Петров Игорь Фёдорович: другие произведения.

Приключения в Радужном мире. Цветок Ваты

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть седьмая


  
  
  
  
  
  
   ИГОРЬ ПЕТРОВ
  
  

ПРИКЛЮЧЕНИЯ В РАДУЖНОМ

МИРЕ

ЦВЕТОК ВАТЫ

Книга седьмая

Кемерово

Кузбассвузизда

2003

  
  
  
   Сказочная повесть о невероятных приключениях мальчика Лёвы и его друзей. С некоторыми героями повести вы уже встречались в книгах: "Приключения в Радужном мире. Болотная страна" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2000), "Приключения в Радужном мире. Лимонадия" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2002), "Приключения в Радужном мире. Круг" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2002), "Приключения в Радужном мире. Планета Конфета" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2003), "Приключения в Радужном мире. Прыжок в стакан" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2003) и "Приключения в радужном мире. Горные старцы" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2003).
  
  
  
  
  
  
  
  

СОДЕРЖАНИЕ

   Начало
   Куля
   Кондитерская
   Бродячий цирк
   Не там не сям
   Мешок сознания
   Договор
   Маленькие тонкости
   Белуды
   Стычка
   Брат
   Перебранка
   Похищение торта
   Взрыв
   На дне
   Всезнающие губы
   Боляка
   Выход в город
   Лаус
   Город Желток
   Бальзамированные финики
   Завтра наступает сегодня
   В мастерской
   Ванна
   Бунт
   Дорога вниз
   И снова губы
   В коридоре
   Общение с книгами
   Опять в городе
   Вотчина дураков
   Рыбная площадь
   Пишите письма
   Твердолобый мудрец
   Скур
   Зверюга
   Пирка
   Его Величество с сыном
   Тахи
   Чихана
   Сивча
   Бассейн с рисовыми водами
   Два люка
   Полет в ведре
   На красном
   Привет из прошлого
   Паровые люди
   Злоба
   Прячуны
   Глоток грёз
   Родня Жубы
   Гончие Канума
   Страна Туманов
   Колпак счастливого человека
   Кровать мечты
   Рола
   Бегство из спальни
   Блуждание в пирамиде
   Поляна стариков
   Выход
  
  
  
  
  
  
   Сюжет книги придуман
   совместно с Лёвой Петровым

  
  
  
  
  
  
  
  

НАЧАЛО

   Каждый житель стойбища Окки-Укс, в котором обитало племя велей, знал мальчика по имени Лёва. А знаменит он был своими приключениями. Все помнили, как несколько лет назад паренек ходил в столичный город Дыру и, проучившись там, в разных школах, вернулся домой живым и невредимым, а потом его принесли в жертву и бросили в микроцарство. Но это еще не все. Когда их замечательной планете Конфете грозила беда, Лёва вместе с товарищами спас ее от горных старцев.
   Надо сказать родителям мальчика не очень то нравились его подвиги, и они постоянно ворчали. Отец даже обещал не выпускать Лёву из дома, если он не возьмется за ум и не прекратит искать неприятности на свою голову.
   -Ну чего тебе не хватает? - сокрушался старик. - Сыт, одет, обут! Лежи себе на диване, сколько влезет. А надоест, на улицу выйди, на травке поваляйся или поброди по стойбищу.
   -И то верно, - вторила отцу мать. - Чего слоняться по миру? - Чужестранцы наоборот в Окки-Укс стремятся, а ты все норовишь отсюда удрать.
   Дав слово родителям никогда больше не покидать Окки-Укс, вель решил начать новую, правильную жизнь, в которой не будет места подвигам и приключениям. Но, как говориться, у кого на роду что написано, тому от этого не уйти.
   Однажды Лёва проснулся очень рано и, глядя в потолок, раздумывал, чем бы ему сегодня заняться. Вдруг на улице послышался шум и в дверь постучали. "Кто бы это мог быть? - подумал мальчик. - Может соседские ребята пришли на рыбалку звать?" - вель зевнул и сел на кровати. В зале послышался грохот падающего стула и громкий голос двоюродного брата Кули: "Извините я нечаянно".
   -О нет, его только мне и не хватало! - мальчик упал на постель и, натянув одеяло на голову, притворился спящим.
   В комнату вошла мать и, взяв сына за плечо, прошептала:
   -Лёва вставай, Куля приехал.
   -Скажи ему, что меня нет дома.
   -Перестань, - укоризненно произнесла мать. - Он ведь твой брат.
   -А нельзя, чтобы Куля побыл братом кого-нибудь другого.
   -Давай, давай нечего валяться. Вон, какой замечательный день на дворе.
   Лёва недовольно поморщился и нехотя поднялся.
   -И что я буду с ним делать? - обратился вель к матери. - Куля опять потащит меня в кондитерскую и пока не съест все пирожные, не успокоится. А потом начнет дразнить собак и гоняться за бабочками.
   Мальчик натянул синие шорты и серую рубашку. Затем надел легкие туфли из мягкой коричневой кожи и, сладко потянувшись, уселся на стул.
   -А ты своди его на городскую площадь, - предложила мать, - говорят туда вчера бродячий цирк приехал.
   -Не хочется. Я не люблю красноносых клоунов и их дурацкие шуточки.
   Вель взял со стола большое зеленое яблоко и, посыпав сахарной пудрой, стал есть.
   -Циркачи привезли с собой фокусников и криворуких попугаев, - продолжала мать.
   -Я их видел в прошлом году на празднике "Лысых девочек".
   -Тогда сходите к тете Мыле на мельницу. Она давно приглашала вас в гости.
   -Лучше уж в цирк, - Лёва отложил яблоко и, налив пол стакана древесного сока, выпил. - Тетя Мыла заставит нас ловить слоновьих муравьев в теплице, а затем будет угощать мороженным с рыбьим жиром.
   Мальчик вытер рукавом губы и направился к двери.
  

КУЛЯ

   -Тук-тук! - из-за двери послышался громкий веселый голос. - Есть кто дома?
   -Есть-есть, - ответила мать. - Заходи Куля, Лёва уже встал.
   Дверь с шумом распахнулась, и в комнату влетел невысокий симпатичный толстячок с широко открытыми глазами и расплывшимися в улыбке губами. На нем красовалась красная клетчатая рубашка с короткими рукавами и зеленые облегающие брюки. Чтобы казаться выше, Куля носил коричневые ботинки на толстой подошве и не то черный, не то грязный потрепанный цилиндр. Головной убор был ему явно велик и то и дело сползал на глаза, поэтому Куля пришил к нему две веревочки и завязывал под подбородком.
   -Привет, засоня, - Куля похлопал мальчика по плечу и, не останавливаясь, проследовал мимо. - Ну что тут у вас есть? Чем собираетесь угощать родственника?
   Толстячок подошел к столу и, запустив обе руки в корзинку с фруктами, стал перебирать яблоки и груши.
   -Да, не густо, даже семечек нет, я уж не говорю о мясном рулете и котлетах, - он взял недоеденное Лёвой яблоко и, макнув в вазочку с вареньем, принялся с аппетитом уплетать.
   -Кто с утра ест мясной рулет и котлеты? - улыбнулся мальчик.
   -Я ем, - Куля взял небольшую синюю грушу и целиком запихал в рот. - Тетя Аннаж, - обратился он к матери Лёвы, - а вы угостите меня своими замечательными оладушками.
   -Конечно, угощу дорогой, - кивнула женщина. - Идите не много погуляйте по стойбищу, а я пока тесто замешу.
   Куля развязал веревочки и снял цилиндр, затем завязал снова и у него получилась сумка.
   -А что, не плохие у вас груши! Пожалуй, возьму одну с собой.
   И он ссыпал в головной убор все яблоки и груши.
   -Пошли, малявка, - толстячок подмигнул мальчику. - Чем скорее уйдем, тем скорее вернемся, есть оладушки.
   Надо сказать Куля был на несколько месяцев старше Лёвы, поэтому обращался с братом как с маленьким называя его то "малявкой", то "желторотиком", то "сынком". Лёва не обижался и даже подыгрывал Куле величая того "стариком" или "большим братом".
   -Только вы поосторожнее не попадите в какую-нибудь историю, - крикнула вдогонку Лёвина мать.
   -Не беспокойтесь тетя Аннаж я за ним присмотрю, верну вам сына в целости и сохранности.
   "Это еще кто за кем присмотрит, - подумал Лёва, - он за мной или я за ним?" Вель вспомнил, как в прошлый приезд Кули братья пошли кататься на каруселях и толстячок засунул голову под сиденье. Беднягу еле-еле освободили. А когда Куля навещал его вместе с сестрой Тямой, то съел столько конфет и пряников, что не смог идти. Улегся на скамейку и попросил, чтобы подождали, пока переварятся сладости. Лёва и Тяма часа два сидели рядом, не зная чем заняться, а обжора стонал и причитал словно умирает, но придя в себя первое что сделал, так это купил четыре порции сахарной ваты, два кренделя с маком и земляничную шоколадку.
   -Ну, куда направим свои стоптанные ноги? - спросил Куля, оказавшись на улице.
   Толстячок раскинул руки и вздохнул полной грудью.
   -День-то, какой прекрасный! Даже аппетит разыгрался.
   -А когда его у тебя не было, - усмехнулся Лёва.
   -В здоровом теле здоровый аппетит, - Куля погладил живот и посмотрел на брата. - Так куда пойдем, говори сынок, не стесняйся. Нет подожди, дай я попробую угадать... Небось хочешь, чтобы я сводил тебя в кондитерскую? А, желторотик? Признавайся!
   -Просто сгораю от нетерпения, - произнес вель. - Интересно, а как ты догадался большой брат?
   -На то я и старший, чтобы знать о желаниях младших, - Куля достал из цилиндра грушу и, не торопясь, начал есть.
  

КОНДИТЕРСКАЯ

   Братья прошли по безымянному переулку и свернули на одну из главных улиц, улицу "Трех батонов". Никто точно не знал, почему она так называется. На ней не имелось ни одного магазина или лавки, в которых бы продавали хлеб и муку, зато с избытком хватало ларьков, торгующих разными ненужными вещами, начиная от очков для черепах и белок, и кончая птичьими наклювниками.
   Стойбище Окки-Укс, в котором жил Лёва со своими родителями, было замечательным местом. Оно представляло собой живописный городок, примерно в тысячу домов, из красного кирпича, облитого сахарной глазурью. Причудливые невообразимой архитектуры постройки, покрытые жестью, листьями и старыми газетами привлекали толпы туристов, бездельников и послушников. Последние мечтали очиститься от знаний, накопленных за прожитые годы и зажить с пустой, просветленной головой весело и счастливо. Дело в том, что само название стойбища Окки-Укс переводилось с языка велей, как место, где обитают свободные, не признающие образования и науки люди. Поэтому в городке не было даже начальной школы и любая тяга к знаниям не просто не приветствовалась, а осуждалась и даже наказывалась.
   Дойдя до крошечной площади с маленькой клумбой и одним единственным фиолетовым цветком братья перешли на "Скрипучую" улицу и направились к кондитерской "Пиражок". Я не ошибся, слово пирожок было написано кривыми черными буквами через "а", а не через "о", но это никого не смущало, так как в Окки-Укс почти не имелось грамотных людей.
   Кондитерскую держал один приезжий по имени Тюк, прекрасный кулинар и добрый человек.
   Увидев сидящего возле входа Тюка, Куля ускорил шаг и радостно закричал:
   -Привет, пиражок!
   -Здорово, парни! - хозяин магазина встал и, одернув белоснежный фартук, раскинул руки в стороны. - Не проходите мимо, ребята, у меня для вас есть вкуснейшие пирожные, булочки и печенье.
   -Уговорил, - Куля отстранил Тюка от двери и вбежал в кондитерскую.
   Лёва нехотя последовал за ним.
   -Ну, не будь таким кислым сынок, смотри, какие милые крендельки лежат на полке. Так и просятся в рот.
   Толстячок растопырил пальцы и накрыл с десяток маленьких булочек посыпанных орехами:
   -Чур, мое!
   -Твое, твое, - кивнул Лёва.
   Большой брат в несколько минут расправился с булочками и взял в руки поджаристый батон с изюмом, но заметив на витрине огромный торт в виде крепости с резными стенами и возвышающимися остроконечными башнями, замер.
   -А это еще что такое?
   -Разве не видишь, - улыбнулся Тюк, - торт.
   -Небось позапозапозавчерашний? - произнес Куля, не сводя глаз с торта.
   -Обижаешь, парень. Только десять минут как сделал.
   -Кидай его сюда.
   -А есть ли у тебя деньги, обжора?
   -Есть, есть, ты же знаешь, мама любит меня и не отпускает гулять без денег. - Толстячок засунул руку в карман и показал горсть серебреных монет. - Боится, чтобы я не умер с голоду.
   Тюк взял торт и поднес к Куле.
   -Держи.
   -Чего держи? Мы его тут съедим.
   -На меня не рассчитывай, - отказался Лёва.
   -А что так? Заболел?
   -Нет, не заболел. Просто я не ем с утра, тем более пяти килограммовые торты.
   Ну, насчет пятикилограммового торта мальчик явно преувеличил, но торт и впрямь был большим. Не менее трех с половиной килограммов точно.
   -Не хочешь, как хочешь, - Куля подошел к круглому столику для посетителей и с шумом плюхнулся на стул. - Хозяин, тащи торт сюда! И не забудь графин древесного сока и ложку.
   "Ну вот, - подумал Лёва, усаживаясь рядом с братом, - сейчас мы застрянем тут часа на два. Пока Куля не съест весь торт, он не успокоится". Вель от нечего делать стал смотреть в окно и увидел подвижного старика с пронзительными черными глазками, остановившегося возле кондитерской. Казалось, незнакомец был чем-то озабочен. Его белые всклоченные волосы торчали в разные стороны, а голова крутилась то влево, то вправо. Заметив взгляд мальчика, старик съежился и, прижав к груди внушительный сверток, быстрым шагом пошел прочь. "Странный дедуля, - отметил про себя Лёва. - Я его раньше никогда не видел. Наверное, не давно пришел в Окки-Укс. Интересно, что он там прятал?"
   -Эй желторотик! - Куля хлопнул Лёву по спине. - Ты о чем задумался?
   Толстячок икнул и пододвинул к мальчику поднос с тортом.
   -Нет, спасибо, я не хочу.
   -Давай выручай, а то я сегодня что-то не в форме. Может заболел, а может не надо было мне есть ваши кислые груши. - Большой брат посмотрел на живот. - Да, зря я ел ваши груши... Наверное, они заняли все место в моем животе.
   Куля взял цилиндр и поставил на стол возле торта.
   -Нет, не влезет, - он зажмурил один глаз и посмотрел сначала на шляпу, а потом на недоеденный торт. - Определенно не влезет. Придется отъесть еще чуток.
   -Эй, приятель! - вмешался Тюк. - А тебе плохо не будет?
   -Не боись.
   -А вдруг у тебя опять живот заболит из-за переедания и ты обвинишь меня в том, что я торгую прокисшими тортами и пирожками, как в прошлый раз.
   -В прошлый раз у тебя и вправду были прокисшие пирожки. По крайней мере, сорок шестой и сорок седьмой точно. Я, как их съел, меня сразу и скрутило.
   Куля взял ложку и нехотя отправил здоровенный кусок торта в рот.
   -Подожди-ка, - толстячок перестал жевать. - Кажись и сегодня ты кормишь меня испорченным тортом Тюк, - он поморщился и кинул ложку на стол. - Точно, крем немного кислит! То-то я смотрю мне еда не в радость.
   -Ну вот, начинается, - нахмурился кондитер.
   Тюк торопливо зашел за прилавок и, закрыв дверцу на крючок, крикнул поварят. На его зов прибежали четыре мальчика с большими деревянными скалками и одна долговязая девочка с поварешкой.
   -Ишь забегали-то! - засмеялся Куля. - Драться будешь? - он толкнул Лёву локтем.
   -Нет, - отказался вель.
   -Тогда и я не буду. Мне одному с такой оравой не справиться.
   Толстячок встал и примирительно поднял руки вверх.
   -Хорошо, хорошо, ребята я не прав. То есть не совсем, чтобы не прав, а на половину не прав. Торт не весь испорчен, а только та его часть, которую я не могу доесть.
   -Наглая ложь! - крикнул хозяин кондитерской. - Торт весь хороший!
   -Я тебя понимаю Тюк. Никто не хочет признавать свои ошибки. Давай сделаем так. Ты купишь обратно у меня свой тухлый торт и потом загонишь его какому-нибудь простачку вроде меня. По рукам?
   -Нет!!! - кондитер стукнул кулаком по прилавку и лежащие на нем крендельки разлетелись в разные стороны.
   -Видно с тобой не договоришься, - Куля взял остатки торта и затолкал в шляпу. - Пойдем отсюда сынок, а то меня уже начинают раздражать эти грубияны.
  

БРОДЯЧИЙ ЦИРК

   Выйдя из кондитерской братья остановились. Кулю привлекла молодая полосатая собака, отдыхающая возле соседнего дома. На боку у нее было написано: "Укушу!"
   -Спорим, не укусит, - толстячок протянул Лёве руку.
   -Слушай старик, а может, сходим на городскую площадь? Говорят, туда бродячий цирк приехал.
   -Потом, - отмахнулся Куля. - Сначала я хочу проверить, укусит она меня или нет.
   Толстячок запустил руку в цилиндр и, взяв кусок торта, направился к собаке.
   -Тогда я один пойду.
   Лёва повернулся и пошел в направлении городского центра. Увидев, что брат уходит, Куля потоптался на месте и, засунув торт в рот, побежал за мальчиком.
   -Вот так всегда, - запыхавшись, произнес толстячок, - только я найду занятие по душе, ты меня бросаешь.
   Еще издали Лёва и Куля заметили разноцветные шатры и множество пестрых повозок занимавших почти всю городскую площадь. Несмотря на ранний час на площади толпился народ. В основном дети в сопровождении дедушек и бабушек. Среди них бродили клоуны, жонглеры и факиры, а также лоточники и продавцы воздушных шаров.
   Постояв возле говорящей рыбы предсказывающей судьбу, наши знакомые направились к кассе, чтобы купить билеты на представление.
   Прямо над кассой, между двух столбов, был натянут канат и по нему ходил канатоходец. Артист совершал головокружительные трюки под щедрые аплодисменты и восторженные крики зрителей. "Браво! Еще!" - скандировал народ, заставляя смельчака снова и снова повторять опасные акробатические прыжки.
   Куля приблизился к одному из столбов и, обойдя вокруг, дернул за рукав Лёву.
   -Спорим, упадет.
   -Не упадет.
   -А если я брошу в него тортом?
   -Только попробуй! - мальчик пихнул брата в живот. - Я тогда никогда больше с тобой никуда не пойду. Понял?
   Не обращая внимания на угрозы, Куля взял кусок торта и, размахнувшись, кинул в канатоходца, но Лёва помешал брату, схватив его за локоть. Брошенный торт задел канат и изменив траекторию полета, попал в лицо огромному двухметровому клоуну, держащему связку воздушных шаров. Клоун вздрогнул и выпустил шары из рук.
   -Ах вы, негодники! - взревел клоун. - Ну вы у меня сейчас попляшете! - великан вытер крем с лица и расталкивая зрителей направился к нашим знакомым.
   -Бежим! - крикнул Куля и, втянув голову в плечи, помчался вдоль разноцветных повозок.
   Лёва устремился за ним.
   -Хватайте их! - раздался сзади сердитый крик клоуна.
   Братья пробежали метров сорок и, поняв, что они в не опасности остановились возле расшитого золотом и серебром шатра.
   -Зачем ты бросил тортом в этого верзилу? - отдуваясь, спросил Куля.
   -Я бросил?! - разозлился Лёва.
   -А кто, я что ли? - толстячок ткнул себя пальцем в грудь. - Я кидал в канатоходца, а ты схватил меня за руку и помешал. Значит, ты и бросил.
   Куля поглядел на испачканные тортом ладони, а потом внимательно посмотрел под ноги:
   -Ну вот, из-за тебя я потерял свой замечательный цилиндр.
   -А его то почему из-за меня? - удивился Лёва.
   -Конечно из-за тебя! Я ведь не мог бежать с такой тяжелой шляпой. Этот твой красноносый клоун сразу бы меня догнал.
   -Ладно, пошли домой, - сказал Лёва, - я что-то уже нагулялся.
   -И то верно сынок, пошли, - согласился Куля. - Наверное, твоя мать уже напекла оладушек. Нельзя допустить, чтобы они остыли. Холодные оладушки не очень вкусные.
   Но не успели братья сделать и пяти шагов, как услышали знакомый голос тети Мылы.
   -Вот вы где, дорогие племяннички! А я смотрю, вы пробежали мимо. Думаю, куда это они так спешат? Найду, думаю, ребят пусть помогут донести мешок с гвоздями на мельницу.
   Коренастая квадратная женщина в желтом комбинезоне преградила им дорогу. На ее лице сияла добродушная улыбка, а на плече лежал мешок.
   -Кажется, попались, - прошептал Лёва.
   -Да влипли, - кивнул Куля, - в мои планы не входило посещение мельницы.
   -Я гляжу, вы мне не очень рады, ребята? - женщина сняла с головы синюю пилотку и вытерла пот с лица.
   -Рады, рады, тетя Мыла. Просто нам сейчас некогда, - соврал толстячок.
   -Да, некогда. Мы сначала хотели, - Лёва на секунду задумался, - заглянуть в этот шатер.
   -Да, заскочим минут на пять в шатер, а потом дотащим ваш мешок, - произнес Куля.
   -Хорошо, - согласилась тетя Мыла, - я вас здесь подожду. Только вы не долго.
   Женщина сбросила мешок на траву и тяжело опустилась рядом.
   Надеясь отыскать в шатре задний ход, братья зашли в палатку. Оказавшись внутри Лёва обратил внимание на резкий запах корицы, гвоздики и лаврового листа. Запах был таким сильным и приторным, что мальчик почувствовал слабость и головокружение. Он исходил из марлевых мешочков с пряностями, подвешенных к потолку. Весь пол шатра устилали красивые красные ковры с черными треугольниками, а на стенах висели шерстяные платки с причудливыми цветами. В самом центре палатки возвышалась мраморная колонна с подносом, на котором стоял цветочный горшок, накрытый куском бархатной материи.
   -Что угодно молодым людям? - спросил не весть, откуда появившийся старик в длинном белом балахоне.
   Лёва узнал в нем того самого старика с пронзительными черными глазами, которого он видел из окна кондитерской.
   -Задний ход, - сказал Куля.
   -Что? - не понял хозяин шатра.
   -Я говорю, у вас тут есть задний ход? - толстячок подошел к полке с сушеными растениями и взял утыканную колючками ветку.
   -Нет, заднего хода у нас нет, - покачал головой старик. - Зато у меня есть то, что вам нужно.
   -Спасибо, нам ничего не нужно, - отказался Лёва. - Пошли, Куля, - мальчик потянул брата к выходу. - Видно придется нам идти с тетей Мылой на мельницу.
   -Нет, подожди, - произнес толстячок. - Пусть дед покажет, что мне нужно.
   На лице старика появилась злая усмешка. Он приблизился к колонне и убрал покрывающий горшок бархат. Взорам наших знакомых предстал не большой семиугольный цветок пронзительно черного цвета, усыпанный крошечными янтарными бусинками.
   -Это Цветок Ваты, - вкрадчивым голосом промолвил хозяин шатра. - Очень редкий цветок. Из далекой страны Туманов.
   -Зачем нам нужен твой цветок, дед? - хмыкнул Куля. - Это все, что ты хотел показать?
   Толстячок бросил обратно на полку ветку с колючками.
   -Да. Купите, не пожалеете.
   -Извините, но мы не интересуемся цветами, - сказал Лёва.
   -Зря, - разочарованно покачал головой старик. - Тогда хоть понюхайте, - он взял с подноса горшок и поднес к братьям. - Понюхайте, я вас прошу. Хотя бы один разок. Это бесплатно.
   -Ну хорошо, давайте понюхаю, - решил уступить просьбе старика Лёва.
   -Вот и молодец мальчик, - глаза старика сузились и уставились на веля.
   -Бесплатно?! - Куля вздернул брови. - Тогда и я понюхаю!
   Толстячок бросился к горшку и в тот момент, когда Лёва втянул горьковатый запах цветка в нос, столкнулся с ним лбом. Последнее, что услышал вель, прежде чем потерять сознание, шумный вздох Кули и слова тети Мылы: "Ребята вы скоро?" И Лёва отключился.
  

НЕ ТАМ НЕ СЯМ

   Перед глазами мальчика замелькали разноцветные круги и искрящиеся ленты серпантина. Потом вдруг из красного облака появилось перепуганное лицо Кули и разлетелось на мыльные пузыри. Все завертелось, закружилось, а затем остановилось и стало плоским словно зеркало. Застывшее изображение покрылось мелкими трещинками и начало разваливаться на куски. Один кусок с длинным острым концом воткнулся Лёве прямо в грудь, но он не ощутил боли. Какие-то тени, напоминающие летучих мышей, заметались перед велем и, схватив мальчика за руки, потащили к льющемуся сверху "светопаду" малинового цвета. "Наверное, я здорово ударился головой", - подумал Лёва, глядя на свое раздувающееся тело, попавшее под мощные струи света.
   Приняв форму шара, мальчик почувствовал необычайную легкость и заскользил по волнам огромного бескрайнего озера. Ему захотелось петь, но как не старался вель ни один звук не вылетел из его груди. Неожиданно Лёву швырнуло вверх и, он на огромной скорости помчался в разверзшееся черное "небо". Через минуту мальчик перестал видеть и слышать.
   Сколько времени Лёва находился в состоянии беспамятства, никто не знает, но когда вель пришел в себя то, увидел, что лежит на покрытой синим мхом лужайке, а на его животе сидит какой-то подозрительный тип с коричневыми кудрявыми волосами на макушке и пытается снять с мальчика кожаные туфли.
   -Эй, ты чего!? - Лёва столкнул незнакомца с живота. - Знаешь, как это называется?
   -А, ты уже очнулся! - обрадовался незнакомец и, не вставая с колен, протянул велю руку. - Меня зовут Жубаил Средний Перевернутый, но можно просто Жуба. Я из племени чамов, что живет далеко отсюда в пещерах Лимонных гор.
   Человек, который минуту назад пытался обчистить Лёву, улыбался. Его круглое зеленое лицо, испещренное глубокими горизонтальными морщинками выглядело приветливым.
   -Ну, не бойся, коснись моей ладони, - Жуба зачмокал и выдвинул на несколько сантиметров вперед глаза-вишенки.
   Чам хотел дотронуться до пальцев мальчика, но вель одернул руку и вскочил на ноги.
   -Да ты, я гляжу, еще не пришел в себя.
   Жуба встал и Лёва увидел, что чужеземец на много меньше его ростом. Меньше даже Кули. "Да, кстати, а где же Куля?", - подумал мальчик и посмотрел по сторонам, но брата нигде не было.
   -Как тебя зовут? - спросил чам.
   -Не твое дело! - грубо ответил Лёва. - Я не знакомлюсь с теми, кто пытается украсть мои туфли.
   -Какие туфли?
   -Не прикидывайся! Вот эти, - Лёва поднял ногу.
   -Значит, их называют туфлями, - Жуба снова зачмокал и направил глаза на обувь мальчика. - Ты ошибаешься приятель, я не собирался красть твои туфли. Просто там, где я живу, ходят босиком, и я хотел получше рассмотреть твои ноги.
   -Не врешь?
   -Чтоб меня съели мушиные личинки! - Жуба стукнул себя ладонью по лбу. - Чтоб я лишился этого халата! - чам показал на свою старую полосатую одежду. - Чтоб...
   -Ладно, верю, - мальчик прервал Жубу. - Давай знакомиться. Лёва из стойбища Окки-Укс.
   -Лёва? - чам улыбнулся и пожал велю руку. - Какое смешное имя.
   -Не смешнее, чем Жубаил Средний Перевернутый.
   Лёва никак не мог понять, что его беспокоило. У мальчика было странное, непонятное чувство. Нечто неуловимое, ускользающее тревожило веля. Вроде бы он остался прежним, и в то же время нет. Вроде бы он такой, как и раньше: те же руки, ноги, туловище, голова, но все равно чего-то не хватало. Лёва осмотрелся и заметил, что они с Жубой находятся в глубоком котловане, а прямо над ними, в клубах серо-желтого дыма, из "неба" торчит большая ледяная сосулька.
   -Где я? - спросил Лёва.
   -Хороший вопрос, - обрадовался новый знакомый мальчика.
   Чам словно ждал когда же, наконец, вель его задаст. Жуба подскочил к валуну и, подняв камень над головой, произнес с довольной улыбкой:
   -А ну вытяни туфлю!
   -Зачем? - с опаской глядя на камень, поинтересовался Лёва, но ногу все же выставил.
   -Сейчас узнаешь! - произнес Жуба и, со всей силы, треснул мальчику валуном по ботинку.
   -А-а-а!!! - заорал вель и упал на землю.
   Однако, через несколько секунд, Лёва перестал кричать, с удивлением отметив, что совсем не чувствует боли. Он ощупал конечность и убедился - нога цела и невредима, только почему-то стала на несколько размеров больше.
   -Ты сломал мне ногу, болван! - испуганно прошептал мальчик. - Видишь, как она распухла?
   -А ты прикажи ей сделаться прежней, - спокойно сказал Жуба.
   -Совсем спятил, дурачина!
   -Нет, правда. Внимательно посмотри на ногу и мысленно прикажи ей уменьшиться.
   Не принимая заверения Жубы всерьез и, не веря ни единому слову чама, Лёва уставился на раздувшуюся конечность и прошептал: "Давай, делайся меньше. Слышишь, меньше". И о чудо! Нога и в самом деле начала уменьшаться. Правда, она уменьшилась больше чем требовалось и стала совсем крошечной.
   -Надо было ее остановить, когда нога достигла нужных размеров, - засмеялся Жуба. - Попробуй еще.
   Вторая попытка вернуть конечности прежнюю форму оказалась успешной, и Лёва остался доволен своей работой.
   Придя в себя от пережитого, мальчик повторил вопрос:
   -Так все-таки Жуба, ответь, где я нахожусь? Только я тебя очень прошу, никаких камней или палок.
   -Ладно, отвечаю, - кивнул чам. - Ты не там не сям.
   -Где, где?
   -В мешке сознания...
  

МЕШОК СОЗНАНИЯ

   Лёва попросил Жубу рассказать о мешке сознания поподробнее? Со слов чама выходило, что мешка сознания на самом деле не существует. Вернее он есть, и в то же время его нет. Если кто-то захотел бы сюда попасть, то, сколько бы человек не шел, плыл или летел, никогда бы не добрался до этого места.
   -Мешок сознания в твоей голове, - многозначительно произнес Жуба и показал пальцем на веля.
   -В моей голове? - мальчик погладил себя по макушке. - Выходит я в своей собственной черепушке! Брось, не считай меня идиотом.
   -Да мешок сознания в твоей голове, - кивнул чам. - И в моей тоже. И во всех головах тех, кто здесь находится, - Жуба обвел рукой вокруг. - Просто злой волшебник Канум объединил сознания людей, надышавшихся аромата Цветка Ваты. Вот и получилось такое необычное место. Место объединенного сознания или пространство объединенного сознания. Называй, как хочешь, суть не изменится.
   -Прости, но я ничего не понял, - Лёва наморщил лоб.
   -А чего тут не понятного? Здесь "живут" наши мысли и образы, - улыбнулся Жуба.
   -А мы, где мы?
   -Мы в реальном мире. Там, где были, когда нюхали Цветок Ваты. Не знаю где ты, а я, скорее всего, сейчас валяюсь на свалке, возле каменоломни, принадлежащей моему брату Жубаилу Старшему Перевернутому, - зеленое лицо чама потемнело и он сжал кулаки. - Дураки, наверное, подумали, будто я умер, и выбросили тело на помойку.
   Услышав последние слова Жубы, Лёва не на шутку испугался. "Выходит, в настоящее время, я лежу в шатре того подозрительного старика, - ужаснулся вель. - И старик может сделать со мной все, что захочет... Например, связать и увезти куда-нибудь далеко-далеко и продать в рабство!" Лёва заходил из стороны в сторону. "Надо что-то предпринять. Надо срочно что-то придумать и покинуть это отвратительное место".
   -Ты чего? - удивился Жуба, заметив волнение мальчика. - Успокойся, здесь не так уж и плохо. Мне, например, очень нравится.
   -А мне нет!
   -Глупец. Ты не знаешь тех преимуществ, какие дает мешок сознания, - чам зачмокал и задвигал галазами-вишенками. - Он может исполнить любое твое желание, любую прихоть. Вот попробуй, пожелай что-нибудь.
   -Хочу выбраться отсюда и вернуться домой в Окки-Укс! - подняв руки над головой, крикнул мальчик.
   -Нет, - улыбнулся Жуба, - этого мешок сознания не выполнит. Просто так он тебя не отпустит. Пожелай чего-нибудь другого, - чам поглядел под ноги и задумался. - Жаль, мы находимся в таком неудачном месте. Синий мох ограничивает возможности. А вот если бы мы стояли на желтой поляне, ты бы убедился в настоящих способностях мешка сознания. Ну да ладно, все равно захоти чего-нибудь. Например, чтобы из палки появились ветки с листьями или ягодами.
   -Не хочу.
   -Ну и зря, - чам прокашлялся. - Ладно, смотри.
   Жуба повернулся к валявшейся неподалеку палке и наморщил и без того морщинистый лоб. Из палки показались ветки, а на них "выросли" большие сиреневые листья. Лёву настолько захватило это удивительное зрелище, что он не заметил, как подумал: "Хорошо бы ветки украсить шишками и вишнями". И словно по мановению волшебной палочки на ветках появились коричневые шишки и белые вишни.
   -Молодец! - обрадовался чам. - Так держать! А теперь пусть палка превратиться в дерево.
   Лёва представил про журавлиный дуб, посаженный отцом лет двадцать назад, и заставил палку принять его облик.
   -Здорово! - одобрил Жуба работу мальчика. - Никогда не видел подобных растений. На моей родине деревья совсем маленькие, чуть выше одного метра.
   -Точь-в-точь такое же дерево растет рядом с моим домом, - не скрывая гордости, сказал Лёва. - Когда я был маленьким, то смастерил на нижних ветках гнездо для игр.
   Мальчик показал на развилку у самой земли, и сейчас же там образовалась круглая плетеная корзина с боковым отверстием, завешенным одеялом.
   -Ой, мое детское гнездо?! - вскрикнул вель. - Спорим, внутри лежат кубики и песочные формочки.
   Лёва хотел осмотреть гнездо, но чам остановил мальчика.
   -Подожди. Если ты хочешь выжить в мешке сознания, тебе надо научиться не путать мысли с желаниями.
   Видя недоумение веля Жуба продолжил:
   -Ты уже обратил внимание, все, о чем ты подумаешь, сразу же появляется? И это не зависит от того, хочешь ты этого или нет. Так нельзя, парень. Нам здорово повезло, что мы находимся на поляне покрытой синим мхом. Синяя растительность позволяет "материализоваться" лишь неодушевленным предметам: деревьям, камням, одежде, фруктам...
   -Фруктам, - повторил Лёва. - Ну конечно, я, наконец-то, понял, чего мне не хватает! В этом мешке не хватает ощущений - чувства голода и жажды, холода и тепла, боли и...
   -Постой, постой, - зачмокал Жуба. - Ты сказал боли?
   -Да и боли тоже.
   Чам с интересом посмотрел на веля, словно перед ним диковинное существо.
   -Странный мальчик, - Жуба почесал коричневые волосы. - Надо же, не хватает боли? Я специально сбежал сюда из своего мира, спасаясь от боли, а он по ней скучает.
   -Да это я так, - стал оправдываться Лёва, - к слову сказал. На самом деле я не люблю боль. Просто хотел заметить, что без привычных ощущений я чувствую себя не в своей тарелке.
   Лишь только мальчик закончил фразу, на земле начали появляться тарелки. Сначала одна, потом вторая, затем третья. Последняя почему-то оказалась испачканной томатным соусом и густым коричневым подливом.
   -Это надо полагать твои тарелки, в которых ты чувствуешь себя хорошо? - показал на разбросанную посуду Жуба.
   -Нет, - покачал головой вель. - Не в своей тарелке, значит в непривычной обстановке. Понял?
   -Ладно, с тарелками разобрались. Вернемся к главному.
   Чам взглянул на мох, и у его ног возникла красивая скамейка с высокой прямой спинкой.
   -Присядь, - предложил Жуба. - И так, повторяю еще раз: научись отделять мысли от желаний. Не вызывай автоматически к "жизни" то, о чем думаешь, иначе может случиться беда. Договорились?
   -Договорились, - кивнул Лёва. - Я попробую.
   -Вот-вот попробуй. И не просто попробуй, а хорошенько потренируйся и только тогда покидай котлован.
  

ДОГОВОР

   На самом деле выполнить просьбу Жубы оказалось довольно трудно. Сколько не старался Лёва контролировать появление предметов, они будто нарочно, возникали против его воли на синей лужайке. Мозг мальчика словно разделился на две части. Одна хорошая принадлежащая велю говорила: "Подожди не надо, чтобы чайник, о котором ты подумал, появлялся". Другая, плохая, напротив всячески мешала Лёве перебивая хорошую часть мозга: "Чайник! Чайник! Пусть явится чайник!" И все усилия мальчика пропадали даром.
   На поляне уже чего только не было: и топор со сломанной рукояткой, и колесо от телеги, и куча старых веников, и большая железная ванна с дырявым валенком внутри, а вещи появлялись и появлялись. Несмотря на сопротивления Лёвы, ненужные предметы возникали из воздуха и падали на образовавшуюся кучу хлама. Мальчик даже сжал голову руками, точно старался перекрыть из нее все выходы, но это не помогало.
   Видя мучения Лёвы, Жуба сказал:
   -Да, дело плохо. Еще хуже, чем у меня, когда я впервые оказался здесь. Какой-то ты нервный, - чам положил руку на плечо веля. - Ну ничего, не расстраивайся, попробуем тебе помочь. Давай начнем с самого простого, со стирания. Посмотри на кучу и заставь ее исчезнуть.
   -Не могу, - признался Лёва. - Хочу, но не могу.
   -Мысленно возьми тряпку, - зачмокал Жуба. - Не волнуйся, у тебя получится.
   -Взял...
   На колесо от телеги шлепнулась рваная коричневая тряпка.
   -Теперь намыль.
   -Намылил...
   Тряпка намокла и покрылась белой пеной.
   -А теперь стирай! Води тряпкой по вещам.
   Голубые глаза Лёвы уставились на тряпку и она заскользила по веникам, кирпичам и подушкам, по всему тому, что валялось на лужайке. И куча мало-помалу стала исчезать. Вскоре лужайка сделалась чистой.
   -Молодец, - похвалил мальчика Жуба. - А ты не такой безнадежный, как кажешься. Теперь представь мяч...
   На поляне один за другим появились пять разноцветных мечей. Потом наступила секундная пауза, а затем мячи посыпались с невероятной скоростью, будто невидимый великан перевернул огромную корзину.
   -Дай мне досказать, - улыбнулся чам, глядя на скачущие по лужайке мячи.
   -Не тяни! - крикнул Лёва. - Говори, что делать, а то я засыплю тебя мячами!
   -Скажи про себя "Стоп". Только решительно. Вот так: "Стоп!" - гаркнул Жуба.
   Мальчик воспользовался советом чама, и мячи перестали сыпаться.
   -Ну а дальше проще простого, - Жуба щелкнул пальцами. - Захочешь, чтобы тот же мяч появился снова, скажи: "Дай!" Захочешь, чтобы он исчез - сотри. Сначала ты будешь произносить: "Стоп", "Дай" и стирать при помощи тряпки, но со временем научишься обходиться без этого.
   Довольный Лёва развалился на скамейке и, убрав с поляны мячи, стал наслаждаться своей властью над мыслями, то приказывая появиться какому-нибудь предмету, то удаляя его за ненадобностью. Так продолжалось около часа.
   -Знаешь, о чем я подумал? - спросил чам мухолова, когда ему надоело развлекаться. - Согласись, все-таки как-то непривычно, можно прожить тут всю жизнь и ни разу не поесть и не попить.
   -Конечно можно, - кивнул Жуба. - Многие так и делают. А можно и есть и пить.
   -Как это?
   -А очень просто. Разве ты забыл, все зависит от твоих желаний. Захочешь есть - ешь, захочешь пить - пей. Вот представь, будто ты голодный.
   Мальчик подумал, что он давно не ел и очень хочет есть, и у него тут же "засосало" в желудке.
   -А ведь и верно, - обрадовался Лёва, - я захотел есть!
   -Приказывай и любая еда будет у твоих ног, - снисходительно произнес Жуба. - Интересно, а что ест твой народ?
   -Мой народ ест обычную пищу: конфеты, булочки, торты...
   -Фу, - скривился Жуба. - Тоже мне обычная еда.
   -Ну, еще фрукты...
   -Вот фрукты, да, - одобрил чам. - Фрукты и я ем. А эти, как их, конфеты и торты, настоящая дрянь. От них, только глаза чешутся и уши краснеют.
   -Ну не скажи, - обиделся Лёва. - Бисквитный торт с мармеладной начинкой и шоколадным кремом...
   -Ой, не говори дальше, - Жуба вскочил со скамейки и зажал рот рукой, - а то мне будет плохо.
   Чам сделал несколько глубоких вдохов и громко зачмокал.
   -А что же тогда ешь ты? - спросил Лёва.
   Жуба хмыкнул и закрыл глаза. На его лице появилась довольная улыбка.
   -Зубу-зубу.
   -Зибу-зибу? - мальчик вскинул брови.
   -Да не зибу-зибу, а зубу-зубу, - поправил Жуба. - Это такие толстенькие жирненькие гусеницы. Личинки бабочек мясоедов. Знал бы ты, какие они вкусные! Жаль так никогда и не узнаешь. Ведь если ты в настоящей жизни не пробовал какое-нибудь лакомство, то не сможешь представить его вкус тут.
   Лёва вспомнил вид гусениц - червеобразных многоногих животных и поморщился.
   -Не велика потеря, - произнес мальчик.
   -Нет, ты не прав, - покачал головой чам. - Я сейчас покажу тебе, как выглядят зубу-зубу и ты поймешь, что ошибаешься.
   На поляне появилась толстая красная гусеница размером с кошку, с множеством желтых перетяжек и десятью или двенадцатью черными блестящими лапами. Ее три пирамидальных глаза на спине были закрыты на крохотные замочки.
   -Ну скажи, разве она не красавица? - Жуба наклонился и взял неподвижную личинку за скользкий чешуйчатый хвост. - Нет, я тебя спрашиваю, красавица или нет?
   -Красавица, - выдавил из себя Лёва.
   -Так бы и съел ее всю без остатка будь зубу-зубу живая, - чам раскрыл рот и провел языком по глазам гусеницы. - Я уже говорил, синяя растительность ограничивает силы жителей мешка сознания, не позволяя им создавать живых существ, но когда мы окажемся на желтой поляне обязательно сотворю зубу-зубу и полакомлюсь ее нежным фиолетовым мясом. И тебя угощу. Или может ты хочешь попробовать дохлую?
   Жуба поднес гусеницу к Лёвиному лицу.
   -Нет, спасибо, - отказался вель, - я лучше торт съем.
   -Только не торт! - воскликнул чам. - Давай договоримся, если ты хочешь дружить со мной, Жубой Средним Перевернутым, то никогда не ешь при мне торты.
   -Хорошо, по рукам, - мальчик протянул чаму ладонь. - Согласен, никогда не стану есть при тебе торты, но и ты обещай не есть при мне зубу-зубу.
   -А тараканов можно?
   -Нет и тараканов нельзя.
   -А клопов?
   -И клопов тоже.
   -Ну хоть пиявок-то можно?
   -Нет.
   -А что же тогда есть? - глаза Жубы закачались из стороны в сторону.
   -Фрукты, варенье, мед...
   -Только не мед и варенье! - замахал руками Жуба. - Фрукты согласен, а мед и варенье ешь сам... Когда меня нет поблизости.
   Чам подумал и добавил:
   -Пожалуй, и торт ешь, но чтоб я не видел, - он погрозил Лёве пальцем.
   -Тогда и ты можешь есть своих зубу-зубу где-нибудь в укромном месте, - произнес вель, отворачиваясь от гусеницы.
  

