Петров Игорь Фёдорович: другие произведения.

Приключения в Радужном мире. Горные старцы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть шестая


  
  
  
  
  
  
   ИГОРЬ ПЕТРОВ
  
  

ПРИКЛЮЧЕНИЯ В РАДУЖНОМ

МИРЕ

ГОРНЫЕ СТАРЦЫ

Книга шестая

Кемерово

Кузбассвузизда

2003

  
  
  
   Сказочная повесть о невероятных приключениях мальчика Лёвы и его друзей. С некоторыми героями повести вы уже встречались в книгах: "Приключения в Радужном мире. Болотная страна" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2000), "Приключения в Радужном мире. Лимонадия" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2002), "Приключения в Радужном мире. Круг" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2002), "Приключения в Радужном мире. Планета Конфета" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2003), "Приключения в Радужном мире. Прыжок в стакан" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2003).
  
  
  
  
  
  
  
  

СОДЕРЖАНИЕ

   Чужестранцы
   Хорс
   Новое имя
   В компании лысых девочек
   Болото
   Жёлтая шкурка
   Беспокойная ночь
   Столовая черепаха
   Цветок Фу
   Бешеный Тил
   На каменной стене
   Пуп горы
   Шутарук
   Цыпал
   Злая пальма
   Молоток
   Владения Крума
   Закрома
   Ключник
   Бородатый волшебник
   Театр пыток
   Кость
   Новый господин
   В главном тоннеле
   Бир
   Небольшой скандал
   Запретный зал
   Ничейный город
   Гостиница Лулума
   Заговор
   Барылин
   Посылка
   Почтальон
   Комната номер одиннадцать
   Красные стрелки
   Деревня беглых счастливчиков
   Глор и Щер
   Неожиданный случай
   Выход из положения
   Дорожные приключения
   Бумга
   Замок
   Приготовление к схватке
   Конец Турнажа
   Гнусик
   Покои волшебника
   Подвал
   Костёр
   И началось
   Отецц
   Желание выжить
   Не много везения
   Санный путь
  
  
  
  
  
  
   Сюжет книги придуман
   совместно с Лёвой Петровым
  

ЧУЖЕСТРАНЦЫ

   Прежде, чем я начну свое повествование, мне стоит сказать, куда вы собственно попали, заглянув в эту книгу. А очутились вы в Радужном мире на планете Конфета, а точнее в стойбище Окки-Укс, где обитает племя велей. В этом чудесном городке с красивыми разноцветными домами живет голубоглазый мальчик по имени Лёва. И с ним, время от времени, происходят самые невероятные приключения. Об одном из них я и хочу сегодня поведать.
   Дело было на другой день после праздника "Лысых девочек". Ранним утром на площади Чаепития появились необычные в здешних краях длинноухие люди. Они выглядели очень уставшими и напуганными. В грязных прожженных одеждах, с перепачканными сажей лицами чужестранцы прошли мимо завтракающих горожан и расположились прямо на мостовой, недалеко от фонтана. Лёва сразу обратил внимание на невысокого подростка и старика, которые, сняв заплечные мешки и, оставив их на попечение соплеменников, направились в булочную. "Что заставило этих несчастных людей покинуть свои жилища?" - подумал мальчик. Вель отодвинул чашку с горячим шоколадом и торопливо последовал за странной парочкой.
   Когда он оказался в магазине, то увидел стоящих возле витрины незнакомцев неторопливо пересчитывающих горсть медных монет.
   -Ну, - зевнул продавец Тах и, согнав полотенцем стаю мух с медового кренделя, облокотился на прилавок. - Вы будете что-нибудь брать или нет?
   -Сейчас, сейчас, - произнес извиняющимся голосом старик и, протянув деньги, показал на маленький пирожок с капустой.
   Булочник с презрением взглянул на оборванных посетителей и сообщил, что их денег хватит лишь на половину пирожка, а так как он продает пирожки исключительно целиком им лучше убраться из магазина.
   Лёва всегда недолюбливал Таха за жадность и поэтому никогда не покупал у него хлеб, однако видя голодные лица чужестранцев вель заплатил за три большущих ржаных каравая и протянул незнакомцам.
   -Вот, - улыбнулся Лёва, - возьмите.
   Длинноухие люди, как по команде, спрятали руки за спины и, опустив глаза, попятились к выходу.
   -Куда же вы? - удивился Лёва. - Постойте.
   Мальчик вышел из булочной и, догнав иноземцев, вновь предложил хлеб.
   -Спасибо, - поклонился старик и его уши едва не коснулись земли, - но мы не голодны.
   -Да как же не голодны?! - настаивал вель. - Возьмите, а то я обижусь.
   -Ну, если только для того, чтобы не обидеть тебя, - в глазах старика появились радостные огоньки, - тогда возьмем.
   Он схватил хлеб и, отвесив несколько поклонов, поспешил к сородичам.
   -Спасибо, - оставшийся стоять на месте подросток протянул усыпанную синими бородавками руку, - меня зовут Хорс, я из племени длинноухих людей. Ты спас нас от голодной смерти. Мы не ели уже несколько дней, - собеседник тяжело вздохнул и печально посмотрел на измученных родственников.
   -А меня Лёва, я сын Рисмуса смотрителя ненужных вещей.
   Мальчик взял Хорса за локоть.
   -Позволь угостить тебя шоколадом, - и вель потянул нового знакомого к своему столику.
  

ХОРС

   Когда Хорс выпил залпом три кружки шоколада и от удовольствия развалился на плетеном стуле, предварительно расстегнув верхнюю пуговицу на потрепанной рубашке и, развязав связанные под подбородком уши, Лёва попытался узнать, как они очутились в здешних краях. Оказывается, племя длинноухих людей по прозвищу ушаны жило в прекрасной долине у горы Волосатой, но однажды гора ожила, и от ее подножия стали расползаться толстые каменные плиты, покрывая, словно броней, цветущую землю.
   -Моя бабушка, - Хорс кивнул в сторону сидевшей у фонтана пожилой женщины, - сказала, что это горные старцы варят каменный суп. Они и раньше готовили его. Примерно раз в сто лет гору Волосатую начинало трясти, и та подрастала на несколько метров. Через семь дней все обычно заканчивалось, но в этот раз прошло уже больше месяца, а старцы подземелья все варят и варят свою ужасную похлебку и не могут насытиться. Наш город Тиубул давно покрыли десятиметровые каменные плиты, а жители в страхе разбежались кто куда. Если так пойдет и дальше планета Конфета вскоре превратится в каменный шар.
   Хорс замолчал и его большие миндалевидные глаза желтого цвета наполнились печалью.
   -Неужели ничего нельзя сделать? - тихо спросил Лёва.
   -Может и можно, но для этого нужно спуститься внутрь горы и отыскать волшебников и поинтересоваться, почему старцы хотят извести землю. Попросить, чтобы они пожалели людей и перестали уничтожать планету.
   Хорс с силой дернул за левое ухо и поморщился от боли.
   -А если деды не откажутся от ужасных планов, - ушан сжал губы и на его зеленом лице показались пупырышки, - то сразиться со злодеями и отстоять нашу прекрасную Конфету.
   Хорс с грустью посмотрел на Лёву:
   -Я бы давно уже пошел на поиски горных старцев, но бабашка не берет у меня парик.
   -Парик? - переспросил мальчик.
   -Да, - кивнул ушан. - Когда мужчина нашего племени собирается отправиться в опасное путешествие, он преподносит свой парик бабашке.
   Хорс потянул за чуб и коричневая копна кудрявых волос легко отделилась от головы и Лёва заметил гладкий череп собеседника, покрытый тонкой блестящей кожей.
   -И если та соглашается отпустить его, - продолжал ушан, - то принимает подарок, а если нет, возвращает обратно. Как видишь, парик находится при мне, - Хорс положил волосы рядом с пустыми чашками и, оглянувшись, посмотрел в сторону фонтана.
   Сидевшая на земле старуха узрев, что ее внук обнажил голову, подняла белый костяной посох и беззлобно погрозила подростку.
   -Видел? - насупился ушан.
   Лёве все больше начинал нравиться новый знакомый, и он решил во чтобы-то ни стало ему помочь.
   -Послушай, а тебе обязательно получать разрешение? - поинтересовался мальчик. - Может просто, взять и никому ничего не говоря, отправиться на поиски горных старцев?
   -Обязательно, - Хорс тяжело вздохнул и, забрав со стола парик, возвратил на прежнее место. - Ладно, мне пора. Нам нужно еще позаботиться о ночлеге и подыскать какую-нибудь работу. Спасибо за угощение, - ушан протянул мальчику руку.
   -Если хотите, поживите в палатке возле склада ненужных вещей, - предложил вель. - Она давно пустует. Правда в ней находятся мои игрушки, и там надо навести порядок.
   -А твои родители не будут против?
   -Нет, они даже обрадуются. Я уже второй год обещаю маме привести ее в надлежащий вид, но все как-то руки не доходят. И насчет работы не беспокойтесь. Я поговорю с отцом, и он возьмет вас к себе помощниками.
   Лёва и Хорс подошли к фонтану и ушан представил мальчика родственникам. Нужно было видеть радостные лица ушастых людей, когда те узнали, что вель вызвался им помочь. Растроганная старуха переломила свой костяной посох пополам и протянула мальчику верхнюю часть украшенную ракушками и цветными камешками. Сын Рисмуса хотел отказаться, но она настояла на своем и Лёва вынужден был принять подарок.
   Когда мальчик в окружении семи чужестранцев пришел домой, его мать Аннаж только всплеснула руками, увидев голодных и измученных людей и, без лишних разговоров, предложила гостям чистую одежду и еду.
   -Какие замечательные у тебя родители, - сказал Хорс, прогуливаясь вечером с Лёвой возле палатки. - И дом у тебя хороший... Почти такой же как был у меня раньше, - ушан всхлипнул и отвернулся. - Знаешь, о чем я думаю? - он перешел на шепот и поманил веля пальцем.
   -Нет, - Лёва подошел к собеседнику вплотную.
   -Может и вправду, взять и никому ничего не говоря, отправиться на поиски горных старцев?
   -И я с тобой, - глаза у Лёвы заблестели, а сердце застучало сильнее. - Мы быстро проучим вздорных дедов и спасем любимую планету.
   -Да, но что скажет моя бабушка?
   -Если бы все внуки на земле, прежде чем что-либо сделать, спрашивали разрешение у своих бабушек, многие замечательные поступки так и не были бы совершены, - горячо заговорил вель.
   Лёва положил руку на плечо подростка.
   -Ну, давай, решайся!
   В палатке послышался радостный смех и из-за приоткрывшейся матерчатой двери выглянула седая голова старушки:
   -Котеночек ты здесь?
   -Да, здесь, - смутился ушан. - Ложись спать, я скоро приду. И не называй меня, пожалуйста, котеночком!
   -Хорошо котеночек, не буду.
   Лёва еле удержался от смеха, глядя на сердитое лицо Хорса.
   После нескольких минут раздумья ушан решительно сдернул с головы парик и, повертев в руках, засунул в карман.
   -Все, ты меня убедил! Пусть позор падет на мою гладкую макушку, но я отправлюсь в путь без разрешения бабушки. Если хочешь, можешь идти со мной.
   -Конечно хочу, - обрадовался Лёва, - только нам нужно взять в дорогу еды и кое-какие вещи.
   -Бери, но быстро, - сказал Хорс, - а то я боюсь передумать и на всю жизнь остаться возле любимой бабушки.
   Вель стремглав кинулся в дом и, стараясь не попадаться на глаза отцу и матери, пробрался на кухню. Наполнив провизией мешок мальчик направился на чердак, где хранились его самые ценные штучки, которые он прятал от родителей. Когда Лёва выбежал на улицу, то долго не мог отыскать Хорса. "Наверное, ушан передумал, - расстроился сын Рисмыса, - надо было возвращаться скорее". Потеряв всякую надежду встретить Хорса, Лёва уже решился идти в одиночку к горе Волосатой, но неожиданно увидел знакомый силуэт сзади палатки.
   -Хорс, это ты? - позвал вель ушана.
   -Я. Ты, почему так долго? Я уже два раза передумывал. Сначала отказывался идти, а потом вновь решался ослушаться бабушку.
   Лёва подошел к Хорсу и, взяв за руку, потащил от палатки.
   -Стой, подожди? - вырвался ушан.
   -Ну что еще? - недовольно спросил мальчик.
   -Кажется, нам в другую сторону, - показал Хорс.
   -Ладно, идем в другую сторону, - зашагал в указанном направлении сын Рисмуса.
   Однако ушан не спешил следовать за велем.
   -А сейчас что случилось? - насупился Лёва.
   -Еще одну секунду, - Хорс вытащил из кармана парик и, подобравшись на цыпочках к палатке, повесил волосы на крюк возле двери. - Все, - погладил он себя по лысой голове, - вот теперь пошли.
  

НОВОЕ ИМЯ

   Пройдя километра два путники подошли к небольшой, но глубокой реке Кусачей и остановились. Лёва никак не мог вспомнить в какой стороне от них находится мост. С правой или с левой. Поэтому, чтобы не плутать понапрасну по колючему кустарнику, росшему вдоль берега, они решили дождаться утра.
   Расположившись на полусгнившей лодке Хорс подложил под голову ботинки и попытался уснуть, но совершенный им несколько часов назад дерзкий поступок не давал ушану покоя.
   -Что же теперь будет? - печально сказал Хорс и, закатив глаза, принялся попеременно оттягивать уши.
   -Эй, ты чего? - Лёва присел рядом с новым товарищем и положил руку ему на плечо.
   -Представляешь, бабушка вправе лишить меня наследства и имени, - Хорс затрясся и беззвучно заплакал.
   Мальчик подождал немного, когда он успокоится и спросил:
   -Разве ваш дом не погребен под каменной толщей и тебе есть что наследовать?
   Хорс перестал закатывать глаза и терзать уши.
   -А ведь и верно, из-за этих поганых старцев моя семья все потеряла, - подросток привстал и улыбнулся, - и бабушке нечего меня лишать.
   Хорс соскочил с лодки и принялся радостно прыгать и беспорядочно размахивать руками.
   -Да, но она может отобрать имя, - вдруг замер ушан и его лицо вновь сделалось кислым, - и мне придется просить первого встречного дать новое. Наверное, бабушка уже обнаружила, что ее ослушались и я уже не Хорс. Какой ужас! - подросток сел на камень и закряхтел.
   -А кто? - Лёва порылся в мешке и, достав связку копченых вафель, протянул товарищу.
   -Никто. Молодой человек без имени! - ушан оторвал одно печенье и молча начал есть.
   -А хочешь, я стану тем первым встречным, который даст тебе новое имя? - предложил вель.
   -Валяй, - кивнул ушан, - я согласен.
   Лёва несколько раз обошел вокруг нового приятеля, похлопывая его по спине и гладкой голове, не проронив ни единого слова.
   -Ну, чего тянешь? - нетерпеливо спросил ушан.
   -Думаешь, это легко? Тебе же нужно хорошее имя.
   -Конечно хорошее!
   -И чтоб не девчачье? - улыбнулся Лёва.
   -Только попробуй, - ушан погрозил кулаком мальчику.
   -Ладно, успокойся, - подбоченился вель, - я смотрю, ты слишком серьезно к этому относишься. Пусть будет по-твоему, не девчачье, так не девчачье. Незнакомец, называю тебя...
   -Ну?
   -Не перебивай, - нахмурился Лёва. - Называю тебя... Хорсом.
   Ушан открыл от удивление рот, "переваривая" услышанное, а потом бросился к мальчику и сжал в объятиях.
   -Ты настоящий друг, - он достал из кармана небольшие щипчики и протянул сыну Рисмуса. - Вот, держи. Это все что у меня осталось от родительского дома.
   -Зачем, не надо, - смутился Лева, относящийся с шуткой к обряду наречения.
   -Нет, бери, - наставал Хорс, - а то я обижусь.
   Лёве ничего не оставалось, как поблагодарить товарища и принять подарок.
   С рассветом путники двинулись дальше. Мальчик определил, где они находятся, и наши знакомые направились к мосту. Перейдя через реку Кусачую Лёва и Хорс углубились в Помидорную рощу. Хотя, по правде сказать, вель не понимал, почему корявые растения с массивными уродливыми стволами и плодами похожими на кожаные чемоданчики называются помидорными.
   -Дальше этой поляны я никогда не ходил, - Лёва остановился перед развилкой и посмотрел на Хорса. - Ну, куда теперь?
   -Думаешь, я знаю, - почесал лысую голову ушан. - Я совсем запутался. Мы пришли в Окки-Укс другой дорогой. Если бы можно было залезть на дерево, то по дыму, вырывающемуся из горы Волосатой, я определил бы направление пути.
   -Ладно, держи мешок, я вскарабкаюсь и посмотрю. - Лёва подошел к усыпанному шипами стволу и, прикоснувшись к коре, тут же одернул руку. - Колется!
   -Шипы растут лишь на стволе, - задрав голову, произнес Хорс. - Становись мне на плечи и дотянешься до нижнего сучка, а там по веткам доберешься до макушки.
   Но это оказалось не так просто, как думал ушан. Чуть только вель хватался за сук, с дерева начинали сыпаться перезревшие "кожаные чемоданчики". Один из них с надписью: "Здесь был Никиффор" больно стукнул мальчика по голове и Лёва свалился на землю. Примерно после пятой попытки, когда в кроне почти не осталось плодов, сыну Рисмуса все же удалось забраться наверх и определить в какой стороне находится гора Волосатая. Самое удивительное, что внутри упавших "чемоданчиков" находились прекрасные помидоры с полупрозрачной фиолетовой кожицей и сладко-кислой оранжевой мякотью.
   -Никогда не ел ничего вкуснее, - сказал Хорс засовывая в рот девятый или десятый плод подряд.
   -А тебе плохо не будет? - забеспокоился Лёва. - А то я не врач, ты это запомни.
   -Нет, - успокоил товарища ушан. - Мы длинноухие люди предпочитаем питаться растительной пищей. И лишь когда ее нет, можем есть всякую дрянь. Конфеты, например, мармелад, или там копченые вафли.
   -Ну спасибо, - нахмурился Лёва, - а то я смотрю, ушастик как-то вяло вафли уплетает. А оказывается, ему противно есть всякую дрянь.
   -Брось, не сердись, - Хорс вытерев губы ладонью и приблизился к велю.
   -А я и не думал сердится, - усмехнулся сын Рисмуса. - Наоборот, даже обрадовался. Буду есть всякую дрянь, - мальчик похлопал рукой по мешку, - ее у нас, кстати, не так уж и много, а ты станешь щипать травку.
   Лёва наклонился и, сорвав пучок желтой травы, протянул приятелю:
   -Это растительная пища?
   -Растительная, но не вкусная, - ушан взял у мальчика траву и отбросил в сторону. - Прости, я не правильно выразился, хотел сказать, что длинноухие люди охотнее едят овощи и фрукты.
  

В КОМПАНИИ ЛЫСЫХ ДЕВОЧЕК

   Миновав Помидорную рощу, Лёва и Хорс вышли на старую дорогу заросшую желто-синей крапивой и карликовыми пальмами высотой не больше тридцати сантиметров. Поломанные деревца и мятая трава свидетельствовали о толпе пешеходов недавно проследовавшей по ней. Тут и там валялись фантики от конфет, обрывки промасленной бумаги и пустые флакончики от духов. Ушан поднял одну обертку, на которой было написано: "Козьи копытца" и понюхав, засунул в карман. Вель сразу догадался, кого они могут встретить за ближайшим поворотом, если продолжат шагать по следам неряшливых путников. Настроение его испортилось и он предложил Хорсу свернуть в сторону и последовать напрямик, через болото.
   -Да ты с ума сошел! - удивился ушан. - Чем тебя не устраивает дорога?
   -Я знаю, кто устроил этот беспорядок, - Лёва пнул пустую бутылку из под растительного масла. - Впереди нас идут лысые девочки.
   -Какие девочки? - Хорс выронил из рук подобранный флакончик. - Ты сказал лысые?
   -Ну да лысые. Они мечтают выполнять мужскую работу, - мальчик покрутил пальцем у виска. - Стать каменщиками, шахтерами или, например, грузчиками. Поэтому специально бреют головы на празднике "Лысых девочек" и отправляются в пустыню ловить тупоголовую ящерицу, стремясь доказать тем самым, что не чуть не слабее мужчин.
   -Вот дуры, - произнес Хорс.
   -Многие в Окки-Укс за глаза их так и называют "лысыми дурами", - улыбнулся Лёва.
   Ушан непроизвольно погладил себе по лишенной растительности макушке и, наклонившись, принялся что-то искать.
   -Ты чего? - поинтересовался Лёва.
   -Да голове стало холодно. Надо бы ее чем накрыть, - Хорс поднял пятнистую раковину, брошенную чешуйчатой улиткой и натянул по самые вышитые бисером брови.
   Лёва не ошибся. Вскоре приятели увидели на поляне, рядом с дорогой, компанию пестро одетых девчонок. Незнакомки толпились возле какого-то крупного связанного животного и, жестикулируя руками, громко кричали. Одна из них, вероятно, главная, поставила ногу на грудь полу корове полу обезьяне и, тыча ей палкой в морду, требовала немедленно снять с нее шкуру. Другая возражала, говоря, что лучше пусть добыча полежит здесь, так как вдруг они больше ничего не поймают. Минут через пять перебранка переросла во всеобщее побоище, где каждая из тринадцати девочек дралась только за себя позабыв на время о плененном животном.
   -Интересно кого там изловили лысые злючки? - высунувшись из-за камня, произнес Лёва.
   -Буратама, - пояснил Хорс, - совершенно безобидную зверюгу. Бедняга даже не умеет кусаться. В моем городе буратамы жили в храмах и их никто никогда не трогал. Считается, что они приносят в дом спокойствие и благоразумие.
   Когда куча визжащих и царапающихся девочек переместилась в канаву, Лёва и Хорс решили спасти священное животное. Встав на четвереньки наши знакомые незаметно подобрались к несчастному буратаму и перерезали веревки. Освобожденный пленник радостно взвизгнул и, набрав полные легкие воздуха, затрубил с такой силой и радостью, что на росших поблизости кустах затряслись листья. Поднявшись на массивные конечности буратам принялся подпрыгивать вверх и, переворачиваясь в воздухе, падать на покрытую костяными наростами спину. Если участь вес животного, а он тянул килограмм на триста-четыреста, то вам станет ясно какой опасности подверглись Лёва и Хорс.
   -Я забыл предупредить тебя, что буратамы очень тупы и плохо соображают, - крикнул ушан, отскочив в сторону и тем самым сохранив себе жизнь.
   Шлепнувшееся рядом с ним животное успело лизнуть подростка в лицо и, проворно встав на ноги, продолжило прыжки.
   Отбежав на безопасное расстояние Лёва и Хорс попали прямо в руки лысых девчонок. Разгоряченные дракой и перепачканные в грязи они выглядели не слишком привлекательно.
   -Болваны! - заорала растрепанная предводительница по имени Кряка и ткнула пальцем в Лёвину грудь. - Зачем вы отпустили зверюгу?
   -Это буратам, священное животное, - сказал вель прикрывая нос рукой и стараясь не дышать.
   Кряка не в меру пользовалась всякого рода ароматическими средствами, из-за чего от той шел резкий отвратительный запах цветов и пряностей, вперемешку с протухшими овощами.
   -Священное, - передразнила стоящая поблизости девочка с расцарапанным носом. - А ты знаешь, что это священное животное съело Крякину косметичку с духами?
   -Задать бы им хорошую трепку, - скрипнула зубами другая девочка с огромным синяком под глазом, держащая мятый веер.
   Она попыталась стукнуть Хорса кулаком по голове, но тот увернулся и удар пришелся по щеке Кряке.
   -Остынь Вазя, не горячись, - вставая в боевую стойку, сказала Кряка. - Дай мне не много подумать и решить, что делать с мальчишками. Отдубасить мы их всегда успеем.
   Незнакомки связали Лёве и Хорсу руки и, рассевшись вокруг пленников, принялись шарить по своим здоровенным рюкзакам. Извлекая из мешков конфеты и печенье девчонки стали торопливо поглощать сладости, будто давно ничего не ели.
   -Я считаю, - неторопливо обмахиваясь веером начала Вазя, - мальчишек следует хорошенько проучить и отпустить.
   -Подожди! - взъерепенилась Кряка. - Пока что я здесь главная! Поэтому первая говорить буду я!
   -Ты же сама сказала, без духов отправишься домой! - огрызнулась Вазя.
   Кряка кинула недоеденную конфету в соперницу и, сверкнув глазами, привстала.
   -Я сказала, хоть отправляйся домой, а не отправлюсь домой, - процедила сквозь гнилые зубы уязвленная предводительница.
   Вазя тоже привстала и, отодвинув ногой рюкзак, выставила кулаки вперед.
   -Если в одном месте собирается много женщин, жди беды, - глядя на соперниц, произнес Лёва, - обязательно произойдет какая-нибудь склока.
   И сразу после слов мальчика, точно по команде, все лысые девочки с ревом бросились друг на друга. Такой жестокой драки велю видеть еще не доводилось. Даже когда он с приятелями сражался с мальчишками из соседних домов, стенка на стенку, потасовка была не столь жестокой.
   Кряка и Вазя брызжа слюной и выкрикивая ругательства, катались по пыльной дороге, сминая желто-синюю крапиву и карликовые пальмы. Их товарки с дикими воплями, напоминающими взбесившихся кошек, не отставали от претенденток на лидерство и колотили друг друга всем, что подворачивалось под руки. Внимание мальчика привлекла ближайшая дерущаяся пара, сражающаяся казалось не жизнь, а на смерть. Сидевшая на сопернице девочка, со свежим шрамом на затылке, безуспешно скользила ногтями по лысой голове недавней подруги, словно старалась ухватиться за несуществующие волосы. Не достигнув желаемого, она взялась за уши лежащей и начала колотить ее лицом о губчатый гриб. И Лёве вдруг стало понятно, почему претендентки на выполнение мужской работу бреются наголо, прежде чем отправиться ловить тупоголовую ящерицу. Оставь девочки волосы, не известно смогли бы они вернуться живыми из многодневного похода, изобилующего бесчисленными жестокими драками.
   Наблюдавшему за происходящим Хорсу сделалось скучно и подросток, громко свистнув, обратил на себя внимание.
   -Послушайте дамы, - произнес ушан, - мне думается, я в силах вам помочь и на какое-то время избавить от бессмысленных баталий.
   -Что ты хочешь сказать? - не выпуская из рук горла Вази, поинтересовалась Кряка.
   -Ты ведь, кажется, лишилась косметички и теперь у тебя нет духов. Верно? - спросил Хорс.
   -Да верно, - Кряка встала и, отряхнув зеленое шелковое платье в клетку, приблизилась к сидевшим пленникам. - Продолжай.
   -Надеюсь парень ты знаешь, что делаешь, - прошептал Лёва, глядя на исцарапанные лица приближающихся лысых девочек.
   -Мне известно место, недалеко от горы Волосатой, где есть цветок Фу. Он так отвратительно воняет... Ой простите, - поправился Хорс, - замечательно пахнет. И если судить по духам, которыми вы пользуетесь, растение придется вам по вкусу. Сок из Фу попавший на брюки или платье "благоухает" несколько месяцев и чтобы избавиться от него нужно раз десять постирать одежду.
   Кряка ухватилась за плечи ушана и резким движением поставила связанного подростка на ноги.
   -А ты не врешь? - предводительница лысых девочек строго посмотрела в глаза Хорсу.
   -Нет, зачем мне врать, - улыбнулся ушан. - Можете спросить у Лёвы, - Хорс кивнул на приятеля. - Ведь правда Лёва?
   -Да, правда, - с готовностью подтвердил сын Рисмуса. - Развяжите нас и мы отведем вас к огромным полянам Фу-Фу.
   -Не Фу-фу, а Фу, - тихо поправил Хорс. - И еще, цветок Фу растет только в одиночку.
   -Да какая разница, - скривился вель, - пусть сначала развяжут, а там я им целую кучу Фу-Фу насобираю.
   -Не верьте мальчишкам, - трогая распухшую губу, зло сказала Вазя. - Лучше отколотим парней хорошенько и отправим на все четыре стороны.
   Услышав голос ненавистной соперницы, Кряка на секунду забыла о пленниках. Повернувшись к Вазе она уже была готова продолжить потасовку, но ее остановил вопрос Хорса:
   -Ну так как, тебе нужны растительные духи?
   -Конечно нужны, - Кряка погрозила кулаком Вазе и, подойдя к Лёве и ушану, освободила их от пут.
   Достав из кармана раздавленную конфету предводительница лысых девочек отряхнула ее от сора и протянула Хорсу.
   -Держи. Шоколадная!
   -Нет спасибо, мне что-то не хочется, - ушан повернулся к приятелю. - Может ты будешь?
   -Нет, - отказался Лёва, - я тоже не хочу.
   -Ну как хотите, - спрятала конфету Кряка.
   Она хлопнула в ладоши и собрав в круг подружек объявила о намерении сделать небольшой "крюк" и отыскать ароматный цветок Фу. Заметив недовольные лица окружающих Кряка пообещала поделиться со всеми конфетами, если те отправятся с ней. Получив согласие команды девочка повернулась к бывшим пленникам и, несильно стукнув по плечу Хорса скомандовала:
   -Шагом арш!
  

БОЛОТО

   Ушан свернул с дороги и, пройдя метров пятьдесят, углубился в болото. Его зыбкая поверхность состояла в основном из раскисшего овсяного печенья, яблочных шкурок и огрызков, а также невысоких горок вареного риса с черносливом. Кое-где однообразный пейзаж нарушали торчащие из воды столбики теста, увешанные ярко-красными деревянными корзинками с мороженым, да огромные прозрачные пузыри, кишащие кровососущими насекомыми. Вместо привычной воды под ногами хлюпало синее растительное масло, а с печенья на печенье прыгали скользкие одноглазые твари отдаленно напоминающие поварешек.
   Лёва и Хорс предусмотрительно сняли обувь и, закатав штаны до колен, пошли босиком. Обрадованные же таким количеством масла девочки испытали невероятный восторг и принялись черпать его пригоршнями и поливать свои лысые головы. Наиболее несдержанные, сбросив рюкзаки и раскинув руки в стороны, плюхались в болотную жижу и перекатывались до тех пор, пока не выбивались из сил.
   -Как тебе это нравится? - спросил приятеля Лёва, вытирая жирные брызги с лица.
   -Сказать по правде, не очень, - Хорс поморщился и брезгливо посмотрел на затеявшую драку пару.
   -Самое интересное, - улыбнулся вель, - придет время, и ты женишься на какой-нибудь из них.
   -Никогда! - рубанул воздух ушан. - Лучше остаток жизни проведу рядом с бабушкой. - Хорс помрачнел. - Если конечно она меня простит. Хотя вряд ли...
   -Вот видишь, - засмеялся Лёва, - так что выбирай, а то опоздаешь, а я буду сватом.
   Пройдя около часа по болоту все заметно устали. Но как не искали приятели любое, мало-мальски пригодное место для привала, такого нигде не было. Наконец, вдалеке слева, Хорс увидел нечто желтое еле возвышающееся над трясиной. Ушан оживился и, переменив направление пути, пошел в сторону. Однако Кряка воспротивилась намерениям подростка заявив, что если мальчишки выбились из сил, пусть ложатся на печенье и яблочные огрызки и отдыхают, ведь они так делают и ничего с ними не случилось. Хорсу удалось убедить лысую девочку изменить маршрут, соврав, будто раньше он двигался не правильно, а сейчас следует идти именно в этом направлении.
   -Ладно, валяй, - согласилась Кряка недовольно пыхтя, - но вздумаешь шутить, пожалеешь.
   Предводительница ловцов тупоголовой ящерицы поднесла увесистый кулак, с которого капало синее масло, к лицу Хорса.
   Когда Лёва поравнялся с тестовым столбиком, увешанным корзинками с мороженым, мальчик прихватил одну с собой и, отломив росшую на ручке стеклянную ложечку, стал на ходу лакомиться сладким кушаньем.
   -Дай попробовать, - попросил Хорс, видя довольное лицо веля.
   -Но это же не растительная пища, - Лёва с хитрой улыбкой посмотрел на товарища. - Гляди сколько здесь шкурок от яблок.
   Он поддел ногой очень большой огрызок, вероятно от гигантского яблока, вместе с сидевшей на ней маленькой одноглазой поварешкой.
   -Ты теперь до конца дней будешь вспоминать мои слова, - обиделся Хорс и отошел в сторону.
   -Хорошо, держи, - Лёва протянул ушану корзинку. - Попробуй лимонное, оно не такое сладкое.
   Корзинка делилась на равномерные части, в каждой, из которой находился определенный сорт мороженого вперемешку с кристалликами сока, орешками и дольками мармелада, а сверху все было обильно посыпано шоколадной крошкой и стручками красного перца.
   Лишь только Хорс откинув перец приготовился отправить в рот первую порцию лакомства, откуда не возьмись, появилась стайка семекрылых стрекоз и в несколько секунд слопала мороженое из ложечки. Когда подросток решил повторить попытку, насекомые вновь оставили Хорса без сладкого. Так продолжалось раз пять или шесть.
   -Ты видел? - спросил удивленно ушан.
   -Видел, - подтвердил Лёва.
   -Интересно, почему они не едят его прямо на столбиках, а лезут ко мне? - задумался подросток.
   -Наверное, ты им не нравишься, - пошутил мальчик. - Идешь без спроса к горе Волосатой и хочешь уговорить волшебников перестать варить каменный суп.
   Но Хорс воспринял слова веля всерьез. Решив, что начало действовать наказание за ослушание бабушки и он вступил в черную полосу невезения. Вернув корзинку с мороженым Лёве, ушан опустил голову и понуро побрел по болоту.
   -Да брось киснуть, - попробовал успокоить приятеля мальчик. - Никакое это не наказание, просто ты широко открываешь рот и стрекозы успевают съесть мороженое. Смотри, я тебя сейчас научу.
   Лёва наполнил ложечку орешками и мармеладом, но не пронес и половину расстояния от корзинки до рта, как туча семекрылых стрекоз в одно мгновение лишила его лакомства.
   -Ха-ха-ха! - радостно засмеялся Хорс, довольный тем, что бабушка не наслала на внука невезение.
   -Ну ладно, - рассердился Лёва, - я им сейчас покажу!
   Мальчик захватил пару стручков красного жгучего перца и медленно поднес ложечку к раскрытому рту. Стая семекрылых стрекоз не заставила себя ждать и с ходу атаковала приготовленную велем несъедобную приманку. Насекомые быстро слопали перец, не поняв подмены и, отлетев на несколько метров, попадали в растительное масло.
   -Теперь будут знать, как воровать мороженое, - Лёва спокойно начал есть сладкое кушанье, не опасаясь надоедливых стрекоз.
   -Ну, ты и хитрец, - Хорс с восхищением посмотрел на мальчика.
   -Угощайся, - вель протянул корзинку приятелю, - да гляди не проглоти перец, а то уляжешься рядом с насекомыми.
  

