Петров Андрей: другие произведения.

Главы 17

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa


Глава 17

  
   - То есть как - пропал? - Чжун Бан, на секунду, даже растерялся от таких новостей, но тут же вновь, привычно, заставил себя собраться. Хмуро посмотрев на замерших перед его столом кэсина с сотником, кивнул первому. - Рассказывай, что произошло.
   - Этой ночью на храм Манури было совершено нападение, - поклонившись, начал доклад Кан Су. - К сожалению, мои люди не успели вмешаться - к моменту их прибытия бой уже закончился. На территории и в самом храме были обнаружены шестнадцать тел, в том числе и личная ученица настоятеля Кимона. Сам он выжил, но был серьезно ранен, поэтому провести допрос сразу не вышло, пришлось ждать целителя.
   - И? - поторопил его Чжун Бан. - Что он рассказал?
   - Много всякого но, ничего по сути, - Кан Су, не удержавшись, поморщился и, после паузы, резко закончил. - Настоятель Кимон мертв. По словам целителя, он принял какой-то яд долгого действия, вероятно еще до нашего прихода и просто тянул время, отвлекая нас пустой болтовней.
   - Точно сам принял? Или опять "помогли"?! - рыкнул наместник, уже не пытаясь сдерживать раздражение. - Что за целитель - Мин Ён?
   - Нет, один из приписанных к городской страже...
   - Проверить! - в упор глядя на замершего кэсина, процедил Чжун Бан. - Лично все проконтролируй, потом доложишь мне.
   - Будет исполнено, - коротко поклонился тот.
   - Кстати, а где твой человек, которого ты подвел к мальчишке? Он ведь должен был наблюдать за храмом, - вспомнил даймин. И подозрительно сощурился. - Только не говори мне, что он тоже мертв!
   - Нет, господин, Рён жив, - отрицательно качнул головой кэсин. - Мы нашли его в лесу, без сознания, примерно в пяти ли от города - скорее всего он преследовал тех, кто покинул храм. Никаких ран, ушибов или иных повреждений на теле не обнаружено, однако когда смогли привести его в чувство выяснили, что он не помнит о событиях этой ночи и прошлого дня.
   - Как такое возможно вообще? - даймин покосился на подобравшегося Досула.
   - Кратковременную потерю памяти можно вызвать различными способами, - после короткой заминки, с явной неохотой произнес кэсин. - Наиболее надежными считаются специализированные техники тоуки, следом идут различные лекарственные препараты. От последних, - не всех, - существуют противоядия, способные ослабить, либо же вовсе убрать последствия применения... Во всех случаях эффект именно кратковременный и, со временем, проходит самостоятельно.
   - Сколько? - сквозь зубы процедил Чжун Бан.
   - От недели до месяца.
   Даймин откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза. Спрашивать о том, помогло ли противоядие, судя по всему не имело смысла. А это значит, что разбираться придется вслепую... и терять время.
   - Получается, его сумели подловить и усыпить? - медленно произнес Досул.
   - Это наиболее вероятный вариант, - подтвердил кэсин.
   Чжун Бан побарабанил пальцами по столу. Рён отнюдь не случайно был выбран на роль куратора мальчишки. "Посвященный", обладающий огромным опытом, - в том числе и выполнения таких вот миссий по сопровождению и незаметной охране, - среди всех подчиненных Кан Су, по утверждению последнего, он лучше всех подходил для этого задания. Застать врасплох такого бойца? Да еще и готового к нападению... в том числе и со стороны своего подопечного...
   - Это мог сделать Ярослав? - даймин перевел взгляд на Кан Су.
   - Не уверен, - немедленно отозвался тот. Похоже успел уже поразмыслить над этим вопросом. - За исключением добавления в еду, прочие способы применения упомянутых мной средств достаточно сложно провернуть незаметно. Я был с Ярославом во время ареста наемников, видел, как тот действовал - с такой подготовкой он просто не смог бы застать Рёна врасплох... Разве что тогда, на поляне, он специально подставился под удар. Такой вариант тоже нельзя исключать.
   Конечно, на первый взгляд подобное казалось... ну, если не невозможным, то уж глупым и нелогичным, точно. Если мальчишка с самого начала планировал исчезнуть, - каковое желание, с учетом его обстоятельств, как раз-таки можно понять, - то для чего тогда было все это представление с поступлением в Школу Хан-го? Он ведь точно также мог сбежать и оставшись в Хиньяре. Отвлечение внимания? От чего?
   В любом случае, Кан Су рассуждал верно, в таком деле нет мелочей и пренебрегать даже малейшим шансом найти виновных, недопустимо. Тем более, что посвящать кэсина во все подробности своего интереса к мальчишке Чжун Бан отнюдь не собирался. Пока, во всяком случае. Такая информация была слишком... слишком. Во всех смыслах. И о том, как ею правильно распорядиться предстоит еще очень крепко подумать. Особенно с учетом всего случившегося.
   - Где сейчас Рён? - вернулся Чжун Бан к главной теме.
   - Изолирован для проведения проверки на лояльность, - с каменным лицом ответил кэсин, под настороженными взглядами присутствующих.
   - Есть основания? - нахмурился наместник.
   - Его оставили в живых, - просто, словно само собой разумеющееся, произнес тот.
   Чжун Бан смерил старшего дознавателя задумчивым взглядом. Кэсинов не просто так, за глаза, называли цепными псами Императора - более преданных, исполнительных и самоотверженных слуг попросту не существовало. И все же, люди несовершенны, пусть и крайне редко, но предатели встречались даже среди них. Учитывая же уровень подготовки, а также допуска к секретам, каждое такое событие имело очень серьезные последствия, порой затрагивавшие всю империю.
   - Малик Ноа не единственный обладатель секретов школы Холодного Потока, - произнес кэсин после короткого молчания, под требовательным взглядом даймина. - Ярослав контактировал с ним. Недолго, но об этом нам известно только с его слов, а как все обстоит на самом деле можно лишь предполагать. В свете имевших место событий нельзя пренебрегать даже малым шансом возможной угрозы того, что в разум Рёна были помещены закладки... Господин, я настоятельно прошу вас не вмешиваться в проведение проверки и, до ее окончания, избегать личной встречи с подозреваемым.
   И глубоко, в пояс, поклонился, застыв в таком положении.
   Вот так вот. Чжун Бан смотрел на неподвижного подчиненного, только что самым недвусмысленным образом напомнившего даймину, что кэсины подчиняются тому лишь до определенных пределов. Настоящий господин у имперских дознавателей лишь один. И горе тому чиновнику, который посмеет об этом забыть.
   - Будь по-твоему, - прервал молчание даймин. Спорить и обижаться на кэсина и, тем более, действовать наперекор высказанному тем пожеланию, Чжун Бан не собирался. А стребовать доклад по результатам проверки можно и позднее. - Продолжай.
   - Среди найденных в храме Манури тел удалось опознать одного - именно этого человека мы с сотником Досулом встретили рядом с домом целителя, - выпрямившись, продолжил Кан Су. - В тот раз с ним были еще трое людей, есть вероятность, что они также погибли во время боя в храме, либо же сумели сбежать - на выяснение потребуется какое-то время.