МАЛЕНЬКИЕ ТОНКОСТИ

   Заключив договор с Жубой о еде, Лёва стал обдумывать свое положение. Выходило, что мальчик находился в странном месте, именуемом мешком сознания. И если верить чаму, мешок сознания мог дать ему все или практически все, что он пожелает. Если хорошенько поразмыслить многие об этом только мечтают. Тратят дни, месяцы, годы и даже жизнь на осуществление желаний. А здесь стоит лишь захотеть и на, получай. Никаких тебе стремлений, никаких усилий, достаточно одного, захотеть. Да, многие об этом мечтают. Многие, но не Лёва. Насколько мальчик мог судить, опираясь на свой не очень богатый опыт, ничего не дается просто так. Ни-че-го! Нет, бывают, конечно, исключения, но не очень часто...
   -Ты говорил, что мешок сознания выполнит любое желание того, кто здесь оказался? - произнес Лёва задумчиво.
   -Да, - подтвердил Жуба, - любое.
   -А взамен, что взамен?
   -Взамен? - чам зачмокал. - Взамен Канум требует от жителей мешка сознания сущий пустяк, чтобы они были довольны, испытывали чувство радости от сбывшихся желаний и приятных ощущений. Проще, были бы счастливы.
   -А ему то от этого, что за польза?
   -Да какая разница? - махнул рукой Жуба. - Главное знать цвет необходимый для исполнения того или иного желания и не попадать к волшебнику во дворец. Так, синий цвет позволяет "создавать" только неодушевленные предметы: камни, одежду, растения, еду. Об этом я уже рассказывал. На желтых местах, можно "делать" любых живых существ, кроме тех, что обладают разумом.
   -Выходит, если я захочу увидеть кого-нибудь из своих друзей, то у меня ничего не получится? - спросил Лёва. - Мешок сознания не выполнит мое желание?
   -Точно, не выполнит, - сказал Жуба, - на желтом появляются лишь звери, птицы, рыбы, насекомые и другие твари, которые водятся у нас дома. А чтобы, как ты говоришь, увидеть кого-нибудь из своих друзей, нужен оранжевый цвет. На нем можно встретиться с приятелем, родственником, близким или знакомым. Вернее с их образами, сохранившимися в твоей голове, да и то на очень короткое время. Минут на десять-пятнадцать.
   Прямо над ними, в том месте, где торчала огромная ледяная сосулька, послышался скрип и в клубах серо-желтого дыма замелькали бесшумные молнии. На конце сосульки появилась небольшая черная капля, напоминающая шляпу. Она стала то расширяться, то сжиматься, принимая по очереди, то квадратную, то округлую форму. Кораллообразные отростки покрывающие сосульку вдруг зашевелились и начали удлиняться. От одного из них отвалился кусочек и превратился в красивую многкрылую бабочку с роскошным цветком в длинных тонких лапах.
   -Слушай дальше, не отвлекайся, - дернул за рукав мальчика Жуба. - Осталось еще четыре цвета: красный, зеленый, фиолетовый и белый. Ну с красным и зеленым все просто. На красной поляне появляется только плохое и злое, на зеленой только хорошее и доброе.
   -Как это?
   -Допустим ты захотел со мной посчитаться, вызвав страшного злобного монстра, - чам подмигнул велю. - Но у тебя ничего не выйдет, если ты на зеленой поляне, а вот на красной получится, - Жуба улыбнулся. - Теперь фиолетовый цвет. Фиолетовая местность копирует всех, кто на ней оказался.
   -Значит, если я наступлю на фиолетовую растительность, будет два Лёвы, - изумленно произнес мальчик.
   -Да, - кивнул Жуба, - два. И кто из вас первый, а кто второй сразу не разберешь. Ну и последний, самый главный, самый опасный и возможно самый замечательный цвет - белый.
   -А почему белый самый главный?
   -Потому, что белый цвет - мать всех цветов, - посерьезнел чам. - Поэтому белые участки мешка сознания практически непредсказуемы. Они вытаскивают наружу твою суть, а она, как ты понимаешь, может быть ужасной... Или наоборот прекрасной, - Жуба понизил голос. - Мешок сознания может вызвать то, о чем ты даже не догадывался, даже не подозревал, то, что спрятано глубоко-глубоко в потаенных уголках души.
   Лёва непроизвольно провел рукой по груди, будто пытаясь нащупать душу и определить ее содержимое.
   -Но зато, говорят, если ты справишься с белым цветом, - продолжил рассказ чам, - то...
   -Кто говорит? - спросил мальчик.
   -Всезнающие губы.
   -Какие, какие губы?
   -Потом объясню, - недовольно произнес Жуба, - не перебивай! Так вот, если справишься с белым цветом, возьмешь его под свой контроль, можно мысленно связаться с любым человеком, каким захочешь. Ну, вернее не с самим человеком, а с его сознанием. Понимаешь?! - глаза чама заблестели недобрым блеском. - С любым! Хоть с врагом, хоть с другом! То есть можно прямо отсюда залезть в голову любого, где бы тот ни находился и делать с ним что пожелаешь. Например, если это враг, отомстить за те страдания, которые он тебе причинил. Неправда ли здорово!
   -У меня нет врагов, - сказал Лёва.
   -Как нет? - не поверил Жуба.
   -А так, нет и все, - вель пожал плечами. - Друзья есть, товарищи есть, знакомые есть, а врагов нет.
   -Ну это ты брось, - чам хлопнул мальчика по плечу. - Небось, шутишь, да?
   -Нет, не шучу.
   -Да будет врать-то! - рассердился Жуба. - У всех есть, а у него, видите ли, нет! У меня знаешь, сколько врагов? - чам поднял шестипалые руки. - Столько, сколько здесь пальцев и еще два раза по столько. Ладно, не хочешь говорить, дело твое.
   Наверху возле сосульки опять послышался скрип и громкий неприятный скрежет металла, словно заводили старые поржавевшие часы. С неба посыпались коричневые лепестки и мелкие камешки. Порхающая бабочка остановилась в воздухе и не торопясь начала есть цветок.
   Жуба поднял голову и, озабоченно почесав макушку, сплюнул на синий мох.
   -Видно еще кто-то понюхал Цветок Ваты, - чам внимательно посмотрел на черную каплю. - Пора убираться из котлована, если мы не хотим встречаться с новичком.
   -А почему бы и не встретиться? - спросил Лёва
   -Не нравится мне эта черная капля, - объяснил Жуба. - Не могу понять, что она мне напоминает.
   -Шляпу, - подсказал мальчик.
   -Верно шляпу, - согласился чам. - Только какую-то необычную.
   -Почему необычную? Капля похожа на цилиндр - высокую шляпу с небольшими полями. Такая шляпа была у моего двоюродного брата Кули.
   Лёва снова вспомнил толстячка и загрустил: "Где-то он сейчас мой непутевый братец? Наверное, стоит возле моего бездыханного тела и плачет. Постой-постой, а почему же он не попал в мешок сознания? Ведь я же точно помню Куля тоже понюхал Цветок Ваты, правда, чуть позже меня".
   -Ладно, ты идешь или остаешься тут? - спросил Жуба.
   -Иду.
   -Вот и правильно, - обрадовался чам. - Вдвоем нам будет веселее и безопаснее. Я давно искал себе товарища, а ты, я смотрю, парень вроде ничего, нормальный.
   -А что бывают и ненормальные?
   -Сколько угодно, - Жуба провел пальцем по шее. - Побудут в мешке сознания какое-то время и все, - он покрутил пальцем у виска, - крыша едет. Становятся злыми и агрессивными или навязчивыми и услужливыми, а то такими добренькими и внимательными аж противно.
   -А ты что же до сих пор не спятил? - поинтересовался Лёва.
   -Я осмотрительный, - улыбнулся чам. - Знаю, какой цвет для чего, а с белым вообще не связываюсь. Да, чуть не забыл, - вспомнил Жуба. - Кроме семи основных цветов, которые встречаются в мешке сознания, есть и смешанные. Например, красный в желтый горох или там синий в оранжевую полоску. Я на подобные поляны не захожу и тебе не советую. А еще попадаются изменчивые места и места-невидимки. Которые изменчивые, с ними все ясно - сегодня допустим оно синее, а завтра красное. А вот с невидимками сложнее. Невидимка та же ловушка, наступил и неизвестно куда вывезет. Хорошо если синий или зеленый цвет окажется, а если тот же белый? Конечно, запомнить все сразу довольно сложно. Я выучил, что почем, лишь через несколько дней. Ты главное держись возле меня. А вообще, - Жуба глубоко вздохнул, - в мешке сознания много такого, о чем я даже и не догадываюсь. Все так запутано, так запутано голова кругом идет...
  

БЕЛУДЫ

   Лёва и Жуба приблизились к ветхой лестнице, ведущей из котлована и стали осторожно подниматься. Лестница оказалась узкой, почти вертикальной, с невысокими перилами с правой стороны, привязанными одним длинным полотенцем к ступенькам. Мальчика удивило то, что на полотенце, вышитом крестиком, все время менялось изображение. То это были ягоды и листья, то домики и деревья, а то, взявшиеся за крохотные ручки, буквы. В одном месте буквы сложились в слова и вель прочитал: "Привет Лёва!"
   -Ты видел? - мальчик дернул за халат Жубы. - На полотенце написано: "Привет Лёва!"
   -Это - всезнающие губы, - спокойно сказал чам. - Они здороваются с тобой. Радуйся, значит, ты им понравился.
   -Да что за губы такие? Ты уже второй раз упоминаешь о них. Расскажи подробнее.
   -Да, в общем-то, и нечего особенно рассказывать. Появляются тут, везде где угодно губы, - Жуба неопределенно махнул рукой, - и разговаривают с обитателями мешка сознания.
   Чам остановился и прислушался. Его уши увеличились и зашевелились.
   -Подожди, - он сделал предостерегающий знак. - Кажется там, наверху, кто-то есть.
   Жуба осторожно выглянул наружу и, постояв с минуту, вздохнул с облегчением:
   -Почудилось.
   Выбравшись из котлована Лёва осмотрелся и ужаснулся. Со всех сторон котлован окружала красная трава и кустарник означающие, что здесь получается лишь плохое и злое.
   Рядом с площадкой, на которой оказались наши знакомые, лежал большой плоский камень неопределенного цвета, и они залезли на него. Как пояснил чам, подобные камни в мешке сознания встречаются везде. Их называют нейтральными. Этакие своеобразные места отдыха и передышки. Находясь на нейтральных камнях нельзя ничего захотеть. Вернее захотеть то можно, но ничего из того, что ты захотел, не выйдет.
   Жуба выдвинул глаза и уставился на ближайший пригорок.
   -Странное чувство, будто за нами наблюдают, - чам зачмокал и огляделся по сторонам. - Надо решить куда идти? Чего мы хотим?
   -Для меня такого вопроса не существует, - заметил вель. - Я хочу выбраться отсюда и вернуться домой.
   -Значит нам не по пути, - произнес Жуба. - Я не собираюсь покидать мешок сознания.
   -Вы слышали? Мальчик хочет домой! - раздался со стороны кустарника ехидный писклявый голос.
   Ближайший куст превратился в толстую палку и, упав на траву, разделился на несколько равных лепешек, каждая из которых, покрывшись бородавками, задымилась.
   -О, только их нам и не хватало! - воскликнул Жуба. - Это белуды!
   -Точно белуды! - радостно закричали образовавшиеся из лепешек маленькие, волосатые существа с треугольными отверстиями в груди. - Мы пришли, чтобы испортить настроение!
   Крупный белуд с носом, словно огурец упал на спину и, сложив губы в трубочку, принялся выпускать из себя коричневые облачка, издавая неприятные звуки.
   -Вспомни самый отвратительный запах, какой тебе известен! - запрыгали вокруг Лёвы остальные белуды. - Самый гадкий, самый мерзкий, самый вонючий!
   Один трехглазый белуд вскочил мальчику на плечо и, раздув покрытые слизью губы, поцеловал в лицо.
   -Ну, парень, вспоминай скорее! - он принялся засовывать язык Лёве в нос.
   Тошнотворный комок подкатил к горлу веля и мальчик, отбросив белуда, закрыл глаза.
   -Не вспоминай! Слышишь не вспоминай, - чам хлопнул веля по спине. - Думай о чем-нибудь хорошем! Например, о зубу-зубу.
   От этих слов Лёве сделалось еще хуже.
   -Ой, прости! - засуетился Жуба. - Вспомни о цветах! У тебя на родине растут цветы?
   -Да, - кивнул мальчик, - растут.
   -Вот и хорошо, вспомни, как пахнут ваши самые лучшие, самые красивые цветы!
   Лёва зажмурился и представил клумбу перед домом тети Мылы с голубыми незабудками по краям и белыми ромашками посередине, и сейчас же нежный приятный запах заполнил его ноздри. Мальчик улыбнулся.
   Увидев, что их атака провалилась, белуды собрались в кучу и начали совещаться.
   -Зачем они стараются испортить нам настроение? - спросил Лёва у чама. - Вернее не нам, а мне? На тебя белуды почему-то не нападали.
   -Чтобы ты был недоволен, испытал чувство досады, стал несчастливым, - пояснил Жуба. - Несчастливый человек посылает невидимые сигналы, выдавая свое местонахождение и привлекая внимание гончих Канума. Они ловят вновь прибывших и тех, кто прячется на просторах мешка сознания, отказываясь добровольно прийти к волшебнику во дворец.
   -Но я не от кого не прячусь, - сказал Лёва, и меня никто не приглашал во дворец.
   -Ты уверен? - хмыкнул Жуба. - Посмотри в кошельке, в своем кармане.
   -Да у меня отродясь не было кошельков.
   -А ты поищи повнимательнее.
   Вель сунул руки в карманы и обнаружил продолговатый кошелек с надписью: "Тебе любимый". Мальчик открыл кошелек и увидел листок бумаги со следующими словами: "Мои поздравления Лёва! Ты избран и теперь проведешь остаток дней в радости и наслаждениях, и умрешь довольным и счастливым. Брось записку и она приведет тебя во дворец. Канум".
   -Что за ерунда? - Лёва машинально скомкал послание и кинул на траву.
   Записка расправилась и сложилась в летучую мышь. Мышь покружила вокруг камня и медленно полетела в сторону фиолетовых гор, видневшихся у горизонта.
   -Иди за ней! Иди! - закричали на разные голоса белуды.
   Они подскочили к Лёве и принялись гладить мальчика.
   -Отстаньте! - отмахнулся вель от волосатых тварей.
   -Драчек! Хочешь как этот Жуба и ему подобные все время прятаться от Канума? Глупец, рано или поздно тебя схватят. А там, во дворце, ты по настоящему сделаешься счастливым, - белуды соединились вместе и превратились в красную змею. - Ляжешь на кровать мечты, закроешь глаза, и тебе уже ни о чем не надо будет думать, - змея зашипела и обвила ноги веля. - Твой разум наполнится бесконечным счастьем... Счастьем... Счастьем...
  

СТЫЧКА

   Удивительно, но от слов змеи Лёве захотелось спать. Глаза мальчика начали закрываться, и он медленно оторвался от камня и принял горизонтальное положение. "Что это со мной, - лениво подумал вель, - неужели я такой легкий?" Его охватило чувство безразличия, будто все происходило не с ним, а с кем-то другим. Змея перестала говорить о счастье и, забравшись к Лёве на живот, превратилась в деревянное весло. "Баиньки, баиньки спи мальчонка глупенький", - запело весло приятным женским голосом и стало делать осторожные плавные гребки.
   -Эй, ты куда! - Жуба шлепнул веля ладонью по ноге. - Проснись, парень, или белуды доставят тебя во дворец!
   -Во дворце есть кровать, - бархатным голосом произнесло весло. - Можно лечь и уснуть.
   Из рукоятки весла на Лёву посыпались розовые перья с мягкими нежными волосками.
   -Хочу во дворец, - мальчик приоткрыл глаза и улыбнулся. - Пока, Жуба, - он хотел помахать чаму, но лишь пошевелил указательным пальцем.
   Весло состроило Жубе рожу и показало язык:
   -Прощай дурачок, рано или поздно ты тоже окажешься во дворце.
   Когда Лёва удалился от камня метра на два чам удлинил руку и, схватив мальчика за ногу, резким движением притянула обратно к камню.
   -Ты что, больше не хочешь домой? - закричал Жуба в ухо Лёве.
   -Хочу...
   -Тогда вставай!
   Чам скинул пух с мальчика и попытался схватить весло, но оно "рассыпалось" на сотни разноцветных бусинок. Бусинки скатились на траву и, соединившись вместе, приняли облик белуд.
   -Отдай мальчишку! - закричали волосатые существа. - Или пожалеешь!
   Пропуская угрозы белуд мимо ушей Жуба усадил Лёву на камень и привел в чувства.
   -Если бы ты попал во дворец к Кануму, - сказал чам, - то уже никогда бы не вернулся домой.
   -Спасибо дружище, - мальчик пожал руку своему спасителю. - Я даже не знаю, как тебя благодарить.
   -Оставайся со мной, - улыбнулся Жуба. - Будем вместе путешествовать по мешку сознания или найдем укромное место и поселимся там. Если не привлекать внимание гончих Канума можно жить тут столько, сколько захочешь. Вернее пока в реальном мире живет твое тело. Главное, не привлекать внимание слуг волшебника.
   -Не могу, - покачал головой Лёва. - Извини, но я хочу домой. И потом я не смогу все время быть счастливым. Понимаешь, не смогу. Да это просто и не возможно каждую минуту, каждую секунду быть счастливым!
   -Возможно! Возможно! - вмешались в разговор белуды. - Во дворце Канума есть кровать, кровать мечты. Ляжешь на нее и забудешься в счастливом сне.
   -А ну пошли прочь! - Жуба взмахнул рукой и на мохнатых тварей полил сиреневый дождь.
   Белуды "выхватили из воздуха" тазики и укрылись от воды.
   -Я знаю много разных хитростей, чтобы казаться счастливым, - продолжил уговоры чам. - Помнишь, ты спрашивал, почему белуды на меня не нападают? Да потому, что я давно уже здесь живу, и научился казаться незаметным, то есть счастливым. Я и тебя научу. Хочешь?
   -Не хочу.
   -Это не сложно, - не унимался Жуба. - Нужно мысленно создать вокруг себя невидимый шар защиты. Пусть он посылает импульсы счастья, и тогда ты сделаешься незаметным. Ни Канум, ни его гончие не смогут определить твое место нахождения. Видишь как просто? Так многие делают. Это всего лишь один способ, самый легкий. Есть еще. Например...
   Однако Чам не успел договорить. Не смерившиеся с поражением белуды засунули руки в траву и вытащили большой кованный сундук.
   -Осторожно, Лёва! - крикнул Жуба и повалил мальчика на камень.
   И в ту же секунду белуды с силой швырнули сундук. Деревянный ящик попал в наших знакомых и сбросил обратно в котлован.
   -Больно! Ох, как больно! - застонал мальчик, трогая распухшее плечо и ободранные колени.
   -Перестань, - спокойно сказал чам, глядя на радостно прыгающих по краю котлована белуд. - Забыл, что я тебе говорил? Боль в твоей голове. Ты живешь своими воспоминаниями о боли. Скажи: "Мне не больно!" И она прекратиться.
   Лёва взял себя в руки, и плечо стало нормальным, а содранная кожа "зажила" прямо на глазах.
   -Надо проучить этих негодяев, - произнес мальчик сердито, пнув отвалившуюся крышку сундука.
   -А что, не плохая идея, - согласился Жуба. - Давай стащим их сюда и зададим хорошую трепку. Я слышал, они не любят соленого теста. Ты как, сможешь вытащить из памяти соленое тесто?
   -Легко, - кивнул вель, - но сначала я хочу навешать им тумаков.
   Лёва нахмурился и представил большую сучковатую дубину сзади от белуд.
   -Молодец! - засмеялся чам. - Начнем по моему сигналу.
   Он свистнул, и мальчик огрел ближайшего белуда дубиной по макушке. Не ожидавшая нападения волосатая тварь издала короткий икающий крик и свалилась к Лёвиным ногам. Такая же участь постигла и второго белуда. Оставшиеся белуды открыли рты и, изрыгнув огонь, сожгли дубину. Увеличив языки пламени они направили их в котлован но Жуба взмахнул рукой и с неба снова полил дождь.
   Упавшие вниз лохматые существа принялись носиться вокруг наших знакомых и кидаться абрикосовыми косточками, арбузными корками и капустными кочерыжками.
   -Успокой нахалов, - сказал мальчик, - а я разделаюсь с другими.
   Лёва заставил появиться огромную алюминиевую кастрюлю, наполненную тестом и перевернул ее на мокрых белуд.
   -Тесто! Тесто! - испуганно завопили мохнатые твари.
   -Не бойтесь оно не соленое! - крикнул Жуба.
   -Не соленое? - белуды преобразились и принялись сбрасывать с себя густую белую массу.
   -Да я пошутил, - захохотал чам. - Тесто соленое! И даже очень!
   -Спасайся! Соленое тесто! - все белуды мгновенно превратились в пар и растворились в воздухе.
  

БРАТ

   Через какое-то время после исчезновения белуд вверху раздался хлопок и от сосульки отделилась черная капля, которая, упав на землю, стала грязной потрепанной шляпой доверху набитый яблоками, грушами и тортом. Лёва без труда узнал в ней цилиндр Кули.
   Появление шляпы привело мальчика в замешательство, ведь он о ней даже не думал и никак не мог вызвать ее к "жизни". На помощь велю пришел Жуба. Жуба объяснил, что раз его брат тоже понюхал Цветок Ваты, то рано или поздно окажется в мешке сознания. Просто он задержался в пути по неизвестным причинам.
   -Тогда надо подождать Кулю, - сказал Лёва.
   -Сколько ждать? - спросил чам. - Час, два, три или месяц?
   -Ну почему месяц? Я тебе говорил, Куля понюхал цветок буквально через секунду после меня.
   -Наивный человек, - улыбнулся Жуба, - сразу видно, что ты здесь недавно. Да секунда в реальном мире может растянуться в мешке сознания до бесконечности!
   Чам посмотрел на клубы серо-желтого дыма окружающего сосульку и сделал недовольное лицо.
   -Я не вижу никаких изменений, свидетельствующих о скором появлении твоего брата. Даже бабочка куда-то исчезла.
   -Бабочка исчезла, но зато появилась стрекоза, - Лёва показал на красное двухвостое насекомое с голубыми полупрозрачными крыльями, ползающее по окаменелой молнии. - И сосулька стала немного тоньше. Тебе не кажется?
   -Не кажется, - проворчал Жуба. - Нам нужно скорее убираться отсюда пока не нагрянули гончие Канума. Они всегда рыщут недалеко от белуд. Пойми, я ведь о тебе беспокоюсь.
   Чам заходил из стороны в сторону с тревогой поглядывая на лестницу, ведущую из котлована.
   -Извини, - сказал Лёва, - но я буду ждать брата.
   Мальчик мысленно приказал появиться креслу и сев так, чтобы вывалившийся из сосульки Куля не свалился на него, уставился на небо.
   -Ну как хочешь, - зачмокал чам, - если что, я всегда сумею скрыться от гончих Канума.
   Он вытащил из памяти кровать с пуховой периной и с разбега плюхнулся на нее. Потом не много подумал и, скинув подушку на землю, положил под голову толстенную зубу-зубу.
   -Не бойся, есть не стану, - чам закрыл глаза и прижался щекой к гусенице.
   -А я и не боюсь, - засмеялся Лёва.
   -Зря смеешься, - Жуба принялся играть скользким чешуйчатым хвостом личинки, - досчитаю до одного квирка и пойду своей дорогой, а ты поступай, как знаешь.
   -И на том спасибо, - поблагодарил мальчик чама. - А один квирк это сколько?
   -Пока дважды не устану...
   Но Жубе не пришлось считать так долго. Вверху послышался хруст и на наших знакомых посыпались проращенные бобы вперемешку с разорванными рукавицами и испачканными жиром салфетками. Ледяная сосулька свернулась в спираль и резко выпрямившись, завибрировала, издавая высокие неприятные звуки. В небе замелькали бумажные самолетики и крохотные красногрудые птички. Одна из них неосторожно подлетела к двухвостой стрекозе, и та схватила ее лапами. Птичка лопнула, издав мяукающий крик, и на конце сосульки появилась сначала рука, а затем голова Кули. Толстячок улыбнулся и, закрыв глаз, плюнул в Жубу.
   -Это и есть твой двоюродный брат? - чам соскочил с кровати уворачиваясь от плевка.
   -Да это он, - обрадовано сообщил Лёва. - Ты не думай, Куля хороший, просто не много вздорный.
   -Вижу, что хороший, - зачмокал Жуба. - Лишь бы он не был слишком хорошим.
   -Привет, пацаны! - помахал сверху Куля. - Я сейчас, только выберусь из этой штуки!
   Толстячок завертелся и с трудом вытащил наружу вторую руку. Ухватившись за окаменевшую молнию Куля подтянулся и со страшным скрипом вытянул из отверстия почти все туловище, но в это время из серо-желтого дыма высунулась большая лохматая лапа с черными обгрызенными ногтями и ударила кулаком по сосульке. Сосулька раскрылась, и толстячок полетел вниз.
   -А-а-а! - радостно закричал Куля. - Пацаны, я лечу! Спасайся кто может!
   Он раскинул руки и с шумом шлепнулся на землю, уйдя почти на полметра в синий мох.
   -Ты живой? - Лёва поспешил к брату.
   -Живой, конечно живой. Что со мной сделается?
   Не обращая внимания на мальчика, Куля вскочил и подбежал к лежащей возле кресла шляпе.
   -Вот она моя дорогая! - он поднял цилиндр и поцеловал. - А я гонялся, гонялся за ней целую вечность по световой реке, думал уж никогда не поймаю. Знали бы вы, как я обрадовался, когда встретил ее там наверху, - толстячок показал на небо. - Вот думаю удача, так удача! Выходит, я не потерял шляпу, когда убегал от злобного клоуна. А она возьми и исчезни в какой-то пузырящейся дыре.
   Куля наклонил цилиндр и из него вывалился кусок торта с остроконечной башней из крема.
   -Смотри Лёва, тортик цел! Эти жуткие рожи, что преследовали меня в облаках не слопали его. - Хочешь? - толстячок поднял торт с земли и протянул мальчику.
   -Нет не хочу, - вель покосился на Жубу.
   -И я не хочу, - Куля положил торт обратно в шляпу, - наверное, еще не проголодался.
   Толстячок подошел к кровати и, похлопал неподвижную зубу-зубу по спине:
   -Давай змея иди, побегай, а я полежу на мякеньком.
   Не дождавшись пока гусеница освободит место, Куля скинул личинку на землю и развалился на перине.
   -Ну, рассказывай сынок, где мы очутились и кто это за мятый тип, что вертится возле тебя?
  

ПЕРЕБРАНКА

   К удивлению Лёвы Куля сразу понял, где оказался, и что ему дает пребывание в мешке сознания. Двоюродный брат мальчика начал вести себя так, словно прожил тут многие годы и вернулся в знакомые места. Толстячок очень быстро научился управлять своими мыслями и желаниями, практически не повторяя ошибок Лёвы. Особенно ему понравились невосприимчивость к боли и возможность изменять собственное тело. Радостно смеясь, Куля несколько раз ударил себя палкой по голове, а потом попросил, чтобы это сделал Лёва. Затем вытянул указательный палец и, не вставая с кровати, ткнул стоявшего неподалеку Жубу.
   -Чё такой мрачный пацан? Или может я тебе не нравлюсь?
   -Я еще не определился, - уклончиво ответил чам.
   -Так определяйся скорей, - внимание Кули переключилось на зубу-зубу. - Чья змейка? Почему не шевелится? Небось сдохла.
   -Моя, - Жуба поднял руку. - Но это не змейка, а личинка бабочки мясоеда.
   -Не учи меня, маленький человек! Ползает, значит, змейка! Или она умеет летать?
   -Нет, не умеет.
   -Вот видишь, а ты умничаешь. Не хорошо, - Куля покачал головой. - Ты лучше ответь, отчего весь в морщинах?
   Чам насупился и отвернулся.
   -Не знаешь? А я знаю. Думаешь много, про разных там личинок бабочкиных! Споришь со старшими, а это вредно не только для лица, но и для всего тела. Оно становится не таким гладким и гибким, как в детстве, когда ты ни о чем не думаешь, а лишь пьешь молоко, ешь кашу ну и ходишь в туалет.
   При слове ешь двоюродный брат Лёвы как-то странно посмотрел на живот.
   -Знаешь Куля, - осторожно начал мальчик, - в мешке сознания не надо ни есть, ни пить и не умрешь с голоду.
   -Что?! - ужаснулся толстячок. - Не пугай меня сынок, - он соскочил с кровати. - Скажи, что пошутил!
   Куля расстегнул рубаху и, постучав по животу, прислушался.
   -Лёва говорит правду, - с довольной улыбкой подтвердил Жуба. - Здесь можно обойтись и без еды и без воды.
   -Это ты можешь обойтись без еды и воды, поэтому и позеленел, а я нет! - толстячок взял шляпу и достал кусок торта. - Я если не поем час-другой, сразу становлюсь сердитым... Как сейчас.
   Двоюродный брат Лёвы засунул торт в рот и, почти не жуя, проглотил. Потом взял яблоко и демонстративно принялся грызть.
   -Бедненькая, - он присел возле зубу-зубу и дотронулся до нее яблоком, - наверное, мятый и тебе говорил, что тут не надо есть и уморил с голоду.
   -Никто ее не уморил! - сердито произнес чам. - Тебе ведь Лёва объяснял: на синем можно создавать только деревья, камни, еду...
   -Да помню я, что деревья и еду! - перебил Куля Жубу.
   -Ну так вот, она моя еда.
   -Чё ты сказал? А ну повтори, - толстячок поднялся и отбросил недоеденное яблоко. - Ты ешь змеек?
   -Ну чего ты к нему привязался? - Лёва на всякий случай встал между Кулей и Жубой. - Да, он ест гусениц! И не только их, но и тараканов и клопов. А тебе то что?
   -Ах, он еще и тараканов лопает?! Фу! - толстячок изобразил на лице отвращение. - То-то я гляжу, мне сразу не понравился этот мятый тип.
   Куля с пренебрежением посмотрел на чама.
   -Твой брат производит на меня такое впечатление, будто он давно уже находится в мешке сознания, - Жуба демонстративно покрутил пальцем у виска.
   -Это кто дурак? Я?! - глаза Кули засверкали.
   Толстячок стиснул зубы и сделал шаг в направлении Жубы. Жуба зачмокал и, увеличив кулака в несколько раз, пошел навстречу противнику. Назревал скандал, грозящий перерасти в драку.
   -Ну хватит! - топнул Лёва. - Перестаньте!
   -Он первый начал, - сердито сказал Куля.
   -Нет он, - возразил чам.
   -Да? А кто обозвал меня дураком? - крикнул толстячок.
   -Тебе не понравилась моя еда!
   -Конечно не понравилась!
   Неожиданно недалеко от того места, где находились наши знакомые, земля приподнялась, и синий мох стал трескаться. Из образовавшегося отверстия вырвалось оранжевое пламя и, загудев, превратилось в черепаху с высоким серебреным панцирем. Рептилия закопала задними лапами дыру и, перевернувшись на спину, закашляла, выплевывая изо рта овальные золотые монетки.
   Куля позабыл о ссоре и, подбежав к черепахе, принялся собирать теплые блестящие кружочки.
   -Попроси своего брата, чтобы он этого не делал? - обратился Жуба к Лёве.
   -Это еще почему? - спросил толстячок. - Небось, сам хочешь завладеть золотишком.
   -Глупец, - засмеялся чам, - вспомни, где оказался. Зачем тебе тут золото?
   Жуба взмахнул рукой и возле Кули вырос сундук доверху набитый драгоценностями.
   Толстячок выбросил собранные монетки и подскочил к сокровищам.
   -Мое! Чур, мое!
   Черепаха перестала кашлять и медленно поползла к лестнице ведущей из котлована. За ней потянулся цветочный след из васильков, одуванчиков и камыша.
   -Нам нужно уходить, - сказал Жуба. - Не зря здесь появилась Черепаха-ведьма. Значит где-то поблизости находится Дурень со своим сыном Дурилой. Неприятная парочка, с которой лучше не встречаться.
   Мальчик подошел к брату, перебирающему золото, и похлопал Кулю по плечу.
   -Ладно пойдем.
   -А почему собственно этот морщинистый хмырь с вываливающимися глазами нам указывает, что делать, а что нет? - толстячок взял в одну руку кубок украшенный бриллиантами, а в другую красивое золотое блюдо. - Может он хочет заманить нас в ловушку и убить? Давай его поколотим и узнаем правду, - Куля бросил блюдо обратно в сундук и показал Жубе кулак. - Хочешь в морду, маленький человек?
   -Нет.
   -А по уху?
   -Нет.
   -Тогда в правый глаз?
   -Да отвяжись ты от него, - сказал Лёва. - Ты с нами или остаешься?
  

ПОХИЩЕНИЕ ТОРТА

   -С вами я или нет? - Куля на секунду отвлекся от сундука. - Это зависит от того, куда вы идете.
   Узнав, что Лёва хочет выбраться из мешка сознания и вернуться домой в Окки-Укс, толстячок засмеялся и спросил, не шутит ли он. Когда же мальчик подтвердил свои намерения, Куля заявил, что никуда не пойдет из этого замечательного, из этого сказочного места. Тут, первый раз в жизни, исполняются все его желания и вдруг, на тебе, вернуться домой!? По словам толстячка, он и представить себе не мог что-нибудь подобное. Думал такое возможно лишь в сказках, а не наяву.
   -Нет сынок, ты меня извини, но я никуда не пойду, - Куля покачал головой. - Конечно, я в ответе за тебя перед твоей матерью и даже кажется, обещал ей присмотреть за тобой, но когда-то ведь надо учиться самостоятельности. Ты уже взрослый и сам найдешь дорогу домой. Прощай, брат, - толстячок протянул мальчику руку. - Передай горячий привет моим родственникам.
   Рассовывая золото по карманам Куля неожиданно для себя нашел в одном из них кошелек.
   -Эй, пацаны, - радостно закричал толстячок, - здесь записка! Вы знаете...
   -Знаем, знаем, - сказал Лёва, - тебя приглашают во дворец.
   -Да, во дворец, - Куля раскрыл рот от удивления. - А как ты догадался?
   -У меня тоже была такая.
   -Значит и ты пойдешь к Кануму?
   -Нет не пойду, что я дурак?
   -Выходит - дурак, - толстячок поднес записку к лицу брата. - Читай, тут сказано: "Ты избран и теперь проведешь остаток дней в радости и наслаждениях!" Понял, желторотик? Избран! То есть во дворец приглашают не кого попало, а только избранных. Вот этого, твоего мятого приятеля, небось, не звали к Кануму.
   -Ошибаешься, звали, - чам хмыкнул. - Записки получают все, кто попадает в мешок сознания. Ты читай дальше, что там написано.
   -А что там написано? - передразнил Жубу Куля.
   -Там написано, ты умрешь довольным и счастливым, - спокойно произнес чам.
   -Ну и что? Все мы когда-нибудь умрем. И я, и мой брат, и ты тоже умрешь, маленький человек. А Канум обещает, что я умру довольным и счастливым. Кто об этом не мечтает? Заметь, не в пасти у дракона, не на больничной кровати, а довольным и счастливым. Читаю специально для тебя, мятый: "Умрешь довольным и счастливым! Брось записку и она пр..."
   Куля остановился на полуслове и, вытаращив глаза, посмотрел сначала на Лёву, а потом на чама.
   -С тобой все в порядке? - испугался Лёва.
   -Подождите, пацаны, а откуда я умею читать? Я ведь никогда этому не учился...
   -Чудак, - засмеялся Жуба, - это же мешок сознания, здесь исполняются твои желания. Ты захотел узнать, что в записке, вот и узнал.
   Толстячок вскочил на сундук и радостно закричал:
   -Братцы, я умею читать! Вы слышите? Я умею читать!
   Куля осуждающе посмотрел на Лёву.
   -И ты еще хочешь, чтобы я покинул это прекрасное место? - он одернул рубашку и застегнул верхнюю пуговицу. - Ни-ког-да!
   Толстячок нагнулся и, схватив кусок торта, отправил в рот. Затем расправил записку и бросил на землю. Листок бумаги заискрился и, вспыхнув зеленым пламенем, превратился в хорошенькую овечку с розовой шерстью. "Куля-Куля-Куля!" - позвала овечка по имени толстячка и, достав удочку с большим куском сыра на крючке, села на стеклянные санки и медленно поехала к лестнице.
   Куля небрежно помахал Лёве рукой и пошел за санками.
   Вель бросился к брату и попытался задержать толстячка.
   -Оставь, пусть уходит, - сказал чам, - его место в мешке сознания.
   -Нет! - мальчик вцепился в Кулю. - Помоги мне Жуба! Ну, пожалуйста!
   -Ну хорошо, - нехотя согласился чам, - так и быть, помогу. Эй, Куля, ты забыл шляпу!
   -Я дарю ее тебе, маленький человек! - не оборачиваясь, крикнул толстячок. - Носи на здоровье!
   -А как же торт?
   -Торт? - Куля замер.
   -Ну да, торт! Смотри, его воруют мыши!
   Толстячок оглянулся и увидел возле цилиндра стаю жирных короткохвостых мышей в потрепанных шапках ушанках. Мыши лопатками грузили торт на тачки и увозили в нору. А одна из них, забравшись на недоеденное яблоко, показывала Куле синий язык. Что-что, а посягательства на свою еду толстячок вынести не мог. Куля сжал кулаки и, наклонив голову, побежал к шляпе.
   -Спасибо Жуба, - тихо сказал Лёва, - я у тебя в долгу.
   -Не за что, - улыбнулся чам. - Всегда рад помочь.
   Однако как не быстро бежал толстячок он все равно не успел. Буквально перед его носом последняя мышь проскользнула в нору с доверху наполненной тачкой и захлопнула за собой дверь.
   -Ах вы, мерзавки! - затопал толстячок. - Со мной еще никто так не поступал! Думаете, украли торт и останетесь безнаказанными?
   Он нахмурился, и над синей лужайкой появилось огромное вращающееся сверло.
   -Да брось, Куля, не расстраивайся - Лёва подошел к брату. - Что ты, в самом деле, разошелся из-за какого-то недоеденного торта? Да я тебе тортов, сколько хочешь, наделаю.
   Мальчик протянул руку и на ней появился точь-в-точь такой же торт, какой они купили в кондитерской.
   -Не нужен мне твой торт! - толстячок сбросил его на землю. - Как ты не понимаешь, дело в принципе! Я хочу, чтобы все в мешке сознания знали, что с Кулей шутки плохи! Пусть запомнят, со мной лучше не связываться, только себе дороже будет!
   Сверло с воем коснулось лужайки и, разбрасывая мох, углубилось в землю. В воздухе запахло жареным мясом и свежими огурцами, и котлован стал заполняться дымом и зеленым пеплом. Вокруг отверстия появилась вода, и синий мох сначала потемнел, а потом сделался красным.
   -Не нравится мне это, - произнес Жуба. - Чувствую, добром все не кончится.
   -Куля перестань, - сделал еще одну попытку утихомирить брата Лёва. - Пойдем отсюда, а то в котлован могут нагрянуть гончие Канума.
   -Плевать!
   -Или прийти Дурень с Дурилой, - сказал чам.
   -Да хоть Дурила с Дурнем, - отмахнулся толстячок. - Как придут, так и уйдут.
  

ВЗРЫВ

   Не обращая внимания на уговоры, Куля продолжал делать дырки в земле. Все больше и больше синего мха вокруг отверстий становилось мокрым. Снизу забили фонтанчики киселя и показались коричневые корни с малахитовыми листочками. Красное пятно увеличивалось с каждой секундой. Предчувствуя неладное Лёва и Жуба отступили от Кули шагов на десять и с тревогой наблюдали за происходящим. Начало темнеть. В небе несколько раз принималась играть музыка, но замолкала. Ледяная сосулька то втягивалась в облака, то показывалась вновь.
   Примерно через пол часа сверло дернулось и остановилось, наткнувшись на что-то твердое.
   -Ну все, пойдем, - позвал брата Лёва. - Видишь дальше сверлить нельзя.
   -А где эти гадкие мыши? - Куля встал на колени и посмотрел в дыру.
   -Да они давно уже разбежались, - сказал мальчик.
   -Ладно, пойдем, - согласился толстячок. - Я думаю, мыши надолго запомнят урок, который я им преподал.
   Куля поднялся и направился к Лёве и Жубе, но в это время земля задрожала и заходила ходуном. Сверху посыпались дохлые мухи с желтыми распухшими брюшками, и грянул оглушительный гром. Дно котлована опустилось, а края сошлись, и наши знакомые оказались в большом каменном "мешке". Затем котлован резко "распрямился" и с силой подбросил всех вверх.
   На огромной скорости Лёва, Куля и Жуба пролетели сквозь клубы серо-желтого дыма, едва не задев сосульку и, пробив небо, очутились в черном пространстве. Ударившись об гигантскую резиновую грелку, они изменили траекторию движения и полетели вниз. На их ногах появились лыжи. Коснувшись неба с обратной стороны, троица понеслись по облакам.
   -Где мы? - крикнул Лёва.
   -Не знаю! - стараясь не упасть, ответил Жуба. - Я здесь никогда не был.
   -Похоже, мы сверху мешка сознания, - предположил мальчик.
   -Может ты и прав, - согласился чам.
   -Да какая вам разница сверху или снизу! Это самое лучшее место на свете! - Куля нагнулся и дотронулся до торчащей из облаков синей скрюченной руки.
   Рука будто ждала прикосновения толстячка. Она схватила Лёвиного брата за запястье и начала растягиваться словно резиновая.
   -Да отвяжись ты!
   Куля попробовал от нее избавиться, но не тут то было. Рука крепко держала толстячка.
   -Что, допрыгался? - Жуба приблизился к Кули. - Пора бы тебе вести себя поосмотрительнее. Ты не дома.
   -Отстань мятый и без тебя тошно! Лучше помоги отцепить руку.
   Толстячок взял колотушку и со злостью застучал по тонким синим пальцам. Однако рука не реагировала на удары.
   Метров через двести облака закончились, и наши знакомые покатили по не прозрачному льду. Весь лед был усеян сломанной мебелью и лунками поросшими по краям седыми бумажными волосами.
   Неожиданно от руки, держащей Кулю, стали расти два бледно-розовых щупальца. На щупальцах сформировались носы, и они начали тянуться к Лёве и Жубе.
   -Осторожно! - предупредил мальчик Жубу. - Рука хочет схватить и нас.
   Но было уже поздно. Образовавшиеся отростки внезапно удлинились и обвили ноги Лёвы и чама.
   -Ха-ха-ха! - засмеялся Куля. - Вот видишь, мятый, и ты попался. Никогда не радуйся беде товарища.
   -Ты мне не товарищ, - возразил Жуба. - И потом я не радовался, а лишь хотел, чтобы ты был поосмотрительнее.
   -Поосмотрительнее? - толстячок снова засмеялся. - Ты вон какой осмотрительный, а тоже попался!
   Движение пленников замедлилось и, в конце концов, они остановились. Рука натянулась и принялась тащить их в обратном направлении.
   Жуба нахмурился и зачмокал, и на льду вырос железный столб.
   -Давайте, скорее, обматывайте руку вокруг столба! - чам скинул лыжи и начал бегать по кругу.
   Однако как только рука перестала перемещаться, из ближайшей лунки вылез краб с гармошкой и заиграл вальс.
   -А ну пошел прочь! - Куля кинул в него ножкой от стула.
   -Аплодисменты! Аплодисменты! - захныкал краб. - Хочу аплодисментов!
   - Пошел, тебе говорят! - толстячок топнул.
   Краб погрозил клешней и снова заиграл, но теперь уже очень мрачную мелодию. Из лунок стали выползать раки и, не обращая внимания на удары и пинки наших знакомых, принялись отщипывать от железного столба здоровые куски. Жуба пытался делать новые столбы, но раки расправлялись с ними так же быстро.
   -Ничего не понимаю, - Жуба пожал плечами. - У меня словно силы поубавилось. Не могу справиться с раками.
   -Нам нужно растопить лед и попасть внутрь мешка сознания, - крикнул Лёва.
   -Правильно! - обрадовался чам. - Как я раньше не догадался! Сейчас разведу костер.
   -Растопить лед? Это мы быстро! - Куля заставил появиться дымящийся чайник и начал поливать руку кипятком.
   -Да не на руку лей, а на лед, - сказал мальчик.
   -Мне больше нравиться на руку, - улыбнулся Куля. - И потом она ведь не настоящая и ей не больно.
   Однако руке не понравился кипяток. Она стала покрываться трещинками и вскоре лопнула, обдав всех густым яблочным вареньем.
   Жуба потушил огонь, прекратив плавить лед.
   -Ну что, - он посмотрел по сторонам, - куда пойдем?
   -Туда, - показал вдаль Куля.
   -Почему туда? - спросил Лёва.
   -Там лед сходится с грелкой, - объяснил толстячок. - Я хочу перебраться на грелку и проковырять в ней дырку.
  

НА ДНЕ

   Но Куле не суждено было оказаться на грелке. Из большой проруби вылез огромный пингвин с веником под мышкой и ни слова не говоря побросал всех в воду. Очутившись подо льдом Лёва сначала начал задыхаться, но вспомнил, где находится и перестал ощущать нехватку воздуха.
   В воде к ним подплыли длиннорукие тюлени и привязали к ногам тяжелые металлические гири. Гири стали тянуть вниз и Лёва, Куля и Жуба опустились на покрытое растениями песчаное дно. Лишь только наши знакомые коснулись песка, гири сделались прозрачными и рассыпались на мелкие кусочки.
   -Смотрите рыба! - радостно закричал Куля, показывая на полосатого зверька отдыхающего на цветке.
   -Это не рыба, - сказал Жуба. - У рыбы должен быть плоский хвост и плавники.
   -Не спорь со мной, маленький человек, - отмахнулся толстячок. - Мне говорили, что в воде живут рыбы.
   Куля приблизился к зверьку и дернул его за высокий кожистый гребень:
   -Ты рыба или нет?
   Животное зевнуло и, открыв один глаз, лениво посмотрело на Лёвиного брата.
   -Отвали толстяк, не мешай спать, - зверек еще раз зевнул и закрыл глаз.
   -Эй, хорек! - Куля щелкнул животное по носу. - Отвечай, когда тебя спрашивают.
   -Что тебя интересует, толстяк? - зверек побагровел и приподнялся на передних лапах.
   -Ты рыба или нет?
   Животное начало втягивать в себя воду и раздувшись до громадных размеров рявкнуло:
   -Нет, я не рыба, тупица!!!
   Вырвавшийся из его рта поток воды ударил в наших знакомых и отбросил к скале, прямо к входу в пещеру.
   -Ну, что я тебе говорил? - произнес Жуба. - Это не рыба.
   -А кто?
   -А я откуда знаю, - пожал плечами чам.
   -А если не знаешь, так помолчи, - Куля достал из шляпы грушу и протянул Жубе. - На вот, съешь, может, поглупеешь.
   -Не понял, - чам зачмокал.
   Толстячок похлопал Жубу по плечу:
   -Вырастишь, поймешь.
   Пока Куля и Жуба препирались, Лёва приблизился к пещере и заглянул внутрь. Метрах в двадцати впереди мальчик увидел плоский сиреневый камень, окаймленный перламутровыми раковинами и огромными жемчужинами. На камне стояли золотая чаша и смоляной стул с высокой спинкой напоминающий трон. На стуле сидела женщина с полупрозрачной медузой вместо головы. Услышав шаги мальчика, незнакомка опустила руку в чашу и вынула два глаза, один большой и один маленький. Маленький женщина вернула в чашу, а большой бросила в отверстие в голове. Затем она достала из кармана рот и прицепила к лицу. Несколько летучих мышей принесли старинную книгу и незнакомка, положив ее под ноги, поманила Лёву пальцем. Велю показалось, что женщина назвала его имя.
   Помимо своей воли мальчик медленно пошел к трону.
   Заметив исчезновение Лёвы, Куля и Жуба зашли в пещеру. Как только женщина увидела толстячка и чама она поспешно достала из чащи еще два глаза и кинула в голову.
   -Что со мной? - воскликнул Куля. - Ноги меня не слушаются! Идут сами собой!
   -И мои тоже, - растерянно произнес Жуба.
   -Это все она! - Лёва показал на незнакомку. - Она управляет нашими ногами!
   -Эй, тетка, ты чего? - возмутился Куля. - Лучше отпусти нас по-хорошему, если не хочешь проверить крепкая ли у тебя голова!
   У толстячка в руках появился деревянный молоток, но сотня юрких рыбок в мгновении ока окружила Кулю и лишила его грозного оружия. Тогда Жуба наслал на хозяйку пещеры стаю острых ножниц, но еще большее количество рыбок легко отбили атаку чама. Попытка Лёвы сбросить на стул каменную плиту также провалилась. Женщина, словно прочитав мысли мальчика, взмахнула рукой и плита упала на огромную подушку, не причинив ей вреда.
   -Что вам от нас нужно? - спросил Лёва.
   -Помолчи, - хозяйка пещеры приложила палец к губам.
   -Но...
   -Помолчи! - повысила голос незнакомка.
   Она топнула, и из-под коряги показался коричневый ботинок, с ободранной балалайкой. Ботинок задергал шнурками струны, и по пещере разнеслась колыбельная. Женщина наклонила голову и закрыла глаза. Лёва хотел воспользоваться моментом и наслал на нее зубастую пасть, но рыбки были начеку и не дали в обиду свою хозяйку. Закончив играть ботинок запрыгал к коряге, но хозяйка пещеры прикрикнула на него и он заиграл снова, но теперь уже военный марш. Услышав ритмичные мужественные звуки, женщина засмеялась и захлопала в ладоши и Лева, Куля и Жуба принялись маршировать. Затем ботинок начал исполнять веселую мелодию, и пленники стали плясать, будто заядлые танцоры.
   -А вы мне нравитесь, ребятишки, - радостно сказала хозяйка пещеры. - Ладно уж, оставляю вас у себя. Будете веселить меня, когда я не сплю.
   -Еще чего?! - недовольно произнес Куля. - Весели себя сама, вредная тетка!
   Женщина покачала головой.
   -Какой ты невоспитанный. Но ничего, я тебя вылечу, - она улыбнулась. - Впредь будешь танцевать на руках.
   -А на голове не хочешь? - огрызнулся толстячок.
   -А что, это мысль, - закивала хозяйка пещеры. - В следующий раз так и сделаем. Не забудь мне напомнить, когда я проснусь.
   Она вынула из головы глаза и опустила в золотую чащу, затем зевнула и спрятала рот в карман.
  

