Петров Игорь Фёдорович: другие произведения.

Приключения в Радужном мире. Болотная страна

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть первая


ИГОРЬ ПЕТРОВ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ В РАДУЖНОМ

МИРЕ

   БОЛОТНАЯ СТРАНА

Книга первая

Кемерово

Кузбассвузизда

2000

  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Сказочная повесть о невероятных приключениях девочки Сони и её друзей - лягушонка дядюшки Пеццу и человечка Большой Головы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

СОДЕРЖАНИЕ

   Вара-кара-мара-бом
   Большая Голова
   Завтрак на свежем воздухе
   Рассказ новых друзей
   Лучше искать, чем ждать
   В путь
   Пещера
   В плену у пауков
   Погоня
   Заколдованная комната
   Лабиринт
   Муравьиное озеро
   Разрешите представиться
   В гостях на острове
   Операция "Бочка"
   Грибница
   Ожидание
   Полет на мухоморах
   Грибоеды
   Лесное королевство
   Песчаная река
   Шоколадный удав
   Змеиное гнездо
   Остановка на берегу
   Ножницы
   Рыбалка
   Высокая гора
   Брямки
   Желе
   Утром следующего дня
   Опасная дорога
   Побег
   Небесный замок
   В прозрачной башне
   в поисках дыры
   Прыжок на одуванчиках
   Пустыня
   Загадочный фонтанчик
   Возвращение
   Верхом на черепахе
   Зеленый
   Деревня кактусов
   Два злодея
   Долина улиток
   Отравленный колодец
   Пчелиные укусы
   Спасение птенца
   Перо птицы Диро
   Лесной Орех
   Западные ворота
   Возвращение домой
  
  
  
  
  

ВАРА-КАРА-МАРА-БОМ

   Жила-была девочка Соня, она так любила сказки, что могла целыми днями читать их, забывая обо всем на свете. Однажды, просидев за этим занятием до ночи, Соня не заметила, как уснула. Ей привиделся странный сон, будто в комнату вошла морщинистая старушка и, усевшись на кровать, сказала:
   -Милое дитя, я хочу попросить тебя о помощи.
   -Что я должна сделать? -- удивилась девочка.
   -Давным-давно в мире было много добрых волшебников, но они покинули нас, потому что перестала расти Трава Радости. С тех пор на свете стало меньше счастливых людей, появились горе и печаль. Чтобы вернуть их назад, нужно достать семена заветной травы и посадить с первым весенним солнцем. Согласна ли ты отправиться за ней в далекое и опасное путешествие?
   Думая, что это всего лишь сон, Соня, не задумываясь, ответила:
   -Согласна.
   -Тогда слушай меня внимательно. 32 декабря, ночью, нужно залезть под кровать и три раза произнести заклинание: "Вара-кара-мара-бом!". В ту же секунду ты окажешься в Волшебной стране.
   -Но ведь 32 числа не бывает! Сразу после 31 декабря наступает 1 января.
   -Все очень просто, -- улыбнулась старушка. -- Когда на циферблате будет без пяти минут двенадцать и часы приготовятся возвестить о наступлении нового года, нужно перевести стрелки назад на два круга. Вот и вся хитрость. Слушай дальше. Как только ты раздобудешь семена, следует, не теряя времени, найти волшебника Горана. Он управляет временем в той стране и поможет тебе вернуться домой.
   Старушка встала и собралась уходить. На прощание она протянула Соне маленькую золотую брошку в виде змейки с рубиновыми глазками.
   -Возьми ее, и спрячь хорошенько. Если ты не успеешь возвратиться до того, как почернеют глазки у этой змейки, то волшебство уже никогда не вернется в наш мир, а вместе с ним счастье и радость.
   Произнеся эти слова, старушка растаяла, как будто ее и не было.
   Наступило утро. Соня открыла глаза и улыбнулась ночному видению. Еще не проснувшись окончательно, она протянула руку к своему платью, и сердце ее сжалось и тревожно забилось -- на стуле лежала маленькая золотая змейка с рубиновыми глазками.
  

БОЛЬШАЯ ГОЛОВА

   В ту же ночь, 31 декабря, Соня перевела стрелки часов назад и трижды произнесла заклинание. И сразу все закружилось, завертелось в густом зеленом тумане. Потом засверкала молния и запахло тиной.
   Когда наступила тишина, девочка решила вылезти из-под кровати, уверенная, что все это ей показалось. Вдруг Сонина рука неожиданно наткнулась на что-то мокрое и скользкое. Девочка вскрикнула и, не удержав равновесие, упала в воду.
   -Ничего не понимаю, -- произнесла Соня, вставая на ноги. -- Неужели все это правда и я в Волшебной стране?
   -Конечно, правда, -- послышался рядом веселый голос, -- разве ты еще сомневаешься?
   Девочка посмотрела по сторонам и заметила маленького человечка, одетого в желтую куртку с красными пуговицами, оранжевые штаны и узкие, выше колен сапоги. Ростом он был не выше ее плеча, с круглой головой без волос, но зато со здоровенной пучеглазой лягушкой на макушке.
   -Меня зовут Большая Голова, -- представился весельчак. -- А тебя?
   -Соня, -- растерянно ответила девочка.
   -Почему ты стоишь в воде, а не встанешь на кочку?
   Девочка пригляделась и увидела вокруг множество кочек и поваленных деревьев. Кочки были везде. Большие и маленькие, очень большие и очень маленькие. Хотя, подождите, подождите! Очень большие кочки на самом деле оказались домиками. С окнами, дверями, крылечками и фонариками. Из домиков на девочку смотрели веселые, любопытные лица.
   Соня машинально встала на ближайшую кочку и какое-то время не могла прийти в себя. Наконец она обратилась к Большой Голове:
   -Кто ты?
   -Свободный Советник, -- гордо ответил тот и поправил две туго заплетенные косички.
   -Большая Голова, скажи мне, куда я попала и как называется ваша страна?
   -Болотная, а мы болотные люди, -- важно ответил человечек.-- Ты находишься в ее столице -- Главном Болоте.
   И добавил:
   -Это самая лучшая из всех стран. Правда, я нигде, кроме нее, не был.
   Он улыбнулся и собрался было уходить, но вдруг остановился и удивленно спросил:
   -Постой, постой, а почему ты об этом спрашиваешь? Разве ты не через Северные ворота пришла к нам сегодня утром? Ведь у входа в любую страну есть табличка с ее названием.
   -Нет, не через Северные ворота, -- ответила Соня.
И рассказала Большой Голове, как встретилась во сне со старушкой, как согласилась помочь, ей достать, семена Травы Радости и как очутилась здесь.
   -Признаться, я думала, что это всего лишь сон, -- растерянно добавила она.
   -Да-а-а, -- задумчиво произнес человечек. -- Похоже, ты попала в невеселую историю. Трудно же тебе придется, прежде чем выполнишь свое обещание и окажешься дома. Не один день пройдет.
   Соне вдруг стало себя жалко, и она всхлипнула. Большая Голова подошел к ней и взял за руку.
   -Ну-ну, не плачь. Что-нибудь придумаем, а пока я приглашаю тебя в свой домик, в гости. Отдохнешь с дороги, а я подумаю, чем мы сможем тебе помочь.
   -Я совсем не устала и хочу поскорее начать поиски Травы Радости.
   -Не спеши, у тебя много времени.
   Прыгая с кочки на кочку, девочка последовала за Большой Головой. По дороге Соня с интересом смотрела по сторонам, не переставая удивляться увиденному. После первого испуга и замешательства она стала постепенно приходить в себя и ей начинало здесь нравиться. В самом деле, где еще потрогаешь небо? А здесь пожалуйста. Стоит только встать на крышу большого домика-кочки, протянуть вверх руки и можно дотронуться до свисающих плетей не то свалявшейся паутины, не то мха, не то старых ветхих тряпок оранжевого цвета. Но самое удивительное, что из этого неба торчали причудливого вида плоды. Красные, зеленые, жемчужные: фантастической формы и размеров.
   -Осторожно, -- предупредил Большая Голова, -- гляди под ноги, а не то оступишься и опять окажешься в воде.
   -Что это? -- Соня показала наверх.
   -Это небо и сад одновременно. Правда, интересно? Разве где-нибудь еще ты сможешь увидеть такое?
   -Ты прав, такого я больше нигде не видела. Но по чему вы не сделаете дорожки, чтобы не ходить по воде? Это ведь так неудобно.
   -А куда тогда девать сапоги? Ведь каждому ребенку в день его рождения дарят 100 пар сапог. И их надо обязательно сносить. Этот обычай завел еще король Бегемоус, брат короля страны Галошии.
   Большая Голова похлопал руками по сапогам.
   -За этим строго следят наши старейшины. Да и как строить дорожки, никто не знает. В Болотной стране нет таких мастеров.
   -Ну, это, я думаю, не сложно, -- сказала Соня. -- Когда я с моим младшим братом была в деревне у дедушки с бабушкой, мы делали такие дорожки у них во дворе.
   -Но я не сказал тебе самого главного. Если мы их построим, у нас могут возникнуть неприятности с Галошией. Ведь именно оттуда нам привозят сапоги, а мы им даем взамен эти прекрасные фрукты. Кроме того, лягушки, с которыми мы очень дружим, могут на нас обидеться.
   -Неужели так ничего и нельзя сделать?
   -Признаться, я над этим думаю уже целых три года, но пока так ничего и не придумал.
   Пройдя вдоль болота шагов пятьдесят, Соня и Большая Голова подошли к средних размеров кочке. Это и был домик Свободного Советника. Он выглядел довольно забавно. Вместо крылечка из воды торчал большой старый пень, дверь заменяла морская раковина, а два круглых окна закрывались медными тазами. При ближайшем рассмотрении девочка заметила, что на крыше к некоторым травинкам привязаны стеклянные игрушки. Такие, какие мы обычно вешаем на новогоднюю елку.
   -Для чего это? -- удивилась Соня.
   -Видишь ли, я уже говорил тебе, что мы очень дружим с лягушками.
   -Да, я помню, -- и Соня хихикнула, украдкой посмотрев на лягушку, сидевшую у человечка на макушке.
   -Так вот, мы не только дружим, но и живем вместе в одних домиках.
   -Как это? -- не поняла Соня.
   -Ну не совсем, конечно, вместе. Точнее, мы -- в самих домиках, а они -- на наших крышах. Эти игрушки -- подарки, которые дарят друг другу лягушки,
приходя в гости. На праздники, посиделки или вечеринки. Я бы даже сказал -- по любому поводу.
   -Это довольно мило, -- призналась Соня. -- Мне нравятся этот обычай и ваши крыши.
   -Нам тоже. У нас даже проводятся конкурсы на самую красивую и блестящую крышу.
   -А как вам удается находить с лягушками общий язык?
   -Ну, это очень просто. Во-первых, мы нужны друг другу. Лягушки ухаживают за нашими садами, а мы угощаем их сахарным сиропом и вареньем. Кроме того, они прекрасно поют и рассказывают замечательные сказки нашим детям.
   Большая Голова посмотрел наверх и стал искать что-то на своей крыше, потихоньку посвистывая: "Тьфью-тьфью".
   -Я обязательно познакомлю тебя с дядюшкой Пеццу. Он живет у меня со своим многочисленным семейством. Правда, сейчас его что-то не видно, наверное, ускакал по своим делам.
   -Да я тут, -- заговорила молчавшая все это время лягушка. Та самая, что сидела на голове у человечка.
   -А, ты здесь Пеццу! Извини, я опять потерял тебя. Ну, раз уж ты все слышал, скажи, что ты думаешь по этому поводу. Я имею в виду положение, в котором оказалась Соня. Что ей сейчас делать?
   -Прежде всего нужно пригласить девочку в дом. Накормить ребенка и дать выспаться. Ведь там, где она живет, ночь. А ночью все дети должны спать.
   -Ты прав. Заходи, пожалуйста, Соня, -- сказал Большая Голова и распахнул перед ней двери.
   Несмотря на то, что окна домика были закрыты, внутри оказалось светло. Соня не сразу поняла почему, но постом заметила -- свет исходил от небольшой тарелки, стоявшей на столе. На ней лежали узорчатые листочки, по которым ползали крохотные улитки. Они-то и светились в темноте, освещая все вокруг. Свет был какой-то неестественный, теплый, он словно растекался разноцветными струйками по столу и опускался вниз, растворяясь на полу.
   -Как здесь уютно, -- сказала Соня, зевая.
   Ей почему-то сразу захотелось спать. Она посмотрела по сторонам, ища кровать, но ее нигде не было. Кроме стола и стула в домике находилась еще только полка с книгами. "Странно, -- подумала девочка -- неужели мне придется спать сидя?".
   -Присаживайся, пожалуйста, -- предложил Большая Голова и пододвинул стул. -- Ты, наверное, голодна?
   -Нет, совсем нет, -- Соня снова зевнула.
   -Ты разве не видишь, что ребенок с ног валится от усталости, -- вмешался в разговор Пеццу.
   -Ну, тогда ей надо сначала поспать, -- согласился Большая Голова.
   Он подошел к стене и раздвинул траву. К Сониному удивлению там оказалась еще маленькая комнатка, вход в которую был круглым, как дупло на дереве.
   -Залезай, здесь тебе будет хорошо.
   Соня подошла к отверстию и увидела, что вторая комната похожа скорее на гнездо, чем на спальню. Кровати там тоже не оказалось. Зато пол, стены и потолок -- все покрывал пух и мягкая трава.
   -Прямо как настоящее птичье гнездо, --заметила девочка.
   -А это и так гнездо. Только не птичье, а летучих лягушек.
   -Летучих лягушек!?
   -Да, -- подтвердил дядюшка Пеццу. -- Они наши близкие родственники и живут недалеко отсюда.
   Соня пролезла в спальню и улеглась на пуховую перину. Ей стало так тепло и уютно, что она сейчас же уснула.
  

ЗАВТРАК НА СВЕЖЕМ ВОЗДУХЕ

   Когда Соня проснулась, то не сразу поняла, где находится. Сначала ей показалось, будто они с братом в деревне и она опять забралась в бабушкин сундук и уснула. Девочка попробовала отыскать вверху крышку, но не нашла. Встала и заметила сбоку щель, из которой сочился тусклый, неровный свет. Подойдя ближе, она увидела соседнюю комнату, стол с улитками и сразу все вспомнила. "Ах, как жаль, что это не сон и я не дома", -- подумала Соня и тяжело вздохнула.
   Большая комната была пуста. На тарелке почти не осталось листьев, поэтому улитки светились не так ярко, как раньше. Девочка взяла горсть листьев, лежащих рядом, и положила сверху. И сразу, как будто кто-то включил яркую электрическую лампочку, стало совсем светло.
   -Ну, как отдохнула? -- послышался сзади знакомый голос.
   -Спасибо, Большая Голова, я прекрасно выспалась.
   -Глядя на тебя, я бы этого не сказал.
   -Мне хочется поскорее вернуться домой...
   -Только не надо плакать, пожалуйста. Я ведь обещал тебе, что мы постараемся помочь.
   -А я вовсе и не плачу, просто глаза вдруг защипало.
   Человечек подошел к Соне и, обняв ее за плечи, повел к выходу.
   Оказавшись на улице, девочка поняла, что что-то изменилось. Все вокруг было вроде бы знакомым и вместе с тем нет. Приглядевшись, она поняла: ну конечно, небо -- вместо оранжевого стало желтым!
   -Наступил желтый сезон, -- пояснил внимательный хозяин.
   Справа от крылечка возвышалось сразу несколько кочек. Они росли так близко друг к другу, что образовывали нечто вроде полянки. На них был поставлен легкий плетеный столик и два стула. Соня присела на стул и после приглашения хозяина подняла салфетку, лежащую на столе. Под ней оказались тарелка с серой похлебкой и забавные на вид плоды. Девочка с интересом стала их разглядывать. Один ей особенно понравился, он напоминал молоток с ручкой. Другие походили на маленькие колокольчики. Правда, вместо язычков внутри у них были желтые колечки. И все это так аппетитно пахло, что Соня сразу же решила отведать один колокольчик. Она взяла его в руки и стала вертеть, не зная, что с ним делать.
   -Потяни за колечко, -- подсказал Большая Голова.
   Девочка легонько дернула за колечко, и тотчас раздался легкий щелчок и колокольчик раскрылся, как цветок. Внутри его ровными рядами росли карамельки, а в центре возвышался шоколадный шарик.
   -Я тебе не советую начинать завтрак с конфет, -- услышала девочка. -- Сначала попробуй таму, это сладкий суп из болотной травы. Его мы обычно съедаем первым, а на второе пама. Ее только что для тебя сорвал
дядюшка Пеццу.
   -Вот это пама, правильно? -- Соня показала на молоточек.
   -Правильно. Там муравьиный мед с цветочным соком.
   -Как это все должно быть вкусно, -- сказала девочка и зажмурилась, предвкушая угощение. -- И все сладкое.
   Она вспомнила дом. Там за столом ей всегда говорили, что сладкое нужно есть в последнюю очередь. А тут и на первое, и на второе, и на третье -- сладости. Настоящий рай для детей. Если она расскажет об этом младшему брату и подружкам, ей, наверное, никто не поверит.
   Соня быстро управилась с супом из болотной травы и взяла в руки молоточек. Она не знала, что с ним делать, и посмотрела на хозяина, ожидая подсказки.
   -Нужно отломить верхнюю часть от рукоятки. В ручке останется цветочный сок, а в самом молоточке мед. Давай я тебе помогу.
   Девочка взяла маленькую ложечку и стала есть сладкий муравьиный мед, запивая цветочным соком.
   Когда с первым и вторым блюдом было покончено, она достала карамельку и положила в рот.
   -Ну вот, теперь ты готова выслушать то, что я тебе расскажу, -- сказал человечек.
   Соня повернулась к Большой Голове и, удобно устроившись на стуле, замерла в ожидании.
  

РАССКАЗ НОВЫХ ДРУЗЕЙ

   -Мы сходили к своему другу, члену Совета старейшин, и он подтвердил, что ты можешь вернуться домой, только если отыщешь волшебника Горана, -- начал свой рассказ Большая Голова.
   На стол прыгнул дядюшка Пеццу и вступил в разговор:
   -Да, только он может тебе помочь. Наш друг говорил, что два фиолетовых сезона назад Горан помог вернуться домой одному мальчику из Нижнего мира.
   -Постойте, постойте, я ничего не понимаю. Что это за фиолетовые сезоны и что это за Нижний мир? -- остановила рассказчиков Соня.
   -Всё очень просто. Когда ты попала к нам, наверное, заметила, небо было...
   -Оранжевое, -- вспомнила Соня.
   -Правильно. То есть у нас был оранжевый сезон. А сейчас посмотри, -- Большая Голова показал наверх, -- уже желтый.
   -Всего семь сезонов: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовый, -- добавил дядюшка Пеццу.
   -Прямо как семь цветов радуги, -- заметила девочка.
   -Год так и называется: Радужный.
   -Теперь мне понятно. По-вашему два фиолетовых сезона назад, а по-нашему два года назад.
   -Верно. А теперь о Нижнем мире, -- продолжал Большая Голова. -- Все люди делятся на жителей Верхнего и Нижнего миров. Мы, представители Радужного мира, находимся в центре и не относим себя ни к тем ни к другим.
   -Да, над нами живут люди и под нами живут люди, -- смеясь, пояснил лягушонок.
   -А где живу я?
   -Ты из Верхнего мира.
   -Интересно, пробовал ли Горан возвращать людей в Верхний мир? -- спросила Соня.
   -Думаю, да, -- кивнул Большая Голова. -- Все, что связано со временем и другими мирами, ему подвластно.
   -Так в чем же дело? Надо скорее идти к нему! --поднялась со своего места Соня.
   -Но ты упустила самое главное.
   -Что?
   -Семена Травы Радости.
   -Ах да! Я так хочу вернуться домой, что совсем забыла, почему оказалась здесь.
   -И потом, никто не сможет с уверенностью сказать, где сейчас находится волшебник.
   -Почему?
   -Потому, что никто этого не знает. Ты можешь встретиться с ним только случайно, -- тихо сказал дядюшка Пеццу. -- Он всегда посещает главные площади Ворот, когда приходит в какую-нибудь страну. Проверяет часы
у жителей, ремонтирует, настраивает время и, не задерживаясь, уходит.
   -Почему?
   -Такая у него работа. И потом, никому нельзя находиться в чужой стране больше, чем один сезон без разрешения Совета старейшин.
   -И мне тоже? -- испугалась Соня.
   -И тебе...
   -А если я не успею за это время найти Траву Радости и встретиться с Гораном?
   -Ты не дала договорить мне, -- стал успокаивать ее Большая Голова. -- Мы с дядюшкой Пеццу получили разрешение на твою задержку в Болотной стране. Можешь жить у нас сколько хочешь.
   Девочка перестала плакать и радостно заулыбалась.
   -Спасибо, спасибо, мои дорогие, -- искренне поблагодарила она своих новых друзей. "Все-таки хорошо, что я встретила здесь Большую Голову и дядюшку Пеццу", -- подумала она, доставая из кармана платочек.
  

ЛУЧШЕ ИСКАТЬ, ЧЕМ ЖДАТЬ

   Между тем приближался вечер. Небо потускнело и из ярко-желтого превратилось в серо-коричневое, став похожим на мокрую вату. Висевшие тут и там разноцветные причудливые плоды куда-то исчезли. Повеяло прохладой.
   -Итак, мы рассказали тебе все, что знали, -- прервал молчание Большая Голова. -- Сидеть сложа руки и надеяться, что в Болотную страну придет Горан или вдруг здесь вырастет Трава Радости, не имеет смысла. Можно состариться, но так ничего и не дождаться.
   -Что вы мне посоветуете? -- спросила Соня.
   -Тебе надо отправиться на их поиски.
   Девочка и сама готова была прямо сейчас, встав из-за стола, идти и искать семена и странствующего волшебника. Но куда, в какую сторону? Кругом виднелись лишь кочки и вода, а сверху унылое небо. Ни ветерка, ни облачка. Хотя какие облака? Здесь их просто никогда не бывает.
   -А в каком направлении идти? -- обратилась Соня к своим новым друзьям.
   -Надо подумать, -- ответил человечек.
   Он показал туда, откуда они недавно пришли.
   -Там Северные ворота, они граничат со страной Покоя, напротив -- Южные, через них можно попасть в Галошию. Если ты помнишь, я немного рассказывал о ней. Справа Магазиния, слева живут лимонадники. С какими государствами граничат все эти страны, нам неизвестно.
   -Пока я не знаю, где искать Траву Радости и Горана, мне все равно куда идти. Поэтому хочу спросить:какие ворота ближе всего от нас?
   -Северные, но я не советую направляться туда.
   -Почему?
   -Видишь ли, Горан пришел через них, а уходя от нас, направился в Галошию. Следовательно, встретить его у Северных ворот маловероятно.
   -Тогда пойдем к Южным, может, сумеем догнать волшебника.
   -Хорошо, но хочу предупредить, что в Болотной стране множество мелких княжеств, царств, королевств и проживающих в них племен, порою очень агрессивных и диких. Особенно в ее центральной части. Поэтому жители предпочитают передвигаться по реке Змее, соединяющей Северные, Западные и Южные ворота. У тебя есть выбор: окружной путь, он более длинный, зато абсолютно спокойный, или короткий, но трудный и опасный.
   -Я выбираю короткий путь. И хотела бы отправиться прямо сейчас.
   -Как, на ночь глядя? -- удивился дядюшка Пеццу. -- Это ведь
   неразумно!
   -В самом деле, Соня. Ночная дорога вдвойне опасна. Может быть, ты передумаешь и отправишься утром?
   -Хорошо, -- нехотя согласилась девочка.
   Она вытащила из кармана невзрачный засушенный цветок и, положив на стол, сказала:
   -Если я примерно знаю путь Горана, то где искать такое растение, ума не приложу!
   Большая Голова нагнулся и уставившись на цветок, взволнованно заговорил:
   -Постой, постой! Это и есть Трава Радости?!
   -Да, мне дала ее старушка, чтобы я знала, как она выглядит.
   -Но ведь это Серебряная Улыбка! Цветы, которые растут в саду моей невесты!
   -Ты в этом уверен? -- боясь поверить в удачу, спросила Соня.
   -Ну конечно. Лесной Орех выращивает их на клумбах перед своим домом.
   -Где она живет? Я отправляюсь к ней прямо сейчас?
   -Сейчас? Но ведь ты согласилась подождать до утра.
   -Да, сейчас и ни минутой позже!
   Увидев, что Большая Голова и дядюшка Пеццу при готовились ее уговаривать, девочка сказала:
   -Поймите, я даже не знаю, сколько времени мне отпущено на путешествие.
   -Ну что с тобой будешь делать, -- развел руки в стороны человечек. -- Тогда я тоже иду -- не могу оставить маленькую девочку одну, в чужой стране да еще ночью. Только давай хотя бы соберемся в дорогу.
   -Хорошо, но ты не ответил мне, где она живет.
   -Недалеко от Западных ворот.
   -Тогда вперед, к Западным воротам!
   -Эх, не люблю покидать наше болото, но если так, то и я отправляюсь с вами, -- расплылся в улыбке дядюшка Пеццу. и, показывая на своего друга, добавил: -- Без меня он пропадет.
   И все трое весело рассмеялись.
  

В ПУТЬ

   Не прошло и получаса, как два путника шли по скользким кочкам нескончаемого болота. Третий, а это был дядюшка Пеццу, сидел на привычном месте -- макушке товарища и бубнил себе под нос стихи собственного сочинения. Большая Голова шагал первым, в руках он держал палку с прозрачным набалдашником. Там находились уже знакомые нам улитки, освещавшие дорогу. Следом брела Соня, на ней был короткий синий плащ с капюшоном и высокие сапоги -- подарки друзей. С собой путешественники взяли по холщовому мешочку с прекрасными плодами из небесного сада Большой Головы.
   Тот, кто ходил ночью, помнит, что даже знакомую дорогу бывает трудно узнать. Известные предметы приобретают вдруг иные, причудливые, очертания, заставая путника врасплох. Вот и Большая Голова иногда останавливался в нерешительности, смотрел по сторонам и после коротких раздумий снова устремлялся вперед.
   Как смогла убедиться Соня, ночи в Болотной стране довольно темные. А все из-за того, что на небе отсутствует луна и нет привычных нашему глазу звезд. Правда, изредка наверху появлялись многочисленные белые искорки, но они мерцали недолго. Зато, когда это случалось, становилось светло, а у кочек и пней появлялись тени и можно было различить впереди холмы и деревья. При виде их у Сони поднималось настроение. Хотя девочка и полюбила болото, его гостеприимных жителей, лягушонка и человечка, но очень соскучилась по твердой земле и деревьям.
   Когда белые искорки осветили дорогу в очередной раз, Большая Голова, показывая палкой вперед, сказал:
   -Там живут брямки, они даже днем не очень-то гостеприимны, а ночью у них лучше не появляться.
   И хотя говорилось это в первую очередь для Сони, в тишине послышался взволнованный голос проснувшегося от этих слов дядюшки Пеццу:
   -Брямки! Где брямки?
   -Там, -- показал еще раз Большая Голова вперед.
   -Уж не хочешь ли ты сказать, что мы пойдем к ним прямо сейчас?
   -До них очень далеко, но нам брямок не обойти: впереди озеро, слева и справа непроходимое болото.
   -А что если попробовать переплыть озеро? -- предложил дядюшка Пеццу.
   -Тебе-то легко говорить, ты в воде себя чувствуешь не хуже рыбы. А что нам с Соней делать?
   -Там растут огромные кувшинки, их листья свободно выдержат вас на плаву, -- не сдавался лягушонок.
   -Ты-то откуда это знаешь, -- удивился Большая Голова, -- разве бывал на озере?
   -Мне говорил об этом мой дедушка, он служил у короля Бегемоуса и ходил с ним в поход к озеру.
   -Что ж, попробовать можно, -- согласился человечек.
   Соня с интересом следила за разговором своих спутников, и, когда те решили идти к озеру, настроение ее стало портиться. Во-первых, она совсем не умела плавать и не любила воду, и путешествие на листьях кувшинки совсем не привлекало. Во-вторых, ей скорее хотелось ступить на твердую землю, пусть даже там живут брямки.
   -А кто эти брямки, почему вы их так боитесь? --спросила она.
   -Брямки?! -- в один голос заговорили друзья, мешая друг другу.
   -Подожди, Пеццу, -- попросил Большая голова, --Дай я объясню. Они живут на холмах и в прилегающем к ним лесу.
   -Питаются лягушками, -- с возмущением добавил дядюшка Пеццу.
   -Не только ими, а всем тем, что только может попасться в их жадные руки. Когда один мой родственник ходил этой дорогой к Западным воротам, то ему только чудом удалось от них скрыться. Если бы вы знали, сколько пришлось пережить бедняге. Тогда я дал себе слово никогда не ходить по их землям.
   -Если так, то действительно стоит попробовать переплыть озеро на кувшинках, -- согласилась Соня.
   Большая Голова подложил пару листиков улиткам, и путники зашагали к озеру. Настроение у дядюшки Пеццу сразу улучшилось. Он даже запел, барабаня лапками по макушке человечка:
   -Брямки, брямки -- ква, ква!
   Не достанете меня.
   Брямки, брямки -- ква, ква!
   Не достанете меня.
   И это монотонное пение продолжалось довольно долго. Соне даже захотелось спать. Наконец Большая Голова не выдержал:
   -Прекрати, пожалуйста, шлепать меня лапками.
   -Я радуюсь, милый друг, за всех нас. Мы выбрали правильный путь.
   Так прошел еще примерно час. Пеццу перестал барабанить по макушке человечка, но под нос продолжал напевать знакомую мелодию.
   -Мне кажется, нам надо сделать привал, -- произнес Большая Голова и остановился.
   Соня и сама давно думала об этом, но ей неудобно было признаваться в усталости. Не дожидаясь, пока согласится передохнуть ехавший все это время на человечке лягушонок, она быстро сказала:
   -Я тоже так считаю. Но где? Кругом вода, даже присесть не на что. На мокрых кочках сидеть не очень-то приятно.
   -Ну не скажи, -- возразил дядюшка Пеццу. -- Что может быть лучше, чем полежать на влажной теплой траве?
   -Пеццу, ты ведь знаешь, у нас с тобой разные вкусы.
   -Помню, помню.
   -Я согласен с Соней и тоже хотел бы посидеть на чем-нибудь сухом, -- сказал человечек. -- Например, на камнях в пещере.
   -В пещере, но где ты ее возьмешь? -- удивилась девочка.
   Большая Голова торжественно посмотрел на Соню и с довольным видом указал на небольшую скалу, еле заметную в темноте.
   -Как же я мог забыть! -- шлепнул в сердцах Пеццу своего друга по голове. -- Ведь дедушка рассказывал мне о ней. Именно там со своим войском отдыхал король Бегемоус.
   И довольные путники поспешили к пещере.
  

В ПЕЩЕРЕ

   Подойдя к скале, друзья действительно обнаружили пещеру. Правда, вход в нее нашли не сразу, он находился на высоте Сониного роста и был хорошо замаскирован. Зато, когда поиски увенчались успехом и они заглянули внутрь, на путешественников повеяло теплом и запахом высохшей травы.
   -Мы прекрасно здесь отдохнем, -- пообещал Большая Голова.
   -Если пещера не занята. Такому жилищу грех пустовать, -- усомнился дядюшка Пеццу. -- Мне что-то не очень хочется лезть в эту темную дыру. Мало ли кто там может быть.
   Человечек и лягушонок посмотрели на Соню, ожидая, что она скажет.
   -Я так устала, что, пожалуй, соглашусь там переночевать, хотя и мне немного страшно.
   -Вот и хорошо, я пойду первым.
   Большая Голова просунул палку со светящимся набалдашником вперед и исчез в пещере.
   -Лезь сюда, Соня, я тебе помогу, -- послышалось из темноты.
   Девочка, держась за поданную руку, легко вскарабкалась по камням и оказалась внутри скалы.
   Приглядевшись, путники увидели просторный зал с многочисленными боковыми ходами. Большая Голова поднял палку вверх, пытаясь разглядеть потолок, но света от улиток не хватило, так он был высок. Дядюшка Пеццу, лучше всех видевший в темноте, взволнованно заговорил:
   -Там кто-то есть, я видел.
   Человечек вновь поднял палку, но ни Соня, ни он так ничего и не заметили.
   -Тебе показалось...
   Но Пеццу не унимался:
   -Нет! Сейчас, например, я видел морду с большими глазами и длинными острыми зубами. Почему вы мне не верите?
   С этой минуты дядюшка Пеццу не находил себе места. Он то и дело поглядывал наверх и сильно нервничал. А когда, ища себе место для ночлега, путники наткнулись на огромный скелет неизвестного животного, лягушонок, не скрывая страха, сказал:
   -Я, пожалуй, проведу остаток ночи на улице. Здесь очень душно и сухо, а это не по мне.
   Соня и Большая Голова согласились, и дядюшка Пеццу радостно запрыгал к выходу.
   Оставшись одни, девочка и ее спутник сгребли в кучу сухую траву и улеглись.
   -Спокойной ночи, Большая Голова, -- сказала Соня, зевая, -- я просто умираю от усталости.
   Повернувшись на бок, девочка приготовилась было уснуть, но в это время увидела прямо перед собой мохнатую морду с желтыми выпуклыми глазами. Они, не мигая, смотрели прямо на нее. Соня онемела от ужаса и не могла ни закричать, ни пошевелиться.
   Отвратительное создание медленно приближалось.
   Чем бы все это кончилось, я не знаю, но когда мягкие когтистые лапы уже ощупывали голову девочки, а из довольной пасти вырвалось урчание, Соня изо всей силы шлепнула чудище мешочком по страшной роже и вскочила на ноги. В ту же секунду из ее груди вырвался отчаянный крик:
   -Ма-ма-а-а!
   Большая Голова подпрыгнул, как распрямившаяся пружина, и, обхватив Соню за плечи, выставил вперед светящуюся палку.
   Жуткая картина предстала перед путниками. Вокруг, насколько хватало света, везде были мерзкие желтоглазые твари.
   -Кто это? -- вздрагивая всем телом, спросила Соня.
   -Не знаю. Похожи на пауков, но почему тогда у них хвосты?
   Хвостатые пауки были величиной с кошку. На толстом мохнатом туловище сидела крупная, с мяч, голова с острыми рожками. Огромные глаза и кривой рот с длинными зубами придавали морде свирепый вид. Ко всему еще на кончике хвоста имелась трещотка, как у гремучих змей.
   -Попались, жалкие шпионы, -- прошептал громадный паук.
   Видно было, что это их предводитель. Он, как полководец, стоял невдалеке на возвышении, покрикивая на своих сородичей. На голове у него блестела фуражка, расшитая золотом, а на хвосте имелось массивное кольцо с великолепным бриллиантом размером с голубиное яйцо.
   -Окружайте их, болваны!
   -Мы не шпионы, -- все еще дрожа от страха, заговорила Соня, -- просто хотели здесь переночевать.
   -Я и моя спутница идем в сторону Лимонадии. Если бы мы знали, что в пещере живет ваш народ, то никогда не зашли бы сюда, -- сказал Большая Голова.
   Но его слова остались без ответа: пауки приближались, все ближе, ближе, постепенно сужая кольцо вокруг пришельцев.
   -Отпустите хотя бы девочку, она гостья нашей страны, -- пытался договориться человечек, -- а со мной можете делать все что хотите.
   -Гостья? Никогда еще не доводилось есть гостей, -- захохотал громадный паук. -- Ею мы полакомимся первой.
   -Так просто они меня не возьмут, -- услышала Соня шепот человечка. -- Беги, a я попробую задержать этих тварей.
   Однако девочка не успела сделать и шага. Почти одновременно пауки выбросили вперед паутины, и клейкая сетка покрыла ее с ног до головы, она не могла даже пошевелиться. Несколько захватчиков, прыгнув, повалили беднягу на камни и поташили в темноту.
   -Соня, держись! Я иду к тебе на помощь, -- услышала она отчаянный крик Большой Головы.
   Человечек, размахивая палкой направо и налево, принялся колотить гадких насекомых. Те, не ожидая такого яростного сопротивления, поначалу начали пятиться, но громадный паучище так зашипел и запрыгал на своем камне, что отступление прекратилось. С новыми силами жители пещеры набросились на Большую Голову, получая от последнего тумаки и затрещины.
   Сражение было неравным, и вскоре второй пленник лежал рядом с Соней.
   А что же дядюшка Пеццу, так и остался в неведении сидеть на улице?
   К счастью, нет. Лишь только в пещере послышался шум, он заглянул внутрь и сразу все понял. Хитрый лягушонок не стал ввязываться в драку, поняв, что этим ничего не изменит, а затаился в темноте, обдумывая, как можно помочь друзьям.
  

В ПЛЕНУ У ПАУКОВ

   -Тащите их в столовую, -- закричал главный паук.
   -Слушаемся, Ваше Величество, -- послышалось сразу несколько голосов.
   Пленников поволокли по узкому, извилистому коридору.
   Глаза друзей, привыкшие к темноте, могли видеть множество разбросанных повсюду больших и маленьких костей. Кости шевелились. Они то разбегались в разные стороны, то, приближаясь друг к другу, сталкивались между собой. Присмотревшись, девочка заметила маленьких паучат, забавляющихся необычными игрушками. "Плохи наши дела, -- подумала Соня, -- неужели вместо того чтобы отыскать Горана и вернуться домой с Травой Радости, мне суждено будет исчезнуть в желудках этих гадов?"
   Столовая представляла из себя просторный зал с низким потолком и неровным полом. В стенах, в небольших углублениях, копошились знакомые уже нам улитки, с аппетитом поедающие зеленые листочки. Они хорошо освещали все вокруг, и пленники увидели большой прямоугольный камень, заменяющий стол, и множество грубо сколоченных табуретов вокруг него. На самом почетном месте возвышался трон с резной спинкой, украшенной алмазами и самоцветами.
   Девочку и человечка положили в дальнем углу и оставили возле них двух часовых. Остальные пауки удалились в соседний зал на совещание.
   -Шпионов нужно сначала допросить, -- послышалось оттуда.
   -Съесть и немедленно! -- не согласился кто-то другой.
   -А я говорю -- допросить!
   -Съесть!
   Спорили долго и шумно, и через некоторое время пленники перестали прислушиваться к долетавшим до них словам. Основной смысл всех высказываний сводился к следующему: пленников необходимо съесть. А вот съесть прямо сейчас или завтра, допросить или нет, по этому вопросу единодушия не было.
   -Я виноват перед тобой, Соня, -- сказал Большая Голова. -- Не надо было мне звать вас в пещеру.
   -Перестань, откуда ты знал, что нас здесь ожидает.
Кто-то осторожно дотронулся до девочкиной щеки и
   прошептал:
   -Друзья мои, я пришел вас спасти.
   Соня узнала голос дядюшки Пеццу и радостно вскрикнула
   -Тише, -- попросил он, -- нас могут услышать.
   То, что лягушонок не убежал, а, рискуя жизнью, пробрался в пещеру и теперь находился рядом с ними, вселяло в пленников надежду на спасение. Но что может сделать маленький, беззащитный Пеццу, когда подземелье буквально наводнено кровожадными пауками?
   -Я постараюсь вам помочь, -- прошептал лягушонок.
   -Что ты хочешь сделать?
   -Развяжу вас, а потом отвлеку стражников. Вы тем временем побежите к выходу.
   -Нет, -- возмутилась Соня, -- тогда они схватят тебя.
   -Правильно, так не пойдет, -- согласился Большая Голова.
   -Ну, что-то же надо делать! Давайте я хоть развяжу вас, -- проворчал лягушонок.
   И Пеццу стал осторожно разматывать паутину. Сначала он незаметно освободил Соню, а затем так же тихо и осторожно вызволил человечка.
   В это время из соседнего зала стали выходить пауки. Один из стражников, приоткрыв глаза, спросил:
   -Ну что, завтракать будем?
   -Не сейчас, -- ответили ему, -- после восхода солнца. Его Величество хочет устроить праздник с танцами и жертвоприношением.
   Большая Голова повернулся к Соне и облегченно вздохнул:
   -У нас еще есть время. Правда, немного, всего часа два -- нужно торопиться.
   Но минута проходила за минутой, а пленники так? и не могли решить, что делать.
   Приближался назначенный час. В зале стали готовиться к трапезе. Пауки сновали взад и вперед, расставляя тарелки, кружки и кувшины с вином. Откуда ни возьмись появился здоровенный барабан с колокольчиком. Следом внесли трубы с литаврами. Пещерные жители были так увлечены происходящим, что даже стражники не выдержали и принялись помогать развешивать по стенам разноцветные флажки.
   -Больше ждать нельзя, -- прошептал Большая Голова. -- Пора действовать, такой случай нам вряд ли еще представится.
   -Я готова, -- сказала Соня.
   -Я тоже, -- произнес дядюшка Пеццу.
   Человечек огляделся по сторонам и продолжал уже совсем тихо:
   -Видите боковой вход недалеко от нас, заваленный обглоданными костями? За все время, что мы здесь находимся, им никто не воспользовался. Будем незаметно пробираться к нему -- сначала Соня, затем дядюшка Пеццу, потом я.
   -А если это тупик и мы окажемся в ловушке? -- усомнился лягушонок.
   -Посмотрите, как колышутся флажки, прикрепленные рядом. Если бы это был тупик, они висели бы неподвижно.
   Большая Голова положил руку на Сонино плечо:
   -Давай, только очень осторожно. Нам нужно постараться: уйти подальше, прежде чем пауки отправятся в погоню.
   Девочка, не помня себя от волнения, пробралась в боковой ход и стала ждать остальных. Вскоре там оказался дядюшка Пеццу, следом приполз Большая Голова. В руках он держал палку с улитками.
   -А теперь нужно убираться отсюда, -- прошептал лягушонок и забрался на свое привычное место.
  

