось покупать за свой счет. Но денег, особенно за миссии, платили столько, что даже не знаешь, куда их потратить толком. Поэтому большую часть я откладывал. Капитал всегда пригодится.
  Вскоре стало ясно, как тело отвыкло от столь официальной одежды. Несмотря на подходящий размер, пиджак и брюки то и дело жали. А ботинки, казалось, кардинально изменили походку.
  По завершению, из дома меня подобрал напарник. Но один. Сержант сказал, что сам доберется.
  Сивый приобрел себе бежевый костюм, подходящий по цвету волосам. Хотя выглядел он все равно неряшливо из-за неимения вкуса и чувства стиля.
  - Куда мы так официально? - поинтересовался я.
  - В Измайлово... там какая-то движуха серьезная намечается.
  - А мы тогда зачем?
  - Сказали для массовки, - пожал напарник плечами. - Оружие есть?
  Я показал трофейный револьвер во внутреннем кармане.
  - Круто. Но мне лично хочется расслабиться... так что ты будешь за всем наблюдать, как самый серьезный.
  Мы немного посмеялись. Самый серьезный и собранный был Сержант, а Сивый не настолько раздолбай, чтобы терять бдительность на задании.
  
  Андрей.
  
  Бывший следователь не слишком удивился, когда начальник вызвал его в выходной. У бизнесмена много встреч вне зависимости от дня недели. И неизвестно когда может понадобиться адвокат.
  Да и за такие деньги, что ему платили, вызывать могли хоть в два часа ночи. Так что Лавров подъехал к зданию на новом Рено в приподнятом настроении.
  Почему в качестве места встречи выбрали гостиничный комплекс? Судя по количеству гостей, намечалась крупная встреча или даже благотворительный вечер. Странно, что он об этом узнал в последний момент. Обычно бизнесмен, на которого он работал, не привык резко менять планы. Впрочем, стоит ли вообще задаваться этими вопросами?
  Главное, чтобы дело не затянулось до утра.
  Проверив золотые часы, что показывали одиннадцать часов вечера, Андрей увидел знакомую синию Хонду.
  Неужели Ира тоже здесь? Нет, вряд ли... просто совпадение.
  Хотя, все же стоило проверить номер, не торопись он так.
  Сдав пальто в гардероб, оставшись повседневном, но подходящем для такого вечера костюме, мужчина направился в главный зал на втором этаже, уже по дороге подмечая странности.
  Слишком много охраны. И зачем автоматы с тяжелыми бронежилетами? Такая охрана подходит для встреч двух политиков, но никак не для простого вечера.
  Вдобавок, слишком много охраны с места работы - парочку лиц удалось запомнить. Почему они здесь? Всем же должна заниматься гостиничная охрана.
  Уже перед входом в зал Лавров увернулся и увидел знакомое лицо на входе. Опять тот самый парень...
  После прошлой встречи адвокат долго размышлял... уж слишком странной была его версия насчет аварии. Что-то просто не сходилось, хоть и звучало вполне логично. Здесь уже следовательская жилка не давала покоя, но со временем все прошло. А теперь опять.
  В окружении двух таких же молодых людей парень пошел в другую сторону.
  Стараясь заглушить плохие предчувствие, Андрей шагнул в зал. Народу пока немного, все говорили о разном. Но особенно внимание привлекала троица в другом конце зала. К тому же в окружении четырех телохранителей. Похоже, какие-то крупные шишки.
  Впрочем, не его дела. Перехватив бокал шампанского с подноса мимо проходяшего официанта, адвокат отправился искать начальника.
  
  Маркус.
  
  Нелегкое это дело - выполнять требования капризных послов. Вернее, одного из них. Сначала тайный конвой из аэропорта. Потом организовать торжественное мероприятие.
  Которое, конечно, не должно никоим образом привлечь внимание.
  Что ж, вожак приложил все усилия, чтобы эти требования выполнить, и вот теперь посол лисов здесь. И все равно недоволен. Небольшого роста, тощий, он смотрелся рядом с Маркусом ничтожным и жалким, если бы не цепкий пристальный взгляд и умение хорошо держаться. Как подобает настоящему английскому джентльмену с заурядной внешностью.
  - Могли бы выбрать место получше, - оглядев средней, по его мнению, роскошности зал, заявил посол.
  - Я предлагал вам кремлевский зал, но ваша паранойя сказал 'нет', - пожал плечами вожак, совершенно равнодушный к этим жалобам.
  - Хватит тебе уже напрягаться, томми. Мы сюда разговаривать приехали, а не делиться мнениями о России. Все и так знают, что ты вместе с твоим хозяином Берчем ненавидишь ее всей душой, - добродушно усмехнулся третий участник встречи.
  Уж по сравнению с этим подтянутым здоровяком лис вообще терялся. И, похоже, прекрасно это чувствовал.
  - Зря я настоял на совместной встрече... - пробурчал тот.
  - Взаимно...
  - Господа, - устал от этой словесной перепалки Маркус. - Давайте вернемся к делу.
  - Какому делу? - самодовольно фыркнул лис. - Ты хочешь, чтобы мы развязали никому не нужную войну. Которая тебе сыграет на руку...
  - Я никого не просил развязывать войну. Мы здесь лишь собираемся заключить соглашение, - чуть подняв вверх ладонь, попросил не спешить с выводами оборотень. - Самаэль просто так не отступится от своей идеи. Его шестерка Юрий уже что-то говорит. Вы, англичане, любите статус-кво. Так помогите его сохранить. Нам нужны гарантии от вас, что если европейский клан вампиров перебросит свои войска на восток, вы их 'отговорите' от активных действий.
  Наконец, добившись нужного внимания, вожак продолжил излагать свой план:
  - Если североамериканские выбьют нас из России, то есть большая вероятность, что они сольются с европейским кланом и преумножат свое могущество. И станут самой серьезной силой на континенте. Вам это не выгодно. Берч это понимает, поэтому послал вас сюда.
  - Допустим, - уклончиво ответил полос. - Но где гарантии, что вы не сдадитесь? А просто возьмете и допустите слияние кланов?
  - Потому что их главарь Самаэль - убежденный в своей цели психопат. Это не просто очередная война за контроль и территорию. Это уже личное. Пока клан не займет Москву, его жизнь будет незавершенной. А насчет слияния... Димитриу вряд ли допустит возможность лишить единоличной власти над европейским кланом. Неясно, кто будет управлять этой объединенной толпой. Ведь Самаэль тоже непопулярен среди европейцев. Будет гражданская война внутри кланов. Так что слияние будет плавным. А чтобы оно было плавным, кланы должны соседствовать. И этого можно добиться только присвоив себе Россию.
  Возникла пауза. Лис обдумывал услышанное.
  - Хорошо, в твоих словах есть зерно истины. Но не думай, что мы будем тебе помогать материально. Стоит нам это сделать и европейский клан вступит в войну.
  - Справедливо.
  - А что насчет нас? - спросил медведь. - Какова роль нашего вида в грядущей войне?
  - От вас тоже не жду помощи в виде войск и ресурсов, - честно признался Маркус. - Лугару будут давить на вас. Поэтому мне лишь нужна отсрочка. Создайте напряжение, чтобы замедлить их подготовку к войне.
  - Мы и так это делаем, - пожал широченными плечами оборотень. - Лос-Анджелес сейчас и так пороховая бочка.
  - Они транспортируют оружие в огромных количествах. Нужно прервать поставки вне города. Больше ничего не нужно.
  - Это мы можем.
  
  Первым делом наша группа отправилась в комнату охраны. Безопасность организована на высшем уровне. Все ради вожака? Или его гостей? Сложно сказать, да и не нашего ума дело.
  Солдаты внутри были при полном обмундировании. С завистью приходилось смотреть на автоматы и бронежилеты. Нам же полагалась только радиостанция. Пришлось раздеваться, чтобы налепить проводки, ведущие от запястья, где находился микрофон, к уху, где находился незаметный передатчик.
  - Слышно? - сказал в свой микрофон Сивый.
  - Да, все нормально, - ответил я, надевая пиджак обратно.
  - Главное не выделяйтесь, - сказал оборотень в бронежилете. - Стойте где-нибудь поодаль. Оружие есть?
  - Есть.
  - Без разрывных и бронебойных пуль?
  - Шутишь, командир? - фыркнул светловолосый. - Мы не на войну приехали.
  - Как знать...
  - Отставить такие разговоры, - открылась дверь, и в комнату вошел высший командир Эдвард.
  Тоже при костюме, но более дорогом, где выделялись даже золотые запонки. Но было видно, что такое одеяние собрат тоже более чем недолюбливает.
  Я аж встал с кресла, когда появилась фигура такого масштаба.
  - Вольно, - ободряюще сказал Эдвард и, пройдя мимо, похлопал меня по плечу.
  Похоже, все еще помнит ту встречу. Знал бы командир местный охраны, что я пытался врезать высшему командиру...
  Задержав взгляд на мониторах, оборотень спросил всех присутствующих.
  - Где Глеб?
  - Проверяет периметр, - быстро доложил, отдав честь, мужчина в бронежилете. - Мы его закрываем. Никого из опоздавших не пускать, как вы и приказали.
  - Хорошо. Тогда мы пойдем вниз к гостям. Другие отряды оперативников на местах?
  - Мы расположили их у всех критических точек. Командующий изменил лишь несколько позиций в связи с приказом вожака.
  Эдвард недовольно цокнул языком. Похоже, ему не нравились эти перестановки в последний момент.
  - Дай мне рацию на всякий случай. Я буду вдалеке от главного зала. Хочу быть в курсе событий.
  - Разумеется, - начальник охраны отдал один из экземпляров небольшой карманной рации.
  Высший командир беспокоится. Похоже, есть на то причины... это беспокойство передалось мне, и сложно это скрывать.
  - Все будет нормально, - махнул рукой Сивый, когда мы вошли в лифт. - На важных встречах ожидать, что что-то пойдет не так - нормальное явление.
  Тут в последний момент в лифт успел юркнуть Сержант.
  - А ты где был? - удивился светловолосый.
  - Глеб попросил проверить охрану на верхнем этаже, - коротко, словно докладывая, ответил тот.
  Я же отвлекся, слушая радиопереговоры других безопасников. Пока все спокойно... стоит хоть немного расслабиться.
  В зале все шло нормально - мы втроем примостились у ближайшего к дверям угла. За мои попытки высмотреть знакомых лиц напарник сделал замечание. Бери шампанской, стой и изображай светскую беседу. Больше ничего не нужно.
  По крайней мере, первый пункт Сивый выполнял уже второй раз...
  
  Юрий.
  
  - Это ошибка, - заявил Павел, как только вновь представилась такая возможность.
  Поверх делового костюма человек одел бронежилет, прежде чем ехать на завязывающиеся разборки.
  - Да ты мне уже надоел. Повторяешь это как попугай уже целый день, - буркнул вампир. - Лучше момента не найти. Хорошо Маркус замаскировался. Не подкопаешься...
  - Ты даже не знаешь, кто слил информацию. Это может быть ловушка...
  - Тогда мы бы уже должны быть мертвы, - усмехнулся Юрий.
  Гостиница возвышалась прямо на ними. Всего-то стоило нескольку десятков профессиональных убийц пройти со стороны Серебряно-Виноградного пруда и обезвредить охрану из автоматического оружия с глушителями не составило труда. На берег напротив Измайлово удалось пригнать артиллерийскую установку.
  - Цельтесь в верхние этажи... - приказал Юрий по рации наводчикам, после чего обратился к подчиненным, что находились на этом берегу. - А вы - стреляйте по окнам, ведущим в зал.
  Вперед вышли вампиры с шестизарядными гранатометами РГ-6.
  - Юрий, остановись. Ты погубишь весь наш план, - поправив очки на носу, Павел повернулся к собеседнику, но тот его игнорировал. - Волк еще не готов. Наши люди не готовы. Лугару вышли из игры в связи с последними событиями. В других городах плохо с поставками крови и оружия. Сколько мне надо тебе еще объяснять?
  - Ничего не нужно объяснять. Там вожак и два ближайших помощника. Убьем их, волчата будут сломлены, и мы победим...
  - Ты забыл, что пытаешься убить легенду.
  - Легендой он стал, имея за спиной армию. А лугару верить не стоит. Они известные параноики. Без армии, без танков и вертолетов Маркус настолько же смертен, как и любая мохнатая тварь, - достав из ящика тяжелый пулемет, вампир громко передернул затвор, приготовившись к бою.
  - Огонь!
  
  Андрей.
  
  После небольшого разговора с начальником адвокат оказался предоставлен сам себе. Очень жаль, ибо подозрения какой-то подставы продолжали усиливаться. Здесь в зале не только охранники, но даже просто люди, работавшие с ним в одном здании. На имена память Лаврова не столь хороша, но вот на лица просто прекрасная.
  Но от размышлений отвлекло знакомое темно-синее платье, промелькнувшее между людьми.
  Аккуратно обходя присутствующих, он быстро нагнал женщину и аккуратно схватил ее за руку.
  Ира обернулась, смерив бывшего следователя заинтересованным взглядом:
  - Привет, я видела тебя издалека. Думала, ты не подойдешь...
  - Почему?
  - Ну... ты ведь злишься на меня, даже не выслушал. А теперь живешь припеваючи - зачем тебе лишние проблемы?
  - Я... я знаю, что поступил ужасно, - чувствуя себя не лучшим образом, Андрей отвел взгляд. - Стоило во всем разобраться.
  - Стоило. Но стал бы ты разбираться, если твоя жизнь не изменилась к лучшему? - ее рука мягко высвободилась из его слабой хватки.
  Адвокат не знал, что ответить на этот вопрос. Может, да, может, нет. Но женщин такие ответы редко устраивают. Поэтому он не нашел ничего лучше, кроме как перевести разговор в другое русло.
  - Ты здесь по работе?
  Женщина разочарованно вздохнула, не дождавшись ответа на вопрос, но все же продолжила разговор:
  - А разве этот вечер организован для отдыха?
  Вопрос справедливый. Бывший следователь вновь огляделся для проформы и снова заметил того знакомого парня в углу.
  - Я здесь с начальником и еще одним корреспондентом, - она указала в сторону двух людей. - Жаль только, что съемки запрещены. Извини, мне уже пора, нужно опросить пару важных людей...
  - Подожди, - Андрей вдруг понял, что если сейчас ничего не сделает, то все закончится. - Я хотел сказать...
  Но договорить не дал мощный взрыв, от которого затряслось все здание...
  
  Кажется, я уже слишком расслабился. Умиротворяющая атмосфера заставила поверить, что все пройдет нормально. Сивый приговаривал уже третий бокал, пока Сержант следил за окружающей обстановкой.
  Черт, опять вдалеке тот мужик... стоит попросить перевести его в какой-нибудь другой отдел. Хотя, это все паранойя, никто этот запрос не одобрит. Вообще, против него самого я ничего не имел, просто боялся облажаться со своим прикрытием. Опыта еще маловато, чтобы искусно врать.
  Громкий выстрел, словно из пушки, грянул за мгновение до того, как раздался мощный взрыв на верхних этаж. Все здание затрясло так сильно, что люди упали, да и мне стоило усилий устоять на ногах.
  - Нас ат...
  Сивый не успел договорить, как через разбившиеся стекла полетели гранаты, убивая каждого, кто находился рядом. Вот здесь не остается никаких вариантов, кроме как упасть, закрыв голову руками. Тридцать шесть взрывов здесь и еще два мощных залпа по верхним этажам. Казалось, гостиницу бомбят со всех сторон, и нас просто похоронят под обломками.
  Но все, наконец закончилось...
  - Маркус! - громко позвал вожака незнакомый голос.
  Я поднялся на ноги вместе с остальными, отряхивая костюм от белой штукатурки. Рука потянулась в карман за револьвером, но тут из дверей рядом появились боевики в масках и с американскими винтовками M4. Вампиры...
  Сразу расходилось ссориться. Пристрелят не задумываясь.
  Тогда я посмотрел вдаль. Толпа изрядно поредела, поэтому удалось увидеть вожака. Костюм обгорел в паре мест, лишился правого рукава, но кажется, на нем даже не царапины.
  Впереди стоял ответственный за атаку - вампир с тяжелым пулеметом наперевес. Это и есть тот самый Юрий? А справа от него стоял Игорь....пусть во время той погони лицо кровососа рассмотреть не удалось толком, то здесь его удалось узнать сразу.
  И еще двадцать человек с оружием стояли на другом конце зала позади лидеров.
  Нас всех застали врасплох... но как? Столь охраны... По радио что-то говорили, но сейчас было не до этого. Гораздо важнее, что будет делать Маркус.
  - Ты перешел черту Юрий, - оборотень вышел навстречу врагу.
  А его уцелевшие телохранители встали по бокам.
  - Что, теперь ты хочешь вести переговоры, да? - Юрий упивался своим господствующим положением. - Мои условия просты. Твоя смерть и полная сдача Москвы.
  - Ты не в том положении, чтобы диктовать мне условия.
  - Да неужели?
  Вожак не ответил. Его правый глаз сверкнул, и телохранители молниеносно бросились в атаку, выхватывая пистолеты.
  Выжившие безоружные люди не знали куда деться. С другой стороны от бойни, что устроил вожак, их расстреливали вампиры.
  Я прыгнул на пол, стреляя из револьвера. Над головой прошлись автоматные очереди. Целиться приходилось наверняка: в горло или голову. Кровосос - не обычный человек, которого можно обезвредить одной пулей, пусть она и серебряная. К тому же, в отличие от нас, они обладают способностью к ускоренной регенерации.
  Удалось убить двоих прежде, чем опустела обойма. После чего пришлось перекатиться за один из трупов, в который тут же начали впиваться пули.
  Один из противников вырвался вперед, опустив дуло винтовки M4 вниз. Резкий рывок, и ее удалось вырвать. Вампир телепортировался, но я предугадал, где тот материализуется. Очередь из трофейного оружия сделал свое дело.
  Сивый и Сержант, тем временем, расправились с другими врагами, как и другие оперативники вместе с подбежавшими на помощь солдатами. Брюнета ранили в плечо, но тот держался стойко и игнорировал ноющую рану.
  Телохранители Маркус погибли, но забрали с собой большую часть врагов. Вожак же медленно надвигался на Юрия, пока тот прицельно стрелял из тяжелого пулемета. Но тяжелые серебряные пули лишь рвали одежду, но не могли пробить тело. Даже очередь в голову заставила противника отклонить голову назад, не более.
  Понимая, что дело плохо, глава московских вампиров указал Игорю разобраться с проблемой. А сам телепортировался прочь через разбитое окно куда-то наверх.
  Но оборотень, казалось, даже не заметил лейтенанта Юрия. Один удар по лицу лишил вампира сознания.
  Будто отследив, куда направился враг, Маркус сосредоточился и прыгнул наверх, пробивая толстый потолок, пропадая на следующем этаже. Даже в голове не укладывалось, как одно существо может обладать такой силой?
  В уцелевшем радиопередатчике, что торчал в ухе, раздалась команда начальника охраны:
  - Враг наступает с главного входа. Всем, кто на нижних этажах, занять оборонительную позицию.
  - Ты его слышал, пошли, - кивнул в сторону выхода Сивый.
  Перед уходом я огляделся вокруг. Остались лишь трупы и несколько раненых, что корчились в муках на полу. Но сейчас им не поможешь. Стоило проверить тело Игоря, но помочь собратьям важнее...
  За дверями, выходящими из зала, шел отчетливый кровавый след по коридору к лестнице. Нет, сейчас нет на это времени.
  По дороге удалось перезарядить револьвер. Несмотря на то, что при себе трофейная винтовка, я из нее никогда не стрелял. Даже оборотням нужна практика. А вот с трофейным револьвером рука, можно сказать, уже срослась.
  В большом холле уже шла перестрелка. Наверху вновь раздался взрыв, после чего пушка, из которой обстреливали здание, затихла окончательно.
  - Кидайте гранаты! - громко скомандовал один из солдат, стараясь перекричать автоматные очереди.
  Вампиры наступали. Хоть у собратьев и оборонительная позиция, но те умели телепортироваться из стороны в сторону, отчего попасть по ним оказалось сложно. Число потерь росло с каждой секундой...
  Найдя ящик с гранатами, который поставили рядом со стойкой ресепшена, я стрелял из винтовки очередями одной рукой практически не целясь.
  Сержант обходил с другими врагов с фланга, а Сивый где-то затерялся во всем этом беспорядке.
  Выдернуть две чеки зубами оказалось еще тем испытанием, едва не стоившим зубов. Это в кино ее так легко выдернуть... а в реальности невозможно для человека и очень трудно для оборотня. Отсчитав секунды, я швырнул их вверх так, чтобы осколки поразили как можно больше противников.
  Оборотни вокруг увидели летящие подарки и успели пригнуться. От взрывов вниз упали массивные люстры.
  Это уже настоящая война... не какая-то там жалкая миссия с одним-пятью трупами. Бойня, что разворачивалась вокруг, внушала ужас. Хотелось убежать как можно дальше отсюда, закрыв глаза и уши.
  Единственное, что удерживало на месте и заставляло стрелять - это постоянный напор адреналина в организме. Теперь его стало так много, что ужас отошел на второй план, оставляя место кровавому угару. Перед глазами ничего, кроме всполохов стрельбы, дыма, крови и разорванных трупов. В какой-то момент мне показалось, что разум достиг нирваны. Будто все вокруг - абсолютно нормальная вещь. Более того - ей не грех наслаждаться. Убит не я. Убиты они. Сильный пожирает слабого. Таков закон природы, и мы, оборотни, ее непосредственная часть. Только если человек либо костенеет, либо ломается от всего этого, то мы... этим живем. Потому что зверь внутри всегда готов к битве за выживание...
  - Они отступают! - с ликованием объявил Сивый на другом конце холла.
  По радиопередатчику вновь раздались команды.
  - Нужно проверить здание. Враг сейчас на верхних этажах. Требуется зачистка.
  Как в комнате охраны умудряются координировать действия во всем этом хаосе? К тому же сколько уже камер уничтожено взрывами...
  - Ты в норме, Макс? - подойдя, спросил светловолосый.
  - Да... - неуверенно ответил я, проведя рукой по лицу, покрытом копотью.
  На ладони остались кровавые следы - все же где-то поцарапался.
  - Я в норме, - голос стал увереннее.
  Теперь как-то стало все равно, что будет дальше. Все-таки это просто работу. К которой никто не принуждал. И нужно ее выполнять.
  - Я останусь здесь, они еще вернутся, - сказал Сержант, перезаряжая автомат Калашникова.
  - Хорошо, - не стал спорить Сивый и всучил мне автомат на замену винтовке с опустевшим магазином.
  С нами пошли еще солдаты. Все-таки мы группа поддержки, а не регулярная армия.
  Они планировали пойти по другой лестнице, разделяясь на каждом этаже. Но меня почему-то привлек тот кровавый след...
  - Проверю эту лестницу, - самоуверенно заявил я. - Встретимся на этажах.
  - Будь аккуратнее, - напутствовал собрат, так как спорить времени нет.
  Какие мои шансы против солдата Юрия? Если повезет выстрелить первым и попасть, то стопроцентные. А вот в ближнем бою...
  След обрывался за одной из дверей на верхний этаж.
  Потом продолжала по испорченному ковру в коридоре. И скрывался за приоткрытой дверью. Нос только прочистился от запаха крови и дыма, после чего почувствовал знакомые нотки...
  В гостиничном номере у кровати лежал старый знакомый. Две раны на животе не оставляли сомнений, что дело плохо...
  Рядом с ним, не зная что делать, плакала молодая девушка. Но что она могла сделать? Только неумело зажимать окровавленные раны свернутыми гостиничными простынями....
  - Помогите, Андрей умирает! - ее отчаянный крик вернул меня обратно в реальность.
  - Тихо, - шикнул я, подходя ближе.
  Черт, мое дело проверять коридоры, чтобы предупредить опасность для собратьев. А вместо этого пытаюсь спасти человека, имя которого узнал только что.
  Его кожа отчетливо побледнела. Сознание потерял давно от болевого шока. Если еще не умер... присев рядом, я отложил автомат и проверил пульс на шее. Слабый, но есть. Черт, ну и крепкий же попался.
  Нет, желание ему скорейшей смерти без мучений не было. Просто не хотелось быть здесь, в такой ситуации, где ты - последняя надежда.
  Я аккуратно сдвинул в сторону окровавленные тряпки, бывшие раньше белоснежными простынями. После чего взглянул на девушку. Кажется, до нее дошло доходить, что мой возраст совсем не соответствует ситуации.
  - Ты, что, из охраны?
  Не стоит отвечать.
  Внутренние органы превращены в кровавое месиво. Он на последнем издыхании.
  - Я ничего не могу сделать...
  Тут девушка вцепилась мне в плечи.
  - Сделай хоть что-нибудь! Ты же можешь! - эти слова сначала я понял неправильно. - Вызови скорую! Позови врача! Кого-нибудь!
  Как ей сказать, что скорая сюда приедет нескоро? А уж помощь окажет еще позже. Секретность прежде всего.
  Сначала хотелось сбросить руки с плеч. Но мешали сомнения... ведь я могу его спасти. Действительно спасти, а не дать какой-то призрачный шанс. Жизнь, пусть и покидала тело Андрея, но одного укуса достаточно, чтобы...
  Нет! Сейчас ситуация, как тогда с Ниной в лесу. Она попросила дар для себя, для защиты сестры. Но... что она об этом знала? Что я тогда об этом знал? Что знал о ней? Толком ничего.
  А сейчас ситуация еще хуже. Меня поставили перед жестким выбором.
  Вряд ли эти двое знают что-то о тайной войне, что ведется на протяжении веков. Стать ее частью даже будучи человеком - уже непростое решение. А в качестве оборотня вариантов еще меньше...
  Но... тогда я отнял жизни ни в чем не повинных людей. Да, боль вновь дала о себе знать. Казалось, ее удалось похоронить глубоко внутри... но смерть Дмитрия лишь разбередила старую рану. А убийство Клима ничего не изменило. Ничего не изменила и кровь других жертв.
  Теперь же мне вновь предоставляется шанс спасти кого-то. Или хотя бы попытаться это сделать. Пусть я не знаю, каким он был человеком, уже в моих руках то, каким он будет собратом...
  - Хорошо! - через долю секунды я с небольшим нажимом убрал руки девушки. - Я смогу его спасти, только не мешай!
  Не стоит так орать, когда вокруг могут быть враги... но все на нервах, невозможно успокоиться.
  Пусть на глазах незнакомки умирает дорогой человек, но и для меня сейчас ситуация далеко не лучшая.
  Пальцы подрагивали, распарывая белую рубашку. Пульс еще есть, теперь нужно выбрать место... нужно, чтобы процесс запустился сразу. Нащупав мягкое место близко к шее, я не решался долго. Сомнения только все испортят. Поэтому зубы тут же пронзили плоть.
  - Что ты делаешь?! - девушка пыталась меня оттолкнуть, но куда там...
  Кровь на вкус оказалась совсем неплохой, хоть это и яд для разума оборотня.
  Секунд через десять мужчина задышал ровнее. Может, и раны начнут скоро затягиваться? Когда меня укусили, то след исчез через несколько мгновений - свидетели даже не поняли, что толком произошло.
  Но прежде чем я смог объяснить девушке, что произошло, как позади раздался голос, от которого похолодело внутри.
  - Вот, значит, что оборотни делают с ранеными...
  
  Юрий.
  
  Вампир бежал, думая про себя, что не отступает, а всего лишь ищет выгодную позицию. Его глупый план провалился. Если уж не удалось нашпиговать вожака серебром, то тут уже ничего не поможет.
  Погоня закончилась уже на крыше. Юрий долетел туда в форме тумане и теперь тяжело дышал - даже таким сильным долгие полеты не обходятся просто так.
  Оборотень же не стал пробивать каждый потолок, а просто забрался по стене, благо цепляться есть за что. Например, за разрушенные артиллерией стены.
  - Думаешь, открытое пространство даст тебе возможность для маневра? - непринужденно поинтересовался Маркус, когда нагнал беглеца.
  Бросив злобный взгляд на врага, Юрий гордо выпрямился, скрывая признаки усталости и жажды крови:
  - Не стоит меня недооценивать. Даже у тебя есть слабые места...
  Вот только какие? Чем убивать оборотня, кроме как серебром? А если оно не действует? Разве что взрывчаткой или огнем...
  - Сейчас! - крикнул кровосос и прыгнул на землю, закрывая голову руками.
  Раздался выстрел, и в крышу ударил снаряд запасной артиллерийской установки, расположенной с другой стороны.
  Попадание практически прямое - он не зря взял с собой толковых артиллеристов.
  Смеясь, вампир поднялся на ноги и тут же отпрянул назад, когда увидел в густом дыму силуэт.
  Вожак надвигался на него, как ни в чем не бывало. Одежда еще больше обгорела, а тело отторгало впившиеся осколки. Последним зажил сильный ожог на щеке.
  - Да что ты никак не сдохнешь!
  - Ты думал, будь так все просто, почему лугару меня не прихлопнули? - играя со свой жертвой, Маркус издевательски скрестил руки на груди, вместо того, чтобы броситься и убить.
  Тогда Юрий провел последнюю отчаянную попытку и вытянул вперед руку, напрягая все тело.
  - Бесполезно. Думаю, твой хозяин об этом знает. Но для тебя все слишком поздно...
  Враг продолжил идти вперед, но тут заметил справа еще одну фигуру. Но не успел толком разглядеть незнакомца, как в следующую секунду неведомая сила сбросила его с крыши вниз.
  - Павел, твою... - выругался вампир. - Что ты здесь забыл?!
  - Спасаю твою шкуру, - поправив очки, беззаботно ответил человек. - Нужно уходить. К оборотням прибыло подкрепление. Наши силы разбиты.
  Несмотря на гнев, пришлось уступить. Дальше здесь воевать бесполезно. Покушение не состоялось, только зря потеряли людей. Но, хотя бы удалось усложнить переговоры оборотней. Вряд ли лисы теперь будут теперь столь открыты для диалога.
  Но дальше предстоял еще неприятный разговор с Самаэлем. И Юрий не знал, что страшнее. Это или битва с вожаком?
  
  Игорь стоял без оружия, но закрывал собой единственный выход из номера. Потянуться за автоматом? Нет, не успею. Револьвер? Слишком глубоко в кармане. Стоило взять нормальную кобуру.
  Теперь удалось рассмотреть врага получше. Среднего роста, пострижен под ежик, но достаточно плотного телосложения. В общем, выглядел крайне опасно. Да и являлся таковым. Как шансы на победу, когда оружие недоступно? Особенно против лейтенанта вампиров...
  - Я помню тебя, волчонок. Но сейчас тебе друзья не помогут...
  Личная месть? Возможно, если бы нас с врагом разделяли добрые сто километров, это могло прельстить. Но не сейчас.
  Нужно позвать помощь... только сейчас стало ясно, что радиопередатчик больше не работает после той перестрелки. Проклятье!
  Игорь начал надвигаться. Девушка, совершенно не понимая, что происходит, старалась оттащить все еще бессознательного Андрея подальше.
  Тут грянул еще один взрыв, отвлекший противника. Но даже так не хватило времени, чтобы выхватить револьвер. В мгновение ока вампир оказался рядом и схватил за горло, подняв в воздух.
  Пара резких ударов в живот выбили воздух из легких. Игорь собирался покончить со всем быстро. Например, переломав шейные позвонки и добив...
  Но мне удалось совершить отчаянный рывок и ударить врага ногами по подбородку. Тот отпустил меня и отстранился на несколько шагов, в то время как я сделал сальто назад и удачно приземлился на пол.
  Нет, без звероформы не победить. Хоть в таких тесных помещениях и мало пространство для маневра. Трансформация под давлением протекала еще быстрее, чем тогда на крыше после убийства Дмитрия. Черные лакированные ботинки развалились, пиджак вместе с рубашкой лопнули и опали лохмотьями на бок, уступая место густой черной шерсти. Штаны порвались, но все же как-то удержались на поясе, хоть и стесняли движения.
  Все закончилось под крик девушки, полный ужаса. Весь процесс проходил всего в шаге от нее. Тут немудрено сойти с ума...
  - Не бежишь? - неожиданно удивился вампир. - Защищаешь их? Похвально...
  Тут его отвлекла дорожка крови, что начала спускаться по виску. Нет, это сделал Маркус. Мой удар максимум разозлил кровососа.
  Единственный шанс - это без перерыва атаковать. Но на крайний случай... сбежать тоже вариант. Главное, чтобы подонок помчался следом.
  Пока он облизывал свою кровь, что стекала по лицу, я кинулся в атаку. Но враг ловко уклонился, подлезая под когтистую руку. Удар коленом в живот. За тем кулаком под колено, заставляя упасть. И локтем по затылку, отчего все мое двухметровое тело растянулось на полу. Вот и все сопротивление... вампиры обладают куда большим могуществом, чем кажется на первый взгляд.
  - Все? - издевательски спросил лейтенант, бросая взгляд на девушку и Андрея.
  От запаха крови глаза покраснели, а изо рта показались удлинившиеся клыки. Черт... у него же есть подпитка на случай опасности...
  Но он слишком отвлекся. Мне удалось схватить когтями Игоря за ногу, не давая телепортироваться. А заодно и опрокинуть на пол.
  К сожалению, взять вверх в бою не удалось. Следующий удар ногой пришелся прямо в чувствительный черный нос. Не в силах терпеть такую боль, я отпрянул, зажимая больное место когтистыми руками.
  Вампир, в одно мгновение с помощью телепорта оказавшись на ногах, бросился на таран. Мы оба вылетели из номера через стену, пробитую рядом с дверью. Но следующий удар когтями по лицу заставил врага отпрянуть. А после сильного удара в живот нечеловеческой стопой тот полетел обратно в номер, пробивая стену в другом месте под аккомпанемент очередного крика девушки. Она уже просто накрыла своим телом Андрея, закрыв глаза, не в силах наблюдать за схваткой двух чудовищ.
  Кровосос быстро оправился от атаки. Проверив следы когтей на доброй половине лица, Игорь 'добро' усмехнулся и исчез.
  Следующая атака прошла сбоку - он ударил с воздух, выбив мне верхний клык. Вторая, с другой стороны, достигла волчьего уха.
  Оглушенный, я просто махал когтями направо-налево, пытаясь хоть как-то зацепить противника. Но тот исчезал раз за разом, нападая со всех сторон.
  Когда кулак достиг морды сверху-вниз, то ориентация в пространстве окончательно потерялась. Дальше лишь сыпался град ударов. Каждый не уступал хорошей оплеухе от Сивого на тренировках...
  Вот я уже на коленях, а ухмыляющийся вампир сзади обхватил мою голову руками, намереваясь свернуть шею. Он устал, его выдавало дыхание. Но рядом есть пара жертв, которые восполнят потери.
  Нет! Я не умру такой глупой смертью! Открыв свои желтые звериные глаза, я схватил противника за руки и перебросил через себя. После чего с рыком вцепился в бок под вопль кровососа.
  Оказался крепок, подонок... пара чувствительных ударов по голове заставили разжать пасть, но больше Игорь не боец...
  - Эй, вали его! - раздался голос напарника вдалеке.
  Раздались выстрелы, но вампира уже и след простыл за ближайшим поворотом.
  - Ты, как нормально? - Сивый склонился надо мной, но я встал сам.
  Все тело адски болело, будто катком проехались. Может, какие-то кости даже сломаны, не говоря уже о внутреннем кровотечении.
  - Он в порядке, догоним его! - убедившись в том, что выживу, светловолосый вместе с двумя другими оперативниками кинулся в погоню за кровососом.
  Они даже не заметили двух людей в номере - настолько увлеклись. Пожалуй, это к лучшему.
  Нужно как-то успокоиться, прийти в себя. И решить, что делать дальше. Может, и удалось пережить эту схватку, но это не избавляет от последствий.
  - Не подходи! - девушка вжалась в стену, когда я начал приближаться, на ходу меняя облик.
  Как будто это что-то изменит...
  Окончательно став человеком, я просто присел рядом, проверяя пульс. Но тут Андрей пришел в себя. Не успел оглядеться, а уже начал задаваться вопросами:
  - Ира? Что произошло?
  Рукой он нащупал затянувшиеся раны, от которых остались только следы. Пули прошли навылет, так что новоявленному оборотню не стоит бояться последствий. Не то, что мне...
  - Я... он... - Ира была в растерянности, и не знала, что сказать.
  - Ушел, гад! - на горизонте вновь показался Сивый, на этот раз в одиночестве.
  Увидев, как Андрей встает, спокойно сдирая с себя прилипшие окровавленные простыни, он неожиданно быстро все понял и кивнул в сторону коридора, вызывая на разговор.
  - Побудьте тут, я все объясню позже, - бросил я напоследок, подбирая выпавший после трансформации револьвер.
  Стоило отойти на расстояние, как напарник тут же дал по уху.
  - Ай!
  Прямо в том место, куда приложил Игорь.
  - Ты долбанулся совсем или как?!
  Стоя в этом коридоре, полуголый, я чувствовал себя совершенно беззащитным. Хотелось провалиться сквозь землю, но не слушать упреки...
  - Он умирал, у меня не было выбор...
  - Нет, дорогой друг, - не без цинизма возразил светловолосый. - Он у тебя был. И ты выбрал неправильно.
  - Что происходит? - сзади подошел Сержант.
  Даже плечо не перевязал, но, кажется, это не слишком его коробило.
  - Да вот, наш друг кусает кого попало...
  После небольшой паузы брюнет достал чудом уцелевший мобильный, набирая номер.
  - Ты что делаешь? - Сивый попытался положить руку поверх телефона, но оборотень отдернул ее в сторону.
  - Нужно доложить.
  - Слушай, давай все-таки замнем пока. В другом месте все обсудим...
  С одной стороны приятно, что по дружбе пытаются прикрыть. Но нельзя, чтобы из-за моей глупости им тоже влетело.
  - Это все равно не скрыть, - вмешался я.
  Поэтому Сержант продолжил набирать номер.
  
  Маркус.
  
  Падение длиной в тридцать этажей окончилось приземлением на крышу легкого автомобиля. После небольшой паузы вожак, как ни в чем не бывало, выбрался из продавленной крыши, оглядывая следы затихающей битвы.
  Здание, несмотря на бомбежку, еще держалось. На парковке перед ним лежали трупы. Несмотря на достойный отпор, оборотни все равно понесли серьезные потери из-за внезапности атаки.
  Мимо пролетел вертолет, остановился у крыши, а после полетел на север. Теперь Юрия уже не догнать...
  - Что?! Ну, это ни в какие ворота! Упустили! - Эдвард шел к вожаку, увидев с другой стороны позорное отступление вампира.
  Его костюм был изрядно потрепан. Он явно не остался в стороне в этой битве.
  - Плевать, - спокойно ответил Маркус, разминая спину после падения. - Он пешка, на его место встанет кто-то другой.
  Высший командир явно был не согласен с таким подходом. Взять в плен или убить вражеского генерала - это прямой удар по морали противника. А также такой поступок внесет неразбериху в иерархию командования и даст возможность нанести ответный удар.
  - Как знаешь, - пожал плечами оборотень. - Но у нас теперь война.
  - Да, я знаю...
  - Значит, действуем по плану?
  - Да, по плану, - подтвердил вожак.
  Тут из гостиницы вышел Глеб. В совершенно чистой одежде, будто рядом не происходила бомбежка.
  - Вот, с кем я хочу поговорить... - прошептал Эдвард.
  И когда собрат подошел, тут же вцепился рукой в глотку. Но тот не остался в долг и схватил нападавшего за серые волосы, оттягивая назад.
  - Хватит!
  Одного легкого толчка хватило обоим, чтобы отойти друг от друга на метр.
  - Из-за тебя сколько ребят полегло! Все твои дурацкие предложения! Убрать часовых с крыши, убрать часовых с острова. Молодец...
  - Эдвард! - рявкнул Маркус. - Будете мне еще тут при всех разборки устраивать! Иди, разберись с последствиями. Я сам все улажу.
  Раздраженно махнув на обоих рукой, оборотень развернулся и отправился выполнять приказ.
  Глеб же, потирая пережатую шею, сдерживался, чтобы не броситься следом:
  - Козел...
  - Ты сам тоже хорош.
  - Я? Ты одобрил мой приказ! - возмутился здоровяк.
  - Который ты преподнес в последний момент ни с того, ни с сего. Я одобрил, а расхлебывать последствия все равно тебе.
  Казалось, вожак просто над ним издевается. Или просто пытается прикрыть свою собственную ошибку.
  Но у оборотня просто не нашлось слов, чтобы ответить. От полного конфуза его спас телефонный звонок.
  - Да? - выслушав звонящего, высший командир устало выдохнул и полез за сигаретами. - Тащите их в башню, пусть специалисты разбираются...
  - Что такое? - спокойно поинтересовался Маркус, будто предыдущего разговора и не было.
  - Да так... - оборвав связь, ответил оборотень. - Один мальчишка взял и покусал кого не надо.
  - Это кого?
  - Да одного следока, которого пришлось выдворить с должности, потому что знал много.
  - А что он там делал? - недоумевал вожак.
  - Да его начальник слезно умолял взять на какую-нибудь должность. Мы взяли. Вот и результат... похоже, придется с мальчишкой по всей строгости поступить, а вот следока с его бабой грохнуть...
  - Здесь не ты решение принимаешь, - скрестил руки на груди Маркус. - Мы и так потеряли много ребят. Никого не наказывай, просто действуй по обычной процедуре.
  - Как прикажешь...
  
  Башня Маркуса.
  
  Хотелось, чтобы эта безумная ночь поскорее закончилась. Но не судьба...
  Теперь меня, Андрея и Иру везли на машине в святая святых нашей стаи. Они ничего не понимали, что происходит, просто держались близко друг к другу.
  Я же знал, что дело плохо. Не для них.
  Поэтому, чтобы не усугубить ситуацию, лучше молчать.
  Мне выдали новую одежду взамен испорченного костюма, а вот они остались в окровавленной одежде.
  Уже в самой башне пути разделились. Предстоял неприятный разговор с Глебом. Даже не помощником, а с самим высшим командиром. Казалось, неужели проблема настолько серьезна? По меньшей мере, десять процентов популяции оборотней все равно составляют укушенные.
  Но стоило увидеть суровое лицо оборотня, как стало ясно, что эта точка зрения даже не рассматривается.
  - Садись...
  Я послушно выполнил приказ, отведя взгляд куда-то в сторону и вниз. Глеб же, тем временем, закурил и откинулся на кресле.
  - Мне еще этих проблем не хватало, так ты еще добавил... тебя как зовут, я забыл?
  - Максим...
  - Так вот! - не дав толком представиться, тут же перешел в наступление высший командир. - Ты можешь мне объяснить, о чем ты думал, когда решил выпустить клыки?
  Странное выражение...
  Но в целом сложно что-то ответить. Сейчас все прошлые умозаключения казались детскими и наивными. Нет, это не означает отказ от убеждений... просто это не искупает глупости поступка.
  - Я... увидел, что он умирает. И решил спасти.
  Конец истории, если вкратце. Иначе придется лезть в свое прошлое. Да и вряд ли поймут. Скорее отстранят от любой нормальной работы или что похуже...
  Что именно хуже - я не знал. Только за самые тяжкие преступления - смерть. В более редких случаях - изгнание под угрозой смерти. А что же сейчас? Законы стаи суровы, но только благодаря им держится порядок и дисциплина.
  - Вокруг умирали десятки твоих собратьев. У тебя были другие заботы, но вместо этого... - он сделал паузу, - я понимаю, что ты еще молод, но, если судить по твоему делу, излишняя импульсивность - не твоя черта.
  Скорее полная пассивность. А стоило хоть раз ее перебороть и протянуть руку помощи человеку - это сразу стало грехом.
  Двойные стандарты? Нет. Просто нужно смотреть на ситуацию с разных сторон...
  - Все из-за того, что они не посвящены в нашу тайну? - осторожно спросил я. - Но ведь они уже и так были там. Наверняка видели слишком много...
  - Всем запрещено было принимать звериный облик! Официальная версия событий - атака террористов. Сомневаюсь, что для непосвященных это будет выглядеть неубедительно.
  Почему же тогда со мной разбираются на таком высоком уровне? Только два новых человека узнали правду. Хотя, мне ничего о них неизвестно...
  - Что будет с ними?
  - А за свою шкуру, значит, не боишься?
  Я боялся, что скрывать. Но ее все равно спустят, так что, какая разница?
  - Меня все равно ожидает наказание.
  - С чего ты так решил? - вдруг Глеб стал мягче. - Твоим единственным наказанием будет - проследить, чтобы новый оборотень стал достойным членом нашего общества. А уж об остальном мы позаботимся.
  Неожиданный поворот. Хотелось возразить, но... разве это несправедливо?
  - Я не уверен, что именно от меня требуется...
  - Ты был в лагере. А он мужик взрослый, разберется с большей частью сам. Свободен.
  Пытаясь собраться с мыслями, я автоматически пошел к выходу из кабинета, но оборотень сказал вслед:
  - И помни, что в следующий раз у тебя будут проблемы посерьезнее.
  Следующего раза уже не будет. Только идиот не поймет все с первого раза.
  Через пару коридоров, я столкнулся с Эдвардом. И уже хотел было пройти мимо, но высший командир задал вопрос:
  - За что тебя он отчитал?
  - Укусил кого не надо...
  - Ага... - фыркнул оборотень. - А сам он, интересно, как таким стал? Не бери в голову.
  Не стоило бы жаловаться фигуре такого масштаба, но после всех событий само вырвалось:
  - Мне нужно проследить, чтобы тот, кого я укусил, не одичал... и не стал анархистом.
  Второе гораздо сложнее. Если признаки превращения в дикого, как и любое безумие, весьма заметно, то вот изменение мировоззрения... если более опытный наставник Александр Дмитриевич совершал ошибки, то, что говорить про меня?
  - То есть он тебя вот так подставить решил... ясно. Даже не придерешься, - хмыкнул Эдвард.
  Понятное дело, что он сочувствовал. Но негласные законы стаи гласили, что каждый несет ответствовать за того, кому передал дар. Но кто-то погибает, кто бросает, и тогда ответственность несут другие.
  В данном случае сложно придраться. Как полезный член стаи я состоялся. Психологи с Андреем будут и так беседовать. Но вот если что случится, то ответственность все равно будет на мне, как изменившем жизнь простого человека.
  - Слушай, возьми мой номер, - высший командир дал визитку без имени, лишь с номером телефона. - Будут какие-то проблемы, звони. Попробую помочь.
  Было крайне неловко, но глупо отказываться от такой помощи. И в такой-то ситуации.
  - Спасибо...
  - Я в Москве надолго, так что обращайся. В остальном, другие тебе тоже помогут советом, главное, не стесняйся спрашивать.
  После чего он посмотрел на часы.
  - Ладно, удачи, мне нужно еще с этим... поговорить...
  Ругательство так и не было произнесено.
  Воодушевленный такой поддержкой, я пошел к лифту. Груз ответственности на плечах стал полегче. Пропала необоснованная паника...
  До момента, когда я вышел в холл башни. Оказалось, что Андрея и Иру не отправили домой после беседы со специалистами, а велели ждать моего прихода.
  Мужчина выглядел спокойным, держался. Ира же сидела с отстраненным взглядом, но все равно прижавшись к нему боком.
  Насколько они близки?..
  Тут я понял, что предложил альтернативу смерти. Ибо горе - вещь проходящее. А вот дар оборотня - нет. Так что жизнь девушки никогда не станет прежней. Снова эта проклятая роль разрушителя!
  - Простите, что так долго...
  Стоит не за это извиняться в первую очередь. Но, кажется меня поняли и не стали сразу грузить вопросами и тяжелыми разговорами.
  - Мою машину пригнали к входу, но охранники велели подождать тебя, - сказала Ира.
  Кажется, она немного свыклась со звериной природой и вела себя вполне дружелюбно. Даже в глазах не было того ужаса, который едва не свел ее с ума в Измайлово.
  - Да, а то мою просто взорвался, - нашел в себе силы пошутить Андрей.
  Похоже, мое им сказали, так что я не стал представляться, пока мы шли до синей Хонды.
  
  Улицы Москвы.
  
  Позволить вести машину едва отошедшим от шока людям я не позволил. Хоть и за рулем чужого автомобиля всегда не покидало чувство не уюта. Всегда надо привыкать к новым колесам.
  Но сейчас чувство вызывало совсем не это. Рядом сидело два человека, которым нужно дать ответ на непростые вопросы. Большую часть им уже объяснили, взяли росписи о неразглашении и провели прочую бюрократическую волокиту.
  Похоже, Глеб хотел определенно сделать все по другому, да вот только никто не позволил это сделать. Но это не значит, что нужно облегчить мою жизнь. Наоборот, раз виноват, то можно и усложнить...
  Стоило бы постараться отложить разговор назавтра, морально подготовиться, но вряд ли вопросов можно избежать по пути. Да отнекиваться тоже не вариант. Чтобы проследить за Андреем, нужно найти с ним контакт.
  - Когда мы встретились тогда, у входа, ты был весь в крови... это ведь была не авария? - мужчина начал издалека.
  Он и Ира расположились на заднем сиденье, причем его рука лежала на женской талии, прижимая к себе, словно защищая. Можно понять... такого мне не хватало во времена скитаний. Пожалуй, сестры были очень даже расположены к сочувствию и поддержке, да только страх все испортил. Нельзя допустить, чтобы он помешал вновь.
  - Нет, один лугару сошел с ума... - честно ответил я. - Пришлось применить силу. Но никто не погиб...
  Что теперь скрывать?
  - Не знаю, как ты так можешь... ты еще так молод, а уже... сколько ты убил? - кажется, девушка все-таки сорвется.
  Адреналин перестал циркулировать в теле. Скоро организм начнет отходить. В худшем случае, все закончится истерикой...
  - Это мой выбор.
  Сказано достаточно твердо, даже голос не дрогнул. Похвально. Но вот число убитых уже сложно подсчитать. Два десятка? Или уже перевалило за третьей?
  - Ир, успокойся, - Андрей мягко провел рукой по ее волосам. - Но у вас все-таки странные законы...
  - Теперь тебе тоже придется жить по ним...
  Сказано слишком холодно, но лучше так, чем от нервов глотать слова.
  - Мне так и не объяснили, зачем ты сделал... это... нам лишь сказали, что тебе грозило наказание.
  - Грозит, если я что-то сделаю не так, - и снова правда без прикрас.
  Пожалуй, стоит с этим завязывать. Да и дать новообращенному оборотню прийти в себя. Но с другой стороны, нельзя позволить ему строить иллюзии.
  - Это что, например? - уцепился за эту фразу мужчина.
  Но я проигнорировал и ответил на другой вопрос:
  - А сделал я это по тому, что хотел спасти чужую жизнь... раньше все никак не получалось. Расскажу подробнее в следующий раз.
  Мы приехали по адресу, который дала девушка. После чего скромно и быстро распрощались. До завтрашнего дня, как минимум. Полнолуние будет всего через неделю...
  
  Квартира Ирины.
  
  Андрей.
  
  После того, как Лавров оказался в квартире Иры, то сразу повалился на диван от усталости. Только удалось стянуть с себя наиболее окровавленную одежду.
  - Я и забыл, как выглядит квартира твоих родителей... - прикрыв глаза рукой, сказал он, когда девушка вышла из душа, одетая в халат.
   Но все равно вряд ли вода может смыть последствия этой безумной ночи.
  - Это уже моя квартира... - тихо ответила Ира, садясь на диван, рядом с мужчиной.
  - Да, прости, я забыл...
  - Скажи... ты ощущаешь что-нибудь? - она мягко коснулась его руки.
  - Пока нет. Разве что сонливость... - адвокат убрал руку от лица.
  А через секунду закрыл глаза, проваливаясь в глубокий сон.
  Журналистка же продолжала поглаживать его руку, пока потом просто не легла рядом, засыпая вместе с мужчиной.
  
  Москва. Гостиница Космос. 2 июля. 2009 год.
  
  Юрий.
  
  Высокий лугару в плотной черной кожаной куртке смотрел на главу московских вампиров, который просто сидел в коридоре на полу и выглядел совершенно жалко.
  - Действительно план того стоил? - спросил Волк, отворачиваясь, пригладив непослушные каштановые волосы. - Думаешь, мои собратья не пытались его убить? Мы пытались на фронте, в Москве... постоянно. Бесполезно.
  - Ты анархист, откуда тебе вообще знать, что твой собирался делать? - пьяным голосом спросил вампир.
  - Ха... я знаю гораздо больше, чем ты думаешь. Ты дурак, Юрий. Атаковать в лоб... надеюсь, что вы забрали с собой больше оборотней, чем положили своих...
  Тут Юрий не мог похвастаться. Они действительно потеряли гораздо больше.
  - Ты понимаешь, что Маркус - не армия? - повернувшись обратно к собеседнику, лугару присел перед ним, глядя в глаза. - Он не может быть в нескольких местах одновременно? Нужно устранять его помощников, желательно ближайших. Мы же приготовили идеальное покушение!
  - Ты сам тоже хорош! - взбрыкнулся вампир, пытаясь встать на ноги, опираясь на стену. - Решил охотиться за какими-то оперативниками после уничтожения складов!
  - Это не то же самое! Это не угрожало общему делу!
  - А если бы оборотни заключили союз?! - продолжил гнуть свою линию командир. - Тогда все наши планы пошли бы к черту! А теперь их послы убиты!
  Но анархист лишь захохотал, вставая с корточек:
  - Да как Самаэль вообще назначил тебя главным здесь? Какой союз?! О чем ты? Маркус, конечно, хороший дипломат, но не сможет убедить еще два вида действовать в своих интересах...
  Наконец, Юрий смог встать. И хотел было броситься на союзника, но передумал.
  - Если он бессмертный, так почему просто не придет и не прикончит всех нас?! - воскликнул он, подходя к Волку почти вплотную. - Что ему стоит это сделать?
  - Потому что он не хочет настроить против себя весь мир. Он, в отличие от тебя, хороший стратег, мыслит глобально и прекрасно понимает, как нужно бороться против сильного врага. Нас он не убивает, потому что мы пешки в большой игре.
  - В этом нет никакого смысла...
  Пьяная голова совершенно отказывалась соображать.
  - Для тебя нет. Но теперь нам нужно как-то выбираться из той ямы, куда ты нас затянул. Оттяни на себя основные силы вожака. А я ударю, как только буду готов...
  Закончив разговор, анархист аккуратно обошел Юрия. В коридоре появился Павел. Проходя мимо, лугару и человек обменялись безразличными взглядами.
  - Надеюсь, Волк вправил тебе мозги. Из всей своей шайки он один из немногих здравомыслящих людей, - мужчина поправил очки, глядя на главу московских вампиров.
  Но тот просто молчал, подойдя к стене, уперевшись в нее рукой. Поэтому Павел продолжил:
  - Наши силы готовы. Идет набор рекрутов. В других городах оборотни пока заняли выжидающую позицию. Так что пока без резких движений. Секретность прежде всего...
  - Сворачивай операцию...
  - Что? - удивленно переспросил человек.
  - Я сказал, сворачивай операцию! Может, мне из тебя кровь выпить, чтобы ты получше стал слышать?! - взорвался Юрий.
  - Это глупо...
  - Нет, не глупо! Попросим мира! Подготовимся получше!
  - Значит, ты испугался вожака...
  - Никого я не испугался! - вампир резко толкнул мужчину в деловом костюме. - Просто это борьба сейчас не имеет смысла!
  - Значит, решил пойти на попятную... - ухмыльнулся человек, поправляя помявшийся пиджак. - Но уже слишком поздно.
  - Я решаю, когда поздно! Ты подчиняешься моим приказам! И если потребуется, я научу тебя им подчиняться!
  Но стоило Юрию лишь замахнуться, как в следующую секунду он оказался в другой комнате, пробив стену насквозь.
  Павел же спокойно вошел через дверь и присел рядом с обезвреженным главой вампиров:
  - Ты отыграл свою роль, испортив последний номер. Так что отойди в сторону и позволь все сделать мне...
  - Ты!..
  Но человек лишь положил ладонь на грудь вампира, и тот оказался парализованным.
  - Я знал, что в твоей поганой ауре что-то не так...
  Павел проигнорировал это заявление и продолжил:
  - Я говорил с Самаэлем. Он хотел тебя казнить за твой поступок, но мне удалось его отговорить и спасти тебе жизнь. Так что будет благодарен. А именно отдавай те приказы, которые требуются. То есть, пусть твои солдаты делают то, что скажу я. Под моим руководством ты очистишь свое имя.
  Закончив, мужчина поднялся на ноги и покинул комнату, оставляя временно парализованного главу вампиров в бешенстве.
  - А я пока отлучусь с Игорем к анархистам. Посмотрим, как у них идут дела...
  
  Москва. Квартира Андрея. 4 июля. 2009 год.
  
  - Знаешь, эти психологи те еще кадры, - усмехнулся Лавров, закуривая новую сигарету.
  Мы сидели на кухне за небольшим столом. Он уже начинал курить четвертый раз, признавшись, что завязал раньше еще на первых курсах института. Видимо, это сейчас единственное, что хорошо успокаивало.
  - Почему? - поинтересовался я.
  В целях безопасности пришлось посоветовать адвокату оставаться в собственной квартире и не выходить на работу. И уж, тем более, встречаться с Ирой.
  Но никакой злости и агрессии, а удивительное понимание ситуации.
  - Да, потребовали сведений обо всем, даже в детство влезли. Ищут спящие маньячные наклонности, наверное...
  Такая встреча происходила уже не в первый раз. Казалось, будет тяжело наблюдать за этим медленным, столь знакомым процессом. Но нет, забавно смотреть на все это со стороны. Ощущения, скорее всего, как наблюдать за ростом и развитием собственного ребенка. В некотором роде Андрей являлся моим творением, поэтому эта аналогия вполне уместна.
  - Слушай, - после он резко перевел тему. - Я так и не поблагодарил тебя за то, что спас мне жизнь... ты ведь и своим положением рисковал, чтобы спасти незнакомого человека. Я бы так, наверное, не смог.
  Лаврова до этого терзали сомнения, действительно ли новая жизнь стоит того, чтобы не умирать. Но, кажется, психологи смогли вправить мозги, и он принял ситуацию.
  Хотелось бы сказать тоже самое про себя...
  - Не нужно выставлять это, как акт героизма, - я покачал головой, взяв с тарелки кусок нарезанной колбасы, заготовленной для посиделок. - Сомневаюсь, что сделал это из лучших побуждений...
  После такого признания вкус еды совершенно не чувствовался. Все стало каким-то пресным.
  - А из каких же? - поинтересовался будущий оборотень, потушив докуренную сигарету в раскрытой пустой консерве, которая совсем не смотрелась в недавно отремонтированной по всем современным стандартам кухне.
  Стоит ли сказать правду или все-таки утаить? Нет, эта правда может навредить только мне, так что какая разница?
  - Из-за меня погибли невинные люди... я никому об этом не говорил. Погибло два собрата, которых не смог спасти... так что, может, это глупая попытка искупить вину.
  - Перед кем?
  - Перед собой.
  Я уже давно смирился с поступками и их последствиями. Но от чувств убежать сложно. Каждый убитый враг доказывал, что жизнь прожита не зря, но вместе с тем чужие смерти не меняли дела. Может, боль можно унять, забыть, запереть в клетку. А каждый бой закалял, укрепляя эту клетку. Но в клетке бывают отверстия , через которые происходит прорыв.
  И тут виден только один путь - утопить в крови каждого, кто встает на пути. Каждого, кто посягает на жизнь собратьев. Каждого, кто угрожает безопасности существования вида. Ну, и простых людей, хотя стая все равно превыше. Это нормальный порядок вещей. Человечество тоже защищает в первую очередь тех, кто им ближе и дороже.
  - Макс?
  - Что? - я вышел из задумчивости.
  - Я говорю, что ты еще слишком молод, чтобы брать на себя такой моральный груз ответственности. Позже это просто раздавит тебя... а мне эти психологи сказали, что мы подвержены любой нервным расстройствам... хоть и смотрим на мир немного по другому.
  А он быстро учится и смекает, что к чему. Правильно, старше лет на десять, не меньше. Гораздо лучше знает жизнь.
  - Не все так просто, как кажется, - я покачал головой.
  - Все просто, если есть желание. Поверь, моему горькому опыту...
  - Ну, а ты поверь моему опыту, как пережившему не одну луну, - усмехнулся я.
  Чересчур пафосно вышло. Но часто в стае рожденный от связи оборотня с оборотнем или оборотня с человеком, являлись более опытными, ибо несли дар в своей крови с самого начала. Впрочем, и укушенные считались по старшинству кто дольше пробыл в звериной шкуре.
  - И все же. Ты нашел свое призвание в жизни, тебе есть ради кого сражаться, за родных, например...
  Плохая тема.
  - Мои родители не знают о том, кто я такой. Пришлось бежать давным-давно от охотников. Изредка переписываемся, не более того...
  - Сочувствую, - Андрей почувствовал себя не лучшим образом, что поднял эту тему.
  Тут зазвонил мобильный, сглаживая неловкость.
  - Собирай манатки! - с ходу затараторил Сивый. - У нас нападения на восточные границы, Глеб направляет оперативников на помощь.
  - Понял, сейчас буду...
  Я быстро засобирался. Время шло к вечеру, это хорошо. В темноте проще сохранять секретность.
  - Ты только не умри там сегодня. Удачи, - проводил меня будущий оборотень.
  Да уж, не хотелось умирать раньше времени. Хоть это и стало бы освобождением от всех проблем...
  
  Москва. Недалеко от тренировочного лагеря. 4 июля. 2009 год.
  
  Добраться до нужного места удалось на метро. Следующие станции уже перекрыли. Я искренне надеялся, что это все из-за контратаки по вампирам. Но на самом деле, они вновь перешли в наступление, на этот раз вместе с анархистами, ударившими с востока. Основная часть солдат оказалась сосредоточена на севере, поэтому здесь сил не хватало.
  - Ну, наконец... - фыркнул напарник, спрыгивая с багажника автомобиля.
  Небольшой дворик, где расположились в ожидании Сивый и Сержант еще предстояло поискать.
  - Что, все так серьезно? - сходу спросил я, проверяя патроны в револьвере.
  Наконец-то приобрел нормальную кобуру, что хранил под курткой.
  - Анархисты решили снять сливки с тренировочных лагерей, похитить новичков, - открывая багажник, начал объяснять светловолосый. - Некоторым уже не повезло...
  Я помнил охрану в этих лагерях. Суровые солдаты с автоматами сменяли друг друга, охраняя покой целыми сутками. Сколько же врагов напало, что те не справились?..
  - Каждому по кевлару и АК с доп обоймами. Экономим. Но если кончатся, то вот ножи.
  Стоило надеть бронежилет, а поверх него кобуру, как мне протянули армейский нож с посеребренным лезвием. Стоило догадаться, что наша стая заказывает такие же. Все-таки эффективное оружие.
  - А если туго с ножами?
  - Воткнешь просто кому-нибудь в пасть, чтоб подавился, - Сивый сам сунул лезвие мне в специальное отделение поверх кевларовых пластин.
  Автоматы АК-74М имел складной приклад и ремень, что достаточно удобно.
  - Выдвигаемся, - сверяясь по телефону и подключаясь по рации на поясе на нужную частоту, светловолосый повел нас вперед.
  Сержант же шел позади и следил за тылами.
  - Если попадутся представители порядка, то показываем ксивы. Глеб заверил, что нас трогать не должны.
  Весь оставшийся путь до лагеря пришлось проделать пешком. В машине легко попасть в засаду и оказаться по пулями. А так есть шанс рассредоточиться. Однако, дальше мы забрались на одну из крыш по пожарной лестнице, откуда с определенной точки открывался хороший вид аж на две улицы. Предполагается, что именно оттуда попрут анархисты. Только вот где наши солдаты?..
  - Ложимся и отползаем! - быстро скомандовал Сержант.
  Вампиры могут видеть ауру, так что даже выглянуть толком не получится, чтобы не спалиться.
   - Ты их видел? - беря наизготовку автомат, поинтересовался светловолосый.
  - Пятеро по правому краю левой улицы. А еще двое по другой, посередине.
  - Просто глаз-алмаз... подождем, когда подойдут поближе.
  - Втроем против семерых? Плохой расклад, - заключил я.
  - Там одни сосунки... - ободрил брюнет.
   Хорошая новость. Хотя, вопрос спорный. Гораздо проще стрелять во взрослых мужиков, прекрасно осознающих, за что они воюют, и которые в ответе за свой выбор. А вот мальчишкам просто промыли мозги, дали в руки оружие и выпустили, как пушечное мясо, чтобы измотать врага до прихода главных сил. Но разве... разве мы сейчас не те же самые мальчишки?
  Правда, мои напарники прошли войну в августе две тысячи восьмого. Они гораздо лучше подготовлены ко всему этому. Однако, до еще несколько дней я сам самозабвенно закидывал гранатами врагов...
  - Сержант на тебе те двое. Макс, ты и я разберемся с большой группой. Всех убивать не обязательно, они сами драпанут, когда жареным запахнет...
  Я кивнул. Сивому, впрочем, хорошо, у него снайперская винтовка. Хоть и Драгунова старого образца, но с нечеловеческой реакцией это не проблема.
  Мы подползли к краю пологой крыши. Враги в спортивных костюмах с масками и повязками на лицах носили на предплечье серую повязку с черным флагом, расположенном в круге. Опять же, традиционный символ анархистов...
  Так даже лучше, не видно лиц. Только глаза со злобным ожесточенным взглядом. Звери. Бешеные псы. А бешеных псов, как правило, убивают. И неважно, кто перед нами сейчас - собрат, лугару или вампир. Псы равны вне зависимости от породы.
  Первый выстрел сделал светловолосый оборотень, и один из врагов упал с простреленным сердцем. Я же стрелял короткими очередями, целясь в торс снизу вверх. Через пару очередей удалось попасть в одного из анархистов. А потом еще одному убегающему отстрелить ноги и добить на земле.
  Сержант же быстро справился со своими и, перекатившись, помог огнем.
  Лишь двое противников, один из которых был серьезно ранен, сумели ускользнуть. Казалось, победа, но возникла другая проблема - мирные жители начали выбегать из домов прочь. Не все, многие засели в квартирах, ожидая приезда милиции. Но если будет контратака, то анархистов придется выцеплять среди паникующих людей...
  - Отряд номер сорок два. Ответьте, - раздалось шипение рации на поясе Сивого.
  - Это сорок второй. Мы отразили атаку анархистов у сектора...
  - К вам движутся большие силы. Уходите оттуда и идите в сторону лагеря.
  Похоже, сюда будут стягивать силы посерьезнее. Хорошо, что не нужно 'приковывать себя к пулемету' и сдерживать наступление.
  - Вы все слышали, пошли, - скомандовал напарник.
  С крыши пятиэтажного дома прыгать со всем снаряжением оказалось нелегко. Я едва не свалился с ног после приземления, но Сержант меня удержал и помог подняться.
  - Может, чем магазин пройдем? - мое внимание привлекло небольшое одноэтажное здание между двумя хрущевками.
  - Вариант, - согласился светловолосый. - Так даже быстрее будет...
  Предполагалось, что через строение удастся пройти по крыше, но Сержант что-то почувствовал и жестом указал, что лучше пойти через сам магазин.
  Внутри ничего, кроме прилавков и стеллажей с едой и другим потребительским хламом. Но в служебных помещениях раздались шаги и чьи-то голоса. Может, продавцы не решились выйти наружу?
  Мы вошли тихо, аккуратно прикрыв за собой дверь. Двигались на корточках с оружием наперевес. Черт, надо было перезарядить автомат по дороге... не слишком-то безопасности выходить против анархистов с половиной обоймы.
  Но обратно возвращаться уже поздно. Я аккуратно выглянул и увидел врагов, которые шли колонной вместе с автомобилями по улице. И вскоре они уже вступили в бой с нашими. Если поможем своим, то нас просто зажмут с двух сторон.
  Не стоило предлагать сюда идти... хотя, на крышах можно попасть в такую же ситуацию, причем на открытой местности без каких-либо укрытий.
  Сделав несколько условных знаков, Сержант взял гранату, висевшую на бронежилете. Во всех операциях почему-то он брал ответственность за взрывчатку, а Сивый не возражал. Хотя, по слухам, он в ней ни разу не эксперт...
  Я же занял позицию рядом, держа на мушке автомата дверь в служебные помещения. Стоило показаться чьей-то лысой голове и дулу пистолета, как выстрел из АК окрасил стену напротив красной палитрой. В ту же секунду напарник кинул гранату, заставляя ту отскочить от стены еще глубже в помещение. Раздался вопль, а следом взрыв, выбросивший в торговый зал несколько окровавленных кусков.
  В желудке появились неприятные ощущения, но уже вошло в привычку их подавлять.
  - Все, пошли... - Сивый указал вперед.
  В задымленном помещении сложно ориентироваться, поэтому мы старались быстрее преодолеть этот участок.
  На складах никого не оказалось, поэтому дальше путь пролегал через административные помещения. Как вдруг через тонкие стены прорвалось несколько оборотней в звероформе. Одного тут же упоили, но второй схватил Сержанта за ремень и, пользуясь преимуществом в силе, повалил на землю.
  Мне же за спину телепортировался вампир, но своевременный отскок в сторону спас от дублета из обреза в голову. Не успевая навести автомат, я выхватил револьвер и выстрелил врагу несколько раз в лицо, пока брюнет успел скинуть с себя анархиста в звероформе и с хрустом сломать шею. А Сивый отскочил назад, снимая остальных врагов из винтовки.
  - Уходим, ими уже кишит все вокруг... - скомандовал напарник.
  - Нет, просто отбившаяся банда, - с твердой уверенностью заявил Сержант.
  - Все равно здесь лучше не оставаться.
  - Они даже не стесняются... - я пнул мохнатый труп в порванной одежде. - Им наплевать на секретность?
  - Это неконтролируемое стадо. Чо ты хотел?
  Да, здесь даже не поспоришь.
  На соседней улице, которая показалась после магазина, виднелись следы перестрелки. А та битва, что шла позади, так и не стихала. Похоже, подъехали более обученные анархисты.
  Дальше путь пролегал по улице с выбитыми стеклами в домах, машинами со следами пуль. Также попалась пара мертвых тел. Наших собратьев. Смерть не была легкой. Вместо одной милосердной пули враги выпустили по обойме, пока не удовлетворили свою звериную натуру.
  Да, часто хотелось сделать тоже самое с ними, но оборотни в стае как-то умеют сдерживать низменные потребности в жестокости. Впрочем, что может ожидать от не организованной толпы малолетних и не только преступников? Волк взял по крыло ренегатов, промыл мозги и натравил на нас. Точнее, наверняка сделал это по приказу вампиров. Не просто так ведь идет война на двух фронтах...
  - А вот и лагерь, - сказал я, когда мы уже подходили к знакомому месту.
  Казалось, только вчера пришел сюда, чтобы влиться в стаю. Сколько было радости от того, что удалось найти собратьев. А сейчас... да, ожидания не оправдались, но все равно не о чем сожалеть.
  В бетонном заборе проделали большую дыру, да и верхний этаж здания продолжал тихонько тлеть. Не говоря о множестве выстрелов, что оставили дырки на фасаде.
  Перед самим лагерем поставили импровизированные баррикады из автомобилей.
  И уже перед ними, к счастью, валялись трупы анархистов. Около десятка.
  - Похоже, наши отбились, - облегченно выдохнул Сивый.
  - Не стрелять, свои! - послышалась команда, стоило подойти к дыре в заборе.
  Голос показался знакомым...
  Это и правда оказался Александр Дмитриевич. Тоже в бронежилете, с тяжелым пулеметом в руках.
  - Как обстановка? - поинтересовался светловолосый.
  Кивнув мне отдельно в знак приветствия, наставник ответил:
  - Молодняк эвакуировали, когда перебили основную шваль. Но они вернутся, чтобы сравнять здание с землей. Им плевать, что здесь осталось только несколько защитников...
  - Тогда стоит уйти, чей... - пожал плечами напарник.
  - У нас приказ держаться. К тому же эта шпана не настолько опасна. Даже гвардия не столь страшна. Так что выдержим.
  - Мы тогда поможем, у нас был приказ направиться сюда, - неожиданно высказался в поддержку Сержант.
  - Тогда двоим из вас лучше занять верхние этажи и следить за тылом. Они пробуют атаковать с разных сторон.
  - Ладно, Макс, останься тогда здесь. Мне с винтовкой нужно место повыше...
  Я кивнул. Вполне нормальный план. Защищать фасад здания проще, там лучше оборудованы укрытия. А перед входом вообще поставили мешки с песком, равно как и заложили ими окна, оставляя небольшое отверстие для оружия.
  - Должен признать, я удивился, что ты пошел воевать, - сказал вдруг Александр Дмитриевич, когда мы с еще двумя оборотнями заняли позиции.
  - Я тоже...
  Но как-то не хотелось распространяться на эту тему. Поэтому высказал первую мысль, что пришла в голову:
  - Я убил Клима.
  Наставник промолчал несколько секунд, внимательно приглядываясь к окружающей обстановке за укрытиями.
  - Хоть какие-то хорошие новости. Он мучился?
  - Недолго.
  - Жаль... тебе полегчало после его смерти?
  - Нет... а должно? - меня удивил этот вопрос.
  - Должно. Мразь, поднявшая руку на собрата, жизни недостойна.
  - А если на это были причины? - вдруг спросил я. - Если, допустим, есть такая ситуация...
  Нет, дело не в жалости к запутавшемуся в себе (как мне казалось) Климу. Жалости не было. Я действительно наслаждался секундами, когда из его тела утекала жизнь... но потом... ничего. Пустота. Поэтому, неясно, действительно ли чужая смерть и насилие выход? Может, для членов стаи, нет. Но вот остальные агрессоры видят только этот путь.
  - Хм... только если очень веские. Если найдешь таковые, то сообщи, мне интересно.
  Пожалуй, этот вопрос волновал гораздо меньше.
  Ибо чем дальше, тем больше я углублялся туда, откуда нескоро смогу выйти сам. Кошмары после перестрелки в гостинице стали частым явлением. Ничего конкретного. Только кровавые образы, крики и выстрелы. Сегодняшние событие еще добавят цветов ночным мучениям... и это всего несколько дней войны. Что будет дальше?
  Но спросить об этом более опытного вэ том вопросе наставника не удалось. Показалось чья-то лицо из-за забора, и оборотень полоснул очередью из пулемета. Но анархист успел уклониться.
  Тут я вспомнил, что так и не перезарядился, поэтому решил не медлить. Правда, удалось только вставить новую обойму, прежде чем послышался какой-то шум за забором. Пару машин лугару откатили в сторону с помощью телекинеза. Дальше послышался рев мощного двигателя.
  - Назад! - быстро среагировал Александр Дмитриевич, рванув вглубь здания.
  Я, не оборачиваясь, поступил также.
  Анархисты пригнали грузовик Урал и врезались на нем в стену, потеряв совсем немного скорости при повороте на территорию. Машина пробила бетон, но въехала не так уж далеко внутрь.
  Водитель вместе с пассажиром оказались тут же расстреляны собратьями.
  - Наверх, займем позицию на лестнице!
  Стоило только последнему из нас скрыться на первом пролете, как в спину раздались выстрелы.
  - За окнами! За окнами смотрите! - предусмотрительно скомандовал наставник.
  В окна действительно пытались запрыгнуть вампиры и оборотни, но хватало одного выстрела в их сторону, чтобы заставить их упасть замертво, либо с ранами, либо просто со страху.
  Сивый и Сержант держали тыл в другой части корпуса. Им там тоже несладко. Впрочем, на первом этаже там раздался взрыв. С обрушенной лестницей придется несладко даже нелюдям.
  - Маленькая банда, справимся! - подбодрил всех один из собратьев.
  В коридоре впереди из комнат показывались пробравшиеся внутрь враги. Но их тут же встречал шквальный огонь, подавляя любое сопротивление.
  Так было, пока в окна не начали запрыгивать оборотни в звероформе. Пусть и более массивные, они двигались быстро. Одного из наших повалили и вцепились в плечо. С трудом удалось его упоить выстрелом из револьвера, и при этом не попасть в собрата.
  Сивому неподалеку тоже приходилось несладко. На Сержанта бросился еще один оборотень, а он схлестнулся с лугару на ножах. Все закончилось несколькими порезами, пока враг не обжег лицо светловолосого с помощью пирокинеза. За что тут же поплатился перерезанным горлом.
  Брюнет же расправился с превосходящим в вес врагом с филигранной легкостью. Уклон от когтей, сильный удар в сплетение, на краткий миг выбившее из оборотня дух. В следующую секунду Сержант сорвал чеку с еще одной гранаты, сунув в пасть противника, параллельно выталкивая его тушу из окна. Несчастного разорвало на кусочки еще до приземления.
  - Ты как? - я подошел ближе к обожженному напарнику.
  Тот просто отмахнулся.
  Вся остальная шваль быстро отступила. Да, это не более профессиональные вампиры... умеют брать только числом на открытом пространстве.
  Такая победа хоть и мало что значила для общего хода войны, но все равно воодушевила.
  - Я ожидал чего-то более впечатляющего, - фыркнул наставник.
  - Ага, а мне хватило... - саркастично ответил Сивый.
  - Не ной. Мне как-то ногу оторвало... неделю валялся.
  Эти слова заставили содрогнуться. Хорошо, что у анархистов дефицит гранат.
  Снаружи раздался странный громкий свист.
  Александр Дмитриевич аккуратно выглянул из окна, а после расслабился.
  - Свои.
  Подкрепление, наконец прибыло, обезопасив район. Пригнали даже несколько БТР. Теперь сюда анархисты точно не сунутся.
  - Вы свободны, - сказал командир прибывшего отряда. - Дальше мы сами.
  - Ну да, когда мы сделали всю грязную работу... - решил высказаться в очередном недовольстве Сивый, но его насильно потащил в сторону машины Сержант.
  - Удачи, - примостив пулемет к стене, наставник обменялся со мной рукопожатиями. - Надеюсь, мы быстро победим в этой войне.
  Я тоже на это очень сильно надеялся. Потому что жизнь после обещала наладиться...
  Стоило спросить опытного оборотня насчет Андрея. Все-таки не спрашивать же об этом высшего командира, хоть тот и предложил помощь.
  Но как-то в миг победы все забылось, отошло на второй план.
  
