Петров Борис: другие произведения.

Вещь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Вещь
  
  Москва, 16 марта 2019 г.
  В фойе отеля было непривычно шумно. В напуганный город, встречающий помпезный форум за инвестиции в самое светлое и чудесное, слетелись, как бабочки на огонек в ночи, раскрашенные природой и торжеством современной декоративной косметики гетеры. Глаз приятно радовали упругие красивые тела, небрежно обтянутые шелковыми тканями, нежно ласкавшими кожу в вечерних сумерках, гетеры щебетали без умолку, не отпуская от себя своих благодетелей, смотревших поверх окружающих, не в силах оторваться от мыслей о будущем человечества. Воздух был свеж и по-морскому терп, но все это было снаружи, внутри отеля царствовал запах духов, дорогого виски и горячего тела.
  Запах, вездесущий, нет, везде сующий свой длинный нос запах, забирающийся внутрь, в каждую открытую полость, пронизывающий в каждую, даже самую крохотную клеточку, этот запах, отвратительный, пахнущий дорогой кожей и пластмассой, перетянутой изнутри тканевой обивкой, неспособной скрыть вонь перегретого грязного нижнего белья, наспех втиснутого в чемодан при отъезде. Это был мираж, психическая галлюцинация, овладевшая Валентином. Он стоял у входа в отель, жадно глотая свежий воздух с привкусом окиси азота от подъезжавших блестящих тачек. Валя подносил свои руки к лицу и с отвращением отдергивал их, все его тело, весь он сам состоял из этого запаха - он и был им, чувствуя себя вещью, чемоданом, который можно дернуть за ручку и потащить за собой туда, куда ему не нужно, а он безропотно прогромыхает истертыми колесиками по неровной брусчатке. Он следил за вновь прибывающими, не отрывая взгляда от холеных белых ручек, тянувших за собой лопающиеся от вещей чемоданы, подпрыгивающие на вздыбленной плитке мостовой, сопротивляющиеся своей судьбе. И его тошнило, прямо у стен дорого отеля, в который он с трудом заселился и, тут же бросив свои вещи, выбежал наружу, и никто не обращал на него внимания, на его сгорбленную недугом фигуру, превращавшую еще вполне здорового и нестарого человека в элемент декора, артхаузный объект современного искусства, своей гадостью и отвратительностью действия олицетворяющей всю экзистенциальность бытия идеального мира подновленного человечества.
  А началось все даже не в аэропорту, нет, но об этом стоит упомянуть позже. Все началось еще в детстве, когда Валя был маленьким мальчиком, безотрывно смотревшим в глаза матери, ловя ее намеки и приказы, стараясь не сильно докучать ей и держаться за платье только тогда, когда она вроде бы не против. Маленький Валя был чудесен, как ангелок с картинки на рождественском столе. Смазливый белокурый мальчик, с большими удивленными глазами, бывшими сначала голубыми, а потом превратившимися в бесцветную серую муть - все это ему досталось от матери, и пышные ресницы, и чувственный рот с полными капризными губами. От отца ему достался рост и статность фигуры, отец отдал его с раннего детства в спорт, сначала в акробатику, потом было дзюдо, бокс, Валя мужал, тело его крепчало, но все портило лицо, остававшееся по-детски наивным, которое так нравилось девочкам и особенно половозрелым женщинам. Неудивительно, что он рано начал свою половую жизнь, познав все прелести интима с подругой матери, когда его мать в очередной раз отправляла его по поручениям к ней. Сложно сказать, чего было больше в этом, радости от удовлетворения мозга, беснующегося под натиском гормонов, или страха перед взрослой женщиной, подавившей его своей волей, кто знает, он никогда не старался это всерьез обдумывать. Потом были и другие, в институте, на работе, он не делал выбор, выбор всегда сам шел к нему, а он подчинялся. В какой-то момент его женили, внезапно, и после этого вокруг него воцарился стереоэффект указаний и поручений, которые транслировали его мать и жена, безусловно красивая, прекрасная женщина, старше его на семь лет и верно подобранная заботливой мамой, а по совместительству являющейся перезрелой невестой на выданье лучших друзей, с которыми так удачно удалось породниться.
  Любил ли он свою жену? Пожалуй, да, нет, определенно любил, во всем с ней соглашаясь, доверяясь ее по опыту, уверовав в жену. А с правильной женой и карьера удачная. Раз, и он уже начальник отдела, а чем занимался этот отдел неважно, главное, что статус был соответствующий. Он вызывал уважение и восхищение всех подруг жены, картинно вздыхавших рядом с ним, как же повезло их счастливой Ксюшечке с таким мужем. Вот собственно и вся жизнь, безболезненная, с плавными переходами из одних рук в другие, такие же ласковые, бережные и требовательные.