ПОГОНЯ

   Освещая себе дорогу, беглецы устремились по длинному коридору. Продвигаться нужно было осторожно так как повсюду валялись острые камни вперемешку с побелевшими костями.
   Соня изо всех сил старалась не отстать от Большой Головы и почти не смотрела под ноги. Когда подземный ход вдруг резко наклонился и пошел вниз, она запнулась и полетела на землю. К счастью, девочка успела выставить руки вперед и не ушиблась.
   -Осторожно, мы начали спускаться, -- услышала она запоздалое предупреждение человечка.
   Соня вскочила и стала искать свой мешочек, соскочивший во время падения, но его нигде не было. Большая Голова остановился и, тяжело дыша, подбежал к ней:
   -Что случилось?
   -Я потеряла мешочек, посвети сюда, пожалуйста.
   -Да брось его, у нас мало времени.
   -Не могу, там лежат ваши подарки.
   Вскоре мешочек был найден, и когда девочка наклонилась, чтобы поднять его, то заметила рядом с ним каменную паучью морду. Соня вздрогнула и закричала:
   -Ой, паук!
   -Где?
   -Да вот он!
   Большая Голова пригляделся и, облегченно вздохнув, пнул каменное изваяние:
   -Он не живой.
   И лишь только человечек прикоснулся ногой к морде, в стене со скрипом отворилась потайная дверь.
   Друзья замерли от неожиданности - их охватил страх, но любопытство взяло верх, и Соня подошла, заглянула в темноту.
   Сзади, за поворотом, послышались крики погони и приглушенный топот паучьих лап. Было такое ощущение, что по сухой листве катятся сразу сотни деревянных шаров. Шум приближался, и уже можно было различить отдельные слова, жуткое шипение и бряцание хвостовых трещоток.
   -Бежим скорее, -- зашлепал лапками дядюшка Пеццу, -- а не то снова окажемся в плену!
   -Кажется, уже поздно, -- сказал Большая Голова. -- Мы можем спастись, только если у нас вырастут крылья, Но чего нет, того нет...
   -Зато у нас есть потайная дверь и ступеньки, ведущие вниз! -- горячо заговорила Соня. -- Давайте все сюда!
   И девочка, взяв человечка за руку, решительно шагнула в темноту...
   Как только все зашли внутрь, дверь тотчас закрылась, на мгновение опередив подоспевшую паучью стаю.
   Беглецы прижались к двери, пытаясь услышать, что за ней творится.
   -Эти болваны упустили такой вкусный завтрак, -- узнали они разъяренный голос вожака пауков.
   -Как жаль, Ваше Величество, что праздник отменяется.
   -Если мы не поймаем этих шпионов, то принесем в жертву стражников. Торжество все равно состоится: король никогда не отменяет своих решений!
   И голоса начали удаляться.
   -Нужно уходить отсюда, -- нарушила тишину Соня, -- пока пауки не вспомнили о потайной двери.
   -Давайте я пойду вперед и буду освещать дорогу, -- предложил Большая Голова.
   Лестница вела в квадратную комнату, из которой было два выхода. Посередине ее находился небольшой фонтан, облицованный серебром. Вдоль стен стояли многочисленные сундуки, ларцы и кувшины, до краев наполненные золотыми и платиновыми монетами, алмазами, жемчугом и самоцветными камнями. Каких только украшений и предметов из драгоценных металлов здесь не было! Даже на полу и то тонким слоем лежали рассыпанные желтые и белые кружочки, холодно поблескивая, отражая неяркий свет набалдашника.
   -В любое другое время я бы обрадовался такой сказочной находке, -- сказал Большая Голова, останавливаясь посередине комнаты, -- но сейчас это мне не интересно.
   -Какая уж тут радость! -- согласился дядюшка Пеццу. -- Сидеть на куче с золотом глубоко под землей, незная, как отсюда выбраться, чтобы не попасть в паучьи лапы.
   -А я никогда еще не видела столько красивых камней и украшений.
   Соня подошла к одному сундуку и с трудом приподняла крышку. В нем оказались золотые монеты с изображением поющего человека.
   -Какой странный рисунок, -- девочка улыбнулась. -- Тут какие-то слова.
   Она протянула одну монету своим спутникам.
   -Здесь написано: "Золотой диск", -- прочитал Большая Голова.
   -Что это значит?
   -Так называются деньги страны Лимонадии.
   Большая Голова широко раскрыл глаза, как будто только что проснулся. После чего звонко шлепнул себя по лбу.
   -Мы же не знаем, куда отправимся, когда раздобудем Траву Радости: в Лимонадию, Галошию или Магазинию. Ведь никто не ведает, где находится Горан. А вдруг в Лимонадию, а без золотых дисков там просто делать нечего. Какая удача!
   -В таком случае, -- заметил дядюшка Пеццу, -- нам нужно побольше взять с собой этих денег.
   И вся компания, забыв об опасности, принялась за дело. Путешественники освободили Сонин мешочек от фруктов, оставив только подарки, и наполнили его до краев монетами.
   -Ну вот и прекрасно.
   Большая Голова встал и хотел поднять поклажу, но у него ничего не вышло. Он лишь чуть-чуть оторвал ее от пола.
   -Кажется, мы перестарались, -- хихикнул дядюшка Пеццу.
   -Действительно, зачем нам столько денег? -- согласился человечек. -- Что мы, собираемся жить вечно в этой Лимонадии? Надо взять с собой только несколько
монет, а остальные оставить здесь.
   После непродолжительного спора решили, что возьмут десять золотых дисков. Три отдадут за вход в страну, а остальных должно хватить на путешествие по чужому государству.
  

ЗАКОЛДОВАННАЯ КОМНАТА

   -Друзья мои, я понимаю, что хорошо бы поскорее уйти подальше от пауков, но нам так и не удалось поспать этой ночью, а здесь так тепло и уютно, -- заметила Соня.
   Большая Голова потрогал пальцами крышку сундука.
   -Судя по толстому слою пыли, тут давно никого не было. Это тайник, о котором, наверное, мало кто знает.
   -Соня права, -- согласился дядюшка Пеццу, -- нам надо отдохнуть и лучшего места просто не найти.
   На ночлег решили устроиться прямо на сундуках, благо их было предостаточно. Соня выбрала себе небольшой, обшитый листовым золотом, с ровной, гладкой крышкой. Девочка укрылась плащом и положила руки под голову: получилось сравнительно удобно. Человечку пришелся по сердцу прямоугольный сундук с монетами Лимонадии. Он насыпал маленькую горку и накрыл ее какой-то тряпицей, вышла подушечка, набитая золотыми монетами. Дядюшка Пеццу забрался в ларец с драгоценными камнями, разгреб лапками ямку и, сладко зевнув, закрыл глаза.
   -Интересно, куда ведут эти двери, -- засыпая, сказала Соня.
   -Посмотрим, когда проснемся.
   Соне снился дом. Она заходит в комнату, а там за праздничным столом мама, папа, младший брат и дедушка с бабушкой. Все веселые и нарядные. А рядом -- высокая, красивая елка в разноцветных гирляндах и игрушках. И так хорошо стало, так спокойно, когда все вместе. А младший братишка, Левушка, это же надо что придумал! Сел рядом и квакает под ухо: "Ква-ква!" Ну, умора. Бабушка ему говорит: "Перестань, пожалуйста". А он не унимается -- "ква" да "ква". Потом еще и за руку стал трясти.
   -Соня, Соня, проснись, -- сквозь сон услышала она взволнованный голос Пеццу.
   -Что случилось?
   -Большая Голова пропал!
   Девочка села на сундук и обвела комнату взглядом. На том месте, где спал человечек, никого не было. Остался лежать лишь его мешочек. Палка со светящимися Улитками тоже исчезла, но на полу лежало несколько листьев с улитками. Они-то и освещали комнату.
   -Не волнуйся, наш друг не пропал.
   И она показала на листья.
   -Большая Голова, наверное, решил посмотреть, куда ведут эти двери, -- догадался лягушонок. -- Мы можем пойти следом.
   Соня взяла дядюшку Пеццу на руки и подошла к первой двери. Она взялась за массивную ручку и потянула ее на себя. Дверь не открылась.
   -Как ты думаешь, в какую сторону пошел Большая Голова? -- спросил лягушонок.
   -Только не в эту.
   -Почему?
   -Да потому, что эта дверь на замке, -- и Соня показала рукой вниз.
   Там, возле самого пола, висел массивный замок в виде лошадиной морды.
   Другая дверь открылась легко, и перед взором друзей предстал темный коридор.
   -У меня нет особого желания путешествовать в полной темноте, -- произнес дядюшка Пеццу.
   -Может, попробуем позвать нашего друга?
   И девочка, приложив ладони к губам, закричала:
   -Большая Голова-а-а!
   По пещере пронеслось громогласное эхо.
   -Тише! -- испугался лягушонок. -- Нас могут услышать пауки.
   -Что же делать?
   -Подождем его здесь.
   -А вдруг с человечком что-то случилось, и он лежит сейчас где-нибудь на камнях, истекая кровью и взывая о помощи, -- заволновалась Соня.
   -О, не говори так, пожалуйста.
   -Мы уже давно проснулись, а нашего друга все нет. Давай возьмем с собой улиток, вещи и отправимся на поиски, -- предложила девочка.
   Сборы были недолгими. Соня взвалила на себя оба мешочка, завязала в узелок улиток и, посадив дядюшку Пеццу на плечо, шагнула в темноту.
   Коридор, по которому они двигались, был узким невысоким. В некоторых местах приходилось даже наклоняться, чтобы не задеть потолок. На стенах сплошь
   рядом виднелись красочные рисунки с невиданными животными. Они были так мастерски выполнены, что Соня останавливалась и с интересом рассматривала их. Это были сцены из жизни двухголовых людей. Вот они поймали хвостатого паука, вот жарят рыбу, а вот...
   -Какая жестокость! -- послышался возмущенный голос Пеццу.
   -Что тебя так взволновало? -- девочка посмотрела на лягушонка.
   Он, дергая Соню за руку одной лапкой, другой показывал на рисунок, где трое двухголовых держали за ноги лягушку.
   -Интересно, кто эти люди?
   -Наверное, лягушкоеды, -- предположил дядюшка Пеццу. -- У нас пугают ими маленьких головастиков. О них мне еще в детстве рассказывала моя бабушка, но я никогда ей не верил: считал, что это всего лишь сказка.
   -Чего только не бывает на свете.
   -Лишь недавно убежали от пауков и вот, на тебе: лягушкоеды, -- расстроился дядюшка Пеццу. -- Час от часу не легче.
   -Нам надо быть очень осторожными, -- согласилась девочка. Впереди показался свет.
   Соня лишь на секунду замедлила шаг, но потом также тихо двинулась вперед. Через каждые два-три метра она останавливалась и прислушивалась. Нервы были на пределе, поэтому девочка вздрогнула, когда в тишине раздались слова:
   -Соня, Пеццу, что вы здесь делаете?
   От неожиданности лягушонок вскрикнул и, неуклюже оттолкнувшись от Сониного плеча, шлепнулся на камни и завопил истошным голосом:
   -Спасайся-я-я!!!
   -Успокойся, Пеццу, это же я, твой старый приятель.
   Большая Голова нагнулся и осторожно поднял друга.
   -Иди сюда, на свое старое место.
   Он посадил Пеццу к себе на голову, а потом спросил:
   -Так, что вы здесь потеряли?
   -Как ты нас напугал-л-л, -- заикаясь, сказал лягушонок. -- А ты что здесь делаешь?
   -Ходил смотреть, куда ведет этот ход. Не мог уснуть и решил, пока вы спите, прогуляться.
   Большая Голова, улыбаясь, смотрел на Соню и Дядюшку Пеццу.
   -Вы так и не ответили, как здесь оказались.
   -Как, как... Тебя искали, -- все еще сердясь, сказал лягушонок.
   И все рассмеялись.
   -Что ты узнал? -- спросила Соня. -- Куда ведет этот ход?
   -Он ведет в круглый зал, стены которого светятся изнутри. Там так хорошо все видно, что даже не нужно улиток.
   -А из зала есть выход?
   -Нет, но там я нашел очень много странных и непонятных мне вещей. Если хотите, мы можем сходить туда и посмотреть. Здесь недалеко.
   -Зачем нам эти вещи? Мы что, пришли сюда ради них? -- проворчал лягушонок.
   Чувствовалось, что у дядюшки Пеццу нет желания находиться рядом с лягушкоедами, пусть даже нарисованными. Он с удовольствием покинул бы это место.
   -Конечно, -- согласилась Соня с лягушонком, -- если из зала нет выхода, то не стоит туда идти.
   Но Большая Голова не дал девочке договорить. Он вытащил из кармана нечто, похожее на маленькую сковородку.
   -Даже из-за этого?
   -Что это?
   -Я и сам не знаю, но если сквозь эту штуку посмотреть, например, на сундук или шкатулку, можно увидеть их содержимое.
   Человечек взял у Сони мешочек и положил на землю.
   -А теперь смотрите.
   Как только "сковородка" оказалась сверху, она вдруг стала прозрачной, и друзья увидели вещи, лежащие внутри мешочка.
   -Видели? -- спросил Большая Голова, явно довольный произведенным впечатлением.
   -Здорово, -- согласилась Соня. -- Но все равно, давайте лучше вернемся в квадратную комнату, может, за другой дверью есть выход.
   Она повернула назад, и друзья послушно последовали за ней. В самом деле, согласились все, если в круглом зале нет выхода, тогда зачем им эти чудесные вещи? Что они будут с ними делать глубоко под землей?
   -Подождите, -- вдруг вспомнил дядюшка Пеццу, -- но ведь другая дверь на замке, а у нас нет ключа.
   -Верно, -- подтвердил Большая Голова, -- я тоже пытался ее открыть.
   -Друзья мои, вы забыли о "сковородке", -- весело заметила Соня. -- Ключ должен быть в укромном месте, a с ее помощью мы легко отыщем его.
   И действительно, девочка не ошиблась: тайник был в стене, за каменной плитой.
   С волнением взяла Соня большой серебряный ключ и, подойдя к замку -- конской голове, вставила в отверстие -- послышалось мелодичное ржание, глаза лошади загорелись, и запор со звоном свалился на пол. Человечек потянул за массивную ручку и с трудом открыл дверь.
  

ЛАБИРИНТ

   Вот уже в который раз Соня и человечек пытались пройти в открытую дверь, всякий раз натыкаясь на прозрачную стену. Ее не было видно, но она не выпускала путников из комнаты. Желание выбраться было настолько велико, что девочка пробовала сделать это даже с разбега, но результат оказался прежним, только шишку на лбу набила.
   -Ничего не понимаю.
   Соня в изнеможении опустилась на пол, трогая ушибленное место.
   -Нас что-то держит, -- сказал Большая Голова. -- А вот что?
   Дядюшка Пеццу спрыгнул на сундук (он все это время был на голове друга) и согласно закивал:
   -Я бы тоже хотел это узнать.
   Человечек присел рядом и печально произнес:
   -Мы в ловушке, и нам никогда не выбраться отсюда. Смотрите сюда.
   И он пнул высохшего паука, лежащего возле двери.
   -Но я не хочу! Не хочу оставаться здесь и умирать в темноте, от холода и голода! -- в отчаянии закричал лягушонок.
   Он вскочил и стал беспорядочно прыгать в разные стороны, натыкаясь на сундуки и ларцы.
   -Успокойся, пожалуйста, -- попробовала остановить его Соня.
   -О, эта проклятая стена! -- причитал Пеццу. -- Да лучше разбиться об нее насмерть!
   Лягушонок разбежался и со всей силы прыгнул в черный дверной проем. И... о чудо! Ему удалось пролететь сквозь невидимую стену и шлепнуться по другую сторону на пол.
   -Получилось! Получилось! Ура!!! -- закричал дядюшка Пеццу.
   Соня и Большая Голова вскочили и устремились, к двери, но чудо не повторилось: их по-прежнему не пускала загадочная стена.
   -Почему Пеццу прошел, а мы не можем?
   -Давай попробуем разобраться спокойно, -- предложила Соня.
   -Может, нас что-то держит, например, монеты Лимонадии, -- почесал затылок Большая Голова.
   Оставили монеты. Результат тот же: дядюшка Пеццу скачет в обе стороны, а девочка и человечек не могут пройти.
   Решили расстаться со всем, что нашли в комнате и хотели взять с собой. Перетряхнули оба мешочка, вывернули карманы, но ничего кроме монет и волшебной "сковородки" не оказалось.
   Распрощались и со "сковородкой" -- никаких изменений.
   -А если, наоборот, для того чтобы выйти, надо что-то взять в комнате? -- предположила Соня.
   Большая Голова подозвал друга:
   - Пеццу, ты брал с собой какую-нибудь вещь?
   -Нет. Правда, когда я спал в ларце с драгоценными камнями, мне приснился жуткий сон про пауков.
   -Ну и что?
   -А то, что я спросонья нечаянно проглотил один из камушков. Он и сейчас у меня в животе.
   И дядюшка Пеццу похлопал себя обеими лапками по толстому брюшку.
   Большая Голова и Соня подошли к ларцу и, взяв по одному камушку, проглотили.
   Секрет заключался именно в них -- теперь девочка а человечек свободно прошли сквозь невидимую преграду.
   Итак, путешественников больше ничто не задерживало, и они могли идти дальше. Только вот куда: направо или налево? Вдоль коридора по обе стороны было множество ходов и отверстий.
   -Здесь можно легко заблудиться, -- сказал Большая Голова, переминаясь с ноги на ногу.
   -Как будто мы еще не заблудились, -- проворчал дядюшка Пеццу.
   -Это лабиринт, -- догадалась Соня. -- Давайте возьмем с собой драгоценных камней и станем бросать их на землю -- так легко узнать, если вернемся назад, что здесь мы уже были.
   Сказано -- сделано: друзья набрали полные карманы алмазов и побрели по коридору, оставляя за собой искрящийся след.
   Дядюшка Пеццу заметил на стене стрелки, нарисованные мелом:
   -Что если нам пойти в том направлении? Ведь для чего-то их поставили.
   Так и сделали.
   После почти часового пути друзья оказались в тупике. Дорогу им преградила плита с улыбающимся лицом. Рядом лежал белый скелет и золотые монеты Лимонадии.
   -Бедняга, он тоже поверил стрелкам, -- сказала Соня.
   Девочка и лягушонок приуныли.
   -Не нужно отчаиваться, -- успокоил всех Большая Голова, -- этот человек был один и ни от кого не ждал мощи, а нас трое и мы вместе. Давайте вернемся и пойдем в другом направлении.
   Произнесенные слова хорошо подействовали на всех. Компания повернула назад и по своим следам без труда выбралась из тупика.
   -Смотрите, опять стрелки, -- заметил дядюшка Пеццу - только уже другого, желтого, цвета.
   -Ну что, может, рискнем еще раз и пойдем в указанном направлении? -- спросил человечек.
   -Давайте попробуем, -- согласилась Соня, -- может, на этот раз повезет.
   Но история повторилась: битый час путешественники плутали по извилистым ходам, а в результате оказались в таком же тупике с улыбающейся физиономией на стене. Только на этот раз на полу не было скелета.
   -Кто-то специально запутал дорогу, чтобы из лабиринта не могли выйти, -- решила Соня.
   Большая Голова долго стоял и о чем-то думал, молча рассматривая стены, а потом предложил:
   -В таком случае, нам следует идти только туда, куда не указывают обманщицы-стрелки.
   -Молодец! -- обрадовался дядюшка Пеццу. -- Попробуем провести неизвестного лгуна. Он хитрый, а мы еще хитрее.
   Пропуская ходы, отверстия и щели, помеченные белыми и желтыми стрелками, путешественники шли, не встречая на своем пути тупиков. Дорога то устремлялась вниз, вызывая у друзей уныние, то вдруг начинала подниматься к поверхности, и тогда каждый начинал дуть: "Еще немного, еще чуть-чуть, и появится выход из надоевшей пещеры". Но время шло, а выхода не было.
   Усталость все сильнее наваливалась на плечи. Ко всему еще мучила жажда, ведь вода, прихваченная Большой Головой из дома, была давно выпита. Правда, ее запасы пополнили в комнате из фонтана, облицованного серебром, но и она тоже закончилась. А пить хотелось все сильнее. Особенно страдал дядюшка Пеццу. Время от времени он просил делать остановки и прислушивался, не падают ли где с потолка капли живительной влаги.
   -Мы так давно здесь находимся, что я даже забыла о цели своего путешествия, о Горане и Траве Радости, --устало произнесла Соня.
   -Да, загостились до неприличия, -- пошутил лягушонок.
   -Поскорее бы оказаться дома, обнять дорогую мамочку, -- мечтательно сказала девочка, -- а потом улечься в мягкую постельку. Ох, когда это будет?
   -А я часто вспоминаю свою прекрасную невесту и думаю о приближающейся встрече. Только одно меня печалит.
   Большая Голова приуныл.
   -Поделись с нами своими заботами, может, мы сможем тебе чем-нибудь помочь, -- попросила Соня.
   -Я забыл взять из дома подарок для любимой.
   -Как жаль, что ты не сказал об этом раньше. Например, когда мы были в той комнате, набитой сокровищами. Вот уж где подарков так подарков: на любой вкус, бери не хочу. Хоть целый мешок! -- вспомнил дядюшка Пеццу.
   -Не расстраивайся, милый друг, ведь еще далеко до Западных ворот, а подарок для твоей невесты у тебя обязательно будет. Я тебе обещаю, -- и Соня загадочно улыбнулась.
  

МУРАВЬИНОЕ ОЗЕРО

   Во время отдыха Большая Голова вдруг заметил -- кончаются листья для улиток. Это значит, что если ближайшее время им не удастся найти выход, придется бродить по лабиринту в полной темноте. В таком случае они не смогут больше видеть предательских стрелок и наверняка зайдут в тупик и погибнут.
   -Мы скоро останемся без света, -- предупредил он Соню и дядюшку Пеццу, -- улитки доедают последний листок.
   -Нам надо идти быстрее, насколько это возможно, --сказала девочка.
   Путники встали и, так и не отдохнув как следует, торопливо пошли вперед. Листок таял прямо на глазах. Наконец, наступила темнота...
   -Дай мне руку, Соня, -- попросил Большая Голова.
   -В какую сторону теперь идти? Совсем ничего не видно, придется держаться за стены, -- почему-то тихо, почти шепотом, сказала девочка.
   Шаг за шагом, очень осторожно, чтобы не упасть, продвигались друзья по подземелью. Ох, и трудной была эта дорога! Представьте, не видно даже кончика собственного носа, такой мрак простирался вокруг. Все боялись зайти в тупик и со страхом делали очередной шаг, ожидая преграду.
   Неожиданно подул свежий ветерок.
   -Вы почувствовали? -- почти закричала Соня. -- Чистый воздух! Это значит, что где-то поблизости выход!
   -Да, мне тоже так показалось.
   -И мне.
   -Нужно точно определить, с какой стороны дует. Подождите, подождите... Кажется, слева. Да, точно! Вот из этой щели... Лезьте за мной.
   И Соня первая исчезла в узком стенном проеме.
   Впереди забрезжил свет. Порывы прохладного ветра усилились. Он приятно обдувал лица, наполняя свежестью грудь и развевая волосы. Друзья заулыбались, с каждым шагом становилось светлее. Воздух стал влажным, на стенах появились капли. Теперь всем было ясно: вход где-то рядом.
   -Наверное, поблизости подземная река или озеро, -- сказала Соня. -- Посмотрите на камни, они совсем мокрые.
   -Я бы не отказался ни от того, ни от другого, -- признался дядюшка Пеццу, облизывая пересохшие губы.
   Девочка была права, вскоре путники вышли к воде. Посреди огромной пещеры с высоким потолком в виде купола простиралось озеро. От воды, а она была малинового цвета, исходил желто-розовый туман, внутри которого то вспыхивали, то гасли голубоватые искорки. А вокруг так сильно пахло лимонным сиропом, что у Сони сдружилась голова.
   -Никогда не думала, что запах сладкого может быть таким неприятным.
   -Интересно, какова на вкус эта жидкость?
   Большая Голова встал на колени и принялся пить прямо яз озера.
   -Это действительно сироп, -- подтвердил он, -- и очень вкусный, только слишком сладкий.
   -Ну вот, -- расстроился дядюшка Пеццу, -- а я так хотел поплавать в воде.
   Соня тоже не удержалась и последовала примеру человечка. Сироп ей так понравился, что она лакомилась им несколько раз, получая огромное удовольствие.
   -И куда дальше? -- стоя на берегу, спросил дядюшка Пеццу.
   -Пойдем вдоль озера и попробуем добраться до выхода . Он должен быть неподалеку: замечаете, как светло вокруг? -- обратила внимание Соня.
   -Жаль, из-за тумана не очень хорошо видно. Может, подождем, когда мгла рассеется? -- предложил лягушонок.
   Действительно, туман был такой густой, что не только закрывал противоположный берег, но и мешал дышать.
   -Похоже, он никогда не пройдет, -- усомнился Большая Голова, -- нужно идти вперед. Вот хотя бы по этой тропинке.
   Соня стояла и о чем-то думала, ковыряя носком сапога землю.
   -Может, нам повезет, и мы кого-нибудь встретим, и он укажет нам путь из подземелья, -- словно размышляя вслух, произнесла девочка.
   -А мне так никого бы не встречать. Пусть себе ходит по своей дорожке, когда нас нет, -- проворчал дядюшка Пеццу.
   Надо сказать, его опасения были небезосновательны. Видно было, что тропинкой часто пользуются. Вдоль нее валялось множество деревянных бочек равных размеров. От маленьких, примерно на ведро, до огромных, стоведерных. В самую большую из них свободно могли влезть Соня, Большая Голова и дядюшка Пеццу, да, пожалуй, еще и место осталось бы.
   Девочка остановилась возле одной и осмотрела ее.
   -Нетрудно догадаться, что возят в этих бочках сироп.
   -Или носят...
   От одной только мысли, что кто-то может поднять и тащить такую огромную бочку, друзьям стало не по себе.
   -Интересно, кто эти загадочные сладкоежки? -- произнес Большая Голова.
   -Кто бы они ни были, но я по-прежнему не хочу с ними встречаться, -- подтвердил свои намерения лягушонок.
   -Попробуем пройти незамеченными. Давайте на время прекратим всякие разговоры.
   С Соней согласились и молча пошли по дорожке с опаской поглядывая по сторонам.
   Вскоре стало ясно, почему в пещере так светло. Свет попадал в нее через огромное круглое отверстие, расположенное наверху, в самом центре купола.
   -А вдруг это единственный выход на поверхность? -- забеспокоился дядюшка Пеццу,
   Ему никто не ответил, каждый боялся именно этого.
   -Смотрите, там остров!
   Соня глядела на середину озера и показывала на землю, выступающую из желто-розового тумана.
   -Где? Где остров? Покажите мне, я не вижу, -- попросил дядюшка Пеццу.
   -Да вон же, вон! А на нем маленький домик с голубой крышей, -- сказала Соня.
   Теперь и лягушонок увидел небольшой клочок суши с разноцветными постройками.
   -Там кто-то есть. Он размахивает руками и делает нам какие-то знаки, -- заволновался дядюшка Пеццу.
   До путников донеслись отдельные слова:
   -...осторожно: опасность...
   Живое существо в странной одежде стояло на крыше домика и, сняв красную шляпу в крупный белый горох, пыталось о чем-то предупредить путешественников.
   -...опасность... -- вновь донеслось с середины озера.
   Большая Голова сложил руки в трубочку и крикнул:
   -Что случилось? Мы ничего не слышим!
   В ответ незнакомец что было силы прокричал:
   -Плывите скорее сюда, вам угрожает опасность!
   -Опасность! Где опасность? -- завертел головой лягушонок. -- Я не вижу никакой опасности. Почему мы должны ему верить? А вдруг он заманит нас к себе и там расправится?
   -Да перестань, Пеццу, кому это нужно? -- заступилась за незнакомца девочка. -- Он просто пытается предупредить нас о чем-то. Я ему верю.
   Большая Голова согласился с Соней и без лишних разговоров спросил:
   -На чем поплывем?
   Девочка улыбнулась и показала на большую бочку:
   -Думаю, эта посудина подойдет.
   -Ну, если на ней, -- нехотя согласился лягушонок, -- тогда и я не возражаю.
   -А ты что думал, мы тебя вплавь по сиропу отправим? -- расхохоталась Соня.
   -От вас всего можно ожидать.
   Большая Голова перевернул на бок бочку и с трудом покатил ее к кромке озера. Потребовались невероятные усилия всей компании, в том числе и дядюшки Пеццу, прежде чем она оказалась на плаву.
   Соня взяла длинную палку и забралась внутрь. Там ее уже поджидали остальные. Человечек уперся шестом в песок и оттолкнулся от берега. Новоиспеченный "корабль" медленно и нехотя поплыл, образуя тяжелые сиропные волны.
   Тем временем на то место, где еще недавно стояли наши знакомые и готовились к плаванию, выбежали огромные муравьи-воины. Их тела отливали металлическим блеском, грудь защищали красивые резные панцири, а плечи покрывали короткие, зеленого цвета плащи. На крупных усатых головах сидели остроконечные шлемы, а в лапках дрожали длинные копья.
   Муравьи прибывали и прибывали. Соня два раза начинала считать их, но сбивалась, едва дойдя до сотни.
   Воины суетились на берегу, боясь подойти к сиропу, беспорядочно бегая из стороны в сторону и размахивая оружием. Вдруг вперед выскочил небольшой муравей в сиреневом плаще и с мечом вместо копья. Он бросил отрывистую фразу в толпу, и тотчас показались лучники. Они заняли боевую позицию, готовые в любую секунду обстрелять пассажиров бочки.
   Большая Голова попросил друзей лечь на дно, а сам продолжал править к острову.
   -Будь осторожен, -- предупредила его Соня, -- не упусти момент, когда полетят стрелы.
   Муравей в сиреневом плаще будто услышал слова девочки, взмахнул мечом -- и сейчас же десятки стрел устремились в направлении беглецов.
   Человечек, все это время внимательно следивший за берегом, нагнулся и закричал:
   -Не высовывайтесь!
   И тут же несколько стрел воткнулись в бочку, вызвав неприятный звон и чуть не оглушив дядюшку Пеццу.
   -Далеко еще до острова? -- спросил лягушонок, прикрывая лапками голову.
   -Нет, уже близко, -- ответил человечек и положил руку на плечо друга.
  

РАЗРЕШИТЕ ПРЕДСТАВИТЬСЯ

   Как только бочка коснулась дна, путешественники услышали мягкий приятный голос:
   -Разрешите представиться -- Мухомор.
   Перед ними стоял небольшого роста старичок с очень добрыми, приветливыми глазами. Его лицо обрамляла седая, длинная, почти до самого пояса, борода, а на голове красовалась широкополая шляпа. Маленькие ручки, короткие ножки со здоровенными ступнями, большой, выпуклый живот -- вот далеко не полный портрет хозяина острова.
   Соне и ее друзьям никогда еще не приходилось видеть таких человечков. Сказать по правде, он больше походил на гриб. На самый обыкновенный гриб-мухомор. Конечно, девочка не сказала об этом вслух. Она только вежливо поклонилась и представилась:
   -Соня.
   -Большая Голова.
   -Дядюшка Пеццу.
   -Что привело вас в пещеру?
   Мухомор склонил набок голову и, не переставая улыбаться, с интересом рассматривал гостей.
   Девочка решила не таиться от этого милого старичка и ответила:
   -Я попала в Болотную страну из Верхнего мира. Теперь для того, чтобы вернуться домой, мне нужно встретиться с Гораном, но прежде отыскать Траву Радости. Сейчас мы направляемся в сторону Западных ворот. Большая Голова идет к своей невесте, Водяному Ореху, а дядюшка Пеццу путешествует с нами за компанию.
   -А как же вы оказались в пещере? -- удивился Мухомор.
   -О, это длинная история, -- вздохнул лягушонок.
   И он подробно рассказал о тех приключениях, которые случились с ними после того, как путешественники решили провести остаток ночи в тепле и сухости.
   Мухомор внимательно выслушал рассказ дядюшки Пеццу, а потом сказал:
   -Из этой пещеры есть всего два выхода. С первым вы знакомы, его охраняют хвостатые Пауки, пытавшиеся пленить вас. Второй -- там, наверху.
   И хозяин острова, задрав голову, покарал на круглое отверстие в центре каменного купола.
   -Правда, я сомневаюсь, что вы сможете им воспользоваться: для этого нужны крылья.
   Соня, Большая Голова и дядюшка Пеццу молчали, потрясенные услышанным, растерянно глядя на выход, расположенный высоко над ними.
   -Вообще удивительно, как вы ухитрились убежать от пауков! Да еще прошли по лабиринту! За то время, что я нахожусь здесь, а это тридцать фиолетовых сезонов, подобное никому не удавалось.
   Соня сразу перевела в уме на земное время. Получилось тридцать лет. Какой ужас! За тридцать лет никому не посчастливилось выбраться из пещеры...
   Девочка обратилась к своим друзьям:
   -Нам надо на что-то решаться: или навсегда остаться здесь, или повернуть назад и еще раз пройти этот страшный путь и выбраться наружу.
   -Ну уж нет, -- запротестовал дядюшка Пеццу, -- я совсем не хочу снова бродить в темноте и в конце концов угодить в желудок к паукам.
   В разговор вмешался Большая Голова:
   -Тебе-то что? Ты уже и деток вырастил, и внуков, а я даже не успел жениться. Нет, не желаю оставаться тут, чтобы никогда больше не увидеть свою невесту. Лучше пойти назад и еще раз попробовать!
   Мухомор, видя как расстроились путешественники, решил как-то отвлечь их и, кашлянув в кулак, предложил:
   -Если позволите, я хотел бы пригласить всех в гости, в этот маленький домик. Там мы в спокойной обстановке обсудим ваше положение и, кто знает, может, что-нибудь придумаем.
   Жилище Мухомора оказалось просто замечательным. Многочисленные колонны, балкончики и дивные животные из мрамора располагались на стенах, крыше и перилах. Высокое крылечко из малахита окружало почти всю постройку и начиналось у самого сиропа. Золото и серебро, драгоценные камни присутствовали повсюду, и все это великолепие венчала остроконечная башенка с песочными часами и рубиновым шпилем.
   Конечно, такое можно увидеть только в сказке или в детской книжке, и Соня, широко раскрыв глаза, рассматривала волшебной красоты домик. И все же больше всего удивил девочку не он. Вокруг где только можно были разбиты клумбы с причудливыми грибами и цветами, а в воздухе, издавая мелодичные звуки, кружили хрустальные бутылочки. У каждой имелось по две пары крыльев и серебряный или золотой свисток вместо пробки. Бутылочки ныряли в небольшой бассейн и вылетали оттуда, разбрасывая в разные стороны водяные брызги. Бассейн при этом менял цвет и становился то красным, то зеленым, а то вдруг желтым в полоску.
   Часы на башне, не заинтересовавшие вначале Соню, переворачивались сами, как только из верхнего сосуда высыпался песок, и домик сдвигался влево на одно деление железного фундамента.
   Когда друзья вошли внутрь дома, то обнаружили одну, большую и несколько маленьких комнат. Они были совсем пустыми, так как мебели, в нашем понимании, не было. Ни кроватей, ни столов, ни стульев, только корзинки разных расцветок и размеров, которые стояли на, полу во всех комнатах.
   -Располагайтесь, пожалуйста, -- предложил Мухомор, -- я сейчас принесу угощение.
  

В ГОСТЯХ НА ОСТРОВЕ

   Угощение удалось на славу. Даже беспокойные мысли о безвыходном положении наших друзей не смогли затмить его великолепия. Хозяин сновал взад и вперед, принося все новые и новые блюда и напитки. И, казалось, получал не меньшее удовольствие, вызывая у гостей восторг и удивление. Видно было, что он изрядно соскучился по общению за тридцать фиолетовых сезонов, находясь один-одинешенек на острове.
   На столе, а его заменяла большущая перевернутая корзина, на самом почетном месте стоял хрустальный графин с водой. Обыкновенной, простой водой. Такой, какую можно налить дома из-под крана -- не соленую и не сладкую. В Болотной стране, а особенно здесь в пещере, где все, даже в озере сладкий сироп, это самый изысканный напиток. И Мухомор ценил его на вес золота.
   Вокруг графина в тарелках, блюдцах, баночках и кастрюльках находились цветы: вареные, жареные, пареные, маринованные, сушеные, с сиропом и без сиропа, с конфетами и без конфет. Отдельно, в маленьких корзиночках, стояли пыльца, пестики и тычинки. И все это было сладким. Даже салат из стебельков и листьев в маленькой деревянной бочечке и тот оказался сладким.
   Соня в самом начале своего пребывания в Болотной стране не могла нарадоваться -- кругом сладости, одни только сладости. "Счастливые жители", -- думала она. Теперь же ей хотелось обыкновенного хлеба или, еще лучше, румяных бабушкиных пирожков с капустой. Девочка хотела отыскать на этом чудесном столе хоть что-нибудь без сахара или сиропа, но это ей не удалось. Пробуя одно кушанье за другим, Соня наткнулась на лепешку с голубым глазом. Он смотрел то в одну, то в другую сторону.
   -Что это? -- удивилась она.
   -Это "глазастики", очень вкусная еда, -- сказал Мухомор. -- Я выращиваю их у себя на крыше, поближе к свету. Отведайте, если вам понравится, то принесу еще.
   Соня никак не могла поверить, что эта пучеглазая лепешка не живая, а всего лишь обычный плод местной лианы. Она взяла ее в руки и долго разглядывала, но попробовать так и не решилась.
   -Почему вы живете на острове совсем один? -- спросил Большая Голова, обращаясь к хозяину.
   -Все дело в том, что меня пожизненно назначили Смотрителем грибницы.
   -Кто? -- поинтересовалась Соня.
   -Великий Собор Мухоморов. Это очень почетная обязанность. Такой чести удостаиваются самые лучшие грибы нашего королевства.
   На дядюшку Пеццу явно произвели впечатление слова Мухомора. И он с уважением спросил:
   -В чем заключаются ваши обязанности?
   -О, их у меня очень много. Прежде всего, я должен ухаживать за грибницей, где рождаются, растут и взрослеют молодые Мухоморы. Для этого необходимо три раза в день поливать сиропом из озера ее нежные корни.
   -А откуда берется сироп в озере?
   -Его делают в королевстве из цветочной пыльцы и по подземным трубам сливают сюда.
   -И далеко отсюда ваше королевство? -- продолжала задавать вопросы девочка.
   -Оно расположено на южном склоне скалы, совсем близко отсюда. Им правит династия Красных Мухоморов вот уже почти тысячу фиолетовых сезонов.
   Гости с интересом слушали рассказ хозяина. Вопросы сыпались один за другим. Уж очень необычна была Жизнь Мухомории. Смотритель грибницы неторопливо и с достоинством отвечал, испытывая гордость за своих соотечественников.
   Большая Голова заинтересовался напавшими на путешественников муравьями:
   -А что делают здесь воинственные насекомые и отчего они так враждебно настроены к нам?
   -Эти ужасные создания воруют у нас сироп и питаются им. Мы ничего не можем поделать и вынуждены терпеть таких неприятных соседей.
   -Тогда почему же они так боялись подойти к сиропу, если едят его? -- спросил дядюшка Пеццу.
   -Муравьи пьют только через соломинки. А боятся потому, что для них это еще и страшный клей. Если их облить сиропом, то они моментально склеиваются. Мухоморы используют эти знания, когда отражают враждебные атаки. Последнее время муравьи так сильно размножились, что грибам наверху приходится день и ночь работать для поддержания необходимого уровня сиропа в озере. С каждым сезоном это становится делать все труднее и труднее. Вы видели, какими огромными бочками насекомые носят сироп в свой муравейник? Если так пойдет дальше, королевство просто погибнет.
   -Неужели ничего нельзя предпринять? -- удивилась Соня.
   -Можно, конечно. Только некому... Мне одному не под силу.
   Друзья переглянулись, и Соня, уверенная во всех, сказала:
   -Говорите, что нужно сделать, и мы постараемся помочь.
   -Все очень просто и одновременно сложно.
   -Я так и знал, так и знал, -- прошептал дядюшка Пеццу.
   -Муравьи используют для похищения сиропа одни и те же бочки. Сейчас их осталось мало. По моим подсчетам, не больше тридцати-тридцати пяти. Раньше бочки выменивались у брямок, теперь, к счастью, между ними война.
   -Понимаю, понимаю, -- заговорила Соня. -- Мы уничтожим бочки и злодеи прекратят грабить королевство Мухоморов.
   -О, если бы это удалось, я со своей стороны помог бы вам выбраться из пещеры.
   -Но как? -- почти хором спросили гости.
   -Это уж мое дело, можете на меня положиться. Вы спасаете грибницу, я спасаю вас.
  

ОПЕРАЦИЯ "БОЧКА"

   На следующий день путешественники были на берегу. Большая Голова спустил в сироп бочку и готовил ее к отплытию. Мухомор встал пораньше и занял наблюдательный пункт на крыше, откуда он все утро смотрел за муравьями.
   -У вас в распоряжении не так уж много времени, -- сказал гриб. -- Насекомые уже принесли на берег бочки и удалились для поклонения Каменному идолу. Церемония продлится не больше часа. Затем они вернутся и, налив сироп, унесут его в муравейник.
   -За это время мы должны успеть сбросить все бочки в озеро? -- спросила Соня.
   -Да.
   Еще вчера девочка решила предложить дядюшке Пеццу остаться на острове и подождать ее и Большую Голову здесь. "Так, -- думала Соня, -- ему будет спокойнее". Поэтому сказала забравшемуся уже в бочку лягушонку:
   -Может, ты посидишь здесь, с Мухомором?
   Дядюшка Пеццу так посмотрел на Соню, что она готова была со стыда провалиться сквозь землю.
   -Неужели ты думаешь, что я трус?
   -Да нет, конечно, прости меня, пожалуйста, я не хотела тебя обидеть.
   Наступила неловкая пауза.
   На помощь пришел Мухомор:
   -Вы слышите рев барабана? Это значит, что обряд уже в полном разгаре. Нельзя терять ни минуты.
   С берега сквозь желто-розовый туман донеслись громкие ритмичные звуки. Сначала резкие, раскатистые, а потом все ускоряющиеся, они пронизывали все уголки пещеры. К ним добавился звон тамбурина и не то пение, не то мычание с хлопками и выкриками. Потом весь этот шум вдруг неожиданно прекратился, и над озером пронесся душераздирающий крик.
   -Ну вот, начинается, -- сказал дядюшка Пеццу и присел на камень.
   -Что это? -- испуганно спросила Соня.
   -Вопль умирающего муравья. Каждый день они выбирают самого слабого и приносят его в жертву Каменному идолу. За время жизни на острове я так и не смог к этому привыкнуть, всякий раз их ужасный обряд приводит меня в трепет.
   -Все готово к отплытию, -- напомнил о себе Большая Голова.
   С вечера он почти не разговаривал, был поглощен предстоящей операцией. Несколько раз тщательно проверил бочку, подобрал запасной шест и теперь, заняв место капитана, ждал друзей.
   Соня и лягушонок устроились рядом, и человечек оттолкнулся от берега.
   -Будьте осторожны, -- в очередной раз предостерег Мухомор и направился на крышу.
   Желто-розовый туман, спутник сиропного озера, сегодня, как назло, растаял. Он мог бы дать возможность незаметно добраться до берега, но в это утро в пещере установилась прекрасная видимость.
   Человечек правил к самой большой бочке, она стояла у кромки сиропа и была готова к наполнению. Рядом, всего в нескольких шагах, лежали бочки поменьше. Муравьи, привыкшие к тому, что в пещере их никто не беспокоил, даже не выставили часовых.
   Сразу, как по команде, лишь только пристали к берегу, Соня, Большая Голова и дядюшка Пеццу повалили ближайшую к ним бочку на бок и отправили ее в сироп. Девочка прижала шестом край и подождала, пока та наполнилась сиропом и утонула. Тем временем человечек сталкивал ногами одну за другой бочки поменьше. Соня шла следом и проверенным способом отправляла их на дно.
   Дядюшка Пеццу прыгал по берегу и внимательно смотрел по сторонам, реагируя на каждый подозрительный шорох и не забывая при этом подгонять друзей:
   -Ну, ну! Скорее!
   Он был прав. Оснований для волнения прибавилось -- на смену барабанному бою пришли воинственные крики, бряцание оружия и резкие, отрывистые команды. Обряд поклонения заканчивался, а друзья едва-едва расправились с половиной бочек. Те из них, что стояли рядом с сиропом, были давно на дне, другие ждали своей очереди.
   -Давайте разделимся, -- предложила Соня, -- я побегу по этой стороне и буду топить маленькие емкости, а ты, -- обратилась она к человечку, -- отправляйся в другую, там они побольше и только тебе под силу.
   -А мне что делать? -- спросил дядюшка Пеццу.
   -Оставайся здесь, будешь продолжать следить за муравьями и, если что, предупредишь нас об опасности.
   Через полчаса Соня и Большая Голова услышали взволнованный крик лягушонка. Он, неизвестно зачем, ускакал далеко от берега, в глубь пещеры, и сейчас делал огромные прыжки, пытаясь уйти от погони. Расстояние между ним и муравьями сокращалось.
   Около сотни воинов, держа копья наперевес, неумолимо приближались к бедному дядюшке Пеццу. Их короткие зеленые плащи развевались от быстрого бега, а резные металлические панцири неприятно скрипели. Было ясно, что лягушонок не успеет доскакать до бочки, поэтому единственным для него спасением оставалось одно -- прыгать в сироп.
   Когда муравьи почти окружили беглеца и уже готовы были праздновать победу, он с силой оттолкнулся от камней и шлепнулся в озеро, разбрызгав в разные стороны липкие капли.
   Что тут началось! Вы даже представить себе не можете, сколько черной ненависти и злорадства выплеснулось из сердитой стаи насекомых. Муравьи были уверены, что лягушонка ждет неминуемая гибель. Ведь сироп, по их мнению, должен был склеить любого, кто в нем окажется. Но беглец, лихорадочно работая лапками, удалялся от берега, не помышляя доставлять удовольствие муравьям.
   В следующее мгновение над озером пронесся рев негодования и в сторону лягушонка полетели копья и стрелы. Но момент был упущен, и дядюшка Пеццу, перевернувшись на спину, начал строить рожи и посылать воздушные поцелуи своим преследователям.
   Тем временем Соня и Большая Голова со всех ног бросились бежать к своей бочке, но муравьи не дремали! Как только нападавшие поняли, что лягушонок их провел, они с удвоенной яростью кинулись к оставшимся на берегу.
   Первым к бочке подбежал человечек и сразу, не теряя времени, столкнул в сироп и залез в нее. Оставалось дождаться Соню.
   Девочка, уставшая от быстрого бега, уже дважды падала на острые камни, в кровь разодрав колени и ладошки. Когда в очередной раз она растянулась совсем рядом с бочкой, один муравей вцепился в ее сапог и пытался укусить за ногу. Однако Соня, не обращая внимания на боль, прыгнула с ним на ожидавший ее "корабль". В то же мгновение человечек отчалил от берега и взял курс на остров.
   Муравей, оказавшийся в бочке, продолжал сжимать челюсти, причиняя девочке страдание. Из глаз ее капали слезы, но она не хотела отвлекать своего друга. Нужно было как можно дальше отплыть от берега, прежде чем подоспеют лучники.
   -Да выбрось его за борт! -- не поворачиваясь, крикнул Большая Голова.
   -Не могу, я боюсь...
   -Держи шест.
   Человечек передал управление Соне, а сам, ухватившись за усы, отцепил от девочкиной ноги муравья. Потом размахнулся и бросил в сторону бегающей взад и вперед стаи. Бедняга, пролетев метров десять по воздуху, рухнул прямо на военачальника в сиреневом плаще и поверг его на землю. Это случилось как раз вовремя -- тот готовился отдать приказ лучникам обстрелять беглецов. И друзья выиграли несколько секунд, уплывая все Дальше от берега.
   Но муравьи не собирались уступать. И в Соню и в Большую голову скоро полетел град стрел и копий. Стрелы буквально облепили бочку, сделав ее похожей на ежа. Они свистели как назойливые мухи, и приходилось быть очень внимательными, чтобы не стать пораженными мишенями. И все же Большая Голова не избежал неприятности. Когда в очередной раз он нагнулся, одна из его косичек была пригвождена шальной стрелой к стенке, разорвавшись на две части. Оранжевый бант остался висеть снаружи и развевался, как флаг на гордом корабле.
   Человечек сразу сник и, сидя на дне бочки, не переставал ощупывать обрубок некогда тридцатисантиметровой косички. Казалось, он забыл о муравьях, погоне, свистящих копьях и стрелах.
   -Косички были моей гордостью, -- с горечью произнес Большая Голова. -- Почти десять фиолетовых сезонов я лелеял и холил их. Еще немного -- и у меня была бы самая длинная прическа в Болотной стране...
   Придя в себя, человечек взял у Сони шест и стал править к лягушонку. Дядюшка Пеццу уже заждался друзей и, перевернувшись на живот, потихоньку сам приближался к бочке.
   -Кажется, я на всю жизнь напился лимонного сиропа, -- проворчал лягушонок, выбравшись из озера.
   -А у меня осталась только одна косичка...
   Дядюшка Пеццу очень близко к сердцу принял это известие и, как мог, утешил друга.
   Несмотря на несчастье, постигшее Большую Голову, все чувствовали удовлетворение от сделанного: оглядываясь назад, они видели каменистый берег с беспорядочно бегающими муравьями. Те растерянно сновали вокруг оставшихся пяти бочек, не понимая, куда же делись остальные.
  