  До автомобиля мы дошли пешком, не пряча оружия. Все равно в районе орудуют свои. Оказалось, что зря.
  - Стоять! Бросай оружие!
  Нам угрожал табельным пистолетом милиционер, но не в форме обычного патрульного.
  - Все в порядке, у нас удостоверения... - я попытался залезть в нагрудный карман, где действительно лежала поддельная ксива.
  - На землю! Лицом в землю, я сказал!
  Маленький, пухловатый. Ничего не стоит вырубить. Но для таких ситуаций есть определенный протокол. А он предписывал лишь одно.
  Мы аккуратно положили оружие и сели на колени, положив руки за спину, пока представитель закона в звании лейтенанта вызывал подкрепление.
  - Нет, это за оцеплением. Пришлите, просто уже наряд!
  - Да, полечил раны... - шепотом фыркнул напоследок светловолосый.
  
  Москва. УВД. 4 июля. 2009 год.
  
  Впервые приходилось сидеть в изоляторе. Не слишком приятное место. Хорошо, что сидели все вместе и недолго.
  Для Сивого хотела позвать врача или вообще увести в медпункт, но тот наотрез отказался. Хотя, потом жалел, что не попросил обезболивающего. Да уж, самому тоже когда-то хватило ожога на груди... следов на теле, как обычно не осталось, но воспоминания все еще яркие.
  - Сколько прошло, когда меня в последний раз забирали? Два месяца вроде...
  - Тогда тебя за дело взяли, - напомнил я.
  Нечего было слегка навеселе лихачить. И уж тем более не стоило врезаться в милицейскую машину. Хоть не сбил никого. Алкоголь, конечно, не так сильно на нас действует, как и наркотики, но все равно злоупотреблять не стоит. Доверием начальства, разумеется.
  Тут в изолятор вошли лейтенант и подполковник.
  - Эти ребята?
  - Ага, с оружием в руках шли. Калаши со спиленными номерами. Ножи. У одного даже гранаты были...
  - Револьвер еще... - не стесняясь, напомнил я.
  Притворно задумавшись, подполковник изрек:
  - Это ребята из самообороны.
  - Какой еще самообороны, Сергей Геннадьевич? - лейтенант посмотрел на начальника, как на сумасшедшего.
  - А ты видел, что на улицах творится? Думаешь, спецназ один порядок наводит? Спроси любого, если не веришь. У меня приказ сверху - отпускать. К тому же одному из них срочно надо в больницу...
  - Он отказался от помощи, - недовольно пробурчал задержавший нас.
  Еще бы. Такое дело уплывает из рук. По крайней мере за хранение и ношение запрещенного оружия без документов или как эта статья называется... точно светит срок.
  Вот только для оборотня годы ничего не значат. Самому Маркусу, по слухам, чуть ли не сто лет. Что там какие-то семь-девять лет, если посадят? Да и не посадят. Слишком плотно держим местные начальства. Такое ощущение вседозволенности и безнаказанности опьяняло. Да, вот что чувствуют анархисты...
  То же самое, что и я, когда приходил мимо лейтенанта, который едва сдерживал гнев.
  Все вернули в нетронутом виде и, наконец, можно отправиться домой после такой славной битвы. Только через несколько часов она перестанет быть таковой для меня...
  
  Москва. Полевой штаб. 5 июля. 2009 год.
  
  Маркус.
  
  - Потери?
  - Сорок восемь солдат на северном и десять на восточном. Это лишь за четвертое июля, - доложил Глеб.
  Раненых не учитывали. Потому что даже с серьезными ранениями оборотни через неделю-две максимум вернутся в строй.
  - А со стороны врага?
  - Немногим больше. Они тоже используют снайперов. Иногда гранатометы.
  - Если кто так хорошо руководит войсками, то точно не Юрий. В девяносто восьмом он слил нам при численном перевесе, - сделал вывод вожак.
  Штаб располагался неподалеку от северной границы между территориями.
  - Сложно прикрыть эту войну, - вставил свои пять копеек Семен, проходясь по офису, где над обороной работали и другие командиры вместе с аналитиками. Вокруг шум и гвалт, но зато в центре событий.
  - СМИ наши, но вот обычные свидетели... особенно анархисты не слишком секретничают... лугару, конечно, помогают промывать мозги, но с некоторыми приходится беседы. Слишком часто использовать наркотики - это слишком заметно...
  - Не мы напали, - спокойно рассудил Маркус. - Мы потерпевшая сторона. Лугару, кстати, и так надавили на Юрия, что не собираются платить за последствия его маленькой победоносной войны....
  - Тебе бы стоило явиться на поле боя. Поднять боевой дух, - вдруг предложил высший командир.
  За что вновь удостоился тяжело взгляда белого глаза вожака.
  - А ты оцениваешь наш боевой дух, как низкий?
  - Нет, просто предложил...
  - Ты сам хорошо работаешь в этом подспорье. Или тебе нужна моя помощь?
  Глеб не нашелся, что ответить. Поэтому просто отдал честь и пошел проверять сводки с фронтов.
  - За что ты с ним так жестко? - усмехнувшись, поинтересовался помощник, когда тот скрылся среди остальных оборотней. - В его предложении что-то есть...
  - У нас еще одна война на очереди. Я не смогу поднимать боевой дух везде. Он должен быть изначально, если мы хотим победить....
  - Ладно... кстати о нем. В Лос-Анджелесе все идет по плану.
  А именно медведи нападают на грузы с оружием вампиров. А агенты, которых он направил, собирают информацию из первых рук.
  - Лисы так и не ответили? - вспомнил о насущном вопросе Маркус.
  - Нет.
  После того покушения оба посла погибли. Медведи нормально отреагировали на происшествие, а вот лисы ожидаемо взъелись. Не только сами не звонили, но и игнорировали любые попытки с ними связаться. Высокомерные...
  - Ты сейчас здесь? - вдруг спросил секретарь.
  - Да, задумался... - оборотень устало протер глаза рукой.
  - Лисы все-таки позвонили, - он протянул вожаку спутниковый телефон. - Это сам Берч...
  Для разговора они вышли в другое помещение, где нет посторонних ушей.
  - Надо же, снизошел, - фыркнул Маркус и ответил на звонок. - Да?
  - Наблюдаю за твоей небольшой войной прямо со спутников, - раздалось в трубке.
  - Все наблюдают. Но все равно польщен... соболезную гибели твоего посла.
  - Смейся, смейся...
  - Да мне как-то не смешно здесь, в России. Можешь приехать и убедиться.
  - Это намек на союз? Нет, никакого союза не будет, - русский сильным акцентом, наконец, сорвался на английский. - Я звоню лишь по тому, что говорил с лугару. Сдайся, и я помогу обеспечить переговоры на выгодных для тебя условиях.
  - Не знал, что ты так хочешь мощный клан вампиров у себя под боком. Соскучился по прошлым векам?
  - Нет, мои интересы простираются куда дальше, так что давай не будем лишний раз раскалять обстановку. Ты же не хочешь довести ситуацию до Третьей Мировой...
  Вожак тихо вздохнул. Такие аргументы ну просто никуда не годились.
  - Если лугару не боятся, то с чего бояться мне?
  - У тебя мало друзей, - Берч уже откровенно насмехался. - Следовало заводить побольше друзей в свое время. Теперь ты, считай, один. Медведи тебе не помощники...
  Тут он прав. Конечно, не весь мир объединился против оборотней-волков, но ситуация все равно не радовала. Один из четырех кланов вампиров, лугару, теперь еще и лисы, нашедшие какие-то общие интересы вместе с остальными. Целый альянс.
  - Твой предшественник пытался со мной подружиться, да только ты его нагло сместил, - напомнил Маркус.
  - Его совершенно справедливо обвинил в измене...
  Вожак оборвал связь. Совершенно бесполезный разговор.
  - Двуличные сволочи, - покачал головой Семен, слышавший весь разговор.
  - Хорошо, что они заявили о своих намерениях сразу, а не ударили ножом в спину в самый ответственный момент.
  Тут Семен проверил завибрировавший мобильник.
  - Намечается очередная атака. Анархисты вновь активизировались.
  - Пока пушечное мясо не кончится, они все еще угроза, - вожак отдал спутниковый телефон и направился обратно в офис.
  Параллельно прорабатывая в голове план, как можно разом избавиться от большой занозы, что позволит сконцентрироваться лишь на проблеме вампиров.
  
  Москва. Квартира Андрея. 6 июля. 2009 год.
  
  После позавчерашней бойни нашему отряду дали небольшой отдых. Но лучше бы поставили в патрули. Находиться одному в квартире, толком не зная, как идет сражение, было сложно. Новости можно узнать только там, где собираются непосредственно собратья. Но сейчас многие на фронте, поэтому главным местом остается башня Маркуса. И то все на уровне слухов.
  - Я слышала, что на северном фронте дела идут не слишком, - сказала на моей второй работе коллега.
  - Мы просто не контратакуем, а лишь защищаемся, - со знанием дела заявил стоявший в кафетерии оборотень. - Это нормальная тактика. Маркус правильно поступает.
  При этом он говорил с таким знанием дела, будто сам там побывал. Но я не стал рушить его иллюзии, рассказывая о восточном фронте, где дела шли не намного лучше. Хвастаться перед другими, что воевал, а они нет - это низко.
  - Во Владивостоке хуже всего ситуация, - вмешался в распространение сплетен еще один, более старший и опытный собрат. - Там наших слишком мало, а к вампирам прибыло подкрепление. Вдобавок, они начали незаконно обращать местных.
  - Выйдет это им боком, - фыркнул я.
  Это будет необученная неуправляемая толпа.
  
  После работы хотелось как-то успокоиться, выпустить пар. Сивый развлекался для этого на полную катушку, а Сержант просто умел расслабляться в тишине. Но ни тот, ни другой путь не подходил.
  Поэтому лучший вариант - это повозиться с оружием и пострелять в тире. Сегодня таких, как я, было несколько.
  Но особое внимание привлек один мрачный тип. Он выглядели старее, чем большинство собратьев. Жилистые руки все время напряжены. Казалось, в них сконцентрировано столько силы, что он сможет разорвать любого голыми руками.
  Никогда раньше не встречался с ним. Впрочем, мне рассказывали про элитные отряды, которые эффективно воюют в самых горячих точках.
  Сегодня он тестировал оружие Запада, словно искал что-то получше для себя. Или это просто такое задание?
  Уж спрашивать того, кто, казалось, может испепелить взглядом, как-то не хотелось.
  
  После небольшого успокоения пора было навестить Андрея. Если не удавалось приходить, то мы все равно были на связи. Мне более знающие подсказали, что может произойти даже до первой трансформации. Но Глеб не собирался его изолировать, как назло. Да и для самого будущего оборотня это уж слишком...
  А за помощью Эдварду я все еще не собирался обращаться. Пока все под контролем. Так, казалось...
  Когда адвокат открыл дверь, сразу стало ясно по запаху, что он не один. Похоже, предупреждения ничего не значат. Ладно, не стоит раньше времени закатывать истерику. Все-таки сам до этого делал много глупостей.
  - Привет, - вполне приветливо сказала Ира.
  Я был не менее приветлив, но Андрей сам чувствовал, что оплошал. Видимо, хотел успеть расстаться с ней до моего визита. Удобно иногда приходить без предупреждения...
  - Слушай, я знаю, что не должен был, просто встретились на полчаса.
  - Все нормально.
  Не все могут перенести это бремя в одиночку. Мне как-то удалось. Как потом выяснилось, потому что слишком был отстранен от реальной жизни, пребывая в каком-то своем маленьком мире, что выстроил вокруг. Поэтому пережить его крушение гораздо проще, чем когда сама реальность размывается вокруг, разрушая и тебя, и всю жизнь. Поэтому здесь адвокат пытался цепляться за то, что знакомо и понятно... в данном случае за девушку.
  - В Москве ужас творится, - перевела тему Ира. - Это ведь вы воюете?
  Она журналистка. Не стоит много рассказывать. Но, думаю, вряд ли репортаж о вампирах и оборотнях вдруг появится на государственном канале.
  - Да, к сожалению. Вампиры, что напали в Измайлове, вновь перешли в наступление.
  Не хотелось об этом говорить хотя бы здесь. Но при этом я понимал, что неведение гораздо хуже.
  - Все плохо? - осторожно спросил Андрей.
  Сидеть здесь, в гостиной беседовать на такую тему... выглядело почему-то сюрреалистично. Я даже не притронулся к предложенному чаю, совсем не то настроение.
  - Мы держимся, но в других городах собратьям тоже приходится несладко.
  - Скажи, а в чем причина войны? Что вы не поделили с вампирами?
  Хороший вопрос. Никто не говорил веской причины. Ну, кроме той, что они хотят зачем-то вытурить нас из России. Ну, и кроме многовековой вражды, которая неизвестно с чего началась.
  - Это война за контроль, - ответил я, пожав плечами. - Ничего больше. Никаких личных мотивов. Но главное, что в данном случае не мы агрессоры.
  - Да, но война все равно идет... - вздохнула девушка. - И что будет с Андреем? Он тоже будет в нее втянут?
  - Ира...
  - Что? Я неправа?
  - Он вправе выбирать, - мне остается только попытаться сгладить ситуацию.
  Но ее это не сильно успокоило... видно заблестевшим глазам, что никак не удалось скрыть.
  - Простите... - когда Ира удалилась в уборную, я уже тоже хотел было уйти, чувствуя себя крайне неловко.
  Но остановил адвокат:
  - Все в порядке. Она поймет...
  Похоже, его мало что волновало. Хотя, нет, все скрывает. Только гораздо лучше, чем я.
  - Недавно после боя меня с напарниками задержали и отвели в УВД, где ты работал... - в отчаянии хотелось перевести тему, хоть куда-нибудь.
  - Хм... - Андрей задумался, а потом добро усмехнулся. - Занятная ирония. И за что?
  - Ну, мы шли с автоматами по улице. Даже ксивы не помогли...
  - Чем же все закончилось?
  - Какой-то подполковник отпустил.
  - Сергей Геннадьевич?
  - Кажется, да, - припомнил я.
  - По приказу ФСБ? Или где там ваши люди?
  Голос адвоката зазвучал подозрительно. Из огня да в полымя. Зря напомнил... дурак... дурак. Дурак!
  Мне же рассказали его историю. Глеб подчищал хвосты как-то, в результате Лавров лишился работы, получил новую, а после... ох, и конкретный зуб у него появится на стаю. Стоит кому-то сообщить, спросить совета...
  - Он сам, - с трудом удалось выдавить из себя.
  Похоже, это не слишком разозлило Андрея. Может, действительно все в порядке?
  Тем временем вернулась Ира:
  - Простите меня, - сев в кресло, вновь извинилась она. - Просто все это слишком...
  - Я понимаю, - нужно попытаться как-то утешить. - Самому было сложно. Но насчет войны... я, правда, сам выбрал этот путь, никто не принуждал.
  - Да, я не должна была... Андрей, что такое?
  Оказалось, что адвокат разлегся в кресле, держась за голову, иногда делая болезненные гримасу.
  - Не... знаю, что-то... - после этих слов он отключился.
  Девушка кинулась к нему:
  - Да он весь горит!
  Я подошел и прощупал пульс. Все нормально, тоже самое когда-то происходило и со мной...
  - Это нормально, его организм меняется. Скоро полнолуние.
  
  Убежище охотников. 7 июля. 2012 год.
  
  Кэтрин.
  
  Пожалуй, стоит отдать охотникам должное - не каждый сможет выдержать здесь долго, а потом еще и исполнять свой долг. В основном все из-за того, что, как и Кэтрин, многие потеряли близких. Или просто ненавидели нечисть настолько, что готовы уничтожать заклятого врага любой ценой.
  Но вампирша не чувствовала, что организация действительно на что-то влияет. По примерным данным на восьмидесятый год, неизвестно как полученным, в мире существует больше пяти миллионов оборотней, восьми миллионов вампиров и четырех миллионов лугару. А сколько их? Сто пятьдесят с чем-то человек. Конечно, есть еще западный Орден, но про него мало что известно.
  Тем не менее, они продолжают за что-то сражаться. Ну, контуженный понятно, без войны вообще не может. А Мастер уже слишком стар, и просто не может отказаться от борьбы. А остальных держит только ненависть...
  Даже в таком подземелье у Ордена имелась какая-никакая комната отдыха. Даже каким-то образом провели кабель для телевизора, который был, пожалуй, одним из немногих развлечений здесь.
  Перекусывая перехваченной едой из сухпайка на ходу, Кэтрин вошла и увидела в пустой комнате за одним из столов главу Ордена, что рассматривал какую-то фотографию.
  Сначала ей хотелось уйти, чтобы не мешать, но все же брюнетка пересилила себя и села рядом.
  Старик поднял на секунду глаза, но ничего не сказал. Сколько же он руководит организацией? Самой старшей из них была доктор Бер, и она не помнит, когда именно он встал во главе. В конце шестидесятых? В семидесятых?
  - Шрам больше с тобой не ссорится? - вдруг спросил Мастер.
  Вампирша даже вздрогнула от неожиданности. Они так долго сидели в тишине, что удалось углубиться в собственные мысли.
  - Эм... да нет, - пожала девушка плечами. - Да и мне тоже не слишком хочется с ним ссориться.
  - Ну, и прекрасно. А то от последней вашей ссоры меня чуть инфаркт не хватил...
  Кэтрин закусил губу. Неприятно тогда вышло. Но это он ее за горло схватил... впрочем, сама виновата. Слишком распоясалась.
  - Прости... я не хотела, что до этого дошло.
  Все-таки любопытство взяло вверх, и она украдкой посмотрела на черно-белую выцветшую фотографию. На ней был сфотографирован со спины молодой парень или уже мужчина. Его голова лишь слегка повернута налево, но лицо все равно не разглядеть толком.
  - Это мой сын... - глава Ордена показал ей снимок полностью. - А фотографий жены вообще не осталось. Все пропало, когда пришлось срочно убегать из Сибири... тогда, мне кажется, все и рухнуло.
  Брюнетке хотелось хоть как-то поддержать родного человека. Что-то сказать или сделать... но попросили бы что попроще. Поэтому она просто положила ему руку на плечо поверх старого серого пиджака.
  - И ведь не только он погиб, - продолжил старик. - Столько хороших людей вокруг умерло ради этой борьбы...
  - Уверена, что это все не зря. Рано или поздно люди смогут уничтожить эту заразу, - попыталась утешить девушка.
  Можно было бы транслировать доказательства существования по всем каналам. Это была сенсация. А потом война... из которой человечество вряд ли выйдет победителем. Либо оно потеряет себя, когда нечисть всех перекусает. Либо мир в панике будет уничтожен оружием массового поражения. Третьего не дано.
  - Да, в свое время мы хорошо наподдали оборотням, - Мастер грустно улыбнулся. - Но те времена давно прошли. У них сменился лидер. И как мы не пытались, ничего не смогли выяснить о нем. Даже посылали шпионов, которые пожертвовали своей человечностью ради Ордена... бесполезно. Но как-то он превратил стаю в сильную военную организацию. Ведь нечисть и раньше сотрудничала с государственными структурами... да вот только сейчас они заняли позицию еще прочнее, чем лугару на моей исторической родине... может, поэтому у Западного Ордена также нет успехов? Хм... что-то я заговорился.
  Тем не менее, Кэтрин с интересом слушала. Давно они вот так не сидели, просто разговаривая. С тех пор, как ее жизнь изменилась навсегда...
  - Все в порядке... я слышала, что в Москве сейчас идет война.
  - Да... и это прекрасно.
  Когда одна нечисть убивает другую нечисть - это всегда очень удобно. Им даже не нужно вмешиваться. Но тут мысли девушки вернулись к тому оборотню, который помог выбраться из той передряги... нет, ей не хотелось, чтобы он умер.
  - Мы продолжим ждать?
  А ждать брюнетке надоело уже давно. Хотелось действия. Да хоть выйти из чертового бункера хоть ненадолго...
  - Продолжим, - насмотревшись, старик убрал фото в нагрудный карман пиджака. - Но если вдруг нам придет заманчивая информация... хм... - он потер задумчиво подбородок, - я подумаю над этим.
  После чего он провел морщинистой рукой по щеке девушки, заставив ее отвести взгляд и даже слегка улыбнуться.
  На этом разговор закончился.
  
  Москва. 8 июля. 2009 год.
  
  Эдвард.
  
  Укрепления на северных границах пришлось возводить второпях. Первую и вторую линию обороны вампиры успели захватить, а вот на третьей их наступление захлебнулось. В основном помог элитный отряд, который подчинялся лично Маркусу. Их снайперы филигранно проредили ряды наступавших, а также разобрались с немногочисленной бронетехникой, состоящих из угнанных с военных частей БТРов.
  Первая победа обошлась достаточно дешево. Дальше все перешло в вялые перестрелки. Ни оборотни, ни вампиры пока не решались идти в наступление, а прощупывали слабые точки друг друга.
  По крайней мере, на это надеялся Эдвард. Ибо он не видел другого смысла в приказе вожака. Или это инициатива Глеба?
  Хотя, с другой стороны, нужно еще как-то прикрыть эту войну. Все-таки столица страны, а происходят события похлеще, чем в девяностые. Хорошо, что из центра боевых действий удалось эвакуировать людей. Но чем дольше они тянут, тем больше у людей вопросов. Впрочем, это проблема Семена, а не высших командиров.
  Эдвард шел мимо солдат, приветствую знакомых. А их было достаточно. Все-таки уже больше пятнадцати лет, как он занял столь высокий пост. Сначала лишь руководил обороной Москвы, а вот недавно поднялся до всей европейской части, а старое место занял Глеб. И не слишком оборотень был рад такой замене...
  Вся теперешняя политика сводилась к закручиваю гаек, где только можно. Отряды оперативников, конечно, отличная идея. Но реализована... вернее, набирать среди молодых оборотней, а потом уже постепенно готовить их как солдат - хороший вариант. Только вот посылать их на убой не стоит. Когда пришли сводки потерь на восточном фронте, высший командир слабо верил в происходящее. Больше сотни убитых и в два раза больше раненых. Если бы не подоспевшие солдаты, то оперативников полегло бы еще больше.
  Но в тоже время стоит отдать должное лидеру анархистов. Волк сумел хоть как-то организовать этот сброд для войны. И оказался гораздо серьезным соперником, чем они предполагали изначально.
  Может, именно поэтому ему и Глебу поручили разработать операцию по ликвидации? Маркус настолько уверен, что ликвидация их верхушки действительно изменит ситуацию? Впрочем, нет смысла сомневаться в вожаке. Он правит стаей достаточно долго...
  Коллега нашелся совсем недалеко от внешних баррикад. Разговаривал с одним из подчиненных, и при этом продолжал курить. Эдвард всегда не мог терпеть эту привычку. Если его нюх приспособился к запаху никотина, это не значит, что всем остальным он по нраву.
  - Как идут дела? - спокойно поинтересовался высший командир.
  Подчиненный, закончив свой доклад, отдал честь и удалился.
  - В порядке, слава Фенриру...
  Оборотень вспомнил, что глава обороны Москвы верующий старого позабытого культа, существовавший при вожака до Маркуса. Сейчас мало кого осталось, кто до сих пор поклоняется волку из скандинавских легенд. Похоже, Глебу это перешло от родителей, погибших во время рейда охотников в шестидесятые.
  - В порядке, это без продвижений?
  - У меня приказ Маркуса - не лезть на рожон. Лугару, к тому же, вновь активизировались у своих границ. Зачем рисковать? - пожал плечами здоровяк, бросив сигарету и раздавив подошвой тяжелого военного ботинка.
  Камуфляжная форма на нем смотрелась гораздо лучше, чем костюм. Сам Эдвард не спешил облачаться в боевое одеяние. Слишком много дел по городу, в том числе и в гражданских структурах. Нечего привлекать к себе внимание. Хотя, он предпочел бы быть здесь, на фронте, среди обычных солдат, а не решать подобные вопросы... но это тоже ответственная должность, и кто-то должен выполнять даже такую работу.
  - А что насчет восточного фронта? Ты знаешь, сколько там полегло молодых ребят? - оборотень поправил ворот куртки.
  - Я глава безопасности этого города, - сердито ответил тот. - Сам-то как думаешь?
  - Тебя же и я, и Маркус предупреждали, что анархисты могут вступить в войну. Сколько сведений разведка смогла найти для подтверждения, и все зря?
  Казалось, что высшему командиру просто все равно. Люди есть - почему же их не тратить, как патроны?
  - Вампиры напали первыми, - парировал Глеб. - Если бы не защитили север, то потеряли бы даже башню. И потом, по приказу вожака я должен был отправить помощь другим городам. Слышал, что во Владивостоке творится? Может, ты полетишь туда и сам разрешишь ситуацию? А потом уже будешь меня прессовать?
  - Не переводи стрелки, - скрестил руки на груди Эдвард. - У Дальнего востока есть свой высший командир. Он опытный командир. И даже с тем контингентом они сумели удержаться. А здесь...
  - Здесь острие атаки, если ты не заметил. Думаешь, мне самому легко читать сводки о потерях? Даже сводки превосходящих потерь врага совсем не облегчают ситуацию. Это война, черт возьми... тебе ли не знать?
  Да, оборотень больше знал о войне, чем собрат. По крайней мере, так казалось.
  - В любом случае, я пришел сюда не ссориться. Нужно разработать кое-какое план.
  Но какой именно - лучше не говорить прилюдно. Благо Глеб его прекрасно понял.
  - Да, да, я помню. Уже есть кое-какие мысли по этому поводу. Только сразу скажу, что будет непросто. Мы имеем дело не с простым солдатом.
  Это верно, учитывая бурную биографию Волка...
  
  Москва. 9 июля. 2009 год.
  
  Сегодня ночью меня и Андрея ждало важное событие. Если до этого за изменениями было странно наблюдать, то сейчас ситуация достигла апогея. Чем дальше, тем больше я видел отражений собственной жизни. Последние два дня адвоката мучила полная апатия. Но хотя бы с обострившимися чувствами и физической мощью он вполне освоился.
  - Скажи, это действительно настолько больно, как все говорят?
  Мы стояли в подвале у бронированной двери. Это здание служило местом, где укушенные переживали первое полнолуние. Точнее, первые минуты безумия. Куда проще и безопаснее, чем вывозить в леса или вообще на любое открытое пространство.
  - Это можно пережить... - единственное, что я мог ответить.
  Та агония уже забылась, истлев в памяти настолько, что теперь просто казалась страшным сном. Но подавленному оборотню требовалось нечто большее.
  - Зато здесь ты не сможешь натворить глупостей...
  - Это каких?
  - Никого не поранишь.
  Мне бы такую камеру полгода назад... готов хоть целый день сидеть, если потребуется. Зато безопасно для остальных.
  - Утешает, - хмыкнул Андрей.
  Интересно, о каких возможных последствиях ему наговорили специалисты? Ведь имели место единичные случаи, когда новообращенный в полнолуние сразу деградировал в дикаря. Безумие и другие помутнения разума тоже не исключаются. Все-таки нужно не только пережить боль, но и не потерять после все человеческое... а такие испытания не всем даны.
  В принципе, мое присутствие здесь не обязательно, да и сам адвокат тоже удивился, когда я сказал, что тоже пойду.
  Но здесь не столько желание убедиться, что Глебу будет нечего предъявить в качестве обвинения. Точнее, сейчас на это стало совершенно наплевать.
  Я вспомнил, что переживал тогда, в родном доме, когда некому раскрыть душу, и никто не знает о том, что на самом деле происходит. Да, я завидовал новообращенному. Ему помогает не только тот, кто обратил, но еще и близкий человек. Хоть между ними странные отношения, которые можно охарактеризовать, скорее, как дружеские...
  В любом случае никто не должен переживать это в одиночку. Поэтому я здесь. А Ире запретил ехать с нами и велел дожидаться дома. Не стоит слышать то, что здесь творится в полнолуние...
  - Время! - скомандовал смотритель камер.
  - Удачи, - сказал я в качестве напутствия.
  - Слушай, если что-то случится... - начал было мужчина, когда мы пожали руки.
  - Хватит, встретимся через позже...
  Тот кивнул и исчез за дверью, которая автоматически заблокировалась.
  Еще несколько оборотней пришли сюда, чтобы пережить свою первую Луну. За такими плотно следили и, в случае нежелания сюда приходить (по каким бы то ни было причинам), затаскивали силой.
  Каждое полнолуние для тех, кто занимается сокрытием тайны, является черным днем. Ведь это большой риск, что кто-то засветится перед камерами... тогда остается лишь прикрыть выложенные записи в Интернете. И как можно быстрее вычислить свидетелей. Даже знать, не хочется, что с ними делают, если не помогают ни уговоры, ни стирание памяти, ни наркотики...
  Но я в эти моменты ощущал только то, как тело переполняло энергия. И неважно где ты стоишь. Что на открытом пространстве, что в помещении - воздействие одинаковое. Странный, необъяснимый феномен... Как болезненное действие серебра на организм оборотня. Жаль, никто не занимается изучением. А если и занимается, то не спешит делиться результатами.
  Через десять минут, несмотря на бетонные стены, из камер донеслись вопли. Андрей держался до последнего, но небольшой крик перекрыло громкое рычание. Внутри все сжалось. Кажется, вот он, процесс, предусмотренный природой. Хоть и чудовищный с человеческой точки зрения. Но для меня это словно слушать крики умирающего собрата, когда того задело гранатой.
  Вскоре все закончилось, и в камерах началось метание диких зверей. Еще одно напоминание того, кем может стать каждый из нас, если не будет осторожен.
  На природе можно прожить в одиночку, если ты силен духом. Так сказали старшие. Но скитания по лесам едва не свели с ума. Это идеально показывало, насколько я был близок к животному состоянию, в котором сейчас пребывал новообращенный...
  Наконец, внутри наступило затишье. На всякий случай местные охранники пронаблюдали, что все в порядке, с помощь маленьких видеокамер внутри, прежде чем открыть дверь.
  Андрей, вернее, двухметровый огромный оборотень, сидел, прислонившись спиной к стене. Темная шерсть имела на груди несколько белых полос. А синие, горящие в темном помещении глаза, внимательно смотрели на руки с длинными когтями.
  - Сколько прошло времени?
  Я посмотрел на часы.
  - Не больше тридцати минут...
  - Это странное ощущение, - даже не приняв человеческий облик, адвокат полез за сигаретами в карман куртки, аккуратно сложенной рядом на полу. - Словно смотришь своими глазами, будучи в чужом теле...
  Голос стал рычащим, гораздо более хриплым, чем у меня. Оборотень с трудом справился с зажигалкой, мешали когти. Зато приспособить сигарету между клыков удалось сразу... выглядела ситуация со стороны умилительно.
  - Хорошо, что такое бывает один раз в жизни, - я позволил себе улыбку.
  Похоже, что все прошло нормально. Конечно, будут еще проверки, но вроде сидеть в лагере не грозит. Ибо это моя обязанность проследить, чтобы он не стал анархистом.
  - Ха... да уж, - оборотень сделал паузу, тряхнув мордой, вновь пытаясь втянуть дым пастью, но с непривычки получалось плохо. - Я-то думал, не смогу на себя смотреть в таком виде, а вроде даже нормально...
  Похоже, разум действительно адаптируется ко всему. Обычно. Бывают и отклонения. Но сейчас их удалось избежать.
  - Попробуй вернуться обратно в человеческий облик. Нужно для этого сосредоточиться...
  Но, кажется, Андрей понял, как это сделать, еще до того, как я закончил. Уже через несколько мгновений он сидел в привычном облике. Только рельеф тела очертился лучше, да и рост наверняка стал чуть больше.
  - Господа, закругляйтесь, - донеслось снаружи камеры. - Нужно провериться.
  - И снова все за старое... - усмехнулся адвокат.
  
  Москва. Квартира Ирины. 10 июля. 2009 год.
  
  Андрей.
  
  Казалось, Лавров уже успел забыть, что значит быть человеком. Последние дни казались сном. А годы до обращения вообще были жизнью другого человека.
  Вся эта сила, чувства просто опьяняли. Хотелось свернуть горы. В голове роилось множество идей, как можно применить свои способности. Хотелось, чтобы во благо, хоть он и чудовище, которое создано убивать. Правда, чем дальше, тем больше разрушался этот стереотип...
  Оборотни предоставил новую машину взамен взорванной. Очень щедро с их стороны. Правда, все равно его подвезли. Садиться за руль после пережитого.... нет, он бы не смог спокойно вести автомобиль.
  Андрею казалось, что пройти последние тесты не удастся. Уж слишком подозрительно смотрели на него другие оборотни.
  Да, теперь удавалось различать всех по запаху. Ему дали попробовать на нюх несколько обрывков одежды, чтобы отличать врагов от друзей.
  Потом задавали простые вопросы, но гораздо дольше, чем нужно. Это начало выбешивать. Но, кажется, это и было целью. Посмотреть, насколько он сдержан. Да, хотелось рычать, встать и уйти. Но удалось угомонить пробудившегося зверя.
  Наконец, проверяющие дали полную отмашку. Неужели все закончилось? Даже не верилось.
  Жизнь неожиданно приобрела новые краски. Похоже, правильно говорят, что познаешь цену свободы только тогда, когда ее лишаешься...
  Ночь все равно прошла беспокойно, несмотря на усталость. Кое-что беспокоило оборотня. Нужно проверить пару фактов, но не сейчас. Нужно подготовиться. А сегодня он хотел встретиться с Ирой...
  
  - Давно я не был в твоей квартире, - оглядываясь, когда они уже сидели в гостиной, заметил Лавров. - Ничего не изменилось.
  Все обставлено в стиле европейских домов двадцатого века. Никаких новомодных материалов, лишь приятная уютная старина.
  - Да, я думала сделать капитальный ремонт, - пригубив вина, ответила девушка, оглядывая свою квартиру, будто в первый раз. - Но не смогла. Ограничилась лишь самым важным. Все-таки память о родителях...
  Ее родители погибли в автокатастрофе за рубежом, куда часто ездили по работе, откуда и привозили все раритетные вещи.
  - А как работа? Все-таки последние события... - перевел тему оборотень.
  - На мне лично они почти не сказались, - улыбнулась журналистка. - Только приходится ездить в большой объезд в Останкино. Да и платят нам сейчас так, словно мы каждый день приносим по сенсации. Хотя, по телевизору обо всем молчок...
  Ну, почти. Правительство огласило свою версию произошедшего. Придумало даже целую террористическую группировку ради такого. При этом любые дополнительные расследования моментально блокировались. Как ни крути, оборотни настолько плотно контролировали поток информации, что могли позволить себе войну на улицах города. Но с другой стороны убедить большинство не так уж и сложно... а заткнуть особо умных тоже ничего не мешает. Так работает машина пропаганды. И сейчас, будучи на стороне тех, кому нужно скрывать тайну существования, Андрей был рад ее наличию.
  В разговоре он старательно избегал темы новых чувств и ощущений, хоть и знал, что Ира сама к ней обратится.
  - Как... какого это все?
  Это не праздное любопытство, а искреннее беспокойство и сочувствие. Поэтому Лавров не стал скрытничать и отнекиваться.
  - Если честно, то чувствую себя просто прекрасно. Даже колено теперь полностью восстановилось...
  Еще будучи подростком, играя в футбол, он получил трещину в колене. Служить в армии и в милиции это не помешало. Но в холодную пору боль иногда давала о себе знать. Хорошо, что пластин не ставили... иначе бы началось неприятное отторжение металла регенерирующим организмом. Собратья, с которыми довелось немного пообщаться, рассказывали разные истории. Иногда доходило до того, что некоторым новообращенным приходилось быстро вытаскивать кардиостимулятор из грудной клетки, пока не дошло до более серьезных последствий.
  Подвигав ногой, будто собираясь доказать оглашенный факт, адвокат продолжил:
  - В остальном лишь нужно привыкнуть к новым ощущениям и тому, что поворачивая ручку двери, можно ее напрочь оторвать...
  Ибо печальный опыт уже имелся - дверь в спальню подтвердит.
  - А как... твой новый облик?
  Да, это сторона, которую он еще не слишком исследовал, будто чего-то боялся.
  - Если честно, то не знаю, как он выглядит со стороны... для остальных...
  - Покажи.
  - Ты действительно...
  - Покажи, - твердо потребовала журналистка.
  Андрей немного помялся, но согласился:
  - Занавесь окно...
  Оставшись в одних брюках, мужчина глубоко вдохнул. Трансформация все еще была немного болезненной, но тело постепенно привыкало. Равно как и к новой походке в новом обличье.
  Превращение, сопровождаемое треском костей, закончилось секунд через тридцать. Мужчине удалось устоять на изменившихся в строении ногах, хотя раньше падал на одно колено.
  Ира наблюдала за всем, затаив дыхание и в конце не выдержала, сделав шаг назад. Но тут же вернулась в исходное положение, посчитав его предательским.
  - Ну, как? - глухо прорычал оборотень, стараясь сделать это как можно нежнее.
  Но получилось хотя бы не угрожающе...
  Вместо ответа девушка подошла ближе и, протянув руку, коснулась пальцами полос белой шерсти на груди, а потом зарылась ладонью в густой мех.
  Не сдержавшись, Андрей аккуратно накрыл ее руку своей когтистой. Окончательно осмелев, девушка посмотрела в его синие горящие глаза и провела свободной ладонью по морде, чуть задев торчащие из пасти клыки. С ее ростом ей пришлось чуть встать на цыпочки, ибо на доставала макушкой чуть ниже груди двухметрового оборотня.
  - Может, Максим тогда и выглядел для меня чудовищем... но ты... нет, - призналась журналистка, прижимаясь крепче к мохнатому телу Лаврова.
  Ему стало тепло на душе от этих слов. Сложно представить, как сложилось бы отношение к звериной сущности, не прими ее самый дорогой в жизни адвоката человек. Но теперь... почти не осталось вещей, что терзали и без того настрадавшуюся за последнее время душу.
  - Знаешь, тогда я думала, что потеряю тебя... - продолжила Ира, прижавшись ухом к нему, в результате чего рыжие локоны, казалось, сплелись с темной шерстью. - И кое-что поняла. Все те глупые преграды, что мы ставили друг другу... это все пустое.
  Андрей думал также, но не смог бы подобрать слов лучше. Вернее, все это ощущалось в глубине души и еще предстояло вытащить наружу. Но теперь можно и не ждать...
  Не разрывая прикосновений, мужчина принял человеческое обличье и, прижав девушку к себе за талию, внимательно посмотрел в ее глаза.
  - Я рад, что ты со мной... - прошептал он.
  Хотелось сказать больше, в голове сочинялись целые дифирамбы, но все это ни к чему. Когда их губы соприкоснулись, слова оказались не нужны...
  
  Москва. Восточный фронт. 11 июля. 2009 год.
  
  Первые дни войны были полны кровопролития. Сейчас же все как-то перешло в затяжную конфронтацию. Редкие вылазки с обеих сторон не пеняли сложившейся ситуации. Но пока что обходилось без больших потерь.
  Я не понимал, почему Маркус медлит. Проще покончить с врагом быстрее, а так будут продолжать погибать собратья. Да и то, что он вытворял в Измайлово... ничего не мешает вломиться в логово Юрия и Волка и положить конец войне.
  Впрочем, слухи о проблемах в других городах давали хоть какую-то причину. Вряд ли после смерти лидера вампиры отступятся. Все-таки их главный лидер, Самаэль, находится в США. И наверняка пристально следит за ходом событий. Поэтому координировать действия наших солдат приходится по всем фронтам...
  - Ну, и как поживает твой протеже? - спросил Сивый, сидя в укрытии на крыше со снайперской винтовкой.
  Я, Сержант и еще несколько оборотней расположились чуть позади в таких же укрытия, сделанных из мешков с песком. Над нами изредка пролетали вертолеты. Видимо, следили за тем, чтобы посторонние случайно не сняли сверху происходящее.
  - Нормально, а что? - меня вопрос не смутил.
  Раньше казалось, что светловолосый сердится на мой поступок. Но, как оказалось, просто опасался проблем из-за Глеба. И совсем не в свой адрес, хоть и являлся командиром отряда.
  Пусть оборотень до конца не понимал, почему я так поступил, но внутри одобрял этот выбор. Ибо сам когда-то также спас Сержанта...
  Хорошо, что хоть из-за меня они не рассорились. Глеб бы все равно узнал, что произошло. Днем раньше, днем позже, но узнал.
  - Да ничего, просто интересно, - пожал плечами напарник. - Вроде ты можешь теперь расслабиться, эт хорошо.
  Да, часть груза с души исчезла. Но еще нужно выиграть эту войну для полного успокоения.
  - А что он дальше планирует делать? - вдруг задал следующий вопрос Сивый.
  - Не знаю... - озадаченно ответил я. - Не спрашивал. Да вряд ли захочет менять свою жизнь. Ему-то нет смысла...
  - А тебе был большой смысл вступать в оперативники?
  Хороший вопрос. Но я оставил его без ответа.
  - Погодь... - вдруг поднял руку светловолосый и, прицелившись получше, выстрелил. - Достал!
  Выглядывать нужно аккуратно. Снайперов у анархистов, конечно, практически нет. Но со способностями нелюдей можно и с Калаша очередь с большого расстояния поймать.
  Впереди за углом валялся труп неудачно вышедшего на открытую улицу врага в повязке на лице. Некоторые носили маски. Похоже, боятся возмездия, вот и прячутся.
  - Я говорил, что как минимум пятерых за день убиваю, - оборотень повернулся к одному из собратьев. - С тебя сотка, как договаривались.
  Но тот лишь махнул рукой, мол, потом.
  Вибрация мобильного заставила вздрогнуть от неожиданности. Брать телефон на поле битвы неразумно, да и со связью начались проблемы. Но приходилось, когда с Андреем не все ясно. А сейчас просто забыл вытащить из куртки...
  Кстати, как раз он и звонил.
  - Да? Что такое? - вместо приветствия быстро поинтересовался я, аккуратно отходя вглубь крыши, подальше от остальных.
  Без меня атаку все равно не пропустят.
  - Ты, на фронте? Прости, отвлекаю, позже позвоню, - смутился адвокат на другой стороне.
  - Да ладно, говори уж.
  - Скажи... тебе никогда не приходило в голову, что некоторые события в твоей жизни произошли не случайно?
  Так, похоже, психологи что-то пропустили. Что это за глубокие копания?
  - Нет, а что?
  - Прости, глупый вопрос. Только потратил время.
  После чего раздались короткие гудки. В полной прострации я вернулся обратно к остальным.
  
  Квартира Ирины.
  
  Андрей.
  
  Бывший следователь оборвал вызов и убрал телефон в карман брюк. Он стоял на балконе, голый по пояс, глядя куда-то в одну точку.
  И задумался настолько крепко, что не заметил, как женские руки обвили выделяющийся пресс. Ира прижалась к его спине, мягко коснувшись поцелуем плеча.
  - Даже не знала, что в тебе живет такая дикость... - нежно прошептала она.
  Улыбнувшись, мужчина обернулся и взял ее руки в свои.
  - Прости, я тебя разбудил...
  - Нет, уже давно пора вставать. Кажется, я пропустила работу, - усмехнулась журналистка, но после обеспокоенно спросила. - Тебя что-то гложет?
  - Нет, - сорвал адвокат. - Просто... просто хочу кое-что выяснить. Надо сходить на старое место работы, пообщаться со старым начальником. А тебе лучше поторопиться на работу.
  Поцеловав девушку напоследок, Лавров отправился собираться...
  
  УВД.
  
  Еще перед выходом начался ливень, поэтому Андрей был рад, что захватил одежду потеплее перед вчерашним походом.
  Перед тем как зайти на старое место работы, он думал закурить напоследок. Но, принюхавшись получше, выкинул пачку в мусорку. Все-таки запах слишком отвратителен, а удовлетворения никакого.
  Знакомый дежурный без лишних разговоров пропустил бывшего следователя. А уже у самого кабинета подполковника он столкнулся с лейтенантом, с которым поработал несколько лет.
  - Лавр! Какими судьбами? Ты чего так нарядился?
  Адвокат сменил весь старый гардероб. Новые дорогие рубашки, брюки хорошего покроя, а также шикарное полупальто. Деньги вскружили голову, хотелось того, что раньше было недоступно. Сейчас эйфория закончилась...
  - Здорово, да я Геннадьевича проведать зашел, - ответив, мужчина поправил ворот полупальто, с которого уже стекла вода.
  Будто стеснялся перед бывшим коллегой за свой дорогостоящий ненужный прикид.
  - О, он не в духе, - не стал скрывать лейтенант.
  - Еще бы... такое в городе творится.
  - И не говори. ФСБ взяло дело под личный контроль сразу. Но мне вот интересно... слишком много на улицах дерутся без униформы, без опознавательных знаков. Кое-кто, правда. Знак анархистов носит, но это все... еще какие-то элитные группы подъезжают, вообще без нашивок и званий. Что думаешь об этом?
  Андрей понял, что зря позволил развиться этому разговору. Он уже давно на другой стороне. Нельзя выдавать собратьев.
  - По мне это все напоминает бандитские разборки девяностых...
  Хоть Лавров и не застал эту эпоху, когда начал работать в органах.
  - Да, но не в таком масштабе же! А, ладно, - махнул рукой следователь. - Не наша головная боль. Единственное, что... молодежь какая-то с автоматами бродит. Случайно вообще там оказался, потом туда заграждения уже передвинули... задержал аж троих. А их отпустили ни за что, ни про что... что такое? Ты бы раньше за это вцепился в начальство? Я пытался, да не вышло...
  - Да я... - задумчиво протянул оборотень. - Просто. Безумие какое-то творится. К тому же на работе новой просто завал...
  - Ну, это я вижу. Чтобы так хорошо одеваться, нужно и потрудиться.
  Ох, если бы это было правдой. Режим на новом месте гораздо мягче, чем на старом. Но Андрей не привык хвастаться.
  Они попрощались, и Лавров, постучавшись, приоткрыл дверь в кабинет бывшего начальника. Тот разговаривал по телефону, но сделал свободной рукой знак, разрешая войти.
  - Нет, не мои проблемы... не мои! Все! - мягким движением Сергей Геннадьевич положил трубку. - Рад видеть тебя, Андрей...
  - Взаимно, Сергей Геннадьевич. Надо было зайти раньше, да все времени не было...
  - Да ладно, пустое. Рассказывай, как ты там?
  Телефон вновь зазвонил, но подполковник поднял и опустил трубку.
  - Работа очень хорошая, платят прилично, - не стал скрывать адвокат. - Как здесь дела? Похоже, все эта бойня и вас коснулась...
  - Частично. Нас отстранили от большинства дел, да и то что-то происходит лишь на границе нашего района.
  Теперь Андрей даже немного жалел, что не покурил перед приходом сюда. Задавать придется непростые вопросы. Да и получит ли он на них ответы? И чем это будет грозить для них обоих?
  - ФСБ? - как бы невзначай спросил Лавров.
  - Да не только... дело слишком серьезное, мне кажется, скоро начнут эвакуировать город и перебрасывать войска.
  Адвокат надеялся, что до этого не найдет. Хотя, теперь, когда знаешь как причины, так и всю тяжесть конфликта...
  - А что с моим делом? Больше не донимают?
  Ведь могли не только уволить Андрея, но и остановить карьерный рост Сергея Геннадьевича. А то и тоже заставить покинуть свой пост.
  - С чего бы? - бывшего начальника сильно удивил этот вопрос. - Кажется, мы со всем разобрались... хоть и такой ценой.
  - Да я просто так спросил... - Лавров понял, что пора переходить в атаку, иначе ничего не выйдет. - Мне всегда было интересно, зачем было поднимать столько шума из-за какого-то капитана юстиции... ведь запись они изъяли.
  - Кто знает, - развел руками подполковник. - Может, кто-то наверху решил выслужиться перед начальством. А, может, просто решили не рисковать...
  - Рисковать? Чем это? - тут же уцепился бывший капитан.
  Все-таки кое-какие навыки остались. Собеседник не ожидал такого визита, а уж, тем более, такого разговора. Дальше нужно аккуратно плести паутину из фактов, чтобы не дать ему пойти на попятную.
  - Безопасность. Очень уж им не хочется огласки, - все же нашелся Сергей Геннадьевич.
  Они сидели за одним столом, как в старые времена. Только сейчас не как коллеги, не как начальник и подчиненный. А как следователь и подозреваемый. Правда, нельзя, чтобы подполковник об этом догадался.
  - Да, умеют они подчищать хвосты, - задумчиво потер подбородок Андрей. - Жаль, только, в Измайлово быстро не среагировали.
  - Да, такую гостиницу разрушили...
  - Я был там.
  - Ох... надеюсь, тебя там не сильно задело? Там, говорят, просто бойня была.
  Две пули в брюшину. Очень хотелось это ляпнуть. Но рано.
  - Теперь я точно в порядке, - слегка улыбнулся Лавров. - Но там хорошо постаралась охрана. У них там настоящие профи.
  Бывший начальник отвел взгляд. Похоже, удалось нащупать слабое место. Теперь нужно как следует надавить.
  - Я знаю, что эти два дела связаны, - раскрыл мужчина все карты. - А вся эта бойня, что происходит сейчас... лишь конечный результат.
  Подполковник молчал, переводя взгляд с одной вещи на столе к другой, но потом продолжил гнуть свою линию:
  - И откуда у тебя такая информация?
  - Нас прослушивают? - на всякий случай, поинтересовался Лавров.
  - Нет. Откуда у тебя такая информация?
  - Из первых рук...
  - Тогда забудь обо всем. Это слишком опасная игра.
  - Я уже в этом игре. По самые уши...
  Сергей Геннадьевич сначала не понял пронзительного взгляда адвоката, но потом склонился над столом, закрыв лицо руками.
  - Господи... как же тебя угораздило? Теперь ты...
  - Да. Меня смертельно ранили вампиры. И спас один парень.
  Бывший начальник сдвинул руки вниз, показывая глаза, в которых читалась неподдельная тревога.
  - Прости меня... я просто попросил их, чтобы с тобой обошлись мягко... чтобы помогли обустроить жизнь. Не думал, что так получится...
  В этот момент Андрей понял, что не сможет дальше играть хладнокровного, озлобленного и оскорбленного отставного капитана, которого обратили против воли. Все не так, ибо мир не сшит черно-белыми нитками, хоть многим так проще...
  - Я понял, что не смогу о многом спросить собратьев. По крайней мере, не сейчас... вы единственный, к кому можно обратиться. Но не хотелось бы, чтобы этот разговор повредил нам обоим...
  Он уже хотел уйти, но подполковник жестом остановил его. После чего запер кабинет и вернулся обратно на свое место.
  - Здесь нет наблюдатель, я лишь докладываю Глебу о важных вещах, не более. Моя персона его мало интересует.
  - Глеб? Один из ближайших командиров Маркуса?
  - Да, один из главных. Ему подчинены все наши структуры в той или иной мере. Кто-то просто получает уведомления сверху, а кто-то работает в более тесном контакте, как я. То есть, посвящены в тайну...
  Для Андрея это не стало большим откровением. Как еще можно скрыть правду, не подчинив все главные государственные структуры? Или, хотя бы, не договориться работать в общих интересах.
  - Когда вы в первый раз узнали об их существовании?
  - В октябре тысяча девятьсот девяносто третьего... тогда у оборотней были какие-то внутренние разборки. В общем, долгая история...
  У Лаврова было подозрение, о каких события идет речь. Но все же он воздержался от вопроса.
  - Почему вы им помогаете? Вас заставляют? Угрожают? Дают взятку?
  Пожалуй, одна из главных вещей, которую хотелось выяснить. Ну не может подполковник, которого он знает столько лет...
  - Потому что они единственные, кто способны защитить нашу страну.
  Ответ поверг бывшего капитана в ступор:
  - Объясните...
  - Оборотни жили здесь с незапамятных времен. Они - неотделимая часть нашей истории.
  - Из-за них здесь идет война... - процедил адвокат.
  - Не все войны были из-за них. Например, война в Чечне, Грузии - это дело людей.
  Лавров слегка скривился от упоминания о Чечне. Его отец, кадровый военный, погиб там в девяносто пятом...
  - Это все равно не отменяет факта, что наша страна просто оккупирована.
  Да, их психологи объясняли Андрею, почему происходит война. Не столько из-за кровной вражды, идеологических разногласий и прочего, но и за ресурсы и территорию. Только вот у люди редко стараются доводить до кровавой бойни...
  Услышав последние слова, бывший начальник улыбнулся, а потом чуть засмеялся:
  - Думаешь, такой лакомый кусок, как Россия, остался бы нетронутым? Все ведущие страны мира, так или иначе, находятся в тесном сотрудничестве либо с вампирами, либо с лугару, либо с оборотнями других видов... Причем сотрудничество взаимовыгодное.
  Это тоже объясняли. Но другие страны мало интересовали адвоката. И, похоже, зря.
  - Ты мне вот, что скажи, Андрей... ты испытываешь ненависть?.. За то, что тобой произошло? Или к себе...
  - Нет. В том, что случилось, никто не виноват. Наоборот, я благодарен, что меня спасли... иначе... я бы так и не попросил прощения у Иры. И... - он запнулся и замолчал.
  - Рад, что вы вместе. Она хорошая девушка, - каким-то образом бывший начальник неплохо знал ее, несмотря на то, что они вроде не пересекались, но это уже не вызывало вопросов. - А в остальном... в мире есть некий баланс, благодаря тому, что существуют те, кто превосходит людей. В принципе, он неизбежно должен был появиться...
  Да, этот баланс заключается в простых правилах. Либо воюет только нелюди. Либо нелюди и простые солдаты по обе стороны баррикад. Причем война первых так и остается в тени...
  Нарушение подобных негласных правил приравнивается к попытке раскрыть тайну существования. В результате чего напортачивший вид давят остальные, имея на это полное право.
  - На самом деле, мне просто претит вся эта форма тотального контроля, манипулирования и всего остального... - Андрей отвел взгляд.
  Да, причина абсолютно банальна. Но когда узнаешь, что многие теории заговоров, что бродят в умах людей, правда... от старого мира ничего не остается.
  - У тебя есть предложение, как обойтись без этого? И ты думаешь, в других странах все иначе? И разве только нелюди занимаются подобным? Это свойственно любым структурам такого уровня...
  Да, а он, чертов идеалист, думает, что можно поменять этот мир. Похоже, нет. Многие пытались и многие закончили путь в могиле.
  - Значит, получается так, что воюя за оборотней, воюешь за свою страну...
  Что бы на его месте сделал отец? Послал все к чертям? Вполне возможно. А, может, не изменил бы своим понятиям о патриотизме. В принципе, именно он научил Андрея приспосабливаться, да и всегда говорил, что политики и высшие чины только направляют, а историю все равно строят солдаты.
  - Получается, так, - без лишних предисловий ответил Сергей Геннадьевич.
  УВД Лавров покинул совершенно потерянным. Мало что нового прояснилось, но сложились старые паззлы мозаики, что мучила его на протяжении долгих дней.
  Вокруг ходили встревоженные люди. С детьми старались выходить на улицу только по необходимости. Все они, так или иначе, причастны к этой войне. Только не могут ничего изменить. А вот Андрей может...
  Рука потянулась за мобильным, но все же адвокат решил, что не стоит беспокоить Максима по пустякам. По крайней мере, пока тот на фронте. А он отсиживается здесь, будто это его не касается...
  
  Москва. База анархистов. 29 июля. 2009 год.
  
  Эдвард.
  
  - Внимание, всем постам, наша цель в здании. Повторяю, цель в здании, - высший командир следил через бинокль с высокого здания за происходящим.
  Это не логово врага - просто оперативная база, представляющая из себя недостроенный торговый центр. Но именно сегодня там должен быть Волк и еще кое-кто из верхушки вампиров. Сам Юрий, как говорит разведка, вообще почти не занимается войной, в отличие от его лейтенанта Игоря и еще одной персоны, о которой не удалось ничего выяснить.
  Лидер анархистов же успешно держался в тени, руководя действиями своего сброда из неизвестного места. И только изредка покидал свою нору. Что осложнило подготовку к операции. Даже взятые в плен анархисты либо не сознавались до конца, либо просто мало что знали. Стоит отдать должное, подготовился их враг хорошо. Поэтому не стоит его недооценивать.
  Что Глеб и делал, решив действовать грубой силой. Наверное, поэтому Маркус направил высшего командира для помощи коллеге. Всеми правдами и неправдами удалось внести корректировки в ненадежный план.
  Теперь вокруг здания не просто привлекающее к себе внимание кольцо, которое ничего не стоит прорвать и вырваться наружу, а несколько больших оперативных групп. Достаточно мобильных, чтобы не только наступать, но и преследовать врага. Поэтому туда никто не пойдет с тяжелыми пулеметами и гранатометами. Только автоматы и дробовики для ближнего боя. В противном случае можно было бы просто пригнать десяток Градов и сравнять здание с землей. Но у них тут пока не полномасштабная война...
  - Понял, Беркут, - донеслось из динамиков рации. - Мы на месте. Цель в зоне видимости второго отряда...
  - Снять получится?
  - Рискованно, но возможно.
  Тут в динамики ворвался еще один голос. Это оказался Маркус.
  - Кто находится рядом с Волком?
  По этой частоте отозвался командир второго отряда:
  - Лейтенант Игорь и неизвестный в деловом костюме. И очках...
  - Убрать его первым. Это приказ.
  Эдвард не видел в этом смысла. Гораздо лучше взять таинственную фигуру в плен и допросить. Тем более, как говорят разведданные, он просто человек...
  Но все-таки высший командир не стал спорить. Но ему было интересно, как с ними связался Маркус. Это же закрытая частота. Неужели он сам где-то рядом?
  
  Кэтрин.
  
  После долгих дней заточения в подземелье выдалась возможность глотнуть свежего воздуха. И пустить кровь...
  Первое боевое задание за долгое время оказалось весьма авантюрной операцией. Из их 'авторитетного' источника поступила информация, что есть шанс ликвидировать важных представителей нечисти. Прямо политическое убийство, не иначе.
  Информация весьма подробна, не придерешься. Поэтому, получив весточку всего несколько дней, Мастер вместе с остальными разработал план. Но вампирше он не нравился. И дело не в страхе смерти. А в том, что им придется лезть под чужие пули, в то время как сами твари успешно друг друга перестреляют.
  Хотя, стоит признать, они должны появиться под самый закат этой вечеринки.
  - Помните, стреляем во все, что шевелится. Даже если там будут люди - они наши враги. Всем ясно? - объявил Шрам, но больше всего внимания уделил брюнетке.
  Да, ведь она может увидеть ауры, а, значит, по мнению контуженного, замешкается, увидев человека... что ж, пусть думает.
  Они сидели в джипе, наготове. Пригнали сюда двадцать человек, в каждой машине по четыре персоны. Кэтрин не хотелось думать о том, что жизнь может вот так просто оборваться в мгновение ока, окажись у врага хотя бы пара гранатометов... чертов дурацкий план. Наверняка, глава Ордена поддался уговорам контуженного...
  - Ладно, раз всем все ясно... - охотник крепко вцепился в руль так, что ожог на лице начал чуть подрагивать, - ждем представления.
  
  Я не думал, что окажусь в настоящей штурмовой группе. Но нескольким зарекомендовавшим себя отрядам было предложено поучаствовать в крайне важной операции. Правда, наша группа отличилась в основном числом убийств, за которые большей частью в ответе именно Сивый, ибо работал на дальних дистанциях.
  Но как бы то ни было, теперь предстояло увидеть суровых солдат-оборотней в действии. Сие не означало, что мы останемся на задворках. Напарнику предложили стать одним из пяти снайперов, что собирались снять важные цели. В том числе, как выяснилось прямо перед операцией, Волка и Игоря. Даже пронял откровенная зависть... такая удача выпадает крайне редко, даже в жизни оборотня.
  Операцией руководили Глеб и Эдвард и, говорят, Маркус за всем следит по рации, несмотря на то, что находится на северном фронте, где все гораздо жестче, чем здесь...
  Командир обороны Москвы находился с третьим отрядом на другом конце района. А первый отряд немного поодаль. Таким образом, вокруг здания образован треугольник, который не должен дать врагу сбежать.
  Еще несколько наблюдателей докладывают информацию о других передвижениях, так что все должно пройти гладко...
  Большинство этих тонкостей обсуждалось на подробном брифинге в Башне. Все, как у серьезных военных. Каждому отводилась собственная роль. Впервые такие подробности. Обычно на войне давали команды отдельным отрядам, но никак не отдельным лицам.
  Никаких телефонов и прочей мешающей мишуры. Только бронежилеты, автоматы и дробовики про запас. Ну, и пистолеты в качестве последнего решения проблемы.
  Такая операция - большой риск. Но не хотелось писать прощальное письмо родителям или говорить об этих переживаниях Андрею. По крайней мере, появился человек, который точно передаст весточку в случае моей гибели. Ибо Сивый с Сержантом согласились сделать тоже самое, но у обоих настолько же опасная работа.
  Хотя, адвокат в последние дни вел себя странно, а Ира так вообще ходит бледная, улыбаясь с трудом. Может, разлад?.. Впрочем, пока что не моего ума дело.
  - Так, господа, - выслушав сообщение по рации, назначенный командиром второго отряда оборотень присел на одно колено рядом со снайперами. - Снимаем очкарика первым по команде, - после чего он начал следить через бинокль за происходящим.
  Я пытался приглядеться, но даже со звериным зрением ничего не получалось. Слишком уж далеко находилась база. Зато не обнаружат до нужного момента.
  Сержант, увидев эти бесплотные попытки, протянул бинокль.
  - Спасибо...
  Так гораздо лучше. Не слишком ли открытое место для встречи? Их всех видно через большой, не заделанный проем в стене. Не только три важных цели, но и другие солдаты-анархисты.
  Похоже, Волк стал слишком самоуверен. Почему? Неужели война складывается в его пользу?
  - Приготовились... - раздалась команда.
  Вот так все просто. Будь ты опасный вампир, лугару, а уж, тем более, человек, все решит один выстрел. Который даже не увидишь... Подобная хрупкость несвойственна мифическим существам, но жизнь слишком жестока и правдива даже для нас.
  - Огонь!
  Казалось, время вокруг замедлилось, и можно было проследить полет смертоносных железных пчел в направлении ненавистных врагов.
  Пули летели чуть наискось вниз, так как наша крыша находилась уровнем выше, чем место встречи союзников.
  Но результат оказался непредсказуемым... тот очкарик так и остался стоять, а вот Волк упал, скрывшись с поля зрения прицелов за ближайшим столом и спинами подчиненных. Рикошет?..
  - Черт! Работайте по всем! - командир быстро принял решение и доложил Эдварду. Беркут, это провал!
  Снайперы начали стрелять по всем присутствующим, стараясь выделить шишек. Но очкарик быстро исчез из поля зрения. Равно как и Игорь. А вот Волка один из анархистов потащил вглубь здания.
  - На штурм! Все на штурм! - раздался команда Глеба.
  Все рванули с места. Сивый, как и остальные, бросил винтовку за ненадобностью, переключившись на дробовик.
  Для любого постороннего наблюдателя зрелище со стороны способно внушить как страх, так и благоговение. Несколько десятков обвешанных оружием людей неслись со скоростью олимпийских спортсменов, перепрыгивая через высокие препятствия.
  В рядах врага после неудавшегося покушения началась неразбериха. Поэтому первое сопротивление повстречалось уже после того, как удалось перескочить бетонный забор. При этом анархисты оказались быстро подавлены несколькими выстрелами из подствольных гранатометов солдат. Так что дальше приходилось прорываться через каменную пыль и дым.
  Автомат не пригодился, пришлось брать в руки дробовик. Еще имелась граната для крайних случаев. Хорошо, что план здания был известен, ведь в этих серых коридорах с легкостью можно заплутать.
  Стоило кому-то показаться в зоне видимости, как я, Сивый и еще двое прикрывающих солдат открывали шквальный огонь. Стоило заглянуть в один из боковых коридоров, как в атаку ринулся вампир. Но тут же обмяк, получив заряд серебряной дроби в грудь. Мелкая сошка, себя не залечит...
  Впереди находилось большое открытое пространство, поэтому солдаты дали отмашку зачищать боковые помещения дальше, а сами приготовились вести бой на дальних дистанциях. Сержант к этому времени уже удалился в один из коридоров вместе с двумя другими оборотнями.
  Повсюду эхом раздавались выстрелы и гремели взрывы. Сложно понять, откуда идет стрельба, но хотя бы шаги врагов удавалось зафиксировать более-менее точно.
  Сделав несколько знаков, прижавшись спиной к стене, напарник направился внутрь следующего помещения. Что-то надвигалась, скрежеча по полу. Похоже, местные анархисты приняли звероформы. Ибо нашим соратникам придется постараться для этого. Все-таки бронежилет одет, который с трудом порвется, уступая стремительно растущей массе тела.
  Одна из стен оказалась обмотанным пленкой перекрытием. Стоило раздаться каким-то звукам, как я выстрелил несколько раз, стараясь попасть по источнику шума. Чье-то тело грузно обмякло на полу.
  - Отлично! - шепотом оценил Сивый и тут же резко развернулся.
  У врагов кончились патроны, поэтому они старались втянуть нас в ближний бой. Мне и раньше приходилось видеть оборотней-девушек в звероформе, но вот убивать до этого не приходилось. У нас в оперативниках и даже в солдатах водились такие бой-бабы, но среди анархистов в основном водились слабовольные девушки, с которыми даже не знаешь, что делать, если столкнешься... даже не хотелось выяснять их судьбу.
  Но здесь они нападали вместе с мужчинами со всей возможной яростью, проникая как через дверные проемы, так и полиэтиленовую перегородку.
  Уклонившись от когтей, я перекатился в сторону, отстреливая ногу одному из противников, пока другой рукой за долю секунды достал револьвер из кобуры. Несколько выстрелов угомонили еще одну девушку-оборотня, в то время как светловолосый просто поливал серебром каждого анархиста в зоне видимости, прижавшись к стене, чтобы защитить тыл.
  Последний выстрел из моего дробовика снес нижнюю челюсть оборотня, при этом часть дроби нашла путь через черепную коробку наружу. Теперь время перезарядиться, а то мы оказались почти на нуле. Благо патронные ленты поверх бронежилета облегчали эту задачу.
  На секунду один из трупов напомнил Клима. Тогда была тяжелая схватка. Но сейчас... оборотень - не оборотень, главное у кого пушка...
  Бои, тем временем, продолжались. Вскоре мы должны были выйти к одному из павильонов, но неподалеку послышались посторонние шаги. Наших тут быть не должно...
  Однако, это оказался Эдвард. Один, без прикрытия.
  - Волк пошел туда. Нужно его достать, - быстро объяснил он ситуацию, при этом подразумевая приказ идти следом.
  Выстрелы вокруг постепенно стихали. Анархистов оставалось все меньше, ибо наши ребята не могут проиграть этому сброду.
  - Это Беркут, преследуем Волка. Обеспечьте прикрытие с другой стороны от главного павильона...
  Но в ответ раздалось лишь шипение рации. Похоже, местный бетон совсем не пропускает связь нормально.
  Редкие кровавые капли говорили о том, что выбранный путь правильный. Наконец, вдалеке раздались голоса...
  - Уходи!
  - Нет...
  - Я сказал, уходи! Для меня все кончено!
  Я выглянул первым из-за угла и показал остальным два пальца. Истекающий кровью Волк стоял у стены. Отскочившие от очкарика пули пробили плечо в двух местах. А рядом его держал за плечо анархист. Лицо незнакомо, но вот глаза забыть невозможно...
  Это тот лугару, который приказал Климу убить Дмитрия!
  Порыв ярости закончился тем, что я резко выглянул из-за угла, открывая огонь из висящего на ремне автомата, так как дробь на таком расстоянии не сможет толком поранить.
  - Стой! - только и успел сказать Эдвард, но слишком поздно.
  Вот так поддался эмоциям, как какой-то новичок...
  Стрельба по обоим анархистам ничего не дала. Лидер анархистов выставил телекинетический щит, прикрывая обоих.
  - Беги! - после очередного приказа лугару все-таки побежал прочь.
  - Я с ним разберусь, стойте здесь, - Эдвард вышел вперед.
  - Хотя бы прикроем огнем, - проявил инициативу Сивый и, выйдя из-за угла, аккуратно открыл огонь из автомата от бедра.
  Хоть и бесполезно, но позволит высшему командиру приблизиться. Иначе стрелять можно очень долго, пока у врага не закончатся силы. А, по слухам, он крайне сильный представитель своего вида...
  Раненый противник выставил руки вперед. Через секунду мощная волна огня заполонила все помещение. От неожиданности светловолосый упал, но мне удалось затащить его за угол в последнее мгновение. Один раз он уже горел от огня лугару, хватит.
  Эдвард же совершил мощный прыжок, оказываясь выше огненного вала, выхватывая посеребренный армейский нож в полете.
  Волк попытался отбросить врага силовой волной, но оборотень успел приземлиться и воткнуть лезвие в бетонный пол, тем самым удержавшись на месте.
  Следом резкий рывок. Лидер анархистов пытается снова ударить огнем, но ладонь оказывалась моментально проткнута. Следом вторая. Тогда противник сделал сальто назад, заставляя отступить высшего командира на пару шагов. Прямо в воздухе формируется несколько ледяных шипов, но мне удается расстрелять их из Калаша. Последняя отчаянная атака представляла из себя молнии, бьющие с кончиков пальцем. Эдвард отклонился в сторону, показывая молниеносную реакцию, после чего швырнул в ответ нож в здоровое плечо врага, в результате чего вторая рука безвольно повисла. Прыжок, лезвие покидает тело врага. Но лишь для того, чтобы полоснуть по груди, бедру и горлу. Техника владения ножом просто поражала...
  Последний удар в сердце покончил с главой анархистов навсегда. Оборотень пнул ногой обмякшее тело, даже не утруждаясь вытаскивать холодное орудие.
  - Спасибо, выручили, - победно улыбнувшись, Эдвард повернулся к нам.
  Все-таки молнии сумели достать руку. Куртка пробита, из отверстий шел легкий дымок. Но, казалось, это высшего командира совсем не беспокоит.
  - Эту тварь убить проще, чем я думал... - хмыкнул Сивый, решив слегка помародерствовать, ища в карманах трупа что-то, что можно взять в качестве трофея.
  Я же просто смотрел, опустив дуло дробовика вниз. Может, это не главный кукловод. Но определенно одна из главных фигур в этой партии. И чем все закончилось? Он лежит мертвый вместе с остальными анархистами, ничем от них не отличаясь. Стало ли легче на душе? Возможно, да. Хотя, смерть беглеца-лугару определенно бы стала вишенкой на торте победе... ничего, далеко уйти не удастся. Вся организация после смерти главного развалится. Все будут преданы расстрелу. Так приказал Маркус. И я на сто процентов одобрял это решение. Бешеных собак нужно не лечить, а убивать...
  - Ничо нет! - разочарованно фыркнул Сивый.
  - Хватит, пошли, - Эдвард направился вперед, хлопнув его по плечу.
  Впереди должны быть отряды Глеба, которые уже должны закончить зачистку. Выстрелов больше нигде не слышно. Кажется, все кончено...
  - Это Беркут, Волк ликвидирован. Повторяю, Волк ликвидирован, - по мы шли вперед, докладывал по рации оборотень.
  Но в ответ опять только шипение.
  - Да что за хрень с этой штукой? - он в недоумении постучал по месту, где находились батарейки, после чего обратился к светловолосому. - Может, у тебя получится?
  - У меня сгорела... - в ответ тот постучал по обгоревшему куску пластика, висевшему на бедре поверх почерневшей одежды.
  Пришлось понадеяться, что нас услышали. Но выход уже скоро, остался последний павильон...
  - Где все? - тихо спросил я, перехватывая автомат обеими руками поудобнее.
  Никого. Только трупы анархистов и пары наших солдат.
  Мы двигались вдоль одной из стен, как со второго яруса раздалась стрельба, вынуждая искать любое попавшееся укрытие.
  - Прекратить огонь! - в эту же секунду раздался чей-то командный голос. - Я сказал, прекратить!
  Неизвестные прекратили. Но я не спешил высовываться. Вряд ли свои ждали кого-то здесь в засаде.
  Вперед вышли пять фигур с очками ночного видения на голове. Все-таки на дворе ночь, темнота хоть глаз выколи. Значит, это люди... охотники.
  - Выйдите! Немедленно!
  Ага, конечно. А нас просто так пристрелят... Впрочем, что им мешает нашпиговать строительные материалы, за которыми удалось скрыться от обстрела?
  Эдвард же просто взял и вышел вперед, жестом призывая сделать тоже самое. Я и Сивый переглянулись, но спорить не стали. Какого черта он так легко сдался?..
  Удивительно, но встреча с охотниками пробудила воспоминания о тех двух роковых случаях. Вновь пыталось взять вверх то самое чувство беспомощности, но его удалось подавить. Они всего лишь люди. Анархисты куда более опасные противники... даже необученные. По крайней мере, так легче себя убедить...
  Но кого я не ожидал здесь увидеть, так это Кэтрин. Вампирша единственная не пользовалась приборами ночного видения. Поэтому, когда наши взгляды встретились, она удивилась не меньше. Но ничего не сказала, лишь перевела взгляд вместе с дулом автомата на Сивого.
  Их лидер, лысый верзила со страшным ожогом на лице с автоматическим дробовиком, поднял очки ночного видения вверх, кажется, не менее удивленный данной встрече. Точнее, на нем вообще лица не было...
  - Лейтенант, - первым начал диалог Эдвард.
  Так они знакомы... вот почему охотники до сих пор нас не убили.
  - Значит, живой...
  - И ты живой... хотя во всех сводках числишься мертвым. Даже нашли кого вместо тебя похоронить...
  Высший командир держался хладнокровно, но я понимал, что внутри него бушевали чувства. Равно как и в охотнике. Только у второго они еще более противоречивы.
  - А ты просто пропал без вести! Теперь ясно почему... стал очередной тварью...
  - Это все еще я, Сергей, - тихо ответил оборотень, отчего охотник вздрогнул.
  - Чушь... но я все равно дам тебе уйти. По старой дружбе...
  - Ты охренел? - возразил один из охотников.
  - Заткнись!
  - Мы уйдем все вместе.
  Такое благородство, конечно, радует, но, кажется, он все давно решил.
  - Нет, только ты. Тебе ничего не стоит бросить своих людей второй раз, капитан... - подняв дробовик, процедил охотник.
  - Все было не так.
  Напряжение продолжало нарастать. Любой готов спустить курок. И победителями нам не выйти. Трое против... тринадцати. Еще, может, кто в укрытии отсиживается... паршиво. Куда же делись остальные?
  Тут на пол что-то приземлилось. Что-то небольшое, круглое...
  - Граната! - крикнула Кэтрин, телепортируясь в сторону.
  Мы же втроем отскочили за ближайшее бетонное перекрытие. Но граната и не думала взрываться. А вот те, что полетели, очень даже взорвались, издавая громкий, закладывающий уши хлопок и ослепляя ярким светом охотников. Дальше раздались одиночные выстрелы из снайперской винтовки. Но я этого уже не увидел, ибо убегал с остальными куда подальше. Выигранное неизвестным союзником время помогло скрыться. Лишь под самый конец пули начали врезаться в бетон за спиной.
  Кажется, прийти в себя от волны адреналина удалось лишь в паре кварталов от базы анархистов.
  Сивый привалился к стене боком:
  - Повезло, конечно...
  - Ребят, - Эдварду, казалось, все нипочем. - Я хочу вас попросить... об этой встрече, если и придется докладывать, то не говорите о подробностях. Хорошо?
  - Без вопросов, - тут же пообещал я, а светловолосый просто кивнул.
  В конце концов, это все для высшего командира.
  Нам же остается праздновать как победу, так и дерзкий побег из засады охотников. Такое ощущение, что скоро все везение канет в лету...
  