ЖЕЛТАЯ ШКУРКА

   Как не старались Лёва и Хорс держаться от девчонок подальше, чтобы не испачкаться об их промасленную одежду, им это плохо удавалось: то Кряка подойдет слишком близко и с платья предводительницы слетят несколько синих капель, то какая-нибудь ее товарка, решив отдохнуть или искупаться, шлепнется рядом в трясину, окатив мальчишек липкой жижей, а то болотные газы поднимающиеся со дна сделают "черное дело", сведя на нет усилия приятелей. Ко всему еще Хорс поскользнулся на огрызке яблока и, падая, ухватился за Лёву и они вместе растянулись на прокисшем овсяном печенье. В общем, вскоре наши знакомые стали похожи на ловцов тупоголовой ящерицы и перестали обращать внимание на свой вид.
   По мере приближения к желтому предмету, возвышающемуся над трясиной, Хорс убыстрял шаг.
   -Если там то, что я думаю, нам повезло, - напряженно всматриваясь вперед, произнес ушан.
   -Послушай, зачем мы туда тащимся? - устало спросил вель. - Только чтобы передохнуть на сухом месте? Да я теперь и на огрызках могу посидеть.
   Лёва взглянул на товарища и рассмеялся.
   -Знаешь, на кого ты похож? На грязного ушастого мужика с пятнистой ракушкой на голове.
   -На себя посмотри, чистюля, - улыбнулся Хорс, отжимая шерстяную кофту.
   Окончательно выбившись из сил компания подошла к желтой, с черными пятнами, шкурке от банана. Она была огромной, не менее пятнадцати метров в длину и двух в высоту. Ее бока покрывали тысячи брошек и заколок для волос, а на толстой короткой плодоножке виднелись два крохотных оранжевых глаза.
   Заметив людей, шкурка фыркнула и приподнялась.
   -Жи-живая?! - удивился Лёва и, отпрянув в сторону, едва не упал в болотную жижу.
   -Конечно живая, - Хорс подобрал яблочный огрызок и протянул шкурке. - Чава-чава-чава, - позвал он гигантскую кожуру.
   Та заморгала и из углубления на "шее" показался красный человеческий нос прикрепленный на спиралевидном отростке и, приблизившись к ушану, обнюхал подростка. Затем из того же места высунулся рот и не торопясь съел предложенное Хорсом угощение.
   -Откуда ты знаешь, как ее зовут? - удивился Лёва.
   Вель вместе с лысыми девочками на всякий случай держался подальше от кожуры.
   -У нас дома их всегда называют Чавами, - пояснил Хорс, почесывая четыре лохматых уха появившиеся следом за ртом.
   -Ну и что теперь? - нетерпеливо переступая с ноги на ногу, спросила Кряка. - Покормил банановую обертку и пошли дальше, а то мы так никогда не дойдем до цветка Фу.
   Не обращая внимание на ворчание безволосой начальницы ушан развязал ремешок подпоясывающий коричневую шерстяную кофту и полез на Чаву.
   -Вот негодяй! - всплеснула руками Кряка. - Неужто сбежать надумал?
   -Не дайте ему уйти! - заорала вечно вторая Вазя и почему-то кинулась с кулаками на Лёву.
   Девчонки дружно принялись обстреливать яблочными огрызками и печеньем карабкающегося на Чаву Хорса.
   -Эй, вы чего? - ушан едва не свалился вниз. - Я же для вас стараюсь, дуры!
   Вазя перестала душить Лёву и спросила:
   -Что он говорит?
   -Он говорит, что для вас старается тетенька, - хватая воздух ртом, прохрипел вель.
   -Какая я тебе тетенька? - шлепнула Лёву по щеке раскрасневшаяся девчонка. - Я еще моложе тебя буду!
   Хорс забрался на Чаву и привязал ремешок к торчащим возле глаз колючкам. Получилось нечто напоминающее поводья. Довольный ушан потянул влево и шкурка послушно повернулась влево, вправо и Чава также охотно выполнила его приказ.
   -Молодец, молодец, - Хорс ласково похлопал по банановой кожуре.
   И обратившись к разинувшим рты девчонкам сказал:
   -Ну, чего стоите? Залезайте.
   Ловцы тупоголовой ящерицы с визгом кинулись занимать места, перепугав криками Чаву. Шкурка набрала в себя воздух и с силой выпустила из дырявых боков, подняв метровую волну масла. Девчонки с хохотом попадали в трясину и тут же принялись колошматить друг друга. Две их них попытались привлечь к потасовке Лёву, но вель был начеку и мигом отбежал на безопасное расстояние.
   Наконец все уселись и Хорс, привстав на корточки, затопал ногами, а потом несколько раз дернул за веревку.
   -Ну, милая, поехали! - крикнул ушан и Чава медленно поползла по болоту.
   -Откуда ты умеешь управлять банановой кожурой? - спросил Лёва.
   -Видел, как это делает бабушка, - пояснил подросток. - Однажды, на ярмарке, я катался с ней на огромной Чаве, раза в два больше нашей, - Хорс улыбнулся, вероятно, вспоминая те далекие счастливые дни. - Мы заехали тогда в тупик, между шатрами и долго не могли выбраться на открытое пространство. Пришлось даже разбирать одну палатку, - засмеялся ушан. - Ох, и шуму было!
   Чава плавно передвигалась по трясине. Когда Лёва закрывал глаза и не смотрел на проплывающий мимо однообразный пейзаж, казалось, что они стоят на месте.
   -Нам туда, - показал Хорс в сторону видневшихся деревьев. - Теперь я хорошо ориентируюсь. И все благодаря Волосатой, - он сердито ткнул пальцем в небольшую гору, курившуюся коричневым дымком.
   -Это и есть Волосатая, поглотившая твой родной город Тиубул и теперь угрожающая целой планете? - не поверил Лёва.
   -Она самая, - кивнул ушан.
   -Фу, маленькая, - презрительно сказал вель.
   -Вот подойдем поближе увидишь, какая Волосатая на самом деле.
   Чава задела за высокий тестовый столбик и на седоков посыпались корзинки с мороженым. Обрадованные девчонки тут же затеяли драку, не поделив свалившееся лакомство и несколько забияк, не удержавшись на банановой кожуре, оказалось на земле. Воспользовавшись случаем Кряка, под шумок, столкнула Вазю вниз, состроив сопернице рожу и показав язык.
   -Ну подожди, - погрозила обиженная кулаком, - только займу твое место, ты у меня попляшешь!
   Засмотревшись на ссорившихся Хорс не заметил приближающийся прозрачный шар с кровососущими насекомыми и Чава подползла к нему на опасно близкое расстояние. Спохватившись, ушан попробовал исправить положение и, дернув за ремешок, попытался повернуть шкурку влево, но кожура замешкалась и зацепила его своим боком. Нетрудно догадаться, что произошло потом. Пузырь с шумом лопнул, проколовшись об одну из многочисленных брошек и туча вампиров очутилась на свободе.
   Маленькие верткие насекомые белого цвета, напоминающие слонят, с перекинутыми по бокам черными сумками, запорхали вокруг путников.
   -Если среди них нет самок, то мошки не опасны, - не очень уверенно произнес Хорс. - Так, по крайней мере, говорила мне учительница глубокого дыхания и низкого приседания.
   -А если есть? - услышав слова ушана, грозно спросила Кряка.
   -Будем считать, что нам не повезло.
   Подросток отпустил поводья и, на всякий случай, сполз пониже к маслу.
   Тем временем вампиры, покружив над людьми, зависли на одном месте и, вытащив из сумок сначала крошечные очки, а затем красные фартучки, приготовились к пиршеству.
   -Похоже, я ошибся, - Хорс спрыгнул на землю и присел на корточки.
   -Куда ты, парень? - забеспокоилась Кряка.
   -Видишь самого крупного слоненка в розовом платье? - показал ушан на жирное насекомое, величиной с молодого воробья, увешанное жемчужными бусами. - Это самка. Значит, они скоро нападут на нас.
   Лёва поспешно соскочил с банана и подошел к ушану. Кряка последовала за ним. Продолжая уплетать мороженое, и не переставая улыбаться, предводительница лысых девочек обошла приятелей и встала сзади. Она не очень то верила словам Хорса, считая, что мальчишки нарочно водят ее за нос и просто хотят удрать, оставив их в болоте.
   Самка вампиров подняла хоботок вверх и на удивление громко исполнила серебреным голоском очень приятную, похожую на колыбельную, мелодию.
   Кряка выкинула корзину с мороженым и захлопала в ладоши:
   -Браво! Браво!
   Начальницу поддержали остальные девчонки и над трясиной разнеслись бурные аплодисменты.
   -Вот дуры, - Хорс сорвал похожее на камыш растение и принялся отрывать верхушку. - Делаю трубку, - пояснил ушан Лёве. - И тебе не помешает ею обзавестись.
   После "колыбельной" жирная вампирша закатала передними лапками хобот и обнажила острую стальную иглу. Остальные насекомые сделали то же самое.
   -Ну и дела! - перестав аплодировать, посерьезнела Кряка.
   Она заметалась вдоль банановой шкурки, не спуская глаз со страшных жал насекомых.
   -Спасайся, кто может! - вдруг заорала не своим голосом предводительница ловцов тупоголовой ящерицы и, подбежав к белому столбику, принялась мазать себя тестом.
   Хорс и Лёва погрузились в синюю болотную жижу, зажав в зубах полые трубки.
   Сотни насекомых скрепя и щелкая, набросились на людей и окрестности наполнились жалобными криками и стонами покусанных девчонок. Кто-то в панике наступил мальчику на живот и вель, наглотавшись масла, всего лишь на несколько секунд, высунулся из укрытия, но этого было достаточно, чтобы его лицо превратилось в один сплошной волдырь. Сын Рисмуса попытался стряхнуть кровожадных тварей со лба и щек, но только получил с десяток дополнительных уколов в руки.
   Минут через десять, после атаки вампиров разгневанные ловцы тупоголовой ящерицы выволокли приятелей из масла и задали им хорошую трепку.
   Насытившиеся насекомые сбились в кучу и, жужжа и кашляя, стали покрываться зеленой слизью. Затем упали в растительное масло и тягучая скользкая масса начала раздуваться, постепенно преобразуясь в прозрачный пузырь, точь-в-точь такой же, в каком они сидели до встречи с Чавой.
   -Признавайся, ведь ты специально напустил на нас кровожадных насекомых, негодник! - Вазя схватила ушана за плечи и принялась трясти словно бешенная.
   -Нет, нечаянно, - промычал испуганно подросток.
   С его головы слетела пятнистая раковина и толпа разъяренных ловчих вскрикнула, увидев лысую голову Хорса.
   -Да он девчонка! - Кряка шлепнула ушана по безволосой макушке и ухмыльнулась.
   -Я не девчонка! - обиделся подросток. - Разве не видите, у меня над верхней губой растет четыре сиреневых волоска.
   -Ха-ха-ха! - раздался дружный смех окружающих.
   -У нас почти у всех есть усы и не такие жидкие, как у тебя, - Вазя притянула Хорса к себе и ушан заметил густую светлую полоску под носом лысой девочки.
   -Ладно, хватит с них и этого, - хлопнула в ладоши Кряка. - Поднимайся, - толкнула она ногой Лёву, - и поехали дальше, а то банановая шкурка уже далеко уползла.
   И действительно почувствовав, что на ней никто не сидит Чава решила вернуться назад, к тому месту, где была раньше.
   Оседлав кожуру, разношерстная компания продолжила путь. Теперь Хорс смотрел в оба и, завидев пузырь, набитый свирепыми тварями, огибал его на безопасном расстоянии.
   Покусанное лицо и руки Лёвы нестерпимо болели и он, не зная как уменьшить мучения, прикладывал к ранам, то размокшее овсяное печенье, то яблочные шкурки. Вы не поверите, но пострадавшие несравнимо больше лысые девочки ни чуть не огорчались. Наоборот, их превратившиеся в красные лепешки физиономии излучали улыбки. Более того, окривевшая на один глаз, Кряка встала на ноги и, балансируя на гладкой спине Чавы, скомандовала: "Начинай!". И звонкие девичьи голоса нестройно запели ритмичную воинственную песню.
   -Долго еще до цветка Фу? - спросил Лёва приятеля.
   -Нет, почти приехали, - Хорс направил банановую кожуру вдоль обрывистого берега, ища удобное место, чтобы покинуть болото. - Сейчас выберемся на землю, а там рукой подать до столовых черепах и зарослей моркови.
   -А в тех зарослях есть река или ручей? - глядя на свою промасленную одежду, поинтересовался мальчик. - До смерти надоело ходить в грязной рубашке и штанах.
   -Есть. Конечно, есть, - улыбнулся ушан. - Потерпи немного и ты сможешь умыться и постирать вещи.
  

БЕСПОКОЙНАЯ НОЧЬ

   К тому времени, когда Хорс нашел пологое место и Чава выбралась на берег, наступила ночь. Ушан хотел отпустить банановую кожуру, но Кряка воспротивилась, заявив, что утром они поедут на шкурке до цветка Фу. Подчинившись лысой девочке, подросток привязал Чаву к засохшему дереву, а сам отправился искать ручей или родник. Лёва было, вызвался идти с ним, но бдительная Вазя его не пустила, испугавшись побега мальчишек.
   Как только Хорс скрылся в темноте велю связали руки и ноги и положили возле костра, на хорошо освященную поляну.
   Ни Кряка, ни остальные девчонки не могли понять, зачем нужно лазать по ночным зарослям и все ради того, чтобы, найдя воду, смыть масло и постирать одежду.
   -Чудаки, - Вазя достала из мешка красивый литровый флакон с духами и облила грудь.
   -Дай немного, - попросила Кряка, - а я тебе обкусанную шоколадку или бутылку растительного масла.
   -Нашла дуру, - засмеялась Вазя. - Вон его масла то сколько: хоть с головой ныряй! А шоколадка у меня и у самой есть, - она достала из-за пазухи раскисшую плитку. - Целая, а не покусанная, - Вазя покрутила ею у лица соперницы. - Видела?
   Минут через тридцать вернулся радостный Хорс и сообщил, что совсем рядом, буквально в трех шагах от них, находится кристально чистое озеро. Брюки и кофта ушана были мокрыми и чистыми, а лицо не лоснилось от масла. Он занял место Лёвы и, придвинувшись поближе к огню, принялся сушить одежду.
   Вель без труда отыскал воду и с огромным удовольствием искупался и постирал штаны и рубашку. Когда мальчик возвратился к костру, то застал ушана и лысых девочек стоящими рядом с Чавой.
   Банановая кожура громко рычала и кряхтела, а по ее увешанным брошками и заколками бокам пробегали яркие зеленовато-красные огоньки. Крохотные оранжевые глаза шкурки увеличились до размеров футбольного мяча и болтались на тонких пружинках возле самой земли, а лохматые уши, находящиеся в спокойном состоянии в углублении на шее, беспокойно трепетали, словно крылья бабочки.
   -Что с ней? - спросил Лёва у Хорса.
   -Ума не приложу, - развел руками подросток. - Может, соскучилась по дому или хочет есть.
   -Тогда покорми ее, - недовольно сказала Кряка, - а то она своими стонами не дает уснуть.
   -Вы думаете, я знаю, чем питается шкурка? - Хорс почесал одетую на голову пятнистую раковину. - Попробую дать ей листьев.
   Он отломил несколько молодых побегов от соседнего дерева и протянул Чаве. Та недовольно приподнялась и закудахтала. Высунувшийся из углубления красный человеческий нос громко чихнул, вырвав, потоком воздуха, ветки из рук ушана, а появившийся следом рот обрызгал подростка липкими зелеными слюнями.
   -Наверное, кожуре не нравится, что ты чистый? - Вазя нарвала травы и предложила Чаве.
   Шкурка захватила лысую девочку глазами и, притянув к плодоножке, больно отшлепала ушами.
   -А давайте ее отпустим, - предложил Хорс.
   -Еще чего, - не согласилась Кряка, - чтобы потом тащиться пешком? Пусть повыпендривается, глядишь, к утру и перебесится.
   Но Лёва и Хорс решили подождать, когда уснут ловцы тупоголовой ящерицы и освободить Чаву.
   Глубокой ночью, лишь только на электрических кустах засветились листья, приятели избавились от пут и направились к банановой кожуре. Шкурка выглядела вполне здоровой, если не принимать во внимание непомерно раздувшиеся бока и тяжелое дыхание. Яркие зеленовато-красные огоньки пробегающие по Чаве стали бледно-фиолетовыми, а увеличившиеся глаза приняли первоначальный вид и заняли прежнее место.
   -Не приближайся к ней близко, - предупредил Лёва. - Вдруг она лопнет.
   -Я быстро, отпущу кожуру и вернусь, - Хорс вскарабкался на успокоившуюся шкурку и отвязал беднягу от дерева. - Все милая, - похлопал он Чаву по боку, - ступай домой.
   Но бывшая пленница не стремилась в родное болото. Кожура как-то странно изогнулась и из задней части Чавы со скрипом выполз маленький, не больше пяти метров в длину и метра в ширину, банан. Новорожденный был нежно желтого цвета и без черных пятен и брошек.
   -Ну дела! - Лёва подошел к появившемуся бананчику и прикоснулся к твердому глянцевому боку, на котором играл свет от костра. - Спускайся скорее в болото, пока не проснулись лысые девчонки, а то они тебя вмиг съедят.
   Хорс уперся руками в Чаву и принялся толкать ее в направлении топи.
   -Иди сюда, подсоби, - позвал ушан товарища. - Надо согнать мать с земли.
   Но у друзей ничего не вышло. После бесплодных попыток вель разочарованно махнул рукой:
   -Ладно, пусть бананы сами о себе думают, а мы должны позаботиться о себе. Бежим отсюда.
   -Не могу, - Хорс устало опустился на землю. - Я обещал Кряке показать место, где растет цветок Фу, а слово длинноухого человека нерушимо.
   Как назло, услышав разговоры приятелей, проснулась Вазя. Увидев, что Лёва и ушан освободились от веревок, девчонка подняла крик и разбудила остальных. Ловцы тупоголовой ящерицы окружили мальчишек, но, заметив молодой банан, забыли о пленниках и, обступив новорожденного, взялись обсуждать судьбу неожиданного прибавления.
   -Давайте его съедим, - Вазя вытащила из кармана маленький перочинный ножичек и принялась тыкать малыша, не причиняя ему никакого вреда.
   -Точно, - поддержали остальные подругу. - Давайте съедим!
   -Только попробуйте! - Хорс отбежал метров на двадцать и стал размахивать кулаками. - Тогда я убегу и вы никогда не найдете цветок Фу.
   -Ну и беги, - Кряка схватила Лёву за руку. - У нас есть твой друг, и он приведен куда нужно.
   -Но я не знаю, где растет цветок Фу, - мальчик несмело улыбнулся, стараясь не злить предводительницу.
   -Негодник врет, - стукнула сына Рисмуса Вазя, - стоит его хорошенько поколотить и голубчик вмиг вспомнит заветное место.
   Ловцы тупоголовой ящерицы окружили молодой банан и начали думать, как лучше поделить сладкий плод. Воспользовавшись тем, что рядом осталась лишь одна девчонка, мальчик вскочил и, оттолкнув зазевавшуюся охранницу, в два счета присоединился к Хорсу. Раздосадованная Кряка приказала догнать беглецов, но всем известно - мальчишки бегают быстрее девчонок, и погоня не увенчалась успехом.
   -Хорошо, - повалилась в изнеможении предводительница, после десяти минут преследования - будь, по-вашему. Идите сюда и мы отпустим ребенка Чавы.
   Но Лёва и Хорс не спешили верить обозленной неудачей Кряке.
   -Сначала отпустите, тогда подойдем, - крикнул мальчик.
   Девчонки принялись колошматить по молодому банану палками и ветками, стараясь заставить его покинуть берег. Но тот не понимал, чего хотят люди и, жалобно скуля, прижимался к материнскому боку. Удивительно, но Чава совершенно безучастно наблюдала за избиением дитя, не предпринимая никаких агрессивных действий.
   -Попробуйте привязать к нему поводья и отвести в болото, - Хорс кинул ремешок Вазе. - Помните, как это делал я?
   -Помним, помним, - соперница Кряки нехотя выполнила совет ушана и вскоре новорожденный уже плескался в синем растительном масле и жадно поедал рис с черносливом.
   -Надо же, - воскликнул Лёва, - оказывается, банановые шкурки любят вареный рис?!
   Препроводив младенца в болото Вазя залезла на Чаву и начала прикреплять ремешок к ее колючкам.
   -Эй, ты что задумала? - закричал вель.
   -Не идти же нам пешком, умник, - огрызнулась та. - Мы свое обещание выполнили, отпустили маленького, а про взрослую кожуру уговора не было.
   -Нет! - запротестовали ушан. - Или вы освобождаете и Чаву тоже, или мы бросаем вас здесь и уходим.
   -Ну посудите сами, - поддержал товарища Лёва, - ведь бананчик может погибнуть один в совершенно не знакомом мире.
   -Как же ждите, погибнет он, - Вазя, нехотя отвязала ремешок от Чавы и, спрыгнув на землю, с сожалением взглянула на отпущенного малыша. - Сколько нежной и ароматной мякоти зря пропадает.
  

СТОЛОВАЯ ЧЕРЕПАХА

   С первыми мгновениями утра Лёва и Хорс, в сопровождении лысых девочек, устремились по выложенной кем-то вяленым мясом дорожке. Приятелей не связали, но поместили внутри девичьей группы. Вазя, видя страдание Кряки, лишившейся косметички беспрестанно доставала большущий флакон из мешка и, покрутив перед соперницей, медленно, с противной улыбкой, капала духи на голову. Назревал скандал. Если учесть, что примерно половина ловцов тупоголовой ящерицы втайне симпатизировало Вазе, считая Кряку не решительной и мягкотелой, то драка приближалась не шуточная.
   Впереди, прямо на тропинке показалась огромная черепаха, шириной метра четыре и высотой два. Она стояла на шести ногах покрытых перламутровой рыбьей чешуей, опустив квадратную голову на длинной шее, в виде лестницы, до самой земли. Ровный тонкий панцирь рептилии был совершенно гладким и уставлен серебреными тарелками и кувшинами с разными яствами и напитками.
   Завидев богатый, прямо таки царский стол, лысые девочки словно с цепи сорвались. Расталкивая друг друга, они помчались к черепахе.
   -Подождите, - попробовал остановить их Хорс. - Только не трогайте язык, а то пресмыкающееся рассердится и спрячет еду!
   Да куда там. Первая же подбежавшая охотница за ящерицей, увидев круглый язык из свежего аппетитного омлета, от которого шел пар, оторвала здоровый кусок и, обжигаясь, начала есть.
   Гигантская черепаха недовольно фыркнула и, заморгав нежно-голубыми глазами обрамленными длинными зелеными ресницами, втянула поврежденный язык в рот и находящиеся на ее спине тарелки и кувшины стали исчезать в панцире. Спрятав еду и напитки, рептилия убрала голову и ноги и вскоре на земле остался лежать прямоугольный камень даже отдаленно не напоминающий черепаху.
   -Ну что, наелись? - раздраженно спросил Хорс. - Да такое везенье бывает раз в жизни! Встретить столовую черепаху и не отведать изысканных кушаний, - ушан всплеснул руками. - Это же уму не постижимо! Знали бы вы, какие у нее фрукты... а напитки...
   Хорс сглотнул слюнки.
   -Надо было нас предупредить, - проворчала Кряка.
   -Я кричал вам.
   -Значит не громко кричал. Дурачина! - Вазя отвесила подростку подзатыльник.
   Она обошла камень и, подняв палку, принялась колотить по гладкой поверхности. Несколько девчонок последовали ее примеру, обрушив свой гнев на черепаху.
   -Бесполезно, только зря время тратите, - усмехнулся Хорс. - Неужели никто из вас не читал книгу "Коварная повариха". Там все написано. И о том, что ни в коем случае нельзя трогать язык, и о том, что спрятавшуюся черепаху не заставить раскрыться. Лучше пойдем дальше, возможно нам повезет и мы наткнемся еще на одну проснувшуюся рептилию.
   -А их тут много? - спросил Лёва.
   -Черепах-то? Видимо, не видимо, - ушан развел руки в стороны.
   Вель осмотрел местность и заметил десятки, если не сотни, прямоугольных камней разных размеров покоившихся вдоль дороги.
   -Большую часть жизни столовые черепахи находятся в подобном состоянии, - пояснил Хорс. - И лишь изредка, позволяют лакомиться осторожным прохожим вкуснейшими блюдами.
   -А если подождать, пока одна из них не проснется? - предложила Кряка.
   -Во дворе нашей школы уже лет двести лежит одна такая, - произнес ушан. - Ее привез учитель почесывания живота. Рассказывают, первое время, ученики даже ночевали рядом с ней, боясь пропустить время угощения.
   -И что? - заинтересовался Лёва.
   -А ничего. За два века черепаха ни разу не раскрылась.
   Но сломавшая о камень палку Вазя не собиралась отступать. Девчонка с недобрыми огоньками в глазах стала раскладывать костер на панцире рептилии.
   -Это у вас она не раскрылась, а у меня, как миленькая раскроется.
   Лёва и Хорс пытались протестовать, да где там. Разве можно переубедить упертую девчонку.
   Подпалив хворост охотницы за тупоголовой ящерицей уселись вокруг камня и стали ждать, когда из него появятся кушанья и напитки. Вель и ушан расположились поодаль уверенные, что вскоре им надоест бесполезная трата времени и они продолжат путь. Но минул час, другой, а лысые девочки и не думали сдаваться.
   Каково же было удивление Хорса, когда примерно через три часа внутри черепахи послышался хруст и из нее показались чешуйчатые ноги.
   -Ура! - заорали обрадованные девчонки.
   -А ты говорил, не раскроется! - Вазя победоносно посмотрела на ушана.
   -Неужели у них получилось?! - Хорс вскочил, не веря своим глазам.
   -Нужно подойти поближе, - заметил Лёва, - а то нам ничего не достанется.
   Приятели приблизились к ликующей толпе в ожидании продолжения чуда.
   -А ты где пробовал черепашьи кушанья? - спросил вель.
   -Бабушка приносила. А ее угостила подруга, а той дала внучка, вернувшаяся из путешествия.
   Прошло какое-то время, и все шесть ног рептилии благополучно выдвинулись наружу. Но ни голова, ни тарелки с кувшинами не появлялись. Нетерпеливая Вазя выхватила перочинный ножичек и, нанеся несколько беспорядочных ударов по черепахе, сломала лезвие.
   -Давай есть неповоротливая тупица, или мы обложим тебя дровами и устроим гигантский костер!
   Не получив угощения, лысые девочки с энтузиазмом принялись претворять в жизнь угрозу Вази. Кряка чувствуя что ее авторитет тает прямо на глазах попыталась вернуть утраченные позиции и предложила другой вариант: залезть на черепаху и облить раскаленный до красна панцирь водой. Но предводительницу не послушали.
   -Больше, больше сучьев и веток! - командовала Вазя. - Пошевеливайтесь лентяйки! Или никто из вас не хочет славно поесть?
   Увидев стоящих без дела Лёву и Хорса она попыталась привлечь их к работе:
   -А вы, почему лодырничаете? А ну быстро хватайте вон ту корягу и тащите сюда!
   -Никогда! - гордо поднял голову Лёва. - Я не буду жечь черепашку.
   -И я тоже, - сказал Хорс.
   -Тогда не надейтесь, что мы поделимся с вами добычей.
   Вазя запела и ритмично захлопала в ладоши и девчонки заработали быстрее.
   Приятелям ничего не оставалось, как присесть на другую спящую черепаху и подождать чем дело кончится.
   -С этими лысыми девчонками я даже забыл, куда мы идем, - произнес Лёва. - А ты?
   -Скажешь тоже, - помрачнел Хорс. - Разве можно забыть о горных старцах, разрушивших твой дом.
   Вель положил руку на плечо товарища:
   -Пора бы нам уже расстаться с драчливой компанией и заняться своими делами.
   Когда столовая черепаха была с ног до головы завалена хворостом и сучьями Вазя поднесла горящую спичку. Сухое дерево вспыхнуло и яркие языки пламени взметнулись вверх, жадно облизывая ноги и панцирь рептилии. Лысые девочки завизжали от радости и начали скакать вокруг костра, размахивая руками и палками.
   Неожиданно заиграла печальная музыка, и черепаха стала медленно приседать, а потом, резко выпрямив ноги, выпрыгнула из огня. Внутри нее надрывно зазвенел колокольчик и на спине показались серебреные тарелки и кувшины. Следом вылезла квадратная голова и не спеша опустилась на землю. Удивительно, но вместо нежно-голубых глаз на ловцов тупоголовой ящерицы уставились два красных не добрых ока.
   Толпа лысых девочек молча обступила черепаху, не решаясь приступить к вожделенному угощению.
   Высунувшийся изо рта рептилии коричневый метровый язык заставил их поморщиться. От него шел отвратительный запах плохо убранной фермы, а вокруг кружили зеленые мухи.
   -Не ешьте язык, - предупредил Хорс, - а то черепаха вновь закроется.
   -Как закроется, так и откроется, - Вазя наклонилась и демонстративно отломила большой кусок.
   И сразу десяток грязных липких рук разорвали остаток языка на части. В одно мгновение он был съеден. Однако, судя по лицам лысых девочек, они не испытали удовольствия.
   -Ну и гадость! - Вазя вытащила солому застрявшую между зубов и, поморщившись, с отвращением сплюнула на землю. - Тоже мне царское угощение.
   -Напоминает коровью лепешку, - нюхая руки, произнесла Кряка.
   Лёва наклонился и, рассмотрев крохотный кусочек языка лежащий на камне, рассмеялся:
   -Почему напоминает? Это и впрямь навоз. Поздравляю дамы, вы отведали изысканное блюдо.
   -Поумничай, поумничай! - не переставая плеваться, сказала Вазя и сердито посмотрела на мальчика.
   -Ну и что, подумаешь, наелись навоза? - через силу улыбнулась Кряка.
   Она опустилась на четвереньки и вытерла губы о рюкзак. Затем достала бутылку растительного масла и прополоскала рот.
   -Да покажите мне человека, который хоть раз в жизни не наелся бы навоза! - предводительница отломила кусочек шоколадки и поспешно съела.
   -Ладно, посмотрим, чем черепаха нас еще угостит, - Вазя поставила ногу на лестницу и начала подниматься наверх.
   Остальные, расталкивая друг друга, последовали за ней.
   -Ты уверен, что бабушка потчевала тебя черепашьими кушаньями, а не приготовила их сама? - спросил Лёва Хорса.
   -Конечно уверен. Таких блюд нельзя приготовить. Они настолько восхитительны и не обычны...
   -Как этот язык? - вель пнул лежащий на земле кусочек навоза.
   -Да нет, - не понял шутки Хорс. - Неужели не ясно, рептилия просто мстит настырным девчонкам, пытающимся силой вытянуть кушанья.
   Лишь только ловцы тупоголовой ящерицы оказались на панцире, серебреные тарелки и кувшины исчезли, а на их месте появились медные трубки, резиновые шланги и одежные щетки. Шланги обвили ноги девчонок, а щетки закружили вокруг, издавая высокие противные звуки. Голова черепахи медленно приподнялась и, покачиваясь из стороны в сторону, протяжно сказала: "Мабу-кабу-вубу". Ее глаза вновь сделались нежно голубыми и рептилия улыбнулась.
   -Что она говорит? - крикнула Вазя.
   -Говорит, сейчас будет учить вас уму разуму, - ответил Лёва.
   Хорс и вель на всякий случай отошли подальше от черепахи и, усевшись на траву, стали наблюдать за происходящим.
   Тем временем из медных трубок пошел густой зеленый дым, и лысые девочки исчезли в его клубах. Окрестности наполнились приятной музыкой и криками перепуганных охотниц.
   -Помогите! Спасите! - раздались отчаянные голоса с панциря. - Лёва, Хорс освободите нас, пожалуйста!
   Но что могли сделать наши знакомые? Справиться с каменной черепахой и вызволить девчонок? Конечно же, нет. Да и по правде сказать, им этого не слишком-то и хотелось. Хороший урок вежливости еще никому не повредил, а уж кому-кому, а охотницам за тупоголовой ящерицей его явно не доставало.
   Постепенно дым рассеялся, и приятели увидели бледных перепачканных смолой лысых девочек с заткнутыми тряпками ртами. Их ноги по-прежнему удерживали резиновые шланги, а руки были связаны голубыми атласными лентами. Музыка прекратилась и наступила минутная тишина. Затем грянул барабанный бой, и незадачливые охотницы начали погружаться в панцирь.
   Кряке удалось освободиться от кляпа и она с мольбой в голосе закричала:
   -Да сделайте же что-нибудь? Разве не понятно, черепаха сошла с ума и хочет нас убить!
   Видя, что дело приобретает серьезный оборот, Лёва и Хорс вскочили и кинулись на помощь. Но в тот момент, когда друзья подбежали к рептилии с нижней стороны тонкого панциря показались ноги девчонок. Пройдя сквозь черепаху, словно через папиросную бумагу, они попадали на траву. Лишь только последняя грубиянка оказалась на земле, сверху полился ежевичный сироп и посыпались опилки и стружки.
   -Где этот негодник Хорс? - поднимаясь с земли, заорала Вазя. - Я ему покажу, как врать! Наплел с три короба, будто черепаха угощает вкусными блюдами и напитками, а мы дуры и поверили. Сначала навоза наелись, а теперь еще и одежду испачкали.
  

ЦВЕТОК ФУ

   Примерно к средине дня в воздухе сильно запахло дымом и стало трудно дышать. Дорожка выложенная вяленым мясом закончилась и путники пошли по истертым до дыр стиральным доскам. Тут и там начали попадаться невысокие деревца с резными шипастыми листьями и картофельные мины. Лёва старался обходить мины стороной и не наступать на латунные колечки торчащие из травы. Ловцы же тупоголовой ящерицы наоборот, опережая друг друга, стремились коснуться железок ногами.
   Лишь только какая-нибудь девчонка задевала колечко, из земли выскакивал овальный клубень и выкрикнув: "Ложись!", разрывался на мелкие кусочки, обдавая окружающих белой пахнущей апельсинами жидкостью.
   -Мы почти на месте, - сообщил Хорс. - Сейчас поднимемся на холм и увидим заросли моркови, а между ними изумрудные пирамидки.
   -На кой нам сдались твои пирамидки? - грубо сказала Кряка. - Давай показывай, где растет цветок Фу. Если он, конечно, существует на самом деле и ты не выдумал его, чтобы спасти свою шкуру от побоев.
   -Сначала появляются пирамидки, - сказал ушан, - а через семнадцать лет, рядом, вырастает цветок, - подросток подошел к дереву с шипастыми листьями. - Кто хочет изюму?
   Хорс поднял палку и тихонько постучал по стволу растения. На ближайшей ветке появилась бумажная трубочка. Она стала раздуваться и превратилась в пакет, на котором было написано: "Сушеный виноград. 1 кг.".
   Лысые девочки, забыв о картофельных минах, принялись с силой колотить по дереву. Один за другим на нем начали образовываться десятки пакетов с изюмом и тонкие ветки, не выдержав веса плодов, переломились.
   -Что вы делаете? - закричал Хорс, глядя на израненное растение. - Ведь теперь оно может погибнуть.
   -Подумаешь, погибнет, - заржала Вазя, - не велика потеря. Вон их тут сколько, - и не обращая внимания на уговоры ушана направилась к следующему деревцу.
   Сломав еще два растения ловцы тупоголовой ящерицы успокоились и, наевшись изюму, продолжили путь.
   Поднявшись на холм Хорс вскрикнул, потрясенный представшей перед ними картиной. Дымящиеся каменные плиты высотой не менее десяти метров покрывали все вокруг, на сколько хватало взгляда. Лишь узкая полоска растительности между камнями и тем местом, где стояли путники, оставалась не тронутой. А вдалеке, примерно в километре слева, зловеще возвышалась гора Волосатая окруженная коричневыми облаками.
   -Похоже, дело дрянь, - прошептал расстроенный подросток.
   -В каком смысле дрянь? - насторожилась Кряка. - Уж не хочешь ли ты сказать, что заблудился?!
   -Нет, не заблудился, но...
   -Никаких но! Или показывай цветок, или готовься к взбучке!
   Хорс пожал плечами, решив не спорить с предводительницей и начал спускаться с холма. Остальные молча последовали за ушаном. По мере приближения к каменной стене все чаще стали попадаться засохшие растения да сильнее чувствоваться исходящий от нее жар. Подросток направился к первой попавшейся изумрудной пирамидке рассчитывая отыскать там цветок Фу. Но надежды Хорса не оправдались, возле пирамидки было пусто, если не считать зарослей моркови и брошенной кем-то копченой колбасы.
   -Ну и где цветок? - толкнула ушана Кряка.
   -Нет.
   -А почему нет? - заскрипела зубами предводительница. - Пирамидка-то на месте.
   -Я же вам уже объяснял, - устало сказал ушан, - через семнадцать лет после появления пирамидки вырастает цветок. Повторяю, через семнадцать! Если его нет, значит, еще не миновало семнадцати лет. Разве не понятно?
   -Нет не понятно! - Кряка схватила за грудки Хорса. - Или подавай цветок или получишь!
   -Получишь, получишь! Только и знаете драться, да обзываться. Неужели не надоело? - Хорс оттолкнул предводительницу и направился к другой пирамидке.
   Лысые девочки молча пошли за ним. Лёва со стороны видел, как радуется Вазя, что ушан не может найти цветок. Соперница Кряки злорадно потирала руки и хихикала.
   Подойдя ко второй пирамидке Хорс вздохнул с облегчением. Подросток улыбнулся и показал на великолепный семи лепестковый цветок диаметром сантиметров тридцать, росший на толстом коротком стебле без листьев.
   -Вот вам Фу, - не приближаясь к растению произнес ушан. - Надеюсь, теперь мы свободны?
   -Сначала надо проверить, так ли он хорошо пахнет, как ты обещал.
   Кряка наклонилась и попробовала сорвать цветок, но не тут-то было, стебель оказался очень прочным. Тогда предводительница срезала его ножом и, понюхав, разочарованно посмотрела на Хорса.
   -Да он совсем не пахнет! - Кряка сделала несколько шагов в направлении подростка.
   -Стой на месте, - выставил руки вперед ушан, - не подходи ко мне! Я объясню, что тебе следует сделать. Раздвинь тычинки и найди пестик.
   -Какой пестик? - наморщила лоб Кряка.
   -Посередине цветка в окружении пластилиновых палочек находится прозрачная крышка.
   -А, нашла! - обрадовалась предводительница.
   -Осторожно открути ее.
   Кряка отвинтила крышку и на присутствующих обрушился омерзительный кисло-вонючий запах. Такой непередаваемой силы, что Лёву и Хорса едва не стошнило.
   -Ух, ты! - восторженно вскрикнула предводительница. - Ну и ароматище! Чувствуешь? - она потрясла перед Вазей цветком. - Больше не почувствуешь.
   И Кряка принялась поливать себя зловонным соком под завистливые взгляды подруг.
   -Дай не много, - униженно попросила Вазя.
   -А это видела? - Кряка показала сопернице кукиш. - Ты давала мне свои духи? Нет. Вот и я не дам.
   Лёва подошел к Хорсу и взял за рукав:
   -Ладно, пойдем, мы свое дело сделали.
   И приятели, покинув лысых девочек, направились к каменным плитам.
  

БЕШЕНЫЙ ТИЛ

   Вблизи каменные плиты оказались еще неприступнее, чем выглядели издалека. Они были совершенно отвесными, без крупных трещин и щелей. В некоторых местах камни не успели остыть и от них шел жар и едкий запах серы, такой силы, что находиться рядом не представлялось возможным - глаза слезились, а в горле сильно першило.
   Походив вдоль стены приятели присели отдохнуть, не переставая ломать голову, как преодолеть препятствие и добраться до горы Волосатой.
   -Эй, чего приуныли? - послышался сверху скрипучий голос и наши знакомые увидели худого старика с всклоченной рыжей бородой и копной седых волос.
   Незнакомец стоял в одной набедренной повязке, а его худое морщинистое тело сплошь покрывали татуировки. Задав вопрос, старик вскрикнул и, заколотив по висевшей на поясе большой консервной банке, принялся танцевать, делая странные круговые движения. Потанцевав с минуту, он вспомнил про Лёву и Хорса и вновь повторил вопрос:
   -Чего приуныли, спрашиваю?
   -Да вот не можем забраться наверх, - сказал Лёва.
   -Подумаешь беда! - старик выбил дробь на самодельном музыкальном инструменте. - Я спуститься не могу и то не грущу, - и незнакомец вновь взялся танцевать.
   -Дурак какой-то, - прошептал Хорс. - Надо отойти от стены подальше, пока дед не кинул чего сверху.
   -Ты считаешь, - Лёва нехотя поднялся.
   -Уверен, - подросток кивнул в сторону старика. - Посмотри на его вид, вылитый сумасшедший. Да еще эти дурацкие танцы.
   Заметив, что ребята собрались уйти, дед перестал танцевать и колотить по банке.
   -Эй, вы куда? Я только начал. Я могу играть семь часов без остановки.
   -Извини дедуля, нам нужно идти, - Лёва помахал незнакомцу. - Прощай.
   -Да, - оглянулся Хорс, - а ты как туда залез?
   -Никак. Я же вам говорю, я спуститься не могу. Хожу-хожу, уже целую неделю. Видите, как исхудал? - старик похлопал себя по животу. - И вода утром закончилась.
   Он исполнил короткую трель на банке:
   -Мне тут у вас нравится.
   Мало что понимая из сказанного незнакомцем, приятели решили задержаться и выяснить, каким образом дед попал на каменные плиты.
   Оказывает Тил, а точнее Бешеный Тил, жил в горе Волосатой, но устав слушать его бесконечную игру на банках и терпеть затеваемые им ссоры сородичи прогнали старика прочь.
   -Жаль у меня отобрали почти все барабаны, - тяжело вздохнул рассказчик. - Лишь эту жестянку и удалось взять с собой, - старик подкинул банку вверх и, похлопав в ладоши, поймал одной рукой.
   -Выходит, ты был внутри горы?! - не поверил Хорс.
   -Не просто был, а жил почти сто четырнадцать лет и никогда не думал, что на поверхности так красиво.
   -А как же горные старцы?
   -А что горные старцы? Главное не попадаться им на глаза и не лезть в запретные залы. У них и без людей забот хватает. Бесконечно ссорятся и дерутся, все никак не могут выяснить, кого из шести братьев больше любит Отецц и кто займет его трон, когда тот уйдет на покой.
   -Какой Отецц? - спросил Лёва.
   -Эх ты, темнота, - улыбнулся Тил. - Отецц - дядя братьев. Он самый сильный и могущественный волшебник подземелья.
   -Значит горных старцев семь, - задумчиво сказал Хорс.
   -Да, вместе с Отццом, семь, - подтвердил Тил. - Ох, и скверные у них характеры, скажу я вам! Опять же затеяли варить этот каменный суп. Начали, а заканчивать не хотят. Люди говорят, спорят, кому огонь задувать. Видите, до чего дошло? Если так и дальше пойдет, хана вашей планете Конфета, - дед свистнул и застучал по самодельному барабану.
   -А ты то, что радуешься? - спросил Лёва.
   -Я не радуюсь, - возразил Тил. - Если планета покроется каменными плитами, мне тоже негде будет жить.
   -Ты хоть можешь вернуться в Волосатую, а нам останется лишь умереть, - сказал Хорс.
   -Нет, не могу. Меня выгнали и уже вряд ли пустят назад. Да к тому же Пуп горы охраняют очень вредные стражники. У них абсолютно нет слуха, и они ничего не понимают в музыке. Я одному дал по уху, так три болвана за мной целый час гонялись, все грозились убить. Дураки, не знали, что лучше, чем я никто не бегает.
   -А если мы тебе поможем вернуться? - спросил Лёва.
   -Как? - заинтересовался Тил.
   -Пока не знаем, нам надо сначала забраться на плиты.
   Дед засунул худую руку в бороду и почесал подбородок.
   -А у вас случайно нет веревки?
   -Нет.
   -Жаль, - старик заходил из стороны в сторону. - Бросьте-ка мне что-нибудь поесть и попить не забудьте, а я подумаю, как затащить вас сюда.
   Приятели нарвали похожих на рогатые яблоки горько-кислых плодов и кинули старику. Потом наполнили флягу водой и забросили ее наверх.
   -Да, еда тут у вас не важная, - сморщился Тил, откусив "яблоко". - Пожалуй, нужно скорей возвращаться в Волосатую. Побродил недельку на поверхности и хватит, - он выкинул недоеденный плод. - Ну что, готовы? - старик передвинул консервную банку назад. - Тогда пошли.
   -Куда пошли? - не понял Лёва.
   -Искать пологое место, - пояснил Тил. - Не сидеть же здесь и не ждать, пока в стене сами собой образуются ступеньки.
   Лёва и Хорс решили не спорить с дедом и зашагали вдоль каменной плиты, стараясь не отстать от Бешеного Тила.
   -Пошевеливайтесь! - то и дело кричал сверху игрок на консервной банке. - Шире шаг! Вы же еще молодые, а еле тащитесь, не в состоянии угнаться за сто четырнадцатилетним стариком.
   Так продолжалось около часа. Первым не выдержал Хорс. Ушан остановился и устало опустился на поваленное дерево.
   -Эй, Тил подожди! - произнес взмокший подросток. - Ты ведь сам говорил, за недельное скитание по плитам, ни разу не видел полого места.
   -Ну и что?
   -А то! Нужно придумать какой-нибудь другой способ забраться наверх.
   -Какой, например?
   -Ну, я не знаю, - пожал плечами Хорс. - Может лестницу сделать...
  