ГРИБНИЦА

   Мухомор, видевший все со своей крыши, встретил победителей радостными объятиями.
   -Разрешите мне с этой минуты считать вас своими друзьями. Я бесконечно признателен всем за услугу, оказанную королевству.
   -Вы обещали нам помочь выбраться отсюда, если мы уничтожим бочки, -- сказал дядюшка Пеццу.
   -Да, конечно, я сдержу свое слово.
   С лица добродушного хозяина и раньше не сходила улыбка, сейчас же она растянулась почти до ушей. Настроение у Мухомора было приподнятое. Он потирал ладони, хлопал себя по бокам и улыбался, улыбался, улыбался.
   Глядя на него, Большая Голова потихоньку стал приходить в себя, перестал трогать обрубок косички и озираться по сторонам. А дядюшку Пеццу одна мысль о том, что ненавистные муравьи остались на другом берегу, делала счастливым.
   -Каким образом мы покинем пещеру? -- поинтересовалась девочка, она не могла дождаться объяснения хозяина острова.
   -Пойдемте, -- предложил Мухомор и загадочно улыбнулся, -- я кое-что вам покажу.
   И он последовал в дальнюю часть сада. Захватив по дороге два ведра и наполнив их сиропом, старичок стал подниматься по узенькой тропинке, обходя разбросанные на песке колючки.
   -Осторожно, -- предупредил он, -- не заденьте случайно шипы! Эти колючки очень ядовиты.
   -Куда мы идем? -- спросил дядюшка Пеццу.
   -В святая святых королевства: в грибницу.
   Понимая, что сейчас произойдет нечто важное, способное изменить их незавидное положение, друзья притихли. Наступила торжественная тишина.
   На поляне, под плотным укрытием из травяных циновок, причудливо переплетясь, росли толстые, с руку, стебли. Сверху, соединенные с ними тонкими матовыми трубками, лежали разноцветные пузыри всех размеров. От небольших, темных, почти черных, до огромных, прозрачных, в которых можно было различить неопределенной формы силуэты. И все это дышало, двигалось и издавало странные звуки, похожие на журчание поднимающегося со дна газа в болотной воде. Бледно-синий туман, покрывающий всю поляну, придавал увиденному таинственность и загадочность.
   Эта и была грибница королевства. Именно здесь, в пещере, посреди сиропного озера, появлялись на свет молодые мухоморы.
   -Перед вами корневая система, -- пояснил Гриб.
   Старичок по очереди вылил содержимое ведер в круглую лунку, и сироп тоненькой струйкой потек по канавке, окружающей поляну. Как только тот доходил до какого-либо стебля, маленькие белые отростки изгибались и с шумом всасывали сладкую жидкость в узкие отверстия. В расположенном рядом пузыре сразу вспыхивал огонек и начинал излучать ровный золотистый свет.
   Соня внимательно смотрела на скрытую от посторонних глаз жизнь, однако она ожидала увидеть нечто большее. Например, приспособление или летательный аппарат, с помощью которого можно было бы выбраться из пещеры. Но, к сожалению, ничего подобного на поляне не было.
   Чувство разочарования усиливалось, и она решила еще раз спросить у Мухомора, как он все-таки собирается действовать.
   Старичок посмотрел на девочку так, будто уже тысячу раз объяснял ей простую истину, а она все не может понять. Но потом глаза его потеплели и он ответил:
   -Извините, я вам сейчас все растолкую. Вы действительно скоро покинете пещеру, и поможет вам в этом грибница...
   Хозяин острова поднял вверх палец и повторил:
   -Да, грибница!
   -Неужели пузыри? -- удивилась Соня.
   -Вы угадали. Там находятся зародыши грибов. В самых маленьких -- еще очень молодые грибочки, даже без шляпок. Такие пузыри имеют черный цвет. С возрастом они увеличиваются, и стенки становятся прозрачными, а у мухоморчиков появляются головные уборы, правда, пока бесцветные.
   -Любопытно, очень любопытно, -- произнес дядюшка Пеццу.
   Ему особенно понравился звук, похожий на журчание болотного газа, а именно большие шары с почти невидимой оболочкой издавали его чаще всего. Это вызвало особую симпатию у лягушонка, и он попытался дотронуться до их шершавой поверхности, забавно пробираясь между толстыми стеблями грибницы, но укололся об острые листочки у их основания и вернулся к Соне и Большой Голове.
   Друзья по-прежнему ничего не понимали, но продолжали терпеливо слушать объяснение хозяина острова.
   -Пройдет совсем немного времени -- и у грибов появится цвет, покраснеют шляпки, но самое главное -- вырастут крылья.
   -Крылья! -- воскликнула девочка.
   -Да, пара жестких, прозрачных крыльев.
   -Я, кажется, все поняла, -- сказала Соня. -- Крылья нужны грибам, чтобы выбраться наружу.
   -Совершенно верно. Вылететь из пещеры и добраться по воздуху до Королевской школы.
   -Неужели сразу в школу? -- засомневался Большая Голова. -- Не успели родиться и сразу за парты.
   -Вас еще больше удивит, что в этот же день они сдают выпускные экзамены. Те, кто получит "отлично", выпьют "эликсир мудрости" и станут кандидатами в Великий Собор Мухоморов. Они продолжат дальнейшее обучение. У остальных к вечеру отвалятся крылья, и молодые грибы займутся повседневными делами королевства. Будут строить дома, прокладывать дороги и делать сироп из цветочной пыльцы.
   -Здорово! -- сказала Соня.
   Она уже улыбалась. Большая Голова тоже был в прекрасном расположении духа.
   -Я не понимаю, чему вы так радуетесь? -- проворчал лягушонок.
   -Ну как же, дядюшка Пеццу? Ведь у грибов вырастут крылья!
   -У грибов, может быть, и вырастут, но у вас-то нет.
   Улыбка пропала с Сониного лица:
   -В самом деле, Мухомор.
   -Крылатые грибы заберут вас отсюда и доставят в королевство, -- торжественно произнес хозяин острова.
  

ОЖИДАНИЕ

   Наступило томительное ожидание. По словам Мухомора, примерно через десять дней должен состояться вылет молодых грибов. К этому времени он подготовит письмо Его Величеству с подробным описанием подвигов Сони, Большой Головы и дядюшки Пеццу. А пока старичок предложил гостям хорошенько отдохнуть и набраться сил перед дорогой.
   Друзьям оставалось только есть сладкие кушанья, бродить по острову и ждать.
   -Неужели целых десять дней мы должны провести в ожидании? -- спросила Соня, изнывая от скуки и не терпения.
   -Да, тут уж ничего не поделаешь, -- ответил Мухомор.
   -А нельзя как-нибудь ускорить процесс созревания? Например, поливать грибницу сиропом не один раз, а четыре или даже пять.
   -Мне никогда не приходилось этого делать, но стоит подумать.
   Получив согласие Мухомора, путешественники стали носить сироп на поляну три раза в день. И пузыри, к радости Сони, начали расти прямо на глазах, постепенно становясь все прозрачнее. Количество их резко увеличилось. По подсчетам девочки одновременно должны будут вылететь сразу около пятидесяти молодых грибов. Целый рой!
   -Если так пойдет дальше, то через три дня вы улетите отсюда, -- глядя на грибницу, обнадежил Мухомор.
   Дядюшка Пеццу зачастил на поляну. Он садился недалеко на камень и часами сидел, неподвижно глядя на грибочки, кувыркающиеся в пузырях.
   -Я уже выбрал себе шарик, -- пояснил он друзьям.
   И лягушонок показал на самый крупный пузырь, внутри которого уже хорошо был виден молодой гриб с розовой шляпкой.
   Это не очень понравилось Большой Голове.
   -Я думал, нам понадобится один гриб на двоих, -- сказал человечек.
   -Как это?
   -Ты займешь свое привычное место, у меня на макушке, и будешь держаться за оставшуюся косичку.
   Но лягушонку не хотелось расставаться со своей мечтой.
   -А вдруг гриб не сможет поднять нас двоих? Смотри, какой я стал толстый.
   Дядюшка Пеццу надул живот и горловой мешок.
   -И потом, -- продолжал он, -- после такого полета мне будет что рассказать своим родным и знакомым.
   Лягушонок понизил голос и добавил:
   -Кто знает, может, за это мне присвоят звание "Лягушка года".
   Сказанное убедило Большую Голову, и он согласился, чтобы каждый летел на своем грибе.
   Шло время, заканчивались последние приготовления, и завтра, по подсчетам Мухомора, должен был состояться вылет. Гриб заранее почистил шляпу, расчесал бороду и пришил недостающие пуговицы к курточке, а по всему лицу провел краской синие линии. Потом достал из корзины и надел красивые зеркальные ботинки на высоких каблуках.
   -Для меня это всегда праздник, -- гордо произнес хозяин острова, -- ведь такое событие случается не каждый день, а раз в три сезона.
   "Это значит, раз в три месяца", -- перевела в уме на земное время Соня. И решила, что, действительно, грибы вылетают не так уж часто.
   -Выходит, нам повезло, -- сказала девочка, -- мы ждем всего три дня, а могли бы сидеть три сезона.
   Ранним утром все уже были на ногах и, наскоро позавтракав, направились по тропинке к поляне.
   Впереди шел Мухомор, на ходу объясняя гостям, что они должны делать:
   -Как только молодые грибы освободятся от пузырей, то сразу соберутся на площадке, под навесом. Там они будут сушиться и разогревать крылья. Это продлится примерно около часа. Тем временем я назначу старшего группы и объясню ему, как долететь до королевства. Потом помогу подобрать всем подходящие грибы для воздушного путешествия и отправлю в полет. На этом
ваше пребывание на острове закончится.
   -А мы уже выбрали себе попутчиков, -- сообщил дядюшка Пеццу.
   -Вот и хорошо, -- сказал Мухомор, -- вы облегчили мне задачу, потому что в такие минуты дел и так предостаточно.
   Еще издали друзья заметили огромные потрескавшиеся пузыри с шевелящимися в них грибами. Их стенки были так прозрачны, что можно было различить не только красные в пятнах шляпы, но и молодые безбородые лица. Вверх через образовавшиеся трещины тоненькими фонтанчиками выбрасывалась желтая пыль. Над поляной висел приторный запах сладостей и слышалось тихое жужжание.
   Это продолжалось недолго, минут через пятнадцать наступила пронзительная тишина. И вдруг внезапно начали раздаваться хлопки невероятной силы. Такие, что у Сони заложило уши, и она на время перестала слышать. Большая Голова даже не удержался на ногах и свалился в траву, а дядюшка Пеццу прижался к земле и закрыл глаза лапками. Только Мухомор спокойно стоял рядом и счастливо улыбался.
   Вся грибница от обилия пыли оказалась на время в желтом тумане. Когда он рассеялся, перед путешественниками предстала следующая картина: пузыри раскрылись, разойдясь на семь равных частей, образовав прекрасный цветок со скрученными лепестками. В центре каждого такого цветка стоял молодой мухомор и шевелил небольшими крыльями.
   -Какие маленькие крылья! -- удивился дядюшка Пеццу.
   -Я тоже думал, что они будут длиннее, -- признался Большая Голова.
   Соня, не скрывая озабоченности, обратилась к хозяину острова:
   -С такими крыльями грибы сами еле-еле смогут покинуть пещеру, не то чтобы захватить с собой нас.
   Мухомор хитро посмотрел на девочку и, ничего не ответив, устремился на площадку. Вытащив из стоящего рядом каменного шкафчика фаянсовые кружки, он стал расставлять их прямо на траве.
   Соня повернулась в сторону грибницы и не узнала молодежь. Их крылья преобразились. Они увеличились, изменили цвет и стали ярко-зелеными. Те из них, у кого они выросли до нужных размеров, с жужжанием стали перелетать на площадку, где возился Мухомор. Он подавал новичку кружку и наливал в нее сироп.
   Скоро грибница опустела, вновь родившиеся, работая крыльями, попивали сироп на площадке. В центре суетился неугомонный Мухомор, пытаясь определить старшего группы.
   -А где же мой гриб? -- волновался дядюшка Пеццу. -- Я потерял его из виду.
   -Это не удивительно, они все так похожи друг на друга, -- сказал Большая Голова, улыбаясь.
   В самом деле, мухоморы были один к одному и ростом, и цветом, и шляпками, и крыльями.
   -И как только смотритель грибницы различает их? Я бы ни за что не смогла выбрать лучшего, -- призналась Соня.
   Тем временем хозяин острова отвел в сторону одного гриба и стал объяснять ему путь до королевства, то и дело похлопывая его по плечу. Беседа длилась недолго. Мухомор передал молодому письмо Его Величеству и показал рукой в сторону Сони, Большой Головы и дядюшки Пеццу.
  

ПОЛЁТ НА МУХОМОРАХ

   Пещера наполнилась гулом нескольких десятков молодых грибов. Сильные крылья, рассекая воздух, издавали такой шум, будто сразу миллион шмелей кружило вокруг. Трава, листья, цветы -- все было прижато к земле мощным нисходящим потоком.
   Гости находились в радостном волнении, сидя на спинах мухоморов, переглядываясь и ожидая старта.
   Наконец земля медленно начала уходить вниз.
   -Ура! -- закричал дядюшка Пеццу.
   Зависнув ненадолго на одном месте, грибная стая стала медленно летать над домиком, постепенно расширяя круги, навсегда прощаясь с местом своего рождения.
   Внизу стоял Мухомор. Он, как и в первый раз, когда его увидели путешественники, сняв красную шляпу, махал ею, стоя на крыше домика.
   У Сони на глазах выступили слезы. Девочка привыкла к милому старичку, к его сказочному острову с причудливыми цветами и с прекрасным угощением. Жаль, конечно, расставаться. Она знала, что никогда уже больше не увидит смотрителя грибницы, но тут уж ничего не поделаешь, ее ждали дома и нужно было спешить.
   -До свидания, дорогой Мухомор! -- закричала Соня.
   -Пока!
   -До встречи!
   Сделав последний облет родимой земли, старший гриб направился к отверстию. Вся стая, послушно повторяя маневры вожака, устремилась следом. Еще секунда -- и наши знакомые покинули пещеру.
   Какое облегчение испытали они, когда вновь оказались на поверхности. Соня, широко раскрыв рот, дышала полной грудью. Свежий воздух пьянил и кружил голову, а яркий свет заставлял плотно сжимать веки. Чтобы не упасть, девочка сильнее прижалась к своему мухомору.
   Скоро глаза привыкли к свету, и Соня разглядела каменистый склон с редкой травой, невысокие, карликовые деревья и большие желтые цветы. Грибы несли друзей вниз, к подножию скалы, в сторону густого ельника. Они едва-едва не касались спинами неба, вернее, свисающих тряпок, плетей и свалявшейся паутины.
   Девочка обратила внимание на цвет:
   -Смотрите, небо зеленое!
   Но ни Большая Голова, ни дядюшка Пеццу не придали этому особого значения. Они были у себя на родине, в Болотной стране, поэтому никуда не торопились. Соню же, стремящуюся попасть поскорее домой, новость, что они целый сезон провели в пещере, сильно огорчила.
   Стая мухоморов продолжала неторопливый полет, часто делая резкие остановки в воздухе. Это вожак искал правильную дорогу в королевство. В такие моменты стоило больших усилий, удержаться на спине гриба и не свалиться на землю. Соня особенно беспокоилась за дядюшку Пеццу. Он, как только оседлал мухомор, не переставая крутился в разные стороны и распевал веселую песенку. Во время воздушных остановок лягушонок разжимал лапки и наезжал на голову гриба.
   -Пеццу, будь, пожалуйста, внимательнее, -- попросила его Соня, -- а не то упадешь вниз.
   -Не тревожься, я чувствую себя превосходно.
   И Дядюшка Пеццу продолжал лихо лететь на мухоморе, не обращая внимания на предупреждение. Соня пристально следила за лягушонком, готовая в любую минуту прийти на помощь, а он бесшабашно вертелся и кричал во все горло:
   -Ква-ква! Я лечу!
   Ква-ква! Не молчу!
   Посмотрите на меня!
   Это -- я! Это -- я!
   То, что случилось в следующее мгновение, показало -- опасения девочки были не напрасными. Когда стая резко повернула в сторону, дядюшка Пеццу не удержался и кубарем полетел вниз. Лягушонок был таким легким, что мухомор, на котором он летел, даже не почувствовал пропажи и спокойно продолжал путь.
   Соня не растерялась и, нагнувшись к уху своего гриба, закричала:
   -Вниз! Скорее вниз! -- и показала на падающего Пеццу.
   Мухомор оказался сообразительным. Он с полуслова понял, что от него требуется, и, наклонив голову, с большой скоростью устремился к земле. У Сони засвистело в ушах и глаза наполнились слезами.
   Незадачливый наездник продолжал молча падать, широко раскрыв глаза и расставив лапки в стороны. Лягушонок так испугался, что первое мгновение не мог выкрикнуть ни единого слова, лишь хватал воздух ртом, как засыпающая рыба.
   Земля приближалась.
   И когда дядюшка Пеццу уже готовился к неминуемой смерти, Соня, выставив руки вперед, схватила его с налету, у самой скалы. Ее мухомор при этом задел брюшком за большущий желтый цветок и перепачкался в липкой пыльце.
   Большая Голова, также летевший на помощь другу, радостно закричал:
   -Ура-а-а!
   Спасенный, все еще не веря, что он жив, висел как тряпка в Сониных руках и беспомощно улыбался. Девочка прижала беднягу к себе, а потом посадила за пазуху. Она ласково погладила лягушонка по голове и сказала:
   -Ну, ну, успокойся. Все уже хорошо, и ты снова с нами.
   Дядюшка Пеццу долго не мог прийти в себя, его сильно трясло и мучила икота. Казалось, он потерял всякий интерес к происходящему, но Соня ошибалась.
   -Смотрите, птицы! -- закричал лягушонок и показал на огромную стаю.
  

ГРИБОЕДЫ

   Большие черные птицы бесшумно приближались к мухоморам. Их было очень много, казалось, наступает черный сезон. Хотя девочка понимала: в Радужном мире таких не бывает. Еще даже не догадываясь о намерениях пернатой стаи, Соня встревожилась. Она беспокойно смотрела по сторонам, ища глазами Большую Голову.
   Ее верный друг тоже заметил птиц и неотрывно следил за ними. В рядах мухоморов началось смятение, они зависли в воздухе и стали сбиваться в беспорядочный рой, задевая друг друга крыльями и рискуя упасть на землю. Эту суматоху прекратили решительные слова молодого вожака:
   -Грибоеды! Приготовиться к бою!
   Черная стая приближалась. Соня уже могла разглядеть хищников. Они были сплошь покрыты не перьями, как все птицы, а темными рыбьими чешуйками овальной формы. Обращали на себя внимание большие пронзительные глаза желтого цвета. Их немигающий взгляд приводил в трепет мухоморов.
   У многих грибоедов там, где у кур торчат гребешки, росли яркие фонарики. Свет от них был настолько сильный, что мог на время ослепить жертву. Огни то вспыхивали, то гасли, создавая впечатление разрядов молнии в черной грозовой туче.
   Необычным было все. Соня даже не знала, птицы перед ней или какие-то другие невиданные животные. Судите сами: вместо птичьих клювов грибоеды имели укороченные, как у бульдогов, собачьи морды -- с крупными складками на щеках и зубастой не закрывающейся пастью. Вместо одной пары крыльев было две. Привычный птичий хвост из перьев заменял длинный и острый, как бритва, кинжал. На шее висели кожистые наросты в виде крупных разноцветных бус. Вдобавок у грибоедов была только одна десятипалая лапа с изогнутыми когтями.
   Надвигалось сражение.
   Мухоморы под командованием своего вожака образовали полукруг, выставив вперед три ряда грибов, закрывая таким образом Соню с дядюшкой Пеццу и Большой Головой.
   -Как только завяжется драка, вам надо улетать, сказал грибной командир, -- а мы попробуем задержать стаю.
   -А как же вы?
   -За нас не беспокойтесь, кто выживет, позже догонит вас.
   -Я останусь здесь, -- попробовала возразить девочка.
   Дядюшке Пеццу эта мысль не понравились и он стал дергать Соню за одежду, пытаясь привлечь ее внимание.
   -Нет, я должен доставить всех в целости и сохранности, -- настаивал мухомор, -- а тут всякое может случиться. После такой неоценимой услуги королевству мы обязаны оберегать своих наездников от любых неприятностей.
   Спорить было бесполезно, и Соня, к радости дядюшки Пеццу, согласилась.
   Летевшие впереди грибоеды, оскалив зубы и яростно рыча, с ходу атаковали передние ряды мухоморов. Они, как саблями, размахивали хвостами-кинжалами, со свистом рассекая воздух. Нетрудно было представить, что могло бы случиться, попади кто под такой удар.
   К счастью, мухоморы оказались намного проворнее грибоедов и без особого труда увертывались от них. Нападавшие щелкали зубами от злости и, выставив вперед единственную лапу, пытались ухватить кого-нибудь из стаи противника.
   Пока удача сопутствовала путешественникам и их спутникам, но грибоеды на то и грибоеды, чтобы питаться мухоморами. Они изменили тактику и стали по двое, по трое нападать с разных сторон на один гриб. Первая же попытка увенчалась успехом. Разрубленная красная в белый горох шляпка была буквально разорвана на куски в воздухе. Успевшие ухватить добычу с диким воем пытались уйти от погони. Уклоняясь от собратьев-преследователей и выделывая в воздухе замысловатые кренделя, беглецы показывали чудеса высшего пилотажа.
   -Мне начинает это надоедать, -- сказал дядюшка Пеццу. -- Посмотри, сколько их много и все голодные.
   Девочка не успела ответить лягушонку. Ее внимание привлек крик большой Головы:
   -Соня, берегись!
   Она повернулась в сторону друга и машинально пригнулась. Это было сделало вовремя: острый как бритва кинжал просвистел в нескольких сантиметрах сверху.
   -О-о-о, -- простонал дядюшка Пеццу.
   -Ах вы злодеи! -- не выдержал Большая Голова.
   Он взял в обе руки палку со светящимися улитками и начал размахивать ею направо и налево.
   Нападавшие, выкатив удивленные глаза, стали разглядывать незнакомца. Они не могли понять, кто перед ними. Воспользовавшись замешательством в стане врага, человечек с силой обрушил свое оружие на голову грибоеда. Мощный удар пришелся прямо по фонарику. Тот замигал и погас. Поверженный грибоед перевернулся на спину и, теряя чешую, полетел к земле.
   -Молодец! -- похвалила друга Соня.
   -Зачем он привлекает к себе внимание? -- проворчал дядюшка Пеццу. -- Мухоморы и сами справятся, а этим он только разозлит их.
   И действительно, растерявшиеся было на миг грибоеды, придя в себя, набросились на мухомора с человечком. Атаки следовали одна за другой. Большая Голова еле успевал наносить ответные удары. Они приходились по спинам, лапам и крыльям нападавших. Человечек показывал прямо чудеса героизма. Уже три поверженных грибоеда копошились внизу, издавая жалобные крики, а ему все не удавалось передохнуть.
   Соня, пытаясь помочь другу, схватила за крыло пролетающую мимо птицу. Та повернула к ней голову, замешкалась и столкнулась с другой хищницей. Обе свалились на землю.
   -Здорово! -- похвалил дядюшка Пеццу. -- Жаль, я не могу достать до какой-нибудь разбойницы. Дай я хоть плюну в одного грибоеда.
   И он исполнил свое намерение.
   Мухоморы понимали, что просто так им не удастся уйти от своих врагов. Надеяться на победу тоже не приходилось -- слишком неравными были силы. И тогда они пошли на хитрость.
   -Бросить шляпки, -- раздался приказ грибного вожака.
   И несколько мухоморов, сняв красные шапочки, кинули их на землю.
   Что тут началось! Нападавшие, казалось, забыли обо всем на свете и бросились на добычу. Шум, гам, крики и летящая в разные стороны чешуя сопровождали дикое пиршество.
   Все это позволило командиру грибов увести своих соплеменников на безопасное расстояние.
   Стая продолжила полет в королевство.
   Впереди следовал вожак с несколькими грибами без головных уборов. Сам он тоже лишился красной шапочки.
   -Бедный мухомор, -- пожалела его Соня, -- что он теперь будет делать с непокрытой головой?
   -Ничего страшного, -- успокоил ее гриб-носильщик, -- в королевстве он получит новую.
   -Она будет ненастоящая?
   -Да, но зато своим примером он спас всех нас, а это, согласись, куда важнее любой шляпки.
   Девочка кивнула, но ей все равно было жаль мухоморов, пострадавших в битве с грибоедами.
  

ЛЕСНОЕ КОРОЛЕВСТВО

   Наконец показалась Мухомория.
   На большущем наклонном поле, окруженном со всех сторон густым ельником, повсюду виднелись забавные постройки. С высоты птичьего полета они казались детскими игрушками. Вся эта картина была на редкость знакомой. Та же архитектура, те же цветы и краски, что встретили наши друзья, находясь в пещере на сказочном острове. Только здесь все занимало несравнимо большее место, чем там, в подземелье.
   Сделав круг над королевством, грибы пошли на погадку и приземлились на приготовленную специально для этого случая поляну, разукрашенную цветными лентами, фонариками, конфетти и серпантином.
   Лишь только первый мухомор коснулся ногой земли, в воздух взлетели шляпки встречающих, заиграл праздничный духовой оркестр и зажглись бенгальские огни, а высоко над всеми повис цветастый салют.
   -Восхитительное зрелище, -- сказала Соня.
   Обилие ярких красок, ароматных запахов и веселых, улыбающихся лиц заставило забыть ее об усталости. Она радостно смеялась.
   -Наконец мы в безопасности, Пеццу, -- трясла девочка хмурого лягушонка.
   -Интересно, угощение здесь такое же вкусное и сладкое, как у нашего друга Мухомора? -- спросил дядюшка Пеццу. -- А то я жуть как проголодался.
   Большая Голова стоял рядом с девочкой и лягушонком. Ему тоже очень нравился прием, и он, поворачиваясь во все стороны, старался пожать все тянущиеся к нему руки.
   -Странно, как они узнали, кто мы? -- спросил человечек.
   -Ума не приложу, -- ответила Соня.
   -Это очень просто, -- заговорил находящийся рядом молодой мухомор. -- Как только на горизонте появилась птичья стая, вожак послал один гриб с письмом к Его Величеству.
   -А мы даже не заметили, -- удивился дядюшка Пеццу.
   -Ничего особенного, вы были заняты грибоедами.
   Внезапно все замолчали и повернули головы в сторону прекрасного леденцового дворца с пряничными ступеньками и лимонными и апельсиновыми дольками вместо окон. Со всех сторон послышался шепот:
   -Начинается, вон идет церемониймейстер.
   На поляну вышел худой мухомор, с ног до головы украшенный розовыми лентами. Они были везде: на коленях, поясе, плечах, шляпке... Даже на животе и то торчал большущий шелковый бант.
   -Его Величество король и Ее Величество королева! -- громко объявил он.
   Находящиеся на поляне расступились и, преклонив одно колено, сняли шляпы. Соня, человечек и дядюшка Пеццу последовали их примеру.
   В образовавшийся людской коридор, высоко подняв головы, вошла королевская чета. За ними следовала бесконечная череда придворных кавалеров и дам. Впереди, извиваясь и шлепая губами, ползли толстые зеленые гусеницы. Их держала на поводке королева.
   -Какие жирненькие, -- облизнулся лягушонок, -- давно не пробовал ничего подобного.
   -Пеццу! -- укоризненно произнесла Соня.
   -А что я такого сказал? Просто мне понравились гусеницы. Такие миленькие, толстенькие, хорошо упитанные...
   Процессия приближалась к нашим знакомым.
   На головах у короля и королевы вместо обязательных корон, какие принято носить царствующим особам, находились миниатюрные золотые корзиночки с серебряными грибками, украшенными алмазами, Длинные мантии, сплетенные из тончайшей паутины, в своем покрое копировали листок дуба. Мундир и штаны Его Величества отливали бледно-коричневым цветом. Платье Ее Величества имело желтоватый оттенок. Драгоценные пуговицы и пряжки, надетые ордена и медали сияли всеми цветами радуги.
   Король и королева уселись посередине поляны на специально приготовленные для них кресла с высокими спинками. Придворные расположились по обе стороны импровизированного трона.
   -Подойдите ближе, друзья мои, -- послышался тонкий, почти писклявый голос Его Величества.
   -Смелее, -- добавила басом Ее Величество.
   Путешественники почтительно приблизились к трону.
   -Кто вы и как оказались в моей грибнице?
   Вперед вышел человечек и сказал:
   -Меня зовут Большая Голова, я иду к невесте, она живет у Западных ворот. Туда же направляется и эта девочка Соня, чтобы взять Траву Радости. Она специально прибыла за ней в Болотную страну из Верхнего мира.
   -А я Пеццу, мне никуда не надо. Иду со своими друзьями просто так, за компанию.
   Потом Большая Голова подробно рассказал обо всех приключениях, случившихся с ними за время путешествия. При этом он специально опустил повествование об операции "бочка".
   Это не прошло незамеченным, и король сказал:
   -Ваша скромность похвальна, но нам все хорошо известно. Смотритель грибницы подробно описал подвиги чужестранцев. И я собираюсь отблагодарить всех участников сражения с муравьями.
   Его Величество обвел взглядом поляну. Собравшиеся одобрительно кивали,
   -Властью, данною мне Землей, награждаю каждого вас Орденом Пятнистого Мухомора с бантом.
   Королева добавила:
   -А я повелеваю своим мастерам установить на поляне, где приземлились герои, леденцовые скульптуры с их изображениями. С сегодняшнего дня она будет называться "Лужайка Храбрецов"!
   Толпа восторженно закричала: "Ура-а!", и в воздух снова полетели шляпки.
   -Но это еще не все, -- добавил король. -- Прошу вас, старейшина.
   Пожилой гриб достал свернутый в трубочку лист бумаги и прочитал:
   -Великий Собор Мухоморов решил сделать девочку Соню, человечка Большую Голову и лягушонка дядюшку Пеццу почетными гражданами королевства со всеми вытекающими отсюда правами. Вплоть до возможности остаться здесь жить навсегда, а также приходить, приезжать, прилетать, приплывать в нашу страну самим, со своими родными, близкими, друзьями и знакомыми.
   -Это мне нравится, -- сказал дядюшка Пеццу. -- Может, в самом деле остаться ненадолго?
   -Ты это серьезно? -- спросил Большая Голова.
   -Не волнуйся, старина, в любом случае я сначала провожу тебя с Соней и только потом, если желание мое не изменится, навещу королевство со своими родными, близкими, друзьями и знакомыми.
   Большая Голова засмеялся:
   -Ты уверен, что всем им здесь хватит места?
   -Ну, тогда только с родными и близкими.
   Началась церемония награждения. На бархатных подушечках вынесли три Ордена Пятнистого Мухомора. Два величиной с блюдце, а третий маленький, не больше пятачка, точь-в-точь как большие.
   -Это для тебя, Пеццу, -- сказала Соня, показывая на крошечную награду.
   Лягушонок гордо выпятил грудь и затаил дыхание.
   Всем, сначала Соне, потом Большой Голове и, наконец, дядюшке Пеццу, повесили на шеи ордена на шелковых розовых лентах. Они оказались очень тяжелыми, выполненными из чистого золота и платины, с пятнышками самоцветных камней.
   После награждения гостей пригласили во дворец на праздничный пир, устроенный в их честь.
   В огромном зале стоял такой большой стол, что за ним могли поместиться все мухоморы, какие только жили в стране, -- от мала до велика. Соню и ее друзей усадили на самые почетные места, рядом с королем и королевой.
   -Какая замечательная традиция, -- сказала девочка, -- приглашать на праздник каждого жителя.
   -Мне тоже она нравится, -- согласился Большая Голова. -- Надо будет рассказать о ней в Главном Болоте.
   -А где мы возьмем такую большую кочку? -- поинтересовался дядюшка Пеццу.
   -Если Совет примет решение, ее можно будет построить, пригласив для этой цели тех же мухоморов.
   В разговор вступил король:
   -Мы с удовольствием пошлем к вам лучших мастеров, и они построят какую хотите кочку или дворец.
   -Лучше кочку, -- решил лягушонок.
   Его Величество не торопясь рассказал гостям обо всех мастерах и ремеслах, какие только у них имеются. Он сам оказался прекрасным кузнецом и с гордостью продемонстрировал замечательный топор, сделанный собственными руками. Ее Величество тоже не отстала от своего супруга. Оказалось, она лучше всех вышивает золотом и серебром. На этом таланты королевской четы не заканчивались -- к восторгу собравшихся они великолепно исполнили гимн Мухомории.
   Веселье продолжалось до темноты. Прекрасных музыкантов, исполняющих волшебные по красоте звучания мелодии, сменяли танцоры, их -- циркачи, а потом снова исполнялась музыка. И так до тех пор, пока не наступил вечер. Только тогда приглашенные жители начали расходиться по домам.
   Пожелав всем спокойной ночи и поблагодарив за угощение, друзья тоже отправились спать в отведенные для них покои. Нужно было хорошо отдохнуть, ведь завтра снова в путь. Как ни уговаривали король и королева хоть немного пожить у них во дворце, Соня не согласилась -- слишком велико было ее желание поскорее вернуться домой.
  

ПЕСЧАНАЯ РЕКА

   Лишь только забрезжил рассвет, Соня уже была на ногах.
   -Подъем, -- громко сказала она.
   Но ни Большая Голова, ни дядюшка Пеццу не торопились открывать глаза и покидать теплые постели. Их можно было понять -- впереди ждала трудная и опасная дорога.
   -Ну же, вставайте, -- попросила девочка.
   Человечек нехотя стал подниматься.
   -А может быть, отправимся после обеда? -- зевая предложил лягушонок. -- Уж больно здесь хорошо кормят, даже уходить не хочется.
   -Тогда мы не успеем засветло добраться до озера Кувшинок, -- напомнила Соня.
   -Верно, -- согласился Большая Голова, -- нужно идти сейчас.
   Накануне путешественники узнали, что самый короткий путь к озеру лежит по Песчаной реке. Об этом им рассказал король, он же обещал подарить лодку -- пустую яичную скорлупу грибоеда.
   -Вы завтракайте, а я пока отправлюсь на пристань, посмотрю, все ли готово для плавания, -- сказал Большая Голова.
   -Возвращайся поскорее, -- попросила Соня. -- Нужно еще попрощаться с королем и королевой.
   -Выбирай самую большую лодку, -- крикнул вслед уходящему человечку дядюшка Пеццу, -- а то мне надоело путешествовать у тебя на макушке или у Сони за пазухой.
   Большая Голова ушел, а девочка и лягушонок, наскоро позавтракав, начали готовиться в путь. Нужно было многое сделать: осмотреть одежду и обувь, пришить оторвавшиеся пуговицы, запастись водой и пищей. И еще выбрать из огромной кучи подарков от жителей Мухомории те, которые они возьмут с собой. А это было сделать не так-то легко.
   Человечек вернулся, и друзья отправились во дворец. В том же зале, где вчера проходил праздник, их ожидали Его Величество и Ее Величество с придворными. Король и королева лично решили проводить путешественников на пристань и пожелать им счастливого пути.
   Несмотря на столь ранний час, там уже собралось много народу, играла музыка, на путешественников смотрели приветливые радостные лица. На всех, как и накануне, была нарядная одежда.
   Вокруг двух десятков лодок-скорлупок находились матросы в полосатых рубашках и шляпах, украшенных лентами. Мухоморы в тельняшках сновали взад и вперед, выполняя команды бравого капитана. А он дул в медный свисток и кричал:
   -Принести весла!.. Приготовить парус!
   -Какая из них наша? -- спросил дядюшка Пеццу.
   -Вот эта, самая первая, -- Большая Голова кивнул в сторону крупной яичной скорлупы, величиной с бабушкин сундук. Именно возле нее суетились мухоморы.
   Друзья уложили вещи и стали прощаться с королем и королевой, придворными и жителями Мухомории.
   -Поплыли скорее, -- попросил дядюшка Пеццу, -- а то я сейчас останусь. Здесь такой вкусный лимонный сироп.
   Большая Голова вставил в уключины весла и оттолкнулся от берега. Лодка легко заскользила по песку. Быстрое течение понесло ее на середину реки.
   -Мы будем ждать вас в гости, -- крикнул Его Величество.
   -Приезжайте обязательно! -- добавила Ее Величество.
   -Хорошо, -- сказала девочка, хотя точно знала, что никогда не выполнит обещанного.
   Скорлупка, набирая скорость, удалялась от берега. Человечек сидел за веслами, дядюшка Пеццу развалился на мешке с подарками, а Соня еще долго махала платком провожающим.
   -Прощайте, -- в последний раз крикнула девочка стоящим на берегу мухоморам, и те исчезли за поворотом.
   Река, по которой плыли путешественники, была не совсем обычной. Вместо воды в ней бежал песок. Сотни миллионов песчинок шоколадного цвета струились вдоль берегов, омывая их крутые бока, обходя валуны и камни. В некоторых местах река становилась очень широкой, и друзья старались не выплывать на середину, а держаться ближе к мели. Там друзья чувствовали себя спокойнее. Когда река сужалась, течение было такое стремительное, а текущий песок производил столько шума, что невозможно было услышать даже рядом лежащего дядюшку Пеццу, как он ни старался перекричать поток. Можно было подумать, будто путешественники оказались у великана на мельнице, где он пересыпал крупу из гигантского мешка.
   -Интересно, откуда и куда бежит эта река? -- произнесла Соня.
   -Один матрос говорил, что она вытекает из скалы возле Мухомории и уходит под землю недалеко от озера Кувшинок, -- сказал Большая Голова. -- Нам надо быть очень внимательными и вовремя пристать к берегу, не то окажемся в песчаном водовороте и он снова унесет нас вниз, под землю.
   -А что еще сообщил тебе этот матрос? -- захотел узнать дядюшка Пеццу.
   -Видишь ли, -- человечек замялся.
   -Говори, -- попросила Соня, -- ты не должен от нас ничего скрывать.
   -Я и не собирался этого делать. Просто не хотел никого пугать раньше времени. Дело в том, что здесь, в реке, водятся песчаные удавы -- такие огромные гладкокожие змеи.
   Услышав эти слова, дядюшка Пеццу привстал с мешка с подарками и в сердцах стукнул по нему лапкой.
   -Мне сразу не понравилась эта затея плыть до озера на яичной скорлупе.
   -Успокойся, -- попросила девочка, -- это еще не значит, что мы обязательно встретимся с удавом.
   -Вы, может быть, и нет, а я всегда встречаюсь с теми, с кем мне этого не хочется.
   Дядюшка Пеццу больше не лежал, беспечно уставившись в небо, а все свое внимание сосредоточил на песке за бортом лодки-скорлупки. Но там было спокойно, и мало-помалу лягушонок пришел в себя, занял привычное место на мешке и, сладко зевнув, уснул.
   Время приближалось, к полудню. Нужно было выбирать место для стоянки и обеда. Соня посмотрела по сторонам и сказала:
   -Правь вон туда, к бревну. Там удобный пологий берег, а рядом красивая зеленая лужайка.
  