  Москва. Башня Маркуса. 30 июля. 2009 год.
  
  Маркус.
  
  - Ты меня подставил! - Глеб ударил ладонями по стеклянному столу для конференций в кабинете вожака. - Зачем ты приказал гнаться за этими одиночками?! Их никакого труда выловить после не составит! А теперь меня Эдвард заживо сожрет!
  - Не сожрет... - вожак даже не обернулся, а продолжал смотреть в разбитое окно башни.
  Парочка вампиров Юрия решила похулиганить и открыли стрельбу сегодня рядом с небоскребами из винтовок.
  Одного удалось угробить, а вот второй сбежал...
  Впрочем, то, что кабинет на такой высоте сильно продувало, совсем не смущало оборотня.
  - Неужели ты меня прикроешь?
  - Да, прикрою. Это все была проверка...
  Здоровяк оказался сбит с толку. Настолько, что аж присел на ближайшее кресло.
  - И что это была за проверка?
  Маркус обернулся:
  - Я проверяю всех своих людей тем или иным способом. Мне казалось, что ты самодур, не уважающий чужого мнения. Конфликты с Эдвардом это лишь подтверждали.
  - Я не понимаю...
  - И правильно. Главное, что ты готов выполнять мои приказы. А теперь иди.
  Стараясь не смотреть на белый глаз вожака, высший командир поднялся и с написанным на лице непониманием покинул кабинет.
  Через двадцать минут в кабинет ворвался Эдвард. Глеб успел рассчитать время и вовремя смыться.
  - Я знаю, что ты хочешь, - не дал начать Маркус. - Но сразу нет. Глеб выполнял мой приказ. А тебя я не бросил, оставил людей на стреме.
  - Ага, одного!
  - Зато профессионала. Вы выбрались, остались живыми-здоровыми. Охотники, конечно, сбежали, жаль...
  - Мы могли их всех схватить! - возразил оборотень.
  - Чтобы ты обратил своего старого друга?
  Тот осекся.
  - Это твои проблемы, сам их решай. Вмешиваться не буду. Главное, чтобы это не помешало общей работе.
  Больше претензий у Эдварда не осталось. Неизвестно, как вожак может повернуть этот разговор про старого друга. Поэтому стоит быть благодарным хотя бы за такое предложение.
  - И еще главное, что Волк мертв. Можно поздравить тебя с победой.
  На небе поблескивал рассвет. Но все равно солнце не желало показываться, скрываясь за проходящими облаками. Мощный ветер опять обдал обои оборотней. Высший командир даже сделал шаг назад.
  - Мне помогали...
  - Это хорошо. Мы сильны, потому что едины. А разногласия только усугубляют ситуацию.
  Эдвард понимал, что вожак знает об этом как никто другой.
  - Что будем делать дальше? - вздохнул высший командир.
  - Дальше ждать... война складывается далеко не в пользу клана Самаэля. Скоро они залягут на дно, предав Юрия.
  - Но мы ведь выбьем их из городов навсегда?
  - Если те не заключат перемирия, конечно.
  Оборотень поднял брови:
  - О каком перемирии идет речь? Они сами начали войну. И теперь наш шанс выбить их из России навсегда.
  - Они все равно вернутся вместе с остальным кланом. Поэтому нет смысла рисковать жизнью солдат, - вожак повернулся в кресле, закинув ногу на ногу.
  - Чтобы они продолжали диверсии в тылу?
  - Это неизбежно...
  Весь план уже давно просчитан вместе с Семеном. И вносить какие-то коррективы не имеет смысла.
  - Что-то еще? - спросил после паузы вожак.
  Но Эдвард лишь покачал головой.
  
  Москва. Гостиница Космос. 30 июля. 2009 год.
  
  Юрий.
  
  Вампир сидел в своем кабинете тише воды, ниже травы. Большая часть его приказов проходила уточнение у Павла и Игоря и доходила до личного состава в измененном виде. На совещаниях с лейтенантами приходилось угрюмо молчать где-то в углу. Лишь изредка дозволялось высказать какие-либо комментарии.
  Единственное, что грело душу, так это то, что война шла не слишком хорошо. А в последние дни так вообще очень плохо. Даже не получилось дестабилизировать обстановку в стране. Каким-то образом оборотни сумели вывернуться. Ни экономического спада. Ни даже из хоть какого-то города выбить мохнатых не удалось. Хотя, Владивосток практически пал. Но теперь он потерян навсегда. Всех сородичей там перебили...
  Глядя на весь этот цирк, европейский клан, наверняка, посмеивается. Что ж, это будет Самаэлю уроком. Нечего доверять человеку, да еще неизвестного происхождения, такую важную миссию. Провал самого Юрия ничего не стоит по сравнению с таким эпичным фиаско Павла.
  Поэтому когда очкарик в потрепанном костюме переступил порог, он лишь улыбнулся, показав выросшие клыки.
  - Ну, что? Вижу, встреча прошла продуктивно.
  - Волк мертв... - ответил тот, поправив очки. - Его банда скоро разбежится.
  - Тебя это почему-то радует.
  - Почему нет? Самаэль все равно посчитал эту войну... полезной.
  - Каким это образом? - напрягся Юрий.
  - Благодаря твоему неудавшемуся покушению, ему стало ясно, что слухи о вожаке - правда. Ведь лугару очень не любят афишировать информацию о своих поражениях... следующий же плюс в том, что мы смогли оценить силы противника. Ваш вид не сражался с оборотнями в большом конфликте около семидесяти лет. А повелитель очень осторожен...
  - Ну? И что будет дальше?
  - Дальше? - Павел убрал руки за спину. - Мы все покинем Москву, осядем в Новосибирске. Заодно перевезем тайно обращенный молодняк, который будем тренировать. А после заключим перемирие с Маркусом.
  - На каких же условиях? - фыркнул вампир. - Он нас так просто не отпустит.
  - Тебя он не отпустит...
  - Поясни, - Юрий медленно поднялся с кресла.
  - Наши послы договорились с вожаком буквально в эти часы. Оборотням тоже не выгодна эта затяжная война. Мы заплатим некоторую контрибуцию. И отдадим тебя.
  На вампира словно вылили ушат холодной воды. Просто не было слов... какую наглость еще готов выкинуть этот человечишка?!
  - Это необходимо, а Самаэль одобрил. Маркусу нужно событие, которое поставит жирную точку в этом конфликте.
  - Да пошел ты!
  Но Павел лишь улыбнулся:
  - Твой труп станет символом нашего поражения. Ты предан анафеме официально. Прощай...
  - Ты не уйдешь отсюда живым, мразь!
  - Хочешь еще раз попытать счастье? - человек выставил руку, и вампиру пришлось смириться.
  Тому удалось выкинуть с крыши даже Маркуса. Он ему не ровня.
  На этом встреча закончилась.
  Простояв в ступоре несколько минут, Юрий взялся за телефон. Вскоре на другом конце ответил спокойный холодный голос с немецким акцентом:
  - Павел еще не передал тебе послание?
  Чтобы показать свое уважение, вампир начал говорить по-немецки:
  - Мой повелитель, ведь это все чудовищная ложь, ведь так? - он нервно улыбнулся.
  - Нет, все верно. Павел никогда не ошибается в формулировках...
  - Но за что вы так со мной?! Я служу вам не один десяток лет!
  - И забыл свое место, власовец. То, что я подобрал тебя в сорок четвертом, еще не значит, что я решил сделать тебя достойным членом нашего общества. Всегда нужен кто-то, кем можно пожертвовать во благо клана...
  У Юрия дрожали руки, а зубы скрежетали так, что наверняка было слышно собеседнику.
  - Я благодарю тебя за усердную службу... прощай.
  Под аккомпанемент коротких гудков вампир разразился отчаянным воплем. Но в пустом здании его никто не услышал...
  
  Убежище охотников. 30 июля. 2009 год.
  
  Шрам.
  
  - Ты понимаешь, что подставил всю группу?!
  Мастер разговаривал с охотником наедине, в то время как Кэтрин, Коготь и еще несколько участвующих в операции слушали неприятный разговор за дверью. Погибло пять охотников. И даже пятнадцать убитых среди нечисти совсем не искупали потери. Такой результат лет двадцать-тридцать еще бы был приемлемым, но сейчас это просто позор...
  - Я должен был убедиться! - твердо ответил Шрам.
  - В чем?! - продолжал рвать и метать старик, тяжело дыша.
  Казалось, его вот-вот хватит удар.
  - В том, что это действительно тот человек...
  - Это уже не человек!
  - Я знаю!
  - И ты все равно решил поиграть в благородство! Доигрался до трупов! Ладно... все могло быть еще хуже.
  - Это больше не повторится, - пообещал охотник.
  Но глава Ордена лишь хлопнул по столу ладонью:
  - Что мне твои обещания?! Там не должно было остаться свидетелей, а теперь многие знают твое лицо, лицо Кэтрин, Когтя и остальных! И знают, что среди нас теперь есть не только люди! Впрочем, наверняка, знаю уже давно...
  От этого девушка за дверью скривилась, в то время как Коготь не отреагировал никак. Хорошо, что хоть не назвал унтерменшей.
  - Это мои проблемы, и они никак не затронут Орден.
  - Уже затронули. Ты отстранен от охоты. Позже решу, что с тобой делать. А теперь позови Когтя, хочу послушать отчет об операции.
  Это значило, что отчету охотника он больше не доверял.
  Отдав честь, Шрам вышел в коридор. С каменным лицом, погруженный в свои мысли. Но, тем не менее, поманил Кэтрин за собой.
  Вампирша до последнего момента не понимала, в чем дело, пока мужчина не прижал ее за хрупкие плечи к грязной обшарпанной стене бункера:
  - Ты врала мне и продолжаешь врать!
  - Чего тебе надо, контуженный?! - резко возмутилась брюнетка, но все-таки не рискнула вырываться.
  Наверняка, боялась, что он сорвется и даст поддых. А удар для человека у него весьма силен...
  - Я все-таки заметил, как ты смотрела на того оборотня... и когда он убегал, ты не выстрелила ему в спину, хотя у тебя были все шансы! Кто он такой?
  - Не твое дело...
  - Нет, как раз мое. Я тебя здесь прикрываю. Неизвестно, как отреагирует Мастер на твою маленькую интрижку... а уж остальные... - Шрам слегка склонил голову в сторону, продолжая вкрадчиво говорить.
  - Ты сам облажался не меньше! А то и больше. Едва не всех не угробил. Из-за моих действий никто не погиб...
  - Ага, кроме Хантера... - ляпнул охотник и тут же об этом пожалел.
  Чисто по-человечески пожалел. А не потому что глаза Кэтрин налились красным, а хлесткий удар по щеке свалил навзничь. Сейчас она выглядела крайне опасной... казалось, вот-вот потеряет контроль.
  - Не смей... так... говорить... - с придыханием процедила брюнетка.
  - Не буду, - буркнул в ответ мужчина, поднимаясь и потирая щеку.
  На извинения его все равно не хватит.
  - Может, разойдемся миром в конце концов? - предложила девушка.
  - Ладно...
  Тут к обоим подошла доктор Бер. Старая женщина протянула Шраму какой-то листок:
  - Весь день по этой частоте передается странный шифр. Раньше там было полное молчание, но теперь...
  Охотник резко вырвал листок. Лысина покрылась испариной, а дыхание словно выбили ударом в живот.
  - Так... - он быстро сжег записку зажигалкой. - Вы ничего не видели и не слышали. А то, что я куда-то ушел... вы об этом тоже не знали.
  Шрам направился дальше по коридору. Кэтрин так и подмывало пойти к главе Ордена и все рассказать. Ведь сложить дважды два и понять, куда направился охотник, совсем не трудно...
  
  Москва. Гостиница Космос. 31 июля. 2009 год.
  
  Приказ вампиров об отступлении был встречен с ликованием. Никто не ожидал, что они так быстро сдадутся после убийства Волка. Но, похоже, дела кровососов оказались совсем плохо. Из Владивостока и многих других городов за Уралом их удалось выбить.
  К сожалению, перемирие, которое заключили враги с вожаком, не подразумевал то, что они покинут страну. Впрочем, это и так уже большая победа.
  Москва теперь практически свободна. Остались лишь лугару, но те продолжали сидеть тихо после той волны безумия.
  Осталась последняя вещь... неизвестно, что произошло между Юрием и Самаэлем, но первый теперь остался не у дел и оказался брошен своими же людьми. Поговаривали, впавший в немилость пытался сбежать, но здание оцепили быстрее. Блокада шла довольно долго, но никаких действий приказано не предпринимать. Хоть и сторожили одну персону. Ведь больше в здании никого не было...
  Вот нас и отправили на смену тем оборотням, что сторожили здание со вчерашнего дня. Первое, что бросалось в глаза, так это торчащий из окна 'белый флаг', сделанный, судя по всему, из простыни.
  Большое здание гостиницы перекрыли, не заморачиваясь, легковыми автомобилями. А уж за этой импровизированной баррикадой располагались солдаты и оперативники.
  - Так чего мы все ждем? - поинтересовался Сивый, когда мы заступили на пост.
  Его даже не смутил Глеб, стоявший в десяти шагах, нервно куривший одну сигарету за другой. Я же старался держаться как можно незаметнее, вспоминая последний неприятный разговор. Хотя за свои действия на базе анархистов он, кажется, никак не ответил. Сержант даже удивился, когда узнал о действиях высшего командира... по его словам, никто из других отрядов не ожидал такого действия, ибо это противоречило изначальному плану.
  - Говорят, ждем Маркуса. Он хочет лично покончить со всем этим.
  Теперь, значит, он решил что-то сделать самостоятельно?..
  Хотя, возможно, это все глупость. Все-таки мы выиграли войну. И каждый пожертвовал хоть чем-то во имя победы. Остается надеяться, что если и будет следующий конфликт, то очень нескоро...
  Тут я заметил вдалеке знакомое лицо.
  - Я отойду на пару секунду, - сказал я напарникам, но получил лишь утвердительный кивок.
  Пару раз пришлось аккуратно приходить мимо собратьев, но, наконец, удалось достичь цели.
  - Что ты здесь делаешь?
  Андрей медленно повернулся, держа автомат Калашникова обеими руками.
  - Привет, Макс... не знал, что ты тоже здесь.
  Не знал или просто надеялся, что я вообще об этом не узнаю?
  - Ты, что, в тайне прошел обучение?
  - Ну... - замялся адвокат. - Как сказать, обучение... я служил в армии, так что азы известны.
  А это сильно ускоряет обучение, по себе знаю.
  - Значит, из-за этого Ира сама не своя?
  - Она одобрила мой выбор.
  Впрочем, чего я вообще прикопался? Это его дело, что делать со своей жизнью. И, учитывая, что оборотень стал достойным членом нашего общества, то можно вздохнуть с облегчением и быть уверенным, что дальше все будет в порядке.
  - Какая встреча, - из любопытства к нам подошел Сивый и обменялся с Лавровым рукопожатиями. - Круто, когда в наших рядах прибавление... тебя куда определили?
  - В солдаты, - без лишнего хвастовства ответил Андрей, что заставило светловолосого присвистнуть.
  Тут народ вокруг зашептался, что несомненно привлекло внимание. Оказалось, что вожак идет по направлению к гостинице.
  
  Маркус.
  
  Часть солдат встретила его с не сдерживаемым ликованием, но оборотень поднял руку и толпа тут же замолчала. Белый флаг не вызвал никаких эмоций. Вожак знал, что это обманка. Снайперы следили за перемещениями Юрия через окна, пока тот не окончательно не закрыл весь вид занавесками. Перед этим они успели заметить, что он перетаскивает зеленые ящики с военной маркировкой. Никак решил воспользоваться оставшимися запасами, что прятали в гостинице.
  На входе его встретили слова из громкоговорителя.
  - Маркус, подожди, - голос вампира был слишком миролюбив. - Давай, договоримся. Я могу многие предложить за свою жизнь...
  Но оборотень молча проигнорировал его слова и направился дальше.
  - Если ты сделаешь еще шаг, то будут проблемы...
  Под проблемами он подразумевал расположенные то тут, то там растяжки. И не с простыми гранатами, а мощной взрывчаткой.
  Только вот проволоки для глаза оборотня были прекрасно видны. Поэтому Маркус аккуратно перешагнул через одну из них, потом наклонился, перелезая под другой.
  Не выдержав этого зрелища через камеры наблюдения, Юрий нажал на кнопку детонатора. На первых трех этаж выбило стекла, заставляя солдат снаружи, что наблюдали за действом, спрятаться за машинами от осколков.
  Половина фойе теперь требовало капитального ремонта, а вожак остался стоять на месте. Разве что костюм испортился.
  Сверху раздались еще взрывы, после который начали падать кабины лифтов и обваливаться все лестницы. Вампир не терял времени даром. Будь больше взрывчатки, заминировал бы все здание...
  Но Маркуса это не смутило. Найдя ближайшую разрушенную лестницу, он начал подниматься мощными прыжками по ее остаткам.
  Бывший лидер успел отследить путь врага по камерам и добежать до нужного пролета, на ходу проверяя боезапас шестизарядного гранатомета. Но стрелять по разрушенному лестничному пролету оказалось не так просто. Либо снаряд разрывался где-то внизу. Либо оборотень попросту уклонялся.
  Поняв, что дело плохо, вампир бросил оружие с неистраченным до конца боезапасом, телепортациями добравшись до своего кабинета. Дрожащие руки схватили детонатор от взрывчатки, которой была нашпигована вся комната.
  - Стой! - крикнул он показавшемуся в коридоре вожаку. - Если ты подойдешь, я себя взорву!
  Казалось, это подействовало. Маркус остановился и перед ответом вытащил пистолет Кольт 1911 из кобуры, видневшийся сквозь обгоревший пиджак.
  От его взгляда Юрию было совсем не по себе.
  - Давай, взрывай, - равнодушно пожал плечами оборотень.
  - Ха! Это лишь гарантия! Теперь можем поговорить...
  - Нам не о чем говорить с тобой, - оборотень продолжил приближаться, но вампир старался держаться.
  - Это все этот придурок, Павел! Это он все затеял. Обвел вокруг пальца, как Самаэля, так и меня! Ему всегда была выгодна война, не мне! И он руководил всей этой бойней!
  В ответ оборотень поднял оружие и прострелил оба врагу оба колена. Тот завопил от боли, падая, выронив детонатор. Стоило попытаться потянуться за кнопкой, как следующая пуля лишила нескольких пальцев.
  Оглядев количество взрывчатки, войдя в комнату, оборотень все же раздавил устройство. Обрушится верхний и нижний этажи вдобавок, потом еще восстанавливать.
  - Я много... многое знаю о клане... - дрожа от боли и страха, вампир даже не пытался заживлять раны.
  Ибо Маркусу ничего не стоит добавить несколько новых.
  - У тебя нет ничего того, что может меня удивить... - оборотень поставил ногу на горло врага и начал надавливать.
  - Самаэль не простой вампир!
  - Я знаю...
  - Его возможности просто огромны!
  - Можешь мне не рассказывать.
  - Атака пойдет с севера! С севера, а не с востока...
  Но после этих слов вожак надавил на шею Юрия так, что та хрустнула со смертельным для него исходом.
  Пожалуй, для финального аккорда этой войны подошел бы красивый фейерверк. Но сойдет и труп ненавистному врага. К тому же, будет гораздо нагляднее...
  
  Взрывы продолжали греметь в здании. Казалось, что оно вот-вот рухнет... пожалуй, теперь ясно, почему Маркус решил пойти сам, а не рисковать жизнями подчиненных.
  Потом все затихло. Некоторые из нас ожидали худшего.
  - Ему ведь, как я видел, побоку серебро... - констатировал Сивый, пока мы продолжала прятаться за машины с полопавшимися стеклами. - Но взрывы, наверное, нет...
  - Тогда Юрий сдохнет самой мучительной смертью, - пожал я плечами.
  Но все равно как-то не верилось, что такое могущественное существо может погибнуть от рук какого-то вампира.
  И эта вера осталась непоколебима. Раздались выстрелы. А через минуту Маркус, хоть и потрепанный, вышел из фойе, таща за собой труп, когда-то при жизни олицетворявший всю эту бойню. Сделав еще с десяток шагов, оборотень отпустил шиворот куртки вампира, оставив его там лежать.
  В то время как все встречали это зрелище овациями. Невольно внутри у меня тоже проснулось это чувство неподдельной гордостью. За вожака, за наш вид, за собратьев... неизвестно, чувствовал ли это Андрей, служивший всего ничего. Но точно должны ощущать Сержант и Сивый.
  В кои-то веки появилась вера в то, что какой бы враг не подошел к нашим границам, он будет сокрушен. А его тело вот так прокатят по каменной плитке всем на обозрение...
  
  Заброшенный полигон в Подмосковье. 31 июля. 2009 год.
  
  Шрам.
  
  Охотник бросил машину за полкилометра до места назначения. И после шел пешком, неся на плече тяжелую сумку с оружием. Искать Эдварда долго не пришлось. Тот стоял в небольшом поле рядом с проржавевшим остовом самолета.
  - Я думал, мне придется ждать гораздо дольше... - сказал оборотень, медленно двинувшись навстречу.
  В записке, зашифрованном старым шифром, который сейчас мало кому известен, было лишь сказано про полдень каждого дня. И о памятном месте для обоих.
   Здесь они и познакомились, когда охотника перевели в другую часть во время службы в армии. А потом их обоих взяли в спецподразделение ГРУ... как же давно это было. Пожалуй, именно тот ржавый самолет идеально показывает, сколько воды с тех времен утекло.
  - Твои шифровки всегда были ужасны, - фыркнул в ответ Шрам. - Слишком легко все рассекретить.
  В ответ оборотень рассмеялся:
  - Для посвященных, возможно...
  Со стороны, казалось, что эта встреча двух старых закадычных друзей. Дальше они должны были обняться или хотя бы пожать руки, а потом делиться рассказами о жизни друг друга... но не сегодня.
  Охотник бросил сумку на землю с редкими пробивавшимися травинками. Вокруг была полная тишина, свойственная такой лесной глуши.
  - Может, расскажешь все-таки, что, черт побери, произошло тогда?! - сорвался он.
  Спросить больше было некого. Все остальные погибли.
  
  Афганистан. 31 июля. 1988 год.
  
  Эдуард Покровский.
  
  Небольшое подразделение продолжало пробираться по скалистой местности, обходя дороги. До цели требовалось добраться незамеченными. Поэтому никаких вертолетов.
  - Лучше бы этому майору быть живым, когда мы его найдем... - раздалось бурчание позади Покровского.
  - Отставить разговоры, лейтенант.
  - Капитан, а ведь правда? - вдруг сказал один из рядовых. - Два дня назад же получили сигнал.
  - Наша задача - вернуть полковника живым. Значит, вернем.
  Он знал этого майора, который командовал в триста сорок пятом полку. Настоящий крепкий орешек. Просто так не расколется и точно не вызовет помощь прямо в ловушку. Скорее, воспользовавшись моментом, сбежит в горы. А если поймают, то убьет еще нескольких врагов, прежде чем отправится на тот свет. Поэтому сообщить точные координаты майор мог только при полной уверенности, что его смогут подобрать, не иначе.
  Но, в то же время, моральный дух солдат такие доводы не слишком-то поднимают. Особенно в свете того, что Афганистан так и продолжал поглощать солдат, а победа все никак не наступала. Покровский уже давно понял, что чем дальше, чем хуже. Проблемы в стране это подтверждали. Но он все равно продолжал выполнять свой долг...
  Их песчаная униформа, поверх которой располагалось все вооружение, вынесла на себе песчаные бури, взрывы и пролетающие пули духов. Но никакого патриотизма не хватит, чтобы до конца слепо нести этот крест, который возложило на плечи простых солдат государство. Остается надеяться, что все скоро закончиться. Хоть как-то.
  - Привал, - скомандовал, наконец, капитан.
  Солнце уже скрылось за горизонтом, и на горы опустилась тьма. Отряд примостился у ближайшей скалы, разводя несколько небольших костров, удаленных друг от друга. Были назначены часовые, которых сменят через несколько часов. Из ужина только армейский сухпаек и вода, которую следует строжайше экономить.
  - Я все-таки думаю, что майору не выжить в таких условиях, - присел рядом с Покровским лейтенант, сложив на коленях Калашников, ибо не расставался с ним на операции ни на секунду. - Будь он в долине, еще можно поверить...
  - Предлагаешь развернуться? - посмотрев на подчиненного, спросил тот.
  - Нет, просто не хочется погибнуть за зря... ладно, отбить живого майора. За это можно голову положить...
  - А за что еще? - улыбнулся капитан.
  - За семью, конечно.
  Раньше говорили: 'за Родину'. Но все меньше в Афганистане военнослужащих, для кого это не пустой звук.
  - Как невеста? - не став развивать эту тему, поинтересовался командир отряда.
  - Ждет на Украине вместе с моими родителями, что с ней станется... - пожал плечами лейтенант. - А ты так и продолжишь играть в холостяка? Все-таки, скоро третий десяток уже разменяешь...
  - Я не настолько стар, - усмехнулся Покровский.
  
  Ночью ветер продолжал завывать практически без перерыва. Капитан, казалось, давно привык к такому явлению, но все равно не мог заснуть. Так что подошедший часовой совсем не разбудил.
  - Товарищ капитан, кажется, в той пещере кто-то есть...
  Взяв бинокль, мужчина посмотрел в указанную сторону. Небо освещали звезды и убывающая Луна. А перед самым входом что-то померцало и исчезло.
  - Не похоже на духов... Подъем! - все равно скомандовал Покровский. - Юсупов, Карпенко - за мной. Лейтенант, ты за главного.
  - Есть, - буркнул тот в ответ, вскочив самым первым.
  - Не хватало еще, чтобы на нас с тыла напали...
  Самым странным было то, что пятеро солдат до этого проверил эту пещеру, а потом нагнали группу. Там никого не было. Значит, кто-то туда пришел. Но вряд ли большой отряд, иначе часовые с возвышения их бы заметили. А вот небольшая группа... хотя, может, это просто женщины, дети и старики, решившие переждать ночь. Но все равно стоит проверить.
  Дорога заняла немного времени, да и двигались солдаты трусцой.
  У небольшого возвышения, ведущего к пещере, стоял какой-то шест со странным набалдашником. Стоило подойти поближе, как стало ясно, что это человеческая голова.
  - Держать позицию, - скомандовал Покровский, велев рядовым остаться за камнями, пока сам аккуратно направился вперед, имея на души дурное предчувствие.
  - Майор...
  Над головой пленника, насаженной на остроконечный шест, давно вились мухи. А глаза выклевали коршуны. Значит, все-таки ловушка?.. Хотя, при такой жаре сложно определить время разложения. Нужно посмотреть поближе...
  Но этому не суждено было сбыться. Позади раздались два хлопка, отдавшимся небольшим эхом по округе.
  Рядовые оказались мгновенно убиты невесть откуда взявшимися врагами. У каждого по автомату с глушителем. Но те не похожи на афганцев. Наемники? ЦРУ?..
  - Брось пушку... - раздалось на английском. - Бросай...
  Но Покровский только крепче взялся за автомат, уже прицеливаясь к тем, двоим убийцам.
  - Как знаешь...
  Враг среагировал быстрее и прострелил ему ногу повыше ступни. Пистолетная пуля раздробила всю кость. Знает, скотина, куда стрелять!
  Крик сдержать от такой боли невозможно. Но это вызвало лишь бурю смеха у неизвестных. Сколько их здесь? Пятеро?
  Капитана перевернул и разоружил мужчина в берете без опознавательных знаков. Но он узнал его...
  - Майерс... - сквозь стиснутые от боли зубы процедил командир отряда.
  - Джентльмены, а я становлюсь знаменитым! - эти слова только раззадорили врага. - Для тебя Ричард Майерс, агент ЦРУ.
  - Хватит врать, тебя оттуда выкинули! - донесся голос со стороны.
  - Заткнись, не позорь меня перед этим мусором!
  Но в ответ лишь снова донесся смех.
  - Я думал, вас придет гораздо больше... Мы хорошо подготовились. А тут такое разочарование. Даже скучно. Жаль, нет времени, чтобы тебя как следует разделать...
  Да, все как в том досье. Эта американская сволочь, отринутая даже собственной страной, давно заинтересовала разведку. Его психологический портрет подходит под описание безумца, психопата и мясника, по которому плачет клиника для неизлечимо больных. От его рук погибло много советских солдат, а эта тварь все еще дышит...
  Избавившись от оружия, которое подобрали напарники, Майерс поднял капитана и поставил на колени, заставив смотреть в сторону лагеря. Рука сжималась с силой на затылке, пока еще один враг связывал ему руки. А Ричард просто сидел на корточках рядом.
  - Твой майор визжал как свинья, но не только отдал нам все нужные данные, но и согласился сотрудничать. И его ждала достойная награда...
  Капитан окончательно убедился, что попал к настоящему больному, который готов распинаться о своей победе перед каждым. Но он не собирался делать ему приятное, а именно кричать и брыкаться. Не поможет, а ему только в радость.
  - Что молчишь? Где же ваши крики о том, что вас бросили тут умирать? Отправили на убой? Или по-английски не говоришь?
  - Пошел ты... - прорычал Покровский, доказывая, что знает язык.
  - Грубовато, но рад, что ты подал голос... ладно, пора начинать. Твои ребята пойдут нас искать. Но мы уже нашли их...
  В подтверждение его слов раздался гранатометный выстрел и взрыв. Потом еще и еще, причем с разных сторон. Потом пошли автоматные очереди. А капитану оставалось лишь в бессилии наблюдать за разворачивающейся бойней, тяжело дыша, с трудом проглатывая воздух. Похоже, он уже почти достиг лимита и вот-вот готов сломаться. Что угодно... хоть самые жестокие физические пытки... но не видеть, как погибают сослуживцы.
  - Я подвел тебя, лейтенант... всех вас, ребята... - едва слышно прошептал он, но Майерс это проигнорировал. - Простите...
  Вскоре все закончилось. Простреленная нога уже почти не чувствовалась, потому что в душе боль была гораздо сильнее.
  - Браун, перевяжи ему рану, как умеешь...
  Все ясно. Сейчас отведут в укромное место и будут пытать. Не потому что он что-то знает, а ради собственного удовольствия...
  - Готово, - раздалось через пять минут.
  Покровский поморщился лишь один раз, когда сдергивали сапог с ноги. В остальном не дождались даже стона.
  - А теперь моли своего Маркса-Энгельса о скорой смерти... только они тебе все равно не ответят...
  Капитан только успел обернуться, как лезвие ножа с выверенным ударом вошло в спину...
  - Сколько он будет так подыхать? - услышал он последние слова врагов.
  - От двух часов до двух дней... зависит от везения... пошли! А то вертолет без нас улетит!
  У них было мало времени, поэтому с ним закончили быстро. Но как настоящие садисты, не могли закончить все быстро. И даже оставили сувенир в его теле, чтобы быстро не подох...
  
  Заброшенный полигон в Подмосковье. 31 июля. 2009 год.
  
  Эдвард.
  
  - Майерс... - тихо сказал Шрам после того, как оборотень закончил рассказ, после чего в ярости пнул ногой землю. - И этот подонок сейчас глава Западного Ордена!
  - К сожалению, да.
  - И что было дальше?
  - Не помню, сколько я лежал там, в горах, - Эдварду тяжело давались слова, но он старался не подавать виду. - Коршунов уже не настолько интересовала голова майора, сколько мое полуживое тело... пока не пришли оборотни и не спасли меня.
  Он слукавил, не сказав, что это сделал сам Маркус. Не стоит выдавать лишние секреты.
  - Мне сказали, что все были убиты в том нападении. Но ты тоже живой...
  - И при этом человек, - заметил охотник. - Огонь был плотный, хватит на хорошую колонну. Меня спасла контузия и тело сержанта Стрельцова... эти твари даже не стали проверять наши тела. Судя по твоему рассказу, слишком торопились...
  Оборотень сразу понял по ожогу, что та атака не прошла даром. Но как именно он его получил, спрашивать не хотелось.
  - Почему ты не пошел к нашим? Вместо этого исчез без следа... - у Эдварда было гораздо больше вопросов, но приходилось задавать лишь самые главные.
  Неизвестно, когда у собеседника закончится терпение. Все-таки в сумке явно не водка, чтобы отпраздновать воссоединение старых друзей.
  - Потому что я видел бой между твоими сородичами и лугару, - скрестил руки на груди Шрам.
  Похоже, события настолько часто прокручивались в его голове, что он теперь казался непробиваемым. Или это просто игра? Сложно сказать, он все меньше узнавал в нем лейтенанта, которого когда-то знал.
  - И?
  - Мне было этого достаточно, чтобы понять, что вся эта война... прихоть твоих чертовых вожаков!
  - Все не так... - попытался переубедить высший командир.
  - Нет! У Ордена тогда была отличная разведка! Они знали, кто и зачем начал воевать!
  - Это все субъективно.
  - Разумеется, субъективно. Ведь ты теперь уже не человек. И можешь мыслить только в интересах своей стаи... - нервно улыбнулся охотник.
  - А вот это уже просто бред, Сергей, и ты это знаешь!
  - Не называй меня так! - выкрикнул Шрам, стиснув кулаки.
  Возникла тяжелая пауза. Которую нарушил оборотень, вздохнув:
  - Я был на твоих похоронах... твои родители, твоя невеста... ты их всех бросил, и ради чего?
  - И не смей говорить о них! Что ты знаешь обо всем этом, тварь?!
  Тварь? Вот, значит, как... неужели доктрина Ордена настолько промыла ему мозги? Даже советская идеология не смогла в свое время добиться таких же успехов. Он всегда был бунтарем, даже в некоторых аспектах нонконформистом... а сейчас... сейчас охотник просто терял над собой контроль, поддаваясь противоречивым эмоциям.
  - Достаточно. У меня семья. Жена, сын, - с горечью глядя на старого друга, сказал Эдвард. - А во что ты превратился, мне страшно смотреть...
  - Твой сын будет таким же как ты...
  - Тварью?
  - Да! И во что я превратился? Ты отдал душу, стал чудовищем. А сохранил в себе человечность.
  - Надеюсь, ты этим очень гордишься, - оборотень не смог удержаться от иронии.
  - Все... этот разговор ни к чему не приведет. Я и так нарушил множество правил, - охотник скинул пальто, оставшись в черной футболке и армейских штанах, после чего полез в сумку.
  - Зачем тогда было приходить на встречу?
  - Хотел выяснить, сколько моего старого друга осталось... теперь понял, что нисколько. Ты лишь его тень...
  Эдвард видел всю ситуацию совершенно наоборот. Казалось, Шрам вытащит огнестрел и тут же застрелить оборотня на месте. Но вместо этого он вытащил катану.
  - Не смеши меня...
  - Давай, перекидывайся, - потребовал охотник.
  - Да ты совсем уже сбрендил?
  - Отнюдь. Ты же помнишь, я учился этому с юности...
  Оборотень покачал головой. Да, он помнил его увлечение японской культурой. Подчас доходило до фанатизма... тогда это лишь вызывало снисходительную улыбку. А сейчас...
  - Только ответь на вопрос, прежде чем начнем, - взявшись за рукоять поудобнее, сказал охотник. - Зачем ты меня позвал? Чтобы обратить?
  - Хотел выяснить, сколько моего старого друга осталось... - Эдвард зашагал навстречу, не думая ни перекидываться, ни бежать.
  - Если ты попытаешься меня обратить, то я просто покончу с собой...
  - ...ибо так гласит ваш кодекс. Можешь не рассказывать. Только я этого делать не собираюсь. Мы стараемся дать выбор каждому человеку.
  Это вызвало у Шрама сначала нервный смешок, а потом взрыв хохота, от которого он даже потерял боевую стойку. Но тут же сконцентрировался.
   - Все, хватит этого фарса...
  - Если ты убьешь меня, ты не сбежишь от прошлого. И от правды... - тихо сказал оборотень.
  Но, кажется, старый друг надеялся на совсем другой исход...
  - Ладно, если не хочешь показывать своего зверя, я начну...
  Рывок, несколько коротких взмахов рассекающего воздух лезвия, но Эдвард остался невредимым, ловко уклоняясь от атак.
  Оценив его возможности, Шрам начал орудовать катаной быстрее. Уже давно стало ясно, что лезвие совсем не стальное и не предназначено для боя на мечах, а именно для кромсания плоти любой нечисти, что встанет на пути...
  Еще несколько выпадов оставили пару надрезов на одежде и все же слегка зацепили плоть оборотня. А следующие так вообще располосовали грудь, зацепили лицо и едва не вспороли горло. Что ни говоря, а он был мастер своего дела...
  - Ну как? - сделав паузу, чтобы восстановить дыхание, усмехнулся охотник.
  - Умело... - стирая кровь с лица, ответил Эдвард. - Часто на охоту носишь?
  - Сегодня первый раз.
  - Ты всегда был мастером изучать то, что тебе не пригодится...
  - Пригодилось же, - ухмыльнулся человек.
  - Сомневаюсь, - оборотень скинул куртку и ботинки.
  Его противник терпеливо ждал, пока закончится превращение. Оставалось надеяться, что здесь нет случайных свидетелей...
  Шрам хладнокровно смотрел, как плоть старого друга меняется, а кости трещат. И теперь перед ним стояло двухметровое, а то и больше, чудище с густой серой шерстью и волчьей пастью.
  - Ты хочешь меня видеть таким, да? - прорычал изменившимся голосом высший командир. - Потому что срубить голову другу не то же самое, что срубить голову такой твари, как, не так ли?
  Вместо ответа охотник с боевым кличем кинулся в атаку. На этот раз удары теряли в точности, да и это было не нужно при такой массивной туше. Новые порезы быстро появились на теле, а кровь окрасила шерсть, заставляя неприятно прилипнуть к телу.
  При этом Эдвард умудрялся контратаковать, благо длина когтистых рук позволяла. Но противник успевал уклоняться.
  Последней каплей для оборотня стала ложный выпад, заставивший пригнуть голову, после которого катана срубила наискосок кусочек волчьего уха. Громко заскулив, высший командир пропустил еще один удар. Клинок вошел в предплечье, но это позволило перехватить лезвие, хоть то и сильно ранило ладонь, причиняя адскую боль. Шрам пытался выдернуть оружие, но бесполезно...
  Наконец, катана проткнула плоть насквозь, что позволило Эдварду приблизиться на расстояние хорошего пинка, в результате которого противник отлетел на несколько метров. Заодно на животе остались следы когтей.
  Клинок быстро покинул рану и оказался сломан пополам. Охотник не успел подняться, как оборотень накинулся на него, начав полосовать грудь когтями.
  Все закончилось. Шрам лежал, еле дыша, пока из страшных на вид ран текла кровь...
  Эдвард поднялся на ноги, приняв человеческий облик.
  - Не смей меня кусать... - прохрипел охотник.
  - Да кому ты нужен... - злобно процедил тот, трогая ухо, оставшееся без верхнего куска.
  Рана в руке не слишком сильно волновала.
  - Никуда не уходи...
  Оборотень вернулся с заранее припрятанными бинтами, после чего разорвал футболку старого друга и принялся перевязывать раны.
  - Нет... не смей меня спасать...
  - Что? Не переживешь того, что тебя спасла тварь?
  - Пошел к черту...
  - Узнаю Сергея, - усмехнулся, будто ничего и не произошло, Эдвард. - Не знаю, на что ты надеялся, устроив эту театральщину... так... - он быстро общупал его карманы и нашел телефон. - Все-таки хотел, чтобы твой труп нашли, не так ли?
  В книжке был один единственный не опознаваемый номер.
  Охотнику же оставалось в бессилии стискивать зубы от злости. Все тело не слушалось. А хотелось хотя бы ударить его в морду...
  - Подберите вашего друга. Он ранен и нуждается в помощи. Здесь никого не будет...
  Шрам пытался прохрипеть что-то, но был слишком слаб. Похоже, вместе с получением новых, дали знать о себе старые раны...
  
  ГЛАВА 6.
  
  Башня Маркуса. 20 сентября. 2009 год.
  
  После окончания войны все постепенно вернулось в норму. За исключением того, что в Москве не осталось больше никаких вампиров или анархистов - в последние месяцы удалось выловить всех до последнего. Да и об охотниках тоже в последнее время ничего не слышно. Так что оставались лишь сидящие тише воды, ниже травы лугару.
  Теперь можно было не опасаться гулять по улицам Москвы...
  Впрочем, из страны врага полностью прогнать не удалось. Кровососов выперли из множества городов, поэтому они сконцентрировались в одном городе где-то на юге. Видимо, Маркус не хотел больше жертв, хотел закончить войну, поэтому и оставил недобитых врагов. Все равно они мало что могут сделать.
  Казалось, главная цель достигнута. Мирному существованию в стае ничего не мешало. С двух непыльных работ деньги текли рекой. Месяц назад я приобрел собственный автомобиль, обставил квартиру техникой по последнему слову. И даже успел съездить отдохнуть за рубеж.
  Что, впрочем, не слишком помогло. Сложно сказать, как справлялись Сивый и Сержант, но мне после войны было нелегко. Будто, если нет боя, то и смысла жизни тоже нет.
  Поиски разнообразия ничего не дали. Долгосрочные отношения с сестрами по крови не получались. А о том, чтобы создать семью и мыслей не было. Рано еще... я не был к этому готов морально. Да и чему хорошему может научить ребенка тот, у кого самое яркое в жизни событие - война?
  Страшнее то, что война была необходимостью. И будет следующая. Вопрос только - с кем...
  Сивый предложил средство от депрессии - алкоголь или даже наркотики. Ведь ни то, ни другое совсем не вредит организму оборотня. Соскочить - как нечего делать. И я практически согласился на это предложение.
  К счастью, удалось представить себя со стороны во время неадекватного состояния, чтобы пришло отвращение.
  Другие оборотни справлялись со всем проще. Либо потому что не заморачивались подобными вещами. Либо просто были слишком жизнерадостны и оптимистичны. Таким можно лишь завидовать настоящей черной завистью.
  Может, чувство вины за отнятые жизни отступило, но скитания в лесах однозначно сказались на психике. Я и раньше не блистал активностью в любом коллективе, не всегда легко сходился с людьми. А сейчас жизнь затворника стала привлекательнее любого, даже самого приятного общества. Разве что из этого болота вытаскивали Андрей и Ира. Пожалуй, только с ними можно было быть на сто процентов открытым, быть собой. Сивый, конечно, тоже считался другом, но он другого склада, более простой и непосредственный. А Сержант... от него не добьешься никакой отдачи.
  Последним решением было сходить к психологу. И не просто провериться, а пройти углубленный курс терапии.
  Но я не успел. Вызвали в Башню по какому-то срочному делу.
  Странное предчувствие заставило похолодеть руки. Вызывали не кабинет Глеба, а еще выше. Хотя, что там делать простому оперативнику?
  Хорошо еще, что не опоздал. Встреча оказалась крайне важной. На полпути по коридору встретился Глеб. Стоило только вспомнить...
  Неизвестно, как он относится ко мне теперь. Андрей оказался нормальным оборотнем, больше никаких претензий не предъявить. Но все равно такие поспешные поступки не забываются.
  - Маркус хочет тебя видеть, пошли... - коротко сказал высший командир и направился дальше по коридору.
  Я замер, решившись сделать шаг секундой позже. Не сразу удалось поверить в такое. Сам вожак требует встречи... Но гордости не дало вспорхнуть чувство тревоги.
  - Могу я спросить, зачем? - не выдержав, идя вровень, спросил я.
  Лучше пусть отчитает, чем двигаться в полном молчании.
  - Он не сказал, - спокойно ответил оборотень. - Но если ты понадобился ему лично, значит, на то есть причины. Главное, не опозорь себя, да и меня заодно...
  Ценный совет. Кроме шуток.
  Стоило пересечь невидимую черту, как Глеб приложил палец к губам. Похоже, мы пересекли зону, где обитатели кабинета могут все услышать.
  Впрочем, вопросы и так кончились.
  Кабинета Маркуса, вопреки ожиданиям, совсем не блистал ни роскошью, ни размерами. Все обставлено с большим минимализмом, оставляя много свободного пространства. Единственной самой большой вещью был большой стеклянный стол для конференций, во главе которого и сидел вожак.
  - Садись, - без лишних приветствий помощник, стоявший рядом, указал сесть напротив.
  Я поспешно выполнил требование. Может, даже чересчур поспешно, стул неприятно скрипнул об пол. Глеб занял место неподалеку.
  - Перейдем сразу к делу, - спокойно сказал Маркус, будто здесь происходит встреча в дружеской обстановке.
  По крайней мере, под авторитетом вожака я этого не чувствовал, поэтому не мог расслабиться. Тем более, что никаких обнадеживающих слов, ни даже улыбки не последовало. Среди прожженных волков все предыдущие достижения казались смешными и жалкими. Оставалось только сидеть и помалкивать...
  - Из десятков тысяч кандидатов, - продолжал оборотень, - мы отобрали несколько сотен для особой миссии. Война с вампирами далеко не окончена. Хотелось бы знать, что они замышляют. Для этого мы уже послали в Лос-Анджелес несколько зарекомендовавших себя кандидатов месяц назад. Но им сейчас нужна поддержка.
  Лос-Анджелес... по сути, это как Москва, по крайней мере, до освобождения от вампиров. Оборотни-медведи, вампиры из клана Самаэля и лугару грызутся за эту территорию с конца семидесятых, как рассказывали старшие. После Вьетнама последние утратили контроль над западом, в результате чего медведи пришли со стороны Канады, а кровососы из Южной Америки, куда иммигрировали после поражения Германии в сорок пятом.
  Конечно, там нет анархистов, город более спокойный. Но все равно считается в мире горячей точкой...
  - Почему я? - вопрос не прозвучал робко, что хорошо. - Это дело для шпионов, а не для простого оперативника.
  Глеб не стал бросать гневных взглядов. Будто сам хотел услышать ответ на этот вопрос.
  - Все просто, - начал объяснять вожак. - От вас не требуется шпионской деятельности, просто наблюдение. Одиночки проживает во всем мире, вот и ты отправишься туда, как скиталец. Хотя, выбор есть в любом случае. Это опасная миссия, и не каждый на нее решится...
  Словно проверяет на прочность. Но шанс отказаться действительно есть. Почему бы не отказаться? Есть кандидаты среди оперативников гораздо увереннее и компетентнее. Хотя, кажется, здесь роль больше играет то, что я как раз и выгляжу не слишком-то опасным.
  Но в тоже время сам Маркус вызвал сюда, значит, возлагает определенные надежды. Незаменимых оборотней, конечно, нет. Но дальше по карьерной лестнице вряд ли удастся серьезно продвинуться...
  Впрочем, а нужно ли это продвижение? Зачем я пришел сюда, в Москву? Чтобы жить нормально среди себе подобных, а вместо этого втянулся в конфликт, который изначально и не был моим. Просто укусили, и теперь являюсь врагом для других видов.
  Но никто меня не тянул в оперативники. Как и не вытягивал клещами ответ:
  - Я готов...
  Нет, это даже не похоже на безволие. Я не чувствовал власти вожака надо мной. Да, он может приказать, как главный в стае. И приказ будет выполнен не потому что так хочет оборотень, а потому что этого хочу именно я.
  Да, точно, иначе быть не может. Опасности притягивают. Каждый пережитый бой заставляет желать нового. А вносить вклад в общее дело, хоть и небольшой, само по себе награда. Вот и причина депрессии. Без этого я начал чувствовать себя ненужным. Даже самому себе.
  Маркус остановился, прерванный на полуслове, а потом, как ни в чем не бывало, продолжил:
  - Отлично. Тогда Семен позже предоставит все необходимые бумаги. Твоя операция начнется дней через десять, до этого несколько инструкторов объяснят кое-что подробнее.
  Я кивнул и уже собрался уходить, как вожак остановил следующей фразой:
  - И еще одно. Об этой операции никто не должен знать. Как и об этом разговоре. Для всех ты в командировке... решим после где именно.
  После чего вожак достал из бумаг старую фотографию, на которой изображено лицо незнакомого мужчины:
  - Последнее. В Лос-Анджелесе часто базируется группировка некоего Макарова. Он и его отряд волков для нас враги. Ни в коем случае не выходи с ними на контакт. Для твоего же блага...
  - Я понял.
  
  Стоило оказаться за дверьми кабинета, как тут же нахлынуло сожаление о принятом решении. Но не настолько сильное, чтобы вернуться и отказаться. Нужно просто перебороть...
  Да и теперь слишком поздно. Даже не попросил день на раздумья. Настолько, похоже, силен боевой дух. Может, война с анархистами заставила поверить, что я бессмертный?
  Хотелось посоветоваться с кем-то, получить поддержку перед предстоящим заданием. Но у кого?
  Пальцы нащупали в кармане телефон Эдварда. Мы так и не виделись с той самой операции в логове анархистов. Правда, как-то удалось увидеть его издалека. Кажется, тогда у оборотня отсутствовал кусочек уха...
  Была не была. Если пошлет, то придется обойтись своими силами.
  Чтобы позвонить, я вернулся в свой офис, лишь жестами здороваясь с коллегами. Высший командир сразу узнал меня:
  - Рассказывай, что случилось, - сразу потребовал он, стоило только представиться.
  Похоже, по другим поводам обычно не звонят...
  - Меня отправляют в одну важную командировку...
  - В Америку?
  Конечно... Эдвард же в курсе всех этих операций.
  - Да. И я согласился...
  Возникла достаточно долгая пауза. Настораживающе долгая.
  - Приходи сегодня вечером ко мне, пообщаемся по этому поводу.
  Запомнив адрес, я положил трубку. Это было... еще более странное, чем выбор моей кандидатуры Маркусом.
  От мыслей отвлекла пожарная сирена, завывшая в коридорах. Но тут же раздалось объявление по громкоговорителю:
  - В здании нарушитель. Работникам настоятельно рекомендуется не вмешиваться и не мешать охране. Нарушитель вооружен и крайне опасен.
  Шпион? Вампир? Или кто?
  Рука легла на кобуру револьвера под курткой. Может это и не касается обычных работников, но я-то оперативник.
  - Вот он! - раздалось где-то на другом конце коридора.
  Стоило двинуться вперед, как один из коллег схватил за руку:
  - Спятил? Охрана же сказала, что разберется...
  - Я вооружен, не волнуйся.
  Никогда не было желания смотреть свысока на гражданских оборотней, но в данный момент хотелось пожелать коллеге заиметь хоть немного самоуважения, свойственного оборотням.
  Кто-то приближался с огромной скоростью, сшибая все по пути. Оглянувшись, я увидел окно. Похоже, это и есть цель нарушителя. Не каждый собрат решится прыгнуть с такой же высоты. Не факт, что кости соберешь...
  Из-за угла вынырнул человек в костюме работника техобслуживания с небольшим рюкзаком за плечами. Револьвер в моих руках ничуть его испугал. Стоило попробовать выстрелить по ногам, как за мгновение до этого враг отскочил в сторону, пробежал по стене и сшиб меня на пол мощным ударом.
  Но оружие я не выронил и начал стрелять вслепую. Последняя пуля попала чуть выше пояса. Серебро, а не какой-то свинец. Нарушитель упал всего в метре от заветного окна. Однако стоило бежавшим следом охранникам кинуться его связывать, как он вскочил, будто не был ранен, раскидывая оборотней одного за другим, выкинув последнего из здания. Толстое стекло зазвенело осколками...
  Придя в себя, я перекатился в сторону, хватая уцелевший осколок, после чего резанул зазевавшегося противника под коленом, а потом вонзил его в плечо, хоть при этом и сам разодрал ладонь.
  Упавший на колени человек взвыл. Только теперь по запаху стало ясно, что имеем дело не с вампиром-шпионом, а собратом... какого?
  Оборотень продолжал игнорировать раны. Удар локтем в живот, ребром ладони по сонной артерии, и я вновь валяюсь, едва не теряя сознания.
  К счастью, выигранного времени хватило, чтобы охранники пришли в себя и нашпиговали ноги нарушителя серебром, лишая последней возможности сбежать.
  Как только он упал, наши взгляды встретились. Столько ярости и боли давно не приходилось видеть. Впрочем, тут же лицо незнакомца окрасила торжествующая улыбка, стоило собратьям взять его за плечи и поднять.
  Казалось, по всем законам жанра, должна сработать бомба в рюкзаке. К счастью, пронесло. Поэтому охранники без препятствий потащили куда-то оборотня, который оставлял четкий красный цвет на мраморном полу коридора.
  - Ты как, нормально? - мне помогли встать, показали несколько пальцев, посветили в зрачки.
  К счастью, все обошлось.
  - Спасибо, что помог. Ты из оперов?
  Так кратко называли оперативников.
  Я кивнул.
  - Отлично, скажем Глебу, что ты нам очень сильно помог.
  Странно, но никаких ощущений, что мои действия внесли значимый вклад. Большую часть стремительного боя пришлось проваляться на полу...
  - Это оборотень... - после я поправился, - наш собрат. Что он сделал?
  Возможно, не стоило задавать этот вопрос. У стаи много секретов. И не каждому дано узнать все.
  - Он нам не собрат, - фыркнул охранник. - Предателей повсюду полно.
  Больше ничего добиться не удалось.
  
  Убежище охотников. 20 сентября. 2009 год.
  
  Мастер.
  
  - Сбежала?! - громко спросил Коготь.
  - Да, к сожалению, - Мастер был излишне спокоен для подобной ситуации.
  Кэтрин исчезла из убежища незаметно, даже следов побега найти не удалось. Но о причинах никто не задумывался. Всем в отношении вампира важен лишь результат.
  А то, что девушка засыхала без заданий, никого не волновало. Относительно успешная операция в одном из логов врага не подняла уверенности, что все устаканилось. Безрассудное поведение Шрама поставило всю организацию под угрозу, поэтому нельзя было рисковать всем.
  Впрочем, нападения на редкие рейды охотников прекратились. Что позволяло Когтю строить самые сюрреалистичные теорию. Одну из которых он не преминул высказать сейчас, пока старик был один в кабинете:
  - Картинка постепенно складывается. Сразу после госпитализации Шрама прекратились нападения. А тут же и Кэтрин исчезла. Зря вы поставили эту парочку вместе. Она совратила одного из лучших наших охотников. И стучала собратьям-кровососам. А он ей в этом помогал... как только...
  - Хватит! Я не собираюсь выслушивать больше ни слова этого вздора! - стукнул кулаком по столу глава Ордена.
  - Правда режет глаза, правда? - усмехнулся охотник. - Как только Шрам оправится от ран, я устрою с ним беседу с глазу на глаз. И вам лучше мне не препятствовать.
  - Или что? - поднял бровь Мастер.
  - Или я обвиню вас при всех в том, что вы не в состоянии более управлять Орденом. Сколько вам лет? Семьдесят? Восемьдесят? Не пора ли на покой?
  Старик побагровел и поднялся с кресла, упираясь в стол руками:
  - Не зарывайся мальчик. Если ты думаешь, что власть утекает из моих пальцев, то ты ошибаешься. У меня еще достаточно сторонников, чтобы вышвырнуть тебя вон. Так что начни говорить со мной уважительно или пожалеешь!
  - Как скажите, Мастер, - все же умерил пыл Коготь. - Но беседу со Шрамом провести надо, и как можно скорее.
  - Если это поможет тебе спокойно спать по ночам... - тихо засмеялся глава Ордена.
  Охотник оказался сбит с толку вызывающим поведением старика. Казалось, последние месяцы он ходил подавленный, осунувшийся. Принимал пищу лишь один раз в день... а теперь... снова молодой душой, словно двадцать лет назад. Снова опасный, расчетливый противник, если перейдешь ему дорогу.
  Поэтому Коготь сдался без боя и прекратил этот разговор, пока не стало хуже.
  
  Квартира Эдварда. 20 сентября. 2009 год.
  
  Я ожидал, что разговор просто пройдет один на один в домашней обстановке, потому что оборотню так удобно. Но, оказалось, что приглашение в себя включало ужин вместе с его семьей. Из всех способов, которыми можно смутить, высший командир выбрал самый неординарный.
  В первые минуты знакомства беспокоило все. Начиная от самой ситуации и заканчивая тем, что умудрился в повседневной одежде. Впрочем, постепенно домашняя обстановка стерла неловкость.
  Жена Инна и сын Алексей, казалось, совсем не похожи на мужа и отца оборотня, который яростно сражался с лидером анархистов, кто отстаивал перед охотниками право спасти не только свою, но и наши с Сивым жизни. Но в тоже время дома от опытного командира ничего не оставалось. Был лишь семьянин, без которого такой вечер был бы безвозвратно испорчен.
  Самая большая особенность заключалась в том, что Инна была человеком. Такие союзы не редкость, но если оборотень живет долго, то рано или поздно второй половинке приходится делать трудный выбор - умирать или становиться одной из нас. Впрочем, пока молодой женщине это не грозило.
  От такого брака рождались с большей долей вероятности оборотни, чем люди. Хотя, и второе случалось. Алексей же был собратом. Истинно рожденным. Ему сейчас пятнадцать, и как только достигнет шестнадцатилетия, или чуть позже, произойдет первое превращение. По слухам, совершенно безболезненное, в отличие от укушенных. Отчасти я ему завидовал...
  Весь разговор за ужином шел непринужденно. Не приходилось придумывать какие-то ужимки или уходить от вопросов. Возможно, Эдвард предупредил о чем не стоит разговаривать. Впрочем, некоторые вопросы о прошлом все-таки были. Но то ли времени прошло достаточно, то ли нахлынули приятные ощущения давно забытого прошлого, но не было даже отголосков той боли, что приходилось нести в себе при каждом рассказе.
  Возможно, впервые за долгое время удалось вспомнить дом, гораздо отчетливее, чем раньше. Не истлевшие в скитаниях образы, а именно ощущения. Словно потерянное можно будет когда-нибудь вернуть, главное, лишь выбрать правильный путь...
  И что, как ни крути, жизнь не состоит из одной лишь боли, страха, гнева и ненависти. Да, я взвалил на себя ношу, что далеко не по плечу. По своей воле и не только. Но все обернулось к лучшему. Можно твердо заявить, что справился и пережил. Да и к тому же слишком молод, особенно по стандартам оборотней. Хоть и пришлось повзрослеть за последние месяцы на несколько лет.
  Уже после окончания посиделок, я и Эдвард удалились к нему в кабинет. Большая квартира в престижном районе включала в себя не только стандартный набор для жизни, но и еще несколько дополнительных комнат. Что поделать, квартира должна соответствовать должности - слова оборотня.
  Первым делом с уст сорвался давно мучивший вопрос, стоило скромно разместиться на ближайшем диване:
  - А эта встреча никак не повредит операции?
  Только свет, никаких открытых штор. Да и кабинет кабинетом не назовешь, скорее рабочая комната. Много бумаг, единственный стол, много свободных мест на случай, если придется заседать большому количеству людей. Видимо, часто приходится совмещать работу и семью.
  - Мы уже давно выяснили, что даже лугару следят за моими перемещениями лишь по России, - усмехнулся высший командир, предлагая выпить, но я жестом отказался. - Вот за Маркусом следят едва ли не круглосуточно. А вампиры редко пользуются шпионами, особенно здесь.
  - А что насчет других оборотней?
  По крайней мере, лисы к нам точно совсем не дружественны, как рассказывали собратья.
  - Этим совсем не до нас, - махнул рукой собрат. - Да и тебя отправляют просто собирать сведения, а не заниматься шпионажем. Видимо, твои подвиги в этой небольшой войне произвели впечатление...
  Я лишь горько усмехнулся:
  - Подвиги...
  Воевать против плохо обученных анархистов каждый горазд. А потешаться, в отличие от Сивого, числом убитых и раненых как-то не к лицу.
  - Неужели все кандидаты настолько молоды?
  - Младшему восемнадцать, насколько я помню, - пожал плечами Эдвард. - Да и тебе по паспорту, судя по файлу, на два года больше...
  В том-то и дело, что только по паспорту.
  - Но, в целом, это стандартная практика. Таких же наблюдателей другие виды посылают и в другие страны, чтобы быть в курсе событий.
  Логично. Шпионская деятельность крайне затратная вещь. А разнообразные общины живут на территориях формального врага. Не всегда, конечно, обходится без конфликтов, но все же это возможно.
  - Сегодня в Башне произошел инцидент... - я перевел тему.
  Может, если охранники ничего не сказали, то расскажет высший командир?
  - Да, я слышал. Диверсант был хорошо подготовлен, проник к главному серверу. Но все-таки его засекли...
  - Я помог его задержать. Он действительно хорошо подготовлен.
  Гораздо лучше меня. В рукопашном бою точно профессионал.
  - Это я тоже слышал, отличная работа, - похвалил оборотень.
  - И он был нашим собратом...
  Что самое страшное. Казалось, на кого можно надеяться в трудную минуту? Именно на стаю. Но даже там встречаются предатели.
  - У нас много врагов среди собственных собратьев. Не всем нравится правление Маркуса. А некоторых вербуют лугару, чтобы навредить нам изнутри. Впрочем, нельзя сказать, что никогда не случалось обратного.
  Чем дальше, тем сюрреалистичнее выглядела картина. Высший командир, в подчинении которого находятся десятки, если не сотни тысяч оборотней, просто беседует со мной в домашней обстановке. Почему? Простое желание помочь? Или что-то за этим скрывается? Нужна хоть какая-то правда, чтобы не сойти с ума.
  - Должен сказать, что я до сих чувствую себя не в своей тарелке... как от задания... так и от того, что сижу здесь, отнимая чужое время, - фраза построена идеально по моему мнению, а вот реализация подвела.
  Слишком много смущения в голосе. Но оборотень лишь усмехнулся:
  - Я всегда был ближе к простым солдатам, которые выигрывают войны, нежели к высшему обществу. Возможно, потому что никогда не стремился занимать такой пост... - он не стал развивать этот разговор и быстро сменил позицию, - да и мы с тобой не чужие друг другу. И дело не в том, что собратья. Пожалуй, никто не пытался убить при первой встрече...
  Такое напоминание заставило отвести взгляд. До сих пор стыдно за свое поведение.
  - ...да и потом ты и Сивый знаете то, о чем я никому больше не рассказывал.
  Сложно представить, что чувствовал Эдвард после той встречи. Я с напарником договорился никому об этом не рассказывать. Так что это осталось тайной. Вот только мне казалось, что кто-кто, а Маркусу точно об этом станет известно от самого высшего командира. Но все же он скрыл факт встречи от вожака...
  Не стоило ворошить старую рану. Ведь можно же обойтись без глупых расспросов. Ведь оборотень не один десяток лет живет на свете. И понимает весьма многое. К тому же старается помочь из чистых побуждений. Последнее и вызывало поначалу отторжение по неизвестной причине. Словно, ожидался какой-то подвох...
  
  Улицы Москвы.
  
  Дальше разговор прошел в обычном русле. После обсуждения задания пришла уверенность, что все пройдет нормально. Сомнения исчезли окончательно.
  Поэтому домой я шел в приподнятом настроении, не обращая внимания на окружение.
  Впрочем, чуть позже появилось ощущение слежки. Оно редко покидало после того, как мне прострелили голову средь бела дня и похитили анархисты.
  Слежка оказалась ни к черту. Какой-то смутно знакомый очкарик двигался следом, то и дело пытаясь прильнуть к столбу или стенам домов, будто может слиться с ними и стать незаметным.
  В конце концов, этот дурдом надоел. Возможно, стоило просто рвануть и скрыться. Скорости хватит, чтобы убежать от олимпийского спортсмена, а уж от этого задохлика и подавно. Но любопытство взяло вверх. Как он не боится ходить в темную ночь по безлюдным улицам?
  Я завернул за угол, а как только парень собрался выглянуть из-за угла, резко схватил за куртку и под его тихий вопль прижал к стене.
  - Какого черта тебе нужно? - процеженные сквозь зубы слова определенно звучали угрожающе.
  И тут пришло осознание. Где-то раньше уже приходилось встречаться...
  Точно. Тот самый поход с Александром Дмитриевичем к свидетелю, которого нужно переубедить. Тот самый задохлик, которого оказалось крайне легко запугать. Что теперь ему нужно?!
  - Не убивай... - в страхе побелел он.
  - Да больно надо о тебя руки марать... - высокомерно усмехнулся я, - перестань за мной следить. Проваливай...
  Оказавшись на свободе, парень вдруг бросил очки на землю. Линзы треснули с мелодичным звуком.
  - Я знаю, как вы... я знаю, что вы вели войну... не знаю, только с кем... я хочу вам помочь. Правда! Я смогу! Только сделай меня таким же!
  - Заткнись! - цыкнул я на него.
  Разорался...
  Вот чего не хватало. Еще тогда просил об этом, а теперь придумал 'вескую' причину. Ничего он не получит.
  Стоит обратиться к кому-нибудь. Пусть зовут лугару и стирают память. С таким жалким существом работа пройдет как по маслу.
  - Проваливай.
  Пусть катится. Адрес известен, найти его не составит труда.
  - Нет... - собрав все крохи храбрости, заявил парень.
  Я лишь усмехнулся и пошел было дальше, но услышал взвод курка.
  - Если ты этого не сделаешь, я не побоюсь выстрелить! А потом получу, что мне нужно!
  В вытянутых руках, но при этом согнутых в локте, дрожал ржавый Макаров. Где он только откопал эту рухлядь? Взорвется ведь в руках.
  - Удачи... - я едва не распахнул куртку, показывая готовность.
  - Две пули серебряные! - предупредил дурак, заставляя насторожиться. - Не шути со мной!
  - Опусти оружие...
  По спине прошел неприятный холодок. С дрожащими руками так и в голову может попасть, целясь в ноги.
  Оружия при себе не имелось. Разве в гости ходят с револьверами?
  - Сделай то, что мне нужно!
  - Черт, ну хорошо! - лживо поддался я. - Только оружие опусти, мне для этого нужно подойти...
  - Нет, так не пойдет, - ухмыльнувшись, возразил задохлик.
  После чего достал из куртки нож и кинул мне под ноги, по глупости попав по кроссовку. К счастью, ни себя, ни меня не поранил.
  - Режь себе руку...
  Теперь ясно, что он хочет. Взять мою кровь, поранить себя и заразиться таком образом. Черт, было бы лучше, происходи обращение только через слюну.
  Определенно, парень долго готовился. А как иначе может быть при настоящей одержимости?
  Вот только подыгрывать я не собирался. Впрочем, как и убивать...
  Нож теперь в руках, можно начинать небольшой спектакль. Словно случайно лезвие выскользнуло из руки и отлетело обратно к ногам задохлика.
  - Черт, что-то я совсем неловкий... - оставалось лишь виновато пожать плечами.
  Скорчив неприятную гримасу, он потянулся вниз, при этом продолжая держать меня на мушке. Как ему, впрочем, казалось. Пистолет отклонился чуть в сторону, что позволило совершить резкий рывок и ударить парня с ноги по лицу. Но его палец дернулся, нажимая на курок. Пуля чиркнула плечу, поцарапав кожу и порвав новую джинсовую куртку, а вторая пролетела мимо.
  Казалось, стоило остановиться. Разряженное оружие улетело далеко вверх. Но в порыве ярости я саданул задохлика по лицу отросшими когтями. После чего схватил себя за правую руку, делая усилие, чтобы остановить дальнейшую трансформацию. К счастью, переход к звероформе остановился...
  - Ха... ха-ха-ха! - заржал раненый, как идиот, хотя до этого громко выл на всю улицу и едва ли не плакал от боли. - Я получил это! Получил! Да!
  Похоже, подумал, что от когтей тоже передается ген оборотня. Но они же не ядовитые, в конце концов...
  Я так и покинул переулке, пока парень хохотал как сумасшедший, надрывая живот... отвратительное зрелище. Если встретится еще раз, то точно сдам собратьям. А сейчас даже смотреть на это противно... до чего некоторые охочи до силы и мнимого могущества.
  Хотя, чем бы я отличался от него, встань передо мной выбор? Это настоящее искушение, как ни крути.
  Может, именно поэтому встреча вызвала такие негативные эмоции? Не из-за попытки покушения, сколько напоминания о старом себе. Жаждущего каких-то изменений... а как только они наступили, хотелось, чтобы все вернулось в круги своя. Да, пожалуй так.
  Остается надеяться, что этот придурок поймет столь несложные вещи...
  
  Лос-Анджелес. 30 сентября. 2009 год.
  
  Кэтрин.
  
  Даже сойдя с трапа самолета, вампирша не могла поверить в происходящее... свобода! Настолько долгожданная, что надышаться ей было физически невозможно.
  Самой же большой сложностью оказалось не выбраться из убежища охотников, а вообще из страны. К счастью, аэропорт в одном из городов не охранялся оборотнями. В этом плане повезло. Но фальшивые документы, которых было навалом в Ордене, еще могли и не подойти. И тогда пришлось бы прорываться прочь силой. Ведь если оборотни настолько контролируют власть в стране, то выдавать себя никак нельзя.
  Опять же, повезло. Без багажа, но с солидным кушем долларов в карманах пальто девушка покинула Россию.
  Для надежности пришлось сделать пересадку в Европе. След охотников должен оборваться, если они всерьез кинутся в погоню.
  Первое время, конечно, будет аврал. Будут обвинять во всем Мастера, будут бояться, что каждую секунду в убежище могут ворваться вампиры по ее наводке. Но нет, пошло оно все. Мстить за свое заточение Кэтрин не собиралась. И не только из-за старика. Там были хорошие люди, взять хотя бы доктор Бер. Некоторые не заслуживают смерти. Да и не было этой всепоглощающей ненависти, что съедала изнутри, пока она был в темной комнате убежища.
  Все, что нужно, брюнетка уже получила. Сполна. А Орден пусть продолжает свою войну дальше.
  А почему Лос-Анджелес? По донесениям разведки двадцатилетней давности там проживают вампиры. Хотя, и другие виды присутствуют. Главное найти себе подобных и узнать все, что нужно. А уже потом решать, что делать дальше.
  Впрочем, найти кварталы, где проживают вампиры, оказалось совсем несложно. Но это не значит, что здесь Кэтрин ждут с распростертыми объятиями. Она здесь чужая, местные это прекрасно чувствуют. Нельзя просто так подойти к первому попавшемуся собрату и спросить, где здесь можно добыть кровь. Хотя, до своего побега девушка успела опустошить немногочисленные запасы Ордена. Так что еще полмесяца точно можно не беспокоиться о голоде. Главное, не вляпаться в неприятности...
  В незнакомой стране это раз плюнуть. Хорошее знание английского не поможет. Единственным верным вариантом девушка видела в знакомстве с каким-нибудь вампиром, что придется по вкусу. А дальше как пойдет.
  Только вот судьба распорядилась иначе.
  Снимая номер в одной гостиниц, вампирша экономила деньги на остальном. Русские паспорт и виза не позволят с легкостью устроиться на работу, как и снять более-менее приличное жилье. Но еще нужно найти того, кто сможет подделать документы, а это еще та задача...
  Поэтому девушка если и перекусывала, то в дешевых забегаловках. И в один из таких моментов за столик подсел странный тип.
  Первым делом Кэтрин оглянулась, убедившись, что другие свободные места еще есть. Хотя, подноса с заказом у незнакомца не было, так что вряд ли он подсел по нужде.
  - Простите, но я хотела бы побыть одна, - как можно вежливее попыталась отшить незваного гостя девушка.
  И только сейчас обратила внимание на ауру. С одной стороны человеческая, а с другой... нет. Будто в ней имелись какие-то странные примеси. А еще этот незнакомец излучал странную энергию, но вампирша сочла подобные ощущения за паранойю.
  Совершенно невзрачный мужчина в деловом костюме. Выделились только достаточно стильные и дорогие очки, которые он не преминул поправить двумя пальцами, прежде чем ответить:
  - Вы ведь не здешняя, не так ли?
  Кто он такой? Его послал Орден? Может, Западный Орден? Ведь ходили слухи об их бесчеловечных экспериментах...
  Внутри девушки все похолодело. Хотелось разбить стекло и выскользнуть в форме тумана на улицу. Однако мужчина держал руки на столе, что внушало какую-никакую уверенность на возможность сопротивления. Стоило найти где-нибудь, где продают оружие, чтобы было безопаснее... но поздно.
  - Какое вам дело?
  - Из какого вы клана?
  Ответы вопросом на вопрос всегда доводили девушку до белого каления. Хотя, сейчас хотелось сказать что-то остроумное и колкое. Вот только на ум ничего со словом 'клан' в качестве культурной отсылки не приходило.
  - Поймите, я не желаю зла, - слегка улыбнувшись, незнакомец откинулся на лавке забегаловки, при этом продолжая держать руки на виду. - Вы очень выделяетесь. Некоторые начинают подозревать в вас шпиона.
  - Какое вам дело? - повторила свой вопрос Кэтрин, сразу решив, что если не ответит, то просто встанет и уйдет.
  - Мне? Никакого. Но я мог бы вам помочь. Имею небольшие связи в клане Самаэля...
  Вот так вот, с бухты барахты? Вампирша не верила в простой альтруизм. Да и не читался он в расчетливых хитрых глазах этого типа.
  - Может, представитесь для начала? - девушка скрестила руки.
  - Павел. И можно на 'ты'.
  - Русский?
  - Вне наций, так скажем, - усмехнулся человек.
  К тому же скрытный. Как можно хоть на йоту такому довериться?
  - Я уже принадлежу клану, если вам это интересно, - сблефовала Кэтрин, после чего добавив. - Европейскому.
  В Европе тоже есть вампиры, это известно каждому охотнику. Хотя, их может быть несколько десятков, поэтому девушка постаралась обобщить.
  Но вся затея прогорела, потому что Павел что-то высказал то ли на французском, то ли на немецком.
  В ответ брюнетка промолчала, продолжая смотреть на собеседника исподлобья, стараясь скрыть глаза под длинной челкой. Пару раз зрачки загорелись красным от нервов. Стоило держать себя в руках, иначе все закончится плохо...
  - Значит, вы из Москвы... - все также обходительно заметил очкарик.
  - А что если так?
  - Много анархистов разбежалось после того, как убили Волка. Некоторых подобрали мы, некоторые выбирались сами. А остальных поймали и казнили. Вам повезло.
  Похоже, ее приняли за вампиршу, что входит в какую-то из организаций.
  - Я мало с ними общалась... - решила продолжить игру Кэтрин.
  - Я это заметил. В вас гораздо больше воспитания, чем в том отребье. И все же... клан Самаэля принимает своих собратьев. Вместе гораздо лучше, признайте.
  - Не признаю, - возразила она. - Какой вам интерес? Кто вы вообще для вампиров?
  Точнее, кто он вообще такой? Точно не человек, но и не нечисть. От того и жутко.
  - Опять же, интереса лично у меня никакого, - улыбнулся уголком губ Павел. - Просто я являюсь другом клана. Иногда ко мне приходят за советом, не более того... так что это просто безвозмездная услуга обеим сторонам - вашей и клана.
  Кэтрин не верила ни единому слову. Но что оставалось делать? Пожалуй, стоит воспользоваться шансом, но только на ее условиях. Никуда девушка с этим типом не пойдет. Так что разговор еще предстоит долгий...
  