ВСЕЗНАЮЩИЕ ГУБЫ

   Лишь только женщина уснула, Лёва развернулся и, не говоря ни слова, направился к выходу из пещеры. Куля и Жуба последовали за ним. Однако в том месте, где был вход, через который они пришли, располагалась стена. Сначала все подумали, что ошиблись и выход находится где-то рядом, но, обойдя пещеру, наши знакомые его так и не обнаружили.
   Бросив взгляд на потолок Лёва заметил большие, не менее двух метров в длину и метра в ширину, толстые красные губы, окруженные редкими синими ресницами.
   -Смотрите, - мальчик показал наверх. - Что это?
   -Всезнающие губы! - обрадовался Жуба. - Если их спросить они подскажут, как найти выход.
   -Ну так спроси поскорее, - потребовал Куля, - а то мне здесь уже надоело.
   -Нельзя, - произнес чам. - Видишь, они плотно сжаты, значит отдыхают.
   -Спят что ли? - недовольно сказал толстячок. - Тетка спит, губы спят. Да что же это такое? - он поднял раковину. - Сейчас я их разбужу.
   Куля замахнулся, но кинуть не успел. Губы зашевелились и на присутствующих уставился ярко-зеленый глаз с пронзительно желтым зрачком. Это было так неожиданно, что Лёва вздрогнул. Мальчик никак не предполагал увидеть вместо зубов глаз.
   -Спрашивай, - Куля толкнул брата в бок. - Спрашивай, пока губы не закрылись.
   -Извините, вы не подскажете, как выбраться из пещеры, - промямлил Лёва.
   -Книга, - прошептали губы и исчезли.
   -Что они сказали? - не понял толстячок.
   -Кажется книга, - неуверенно ответил мальчик.
   -При чем здесь книга? - рассердился Куля. - Вот тебе и всезнающие губы. Они такие же всезнающие, как и я.
   Лёва подошел к женщине и осторожно, чтобы не разбудить хозяйку пещеры, вытащил книгу из-под ее ног.
   -Ты что, сынок решил почитать? - скривился толстячок. - Нашел время, - Куля задумался. - А не воспользоваться ли нам испытанным средством, сверлом.
   -Только не сверлом! - замахал руками Жуба.
   -А почему нет? - глаза толстячка заблестели. - Сделаем дырку и выберемся наружу.
   -Да из-за этого сверла мы тут и оказались, - недовольно произнес чам. - И потом, рыбки не позволят сверлить стену.
   -Тогда иди и оторви голову тетке, - предложил Куля Жубе.
   -Нет, я на это не пойду, - попятился чам.
   -Трус!
   -Да перестаньте, наконец, спорить! - воскликнул Лёва.
   Он осмотрел книгу и нажал на металлическую застежку, скрепляющую толстые тесненные корочки. Внутри книги послышались сначала возня и сопение, а затем ворчание. Пожелтевшие страницы зашевелились, и между ними показался звериный нос. Нос стал расти и, увеличившись до невероятных размеров, втянул в себя наших знакомых. Затем задрожал и с оглушительным чихом "выстрелил" ими в стену пещеры.
   Пробив стену, словно бумагу Лёва, Куля и Жуба оказались на огромном кленовом листе, падающем в черную бездну. Из груди мальчика и толстячка вырвались отчаянные крики, и они, упав плашмя, стали цепляться за теплые пульсирующие прожилки листа.
   -Ну чего разорались? - спокойно спросил Жуба. - Забыли, где находитесь? Поборите свои страхи, ребята.
   Лёва с большим трудом справился с охватившим его ужасом и, глубоко вздохнув, приблизился к чаму.
   -Молодец, - похвалил мальчика Жуба. - Ну а ты толстяк, чего лежишь? Бери пример с брата.
   Куля встал на колени и принялся стучать себя ладошками по щекам:
   -Я не боюсь! Я не боюсь! Я не боюсь!
   Как только толстячок перестал испытывать страх, вокруг посветлело и лист плавно опустился в прямоугольный зал желтого цвета.
   -Приехали, - сказал Жуба и первым спрыгнул на красивый мозаичный пол. - Интересно куда мы попали?
   -В какой-то желтый зал, - произнес Лёва, озираясь по сторонам.
   -Вижу, что не в белый, - чам сел на лист. - Да, к стати, обращаю ваше внимание на цвет. Если вы помните, на желтом можно сотворить любых живых существ, кроме тех, которые обладают разумом.
   -Да я помню, - кивнул мальчик, - на желтом появляются звери, птицы, насекомые и другие твари, что водятся у нас дома.
   Пока Лёва и Жуба разговаривали Куля ознакомился с залом и вернулся обратно.
   -Мятый, из твоего зала нет выхода, - сообщил толстячок.
   -Он такой же мой, как и твой, - заметил чам.
   -Ты дольше тут околачиваешься, - возразил Куля, - значит этот дурацкий зал, без окон и дверей, твой.
   -Хорошо пусть будет мой, - не стал спорить Жуба.
   -И те красные губы, тоже дурацкие, - продолжал ворчать Куля. - Заманили нас сюда.
   -Почему заманили? - не согласился Лёва. - Я спросил их, как выбраться из пещеры, вот они и подсказали обратиться к книге.
   -Надо было спросить, как вернуться в мешок сознания, а не как выбраться из пещеры.
   Куля вытряхнул из шляпы остатки торта и фрукты и одел цилиндр.
   -Да мы давно уже в мешке сознания, - потянулся Жуба. - Не веришь, можешь проверить.
   -Хочешь, чтобы я "сделал" какую-нибудь зверюшку? - поинтересовался толстячок. - Хорошо, сейчас будет.
   Куля наморщил лоб и почесал подбородок:
   -Кого бы вызвать? Ага, вот...
   Он хитро подмигнул брату и возле ног Жубы появилась полосатая собака с надписью на боку: "Укушу!" Та самая собака, а вернее точь-в-точь такая же собака, что живет недалеко от кондитерской в Окки-Укс.
   Животное увидело чама и, отбежав в сторону, начала громко лаять.
   -Кто это? - спросил Жуба, прячась за Лёву.
   -Собака, - сказал мальчик. - Не бойся, она не кусается.
   -Почему это не кусается? - расплылся в улыбке Куля. - Еще как кусается. Видите написано: "Укушу!", значит, укусит, - он подмигнул чаму. - Будь спокоен, мятый, обязательно укусит.
  

БОЛЯКА

   Налаявшись на Жубу животное зевнуло и улеглось возле стены на выступающий из пола квадрат, с изображением человеческой ладони. Куля, недовольный поведением собаки, пытался ее дразнить, встав на четвереньки и корчив рожи, но животное лишь отворачивалось или отходило в сторону, когда толстячок рычал и дергал собаку за хвост.
   Ползая по полу Куля случайно надавил рукой на выложенную из кусочков стекла ладонь. Квадрат приподнялся и из образовавшегося отверстия выпрыгнуло отталкивающего вида лохматое существо настолько неприятное, что я не берусь его описывать, чтобы читатель не испытал чувства отвращения, посетившее наших знакомых. Скажу лишь, что оно было сплошь покрыто бородавками и свежими ранами, из которых сочилась густая зеленая жидкость.
   -Боляку вызывали? - существо затрясло одноглазой головой и с силой ударилось лбом о стену.
   -Чего? - не понял Куля.
   -Я спрашиваю, меня вызывали? - незнакомец улыбнулся и из его рта выпало несколько зубов.
   -Нет, не вызывали, - сказал Лёва.
   -А зачем тогда нажимали на звонок? - Боляка показал на изображение ладони. - Делать что ли нечего?
   Заметив испуганную собаку, сидевшую в углу, незнакомец выкатил глаз и истерично закричал:
   -А кто вам разрешил держать животных в гостинице?!
   -В какой гостинице? - спросил Жуба.
   -В моей! - заплакал Болячка. - Я не для того выдумал гостиницу, чтобы в ней жили животные!
   Он наклонился и с разбега ударился головой о стену с такой силой, что капли зеленой жидкости разлетелись по всему залу.
   -Мне кажется этот Боляка - идиот, - произнес Куля.
   -Я все слышу! - завизжал хозяин гостиницы. - За идиота ответишь! - он подбежал к толстячку и принялся тыкать его в живот. - Увеличиваю тебе плату за проживание в два раза! Вот так, - Боляка вновь заплакал. - А то идиот, идиот...
   -Успокойтесь, пожалуйста, - сказал Лёва.
   -А чего он дразнится? - хозяин гостиницы плюнул в Кулю.
   -Он больше не будет, - заверил мальчик.
   -Что не будет? - Боляка удивленно посмотрел на веля. - А ты кто?
   -Лёва.
   -Какой еще Лёва? - хозяин гостиницы сжал кулаки и нахмурился. - Не тот ли это Лёва, что...
   Боляка задумался и замолчал. Его глаз закрылся и он захрапел. Так продолжалось минут пять. Проснувшись Боляка зевнул и, заметив рядом с собой мальчика, испуганно вздрогнул:
   -Ты кто?
   -Лёва.
   -Какой еще Лёва? Не тот ли это Лёва, что...
   Глаз Боляки вновь закрылся и он во второй раз уснул.
   -Точно идиот, - сказал Куля. - Теперь я уверен, этот израненный тип идиот. И кто только разрешает держать гостиницы идиотам?
   -Я все слышу! - очнулся Боляка.
   Он кинулся к отверстию и закричал:
   -Дедушка, а чё они зовут меня идиотом!
   Из темноты донесся топот и в зал влетел здоровенный мужик в грязном светло-коричневом кимано, с табличкой на груди: "Идиот". Его лицо пылало от злости, а единственный глаз то сжимался, то увеличивался.
   -Это кто идиот? - мужик схватил Жубу за грудки.
   -Я вообще не причем, - попытался вырваться чам.
   -Он идиот? - мужик кивнул в сторону Боляки.
   -Нет, дяденька, ваш внук не идиот, - улыбнулся Куля и отрицательно покачал головой.
   -Верно, толстяк, мой внук не идиот, - мужик отбросил Жубу в сторону. - Это я идиот!!!
   Дедушка Боляки заколотил себя кулаками в грудь и, подпрыгнув, ударился головой об пол.
   -А вообще он мне не внук, - мужик покачиваясь поднялся и показал на Боляку. - Я его знать не знаю.
   -Какой ужас, - прошептал Куля. - Перед нами семья идиотов.
   -Да тише ты, - цыкнул на брата Лёва.
   Мужик снял пиджак и кинул в отверстие в полу, затем закатал рукава рубашки и, подбоченясь, спросил:
   -Вы к нам надолго?
   -В каком смысле надолго? - поинтересовался Лёва.
   -В смысле долго ли будете жить в гостинице моего внука? - он задумчиво почесал лоб. - Или не внука? В общем, долго ли собираетесь тут торчать?
   -Мы? Нет, - Куля засуетился, - прямо сейчас и уйдем.
   Толстячок подошел к отверстию:
   -Пошли, ребята.
   -А платить? - Боляка заплакал и, упав на пол, забился в истерике.
   Мужик крякнул и в его руках появился мешок.
   -Нехорошо, - он покачал головой. - Хотели уйти и не расплатиться. Как тресну щас мешком одного, да другого, да третьего!
   -Нет, почему же не расплатиться, - поспешно сказал Лёва. - Мы готовы заплатить.
   Мальчик показал на деревянную шкатулку, наполненную золотыми монетами.
   -Пожалуйста, вот деньги.
   -Нашли дурака, - Боляка вскочил. - Кому нужны ваши деньги?
   -А что же тебе нужно? - спросил Жуба.
   -Нежный поцелуй, - покраснел Боляка и опустил глаза.
   -Что-что? - переспросил Лёва.
   -Пусть он меня поцелует, - хозяин гостиницы посмотрел на Кулю.
   -Еще чего? - лицо толстячка вытянулось.
   -Целуй, тебе говорят! - замахнулся мешком мужик.
   -Два раза! - тихим голосом произнес Боляка.
   -Какие два раза!? - закричал Куля. - Мне и один то противно!
   Мужик запыхтел и, отбросив мешок, ударился головой об пол, так сильно, что сверху посыпалась яичная скорлупа.
   -Хорошо, хорошо, - торопливо согласился толстячок. - Я готов поцеловать этого урода два раза.
   -Вот и славно, - улыбнулся мужик. - Да, и вот еще что, - он понизил голос, - если вам понадобятся ситечки для чая, обращайтесь прямо ко мне.
  

ВЫХОД В ГОРОД

   Пообещав воспользоваться предложением дедушки Боляки Лёва, Куля и Жуба спустились в отверстие в полу. Лишь только толстячок покинул зал, сидевшая в углу собака громко залаяла и бросилась следом. Догнав Кулю, она радостно завизжала и принялась скакать вокруг него. Толстячок остановился и приласкал животное.
   -Молодец, - Куля потрепал собаку за ухо, - не оставила своего хозяина.
   -Зачем она тебе? - спросил мальчик.
   -Да. Сотри ее, - сказал Жуба. - Еще укусит кого-нибудь.
   Толстячок опустился на колени и прижал собаку к груди.
   -Моя собака не кусается, и я не стану ее стирать.
   -Сам ведь говорил, что кусается, - напомнил чам.
   -Это раньше она кусалась, а теперь не кусается. - Куля посмотрел на Лёву. - Ты не помнишь, как звали ту собаку из Окки-Укс?
   -Нет, - покачал головой мальчик. - Не то "Селка", не то "Селёка"...
   -Жаль. Тогда эта будет "Селёдкой", - улыбнулся толстячок.
   Он поднялся и позвал собаку: "Селёдка! Селёдка! Селёдка!" Собака залаяла и, встав на задние лапы, сделала несколько шагов.
   -Видели, - обрадовался Куля, - ей понравилось имя!
   Толстячок протянул Селёдке кусок колбасы. Собака, не жуя, проглотила угощение и принялась лизать руку хозяина.
   Пройдя метров сорок по узкому коридору, наши знакомые оказались в маленькой комнатке с тремя дверями. На одной было написано: "Выход в город", на другой "Выход из города", а на третьей "Куда глаза глядят!" Постояв в нерешительности несколько минут компания открыла дверь ведущую в город. Сразу за порогом их ждал сюрприз. На огромной масляном блине сидел человек в лохмотьях, с блестящей трубой в руках. Его шею укутывал розовый бант, а на голове красовалась дырявая соломенная кепка.
   -Привет, странники.
   Незнакомец поднялся и, сделав несколько шагов навстречу, упал, поскользнувшись на масле.
   -Ведь говорил же не лей столько масла! - недовольно произнес оборванец. - Нет, льет!
   -Кто льет? - спросил Лёва.
   -Да этот! - незнакомец ткнул себя кулаком в грудь.
   Вдруг его лицо изменилось, и он закричал совершенно другим голосом:
   -Да лью! И буду лить! Где это ты видел, чтобы блины были без масла? - человек сорвал с головы кепку и швырнул в сторону. - Вот тебе! И выброси эту дурацкую трубу, все равно играть не умеешь!
   -Я не умею? - прежним голосом заговорил оборванец. - Нет, вы только послушайте, я не умею играть?!
   Он поднес трубу к губам и что есть силы стал дуть в мундштук, извлекая ужасные звуки. Селёдка ощетинилась и зарычала.
   -Вам нравится? - спросил "музыкант".
   -Да, - кивнул Жуба.
   -А мне нет, - сказал Куля. - Моя собака и то лучше воет.
   -Слышал, что тебе толстяк говорит? - спросил другим голосом оборванец. - Выброси трубу, пока я этого не сделал!
   -Ладно, выброшу...
   Вдруг блин наклонился и все, кто стоял на нем, не удержались на ногах и попадали. Сверху полилось густое коричневое молоко и наших знакомых, музыканта и собаку подхватил стремительный поток и понес по круглой резиновой трубе. Через какое-то время она разделилась надвое и Лёва, Куля и Жуба попали в левую трубу, а оборванец и Селёдка в правую.
   После многочисленных поворотов, подъемов и спусков мальчика, толстячка и чама выбросило на байковое одеяло, тянувшееся от одного конца гигантской пещеры, до другого.
   -Так... и что же нас здесь ожидает? - Жуба наклонился, всматриваясь во влажный материал. - Не могу разобрать цвет одеяла. Толи синее, толи зеленое...
   -Да какая вам разница ребята, какого цвета одеяло у вас под ногами? - послышался откуда-то сбоку хриплый голос. - Вы в Яйце, а здесь другие законы, нежели в мешке сознания.
   -В Яйце? - испуганно переспросил чам. - Только этого нам не хватало. Нужно поскорее отсюда выбираться. Тут живут одни дураки и сумасшедшие. Сюда бояться заглядывать даже гончие Канума.
   -Верно парень, - из складки одеяла показался человек со свиными рылами вместо глаз и носом, напоминающим сардельку. - Меня зовут Чих, я инженер-разладчик, - он протянул пухлую руку. - Если хотите, могу предложить свою помощь. Конечно, не даром.
   -А за что? - спросил Лёва.
   -Да так, за пустячок, - уклончиво ответил Чих.
   -За какой пустячок? - насторожился Жуба.
   -Отработаете пару дней на моей фабрике, - инженер хрюкнул. - Соглашайтесь, иначе таким маменькиным сынкам, как вы, в Яйце не выжить.
   -А у вашей фабрики есть название? - поинтересовался Лёва. - И что она производит?
   -Эй, желторотик, неужели ты собираешься работать на этого свиноглаза? - Куля обошел Чиха вокруг.
   -Нет, - сказал Лёва.
   -А ты, мятый?
   -Тоже нет.
   Толстячок наступил на босую ногу инженера и ущипнул за нос.
   -И я нет! - Куля нахмурился и, взяв Чиха за грудки, притянул к себе. - Я в жизни никогда не работал! Слышишь ты, инженер-мурло!
   Свиноглаз обмяк и, выскользнув из серого вельветового костюма, отбежал в сторону.
   -Не хотите, как хотите, - Чих подошел к фанерному чемодану и, достав другой костюм, поспешно оделся. - Грубияны! Теперь я с вами не разговариваю и ни за что не скажу, в какой стороне город Желток, а только там находится ближайший выход из Яйца, - он злорадно захихикал. - Будете блуждать по Яйцу всю жизнь и останетесь в нем навсегда!
   В чемодане кто-то зашевелился, и оттуда показалась фарфоровая голова старика.
   -Город Желток? Кто ищет город Желток?
   -Тебя не спрашивают!
   Чих зажал рот старику и попытался засунуть его обратно в чемодан, но тот вырвался и, показав в сторону холма, радостно закричал:
   -Вон там город Желток!
  

ЛАУС

   Поднявшись на холм путники увидели долину, в центре которой раскинулось невероятное архитектурное сооружение, напоминающее не то выброшенного на берег спрута, не то разлетевшийся на куски арбуз после того, как он свалился откуда-то сверху. Из обломков этого "арбуза" торчали башенки, трубы, лестницы, гигантские макароны, флаги и многое-многое другое придающее постройке вид городской свалки, от коей в разные стороны расходились тропинки, заваленные мусором. Лёва непроизвольно втянул носом воздух, но не почувствовал ничего неприятного и отталкивающего. "Наверное, это и есть Желток", - подумал вель, вглядываясь в многочисленные улочки пронизывающие город сверху и снизу, вдоль и поперек.
   Возле ног мальчика разошлась молния, и из отверстия показался взъерошенный человек, держащий в руках замусоленную коробку из-под кофе, заклеенную пластырем и перевязанную веревочкой.
   -Поберегись! - крикнул он и выпрыгнул наружу. - Вы кто? - озираясь, спросил незнакомец.
   Его глаза беспокойно бегали "ощупывая" пришельцев.
   -Люди, - ответил Куля. - А ты кто?
   -Лаус Тукнутый, - незнакомец высунул язык и облизал подбородок. - Я инженер-разладчик.
   -Как, еще один инженер? - удивился Жуба.
   -Почему еще один? - Лаус присел и, встав на четвереньки, подбежал к чаму. - Я здесь один инженер.
   -Как же один, - засмеялся Куля. - Примерно час назад мы видели свиноглаза, так он тоже называл себя инженером.
   Лаус взвизгнул и, прижав коробку к груди, кинулся к отверстию, но запнулся о Лёвину ногу и растянулся на одеяле. Лицо инженера побелело, а глаза наполнились ужасом.
   -Признавайтесь, вы пришли выведать секреты моей фабрики?! - Лаус поспешно расстегнул рубашку и засунул коробку за пазуху. - Не скажу! Делайте со мной что хотите, но я не скажу!
   На губах Лауса появилась пена и он, запрокинув голову назад, принялся размахивать руками. Затем вскочил и, запрыгнув Куле на спину, заорал нечеловеческим голосом:
   -Чих не настоящий инженер! Слышите, не настоящий! Я настоящий инженер! - Лаус схватил толстячка за уши и обвил языком за шею.
   Не ожидавший ничего подобного Куля чуть не стал заикой. Его ноги подкосились, и он упал. Если бы не Лёва и Жуба пришедшие ему на помощь не известно, чем бы все кончилось.
   С трудом оторвав Лауса от перепуганного Кули мальчик и чам помогли толстячку подняться.
   -Ну и дурак же этот Пукнутый, еще почище, чем Боляка со своим идиотом дедушкой, - сказал Куля, трогая покрытую слюнями шею.
   -Моя фамилия не Пукнутый, а Тукнутый, - поправил Лаус.
   -Нашел чем гордиться? - толстячок хмыкнул. - С такой фамилией, как раз только в инженеры и подаваться.
   -К твоему сведению, жирюга, я не простой инженер, а инженер-разладчик.
   -Это еще что за специальность такая, инженер-разладчик? - спросил Лёва.
   -Очень нужная и сложная специальность, - с гордостью сказал Лаус.
   Тукнутый достал коробку из-под кофе и, приоткрыв крышку, заглянул внутрь.
   -Вот, к примеру, часы каждый сможет смастерить. Тут, как говориться, большого ума не требуется. Взял пружинки, стрелки, шестеренки там разные с винтиками и готово. А ты попробуй сделать так, чтобы они вроде и работали и не работали.
   -А чё тут сложного, - улыбнулся Куля, - треснул по ним молотком и все.
   -И все! - передразнил толстячка Лаус. - Так поступают лишь тупицы или агрономы с ботаниками, а мы инженеры-разладчики поступаем иначе.
   Тукнутый положил коробку на одеяло и накрыл платком.
   -Да будет вам известно, если по часам ударить молотком, они перестанут идти, - Лаус обвел всех таким взглядом, словно сообщил что-то важное.
   -Точно не будут, - согласился Жуба. - Я в детстве пробовал.
   -А я что говорю! - обрадовался Тукнутый. - А вот сделать, чтобы они работали, но показывали неправильное время по силам только нам, - Лаус показал пальцем на себя, - инженерам-разладчикам.
   Лёва и Куля переглянулись.
   -Это вам не музыкальные шкатулки клепать? - высокомерно произнес Тукнутый. - Дело тонкое и большого ума требует, а ты говоришь, что тут сложного? - Лаус посмотрел на толстячка. - Или другая, еще более трудная задача...
   -Эй, подожди! - остановил инженера Куля. - Ты не сказал, как сделать так, чтобы часы шли, но показывали не правильное время.
   -А, заинтересовался! - обрадовался Лаус.
   Он вскочил и погрозил Куле пальцем:
   -Толстый, толстый, а к наукам тянешься, как всякий нормальный человек!
   -А при чем здесь толстый? - спросил Куля. - Толстые что, дураки?
   -Выходит не все, - Тукнутый подошел к Лёвиному брату и стал ощупывать его голову. - Значит Чих не прав, не все толстые дураки... Надо будет сбегать в мешок сознания и обсудить эту проблему с коллегами.
   Услышав о мешке сознания, Жуба оживился и захотел узнать туда дорогу. Лаус с готовность рассказал, как найти выход из Яйца. По словам инженера в городе Желтке есть бассейн и если нырнуть в рисовые воды водоема, то вынырнешь уже в мешке сознания.
   -Ладно, спасибо, - заторопился чам, - нам пора в мешок сознания. Приятно было с вами познакомиться, - он протянул Тукнутому руку.
   -И мне, - сказал Лёва прощаясь.
   -А мне нет, - Куля хотел пнуть коробку из-под кофе, но передумал, вспомнив, что Лаус инженер. - Пока Пукнутый.
   -Тукнутый, - поправил Лаус. - Жаль, вы уходите. А может, останетесь и поработаете пару дней на моей фабрике?
   -Где-то я это уже слышал, - Лёва подмигнул Жубе.
   -Извините, нам некогда, - отказался чам.
   -А у меня много времени, но я не стану работать на твоей дурацкой фабрике, - сказал Куля. - И потом, никакая это не фабрика, а просто коробка из-под кофе.
   -Нет, фабрика!
   -Нет, коробка из-под кофе!
   Лицо Тукнутого снова побелело, а глаза начали увеличиваться.
   Лёва осуждающе посмотрел на брата.
   -Не слушайте его, господин инженер, он пошутил. Лучше скажите, как сделать, чтобы часы показывали неправильное время?
   Услышав вопрос мальчика Лаус успокоился и с готовностью поведал все четырнадцать способов решения этой сложной задачи:
   -В первом случае нужно открыть заднюю крышку и бросить в механизм небольшую соринку. Во втором, оторвать часовую стрелку. В третьем...
  

ГОРОД ЖЕЛТОК

   Оставив Лауса Тукнутого наедине со своей фабрикой наши знакомые стали спускаться в долину. Подойдя ближе к Желтку, путники с удивлением увидели, что город представляет собой единое архитектурное сооружение. Своеобразный монолит. "Слипшиеся", растущие друг на друге и друг из друга дома, башенки, балконы, лестницы, переплетающиеся улицы и скверы, все это производило неизгладимое впечатление. Лёва, Куля и Жуба и представить себе не могли, что такое вообще возможно, пусть даже в чьем-то воображении. Разве только в больном...
   Заметив мальчика, толстячка и чама сидевший на скамейке бородатый человек закричал и попытался освободиться от веревок, связывающих его по рукам и ногам.
   -Давайте ему поможем, - предложил Лёва.
   -А вдруг он того, - Куля дотронулся до головы.
   -Скорее всего, так и есть, - Жуба зачмокал. - Видите, какая у него одежда? Трусы да носки.
   Мальчик осторожно приблизился к незнакомцу и остановился в нескольких метрах от скамейки.
   -Простите, вам не нужна помощь? - поинтересовался вель.
   -Нужна! Конечно, нужна! - связанный принялся извиваться и дергаться.
   -Подождите, я вам сейчас помогу, - Лёва наклонился и стал распутывать узел.
   Но вместо того чтобы сидеть смирно, человек начал мешать мальчику.
   -Вот спасибочки добрый чужестранец. Вот спасибочки, - запел он, пиная Лёву в грудь.
   Из ближайшего переулка послышался дикий вой и громкий плач, и мимо пробежала толпа людей в высоких головных уборах, с топорами наперевес. За ними проскакал всадник в красном мундире.
   -Начинается! Начинается! - оживился человек.
   На его лбу появился золотистый гребень, а на плечах фиолетовые узоры.
   -Послушай, мужик, тебя как зовут? - Куля подошел к скамейке и поставил ногу на сиденье. - И кто тебя связал?
   Незнакомец перестал пинаться и, освободив руки, почесал волосатый нос.
   -Варьдух, - он высморкался, едва не попав в Лёву. - Я сам себя связал.
   -Сам?! - мальчик с негодованием отошел в сторону.
   -А ты случайно не инженер? - Куля нахмурился.
   -Нет, я геолог.
   -Геолог, а что это за профессия такая? - спросил Жуба.
   -Не знаю, - пожал плечами Варьдух. - Мне сказали, все геологи веселые, вот я и стал геологом.
   -Ну что ж, геолог, так геолог, - кивнул толстячок. - Все лучше, чем инженер.
   Мимо снова пробежали люди с топорами, только теперь уже в обратную сторону, а через минуту проковыляла лошадь без всадника.
   -Ладно, мне пора, - бородатый выскользнул из веревок и поспешил следом за толпой.
   -Эй, мужик, подожди! - крикнул Куля. - А зачем ты себя связывал?
   -Привычка! - Варьдух на секунду задержался. - Меня в детстве мать привязывала к шкафу, чтобы я не добрался до спичек. Я, как только их находил, устраивал пожар.
   Он вытащил из бороды длинную спичку и, чиркнув о ногу, кинул в открытую форточку.
   -Пока, добрые люди! Может, когда увидимся!
   И Варьдух исчез за углом лежащего на боку дома.
   Постояв какое-то время перед тем, как ступить на вымощенную таблетками дорогу, наши знакомые пошли в направлении трехрукой статуи, держащей за шею утку.
   -Надо было спросить у Варьдуха, в какой стороне бассейн? - произнес Жуба, разглядывая витрину с поломанными расческами. - А теперь, где его искать?
   -Ничего, спросим у кого-нибудь другого, - сказал Лёва. - Например, у той женщины с меховым зонтиком.
   Путники подошли к незнакомке и остановились, не решаясь заговорить. Женщина была занята тем, что стучала себя маленьким деревянным молоточком.
   -Тук-тук! - ударяла она несколько раз себя по лбу, а затем, наклонив голову на бок, спрашивала: "Есть кто дома?"
   Заметив Лёву, Кулю и Жубу незнакомка оживилась и протянула молоточек мальчику.
   -Молодой человек, вы не могли бы мне помочь. Стучу, стучу уже целый час, а никто не отвечает, - она виновато улыбнулась. - Зайдите с другой стороны и постучите, вдруг все сидят на веранде и не слышат.
   Лёва растерянно посмотрел на чама и толстячка.
   -Постучи, - развеселился Куля, - тебя же просят.
   Мальчик взял молоточек, не зная, что делать.
   -Сюда, пожалуйста, - женщина приподняла красивую широкополую шляпу и показала на затылок.
   Лёва тихонько дотронулся молоточком до головы незнакомки.
   -Не слышу? - она повернулась к велю. - А где: тук-тук?
   -Тук-тук, - сказал мальчик.
   -Громче! Наверное, у них гости.
   -Тук-тук, - Лёва ударил чуть сильнее.
   -Нет, так не пойдет! - расстроилась женщина. - Вы стучите так, словно боитесь разбудить спящего ребенка. - Может вы попробуете? - она обратилась к Куле.
   -А почему бы и нет? - Куля взял молоточек у брата. - Давайте попробую.
  

БАЛЬЗАМИРОВАННЫЕ ФИНИКИ

   Лишь только толстячок ударил по затылку незнакомке, ее лицо посинело, а меховой зонтик сложился и, превратившись в липкое вещество наподобие клея, покрыл женщину с головы до ног. Получилось нечто наподобие кокона. Перепуганный Куля выронил молоточек и, попятившись назад, натолкнулся на мрачного верзилу держащего в одной руке кусок белой ткани, а в другой нож. Верзила зарычал и, поддав толстячку коленкой, направился к женщине.
   -Прости тетя, я немного задержался, - верзила положил женщину на землю и, накрыв тканью, сел сверху.
   Он исподлобья посмотрел на Лёву, Кулю и Жубу и, подняв валявшийся молоточек, принялся стучать по своей ноге.
   -Извините, я не хотел убивать вашу тетю, - дрожащим голосом произнес толстячок. - Она сама попросила ударить ее по затылку.
   -Извинения не принимаются! - верзила с силой треснул молоточком по коленке, и тот разлетелся на куски. - Не умеешь бить, не берись!
   -Но она сама попросила, - промямлил перепуганный Куля.
   -Мало ли кто о чем тебя попросит! Ты что - дурак, чтобы выполнять все просьбы?
   Верзила встал и, играя мышцами, приблизился к толстячку.
   -Нет, я не дурак, - перешел на шепот Куля. - Что вы дяденька, я не дурак.
   Верзила достал из кармана точило и стал водить по камню ножом, бросая пренебрежительные взгляды на толстячка.
   -Я вот теперь умный, - сказал он, - а когда был дураком, тоже попадал в разные страшные истории, вроде этой.
   Из-за поворота выскочил заяц, а за ней уже знакомая толпа людей в высоких головных уборах с топорами в руках. От нее отделился маленький кривоногий человечек с воздушным шариком и, подбежав к верзиле, спросил:
   -Что новые финики?
   -Ага, - ответил верзила.
   -Эй вы, полоумные стражники! - закричал кривоногий. - Скорее сюда! Гриспо сейчас будет бальзамировать финики!
   Толпа заулюлюкала и окружила Лёву, Кулю и Жубу.
   Верзила снял рюкзак и не торопясь достал полотенце, две зеленые бутылки, кувшин и множество неизвестных инструментов из бронзы, серебра и золота.
   -Что вы собираетесь с нами делать? - спросил Лёва.
   -Что? Что? - улыбнулся Гриспо. - Бальзамировать.
   -Вы не имеете права! - возмутился вель.
   Он повернулся и хотел уйти, но толпа вытолкнула его обратно в круг.
   -Слышали? - спросил верзила. - Мальчишка говорит, я не имею права их бальзамировать! А тетю мою убивать они умели права?
   -Нет!!! - радостно заорала толпа. - Сделай из них бальзамированные финики!
   Неизвестно откуда появились трое музыкантов и заиграли веселую танцевальную музыку. Несколько человек побросали шапки на землю и начали плясать.
   -Ах, тетя, тетя, что они с тобой сделали? - запричитал с улыбкой на губах Гриспо и, размахивая ножом, направился к Куле.
   Наши знакомые прижались друг к другу и стали прощаться с жизнью, но в это время крики неожиданно стихли, и в наступившей тишине послышался усталый старческий голос.
   -Опять шумите после семи часов вечера, негодники! Вот я вам!
   Люди расступились и Лёва, Куля и Жуба увидели морщинистого деда с длиннющей сиреневой бородой собранной на макушке в узел. Он был одет в зеленый резиновый плащ до колен, желтые брюки и деревянные башмаки. В руках незнакомец держал поводок, на котором бегала старушка в синем бархатном платье. Старушка то и дело прикладывала руки колбу, изображая рожки и толпа с ужасом разбегалась в стороны.
   -Смож! Смож! - раздались со всех сторон уважительные голоса.
   Дет расстегнул плащ и вытащил из-за пазухи деревянную дощечку с нарисованными часами. Часы показывали пятнадцать минут восьмого.
   -Видите сколько время? - Смож поднял над головой дощечку. - Больше семи часов! А раз так, всякие сборища с воплями, музыкой и танцами запрещены!
   -Можно я их забодаю? - старушка сделала рожки и кинулась на людей.
   -Фу! - дед дернул за поводок, и старушка упала на спину. - Без команды не бодать!
   Смож окинул собравшихся строгим взглядом и подошел к кривоногому человечку, держащему воздушный шарик.
   -Ну, что тут случилось, Пирка? Рассказывай.
   -Они убили его тетю, - человечек показал на Лёву, Кулю и Жубу.
   -Да, они убили мою тетю, - кивнул Гриспо. - А точнее вот этот толстяк ее укокошил. И за это ужасное преступление я хочу сделать из них бальзамированные финики.
   -Справедливо, - согласился Смож, - но сейчас уже семь пятнадцать, - он ткнул в дощечку с часами, - и тебе придется отложить все до завтра.
   Старушка засмеялась и, бросившись на Жубу, вцепилась зубами в халат чама.
   -Фу! - Смож оттащил старушку назад.
   -Врут, меня никто не убивал! - сквозь толпу протиснулась тетя Гриспо еще недавно лежащая на земле, покрытая липким веществом.
   Женщина улыбалась, как ни в чем не бывало, кокетливо поглядывая на окружающих.
   Зрители разочарованно вздохнули.
   -Ладно пускай она жива, - Гриспо покрутил ножом. - Тогда я их забальзамирую за то, что они не смогли убить мою тетю.
   -Это действительно серьезное преступление, - Смож погладил прижавшуюся к ногам старушку. - Взялся за дело, доведи его до конца!
   Он бросил взгляд на дощечку и всплеснул руками.
   -Да, но сейчас уже пятнадцать минут восьмого! Придется тебе отложить все до завтра.
   -Верно, господин Гриспо, - сказал Лёва, - давайте подождем до завтра.
   -У-у-у! - недовольно загудела толпа.
   -Да, дяденька, давайте подождем до завтра, - обрадовался Куля. - А завтра можете делать из нас хоть бальзамированные финики, хоть помидоры.
   -Или репу, - добавил, улыбнувшись Жуба. - Люблю, когда из меня делают бальзамированную репу.
  

ЗАВТРА НАСТУПАЕТ СЕГОДНЯ

   Предложив подождать до завтра, Лёва надеялся, что оно не наступит никогда, так как нарисованные на дощечке часы показывают одно и тоже время, а значит, из них не сделают бальзамированные финики. Но мальчик ошибся, завтра наступило и наступило очень быстро.
   Верзила сел на рюкзак и, воткнув нож между камней, уставился в одну точку. Толпа затихла, устремив свои взгляды на Сможа. Дед поднял воротник плаща и, спустив с поводка старушку, сомкнул веки. Воцарилась тишина. Так продолжалось около часа. Затем Смож зевнул и, открыв глаза, посмотрел на дощечку.
   -О, уже утро! - он потянулся с таким хрустом, словно у него под плащом ломали хворост. - Что ты сидишь, Гриспо? Часы показывают пятнадцать минут восьмого, можешь бальзамировать свои финики.
   Услышав о наступлении утра, зрители загалдели и стали расходиться по делам. Смож свистнул и, взяв на поводок старушку, тоже ушел. Остались лишь тетя Гриспо, да кривоногий человечек по имени Пирка.
   -А ты что стоишь, - спросил Гриспо человечка, - разве тебе не надо никуда идти?
   -Надо, еще как надо, - Пирка прижал шарик к груди. - Но я давно забыл, куда... Ты случайно не знаешь?
   -Нет, - покачал головой верзила. - Может туда? - он показал вперед.
   -Там я уже был, - Пирка улыбнулся. - Меня там никто не ждет.
   -Тогда не знаю, - Гриспо пожал плечами.
   Верзила взял кувшин и, заглянув внутрь, недовольно поставил его обратно на землю.
   -Что закончилась мазь? - засуетилась тетя. - Если хочешь, могу сходить и принести.
   -Не нужно, - отказался Гриспо, - я отведу их к себе и забальзамирую в мастерской.
   Верзила протянул веревочку нашим знакомым и, угрожая ножом, заставил, чтобы они взялись за нее покрепче. Лёва, Куля и Жуба сделали, как сказал Гриспо и он повел их по странной улице с зелеными скособоченными домами. Пирка пошел следом. У одних домов почему-то отсутствовали окна и двери, у других двери располагались под крышей, а у третьих окна и двери были нарисованы мелом и черной краской. Свернув в мрачный, еле освещенный переулок Гриспо остановился перед кривой, наклоненной в сторону улицы, башней, с круглой железной дверью. Постояв несколько минут, будто что-то вспоминая, верзила ударил по ней кулаком и пнул три раза ногой. Дверь со скрипом приоткрылась и из темноты высунулась чумазая мужская физиономия с довольной улыбкой на лице.
   -Пароль? - спросил незнакомец.
   -Отвали Цыка, - сердито сказал Гриспо.
   -Верно, заходите, только вытирайте руки, - мужчина пропустил всех внутрь и зажег факел. - О, сколько много фиников! - обрадовался он. - Целых четыре!
   -Три, - поправил Пирка. - Я не финик.
   -Финик, - Гриспо положил руку на плечо кривоногому человечку.
   -Но почему? - Пирка раскрыл рот и выпустил из рук шарик.
   Шарик взлетел вверх и, задев висевшее под потолком копье, лопнул.
   -Все равно ты не знаешь куда идти, - произнес верзила, - а значит, будешь ходить туда-сюда мимо моей тети и рано или поздно захочешь ее убить. Все, кто с ней часто встречается, хотят ее убить.
   -Ладно, финики пошли, - Цыка подтолкнул Лёву к лестницы, и мальчик начал спускаться вниз.
   Чем ниже Лёва опускался в подземелье, тем страшнее ему становилось. Даже его брат, неунывающий Куля и тот смолк, не проронив ни единого слова, чувствуя, что им в спину дышит беда. Жуба тоже молчал, только Пирка дергал чама за руку и хныкал: "А как же мой шарик? Где я теперь возьму шарик?"
   Дойдя до крохотной площадки нависшей над пропастью Лёва остановился, ожидая дальнейших указаний помощника Гриспо. Цыка потянул за рычаг и сверху опустился мостик. Перейдя на другую сторону обрыва "финики" оказались в большом полутемном зале, заполненном многоярусными кроватями, на которых сидели, лежали и стояли люди.
   -Новенькие! - радостно закричала сутулая обезьяна, обмотанная измазанными дегтем бинтами.
   Обезьяна кинулась к Лёве и протянула руку.
   -Привет, меня зовут Моин. Я здесь самая умная.
   -Не слушайте ее, - сказал Цыка, - я здесь самый умный.
   -Чего?!
   Глядевший в стену человек, в большой красной пижаме, резко повернулся и посмотрел на Моин и Цыку дикими глазами.
   -Кто это здесь самый умный? - спросил он визгливым голосом. - Кто хочет получить по сопатке.
   Моин опустила голову и поспешно залезла под кровать.
   -Ну ладно, - Цыка попятился назад. - Счастливо оставаться, - и перебежав через пропасть, торопливо убрал мостик. - Эй, ты, Джам! - помощник Гриспо принялся корчить рожи. - Ни какой ты не умный! У тебя на голове бородавка!
   -А!!! - заорал человек в красной пижаме и начал метаться по залу. - У меня на голове бородавка! У меня на голове бородавка!
   Джам подскочил к Лёве и, вцепившись мальчику в плечи, стал кричать велю в лицо:
   -У меня на голове бородавка! У меня на голове бородавка!
   Куля схватил Джама за шиворот и, оттащив от Левы, закатил ему затрещину.
   -Отстань от моего брата, болван!
   Человек в пижаме обмяк и, повалившись на мраморный пол, захныкал:
   -Конечно, сейчас со мной каждый справиться, у меня на голове бородавка... А ты попробуй одолеть меня, когда ее не будет.
   -Да я тебе хоть с бородавкой, хоть без бородавки навешаю! - толстячок пихнул Джама ногой.
   -Оставь его, - сказал Жуба, - он не в себе.
   -А кто здесь в себе? - спросил Куля. - Может быть этот? - толстячок приблизился к карлику с остроконечными ушами. - Эй, ушастый, ты в себе?
   -Нет, - покачал квадратной головой тот. - Раньше я был бутылкой с целым горлышком.
   -А теперь? - Куля прыснул.
   -Разве не видишь? - он показал на шрам на голове, - Пока я спал, кто-то меня подменил и сейчас я бутылка с отбитым горлышком.
  

В МАСТЕРСКОЙ

   Расположившись на пустой кровати Лёва, Куля и Жуба стали обдумывать свое безрадостное положение. Им нужно было выбраться из мастерской Гриспо. Дело усложнялось тем, что, как вы помните, в Яйце не действовали законы мешка сознания, поэтому пленники оказались совершенно беспомощными и могли рассчитывать лишь на собственные силы. Кроме того, на мальчика и чама угнетающе действовало присутствие необычных соседей, от которых следовало ожидать любой выходки. Только Кулю не смущали обитатели зала, он даже находил их поведение забавным.
   Прежде всего, Лёва предложил обследовать мастерскую, надеясь найти решение проблемы.
   Начав осмотр, в первом же углу, наши знакомые обнаружили огромную резиновую пробку, закрывающую отверстие в полу. От нее тянулась веревка к поднимающему механизму. Мальчик захотел убрать пробку, но сутулая обезьяна по имени Моин, следующая за ними по пятам, предупредила, что там находятся бальзамированные финики, лишенные памяти и лучше этого не делать.
   -Видели? - обезьяна показала на измазанные дегтем бинты, обмотанные вокруг ее тела. - Меня тоже Гриспо собирался несколько раз забальзамировать, но я все время вылезала из ванны.
   -Из какой ванны? - спросил Лёва.
   -Из обыкновенной, - Моин потянула мальчика за собой. - Пойдемте, я вам покажу, только назначьте меня самой умной. Ну, пожалуйста! Хотя бы на время, пока у Джама на голове бородавка.
   -Да нет у меня никакой бородавки! - человек в красной пижаме подбежал к обезьяне и склонил голову. - Смотри! Я ее кирпичом стер.
   -Нет, еще осталось не много, - сказала Моин, вглядываясь в лысину Джама.
   -Где осталось? Ты врешь! - завизжал тот, боднув обезьяну.
   -Тебе же сказали, осталось! - Куля оттолкнул Джама от Моин. - Проваливай отсюда, бородавочник!
   Из рассказа обезьяны пленники узнали, что вначале Гриспо заворачивает всех бинтами или простынями, а затем мажет похожей на деготь мазью. После этого он усаживает "финики" в ванну и заливает коричневым раствором. Там они должны просидеть до тех пор, пока их лица не обрастут перьями.
   -А потом? - спросил Жуба.
   -Потом подвешивает к потолку, - послушался сверху равнодушный голос.
   Наши знакомые подняли головы и увидели жуткую картину. Несколько человек, обернутые грязными простынями, висели привязанные к крюкам за пальцы ног. Их лица покрывали белые перья.
   -Но зачем Гриспо это делает? - не понял Лёва.
   -Чтобы стекли раствор и память, - сказала Моин.
   -Память? - удивился Куля
   -Ну да память, - подтвердила обезьяна. - Иначе не пробальзамируешься как следует. Всякие вредные воспоминая, будут тебе мешать.
   Моин опустилась на корточки и взяла два тазика стоящие на мраморном полу.
   -Видите, - показала она на густую коричневую жидкость в одном тазике, - это раствор. А это, - Моин поднесла другой тазик поближе, - память.
   Лёва пригляделся и ему показалось, что он рассмотрел в голубоватой пульсирующей массе зеленые и розовые точки, снующие с большой скоростью по тазику.
   -Я один раз тоже там висела, - обезьяна поставила тазики на место и показала наверх, - но сорвалась и свалилась вниз.
   Моин вдруг радостно завизжала и запрыгала.
   -Знаете, что я вам скажу? - она сунула руку в голубоватую пульсирующую массу. - Если намазать этой штукой свою голову, то можно увидеть столько интересных историй! Столько интересных историй!
   -Еще бы, - произнес Жуба, - ведь ты погружаешься в чужую память и наблюдаешь события, которые произошли с другим человеком.
   -Хотите попробовать? - Моин протянула спутникам немного голубоватой массы.
   -Нет, - отказался Лёва. - Мне и своих воспоминаний хватает.
   Куля и Жуба тоже не стали "влезать" в чужую память.
   -Зря, здесь все так делают.
   Обезьяна провела ладонью по лбу и голубоватая масса, заискрившись, с шипеньем впиталась в ее кожу. Голова Моин дернулась, и она расплылась в блаженной улыбке.
   -Здорово! - обезьяна провела белым языком по губам. - Я сейчас была в одном замечательном месте, где меня угощали хрустящей картошечкой и фаршированными помидорами.
   -Картошечкой говоришь? - глаза Кули загорелись.
   -Да, - кивнула Моин. - Такой ароматной, с желтой хрустящей корочкой. А на десерт подавали...
   -Ну хватит, - оборвал обезьяну Лёва.
   -Почему? - удивилась та.
   -Хватит и все! - резко сказал мальчик, опасаясь, что Куля захочет воспользоваться предложением Моин.
   -Хватит, так хватит, - обезьяна выбрала наполненный почти до краев тазик, с голубоватой массой и поставила под ближайшую кровать. - Спрячу, пока Гриспо не пришел. Он сливает память в ведро и уносит с собой. Зачем ему столько памяти? - Моин пожала плечами.
   -Я слышал, Гриспо ее продает на местном рынке, как лекарство от скуки, - произнес Пирка.
   Кривоногий человечек развернул тряпку, на которой было написано: "Шарик".
   -Видите? - засмеялся Пирка. - У меня снова есть шарик!
   Из дальнего угла мастерской находящегося в наименее освещенной части зала раздался смех, а затем плач.
   -Кто это? - спросил Лёва.
   -Не обращайте внимания, - равнодушно махнула рукой Моин, - там находится ванна. Наверное, финики веселятся.
   Со стороны ванны снова послышался смех и между кроватей показался мокрый человек, колотящий себя веником по спине. Его одежда была изорвана в клочья, а на плече сидел рыжий котенок.
   -Прячьтесь! - закричала обезьяна. - Это Скуни, он может заразить вас вшами и клопами.
  