ШОКОЛАДНЫЙ УДАВ

   Но пообедать и отдохнуть друзьям так и не удалось. То, чего больше всего боялся дядюшка Пеццу, свершилось -- они встретили песчаного удава. Соня по ошибке приняла его за бревно, и эта оплошность чуть не стоила всем жизни. Толстый, шоколадного цвета ствол дерева вдруг поднял голову и превратился в страшное чудовище с большущей острозубой пастью и трепещущим языком. Змея, раскрыв рот и глядя единственным сиреневым глазом, нависла над скорлупой. Соня, почувствовав горячее дыхание удава, зажмурилась.
   Ни Большая Голова, ни дядюшка Пеццу не могли сделать и малейшего движения, взгляд чудища буквально гипнотизировал их, подавляя любое желание сопротивляться. В следующее мгновение удав всем своим весом навалился на хрупкое суденышко. Послышался хруст ломающейся скорлупы, и компания оказалась в реке.
   Это вывело друзей из оцепенения, и они заколотили руками и ногами по песку, пытаясь добраться до берега. Но никто из них не умел плавать в песчаных "водах", и они медленно, но верно тонули. Осложнялось все тем, что удав исчез, его не было видно, однако и Соня, и Большая Голова, и дядюшка Пеццу чувствовали присутствие змеи. Песок вокруг них ходил волнами, и в любую секунду путешественники могли подвергнуться нападению.
   Вдруг девочка нащупала под ногами землю. Обрадовавшись, она быстро выбралась на берег и стала искать длинную палку или ветку.
   -Держитесь, -- крикнула Соня своим друзьям, бегая по камням, -- я сейчас попробую вас вытащить!
   Большая Голова и дядюшка Пеццу тоже не теряли времени зря, они из последних сил пробовали дотянуться друг до друга.
   -Я сейчас утону, -- причитал лягушонок.
   -Пробирайся осторожнее ко мне, я помогу тебе, -- успокаивал его человечек.
   -Ты тоже утонешь...
   Соня никак не могла найти ничего подходящего и решила отломить палку от дерева. Ухватившись за длинную ветку, она принялась за дело, не забывая поглядывать в сторону реки. Разодрав в кровь руки, но не обращая внимание на раны, девочка понемногу отрывала ее от ствола.
   Тем временем Большая Голова неожиданно для себя понял, что если перестать шевелиться и просто спокойно лежать или стоять, то погружение в песок замедлится. Это открытие случилось кстати, так как он утонул уже почти по самые плечи и потерял всякую надежду на спасение.
   -Пеццу, -- обрадовался человечек, -- я, кажется, перестал тонуть!
   -Нам бы еще не попасть в пасть к удаву, -- испуганно ответил тот.
   Лягушонок подобрался к Большой Голове, и друг протянул ему руку.
   В это время совсем близко от них показалась голова змеи. Она пристально смотрела в их сторону, как бы выбирая, кого схватить первым.
   -Помогите! -- что есть силы закричал дядюшка Пеццу.
   Услышав крик, Соня перестала отрывать ветку и стремглав помчалась к берегу. Девочка на ходу сняла платок и, подбежав к песку, стала размахивать им, пытаясь привлечь к себе внимание удава.
   -Эй ты, червяк, посмотри на меня! -- кричала она, прыгая по берегу.
   Но змея даже не повернулась в ее сторону, продолжая внимательно глядеть на дядюшку Пеццу и Большую Голову. Тогда Соня взяла увесистый валун и бросила его в хищника. К всеобщему удивлению, камень угодил прямо в лоб удаву и заставил того снова нырнуть в песчаный поток.
   -Я думал, нам пришел конец, -- дрожа всем телом, произнес дядюшка Пеццу.
   Девочка, облегченно вздохнув, опустилась на землю. Только сейчас она поняла, как сильно испугалась -- ее руки и ноги тряслись, на лбу выступили крупные капли пота.
   -Потерпите немного, -- попросила Соня. -- Я сейчас отломлю от дерева ветку и помогу вам выбраться на берег.
   -Хорошо, -- бодро ответил Большая Голова.
   -Если можно, поскорее, пожалуйста, -- взмолился дядюшка Пеццу и, ухватившись за единственную косичку человечка, забрался к нему на макушку.
   Берег был совсем близко. Заметив это, лягушонок спросил:
   -Может, попробуем сами вылезти из реки?
   -Если я пошевелюсь, то опять начну тонуть.
   -Хорошо, будем ждать Соню.
   Вокруг Большой Головы и дядюшки Пеццу снова заходили песчаные волны. На этот раз они были очень близко. Змея явно не хотела терять добычу.
   -Соня, -- не выдержал лягушонок, -- быстрее! Эта гадина хочет на нас напасть!
   Девочке в конце концов удалось справиться с веткой, и она, держа ее наперевес, поспешила на крик Пеццу.
   Большая Голова ухватился за тонкий конец палки и стал подтягиваться к берегу. Но удав не дремал. В самый последний момент он вынырнул из песка и, схватив человечка, погрузился в свои владения. Лягушонок, не выпуская из лап косичку друга, исчез вместе с ним. Перед Сониным носом успел промелькнуть только змеиный хвост.
   Девочка раздумывала какие-то доли секунды. Боясь навсегда потерять друзей, она уцепилась за него руками, и тоже пропала в песке.
  

ЗМЕИНОЕ ГНЕЗДО

   Соне стало трудно дышать. Глаза, нос, уши -- все забил песок, но девочка крепко держалась за удава, не думая об опасности.
   Вскоре она почувствовала, что змея заползла в какое-то отверстие, и выпустила из рук хвост. Приоткрыв веки, Соня увидела просторную нору с мягким полом из сухих листьев и тускло светящимися потолком и стенами. Это было жилище песчаного удава. Вокруг никого не было.
   -Большая Голова, дядюшка Пеццу, -- тихо прошептала девочка. Но ответа не последовало.
   -Если вы живы, ответьте...
   Соня осторожно пошла в глубь норы, боясь, что ее друзей, может быть, уже нет в живых. Пройдя метров пятнадцать по извилистому ходу, девочка услышала шипение, напоминающий кипящий чайник.
   Удав лежал на пуховой подстилке, обвив своим телом крупные кожистые яйца. Их было не меньше десятка. Змея с нежностью согревала свое будущее потомство, закрыв единственный глаз и с силой выдувая из ноздрей воздух.
   Теперь Соня спокойно могла разглядеть похитителя. Помимо огромного рта с острыми зубами у него были закрученные спиралью рога и длинные лохматые уши.
   Большой Головы и дядюшки Пеццу нигде не было.
   "Куда же они могли деться? -- подумала девочка. -- Неужели чудище их съело?" От этой мысли Соня похолодела. Что будет с ней одной в этой норе, рядом с зубастым удавом? И как вообще можно выбраться отсюда? Эти и другие вопросы не давали покоя. Девочка села на сухие листья и стала обдумывать свое положение.
   Вдруг сверху упал маленький камушек и больно ударил ее по руке. Соня не придала этому значения, лишь потерла ладонью ушибленное место, продолжая смотреть в одну точку. Потом рядом шлепнулся еще комочек земли, а затем еще...
   На потолке, в сетке из толстой паутины, висели Большая Голова и дядюшка Пеццу. Они улыбались и посылали ей знаки приветствия. Поблизости точно в таких же ловушках находились плененные животные: олени, медведи, зайцы, лисы... Кого здесь только не было!
   "Это запасы для будущих песчаных удавчиков, -- догадалась Соня. -- Наверное, они скоро начнут вылупляться из яиц. Если это так, то рано радоваться, нужно скорее спасать друзей. Но как их освободить, чтобы не наделать шума?"
   Необходимо было принимать какое-то решение. И девочка подумала: "Буду ждать. Не все же время удав "насиживает" яйца. Ведь выходит он когда-то из норы, если смог поймать столько пленников".
   Соня оказалась права. Полежав примерно час неподвижно, змея зашевелилась и открыла глаз, потом, перевернув на другой бок кладку и закопав яйца в пух и сухие листья, не торопясь направилась к выходу.
   Девочка прижалась к стене и затаила дыхание. Хищник проскользнул всего в нескольких сантиметрах от нее и ушел в песок.
   И сразу сверху послышался тревожный голос Пеццу:
   -Ну что, уполз?
   -Да.
   -Нам нужна твоя помощь. Сами мы отсюда не выберемся, -- сказал Большая Голова.
   -Я помогу вам, обязательно помогу, -- заверила Соня друзей.
   Она торопливо стала носить камни и складывать их в кучу под тем местом, над которым висела сеть с пленниками.
   -Для чего ты это делаешь? -- спросил лягушонок.
   -Хочу сложить большую горку, влезть на нее и освободить вас.
   -Молодец, -- похвалил человечек.
   -Мне этот план тоже нравится, -- одобрил Сонины действия дядюшка Пеццу.
   Камни были тяжелыми, но девочка, не обращая внимания на усталость, носила и носила их в одно место. Постепенно посередине норы выросла куча высотой почти в ее рост.
   -Попробуй, может, уже хватит, -- посоветовал лягушонок.
   Соня забралась на самый верх, но смогла дотянуться лишь до середины сетки. О том, чтобы разорвать паутину, не могло быть и речи -- для этого она была слишком прочной. Нужно было достать до потолка и попытаться распутать узел.
   -Попробуй вскарабкаться по паутине, как по лестнице, -- предложил Большая Голова. -- Правда, это очень опасно, но так можно выиграть время.
   Девочка ухватилась обеими руками за сеть и, подтянувшись, поставила на нее ноги. Ловушка начала раскачиваться и крутиться в разные стороны. Соне сделалось страшно, но она старалась не смотреть вниз и не думать о плохом, перед ее глазами был только узел.
   -Так, так... молодец... не торопись, -- подбадривал ее человечек.
   -Еще немного, -- шептал Пеццу.
   -Все, дотянулась! -- обрадовалась Соня.
   Она находилась под самым потолком и трогала узел. Теперь оставалось его развязать, но сделать это было ох как не просто. Поначалу ничего не выходило.
   -Мне трудно с этим справиться одной рукой, -- призналась девочка.
   -Давай мы подержим тебя за ноги, -- предложил Большая Голова, -- а ты станешь развязывать узел обеими руками.
   Человечек и дядюшка Пеццу ухватились за сапожки своей приятельницы и крепко прижали их к сетке. У Сони сразу все стало получаться, и через короткое время ее друзья уже были на свободе.
   -Бежим отсюда скорее, -- заторопился лягушонок, оказавшись внизу.
   -А как же звери? -- спросила девочка.
   -Да, надо освободить и их, -- согласился Большая Голова.
   Человечек стал ловко прыгать под потолком с ловушки на ловушку, развязывая и выпуская пленников. Те, оказавшись на земле, подняли такой невообразимый шум и беготню, что спасатели серьезно забеспокоились -- не услышит ли хозяин норы и не вернется ли назад.
   Звери метались, как очумелые, ища выход, но его нигде не было. С одной стороны их ждал тупик, с другой -- песок. Пленники сгрудились на середине норы, с испугом разглядывая путешественников.
   Грациозный олень в панике задел копытом змеиную кладку, и она раскатилась по полу. Из одного яйца послышалось скрежетание, и наружу стал выбираться маленький удавчик. Младенцем его следовало считать только по возрасту, а отнюдь не по размеру. Одна только голова, например, была величиной с ведро, а сам он вытянулся на три-четыре метра.
   Это появление послужило последней каплей, переполнившей клокочущее подземелье. Звери с криком бросились в разные стороны, едва не затоптав своих спасителей, и стали отчаянно рыть землю.
   Везде, где только можно, кипела работа.
   -Мне кажется, Большая Голова поторопился, выпуская всех на свободу, -- потирая ушибленный бок, сказал дядюшка Пеццу.
   -Я так не считаю, -- возразила Соня. -- Разве могли мы оставить этих бедняжек на съедение песчаному удаву?
   Неожиданно маленькому кролику, копавшему в самом верхнем углу, повезло, и он выбрался наружу.
   В нору попал яркий свет.
   Звери тотчас устремились к выходу. Через какое-то мгновение, разрывая и расширяя дыру, все они оказались на свободе.
   -Ура! -- закричали наши друзья и поспешили к отверстию.
  

ОСТАНОВКА НА БЕРЕГУ

   Впереди простиралось озеро Кувшинок. Его черные воды справа омывали высокую гору, слева -- на сколько хватало глаз -- начинались непроходимые топи.
   -Итак, мы у цели, -- констатировал Большая Голова.
   -Куда дальше?
   -Только не на гору, -- предупредил дядюшка Пеццу. -- Там брямки.
   -Точно, -- согласился человечек. -- У нас в Главном Болоте есть даже поговорка -- "Лучше рямки, чем брямки".
   -А кто такие рямки?
   -О, это злые и очень кусачие пиявки.
   -Понятно.
   Соня ненадолго задумалась.
   -Остается одно -- плыть по озеру, -- сказала она.
   -Опять плыть, -- скривился дядюшка Пеццу.
   -Но ты ведь так хотел поплавать! -- удивился Большая Голова.
   -В пещере наплавался досыта...
   Компания подошла к воде, пытаясь найти хоть что-нибудь, на чем можно было бы переплыть на ту сторону озера. Но поблизости ничего подходящего не оказалось. Берег был пуст. Даже деревья, из которых они могли бы построить плот, и те росли очень далеко.
   -А почему озеро носит название "Кувшинок"? -- удивилась Соня. -- Здесь нет ни одного цветка.
   -Говорят, они появляются ночью и с рассветом прячутся под воду, -- пояснил Большая Голова.
   Дядюшка Пеццу проворчал:
   -Надеюсь, мы их не увидим, так как уберемся отсюда еще засветло.
   Но он ошибся. Незаметно прошел день, а путники так и не отыскали, на чем можно было бы преодолеть водную преграду. Наступили сумерки.
   -Нужно позаботиться о ночлеге, -- сказала девочка, -- а то придется сидеть на берегу, у всех на виду.
   И об ужине тоже не мешало бы подумать, -- добавил лягушонок. -- У меня целую вечность во рту ничего не было.
   Собрав в кучу сухие листья и траву, друзья улеглись под ежевичным кустом с пустыми желудками, потому что так и не смогли раздобыть себе поесть.
   -Нам следует быть готовыми ко всяким неожиданностям, -- предупредил Большая Голова. -- Ведь мы находимся в совершенно незнакомом месте: мало ли что может случиться. Я предлагаю установить дежурство, и пока двое спят, третий должен бодрствовать.
   -А кто этот третий? -- спросил дядюшка Пеццу.
   -Давайте начну я, -- предложил человечек.
   -Это ты хорошо придумал, -- одобрил лягушонок и, перевернувшись на другой бок, закрыл глаза.
   Соня быстро уснула. Она так устала, что ей ничего не снилось.
   -Вставайте скорее, вставайте! -- услышала девочка сквозь сон.
   -Что случилось?
   Большая Голова стоял возле спящих и показывал рукой на озеро. Там, в воде, излучая мягкий зеленоватый свет, покачивались прекрасные цветы кувшинок. Их было шесть штук. Но самыми удивительными были листья растений. Огромные, похожие на вытянутые блины, с толстыми, загнутыми вовнутрь стенкам. Они напоминали верткие плоскодонные лодочки.
   -Вот на чем мы поплывем, -- обрадовалась Соня.
   -Конечно! -- весело сказал Большая Голова.
   -Если мы собираемся это сделать, то нужно поторопиться и оторвать листья сейчас, немедленно, ведь с рассветом они исчезнут, -- напомнил дядюшка Пеццу. -- А мне не хочется снова ночевать на берегу.
   -Тогда за дело!
   Человечек раздвинул прибрежную траву руками и, войдя в озеро, стал искать в черной воде стебель, идущий к корню.
   -Нашел, -- обрадовался он и с силой потянул за толстый, сочный отросток. Тот хрустнул и разломился пополам.
   Большая Голова попробовал подтолкнуть лист к берегу, но что-то по-прежнему держало кувшинку.
   -Что там? -- спросил дядюшка Пецпу.
   -Сейчас посмотрю.
   Человечек стал шарить рукой в воде.
   -О! Да тут их несколько... Один плавающий лист имеет пять стеблей. Мне никогда раньше не приходилось встречать ничего подобного.
   Тем же способом Большая Голова переломил остальные отростки и отправил кувшинку к друзьям. Как только она коснулась травы, дядюшка Пеццу решил испытать ее в деле.
   -Превосходно! Лист хорошо плавает.
   -Интересно, а двоих удержит?
   Кувшинка осталась на воде. Только середина слегка прогнулась и наполовину погрузилась в озеро. Однако до загнутого вверх края было еще сантиметров шесть.
   -Большая Голова, сорви еще одну и хва...
   Девочка не успела договорить.
   -Почему это хватит? -- возмутился дядюшка Пеццу. -- А мне что, разве не надо? То не хотели, чтобы у меня был свои летучий мухомор, теперь -- кувшинка. Я так не согласен, хочу тоже иметь "лодочку".
   -Хорошо, хорошо, дружок, -- сказал человечек, -- сорву и тебе.
   Большая Голова так же ловко справился и со вторым листом. А с третьим произошло вот что.
   Дядюшка Пеццу оказался прав, и они не напрасно торопились. Оказалось, что кувшинки появлялись из воды не на всю ночь, как считали путешественники, а B'iero лишь на час. И если бы друзья вовремя не принялись за дело, пришлось бы им ждать следующей ночи или идти в обход -- по земле брямок.
   Но вернемся к Большой Голове. Как только он взялся за третью кувшинку, та стала уходить под воду одновременно с остальными растениями.
   -Скорее! -- закричал лягушонок.
   Человечку пришлось повозиться и вымокнуть до нитки, прежде чем в самый последний момент справиться со злополучным листом.
   -Что нам мешает отправиться в путь прямо сейчас? -- спросила Соня, когда три "лодочки" плавали у берега.
   -Как скажете, -- произнес Большая Голова, -- сейчас так сейчас.
   -Дядюшку Пеццу вы, конечно, не послушаете и все равно поплывете ночью, -- сказал лягушонок и, к удивлению друзей, первым прыгнул в свою кувшинку.
  

НОЖНИЦЫ

   Когда все уселись, Соня скомандовала:
   -Поплыли!
   И три овальных листа отошли от берега, плавно заскользив по черной воде.
   -Вам не кажется, -- спросил лягушонок, -- мы кое-что забыли?
   -А именно?
   -Шесты, весла -- то, чем отталкиваются от воды, или дна.
   -Как же я раньше не подумал об этом, -- хлопнул себя по лбу Большая Голова.
   -Не расстраивайтесь. Посмотрите, у меня очень хорошо получается просто руками, -- сказала девочка.
   Человечек последовал ее примеру и убедился, что если грести по очереди то одной, то другой рукой, кувшинка плывет довольно быстро и держит нужное направление.
   -Вам хорошо, а мне что делать? -- растерялся лягушонок.
   Соня сняла поясок и бросила один конец на листок дядюшки Пеццу.
   -Держи! Привяжи его за край кувшинки, я возьму тебя на буксир.
   -Нет, нет, -- запротестовал Большая Голова, -- если кто и повезет лягушонка, так это я.
   Берег, от которого отошли "лодочки", совсем растворился в темноте. Теперь они находились в черной пустоте без начала и конца. Со всех сторон их окружала мгла. Она была везде -- сверху и снизу, справа и слева, сзади и спереди.
   Друзья перестали переговариваться и затихли. Все взоры были устремлены на маленькие огоньки на том берегу озера, мерцающие тусклым матовым светом. Их заметили еще с вечера, как только стало смеркаться, по всей видимости, это резвились насекомые -- светлячки. Они-то и служили ориентиром.
   -Если мы будем плыть так медленно, -- сказала Соня, -- то лишь к утру доберемся до противоположной стороны.
   -А куда торопиться? -- спросил дядюшка Пеццу. -- Ну, окажемся там немного раньше, все равно придется ждать, пока рассветет. Не пойдем же мы ночью по незнакомой местности?
   -Ты прав, -- согласилась девочка. -- Просто мне очень хочется поскорее вернуться домой...
   Незаметно небо посветлело и превратилось из черного в голубое.
   -Смотрите, -- в который уже раз удивилась Соня, -- опять поменялся сезон! Теперь он голубой. Как быстро в этой стране бежит время. Кажется, только вчера начался зеленый, и вот он уже позади.
   Человечек согласно закивал:
   -Действительно, у нас в Болотной стране нет никакой закономерности. Сколько дней будет длиться сезон, никто не знает. Один раз, например, желтый сезон может тянуться целых пятьдесят дней, а в следующий приход он пролетит всего за пять.
   -Помню, у нас даже был такой случай, -- сказал дядюшка Пеццу -- Утром наступил красный сезон, а вечером его сменил оранжевый.
   -Точно, было такое, когда я был еще маленьким, -- подтвердил Большая Голова.
   За разговором друзья не заметили, как сбились с курса и приблизились к высокой горе, которую омывало озеро своим правым краем.
   -Эй, смотрите, куда это мы плывем, -- заметил лягушонок. -- Надо бы...
   Он замолчал на полуслове, испуганно глядя в воду.
   -Что случилось? -- насторожился человечек.
   Соня наклонилась за борт и тотчас отпрянула -- из черной, мутной воды смотрели подслеповатые глаза здоровенной рыбы. У нее было длинное, вытянутое тело, приплюснутое с обеих сторон. На горбатой спине сидел высокий плавник с зазубринами, а там, где у обычных рыб находятся жабры, торчали крупные человеческие уши.
   -Ой, кто это? -- испуганно вскрикнула девочка.
   -Рыба-ножницы, -- прошептал Большая Голова.
   И правда, вместо носа у чудища, разглядывающего их из глубины, были длинные острые ножницы. Не дав опомниться путешественникам, оно высунуло из воды открытую пасть -- раздался характерный звук режущих ножниц, и половина кувшинки, на которой сидел человечек, как не бывало. Рыба обвила отрезанный кусок длинным, тонким языком и, отправив в рот, с аппетитом зачавкала.
   -Сейчас она съест листья, -- запричитал дядюшка Пеццу, -- а потом возьмется за нас!
   Проглотив свою добычу, рыба вновь показалась возле кувшинки Большой Головы.
   -Прыгай ко мне! -- закричала Соня и протянула руку человечку.
   Она находилась совсем близко от него и поспешила на помощь. Большая Голова взялся за поясок, которым была привязана "лодочка" дядюшки Пеццу и перешагнул на девочкин листок. Тот закачался и почти до самых краев погрузился в воду. Соня и человечек прижались друг к другу и, затаив дыхание, приготовились к худшему.
   -Ух, -- вытерла пот со лба девочка, -- выдержал.
   Кувшинка осталась на плаву.
   Рыба, описав стремительный круг, перерезала ножницами покинутый лист и с удвоенным аппетитом отправила оба большущих куска в рот.
   -Нам нельзя стоять на месте, -- крикнула Соня, -- нужно продолжать движение.
   В таком положении не могло быть и речи о том, чтобы править на другой берег. Главное сейчас -- выбраться на сушу и не оказаться в воде перед зубастой пастью.
   -Гребем к горе, другого выхода у нас нет, -- закричал Большая Голова.
   Он принялся бешено шлепать обеими руками по воде. Отяжелевшая кувшинка стала совершенно неуправляемой. От мощных гребков человечка она крутилась на месте, но почти не двигалась вперед.
   -Смотрите, кажется, рыба уплыла! -- обрадовался дядюшка Пеццу.
   -Я тоже ее больше не вижу, -- сказала Соня, продолжая отчаянно грести к берегу.
   -Рано радуетесь, она может появиться в любую минуту, -- сквозь зубы проговорил человечек.
   Он понемногу приноровился и правил к скале, не забывая следить за черной поверхностью воды.
   -Я думаю, она где-то рядом, -- прошептала Соня.
   -А может, рыба уже наелась и уплыла? Все-таки съела целую кувшинку, -- с надеждой сказал лягушонок.
   Но предчувствие не обмануло девочку. Слева из воды показалась горбатая спина с острым зазубренным плавником и стремительно понеслась на путешественников.
   -Вот она! -- завизжал дядюшка Пеццу.
   Рыба пронеслась мимо, подняв крутую волну, которая чуть не накрыла кувшинку с лягушонком. Развернувшись, она ушла под воду и, вынырнув у самого борта, мгновенно разрезала надвое лист, где были Большая Голова и Соня. Только чудом никто не пострадал.
   Человечек, теряя равновесие, успел перескочить в "лодочку" дядюшки Пеццу. Соня же, беспомощно размахивая руками, спиной упала в черную воду, подняв тучу брызг.
   -Давай скорее сюда! -- закричал лягушонок и, оттолкнувшись от кувшинки, поплыл навстречу девочке.
   Увидев в воде Соню, хищница медленно стала приближаться. Глаза ее заблестели, хвост нервно задергался из стороны в сторону, а из длинной острозубой пасти высунулся красный язык.
   Девочка то ли от страха, то ли машинально поплыла не к кувшинке, а к каменистому берегу. Ее одежда сильно намокла и тянула вниз, горькая, похожая на противное лекарство вода попадала в рот.
   -Соня, куда ты? -- закричал Большая Голова - Вернись, ты же не успеешь доплыть до скалы!
   Но девочка, не обращая внимания на крик человечка, удалялась от листка. За ней, работая всеми четырьмя лапками, несся дядюшка Пеццу. Всегда такой осторожный и предусмотрительный, он на сей раз, казалось, потерял голову и с отчаянным безрассудством бросился на помощь Соне.
   Заметив рыбу, приближающуюся к девочке и лягушонку, Большая Голова сел на колени и поплыл наперерез с невероятной скоростью. Кувшинка летела, словно выпущенная стрела, оставляя за собой белую пену.
   -Ах, так! -- закричал человечек сердито. -- Я тебе сейчас покажу, жалкая селедка, как нападать на моих лучших друзей!
   Чтобы обратить на себя внимание, он стал хлопать ладонями по воде. Но рыба выбрала жертву, ее больше ничто уже не могло увести от девочки: ни оставшаяся половина кувшинки, ни тем более хлопки Большой Головы.
   -Соня, не бойся, -- чтобы как-то поддержать ее, крикнул человечек, -- я тебе помогу!
   В мозгу у Большой Головы созрел дерзкий план, он снял с одной ноги сапог и положил рядом. "Только бы успеть, -- думал человечек, -- только бы оказаться между ними".
   Рыба была уже совсем близко от Сони и, открыв рот, готовилась сомкнуть ужасные челюсти.
   Человечек обомлел.
   В это время дядюшка Пеццу, храбро квакнув, нырнул под воду. Подплыв к рыбе, он со всей силы укусил её в бровь, заставив ту бешено крутиться волчком от боли.
   Необходимое время было получено -- Большая Голова оказался между девочкой и хищницей. Лишь только рыба, зеленея от злости, высунула морду из воды, человечек размахнулся и что было силы треснул ее сапогом по уху. Раздался шлепок, напоминающий сильную пощечину, и подводный пират, делая неуверенные движения, остановился на месте. Удар оказался таким сильным, что рыба с трудом держала спинной плавник вертикально, время от времени ложась на бок, показывая желтое беззащитное брюхо.
   -Здорово ты ее, -- похвалил дядюшка Пеццу.
   Он перевернулся на спину и неторопливо подплыл к кувшинке. Большая Голова помог забраться лягушонку в "лодочку" и поискал глазами Соню. Та уже выбиралась на узкую полоску суши и смотрела на друзей, пытаясь изобразить на лице подобие улыбки.
  

РЫБАЛКА

   Оказавшись на берегу, девочка стала выжимать одежду. Сняв сапожки, чтобы вылить воду, Соня обнаружила в одном из них небольшую рыбку, похожую на карася. Еще несколько таких же рыбок девочка достала из-за пазухи. Упав на камни, "карасики" спокойно лежали и не подавали никаких признаков жизни.
   -Пеццу, пожалуйста, брось их в воду, а то они погибнут, -- попросила Соня.
   Лягушонок подошел и взял одну за хвост.
   -Ой, что это?!
   -В чем дело? -- спросил Большая Голова.
   -Она вареная!
   Дядюшка Пеццу, сидя на корточках, тыкал пальцем "карасика".
   -О чем ты говоришь! Рыба только что плавала, а иначе как она могла попасть в сапог?
   -Посмотрите сами, если не верите, -- обиделся лягушонок.
   Соня наклонилась и взяла "карасика" в руки. От него исходил приятный аромат вареной рыбы.
   -Невероятно...
   Рыба была так хорошо сварена, что стала разваливаться. Из трещины на спине шел пар и виднелось белое мясо. "Карасика" будто только что вытащили из кастрюли.
   -Ха, а эта жареная! -- послышался веселый голос дядюшки Пеццу.
   Лягушонок рассматривал другую рыбу, похожую на щуку. На боках у нее виднелась румяная поджаристая корочка. Она издавала такой знакомый запах, который вряд ли спутаешь с другим.
   -Какая вкусная...
   Дядюшка Пеццу откусил кусочек, закрыл глаза от удовольствия и, качая головой, протянул рыбку товарищам.
   -Попробуйте, очень вкусно.
   Путешественники давно уже ничего не ели и сильно проголодались. Поэтому Большую Голову не пришлось долго уговаривать, он взял в руки половину "щуки" и с аппетитом стал есть.
   -Я никогда не ел ничего подобного, -- признался он.
   -Но как вообще это может быть?! -- все еще не решаясь притронуться к кушанью, спросила Соня.
   -Чего только не бывает у нас в Болотной стране, -- важно произнес дядюшка Пеццу, продолжая жадно уплетать рыбу.
   Соня последовала примеру друзей и осторожно откусила кусочек, боясь, что "карасик" вот-вот забьется у нее в руках, потом смелее. Так девочка с удовольствием съела всю рыбу.
   -Славно позавтракали, -- сказал дядюшка Пеццу, поглаживая свой животик.
   -Не мешало бы взять с собой, про запас, этого жаркого, -- мечтательно проговорил Большая Голова.
   -А что нам мешает сделать это? -- спросила Соня. -- Если надо, давайте наловим.
   -Интересно, чем вы собираетесь ловить, если у нас нет ни удочки, ни сети? -- усмехнулся дядюшка Пеццу. -- Может, руками или сапогами.
   -Есть идея, -- Соня встала и пошла по берегу, -- смотрите сюда.
   Пройдя метра четыре, девочка подошла к небольшому непрозрачному ручью, впадающему в озеро. Он бежал прямо из горы и был желтого цвета. Вода в нем будто кипела от резвящейся и играющей рыбы. Она выпгрыгивала вверх, делая в воздухе замысловатые перевороты и поблескивая чешуей.
   -Как ее здесь много! -- удивился Большая Голова.
   -И вся вареная или жареная, -- добавил дядюшка Пеццу. -- Только вот как мы ее достанем отсюда?
   -Мой дедушка Федя сделал бы так: взял камни или прутья и перегородил бы ручей, -- начала объяснять Соня.
   Она рассказала, как однажды они оказались в лесу без еды и дедушка таким же способом наловил рыбы и накормил ее и младшего брата Лёвушку.
   Поняв, что от них требуется, Большая Голова и дядюшка Пеццу стали носить камни и бросать на берегу. Соня брала их и плотно укладывала один к другому, как будто собиралась делать мостик через ручей.
   Минут через двадцать запруда была готова.
   Желтая вода свободно убегала в озеро, минуя камни, через небольшие отверстия и щели, оставшиеся между ними. Рыба же, натыкаясь на плотину, останавливалась и стояла на месте или плавала назад и вперед, ища выход.
   -И что теперь? -- Дядюшка Пеццу устало опустился на песок.
   -Пусть Большая Голова зайдет вверх по ручьюи пойдет вниз по воде прямо на нашу постройку, а мы с тобой встанем на камни и будем хватать и выбрасывать рыбу на берег.
   -А что, мне это нравится, -- похвалил девочку лягушонок.
   -Тогда за дело!
   Когда человечек пошел к плотине, у ее основания скопилось такое количество испуганной рыбы, что она, волнуясь, стала перескакивать через запруду. Один довольно крупный "карасик" чуть даже не столкнул дядюшку Пеццу в ручей, когда, прыгая через камни, ударился о лягушонка.
   -А-а-а! -- закричал Пеццу и, замахав лапками, ухватился за Сонину руку.
   Но дядюшке Пеццу все-таки не удалось избежать купания. Выбрав в воде большущую, не по своим силам добычу, он схватил ее за хвост и стал тянуть наверх. Борьба была неравной -- "карась" ударил хвостом по воде и, подняв желтые брызги, нырнул в ручей, уронив заодно и лягушонка.
   Когда на песке валялось уже изрядное количество вареной и жареной рыбы, друзья перестали ловить и собрали ее в мешок. Потом разбросали в разные стороны перегородившие ручей камни и освободили ему путь к озеру.
  

ВЫСОКАЯ ГОРА

   Можно было продолжать путь, но перед путешественниками, в который уже раз, встал вопрос: "В какую сторону?" Конечно, лучше всего было бы попытаться переплыть на тот берег и следовать по ровной безопасной дороге. Но на чем? Ждать ночи и вновь отправляться в плавание на кувшинках? Однако одно лишь упоминание о Рыбе-ножницы делало этот вариант неприемлемым.
   -Вы как хотите, -- сразу предупредил дядюшка Пеццу. -- а я больше не поплыву через озеро Кувшинок.
   -Тогда остается идти вдоль берега, -- заметила Соня.
   -Ну почему же? Есть еще один путь, -- сказал Большая Голова.
   -Это какой?
   -Попытаться перебраться через эту гору, -- человечек показал наверх.
   -Да ты посмотри, какая она крутая и высокая! Даже упирается макушкой в небо. На такую нам никогда не забраться.
   Посовещавшись, искатели приключений решили идти по берегу озера, к немалому удовольствию дядюшки Пеццу. Он занял привычное место и, закрыв глаза, приготовился дремать на макушке друга. Но, пройдя примерно пятьсот метров, процессии пришлось остановиться -- им преградила путь все та же гора. Приблизившись к самому берегу, она круто уходила в черную глубину озера. Для того чтобы преодолеть препятствие, необходимо было лезть в воду и плыть неизвестно сколько, рискуя угодить на обед к Рыбе-ножницы.
   -Придется ждать ночи и рвать кувшинки, -- сказала Соня.
   -Только не это! -- не согласился дядюшка Пеццу.
   -Похоже, нам не миновать горы и никуда от этого деться, -- сделал вывод Большая Голова. -- Но, я думаю, мы справимся и с этой задачей.
   Путешественники отправились назад, внимательно оглядывая скалу, пытаясь отыскать наиболее пологое место. Огромные, гладкие камни, почти не имевшие трещин, заметно поубавили уверенности у Большой Головы.
   -Может, Соня права и нам стоит дождаться ночи, -- вслух размышлял он.
   -Жалко, что у нас нет веревки, -- пристально глядя вверх, сказала девочка.
   Дядюшка Пеццу сел на камень, он не принимал участия в разговоре, лишь махнул равнодушно лапкой, как бы говоря: "Поступайте, как считаете нужным, мне все равно".
   Соня что-то заметила и все более пристально стала вглядываться в утес, переходя с одного места на другое.
   -Смотрите, -- наконец сказала она, -- мне кажется, там есть какая-то тропинка.
   -Где?
   -Вон там, вдоль красного камня, она начинается примерно в двух метрах от земли.
   -Теперь и я её вижу, -- признался Большая Голова, веселея. -- Если это на самом деле тропинка, по ней и отправимся дальше.
   -Как легко вы принимаете решения, -- возмутился дядюшка Пеццу. -- Даже не спросили себя, чья она может быть?
   -И чья же она, по-твоему?
   -Чья, чья: брямок!
   -Брямок? -- насторожился человечек. -- Об этом я как-то не подумал.
   -Почему обязательно брямок? -- удивилась Соня.
   -А кто еще кроме них живет на горе? -- спросил лягушонок.
   -Действительно, дядюшка Пеццу прав. Там живут только они, -- подтвердил человечек.
   -Даже если это и так, может, мы с ними не встретимся.
   -Если есть тропинка, значит, брямки должны по ней ходить, -- уверенно сказал лягушонок.
   И все же друзья решили идти, а вернее, забраться на гору. Подойдя к красноватому камню, человечек подпрыгнул и ухватился за небольшой, еле заметный выступ. Потом подтянулся и, встав на узенькую площадку, подал руку и помог залезть дядюшке Пеццу и Соне.
   -Посмотрите, как она утоптана, -- сказал лягушонок, рассматривая тропинку, -- чтобы этого добиться, надо пройти по ней не одну тысячу раз.
   -Да перестань, Пеццу, лучше иди ко мне.
   Большая Голова взял лягушонка на руки и посадил к себе на макушку. Он пошел первым, за ним, стараясь прижиматься как можно плотнее к скале, последовала девочка.
   Идти приходилось медленно, тщательно выбирая, куда поставить ногу, за что ухватиться рукой. Это была нелегкая задача. Положение осложнялось еще и тем, что многие камни стали скользкими из-за "плачущего" мха фиолетового цвета. Такого нитевидного, стелющегося по камням растения без листьев, с ярко-желтыми цветами. Стоило только кому-нибудь дотронуться до них рукой, как из цветов сейчас же с тихим стоном брызгала липкая жидкость. Она очень походила на смородиновое варенье, только имела неприятный запах, от которого сильно щипало глаза и лились слезы.
   -Я давно так не плакала, -- призналась Соня. -- Слезы просто сами льются из глаз, помимо моей воли.
   -А я давно так не пачкался, -- сказал Большая Голова, пытаясь вытереть руку о скалу.
   Жидкость была такой липкой и клейкой, что ему с трудом удавалось раздвинуть пальцы.
   -Вот наказание! -- сердился человечек.
   Зато дядюшка Пеццу не испытывал никаких неудобств, если не считать того, что ему необходимо было крепко держаться за косичку своего друга.
   Путники приближались к вершине, и тропинка, повернув налево, стала спускаться вниз.
   -Я думал, мы будем все время подниматься и, в конце концов, упремся головой в небо, -- попробовал пошутить дядюшка Пеццу.
   -Может, хоть там не было бы этого "плачущего" мха, -- улыбнулся Большая Голова.
   Ему здорово доставалось от растений. Он шел первым и вольно или невольно заставлял ярко-желтые цветы растрачивать на него липкое "смородиновое варенье". Соне, идущей следом, удавалось почти не пачкаться, так как мох не успевал накапливать сок.
   Сделав несколько поворотов и обогнув утес, дорожка привела друзей к ровной прямоугольной площадке, выложенной разноцветной плиткой, в центре которой имелось углубление со следами костра, а рядом находилось изображение перекрещивающихся топоров с замысловатым растительным орнаментом по краям.
   Путешественники стояли и молча смотрели, в глазах у них появилась тревога. Их взгляды устремились не на обгоревшие головешки, не на напольные рисунки и даже не на открывающийся с высоты великолепный вид на озеро Кувшинок. Нет, взоры были направлены к круглому тоннелю в стене, ведущему на ту сторону скалы.
  

БРЯМКИ

   Соня заглянула в тоннель и увидела свет, макушки деревьев, траву. Пройдя по коридору каких-то десять-пятнадцать метров, можно было оказаться на другой стороне горы.
   -Ты что-нибудь видишь? -- спросил дядюшка Пеццу.
   -Ничего особенного.
   0x08 graphic
-Что-нибудь слышишь?
   -Нет, все спокойно.
   -Тогда пойдем, чего зря время терять, -- предложил человечек.
   Он нагнулся и первым пролез в отверстие.
   Чтобы идти по проходу, не задев головами потолок, путешественникам необходимо было согнуться. Коридор имел форму трубы, поэтому и стены и пол были круглыми. И не просто круглыми, а отполированными так тщательно, что стали зеркальными.
   Из-за вогнутой поверхности тоннеля отражения друзей принимали немыслимый и смешной вид. Если бы не постоянная тревога и ожидание чего-то плохого, Соня с удовольствием постояла бы здесь и построила рожицы.
   Даже дядюшка Пеццу и тот заметил:
   -Какой я толстый и коротконогий! Не хочешь, а улыбнешься.
   -Эти брямки не такого большого роста, как я думала, -- сказала Соня, в очередной раз задев головой потолок. -- Даже меньше меня.
   -Причем здесь это? -- удивился дядюшка Пеццу
-- Ты можешь быть высоким, и даже очень, но окажешься совершенно беззащитным перед небольшим хищником с острыми зубами и когтями.
   -Неужели они такие страшные?
   -Не знаю, брямок мало кто видел, а если и видел то уже никому не мог рассказать об этом.
   Подойдя к выходу, друзья остановились, переминаясь с ноги на ногу. Выглянув наружу, они заметили пологий склон с редкими, но невероятно толстыми деревьями. Их стволы были такой удивительной величины, что потребовалось бы не меньше десятка взрослых мужчин чтобы они смогли обхватить какой-нибудь из них.
   Приземистые деревья стояли сплошь покрытые шероховатой корой серебристого цвета с острыми, спиралевидными шипами. Короткие лентообразные ветки оканчивались длинными, скрученными в трубочку ажурными листьями. А над кроной светился слабый фиолетовый дымок. И это все были чьи-то домики, потому что в стволах от земли до макушек виднелись двери, окна, балкончики и террасы. Где только можно валялись разбросанные кости животных и рыб. Среди них путешественники без труда узнали останки Рыбы-ножницы.
   -Теперь понятно, для чего брямкам тропинка к озеру Кувшинок, -- прошептала Соня.
   -Да, они ходят по ней на рыбалку, -- так же тихо сказал Большая Голова.
   -Я думаю, нам стоит вернуться назад, -- подал голос дядюшка Пеццу.
   -Только не это, -- запротестовал человечек, -- чтобы опять перепачкаться "смородиновым вареньем"?
   -Нужно попробовать пройти мимо домиков незамеченными и спуститься с горы, -- сказала Соня.
   Девочка выглянула из тоннеля и долго смотрела по сторонам.
   -Все тихо, -- наконец сказала она. -- Мне кажется брямок здесь нет. По всей вероятности, они ушли куда-то.
Давайте поторопимся, пока в лагере спокойно. Предлагаю обойти деревья с правой стороны и спускаться вон к тому густому кустарнику. А там рукой подать до равнины.
   -Я не против, -- нехотя согласился дядюшка Пеццу. -- Только будьте, пожалуйста, очень внимательными, не наделайте шума.
   Человечек нагнулся и пошел первым, осторожно ступая по земле, держа на макушке лягушонка. Покрутив головой и убедившись, что поблизости никого нет, он бегом добрался до большого белого черепа Рыбы-ножницы и укрылся за ним. Потом помахал рукой, приглашая Соню последовать его примеру.
   Вскоре таким же образом девочка добралась до своих друзей и улеглась рядом с ними на траву, прислушиваясь к бешено бьющемуся сердцу.
   -Кажется, все тихо, -- прошептала она.
   Но Большая Голова ее не слышал, он уже бесшумно крался дальше, внимательно глядя по сторонам.
   "Только бы ничего не случилось, только бы мы прошли незамеченными", -- думала девочка.
   Пробежав согнувшись до большого котла с красными ручками, человечек наступил на что-то мягкое и упругое, сильно уколов ногу. Тихо вскрикнув, он опустился на грязную шкуру, валявшуюся у его ног. И сейчас же раздался дикий крик лохматого существа невообразимого вида, вылезшего из-под нее.
   Отскочив в сторону, Большая Голова упал на спину и уставился на кричащего. В тот же миг отовсюду послышались тревожные скрипы и хлопки открывающихся окон и дверей, и на поляну со свистом стали выскакивать брямки.
   Ну и вид у них был!!!
   На головах дыбом стояли жесткие коричневые волосы. Подбородок обрамляла почти такая же лохматая борода, ровно подрезанная чуть ниже груди. На том месте, где должны были быть уши, красовались круглые, а скорее, шарообразные глаза величиной с яблоко. Нос напоминал обломанный сучок, а рот протянулся от одного до другого глаза. Вся спина и шея были сплошь покрыты длинными, как у дикобраза, иголками, которые то поднимались торчком, то опускались, прижимаясь к спине.
   Кожа лица и непокрытые колючками части тела имели слегка зеленоватый цвет. На ногах, а вернее, на пятках у всех существ имелись металлические подковки, которые оставляли следы на мягкой земле.
   Соня сидела за останками рыбы и хорошо видела, как трое брямок, подбежав к Большой Голове и дядюшке Пеццу, навалились на человечка и стали его связывать. На лягушонка никто из них не обратил ни малейшего внимания. Если не считать, что одно лохматое существо отшвырнуло дядюшку Пеццу ногой в сторону.
   Самое удивительное, что девочка хорошо понимала язык брямок. Каждое произнесенное ими слово доходило до ее сознания, несмотря на то, что при разговоре никто из брямок ни разу не открыл рот.
   "Неужели они умеют передавать свои мысли на расстоянии? -- удивилась Соня. -- Если это так, то долго мне здесь не просидеть -- они услышат мой внутренний голос и найдут".
   И как будто в подтверждение своего предположения девочка ясно "услышала" беззвучный разговор брямок:
   -"Он здесь не один".
   -"Мне тоже так кажется".
   -"Лягушку я не считаю".
   -"Да, конечно... Но кто-то сидит рядом и наблюдает за нами... Эй, стража! Обыскать всю деревню!"
   И все это без единого звука!
   Брямки, услышав команду старшего, бросились врассыпную и стали осматривать поляну. Не прошло и минуты, как Соня разделила участь Большой Головы. Сидя рядом с ним на траве, она читала мысли захватчиков.
   -"Неплохие будут рабы".
   -"Да, давно нам так не везло, как сегодня".
   -"Я хочу их послать долбить дупло в молодом дереве, а то работа там идет слишком медленно".
   -"Согласен. А куда мы денем ручную лягушку, что была с ними?"
   Один из "говоривших" подошел к дядюшке Пеццу и ткнул его палкой.
   -"Может, привязать на веревочку возле двери и пусть себе квакает на всех -- охраняет припасы кореньев вонючего дерева".
   Другой "говорящий" скорчил отвратительную гримасу и, сплюнув сквозь зубы, "произнес":
   -"Она такая безобразная, что вызывает у меня отвращение. Лучше кинем ее вниз со скалы".
   -"Так и сделаем".
   Двое брямок грубо схватили дядюшку Пеццу за задние лапки и потащили к тоннелю.
  