  Лос-Анджелес. 1 октября. 2009 год.
  
  Об инциденте с тем парнем я больше не вспоминал. Небольшая царапина на плече быстро зажила, что помогло избежать лишних вопросов. Хотя, будь рана серьезнее, просто так бы не отделался. Важная операция могла просто-напросто сорваться. Не вся, конечно, но я же согласился поехать в Америку... а тут такое... за десять дней бы не зажило.
  Да и подготовка включала в себя не только теорию, уроки английского, который освежил в памяти школьный курс и сильно усовершенствовался благодаря хорошему инструктору.
  Также пришлось запоминать карту города. Территории поделены так же, как и в Москве несколько назад. Есть даже нейтральная часть, только анархистов нет. К счастью, эта подлая организация была присуща только столице России.
  В остальном, конечно, для друзей и напарников данная командировка оказалась неожиданностью. Но в целом, отнеслись буднично, потому что подробности нельзя рассказывать.
  Чужая атмосфера в миг окутала меня, стоило сойти с трапа самолета, вызывая чувство тревоги. Все другое. Воздух, люди... и лугару на таможенном контроле. Но, вопреки ожиданию, пропустили не с плохо скрываемым презрением, а какой-то даже отрешенностью. Одним оборотнем больше, другим меньше - совершенно не важно. Хотелось бы верить, что такое безразличие свойственно всем в городе...
  После приземления возникло желания прогуляться пешком, посмотреть на окружение, впитать атмосферу одного из самых известных городов Америки, но задание превыше всего. Поэтому пришлось брать такси. Адрес, конечно, дан другой, а не конкретного места назначения. Все как по инструкции.
  Задача на данный момент проста - встретиться со связным, через которого и будет связываться Глеб, Маркус или кто там командует операцией. Уже этого достаточно, чтобы почувствовать себя в шпионской шкуре... в юношеских фантазиях это было куда приятнее, чем в реальности. Потому что в любой момент ожидаешь пули в голову. Только если в родной стране собратья рано или поздно смогли бы опознать труп, то здесь можно пропасть навсегда. К счастью, теперь есть кому сообщить родителям, что произошло, в случае чего...
  От пессимистичных мыслей отвлекли красивые виды города. Жаркая калифорнийская погода к вечеру уже перешла просто в теплую. Но дышать все равно тяжело. Множество запахов, некоторые из которых совершенно незнакомы... и не слишком приятны. Поэтому я закрыл стекло автомобиля через пару минут и просто сосредоточился на созерцании.
  Место назначения представляло из себя спальный район города, где дома перемежались различными барами, кафе, стоянками и прочей коммерческой шелухой. Свежие доллары оказались в руке таксиста, прежде чем я вышел из автомобиля. Денег осталось совсем немного - вся надежда на связиста. Приходится играть роль бедного оборотня, который прибыл в Америку в поисках лучшей жизни. Если дойдет до вопросов, то нужно позиционировать себя, как бывшего анархиста или просто того, кому не нравится режим Маркуса.
  К счастью, примеров перед глазами прошло немеряно, так что отыграть подобное не составит труда. Единственное, что - приятного в таком занятии мало. Но кто сказал, что работа оперативника приятное занятие?
  Нужный бар представлял из себя вполне приятное зрелище, что внутри, что снаружи. Скорее, это клуб. Найти его через яркую вывеску не составило труда. Внутри имелись как сидячие места, так и барная стойка, небольшой танцпол и сцена. Сивому бы здесь точно понравилось...
  Я прибыл на несколько минут раньше назначенного времени, но все равно сел, как и требовалось за один из пустых столов, положив потрепанную спортивную сумку с вещами рядом, и заказал у официанта какое-то дешевое пойло, даже не интересуясь, что принесут. Потому что так надо.
  Вообще мой внешний вид говорил сам за себя. Одежду на задание выдали поношенную. Заодно запретили мыться и бриться последние несколько дней. Да и стричься перед заданием. Нужно придерживаться роли в каждой мелочи.
  Оружие же никакого при себе не было, даже ножа. Иначе были бы проблемы в аэропорту. Я отдал свой револьвер собратьям, которые тайно пришлют его вместе с остальным снаряжением через тайный канал. О котором знает только связной.
  Слишком много надежды на этого человека, о котором мне вообще ничего неизвестно. Назначенное время пришло, а его все не было. Оставалось только ждать...
  На сцене в данный момент шел небольшой концерт. Впрочем, желающих танцевать оказалось немного, да и музыка не слишком подходит. Блюз или что-то в этом роде.
  Один из трех человек в музыкальной труппе наиболее выделялся. Чернокожий, в простой рубахе, брюках и старомодной шляпе, сдвинутой на голове немного на бок. Его пальцы ловко скользили по струнам старой гитары. Пожалуй, нужно долго учиться, чтобы овладеть таким мастерством.
  Как только песня закончилась, артисты ушли со сцены, поэтому оставалось смотреть на прозрачную жидкость, что принесла официантка, чувствуя себя полным идиотом. Уже даже захотелось хотя бы пригубить, чтобы знать, за что отдал деньги... как, наконец, кто-то подсел.
  Это и был тот чернокожий. Молодое лицо, очень-очень коротко стриженые волосы. Несмотря на хрупкое телосложение, от него прямо исходила сила. Может, дело в запахе? Напоминает оборотня, но точно не собрат. Значит, медведь... неужели мы все-таки сотрудничаем после того, что случилось в гостинице Измайлово?
  - Такими темпами Маркус начнет посылать ко мне четырнадцатилетних... - без улыбки, но с озорной искоркой в глазах начал разговор собеседник.
  Намеки на возраст ничуть не смутили. На правду не обижаются.
  - Не начнет, если цель будет достигнута, - парировал я.
  Провокации быть не должно. Это тот, кто мне нужен. Иначе чья-то смерть будет на совести тех, кто организовывал встречу...
  Говорили по-английски, у меня был тяжелый акцент. Да и фразы строил неправильно, что греха таить. Главное, что друг друга понимали.
  Во всяком случае, кажется, мой ответ связному понравился:
  - Да, ваш вожак присылает только деловых, - после чего представился. - Рей. Большего тебе знать не нужно.
  Он видел трудности языкового барьера, поэтому говорил четко и медленно.
  - Макс, - представился я укороченным именем.
  Хорошо, что в Америке это является сокращением от другого. Не придется придумывать еще один псевдоним.
  - Значит, так... я сейчас уйду, а ты выходишь через пять минут, обходишь здание. Встречаемся у черного хода.
  Черт знает, зачем такая конспирация, когда нас видели вместе, но что ж, не мне решать.
  Попытка уловить слежку или других нелюдей по запаху провалилась. Для последнего в этом прокуренном помещении нужно подходить достаточно близко.
  Стакан с алкоголем так и остался нетронутым, но все равно пришлось оставить несколько долларов, чтобы не иметь проблем с местными вышибалами.
  Рей ждал меня переулке, который вопреки ожиданиям оказался достаточно уютен, не чета российским. Впрочем, и здесь найдутся не слишком приятные места, если постараться...
  Медведь прихватил с собой гитару, которую теперь нес на плече:
  - Квартира для тебя уже заготовлено. Будешь жить через дом от своей напарницы...
  Стоп, напарницы?
  - Мне сказали, что я не должен ни с кем контактировать в этой операции.
  - Сам спрашивай своих, почему они вдруг решили все поменять...
  Вот так раз. Остается надеяться, что решение не принято поспешно под давлением обстоятельств. Не хотелось, чтобы вся операция пошла к чертям сразу по прибытии.
  - Каких районов здесь стоит опасаться? - поинтересовался я по дороге.
  - Здесь, в Санта-Монике, можешь ходить свободно. А вот на Голливуд и окрестности не ходи. Там ваши и наши враги. Еще в Беверли Хиллз лучше не заявляться. Там лугару будут проверять документы, и неизвестно, чем это закончится. Да и на территорию моих собратьев лучше не заходить, чтобы не провоцировать...
  Здорово... и как Маркус хочет, чтобы мы собирали информацию?
  - Я думал, мы союзники...
  - Союзники, но это не значит, что относимся благодушно к чужакам на собственной территории, - усмехнулся Рей.
  - А зачем тогда вам мне помогать?
  - Я просто стараюсь заработать денег всеми возможными способами. Да и не только деньги...
  Даже не хочется знать, сколько наш вид платит оборотню, чтобы тот сейчас был здесь.
  Хотелось задать еще вопросы, но медведь даже не дал открыть рот:
  - На все остальные вопросы ответит твоя напарница.
  Видимо, надоело каждый раз отвечать на одни и те же вопросы новичков...
  Новая квартира не блистала чистотой и уютом, но после лесов жаловаться не приходится. Распрощавшись, Рей предупредил, что сегодня придется встретиться с сестрой по крови. Причем, именно она нанесет мне визит, обо всем уже договорено.
  Поэтому оставалось только обживаться. Или даже принять душ...
  Следующие два часа прошли за телевизором. Но на двух десятках каналов ничего не нашлось, и дело не в языковом барьере. Учитывая, что все СМИ в мире куплены, смотреть новости бесполезно. Там ничего серьезного лично для меня не произошло. Так что оставалось в основном скучать.
  Определенно, моя будущая напарница сильно опаздывала. Будто специально. Проверяла на выносливость...
  Наконец, раздался стук в дверь. Глазок в двери как назло отсутствовал, поэтому приходилось рисковать, открывая дверь.
  На пороге стояла достаточно высокая молодая девушка с русыми волосами, завязанными в хвост. Стоило нам встретить взглядом, как карие глаза широко раскрылись.
  В ноздри ударил смутно знакомый запах... пробуждая воспоминания о первом полнолунии. И о том, что было после бегства из лап охотников...
  - Нет... - только и успел прошептать я, но волчица отреагировала быстрее.
  Сбивая меня с ног, она запахнула дверь и, выхватив из-за пояса армейский нож, тут же приставила лезвие к горлу, пока я валялся на лопатках.
  Вот тебе и натренированные рефлексы... обезоружен в мгновение ока.
  - Я тебе говорила, что убью тебя, если мы встретимся еще раз? - с пугающим холодным спокойствие прошипела девушка.
  - Я...
  - Заткнись. Сейчас говорю я.
  Она переменилась за это время, пусть и человеческий облик сестры по крови в свое время недолго пришлось созерцать. Каждое движения отточенное и уверенное. А глаза смотрели с ненавистью. Но никакой воли ярости. Точнее, даже не знаешь, остались ли вообще какие эмоции в этой снежной королеве...
  - Не знаю, как ты здесь оказался. И мне неинтересно. Если тебя действительно послал Маркус, то убирайся отсюда первым же самолетом.
  С ножом у горла даже хотелось выполнить этот приказ. Но так просто я сдаваться не собирался.
  - У меня здесь задание... - прохрипел я, ища выход из сложившегося положения.
  Но колени девушки сильно сжали мои бедра, а рука уперлась в грудь. Кажется, еще мгновение, и появится когти, что вопьются в плоть...
  - У меня тоже... и я не собираюсь терпеть тебя рядом.
  Хороший аргумент. Она-то думала, что мне просто вот так находиться с ней. Вновь приходится загонять обратно чувство вины. Возможно, еще полгода назад я побоялся бы смотреть в эти карие глаза. Но не сейчас... слишком много времени прошло. Пора перестать оплакивать жертвы и двигаться дальше. Как-нибудь...
  - Ну, так скажи об этом Маркусу сама, - заявил я. - Или скажу я. Нам свели вместе, не зная о нашем прошлом... потому что я не раскололся. Да и ты тоже. Как думаешь, понравиться ли вожаку такой расклад? На наших руках кровь невинных...
  - Только на твоих! - лезвие поцарапало до крови шею.
  Но мне удалось задеть волчицу. Хорошо это или плохо - неизвестно. Но хотя бы удалось отыграться за сокрушительное поражение в этой короткой потасовке.
  - Хорошо, на моих. Но от этого пострадает общее дело стаи. Если кто-то из нас соскочит, то это никак не окупит затраты на операцию...
  Не мне считать чужие деньги. Но как еще взывать к голосу разума?
  Девушка отвела взгляд, размышляя, а кровь продолжала течь по шее, неприятно щекоча кожу. Перевязать бы...
  Наконец, будто осознав собственное бессилие, оборотень слезла и отошла вглубь комнаты, вытирая лезвие о постельное белье на кровати. Прекрасно... а как же конспирация?
  Но стоило только подняться, как ее кулак расшиб нос. Не так жестко, как в свое время ломал на тренировках Сивый, но боль весьма неприятная...
  - Да, так гораздо лучше...
  - Да пошла ты! - в сердцах бросил я, сдерживаясь от ответных действий.
  Все-таки, в чьих руках нож?
  Определенно, за это время она стала весьма искусным бойцом. Стоило спросить адресок у учителя, если удастся найти хоть какой-то контакт...
  Единственное, что оставалось, так это угрюмо пройти в ванную. В шкафчике над раковиной. К счастью, имелся пластырь.
  Из носа текло прилично, а вот рана на шее почти не беспокоила, несмотря на то, что нож, разумеется, был серебряным.
  Все-таки серебро - вещь весьма неприятная. Но маленькие ранения получалось игнорировать. Да и стреляли в меня серьезно всего лишь пару раз. В остальном даже другие оперативники называли везунчиком. Многим из них досталось прилично за время службы. А некоторые уже не смогут похвастаться ранениями...
  В голове роились множество способов ответить на унижение как физически, так и морально. Но что-то ничего не подходило. Да и вообще бить девушек - это низко. Что, впрочем, не мешало в свое время стрелять анархисток... но тогда шла война.
  Хотя, между нами сейчас не что иное, как война. Правда, только с ее стороны...
  Волчица смотрела в окно, так и не сдвинувшись с места. Даже жутко.
  - Теперь мы можем поговорить нормально? - то и дело прикладывая вату к кровоточащему носу, спросил я.
  - Теперь да...
  Класс! Почему сразу так нельзя?
  - Тогда, может, сядем для начала? В ногах правды нет...
  Оборотень лишь усмехнулась, но все же села на ближайший стул, пока я аккуратно расположился на краю кровати, выбрасывая в сторону уже бесполезный окровавленный кусок ваты.
  - Я тебе уже все сказала, - прервала девушка несколько затянувшееся молчание. - Отказывайся от операции. Попросись работать в одиночку. Скажи, что запалился, в общем, сам придумаешь. С тобой все равно не сработаемся...
  Опять? И долго придется так ходить кругами?
  - Думаешь, мне было легко все это время? - перешел я к сути дела.
  Если так хочет ворошить прошлое, пожалуйста.
  - Тебе? - она вскинула брови. - Мне плевать, как было тебе.
  И все же...
  - Еще тогда я раскаялся во всем. Если ты думаешь, что я забыл о том, что тогда произошло, то ошибаешься. К тому же, жизнь уже наказала в ответ...
  - Да что ты? - сделав снисходительное лицо, заметила волчица. - И как же это тебя жизнь наказала?
  - Не только у тебя судьба забрала прошлую жизнь. Не только тебе пришлось скитаться и выживать. И не только на твоих глазах убивали собратьев.
  Конечно, все догадки, но вряд ли оборотень оказалась здесь, не пережив тоже самое.
  - Тебе есть еще с кем встречаться в твоей новой жизни... - не без горькой иронии заявила она.
  - И ты думаешь, я хоть раз встретился с родителями после того, что произошло? Нет. Боюсь их потерять, поэтому держусь подальше. Что, по-твоему, хуже?
  - Даже не смей это сравнивать...
  Сколько яда и холода было в этих словах. Аж по спине пробежали мурашки. Передо мной не женщина, а настоящий хищник, прирученный только убивать.
  В карих глазах читалась настоящая смертельная угроза. Если мне и удастся одолеть подобную бестию, то с огромным трудом.
  - Хорошо, - не стал настаивать я. - Но в любом случае я не могу сделать, как ты хочешь...
  - Что мешает? По тебе сразу видно, что здесь ты быть не хочешь.
  - Я только приехал... - но попытка оправдаться не зашла.
  - Может ты где-то повоевал на последней войне, но сюда посылают в основном самых отчаянных. И тех, кто проявил себя. И тех, кто не оставил в живых ни одного врага... - девушка отвела взгляд. - Во Владивостоке от нас не ушел никто...
  Да, тогда городу сильно повезло с защитниками. Группировка вампиров превосходила в несколько раз число оперативников и солдат. Многие сразу считали, что Дальний Восток будет для стаи потерян, но нет. Собратья дрались с доблестью против сильного и многочисленного врага. Пожалуй, это не идет ни в какое сравнение с безопасным отстрелом слабо организованных анархистов.
  - Я участвовал в ликвидации Волка и его верхушки, - единственное, чем можно похвастаться.
  Похоже, это произвело какое-никакое впечатление на нее. А вот я начал чувствовать себя необстрелянным новичком, находясь с девушкой в одной комнате.
  - Похвально...
  - И, может, я быть здесь и не хочу, но вожак вызвал меня к себе и предложил отправиться на операцию. Я согласился. Думаешь, теперь смогу сказать 'нет'? Тогда ты не знаешь, что такое гордость.
  Скорее, гордыня и глупость. Стоило согласиться на столь заманчивое предложение. Но, нет. Только не со стороны этой наглой волчицы, продолжающей жить прошлым.
  - Ладно, - все же сдалась оборотень.
  Неизвестно, какие мысли протекали в ее голове, но я им был весьма рад.
  - Но если что-то пойдет не так, я сама заявлю о твоей профнепригодности. Плевать на последствия, но я избавлюсь от тебя.
  - Мне ничего не мешает сделать тоже самое, - ситуация вынудила показать в ответ клыки.
  Хотя, девушка определенно сочла это забавным:
  - Тебя хоть как зовут-то теперь, Штирлиц?
  Забавное сравнение, но давнее сравнение с известным паркурщиком от лица Сивого предпочтительнее. Хоть не столь обидное.
  - Максим...
  - Ольга, - представившись, девушка все-таки соизволила убрать нож, который до этого вертела в руках.
  До сих пор не верилось, что удалось убедить столь неприступную особу. Но дальше самое сложное. С ее-то характером придется держать ухо в остро.
  - Поговорим обо всем завтра. Мне нужно еще подумать, - заявила волчица и уверенным шагом покинула комнату.
  Оставалось лишь проводить ее красивую фигуру взглядом. Как только хлопнула дверь, я рухнул спиной на кровать, закрыв лицо руками.
  Вот так в один момент жизнь становится сложнее. И если во время разговора удавалось сдержать эмоции, то сейчас...
  Нет, все еще слишком тяжело. Время лечит, но недостаточно быстро.
  Впрочем, дело даже не в событиях почти годовой давности.
  А в том, что мне до хладнокровия настоящего воина-оборотня, как отсюда до Москвы.
  Но нельзя сейчас сдаваться. Если хочу что-то доказать, в первую очередь себе, то нужно отринуть последние эмоции, подавить боль. Все это делает слабым.
  В конце концов сам выбрал такую жизнь и делал определенные ошибки. Так что нужно соответствовать выбранному пути, как бы ни было тяжело...
  
  Москва. Башня Маркуса. 1 октября. 2009 год.
  
  Маркус.
  
  - Значит, говоришь, двоих наших разорвали? - потирая подбородок, обратился вожак к Семену.
  - Именно, - секретарь достал из папки фотографии и разложил на столе.
  На них были изображены разорванные в клочья тела. Кто-то повеселился на славу...
  - Объявляй тревогу, заодно вели всем оборотням быть осторожными, - приказал Маркус. - Лугару не сообщай. Все равно все сами узнают... а если с кем-то из них расправятся, то нам же лучше.
  - Приказать Глебу задействовать все ресурсы?
  - Да. И координировать поимку буду я.
  Оборотень кивнул и сложил фотографии обратно в папку. После чего раздался звонок с пульта охраны.
  - Простите за беспокойство, - раздался голос охранника после нажатия вожаком кнопки. - Сюда пришел Дитрих. Пропустить?
  - Пропустите, - Маркус задумчиво посмотрел на Семена. - Что-то рано. Неужели Самаэль уже готов к войне?
  - Тогда следует ускорить операцию в Лос-Анджелесе.
  - Это мало на что повлияет, но ускоряй. Посмотрим, что из этого получится. А теперь выйди.
  Оборотень кивнул и покинул кабинет через другую дверь. Лугарские примадонны предпочитают беседы один на один. Так уж давно повелось.
  Глава московских лугару соизволил надеть костюм, который, впрочем не слишком ему шел. Синий, да еще застегнутый на все пуговицы, хотя предпочтительно на одну. Привычка еще с американской формы...
  Даже не поздоровавшись, лысый мужчина сел напротив Маркуса за стол для конференций.
   - Чем обязан? - достаточно вежливо, несмотря на откровенное хамство гостя, спросил вожак.
  - Перестань ломать комедию... - фыркнул на английском Дитрих. - Сколько агентов ты послал к нам за последний месяц? Хочешь знать, когда Самаэль нападет? Может, не стоит ждать нападения? Наши требования просты. Дай нам точку для переброски...
  - Одна уже у вас есть. В Ульяновске, на сколько я помню, - спокойно заметил оборотень. - Вы нам за это неплохо платите.
  - Ты знаешь, что я говорю об открытом пространстве для переброски наших войск, а не простых солдат США. У тебя нет никаких интересов в Афганистане...
  - Не будь там ни у меня, ни у вас интересов, мы бы не воевали там целых десять лет.
  Лугару надолго запомнили ту бойню. Как и Вьетнам. Что, однако, не мешает им хорохориться.
  - Мы тогда победили...
  - Из-за своих экономических ходов. Да и мы тогда оплошали. Но сейчас все по-другому.
  - Самаэль раскатает твои жалкие войска в труху, - усмехнулся генерал.
  - У него будет шанс, если вы продолжите их вооружать... но с чего ты решил, что выбив нас из России, он выполнит обещание? Все-таки вы воюете с африканским кланом в Ираке и Афганистане. А кровососы ценят межклановые узы гораздо сильнее, чем мы, оборотни.
  Конечно, случались приятные для стаи исключения, но не суть.
  Еще не стоит забывать, что североамериканский клан сможет, наконец, соединиться с европейским. Вот уж произойдет долгожданное воссоединение. Почти семьдесят лет прошло с тех пор, как клан раскололся на две части после Второй Мировой. Часть предпочла сбежать в Южную Америку, откуда после пробиралась вверх, пока не оказалась на юге Америки. А вторая, ставшая европейским кланом, осталась на территории восточной Европы, и долгое время подчинялась оборотням, пока не развалился СССР.
  После развала вампиры уступили часть территорий, планируя вместо этого отхватить кусочки посочнее от территории лисов, занимавших весь запад Европы. Это обернулось войной на Балканах и конфликтах в других государством. Европейский клан обычно занимался терроризмом, опасаясь прямой военной конфронтации, которая может привести к союзу лисов и волков, в результате чего кровососы окажутся зажаты с двух сторон...
  К сожалению, иногда лугару становятся слишком самоуверенны в вопросах внешней политики. Как и сейчас.
  - Войска Самаэля тоже будут ослаблены, а лисы надавят на европейцев, чтобы те им не помогали. Поэтому я бы советовал сделать, как проще... - усмехнулся мужчина.
  - Проще? - поднял бровь Маркус. - Если только для вас. И вообще с такими предложениями лучше отправлять кого-нибудь более толкового. Например, с Армстронгом. С тобой говорить - удовольствия мало, у тебя нет реальной власти, ты просто промежуточная фигура.
  После этих слов лугару стиснул зубы, но проглотил оскорбление. А вожак, тем временем, продолжил:
  - Передай своим хозяевам, что мы остаемся при своем мнении. Простого пути в Афганистан вы не получите. Он обойдется вам гораздо дороже. Если будет война, то мы к ней готовы...
  - Не готовы, - фыркнул Дитрих. - Ваша победа над Юрием и Волком свершилась на чистейшем героизме. Ваши дела не столь радужны, насколько ты хочешь показать. Мы все-таки не зря сидим здесь и проводим разведку...
  - Молодцы, - лживо похвалил Маркус, медленно поднявшись с кресла.
  Его белый глаз продолжал сверлить собеседника.
  - Это все?
  Лугару хотел еще что-то сказать, но передумал и удалился из кабинета. Через некоторое время вернулся Семен, застав оборотня стоящим у окна.
  Разумеется, помощник слышал весь разговор.
  - Самоуверенно, как всегда... - заметил он.
  - Кое в чем он прав. Чтобы победить в войне, нам потребуется нечто большее... я не смогу выиграть ее в одиночку.
  - Поэтому ты так спешишь со всеми приготовлениями?
  - Боюсь, один из козырей придется выбросить, потому что карта изначально оказалась бесполезной. Впрочем, время покажет.
  - А что насчет других? - поинтересовался Семен.
  - С другими тоже не все гладко. А вот насчет кое-каких проектов... мы уже достигли определенных успехов. Доложили только сегодня мне лично. Еще полгода тестирования, и у нас будет готовый результат.
  - Значит, мне объявлять о наборе?
  Оборотень кивнул, и на этом разговор закончился.
  
  Лос-Анджелес. 1 октября. 2009 год.
  
  Самаэль.
  
  Два автомобиля встретились на темной улице, остановившись всего в полуметре друг от друга. Скрывать свою встречу никто не собирался. Да и никто не боялся за собственную шкуру.
  Повелитель североамериканского клана Самаэль вышел из черного седана в неизменном пальто, с аккуратно зачесанными пепельными волосами. Голубые глаза внимательно наблюдали за водителем серого Хаммера, который не спешил выходить.
  Первое время вампиру показалось, что тот ищет у себя в машине зонт, ибо на улице мелко накрапывал дождь и завывал прохладный ветер. Редкая погода для Калифорнии. Но все-таки приятное разнообразие от жары, которая подчас была просто удушлива. Даже для нечеловеческого организма. К тому же ветер морской, приятный для дыхания. Хотя, не сравнится с приятным немецким северным бризом...
  Водитель Хаммера все-таки соизволил выйти. С тяжелым дробовиком. А под пальто нараспашку располагались в кобурах два Маузера конца девятнадцатого века.
  - Можно было обойтись и без этого, Майерс... - вместо приветствия с усмешкой сказал вампир.
  Охотник со светлыми густыми волосами лишь закинул оружие на плечо, второй рукой опираясь на пояс, словно позировал для фотографии:
  - У нас в Ордене поговорка. Безопасный вампир - мертвый вампир.
  Самаэль лишь хмыкнул на откровенный цинизм по отношению к своей персоне. Со своей репутацией Ричард имеет немного права так себя вести. К тому же, не стоит ссориться на такой важной встрече.
  Теперь они стояли друг на друга. Повелитель держал руки в карманах, продумывая линию разговора. А разговаривать с главой Западного Ордена слишком непросто. Уже приходилось как-то общаться. А один раз даже драться, когда лугару решили немного проучить зарвавшегося по их мнению вампира, в то время как охотники не дураки пострелять за хорошее денежное вознаграждение.
  - А для нас человек просто вкусная еда, - не собираясь соревноваться в остроумии, Самаэль перешел к делу. - Ты обдумал мое предложение?
  Повернувшись, Майерс немного прошелся по дороге, при этом продолжая разговор:
  - Твое предложение слишком уж расплывчатое.
  - Что может быть более прямым, чем приглашение на охоту в Россию? - притворно удивился вампир.
  - Предложение заманчиво, но мы не работаем бесплатно в отличие от жалких нищих с востока. А цели мы и сами себе сумеем найти...
  Да, в отличие от Ордена в России, который все еще функционировал из идейных соображений, организация с приходом Майерса окончательно перешла на контрактную основу, в то время как предыдущий лидер вел дела более аккуратно и не брался за что попало. Для них же теперь вопрос только в цене.
  - ...а твой клан, - продолжал человек, - сейчас тоже нищий. Потратили все золото, что смогли увести из Германии...
  - Плохая привычка - считать чужие деньги.
  - Плохая привычка - отказываться, даже не выслушав предложение полностью, - чуть сощурил глаза вампир, оставаясь недвижимой статуей, у которой даже ветер не колыхал ухоженные волосы.
  Европейцы немного больше понимают в вежливости. Самаэль давно подмечал подобное. Приходилось терпеть наглые выходки и высказывания американцев. Нация варваров, что с них взять.
  - Я и не отказывался выслушать, - пожал плечами Майерс. - Вот только заинтересовать действительно будет непросто. Россия далеко, а здесь нам тепло и хорошо.
  - Но вам нужно рано или поздно расширяться, - рассудил собеседник. - После захвата власти в стране и вытеснения оттуда оборотней, мы обещаем как солидную компенсацию за услуги, так и возможность основать базы в любой удобной точке на территории. Возможно, даже договоримся с европейским кланом, и вы сможете базироваться на их территории.
  А они не согласятся. Но переубедить можно, хоть и непросто. Повелитель был тесно знаком с лидером клана. Возможно, даже слишком тесно... поэтому договариваться с этой женщиной будет непросто.
  - А если проиграете?
  Самаэль нахмурился. Такое ощущение, что перед ним не воин, а настоящий торгаш. Да, он ненавидел этого человека, но в этот момент ему хотелось вспомнить далекое прошлое, когда он был простым офицером СС, молодым и неопытным вампиром...
  - Если проиграем, то все награбленное в процессе - ваше. Вам гораздо проще будет договориться с Маркусом, чем нам...
  - Кстати, насчет Маркуса... - поднял палец вверх Ричард, - точнее, это самая главная проблема.
  - Я убью его, - пообещал вампир.
  - Лугару уже пытались...
  - Я убью его, - настоял повелитель клана.
  
  Лос-Анджелес. 2 октября. 2009 год.
  
  Клуб Рея.
  
  Как и предполагалось, предприимчивый медведь владел заведением, куда вчера пришлось прийти на встречу. Оказывается, именно там он проводил все важные встречи. Я бы опасался делать подобное. Все-таки лишний риск для операции...
  Хотя, кого обманываю? Мы тут не супершпионы, а так, мелкие сошки, поэтому вряд ли серьезно заинтересуем лугару или вампиров.
  По крайней мере, Ольга вела себя весьма уверенно, когда состоялась встреча в пустом клубе в пять часов утра.
  Разговор проходил, пока Рей настраивал гитару, что довольно раздражало. Казалось, что оборотню полностью безразлична ситуация. Возможно, волчица испытывала подобные чувства, но скрывала. Нужно было соответствовать.
  - Пришло сообщение от Маркуса, - начал медведь. - Вампиры усиленно готовятся к войне. И ваш вожак хочет знать больше о поставках оружия.
  - Его же им продают лугару, - фыркнула сидящая у барной стойки девушки.
  - Если бы только лугару. Знаешь, нельзя так просто незаметно реквизировать тонну оружия и боеприпасов с армейских складов.
  Об этом много ходило слухов среди оперативников. Впрочем, вампиры Юрия часто воевали далеко не с Калашниковыми. Лугару хотят чужими руками выиграть войну. Только какая им дальше выгода? Неважно. Нашему виду проигрывать нельзя. Помощи ждать неоткуда. А если вампиры захватят власть в России, то неизвестно, к каким последствиям это приведет. Вряд ли к хорошим...
  - Значит, черный рынок? - предположил я.
  - А какие еще варианты? - саркастично хмыкнула Ольга.
  Похоже, ненависть прошла. Теперь началась моральная травля. Только стоит пытаться лучше, ибо после пережитого за долгие месяцы образовалась какая-никакая броня.
  Которая, правда, вчера треснула, но с этим удалось справиться.
  В то же время девушка явно уступила вчера, понимая, что не сможет помешать мне выполнить долг перед стаей. Скорее, сама уедет обратно с позором...
  Медведю же было все равно на наши взаимоотношения.
  - Да, именно. Но если рынки в других городах и странах отследить довольно просто, то местный остается загадкой. Оружие приходит по тайным каналам, лежит на складах, после чего попадает в руки вампиров. Надо признать, странная схема... да и оружие совсем не американское.
  Значит, задача предстоит крайне непростая:
  - А твою стаю эти поставщики не волнуют? - поинтересовался я.
  - Нисколько, - честно ответил связной. - Даже палец о палец не ударят, чтобы это выяснить.
  - Ну да, враг перевооружается под самым носом, а вашему виду наплевать, - высказала полное разочарование волчица. - Или вы ждете, пока волки сделают за вас всю грязную работу?
  Рей добродушно улыбнулся:
  - Мы не конфликтный вид.
  - Это не мешало вам захватить солидную часть запада в свое время...
  - Может, вернемся к делу? - скрестив руки на груди, предложил я.
  Это уже начинает напоминать балаган. Хотя, возможно, просто представление о будущей операции совершенно не совпадали с реальностью. Видимо, ожидал этакой шпионской таинственности, разговоров исключительно по делу. Прямо как в кабинете Маркуса... а вместо этого получил напарницу, которая меня ненавидит. И связного, который очень странно относится к своим обязанностям...
  - Согласен, - кивнул медведь. - Но я навел кое-какие справки. Кое-кто на улицах имеет очень длинный язык, который вампиры не успели укоротить. Полагаю, им можно нанести визит. А после помочь нашим врагам в зачистке хвостов...
  
  Метро.
  
  Промежуточным звеном в цепи передачи вооружений выступали люди. Бандиты, мафиози и просто организации, занимавшиеся черным бизнесом. Но часто посредники оказываются ненадежными.
  Как и сейчас. Рей договорился о встрече с бандой, которая может что-то знать. Либо приторговывает тем, что 'потерялось' при перевозках, либо просто держит нос по ветру. К счастью, они чем-то обязаны медведю, поэтому развязывать языки не нужно. По крайней мере, по его заверениям...
  - Как тебя занесло на Дальний Восток? - поинтересовался я после гробового молчания, что сопровождало всю дорогу.
  Ольга явно неразговорчивый собеседник. Или это мне так повезло?
  - Не твое дело.
  Говорить приходилось тихим шепотом. И так полная конспирация. Куртки запахнуты, несмотря на теплую походу, а на головах капюшоны. Для Калифорнии весьма странный вид, что привлекало внимание прихожих.
  Но сейчас в приоритете не дать нашим лицам попасть в камеры наблюдения рядом с местом будущего происшествия.
  - Как скажешь... - сдался я в попытках наладить контакт.
  За такой риск не доплачивают. У нее нож и пистолет, выданный Реем. Мой револьвер тоже прибыл в город по тайному каналу, и теперь прятался в кармане куртки.
  Нужная станция метро выглядела не слишком привлекательно. Расписанные стены, повсюду мусор. За станциями в Москве следят гораздо лучше.
  Теперь понятно, почему выбрано это место. Тут найти работающую камеру наблюдения все равно, что найти Святой Грааль.
  - Без фокусов, говорить буду я, - самоуверенно заявила Ольга.
  - Не знаю, в каком обществе ты крутилась, но я видел разный сброд, - вновь потянуло спорить. - Они просто поднимут тебя на смех, потому что...
  - Потому что я девушка? - в ее голосе проскользнула сталь.
  - Да, потому что ты девушка.
  Достаточно знать, что бандиты ни во что почти не ставят женский пол в собственных бандах, что говорить про посторонних. Я, конечно, не эксперт в этом вопросе, но вполне могут быть исключения. Только в этот раз лучше не проверять.
  - Отлично, валяй, - сдалась волчица.
  Четверо бандитов сидело на лавочках напротив платформы в дальнем углу. Стоило дойти до середины, как один из них громко выругался в беседе и выкинул в сторону пивную бутылку, отчего та влетела в ближайшую колонну, разбившись вдребезги.
  Но драки не случилось, потому что заметили нас.
  Я честно ожидал увидеть татуированных панков, толстых байкеров или, на крайний случай, чернокожих в ярких цветах.
  Чернокожий был, но один. Но бандиты были без опознавательных знаков, одетые в дешевый ширпотреб. У их, по-видимому, длинноволосого главаря в темных очках лишь виднелась татуировка в виде гидры на шее. Остальные бритоголовые.
  У парочки подрагивали руки. Еще один регулярно сморкался, прижав одну из ноздрей пальцев, стараясь избавиться от зуда после вдыхания порошка. Чертовы наркоманы...
  - Мы от хозяина клуба, - иносказательно заявил я.
  Такой была просьба медведя.
  Но, похоже, наркоманы забыли, что у них назначена встреча. Или уже успели настолько вмазаться, что вряд ли осознавали реальность.
  - Деньги где? - спросил длинноволосый, доставая нож, рукоятка которого включала в себя и кастет.
  - Твой английский настолько ужасен, что тебя вообще не понимают, - усмехнулась Ольга.
  Я действительно начал чувствовать себя идиотом. Рей не дал никакого описания тех, с кем нужно встретиться. Нужно лишь сказать от кого...
  Но раз они ошиблись, лучше уносить ноги.
  - Похоже, мы ошиблись...
  Я развернулся и хотел было уйти, как главарь указал на меня лезвием:
  - Рей сказал, что расплатиться по долгам, а вы, две его малолетние шестерки должны были принести бабло!
  Английское слово 'cash' он высказал с таким удовольствием, будто в эти короткие секунды достиг настоящего экстаза. Вот насколько сильно может быть предвкушение...
  - Ни о каких деньгах он не говорил, - грубо останавливая меня за плечо, влезла в разговор Ольга.
  - Тебя, женщина, вообще никто не спрашивает!
  - Я же говорил... - прошептал я.
  Равноправие полов точно не дошло до этих приматов...
  Теперь чувство собственного идиотизма исчезла, сменившись гневом. Рей нас попросту подставил. Такими темпами можно ждать скорый рейд вампиров по нашу душу.
  Банда, тем временем, вооружилась. Чернокожий взял приставленную к стене биту. Оставшиеся двое достали из-под курток монтировки. Это какой-то фарс... нас, похоже, изначально приготовились убивать.
  - Может, они действительно что-то знают, - шепнула Ольга. - Все равно нам просто так не дадут уйти.
  Конечно, можно сбежать, скорости хватит. Но носиться со скоростью олимпийцев на людях - это уже слишком.
  Остается только разобраться с этими выродками. Без стрельбы. Впрочем, волчица все равно достала нож, поигрывая в руке с лезвием.
  Будет приятная разминка...
  Главарь кинулся без предупреждения на меня, считая более опасным противником. Но я ждал до последнего момента, держа руки в карманах В последний момент выскочила девушка, уклонилась от удара рукояткой-кастетом, после чего провела жирную кровавую линию по его телу от правого бока до левого плеча, перехватила нож второй рукой и ударила в живот, грудь и горло несколькими выверенными ударами.
  Бандит упал, как подкошенный. Подобная казнь вызвала неподдельное чувство восхищения. Но не время ему предаваться. Стая, вопреки распространенному мнению, не разбежалась после смерти вожака.
  Дальше мой выход. Выйдя вперед и остановив чернокожего на середине замаха битой, я ударил врага ногой в живот, потом второго, что решил подскочить с монтировкой на помощь.
  Силы не жалел, внутренние органы если не разорвались от такого, то смертельное внутреннее кровотечение обеспечено. Даром, что обоих считай вырвало кровавыми сгустками.
  Отпустив биту, я накинулся на третьего, выбивая из рук монтировку. Лицо, грудь, живот, все оказалось разбито шквалом легких ударов. А последний пинок в живот откинул человека к ближайшей стене, разбивая поблекший от времени кафель. После такого он точно мертв, дыхания не было слышно.
  Мимо проехал поезд, даже не думая останавливаться на этой станции. Вряд ли на такой скорости пассажиры что-то увидели... но шум, по крайней мере, заглушил звук перерезаемых Ольгой глоток.
  Оказалось, что главаря она пырнула не слишком глубоко. Да и удар в голову пришелся достаточно далеко от гортани, чтобы он мог говорить. Поэтому, схватив врага за длинные волосы, пока тот лежал на животе, девушка начала допрос:
  - В городе появился новый поставщик оружия. Говори, что ты знаешь, и будешь жить.
  Я остался прикрывать тылы, приглядывая за входом.
  - Я не... - то ли вскрикнул, то ли взвизгнул главарь.
  - Неправильный ответ, - волчица с холодным взглядом начала резать глотку.
  - Аааа...
  Дальше помчался следующий поезд. Но мало того, на станцию решила зайти группа молодых парней. Что они здесь забыли? Может, на побегушках у этой банды?
  Увидев картину кровавой бойни, они рванули прочь.
  - Нужно уходить, - декларировал я.
  - Я уже все выяснила, - довольная собой, Ольга завершила начатое и вытерла лезвие о куртку бандита.
  Мы заранее одели перчатки, так что следов остаться не должно. Но лугару ничего не стоит учуять запах.
  Однако этот инцидент ничего не доказывает. Обдолбанные наркоманы могли напасть на того, кто им не по зубам.
  - Уходим по туннелю, - решила она.
   Хотелось предложить то же самое. Да и больше-то вариантов не было. Скоро сюда прибудет полиция, если, конечно, такая бойня редкость для местного района.
  Следующий поезд застала нас уже в туннеле, заставив прижаться к его краям. Вскоре показалась развилка, и мы покинули основную ветку. Позади не было света фонарей. Значит, никто не гонится.
  - Кажется, оторвались... - еще раз для полной уверенности обернулся я.
  - Похоже на то, - подтвердила Ольга.
  - Так что он сказал?
  - Назвал адрес одного из складов. Остается, надеяться, что он не соврал.
  Впрочем, вряд ли бандит сорвал. Это был единственный шанс на спасение. Мало ли кто им бы не воспользовался.
  Возможно, с ножом у горла я бы тоже сломался... но пока судьба решила не проводить столь страшный тест.
  - Но ты согласна, что Рей нас подставил?
  - И что? - волчица посмотрела на меня со снисхождением. - Думаешь, даже если Маркус об этом узнает, он понесет заслуженное наказание?
  Тут есть свой резон. Все-таки связной не обязан говорить правду и только правду. В его обязанности входит лишь обеспечить возможность выполнения возложенной миссии. И при этом стараться не допустить смерти 'шпионов' в процессе.
  Так что обижаться на медведя глупо...
  - Какая-то странная ветка туннеля... - заметила через десять минут пути девушка.
  Мы шли медленно, не торопясь. Но больше поездов мимо не проезжало. Да и кое-где пути вообще были разобраны.
  Тут либо ремонт, либо заброшенная ветка. Вот уж занесло...
  - Главное найти выход, - решил я. - Может, удастся найти служебные помещения.
  Впереди действительно виднелось ответвление, ведущие в подсобные коридоры. Вот только в ноздри ударил странный запах. Кровь, мертвая плоть... и еще что-то... сложно сказать, что, но вызывало отвращение на уровне нашатыря. К счастью, постепенно удалось привыкнуть...
  - Похоже, впереди лежбище бомжей... - предположила Ольга.
  Данный социальный слой был далеко не редкостью в Лос-Анджелесе. А еще говорят, что в России многие живут за чертой бедности.
  Предположение, конечно, обнадеживало, да вот только человеку сложно жить в таких условиях, да и не видно никаких огней. Вообще ни следа факелов или фонарей... странно. Мы-то оборотни, прекрасно видели в темноте, как днем. А простой человек тут глаз выколет, да и вообще убьется, пока будет пытаться выбраться...
  Из размышлений вывел нечеловеческий рык-вопль, от которого душа ушла в пятки. Даже для слуха оборотня не удалось определить откуда именно донеслось раскатистое эхо.
  - Это что за?.. - с придыханием спросила волчица, вытаскивая нож и пистолет.
  Я последовал ее примеру, держа револьвер двумя руками. Сердце, до этого мерно отстукивающее свой ритм, теперь готово было выпрыгнуть из груди. Вот тебе и могучие оборотни. Сами дрожим, будто находимся в фильме ужасов в роли незадачливых жертв чудовища или маньяка. Ничто не чуждо даже для сильных мира сего...
  - Пойдем назад, - шепотом предложил я.
  Но тут позади что-то металлическое звонко стукнулось о рельсу. И продолжило двигаться с громким лязгом и скрежетом. В нашу сторону.
  - Поздно... - Ольга кивнула в сторону ответвления.
   Возможно, стоило принять бой, усиливающийся чужеродный запах, на этот раз доносящийся не только оттуда, но и позади за поворотом, заставил быстро передумать.
  В голове крутилось множество догадок о происходящем. От самых простых и логичных до самых сюрреалистичных.
  Но правда оказалась куда страшнее...
  Ответвление оказалось длинным коридор с парой заваленных мусором проходов. А еще с размазанной кровищей по стенам. По всем законам жанра у стены одиноко лежала оторванная рука с парой отгрызенных пальцев.
  Дальше идти не хотелось. Вместо этого разум, нет, уже инстинкт, подсказывал бежать отсюда со всех ног. Напролом. Только это поможет избежать неминуемой и бесславной гибели.
  Но приближающийся звук, прерывающийся лишь отсутствием рельс на путях, заставил пересмотреть абсурдное решение.
  - Какой-то сумасшедший оборотень, только и всего... - прошептала девушка, пока мы двигались вперед боком, наблюдая за местом, откуда должен появиться неизвестный хозяин местных кровавых катакомб.
  Нет, это не дикий... дикие не умеют издавать такие звуки. Может, другой вид. Не доводилось много слышать об умопомешательствах, так что оставалось только гадать...
  Пока разгадка сама не пришла к нам.
  В коридор медленно вошло жуткое существо, волоча за собой красный пожарный топор. Ноги полусогнуты с нечеловечески длинной стопой, каждый шаг которых будто давался с огромный трудом. На окровавленном теле то и дело проскакивали клоки грязной шерсти.
  Однако самая жуть заключалась в 'лице'. Перекошенная дрожащая челюсть с длинными острыми зубами была вытянута, а нос то ли отсутствовал, то ли просто скрыт аномальной мутацией. В то время как выпирающие из орбит глаза без век не просто смотрели в разные стороны, но и вращались независимо друг от друга.
  Стоило ли говорить в тот момент, какой панический ужас настиг двух тварей ночи из древних легенд? Хотелось бежать или выпускать обойму за обоймой из револьвера, пока существо не испустит дух окончательно.
  Неизвестно, какие усилия удалось приложить, чтобы сохранить хладнокровие... а монстр все приближался.
  Казалось, куда не сдвинься, эти жуткие черные глаза будут следовать постоянно.
  Мы уже приготовились стрелять, но Ольга сделала знак подождать. Лучше пусть приблизится, чтобы уж наверняка...
  Но потом и у меня возникли сомнения о целесообразности. Рей сегодня выдал не серебряные пули. Никто не предполагал, что придется драться с вампирами, лугару, а уж тем более с подобными отродьями.
  К тому же тварь не подавала никаких признаков жизни, что хоть немного заинтересована в двух оборотнях. Догадка оказалось верной - оно было совершенно слепо. Остается слух и обоняние. Но вряд ли с таким жутким запахом можно учуять хоть кого-то постороннего...
  Чудовище прошло мимо, а когда остановилось чуть дальше, я уже подумал, что все пиши пропало. К счастью, пронесло. Существо издало короткий вопль и пошло дальше, при этому бросив за ненадобностью топор в конце коридора.
  Теперь можно было хоть немного выдохнуть. До этого пришлось практически не дышать, чтобы себя не выдать.
  - Назад, - шепнула волчица.
  Но тут где-то совсем близко прошел поезд.
  - Нет, лучше туда... мы слишком далеко ушли по туннелю, а тут быстрее попадем на другую станцию...
  Хоть и для этого придется последовать за этим существом.
  Вздохнув, Ольга не стала лишний раз спорить, осознавая все серьезность ситуации.
  Двигаться приходилось с ювелирной точностью, смотря внимательно под ноги, дабы не попалось даже каменной крошки. По дороге удалось неслышно забрать брошенный топор. С ним будет сподручнее, чем с бесполезными пулями. Ведь то, что мы имели дело с нечеловеческим созданием, более чем очевидно.
  Вопреки ожиданиям, больше это существо не было слышно... а впереди виднелись рельсы, по которым недавно проехал поезд. Осталось пересечь всего одну комнату...
  Которая представляла из себя настоящую бойню. Вот и причина невыносимого смрада. Запах твари смешивался с запахом нескольких десятков трупов. Бомжи, случайные прохожие, а также люди в черной униформе. Может, полицейские?
  Пора бы уж привыкнуть, но нас обоих жутко мутило. Некоторые тела жутко изуродованы, часть обглоданы, повсюду валялись оторванные части. А парочку несчастных вообще насадили на торчащую арматуру...
  Нужно скорее убираться отсюда!
  Последние шаги растянулись на вечность. Казалось, заветный туннель играет, отдаляясь все дальше. Но тут Ольга остановилась. Предчувствуя неладное, я обернулся вместе с ней... оно стояло рядом!
  Волчица не сдержала вскрика. Тварь протянула руки с длинными черными когтями, но получила револьверную пулю прямо в глаз. Он взорвался, обдав девушку какой-то белой гадостью.
  Мутант вновь взвыл, в то время как оборотень сумела собраться и вонзить твари нож во второй глаз. Дальше пришлось отскочить и открыть огонь, но это, как и ожидалось, не принесло никакого результата.
  Вместо этого я успел ударить тварь топором, стоило той кинуться в нашу сторону. Но лезвие застряло в жесткой плоти. Даже толком выдернуть не удалось...
  Враг неожиданно телепортировался, словно вампир, сбоку от Ольги, и мощным ударом отправил ее в полет на рельсы.
  Мне же пару раз удалось заблокироваться ценой нескольких трещин в костях. Сила этого существа просто умопомрачительна!
  В конце концов, я оказался там же, где и напарница. Причем едва не коснулся 'третьего' рельса, по которому шел ток. Вот уж верная смерть...
  Тем временем, впереди приближался поезд, но еще не показался в туннеле. Нужно было выиграть время...
  Девушке, похоже, пришла в голову та же мысль.
  Вот с двух сторон атаки тварь отражать не умела. Но приходилось вести себя осторожно, ибо телепортации продолжала приносить сюрпризы. Не говоря уже о волне неизвестной силы, отбросившей меня в сторону перед самым приходом состава.
  К счастью, монстр кинулся следом и упал обратно на рельсы после мощного пинка. Подавляя отвращение, Ольга схватила тварь за голову, в то время как мне достались жилистые ноги...
  Поезд проехал как надо, лишив существо конечностей и головы, даже толком и не заметив препятствия.
  - Ааххх... - волчица с отвращением отпустила упавшую голову. - Валим отсюда...
  Дважды уговаривать не пришлось. Мы рванули, будто за нами гнался сам дьявол. Отчасти так оно и было.
  В конце пути раздался еще один вопль. Я уже испугался, что это еще одна тварь, но, скорее всего, просто подыхала старая.
  Мы не успели опомниться, как оказались на станции. А потом и на поверхности. Дальше нужно было скрыться от посторонних глаз. Наверняка полиция уже ищет подозрительных личностей в местном районе.
  Но ближайшая безлюдная улица оказалась не такой пустой, какой казалась на вид. Из ближайшего дома вышло четверо оборотней-волков. Одетых достаточно роскошно, в хорошие костюмы.
  Разумеется, наш потрепанный вид сразу привлек внимание. Мы уже хотели развернуться, как один из них окликнул:
  - Вы куда, молодежь?
  Причем по-русски. Вот уж не повезло...
  Пришлось остановиться.
  Трое остались в сторонке, в то время как окликнувший медленно приближался. Суровое лицо с прищуренным взглядом не давало усомниться, что перед нами тот, кто шутить не любит.
  Тут меня осенила догадка. Маркус предупреждал, что нельзя ни при каких обстоятельствах связываться с группировкой... как его... Макарова!
  Что ж за день-то сегодня такой...
  - Ну и вид у вас, - продолжил незнакомец, подмечая наше молчание. - Что молчите? И вам тоже Маркус запретил со мной общаться?
  Да, это он. Проклятье... все, считай, операция провалена.
  - Ладно... мне все равно, чем вы здесь занимаетесь. Главное не путайтесь у нас под ногами, волчата.
  С этими словами оборотни ушли. Кто как, а я слабо понимал происходящее. Похоже, это все между вожаком и этим типом. И не моего ума дело.
  Впрочем, насчет волчат мужчина оказался как нельзя прав. По собственной глупости пережили такие приключения, которые нескоро забудешь...
  
  Москва. 7 октября. 2009 год.
  
  Андрей.
  
  Очередное тело было выпотрошено. Кровавые ошметки валялись по всей квартире. Казалось, просто страшное и необычное дело, работай мужчина следователем, как раньше. Но теперь, когда он вовлечен в тайну, дело считай раскрыто. Только вот страшная вещь осталась - убитая девушка являлась зарегистрированным оборотнем. Но не смогла оказать даже малейшего сопротивления.
  По крайней мере, наметанный глаз следователя не заметил ничего подобного. Как и работавшие здесь криминалисты.
  Сам же Лавров был здесь с Сивым и Сержантом в качестве дополнительной команды. В последнее время они патрулировали районы часов по десять, стремясь найти маньяка, на счету которого уже четвертая жертва.
  Загвоздка заключалась в том, что запаха у преступника не было. Да и вообще практически никаких запахов, кроме трупного и крови. Либо он хорошо заметал следы. Но последняя версия рассыпалась с треском, учитывая беспорядок вокруг.
  - Меня одно смущает, - стоя в прихожей вместе с напарниками, сказал Андрей. - Тело, как и в прошлый раз, обнаружили лишь на следующий день...
  - Да не парься, - махнул рукой светловолосый. - Не наша забота.
  Оборотень и не надеялся, что собрат также серьезно займется расследованием. Впрочем, и сам бывший следователь мог ориентироваться лишь на общие данные. Несмотря на просьбы, к самому делу его почему-то не пускали на пушечный выстрел. Ну, раз там все такие эксперты...
  - Забота, может, и не наша, - возразил Лавров. - Да вот только мы не можем поймать убийцу с нашими ресурсами и возможностями. Одно дело, когда милиция не может выследить умного преступника. Но здесь у нас у всех общие интересы. Поэтому мирное население тоже более чем задействовано...
  Предупреждения были разосланы всем московским оборотням, но вряд ли это поможет. Маньяк нападал неожиданно, соседи не слышали криков. Только шум борьбы... но при этом все равно не звонили в милицию. Парадокс.
  Правда, некоторые все же звонили, но как показал опрос, в тот момент не было связи. Хотя, такое было лишь один раз. Возможно, совпадение. Возможно...
  - Раз на раз не приходится, - пожал плечами Сивый. - Город большой, всех собратьев не упомнишь. К тому же это мог быть и лугару.
  Да, у лугару тоже есть звероформа в виде громадного волка. Только вот одна проблема - мотив. Да и сей вид гораздо проще выследить, чем оборотня...
  Квартиру покинул фотограф, запечатлевший каждый кровавый след. Скоро должны прибыть уборщики. Их работа здесь почти окончена, дальше нужно идти снова в патруль. Снова запланированный вечер с Ирой коту под хвост.
  Но Андрей все равно не сожалел, что выбрал эту работу. Еще тогда в следовали он пошел практически случайно и не прогадал. А здесь занятие, конечно, другого профиля, однако мужчина внутренне чувствовал, что занимается важным делом. Перебирать бумажки богатого бизнесмена, конечно, безопасная профессия, но невероятно скучна. Впрочем, это он осознал только когда его перевели в солдаты. До этого имелся лишь сильный душевный порыв, который сначала пришелся его девушке совсем не по нраву. Даже поссорились на несколько дней.
  Она не хотела повторения событий в Измайлово. Не хотела вновь беспомощно смотреть, как оборотень умирает. И Лавров это прекрасно понимал, но не мог изменить себе.
  Но в конце концов, все наладилось... по крайней мере, десять часов патруля гораздо лучше, чем час работы с бумагами и разнообразными юридическими проволочками. Последнее раздражало еще во времена работы следователем.
  - Слушай, если ты так беспокоишься за Иру, то уговори ее съездить куда-нибудь недели на две, пусть развеется, - после продолжительного молчания возобновил разговор Сивый.
  Сержант же продолжал молчать. Эта особенность оборотня вызывала у Андрея смешанные чувства. С одной стороны сочувствие, а с другой стороны безучастный молчаливый взгляд вызывал смятение. Будто оперативник либо ничего не чувствует эмоционально, либо ему на все наплевать. Тем не менее, его друг не сильно переживал по этому поводу. Либо не показывал...
  - Дело не в этом, - покачал головой Лавров.
  Хотя, идея, стоит признать, хорошая. Но вряд ли девушка так легко согласится. Правда, сейчас они гораздо ближе друг к другу, чем были раньше. И это несмотря на то, что он оборотень, существо из древних легенд...
  - А чо тогда? - беззаботно спросил Сивый.
  Да, контингент в стае был разный. От настоящих интеллигентов до людей простых и приземленных. Но они едины, поэтому не возникало никаких конфликтов. С этими парнями Андрей начал общаться через Максима, потом благодаря этому делу их поставили в одну упряжку. Среди собратьев мужчина мало кого назвать действительно плохим и вызывающим неприязнь. В этом плане Маркусу и другим командирам удалось создать коллектив, способны на настоящую взаимовыручку. Пожалуй, этого крайне не хватает обычным людям...
  - Если дело нечисто, то я это чувствую.
  Лавров решил свернуть разговор. Возможно, к лучшему. А возможно нет, потому что от скуки достаточно болтливый светловолосый оборотень перешел к личному:
  - Когда уже на свадьбу позовешь?
  Пожалуй, молодой оборотень был один из немногих, кто может бестактно задать вопрос, и при этому ему не хочется со всей силы дать по наглой морде. Бывший следователь лишь усмехнулся:
  - Не знаю, как у тебя принято, а я не привык торопиться в таких вещах.
  - Ты уже больше десяти лет не торопишься, это слишком.
  Но дальше он тему развивать не стал, хотя Андрей подозревал, что ему хотелось упомянуть о том, что в отличие от оборотней люди живут достаточно недолго. И рано или поздно Ирине придется сделать выбор, ибо за самого мужчину решение уже приняли в свое время.
  Тут у криминалиста, закончившего на месте преступления, зазвонил телефон.
  - Еще одно? Да вы издеваетесь? Где?..
  После чего он обратился к стоящим в коридоре оборотням:
  - Господа, едем на очередное место...
  Андрей удивлялся, как ловко маньяк водит их за нос, а сам совершает уже какое убийство подряд. Причем за пределы этого района Москвы он пока не выходил... либо 'защищает' свою территорию от себе подобных, либо это его охотничьи угодья.
  - А вот окажется, что это просто отряд охотников.... - разочарованно вздохнул Сивый, когда они вышли из квартиры.
  Только вот охотники просто предпочитают пристрелить и сжечь, но никак не устраивают кровавую резню. Хотя, и среди них могут быть больные.
  
  Лос-Анджелес. 8 октября. 2009 год.
  
  Разумеется, Рей с ловкостью увильнул от всех обвинений, едва ли не нас выставив дураками. Ольга, которая еще несколько дней после того безумия в метро ходила зашуганная, даже достала нож, собираясь преподать связному урок, но мне удалось ее остановить.
  Да, происшествие с мутантом оставила и в моем разуме отпечаток. Но никто не знал, что так получится. И ведь удалось выяснить все, что нужно. Так что игра стоила свеч.
  Об инциденте с Макаровым мы промолчали и, раз нас еще не сняли операции, то больше никто про это не узнал.
  От бандита волчице удалось узнать, что оружие часто перевозят храниться на один из складов в Санта-Монике. Даже есть примерный адрес.
  Медведь сразу определил точное место по собственным каналам. Понятное дело, он принадлежит подставным лицам, а на самом деле организованной преступной группировке. Что удивительно, не местной мафии, а преступникам калибром поменьше. Ведь саму мафию контролируют лугару и не хотят лишней огласки.
  - Маркус доволен вашими успехами. Поэтому хочет, чтобы вы нанесли вампирам удар, - торжествующе заявил нам чернокожий в одной из встреч в клубе.
  Я и Ольга недоуменно переглянулись. А Рей, тем временем, продолжил:
  - Там все равно нет вампиров. Они не слишком хорошо следят за поставками вооружений. Так что я выясню, когда будет поставка, а после там надо устроить хороший такой фейерверк.
  - Это так принято у вас, америкосов, шутить? - быстро перешла на оскорбления девушка. - Нам после такого срочно придется валить из страны.
  - Я канадец, - невозмутимо заявил медведь.
  - Да хоть неандерталец, мне плевать, - вскипела волчица. - Наша задача - лишь разведка. Во Владивостоке я бы провела такую операцию, не задумываясь. У меня складывается ощущение, что...
  - Мне кажется, что мы слишком мелкие сошки, чтобы нас можно было задорого продать, - возразил я.
  Перечить острой на язык Ольге, которая меня ненавидит до сих пор всей душой, достаточно опасно. Хотя бы во время операций она берет свое настроение под полный контроль и никаких опасений не возникало.
  Мало того, приходилось играть закадычных друзей для возможных шпионов, пока проводили разведывательные прогулки по местным районам, стараясь зацепить что-нибудь интересное. Но с местными не разговаривали, как и с другими собратьями, некоторое из которых тоже выполняли поручение вожака. В таком случае включали подозрительный взгляд и старались как можно скорее разойтись.
  - Твой друг дело говорит, - указал на меня пальцем Рей.
  - Он мне не друг, - фыркнула волчица, заставляя закатить глаза.
  Пожалуй, стоило отказаться от операции. Даже неизвестно, что хуже - позор или постоянные нападки.
  - Неважно. Надеюсь, вас учили, как правильно минировать здания? - поинтересовался медведь, достав из сумки рядом карту и развернув ее на столе.
  - Нет... - честно признался я.
  Разбираться с запалами да, но вот архитектурным особенностям не обучали. Да и в Америке все равно дома крайне отличаются.
  - Да, - с нескрываемым удовольствием заявила девушка, вглядываясь в карту. - Из чего сделаны опорные балки?
  - Железобетон.
  - А здесь, значит, хранится оружие? - она указала на обведенный красным маркером участок в здании.
  - Там только стволы или есть патроны с гранатами?
  - Даже если и так, то взрывчатки все равно потребуется прилично, - вставил я свои пять копеек. - Оружия там наверняка немало.
  Всяко больше, чем схроны анархистов, где максимум было два-три тяжелых ящика. Здесь ведь готовятся к серьезной войне...
  - Один взрыв, и все хорошо полыхнет, - поспешила успокоить Ольга.
  - Да, но если пожарные успеют потушить пламя, то вампирам достанется хотя бы часть груза.
  Поэтому часто бывало, что схрон мы не взрывали, а вывозили. А потом получали обратно в виде патронов или даже ножей, смотря, что пригодилось. Не пропадать же добру.
  А сейчас вражеские припасы находятся на чужой территории. Тоже добро пропадает, но его никак отсюда не вывезти.
  - Я думаю, смогу найти столько, сколько нужно, - пообещал Рей.
  
  Склад оружия.
  
  Достаточно старое здание из коричневого кирпича с множеством больших окон стояло неподалеку от достаточно оживленной дороги. Но ночью трафик стремился к нулю, рядом стояли лишь несколько припаркованных автомобилей.
  Медведь достал все, как обещал. Бронежилеты, пистолеты-пулеметы, рации и взрывчатку.
  План атаки был заучен нами наизусть. Действовать в этот раз придется поодиночке, чтобы покрыть большую территорию.
  Разведчики связного узнали, куда именно завозят нужные ящики, а вот куда их потом разносят - выяснить не удалось. Или Рей просто не стал заморачиваться, что тоже вариант.
  - Помнишь план? - сидя на соседней крыше, вновь собирая оружие после проверки, спросила Ольга.
  - Более чем, - ответил я, заряжая по одному патрону в револьвер.
  В этот раз медведь соизволил достать серебро на всякий случай. Но использовать лишь в крайнем случае. Ведь все должно выглядеть, как атака конкурирующего синдиката. Пусть вампиры отвлекутся, пока мы заляжем временно на дно. А, может, придется вернуться обратно в Россию. Пожалуй, тоска по родине начала проявляться в этом чужом и враждебном городе с первых дней.
  И вернусь домой с фобией метро после того случая с мутантом. Пожалуй, стоит рассказать хотя бы Андрею и Сивому с Сержантом о том, что произошло. Пусть знают, какие бывают на свете твари. Правда, о происхождении данного существа задумываться как-то не хотелось...
  - Надеюсь, ты понимаешь, что если кто-то из нас погибнет или будет тяжело ранен, то возвращаться нельзя?
  Это она скорее к тому, что ранят меня, а девушка не вернется, чтобы помочь. Хотя, может, и наоборот.
  По крайней мере, это одно из условий для тайной операции, если придется работать с напарниками. Общее дело гораздо важнее жизни одного члена стаи. И я это прекрасно осознавал. Вот только умирать и правда не хотелось. Впрочем, видеть смерть Ольги, несмотря на неприятное общее прошлое и постоянные нападки, тоже. Может, последнее и делает оборотней людьми?
  Как и вампиров, лугару... вряд ли они сильно от нас отличаются. Вот только некоторые собратья считают такие мысли крамольными. Ведь гораздо легче убивать безликого врага, чем того, кто такой же живой, как и ты.
  Именно поэтому так легко было жать на курок, пока в прицеле находятся бандиты и анархисты. Но стоит иллюзии развеяться в сознании, как начнутся сложности. Поэтому многие напрямую тренируют хладнокровие, готовясь стрелять даже в мирных жителей, если того потребует ситуация. А некоторые не тренируются, а получают от любой бойни удовольствие. А в ком-то слишком сильна идея, причем настолько, что ослепляет.
  Поэтому я никогда не понимал Сивого и Сержанта. Они, казалось, ни о чем не задумывались, да и наслаждались, когда от их пуль вновь падал враг. А Ольга была из хладнокровных. Но со своей головой на плечах.
  - До этого не дойдет, - смело пообещал я, выходя из несоответствующих ситуации размышлений.
  Сложно сказать, к какой категории солдат относить себя. Очень часто я ловил себя на мысли, что во время боев теряю себя, вхожу в раж, действуя одними инстинктами. А там, где требуется невероятное выживание, так вообще происходят провалы не только во времени и в пространстве. Секунда, а дальше уже лежит поверженный противник. Но, как сказали напарники, такое часто бывает при зашкаливающем адреналине. Возможно, это так...
  - Не загадывай, - в этот раз без злобы усмехнулась волчица, передергивая затвор пистолета-пулемета, после чего спрятала тот под курткой.
  Взрывчатка, сложенная в небольших рюкзаках, ничуть не стесняла движения.
  - Сверим часы, - предложил я.
  На всю операцию не больше трех минут. Проникнуть, заложить С4, убить тех, кто встанет на пути, и сбежать через окно.
  - Поехали... - девушка спрыгнула с крыши вниз первой.
  Вполне логично, ибо ей придется оббежать квартал, чтобы зайти с тыла. А мне предстояло войти в парадный вход.
  Посторонних, кажется, не видно. А сквозь мутные стекла на вид заброшенного склада не слишком-то удобно разглядывать врагов. Так что придется пойти на слепой штурм.
  Соскочив с крыши вниз, я остановился на исходной позиции. После чего резко рванул вперед, перебегая улицу. Прыжка в трехметровую высоту хватило, чтобы достичь окна на 'втором' этаже склада, который был соединен с первым в один большой зал.
  Лишь на секунду пришлось прикрыть глаза от осколков стекла. Вопреки ожиданиям, рабочие оказались невооружены. Но не охранники в гражданской одежде.
  Двоих удалось подстрелить еще в воздухе. Еще одного во время кувырка при приземлении. Четвертый оказался прижат подошвой кроссовка к ближайшей стойке с ящиками. Удерживая его в таком положении вытянутой ноги, я подстрелил еще одного выбежавшего противника и одним движением ноги переломил хрупкую человеческую шею.
  Они все - враги. Работают с вампирами. Сами выбрали свою судьбу. И сейчас им не повезло. Но если в следующий раз повезет не мне, то придется это принять перед неминуемой гибелью. Все честно...
  Неприятный запах ударил в ноздри. Вампиры бывали здесь. Один след даже очень свеж. Остается надеяться, что здесь только люди.
  Но Рей этого не гарантировал. А время мы выбирали сами. Точнее, на этом настоял я, опасаясь очередной возможной подставы со стороны не слишком надежного медведя, считавшего, что можно скрыть пару нужных фактов. Возможно, действия опрометчивы, но Ольга поддержала такое решение.
  В этой части склада все враги мертвы. Пришлось сдернуть пару тентов, прежде чем удалось найти зеленые ящики с армейскими маркировками. Действительно, черный рынок. Вампиры собираются пользоваться всем, что стреляет, собирая с миру по нитке. Не только европейское, но даже русское. Наверняка перекупленное из стран третьего мира, не иначе. Маркус бы не позволил продавать оружие собственным врагам.
  Возможно, все пушки уничтожить не удастся, но вот без боеприпасов оно будет бесполезно. К счастью, бандиты хранили все в одном месте, чтобы легче было разгружать.
  Раньше план состоял в том, чтобы обрушить здание, но даже эту рухлядь обрушить не так просто, поэтому придется ограничиться малым. Здание вряд ли можно будет потом использовать, а чтобы найти новое, потребуется время. Или увеличит риск, если преступная группировка решит размещать все поближе к себе.
  В любом случае, все на руку нашему виду.
  После минирования я дважды проверил взрывной механизм. Обидно будет, если не сработает. После чего связался по рации, что висела во внутреннем кармане куртки.
  - Первый заложен, - со стороны Ольги выстрелов не звучало.
  Видимо, там никого не было. На секунду возникли опасения, но волчица все же отозвалась:
  - У меня тоже, продвигаемся.
   Вскоре донеслось предупреждение:
  - Прикрой лицо получше, дальше идут камеры.
  Те, что снаружи удалось проскочить незамеченным. Но все же я поправил повязку, что закрывала нижнюю часть лица. Возможно, стоило достать какую-нибудь маску, но здесь все вопросы к Рею. Здесь была запрещена самодеятельность. Можно пользоваться только тем, что выдали. Опять же из соображений секретности, чтоб их...
  Дальше враги уже поняли, что их атаковали. В следующем зале меня встретили автоматные очереди, заставляя спрятаться за погрузчик. Теперь времени осталось мало. Пистолет-пулемет был оснащен глушителем, а револьвером я не пользовался. Стрельба привлечет внимания мирных жителей, что вызовут полицию.
  Может, автоматы, конечно, серьезное оружие, только вот стреляли из них не слишком хорошо, предпочитая поливать огнем без разбору вместо экономных и более точных коротких очередей.
  Я выпрыгнул из-за укрытия, ранив парой выстрелов одного из стрелков, после чего, двигаясь в присядку, обходил пятерых противников с флангов.
  К этому времени почти все ушли на перезарядку. Оставалось только выскочить из укрытия на ближайшую господствующую позицию с двумя пушками наперевес.
  Двух из пятерых врагов потом пришлось добивать - слишком живучи оказались. Патроны в пистолете-пулемете закончились, поэтому я спокойно выкинул его. Все равно со спиленными номерами. А в револьвере еще оставались патроны.
  Второй заряд установить не составило труда - никто не мешал.
  - У меня все, - доложил я.
  Но ответа не последовало. Нужно проверить, что случилось. Конечно, взрыватели были настроены на одну частоту, что снижало риски. Однако просто так нажимать на кнопку я не собирался.
  В соседнем зале послышалась стрельба. Просто так бездумно рваться вперед не стоило. Поэтому после выбивания дверей, пришлось быстро искать укрытие. Двое последних бандитов стреляли из тяжелых автоматических дробовиков по тому месту, где скрывалась Ольга, в то время как третий заряжал четырехзарядный гранатомет Чайна-лейк.
  Но, увидев меня, запаниковал и выронил последнюю гранату, чтобы выстрелить по мне. Взрыв оказался мощнее, чем ожидалось - меня приложило о ближайший металлический контейнер. В глазах как обычно поплыло, а в ушах стоял противный писк.
  Следующий выстрел мог размазать мои ошметки по окрестностям, никакой бы дар оборотня не помог.
  Но рука вовремя поймала цель и револьверная пуля пробила гранатометчику горлу. Выстрел был произведен вверх, отчего бандитов с дробовиками щедро осыпало каменной крошкой. А потом одного придавило отвалившейся металлической балкой насмерть. А с последним расправилась Ольга, выпустив пару очередей в грудь.
  - Где-то здесь вампир! - предупредила она.
  Вот черт...
  Решив увеличить шансы, я убрал револьвер в кобуру и, подбежав, подобрал гранатомет. Как враг возник из ниоткуда и перехватил оружие. Но удар в живот не позволил довести начатое. Но вместе с тем его рука непроизвольно нажала на курок пистолета.
  Весь бок пронзило множество игл... чертово серебро!
  Рванув назад, я придумал ничего лучше, чем выстрелить практически наугад. Взрыв произошел достаточно близко - безвольное тело откинуло достаточно далеко.... а вот врага прямое попадание должно просто разорвать на части.
  Но все равно, почти потеряв сознание, я услышал вдалеке еще одну очередь. Живучий попался гад... вот только взрывчатка и огонь сравнивают людей и нелюдей...
  Нет! Ничего не закончилось. В дело включилось Ольга. Граната, конечно, потрепала кровососа, лишив красоты. Но не сильно сказалось на боевых качествах.
  Бой уже происходил без пистолетов. Нож против кулаков, но волчица не выигрывала в этой схватке. Стоит ей лишиться оружия, как все будет кончено...
  Накаркал... удар ногой с разворота не только выбил оружие, но и поверг девушку наземь. И тут все вокруг рвануло. Она приняла решение за нас обоих и нажала на детонатор. К счастью, мы оказались достаточно далеко от ящиков...
  Вновь придя в себя, я понял, что горит рука по локоть. Но это неважно. Вампир уже приготовился покончить, с оставшейся в живых после взрыва Ольгой. Хоть и сам сильно обгорел, невольно прикрыв ее от волны пламени. Нам обоим сильно повезло.
  А вот кровососу нет. Даже с горящей рукой я смог встать и нормально прицелиться из револьвера. Две пули в затылок наискось покончили с ним окончательно. Кровь забрызгала покрытое гарью лицо девушки. После чего она раздраженно скинула с себя обмякшее тело.
  Кажется, это последнее четкое воспоминание...
  