ВАННА

   Подойдя ближе, Скуни обвел присутствующих любопытным взглядом и спросил:
   -Простите, я вам никого не напоминаю? - он приблизился вплотную к Лёве. - Вот вам, например?
   -Нет, - сказал мальчик, - никого.
   -Ну как же?! - воскликнул человек с веником. - Я же Скуни!
   Рыжий котенок сидевший на его плече выгнул спину и жалобно замяукал.
   -Ладно, иди, побегай.
   Скуни опустил котенка на пол и тот, запрыгнув в тазик, погрузился по самые уши в голубоватую пульсирующую массу.
   Скуни отошел от Лёвы и, протянув руку, дотронулся до Жубы.
   -Скажите честно, я похож на лошадь?
   -Нет, что вы, - произнес чам, - совершенно не похожи.
   -А так? - Скуни отбросив веник, встал на колени и, запрокинув голову назад, заржал, словно настоящий жеребец.
   -Тоже, не похожи, - без прежней уверенности промолвил Жуба.
   -А вы попробуйте, сядьте на меня верхом, - Скуни принялся подскакивать на месте и бить правой рукой по полу, будто копытом.
   -Нет, - отказался чам, - я не могу сидеть на человеке.
   -Давай я попробую, - Куля оттолкнул Жубу и сел на Скуни.
   Скуни радостно заржал и начал бегать кругами. Толстячку пришлось крепко держаться за воротник его рубашки, чтобы не свалиться с мокрой спины.
   -Куда едем? - спросила запыхавшись "лошадь".
   -К ванне, где мокнут финики, - Куля пододвинулся и позвал Лёву. - Иди, садись, здесь места на двоих хватит.
   Но мальчик предпочел идти пешком.
   Лишь только Скуни стал удаляться, рыжий котенок вылез из тазика и, покачиваясь из стороны в сторону, побежал за хозяином. Сделав несколько шагов, котенок повалился на бок и захрапел.
   -Тпр-р-р-у, - потянул Куля за уши Скуни. - Стой! Киску забыли.
   -Да ничего с ней не сделается, проспится и сама меня найдет.
   Сразу за многоярусными кроватями находилась высокая ярко освещенная площадка, огороженная со всех сторон перилами. К площадке вела ржавая железная лестница, поросшая морскими водорослями и серыми мелкими цветочками. Рядом на полу валялись грязные бинты, куча моркови, несколько старых калош и примус.
   -Приехали! - замотал головой Скуни. - Давайте сахару.
   -Какого еще сахару? - недовольно спросил Куля, осматривая свои мокрые зеленые брюки.
   -Лошадям всегда дают сахар после того, как они хорошо выполнят работу, - Скуни встал и со скрипом потянулся. - Давайте сахару!
   -Да нет у меня никакого сахара, - Куля нагнулся и взял морковку. - На вот держи, - толстячок сунул ее в рот Скуни, - она тоже сладкая.
   -Спасибо и за это, - Скуни выкинул морковку. - Подарить вам клопа?
   -Нет, - отказался толстячок.
   -А маленькую вошку?
   -Оставь себе, - Куля подтолкнул Скуни в спину. - Свободен. Иди, пасись, набирайся сил, может, когда понадобишься.
   Поднявшись по лестнице на площадку, наши знакомые увидели большое жестяное корыто, наполненное коричневым раствором, в котором сидело семь человек. Все они были завернуты в простыни и измазаны похожей на деготь мазью. У двоих на лицах росли перья, а это значит, что скоро их должны подвесить к потолку.
   Заметив Лёву, Кулю и Жубу один из фиников привстал и спросил:
   -Ребята, сегодня какой день?
   -Не знаем, - пожал плечами мальчик.
   -Нет, а все-таки? Случайно не среда?
   -Понедельник, - произнес Куля. - А тебе то какая разница?
   -Не скажи, - незнакомец вздохнул с облегчением. - В среду наступает старость, - он улыбнулся. - Красота! Значит, я еще сегодня и завтра буду молодым.
   Лёва обошел ванну и, найдя кран, открыл вентиль. Тягучий коричневый раствор с шипеньем побежал по желобу в зияющую в полу дыру.
   -Эй, вы что делаете?! - испугалась стоящая неподалеку Моин. - Гриспо вас за это накажет!
   -Накажет, накажет! - выскочивший из-за кровати Джам захлопал в ладоши и принялся скакать на одной ноге. - Я ему все расскажу, и он снова сделает меня самым умным!
   -У, ябеда! - Моин показала Джаму язык.
   Когда раствор стек, Лёва залез в ванну и помог финикам выбраться, а Куля и Жуба освободили их от простыней. Спасенные тут же разбежались кто куда. Остался только человек в длинной предлинной тельняшке, напоминающей платье.
   -И что теперь? - спросил он. - Где ваш корабль?
   -У нас нет никакого корабля, - сказал Лёва.
   -Понимаю, - подмигнул незнакомец в тельняшке. - Не хотите говорить.
   Он оглянулся и зашептал:
   -Но мне вы можете доверять. Меня зовут Паскун, я - боцман. Если боцман вам не нужен, могу работать простым матросом.
   -Извини парень, но и боцман и матрос у нас уже есть, - Куля показал на Лёву. - Вот он - боцман. А тот, с мятым лицом, - толстячок кивнул в сторону Жубы, - матрос.
   -Почему это я - матрос? - возмутился чам.
   -Потому что я - капитан! - засмеялся Куля. - Не хочешь быть матросом, станешь юнгой.
   -Тоже мне капитан, - хмыкнул Жуба.
   Паскун вцепился в руку толстячка и заговорил с такой страстью, что Лёве сделалось его жалко.
   -Послушайте, капитан, не оставляйте меня на необитаемом острове! Я согласен стать даже штурманом на вашей посудине! Не сомневайтесь, я смогу! Однажды я посадил на рифы трехмачтовый корабль! Но только не оставляйте меня среди этих дикарей! У них ужасный вождь по имени Гриспо!
   -Ладно, я подумаю, - сжалился Куля.
   Паскун пошарил за пазухой и достал небольшую золотистую юлу с черной точкой на боку.
   -Вы не пожалеете, капитан! Это штука, если ее хорошенько раскрутить, показывает направление пути. И никакой компас не нужен. В два счета покинем это проклятое место!
  

БУНТ

   После того как Лёва, Куля и Жуба освободили из ванны людей, они решили помочь и несчастным, висевшим вниз головой. Лишь только толстячок перерезал веревки, и те оказались на полу, со стороны обрыва послышался скрежет возвещающий, что кто-то опускает мостик. Спасенные, не теряя времени, бросились к тазикам и стали поспешно макать головы в голубоватую пульсирующую массу, возвращая утраченную память. Но один из них не обнаружил своего тазика и со стоном забегал между кроватей.
   -Эй, Моин! - Лёва поманил сутулую обезьяну. - Верни ему память.
   -Да зачем она ему нужна? - заупрямилась Моин. - Смотри, какая у него рожа. Вся в перьях. Обойдется и без нее, а мне, будет, чем заняться.
   -Ты на себя посмотри, - сказал Куля. - Отдай тазик или получишь! - толстячок показал кулак.
   Обезьяна взвизгнула и, метнувшись под кровать, схватила тазик и забралась наверх, туда, где несколько минут назад висели финики.
   -Спускайся или мы не назначим тебя самой умной, - пригрозил Лёва.
   -Дайте я выстрелю в нее из пердолета и застрелю! - подскочил к мальчику Паскун, размахивая обломком швабры. - Я и не таких сшибал с мачты.
   Боцман прижал мочало к плечу и навел палку на обезьяну.
   -Огня!!! - диким голосом заорал Паскун. - Скорее огня! Я держу ее на мушке!
   Обезьяна задрожала от страха и, поспешно спустившись вниз, вернула тазик.
   -Ну и что вы тут раскричались? - из полумрака показалась фигура Гриспо. - Опять память не поделили? Я же вам запретил до нее дотрагиваться.
   Верзила посмотрел наверх и заметил отсутствие фиников. Его лицо помрачнело, а кулаки сжались.
   -Кто это сделал? - сдавленным голосом спросил Гриспо. - Я спрашиваю, кто посмел снять финики?
   -А у меня новый шарик, - улыбнулся кривоногий человечек и протянул верзиле тряпку с надписью "Шарик".
   -Отстань Пирка, не до тебя! - Гриспо оттолкнул человечка.
   Он достал нож:
   -Признавайтесь или я вас всех перережу!
   -Остынь, парень! - боцман стукнул шваброй по кровати. - Ты больше не капитан! И нечего тут ножичком размахивать, если не хочешь оказаться в трюме с тухлой рыбой!
   -Что? - не понял верзила.
   -Я говорю, на корабле произошел бунт и у нас новый капитан! - Паскун выпятил грудь и плюнул в сторону Гриспо.
   -И кто теперь у вас капитан? - глаза верзилы пожелтели от злости.
   -Он, - кивнул на Кулю боцман.
   -Я?! - вздрогнул толстячок.
   -Ах, этот жирный мальчишка теперь здесь всем заправляет! - Гриспо заскрипел зубами и, выставив нож вперед, медленно пошел на Кулю.
   Не известно чем бы все кончилось, если бы не Паскун. Боцман свистнул и, высоко подпрыгнув, огрел Гриспо шваброй по голове. Верзила вскрикнул и, выронив нож, зашатавшись, свалился на мраморный пол. Увидев поверженного хозяина мастерской, финики с диким ревом кинулись на мучителя.
   -В трюм мерзавца! - гаркнул боцман и, подняв нож, протянул Куле. - Командуйте, капитан!
   -Ну... я не знаю, - растерянно промямлил толстячок.
   -Мне кажется, нам надо отсюда выбираться, - сказал Лёва.
   -Верно, - кивнул Куля. - Нам надо выбраться из мастерской.
   Паскун залез на верхнюю кровать и заорал, что есть мочи:
   -Всем к трапу! Покинуть корабль!
   Финики перестали избивать Гриспо и помчались к обрыву, но не тут-то было. Цыка, помощник Гриспо, успел поднять мостик, и пленники оказались отрезанными от выхода.
   -Опусти трап, негодяй! - приказал Паскун.
   -Еще чего? - захохотал Цыка. - Теперь я здесь хозяин. Сейчас пойду и раздобуду нож. Большой нож, - помощник Гриспо развел руки в стороны. - Вот такенный нож и разделаюсь с вами.
   -Опустите, пожалуйста, мостик, - попросил Жуба.
   -Неа, - Цыка стал корчить рожи.
   -Вот гад! - боцман начал скидывать одежду. - Я доберусь до него вплавь и разделаюсь с этой мерзкой, вонючей креветкой. А потом опущу трап.
   Он подошел к пропасти и приготовился в нее прыгнуть.
   -Отставить! - закричал Лёва.
   -Почему? - удивился Паскун.
   -Потому, что тут глубоко, болван! - заржал Цыка. - И тебе ни за что не доплыть до моего берега.
   Боцман занервничал и заметался по мастерской.
   -Где мой пердолет?
   -Вот он, - Пирка протянул Паскуну поломанную швабру.
   -Ну держись, медуза! - боцман лег на пол и принялся целиться в помощника Гриспо. - Сейчас я сделаю в тебе дырку. Мой пердолет прострелит кого угодно.
   Увидев направленную на него швабру глаза Цыки наполнились ужасом и он, прикрываясь крышкой от кастрюли, побежал в укрытие. Забившись в расселину помощник Гриспо боялся высунуть даже нос.
   -Вот и сиди там гад! - процедил сквозь зубы Паскун.
   -Ну и посижу!
   -Сиди, сиди, а я буду держать на мушке весь противоположный берег. И как только ты вылезешь, продырявлю твое крабье тулово, - боцман закрутил головой. - Да даст мне, наконец, кто-нибудь огня! Нужно сделать устрашающий выстрел.
   Не дождавшись огня Паскун раздраженно махнул рукой:
   -Ладно, выстрелю без огня! Пах!!!
   -Не попал! Не попал! - обрадовался Цыка.
   -Стреляй выше! - громко, чтобы слышал помощник Гриспо, сказал Лёва. - В нависший козырек. Он рухнет и засыплет камнями Цыку.
   -Это мы можем, - захохотал Паскун. - Это мы с большим удовольствием.
   -Не стреляйте! - закричал помощник Гриспо. - Я сдаюсь!
   -То-то же, рыбьи потроха, - улыбнулся боцман. - Против моего пердолета никто не устоит.
  

ДОРОГА ВНИЗ

   Однако Цыка всех перехитрил. Выйдя из укрытия с поднятыми руками, он подошел к площадке и стал делать вид, будто опускает мостик, а сам тянул время и следил за действиями Паскуна, и как только тот перестал в него целиться, бросился наверх и убежал, оставив пленников с носом. Пришлось думать о другом способе покинуть мастерскую. Лёва вспомнил об огромной резиновой пробке, закрывающей отверстие в полу и предложил своим спутником ее поднять.
   -Не делайте этого! - испугалась Моин.
   -А может внизу выход, - сказал Жуба.
   -Да нет там никакого выхода! - Моин попыталась остановить наших знакомых, схватив Лёву и Кулю за ноги.
   -Знаем, знаем, - оттолкнул обезьяну Куля. - Там сидят бальзамированные финики, лишенные памяти. Ты нам уже говорила.
   Подойдя к месту, где находился поднимающий механизм, Лёва и Жуба начали крутить барабан, и вскоре пробка побелела и с громким хлопком покинула отверстие.
   Куля нагнулся и заглянул в дыру.
   -В подземелье светло! - радостно сообщил толстячок. - И есть ступеньки.
   -Разрешите мне, капитан, - Паскун выставил швабру вперед и, не дождавшись согласия Кули, стал спускаться.
   -Ну что там? Как тебя... - толстячок забыл имя боцмана.
   -Все нормально, - послышался бодрый голос Паскуна. - Идите сюда, здесь никого нет.
   -А мне можно с вами? - спросил Пирка.
   -Нет, - не разрешил Куля. - Еще заблудишься.
   -Ну, пожалуйста, жирный дяденька, - заплакал кривоногий человечек. - Я отдам вам свой шарик.
   Лёва и Жуба рассмеялись.
   -Какой я тебе дяденька? - недовольно произнес Куля. - Тем более жирный?
   -Да пусть идет, - сказал Лёва.
   -Точно, - согласился с мальчиком Жуба, - возьмем его с собой.
   -Ладно, иди, - махнул рукой толстячок, - только не путайся под ногами и не называй меня жирным.
   -Хорошо. А шарик? - Пирка прижал тряпку к груди.
   -Что шарик?
   -Я должен отдать вам шарик или нет, не жирный дяденька?
   -Слушай ты, кривоногий! - Куля схватил Пирку за грудки. - Еще раз назовешь меня жирным...
   -Но я сказал не жирный, - начал оправдываться человечек.
   -И не жирным тоже, - толстячок погрозил кулаком. - Получишь в глаз! Понял?
   -Понял, - кивнул Пирка, - получу в глаз. А как же шарик?
   -Что шарик? - заорал Куля.
   -Отдавать вам шарик или нет?
   -Оставь его себе! - Куля сплюнул на землю.
   Оказавшись в подземелье, наши знакомые не обнаружили, лишенных памяти, фиников. Зато увидели множество никому неизвестных животных металлического цвета, напоминающих неуклюжих ящериц, с обыкновенными вилками вместо лап. Ящерицы не испугались не прошенных гостей и, не разбежались в разные стороны, а выставив вперед длинные покрытые присосками языки, поползли к людям.
   -Это житуси, - прошептал Пирка, прижав тряпку к груди. - Когда они дотрагиваются до вас, вы становитесь меньше.
   -Я же вас предупреждала, не спускайтесь в дыру! - раздался сверху довольный голос Моин. - Нет, не послушались! И вот, встретились с житуси. Скорее сюда, пока ящерицы не сделали вас меньше зернышка!
   -Не бойтесь, капитан, я не позволю им дотронуться до вас, - боцман откинул шваброй ближайшую ящерицу и она, ударившись о стену, превратилась в кокосовый орех. - Одна есть! - обрадовался Паскун и загнул указательный палец на правой руке.
   Он размахнулся и стукнул в бок второе животное, готовое лизнуть Лёву. И вторую ящерицу постигла та же участь.
   -Спасибо, Паскун, - поблагодарил мальчик боцмана. - Расчистите, пожалуйста, дорогу, вон к тому проходу.
   Лёва показал на один из трех коридоров с зеленой ковровой дорожкой прибитой к стене.
   -А почему не к тому или к тому? - спросил Жуба. - Там хотя бы дорожки лежат на полу.
   Потеряв двоих соплеменниц, ящерицы остановились и заскулили. Вероятно, они никогда не встречали сопротивления и спокойно расправлялись со своими безвольными жертвами, уменьшая их до тех пор, пока те не делались крошечными. Житуси спрятали языки и, издавая высоки горловые звуки, закрыли глаза и закрутились на месте.
   -Что это с ними, Пирка? - спросил Куля.
   -Не знаю, - пожал плечами кривоногий человечек и на всякий случай убрал "шарик" в карман.
   -Разрешите, капитан, воспользоваться пердолетом? - Паскун приготовился стукнуть одну из вращающихся ящериц.
   -Погоди, - сказал толстячок, - посмотрим, что будет дальше.
   -Да что годить-то? - крикнула Моин. - Совсем соображалка отказала? Уносите ноги, пока целы!
   От житуси пошел дым, и они начали сцепляться друг с другом хвостами, а затем срастаться в животных большего размера. Вскоре, вместо множества ящериц, перед нашими знакомыми оказалось всего три житуси, но зато очень больших. По одной на каждый коридор.
   -Ну что, дождались? - хихикнула Моин.
   -Теперь и мой пердолет не поможет, - боцман опустил швабру.
   -Может, и правда вернемся? - неуверенно спросил Жуба.
   -Нет, - не согласился Лёва, - я не хочу сидеть в мастерской и ждать, пока возвратиться Цыка и займет место Гриспо. Будем прорываться.
   Между тем ящерицы подползли к коридорам и, перегородив проходы своими телами, принялись вылизывать лапы, не обращая внимания на присутствие людей.
   -А вдруг они больше не хотят на нас нападать? - сказал Жуба.
   -Сейчас проверим, - произнес Лёва, поднимая с пола кокос.
  

И СНОВА ГУБЫ

   Мальчик прицелился и хотел бросить орех в одну из ящериц, но та, словно прочитав намерения веля, улыбнулась желтыми губами и, подняв с пола корзину, одела на голову. Затем открыла шкафчик и, достав синие ватные штаны и зеленую куртку, облачилось в защитное одеяние. Две другие сделали тоже самое.
   -Напрасно стараешься, твой орех не причинит вреда житусям, и даже не выведет их из себя, - сказал Куля, не скрывая разочарования. - Надо было кидать раньше, пока они сидели без корзин и одежды.
   Он посмотрел наверх и увидел свисающую с потолка медную цепь с деревянной рукояткой на конце.
   -А это еще что такое? - толстячок толкнул в бок Жубу.
   -А почему ты меня спрашиваешь? - недовольно произнес чам. - Я что, здесь часто бываю?
   Куля подпрыгнул, попробовав дотянуться до ручки, но безуспешно.
   -Я слишком мал. Давай я встану на твою спину, - предложил толстячок.
   -Тебе что, делать нечего? - рассердился Жуба. - Лучше подумай, как перехитрить житусей.
   -А я, по-твоему, чем занимаюсь? - вспылил Куля. - Играю на дудочке, да?
   -Капитан, возьмите мой пердолет, - Паскун протянул швабру толстячку. - Он длинный и вы легко достанете до ручки.
   -Во-во, - хохотнул Жуба, - дай ему пердолет, может успокоится. А еще лучше пердолетом...
   -Это я тебе сейчас дам, - нахмурился Куля.
   -Перестаньте, не ссорьтесь! - Лёва выбросил кокос и подошел к спутникам.
   -А если отдать житусям мой шарик? - тихим голосом сказал Пирка. - Вдруг они обрадуются моему подарку и пропустят нас к коридорам.
   -Щас, обрадуются! - засмеялась Моин. - Если бы ты подарил им книгу, тогда конечно. Ведь все знают, лучший подарок это книга, - посерьезнела обезьяна. - А шарик нет, шарик им не понравится. Его нельзя читать.
   Одна из ящериц достала пачку сигарет и закурила, выпуская из пасти черные кольца дыма. Дым стал сгущаться, превращаясь в сизые облака. Вскоре в подземелье потемнело и стены покрылись инеем, а на потолке появились длинные сосульки. На одной из них Лёва увидел лысого дятла, а на другой зеленую лягушку с часами. Житуси закрыли глаза и принялись икать, и на наших знакомых посыпался розовый снег, кусочки ананасов и сушеные пеликаны.
   Неожиданно мальчик разглядел на противоположной стене знакомое очертание всезнающих губ, и его сердце застучало сильнее. Губы становились все рельефнее и вскоре их заметили все, даже Моин.
   -Смотрите, какая огромная пасть! - заорала диким голосом обезьяна. - Тикайте, а то рот вас сожрет!
   -Да тише ты! - прикрикнул на нее Жуба. - Это всезнающие губы, они хотят нам помочь.
   Толстый красный рот, окруженный редкими синими ресницами, открылся, и ярко-зеленый глаз с пронзительным желтым зрачком уставился на людей. Как и в первый раз Лёва вздрогнул, съежившись под пристальным взглядом губ. Мальчик вышел вперед на негнущихся ногах и спросил заплетающимся языком:
   -Извините, вы не подскажете, как избавиться от житуси?
   -Ручка, - прошептали губы и исчезли.
   -А! - обрадовался Куля. - Слышал, мятый, что сказала пасть? А ты говорил, мне делать нечего, когда я хотел дернуть за ручку.
   Жуба и толстячок опустились на колени, а Лёва встал на них сверху.
   -Достал? - спросил Куля.
   -Да, достал...
   -Тогда тяни, - толстячок нетерпеливо повел плечами.
   Лёва плавно потянул за деревянную ручку и в полу появились круглые, сантиметров двадцать в диаметре, отверстия. Житуси занервничали и, отбросив корзины, начали скидывать одежду.
   -Не нравится мне это, ох не нравится! - Моин забарабанила кулаками по груди.
   -Действительно, капитан, дело - дрянь, - Паскун сдвинул брови. - Вся палуба сгнила.
   -А с моим шариком ничего не случиться? - спросил Пирка, вытаскивая ногу из дыры.
   -Нет, не случиться, - успокоил его Жуба, - но на всякий случай, лучше отойди от нас подальше. Поднимись на лестницу. И ты, Паскун тоже.
   Лёва обмотал цепь вокруг руки и, что есть силы, дернул за ручку. Послушалось громкое шипение, и отверстия в полу стали с треском соединяться, образуя большие рваные дыры. Сверху полилась вода. Сначала медленно, а потом все сильнее. И вскоре на наших знакомых обрушился мощнейший водопад.
   -Держитесь за мои ноги! - закричал Лёва. - Да быстрей же или вас сейчас смоет!
   Куля и Жуба поднялись и, вцепившись в мальчика, повисли над пустотой. Дело в том, что в тот самый момент, когда они ухватились за Лёву, пол стал одной огромной дырой.
   Поток воды подхватил ящериц и унес вниз.
   Через пару минут все прекратилось, и дыра начала затягиваться белой молочной пенкой, которая, постепенно твердея, превратилась в пол. Откуда не возьмись, появились синие белки в пятнистых фуражках и оранжевые гуси с завязанными узлом шеями. Животные принялись гоняться за черно-белым шариком, стараясь прикоснуться к нему мордочками или клювами. Лишь только кто-нибудь из них дотрагивался до шарика, то сразу же становился паром или пеплом.
   -Надо же что творят?! - неодобрительно покачал головой Паскун. - Вот я вам! - он замахнулся на животных шваброй.
   -Не тронь, - сказал толстячок, - пусть играют.
   Перед Лёвой, Кулей и Жубой встал вопрос, какой путь выбрать, по какому коридору идти.
   -По этому, - показал мальчик на проход с зеленой ковровой дорожкой прибитой к стене.
   -Интересно, чем он тебе так приглянулся? - спросил Жуба.
   -Не знаю, - пожал плечами вель, - может тем, что в других проходах дорожки лежат на полу.
  

В КОРИДОРЕ

   В выбранном Лёвой коридоре было много необычного. Хотя разве можно говорить о необычном там, где все необычное? Если не считать ковровой дорожки, которая находилась не на своем месте, первое на что обратили внимание путники, оказавшись в проходе, на ручей, бежавший по прекрасному паркетному полу. Ручей извивался, словно змея касаясь, то левой, то правой стены, а то вдруг без видимых причин забывал про пол и перебирался на потолок.
   -Экак его колдобит! - Паскун задрал голову, наблюдая за мутным потоком. - Ведет себя, будто пьяный. Не иначе приближается шторм.
   Боцман послюнил палец и поднял руку.
   -Смотрите, какие-то бумажки! - Пирка подбежал к куче свитков, скрепленных печатями. - И разноцветные ленточки! - он оторвал розовую полоску ткани от свитка и засунул в карман.
   -Наверное, это упало с корабля проплывшего перед нами, - Паскун повернулся к Куле. - Капитан, значит шторм уже совсем близко.
   -Не говори чепухи, - отмахнулся толстячок. - Какой тут может быть шторм?
   -Поверьте моему опыту, капитан! - боцман схватил Кулю за руку. - Прикажите свистать всех наверх!
   -Ну хорошо, - сделал кислую мину толстячок. - Свистать всех наверх.
   В глазах Паскуна появился блеск и он, одернув тельняшку, заорал, будто у него украли пол царства:
   -Свистать всех наверх! - боцман огляделся и, заметив Лёву и Кулю, вздрогнул. - Ах, вы уже здесь? А я думал вы еще в трюме, грузите ром и табак.
   Мальчик взял один свиток из кучи и прочитал. Это был указ Его Императорского Величества Дурня Первого-не-Последнего. В нем говорилось: "Все, кто вздумает устанавливать в нашем городе какие-либо правила, будет подведен под тринадцатое правило, а если его не будет, то под любое другое". Вель улыбнулся и развернул другой свиток. Там тоже был указ, но только Дурилы сына Его Императорского Величества Дурня Первого-не-Последнего: "Повелеваю от имени себя и папеньки не бросать не додуманную думку без присмотра и не передавать другим просто так и за вознаграждение".
   -Что-нибудь интересное? - спросил Лёву Жуба.
   -Да нет, всякая чепуха, - мальчик выбросил свитки.
   За очередным поворотом путники увидели карликовые деревья, росшие на потолке. Растения, не больше сорока сантиметров в высоту, выглядели очень красиво. У них были ярко-синие стволы и красные листья вперемешку с желтыми крошечными арбузами.
   -Не вздумайте сорвать хоть один арбуз, - услышали наши знакомые предупреждение.
   В стене под надписью "Зяблики-счетоводы" открылось окошечко, и из него выглянули две птицы, одна с зеленым клювом, другая с оранжевым.
   -Да не нужны нам ваши арбузы, - сказал Куля. - Можете прятаться в свой скворечник.
   -Все так говорят, а потом мы не досчитываемся нескольких ягод, - зяблик с оранжевым клювом наклонил голову набок.
   Он вытащил из-под крыла счеты и, взглянув наверх, охнул:
   -Ну вот, на семнадцатом дереве не хватает трех арбузов!
   -Стоять! - закричал зеленоклювый зяблик. - Выворачивайте карманы и желудки!
   -Мы не брали ваших арбузов, - стал оправдываться Лёва. - И если бы даже захотели, то не достали бы. Они растут слишком высоко.
   -А палка! Вон у того типа в тельняшке, швабра! Вы могли сбить арбузы шваброй!
   -Это не палка, а пердолет! - поправил Паскун.
   -Да пердолет, - подтвердил Пирка. - Пора бы уже запомнить.
   Кривоногий человечек развернул тряпку и стал подкрадываться к зяблику с оранжевым клювом.
   -Уберите ребенка! - чирикнул тот и перелетел на оленьи рога, висевшие под потолком.
   -Птичка, птичка, птичка! - Пирка начал подкидывать тряпку, стараясь попасть в зяблика.
   -Чей ребенок, ваш? - птица с оранжевым клювом строго взглянула на Кулю. - А, полный мужчина? Ваш, спрашиваю, ребенок?
   -Его, его, - захохотал Жуба.
   -Какой я тебе мужчина, общипанная курица? - рассердился Куля. - Я мальчик! А этот, как ты говоришь ребенок, на самом деле старый дядька. Просто у него ноги кривые и...
   -Да, - кивнул Пирка, - кривые и волосатые. А еще у меня есть шарик, - он развернул тряпку и показал надпись. - Лети сюда птичка, я ощиплю твои перышки.
   Зяблик с зеленым клювом с ужасом посмотрел на человечка и тоже перелетел на рога.
   -Да кто вы такие? - чирикнул он. - Математики что ли?
   -Наверно они, - согласилась другая птица.
   -Почему сразу математики? Мы моряки, - сказал Паскун.
   Боцман повернулся к Лёве и спросил:
   -А кто такие математики?
   -Те, кто умеют считать, - пояснил мальчик.
   -А вычитать они могут? - напрягся Паскун.
   -И вычитать и складывать, и делить и...
   -Достаточно, - поднял руку боцман. Выражение его лица переменилось. - Я знал одного мерзавца, так тот постоянно вычитал из моего жалованья деньги. Что ни сделаю, сразу вычитает. Что ни скажу, вычитает. С тех пор я ненавижу вычитание!
   Паскун поднял швабру и с размаху стукнул по оленьим рогам. Зяблики выронили счеты и, громко зачирикав, перелетели на полянку на потолке, с белой кнопкой в центре.
   -Я вам покажу математики! - погрозил шваброй Паскун. - Меня, моряка, называть таким гнусным именем!
   Он нагнулся, ища, что бы бросить в птиц, и увидел лежащие на полу малюсенькие арбузы. Те самые арбузы, в пропаже которых их обвинили зяблики-счетоводы.
   -Так вот же ваши дурацкие арбузы! - закричал боцман.
   -Действительно они, - закивали птицы. - Извините, произошла ошибочка. Можете взять ягоды себе и идти на все четыре стороны.
   Зяблики достали записные книжки и занялись подсчетом плодов на деревьях.
   -Ну уж нет, - сжал кулаки Паскун, - простым извинением здесь не обойтись.
   Боцман оторвал прибитый к стене стул и запустил в птиц.
   -Перестань, Паскун, - сказал Лёва, - они же попросили прощение.
   Но боцман, не слушая мальчика, оторвал еще один стул и бросил в обидчиков.
   -А ты дашь мне ощипать у них хвостики, когда птички свалятся на пол? - Пирка дернул Паскуна за тельняшку.
   -Дам! - пообещал боцман. - И хвостики ощипать и шейки свернуть.
   -Нет, видно и вправду они математики, - произнес зяблик с зеленым клювом.
   -Да, - согласился другой, - уж очень буйные. Особенно этот, в полосатой одежде. Не иначе, самый ученый. Наверное, придется их полечить книгами.
   -Согласен, - чирикнул зеленоклювый, - общение с книгами еще никому не повредило.
   И зяблики вернулись на полянку с белой кнопкой.
  

ОБЩЕНИЕ С КНИГАМИ

   Сосчитав до трех, зяблики одновременно клюнули кнопку, и роща карликовых деревьев вдавилась в потолок, а на ее месте появилось с десяток хорошо просмоленных бочек. Из настенных часов высунулся жирный хомяк и сказал: "Всем, ку-ку!" и бочки резко перевернулись кверху дном и на наших знакомых посыпались книги. Много книг: больших и маленьких, толстых и тонких, тяжелых и легких.
   Лева, предчувствуя подвох в словах птиц, предусмотрительно прижался к стене и не пострадал от "общения с книгами". Куля и Жуба вовремя среагировали на изменение положения бочек и, отбежав в сторону, тоже не пострадали. А вот их спутники, из мастерской Гриспо, повели себя довольно странно. Хотя нет, скорее, как обычно. Паскун размахивая шваброй изо всех сил колотил падающие книги, а Пирка с довольной улыбкой старался подкинуть тряпку вверх.
   Когда книги закончились, бочки вернулись в первоначальное положение и наполнились вновь. Из часов снова показался хомяк и, не переставая жевать, недовольно произнес: "Еще раз ку-ку! Недоделанные книголюбы!" И история повторилась.
   Не знаю, сколько это могло бы продолжаться, но на счастье сзади послышался скрип, и из-за угла выехала телега. Простая деревенская телега. Она ехала сама по себе, в том смысле, что ее никто не тащил.
   -Шлюпка! - закричал Паскун. - Скорее в шлюпку!
   Он подбежал к Куле и потащил сопротивляющегося толстячка к телеге.
   -Быстрее, капитан! Видите, какие волны обрушились на корабль? Того и гляди, разобьют в щепки!
   Лишь только все уселись на телегу, книгопад прекратился.
   -Пока, болваны! - прочирикал зяблик с зеленым клювам.
   -Да, пока, - помахал крылом другой. - И не воруйте больше наших арбузов!
   -А мы их и не воровали! - Паскун нащупал на телеге комок земли и швырнул в птиц.
   -Да не землей, - сказал Пирка. - Выстрели в них из пердолета.
   -Пороха жалко, - боцман погладил швабру рукой. - Еще пригодится. Неизвестно куда волны выбросят нашу шлюпку. Может там таких счетоводов, пруд пруди.
   Волны выбросили "шлюпку" к старому каменному колодцу, к которому был прикован человек в монашеской одежде.
   -Чё приперлись? - беззлобно спросил незнакомец.
   -Да мы это... как его..., - Куля почесал затылок не зная что ответить.
   -Ищем дорогу в мешок сознания, - пришел ему на помощь Лёва.
   -Это вам нужно сначала в город Желток, - сказал монах, - а уже оттуда вы попадете в мешок сознания.
   Незнакомец откинул капюшон, и все увидели его коричневое лицо, "сделанное" из куска шоколада.
   -Хотите сыру? - поинтересовался он.
   -Да, хотим! - оживился толстячок. - Если можно овечьего.
   -И я хочу, - улыбнулся монах. - Жаль, нет, а то бы я себя угостил. Ну и вас не забыл бы конечно. Короче, если вы намереваетесь попасть в Желток, прыгайте в колодец.
   Незнакомец отодвинул железную крышку и показал рукой на овальное отверстие.
   -Прошу, еретики!
   -Кто? - не понял Паскун.
   -Еретики, - повторил Пирка.
   -А кто они такие? - боцман повернулся к Лёве. - Еретики хуже математиков?
   -Даже не знаю что сказать, - пожал плечами мальчик. - Еретики бывают математиками, а математики еретиками.
   -Значит хуже, - сделал вывод Паскун.
   Боцман соскочил с телеги и, подбежав к монаху, приставил швабру к его груди.
   -Какие мы тебе еретики шоколадная голова? Мы моряки с потерпевшего крушение корабля.
   -Конечно еретики! - произнес монах. - Где ваше повидло? - он расстегнул ворот и достал маленькую баночку, наполненную чем-то синим. - У меня есть, а у вас где?
   -Дай, - протянул руку Паскун, - и у нас будет.
   Незнакомец задрожал и, вытащив из кармана ключ, освободил себя от оков.
   -Свершилось! Свершилось! - радостно закричал он и, вынув из сундучка, несколько таких же баночек стал раздавать путникам. - Я знал, что когда-нибудь это произойдет, и я наставлю на путь истинный блуждающих в темноте.
   Пирка открутил крышку и макнул палец в баночку.
   -И что нам с этим делать, дяденька? Это можно есть?
   -Да что ты?! Это же святое повидло! Дай-ка сюда, - незнакомец взял у кривоногого человечка баночку и прикоснулся ей к голове Пирки. - С этой минуты ты принадлежишь к числу сулатитов.
   -Хорошо, - кивнул Пирка. - Только отдай баночку дяденька.
   А кто такие сулатиты? - спросил Жуба.
   -Те, кто не ест повидло, - пояснил монах.
   -Сладкое? - поинтересовался чам.
   -Ну а какое же? Конечно сладкое!
   -Хорошая вера, - одобрил Жуба. - Я согласен стать сулатитом. Мне противны всякие там торты, булочки и конфеты. Предпочитаю, есть зубу-зубу, толстеньких жирненьких гусениц.
   -А я не согласен, - сказал Куля. - Еще чего, не есть повидло? Да знаешь ли ты дурачина, какое замечательное повидло готовит тетя Мыла? Пальчики оближешь! Нет, я ни за что не буду сулатитом.
   -Тогда и я тоже отказываюсь, - Паскун подошел к толстячку и встал рядом. - Капитан, я с вами! Мы вместе умрем от одного повидла!
   -Да что ты болтаешь? - Куля отошел от боцмана. - От повидла нельзя умереть, даже если оно покрылось плесенью. Ну, может живот чуток поболит и все.
   Лицо монаха почернело и он, вернувшись на прежнее место, одел кандалы.
   -Раз так, я не разрешаю вам воспользоваться моим колодцем, - незнакомец задвинул железную крышку. - Поезжайте, куда ехали!
   -Соглашайся, - Лёва толкнул в бок брата.
   -Нет, - заупрямился Куля.
   -Соглашайся или мы никогда не выберемся из коридора.
   -Ладно, - прошептал толстячок, - но только не надолго, пока мы не покинем это место.
   Куля приблизился к монаху и похлопал его плечу.
   -Слышь, ты, давай сюда свое повидло.
   -Это еще зачем? - недовольно спросил незнакомец.
   -Ну как же? - толстячок развел руки в стороны. - Я тут подумал и решил стать... Ну этим... Как его? Не помню. Ну, в общем, тем, кем ты говорил.
   -Сулатитом что ли?
   -Во-во, им самым, - кивнул Куля. - Давай повидло и открывай крышку пошире.
   -А что же твой товарищ? - монах показал на Лёву. - Готов ли принять веру.
   -Он мне не товарищ, он мой брат, - сказал толстячок.
   -Ладно, пусть будет брат, - махнул рукой незнакомец. - Готов ли твой брат стать сулатитом?
   -Да, готов, - сказал Лёва.
  

ОПЯТЬ В ГОРОДЕ

   Прыгнув вслед за Жубой и Кулей в колодец, Лёва почему-то полетел не вниз, а вверх. "Наверное, это потому, что мы находимся под городом", - догадался мальчик. Когда глаза веля привыкли к полумраку он обнаружил пропажу рук и ног. Они куда-то исчезли. Вернее не исчезли, а стали невидимыми. Лёва их чувствовал, но не видел. "Не хотелось бы, чтобы это продолжалось и после того, когда я покину колодец", - подумал мальчик. И тут же, прямо в самое ухо, ему кто-то прошептал: "Не бойся, все будет хорошо". Вель вздрогнул и огляделся, но никого не заметил, лишь летящую впереди голову Кули. "Неужели и у меня осталась только голова?", - забеспокоился Лёва. И действительно, вслед за руками и ногами у мальчика исчезло и туловище. Только вель хотел испугаться, как появился свет. Яркий белый свет с ослепляющим пятном в центре. В следующую минуту Лёву сжало, и он увидел себя со стороны. Увидел, протискивающимся сквозь узкую щель тротуара. Рядом, возле синего разрисованного дома, сидели Жуба и Куля...
   -Эй, ну и долго ты будешь тут валяться? - услышал Лёва голос брата и открыл глаза.
   Куля и Жуба склонились над ним, пытаясь привести в чувства.
   -Где мы? - прошептал мальчик.
   -Где-где? В беде! - засмеялся толстячок.
   -В какой беде? - Лёва резко поднялся.
   -Да это я так, - успокоил его Куля, - пошутил, сказал в рифму. На самом деле, если верить шоколадному монаху, мы в городе Желтке. По крайней мере, здесь такие же уродливые дома и улицы.
   Лёва осмотрелся и узнал синий разрисованный дом. Из него торчала садовая беседка, сплошь покрытая бородавками и фонарный столб с загипсованной рукой.
   -А где Паскун и Пирка? - спросил мальчик.
   -Не знаем, - пожал плечами Жуба. - Может, они не захотели прыгать в колодец и остались в коридоре?
   -Тогда почему тут Пиркин "шарик"? - Лёва поднял любимую тряпку кривоногого человечка.
   -Да, странно, - произнес чам. - Не иначе с ними что-то случилось.
   -Случилось, не случилось, мы им не поможем, - Куля потянулся и поглядел по сторонам. - Предлагаю идти туда. Мне кажется, там следует искать бассейн.
   -Значит, мы бросим своих товарищей в беде? - мальчик свернул тряпку и положил в карман.
   -Ой, не смеши меня! - захохотал толстячок. - Нашел товарищей? Один большой дурак, другой тоже большой, только ростом маленький.
   -Разве ты забыл, мы вместе выбрались из мастерской Гриспо, - напомнил Лёва.
   -Да мало ли с кем я откуда-то выбираюсь и куда-то забираюсь! - воскликнул Куля. - Что же теперь, я должен всех называть товарищами? Я может мятого, только-только начинаю считать товарищем. А он уже, сколько под ногами вертится? Не в пример Паскуну и Пирки.
   Толстячок схватил за рукав трехглазую старушку, увешанную вяленой рыбой, медленно идущую мимо.
   -Верно, я говорю бабка-косолапка?
   -Чаво?
   -Я говорю верно, бабка, что...
   -Чаво?
   -Да ладно иди уж! - Куля подтолкнул в спину незнакомку, но та не собиралась уходить.
   -Вот и я спрашиваю, зачем вам столько дней и ночей? - старушка подошла к Жубе и ущипнула чама. - Нафига вам столько, а?
   -Извините, не понял, - Жуба зачмокал.
   -Иди бабка, иди. Топай, куда шла, - толстячок взял незнакомку за руку и отвел на средину улицы. - Иди домой, старая.
   -Чаво?
   -Я говорю, чапай к деду.
   -Нафига мне твой дед? Мне и без него хорошо!
   Она вытащила из сумочки нунчаки и, размахнувшись, хотела ударить Кулю, но тот сделал шаг назад, и старушка упала на землю. Вяленая рыба, разлетевшаяся в стороны, вдруг ожила и, опираясь на плавники, расползлась по щелям и дырам.
   -Чтоб мне лопнуть! - старушка поднялась и, отряхнув рваное чешуйчатое платье, погрозила толстячку кулаком. - Из-за тебя, жирюга, придется опять тащиться к бассейну и ловить рыбу.
   -К какому бассейну? - заинтересовался Лёва.
   -Известно к какому, - проворчала незнакомка. - У нас в городе один бассейн, в котором водится полуживая рыба.
   -А в нем случайно не рисовые воды? - спросил Жуба.
   -Рисовые...
   Старушка с подозрением посмотрела на наших знакомых.
   -Да вы я гляжу неместные, - она прищурила два крайних глаза, а средний увеличила. - Вона как обернулось то. Сначала на бабушку напали, а потом неместными оказались.
   Куля поймал одну зазевавшуюся рыбу, и она тут же стала вяленой.
   -Держите, бабушка, - толстячок подал сушеную рыбу незнакомке, растянув рот в неискренней улыбке.
   -Ишь ты, какой вежливый? - старушка сжала губы. - Вначале обзывал бабкой-косолапкой, а теперь видите ли бабушка.
   -Извините его, - сказал Лёва.
   -Еще чего? - сделала брезгливое выражение лица старушка. - Терпеть не могу, когда извиняются!
   Она с силой стукнула по Кулиной руке и сушеная рыба, оказавшись на земле, вновь ожила.
   -Ладно, неместные, я пошла, - незнакомка послала воздушный поцелуй Лёве. - Нам туташним противны неместные.
   -Да мы не все неместные, - сказал Куля, - только я и он, - толстячок показал сначала на себя, а затем на брата. - А мятый, давно живет в мешке сознания.
   -В мешке сознания говоришь, - хихикнула старушка. - Теперь понятно, почему вы вдруг стали вежливыми. Хотите узнать, где находиться бассейн с рисовыми водами, чтобы вернуться в свой затхлый мешок.
   -Ну да, - признался Лёва. - Вы укажете нам туда дорогу?
   -Конечно покажу, - перешла на шепот незнакомка. - Иди сюда внучек. Ближе, ближе...
   Старушка выбросила вперед руку с фигой, едва не задев лицо мальчика:
   -Вот вам бассейн, шантрапа неместная!
  