   - Полагаешь, это они твоих наблюдателей там убили? - хмуро уточнил даймин. О пришедшем этим утром сообщении ему уже доложили.
   - Сами либо же с помощью "мастера", - утвердительно кивнул кэсин. - Последнее, впрочем, под вопросом - если судить по однотипному снаряжению и оружию убитых в храме, то получается, что они были из одной группы. Возможно, конечно, что настоятель Кимон и Шин Мо что-то между собой не поделили, в результате чего последний явился в храм с целым отрядом... Но, это маловероятно. Скорее уж те четверо сами намеревались напасть на целителя и просто устранили ненужных свидетелей.
   "Просто", ага. Чжун Бан поморщился, раздраженно пристукнув кулаком по столу. Кэсины, при всем своем мастерстве и опыте, все-таки люди и застать врасплох можно даже их... теоретически. На практике же подобных умельцев еще поискать. Однако же - нашлись и, вкупе со всеми имевшими место быть событиями, существование, буквально, под боком настолько умелых бойцов вызывает нешуточное беспокойство.
   Даймин задумчиво постучал пальцами по подлокотнику кресла и качнул головой. Сплошные вопросы, притом, крайне неприятные, и ни одного ответа. Он уже всерьез начал жалеть о том, что отпустил парня, пойдя на поводу собственного любопытства. Ведь так интересно было... А теперь вот мальчишка исчез и хорошо, если он сам сбежал. То есть, ничего хорошего, конечно! Сама мысль о том, что его сумел обдурить какой-то сопляк, весьма уязвляла... Но, такой вариант, наверное, все же лучше, чем если парня на самом деле похитили. Потому что Чжун Бан не видел ни единой причины для этого - кроме той, которой руководствовался сам, отпуская Ярослава. Чем подобное может в итоге обернуться... сложно судить. Вполне возможно, что и ничем, но рассчитывать на такую удачу будет слишком самонадеянно. Так что готовиться придется к худшему. Как и всегда, в общем-то.
   - Продолжай искать, - дослушав доклад кэсина, прервал затянувшееся молчание, наместник. И, переведя взгляд на безмолвно замершего рядом с тем, Досула. - Ты тоже. При появлении любой новой информации, докладывать мне немедленно. Все, свободны.
   Проводив взглядом удалившихся подчиненных, Чжун Бан поднялся из кресла и, подойдя к окну, оперся ладонями на подоконник, окинув задумчивым взглядом видимые отсюда кварталы Верхнего города. Вопросы, да...
   Чего добивался этот неизвестный "мастер"? Кому служил? Почему сбежал, стоило только людям наместника обозначить свой к нему интерес? Какая связь между его бегством и исчезновением мальчишки? Она ведь наверняка есть, очень уж близко по времени оба этих события произошли... Кто были те четверо, что приехали к нему перед самым визитом Досула? И какого демона произошло этой ночью в храме? Настоятель Кимон, покончивший с собой, чтобы... что? Кого он пытался таким образом защитить от него, Чжун Бана?
   И, самый неприятный, но оттого и совершенно обязательный, в сложившихся обстоятельствах, вопрос - могут ли все эти люди, включая самого Ярослава, быть причастны к попытке похищения его дочери?
   Стукнув кулаком по подоконнику, Чжун Бан медленно выдохнул, заставляя себя успокоиться. Ярость, чуть притухшая по прошествии этих месяцев, никуда не делась и только ждала повода, чтобы вырваться наружу. Неведомый, пока еще, враг, очень хорошо постарался заметая следы, но рано или поздно кэсины распутают этот клубок и тогда... Если его догадки и предположения верны... Медленно разжав кулак, даймин посмотрел на раскрытую ладонь и усмехнулся. Все совершают ошибки, даже Боги не совершенны. Главное, вовремя их исправлять, сводя возможный вред к минимуму.
   То, что нападавшие не позарились на имевшееся у Рёна серебро, - весьма немалая сумма, между прочим, - тоже кое о чем говорит. При этом вещи Ярослава пропали все. А ведь на выданном мальчишке рекомендательном письме стоит его, Чжун Бана, личная печать. Конечно, очень сомнительно, что все это было затеяно только ради того, чтобы ее заполучить, но и пренебрегать возможностью подобного не следует.
   Вздохнув, даймин покачал головой. Неприятно признавать, но мысль о том, что куда надежнее было бы не потакать своему любопытству, а попросту убить этого непонятного и, очень может быть, крайне опасного, мальчишку... Она становилась все более притягательной.
  

* * *

  
   Тихо потрескивал огонь, заставляя тени на стенах оврага извиваться в безумном танце. Освещаемый пятачок, очищенный от снега и приспособленный под временный лагерь заливало отражавшимся от тех самых стен, жаром. Навес из тонких жердей прятал от сыпавшихся с темных небес, хлопьев снега, лежанку выстланную еловыми лапами. Вытянувшийся на ней в полный рост, крепкий парень лет восемнадцати тяжело, с хрипом дышал, вздрагивая от доносившихся неподалеку ударов топора по дереву, словно силясь проснуться. Но, вцепившееся в разум, забытье держало крепко и он вновь обмякал на своем ложе. До следующего удара.
   Наконец, все затихло и спустя полминуты, в круг света вступил невысокий старик, в черном зимнем косэ. Сбросив нарубленные чурбаки неподалеку от костра, он повесил топор на вбитую в стену оврага ветку и распрямился, поморщившись от боли в спине. Каким бы умелым целителем ты ни был, каких бы пределов силы не достиг, а старость все равно берет свое. Старость и проклятый толстяк, чтоб его демоны сожрали!
   Осторожно поведя плечами, Шин Мо раздраженно скривился и, подойдя к навесу, полез в свой мешок. Искомая мазь лежала на самом верху - не первый раз уже, за сегодня, приходится ее использовать.
   Впрочем, себе-то врать точно не стоит - сам во всем виноват. Привык к мысли, что грозная слава имперских дознавателей, отныне, осталась лишь в прошлом. Так оно, в общем-то, и было еще каких-то... сколько там минуло с последней стычки? - сорок два года... Слишком расслабился. А время шло, и недоучки, сменившие прежних мастеров, не сидели бездельно - набирались опыта, учились. И, как выяснилось, успели воспитать новое поколение очень даже зубастых волчат... Хотя, скорее уж - матерых волков, судя по толстяку, преследовавшему их от самого храма. Чуть весь план не похерил, поганец! А уж когда понял, что его пытаются живым взять...
   Закончив втирать мазь в поясницу, старик вновь накинул на себя косэ и, спрятав коробочку обратно в мешок, недовольно поморщился. Настолько сильно выкладываться не приходилось уже очень и очень давно. Сначала - не позволить этому идиоту покончить с собой, потом - полностью исцелить полученные тем во время короткой схватки, травмы. А после еще все следы на поляне замести и свалить прочь с бессознательным Ярославом на руках. А ведь перед всем этим был бой в храме, тоже выпивший немало сил и нервов. В итоге, к концу дня Шин Мо был настолько измотан, что на ногах держался исключительно из-за необходимости. И упрямства.