  Я очнулся и понял, что лежу на зеркальном полу, растянувшимся на многие и многие километры пустоты. Отражение было человеческое, но руки имели когти и были покрыты шерстью. Да и все остальное тело при дальнейшем исследовании оказалось в звероформе. Сюрреализм ситуации просто зашкаливал. Ощущение пустоты вокруг нещадно сдавливало грудную клетку, я начал задыхаться.
  Позади кто-то кашлянул. Оборачиваться не хотелось, но чем дольше длилось сопротивление, тем сложнее дышать. Наконец, пришлось сдаться.
  За спиной стояло человеческое 'я' с револьвером в руке. Но в зеркальном полу отражался оборотень. Бросив последний взгляд, человеческая сущность с ухмылкой на лице нажала на курок...
  
  Клуб Рея.
  
  - Держи его! Держи, говорю! - послышался знакомый голос.
  - Силен, зараза! Попробуй сама удержи!
  Очередной укол в бок, после которого разлилось приятное блаженство, остановил попытки вырваться. Наконец, взгляд прояснился.
  Стоило увидеть окровавленный скальпель в руках медведя, как я вновь думал дернуться. Но попытку пресекли руки Ольги, одна из которых мягко отирала от гари лицо.
  Да... сильно меня тогда потрепали. Окровавленный бронежилет лежал на соседнем столе. Все тело покрыто ожогами, а в боку с помощью хирургических инструментов продолжал копаться Рей. Он действительно понимает в медицине?
  - Пуля вошла не глубоко, - опережая мой вопрос, сказал связной. - Жить будешь. А, может, и жизни радоваться сможешь.
  Наконец, последний окровавленный кусочек ненавистного серебра покинул тело, падая в приготовленный заранее стакан. По-видимому из бара...
  Не повезло, что пуля разлетелась на куски. Операция могла быть менее приятной.
  - Мы тебе вкатили сильную дозу лекарств, не пойму, как ты еще в сознании и способен так отбиваться, - заметила Ольга.
  В этот раз в глаза волчицы не было холода, а простое человеческое сочувствие. Может, она немного, но благодарна за то, что я спас ее шкуру?
  - Мне приснился плохой сон, - голос все еще был слаб.
  А задыхался в грезах по тому, что девушка не сразу смогла вытащить меня из горящего здания. Но сердиться за ее опрометчивое решение нажать на кнопку взрывателя не хотелось. Главное, задание выполнено, и сами живы остались.
  - Что со складом?
  Не задать этот вопрос нельзя. А вдруг что-то пошло не так?
  - Могу сказать, что здание выгорело дотла. Где-то там еще оказались и бочки с топливом, - зашивая рану, ответил Рей.
  Движения иглы сквозь плоть практически не ощущались. Похоже, рану достаточно обезболивали, даром, сколько шприцев рядом валялось.
  Обрезав медицинскую нитку, медведь велел Ольге накрыть меня пледом, дабы ожоги не усугубили ситуацию. Похоже, хозяин клуба пожертвовал не только внешним видом клуба. Видимо, пришлось оперировать прямо здесь. Даже не стали переносить в другое убежище. Неужели не боятся, что нас найдут?
  Эх... второй раз уже вытаскивают из огня девушки. Главное, чтобы не вошло в привычку...
  - Я кое-что заметила, когда ставила взрывчатку, - помогая убирать последствия операции, сказала Ольга, пока меня все больше клонило в сон.
  - Что именно? - Рей вдруг замер.
  - На некоторых ящиках были плохо закрашенные маркировки. О таких рассказывали ребята во Владивостоке. Это оружие куплено у африканского клана.
  - Надо же... - медведь старался сохранить лицо, но было видно, что он обеспокоен. - Мне казалось, что они порвали все связи между собой.
  - Тем не менее, во Владивостоке было их оружие. Только там были чисто коммерческие каналы со стороны обоих кланов, без санкционирования Самаэля и лидера африканцев. Может, тоже самое и здесь, не знаю, могу ошибаться.
  - Что ж, Маркусу это понравится...
  На этих словах я окончательно отключился. Может, наконец, мы поедем домой?..
  
  Склад.
  
  Кэтрин.
  
  Павел не обманул. При всех опасениях. Но это не значит, что девушка смогла начать доверять этому скользкому типу.
  Ее приняли в клан. Дали работу, да и вообще отнеслись со всем возможным уважением. И это несмотря на происхождение. Немцы и нормандцы в клане пользовались гораздо большим авторитетом, нежели те, кто укушен или рожден под флагом другой страны.
  Впрочем, за десятилетия изгнания из родной страны подобные драмы приутихли.
  Да и ненависть к общему врагу всегда сплочает сильнее даже самого харизматичного лидера. Хотя, стоит сказать, Самаэль был далеко не глупым лидером.
  Кэтрин ни разу не видела его вживую, но судя по рассказам собратьев, он вытащил их из нищеты, смог организовать желающий распасться еще больше клан. Так что вампиры считали его лидером, которого заслуживают.
  А вот о претензиях говорить побаивались.
  Брюнетка не заметила никакой тайной полиции, так что наверняка в клане просто нужно следить за языком. Как и в любом другом серьезном обществе. Ибо от репутации зависит все.
  Поэтому девушка сидела очень тихо. Ее боевой опыт пришелся кстати для принятия в солдаты. Да и большего она делать не умела. Типичные женские призвания - не для нее. К счастью, с этим проблем не было. Служили все одинаково, даже детей с шестнадцати лет, а то и раньше при должном рвении вербовали. Не говоря уже об обучении с раннего возраста. Эта организация существует только для войны. Иначе просто не получается. Но не будь навыков мирной жизни, клан бы развалился под собственной тяжестью и внутренних распрей. Поэтому здесь имелся некий баланс, все тонкости которого постичь достаточно сложно.
  Впрочем, Кэтрин все равно чувствовала себя в тарелке. На воле гораздо проще выполнять приказы. Даже убивать. Это и было первым заданием для пришлой. И хладнокровие, с которым была совершена расправа, начальство понравилось.
  Так что девушку тут же прикрепили к боевому отряду, командир которого, а также еще несколько особо резвых напарников тут же попробовали подбивать клинья. Но так или иначе получил отказ. Нет, сейчас она не готова к подобному. Может, когда-нибудь потом... к счастью, обошлось без лишних проблем и затаенных обид.
  - А тебе приходилось когда-нибудь пробовать настоящую европейскую кухню? - спросил в одной из бесед командир отряда, что сейчас находился за рулем автомобиля.
  Она и еще двое напарников занимались разъездами по важным местам. Что-то сделать, кому-то помочь, кого-то покалечить. В целом, рутина. Каждому виду нечисти приходилось с ней столкнуться.
  - Не приходилось, - мило улыбнувшись, призналась Кэтрин. - Ты подразумеваешь выпить кровь какого-нибудь француза?
  Вампиры дружелюбно засмеялись.
  - Нет, не это. Я про обычную еду.
  - Не приходилось.
  Зато американской уже напробовалась. Лучше уж сухпайки Ордена, чем местная еда. Уж лучше какие-то нейтральные рестораны, те же европейские. Тем более что с хорошей зарплатой можно там хоть каждый день обедать. Хотя, смысл? Пакеты с кровью выдавались каждому, поэтому о голоде можно вообще не вспоминать. Однако брюнетка держалась старой привычки и не накачивала себя этой проклятой субстанцией, как делали это напарники.
  Да, она не готова на сто процентов к бою, но уж точно умеет экономить силы. Глядя на действия коллег по отряду, сразу понимаешь, как некоторые бывают расточительны. Порой, даже в машину телепортировались, когда никто не видел. До чего дошло...
  - Ну, тогда ясно, куда завтра пойдем, - решил весь вопрос командир.
  Через пару минут раздалась трель мобильного.
  - Западный склад в Санта-Монике рванул, - услышала Кэтрин.
  - Ясно, едем.
  Насколько девушка знала, этот склад принадлежит далеко не Самаэлю, а какой-то группировке. Видела как-то карту на одном большом замечании. И хорошая фотографическая память помогла запомнить солидную ее часть.
  Здание не разрушилось, но выгорело внутри. От трупов точно остался лишь пепел, а большая часть оружия пришла в негодность.
  Часто на охоте приходилось сжигать улики. Квартиры, дома, тела. Так что вампирша прекрасно оценивала ситуацию. Без мощной взрывчатки тут не обошлось.
  Пожарные уже закончили свою работу. Как и полиция, перегородив все, что можно, желтыми ленточками. Теперь же сюда приехали как бандиты-хозяева, так и вампиры. Причем первые, предчувствуя подсознательно опасность, держались в стороне.
  - И зачем нас сюда вызвали? - вольготно сев на капот иномарки, поинтересовалась брюнетка.
  Командир отряда хотел сделать замечание, но махнул рукой и просто ответил:
  - Может, лейтенанту помощь понадобится, кто знает.
  - Это которому?
  - Вот этому, - вампир указал на красивого голубоглазого блондина, который беседовал с двумя другими командирами отрядов. - Его зовут Вильхем.
  - Понятно... - девушка тут же потеряла интерес.
  - Что? Даже не спросишь о его прошлом? Он тут вроде как знаменитость, - оскалился собеседник.
  - Мне-то что? Я пришла сюда не изучать чужие скелеты в шкафу.
  - Ну как знаешь.
  Подумав немного и поняв, что торчать здесь предстоит черт знает сколько, Кэтрин поменяла мнение:
  - Ладно, расскажи.
  - Лет тридцать назад он попал в немилость к Самаэлю за что-то. Потом скитался по миру. Работал даже наемником. И до последнего времени работал на африканский клан. И именно его лидер порекомендовал нашем повелителю взять его обратно.
  - Не знала, что между кланами процветает такая благодетель по отношению к другим, - фыркнула вампирша.
  - Она лишь для избранных. Если честно, то африканцам никогда не доверял. Хотя, хуже них только австралийцы. Самые скользкие подонки... - пожал плечами командир.
  Вильхем закончил обсуждение и хотел было войти в здание, как подъехала еще одна машина.
  Стоило водительской двери открыться, как сердце девушки замерло, а потом забилось с бешеной скоростью. Страх медленно, но верно, окутал все тело, заставляя похолодеть руки.
  Она поспешила прикрыть лицо челкой, склонив голову. А потом вообще прикрыла лицо рукой.
  - Что это с тобой? Ты вся дрожишь, - вампир положил руку на ее плечо, но она отдернулась.
  - Все нормально...
  Повелитель клана Самаэль свистнул лейтенанта. После чего обратил внимание на сидящую на капоте вдалеке брюнетку. Поэтому проводя опрос Вильхема о произосшедшем, медленно двигался в ее сторону, заставляя ту все больше сжаться.
  - Говорят, внутри погиб наш человек, - начал вампир, пригладив свои пепельные волосы.
  - Да, Хайнрих, - кивнул блондин. - Но все улики уничтожило пламя. Кроме нескольких образцов крови, ведущих к угнанной на данный момент машины. Но они безнадежно испорчены. Диверсанты хорошо замели следы.
  - Значит, оборотни...
  - Как вы помните, я предлагал вам аккуратно избавиться от всех приезжих диверсантов.
  - Я помню, - с нажимом сказал Самаэль, вставая почти рядом с Кэтрин, но глядя в другую сторону. - Но это ничего не решит. Ущерб минимален.
  - Но не для военных тайн, - после паузы добавил Вильхем.
  - Поясни.
  - Эти идиоты не вывезли все ящики, которые удалось раздобыть мне...
  Повелитель оглянулся в сторону бандитов и печально вздохнул:
  - Я их предупреждал о последствиях. Разберись.
  - Есть! - лейтенант вытянулся по струнке, а потом направился к хозяевам склада.
  Оставшийся же вампир еще раз взглянул на брюнетку, которая продолжала скрывать свое лицо. И, ничего не сказав, вернулся в машину.
  Кэтрин не сразу смогла взглянуть на то, что ее окружает. Тело продолжала бить дрожь, сложно было сдерживать слезы.
  Это был тот неубиваемый вампир, что испоганил ее жизнь... и должен был тогда сдохнуть после пуль Хантера.
  А теперь же живет и здравствует, да еще является повелителем клана, снижая шансы на месть до нулевых. Именно бессилие и стало причиной нервного срыва.
  - Я... мне нехорошо, я приду завтра, - мертвым голосом прошептала она и, несмотря на протесты командира пошла прочь.
  Но тот, видя ее состояние, не стал настаивать.
  Прорвало вампиршу лишь через пару кварталов во дворе на баскетбольной площадке, огороженной сетчатым забором.
  Если свидетели и были, то только бродячие домашние живности, да пьяный нищий, спавший далеко в углу...
  
  Москва. 12 октября. 2009 год.
  
  Андрей.
  
  - ...да и вообще, если Самаэль решит к нам сунуться, то быстро убежит обратно зализывать раны, - самоуверенно заявил Сивый.
  Во время патрулей на какие только темы не шли разговоры. Доходило и до 'политических' дебатов. Светловолосый часто уступал более умудренному жизненным опытом солдату, при этом часто скатываясь к простой фразе: 'мал ты еще как оборотень, все придет'.
  На что Андрей лишь усмехался. О стае он успел выяснить достаточно много, ибо интересовался практически каждым аспектом. И прекрасно понимал, что победа не дастся оборотням так просто.
  Слишком много факторов риска. Да и не говоря о том, что бывший следователь плохо представлял, как можно будет скрыть такую войну. Пожалуй, придется задействовать немало лугару, чтобы стирать память несчастным свидетелям. А что делать со множеством электронных устройств, на которые можно снимать? И нельзя забывать про Интернет... впрочем, не его головная боль. А вампирского клана, который собирается воевать за амбиции своего лидера, а проще говоря, совершенно призрачной и крайне общей цели. И главное, от этой угрозы никуда не деться. Наверняка дипломатия уже исчерпала себя.
  Тут вдалеке из окна жилого здания вылетел окровавленный человек...
  - Давай, туда! - скомандовал Андрей, и Сивый резко крутанул руль. - Сержант, мы зайдем спереди, а ты следи за фасадом здания.
  Хотя, нарушить может выпрыгнуть из заднего окна... а, ладно, главное достичь этой квартиры.
  - Я предупрежу Глеба, - кивнул брюнет, начав набирать номер.
  Остановив машину, оборотни побежали к подъезду. Но железную дверь с домофоном можно только выломать. Доставать универсальные ключи некогда. Свидетели начали сбегаться со всего двора к трупу. Но оставшийся на стреме оборотень не вмешивался. Главное не дать им увидеть тварь...
  Оперативник и солдат вскочили на навес над входом подъезд и пробили стекло, оказавшись сразу на пролете на второй этаж.
  - Квартира какая? - спросил Сивый по дороге.
  - Я покажу!
  В бытность следователем Андрей прекрасно изучил строение многоэтажек, поэтому вычислить нужную квартиру не составило труда. Хотя, оперативник тоже бы должен уметь это делать...
  То, что это искомый маньяк, они не сомневались. После, в общем сложности, семи убийств, он затих. И никаких веских улик не было. Убийца, словно, был невидимкой. Может, у следователей имелось больше информации... но почему тогда он до сих пор не пойман?
  Дверь оказалась выломана и имела на себе следы когтей. Стоило войти, как раздался истошный вой. Но никто не выскочил в прихожую.
  Двигаться приходилось осторожно, повсюду была кровь. Оборотни держали оружие наготове. Приказа стрелять на поражение не поступало, но это не значит, что они собирались дать себя разорвать вот так просто...
  Стоило выйти из прихожей, как из-за дивана появилась косматая тварь и накинулась на шедшего позади Сивого. Андрей слишком резко повернулся, подскользнувшись крови на полу, которой было просто в изобилии.
  Получив с пару десятков царапин, в то числе и шрам во все лицо, светловолосый выстрелил, но попал мимо. Однако, бывший следователь успел перегруппироваться на полу и выстрелил чудовищу в нижнюю лапу. Именно, что лапу.
  Пуля пролетела насквозь и впилась во второю.
  Снова истошный вой. Зверь упал, начав обратную трансформацию. Его звероформа была просто жалкой, но человеческий облик еще хуже. Худой, осунувшийся молодой парень с бешеным взглядом желтых глаз. Последний симптом того, что человек уже покидает этот разум, уступая зверю навсегда.
  - Всего лишь дикий? - удивился Сивый, проверяя царапины на лице. - Ха... и вот это вот жалкое существо и есть наш неуловимый маньяк?
  Он присел перед парнем, который тут же поспешил забиться в ближайший угол.
  - Подожди. Почему ты это делал? - Андрей продолжал крепко сжимать оружие.
  Мало ли еще какой фокус может выкинуть.
  Тут в квартиру зашел Сержант.
  - Подкрепление прибыло?
  - Нет.
  - Тогда зачем ты здесь? - спросил Сивый. - Занялся бы местными... - но потом махнул рукой.
  У них здесь ситуация поинтереснее.
  - Кто тебя обратил? - неожиданно вмешался брюнет в допрос.
  Но полудикий продолжал смотреть на всех затравленным взглядом.
  - Кто тебя обратил? - после второго раза оборотень уже поднял пистолет.
  - Обойдемся без этого... - хотел было прикрыть маньяка Андрей, но Сержант мягко оттолкнул его и, склонившись, приставил дуло оружия прямо к голове допрашиваемого.
  - Не надо! - наконец, пролепетал он.
  - Я третий раз повторять не буду...
  Сивый не узнавал поведение друга, но сделал знак солдату не вмешиваться.
  - Это было... я не помню когда... один парень, который приходил ко мне когда-то... когда я увидел то, что не должен...
  - Вот этот?
  Неожиданно оборотень достал фото, где они все были в четвертом. Фото сделано практически после победы над Юрием. И его палец лежал над головой Максима....
  - Да... - сдавленно прошептал полудикий и закрыл лицо руками, дрожа и подвывая от боли в простреленных конечностях.
  - Какого черта?! - вмешался Андрей.
  - Слушай, он же ни черта не соображает... - поддержал его Сивый.
  - Поступил сигнал. Наш друг был под подозрением, - пожал плечами брюнет. - И подозрения подтвердились.
  После чего он снял пистолет с предохранителя.
  - Остановись! - бывший следователь попытался перехватить оружие, но хватка была железная. - Мы еще ничего не знаем...
  - Он конченый, от него ничего больше не добьешься...
  - Прекрати! - вновь вмешался светловолосый и наставил пистолет на друга. - Мы вытащим его и допросим самостоятельно.
  - Наводишь на меня пистолет? - усмехнулся Сержант. - Прекрасно. И ради кого? Он уже второй раз нарушает правила...
  - Этих показаний недостаточно! Это все фарс. Я как следователь тебе говорю.
  Наконец, оборотню пришлось уступить и убрать оружие. Раненого взяли под руки и повели из окровавленной квартиры, где пришла бойня.
  - И никому ни слова обо всем этом, пока не выясним все. - твердо наказал Андрей.
  - Ничего не могу обещать... - цинично ответил брюнет.
  На втором этаже, когда они проходили мимо разбитых окон, на крыше соседнего здания мелькнула вспышка. После которой маньяк еще больше обмяк и не подавал никаких признаков жизни.
  - Снайпер! - Сивый бросил мертвое тело и припал к батарее с потрескавшейся краской.
  Остальные последовали его примеру.
  - Кто-нибудь может объяснить, что за бред здесь твориться? - процедил Андрей и аккуратно выглянул.
  С крыши спорхнул какой-то мужчина в противогазе, потом быстро спустился по пожарной лестнице. Даже не бросил снайперскую винтовку, да гильзы, наверное, подобрал.
  Ситуация просто не укладывалась в голове... если бы можно было предупредить Максима, чтобы он повременил возвращаться из командировки...
  
  Лос-Анджелес. 12 октября. 2009 год.
  
  Кэтрин.
  
  Каждый час девушка ждала, что каждый из собратьев возьмет и поставит к стенке за шпионаж. Что ее убьют во сне. Или публично казнят. Но нет, шли дни, но ничего не изменилось. Даже бесило.
  Приходилось вести себя так, будто ничего не произошло. Сложно выбрать, какая пытка тяжелее. Это или одиночество в застенках Ордена.
  В конце концов, вампирша не выдержала. Лучше выяснить все сразу и покончить с этим. Даже если придется пойти на встречу с самим дьяволом.
  А Павел на него ой как тянул. Скрытный, странный, с хитрым блеском в глазах. Проклятье... она сама не верила, что решила на подобное.
  В среде вампиров на человека смотрели не только с подозрением, но и с неприязнью. Однако Самаэль и большинство лейтенантов его уважали. Говорят, что за хорошие мозги... а, может, потому что у этого скользкого типа столько разных контактов и связей, что закачаешься. Впрочем, если он вот так берет и помогает первым попавшимся вампиршам, это объясняет количество связей. Но обычно контакты должны быть полезны. Какая же польза от брюнетки?
  - А, проходи, - раздалось с другой стоны двери, стоило постучать.
  Павел снимал целое офисное здание, но кроме обслуживающего персонала тут никого не было. Похоже, любил размах, не иначе....
  Кэтрин подумала, что мужчина ждет кого-то другого, и сильно удивилось, когда оказалось, что ошибки нет. Все-таки не зря у него другая аура...
  Поправив очки на носу, скользкий тип продолжил работу, бросив на девушку лишь один взгляд. Повсюду лежали просто тонны различных папок, все заставлено ящиками с различной документацией. И все без каких-либо пометок или подписей.
  - Ты о чем-то хотела поговорить? - встав из-за стола, держа в руках кипу бумаг, он подошел к большому шредеру и спокойно скормил все документы.
  - Я, наверное, помешала...
  - Вовсе нет, - Павел даже смог вежливо улыбнуться без присущей хитринки. - Это даже не работа, так, на разогрев...
  - Ну... ладно, - после паузы вампирша смущенно села на ближайший свободный стул. - Я хочу сказать, что ценю вашу доброту по отношению ко мне. В моей жизни не было тех, кто просто так безвозмездно решил помочь...
  Кроме Хантера. Но он ушел. Еще Мастер пытался помочь всеми силами. Но это все в прошлом. Теперь у нее новая жизнь.
  - Что ж, до статуса мецената мне все равно очень далеко... - пожал плечами Павел.
  - Но из-за меня у вас могут быть проблемы.
  - Давай, на 'ты'.
  - У тебя могут быть проблемы, - девушка подняла глаза.
  - Я слушаю, - пролистывая с огромной скоростью папку, мужчина то и дело обращался взглядом к собеседнице.
  - Самаэль знает меня. При не слишком приятных обстоятельствах.
  - Он говорил.
  Девушка напряглась. Что значит 'говорил'? Но вопрос задать не успела.
  - Он не понимает, почему ты так боишься его.
  - Боюсь? Я? - достаточно глупо усмехнулась Кэтрин.
  А ведь действительно боится. От одного вида кровь стынет в жилах. И не помогает ненависть, которая росла месяцами от проклятий за искалеченную жизнь. Особенно в мгновения жажды. Нет, страх гораздо сильнее...
  - Самаэль не против встретиться, ждет, когда ты будешь к этому готова.
  Вот так раз.
  - А как бы он понял, что я готова?
  - Ты поделилась этим со мной, - пожал плечами собеседник. - Иначе бы я сам подошел с этим вопросом. Самаэль - джентльмен, видел, как тебе было тогда плохо, поэтому не стал давить.
  Странные у них обоих характеры. Кэтрин совершенно не понимала того, что стояло за подобными мотивами.
  - Я не хочу отвлекать повелителя клана по пустякам...
  - Пустяк? - усмехнулся Павел. - То, что выпало на твою долю, пустяком не назовешь. Самаэль собирает таких людей вокруг себя - с непростой судьбой. Например, его лейтенанты...
  - Я слышала историю Вильхема, - прервала брюнетка экскурс, который может затянуться надолго.
  - Вряд ли всю. У него убили всю семью на западном фронте с сорок пятом. Уже хорошее начало. Таких Самаэль всегда подмечает. Поэтому и хочет встретиться. Но силой тебя никто не потащит...
  - Хорошо, - выпалила девушка, понимая, что после этой фразы сильно побледнела. - Я согласна.
  
  Москва. 13 октября. 2009 год.
  
  Андрей.
  
  Оборотень вернулся в квартиру Иры лишь под утро. Почти весь вечер и ночь он пытался добиться справедливости. Убеждал Сержанта не докладывать, потом говорил лично с Глебом, которому и было все доложено. Бесполезно...
  Высший командир заявил, что пока не собирается давать делу ход. В любом случае, будет разбирательство. Но это не значит, что не будут собираться дополнительные улики.
  Стоило аккуратно попросить связаться с Максимом, как собеседник посуровел и просто велел покинуть кабинет. А заодно пригрозил, что за оглашение результатов будут последствия.
  Значит, все не должно выйти на публику? Почему? Разве нельзя выдернуть парня из командировки и доложить обо всем? Если только командировка не в пределах России... теперь Андрей начал понимать таинственное молчание друга. Отправили куда-то далеко. И не могут сейчас вернуть обратно. Иначе бы в ближайшие дни уже готовили судебное заседание...
  - Что случилось?
  Оборотень даже со своим слухом не заметил, как его девушка пришла на кухню. А он просто стоял у окна, оставаясь на ногах уже где-то час. В бесполезных размышлениях.
  - Макс в беде... - коротко ответил бывший следователь и плюхнулся на стул, устало оперевшись локтем на стул. - Прости, что разбудил...
  Он окинул взглядом рыжеволосую с растрепанными спросонья локонами. Поправив халат, журналистка начала заваривать кофе:
  - Не разбудил, я сама проснулась. Что с ним произошло?
  - Его могут обвинить в том, что он покусал того, кто и убивал в последнее время...
  Ира замерла, пытаясь сопоставить факты. Получалось не очень.
  - Это какой-то бред...
  - Я о том же! - вдруг выпалил оборотень, отчего девушка слегка вздрогнуло. - Все это дело - один сплошной фарс. И снайпер совершенно не помогает делу. Точнее, о нем никто не хочет говорить...
  Поняв, что журналистка ничего не понимает, мужчина рассказал все по порядку за чашкой кофе. Самые-самые подробности были опущены. Главное, что не ранен, разве что пришлось выкинуть старую одежду из-за того, что весь перемазался в крови.
  - Тогда кто мог быть тем снайпером? - сделав очередной глоток, поинтересовалась Ира.
  Возможно, не стоило с ней делиться всем этим, но больше не с кем. Да и она не попадает под круг лиц, которые могут хоть как-то воспользоваться этой информацией без вреда для здоровья.
  - Сержант сказал, что город патрулировали ликвидаторы из спецотряда. И именно у них был приказ - стрелять на поражение. А у нас, что удивительно, нет.
  Андрей так и не притронулся к кофе. Они сожительствовали с недавних пор, но виделись крайне редко из-за работы. Впрочем, после пережитого никто и не думал жаловаться на подобное. И стоило ценить вот такой момент, выпавший, наверное, первый раз за три дня.
  Но, к сожалению, все затмили навалившиеся проблемы. Которые, казалось бы, и не его...
  - Значит, он случайно подстрелил этого маньяка... - задумалась журналистка.
  - Случайно? Да мы его вели несколько этажей!
  Не говоря уже о том, что он явно заранее забрался на крышу, раз соскочил после и юркнул в машину.
  - Но это версия наиболее правдоподобна. Ты всегда видел какие-то заговоры, еще на когда мы вместе учились.
  Оборотень вздохнул. Отчасти это и так, но все равно на душе не все не возникало покоя:
  - Все слишком странно, я чувствую, что здесь что-то не то, что-то противоестественное. Тот парень на убийцу совсем не похож... да и Макс вменяемый, в конце концов!
  - Ну... - девушка хотела что-то сказать, но промолчала.
  - Что?
  - Ничего.
  - Поздно, говори.
  Рыжеволосая вздохнула и, отложив кружку, положила руку поверх ладони Андрея на столе.
  - Не пойми превратно. Макс хороший парень. Мы оба обязаны ему своими жизнями. И навсегда останемся в неоплатном долгу. Но ведь он тебя укусил, потому что у него есть сердце. И он хотел помочь. Мы не знаем всех обстоятельств. Может, и тому парню он хотел помочь?
  - Даже если и так... - мужчина передумал сердиться. - Сержанту не стоило его выдавать. Какой он после этого друг? Какой я после этого друг, когда не могу ничем помочь?
  - Он нарушил правила. Ваши правила... - Ира отвела взгляд. - И только вам его судить. Но то, что его друг и напарник ставит правила выше личных отношений... отчасти... это правильно. Это можно понять.
  - Такое происходит уже второй раз, - заметил Андрей. - Когда меня обратили, Сержант тут же сдал Макса. Это я прекрасно помню. И ты сама все видела... в любом случае, не могу просто сидеть, сложа руки.
  - Что предпримешь? - девушка не стала давить, разубеждать.
  Понимала, что бесполезно. Хоть и не хотела, чтобы он ввязывался.
  - Подумаю... возможно, высший командир Эдвард поможет. Макс рассказывал перед отъездом, что встречался с ним... может, это что-то даст.
  
  Лос-Анджелес. 13 октября. 2009 год.
  
  Кэтрин.
  
  Предполагалось, что повелитель клана вампиров будет жить в каком-нибудь особняке или роскошном пентхаусе. Но реальность оказалась менее помпезной - обычная квартира, хоть и большая и обставленная со вкусом, да и то не в лучшем районе города. Никакой охраны по дороге девушка не заметила. Неужели Самаэль не боится нападения? Или у него при себе собственный отряд невидимок?
  Поначалу она приняла за охрану нескольких вампиров, что вышли из дома и уехали после на машине.
  Перед входом брюнетка посмотрела на часы. Чтобы командовать кланом, нужно иметь поминутное расписание. Поэтому девушка не собиралась опаздывать или приходить пораньше.
  Звонок в дверь был сделан секунда в секунду. Однако, доступ в квартиру, как оказалось, был полностью открыт. Видимо, повелитель действительно ничего не боится.
  Коридор вел сразу в гостиную, где в центре комнаты стоял Самаэль, разглядывая две большие карты, повешенные на досках, задумчиво подперев подбородок рукой. Первая изображала карту мира с множеством пометок. А вторая - Лос-Анджелес.
  Ей до сих пор не верилось, что решилась на это. Что решит подобная встреча? И какой интерес может быть у главы многотысячного клана именно к персоне Кэтрин? Разве что расспросить побольше про восточный Орден...
  Но порывы страха удалось преодолеть. Даже когда жесткий голос с немецким акцентом произнес:
  - Ты как раз вовремя. Садись.
  Даже не скидывая пальто и обувь, девушка прошла и села на диван. Да и сам вампир стоял в высоких крепких ботинках. Да и одет не по домашнему, а словно готовится выйти на прогулку.
  Зачеркнув одно из обозначений на карте черным маркером, Самаэль телепортировался в ближайшее кресло, заставив девушку вздрогнуть. Даже для нее это было очень быстро.
  - Рад видеть тебя вновь...
  Эти слова еще больше смутили Кэтрин. Даже ответа не нашлось. Ибо любой вариант прозвучит робко и с заиканием.
  Видя это, повелитель слегка улыбнулся и продолжил:
  - Много времени прошло с момента нашей последней встречи. Признаюсь, не ожидал увидеть тебя живой. Думал, что охотники придерживаются своих догм.
  Если он и хотел задеть чувства девушки, то попытка вышла слабой. Но все же придала уверенности.
  - Для меня сделали исключение, чему я не была рада.
  - Понимаю. Отчасти, - тут же добавил вампир. - Меня обратили по моему согласию во время войны. Но я видел тех, кто был против. Некоторые даже совершали суицид или пытались дезертировать...
  - Тогда что можно подчерпнуть нового от меня?
  Вновь Кэтрин начал выдавать не идеальный английский. Слишком долго прожила с охотниками, которые в основном говорили на русском.
  Весь этот разговор заставлял чувствовать себя не в своей тарелке. Доходило даже до проглатывания слов.
  - У меня традиция - встречаться с каждым, кого я обратил, - скрестив пальцы, пояснил Самаэль. - Ибо таких крайне, крайне мало...
  - Например, лейтенанты?
  - Например, да. Хотя, нет, Вильхем исключение. Он истинный. Но не в этом суть. К каждому, кого я обратил, вопреки даже здравому смыслу, отношусь, как к собственным детям...
  Которых у него не было. Это всем известно. Да и вообще девушка понимала, насколько одинок повелитель клана. Возможно, именно из-за того, что погрузился в борьбу с головой. Ибо картами тут все не ограничивалось. Конечно, не тонны бумаг, как у Павла, но, тем не менее, всяких коробок и стопок документов тоже хватало. Похоже, оба привыкли все делать сами, не отдавая в чужие руки, чтобы минимизировать ошибки.
  - Никогда не думала, что буду ощущать себя брошенным ребенком, - позволила себе иронию Кэтрин.
  И, казалось, вампир ее совсем не оценил, вместо этого сильно задумался. Оказалось, что просто о чем своем:
  - Признаюсь, был уверен, что тебя убьют. Хотелось уязвить охотников, которые были чересчур самоуверенны.
  - Ты поразил их в самое сердце, - не лукавя, сказала девушка.
  Удивительно, но встреча с тем, кого она записала в заклятые враги, проходила весьма гладко. Ожидались новые эмоциональные всплески, но нет... ничего, пустота. Хотя, воображение много раз рисовало эту встречу. Но ни разу в относительно дружеской обстановке.
  - Тем не менее, ты выжила и сбежала... и пришла сюда.
  - Совершенно наугад, - ей не нравилось, куда клонил Самаэль. - После чего случайно наткнулась на Павла.
  - Он очень хороший аналитик. И быстро догадался, кто ты и откуда. Вот только не сообщил... возможно, посчитал не слишком важным.
  Вампирше было интересно, а рассказывал ли повелитель о своем путешествии? Наверное, рассказывал.
  - Ну, вот я здесь, - решила перейти к делу брюнетка. - Что дальше?
  - Я тоже самое хотел спросить у тебя. Ты ведь принесла оружие?
  Он не ошибся. Пистолет прятался под одеждой. Последняя призрачная возможность защититься. Вот только вряд ли поможет... если Хантер не смог его убить, то и ей не под силу.
  - Я не собираюсь мстить, - твердо заявила девушка.
  Вампир долго и пристально смотрел ей в глаза. Однако взгляд Кэтрин удалось выдержать.
  - Почему нет? Я бы отомстил... - с любопытством поинтересовался тот.
  - Я - не вы. Не вижу смысла мстить. Я сама пошла на эту охоту. И столкнулась с тем, что невозможно остановить. Может, первое время и хотелось возмездия. Но больше хотелось все прекратить... сейчас же не осталось ничего.
  - А говорят, смирение приходит лишь с годами, - усмехнулся собеседник. - Но твоя позиция мне нравится. Хоть и не вызывает уважение.
  Вампирше было все равно, вызывает или нет. Заговаривать в зубы или лицемерить бесполезно - все равно раскусит.
  - В любом случае ответ с моей стороны на вопрос, что дальше... ничего. Все остается как есть.
  - Обычно я не люблю пораженцев, - заметил Самаэль. - Но в данный момент вижу именно рационализм. Этого не хватает многим современным вампирам. Некоторые просто потерянное поколение.
  - Спасибо за комплимент, - благодарно чуть склонила голову Кэтрин.
  Дальше, казалось, разговор окончен. Но повелитель продолжил:
  - Пожалуй, из тебя выйдет толк. Хочешь стать частью моей команды?
  - Какие обязанности?
  - Убивать оборотней и всех, кто встанет на нашем пути.
  - Почему нет? - после недолгих раздумий согласилась девушка.
  Предложение достаточно щедрое. И вполне сходится с профилем ее бывшей работы. Да и кто в здравом уме откажется от протянутой руки одного из самых могущественных вампиров на планете?
  
  Лос-Анджелес. 22 октября. 2009 год.
  
  От ранений удалось оправиться уже через несколько дней. Ожоги зажили быстро, а вот бок то и дело давал о себе знать. К счастью, приказом Маркуса было сидеть и не высовываться. Даже с Ольгой виделись раз-два в неделю, пусть и жили недалеко друг от друга.
  Рей же просто затаился, заявив, что сам нас вызовет.
  Оставалось сидеть в четырех стенах, перемежая каторгу небольшими прогулками по ночам. Ощущения, конечно, паршивые. Теперь хотелось действа, неважно какого.
  Но, стоило понимать, что работа, связанная со шпионажем, в основном и состоит из таких вот отсиживаний по темным углам.
  И вот несколько дней назад медведь провел небольшой брифинг. Нам придется провести еще одну диверсию. На этот раз разобраться с грузом снаряжения, что будут перевозить в поезде. Для этого придется подорвать несколько вагонов на разгрузке. Сюда даже доставили взрывчатку... много взрывчатки.
  Но день операции все пошло не так...
  
  - Открывай! - раздался еще более настойчивый стук.
  Я неохотно приоткрыл один глаз, после чего начал перекидываться обратно в человеческий облик. Перемена формы помогала расслабиться. Да и спать таким образом с закрытыми жалюзи не возбраняется.
  Стоило подняться на ноги, как дверь слетела с петель, заставляя дернуться к револьверу. Но это оказалась всего лишь Ольга.
  - Что случилось-то?
  - Одевайся, надо валить из города и быстро!
  Сделав предупреждение, девушка припала спиной к стене, чтобы перевести дух. Дело явно плохо. По надуманным мотивам здесь истерики не устраивают.
  Да и после той операции на складе волчица начала относиться ко мне как-то сдержаннее... что ли. Возможно, потому что все-таки притерлись. Или из-за спасения жизни друг к другу.
  Полминуты, и я уже был готов идти.
  - В твоей квартире следов нет, - оглядела все помещения Ольга. - А вот мою лучше сжечь. Пойдем.
  Небольшой марш бросок до соседнего дома толком не объяснил, что произошло, хотя жители города определенно были встревожены.
  - Подожди снаружи, - попросила девушка, когда мы оказались в нужном коридоре.
  Но все-таки я мельком заглянул внутрь квартиры. На столе рядом с ноутбуком лежало неплохое современное оборудование для зашифрованной связи. Компьютеры мы купили здесь, чтобы не помереть со скуки, а вот эту вещь явно прислали из дома.
  - Зачем нам тогда Рей, если у тебя есть такая штуковина?
  Оборотень замерла на несколько мгновение, после чего резко и быстро ответила:
  - Это на всякий случай. И вообще следи за тылом...
  - Ладно-ладно.
  Коридор пустовал. А из помещения донесся запах бензина. Подобную канистру тоже приходилось держать в собственной квартире. Остается надеяться, что пожарная машина не успеет добраться, прежде чем все выгорит.
  - Может, все-таки объяснишь, что произошло? - поинтересовался я, пока девушка поливала из канистры пол и стены.
  А на оборудование обильно полила остатки.
  - Что-то произошло на границе территорий вампиров и медведей. Не знаю, в общем... Рей сбежал, оставив лишь зашифрованную записку. Если я правильно ее поняла.
  Вот черт... это означает настоящую войну. Повторяется Москва. Только конфликт еще более спонтанный. Остается надеяться, что лугару готовы скрыть тайну нашего существования.
  Выйдя из квартиры, Ольга бросила внутрь зажигалку, закрывая после дверь. Внутри моментально вспыхнуло пламя.
  - Значит, в аэропорт, - констатировал я, проверяя куртку на наличие документов и денег.
  - Если получится... если нет, то просто сбежим из города. Выберемся, в общем, - ободряюще заявила волчица.
  Правда, стоило только выйти на улицу, как уже в соседнем квартале раздались сначала одиночные выстрелы, а потом и автоматические очереди.
  Мимо прошел американец, фиксирующий все вокруг с помощью видеокамеры. Не успел он и глазом моргнуть, как прибор оказался на тротуаре и тут же раздавлен. Так я внес свой вклад в сохранение тайны.
  А уже девушке пришлось дать ему сильную пощечину, когда тот захотел возмутиться.
  - Уходим...
  В метро идти опасно - можно попасть в ловушку, из которой не будет выхода. Да и опять вспоминался случай с той тварью...
  Наземный транспорт тоже исключался. Поэтому оставалось бежать напролом на своих двоих и надеяться, что не зацепит.
  Но чем дальше, тем меньше в это верилось...
  То тут, то там уже шел бой. Неизвестно, что произошло, но вампиры и оборотню разделились на множество мелких отрядов. Полный хаос и неразбериха. Еще осталось лугару ввести национальную гвардию до кучи...
  А вот, кажется, и она. В небе появились американские десантные вертолеты. Как сказал Рей, недалеко от Лос-Анджелеса находится их большая база. Специально на случай такой ситуации... черт, и как медведь мог нас вот так вот бросить?
  - Бег по крышам отменяется, - сразу поняла Ольга.
  Еще подстрелят ненароком, приняв за врагов. Хотя, неизвестно, какой у военных приказ в такой ситуации.
  - Нужно найти ближайший блокпост медведей, - подсознательно ощущая, что ситуация ухудшается с каждой секундой, предложил я.
  - Ты думаешь, нам помогут?
  Вопрос был задан без издевки. Действительно, неизвестно, станут ли возиться с двумя упавшими из ниоткуда волками. Союз союзом, но когда своих проблем хватает, не до чужих.
  Аэропорт был далеко. Многие дороги перекрыты. Толпы людей не знали, куда податься. В конце концов пришлось сначала бежать проулками, а потом забраться на крыши.
  Один раз даже забежали на территорию какой-то банды, вооруженной оружием. Но все обошлось, просто велели развернуться и валить.
  Конечно, можно их было обезвредить или пробежать мимо. Но получить пулю, пусть и обычную, не слишком-то хотелось.
  В конце концов показался один из блокпостов оборотней. Вампиры еще сюда не добрались. Как и национальная гвардия.
  - Валите отсюда, нам не нужны здесь гражданские! - потрясая оружие, велел командир, одетый в городской камуфляж и бронежилет.
  Остальные вооружены не хуже. Даже тяжелое вооружение держали при себе, вплоть до тяжелых гранатометов.
  Повсюду слышались выстрелы и взрывы, будто ни одного безопасного места в городе больше не было.
  - Мы от Маркуса! - подняв на всякий случай руки, заявил я.
  - И что с того? Ищите укрытие!
  - Где?! - с укором спросила Ольга.
  Когда здесь закипит бой, то спрятаться не получится. Вампиры будут убивать оборотней без разбору - для них мы выглядим практически одинаково по ауре, как говорят.
  Тут я увидел, как вдалеке к небоскребу подлетели два вертолета Апач, встав на исходную для стрельбы.
  - А чьи там позиции?..
  Но вопросе никто не услышал. Началась массированная атака ракетами. Кто бы не находился на крыше, точно не выжил.
  Люди вокруг начали в панике кричать. Мы же хладнокровно смотрели на этот ужас. Да, сильно впечатляет, но война с вампирами притупила эмоции.
  - Твою мать! - выругался один из медведей, приподнимая рукой каску на голове.
  - Связи со штабом нет, - доложил второй, пытаясь настроить рацию.
  - Черт, тогда уходим, - принял решение командир, после чего обратился к нам. - Зайдите сюда, у нас там схрон, подберите себе что-нибудь и выдвигаемся. Больше шансов прорваться.
  Лучше варианта, разумеется, не было. Внутри в подвале под бакалейной лавкой имелся солидный арсенал. Руки сразу прицепились к ближайшему тяжелому пулемету.
  - Ты хоть умеешь с ним обращаться? - скептически спросила волчица, вставляя обойму в M4.
  - Не слишком... - признал я.
  Точнее, вообще ни разу не пробовал.
  - Ну так и не берись. У него отдача даже для нас хороша. А в звероформе воевать никто не собирается.
  Логично.
  Пришлось ограничиться автоматической винтовкой той же модели, бронежилетом и гранатами. Впрочем, как и касками. Хотя, даже оборотню сложно выжить от прямого попадания пулей - шейные позвонки все-таки не железные. Зато от осколков спасет.
  - Ладно, выдвигаемся к пляжу. Там нас подберут катера. Или же сами доплывем, - решил командир.
  - Пляж далеко, аэропорт ближе, - возразил я.
  - Неужели? И что думаешь, полетит при такой погоде? - после чего медведь выругался и двинулся вперед.
  Отчасти он прав. Но там должно быть спокойнее. Ведь он контролируется лугару.
  Но, кажется, даже сами хозяева Америки начали терять контроль над ситуацией в этом хаосе.
  Путь пролегал через опустевшие от гражданских улицы. Каждую секунду ожидалась атака. Сначала меня и Ольгу хотели поставить замыкающими, но потом поняли, что не могут доверить столь важную миссию волкам.
  Ну и пожалуйста... в центре колонны как-то спокойнее.
  - Что вообще произошло? - ближайший медведь нервничал, но все же ответил на мой вопрос.
  - На границе с кровососами рванули бомбы. Не знаю, у нас или у них. Но после этого все началось... последний наш день в Лос-Анджелесе.
  - Почему это? - вклинилась в разговор волчица.
  Такая уверенность оптимизма не прибавляла.
  - Мы думаем лишь о спасении жизней солдат, в то время как Самаэль не упустить возможности навсегда выгнать нас. По слухам, у лугару здесь дела тоже не очень, поэтому вампиры останутся править городом...
  Здорово. И ничто не помешает им подготовиться к вторжению в Россию.
  Из-за этих новостей меня взяла злость. Настолько, что пальцы оставили следы на рукояти оружия. Хорошо еще, что не сломал...
  Идущий первым медведь остановился и поднял руку. Мы замерли, оглядываясь.
  - Окна! - заметил движение командир и открыл огонь.
  Я юркнул за ближайший почтовый ящик, в то время как Ольга нашла укрытие, пробив витрину ближайшего ресторана.
  Вскоре от ответного шквального огня пришлось присоединиться к ней. Очередь прошла точно за моими пятками, чудом не задев.
  Но разбежавшись по укрытиям, в то числе прячась за машинами, медведи ответили. Да еще как. Тяжелые пулеметы дырявили хлипкие стены ближайших домов, доставая кровососов даже в укрытии.
  Дальше начался обмен выстрелами из гранатометов. Здесь началась игра - кто первым попадет. Взрывы автомобилей, за которыми прятались союзники, выводили из игры временно или навсегда одного-двух солдат.
  Но шквальный огонь сделал свое дело - последний враг пал. Мне, кажется, удалось даже подстрелить одного в окне, израсходовав целую обойму. К счастью, подобрав в арсенале небольшие рюкзаки, мы загрузились под завязку.
  Убитых пришлось бросить. Как и раненых, которые не могли идти. Но те прекрасно все понимали. Их лишь перетащили в подвал здания покрепче. Также с ними остался врач, чтобы в совершенно неподходящих условиях прооперировать раненых.
  После чего в строю осталось двадцать солдат.
  - Связи все еще нет, - доложил радист.
  - Лугару все заглушили напрочь... бесполезно. У людей после таких глушилок будут волосы выпадать, - фыркнул командир.
  Сложно сказать, как работают лугару в сохранении тайны нашего существования, но даже им скрыть такую войну будет крайне сложно. Конфликт начался неожиданно. Ни о какой подготовке речи не идет. Поэтому, возможно, это последний день 'мирной' жизни для нелюдей. Что начнется дальше, предсказать невозможно...
  - Мы можем пройти через туннель, - предложил заместитель, указывая на развернутую на капоте карту.
  - И окажемся в ловушке, если там окажется кто-нибудь. Не пойдет...
  Но взрывы и выстрелы становились все ближе, так что выбирать не приходилось. Остается двигаться заранее выбранным маршрутом.
  - Слушай, мы можем не выбраться, поэтому я должна тебе кое-что сказать... - в конце концов подала голос молчавшая до этого волчица.
  - Не стоит, мы выберемся.
  Звучит, конечно, клишированно. Да и сам не разделял такого мнения, хоть и оставался внешне спокоен.
  Одна пуля или осколок могут оборвать жизнь...
  - Нет, ты не понимаешь. Это касается не нас, а лично тебя.
  - Ты про что? - не понял я.
  - Помнишь, то оборудование в моей квартире?.. - Ольга начала издалека, с трудом подбирая слова, но потом передумала. - Ладно, неважно...
  Дальше пришлось идти совершенно озадаченным. Правда, недолго. На дорогу выехал БТР, медленно поворачивая башню в нашу сторону. Один из медведей быстро выстрелил из гранатомета, но тяжелая машина лишь отъехала назад, поэтому снаряд взорвал находящийся позади автомобиль. Зато крупнокалиберные пули начали косить оборотней, отрывая конечности и оставляя в телах огромные отверстия.
  Единственное, на что хватило, так это упасть на землю, каждый раз вздрагивая, когда пули пролетают над импровизированными укрытиями, и надеяться, что пронесет. Нам эту махину достать нечем.
  В конце концов командир отряда принял звероформу. Настоящий огромный медведь, только с человеческими конечностями. С громким ревом зверь бросился вперед. Не такой маневренный, зато неимоверно сильный. Настолько, что пойдя на таран, смог перевернуть двадцатитонный БТР на бок. Стоило люку позади открыться, как оборотень уже стоял на изготовке. Внутри оказалось несколько гранат, после чего он вручную надавил на крышку, не давая врагам даже телепортироваться прочь.
  Очередная битва закончилась. Командир повернулся к нам, и в следующую секунду снайперская пуля с перпендикулярной улицы сразила могучего воина наповал.
  На крышах начали появляться кровососы один за другим. Медведи вместе с нами оказались в неудачном положении, а враги - на господствующей высоте.
  Ольга пыталась подстрелить одного из них, но получила серебром в плечо. Мне же оставалось, держа оружие одной рукой, оттащить ее в сторону. Но сзади с крыши уже соскочили другие снайперы, прицеливаясь. После подошел еще один, говоря что-то по-немецки в рацию.
  - Отставить, - раздалось в ответ на более-менее понятной речи.
  Всех союзников перестреляли, как уток, а нас просто разоружили и даже сняли обмундирование. Стоило прежде достать револьвер и не позволить врагам взять в плен. Но поздно. Теперь держали под дулами автоматов, да еще и руки намертво связали крепкой проволокой. Запястий лишишься, пока будешь пытаться разорвать.
  - Тварь... сволочь... - процеживала одно за другим ругательство в адрес вампиров.
  Хотя бы по-русски, оставалось надеяться, что не поймут. Но после очередного оскорбления девушка получила пощечину. Значит, поняли...
  Вместо страха пришло какое-то чувство обреченности. И так было ясно, чем все закончится. Попытать судьбу можно, но не стоит обижаться, если попытка окажется не слишком удачной.
  Из плеча волчицы вытащила пулю и грубо прижгли рану зажигалкой. Значит, нужны живыми и относительно здоровыми.
  Но повели нас куда-то где-то через час. А до этого велели сидеть, запрещая переговариваться. Идти пришлось, смотря прямо под ноги. Выше голову поднимать не давали - тут же жестко били прикладом.
  В конце концов, враги поставили на колени, приставив к спине дуло автоматов. Я все же рискнул медленно поднять голову.
  Блондин ушел, вместо него пришел высокий мужчина с пепельными волосами и темном плаще.
  - Где Павел? - внимательно глядя на меня, спросил незнакомец у...
  Кэтрин?!
  Я с трудом верил своим глазам. Что вампирша делает здесь? Она позиционировала себя как одиночку, потом оказалась с охотниками, а теперь с ним?..
  Голова шла кругом. Девушка тоже не ожидала увидеть меня, но так же, как и в прошлый раз отвела взгляд. Нам пора перестать встречаться при таких обстоятельствах.
  - Куда-то ушел, - ответила девушка, после чего сменила тему. - Что-то не производят они впечатления... я охотилась на более солидные цели.
  - Нет, это они, - утвердительно заявил вампир. - Думали, их деятельность останется незамеченной. Но я всегда настигаю своих врагов...
  - Может, отпустим их? Пусть доставят своему вожаку послание. Расскажут, что мы сделали с их союзниками.
  - Это хорошая идея, - отметил мужчина, подняв палец вверх. - Тогда нам нужен только один. Дай мне револьвер.
  Кэтрин задержала взгляд на оружии. Внутри меня все упало. Если она с Орденом, а это оружие было у охотника...
  Нет, к счастью, обошлось. Еще давно я поменял рукоятку, где имелись странного рода насечки. Возможно, по количеству убитых.
  Вампир вооружился и разрядил почти все пули, кроме последней.
  - Если вам нужен, то из меня плохой гонец, - подбирая как можно четче слова на английском, уверенно заявил я. - Поэтому я не подхожу...
  - Заткнись, - процедила Ольга.
  Но враг, кажется, сделал вид, что сам принял такое важное решение:
  - Не люблю стрелять в девушек, поэтому она будет нашим посланником, - после чего обратился ко мне. - Прости, тебе не повезло. Но ты сам виноват. Не стоило сюда прилетать.
  Я опустил голову, ожидая пули в лоб. Нет смысла пронизывать противника ненавистным взглядом. Девушка все расскажет, в том числе и друзьям. А от них все узнают родители. Поэтому... жаль, что все закончится так бездарно.
  Волчицу куда-то увели, только и удалось последний раз пересечься взглядом.
  А потом явился еще один гость на этой вечеринке победителей. Да, именно победителей. Вампиры уже вовсю праздновали победу, хоть война и продолжалась в городе.
  - Я хочу с ним разобраться сама... мне кажется, я где-то давно видела этого оборотня. Личные счеты... - хотела было нормализовать ситуацию Кэтрин, но ее прервали.
  Прилетел вертолет, не похожий на военный. А оттуда на тросе съехал еще один незнакомец в коричневом плаще, который часто встречался у охотников. Да еще и сопровождал его странный запах... вроде человек, а вроде как и нет.
  - Ты опоздал, - забыв про Кэтрин, заявил вампир.
  - Прости, нужно было подобрать одного лугару... - виновато пожал плечами новый гость, улыбаясь. - Это кто, из группировки Макарова?
  - Нет, шпион Маркуса. Его в расход.
  - Лучше отдай мне.
  - Забирай.
  
  Вот и все. Так моя жизнь приобрела хоть какую-то ценность. Для охотника. Ясно, что передо мной Ричард Майерс - глава западного Ордена. Лучше бы просто пристрелили там, чем отдали на потеху.
  Я не смотрел на Кэтрин, но чувствовал ее сожаление. Впрочем, она и так сделала, что могла. Как бы потом не было проблем...
  Охотник взял мое оружие, и теперь крутил в руках, как заправский ковбой. Черт, захотелось даже так научиться. Если удастся выбраться.
  - Ты ведь знаешь, кто я?
  Мы оказались на одной из крыш, откуда открывался апокалиптичный вид на некогда прекрасный и цветущий Лос-Анджелес. Теперь это, конечно, не руины, но мэру города придется приложить большие усилия, чтобы привести все в первозданный вид.
  Один из прихвостней разрезал путы, но я не спешил вставать с колен и бросаться на врагов. Вместо этого спокойно размел окровавленные запястья, волком глядя на врага.
  - Я предпочитаю диалог, а не монолог, - проверил боезапас Ричард. - Но если ты больше не хочешь жить...
  - Я знаю, кто ты, - пришлось подать голос.
  - Хороший волчонок, - похвалил охотник.
  Вновь взяла злость. Он просто играет и наслаждается. А я продляю это удовольствие. Вернее, продляет собственное желание жить. Проклятье...
  - И как давно охотники вот так заключают союз с вампирами? - неизвестно для чего, но я продолжал тянуть время.
  Маркусу нужно узнать об этом, если он еще не знает. Ольга вряд ли об этом знает. А мне нужно выбраться отсюда живым...
  - С тех пор, когда это стало крайне выгодно. Но к делу. Пока лугару не начали наводить тут порядок, можно немного поиграть. Здесь просто потрясающая площадка, не каждый день выдается такое, - он развернулся и указал на окружающее пространство, резко разведя руки в стороны.
  Чертов романтик...
  - Потрясающая, - вторил я.
  - Хорошо, что ты понимаешь. Потому что по этим живописным ландшафтам ты будешь убегать, спасая собственную жизнь.
  Не сразу дошло, что он имеет ввиду. Но после Ричард отдал два своих Маузера подчиненным, и те удалились.
  - Тут одна пуля. Я дам тебе тридцать секунд форы. Вон туда бежать не советую - там позиции вампиров, - он указал мне за спину. - В остальном - полная свобода. Поверь, это очень щедрое положение...
  Щедрее некуда. Я даже уверенно усмехнулся. Тридцати секунд хватит, чтобы скрыться прочь с глаз. Как Майерс надеется угнаться за оборотнем? Даже небольшая контузия, полученная в боях, не помешает.
  - И беги со всех ног, волчонок, - видя мою уверенность, многообещающе улыбнулся охотник.
  Улыбка настоящего психопата. Вот, в чем дело. Этому неуравновешенному просто скучно, вот он и решил придумать себе соревнование. А стоит мне повернуться спиной, как пуля вопьется в затылок. Обойдется...
  - Время пошло...
  Еще до того, как он досказал фразу, я за два прыжка достиг края крыша и спрыгнул вниз, в то время как Ричард остался стоять, глядя на наручные часы.
  Второй раз так бездарно в плен не возьмут - пообещал себе. Трофейное оружие не жалко, куплю новое. Да и пора избавиться от прошлого...
  От мыслей отвлек оклик с крыш:
  - Советую тебе бежать быстрее!
  Что?!
  Майерс не отставил. Даже наоборот, чуть ли не перегонял, помахивая на ходу заряженным револьвером.
  Черт, он что, олимпийский атлет?!
  Я резко рванул в сторону, потом начал петлять по улочкам, сшибая редких гражданских, напуганных до смерти.
  Дыхание уже начало сбоить, как передо мной вновь возник охотник. Едва удалось затормозить...
  - Похоже, ты не понимаешь, - поцокав языком, потер подбородок охотник. - Чтобы убежать, тебе нужно стараться лучше. А то так не интересно. Что ж, я ввожу штрафной балл...
  В барабан револьвера лег еще один патрон.
  - Больше поблажек не будет... - заявил он, но меня уже и след простыл.
  Давно не приходилось ощущать себя жертвой. Слишком давно. Но тогда я не осознавал свои силы, не было уверенности. А теперь... следом гонится тот, кто не уступает в способностях. Но запах... как такое возможно?!
  Я заскочил на крышу, предположив, что так буду двигаться быстрее. Правда, стоило оглянуться, как вновь промелькнул плащ охотника.
  Последний прыжок через окно в здание повыше спас от пули. Но, кажется, он промахнулся нарочно, чтобы подстегнуть.
  Это не гонка, не охота, это просто издевательство. Я не спасаю собственную жизнь - все равно бесполезно. Просто стал частью игры извращенного разума охотника. А когда тому все надоест, то все закончится... другого варианта не дано.
  Но я все равно бежал. Потому что оставалась последняя надежда. Хотелось, чтобы прилетел военный вертолет и уравнял нас в шансах, приняв обоих за врагов. Или наткнуться на отряд национальной гвардии... нет, последнее не стоит. Охотники, по слухам, слишком тесно сотрудничают с лугару.
  Впереди находился один из городских небоскребов. Возможно, удастся укрыться там...
  Прыжок туда с соседней крыши совершить невозможно. В человеческом облике.
  Пришлось менять звероформу на ходу - такого еще делать не приходилось. Но я успел в последний момент, после чего оттолкнулся мощными ногами-лапами от поверхности.
  Траекторию удалось просчитать почти правильно - приземлился на один из нижних этажей, пробив стекло.
  Послышались вопли местного офисного планктона. Плевать, люди повсюду видели такое, что нельзя объяснить. Я ситуацию не ухудшу.
  Майерс уже здесь - врезался в стекло неподалеку.
  Дальше пришлось сносить офисные кабинки, выставив вперед плечо. Кого-то, конечно, зашиб, но уже неважно. Руководствуясь одними инстинктами, что гнали вперед ради спасения, я схватил когтями ближайший огромный принтер и швырнул назад. Но нагоняющий Майерс с легкостью поймал тяжелый прибор и аккуратно поставил на пол. Но я уже побежал дальше. Впереди была открытая кабинка лифта, в которую я по-звериному юркнул, прижимаясь к ближайшей стене, барабаня по всем кнопкам.
  Ричард уже приготовился стрелять, но двери вовремя закрылись. Я вздохнул с облегчением, глухо рыкнув. Кажется, пронесло...
  Где-то неподалеку есть здание, куда можно перескочить. А он пускай остается здесь. Лифт двигался достаточно медленно. Неужели не скоростной?..
  Повезло, что вообще электричество осталось в здании. Видимо, этот район нужен лугару, поэтому не стали отрубать.
  Мысли прервал звонкий сигнал о прибытии на этаж. Не самый высокий....
  Двери открылись, а за ними меня поджидал охотник. Да как?!
  Пуля уже готова была закончить этот фарс, но я резко рванул вперед, кусая руку с оружием. Револьвер выстрелил, но пуля срикошетила от задней стенки кабинки лифта, впившись в ладонь несколькими осколками. Казалось, Майерс совершенно не чувствует боли.
  Удар ногой в живот едва не согнул меня пополам. А удар по морде заставил вернуться обратно в кабинку.
  Если бы здесь был какой-нибудь другой враг, то я бы мысленно обвинил его в безумии. Драться с оборотнем в тесном пространстве - таких дураков еще поискать. Но Ричард оказался неприятным исключением.
  Мощные удары сыпались градом, не позволяя ответить. Игорь бил, можно сказать, ласково.
  Наконец, я смог перехватить инициативу и вжать врага в ближайшую стенку, пока лифт катался туда-сюда.
  Двери открылись, и Майерс оказался снаружи после сильного пинка. Кабинка опять поехала наверх. Но нужно придумать что-то получше. По глазам врага видно, какое удовольствие ему доставляет эта игра...
  Новый этаж, но Ричард не обнаружил никого внутри. Потому что мне удалось выбраться на крышу лифта, хоть и протиснуться через маленький люк удалось с трудом.
  Однако охотник допустил ошибку, зайдя внутрь. Дверь закрылись, а когтистые руки, пусть и с приложением огромных усилий, отчего сильные нечеловеческие мускулы начали бугриться и едва не порвались, удалось порвать трос.
  Кабинка полетела вниз, но, к счастью, аварийный тормоз не сработал.
  Я же смог уцепиться за лестницу в шахте и перебраться к дверям. Рука, напичканная серебром, работала плохо. Но все-таки удалось раздвинуть створки.
  Нужно добраться до крыши, а потом решить, что делать дальше...
  Рана оставляла кровавые след. Если кто-то и попадался на пути, то просто игнорировался в упрямом следовании к цели.
  Долгожданная крыша встретила освежающим ветром. Дойдя до вертолетной площадки, я рухнул на колени перевести дух.
  Но тут дверь вновь открылась... нет...
  Майерс стоял как ни в чем не бывало. Любого человека убьет падение с такой высоты. Неужели тоже успел уцепиться?
  Охотник приближался, начав заряжать револьвер еще одной пулей, но потом передумал и отбросил оружие в сторону:
  - Это было бы бездарно... ты хорошо меня развлек. Я всегда это уважаю, - разминая кисть, игнорируя укус, сказал Ричард.
  - Я же укусил тебя, - со злобой прорычал я. - Теперь ты станешь оборотнем!
  Но от такого заявления психопат расхохотался:
  - Ох, волчонок... ты так ничего и не понял?
  Нет, картинка уже давно сложилось. Но разум не желал принимать отвратительную правду.
  - Да что ты такое?! - я вскочил, угрожающе зарычав на врага.
  Это его ничуть не впечатлило.
  - Я - будущее.
  - Что за эксперименты вы проводите?..
  А как иначе мог получиться такой мутант?
  - Тебе лучше не знать. Но мне удалось получить силу оборотня, не становясь им, - похвастался Майерс.
  - А странное существо в подземке? Тоже ваша работа? - вдруг вспомнил я.
  - Так это ты причастен к пропаже моего питомца... - неожиданно озлобился охотник. - Что ж, теперь это личное, волчонок. Готовься.
  Не в этот раз. Я бросился в атаку первым. Но Майерс уклонился. Как и от следующих выпадов когтями.
  С раненой рукой дело шло плохо. Несколько ответных ударов попали точно в цель, выпивая длинные острые зубы. Едва еще челюсть не выбил...
  Но вся ситуация с погоней просто довела до отчаяния. Уже неважно, удастся выжить или нет. Но охотник свое получит.
  Стиснув раненую руку в кулак, на несколько секунд возвращая полный контроль, вопреки боли, я кинулся в самоубийственную атаку, игнорируя выпады противника.
  Получив несколько приличных царапин, Ричард перескочил через мои плечи и оказался за спиной. Шею тут же сдавило цепким захватом. Потом раздался тихий, но подозрительный хруст. Еще чуть-чуть, и все кончено...
  Дальше все произошло, как в тумане. Громкий рык, Майерс перелетает через меня обратно. Потом мощный пинок с разгону. И достаточно легкое тело охотника подлетает вверх... и дальше с крыши.
  Я упал на одно колено, со свистом дыша из-за трещин в ребрах, с трудом переводя дух. Все закончилось... но точно ли закончилось в этот раз?
  Стоило выглянуть аккуратно с края крыши. Ауч... охотник не просто упал с огромной высоты, но еще и упал животом прямо на столб с флагом, и теперь буквально насадился на него, медленно сползая вниз до основания. Остается надеяться, что сдох. Оборотень бы такое точно не пережил...
  Нужно убираться отсюда, пока не пришел еще кто-нибудь, желающий смерти всем шпионам Маркуса...
  
  Москва. Башня Маркуса. 25 октября. 2009 год.
  
  Долгожданная Москва... казалось, прошли годы с тех пор, как пришлось уехать отсюда на важную миссию. Но сейчас все закончено.
  Выбраться удалось с трудом. Сначала пришлось сдаться лугару в аэропорту, потом все-таки они соизволили связаться с Маркусом, люди которого решили все проволочки. Ольга уже выбралась, поэтому долго убеждать враждебный вид помочь не пришлось. Даже не хотелось думать, в какие уступки обойдется депортация обратно в Россию...
  Грязь, боль и страх остались позади. Доклад вожак получит завтра, а сегодня....
  Планы построить не удалось. Прямо у трапа самолета стоял Эдвард с несколькими людьми.
  - Садись в машину, - без лишних приветствий велел высший командир.
  Я подчинился, предчувствуя неладное. Вновь заныла раненая рука, наскоро перебинтованная. Голод, которым морили лугару со своим отвратительным сервисом последние два дня, как-то забылся.
  - Что-то случилось?
  Но ответа не последовало. Солдаты, сидящие по бокам, уверенности не прибавляли.
  Как и ожидалось, машина прибыла к Башне Маркуса. Поездка в лифте на верхние этажи показалась вечностью.
  Охранники остались у лифта, дальше мы с Эдвардом шли вдвоем.
  Вожак действительно оказался не в лучшем настроении. Да еще и в кабинет пришлось ворваться без стука. Помимо неизмененного помощника Семена здесь также присутствовал Глеб. Кажется, попали прямо на важное совещание.
  - Эдвард? Какого черта? Ты должен быть на Урале. - Маркус поднялся из-за стола.
  Взгляд его белого глаза пронизывал насквозь, но с прибавленным гневом, казалось, еще и сжигал изнутри.
  - Я пришел, чтобы правосудие восторжествовало, - заявил высший командир.
  - Оно бы восторжествовало и без тебя. Зачем ты вмешался? - вожак медленно приближался, а мне хотелось спрятаться за спиной Эдварда, как за единственной защитой. - Нет, мне интересно другое. Откуда ты обо всем узнал?
  Я совершенно не понимал, о чем идет речь.
  - Я догадываюсь, - встрял в разговор Глеб, оставшись сидеть за столом для конференций. - Разберусь с этим немедленно...
  Но вожак не обратил на это внимания, продолжая сверлить взглядом высшего командира. А потом просто ударил меня по лицу. Сокрушительный удар выбил несколько зубов и сразу поверг на пол.
  Кровь потекла на красивый мраморный пол. В голове царил гул как после мощной контузии...
  - Хватит, - попросил оборотень, но не стал лезть в драку. - Это ни к чему.
  - Ни к чему? - фыркнул Маркус. - Хорошо, я покажу тебе, как ты ошибаешься. Семен, у тебя с собой дело?
  - К счастью да, собирал последние данные, - секретарь подошел и протянул папку вожаку.
  Тот быстро начал перелистывать достаточно объемное дело.
  - Даже не знаю, с чего тут начать, - задумчиво побарабанил по бумаге вожак, после чего ударил меня ногой в живот так, что я подлетел, ударившись о стену, оставив вмятину в стене.
  Внутренние органы готовы были просто разорваться.
  - Ты притащил ко мне настоящую двуличную мразь Эдвард, - после чего мужчина отдал помощнику папку обратно. - Зачитай все обвинения по пунктам.
  Прокашлявшись, Семен монотонно начал оглашать список:
  - Начнем, с самого начала. Седьмое июня девятого года. Замечен в связах с некой вампиршей, которая... как показывают свидетельства с операции по ликвидации Волка, датированной двадцать девятого июля девятого, данная вампирша связана с Орденом. Непосредственно после их встречи охотниками была охотниками группа оперативников...
  - Это притянутое обвинение, - Эдвард играл роль адвоката.
  - Я... я ничего не говорил ей... - с трудом прохрипел я, пытаясь встать.
  - Заткнись, - процедил Маркус, после чего обратился к Семену. - Давай дальше.
  - Двадцатое сентября девятого года...
  После этой даты все стало ясно. Ладно, насчет Кэтрин не сложно было заметить и спустить на тормозах. Но откуда они узнали про парня? Никого же не было вокруг...
  - Я не кусал его!
  - Да ну? - с издевкой спросил вожак. - Дай сюда фотографии.
  Пачка полетела мне прямо в лицо. С трудом сфокусировав взгляд, я взял одно из фото, увидев окровавленный труп. Потом еще один. И еще...
  От несправедливости горело все тело. Хотелось орать, выть, кусать... делать все, что сможет доказать мою невиновность. Но то были еще цветочки.
  - Он стал оборотнем. После общения с тобой. А после убивал наших собратьев! - казалось, вожак с трудом сдерживается, чтобы не продолжить экзекуцию. - Только ты в этом виновен.
  Теперь все встало на свои места. Те злосчастные капельки крови на асфальте. Этого хватило, чтобы он превратился. Все из-за меня... бедолага, как и предполагалось, не смог справиться с силой.
  - Я до сих пор не могу понять, каким образом маньяк мог терроризировать Москву, - вновь вступился Эдвард, после чего посмотрел на Глеба. - Как целая гора оперативников, солдат и спецотряды не могли поймать полудикого оборотня?
  - Мне предоставить полный отчет или ты все-таки поймешь, что это глупый вопрос? - ухмыльнулся оборотень.
  У меня уже не было сил возражать. Я виновен в смерти этих оборотней. Они имеют права на обвинения по встрече с Кэтрин. Все кончено...
  - Нравится? - Маркус присел рядом, пока я разглядывал пустым взглядом фотографии с трупами. - Это преступления, которые невозможно смыть. Но все равно главная вина лежит на мне.
  Некоторые слайды испачкались в моей крови... но взгляд отвести невозможно.
  Следующий удар прошел как-то незаметно, но хоть и выбил челюсть. Лицо встретилась с холодным мрамором.
  - Я отправил предателя на важную операцию, - продолжал вожак. - Еще тогда стоило послушать предчувствия... но не после того, что случилось в Лос-Анджелесе.
  Я вновь поднял взгляд, не понимая, о чем идет речь.
  - Мы не знаем, что там произошло. Причем здесь он? - Эдвард загородил меня, дабы вожак больше не смог выместить злость.
  - При том, что мы отправили туда взрывчатку. А она оказалась на позициях медведей и вампиров...
  Рей! Это все Рей!
  - Это мог сделать связной... который, как я слышал, пропал.
  - Связной не мог этого сделать, потому что медведи подтвердили, что всю ночь до инцидента был с ними, - возразил Глеб. - А вот наш агент Ольга не может точно сказать, где был этот предатель в ту ночь.
  Неужели это она заложила взрывчатку? Но как ей это удалось? А, главное, зачем?!
  - У тебя есть еще аргументы Эдвард? - поинтересовался Маркус. - Мое терпение не безграничное. Предательство в наших рядах нельзя прощать.
  - Не по натянутым обвинениям, - наставил на своем высший командир. - Ты даже не хочешь выслушать его точку зрения.
  - Его точку зрения? Хорошо, - вожак оттолкнул оборотня, да так сильно, что тому пришлось слегка упасть на стол.
  Меня подняли за грудки, после чего швырнули через весь зал к окну.
  - Ты его даже не разоружил. Совсем спятил? - продолжался вдалеке скандал.
  Но револьвер все еще остался в куртке. Похоже, от меня совсем не ощущают угрозы.
  - Я-то не спятил. Я не готовлю собственным подчиненным тихую казнь в аэропорту!
  - Ты сам выносил приговоры и за меньшее....
  - Тогда не было белых ниток, которыми ты и сшил все это дело. Есть несколько исключительных обстоятельств, почему я не остался в стороне...
  Но Маркус уже не слушал. Он шел ко мне, закончить начатое. Прямо на глазах у помощника и двух высших командиров.
  Каждый шаг гулко отдавался в ушах. Ватное тело плохо слушалось, но, казалось, наливалось силой с каждой секундой, пока я вставал на ноги. А потом будто кто-то другой взял управление...
  Вожак полетел обратно через весь кабинет. А я продавил стекло и нырнул вниз. Плевать, что один из последних этажей. Плевать, что внизу асфальт, от удара об который, казалось, не осталось ни одного целого позвонка.
  Зато удалось рассмотреть ночное небо, на котором сияли звезды. Неожиданно ясный день для давно вступившей в свои права осени.
  Маркус прыгнул следом, прямо в воздухе стреляя из пистолета. Но пули впились в асфальт - я бежал прямо на проезжающий мимо спорткар. Выкинуть водителя оказалось просто, а вот управлять вертлявой, непрактичной машиной - нет.
  Последние пули вожака разбили заднее стекло, но вот и он остался позади. А впереди только дорога и двести километров в час, выжимаемые вдавленной до упора педалью.
  В повороты приходилось входить резко с заносами и громким визгом тормозов. Куда летала машина? Неважно, главное подальше.
  Но уже вскоре стало ясно, что так просто погоня не закончится.
  Гул вертолета звучал гораздо медленнее обычного, будто все вокруг действительно замедлилось.
  По шоссе пришлось гнать по встречке, уклоняясь от лобовых столкновений. Впереди выставили кордон и готовились открыть стрельбу. Но от пробитых колес спас ближайший въезд во двор. Пришлось замедлиться.
  И этим воспользовался неизвестный преследователь, прыгнувший прямо на крышу автомобиля. Вилять не помогало, а вот он уверенно сдирал металл. Даже толком рассмотреть не удалось, кто это такой резвый? Неужели вожак?
  В очередной раз мне повезло. Впереди находилась заправка. Втопив педаль до упора, я выпрыгнул из машины на огромной скорости, летая по асфальту, как безвольная кукла. А вот спорткар вместе с преследователем влетел прямо в грузовик с бензином. Под завесой мощного взрыва мне удалось скрыться и от вертолета...
  
  Неизвестно, сколько прошло времени, и в какой точке пространства я находился. Вся прошлая будто не существовала, а была одним большим длинным сном.
  Что ж... впереди находится река. Может, вода поможет проснуться?
  Зайдя по шею, я окунулся и понял, что дальше сил просто не осталось. Сон закончился. Реальность вступила в свои права.
  А реальность говорила о том, что даже обессиливший оборотень способен захлебнуться и утонуть.
  
  ГЛАВА 7.
  
  Москва. Башня Маркуса. 26 октября. 2009 год.
  
  Маркус.
  