ВОТЧИНА ДУРАКОВ

   Не узнав у строптивой старушки дорогу к бассейну, компания решила походить по городу Желтку и найти его сама. Блага он казался не таким большим, как скажем город Дыра, столица планеты Конфеты, которую посещал Лёва в своем первом путешествии.
   Пройдя вдоль синего разрисованного дома, путники обнаружили глубокую яму, пересекающую улицу. Ее нельзя было обойти и Жуба предложил вернуться, и свернуть в переулок находящийся недалеко отсюда.
   -И чего это вы будете ходить туда сюда? - спросил угрюмого вида человек в шортах.
   Он встал со стула и, покачиваясь из стороны в сторону, подошел к Лёве, Куле и Жубе. Огромные рельефные мышцы и широкие многопалые ладони свидетельствовали о силе незнакомца.
   -С этим лучше не спорить, - тихо произнес толстячок. - Соглашайтесь со всем, что он скажет.
   -Меня зовут Кчтот, учитель чего-то там, сейчас уже не помню. Не то рисования, не то физкультуры, не то земледелия, - силач протянул руку, но ее никто не решился пожать. - Давайте я столкну вас в яму.
   -Спасибо, не надо, - Лёва попятился.
   Кчтот стал шарить по карманам.
   -Сщас, где это у меня? Ага, вот, - он развернул листок и прочитал: "Указ. Если вам нечем заняться, и вы бесцельно шатаетесь по улицам, прыгайте в яму и у вас появиться цель - выбраться из ямы". Как вам это? - спросил учитель. - Умно, не правда ли?
   -Да, умно, - кивнул Жуба.
   -Это Его Императорское Величество Дурень Первый-не-Порследний.
   -Чувствуется, - улыбнулся Куля.
   -Ну так что, будем прыгать в яму? - Кчтот потер руки.
   -Нет, не будем, - сказал Лёва. - У нас есть цель, мы идем туда, - мальчик показал вперед.
   Силач крякнул от удовольствия и достал другой листок бумаги.
   -Указ номер следующий, - прочитал учитель. - Не пытайтесь обмануть себя и обойти яму. Там, вдалеке, такая же яма. Если яма у вас в душе, прыгайте в первую попавшуюся яму.
   Кчтот пригладил взлохмаченные волосы, наблюдая за выражением лиц собеседников.
   -Ну, давайте ребята, соглашайтесь. Нечего бегать от себя. Пробовал. Теперь знаю - от себя не удрать.
   Силач повернулся и показал жирную надпись, вытатуированную у него на спине "Я сам!"
   -Почему это вы считаете, что мы бегаем от себя? - спросил Лёва.
   -А от кого же? От меня что ли? Так я вам ничего плохого не сделал.
   Учитель засмеялся, обнажив красные воспаленные десна.
   -Ведь это вы, а не я хотите идти туда, - Кчтот сделал пренебрежительный жест рукой, - будто здесь хуже, чем там. Глупцы, - он перевернул листок на другую сторону. - Там и здесь одно и то же, ибо они одно целое, - прочитал силач. - А?! Как вам это?
   -Ничего не скажешь, глубоко копнул ваш Император, - согласился Лёва.
   -Да, это ты, верно, подметил, парень, - закивал довольный Кчтот. - Наш император голова, каких поискать. Жаль, он не с каждым разговаривает, а то бы вы набрались мудрости, пообщавшись с ним.
   Учитель сморщился и, заскрипев зубами, почесал затылок.
   -Судя по тому, как вы себя ведете, и какие идиотские вопросы задаете, вы не местные. Поэтому, разрешите дать совет. После того, как выберетесь из ямы, обязательно встретьтесь с нашей городской знаменитостью, Твердолобым мудрецом. Он вам столько мудрости наваляет, на всю оставшуюся жизнь хватит.
   -Не сомневаюсь, - почему-то грустно произнес Куля.
   -И правильно делаешь, толстяк, что не сомневаешься. Да кстати, - Кчтот достал из кармана еще один листок. - Специально для ожиревших себялюбцев у меня имеется совет от Дурилы, сына Его Императорского Величества Дурня Первого-не-Последнего. Внимай: "Желудок, Голова и Зад - три великих стихии, которые управляют человеком. Не позволяй Желудку и Голове завладеть тобой, ибо в первом случае будешь рыскать в поисках пищи, во втором замучат сомнения".
   Прослушав совет Дурилы Жуба хохотнул и повернулся к Куле.
   -Ну, сделал выводы, парень?
   -Отстань, - нахмурился толстячок.
   -Почему отстань? Ты должен определиться какая стихия у тебя главная, - чам засмеялся, схватившись за бока. - Я, кажется, знаю какая...
   Кчтот снял шорты, оставшись без одежды, и поставив их на мостовую, растянул. Получилось нечто напоминающее гармошку. Надавив на железную пуговицу, силач извлек из необычного музыкального инструмента приятную мелодию.
   -Хотите спою? - спросил Кчтот наших знакомых.
   -Пой, если хочешь, - пожал плечами Куля.
   -Ладно, раз ты просишь.
   -Я не прошу, - возразил толстячок. - Ты сказал: "Хотите спою?" Я ответил: "Пой, если хочешь". Не передергивай учитель!
   -Ой, какой ты нудный! - силач недовольно поморщился. - Сразу видно, отличник. И как только вы с ним ходите ребята. Давайте его столкнем в яму, пусть там умничает. А?
   -Никакой я не отличник, - насупился Куля. - У нас в Окки-Укс даже школы нет.
   Кчтот подошел к Лёве и Жубе и взял под руки.
   -Давайте столкнем толстого, - заговорщицки предложил учитель. - Я знаете, как с отличниками поступал в той жизни? С теми, кто везде побывал и все знает? Нет? Я вам расскажу. Брал за шкирку и в окно, - силач рассмеялся, и на его губах появилась белая маслянистая жидкость. - Так, когда умника приносили обратно в класс, он становился совершенно нормальным человеком.
   Лёва высвободил руку и потянул Кулю и Жубу за собой.
   -Ладно, мы, пожалуй, пойдем, - улыбнулся мальчик. - Приятно было познакомиться.
   -Куда же вы? - удивился Кчтот. - А как же яма?
   -Как-нибудь в следующий раз, - пообещал чам.
   -Хорошо буду ждать, - скис учитель. - Ну вы хотя бы дослушайте мои рассуждения по поводу того, кто такие отличники, - предложил силач.
   -Некогда, - Лёва откланялся, - нам надо идти.
   -Вы идите, а я стану говорить вам вслед.
   Кчтот вытянулся, прижав руки к туловищу:
   -Так вот, "отличник", от слова отличить, то есть установить различие, выделить из толпы нормальных людей, чтобы издалека было видно - он не такой как все! Бойтесь этого парня, ребята! Держитесь от него подальше! Или вот еще, если это девочка...
  

РЫБНАЯ ПЛОЩАДЬ

   Поплутав по тесному переулку, дома которого раскачивались и то, и дело слеплялись с соседними постройками, наши знакомые вышли к странной площади. Эта странность заключалась в том, что она была вся покрыта живой рыбой. Блестящая серебристая рыба с ярко-красными плавниками находилась везде: на земле, на стенах, на прилавках, в кувшинах и даже вылетала из красивого фонтана, прилепившегося к желтому облупившемуся зданию.
   Ни Лёве, ни Куле, ни Жубе не хотелось возвращаться назад, и они решили пересечь площадь.
   Сделав несколько шагов, мальчик поскользнулся и упал, едва не задев тележку с рыбой.
   -Осторожней, пацан! - недовольно сказал мужчина с черными лохматыми ушами. - Чай не на балете.
   У незнакомца было два рта. Один большой, как у всех, под носом, а другой, поменьше, на лбу.
   -Извините, здесь очень скользко, - вель поднялся, держась за руку чама.
   -Конечно, скользко, - улыбнулся владелец тележки. - Где-то я тебя уже видел паренек.
   Он открыл рот и, выстрелив рыжим языком, обвил Лёву и притянул к себе.
   -Да, видел, - заговорил мужчина ртом, расположенным на лбу, - определенно видел, но только вот не припомню где?
   -Да не мог ты его видеть, дядька, - вмешался в разговор Куля, - мы здесь недавно и на этой площади впервые.
   Двуротый стал всматриваться в толстячка.
   -И тебя тоже видел.
   -Может и его заодно признаешь, мужик, - Куля показал на Жубу.
   -Да, он тоже мне знаком, - кивнул владелец тележки.
   Глаза двуротого забегали, причем в буквальном, а не в переносном смысле. Левый глаз поменялся глазницами с правым, а потом вернулся назад.
   -Одно из двух: либо вы шайка злодеев, либо балетная труппа, - он отпустил Лёву. - Знать бы точно кто, попросился бы в товарищи. Бросил бы эту постылую тележку и махнул с вами.
   -Мы это... как их там, ну - Куля посмотрел на брата, ища подсказку в его глазах, - злодеи...
   -Здорово! - обрадовался незнакомец и, перевернув тележку с рыбой, заколотил клешнеобразными руками по груди.
   -Подождите, вы не дослушали, что хотел сказать Куля, - поспешно произнес Лёва. - Он хотел сказать, мы не злодеи.
   -Жаль, - мужчина поставил тележку на место и накидал на нее рыбы. - Разрешите полюбопытствовать, тогда кто, если не злодеи? - незнакомец громко высморкался. - Не иначе балетная труппа?
   -Говори труппа, - прошептал Жуба.
   -Да труппа, - кивнул мальчик, надеясь отвязаться от двуротого. Ему уже порядком надоело стоять на живой рыбе и вель хотел поскорее покинуть площадь.
   Незнакомец ненадолго задумался, а потом вновь перевернул тележку и подошел к Лёве, Куле и Жубе.
   -Эх, была, не была, записывайте меня в товарищи!
   -Это как это? - не понял мальчик.
   -А так! - резанул рукой воздух двуротый. - Хочу работать в вашей труппе и падать вместе с вами.
   -Вы имеете в виду, танцевать? - уточнил Лёва.
   -И танцевать, если потребуется, - незнакомец кивнул. - Да, ребята, меня зовут Мля-мля, - он поклонился. - Просто Мля-мля и все. Не надо говорить господин Мля-мля, как любят некоторые или товарищ Мля-мля или дон Мля-мля или сер Мля-мля. Просто Мля-мля. Договорились?
   -Договорились, - сказал Лёва.
   -Эй, а мы что, берем его с собой? - Жуба посмотрел на Кулю.
   -А причем здесь я? - спросил толстячок.
   -Ну ты же капитан?
   -Извини, мятый, - поднял вверх палец Куля. - С исчезновением боцмана Паскуна, я никто. Спрашивай у Лёвы, это, кажется, он набирает новых танцоров в свою труппу.
   Толстячок посмотрел на покрытые зеленой шерстью кривые ноги Мля-мля и захохотал.
   -Да перестань ржать, - рассердился на брата мальчик. Он понизил голос. - Лучше помоги отвязаться от двуротого.
   Между тем Мля-мля подкинул огромную рыбу вверх и закричал:
   -Прощайте братцы, я от вас ухожу!
   -Куда это? - спросила девушка с лицом совы владеющая точь-в-точь такой же тележкой, как у Мля-мля.
   -Вот пришли специально ко мне и уговорили записаться в их балетную труппу, - с гордостью ответил двуротый. - Буду теперь весь день падать на потеху публики.
   -Везет же, - с завистью сказала девушка. - А я стою, стою, и хоть бы кто предложил мне нечто похожее, - она засмеялась и заплакала.
   Окно ближайшего дома открылось, и из него посыпалась рыба, битые бутылки, шелуха от семечек и неиспользованные билеты в театр. Лёва присмотрелся и заметил двух огромных мух в зеленых резиновых фартуках. Мухи держали брезентовую трубу, из которой вылетала рыба и мусор.
   -Кстати Мля-мля, а что вы все тут делаете? - Жуба показал на мрачных торговцев, находящихся на площади.
   -Как что? - удивился двуротый. - Разве не понятно, рыбой торгуем?
   -И кто-нибудь берет? - спросил Лёва.
   -Дурак, что ли? - показал на мальчика Мля-мля. - Да кому она тут нужна? Видишь, сколько ее здесь под ногами валяется!
   -Тогда зачем стоите, если рыба никому не нужна? - не понял вель.
   -Ну ты, как из трубы вывалился! - захохотал двуротый. - Заниматься то чем-то надо!
   -Точно, - перестала плакать и смеяться девушка с лицом совы. - У каждого должно быть дело. Это только вы, артисты, можете себе позволить слоняться без дела, пока у вас нет выступлений. А нам, простым людям, нужно постоянно трудиться. Вот мы и трудимся, продаем рыбу.

ПИШИТЕ ПИСЬМА

   Двуротый сказал, что хорошо знает, где находится бассейн с рисовыми водами и отведет своих новых товарищей к нему. Он даже не поинтересовался, зачем им нужен бассейн.
   Покинув рыбную площадь, компания, ведомая Мля-мля, вышла к заброшенному городскому саду. Главный вход был заколочен, но к дыре в заборе, неподалеку, вела хорошо утоптанная тропинка. Лишь только все приблизились к дыре, как оттуда послышалось ленивое: "Ав!" Пока Лёва, Куля и Жуба остановившись на безопасном расстоянии, раздумывали, кто бы это мог быть, Мля-мля взял камень и запустил в забор.
   -Ну разве непонятно, здесь сторож? - из-за забора выглянула недовольная физиономия напоминающая морду ишака.
   Для пущей убедительности незнакомец еще раз гавкнул.
   -Ты что ли, Сигиз? - удивленно произнес двуротый.
   -Ну я - Сигиз, а кто меня спрашивает?
   -Да это же я, Мля-мля, мы с тобой мозги парили в одной котельной! Помнишь?
   -Мля-мля!? - сторож вскинул брови и расплылся в улыбке. - Не может быть! Я ведь все это время искал тебя.
   Сигиз перелез через забор, предусмотрительно закрыв дыру доской, и приблизился к старому товарищу. Вид его, скажем сразу, несколько удивил наших знакомых. Он был весь утыкан гвоздями и иголками, а на шее висела веревка с множеством разноцветных бусинок и тряпочек.
   -Это чтобы ничего не забыть, - снисходительно пояснил сторож, заметив недоумевающий взгляд Лёвы.
   -Да, Сигиз всегда все помнит, - произнес с восхищением Мля-мля, - не то, что я. Вот скажи мне Сигиз, что было, когда я схватил раскаленный лом руками?
   Сторож нагнулся и принялся рассматривать поржавевший гвоздь чуть ниже коленки.
   -Ты обжегся.
   -Верно, - кивнул Мля-мля. - А потом?
   -Сигиз вновь вернулся к коленке, но теперь уже начал рассматривать не гвоздь, а иголку.
   -У тебя долго болели руки, а когда перестали, то стали похожи на клешни.
   -А, что я вам говорил? - двуротый вскинул клешнеобразные руки, демонстрируя правоту товарища. - Сигиз всегда все помнит!
   Сторож довольный произведенным впечатлением сел на карусельную лошадку, валявшуюся на земле.
   -Ну а ты-то, где все это время находился, после того, как взорвался котел?
   -Тут, не далеко, на рыбной площади, - сообщил Мля-мля. - Рыбой торговал.
   -Надо же? - покачал головой Сигиз. - А я, веришь ли, написал тебе несколько писем. Точнее семнадцать.
   -Но я ничего не получал, - прослезился двуротый.
   -Не удивительно. Ты же знаешь, как работает наша почта.
   Сторож снял котомку и достал небольшой железный ящик синего цвета. На нем было написано "Почта".
   -Уверен, письма и сейчас еще здесь, - Сигиз поставил ящик рядом с лошадкой.
   Он поднял палку и, ударив несколько раз, разбил стеклянный замок.
   -Ну конечно! - воскликнул сторож. - Письма тут! Никто даже не удосужился их отсюда забрать!
   -Вот гады почтальоны, - Мля-мля заскрипел зубами. - Встречу хоть одного, убью!
   Двуротый сел рядом с Сигизом и вскрыв письмо, стал читать.
   -Послушайте Мля-мля, может мы пойдем, - сказал Лёва.
   -Да, - поддержал товарища Жуба, - вы пока почитайте, а мы пойдем.
   -А как же балетная труппа? - двуротый задумался. - Я ведь в нее записан.
   -Расслабься, - махнул рукой Куля. - Главное, узнай, что тебе написал Сигиз.
   -Ага, прочитай все, не спеша, - кивнул сторож. - Я много тебе о чем писал. Про жизнь, про чувства, про движущие силы...
   -Но как я вас потом найду, когда прочитаю письма? - допытывался Мля-мля.
   -Вот чудак, - засмеялся сторож. - А почта-то на что? Напишешь письмо и опустишь в почтовый ящик, благо он всегда при мне, и сообщишь, где будешь ждать танцоров.
   -Верно, - согласился с доводами Сигиза Лёва.
   -Тогда я вас, скорее всего, подожду на рыбной площади. На старом месте.
   -Отлично приятель, - Куля похлопал по плечу двуротого, - мы обязательно тебя найдем.
   -А если не найдете, я вас убью! - Мля-мля ткнул толстячка кулаком в грудь. - Поймаю и убью. Сначала каждого в отдельности, а затем всех вместе. Понял?
   -Конечно, понял, - Куля поспешно отошел от двуротого.
   Узнав в какой стороне находится бассейн с рисовыми водами наши знакомые решили "сэкономить время" и пройти по городскому саду. Распрощавшись с Мля-мля и Сигизом компания пролезла в дыру в заборе, и пошла по узкой тропинке между раскуроченных каруселей. Путникам приходилось то и дело перешагивать через валявшиеся скамейки и продираться сквозь заросли оранжевой конопли и удивительно прочную паутину, покрытую толстым слоем пыли. Везде, куда бы ни смотрели Лёва, Куля и Жуба виднелись птичьи следы и горки муки с несколькими перьями сверху.
   -Наверное, это какая-то необычная птица, - решил толстячок, - которая вместо яиц откладывает муку.
   -Не думаю, - покачал головой Лёва. - Мне неизвестны такие птицы.
   -Мало ли что тебе неизвестно, - сказал Куля. - А может это особенная птица, ведь птицы бывают разные.
   Из-под карусели послышался кашель, и оттуда показалась седая голова очень старого человека. Он улыбнулся и показал пальцем на толстячка.
   -Верно, паренек, птицы бывают разные и вместе с тем они все одинаковые. Птицы - это тайна тайн...
  

ТВЕРДОЛОБЫЙ МУДРЕЦ

   Старичок с приятной внешностью не торопясь приблизился к путешественникам и, не сводя глаз с Кули, похлопал каждого по ноге. В его очень длинные волнистые волосы, завязанные в косички, были вплетены белые и черные ленты, а на шее висело птичье крыло. На желтой мантии незнакомца виднелись перечеркнутые ромбы, круги и треугольники.
   -Какой умный паренек, - старичок ткнул посохом толстячка в живот. - Пойдешь ко мне в ученики?
   -Я? - удивился Куля.
   -Ты, ты, - он положил портфель на пенек и достал синюю сушеную птицу, четки и связанные вершинами пирамидки. - Сейчас я тебя приму в свой класс.
   Подкинув несколько раз пирамидки, незнакомец закрыл глаза и стал быстро-быстро произносить заклинания.
   -Но позвольте, вы даже не поинтересовались, хочет Куля пойти к вам в ученики или нет? - сказал Лёва.
   -А тебя не спрашивают, - старичок неодобрительно посмотрел на мальчика. - Небось завидно, что товарища твоего берут, а тебя нет.
   -Да я бы и сам не пошел, даже если бы вы мне предложили, - произнес вель.
   -Вот как! - незнакомец сдвинул брови. - Да знаешь ли ты, молокосос, с кем разговариваешь? Я Твердолобый мудрец!
   -Тот самый Твердолобый мудрец? - переспросил Жуба.
   -Что значит тот самый?! - вскипел старичок. - Я единственный и неповторимый, величайший из величайших!
   Он замолчал и, посмотрев под карусель, добавил:
   -Конечно после Его Императорского Величества Дурня Первого-не-Последнего и сына Его Дурилы.
   Из-под карусели донеслись тихие аплодисменты и шушуканье.
   -Ну где вы там? - улыбнулся Твердолобый мудрец. - Идите сюда, а то прослушаете, вдруг я что-нибудь умное скажу.
   Несколько лысых человек, с коричневыми точками на щеках, одетых в серую школьную форму вылезли из укрытия и, толкаясь и хихикая, подошли к своему учителю.
   -Встаньте тут, - показал старичок на поваленное дерево, - я сейчас буду рассуждать о птице.
   -Может мы пойдем, - Жуба дернул за рукав Лёву.
   -Я тебе сейчас дам, "пойдем"! - мудрец замахнулся на чама посохом. - Я пока никого не отпускал. Стой и слушай!
   Его глаза наполнились негодованием.
   -Надо же: "Может мы пойдем!", - старичок передразнил Жубу. - Дожил!
   Он бросил взгляд на опустивших головы учеников.
   -Может и вы пойдете?
   -Ну что вы, учитель! - загалдели те. - Мы никогда вас не покинем! Для нас большая честь находиться рядом с вами! Вы самый великий! Величайший из Величайших!
   Твердолобый мудрец улыбнулся.
   -Ладно уж, оставайтесь, - старичок подозвал к себе Кулю. - Ступай к ученикам.
   -Но я...
   -Никаких но! Ступай, тебе говорят или мои парни тебя поколотят!
   Твердолобый мудрец воткнул посох в землю и, отперевшись на палку, завел речь о мироздании.
   -Многие, достаточно сведущие в разных науках люди, пытались познать его тайну. Но нет, она им не поддалась. Эта великая тайна раскрылась лишь мне! - он посмотрел на Лёву. - Вот скажи, мальчик, что такое мир?
   -Ну, мир, это...
   -Не знаешь, - снисходительно покачал головой старичок.
   -Да не знаю, - признался вель.
   -Вот и говори: "Не знаю!" И нечего тут стесняться. Я ведь сказал, и не такие ученые мужи сломали головы, стремясь разгадать его тайну.
   -Ближе к делу, - подал голос Куля.
   Стоящие вокруг толстячка ученики зашикали.
   -Так вот, на самом деле все просто, - Твердолобый мудрец раскинул руки. - Мир устроен наподобие дохлой птицы. Мир это - дохлая птица! Все ответы на все вопросы кроются в дохлой птице. Поэтому нужно стремиться узнать что? - он показал пальцем на учеников.
   -Тайну дохлой птицы! - хором ответили те.
   -Верно.
   Старичок взял синюю сушеную птицу и повертел в руках.
   -Сначала мир живой, - задумчиво произнес он, - а потом дохнет...
   Твердолобый мудрец окинул взглядом присутствующих и обратился к Лёве.
   -У тебя есть вопросы, на которые ты не можешь получить ответы?
   -Конечно, как у каждого нормального человека.
   -Держи, - старичок бросил мальчику птицу. - Изучай ее и ты получишь ответы на поставленные вопросы.
   Видя брезгливое выражение лица Лёвы, Куля рассмеялся.
   -Не забудь и мне дать подержать птичку, может, и я чего умного узнаю.
   Находящийся рядом с толстячком долговязый ученик достал из-за пазухи мумию дятла и протянул Куле.
   -Возьми, у меня еще есть.
   Старичок убрал в портфель четки и пирамидки и, кивнув на прощание, Лёве и Жубе направился к карусели. Ученики отправились следом.
   -Извините, а как же мой брат Куля? - спросил мальчик.
   -Он теперь не твой, а наш брат, - долговязый ученик, подаривший дятла толстячку, подтолкнул Кулю в спину. - Топай братишка.
   -А вы его надолго забираете? - поинтересовался Жуба.
   -Пока не оживет дохлая птица, - сказал Твердолобый мудрец не оборачиваясь.
   -Да как же она оживет, если она дохлая! - рассердился Лёва.
   -Не понимай все буквально, мальчик, - старичок остановился. - Я ведь уже говорил, мир, - это дохлая птица. Значит дохлая птица, - это мир... Если у вас больше нет ко мне вопросов, мы пойдем.
   -Есть, - Жуба показал на многочисленные птичьи следы и горки муки. - Это ваша работа?
   -Разумеется, - кивнул Твердолобый мудрец. - Мы оставляем следы, как напоминание о мимолетности жизни, - старичок ткнул посохом в землю. - Вот след, а где птица? Птицы нет... была и нету...
  

СКУР

   Так неожиданно для всех и в первую очередь для Кули, он стал учеником Твердолобого мудреца. Вы же понимаете, Лёва не мог бросить брата, оставив на попечении не совсем нормального старика. Поэтому мальчик решил дождаться удобного случая и вызволить толстячка из плена. Жуба предложил не уходить далеко от карусели и расположиться внутри небольшого кораблика, на котором было написано "Прыщ - 2". Приятели подошли к дыре в борту и хотели через нее забраться на палубу, но лежавший на грязном матрасе пожилой мужчина, в синем тренировочном костюме и сиреневом свитере, предостерег их от этого шага.
   -Я бы вам не советовал туда лезть, ребята, - лениво произнес незнакомец. - Корабль стоит на опасном месте, - он показал на потрескавшееся "небо". - Посмотрите наверх, оттуда того и гляди, что-нибудь свалится и раздавит вас в лепешку.
   -Откуда оттуда? - спросил Лёва. - Из мешка сознания что ли?
   -Ну а откуда же еще? Конечно из мешка сознания. Сегодня уже один раз скорлупа лопалась, и к нам упал этот замечательный матрас и какая-то жуткая зверюга, - незнакомец махнул рукой в сторону кучи дров. - Она вон туда убёгла. Наверное, мы находимся под желтой или красной поляной. Уж больно жуткая зверюга плюхнулась.
   Лёва повернулся к Жубе.
   -Ты все понял?
   -Ну а чего тут не понять? - сказал чам.
   -А я не совсем, - признался мальчик. - Объясни.
   -Мы в Яйце...
   -Ну это я и без тебя помню.
   -А сверху, если верить этому типу, находится либо красная, либо желтая поляна и кто-то, там наверху, создает жутких зверюг. Ясно? - спросил Жуба.
   -Теперь да, - кивнул Лёва. - На желтых местах мешка сознания можно "делать" любых живых существ, которые водятся на родине. А кто его знает, где живет тот, кто творит животных?
   -Да, может, там такие монстры водятся, не обрадуешься, - покачал головой чам.
   -И те зверюги свободно бегают у них по улицам, словно у нас кошки, - заметил вель.
   -А если над нами красное место и того хуже, - произнес чам, вглядываясь в свежие трещины на "небе". - На красном появляется только плохое и злое.
   Мужчина в сиреневом свитере встал и, потянувшись, подошел к Лёве и Жубе.
   -Меня зовут Скур, или человек-слова, - незнакомец поклонился. - Не желаете ли присоединиться к моей компании?
   -А где ваша компания? - спросил мальчик.
   -Здесь, - Скур ткнул в грудь. - Я всегда нахожусь в компании с ленью, радостью и печалью. Иногда к нам присоединяется еще и разочарование, раздражение ну и другие гадючки. В общем, скучно не бывает.
   Человек-слова зло сплюнул.
   -Пойдемте ко мне на матрас, обсудим ваше гадкое положение.
   -Почему гадкое? - спросил Жуба.
   -Не надо от меня ничего скрывать, - Скур сделал кислое выражение лица. - Я все видел. Видел, как этот полоумный старикашка забрал вашего товарища.
   -Но он называл себя Твердолобым мудрецом, - осторожно сказал Лёва.
   Человек-слова побагровел и принялся безудержно плеваться и топать ногами.
   -Тоже мне мудрец? Да он не кто иной, как городской сумасшедший!
   Скур схватил кусок штукатурки и, подскочив к кораблику, написал: "Твердолобый мудрец - дурак!!!"
   Мимо них пробежал человек в полосатой одежде с большим мешком на плечах. Следом появился коротышка с белым обшарпанным чемоданом. Коротышка остановился возле человека-слова, чтобы перевести дух.
   -Слышь Скур, чё я тебе скажу. У нас в Яйце творится не понятно что! Люди совсем стыд потеряли! Заводят всяких жутких тварей и бросают без присмотра! Только мы с дружком хотели обчистить одну квартирку, значит, разбили окно, а из-за угла, слышь ты, выскакивает огромная сволочь, вот с такой пастью, как мой чемодан. И на нас! Я чуть не... Ой, кажется, она бежит сюда!
   Коротышка подхватил чемодан и помчался дальше.
   -И ты Скур сваливай, если не хочешь неприятностей! - крикнул он.
   Человек-слова не торопясь скатал матрас и, позвав Лёву и Жубу, направился к бамбуковой конструкции, на которой располагался деревянный настил. Забравшись по веревочной лестнице на площадку, все трое уселись на маленький диванчик, покрытый плюшевым одеялом, положив ноги на скамеечку.
   -Здесь мы будем в безопасности, - сказал Скур, зевнув. - Так, на чем мы остановились? - человек-слова повернулся к гостям. - А, ну да, вы сказали, что этот хмырь старикашка вовсе даже не мудрец, а городской сумасшедший.
   -Мне кажется, это вы сказали, - произнес Жуба.
   -Не путай меня! - сердито посмотрел на чама Скур. - Что мы, как дети, будем сейчас разбираться, кто из нас сказал - старикашка дурак? Главное это правда! Идем дальше. Вы хотите вызволить своего товарища. Правильно я говорю?
   -Да хотим, но не знаем как. У Твердолобого мудреца злые ученики, - напомнил Лёва.
   -Не называй при мне старикашку мудрецом, - попросил Скур. - Иначе я за себя не отвечаю. Если тебе очень нравится слово "мудрец", можешь обращаться ко мне: "Мудрый Скур".
   Увидев улыбку на губах Жубы, Скур обиделся.
   -Что ты смеешься? Думаешь, я не мудрый? Тогда почему народ дал мне прозвище "Человек-слова"?
   -Понятия не имею, - пожал плечами чам.
   -А я тебе скажу! - горячо заговорил Скур. - Я ни разу не нарушил своего обещания!
   -Ни разу, ни разу? - усомнился Лёва.
   -Да, ни разу! А знаешь почему? Я живу по принципу: не обещай, не обещай, не обещай, но если пообещал, выполни! Поэтому я никогда, никому ничего не обещаю! Ясно, сынок?
   -Да...
   -И разве после этого я не мудрец?
   -Мудрец, - произнес Жуба.
   -Или вот еще...
   В том месте, где находилась куча дров, послышалось рычание и хруст и вверх взметнулось облако пыли.
   -Что это? - испугался Лёва.
   -Не боись, то, наверное, зверюга из мешка сознания кого-нибудь слопала. Сиди спокойно, мы здесь в безопасности. Слушай еще один принцип, по которому я живу. Не делай, не делай, не делай, но если делаешь, сделай!
   -Могу поспорить, вы никогда ничего не делали, - сказал мальчик.
   -Верно, - удивился Скур, - а как ты догадался?
  

ЗВЕРЮГА

   Находясь в компании Скура Лёва и Жуба узнали столько новых принципов, по которым можно жить, не ударив палец о палец, и при этом прослыть мудрым человеком, что хоть книгу пиши. А Скур все говорил и говорил. Закончив с принципами, он перешел к чувствам. По его словам выходило, будто самое сильное и полезное чувство - зависть. Не будь ее, люди давно бы обленились и вымерли от ожирения. Ведь только зависть заставляет человека встать с дивана и идти строить новый дом, больше чем у соседа или отправиться за спичками, чтобы сжечь этот дом.
   -Да, - потянулся Скур, - великое чувство зависть. Я бы даже сказал, зависть - двигатель жизни.
   -А мне жалко соседа, - сказал Жуба.
   -Не жалей его, парень, - улыбнулся человек-слова. - Сосед и зависть это неразделимая связка. Одно понятие не может существовать без другого. Если нет соседа, значит, нет зависти. Если нет зависти, значит, нет соседа.
   -Как просто, - произнес Лёва.
   -А жизнь она простая препростая. Это ведь деланные умники, такие как ваш Твердолобый мудрец, ее путают, чтобы хоть как-то оправдать свое существование. А на самом деле, проще жизни ничего нет: родился, жил, умер. Вот и все дела.
   -А как же любовь? - покраснел Жуба.
   -А что любовь? Любовь дается, чтобы появилась следующая цепочка: "родился, жил, умер", - Скур зевнул. - Ладно, голову забивать чепухой, вы мне лучше решите задачку, над которой я бьюсь.
   Человек-слова нагнулся и вытащил из под дивана коричневого плюшевого медвежонка и, отряхнув, показал Лёве и Жубе.
   -Что это, по-вашему?
   -Как что? Игрушка, - сказал мальчик.
   -Вот именно игрушка! - Скур со злостью бросил медвежонка на диван. - Тогда почему у нее изо рта пахнет?
   -Не понял? - Жуба посмотрел на игрушку. - У кого изо рта пахнет?
   -У медведя! - крикнул человек-слова. - У него воняет из пасти... а зубов нет! Я проверял.
   Он схватил игрушку и поднес к лицу чама.
   -Вот понюхай!
   -Да не буду я нюхать вашего пыльного медведя, - отвернулся Жуба.
   -Тогда ты, мальчик!
   -И я не стану, - Лёва встал и подошел к лестнице. - Мы, пожалуй, пойдем спасать Кулю.
   -Как хотите, - Скур забросил медведя обратно под диван. - Только я бы на вашем месте немного подождал, а то вдруг зверюга еще за кучей дров, переваривает того беднягу, что недавно слопала.
   Спустившись на землю Лёва и Жуба направились к карусели, намереваясь посмотреть там ли еще Твердолобый мудрец со своими учениками. Но они не прошли и половины пути, как услышали чавканье и тяжелое булькающее дыхание. Оглянувшись, приятели увидели пузатое животное с толстыми короткими ножками, размером с двух быков. У него была плоская широкая пасть, усаженная длинными зубами и большие острые рога, у основания которых располагались прозрачные шарообразные глаза.
   Заметив мальчика и чама хищник зарычал и, опустив голову, медленно пошел на них.
   -Я же вам говорил, посидите еще чуток у меня, - захохотал Скур. - Нет, не послушались. Чего спрашивается, поперлись? Вот теперь побегайте от зверюги!
   Оценив обстановку Лёва и Жуба решили возвратиться назад и, развернувшись, помчались обратно к бамбуковой конструкции. Однако зверюга, несмотря на свой неуклюжий вид, в три прыжка опередила приятелей и преградила им дорогу.
   -Во влипли! - развеселился человек-слова. - А если бы вы слушали меня внимательно, не стали бы рисковать из-за какого-то товарища. Я же говорил, лучший товарищ это ты сам!
   Между тем зверюга сделала шаг навстречу но, оступившись, повалилась на бок. Воспользовавшись таким подарком судьбы, Лёва и Жуба, устремились к карусели.
   Заскочив в нору под каруселью мальчик с разбегу налетел на сидевшего на старой кастрюле Твердолобого мудреца. Старичок вскрикнул и, выронив из рук птичью лапу и пакет с мукой, упал на кучу газет и журналов.
   -Разве вам не говорили, что надо стучаться? - спросила шестиглазая ученица, помогая подняться учителю.
   В это время с наружи послышался грохот, и карусель заходила ходуном.
   -Кто там? - крикнул старичок. - Входите.
   -Это зверюга, которая вывалилась из мешка сознания, - сказал Лёва. - Она гонится за нами.
   Твердолобый мудрец схватив портфель и поспешно засунул в него четки, пирамидки, сушеную птицу и пакет с мукой.
   -Нет, это не зверюга! - он прижал портфель к груди. - Это вражеский агент пришел за моими секретными документами!
   Голова старичка затряслась.
   -Расслабься, дедуля, - из угла раздался голос Кули. - Развяжите меня и мы спасем вас от вражеского агента.
   -Освободите его, - приказал ученикам старичок, - и вытолкните наружу. Пока вражеский агент будет пытать толстяка, мы уйдем через запасной ход. Одеть маски!
   Твердолобый мудрец взял с полки маску кролика и приставил к лицу.
   -Меня можно узнать? - обратился он к Лёве.
   -Нет, - сказал вель.
   -Тогда я побежал!
   Старичок откинул висевшее на стене пальто с каракулевым воротником и исчез в отверстии.
   Увидев, что их учитель сбежал, ученики перестали развязывать Кулю и, похватав маски, торопливо покинули класс.
  

ПИРКА

   Пришлось Лёве и Жубе освобождать толстячка самим. Они с трудом распутали веревки, привязывающие Кулю к стулу. Оказывается, он проходил испытательный срок, прежде чем получить разрешение самостоятельно выйти в городской сад, оставлять птичьи следы. По мнению Твердолобого мудреца, таким образом, у ученика воспитывается сила воли, а заодно он имитирует дохлую птицу, ведь связанный человек находится без движения, а дохлая птица тоже не машет крыльями.
   Тем временем зверюга продолжала бушевать. Карусель трещала и скрипела, а сверху сыпалась грязь и пыль.
   -Пора сматываться, - Куля подбежал к отверстию, в котором исчез Твердолобый мудрец с учениками. - Видать здорово вы разозлили животное, если оно так старается.
   -Да мы ни сделали ему ничего плохого, - сказал Жуба. - Оно само, как заметило нас, сразу напало.
   Неожиданно из отверстия послышался кашель, и оттуда показалось чумазое лицо Пирки. Кривоногий человек вылез из дыры и, отряхнув коленки, заплакал.
   -Что с тобой? - спросил Лёва.
   -Я потерял шарик, - всхлипнул Пирка.
   -А где ты все это время был? - поинтересовался Жуба.
   -Искал шарик...
   Мальчик достал из кармана тряпку со словом "Шарик" и протянул Пирке.
   -Вот твое сокровище, бери, - вель улыбнулся. - И больше не теряй.
   -Ура! - обрадовался Пирка и, прижав тряпку к груд, запрыгал на одной ножке.
   -А ты случайно не знаешь, где Паскун? - спросил Куля.
   -Знаю, - кивнул кривоногий человечек. - Когда мы прыгнули в колодец, он увидел своего приятеля. Какого-то кока с их разбившегося корабля. И они вместе решили вернуться на необитаемый остров, чтобы посмотреть на пробоину в корабле. Паскун велел отдать вам честь, капитан, - Пирка опустил голову, - но я забыл ее у него взять.
   -Ладно, считай, что передал мне честь, - Куля похлопал человечка по плечу. - Только больше не называй меня капитаном. Хорошо?
   -Хорошо, - кивнул радостно Пирка. - А кто там снаружи рычит, как киска-лиска?
   -Страшный хищник, который хочет нас всех съесть, - сказал Жуба. - Поэтому нам лучше отсюда уйти. Куда ведет это отверстие?
   -Не знаю, - улыбнулся Пирка, - но если хотите, я слазаю, проверю.
   -Но ты же только что оттуда?! - воскликнул Куля.
   -Все равно не знаю, - кривоногий человечек нагнулся и подобрал птичью лапу. - Можно, я возьму ее себе?
   -Можно, - кивнул Лёва, - бери.
   Карусель вздрогнула и приподнялась, и зверюга просунула под нее морду. Из огромной пасти животного раздался радостный рык, и оно заработало рогами, стараясь расширить отверстие.
   -О, киска-лиска! - Пирка выронил птичью лапу и побежал к зверюге. - Я же говорил, рычит как киска-лиска!
   -Осторожно!!! - закричал Лёва, пытаясь оттащить кривоного человечка от острозубой пасти хищника.
   -Не бойтесь, это же киска-лиска! - успокоил мальчика Пирка. - У нас дома у каждого есть такая.
   Кривоногий человечек похлопал ладонью по мокрому носу зверюге и она стала урчать словно котенок и похрюкивать будто поросенок. Ее прозрачные шарообразные глаза вдруг сделались ярко красными, а длинные зубы втянулись в десна.
   Пирка отогнул сначала одно ухо киски-лиски, а затем другое и захлопал в ладоши.
   -Представляете, она ничья! - радостно сообщил он.
   -В каком смысле ничья? - спросил Куля.
   -У нее нет хозяина! Я смотрел, на ушах не написано имя. Вот удача, так удача!
   Кривоногий человечек достал тоненькую веревочку из кармана и обратился к толстячку.
   -Можно дяденька капитан я ее возьму себе?
   -Ты что, с ума спятил? - покрутил пальцем у виска Куля.
   -Да, - улыбнулся кривоногий человечек. - Еще в первом классе, когда объелся вареников с салом. Ну, пожалуйста, можно, а? У меня и поводок есть надежный.
   -Знаешь Пирка, - сказал Лёва, - если ты хочешь идти с нами...
   -А если не хочу? - кривоногий человечек подошел к зверюге и погладил коричневый рог. - Вернее хочу, но киску-лиску хочу еще больше.
   -Тогда бери, - сдался мальчик.
   -Но только держись от нас подальше, - добавил Жуба.
   -Хорошо, я согласен, - кивнул Пирка.
   Он обвязал веревочку вокруг глаза киски-лиски и заплакал.
   Зверюга заскулила и, высунув оранжевый язык, стала гладить человечка по голове.
   -Ты чего ноешь? - спросил Куля.
   -Жаль расставаться, - всхлипнул Пирка. - Особенно с вами, дяденька капитан. Вы такой хороший... и не злой и не добрый... и не хмурый и не веселый...
   -И не толстый и не тонкий, - добавил Жуба.
   -Замолкни, - толстячок погрозил чаму кулаком, - видишь человеку плохо.
   Поплакав пару минут Пирка утер слезы тряпкой и рассмеялся, как ни в чем не бывало.
   -Ладно, я пошел. Киску-лиску нужно выгулять, а то у нее хвост высохнет.
   Выбравшись из-под карусели, наши знакомые увидели четверых бородатых мужчин в латах и пожарных касках. В руках у незнакомцев были толстые претолстые макароны, а на спине ранцы, из которых торчали зеленые листья. Заметив Лёву, Кулю и Жубу один из них, с желтой повязкой на рукаве, вышел вперед и, стукнув макарониной о землю, прокричал: "Именем Его Императорского Величества Дурня Первого-не-Последнего вы арестованы за нарушение общественного порядка".
  

ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО С СЫНОМ

   Спорить было бесполезно и, подняв руки вверх, как потребовали стражники, путешественники пошли по заросшей капустой и хреном аллее упирающейся в красную кирпичную стену. Метров через двадцать пленников посадили на тележку, запряженную двумя симпатичными пони в свинцовых трусах и, выехав из городского сада, повезли по улице с изуродованными зданиями. Местные жители продолжали заниматься своими делами, почти не интересуясь арестованными, и лишь изредка бросали равнодушные взгляды на Лёву, Кулю и Жубу.
   Возле серого дома похожего скорее на пень, чем на жилище, из которого в разные стороны торчали корни и шипы, тележка остановилась и пленников ввели в полутемное помещение, смахивающее на грязную больничную палату. Все в нем настораживало и отталкивало: и сырые стены с белыми отклеившимися обоями, и ржавые бидоны на столе, и сотни стеклянных бутылочек разбросанных по полу, и свисающая с люстры резиновая подушка - все свидетельствовало, что здесь живет не совсем обычный человек или необычные люди.
   Ждать пришлось не долго. Деревянная дверь тихонько открылась и молодой парень, с бегающими глазками, в синей майке и черных трусах вкатил в комнату кровать на колесиках. На ней, укрывшись цветастым одеялом, сидел хилый мужчина примерно пятидесяти лет с большой лысой головой. У его ног стояла клетка с уткой.
   -Почему не читаем? - глядя в потолок, спросил он.
   -Они нарушали общественный порядок Ваше Императорское Величество, - прошептал один из стражников. - Выгуливали какое-то животное в парке и сломали сломанную карусель.
   -Тем хуже для провинившихся, - Дурень засунул палец в нос и задумался.
   -Загадай им загадку, пап, - попросил парень в трусах.
   -Отстань Дурила, не видишь, я думаю.
   -Ну пап! - Дурила нетерпеливо топнул и, схватив бидон со стола, запустил в стену.
   -Не гоже моему наследнику так себя вести, - покачал головой Император. - Лучше сочини указ или почитай мои.
   Он поправил подушку и посмотрел на арестованных. Взгляд императора отличался осмысленностью и Лёва обрадовался, испытав облегчение.
   -Извините, Ваше Императорское Величество, - начал мальчик.
   -Знаю, знаю, - поднял руку Дурень. - Сейчас ты станешь оправдываться.
   -Врать, - вставил Дурила.
   -Да врать, - согласился с сыном Император.
   -Пап, ну загадай им загадку, - Дурила толкнул отца.
   -Ну хорошо, - недовольно произнес Император. - Как там ее? И лает, и кусает...
   -И в дом пускает, - продолжил Дурила.
   -Не понял. Повторите еще раз, пожалуйста, - попросил Жуба.
   -И лает, и кусает, и в дом пускает, - сказал Дурень. - Что это такое?
   -Эй, а почему и лает, и кусает, и в дом пускает? - возмутился Куля. - Всегда же было наоборот!
   Его Императорское Величество Дурень Первый-не-Последний нахмурился и стукнул кулаком по клетке. Утка закрякала и забилась о прутья.
   -Наша загадка! Как хотим, так и будет!
   Дурень сверкнул глазами.
   -Правильно пап, не позволяй им садиться тебе на шею, - одобрил слова отца Дурила.
   Император улыбнулся.
   -Не бойся сынок. Я не позволял это делать даже твоей маме, а им тем более не позволю.
   Он пошарил под подушкой и достал песочные часы, в которых не было песка.
   -Сколько вам нужно времени, чтобы разгадать загадку? - спросил Дурень. - Пять минут хватит?
   -Вполне, - согласился Лёва.
   -Да ты что спятил? - пихнул брата Куля. - Да за пять минут мы не сообразим, о чем идет речь?
   Император перевернул пять раз часы и хлопнул в ладоши.
   -Время истекло, пожалуйте ответ.
   -Это замок, - сказал Лёва.
   Дурень посмотрел на сына:
   -Каждый раз загадываю одну и ту же загадку и всегда забываю отгадку. Чё там у нас, верно или нет?
   Дурила развернул листок бумаги и взглянув на него побледнел.
   -Да, верно...
   Император вскочил и, укрываясь одеялом, подбежал к мальчику.
   -Надо же какой умный! - он потрепал веля за щеку. - Не каждому под силу отгадать загадку моего сына.
   -Последний раз ее отгадал Скур, - сообщил Дурила, - а до него Твердолобый мудрец. У меня все записано. Как твое имя мальчик?
   -Лёва.
   -Так и запишем, Лёва, - Дурила послюнил карандаш.
   Его Императорское Величество вернулся на кровать и, достав из под матраса большущий гвоздь, протянул мальчику.
   -А вот попробуй-ка, выверни его наизнанку.
   -Но это не возможно, - покачал головой вель.
   -Почему сразу не возможно? - рассердился Дурень.
   -И еноту понятно, что не возможно, - хихикнул Куля. - Ведь, правда, же Жуба.
   -Правда, - сказал чам. - Гвоздь нельзя вывернуть.
   Император заколотил кулаками по клетке. Бедная утка едва не умерла от страха.
   -Вы только посмотрите на них! Еще не пробовали, а уже говорят не возможно! - он схватил песочные часы и хлопнул об пол. - Да и из-за таких, как вы, и стоит наука! Людей, которые заранее знают, что ничего не получится! Эх вы, ленивцы мысли и дела! - Дурень разочарованно вздохнул. - Вам нипочем не стать великими.
   Император свистнул, и из боковой комнаты вышла толстая старуха с охапкой бумаги.
   -Пиши указ Пилюгия.
   Старуха смахнула ржавые бидоны со стола и, усевшись на коробку, приготовилась записывать.
   -Всем, кто впредь откажется пробовать того, что раньше не пробовал, запрещается не пробовать, - произнес Император. - Записала?
   -Записала, - сказала старуха.
   -Тогда свободна. А этих, - Дурила небрежно махнул рукой в сторону Лёвы, Кули и Жубы, - выдворить из нашего замечательного города Желтка. Они недостойны, в нем находиться.
  