   Посмотрев на пребывавшего в беспокойном забытье мальчишку, Шин Мо устало покачал головой. Средоточие отзывалось ноющей болью по всему телу при малейшей попытке использовать тоуки, так что заниматься лечением Ярослава прямо сейчас он просто не в состоянии. А потому, в ближайшие пару дней, остается надеяться только на выносливость юного организма. Ну и более традиционные методы, не требующие тоуки.
   Конечно, убить толстяка было бы куда легче и быстрее, "посвященный" мало что может противопоставить "мастеру", в прямом бою. Но, тогда получился бы просто один мертвый кэсин. А теперь у его начальства мозги набекрень съедут в попытках угадать, как того сумели подловить. И, главное, зачем оставили в живых? Глядишь, хоть сколько-нибудь сил отвлекут, пытаясь разобраться в произошедшем. А им двоим многого и не надо, чтобы удрать подальше. И хрен потом кто найдет.
   Подойдя к Ярославу, целитель присел рядом и, взяв того за запястье, нащупал пульс, прислушиваясь к неровному, хриплому дыханию. Ребра он ему уже зафиксировал, не дожидаясь, когда ослабнет наложенная Кимоном техника, так что серьезной угрозы здоровью мальчишки быть не должно. После, когда сам восстановит силы, сможет уже заняться им всерьез, а пока ученика лучше не беспокоить... Ученика.
   Аккуратно поправив сбившееся одеяло, Шин Мо выпрямился, на несколько секунд удержав взгляд на бледном лице парня. Ученик... Скажи ему кто-нибудь такое всего пару дней назад и нарвался бы на очень грубый ответ. Прошлое, проклятое и благословенное, держало цепко, не отпуская его все эти прошедшие годы. Но, Кимон... Кимон...
   Устало вздохнув, целитель вернулся к костру, занявшись приготовлением позднего ужина. Мысли, раз за разом, упрямо возвращались к недавним событиям и уже не было сил бороться с собой. Да и не хотелось. Пока свежи в памяти воспоминания, пока все это не истерлось, вытесненное новыми тревогами и проблемами, которые бесконечно дарит жизнь. Пока не забылось... Шин Мо хотел помнить.
   Занятый своими мыслями, целитель не забывал приглядывать и за мальчишкой, а потому не упустил момент, когда тот очнулся. Поставив котелок на камень, он метнулся к вскинувшемуся Ярославу и аккуратно придавил на плечи, не давая подняться. Парень дернулся еще раз и обмяк.
   - Ты... - мутный взгляд уперся в лицо старика. - Почему...
   - Не двигайся, - предупредил Шин Мо. Убедившись, что тот не собирается больше вскакивать, целитель осторожно отстранился. - У тебя ребра сломаны. Будешь дергаться, кости могут сместиться. Лежи и не шевелись.
   Взгляд Ярослава чуть прояснился и, перескочив с лица замершего рядом старика, с нарастающим испугом заметался вокруг, словно пытаясь отыскать кого-то. И не находя.
   - Уруми, - голос парня сорвался, заставив болезненно скривиться. - Кимон...
   - Они погибли, - не сводя напряженного взгляда с побелевшего лица мальчишки, тихо ответил Шин Мо.
   Он был готов к любой реакции на свои слова - недоверие, злость, шок, что угодно. И готовился вмешаться, прикидывая, чем из имеющихся в мешке снадобий можно было бы заменить успокоительное. Но, ничего этого не понадобилось. Ярослав поверил, сразу. Взгляд парня словно потух. Не сказав ни слова, он закрыл глаза.
   Шин Мо, подавив тоскливый вздох, молча замер рядом, чутко прислушиваясь к хриплому дыханию. Тяжело это, терять дорогих людей. В любом возрасте.
   - Это из-за меня? - глухо выдавил Ярослав. - Убийцы приходили за мной?
   - Нет, - без промедления отозвался целитель. - Ты здесь ни причем.
   Мальчишка распахнул глаза, уставившись на него зло и растерянно. И, по мере того, как шли, в молчании, секунды, растерянность на лице Ярослава все больше уступала место ярости.
   - Врешь! Ты ведь врешь? - хрипло произнес он и вдруг рванулся, вновь пытаясь подняться. Но, жесткие ладони Шин Мо без труда удержали его на месте, придавив обратно к лежанке. - Зачем ты врешь, старик?!
   - Будь иначе, я бы убил тебя, - спокойно ответил целитель и чуть подался вперед нависнув над парнем, сверлившим его бешеным взглядом - Успокойся и просто поверь - в случившемся твоей вины нет, - и тяжело вздохнул. - Только моя.
   Ярослав замолк, с недоверием уставившись на него. О чем он сейчас думал... Да, Боги его знают! Шин Мо не собирался гадать, и без того понятно, что ничего хорошего. Может быть и не стоило вываливать все это на парня вот так, не дав даже толком в себя прийти. Может быть. Но и промолчать старый целитель тоже не мог. Нет, рассказывать Ярославу все он и не думал, но скрывать от ученика свою вину... Впрочем, теперь уже и не факт, что этот самый ученик у него вообще появится, не после таких откровений.
   - Кто? - глухо спросил парень, прервав, наконец, молчание. И тут же поторопился объяснить, словно боясь, что собеседник не поймет. - Кто напал на храм?
   - И что ты будешь делать, когда узнаешь? - спросил Шин Мо, уже зная ответ.
   - Мстить, - твердо, с абсолютной уверенностью, ответил тот, не отводя взгляд.
   Целитель молчал, глядя на упрямо стиснувшего зубы мальчишку, словно в зеркале видя в нем отражение самого себя. Давно, очень давно... Такая же ненависть и отчаянное, рвущее душу на окровавленные ошметки, желание отомстить. Пусть не сразу. Год, два, десять лет - пусть даже придется положить на это всю свою жизнь! Найти. И убить. Всех.
   Шин Мо отвел взгляд. Что ж, в его случае, стоит признать, судьба, - а может быть Боги или, даже, демоны, - предоставила ему такую возможность. Нашел. И убил. Всех, до кого смог дотянуться. Отомстил так, что демонам в аду тошно стало. И даже умудрился при этом выжить, хоть и не верил в подобное. А дальше... Дальше пришлось жить, день за днем, год за годом. Жить и искать новую цель, путь - что угодно, только бы придать этому существованию хоть какой-то смысл.
   - Кимон бы этого не одобрил, - хмуро бросил он.
   - Кто? - скрипнув зубами, упрямо повторил мальчишка, продолжая сверлить его злым взглядом. - Скажи мне! Или ты сам не знаешь, не хочешь говорить? Я должен знать!
   Эх, парень, не того человека подсунула тебе судьба в трудный час. Кимон сумел бы найти нужные, правильные слова, достучаться до сердца, убедить... Он же может лишь научить тебя убивать... Все-таки, скверный из него вышел целитель.