  - Мы прочесали оставшиеся квадраты. Ничего, - доложил Семен, откладывая папку с бумагами на стол.
  - Я это уже знаю, - стоящий у окна вожак открыл глаза, но не обернулся. - Наверное, уплыл.
  - Вертолеты продолжают летать над реками...
  - Пусть возвращаются. Бесполезно.
  - Точно?
  - Да, - раздраженно ответил оборотень. - Ты сам это прекрасно понимаешь.
  Воцарилось гнетущее молчание. Казалось, Маркусу уже все равно, находится ли кто в кабинете или нет.
  - Что будем делать дальше? - на всякий случай поинтересовался помощник.
  - Тоже, что и всегда. Отдай приказ поисковым группам. Пусть ищут.
  - Может, объявим в федеральный розыск?
  - Нет, - вожак вернулся за стол и сел в кресло. - Все равно не поможет. Результат будет одинаков.
  - Как скажешь. По твоему, он действительно был завербован?
  - Не знаю... но рисковать было нельзя. Что насчет Эдварда? - перешел к следующему вопросу оборотень.
  - Я бы сказал, что он зол. Но это достаточно слабая оценка...
  - Перебесится. Главное, чтобы глупостей не наделал.
  - Уже... рассказал все его ближайшим друзьям.
  Маркус махнул рукой:
  - Это ничего не изменит. У нас война на носу - Самаэль недвусмысленно на это намекнул. Медведи разбиты, теперь их ничто не держит.
  - Кстати о медведях... - вспомнил секретарь.
  - Можешь не рассказывать, я уже имел неприятный телефонный разговор. Конечно, до обвинений в том, что им придется вернуться обратно в Канаду из-за нас, не было... но им очень тогда нужна была помощь.
  - Как интересно мы должны были тайно переправить хоть один батальон на другой материк еще до того, как все закончилось? - усмехнулся Семен.
  - Не знаю, но они невероятно злы. Так что мы точно остались без союзников. Свою историческую родину они защищать не хотят. Может, будет пара десятков добровольцев, но не больше.
  Помощник достал из папки пару фотографий и приблизил их к вожаку.
  - Купленная информация все подтвердила. Западный Орден примкнул к Самаэлю. К тому же они набирают наемников.
  - Откуда у них столько денег, выяснить не удалось? Золото нацистов давно уже должно кончиться, - Маркус требовательно посмотрел на собеседника.
  - Ну, лугару подкинули им вооружений и бронетехники. А также дали множество кредитов, которые они должны покрыть после войны.
  - Потрясающе... что ж, даже если Самаэль выиграет, долги ему будет отдать крайне сложно, - задумался вожак. - Возможно, даже европейский клан, чтобы не обнищать, не захочет с ними объединяться.
  Семен протянул следующие фотографии:
  - Вампиры на востоке активизировались. Готовятся. Осмелели настолько, что заняли несколько городов, где наша деятельность сведена к минимуму.
  - Значит, они, наемники и охотники будут в авангарде. Будут пытаться устроить хаос, что не удалось Юрию. Передай всю информацию Глебу, пусть готовит контрмеры...
  
  Москва. Квартира Ольги. 26 октября. 2009 год.
  
  Андрей.
  
  - Кто там? - раздался за дверью женский голос.
  - Я... - оборотень замялся. - Друг Максима. Нужно поговорить.
  - Мне нечего тебе сказать, - девушка за дверью собралась уходить, но бывший следователь вновь громко постучал.
  - Это очень важно.
  Все-таки Ольга сдалась и впустила гостя внутрь.
  - Только быстро.
  Было видно, что она собиралась куда-то. Вещи раскиданы по кровати.
  - Убегаешь?
  Оборотень злобно посмотрела на гостя:
  - Меня переводят обратно во Владивосток. Но так как будет война, наверное, временно... тебе-то какое дело?
  - Никакого... - Андрей поспешил перейти к делу, пока его не выгнали. - Макс сбежал.
  Остановившись, девушка посмотрела на собеседника. В глазах мелькнули нотки радости, но после вновь вернулся тот самый холод.
  - Рада за него...
  - Маркус ведь допрашивал тебя? - оборотень подошел ближе. - Что ты сказала ему?
  - Считаешь, что я сдала его? Предъявляй претензии своему дружку. Вот он точно сдал его.
  - Мне просто нужно знать... это правда, что его кто-то завербовал и он ответственен за преступления в Америке? - он с надеждой посмотрел на Ольгу.
  Та же лишь достала из тумбочки сначала нож, а потом пистолет.
  - Я не знаю. Не знаю, где он был всю ночь. Может, у себя. Может, нет. Я так и сказала Маркусу, а выводы он сделал сам. На что ты вообще надеешься?
  - Я... - бывший следователь замялся.
  - Даже если ты снимешь с него часть вины, он все равно нарушил наши законы, - ответила девушка, уложив в сумку оружие. - Ему все равно грозила смерть.
  - Тебе ведь не все равно... я вижу это, - оборотень скрестил руки на груди. - Он для тебя не никто.
  - Возможно, - хмыкнула волчица. - И что с того?
  - Я работал следователем. Я знаю, как шьются дела. Как умеют подставлять людей. А здесь слишком много вопросов....
  - На которые ты ответов не найдешь. А я-то думала, что следаки - реалисты.
  Поняв всю тщетность этого разговора, Андрей развернулся и ушел не попрощавшись. Уже в машине он вновь крепко задумался.
  Эдвард рассказал, как все произошло. Как пытался помочь, но ничего не вышло. Теперь, похоже, его черед потерпеть неудачу.
  Возможно, стоило найти друга. Но если его не могут найти лучшие ищейки вожака, то какие у него шансы? И даже если оборотень преуспеет в поисках, то может случайно вывести на него врагов.
  Но и сдаваться просто так нельзя. Нельзя вот так в последний момент отвернуться от того, кому обязан жизнью.
  Рука автоматически набрала телефон Иры.
  - Как все прошло? - сразу прозвучал вопрос.
  Да, она тоже волновалась. Правда, больше за самого Андрея.
  - Никак, тупик...
  - Ты сделал все, что мог...
  - Видимо, не все.
  - Поговорим вечером, - вздохнула девушка. - Сейчас много работы, почта просто разрывается...
  - Тогда до вечера.
  Положив трубку, оборотень завел мотор и резко надавил на педаль газа, резко выезжая на проезжую часть.
  
  Где-то в лесах. 15 ноября. 2009 год.
  
  Раны не заживали. Кости не срастались. Сколько длилась жизнь в полуживом состоянии - я не знал. Кажется, лишь пару дней назад легкие окончательно освободились от воды, которой наглотался в реке. Как повезло не задохнуться - не имел ни малейшего представления.
  Если поиски и велись, то мне каким-то чудом удалось ускользнуть. Леса перемежались редкими дорогами. Города и поселки приходилось обходить.
  Но все проходило в каком-то жутком тумане, словно меня накачали наркотиками. Пустоту внутри наполняла лишь боль.
  Охотиться в таком состоянии то еще удовольствие. О быстрой дичи пришлось забыть, но, к счастью, попадалась покрупнее и помедленнее.
  Куда и зачем я двигался? Ответа не было. Возможно, это лишь попытка убежать от себя, от того, что совершил.
  Чувство времени давно исчезло. Могли пройти месяцы и даже годы, но события мелькали с такой скоростью, что почувствовать было невозможно. Порой казалось, что действиями руководить кто-то другой, кто-то более сильный и мудрый. Кто оберегал от преследователей и других неприятностей.
  Этот защитник вытащил меня из лап Маркуса, когда я сам уже сдался и принял судьбу. Хотя, все, что не делал, получалось, что принимал судьбу. Попросился на службу в оперативники, потому что боялся мирной жизни, что старая жизнь потеряна безвозвратно. И вот к чему все привело. Выбор сделан. И теперь на руках ничего, кроме чужой крови. Если и до этого причина отнятой жизни была крайне спорной, то сейчас... и никакого чувства вины. Совесть молчала. Что случилось, то случилось. Но от этого не легче.
  Кажется, в револьвере оставались пули. А, может, и нет. Несколько раз я вставал на колени и приставлял оружие к виску. Но не получалось. Защитник молчал, а моя воля слишком слаба...
  
  Никакой цели у этого путешествия не было. Скорее, это и есть бегство. Но куда? На границу? Прочь из страны? Туда побежал бы тот, кто хочет выжить. А я себя к таким не причислял.
  Но и выходить навстречу собратьям с нацеленным оружием не собирался.
  Этот баланс - единственное, что заставляло двигаться вперед. Просто двигаться, неважно куда и несмотря ни на что.
  Пару раз встречались стаи диких оборотней из двух-трех особей. Порой я даже останавливался и смотрел в их сторону. Но те почему-то не нападали. Наоборот, поджимали хвосты и убегали. Странно...
  
  Ноги сами несли вперед, причем быстро. За день я преодолевал несколько десятков километров, если не всю сотню. И ложился спать только тогда, когда сам отрубался от усталости. Прямо на земле. Но и тогда спал настороженно, пусть и не без кошмаров, ни один из которых не удавалось вспомнить к утру.
  Неизвестно как, но удалось прийти к родному городу. От видов родной Перми на глазах проступили слезы, а сердце болезненно сжалось. Как в день, ставший последним в родном гнезде.
  Но слишком опасно возвращаться. Первым делом вожак выставит дозор у родного дома. Хотя, это было бы воистину оскорбление моего интеллекта. Впрочем, после историй с очкариков, Кэтрин и остальными... у него есть право так думать.
  
  До этого, казалось, я посетил каждое место боевой славы.
  Глазов, лес, где дрался с дикими оборотнями.
  Где встретился с сестрами.
  Подсознание привело меня сюда. С какой-то целью. Может, ностальгия по старым временам?
  Казалось, нос все еще чувствовал их запах. Следы давнего костра природа растворила в своей первозданной красоте. А вот следы могилы, где закопали диких, еще проступали.
  Даже забавно. Если бы в том бою повезло чуть меньше... или я бы скончался от ран... лежал бы среди них. Теперь уже грудой костей. И никто бы не узнал о...
  Шорох заставил насторожиться. А потом выхватить оружие. Похоже, мой защитник уснул, и теперь кто-то подобрался слишком быстро. Возможно, стоило принять звероформу, но, кажется, теперь уже поздно.
  Нет. Теперь все ясно. Я искал кого-то, кто мог бы выслушать. Кто сможет сохранить мою историю в своей памяти, как единственное доказательство, что такой оборотень действительно существовал.
  Увидев вышедших на поляну сестер, я позволил себе слабую улыбку, прежде чем потерять сознание.
  
  Лос-Анджелес. 16 ноября. 2009 год.
  
  Кэтрин.
  
  Первое время девушке показалось, что Самаэль приблизил ее из любопытства или забавы. Потом, что положил глаз. Но, как оказалось, да еще и с подсказки Павла, повелитель настолько сосредоточен на достижении одной единственной цели, забыв об остальном. Казалось, никакие земные блага вампира не интересовали. Скромный затворнический образ жизни порой совершенно не сочетался с занимаемой должностью.
  Впрочем, брюнетка быстро убедилась, что будет ошибкой считать, что он сознательно удалился от управления кланом, передав солидную часть проблем на простого человека в очках и деловом костюме.
  Куда не глянь, всюду его тень. Каждый вампир жил с именем повелителя на устах. Все дело в жесткой военной иерархии и строгих законах. И это при сохранении индивидуализма.
  Хотя, стоило признать, не каждому хотелось вставать по стойке смирно в любой момент. Кэтрин разделяла подобные чувства, но слишком привыкла к подобному в Ордене. Да и там она вела себя порой нагло. Здесь же со всем строго. Инициатива приветствовалась, но только если она действительно пошла на пользу.
  Если нет, то наказание жесткое. Вампирша видела, как одного из солдат, осмелившегося продавать за деньги кое-какие сведение медведям просто распяли и обескровили. А потом, полуживого, четвертовали. Кровь пропадать не должна - один из главных законов, как оказалось, любого клана. Единственный вид нечисти, имеющий подобного рода зависимость, не может по-другому. Как оборотни не могут питаться человеческим мясом, иначе быстро деградируют. Правда, девушка никогда не слышала о диких медведях или лисах...
  - Лучшей позиции для высадке, чем в Архангельске, не будет, - заметил Павел на большом собрании.
  - От Вильхема так и нет вестей?.. - невзначай спросил Самаэль, склоняясь над картой России.
  - Боюсь, что нет.
  Вампир действительно переживал из-за пропажи своего доверенного лейтенанта. По слухам, его видели в заварухе, что была в Техасе на днях. От нее, говорят, даже хозяева Америки содрогнулись и с трудом устояли, хотя никаких подробностей неизвестно.
  Лугару определенно переживают сейчас не лучшие времена. Весь западный берег США оказался в руках вампиров. Медведей еще нужно выгнать до конца, но это дело времени.
  Ничего не мешает обосноваться здесь на столетие вперед. Но Самаэль рвался в Россию.
  
  Как-то у них был разговор на тему, почему повелитель так стремиться завоевать чужую страну, будто та когда-то была домом его предков. Что было, разумеется, не так.
  На что вампир лишь усмехнулся:
  - У твоей семьи было когда-нибудь призвание, передававшееся из поколение в поколение?
  - Я мало знала свою семью, - отведя взгляд, ответила брюнетка.
  - Прости. Соболезную. Хотя, обо мне можно сказать тоже самое. Я потерял почти всю свою семью во время Первой Мировой. Мне тогда было... я был почти ребенком. Но уже вампиром. Помню, собратья с трудом смогли достать тела всех тридцати. Некоторым было больше двухсот лет. Они помогли все в одной битве. Вместе. С оборотнями на восточном фронте. А еще до этого их предки погибали во время войны восемьсот двенадцатого года. И во многих других.
  Кэтрин лишь могла молчать и слушала исповедь Самаэля. Теперь ясно, что он приближает к себе родственные души. Как Вильхема, что потерял семью во Вторую Мировую... и как раз к этой войне вампир и подходил:
  - И вот я смотрел на тела своей семьи. Некоторых я даже впервые увидел. И уже тогда, в малом возрасте, задумывался... что мы делали не так. Почему проиграли? Почему мы проиграли во Второй Мировой, когда я был молодым офицером СС? Почему лугару проиграли во Вьетнаме и Афганистане? Дело не в Маркусе или вожаках, что были до него.
  - В чем же тогда? - с искренним любопытством поинтересовалась Кэтрин.
  - В людях, - улыбнулся вампир. - Большинство наших войн сопровождались войнами людей. Государства просили нас и наших врагов об участии в ней. Не всегда можно отказать... политики переменчивы. Как мы, так и оборотни, испытали это на себе. Но сейчас... мы не подчиняемся Франции, Германии или США. Это несет в себе определенные недостатки, но... мы свободны.
  Девушка начала понимать, куда клонит вампир.
  - Значит, мы можем воевать напрямую с оборотнями. Не будем зависеть от решений других государств...
  - Именно так. Оборотни не смогут воспользоваться поддержкой людей - это будет вопреки негласным правилам. Кто нарушает эти правила - познает боль от войны на несколько фронтов. Европейский клан и лугару вцепятся в Маркуса, если он обратится за прямой поддержкой. Это грозит раскрытием всей нашей тайны... никто этого не допустит.
  Верно. Когда люди воюют с людьми, нечисть ведет скрытую войну на своих фронтах. Так всегда и было. А Самаэль решил воспользоваться шансом, который выпадает нечасто.
  - Но воевать напрямую с оборотнями также будет непросто, - заметила Кэтрин.
  - Разумеется, - кивнул повелитель. - У них будет возможность пополнять ресурсы. Но есть одно 'но'. Солдат у него не бесконечное количество. А когда дело дойдет до вербовки с обеих сторон, то новые солдаты не будут залогом успеха. Главное сокрушить его основные силы, и тогда все закончится. Правительство само обратиться к нам со словами поддержки.
  Это тоже часть правил. Правда, порой, правительства приходилось свергать.
  
  - Кэтрин? - повторно позвал ее Самаэль.
  Девушка пришла в себе и смущенно улыбнулась:
  - Прошу прощения.
  - Ничего страшного. Мне нужна твоя помощь в одном вопросе, - все присутствующие на большом собрании устремили взор на нее, едва не выбив из равновесия.
  Некоторые из этих вампиров не одобряли ее присутствие на важных встречах, но ослушаться Павла, а уж, тем более, повелителя, не смели.
  - Разумеется.
  - Майерс сказал мне, что Ордену в свое время удалось забрать себе секретные туннели, пролегающие под Москвой. Это пригодится в будущем для диверсионных групп...
  - Боюсь, эти туннели вам не помогут, - соврала Кэтрин. - В восьмидесятых, когда Орден начали сильно зажимать, его Мастер собирался перебраться туда, но... оборотни о них знают, поэтому взорвали их.
  - А где же тогда прячутся охотники?
  - Есть один секретный бункер в пятидесяти километрах от Москвы. Но я не смогу назвать точное место... мне не доверяли. На выходе всегда завязывали глаза.
  К счастью, искренности в ее глазах хватило, чтобы убедить Самаэля. Пусть остальные не доверяют. Главное, что повелитель верит ей.
  
  Где-то в лесу. 16 ноября. 2009 год.
  
  В очередном кошмаре я устраивал кровавую резню. Знакомые и незнакомые лица были изуродованы моими когтями, пока вокруг не образовалась гора трупов, стремящаяся даже после смерти забрать меня с собой, похоронив под своей грудой...
  
  С беззвучным криком я сел, тут же стиснув зубы от сильной боли. Черт, как же оказывается болят все раны... которые оказались перевязаны.
  - Аккуратнее... - раздался знакомый голос, мягкие ладони провели по плечам и уложили на спальный мешок.
  Это оказалась Анна. Когда я успел ее встретить?
  - Знаешь, нам стоит перестать встречаться таким образом, Максим, - усмехнулась брюнетка, словно прочитав мои мысли. - Кто тебя так на этот раз? - теперь ее пальцы нежно скользнули по щеке, словно успокаивая.
  - Я сам... - ответа лучше не нашлось.
  - Он очнулся? - раздался еще один знакомый голос.
  Надо мной склонилась Нина. Обе сестры не изменились, словно и чуть меньше года не прошло. Если бы и все остальное было таким же постоянным...
  - Дадим ему отдохнуть, - решила Анна.
  - Не надо... - я вновь попытался сесть, на этот раз действуя осторожнее.
  Получилось гораздо лучше.
  - Что же опять привело тебя в наши края? - блондинка села рядом.
  Серые глаза блестели... черт... вспомнилось то, как девушка просила укусить ее. Неужели она не отказалась от этой глупой затеи? Тогда страх не дал сделать опрометчивый поступок. Сейчас же есть причины посерьезнее.
  Остается надеяться, что Нина отказалась от своей глупой затеи.
  - Я сбежал... - слова давались с трудом. - От правосудия.
  Любопытные взгляды сестер не оставляли шансов. Придется рассказать всю историю с самого начала. Но... разве не это мне сейчас нужно? Как в прошлый раз.
  Рассказ длился долго. За это время на костре уже был готов освежеванный кролик. Поэтому пришлось еще и прерваться на еду. Все манеры от жуткого голода оказались забыты.
  После история пошла легче. Даже когда я дошел до самой горькой части... и понял, что пусть и тяжело, но никаких конкретных эмоций нет. Ни жалости, ни грусти. Ничего. Словно кто-то высосал их или подавил.
  Поэтому когда прозвучала последняя фраза, я замолчал, долго прислушиваясь к ощущениям. Полегчало, скорее, по привычке, нежели на самом деле.
  Больше не хотелось наложить на себя руки. Но и жить полной жизнью тоже. Казалось, что чего-то не хватает. Будто во всем ходе вещей пропала пара важных деталей, что мешало восприятию общей картины. Будто часть сущности считала себя... невиновной.
  - Видишь, а мы себя невезучими считали, - грустно сказала Нина после долгой паузы. - И что будешь делать дальше?
  - Я не знаю. Честно, - признался я. - За мной сейчас наверняка охота. Отсюда точно надо убираться. Совсем недалеко мой дом.
  Если Маркус действительно объявил охоту, как на опасного преступника. Хотя вряд ли розыск будет на том же уровне, как за международными террористами.
  - Если... - Анна задумалась. - Если тебе интересно, то мы собираемся уходить из этих мест. Начались проблемы с милицией. Думаем осесть в другой области. Можешь отправиться с нами...
  - Нет, это слишком опасно. И так слишком много людей погибло из-за меня, - категорически отрезал я.
  Разумеется, сестры были разочарованы отказом, хоть и старались этого не показывать. Но ясно, что дело совсем не в том, что моя персона поможет им чуть ли не разбогатеть. Для оборотня выследить добычу очень резко, не нужно тратить пули и на шкуре следов остается не так много.
  Нет, здесь простое участие от почти посторонних людей. Нечасто такое встретишь. Поэтому я немного сменил позицию.
  - Я... подумаю. Обещаю.
  
  Москва. 17 ноября. 2009 год.
  
  Андрей.
  
  Небольшое расследование, которое последние несколько недель занимало голову оборотня, пришлось отложить. Результатов ноль. Главный свидетель, Ольга, говорить отказывалась. Поиски же странного снайпера-охотника, убившего сошедшего с ума парня, также не увенчались успехом. А до других данных его просто не допускали. Даже посмеивались.
  Да и в последнее время работы оказалось не початый край. Маркус через высших командиров заявил четче некуда - будет война. С врагом, которому нужно все и только все. Никакие компромиссы невозможны.
  Такая упертость бесила. Зато это снимает вину за убитых солдат врага. Они сами пришли на их родную землю. Сами объявили войну.
  Правда, работа сейчас представляла из себя странную вещь. Будто вожак объявил войну людям. Приходилось приходить и зажимать крупные фирмы, подписывать какие-то бумаги. Порой приходилось навещать силовиков, как милиционеров, так и военных вместе с Глебом. Он специально набирал людей для массовки. Странно... не легче ли просто воздействовать на правительство? Видимо, оно не настолько консолидировано. Маркус хочет избежать разобщенности, которая была в девяностых. Это принесло много проблем как людям, так и их виду. А перед войной это вообще чревато.
  Возвращаясь вечером с очередного задания, Андрей решил позвонить Ире, предупредить, что скоро будет. Но девушка не брала трубку. Наверное, занята.
  Тут наперерез его машине выехал автомобиль Сивого.
  - Какого черта? - достаточно спокойно спросил оборотень, приоткрыв стекло.
  - Езжай за мной. Это важно, - сказал лишь светловолосый и поехал дальше.
  Нехорошее предчувствие появилось не сразу.
  - Так в чем дело? - спросил бывший следователь, позвонив собрату. - И почему ты без Сержанта?
  - А тебе хочется его видеть после всего, что произошло?
  На самом деле он не сильно злился на того, кто вот так без раздумий сдает всех. Все-таки правила есть правила...
  Однако мужчина не удостоил собеседника ответом. Пусть все остается неопределенным.
  - Не уклоняйся от ответа. Почему не позвонил?
  - Слушай, мужик, мне просто не нужно, чтобы ты психовал и ехал за мной...
  - Психовал? - до оборотня начало доходить. - Что с ней?
  - Слушай...
  - Что с ней?!
  - Она не мучилась...
  - Что значит, не мучилась?! Куда ехать?!
  - Твою ж... через пару кварталов направо...
  Отключив телефон, мужчина рванул руль в сторону и обогнал машину Сивого.
  На месте аварии уже закончили работать пожарные. Припарковав машину прямо посреди улицы, Андрей выбежал, расталкивая людей и собратьев.
  - Эй, держите его!
  От ее синей Хонды остался лишь выгоревший остов. Скорая помощь уже готова была уезжать, но он подскочил и рванул двери Газели, сломав замок.
  Врачи от неожиданности вжались в стены кузова. Бывший следователь замер, увидев тело в мешке для трупов. Похоже, ее пытались спасти до последнего...
  Но стоило приоткрыть мешок... нет, ничего нельзя было различить. Тело сгорело до углей. Ее запах уничтожен...
  Сивый, наконец, нагнал его и повел наружу, махнув врачам рукой уезжать.
  - Ну ты как?
  Но вместо ответа оборотень начал что-то искать, грубо убрав от себя руки собрата. Авария произошла случайно, погибший водитель тяжело грузовика не справился с управлением. Синюю Хонду Иры вынесло к столбу. Пробитый бензобак, искра...
  - Она никогда не ездила здесь...
  Немноголюдная улица, узкий перекресток, на котором такая авария не так уж и вероятна. На какой скорости они оба неслись?
  - Что ты ищешь? - Сивый недоуменно следил за мечущимся Андреем.
  - Это все не было случайностью... где ее вещи? - рявкнул он на милиционеров.
  - Ты не нарывайся, а то... - не стерпел грубости один из них.
  Но светловолосый тайком показал поддельное удостоверение, поэтому стражу порядка пришлось смягчиться.
  - Все сгорело. Соболезную...
  Оборотня это не успокоило.
  - Поехали.
  - Куда? - не понял Сивый.
  - В Останкино...
  
  По дороге оборотень сам едва не стал причиной нескольких аварий, мчась на огромной скорости.
  - Свети охране своим удостоверением...
  Андрей уже не знал - поехали ли у него крыша. Но сейчас это единственное, что удерживало неудержимую волну горя, сгибающую пополам.
  - Может, соизволишь объяснить, что происходит? - светловолосый шел следом все неохотнее.
  К рабочему месту Иры пришлось прорываться через несколько постов охраны. К счастью, удостоверения хватило.
  - Простите, я могу вам помочь? - им навстречу ни с того, ни с сего вышел непосредственный начальник девушки.
  Нет, с ним он общаться не собирался. А просто обошел, не обращая внимание на возмущение.
  Компьютер журналистки запустился быстро. Первым делом проверить почту... пусто. Абсолютно пусто.
  Теперь сам жесткий диск. Хоть что-нибудь. Ни одного запароленного файла. Все чисто.
  Наконец, позвали охрану, которая уже хотела их выкинуть.
  - Я сам уйду... - хмуро поднявшись со стула, сказал Андрей.
  Уже снаружи он ударил собственный автомобиль по капоту, оставив достаточно глубокую вмятину.
  Наконец, Сивый не выдержал и схватил его за куртку.
  - Придя в себя в конце концов, мужик! Совсем уже охренел? Да нам Глеб за это башку открутит...
  - Если только мне... - неожиданно мужчина успокоился.
  Плохо. Скоро накатит...
  - Она месяцами не чистила почту... и всегда держала некоторые файлы с паролями... а сейчас все чисто, словно там кто-то поработал.
  - Мужик, у тебя паранойя... - Сивй отпустил собрата.
  Но тот просто взял и сел рядом с машиной, закрыв лицо руками...
  
  Где-то в лесу. 18 ноября. 2009 год.
  
  Этим утром я решил, что уйду. Обещание подумать сдержал. Нет ни одной причины, по которой сестры должны подвергаться риску из-за меня. За такие преступления я сам открывал огонь на поражение. И здесь будет то же самое. Заодно их зацепят. Уж этого-то допускать нельзя...
  Раны уже начали заживать. Не стоило злоупотреблять гостеприимством.
  Однако стоило сесть, как во рту возник вкус крови. Нет, он был, просто только сейчас распробовал. Но никакой сырой пищи...
  Сердце бешено заколотилось. Из-за дерева вышла Нина, вернувшись с новой порцией дров. И с перевязанной ладонью.
  - Где ты поранила руку?
  От неожиданности блондинка едва не выронила дрова, но через секунду нашлась:
  - Отходила ночью, запнулась о корень...
  Я втянул носом воздух получше.
  - Правда?.. Тогда где-то должен был остаться след крови...
  - Я всего лишь кожу ободрала, - фыркнула девушка и занялась костром.
  Анна, до этого занимавшаяся вывешиваем очередной шкуры для просушки, обернулась.
  - Ты сказала ночью, что хочешь проверить раны Максима...
  - Так я и проверила.
  - Покажи руку, - потребовал я.
  - Да она не болит уже...
  - Я знаю, что она не болит. Ибо раны уже нет.
  Брюнетка подошла к сестре. Та упиралась поначалу, но потом опустила голову и сдалась.
  Раны действительно не было.
  - Но как это? - Анна посмотрела на меня.
  И я не выдержал взгляд.
  - Это не он, я сама... - призналась Нина.
  Закрыв глаза, пряча в них боль, я отвернулся. Будто от этого признания легче. Кажется, ни одна совершенная ошибка не учит жизни. Вместо этого снова и снова наступаю на те же грабли.
  - Это глупый поступок... - у брюнетки не было сил злиться.
  - Это мой выбор! - возразила сестра.
  - А мой выбор ничего значит? - я обернулся, сжав кулаки. - Еще тогда отказал, даже не зная, чем все может обернуться! Мне казалось, моя история убедит тебя не лезть во все это!
  - Тогда? - Анна посмотрела на меня, но быстро все поняла. - Вот значит как...
  - Чего вы двое взъелись? - хмуро оглядела нас обоих Нина. - Я не прошу вас брать ответственность за меня! - в первую очередь она обратилась к сестре. - Я уже не маленький ребенок. И теперь у меня появится возможность защитить тебя!
   - Нина...
  Но блондинка не слушала:
  - А твое прошлое совершенно не касается меня. Я не тот малолетний идиот. Зачем он желал этого? Вспомни. Мне же это нужно ради благих целей. И ты сам говорил, что обратил двоих, и они оба были нормальные!
  - Но риск все равно есть!
  От бессилия хотелось принять звероформу и завыть. Несмотря на то, что сейчас утро и луны совсем не видно.
  - Ну так рискую-то я.
  - Прости, разреши нам поговорить наедине, - Анна повела сестру дальше в лес.
  Я сел на землю, покрытую редким ноябрьским снегом. Но даже после десяти минут не нашел веских причин злиться, кроме надуманных. Похоже, страх и паника заглушили все разумные доводы. Хотя, стоит признать, мной просто нагло воспользовались...
  Но с другой стороны она действительно не похожа на того очкарика. Да и сейчас нет смысла соблюдать правила стаи. Все равно не удастся вернуть расположение вожака и собратьев.
  Даже странно... как быстро удалось добиться внутреннего одобрения.
  Девушки вернулись через несколько часов. Судя по всему, обе плакали, пока говорили по душам.
  Анна подошла ближе ко мне и села рядом.
  - Я понимаю, что это все тяжело...
  - Я не злюсь, - признание тоже далось крайне легко.
  Брюнетка искренне удивилась, но после отвела взгляд, на мгновение слегка улыбнувшись:
  - Ситуация действительно непростая... скажи, насколько это опасно?
  Нина же стояла чуть поодаль и побаивалась говорить, будто любое неосторожное слово грозит страшными последствиями.
  - Не знаю... все по-разному. Поэтому мы не обращали кого попало. Но...
  После паузы я тяжело вздохнул.
  - Зато у меня больше есть причина не отказываться от вашего приглашения. Раз уж так получилось, то я пойду с вами.
  В этот раз под моим присмотром ничего плохого не случится.
  
  Москва. Башня Маркуса. 18 ноября. 2009 год.
  
  Маркус.
  
  - Ты что устроил?! - вожак держал себя в руках, в голосе звучали лишь холод и сталь.
  - Я заметал следы, - пожал плечами Глеб. - Все-таки я отвечаю за безопасность Москвы. Да и всего вида...
  - Не перегибай, - хмуро заметил Семен. - У тебя были инструкции, а ты начал заниматься не пойми чем... столько 'несчастных' случаев за один день. Без проверки, безо всего...
  - Сорок восемь жертв... - Маркус подошел ближе к подчиненному, который хотел потянуться было за сигаретами, но передумал.
  Сейчас все присутствующие стояли. Ни о каком спокойном обсуждении проблем и речи не могло быть.
  - Сорок девять, - поправил высший командир.
  - Кто еще?
  - Журналистка, то ли жена, то ли любовница одного из моих людей... самый опасный субъект.
  - Превосходно... - оборотень поправил ворот рубахи.
  Глеб приготовился принять удар по лицу, но у вожака были и другие методы для давления.
  - Там были очень важные файлы, мы не могли рисковать. Все файлы о ваших проектах. Я нейтрализовал прямую угрозу, а вместо этого получаю выговор, - высший командир не боялся говорить правду в лицо Маркуса, пусть даже тот и сейчас чуть возвышался над ним благодаря росту.
  - Этого бы не было, работай ты с тем диверсантом получше. Твои люди взяли и грохнули его...
  Который взломал сервера и все-таки успел передать оттуда важные данные. Он долго готовился к операции, выбрал лишь нужное. И несколько месяцев бомба замедленного действия ждала своего часа. Пока в один прекрасный момент то ли с помощью написанной программы, то ли с помощью тайных помощников секретные сведения начали появляться на случайных компьютерах, включенных в сеть. В том числе и на компьютерах собратьев, что подчас опаснее.
  Но ущерб мог оказаться сильнее. К счастью, все удалось остановиться вовремя. Вот только со свидетелями, видевшими все, стоило разбираться более тщательнее.
  - Лес рубят, щепки летят... - мог лишь сказать в свое оправдание Глеб. - К тому же тот диверсант сам напросился.
  - Ты тоже сам напросился. Собирай вещи. Ты отправляешься в Пермь.
  - Зачем?
  - Будешь там за всем наблюдать, твое место займет пока Эдвард.
  Высший командир растерянно оглянулся, будто кого-то искал.
  - Это шутка?
  - Бумаги о твоем переводе уже подписаны, - с усмешкой отметил Семен.
  Оборотень хотел было спросить что-то еще, но лишь хмыкнул. После чего развернулся и ушел.
  - Давно стоило его отправить, - заметил секретарь, как только они остались вдвоем. - Да, и еще... тех, кого он не убил в этой зачистке, куда деть?
  - А что мы делаем с живыми в таких случаях? - вернувшись в свое кресло, поинтересовался вожак.
  - Понял, все будет сделано.
  
  Новосибирская область. 29 января. 2010 год.
  
  Олень бежал, подгоняемый страхом. На секунду он остановился, прислушиваясь к окружавшей тишине, прерываемой лишь ветром, от которого колыхались высокие сосны.
  Небольшой шорох справа вновь спугнул, и животное помчалось в противоположную сторону. Но перед ним из ниоткуда возникло огромное существо со светлой шерстью.
  Бедняга даже развернуться не успел, прежде чем я оказался позади и, обхватив шею, резко сломал, получив удовольствие от громкого хруста.
  - Я могла и сама... - прорычала девушка-оборотень, принимая у меня из когтистых рук мертвую тушу.
  - Он бы уже рванул в другую сторону, - пожал я плечами.
  Полнолуние Нина пережила прекрасно, будучи не в себе лишь десять минут. Все это время я был рядом, внимательно следя за всем как до превращения, так и после.
  Казалось, Анна не сразу привыкнет к таким переменам, поэтому сильно удивился, увидев обратное.
  Поначалу казалось, что учитель из меня никакой, но после основных премудростей мы начали вместе тренироваться. Как с обращением с оружием, пусть его было всего два ружья и пистолет, так и с рукопашным боем.
  Порой без хорошего спарринга весь день проходил зря.
  При этом движение в другую сторону продолжалось. Мне приходилось ориентироваться на память, чтобы не наткнуться на посты собратьев.
  Пару раз казалось, что за нами следили, но это были всего лишь другие охотники. Кажется, что если мою персону действительно разыскивают, то не так уж тщательно. Все-таки наш вид готовится к войне, поэтому я посоветовал идти на восток и юг, а не на запад. Если собратья проиграют, то придется уходить из страны.
  По моей просьбе Анна, которая единственная ходила в города за всем необходимым, узнавала последние новости. Кое-что приходилось правильно интерпретировать, но одно ясно - когда настанет конфликт, скрыть такую войну будет невозможно. Даже вести о бойне в Лос-Анджелесе просочились, это просто невозможно скрыть. Другой вопрос, как эти новости будут подавать. Американцы заявили об атаке крупной террористической группировке. И, кажется, сработало. Даже стало интересно, какую отговорку придумает Маркус...
  - Просто ты полный профан в охоте, - усмехнулась Нина.
  - Ха... - я рыкнул в ответ, взваливая оленя на плечо.
  Постепенно удалось не думать о плохом. Прошлого уже не вернуть. Остается лишь жить сегодняшним днем. И пока единственной целью было прожить как можно больше хороших дней.
  
  - Хороший улов, - оценила Анна, начав свежевать принесенную тушу.
  Ее сестра же отошла в палатку, чтобы принять человеческий облик и одеться. Я же сделал это прямо на поляне.
  - Еще нужно или достаточно? - поинтересовался я.
  - Нет, этого вполне достаточно. Сегодня вечером пойду в город.
  - Этому барыге хоть можно доверять? - спросила из палатки Нина уже нормальным голосом.
  - Надеюсь. Но на крайний случай знаю пару местных ребят. Переговорю сначала с ними.
  У девушек повсюду были знакомые. О своем прошлом они не любили распространятся. Одно ясно, что жизнь у них была далеко не сахар. Возможно, именно это и послужило причиной практически постоянного житья на природе, кроме самых холодов.
  В этих же краях холод был сильным даже для моей шкуры, но вскоре удалось привыкнуть.
  - Главное, что в этом городе нет ни вампиров, ни оборотней... - отметил я.
  Точнее, вампиры раньше были, но перед самым моим отъездом в командировку дошли сведение, что они переместились на север. Сейчас, наверное, перебираются на запад, поближе к Москве. Сколько их там осталось? Несколько сотен?
  
  Но через несколько часов Анна не вернулась. Такое бывало нечасто.
  - Я тебе говорю, что-то не так... - волновалась Нина.
  И было из-за чего. Нужный адрес находился на окраине города. Неужели так долго идет спор о цене?
  - Нужно проверить... - девушка чуть тронула мое плечо.
  Идти опасно, но отпускать ее одну - тем более. Поэтому я накинул капюшон куртки и проверил боезапас револьвера. Как было две пули, так и осталось. Хоть что-то.
  - Пойдем.
  У самого города появилось неприятное предчувствие. Нет, пока рано бояться. Да, у них есть мой запах, но вряд ли каждый солдат или оперативник получил хоть один образец. Нет, получили лишь специальные группы.
  В остальном я не вызывал подозрений. Ради такого дела стоило рискнуть. Правда, потом придется глубже залечь на дно...
  В нужной квартире дверь оказалась на распашку. Оттуда вышел милиционер, запирая дверь.
  - Вам чего?
  Я уже хотел было придумать липовую историю, но Нина справилась гораздо лучше:
  - Да тут хмырь один жил, нам сказали. У нас с ним личные счеты...
  - Это какие? - не понял страж порядка.
  - Не выплаченные долги. Он взял у нашей семьи в долг и уже несколько лет уклоняется его отдавать...
  Мужчина в ответ лишь хмыкнул:
  - Ну, можете сгонять, поговорить к нам. Мы его приняли сегодня. Вместе с какой-то бабой...
  На этом разговор закончился.
  - Проклятье... - выругалась блондинка, стоило отойти подальше.
  - Что делать-то будем? Придется организовывать побег?
  - Да ладно, не в первой, выкрутимся. Сначала сходим туда, узнаем, что нужно.
  Да, пару раз девушек забирали под стражу, но удавалось договориться. Поэтому нужно было выяснить у Анны, что нужно сделать.
  Нужное отделение милиции нашлось. Но уже внутри ждали проблемы посерьезнее...
  Я почувствовал давно забытый запах. Мало того, что это был запах вампир, так еще и...
  - Уходи отсюда, - еле слышано прошептал я оглядывающейся по сторонам Нине.
  - Что?
  - Просто уходи, здесь опасно...
  Она, видимо, тоже почувствовала запах.
  - А что ты?
  - Я в случае чего отвлеку внимание. А ты просто не отсвечивай...
  Я осторожно выглянул из-за угла и увидел вампира Игоря, говорившего с каким-то майором. Вот черт...
  После чего он быстрым шагом направился в нашу сторону.
  - Быстро! - скомандовал я и вышел навстречу.
  Мы остановились одновременно, глядя друг на друга. Мое лицо, даже спрятанное под капюшоном, бывший лейтенант Юрия узнал без труда.
  - Какие люди... - оскалился Игорь, жестом подозвав майора, который не стал ждать второго приглашения. - Задержать его.
  Я не пытался бежать, надеясь, что Нине хватило времени выбраться незамеченной.
  Иначе бы отвлек внимание, оказав сопротивление. Сейчас о собственной судьбе не думал, все равно технически уже мертвец. Это был лишь вопрос времени.
  Сестры должны отсюда выбраться, пока неизвестно как появившиеся здесь вампиры смекнут что к чему.
  На меня надели наручники, но, скорее, чисто для проформы.
  - Сдаешься просто так, не сопротивляешься? - вампир нахмурился, а потом позвал по мобильному телефону подмогу.
  После чего усмехнулся.
  - Теперь будешь нашей приманкой...
  - Ты действительно думаешь, мы пользуемся такими дешевыми методами? - я позволил себе небольшую улыбку. - Мы не анархисты...
  Которые подставляли порой своих ради сомнительного тактического преимущества.
  - Тогда какого черта сюда притащился?
  - Были дела, никак не ожидал, что вы сюда явитесь...
  Разумеется, он не поверил. Значит, буду пытать.
  Его люди появились быстрее ветра. Четверо, с пистолетами-пулеметами. Милиция и слова не сказала.
  Игорь повел меня наружу, и только сейчас взгляд приметил знакомый черный Хаммер. Даже после предыдущей уничтоженной машины Игорь не изменил своим вкусам.
  На двух автомобилях мы прибыли к закрытому торговому центру. На улице ночь уже вступила в свои права.
  Конвоиры вели себя серьезно, постоянно оглядывались по сторонам. У входа на склад нас встретил очкарик в деловом костюме - тот самый, который был с Самаэлем в Лос-Анджелесе.
  - Поймали шпиона. А ты что здесь забыл, Павел? - усмехнулся Игорь.
  - Да так, нужно было решить пару дел, - слегка улыбнулся в ответ человек. Мельком оглядев меня. - Но вынужден тебя разочаровать...
  Он не договорил и пошел внутрь. Следом двинулись как бывший лейтенант Юрия, так и пара солдат. Дверь наглухо закрыли.
  - Ставьте его на колени... - скомандовал Игорь.
  Ну вот опять... Если сюда войдет Кэтрин, то это будет настоящее дежавю. Никакого страха не было. Хотя меня в любой момент могли пристрелить.
  Точнее, возникло ощущение, что в любой момент могу расправиться с врагами. Как тогда с Маркусом... до сих пор ведь непонятно, как тогда вышло сбежать.
  - Это будет лишним, - воспротивился Павел. - Это оборотень уже не работает на Маркуса...
  Откуда ему это известно?..
  - То есть как? - Игорь взглянул на меня. - Я слышал, он даже шпионил в Америке.
  - Да, а позже вожак пытался его убить, но он сбежал.
  - И что тогда будем делать?
  - Я посоветуюсь с Самаэлем. Возможно, его удастся в будущем обменять на кого-нибудь ценного.
  Вампир не стал возражать, после чего сделал знак рукой, и один из его подчиненных ударил меня рукоятью оружия по затылку...
  
  Новосибирская область. 30 января. 2010 год.
  
  С местом заточения заморачиваться не стали. Отвели один из складов, приковали крепкой цепью к толстой колонне и приставили двух охранников. Оглушили меня хорошо, провалялся несколько часов.
  Потом пришел Павел и жестом велел вампирам уйти. После чего начал отстегивать мою руку.
  - Не боишься, что я просто сломаю тебе шею? - без боязни поинтересовался я.
  - Это было бы твоей самой большой ошибкой... - коротко ответил человек.
  Снаружи послышались выстрелы. Сначала одиночными, потом пошли автоматные очереди.
  - Что там творится?
  - Мне откуда знать? Я же здесь. Уходи просто через другую дверь и беги из города...
  - С какого... - не понял я, после чего мне в руки вручили отобранный револьвер.
  Вдалеке в мыслях промелькнуло желание пристрелить скользкого типа...
  - Не задавай вопросов или вновь будешь в цепях.
  Еще одного приглашения я не стал ждать и помчался в указанном направлении. В голове укладывалась лишь одна теория - мне снова помогла Кэтрин. Похоже, девушке удалось добиться какого-никакого влияния в клане...
  В одном из коридоров снова послышалась стрельба и звериной рычание. Аккуратно выглянув за угол, я увидел окончание боя. Вампир с разорванным горлом лежал под изрешеченной тушей дикого оборотня.
  - Что за... - прошептал я, двигаясь вперед с револьвером наперевес.
  В автомате Калашникова, принадлежавшего кровососу еще оставалось полрожка. Если в городе с какого-то перепугу завелись дикие, то без нормального оружия не обойтись.
  Снаружи ухнул гранатомет. Похоже, дело приняло серьезный оборот. Остается надеяться, что сестры сумели выбраться.
  Стоило открыть дверь на улицу, как на меня оскалились две звериных морды. Но потом дикие развернулись и побежали дальше. Какое-то безумие творится...С
  Сбежать из города в темноте труда не составило. Вампиры слишком заняты разборками с дикими тварями. Неужели этот Павел ответственен за подобное? Кто он вообще такой? По запаху не слишком-то напоминает человека. Может, он как Майерс?
  
  Перевести дух удалось лишь в глубине лесов. Найти след сестер оказалось достаточно просто. К счастью, обе оттуда выбрались. Нужно поскорее убираться отсюда, пока не началась облава.
  Но уже на подходе к новому лагерю появилось чувство, будто что-то не так. Палатка уже стояла, хотя в таких ситуациях вряд ли кто-то из нас захотел бы остаться поблизости от Новосибирска.
  Чутье подвело. Оглядываясь по сторонам, я совершенно забыл посмотреть в кроны высоких сосен. Пока у самого лагеря на груди не появилось несколько зеленых точек от лазерных прицелов.
  С деревьев спустилось трое мужчин, не имевших запах. По крайней мере, его сложно было уловить. Лица были закрыты, на головах капюшоны, но глаза одного показались смутно знакомы.
  - Выходите, - скомандовал их командир.
  Этот голос...
  Вот же проклятье... из одной беды в другую...
  Из палатки вылезли сестры, стараясь сохранять спокойствие. Но Нине удавалось это с трудом. Главное, чтобы ей не захотелось перекинуться. Порой от эмоций у нее такое бывало...
  Я же не упускал оружия. Сам сдохну, но заберу эту троицу с собой.
  - Вы кто такие?
  Явно не охотники. Автоматы новые, обвешанные по последнему слову.
  - Максим Громов. По приказу вожака Маркуса ты арестован. Сложи оружие. Если откажешься, у нас приказ - стрелять на поражение, - декларировал командир.
  - Я сложу, только отпустите их, - пообещал я.
  Искренне.
  - Боюсь, не получится, - собеседник посмотрел на сестер, которых держал на прицеле один из группы. - Твои преступления связаны с передачей нашего дара кому не надо. И ты опять за старое... тебе мало бы смертей?
  - Это не обратил меня! - возразила Нина с вырвавшимся из горла рыком.
  - Конечно, конечно, - мужчина даже не обернулся. - Расклад такой. Вы все будете задержаны. До выяснения всех обстоятельств. Возможно, твоих подруг освободят, если они не замешаны в преступлениях.
  Я продолжал лихорадочно думать, держа врагов на прицеле. Можно ли им верить? Разумеется, нет. Но какой выбор? Нас всех собирались застрелить здесь, а это какой-никакой шанс...
  - Вам нужен я, а не они. Маркусу нет дела до них.
  - Это верно, - кивнул смутно знакомый собеседник. - Но до них есть дело мне. Наше общее дело гораздо важнее. Жаль, что ты этого так и не понял. Ты был крайне перспективным проектом...
  О чем он?
  Но тут у Нины сдали нервы. В одно мгновение девушка перекинулась и бросилась на державшего их на прицеле врага. Тот не успел ничего сделать против такой ярости.
  Мне же оставалось рвануть в сторону, стреляя одиночным по противникам. Командир успел уклониться, а вот его подчиненный получил пулю в горло.
  Заставляя меня спрятаться за дерево автоматной очередью, враг упал на снег и выхватил пистолет. Анна попыталась добраться до автомата, которого терзала, увлекшись, сестра, но вместо этого просто прикрыла ее от предназначавшейся пули...
  Я успел осознать этот факт лишь после того, как одной очередью перебил ноги врага, а потом обезвредил одиночными в плечи. Жить будет... пока что.
  Первым делом нужно было его разоружить. Проверка заняло достаточно много времени, ибо снаряжения у этих охотников за головами было порядком. А под теплой одеждой был еще и обтягивающий костюм. Вероятно, именно он и скрывал запах оборотня.
  Черт, невероятно повезло одолеть всех троих...
  - Ну ты и быстрый, тварь... - прохрипел, горько усмехнувшись, раненый враг.
  В одном из карманов у него оказались наручники повышенной прочности. Такие непросто разорвать в человеческом облике. А для раненого и подавно хватит.
  Увлекшись, обеспечивая безопасность, я подошел к сестрам и увидел, что уже поздно. Нина в порванной одежде прижимала к себе тело мертвой сестры...
  - Если сдвинешься, сдохнешь... - угрожающе рыкнул я.
  - А я и никуда не собираюсь... - хмыкнул оборотень, стойко терпя боль от серебра.
  Каждый шаг на встречу давался с огромным трудом. Может, до этого все произошедшее - случайность. Но сейчас... похоже, меня кто-то проклял. Скорее всего, множество убитых врагов перед смертью.
  - Я думала, что став сильной... - глотая слезы, Нина с трудом говорила, - смогу еще защитить... а она продолжала защищать меня...
  После чего она взглянула на меня, вытерев рукой глаза:
  - Но ты себя не должен винить... вот кто во всем виноват, - ее ненависть была направлена на раненого врага.
  - У меня есть к нему пара вопросов, - глядя на ее мертвую сестру, прошептал я. - А после покончим с ним...
  - Эй, я все слышал...
  Это было последней каплей.
  Бросив автомат я быстрым шагом направился к врагу, взяв по дороге горящую палку от костра.
  - Сомневаюсь, что огонь поможет в беседе, - хмыкнул оборотень.
  Но вместо того, чтобы ударить, я прижег каждую рану. Тот терпел также стойко, лишь сдавленно захрипев. Теперь не сдохнет раньше времени.
  - Пошел!
   Его отчасти пришлось тащить на себе подальше в лес. Нине не обязательно это все видеть. Да и нужно время, чтобы толком попрощаться с сестрой.
  Нет, никакого чувства вины больше нет. Есть только озлобленность и ярость. Все человеческие эмоции уже давно убиты, не стоит строить иллюзий.
  Но все равно смотреть на чужое горе нет никаких сил. Поэтому пришлось воспользоваться первым попавшимся поводом, чтобы уйти.
  Отойдя подальше, я толкнул оборотня на снег и сдернул с него повязку. Закрывавшую лицо. И остолбенел...
  Это оказался тот самый лейтенант Громов из моего родного города, который на самом деле был охотник. А теперь он мой собрат!
  - Узнал? - усмехнулся тот, переворачиваясь на спину.
  - Какого черта? Ты предал Орден? - я вытащил револьвер. - Или его двойной агент?
  Все-таки Кэтрин использовали, как оружие. Почему бы охотникам не использовать оборотней?
  Но 'Громов' громко захохотал.
  - Заткнись! - не выдержал я, с силой пнув его в живот.
  Закряхтев, оборотень перестал.
  - Ты ведь все равно меня убьешь, какая разница... - спокойно глядя в глаза, сказал он.
  - Я пока еще думаю...
  - Ну, думай. Но после того, что я расскажу, вряд ли расклад изменится.
  - Не заставляй меня тебя пытать, - для устрашения палец снял револьвер с предохранителя.
  - Я тебя умоляю... пытками ты мало что добьешься, меня к ним готовили. Да и я так тебе расскажу. Заочно отомщу за свою смерть и смерть моих друзей.
  Даже стало интересно. С чувством превосходства я встал у дерева неподалеку:
  - И что такого ты можешь рассказать?
  Хотя тревожное чувство появилось при мысли о родителях...
  - Я никогда не был охотником. Еще будучи человеком, я был агентом Маркуса.
  Трудно было удержать каменное лицо после такого откровения.
  - Моей работой было - использовать отработанный материал... использовать психически больных, да и вообще слабых оборотней. Их все равно расстреливаем. А тут послужили хорошей цели - обращают молодых парней и девушек в будущих потенциальных солдат...
  Если сначала еще были какие-то намеки на то, чтобы я поверил, то в конце нет.
  - Большего бреда я не слышал...
  - Бред? О, нет, мальчик. Это огромная, кропотливая работы. Отобрать подходящих кандидатов, выбрать нужного, провести операцию, потом следить, чтобы не натворил дел. В твоем случае было много нюансов. Ты все-таки натворил дел, но при этом главная цель не достигнута. Ты остался сидеть на месте. Большинство же, обретя силу, покидали родные дома... но не ты.
  Не хотелось верить. Не хотелось даже думать обо всем. Но получалось иначе.
  Да, меня укусил оборотень, что вел жалкое существование. Больше его никогда не видел. И укусил не чтобы подпитаться кровью, а именно обратить. Еще тогда ломал голову над загадкой, а ее предъявленное решение выглядит абсолютно дико...
  - А потом... - продолжал 'Громов'. - Мне было поручено выкурить тебя из города. У нас несколько сценариев. Подставить перед милицией, лишить всего, что связывало, в общем, есть методы заставить начать закаляющее странствие. Специально поэтому работали в областях и городах, где нет наших крупных формирований...
  Юг России, по сути, не занят людьми Маркуса. Нет смысла, не от кого там защищать. Разве что от лугару и вампиров в Афганистане, не более.
  - Операцию разрабатывал лично. Можно сказать, занимался искусством...
  После этих слов зубы заскрежетали. Да он просто гордится тем, что делал.
  - Выдать себя и своих людей за охотников и как следует напугать - самый безболезненный вариант. Охотники и вправду иногда берут пленных. Только вот твои цепи были закреплены плохо, а транквилизатора дали, чтобы ты отрубился на полчаса... потом катались по безлюдному шоссе, пока не выбрался...
  - Я хотел тогда убить вас. Что бы было, если бы попытался? - вопросов в голове роилось множество, но начинать надо с малого.
  - Пристрелили бы как собаку... и такое бывало. А твоим родителям рассказали бы не правду, а обставили бы все, как несчастный случай...
  - Это какую правду?
  - Пришлось объяснить им, кто ты и что ты. И что после твоего обращения обеспечить твою безопасность можно лишь у нас. Посылали им изредка твои фото, а пока ты не объявился - поддельные письма. Все организовано...
  Значит, вот как. Поэтому была такая спокойная реакция на мою пропажу.
  - Даже если все это так... какой в этом смысл? - сдавленно спросил я.
  - Этот проект назвали Естественный отбор. Он действует давно. Ты знаешь, как тяжело порой бывает с новообращенными. Недостойные не должны владеть такой силой... да и не смогут. Но солдаты нужны. И нужно много. Но не просто безвольные пешки, а сильные личности, но главное, лояльные. Людей в мире много, есть с чем экспериментировать.
  Смириться с тем, что каждый твой шаг контролировался с самого начала невозможно. Не хотелось слушать эту правду дальше. Но не было и сил остановить оборотня.
  - Таким образом, порой, наш вид получал до пяти сотен таких солдат. Гибло, конечно, при этом немало народу, но оно того стоит...
  - Я только не понимаю... после Перми мой след потерян. Я мог сдохнуть, превратиться в дикого или сделать что-то еще, что может открыть нашу тайну... - палец все еще потирал курок пистолета.
  - В этом вся суть. Ты выжил и сохранил трезвый ум. Хотя, я проспорил коллегам. Думал, не выдержишь. Слишком уж ты мягкотелый... а обернулась все вот как, - он усмехнулся. - Герой войны с анархистами, диверсант... а теперь один из главных врагов нашего вида. Тебе присвоили первый уровень угрозы. Не знаю за что, но у нас лишь десяток таких преступников.
  Похоже, моя 'измена' в Лос-Анджелесе имела огромную цену для Маркуса. Ведь ту войну выиграли вампиры, медведи понесли потери, вид лишился союзника. Возможно, вожак бы даже посмеялся, узнай правду о тех событиях. Но правда похоронена под грудой разрушенного города, а поверх насыпали еще и ложные выводы...
  Револьвер упал на землю, а руки сжались в кулаки. Масштабы преступлений вожака просто поражали. Все ради победу? К черту тогда такую победу. Сколько жизней было разрушено ради политических и военных амбиций? Сколько пешек, которыми можно пожертвовать в любую минуту, произвела эта ужасная машина?
  - Теперь убей... - закончил рассказ 'Громов'. - Отведи злобу. Я все равно труп. Не оправдал надежд...
  - Это каких? - сухо спросил я, медленно надвигаясь.
  - Я хотел идти дальше, устал возиться с молодежью... в конце концов мне дали шанс. Дали силу, которой ты не смог правильно распорядиться. Как и я... проиграл какому-то щенку.
  Больше враг ничего не успел сказать, задохнувшись после удара в живот. Дальше я схватил его за горло и начал бить по лицу.
  Удар за ударом. Даже не понял, когда убийца испустил последний вздох. Но рука смогла лишь остановиться, когда его лицо превратилось в кашу из смятых костей и плоти. Пока боль из-за сломанных в процессе фаланг не стала невыносимой.
  Я упал на бок прямо рядом с телом, стараясь ни о чем не думать. Правда сказана или нет, сейчас это не имеет никакого значения.
  Главное, сейчас Анна отомщена... но не я.
  
  Убежище охотников. 1 февраля. 2010 год.
  
  Шрам.
  
  Оправиться после ранений, нанесенных Эдвардом с устаревшим медицинским оборудованием оказалось непросто. Пару раз охотник был на грани смерти. Медики Ордена если и пророчили ему жизнь, то с последующей отставкой.
  Но вопреки всем прогнозам, мужчина не только полностью выздоровел, но и после почти сразу приступил к восстановлению формы. Что не приветствовал Мастер, но вскоре смирился.
  Уход Кэтрин, конечно, вывел из душевного равновесия, но ненадолго.
  - Туда ей и дорога, пусть катится, - лишь хмыкнул он на эту новость.
  Если организация до сих пор существует, у вампирши хватило совести не доносить. Или же она не выжила снаружи, что менее вероятно, как бы дико это не звучало.
  На больничной койке было много времени обдумать происходящее. Особенно слова старого друга. При всей ненависти к его новой сущности это невозможно игнорировать...
  Впрочем, к предательству Ордена Шрама не удалось придвинуть ни на шаг.
  В операциях было затишье, поэтому долгие дни текли медленно и уныло. Оставалось бродить по окрестностям многочисленных туннелей. Хоть что-то, чем просто сидеть на месте.
  Проходя в очередной раз наизусть заученные катакомбы, охотник почувствовал дуновение ветра. Но не спереди или сзади, как обычно, а справа.
  Кирпичная стена широкого туннеля, по которому могла проехать бронетехника, была в плачевном состоянии. Орден как мог старался содержать важные коммуникации, но материалов и людских ресурсов не хватало. Поэтому часть обвалилась сама. А часть взорвали сами охотники после того, как обосновались здесь.
  Новое дуновение ветра отбросило последние сомнения. Оказалось, что стена чуть 'приоткрыта', и за ней располагался вход в тайные помещения.
  Погасив карманный фонарь, Шрам проникнул внутрь. В темноте пришлось ориентироваться недолго - чуть дальше горел тусклый свет.
  Каждый шаг по каменному полу был крайне осторожен. Еще до того, как донеслись голоса.
  - ...их операций в ближайшее время. Насчет королевы никаких новостей нет. Вас понял. Конец связи.
  Войдя в комнату, охотник злобным взглядом посмотрел на предателя, которым оказался Коготь. Не так уж неожиданно.
  - Как давно? - лишь спросил он.
  Мужчина повернулся на старом кресле. Все оборудование в комнате было допотопным, дополненное лишь новыми образцами. Этого достаточно, чтобы связаться с поверхностью, а то и с Москвой.
  Коготь молчал. Его пистолет висел на поясе. Но Шрам находился всего в паре метров. Был больше, массивнее. И опытнее.
  - Когда мы вытащили тебя из той передряги во Владимире? Или еще раньше?
  - Раньше. Владимир был для отвода глаз... - все же признался охотник.
  - Сколько тебе заплатили?
  Шрам тянул время, прорабатывая в голове варианты, которых было немного. Оружия в такие походы он с собой не носил. Но сил, чтобы справиться с предателем хватит...
  - Дело не в деньгах, Шрам, - покачал головой Коготь. - Предыдущие шпионы да, работали исключительно за деньги. Последнего из них пришлось убрать мне, начал просить слишком много. Да и тот хотел свергнуть Мастера, а кое-кого его правление полностью устраивает...
  - Это кого?
  - Я и так сказал слишком много...
  - И что теперь? - хмыкнул охотник. - Убьешь меня?
  - А что мне остается?
  - Сдаться...
  - Ради пыток?
  - Ради пыток.
  - К черту такой расклад...
  После чего тот попытался выхватить пистолет. Шрам тут же подскочил, с размаху ударив его кулаком по лицу. Коготь упал с кресла, но быстро сгруппировался. Сначала нападавший согнулся от резкой боли в колене, а потом получил по обожженной щеке. Предатель быстро оказался на ногах, больше не пытаясь дотянуться до пистолета. И, будучи гораздо проворнее здоровяка, сумел нанести несколько ударов, прежде чем лишился пары зубов от контратаки.
  Схватив врага за затылок, охотник врезал еще и коленом, отправив его в небольшой нокаут. А уже потом схватил пистолет. Бой закончился, не успев начаться.
  - Тебе еще учиться и учиться... - безэмоционально усмехнулся Шрам.
  - Оххх... - Коготь еле пришел в себя. - Ты все равно ничего не добьешься... мы с тобой прошли одну и ту же школу. Меня не расколоть...
  - Даже если так, за свои грехи ты будешь расплачиваться каждый день... - мужчина поднял поверженного врага и повел вперед, тыча оружием в спину.
  
  Где-то в лесу. 3 февраля. 2010 год.
  
  - Возможно, нам стоит идти на юг. Может, там будет безопаснее...
  Вновь пыталась расшевелить меня Нина. С тех пор, как она нашла труп Громова, никаких слов не было сказано. Даже не дал перевязать руку с переломанными фалангами.
  Тела оборотней просто сожгли, а Анну похоронили. Я до сих помнил, с каким остервенением рыл могилу.
  Никаких крестов или других надгробий. Блондинка лишь вырезала рядом на дереве ножом знакомые лишь ей инициалы.
  Дальше путь пролегал неизвестно куда и неизвестно зачем. Пару раз посещала мысль сбежать куда-то в одиночестве. Но вряд ли удастся незаметно скрыться от другого оборотня. А девушка определенно не хотела оставаться одна. Сложно ее винить...
  Однако постоянные попытки завязать разговор, раздражали. В лучшем случае от меня можно было дождаться кивка, но не более.
  - ...и вообще, может, стоит зайти в один из городов, пополнить кое-какие запасы. Я пойду аккуратно, твои собратья меня вряд ли тронут. А то питаться одной сырой дичью... как-то дико.
  - Я так прожил около двух месяцев... - процедил я, - и вроде не сдох.
  Наконец, Нине это надоело. Она подошла и резко дернула за плечо, заставляя повернуться.
  - Что? - я даже не поднял взгляд.
  - Не ты потерял сестру, а я. И смогла это пережить. Мне больно. Но боль не делает из меня кого-то другого!
  - Рад за тебя...
  Небольшая пощечина даже не почувствовалась.
  - Приди уже в себя. Ты не тот угрюмый парень, которому на всех плевать. Иначе мы бы с тобой не связывались. И ты не виноват в том, что произошло... мне не стоило кидаться на них, ты бы смог договориться... или нас бы потом не тронули...
  - Я не знаю, кто я... - мой шепот прервал сбивчивые объяснения Нины, которые ей давались с трудом.
  После чего бросил трофейный автомат на снег, сев рядом.
  - Вся моя чертова жизнь была с режиссирована...
  Конечно, имелось ввиду, время после обращения. Но старой жизни я уже просто не помнил. Ни лиц родителей, ни родного дома, да даже город казался расплывчатым пятном. Так что тот этап можно признать несуществующим. А вот после... даже если мои решения на что-то влияли, то кукловоды просто подстраивались под обстоятельства.
  Знал ли обо всем мой наставник Александр Дмитриевич? Наверняка. Чувствовалось какое-то особое отношение. А Эдвард? Он высший командир, может, даже напрямую участвовал во всем. Если вообще не организовывал проект вместе с Маркусом.
  Тогда понятно, почему хотели убрать, после того, как не оправдал надежд...
  - Это тот ублюдок тебе рассказал? - девушка села рядом, чуть приобняв.
  - Слишком много совпадений, чтобы ему не верить...
  - И что ты чувствуешь?
  - Не знаю... ненависть, наверное, - я покачал головой. - Только не знаю, к кому... не знаю, кто за все в ответе.
  Вожак может быть не виноват, может быть лишь заложником обстоятельств. Несмотря на собственное могущество. Если он и осудил заочно преступления, совершенные в Лос-Анджелесе, действовать по его примеру я не собирался.
  Но кто-то однозначно должен ответить как за смерть Анны, так и за все остальное.
  
  Мы просидели на этом месте в лесу до самой ночи, изредка перекидываясь редкими фразами. Пожалуй, впервые за несколько дней пришло хоть какое-то успокоение. Все-таки отчасти Нине удалось меня пристыдить.
  Но, похоже, сидеть на месте было ошибкой.
  - Дикие... - прошептал я, почуяв запах, что принес ветер издалека.
  - Тогда бежим.
  - Нет, их немного, - рука подобрала автомат, который слегка припорошило снегом. - Мне необходимо кого-то убить прямо сейчас. Они вполне сойдут...
  Здесь не было кровожадности. Все равно это животные, к которым не нужно испытывать жалость.
  Стоя на одном колене, я целился в лес. Вскоре тварей стало слышно. Но потом они почему-то замедлились.
  Нина целилась из двустволки. Пусть не убьет, но определенно сможет покалечить одну из тварей. У них все равно не осталось разума, одни инстинкты. Да и братьями меньшими назвать такое язык не поворачивается...
  Дикари совсем остановились, но по снегу все равно продолжал кто-то идти. Вскоре стало ясно, что человек.
  - Прошу вас, не стреляйте! - дружелюбно попросили издалека.
  В деревьях было какое-то движения, но что это именно, даже со зрением оборотня было сложно.
  - Выходи, - переглянувшись с Ниной, велел я. - Медленно...
  Пробравшись через бурьян, к нам, наконец, вышел старик в старой потрепанной одежде, опиравшийся при каждом шаг на палку с его рост. Длинные седые волосы завязаны в хвост. Глаза покрыты белой пленкой, но зрачки все же виднелись. Первой мыслью было, что он слепой...
  Только вот двигался больно четко и плавно.
  Однако как только удалось уловить его естественный запах, сразу все стало ясно. Почти.
  Старик был оборотнем. Только слишком пропитался запахом дикарей.
  - Ну вы и загоняли старика, - вытерев несуществующий пот со лба, незнакомец улыбнулся и сел на ближайший пенек.
  Мы же сидели без движения, в напряжении следя за каждым движением.
  Никогда не приходилось видеть старого оборотня. Даже Маркус, которому по слухам, чуть меньше сотни лет, выглядел совершенно молодым. Сколько же ему?..
  - Вы шли за нами? - блондинка попыталась быть дружелюбной.
  - От самого Новосибирска.
  - Зачем? - следующий вопрос уже задал я.
  Но вместо ответа старик кивнул на оружие.
  - Рядом бродят дикие твари, да и доверять незнакомцам в нашем положении опасно.
  - Дикие твари слушаются каждый моей команды. Но, уверен, что вы обчистили всех карателей, что шли по вашему и моему следу по приказу Маркуса. Это не меньше ста двадцати патронов, а после самоубийственной атаки на город, моих псов осталось меньше десятка. К тому же... думаете, не справитесь вдвоем со стариком? - на его лице заиграла довольная ухмылка.
  Старый оборотень очертил весь расклад. Спорить не было смысла.
  Я вновь сел на снег, но оставил автомат на коленях. Нина же убрала ружье в сторону.
  - Вас тоже ищет Маркус? - уточняющий вопрос был задан с толикой скептицизма.
  Уж больно не верилось, что старик может быть угрозой для вожака. Впрочем, как и моя персона.
  - О да, уже лет пятьдесят, уже сбился со счета, - похвастался старик. - Но, признаюсь, я шел не за вами, юная леди, а за тобой, - его цепкий взгляд вперился в меня.
  - Зачем?
  - За тем же, зачем и спасал из лап подлых кровососов.
  - То есть вы знаете некого Павла, который им прислуживает?
  - Нет, - слишком уж гладко начал отрицать старик. - Я не знаю этого человека. Но если он помог тебе бежать, это прекрасно. Моей задачей было оттеснить вампиров и дать возможность для побега.
  - Тогда почему вы не пошли дальше за нами? Может, моя сестра была бы жива... - Нина отвела взгляд.
  - Я пытался, - вздохнул оборотень. - Но прыть уже не та. Слишком поздно нашел ваш след.
  Не выдержав, девушка отошла в сторону, закрыв рукой глаза. Мне было не легче.
  - Я зачем-то нужен, если стою такого риска? Вряд ли могу быть сильно полезен... - покачал я головой.
  - Напротив. Но сначала я должен кое-что объяснить. Надеюсь, вы никуда не торопитесь, ибо разговор предстоит долгий...
  Ответом старику было лишь молчание.
  - Отлично. Во-первых, должен представиться... у меня было много имен, но вы можете звать меня Дункан. И я бывший вожак оборотней-волков...
  Первой мыслью было упрекнуть нового знакомого во лжи. Но смысл? Нужно выслушать до конца и проанализировать факты. Хотя, по правде, пока во все верилось с трудом.
  - И за это Маркус ищет вас? - поинтересовался я.
  - Не только за это...
  Нина обернулась на секунду, а потом просто продолжила слушать.
  - Дело в том, что я должен вам рассказать, кто такой Маркус. Ты видел его лично.
  - Видел, - незачем было это скрывать.
  - И остался жив? Что ж, полагаю, тебе повезло... ведь он далеко не обычный оборотень, - Дункан усмехнулся.
  - Это всем очевидно. Вся власть держится на его авторитете и силе.
  - Боюсь, все гораздо сложнее... - он сделал паузу, стремясь узнать мое имя.
  - Максим, - представился я, а после посмотрел на девушку. - Нина.
  - Максим, - повторил старик. - Очень приятно. И рад познакомиться с вами, Нина.
  Блондинка лишь кивнула, так и не оборачиваясь.
  - Память уже не та, боюсь, как бы не забыть, - после чего оборотень кашлянул и продолжил. - Дело в том, что до прихода Маркуса нас вожаков было пятеро. Мы правили нашим видом около четырехсот лет, переживая все его изменения и подстраиваясь под них. Но наступил момент, когда стало ясно, что мы проигрываем.
  - И когда же это случилось?
  Дункан умел рассказывать. Мягкий старческий голос обволакивал, заставляя сосредоточить все внимание.
  - После Второй Мировой. Мы разбили вампиров, но лугару ударили нам в спину. Да, мы пользовались поддержкой всего СССР, начиная с руководства... нужно было начать войну с ними, пока была возможность. Но потом появилось ядерное оружие. Раньше нас с людьми могло сравнять лишь серебро и огонь. Теперь же любое неосторожное действие, и вся планета будет разорвана на куски...
  Пожалуй, для нелюдей нет ничего страшнее. У нас больше шансов выжить при атаке химией и бактериями. А вот ядерная энергия действительно делает нас равными с людьми. Только еще неизвестно, как оборотень выживает в зоне радиации.
  - Это изменило всю войну. Крупных конфликтов больше не было, лишь локальные войны. А в них лугару вместе со Штатами показали себя просто прекрасно. К шестидесятым, когда еще и часть партии нас предала, спонсируя охотников, нам пришлось воевать на два фронта. Инициатива постепенно ускользала...
  Удивительно, но в основном об этих временах можно было узнать лишь от оборотней-долгожителей. Но таких разыскать было непросто, да и не слишком они собирались рассказывать о прошлом, ибо считают прошлые времена позором для нашего вида. Правда, по слухам, не все...
  - ...поэтому, когда Маркус оказался в наших рядах, нужно было еще немного времени, чтобы принять решение. Он должен был стать новым сильным вожаком вместо нас пятерых. Ведь мы сами отличались от наших собратьев. Были сильнее, быстрее, могли управлять дикими оборотнями. И у него был огромный потенциал, который можно было использовать в благих целях...
  - Постойте, - перебил я. - Если вы создали Маркуса, то откуда появились вы? У вас от рождения такие способности?
  Старик огладил длинную бороду и вновь широко улыбнулся, отчего на лице проступило раза в два больше морщин:
  - Да, это правильный вопрос. Я совсем стал стар, начал заговариваться...
  Нина настороженно проследила взглядом за слоняющимися вдалеке дикарями, но ничего не сказала. Они действительно слушались нового знакомого беспрекословно.
  - Я родился в Англии больше пятисот лет назад... был оборотнем с рождения. Тогда на мою родину не пришли лисы, мы делили Францию и Германию вместе с проклятыми вампирами. А лугару заявили о себе лишь в восемнадцатом-девятнадцатом веке.
  В его глазах проскользнула ностальгия по старым временам:
  - Уже тогда я четверых соратников, с которыми мы и правили в будущем. Тогда оборотни делились на враждующие стаи, плохо сохраняли нашу тайну. Нужно было что-то, что сможет их объединить... и ответом стал один ученый. Гений. Не буду объяснять тонкости процесса... но он смог дать нам огромную силу. Толком было даже неясно, откуда он и откуда все это знает. Мы не спрашивали. Сами согласились на эксперименты. Но после нам удалось объединить всех собратьев в одну большую стаю...
  Эта часть история показалась самой странной. Хотелось расспросить подробнее, но меня больше интересовала часть с Маркусом, поэтому Дункан продолжил:
  - Нам нужна была страна, где еще не пустили свои корни наши враги. Раздираемая войной Европа подходила для этого меньше всего. Россия, пусть там в начале семнадцатого века было Смутное время, сразу приглянулась нам. Эту страну покинули медведи, уйдя далеко на восток, поэтому место оказалось нетронутым.
  - Вам никогда не приходило в голову создать свое, пусть и небольшое государство? - включилась в разговор Нина, вновь сев рядом со мной. - Чтобы не мешать жить простым людям?
  - На наше место кто-нибудь да пришел бы, - не стал скрывать старик. - Но да, была такая мысль... к сожалению такое государство нежизнеспособно. В те времена нас было слишком мало. Любая серьезная армия, даже состоящая из людей, используя пушки, уничтожила бы нас. Но и все время до прихода Маркуса мы жили в основном вдалеке от людей, в лесах.
  Новый знакомый замолчал, словно что-то вспоминая.
  
  СССР. Храм оборотней. 3 февраля. 1963 год.
  
  Дункан.
  