ЖЕЛЕ

   Соню и Большую Голову под охраной четырех брямок отвели в тесное дупло с толстой, плотно закрывающейся дверью. В нем было всего одно-единственное окошечко, и такое маленькое, что с трудом можно было просунуть руку.
   -Где-то сейчас наш бедный Пеццу? -- печально сказала Соня.
   -Они хотели сбросить его в озеро.
   -Только бы он не упал на камни и не разбился.
   -Не беспокойся. Мой друг очень ловкий и умеет выходить победителем из любых ситуаций.
   Девочка села на травяную подстилку, с трудом сдерживая слезы.
   -Что с нами будет? -- спросила она. -- Нам отсюда никогда не выбраться.
   -Не стоит расстраиваться раньше времени. Мы живы. Надеюсь, жив и дядюшка Пеццу, а это главное. Ты со мной согласна?
   -Согласна, -- не очень уверенно произнесла Соня.
А тем временем двое брямок, раскачав как следует лягушонка, бросили его вниз.
   Площадка, с которой полетел дядюшка Пеццу, находилась так высоко над озером, что, падая, он успел несколько раз испугаться и попрощаться с жизнью. Сначала лягушонок закрыл глаза и приготовился к смерти, потом ему стало себя жалко и он начал управлять полетом, перевернувшись вниз животом и работая лапками, как крыльями. Таким образом дядюшке Пеццу удалось избежать падения на камни и благополучно приводниться в озеро Кувшинок.
   Первые секунды, оказавшись в черной воде, лягушонок испытал неописуемое блаженство и радость жизни. Потом вдруг он вспомнил о Рыбе-ножницы, и ужас вновь охватил его. С невероятной скоростью дядюшка Пеццу заработал всеми четырьмя лапами. Взбив пену и приподнявшись над поверхностью, как моторная лодка, он чуть ли не бегом выбрался на берег.
   -"Ну, вот и славно, -- подумал лягушонок, -- полдела сделано -- я на свободе!"
   Оглядевшись, Соня заметила сидящего в противоположном углу хрупкого, почти прозрачного человечка с большими голубыми глазами. Золотые вьющиеся кудри красивыми локонами ниспадали на его плечи, бросая зайчики на бледно-матовое лицо незнакомца.
   -Кто вы? -- спросила Соня.
   -Меня зовут Желе, я житель Небесного замка и такой же пленник, как и вы.
   -А как ты сюда попал? -- спросил Большая Голова.
   -О, это долгая история!
   -И давно ты здесь?
   -Почти три сезона. Но силы мои на исходе, и скоро меня не станет.
   -Как это не станет? -- не поняла девочка.
   -Разве вы еще не догадались, куда попали?! -- удивился Желе.
   -Нет, -- искренне ответила Соня.
   -Вы стали пленниками брямок, а они людоеды.
   -Какой ужас!!! -- испугалась девочка.
   -А когда они нас собираются съесть? -- Большая Голова подошел к двери и попробовал ее на прочность.
   -Все зависит от вас. Вначале жертва, как только попадает в плен, становится рабом. Она выполняет самую тяжелую работу. Потом, когда силы бедняги иссякают, ее съедают. Вы, наверное, заметили здоровенный котел с красными ручками, что лежит на поляне.
   -Да.
   -Так вот, он для этого и предназначен.
   -Но неужели ничего нельзя сделать!? -- почти закричала Соня.
   И сразу из-за толстой двери послышался грозный голос часового:
   -Ну-ка, вы там, прекратите шуметь!
   Желе печально опустил голову и шепотом сказал:
   -Вы сами убедились, нас хорошо охраняют. Даже во время работы рядом всегда будут находиться брямки. Они следуют буквально по пятам и никого не выпускают из виду.
   Соня, что-то вспомнив, тотчас зажала ладонью рот, сделав круглые испуганные глаза.
   -Что с тобой? -- удивился Большая Голова.
   Девочка не ответила. Только приложила палец к губам, как бы говоря всем своим видом: "Тише, молчите!"
   -Но почему? -- не понял человечек.
   Соня шлепнула себя по лбу.
   -Да потому, что они читают наши мысли! Как мы могли об этом забыть.
   Желе рассмеялся.
   -Как, разве не так? -- удивилась девочка.
   -Не совсем так, Брямки действительно могут читать мысли на расстоянии и так же переговариваться друг с другом. Но делают они это во время опасности, охоты, рыбалки. Или, например, когда идет война. В остальное время брямки, как и мы, разговаривают при помощи языка и не понимают чужих мыслей.
   -А как узнать, когда они нас "подслушивают", а когда нет?
   -О, это очень просто. Вы хорошо помните, что представляет из себя нос у брямок?
   -Да, он похож на сломанный сучок коричневого цвета.
   -Все верно. Именно так нос выглядит, когда брямки "переговариваются" на расстоянии. В остальное время он болтается как тряпка красного цвета.
   -Значит, мы можем совершенно свободно думать и тихо переговариваться, -- обрадовалась девочка.
   -Конечно, -- подтвердил Желе.
   -В таком случае, мы обязательно убежим отсюда!
Соня подошла к Большой Голове.
   -Ведь, правда же, мы убежим отсюда?
   -Обязательно убежим, -- подтвердил человечек. -- И поможет нам в этом дядюшка Пеццу.
  

УТРОМ СЛЕДУЮЩЕГО ДНЯ

   На другой день, рано утром, дверь со скрипом отворилась и на пороге появились четверо брямок. Один из них явно был старшим. Он громко отдавал распоряжения, не церемонясь отпуская соплеменникам подзатыльники, а бедного Желе пнул ногой, когда подходил к пеньку, заменяющему узникам стол.
   -Накормить их, да побыстрее, а потом отправить на работу!
   -Куда прикажете?
   -На дерево моей дочери. Пусть сделают дупло побольше -- у нее скоро родится наследник.
   Направляясь к двери, командир еще раз ткнул Желе ногой и, напевая ужасно немелодичную песню, ушел.
   Один из стражников, держащий в руках две кастрюльки, поставленные одна на другую, подошел к пеньку и оставил их на нем. Повернувшись, он сделал было несколько шагов в сторону, но вдруг остановился и быстро, почти бегом, возвратился назад. Открыв крышку верхней кастрюльки, брямка запустил туда грязную лохматую руку и вытащил полную горсть толстых белых "макарон". Потом жадно, почти не жуя, проглотил еду и, не обращая внимания на пленников, вышел вон.
   -Что это нам принесли? -- спросила Соня.
   -Завтрак.
   -О, я так проголодалась, что могу съесть все что угодно, -- сказала девочка и поспешила к пеньку.
   Что угодно, но только не это, -- спокойно произнес Желе, оставаясь на месте.
   -Почему? Я видела, стражник ел макароны, мне они нравятся, и бабушка часто варила их нам с братом.
   -Макароны и я ем, -- сказал Желе, -- но это не они.
Соня, ничего не понимая, посмотрела на Желе.
   -Открой крышку и убедись сама.
   Девочка заглянула в кастрюльку и увидела крупных, жирных гусениц. Именно их Соня и приняла за макароны. Гусеницы заполняли почти всю посудину, беспомощно шевелясь и переваливаясь с одного бока на другой, они выделяли капельки густого, тягучего вещества зеленоватого цвета, от которого шел неприятный запах гнилого мяса.
   -Что там? -- спросил Большая Голова.
   -Гусеницы.
   -Бр-р-р! Жаль, что с нами нет дядюшки Пеццу, ему бы этот завтрак пришелся по вкусу.
   -А что в другой кастрюльке?
   -В ней обычно приносят коренья местного кустарника Чику. Их можно жевать, и они не противны на вкус. Когда очень хочется есть, я так и делаю, но потом ужасно мучает жажда.
   -А воды-то как раз и не принесли, -- заметил человечек. -- Наверное, забыли.
   -Нет. Нас напоят лишь за обедом, -- объяснил Желе. -- Поэтому я предпочитаю не есть утром даже эти коренья.
   -Но чем же тогда ты питаешься?
   -Цветочной пыльцой, диким медом, сладкими стебельками трав, плодами деревьев, всем тем, что вызывает отвращение у брямок.
   -Это намного приятнее сегодняшнего угощения, -- согласилась Соня.
   -Мне тоже так кажется, -- сказал Большая Голова. -- А то я уж испугался, подумал, что придется привыкать к местной пище.
   И все -- Желе, Соня и человечек -- рассмеялись, впервые за время, проведенное в заточении.
   Из-за двери вновь послышался грозный окрик часового:
   -Прекратить шум!
   Он заглянул в тюрьму и приказал выходить на работу.
   Сопровождаемые стражниками, пленники направились к дереву, где им предстояло трудиться весь день, расширяя дупло для дочери местного начальника.
   А что же дядюшка Пеццу?
   Выбравшись из воды, лягушонок знакомым путем добрался до площадки с зеркальным тоннелем. По нему пробрался в лагерь брямок и затаился там, ожидая случая, чтобы встретиться со своими друзьями. Он понимал, что их спасение в его руках, а вернее, лапах.
   Просидев целую ночь на окраине поляны, дядюшка Пеццу не знал, что его друзья находятся рядом, а то бы еще вечером предпринял попытку пробраться в тюрьму.
   И хорошо, что не знал, -- неизвестно, чем бы все это могло закончиться. Ведь мы-то с вами понимаем, пленников охраняло сразу несколько хорошо вооруженных брямок, и они могли поймать дядюшку Пеццу, а это означало бы конец всем надеждам на спасение наших знакомых: второй раз лягушонка бы не выпустили.
   Дерево, куда привели Соню, Большую Голову и Желе, оказалось еще совсем молодым и было прочным, как железо.
   -Я здесь уже немного работал, -- сообщил Желе, -- а потом меня перевели на шахту. Если бы этого не случилось, мы с вами вряд ли когда встретились.
   -Неужели такая трудная работа? -- удивилась Соня.
   -Трудная и очень вредная для здоровья. Брямки сами никогда не делают свои дупла, потому что хорошо знают об этом. Правда, иногда, но это случается редко,
они заставляют заниматься этим своих провинившихся соплеменников.
   -А что так сильно вредит здоровью? -- Большая Голова остановился.
   -Скоро узнаете. Эти деревья называются Сонными.
  

ОПАСНАЯ РАБОТА

   Забравшись внутрь дерева, человечек и Желе получили от охранников по молотку и долоту, а Соне дали Деревянную лопатку и ведерко.
   Закрыв вход в дупло, стражники развалились на траве, приказав работать не покладая рук.
   -Если мы услышим тишину, то все без исключения получат по пять плетей!
   Оставшись одни, пленники стали тихо переговариваться. Желе сказал:
   -Теперь о главном. Смотрите сюда.
   Он приставил долото к стене и сильно ударил по нему молотком. Из образовавшегося отверстия вырвалось облачко розового тумана.
   -Что это? -- спросила Соня.
   -Вот этот едкий газ и отбивает у человека всякое стремление к жизни: еде, питью, отдыху. Постепенно пропадает память, исчезает воля, желание убежать от сюда. И пленник превращается в глупое, послушное животное.
   -Но это же ужасно, -- возмутилась девочка, -- как они могут так поступать!
   -Поэтому мы должны быть хитрее их, -- сказал Желе.
   -Ты что-то придумал? -- спросил Большая Голова.
   -Теперь, когда нас трое, мы легко проведем наших мучителей.
   -Каким образом?
   -Главное, чтобы брямки считали, что мы работаем, -- объяснил Желе. -- Один из нас всегда должен стучать молотком по дереву.
   -Думаю, это будет несложно, -- сказал Большая Голова и начал колотить по полу.
   -Когда нас было много, -- продолжал Желе, -- мы всегда так поступали, чтобы подольше оставаться живыми.
   -Бедняга, -- пожалела его Соня, -- сколько вам пришлось пережить.
   Желе с благодарностью посмотрел на девочку:
   -На втором этаже уже вырублена одна кровать. Иди и отдохни, а то ты почти не спала этой ночью.
   Поднявшись наверх, девочка легла и попыталась уснуть, но сон никак не приходил. Вместо этого она в который уже раз вспомнила дом, родных, близких, друзей и знакомых. И ей стало очень грустно. Найдет ли она Траву Радости и Горана? Лежа в дупле, трудно было в это поверить.
   Большая Голова сидел рядом и монотонно стучал молотком по полу, неторопливо разговаривая с Желе:
   -А почему внутри так светло, ведь ни одного окошка здесь нет?
   -Это свойство Сонного дерева. Оно пропускает свет сквозь кору и древесину.
   -Как здорово.
   -Да. Если на улице ночь, то и в дупле темно, если наступает день -- становится так же светло, как и снаружи.
   -Тогда не совсем понятно, зачем брямкам окна?
   -Все очень просто: чтобы видеть, что делается на поляне. И самое главное, проветривать помещение. Если этого не делать каждый день, можно отравиться розовым туманом.
   -Тише! -- Желе сделал знак рукой.
   Внизу послышался скрип, и на первом этаже отворилась входная дверь. Ступеньки застонали под тяжестью поднимающегося брямки.
   -Тревога, -- прошептал Желе, -- все по местам!
Снизу послышался грозный окрик:
   -Прекратить работу!
   Соня тотчас встала с кровати и зачерпнула полное ведерко мягкой, шелковистой стружки, лежащей в углу. Это было сделано для того, чтобы брямка подумал, будто она работала.
   Стуча железными подковками, на второй этаж поднялся уже знакомый нашим друзьям старший брямка. Именно для его дочери расширяли дупло пленники.
   Ни слова не говоря, "посетитель" подошел к девочке и почти вырвал у нее из рук ведро. Потом пересыпал стружку в принесенную с собой кастрюлю и, развернувшись на пятках, пошел к выходу.
   Когда он был уже на первом этаже, до пленников вновь донесся грозный голос;
   -Чего отдыхаете, лодыри? Быстро за работу!
   Большая Голова и Желе, повинуясь приказу, враз застучали молотками.
   -Зачем ему ядовитые стружки? -- Соня отбросила ведро в сторону и села на кровать.
   -Я сам этого не видел, но мои учителя из Небесного замка говорили, что, подмешивая стружку в питье, не сколько главных брямок заставляют свой народ беспрекословно повиноваться им.
   -Но так они могут превратить всех в глупцов, -- удивилась Соня.
   -Добавляют небольшое количество Сонного дерева.
Это делает жителей равнодушными ко всему происходящему в их племени и очень злыми и жестокими по отношению к соседям. А еще стружку бросают в огонь во время праздничных ритуалов. Дым от нее затуманивает голову,
и все начинают визжать, смеяться, скакать, не контролируя своих поступков. Если же в костер насыпать много стружки, то те, кто находится рядом, сразу засыпают.
   Подошло время обедать, и пленников вывели на прогулку. Их связали одной веревкой за ноги и разрешили походить по цветочной поляне.
   Трое из охранявших стражников отправились к костру, где собрались почти все брямки. Там готовилась какая-то похлебка. На сложенном из камней очаге стоял большой котел с четырьмя ручками, в нем что-то шипело и булькало. И от этого варева на многие метры вокруг распространялся запах кипяченого белья. "Такой дух обычно бывает в прачечных, -- подумала Соня, -- или дома, когда мама стирает".
   -Они что, кипятят свою грязную одежду? -- спросила девочка.
   -Нет, варят суп, -- Желе скривил губы. -- Хотя насчет одежды ты угадала. Для этого супа берется самая старая, самая рваная и нечистая шкура и кладется в котел. Из нее приготавливают крутой бульон, потом туда добавляют рыбу, гусениц, жуков, корешки и стружку Сонного дерева.
   -Фу, какая гадость, -- сплюнул Большая Голова. -- Надеюсь нас не станут угощать этим варевом.
   -Ишь чего захотел, в обед нам положена простая ключевая вода.
   -А где вкусные сладкие корешки, цветочная пыльца, мед -- все то, чем вы питаетесь? -- спросила Соня Желе.
   Связанные пленники с трудом передвигались по поляне.
   -Потерпи немного, мы почти пришли. Еще несколько шагов и... и вот смотри, что нам приготовили пчелы.
   Желе протянул руку к небольшому пеньку и засунул в трещину. Немного погодя он извлек оттуда кусочек ароматного янтарного меда в сотах. И сразу вокруг него закружился густой рой насекомых.
   -Что ты делаешь, осторожно! Тебя же могут укусить пчелы! -- закричала Соня.
   -Не беспокойся, они не кусаются. Разве ты об этом не знала?
   -Но у всех пчел есть жало. Они больно колют им тех, кто берет мед из ульев.
   -Да нет у них никакого жала. Посмотри сама.
Желе протянул Соне пойманную пчелу.
   Вместо привычного насекомого девочка увидела крошечную разноцветную птичку с длинным клювом, размером чуть меньше нашей колибри.
   -Но это же не пчела, а птичка.
   -Птичка так птичка, -- согласился Желе, -- хотя мы называем их пчелами.
   Он посмотрел на лежащий у него на руке мед и хотел было отправить в рот, но остановился и показал на единственного стражника, сопровождающего пленников.
   -Смотрите, ему сейчас сделается плохо.
   И Желе, помахав брямке рукой, откусил кусочек сот.
   У охранника выкатились глаза, он начал кашлять, брезгливо закрыл рот руками и отвернулся.
   Все засмеялись.
   -А теперь попробуйте вы, -- и Желе угостил Соню и Большую Голову.
   -Невероятно вкусно, восхитительно! Кто бы мог подумать, что я буду есть птичий мед, -- сказала девочка, облизывая пальцы.
  

ПОБЕГ

   Когда "обед" заканчивался и пленники вволю напились воды, прямо возле Сони кто-то тихо "сказал":
   -Ква!
   Девочка повернулась и увидела дядюшку Пеццу. Ей стоило большого труда сдержать себя и не броситься обнимать лягушонка.
   Дядюшка Пеццу смотрел на Соню и улыбался, прижимая лапку к губам.
   -А это что за зверь? -- удивился Желе, уставившись на лягушонка. -- Осторожно, вдруг он ядовит!
   -Не волнуйся, -- сказал Большая Голова, -- это наш друг дядюшка Пеццу.
   Пленники уселись на траву, чтобы им легче было разговаривать с лягушонком, и стали обсуждать свое положение.
   -Я видел, вас охраняют четверо брямок, -- дядюшка Пеццу кивнул в сторону. -- У одного из них на поясе висит ключ от двери. Когда все уснут, я попробую раздобыть его и выпустить вас из тюрьмы.
   -И не помышляй об этом, -- запротестовала Соня. --Эту ночь я почти не сомкнула глаз и слышала, что стражники не спят, а бодрствуют: все время разговаривают друг с другом, сидя у костра.
   -Тогда я нападу на них и отберу ключ силой.
Услышав эти слова, все улыбнулись, и Желе сказал:
   -Какой храбрый у вас друг. Я уверен, он обязательно нам поможет и выпустит из темницы.
   -А если сделать так, -- понизив голос, начала Соня. -- Мы добавим опилок Сонного дерева в белых гусениц,
которые остались у нас в кастрюльке, а вечером, перед сном, угостим ими стражников.
   -Правильно, -- обрадовался Большая Голова, -- а когда они уснут, Пеццу возьмет ключ и откроет двери.
   -И еще, на всякий случай ему надо подсыпать стружек в костер. Дым от них усыпит охранников, которым может не достаться гусениц, -- добавила Соня.
   -Я хочу предупредить, -- обратился к лягушонку Желе. -- Ты должен быть далеко от костра, чтобы не надышаться дыма и не уснуть вместе с охраной.
   -Будь спокоен, я так и сделаю, а пока не буду терять времени даром, поскачу к дровам и насыплю в них стружек Сонного дерева.
   И дядюшка Пеццу, прижимаясь к траве и прячась в цветах, направился к тюрьме.
   Пленники остались сидеть на поляне. Они были так поглощены своими мыслями о предстоящем побеге, что даже не услышали, как к ним подошел охранник и крикнул:
   -Отправляйтесь на работу!
   Большая Голова и Желе немного замешкались и тут же получили по два удара плетью.
   До самого вечера, находясь в дупле, пленники делали вид, что усердно трудятся -- Большая Голова и Желе попеременно стучали молотком по стенам. Это приходилось делать очень осторожно, чтобы не повредить древесину и не надышаться ядовитым газом.
   Перед тем как отправиться в темницу, Соня напомнила друзьям:
   -Вы не забыли, что нам нужно взять стружек?
   -Конечно, нет, -- ответил Желе, -- оставшуюся часть дня я только об этом и думал. Посмотрите, какие мелкие опилки в этом углу. Давайте возьмем их.
   Придя в тюрьму, Соня бросилась к кастрюльке к, отбросив крышку, протянула ее Желе. Тот хорошо пересыпал гусениц опилками и тщательно все перемешал. Большая Голова взял "угощение" и ногой постучал в дверь.
   -Что надо? -- послышался недовольный голос стражника.
   Человечек, ничего не говоря, снова постучал.
   За дверью раздались недовольные голоса брямок. Дверь чуть приоткрылась, и в темницу просунулись четыре острые пики.
   Большая Голова улыбнулся как можно приветливее и протянул гусениц:
   -Угощайтесь, пожалуйста.
   Но ни один из стражников не сдвинулся с места, они лишь, наморщив лбы, не сводили глаз с лакомства.
   Тогда человечек запустил руку в кастрюльку и, причмокивая, стал перемешивать ее содержимое.
   У часового, стоящего ближе всех к Большой Голове, потекли слюнки, он выхватил у человечка подношение и с силой захлопнул дверь. И сейчас же снаружи послышалась возня, ворчание и громкое чавканье.
   -Кажется, им пришлась по вкусу приправа из Сонного дерева, -- засмеялась Соня.
   -Остается только ждать и надеяться, что стражники уснут, -- добавил Желе.
   Дядюшка Пеццу наблюдал снаружи, как брямки, выхватывая друг у друга еду, запихивали ее в рот. "Вроде всем хватило", -- отметил он про себя.
   Наевшиеся часовые подошли к приготовленным дровам и развели огонь.
   "Молодцы, -- подумал лягушонок, -- теперь усаживайтесь поближе к костру и засыпайте". Брямки, будто выполняя пожелания дядюшки Пеццу, улеглись на поляне и, зевая, стали не спеша переговариваться.
   Сладковатый, зеленого цвета дым начал окутывать поляну, и лягушонок почувствовал, что его тоже клонит ко сну. Он приподнялся и хотел перебраться подальше, на безопасное расстояние, но, приглядевшись, увидел, что брямки уже крепко спят.
   "Эх, была не была, -- решил дядюшка Пеццу, -- не буду ждать, пока прогорят дрова и стружки Сонного дерева. Возьму ключ и открою дверь прямо сейчас". И он помчался к развалившимся на траве Брямкам. С каждым прыжком лягушонок все сильнее проваливался в завораживающую пустоту, теряя ощущение времени и пространства.
   В дальнейшем дядюшка Пеццу не мог вспомнить, как он подбежал к одному из брямок, взял ключ и открыл Дверь темницы. Все это лягушонок делал наполовину спящим...
   Выглянув наружу, Соня увидела лежащего на траве дядюшку Пеццу. Он крепко спал, раскинув лапки в стороны. Девочка нагнулась и приподняла лягушонка.
   -Дай его мне, -- попросил Большая Голова.
Человечек бережно взял своего друга и положил за пазуху.
   -Не останавливайтесь, -- поторопил Соню и Большую Голову Желе, -- вы можете уснуть, как дядюшка Пеццу.
   Девочка почувствовала сладковатый запах жженых опилок и легкое головокружение. На нее напала зевота, и веки сами собой стали закрываться, возникло непреодолимое желание улечься на траву и ни о чем не думать.
   -Пойдемте скорее отсюда, -- поторопил всех Желе и, схватив Соню и человечка за руки, потащил от темницы.
   Так случилось, что с этой минуты именно Желе обязаны были все своим спасением. Лишь он один успел задержать дыхание и не наглотаться сонного тумана. Желе буквально силой увел друзей по несчастью на безопасное расстояние.
   Оказавшись на свежем воздухе, все быстро пришли в себя и присели, чтобы перевести дух и решить, куда направляться дальше.
   -Вам нужно вернуться и обойти деревню брямок, -- сказал Желе, -- но очень осторожно, а то снова попадете к ним в плен. Лучше идти через Темный лес, однако я слышал, что там водятся бабочки Семихвостки, их укус смертелен.
   -А ты куда? -- спросил Большая Голова.
   -Я пойду наверх, там мой дом -- красавец Небесный замок.
   -Ну что ж, тогда давайте прощаться, -- сказала Соня и крепко обняла нового друга.
   Но расстаться с Желе в тот день путешественникам так и не пришлось. Это случилось намного позже.
   Большая Голова вдруг насторожился и, повернувшись к деревне брямок, сказал:
   -Тише, мне кажется, я что-то слышу.
   Шум нарастал с каждой секундой. Через минуту его уже слышали все -- это был тревожный бой барабана.
   -Боюсь, наше исчезновение обнаружено, -- заволновался Желе. -- Нам нельзя больше здесь оставаться.
   -Что же делать? -- Большая Голова растерянно посмотрел на Соню.
   -Теперь для вас остается только один путь -- идти вместе со мной, в Небесную страну.
   -Я даже не знаю, -- засомневалась Соня%-- Это совсем в другую сторону, что нам нужно.
   -Посмотрите, брямки уже близко, вам не успеть добежать до Темного леса, -- горячо заговорил Желе.
   Соня стояла, не зная, что предпринять.
   -Ну, решайтесь! -- торопил Желе. -- Скорее же!
   -Ладно, бежим наверх, -- крикнула девочка и взяла за руку человечка.
   -Вот и правильно, -- одобрил Желе, -- главное сейчас уйти от погони, а потом видно будет.
   Дорога наверх становилась все круче. Приходилось карабкаться по еле заметной тропинке, известной одному проводнику. Соня уже несколько раз задевала небо головой и невольно съеживалась -- оно было мокрое. Скопившиеся на "паутине и тряпках" холодные капли попадали за шиворот, а это, согласитесь, малоприятно.
   -Мы, наверное, заблудились, -- забеспокоилась девочка, видя, что путь им преграждает небо, вплотную подступающее к верхушке скалы. -- Здесь нет никакого замка.
   -Он там, -- и Желе показал пальцем вверх.
   -Где? -- не понял Большая Голова.
   -С другой стороны неба.
   -А как мы туда попадем?
   -Сейчас увидите.
   Желе на минуту остановился, чтобы перевести дыхание.
   -Небо над нами очень толстое. Примерно метров десять-пятнадцать. Попасть наверх можно только по специальным проходам-дырам, известным лишь небесным жителям. Но они никому о них не говорят. Вы будете первыми, кому посчастливиться попасть в мою страну. Хотя сами мы очень часто спускаемся вниз по самым разным причинам.
   -А тебе не достанется, -- спросил Большая Голова, -- за то, что привел с собой чужестранцев и показал им дорогу?
   -Нет, наоборот, все очень обрадуются. Ведь меня давно уже считают мертвым, а я единственный сын и наследник нашего царя. Ну а вы помогли мне спастись...
   Желе встал и, пригнувшись, сделал несколько шагов. Потом опустился на четвереньки и пополз между небом и скалой.
   -Смотрите сюда, -- сказал он и раздвинул руками отверстие у себя над головой.
   Оттуда брызнул яркий бело-желтый свет, который звал и притягивал путешественников к себе -- такой он был ласковый, добрый и приятный. И Соня с Большой Головой, как во сне, потянулись к свету и друг за другом исчезли в нем вслед за Желе.
  

НЕБЕСНЫЙ ЗАМОК

   Как только Соня пролезла в отверстие, перед ее глазами все сразу завертелось, а в ушах послышался нарастающий свист. Какая-то неведомая сила подхватила ее и понесла вперед. С каждой секундой свет впереди усиливался, становясь нестерпимо ярким. Девочка закрыла глаза и выставила вперед руки. И почти сразу свист прекратился и она почувствовала, что плавно опустилась на что-то мягкое и упругое.
   Оглядевшись, Соня обнаружила себя лежащей на белой "вате", сильно похожей на сахарную. Девочка не удержалась и, оторвав кусочек, попробовала ее на вкус. Она была не сладкая и не горькая, не кислая и не соленая, а не поймешь какая.
   -Тьфу! -- выплюнула ее Соня.
   -Нет, нет, -- засмеялся Желе. -- Это небо, а его не едят сырым. У нас им питается только моль. Бывают случаи, что большие стаи проедают целые дыры. Поэтому будьте осторожны и внимательны, чтобы не свалиться вниз.
   -Как я очутился за пазухой? -- послышался слабый голос дядюшки Пеццу.
   -Ты уснул, надышавшись дыма с Сонным деревом.
   -Где мы?
   -В гостях у Желе.
   -Но нам же надо было идти совсем в другую сторону! -- удивился лягушонок.
   -Это был единственный путь, чтобы снова не попасть в плен к брямкам, -- объяснила Соня.
   Дядюшка Пеццу спрыгнул на белую "вату" и потрогал ее лапкой. Потом, так же как девочка, решил испробовать ее на вкус, чем вызвал всеобщее веселье.
   -Не понимаю, что здесь смешного! -- обиделся лягушонок, выплевывая небо.
   -Не сердись, -- сказала Соня, -- просто я тоже несколько минут назад оказалась в твоем положении.
   -Ладно, -- улыбнулся дядюшка Пеццу. -- А где же Небесный замок?
   -Он совсем близко, вон за тем белым холмом. Пойдемте, я покажу вам его.
   И Желе уверенно пошел вперед, увлекая за собой путешественников.
   Соня все время шла следом и смотрела по сторонам, не понимая, как их проводник может знать, куда идти. Ведь нигде нет ни единого намека на какуюлибо, пусть даже маленькую, тропинку. Кругом одна только безбрежная вата-небо, горы ваты -- куда ни глянь.
   Девочка не удержалась и спросила Желе об этом:
   -Откуда ты знаешь, что мы идем правильно и не заблудимся в этой белой пустыне? Ведь точно таких же холмов, за которым, как ты считаешь, находится Небесный замок, кругом сколько угодно.
   -Ты забыла -- я тут родился и вырос. Мне знакомы здесь каждый бугорок, каждый холмик или горка. Могу идти даже с завязанными глазами -- все равно попаду домой.
   И действительно, лишь только друзья поднялись на белый холм, они увидели Небесный замок. Трудно передать восторг и те чувства, которые испытал Желе, представ перед отчим домом. На глазах его выступили слезы, и он смеялся и радовался, как ребенок.
   Перед путниками простирался необыкновенный, просто фантастический вид: на фоне бледно-розового небосвода в крапинку, утопая в белой "вате", парил невесомый, почти прозрачный замок. Он был как будто выписан нежными акварельными красками с примесью паутины. Создавалось впечатление, что его шпили и башни накрепко прикреплены где-то там в вышине, а стены колышутся в разные стороны, словно от легкого дуновения ветерка.
   "Кого же он мне напоминает?" -- пыталась вспомнить Соня.
   Желе ускорил шаг и почти бежал впереди. Друзья еле поспевали за ним, не решаясь попросить его идти помедленнее.
   "А, вспомнила, -- обрадовалась девочка, -- на медузу! Ну конечно, Небесный замок похож на медузу, когда она грациозно и плавно плывет в воде!" Соне не раз приходил ось видеть их, когда она с родителями отдыхала на море.
   -Стой, кто идет? -- послышался сзади строгий голос и вернул девочку на землю.
   Путешественникам преградили дорогу два человечка, по своему внешнему виду сильно напоминающие Желе. Такие же голубоглазые, с золотистыми вьющимися волосами и белым, благородным цветом лица. В руках у одного незнакомца высоко над головой был поднят прозрачный шар, наполненный какой-то черной жидкостью.
   -Это же я, Желе! Разве вы меня не узнаете? -- попытался объясниться Желе.
   -Наглая ложь! Принц давно погиб в плену у брямок! И наши бедные царь и царица сейчас находятся в трауре.
   -Да нет, я не умер, я жив! -- горячо заговорил Желе и сделал несколько шагов вперед.
   -Стой, самозванец, или я оболью тебя Черными духами!
   -Хорошо, тогда отведите меня к царю.
   И вся компания под охраной небесных жителей направилась в замок.
   -Я не ожидала такой встречи, -- разочарованно сказала Соня, обращаясь к Большой Голове.
   -Ничего удивительного, ведь принца давно не было дома и его успели забыть. Не волнуйся, скоро все выяснится и нас отпустят.
   Пленников привели к большим воротам с массивной дверью и приказали остановиться.
   -Я пойду доложу Его Величеству, а вы оставайтесь здесь, -- сказал один стражник, -- но только без фокусов, а то мой помощник пустит в ход Черные духи.
   -Понятно, -- сказал Желе. -- Возвращайтесь побыстрее.
   Все уселись прямо на небо и стали оглядываться по сторонам. Толстые, высокие стены, окружающие замок и делающие его неприступным, оказались почти прозрачными. Поэтому, находясь за воротами, можно было беспрепятственно наблюдать за тем, что делается на рыночной площади.
   Соня не могла отделаться от ощущения, что все происходит где-то на белой, заснеженной улице, а она со своими друзьями расположилась у себя дома, на подоконнике, и смотрит через оконное стекло.
   -А почему у вас все прозрачное? -- спросила девочка.
   -Таков обычай, но ты права лишь отчасти: прозрачные у нас не все жилища и постройки, а лишь некоторые.
   -А как же стены, ворота, сам замок?
   -Стены должны быть прозрачными, чтобы жители небесной страны могли видеть, что делается снаружи.
   -А дома?
   -Чем выше у человека должность в нашем царстве, тем прозрачнее его жилище.
   -Как плохо, -- сказала Соня. -- Это же надо, живешь будто в аквариуме! Любой посторонний может беспрепятственно увидеть, чем ты занимаешься, что ешь,
где спишь...
   -Но ведь никого не заставляют селиться, как ты говоришь, в таком "аквариуме". Многие сами изъявляют желание занять большой пост в стране и распоряжаться судьбами простых людей. В таком случае каждый житель имеет право знать все о тех, от кого зависит его благополучие, чем бы они ни занимались.
   -Все равно это ужасно, -- не соглашалась Соня.
   -К этому легко привыкнуть, -- не сдавался Желе. -- Если ты не делаешь ничего плохого, за что пришлось бы краснеть перед согражданами, то чего бояться?
   -Мне тоже это не нравится, -- поддержал Соню дядюшка Пеццу, -- сидишь будто у кого-то на ладони.
   -Точно, даже негде спрятаться от любопытных глаз, -- сказал Большая Голова.
   -Почему негде? У министров есть по одному не прозрачному кабинету, у заместителей министров -- по два, и так далее. У простых людей дома непрозрачные, а вот у царя и членов его семьи, действительно, вся жизнь
на виду. Но так они и управляют целым народом!
   -Ну если так, то я, пожалуй, согласился бы стать у вас, в Небесном замке, министром, -- сказал дядюшка Пеццу на полном серьезе.
   Соня улыбнулась:
   -Надеюсь, ты не обижаешься, дорогой Желе, на наши слова. Мы вовсе не собираемся учить вас, как надо жить. Извини, если что не так.
   -Да я и не думал обижаться. Понимаю, что многое в нашей стране кажется не совсем обычным, но она нам нравится, и мы не собираемся ничего менять.
   Неожиданно массивные ворота отворились и из них выбежали царь и царица. Они бросились к Желе и стали горячо обнимать и целовать своего сына. Ее Величество не отнимала платка от глаз, а Его Величество то и дело повторял:
   -Дорогой мой! Дорогой мой! Мы с матерью думали, что никогда уже больше не увидим тебя.
   На эту радостную сцену -- встречи родителей с сыном -- собралась поглазеть толпа зевак. Люди переговаривались и смеялись. Потом подняли на руки всех Царствующих особ и понесли в замок. Соня, Большая Голова и дядюшка Пеццу остались одни, растерянно глядя по сторонам.
   -Нас даже не пригласили зайти, -- возмутился лягушонок.
   -Не сердись, -- заступилась за небесных людей Соня, -- ведь от большой радости можно потерять голову. Я уверена, скоро за нами вернутся.
  

В ПРОЗРАЧНОЙ БАШНЕ

   Девочка оказалась права -- еще не успели зайти в ворота последние жители, как к ним подбежал человек и, поклонившись, представился:
   -Седьмой министр Крем, к вашим услугам. Принц Желе приказал мне сопровождать вас и выполнять любые желания.
   -Очень хорошо, -- сказал дядюшка Пеццу, -- а то я уж думал, мы останемся здесь ночевать.
   -Ночевать? Нет, зачем же здесь, -- не понял шутки министр. -- Ночевать вы будете в самых роскошных апартаментах Их Величеств.
   -В прозрачных? -- съязвил лягушонок.
   -Конечно. У царя, царицы и принца просто нет других.
И учтивый Крем повел гостей в замок.
   Соне, Большой Голове и дядюшке Пеццу отвели огромную, причудливо украшенную башню. Совершенно прозрачную, как горный хрусталь. Она была такая высокая, что для того, чтобы увидеть крышу, нужно было отойти от нее на значительное расстояние.
   Поднимаясь наверх по ступенькам, Соня обратила внимание, как они трясутся от каждого шага, напоминая заливное блюдо. Это сходство усиливалось из-за того, что внутри ступенек виднелись разноцветные украшения в виде моркови, лука и зеленого горошка.
   -Я очень сильно проголодалась, -- сказала девочка, не отрывая глаз от аппетитных ступенек.
   -Очень скоро вас пригласят к столу, -- сообщил министр Крем, -- как только вы умоетесь и приведете себя в порядок. Если вам что-нибудь понадобится -- позвоните, я буду рядом, в соседней комнате.
   И он поклонился и вышел.
   Путешественники остались одни и теперь спокойно
   могли осмотреться вокруг и прийти в себя. Соня сделала несколько шагов и с удивлением заметила, что большая толпа любопытствующих горожан стояла внизу и, задрав головы вверх, с интересом наблюдала за чужестранцами. Кроме того, сквозь прозрачную стену на них смотрели добрые глаза Крема.
   -Что, он так и будет на нас смотреть все время? -- проворчал дядюшка Пеццу.
   -Министр же предупредил, -- напомнил Большая Голова, -- он здесь для того, чтобы выполнять наши желания. Стоит только сказать...
   -Сказать?! -- возмутился лягушонок. -- Они что, здесь не только видят, но и слышат через стены?
   -Да нет, -- успокоила друга Соня, -- министр оговорился. Нужно просто позвонить -- вот так.
   И девочка потянула за висевшую возле двери ленточку!
   На ее зов тут же явился Крем.
   -Вам что-нибудь нужно? Не стесняйтесь, говорите,
   -Нас скоро пригласят ко Двору, -- сказала Соня, -- а одежда наша сильно запачкалась и кое-где порвалась,
Нельзя ли попросить новую?
   -Разумеется, -- придворный поклонился и вышел.
   Умывшись и отдохнув на колышущейся кровати, Соня обратила внимание на доносившийся из окна шум. Чтобы узнать, в чем дело, совсем необязательно было выглядывать на улицу. Стоило только повернуть голову и посмотреть вниз.
   -Что там за крики? -- спросил человечек, зевая.
Он устал и не хотел открывать глаза.
   -Я вижу, к башне направляется принц Желе и его приветствуют небесные жители.
   -Наверное, он идет пригласить нас поесть, -- вскочил дядюшка Пеццу. -- Как мило с его стороны.
   И лягушонок даже запел от радости:
   -И конфеты, и печенье
   Пеццу съест без промедленья.
   Ква-ква! Ква-ква!
   Желе еще издали, не открывая двери, приветливо помахал рукой.
   -Мои родители приглашают вас к себе, -- сказал принц, -- они хотят познакомиться.
   Путешественники отправились следом за Желе по извилистым улочкам и коридорам, тесным площадям и крутым лестницам. И везде, где бы они ни появлялись, за ними следовала толпа зевак. По пути им встречались простые непрозрачные дома обычных людей, стоящие вперемешку с прозрачными постройками знатных жителей.
   Порядком устав от постоянного внимания и длинной дороги, путники, наконец, подошли к большому дворцу, напоминающему перевернутую вверх дном хрустальную чашу. Он со всех сторон был окружен людьми, которые с нескрываемым интересом смотрели внутрь, прижавшись к невидимым стенам.
   Оказавшись во дворце, друзья заметили очень простую обстановку, никак не соответствующую царским покоям. Здесь был незатейливый двухместный трон, украшенный сверху короной с флакончиком красной жидкости, небольшой диван, несколько книжных шкафов и длинный стол со стульями. Кроме того, обращали на себя внимание причудливые пузырьки, бутылки и кувшины разных размеров и оттенков, стоящие вдоль стен. Одни из них были пустые, другие наполненные лишь наполовину, третьи -- до самых краев жидкостью всевозможных расцветок и оттенков. От всего этого шел непередаваемый аромат цветов и трав.
   Возле самой двери стояло несколько стеклянных бочек с поварешками и с десяток подносов с кружками. В них было угощение для жителей замка. Как только путешественники и принц Желе показались в дверях, царь хлопнул несколько раз в ладоши и приготовленные напитки вынесли наружу, ко всеобщей радости окружающих дворец горожан.
   Соня, Большая Голова и дядюшка Пеццу уселись за стол рядом с Желе и приготовились, прежде чем приступить к трапезе, выслушать длинные речи царя, царицы, министров и придворных. Но, к радости девочки, Его Величество сказал всего несколько слов:
   -У нас у всех большой праздник -- вернулся из брямкиного плена принц Желе. С ним пришли его друзья. Любите их и относитесь как к моим личным гостям. А сейчас давайте веселиться.
   Со всех сторон послышались аплодисменты, и дворец наполнила нежная музыка, напоминающая звон хрустальных бокалов.
   Соня давно уже привыкла, находясь в Волшебной стране, к необычным кушаньям и сейчас, недолго думая и не тратя времени на поиск знакомых фруктов, овощей или напитков, отведала ближнее к ней блюдо -- заливное зеленого цвета, украшенное желеобразной кистью руки, с перстнями и кольцами из леденцов. Несмотря на то, что девочке порядком надоело сладкое и от него начинали уже побаливать зубы, оно пришлось ей по вкусу.
   Видя, как Соня рассматривает оставшуюся на тарелке недоеденную руку, Желе сказал:
   -Она сделана из моченого в сиропе молодого куска неба и, по нашему поверью, дает съевшему ее силу, ловкость и умение добывать себе пищу, а также быть щедрым и добрым к окружающим.
   Девочка посмотрела на своих друзей и увидела, что дядюшка Пеццу с завидным аппетитом доедает уже второе ухо величиной с блюдце. "И как только в него столько входит?" -- подумала Соня. Большая Голова, напротив, не спеша ел синие шарики и запивал их сиреневой жидкостью из маленького флакончика. Соня тоже несколько раз пробовала стоящие на столе напитки, но ей они не понравились -- слишком сильно пахли духами.
   -Ну, я, кажется, наелся, -- сказал дядюшка Пеццу. -- Сейчас хорошо бы поспать, и можно снова отправляться в путь.
   Соня и лягушонок так и сделали, они вежливо откланялись, поблагодарив за прием, и отправились отдыхать. Большая Голова остался еще ненадолго -- посмотреть концерт и потанцевать, но потом и он ушел в башню, найдя друзей уже спящими.
  