НА КАМЕННОЙ СТЕНЕ

   Легко сказать сделать лестницу, а если не знаешь с чего начать и с какого боку приступить? Сперва Лёва и Хорс решили взять две жерди и привязать между ними поперечные палки. Однако приятели смогли найти лишь один подходящий ствол дерева. Тогда они прислонили его к скале и велели Тилу держать конец, а сами по очереди забрались наверх.
   Оказавшись на каменной стене Лёва был неприятно удивлен на сколько много земли поглотила гора Волосатая. Сотни и даже тысячи квадратных метров некогда цветущих полей и лесов превратились в безжизненную пустыню.
   -Где-то под каменной толщей находится мой родной город, - показал Хорс вдаль
   Он сделал несколько шагов вперед и подошва на его ботинках задымилась.
   -Осторожно парень! - Тил схватил ушана за руку и оттащил в сторону. - Смотри, куда ноги ставишь, а то, неровен час, провалишься внутрь, а там такое пекло, мало не покажется. Пока не научитесь отличать холодную скалу от горячей, держитесь за мной.
   И старик повел Лёву и Хорса к Пупу горы, единственному входу в Волосатую. Дорога изобиловала трудностями и опасностями. На пути то и дело попадались глубокие провалы и не застывшая лава, но Тил хорошо изучил окрестности и уверенно шел вперед.
   Неожиданно старик передвинул банку на живот и на ходу заколотил по ней правой рукой, а левой принялся дергать за седые волосы, словно хотел оторваться от земли.
   -А это обязательно? - поинтересовался Лёва.
   -Что обязательно? - не прекращая стучать, спросил Тил.
   -Лупить по банке?
   Старик остановился и как-то странно посмотрел на приятелей.
   -Признавайтесь ребята, вы тоже музыку не любите?
   -Ну почему не любим? - возразил Хорс. - Любим.
   -Возможно ты и любишь, а твой друг нет, - Тил нахмурился. - Пусть он проваливает, а то я за себя не ручаюсь.
   -Сам проваливай, - Лёва встал в боксерскую стойку. - А будешь стучать останешься один. Мы уйдем и не поможем тебе вернуться в Волосатую.
   -Смотри, как заговорил, - обиделся старик. - Грубиян! Дедушка затащил вас наверх, а вы не хотите слушать его замечательную игру.
   Тил демонстративно передвинул барабан назад и, скрестив руки на груди, гордо вскинул голову.
   -Ты зря сердишься, - Хорс подошел к старику. - Скажи, мы куда идем?
   -Будто сам не знаешь, к Пупу горы.
   -Знаю, поэтому и прошу не стучать, а то еще привлечешь внимание стражников.
   Тил расплылся в улыбке.
   -Ну если так, я конечно не буду, - старик приблизился к Лёве и протянул руку. - Сказал бы сразу, что боишься охранников, а то я уж испугался, подумал опять придурок без слуха попался. Даже хотел треснуть тебя банкой по башке, чтобы любовь к музыке появилась. Я одному треснул в полсилы - он теперь все время поет, ни на минуту не прекращает... Ладно, пошли дальше.
   Идя за Тилом Лёва рассмотрел морщинистое тело старика. Как я уже говорил, оно было сплошь покрыто татуировками. К удивлению мальчика ими оказались таблица умножения и математические формулы.
   -Ты, наверное, любишь математику? - спросил вель.
   -Смеешься? Да я ее терпеть не могу.
   -А зачем же тогда сделал наколки?
   -Чтобы выучить таблицу умножения. Да видно все бес толку, - Тил безнадежно махнул рукой. - Только десять на десять и запомнил. И еще вот какую-то формулу, - старик ткнул пальцем в бок. - "А" умноженная на "В" равняется "С".
   -И что она означает? - поинтересовался Лёва.
   -А кто ее знает, - пожал плечами Тил. - Что-нибудь да означает.
   Компания приблизилась к каменной складке. Старик поднял руку и присел.
   -Тише, - приложил он палец к губам. - Отсюда уже видно Пуп горы. Проход охраняют трое стражников. Ох, и злые ребята, скажу я вам! И музыку не любят.
   Руки Тила непроизвольно потянулись к консервной банке, но Лёва вовремя это заметил и накрыл самодельный барабан ладонями.
   -Ну и как вы собираетесь мне помочь попасть обратно в Волосатую? - спросил старик.
   -Пока не знаем, - произнес Хорс. - Надо подумать.
   -А чего тут думать. Вы подходите к первому попавшемуся стражнику и бьете по уху. Он сердится, зовет товарищей на помощь и они, покинув пост, бросаются вас ловить. А я тем временем спокойненько иду домой.
   -А мы? - спросил Лёва.
   -А что вы? Вы побежите до того места, где залезли на стену и спуститесь вниз. Если побежите быстро, то вас не догонят и не побьют, если медленно, то догонят и побьют. Вот и все дела.
   -Нет, я не о том. Мы тоже хотим пробраться внутрь Волосатой, - сказал вель.
   -А вам то зачем? - не понял Тил.
   -Нам нужно остановить наступление горы, - произнес Хорс. - Иначе скоро вся планета погибнет под каменной толщей, как погиб мой родной город Тиубул.
   -Так ты из Тиубула? - удивился старик.
   -Да, оттуда, - ушан опустил глаза.
   -Красивый был город, - улыбнулся Тил. - В детстве, лет сто назад, я слышал о нем от старшей сестры. У вас там продавалось еще такое замечательное мороженое. Кажется земличное.
   -Земляничное, - поправил Хорс.
   -Да, точно земляничное. Ох, и вкусное, говорят, мороженое было! А я все хожу и думаю, где же Тиубул? А его оказывается, больше нет...
   -Да нет, - на глазах ушана выступили слезы.
   -Ну что ж, это меняет дело, - посерьезнел Тил. - Тогда нам нужен другой план.
  

ПУП ГОРЫ

   Другой план Тила не отличался оригинальностью. Он опять же предлагал подойти к первому попавшемуся стражнику и треснуть его по уху. А еще лучше накостылять всем охранникам сразу, а потом убежать. Они бросятся ловить нахала, а остальные спокойненко зайдут в гору.
   -Ну, как вам мой новый план? - спросил старик, поглаживая консервную банку.
   -А чем твой новый план отличается от старого? - спросил Хорс. - Я, например, не вижу разницы.
   -А разница в том, что в первом плане вы оба отвлекали стражников, а я спокойненько шел домой, а сейчас это сделает один из вас, - пояснил Тил. - Самый нахальный.
   -Интересно и кто он? - предчувствуя на кого укажет старик, спросил Лёва.
   -Ты конечно, - ткнул пальцем в мальчика Тил. - Ты самый наглый, самый нахальный, самый грубый. Ты угрожал бросить дедушку одного, тебе не нравится моя игра на барабане, тебе и бить по уху охранника.
   -Ну нет, - не согласился вель, - так дело не пойдет. Меня поймают.
   -Обязательно поймают, - засмеялся Тил. - А когда поймают, здорово отлупят. И правильно сделают! Зачем угрожал старому человеку?
   Тил, пританцовывая, обошел Лёву вокруг.
   -Давай топай, - похлопал он мальчика по спине, - не тяни время.
   Велю ничего другого не оставалось, как воспользоваться не слишком удачным планом Тила и идти отвлекать охранников. Лёва нехотя встал и, передав мешок Хорсу, пошел к входу в Волосатую.
   -Ей подожди! - окликнул его ушан. - Я один не смогу выполнить задуманное и остановить горных старцев.
   -Точно не сможешь, - подтвердил старик. - И вдвоем не сможете. А вот ежели к вам присоединится дедушка Тил, - владелец консервной банки хитро подмигнул, - тогда возможно у вас что-нибудь и получится.
   -Ты это серьезно? - не поверил Хорс.
   -Еще не знаю, - старик пригладил седые волосы. - Мне надо подумать. Хорошенько подумать. Все-таки я буду рисковать жизнью. Эти горные старцы ребята серьезные. Убьют и не поморщатся.
   -Ну так давай, думай скорее, - сказал Лёва.
   -Ты меня не подгоняй, - Тил перевернул банку и протянул приятелям. - Если я соглашусь, наполните ее до краев золотом?
   -Ты наверное спятил дед? - усмехнулся мальчик. - Да откуда у нас столько золота.
   -А в котомке что?
   -Барахло всякое, да вафли копченые, - Лёва протянул мешок старику. - Можешь посмотреть.
   -Какие говоришь вафли? - оживился Тил. - Копченые?
   -Ну да копченые, - вель торопливо достал связку тонкого сухого печенья и отдал старику. - Вот попробуй, тебе понравится.
   Тил осторожно откусил небольшой кусочек и, закрыв глаза, принялся неторопливо жевать.
   -А что, очень даже ничего, - зачмокал он губами. - Там еще много вафель в мешке?
   -Три связки.
   -Ладно, так и быть, уговорили, - Тил доел вафлю и вытер руки о грудь. - Я согласен. Пока заплатите за службу этими вкусными штучками. Но затем, когда победим горных старцев, наполните до краев банку золотом.
   -Хорошо, - не стал спорить вель. - Когда победим, наполним хоть десять банок.
   -Ловлю на слове, - Тил поднял указательный палец вверх. - После победы отмерите десять банок золота.
   Поразмыслив хорошенько над тем, как попасть в гору Волосатую компания решила, что Тил, как самый быстрый, должен будет отвлечь охранников, а в это время Лёва и Хорс проберутся внутрь. Старик же, сделав круг по каменным плитам, позже присоединиться к мальчику и ушану.
   -Только смотрите, держитесь, все время центральных коридоров, - предупредил Тил приятелей, - а то я вас потом не найду.
   Попрощавшись с велем и ушаном Тил направился к круглому отверстию в горе, из которого струились еле заметные струйки пара. Стоявшие возле прохода двое стражников, заметив старого знакомого, схватили прислоненные к скале копья и заколотили в висевшую железяку, вызывая на подмогу начальника.
   -Привет дурачье! - еще издали замахал руками Тил. - Помните меня болваны?
   -Проваливай, пока цел! - из темноты показался высокий худой охранник в красном мундире, с оторванным рукавом.
   -А, дружище, привет! - старик остановился и передвинул банку вперед. - Как поживаешь толстяк? Как твое ухо?
   Тил что есть мочи заколотил по самодельному барабану.
   -Негодяй! - начальник стражи сжал зубы и его лицо побагровело. - Ну подожди, ты за все мне заплатишь! - он махнул рукой и двое охранников в зеленых майках и желтых шортах стали приближаться к Тилу.
   -Не так быстро, - старик перестал стучать и начал неторопливо пятиться назад. - Я еще не исполнил колыбельную для двух мертвецов, а вы уже хотите прогнать бродячего музыканта.
   Тил споткнулся и, взмахнув руками, выронил барабан. Стражник в красном мундире радостно вскрикнул и почти не целясь, метнул копье. Смертоносное оружие просвистела рядом с растянувшимся на камнях стариком и, скользнув по набедренной повязке, пробило консервную банку.
   Видели бы вы глаза несчастного Тила и ту гримасу скорби, что посетила его лицо. Расстроенный старик схватил продырявленный инструмент и прижал к груди.
   -Ловите деда! - заорал словно сумасшедший начальник с оторванным рукавом.
   И стражники кинулись на пожелтевшего от горя барабанщика.
   Трудно сказать, почему такой шустрый и подвижный старик как Тил вдруг сник и оказался совершенно беспомощным перед нападавшими. Толи из-за потери любимого барабана, то ли еще из-за чего, но факт остается фактом, охранники без труда сцапали сто четырнадцатилетнего деда, закрутив ему руки за спину. Больше всего радовался стражник в красном мундире. Он вырвал у Тила консервную банку и под хохот товарищей начал ее топтать, потрясая кулаками и громко крича: "У меня есть слух, осел! Я хорошо слышу, звук твоего ломающегося инструмента!"
   Охранники так увлеклись расправой над бедным Тилом, что не заметили подкравшихся сзади Лёву и Хорса. Приятели схватили валявшиеся на земле копья и велели стражникам отойти от старика.
   Спасенный Тил молча постоял над смятой в лепешку банкой и, взяв копья у мальчишек, забросил их подальше от входа в гору.
   -Идите ищите свое оружие, если не хотите, чтобы вас выгнали со службы.
   И наградив подзатыльником охранника в красном мундире, добавил:
   -И все-таки у тебя нет слуха образина, ты не слышал крика моей души, оплакивающей мертвый барабан!
   Не дожидаясь возвращения стражников Тил увлек Лёву и Хорса за собой и путники устремились к круглому отверстию.
   -Смотрите, будьте внимательны, - предупредил на бегу старик. - Где-то недалеко от входа находится злая пальма. Она может схватить кого-нибудь из нас и задержать до возвращения охранников.
   -Какая пальма? - не понял Лёва.
   -С виду ничем не примечательная, - пояснил Тил, - но если рядом проходит чужак, растение кидается на него и держит до прихода хозяев.
   Заскочив в полутемное отверстие в горе, Лёва с ходу натолкнулся на что-то колючее и, свалившись на землю, закричал: "Пальма! Пальма! На меня напала злая пальма!"
   -Хватит орать, вставай, - пришел на помощь мальчику Тил. - Это не пальма, а вешалка с плащами и кольчугами, - старик помог велю подняться и они побежали дальше.
   В подземелье было прохладно и сыро и почему-то пахло пчелиным воском и пирогами. Тут и там валялись брошенные кем-то шубы и валенки, а на стенах и потолке находились самые обычные надписи: "Кука + Тука = любовь", "Жатт дурак", "Верни деньги Крус, а то зарежу!".
   -Не отставайте! - послышался откуда-то из темноты голос Тила. - Где вы пацаны?
   Из бокового отверстия выглянул улыбающийся старик с квадратной зеленой шляпой на голове, украшенной кошачьими лапками и сиреневыми перьями. Он скорчил страшную рожу и сделал Лёве козу. Мальчик от неожиданности вздрогнул и, отпрянув назад, налетел на Хорса.
   -Ты чего? - свалился ушан.
   -Да меня Тил напугал, - показал на старика вель.
   -Хватит дурачиться дед, лучше бежим дальше, пока охранники не вернулись, - проворчал подросток.
   -Не бойся, мы уже далеко от входа, а им не разрешается покидать пост, - Тил снял шляпу и протянул Хорсу. - На-ка примерь, а то ходишь, как болван с домиком улитки на башке.
   Ушан только сейчас вспомнил, что лысых девочек уже давно нет, а он все еще носит странный головной убор. Подросток снял пятнистую раковину и бросил на кучу одежды. Затем протер ушами макушку и, вздохнув полной грудью, улыбнулся.
   -Ну дела, - присвистнул Тил. - Да ты лысый?! Никак болеешь чем?
   -Сам ты болеешь, - обиделся Хорс.
   -А почему тогда волосы отсутствуют? - старик с сочувствием покачал головой. - Бедняга, такой молодой и на тебе.
   -У длинноухих людей не растут волосы.
   -Значит, вы все болеете, - сделал вывод Тил. - Вам нужно лечиться.
   -Сам лечись! - вышитые бисером брови подростка изогнулись дугой, а на лице появились пупырышки.
   -Ладно, не кипятисьь, - старик натянул шляпу на Хорсу. - Пока прикрой башку этим, чтоб она не блестела, а будем проходить мимо шутливого родника, я тебе помогу.
   Ушан со злостью выкинул на землю подарок Тила.
   -Ты чего, не понимаешь нормального языка? - рассердился Хорс. - Тебе же сказали, я с детства безволосый!
   Старик повернулся к Лёве и тихо произнес:
   -Вот я заметил, многие лысые не в состоянии держать себя в руках. И твой друг тоже. Видел, как разошелся? Но ничего, в шутливом роднике вода особенная, - улыбнулся Тил. - Я одному паршивцу, за то, что он меня дразнил Шилом, ночью накапал ее на ладони. Так, веришь ли, - старик заржал, - утром на них выросли черные кучерявые волосища. Сантиметров тридцать длиной, не меньше.
   Тил снова исчез в боковом проходе и через минуту позвал Лёву и Хорса.
   -Идите сюда, тут есть чем поживиться.
   Приятели заглянули в небольшую комнату и узрели множество старых, покрытых грибком, вещей и предметов. Здесь были и латунные ложки, и каминные часы без стрелок, и переломанные пополам подсвечники и грязные, проеденные молью, портьеры и подушки, а также десятки женских шляп, сумочек и туфель. Но самое удивительное, среди горы ненужного хлама, валялись сушеные собачьи головы, крылья летучих мышей и мумифицированные треххвостые черепахи. И от всего этого барахла шел неприятный запах пыли и древности.
   -Видели, - осклабился Тил, - сколько добра пропадает?
   Он засунул руку в мусор и принялся шарить в его недрах.
   -О, кажется, что-то нашел, - старик извлек на свет большую расплющенную ящерицу с красно-синими полосками по бокам. - Вот те на! Вяленный шутарук!!!
   Тил затряс рептилией перед носом Лёвы.
   -Держи, спрячь в мешок, такая находка не каждый день случается.
   -Фу, ну и вонь! - сморщился вель. - Зачем тебе дохлая ящерица?
   -Надо, - Тил вновь запустил руку в кучу.
   -Тебе надо, ты и бери.
   -Болван, - Тил перестал рыться в мусоре и прислушался. - Неужели не понятно, мы наткнулись на вещи какого-то волшебника! - Старик перешел на шепот. - А шутарук используется во многих заклинаниях. Даже в самых простых. Смотри.
   Тил отщипнул от сушеной рептилии маленький кусочек и произнеся: "Шара-тара-кррр", кинул на гору мусора. Раздался громкий хлопок и вспышка яркого света и лежащий в комнате хлам загорелся.
   -Вот невезуха! - закричал старик. - Последнюю "р" слишком затянул, - он бросился тушить огонь, но из коридора донесся знакомый голос стражника в красном мундире.
   -Они тут, в кладовке! Скорее сюда!
   Тил схватил оброненного шутарука и выскочил из объятой пламенем комнаты. Лёва и Хорс последовали за ним.
  

ШУТАРУК

   Пробежав метров триста по узкому заросшему фосфорными вишнями и грушами коридору Тил пожалел взмокших ребят и сделал остановку.
   -Минуту передохнем и помчимся дальше, - сказал старик, всматриваясь в неясное изображение на полу. - Кажется, мы заблудились. Надо было сворачивать направо, а я повернул налево. Нужно возвращаться, а то здесь начинаются владения Цыпала. Волшебник так себе, но неприятности может доставить не малые.
   -Цыпал, - повторил за Тилом Хорс. - Я что-то слышал о нем от бабушки.
   -Это самый младший и неуважаемый из горных старцев. Говорят из-за Цыпала и разразился скандал в подземелье. Раньше он всегда задувал огонь после того, как братья сварят каменный суп, но недавно Цыпал случайно наткнулся на волшебный клад и возгордился. Решил, пусть его теперь заменит кто-нибудь другой, например, идущий перед ним по возрасту, Крум, - Тил от нечего делать сорвал со стены грушу и с силой швырнул о камень.
   Фосфорный плод со звоном разлетелся на сотни крохотных огоньков и в коридоре запахло мятой.
   -Ладно внучек, пошли, - старик погладил по лысой голове Хорса и улыбнулся.
   -Отстань, - оттолкнул Тила ушан. - Будешь насмехаться, мы тебе не заплатим десять банок золота, - пригрозил подросток.
   -Понял, - посерьезнел дед и поднял руки вверх, словно собирался сдаваться. - Больше не буду.
   Он развернулся и быстрым шагом направился обратно. Вдруг Тил остановился и, вглядываясь в глубокие борозды на стене, сказал:
   -Интересно, что бы это значило?
   На камнях виднелся отчетливый след чьих-то когтистых лап. А ниже, почти у самого пола, лежал сломанный рог инкрустированный золотом.
   -Чур, мое! - Тил схватил находку и прижал к себе.
   Старик покрутил ее в руках и понюхал.
   -Кажись коровий. Да, точно, коровий, - Тил протянул рог Хорсу. - Дарю.
   -Зачем он мне? - отказался ушан от подарка.
   -Тогда возьми ты Лёва.
   -Мне тоже не нужно, - поморщился мальчик.
   -Бери, говорят, - Тил сунул рог в руки веля. - Разве не видишь, у меня нет карманов, а у тебя есть котомка.
   -И что, раз я таскаю мешок, значит, ты будешь совать в него всякую гадость? Хватит и дохлой ящерицы!
   -Это шутарук, простофиля, а не какая-то ящерица, - недовольно возразил Тил. - Сколько раз повторять? Жаль не успели захватить сушеную собачью голову и крылья летучих мышей.
   -Их только нам и не хватало, - проворчал Лёва, пряча обломок рога в мешок.
   -Скажи, а ты случайно не волшебник? - спросил старика Хорс.
   -Чего? - Тил удивленно посмотрел на ушана.
   -Ну, там, в кладовке, ты произнес непонятные слова и поджог старые вещи.
   -Это шара-тара-кррр что ли? - спросил старик, и в мешке у Лёвы зашевелилась сушеная ящерица.
   -Ой! - вскрикнул мальчик. - Внутри кто-то дергается.
   -Не бойся, - засмеялся Тил. - Шутарук не кусается.
   -Выходит волшебник, - не сводя округлившихся глаз с мешка, произнес Хорс.
   -Да какой волшебник, - хмыкнул старик. - Такую ерунду может каждый человек сделать.
   -И даже я? - не поверил подросток.
   -И даже ты лысый.
   В любое другое время Хорс не пропустил бы мимо ушей слово "лысый" и обиделся бы на Тила, но сейчас он его просто не заметил.
   -Дайка мне вяленого шутарука, - попросил Лёву старик.
   Мальчик с отвращением достал из мешка расплющенную ящерицу с красно-синими полосками по бокам и кинул на землю.
   -Ну, говори, - подмигнул Тил ушану.
   -Что говорить? - не понял Хорс.
   -Что-что? Что я говорил недавно, - нетерпеливо топнул старик.
   -А, - догадался подросток, - сейчас. Шара-тара...
   -Кррр! - пришел на помощь Хорсу Тил.
   Мертвая ящерица открыла глаза и, раздвинув ноздри, задергала задними лапками.
   -Видели? - обрадовался старик. - Если больше ничего не говорить, шутарук вскоре заснет, а если добавить слово "чаамм", он станет бегать по стенам и потолку.
   Но вместо обещанного бега по потолку и стенам шутарук зевнул и начал раздувать горловой мешок. Затем подпрыгнул и, вцепившись зубами в бедро Тила, заскулил, словно побитая собака.
   -Ах, гад! - воскликнул старик. - Надо же, как больно кусается! - Тил намотал хвост рептилии на руку и попытался оторвать ее от ноги.
   Но ожившая ящерица, казалось, намертво приросла к жертве и не собиралась с ней расставаться.
   -Чего рты разинули? - закричал Тил. - Да помогите же мне олухи! А я пока вспомню нужное заклинание!
   Лёва и Хорс кинулись на выручку старику и, ухватившись за лапы шутарука, принялись отдирать хищника.
   -Кажется "маачч", - сквозь зубы выдавил Тил. - Да, "мачч", - громко повторил он.
   Однако взбесившаяся ящерица и не думала разжимать челюсти и отпускать ногу несчастного. Рептилия пукнула и по пещере распространилось нестерпимое зловоние.
   -Не то, - засмеялся, превозмогая боль, старик, глядя на исказившиеся лица ребят. - Может "чиимм!".
   Услышав очередное заклинание шутарук ослабил хватку и Тил, отодрав его от бедра, с силой шлепнул о землю.
   -Получай мерзавец! - старик нагнулся и, взяв шепотку зеленоватой пыли, насыпал на рану. - Чуть до кости не прокусил злодей сушеный!
   Он хотел пнуть ящерицу, но та заскочила на стену и, защелкав зубами, недовольно задергала хвостом. Тил поднял камень и запустил в шутарука. Рептилия закрыла глаза и, глубоко вздохнув, плюнула в обидчика металлическим шариком, едва не попав в лицо старику.
   -Ах, ты так! - Тил сжал кулаки. - Я тебя разбудил, я тебя и усыплю, а потом разломаю на маленькие кусочки и растопчу.
   Старик наморщил лоб, вспоминая подходящее заклинание.
   -Не трогай ее, - Лёва пожалел шутарука. - Отпусти ящерку, пусть живет.
   -Да отпусти, - попросил Хорс. - Вон она какая красивая.
   -Да вы с ума сошли! - Тил вздернул брови. - Это же шутарук! Он может здорово пригодиться в нашем деле, если знаешь волшебные заклинания.
   -Если знаешь, - ухмыльнулся Лёва.
   -Чего лыбишься? - обиделся старик. - Подумаешь, не много буквы перепутал. Вместо "чиимм", сказал "чаамм"...
   Тил едва успел договорить, как ящерица подскочила к стоящему поблизости от стены Хорсу и вцепилась в ботинок ушана.
   -А! - вскрикнул испуганно Хорс. - Убери ее от меня дед.
   -Видите, какой он опасный? - обрадовался случившемуся Тил. - Бросается на всех без разбора. Шутарука нельзя оставлять на воле, а то будет бегать по коридорам и пугать прохожих.
   -Да это не шутарук, опасный, а ты, - вступился за ящерицу Лёва. - Не знаешь заклинания, так не говори.
   -Я не знаю!? - старик наступил на хвост извивающейся ящерицы. - Учись мальчишка.
   И Тил, прошептав себе под нос непонятные слова, громко сказал:
   -Умри кусачий!
  

ЦЫПАЛ

   Внутри Шутарука что-то щелкнуло и рептилия стала сжиматься. Его шкура почернела и покрылась серыми пятнами. Лапы вытянулись и сморщились, а глаза побелев, уставились в одну точку.
   -Ну? - Тил победоносно посмотрел на Лёву. - И кто не знает заклинания?
   -Знаешь, знаешь, - согласился мальчик, - но очень плохо.
   Хорс поспешно освободился от обмякшей ящерицу и отошел от нее подальше.
   -Да, - произнес ушан, - этот шутарук довольно агрессивен. - Он потрогал дырки на ботинке. - Испортил почти новую обувь.
   -Ладно, пошли отсюда, - сказал Тил. - Мы все еще находимся во владениях Цыпала, - старик склонился, рассматривая узор под ногами. - Видите белую букву "Ц"?
   Вель нагнулся и заметил нечеткий растительный орнамент из причудливых растений и плодов выложенный цветными камешками и плиткой. Кое-где в нем встречалась заглавная буква "Ц" из серебра, украшенная короной из золота. Вероятно узор был сделан очень давно, потому что в некоторых местах рисунок отсутствовал, а драгоценный метал выковырян.
   Тил стукнул камнем рядом с короной, и та легко выскочила из углубления. Старик поднял золото и попробовал на зуб.
   -Надо же, настоящее, - он взвесил ее на ладони. - Граммов тридцать будет, не меньше. Значит, мы забрели на окраину. Там, ближе к центру, золото давно украли, а вместо него во время ремонта коридоров вставили медь. Давайте выбьем еще парочку, а то когда мы тут снова окажемся.
   Тил поднял камень и ударил по полу.
   -А может пойдем? - Лёва недовольно поморщился. - Это же воровство.
   -Точно воровство, - улыбнулся старик, сдувая пыль со второго металлического кусочка. - У нас в Волосатой, если кого поймают с краденными золотыми коронами или серебренными буквами сразу казнят.
   Он протянул добычу мальчику:
   -Держи.
   -Ага, хочешь, чтобы меня казнили? - отказался Лёва.
   -А ты чтобы меня? - Тил осуждающе посмотрел на веля. - И тебе не будет жалко дедушку?
   -Почему не будет? Будет.
   -Тогда бери и клади в мешок, - Тил кинул Лёве обе отбитые короны. - А я еще немного поколочу. Да, и шутарука не забудь захватить.
   Вель подошел к ящерице и поднял за хвост. Она заморгала и уставилась на мальчика.
   -Ой! - Лёва бросил рептилию на землю. - Шутарук живой.
   -Хватит врать то, я его усыпил, - старик с силой стукнул камнем по полу.
   -Нет, правда, живой.
   -Ох уж эти трусливые мальчишки, - Тил поднял отскочившую золотую корону и нехотя приблизился к ящерице. - Ну, и где живой? - старик взял рептилию за заднюю лапу и начал трясти. - Эй, шутарук, ты живой?
   Ящерица изогнулась и, разинув пасть, попыталась укусить Тила за палец. Но он среагировал молниеносно и, выпустив шутарука, испуганно отскочил в сторону.
   -Вот проклятье! - в глазах старика появился страх. - Я снова сказал не то заклинание.
   -Ну так скажи то, пока ящерица не прокусила мне второй ботинок, - Хорс на всякий случай отступил на несколько шагов назад и прижался к стене.
   Тил наморщил лоб и принялся тереть виски руками.
   -Нет, не вспоминается...
   -Тогда давайте оставим шутарука здесь, - предложил Лёва. - Зачем нам лишние проблемы?
   -Ладно, уговорил, бросим его тут, - махнул рукой старик. - Пусть бегает, может, покусает стражников или самого Цыпала.
   Тил невесело улыбнулся и, подняв короткую палку, подошел к неподвижной рептилии. Он подцепил ящерицу и хотел сбросить ее в узкую глубокую щель в полу, но та словно ждала приближение старика и, вильнув хвостом, впилась зубами в набедренную повязку деда.
   -Отпусти мерзавец! - закричал Тил и треснул хищницу кулаком по спине. - И чего шутарук весь день на меня бросается? Нет бы на Лёвку кинуться или на Хорса.
   Старик схватил ящерицу и принялся дергать из стороны в сторону.
   -Тише! - приложил палец к губам ушан. - Там кто-то есть.
   Подросток показал в направлении бокового коридора поросшего светящимся мхом и лишайником. Оттуда доносился рокот и частый пронзительный свист. Шум быстро приближался и Лёва отчетливо услышал хриплое ржание и сердитые голоса.
   -Этого только не хватало, - Тил выпустил шутарука из рук и закрутил головой. - Не иначе сам Цыпал пожаловал. Идите сюда, - он потянул ребят в направлении ниши увитой густой липкой растительностью. - Залезайте в углубление и сидите тихо.
   -А ты? - спросил Хорс.
   -Втроем мы здесь не поместимся. Я спрячусь где-нибудь в другом месте, а когда Цыпал уйдет вернусь. Ну, пока!
   Тил сделал несколько шагов по коридору, но поспешил обратно и сходу прыгнул на Лёву и Хорса.
   -Поздно, с той стороны идут стражники, а с другой еще кто-то.
   Наши знакомые затаили дыхание и, прижавшись друг к другу, начали ждать, надеясь на везение.
   Между тем голоса становились громче, а шум сильнее. И вскоре на то место, где минуту назад находились Лёва, Хорс и Тил вышла странная компания во главе с высоким старцем держащим в руках бронзовый молоток на длинной ручке. Вель сразу догадался, что перед ним Цыпал, тот самый волшебник, из-за которого, если верить слухам и обрушилась беда на планету Конфета. Цыпал выглядел очень сердитым, хмурился и то и дело прикасался молотком к непомерно длинному указательному пальцу на левой руке. Его короткие негнущиеся ноги с трудом держали непропорционально длинное туловище, а из носа вырывался дым и свист.
   -Преступники не могли далеко уйти наш господин, - склонились в поклоне пять обнаженных человечка с лошадиными голова и копытами вместо ступней.
   Они почему-то говорили все сразу, одновременно произнося одинаковые слова.
   -Да, - подтвердил стражник в красном мундире, - сумасшедший старик и двое ребят где-то рядом, мы гонимся за нарушителями от самого Пупа горы.
   -Так найдите их скорее! - раздраженно топнул Цыпал.
   Волшебник заметил свежие углубления из-под золотых корон и, взревев от ярости, огрел кулаком ближайшего человечка с лошадиной мордой. Тот заржал и, опустившись на четвереньки начал принюхиваться. Его сородичи тоже припали к земле и заводили головами у пола.
   -Это Цыпал с хрюшками, - прошептал Тил улыбнувшись. - У хрюшек один мозг на всех. Видите, у каждой на шее висит сморщенный коричневый кусочек, похожий на кору? Поэтому они и говорят хором и совершают одинаковые поступки. Хрюшки очень тупые, - старик негромко хихикнул. - Я однажды подкрался сзади к одной и сорвал мозг, а потом вскочил на нее и доехал до дома своего двоюродного брата Бира. А бестолковая лошадка даже ничего не поняла.
   Тил развеселился и шлепнул ладонью по коленки. Стоящий поблизости стражник в красном мундире вздрогнул и, повернувшись в направлении ниши, прислушался.
   -Вроде, там кто-то есть господин, - он сжал копье и поправил оторванный рукав.
   -А ну, отойди в сторону! - приказал Цыпал и на лице волшебника заиграла улыбка.
   Горный старец прищурился и, довольно хмыкнув, вытянул указательный палец вперед. Хрюшки завизжали и, повалившись на пол, сбились в кучу.
   -Ну вот, кажется, попались, - Тил напрягся словно пружина и на его спине выступили капельки пота. - Сейчас Цыпал вас поджарит ребята.
   -А тебя? - Лёва увидел как волшебник занес молоток над головой и замер.
   -Я постараюсь убежать. Не ждите, чтобы коротконогий стукнул себя по пальцу. Иначе крышка.
   Тил раздвинул густую растительность закрывающую убежище и высунулся наружу.
   - Привет мужики, вы кого-то ищите?
   Цыпал замер и уставившись на незнакомца, опустил молоток.
   -Это он! Это он! - заорал стражник в красном мундире и, сорвавшись с места, кинулся на старика.
   -Идиот! - рявкнул разгневанный волшебник, стараясь прицелиться пальцем в Тила. - Убирайся прочь болван, не загораживай преступника!
   -Бегите ребята! - крикнул Тил и, оттолкнув охранника, помчался по подземелью.
   Лёва и Хорс выскочили из укрытия и, налетев на упавшего стражника, свалились на землю. Хрюшки завизжали и, натыкаясь друг на друга, заметались по пещере высекая копытами искры. Мальчик краем глаза заметил, как Цыпал направил руку в их сторону и с силой стукнул молотком по пальцу. Из пальца с грохотом вырвалось мощное желто-оранжевое пламя огня вперемешку с синими клубами дыма и опалило ноги пробегавшей мимо лошадке. С потолка и стен коридора посыпались камни и сосульки и с головой засыпали Лёву. Ошарашенный вель едва не потерял сознание и, задыхаясь от пыли, с трудом выбрался из под обломков.
   -Лёва, где ты? - услышал он взволнованный голос ушана. - Давай скорее сюда!
   Мальчик заметил кричащего Хорса и, превозмогая боль в плече, устремился к другу.
   -Ах, мерзавцы, вы еще живы!? - Цыпал навел руку вслед удирающим ребятам и что есть мочи треснул по пальцу.
   Пещера содрогнулась от жуткого взрыва и огня, и беглецов отбросило метров на тридцать вперед. К счастью ребята упали на огромную дохлую жабу и только благодаря этому остались живы.
   -Ну, чего разлеглись? - появился невесть откуда Тил. - Вставайте и улепетываем, пока не поздно.
   Старик помог Лёве и Хорсу подняться и они побежали по подземелью.
   -Ох, и здорово же вы разозлили Цыпала, - крикнул Тил. - Наверное, ему не понравилось, что вы украли золотые короны из орнамента на полу.
   -Разве это мы украли, а не ты? - возмутился Хорс.
   -Да какая разница, вы или я, - старик оглянулся. - Он ведь в вас стрелял, значит, вы ему и не понравились.
   Сзади послышался топот и ржание.
   -Вот упрямый, - сплюнул Тил. - Теперь будет гоняться за нами, покуда не поймает. Нам надо принести кого-нибудь в жертву.
   -Как это? - спросил Хорс.
   -Оставить одного из нас, то есть из вас тут, а остальным убежать. Предлагаю бросить Лёвку. Он наглый и нахальный, а еще он угрожал кинуть меня одного и ему не нравится музыка.
   -Нет, я не согласен, - замотал головой ушан. - Я скорее брошу тебя, чем Лёву.
   -Хорошо, не хочешь, так не хочешь.
   Тил подбежал к велю и, хлопнув мальчика по спине, улыбнулся.
   -Ты на меня обиделся?
   -Нет. Почему я должен обижаться на сто четырнадцатилетнего старика?
   -И правильно, - Тил подмигнул Лёве. - Тогда давай бросим Хорса, он лысый и вообще какой-то упертый.
   -Мы никого не будем бросать, - твердо сказал Лёва, - а попытаемся удрать от Цыпала все вместе.
   -Дело ваше, только когда волшебник вас поджарит, не говорите, что я не предлагал выход.
   Тил вновь оглянулся и присвистнул.
   -Надо же, к ним присоединились еще и крестьяне.
   -Какие крестьяне? - обернулся Лёва.
   -Какие, какие? Обыкновенные, - раздраженно ответил Тил. - Те, которые плетут веревки и выращивают из них еду.
   Старик не сбавляя скорости, повернул на право и, пробежав метров десять, замер перед старой деревянной лестницей покрытой коричневой паутиной.
   -Ты чего остановился? - спросил Хорс.
   -Видишь, проход закрыт? - Тил дотронулся до пожелтевшей шелковой ленты висевшей поперек коридора. - Значит, эту дорогу охраняет злая пальма или того хуже хищная репа. Чужакам сюда заходить нельзя.
   -Ну и что? - Лёва сорвал запылившуюся полоску ткани, преграждающую путь. - Подумаешь пальма или репа. А разве Цыпал лучше?
   -Скажешь тоже, - поежился Тил
   -Тогда вперед!
   Мальчик ступил на скрипучую лестницу и, стараясь не задевать невысокий потолок, согнувшись пошел наверх.
  