  В большом, освещенном огнем зале, который заканчивался пятью тронами, сидело пять фигур в черных одеяниях. Лица закрывали капюшоны.
  - Это все ошибка, - процедила одна из них. - И дело не в том, что мы рано или поздно лишимся власти. Лишимся. Но наш вид пойдет по темному пути.
  - К сожалению, наш светлый путь не слишком эффективен, Годфри, - возразил Дункан.
  - Нам нужно быть прагматичными, - заявила третья. - Мы проигрываем войну. Лугару наступают с востока. Как долго вампиры в ГДР, Румынии, Польше и других странах, будут лояльны, когда узнают, что мы на самом деле слабы? А лисы, наши драгоценные 'союзники', только и ждут, момента, чтобы нас подавить и отобрать всю оставшуюся Европу.
  Но Годфри не сдавался так просто:
  - Я еще раз говорю, что это страшная ошибка. Постепенно мы потеряем власть и даже перестанем быть советниками. Более того... мы не можем доверить бывшему...
  - Хватит, - отрезал Дункан. - Вы все знаете, что у нас просто нет выбора. И знаете, какие будут последствия, поступи мы по-другому. Поэтому сделаем все сегодня. После чего покинем этот храм. Охотники сильно прижимают наши позиции, медлить больше нельзя...
  - Он прав, - согласилась четвертая фигура. - Донесения с фронта неутешительные. Авиация работает по нашим позициям каждый день.
  - Теперь мы оставляем нашу главную святыню... - фыркнул Годфри. - Мы так далеко пойдем. Скоро забудем все, что делает нас оборотнями...
  - Здесь для нас уже ничего не останется, - возразила пятая. - Это всего лишь развалины.
  - Делайте, что хотите. Мы все об этом пожалеем, - сдался оборотень.
  - Он уже здесь... - прислушавшись, прошептал Дункан.
  Фигуры смолкли. В зал четким шагом вошел молодой парень в расстегнутом дуплете и камуфляжных брюках. В черных волосах остался до сих пор не растаявший снег.
  - Майк... - хотел было поприветствовать вошедшего вожак, но тот не дал договорить.
  - Маркус.
  Голос парня был тверд и решителен. Равно как и взгляд.
  - Как идут дела снаружи? - поинтересовался Годфри.
  - Очень плохо, - отчеканил Маркус. - Наши гибнут десятками. Диверсанты обезвредили ПВО, поэтому наши позиции рассекли несколькими атаками. Большинство отступило к храму, часть готовит эвакуацию, как вы и приказывали.
  - Мы ждали слишком долго... больше нельзя, - Дункан чуть наклонился вперед и внимательно посмотрел собрата, которому не нравилась их будущая затея.
   После чего поднялся с трона:
  - Пойдем с нами.
  Во взгляде черноволосого оборотня промелькнула заинтересованность. Путь шел в помещения за троном, откуда вел проход далеко вниз вглубь горы, в которой и находился храм.
  - Значит, меня выбрали в качестве подопытной крысы? - усмехнулся Маркус, позволив себе улыбку.
  - О нет, - покачал головой Дункан, сняв капюшон, что скрывал длинную светлую шевелюру волос. - Мы были в свое время подопытными крысами, но сейчас весь процесс отработан. Скажи, какой цели ты служишь?
  - Я служу лишь стае и...
  - Нет, не это, - усмехнулся вожак. - О таком и спрашивать не нужно. Какая для тебя конечная цель?
  - Сохранить этот мир, - без раздумий ответил оборотень.
  Дункан закончил разговор, утвердительно кивнув.
  В конце пути Маркус все же спросил:
  - Почему все-таки я?
  - У тебя потенциал, которого не было ни у кого из нас в твои годы. Ты прекрасный воин, знаешь стратегию, быстро учишься. Ты заменишь всех нас со временем, - вожак на всякий случай посмотрел на Годфри, но тот молчал.
  - Вы в отчаянии? - проявил наглость черноволосый оборотень.
  - Весь мир в отчаянии, .юноша, - заявила другая фигура. - Наши враги тоже не хотят, чтобы он стал ядерным пеплом. Но все может пойти наперекосяк в любую минуту.
  - Я не смогу остановить ядерный армагеддон, - засомневался Маркус.
  - Ты лишь должен его предотвратить. Но не ценой поражения нашего вида, - уточнил Дункан.
  Парень вздохнул, но согласился. Процессия оказалась в небольшом квадратном зале. Из него вело еще несколько выходов. В туннелях этой горы можно с легкостью заплутать. Но больше всего поражало не то, что их смогли выкопать давным-давно. А то, из какого материала были сделаны стены. Темно-синий невероятно гладкий камень напоминал сапфир. Даже Дункан с собратьями не знал, из чего он сделан. Да и вообще избегал лишних вопросов об этом месте.
  В центре зала на полу располагался железный круг, а вокруг не меньше десяти небольших постаментов.
  - Что это за место? - Маркусу было не по себе от всей этой таинственности.
  - Очень давно мы обнаружили этот храм. Очень похож на тот, что был в Германии... - вожак понял, что говорит слишком много, поэтому осекся. - Здесь мы сможем передать тебе нашу силу.
  - Это единственный способ? - все же с опаской поинтересовался оборотень.
  - Есть еще один, не связанный с подобными процессами... но он... сопряжен с большими трудностями.
  Больше не став спорить, парень скинул верхнюю одежду и встал в центр круга. А потом сел на колени.
  Вожаки удивленно переглянулись на такую инициативу, но потом заняли место у постаментов, нажав на кнопки. Теперь никто не должен мешать, двигаться нельзя.
  Вот только врагов это совершенно не волновало. Своды храма слегка затряслись. Несмотря на то, что они спускались вглубь горы, это помещение находилось совсем не так глубоко под землей. Охотники наступали на пятки...
  Дункан чувствовалась, как утекает энергия. Не жизненные силы, а именно то, что делало их вожаками. Никакой боли или страданий.
  Маркусу приходилось хуже. Он долго терпел боль, но потом не смог сдержать крика. Белая энергия окутала круг, в котором находился парень. Но перед этим было видно, как его глаза засияли ярким белым светом.
  Крики становились все громче и протяженее...
  - Надо было по одному! Его разорвет на куски! - крикнул один из вожаков.
  - Заткнись и не прерывай концентрацию! - прикрикнул на него Дункан.
  Постепенно белый поток стабилизировался, но внутри не было ничего видно. Крики смолкли.
  Своды тряслись все чаще.
  - Нужно заканчивать! - призвал Годфри.
  - Нет, еще не все!
  - Я пуст, ты сам этого не ощущаешь?
  Дункану пришлось согласиться. Ничего не было. Только пустота. Вожаки отдернули руки одновременно. Белый свет тут же потух. Маркус лежал на боку без сознания.
  - Живой... - усмехнулся оборотень, беря парня и кладя того на плечо.
  Как же тяжел он стал.
  По лестнице кто-то бежал навстречу. Это оказалась парочка солдат в окровавленных бронежилетах.
  - Прошу прощения, - тяжело дыша, сказал один из них. - Нам нужно уходить! Охотники вот-вот прорвутся в тронный зал...
  - Я их задержу, - Дункан передал тело парня собрату и кивнул солдатам. - Покажем этим охотникам, что значит бороться с настоящими волками...
  Казалось, уже отчаявшихся бойцов воодушевили слова вожака.
  - Годфри, проверь другой путь на всякий случай, остальные пусть уходят через запасной туннель. Удачи.
  
  Выбраться наружу не составило труда, другой туннель не понадобился. Вожаки оказались у подножия горы, которую сверху бомбила авиация.
  - Уходим дальше, - решил Годфри.
  - Нужно подождать Дункана... - возразил один из собратьев.
  - Он нас сам догонит. Мы не знаем, сколько этих охотников. Если нас окружат, будет сложно пробиться.
  Тут Маркус начал подавать признаки жизни.
  - Положите его...
  Парень открыл глаза. Правый стал белым, совершенно без зрачка.
  - Спокойно, все в порядке, - тихо сказал один из вожаков, но тут же захрипел от передавленной глотки.
  Оборотень стремительно вскочил на ноги, продолжая одной рукой удерживать 'врага', пока тот тщетно пытался вырваться.
  - Отпусти его, - велел Годфри, однако не рискуя атаковать.
  Но вот его собрат решил иначе и попытался освободить друга.
  В мгновение ока сломав удерживаемой жертве шею, Маркус нанес несколько сокрушительный ударов следующему оборотню, повалив на землю. После чего наступил тому на голову, раздавив к кровавую кашу.
  Третий вожак рискнул наброситься со спины, но тут же оказался сброшен на снег, а его грудная клетка оказалась продырявлена насквозь в районе сердца.
  Парень обернулся к Годфри, глядя на него безумным взглядом.
  Вожак же смотрел хладнокровно и не пытался бежать. Все равно бесполезно. Но следующей атаки не произошло. Стоило только Маркусу кинуться вперед, как он вдруг отключился.
  А из туннеля, тем временем, вышел Дункан с простреленным плечом, зажимая в руке детонатор. Взрывы начали протекать по всей горе, где находились входы в храм. Монструозные своды внутри рушились, создавая огромные завалы, которые крайне сложно раскопать. Если внутри и остались охотники, то они умрут внутри мучительной смертью.
  Вожак успел прихватить все детонаторы, поэтому взрывы продолжались один за другим по мере нажатия кнопок.
  Увиденная картина кровавой бойни поразила Дункана. Но он даже не стал подходить к телам, лишь сочувственно оглядел каждого погибшего собрата.
  - Это все он? - зная ответ, все же спросил он.
  - Да, - Годфри аккуратно подошел к Маркусу и пощупал пульс. - Выпотрошил, как щенков.
  - Мы стали слабы...
  - Но не настолько, чтобы нельзя было оказать даже какое-то сопротивление... мы создали монстра.
  - Который на нашей стороне, - заметил вожак.
  - Это тебе лучше знать. Сам его понесешь. После этой выходки мне вообще страшно рядом с ним находиться...
  Посмотрев вслед упрямому собрату, Дункан лишь вздохнул. Сегодня они потеряли почти все. Оставалось лишь надеяться, что жертва не напрасна...
  
  Где-то в лесу. 3 февраля. 2010 год.
  
  - Но все же жертва была напрасной... - сделала вывод Нина.
  - Отнюдь, - покачал головой старый вожак. - Он превзошел все наши ожидания. Во время войны во Вьетнаме лугару бросили все, что тогда имели. Порой казалось, что они решатся бомбить нейтральную страну боеголовками, но они оказались умнее и сдались. Но я и Годфри не дождались окончания войны. После процесса старение разобралось с остатками нашего былого могущества...
  Значит, вот в чем дело. Не создай вожаки Маркуса, до сих пор были бы молодыми. Как же долго могут жить оборотни...
  - Он прогнал вас? - поинтересовался я.
  - Нет, нам пришлось бежать, - с грустью поведал Дункан. - Он переместил всю стаю в города, начал активно вмешиваться в политику государства. Это обеспечило стабильность на какое-то время, но потом аукнулось в девяностые, когда само государство начало распадаться... раньше мы были менее зависимы от него. Он принял много спорных решений, которые работали, да... но мы не могли простить ему две вещи, - он поднял глаза. - Первое - проект Естественный отбор...
  - Как давно он появился? - этот момент был крайне важен.
  - Не так давно, в конце девяностых. Один из моих диверсантов узнал все подробности, пробрался недавно в его штаб-квартиру, но сам погиб...
  - Это я помог остановить его... - взгляд опустился на снег.
  Тот, кто проникнул в Башню, был агентом вожака и из-за меня его поймали...
  - Ты не знал. Никто не знал, - Дункан ничуть не сердился. - Нам с Годфри пришлось разделиться, наверняка он уже погиб или пойман вожаком. Поэтому моей последней надеждой являются те, кого Маркус выкинул за борт своего корабля. Обычно такие не выживают, здесь он крайне жесток...
  - Что за вторая вещь? - поторопила рассказчика девушка.
  - Это будет непросто объяснить... дело в том, что наша мощь, объединенная в одном теле, да еще с огромным потенциалом, дала то, чего и представить нельзя. Маркус может контролировать не только диких оборотней. Но и обычных...
  Эта новость не нашла никакого отклика в душе. Казалось слишком не реальным. Такое нельзя скрыть.
  - Он может контролировать каждого из нас? - с опаской спросил я.
  - Нет, нет. Определенный тип. Которые слабы духом и не обладают должной силой воли. Они даже сами не чувствуют, когда их берут под контроль. Каждый процесс в их теле контролируется Маркусом. Наверное, ты встречал таких... замкнутые, неразговорчивые, много типажей. Но каждого из них он способен превратить в смертоносное оружие.
  Сержант... единственный, кто приходит в голову. Порой его поведение на поле боя было безрассудным. Порой он вытворял вещи, которые мне и Сивому были не под силу. Например, спас одного из собратьев, которого придавило перевернутым грузовиком. Мы подбежать не успели, а он смог приподнять тяжелую махину, даже не переходят в звероформу.
  - Он контролирует каждое движение, видит их глазами. Он признавался, что за раз мог контролировать до двадцати марионеток. Сейчас, наверняка больше, потому что совершенствовал свои способности...
  - Как же вы это допустили?! - не сдержалась Нина. - Это же живые люди! - она не стала поправляться. - Просто чудовищно...
  - Мы не могли простить это преступление. Но тогда по-другому было нельзя. Войска под его командованием превращали врагов в прах. Лугару пытались дважды, теперь вампиры хотят обломать зубы.
  Теперь понятно. Маркус всегда присутствовал рядом. Незримо наблюдал за мной. За Сивым. За всеми нами. От этой мысли стало по-настоящему жутко...
  - Сколько собратьев подвержено этому влиянию? - с трудом выдавливая из себя слова, я задал следующий вопрос.
  - Сложно сказать... - вздохнул старый вожак. - Но сейчас их точно не меньше тысячи. Чтобы скрыть этот факт, он рассредоточил их по всей стране. Может, сейчас может видеть глазами каждого, но вот чтобы взять под полный контроль, марионетка должна быть достаточно близко - в пределах города...
  Вспомнилась одна история, о которой Сивый как-то во Владимире услышал от Эдварда. Маркус каким-то образом узнал о небольшом деле, которое высший командир стремился замять. Не вышло. Там присутствовал Сержант. Значит, все-таки чужими глазами он видит прекрасно.
  Тут в голове промелькнула мысль, что в поисковой группе Громова могла быть одна из марионеток. Значит, о Нине им известно...
  - А что насчет диких? Он не может видеть их глазами? - с опаской поинтересовался, взглянув в сторону одной из зверюшек, лежавшей вдалеке на снегу.
  - Тогда меня бы уже давно вычислили и ликвидировали, - усмехнулся Дункан. - Нет, у дикарей нет разума, за который можно уцепиться. Я не вижу их глазами, мы никогда не могли этого делать. И Маркус не мог, пытался. Они умеют лишь выполнять команды, понимают их. Но ни о каком полном контроле речи не идет...
  Немного отлегло от сердца. Однако мысли про команду Громова не покидали голову.
  - И вы следовали за нами, чтобы рассказать все это? - подняла бровь блондинка.
  - Не только, не только, - очередной порыв ветра заставил оборотня чуть поежиться. - Мои питомцы разорвали один из поисковых отрядов Маркуса. Не в первой. И нашел среди трупов новое описание. Твое, - проницательный взгляд вперился в меня. - Тот, кто попадает в этот список, совершил какое-то серьезное преступление не против вида - с этими разбирается трибунал, а против самого вожака. Что такого ты совершил?
  После небольшой паузы я все же ответил:
  - Из-за меня погибли собратья, много... и еще он подозревал меня в диверсии в Америки, к которой я не имел никакого отношения.
  Старик ненадолго задумался:
  - Скажи... а тебе никогда не казалось, что за тобой наблюдали?
  - Нет... - чуть растерянно ответил я, но разум продолжал искать зацепки.
  Встреча с Кэтрин. Откуда о ней известно Маркусу? И если ему стало известно уже тогда, почему не было никакого трибунала?
  А что с очкариком? Если видели, что именно я его укусил, то почему не остановили бойню? Почему сразу не привели в лагерь? Какая-то чушь...
  - Даже если так, то какой в этом смысл? - посмотрев на меня, сказала Нина.
  - Потому что он прямая угроза, - объяснил оборотень. - Вернее, может ей стать.
  Из груди вырвался нервный смешок. Угроза? Я?
  - То есть Маркус считает меня избранным?
  - Вовсе нет. Таких как ты совсем немного. Дело в том, что современный мир запирает зверя внутри наших человеческих сущностей. Это процесс начался задолго до моего рождения, и был вполне естественным. Раньше практически все оборотни вели себя не лучше этих дикарей.
  Теперь стало ясно, что все легенды и средневековые суеверия имели под собой вполне реальную основу.
  - Так при чем здесь я?
  Как-то неудобно от всей этой ситуации.
  - Ты один из немногих, кто может пробудить в себе звериную сущность, - перешел к делу Дункан. - Маркус сразу чувствует этот потенциал. Он экспериментировал с собратьями, кто на это способен... проклятье, порой вампиры-нацисты были более милостивы.
  - Что же даст... пробуждение? - от нервов аж ладони похолодели.
  - Силу, могущество. Достаточное, чтобы Маркус считал тебя прямой угрозой, Максим. Может, ты замечал что-то необычное в себе?
  Сложно сказать. Никогда не выделялся какими-то качествами. Разве что получалось выживать.
  Но потом вспомнилось, как удалось отбросить вожака в другой конец комнаты. Его, обладающего небывалой мощью. И сбежать вопреки всем законам реальности. До этого повезло с Майерсом. И в других тяжелых боях, где подобный мне молодняк точно бы погиб.
  Однако непросто поверить в собственную исключительность. Да и гордиться здесь особо нечем. Ничего хорошего, по видимому, мне это в жизни не принесло.
  - Бывало что-то такое. Но я не понимаю, что за этим скрывается... - я отвел взгляд.
  Нина обеспокоенно тронула за плечо, но никакой реакции не последовало, - даже если во мне что-то есть, то откуда это?
  - Никогда не слушал чертовых генетиков... настоящая лженаука, - фыркнул Дункан. - Но у них самое логичное объяснение. У некоторых оборотней есть предрасположенность к этому. Зверь в тебе силен, Максим. Только нужно научиться призывать его на помощь.
  - Зачем мне это?
  Казалось, что старый вожак возмутится. Станет взывать к моей чести и еще каким-то возвышенным вещам. Но все оказалось более приземленным.
  - Маркус не оставит тебя в покое. Сейчас он занят войной, поэтому поиски стали менее тщательны, ему не до этого. Да, можно сбежать за границу, но поверь моему опыту, нас там ничего не ждет. А если вампиры или лугару прознают о твоих... возможностях... то не будет для тебя покоя.
  - Какие же тогда варианты? - пожал я плечами.
  Перспективы действительно не радовали. То, что вожак взялся за меня всерьез - сомневаться не приходилось. Но направление разговора не внушало оптимизма.
  - Маркус должен перестать двигать наш вид во тьму. Он должен исчезнуть со страниц истории, и как можно скорее...
  - Кто же тогда будет править? - усмехнулся я.
  - Подождите, подождите, - Нина настороженно посмотрела на старика. - Вы предлагаете ему пойти войной на вожака? В одиночку? Вы рехнулись или совсем впали в маразм?
  Порой у девушки вырывалась невоспитанность, которую ее сестра старалась искоренить как могла.
  Дункан лишь добродушно посмеялся:
  - Боюсь, у нас нет выбора, дитя. Вернее, решать, разумеется, только Максиму. Вы оба можете встать и уйти. Я не буду вас преследовать, да и не смогу.
  Но этот спор ничего не даст.
  - Я выслушаю его.
  - Нет, - возразила блондинка, поднимаясь на ноги. - Это не твоя война...
  - Она стала его с момента обращения дитя, - не без грусти заметил старый вожак. - Многим из нас приходится жить с тем, что дает нам жизнь. А порой выбора-то она как раз не дает.
  - Отлично... - Нина забрала рюкзак и оружие, - приходи, как закончишь. Не дай заманить себя в этот капкан.
  Я проигнорировал ее предупреждение. И даже не проводил взглядом.
  - Она молода, - вздохнул Дункан, огладив бороду. - Я тоже был молод и не смотрел на проблемы глобально, без эмоций. Но этот путь ведет лишь в пропасть.
  - Так кто должен возглавить наш вид? - повторил я свой вопрос. - Вы?
  - Нет, нет, - покачал головой старик. - Моя песенка уже спета. К тому же у старых вожаков осталось мало сторонников - Маркус об этом позаботился. Избавился от всех революционеров, а остальных убедил в своей правоте. Но я уверен, что наш вид сам может выбрать себе справедливого вожака.
  Эдвард мог им быть... он высший командир. Справедливый. Пытался спасти мою шкуру, саботировав приказ самого Маркуса. Про остальных мне известно, особенно про Глеба.
  - Допустим, есть такой. Но это означает, что нужно убить и других высших командиров, - размышляя, предположил я.
  С такой непринужденностью, будто собираюсь охотиться на оленя. Похоже, последние остатки человеческого из меня выжгло признание 'лейтенанта Громова'. Нужно было куда-то направить ненависть. И теперь после рассказа Дункана вожак стал подходящим кандидатом.
  - Возможно. Но есть еще одна проблема - война с вампирами. Они ведь собираются напасть, это все не слухи?
  - Я сам видел их главаря. Они собираются выбить нас отсюда, - сообщил я.
  - Какой же это раз? Четвертый, наверное...
  Да, можно было бы позлорадствовать, но ситуация гораздо серьезнее.
  - Они объединились с Западным Орденом охотников. И технику с оружием они копили на протяжении десятилетий. Наши действия в Лос-Анджелесе по уничтожению складов были каплей в море... даже в океана.
  - Западники всегда были продажными... продались лугару, поэтому не разделили судьбу местного Ордена, - посетовал старик, поднимаясь с пня, неприятно хрустнув коленными чашечками.
  После чего направился чуть ближе ко мне, отчего я тоже встал со снега. Собеседник подошел весьма близко, и теперь мы смотрели друг другу прямо в глаза.
  - Так что ты решил? Я могу помочь тебе найти баланс между человеком и зверем. У тебя будет возможность провернуть все это. Но решать все равно тебе, - в глазах Дункана не было мольбы, что сыграло в его пользу.
  - То есть я последняя надежда нашего вида? - на полном серьезе спросил я.
  - Нет, просто если мы проиграем, то тирания Маркуса продолжится. Со всеми ее плюсами и минусами. Время подумать еще есть, Максим, не торопись, - старик чуть коснулся моего плеча и направился к своим питомцам.
  
  Нина ушла недалеко. Я застал ее, с остервенением потрошащей тушу недавно пойманного на ужин зайца. А еще до прихода старого вожака хотелось предложить съесть его сырым, чтобы не останавливаться.
  - Ну как, запудрил он тебе мозги? - блондинка подняла на меня недоверчивый взгляд.
  - Не говори так...
  - Запудрил, значит. Что тебя подцепило? Слова о могуществе? Ты не такой.
  - Будь у меня это могущество, твоя сестра бы не погибла! - вырвалось у меня, о чем тут же пожалел.
  Но девушка среагировала сдержанно, после чего воткнула охотничий нож в отрезанную голову зайца. После чего неторопливо облизала пальцы от крови.
  - Что случилось, то случилось. Важно то, что будет дальше. Пойдя с этим маразматиком, мечтающим об утерянных временах, ты погибнешь. С могуществом или без, но тот Максим, которого я знаю, умрет.
  - Какая теперь разница? - я раскинул руки, совершенно не понимая, к чему эта проповедь.
  Вместо ответа Нина подошла, сопровождая каждый шаг укоризненным взором. Ее руки нежно обняли, отчего я резко вздрогнул, но не вырвался.
  Ее поцелуй был неожиданным. Чуть неумелым. Но приятным. После всей пережитой боли это была одна из немногих хороших вещей...
  Но все же руки, очень нехотя, но все же отстранили блондинку.
  - Нет, ничего не выйдет...
  - Перестань, - Нина провела рукой по моей щеке, захотелось прижаться теснее и закрыть глаза, но борьба с успехом продолжалась.
  - Нет, - твердо сказал я. - Ты достойна лучшей жизни, чем жить со мной в бегах и постоянной опасности. А туда, куда отправляюсь я, по-другому не будет.
  - Ты просто боишься, - девушка вновь попыталась приблизиться. - Но мы можем погибнуть и порознь. И перед смертью будем жалеть, что...
  - Не будем, - с болью вырвалось у меня, и взгляд ушел в сторону. - Я не буду. Потому что уже ходячий мертвец. А ты свободна, можешь начать новую жизнь. Подальше от всего этого...
  - Я не хочу этого...
  - Я этого не спрашиваю, - каждое слово давалось с трудом.
  Всегда сложно кого-то отталкивать, особенно кого-то дорогого. Но порой другого выбора нет...
  В голове регулярно мелькал холодный труп девушки. Стало ясно, что это будет последнее, что я увижу, прежде чем окончательно тронусь рассудком.
  Казалось, все закончится пощечиной. Но Нина сдержалась и с грустным видом отстранилась, начав собираться:
  - Знай, что если ты опять окажешься весь израненный в лесах, я тебе помогу. Всегда.
  Последние слова добили окончательно. Хотелось броситься, остановить девушку. Признаться, что веду себя как настоящий идиот.
  Но благородный поступок перекрыли слова 'лейтенанта Громова'. Мягкотелый, значит... мягкотелый совершил бы очередную ошибку и подвел бы Нину к смертной черте. Как многих собратьев до этого. Ибо уже достаточно испоганил жизнь девушке, которая лишилась сестры. Прямо как Ольге, которая по моей вине лишалась родителей.
  Все эти грехи уже в прошлом. Но новые, если и будут, то во имя чего-то большего.
  
  Когда я вернулся, Дункан даже не просиял. Казалось, он был твердо уверен в моем выборе. Или старый вожак слишком хороший актер...
  - Ты поступил правильно. Несчастной девочке больше не к чему страдать...
  - Она не девочка, - не зная зачем, но вступился я.
  - Конечно, конечно... - старик подошел ближе. - Я должен предупредить тебя, что процесс... нужный для внутренний трансформации... крайне опасен.
  - Опаснее, чем идти на бой с Маркусом?
  - Гораздо.
  
  Москва. 3 февраля. 2010 год.
  
  Андрей.
  
  Последние месяцы жизни оборотня проходили в постоянном поиске. Поиске ответов, к которым он даже порой не знал вопроса.
  Гибель Иры, обвинение Максима, странная смерть маньяка... не давали покоя.
  Работать в таких обстоятельствах можно было лишь в одном направлении. Сославшись на подорванное психическое здоровье, мужчина ушел в бессрочный отпуск.
  Обычно в таких обстоятельствах многие начинают беспробудно пить. Даже оборотни, пусть им и тяжелее достичь нужной кондиции.
  Но после первых двух дней подобного лечения бывший следователь почувствовал отвращения и бросил это безблагодатное занятие.
  Разум продолжал без перерыва собирать воедино мозаику, но ее черты даже толком не начали прослеживаться.
  Задавать вопросы напрямую было нельзя. Еще неизвестно, следят ли за ним из-за дружеских отношений с Максимом. И как за обращенным преступником... видел он таких пару раз. Даже самые близкие друзья порой настороженно поглядывали.
  Но, к счастью, Сивый оказался слишком простым парнем, чтобы иметь подобные предрассудки. Светловолосый тоже верил в невиновность их общего друга, но все равно не копался в ситуации, предпочитая отдать это в руки людей поумнее. Хотя бы не мешается под ногами.
  А вот его друга Сержанта Андрей опасался. Любой неосторожный жест, и обо всем узнает Глеб. Оборотень не считал собрата стукачем, тот просто был очень правильный, не делающий исключений из правил. С точки зрения стаи - он герой. А вот как человек... впрочем, разве тут ситуация, когда кого-то волнуют подобные мелочи?
  
  Мысль провести собственное расследование настолько засела в голове, что Андрей купил гараж в пригородах, однако наведывался туда нечасто. Кроме замка были и небольшие меры предосторожности. Даже самый осторожный оборотень не сможет проникнуть туда, сохранив свой визит в тайне. Дело не ограничилось лишь бумажками в дверях. Множество мелких ловушек, начиная от малозаметной паутины, заканчивая более крупными вещами. За весь месяц туда никто не зашел.
  Все материалы лежали в небольшом столике под простым замком. Хотелось поставить простейшую огненную ловушку, но слишком большой риск спалить здесь все дотла. А материалы абсолютно безобидны. Под категорию 'шпионаж' точно не попадут.
  Но, оказалось, оборотень сумел заставить беспокоиться кого нужно. Во-первых, когда тайно протащил криминалиста, знакомого еще по работе в УВД, чтобы тот сам осмотрел машину и сделал фотографии.
  После консультаций с другими службами нашлись расхождения с официальной версией. По ней девушка выехала навстречу грузовику. Но след удара показывал, что Ира стояла на месте, когда все это произошло. Точнее, улики весьма косвенны, по обгоревшему остову определить сложно...
  Но в целях предосторожности Андрей велел уничтожить снимки и велел старому знакомому обо всем забыть.
  Вторым открытием стало общение с одним из городских охотников, которые и занимаются отстрелом сошедших с ума оборотней и других нежелательных элементов. Точнее, большинство из них часто сидело в одном из клубов.
  Смутное описание того охотника, что пристрелил маньяка, которого обратил Максим, ничего не дало. Разглядеть удалось мало чего. Да и тот был в маске...
  И как выяснилось, эти охотники свои лица не слишком-то скрывают. Умеют исчезать из нужного места и без этих дешевых приемов. Все-таки они воины скрытого фронта, а не передовой, где оборотням свои лица порой лучше не показывать, в первую очередь, людям.
  Это все означало, что убийца вряд ли был ходоком в этот закрытый клуб. Неужели кто-то из спецлужб вожака постарался? Но ради чего все это?
  О третьем же открытии оборотня узнал лишь один человек. Поэтому, когда Андрей вошел в гараж и понял, что, несмотря на все ловушки, находится здесь не один.
  Его не пасли, его здесь ждали. Занавеска, за которой скрывался стол, отодвинулась, за ней оказался высший командир Эдвард, непринужденно сидевший на стуле, прижав к колену пистолет.
  - Закрой дверь, чужие глаза ни к чему...
  - Если так надо, то делай все быстро, - отчасти смирился с судьбой Андрей, параллельно ища выход из сложившейся ситуации.
  - Я пришел тебе помочь, а не убивать. В ГРУ меня научили убивать жертву так, чтобы она даже после смерти не поняла, что мертва. Думаешь, мне нужна какая-то театральщина, чтобы тебя убрать?
  После недолгих раздумий оборотень обернулся и закрыл железную дверь на засов.
  - Думаю, не нужна...
  - Садись, - нежданный гость кивнул на соседний стул.
  Бывший следователь двигался медленно, будто боялся спровоцировать выстрел. Но страха не было. Скорее непонимание...
  - Я думаю, ты знаешь, что тебя пасут, не так ли? - положил начало беседе Эдвард.
  - Догадывался, но ни разу не заметил слежки.
  - А им не нужно за тобой следовать. Несколько тысяч наблюдателей в одной только Москве докладывают ежечасно обо всем. Сам участвовал в разработке этой методики в девяностых...
  - Чтобы следить за каждым нашим шагом? - в голосе Андрея скользнуло презрение.
  - Для безопасности. Тогда такое творилось, что по другому никак. Да и сейчас не обойтись. Враги повсюду, нельзя просто взять и остановить их какой-либо границей.
  Взгляд оборотня то и дело возвращался к пистолету высшего командира. С глушителем. В закрытом гараже никто ничего не услышит.
  - Это не для тебя, - повертев в руке пистолетом, 'успокоил' собеседник. - Это для того, кто действительно решит тебя грохнуть по приказу Глеба.
  - Я не хочу, чтобы из-за меня кто-то умер, - твердо заявил бывший следователь.
  - Я тоже. Это лишь крайняя мера.
  Андрей сжал руки в кулаки. Такой тип личности встретишь нечасто. Такой выдержки и манеры держаться можно достигнуть, лишь убив почти все эмоции. А Эдвард точно их испытывает, хоть и тщательно скрывает.
  Фигура не его масштаба. Если Маркус главнее этого оборотня, то страшно представить, что конкретно представляет из себя вожак.
  - Я лишь пытался узнать правду, - понимая, к чему весь этот разговор, сказал бывший следователь.
  Не оправдываясь. Для тех, кому он перешел дорогу, это не оправдание, а приговор.
  Но Эдвард, казалось, специально уходил от сути дела.
  - Маркус поделился со мной кое-чем однажды. Когда произошла та бойня в Измайлово... Глеб, который и так облажался при организации безопасности, хотел тебя прикончить. И Максима заодно. Он часто пользуется такими методами, да только мне и Маркусу удается держать эту зарвавшуюся свинью в узде.
  - Что вы хотите этим сказать? - не понял Андрей.
  На душе появилось неприятное ощущение. Его судьбу решали уже там... и не только его, но и несчастного парня, который собирался помочь.
  - Я не верю, что Максим виновен в том, что произошло. Может, он даже и обратил того парня, случайно. Я встречался с ним не раз, прекрасно видел, кто он такой...
  Оборотень отвел взгляд на секунду, словно о чем-то задумался:
  - ...поэтому не дал убийцам Глеба с ним покончить в аэропорту сразу по возвращению. Я повел его к Маркусу, думая, что это не его личный приказ, а инициатива этого недокомандующего...
  Эдвард не мог подобрать к коллеге даже нейтральных слов.
  - Вы пытались обеспечить ему правосудие, не так ли? - уточнил Андрей, проникаясь волей неволей уважением к собрату.
  - Да... но нужно было вывезти парня подальше от Москвы и отпустить на все четыре стороны. А Маркусу сказать, что он мертв, можно было даже подбросить улики. Пусть это и грозило трибуналом... но так было бы правильно. И моя семья бы поняла меня.
  Последнее было сказано с полной уверенностью.
  - Но он все равно где-то там, наверное, уже покинул страну, - пожал плечами Андрей.
  Казалось, Эдвард хотел было сообщить какие-то подробности, но после отмахнулся и подвел разговор к нужной мысли.
  - Я делал много вещей, о которых жалею. Но делал их, потому что знал, что это не только на благо моей семьи, моих собратьев, а, возможно, и мира.
  Бывший следователь на секунду задумался над этим заявлением. При чем здесь весь мир?
  - Дело в том, что в любой войне есть свои жертвы. Порой приходится жертвовать ресурсами, порой солдатами. А порой... делать то, что нормальному человеку в голову не придет. Потому что правила у этого мира просты - не мы, так они. Поэтому если Маркус считает Максима опасным для вида, да будет так. Я лишь ратую за то, чтобы его оставили в покое.
  Тут оборотень не смог сдержаться и встал со стула:
  - Да все дело против него было сфабриковано! Чем больше я узнаю обо всем этом, тем больше вопросов! Из него просто сделали козла отпущения, чтобы Маркус смог свалить на кого-нибудь последствия своих ошибок! А кто не подойдет лучше, чем тот, кто спасает людей, не спросив об этом разрешения у старших?!
  Но легкая улыбка Эдварда заставила его замолчать и снова сесть.
  - Боюсь, здесь нечто большее. О чем знают лишь сам Маркус, да его правая рука Семен. У него много таких секретов. Я посвящен лишь в малую часть. И вот до этой малой доли докопался и ты... поэтому мы сейчас здесь.
  Андрей понял, о чем говорит высший командир. На днях он смог случайно разузнать о слухе, будто по городу прокатилась целая волна хакерских атак. Только вот это оказались не атаки, почти отдельных компьютеров просто забрасывались копиями каких-то сообщений.
  В другой момент бывший следователь не обратил на подобную чушь внимание, если бы не вспомнил, как с компьютера Иры было все удалено подчистую. А в тайнике в ее квартире была флешка, которая тоже оказалось пуста. Однако оборотень заметил, что это лишь идентичная копия. Те, кто заметали следы, не стали всматриваться, насколько та будет новее старой.
  Слух же был слухом по той причине, что найти людей, которым пришли файлы, оказалось непросто. Особенно при скудных ресурсах, что имелись у Андрея. Пока удача не решила хоть ненадолго улыбнуться.
  - Что вы сделали с тем мужчиной? - настороженно спросил оборотень.
  - Совершенно ничего, - хмыкнул Эдвард. - Глеб даже не стал его толком пасти, лишь удалил файлы. Он же психически не здоров, кто ему поверит?
  Это правда. Бывший следователь не верил. Наткнулся на этого типа случайно, знакомый следователь подсказал, случайно услышав историю от давней подруги, которая и приглядывает за больным мужчиной. Тридцать лет. Тяжелый психологический диагноз. Разве что в психушке держать нельзя.
  Добиться чего-то конкретного оказалось непросто. Больной не был идиотом, но в потоке бессвязного порой бреда он уходил куда-то далеко. Но пару зерен извлечь удалось. Как ни странно, пользоваться компьютером он умел и только сидя за ним становился нормальным. Странный метод психологической терапии, надо признать, но Андрей не собирался судить опекунов.
  Ему сначала пришли странные сообщения, потом была вирусная атака. Пришлось вызывать мастеров, которые явились почему-то незамедлительно.
  Кажется, больной ничего не понял из этих сообщений.
  - Он лишь сказал о каких-то проектах, о каком-то отборе, о какой-то сыворотке...
  В голове уже давно сложилось подозрение, что смерть Иры была не случайна. И что все из-за этих чертовых файлов. То, что это провернули именно люди Глеба - сомнений не было. Друг в ФСБ рассказал, что делается в этом и во многих других случаях.
  - Хорошо, что он не запомнил подробностей, - кивнул Эдварл.
  - Скажите мне лишь одно... смерть Иры не была случайностью?
  Долгое молчание уже стало для Андрея ответом, но все же высший командир сделал попытку разубедить:
  - Если даже ей что-то пришло на компьютер, инцидент произошел раньше, чем люди Глеба успели бы что-нибудь предпринять.
  - То есть она была бы обречена?
  - Я спас несколько десятков тех, кому пришли сообщения. Дал многим новую жизнь, подальше отсюда... - оборотень вздохнул. - Маркус порой не знает, как важна каждая человеческая жизнь. Я не говорю, что она священна и неприкосновенна. Нет, убивать не грех. Просто каждая жизнь важна. С каждой смертью мир теряет что-то - хорошее и плохое. И подобные чистки, как правильно, уничтожают больше хорошего...
  - И что дальше? - в этот раз Андрей вскочил так, что стул упал назад. - Забыть обо всем?! Сбежать, поджав хвост и сделать вид, что ничего не произошло?
  - А ты хочешь бороться против системы, революционер? - с небольшой долей ехидства заметил Эдвард, но после сказал уже серьезно. - Сейчас нельзя расшатывать ситуацию. Вампиры на подходе, а наша армия не столь сильна, как раньше. У нас не так много ресурсов для войны без помощи людей, в то время как вампиры только и делали, что готовились к войне, жили войной. Каждый день. Вставали и тренировались убивать нас.
  Бывший следователь разжал кулаки, а потом просто засмеялся, чем сильно обеспокоил оборотня.
  - Это ваш ответ? Вы ничем не лучше Маркуса. Вы потакаете его преступлениям...
  - Я обязан ему... всем.
  - Например?
  - Тем же, чем ты обязан Максиму.
  После этого Андрей осекся и не сразу нашелся, что сказать.
  - Без него я бы не смог по-настоящему сражаться за то, во что верю. У меня не было бы семьи... но если я кажусь тебе слабым, то в тебе просто говорят эмоции. Без них нельзя, но и нельзя терять головы.
  - Нет, я понимаю, - поднял ладонь бывший следователь. - Вы готовы закрыть глаза на все жертвы, пока это не коснется лично вас.
  Эдвард бросил гневный взгляд на собеседника, но вскоре отвел, если и не признав правоту, то точно задумавшись.
  - Я могу идти? - услышав все, что нужно, спросил оборотень.
  - Куда же ты пойдешь?
  - Найду Максима. Даже если потребуется перерыть всю страну, он один не останется. Хватит с меня отсиживаться на пустом месте...
  Андрей направился к выходу, но высший командир окликнул его в последний момент:
  - Я хочу помочь тебе, Андрей. Я не смог помочь ему. Ты тоже не сможешь. Но тебе не стоит выкидывать свою жизнь на помойку...
  - Моя жизнь уже уничтожена, ничего не осталось... - не оборачиваясь, процедил мужчина, будучи уверенным, что ему в спину теперь смотрит дуло пистолета. - Вы же свою жизнь и выкинули на помойку, став послушной пешкой.
  После ухода железная дверь громко хлопнула, прокатившись звуковым резонансом по ночной тишине.
  
  Где-то в лесу. 4 февраля. 2010 год.
  
  Несмотря на мою просьбу, Дункан не собирался начинать 'обучение' немедленно. После долгого преследования старику требовался отдых. Да и мне нужно было обдумать все произошедшее...
  Казалось, этого не должно было произойти так скоро, но Нины действительно не хватало. Возникла шальная мысль вскочить и догнать ее по свежим следам. Однако все заглушали другие негативные эмоции. И некое чувство долга. Если не перед собратьями, так перед самим собой.
  Хотя, определить досконально, какие чувства крутились в голове, невозможно. Все-таки вся эта ноша, начиная с момента обращения, оказалась не по мне. Вот Сивый, Сержант, даже Андрей и Ольга - воины. Эдвард же - настоящий справедливый лидер. Кто я по сравнению с этими людьми?
  Не будь небольшой особенности, Маркус не обратил бы на меня внимания. Не держал бы ближе к себе...
  Все испортило желание быть кем-то большим, значимым. Но теперь будет шанс все исправить. Есть шанс добиться справедливости...
  
  Рано утром Дункан больновато ткнул меня палкой в живот, заставляя проснуться.
  - Не будем откладывать, - посвежевший старый вожак был полон энтузиазма. - Раздевайся до пояса.
  - Нужно позавтракать... - аккуратно предложил я. - Поймаю кого-нибудь и пожарю...
  - На пустой желудок этим заниматься сподручнее. А питаться лучше сырым мясом.
  Черт, давно этого не делал. Вкус не разонравился, просто это привычка более диких оборотней. Похоже, придется вспоминать самое начало долгого пути.
  Раздевшись, я положил руки на пояс и начал ждать следующей команды. Как вообще старик планирует все это провернуть?
  Задумавшись о чем-то, оборотень бродил вокруг, пока не подошел сбоку. Блеснуло лезвие небольшого кинжала, а потом резкая боль пронзила бедро.
  От неожиданности с криком я упал на снег, заливая его кровью. Практически задел артерию, еще повезло. Чертово серебро...
  - Какого черта?! Что это вообще такое?!
  - Посмотри на меня! - командным голосом оборвал мои негодующие крики старик.
  Я поднял полный ярости взгляд, но увидел в глазах наставника разочарование.
  - Нет, зверь где-то глубоко. Его не сможет пробудить боль, даже очень сильная.
  - А зверь разве не пробуждается через инстинкты? - потянувшись за бинтами в рюкзаке, поинтересовался я.
  - Да, через них. Но через инстинкты размножения и голода пойти не получится. Первое слишком слабая вещь для наших нужд. А второе... если начнешь есть человечину... - меня передернуло от этих слов, - то грань между человеком и зверем перейдешь крайне быстро, заметить это невозможно. Даже ты можешь превратиться в дикого, к сожалению...
  - А чего же я должен достичь? - стискивая зубы от боли, я разделся и начал перевязывать рану.
  - Достичь этой тонкой грани и остаться там. Ты сохранишь свой разум, но пробудишь дремлющую силу.
  - И сколько оборотней способно на такое? Вряд ли я тот, кто вам нужен... - у меня все еще были сомнения по этому поводу.
  - Теоретически на это способен каждый. Но уже ни я, ни мой пропавший без вести последний соратник... мы уже пошли по другому пути.
  - Так почему именно я?
  - Как я уже говорил, ты ближе, чем остальные. Таких, как ты, гораздо меньше. Десять-двадцать на одно человеческое поколение. Но современный мир не даст им выпустить зверя даже при опасном образе жизни. Лишь поспособствует выживанию. Маркус собирал таких ребят, но большинство прикончил...
  - Почему? - рассказ о новом преступлении вожака уже не вызвал эмоций.
  - Потому что не мог им доверять. Каждый из них - потенциальная угроза. Не только может потягаться с ним, но и может объявить войну за титул вожака.
  - Мне не нужен никакой титул... все эта слежка.... все это было лишним, - закончив перевязку, я отвел взгляд. - Я никогда не смог бы никого вести за собой, не смог бы противостоять сильным врагам...
  - Пока нет, - пообещал Дункан. - Тебе придется быстро учиться, если ты хочешь достичь успеха в этом нелегком деле.
  - Я не хочу править... - сказал я после раздумий.
  - Никто и не просит. Убей вожака и его командиров. Обеспечь правление достойного. И ты спасешь наш вид от порабощения... а теперь можешь идти завтракать. Мне нужно подумать, какой процесс использовать для твоей трансформации...
  Я поднялся на ноющую ногу. Ну, спасибо. Охотиться в таком состоянии... просто прекрасно.
  
  Убежище охотников. 7 февраля. 2010 год.
  
  Шрам.
  
  Охотник вышел из комнаты для допросов, вытирая окровавленной тряпкой руки. Закаленные костяшки даже после десятка крепких ударов оказались абсолютно целы. А вот лицо Когтя нет.
  - Ничего? - решил все же удостовериться ожидавший на выходе Мастер.
  - Ничего. Наша школа, - фыркнул мужчина, стараясь унять чуть дергающийся ожог на лице, после чего резко захлопнул железную дверь, оставляя внутри измученного заключенного.
  - Среди нас еще могут быть предатели, но связаться с врагами им будет проблематично... - заметил старик.
  - Он работал в одиночку. Как на охоте, так и здесь, - покосился на дверь Шрам.
  - Уверен?
  - Уверен. Меня больше беспокоит другое... оборотни точно знают о нашем большом секрете. Они могли приказать Когтю саботировать оборудование несколько месяцев назад.
  Глава Ордена взглянул на подчиненного посвежевшим взглядом. После раскрытия предателя можно было не бояться за своих людей.
  - Но если наши враги, кто бы они не были, знают, что мы держим здесь... почему они просто не прикончат нас?
  - Меня это тоже беспокоит, - согласился охотник. - Как и многое другое. Коготь - одиночка. Он не ведает страха, его научили умирать и страдать. Чем его подкупили? Деньгами? Сомневаюсь, тут должно быть что-то посильнее... и он не хочет сдавать тех, кто его курирует. Странная преданность.
  - Коллаборационисты были всегда, Шрам, - вздохнул, чуть прикрыв глаза, Мастер. - То, что мы сражаемся за человечество еще не значит, что никто не пожелает перейти на сторону врага. После шестидесятых дезертировало не меньше полутысячи наших лучших солдат. Поэтому нам пришлось покинуть Сибирь, слишком уж было опасно...
  После чего старик усмехнулся, вспомнив давний разговор:
  - А ведь этот молокосос думал на меня наезжать... сказал, что позаботится о моей отставке. Из-за Кэтрин...
  Шрам не сразу ответил, будто собирался с мыслями:
  - Она действительно сбежала? Или вы ей помогли?
  - Какая теперь разница? - с иронией взглянул на подчиненного глава Ордена.
  - Мне без разницы, она была опасной для нас. Могла погубить нас, но не сделала этого. Это... заслуживает толику уважения.
  Тут уже настал черед Мастера удивляться. От самого преданного делу охотнику он совсем не ждал таких слов. И, казалось, это уже подпадало под крамолу, но тут не было причин не соглашаться.
  - Я думал, ты встанешь на сторону Когтя... что повлияло на твое мировоззрение?
  Этот вопрос был задан далеко не из праздного любопытства. Поэтому Шрам старался подобраться ответ тщательнее.
  - Вы руководили этим Орденом долгое время, Мастер. Без вас мы бы все погибли...
  Но при этом его мысли то и дело возвращались к потерянному другу.
  - ...или ты бы прямо сейчас пристрелил бы последнего оборотня, - пожал плечами старик и направился дальше по коридору.
  
  Где-то в лесу. 8 февраля. 2010 год.
  
  Времени на размышления Дункану понадобилось немало. Даже казалось, что старик просто издевается, испытывает терпение. Словно это тоже своего рода некая тренировка, как бывало в фильмах. Но, похоже, оборотень действительно не знал, как поступить.
  Чтобы убить время, я вернулся к тренировкам, которые давно забросил. Рукопашный бой, бой в звероформе, бег с препятствиями. Все, чему учат каждого оперативника. Правда, со стрельбами ничего бы не вышло - мало патронов, да и лишнее внимание. Поэтому приходилось убивать воображаемых противников, вспоминая детство. И тренироваться в передвижениях с экипировкой.
  - Сколько раз вы так делали? - наконец, мое терпение лопнуло.
  - Ни разу, - признался старый вожак, после чего пришлось подавлять порыв ярости.
  - Тогда откуда вам знать, что сработает?
  Собеседник загадочно улыбнулся, но все же ответил:
  - Потому что мы убили одного такого оборотня... он был очень, очень силен, мы впятером не могли справиться, только с маленькой армией.
  От таких слов пробрала дрожь.
  - За что вы его убили?
  - Он пришел к нам в разгар войны с Наполеоном. Потребовал, чтобы стая подчинялась ему. По праву сильного. Мы не могли тратить силы на войну с вампирами и с ним, поэтому действовать пришлось быстро, ибо переговоры ничего не дали... этот оборотень мог бы стать ценным союзником...
  Цокнув языком, Дункан вернулся к размышлениям.
  
  На следующее утро старый вожак разбудил меня и поделился новым планом:
  - Боюсь, что варианта лучше у нас не будет. Нужно, чтобы ты был на грани смерти и... 'воззвал' к своему зверю.
  - И как же мы это сделаем? - я вспомнил про свой револьвер. - Наставите на меня пушку?
  - Нет. Вряд ли поможет, - пригладил длинную бороду Дункан, после чего к нам приблизился один из его ручных зверьков.
  Долгое время не удавалось заснуть, зная, что рядом бродят эти громадные 'волки'. Пусть они и под контролем...
  Воспоминания о том бое в лесу с дикарями до сих пор были сильны.
  - И что дальше? - переводя взгляд с одного оборотня на другого, спросил я.
  - Посмотрим, как это сработает...
  Тут тварь кинулась на меня. От неожиданности удалось выставить руку, но зверь ее проигнорировал, повали меня на снег. Клыки оказались прямо у горла и начали медленно сжиматься.
  - Сконцентрируйся... - будто успокаивающим голосом сказал старый вожак.
  Я схватил врага за морду, но тот сжал челюсти сильнее, впиваясь клыками глубже. Оставалось лишь временно признать поражение... черт... так же можно артерии напрочь лишиться.
  Еще две твари просто взялся и 'оттащили' зубами мои руки, не давая вырваться.
  Дункан же просто ходил вокруг, внимательно наблюдая.
  - Ты злишься? Ярость поможет...
  Новая волна бешенства накатила неожиданно. Запах псины заглушал все остальные запахи, а челюсти продолжали сжиматься. Текла кровь... если не перевязать...
  Кажется, сознание отключилось. Но удар палкой, на которую опирался старый вожак, тут же это исправил. Судорожно глотая воздух, я сел, хватаясь за окровавленное горло.
  - Работает... - торжествующе прошептал Дункан.
  - Я ничего... кха... не чувствую... - я пополз было на четвереньках за бинтами, но старик ударил по руке, веля оставаться на месте. - Можно... было и предупредить обо всем...
  - В элементе неожиданности было преимущество. Теперь оно потеряно, - пожал плечами оборотень. - Но главное, чтобы тебе удалось нащупать нужное состояние. Буквально перед тем, как ты потерял сознание, ты его достиг... значит, будем упираться в практику.
  Здесь уже в пору громко и далеко послать старого вожака, но потом я вспомнил, почему остался. И чего хочу добиться. Если по-другому никак... то нужно найти в себе силы.
  Ибо предстоит битва, которая будет в разы хуже подобных тренировок. Стоит опустить руки сейчас, дальше можно и не пытаться.
  Хоть я и понимал, что выйти оттуда победителем будет сложно. Убивать собратьев будет... отвратительно. Хотелось бы обойтись без этого. Но еще проблемой остаются вампиры. Остается надеяться, что не придется драться с Кэтрин. Из всех существ, живущих в этом мире, она одна из немногих, кто действительно понимает меня. И уже два раза спасла. Но кто знает, как повернется судьба...
  Недолго думая, я не стал лезть за бинтами, а лег обратно на снег, приготовившись к новому этапу.
  
  Шестой флот США. 24 февраля. 2010 год.
  
  Кэтрин.
  
  Громадный американский авианосец стоял на воде, пока грузовые вертолеты подвозили все новую и новую технику, с которой клан собирается воевать с оборотнями. Все, что накоплено за несколько десятков лет. Танки, вертолеты, припасы и снаряды. Даже о запасах крови позаботились, но пополнять их все равно придется на месте.
  Большинство солдат расположились на кораблях. Меньшая часть отправилась в Новосибирск, чтобы соединиться с силами уехавшего туда Павла. Дополнительный козырь не помешает.
  Кроме вампиров здесь также находились охотники. С помощью них, в основном, и удалось договориться лугару и правительством о том, что войска Самаэля доставят прямо к Архангельску. Российский флот же не будет иметь права вмешиваться, иначе начнется война посерьезнее. Которая не нужна ни одной из стороной.
  - Нет ничего лучше вида марширующей на территорию врага армии... - тихо сказал стоявший рядом Самаэль.
  Темное длинное пальто развевалось на ветру, создаваемом лопастями садящихся и взлетающих вертолетов.
  - Даже вид поверженного врага? - глядя на развернувшееся зрелище, поинтересовалась Кэтрин.
  Повелитель клана улыбнулся.
  - Да. Ибо твой враг будет уничтожен. Армии нужно будет найти новую цель или распрощаться с ней навсегда. А последнее смерти подобно...
  Разговор закончился и, не зная, что делать, девушка уже сунула руки в карманы и собралась уходить. В последнее время ее обязанности заключались в проверке разных вещей, начиная от людей, заканчивая ресурсами. До этого она была в прямом подчинении у Павла, который и подучил ее многим вещам. Да и кое-какой талант благо имелся.
  Но с Самаэлем приходилось пересекаться довольно часто, именно поэтому брюнетка осталась здесь, а не отправилась в Новосибирск. Оттуда давно не было вестей, кроме доклада о каком-то странном происшествии с дикими оборотнями. Павел отчитался лишь о потерях - не менее пятнадцати вампиров. И это от диких оборотней? Какой-то нонсенс... но этими размышлениями с повелителем она пока не делилась.
  - И какой же будет следующая цель? - вновь проявила вампирша свое любопытство, остановившись на втором шаге.
  - Найдем, - клятвенно пообещал собрат. - Этот мир не стоит на месте, войны вспыхивают одна за другой. Пока мы не разорвем этот мир на куски, ничего не измениться.
  Эти слова поставили в тупик. После пары взглядов Кэтрин все же решилась закончить начатое.
  - Почему же мы должны участвовать в том, что может уничтожить всю планету?
  Вампир ответил незамедлительно:
  - Потому что в каждой войне мы становимся сильнее. И это повышает шансы для нашего клана поставить в этом противостоянии последнюю точку.
  Порой девушка затруднялась решить для себя - одна или две личности живут в этом вампире. Определенно одна, разная в нужных ситуациях. Сейчас же он показывал себя настоящего, не таясь. И пугал гораздо больше, чем в облике всемогущего повелителя клана. Тот хотя бы отдает полный отчет в своих мыслях и действиях. Или, по крайней мере, хорошо умеет это внушать...
  Кэтрин вспомнила слова Павла. Как-то она спросила, зачем он следует за этим вампиром. Ответ был прост: нужно следовать за будущим.
  Но какое будущее может быть здесь?
  Вежливо кивнув, прощаясь, все с таким же каменным лицом, брюнетка оставила Самаэля любоваться видами марширующих армий.
  Ее нагло толкнул в плечо один из вампиров, хотя можно было сделать шаг в сторону и отойти. Радужки глаз резко покраснели, но лишь на мгновение. Не стоит отвлекаться на какую-то падаль.
  Многие из клана считали девушку не только чужой, но и выскочкой, которая ничего не сделала, а уже завоевала расположение повелителя, ради которого некоторые годами бросаются в пекло.
  Но после добровольной тюрьмы, организованной в убежище охотников, это нисколько не беспокоило. Высокомерные взгляды и 'колкие' слова в спину можно пережить. Главное, чтобы не было покушений. Впрочем, вампиры, подчиняющиеся Самаэлю, славились дисциплинированностью. Хотя, как заявил Павел, им далеко до европейского. Здешние слегка 'разбалованы'.
  - Эй! - тут же окликнул ее тот, кто толкнул в плечо.
  Неужели, чтобы извиниться?
  - Чего надо? - огрызнулась Кэтрин.
  - Тебя Гений на разговор вызывает. Туда, в рубку! - он махнул рукой и пошел дальше.
  Прозвище 'Гений' принадлежало Павлу. И всегда произносилось с нескрываемым пренебрежением. Разумеется, за спиной.
  Вампирша не стала медлить. Если человек звонил в одну из радиорубок авианосца, а не на мобильный, значит, разговор крайне важен. Но обычно такой чести девушка не удостаивалась, поэтому сильно смутилась.
  Экипаж, состоящий целиком из лугару вежливо подсказал куда идти. Хотя, казалось бы, кто должен проявлять вежливость взамен оказанной милости находиться на этом судне...
  Стоило переступить порог, как один из лугару закрыл крепкую дверь, закрутив вентиль.
  - Не хочу, чтобы нас подслушивали, - раздался голос Павла в одном из динамиков.
  Видеоизображение было отключено.
  - У тебя выключен мобильный? - спросил он.
  - Да, а надо было включить? - пожала плечами Кэтрин.
  Он предупредил ее, что при таких контактах телефон нужно обязательно выключать. Давно было заметно, насколько мужчина был параноиком, но порой это переходило любые границы. Но приходилось подчиняться. Все-таки девушка много обязана этому скользкому типу...
  - Нет, все в порядке, - после чего Павел перешел к делу.
  Вампирша буквально почувствовала, как на другом материке он поправляет очки, что было излюбленной привычкой.
  - Майерс уже вылетел от вас?
  После той погони в Лос-Анджелесе охотник вернулся с огромной дырой в животе. Увидев тело на каталке краем глаза, девушка сначала подумала, что затеянная игра окончилась фатально. А потом одна из фигур, что загораживала вид, отошла в сторону. Ричард был живой, несмотря на смертельное ранение. По слухам, упал с огромной высоты на что-то острое.
  Но главное, Максим остался жив. Ибо от самого Павла она узнала, что глава Западного Ордена уже долгое время пребывает в состоянии плохо контролируемой ярости. От него редко уходит добыча, поэтому подобный удар по самолюбию такое эго пережить никак не могло.
  - Да, его в России встречают лугару из ЦРУ.
  Самаэль об этом как-то обмолвился. И еще кое о чем.
  - Это хорошо, - до следующей новости человек говорил ровным голосом.
  - Только он изменил маршрут в последний момент. И с вами соединяться не планирует...
  - Вот как... - впервые за все время знакомства Павел оказался озадачен, - я полагаю, про новый маршрут никто ничего не знает?
  - Нет, не знает. Даже Самаэль.
  - Значит, пробить не удастся. Но я догадываюсь, куда он направился. Спасибо тебе, Кэтрин. Продолжай наблюдение.
  Связь оборвалась. Такое ощущение, что он оставил ее в качестве стукача, а не потому что повелитель клана решил так. Ощущение, надо сказать, неприятное.
  Вокруг разворачивалась странная невидимая игра, постичь границы которой брюнетке было нереально...
  Жизнь повернулась слишком резко и, пожалуй, только сейчас девушка решила оглянуться назад. Нет, лучше не смотреть назад. Иначе не будет никакого спокойствия...
  
  Глубоко в лесу. 28 февраля. 2010 год.
  
  День за днем проходили в движении к расплывчатой цели. Успехи были незначительны. Мне удалось почувствовать нужное состояние, но удержать... нет... порой казалось, что это самообман, внушение. Не раз хотелось все бросить. Вот только после этого варианта не было никакого четкого плана. В то время как при частых беседах с Дунканом убийство Маркуса обрастало новыми деталями.
  - Сложно сказать, будет ли он прятаться за спиной собственной армии. Он горд, но не дурак. Не станет рисковать собой без необходимости. Но если застать его врасплох, то он не сбежит с поля боя. Опять же, из-за гордости, - рассказывал старый вожак. - Да и еще одна важная вещь... не стоит пытаться убивать его в полнолуние.
  - Почему это? - не понял я.
  - Тебе кто-нибудь рассказывал, как вожак выглядит в звероформе?
  - Хм... нет.
  - Потому что он не может принимать ее, кроме как в этой фазе Луны. Процесс изменил его. Теперь он, можно сказать, не совсем даже оборотень... так что мы действительно создали чудовище.
  - Что ж. Зато будет больше шансов, - решил я.
  - Именно. Но в остальном тебе придется надеяться на себя. Я научу тебя всему, что знаю сам, пока мы не добьемся результата. А в Москве смотри на ситуацию сам, решай, когда нанести удар. Слишком много целей нужно уничтожить, и момент должен быть подходящим. Стая должна быстро перейти под контроль другого вожака, а вампиры должны отступить из России навсегда, иначе эта война затянется надолго.
  - Неужели они побегут после смерти Самаэля? - сомнения не отпускали ни на секунду по многим вопросам, но по этому особенно.
  - Не все разделяют его политику. Многие предпочли бы остаться в Северной Америке, где уже наладили жизнь...
  И правда, это было бы лучшим вариантом. После Лос-Анджелеса в их руках оказалось все западное побережье. Пришедшие давным-давно из России оборотни-медведи, осевшие в Канаде, пытались наложить лапу после Вьетнама на земли лугару, но теперь с этими амбициями покончено.
  Покалеченная часть европейского клана, осевшая в Южной Америке, нашла в себе силы, чтобы пробиться на север. А теперь жажда крови и убийств перекинется сюда...
  И, похоже, я буду очередным агентом старика, который должен исправить положение. Тут как получится. Но есть большая вероятность, что последую за остальными провалившимися.
  
  Много времени еще приходилось уделять остальной подготовке. Солидная часть деревьев вокруг лишилась коры, пока я отрабатывал удары. Дункан подсказал немало как для рукопашного боя, так и во многих других аспектах, хоть и объяснял все на пальцах, будучи не в состоянии сделать нужные трюки самостоятельно.
  Но даже после таких упражнений невозможно ощутить себя готовым к такому испытанию. Нужно быть просто другим человеком, который умеет без страха смотреть в глаза опасности. Старый вожак это видел. Успокаивал, что после завершения процесса мои взгляды поменяются. Что ж, наверное, его ждет разочарование...
  
  Архангельск. 24 март. 2010 год.
  
  Маркус.
  
  Через бинокль можно было увидеть солидную часть флота. Ближе американские корабли подходит не рискнули, несмотря на то, что солидная часть северного берега была освобождена от любых флота и авиации. Надо признать, что в плане сохранения секретности все виды готовы работать сообща без каких-либо подстав. Иначе можно потопить всех.
  - У них все-таки будет авиация, не так ли? - убрав бинокль, поинтересовался Семен.
  Вожак же смотрел на горизонт без этого благодаря превосходящему зрению.
  - Вертолеты, может десять-двадцать самолетов. Посмотрим... лугару могли продать им в последний момент все, что угодно.
  Им выгодна эта война вне зависимости от кого, кто проиграет. Проиграют вампиры - стая будет обескровлена и можно будет диктовать новые условия. Проиграет стая - договор с вампирами останется в силе. И тогда лугару тоже получат все, что хотят. Хотя, казалось, это будет крайне невыгодно африканскому клану, который дерется с американцами уже долгие годы. Но Самаэль никого не спрашивал. И не слушал чьих-либо советов, кроме как от собственных агрессивных генералов.
  - Весь этот план... не знаю, - вновь высказал сомнения секретарь.
  Кроме них на пирсе никого не было, лишь неподалеку стояла машина. К счастью, вампиры были не настолько глупы, чтобы пускать по ним ракету. Лишь решили поехать на разведку на небольшой разведывательном корабле.
  - Что ты не знаешь? Мы десять раз все обсудили, - огрызнулся Маркус, сделав шаг вперед к приближающейся лодке.
  - Мы не готовы, они прибыли раньше...
  - Прорвемся. Во Вьетнаме все было гораздо хуже.
  - Во Вьетнаме и Афганистане мы не дрались на собственной территории. Боюсь, даже лугару не знают, какой ящик пандоры открыли. Мы не сможем все это скрыть...
  У оборотня же было другое мнение. Если весь мир будет заявлять одну и ту же версию происходящего, можно будет легко отловить самых пронырливых искателей правды. Все схвачено, просто требует очень много ресурсов, которые пригодились бы на войне.
  - Если ты боишься форс-мажора, то на войне без него никак. Будем прорываться, как сможем, ибо других вариантов нет.
  - Эту войну можно закончить одним хорошим залпом ядерной ракеты, - с сожалением вздохнул Семен.
  Маркус разделял его мысли. Если ударят по шестому флоту, который перевозит вампиров, одной проблемой будет меньше. Но будет война не только с лугару, но и со всей Америкой и Европой. Все закончится тем, что стая либо будет уничтожена, либо получит удобного для остальных вожака. Не слишком радужная перспектива.
  - Благо у нас есть силы, чтобы противостоять врагу, - вожак направился к машине, но на секунду остановился, приложив два пальца к виску.
  Несколько фигур вдалеке исчезли с крыши одного из зданий.
  - Вот только хватит ли у тебя этих сил? - почти шепотом спросил секретарь, зная, что вожак все равно услышит.
  Но этот разговор так и не развился...
  
  Глава 8.
  
  Глубоко в лесу. 21 марта. 2010 год.
  
  Война пришла в Россию. Но средства массовой информации об этом молчали. По крайней мере, так было с газетами, что продавались в маленьких ларьках.
  В большие города я не рисковал заглядывать, ограничивался поселками. Дункан поделился бесценным опытом, который помогал ему скрываться столько лет. Приходилось часто перемещаться, ибо нельзя долго задерживаться на одном месте.
  Такими темпами попытался лишь один поисковый отряд Маркуса, но нам удалось быстро уйти. Дикие оборотни, которые пополнялись одним-двумя несчастными жертвами собственных ошибок в месяц, использовались для отвлечения внимания. А их запах передался мне, равно как и старому вожаку уже давно, поэтому вычислить именно нас не представлялось возможным. А за дикарями люди заклятого врага не охотились.
  Но газеты - это не люди. Порой удавалось услышать обрывки фраз. Что-то происходило на севере. Официальная версия - учения. Пока эта не внушающая доверия отмазка работала...
  Да и Дункан подслушивал через диких, которым удалось подобраться ближе к людям Маркуса, и выяснял обстановку. Вампиры действительно здесь. И, кажется, ситуация складывается не в пользу оборотней.
  - Как можно скрыть такую войну? - не понимал я. - Целая армия вторглась в страну, но всем как будто наплевать....
  Реакция простых людей порой поражала.
  - Это ты знаешь о нашем существовании. А для них мир... лежит в одной плоскости, - объяснил старик, пока мы двигались дальше. - Они верят тому, что говорят им власти. Сейчас, пока человека лично не касается это война, если прилавки магазинов не опустеют, а цены не вырастут, для него не поменяется ровным счетом ничего. Лишь люди с активной гражданской позицией будут что-то пытаться изменить... а таких отловить легко.
  - Такое невозможно долго скрывать, - возразил я, потирая незаживающие от постоянных тренировок шрамы на шее. - Я видел, что творилось в Москве... в Лос-Анджелесе... здесь все будет гораздо серьезнее.
  - Вампиры не дураки, Максим, - улыбнулся Дункан, глядя вперед. - И лугару тоже. Для мира людей будет существовать одна и только одна версия происходящего. И куча специально нагнанных домыслов. Именно так мы работали с давних пор. Это то, в чем наши виды едины. Мы не можем отказаться от войны. Никто из нас. Поэтому существуют единые правила. Скажем так, конвенции... но эти конвенции каждый обязан соблюдать, если не хочет быть уничтожен.
   - Вся эта манипуляция... - с трудом удалось снять с лица выражение презрения, - по сути, так действуют Маркус с собратьями...
  - Отчасти, но здесь это необходимая жертва, чтобы мы могли жить. К тому же правительства людей действуют точно также. Так устроен, и не в наших силах... точнее, нет, мы просто не вправе его менять. По крайней мере, не сейчас.
  - А когда?
  - Не знаю, - Дункан задумался. - Когда-то считалось, что ни один из наших видов не будет на грани уничтожения. И не появится новых, мир в какое-то время стал постоянным. Но теперь... оборотни-пантеры почти вымерли, если еще это не сделали. И на арене появились лугару.
  - Оборотни-пантеры? - не понял я.
  Есть еще какой-то вид оборотней? Проклятье, сколько же еще неизвестного в этом мире...
  - Да, они живут в Африке... или жили, - вновь поправился старый вожак. - Многое посодействовало их истреблению, в особенности африканский клан. Мы поддерживали их как могли, несмотря на расстояние... но Маркус просто взял и свернул всю помощь, посчитав, что нам самим и так тяжело. Может, он и оказался прав, но это было предательством. Они были нашим авангардом в тех землях...
  За время, проведенное с наставником, пришлось многое узнать о том, как устроен мир вокруг. И как был устроен задолго до моего рождения. Раньше медведи жили в России, а оборотни на территории современной Германии, откуда и пошло второе название - вервольф. Потом появились вампиры из Румынии... хотя, может, история видов началась гораздо раньше, но записей об этом не сохранилось.
  Древние собратья расселились по Западной Европе, но тамошний хаос постоянно приводил к междоусобицам. Особенно среди вожаков, которые приобрели силу по моему методу. Хотя, их способности больше открывались случайно. Это сейчас спешка...
  Потом началось Смутное время в России, медведи были вынуждены покинуть страну, постепенно уходя на восток, через несколько десятилетий не переплыли на Аляску, в дальнейшем расселившись по территории Канады.
  К тому времени Дункан и остальные вожаки приобрели силу, с помощью которой объединили враждующие кланы оборотней и двинулись в Россию, плотно там обосновавшись.
  Миграция нелюдей по планете вообще оказалась весьма интересной темой. Картина мира вокруг выросла до огромных масштабов. Но от этого поставленная цель не изменилась. Наш вид заслуживает лучшего правителя. Который не будет обращаться с каждым из нас, как вещью, которой можно пользоваться, а потом, за ненадобностью, выкинуть. И больше не будет разрушенных жизней, как у меня, Ольги, Нины... все это закончится. Может, не сразу, но начало справедливости будет положено.
  Тем не менее, жизнь дала много тяжелых уроков. Поэтому полного доверия к наставнику у меня не было. При такой откровенности он точно должен что-то скрывать. По некоторым вопросам он действительно отмалчивался или уходил в сторону. Например, что в действительности произошло с другим выжившим вожаком? При упоминании других на лице старика была написана скорбь, а здесь...
  Но в любом случае, мы нужны друг другу. Он хочет загладить вину перед миром за созданное чудовище. Или тут другая причина, если перестать идеализировать. Но разницы нет, наши цели схожи.
  Впрочем, постепенно весь этот процесс обучения терял свою привлекательность. Вернее, нет ничего приятного в том, что тебе регулярно пытаются перегрызть глотку. Но, уже который месяц нет никакого результата. Порой, он чувствовался, однако это легко можно списать на воображение. Лишь пару раз действительно удалось приблизиться к продиктованной стариком границы. И оба раза казалось, что еще чуть-чуть, и внутри меня не останется ничего человеческого, ибо пробуждалась всепоглощающая ярость. На диких, что держали шею и запястья клыками. На Дункана, который все это затеял. На Маркуса. И на себя, что ничего не получается. Может, так и суждено остаться неудачником даже среди редкого подвида оборотней?
  Порой правда хотелось все бросить и уйти. Неважно куда. Отправиться следом за Ниной. Покинуть страну. Или вообще вернуться к стае и потребовать справедливого суда. Но что-то подсказывало, что до последнего я не доживу. Даже при поддержке Эдварда, единственного из высшего руководства, кто пытался добиться правосудия. Если Дункан прав, то одно лишь мое существование для вожака угроза.
  А я знал, как он разбирается с угрозами. Юрий оказался уничтожен. Волк тоже. А до этого лугару дважды потерпели поражение.
  Быть угрозой такого уровня даже немного лестно. Но как бы не дошло до взятия заложников, чтобы выманить меня. Например, родителей. Дункан, однако, заверил, что Маркус не работает такими методами. Даже у чудовища имелись какие-никакие, но принципы.
  Я же склонялся к тому, что в крайнем случае он решится на подобное. Но ничего сделать нельзя и попросить о помощи некого. Придется надеяться только на себя...
  
  Россия. В 70 километрах от Перми. 23 марта. 2010 год.
  
  Андрей.
  