   - Рано тебе такое знать, - поднявшись на ноги, произнес Шин Мо. - И довольно об этом. Сейчас ужин сготовится, поешь и спи. Отдыхай. А когда очухаешься, будет у нас с тобой серьезный разговор, - жестко оборвал он пытавшегося что-то сказать, парня. - Все.
   И вернулся к костру, не оглядываясь на неразборчивый хрип, долетевший в спину. Не бить же этого сопляка за ругань в адрес старого человека... В смысле, не прямо сейчас же - пусть, для начала, хотя бы поправится, а то ведь помрет, не ровен час. Зато потом... потом придется объяснить, как ученику следует обращаться к своему наставнику. В том, что мальчишка согласится, Шин Мо уже не сомневался - не после того, как увидел его бессильную ярость и отчаяние.
   Никуда ты теперь не денешься, сопляк... Да и он сам, от тебя, тоже никуда теперь.
   Странная вещь - судьба. Людям очень хочется верить, что они сам выбирают свой путь, что нет над ними той неумолимой и непознаваемой силы. Стать хозяином своей судьбы - в душе яростно отрицая ее существование... Странные создания - люди.
   Старый целитель, сидя перед тихо потрескивавшим дровами костром, и чутко прислушиваясь к дыханию вновь заснувшего беспокойным сном, мальчишки, размышлял. О своей жизни, о своих ошибках, стоивших ему и другим, порой, непомерно дорого. Об ушедших в вечность друзьях... и врагах. О Ярославе и той, совершенно безумной череде случайностей, что, в конечном итоге, свели их обоих вместе, невзирая на все попытки Шин Мо этого избежать.
   А еще о том, как им теперь быть дальше... О многом еще предстояло подумать.
  

* * *

  
   Хижина была небольшой, скорее даже полуземлянка, приткнувшаяся к горному склону, служившему одной из стен. Остальные, сложенные из плоских камней, были так густо облеплены мхом и снегом, что издали ничем особо и не выделялись. Особенно если не со стороны входа смотреть - я, во всяком случае, смог опознать это творение рук человеческих только метров с двадцати, да и то лишь по печной трубе, торчавшей из устилавшего покатую крышу, снега.
   На месте входа красовался большой деревянный щит, подпертый парой крепких кольев и, судя по отсутствию следов, столкнуться с обитателями этого места нам точно не грозило. Если таковые вообще существуют - не знаю, как оно там все внутри устроено, но снаружи жилище выглядело так себе. Летом, здесь может и ничего, а вот зимой в подобной каменной конуре обитать удовольствие то еще, должно быть.
   Подойдя к хижине, старик смахнул рукавицей снег с уложенной рядом со входом коряги и, сняв свой заплечный мешок, пристроил на нее. Подергав щит, буркнул что-то неразборчиво, с недовольством в голосе. Огляделся, поморщившись и двинулся дальше по склону, к лесу, махнув мне рукой напоследок.
   - Жди здесь.
   Проводив взглядом мелькнувшую за деревьями спину, мысленно пожелал старому козлу споткнуться и, скинув собственный мешок все на ту же корягу, огляделся вокруг. Пока топали сюда, как-то оно не до любований окрестностями было, да и много ли там увидишь, в заснеженном лесу-то. А сейчас, с высоты да без спешки, в самый раз будет. Благо и погода расщедрилась нынче - ни облачка на небе и ветра нет почти.
   А ничего так, весьма даже красиво здесь. Чистый, морозный воздух, искрящийся под солнцем снег и низкие громады древних гор, поросших густым, хвойным лесом. Я хоть и не особый любитель дикой природы, мне городской уют куда ближе, но все равно, что-то такое, в глубине души, на всю эту красоту откликается... Еще бы понимать, какого хрена я здесь вообще делаю.
   Мотнув головой, отгоняя грустные мысли, перевел взгляд на закрывавший вход в хижину, деревянный щит. Внутрь мне лезть никто не запрещал, ну, а если что, поставить его на место недолго. Все равно, торчать на одном месте, в сотый раз гоняя по кругу одни и те же мысли как-то не тянет.
   С частично врытыми в землю, примерзшими кольями пришлось повозиться, да и за щитом, как оказалось, находилась крепкая дверь. Очень крепкая... я эту заразу с трудом провернуть сумел, еще и ладони себе ободрал! Сюда точно уже очень, очень давно никто не заглядывал. И чего, спрашивается, старик здесь забыл?
   Из хижины пахнуло сырым, чуть затхлым воздухом, солнечный свет мгновенно ворвался внутрь, разогнав темноту и давая возможность осмотреться... Ну, такое себе - крохотная каморка с парой лавок из тонких, не ошкуренных стволов у стен и несколько таких же бревнышек уложены на пол, вот и вся обстановка. А, и еще камин из крупных камней, промазанных глиной. Я не особый знаток, но как-то не тянет это жилье на заимку охотников или как они там правильно называются.
   Хотя, как базовый лагерь, наверное, подходит. Или, вон, ту же непогоду переждать. Потолок, правда, слишком низкий для меня, а вот местным, с их ростом вполне нормально должно быть... Очень надеюсь, что старик меня сюда притащил не для того, чтобы в этой же хижине и прикопать...
   А что, место как раз - тихое, безлюдное. Красиво, опять же. Сейчас вот подберется сзади и р-раз! - по затылку булыжником! И в этих чертовых горах появится еще одна могила, подобно той, что мы с Хоном нашли... Я вздрогнул, мгновенно развернувшись на раздавшийся за спиной шорох, едва не расшибив себе голову о потолок. И никого не увидел. Тьфу! Хватит уже всякие бредни выдумывать, а то сам себя сейчас так запугаю, что безо всякой помощи окочурюсь.
   Торопливо выбравшись из хижины наружу, огляделся, но Шин Мо по-прежнему шлялся где-то по лесу, и никого постороннего рядом не наблюдалось. Чертов старик... Стряхнув с коряги остатки снега, уселся и, прислонившись к холодным камням стены, с наслаждением вытянул гудящие ноги. Ветра нет, солнышко пригревает, прям счастье.
   За те двое суток, что мы добирались в эту глухомань, Шин Мо едва ли с десяток слов произнес. Да и те, в основном, ограничивались указаниями в мой адрес - хворост собери, костер разожги, ужин приготовь и тому подобные. Мои попытки вывести его на обещанный "серьезный разговор" ни к чему не привели - на все вопросы старый козел просто отмалчивался, старательно притворяясь глухим. Понятия не имею чего он думал тем добиться, но желание сдернуть от этого придурка в лес, с каждым часом становилось все настойчивее. Останавливало только понимание, что без помощи Шин Мо отыскать виновников нападения на храм будет куда как сложнее... Ну, и предположение, ничем, правда, не обоснованное, что целитель именно этого от меня и ждет - чтобы свалил куда подальше и не лез больше со своими бреднями о мести...
   Кимон. Уруми...