ЗЛАЯ ПАЛЬМА

   Ступеньки, по которым поднимался Лева, прогибались под тяжестью веля, но не ломались, не смотря на свой древний возраст. Мальчик обратил внимание, что как только он сделал первый шаг, стены прохода побелели и в камнях образовались овальные отверстия сантиметров пятнадцать шириной. Из каждого отверстия, лишь Лёва подходил ближе, высовывались розовые детские ручки и со стоном тянулись к нему, стараясь ухватиться за одежду. Вель поднял толстый гвоздь, валяющийся под ногами, и дал одной из них. Вы удивитесь, но нежные пальчики в считанные секунды смяли его в комок, словно гвоздь был сделан из пластилина.
   -Интересно, для кого мастерят низкие коридоры? - произнес Хорс потирая шишку на лбу.
   -Как для кого, для замурованных, - побледневший Тил не сводил глаз с маленьких рук и старался идти по середине лестницы. - Рассказывают, будто провинившихся детей крестьян семь месяцев вымачивают в огуречном рассоле, а потом заставляют охранять запретные проходы. Говорят, из-за рассола у непослушных детей появляется огромная, просто-таки зверская сила.
   -А чего ты так перетрусил? - не смог сдержать улыбку Лёва, видя испуганное лицо Тила. - Они ведь за стеной и не выберутся оттуда.
   -А как же тогда мой брат Бир встретился с ними? Бедняга потерял трех товарищей, а сам чудом спасся, свалившись в паучье гнездо. Нет парни, скорее всего моченые дети в определенное время выходят прогуляться. И я лично не хотел бы с встретиться с одуревшей от рассола ребятней.
   Поднявшись по лестнице, наши знакомые оказались в большой пещере с высоким сводчатым потолком и гладкими мраморными стенами, увешанными бронзовыми зеркалами. Почти всю пещеру занимал бассейн наполненный густой красной жидкостью, в которой отражался висевший под потолком светящийся многогранник. Вдоль стен стояли сделанные из хрусталя вазы и толстые приземистые бочки обтянутые медными обручами.
   -Любопытно, куда мы попали? - Тил взял за хвост висевшего у него на набедренной повязке шутарука и направился к бочке.
   -Почему ты таскаешь с собой эту злобную ящерицу? - недовольно спросил Хорс. - Брось ее, пока она всех не перекусала.
   -Зачем? - старик заглянул в пустую бочку и пошел к следующей. - Шутарук мне не мешает. Я обвязал ему пасть веревочкой, и теперь он болтается словно дорогое украшение. Знающие люди оценят, а дураки не поймут.
   Тил приблизился к ванне наполовину заполненной какими-то плодами и позвал ребят.
   -Идите сюда, я что-то нашел, - старик показал на плавающие в прозрачной жидкости продолговатые зеленые существа с розовыми жабрами на спинах. - Похожи на огурцы, но у тех жабры желтые.
   Тил обмакнул хвост шутарука в ванну и слизнул с него крошечную капельку.
   -Соленая... А, - догадался старик, - наверное это рассол, а в рассоле многие овощи изменяют цвет.
   Он поймал длинный упругий огурец и, оторвав жабры, принялся с аппетитом жевать, не обращая внимание на жалобное попискивание плода. По пещере распространился запах ванили, подмышек и дорогих духов.
   -Угощайся, - Тил протянул недоеденный огурец Лёве. - Попробуй, тебе понравится. Напоминает моченую шишку, но шишки пахнут мышами и пищат громче.
   Мальчик отказался от угощения и привлеченный железным ящиком с толстой мохнатой палкой посередине направился к противоположной стене пещеры. Лишь только он подошел ближе, палка закачалась и на ее макушке появилась красная рубиновая звезда, а чуть ниже четыре зеленых отростка толщиной с бутылку.
   -Осторожно! - услышал Лёва предупреждение Тила. - Это злая пальма!
   Но было уже поздно. Отростки раздвинулись и превратились в веерообразные листья с острыми когтями на концах. Из дна ящика показались кривые массивные ноги, и растение в несколько прыжков оказалось рядом с опешившим велем. Мальчик успел сделать всего несколько шагов, в надежде убежать от пальмы, но та схватила его за штаны и, придавив ноги ящиком, ловко завернула руки за спину и прижала к холодному полу.
   -На помощь! - закричал Лёва. - Спасите, на меня напала злая пальма!
   -Видим. Чего орешь? - Тил осторожно приблизился к лежащему велю и, помахивая хвостом шутарука, обратился к Хорсу:
   -Он нам еще нужен?
   -Конечно нужен, - ушан растерянно смотрел на попавшего в беду друга и кряхтел от волнения.
   -Спасать будем? - старик откусил новый огурец и поморщился. - Фу, соленый.
   -Что за вопрос? Конечно будем!
   -Тогда тащи сюда вон ту палку, - показал Тил на валявшийся возле бассейна багор. - Да поспеши, а то Лёвку сейчас станут есть.
   Из ствола пальмы высунулась маленькая змееподобная голова, на длинной шее, с усеянными крошечными зубками ртом и принялась обнюхивать веля.
   -Скорее! - завопил мальчик. - Она хочет меня укусить.
   -Ну и что? - Тил выкинул недоеденный огурец и присел на корточки. - Это не смертельно. Подумаешь, выпьет стаканчик другой крови. С тебя не убудет, вон какой розовощекий.
   Хорс принес багор и протянул старику.
   -Так, - поднялся Тил, - я сейчас начну стучать палкой по ящику, а ты отдирай Лёвку от пальмы.
   -А вдруг пальма цапнет за руку?
   -Может и цапнуть, - засмеялся старик, - но ты же сам захотел спасти друга.
   Он принялся колотить багром по металлическому ящику, а Хорс ухватился за Лёвины плечи и начал тащить в сторону. Змееподобная голова зашипела и, раздувшись, сделала несколько угрожающих выпадов в направлении ушана, а затем, обвив шею веля, стала его душить.
   -Ничего не получается, - Тил опустил багор. - Надо действовать по другому. У тебя есть нож?
   -Нет.
   -Тогда расколошмать хрустальную вазу и возьми острый осколок.
   Хорс поднял над головой изящный сосуд и кинул на пол. Ваза со звоном разбилась, разлетевшись на множество белых кусочков.
   -Молодец! - похвалил Тил. - А теперь прыгай на пальму и отрезай листья, - старик вновь принялся ударять по железному ящику. - Да смелее, не бойся, а то Лёвка уже совсем посинел!
   И в самом деле, вель едва дышал. От недостатка воздуха у него втянулся живот, рот открылся, а глаза вылезли из орбит. На лбу и щеках мальчика выступили крупные капли пота. Сердце стучало так сильно, словно собиралось выскочить из груди. Он делал отчаянные движения, пытаясь вырваться из цепких объятий пальмы, но дерево крепко держало жертву и не собиралась отпускать.
   Хорс подбежал к растению и, полоснув стеклом по толстому черешку, с первого раза отрезал лист державший правую руку веля.
   -Да по шее! По шее режь! - крикнул Тил.
   -Какой? Лёвиной? - не понял ушан.
   -Ты что совсем спятил? - старик с силой ударил багром по металлическому ящику. - Да не Лёвиной, а пальмы!
   -Так бы сразу и сказал.
   Хорс размахнулся и хотел нанести удар по длинной круглой шее, на которой держалась змееподобная голова растения, но пальма, угадав намерения ушана, отпустила Лёву и, втянув оставшиеся листья, рубиновую звезду и голову в ствол превратилось в толстую мохнатую палку.
   -Получилось! - Тил отбросил багор и приблизился к лежащему на земле велю. - Тебе повезло парень, что мы оказались рядом. Один бы ты не справился с пальмой. Она сосала бы из тебя кровь, пока не пришел ее хозяин. А если бы хозяин задержался, то через день другой ты превратился бы в скелет обтянутый кожей.
   Хорс помог подняться товарищу и проводил до стоящей у стены кирпичной скамейки.
   -Тил, иди сюда, - позвал ушан старика. - Я никак не оторву от Лёвиной руки пальмовый лист.
   -Пальмовый лист!? - брови Тила приподнялись. - Ах да, у нас есть пальмовый лист! - старик радостно забарабанил ладонями по животу. - Подожди, я сейчас.
   Он надавил на желтый выступ на черешке и веерообразный лист с острыми когтями сложился и превратился в круглый толстый отросток.
   -Вы даже не представляете, как нам посчастливилось, - Тил перекинул отросток с одной руки на другую. - С его помощью можно ловить зверей, бабочек и летучих мышей.
   -Зачем нам летучие мыши? - Лёва потрогал распухшую шею и, встав, сделал несколько неуверенных шагов.
   Голова у веля закружилась, и мальчик снова сел на скамейку.
   -Ну хорошо, не хочешь летучих мышей, - Тил посмотрел по сторонам и почесал затылок, - поймаем Хорса. - Старик пихнул ушана в спину. - Давай убегай.
   -Чего это я стану убегать?
   -Да убегай тебе говорят, - Тил вновь толкнул Хорса.
   -Не буду я никуда убегать, мне и здесь не плохо, - ушан нахмурился и прислонился к стене.
   -Вот болван, - старик всплеснул руками. - Я то думал ты умнее Лёвки, а ты такой же, как и он. Убегай понарошку.
   Хорс нехотя поднялся.
   -Ладно, убегаю, - ушан неторопливо пошел в сторону бассейна.
   -А побыстрее нельзя? - разозлился Тил.
   -Нет, я устал.
   Старик наклонил голову набок и, произнеся слово "ноги" швырнул отросток в Хорса. Пальмовый лист настиг подростка и, раскрывшись, захватил обе ноги ушана, намертво сцепив когти возле ботинок. Не ожидавший ничего подобного Хорс свалился на землю и растерянно уставился на Тила.
   -Здорово! - улыбнулся Лёва. - Действительно хорошая штука.
  

МОЛОТОК

   Когда старик освобождал ушана от пальмового листа, со стороны входа в пещеру послышался шум и в дверном проеме показался разгневанный Цыпал в окружении хрюшек, охранников и крестьян - тощих двугорбых мужиков в розовых фартуках и с веретенами на шеях. Волшебник размахивал молотком и рычал от злости. Его ноздри то сжимались, то раздувались, а глаза покраснели и увеличились до невероятных размеров.
   Увидев беглецов Цыпал на мгновение замер, а потом, выбросив левую руку вперед, с силой ударил молотком по указательному пальцу. Лёва, Хорс и Тил попадали на пол и, втянув головы в плечи, закрыли уши ладонями. Вырвавшаяся из пальца ужасающая огненная струя с ревом пересекла почти весь зал и, едва не коснувшись наших знакомых, погасла, рассыпавшись на тысячи искр. Стоящие вокруг горного старца стражники, крестьяне и лошадиноголовые разлетелись в разные стороны, словно тряпичные куклы.
   Одной хрюшке не повезло больше всех. Она шлепнулась на середину бассейна заполненного густой красной жидкостью и, громко заржав, начала плавать кругами. Из глубины вынырнули несколько маленьких детей с золотыми зубами и голубыми резиновыми волосами и утащили несчастную лошадку на дно.
   -У этого Цыпала вся сила в молотке, - прошептал Тил, когда они перебрались за бочку. - Если бы нам удалось отобрать у волшебника молоток, мы могли бы его выгодно продать на центральном базаре. Я знаю парня, по имени Жучила, так тот без лишних разговоров покупает краденое и...
   -О чем ты говоришь?! - простонал Хорс. - Надо думать, как спасти свои шкуры, а не о молотке!
   -Точно, - согласился Лёва, - давайте пробираться к балкончику. Он не высоко, всего в метре от пола.
   Примерно в тридцати шагах от места, где лежали наши знакомые, находилась каменная площадка с поржавевшими перилами увешанными старыми пыльными коврами и выцветшими маскарадными масками.
   -Ладно, - согласился Тил. - Только, чур, вы первые, а я за вами.
   Лёва сел на корточки и приготовился бежать к балкону.
   -Подожди, - старик схватил мальчика за штаны. - Возьми пальмовый лист, а то мне с ним не сподручно.
   Между тем Цыпал ковыляя на коротких негнущихся ногах приблизился к бассейну. Теперь огонь из пальца волшебника легко мог достичь Лёву, Хорса и Тила. Прятаться больше не имело смысла. Вель вскочил и помчался к балкончику. Цыпал улыбнулся и, предвкушая неминуемое наказание преступника, навел руку на мальчика. Но и Лёва был не лыком шит. Сделав с десяток шагов, вель упал и, прикрыв голову руками, прижался к земле. Это случилось за секунду до того, как волшебник стукнул себя молотком по пальцу. Желто-оранжевое пламя с грохотом пронеслось выше мальчика, не причинив ему ни малейшего вреда.
   Не дожидаясь пока синие клубы дыма рассеются Лёва поднялся и уже через несколько секунд оказался на балконе. Открыв обитую бархатом дверь мальчик проскользнул в полутемный коридор и присел на лежащее на боку пианино, чтобы перевести дыхание.
   Цыпал взревел от злости и, вскинув руки к потолку, закричал:
   -А, Мадатап возьми! Ты мне еще попадешься негодный мальчишка! А сейчас я расправлюсь с твоими друзьями!
   И он направился к побелевшим от страха ушану и старику.
   Лёва видел, в приоткрытую дверь, как волшебник медленно шел к бочке, за которой скрывались Хорс и Тил. Цыпал брел один. Подданные горного старца столпились возле входа в пещеру и с опаской поглядывали на бронзовый молоток хозяина. Лишь трое маленьких детей с голубыми резиновыми волосами вылезли из бассейна и, смеясь и толкаясь, последовали за ним. Они совсем не боялись волшебника и не обращали внимания на сыпавшиеся из его уст угрозы и проклятия.
   "Чего же вы тянете? Почему не бежите к балкону?" - думал Лёва переживая за судьбу товарищей. Мальчик вспомнил, что говорил Тил - вся сила горного старца кроется в молотке. "Значит нужно лишить Цыпала молотка", - решил вель и поднял моток веревки лежащий на полу.
   Подойдя совсем близко к бочке, волшебник остановился и, вытянув левую руку вперед, сказал:
   -Выходите или я поджарю вас словно заснувших на посту стражников! Ну! Считаю до трех! Раз!.. Два!..
   И когда Цыпал приготовился произнести "Три", Хорс и Тил выскочили из укрытия и помчались в разные стороны. Резиноволосые дети завизжали и захлопали в ладоши, а волшебник начал беспорядочно стучать молотком по пальцу, стараясь попасть сразу в двух беглецов. Один выстрел подбросил Тила вверх и старик угодил в бассейн. Радости детей не было предела. Попрыгав в красную жидкость, они принялись щекотать перепуганного Тила и тянуть на дно.
   -Прочь! - закричал старик. - Отвалите от меня! Я не люблю детей!
   Тил схватил одного ребенка за волосы и стал отбиваться им от двух других ребятишек.
   -Вот вам! Вот вам! - старик изловчился и, уцепившись рукой за край водоема, подтянулся и выбрался из бассейна.
   -Он вылез! Он вылез! - закричали подданные Цыпала, показывая пальцами на мокрого Тила.
   Но волшебник не успел произвести ни одного выстрела. Старик словно на крыльях пронесся по пещере и, подпрыгнув, заскочил на балкон, едва не наступив на сидевшего на корточках Лёву.
   -Ты еще здесь? - искренне удивился Тил.
   -Здесь. А где же мне быть? - поинтересовался вель, привязывая веревку к пальмовому листу.
   -Да где угодно, но только не тут, - Тил потрогал глубокие царапины оставшиеся на его груди после купания в бассейне. - Поверь парень, внутри Волосатой полно замечательных мест, на много привлекательней, чем эта вонючая пещера с невоспитанными детьми и обезумевшим волшебником. И я намерен немедленно туда отправиться. Ты со мной?
   -Да. Вот только помогу Хорсу.
   -Совсем тронулся? - Тил покрутил пальцем у виска. - Твоего друга уже не спасти. Слышишь, какой грохот стоит в зале?
   -Ты вроде говорил, сила Цыпала в молотке? - Лёва встал и осторожно выглянул из-за двери. - Или наврал?
   -Ну, в молотке, - старик замер. - Постой, постой, уж не хочешь ли ты сказать, будто намерен лишить волшебника молотка?
   -А почему бы и нет?
   -Ну ты даешь! - Тил стукнул Лёву по плечу. - Признавайся, наверное, запомнил мои слова, что можно выгодно продать бронзовый молоток на центральном базаре? Вот вам и простак из внешнего мира, - старик потрепал мальчика за щеку. - Молодец! Я знаком с шустрым парнем по имени Жучила...
   -Знаю, знаю, - отмахнулся вель, - он покупает краденое.
   -Точно. Если нам удастся завладеть молотком, я его вмиг загоню, - Тил потер ладони предвкушая выгодную сделку. - Ладно, иди отбирай молоток, а я здесь подожду, - старик развалился на пианино и положил руки под голову.
   -Нет, дедуля у одного меня ничего не получится. Давай вместе.
   -Какая жалось, - Тил сел. - Я вот о чем подумал. Зачем нам нужен этот дрянной молоток? Пойдем отсюда пока целы.
   Лёва осуждающе посмотрел на старика.
   -Я что-то тебя не узнаю. Разве ты больше не любишь деньги?
   -Деньги штука хорошая, но только тогда, когда за них не надо расплачиваться жизнью. По-другому я не согласен, - Тил улыбнулся. - Извини, вы и без молотка мне должны десять банок золота.
   -Если Хорс погибнет, то никаких денег не будет. Они у него.
   -Что же ты молчал? - старик вскочил. - Идем спасать мальчишку. Все-таки жаль если он пропадет.
   Лёва и Тил спустились в пещеру и пошли к Цыпалу.
   -Сзади! Сзади! - закричали слуги горного старца. - Преступники вернулись!
   Волшебник отвлекся от лежащего у его ног Хорса и повернулся к Лёве и Тилу.
   -А, мальчишка и полоумный дед! - обрадовался Цыпал. - Идите, идите сюда, - горный старец поднял руку и направил палец в сторону приближающихся людей.
   Когда Лёва и Тил были метрах в десяти от волшебника вель толкнул старика и сказал: "Давай!" Тил подобрал осколок от хрустальной вазы и, показав язык, кинул в Цыпала. Горный старец взвыл от злости и начал стрелять огнем по мечущемуся вдоль бассейна нахалу.
   Тем временем мальчик подкрался к волшебнику и, улучив момент, поднес свернутый пальмовый лист к губам. Произнеся слово "молоток", вель с силой швырнул его в Цыпала. Зеленый отросток раскрылся и, превратившись в веер с острыми когтям, схватил молоток. Лёва, что есть силы, дернул за веревку и вырвал молоток из рук горного старца. Раздался взрыв и лишившийся магического предмета Цыпал загорелся, будто огромный бенгальский огонь, разбрасывая в разные стороны искры, конфетти и чесночные лепешки. Когда от него осталась лишь фиолетовая кучка пепла, под потолком послышалась траурная музыка и сверху посыпались розовые хлопья снега вперемешку с сухим горохом и лавровыми листьями. Красная жидкость в бассейне закипела, а светящийся многогранник начал раскачиваться и, замигав, погас. В зале наступил полумрак.
   Бывшие подданные волшебника с плачем и криками устремились к выходу и, расталкивая друг друга, покинули пещеру.
  

ВЛАДЕНИЯ КРУМА

   Постепенно снег прекратился, а красная жидкость в бассейне позеленела и из нее принялись вылезать резиноволосые дети и, не обращая внимания на наших знакомых, исчезать в небольшой треугольной дыре в полу. Лишь только одна девочка с медным браслетом на запястье и толстой книгой под мышкой, прежде чем оставить зал, недовольно посмотрела на Лёву, Хорса и Тила и сказала противным писклявым голосом: "Расшумелись тут! Из-за вас невозможно читать".
   -Проваливай, - грубо перебил ее старик. - Читать вредно, можно испортить зрение.
   Лёва поднял лежащий на земле молоток Цыпала и, взвесив на ладони, протянул Хорсу.
   -А он не такой тяжелый, как кажется.
   -Дай-ка мне, - перехватил молоток Тил. - Да точно легкий. У каждого горного старца есть свой магический предмет. У кого молоток, у кого топор или еще что. Волшебник не должен допускать, чтобы он оказался в чужих руках. Если его лишить этого предмета, старец сразу погибнет.
   И Тил начал размахивать молотком, изображая из себя поверженного волшебника: то вскинет над головой и резко опустит вниз, едва не касаясь указательного пальца, то сделает вид, будто хочет стукнуть Хорса или Лёву по макушке.
   -Ну и злющим оказался Цыпал, - произнес Лёва усаживаясь рядом с Хорсом на скамейку. - А ты хотел поговорить с волшебниками и попросить, чтобы они затушили огонь и перестали варить каменный суп. Нет, видно придется самим задувать костер.
   -Согласен, - кивнул ушан, - с горными старцами не договоришься. Но для этого нужно знать, где находится костер. Ты не знаешь Тил?
   -Нет. Но вот мой двоюродный брат Бир наверное знает. Он лет тридцать служил у Крума, - старик перестал играть молотком и рассмеялся. - Пришивал по утрам бороду волшебника к тапочкам, а вечером отпарывал. Вот умора.
   -А зачем? - не понял Лёва.
   -Она у него длинная предлинная, - Тил потрогал свою неухоженную бороду, - поэтому чтобы не мешалась под ногами, брат ее и пришивал. А гордился то как, ребятки, своим занятиям, - старик покачал головой. - Со мной, со старшим братом, говорил важно и свысока... Пока я не дал ему по уху и не сломал наперсток.
   Тил задумался и посерьезнел.
   -Нет, к Биру идти нельзя. Он, наверное, на меня еще сердится.
   -За наперсток? - спросил Хорс.
   -Да за какой наперсток! - старик в сердцах махнул рукой. - Знаешь, сколько у него наперстков было? Целое ведро!
   -А из-за чего тогда? - поинтересовался Лёва.
   -Да я взял у Бира золотые часы, а они такие красивые, такие красивые, - Тил закрыл глаза. - С музыкой. Ну и... В общем подумал, нафига такие красивые часики моему никчемному братцу? Ну и замылил.
   -Плохо, - покачал головой Хорс.
   -И где сейчас те часы? - спросил Лёва.
   -Не знаю, - пожал плечами Тил. - Дней через пять, после того случая, я отправился на базар возле Ничейного города. И там часики и сперли. Я даже догадываюсь кто.
   -Кто?
   -Жучила.
   -Тот самый парень, что скупает краденое? - удивился Лёва.
   -Он вражина, - кивнул Тил.
   -Да ситуация, - Хорс встал и, сделав розовый снежок, кинул в бассейн.
   По зеленой жидкости пошли круги и из нее вынырнула древняя старуха с седыми растрепанными волосами, с карандашом в одной руке и раскрытой тетрадкой в другой.
   -Ну скоро вы угомонитесь, окаянные? - закричала незнакомка. - На носу экзамены, а вы не даете готовиться!
   -Убирайся в тину старуха! - Тил схватил горсть сухого гороха и швырнул в бассейн.
   Незнакомка сплюнула, и погрузилось на дно.
   -Выходит к Биру нам дорога заказана, - расстроился Хорс. - Жаль. У кого же теперь мы узнаем, где находится костер?
   Старик почесал молотком голову и задумался.
   -Вот если бы сказать, будто это вы отобрали у дедушки золотые часы, тогда можно было бы пойти к Биру. Он добрый и верит любому вранью.
   -Нет, я не согласен, - запротестовал Лёва. - Зачем мне на себя наговаривать?
   -И я тоже, - произнес Хорс.
   -Не хотите, как хотите, - развел руками Тил. - Дело хозяйское. Наверное, у вас есть приятель, который расскажет вам о костре, - старик вновь принялся играть молотком.
   -Нет, мы не знаем никого в Волосатой кроме тебя, - мальчик нахмурился.
   Велю не очень нравилось предложение старика, но он понимал, скорее всего, с ним придется согласиться. Ведь общение с двоюродным братом Тила, единственная надежда узнать место, где варится каменный суп.
   Лёва переговорил с Хорсом и друзья решили принять условия старика.
   -Ладно, - сказал мальчик, - мы согласны, веди нас к Биру.
   -Хорошо, - улыбнулся Тил. - Я знал, что вы мне не откажете.
   Он размахнулся молотком и, вытянув руку вперед, сделал вид, будто хочет ударить по указательному пальцу.
   -Ну, чего тянешь? Давай, - подзадорил старика Лёва. - Стукни, вдруг у тебя получится, как у Цыпала.
   -Нашел дурака, - усмехнулся Тил. - Лучше ты стукни, или вон Хорс пусть себя ударит.
   Но ни вель ни ушан не согласились испытать действие молотка и старик, засунув его за набедренную повязку, направился к выходу из пещеры. Проходя мимо ванны с огурцами Тил увидел здоровенного мохнатого паука и, вытащив молоток, с размаху ударил по хищнику. Паук отскочил в сторону, и удар пришелся по гранитному полу. Сначала молоток вспыхнул и засветился ярким красным светом. Затем послышался щелчок, и пещера содрогнулась от сильного взрыва и с потолка посыпалась штукатурка и пыль. По камням побежали трещины и земля разверзлась. В образовавшемся провале внизу показалось большое помещение с длинными деревянными стеллажами, заставленными коробками, бочками, мешками с зерном и ящиками с овощами и фруктами.
   -Ух ты! - переведя дух произнес Тил. - Молоток-то, оказывается, сохранил волшебную силу. Нет, я не стану продавать инструмент Жучиле, он мне и самому пригодиться.
   -Подожди, - Лёва протянул руку и забрал молоток у старика, - ты наверное забыл, кто является его настоящим хозяином. - Мальчик развязал мешок и спрятал магический предмет, отобранный у Цыпала. - Пусть полежит тут, а то ты нас всех поубиваешь.
   -Ладно, - согласился Тил, - пусть полежит. Но когда вы заплатите мне десять банок золота, я выкуплю молоток у тебя. Хорошо?
   -Там посмотрим, - вель опустился на колени и принялся разглядывать таинственную комнату. - Интересно, что обозначает заглавная буква "К" нарисованная на флажках развешанных вдоль стен?
   Старик присел на корточки и присвистнул.
   -Да мы проделали дыру в закрома Крума! - он повернулся к Лёве. - Давай скорее веревку. Знаете сколько в них еды? Видимо, не видимо. Это самый прожорливый волшебник в горе Волосатой. Про его пиры ходят легенды. Вот повезло, так повезло.
   Тил привязал один конец веревки к краю бассейна, а другой сбросил вниз.
   -А может не надо? - сказал Хорс. - Может лучше пойдем к Биру?
   -К Биру мы всегда успеем, а попасть в закрома Крума, когда еще удастся, - и старик, не слушая ушана, стал спускаться в отверстие в полу.
  

ЗАКРОМА

   Оказавшись на продовольственном складе волшебника Лёва был поражен тому изобилию съестных запасов, которое хранилось в пещере. Он и представить себе не мог, что глубоко в подземелье выращивают хлеб и виноград, яблоки и апельсины, огурцы и кабачки. Всего и не перечесть. Вель пришел в изумление, увидев корзинку со свежей, будто только с грядки, розово-красной земляникой.
   -Ну, чего рты разинули? - Тил снял с полки таз с малиной и, усевшись на ящик, принялся поглощать ягоды. - Ешьте, а то неровен час заявится ключник с помощниками и нам придется уносить ноги.
   Хорс взял огромное зеленое яблоко и впился в него зубами.
   -Какой замечательный вкус! - воскликнул удивленно ушан. - Точно из сада моей бабушки.
   Лёва заметил не большой плетеный столик со снедью, стоящий у стены увешанной копчеными колбасами и окороками и направился к нему.
   -Колбаски захотелось? - улыбнулся красными губами Тил. - Давай лопай, набирайся сил, а то, как покинем закрома, опять придется питаться, чем попало.
   -Ты хоть Тил уплетаешь копченые вафли, а мы точно едим всякую дрянь, - произнес недовольно Хорс.
   -Какие копченые вафли?! - возмутился Тил. - Да они еще вчера закончились. Лёва скажи.
   Вель подошел к стене и присел за маленький аккуратный столик, на котором стоял графин с красной полупрозрачной жидкостью и тарелка с черным хлебом, зеленым луком и куском желтого ноздреватого сыра. Мальчик достал из мешка нож и, отрезав небольшой кусочек, положил в рот и закрыл глаза от удовольствия. Что может быть вкуснее сыра? Обыкновенного хорошего сыра сделанного по всем правилам сырного искусства? Ничего. Конечно, со мной вряд ли согласятся люди, поедающие за завтраком булочки нагруженные маслом или трехсантиметровыми ломтями колбасы, но истинные ценители изысканной пищи меня поймут - вкуснее сыра бывает только сыр. Такого же мнения придерживался и Лёва. И хотя он любил сыр приготовленный из овечьего молока с плесенью, мальчик по достоинству оценил мастерство подземных сыроваров.
   -Не забудьте захватить что-нибудь с собой, - Тил поддал ногой таз с недоеденной малиной и, взяв бутылку с персиковым соком, стал пить.
   -Давно собираюсь у тебя спросить, - Хорс повернулся к старику. - Откуда в Волосатой зерно, овощи и фрукты? Разве здесь есть поля и сады?
   -Чудак, - Тил поставил бутылку на полку, - я же говорил, все выращивают крестьяне. Те тощие двугорбые мужики в розовых фартуках и с веретенами на шеях. Помните, они вместе с Цыпалом хотели нас поймать? Крестьяне сначала плетут веревку, а потом разрезают на кусочки и в зависимости оттого, что хотят получить, сажают либо на потолок, либо на стены, либо на пол.
   -Зачем это? - Лёва встал из-за стола и, засунув в мешок остатки хлеба и сыра, подошел к Тилу.
   -Ну вот смотри, - старик протянул руку к мальчику. - Дай-ка мне немного веревки.
   Вель отрезал сантиметров десять от веревки и дал Тилу. Старик помял ее в ладонях и поинтересовался чего хотят Лёва и Хорс.
   -В каком смысле чего? - ушан доел грушу и взял из мешка оранжевый мандарин.
   -Ну что вы хотите вырастить? Если пшеницу, то веревку нужно приложить к полу, если фрукты, то к потолку, если овощи, то к стенам.
   -Пшеницу, - сказал Лёва.
   Тил наклонился и приставил веревку отрезанным концом к камню у себя под ногами. Веревка выпрямилась и, поменяв цвет с серого на синий, задымившись, вошла в пол.
   -Видели? - улыбнулся старик. - Через неделю на этом месте заколосятся колосья, а еще через две, можно убирать урожай.
   -Здорово! - удивился Лёва.
   -Конечно здорово, - согласился Тил. - Главное, чтобы имелась веревка и ты никогда не умрешь в Волосатой с голоду.
   Он приблизился к ящику со сливами и, выберая сочные фиолетовые плоды, принялся кидать в развешанные вдоль стен флажки, пытаясь попасть в букву "К".
   -Этот Крум знатный обжора и очень богатый волшебник. Говорят у него столько золота, сколько у всех пятерых братьев вместе взятых.
   Тил заметил на полу выложенный из золота и платины герб Крума и, схватив с полки гвоздодер, подбежал к нему. Эмблема горного старца была почти метр в диаметре, и сплошь усыпана бриллиантами и драгоценными камнями. В ее центре лежал сделанный из воска человечек с маленьким молоточком в руках, утыканный гвоздями и колючками.
   -Да это же Цыпал, - засмеялся старик и, размахнувшись, стукнул по фигурке волшебника. - Надо же, Крум жаждал смерти своего младшего братца. Нехорошо, ох как не хорошо. Не хотел бы я стать одним из горных старцев, - покачал головой Тил. - У меня много братьев и со всеми я часто ссорюсь. Сестры не в счет. С ними я почти не ругаюсь: так, потаскаю какую за космы. С братьями сложнее. Бывает, мы годами не разговариваем, но желать кому погибели, это уж слишком.
   -Крум теперь, наверное, подумает, что благодаря восковой фигурке Цыпал и сгинул, - улыбнулся Хорс.
   -Точно, - Тил пнул расплющенного человечка, и тот улетел под стеллажи. - Старик нагнулся и, очистив от пыли нижнюю часть эмблемы, ударил гвоздодером по флагу сделанному из блестящего металла серо-белого цвета. - Надо вытащить пару кусков платины, она хорошо продается на базаре. Жужила даст за нее не плохие деньги.
   -Опять ты за старое? - недовольно сказал Лёва. - Перестань, стук может услышать ключник с помощниками. Или ты забыл, как привлек внимание Цыпала, выковыривая золотые короны?
   -Ключника бояться, в закрома Крума не ходить, - сострил Тил и не обращая внимания на слова веля, продолжил колотить по гербу.
  

КЛЮЧНИК

   Вынув из пола кусок драгоценного металла, весом не меньше килограмма, Тил заметил крошечную птичку с железными сережками в ушах и малиновой шапочкой на голове. Сначала одну, а затем вторую и третью. Птички сели на землю, неподалеку от старика и, помахивая хвостами, заблеяли. Тил попробовал их поймать, кинув сетку из-под картофеля, но они отлетели на несколько метров и заблеяли еще громче.
   -Ладно парни, нам пора убираться, - старик захватил платину и направился к дыре в потолке.
   -Что случилось? - Лёва поспешно кинул в мешок булку ржаного хлеба и несколько яблок и последовал за Тилом.
   -Он, наверное, птичек испугался, - пошутил Хорс, - боится, что те клюнут его чуть ниже спины.
   -Да будет тебе известно лысый, маленькие птички, складская сигнализация, - сердито произнес старик. - И когда птички блеют, то сообщают ключнику об увиденном. А увидели они не очень красивую картину, как трое чужаков портят герб господина.
   -Почему трое? - возмутился Хорс. - Я лично ничего плохого не делал.
   -Вот и расскажешь об этом Круму. Он дедушка добрый может тебе и поверит.
   Тил подошел к проделанному молотком Цыпала отверстию в потолке и замер.
   -А, проклятье! Я и забыл, что Лёвка отрезал веревку.
   -Ты же сказал: "Отрежь веревку, она нам еще пригодится, а оставшийся конец забрось наверх", - напомнил слова старика вель.
   -Ладно, некогда спорить. Нужно уносить ноги, - и Тил бесшумно пошел между стеллажей присушиваясь к каждому шороху.
   Лёва и Хорс без лишних разговоров направились за ним. Настроение у мальчика сразу испортилось. Ну посудите сами, совсем недавно на него напала злая пальма, чуть позже произошла схватка с Цыпалом и вот на тебе, назревает новое "приключение". Кому это понравится?
   -А ты не ошибся? - спросил мальчик. - Вдруг птички никакая ни сигнализация?
   -Тише! - Тил приложил палец к губам и замер. - Кажется, впереди кто-то идет. - Давайте спрячемся.
   Наши знакомые подбежали к куче моркови и забрались в лежащие рядом грязные пыльные мешки. Вель проделал небольшую дырочку в материале и стал наблюдать за происходящим. Через несколько минут к тому месту, где затаились Лёва, Хорс и Тил подошла коренастая оранжевая лягушка с огромными голубыми глазами, маленьким круглым ртом и желтыми волосами на груди и голове. Она была одета в узкие зеленые брюки, белую рубашку с розовым жабо и черный кожаный жилет с золотыми пуговицами. Если к перечисленному наряду добавить красивые женские туфли на высоких каблуках с квадратными серебреными пряжками, то вы поймете, какое облегчение испытал Лёва увидев вместо сердитого ключника, столь своеобразное и непохожее ни на кого существо. Ему показалось, что эта лягушка в пестром вызывающем платье не может причинить им неприятности, и мальчик вздохнул с облегчением.
   Порхающие вокруг незнакомца птички в малиновых шапочках сели на мешок, в котором прятался Тил и беспокойно заблеяли.
   Лягушка остановилась и, достав из кармана белые перчатки, надела на семипалые лапы.
   -Кто здесь? - она подняла палку и ткнула мешок. - Вылезайте или я позову помощников.
   Лягушка нетерпеливо посмотрела на песочные часы прикрепленные на фиолетовом пояске и пнула мешок.
   -Вылезайте, кому говорят, ворюги!
   -Сам ты ворюга! - недовольно произнес Тил показываясь из мешка и потирая рукой бок. - И жена твоя ворюга! И дети твои ворюги! И птички твои ворюги!
   -Но, но! - лягушка вскинула лапу и ее "лицо" посерьезнело. - Да ты знаешь, с кем разговариваешь? Я Какиой, ключник Крума! Говори где сообщники!
   -Я тут один, - старик достал из мешка кусок платины и засунул подмышку.
   -Какиою нельзя врать! - перешла на крик лягушка. - Где остальные злоумышленники?
   -Подумаешь Какиой, - Тил подошел к ключнику и замахнулся. - Да будь ты хоть Мадатап, я и тогда не позволю тебе себя пинать.
   Услышав слово Мадатап лягушка вздрогнула и завертела головой.
   -Я попрошу не произносить при мне имя Духа подземелья.
   -А то что? - старик ущипнул Какиоя за живот. - Снова пнешь меня в бок?
   Ключник взял трясущимися лапами свисток и засвистел. Висевшее на стене мутное зеркало покрылось мелкими трещинками и с шумом разлетелось в разные стороны. Из пустой рамы вылезли два гладкокожих длинношеих существа без голов и потребовали пить.
   -Потом напьетесь, - топнул Какиой, - сначала отведите преступника к Круму.
   -Пить! - в один голос повторили незнакомцы и обессиленные повалились на пол.
   -Ну и помощнички, - выругался ключник.
   Какиой схватил со стеллажа бутыль с яблочным соком и хотел напоить изнемогающих от жажды страшилищ, но выбравшийся из мешка Лёва выбил сосуд из рук лягушки и он упал на землю и разбился.
   -Ах, вас все-таки двое?! - опешил ключник и, наступив на валявшуюся под ногами морковь, упал.
   Узкие зеленые брюки Какиоя с треском лопнули на ягодицах и лягушка, не сводя испуганных глаз с Тила и мальчика, начала шарить лапами вокруг, ища оброненный свисток.
   -Нет нас не двое, а трое, - показался из мешка Хорс, с довольной улыбкой на губах.
   Маленький круглый рот ключника растянулся от уха до уха, а огромные голубые глаза подернулись красными прожилками.
   -В-вы, в-вы зачем залезли в закрома Крума во-во-рюги? - заикаясь, спросил Какиой.
   -Не называй нас ворюгами! - приказал трясущемуся от страха ключнику Тил. - Мы простые путники, которые зашли на склад перекусить.
   -Раз без спроса, значит ворюги, - лягушка нашла свисток и, захлопав в ладоши, засвистела, издав одну длинную и три коротких трели.
   Крошечные птички с железными сережками в ушах отрывисто заблеяли и закружили над Какиоем.
   -Летите к нашему господину и сообщите: в закрома проникла целая шайка ворюг, - крикнул ключник и прикрыл голову лапами, вероятно ожидая, что после этих слов Лёва, Хорс и Тил набросятся на него и начнут бить.
  