  Год назад или больше, странно летит время, когда ты им не управляешь, оно будто бы перестает существовать. Так вот, будем считать, что ровно год назад, также летом, в самую жаркую пору, когда большинство имущих граждан старается покинуть пыльную столицу в поисках соленой свежести на побережье под тенью роскошных пальм, Валя пришел домой с работы, по дороге заехав в несколько магазинов за заказами жены, все строго по списку. Время было позднее, но на дорогах были ужасные пробки, его достойная машина плелась за хвостом из голодранцев, сидя в машине, он продумывал начало разговора с женой, он хотел ее попросить, чтобы она в следующий раз сама съездила за своими побрякушками и пакетами с косметикой, все равно она не работает и могла бы... Спланированный заранее серьезный разговор разбился о непредвиденное, а именно о подругу их семьи Леру, лучшую, надо сказать, подругу. Это была давняя подруга жены, часто и подолгу бывавшая у них дома. А теперь они готовились вместе с его женой уехать на два месяца на море, отдохнуть. Застав повеселевших от второй бутылки итальянской дрожжевой амброзии женщин, Валя забыл все напрочь, оглушенный радостными восклицаниями двух роскошных женщин.
  - О, как хорошо, что ты наконец-то пришел! - воскликнула его жена. - А мы тебя все ждем и ждем.
  - Пробки, я же говорил, - как бы извиняясь, ответил Валя.
  - Да ладно тебе, Ксю, - протянула Лера, сворачивая алые губки в трубочку, как капризная маленькая девочка, вступившая на шаткую вершину пятого десятка. - Валя спешил, как мог, правда же, Валюша?
  - Да-да, конечно, - его передернуло от ее голоса, но пьяненькие женщины этого не заметили. Именно тогда ему впервые в жизни захотелось сбежать из дома, он не понял этой мысли, а его уже втащили на кухню, впихнув внутрь шампанского и сладких и соленых закусок.
  - Валя, Лерочка переезжает в наш дом, ты представляешь?! - завопила жена. - Она будет жить рядом с нами, ну, ты что не рад?
  - Очень рад, - ответил Валя, недоуменно хлопая глазами.
  - Поэтому, так как Лерочка у нас пока девушка свободная, я тебя прошу помочь ей с ремонтом. Ты же в этом понимаешь лучше, чем мы, - сказала жена.
  - Да, Валя настоящий мужчина, не то, что мои бывшие, - поддакивала Лера, смотря на него влажными глазами.
  - Валя, мы послезавтра уедем отдыхать, а ты проследи, чтобы эти чурки сделали все правильно. Если Лера попросит, ты ей не отказывай, сделай все, как она хочет.
  - Всё? - переспросил Валя, недоуменно глядя то на жену, то на Леру.
  - Всё! - радостно крикнула жена.
  - Мне кажется, я уже кое-чего хочу, - томно проговорила Лера и, по-кошачьи встав со стула, долгим и влажным поцелуем впилась в Валю.
  Увидев его смущение и недоумение, женщины истошно захохотали, сквозь смех что-то говоря про его юношескую застенчивость, воспитание, он не слушал, просто понимая, что они смеются над ним.
  Жена с подругой уехали до конца лета, а он до конца зимы курировал стройку в квартире Леры, получая нагоняи и от нее и от жены, когда безропотные строители делали все, как было нарисовано по проекту, но не так, как хотела хозяйка и ее главный консультант - Ксюшенька. Приходилось переделывать, и со скрипом, но все же ремонт был принят. Началось счастливое новое время, когда лучшие подруги стали еще и добрейшими соседками.
  
  - Валечка, милый! - позвала его жена из ванной. - Подойди сюда, пожалуйста, мне надо помочь.
  Он вошел и ловким движение помог ей застегнуть сначала платье, с трудом налазевшее на нее, а потом и дорогое колье, подарок отца своей дочери на сорокапятилетие.
  - Милый, ты не скучай, буду завтра утром, хорошо? Сам понимаешь, надо родителей уважать, все-таки это важно, - начала она нескладные объяснения.
  - Конечно-конечно, - поспешил ответить он, не желая слушать эту историю, главное было то, что жена уезжает на несколько дней, остальное неважно.