   Я зажмурился, прислонившись затылком к промерзшим насквозь, камням стены и поднял лицо к небу, кожей чувствуя ласковое тепло зимнего солнца. С того нашего, последнего разговора я больше не пытался расспрашивать старика о том, что произошло в храме и кем были нападавшие. Да и вообще старался как можно реже думать на эту тему. И вовсе не потому, что мне вдруг стало все равно. Нет... Ненависть и злоба никуда не делись, они все время были рядом, готовые захлестнуть сознание в любой момент жуткой, подавляющей волю и разум, волной. И если бы не чертов старик...
   Поморщившись, открыл глаза и опустил взгляд на амулет с головой волка-лиса-собаки, лежавший на раскрытой ладони. Тоже вот, привычка вдруг появилась, сама собой и как с ней бороться я не очень-то и представляю. Да и нужно ли? Не знаю. Вздохнул и спрятал амулет обратно за ворот рубахи.
   Шин Мо, конечно, гад тот еще и способен выбесить даже не произнося ни единого слова... Но, без этого вредного, раздражающего, гадского старикашки я, наверное, уже бы просто рехнулся. Понятия не имею, каким образом он умудрялся просекать те моменты, когда меня вновь "накрывало", но всякий раз оказывался рядом и, буквально парой слов, а то и вовсе молча, переключал все мое внимание на себя, не давая сорваться. В своей неповторимой манере, разумеется, от которой нестерпимо хотелось его придушить!
   Такой вот он, оказывается, человек - целитель Шин Мо. Хоть и козел.
   Оглянувшись, увидел появившегося из-за деревьев старика, успевшего уже где-то прибарахлиться небольшой дорожной сумкой, висевшей на плече и, судя по виду, чем-то плотно набитой... У него здесь тайник, что ли? Поднявшись на ноги, я молча отошел в сторону, целитель же, хмыкнув насмешливо, сгрузил свою ношу на корягу и, мельком заглянув в так и оставшуюся открытой дверь, уселся сам.
   - Не свихнулся еще от любопытства? - щурясь на светившее ему прямо в глаза, солнце произнес он после недолгого молчания. - О многом спросить хочешь ведь.
   Я пожал плечами и, подойдя к хижине, прислонился спиной к стене, не глядя на вредного старика. Вопросов и правда было столько, что не сразу и сообразишь, какие в первую очередь задавать.
   - Вы обещали серьезный разговор, - проигнорировав насмешку, в который уже раз за прошедшие дни, напомнил я. - О чем?
   - Да, много о чем, на самом деле, - насмешливо протянул Шин Мо. И, помолчав, продолжил. - Но, для начала, поведай зачем ты проболтался обо мне людям даймина?
   Черт! Так и знал, что он взбесится. Только выбор-то у меня какой был?
   - Вы не предупреждали, что про вас нужно молчать, - чувствуя себя неуютно под его пристальным взглядом, осторожно ответил я.
   - Мог бы и сам сообразить, не совсем дурачок ведь, - укоризненно качнув головой, произнес Шин Мо. - А теперь вот вся моя, налаженная и мирная жизнь прахом пошла... Вообще ты, пожалуй, прав - стоило тебя сразу предупредить, - неожиданно продолжил он, помолчав. Вздохнул, разом утратив всю свою живость. - Совсем уже старый стал. То забыл, это не упомнил, язык не по делу распустил. А в итоге...
   Я, как-то, не сразу даже нашелся, что на такое ответить, очень уж резким оказался переход от насмешливых обвинений к... такому вот. Этот старик не раз демонстрировал свой паскудный характер, но именно сейчас он выглядел... не знаю, искренним, что ли? Может, конечно, и притворяется только вот язвить в ответ у меня язык не повернулся. Как и прямо спросить, не это ли стало в итоге причиной нападения на храм. Трусливо, да, но услышать подтверждение из его уст было очень страшно.
   - Мне жаль, что так вышло, - помолчав, через силу выдавил я, не зная, что тут еще можно сказать. Оправдываться, глупо, а в моем сочувствии он точно не нуждается.
   - Поверь, не стоит, - подтверждая мои мысли, усмехнулся Шин Мо. - Это была однообразная и до невозможности скучная, жизнь простого деревенского лекаря. Хорошо, что она закончилась.
   Странный у нас выходил разговор. Я никак не мог уловить настроение старика и это изрядно сбивало с толку - совершенно непонятно, чего от него можно ожидать... А, может, и впрямь не стоит ходить вокруг да около?
   - Зачем вы привели меня сюда? - прямо спросил я.
   За минувшие дни чего только не передумал, и хорошего в тех домыслах было мало. Понятия не имею, как может отреагировать на мое исчезновение наместник... Особенно, если Чжун Бан действительно поверил во весь тот бред про другой мир, что я на него вывалил, а не просто позволил спасителю дочери болтать все, что вздумается. А уж после откровений целителя и вовсе не по себе стало - судя по всему, общение старика с людьми даймина не очень-то заладилось.
   - Отдохнуть, силы восстановить, - пожал плечами целитель. - Переждать.
   Да он издевается! Я с шипением выдохнул, невольно поморщившись от уколовшей ребра боли и отвернулся, выкинув из головы всю недавнюю жалость к этому старому черту. Все равно ругаться с ним бесполезно, хоть и очень хочется.
   - Мое бегство из дома получилось излишне... громким, - помолчав, все-таки счел необходимым объясниться, Шин Мо. И вздохнул. - Даже, я бы сказал, кровавым. А наш славный полководец, нынче исполняющий обязанности даймина, очень не любит, когда убивают его людей.
   То есть, тебя, теперь, еще и разыскивают. Вообще зашибись. Только вот...
   - При чем здесь я? - начал, и осекся, осененный страшной догадкой. - Подождите. Вы хотите сказать, что на храм напали...
   - Я хотел сказать ровно то, что сказал, - недовольно перебил меня старик. И качнул головой. - Нет, люди даймина к нападению не причастны, можешь быть спокоен. Что же до тебя... А сам-то как думаешь? - испытующе прищурился он. И, не дождавшись ответа, поморщился. - Представь, что с тобой сделают, если заподозрят в сговоре со мной.
   - Вряд ли все настолько плохо, - невольно поежившись от нарисованной буйным воображением картины, пробормотал я.
   - Ты просто не в курсе всей серьезности происходящего, - наставительно произнес целитель. - У даймина образовалось ко мне очень много не самых приятных вопросов. И, за неимением главного "виновника", задавать их он стал бы именно тебе.
   Как же меня все это достало... Я пнул торчавший из-под снега булыжник. Достало.
   - И, что вы собираетесь делать дальше? - помолчав, вновь посмотрел на старика, с довольным видом жмурившегося в небо.
   - Ну, убивать я тебя не собираюсь, если ты об этом, - пожал тот плечами и обвел рукой окружающие горы. - Можешь идти, куда хочешь.
   Сволочь! И далеко я уйду после того, что ты устроил? Если меня действительно запишут в твои сообщники... из империи в этом случае уматывать придется очень быстро. И не факт, что поможет, даже если успею. Я слишком хорошо представляю себе кто такие кэсины и на что эти гребанные ниндзи способны. Даже если меня сразу же не пришибут и на допросах не искалечат, выясняя кто ты такой, с учебой в Хан-го могу гарантированно попрощаться. А если наместник будет достаточно зол, то и в любой иной Школе дальше порога просто не пустят. Как минимум, в этой провинции. И уж точно ни о какой плате за мое обучение теперь и речи быть не может.