БОРОДАТЫЙ ВОЛШЕБНИК

   Оставив Какиоя лежать на полу вель, ушан и старик перешли на другую сторону помещения и зашагали вдоль неровной стены, стараясь найти выход из продовольственного склада. Они шли уже минут десять, а деревянные стеллажи заставленные коробками, ящиками и бутылками все не кончались. Лёва поневоле вспомнил слова Тила, что Крум знатный обжора и очень богатый волшебник. В самом деле, кому могли принадлежать эти бесчисленные съестные запасы, если не любителю вкусно и много поесть.
   Пройдя еще метров сто, путники уперлись в стену, возле которой валялись человеческие черепа и кости вперемешку с разбитыми тарелками, чашками, вилками и ложками.
   -А где же дверь? - Хорс подошел к прямоугольным гранитным блокам с высеченными номерами и ощупал камни, словно стараясь найти потайную кнопку.
   -Похоже, надо было идти в другую сторону, - произнес Тил.
   Он наклонился и снял с побелевшей человеческой кисти золотое кольцо в виде роскошного цветка с крупным желтым бриллиантом посередине. Заметив осуждающие взгляды мальчика и ушана, старик виновато улыбнулся.
   -Почему вы на меня так смотрите? Оно все равно больше не понадобиться мертвецу, а я его продам и куплю новый барабан или устрою знатную пирушку. И вас приглашу, если перестанете зыркать на дедушку строгими глазами.
   -Да делай, что хочешь, - махнул рукой Лёва, - тебе отвечать перед Духом подземелья Мадатапом.
   -Глядите дверь! - обрадовался Хорс и показал на потолок.
   Там, примерно в пяти метрах от пола, располагалась овальная двухстворчатая дверь с кованными накладными украшениями, изображающими двухголовых животных.
   -Молодец! - засмеялся Лёва и похлопал товарища по плечу.
   -А чего вы развеселились? - спросил Тил. - Или знаете, как туда забраться?
   И действительно, ни у Хорса, ни у Лёвы не имелось ни малейшего представления, каким образом достичь двери. Приятели решили, что где-то поблизости непременно должна находиться лестница, но долгие поиски ни к чему не привели - ее нигде не было.
   -Ладно, нечего зря время терять, - сказал Тил. - Поворачиваем и идем назад, но только на этот раз вдоль противоположной стены.
   Вверху послышался скрип поворачивающегося ключа и дверь на потолке с шумом раскрылась и из нее вылетела стая, знакомых уже нашим героям, крошечных птичек с железными сережками в ушах и малиновых шапочках на головах. Пташки заметили чужаков и с блеяниями закружили вокруг.
   -Кыш! - Тил схватил из стоящей на полке корзины горсть риса и швырнул в птичек.
   Птички с писком разлетелись в разные стороны, а потом собрались вместе и обстреляли старика пометом.
   -Вот настырные, - Тил взял лежащее возле корзины старое, дырявое полотенце и накрыл голову. - Теперь они покажут Круму, где мы прячемся.
   -А я и так знаю, - услышали путники вкрадчивый мужской голос и посмотрели наверх.
   Там, в дверном проеме, висел толстый длиннобородый коротышка в синем, расшитом золотом, облегающем костюме. Его плечи покрывала небольшая коричневая мантия, а на ногах красовались зеленые тапочки с узкими носками, к которым была пришита борода волшебника. Горный старец держал в правой руке оранжевую берцовую кость и, разглядывая не прошеных гостей, улыбался.
   -Здравствуй дедушка, - Тил снял полотенце с головы и, положив кусок платины в корзину с рисом, помахал Круму.
   -Здравствуй ворюга, - губы волшебника скривились и он, плавно подлетев к стеллажу, опустился на верхнюю полку. - Так вот значит, как выглядят самые страшные и опасные преступники, каких только знало за всю свою историю подземелье.
   -Да, мы такие, - улыбнулся Тил и, повернувшись в пол-оборота к Лёве, прошептал. - Помнишь, я говорил, что у каждого старца есть определенный магический предмет?
   -Да, - сказал вель. - Я догадался, у Крума, это кость.
   -Точно, - кивнул Тил. - С ее помощью он летает. Ты сможешь вырвать кость у волшебника, если я его отвлеку?
   -Не знаю, сначала нужно достать веревку и привязать к ней пальмовый лист.
   Крум прокашлялся и щелкнул пальцами. Птички перестали блеять и летать вокруг чужаков и уселись возле ног горного старца.
   -За то, что вы расправились с Цыпалом, я прощу ваше наглое проникновение в закрома. Так моему братцу-зазнайке и надо! - волшебник презрительно сплюнул, едва не попав на ушана. - Но за то, что надругались над моим гербом, - Крум почернел от негодования, - предам страшной, мучительной смерти.
   Горный старец ударил костью о деревянную полку и приказал подоспевшим Какиою и гладкокожим длинношеим существам без голов схватить преступников и доставить в театр пыток.
   -Прости нас дедушка! - Тил упал на колени и, изображая страх и отчаяние, дернул Лёву за штаны. - Да сделай же что-нибудь или нас убьют!
   -Что? - пожал плечами Лёва. - Он высоко, а я даже не могу раскрыть мешок, не вызвав подозрение у Крума.
   -Тогда бежим! - старик оттолкнул безголовых помощников Какиоя и помчался между полок с продовольствием.
   Лёва и Хорс устремились за ним.
   -Догнать их! - взревел Крум и, встряхнув костью, полетел за удирающей троицей.
   Какиой засвистел в свисток и, стараясь не упасть, засеменил за своим господином. Безголовые существа взялись за руки и неторопливо пошли следом за ключником. Стая крошечных птичек, выждав пару минут, снялась с места и, настигнув наших знакомых, принялась клевать в уши, шею и лицо, норовя попасть в глаза. Особенно они доставали Тила и старик, не выдержав натиска пернатых растянулся на полу. Несшиеся следом Лёва и Хорс споткнулись об него и повалились рядом.
  

ТЕАТР ПЫТОК

   Увидев лежащих на земле преступников Крум захохотал и, сев рядом, выпустил из рук кость и она повисла на шее волшебника, на тонкой витой резинке. Горный старец наклонился и пальцы Крума легко, будто в растаявший жир, вошли в каменный пол. От ладоней волшебника побежали трещины и, обойдя Лёву, Хорса и Тила, образовали прямоугольник. Очерченная земля покрылась белыми полосками и, обзаведясь бахромой, приподнялась на несколько сантиметров, став похожей на ковер. Беглецы вскочили, но Крум с силой дернул за конец каменного "ковра" и пол под ними вздрогнув, ушел в сторону и они вновь упали. Приблизившийся Какиой, прикрывая одной рукой оранжевые ягодицы, а другой не выпуская из рук свистка, отчаянно закричал и прыгнул на Хорса. Крум и гладкокожие безголовые существа быстро закатали в ковер преступников и ключника и уселись на него сверху.
   -Дедушка волшебник выпусти нас, пожалуйста, и я научу тебя таблице умножения, - закричал Тил.
   -Я и так знаю, - засмеялся горный старец. - Дважды два, четыре. Правильно?
   -Может и правильно, не считал. - Тил высунул руку и попытался выбраться из ковра. - А вот десять на десять, будет сто. Это точно правильно, я сам проверял.
   Крум наступил на ладонь старика и, взяв кость, стукнул Тила по пальцам.
   -Брысь внутрь, тебе кто разрешал вылезать? - он сделал знак, и помощники Какиоя взвалили на плечи преступников и ключника и поднесли к стене.
   Горный старец пнул по медной позеленевшей от времени розетке, в виде расходящихся от центра листьев и каменная глыба отодвинулась в сторону, открыв проход в боковой коридор.
   -Куда вы нас тащите? - Тил сделал вторую попытку выкарабкаться наружу, но, получив удар по голове, поспешно забрался внутрь.
   -А ты чего молчишь? - ущипнул он находящегося рядом Лёву. - Будто мне одному умирать не хочется?
   -А что говорить? Крум все равно никого не отпустит.
   -Точно, - подал голос Хорс. - Лучше лежи и береги силы, они нам еще понадобятся.
   -Да, скоро вас будут мучить, - ехидно заметил Какиой. - Мой господин большой мастер пыточного дела. Лучший специалист в горе Волосатой.
   В коридоре, по которому несли наших знакомых, пахло сыростью и стоял полумрак. Света от ползающих по мокрому потолку фосфорных тараканов явно не хватало, но безголовые существа не имели глаз, поэтому не чувствовали никаких неудобств и уверенно шли вперед. Крум мурлыча себе под нос колыбельную песенку летел сзади и, делая паузы, хватал насекомых и отправлял в рот.
   Примерно через час ходьбы по узкому проходу процессия поднялась по винтовой лестнице и, преодолев по ветхому подвесному мосту бурную реку, остановилась перед высокой янтарной дверью. Волшебник достал из тайника веточку с полу распустившейся почкой и осторожно вставил в замок. От двери пошел желтый пар, и она растворилась в его клубах.
   -Бросьте каменный ковер на сцену и выпустите преступников! - приказал Крум и, подлетев к голубой скамейке, с надписью "главный палач", уселся на нее.
   Очутившись на деревянной площадке приятели осмотрелись. Они оказались в центре большого круглого зала с малахитовыми колоннами, поддерживающими сплошной балкон украшенный резьбой и лепниной. На балконе и вдоль стен находились обитые красным бархатом пронумерованные кресла с подлокотниками в виде раскрытых человеческих челюстей.
   "Вероятно мы в каком-то театре", - подумал Лёва, разглядывая мраморные скульптуры Крума и золотые копии берцовой кости, развешанные под бирюзовым потолком вперемешку с серебреными фонариками.
   -Вы как хотите, а я попробую удрать, - Тил спрыгнул с помоста и припустил к выходу.
   Крум закатился от смеха и, взмахнув веточкой, восстановил янтарную дверь.
   -Представление начинается, зрителям просьба занять свои места! - громко объявил горный старец и направился к серебреной будочке с надписью "касса".
   -Так, - почесал волшебник затылок, - где я сидел прошлый раз? Кажется на семьдесят шестом месте. Значит сегодня куплю билет на семьдесят седьмое.
   Он постучал в окошечко и протянул монетку.
   -Дайте мне билет на семьдесят седьмое место, - изменив голос, попросил Крум.
   -Сейчас, сейчас, - горный старец забежал в кассу и, написав на бумажке цифру "77", выкинул из окошечка. - Пожалуйста, вот вам нужное кресло.
   Выйдя из кассы, волшебник поднял "билет" и прижал к груди.
   -Какое счастье, я попал на представление, - и Крум направился к креслу стоящему рядом со сценой.
   Лёва, Хорс и Тил молча наблюдали за происходящим, не проронив ни единого слова, но когда волшебник уселся и, затопав ногами, закричал "Начинайте!", старик не выдержал и спросил:
   -Ты что дурак?
   Тил поддел ногой подсвечник и тот со звоном свалился с площадки.
   -Браво! - горный старец вскочил и зааплодировал. - Какая игра! Какая замечательная игра! - он повернулся к безголовым существам и постучал костью по полу. - Осветители, огня!
   Какиой и его помощники взялись поджигать тряпки и кидать на сцену. Деревянный пол почернел и задымился. Наши знакомые хотели покинуть помост, но сверху опустилась железная клетка и они оказались в западне.
   -Освободи меня дедушка, я не хочу умирать! - Тил вцепился в прутья руками и затряс решетку.
   -Отпустите нас, пожалуйста, Крум! - закричали Лёва и Хорс и начали топтать тряпки ногами.
   -Еще света! - засмеялся волшебник видя, что мальчик и ушан справляются с огнем.
   Какиой с помощниками заработали быстрее и на сцену вместе с тряпками полетели хлопушки и черные пирамидки, источающие приятное благовоние. Сухие доски вспыхнули сразу в нескольких местах, и оранжевые языки пламени заплясали вокруг "артистов". Стало очень жарко и сидящий возле помоста Крум отодвинул кресло подальше от площадки.
   -Горим! - закричал Тил и, высоко подпрыгивая, принялся носиться по клетке.
   Вслед за ним по сцене заметались Лёва и Хорс, задыхаясь от дыма и благовоний.
   И когда наши знакомые уже попрощались с жизнью решив, что им суждено погибнуть в ужасных муках, сверху полилась вода и огонь погас.
   -Великолепно! - Крум встал и, хлопая в ладоши, обошел площадку. - У меня давно не играли такие замечательные артисты. Даже жаль переходить ко второму акту. Но ничего не поделаешь, законы драматургии неумолимы: за первым актом, следует второй.
   -Где молоток? - тихим вкрадчивым голосом спросил горный старец.
   -Какой молоток? - Тил сделал ангельское выражение лица.
   -Не прикидывайтесь, - Крум посуровел. - Молоток моего младшего братца Цыпала?
   -Не брали мы никакого молотка, - Тил пожал плечами. - Скажите ребята.
   -Да, не брали, - закивали Лёва и Хорс.
   -Сам врун, но когда врут другие, не терплю, - горный старец достал из маленькой коробочке стручок перца и положил в рот. - Ладно, подождем, я никуда не спешу.
   Волшебник кивнул Какиою и тот прикатил узкий железный столик на колесиках, на котором лежали самые различные инструменты. Там были и ржавые щипцы, и нож с зазубринами, и коловорот и многое-многое другое могущее вызвать дрожь у любого человека.
   Крум взмахнул костью и на балконе появилась лохматая рыба с коровьим выменем на груди и красной косынке на шее. Она держала над головой гармошку и курила длинную предлинную папиросу. Поклонившись горному старцу, рыба закрыла глаза и нехотя заиграла вальс.
   Волшебник засунул руку в стеклянную банку стоящую на столике и, взяв горсть кнопок, закружился вокруг сцены.
   -А вы, почему не танцуете? - он кинул кнопки на помост. - Или хотите чтобы я снова приказал осветителям поработать?
   -Нет, не хотим, - Тил сделал несколько неуверенных па и замер. - Я же босиком!
   -Вот и хорошо, - не прекращая вальсировать, засмеялся Крум, - больнее будет.
   Тил на цыпочках вернулся к решетке и встал рядом:
   -Дай мне сначала ботинки с железной подошвой и тогда я тебе хоть целый день пропляшу.
   Горный старец швырнул еще с десяток кнопок на площадку и недовольно поморщился.
   -Если вы сию же минуту не затанцуете, я перейду к третьему акту. Самому последнему акту в вашей жизни, - Крум зловеще посмотрел на пленников и взял в руки щипцы.
   -Ладно, не сердись, - Тил захлопал в ладоши, - сейчас ребятки начнут плясать. - Он подтолкнул Хорса к центру сцены. - Ну, чего ушами трясешь, у тебя же башмаки? Ум-ца-ца, ум-ца-ца, - запел старик. - Веселей лысый! Не стой, как вкопанный!
   -Ну и что, что башмаки? - возразил подросток, возвращаясь на прежнее место. - Смотри, какие длинные гвоздики, они легко проколют подошву.
   -Подумаешь неженка, - Тил посмотрел на Лёву. - А ты, почему не танцуешь?
   Мальчик заколотил себя по коленям ладонями и запрыгал, стараясь не наступить на разбросанные кнопки.
   -Молодец! - закричал старик и задергал плечами.
   Хорс нехотя принялся подражать Лёве и мальчик, видя его неуклюжие попытки, едва не рассмеялся.
   -По сцене, по сцене двигайтесь! - потребовал Крум. - Не толкайтесь в одном углу.
   Тил осторожно сделал несколько шагов вперед и остановился.
   -Давайте ко мне ребята, - позвал он Лёву и Хорса, - здесь почти нет кнопок.
   -Нет кнопок?! - Крум подскочил к столику и, схватив стеклянную банку, вытряхнул ее содержимое на помост.
   -Начинайте бегать по площадке! - закричал волшебник. - Живее, кому говорят!
   Горный старец повернулся к балкону и погрозил кулаком мохнатой рыбе и та, выплюнув папиросу, заиграла быстрее.
   Взгляд Лёвы упал на шутарука, болтающегося у Тила сбоку и мальчика осенила шальная мысль. А что если оживить ящерицу и пока Крум будет с ней возиться, попробовать улизнуть от волшебника? Вель сказал об этом Тилу. Старик радостно поцеловал Лёву в лоб и, развязав веревочку на пасти рептилии, оторвал шутарука от набедренной повязки. Потом размахнулся и швырнул ящерицу в Крума.
   -Шардагаммм-га! - громко произнес Тил заклинание, вскинув руки вверх.
   Затем старик сел на корточки и попросил мальчика и ушана сделать то же самое.
   Рептилия упала к ногам Крума и с пронзительным свистом сжалась в белый мерцающий комок. По залу пронесся сильнейший порыв ветра, а за ним последовала вспышка яркого, ослепляющего света и ящерица стала быстро увеличиваться в размерах.
   -Что это? - волшебник растерянно вскинул брови. - Шутарук?!
   Рот горного старца открылся, и он замер от неожиданности.
   Ящерица продолжала раздуваться и вскоре превратилась в огромного монстра с массивной квадратной пастью и острыми гребнями на спине. Налитые кровью глаза шутарука заметили Крума и длинный хвост рептилии, с железной булавой на конце, заходил из стороны в сторону. Ящерица подняла морду и, взревев, ударила хвостом по железной клетке. Клетка перевернулась и Лёва, Хорс и Тил оказались на свободе. Шутарук разинул рот и хотел сожрать волшебника, но Крум вышел из оцепенения и, схватив оранжевую кость, болтающуюся на резинке, отчаянно затряс в руках. Кость взмыла вверх увлекая за собой горного старца. Взлет был такой стремительный, что волшебник не смог вовремя затормозить и врезался на полной скорости в бирюзовый потолок.
   Ударившись о камни Крум выпустил из рук берцовую кость и она, зацепившись за серебреный фонарик, осталась висеть на его хрустальных подвесках, а горный старец, лишившись магического предмета, свалился на голову шутарука. Разгневанная рептилия попробовала сцапать волшебника, но тот неожиданно быстро для толстяка подбежал к стене и спрятался за малахитовую колонну. Но ящерица не собиралась сдаваться и, круша все на своем пути, поползла за Крумом.
   -Какиой, спаси меня, и я отпущу тебя на свободу! - закричал горный старец, уворачиваясь от падающей колонны.
   Но ключник с безголовыми помощниками спрятался в кассе и не думал рисковать жизнью за волшебника.
  

КОСТЬ

   Получив свободу, приятели устремились к янтарной двери. Тил попробовал выбить ее сходу, но она оказалась настолько прочной, что даже не пошатнулась.
   -Плохо дело, - сказал Хорс, - без ключа не обойтись.
   -А может можно как-нибудь иначе выбраться отсюда? - Лёва посмотрел по сторонам, но не увидел ничего подходящего, кроме небольшого квадратного отверстия в стене напротив.
   Между тем шутарук продолжал наседать на Крума.
   Перепуганный старец старался воспользоваться своими чарами, но ящерица не давала ему времени на серьезное заклинание, преследуя волшебника буквально по пятам. Крум успевал лишь послать в голову рептилии световой шар, который не причинял ощутимого вреда монстру, а, опалив морду, уменьшал его размеры всего на несколько сантиметров.
   -Если так пойдет и дальше, то шутарук скоро снова сделается маленьким, - беспокойно заметил Лёва. - Нам надо срочно что-то придумать. - Он на секунду наморщил лоб и радостно щелкнул пальцами. - Как же мы забыли про молоток Цыпала?!
   Вель поспешно снял мешок с плеч и поставил на землю.
   -Подожди, не торопись, - Тил перестал колотить по янтарной двери и показал на оранжевую берцовую кость, висевшую под потолком.
   -Брось, - Лёва протянул старику молоток. - Держи, стукни по двери. Ты уже им пользоваться и у тебя должно получиться.
   -А кость?
   -Забудь про кость, она слишком высоко и ее не достать, - произнес Хорс.
   -Мне не достать? - улыбнулся Тил. - Да ты просто не знаешь моих способностей. Я лучший!
   И Тил не обращая внимания на уговоры Лёвы и Хорса устремился к балкону.
   Мальчику и ушану ничего не оставалось делать, как побежать за ним.
   Забравшись на балкон вслед за стариком, Лёва натолкнулся на лохматую рыбу с коровьим выменем на груди. Она сидела на полу и, облокотившись на гармошку, курила вонючую папиросу.
   -Осторожно, на хвост не наступи! - предупредила незнакомка и выпустила кольцо желтого дыма.
   -Хорошо, не беспокойтесь, - Лёва хотел перешагнуть через розовый хвост музыкантши, из которого торчали две человеческие ноги, но поскользнулся на слизи и растянулся на полу.
   -Экий ты неуклюжий, - рыба глубоко затянулась, - а еще хочешь завладеть костью хозяина.
   Тил вскочил на перила и, присев, отставил руки назад, приготовившись к прыжку. Заметив старика на балконе намеревающегося завладеть его магическим предметом Крум вышел из себя и, "выстрелив" в шутарука сразу несколькими световыми шарами подряд, попробовал приблизиться к злоумышленнику и помешать ему осуществить намеченное. Но ящерица не дремала. Наклонив голову к полу рептилия преградила Круму дорогу и не позволила горному старцу проскочить мимо.
   -Не трогай мою кость жалкий старикашка! - закричал испуганно волшебник. - Уходите из театра, я вас отпускаю, - он взмахнул веточкой и янтарная дверь растаяла.
   -Ну уж нет, - засмеялся Тил. - Ты заставлял меня танцевать босиком на кнопках и забрасывал горящими тряпками.
   -Это не я, это Какиой с помощниками!
   -Какая разница, они действовали по твоему приказу.
   Слушавшая препирательства Крума и Тила рыба не выдержала и, взяв в руки гармошку, спросила:
   -Эй, дед! Ну ты будешь прыгать или нет? - она поднялась и, заиграв марш, подошла к перилам.
   Тил оттолкнулся от балкона и, вытянув руки вперед, сиганул вверх.
   -А-а, негодяй! - закричал Крум и выпустил в злоумышленника световой шар.
   Удар пришелся Тилу в живот и старик, не долетев до кости примерно метр, свалился на каменный пол и потерял сознание.
   -Схватите мерзавца! - заревел Крум. - Где ты, Какиой?
   Но ни ключник, ни его помощники не сдвинулись с места и остались сидеть в кассе.
   -Ну подожди трус, вот только расправлюсь с шутаруком, ты у меня попляшешь, жалкая лягушка! А ты Чутка чего разыгралась, как идиотка? - волшебник погрозил кулаком рыбе. - Не давай людям забираться на балкон! Гони их оттуда прочь, если не хочешь оказаться на сковородке!
   -Хорошо хозяин, - рыба повесила гармошку на плечо и направилась к Хорсу. - Слышал, что сказал Крум? Вали отсюда или я проколю тебя спинным плавником.
   Она наклонилась и показала длинный острый шип с крючком на конце.
   -Сначала догони, - ушан отбежал от Чутки на несколько метров и поманил ее пальцем.
   -И догоню, почему не догнать, - рыба выплюнула окурок и закурила новую папиросу. - Но тогда мне придется тебя убить, - Чутка зевнула и посмотрела на Лёву. - Подожди тут, никуда не уходи. Я сейчас: прикончу твоего приятеля и вернусь, - и рыба не спеша направилась к Хорсу.
   Стукнувшийся об пол Тил пришел в себя и, не теряя времени, снова забрался на балкон.
   -Чутка! Сзади! - закричал Крум. - Обернись, старик снова наверху!
   -Бегу, бегу, - рыба повернулась и медленно пошла назад.
   Тил сделал вид, что собирается прыгнуть и волшебник, обманувшись, выпустил световой шар в пустоту.
   -Промазал, - засмеялся старик и, оттолкнувшись от перил, устремился к потолку.
   Вторая попытка оказалась успешной и Тил, схватив оранжевую кость, благополучно "приземлился" на пол.
   -Ура! - старик вскинул над головой магический предмет Крума. - Я лучший! - и он начал радостно носиться по театру.
   Лишь только Тил прикоснулся к кости, горный старец икнул и, зашатавшись, свалился на землю. Борода волшебника затряслась и, оторвавшись от тапочек, встала дыбом. Живот Крума раздулся и с шумом лопнул. Оттуда выбежала черная крыса и, укусив мертвого старца, превратилась в прах. Тело волшебника вспыхнуло синим пламенем и загорелось, разбрасывая в разные стороны жирные фиолетовые брызги. Через минуту все было кончено. От некогда грозного Крума не осталось и пепла.
  

НОВЫЙ ГОСПОДИН

   Одна фиолетовая капля попала на находившегося рядом шутарука и его постигла та же незавидная участь - рептилия задымилась и сгорела дотла.
   Лёва и Хорс подошли к счастливому Тилу и попросили старика полетать по залу.
   -Не могу, - Тил повертел берцовую кость в руках. - Может она испортилась, когда ударилась об пол?
   -Вы не правы, мой господин, - услышали приятели знакомый голос Какиоя. - Кость не испортилась.
   Они обернулись и увидели стоящих на коленях ключника и безголовых существ.
   -Как тебе это нравится? - старик пихнул Лёву в бок. - Я теперь господин, - он засмеялся. - Господин лягушки и двух страшилищ.
   -Вы забыли про меня, - напомнила о себе Чутка. - Я тоже ваша служанка. Скажите, а вы любите жареную рыбу? - не вынимая изо рта папиросы поинтересовалась музыкантша.
   -Нет, - поморщился старик, - не люблю.
   -И правильно, - одобрила Чутка, - я не вкусная и костлявая.
   Какиой подобострастно улыбнулся и, не вставая с колен, приблизился к Тилу.
   -Вы хотели узнать господин, как пользоваться костью. Ее надо несильно встряхнуть и набрать в грудь воздуха.
   -Так что ли?
   Тил осторожно качнул костью и, вздохнув, задержал дыхание. Но ничего не произошло.
   -Забыл предупредить господин, что вам нужно представить, будто вы взлетаете, - ключник помахал лапами, изображая птичку.
   -Ладно, попробую, - старик последовал совету Какиоя и плавно оторвался от пола. - Смотрите, я летаю! - обрадовался Тил и осторожно закружил по разрушенному театру. - Теперь я нисколько не хуже Крума, - он нахмурился и протянул руку в сторону ключника и длинношеих существ. - Трепещите, гадкие и непослушные слуги, пришел ваш последний час!
   Какиой вскрикнул и, потеряв сознание, упал, а его помощники повалились рядом и заскулили. Лохматая рыба бросила гармошку и, проглотив со страха папиросу, заметалась по балкону.
   -Да я пошутил, - улыбнулся Тил, - просто хотел представить себя в шкуре волшебника.
   -Пошутил? - открыл глаза Какиой.
   -Да, пошутил, - подтвердил старик. - Можешь подниматься.
   -Ну и дурацкие же у вас шуточки, скажу я вам, - Чутка трясущимися руками закурила папиросу и, глубоко вздохнув, закрыла глаза. - Чуть сердце из груди не выскочило.
   Тил опустился на землю и, поглаживая кость, подошел к Лёве и Хорсу. Он был доволен и его морщинистое лицо светилось от счастья.
   -Хотите попробовать?
   -Нет, - отказался Хорс, - не желаю тратить время на развлечения, лучше пойдем к твоему двоюродному брату Биру.
   -А ты? - Тил посмотрел на Лёву.
   -И я тоже, - покачал головой мальчик. - Как-нибудь в другой раз.
   -Дело ваше.
   Старик приблизился к кассе и сорвал красную занавеску с окошечка. Разорвав ее на длинные полоски Тил сплел из них ремешок и, привязав к кости, повесил магический предмет Крума на спину.
   -Ну, я готов, - он помахал мальчику и ушану. - Пошли.
   Тил сделал несколько шагов в направлении выхода и остановился.
   -Послушайте, - старик кивнул на Какиоя и помощников ключника, - а может эти скажут, где искать костер? Или рыба?
   Но, к сожалению, никто из бывших слуг Крума понятия не имел о его местонахождении.
   -Ладно лягушка, - Тил пригладил копну седых волос, - давай показывай короткий путь к главному тоннелю, - он подошел к Какиою и похлопал по плечу.
   -Разве вы нас покидаете? - на глазах ключника выступили слезы.
   -Да, покидаю.
   -А как же ваши подданные? Ведь у Крума было четыреста сорок четыре души. Что прикажете делать с ними?
   Тил задумчиво почесал рыжую бороду.
   -Даже не знаю...
   -Отпустить, - подсказал Лёва.
   -Да отпусти их, - поддержал мальчика Хорс.
   -Хорошо, пусть проваливают на все четыре стороны, - махнул рукой старик.
   -А я? - лицо Какиоя вытянулось.
   -И ты проваливай! Покажи дорогу к главному тоннелю и убирайся с глаз моих
   -Но мне некуда идти, - ключник повалился на землю и, хватая Тила за ноги, заплакал. - Не прогоняйте меня, пожалуйста, господин. Я буду вам верно служить: охранять закрома и дворец...
   -Дворец?! - глаза старика заблестели. - Ты сказал дворец?
   -Да, у Крума большой дворец и теперь он принадлежит вам. В нем сто одиннадцать комнат, не считая грибной оранжереи и сокровищницы.
   Какиой на секунду замолчал, чтобы высморкаться и вытереть слезы.
   -Говори, говори! - Тил присел на корточки рядом с ключником.
   -Это все.
   -Как все?! - старик схватил Какиоя за грудки. - Ты сказал у Крума есть сокровищница.
   -Да, она находится в подвале, и я знаю потайную лестницу, ведущую туда.
   -Хорошо, очень хорошо, - Тил погладил Какиоя по голове. - Ты начинаешь мне нравиться приятель и я готов оставить тебя на службе.
   -Большое спасибо господин, только я не ведаю, как пройти ловушки, расставленные Крумом, - признался ключник. - Их семьдесят семь и Крум хвастался, что любой, кто захочет завладеть его сокровищами, погибнет.
   -Любой, но не Бешеный Тил, - старик встал и, сжав губы, уставился в пол. - Даже не знаю, что делать ребята? Толи идти дальше и продолжать искать костер и за свои труды получить какие-то жалкие десять банок золота, толи остаться здесь и завладеть несметными богатствами горного старца?
   -Решай сам, - Лёва поправил мешок и подошел к Хорсу.
   -Да, - согласился ушан, - делай, как считаешь нужным.
   Тил заходил из стороны в сторону постукивая ладонями по животу.
   -Ты можешь просто показать нам дорогу к Биру и мы сами отыщем твоего двоюродного брата, - сказал мальчик.
   -Нет, без меня вы его не найдете. Ладно, я провожу вас до Бира, а потом вернусь. - Тил склонился над лежащим Какиоем. - Послушай, лягушка, кем ты была при Круме?
   -Ключником.
   -А я назначаю тебя главным смотрителем дворца. Понял?
   -Понял господин, - Какиой принялся целовать ноги старика.
   -Да перестань, - Тил оттолкнул ключника от себя. - Не переношу сырости, сразу начинается насморк. Я ненадолго отлучусь, а ты похозяйничай тут без меня. Да смотри хорошенько, за моим добром, чтоб никто чего не попортил и не спер золото из сокровищницы.
   -Хорошо, но только мне одному не справиться, - ключник встал и, отряхнув брюки, поправил жабо. - Можно я позову на помощь родных братьев. Их одиннадцать и раньше они работали в школе громкого чавканья, пороли розгами ленивых детей. Очень славные ребята.
   -Зови, - согласился Тил и, наступив на осколок малахитовой колонны, чуть не упал. - Вы бы это, навели здесь порядок, - он показал на устроенный шутаруком погром. Сделали новые колонны, починили сломанные кресла, повесили в кассу занавеску... Да, и не забудьте заделать дыру в потолке, в закромах, а то повадятся всякие проходимцы воровать мои запасы.
   -Не беспокойтесь господин, к вашему приходу все будет исполнено, - Какиой низко поклонился. - А вы не хотите, чтобы вместо буквы "К", в орнаменте на полу, мы вставили букву "Т".
   -Хочу, - улыбнулся старик, - но только не "Т", а "БТ", что означает Бешеный Тил.
  

В ГЛАВНОМ ТОННЕЛЕ

   Очутившись в главном тоннеле Лёва был поражен на сколько он огромен. Тоннель представлял собой треугольник в разрезе с основанием не менее пятидесяти метров и высотой около ста. По его центру пролегало трехколейное железнодорожное полотно, по которому двигались приземистые существа, напоминающие раков, тащившие по рельсам бронированные вагончики. По обе стороны путей, в разных направлениях, шли толпы людей и катились запряженные странными крылатыми животными телеги, груженные всякой всячиной. В воздухе, под самым потолком, кружили стаи черных чаек с яркими рубиновыми глазами и светящиеся креветки с кальмарами.
   -Таких тоннелей, как этот, много, - пояснил Тил увиденное. - И все они ведут к Ничейному городу. Городу, не принадлежащему ни одному из горных старцев. Только там и нигде больше, волшебники не могут причинить, кому бы-то ни было вред, иначе, чем по разрешению общего схода - собранию горожан. По крайней мере, так записано в правилах, но на самом деле старцы и в Ничейном городе чувствуют себя, словно дома и делаю, что хотят.
   -Но почему? Ты ведь сказал, есть правила, - возмутился Лёва.
   -Правила на бумаге, а жизнь вокруг, - Тил улыбнулся. - Ну подумай, кто захочет связываться с волшебником? Ты захочешь?
   -Нет.
   -И я нет. И другой нет, и третий, - Тил запрыгнул на проходивший мимо бронированный вагончик и позвал приятелей. - Давайте сюда, поедем к Биру на чокирах. Они хоть и медленно идут, да все равно лучше, чем топать пешком.
   Забравшись наверх Лёва и Хорс уселись на ящик оставленный кем-то из предыдущих пассажиров и приготовились подкрепиться. Мальчик достал из мешочка хлеб с сыром и, вытащив из кармана сорванные со стен тоннеля финики, разложил на полотенце.
   -Вот невезуха, железнодорожные смотрители, - Тил пригнулся и показал рукой, чтобы вель и ушан сделали тоже самое. - Такие вредные парни, скажу я вам, просто беда. Как заметят нарушителей, сразу хватают и тащат в тюрьму.
   -А мы то тут при чем? - Хорс взял финик и засунул в рот.
   -А мы и есть нарушители, - старик отломил кусок сыра и торопливо стал есть. - Забыл вас предупредить, что ездить на чокирах строжайше запрещено.
   Тил икнул и недовольно поморщился.
   -Ребята, нам пора убираться.
   Лёва увидел впереди троих мускулистых мужчин в синих брюках и коротких сиреневых майках с длинными блестящими косами на перевес. Они внимательно осматривали большими треугольными глазами проходящие мимо вагончики и неторопливо переговаривались.
   -Не нравятся мне эти мужики, - произнес мальчик, пряча еду в мешок, - ох не нравятся.
   -И правильно не нравятся, - кивнул Тил, - смотрители могут и насмерть зарубить, если не подчинишься их приказу. - Старик потянул Лёву и Хорса к краю крыши. - Надо сматываться, пока не поздно.
   -Нарушители!!! Внимание нарушители! - раздался крик взволнованного смотрителя.
   -Ну вот, этого только не хватало. Ребята за мной! - Тил спрыгнул на землю и, развернувшись, помчался назад к обозу с арбузами и дынями, намереваясь затеряться между повозок.
   Лёва и Хорс соскочили следом и понеслись за стариком.
   -Стойте! Именем закона запрещающего ездить на вагонах и печати скрепляющий сей закон, остановитесь! - услышали они громкий недовольный голос и топот погони.
   Смотрители были хорошо тренированными, поэтому расстояние между ними и беглецами быстро сокращалось. Следовало срочно что-то придумать. Поравнявшись с телегой Лёва схватил большой круглый арбуз и, не оборачиваясь, бросил через голову. Трехкилограммовый плод упал на камни и с треском раскололся на части. Красная сочная мякоть и тонкая полосатая шкура, разлетевшись в разные стороны, спасли приятелей от беды. Наступивший на кусок арбуза Хорс, поскользнулся и наскочил на повозку с дынями. Пытаясь сохранить равновесие, ушан уцепился за палку, закрывающую высокий борт телеги и невзначай выдернул ее из петли. Борт открылся и сотни дынь, оказавшись на земле, раскатились по тоннелю. Несколько дынь угодили в ноги преследователей и они попадали, выронив из рук косы, дав возможность мальчику, ушану и старику спрятаться среди корзин с мандаринами и черносливом.
   -Ну и заварил же ты кашу Тил! - недовольно прошептал Хорс. - Знал ведь, что на вагонах ездить запрещено.
   -Конечно знал, - старик взял сушеную сливу и, вытерев о набедренную повязку, начал есть.
   -Тогда зачем нарушил закон? - подросток нахмурился.
   -Если бы я не нарушал ваших законов...
   -Не наших, а своих, - поправил ушан.
   -Хорошо, своих, - согласился Тил. - Так вот, если бы я не нарушал своих законов, вы бы до сих пор ходили вокруг Волосатой и думали, как оказаться внутри. Законы подземелья запрещают сотрудничать с преступниками.
   -Мы не преступники, - обиделся Хорс.
   -А кто? - усмехнулся Тил. - Пробрались тайком в Волосатую, уничтожили двух горных старцев, а теперь ищите где находится костер, на котором варится каменный суп. Разве это не преступление? Да я хуже злодеев еще не встречал за сто четырнадцатилетнюю жизнь. Вы и на меня плохо влияете.
   -Разве ты забыл, но с Крумом расправился ты Тил, а не мы, - напомнил ушан.
   -Попал в дурную компанию, вот и натворил глупостей, - старик сделал такое лицо, словно собирался заплакать. - Раньше я был хорошим, а связался с вами и сейчас прямо-таки тянет нарушить закон. Не даром говорится, с кем поведешься, от того и наберешься.
   -Но, мы хотим спасти планету Конфета, - стал оправдываться Хорс.
   -А жителям Волосатой наплевать на планету, им по барабану покроется она каменными плитами или нет.
   -Как же так? - ушан удивленно посмотрел на старика и закряхтел от волнения.
   -Да слушай ты Тила, - улыбнулся Лёва. - Он дурачится, а ты и веришь.
   -Точно, - засмеялся старик. - Здорово я тебя разыграл.
   Тил поправил висевшую на плече кость и выглянул из-за корзины.
   -Все, кажется, смотрители ушли, можно выходить.
  