В ПОИСКАХ ДЫРЫ

   Открыв глаза, первое, что увидела Соня, не поднимаясь с кровати, -- это глаза министра Крема. Заметив удивление девочки, Большая Голова сказал:
   -Он так и просидел всю ночь, глядя на нас и ожидая приказаний.
   -А ты откуда знаешь?
   -Я почти не спал... вспоминал свою невесту, Лесной Орех...
   Соня встала и попросила Крема передать принцу Желе, что они готовы в дорогу. Когда министр ушел, путешественники позавтракали зеленым заливным с синими шариками, запивая его сиреневым напитком. После чего, нигде не задерживаясь, отправились к воротам Небесного замка.
   Там их уже ожидал Желе в окружении людей в длинных белых и желтых одеждах, держащих в руках пустые стеклянные сосуды. В руках у принца были песочные часы, и он то и дело посматривал на них.
   -Куда собрались эти люди? -- спросила Соня.
   -На работу, собирать небесную росу, чтобы делать из нее духи для цветов и трав, готовить разные кушанья и напитки. Вы, кстати, пробовали их вчера и сегодня утром.
   -Для чего, для чего духи? -- не понял дядюшка Пеццу.
   -Ты когда-нибудь нюхал цветы?
   -Да, конечно.
   -Так вот, не будь наших духов, цветы не пахли бы так прекрасно.
   -Неужели вы брызгаете их своими духами?
   -Конечно. Только тех, кто этим занимается, вы не увидите -- они ушли очень рано, еще ночью -- в нулевое время.
   -Какое время?
   -Это такое время, когда там, внизу, вы его уже прожили, а у нас, на небе, оно еще не наступило. Так что на земле вы никогда не сможете встретиться с обрызгивателями цветов.
   -Как интересно, -- Соня поежилась от утренней прохлады. -- Нюхая прекрасно пахнущие цветы, я никогда не думала, что это ваших рук дело.
   Но вот весь песок из верхней колбы пересыпался в, нижнюю, и Желе взмахнул рукой. Тотчас массивные ворота отворились, и собиратели небесной росы, смеясь, вышли наружу.
   -Извините, что не могу пойти с вами, -- сказал принц, -- и показать дорогу. Слишком много дел накопилось в замке за время моего отсутствия. Но я расскажу, где есть большая дыра, через нее вы сможете спуститься и продолжить путь.
   Желе немного отошел от ворот и, вытянув руку вперед, сказал:
   -Держитесь все время левее вон того белого холма.
   -Какого? -- спросил дядюшка Пеццу. -- Они ведь все белые.
   -Правильно, но он самый высокий. Это очень важная деталь, иначе вы можете заблудиться и уйти совсем в другую сторону.
   Соня посмотрела в указанном направлении и убедилась, что лягушонок прав: везде, куда ни глянь, были лишь "ватные" белые холмы. Большие и маленькие, очень большие и очень маленькие и ничего кроме них.
   -Не пугайтесь, -- успокоил Принц, -- просто вам необходимо быть внимательными.
   Девочка согласно кивнула и вдруг замерла от неожиданности. На бледно-розовом небосводе показался город. Он был совсем крошечным, как на картинке, но это был город, настоящий город. С домами и дорогами, с башнями и мостами, полями и пашнями. Только висел он над ними "кверху ногами", как муха на потолке.
   -Чудеса, -- только и смогла выговорить Соня.
Дядюшка Пеццу и человечек тоже увидели его, и лягушонок воскликнул:
   -А это что?
   -Кверхногалия, -- спокойно сказал Желе. -- Там живут наши верхние соседи. Мы лазаем друг к другу в гости по паутиновой лестнице. Торгуем, меняемся, а наши юноши берут в жены их девушек. Я тоже обручен с принцессой Копеечкой из Кверхногалии. Если бы вы остались хоть ненадолго, мы могли бы слазать наверх в гости.
   Желе чему-то засмеялся и продолжил:
   -Что интересно, жители Кверхногалии считают не себя, а нас "Кверхногалией", а они будто бы "нормальный" Небесный город. Представляете? Наши ученые до сих пор спорят между собой и не могут решить, кто же из нас висит "вниз головой", а кто живет как положено.
   В любое другое время девочка ни за что не отказалась бы от предложения слазать наверх, но сейчас она сильно торопилась -- дома ее ждали родители и маленький брат. Поэтому друзья поблагодарили Желе и отправились в путь, стараясь идти в указанном направлении.
   Дорога казалась легкой и простой, путешественники весело переговаривались, обсуждая, что станут делать, когда вернутся домой.
   -Буду всегда слушаться маму и папу, -- сказала Соня, -- перестану обижать брата. И вообще сделаюсь очень хорошей и примерной девочкой.
   -А я через несколько лет женюсь на красавице Лесном Орехе. Мы построим большую кочку и счастливо заживем в ней вдвоем. Только сейчас по-настоящему понял, как сильно я ее люблю.
   -А я ничего не стану делать. Буду нежиться в болоте, и рассказывать о наших приключениях. Потом навещу свою многочисленную родню -- на это уйдет не меньше года.
   -Подождите, -- остановилась Соня. -- А где холм?
   -Вон, -- показал дядюшка Пеццу. -- Или, может быть, тот?
   Друзья потоптались на месте, ища хоть какой-нибудь ориентир, чтобы узнать, в какую сторону идти, но ни Небесного замка, ни Кверхногалии не было видно. Вокруг простиралась только белая, бескрайняя "пустыня".
   -Мы заблудились, -- печально сказала девочка и села на "вату", подперев голову руками.
  

ПРЫЖОК НА ОДУВАНЧИКАХ

   Наши знакомые действительно заблудились. Но просто так сидеть и ничего не делать -- это не в характере Сони. Уж сколько раз во время путешествия в Радужном мире она и ее друзья попадали в подобные ситуации. Поэтому девочка быстро взяла себя в руки и сказала:
   -Надо идти.
   -Куда? -- спросил Большая Голова.
   -В любую сторону. Ведь куда-то мы все равно придем, а там видно будет. Пока нам все время везло...
   Теперь путники шли молча, внимательно глядя по сторонам, надеясь увидеть дыру-отверстие, чтобы поскорее покинуть безбрежную "вату". Но время шло, а они как будто топтались на месте -- все тот же однообразный пейзаж, все та же поразительная тишина.
   -Я что-то вижу,-- неуверенно произнес Большая Голова и показал на желтеющую полоску у горизонта.
   -Может, это сборщики небесной росы из замка? -- предположила Соня. -- У них тоже желтая одежда.
   -Тогда нужно спросить, в какую сторону идти, -- сказал дядюшка Пеццу и первый устремился вперед.
   -Правильно, -- поддержал человечек лягушонка и последовал за ним.
   Настроение сразу улучшилось. Ожидание встречи с людьми сделало свое дело: опять друзья ускорили шаг и весело заговорили. А лягушонок, как обычно в минуты душевного подъема, не удержался и запел:
   -Если с Пеццу не пойдёте,
   То немало слез прольёте.
   Я вперед вас поведу,
   Путь-дорогу покажу!
   Соня и Большая Голова зааплодировали. Лягушонок раскланялся:
   -Вам понравилось?
   -Очень, -- сказала девочка.
   -Дядюшка Пеццу у нас поэт. Настоящий поэт Болотной страны, -- похвалился человечек.
   -Да, действительно, в свободное время я сочиняю, -- не без гордости признался лягушонок. Уже вышло 300 томов моих произведений под общим названием "Лягушачьи стихи".
   -Ты мне подаришь одну книжку? -- спросила Соня.
   Конечно, а то их все равно никто не читает, кроме моих родственников.
   Желтая полоса постепенно приближалась и увеличивалась в размерах. Теперь уже можно было разглядеть, что это большущая поляна каких-то цветов с крупными пушистыми шляпками.
   -Они напоминают мне одуванчики, -- сказала девочка. -- Только в сотни раз крупнее. Такие же пушистые парашютики-зонтики на зрелых цветах и "лысые головы" у старых, перезревших.
   -На чтобы они ни походили, нам от этого не легче, проворчал дядюшка Пеццу.
   Когда друзья подошли ближе, то оказалось, что одуванчики почти в два раза выше их ростом, а стебли, на которых покачивались цветы, толщиной с ножку стола. Но самое удивительное -- в центре цветочной поляны в небе зияла дыра, наверное, проеденная молью.
   -Ура! -- закричала Соня. -- Смотрите, через нее мы спустимся вниз.
   -Интересно, как ты собираешься это сделать, или у тебя выросли крылья? -- ехидно спросил лягушонок.
   -Да, об этом я как-то не подумала.
   -Давайте поищем другую дыру, поближе к земле, а то эта слишком высоко, -- предложил Большая Голова.
   -Подождите, не спешите, -- попросила Соня. -- Я еще не знаю почему, но чувствую, что нам не следует торопиться уходить отсюда.
   Соня расположилась под одуванчиком и, обхватив его толстый "ствол" руками, свесила ноги в дыру и заглянула вниз.
   -Как высоко! Кто бы мог подумать, что небо в Болотной стране может быть таким. Ведь у вас на родине до него можно было дотронуться рукой, если встать на дом-кочку. Посмотрите, как далеко земля, -- предложила девочка. -- Даже не видно, что делается внизу.
   Большая Голова и дядюшка Пеццу заглянули в дыру.
   -Я даже понятия не имею, над чем мы сейчас находимся, -- признался человечек.
   -Я тоже не припомню, в каком царстве или королевстве такое высокое небо, -- произнес лягушонок.
   -Надо подумать, как мы можем спуститься, -- Соня обхватила голову руками и закрыла глаза.
   -Я так соскучился по Болотной стране, -- скривил рот дядюшка Пеццу. -- Там нас ждут пауки, муравьи, брямки...
   И он приготовился перечислить все опасности, которые встретились или еще встретятся путешественникам, но Большая Голова его прервал:
   -Знаем, знаем, можешь не стараться.
   -У меня возникла идея, -- сказала Соня.
   Она попросила человечка сорвать одуванчик, и тот тотчас приступил к делу. Но это оказалось не так-то просто. Чего только не предпринимал Большая Голова, что-бы добиться своего, -- пытался сломать цветок и выдернуть с корнем из "ваты" и просто пинал ногой, но одуванчик так и остался стоять на месте.
   -Все, -- сел обессиленный человечек, -- у меня ничего не получается. Слишком прочная у него ножка.
   -А если нам попробовать всем вместе, -- предложила Соня.
   Обхватив толстый стебель руками, путешественники с трудом, но все же сорвали гигантский одуванчик.
   -И что теперь? -- спросил дядюшка Пеццу.
   -Теперь нужно сбросить его в дыру, -- сказала Соня.
   Человечек, ничего не понимая, взял цветок и, подтащив к краю, столкнул вниз. Тот медленно, почти незаметно стал опускаться на землю, делая плавные круги и покачиваясь из стороны в сторону.
   -Ты хочешь, чтобы мы попадали туда, ухватившись за стебель одуванчика!? -- воскликнул лягушонок.
   У него было испуганное выражение лица.
   -Не понимаю, чего ты так испугался? Я первая сделаю это, а вы посмотрите -- и, если со мной ничего не случится, последуете моему примеру.
   Тем временем цветок, сделав последний круг, коснулся земли и упал набок.
   Человечек, немного поколебавшись, решился:
   -Хорошо, я тоже согласен спуститься на одуванчике.
   Он подошел к лягушонку и, положив ему руку на плечо, сказал:
   -Что скажешь? Конечно, если ты испугался, мы не бросим тебя здесь одного, а пойдем дальше искать проход на землю.
   -Я не испугался, просто мне немножко страшно, -- признался лягушонок. -- Но раз вы хотите прыгать, то не оставаться же вам из-за меня.
   -Вот и хорошо, -- обняла Соня дядюшку Пеццу.
   -Только на этот раз мне не надо собственного цветка. Я согласен забраться за пазуху к Большой Голове, -- сказал, смущаясь, лягушонок.
   Друзья сорвали два одуванчика: один для девочки, а другой для человечка и дядюшки Пеццу.
   Когда приготовления закончились и Соня подошла к краю неба, от ее решительности не осталось и следа -- она испугалась. Да, испугалась. Но не надо забывать, что Соня была всего лишь маленькой девочкой.
   Большая Голова, внимательно наблюдавший за ней, спросил:
   -Ты не обидишься, если первыми прыгнем мы?
   Девочка с благодарностью посмотрела на друга и согласилась. Человечек, обхватив одуванчик руками и ногами и изобразив на лице улыбку, полетел вниз.
   К радости Большой Головы, все оказалось не таким уж страшным, как казалось, -- цветок медленно опускался к земле, неся на своей ножке отчаянных наездников. Человечек стал испытывать удовольствие от полета, от того прекрасного вида, что открывался с высоты. "Жаль, дядюшка Пеццу этого не видит", -- пожалел Большая Голова. Лягушонок заблаговременно спрятался за пазуху и все время спрашивал человечка, тыча его лапкой в живот:
   -Ну что, скоро?
   Или:
   -Мы еще все летим?
   Почти сразу за друзьями Соня приблизилась к краю неба и остановилась, закрыв глаза. Задержав дыхание и сжав зубы, она шагнула в пустоту.
   -Ма-ма-а-а! -- невольно закричала девочка, падая, и что было силы вцепилась в одуванчик.
   Первоначальное чувство страха и оцепенения прошло очень быстро. Так же как и Большая Голова, она смогла насладиться непередаваемым ощущением полета и густой, упругой тишиной, заполнившей все вокруг. Соне хотелось петь и кричать, легкие наполнились воздухом, и из груди вырвалось счастливое:
   -Я лечу-у-у!!!
  

ПУСТЫНЯ

   По мере приближения к земле девочка разглядела гладкую, без единого дерева или кустика, желто-красную равнину и почувствовала сильный жар, поднимающийся с воздушным потоком кверху. "Неужели пустыня?" -- встревожилась она и стала внимательно осматривать окрестности. Соня заметила еле виднеющуюся гряду гор с зеленой растительностью на склонах. С этой минуты девочка не спускала с них глаз, стараясь не потерять из виду до тех пор, пока ее ноги не коснулись песка.
   Большая Голова и дядюшка Пеццу уже ждали Соню.
   -Как тебе это нравится? -- спросил лягушонок. --Называется избавились от "ватной" пустыни и попали в песчаную...
   Соня ничего не ответила. До последней секунды она не сводила взгляда с гор. Приземлившись, девочка сразу развернула одуванчик таким образом, чтобы его ножка указывала в их сторону.
   -Что ты делаешь? -- спросил человечек.
   -Нам надо идти в этом направлении, -- показала девочка.
   -А почему не в том или в том?
   Лягушонок по очереди стал тыкать лапкой в разные стороны.
   -Потому что там деревья, трава, кустарник, а значит, наше спасение.
   -Откуда ты знаешь?
   -Я видела их сверху и запомнила, где они находятся.
   Раскаленный песок был настолько горячим, что его невозможно было взять в руки. Обжигающий воздух забрался под одежду путешественников, сушил губы и делал трудным дыхание. Друзья почувствовали слабость, Движения их сделались, вялыми, захотелось пить и спать.
   -Пожалуй, выпью сейчас целый флакончик душистой воды, -- сказал лягушонок и достал хрустальную бутылочку.
   Но Соня его остановила:
   -Неизвестно, когда мы доберемся до колодца, нужно беречь воду и расходовать очень экономно.
   -Не хочешь ли ты сказать, что я должен терпеть, зная что у меня есть вода? -- возмутился дядюшка Пеццу.
   -Если желаешь остаться живым -- будешь пить по одному глотку в час, не больше.
   -Но это ужасно!
   -Перестань, Пеццу, -- вмешался Большая Голова, -- ведь терпеть придется не только тебе одному, но и нам с Соней.
   Лягушонок печально посмотрел на приготовленный было флакончик и, не отпив ни капли, спрятал.
   -Давайте договоримся, -- предложила девочка, -- о воде ни слова.
   Все согласились и пошли в указанном ножкой одуванчика направлении.
   -Хотелось бы мне знать, -- сказал дядюшка Пеццу, -- где находятся Западные ворота?
   -Где бы они ни находились, главное сейчас -- выбраться из пустыни, -- заметила Соня, -- а уж потом будем искать ворота.
   -Вот всегда так, все потом, потом.
   Наступила середина дня, а конца пути не было видно. Казалось, пустыня никогда не кончится. Путешественники давно уже шли молча под монотонное поскрипывание песка, разговаривать никому не хотелось. Почти все запасы воды были выпиты. Оставшийся последний флакончик Соня попросила спрятать человечка и воспользоваться им в крайнем случае.
   -Может, отдохнем? -- сказал дядюшка Пеццу.
   -Если бы нам найти какое-нибудь укрытие, -- глядя по сторонам, произнесла Соня. -- Я где-то читала, что по пустыне нужно ходить ночью, а днем пережидать жару в укромном месте.
   -Хоть бы какую норку или пещерку встретить, -- мечтательно сказал человечек.
   Он оглянулся и замер: следом за ними, на расстоянии нескольких метров, ползло шесть толстых и неуклюжих с виду зверей, похожих на тюленей.
   -Смотрите, они слепые, -- прошептал дядюшка Пеццу, -- у них нет глаз.
   Тюлени, вытянув вперед короткие зубастые морды, обнюхивали и лизали оставленные на песке следы путешественников.
   -Мне кажется, они собираются нами пообедать, -- сказал лягушонок.
   Звери остановились и, сбившись в кучу, стали прислушиваться, водя большими, как у зайцев, ушами. Синяя шерсть на их спинах с ярко-зелеными пятнами начала менять цвет, постепенно становясь желто-красной, как окружающий песок.
   -Теперь понятно, почему мы их проглядели, -- сказала Соня. -- Они умеют изменять окраску, как хамелеоны.
   -Давайте не спускать с них глаз, чтобы тюлени не застали нас врасплох, -- предложил Большая Голова.
   Путешественники медленно, не привлекая внимания преследователей, стали пятиться. Звери, почувствовав, что добыча уходит, подняв морды кверху, зарычали так громко и свирепо, что девочка не на шутку испугалась.
   -Бежим! -- не выдержал дядюшка Пеццу и бросился улепетывать.
   Большая Голова и Соня не заставили себя уговаривать и присоединились к лягушонку.
   Откуда только у друзей взялись силы! Забыв обо всем: усталости, мучающей весь день жажде -- они бежали так стремительно, что на какое-то время оставили тюленей далеко позади.
   -Все, их больше не видно, -- сказал лягушонок, -- Давайте немного отдохнем.
   Посмотрев по сторонам и не обнаружив хищников, Соня упала на обжигающий песок и, раскинув в стороны руки и ноги, на несколько секунд закрыла глаза, пытаясь прийти в себя.
   -Еще одна такая пробежка, -- устало сказала она, -- и у нас не останется сил. Надо что-то делать, а то мы, просто-напросто попадем в пасть к тюленям.
   Девочка приподнялась на локти и, посмотрев вперед, спросила:
   -А это еще что такое?
  

ЗАГАДОЧНЫЙ ФОНТАНЧИК

   Всего в каких-нибудь ста метрах от того места, где отдыхали путешественники, вверх бил фонтанчик. Он то замирал на короткое время, то вновь устремлялся в высоту, будто спрятавшийся под землей кит пускал желто-красные струйки, нежась в горячем песке.
   -Вода! -- обрадовался лягушонок.
   -Посмотри, какого цвета твоя вода, -- спокойно сказала Соня.
   -Ты думаешь...
   -Да, это песок, -- произнес догадавшийся человечек.
   Нужно было видеть, как расстроился дядюшка Пеццу. Соне стало жалко друга, и она предложила:
   -Если желаешь, можешь сделать за меня глоток душистой воды. Я пока не хочу.
   -А вот и наши старые знакомые, -- показал на приближающихся тюленей Большая Голова.
   Они, словно вынырнув из-под земли, не торопясь, отталкиваясь ластами о песок, уверенно ползли по следу, как бы говоря всем своим видом: "А куда вы от нас можете деться?" Соне даже показалось, что на их зубастых мордах появилась улыбка.
   На этот раз путешественники спокойно и без паники пошли быстрым шагом в направлении песчаного фонтанчика. Звери, не приближаясь и не отставая от наших знакомых, поползли следом. Они были словно привязаны на веревочке, и, сколько ни оглядывалась Соня, расстояние между ними и тюленями оставалось одинаковым.
   -Хотят взять нас измором, -- сказал лягушонок.
   -Ждут, пока упадем обессиленные, -- добавил человечек.
   -Если мы не найдем никакого убежища. -- продолжал дядюшка Пеццу, -- нас ожидает печальный конец.
   -Ну уж нет! -- возмутилась Соня. -- Не для того я прошла почти через всю Болотную страну, претерпела столько невзгод и лишений, чтобы какие-то жирные, неуклюжие животные съели меня. Не дождутся!
   И девочка показала тюленям язык.
   Недалеко от фонтанчика путники остановились и стали внимательно разглядывать песчаные брызги.
   -Мне кажется, воздух здесь намного плотнее, чем обычно, -- заключил лягушонок. -- Я даже ощущаю его упругость.
   -Да, что-то действительно есть, -- согласился Большая Голова.
   -И запах, запах какой-то не такой, -- добавила Соня. -- Пахнет, как в хвойном лесу.
   Струи песка с шумом взмывая вверх и рассыпаясь на мелкую пыль, падали на землю, не оставляя на ней никаких следов. Иногда воздушный поток, вырывающийся из глубины, издавал такой мощный свист, который не только заглушал голоса друзей, но и вызывал нестерпимую боль в ушах.
   -Смотрите, а наши преследователи-то нервничают, -- прокричал Большая Голова и показал назад.
   Звери действительно вели себя необычно: ползая из стороны в сторону и тряся головами, они словно не смели пересечь невидимую черту.
   -Они чего-то боятся, -- решила Соня.
   -Ясно чего, -- кивнул лягушонок на фонтанчик. -- Такой свист может испугать кого угодно.
   -Меня удивляет не это, -- задумчиво произнесла Соня. -- Почему от падающего песка не образуются горки, холмики, бугорки или что-нибудь еще в этом роде? Песок, лишь только коснется земли, исчезает бесследно.
   -Смотрите сюда, -- сказал Большая Голова, -- мне кажется, я все понял.
   Там, куда он показал, находилась здоровенная воронка, бесшумно всасывающая песок внутрь. Похожую можно увидеть где-нибудь на воде -- в море или реке, везде, где есть подземное течение. Только у этой посередине вместо водоворота было ровное и гладкое отверстие, излучающее резкое и неправдоподобно черное "сияние".
   Миллионы песчинок, находящихся вокруг, делая мельчайшие колебательные движения, будто притягиваемые магнитом, двигались к центру воронки и пропадали внутри. Приглядевшись, девочка заметила, что на многие метры вокруг песок медленно, но верно приближался К этому загадочному месту.
   -Будьте, пожалуйста, внимательны, -- предупредила Соня, -- не свалитесь в воронку.
   -Не тревожься, -- успокоил ее дядюшка Пеццу. -- Это надо быть каким ротозеем, чтобы в нее угодить.
   -Жаль, мы не нашли здесь воду, -- обтирая сухие губы, произнес человечек.
   -А уж мне как жаль, -- скривился лягушонок.
   Соня предложила допить друзьям остатки воды. Лягушонок взял склянку у человечка и трясущимися лапами торопливо стал отвинчивать крышку. Он делал много резких и лишних движений, и неудивительно, что бутылочка выпала у него из лап и сползла по песку к воронке.
   Не успела Соня и слова вымолвить, как дядюшка Пеццу уже был возле потери и прижимал ее к груди.
   -Что ты наделал! -- испуганно закричала девочка. -- Скорее вылезай обратно!
   Лягушонок, беспомощно заколотив лапами по песку, начал сползать вниз. Он все глубже погружался в песок и с каждой секундой неотвратимо приближался к отверстию воронки.
   -Я тебя сейчас вытащу, -- крикнул Большая Голова и бросился на помощь другу.
   -Осторожно, куда ты? -- всплеснула руками Соня.
Но человечек уже тоже увяз в песке, рядом с лягушонком.
   У девочки не оставалось времени, чтобы растеряться. Она моментально развязала поясок и бросила один конец Большой Голове.
   -Еще немного, -- попросил человечек, -- я не могу дотянуться.
   Соня легла и насколько могла вытянула руку вперед.
   -Все, достал! -- обрадовался Большая Голова и, ухватившись за поясок, попытался выбраться наверх, но у него ничего не вышло: ноги крепко увязли в песке. Более того, потянув за поясок со всей силы, он стащил вниз и Соню.
   Друзья замерли, боясь пошевелиться...
   В таком положении они простояли почти полчаса, а надежды на спасение не прибавилось. Ничего не приходило на ум. Все варианты были отвергнуты. Спокойное стояние на месте не давало желаемого результата -- песок, а вместе с ним и путешественники, медленно, но верно скатывался в воронку.
   -Куда ведет эта дыра? -- дрожа всем телом, спросил дядюшка Пеццу.
   -Куда бы она ни вела, нам надо оставаться всем вместе, -- сказала Соня. -- Давайте возьмемся за руки и не будем разжимать их, что бы ни случилось.
   Путешественники приготовились к самому худшему, но ничего страшного не произошло. Лишь только они оказались в центре воронки, как на какое-то время все вокруг потемнело и раздался хлопок и шипение, будто откупорили бутылку газированной воды огромных размеров. В следующее мгновение друзей ослепил яркий свет и они почувствовали, что куда-то летят.
   Не успев испугаться, вся компания совершила мягкую посадку. То, что они увидели, поразило путешественников. Наши знакомые лежали на песке, под струями точно такого же фонтанчика, на который они смотрели секунду назад в пустыне. Но от пустыни не осталось и следа: вокруг, куда ни глянь, был виден еловый и кедровый лес. Сразу за внушительных размеров кучей песка, на которую упали путешественники, росла зеленая трава. И самое приятное для Сони -- высокое небо с настоящим солнцем!
   "Что же это получается, -- подумала девочка, я снова очутилась в своем родном мире? Если это так, тс теперь дядюшка Пеццу и Большая Голова здесь гости".
   Лягушонок и человечек были настолько потрясены увиденным, что сидели на месте, не делая ни единого шага и не говоря ни одного слова, -- лишь, широко раскрыв глаза, смотрели по сторонам. Для них все было в диковинку, как для Сони, когда она очутилась в Болотной стране.
   Наконец дядюшка Пеццу пришел в себя:
   -Где я?
   -По всей вероятности, в моем родном мире, или, как вы его называете, -- в Верхнем, -- ответила Соня.
   Большая Голова и дядюшка Пеццу испуганно посмотрели друг на друга.
   -Ужасное несчастье, -- вымолвил человечек. -- Мы никогда теперь не попадем назад в Болотную страну?
   Только сейчас Соня поняла, какая тяжелая задача стоит перед дядюшкой Пеццу и Большой Головой. Ведь если она невольно оказалась дома, то ее друзьям предстоит возвращение на родину. Но как это сделать и возможно ли это в принципе? Находясь в Болотной стране, девочка с самого начала знала, что для того, чтобы вернуться, нужно искать Горана. Теперь никто из них понятия не имел, что делать. Кроме того, она не выполнила своего обещания -- не нашла Траву Радости.
   -Не расстраивайся, -- попробовала успокоить Большую Голову девочка.
   -Что будет с моей дорогой невестою Лесным Орехом, если я останусь здесь навсегда? -- печально произнес человечек.
   -А что подумают мои бедные родственники, если я не вернусь домой? -- закричал дядюшка Пеццу.
   -Обещаю вам, друзья, не успокоюсь, пока вы не попадете к себе, а до тех пор буду оставаться с вами.
   Девочка встала и сделала несколько шагов в направлении ближайшего дерева. Оттуда доносилось журчание бегущего ручейка.
   -Идите ко мне! -- закричала она. -- Здесь вода!
   Человечек и лягушонок поспешили за Соней. Черная воронка, точь-в-точь такая же, через которую путешественники попали сюда, появилась словно из-под земли и преградила путь. Лежащий вокруг песок медленно приближался к ней и исчезал внутри...
   -Что бы это могло значить? -- спросил дядюшка Пеццу.
   -Мы попали в какую-то "дырявую" местность, -- предположил Большая Голова, -- того и гляди провалишься неизвестно куда.
   Обойдя на безопасном расстоянии воронку, друзья приблизились к ручью. Как ни хотелось им пить и как ни мучила их жажда, но вода все равно показалась невкусной. Она была ржавого цвета и имела неприятный затхлый запах. Поэтому, сделав по одному глотку, все поскорее ее выплюнули.
   -Отвратительная вода, -- сказал лягушонок, морщась. -- За всю жизнь не пробовал ничего хуже. В нашем болоте она и то намного приятнее.
   -Да, -- согласился человечек. -- Но посмотрите, там что-то написано, -- и Большая Голова показал на табличку, прибитую к маленькому столбику на другой стороне ручья.
   Соня прочитала вслух:
   -Пить запрещено!
   -Что это значит? -- спросил дядюшка Пеццу. -- Кто нам запрещает пить?
   -Это значит, что вода в ручье непригодна для этой цели, а запрещают люди, которые ведают об этом. Мы могли бы заболеть или отравиться, если бы напились воды...
   -О, мне кажется, я уже заболел! -- застонал дядюшка Пеццу и, повалившись на траву, свернулся "калачиком".
   -Перестань, -- пристыдила его Соня, -- мы видели,
ты тоже не стал пить воду. Вставай и лучше послушай,
что я скажу.
   -Про воду?
   -Нет. Я, кажется, догадалась, как мы вернемся в Болотную страну.
   -Как?
   Соня улыбнулась и, повернувшись к воронке, бесшумно всасывающей песок, показала на нее.
  

ВОЗВРАЩЕНИЕ

   -Ты думаешь, она приведет нас в пустыню? -- не поверил дядюшка Пеццу.
   -Я просто уверена в этом, Ведь должны же как-то соединяться наши миры.
   -Конечно.
   -Тогда почему не через дыры с песчаными фонтанчиками?
   -С тобой трудно не согласиться, -- сказал Большая Голова.
   -Тогда отправляемся назад, -- предложила Соня.
   Оказавшись на поляне, путешественники обратили внимание на монотонное гудение, доносившееся из-за деревьев. Прежде чем вернуться в Болотную страну, девочка предложила посмотреть, что это может быть.
   -У меня какое-то нехорошее предчувствие, -- сказал лягушонок, -- вдруг мы встретимся с каким-нибудь чудовищем?
   Услышав слова дядюшки Пеццу, Соня рассмеялась:
   -Что ты, у нас не бывает чудовищ, волшебников и других сказочных героев. Вы попали в страну, где все го этого нет.
   -Я не верю. Если есть мир, значит, должны быть и чудеса, и волшебники -- добрые и злые. Правильно, Большая Голова?
   -Конечно, как можно жить без чудес? Я не знаю ни одной такой страны.
   Выглянув из-за деревьев, путешественники увидели Удивительную и непонятную картину. По огромной куче мусора, состоящей из разных банок и коробок, бутылок и кусочков бумаги, бесшумно двигались люди в серебристых одеяниях с красными кругами на спине и животе. В стороне от них, на ровной каменной плите, стояла приплюснутая машина с вертящейся "тарелочкой" наверху. Она-то и издавала заинтересовавший друзей звук.
   -Что это такое? -- спросил дядюшка Пеццу.
   -Сама не могу понять. Похоже на городскую свалку, -- сказала Соня.
   -А что такое свалка?
   -Это такое место, куда свозят мусор со всех окрестностей.
   -А зачем вам столько мусора? -- не понял Большая Голова.
   -Как раз потому, что он никому не нужен, его и вывозят на свалку.
   -А ты говоришь, у вас нет злых волшебников.
Столько мусора могут сделать только они, -- дядюшка Пеццу настороженно посмотрел по сторонам.
   Девочка не стала спорить с другом, а решила подойти и поговорить с рабочими: узнать, далеко ли отсюда ее дом.
   -Для чего, -- удивился лягушонок, -- ведь ты хочешь вернуться в Болотную страну.
   -Просто интересно, давно не была в своем Мире и не общалась с такими же, как и я.
   -А разве они не великаны? -- спросил дядюшка Пеццу.
   Человечек и лягушонок, не встречавшие взрослых из Сониного Мира, не могли поверить, что это обыкновенные люди.
   -Ты иди, а я лучше подожду здесь, -- решил дядюшка Пеццу.
   -Мне твои земляки не очень нравятся: почему-то все время молчат и лица какие-то неприветливые, -- произнес Большая Голова.
   -Наверное, слишком заняты и поэтому нет времени на разговоры, -- предположила Соня.
   Хотя она давно обратила внимание, что люди в серебристых костюмах двигаются не совсем обычно -- в основном по прямой, часто делая резкие движения в стороны. У каждого рабочего была длинная желтая палка с узкой пластиной на конце. Они водили этим приспособлением по кучам мусора и время от времени останавливались. Тогда из пластинки выдвигался яркий, белый луч и над тем местом, которого он касался, поднималось облачко пара.
   -Если хочешь, можешь подождать меня здесь, вместе с дядюшкой Пеццу, -- предложила девочка Большой Голове.
   -Нет, нет, -- запротестовал человечек, -- я отправлюсь с тобой.
   Прыгая с одной мусорной кучи на другую, Соня и Большая Голова приблизились к людям. Те, не обращая внимания на посетителей, продолжали выполнять свою работу.
   -Скажите, пожалуйста, -- обратилась девочка к одному человеку, -- где мы находимся?
   Но он прошел мимо и не ответил на вопрос. Тогда Соня забежала вперед и преградила дорогу. Тот, едва не наскочив на девочку, резко остановился и на его груди замигали по очереди синяя и зеленая лампочки.
   -Что это с ним? -- испугался Большая Голова.
   -Мне кажется, это не люди, а машины: их называют роботами.
   -Какие еще роботы? Проделки злых колдунов?
   -Да нет. Я потом тебе все объясню: сейчас некогда, да и очень долго, -- Соня поймала себя на мысли, что человечек вряд ли поймет, кто такие роботы.
   Вскоре вокруг них уже стояли все "рабочие", а из приплюснутой машины, расположенной в стороне, раздался звуковой сигнал, похожий на сирену "скорой помощи".
   -Бежим отсюда! -- крикнул Большая Голова и схватил Соню за руку.
   -Но тогда мы ничего не узнаем. Давай не будем спешить.
   Вслед за раздавшейся сиреной из машины вышел "человек", только костюм у него был малинового цвета в полоску и за спиной висел квадратный ранец. Он приблизился к путешественникам и, выставив руку вперед, поводил ею в разные стороны.
   -Внимание! -- произнес он металлическим голосом.
-- Живые существа, пребывание в запретной зоне -- опасно для жизни!
   -Мы не знали, что это запретная зона, -- сказала Соня. -- Я хотела всего лишь узнать, далеко ли до моего города и какое сегодня число?
   -Сегодня, -- начал "человек" с ранцем...
   И он ответил какой сегодня год, месяц, число и час, а потом подробно рассказал, как добраться до интересующего девочку города. Соня все внимательно выслушала и, развернувшись, пошла быстрым шагом, спотыкаясь и не отвечая на вопросы Большой Головы.
   -Да объясни, наконец, что случилось? -- попросил человечек.
   Соня остановилась и, поискав взглядом дядюшку Пеццу, направилась к нему.
   -Скорее, скорее к песчаной дыре.
-Но к чему такая спешка?
   -Потом объясню, у нас мало времени.
   -Опять потом, -- запротестовал человечек, -- нет уж давай сейчас, -- и он остановился.
   -Да пошли, -- потянула Соня Большую Голову за рукав, -- а то роботы могут задержать нас за пребывание в запретной зоне.
   -Что же ты мне раньше не сказала?
   И Соня и человечек, взявшись за руки, устремились к деревьям.
   -Какие новости? -- встретил их вопросом лягушонок.
   -Ужасные, -- оглядываясь назад, ответила девочка. -- Скорее, скорее, я все расскажу по дороге.
   И она не останавливаясь прошла мимо. Дядюшка Пеццу, ничего не понимая, последовал за друзьями, ожидая обещанного объяснения.
   -Дело в том, -- начала Соня, -- что мы действительно оказались в Верхнем мире -- у меня дома.
   -Ну и что здесь ужасного? -- выкатил глаза дядюшка Пеццу.
   -Плохо то, что мы попали не в то время, откуда я отправилась в Болотную страну, а почти на двести лет позже. Понимаете, на двести!
   -Ты попала в будущее, -- догадался Большая Голова.
   -Ну конечно. Это значит, что уже давно нет не только моих дедушки, бабашки, папы, мамы, но и вырос и состарился и более ста лет назад умер мой младший брат... Умерли и его дети и внуки. Понимаете? Здесь не осталось ни одного моего близкого родственника или знакомого. И самое ужасное -- нас могли задержать и оставить здесь навсегда!
   -О, это действительно ужасно, -- согласился дядюшка Пеццу.
   -Теперь я понимаю, почему ты так спешишь к песчаной дыре, -- сказал Большая голова. -- Хочешь вернуться назад в Болотную страну, а оттуда в свое время.
   -Верно, -- кивнула Соня.
  

ВЕРХОМ НА ЧЕРЕПАХЕ

   И снова кругом песок и невыносимая жара, а Соня стоит довольная и радостная.
   -С этими дырами и тюленями я окончательно запутался и теперь понятия не имею, в какую сторону идти, -- проворчал дядюшка Пеццу.
   -Да, кстати, а где эти самые тюлени, куда они подевались? -- спросил Большая Голова.
   Друзья посмотрели по сторонам, но их нигде не было. После недолгих раздумий путешественники решили идти туда, где небо ниже всего спускается к земле.
   -Мне как-то привычнее, когда его можно потрогать, встав на небольшую возвышенность, -- объяснил свой выбор человечек.
   Дядюшка Пеццу, как всегда, залез на макушку Большой Головы и уснул. "Ему хорошо, -- подумала девочка, -- вот бы и меня кто-нибудь подвез. Да разве можно встретить в этой стране лошадь или верблюда -- они здесь не водятся. Шоколадные удавы, слепые тюлени, грибоеды, брямки -- так это пожалуйста, сколько угодно, а вот лошади или верблюды..." Так рассуждала Соня, медленно бредя по раскаленному песку и глядя под ноги.
   -Смотрите, живая куча! -- закричал проснувшийся дядюшка Пеццу.
   Впереди них ползла внушительных размеров горка оливкового цвета. Она двигалась как раз в том направлении, куда следовали наши друзья.
   -Хотела бы я знать, есть ли у нее зубы и чем она питается, -- устало сказала Соня.
   -Это нетрудно выяснить, -- с готовностью произнес человечек.
   -Выяснить-то, может быть, и нетрудно, -- заметил лягушонок, -- а вот удастся ли потом унести ноги...
   В это время загадочная "гора" остановилась и спереди появилась длинная волосатая шея, заканчивающаяся плоской утинообразной головой. Маленькие узкие глазки без всякого интереса посмотрели на путешественников, и животное с аппетитом принялось поедать... песок.
   -Невероятно! -- воскликнул человечек. -- Для нее здесь настоящий рай -- нескончаемые запасы песка.
   -Тогда она должна быть доброй, -- решила Соня. -- Вот на ком мы поедем, когда "гора" пообедает.
   -Мне все равно, -- согласился дядюшка Пеццу, -- я и так еду.
   -Давайте назовем ее Пескоедом, -- предложил человечек.
   Пескоед продолжал жевать, когда друзья подошли к нему и стали разглядывать. Это было черепахоподобное существо с толстым костяным панцирем и массивными короткими ножками. Лап было всего две, они находились спереди животного, а сзади с обеих сторон торчала пара больших колес, как у автомобиля. В довершение ко всему Пескоеда украшал рыбий хвост, который не лежал на месте, а постоянно вилял из стороны в сторону.
   Большая Голова подошел к каменной "горе" и пнул ногой, не забыв тут же отскочить на безопасное расстояние.
   -Что ты делаешь? -- испуганно закричал дядюшка Пеццу. -- Хоть бы меня высадил сначала: Пескоед мог рассердиться, и тогда бы нам не поздоровилось.
   -Я проверяю, на самом ли деле он такой безобидный, как кажется.
   Удар человечка не произвел на животное впечатления, и оно, закрыв глаза от удовольствия, по-прежнему продолжало поедать песок.
   -Пожалуй, ты права, Соня, -- произнес Большая Голова, -- Пескоед добрый, и мы можем на нем прокатиться.
   Человечек, девочка и лягушонок, хватаясь за овальные углубления в панцире, довольно легко забрались наверх. Оседлав таким образом Пескоеда, путешественникам оставалось только ждать, когда он наестся, и надеяться, что маршрут его следования вывезет их из пустыни.
   -А зачем ему, собственно, уползать отсюда, -- спросил лягушонок, -- если песок -- любимая пища? Мне кажется, мы поступили опрометчиво, усевшись на этот "камень".
   -Что если дядюшка Пеццу прав? -- забеспокоился человечек.
   -Я и сама этого боюсь, но должен же он когда-нибудь пить. И потом, мои ноги так устали, что не смогут сделать и шага, -- призналась Соня.
   Примерно через час Пескоед закончил трапезу и пополз или покатил по пустыне -- Даже не знаю, как сказать: вроде есть и колеса, и лапы.
   -Оказывается, на нем приятно ехать, -- сказал лягушонок.
   -А меня это легкое покачивание клонит ко сну, -- зевнула Соня, -- боюсь задремать и свалиться вниз.
   -Спи, не беспокойся, -- погладил ее руку Большая Голова, -- я посижу и подержу вас обоих.
   Девочка не стала возражать и уснула. Ей приснилось, будто она с папой плывет в лодке по красивому-красивому озеру, а по его берегам растут дивные кувшинки. Такие прекрасные, что Соне захотелось рассмотреть их поближе. Отец направил лодку к берегу, и та остановилась, уткнувшись носом в песок... Покачивание прекратилось.
   -Ну вот и приехали, -- услышала она сквозь сон голос дядюшки Пеццу и открыла глаза.
   Кругом была почти полная темнота, если не считать тусклого сине-зеленого сияния, исходящего от невысоких деревьев.
   -Вставайте, мы уже приехали, -- повторил лягу
тонок и стал трясти за плечо друга.
  