  - Слушай, Лера просила, чтобы ты зашел к ней, у нее там что-то с краном или с бойлером, я не помню, все время их путаю. Зайдешь, а? - жена быстро чмокнула его в губы, обдав густым запахом духов и приторно-сладкой помады.
  - Это так срочно? - нахмурился он, не желая тратить драгоценные часы свободы.
  - Милый, ну это же недолго, а потом ты сможешь вернуться к своим любимым танчикам, - она щелкнула его по носу. - Все, мне пора, я побежала. Не забудь, хорошо?
  - Хорошо, вечером зайду, - сказал Валя, помогая жене одеть пальто.
  - Нет, она просила через час, хорошо? Ты же сделаешь, да? - жена властно посмотрела ему в глаза.
  - Да, Ксюшечка, - со вздохом ответил он.
  - Вот и молодец. Не скучай, твоя кисочка скоро вернется, - она помахала перед ним хвостиком и убежала.
  Через час ему позвонила Лера, голос ее был раздраженным, она была недовольна, что он еще не зашел, а ей никак не удается принять ванну. Валя накинул куртку и пошел в соседний подъезд, по дороге думая о том, что хорошо, что Лера жила не в их подъезде, мысль о том, что над ним была бы еще одна повелительница неприятно сжала его желудок, выбрасывая в рот густую тошнотворную слизь. Сильно кашляя, он открыл подъезд своим ключом и поднялся к Лере.
  - Наконец-то, - недовольно буркнула она. - Я никак не могу помыться, посмотри, из шланга все время течет.
  Валя вошел в ванную и взял в руки лейку, шланг был откручен наполовину. Он закрутил его потуже и включил воду, ничего не текло.
  - Надо было его подкрутить, - попробовал он объяснить, но Лера его резко оборвала.
  - Я в этом ничего не понимаю, ты же мужчина, ты и должен знать. Слушай, а Ксю уехала?
  - Да, приедет во вторник.
  - А, понятно, - Лера протянула слова, скользнув рукой по тонкому короткому халату и шумно задышав. - Ты же не спешишь?
  - А тебе еще что-нибудь надо? - удивился он.
  - Ну чего ты такой грубый, - она потянула его на кухню. - Давай с тобой кофе попьем, а? Я купила такие классные пирожные, а мне одной много, я потолстею.
  Лера вытянула его на кухню и усадила за стол. Кофемашина быстро сделала два капучино, и они сели пить кофе. Лера что-то болтала, а Валя молча ел пирожные, они были действительно вкусные, с нежным заварным кремом, песочным тестом, как он любил в детстве. Незаметно для него разговор перешел в спальню, где Лера стала ему показывать свои обновки, бесстыдно задирая перед ним халат, открывая ухоженное тело.
  - Ну чего ты? - удивилась Лера, повалив его на кровать, когда она сумела раздеть его, он так и не понял. - Ксю же сказала, что ты должен помогать мне во всем.
  Он держал в руках ее тело, ухоженное, сочное, как пирожное, но ему не хотелось уже есть. Раньше, деля ложе с женой, он часто подумывал о Лере, но сейчас, когда она обдавала его жарким дыханием, Валя чувствовал себя как натрескавшийся рыбы кот, не хотелось ничего, только покоя. Он ел это пирожное, механически пережевывая, не испытывая ничего, кроме гадостного вкуса пресыщения, прилежно выполняя свою функцию. Закончив, он вернулся домой, два часа отмываясь от сладкого крема ее тела, от приторности ласк.
  Все выходные он ел пирожные, от которых его уже воротило. Жена стала чаще уезжать по каким-то делам, возвращаясь с похмельем, злая и дерганная, тут же отправляя его к соседке, отвергая законные желания мужа. А от пирожных его уже тошнило, и когда он не приходил к Лере, а уезжал погулять в город, то вечером получал долгий нудный нагоняй от жены, долбившей его наставлениями, обвиняя, заставляя идти отрабатывать, и он шел. Ему было непонятно, знала ли жена обо всем, но он и не хотел этого знать, как вол, повинуясь хлысту хозяина. Любой другой на его месте мог бы быть счастлив, Лера была недурна собой, хороша в постели, умелая, опытная любовница, способная заставить мужика выдать все, на что он способен, но этого для Вали было мало, неблагодарный, обожравшийся сладкого малышок.
  
  - Отстань! - Ксюша резко оттолкнула Валю, нервно встав с кровати. - Я не хочу, что на тебя нашло?
  - Просто так, я подумал, - начал он, но она не дала закончить ему нестройную мысль.
  - Иди лучше собирайся, а то опоздаешь на самолет, - она села за трюмо, скорчив недовольную физиономию.