БИР

   Лёва, Хорс и Тил продолжили путешествие по главному тоннелю. Идти было довольно тяжело, так как я уже упоминал, по нему передвигалось очень много людей и не меньшее количество телег запряженных странными крылатыми животными, от которых шел отвратительный запах старых ботинок и протухших апельсинов. В коридоре стояла ужасная жара, отчего животные то и дело поднимали вверх крылья и, разбрасывая по сторонам капли белого липкого пота, махали ими, пытаясь охладить свои перегревшиеся тела.
   Устав продираться сквозь толпу пешеходов Тил несколько раз предлагал мальчику и ушану прокатиться на бронированных вагончиках, но ни Лёва, ни Хорс не соглашались. Они хорошо помнили встречу с мускулистыми смотрителями, поэтому предпочитали долгий путь пешком, короткой поездке по железной дороге и тюремной камере.
   Наконец, часа через три, когда на стенах начали попадаться указатели, возвещающие, что до Ничейного города осталось тысяча пятьсот метров, Тил свернул с главного тоннеля и побрел по широкому проходу с низким вогнутым потолком, по которому бродили стаи худых грязных кошек и мрачные подозрительные типы с золотыми коронками на зубах.
   -Куда ты нас завел? - спросил Лёва. - Мне здесь не нравится.
   Он замедлил шаг возле сидящего на жестяном стульчике полного человека с забинтованной квадратной головой. Незнакомец подбрасывал на ладони большую ржавую гайку и тупо смотрел в пол. Заметив мальчика, толстяк поднял с земли палку и, направив на веля, сказал: "Пух!" Лёва вздрогнул и, отпрянув назад, выронил мешок. Квадратноголовый заржал, и из его носа выскочила синяя сопля.
   -Не бойся, он тебе ничего не сделает, - сказал Тил. - Придурок! - старик погрозил кулаком незнакомцу. - Чего ребенка пугаешь?
   -Это ты мне?! - толстяк нахмурился.
   -А разве тут есть еще один придурок? - улыбнулся Тил.
   Квадратноголовый встал и, продев сквозь гайку веревку, принялся размахивать ею вокруг.
   -Иди сюда дед, я научу тебя вежливости.
   -Хорошо, иду, - Тил взял в руки кость и, несильно встряхнув, завис над землей. - Как ты посмел пугать моего друга жалкий кретин? - грубым голосом заговорил старик. - Я сейчас превращу тебя в жабу, негодяй!
   -А-а, Крум! - завопил побелевший от страха толстяк. - Волшебник побрился! - он бросил гайку и, развернувшись, помчался по коридору.
   -Ну и выбрал же себе место для жизни твой брат, - покачал головой Хорс. - Неужели не было другого, более приличного?
   -Конечно было, - Тил опустился на землю. - Я уже говорил, Бир долгое время служил у Крума: пришивал горному старцу бороду к тапочкам. В конце концов, ему все здорово надоело, и он решил уйти. Но ты ведь понимаешь, просто так от волшебников никто не уходит, иначе как на кладбище. И Бир притворился мертвым и когда его выкинули на свалку, сбежал. А чтобы брата случайно никто не узнал, пришлось поселиться здесь, в скрадке. Он прячется тут уже лет семь или восемь. Это лучше, чем работать на Крума, ведь даже плохая свобода слаще хорошего рабства.
   Пройдя метров двести по опустевшему, коридору компания подошла к белой стене испещренной ругательствами в адрес жары и горных старцев. Старик постучал в круглую железную дверцу, не больше пятидесяти сантиметров в диаметре и, не дождавшись ответа, закричал.
   -Бир, открой, это я твой брат Тил!
   За дверью послышалась возня и не громкие голоса.
   -А чем докажешь?
   -Я дал тебе по уху.
   -Ну и что, мне часто дают по уху.
   -А еще я сломал наперсток.
   -Многие болваны ломали мои наперстки.
   -Да открывай или не узнаешь голос брата? - Тил забарабанил кулаком по дверце. - Ну хорошо, я взял у тебя золотые часики и не вернул.
   Дверь открылась и из отверстия выглянул краснощекий парень в кепке со сломанным козырьком. Его круглые красноватые глаза, занимавшие почти половину лица, уставились на Тила.
   -Принес часы?
   -Нет, - старик махнул рукой, - у меня их отобрали.
   -Врешь, - Бир вылез из скрадка наружу и, поправив кепку, прислонился к стене.
   -Нет не вру, отобрали, - Тил понизил голос и кивнул на Лёву. - Вот он и отобрал. Ты с ним по осторожней, не смотри что маленький, а такой злодей, такой злодей, - старик закатил глаза. - А его лысый приятель и того хуже, настоящий убийца.
   -А зачем ты тогда с ними дружишь, да еще ко мне притащил? - Бир торопливо застегнул пуговицы на рваной рубашке и протянул велю испачканную сажей руку. - Здравствуйте злой мальчик, не обижайте, пожалуйста, меня и мою семью.
   Лёва смутился. Он был готов соврать, чтобы узнать место, где находится костер, но, видя испуг Бира, решил не скрывать правду.
   -Как я рад, что вы хорошие ребята, а не отпетые негодяи, какими представил вас мой взбалмошный братец, - Бир улыбнулся, обнажив ровные белые зубы. - Я с удовольствием постараюсь вам помочь, и поведаю все, что знаю.
   Лёва, Хорс и Тил перебрались в жилище Бира и, усевшись на заплатанном матрасе, приготовились слушать. Носатая жена хозяина, принеся чай и вяленых гусениц, посыпанных сахарной пудрой, ушла вместе с детьми в соседнюю комнату.
   Из повествования Бира следовало, что костер, скорее всего, располагается во владениях Турнажа, самого старшего из братьев. Ибо именно туда, раз в столетие, зачем-то отправляются горные старцы.
   -Больше мне ничего не известно, - произнес Бир, - я не долго проработал у Крума, около тридцати лет и при мне волшебники не варили каменный суп. В последний раз они готовили его уже без меня, я был здесь, - брат Тила похлопал рукой по полу, - в скрадке. Я даже не знаю, как выглядит костер и котел, из которого вытекает каменный суп, - Бир пожал плечами. - Ума не приложу, кто вам может об этом рассказать.
   -Выходит нам нужно следовать во владения Турнажа, - задумчиво произнес Лёва.
   -Да, - кивнул Бир, - туда.
   -А далеко отсюда живет Турнаж? - поинтересовался Хорс.
   -Не очень. Если идти напрямик, через земли Глора, то дней за пять шесть доберетесь.
   -Ну ты посоветуешь тоже, через земли Глора?! - хмыкнул Тил. - Да это такой грозный волшебник, каких поискать! Чего только стоит его камень накапливающий голос.
   -А ты что предлагаешь? - спросил Бир.
   -Пусть идут вокруг, по потайному тоннелю, - Тил отправил в рот гусеницу и запил чаем. - Конечно по нему тащиться дольше, но зато безопаснее.
   -Разве ты знаешь, как в него попасть умник? - спросил Бир.
   -Нет, но твой друг Лулум наверняка знает. Он общается с ужасно подозрительными типами и...
   -Ладно, не продолжай, - перебил Тила брат. - Видно придется мне черкануть записку своему старому приятелю, чтобы тот показал вам вход в потайной тоннель.
  

НЕБОЛЬШОЙ СКАНДАЛ

   Последние дни путешествия Лёва, Хорс и Тил отдыхали урывками, поэтому, оказавшись в скрадке, все трое почувствовали, как сильно они устали. Выпив несколько чашек чая, сначала вель, а потом и ушан со стариком незаметно уснули. Когда приятели проснулись, то увидели стоящий посреди комнаты круглый стол, заставленный разными яствами. Заметив удивленный взгляд Тила Бир улыбнулся и, похлопав брата по плечу, пригласил гостей подкрепиться перед дорогой.
   -Откуда у тебя это? - старик уставился на вазу со сладостями. - Тут только секретных конфет монет на сто, - Тил обошел стол вокруг и ткнул пальцем в жаренную летучую мышь. - А царская утка вообще стоит целое состояние!
   -Для брата мне ничего не жалко, - Бир взял две длинные трубочки с красивыми разноцветными фантиками и кинул Лёве и Хорсу. - Угощайтесь, надеюсь вам понравятся секретные конфеты.
   -Нет, - Тил приблизился к Биру, - не уходи от ответа. Ты же всегда еле сводил концы с концами. Посмотри на себя, ходишь, будто голодранец и вдруг такой стол?!
   -От голодранца слышу, - обиделся хозяин скрадка.
   -Знал бы, ты с кем разговариваешь, - Тил погладил оранжевую кость, - не называл бы меня голодранцем.
   Бир подошел к мальчику и ушану.
   -Ну, почему не едите? Не обращайте на нас внимания, мы постоянно ссоримся, когда оказываемся вместе. Или вы не любите конфеты?
   -Нет, любим, - сказал Лёва.
   -Тогда ешьте. Их кушают только очень богатые люди.
   -Верно очень богатые, - подтвердил Тил, - и то не каждый день, а по большим праздникам.
   Старик нагнулся и, взяв корзину для мусора, высыпал ее содержимое на пол.
   -Ба, да тут одни лишь фантики от секретных конфет! Признавайся, небось, наворовал деньжат у Крума?
   -Вот привязался! - всплеснул руками Бир. - Да не воровал я у Крума! У него своруешь, как же.
   -И правильно, - Тил вновь погладил берцовую кость, - а то теперь мне принадлежит все, чем раньше владел Крум.
   -Трепло! - Бир пренебрежительно сплюнул. - Вечно несет, что попало. Как вы с ним ходите ребята? Он вам не надоел?
   -Надоел, - произнес Хорс, засовывая в рот кусок моченого вишневого пирога. - Да ничего не поделаешь, другого провожатого у нас нет.
   -А ты Лёвка почему молчишь? - разозлился Тил.
   -А чего я? - мальчик перестал разглядывать обертку от конфеты с забавными движущимися человечками.
   -Чего, чего? - передразнил старик. - Подтверди, что я не вру.
   -Да, он не врет, - кивнул вель. - Тилу действительно досталось хозяйство Крума.
   Бир замер и посмотрел сначала на брата, а потом на Лёву.
   -Вы меня разыгрываете?
   -Нет, не разыгрываем, - сказал Хорс.
   Ушан налил из графина стакан тягучего грибного сока и залпом выпил.
   -А как же Крум? Горный старец просто взял да и отдал все Тилу?
   Хозяин скрадка начал хохотать, словно сумасшедший и, повалившись на матрас, принялся утирать платком слезы. Его взгляд упал на оранжевую кость, висевшую на плече Тила и он замер, перестав смеяться.
   -Это что, Крума? - Бир показал трясущейся рукой на магический предмет волшебника.
   -Я уж боялся, ты никогда не заметишь, - Тил набрал полную грудь воздуха и гордо посмотрел на родственника.
   -А горный старец, где он? - почему-то шепотом спросил Бир.
   -Крум мертв, - сказал Лёва.
   -Мертв, - повторил хозяин скрадка и его глаза радостно заблестели. - А я то думаю, чего это мой вздорный братец таскает с собой огромную кость? Решил, небось, опять вбил в голову какую-нибудь чушь или хочет походить на волшебника.
   Бир вскочил и, схватив висевший на стене горн, затрубил на весь дом. Из соседней комнаты выбежала перепуганная жена и поинтересовалась у мужа, что случилось.
   -Крума больше нет! - сообщил Бир. - Ура, теперь нам не нужно прятаться здесь и мы можем переселиться в Ничейный город!
   -Так почему же ты стоишь? - засуетилась жена. - Отправляйся в столицу и купи хороший дом, чтобы у каждого из детей было по комнате, а у меня просторная кухня. Жду не дождусь, когда покину эту дыру.
   -Хорошо, хорошо, - засобирался Бир. - Пожалуй, сейчас же и пойду.
   Он вытащил из мешка мятый сиреневый костюм и оранжевую полосатую рубашку и торопливо переоделся.
   -Ну, я готов, пошли, - Бир приблизился к железной дверце.
   -А туфли? - жена подала мужу желтые ботинки с зелеными носками.
   -Нет, они мне трут, - отказался Бир. - Я лучше босиком.
   -Ладно, только сними дурацкую кепку, а то ходишь, как идиот, словно учитель математики.
   -Дайте нам хотя бы поесть перед дорогой, - запротестовал Тил и, подсев поближе к столу, оторвал крыло летучей мыши.
   -И то верно, - согласился Бир. - Следует отметить это радостное событие. - Дети, где вы? Мы переселяемся в Ничейный город. Выходите и налетайте на сладости.
   Шесть или семь маленьких чумазых карапузов с криками окружили стол и с аппетитом принялись поглощать шоколад и печенье.
   Нужно признаться, Бир действительно не поскупился на угощение и потчевал брата и его друзей прямо-таки по-царски. Больше всего Лёве понравились секретные конфеты и румяные пирожки с маленькими белыми ручками и красными губами. Когда мальчик подносил их ко рту, ручки начинали к нему тянуться, а губы растягивались в улыбке и произносили бархатным голоском: "Приятного аппетита". О конфетах стоит сказать особо. Мало того, что на цветастых фантиках разыгрывалась целая история с участием забавных человечков, так еще и сама конфета превращалась в разных фантастических животных, а потом, подпрыгнув, хваталась за подбородок и забиралась в рот.
   -Подожди, если ты не воровал у Крума, тогда у кого? - Тил перестал жевать и пристально посмотрел на Бира. - Ну, давай, колись. Ведь не станешь же ты утверждать, будто потратил все сбережения, чтобы накормить двоюродного брата и его подозрительных товарищей. И на какие деньги, скажи на милость, собираешься покупать дом в Ничейном городе? Да не простую хибару, с тремя комнатами, а огромный домина с просторной кухней и многочисленными детскими?
   -Ну хорошо, - сдался Бир, - поведаю откуда у меня деньги. Но только я не воровал, а брал, - он поднял вверх палец. - Понял?
   -Конечно не воровал, - с готовностью согласился Тил. - Мне тоже не нравится это грубое слово. Пусть будет, брал.
  

ЗАПРЕТНЫЙ ЗАЛ

   По словам Бира недалеко от того места, где находится скрадок, в запретном зале есть загадочная каменная морда в оловянных очках и с железным носом. Ее охраняют два странных типы, похожих на медуз. Стражники относятся к своим обязанностям, спустя рукава и постоянно спят на посту. Если они заснут, то можно свободно подходить к морде и делать все что хочешь.
   -Причем тут морда? - не выдержал Тил. - Не держи меня за дурака, говори, откуда у тебя деньги.
   -Вот я и говорю! - рассердился Бир. - Не перебивай.
   Он попросил жену принести один из хоженных мешочков лежащих у них под кроватью. Когда Бир высыпал его содержимое на скатерть, возле блюда с недоеденной летучей мышью, удивлению Тила не было границ.
   -Да это же золото?! - старик взял пару каплевидных кусков драгоценного металла, граммов по триста каждый и постучал ими по столу. - Ты хочешь сказать, будто воруешь... Ой прости, берешь золото в том самом зале, который охраняют засони-стражники?
   -Ну да, - кивнул Бир. - Я наведываюсь туда иногда и прихватываю понемногу с собой. Так, два, три кусочка в месяц, не больше. Никогда не наглею, чтобы не вызвать подозрение.
   -А в зале много золота? - заинтересовался Тил.
   -Думаю да, - Бир посадил на колени дочь и угостил ее абрикосом. - По крайней мере, когда я туда прихожу, оно всегда там бывает.
   -А еще кто-нибудь, кроме тебя, знает о существовании того места, - Тил затаил дыхание.
   -Нет, я случайно наткнулся на него, разыскивая съедобные сосульки.
   -Поверить не могу, настоящее! - старик взял вилку и сделал несколько царапин на одном из кусков золота. - И главное бери, сколько душе угодно, а оно все не кончается. Выходит, ты сказочно разбогател, пока жил здесь?
   -Ну конечно не сказочно, - смутился Бир, - но разбогател. Это точно.
   -Ты должен показать мне запретный зал, - Тил забарабанил пальцами по пустой тарелке.
   -Хорошо, - согласился Бир. - Только зачем тебе еще золото, если ты и так являешься наследником Крума?
   Наевшись до отвала Лёва и Хорс встали из-за стола и, поблагодарив за угощение хозяев, собрались уходить.
   -Куда же вы? - засуетилась жена Бира. - А компот из слизней? Я лучше всех в Вонючем проходе варю компот из слизней. Вам надо обязательно его попробовать.
   -В другой раз, - отказался вель. - Нам пора к Лулуму.
   -Мой муж проводит вас к Лулуму, ему все равно нужно идти в Ничейный город покупать дом.
   -И я с вами, - Тил отодвинул от себя золото и, торопливо проглотив целую шоколадку, поднялся.
   -Ты ведь только собирался проводить нас до брата, - напомнил Лёва. - Большое спасибо тебе за помощь, - мальчик протянул старику руку. - Дальше мы пойдем с Биром, он покажет нам дорогу, а ты можешь возвращаться в свои владения.
   -Туда я всегда успею, - Тил вытер уголком скатерти губы. - Я хочу пойти в Ничейный город. Во-первых, необходимо хорошенько отметить в "Свинячьем трактире" смерть Крума и Цыпала. Во-вторых, посмотреть, на запретный зал. Ну и, в-третьих, мне скучно жить без приключений, а с вами всегда влипнешь в какую-нибудь историю.
   -Надо же, - ухмыльнулся Хорс, - а я считал наоборот, что именно с тобой мы попадаем в неприятности.
   -Молчи лысый, - огрызнулся старик. - Вначале отрасти волосы, а потом спорь с Бешенным Тилом.
   Старик уговорил брата показать ему запретный зал, так как он находился по пути в Ничейный город и всего в получасе ходьбы от скрадка. Бир согласился и, свернув в темный замусоренный проход, повел гостей по заброшенному коридору. Сначала они пробирались по скользким спинам шилозубых хомяков, которые сотнями копошились в темноте поедая полусгнившие тряпки и бинты. Потом поднимались по ветхой деревянной лестнице, без перил, рискуя свалиться вниз и разбиться на смерть. Затем, протиснувшись в узкую щель, ползли по трубе кишащей бородатыми белками и змеями. Наконец, изрядно устав и перепачкавшись в рыбном сиропе, капавшем сверху, компания остановилась перед хрустальной аркой украшенной драгоценными камнями.
   -Побудьте тут, - тихим голосом произнес Бир, - а я посмотрю, спят или нет стражники.
   Он исчез и, вернувшись через минуту, радостно сообщил: "Охранники, как всегда дрыхнут и можно заходить в зал".
   Первое, что узрел Лёва, оказавшись в идеально круглом зале, с высоченным потолком теряющемся в вышине, так это огромное человеческое лицо, высеченное в камне, с приплюснутым железным носом, и щеками утыканными рыбными костями. Его глаза закрывали оловянные очки с мутными потрескавшимися стеклами, а на лбу имелась надпись: "Не пытайтесь спрятаться от меня, я все знаю и вижу!"
   Рядом на длинном продавленном диване, отложив щиты и копья, безмятежно спали два стражника с прозрачными студенистыми головами и щупальцами вместо волос.
   -Ну и где обещанное золото? - недовольно спросил Тил, посмотрев по сторонам и не обнаружив драгоценного металла.
   -Сейчас, подожди, будет тебе золото, - Бир поднял лежащую в тазу кувалду и, подойдя к лицу, стукнул по носу.
   -Что ты делаешь? - Лёва присел от раскатистого громоподобного звука разнесшегося по залу. - Хочешь разбудить охранников?
   -Не бойся, - успокоил мальчика Бир, - они спят очень крепко и не проснуться.
   После удара по железному носу непрозрачные стекла очков побелели и исчезли и на присутствующих уставились два огромных синих глаза с желтыми вытянутыми зрачками. Из ноздрей каменной морды повалил густой пар и она, чихнув, выплюнула на землю золото.
   -Здорово! - воскликнул Тил и схватил каплевидный кусок металла. - Надо же, он горячий! - старик принялся дуть на обожженные ладони.
   -Извини, - улыбнулся Бир, - забыл предупредить, нужно подождать минут пятнадцать, прежде чем золото остынет.
   Тил вырвал кувалду из рук брата и начал колотить по железному носу. К его ногам один за другим посыпались куски золота и вскоре, их уже лежало штук двадцать, а старик бил и бил не останавливаясь.
   -Эй, прекрати! - Бир попытался отнять кувалду у родственника. - Мы не сможем унести столько золота!
   Но Тил, словно взбесился. Оттолкнув брата, с недобрыми огоньками в глазах, он продолжил молотить по носу.
   С большим трудом, лишь совместными усилиями, Лёве, Хорсу и Биру удалось повалить старика на пол и отобрать кувалду. Затем пришлось собирать золото и переносить в тайник, расположенный метрах в ста от запретного зала. Потратив на это около часа и сильно устав, компания продолжила путь в Ничейный город.
  

НИЧЕЙНЫЙ ГОРОД

   Вид, открывшийся путешественникам, когда они вышли из главного тоннеля и остановились отдохнуть, перед спуском в долину, где раскинулся Ничейный город, потряс Лёву своей красотой и необычностью. Вдоль сверкающих рядов гор упирающихся в потолок стояли сотни жилых домов в основном белого и красного цветов с покрытыми золотом и серебром крышами. Среди них возвышались общественные здания с воздушными шарами, прикрепленными к шпилям и флагам. Мощеные желтым камнем узкие улочки пронизывали город во всех направлениях и сходились к находившейся в центре города зеленой площади, с торговыми ларьками и палатками, по которой сновали толпы пестро одетых покупателей.
   -Ну и красотища! - выдохнул Лёва. - Будто на волшебной картине. Наверное, жить в таком славном городе, одно удовольствие.
   -Вблизи все не так замечательно, как кажется, - произнес Тил. - И ты скоро в этом убедишься.
   Подойдя к воротам, мальчик обратил внимание на убогие землянки и шалаши, разместившиеся вдоль каменной стены окружающей город. В них обитали худые измученные люди в грязных поношенных одеждах.
   -Кто это? - спросил Хорс.
   -Человеки, - пояснил Тил.
   -Вижу, что не животные, - сказал ушан. - Я спрашиваю, кто эти люди?
   -Я и говорю человеки, - старик остановился, заметив, среди лежащих на земле мужчин, знакомого. - Человеками называют тех, кто надеется поселиться в Ничейном городе, но пока не может.
   -Почему не может? - поинтересовался Лёва.
   -У кого не хватает денег на позолоченную или посеребренную крышу не имеет права жить в городе иначе, как в гостинице, поэтому они вынуждены находиться за городской стеной, - Тил присел возле толстяка в ржавой кольчуге одетой на голое тело. - Здорово Селяр.
   -О, Бешеный Тил! - обрадовался незнакомец. - Как поживаешь?
   -Не плохо. А ты?
   -Я тоже, - толстяк встал и пригладил растрепавшиеся волосы. - Сегодня я не пошел на заработки, приболел слегка, но думаю, лет через десять, мне удастся скопить деньжат на серебреную крышу и мы с семьей переберемся в Ничейный город.
   Тил повернулся к Лёве и попросил у него золотые короны, которые он выковырял в коридоре принадлежащем Цыпалу.
   -Послушай Селяр, лет пятьдесят назад, я занимал у тебе пару монет, да так и не отдал, - старик улыбнулся. - Прости.
   -Да брось, - толстяк похлопал Тила по плечу, - я давно уже забыл.
   -А я нет, - старик протянул Селяру драгоценный металл. - Хочу вернуть долг. Правда, сам понимаешь, происхождение золота не совсем законно.
   Селяр сморщился и замахал руками.
   -Это слишком много. Ты брал две монеты, а возвращаешь тысячу.
   -Это проценты. Бери, не обижай меня. Я теперь очень богатый человек и могу себе позволить делать добро.
   -Спасибо Тил, - прослезился Селяр. - Наконец-то я переселюсь в город. Сегодня же и займу пустующий дом возле центрального базара и найму мастеров золотить крышу.
   Чтобы не платить деньги за вход, наши знакомые не пошли через городские ворота, а пролезли в дыру в стене и оказались на улице, которую населяли кулачные бойцы развлекающие народ на праздниках драками.
   -Нужно поскорее миновать квартал, - сказал Бир, с опаской поглядывая по сторонам. - В Ничейном давно уже не было никаких торжеств и у здешних жителей просто-таки чешутся руки.
   Путники не успели сделать и десяти шагов, как услышали из окна ближайшего дома радостный голос.
   -Ба, кого я вижу! - здоровенный детина без передних зубов расплылся в улыбке. - Это же надо, я еще не умер, а рядом с моим крыльцом уже шастает всякий сброд. - Незнакомец вылез наружу и, с трудом передвигаясь на костылях, направился к чужакам. - Всего-то пролежал неделю без сознания, а меня уже перестали бояться и не обходят дом стороной.
   -Может убежим, пока не поздно? - предложил Бир.
   -Нет, - сказал Тил, - он один, а нас четверо.
   -Я не в счет, - побледнел Бир. - Я не люблю драться.
   -А тебе и не нужно драться, - старик поплевал на руки. - Схватишь его за тельняшку, и когда он станет рвать тебя на кусочки, Лёвка скажет: "А что это ты делаешь с нашим другом?" И мы врежем ему по первое число.
   -А по-другому нельзя? - сглотнул слюну Бир. - Просто взять и врезать мужику по первое число, не ждать, когда он станет рвать меня на куски?
   -Нет, - покачал головой Тил. - Что мы, хулиганы, какие? Без всякой причины бить человека, да еще хромого.
   Между тем незнакомец подошел совсем близко и, откинув костыли в стороны, надел кастеты на обе руки.
   -Попались голубчики! Вызываю вас на бой, - детина рванул тельняшку на груди и, размахнувшись, хотел ударить Лёву в челюсть.
   Но вель пригнулся и огромный кулак, просвистев над головой мальчика, врезался в театральную тумбу и застрял между досок.
   -А проклятье! - закричал нападавший. - Вечно мне не везет! Подождите, я сейчас, только вытащу руку, и мы продолжим бой!
   -Не спеши парень, постой так чуток, - попросил Тил. - Давай, пни его по заду, - сказал перетрусившему брату старик, - а то он не успокоится, пока хорошенько не получит.
   -Я боюсь...
   -Да не бойся, надо же когда-нибудь учиться драться, - Тил приблизился к детине и наладил ему хорошего пинка. - Это тебе матрос, чтобы не задирал прохожих.
   -Эй, братва, а откуда вы знаете, как меня зовут? - незнакомец прищурился. - Я что, уже бил вас раньше?
   -Скажешь тоже, - засмеялся Тил. - разве я похож на того, кто позволяет обижать себя разным уродам?
   -Тогда, наверное, вы меня били? - Матрос сник. - Чего же вы сразу не предупредили? Ладно, извините, я больше не буду. Если хотите, можете забрать из кармана булочку.
   -Оставь ее себе, - произнес Тил. - Тебе нужно лучше питаться, а то дерешься, словно девчонка, - и старик, наградив Матроса подзатыльником, пошел прочь.
   Лёва, Хорс и Бир поспешили за ним.
  

ГОСТИНИЦА ЛУЛУМА

   Миновав улицу населенную кулачными бойцами путники свернули к речушке, разделяющей город на две неравные части и, пройдя по красивой набережной, вышли к серому облупившемуся зданию, на фасаде которого было выведено кривыми оранжевыми буквами: "Гостиница Лулума", а ниже, над первым этажом - "Свинячий трактир". Дом имел два входа. Возле широкой двери с табличкой "Для мало уважаемой публики" толпился народ, а возле двери поменьше с надписью "Для уважаемой публики. Вход одна монета" стоял человек в блестящем черном костюме и в желтых сандалиях.
   -Ну вот и пришли! - Тил радостно потер руки. - Иди первый, - старик подтолкнул Бира, - поговори с Лулумом, а то прошлый раз, когда я устроил потасовку и порвал его любимую картину с пучеглазой рыбой, он обещал меня больше никогда не пускать.
   -Хорошо, - согласился Бир, - только дай слово, что ты не станешь заказывать паштет из окурков.
   -Конечно-конечно, - с готовностью сказал Тил. - Никакого паштета, будь спокоен, я взялся за ум и теперь веду новую, безпаштетную жизнь.
   Бир направился к незнакомцу в черном костюме и о чем-то долго с ним разговаривал. Наконец, он позвал Лёву, Хорса и Тила к себе.
   -Порядок, кажется уболтал трактирщика, - улыбнулся старик и вразвалочку пошел вперед. - Привет Лулум! - Тил протянул человеку в сандалиях руку. - Как поживаешь?
   -Не плохо, - хмуро ответил тот и, плюнув на землю, вытер слоновьим ухом губы. - Пока ты не появился, не плохо, - пояснил Лулум.
   -Все сердишься из-за прошлого раза, - Тил похлопал трактирщика по плечу. - Перестань, с кем не бывает.
   -Ладно, заходите, - Лулум пристально посмотрел на Лёву и Хорса. - Надеюсь твои приятели не такие скандалисты, как ты.
   Трактирщик открыл двери и пропустил гостей внутрь.
   В не большом прокуренном зале с низким потолком и зелеными стеклянными стенами находилось человек семь пожилых мужчин в железных шляпах и трехрукая женщина с синим кадыком и выступающими вперед глазами. Наши знакомые выбрали деревянный стол, расположенный в самом углу, возле пианино и, усевшись на стулья, стали читать меню.
   -Так, - отбросил листок с перечнем блюд Тил, - я уже выбрал. Дай-ка мне Лёвка кусок золота, что я выколотил из каменной морды, в запретном зале.
   Мальчик полез в рюкзак, но его остановил Бир.
   -Ты в своем уме?! - испуганно спросил он. - Или забыл, как оно к тебе попало? Хочешь, чтобы на нас донесли? Вон та трехрукая тетка служит в тайной полиции.
   -Надо же, - удивился Тил, - а с виду симпатичная дама.
   Бир бросил на стол кожаный мешочек:
   -Вот, возьми, у меня еще есть. Золото мы продадим Лулуму, когда разойдутся посетители.
   Старик взвесил на ладони деньги полученные от брата и остался доволен.
   -Половой! - Тил щелкнул пальцами. - Паштет из окурков и четыре вилки!
   -Ты ведь обещал, - напомнил Бир.
   -Да ладно тебе, ты же не моя мама, - улыбнулся старик. - И потом, ребята никогда не ели паштет и хотят попробовать. Правда же Лёвка? - он подмигнул мальчику.
   -Нет, - вель брезгливо поморщился. - Что я дурак, лопать блюдо из вонючих бычков? Да я даже к курению отношусь с отвращением, не то чтобы кушать всякую гадость из недокуренных папирос.
   -Каких бычков, каких папирос? - засмеялся Тил. - Окурками называются очень редкие грибы, а паштетом, густая паста из них. Ее едят и получают удовольствие.
   -Ты забыл сказать...
   -Да, да, - закивал Тил, не дав продолжить Биру, - если паштета переесть, он ударит в голову и можно натворить глупостей.
   -Не помню ни одного случая, чтобы ты братец его не переел, - недовольно произнес Бир. - Смотри, ежели снова устроишь скандал, Лулум точно перестанет тебя пускать в трактир.
   Лёва, Хорс и Бир не успели проголодаться, поэтому не стали ничего заказывать, а попросили полового принести лишь графин кремневого сока и свежие газеты. Путникам нужно было скоротать время до вечера, в ожидании, когда освободиться трактирщик и проводит их к входу в потайной тоннель.
   -Зря вы ребята отказываетесь от паштета, - Тил пододвинул маленькую серебреную тарелочку к себе. - Быть у Лулума и не отведать окурков, это глупо.
   Он взял вилку и, отправив в рот почти треть порции, зачмокал губами.
   -Восхитительно, - старик развалился на стуле и подмигнул трехрукой женщине. - О! - Тил показал пальцем на картину у стойки бара. - Смотрите, рыба, у которой я вырвал глаз, снова целая. Рыбка, привет! - Тил помахал нарисованному животному с огромными усами и ногами вместо плавников. - А почему не играет музыка? Музыканты, играйте! - Старик поднялся со стула и зааплодировал. - Где музыканты? Половой, позови музыкантов!
   Бир попробовал незаметно убрать серебреную тарелочку со стола.
   -Не тронь, я в порядке, - Тил накрыл паштет рукой. - Лучше закажи мальчишкам что-нибудь сладкое, сопливый пирог или капустный кукиш.
   -Нет, спасибо, - отказался Лёва, - я сыт.
   -И я тоже, - Хорс посмотрел на висевшие на стене часы. - Как медленно тянется время.
   -А куда вы спешите? - старик доел паштет и бросил вилку на пол. - Разве вам здесь не нравится? Глядите, какие красивые дамы посещают трактир Лулума.
   Он хотел подняться и познакомиться с трехрукой теткой из тайной полиции, но Бир усадил брата на место.
   -Хорошо, я посижу тут, - Тил икнул и высморкался в салфетку, - но попроси рыбу, чтобы она не смотрела на меня с таким презрением, - старик погрозил картине кулаком. - Закрой глаза гадина!
   -Ну вот, начинается, - расстроился Бир. - Видно вам придется задержаться в гостинице до утра. Подержите брата, а я пойду к Лулуму и сниму для вас номер на верху.
   Лишь только Бир вышел на улицу Тил вскочил и, перевернув стол, устремился к стойке бара. Половые бросились успокаивать старика, да куда там. Тил раскидал слуг и, сорвав картину, принялся ее топтать приговаривая: "Сколько раз тебе говорить, не смотри на меня рыба! Не смотри на меня пучеглазый карась!"
   На шум прибежали повара и Бир с Лулумом. Они помогли половым скрутить разбушевавшегося Тила и отвести старика на второй этаж.
   Уложив буяна на кровать и уговорив его не много поспать трактирщик пообещал Лёве и Хорсу что, когда Тил проснется, он проводит их к потайному тоннелю.
  

ЗАГОВОР

   Чтобы как-то скоротать время мальчик и ушан вышли из комнаты, где лежал Тил и решили подняться на смотровую площадку на крыше и оттуда оглядеть Ничейный город. В коридоре приятелей встретил Лулум и попросил ребят быть поосторожнее, так как в соседней комнате отдыхает один из горных старцев - Барылин.
   -Волшебник появился в гостинице минут двадцать назад и, напившись дремного нектара, оставил слуг внизу, а сам ушел к себе в номер, - пояснил Трактирщик. - Наверное, улегся спать, поэтому не шумите, если не хотите нажить неприятностей.
   Лулум протянул мальчику три мешочка с деньгами.
   -Это за золото, которое вы мне принесли.
   -А где Бир? - поинтересовался Хорс.
   -Отправился в город покупать дом, - сказал трактирщик. - Он сильно обиделся на Тила и решил не прощаться с братом. Тилу повезло, что во время скандала в зале не было Барылина, а то бы ему не поздоровилось. Лет пять назад волшебник превратил одного парня, объевшегося паштета из окурков, в пряник, а затем угостил им нищего.
   Решив не испытывать судьбу Лёва и Хорс вернулись в комнату и усевшись на соседнюю кровать стали ждать, когда проснется Тил. Примерно часа через два старик зашевелился и, застонав, открыл глаза и позвал мальчика и ушана.
   -Где я? - еле двигая пересохшими губами, спросил Тил.
   -В гостинице Лулума, - сказал Лёва.
   -О, как болит голова, - старик приподнялся на локтях и попросил принести попить. - Бросьте в стакан с водой не много мыла и кусочек штукатурки, - посоветовал он. - Я всегда так делаю, чтобы поскорее прийти в себя.
   Выпив мутного пенного напитка, Тил встал и, потянувшись, стукнул кулаком по столу.
   -Все, завязываю, есть паштет из окурков! От него одни неприятности.
   -Тише, - приложил палец к губам Хорс, - Барылина разбудишь.
   -Кого?
   -Барылина, - повторил Лёва. - Лулум сказал, что в комнате рядом спит горный старец.
   Тил забрался на комод и принялся шарить руками по стене.
   -Ты чего? - спросил мальчик.
   -Хочу посмотреть на волшебника. Здесь должно находиться круглое отверстие. Раньше между номерами были окошки и жильцы могли наблюдать друг за другом, когда им становилось скучно, но потом их заклеили бумагой. Ага, нашел, - старик потянул за край обоев и, оторвал небольшой кусок. - Лезьте сюда, я его вижу.
   Лёва и Хорс заглянули в соседнюю комнату и узрели лежащего на кровати голого человека. От головы до пояса он практически ничем не отличался от обычных людей, если не принимать во внимание винтообразные рожки на покатых плечах незнакомца и красный стручкообразный нос. А от пояса до пят волшебника покрывала густая черная шерсть с проседью, вперемешку с желтыми птичьими перьями.
   -Точно, это Барылин, - прошептал Тил. - Говорят, когда горный старец вставляет ключ, который висит у него на шее, в дырочку на затылке, то начинает управлять действиями окружающих.
   -Пойдемте из гостиницы, пока волшебник не проснулся, - предложил Хорс.
   -Вот еще, - старик спрыгнул на пол и, открыв окно, вышел на балкон. - Если мы подкрадемся к спящему Барылину и сорвем ключ, он тут же умрет.
   -Зачем тебе ключ? - спросил Лёва. - У тебя ведь все равно нет отверстия на голове.
   -Зачем, зачем? Пригодится. Вы со мной или нет?
   Тил приготовился перелезть на соседний балкон, но в это время в комнату зашел Лулум.
   -Я так и знал, что сумасшедший старик замыслит какую-нибудь глупость! - всплеснул руками трактирщик. - Немедленно убирайся из моей гостиницы, и чтобы духу твоего здесь больше не было!
   -Чего раскудахтался? - нахмурился Тил. - Разве тебе не заплатили за номер?
   -Заплатили.
   -Тогда не мешай. Мы хотим прикончить горного старца, пока волшебник спит. Барылин и его браться погубили родной город Хорса Тиубул и уничтожают планету Конфета.
   -А тебе то, какое дело? - удивился Лулум.
   -Лёва и Хорс мои друзья.
   -Ой, не могу! - засмеялся трактирщик и показал пальцем на старика. - Я, наверное, заболел, Тил готов рисковать жизнью ради друзей.
   Старик сжал кулаки и подошел вплотную к трактирщику.
   -Что, захотел получить по репе?
   -А ну попробуй, - Лулум покраснел и, тяжело задышав, захлопал слоновьими ушами.
   Не дожидаясь начала драки Лёва и Хорс встали между подземными жителями и развели их в разные углы.
   -А может и в самом деле, ну его этого Барылина, - сказал мальчик.
   -Конечно, пускай себе спит, - согласился с приятелем ушан.
   -Дело ваше, - пожал плечами Тил. - Я хотел вам помочь. Когда еще представится такой случай?
   -Ты бы хоть со мной посоветовался, прежде чем лезть в комнату горного старца, - произнес не много успокоившись Лулум. - По правде говоря, Барылин давно меня раздражает, - трактирщик сел на кровать и закурил трубку. - От него одни неприятности и убытки. Я бы только обрадовался, если бы вы расправились с волшебником. Но просто так к Барылину не подберешься. Ложась спать, он оставляет на страже глаз и язык. Заметив опасность глаз прыгает на язык и тот принимается громко кричать.
   -Я не знал, - почесал рыжую бороду Тил. - Значит нужно сперва накрыть чем-нибудь язык и лишь потом подходить к Барылину.
   -Да, но как подобраться к языку незамеченным? - произнес Лёва.
   -Это я беру на себя, - трактирщик задумался. - Но сначала договоримся, если ничего не получиться и горный старец вас поймает, я с вами не знаком. Хорошо?
   -Хорошо, - согласился Тил. - Давай рассказывай, что ты придумал.
  