ЗЕЛЕНЫЙ

   Проснувшись, Соня заметила, что на руке у нее мирно посапывал Большая Голова: видно, усталость взяла свое, как он ни крепился.
   -Оставь, -- сказала девочка дядюшке Пеццу, пытавшемуся разбудить человечка, -- пусть отдыхает.
   Лягушонок перестал трясти приятеля.
   -Мне кажется, нам нет никакой надобности спускаться вниз, пока не наступит утро, -- сказал он, -- а раз так, давай еще поспим.
   -А вдруг, пока мы будем спать, Пескоед снова уползет в пустыню?
   -Тогда придется кому-то бодрствовать.
   Видно было, что дядюшка Пеццу не испытывал ни малейшего желания дежурить остаток ночи. Соня пожалела его и предложила:
   -Давай посижу я, все равно уже не усну.
   В это время Пескоед вытянул лохматую шею и, опустив голову в какое-то отверстие, с шумом стал всасывать воду.
   -Вода! -- радостно закричал лягушонок и шлепнул человечка по макушке. -- Я сейчас спущусь и наконецто напьюсь.
   -Где вода? -- сквозь сон спросил Большая Голова.
   -Там, внизу. Слышишь, как пьет Пескоед?
   От этих слов человечек сразу проснулся, выразив желание тоже спуститься вниз. Причем немедленно. Девочке с большим трудом удалось уговорить друзей остаться хотя бы еще на час наверху.
   -Мало ли кого там можно встретить, -- говорила она, -- а здесь мы в безопасности.
   Светало.
   Соня постепенно стала различать окружающие предметы. "Вон справа растут деревья, возле них куст, подальше коричневатый холм с черной плешиной, -- отмечала она про себя, -- а там... А что там?"
   Чуть левее холма девочка заметила маленькие, аккуратные домики с круглыми окошками, но почему-то без крыш. Рядом, по всему склону, вытянулись растительные посадки, возле которых копошились местные жители. "Вот те на, -- подумала Соня, -- опять незнакомцы!" За последние дни у нее окончательно пропало желание встречать кого бы то ни было в этой стране. Кроме Горана, разумеется, о свидании с которым мечтала.
   -О, уже новый сезон, -- сказал, потягиваясь, дядюшка Пеццу.
   -А я даже не заметила, -- призналась девочка.
   Небо действительно было синего цвета. "Какая досада, -- расстроилась Соня, -- уже пятый сезон путешествую, а вернусь ли назад -- сама не знаю".
   -Ну, теперь можно и напиться, -- решил лягушонок и стал спускаться вниз.
   Разбудив человечка, девочка тоже последовала за ним.
   Ох и вкусная же была вода! Друзья пили и не могли напиться. Отдыхали и снова принимались за питье.
   -Я сейчас лопну, -- сказал раздувшийся, как шар лягушонок.
   Когда все утолили жажду, Соня показала на видневшиеся домики.
   -Шагу нельзя ступить, чтобы с кем-нибудь не столкнуться, -- рассердился дядюшка Пеццу. -- Сейчас опять начнется погоня, потом плен и тюрьма.
   -Зачем так мрачно? Разве мы не встречали за время путешествия жителей Небесного замка, мухоморов или...
   -Я как раз не имею ничего против таких встреч, перебил Соню лягушонок, -- а говорил лишь о том, уж больно мне не хочется видеться, например, с родственниками брямок.
   -Кто же это может быть? -- задумался Большая Голова, не обращая внимания на препирания Сони и дядюшки Пеццу. -- Если в деревне добрые люди, мы могли бы попросить у них немного еды.
   -Злые не могут с такой любовью строить свои дома, разбивать грядки и хорошо ухаживать за ними, -- высказалась девочка. -- Посмотрите, как там красиво.
   -Что касается меня, то лучше поголодать, чем отправляться в селение, -- надулся лягушонок. -- Неужели вы так соскучились по неприятностям, что готовы идти неведомо куда?
   -Ну хорошо, -- согласилась Соня, -- может, ты и прав. Давайте не будем заходить в деревню, а обойдем стороной.
   Когда домики с круглыми окнами остались далеко позади и путешественники уже стали о них забывать, дорогу преградила расщелина, из которой доносился слабый жалобный стон.
   Дядюшка Пеццу схватил за руку человечка и попробовал его задержать:
   -А вдруг это ловушка! Лучше уйдем отсюда.
   -Вечно ты со своими подозрениями, -- не выдержал Большая Голова.
   -Наверное, кому-то нужна помощь, -- и Соня, не обращая внимания на лягушонка, заглянула вниз.
   На дне, все выпачканное в грязи, сидело симпатичное зеленое существо с большими синими глазами и терло ушибленную ногу. С первого взгляда можно было узнать в нем представителя растительного царства, а точнее, семейства кактусовых. По всему телу, рукам, ногам и голове незнакомца торчали длинные острые колючки.
   Увидев склонившихся над краем расщелины путешественников, кактус улыбнулся и сказал:
   -Вот упал и, кажется, вывихнул ногу.
   -Не волнуйся, сейчас поможем, -- ободрила его Соня.
   -О нет, не стоит беспокоиться, скоро меня хватятся дома и пошлют кого-нибудь на поиски, а то вам придется из-за этого задерживаться. Не хотелось бы доставлять столько хлопот.
   -Ну что ты, какие хлопоты, мы всегда выручим попавшего в беду, -- и девочка стала опускать длинную и прочную лиану.
   Когда кактус выбрался наверх, друзья увидели, что из одежды на нем были только синяя треугольная шляпа, башмаки на высоких каблуках и кожаный пояс с серебряной пряжкой.
   Спасенный снял головной убор и, прижав к груди, сказал, не переставая улыбаться:
   -Я вам очень, очень благодарен, добрые странники.
   -Да что там, -- махнул лапкой дядюшка Пеццу, -- дело привычное.
   -Не окажете ли вы мне честь и не согласитесь ли зайти в гости?
   Друзья переглянулись. Каждый подумал об одном и том же: "Не мешало бы поесть и взять кое-что в дорогу".
   -А далеко твой дом? -- поинтересовался Большая Голова.
   -Нет, совсем рядом, вы, должно быть, видели небольшую деревню, когда проходили по холму.
   -Кто там еще живет кроме тебя? -- спросил дядюшка Пеццу.
   -Такие же кактусы, как и я. Извините, забыл вам представиться, меня зовут -- Зеленый, -- и он протянул усыпанную острыми колючками руку.
  

ДЕРЕВНЯ КАКТУСОВ

   Домиков оказалось намного больше, чем можно было представить, глядя на деревню издалека. По подсчетам Сони, что-то около семидесяти.
   -А где же все жители? -- посмотрел вокруг дядюшка Пеццу, не замечая ни одной живой души.
   Деревня и поля действительно были пусты, хотя чувствовалось -- здесь только что были люди, простите, кактусы.
   -Они испугались вас и попрятались. -- объяснил, улыбаясь, Зеленый.
   -А чего нас бояться, мы никому не причиним зла, -- удивился Большая Голова.
   -Я сейчас поговорю с односельчанами, -- сказал Кактус и исчез в кустах.
   Приглядевшись, Соня заметила, что домики, скамеечки и даже уютные садовые беседки, тоже имели шипы.
   -Похоже, нам придется стоять, пока мы находимся в гостях, -- показал лягушонок на стул со здоровенной колючкой на сиденье. -- Прямо какое-то орудие пыток.
   Соня засмеялась:
   -Ничего с нами не случится, если мы посидим на траве.
   Путешественники расположились на земле и стали ждать Зеленого. То тут, то там из-за кустов и деревьев начали появляться большие и маленькие кактусы с неуверенными улыбками на лицах.
   -Я им все объяснил, -- сказал запыхавшийся Зеленый. -- Сейчас взрослые посадят назад детей-кактусят и вы познакомитесь с самым старым жителем деревни. Его зовут Зеленый-Презеленый, он очень уважаемый кактус, и мы всегда выполняем его решения и просьбы.
   -У вас что, все имена включают слово "зеленый"? -- Спросил Большая Голова.
   -Совершенно верно. Есть, например, такие, как "Не-Очень-Зеленый", "Совсем-Зеленый", "Не-Скоро-Будет-Зеленый", "Перезеленый", "Зелененький", "Зеленеющий"...
   Кактус наморщил лоб, и улыбка пропала с его лица.
   -Бывают и такие имена: "Никогда-Не-Будет-Зеленым" и "Зеленющий".
   -Прямо как злющий, -- заметил дядюшка Пеццу.
   -Так оно и есть, -- опечалился Зеленый.
   На центральной поляне, где путешественники разговаривали, в сопровождении соплеменников показался самый старый кактус -- Зеленый-Презеленый. Он держался с достоинством, как и все вокруг приветливо улыбаясь, ничем особенно не отличаясь от остальных. Если не считать того, что на нем была не треугольная, а четырехугольная шляпа и старейшина оставался единственным, кто не снял и не прижал ее к груди во время приветствия незнакомцев.
   -Я рад принимать вас у себя в деревне, -- произнес Зеленый-Презеленый, -- мы ценим доброе к себе отношение. Будьте как дома, отдыхайте, набирайтесь сил, а вечером приходите на Праздник посадки кактусят.
   Гостей проводили в просторный дом без дверей и без крыши, это было жилище Зеленого. Хозяин сел у овального окна на точно такой же стул с колючкой, что видели друзья на улице. Соня и ее спутники расположились на полу: к счастью, он был ровным и без шипов.
   -До праздника еще есть время, не хотите ли немного отдохнуть? -- улыбнулся Зеленый.
   -Да, спасибо, -- кивнула Соня и посмотрела на толкающего ее в бок дядюшку Пеццу.
   -У них, наверное, не принято угощать гостей, - прошептал разочарованный лягушонок.
   -Дело в том, -- начала девочка, -- что мы проголодались и хотели бы попросить немного еды.
   -Да, да конечно, -- сказал Зеленый и направился к выходу.
   В дверях он остановился и спросил:
   -Простите, но я хотел узнать, чем вы питаетесь?
   -Странный какой-то Кактус попался, -- опять прошептал дядюшка Пеццу.
   -Мы не привередливы в еде, -- ответила Соня, -- поэтому будем благодарны за любое, пусть даже самое простое и скромное кушанье.
   Видно было: Зеленого не устроил ответ девочки и он раздумывает, как поступить.
   -Не надо ничего специально готовить, -- не выдержал лягушонок, -- давай то, что едите вы.
   -О, если так, -- обрадовался Кактус, -- нет ничего проще! Пойдемте, я сейчас все устрою.
   Путешественники вышли на улицу и отправились за хозяином дома. Путь был коротким -- сразу за пышным кустом роз Зеленый остановился и показал на прямоугольный участок коричневой земли, огороженный камнями.
   -Вот, пожалуйста, -- протянул он лопату Большой Голове.
   Потом принес еще две лопаты, которые достались Соне и дядюшке Пеццу.
   -Что здесь происходит, -- прошептал лягушонок, -- кто-нибудь может мне объяснить?
   Видя непонимающие взгляды гостей, Зеленый произнес:
   -Дядюшка Пеццу ведь сам просил дать то, чем питаемся мы. Или я неправильно понял?
   -Нет, все верно, -- кивнула девочка, -- только не мог бы ты показать, как вы едите.
   Кактус охотно согласился и, взяв у Большой Головы лопату, вырыл неглубокую круглую ямку. Сняв башмаки, он сунул в нее пористые, как у морской губки, ноги и присыпал землей.
   -Вот, -- Зеленый улыбнулся.
   -Что, и все!? -- выпучил глаза лягушонок. -- Вы так едите?
   -Да, -- не понял удивления Кактус. -- Когда кто-нибудь проголодается, то отправляется в столовую и забирается в землю.
   -Это и есть "столовая"? -- спросил лягушонок.
   -Конечно. Моя столовая с хорошей и питательной почвой, недавно политая ключевой водой. Попробуйте -- очень вкусно.
   -Спасибо, дорогой Зеленый, -- начала Соня, -- но мы должны признаться тебе, что не умеем есть, как вы, кактусы.
   -Нам нужно что-нибудь сладкое. Мед, например, или сахарный сироп, варенье, наконец, плоды фруктовых деревьев, -- добавил Большая Голова.
   Зеленый понимающе закивал.
   -Если позволите, я на минутку покину вас -- мне нужно встретиться с Зеленым-Презеленым.
   Кактус ушел, а друзья вернулись в дом без крыши. Сев на свое старое место на полу, дядюшка Пеццу заметил:
   -Лучше бы нам идти дальше не останавливаясь, а то получается, что мы посетили деревню, чтобы посидеть голодными в гостях у Зеленого.
   -Зря ты так, -- вступился за жителей деревни человечек, -- ведь они не знали о наших вкусах.
   -И все же не стоит здесь засиживаться, нужно отправляться дальше, -- настаивал лягушонок. -- Пойдемте прямо сейчас.
   -Неудобно взять и просто уйти, даже не попрощавшись с хозяином дома, -- возразила Соня. -- Он был добр и приветлив с нами и потом -- нас ведь пригласили на праздник.
   -Зачем нам этот праздник, если я голодный, как сто лягушат?
   -А может, дядюшка Пеццу прав, и нам следует уйти? -- подал голос Большая Голова.
   -Хорошо, -- согласилась девочка, -- но сначала дождемся Зеленого.
   Ждать пришлось недолго. В дверях появился довольный кактус с кувшином из высохшей тыквы в руках и несколькими волосатыми плодами величиной с дыню.
   -Вот, угощайтесь, пожалуйста.
   -Что это?
   -Это плоды кактусов, в них были семена, из которых вырастают кактусята. В кувшине сладкий сироп-подкормка, им поливают молодые побеги, чтобы наши
дети росли здоровыми и веселыми.
   -Не мог бы ты рассказать об этом подробнее, -- попросила девочка.
   -Видите, у меня на спине маленький бугорок?
Все кивнули.
   -Это зреет плод, в нем семечко. Когда вырастет, я возьму семечко и положу в укромное место, пока не наступит Праздник посадки кактусят. А из оставшейся мякоти плода приготовят сироп.
   -Так, значит, именно сегодня вечером состоится праздник? -- спросил Большая Голова.
   -Да, -- почему-то печально произнес Зеленый.
   -Если это праздник, тогда отчего ты грустишь? -- удивилась Соня.
   -Его омрачает одно событие, случившееся незадолго до вашего прибытия в деревню.
   Вот что рассказал Зеленый путешественникам:
   -Наш народ всегда отличался исключительным миролюбием и добротой к соседям, растениям и животным.
И все это благодаря тому, что мы постоянно высаживаем свои семена в специально приготовленную, коричневую землю. У нас она называется доброй. Но однажды порыв ветра подхватил два семечка и унес в неизвестном направлении. Вся деревня находилась в печали. Шло время, постепенно кактусы забыли об этом несчастье... Однако пропавшие семена не погибли, их забросило вершину холма, на черную -- злую землю.
   Зеленый замолчал.
   -А что же дальше? -- нарушил тишину дядюшка Пеццу.
   -Из этих семян выросли два злодея: Зеленющий и Никогда-Не-Будет-Зеленым. С этого времени соседи стали бояться и избегать нас. Негодяи начали нападать на
всех в округе и отбирать то, что нравится. Постоянно обижают слабых, издеваются, колют ядовитыми колючками. Одним словом, с их появлением в деревне закончилась спокойная жизнь, теперь мы пребываем в постоянном страхе за себя и своих детей.
   Кактус смахнул набежавшие на глаза слезы.
   -Но это еще не все, -- продолжал Зеленый. -- Два негодяя решили вырастить себе подобных. Вчера они напали на наше хранилище семян и унесли почти половину запаса... Представляете, что может случиться, если им удастся воспитать столько злодеев? Что тогда станет с нами, соседями, растениями и животными?
   -Да, вашему положению не позавидуешь, -- посочувствовал Большая Голова.
   -Но неужели ничего нельзя предпринять? -- Соня встала и заходила из угла в угол.
   -А что мы можем сделать?
   -Собрались бы все вместе и прогнали негодяев. Ведь их всего двое, а вас так много: целая деревня, -- возмутился дядюшка Пеццу.
   -У нас никто не станет этого делать.
   -Ну почему?
   -Обычаи и убеждения запрещают причинять неприятности любым, пусть даже очень плохим, существам.
   -Тогда это сделаем мы, -- не выдержала Соня.
   -У тебя что, появилось лишнее время? -- рассердился лягушонок.
   -Нельзя допускать, чтобы злодеи посадили семена в черную землю. Если им не помешать, они сделают это сегодня, на Празднике посадки кактусят.
  

ДВА ЗЛОДЕЯ

   Друзьям предстояло подумать, как вернуть семена в деревню. До вечера еще было время, и Соня, Большая Голова и дядюшка Пеццу решили подкрепиться.
   -Пока ничего не приходит на ум, -- сказала девочка. -- Меня пугают острые колючки, надо постараться избежать их уколов.
   -Конечно, ведь они ядовитые, -- заметил лягушонок.
   Человечек пока не вступал в разговор -- он был занят -- жевал сиреневую мякоть плода кактуса. Еда действительно была великолепна, и девочка не мешала ему, тем более что она сама уже съела почти целую "волосатую дыню" и теперь запивала ее сладким сиропом-подкормкой.
   Зеленый был рядом и, ни на что не надеясь, уныло бормотал не то молитву, не то заклинание:
   -Я соберу семена мои,
   Ты захвати семена свои.
   С песнями, танцами отправимся в путь
   И каждое в ямку не забудем воткнуть!
   Всех усадим в землю сырую,
   Для них -- мать родную,
   Для них -- мать родную...
   -Вот если бы можно было раздобыть смолы, тогда мы быстро бы с ними справились, -- произнес, ни к кому не обращаясь, Большая Голова.
   -Откуда здесь смола? -- дядюшка Пеццу начинал терять терпение.
   -Ее у нас сколько угодно, -- сообщил Зеленый. -- Только зачем она вам?
   -Чего сколько угодно?
   -Я говорю, смолы в деревне очень много: ведь из нее и песка мы строим свои дома.
   И Кактус снова печально запел:
   -Я полью семена мои,
   Ты польёшь семена свои.
   И посидим, и подождём,
   И потанцуем, и попоём...
   -Постой, постой, -- прервала его Соня. -- Ты говоришь, у вас есть липкая смола?
   -Ну да.
   -А можешь ее принести?
   -Сколько хотите.
   -Тогда наполни две тыквы и тащи сюда, -- попросил Большая Голова. -- И не забудь захватить веревку подлиннее.
   Когда Зеленый принес все, о чем просил человечек, друзья отправились на вершину холма по узенькой, еле заметной тропинке. Именно там, по словам жителей деревни, обосновались два злодея. Кактус проводил смельчаков только до того места, где заканчивалась коричневая земля, а дальше идти отказался. "Я буду ждать вас здесь", -- пообещал он и сел на пенек.
   Путешественники хоть и немного боялись, но шли с твердым намерением покончить с безобразиями. Даже дядюшка Пеццу, узнав план захвата кактусов, осмелел и, прыгая сзади, повторял:
   -Мы их быстро отучим обижать слабых и беззащитных.
   Черная земля, по которой уже давно шли наши знакомые, действительно была необычной. Она излучала какие-то невидимые волны, ощущаемые всем телом и вызывающие раздражительность, беспокойство и плохое настроение. Голова вдруг стала тяжелой, а кулаки заныли и зачесались так сильно, что захотелось кого-то ударить и пнуть ногой.
   -Очень странные чувства и желания появились
у меня, -- призналась Соня.
   -И у меня, -- сказал Большая Голова.
   -Ну попадись нам только эти негодяи, -- кипятился дядюшка Пеццу. -- Просто не терпится их проучить!
   -Теперь понятно, почему кактусы, живущие здесь, такие злые и агрессивные. Во всем виновата черная земля, -- сказала Соня.
   Впереди показался покосившийся домик, и разговоры сразу стихли. Путешественники прислушались: из окон доносилось громкое пение вперемешку с диким хохотом и воплями:
   -Всех заставим подчиниться! Ха-ха-ха!!!
   -Кто не верит? Ха-ха-ха!!!
   -Ну, я пошел, -- прошептал дядюшка Пеццу и направился к двери.
   Соня и Большая Голова, оббежав дом, спрятались сзади.
   -Эй, кто там так противно визжит? -- неожиданно громким и грозным голосом спросил лягушонок.
   Пение сразу прекратилось, и через несколько минут, после сдавленного шепота, из домика показалась испуганная физиономия серо-зеленого кактуса. Она поискала хозяина страшного голоса, ожидая увидеть по меньшей мере великана. Когда же вместо него на поляне был обнаружен дядюшка Пеццу, то злодей буквально упал на землю, закатившись от хохота. Его приятель свалился рядом и, схватившись за бока, смеялся и икал, утирая слезы.
   Повеселившись вволю, серо-зеленый кактус сказал , товарищу:
   -Знаешь, Зеленющий, твое прекрасное пение не понравилось этой козявке. Больше не делай этого, а то она рассердится и накажет нас.
   Зеленющий изобразил испуг и начал притворно плакать и просить прощения у "козявки", чем вывел из себя дядюшку Пеццу, и последний чуть было не сорвал всю операцию.
   Вместо того чтобы оставаться на месте, пока кактусы не отойдут от дома подальше, лягушонок бросился на них о кулаками и тут же получил колючкой в живот.
   Послышался жалобный крик, и дядюшка Пеццу без чувств свалился на землю.
   Большая Голова не раздумывая кинулся на помощь другу, но ему преградил дорогу ухмыляющийся кактус. Человечек ткнул его палкой с липкой смолой и поднял лягушонка. В то же мгновение Соня выскочила из-за угла и закричала:
   -Эй, Зеленющий! Лови!
   И когда другой кактус повернулся к ней, бросила свою липкую палку. Зеленющий машинально поймал ее руками и прилип к смоле.
   Кактусы не успели опомниться, как оказались связанными.
   -Где семена? -- сердито спросил Большая Голова,
держа дядюшку Пеццу на руках.
   -Быстро говорите, не то мы оставим вас связанными, а сами уйдем, -- пригрозила Соня.
   -Они в домике, в пестром кувшине, -- нехотя признался Никогда-Не-Будет-Зеленым.
   Девочка зашла в грязную комнату и нашла кувшин.
   -Теперь скорее вниз, -- сказала она, прижимая семена к груди, -- пока не заболели от черной земли и не превратились в злодеев.
   И девочка быстрым шагом пошла по тропинке. Большая Голова направился следом, ведя за собой связанных пленников.
   -Скоро вас посадят в хорошую землю, -- сообщил человечек испуганным кактусам, -- и вы станете добрыми и спокойными.
   Как только под ногами появилась коричневая земля, из-за кустов с опаской выглянул Зеленый и спросил, еле сдерживая дрожь:
   -Вы их хорошо связали?
   -Будь спокоен, -- улыбнулся Большая Голова, -- не вырвутся.
   Убедившись, что человечек говорит правду, Зеленый обрадовался и, ничего не сказав, побежал в деревню.
   -Похоже, нас ожидают цветы и оркестр, -- слабым голосом произнес очнувшийся дядюшка Пеццу.
   Конечно, никакого оркестра в деревне не было, но встречали героев действительно с великой радостью и восторгом. Даже сам Зеленый-Презеленый снял четырехугольную шляпу и прижал к груди, чего, по признанию Зеленого, раньше никогда не было.
   После короткого приветствия Соне, Большой Голове и дядюшке Пеццу преподнесли по треугольной шляпе с внушительной золотой колючкой на макушке.
   -Отныне вы становитесь Почетными кактусами нашей деревни, -- гордо произнес вождь, -- и можете всегда рассчитывать на нашу помощь. Если вам что-нибудь нужно, говорите, не стесняйтесь.
   -Мы хотим узнать, в какой стороне находятся Западные ворота и какая дорога, ведущая к ним, самая короткая, -- сказала Соня.
   Зеленый-Презеленый показал в сторону сочной растительности.
   -Они там, за Долиной Улиток, -- и глаза его стали серьезными. -- Через нее идет самая короткая дорога. Однако лучше потерять неделю-другую и обойти стороной эту местность.
   -К сожалению, у нас нет времени, чтобы идти в обход, -- сообщила девочка. -- Мы пойдем через Долину Улиток и отправимся немедленно.
   -К чему такая спешка? -- удивился Зеленый-Презеленый. -- Разве вы не останетесь на праздник?
   -Нет, -- ответил дядюшка Пеццу, -- нам еще нужно раздобыть семена Травы Радости. Кроме того, мы даже не знаем, где искать Горана.
   -Горана? -- переспросил самый старый Кактус.
   -Да.
   -Я видел его примерно дней десять назад у Западных ворот. Он собирался ремонтировать башенные часы.
   -Какая удача! -- воскликнула Соня.
  

ДОЛИНА УЛИТОК

   Углубившись в сочную растительность, буйно разросшуюся в долине, путешественники увидели широкие влажные следы, покрытые тонким слоем слизи. Они были столь велики, что по ним можно было свободно идти, взявшись за руки, как по дороге, и еще осталось бы место.
   -Наверное, здесь проползла улитка, -- догадалась Соня.
   -Ничего себе улитка! -- изумился дядюшка Пеццу. -- Да это целая улитища!
   Девочка вспомнила разговор с Зеленым-Презеленым и его предупреждение обойти стороной долину. Она догадывалась -- их ожидает встреча с крупными улитками, но никак не могла предположить, что улитки будут не просто большими, а гигантскими.
   -Предлагаю идти по дорожке, проеденной улиткой, -- сказал Большая Голова. -- Это намного легче и быстрее.
   -Но тогда мы обязательно встретимся с хозяйкой следа, -- насупился лягушонок. -- Не думаю, что это тебе понравится.
   -Ничего не поделаешь, надо попробовать. Тем более, что она тянется в том направлении, куда нам нужно, -- показала рукой девочка.
   Друзья шли и тихонько переговаривались, восхищаясь разнообразнейшими цветами и травами, лианами и кустами. Таких огромных и красивых бутонов с дивным, сказочным ароматом раньше не видел никто -- ни Большая Голова, ни дядюшка Пеццу, ни тем более Соня, живя в крупном пыльном городе. Иногда им попадались причудливые плоды с приятным и даже аппетитным запахом, и лягушонок каждый раз пытался сорвать и попробовать их. Соня возражала, говоря, что еще много мякоти кактусов и сладкого сиропа-подкормки, который они захватили с собой из деревни.
   -Почему не разрешаешь ни до чего дотрагиваться? -- ворчал дядюшка Пеццу.
   -Потому что неизвестно, съедобны они или нет. Если бы у нас не было еды, тогда еще можно было рискнуть, а пока не стоит этого делать.
   Лягушонок скис и, казалось, совсем потерял интерес к окружающей красоте и манящим плодам. Но Соня и Большая Голова ошиблись. Лишь только дядюшка Пец-Цу почувствовал, что за ним никто не смотрит, он бросился к здоровенному ярко-желтому "мячу" с длинными железными трубами и ухватился за свисающую оранжевую цепочку.
   Девочка вскрикнула, и в тот же миг раздался глухой щелчок и из трубок со свистом вылетело с десяток острых стрел, к задним концам которых были прикреплены тонкие лианы. Стрелы пролетели совсем рядом от путешественников, и только чудом никто не пострадал. Правда, одна все же угодила в высушенную тыкву с сиропом-подкормкой и выбила ее из рук Большой Головы. Лианы натянулись и стали вовлекаться в трубки, волоча за собой стрелы.
   Человечек бросился было вперед и хотел освободить кувшин, но у него ничего не получилось. На конце стрелы торчала большущая зазубрина, а лиана втягивалась с такой силой, что легко тащила не только тыкву, но и ухватившегося за нее Большую Голову.
   -Оставь, -- закричала Соня, -- а то еще опять выстрелит!
   Когда кувшин оказался возле ярко-желтого "мяча", плод раскрылся, обнажив ровные ряды острых зубов и с хрустом начал жевать высушенную тыкву, обливаясь сиропом-подкормкой.
   Дядюшка Пеццу был так потрясен случившимся, что стоял как вкопанный, вытаращив глаза и открыв рот. Большая Голова подошел к другу и, взяв на руки, посадил на макушку. Все молчали, никому не хотелось разговаривать. В одно мгновение окружающая их волшебная красота зелени, которой еще минуту назад восхищались наши знакомые, превратилась во враждебную и смертельно опасную западню.
   -То ли еще будет, -- прошептал, озираясь, лягушонок.
   -Что ты говоришь?
   -Я говорю, что у нас впереди встреча с улиткой.
   -А что Улитка, -- попыталась успокоить себя и друзей Соня, -- она питается травой и листочками.
   -И маленькими путешественниками вроде нас, -- добавил дядюшка Пеццу.
   -Вечно ты ворчишь, -- засмеялся Большая Голова.
   Друзья постояли некоторое время, обдумывая случившееся, а потом, не сговариваясь, пошли вперед. Предстоял трудный день, а потом опасная ночь, и нужно было поторопиться, чтобы выбраться на открытое место. Путникам следовало что-то предпринять для своей безопасности: эта история со стрелами пугала их, но еще больше -- возможная встреча с улиткой.
   Неожиданно впереди послышалось чавканье и сопение, напоминающее урчание кошки. Соня почувствовала, как по ее спине сбежала холодная струйка пота.
   -Я пойду посмотрю, -- прошептал Большая Голова, опуская дядюшку Пеццу на землю, -- а вы побудьте здесь. Только тихо, не шумите и не разговаривайте громко.
   Человечек скрылся за поворотом, неслышно ступая по скользкой дороге. Его не было буквально несколько минут. Когда Большая Голова вернулся, то не мог сообщить ровным счетом ничего о таинственном незнакомце, издававшем непонятные звуки.
   -Я ничего не видел, шум доносится откуда-то сбоку от дороги. Так что если мы будем осторожны, возможно, нам и удастся пройти мимо, не привлекая внимания.
   Но лишь только друзья сделали несколько шагов, как девочка почувствовала, что за ними кто-то наблюдает. Она посмотрела вверх и увидела прямо перед собой торчащие из растительности два толстых мускулистых отростка с подвижными красными глазами на концах. Соня хотела предупредить остальных о своем открытии, но заметила, что Большая Голова и дядюшка Пеццу все видят.
   -Лягушку я у вас отберу, -- послышался скрипучий голос, и из кустов высунулась трубочка массивных розовых губ, расплывшихся в безобразной улыбке.
   -Какая я тебе лягушка! -- возмутился дядюшка Пеццу. -- Я...
   -Лягушка, лягушка! А то кто же? -- проговорили губы и снова заулыбались.
   -Мы его никому не отдадим, -- сказала Соня, закрывая собой дядюшку Пеццу.
   -Да?! -- удивленно скривился рот -- Ну тогда я отберу у вас... вас!
   И невесть откуда взявшиеся клешни быстро схватили девочку и человечка и поднесли к красным глазам. Работая другой парой таких же клешней как ножницами и срезая перед собой траву и кустарник, на дорогу выползла огромная улитка с перламутровой раковиной на спине. Ее мягкие, подвижные губы постоянно шевелились, часто расплываясь от удовольствия.
   -Фу, какие жадные! -- сказала улитка с презрением. -- Лягушку пожалели для бедной улиточки. Никто меня не любит, такую красавицу, такую умницу, такую...
   -Но это не лягушка, а дядюшка Пеццу -- запротестовала Соня. -- Он наш друг!
   -Лягушка она и есть лягушка, не считайте меня дурой. Думаете, если я живу здесь одна, на лугу, то уже совсем ничего не понимаю. И не стыдно вам! Ну да ладно, вместо нее я, пожалуй, съем вас.
   Улитка противно захохотала. Из небольшого серого бугорка между глаз у нее вытянулся длинный крючкообразный нос и начал с шумом втягивать воздух, обнюхивая пленников.
   -А вы ничего, вкусно пахнете. Особенно этот лысый с косичками.
   И улитка прямо-таки впилась глазами в человечка и стала внимательно рассматривать. Потом на ее спине открылась маленькая дверца и девочка и Большая Голова оказались в темной тесной кладовочке.
   -Что же теперь будет с дядюшкой Пеццу? -- опечалилась Соня. -- Он там совсем один.
   -Если с нами что-нибудь случится, лягушонок не сможет добраться домой.
   -Не говори так, прошу тебя. Ничего не должно произойти, иначе в моем мире навсегда исчезнет волшебство. Мы должны поскорее выбраться из противной кладовки.
   -Вам это не удастся, -- услышали путешественники слабый голос. -- Я уже нахожусь тут несколько дней, а надежды на спасение не прибавилось.
   -Ты кто? -- спросил человечек.
   -Бабочка Кареглазка.
   -А как попала сюда?
   -Возвращалась с подружками домой и присела на веточку, чтобы отдохнуть, но откуда ни возьмись появилась клешня и крепко схватила меня за крыло. Это была
улитка. Она сказала: "Дай скорее конфетку!" Я ответила, что у меня ее нет. Тогда она закричала: "Вы только посмотрите, какая жадина! За это я отберу у тебя... тебя". И я оказалась здесь.
   -Знакомая история, -- печально сказала Соня.
   -Ах, если бы у меня с собой была конфетка! -- всхлипнула бабочка.
   -Да она просто искала повод, чтобы схватить тебя. Дай ей хоть десять конфет, все равно бы к чему-нибудь прицепилась.
   -Вы так считаете?
   -Конечно.
   -Неужели мы не сможем перехитрить какую-то жадную, хищную Улитку? -- спросила Соня, трогая прочный перламутровый потолок.
   -Но как?
   -Давайте подумаем...
   Когда примерно через час дверца темницы раскрылась, друзья знали, что делать. Две клешни, проникнув в отверстие, схватили Соню и Большую Голову. Кареглазка, не раздумывая, ухватилась за ноги человечка и вместе с ним оказалась снаружи.
   -Ах вы хитрецы! -- закричала разгневанная улитка, заметив бабочку на свободе. -- Кто-то дорого за это заплатит!
   Но путешественники не стали дожидаться, пока улитка выполнит свое обещание. Они сняли шляпы и с силой натянули их на злые красные глаза, покачивающиеся на толстых мускулистых отростках.
   -Помогите! -- закричала мучительница и, потянувшись к глазам, выпустила пленников из клешней.
   Соня и Большая Голова шлепнулись на траву и, не помня себя от страха, помчались прочь не разбирая дороги.
   Неожиданно кто-то ухватился за девочкино платье и закричал диким голосом:
   -Стойте! Стойте!
   Соня чуть не упала от неожиданности и еще быстрее побежала за человечком, стараясь не потерять его из виду. "Кто же это может быть?" -- думала девочка, чувствуя, что незнакомец висит на ней. Соня никак не могла решиться посмотреть назад, опасаясь, что увидит ненавистную Улитку. Когда же она оглянулась, то обнаружила дядюшку Пеццу, держащегося за подол платья. Лягушонок широко раскрыл глаза и тяжело дышал.
   -Куда вы так несетесь? -- прохрипел дядюшка Пеццу. -- Я вам кричал, кричал, чтобы вы захватили остатки мякоти кактуса и сладкий сироп. Да куда там -- вы бежали как угорелые. Можно подумать, что собираетесь голодать всю оставшуюся дорогу.
   Дядюшка Пеццу отцепился от платья и шлепнулся на траву.
   -Хорошо еще мне удалось ухватиться за пробегающую мимо Соню, а то сидел бы сейчас один и квакал на улитку.
   -Ну, как дела, друзья? -- послышался сверху знакомый голос.
   Это была бабочка Кареглазка. Она уселась на ветку красивого, оранжево цветущего куста с кремовыми листьями и счастливо улыбалась.
   -Все в порядке, -- переведя дух, ответила Соня. -- А как там наша "добрая" улитка, не бросилась в погоню?
   -Нет, -- засмеялась Кареглазка, -- она все еще пытается освободиться от шляп.
   -Тогда можно немного отдохнуть, -- с облегчением повалился на траву Большая Голова. Девочка и дядюшка Пеццу растянулись рядом.
   -Я забыла поблагодарить вас за свое избавление, -- сказала Кареглазка. -- Все-таки здорово вы ее проучили!
   -Не стоит, -- махнул лапой лягушонок. -- Мы только этим и занимаемся последнее время.
   И он, облокотившись на камень, с выражением продекламировал четверостишье из своих "Лягушачьих стихов":
   -Если скучно вам,
   Не теряйте времени зря --
   Попадите в беду,
   А потом позовите меня!
   -Не обращай внимания, -- рассмеялась Соня, -- он шутит. Мы ищем семена Травы Радости, их можно раздобыть у невесты Большой Головы -- Лесного Ореха. Она живет у Западных ворот. Ты случайно не знаешь самую короткую дорогу туда?
   Конечно, знаю и с удовольствием покажу ее вам. Идите за мной.
   И бабочка медленно полетела, а остальные пошли следом.
  

ОТРАВЛЕННЫЙ КОЛОДЕЦ

   Через несколько часов труднейшего пути по непроходимым зарослям Долины Улиток путешественники выбрались на открытое место.
   -Дальше вы пойдете одни, -- сказала бабочка, -- а мне нужно возвращаться домой. За этой поляной начинается страна Хвостатых Людей. Они очень добрые и ничего плохого вам не сделают. Впрочем, как и хорошего тоже.
   -Так я и поверил, -- как обычно проворчал дядюшка Пеццу.
   -Еще хвостатые люди маленького роста и не умеют разговаривать. Вот, пожалуй, и все, что я знаю, -- добавила Кареглазка.
   -А чем питаются хвостатые люди? -- спросил лягушонок.
   -О, это очень интересные создания. Они ничего не едят... У них даже нет рта.
   -Как это? -- удивилась Соня.
   -Вместо еды хвостатые люди нюхают цветы да льют на голову соленую воду из своих многочисленных колодцев. У каждого на макушке есть маленькая дырочка -- туда и попадает вода. Поэтому никто не умирает от жажды.
   -Если так, -- повеселел дядюшка Пеццу, -- то нам действительно нечего бояться.
   А тем временем, пока друзья разговаривали и прощались с Кареглазкой, с противоположной стороны полян! за путешественниками уже наблюдали хвостатые люди, стояли не шелохнувшись с ничего не выражающими лицами, и если бы не длинные хвосты и такие же длинные розовые уши, шевелящиеся и подрагивающие, то можно было бы подумать, что таинственные "зрители" уснули, предварительно забыв закрыть глаза и улечься на землю.
   -Какие огромные уши! -- удивился дядюшка Пеццу, увидев вышедших на поляну людей. -- И какие голые, скользкие хвосты! Зачем они им? Не хотел бы я иметь и такие уши.
   -Тише, -- попросил Большая Голова, -- вдруг незнакомцам это не понравится.
   Приближаясь к хвостатым людям, путешественники улыбнулись и показали пустые руки, как бы говоря, что пришли с миром и хотят лишь пройти через их территорию.
   Аборигены закивали головами и расступились, давая дорогу. Один из людей, вероятно, старший в группе, имел на хвосте бант, а на шее большой кусок кварца. Неожиданно он вздернул брови и стал бить себя руками в грудь, показывая при этом на отсутствие у Сони хвоста. Вожак в отчаянии обхватил затылок руками и начал рвать на себе волосы, трогая "маленькие" девочкины уши. Хвостатые люди окружили Соню и человечка плотным кольцом -- каждый лично хотел убедиться в изъянах незнакомцев. Потом девочку, Большую Голову и дядюшку Пеццу взяли за руки и почти силой повели за собой.
   -Вот тебе и очень добрые жители, -- передразнил Кареглазку лягушонок.
   -Меня успокаивает то, что съесть они нас не смогут, -- серьезно сказал Большая Голова.
   Под руководством старшины с куском кварца на шее наших знакомых привели на площадь маленького городка с одноэтажными домами-кувшинами и деревьями без листьев. Посередине площади, в окружении нескольких колодцев, возвышался памятник человеку, указывающему рукой вверх. Когда путешественников подвели к постаменту, каменная скульптура вдруг ожила и спрыгнула на землю. Как оказалось, это был такой же представитель хвостатых людей, но с тремя бантами на хвосте и тремя кусками кварца на шее. В этой стране он был самой важной персоной, и в его обязанности входило "работать памятником". С утра и до позднего вечера бедняга стоял и показывал рукой вверх, спускаясь лишь для короткого сна да для того, чтобы понюхать цветы и облить свою великую голову соленой водой.
   Человек-памятник долго ходил вокруг Сони и Большой Головы, позвякивая кварцем и почесывая рукой затылок. Дядюшка Пеццу был не в счет, про него сразу же забыли, лишь только гости оказались в городе. Вождь никак не мог поверить, что у девочки и ее спутника маленькие уши и нет хвостов. Наконец он принял решение и, подойдя к путникам, погладил по голове Соню и человечка. Стоящие до этой минуты тихо подданные оживились и последовали примеру вождя.
   Прошло каких-нибудь пять минут и человек-памятник уже стоял на своем старом месте. Хвостатые люди, потеряв всякий интерес к путешественникам, разошлись по своим делам, оставив их на площади с небольшими медными кружками в руках.
   -Здесь нам еды не дождаться, -- сказал дядюшка Пеццу, приблизившись к Соне и Большой Голове.
   В руках у него тоже была кружка.
   -Даже вода и та соленая, -- сердился лягушонок. -- Зачем нам сунули эти медяшки? Не думают же они, что мы станем пить эту противную жидкость?
   -А я так просто умираю от жажды, -- потрогал, пересохшие губы человечек.
   -Интересные мы люди,
   Не найти таких в округе.
   Ничего вам не дадим --
   Так как сами не едим! -- быстро сочинил дядюшка Пеццу очередное "лягушачье" стихотворение.
   -Пошли отсюда, -- предложил он и бросил кружку на землю.
   -Ты так и ищешь неприятностей, -- прошептала Соня и, подняв кружку, положила в карман.
   Страна Хвостатых Людей была небольшой -- уже через час доброго пути показалась ее окраина. Пограничный пост представлял из себя обыкновенную калитку без ограды с маленьким каменным колодцем и зонтиком с нарисованной на нем кружкой. Два стражника стояли рядом, изнывая от скуки и нюхая красивые коричневые цветы. Заметив путешественников, они сделали несколько шагов навстречу и остановились.
   -А ты спрашивал, зачем кружки, -- сказал Большая Голова. -- Должно быть, это своеобразный пропуск, без которого не выпустят из страны.
   -Наверное, придется обливаться водой, -- решил лягушонок, -- или напиться соленой гадости.
   -Не самое страшное в такую жару, -- рассудила Соня. -- Тем более у нас нет повода ссориться с хвостатыми людьми, они ведь не причинили нам ничего плохого.
   И друзья смело подошли к часовым. Те, не делая лишних движений, преградили путникам дорогу и указали на колодец.
   -Ну, что я говорил? -- произнес довольный лягушонок и попросил у девочки свою кружку. -- Вы как хотите, а я пить не стану, лишь оболью себе макушку.
   -А я попробую, вдруг она не такая противная, -- решила Соня.
   И девочка, зачерпнув из колодца зеленоватой воды, сделала небольшой глоток.
   -Сильно соленая, даже горькая, -- сказала девочка и выплеснула остаток на землю.
   Человечек последовал Сониному примеру и тоже попробовал воду на вкус, а дядюшка Пеццу, как и хотел, вылил содержимое кружки на голову и остался очень доволен. Помахав на прощание стражникам, путешественники покинули страну Хвостатых Людей. Почти сразу после этого друзья почувствовали недомогание, сильную боль в затылке и потеряли сознание...
   Когда Соня пришла в себя, то увидела дядюшку Пеццу, растерянно смотрящего на нее и человечка, прячущегося за камень.
   -Что случилось? -- слабым голосом спросила девочка.
Лягушонок молча повернулся и показал голый, скользкий хвост, выросший сзади.
   -У меня такое чувство, будто я снова становлюсь головастиком, -- невесело пошутил он.
   Человечек подошел к Соне и молча сел рядом с полными слез глазами, хлопая огромными розовыми ушами. Девочка со страхом потянулась к голове и, к неописуемому ужасу, обнаружила у себя такие же.
   -Хорошо еще, что вы не стали обливаться, а я пить эту гадкую воду, -- сказал дядюшка Пеццу, -- а то мы стали бы точь-в-точь как стражники -- у каждого огромные уши и длинный хвост. Теперь же -- или хвостик, или ушки.
   Лягушонок показал на часовых, спокойно стоящих рядом, и бросил в их сторону камень. Те были поглощены цветами и не обращали внимания на несчастных путешественников.
  