  - Я уже собрался, - Валя откинулся на спинку кровати, разглядывая жену.
  - Валя, что ты хочешь? - еще сильнее раздражаясь, спросила она.
  - Тебя, - ответил он спокойным голосом, его бесцветные глаза затуманились еле сдерживаемым гневом, а на губах появилась злорадная усмешка. - Я же тебя люблю.
  - Отстань, я же тебе сказала, что у меня нет настроения! - Ксюша резко встала, одергивая полы длинного халата.
  - Да? - он хмыкнул себе под нос что-то нечленораздельное. - Тогда я пошел к Лере, хорошо?
  - Да, иди, - махнула рукой Ксюша и вышла из комнаты, в ванной зашумела вода.
  Валя встал, накинул на себя небрежно брошенные на стуле футболку и шорты. Подойдя к ванной, он открыл дверь и еще раз спросил.
  - Тогда, пошел к Лере?
  - Да иди ты уже! - крикнула на него Ксюша, залезая в душ. - Дверь закрой, дует!
  - Хорошо, - сказал он, не снимая с губ злорадной усмешки.
  Выйдя на улицу, он встал у подъезда, воздух был горяч и пылен, как и положено летом в мегаполисе. За стеной дома шумел проспект, по двору лениво ползли перегретые на солнце черные машины с надсадно гудевшими вентиляторами радиатора. Он поднялся к Лере, она открыла не сразу, лицо у нее было недовольное, видимо он ее только что разбудил.
  - Валя? А что ты хотел? - удивленно спросила она.
  - Да так, решил проведать, узнать как ты. Вы же вчера с Ксюшей хорошо погуляли в клубе.
  - А, да, - она открыто зевнула. - Заходи, сваришь мне кофе.
  Он вошел, Лера скрылась в ванной, шумно умываясь. Валя прошелся по кухне, поставив две чашки в кофемашину, аппарат невыносимо захрустел, перемалывая зерна, потом зашипел пар, и в чашки полился густой терпкий эспрессо.
  - Ой, мне сделай капучино, - гнусаво сказала Лера, она переоделась в длинную футболку, села на стул, бесстыдно положив голые ноги на соседний стул, собираясь заняться покраской ногтей на левой ноге. - Что?
  Она удивленно оглядела Валю, не понимая его пристального взгляда. Дальше все было как в плохом кино. Он повалил ее на пол, зажав рот ладонью, она пыталась закричать, вырваться, но Валя был гораздо сильнее и тяжелее. Он все делал уверенно, не давая ей возможности противиться его желанию. Закончив, он так и бросил ее на полу, Лера что-то пыхтела, не то глубоко дыша, не то всхлипывая, его это уже не интересовало.
  Вернувшись домой, Валя переоделся, взял вещи и поехал в аэропорт, жена даже не вышла его проводить, провалившись в похмельный сон в спальне. По дороге в аэропорт, Валя думал, когда его арестуют, до вылета или? Пройдя входной контроль, он внимательно следил за полицейскими, несколько раз проходившими мимо него, но им не было никакого дела до пассажиров, они выискивали глазами группы гастарбайтеров, тянувших своих жен с тюками к стойкам регистрации.
  Долетел он тоже без происшествий, еще в аэропорту он выключил телефон, почувствовав себя свободным. Получив багаж, Валя долго стоял перед выходом, ожидая полицейских, но они глядели сквозь него, не замечая его пристальных взглядов.
  - Ваш ключ, - пропела девушка на ресепшене, передавая ему паспорт и магнитный ключ.
  - А? - спросил он, вырвавшись из своих мыслей.
  - Ваш ключ, - повторила девушка, лучезарно улыбнувшись. - Мы рады приветствовать вас в нашем отеле.
  - Ах да, спасибо, - ответил он, выдавив из себя улыбку, в кармане зазвонил телефон, а он все еще думал, куда сунуть паспорт и ключ, бесцельно вертя их в руках.
  - У вас звонит телефон, -сказала девушка.
  - Телефон? - переспросил он. - Да, точно
  Он положил паспорт и ключ на стойку и достал свой айфон. Это звонила Лера, она что-то говорила ему про то, как ей понравилось, что он приятно удивил ее, настоящий дикарь, а у него от ее слов к горлу подкатывало глухое рыдание. Валя оглянулся назад, в заполненном изящными гетерами фойе, он увидел десятки Лер и Ксюш, глядевших на него с вожделением толстяка в кондитерской. Валю затошнило, запинаясь, он выбежал на улицу.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"