БАРЫЛИН

   По замыслу трактирщика Лёве, Хорсу и Тилу следует приманить язык Барылина к двери, а это можно осуществить только кусупалом, супом из помета каменных кротов и шерсти волосатой птицы улу. Волшебник обожает суп и специально наведывается в "Свинячий трактир" из-за того, что в нем хорошо готовят кусупал. Затем, когда язык Барылина приблизиться, нужно внезапно открыть дверь и прижать его к полу, тряпкой или чем-нибудь еще, чтобы он не разбудил хозяина.
   -Ладно, пойду варить кусупал, - сказал Лулум, - а вы пока договоритесь, кто, что будет делать.
   -А вдруг дверь в комнату горного старца окажется закрытой на засов? - спросил Лёва.
   -Нет, - покачал головой трактирщик, - волшебник никогда так не поступает. Барылин надеется на глаз и язык, они лучше любого замка.
   Приятели уселись на кровать и, прислушиваясь к каждому шороху, принялись распределять роли.
   -Я открою дверь и прижму язык, а потом подскачу к горному старцу и сорву ключ, - начал Тил.
   -Нет, - не согласился Лёва, - тебе одному слишком много. Давай я прижму язык к полу.
   -Хорошо, - кивнул старик. - Тогда я открою дверь и, подбежав к волшебнику, сорву ключ.
   -Договорились, - мальчик и Тил ударили порукам.
   -Эй, а я? - обиделся Хорс. - Про меня то забыли.
   -А, точно, - скривился Тил. - Нужно и лысому дать поучаствовать.
   -Не называй меня лысым! - повысил голос ушан.
   -Больше не буду, - старик встал и заходил по комнате. - А что, если ты схватишь глаз Барылина?
   -Зачем? - не понял Хорс.
   -Ну, просто так, чтобы он не зыркал на нас, - произнес Тил.
   -Нет, - замотал головой ушан. - Я сорву ключ с горного старца.
   -Ишь, какой хитренький? - воскликнул старик и, плюхнувшись на кровать, положил ноги на тумбочку. - Хочет ключиком завладеть. Да я может тоже, мечтаю иметь такой ключ.
   -Тише не кричи, - попросил Лёва. - У нас с тобой уже есть на счету по одному волшебнику, а у Хорса нет. Вот и пусть он расправится с Барылином.
   -Ладно, пусть расправляется, - Тил демонстративно отвернулся к стене.
   Время тянулось медленно и Лёва решил залезть на комод и поглядеть, где находится глаз и язык Барылина. Мальчик обследовал всю комнату, но не нашел ни того, ни другого.
   -Там их нет, - сказал вель приятелям. - Только на прикроватной тумбочке лежит зеленый мячик, а вокруг ползает какое-то большое толстое насекомое синего цвета.
   -А ну-ка подвинься, - Тил встал рядом с Лёвой и заглянул в соседний номер. - Ну ты даешь, - улыбнулся старик, - да это они и есть.
   -Чего вы туда забрались? - спросил появившийся с ведром в руках Лулум.
   -Хотели посмотреть на язык и глаз волшебника, - сказал мальчик.
   -Хорошо, спускайтесь, - трактирщик поставил на пол ведро, закрытое крышкой, а сверху положил газету. - Вот кусупал, действуйте, а я пойду вниз. - Лулум не много помялся. - Значит, договорились... вы меня не знаете, если что...
   -Если что? - спросил Тил.
   -Ну, всякое может случиться. Вдруг у вас не получится?
   -Получится, обязательно получится, - Лёва хотел приподнять крышку, но трактирщик замахал руками.
   -Подожди, не открывай. Я не переношу запаха кусупала. Дай мне сначала уйти.
   -А зачем ты газету притащил? - крикнул Хорс вдогонку Лулуму.
   -Бить Барылина по голове? - пошутил Тил.
   -Чтобы гнать запах под дверь, - пояснил трактирщик.
   Когда Лулум ушел Лёва перенес ведро к номеру волшебника. Убедившись, что все спокойно Тил взял газету и осторожно открыл крышку. Вы даже не представляете, какой отвратительный смрад пошел от любимого супа Барылина!
   Не ожидавший ничего подобного старик зажал рот и кинулся обратно в комнату:
   -Ребята, я сейчас!
   Он вернулся с повязкой из наволочки, плотно закрывающей нос и губы.
   -Ну, я готов, - и Тил стремясь не смотреть на густую коричневую массу, принялся размахивать газетой над ведром.
   -Под дверь, под дверь гони вонь, - произнес Лёва, прижавшись к замочной скважине, - а то язык не учует.
   -А я, по-твоему, куда гоню?
   -На меня, - не довольно сморщился Хорс.
   -Вам не угодишь, - Тил замахал в другую сторону. - Ну, чего там?
   -Ничего, язык по-прежнему находится на тумбочке, - сообщил Лёва.
   -Может Барылин сыт? - предположил Хорс.
   -Или притаился гад и ждет, пока мы зайдем в комнату! - старик кинул газету на пол. - Все, я устал, пусть ушастый меня сменит.
   Но как не старался Хорс гнать запах супа под дверь язык оставался на месте.
   -А давайте выльем эту мерзкую жижу на пол, - предложил Тил. - Тогда язык ее точно почувствует.
   Старик наклонил ведро и разлил кусупал перед дверью волшебника.
   -Какая вкуснятина, - он пихнул в бок Хорса. - Хочешь попробовать?
   -Отстань!
   -Зря, - Тил обмакнул газету в лужу. - Лулум говорил, суп готовится из помета каменных кротов и шерсти птицы улу. Ты не смотри, что у него запах мерзкий, а может на вкус, пальчики оближешь.
   -Вот сам и попробуй, - сказал ушан.
   -Мне нельзя, у меня желудок слабый.
   -Тише! - Лёва погрозил друзьям пальцем. - Барылин зашевелился и заводил носом.
   -А язык? - спросил Хорс.
   -Спрыгнул на пол и направился в нашу сторону.
   -Порядок, - Тил выкинул газету. - Сейчас мы покажем пожирателю помоев кто в Волосатой главный.
   Лёва торопливо снял рубашку и, припав к замочной скважине, стал ждать, когда язык окажется совсем близко. Но язык не спешил. Пробежав метра два, в направлении заговорщиков, он остановился и, покачиваясь на тонких ножках, заводил раздвоенным концом вверх и вниз. Зеленый глаз беспокойно забегал по тумбочке, а затем, схватившись малюсенькими ручками за полотенце, спустился вниз. Догнав язык глаз попытался вернуть его назад, но тот оттолкнул товарища и побежал дальше.
   -Приготовились, - сказал Лёва. - Давай! - Мальчик отошел в сторону и Тил рванул дверь на себя.
   В то же мгновение Лёва прыгнул в комнату и накрыл застигнутый врасплох язык рубашкой. Глаз заметался по полу и, заскочив на кровать, принялся прыгать на животе горного старца.
   -Ну, чего рот разинул? - Тил подтолкнул Хорса. - Беги, сорви с Барылина ключ.
   Ушан кинулся вперед, но, наступив на разлитый суп, поскользнулся и растянулся на полу.
   -А, растяпа! - Старик перешагнул через лежащего Хорса и, подскочив к кровати, дернул за ключ.
   Лишь только магический предмет волшебника оказался у Тила, Барылин открыл глаз и, хватаясь трясущимися руками за горло, захрипел. Встав на обмякшие ноги, горный старец сделал несколько неуверенных шагов и, зашатавшись, упал. Густая черная шерсть, покрывающая нижнюю часть туловища волшебника, позеленела и, отделившись от тела, поднялась к потолку. Затем откуда-то сверху в Барылина ударила молния и он загорелся. Комната сразу же наполнилась сизым дымом и висевшая в воздухе шерсть превратилась в тараканов, которые, попадав вниз, набросились на объятого пламенем волшебника и начали его есть. Доев горного старца, насекомые сбились в кучу и, обернувшись в пауков, расползлись по углам.
  

ПОСЫЛКА

   Когда дым рассеялся, в комнату заглянул Лулум. Вернее не заглянул, а зашел на четвереньках, не сменяя поднять головы.
   -Господин Барылин, - заикаясь, произнес трактирщик, - простите меня великодушно, я не знал, что люди, которые заняли соседний номер, захотят на вас напасть.
   Тил зажал рот ладонью, опасаясь рассмеяться и, сделав знак рукой Лёве и Хорсу, заговорил измененным голосом.
   -Негодный трактирщик, ты дорого мне заплатишь за это! - старик взял подушку с кровати и швырнул в Лулума.
   -Я готов, мой господин, дать вам столько золота, сколько вы скажете, только не убивайте меня, пожалуйста.
   Тил обошел трясущегося хозяина гостиницы и, подняв валявшийся веник, ткнул трактирщика в бок. Затем сел на Лулума верхом и потребовал, чтобы он отвез его к потайному тоннелю. Тот покорно направился к двери, но заметив грязные ноги седока, засомневался что на нем Барылин.
   -Подождите, - остановился Лулум. - А почему у вас нет шерсти?
   -Линяю.
   Трактирщик медленно повернулся и увидел улыбающегося Тила.
   -Ах, мерзавец! - задохнулся от негодования Лулум. - Это ж надо так напугать меня!
   Хозяин гостиницы сбросил старика на пол и накинулся на обидчика с кулаками. Но Тил не был бы Тилом, если бы позволил избить себя Лулуму. Он оттолкнул нападавшего и, вскочив, выставил вперед ключ.
   -На кого лезешь болван? Или ослеп? - старик сдвинул брови. - Разве не видишь, я теперь владею магическим предметом Барылина! Вот вставлю сейчас его в голову и начну управлять твоими действиями...
   -Да я что... я ничего, - сглотнул слюну трактирщик и попятился назад. - Извините, мой господин, я как-то сразу и не заметил ключа.
   -Ладно, извиняю, - произнес Тил снисходительно. - Ты обещал отвести нас к входу в потайной тоннель. Вот и отведи.
   -Слушаюсь, - поклонился трактирщик. - А не хотите, мой господин, перед дорогой отведать вашего любимого супчика?
   -Чего? - не понял старик.
   -Я спрашиваю, не желаете ли кусупалчику?
   -Нет, спасибо, - отказался Тил, - я не привык к изысканной пище.
   Вход в потайной тоннель оказался не очень далеко от гостиницы. Он располагался в старой театральной тумбе, на которой давно уже никто не клеил новых афиш. Лулум надавил на пожелтевший портрет шестирукого фокусника и тумба разделилась на две части.
   -Как спуститесь по лестнице, поворачивайте на право, - напутствовал трактирщик, - и идите все время по главному коридору, никуда не сворачивайте. Когда увидите флажки с буквой "Т", можете подниматься наверх, значит над вами начались владения Турнажа. Красные стрелки укажут выход из тоннеля, а желтые приведут в гиблые штольни. Смотрите не перепутайте. Да, чуть не забыл, там внизу, в некоторых местах будет темно и вам придется двигаться на ощупь. Порой такие участки тянутся метров на двести. Это потому, что светящийся мох, покрывающий стены коридора, употребляет в пищу разный сброд, шатающийся по тоннелю.
   Попрощавшись с Лулумом наши знакомые зашли в театральную тумбу и, отодвинув железную крышку, полезли в колодец.
   Очутившись в потайном тоннеле Лёва почувствовал, будто за ними кто-то наблюдает. Вель сказал об этом друзьям и они, осмотрев полутемный коридор, обнаружили потертую кожаную сумку с тремя оранжевыми глазами на ремне, а рядом посылочный ящик на четырех заячьих ногах, с надписью на крышке: "Кто найдет, того и будет".
   -Этого только не хватало, - попятился Тил.
   -Что случилось, почему ты так испугался? - спросил Хорс.
   -Мы наткнулись на посылку и должны ее взять, - старик вытер выступивший пот на лбу.
   -Ну и давай возьмем, - Лёва наклонился и посылочный ящик, захрюкав, пошел к нему.
   -Не тронь! - Тил оттащил веля в сторону. - А вдруг там плохое известие?
   -Да объясни, в конце концов, что все это значит? - попросил Хорс.
   Оказывается, в горе Волосатой существует почта, но не такая, как у нас, а необычная. Каждый день тринадцать почтальонов разбредаются по многочисленным коридорам и коридорчикам и вручают первым встречным письма, бандероли или посылки. В них может быть что угодно, от денежного вознаграждения за безупречную жизнь, до уведомления о рабстве или приговора к смерти. Чаще последнее.
   -А если кто откажется брать? - выслушав рассказ старика, поинтересовался Лёва.
   -Нельзя, - покачал головой Тил. - По приказу самого могущественного волшебника подземелья Отцца, дяди горных старцев, жители Волосатой обязаны брать письма, бандероли или посылки у почтальонов. В противном случае, почтальон хватает нарушителя и доставляет на почту, которая располагается в одном из запретных залов.
   -А что потом? - спросил Хорс.
   -Потом несчастного отправляют в тюрьму, а там его ожидает показательная смерть и бесплатное угощение для зрителей.
   -А разве нельзя убежать от почтальона? - Лёва огляделся и поправил висевший на плече мешок.
   -От него убежишь, - усмехнулся Тил. - Он тебя в два счета догонит, да еще и оплеух навешает за ослушание, - старик помолчал. - Иногда почтальон оставляет в каком-нибудь месте посылку и сумку, а сам уходит. Как сейчас. И тот, кто первым на нее наткнется, тому посылка и предназначается.
   -Значит нужно поскорее убираться отсюда, - засуетился Хорс, - пока нас никто не видел, и почтальон не появился.
   -Здравствуйте, никто не видел! А она? - старик показал на трехглазую сумку.
   -Да наплюй ты на нее, - Лёва махнул рукой. - Что нам сделает старая сумка?
   -Она, конечно, ничего не сделает, а вот почтальону не понравится наше бегство, - Тил почесал бороду, и постоял с минуту в раздумье. - Хотя попытаться можно. Правда, я не припомню ни одного случая, чтобы кому-нибудь удалось улизнуть от почтальона.
  

ПОЧТАЛЬОН

   Свернув на право, как советовал им Лулум, приятели направились по главному коридору, прислушиваясь к каждому шороху и готовые броситься наутек в любую секунду. Они не знали, в какой стороне пребывает почтальон и от этого состояние тревоги только усиливалось. Он мог находиться где угодно: сидеть в тени одного из камней, прятаться за поворотом, поджидать в боковом проходе или щели и, выскочив из укрытия, преградить дорогу или, дождавшись, когда путники пройдут мимо, накинуться сзади. Ко всему еще кожаная сумка, забравшись на посылку, приказала ей следовать за людьми, а сама принялась громко считать до семи, почему-то пропуская цифру пять. Лёва, Хорс и Тил попробовали от них удрать, но неуклюжий и неповоротливый с виду ящик, так припустил за беглецами, что даже обогнал наших знакомых.
   -Ну, она меня достала! - старик, остановился и, подобрав палку, застучал по земле. - Куш, мерзавка!
   -Ты чего?! - заморгала сумка оранжевыми глазами. - Зачем посылку пугаешь?
   -Я не посылку, а тебя хочу напугать! - Тил сдвинул брови и, встав на четвереньки, зарычал.
   Сумка стегнула ящик ремнем и тот, поднявшись на задние ноги, ускакал вперед.
   -И что теперь делать? - спросил Лёва. - Идти следом за посылкой? Мне это не нравится.
   -Я же говорил, нам не удастся удрать от почтальона, - Тил печально посмотрел на мальчика и опустился на камень. - Сумка от нас не отвяжется, а он найдет ее по запаху.
   Сзади послышалось тяжелое отрывистое дыхание и из-за поворота показалась огромная мятая подушка с двумя большими желтыми глазами на грязной синей наволочке. На ее боках стояли штампы с выцветшими надписями: на левом "Счастливого пути!", а на правом "Не перекармливать!". Несмотря на свои внушительные размеры, подушка шла почти неслышно, вероятно потому, что была в валенках. Заметив Лёву, Хорса и Тила незнакомка довольно хмыкнула и, сняв с одной руки варежку, продемонстрировала внушительный трехпалый кулак.
   -Кто это? - спросил Лёва.
   -Почтальон, - прошептал Тил
   -Ваше счастье, что я недавно пообедала и хочу спать, - подушка зевнула, и приятели увидели синюю клыкастую пасть. - Сами посылку получите или мне за вас получить?
   -Сами, конечно, сами, - поспешно сказал старик. - Где она? Цыпа-цыпа-цыпа! - Тил улыбнулся. - Вот глупая, мы за ней идем, а посылочка того, все убегает и убегает.
   Почтальон свистнул, и ящик приблизился к нашим знакомым.
   -Может ты вставишь ключ Барылина в голову, и попробуешь управлять почтальоном? - спросил старика Хорс.
   -Куда вставить-то, у меня в башке нет дырки, - произнес сквозь зубы Тил, не переставая улыбаться подушке.
   Никто из беглецов не спешил брать посылку и тогда почтальон спросил у ящика, кто первым его нашел и тот медленно подошел к Лёве.
   -Уф! - выдохнул с облегчением Тил. - Не повезло тебе парень. Давай, смотри, что там внутри.
   А внутри оказались красный остроконечный колпак, голубые штаны и серая полосатая куртка с цифрой тринадцать на спине. А еще на дне ящика лежал пригласительный билет со словами: "Уважаемый друг (напиши свое имя и фамилию)! Посети нашу замечательную тюрьму. Там, через пять дней, после получения посылки состоится твоя казнь, за то, что ты совершил ужасное преступление (выбери понравившееся). Твои родственники (вписать), друзья (вписать) и знакомые (вписать) сразу после казни отправятся в рабство к величайшему волшебнику современности, хозяину горы Волосатой Отццу. С уважением начальник тюрьмы Какишкан".
   Выслушав прочитанное Лёвой послание, Тил изменился в лице и, показав пальцем на веля, сказал:
   -Хочу сразу предупредить вас, господин почтальон, я не являюсь ни другом, ни знакомым, ни тем более родственником этого ужасного злодея. И вообще, я его в первый раз вижу.
   -Он врет хозяин, - произнесла сумка. - Старик спустился в потайной тоннель вместе с преступником.
   -Я так и думала, - на пухлых губах подушки выступила сиреневая слизь. - Принимая во внимание незаконное проникновение в потайной тоннель и попытку убежать от посылки, твои друзья мальчик, скорее всего не отправятся в рабство к Отццу, это слишком мягкое наказание, а станут чистильщиками верхних шаров, освещающих Ничейный город.
   Услышав сказанное, Тил закричал: "Только не чистильщиком!" и кинулся к узкой щели, надеясь спрятаться там от почтальона, но сумка бросилась ему наперерез и, опутав ноги старика ремнем, повалила на землю.
   -Да ты я вижу буйный, - подушка забрала у Лёвы деревянный ящик. - Властью, данною мне, я меняю адресата. - Держи, - она протянула посылку Тилу, - теперь ты являешься ее получателем и, следовательно, главным преступником.
   -Нет, - Тил спрятал руки за спину.
   -Бери, тебе говорят!
   -Нет!
   Почтальон стукнул старика ящиком по голове:
   -Бери или я засуну тебя в валенок, а когда размякнешь, съем.
   Тил тяжело вздохнул и взял посылку. А что ему еще оставалось делать, не идти же на корм подушке? Удрать он даже не пытался: возле щели находилась сумка, а по коридору бежать бесполезно - почтальон вмиг настигнет. Подушка только кажется неповоротливой и неуклюжей, а на самом деле, стоит ей встать на четвереньки и выдвинуть из себя резиновое колесо и быстрее бегуньи не найти во всей Волосатой.
   -Вообще-то в мои обязанности входит лишь вручение корреспонденции, а дальше хоть трава не расти, - почтальон вновь зевнул, - но исходя из инструкции номер семь, раз вы отказались от посылки, я вас арестовываю. - Идите вперед, я покажу вам дорогу на почту.
   Так, едва пройдя по потайному тоннелю несколько сот метров, Лёва, Хорс и Тил стали преступниками, одного из которых ожидала казнь, а других работа чистильщиками верхних шаров.
  

КОМНАТА НОМЕР ОДИННАДЦАТЬ

   Почта оказалась довольно далеко от того места, где приятели встретили почтальона и им пришлось тащиться по коридорам не один час, прежде чем подушка привела путников к хорошо охраняемому запретному залу. Пройдя через арку, наши знакомые очутились в длинной узкой комнате с низким зеркальным потолком, украшенным детскими рисунками. Возле одной из стен увешанных картинами, инструкциями и засушенными листьями находился старый деревянный стол, покрытый клетчатой клеенкой, а рядом на бочке сидел щуплый человек с большой головой и длинной шеей. Он был одет в грубую куртку, сшитую из пестрого ковра и блестящие малиновые шерты. Когда пленников подвели к нему, Лёва заметил, что на плоском лице незнакомца нет глаз.
   -Ты не один Чу? - человек опустил руку в серебреный тазик с водой и, вытащив оттуда два сиреневых глаза на душках, одел их словно очки. - Зачем ты притащил сюда этих оборванцев?
   -Они не...
   -Знаю, знаю, - незнакомец в малиновых шортах перебил почтальона. - Они не взяли посылку и хотели удрать.
   -Да, - подтвердила подушка.
   -Ну и что?! - стукнул кулаком по столу щуплый человек. - Разве ты не мог их съесть? Обязательно тащить сюда? У меня тут не тюрьма!
   -Виноват господин начальник, но я действовал по инструкции и потом, я сегодня уже съел одну старуху и мальчика, - подушка торопливо пригладила несколько крупных перьев высунувшихся из-под наволочки. - Хотите, я отведу арестованных в тюрьму?
   -Это не входит в наши обязанности, - незнакомец встал и, подняв с пола зеленую фуражку, положил на стол. - Ладно, посажу их пока в одиннадцатую комнату, она все равно пустует, и пошлю сообщение в тюрьму. Пусть забирают, если им нужны преступники для казни.
   Он подошел к Лёве, Хорсу и Тилу и, засунув руки в карманы, принялся разглядывать арестованных.
   -Так, - хлопнул начальник почты в ладоши, - слушайте меня внимательно. Меня зовут Ливр, я здесь самый главный, а потому могу сделать с вами, что угодно, если вы не станете выполнять моих приказов. Приказ первый: не просить еды, это вам не буфет. Приказ второй: не просить одеял, это вам не гостиница. Приказ третий: не совершать побегов, это вам не тюрьма. Приказ четвертый: не ругаться и не кричать, это вам не стадион. Понятно?
   -Понятно господин Ливр, - закивал Тил. - А вопросик задать можно?
   -Нет.
   -Хорошо, - улыбнулся старик. - Скажете, когда будет можно.
   Начальник почты повел арестованных по темному коридору и, обогнув завал из мешков, остановился возле железной двери, с цифрой одиннадцать на медной табличке. Когда он отодвинул засов и приоткрыл дверь, из комнаты выскочило несколько крыс и пахнуло гнилью. Ливр зашел внутрь и, пробыв там несколько минут, вытащил в коридор две одноруких мумии и бросил на пол.
   -Вот негодяи сожрали кактусы и выпили всю воду из аквариума! - главный почтальон пнул высохший труп с куском газеты во рту. - Хорошо, что я еще раньше, убрал из комнаты альбом с марками и новые сапоги, а то бы и их слопали проглоты. - Он подтолкнул арестованных к двери. - Давайте, заходите. Если за вами не пришлют никого из тюрьмы, то и вас постигнет та же участь.
   -А за что они здесь сидели? - Лёва показал на мертвецов.
   -Сразу и не припомню, - Ливр присел возле мумий и стряхнул пыль с истлевшего пиджака одного из покойников. - Ба, да это же маляры, которые год назад пришли к нам делать ремонт, - начальник почты хмыкнул. - А я их здесь закрыл и забыл, - он закатился от смеха. - Ой, не могу, а я то думаю, кто там орет диким голосом, будто идиот? Дурачье, так глупо умереть, - Ливр тяжело вздохнул. - Странная штука жизнь, не знаешь, где найдешь свою кончину.
   Закрывая за пленниками дверь, главный почтальон сказал, что если не забудет, то обязательно принесет им когда-нибудь воды.
   -Правда, я еще ни разу не выполнил, ни одного обещания, - Ливр улыбнулся и помахал на прощание. - Главное не унывайте и надейтесь на лучшее.
   -Эй! - крикнул Тил. - А долго нам здесь сидеть?
   -Пока за вами не придут тюремщики?
   -А когда они придут? - спросил Хорс.
   -А кто их знает? Может завтра, может через неделю, а может и вообще никогда.
   Комната номер одиннадцать представляла собой просторное треугольное помещение с гладкими светящимися стенами и высоким потолком, с черным отверстием посередине. В ней почти не было мебели, за исключением спинки от дивана и письменного стола без ножек. Лёва направился к противоположной стене, стараясь не наступать на разбросанные по всему полу цветочные горшки и книги и, подойдя к перевернутому аквариуму, поднял валявшиеся возле него кисть, с обглоданной ручкой и подошву от ботинка, со следами человеческих зубов.
   -Несчастные маляры, - произнес мальчик, - они съели с голоду свою обувь и инструменты.
   -Да, - согласился Тил, прижимая посылку к груди, - беднягам пришлось не сладко. - Старик с любовью погладил одну из заячьих лап ящика и подергал, словно проверяя крепко или нет она держится. - На первое время нам еды хватит, а там посмотрим.
   -Ты собираешься съесть ящик? - заметив действия Тила, спросил Хорс поморщившись.
   -А что на него смотреть или ты предпочитаешь грызть цветочные горшки? Валяй, вон их сколько.
   Услышав слова старика, посылка вырвалась из рук Тила и, заскулив, забилась под стол.
   -Эй, ты куда? Не бойся, мы пока не голодны, - старик вытащил ящик и, открыв крышку, достал голубые штаны и полосатую куртку. - Однако здесь холодно, - он торопливо оделся и протянул Хорсу красный остроконечный колпак. - Это тебе лысый, бери, а то простудишься.
   Подросток пропустил слова Тила мимо ушей и, подобрав книгу, начал ее листать.
   -И так, что мы будем делать? - Лёва сел на стол. - У вас есть хоть какие-нибудь мысли?
   -Дождемся тюремщиков, - сказал Тил, - и когда они поведут нас в тюрьму, попробуем убежать.
   -А вдруг тюремщики не придут, - Хорс отложил книгу в сторону, - или придут, но слишком поздно.
   -Тогда я не знаю, - Тил развел руками.
   -А я, кажется, знаю, - произнес Лёва. - Конечно, можно воспользоваться молотком Цыпала и разнести не только комнату номер одиннадцать, но и всю почту, но у меня есть идея получше, - мальчик подошел к стене и присел на корточки. - Идите сюда, я вам что-то покажу.
  

КРАСНЫЕ СТРЕЛКИ

   На гладкой светящейся стене просматривались еле заметные красные стрелки. Их кто-то старательно закрасил, вероятно, не желал, чтобы об указательных знаках узнали посторонние. Стрелки вели к черному отверстию в потолке. Значит, если Лулум был прав, там находился выход из потайного тоннеля.
   -Ура! - обрадовался Тил. - Мы спасены! Я сейчас слетаю на разведку, а когда вернусь, перенесу вас наверх.
   Старик торопливо передвинул кость со спины на грудь и взялся за нее обеими руками.
   -Подожди, - сказал Хорс, - не нужно зря рисковать жизнью. Посмотри внимательно, воздух в отверстии не стоит на месте, а словно плавает.
   И действительно, Лёва еще раньше обратил на это внимание. Невидимая плоскость, отделяющая комнату от отверстия, будто ускользала от взгляда - двоилась, троилась, распадалась на части. На ней нельзя было сосредоточиться, она и секунды не пребывала в состоянии покоя.
   -Давай я сначала туда что-нибудь брошу, - предложил мальчик.
   Вель подобрал с пола цветочный горшок и кинул в отверстие. Глиняный сосуд подлетел к потолку и черный воздух заклубился и, устремившись навстречу, поглотил его с резким чавкающим звуком.
   -Ну и ну, - покачал головой Хорс и швырнул второй горшок.
   С ним произошло тоже самое.
   -Мне что-то расхотелось лететь, - Тил передвинул кость обратно на спину. - А казалось, свобода была так близка. Видно придется тебе Лёвка доставать молоток Цыпала.
   Мальчик раскрыл мешок, но в это время сверху послышался чавкающий звук и несмелое покашливание. Наши знакомые посмотрели на потолок и заметили улыбающегося человечка, выглядывающего из отверстия. Черный клубящийся воздух окружал румяное лицо незнакомца, скрывая его шею и плечи.
   -Извините, - большие карие глаза человечка часто-часто заморгали, - почему вы кидаете цветочные горшки на мои грядки с карманами?
   -Простите нас, пожалуйста, - Лёва приложил руку к груди. - Мы не желали вас обидеть.
   -Да, - подтвердил Хорс. - Просто мы проверяли можно или нет, без вреда для жизни, пересечь отверстие и выбраться из комнаты.
   -Можно, конечно можно, - человечек с чавкающим звуком высунул обе руки из черного воздуха. - Видите, со мной все в порядке. Только скажите, зачем вы хотите покинуть потайной тоннель, разве вам внизу плохо?
   -Конечно плохо, - произнес Тил. - Нас запер здесь этот придурок, начальник почты, - старик покрутил пальцем у виска, - за то, что мы отказались взять идиотскую посылку. И теперь мы являемся его пленниками.
   -Не расстраивайтесь, я сейчас.
   Незнакомец на минуту исчез и вскоре из отверстия опустилась веревочная лестница.
   -Забирайтесь сюда, - позвал человечек. - Вообще-то нам запрещается помогать, кому бы то ни было, чтобы не привлекать к себе внимание и тем более приводить неизвестных в свою деревню, но вы, я думаю, хорошие люди и не причините нам вреда. Ведь, правда, же?
   -Правда, конечно, правда, - Тил торопливо скинул арестантскую одежду и, поставив ногу на ступеньку, ловко полез наверх.
   Лёва и Хорс последовали за ним.
   Очутившись по другую сторону отверстия, приятели представились и узнали, что их улыбчивого спасителя зовут Вардушей. Вардуша был маленьким упитанным человечком с тремя подбородками и небольшим костяным гребнем на голове. Он носил ослепительно белый балахон, покрытый разноцветными карманами и желтые лыковые лапти.
   -Мой народ называется беглыми счастливчиками и живет тут, в пещерах, расположенных между потайным тоннелем и главными коридорами, - сказал Вардуша. - Когда-то, в незапамятные времена, несколько десятков людей, спасаясь от одного из горных старцев, поселились здесь, в этой глуши. С тех пор минула не одна сотня лет. До недавнего времени все шло хорошо, никто нас не беспокоил, но месяцев пять назад к нам в деревню повадились два горных старца и начали уводить женщин и детей.
   -Как зовут этих разбойников? - спросил Лёва.
   -Глор и Щер, братья близнецы, - Вардуша всхлипнул. - Они вампиры. Вчера Глор снова напал на селение и забрал с собой двух женщин и троих маленьких детей. - Человечек достал платок из нагрудного кармана и вытер слезы. - Ладно, пойдемте, я покажу вам нашу деревню.
   И Вардуша повел Лёву, Хорса и Тила по еле заметной тропинке.
   Вель обратил внимание на тянувшиеся вдоль дороги ровные ряды грядок с приземистыми полупрозрачными грибами на толстых спиралевидных ножках. Внутри грибов можно было разглядеть неясные очертания разноцветных плодов. Они ритмично пульсировали из-за чего металлические и стеклянные листья растений расположенные на гибких ветках, подрагивали и в воздухе стоял приятный серебристый звон.
   Заметив интерес мальчика к посадкам, Вардуша остановился и пояснил гостям, что это карманы.
   -Карманы? - переспросил Тил.
   -Ну да, карманы, - человечек похлопал по балахону. - Видите, у меня, их сколько? Даже на спине есть.
   -Видим, - кивнул Хорс. - А зачем тебе столько карманов?
   -Как зачем? - удивился Вардуша. - Неужели не понятно?
   -Нет, - сказал Лёва, - объясни.
   -Ну, во-первых, это красиво, - человечек раскинул руки в стороны и закружился на месте. - Или я не прав?
   -Ну допустим прав, - согласился Тил. - Хотя я лично предпочитаю носить одежду без карманов.
   -Ты хотел сказать, ходить без одежды, - поправил Хорс.
   -А набедренная повязка разве не одежда? - старик стиснул зубы.
   -Ты бы к ней хоть карманы пришил и положил туда ключ Барылина, - улыбнулся ушан, - а то привязал его к шкуре и бродишь, словно ключник.
   -Завидно, да? Небось, хочешь такой же? Накось выкуси, - Тил показал Хорсу фигу. - Не дождешься! Надо было не падать в суп, а срывать ключ с волшебника. Размазня!
   -Ладно, не ссорьтесь, - нахмурился Лёва.
   Мальчик извинился за друзей перед Вардушей и попросил человечка продолжить объяснение.
   -Ну, во-первых, я уже сказал, - загнул мизинец Вардуша. - Во-вторых, много карманов, это практично, в них можно положить кучу разных полезных вещей. И, в-третьих, карманы это вкусно.
   -Вкусно? - в один голос переспросили Тил и Хорс.
   -Ну да, - Вардуша оторвал несколько карманов от балахона и протянул мальчику, ушану и старику, - Попробуйте, не бойтесь. Мы всегда ими питаемся, если захотим есть.
  

ДЕРЕВНЯ БЕГЛЫХ СЧАСТЛИВЧИКОВ

   Карманы и в самом деле оказались вкусными и очень понравились нашим знакомым. Они напомнили Лёве слоеные пирожки с вишневой начинкой, которые пекла мама по праздникам и мальчик загрустил, ему захотелось домой. Вель никак не мог понять, почему, как только он покидал стойбище Окки-Укс его тянуло обратно в родные места, но, очутившись дома, Лёва снова мечтал отправиться в путешествие.
   -А вот и моя деревня, - прервал размышления мальчика Вардуша. - Подождите здесь, а я пойду и предупрежу сородичей, чтобы никто не разбегался по укрытиям.
   Человечек ушел в направлении обширной поляны с ярко-желтой травой и толстыми деревьями с красными ветками и пушистыми белыми кронами.
   -Я не вижу никаких домов, - произнес Хорс. - Интересно, где живут беглые счастливчики, неужели в норах.
   -Нет, - покачал головой Тил, - тогда бы у Вардуши халат был грязным, а он у него белый, без единого пятнышка.
   -А может Вардуша каждый день стирает свою одежду? - предположил Хорс.
   -Что он дурак что ли, каждый день стирать одежду? - засмеялся старик. - И потом, куда девать карманы? Ведь с ними не очень-то постираешь, сразу размокнут и превратятся в кашу.
   -Потерпите не много, - сказал Лёва, - скоро вернется Вардуша и мы узнаем, где на самом деле живут беглые счастливчики, в норах или в каком-нибудь другом месте.
   Но Вардуша не вернулся. Вместо него к путникам подошла маленькая девочка Зыла в белом сарафане и стоптанных мужских ботинках на босу ногу, с тремя тугими косичками на голове.
   -Пойдемте, я отведу вас в деревню, - предложила она и почему-то пошла в другую сторону, удаляясь от поляны с ярко-желтой травой.
   Зыла привела наших знакомых к ровной, почти гладкой стене, из которой торчали толстые претолстые сучья. На них располагалось множество птичьих гнезд разных размеров и форм.
   -Представляю, какие огромные птички там живут, - показал на шарообразное гнездо Тил. - С корову, не меньше. Вот, если такая, рассердится и накинется на нас. Бр-бр-бр, мало не покажется.
   -Никакие там не птички живут, - засмеялась провожатая. - Там живет мой дядя Вардуша с тетей Клетушей, а я с родителями чуть выше, в широком гнезде с остроконечной крышей, - девочка показала наверх. - Видите?
   -Видим, - сказал Лёва. - А почему в гнездах никого нет? Где все?
   -Они здесь, за плетнем разглядывают вас, - Зыла кивнула на изгородь из прутьев и ветвей. - Проверяют, не слуги ли вы Глора и Щера?
   -Нет, мы хорошие, - Лёва улыбнулся и, помахав невидимым людям, крикнул: "Привет!".
   Из-за плетня стали выходить беглые счастливчики. На них были белые одежды с множеством разноцветных карманов. Мальчик обратил внимание, что у женщин карманы висели еще и на шее, вместо украшения и служили сумочками.
   -Пойдемте, я познакомлю вас с Култой, - потянула девочка за рукав Лёву, - он самый уважаемый житель деревни и мы все его слушаемся.
   Култой оказался мальчик-толстяк лет десяти, который мог дотянуться языком до бровей и за это достижение паренька избрали старостой. У Култы еще даже не было костяного гребня на голове, но он старался держаться с достоинством, показывая своим видом, что многое знает и умеет.
   -Здравствуйте чужестранцы, - староста поздоровался с Лёвой, Хорсом и Тилом за руку. - Куда путь держите и почему вам дома не сидится?
   Приятели решили не скрывать цели своего путешествия, ведь горные старцы Глор и Щер являлись врагами беглых счастливчиков и рассказали обо всем Култе.
   -Жаль мы не можем ничем помочь, - произнес староста, - кроме как предложить отдохнуть и пообедать.
   -Вы и так нам здорово помогли, - Лёва подошел к Вардуше и похлопал человечка по плечу. - Если бы не он, мы бы сейчас сражались с почтальонами и не известно, чем бы дело кончилось.
   -Да, но теперь вам придется идти через земли Глора, чтобы добраться до владений Турнажа, - заметил Култа.
   -Почему? - спросил Хорс.
   -Из деревни есть только три пути, - пояснил староста. - Об одном вы уже знаете, он ведет в потайной тоннель. Другой, в гиблые штольни, а третий, к замку Глора.
   -А гиблые штольни, разве по ним нельзя обойти земли Глора и попасть прямиком к Турнажу? - поинтересовался Лёва.
   -Нет, - покачал головой Култа, - в них опасно долго находиться, не рискуя расстаться с жизнью.
   -Да, - согласно закивал Вардуша. - Хотя иногда некоторые жители деревни там лечатся.
   -Интересно отчего? - спросил Тил недоверчиво.
   -От дурного настроения и печали, - сказал человечек. - Если кто-нибудь из нас думает, что ему очень плохо, то спускается в штольни.
   -Точно, - подтвердил Култа. - Внизу на него нападает такая тоска, такая тоска, что он, вспомнив про свои беды и огорчения, начинает улыбаться, считая их пустяшными.
   -Иными словами, - добавил Вардуша, - в гиблых штольнях люди испытывают еще большую печаль, и старая печаль кажется менее значительной. Чужакам туда лучше не ходить, можно заблудиться и сгинуть.
   Со стороны беглых счастливчиков в беседе принимали участие лишь староста и Вардуша, остальные жители деревни стояли молча и слушали.
   -Ну ладно, - Култа похлопал себя по внушительному животику, - мне сообщили, что все готово и я приглашаю вас к столу.
   Староста повел гостей к стене и, раздвинув широкие пальмовые листья, попросил зайти в потайную пещеру. Там стоял длинный стол, накрытый красной скатертью, ломившийся от всевозможных угощений.
   -А я думал вы едите одни лишь карманы, - удивился Лёва разнообразию блюд и закусок.
   -Нет, - улыбнулся Култа, рассаживая гостей на самые почетные места. - Хотя карманы и являются нашим любимым кушаньем. - Он взял с тарелки коричневую мышь с красными выпученными глазами и посиневшим языком и протянул мальчику. - Угощайся, пожалуйста.
   -Нет, - поморщился вель, - я не ем мышей.
   -А это и не мышь вовсе, - староста переломил "животное" пополам и показал мальчику, расположенные внутри, красные спелые зерна, наподобие гранатовых. - Это пуупан, плод пещерной мимозы. Он хорошо утоляет жажду и поднимает настроение.
   Лёва оторвал несколько диковинных зерен и положил в рот. Их вкус оказался очень необычным и напоминал нечто среднее между клубникой, соленой селедкой и сухими сливками.
   -А что, ничего, мне понравилось, - сказал мальчик.
   -Правда? - обрадовался Култа. - Вот и прекрасно, а то мы не знали ваших предпочтений и переживали, сможем или нет, вам угодить.
   -Сможете, - Тил привстал и подцепил вилкой покрытую коричневой корочкой многоножку, - ведь карманы пришлись нам покусу. Если я не ошибаюсь, это слизун, - старик оторвал клешню от многоножки и впился зубами в розовое мясо.
   -Да слизун, - подтвердил Вардуша. - А вы, я вижу, гурман, - человечек одобряюще закивал, - понимаете толк в еде, раз выбрали жареного слизуна.
   -А мне так нравится растительная пища, - произнес Хорс, разламывая сочный плод, похожий на румяный батон.
   -Это навигана, - пояснил Култа, - подземная дыня. У нее мякоть горько соленая.
   -Точно, соленая, - Хорс разочарованно отложил навигану в сторону, - а я думал она сладкая.
   -Ее нужно вымочить в молоке или посыпать древесным пеплом и толченой скорлупой крысиного гороха и тогда навигана станет сладкой, - пояснил староста.
   Култа взял хрустальную баночку с синим порошком и потряс над мякотью подземной дыни.
   -Ну-ка, попробуй теперь, - пододвинул он навигану к ушану.
   -Действительно сладкая, - обрадовался Хорс. - И не просто сладкая, а приторная. Мне именно такой вкус нравится больше всего.
   Лёва заметил тарелку с пончиками и, откусив один из них, обнаружил внутри золотую монетку. Мальчик сказал об этом Вардуше и тот, вскочив с места, радостно возвестил:
   -Ура! Герой сегодняшнего обеда нашелся!
   Окружающие закричали и зааплодировали и, подняв Лёву на руки, усадили на стоящий посредине стола стул и принялись ухаживать за велем и одаривать разными съестными подарками.
   Култа сорвал с плеча синий карман и с поклоном преподнес мальчику:
   -Держи, он медовый с арахисовой начинкой. Вкусный - пальчики оближешь.
   Вардуша положил перед Лёвой конфету в виде цветка, а его жена Клетуша, шоколадный блин и фаршированную ирисками булочку. Вслед за ними беглые счастливчики стали совать мальчику пирожки, оладьи, котлеты, пряники и многое-многое другое.
   -И что я должен с этим делать, съесть? - испугался Лёва.
   -Нет, не обязательно, - сказал Култа, - просто, таким образом, собравшиеся выражают тебе уважение, как герою сегодняшнего обеда.
   Перепробовав почти все блюда и напитки, и проговорив с хлебосольными человечками несколько часов Лёва, Хорс и Тил полезли спать в отведенное специально для них гнездо, договорившись, что утром Вардуша покажет им путь к владениям Глора.
  