ТАХИ

   Наших знакомых вывели из дома Его Императорского Величества и повели в городскую тюрьму. Это стало ясно из разговоров стражников. Лёва напомнил, что император приказал выдворить их из города, а не сажать в темницу, но старший стражник с желтой повязкой на рукаве возразил:
   -Не учи меня молодой человек, я хорошо слышал слова Дурилы. Он велел выгнать вас из Желтка, но не сказал когда: прямо сейчас, немного погодя, завтра, послезавтра или через месяц. Значит, вы должны пока посидеть в тюрьме, а я узнаю у него время выдворения.
   -А когда ты узнаешь? - спросил Куля.
   -Когда в следующий раз с ним встречусь, - пояснил стражник.
   Он переложил макаронину с одного плеча на другое и запел. Его товарищи подхватили песню и, обнявшись, остановились.
   -Не ждите нас. Идите вон к той сломанной башне, - старший стражник показал пальцем на переломившееся пополам здание. - Найдите свободную камеру и занимайте ее. Мы придем, попозже.
   -Или не придем, - засмеялся другой стражник.
   Он снял со спины ранец с зелеными листьями и, положив на землю, пустился в пляс.
   Лёва, Куля и Жуба пошли к башне. Подойдя к воротам, они с удивлением отметили, что ее никто не охраняет.
   -А может это не тюрьма? - усомнился мальчик.
   -Давайте спросим у того голого парня с татуировкой на спине, - предложил чам.
   -Лучше давайте сбежим, - сказал толстячок.
   -Эй, приятель! - обратился Жуба к незнакомцу. - Вы случайно не знаете, это тюрьма или не тюрьма?
   Незнакомец отбросил детским совочек, которым делал ямку возле забора и, вытерев руки о густую коричневую шерсть на бедрах, подошел к Лёве, Куле и Жубе.
   - Да, это тюрьма, не сомневайтесь, - он улыбнулся. - Меня зовут Тахи, я здесь давно сижу. А вы часом не новенькие?
   -Новенькие, - кивнул Лёва.
   Тахи показал на ямку.
   -Вот делаю новый подкоп. Присоединяйтесь.
   -Спасибо, мы не надолго, - отказался Куля. - Если вообще не сбежим.
   -Я тоже думал не надолго, - погрустнел Тахи, - а задержался на всю жизнь.
   -На всю жизнь! - ужаснулся Жуба. - А за что вам такой большой срок дали?
   -Небось, убил человек сорок, - толстячок отошел от Тахи. - Гляньте на его когтистые руки.
   -Никого я не убивал! - обиделся заключенный. - Я сам сюда пришел, как и вы.
   Он облокотился на забор и старый штакетник, не выдержав его тяжести, сломался.
   -А ведь и верно мы - дураки, - хмыкнул Куля. - Нас никто не тащил в тюрьму. Мы сами приперлись. Разворачивайте оглобли, - скомандовал толстячок, - пошли отсюда!
   -Не уходите, - Тахи забежал вперед и расставил огромные руки. - Ну, пожалуйста, а то я снова останусь один.
   -А разве в тюрьме больше никого нет? - Лёва кивнул на башню.
   -Конечно, нет, - Тахи свел пушистые брови вместе и всхлипнул. - Иногда мне хочется выть от одиночества.
   Он показал на картонную коробку с внешней стороны забора.
   -Ракрив не в счет.
   -А где же другие заключенные? - спросил Жуба.
   -Ушли, - тихо сказал Тахи.
   -Ну а ты чего не уходишь? - поинтересовался Куля.
   Тахи опустил голову и обхватил ее руками.
   -Мысли у меня плохие, - прошептал он. - Очень плохие. Поэтому мое место здесь, в тюрьме.
   -Подумаешь беда, - засмеялся толстячок, - мысли плохие. Да ты покажи, у кого их нет? Посмотришь, с виду замечательные люди, помытые, побритые, а если залезть в их черепушки, там такое откроется, волосы дыбом встанут!
   Куля подошел к Тахи.
   -Знаешь, приятель, иди отсюда и не просто иди, а беги.
   -Не могу, - всхлипнул Тахи. - Я не нравлюсь себе из-за плохих мыслей. Мне противно смотреться в зеркало. А там, - он показал вдаль, - куда ни глянь, кругом одни зеркала. Нет, уж лучше я в тюрьме побуду. Тут хоть зеркал нет, - Тахи приблизился к ямке. - Вот подкоп под забором делаю. Глядишь, к вечеру доделаю
   -Да зачем тебе нужен подкоп, если ты и через ворота выйти можешь? - спросил Куля.
   -Как зачем? - удивился Тахи. - Кто в тюрьме не мечтает о побеге? А через ворота я уйти не могу, это не хорошо.
   Большая картонная коробка лежавшая невдалеке приподнялась, и из-под нее вылез человек с заспанной физиономией. Незнакомец прополз на четвереньках метра два и сел, навалившись на забор.
   -Всем привет, - он свернул самокрутку и закурил. - Сейчас день или утро, вечер или ночь? - задумчиво произнес курильщик. - Еще сегодня или уже наступило завтра?
   Незнакомец икнул и показал на Тахи.
   -Думаете, когда он сделает подкоп, то сбежит? Ошибаетесь, - курильщик снова икнул. - Засыплет и начнет рыть новый.
   -Это Ракрив, - улыбнулся Тахи. - Очень ленивый человек.
   -Ты забыл добавить, что еще и очень пакостный, - Ракрив поднял палец вверх. - Страсть, какой пакостный!
   -Да и очень пакостный, - сказал Тахи.
   Ракрив сделал глубокую затяжку.
   -Я не делаю пакости, прямо у вас на глазах, не потому, что исправился или не с того, не с сего, заделался хорошим. Нет, просто я ленивый.
   Он вытащил из кармана губку и, поплевав на нее, неторопливо протер лицо и глаза. Затем достал носовой платок и галстук. Платок повязал на шею, а в галстук высморкался.
   -Вот Тахи боится дурных мыслей, а я нет. В мыслях я делаю бесчисленное количество пакостей, но чтобы встать и идти куда-то делать эти самые пакости на самом деле? Извини, подвинься! Не заставите, слишком ленив. Вот если бы кто-нибудь согласился делать их за меня, - Тахи мечтательно улыбнулся. - А вы ребята часом не желаете стать моими поверенными пакостниками?
   -Нет, спасибо, - отказался Лёва.
   -Жаль, - Ракрив докурил самокрутку и потушил о столбик забора. - А то я такой выдумщик, не соскучились бы.
   -Нет, - повторил мальчик, - нам пора.
   -А куда если не секрет? - очень ленивый человек потянулся. - За счастьем или еще дальше?
   -Мы ищем бассейн с рисовыми водами, - произнес Жуба.
   -Чужестранцы значит. Хотите покинуть город Желток, - Ракрив сорвал травинку и принялся ковырять в зубах. - Только вам одним его не найти. Уж больно дорога запутанная.
   -А вы нам ее не покажите? - спросил Лёва.
   -Отчего же не показать? Покажу, если вы меня понесете.
   Тахи дернул мальчика за рукав.
   -Я бы вам показал, где находится бассейн, но мне нельзя покидать тюрьму. Это не хорошо.
   -Правильно дурачина, - засмеялся Ракрив, - торчи тут. Ну так что, согласны нести дяденьку?
   Лёва и Жуба посмотрели на Кулю.
   -А причем здесь я? - сказал толстячок. - Я один не потащу ленивца. Вон он какой толстый!
   -Не толще тебя, - Ракрив икнул. - Соглашайтесь, тут недалеко, метров пятьсот, шестьсот, семьсот, восемьсот...
   -Говори уж километр, - недовольно произнес Куля.
   -Может и километр, а может и два, и три, и четыре... Не знаю, отсюда не видно.
  

ЧИХАНА

   Делать нечего, пришлось соглашаться нести Ракрива к бассейну. Очень ленивый человек достал палку и попросил связать ему руки и ноги. Затем палку продели через связанные руки и ноги, и Лёва и Куля взвалив ее на плечи, потащили Ракрива, словно охотничий трофей.
   Спустившись по лестнице к раскуроченному киоску, некогда торговавшему мороженным, компания свернула на тропинку посыпанную сахарным песком и, не останавливаясь, вышла на широкую улицу мощенную пряжками от ботинок. Улица была пуста если не считать одинокого верблюда стоявшего возле большого трехколесного велосипеда.
   -Тпр-р-р! - произнес Ракрив.
   -Чего тебе? - недовольно спросил Куля.
   -Не дергайся, - улыбнулся ленивец. - Я думаю куда идти, вправо или влево?
   -Думайте быстрей, - сказал Жуба.
   -А ты то чего нервничаешь? Ты ведь идешь налегке, - Ракрив подмигнул чаму. - Обхитрил товарищей, да?
   -В каком смысле обхитрил? - не понял Жуба.
   -В том смысле, что я тащу пакостника, а ты нет! - Куля толкнул ногой Ракрива. - Ну, надумал в какой стороне бассейн?
   -Чего пинаешься? Лучше бы верблюда пнул, у него вон какой шерстяной зад, - Ракрив икнул. - Ладно, идем налево.
   Пройдя метров сто, наши знакомые увидели скамейку и направились к ней, чтобы сделать привал.
   -Вы не думали молодые люди, почему здесь, в городе Желтке и не только в нем, но и вообще в Яйце, у вас ничего не получается создать из своей головы? - спросил ленивец свернув самокрутку.
   -Конечно, думали, - произнес Лёва, - и не один раз.
   -А ты что знаешь? - спросил Куля.
   -Конечно, знаю, - кивнул Ракрив.
   -Тогда расскажите, - попросил Жуба.
   Очень ленивый человек рассмеялся, едва не подавившись самокруткой.
   -Издеваешься, да?
   -Почему издеваюсь? - чам покачал головой. - Нет.
   -Взять и рассказать просто так, ни за что, ни про что?
   -Да. А что тут смешного? - удивился Жуба.
   -А может и правда, взять и рассказать? - Ракрив слизнул языком выступившие от смеха слезы. - Ладно, слушайте.
   Оказывается и в Яйце, и в Желтке повсюду стоят специальные нейтрализаторы. Такие большие макароны, нейтрализующие возможности всех, кроме Его императорского Величества Дурня Первого-не-Последнего. Поэтому в них исполняются лишь его желания и ничьи больше. По сути, обитатели Яйца и Желтка находятся в мысленном поле Дурня, а сам город Желток это созданный императором из обрывков воспоминаний образ идеального поселения, где он чувствует себя счастливым.
   -Видите фонарный столб? - спросил Ракрив.
   -Да, - сказал Лёва, - видим.
   -Приглядитесь к нему внимательней. Это ничто иное, как огромная макаронина.
   Лёва подошел к столбу и убедился, что ленивец не лжет.
   -А еще, на всех действует чихана, вездесущее растение, которое пронизывает город.
   Ракрив усмехнулся и потянул за одну из многочисленных трещинок на земле. К удивлению наших знакомых это оказался тончайший корешок, соединенный с другими корешками-трещинками. Они покрывали все вокруг: деревья, дома, дорогу, даже скамейку.
   -Хотите фокус? - Ракрив расстегнул рубашку и показал испещренное мелкими линиями дряблое серое тело.
   -Неужели и вас захватила чихана?! - ужаснулся Лёва.
   -И не только меня, - спокойно сказал ленивец. - Все, кто находится в Желтке достаточно долго, становится частью чиханы. Но самое интересное, - Ракрив перешел на шепот, - если повредить толстый корешок, я это почувствую. И кто будет рядом, тоже почувствуют. Вот смотрите.
   Самый ленивый человек взял в руки корешок размером с карандаш и разорвал.
   -Эй! Перестань! Тебе, что делать нечего? - дремавшая на ящике птица с головой лисицы проснулась и, вспорхнув, поспешно перелетела на трубу двухэтажного дома.
   -А, видели? - обрадовался Ракрив.
   Минут через двадцать компания продолжила путь. Ленивец вдруг изменил решение и вспомнил, что они идут в обратную от бассейна сторону и все повернули назад. Так продолжалось несколько раз. Лёва, Куля и Жуба, сменяя друг друга, носили довольного Ракрива по улице: то в одну, то в другую сторону. Наконец, мальчик не выдержал и остановился.
   -И все-таки скажите точно, куда идти? Где бассейн?
   -А кто его знает? - ленивец освободился от веревок и встал на землю. - Я давно тут не был, - он закурил. - И потом, вы же знаете, я пакостник...
   -Выходит, вы водили нас за нос? - спросил Жуба.
   -Ну конечно! - захохотал Ракрив. - А вы лопухи катали меня по городу.
   Куля сжал кулаки и пошел на ленивца.
   -Не связывайся с ним, - Лёва остановил брата. - Мы сами виноваты, поверили пакостнику.
   -Заметьте, самому лучшему в Желтке пакостнику!
   Ракрив показал толстячку язык.
   -Вот гад, еще и дразнится! - Куля дернулся.
   -Ну разреши толстому меня ударить, - корча рожи, сказал Ракрив. - Ну, пожалуйста, мальчик, я очень тебя прошу, а то мне нечего будет вспомнить.
   -Нет, уходите, - Лёва потянул Кулю за собой. - Пойдем отсюда.
   Пройдя шагов сорок, наши знакомые увидели в окне первого этажа деревянного дома мрачную одноглазую физиономию, целящуюся в них пальцем.
   -Пах! Пах! Пах!- крикнул незнакомец. - Вы убиты!
   -Хорошо, - небрежно махнул рукой Куля. - Убиты.
   Одноглазый схватил табуретку и, разбив стекло, выпрыгнул на улицу, порядком напугав путников.
   -Раз вы убиты, значит, не сделаете мне нечего плохого, - произнес он. - Верно?
   -Верно, - кивнул Лёва, стараясь держаться подальше от необычного стрелка.
   -И я не должен вас бояться, - с дрожью в голосе сказал одноглазый, гладя себя по голове. - Не бойся Сивча, не бойся ...
   -А чего нас бояться? - произнес Жуба. - Мы не опасны.
   -Правильно не опасны. Мертвецы не могут быть опасными для живых, мне мама об этом говорила, - одноглазый поежился. - Но я все равно вас почему-то боюсь.
  

СИВЧА

   Постояв несколько секунд Сивча подошел к Лёве и потрогал мальчика за нос. Затем, высунув желтый язык, прикоснулся к подбородку и щекам веля. Приблизившись к Куле и, обнюхав толстячка с головы до ног, незнакомец проделал тоже самое с Жубой.
   -Странно, - одноглазый почесал затылок, - вы совсем не похоже на мертвых.
   -А мы и не мертвые, - сказал чам.
   -А!!! - Сивча отшатнулся, будто от удара и, стукнувшись о стену, упал на мостовую. - Я же вас убил!?
   -Не убил, а ранил.
   Лёва протянул руку стрелку и помог ему подняться.
   Одноглазый глубоко вздохнул и, наведя трясущийся палец на мальчика, сказал: "Пах!"
   -А теперь убил?
   -Теперь убил, - улыбнулся вель.
   -Ну, наконец-то! - вздохнул с облегчением Сивча и, направив палец на Кулю и Жубы, "добил" и их.
   На втором этаже дома открылось окно и из него высунулось недовольное лицо молодой женщины с синим раздвоенным носом. Она выругалась и, плюнув вниз, спросила:
   -Кто там, Сивча?
   -Мертвяки, - одноглазый дунул на палец и спрятал руку в карман. - Я только что их застрелил.
   -Ну и гони их отсюда! - сказала женщина. - Нечего им тут делать! А то ходят тут всякие, пугают народ.
   Она с шумом закрыло окно, и задернула шторы.
   -Слыхали, что говорит тетя Сиза? - спросил Сивча. - Вот и идите своей кривой дорогой.
   Он хотел пнуть Кулю, но толстячок увернулся и одноглазый ударил ногой о столб. Носок его пластилинового ботинка сплющился и стал похож на моченую грушу.
   -Так не честно, - обиделся Сивча. - Вы же мертвые и должны поддаваться.
   Куля бросил торжествующий взгляд на одноглазого:
   -Пока, кретин!
   -Подожди-подожди, - глаза Сивчи округлились. - Точно Кретин... Ура! - радостно закричал одноглазый. - Тетя Сиза! Тетя Сиза!
   Сивча взял камень и, кинув в окно на втором этаже, разбил стекло.
   -Ну чего тебе?
   -Я вспомнил свою фамилию: Кретин!
   -Кретин говоришь? - обрадовалась тетя Сиза. - Выходит мы родственники! У моего отца тоже была такая же фамилия.
   Она плюнула вниз и махнула рукой Сивче.
   -Давай заходи, надо отметить это событие.
   Одноглазый сунул руку в почтовый ящик и достал надкусанный пряник с привязанной к нему шоколадной конфетой. Стряхнув муравьев с пряника, он протянул Куле руку.
   -Прощай, мертвяк. Спасибо, что помог вспомнить фамилию. Будешь тут, заходи.
   -Обязательно зайду, - кивнул Куля.
   -Нет, правда, заходи.
   Сивча высунул из пальцев когти и полез по деревянной стене:
   -Если меня не будет дома, значит я у бассейна.
   -У какого бассейна? - разом спросили Лёва и Жуба.
   -Известно у какого! У нас здесь один бассейн, тот, что с рисовыми водами.
   Сивча подтянулся и залез в окно тети Сизы.
   -А где находится бассейн? - крикнул мальчик.
   -У нас во дворе.
   Одноглазый махнул на прощание рукой и пропал. Наши знакомые кинулись бежать вдоль дома надеясь, обогнув его, выйти к бассейну, но их ждал сюрприз. Двор окружал высокий забор, а на воротах висел огромный замок, облепленный зелеными мухами. Куля нашел проволоку и попытался открыть замок, но у толстячка ничего не вышло.
   Побродив вокруг забора Лёва предложил попробовать попасть во двор через комнату Сивчи. Забравшись в окно к одноглазому путники оказались в грязном помещении заваленном книгами, моделями паровозов и сделанными из сырого мяса буквами. Некоторые буквы шевелились и издавали слабые свистящие звуки.
   -Ну и ну, - Жуба взял карандаш и, подцепив заглавную букву "Ё", положил на газету. - Сроду не видел ничего подобного.
   Буква пискнула и, изогнувшись, приподнялась. Два красных шарика беспомощно повисли на тоненьких ниточках.
   -Ладно, пойдем, посмотрим, что там дальше, можно ли пробраться к бассейну, - сказал Лёва.
   Едва мальчик приблизился к двери ведущей из комнаты, как она распахнулась и из нее выбежал мордатый тип в плаще, шляпе и удочкой в зубах и, ни слова не говоря, выпрыгнул в окно. За ним вышел пожарный с небольшой ивовой корзинкой доверху набитой вяленой рыбой. Поздоровавшись с Жубой за руку незнакомец отдал чаму честь и, протянув медную каску, попросил ее покараулить, пока он будет на дежурстве. Жуба взял у него каску, и пожарный сиганул в дыру в полу.
   -Скорей бы уж отсюда выбраться, - Куля, заглянул в приоткрытую дверь. - Надоели дураки и придурки.
   -Да, и мне тоже не терпится выбраться из Яйца, - мечтательно сказал Лёва, - а потом и из мешка сознания.
   -А я не собираюсь покидать мешок, - произнес Жуба. - Мне и в нем хорошо.
   -И я тоже не уйду из мешка, - сказал толстячок. - В мешке приколько, - он улыбнулся. - Делай что хочешь, ешь что хочешь... Нет, я останусь в нем навсегда.
   -А как же твоя мама? - спросил Лёва.
   -А что мама? - погрустнел Куля. - Я уже вырос и имею право сам распоряжаться своей судьбой.
   Зайдя в другую комнату, наши знакомые перешагнули через тлеющие угли костра разведенного на могильном камне и, затаив дыхание, подошли к разбитому окну.
  

БАССЕЙН С РИСОВЫМИ ВОДАМИ

   Прямо за окном, окруженный кучами риса, располагался прямоугольный бассейн с белой искрящейся жидкостью, разделенный веревкой на две дорожки. С одной стороны водоема была лестница, а с другой вышка, на боку которой висели три транспаранта: "Не кури на воде, мерзавец!", "Здравствуй и прощай!" и "Привет участникам соревнования!" Возле лестницы, опустив ноги в воду, сидел одинокий рыбак с ломом вместо удочки. Рядом находился безголовый кот, и лежали рюкзак, гарпун и сачок.
   Спрыгнув во двор Лёва, Куля и Жуба приблизились к бассейну. Учуяв чужаков кот выгнул спину и, натыкаясь на пивные бутылки и огрызки от арбузов, убежал в дыру в заборе.
   -О, в нашем полку прибыло! - приветливо улыбнулся рыбак и отложил лом в сторону. - Что, дома не сидится, да? Узнаю настоящих удильщиков.
   Незнакомец взял рюкзак и, достав кусок колбасы, привязал к нему старый ботинок. Затем поплевал на ботинок и забросил приманку в воду.
   -Присаживайтесь, - он похлопал по выложенному керамической плиткой краю бассейна, - сегодня здесь свободно. В другие-то дни тут яблоку негде упасть, приходится занимать место заранее. Меня зовут Сибл. Идите сюда, здесь клеевое место.
   Сибл вытащил из воды правую ногу и все увидели, что у нее отсутствует стопа.
   -Вот гадина, - рассердился рыбак, - опять пол ноги откусила!
   Он неторопливо достал из мешка новую стопу и пристегнул к ноге.
   -Простите, кто откусил, - спросил Жуба.
   -Известно кто, - Сибл высморкался, - чумака. Думаешь, почему здесь нет рыбаков и купальщиков?
   -Понятия не имею, - пожал плечами чам.
   -Из-за чумаки конечно! Ее страсть как боятся. Чумака ведь уже не одну сотню людей слопала.
   -А ты дядька, разве ее не боишься? - удивился Куля.
   -Я, нет, - покачал головой Сибл. - Я вообще никого не боюсь: ни чумаку, ни бабаку, ни какаку.
   -А кто эти самые чумаки, бабаки и какаки? - спросил Лёва.
   -Чумака, такая огромная рыба-свинья с крыльями вместо плавников и веником вместо хвоста, - пояснил Сибл.
   -А бабака и какака? - поинтересовался толстячок.
   -А кто их знает? - пожал плечами Сибл. - Понятия не имею кто они такие. Сказал, на всякий случай, вдруг в бассейне объявятся. Они появятся, а я их уже не боюсь. Ясно, какой я хитрый?
   -Ясно, - кивнул Куля. - А на долго сюда приплыла эта самая, как ее, чумака ваша?
   -Она такая же моя, как и твоя парень, - сказал рыбак. - Хотя не скрою, мечтаю ее поймать.
   Сибл поднял левую ногу и, заметив, что на ней нет стопы, в сердцах плюнул в воду.
   -Вот паразитка, опять откусила! Если так пойдет и дальше у меня совсем ног не останется.
   Сибл пристегнул стопу и опустил ногу в воду:
   -Ну, чего стоите? Садитесь, коли пришли.
   -Да мы собственно не рыбаки, - сказал Лёва.
   -Да, мы купальщики, - соврал Жуба. - Жаль из-за чумаки нельзя поплавать.
   -Почему это нельзя? - засмеялся Сибл. - Как раз поплавать можно... Уплыть нельзя. Чумака так быстро плавает, что и пяти метров не проплывешь, сожрет и не подавится!
   Сибл нагнулся и сунул руку в воду.
   -А вода сегодня теплая, прямо молоко парное. А то давайте, рискните. Не помню точно кто, когда и по какому поводу сказал, что риск дело хорошее и где-то даже благородное.
   -Нет уж спасибо, - Лёва сел на бочку из-под мармелада с горчицей. - Мы подождем.
   -Дело ваше, - равнодушно произнес рыбак. - Ждите, если хотите.
   От нечего делать мальчик стал смотреть по сторонам и заметил на крыше дома, через который они попали к бассейну, человека на лошади.
   -Кто это там наверху? - удивился Лёва. - И как он туда попал?
   -Мужик какой-то, - пожал плечами Сибл. - Он там давно торчит, лет пять или шесть. Говорят, ехал ночью домой и, перепутав дорогу, заехал на крышу. А теперь вот на землю спуститься не может: то ли высоты боится, то ли лошадь бросать не хочет. Точно не знаю, я не интересовался. Мне ведь на него наплевать, он мне ничего не должен.
   Вода в бассейне забурлила и на середине водоема образовалась глубокая воронка. Из нее высунулась волосатая кабанья морда, с жабрами на лбу и, оглядев людей, громко захрюкала. Сибл вскочил и, схватив впопыхах сачок вместо гарпуна, метнул в чумаку. Сачок угодил рыбе-свинье прямо в рыло и она, взвизгнув, ударила крыльями о воду и исчезла в глубине. Серебристые искрящиеся капли полетели в разные стороны и, достигнув суши, превратились в рис.
   -Смотрите рис?! - воскликнул Куля, поднимая с земли белые продолговатые зерна.
   -Конечно рис, - сказал расстроенный Сибл. - Как только вода покидает бассейн, сразу же превращается в рис. Можно подумать вы не знали?
   Рыбак взял гарпун и, погладив зубчатый наконечник, положил на место.
   -Вот не повезло, так не повезло. Теперь не скоро такой случай подвернется снова. И сачок утопил... Ладно, пожалуй, пойду домой, - засобирался Сибл. - Оставить вам гарпун или запасные ноги?
   -Нет, спасибо, - отказался Лёва, - мы не рыбаки. Подождем пока чумака исчезнет и искупаемся.
   -Ну-ну, - хитро улыбнулся, - Сибл. - Что-то мне подсказывает, вы не только не рыбаки, но и не купальщики.
   -Почему это не купальщики? - Куля изобразил на лице удивление. - Купальщики.
   -Да будет вам, - махнул рукой Сибл, - меня не проведешь. Вы контрабандисты. Небось, хотите натаскать из мешка сознания всякой пакости. Правильно я говорю?
   -Вы ошибаетесь, - произнес Жуба, - мы действительно хотим поплавать в бассейне.
   -Ну не желаете говорить, так не говорите.
   Сибл хмыкнул и, взяв гарпун, пошел к дому.
   -Только мой вам совет, - он остановился и посмотрел на Лёву, Кулю и Жубу, - будете нырять, делайте это возле вышки. Там самый короткий путь в мешок сознания и, если повезет, чумака вас не догонит.
  

ДВА ЛЮКА

   Когда Сибл ушел, наши знакомые походили вокруг водоема, не зная, что делать. Белая искрящаяся жидкость была не прозрачной, и они не ведали, там ли еще чумака или уплыла по своим делам? Лёва предложил подождать и если рыба-свинья никак себя не проявит, нырнуть в бассейн. Куля и Жуба согласились. Путешественники расположились на огромной деревянной подкове и от нечего делать стали кидать в воду камни. Так продолжалось около часа.
   Неожиданно на середине водоема показалась голова в военной фуражке и темных солнцезащитных очках и, выплюнув изо рта рыбку, спросила:
   -Вы здесь одни?
   -Да, одни, - сказал Куля.
   -Не врете?
   -Нет, не врем, - произнес Жуба.
   Незнакомец погрузился в воду и, вытащив большую стеклянную банку в которой прыгали три или четыре животных похожих на полосатых белок, поплыл к краю бассейна.
   -Держите, - он протянул прозрачный сосуд, - да смотрите, не разбейте, там парфюмерные скунсы. Я их сам придумал. Страсть, какие вонючие и свирепые.
   Лёва осторожно взял банку и поставил на землю.
   Незнакомец вылез из воды и, стряхнув с черного костюма рис, представился.
   -Меня зовут Зжлаз. Впрочем, вы, наверное, знаете.
   -Нет, не знаем, - сказал Жуба.
   -Ну как же?! - удивился Зжлаз - Я самый известный в городе парикмахер. Хотите одного скунса в подарок?
   -Нет, - отказался мальчик, - не хотим.
   -Возьмите, не пожалеете. Я специально нырял в бассейн, рисковал жизнью, чтобы оказаться на красном и их выдумать. Знаете, как они отвратительно пахнут?
   Зжлаз присел возле банки и постучал пальцем по стеклу.
   -Давайте я вытащу одного, и вы убедитесь сами? Вон того, со злобной мордой.
   Парикмахер стал снимать крышку.
   -Не стоит, - остановил его Лёва. - Мы вам верим, просто скунс нам сейчас не к чему.
   -Да, не стоит, - сказал Куля, прячась за Жубу, - еще потеряем в воде вонючку.
   Зжлаз перестал снимать крышку и с уважением посмотрел на наших знакомых.
   -Выходит вы тоже контрабандисты?
   Лёва молча кивнул.
   -Знаете что ребята, будете на красном, сотворите специально для меня какую-нибудь дурно пахнущую тварь. Например, зайца с рыжими волосами подмышками или потного ослика с гнилыми зубами. Только я вас прошу, пусть у ослика зубы будут большие. Большие, пребольшие, чтобы торчали изо рта в разные стороны. Договорились? А я вам за это, что хотите, сделаю.
   -Договорились, - оживился Куля. - Такого ослика мне раз плюнуть сделать.
   -Вот и прекрасно, - Зжлаз приблизился к толстячку и пожал ему руку. - Когда вернетесь, приходите ко мне. Я буду в своей парикмахерской, она называется "Шрам". Тут недалеко, всего в трех кварталах.
   И Зжлаз ушел, посоветовав на прощание открывать черно-белый, а не бело-черный люк. Иначе они попадут не на красную поляну, где появляется только плохое и злое, а на зеленую, а там делается лишь хорошее и доброе.
   -Запомнили? - спросил Жуба спутников. - Открываем бело-черный люк.
   -Запомнить то запомнили, - почесал затылок Куля, - а вот как отличить бело-черный люк, от черно-белого?
   -Очень просто, - сказал чам. - У бело-черного, больше белого, а у черно-белого - черного. Понятно?
   -Понятно, да не совсем, - проворчал толстячок. - Лучше открывайте его вы, а то я еще перепутаю.
   Подойдя к вышке, наши знакомые еще раз осмотрели поверхность водоема, стараясь узнать, не затаилась ли поблизости чумака. Однако все было спокойно и Лёва, Куля и Жуба попрыгали в бассейн.
   -Надо же, как настоящая вода!
   Мальчик поднял пригоршню белой искрящейся жидкости вверх, и она превратилась в рис. Вель кинул зерна в воду и те мгновенно в ней растворились.
   -Ну что, готовы? - спросил Жуба.
   -Готовы, - ответили Лёва и Куля.
   -Тогда ныряем! - и чам первым погрузился в воду.
   К удивлению путешественников проплыв несколько метров вниз их развернула неведомая сила, и они стали подниматься вверх. Вокруг появились велосипеды, переплетенные зелеными и синими водоросли и фиолетовые древовидные папоротники, к листьям которых были привязаны часы и губные гармошки. Находящийся слева от Лёвы Куля дотронулся до одной из гармошек и, откуда-то сбоку, послышался низкий глухой звук, и перед ними появилась чумака. Рыба-свинья раскрыла огромную пасть, но в это время вода исчезла, и наши знакомые оказались в большой белой пещере, с гладким угольным полом. Велосипеды и водоросли задымились и начали плавиться, и вскоре превратились в густую клееподобную массу.
   -А где чумака? - спросил перепуганный Куля, поднимаясь на ноги.
   -Вон, за стеклом, - показал Жуба на гигантский аквариум, в котором плавала рыба-свинья.
   -Вы видели, - толстячок широко открыл глаза, - она чуть не откусила мне нос?
   -Смотрите! - обрадовался Лёва, показывая на стену. - А вот и люк!
   Рядом, всего в нескольких метрах от них, располагались два квадратных люка неопределенного цвета, а на полу лежал искореженный указатель, на одной стороне которого было написано "Черно-белый", а на другой "Бело-черный".
   -Ты хотел сказать люки, - съязвил Куля. - Ну, и какой из них бело-черный?
   Он подошел к указателю и пнул ногой.
   -Надо же, какая-то обезьяна постаралась все запутать.
  

ПОЛЕТ В ВЕДРЕ

   Лёва внимательно осмотрел люки, но они практически ничем не отличались друг от друга, только у одного было чуть больше вмятин, и в нижнем углу стоял крестик.
   -Да какая, собственно говоря, разница, куда мы попадем, - произнес Куля, - на красную или зеленую поляну? Мне и там и там будет хорошо, лишь бы выбраться из Яйца.
   -Не скажи, - покачал головой Жуба. - Разве ты забыл, на красном появляется лишь плохое и злое? А вы ребята пробыли в мешке сознания совсем не много, поэтому я сильно сомневаюсь, сможете ли вы справиться со своими плохими мыслями. Не запаникуете ли?
   -Сможем, не боись. У меня, например, очень здорово получалось, когда я был в котловане. Помнишь, мятый? - толстячок усмехнулся. - И потом, на красном можно сделать того потного ослика с гнилыми зубами, которого заказывал Зжлаз.
   -Зря смеешься, - покачал головой чам. - Если вы не станете отделять мысли от желаний и приметесь автоматически вызывать к "жизни" то, о чем думаете, мы пропали.
   -Расслабься, приятель, - сказал Куля беспечно. - Сам думаешь о плохом, а за нас боишься. Верно, Лёва?
   Мальчик кивнул и, ощупав люк, на котором стоял крестик, тихонько постучал по нему пальцем.
   -Кто там? Залезайте! - раздался не довольный голос.
   Вель вздрогнул от неожиданности и отшатнулся назад.
   -Надо же, там кто-то есть...
   -А ну дай я!
   Толстячок подошел к люку и постучал еще раз.
   -Эй, ты! - крикнул Куля.
   -Ну, я, - послушался тот же голос. - Чего тебе?
   -Ты кто?
   -А ты?
   -Я? - толстячок пожал плечами. - Куля.
   -А я, люк.
   Приятели переглянулись.
   -Извините, - сказал Лёва, - а вы, какой люк, бело-черный или черно-белый?
   -Не знаю, мне не говорили?
   Мальчик встал на колени и попытался посмотреть в небольшую щель снизу.
   -Ничего не разглядеть, - разочарованно произнес он.
   -А что вокруг вас? - спросил Жуба.
   -В каком смысле? - поинтересовался люк.
   -Ну, какого цвета земля, трава, деревья?
   -Мне отсюда не видно.
   -Ладно, давай по-другому, - Куля на секунду задумался. - А скажи, через тебя недавно проносили парфюмерных скунсов?
   -А что это такое?
   -Вот тупица! - рассердился толстячок. - Парфюмерные скунсы - это вонючие зверьки!
   -Сам ты тупица! - обиделся люк. - Теперь я вас ни за что не пущу на ту сторону.
   Люк закряхтел, и небольшая медная ручка в виде шара медленно ввинтилась в крышку.
   -Ну вот, ты как всегда все испортил! - раздраженно сказал Жуба. - А вдруг это именно тот люк, который нам нужен? И надо же было тебе называть его тупицей!
   -Ничего, у нас есть еще одна дверь.
   Куля подошел ко второму люку и стукнул по нему кулаком.
   -Есть кто дома?
   -Есть, чего ломишься? Залезай.
   -Ты, небось, тоже не знаешь, черно-белый ты или бело-черный? - усмехнулся толстячок.
   -Нет, не знаю.
   -И какого цвета трава и деревья тебе тоже не видно? - продолжал допытываться Куля.
   -Нет, не видно.
   -И скунсов через тебя не проносили?
   -Слушай ты, тупица! - сказал люк. - Говори, что тебе нужно или я убираю ручку.
   -Мне нужно попасть в мешок сознания, - произнес обескураженный толстячок.
   -Тогда залезай.
   Посовещавшись, наши знакомые решили рискнуть, тем более благодаря стараниям Кули у них не было выбора.
   Лишь только Лёва потянул за медную ручку, люк с шумом откинулся, и угольный пол под ними задрожал и стал уходить вниз. Из люка вылетели сотни мыльных пузырей и высунулись длинные щупальца и, схватив мальчика, толстячка и чама втянули в отверстие. Внутри длинные щупальца передали наших знакомых коротким щупальцам, а те, в свою очередь, очень коротким. Последние усадили их в красное эмалированное ведро и, цепляясь за неровности в стене, стали подниматься вверх.
   Лёва задрал голову и заметил далеко впереди еле различимое бледно-розовое отверстие. "Неужели люк оказался черно-белым, и мы попадем на красный участок мешка сознания?" - мелькнуло у него в мозгу. В это время щупальца поставили ведро на огромную алюминиевую ложку и она, изогнувшись дугой, выстрелила ими в отверстие.
   На огромной скорости ведро полетело вверх и, разорвав розовую пленку, повисло на бесцветной паутине.
   -Ну и ну, - Куля осторожно дотронулся до шеи. - У меня чуть голова не отвалилась.
   -Да уж, не приятный был полет, - согласился Лёва.
   -Интересно, куда мы попали? - произнес Жуба. - Это еще не мешок сознания.
   Приятели огляделись и заметили, что они очутились в маленьком круглом помещении, из которого было два выхода. Через один они только что прилетели, а через другой, закрытый белой вельветовой занавеской, им предстояло выйти.
  

НА КРАСНОМ

   Одернув занавеску Лёва ничего не увидел, потому что там находилась пустота. Мальчик дотронулся до пустоты рукой и по ней, словно по воде, пробежали круги. Он просунул руку дальше, и его пальцы нащупал что-то мягкое и вель вытащил наружу комок шерсти. В следующую секунду в пустоте образовалась дыра и втянула в себя Лёву и его спутников. Приятели оказались в деревянном сарае, наполненном шерстью и стручками фасоли. И шерсть, и фасоль были ярко-красного цвета.
   -Ну вот, - разочарованно произнес Жуба, - чего боялись, там и оказались.
   -Не трусь мятый, прорвемся, - Куля подошел к стене и посмотрел в щель. - Надо же, кругом все красное! - весело воскликнул толстячок. - И трава и тропинка! Даже грибы и те красные.
   -Не пойму чему ты радуешься? - недовольно сказал чам.
   -Чему-чему? Красиво!
   Куля приблизился к болтающейся на одной петле двери и поддал ей ногой. Дверь отлетела в сторону и, упав на землю, подняла облако красной пыли.
   -Ну что, вы идете? - спросил толстячок и, не дождавшись ответа, покинул сарай.
   Лишь только он ступил на тропинку, окруженную грибами, его одежда начала меняться и вскоре стала совершенно другой. Зеленые облегающие брюки вдруг превратились в черные шаровары, а красная клетчатая рубашка с короткими рукавами в синею жилетку. На голове у Кули появилась оранжевая соломенная шляпа украшенная большой бриллиантовой брошью, а на ногах модные остроносые туфли.
   -Ух, ты?! - воскликнул Куля. - Я всегда мечтал о такой дорогой одежде! Жаль мы сейчас не в Окки-Уксе, а то бы я показал своим соседям кто из нам лентяй и бездельник, - он снял шляпу и посмотрел на брошь. - У лентяев и бездельников не бывает хорошей одежды.
   -Ошибаешься, толстяк, - Жуба осторожно вышел из сарая.
   Его зеленое испещренное глубокими морщинами лицо напряглось. Видно было, что внутри у чама происходит борьба.
   -Не знаю как у вас, - сказал Жуба, - а там, где живу я, именно у негодяев и бездельников всегда самая хорошая одежда. Мы уже даже знаем - идет гладко выбритый, красиво одетый человек - значит он или вор или мошенник или убийца.
   В одежде чама не произошло никаких изменений. Он как был в старом полосатом халате, так в нем и остался.
   Вслед за Жубой на красную тропинку ступил и Лёва. Признаться, мальчик очень сильно волновался. Справится ли он со своими мыслями? Не станут ли они автоматически воплощаться в жизнь? Эти и подобные вопросы мелькали в голове у веля. Но нет, кажется, пронесло. Лёва со страхом осмотрел себя и с облегчением вздохнул: синие шорты, серая рубаха и туфли из мягкой коричневой кожи по-прежнему были с ним.
   -Эй, братец, а что это торчит у тебя из кармана? - весело спросил Куля. - Уж не та ли рогатка, из которой мы стреляли по курам тети Мылы? Помнится, после твоего меткого выстрела одну даже пришлось отправить в суп.
   Лёва взглянул на шорты и увидел ручку от рогатки.
   -Выходит среди нас троих я не самый плохой! - засмеялся толстячок. - А самый хороший - мятый. Кто бы мог подумать?
   Куля обошел вокруг Жубы.
   -Точно, он самый хороший! У него даже топора за спиной нет. И как мы, такие плохие парни, будем находиться с таким послушным маменькиным сынком?
   -Да отстань ты от него, - сказал Лёва.
   Мальчик начал понимать, что в действительности происходит. Здесь, на красном, могут неожиданно материализоваться и напомнить о себе самые плохие мысли и поступки человека. Значит, следовало держать ухо востро!
   -Ладно, - произнес вель, - теперь мы снова в мешке сознания. Кто куда, а я буду искать выход, чтобы вернуться домой.
   -Может, передумаешь? - спросил Жуба.
   -Нет, - твердо ответил Лёва, - не передумаю.
   -Зря, - сказал Куля. - Тут клёво.
   -Если ты не против, я провожу тебя до выхода, - предложил чам. - Только вот знать бы, где он находится? - Жуба вздохнул. - Мне все равно делать нечего, брожу туда сюда без всякой цели. Жаль если ты уйдешь. Я всегда мечтал встретить товарища и обосноваться на каком-нибудь хорошем месте.
   -Я тоже с вами, - толстячок сделал небольшой кораблик и заставил его "плыть" по шляпкам грибов.
   Кораблик "проплыл" метров пять и, врезавшись в пень, развалился на части.
   -Ну что, в какую сторону почапаем? - спросил Куля. - Туда, туда или может туда?
   -Да все равно, - махнул рукой Лёва. - Мы ведь точно не знаем, куда идти.
   И мальчик пошел по тропинке окруженной со всех сторон грибами с треугольными шляпками.
   -Хочу вам напомнить, - произнес Жуба, - если вы не хотите привлекать к себе гончих Канума, будьте счастливы. Не думайте о плохом и печальном.
   -Хорошо, - кивнул мальчик, - я помню.
   -А ты? - спросил чам Кулю.
   -Я всегда счастлив, мятый, - улыбнулся толстячок. - Счастливее меня я не встречал.
   Не успели они пройти и ста шагов, как им навстречу попалась огромная утиная голова с выщипанным затылком и кольцом на шее. Она росла прямо из земли. Из ее белого клюва свисали четыре тоненькие ручки, держащие пару небольших коробочек перевязанных блестящими ленточками.
   -Чья работа? - спросил Жуба.
   -Не моя, - произнес Лёва.
   -И не моя, - сказал Куля.
   -Люди добрые помогите, кто, чем может! - закрякала голова, и из ее глаз полились красные слезы.
   -Чего тебе, птичья башка? Есть хочешь? - толстячок сорвал гриб и протянул голове.
   -Да отвали ты со своей едой! - крякнула та и, вырвав гриб из Кулиных рук, отбросила в сторону. - Купите мазь, чтобы у ваших верблюдов не скатывалась шерсть.
   -Но у нас нет верблюдов, - сказал Лёва.
   -Все равно купите, ведь когда-нибудь они у вас появятся, - голова склонилась к мальчику и прошептала. - Не хотите мазь для верблюдов, возьмите мазь для самолюбия. Помажешь лоб, и чувство собственного достоинства и самоуважения вырастит до невероятных размеров. Купи, пацан, не пожалеешь.
  

ПРИВЕТ ИЗ ПРОШЛОГО

   Отвязавшись от надоедливой утиной головы, компания пошла дальше. Продвигаясь по тропинке Лёва обратил внимание, что грибы стали заметно выше. Их треугольные шляпки покрылись черными точками, а на ножках выросли дамские сумочки. Часть сумочек была открыта и из них торчали разноцветные носовые платки и аккуратно заплетенные косы. Куля не удержался и дернул за одну косу, и сумочка, резко сжавшись, взорвалась, обдав толстячка белой липкой жидкостью.
   Вскоре среди грибов начали попадаться маленькие юркие слоники, величиной не крупнее собаки. Некоторые из них подбегали к путникам и, вытягивая хоботы, старались дотронуться до кого-нибудь из наших знакомых, а наиболее дерзкие, даже пытались ударить короткими оранжевыми бивнями.
   -Ну хватит! - не выдержал приставания животных Куля. - Пошли вон или я за себя не ручаюсь! И так шаровары уже испачкались, да еще вы, со своими грязными хоботами!
   -Не заводись, - сказал Лёва. - Возьми прутик, как я и они сразу отстанут.
   В это время один слоник поднял камень и, бросив в толстячка, едва не угодил ему в ногу. Это стало той последней каплей, которая переполнила чашу терпения Кули. Он нахмурился, и в нескольких метрах от него появилось трёхрукое чудовище, напоминающее нечто среднее между крысой и жабой. В одной руке чудовище держало сачок, в другой пику, а в третьей сковороду.
   -Что ты наделал?! - закричал Жуба. - Не трать энергию мыслей понапрасну! Она не безгранична!
   -Отвали, мятый, - отмахнулся от чама толстячок. - Ату их! Ату! - скомандовал Куля и монстр, ломая грибы, поскакал ловить разбежавшихся слоников.
   -Ну ты и глупец, - Жуба неодобрительно покачал головой. - Да знаешь ли ты, что на красном твоя энергия не восполняется. Она и без разных там чудовищ расходуется очень быстро, а ты еще разбазариваешь ее на всяких монстров.
   -Скажи ему, чтобы отстал, - обратился Куля к Лёве, - а то все учит и учит. Раньше надо было говорить, что наша энергия не безгранична. А теперь хоть закричись, я уже создал страшилу.
   Жуба прислушался. Из гущи грибов донеслось недовольное рычание и кашель.
   -Самое поганое, что скоро твое чудище выйдет из-под контроля и может накинуться на нас.
   -Чё? - толстячок посмотрел на чама.
   -Вот тебе и чё? Надо ноги уносить пока не поздно.
   Жуба свернул на еле заметную дорожку и побежал. Лёва и Куля последовали за ним.
   Метров через двести грибы закончились, и приятели увидели рощу необычных деревьев, стволы которых были обернуты коврами и обклеены фантиками от конфет.
   -Все, - сказал толстячок, усаживаясь на корягу, - делаем привал, надоело удирать.
   Жуба приложил ладонь к уху.
   -Мне кажется, нас преследует чудище. Давайте еще не много пробежим.
   -Да никто нас не преследует, - недовольно произнес Куля. - Просто ты - трус.
   -Я не трус, а осторожный, - обиделся чам. - А ты... ты...
   Жуба замолчал на полуслове, глядя туда, откуда они только что появились.
   Из зарослей грибов показался прямоугольный стол, с синей стеклянной вазой посередине и, постояв в нерешительности несколько секунд, направился к нашим знакомым.
   -Вот тебе и чудище, - захохотал толстячок, хватаясь за бока. - Ой, не могу, чудище!
   -Я знаю, чей это стол, - Лёва покраснел. - Это наш обеденный стол. Он стоит у нас дома в самой большой комнате. Вернее точь-в-точь такой же, как этот.
   -Ну и нафига ты притащил сюда свой стол, - еле сдерживая смех, спросил Куля. - Тоска по дому замучила?
   Толстячок снова захохотал.
   -Тогда я сейчас вызову любимую кровать и подушку. Или диван и скамеечку. Точно, диван и скамеечку!
   Он хотел осуществить задуманное, но Жуба ему помешал. Чам толкнул Кулю в плечо и тот чуть не свалился на землю.
   -Я же тебе говорил, не растрачивай энергии по пустякам, - строго произнес Жуба.
   -Да кто ты такой, чтобы мне указывать?
   Толстячок вскочил и сцепился с чамом.
   -Да перестаньте вы, наконец, - Лёва с трудом разнял спутников.
   -Скажи ему, пусть не лезет не в свои дела! - Куля погрозил кулаком Жубе.
   -Да делай что хочешь! - махнул рукой чам.
   -И сделаю! Моя энергия и я сам буду ей распоряжаться, без всяких там учителей!
   -Давай-давай, распоряжайся, но когда ты совсем обессилишь, я тебя не потащу, - предупредил Жуба. - Останешься лежать тут, а мы пойдем дальше.
   -Ты не потащишь, Лёва потащит. Ведь, правда же, брат?
   -Правда, - кивнул мальчик. - Только Жуба прав. Зачем тратить напрасно энергию
   -Хочу и трачу! - топнул ногой Куля. - Тебе значит можно любимые столы делать, а мне нет. Да я может быть, не меньше тебя по дому соскучился!
   Лёва тяжело вздохнул.
   -Да не делал я никаких столов.
   -Как это не делал! А это что, булочка с маком, да? - развеселился толстячок.
   -Просто, давным-давно, я играл дома с мячом и разбил мамину любимую вазу, - произнес вель.
   -Ну и что? - сказал Куля. - Подумаешь беда? Да кто из нас не разбивал маминых любимых ваз, не прибивал папиных ботинок и не мастерил воздушных змеев из юбок сестры-вредины? Я, например, одно время лишь этим и занимался.
   Лёва опустил голову:
   -Я не признался, что это сделал я.
   -Признаются одни дураки, - захохотал толстячок. - Думаешь, я хоть когда-нибудь признавался? Ни-ког-да! Только я не пойму, причем здесь стол с вазой?
   -Я до сих пор об этом помню и переживаю, - произнес мальчик. - Вероятно, мой плохой поступок материализовался помимо воли... Как вернусь домой, обязательно признаюсь.
  