   Чертов старик. Чертов старик. Чертов, гребанный старик!
   - Или же ты можешь стать моим учеником, - как ни в чем не бывало, закончил он.
   ...
   - Вы ведь отказались, когда я просил! - голос невольно сорвался на рычание. Что же ты творишь, чертов, безумный, старик?
   - Обстоятельства изменились, - равнодушно отмахнулся тот.
   Даже так? Что же это за обстоятельства такие, вынудившие тебя враз сорваться с насиженного места и прятаться от людей наместника? Учитывая, что ты еще и меня во все это умудрился втравить, очень хотелось бы знать подробности - чисто для понимания того, насколько все плохо. Но, не расскажет ведь... Или?
   - Почему вы сбежали от людей даймина? - ну, а вдруг. - И кто напал на храм?
   Но чертов старик лишь прищурился и молча покачал головой, усмехнувшись в бороду. Козел! Я медленно выдохнул сквозь зубы - чтоб ты подавился своими долбанными тайнами... Только вот, что мне-то теперь делать?
   - Тебя что-то смущает? - поднял он брови в притворном удивлении.
   - Я согласен, - помолчав, заставляя себя успокоиться, произнес под испытующим взглядом целителя. Все просчитал, сволочь - некуда мне от тебя деваться, теперь. - Только, сомневаюсь, что из меня выйдет хороший целитель.
   - Время покажет, - пожал тот плечами, усмехнувшись на попытку съехидничать. - В конце концов я и сам далеко не сразу встал на этот путь, так что, возможно, ты себя недооцениваешь... К тому же, целительских техник, использующих внешнюю энергию очень мало, а учить тебя я собираюсь далеко не одному лишь лекарскому делу.
   - Даймин наверняка будет искать меня. Он... Мне пришлось рассказать ему, кто я и откуда родом, - все же решил я предупредить.
   - Пусть ищет, - как и ожидал, старика эта новость совсем не впечатлила. - Империя велика, нам двоим точно хватит места спрятаться.
   Я промолчал, потому как кроме ругани, в данный момент, сказать было попросту нечего. Не самый умный и продуктивный настрой в такой ситуации, но справиться с давившей на мозги злобой и обидой, было неимоверно сложно. Да и не хотелось, если уж на то пошло. А потому, рот лучше вообще пока не открывать, чтобы не нарываться.
   - Не стоит так убиваться о потерянных возможностях, - помолчав, произнес вдруг Шин Мо, серьезно глядя на меня. - Сейчас ты вряд ли способен адекватно воспринимать мои слова, но со временем и сам поймешь. А пока что просто поверь - ты, в буквальном смысле, поймал удачу за хвост. И только от тебя самого теперь зависит, насколько хорошо сумеешь распорядиться таким шансом... Ну, и от меня тоже, немножко.
   А что мне еще остается, кроме как верить? Пусть не тебе - такую подставу я точно никогда не забуду, но, хотя бы в то, что все это будет не напрасно. Иначе... нет, я ни за что не сдамся и буду идти к своей цели.
   - Зачем тебе тоуки? - неожиданно спросил Шин Мо.
   Сложный вопрос. Не ответом, как таковым, а необходимостью внятно выразить словами то, что я давно уже определил для себя в уме, но никогда не озвучивал вслух.
   - Вы знаете откуда я родом, знаете сколько всего мне пришлось пережить в вашем мире, - медленно, тщательно подбирая слова, произнес я под его внимательным взглядом. - У меня нет ничего и никого. Тоуки мой единственный шанс на достойную жизнь. Гарантия, что никто больше не сможет сделать меня рабом.
   - Мне не нравится твой ответ, - серые, выцветшие глаза целителя глядели на меня жестко, словно выбирая, куда ударить. - Стремиться к силе лишь потому, что нет другого выбора - глупость! С таким настроем тебе не стать "мастером"... Тем более, что у тебя-то, в отличие от подавляющего большинства простолюдинов, выбор как раз есть. Ты хорошо образован, знаешь письмо и счет - с твоими навыками не составит труда найти хорошую работу. Да, хоть писарем или тем же торговым приказчиком... Впрочем, это твой выбор, тебе за него и расплачиваться.
   Он замолк, продолжая сверлить меня взглядом, а я не знал, что и ответить на такой заход. В принципе-то, верно старик говорит, только вот... Писарь? Приказчик? После того, как узнал, распробовал, можно сказать, тоуки и силу которую та дает? Вот уж хрен! Отказаться от магии и стать... никем, по сути, это явно не по мне.
   А еще, тоуки это мой единственный шанс отомстить. Нет, старик, даже не думай - я не сдался. И как бы ты ни пытался скрыть от меня, кто стоит за нападением на храм, кто виновен в их смерти... рано или поздно, но я заставлю тебя рассказать. Но, пока что это лишь далекая цель и напоминать о ней старому козлу лишний раз не стоит. Пусть верит, что я успокоился.
   - Суть в другом - чтобы достичь вершин ты должен принять тоуки всем своим сердцем, - сбив меня с пафосных мыслей, негромко продолжил Шин Мо. - Она должна стать твоей страстью - твоей жизнью. Целью, на достижение которой необходимо отдать всего себя, без остатка.
   - Я понимаю, - осторожно произнес под его тяжелым взглядом.
   - Вряд ли, - Шин Мо усмехнулся, покачав головой. - Но, надеюсь, рано или поздно я донесу до тебя истинное значение моих слов... Или сломаю.
   Последнее утверждение мне очень не понравилось, как-то вот даже не сомневаюсь, что старик именно так и сделает, если его что-то не устроит. Разбрасываться пустыми угрозами явно не в его характере... С другой стороны, с некоторым даже удивлением, вдруг понял, что не особо-то он меня и напугал. На фоне всего того бардака, в который превратилась моя жизнь, данная угроза казалась не такой уж и страшной... Хотя, вполне возможно, что это лишь пока.
   - Не переживай, парень ты крепкий, справишься, - хмыкнул вредный дед, без труда угадав ход моих мыслей. - С таким-то наставником, как у тебя, любой дурень справится.
   Даже не сомневался. Я усмехнулся и, сделав глубокий вдох, медленно выдохнул, разгоняя навалившуюся было хандру. Справлюсь, как же иначе-то.
   - Вот это верный настрой, - кивнул Шин Мо. Хлопнув себя по коленям, он повел плечами и улыбнулся. - Ладно, это все дела будущие, а пока, раз уж ты согласился стать моим учеником, займемся делом. Времени до темноты немного осталось, нужно успеть хижину в порядок привести. Нам здесь еще не меньше месяца предстоит обитать.
   - Здесь? - я невольно покосился на вход в хижину. - Зачем?
   - Буду учить тебя основам контроля и управления внешней энергией, - словно само собой разумеющееся, "объяснил" тот. И замолчал опять.