ПЧЕЛИНЫЕ УКУСЫ

   Сразу за охраняемой калиткой начиналась роща массивных уродливых деревьев. С их веток свисали огромные пчелиные гнезда с большими, величиной с тарелку, отверстиями. Каменистая, без единой травинки земля была сплошь покрыта толстым слоем синеватой пыли. Приторный карамельный запах, висевший в воздухе, мешал дышать, заставляя прикрывать нос руками. Этот плотный, как вата, аромат исходил от пыли, покидая ее вместе с пузырьками газа при движении путешественников.
   Расстроенная появившимися ушами Соня брела между деревьями и думала, сможет ли она в таком виде вернуться домой. Большая Голова, будто прочтя ее мысли, обнял девочку за плечи и сказал:
   -Не печалься, иметь такие уши не так уж плохо, как кажется на первый взгляд. Я, например, начинаю понемногу к ним привыкать. И даже нахожу удобными: во время жары можно обмахивать лицо, а ночью использовать вместо подушки.
   -А я так просто влюбился в хвост, -- поддержал человечка дядюшка Пеццу. -- Смотри, что при помощи него можно делать.
   И лягушонок уцепился хвостом за ветку. Повисев несколько секунд вниз головой, он не удержался и шлепнулся на землю, подняв клубы пыли.
   -Видела? Жаль, у тебя нет хвоста, ты тоже смогла бы висеть на деревьях.
   Соня понимала -- друзья хотят ее успокоить, и была им признательна.
   -Живя в Болотной стране, я не стала бы так сильно расстраиваться, ведь в вашем мире есть место всем, какие бы уши или хвосты они ни носили -- никто не обратит внимания. Но у нас я буду выглядеть очень необычно, могут даже подумать, что я убежала из зоопарка.
   -Откуда?
   -Из зоопарка. Это такое место, где в клетках держат разных животных.
   -Какой ужас! -- возмутился дядюшка Пеццу. -- Тогда Соне не стоит возвращаться домой.
   -Да, оставайся с нами, -- поддержал друга Большая Голова, -- мы будем очень рады, если ты поселишься у нас.
   -Нет, что вы! А как же Трава Радости? Я должна обязательно принести ее в свой мир.
   Соня по привычке погладила золотую змейку и вскрикнула: рубиновые глазки начали темнеть. Это значило, что времени в ее распоряжении осталось очень и очень мало и, если не поторопиться, можно не успеть. В начале путешествия девочка то и дело разглядывала змейку. Пройдет каких-нибудь двести шагов и посмотрит, говоря:
   -Глазки, глазки, миленькие глазки, подождите, не темнейте, дайте найти Траву Радости.
   Со временем она стала смотреть на нее реже, иногда забывая про талисман на целый день.
   Внимание друзей привлек глухой стук, доносившийся из канавы. Там на огромном золотом блюде сидели пчелы, по размерам приближающиеся к крысам. Одна из них, бородатая и в черной папахе, ударяла в бубен с колокольчиками, а еще несколько ее товарищей играли на инструментах, напоминающих грабли со струнами.
   В канаву из отверстия в обрыве спускалась мощеная дорожка. По ней, гремя деревянными колесами, ехала тележка, запряженная желторотым птенцом с нежным белым пушком на голове. Он выглядел очень усталым и больным. Тяжелая повозка, в которой находились бочонки с густой зеленой массой, распространяющей приятный запах шоколада, была явно не по росту пленнику. Бедняга то и дело останавливался, спотыкался и тяжела, дышал, раскрыв клюв, пытаясь двигать поклажу.
   -Как вы считаете, здесь мы можем рассчитывать на обед? -- спросил дядюшка Пеццу.
   -Скорее на то, что нами пообедают, -- прошептал Большая Голова.
   -Посмотрите, какой маленький птенчик, совсем ещё ребенок, -- пожалела беднягу Соня.
   -Кажется, я догадываюсь о чем ты помышляешь, лягушонок повернулся к девочке. -- Не иначе нам придется немного подраться с милыми пчелками.
   -Он ведь совсем крошка! Если мы не вмешаемся насекомые замучают ребенка до смерти, -- уверенная в своей правоте сказала Соня.
   -Вспомни хотя бы о золотой змейке! У нас совсем не осталось свободного времени, -- попытался вразумить девочку дядюшка Пеццу.
   -Нехорошо оставлять слабого в беде, -- напомнил о себе Большая Голова. -- Неужели ты потом не будешь жалеть об этом?
   -Все ясно... И как же вы думаете все устроить?
   Бедный птенец совсем выбился из сил, упал и больше не поднимался. Пчела в черной папахе сделала знак лапкой, и двое стражников с блестящими пиками устремились к тележке. Над оврагом пронесся жалобный стон раненого пленника. Пчелы безжалостно кололи малыша, пытаясь заставить того встать, но несчастный лишь пищал, а из его широко раскрытых глаз текли слезы.
   Дальше медлить было нельзя, и дядюшка Пеплу, вскочив на ноги, закричал:
   -Ах вы негодяи! Справились с малышом, а ну-ка отведайте моих кулаков!
   Не успели Соня и Большая Голова ничего сообразить, как лягушонок уже был внизу, на золотом блюде и раздавал оплеухи направо и налево. Опешившие вначале пчелы сгрудились возле музыкантов и ничего не предпринимали. Однако замешательство длилось недолго, всего одну-две минуты. В следующее мгновение послышались глухие удары в бубен, которые вывели пчел из оцепенения. Ровными рядами с жужжанием электропилы они поднимались в воздух и, зависнув на секунду на месте, яростно бросались на путешественников. Началась отчаянная схватка. Трое друзей отбивали злобные атаки, не помышляя об отдыхе. Их оружием служили "пустые" руки, в то время как пчелы, поблескивая ядовитыми жалами, пытались нанести болезненные уколы.
   С каждым разом увертываться от вездесущего противника становилось все труднее: силы стали оставлять путешественников, а нападавших становилось все больше и больше. Казалось, они были везде -- вверху, внизу, справа и слева. От несметного количества пчел даже потемнело вокруг.
   -Ой! -- вскрикнула Соня.
   Ей первой достался укус, и девочка едва устояла на ногах от пронзившей все тело нестерпимой боли.
   -Ай-я-яй! -- завопил Большая Голова.
   -Мы погибли! -- отчаянно закричал дядюшка Пеццу. -- Нужно спасаться бегством.
   Уже несколько пчел достигли цели. Они безжалостно кололи своих врагов, при каждом удачном укусе сотрясая воздух победными криками.
   Силы были слишком неравными.
   Не разбирая дороги друзья покинули поле брани, преследуемые по пятам, получая уколы в спины. Дорогу им преградило грязное болото с тухлой фиолетовой водой. Ни секунды не раздумывая, Соня, выставив руки вперед, бросилась вниз с крутого берега и ушла с головой под вонючую тину. Дядюшка Пеццу и человечек прыгнули следом.
   Когда горе-спасатели вынырнули, пчел уже нигде не было. Выбравшись на берег, друзья стали ощупывать руки и ноги, вскрикивая от нечаянных прикосновений к пчелиным укусам. Соня никак не могла понять: вроде все у нее на месте, все цело, но чувство того, что чего-то все таки не хватает, не покидало ее. "Что я потеряла?" -- растерянно думала она. Поглядев на друзей, девочка увидела на их лицах такое же недоумение -- Большая Голова и дядюшка Пеццу внимательно осматривали друг друга.
   Наконец радостные крики потрясли болото. Теперь уже не было никакого сомнения: яд Пчел оказал благотворное воздействие, повлияв непонятным образом на хвосты и уши. Они исчезли!
   -Только ради этого стоило сражаться с пчелами и получить по сто укусов! -- возбужденно говорила Соня.
   С ней никто не спорил, все-таки приятно возвратиться к своему первоначальному виду.
  

СПАСЕНИЕ ПТЕНЦА

   Едва прошли минуты радости, как вспомнили о бедном птенце. Что с ним теперь, жив ли он?
   -Надо незаметно вернуться и посмотреть, -- предложил Большая Голова. -- Если вы не против, я готов разведать.
   -Хорошо, -- согласилась девочка, -- только будь внимательным, безобразных хвостов и ушей у нас теперь нет, и не хочется понапрасну встречаться с пчелиными жалами.
   Человечек исчез, оставив друзей сушить мокрую одежду и ждать новостей.
   Вернулся Большая Голова с радостной вестью -- птенец жив и, судя по всему, чувствует себя неплохо. А вот спасти его будет непросто. Судите сами: он находится в охраняемой клетке, последняя стоит на плоту в мутном ручье, который впадает в известное уже нам тухлое болото с фиолетовой водой.
   -Как видите, ничего обнадеживающего, -- закончил свой рассказ человечек.
   -И все-таки мы освободим его, -- упрямо сказала Соня. -- Нужно только дождаться темноты.
   -Зачем?
   -Разве вы не знаете, что ночью пчелы спят?
   -А мы, конечно, не будем спать и сегодня, -- сделал вывод дядюшка Пеццу.
   -Зато пообедаем, -- Большая Голова вытащил два бочонка с густой зеленой массой, имевшей запах шоколада.
   -Вот, -- сказал он, -- удалось захватить во время сражения.
   Лягушонок сразу повеселел и, зачерпнув лапкой солидную порцию пчелиной еды, стал уплетать за обе щеки. Шоколадная масса, как и все в Болотной стране, имела сладкий вкус. Даже очень сладкий, почти приторный, но, как вы знаете, Соня давно привыкла к этому и не представляла себе другой еды. Она только иногда задавала себе вопрос: "Почему у меня до сих пор не болят зубы, ведь я ем только конфеты, мед, сироп, пирожные и шоколад?"
   Подкрепившись, друзья улеглись на землю и стали ждать вечера.
   С наступлением сумерек Соня и дядюшка Пеццу неслышно последовали за человечком. Большая Голова хорошо запомнил дорогу, поэтому уверенно вел своих спутников к цели. Когда до птенца оставалось совсем немного и девочка хотела высунуться из укрытия, чтобы получше рассмотреть клетку с пленником, послышался резкий и неприятный голос пчелы в папахе:
   -Приказываю всем спать! Разлетайтесь по ульям!
Поднявшиеся разом пчелы направились в сторону друзей, и Соня, прячась от насекомых, упала в пыль и снова перепачкала одежду.
   -Ну, что я вам говорила? -- прошептала девочка, показывая на улетающее войско неприятеля. -- Еще чуть-чуть -- и мы освободим бедную птичку.
   Однако действительность оказалось не такой простой, как считала Соня. Клетка стояла запертой и прочно прикрепленной к доскам. Унести же ее вместе с плотом не представлялось возможным, потому что канава была слишком крутой, чтобы вытащить все сооружение наверх.
   -Давайте развяжем веревку и пустим плот по течению, -- предложил Большая Голова.
   -И что это даст?
   -Во-первых, птенец окажется далеко от пчел.
   -А во-вторых?
   -У нас будет больше времени подумать, как открыть клетку.
   Подхваченный ручьем плот поплыл, а наши знакомые пошли следом, все больше и больше удаляясь от злосчастного золотого блюда и приближаясь к болоту. Но вот опасное место осталось далеко позади, и друзья вздохнули с облегчением. Совместными усилиями клетку вытащили на берег, правда, от этого мало что изменилось, она по-прежнему оставалась запертой, а ключа ни у кого не было.
   -Мы даже не в состоянии сломать тюрьму, -- после многочисленных неудачных попыток сказал Большая Голова, -- она слишком прочная.
   -А может, нам всем вместе попробовать оторвать клетку от плота? -- предложил дядюшка Пеццу. -- Тогда ее можно будет взять с собой.
   Ночь подходила к концу, когда путешественники окончательно убедились, что их усилия ни к чему не приведут. Оставалось или признать свое поражение и, бросив пленника, продолжить путь, или... тащить плот и клетку. Нужно было выбирать. Все стояли в нерешительности, не зная, что делать, но как это часто бывает, помог случай.
   Раздраженный дядюшка Пеццу в сердцах пнул серебряную клетку с пленником и, замахнувшись, с силой ударил по тюрьме.
   -Ай-ай! -- закричал испуганный птенец и спрятал голову под крыло.
   Все замерли, забыв закрыть рот от удивления.
   -Разве он умеет разговаривать? -- спросила Соня.
   -А что тут удивительного? -- птенец расправил плечи.
   -Ну, ты ведь такой маленький.
   -Не совсем, как-никак недавно исполнился год, а для нас, птиц Диро, это уже уважаемый возраст. Хотя мы и живем больше тысячи лет.
   Разговаривая с путешественниками, птенец с опаской поглядывал на них, особенно на дядюшку Пеццу. Наконец не выдержал и спросил:
   -Вы ведь не сделаете мне ничего плохого? Да?
   -Конечно, -- кивнула Соня.
   -Наоборот, пытаемся тебя спасти, -- добавил Большая Голова, -- правда, пока ничего не выходит, у нас нет ключа от клетки.
   -Не нужно никакого ключа, -- воспрянул Птенец. -- Я несколько раз видел, как пчелы открывали дверцу. Они всовывали жало в отверстие наверху и поворачивали вот эту штуку.
   Птенец показал на красивую ручку в виде затейливо переплетенных трав и цветов. Девочка достала из кармана булавку и протянула Большой Голове. Тот вставил ее в маленькую, еле заметную дырочку и крутанул ручку. Послышался приглушенный щелчок, и дверца открылась.
   -Ура! -- закричал дядюшка Пеццу и бросился обнимать узника.
   Довольные друзья не стали задерживаться, а сразу же отправились в путь. Птенец был еще слаб из-за пчелиных укусов и не мог идти самостоятельно, посему решили нести беднягу на руках по очереди -- сначала Соня, а потом Большая Голова. Но дядюшка Пеццу тоже предложил свои услуги и убедил остальных, что на макушке человечка ему это будет по силам.
  

ПЕРО ПТИЦЫ ДИРО

   Из рассказа птенца стало известно -- его звали Львенок. Пчелы украли несчастного больше недели назад из дома: огромной каменной капусты. Там, на родине спасенного, у каждой птицы Диро есть свой огород. На нем выращивают необычную капусту. Когда кочан становится большим-пребольшим, самка выедает дупло и откладывает яйца. Потом закрывает вход валунами и ждет три года, пока вылупятся птенцы. Лишь только те выбираются наружу, их сразу начинают учить: весь первый день -- разговаривать, второй -- читать, третий -- писать, четвертый -- считать... И так весь месяц, с раннего утра и до позднего вечера, -- различным птичьим премудростям.
   -Львенок, мы хотели бы отнести тебя к родителям, -- сказала Соня. -- Случайно не помнишь, куда следует идти?
   Сейчас покажу, опустите меня на землю.
   Птенец поднялся на носки и, вытянув шею, зажмурился. Затем, поджав одну ногу, закрутился, как стрелка компаса, и замер, указывая нужное направление.
   -Здорово! -- воскликнул дядюшка Пеццу. -- Где ты этому научился?
   -Нигде. Просто знаю, что если закрыть глаза и встать на большой палец, моя голова повернется к дому.
   Путешественники уверенно продвигались вперед, преодолев за короткое время значительное расстояние. Им не нужно было гадать, где повернуть, где остановиться, -- Птенец всегда определял дорогу, а заверение Львенка, что его мама везде была и все знает, вселяло надежду на такой же скорый путь и до невесты Большой Головы, Лесного Ореха. Подойдя к густому, темному лесу, друзья сначала боялись заходить туда, но, посмотрев на темнеющие глазки золотой змейки, Соня решилась и сделала первый шаг. Почти целый день они продирались между кустов и деревьев, изодрав руки и лица о колючие ветки, и когда уже стали подумывать о ночевке в чаще, впереди забрезжил свет. Лишь только деревья расступились, путешественники увидели перед собой удивительную равнину, раскинувшуюся до самого горизонта. Вместо привычной травы ее покрывали рыбьи хвосты и серебристая чешуя.
   С наступлением темноты путешественники улеглись на поле и, испытывая громадное неудобство -- чешуя была железной и больно кололась, -- промучились до утра.
   С рассветом отправились дальше.
   Вскоре перед путниками заблестела река. Надо было думать о переправе, так как моста поблизости не было. К счастью, в одном месте она оказалась неширокой, а на песке валялось много сухих деревьев и сучьев. Большая Голова и Соня нашли несколько длинных и толстых палок и перекинули на противоположный берег. Получился не очень прочный переход, скрипящий и качающийся от каждого шага, но все равно идти по нему было безопаснее, нежели лезть в стремительный, холодный поток, кишащий острозубыми рыбами.
   Все благополучно переправились на другую сторону и вышли на хорошо утрамбованную дорогу. Львенок радостно закричал и соскочил на землю:
   -Узнаю, узнаю это место! Сразу за поворотом начинается огород с каменной капустой, а сюда, -- птенец обвел крылом вокруг, -- мы бегали с друзьями играть. Именно здесь на меня напали пчелы и унесли в рабство.
   Неожиданно тревожная тишина опустилась на окрестности. Умолкли голоса птиц, животных и насекомых. Секунду спустя невесть откуда взявшаяся гигантская птица с диким ревом, напоминающим голос разъяренного слона, атаковала путешественников. Длинноклювое чудовище делало стремительные круги, отбрасывая огромную тень на землю. Четыре острых клыка торчали из ее рта, глаза блестели, словно молнии на грозовом небе, а на лапах виднелись девять крючкообразных когтей. Ее появление было столь стремительным и внезапным, что никто даже не пытался бежать. Извергая огонь из ужасной пасти, монстр атаковал Большую Голову, но человечек упал, и птица пронеслась мимо, опалив траву на обочине дороги.
   Львенок, заметив птицу, пронзительно закричал:
   -Мама, мама, я вернулся!
   Нападавшая преобразилась в одно мгновение. Друзья с облегчением увидели, как смертоносные клыки исчезли, взъерошенные перья-мечи улеглись в ножны, а злые глаза сделались растерянными. Теперь уже с нескрываемым волнением птица смотрела вниз, ища хозяина голоса. Львенок отбежал от спасителей и, захлопав крыльями, стал подскакивать на месте.
   -Я здесь! А это мои друзья, не трогай их!
   Когда огромная птица Диро убедилась, что перед ней ее пропавший ребенок, то опустилась на землю. Взяв птенца в руки-крылья, мать стала ласково и нежно пощипывать перышки своего дитяти. Поговорив со Львенком, она обратилась к путешественникам:
   -Я хочу иметь честь и счастье выполнить желание спасителей моего сына.
   -Нам ничего не надо, -- за всех ответила Соня. -- Только укажете самый короткий путь к Западным воротам.
   -И все?!
   -Да, -- в один голос ответили друзья.
   -Нет ничего проще. Я хорошо знаю, где они находятся, но идти следует в обратном направлении.
   На лице девочки появилось отчаяние.
   -Если желаете, могу помочь добраться туда очень быстро.
   -Как? -- оживился Большая Голова.
   -Перенесу на спине.
   -Хотите сказать, мы можем сесть на вас и полететь к Западным воротам? -- обрадовалась Соня.
   -Что тут удивительного? Вы поддержали птенца, а я -- выручу его спасителей.
   Диро подогнула ноги и опустилась на землю. Соня, Большая Голова и дядюшка Пеццу уселись на широкую спину и крепко ухватились за шею.
   -Прежде чем отправимся, намереваюсь вручить вам подарок, -- произнесла мать Львенка, -- возьмите, может, пригодится. Мне не известно почему, но люди очень ценят перья моих собратьев, охотятся за ними и часто погибают, попадая в наши когти и клювы.
   Диро выдернула упругое, переливающееся всеми цветами радуги перо и протянула Соне. Потом громко фыркнула и засвистела. Ей ответили таким же свистом, и вскоре появилась другая огромная птица. Она забрала с собой Львенка и унеслась прочь.
   -Теперь полетели, -- сказала Диро и встала на ноги.
   Какой же поднялся шум от взмахов крыльев! Казалось, тысячи мехов начали раздувать огонь в гигантском горне. Дорога стала стремительно уходить вниз, и вот уже путешественники мчатся у самого неба, едва касаясь его своими спинами.
   -Как быстро бежит время в Болотной стране, -- прокричала Соня. -- Посмотрите, опять сменился сезон, небо -- фиолетовое!
   А перед глазами мелькало с такой скоростью, что внизу ничего нельзя было разобрать, все превратилось в какую-то разноцветную, смазанную картину. Набегавшие упругие потоки воздуха буквально сталкивали седоков с птичьей спины, заставляя из последних сил цепляться за перья.
  

ЛЕСНОЙ ОРЕХ

   Диро полетела медленнее, и Большая Голова, сжав Сонину руку, радостно показал вперед. Там, на живописной поляне, росли хорошо ухоженные кусты и деревья, окружая маленький, аккуратный замок. На его крыше и стенах были изображены орехи с зелеными листочками.
   -Вот ее дом! -- возбужденно заговорил человечек. --Дом моей невесты, я узнаю эти рисунки.
   И он вытащил из кармана голубенький носовой платок, от которого приятно пахло лесом. На нем были вышиты точно такие же орехи.
   -Лесной Орех преподнесла его в день нашего знакомства, почти год назад, -- краснея, признался Большая Голова. -- С тех пор я ни на минуту не расставался с подарком.
   Человечек прижал платок к груди, и на лице его засияла счастливая улыбка. Дядюшка Пеццу, взглянув на Большую Голову, тут же сочинил стихи и, рискуя свалиться вниз, встав во весь рост, с выражением прочитал:
   -Где славный Орешек?
   Волнуется милый!
   Укажет платочек -
   Подарок любимой.
   Человечек нагнулся к птичьему уху и попросил Диро опуститься на поляне, подальше от замка.
   Оказавшись на земле, Большая Голова вдруг загрустил.
   -Тебя что-то тревожит? -- забеспокоилась Соня.
   -Нет, все нормально, -- человечек вяло улыбнулся.
   -Ну я же вижу, скажи, в чем дело, -- настаивала девочка.
   -Просто как-то неловко приходить на свидание без подарка.
   -Я ведь говорила, чтобы не беспокоился на этот счет. Помнишь пещеру в заколдованной комнате? -- спросила Соня.
   -Конечно, разве можно хоть когда-нибудь забыть ее. Там мы провели столько тревожных часов.
   -Я захватила оттуда одно украшение и хочу, чтобы ты подарил его Лесному Ореху. Посмотри, какое красивое.
   Девочка вытащила из-за пазухи восхитительное золотое кольцо с желтым бриллиантом величиной с куриное яйцо.
   -Все время боялась потерять в дороге, -- Соня примерила перстень на палец. -- Правда, мне кажется, кольцо лучше носить на шее: такое оно тяжелое. Но все равно, твоей невесте должно понравиться.
   Большая Голова бросился к Соне и начал трясти ее руку.
   -Ты настоящий друг! Настоящий, -- человечек немного замялся, а потом добавил: -- хоть и девочка.
   Подойдя к владениям Лесного Ореха, Соня почувствовала, как отовсюду исходит такой невообразимый аромат трав и цветов, фруктов и сладостей, будто вы попали на конкурс запахов, где один вступает в соревнование с другим, стараясь перещеголять соперника в тонкости и изысканности, неожиданности и очаровании. И во всем этом ощущалась мера и гармония, ничего резкого и вульгарного, "громкого" и отталкивающего. Девочка вдруг поняла: каждый из запахов живой и в отдельности обладает такой магической силой, что может заставить вас плакать или смеяться, петь или танцевать, любить или ненавидеть. Зато все разом, они без труда создали ощущение спокойствия и умиротворения и, вместе с тем, праздничности и необычности.
   -Какое чудо! -- Соня закрыла глаза и стала вдыхать полной грудью окружающий ее воздушный бальзам.
   Сделав несколько шагов по зеленой лужайке, девочка нагнулась и погладила траву рукой. К своему удивлению, Соня обнаружила тонкой, почти филигранной работы бархат. Подойдя к красивому кустику и прикоснувшись к нему, девочка убедилась, что и тот не настоящий. Резные листочки, выполненные искусным ювелиром, были из полудрагоценного камня -- малахита, а красные, прозрачные ягоды -- из граната. Это открытие немного расстроило, и у Сони возникло ощущение, будто она находится в окружении мастерски выполненных декораций.
   Большая Голова, опередив остальных, побежал к замку. Навстречу человечку, слетев с цветов на крыльце, устремились поющие мухи ярко-оранжевого цвета. Насекомые закружились над гостем и звонко зажужжали нечто напоминающее веселый марш.
   -И сторожа не надо, -- засмеялась Соня.
   -Да, -- согласился дядюшка Пеццу, -- не зайдешь незамеченным.
   Услышав знакомую мелодию мух-охранников, в доме началось движение и засветилось маленькое оконце. Затем отворилась янтарная дверца и на пороге появилась необычайно красивая девушка с огромными, застенчивыми глазами зеленого цвета и длинными-длинными ресницами. У нее была странная одежда невероятного покроя, напоминающая скорее перевернутую шкурку от банана, чем платье. Тонкие, нежные руки украшало множество браслетов из коры, веточек, трав и ягод. На ногах не имелось никакой обуви: она шла босиком, грациозно ступая по ласковому бархату.
   -Лесной Орех, -- прошептал дядюшка Пеццу.
   Соня и сама поняла, что видит невесту Большой Головы. Да и кому еще неописуемая красавица могла так искренне, так лучезарно улыбаться, как не своему жениху?
   -Пройдет всего шесть лет, и они поженятся, -- сообщил довольный лягушонок.
   -Почему столь долго? -- удивилась девочка.
   -Таков обычай. Со дня помолвки до дня свадьбы должно пройти не менее семи лет. Один год уже минул.
   -За это время многое может случиться.
   -Конечно, -- согласился лягушонок. -- Оттого разрешается помолвка сразу с несколькими невестами. Правда, не более чем с девятью в год.
   -Мне не очень нравится ваш обычай, -- Соня скривила губы и наморщила лоб, пытаясь понять: как это -- девять женихов в год.
   -Да, не нравится, -- вновь сказала девочка. -- Ты можешь на меня обижаться.
   -Ну почему же? Большой Голове и Лесному Ореху тоже не нравится, и они решили не обзаводиться в дальнейшем другими женихами и невестами, а со старыми распрощаться. Хотя к такой девушке женихи сватаются чуть ли ни каждый день.
   Большая Голова и Лесной Орех, взявшись за руки, долго смотрели друг другу в глаза и смеялись, потом крепко обнялись и о чем-то заговорили вполголоса. Дядюшка Пеццу и девочка тихонько присели под кустиком с малахитовыми листочками, дабы не мешать влюбленным. Приглядевшись, Соня еле сдержала улыбку -- то, что в самом начале встречи она приняла за венок из цветов на голове Лесного Ореха, на самом деле были ее волосы! Каждая волосинка-стебелек этой волшебной прически заканчивалась прелестным белым цветком-звездочкой с кремовыми тычинками и оранжевым пестиком.
   -Сдается мне, по случаю прибытия жениха с друзьями в доме закатят пир на весь мир, -- мечтательно сказал дядюшка Пеццу.
   -Я не могу сейчас ни о чем думать, кроме как о Траве Радости. -- Соня достала золотую змейку и с тревогой увидела, что рубиновые глазки почти почернели.
   -Есть ли у Лесного Ореха семена? А вдруг нет...
   Разволновавшись, девочка машинально перебирала искусственные листочки и не заметила, как к ним подошли Большая Голова и Лесной Орех.
   -Нравится? -- спросила хозяйка дома, указывая на кустики.
   -Да, очень.
   -Мне тоже, но все же я больше люблю настоящую траву и деревья. Они растут там, в дальнем углу сада, а трава -- под накидкой.
   -Лесной Орех приподняла бархат, и девочка увидела хорошо подстриженный газон живой изумрудной муравки.
   -Зачем ты это делаешь? -- удивилась Соня.
   -Я накрываю траву и прячу живые деревья за искусственными, оберегая от тупинов, обитателей каменных равнин. Если не принять меры предосторожности,
тупины вырвут цветы, вытопчут траву и поломают деревья. У них это в крови.
   -Где, где?
   -Ну, такое неосознанное поведение, присущее от рождения. У себя тупины уже давно перетоптали, переломали и переловили все живое. Поэтому у них дома находятся одни декорации, изображающие траву, кусты и деревья, а также птиц, рыб, насекомых и зверей.
   -Неужели правда?
   -К сожалению, да.
   -А зачем тупины приходят к тебе? -- спросила Соня.
   -Все их макеты, муляжи и изображения не имеют "живого" вида. Ты ведь знаешь, что искусственные букеты цветов из простой бумаги и картона бесцветны. А здесь со своими друзьями-мотыльками я делаю различные краски, многие из которых придумала сама. Эти краски создают иллюзию шумного леса, настоящей травы, живых птиц и зверей... Кроме того, они прекрасно пахнут.
   И Лесной Орех с нескрываемым наслаждением вдохнула струящиеся вокруг нее волшебные запахи.
   -Вот за сказочным цветом и ароматом тупины и приходят ко мне.
   Прекрасная хозяйка подошла совсем близко к девочке и, протянув белые руки, взяла Сонину ладонь.
   -Большая Голова рассказал, что ты ищешь Серебряную Улыбку, или, как вы ее называете, Траву Радости.
   Соня не удержалась и спросила:
   -Правда, будто у тебя есть семена?
   -Да, но их осталось совсем мало, всего одна щепотка. Не знала, что они могут понадобиться, и отдала своему дяде -- Белому Ворону.
   -О, этого вполне достаточно, -- сказала Соня и засияла от счастья. -- Я так рада, так рада, кажется, будто у меня выросли крылья!
   Но дядюшка Пеццу не дал девочке побыть и минуты в приподнятом настроении, напомнив, что найти семена в Радужном Мире -- полдела. Нужно еще успеть вернуться домой, а времени для этого почти не осталось.
   Девочка вытащила из кармана золотую змейку и вскрикнула.
   -Нам надо торопиться, -- засобиралась она.
   -Расскажи, отчего ты так разволновалась? Неужели, даже не отдохнув, вы отправитесь дальше? -- удивилась Лесной Орех.
   -Так надо, -- произнес Большая Голова и, обняв невесту за плечи, попросил Соню все объяснить...
   -Но почему вам нужен именно Горан? -- спросила хозяйка замка, выслушав рассказ девочки.
   -Горан управляет временем и может перенести меня в родной мир, в то время, из которого я отправилась в путешествие.
   -Нам сказали, -- добавил дядюшка Пеццу, -- будто он сейчас у Западных ворот и ремонтирует башенные часы.
   -Теперь понятно, -- Лесной Орех задумалась. -- Пожалуй, я пойду с вами и покажу дорогу.
  

ЗАПАДНЫЕ ВОРОТА

   Запаадные ворота оказались крупным пограничным городом, главное назначение которого -- торговля. Он, как и все большие и малые царства или королевства, поселки или деревни, входящие в Болотную страну, отличался независимостью и самостоятельностью. Архитектура его представляла собой самые разнообразные мыслимые и немыслимые постройки: от простых песчаных нор и обыкновенных "скворечников" до великолепных дворцов и замков с мраморными скульптурами и колоннами. Трудно было определить, какой из многочисленных народов, проживающих в городе, является главным. Снующие тут и там брямки, кактусы, мухоморы, бритоголовые, однорукие, безрукие, трехногие, крылатые и не поймешь какие "люди" разговаривали каждый на своем языке и мирно уживались друг с другом.
   -Что они делают? -- спросил дядюшка Пеццу и показал на двух горожан с черепаховыми панцирями на спинах.
   Соня и сама уже задавала себе такой же вопрос, видя, как при встрече жители постукивают соседей полыми деревянными палочками по голове. Выглядело это довольно забавно, ведь от ударов раздавался звук, напоминающий звон пустого сосуда.
   -Здороваются, -- объяснила Лесной Орех и, улыбнувшись Волосатому Пауку, постучала по его лысому черепу, тот зашипел и ответил тем же.
   -Далеко еще до башни с часами? -- озираясь по сторонам и ища ее глазами, спросил человечек. -- Сколько ни смотрю, не могу увидеть.
   -Мы почти пришли, надо только миновать местный базар.
   Когда путешественники приблизились к торговым рядам, Лесной Орех предупредила:
   -Старайтесь держаться вместе и не отставать, ни с кем не разговаривайте и не трогайте товар руками. Вам могут пытаться подарить какую-нибудь вещь -- не берите. Ведите себя уверенно, проявляйте полное безразличие ко всему.
   -Не понимаю, что плохого, если я приму подарок? Ведь отказывать невежливо, -- сказал дядюшка Пеццу.
   -Здесь другие обычаи. Если вы возьмете вещь, не заплатив денег, то, в свою очередь, обязаны выполнить поручение дарителя.
   -Какое поручение?
   -Любое, о чем попросит хозяин подношения.
   -Ну и порядки, -- пробурчал дядюшка Пеццу.
   -И еще неизвестно, о чем он может тебя попросить, -- добавила Соня.
   -Конечно, -- согласилась Лесной Орех. -- Например, поработать год-другой бесплатно. И самое главное, вы не имеете права ему отказать.
   -Почему?
   -Хозяин сразу пожалуется Судье Ворот, а тот заставит сначала потрудиться целый сезон на городском плоту гребцом, который плавает по реке Змее, соединяющей между собой ворота Болотной страны, и только потом передаст провинившегося дарителю вещи.
   Войдя в толпу снующих, кричащих, спорящих и постоянно размахивающих товарами людей, путешественники сразу растерялись. На них накатил шквал предложений, просьб и угроз. Многие продавцы пытались силой засунуть товар в руки или карманы друзей, а один здоровенный, скользкий, сплошь в зеленой чешуе горожанин навалился на человечка всей своей массой и, сбив беднягу на землю, начал рычать ему в ухо:
   -Кучака! Кучака!
   И при этом старался запихнуть четырьмя руками огромную колючку за пазуху Большой Голове. Хорошо, что Лесной Орех не растерялась! Она быстро вытащила маленький ярко-красный плод и бросила в лежащую рядом сумку нападавшего, после чего начала отчаянно кричать. Зеленочешуий отпустил человечка и ошалело уставился на свою сумку с "подарком". Вокруг путешественников образовалась толпа любопытствующих. Лесной Орех, указывая на горе-продавца, заговорила на непонятном языке. Тот потупился и прямо на глазах стал таять, испуская вонючую слизь. Так продолжалось примерно несколько минут, потом Зеленочешуий вдруг радостно заулыбался и начал раздуваться. Вскоре он принял первоначальные размеры и формы и, поднявшись на ноги, схватил Лесного Ореха. Выпятив мясистые красные губы, Зеленочешуий страстно расцеловал руки девушки.
   -Что происходит? -- спросила Соня, все еще находящаяся под впечатлением неудавшейся попытки подарить Большой Голове колючку Кучаку.
   -Я сумела засунуть нахальному продавцу в сумку свой "подарок" и практически стала его хозяйкой до выполнения желания. Об этом и пришлось сообщить собравшимся. Ты видела, к нам сразу потеряли интерес, признав сильных и умных покупателей?
   -И даже стали бояться, -- сказал дядюшка Пеццу и сделал кому-то "козу".
   -А чему скользкий так обрадовался?
   -Он думал, его заберут в рабство, а я просто приказала проводить через базар и отгонять продавцов. Теперь, имея такого телохранителя, -- Лесной Орех рассмеялась, -- нам нечего беспокоиться.
   Большая Голова подтолкнул Зеленочешуего в спину, и все пошли за ним. Провожатый, издавая дикие, пронзительные крики разной тональности, принялся расталкивать толпу вокруг друзей, пиная и награждая подзатыльниками замешкавшихся.
   Наконец показалась шестиугольная, остроконечная башня с золотым шпилем, украшенным рубинами. На всех ее сторонах находились огромные выпуклые часы, циферблат которых сильно отличался от наших. Он не имел ни стрелок, ни цифр, только квадратики, полоски и кружочки всех цветов и размеров. Завидев башню, Соня ускорила шаг и почти побежала, когда до нее осталось не более ста метров. "Мое путешествие завершается!" -- радостно думала девочка, сжимая в кулаке коробочку с семенами Травы Радости. Но Горана в башне не оказалось: волшебник ушел из города примерно неделю назад в неизвестном направлении. Об этом поведал высокий высохший старичок в шляпе, высунувшийся из-за двери и с удивлением рассматривающий странную компанию.
   Соня после столь невероятных приключений, выпавших на ее долю в Болотной стране, представлявшая уже себя дома, так растерялась и расстроилась, что силы покинули бедняжку и она села на ступеньки и горько заплакала.
  

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

   -Что теперь будет? -- сказала Соня, закрыв лицо руками.
   Все наперебой старались успокоить ее, но она, казалось, ничего не видела и не слышала. Друзья долго упрашивали девочку взять себя в руки и, не теряя времени, отправиться на поиски Горана. В ответ Соня лишь качала головой и показывала на золотую змейку, один глаз которой был уже совсем черным.
   -Даже если повезет и мы найдем волшебника к тому времени почернеет и другой глаз... Так что мое путешествие оказалось напрасным.
   Соня взглянула наверх и увидела -- небо стало красним. "Пойти целый Радужный год я в Болотной стране, а каков результат?" -- подумала она.
   Девочка заплакала с новой силой.
   -Все равно нельзя сидеть просто так! -- воскликнул дядюшка Пеццу. -- Надо что-то делать.
   -Кажется, придумала, -- тихо сказала Лесной Орех.
Друзья с надеждой посмотрели на нее.
   -Нужно пойти к моему дяде -- Белому Ворону.
   -А кто твой дядя? -- спросила Соня.
   -Колдун.
   -Колдун! -- с опаской повторил дядюшка Пеццу.
   -Да, добрый колдун, и вам не следует его бояться.
Он помогает людям и птицам, рыбам и зверям, деревьям и травам. Одним словом, всем страждущим.
   -Ну, это же прекрасно! -- обрадовался Большая Голова.
   -Правда, сейчас Белый Ворон состарился и давно ничем таким не занимался, -- Лесной Орех опустила глаза, как бы извиняясь перед спутниками.
   -Тогда зачем идти? -- спросил дядюшка Пеццу. -- Только время потеряем.
   -Может, ты и прав, -- согласилась Лесной Орех, -- но вдруг дядя что-нибудь посоветует. Не забывайте, ведь он раньше был колдуном.
   Белый Ворон жил в земляной норе с железной дверью, украшенной янтарем и бирюзой. Путешественники бросились к ней и попытались с ходу открыть, но та не поддалась. Племянница колдуна негромко постучала и сказала:
   -Дядя, отвори, это я -- Лесной Орех.
   Ничего не изменилось, вход по-прежнему оставался запертым. Казалось, там, внутри, никого нет: ни единого звука, ни единого движения -- тихо, как в могиле. Тогда друзья в отчаянии начали толкать, пинать и колотить по двери кулаками и ногами. Соня, нагнувшись, посмотрела в замочную скважину и увидела Белого Ворона, сидевшего на стуле с высокой спинкой. Глаза старика были закрыты, руки лежали на столе, заставленном коробочками, банками и колбами.
   -Колдун спит, нужно стучать сильнее!
   -Нет, -- возразила Лесной Орех, -- во сне он не слышит.
   -Без ключа тут не обойтись, -- расстроился дядюшка Пеццу.
   Лесной Орех будто о чем-то вспомнила и, опустившись на четвереньки, принялась шарить руками в сухих листьях возле порога. Потом вскочила и радостно закричала:
   -Нашла! -- и подняла руку вверх с большим серебряным ключом.
   Белый Ворон действительно оказался очень старым. Его борода побелела и была такой длинной, что лежала на полу. Руки Колдуна совсем высохли, глаза впали, но голос оставался громким и уверенным. Хозяин дома сидел закутанный в голубой плащ с капюшоном, украшенный золотыми спиралями и звездами, на голове красовалась маленькая малиновая шапочка, едва закрывавшая макушку.
   Лесной Орех торопливо рассказала дяде, зачем они пришли, и попросила помочь Соне.
   -Я никогда раньше не делал ничего подобного и вряд ли такое мне под силу, -- признался Колдун. -- И потом, нам запрещено нарушать законы времени, могут выгнать из Ордена Колдунов.
   -Ну я тебя очень прошу! -- не сдавалась Лесной Орех. -- Если не поможешь, в Сонином мире не будет ни радости, ни веселья, ни звонкого смеха.
   -Хотя, будь у меня перо птицы Диро, -- произнес Белый Ворон, -- пожалуй, попробовал бы. Но, чтобы его раздобыть, нужно отправиться в опасное и далекое путешествие...
   -У нас есть перо! -- почти в один голос закричали Соня, Большая Голова и дядюшка Пеццу.
   Девочка поспешно вытащила перо и протянула колдуну.
   -Что ж, это меняет дело, -- Белый Ворон бережно взял подарок птицы Диро. -- Но даже сейчас я ничего не могу обещать: может ничего не получиться.
   Колдун зашел в маленький чуланчик и вынес оттуда огромную, толстую книгу в кожаном переплете и обыкновенную ржавую цепь, какую можно найти в любой деревенской кузнице.
   -Это Цепь времени, -- прошептала Лесной Орех.
   Положив цепь на пол так, чтобы получился круг, Белый Ворон сел за книгу. Взяв в руки перо, Колдун отыскал нужную страницу и сказал:
   -Все, я готов отправить Соню в Верхний мир. Ей остается только встать в центр круга и закрыть глаза...
   Девочка бросилась к своим верным спутникам и, стараясь не заплакать, стала прощаться с каждым. Еще минуту назад она страстно желала вернуться домой, а сейчас, в момент расставания, Соне вдруг захотелось остаться и никогда не разлучаться с друзьями.
   -Как не хочется покидать вас, мои милые, -- печально сказала девочка. -- Я буду сильно скучать, вспоминая Болотную страну.
   -Мы будем ждать тебя, Соня, -- произнес Большая Голова.
   -Прилетай еще, -- добавил дядюшка Пеццу.
   -Надеюсь, в следующий раз ты не будешь спешить, -- улыбнулась Лесной Орех.
   -Поскорее, пожалуйста, -- напомнил о себе Белый Ворон.
   Соня еще раз посмотрела на друзей и, зайдя в круг, прижала к груди коробочку с семенами Травы Радости. Потом закрыла глаза и с замиранием сердца стала ждать. Колдун бросил на пол перо птицы Диро и трижды тихим голосом произнес заклинание. В то же мгновение комната наполнилась туманом и запахом серы. С потолка посыпались искры, откуда-то издалека послышались раскаты грома, вспыхнул яркий, слепящий свет, и ворвавшийся снизу мощный воздушный поток закружил, завертел Соню, как песчинку, унося в черную неподвижную и одновременно стремительно вращающуюся воронку времени...
   Наступила тишина.
   В следующую минуту Соня услышала голос мамы из соседней комнаты:
   -Дети, где вы? Пора к столу, через несколько минут наступит Новый Год!
  
  
  
  
  
  
   ББК Ш3(2-Рос)-615
   П30
  
  

Рисунок на обложке Лёвы ПЕТРОВА

   Петров И. Ф.
   П30 Приключения в Радужном мире. Болотная страна. - Кемерово:
   Кузбассвузиздат, 2000. - 224с.
  
   ISBN 5-202-01619-5.
  
   4803010201 Без объявл.
   П Т45(03)-2003 ББК Ш3(2-Рос)-615
  
  
   ISBN 5-202-01619-5.
  
  
  
  
   Џ Петров И. Ф., 2000
   _____________________________________________________________________

Литературно-художественное издание

Петров Игорь Фёдорович

ПРИКЛЮЧЕНИЯ В РАДУЖНОМ МИРЕ

БОЛОТНАЯ СТРАНА

Редакторы: Т. А. Козяева

Технический редактор В. И. Труханова

Корректор А. Р. Петрушев

Компьютерная верстка О. А. Кузнецовой

Лиценция ЛР N 071467 от 11.07.97

Лицензия ПЛД N 44-12 от 10.11.99

  

Сдано в набор 10.12.99. Подписано к печати 20.01.2000.

Формат 60/84/1-18. Гарнитура "School Bookc". Бумага офсетная N1.

Печать офсетная. Усл. печ. л. 14. Тираж 1000 экз. Зак. 649.

__________________________________________________________

Издательство "Кузбассвузиздат"

650043 Кемерово, ул. Ермака, 7. Тел. 23-34-48

  
  
  
  
  
   237
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"