ПАРОВЫЕ ЛЮДИ

   Лёва попробовал мысленно стереть стол с вазой, как учил его Жуба, но у него ничего не получилось. Оказывается, созданные и возникшие самопроизвольно на красном живые существа и предметы убрать нельзя. Они сами со временем исчезают. И как не неприятно мальчику было присутствие поблизости стола с вазой, зримого укора его давней слабости, ему пришлось с этим смириться. Ко всему еще, когда путники покинули рощу деревьев и пошли по болоту образованному из шкур зверей и томатного сока, к столу присоединился большой трехдверный шкаф. Куля сначала смутился, а потом признался, что шкаф из его спальни.
   -Помнится, в детстве, я боялся смотреть ночью в сторону шкафа, - сказал толстячок. - Медные ручки блестели, и мне казалось, будто это глаза злодея и я от страха залезал с головой под одеяло.
   Куля сжал кулаки и приблизился к шкафу. Тот попятился назад.
   -Что, струсил?
   Шкаф захлопал дверями.
   -А я, думаешь, не пугался тебя, гад? - Куля пнул его ногой. - Проваливай! И не вздумай больше попадаться, а то хуже будет, - он поднес кулак к ручкам. - Понял?
   Шкаф развернулся и, погружаясь почти на четверть в болото, побрел назад.
   -И стол захвати! - крикнул толстячок.
   Он подтолкнул стол, находящийся возле Лёвы, но тот взвизгнул и прижался к мальчику.
   -Давай, давай, топай отсюда! Нашел товарищей!
   Но стол не сдвинулся с места.
   -А ну пошел! - замахнулся Куля. - Вот разобью сейчас стекляшку!
   Толстячок хотел взять синею вазу, стоящую на нем, но стол схватил ее ножкой и спрятал в выдвижной ящик.
   -Да ладно тебе, пусть остается, если хочет, - произнес Лёва.
   -Да что ты такое говоришь? - возмутился толстячок. - Ничего себе компания получается? Трое придурков и их ручной стол. Да я со стыда умру перед встречными поперечными.
   -Да где ты видишь этих встречных поперечных? - спросил мальчик. - Тут никого нет!
   -А мы что же не в счет? - послышался недовольный голос.
   На небольшом островке, поросшем бумажными самолетиками и лебедями, наши знакомые заметили два странных хвостатых существа синего и зеленого цвета. Их головы и туловище были квадратными, а руки и ноги прямоугольными. Спереди и сзади у чужестранцев находились блестящие железные рюкзаки, из которых струился слабый дымок.
   -Вы кто? - спросил Жуба.
   -Паровые люди, - сказал незнакомец с синей кожей.
   -А вы?
   -Мы эти, как их..., - Куля замялся.
   -Путешественники, - подсказал Лёва.
   -Да путешественники.
   -А что это значит? - поинтересовался зеленый паровой человек.
   -Ну, слоняемся туда сюда, от нечего делать. Любуемся, значит, здешними красотами, - толстячок обвел рукой вокруг. - Встречаемся с местным населением, разговариваем, дарим подарки.
   -Да, - кивнул мальчик, - в общем, набираемся впечатлений.
   -Ну и как, хватает впечатлений? - спросил синий.
   -Вполне, - Куля провел ладонью по шее.
   -А что вы там говорили насчет подарков? - зеленый паровой человек приоткрыл рюкзак на животе и опустил в него бумажного лебедя. - А то мы как раз местные. Торчим тут на болоте.
   Из рюкзака зеленого повалил черный дым, и он сделал несколько неуверенных шагов навстречу. Незнакомец сунул в рюкзак второго лебедя и приблизился к Лёве, Куле и Жубе еще метра на полтора.
   -Вернись, Мими, - обеспокоено сказал синий, - у тебя может закончиться топливо и ты останешься в томатном соке навсегда.
   -Не волнуйся, Пипи, я взял с собой несколько самолетиков и лебедей.
   -Это что же, получается? - воскликнул Куля. - Вы не в состоянии передвигаться без самолетиков?!
   -Точнее, без топлива, - поправил Мими. - Самолетики и лебеди вынужденная мера. Обычно мы используем уголь и дрова, но давным-давно, часов сто назад...
   -Сто пять, - поправил Пипи.
   -Хорошо пусть будет по-твоему, - согласился Мими. - Так вот, сто пять часов назад, один наш товарищ...
   -Бывший товарищ.
   -Ладно, бывший товарищ, украл у нас весь запас угля, - зеленый не весело улыбнулся. - И мы застряли на этом проклятом островке. Хорошо еще на нем растут самолетики и лебеди, а то бы мы не смогли не то что ходить, но и говорить, ведь и для разговора нам нужно горючее. Поэтому, когда вы упомянули про подарки, я обрадовался.
   -Мы обрадовались, - произнес синий.
   -Перестань все время меня поправлять, - рассердился Мими.
   -А ты перестань выражаться не точно, - сказал Пипи.
   -Знали бы вы, как он мне надоел? - зеленый кивнул в сторону соплеменника. - Убил бы.
   -А он мне, - Пипи зло посмотрел на Мими. - Я тоже бы его убил, да боюсь один умереть со скуки.
   -Так вот, когда вы сказали о подарках, - продолжил зеленый, - у нас закралась надежда, не подарите ли вы нам что-нибудь горючее, чтобы мы могли пересечь топь и дойти до деревьев, а то на бумаге далеко не уйдешь.
   -Но у нас ничего нет, - пожал плечами Жуба.
   -Как это нет, а он? - Мими показал на стоящий у кромки болота трехдверный шкаф, переминающийся с ножки на ножку. - Отдайте нам его на дрова.
   -Забирайте, не жалко, - махнул рукой Куля. - Эй, ты, - толстячок позвал шкаф, - топай сюда! Тебя сейчас будут жечь.
   Шкаф жалобно заскулил и пошел к хозяину.
   -Тогда уж и стол тоже отдайте, - сказал Пипи. - Вам он все равно не к чему.
   Стол всхлипнул и, вытащив из ящика синею стеклянную вазу, поставил на место.
   -Нет, я его не отдам, - произнес Лёва, загораживая собой стол. - Пусть живет.
   -Да ты соображаешь, что говоришь? - засмеялся Куля. - "Пусть живет!" - толстячок передразнил брата. - Стол не живой.
   -Все равно не отдам, - мальчик погладил стол рукой. - А ты делай со своим шкафом, что хочешь. Он твой.
   Куля задумался и, сняв соломенную шляпу, почесал затылок.
   -Тогда и я не отдам. Что я зверь что ли, убивать родной шкаф. Тем более я вырос и давно его не боюсь. Иди шкаф на все четыре стороны! - Куля свистнул и захлопал в ладоши, словно пытался испугать шкаф. - Иди, иди, а то я передумаю.
   -Эй, ребята! А как же мы? - закричали паровые люди.
   -Извините, парни, - сказал толстячок. - Придется вам посидеть на острове еще какое-то время.
   -Но как же так? - произнес Мими. - Мы ведь тоже не за просто так просим у вас шкаф и стол.
   -Да, - кивнул Пипи. - Мы за них вам свою злобу отдали бы. На ней летать можно. Куда захотите.
   Он приблизился к краю острова и, опустив руку в томатный сок, вытащил двухцветный надувной матрас округлой формы. Паровой человек подкинул его вверх, и матрас повис в воздухе.
   -Вот эта, - Пипи показал на синию часть матраса, - моя злоба. Когда я злюсь на своего товарища, она вылезает из хвоста.
   -А зеленая моя, - сказал Мими. - Выйдя из нас, злобы накидываются друг на друга и срастаются.
   -А почему вы сами не воспользуетесь матрасом и не покинете остров? - спросил Лёва.
   -Нельзя, - погрустнел зеленый. - Лишь только я залезаю на матрас, злоба Пипи сбрасывает меня на землю.
   -А если забираюсь я, - произнес синий, - то злоба Мими начинает вертеться и извиваться, и я неминуемо оказываюсь внизу.
  

ЗЛОБА

   Кончилось тем, что Лёва и Жуба вернулись к деревьям и принесли паровым людям кусок старого дерева, а взамен получили злобу. Но все оказалось не таким простым, как обещали Мими и Пипи. Злоба наотрез отказывалась лететь туда, куда хотели наши знакомые. Она кружила вокруг острова или стояла на месте, не желая покидать хозяев. Матрас приближался то к Мими, то к Пипи и, издавая непонятные звуки, прижимался к их спинам.
   -Да лети уж, - улыбнулся Мими, гладя свою часть матраса. - Не переживай, у меня в хвосте знаешь, сколько злости еще осталось? Ого-го!
   -И у меня много, - успокоил синию половину Пипи.
   И только после этого злоба начала выполнять команды Кули. Почему Кули? Да потому, что он назначил себя рулевым, убедив Лёву и Жубу в своих способностях управлять матрасом.
   -Если злоба перестанет вас слушаться попробуйте ткнуть ее иглой, - посоветовал Мими, протягивая заостренный металлический стержень, - не знаю, может и поможет.
   Попрощавшись с паровыми людьми, путешественники пересекли болото и полетели вдоль небольшой речки томатного сока, по берегам которой бродили жирные плоскогубцы и худые отвертки. Неожиданно, прямо на соке, Лёва увидел всезнающие губы. Ярко-зеленый глаз с пронзительно желтым зрачком смотрел прямо на него.
   -Губы!!! - закричал мальчик, напугав товарищей. - Снижаемся, я хочу узнать, где находится выход из мешка сознания.
   Подлетев к всезнающим губам, матрас завис над рекой и Лёва, боясь, что они исчезнут, торопливо произнес:
   -Простите, вы не подскажете, как выбраться из мешка сознания?
   Губы улыбнулись и, покрывшись мелкими пузырьками, стали растворяться в томатном соке.
   -Где выход? - крикнул мальчик. - Ну, пожалуйста, скажите, где выход?
   -Идите к фиолетовым горам, - еле слышно прошептали губы и пропали.
   Там, где секунду назад находились всезнающие губы, появилась небольшая лодочка с огромным белым тараканом. Таракан снял шляпу и, улыбнувшись золотыми зубами, помахал лапой. Потом взял весла и, напевая, поплыл к берегу.
   -Плохое место, - произнес Жуба.
   -Что? - не понял Лёва. - Ты о чем?
   -Я говорю, фиолетовые горы опасное место, - сказал чам. - Я там был. Гончие Канума шныряют туда сюда. Запросто могут сцапать.
   -А где они эти горы? - завертел головой Куля. - Я не вижу?
   -В той стороне, - таракан перестал грести и, привстав, показал веслом на пригорок с одиноко стоящей пальмой. - Летите к дереву, оттуда их хорошо заметно.
   -А не врешь, усатый? - спросил толстячок.
   -Чтоб мне с пьяным дятлом встретиться, - обиделся таракан.
   Подлетев к пальме, путешественники увидели далеко впереди еле различимое очертание гор. Одна из них сильно возвышалась над остальными, и ее вершина напоминала шпиль здания.
   -Ладно, если ты так сильно хочешь домой, довезем тебя до этих самых гор, - сказал Куля. - Точно, мятый?
   -Точно, - кивнул Жуба. - Жаль, конечно, но если уж он решил вернуться, пусть возвращается.
   Толстячок направил злобу в долину, разделенную серой полосой. Там, у полосы, заканчивался красный цвет и начинался зеленый.
   -Ну, наконец-то! - обрадовался Жуба появлению зеленого цвета. - А то я уж начал переживать. На красном можно запросто привлечь внимание гончих Канума.
   Когда до серой полосы осталось всего ничего, в воздухе мелькнул аркан, и веревочная петля затянулась на Кулиной шее.
   -Куда это вы так спешите, мужики? - угрюмо спросил высокий тощий человек с лицом ребенка.
   Он был одет в теплый коричневый свитер и вязанные штаны. На его ногах были валенки, а на голове шапка-ушанка. Незнакомец дернул за веревку, и толстячок оказался на красном песке.
   -Рад приветствовать тебя, жирюга, на моей таможне, - тощий человек протянул руку поднимающемуся Куле. - Меня зовут Базалад. Попроси приятелей, чтобы прыгали вниз или я скажу друзьям, и они напустят на них монстров из своих голов. Базалад показал на трех человечков, покрытых рыбьей чешуей с синими выпученными глазами.
   -Не надо монстров, - произнес Жуба.
   Чам похлопал по матрасу ладошкой, и злоба мягко опустилась на песок.
   -В чем мы виноваты? - спросил Лёва. - Почему вы нас задержали?
   -Вы хотели пересечь границу цветов, минуя мою таможню, - пояснил Базалад.
   -Но я не вижу никакой таможни! - сказал Куля, освобождаясь от петли.
   -Неужели? - удивился тощий человек с лицом ребенка.
   Он кивнул трем пучеглазым помощникам, и те подняли две палки с марлей, на которой было выведено корявыми буквами: "Тамёжня".
   -А это что, по-вашему, магазин?
   Увидев надпись, Лёва улыбнулся.
   -Слово таможня пишется через "о", - сказал вель.
   -Исправьте, - приказал Базалад.
   Пучеглазые человечки поспешно стерли букву "а" и написали "о" и получилась: "Томёжня".
   -Правильно? - спросил Базалад.
   -Сойдет, - махнул рукой Лёва.
   Таможенник подошел к мальчику и неторопливо обыскал. Затем проделал то же самое с Кулей и Жубой.
   -А что вы собственно ищите? - поинтересовался вель.
   -Запрещенные для вывоза вещи. Картины, например.
   -Но у нас нет никаких картин! - рассмеялся толстячок.
   -Точно нет? - Базалад сдвинул брови.
   -Нет, - кивнул Куля.
   -Правда, нет? - таможенник повторил вопрос и пристально посмотрел в глаза Жубе.
   -Да нет же, вам же сказали, - недовольно произнес чам.
   -А это что? - Базалад с ехидной улыбкой показал на матрас, от которого отбегали пучеглазые человечки.
   На злобе лежали четыре деревянные рамы с красными треугольниками и квадратами на холстах.
   -Хотели обмануть меня, да?
   Базалад подошел к матрасу и вскрикнул.
   -Надо же бесценные шедевры моей живописи!
   -Да кому нужна эта мазня! - хмыкнул Куля. - Сами подкинули нам эту дрянь, а теперь обвиняете.
   -Мазня?! Это - мазня?! - воскликнул Базалад. - Да знаешь ли ты жирюга, что я целый год ходил в художественную школу и могу с закрытыми глазами нарисовать кувшин? - он всхлипнул. - Так обидеть живописца...
   По лицу Базалада побежали не то слезы, не то птичий помет.
   -А впрочем, что я говорю с воришками, пытавшимися провести через границу картины. В тюрьму их!
  

ПРЯЧУНЫ

   Тюрьмой оказалась вырытая в песке пологая яма, огороженная невысокими палочками. Посадив Лёву, Кулю и Жубу в яму Базалад со своими помощниками привязал к злобе веревку, и они потащили ее в пещеру пытать ласковыми словами.
   Оставшись одни, приятели хотели выбраться из ямы, но палочки вдруг принялись расти и, соединившись, превратились в плетеную крышку.
   -Ну все, - сказал толстячок, - с меня хватит! Я сейчас сотворю какого-нибудь мускулистого ежа с пилой, и он перепилит крышку!
   -Не вздумай! - предупредил его Жуба. - Не известно когда мы еще покинем красный цвет, а ты уже и без ежа начал бледнеть. Наверное, сказывается то трёхрукое чудовище, что ты сделал, чтобы разогнать надоедливых слоников.
   -Разве я бледный? - спросил Куля Лёву.
   -Не много, - кивнул мальчик. - Совсем чуть-чуть, - соврал вель.
   На самом деле Лёва давно уже стал волноваться за брата. Ему не нравилась появившаяся у толстячка прозрачность кожи и мышц, через которые можно было разглядеть череп и кости.
   -Ну раз не много, тогда не страшно, - произнес Куля.
   Толстячок нахмурился и в яме возник крошечный котенок держащий в лапах скалку.
   -Я же хотел ежа! - недовольно топнул Куля. - И не такого крошечного! И с пилой!
   Толстячок хотел повторить попытку, но Лёва и Жуба накинулись на него и повалили на песок.
   -Ты что хочешь погибнуть? - спросил чам. - Неужели не видишь, у тебя уже ничего не получается.
   -Послушай Жубу, он прав, - сказал Лёва. - Если тебе дорога жизнь ничего больше не делай.
   -Ладно, - согласился толстячок, - я и, правда, не важно себя чувствую.
   Кулины щеки вдруг почернели, а язык начал заплетаться.
   -Плохо дело, - произнес чам. - Надо срочно уйти с красного цвета иначе быть беде. Я же вам говорил, энергия мыслей не безгранична. Она постоянно расходуется. Другое дело, что остальные цвета, кроме красного, ее пополняют и если энергию тратить разумно, хватит на долго.
   -На всю жизнь? - спросил Куля.
   -Да, на всю, - кивнул Жуба, - а вернее, пока там, в реальном мире, живут наши тела.
   -А давайте я сделаю монстра, и он освободит нас из тюрьмы, - предложил Лёва. - Не беда, что я потрачу энергию, у меня ее предостаточно. А когда доберемся до зеленой местности, я восполню свои запасы.
   -Нет, - Жуба поднялся, - это сделаю я. Я дольше живу в мешке сознания и опытнее вас.
   Чам сдвинул брови, но в это время к краю ямы подошли два улыбающихся человечка, в серых наглухо застегнутых шинелях. Улыбки их были столь широки, что Лёва не сразу разглядел маленькие синие глазки незнакомцев, расположенные на кончиках губ. На головах у человечков находились картонки с листьями салата, а на ногах дощечки с дерном, на которых росла зеленая трава.
   -Привет, чужестранцы! - поклонились человечки. - Мы прячуны, пришли вас спасти и отвести на счастливое место.
   -Знали бы вы, большеротые, как я рад вас видеть? - обрадовался Куля.
   -Спасибо, брат, за добрые слова, - произнес прячун, с живым скорпионом на шее.
   Он взмахнул рукой, и в воздухе появились несколько зубастых рыбок. Рыбки в считанные секунды съели плетеную решетку и, облизнувшись, зарылись в землю.
   -Вы свободны! - захлопал в ладоши другой прячун. - Пойдемте с нами, пока не появился Базалад с помощниками.
   Лёва и Жуба помогли подняться Куле и перевели его через серую полосу. Оказавшись на зеленой траве, толстячок очень быстро восполнил утраченную энергию и вскоре обрел прежний довольный вид.
   -Не хотите остаться с нами? - спросил прячун со скорпионом на шее.
   -Нет, - сказал мальчик, - мы идем к фиолетовым горам.
   -Опасное место, - покачал головой другой прячун, - там гончие Канума попадаются, чуть ли на каждом шагу. Вы здорово рискуете. А тут, - он улыбнулся еще шире, - место спокойствия и добра.
   -Да, - закивал его товарищ со скорпионом на шее, - здесь делается лишь хорошее и доброе.
   Из травы начали вылезать цветы, одни лучше других - синие, зеленые, желтые, оранжевые, с невероятными по красоте и форме бутонами. Один цветок похожий на одуванчик вдруг увеличился и сотни покрытых пушистыми волосками семян разлетелись в разные стороны. Два семени превратились в венки и, подлетев к Лёве и Жубе, оказались у них на головах. У остальных цветов вместо листьев появились крылья, и они закружили в волшебном танце под сказочную музыку, исполняемую оркестром травы.
   -Нравится? - спросил прячун со скорпионом.
   Он взмахнул рукой, и десятки маленьких разноцветных птичек присоединились к цветам.
   -Да, - не скрывая восторга, сказал Лёва. - Я многое видел, но танец птиц и цветов выше всяческих похвал.
   -Оставайтесь здесь и вы сможете наслаждаться жизнью вместе с нами, - произнес другой прячун. - Мы научим вас, как на самом деле быть счастливыми. Не прикидываться, не делать вид перед знакомыми, что у вас все хорошо и вы довольны жизнью, а на самом деле быть довольными.
   -А это сложно? - спросил Куля.
   -Ну что ты? Ничуточки! - прячун с живым скорпионом на шее подошел к толстячку и положил ему руку на плечо. - Для начала я предлагаю тебе спрятать свой талант и стать как все.
   -Как кто "все"? - не понял толстячок.
   -Как мы, - сказал другой прячун. - Видишь ли, многие люди считают себя талантливыми и из-за этого пытаются что-то сделать, но у них редко получается путное... Они нервничают, переживают, завидуют тем, у кого получается, и рано или поздно становятся несчастными. Вывод: именно талант обрекает людей на несчастье.
   -Вы никогда не обращали внимания на то, что обыкновенные, не отличающиеся большим умом, люди всегда счастливы? - спросил прячун со скорпионом на шее.
   -Обращали, - сказал Лёва.
   -Вот видишь! - обрадовались прячуны.
   Они направили указательные пальцы на землю и в ней образовалась ямка.
   -Бросайте сюда свои таланты ребята, - предложил обладатель скорпиона. - И не только таланты, но и имена. У нас, например, нет имен.
   -И что, никогда не было? - удивился Жуба.
   -Почему это не было? Были, конечно, но мы их спрятали.
   -Но почему, растолкуйте, пожалуйста, - попросил чам.
   -Ну как ты не понимаешь? - удивился прячун со скорпионом. - Всякое отличие может вызвать зависть. А имена то у всех разные!
   -Ну, разные, - кивнул Жуба. - И что дальше?
   -Послушай парень, а ты часом уже не счастливый? - спросил другой прячун.
   -Счастливый, - обиделся чам. - Но я все равно не понял, зачем отказываться от имен?
   -А вдруг один обидится на другого, так как ему покажется, будто у того имя лучше? - пояснил прячун со скорпионом. - И прощай добрые не принужденные отношения.
  

ГЛОТОК ГРЁЗ

   Поблагодарив прячунов за спасение Лёва сказал, что все они бесталанные люди, поэтому им нечего закапывать в яму. И от имен они тоже не станут отказываться по одной простой причине - боязни путаницы.
   -Вас двое, вам хорошо, - произнес мальчик. - Если кто-нибудь говорит, то другой знает, обращаются именно к нему. А нам что делать? Допустим, хочу я обратиться к одному из своих спутников. И как прикажете поступить?
   -Ну и обращайся. В чем проблема? - спросили прячуны.
   -Но как, ведь у него не будет имени?
   -Скажи: "Эй, ты!" - посоветовал прячун со скорпионом. - Мы всегда так делаем.
   -Но каждый подумает, что зовут его.
   -Да, - согласился с доводами Лёвы другой прячун, - действительно путаница.
   -А ты попробуй одного, например, с зеленым морщинистым лицом, звать "Эй, ты", а другого, толстого, "Слухай, ты".
   -Или "Слухай сюды", - произнес прячун, со скорпионом на шее.
   Куля и Жуба рассмеялись. Прячуны в недоумении переглянулись.
   -Вы чего? - спросили они.
   -Да вы предлагаете нам новые имена! - воскликнул чам. - Чем, скажите на милость, мое имя "Жуба", хуже "Эй ты" или "Слухай ты"?
   -А мое "Куля", хуже "Слухай сюды"?
   -Но это не имена, - произнес прячун со скорпионом.
   -А что? Клички? - спросил чам.
   -Или может дразнилки? - развеселился толстячок.
   Прячуны перестали улыбаться, из-за чего их лица приобрели другое, недоброе, выражение.
   -Я смотрю, вы пытаетесь нас запутать? - посуровел прячун со скорпионом. - Вот так делаешь, делаешь людям добро, а они платят неблагодарностью.
   -Крепись, брат, - похлопал по спине товарища другой прячун. - Не хотят стать счастливыми, пусть остаются несчастными.
   Он повернулся к нашим знакомым.
   -Вы, кажется, держите путь к фиолетовым горам? Скатертью дорога!
   Прячуны развернулись и, не оборачиваясь, пошли к ветхому шалашу, возле которого сидели тощая курица и однорогий козел.
   Лишь только прячуны удалились, из-за куста показался человек в синей рубахе и коротких рваных штанах до колен. На его груди висела большая медная бляха с надписью: "Распорядитель бутылки".
   -Здорово вы их отбрили, ребята! - незнакомец щелкнул пальцами. - Молодцы, не поддались на уговоры.
   Он вытянулся и, приставив руку к плоской голове, по-военному отрапортовал:
   -Товарищи путники, меня зовут Зудди! Я слежу за очередью и наполняемостью бутылки! Не желаете ли присоединиться к компании?
   -К какой компании? - спросил Лёва.
   -Известно к какой? К нашей, - Зудди показал на себя. - Тут на сто тринадцать шагов вокруг одна наша компания и наблюдается.
   Он взял Лёву и Жубу под руки.
   -Пойдемте, я представлю вас компаньонам.
   -Небось, тоже попытаетесь нас осчастливить, - проворчал Куля.
   Зудди остановился и, отстранив мальчика и чама, подошел к толстячку.
   -А как ты догадался? - удивился распорядитель бутылки.
   -Это не трудно. Мы же на зеленом, а на зеленом творится только хорошее и доброе.
   Куля сделал ударение на слова "хорошее и доброе" и с укором посмотрел на Жубу, словно он отвечал за то, что происходит в мешке сознания.
   -Да, попытаемся, - кивнул Зудди, - но не таким дурацким способом, как прячуны. Мы предложим испить счастье из бутылки.
   Зайдя за куст из-за которого вышел Зудди наши знакомые увидели группу людей с горящими глазами. Они сидели вокруг маленькой пузатой бутылочки и неотрывно наблюдали за ней. Одежда их не отличалась чистотой и опрятностью и смахивала на рабочую.
   -Прежде чем вы к нам присоединитесь, познакомьтесь с газетой, какую мы выпускаем.
   Зудди поднял с земли три мятых листка и протянул Лёве, Куле и Жубе.
   -Вот, поглядите. Тут есть прелюбопытнейшая статья о липкости всего сладкого и солености всего соленого.
   Мальчик взял газету у распорядителя бутылки. Она называлась "На всех счастья не хватит!" В глаза веля бросилась передовица "Чем пахнет?" и мальчик прочитал несколько начальных строк: "Счастье... Как прекрасно это слово. Как греет оно нашу истощенную надежду. Но его мало и могут украсть то, что есть. Товарищи, не дайте себя обворовать другим товарищам! Для этого вам нужно запомнить три правила сохранения собственного счастья. Правило первое: посмотрите внимательно, не сидит ли с вами товарищ, который мечтает о вашем счастье? Правило второе: не жалейте лица товарища, если этот товарищ зарится на ваше счастье! Правило третье: вычеркните такого товарища из списков ваших товарищей". Лёва перевернул газету и увидел стихотворение, выделенное жирным шрифтом. Оно называлось "Внутреннее движение".
   -Пингвины,
   Льдины,
   Сахар, соль.
   Морковь,
   Зеленая фасоль.
   Все время бдеть!
   Вперед смотреть!
   Забыть про сон!
   Монетов звон!
   Все суета, все суета...
   Но это есть моя судьба.
   Мальчик улыбнулся и бросил газету на землю.
   -Ну, готовы присоединиться к очередникам? - поинтересовался Зудди.
   -А что здесь происходит? - спросил Куля. - Почему все смотрят на эту бутылку, на этикетке которой написано "Грёзы"?
   -Тише, - приложил палец к губам Зудди. - Не говори так громко. Ты можешь помешать моим товарищам, наблюдать за товарищами и наполняемостью бутылки.
   -А что в ней? - перешел на шепот толстячок.
   -Счастье...
   -Счастье?! - не поверил Жуба.
   -Да, самое настоящее счастье, - кивнул распорядитель бутылки.
   -А почему его так мало? - произнес Лёва. - Едва закрывает донышко.
   -А счастья всегда мало, - многозначительно сказал Зудди. - Вы когда-нибудь видели, чтобы счастья было много?
   -Нет, никогда, - покачал головой мальчик.
   -Вот поэтому, раз счастья мало, мы и следим друг за другом, дабы его не выпил один человек. В мои обязанности входит смотреть за соблюдением очереди, - собеседник погрустнел. - Из-за того, что счастье не велико приходится делать маленькие глотки и счастье все никак не наступает. Но зато, никто ни на кого не в обиде, - Зудди приободрился. - Всем достается поровну!
   Он показал на свободные места:
   -Присаживайтесь ребятки, мы готовы поделиться с вами счастьем.
  

РОДНЯ ЖУБЫ

   -На эту доску пусть никто не садится, - поднимаясь, сказал один из очередников. - Я скоро приду.
   Чернобородый человек, с выпачканной красной краской дамской сумочкой, встал и потянулся.
   -Слышали? Я еще вернусь! - он дернул за рукав Зудди. - Проследи, чтобы мою порцию никто не выпил, как в прошлый раз.
   -Хорошо, прослежу, - пообещал распорядитель бутылки.
   Бородатый поднес кулак к носу очкарика, неотрывно смотревшего на счастье.
   -Прежде всего, это касается тебя, проглот.
   -Если ты снова задержишься, я за себя не ручаюсь, - спокойно ответил очкарик.
   -Значит снова получишь по харе!
   -Значит, получу, - согласно кивнул тот.
   Бородатый человек заскрипел зубами и треснул очкарика по уху. И тут началась потасовка, о которой еще потом долго вспоминали наши знакомые. Товарищи словно ждали сигнала свести счеты с товарищами. Они лупили друг-друга с таким остервенением и усердием, ни проронив при этом ни единого слова, что Куля не удержался и примкнул к дерущимся.
   Не буду описывать драку - все драки похожи и отвратительны, скажу лишь об одном обстоятельстве сопровождающем ее. Лишь только отчаянно сражающиеся компаньоны забыли о пузатой бутылочке, Зудди воспользовался случаем и выпил счастье. Его лицо сначала перекосила гримаса ужаса, а затем задергалось и расплылось в улыбке, глаза посоловели, и он упал на землю, и захрапел.
   С трудом оттащив толстячка от мордатого верзилы, с ушами слона, Лёва, Куля и Жуба спустились в лощину и пошли в сторону оранжевого бора, виднеющегося невдалеке.
   -Зря вы мне помешали, - сокрушался толстячок, - я не успел врезать парню с круглым жирным лицом.
   -Разве? - произнес Лёва. - А мне показалась ты с него начал?
   -Нет, я начал с другого, - покачал головой Куля. - У того тоже круглое лицо, но глаза большие и треугольные, а мне хотелось вмазать типу, у которого глаза узкие и хитрые. Уж больно он мне напоминал жадюгу из Окки-Укс, что одолжил мне деньги и теперь каждый раз вместо "Здравствуй" спрашивает: "Когда долг отдашь?", - толстячок пренебрежительно сплюнул и, повернувшись, погрозил кулаком дерущимся. - Ну попадешься ты мне еще когда-нибудь, я тебе задам! Скупердяй...
   Подойдя ближе к сосновому лесу путники заметили, что между деревьями бродит множество народу.
   -Странно, - сказал Лёва. - Что они здесь делают?
   -Как что? - удивился Жуба. - Встречаются со знакомыми или родственниками.
   -А, ну да, - вспомнил мальчик. - Я и забыл, оранжевый цвет позволяет увидеться с кем-нибудь из своих друзей или близких.
   -Точнее с их образами, сохранившимися в памяти, - добавил чам. - Да и то, минут на пятнадцать.
   Преодолев ручей с осыпающимися берегами Лёва, Куля и Жуба свернули на пустующую дорогу. Обойдя забор, с макаронами вместо досок, они оказались на оранжевой поляне. На ней находилось несколько десятков бездыханных тел, в основном женских и детских. Посередине стоял деревянный стол, напоминающий вытянутый гроб, с полулежащим человеком в белом старомодном фраке. Незнакомец громко зевал и беспрестанно трогал выпуклый лоб.
   -Что это с ними? Неужели умерли? - спросил толстячок.
   Он наклонился над женщиной с лицом змеи и татуировкой на руке в виде пронзенных молнией ягодиц. На ее бородавчатых щеках было написано: "Не забуду Миху и Тиху!"
   -Нет, - сказал Жуба, - просто у них закончилась энергия. Некоторые так сильно скучают по своим близким, что постоянно находятся на оранжевых участках мешка сознания, растрачивая силы, до изнеможения, вызывая образы дорогих людей. А потом падают обессиленные.
   Лёва перешагнул через старушку с седыми растрепанными волосами держащую в руках корзину с винегретом и остановился возле белого стула накрытого куском тюля.
   -Не вздумай садиться! - закричал человек во фраке, вскочив на ноги. - Там скоро появится Чизи!
   Он подбежал к мальчику и грубо оттолкнул веля в сторону. Потом поправил тюль и вернулся к столу.
   -Ходят тут всякие! - недовольно произнес незнакомец, ложась на старое место.
   Человек во фраке закряхтел и наморщил лоб. Над стулом появилось слабое свечение, а затем небольшая тучка.
   -Ну! - еще сильнее закряхтел незнакомец. - Ну, давай!
   Послышался хлопок и в воздухе возник прозрачный силуэт старика с длинной торчащей в разные стороны бородой.
   -Чизи! - закричал человек во фраке и кинулся к стулу.
   Наши знакомые услышали болезненный голос старика:
   -"Ж" плюс "Х" равняется "Ж" минус "Х" в том случае, если...
   -Ну, - затаил дыхание незнакомец.
   Но старик растаял, не успев ничего больше сказать.
   Человек во фраке вскрикнул и, выронив из рук карандаш и блокнот, зарыдал.
   -Я бьюсь над этой теоремой всю жизнь! - всхлипнул незнакомец. - И когда ко мне пришел Чизи и сообщил, что догадался, как ее доказать, я понюхал дурацкий цветок!
   -Вы напрасно растрачиваете свою энергию, вызывая образ вашего приятеля, - произнес Жуба. - Он скажет вам только то, что сохранила ваша память.
   -А то я не знаю? - человек в старомодном фраке пошатываясь пошел к столу. - Надо же какой умник нашелся! Разве я похож на дурака? Да я, чтоб вы знали, преподавал в школе устную арифметику и письменную историю! Идите куда шли. Не мешайте думать.
   Оставив учителя со своими грустными мыслями, наши знакомые направились к просеке и, пройдя по ней метров двести, вышли на засеянное книгами поле. Разумеется, все книги были оранжевого цвета и имели одно название - "Советы начинающему начинателю". Лёва сорвал одну книгу и хотел посмотреть, что в ней написано, но она еще не созрела и никак не открывалась.
   -А вы ни с кем не хотите повидаться? - неожиданно спросил Жуба.
   -Нет, - сказал Лёва. - А зачем? Только зря расстраиваться.
   -Я тоже не хочу, - махнул рукой Куля. - Как-нибудь в следующий раз. Вот отправим Лёву домой в Окки-Укс, - толстячок похлопал брата по спине, сделав страшное выражение лица, - тогда и станем вызывать его сюда для свидания.
   -А я хочу, - Жуба погрустнел. - С братьями...
   -Со всеми? - спросил Лёва.
   -Нет, кроме старшего.
   -А у тебя их много? - поинтересовался Куля.
   -Точно не знаю, - пожал плечами чам. - Я дружил лишь с двумя: с Жубаилом Младшим Перевернутым и Жубаилом Младше Младшего Перевернутым.
   -У вас что, у всех одни имена? - удивился Лёва.
   -Нет. Почему это одни?
   -Ну как же? Ведь и тебя и их зовут Жубаилами, - мальчик наступил на перезревшую ручку, и из нее брызнули оранжевые чернила.
   -Сказать по-правде Жубаил это приставка, означающая человек, рожденный от двух людей имеющих средства к существованию: козу, барана, двух верблюдов, чайник и помойное ведро.
   -А что же тогда имя? - спросил толстячок. - Или у вас нет имен?
   -Есть, - улыбнулся чам. - Средний Перевернутый, вот мое настоящее имя. Просто я представляюсь Жубой потому, что так короче.
   -А почему ты не хочешь увидеть старшего брата? - поинтересовался Лёва. - Он тебя обижал?
   -Хуже, он мой хозяин, а я его раб. Я не смог заплатить старшему брату выкуп по достижении совершеннолетия и перешел к нему в подчинение вместе со своими будущими детьми.
   -Ну и порядки у вас, мятый? - присвистнул Куля. - Выходит, твои младшие братья должны были платить выкуп тебе?
   -Конечно, - кивнул Жуба. - Только я не стал бы брать у них деньги, а дал бы вольную даром. Так все делали в нашем роду сотни лет... Кроме Жубаила Старшего Перевернутого...
   Чам сел на огромную оловянную ложку.
   -Эх, была, не была!
   Он закрыл глаза и рядом появилась тучка, внутри которой возникло свечение. Раздались два хлопка и перед Жубой предстала пара маленьких зеленолицых человечков, в новых полосатых халатах. Дети толкались и смеялись, стремясь повалить друг друга на землю.
   -Такими я и запомнил своих братьев, - улыбнулся чам. - Я не видел их очень давно. Наверное, они уже выросли, и кто знает, может, тоже не сумели набрать денег на выкуп и сейчас находятся в рабстве у старшего брата.
   Прошло минут десять и братья чама исчезли.
   -Ну что, идем дальше? - Жуба поднялся, смахнув слезы. Он посмотрел вперед. - Фиолетовые горы стали ближе. Если мы двинемся на прямик, через болото, то сэкономим время.
   -Я бы на вашем месте не делал этого, - произнесла прибитая к столбу птица, с колесиками вместо лап. - Там встречаются изменчивые места и места невидимки. Наступил и неизвестно, чем кончится: выиграешь или проиграешь...
  

ГОНЧИЕ КАНУМА

   Послушавшись совета птицы, наши знакомые не решились идти по болоту, а выбрали безопасный путь. Спустившись с пригорка, они увидели, что тропинка, по которой они шли, разделилась. Левая направилась к огромному кладбищу, а правая уткнулась в длинный предлинный сарай, тянувшийся к фиолетовым горам. Не долго думая, они свернули направо и, войдя в сарай, пошли между бесконечных прилавков с сушеными насекомыми и ненужным товаром.
   Жуба по-прежнему оставался печальным. Свидание с братьями вывело его из равновесия и чам то и дело всхлипывал. Настроение Лёвы было не лучше. Он вспомнил дом и родителей. Только Куля чувствовал себя хорошо. Толстячок бегал от прилавка к прилавку, с горящими от возбуждения глазами, вытаскивая из куч то одну, то другую понравившуюся вещь.
   -Смотри хвостомеры! - Куля толкнул брата в плечо. - Захватим один с собой?
   -Да зачем он нам? - отмахнулся мальчик.
   -Ну и зря, - толстячок приблизился к полке с надписью "Хвостомеры и хвостодержатели для резиновых коней" и взял кусок веревки с множеством узелков.
   Его взгляд упал на другую полку "Лучшие в мире прыщедавилки и жиротёрки!" и Куля, выбросив хвостомер, схватил медные клещи с большими деревянными ручками обмотанными синей изоляционной лентой.
   -Вот это да! Гляди Жуба, какие не слабые щипчики. Хочешь?
   -Нет.
   -Возьми, вдруг прыщи появятся, а ты их раз-раз и того, - толстячок защелкал клещами возле лица чама.
   -Отстань, - Жуба отошел в сторону.
   -Не хочешь для себя, возьми для своей девушки, - не унимался толстячок. - У всех девушек есть прыщи.
   -У меня нет девушки, - сказал Жуба.
   -Жаль...
   Толстячок собрался выбросить щипцы, но увидел метрах в десяти впереди, маленькую старушку в белоснежном халате. Голова ее была совершенно седой, а вместо глаз зияли пустые глазницы.
   -Эй, бабка! Не желаешь стать девушкой мятого? - засмеялся Куля. - Соглашайся, он добрый.
   Старушка как-то странно хрюкнула и, встав на четвереньки, заводила носом. Из-под прилавка появились еще две старушки и, высунув языки, коснулись подбородками земли.
   -Тише! - приложил палец к губам перепуганный Жуба. - Это гончие Канума!
   -Чё? - не поверил толстячок. - Гончие Канума, которыми ты нас пугал? Да я их одной левой.
   -Это, наверное, я их привлек своей грустью о братьях, - прошептал чам, осторожно пятясь. - Несчастный человек посылает невидимые сигналы и выдает свое местонахождение. Старушки слепые и ничего не видят, но у них прекрасное обоняние и они чувствуют тех, у кого плохое настроение, кто не доволен, не испытывает радости и приятных ощущений. Помните, я вам уже говорил об этом? Но ничего, еще не все потеряно. Попробуем их перехитрить.
   Лёва последовал примеру Жубы и стал отходить назад.
   -Да что вы так перепугались, пацаны? - удивился Куля. - Хотите, я прогоню бабок?
   Толстячок взял плюшевую подушечку, утыканную гвоздями, намереваясь кинуть в гончих Канума, но чам остановил Кулю.
   -Перестань! Это серьезно!
   Тем временем старушки преобразились. Их белые халаты превратились в черные, а на горбатых спинах выросли красные крылья.
   -Создайте мысленно вокруг себя прозрачные шары, - не сводя глаз с гончих Канума, сказал Жуба. - Пусть они посылают импульсы счастья, и тогда мы сделаемся незаметными.
   Однако было уже поздно. Предложенный способ защиты не оправдал надежд. Старушки вели себя так, словно точно знали, где находятся наши знакомые. Они взялись за руки и, взлетев под потолок сарая, зависли над путниками.
   -Бежим! - крикнул Куля.
   -Подожди, - произнес чам, - это не поможет. Лучше испробуем другой способ. Представьте зонтик или шалаш из крапивы...
   -Представляйте, не представляйте вам от нас не уйти, - засмеялась одна из старушек.
   -Не слушайте их, - сказал Жуба, - поступайте, как я говорю!
   Пальцы гончих Канума с хрустом удлинились и, воткнувшись в землю, образовали вокруг Лёвы, Кули и Жубы решетку. Мальчик просунул руку между пальцев старушек и, дотянувшись до прилавка, схватил топор. Но он не успел им воспользоваться. Три липких синих языка обвили топорище и вырвали у веля топор.
   Зашмыгав носами, гончие Канума приподняли пленников в воздух и, раскрутив, начали поливать слюной. Слюна быстро густела, превращаясь в резину. Постепенно Лёва, Куля и Жуба стали напоминать шар.
   -Что они с нами делают? - спросил Лёва.
   -Обездвиживают, чтобы мы не убежали.
   -Ну уж нет! - Куля вцепился в палец одной из старушек и остановил вращение шара.
   -Отпусти! - приказали старушки.
   -А фигу с маслом не хотите?
   -Отпусти, вам же хуже будет!
   -Не отпущу, бабки проклятые!
   Толстячок хотел укусить палец, но гончие Канума убрали решетку и недоделанный шар, свалившись вниз, прокатился несколько метров по земле.
   -Ай-ай! - завопил толстячок. - Прямо лицом по камням!
   -Ты чем-то не доволен? - засмеялись старушки.
   -А чему радоваться-то? - сказал Куля, отплевываясь. - Лицо то не казенное!
   -Мы тебя предупреждали, но ты нас не послушался.
   -Ладно, сдаюсь, - произнес толстячок. - Я был не прав. Доделывайте шар, мешать не буду.
   Но старушки, хихикая и хрюкая, оставили предложение Кули без внимания и, приняв первоначальный вид, покатили шар вдоль прилавков.
  

СТРАНА ТУМАНОВ

   Признаться, это было не очень-то приятно, несмотря на то, что никто из наших героев не испытывал боли при прикосновении с землей. И все равно, каждый раз, лишь только она надвигалась, приходилось закрывать глаза и втягивать головы в плечи.
   -Ну, чего загрустили? - спросила одна из старушек. - Веселей или мы сами вас развеселим!
   -Да, - сказала другая старушка, - не будьте такими несчастными, а то от вас печалью несет на сто верст вокруг, - она поморщилась. - Рядом противно находиться.
   Когда появились прилавки с чучелами детенышей мочалок и вывернутыми наизнанку бананами, гончие Канума свернули направо и, приблизившись к дыре в стене, выкатили шар из сарая.
   Миновав огромную кучу подков, перемешанную с навозом, старушки остановились возле полуразрушенного моста через мелководную реку. Сразу за ней начиналась фиолетовая местность, а точнее, поле, засеянное фиолетовым овсом.
   -А где горы? - спросил Лёва. - Куда они делись?
   -Горы? - засмеялись гончие Канума. - Сейчас будут горы.
   Одна из старушек хлопнула в ладоши, и на другом берегу возникли высокие остроконечные горы. Две другие старушки спустились к реке и, набрав в рот воды, вернулись обратно. Обрызгав пленников водой гончие Канума вытащили из карманов платки и тщательно протерли Лёву, Кулю и Жубу.
   -А это еще зачем? - спросил толстячок. - Чтобы мы не засохли?
   -Чтобы вас не стало больше, - засмеялись старушки. - Это не простая вода, а волшебная. Она не даст вам размножиться. Если кто-нибудь из вас понравится Кануму, мы приведем его сюда и опять обрызгаем водой из реки, и он сможет копироваться. Копироваться снова и снова, до бесконечности. И будет вечно радовать нашего господина.
   -Я все понял, - сказал Жуба. - Перед тем как ступить на фиолетовую землю, нужно обязательно облиться водой, иначе заимеешь двойника.
   -Верно, парень, - согласно закивали гончие Канума, - ты сообразительный.
   Подождав пока шар окончательно высохнет старушки перекатили его через мост и направились к апельсинной роще.
   -Ну, давайте ребята, веселей! - сердито хрюкнула одна из старушек. - Сколько вам говорить? Радостней, радостней, - она ущипнула Лёву за щеку.
   -А чему радоваться? - спросил мальчик.
   -Как чему? - удивилась старушка. - Скоро вы попадете во дворец к Канума, в лучшее место мешка сознания и, несмотря на то, что вы гости второго сорта вам у него понравится. У вас начнется другая, счастливая, жизнь.
   -Почему это мы гости второго сорта? - поинтересовался Жуба.
   -Потому что не пришли сами, когда получили приглашение, а предпочли прятаться.
   Гончие Канума остановились возле невысокого дерева с продолговатыми листьями:
   -Не хотите по-хорошему радоваться и смеяться, будете по-плохому.
   Старушки запустили руки в густую крону и стали что-то искать.
   -Да где же он этот меховик?
   -Что, меховик?! - испугался Жуба.
   -Да, меховик, - закивали гончие Канума. - Он вас враз развеселит.
   -Ты что так разволновался? - спросил Лёва.
   -Меховик это такой шустрый зверек, который может защекотать до смерти. Поэтому...
   Чам не успел договорить. Одна из старушек взвизгнула и, вытащив из листвы маленького волосатого бегемотика, с языками вместо лап, проткнула шар и запустила внутрь меховика. Бегемотик принялся ползать по нашим знакомым и безжалостно щекотать.
   -Ой, не могу! - завопил Куля.
   -Спасите! - закричал Лёва.
   -Мы согласны, согласны радоваться! Только уберите меховика! - взмолился Жуба.
   Но гончие Канума оставили бегемотика в шаре, сказав, что скоро ему надоест их щекотать и он уснет. И действительно, через какое-то время меховик затих и Лёва, Куля и Жуба вздохнули с облегчением. Но отдых длился не долго. По прошествии примерно тридцати минут бегемотик проснулся и снова взялся за дело. Так продолжалось до тех пор, пока не показалось величественное сооружение без окон и дверей, состоящее из двух полукруглых дворцов соединенных прозрачными переходами. Левый дворец покрывала пологая крыша с выпуклыми голубыми извилинами. Крыша правого дворца, напротив, была остроконечной и гладкой. Сам дворец состоял из шевелящихся серебристых квадратов, шаров и треугольников, связанных между собой красными растягивающимися сухожилиями.
   -Ну вот и пришли, - сообщила одна старушка и дотронулась рукой до торчащего из земли ребра.
   Дворец вздрогнул и на его крышах появилось семь труб. Из одной трубы вырвался столб ярко-желтого дыма и, превратившись в черных грифов, закружил в небе.
   Меховик жалобно заскулил и принялся кусать Лёву, Кулю и Жубу. Слуги Канума набрали в легкие воздуха и со всей силы дунули на шар. Шар покрылся инеем и рассыпался на мелкие кусочки. Бегомотик упал на землю и с визгом бросился бежать.
   Очутившись на свободе Куля хотел удрать, но одна из старушек догнала толстячка и привела обратно.
   -Ишь, какой прыткий нашелся? - она поддала Куле ногой. - От своего счастья хотел удрать!
   Почувствовав, не известно как, что Лёва и Жуба пытаются "оживить" свои мысли старушка, возвратившая толстячка, повернулась к мальчику и чаму и сказала: "Не тратьте попусту силы, во владениях Канума вы бессильны. Тут исполняются лишь желания повелителя мешка сознания".
   Тем временем черные грифы снизились и закружили над пришедшими. Старушки упали на землю и, трясясь от страха, свернулись калачиками и закрыли пустые глазницы руками.
   -Куш! - крикнул Куля. - Пошли прочь падальщики!
   -Да уймись ты, идиот! - зашикали на него гончие Канума. - Это наш господин!
   -Господин?! - толстячок съежился.
   Квадраты, шары и треугольники, составляющие дворец резко сжались, и между крышами проскочил мощнейший электрический разряд. Земля задрожала, и в разные стороны полетели круги ливерной колбасы и снопы белых искр. Старушки начали стонать и судорожно извиваться. Грифы залаяли и, соединившись вместе, комком упали вниз.
  