   - Но, почему здесь-то? - не выдержав, раздраженно спросил я. Перспектива торчать на этой Богом забытой горе, зимой, в землянке по сути, ни фига не радовала.
   - Когда освоишь азы и я буду точно уверен, что ты не угробишься по собственной дурости, мы посетим одно интересное место. Оно как раз неподалеку отсюда, - он махнул рукой куда-то на запад. И усмехнулся, по-доброму так. - Гарантирую, тебе понравится.
   Ой, что-то берут меня сомнения, насчет последнего. И особенно радует уточнение про "не угробишься"... Чего этот старый хрыч задумал вообще? Тот, однако, мой взгляд проигнорировал, задумчиво глядя на окружающие горы.
   - Природная тоуки, она... другая, - запнулся старик, подбирая подходящее слово. - Я ведь говорил уже - несмотря на единый исток, внутренняя и внешняя энергии сильно различаются. Другие методики, подходы, условия - все другое... И вот в этом кроется самая большая твоя проблема. Догадываешься, почему?
   Я молчал, не торопясь отвечать. Не потому, что никаких предположений не было, - совсем даже наоборот, - просто не хотелось давать старому козлу повод позубоскалить на мой счет, если ошибусь. Впрочем, этот самый повод ему не особо-то и нужен.
   Так и не дождавшись никакой реакции, Шин Мо хмыкнул и, продолжая смотреть мне в глаза, вдруг притопнул правой ногой. Пара небольших, с кулак размером, булыжников до того мирно покоившихся под снегом, от этого, даже не коснувшегося их, удара взлетели в воздух на полметра. Мгновенный взмах рукой и ближайший камень развалился надвое, шлепнувшись обратно на землю, второй же старик просто поймал.
   - Незримый Клинок, - произнес целитель, демонстрируя мне свою правую ладонь, окутанную едва заметным маревом. - Техника простейшая и, оттого, наиболее широко распространенная. За тысячи лет ее довели до абсолютного совершенства... ну, так, по крайней мере, считается.
   Второй булыжник взлетел в воздух, очередной взмах... камень разлетелся мелким крошевом, пропахавшим снег чуть в стороне от старика.
   - Та же самая техника, только уже с использованием внешней энергии, - сообщил Шин Мо и, прислонившись к спиной к стене, продолжил наставительным тоном. - Все ныне существующие, из известных нам, техники, использующие природную энергию основаны на техниках внутренней тоуки. Их создали люди обладающие средоточием... Понимаешь, что это означает?
   - Они несовершенны? - осторожно предположил я. В общем-то очевидно и вполне обоснованно, но мало ли, что там у старика на уме.
   - О чем ты должен всегда помнить, - кивнув, предельно серьезно произнес Шин Мо. - Скорость создания, затраты энергии, эффективность - все то, что определяет твои шансы на победу в бою. Доводить их до ума будешь уже самостоятельно, если, конечно, захочешь... И сумеешь. На мою помощь в этом деле тоже можешь рассчитывать, но...
   Целитель замолчал, глядя куда-то вдаль.
   - Я ведь действительно уже очень стар, Ярослав, - неожиданно признался он, посмотрев на меня. - Ты мой последний ученик и я не собираюсь ничего от тебя скрывать, все отдам, что сам знаю, приложу все силы, чтобы успеть закончить твое обучение. Но, если нет... Тогда тебе придется справляться дальше самому.
   - Справлюсь, - ну, а какой еще тут мог быть ответ.
   - Время покажет, - с кривой усмешкой выдал он свою любимую присказку. И легко поднялся на ноги, словно и не распинался только что о старческой немощи. Отцепив со своего мешка топор, протянул его мне, мотнув головой в сторону деревьев. - Я там лесину видел, поваленную, нужно дров заготовить, пока не стемнело... Только особо далеко не отходи, места здесь глухие, люди редко появляются, так что зверье непуганое.
   Покрутив в руках топор, проводил взглядом скрывшегося в хижине целителя, и направился в сторону деревьев по протоптанной им тропинке в снегу, на ходу пытаясь вспомнить, водятся ли в этих местах тигры. Волки-то точно есть, пока добирались сюда, натыкались на их следы, а вот более крупные хищники... ну, по идее тоже могут быть. Впрочем, мне и серых за глаза хватит, если стаей наскочат вряд ли отмахаюсь, хотя... в любом случае, проверять нет никакого желания, так что поосторожней надо быть.
   Размышлять об очередном выверте в моей судьбе как-то не особо и хотелось уже. Может, конечно, и пожалею, что не воспользовался предложением Шин Мо свалить на все четыре стороны... Да, чего себе-то врать - не собираюсь я никуда уходить. Все верно рассчитал старый манипулятор, знал, чем меня зацепить. А уж к чему все это приведет в конечном итоге...
   Время покажет.
  

Эпилог

  
   Приглушенный, рассеянный свет, лившийся из узкой щели на потолке пещеры, разгонял царивший здесь сумрак по дальним углам. Внутри было относительно тепло, - короткий, но извилистый проход надежно защищал помещение от ветра, - и, на удивление, чисто. Никаких следов от людского костра, с неизбежной сажей на потолке и стенах, ни мелкого мусора или костей, оставленных дикими животными. И если отсутствию первых удивляться не приходилось - знавших о существовании этого места и в лучшие времена можно было сосчитать по пальцам одной руки, то вот насчет зверья...
   Сидевший у левой, от входа, стены, прямо на голом камне, невысокий старик в черном зимнем косэ, перевел задумчивый взгляд на едва видимые с его места, длинные и глубокие полосы, оставленные в полу когтями первого обитателя этого места. Сколько столетий прошло с момента, как Божественный Зверь ушел отсюда? Восемь, десять? Но оставленное им... "ощущение присутствия", до сих пор отпугивает диких животных, куда более чутких к проявлениям потустороннего, нежели люди. Отпугивает даже тех из них, кого всегда манят природные источники тоуки.
   Источники, да... Мысли вновь споткнулись, возвращаясь к насущному. Ставшее, за годы практики, привычным усилие, чтобы сконцентрироваться на окружавших его потоках внешней энергии, сейчас было без надобности. Яркая, жгучая и непокорная, она властвовала здесь безраздельно... Не потому ли Божественный Зверь облюбовал эту пещеру под свое логово? Или, может быть, источник возник здесь как раз по его воле? В пользу последнего говорили уникально малые размеры - уже в паре десятков шагов от пещеры невозможно было ощутить ничего необычного в токе окружающей энергии. Кто знает. В любом случае, для их целей это место подходит как нельзя лучше.
   Целитель перевел взгляд на центр пещеры где, в пятне лившегося с потолка света, закрыв глаза, неподвижно сидел раздетый по пояс парень. Ученик. Беззвучно шевеля губами, старик медленно, словно пробуя на вкус, вновь произнес про себя это слово и усмехнулся в седые усы. Мог ли он еще каких-то полгода назад представить, что сам, по собственной воле нарушит данное некогда, в запальчивости обещание? Ой, вряд ли. Что уж там говорить, если даже сейчас, по прошествии месяца он так и не сумел полностью принять сей свершившийся факт. У него есть ученик.