  О начале военных действий оборотень узнал от Сивого, с которым продолжал поддерживать контакт во время своего путешествия по стране. Рискованно, конечно. Но сколько он не колесил, не искал слежку за собой, ничего подобного не обнаружил. Возможно, Маркус и Глеб, охотясь за Максимом, даже не рассматривали вариант, что Андрей может привести их к нему.
  Впрочем, вожаку и другим высшим командирам сейчас не до беглецов. Судя по сводкам, полученных от собрата, дела у войск вожака шли не лучшим образом, приходилось постоянно отступать. Однако оба противника находились в одинаковых условиях в плане логистики.
  Города никто не разрушал, армии спокойно заходили, а потом выходили, сражаясь в поле. Никому не нужны были лишние жертвы и разрушения. Ведь нужно сохранить как можно больше в той стране, которую будет контролировать тот или иной вид.
  Жуткая манипуляция, в первую очередь людьми, но Лавров решил для себя, что так будет лучше для людей...
  Работу же служб, обеспечивающих информационное прикрытие, можно только поаплодировать. Любые СМИ, что русские, что зарубежные, транслировали единую картину. Учения? Скоро пойдут на террористические атаки. А потом придумают гражданскую войну. Заткнуть небольшую горстку инакомыслящих будет легко.
  После того, что произошло с Ирой... Андрей мог отнести себя только лишь к этим горсткам инакомыслящих. И только после понял, что с ними делает вожак.
  Да, были недовольные его приказы. Да, существовали те, кому не нравились правила. Но никто не выступал против Маркуса в открытую. По крайней мере, так, чтобы об этом знали остальные. Что с ними происходит? Если убирают даже случайных свидетелей, то о врагах и говорить не приходится.
  Ведь вожак просто вошел в здании гостиницы, где окопался Юрий и просто уничтожил врага. Не стал брать в плен, выяснять сведения о враге. Даже не предоставил права на суд. Впрочем, после войны, после стольких убитых оборотней и людей он заслуживал лишь смерть. И вот такое молчаливое одобрение большинства пугало. Дальше врагом объявили Максима. Потом маховик 'защиты безопасности' затронул Иру...
  Бывший следователь просто не мог смириться с тем, что одобрял раньше подобное. Закрыл глаза на все, что происходило, пока беда не пришла к нему самому. Может, ранее прозрение ничего бы и не дало. Вряд ли бы Андрей решился пожертвовать всем, чтобы бороться против системы, пожирающей неугодных. Но тогда совесть, возможно, была бы чище...
  Окрестности Москвы в качестве начала поисков Андрей отвергнул сразу. На запад тоже не имело смысла отправляться. Там из-за близости европейского клана вампиров за буферной зоной из стран Восточной Европы, сосредоточены достаточные силы оборотней. Поэтому оставался слабо защищенный из-за унизительных договоров с лугару в девяностые юг. И необъятный восток.
  Начать, пусть и совершенно бесполезное мероприятие, мужчина решил с родного города Максима, аккуратно проверяя по дороге города и окрестности.
  Казалось, что никто толком не занимается поисками того, кто так серьезно преступил закон. Но это лишь на первый взгляд. То, что в оперативных сводках милиции ничего не имелось, ровно как и тамошние оперативники-собратья не знали ничего, максимум лишь что-то слышали краем уха, еще ничего не значило.
   В Иванове Лавров наткнулся на небольшую группу оборотней, по виду настоящие тренированные бойцы. Держались странно. Стоило подойти, как вежливо попросили удалиться и не мешать.
  Мол, дело государственной важности...
  Дабы не вызывать подозрений, бывший следователь решил не искушать судьбу. Попытки тайно проследить также окончились неудачей. Какой-то спецназ, не иначе.
  А потом удалось случайно наткнуться на их машину, выезжающую из леса. Чтобы не привлекать внимания, Андрей сделал вид, что копается в бардачке автомобиля, скрывая лицо. Но неизвестно, сработало ли.
  Единственное, что приходило в голову - какая-то поисковая группа. Но такие крепкие сильные солдаты нужны на передовой. Что забыли в такой глуши? Может, Маркус опасается диверсантов? Или это группа по поиску Максима и других отступников? А, может, и то и другое.
  Но раз эта группа здесь, то искать в этой области бесполезно. Любой, прошедший подготовку наставников стаи, умеет скрываться в лесах. Вроде как даже многие мирные обучаются такому полезному навыку. Сейчас, в случае непредсказуемой войны это будет как нельзя актуально.
  Если основные силы буду рассеяны, придется переходить на партизанскую войну. Или же покидать страну навсегда. Других вариантов нет.
  Только вот куда ехать? Оборотням сложно добиться политического убежище в хороших странах. Да и вряд ли каким-либо государствам нужны проблемы, если начнут принимать у себя нелюдей. Так и до возвращения целостной стаи недалеко. Остается надеяться, что у высшего руководства есть запасной план и на этот случай...
  После случая со 'спецназом' дальнейшие поиски зашли в тупик. Беготня по лесам оказалась пустой тратой времени. Порой казалось, что все тщетно. Может, Максима уже давно настигли и пристрелили, похоронив глубоко в дебрях... ничего не указывало на то, что он нужен вожаку живым. Почему такая жестокость в отношении обычного рядового оборотня? Андрей не мог понять именно этого.
  Дорога пролегала по заснеженному шоссе, обрамленному бесконечными рядами лесных массивов. Как здесь вести поиски? Бесполезность данного предприятия всегда очевидна, но наследственное упрямство не позволяло резко развернуть автомобиль и отправиться обратно в Москву, где не ждет ничего хорошо. Не раньше, чем он узнает правду, иначе возвращаться не имеет смысла.
  После смерти девушки бывший следователь вновь вернулся к пагубной привычке, начав курить. И прямо сейчас, будучи за рулем несколько часов, смолил уже вторую пачку, не боясь за собственное здоровье. Холодный мороз врывался через открытое окно, но это лучше, чем задымить всю машину.
  Радио отключено, полная тишина, только мерное гудение двигателя и свист редких проезжающих мимо машин.
  Еще будучи далеко, Андрей увидел голосующую блондинку с походным рюкзаком за спиной.
  - Какого черта... - вдруг спросил он себя и, проехав на десять метров дальше, остановился и дал задний ход.
  Если не удалось никому помочь тогда, может, удастся сейчас. Да просто кого-то подбросить, уже на душе полегчает.
  Девушка была молодой. Как ее вообще занесло в такую глушь? Сейчас явно не сезон для турпоходов.
  Стоило двери перед пассажирским сиденьем открыться, как их взгляды встретились. Перед этим наметанный глаз Лаврова заметил подпалины на куртке. Единственный вариант, приходящий в голову - это от сушки на костре... а за спиной оказалась охотничья вертикалка.
  И тут в нос ударил ее запах. А девушка почувствовала запах в салоне, поэтому быстро закрыла дверь и направилась обратно в лес.
  Заглушив мотор, оставив машину наполовину на шоссе, Андрей вышел на улицу.
  - Эй! Подожди!
  Блондинка его проигнорировала, продолжая ловко идти по собственным следам в сугробах. Бывшему же следователю неудобно было ее догонять.
  Наконец, дойдя до кромки леса, незнакомка развернулась и сняла со спины ружье.
  - Только сделай еще шаг...
  Андрей приподнял руки.
  - Все, я стою. Просто хотел узнать, в чем дело...
  - Какая тебе разница? - фыркнула блондинка. - Тачка мне твоя не понравилась, накурено там. Ненавижу никотинщиков...
  Андрей не выдержал и усмехнулся.
  - Это все? А мне, кажется, прячешься от кого...
  - Следак что ли? - раздраженно спросила оборотень, делая медленные шаги назад, не опуская оружие.
  Впрочем, Лавров сильно сомневался, что в патронах имеется хоть грамм серебра.
  - Угадала. Бывший...
  Но, судя по реакции, представителей власти она определенно не любит.
  - ...и сейчас просто оборотень, - продолжил мужчина, - который блуждает в бесплотных поисках...
  - Поисках чего?
  - Порой сам не знаю... - вздохнул Андрей.
  То, что он ищет Максима понятно. Но зачем? Ради дружбы или ради мизерного шанса на искупление?
  - То есть ты не с Маркусом? - зачем-то спросила блондинка.
  - Пожалуй, теперь уже нет.
  После недолгих раздумий, ружье все же вновь оказалось за плечом.
  - Ладно, подбросишь до ближайшего города, а дальше разойдемся, как в море корабли. Только безо всяких там... - она не уточнила чего именно, - и курить не вздумай.
  - Да без проблем, - чуть посмеялся Лавров, даже не думая возникать по поводу того, что в его собственной машине собираются ввести какие-то правила.
  Почему-то вдруг эта небольшая перепалка подняла настроение, хотя депрессия долгое время не отпускали, то и дело накатывая большими волнами. Некий бунтарский дух, присущий данной девушке, совпадал с теперешним мировоззрением бывшего следователя.
  Девушка убрала все вещи на заднее сиденье и села спереди, продолжая держать правую руку в кармане куртки. Андрей был уверен, что у нее там охотничий нож, поэтому приглядывал за новой попутчицей краем глаза.
  - Как тебя зовут? - спросил он и нажал на газ.
  Колеса, чуть пробуксовав на всей еще заледенелой дороге, крепко вцепились в нее зимней резиной и понесли автомобиль вперед.
  - Какая разница? Хочешь узнать, с кого потом спрашивать деньги?
  Судя по всему, ловить попутку девушка планировала исключительно с помощью своего обаяния, которого, пожалуй, не была лишена. Лавров же не имел по этому поводу претензий.
  - Нет, просто любопытство, - честно признался бывший следователь.
  - Нина. Будете дальше продолжать допрос, товарищ начальник? - саркастично хмыкнула оборотень.
  - Андрей, - представился в ответ мужчина. - Нет, я же сказал, что бросил эту работу...
  - Бывший следователей не бывает. Почему бросил?
  - Укусили, - ответ был коротким, но емким, объясняющим все.
  Ведь такая радикальная перемена в жизни. И уход с предыдущей работы - это меньшее, что предстоит. Конечно, Андрей немного слукавил. Но и Нина вряд ли будет образцом честности.
  Уж не от тех отрядов 'спецназа' она скрывается?
  Нет, слишком уж проста. Не видно большой выучки. Впрочем, дорога до Перми долгая, может, и удастся что-нибудь да выяснить...
  
  Глубоко в лесу. 25 марта. 2010 год.
  
  Упорные тренировки продолжались, хотя напоминали больше попытки разбить собственную голову о камень. Постепенно пришло полное смирение, но Дункану оно было не нужно. Смирение только мешало, нужна была борьба, ярость. Тогда он велел вспоминать обо всем плохом, что происходило после того, как моя судьба оказалась связана с даром оборотня.
  Вот только даром ли? Эта мысль помогала наравне с другими. Даже когда не хотелось ничего вспоминать, в голове возникали образы Ольги, убившей своих родителей. Парня из Глазова, которому не удалось помочь. Смерть Дмитрия, Анны... и много чего другого. В больше части случаев за этими образами стояла мрачная фигура Маркуса. А порой и во всех случаях...
  - Были ли в истории раньше такие случае? Когда удавалось свергнуть диктатора? - спросил я как-то старого вожака, ища мудрости, дабы не совершить ошибок.
  - Чтобы все было настолько плохо, нет, - честно признался наставник. - Мы пришли, когда не было сильных лидеров среди оборотней, и собратья пошли за нами, потому что у нас была конкретная цель. Маркусу же было свергнуть нас крайне просто...
  - А что насчет других видов?
  Этот разговор проходил на окраине одного из лесов, пока я свежевал свежую тушу принесенного дикими оборотнями оленя. Дункан уже не мог охотиться самостоятельно, ибо ходил тяжело, опираясь на палку. Спрашивать о звероформе было более чем глупо...
  Пожалуй, невероятно тяжело вот так вот потерять силу. Я даже подумал, насколько бы беспомощным почувствовал себя, лишившись всех способностей...
  - Другие виды не делятся своими летописями, - усмехнулся Дункан, сидя на ближайшем пеньке. - Могу сказать, что у лисов была целая история в Англии. Перевороты, интриги и все остальное. Но не могу даже сказать, кто ими правит. У медведей все проходило мирно, без лишних споров и конфликтов. Вампиры устраивали междоусобицы не только между кланами, но и самые сильные вампиры сражались насмерть, чтобы стать повелителями. Но не думай, что все это проходит быстро... многие сильные лидеры держались ничуть не меньше нас. Например, вампир Франц, погибший в войне тысяча восемьсот двенадцатого... до этого правил тогда еще единым европейским кланом больше шестисот лет.
  - Кто его убил? - полюбопытствовал я.
  - Твой покорный слуга, - усмехнулся старый вожак. - Не один, конечно. Мы всегда действовали вместе, разделяясь лишь тогда, когда требовалось поддержать несколько слабых фронтов.
  - А что насчет лугару? Известно ли о них что-нибудь?
  - Боюсь, что крайне мало. Их лидеров никто не знает. То ли они тщательно скрываются, либо просто кто-то из лугару негласно им является. Маркус захватил нескольких офицеров и допросил их во Вьетнаме... ими правят неизвестные на протяжении сотен лет, но никто их никогда не видел, кроме самых приближенных. Все приказы появляются, можно сказать, из ниоткуда...
  Удивительно, как эта система вообще работает. Но этот опасный вид имеет, пожалуй, одну из доминирующих сил на планете. База в Москве - лишь небольшой авангард в тылу врага. А таких у них десятки.
  Маркус единственный, кто смог нанести им поражения, но слишком большой ценой для вида. Потом пошли неудачи, позволившие лугару сосредоточиться на других врагах. Например, на африканском клане, который в качестве расширения территории проник в Ирак и Афганистан.
  Слизав с лезвия охотничьего ножа свежую кровь, я вытер остатки о снег. Дальше требовалось развести костер. Сырое мясо, конечно, неплохо, но добраться до зверя внутри мне никак не поможет.
  - Остается надеяться, что после этой войны лидеры других видов не будут больше говорить с нами языком, - предположил я.
  На что старик лишь улыбнулся:
  - К сожалению, этот мир понимает лишь этот язык. Победив в сорок пятом, мы доказали, что способны разгромить один из самых могущественных кланов. Показали лугару, вступившим в войну лишь для галочки, что способны противостоять их стремительно растущему могуществу. Да, тогда мы были крайне наивны...
  - Ядерный паритет не помог.
  - Именно. Вампиры больше не мешали нам бодаться друг с другом на всех фронтах. И лугару оказались гораздо хитрее. Например, начали финансировать стремительно образовавшийся Орден охотников. Где бы они были без денежных вливаний из США? Потом к ним присоединились предатели в рядах КПСС. После чего организация, состоящая из отбросов и дезертиров, смогла нанести поражение нам! Нам, победившим в самой жестокой мясорубке, что видел этот мир.
  Но потом Орден 'Чистоты', как они его называли, начал слабеть. Сначала произошел раскол на две половины. Потом Маркус всерьез взялся за эту проблему в перерывах между Вьетнамом и Афганистаном. И смог нивелировать проблему до той степени, в которой она предстает в настоящий момент. Почему же Орден до сих пор существует? Двадцать лет настоящей партизанской войны, но такое ощущение, что проблемой не занимаются вплотную. А оборотни, тем временем, продолжают гибнуть. Причем порой мучительной смертью.
  Другие оперативники рассказывали, что порой члены ордена сжигали собратьев целыми семьями заживо. Даже с детьми...
  Сложно сказать, почему даже Кэтрин не испытывала к ним открытую ненависть. Ведь покинув организацию, перейдя к вампирам, могла с легкостью дать сведения кому нужно, и от Ордена ничего бы не осталось.
  - Вы знали об экспериментах Западного Ордена? - поинтересовался я, переводя разговор для несколько сникшего старика, в другое русло.
  - Да, до нас доходили слухи о том, что наших собратьев исследуют, равно как и вампиров с лугару. Но вряд ли они добились чего-то существенного...
  - Добились, - сухо 'обрадовал' я. - Я дрался с теперешним лидером западников. Он обладал силой, скоростью и регенерацией оборотня. Но был человеком. Только запах странный...
  Даже для Дункана, получившего свои возможности с помощью как минимум науки, подобное стало большим открытием.
  - Он точно был укушен, - уверенно заявил оборотень. - Ни один человек не выдержит подобных издевательств. Если только... они не изобрели сыворотку, которая поможет добиться такого результата...
  - Почему именно сыворотку? - подобное предположение вызвало неподдельный интерес.
  Неужели старый вожак что-то об этом знает?
  - Мы тоже были любознательны, наши ученые изучали наш вид. Мы... да, мы пытались сделать собратьев сильнее, чем они были. Но ничего не вышло, есть потолок, через который нельзя перескочить.
  - Исследования могли как-то попасть к охотникам?
  Старик серьезно задумался, прикрыв глаза. Казалось, что он задремал. Я даже успел развести костер.
  - Вполне могли, - наконец, сказал он. - Но уже после моего побега.
  - Еще был один, не только Майерс... от него веет лугару, но он им не является. Мне кажется, он тоже из этой же партии, пусть и всегда, насколько я знаю, работал на вампиров...
  Еще очень много тайн в этом мире, и Дункан лишь приоткрыл завесу. И от предвкушения уже поселился страх в душе...
  
  Россия. В ста километрах от Вологды. 29 марта. 2010 год.
  
  Кэтрин.
  
  - За что этих? - поинтересовалась вампирша, открывая пакетик с кровью, сидя башне Абрамса.
  Наблюдавший за тем, как пятерых собратьев поставили к 'стенке', которой служил другой танк, Самаэль обернулся и хмыкнул:
  - Опять чертовы мародеры.
  Командир расстрельного отряда оглянулся на повелителя и, получив утвердительный кивок, дал отмашку. Пятеро автоматчиков сделали по выстрелу в голову каждому из провинившихся, несмотря на бесплотные мольбы через кляп и попытки разорвать крепкие цепи за спиной. Заодно им сунули серебряные иглы в плечи, не давая телепортироваться.
  После прибытия вампир дал четкий приказ - никаких неправомерных действий по отношению к местному населению, если придется вступать с ним в контакт. А вступать приходилось, уже слишком большой была армия вампиров. И слишком широк был фронт. К счастью, обходилось без серьезных столкновений.
  Самаэль как-то сказал, что их предыдущей ошибкой было настраивание против себя мирного населения, что сильно увеличивало потери. А сейчас другая тактика работала успешно, беспокоили лишь диверсионные группы оборотней.
  - Неужели не могут потерпеть до победы? - сделав несколько глоткой, усевшись поудобнее на башке, поинтересовалась вампирша.
  После победы, по обещаниям повелителя, можно почти все. Если в меру. Но некоторым не терпелось. Особенно молодняку, даже если ему тридцать сорок лет. Они не помнили предыдущей войны, но готовились воевать в том числе и с обычным населением, чувствуя полную безнаказанность. Грабежи, издевательства и изнасилования лишь вершина айсберга, случались и убийства. В последнем случае казнили всех соучастников.
   Среди вампиров старой школы такое почти не случилось. Разве что личной гвардии Самаэля при прямом участии Кэтрин удалось остановить одного ветерана Второй Мировой, который решил отомстить семье одного советского солдата, проживавшей в Архангельске после войны. Как выяснилось, вампира метко подбили танковым выстрелом и взяли в плен люди, от которых он с легкостью сбежал. Эдакий способ смыть с себя позор прошлого. В крайне извращенном понимании.
  - Наша война не для всех является восстановлением справедливости, - повелитель, понаблюдав за тем, как трупы провинившихся солдат уносят в полевой крематорий, расположенный в одном из грузовиков, телепортировался прямо на Абрамс, устроившись на длинном дуле, закинув ногу на ногу. - Кто-то ищет славы, кто-то просто любит убивать. Действительно идейных в любой армии всегда меньшинство, ибо порокам гораздо проще потакать.
  А Самаэль был представителем возвышенных идей. Брюнетка давно это заметила. Отчасти вампир был даже романтичен и сентиментален. Но вовсе не идеалист, иначе бы долго не продержался на таком опасном посту с большой конкуренцией. Любой сильный вампир, почувствовав в себе достаточно сил, может бросить вызов повелителю. Но такое случается крайне редко и есть много лазеек, как избежать такого боя.
  Будучи еще молодым офицером СС, мужчина после падения европейского клана и сокрушительного раскола, подался вместе с бегущей его частью в Аргентину. А через пять лет вызвал на бой тогдашнего повелителя. По его мнению, одного из виновных в расколе, генерала Вермахта. Никакие отговорки не помогли, Самаэль завоевывал все большую и большую поддержку. А когда дошло до прямого покушения на его жизнь, генерал окончательно дискредитировал себя. Оставалось лишь уйти или драться до смерти... но против невероятно сильного вампира он продержался не больше двадцати минут.
  - А к кому ты отнесешь меня? - осторожно поинтересовалась Кэтрин.
  - Тебе все еще чужда наша борьба, но это только плюс, - усмехнулся повелитель. - Твой разум не затуманен, открыт для других точек зрения. А в спорах и конфликтах всегда рождается истина. Поэтому Павел сделал правильный выбор, когда приблизил тебя.
  Чуть смутившись, вампирша отвела взгляд и замолчала. Но после сменила тему разговора:
  - Что ты о нем вообще знаешь? - она взглянула на собрата. - О Павле.
  - Загадочная личность, этого не отнять. Я пытался выяснить о нем побольше. Но даже лугару ничего о нем не знают.
  Это многое значит. Ибо у этого вида самая развитая информационная сеть, а архивы хранят гигабайты засекреченной информации.
  - Единственную информацию удалось получить от Майерса, - продолжил вампир.
  - Неожиданно... - хмыкнула девушка.
  - Более чем, - согласился собеседник. - Оказалось, что он попал в Западный Орден, быстро продвинулся там по карьерной лестнице. А потом первым согласился лечь под нож, когда начались эксперименты над людьми. Это был успех... но после повторить его удалось лишь самому Майерсу, все остальные умерли.
  По спине вампирши пробежали мурашки. Она давно знала, что Павел не человек. И что он крайне опасен в первую очередь из-за своего острого ума и умением выходить победителем из любой сложной ситуации. Но вот про обладание силой приходилось лишь догадываться. Об экспериментах над Ричардом ходило много баек среди вампиров. Особенно после того, как на их глазах лугару самолично спиливали флагшток, на который он напоролся животом, упав с большой высоты...
  А тело Максима так и не нашли, что грело душу...
  Вновь тема стала не слишком приятной. Новая попытка.
  - Майерс задерживается. Мне кажется, он может предать наш союз.
  - И лишить себя возможности убить Маркуса? - посмеялся Самаэль. - Нет, он на это не пойдет. Скорее всего, он уже где-то в России. Пока он будет действовать своими силами отдельно, но соберет их в кулак, когда придет время...
  Тут вдалеке раздалась канонада.
  - Артиллерия, - быстро понял повелитель. - Уходим, пока не накрыло.
  И вампиры приняли форму тумана и успели уйти за несколько мгновений до того, как дождь из снарядов накрыл весь квадрат, сжигая все живое...
  
  Россия. Глубоко в лесу. 2 апреля. 2010 год.
  
  Порой изолированность от мира действовала на нервы. Казалось, что я попал в черную дыру, в которой время остановилось. А вокруг происходит столько событий... казалось, что можно не успеть к окончанию войны.
  Но Дункан был спокоен, приходилось доверять чутью старого волка, искушенного в войнах и конфликтах.
  - Такие противостояния не решаются за несколько месяцев. Это может растянуться на год, а то и на два. Хотя... с отсутствием снабжения вампиры будут переть напролом. Да и у Маркуса силы ограничены по сравнению с Афганистаном. Поэтому во многом это война не на уничтожение армий, а тест на выносливость для противоположной стороны.
  - Мы на своей территории, - заметил я, готовясь к новому витку тренировок.
  - Да, это дает преимущество. Но не думай, что правительство России будет спокойно спонсировать оборотней даже продовольствием, как бы оно не было заинтересовано в победе Маркуса. Разумеется, тайные поставки будут, но на большую помощь рассчитывать не стоит. Да и вожак не станет перекладывать бремя войны на государство - это не в его интересах...
  Но при этом я видел, что у старика были сомнения в том, насколько далеко готово зайти его детище, которое он уже давно разучился понимать.
  И оттого ощущение потерянности внутри меня становилось сильнее. Без регулярного потока информации, идущей в мою голову от других людей, телевидения и другой пропаганды, образовывался вакуум, который заполняли разнообразные мысли.
  Такое уже бывало во время первых скитаний по лесам. Но тогда не было никакой определенной цели. И впереди открывался целый мир, и никто не подгонял.
  А сейчас нужен был результат... с каждым днем только усиливалось бешенство. Из-за постоянной боли, неудач и циркулирующих в разуме неприятных воспоминаний.
  Но старый вожак не пытался меня успокоить. Но и не провоцировал лишний раз.
  - Почему я не предлагаю тебе жрать человеческое мясо? - объяснял Дункан после того, как челюсти дикого на шее вновь разжались. - Ты должен достичь зверя, но не дать ему подавить себя... если пойти по этому методу, то ты просто не успеешь достичь нужной границы и впадешь в безумие. Поэтому у нас мало вариантов.
  Да и я бы никогда не стал уподобляться тому несчастному очкарику, которого случайно превратил в монстра. Лучше смерть, чем это...
  - Еще раз, - по-звериному прорычал я, но получалось достаточно слабо из-за следов на горле.
  Челюсть вновь резко сомкнулись. Концентрация достигла предела. Если бы кто-то попробовал меня атаковать в этот момент, то битва не сможет затянуться. Даже Майерс падет под градом ударов. Нет, даже Маркус.
  Мысли об этом грели душу. Даже слишком, казалось, отвлекая. Чистейшая ярость вызвала невиданную доселе мощную волну эйфории.
  Боль ушла на второй, нет, на пятый план. А тело налилось неизвестной доселе силой. Мир, казалось, стал чем-то большим, чем трехмерным. Добавилось что-то новое, что-то бесследное, осязаемое лишь на подсознательном уровне...
  
  И в этот момент такой я проснулся. Сон был абсолютно реален. Разговор с Дунканом был точь-в-точь, как днем. Но сейчас ночь...
  Словно отключился прямо под челюстями и привиделся этот сон. Но память рассказала об оставшихся событиях за сегодняшний день. Что же изменилось?
  - Снова кошмары? - раздался справа голос наставника.
  Я обернулся и увидел его, стоящим совсем неподалеку. Он что, наблюдает за моим сном?
  - Ты вел себя несколько странно... - пояснил Дункан. - Выгибался, двигался неестественно для того, кто спит.
  - Мне приснилось.... что я обрел силу.... - не стал скрывать я. - Но не просто убивал своих врагов, а испытывал ощущения, как по-настоящему...
  Белые глаза старого вожака загорелись.
  - В таком случае, мы уже очень близко.
  
  Россия. Ярославская область. В пятидесяти километрах от Рыбинского водохранилища. 5 апреля. 2010 год.
  
  Маркус.
  
  Вожак шел вдоль шеренги вытянувшись по стойке 'смирно' солдат, находящихся в закрытом амбаре на давно заброшенном фермерском хозяйстве. Большинство воинов выглядело ужасно. Оторванные конечности, вспоротые грудные клетки. Но те, у кого было на чем стоять, делали это, не умирая вопреки всем законам. Да и вообще не показывали каких-либо эмоций.
  Дверь амбара приоткрылась и сквозь нее протиснулся Семен. Снаружи стояла охрана из таких же безэмоциональных солдат.
  - Сколько? - сходу спросил помощник.
  Оборотень же сосредоточился и сверкнул белым глазом. Один солдат без руки в заднем ряду сделал несколько шагов, придерживая вываливающиеся из живота внутренности. Но большую часть диагноза Маркус составил через собственные ощущения.
  - Семнадцать из двадцати восьми может воевать, остальных в госпитали.
  Запомнив цифры, Семен кивнул. А, тем временем, марионетки разошлись на две группы. Вернее, ушли 'здоровые', а остальные остались стоять.
  - Хорошо, выпишем новых, как раз в ближайшем батальоне столько и найдется.
  - Прекрасно...
  Тут помощник заметил, что вся военная форма вожака заляпана кровью.
  - Диверсанты? Здесь, в тылу?
  - Ты не слышал? Самаэль убедил австралийский клан послать один из отрядов на эту войну. Теперь они не вернутся обратно.
  В прямой бой Маркус вступал редко, предпочитая командовать из штаба. Либо выходил на фронт, поддерживать его наиболее слабые участки. Это гораздо эффективнее, чем убивать собственноручно тысячи и тысячи вампиров. Урок оказался усвоен еще во Вьетнаме.
  Семен хмыкнул:
  - Значит, Самаэль нарушил правила игры.
  - Ничего это не даст. Скажи спасибо, что нас не долбят фосфором, например, - махнул рукой вожак, устало вытерев лоб.
  Австралийский клан обладал навыками скрытности, недоступный никакому другому виду. Поэтому отряд оказался неожиданностью даже для оборотня. Вот только никакой подрывной деятельности на одной из их основных опорных баз им провернуть не удалось.
  - Зато европейский клан может взять и сорваться с цепи... - высказал опасение помощник.
  - Лисам не будет выгоден наш проигрыш. А вампиры не потянут войну в тылу. Поэтому их мобилизация и ночные марши в полях - это лишь показуха, не более.
  - Надеюсь, ты прав, - кивнул оборотень, после чего вспомнил. - Да, по твоему особому приказу...
  - Проблем не возникло?
  - Нет, оба подопытных ликвидированы... а Максим...
  - Прекрасно. Впредь так и будем поступать. Хватит игр, ты был прав тогда, - признал Маркус, не желая больше подробно говорить на эту тему.
  Семен не стал настаивать. Лишь подошел ближе.
  - Тогда послушай меня еще раз. Эта война... вряд ли ты выдержишь такую нагрузку. Раньше у нас были преимущества, но и тогда ты был на пределе. А сейчас...
  - Есть новости от Глеба? - отвернувшись, скрестив руки на груди, вновь ушел от разговора оборотень.
  Они обсуждали это сотню раз. Другого пути нет, придется действовать по обстановке.
  - Нет, - вздохнул Семен. - Ну, кроме того, что сильно просится обратно.
  - Еще бы... - вожак даже позволил себе усмешку. - Ничего, придет время. А что начет Эдварда? Он закончил со своей подрывной деятельностью?
  - Он ничего такого не сделал, небольшие фокусы можно простить. Сейчас у него на первом месте защита страны от вампиров. Вот после войны...
  - После войны и поговорим по этому поводу.
  На этом короткий брифинг закончился.
  
  Россия. Пермь. 5 апреля. 2010 год.
  
  Андрей.
  
  Подбросив Нину до города, бывший следователь попрощался с новой знакомой и отправился на поиски. Для начала он издалека проследил за квартирой Максима. Никого, кроме его родни. Парень действительно был не дурак и прятался где-то в другом месте. А в том, что он жив, Лавров запретил себе сомневаться.
  Поиски вокруг тоже ничего не дали. Зато удалось выяснить презабавную вещь. Андрей слышал, что Глеб где-то на востоке. Но никак не думал, что он именно в этом городе. Что главный по обороне Москвы делает здесь? Наверняка, Эдвард временно занял его место, не иначе.
  Но попадаться ему на глаза не хотелось. Судьба, впрочем, распорядилась иначе.
  Уже перед самым отъездом мужчина получил странную СМС. Ему советовали приехать на определенную улицу как можно быстрее.
  С одной стороны в душе затеплилась надежда, что это Максим. Однако, скорее всего ловушка, которую могли расставить люди Маркуса, найдя остатки следов его маленького расследования, которые не смог замести высший командир.
  Потом пришло сообщение проехать немного дальше, чем требовалось ранее. И тогда Андрей увидел идущую по улице Нину. А за ней следовал оборотень... Сержант?
  Нет, в этот раз он не допустит того, чтобы что-то случилось.
  Резко крутанув руль, Лавров выехал наперерез оборотню. Тот остановился вовремя, иначе бы врезался в машину.
  - Залезай в машину, - выбравшись наружу, велел бывший следователь блондинке.
  - Какого черта?! - не поняла Нина.
  Одна. Похоже, без оружия. И чего Сержанту от нее нужно?
  - Уйди с дороги, - процедил брюнет, медленно обходя автомобиль.
  - Нет... - твердо сказал Андрей. - Ты сдал моего друга, больше ты никому вреда не причинишь.
  - Ты сам причинил себе больше вреда...
  Что-то он больно разговорчив для молчуна. Лавров в который раз убедился, что собрат всегда был крайне непрост. Что-то было в нем странное... неестественное порой. Максим на это лишь пожимал плечами, Сивый возмущался даже от попытки задать вопрос касательного своего друга, а следовательское чутье то и дело било тревогу.
  - Правда, что ли? - рыкнул оборотень, громко хлопнув дверью и вставая на пути у Сержанта.
  Нина же отошла чуть в сторону, готовясь в любой момент бежать.
  - Тому, кто погубил наших собратьев, ты уже не поможешь. Как и своей мертвой подруге, - несмотря на огромное количество яда, что лилось изо рта теперь уже заклятого врага, Андрей сдерживался, не поддаваясь на глупые и очевидные провокации. - А теперь роешь себе могилу. Ты хороший солдат, это единственное, что удерживает меня...
  - Боишься?
  - Наш вид от этого ничего не выиграет, - также в ответ прорычал брюнет, делая еще шаг.
  Тут рядом тормознула еще одна машина, и из нее вышел Глеб, скомандовав:
  - Отставить! Оба! - после чего он оглянулся и увидел вдалеке двоих зевак. - Чего уставились? Пошли оба отсюда.
  Грозного вида высшего командира хватило, чтобы два мужика резко передумали связываться. Хотя, может, еще дело во второй машине со охраной, из которой вполне могли показать пару стволов для нужного эффекта...
  Закурив, оборотень медленно подошел к конфликтующим. И даже будучи ниже обоих высоких мужчина почти на голову, все равно умудрялся над ними возвышаться.
  - Итак... - хмыкнул Глеб, выпуская густой сигаретный дым, заставляя Андрея поморщиться, несмотря на то, что тот в последние месяцы курил сам. - Сержант, чего ты привязался к бедной девушке?
  Брюнет бросил на командира удивленный взгляд, но потом хмуро вновь посмотрел на бывшего следователя, промолчав. Вот и фамильная черта вернулась ни с того, ни с сего.
  - А ты что здесь забыл? Ищешь кого?
  Взгляд старшего оборотня тяжело было выдержать даже закаленному Лаврову. Определенно, перед ним личность, приближенная к Маркусу, а, значит, чрезвычайна опасная.
  - Даже если и так, что с того? - не стал скрывать Андрей.
  - Не забывайся. Я все еще твой командир.
  В этом оборотень сомневался, учитывая, что Глеб здесь, а не в Москве. Но не стоит об этом говорить и усугублять ситуацию.
  - Если ищешь своего друга, что, конечно, не запрещено нашими законами, то его здесь нет, можешь не стараться.
  Об этом Лавров уже догадался, но все равно нужно было убедиться. И хорошо, что он остался, иначе бы Нина попала в серьезные неприятности. Определенно, все было с санкций Глеба, просто он решил пойти на попятную. По какой-то причине.
  Скорее всего, решил оставить бывшего следователя гулять в качестве наживки.
  - Я приехал сюда в отпуск. Нужно было развеяться, - все же сорвал Андрей.
  - Конечно, - притворно согласился высший командир. - А теперь, будь добр, съезди повидать другие края. У нас тут боевая операция. Еще заденем случайно...
  Намек более чем понятен. Кивнув в стороны машины, приглашая Нину, бывший следователь сел за руль.
  Оба с облегчением выдохнули, когда враждебные оборотни остались позади.
  - За что он преследовал тебя?
  Блондинка молчала.
  - Я спас тебя. Думаешь, это какая-то игра?
  - Я уже ничему не верю, - отрезала девушка. - Просто тебя это не касается.
  Тут раздался еще слышный голос.
  - Его это касается...
  От неожиданности Андрей едва не врезался в едущую впереди машину. Но никого нет и не могло быть. Ни в салоне, ни снаружи.
  - Что это такое?! - вспоминая, где пистолет - в бардачке или кармане, возмутился мужчина.
  - Ну, так и разбирайся сам! - рыкнула Нина. - У меня нет никакого желания участвовать в ваших играх!
  Вкрадчивый тихий голос продолжил.
  - Продолжайте ехать дальше, там и встретимся.
  - В мою машину, что, жучок поставили? - не унимался бывший следователь.
  - Да... меня, - после девушка не реагировала ни на какие расспросы.
  
  Путь продолжался за окраину города. Пока на дороге не показалась фигура в куртке с большим капюшоном, скрывающим все лицо. Выход на проезжую часть доказал, что они приехали куда надо.
  - Останься, - садясь на заднее сиденье, велел незнакомец, когда Нина хотела покинуть машину.
  Немного поколебавшись, блондинка все же захлопнула дверь. И тогда Андрей понял, насколько опасен этот человек, от которого веяло оборотнем. Она боится его. Глеб точно не произвел на нее такого впечатления, а ведь высший командир...
  - Рад с вами познакомиться, Андрей, - продолжил мужчина вежливым спокойным голосом.
  Обернувшись, Лавров все же сумел зацепить нижнюю часть лица неизвестного. Небольшая ухоженная бородка, больше никаких примет.
  - С кем имею честь говорить?
  - Пока это неважно. Езжайте. Ваши бывшие друзья пока от вас поотстали.
  После чего незнакомец спокойно разлегся позади на сиденьях. Оборотень совершенно был сбит столку. Кто-то из подразделений Маркуса ведет двойную игру? Или разведки соревнуются друг с другом? Ведь все под единым командованием...
  - Кто-нибудь из вас ответит на мои вопросы? - в конце концов на выдержал Андрей.
  - Позже. Не выезжайте за пределы города, двигайтесь по окраинам.
  
  Так и приходилось колесить где-то с час. Подобное Лаврова уже начало выбешивать, Нина и незнакомец держались, в свою очередь, совершенно спокойно.
  При этом на заднем сиденье оборотень копался в каком-то небольшой приборе, напоминающим айпад.
  - Отлично, - хмыкнул, наконец, мужчина, повернув голову, спрятанную в капюшоне, в сторону водительского сиденья. - Остановитесь в каком-нибудь глухом месте, пожалуйста.
  Андрей резко крутанул руль, сразу заприметив 'глухое' место. Проулок между старым заброшенным зданием и бетонным забором, невесть для чего возведенным, вполне подходил.
  - А теперь слушайте внимательно. Направленные микрофоны расставлены в нужных секторах, и наши уважаемые господа встречаются как раз в радиусе действия одного из них.
  - Приятно быть приманкой... - недовольно буркнула Нина.
  Незнакомец проигнорировал это замечание, продолжая настраивать прибор. Вскоре из динамиков раздались сначала шаги по весеннему снегу, а потом визг тормозов. После чего дверь машины открылась, и раздался голос Глеба:
  - Здравствуй, Ричард. Я Глеб, командир...
  - Я знаю, кто ты, шестерка Маркуса, - раздалась русская речь с сильным акцентом.
  Кто-то из них сделал несколько шагов вперед.
  - Раз так, то я знаю, куда ты направляешься, - продолжил высший командир. - Там его нет.
  - Мне плевать. Тогда просто перебью всю его родню...
  Лаврову хватило лишь несколько секунд, чтобы сложить два плюс два.
  - Я запрещаю! - повелительным тоном велел незнакомец, когда мужчина завел двигатель.
  - Кто же защитит этих людей? Глеб?!
  - Просто слушай...
  Нехотя, Андрей подчинился. Но был готов рвануть в сторону дома Максима в любой момент.
  Тем временем, разговор продолжался.
  - ...у тебя есть шанс добраться до своей главной цели...
  - Убить сломленную жертву гораздо приятнее... - от того, как это было сказано, даже повидавшего немало бывшего следователя пробрало.
  - Ты кое-чего не знаешь, Майерс. Но если не хочешь слушать, то просто разворачивайся и уходи. Но еще шаг вперед, и Маркус пересмотрит свое отношение к тебе...
  Какие дела могут быть у вожака с главой Западного Ордена? Ладно Глеб, та еще двуличная змея, но глава стаи враждует с охотниками уже очень давно.
  - Твой вожак считает себя самым умным? - хмыкнул Ричард. - Думает, что победит в этой войне, и поэтому уже заранее может диктовать условия?
  Глеб не ответил на вопросы, а продолжил вести переговоры:
  - А если еще ты сделаешь для нас одну вещь, то после этой войны гарантируем тебе жизнь при любом раскладе.
  - Даже если я пойду убивать вожака? - начал ерничать охотник.
  - Поедешь обратно в Америку в кандалах.
  - Да, вы действительно верите в свою победу...
  Но высший командир не стал вдаваться в бесполезный разговор:
  - Оставим это, а? Мое предложение будет тебе крайне выгодно. Ты совершишь свою месть. И не поедешь домой в цинковом гробу. Конечно, от шальной пули никто не застрахован. Но специально тебя никто пальцем не тронет...
  Дальше было молчание, прерываемое лишь редкими посторонними шумами.
  - Я слушаю, - согласился все же Майерс.
  - Это его последняя фотография, - то, что показал Глеб, осталось скрыто для тех, кто слушал разговор в автомобиле. - Он скрывается в лесах, но по нашим сведениям рано или поздно придет в Москву. Ты же собираешься туда гораздо раньше Самаэля. Можешь пришить его как угодно и где угодно. Главное результат.
  - У меня есть еще одно условие, - обнаглел Ричард.
  - Какое?
  - Эдвард тоже сдохнет от моей руки.
  После этих слов Андрей сжал кулаки. А после следующей фразы ударил по приборной панели машины, сильно ее повредив.
  - Без вопросов, можешь убить и его, - великодушно разрешил оборотень. - Но главное не трогай эту вот семью. Иначе твоя месть может стать... еще более проблематичной.
  - Ты что-то не договариваешь, лохматый, - процедил Ричард.
  - Это все, что тебе нужно знать.
  - Зря ты еще не стал выторговывать свою жизнь, - после следующего многообещающего заявления охотника, разговор начал подходить к концу.
  - Можете спокойно ехать в Москву, дорога свободна, - пообещал высший командир. - Поехали, Сержант...
  Но напоследок он обратился еще к кому-то.
  - Передай своим собратьям-лугару, что мы не несем ответственности за смерть ваших инструкторов в тылах вампиров.
  Но неизвестный собеседник на это ничего не ответил. Слушатели прождали в полной тишине несколько минут, но так не добились ничего нового.
  Тогда незнакомец убрал прибор и принял сидячее положение.
  - Вы ответите хоть на один вопрос? - со слепой надеждой спросил Андрей. - У нас в стае, что, есть игры спецслужб?
  Казалось, что все ведь централизованно. Все подчиняются вожаку и высшим командирам. Может, его послал Эдвард? Такая мысль уже мелькнула несколько раз в голове бывшего следователя. Да вот только в этом мужчине было что-то не то... что-то потустороннее или пугающее. Может, дело в запахе, но никаких видимых отличий Андрей не ощущал.
  Казалось, что таинственный собеседник ухмыляется, наслаждаясь непониманием оборотня.
  - Я не имею никакого отношения к стае Маркуса. Иначе бы Нина не стала иметь со мной никаких дел.
  - Это не значит, что я поверила до конца, - проворчала блондинка.
  - Вы, что, группировка ренегатов? - задал глупый вопрос Лавров, совершенно сбитый с толку.
   Разумеется, должны быть недовольные властью вожака. Такие уезжают из страны и живут либо в одиночестве, либо небольшими общинами. Но чтобы активно выступать против... впрочем, кто-то же должен был рано или поздно появиться.
  - Люди твоего вожака просто-напросто убили мою сестру, - коротко объяснила свою мотивацию Нина и отвернулась, скрывая появившиеся на лице эмоции.
  Андрей вовсе и не собирался защищать главу стаи. Были и свои причины сомневаться в правильности курса, которым двигалось их общество.
  - Боюсь, тоже самое произошло и с твоей девушкой, Андрей. Или ты еще сомневаешься?
  Вопреки ожиданиям, внутри не возникло никаких вспышек гнева. Он это давно знал. Но все еще поддерживал презумпцию невиновности, несмотря на множество фактов. Верил, что запятнаны руководители среднего звена. Ну или, максимум, Глеб. После услышанного недавно это только подтвердилось. Вот так просто, разрешить убить ближайшего соратника... вряд ли это просто бравада или какой-то хитрый ход, нет.
  - Нет, - коротко ответил мужчина, после чего вспомнил про возникший в голове вопрос. - Какой смысл Максиму возвращаться в Москву?
  Девушка хотела ответить, но незнакомец жестом ей запретил.
  - Об этом ты узнаешь со временем. А пока возвращайся туда. Когда он придет, ему потребуется любая поддержка.
  - Для чего?
  Но оборотень уже закончил разговор:
  - Нина, пойдем со мной.
  Блондинка не стала возражать. Да и неизвестный говорил, можно сказать, ласково.
  - Куда ты ее забираешь? - не мог остаться равнодушным к ее судьбе Лавров.
  - Ей нужно исчезнуть из страны. Поверь, с ней все будет в порядке. Возвращайся в Москву, - повторил незнакомец, напоследок, закрывая дверь. - И поменяй салон в машине, если не хочешь проблем.
  После того, как оба оборотня исчезли за углом, Андрей на несколько секунд прикрыл лицо кулаками и издал тяжкий вздох. Голова шла кругом от происходящего.
  Нельзя слепо верить тому, кто даже свое лицо не показывает. Но после услышанного лично от Глеба... может, по другому с несправедливостью и нельзя бороться? Только анонимность порой спасет от неминуемой расправы....
  Как бы то ни было, его поиски закончены. Пора возвращаться в Москву.
  
  Глубоко в лесу. 11 апреля. 2010 год.
  
  Новая волна боли пронзила шею, но после челюсти на ней и руках расжались. Разочарованный, я вновь сел на землю, очистившуюся от снега.
  - Ничего не выходит... - прошептал я, а после ударил землю кулаком, оставив небольшой след.
  Дункан, наблюдавшись за процессом, прислонившись к дереву, вздохнул:
  - Предлагаешь просто отступить?
  - Нет... - вновь отказался я.
  Такой разговор протекал не раз.
  - Просто я уверен, что делаю что-то не так.
  Хриплый голос постепенно вернулся в норму. Стоит перевязать раны, похоже, кровь течет сильнее, чем обычно.
  - Может, и так, - с неким равнодушием предположил старый вожак.
  После чего направился куда-то в сторону.
  - Пожалуй, я ошибся, наверное, придется прекратить бесплотную борьбу...
  Что все это значит? У Дункана кончилось терпение?
  Ватные ноги плохо слушались, подняться удалось с трудом.
  - И это все?! - крикнул я вслед.
  - Да, ты свободен... - небрежно бросил старик, продолжая идти, опираясь на полку.
  Недоумение сменилось полным опустошением. Таким потерянным я не ощущал себя давно.
  Но в следующий момент послышалось передвижение диких. И их почему-то стало больше. Стоило только обернуться, как шесть огромных тварей накинулись на меня, повалив на землю.
  На остатки снега брызнула кровь... в этот раз челюсти не сжимали плоть, опасаясь серьезных повреждений. Нет, ее просто разрывали на части, порой откусывая целые куски. Глаза покрыла кровавая пелена, все попытки защититься были бесполезны. Было видно лишь удаляющийся силуэт Дункана, подтверждающий, что это конец...
  Мои глаза закрылись.
  
  Прошло лишь мгновение между прошлым и настоящим. Никто больше не наслаждался свежей плотью. Дикие лежали по всей поляне, разорванные на части голыми руками.
  А старик продолжал уходить, но его совсем не стоило труда догнать. Он обернулся лишь в последний момент, сказав:
  - Можешь убить меня, но обещай, что после ты не забудешь убить Маркуса...
  Эти слова неожиданно протрезвили, и я остановился с занесенной рукой. Все вокруг словно поменялось. Пришло то ощущение из моего сна, но оно было неуловимым, как само воспоминание о сновидении. Ибо было настолько естественным, словно дано с рождения.
  - Зачем было так делать? - процедил я, стараясь успокоиться.
  Удивительно, но оказалось достаточно сложно.
  - Потому что это сработало, - улыбнулся старик.
  И только сейчас удалось понять, что раны от укусов дикарей уже практически зажили. Даже солидный откусанный кусок сзади на боку успешно зарастал.
  Но пока я пытался заглянуть назад, чтобы увидеть все воочию, Дункан сделал еще один сюрприз. Достал серебряный кинжал и просто так пырнул в живот, вновь провоцируя приступ ярости.
  - Как и предполагалось... никакой реакции на серебро.
  Да, никакой адской боли не возникло. Будто удар обычным ножом.
  Когда лезвие покинуло тело, рана не стала заживать сразу, но дискомфорт оказался минимальным. Такое открытие поражало. Ибо старый вожак ничего не рассказывал о подобном. Но подобное преимущество будет крайне полезно в борьбе...
  - Почему сейчас? - только и пришел в голову этот вопрос. - Если это сработало...
  - Тогда ты не был готов, тебя загрызли бы.
  - А если не получилось?
  - Я бы постарался остановить их вовремя, - усмехнулся старик.
  Ответом стал недовольный взгляд. Чертовы игры...
  - Да, - вдруг вспомнил собеседник и протер лезвие кинжала. - Есть еще одно изменение.
  - Какое? - не понял я.
  Старик указал на реку вдалеке. Новое место для тренировки было не слишком скрыто, это достаточно опасно. Похоже, в этот раз Дункан собирался покончить с этим окончательно - тем или иным способом. Что-то внутри заставляло поменять отношение к нему на крайне отрицательно. Но я переборол подобное желание, вспоминая, кто является наставником, давшим действительно важную цель жизни.
  А теперь еще и помог найти силу.
  Не терпелось испытать свои новые возможности в деле. В теле бурлила энергия, а чувства, казалось, обострились в пару раз. Нужно все как следует изучить...
  И начать изучения я решил, последовав совету старого вожака.
  Сначала отражение в воде заставило вздрогнуть от неожиданности. Будто началась трансформация. Глаза изменили цвет на желтый, но больше ничего не происходило. Зубы не удлинялись, тело не бугрилось мышцами...
  - Это навсегда? - спросил я, вернувшись, впрочем, уже зная ответ.
  Глаза стали как в звероформе. При человеческом обличье смотрелось дико и отталкивающе. Но по мне, так малая жертва.
  - Отличительная черта тех, кто прошел через подобное, - поведал старик.
  Какие еще секреты скрывает этот хитрый лис? Похоже, что немало. Вся предыдущая откровенность - не более, чем ширма. У каждого есть секреты, особенно у таких личностей.
  - Я должен о чем-то еще знать? - прозвучало несколько угрожающе, но уж как есть.
  Да... еда как раз бы не помешала. Даже трупы дикарей уже не вызывали брезгливости. К счастью, от порочных мыслей отвлекли слова Дункана.
  - Только то, что тело Маркуса нужно уничтожить после его смерти. Оно не должно попасть в руки ни следующему вожаку, ни кому бы то ни было еще. В первую очередь, лугару.
  Кивнув, я прошел мимо старика и подобрал свою куртку. И прекрасно слышал, как он задержал дыхание, всерьез опасаясь за свою жизнь.
  Нет. Точно не сейчас.
  Мой путь теперь был кристально ясен, дальше сам по себе. И это даже нравилось.
  Поэтому я поспешил поскорее уйти, даже не попрощавшись с бывшим наставником.
  
  Убежище охотников. 18 апреля. 2010 год.
  
  Шрам.
  Сведения о развернувшейся войне нечисти из оставшихся информационных каналов приходили достаточно противоречивые. Мастер сделал вывод, что некоторые информаторы их предали, либо сами получают такую информацию. Единственное, что удалось понять точно, так это, что вампиры движутся в сторону Москвы. Но основная их цель - разгромить отступающие силы оборотней.
  И ситуация вокруг ухудшается с каждой минутой. Что же решил глава Ордена? Не делать ровным счетом ничего.
  Шрам ненавидел сидеть на месте, хоть и не мог согласиться с тем, что приятно, когда нечисть убивает нечисть без вмешательства охотников. Но наверняка продолжают гибнуть люди. Тем или иным способом. В том числе превращаясь, теряя все человеческое. Такое нельзя просто так спускать с рук.
  Поэтому мужчина с обожженным лицом подчинился приказу сидеть на месте. Но каждый день ходил в лабораторию, надеясь, что будет важное задание, которое вынудит Мастера отменить приказ.
  Ведь после предательства Когтя он остался единственным главным охотником. Остальные погибли.
  Предатель же после стольких пыток не раскололся, но его все еще держали живым. Может, он все-таки сдастся и укажет на возможных сообщников. Хотя, даже сам Шрам никогда не лелеял такую надежду.
  - Есть что новое? - Шрам нашел доктор Бер на рабочем месте.
  Пожилая женщина возилась со старым допотопным оборудованием, изредка чередующееся с тем, что поновее, которое редко, но удавалось достать.
  - Нет, - буднично ответила доктор.
  Но потом все же выложила на ближайший стол свежую папку. Остальными же были доверху забиты полки в одной из стен.
  - Как же, есть тут по оборотням, - заметил охотник, пролистывая страницы.
  - По оборотням всегда есть. Но ведь нужно что-то поважнее...
  Все-таки пусть Бер была несколько не от мира сего, в уме ей не откажешь. Все-таки содержать целую лабораторию с парой непостоянных помощников, да еще проводить какие-то исследования в таких ужасных условиях... даже охотник такой судьбе не завидовал.
  Но тут взгляд мужчины наткнулся на предпоследнюю запись. Ожог на щеке задергался. Оборотень... Глазов... тот же адрес.
  Шрам резко захлопнул папку.
  - Если Мастер будет спрашивать, я отправился мстить.
  - Сомневаюсь, что это тот же оборотень. Скорее всего, совпадение.
  - Я слишком давно живу, чтобы верить в совпадения! - рыкнул напоследок, уже почти покинув помещения, Шрам.
  
  Россия. Глазов. 20 апреля. 2010 год.
  
  Снова это место... больше года прошло с тех пор, как я стоял на этой крыше. А потом лежал, истекая кровью. Жалкое зрелище...
  И в конце даже спас собрата. Правда, тот не воспользовался шансом, поэтому был убит.
  На поверхности уже давно растаял снег, поэтому не составило большого труда найти небольшие следы крови, которые через линзы темных очков выглядели черными.
  Чья именно это кровь - охотника или оборотня... кто знает. Сейчас это уже неважно. Пройденный этап.
  Я пришел сюда, будто прощаясь со старой жизнью. Как в свое время попрощался с еще одной, где родной дом и любимые родители.
  Но возвращаться в Пермь, значит, поступить глупо. Там наверняка есть хоть какие-то наблюдатели, которые точно настучат Маркусу.
  А здесь удалось найти новую одежду и очки, чтобы скрыть звериные глаза. Теперь можно двигаться дальше, последнее дело в этом городе сделано.
  Но как только я повернулся, со стороны стены что-то врезалось в каменную кладку. После чего раздалось шнурование электронной лебедки.
  Что? Неужели опять?
  Я положил руку на револьвер на поясе, готовясь стрелять в любой момент. Но поднимающийся охотник показал лишь голову... и дуло дробовика.
  Первые два выстрела я устоял. На третьем упал на одно колено. А последний пришелся прямо в лицо, уродуя черты, разрывая щеки и пробивая лоб. Темные очки разлетелись в мелкую труху.
  И все средь бела дня. Вдалеке раздались панические крики.
  Оказавшись на крыше, враг разрядил в мое лежавшее тело остатки обоймы, пока его SPAS-15 не щелкнул несколько раз пустотой боезапаса.
  - Тварь... значит, это был ты все это время... - рыкнул мужчина с обожженным лицом.
  Я вспомнил его теперь. Он был тогда на главной базе анархистов вместе с Кэтрин. Бывший друг Эдварда... трогательная тогда произошла встреча.
  Высказав все, что хотел, враг поспешно направился к краю крыши, не оборачиваясь ко мне спиной, словно боялся, что воскресну.
  И не зря.
  Подниматься, пока тело медленно, но верно исторгает из себя серебряную дробь - то еще удовольствие. Кровь текла из залитых ран, но небольшими ручейками. Однако все равно выглядело крайне жутко.
  Увидев подобное, охотник не растерялся и начал перезаряжать дробовик. Но я успел подскочить быстрее и подставил револьвер ему к подбородку, прижимая его собственное оружие к груди.
  - Все равно бесполезно...
  - Что ты за тварь?.. - процедил противник, держась хладнокровно.
  Даже не побоялся встретиться взглядом. Определенно, между ним и Эдвардом много общего.
  - Тот, кто убьет вожака оборотней, если ты мне поможешь.
  Сейчас я импровизировал. Визит охотника был неожиданным. Теперь же хотелось переманить заклятого врага на свою сторону. Сейчас как никогда нужны союзники.
  Удивившись, мужчина ослабил хватку на собственном оружии, а потом пару раз нервно засмеялся:
  - Ты держишь меня за идиота?!
  - Нет. За того, кто ненавидит нечисть и не побрезгует нанести ей удар побольнее.
  Хоть и слово нечисть даже из собственных уст резануло слух, заставляя еще больше проникнуться ненавистью к этому расисту, который только и живет тем, что убивает моих собратьев.
  Но сейчас... у нас общие интересы. С этим не поспоришь. Вот только как вбить в его голову столь полезную мысль?
  - Нужно уходить, пока милиция не нагрянула, - хмыкнул я, предвкушая скорый вой сирен.
  Район не слишком людный людный, но на стрельбу из крупного калибра все же съедутся быстро.
  - Где твоя машина? - следующий вопрос оказался задан совсем невинно, сбивая врага с толку.
  Как и то, что я убрал револьвер обратно за пояс.
  - Ты украл его оружие... хранишь, как трофей, да?! - рыкнул охотник, но после чего моя рука просто взяла его за шкирку коричневого пальто, и мы вместе 'спустились' на землю.
  - Нужно сваливать отсюда, разберемся со всем потом! - снова попытка вправить мозги.
  В этот раз, кажется, успешнее.
  Черный, явно перекрашенный недавно внедорожник оказался припаркован совсем рядом. Остатки лебедки так и остались торчать из крыши, а от пояса мужчина уже успел избавиться.
  
  
  Сначала он попытался удрать, что наверняка назовет тактическим отступлением при докладе. Но эту попытку я даже не заметил, успев открыть дверь и запрыгнуть внутрь на переднее сиденье.
  Выехать удалось без проблем, равно как и оторваться от возможной погони. Номера наверняка все равно липовые, имеются запасные. Просто иначе охотников ловила бы простая милиция.
  Мужчина явно нервничал, сидя рядом с окровавленным оборотнем. Да и самому как-то не комфортно сидеть в такой одежде. О дроби уже речи не идет. Если и осталась где-то в теле, то совершенно не мешает, и можно разобраться потом.
  Как сейчас охотник наверняка ищет в голове другие способы меня убить. Порой даже оглядывался, наверное, искал, куда получше вписаться на машине, чтобы прикончить. Но пристегнутый ремень разрушил половину вариантов.
  Остались бензоколонки, но вывернуть руль в случае чего не составит труда.
  - Отдай оружие Хантера, оно не твое, - хмуро потребовал друг Эдварда.
  Я показал, словно дразня, револьвер, причем специально держа его за дуло.
  - Что, так похож? Боюсь, я кое-что в нем поменял.
  Хотя, похоже, придется еще менять, ибо давно не чистил. Даже возникли сомнения, что вообще выстрелит без осечек после солидного времени, проведенного в лесу.
  - К тому же есть вещи поважнее, - отрезал я.
  Порой это холодное спокойствие пугало. Разговаривать с тем, кто хотел тебя убить, с такой вот превосходящей позиции... это нечто новое.
  - Что? Взял меня в заложники теперь? - хмыкнул собеседник. - Из этого ничего не выйдет, тварь... или мутант. Не знаю, кто ты там.
  Казалось, он не до конца верил в том, что это сейчас происходит. И его не в чем винить. Неуязвимость Маркуса в свое время тоже сильно поражала. Однако и он не бессмертен. То, как удалось тогда его отбросить в Башне, а после сбежать, прекрасно это доказывает. Но это не значит, что можно расслабиться. Между мной и заклятым врагом целая армия. Потребуются серьезные усилия, чтобы добиться цели.
  И Орден должен стать первым звеном. Остается надеяться, что подобная импровизация не выйдет потом боком.
  - Можешь остановиться и уйти, - оставалось лишь пожать плечами.
  Впрочем, машина охотника даже задаром не нужна. Путь лежал в Москву, а туда нужно добраться незаметно. Может, новый знакомый в этом поможет...
  Казалось, что тот все же решился пожертвовать своей жизнью, чтобы убить мутанта. Поэтому, стоило лишь мужчине повернуть руль не туда, как я мгновенно это пресек.
  - Меня ты не убьешь, а твоя смерть будет бессмысленна.
  На самом деле не было уверенности, что удастся пережить мощный взрыв и всепоглощающее пламя. Проверять без необходимости не хотелось.
  В конце концов охотник сдался.
  - Что тебе от меня нужно? - процедил он, продолжая гнать за пределы города.
  - Помощь. Как я уже сказал, хочу убить вожака оборотней.
  Мужчина удержался от насмешливого взгляда. На его глазах только что воскрес нашпигованный смертельным серебром оборотень. Какие уж тут шутки?
  - Иначе что? Убьешь меня?
  Страха смерти в этом псе войны не было.
  - Нет. Просто разойдемся. Пусть мы по разные стороны, но из уважения к Эдварду и Кэтрин я тебя убивать не собираюсь.
  Хотя, опасный свидетель, видевший мои способности. Это может быть опасно. Но не настолько по сравнению с главной целью.
  - Они оба для меня никто, - прорычал охотник, тем самым опровергая собственные слова. - Что ты вообще о них знаешь?!
  - Оба спасали мою жизнь. И не один раз, - я пристально посмотрел на собеседника, надеясь, что удастся его убедить.
  - А вожак чем тебе не угодил?
  - Он делает такое, что тебе и не снилось... к тому же разрушал чужие жизни, в том числе и мою.
  - Как и вся нечисть в целом, - с акцентом на последнее, усмехнулся тот.
  - Нет. По сравнению с Маркусом вся нечисть просто ангелы...
  На этом разговор закончился. Дальше была лишь долгая дорога, во время которой охотник лишь назвал свою кличку. И дал переодеться в запасное пальто, чтобы хоть как-то скрыть плачевное состояние, в котором побывало тело всего несколько часов назад.
  
  Россия. Фронт под Ярославлем. 22 апреля. 2010 год.
  
  Маркус.
  
  Оборотни продолжали медленно, но верно, отступать, хоть и не проигрывали в огневой мощи армии Самаэля. Продвижение же врагов замедлялось любыми средствами. Но в первую очередь их трепали диверсионные группы.
  Однако повелитель оказался готов к такому ходу. Поэтом в тылах действовали охотники Майерса, тайно прибывшие в страну. И еще несколько сотен наемников-оборотней, нанятых, видимо, лугару. Для моральной, так сказать, поддержки.
  Так же в их армии присутствовали инструкторы, оказавшиеся там, разумеется, по зову сердца, не иначе. Дабы помочь доблестным вампирам занять Россию, что соответствовало напрямую их теперешним интересам в конфликте с африканским кланом в Афганистане.
  Гоняясь за своими амбициями, вернувшееся из сороковых годов воинство не понимает, как сильно подкашивает весь мировой порядок, причем отнюдь не в пользу кланов.
  Маркус знал, что у Самаэля есть свой хитрый план, вот только перехитрить лугару еще сложнее, чем оборотней-лисов. Поэтому единственное, что будет греть душу при проигрыше - враг тоже не выиграет ровным счетом ничего. Лишь исполнит давнюю мечту, не более того.
  Именно об этом он собирался переговорить на небольшой встрече.
  Два полка больших и мощных армий стояли друг напротив друга. Оборотни заняли позиции в лесу, в то время как у вампиров было небольшое преимущество в виде холма. Но высшие командиры планировали отбросить вампиров обратно к реке, которую они недавно с большим трудом пересекли. Любые их попытки перебросить танки и пехоту по воздуху в тылы или фланги обычно заканчивались провалом, поэтому подобное прекратилось еще в первый месяц войны.
  Ситуация складывалась практически равнозначная. Лесополосу или холм в любом случае будет штурмовать нелегко. Но обе армии ждали сигнала.
  Встреча лидеров проходила в километре на нейтральной территории. Также в лесу.
  - Ты пришел не один, - появился из ниоткуда Самаэль.
  Продолжавший все также ходить в черном пальто, выделяясь среди камуфлированных солдат. Да еще наколол себе нацисткий крест на грудь. Впрочем, подобным занимались многие ветераны, прошедшие Вторую Мировую. Часть элитной гвардии вампира вообще ходила полностью в серой или черной форме. Или в ее отдельных элементах. Приверженность традициям, как ни крути.
  - Ты тоже, - повернулся, наблюдавший за колыханием листвы, вожак.
  Зеленый камуфляж смотрелся более уместно. Глава стаи никогда не гнался за зрелищностью в любом виде, всегда предпочитая эффективность. И снисходительно смотрел на романтиков.
  - Рад, что мы мыслим одинаково, несмотря на огромную между нами разницу. И огромную силу, что немаловажно, - хмыкнул вампир.
  - Не льсти себе, - скрестил руки на груди Маркус, сверкнув белизной правого глаза.
  Самаэль краем уха услышал движение далеко в листве.
  - Ты позвал меня обменяться любезностями? Или все-таки примешь щедрое предложение о капитуляции?
  Щедрое... оборотень не сдержал усмешки. Уйти всем собратьям из страны. До единого. Даже тем, кто не относится к стае.
  Но сам вожак при этом должен остаться. Вероятно, для бесславной гибели. Лугару подсказали, не иначе.
  - Нет, я надеюсь, ты примешь мое предложение о капитуляции, - спокойно ответил Маркус.
  Он его еще не посылал с парламентером. Ждал подходящего момента.
  Самаэль слушал собеседника сдержанно, хотя любому очевидно, что внутри вампир уязвлен. Такова их натура.
  Однако он продолжил проявлять арийское спокойствие:
  - Даже старые вожаки не имели подобной наглости. Сражались до конца, без этой драматургии.
  - Я не старые вожаки.
  Которые закидывали врагов огромным количеством пехоты. Даже люди дрались более умело, нежели то мясо, которое предыдущие лидеры плодили в промышленных количествах, позволяя обращать всех добровольцев.
  Разумеется, вампиры сейчас тоже пополняют силы в городах, через которые прошли. И использовали новообращенных по назначению - отправляя на смерть под пули, предназначенные для более закаленных собратьев.
  - Это я давно заметил. Ты еще глупее, - хмыкнул Самаэль. - То, что ты одолел лугару два раза, не делает тебя богом или еще кем-то. Мы сдерживали их натиск очень долго на Западном фронте, победить их не так сложно.
  - Тогда вы были большим сильным кланом, - напомнил Маркус. - А сейчас на нас нападает один из осколков.
  - Позади вас тоже нет мощной империи людей...
  - Я не об этом, - прервал демагогию вожак, подходя ближе.
  Определенно, это заставило нервничать охрану повелителя.
  - Весь этот конфликт спланирован, - продолжил оборотень. - Ты можешь мнить себя новым фюрером, отправившим одним лишь жестом целый клан на войну. Но кто бы тебе позволил, не будь это выгодно лугару...
  Взгляд Самаэля оставался холодным. Вывести лидера клана из себя крайне сложно.
  - Мы все в чьих-то планах. И, похоже, ты не доволен, что твоя роль в этом плане крайне незавидна.
  - Мне плевать на мою роль. Я все равно ее не придерживаюсь. Но ты должен понять, сняв розовые очки, что в следующий раз тебе пропишут такую же незавидную участь.
  Вампир не выдержал и засмеялся:
  - И это твое предложение о капитуляции? Пустые угрозы?
  - Нет, предупреждение, - возразил Маркус, заведя руки за спину.
  Они были одного роста, смотрели друг другу прямо в глаза. Несмотря на неформальную обстановку, это были что ни на есть серьезные переговоры. Без лишней бумажной волокиты.
  - Благодарю за него, - кивнул повелитель клана. - Но если ты считаешь меня пешкой, то ты ошибаешься.
  - Мы все пешки. Величина нашего самомнения этого не изменит. Еще во Вьетнаме я разговаривал с одним генералом лугару. Теперь говорю об этом с тобой, надеясь, что ты окажешься благоразумнее.
  - И в чем же заключается 'благоразумие'?
  - В том, что если война не прекратится, будут далеко идущие последствия. Не для тебя, не для меня, не для наших народов. А для всего мира. Думаешь, твои собратья в Афганистане воюют просто так, потому что им это нравится?
  - Аааа, так они тебя послали договориться? - сделал неверный вывод Самаэль. - Что ж, умно. Поговорить лично со мной, значит, гордость не позволяет? Что ж, можешь передать, что после моей победы, лугару не получат свободный проход через Россию.
  Вожак покачал головой. Собеседник настолько ослеплен жаждой победы, что не способен увидеть простейшие вещи.
  - Говоря простым языком, нас разводят. И не только лугару. Я предлагаю тебе выход из этого общего плана, который нам навязали. Остановимся сейчас, и у нас всех будет шанс устоять.
  Но Маркус видел по глазам врага, что это бесполезно. Как тогда во Вьетнаме. Вот только тот генерал, как показывает практика, усвоил урок. Самаэль же до него просто не доживет.
  - У тебя странный подход к мольбе о пощаде. Боюсь, я уже не в силах остановить то, что было начато. Даже если бы захотел, - развел руками повелитель. - Я понимаю, что ты предлагаешь. Играть в интересах некоего мира, который ты, якобы, отстаиваешь. Но есть кое-что поважнее. Нашему клану нужно восстановить честь...
  - Тогда мы все обречены, - бесстрастно подвел итог Маркус.
  После чего лидеры уже собрались расходиться, когда со стороны оборотней начала стрелять артиллерия.
  - Это такой способ попрощаться? - поднял бровь Самаэль.
  Посмотрев в сторону, Маркус стиснул зубы. Эдвард...
  Если до этого и оставалась надежда поселить в противнике зерно сомнений, то теперь можно на это не рассчитывать. Сколько уничтожит этот залп? От двух десятков до полсотни вампиров. Считай, война объявлена во второй раз. Конец дипломатии. Нельзя доказать, что никто из сопровождения не передал сигнал артиллеристам.
  И сейчас повелитель точно не упустит момент для конфронтации. Его телепортация все равно оказалась быстрее, нежели рука выхватила Кольт.. Но Взгляд оборотня смог проследить траекторию тумана и, стоило врагу снова принять материальную форму, как он получил пулю в голову.
  В ответ со стороны вампиров раздалась гранатометная стрельба. При двух взрывах вожак устоял, третий заставил сделать несколько шагов назад, и только три последних отбросили назад к дереву.
  Тут раздалась ответная стрельба из снайперских винтовок. Гвардия Самаэля тут же потеряла несколько солдат - крупнокалиберные пули сносили черепные коробки, не оставляя никаких шансов.
  Повелитель же поднялся, как ни в чем не бывало. Раны на голове уже не было.
  Придя в себя после обстрела из гранатометов, Маркус кинулся на врага, но тот начал уходить в сторону, позволяя солдатам из собственного сопровождения разобраться с оставшимися оборотнями.
  Подкрепление ни для одной из сторон не планировалось. Все нужны на фронте, который быстро превращался в ад. Вампиры сделали ставку на танковое наступление под прикрытием авиации. Их враги - на артиллерию с обороной с минимумом техники. Кроме закопанных танков и САУ еще имелся резерв.
  В остальном этот участок фронта считался второстепенным, в то время как командование решило вбить клин, перебросив дополнительные войска. Маркус же такую роскошь сейчас себе позволить не мог.
  Но вот попробовать обезглавить врага - вполне.
  В данный момент вампир показал не такую уж необычную живучесть. Но вот скорость действительно поражала. Самаэль практически все время двигался в тумане, принимая материальную форму лишь для стремительного удара. Вожак блокировал все удары лишь за счет реакции. Но после позволил ударить себя пару раз в живот, дабы успеть перехватить противника.
  Это удалось практически идеально. Кулак врезался в скулу повелителя, и тот отлетел на несколько метров, прокатившись по земле. Казалось, весь бой для него большая игра, что доказывал несколько даже истеричный смех, сопровождавший подъем противника на ноги. Скула оказалась сломана, даже, казалось, продавлена. Но лицо снова вернуло свои привлекательные черты в считанные секунды.
  Оборотню лишь оставалось оценить запас сил Самаэля. После подобных фокусов большинство его собратьев просто выдохнется без дополнительной подпитки. Именно поэтому против них не идут в бой даже в звероформе - те так и норовят присосаться.
  Вдалеке вспыхнул лес. Оборотни ударили зажигательными снарядами. Видимо, по отступающим вампирам, судя по траектории. Однако пламя продолжало распространяться, гонимое ветром в сторону участников поединка лидеров видов.
  Дальше произошло то, что заставило даже Маркуса изогнуть бровь. Вокруг повелителя начал образовываться туман, который после разделился на четыре части, которые приняли образ его самого.
  - Впечатляет, - хмыкнул оборотень.
  В свое время старые вожаки рассказывали о подобном, но немного. Такое умение редкость даже среди самых сильных вампиров. Похоже, теперь ясно, какими фокусами Самаэлю удалось удивить остальных членов клана.
  - Меня учили лучшие, - похвастался вампир и стал медленно приближаться.
  Вместе со своими копиями.
  Зрение оборотня уловило движение полосок тумана между пятью фигурами. Значит, центральная уже настоящей не является.
  Решив проверить одну теорию, он быстро выхватил пистолет и выстрелил каждому клону в сердце, и заодно истратил последний патрон на среднюю. Вампир перемещался между копиями слишком быстро. Битва определенно обещает быть сложной...
  Не став ждать атаки, Маркус ринулся вперед, двигаясь быстрее, нежели ранее. Копии либо отбивали удары, будучи абсолютно материальными, либо превращались в туман, чтобы переместиться и застать противника врасплох.
  Вожак чувствовал болезненные удары, но не прогибался. Лишь три копии, ударив в грудь ногами в прыжке, смогли заставить его отшатнуться и кашлянуть кровью.
  - Давай, чего ты ждешь?! - рыкнул повелитель. - Покажи свою звериную морду!
  - Еще не время, - вытерев губы, хмыкнул оборотень и продолжил идти вперед с упорством танка.
  Дальнейшее же действо было достаточно сложно отследить обычным человеческим взглядом со стороны. Оба двигались слишком быстро, каждое движение казалось отрепетированным. Тут одна из копий была проткнута ладонью Маркуса насквозь. И, вместо того, чтобы потерять физическую оболочку, просто исчезла.
  Вампир вместе с копиями остолбенел на несколько мгновений, и это позволило уничтожить еще две. После чего Самаэль отступил, поняв, что после такого хода просто не может сконцентрироваться, чтобы сохранить клона целым.
  Остальные двойники исчезли за ненадобностью, но повелитель и не думал сдаваться. Вокруг него начала подниматься красная аура, глаза загорелись ярким кровавым светом. Оборотень снова не стал ждать хода врага, подошел к ближайшему вспыхнувшеей в пожаре сосне, на верхушку которой перекинулись мощное пламя, пожирающее лес метр за метром.
  Небольшое, по меркам главы стаи, усилие, и огромное 'копье' полетело в сторону противника. Но тот не стал телепортироваться, а побежал навстречу, перехватывая горящее дерево и откидывая его в сторону.
  Кулаки противников встретились в синхронном ударе, и Маркус почувствовал, что Самаэль ему почти не уступает.
  Дальше оба просто обменивались ударами, проверяя выдержку. После десятого обмена вампир отвел верхнюю часть тела в сторону, что хватило вожаку еще для двух оплеух, откинувшись врага далеко назад.
  А потом деревья вокруг начали падать, образуя сплошную стену огня. Так и не залечив разбитое лицо с помощью способностей, повелитель вскочил, но даже с нечеловеческим зрением не смог разглядеть вожака. Тот просто испарился.
  Но причина побега оказалась достаточно веской...
  
  Вампиры продолжали теснить войска Эдварда, перегруппировавшись после удара артиллерии. В этот раз Самаэль приказал своим генералам идти до конца, стремясь рассеять одну из самых крупных группировок оборотней. С падением Ярославля наступление на Москву остается делом времени.
  В бой двинулись элитные войска, заставив оборотней дрогнуть.
  - Стоять на месте! - рычал один из сержантов, находясь в звероформе.
  Отдача пулемета в этом облике почти не чувствовалась. Каска давно была где-то потеряна, то тут, то там на серой шерсти виднелись следы кровоподтеков, из тела торчали осколки. Но солдат Маркуса упрямо продолжал бой, мотивируя остальных бойцов не покидать позиции.
  Один из рядовых в человеческом облике выстрелил из противотанкового орудия в несущийся прямо на окоп БТР. С подбитым колесом тяжелая махина по инерции несколько раз перевернулась, и из нее высыпали вампиры, попадая тут же под очереди из пулемета.
  Двоих от смерти спасла своевременная телепортация, но с ними разобрался умелый снайпер со второй линии окопов. Но на его позицию тут же пришелся выстрел танка.
  Отряхнувшись от земли, сержант увидел стоящего на БТРе кровососа в расстегнутом сером немецком кителе, накинутом поверх бронежилета.
  Стоило ему выставить руку, как оборотень юркнул в окоп, затянув с собой когтями двух рядовых. Замешкавшийся же третий тут же погиб. Вампир заставил его голову взорваться, от чего земля вокруг оказалась забрызгана кровью и ошметками.
  Одного из новобранцев, который оказался на передовой волей случая, не выдержал подобного зрелища, и его вырвало в окопе в лежачем положении.
  - Тварь! - рыкнул сержант, выныривая из окопа.
  Но вражеский ветеран оказался готов к этому, несмотря на поддержку первой линии из двух дотов позади. Телепортируясь из стороны в сторону, он выстрелил в оборотня из пистолета пулемета. Та пропорола руку и плечо, сломав ключицу в нескольких местах. Остальное ушло в бронежилет, что тесно сжимал массивное тело. Громкое рычание заглушил грохот новых снарядов.
  Раненая рука безвольно повисла, но сержант продолжал стрелять. Три пулемета так и не смогли достать сильного кровососа. К тому же одному вскоре пришлось переключиться налево, где другие противники прорвали первую линию, добивая солдат Маркуса в окопах.
  Теперь уже вопрос времени, когда враги доберутся сюда - ветеран хорошо поработал на отвлечение, и теперь собрался брать остаток сети окопов в одиночку, где это возможно.
  Но, откуда ни возьмись, в тылу появилось две метких минометчика. От двух снарядов вампир уклонился. Третий повредил ногу. А два последних разорвали вампира на части.
  Белый глаз наблюдавшего за всем Маркуса погас, минометчики отправились на другой участок фронта уже без контроля.
  Выигранного времени пришедшим в себя рядовым хватило, чтобы вытащить раненого сержанта, вошедшего в кровавый р