КОЛПАК СЧАСТЛИВОГО ЧЕЛОВЕКА

   -Ну здравствуйте, здравствуйте, - донеслось из облака пыли образовавшегося после падения грифов и пленники услышали тяжелые шаги сопровождаемые лязгом металла.
   Они принадлежали очень худому человеку в старинных ржавых доспехах с белым отталкивающим лицом. На его непокрытой голове, вместо волос, болтались розовые щупальца, усеянные фиолетовыми присосками.
   -Поздравляю вас с прибытием мальчики, - незнакомец улыбнулся, со скрипом растянув коричневые губы и наши знакомые увидели крохотные острые зубки. - Как вы, наверное, уже догадались, меня зовут Канум, я хозяин мешка сознания и этого замечательного дворца.
   Волшебник достал из небольшой нагрудной сумочки фату и надел на голову.
   -Жаль вы пришли не сами, а то бы я поздоровался с вами за руку и разрешил побывать у меня во дворце, - он громко высморкался и вытер пальцы о фату. - Но ничего, вы немного потеряли. Сказать по правде, там такой беспорядок, что мне было бы стыдно не будь я бесстыдным.
   Канум пошарил в сумочке и, вытащив крохотную тряпочку, подбросил к небу. Тряпочка начала расти и, поднявшись высоко вверх, превратилась в туман, который стал расползаться по мешку сознания.
   -Ладненько, - волшебник внимательно посмотрел на вновь прибывших. - А ну, скажите: "А-а-а!" Только откройте рот пошире и высуньте языки.
   Наши знакомые исполнили просьбу Канума.
   -Молодцы! - похвалил он их. - Не растеряли счастья, шатаясь по моим владениям. А сейчас сделайте тоже самое, но с улыбкой в душе.
   -Как это? - спросил Куля.
   -Значит с радостью, - пояснил волшебник.
   -Можно и с радостью, - согласился толстячок.
   -Вот и ладушки, - кивнул Канум. - С тебя пухленький и начнем.
   Куля улыбнулся и, разинув рот, высунул язык. Не успел он сказать "А-а-а", как еле заметные черные прожилки на лице Канума вздулись, а болтающиеся на голове щупальца вздыбились и, разом удлинившись, коснулись лба толстячка. Куля вскрикнул и обессиленный опустился на колени. Его лицо вмиг осунулось и стало желтым.
   -Что ты со мной сделал? - прошептал толстячок.
   -Попробовал на вкус, - облизнулся Канум. - А ты ничего, вполне довольный жизнью. Я бы даже сказал счастливый.
   Волшебник посмотрел на Жубу:
   -Так, а теперь ты, морщинистый...
   Когда очередь дошла до Лёвы, мальчик заупрямился, видя, как плохо себя чувствуют его друзья, после общения с Канумом.
   -Ну, не выпендривайся паренек! - нетерпеливо произнес волшебник. - Давай, улыбайся и говори "А-а-а!"
   -Нет, - отказался вель, - не буду улыбаться! Что хочешь, со мной делай, не буду!
   -Надо же какой упёртый! - недовольно покачал головой Канум.
   Его большие зеленые глаза почернели и, соединившись вместе, превратились в узкую сверкающую полоску.
   -Думаешь, это поможет? - волшебник скривил губы. - Я все равно тебя попробую. Хочешь ты этого или нет.
   Щупальца Канума резко удлинились и слегка дотронулись до лба Лёвы, но мальчику показалось, будто его ударили по голове кувалдой. Ноги веля подогнулись, и он оказался на земле.
   -Знаешь в чем твоя проблема, сынок? - отплевываясь, произнес волшебник. - Ты слишком умный, - Канум вынул из сумочки тряпочку и вытер ей щупальца. - Тебе надо поглупеть, иначе никогда не станешь счастливым. Да-да, поглупеть, - хозяин мешка сознания бросил тряпочку на землю, и она превратилась в облако пара. - Что ты смотришь так удивленно? Я не оговорился, именно поглупеть. Поверь мне на слово, а я перепробовал за свою жизнь тысячи людей, все умники несчастные люди. Они видят больше, чем остальные, а это пагубно отражается на их самочувствии, а значит и на вкусе, - Канум сплюнул. - Но не расстраивайся, я тебе помогу. Что-что, а из умного дурака, всегда можно сделать. Из дурака умного, нет, а из умного, дурака - пожалуйста...
   Волшебник огляделся и поманил пальцем гончих.
   -Принесите один колпачок для моего второсортного гостя.
   -Слушаемся, повелитель! - поклонились старушки и кинулись исполнять приказание своего господина.
   Канум свистнул и старушки остановились.
   -Или нет, лучше два колпачка. Зеленолицему тоже не помещает стать чуточку счастливее.
   -А мне? - сказал Куля. - Я тоже хочу колпак. Думаешь, если у меня есть соломенная шляпа, он мне не нужен.
   -Ладно, - улыбнулся волшебник, - захватите и толстяку колпак.
   Не прошло и минуты, как вернулись запыхавшиеся гончие. Они держали в руках три расшитых золотыми и серебряными нитями конусообразных головных убора.
   -Оденьте! - приказал нашим знакомым Канум. - Это колпаки счастливых людей. Они помогут вам проще смотреть на жизнь и не принимать близко к сердцу происходящее.
   -Не нужен мне никакой колпак! - оттолкнул Лёва приблизившуюся старушку. - Я и без него могу быть счастливым.
   -Может, и можешь, - кивнул волшебник, - но не надолго. А меня это не устраивает. Я хочу, чтобы ты постоянно был счастлив. И когда бы я тебя не попробовал ты не испортил бы мне настроение своим отвратительным вкусом и недовольной физиономией.
   Канум щелкнул пальцами и старушка, подпрыгнув, натянула мальчику на макушку колпак.
   Лёва хотел избавиться от головного убора, но, почувствовав приятную истому во всем теле, опустил руки. Глаза мальчика полузакрылись, а губы сами собой растянулись в блаженной улыбке.
   -Ну вот, - произнес волшебник, - совсем другой дело. Любо-дорого смотреть. А то не хочу! Не буду!
   Узкая сверкающая полоска на лице Канума снова преобразовалась в зеленые глаза.
   -А вы чего стоите? - он взглянул на Кулю и Жубу. - Ждете особого приглашения? А ну быстро одевайте колпаки!
  

КРОВАТЬ МЕЧТЫ

   После того, как Лёва заимел колпак, мальчик по-другому стал смотреть на мир. Жизнь уже не казалась такой плохой, а положение не таким безнадежным. "И вообще, в мешке сознания вовсе даже и не плохо, а хорошо... И стоит ли стремиться его покинуть?" - думал вель, усаживаясь на носилки принесенные старушками. Но в то же время, где-то глубоко внутри, в дальних уголках мозга Лёвы сидела маленькая, ничтожная заноза, именуемая сомнением. Мальчик чувствовал это, но благостное умиротворенное состояние подавляло стремление мыслить и анализировать ситуацию.
   Попрощавшись с вновь прибывшими, Канум приказал доставить их в спальню и уложить на кровати мечты.
   -Как только вы хорошо отдохнете и наберетесь сил, я вас посещу, - пообещал волшебник и исчез.
   Шесть прозрачных человечков, в белых одеждах, смахивающих на привидений, подхватили носилки и понесли Лёву, Кулю и Жубу к мраморной лестнице ведущей к небольшой площадке висевшей в воздухе. Затащив наших знакомых наверх, они вернулись обратно, оставив пленников на попечение розовощекого человечка с грустным глазом.
   То, что снизу казалось небольшой площадкой, на самом деле представляло собой гигантское поле пятнистых грибов, к шляпкам которых крепились гамаки. На них лежали сотни, тысячи людей с накрытыми тряпками лицами.
   -Пойдемте, я отведу вас на ваши места, - сказал розовощекий человечек и, осторожно коснувшись каждого указкой, неторопливо направился к пустующим гамакам.
   -Мне посвободнее, - произнес Куля, с довольной улыбкой, - чтобы я мог развалиться, а то я не люблю узкие лежанки.
   -И мне такой же, - засмеялся Жуба. - Рядом с моими друзьями.
   -Ну а ты чего молчишь? - провожатый посмотрел на Лёву. - Или тебе не нравится спальня?
   -Нравится. Почему же не нравится? - искренне ответил вель. - Она очень вместительная.
   Его даже не смутило то обстоятельство, что на нескольких гамаках слева лежали опутанные синей паутиной скелеты и жирный ворон, сидя у изголовья одного из них, долбил клювом череп.
   Пройдя метров пятьдесят, человечек с грустным глазом остановился.
   -Раз вы не пришли во дворец сами, а вас привели гончие Канума, я вынужден обращаться с вами строго, - розовощекий продемонстрировал другой конец указки с острой влажной иглой. - Чуть что, накажу и переведу в другое место, - он неопределенно махнул рукой назад, - на кровати страданий. Поняли?
   -Поняли, - улыбнулся Куля. - Не беспокойся, приятель, мы будем вести себя хорошо.
   -А чего мне беспокоиться? Это вы должны беспокоиться.
   Человечек с грустным глазом подошел к жирному пауку, держащему в лапах желтую берцовую кость и ткнул хищника иглой в брюхо. Паук дернулся и, задымившись, упал замертво.
   -Видели?
   -Видели, - кивнул Жуба.
   -Вот так будет с каждым, кто вздумает вести себя не по правилам. А теперь забирайтесь наверх и ложитесь на кровати.
   -Какие же это кровати? - сказал Лёва. - Это гамаки, а Канум приказал уложить нас на кровати.
   -Меньше слов, больше дела, - произнес розовощекий человечек, направив указку на мальчика. - Для кого гамаки, а для нас кровати. Не нравятся эти, отправишься к другим!
   -Да что ты, в самом деле, Лёва? - Куля подошел к брату. - Ложись.
   -Ладно, ложусь, - согласился вель.
   Мальчик забрался по ножке гриба на гамак и, взбив старую пыльную подушку, лег. Следом за ним гамаки заняли Куля и Жуба.
   -А теперь найдите под подушками тряпки и накройте лица, - приказал розовощекий.
   -Но они очень грязные, - равнодушно заметил Лёва.
   -Опять ты недоволен! - рассердился человечек с грустным глазом.
   -Да я что? Я ничего, - улыбнулся вель. - Надо, так надо.
   Мальчик взял тряпку и положил на лицо, но та самая крошечная часть мозга, которая еще осталась неподвластной колпаку счастья воспротивилась. "Не делай этого! Не делай!" - застучало у него в висках.
   Лишь только человечек с указкой ушел, Лёва поборов внутреннее сопротивление, скинул тряпку и спрыгнул с гамака. Велю на миг показалось, что он увидел под ногами всезнающие губы, которые ему подмигнули и прошептали: "Молодец!" Мальчик закрыл глаза, а когда открыл, губ уже не было. "Почудилось", - подумал Лёва и, забравшись на соседние грибы, сорвал тряпки с Кули и Жубы.
   -Эй! Ты чего? - недовольно произнес толстячок. - Я такой замечательный сон видел про Окки-Укс, а ты мне помешал!
   -И я был на родине в пещерах Лимонных гор, - сказал чам, ища глазами тряпку. - Дай мне ее сюда, я хочу смотреть дальше.
   -Да нам не сны смотреть надо про свои дома, а возвращаться туда на самом деле!
   -Нет, я отсюда не уйду, - возразил чам. - Там меня ждет рабство и боль, а здесь, - он улыбнулся. - Здесь радость и счастье.
   -Да, - кивнул толстячок, - отстань от нас с мятым! Верни тряпки, а сам можешь отправляться куда угодно. Я тоже остаюсь в мешке сознания.
   Неожиданно на старом могильном камне с полустертой надписью появились толстые красные губы, окруженные редкими синими ресницами.
   -О, губки! - воскликнул Куля. - Позвольте, я вас обниму, - толстячок рассмеялся.
   Ярко-зеленый глаз посмотрел на наших знакомых и, остановив взор на Лёве, произнес: "Бегите!"
   Куля раскинул руки и, подойдя к губам, хотел их поцеловать, но они исчезли.
   -Слышали, что велели всезнающие губы? - спросил мальчик. - Нам нужно отсюда убегать.
   -Да что они понимают? - не переставая смеяться, сказал толстячок. - Такие толстые и такие красные...
   -Да, - согласился с ним Жуба. - Почему это мы должны бежать? Раньше я боялся Канума, а теперь кого мне бояться, ведь я уже у него в плену?
   И чам, положив руку на плечо Куле, стал смеяться вместе с ним, показывая пальцем на Лёву.
  

РОЛА

   Совсем близко возле мальчика послышался кашель и вель, вздрогнув, осторожно оглянулся. Рядом со сломанным грибом, засунув палец в нос, стояла симпатичная девочка в пыльном школьном платье и серым мятым бантом в спутанных волосах.
   -Вам всем нужно освободиться от колпаков, - не вынимая пальца из носа, сказала незнакомка.
   -Еще чего? - Куля погладил дарованный Канумом головной убор. - Небось, завидуешь? У самой-то нет.
   -Дурачок, я проткнула голову и он сдулся.
   Девочка подошла к Лёве и протянула грязную руку с татуировкой на запястье: "Р + Х + Ч + С + Ж + П = Л".
   -Мое имя Рола, но все называют меня Отстоей.
   -Лёва, - представился мальчик. - А это Куля и Жуба, они мои друзья.
   -Вот что Лёва, - Рола-Отстоя окинула веля оценивающим взглядом. - Я смотрю, на тебя не так сильно действует колпак, как на твоих приятелей и ты еще соображаешь. Избавься от него, иначе колпак сделает тебя глупым.
   -Рад бы, но руки не слушаются, - признался мальчик. - В самый последний момент они опускаются.
   Девочка хихикнула.
   -Я бы могла тебе помочь, если ты на мне женишься.
   -Женишься?! - ужаснулся вель. - Нет, я не хочу жениться! И потом, я еще маленький.
   -Ничего страшного, - Рола-Отстоя взяла Лёву под руку. - Я подожду, пока ты не вырастишь. Дай слово, что потом, когда повзрослеешь, обязательно женишься.
   Жуба зачмокал и, выдвинув вперед глаза-вишенки, взволнованно произнес:
   -А давай я на тебе женюсь, - кудрявые коричневые волосы чама зашевелились. - Прямо сейчас...
   -Надо же какой быстрый, - кокетливо захихикала Рола-Отстоя. - Я девушка почти порядочная. Скажи хотя бы, что любишь.
   Она вынула дырявый веер из кармана и, переключив внимание на Жубу, принялась жеманно обмахиваться.
   -Хорошо, люблю, - кивнул чам. - Очень люблю.
   Он подошел к Роле-Отстое и, опустившись на одно колено, поцеловал ей руку.
   -Даже не знаю, что и ответить, молодой человек, - девочка сложила веер и ткнула им чама. - Это так неожиданно.
   -Соглашайся, чего выпендриваешься, - сказал Куля.
   -Не учи меня, толстяк! - рассердилась Рола-Отстоя. - Я сама знаю, что делать!
   Недалеко от того места, где находились наши знакомые, раздался голос розовощекого человечка, с грустным глазом и девочка заволновалась.
   -Ладно, я согласна, - махнула она рукой, озабоченно посмотрев по сторонам. - Властью данной мне самой себе назначаю тебя моим мужем, - поспешно произнесла Рола-Отстоя. - Давай я избавлю тебя от колпака, любимый.
   -От колпака!? - Жуба схватился за головной убор. - Нет, я не хочу от него избавляться!
   -Да ты спятил! - рассердилась девочка. - Не пройдет и пару часов, как ты совсем поглупеешь. А зачем мне нужен еще один муж тупица?
   -Значит я у тебя не первый муж? - лицо чама вытянулось.
   -Конечно не первый, дурачок, - Рола-Отстоя потрепала Жубу за щеку. - Ну так что, снимаешь колпак или получаешь развод? - она нервно закусила губку. - Выбирай скорей, а то мне не хочется встречаться со своим старым мужем.
   -Постой, постой, - улыбнулся Куля. - Выходит тот одноглазый парень с указкой твой муж?
   -Его зовут Пузик, - сказала Рола-Отстоя. - Он мне надоел. Такой зануда, каких поискать. И ревнует к каждому грибу. Чуть что тычет указкой. Знали бы вы, столько Пузик хороших женихов загубил?
   -Тоже мне Пузик, - рассмеялся толстячок. - Вы как хотите, а я полез на свой гриб. Да, кстати, Рола, у тебя случайно нет запасной тряпки, чтобы накрыть лицо.
   -Отстоя! Любимая! - послышался из-за кучи оловянных гробов голос розовощекого человечка. - Не вздумай выйти замуж!
   -Я уже вышла лопух, - прошептала девочка, - за... , - она замялась. - Напомни, как там тебя зовут?
   -Жуба, - с готовностью произнес чам.
   -За Жубу, - Рола-Отстоя показала язык в сторону гробов. - Вот так-то, Пузя.
   Чам склонил голову.
   -Хорошо, я согласен, - сказал он.
   -Что согласен? - не поняла Рола-Отстоя.
   -Согласен расстаться с колпаком.
   -Вот и умничка, - девочка поцеловала Жубу в лоб. - А то не хочу, не буду, - она стерла следы помады с лица чама. - Всегда слушайся свою женушку, и все будет хорошо.
   Рола-Отстоя подняла руку вверх и показала палец.
   -А теперь внимание, сейчас я сделаю дырку в голове мужа и выпущу из нее радость и счастье.
   -Но я не хочу дырку! - испугался чам.
   -Ты опять за свое? - нахмурилась девочка.
   -Мне страшно, - признался Жуба.
   -Да, в самом деле, а он не умрет? - забеспокоился Лёва.
   -Ничего с ним не сделается. Просто я выпущу из его головы лишнее счастье, и Жуба опять станет нормальным.
   -Не соглашайся, мятый, - произнес Куля. - Счастье еще никому не повредило.
   Рола-Отстоя строго посмотрела на толстячка.
   -Ну, так как Жуба, ты по-прежнему мой муж или мы уже в разводе?
   -Муж, - покорно сказал чам. - Только если ты лишишь меня счастья, что я буду делать? Горевать?
   -Да останется у тебя счастье, не переживай. Я ведь говорила, выпущу лишнюю радость и счастье. Понимаешь, лишнюю? А лишнее оно и есть лишнее. Лишнее счастье так же вредно, как и лишнее горе и печаль. Всего должно быть в меру.
   -Согласен, - кивнул чам. - Выпускай из меня лишнее счастье.
  

БЕГСТВО ИЗ СПАЛЬНИ

   Девочка послюнила палец и проткнула голову Жубы. Чам вскрикнул и вскинул брови. Его уши зашевелились, а глаза-вишенки расширились до невероятных размеров и выдвинулись вперед.
   -Вот это номер!? - хихикнула девочка. - Мой муж испортился. Никто не хочет занять его место?
   Жуба икнул и из ушей чама пошел синий пар.
   -Прошу прощение, - сказала Рола-Отстоя, - он, кажется, приходит в себя.
   Колпак на голове Жубы стал сдуваться и, превратившись в бесформенную массу, свалился на землю. На лице чама появилось облегчение и улыбка.
   -Надо же получилось? - удивилась девочка. - А я уж посчитала ты того, - она покрутила рукой у виска, - сошел с катушек. У меня недавно три жениха подряд вот так спятили. Прямо один за другим в течение часа, - Рола-Отстоя снова хихикнула. - Думала, не видать мне больше счастья в тот день.
   Девочка поправила мятый бант и, обняв Жубу, поцеловала.
   -Ну, кого еще полечить? - Рола-Отстоя подняла мокрый палец вверх. - Может тебя, толстяк?
   -Лечи своего подкаблучника, - Куля с презрением посмотрел на чама, - а меня не тронь, если не хочешь получить в лоб.
   -Фу, как грубо! - девочка поморщилась. - Ну и оставайся дураком. А тебе, кстати, пойдет быть идиотом.
   -Ну и останусь, - обиделся толстячок. - А тебе то что?
   Куля поддал ногой стоящее ведро с котятами, и оно со звоном отлетело в сторону.
   -Полечи меня, - попросил Лёва, - пожалуйста.
   Рола-Отстоя облизала палец и, с размаха, воткнула мальчику в висок. В голове веля что-то взорвалось, и Лёва ослеп. Из его груди вырвался крик, и мальчик закрыл лицо руками. Это длилось всего несколько секунд, но велю показалось, что он не видит целую вечность. Ужас и отчаяние охватили Лёву. По всему телу мальчика пробежал холодок и вель громко икнул. В следующее мгновение из ушей Лёвы пошел пар, и к нему вернулось зрение.
   -Ты опять снимаешь колпаки с пленников! - послышался недовольный голос розовощекого человечка с грустным глазом.
   -Снимаю, и буду снимать! - девочка показала язык бывшему мужу. - И ты мне не запретишь!
   Человечек сбросил с плеч пронзенного вилами барана и животное умчалось прочь, оставляя после себя просыпавшиеся из ран золотые монеты.
   -Что ж придется лишить тебя стеклянных бус и губной помады, а их, - он показал указкой на Лёву и Жубу, - перевести в другое место, на кровати страданий.
   -Ты больше мне не муж, Пузик! - топнула ногой Рола-Отстоя. - И не смеешь забирать у меня бусы и помаду!
   -Вот как? А кто же тогда твой муж?
   -Он, - девочка повернулась к чаму и понизила голос. - Напомни, еще раз, как тебя зовут. Жуля, да?
   -Жуба, - подсказал чам.
   -Жуба! - Рола-Отстоя похлопала по плечу чама. - Он теперь мой муж!
   Человечек с грустным глазом неумело улыбнулся и, опустившись на колени, всхлипнул.
   -И это после всего того, что я для тебя сделал?
   -А что ты интересно для меня такого сделал, чтобы я не могла, хотя бы раз в день, от тебя уйти?
   -Многое.
   -Ну, например?
   -Например... например... Ну вот, не могу вспомнить, - розовощекий человечек выронил из рук указку и зарыдал.
   -Поплачь, поплачь, - сказала девочка, - легче будет.
   Пока Рола-Отстоя и Пузик спорили, Лёва подошел к Куле сзади и, послюнив палец, проткнул брату голову.
   Увидев, что и третий пленник освободился от колпака, розовощекий человечек вскочил и, выставив вперед указку с острой влажной иглой, направился к нашим знакомым.
   -Именем великого Канума, стойте! - грозно произнес он.
   -Не слушайте его! - крикнула Рола-Отстоя. - Бегите!
   -Не помогай им, Рола! - строго сказал человечек с грустным глазом.
   -А то что? - девочка нахмурилась.
   -Я рассержусь!
   -Ты рассердишься? - Рола-Отстоя надула губки. - Нет, это я рассержусь! Я уже хотела бросить Жулю и вернуться к тебе, а ты опять мне приказываешь!
   Девочка повернулась к пленникам.
   -За мной мальчики, я покажу вам как отсюда выбраться!
   И Рола-Отстоя помчалась к возвышающейся над грибами серебряной пирамиде. Лёва, Куля и Жуба поспешили за ней.
   Розовощекий человечек вынул из кармана что-то похожее на стельку от ботинка и кинул под ноги. "Стелька" со звоном упала, и от нее в разные стороны побежали семь трещин. На конце каждой трещины появился гусь, со злым глазом на лбу и тюбиком клея вместо клюва, и с шипеньем устремился на поиски беглецов. В небо взмыла стая ослов и, тревожно каркая, закружила над спальней. Ножки грибов вдруг сделались хрупкими и переломились пополам, и тысячи людей, лежащих в гамаках, оказались на земле. Лица их были накрыты тряпками и они, ничего не видя, с воплями и стонами заметались по спальне, натыкаясь друг на друга и спотыкаясь о поваленные грибы.
   -Ну ты даешь, Пузик! - захохотала Рола-Отстоя. - Такой беспорядок устроил! И все из-за того, что я вышла замуж? Вот ревнивый дурашка!
   Ослы принялись скидывать со спин мешки с мукой и цементом, и вокруг потемнело.
   -Не отставайте! - крикнула девочка. - Уже не далеко! Главное, не попадитесь в лапы гусям, а то они вас враз доставят к Пузику.
   -Рола, вернись! - послышался сзади сердитый голос розовощекого человечка. - Вернись по-хорошему или я заставлю тебя потом убирать спальню!
   -А ты догони! - девочка остановилась. - Где ты, Пузик? Я здесь!
   Из облака пыли неожиданно показался гусь и, расставив крылья, бросился на Лёву. Мальчик успел отскочить в сторону и птица, промахнувшись, ткнула тюбиком в гриб. Тянувшаяся за гусем трещина превратилась в резиновый жгут, и увлекла птицу и приклеившийся гриб к розовощекому человечку.
   -Сюда! - позвала Рола-Отстоя. - Да скорей же!
   Девочка подбежала к пирамиде из чистого серебра и прикоснулась к черному кругу.
  

БЛУЖДАНИЕ В ПИРАМИДЕ

   В стене появилась щель достаточная, чтобы попасть в пирамиду и беглецы, один за другим, проскользнули внутрь. Они оказались в тесной маленькой комнатке без окон и дверей, освещаемой горящей корзиной. Дым от корзины медленно поднимался вверх и, превращаясь в плотную полотняную ленту, с синими эмалированными тазами, уходил в отверстие в потолке. Девочка, не задумываясь, вскочила на ленту и, усевшись в таз, крепко схватилась за его края.
   -Давайте, мальчики, торопитесь, пока корзина горит, а то если она потухнет, придется ждать несколько недель!
   Лёва, Куля и Жуба запрыгнули на полотно и, по примеру Ролы-Отстои, заняли тазы.
   -Наклоняйтесь сильнее, - посоветовала девочка, - а то отверстие в потолке маленькое и можно заработать шишку.
   Покинув комнатку, лента опустилась вниз, к ручью из стеклянных бус, колец, браслетов и зеркалец, и заскользила вдоль берега, поросшего печеными портфелями.
   -Ну ладно, ребята, нам с Жулей пора.
   -Я Жуба, - напомнил чам.
   -Знаю, - девочка встала и потянулась, - но мне Жуля больше нравится. А было бы еще лучше, если бы ты откликался на какое-нибудь другое имя.
   -На какое другое? - спросил Жуба.
   -Ну, на какое-нибудь красивое и мужественное.
   -А Бобик не подойдет, - съехидничал Куля.
   -Во, точно, Бобик! - Рола-Отстоя повернулась к толстячку. - Молодец, парень, спасибо за помощь. Хотя подожди... Кого-то мне имя Бобик напоминает... А, ну конечно! Вовик! А Вовик довольно мрачное имя... Что же делать?
   -А может Тузик? - Куля подмигнул чаму.
   -Идет, - одобрила выбор толстячка девочка. - С этой минуты Жуля, я буду звать тебя Тузиком! Тузик за мной!
   Девочка ловко спрыгнула с ленты и, погрузив руку в ручей, вытащила длинные бусы из розового стекла.
   -Ну, чего сидишь Тузик? - засмеялся Куля. - Давай, беги за хозяйкой.
   -Отвали, толстяк, - насупился Жуба. - Она мне не хозяйка, а жена.
   -Тузик! Тузик! Тузик! - позвала мужа девочка. - Прыгай сюда, здесь столько нужных вещей.
   Лента замедлила бег и почти остановилась. Жуба вылез из таза и, прижав руки к груди, поклонился.
   -Ну, мне пора. Извините, ребята, если что не так.
   -Эй, - опешил Куля, - ты разве на самом деле уходишь? А как же я?
   -А что ты? Ты уже не маленький.
   -Нет, я в том смысле, что Лёва вернется в Окки-Укс. А я что тут один делать буду?
   -Не знаю, - пожал плечами Жуба. - Может тебе повезет и ты, как и я, женишься.
   -На ком? - не весело улыбнулся Куля.
   -А хоть бы и на мне! - Рола-Отстоя повесила бусы на шею и посмотрелась в зеркальце. - Мне лишний муж никогда не помешает.
   Высоко вверху послышался надрывный звон колоколов и на беглецов обрушился сильный дождь. Дождь был не простой, он смыл все, что их окружало: полотняную ленту с синими эмалированными тазами, ручей из стеклянных бус, зеркалец и браслетов, и даже портфельные берега. Теперь они находились совсем в другом месте - на деревянном помосте в самом центре огромного зала, с низким потолком, разделенного на красные и белые квадраты. На одних квадратах бегали прелестные желтые цыплята, на других лежали тыквы и торты. Часть квадратов были пустыми.
   -Мы пропали, - заплакала Рола-Отстоя, опускаясь на помост. - Это непроходимая ловушка. Я слышала о ней от Пузика.
   -Не расстраивайся, милая, - Жуба погладил девочку по голове, - что-нибудь придумаем.
   -А зачем же тогда ты нас сюда притащила, - спросил Куля, - если знала про ловушку?
   -Я сколько раз убегала в серебряную пирамиду от Пузика, но ни разу ее не видела, - девочка заплакала еще сильнее. - Добиралась вон до той шоколадной лошадки и спускалась вниз, на поляну стариков... А потом всегда возвращалась в спальню к Пузику.
   Рола-Отстоя зарыдала.
   -Ладно, успокойся, - сказал Лёва. - Любую ловушку можно обойти.
   -Любую, но не эту, - девочка вытерла рукавом слезы. - Если бы хоть потолки были повыше, я бы попробовала перешагнуть через квадраты, а теперь я бессильна.
   -Совсем со страха спятила, - прошептал Куля. - Слышали, перешагнуть через квадраты?
   Лёве показалось, что он увидел на полу знакомое очертание всезнающих губ.
   -Значит, ты говоришь нам нужно дойти до шоколадной лошадки? - мальчик приблизился к краю помоста.
   -Да, - кивнула Рола-Отстоя, - но не вздумай пытаться. Погибнешь.
   Она достала из кармана браслет и кинула на квадрат с тортом. Не успел браслет коснуться пола, как торт взорвался, а его остатки вспыхнули и с треском сгорели.
   -Впечатляет, - согласился с доводами девочки Лёва, - но я все же попробую.
   -Не делай этого, - Куля взял брата за руку.
   -Ты что, хочешь сидеть здесь вечно?
   -Нет, - толстячок отпустил мальчика. - Ладно, давай, но будь осторожней.
   Лева, затаив дыхание, поставил ногу на красный квадрат с цыпленком, на котором минуту назад находились всезнающие губы. Цыпленок пискнул и, обернувшись крысой, набросился на тыкву на соседнем квадрате. Тыква застонала и принялась отбиваться от хищницы засохшим "хвостиком".
   Слева, на пустом белом квадрате, Лёва снова увидел еле заметные губы и уже смело опустил ногу туда. Потом губы появились впереди, затем справа и, шаг за шагом, мальчик начал приближаться к шоколадной лошадке.
   -Эй, а чего мы сидим? - девочка вскочила. - Давайте за Лёвой! Я всегда знала, что у него получится! Тузик за мной!
   И Рола-Отстоя, Жуба и Куля пошли за мальчиком.
  

ПОЛЯНА СТАРИКОВ

   Так, с помощью всезнающих губ, наши герои добрались до кучи старых синих фуфаек, с заплесневелой шоколадной лошадкой сверху. Девочка, с видом бывалого человека, подошла к лежащему неподалеку большому квадратному чемодану и открыла крышку. Из него ударил луч света и вылетел голубь, с перевязанным крылом.
   -Идите сюда! - позвала Рола-Отстоя спутников. - Нам туда! - она показала в чемодан.
   Лёва заглянул внутрь и обнаружил, что у чемодана нет дна. Вместо дна зияла дыра, а в ней, далеко внизу, виднелся дворец Канума.
   -А как же мы спустимся, - воскликнул Куля, - тут же нет лестницы?
   -Ты не ошиблась, любимая? - спросил Жуба. - Нам действительно сюда?
   -Сюда, сюда Тузик, не сомневайся!
   Рола-Отстоя стукнула себя по коленкам, и ее ноги удлинились почти на метр.
   -Вот это фокус! - присвистнул толстячок.
   Девочка села на крышку чемодана и улыбнулась.
   -Ну, мальчики, хватайтесь за мои ноги, - сказала она. - Да пошевеливайтесь, если не хотите встретиться с Пузиком.
   Когда Лёва, Куля и Жуба ухватились за Ролу-Отстою, девочка взялась за края чемодана и повисла над бездной. Ноги Ролы начали расти, и наши герои стали спускаться. Не прошло и трех минут, как они оказались на лужайке с жесткой колючей травой, неподалеку от дворца Канума.
   -Это поляна стариков, - сообщила девочка, принимая привычный облик. - Видите, кругом валяются костыли и вставные челюсти? Нам налево, - она повернулась и зашагала в направлении дворца. - Ступайте за мной, я хорошо знаю дорогу.
   -А почему мы идем в эту, а не в другую сторону? - Лёва показал на тропинку упирающуюся в болото.
   -Нельзя, - сказала Рола-Отстоя. - Ту дорогу охраняют старики. - Говорят, там находится выход.
   -Выход?! - не поверил мальчик. - Ты не ошиблась?
   -Может и ошиблась, - девочка пожала плечами, - я там никогда не была.
   -Тогда мне в болото, - произнес Лёва.
   Сердце веля наполнилось радостью. Наконец-то он нашел то, что так долго искал.
   -Разве ты не понял? - Рола-Отстоя остановилась. - Я сказала выход! Выход из мешка сознания, из этого замечательного места!
   -Да понял он все, не кричи, - сказал Куля. - Просто мой брат хочет вернуться домой. Отвали!
   Толстячок оттолкнул надоедливого крота, в малиновой жилетке пытавшегося измерить линейкой его туфли.
   -А вы? Вы тоже хотите уйти, мальчики? - девочка посмотрела на чама и толстячка.
   -Нет, - сказал Жуба, - мы остаемся. Мы провожаем Лёву.
   -Провожаете...
   Рола-Отстоя задумалась.
   -А что, пожалуй, и я провожу Лёву, - улыбнулась девочка. - Еще успею вернуться в спальню. Погляжу, как он выглядит этот выход. А то я его никогда не видела.
   Лишь только наши герои, ступив на зыбкую почву, прошли несколько метров, от первой до второй вешки, из болота стали появляться морщинистые старики в длинных полосатых рубахах. Когда количество стариков перевалило за сотню, они простерли костлявые руки к путникам и загалдели. Низкие густые голоса стариков были невыносимы. Губительный пронизывающий звук проникал в каждый волосок, каждую клеточку людей наполняя их страхом и ужасом. Ноги и руки Лёвы перестали слушаться, и мальчик упал в болото. Вслед за ним в трясине оказались Куля, Жуба и Рола. Вель понял, что им приходит конец, но мальчик не хотел сдаваться. Теряя сознание, он приподнял голову и, в самый последний момент, увидел на рубахе одного из стариков всезнающие губы. "Рот! - сказали губы. - Открой шире рот!"
   Лёва открыл рот, и к нему вернулись силы и ясность ума.
   -Откройте рты! - закричал мальчик, вскакивая на ноги.
   Преодолев первое препятствие, наши герои пошли дальше, но на этом их испытания не закончились.
   Впереди блеснул свет и трясина начала отступать. Из глубины болота поднялась извилистая дорожка из печенья, сыра и жаренного мясного фарша. Полосатые рубахи на стариках потрескались и рассыпались, а они сами превратились в скелеты. Лёва заметил у себя на шортах всезнающие губы. Губы улыбнулись и прошептали: "Оставайтесь на тропинке".
   -Смотрите, а вон мой дедушка Просул! - показала на полного человека в камышах Рола-Остоя.
   Человек спустил с поводка барсука и помахал девочке. Рола-Отстоя хотела сойти с дорожки, но Лёва ее остановил.
   -Подожди, это не твой дедушка!
   -Нет, это мой дедушка! Он несколько лет назад утонул в котле с гречневой кашей. Дедушка, здравствуй! Это я, Рола!
   "Дедушка Просул" засмеялся и, хлопнув себя ладонью по лбу, обратился в зеленолицию женщину со шрамом на шее. Женщина сняла с ног короткие лыжи и протянула чаму.
   -А это тебе милый, - улыбнулась незнакомка. - Бери, они твои.
   Жуба бросился к зеленолицей женщине, но Лёва был начеку. Мальчик задержал товарища и не дал ему покинуть дорожку.
   -Ну и что дальше? - спросил Куля, обращаясь к незнакомке. - Кого еще ты нам покажешь.
   Однако женщина не собиралась больше превращаться в родственников наших знакомых. Вместо этого она схватила барсука и принялась рвать на мелкие кусочки. Кусочки барсука, падая на землю, становились бескрылыми курами с длинными острыми клювами. Покружив вокруг зеленолицей незнакомки птицы кинулись к дорожке и начали ее клевать. На дорожке образовались отверстия, сквозь которые показались звезды и желто-коричневое небо. Возле самого уха Лёвы кто-то тихо сказал: "Беги!" и мальчик, узнав голос всезнающих губ, помчался вперед, стараясь не провалиться в дыры. Куля, Жуба и Рола-Отстоя последовали за ним. Через какое-то время дорожка вошла в бирюзовое облако и беглецы уперлись в гладкую стену из белого кирпича.
   -Ну и куда теперь? - спросил толстячок, оглядываясь на приближающихся кур.
   -Не знаю, - Лёва принялся изучать стену. - Не может быть, чтобы в ней не было прохода.
  

ВЫХОД

   И проход нашелся. А вернее он и не терялся, просто внизу, у самой дорожки, находилось овальное отверстие, скрытое за цветами мака и крапивы. Но наши герои не успели им воспользоваться. Стена потрескалась и разошлась. Какая-то неведомая сила толкнула их вперед, и они очутились на краю кратера огромного размера. Над ним, величественно покачиваясь, находились гигантские всезнающие губы. Из желтого зрачка губ, в центр кратера, бил тусклый луч света, освещая не большое черное поле с яркой белой точкой, от которой расходилось голубоватое сияние. Лёва понял, что именно там, куда указывает луч и находится выход из мешка сознания. И мальчик, ни слова не говоря, помчался вперед. Его спутники побежали следом. Сильный порывистый ветер ударил им в лицо и сбил с ног. Превозмогая воздушный поток Лёва поднялся и помог подняться товарищам. Ветер сразу стих, но вместо него на встречу выскочил табун белых длинногривых лошадей с человеческими ногами. Лошади начали беспорядочно носиться по кратеру, топча все на своем пути. Так продолжалось минут десять. Потом лошади исчезли, и сверху посыпалась мертвая рыба и красные лепестки цветов. Падая на землю, рыба сразу же превращалась в липкую киселеобразную массу, и вскоре наши герои оказались в ней по пояс.
   Где-то в вышине вспыхнула молния и губы сказали: "Бум!", и земля вздрогнула и затряслась. Лёва, Куля, Жуба и Рола-Отстоя не удержались на ногах и покатились по пологому склону.
   Они остановились в самом центре кратера возле черного поля.
   -Смотрите, да это же Цветы Ваты! - удивленно произнес толстячок.
   -Тысячи цветов! - добавила девочка.
   -Да, - чам тяжело вздохнул, - подобный цветок я когда-то понюхал, чтобы покинуть каменоломню.
   Лёва нагнулся и сорвал одно растение, чтобы лучше рассмотреть. Без всякого сомнения перед ними были те самые цветы, с помощью которых люди попадали в мешок сознания - такой же пронзительно черный цвет, такие же крошечные янтарные бусинки покрывающие лепестки.
   -А вон белый цветочек! - показала Рола-Отстоя.
   Лёва направился к растению в середине поля, испускающему голубоватое сияние. Оно выглядело точь-в-точь, как и черные.
   -Мне кажется, я знаю, что нужно сделать, чтобы выбраться из мешка сознания, - мальчик присел на корточки возле белого Цветка Ваты.
   -Что? - спросил Куля.
   -Нужно понюхать белый цветок.
   -Вот и нюхай, - произнес толстячок, - а нам и здесь хорошо.
   Как только мальчик прикоснулся к белому растению, в нескольких метрах в стороне, появилась дверь и из нее выглянул старый знакомый, Пирка. Кривоногий человечек улыбнулся и достал из кармана тряпку с надписью "Шарик".
   -Смотрите, теперь у меня два шарика!
   Он перевернул тряпку на другую сторону и все увидели, что и там тоже было написано "Шарик".
   -Кто это? - заинтересовалась Рола-Отстоя.
   -Пирка, - Куля покрутил пальцем у виска.
   -Хорошее имя, - девочка одернула платье и поправила волосы. - А ты женат красавчик, - Рола-Отстоя подошла к кривоногому человечку.
   -Нет.
   -А хочешь жениться?
   -Не знаю...
   -А если бы знал?
   -Наверное, захотел бы, - Пирка подбросил тряпку. - Смотри, как здорово летает.
   Рола-Отстоя взяла человечка под руку.
   -Женись на мне, паренек.
   -А ты не будешь обижать мой шарик?
   -Нет, - девочка погладила человечка по голове.
   -Тогда я согласен, - Пирка протянул Роле-Отстое тряпку. - На, подержи, только осторожно.
   На лице Жубы выступили слезы.
   -А как же я, милая?
   -А что ты? - девочка улыбнулась чаму. - Ты тоже будешь моим мужем. Только старым. Не расстраивайся Тузик, когда Пирка мне надоест, я вернусь к тебе, поэтому всегда будь поблизости.
   -Хорошо, буду, - Жуба опустил голову.
   Лёва приблизился к чаму.
   -Ладно друг, давай прощаться.
   Они обнялись и поцеловались.
   Мальчик пожал руки Пирке и Роле-Отстое и подошел к белому цветку.
   -Эй, а почему ты со мной не прощаешься? - Куля догнал брата. - Я, между прочим, тоже остаюсь в мешке сознания.
   -А как же твои родители? - спросил Лёва.
   -Не тронь моих родителей, они мои!
   -Твои, твои, - мальчик нагнулся к цветку. - Ой! Что это?
   -Где? - толстячок наклонился.
   Лёва надавил Куле на затылок, и он уткнулся лицом в Цветок Ваты. Толстячок несколько раз дернулся и, закряхтев, исчез. Мальчик помахал Жубе, Пирке и Роле-Отстое и, прикоснувшись носом к белому лепестку, понюхал Цветок Ваты. И сейчас же яркая радуга вонзилась в лоб веля и глаза Лёвы, раздувшись, покинули голову. Мальчик увидел сверху свое безжизненное тело, плывущее по огненной реке, в окружении черноголовых чаек. Птицы с криками летали над ним, выдавливая из себя зеленые дымящиеся лепешки. Лепешки падали на грудь веля и он все глубже и глубже погружался в реку. Но вдруг небеса раздвинулись, и огромные волосатые руки опустились из облаков и бережно взяли Лёву. На мальчика обрушилась темнота и страшная нестерпимая боль. Вель закричал и услышал обеспокоенный голос тети Мылы.
   -Ну-ну очнись! Что с тобой, голубчик?
   -Да он претворяется, хитрец! - Лёва узнал голос Кули и в следующую секунду почувствовал удар по щеке. - Вставай, обманщик, нечего тут валяться!
   Мальчик открыл глаза и увидел склонившихся над ним тетю Мылу и толстячка.
   -И тебе не стыдно? - покачал головой Куля.
   -Нет, - улыбнулся Лёва. - Нисколечко.
   -Я тебе этого никогда не прощу, - толстячок нахмурился и показал брату кулак.
   -Эй, петухи, еще подеритесь!
   Тетя Мыла взяла Лёву и Кулю за шкирки и поставила на ноги.
   -И что это с вами случилось, а? Рассказывайте. Я захожу в шатер, а вокруг никого и вы лежите без памяти.
   -Не знаем? - пожал плечами мальчик. - Может, переутомились?
   -Ладно, идите домой, - тетя Мыла, - погладила племянников по голове, - я сама донесу гвозди до мельницы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ББК Ш3(2-Рос)-615
   П30
  
  

Рисунок на обложке Лёвы ПЕТРОВА

Сюжет книги придуман совместно с Лёвой Петровым

  
   Петров И. Ф.
   П30 Приключения в Радужном мире. Цветок Ваты. - Кемерово: Кузбассвузиздат,
   2003. - 238с.
  
   ISBN 5-202-00627-6.
  
   4803010201 Без объявл.
   П Т45(03)-2003 ББК Ш3(2-Рос)-615
  
  
  
   ISBN 5-202-00627-6.
   .
  
   Џ Петров И. Ф., 2003
   ___________________________________________________________________________________

Литературно-художественное издание

Петров Игорь Фёдорович

ПРИКЛЮЧЕНИЯ В РАДУЖНОМ МИРЕ

ЦВЕТОК ВАТЫ

Редакторы: Т. А. Козяева

Технический редактор В. И. Труханова

Корректор Т. В. Тулупова

Компьютерная верстка О. А. Кузнецовой

  

Сдано в набор 30.06.2003. Подписано к печати 01.09.2003.

Формат 60/84/1-18. Гартнитура "Таймс". Бумага офсетная N1.

Печать офсетная. Усл. печ. л. 13.95. Тираж 1000 экз. Зак. 597

__________________________________________________________

Издательство "Кузбассвузиздат"

650043 Кемерово, ул. Ермака, 7. Тел. 23-34-48

  
  
  
  
   1
  
  
   15
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"