   Воистину, Боги умеют осаживать самоуверенных глупцов...
   Старик недовольно поморщился. Он никогда не был любителем перекладывать ответственность за собственные ошибки на других и, уж тем более, сетовать на немилость высших сил. Так, некогда, воспитывали его самого, и именно это он не уставал повторять уже своим ученикам. Иное - непозволительная слабость, ведущая к поражению. Во всем.
   Однако несмотря ни на что, подленькая мыслишка о том, с какой настойчивостью судьба, раз за разом, сталкивала его с будущим учеником, никак не желала уходить. Быть может, не цепляйся он так отчаянно за свое прошлое, вместо того, чтобы просто согласиться на просьбу мальчишки - ведь была такая мысль, себе-то зачем врать... Может, тогда все сложилось бы совершенно иначе?
   Висевший на груди парня амулет, выглядывавший из-под деревянного крестика, тускло поблескивал угольками драгоценных камней в глазницах звериной морды, словно рассматривая сидевшего напротив него человека. Внимательно и недобро.
   Кан-Муи. Божественный зверь. Защитник.
   Уруми, глупая ты девчонка... Раздражение, на себя, пополам с грустью, кольнуло сердце и целитель, немного поспешно, отвел взгляд. Когда-нибудь он непременно расскажет ученику, что именно произошло тогда, в храме, что именно ты сотворила с собой... Когда-нибудь. Но, не сейчас. Прости, девочка, но слишком тяжелое это знание, особенно для него.
   Глубоко вздохнув, старик, привычным усилием, заставил себя отстраниться от ненужных, сейчас, мыслей вновь посмотрев на ученика. Грустить и вспоминать о былом будем после. Всему свое время.
   Несмотря на прохладу в пещере, не было заметно, чтобы Ярославу это как-то мешало. Что, в общем, и не удивительно если знать, чем именно он сейчас занимается. В таком состоянии не то что замерзнуть проблематично - можно без малейшего вреда для здоровья сушить на себе мокрую одежду, в самый лютый мороз. Тоуки способна очень многое дать тем, кто умеет ее правильно использовать. И не имеет значения, порождение ли она твоего собственного средоточия или же пришла извне. Тоуки это жизнь. И смерть.
   Падавший с потолка тусклый свет мешал но, если постараться, все-таки можно было разглядеть едва заметное свечение исходившее от кожи парня. Техника безобидная и совершенно бесполезная, в случае с его учеником обрела новый и, в чем-то, пугающий, смысл, наглядно демонстрируя объем энергии, которую Ярослав пропускал сейчас через свое тело. Абсолютно немыслимый, для любого обладателя средоточия, объем. Нет, если возникнет такое желание, "мастер" вполне смог бы повторить этот фокус - на короткое время и затратив при этом до четверти собственного резерва. Парень же сидит так уже больше часа не демонстрируя ни малейших признаков усталости. Более того, чем дальше, тем более ровными и, одновременно, стремительными становятся вокруг него потоки природной энергии.
   Прищурившись, целитель сосредоточил внимание на ученике, убеждаясь, что тот не успел никак себе навредить за прошедшие минуты. Страх, по большей части, иррациональный учитывая все, что он успел уже увидеть и понять за три дня, проведенные в этом месте. Но и игнорировать вросшие буквально в подкорку мозга, привычки и рефлексы он просто не мог - тоуки опасна. И забывать об этом не следует никогда, что бы и кто там не думал по этому поводу. К сожалению, применять техники было несколько затруднительно из-за чрезмерного обилия природной тоуки вокруг, так что ориентироваться приходилось в основном на внешние проявления. И собственный, богатейший опыт, конечно.
   Вздохнув старик, уже без удивления, констатировал, что интенсивность движения потоков внешней энергии, вокруг парня, вновь усилилась. Организм ученика постепенно адаптировался к растущим нагрузкам, с каждым разом затрачивая все меньше времени на минимально необходимые преобразования природной тоуки. Контроль внешней энергии давался ему куда проще, чем большинству обладателей средоточия - внутренней.
   - Достаточно, - приказал он заметив, как Ярослав поморщился.
   - Мне не больно, - запротестовал тот, открыв глаза. - Просто... некомфортно.
   - Достаточно, - повторил целитель. - Отдохнешь немного и продолжим.
   Парень явно хотел возразить, но сдержался. Тоскливо вздохнул и, поднявшись на ноги, без напоминаний, приступил к выполнению комплекса разминочных упражнений. Целитель на это лишь молча усмехнулся - юность, как и всегда, нетерпелива, невзирая на любые предупреждения. Сам таким был.
   - Как по ощущениям? - наблюдая за медленными, уверенными уже, движениями ученика, спросил он. - По сравнению с прошлыми попытками.
   - Легче, - не прекращая упражнений, немедленно ответил Ярослав. - Не намного, но изменение тоуки дается все легче и быстрее. Поначалу ощущения были... - он замялся, подбирая определение. - Словно огромную и дырявую бадью из колодца наверх тянешь - тяжело и без толку, пока дотащишь, пустая уже, практически. А сегодня... да, почти то же самое, только дырок тех меньше стало.
   - Получается, не ошибся я, - задумчиво протянул старик. - Природный источник действительно помогает твоему развитию.
   На самом деле, это стало понятно еще вчера, по изменениям в движении потоков внешней энергии, но в таком деле полагаться на одиночные наблюдения точно не стоит.
   - Я ведь говорил, что она идеально мне подходит, - не сдержавшись, напомнил тот.
   Целитель лишь молча усмехнулся на это, не торопясь поощрять ученика. Получив, наконец, возможность полноценно обучаться использованию тоуки, Ярослав стал заметно спокойнее, чем прежде. Словно сбросил с плеч давивший на него груз неудач... Хотя, почему, "словно"? Так оно и есть, по сути. Правда, мальчишке еще предстоит узнать, что проблемы никогда не исчезают навсегда и на смену прошлым обязательно появятся новые. Но, это будет позже, а пока пусть сосредоточится на текущем моменте.
   Насколько эффективным окажется воздействие источника и до каких пределов оно будет продолжаться, покажет время. Однако и то, что старый целитель наблюдал сейчас, определенно впечатляло. Если развитие парня и дальше будет продолжаться в том же темпе... От одной только мысли, в какого монстра тот может вырасти, когда на должном уровне овладеет Искусством, становилось не по себе. Драться с Ярославом, в пределах границ природных источников, станет самоубийством для любого противника.
   Правда, вне тех самых границ, его возможности оставались куда более скромными. Как минимум, пока... И данное обстоятельство являлось, пожалуй, главной причиной того, что мальчишка был до сих пор жив. Обладающее безграничной силой существо, со всеми недостатками присущими простому, смертному человеку... это был совсем не тот опыт, которого целитель хотел бы пожелать своему миру.
   - Пойдем, - поднявшись на ноги, произнес он и направился к выходу из пещеры. Закончивший разминку, ученик накинул свое косэ и поспешил следом.
   Настало время для серьезного разговора.


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"