ГЛОР И ЩЕР

   На следующий день приятели позавтракали и, попрощавшись с жителями деревни, отправились к камнепаду. Дорога вела через россыпи сиреневых кристаллов неизвестного Лёве минерала. Его края были такими острыми, что Тил, опасаясь за свои ноги, обмотал их листьями створчатого подорожника, и все равно ему не удалось избежать порезов. Хорсу тоже не повезло. Ушан в нескольких местах проколол ботинки, а один раз чуть не упал, споткнувшись о дохлого муравьеда, но, ухватившись за плечо старика, устоял на месте. Только мальчику удалось миновать опасный участок благополучно, так как он шел вторым и старался идти след в след за Вардушей.
   Беглый счастливчик привел наших знакомых к лестнице вырубленной в скале и, посоветовав Лёве, Хорсу и Тилу держаться ближе к стене, осторожно начал подниматься по узким ступенькам.
   -Не смотрите вниз, а то закружиться голова, - стараясь перекричать грохот падающих с огромной высоты камней, посоветовал человечек.
   Лёва взглянул наверх, проследив за теряющейся в вышине лестницей и мальчику расхотелось идти.
   -А другого пути нет? - спросил вель у человечка.
   -Есть, но там могут быть горные старцы, - сказал Вардуша. - Я же вам говорил, позавчера Глор напал на нашу деревню и увел с собой двух женщин и троих детей. Скорее всего, на выходе его уже поджидал Щер и теперь братья бьются за добычу.
   -Но прошло ведь много времени, неужели они еще дерутся? - удивился Хорс.
   -Уверен, что да, - произнес человечек. - Обычно борьба длится дня по три, по четыре. Иногда дольше, иногда меньше. Это зависит от того, пока кому-нибудь из близнецов не надоест выяснять отношения и он, не солоно хлебавши, отправиться восвояси. Хотите, давайте проверим, вдруг волшебники разошлись по замкам?
   -Хотим, - сказал Лёва.
   Мальчику не очень то улыбалось подниматься по опасной лестнице рядом с камнепадом, из которого в разные стороны разлетались увесистые валуны и жидкие капли металла.
   -Тогда пошли, - Вардуша спустился на землю и направился вдоль скалы к одиноко стоящему дереву без листьев. Если идти по этой дороге, то придешь к двери закрывающей выход из нашей пещеры. Вернее закрывавшей, - поправился человечек, - двери уже давно нет, ее сломали горные старцы. Сразу за ней начинаются владения Глора.
   Когда до выхода из пещеры принадлежащей беглым счастливчикам оставалось примерно шагов пятьдесят, приятели услышали шум и громкую перебранку.
   -Значит волшебники еще здесь, - занервничал Вардуша. - Нужно поворачивать назад.
   -Нет, - не согласился Тил. - Давайте посмотрим, чем занимаются горные старцы.
   -Чем? Чем? - хмыкнул человечек. - Спорят, кому достанутся женщины и дети.
   Подойдя к валявшейся на земле дубовой двери вывороченной из косяков, компания остановилась.
   Осторожно выглянув из-за угла, приятели увидели цветочную поляну и сидящих на перевернутых ведрах двух маленьких старичков поразительно похожих друг на друга. Они практически ничем не отличались между собой - те же ярко желтые глаза, те же кустистые брови, те же носы с горбинками и пухлые губы. Даже одежда и та была на них одинаковая: малиновые курточки с золотыми пуговицами, оранжевые штаны и высокие коричневые сапоги с загнутыми носками. Единственная разница заключалась лишь в магических предметах, которыми обладали волшебники. У одного в руках находилась осиновая дубина, а у другого темно-коричневый камень.
   -Того с камнем зовут Глор, - показал пальцем Тил, - а с дубиной, Щер. - Нужно подобраться поближе, - сказал старик, - а то мне не слышно слов горных старцев.
   И он, не внимая предостережениям приятелей, пополз к большой железной лодке на колесах, лежащей на траве кверху дном. Лёва, Хорс и Вардуша, после некоторого колебания, последовали за ним.
   Лодка находилась примерно метрах в пятнадцати от волшебников, поэтому наши знакомые смогли услышать каждое слово произносимое Глором и Щером. Старички сидели возле двух пасущихся овец и клетки с тремя голубями и, не выпуская магических предметов, обзывались и плевались, не жалея крепких выражений и слюны.
   -Половина этих людей по праву принадлежит мне! - показал на животных Щер.
   -Ишь, чего захотел? - усмехнулся Глор. - Если тебе так хочется свежей крови, напади на деревню и захвати столько жителей, сколько пожелаешь, а на мою добычу рот не разевай!
   -Ты ходишь по моей территории, значит, обязан делиться! - Щер встал и, покачиваясь от усталости, поднял дубину над головой.
   -Что ты несешь старый дурень? - засмеялся Глор. - Да твоя вонючая земля начинается за тем обрывом! - и в ответ на угрозы брата выставил вперед камень.
   -Это ты так считаешь, а я думаю иначе, - Щер топнул. - Это моя земля мошенник!
   -А почему тогда в орнаменте на камнях и полу буква "Г", а не "Щ"? - захохотал Глор.
   -Будто не знаешь! Двести семнадцать лет назад ты приказал своим слугам поменять буквы!
   -Ну и ты прикажи, пусть твои люди сделают, как было.
   -Что-то я ничего не пойму, - сказал Лёва, - почему волшебники ссорятся из-за овец и голубей, а где похищенные женщины и дети?
   -Это и есть они, - произнес печально Вардуша. - Просто Глор их заколдовал и превратил женщин в овец, а детей в птиц. Так с пленниками легче управляться.
   Лёва заметил, как одна овца отвязалась от палки и неторопливо пошла в сторону грота в скале, но увлекшиеся спором горные старцы даже не попытались ее задержать. Через несколько минут, и второе животное перегрызло веревку и, взяв в зубы клетку с голубями, направилось следом.
   -Вот молодцы! - обрадовался Лёва. - Ты видел, женщины и дети убежали?
   -Видел, - кивнул Вардуша. - Это не надолго, потом волшебники их найдут.
   -В последний раз говорю, - повысил голос Щер, - отдай половину или пожалеешь! - горный старец поднес дубину к голове.
   -Не пугай! - нахмурился Глор и, встав, откинул ногой ведро. - Ты хоть раз со мной делился? Нет! - он сжал губы и поднял вверх камень.
   -И не собираюсь делиться, - Щер сплюнул. - Зачем мне делиться с младшим братом?
   -Да ты старше меня лишь на четыре минуты!
   -Какая разница болван, - пренебрежительно махнул рукой Щер, - все равно старше! А раз так, я не должен с тобой делиться, а ты должен! Понятно молокосос?
   -Сейчас один ударит по своей голове дубиной, а другой кинет камень на землю, - сказал Вардуша. - Я уже видел это много раз, наблюдая за волшебниками из укрытия. Нам лучше отползти подальше, если не хотим неприятностей.
   -Ну и что пусть бьют и кидают, - произнес Хорс.
   -Чудак, - усмехнулся Тил. - Когда Щер бьет себя по голове дубиной, находящиеся вокруг люди теряют способность двигаться. У несчастных перестают шевелиться руки и ноги, и вампир спокойно подходит к жертве, и выпивает кровь.
   -Да, - подтвердил Вардуша, - влияние дубины распространяется на расстояние двадцати-двадцати пяти метров, поэтому давайте вернемся к поломанной двери и поглядим на ссору волшебников оттуда.
   -Тогда конечно, - согласился Хорс, - нужно поскорее убираться отсюда.
   И наши знакомые торопливо поползли обратно к входу в пещеру беглых счастливчиков.
   -А чем опасен камень Глора? - спросил Лёва у старика, когда они добрались до места.
   -Камень может накапливать окружающие звуки, - охотно пояснил Тил. - Брошенный камень лопается и вырвавшийся наружу звук глушит врагов и те теряют сознание.
   -А как же сам Щер? - поинтересовался Хорс. - Он тоже теряет сознание?
   -Нет на Щера камень не действует, - Тил осторожно выглянул из-за угла. - Посмотрим, что будет дальше, а потом вернемся к камнепаду. Ничего не поделаешь, придется подниматься по лестнице.
  

НЕОЖИДАННЫЙ СЛУЧАЙ

   Между тем на цветочной поляне страсти накалялись все сильнее. Горные старцы постепенно начали раздуваться и увеличиваться в размерах. Их ярко желтые глаза покраснели, а из густых бровей пошел пар. Золотые пуговицы на малиновых курточках волшебников не выдержали нагрузки и стали с треском отрываться, падая на траву.
   -Да я сейчас напьюсь твоей крови щенок, если ты не хочешь делиться со своим старшим братом! - закричал Щер и с силой стукнул себя дубиной по макушке.
   Лёва заметил, как от прикосновения с головой магический предмет горного старца побелел и из дубины вырвался мощный пучок искр. Затем от шеи Щера стали расходиться почти прозрачные бледно-голубые круги. Они опускались вниз и, вспениваясь, превращались в многочисленные черные точки, которые с писком устремлялись в разные стороны. Мальчик непроизвольно отпрянул, увидев, что целый рой этих точек несется прямо к ним. Но волнения веля были напрасны - не долетев до входа в пещеру метров двадцать, точки бесследно растаяли в воздухе.
   -Не бойся, - сказал Тил, - мы здесь в безопасности. На таком расстоянии дубина не действует.
   Зато на Глора, стоящего поблизости от Щера, она подействовала. Черные точки набросились на волшебника и, пролетев сквозь горного старца, бесшумно полопались, оставив после себя коричневые крошечные облачка. Глор вскрикнул и, конвульсивно дернувшись, замер, выронив камень.
   -Сейчас бабахнет! - Вардуша присел на корточки и, втянув голову в плечи, закрыл уши ладонями.
   Тил успел последовать примеру беглого счастливчика, а Лёва и Хорс замешкались.
   Темно-коричневый камень коснулся земли и в ту же секунду раздался мощный взрыв, поваливший Щера на траву и вырвавший из рук волшебника дубину. Мальчика швырнуло на сломанную дверь, а ушана отбросило назад, к перевернутой лодке.
   -Осторожно! - услышал Лёва предупреждение Вардуши. - Летит!
   Вель посмотрел наверх и заметил осиновую дубину, падающую прямо на ушана.
   -Хорс, берегись! - закричал мальчик.
   Подросток откатился в сторону и магический предмет шлепнулся туда, где секунду назад лежал ушан.
   -Бежим отсюда, - засуетился Вардуша. - Скоро волшебники придут в себя и набросятся на чужаков. Глор хоть и потерял способность шевелить руками и ногами, все видит и слышит. Он не мог не заметить нас.
   -А как же дубина, - спросил Лёва, - бросим ее тут? - мальчик сделал несколько шагов в сторону Хорса.
   -А что же еще? - Вардуша взял веля за локоть. - Пусть валяется, она ведь Щера, а нам пора идти к камнепаду.
   -Ну нет! - не согласился Лёва. -Хорс, чего ты там разлегся? Вставай и бери дубину, а я пойду и подберу камень Глора.
   Ушан поднялся и, подойдя к магическому предмету, остановился в нерешительности.
   -Смелее парень! - подбодрил Хорса Тил.
   -Да вы никак, сумасшедшие?! - побледнел Вардуша. - Это же волшебники! Или забыли?
   -Почему забыли? - улыбнулся старик. - Очень даже помним, что волшебники. Но не простые волшебники, а плохие волшебники, поэтому если представился случай расправиться со злодеями, нужно обязательно им воспользоваться.
   Наконец, Хорс набрался храбрости и протянул к осиновой дубине руку.
   -Не смей! - послышался сдавленный голос Глора. - Не тронь или сильно пожалеешь! - горный старец угрожающе зарычал.
   Лицо волшебника перекосилось от страха, глаза вылезли из орбит, но он не мог сделать ни единого движения, тем более помешать ушану.
   -Не слушай деда, бери! - крикнул Тил. - Бери или это сделаю я!
   -Ладно, беру.
   Хорс осторожно дотронулся до магического предмета пальцем, а затем взял в руки и приподнял над головой.
   -Ура! - обрадовался Лёва. - Молодец! - и мальчик, не теряя времени, кинулся к валявшемуся камню Глора.
   Вель не сводил глаз с Щера ожидая, что тот в любую секунду загорится или начнет рассыпаться, но с ним ничего не происходило. "Как же так? - забеспокоился Лёва. - Неужели Щер не лишится жизни, после потери магического предмета?" Но волнения мальчика были напрасными. Лежащий на спине Щер пришел в себя и, оттолкнувшись руками от траву, повис в воздухе. Голова волшебника принялась пульсировать и из его груди вырвался душераздирающий крик. Горный старец изогнулся и, переломившись надвое, вновь сросся, уменьшившись в размере ровно вполовину. Затем опять переломился и сросся. Затем опять. Это продолжалось до тех пор, пока он не стал совсем маленьким. Потом поляна затряслась и разверзлась. Из образовавшейся трещины показалась лохматая когтистая лапа и, сцапав Щера, утащила вниз.
   -Ну чего рот разинул, Лёвка? - услышал мальчик окрик Тила. - Не стой, как вкопанный! Бери скорее камень! Вон Глор уже шевелит пальцами! Никто из нас уже не успеет добежать до него, вся надежда на тебя!
   И, правда, действие дубины Щера постепенно подходило к концу, и горный старец задвигал руками и ногами, а лопнувший при падении камень снова сделался целым, накопив окружающие звуки.
   Заметив приближающегося Лёву, Глор резко дернулся и наклонился к земле, едва не коснувшись магического предмета.
   -Не дай ему схватить камень и снова бросить на землю! - Вардуша от переживания отвернулся и закрыл глаза.
   -Поздно, людишки! - Глор предпринял еще одно усилие и взял камень. - А теперь вам конец! - он со скрипом выпрямился и, захохотав, подбросил магический предмет вверх, злорадно поглядывая на несущегося со всех ног мальчика.
   Но Лёва не собирался сдаваться. На полной скорости вель изменил направление бега и, вытянув руки вперед, прыгнул, стараясь поймать камень на лету... Вы не поверите, но Лёве это удалось. В самый последний момент, когда камень едва не коснулся земли, мальчик сумел до него дотянуться.
   Счастливый вель прижал магический предмет к груди и, не оборачиваясь назад, помчался к друзьям, словно боялся, что горный старец может погнаться следом. Но волшебнику было не до этого. Глор доживал последние минуты. Залаяв, будто собака, горный старец начал шлепать себя по щекам ладонями, а затем, перевернувшись на голову, замяукал и засвистел. На животе волшебника образовалась белая дыра, которая постепенно стала увеличиваться в размерах. Воздух в ней начал синеть и вращаться, засасывая внутрь мелкие камешки и ветки находящиеся поблизости.
   -О Мадатап, я иду к тебе! - закричал страшным голосом Глор.
   Пещера содрогнулась и горного старца затянуло в отверстие на животе.
  

ВЫХОД ИЗ ПОЛОЖЕНИЯ

   Лишь только Глор исчез в дыре, в гроте, куда спрятались овцы с голубями, вспыхнул яркий свет, и оттуда выбежали счастливые женщины и дети. Трудно описать радость Вардуши, когда человечек увидел здоровых и невредимых сородичей, ведь среди них находилась и его старшая сестра с племянницей.
   -Какое счастье, что я осмелился вытащить вас из заключения и привести в деревню, - беглый счастливчик не переставал пожимать Лёве, Хорсу и Тилу руки. - Если бы не вы, мы никогда бы не освободились от горных старцев и они, в конце концов, истребили бы наш народ до последнего человека.
   Женщины и дети поблагодарили мальчика, ушана и старика за спасение и отправились в деревню. Они приглашали наших знакомых на праздник, по случаю своего избавления от смерти, но приятели отказались, решив продолжить путь.
   -В этой истории мне больше всего нравится то, что теперь нам не нужно подниматься по крутой лестнице, - сказал Лёва.
   -Да, - кивнул Вардуша, - вы можете спокойно идти другой дорогой, не опасаясь нападения горного старца.
   Мальчик погладил гладкий тяжелый камень Глора, пытаясь найти хоть малейшую трещинку, но тот был совершенно ровным лишенным впадин, выступов и шероховатостей.
   -Ничего не пойму, - произнес Лёва, - ведь я же точно помню, когда Глор выронил камень из рук, он лопнул и на нем образовалась большая дыра. А сейчас ее нет.
   -На то это и магический предмет, - усмехнулся Тил, - чтобы дыра заделывалась сама собой, - старик подошел к мальчику. - Ты лучше убери камень в мешок, а то еще уронишь ненароком. Тебе то ничего не будет, а нас раскидает по сторонам, словно тряпки.
   -Ладно, уберу, - согласился Лёва с доводами Тила и, осторожно положив камень на траву, снял рюкзак.
   -И ее тоже спрячь, - протянул Хорс осиновую дубину. - Зачем понапрасну привлекать к себе внимание?
   Он повернулся к Вардуше:
   -Ну, куда теперь? Показывай дорогу.
   -Идите по тропинке, - человечек кивнул вперед, - никуда не сворачивайте и дня через два, придете к замку Турнажа.
   -К замку Турнажа? - ушан вскинул брови. - Зачем нам к замку Турнажа? Думаешь, там находится костер, на котором варится каменный суп?
   -Про костер не знаю, но недалеко от главных ворот, рядом с квадратной башней, живет мой старый приятель Бумга. Бумга расскажет вам о волшебнике и поможет найти то, что вы ищите.
   -А ему можно доверять? - спросил Лёва. - Почему Турнаж разрешил Бумге обосноваться возле замка?
   -Да, - Тил подошел к человечку. - Не находится ли твой приятель на службе у горного старца?
   -Чудаки, - улыбнулся Вардуша. - Бумга из племени прилипал. А прилипалам не нужно никакого разрешения. Они выбирают любой понравившийся участок и делают кокон. Обычно прилипалы селятся в таких местах, где бывает много людей: на перекрестках дорог, чердаках гостиниц, базарах.
   -А для чего им люди? - поинтересовался Хорс. - Прилипалы что, любит поболтать?
   -Нет, - развеселился Вардуша, - прилипалы немногословны. Просто они пьют человеческую энергию.
   -Постой-постой, - нахмурился Тил. - Я вспомнил историю, рассказанную одним хвостатым мужиком, как в их деревне, рядом с колодцем, соорудил свой кокон молодой прилипала и чуть не сгубил всех жителей.
   -Мне не хочется встречаться с Бумгой, - поежился Лёва.
   -Да, - кивнул Хорс, - обойдемся без помощи прилипалы.
   -Вы напрасно так испугались, - Вардуша перестал смеяться. - Бумга уже очень старый и ему тяжело пить человеческую энергию, поэтому он и поселился рядом с замком Турнажа. На его многочисленных башнях живет огромная колония черных чаек. Добывать пищу из птиц гораздо легче, чем из людей, вот Бумга и сосет ее потихоньку из чаек. И потом, - Вардуша понизил голос, - открою вам маленький секрет. Если скрестить пальцы, когда находишься рядом с прилипалами, они не смогут причинить вам вреда.
   Попрощавшись с Вардушей Лёва, Хорс и Тил пошли по тропинке, а вернее по узкой бумажной полоске приклеенной к земле и покрытой толстым слоем прозрачного лака. На бумаге было что-то нацарапано мелким корявым почерком и мальчик, присев на корточки, попытался разобрать написанное. Это оказался свод правил хорошего поведения для выпускников школы мучеников моды. "Если ты громко чихнул и ненароком сбил с ног проходившую мимо старушку, - прочитал вслух вель, - тебе нужно извиниться и помочь подняться потерпевшей. Если после того, как она уйдет, ты обнаружишь на земле ее кошелек, можешь смело брать его себе и тратить деньги по своему усмотрению". "Что за чепуха, - подумал Лёва, - неужели на свете есть школы, где изучают такую чушь?"
   Часа через два все заметно устали и, увидев огромную тарелку торчащую из земли, решили передохнуть.
   -Уф, ну и дорога! - Тил тяжело опустился на край тарелки. - У меня постоянно соскальзывают ноги с тропинки, - посетовал старик, - и я то и дело наступаю на ползающих в траве слизней, а у них очень колючие усы, еще не много и я не смогу идти. Он показал приятелям исколотые ступни.
   -А почему ты идешь, а не летишь, ухватившись за кость Крума? - спросил Хорс. - На твоем месте, я бы использовал магический предмет по назначению.
   -Умница! - вскочил Тил. - Как я раньше до этого не додумался?
   Старик набрал полную грудь воздуха и, несильно встряхнув кость, плавно оторвался от земли. Сделав несколько кругов над тарелкой, Тил завис в метре от тропинки, радостно поглядывая на товарищей.
   -Красота! Теперь мне никакие слизни не страшны.
   Старик схватил за лапу пролетавшую мимо бабочку, размером с ворону и, отобрав у насекомого бидончик с молоком, с удовольствием выпил его содержимое.
   -А нельзя и нам как-нибудь пристроиться к кости? - спросил Лёва. - Что если и мы с Хорсом возьмемся за нее руками?
   -Нет, - Тил ласково погладил магический предмет, - она не поднимет такую тяжесть. И потом, если мы втроем вцепимся в кость, кто будет ей управлять? Ведь кость выполняет мои мысленные приказы.
   -Да, ты прав, - согласился ушан. - Каждый захочет лететь, куда ему понравится, и кость либо перестанет слушаться, либо испортиться.
   -И все-таки нужно попробовать, - сказал Лёва. - Вдруг у нас получится? Представляете, сколько сил и времени мы сэкономим?
   Мальчик снял мешок и вытащил веревку.
   -Ты чего? - спросил Тил. - Зачем тебе веревка? Задумал привязать ее к моим ногам?
   -Нет. Спускайся на землю, - попросил вель. - У меня есть одна идея.
   Идея Лёвы сводилась к следующему: Тил, как и раньше станет управлять костью, держась за магический предмет рукой, а мальчик и ушан прикрепятся к ней веревкой. Таким образом, мысли Лёвы и Хорса не перемешаются с мыслями старика и кость, имея одного хозяина, сможет исполнять его приказы. Дело оставалось за малым - выяснить, в состоянии ли кость нести сразу троих человек?
   -Ладно, - кивнул Тил, - давайте попробуем.
   После нехитрых приготовлений все было готово к испытанию. Старик взял в руку кость и, плюнув на удачу влево и вправо, осторожно взлетел.
   -Ну, смелее! - подбодрил Лёва.
   -Выше, еще выше, - нетерпеливо произнес Хорс.
   Тил кивнул и медленно, начал подниматься вверх. Веревка натянулась, и мальчик с ушаном оторвались от земли.
   -Ура, сработало! - обрадовался вель.
   -Надо же какая сильная у меня косточка? - удивился старик. - А я думал, она не справится?
   И счастливые приятели полетели над покрытой лаком тропинкой.
  

ДОРОЖНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

   Однако полет недолго проходил гладко. Тилу надоело все время придерживаться тропинки и он решил срезать крюк, который делала бумажная дорожка, огибая огромную поляну густой пожухлой травы бледно-оранжевого цвета. На ней лежали всевозможные шкатулки разных форм и размеров: круглые, квадратные, прямоугольные и овальные, выполненные из картона, дерева, стекла и камня. Надо сказать, они и раньше попадались путникам на глаза, но в таком количестве встречались впервые.
   -Зря ты свернул с тропинки, - сказал Хорс. - Мы можем заблудиться.
   -Не заблудимся, - успокоил ушана Тил, - я знаю куда лечу. Мне с высоты хорошо видно дорогу.
   -Вы заметили, - спросил Лёва, - когда мы пролетаем рядом, шкатулки хлопают крышками?
   -Плевать, - произнес старик, не сбавляя ход, - пусть хлопают. Может, посмотрим, что у них внутри? Вдруг золото или драгоценности?
   -Неужели тебе мало золота доставшегося от Крума? - удивился Хорс.
   -Да это я так, по привычке, - улыбнулся Тил. - Просто любопытно, чем наполнены ящики?
   И он, не посоветовавшись с мальчиком и ушаном, взял курс на огромную круглую шкатулку, окруженную овальными коробочками поменьше.
   -Осторожнее, - произнес Лёва, - мне кажется, я вижу глаза на крышках!
   -А носы с усами не видишь? - засмеялся Тил.
   -Нет, правда, я не шучу, - мальчик дернул за веревку. - Пожалуйста, отнесись серьезно к моим словам?
   -Ладно, отношусь серьезно к твоим словам, - старик резко затормозил и Лёва с Хорсом, пролетев по инерции вперед, едва не стали добычей коричневой шкатулки.
   Их спасла короткая веревка. Будь она хоть на двадцать сантиметров длиннее, высунувшаяся из разрисованного листьями ящика рука, смогла бы дотянуться до кого-нибудь из ребят.
   Напуганный Тил взмыл вверх и угодил в висевшую в десяти метрах над поляной паутину. И сейчас же, к попавшим в ловушку людям, устремились прозрачные желеобразные твари, с острыми зубастыми ртами. Они напоминали сметанных мокриц, только не имели усиков и оленьих рогов. Старик в панике заметался в разные стороны, еще больше усугубляя их и без того не завидное положение. Липкая паутина приклеивалась к одежде и, наматываясь на руки и ноги, сковывала движения наших знакомых. И если бы не решительные действия Лёвы, воспользовавшегося перочинным ножом, не известно чем бы все кончилось. Скорее всего, незадачливыми приятелями пообедали бы мокрицы, а их останками многочисленные шкатулки.
   -Да перестанешь ты, наконец, дергаться или нет? - прикрикнул на Тила Лёва. - Опустись чуть-чуть, но не настолько, чтобы до нас достали шкатулки!
   Старик попытался выполнить просьбу мальчика, но не тут-то было. Мокрицы сгрудились над людьми и начали раскачивать паутину вверх и вниз, заставляя Тила снижаться к земле. Разгадав намерения соседей шкатулки радостно заурчали и, высунув руки, замерли в ожидании. С каждым разом паутина вытягивалась сильнее и, казалось, выхода из сложившегося положения не предвидится. Получалась не радостная картина: или несчастные попадут в зубастые пасти мокриц или в костлявые руки шкатулок.
   -Лети куда-нибудь, не виси на месте! - попросил старика не на шутку перепуганный Хорс.
   -Куда лететь-то? - Тил закрутил головой. - Разве не видишь, нас окружили огромные шкатулки?
   Старик был прав. Шкатулки-великаны, почувствовав добычу, приползли на шум со всей поляны и, растопырив пальцы, остановились не вдалеке от висевших между "небом и землей" людей, перекрыв им возможные пути отступления.
   -Странно, - произнес Лёва - почему они не приближаются к нам, ведь их руки могли бы легко до нас дотянуться? Неужели шкатулки бояться мокриц?
   -Конечно бояться! - Тил резко наклонился и зубастая пасть желеобразной твари сомкнулась над макушкой старика. - А ты разве не боишься?
   -А если воспользоваться камнем Глора, - сказал Лёва, - и кинуть его на землю?
   -С ума сошел? - Тил постучал пальцем по лбу. - Я же тоже потеряю сознание, и мы свалимся вниз. И потом, он подействует не на все шкатулки, а лишь на тех, которые ползают поблизости и остальные набросятся на нас. Нет, пусть лучше Хорс постучит по голове дубиной Щера.
   -Но я не умею ей пользоваться, - возразил ушан.
   -А чего тут уметь? - усмехнулся Тил. - Тресни себя по лысой башке и шкатулки перестанут двигаться.
   -Но тогда ни ты, ни Лёва не сможете шевелить руками и ногами, - сказал Хорс.
   -А зачем мне руки и ноги? - произнес старик. - Я мысленно управляю костью.
   -А ты что, разве хоботом за нее держишься? - спросил подросток.
   -Это у тебя самого хобот вместо носа! - обиделся Тил. - И уши, как у всхлипывающего верблюда.
   -Перестаньте ссориться, - попросил Лёва. - Нам нужно что-то придумать.
   Он развязал мешок и, порывшись внутри, достал котлету фаршированную изюмом и креветками, которую ему преподнесли на обеде беглые счастливчики. Отщипнув маленький кусочек, мальчик бросил его на траву, нарочно, возле нескольких шкатулок. Расчет Лёвы оказался верным. Сразу четыре красные и одна синяя коробочки, привлеченные запахом мяса, устремились к котлете. Между ними завязалась драка.
   -Кидай еще! - крикнул Тил. - Главное, чтобы большие шкатулки вступили в борьбу и тогда я вытащу вас отсюда.
   Вель отломил кусочек покрупнее и швырнул рядом с двумя шкатулками-великанами. Зеленая деревянная коробка, покрытая строгим геометрическим орнаментом, мгновенно высунула руку и утащила котлету под крышку. Находящаяся поблизости янтарная шкатулка-гигант недовольно зарычала и треснула соперницу кулаком. В ответ она получила мощнейший удар в бок и, потеряв крышку, отлетела на несколько метров в сторону.
   -Давай! - дернул за веревку Хорс. - Скорее!
   -Вижу, - произнес Тил и, пролетев над поверженной шкатулкой, направился к покрытой лаком тропинке.
  

БУМГА

   Больше Тил уже не сворачивал с тропинки и через несколько часов наши знакомые увидели огромный мрачный замок с многочисленными башнями и башенками, над которыми кружили черные чайки. Путешественники опустились на землю и осторожно пошли вперед.
   -Интересно, какие из трех ворот главные? - спросил Хорс.
   -Те, - показал Лёва на обитые кожей и мехом небольшие ворота. - Помните, что говорил Вардуша: "Бумга живет недалеко от главных ворот, рядом с квадратной башней". А квадратная башня находится именно возле них.
   -Значит, идем туда, - сказал Тил. - Будем искать Бумгу.
   Однако найти его оказалось не так-то просто. Приятели исходили вдоль и поперек поляну, расположенную около главных ворот, но ничего напоминающего кокон не обнаружили.
   -Может Вардуша ошибся, - старик в сердцах ударил ногой лежащую на траве засохшую сардельку, - и того парня следует искать в другом месте?
   -Эй, кто тут пинает мой кокон?
   В коричневой двухметровой сардельке образовалась трещина и из нее показалась розовая голова, напоминающая огурец. Она была покрыта толстым слоем слизи и Лёва не сразу разглядел крошечные черные глазки и небольшой круглый рот незнакомца.
   -Вы, наверное, Бумга? - мальчик подавил брезгливость и улыбнулся.
   -Точно, - маленькие глазки прилипалы удивленно заморгали и увеличились до размеров пятикопеечной монеты. - А вы откуда знаете? - он засунул руку в голову со стороны лица и вытянул наружу нос, смахивающий на перезревший баклажан.
   Бумга заводил им из стороны в сторону и свисающая с подбородка щупальца, с желтыми присосками, затряслись и вытянулась в направлении Лёвы.
   -Нас послал к вам Вардуша, - сказал мальчик.
   -Вот как, - разочарованно произнес Бумга и его глазки потускнели, а щупальца повисла, - а я то думал мне повезло и вы заблудились, - он поморщился. - Надоело все время питаться чайками, иногда и человеченки хочется.
   Припала вылез из кокона и приятели увидели полное складчатое тело низкорослого человечка, лишенное какой бы то ни было одежды.
   -Ладно, - Бумга уселся на "сардельку", - рассказывайте, что стряслось?
   Узнав о цели визита людей, прилипала ненадолго задумался.
   -Пожалуй, я смогу вам помочь, - Бумга взял в руки конец щупальца и начал стегать себя по щекам. - Если вы расправитесь с Турнажем, я от этого лишь выиграю. Волшебник регулярно напускает на чаек орлов и коршунов. Птицы сильно пугаются и их энергия делается горькой и невкусной.
   -А костер? - сказал Хорс. - Вы знаете, где находится костер и как его потушить?
   -Знаю. Он в подвале замка и чтобы потушить костер, нужно вытащить из огня несгораемое полено.
   -Несгораемое полено? - удивился Лёва. - Мы о нем ничего не слышали.
   -Да, несгораемое полено. Как только вы уберете полено, огонь погаснет и в висящем над костром котле перестанет вариться каменный суп.
   Щупальца прилипалы напряглась и вновь вытянулась в сторону мальчика.
   -Не могу не отметить Лёва, у тебя очень хорошая энергия, - Бумга силой прижал щупальцу к груди. - Такая хорошая, что я с трудом сдерживаю себя, чтобы ее не отведать.
   Вель попятился назад и спрятался за Тила.
   -Хочу сразу предупредить, - продолжил прилипала, - спуск в подвал находится в покоях Турнажа и прежде чем туда идти вам следует победить волшебника, но сделать это будет не легко. У горного старца имеется топор.
   -Магический предмет, - поправил Тил.
   -Точно, магический предмет, - кивнул прилипала. - Топор Турнажа рубит пространство. Один удар по воздуху и расстояние между ним и его врагом сокращается ровно вполовину. Еще один удар - и опять оно уменьшается вдвое. И так до тех пор, пока враг не окажется рядом с горным старцем. Одним словом, убежать от Турнажа невозможно.
   -Что же тогда делать? - расстроился ушан.
   -Есть один выход, - улыбнулся маленьким ртом Бумга.
   Он замолчал и посмотрел на замок.
   -Ну, не тяни, рассказывай, как победить волшебника, - попросил старик.
   -Я не привык много болтать, дайте мне хоть чуть-чуть передохнуть, - прилипала вытер выступившую на лбу коричневую пену.
   -Потом передохнешь, - нетерпеливо произнес Тил, - рассказывай.
   -Ладно, слушайте. Однажды, я гостил у придворного поэта Турнажа Гнусика и тот выболтал мне секрет горного старца. Если заманить волшебника в зеркало, а затем его разбить, можно покончить с Турнажем раз и навсегда.
   -Да, но где взять зеркало? - Лёва осторожно выглянул из-за Тила.
   -С зеркалом проблем не будет, - прилипала поднялся и поманил рукой людей. - Идемте, я вам кое-что покажу.
   Бумга привел наших знакомых к неглубокому оврагу, по дну которого протекала сиреневая речка. Ее пологие картонные берега покрывали всевозможные зеркала и стеклянные ракушки.
   -Вот, пожалуйста, выбирайте любое.
   -Давайте возьмем два, - предложил Лёва. - На всякий случай, вдруг одно разобьются по дороге.
   -Разумно, - кивнул Бумга, - запасное зеркало никогда не помешает.
   Так и сделали. Мальчик выбрал овальное зеркало, а Хорс прямоугольное и компания под предводительством прилипалы направилась к замку.
   Опасаясь стражников Бумга повел наших знакомых через заросли крапивы и кусты, увешанные иглами и гвоздями.
   -А другой дороги нет? - недовольно спросил Тил, вытаскивая иголку из локтя.
   -Есть, - прилипала остановился, - но там полно людей Турнажа. Если хотите, можем пойти по ней? Мне все равно, меня никто не тронет, а вот вами обязательно заинтересуются.
   -Нет, - произнес Лёва, - иди, как шел, мы потерпим.
  

ЗАМОК

   Подойдя к стене, выложенной из засохших булок хлеба, приятели заметили отверстие, возле которого сидела жирная лисица с человеческими руками вместо ног.
   -Привет Шума, - кивнул Бумга незнакомке. - Как дела?
   -Тебя пропущу, а их нет, - не отвечая на приветствие, сказала лисица.
   -Хочешь поссориться? - рассердился прилипала. - Разве не видишь, они со мной?
   -С тобой не с тобой, а пусть платят или идут через ворота, как положено, - Щума сложила две руки на груди и две на животе и отвернулась.
   -Ну ты и мерзавка! - голова Бумги из розовой сделалась синей. - Вы слышали, Шума требует деньги, а я еще считал ее своим другом?!
   -Не с тебя же, - лисица зевнула и закрыла глаза.
   -Какая разница, они мои друзья!
   -Знаешь, сколько тут бродит друзей моих друзей? - Шума обвела рукой вокруг. - Десятки, а то и сотни! И если я стану всех пропускать бесплатно, то мне не на что будет купить еды, а у меня, сам знаешь, хороший аппетит.
   -Ладно, подожди, - погрозил пальцем прилипала, - попроси только помощи или книгу почитать, - Бумга повернулся к нашим знакомым. - У вас есть деньги?
   Лёва достал из кармана золотую монету и протянул прилипале.
   -Не мне, а этой вонючке.
   -Будешь обзываться, я возьму плату и с тебя, - нахмурилась Шума.
   Лисица вытащила из стоящей на траве корзинки бутерброд с сыром и целиком засунула в рот.
   Заплатив Шуме, компания пролезла в отверстие и очутилась на внутреннем дворике, рядом с замком. Вблизи он казался еще неприступнее, чем издалека. Толстые зубчатые стены, из гранита, уходящие метров на двадцать вверх производили нерадостное впечатление.
   -Ну и как мы попадем в покои Турнажа? - задрав голову, спросил Хорс.
   -Да, как мы залезем на стену? - сказал Тил.
   -Зачем нам лезть на стену? - улыбнулся Бумга. - Здесь находится потайной коридор, которым пользуются слуги и жулики.
   Прилипала подошел к перевернутой букве "Т" и нажал на выступающий из камня рычажок. Послышался слабый щелчок и несколько гранитных блоков отошли в сторону.
   -Идите за мной, - сказал Бумга и исчез в темноте.
   Наши знакомые зашли в небольшой тесный проход и стали подниматься по крутой винтовой лестнице. Примерно через сорок шагов прилипала остановился и надавил на еле заметный треугольник на потолке и ступеньки возле его ног раздвинулись.
   -Мы на третьем этаже замка, - произнес Бумга. - Тут караульное помещение, темница и оружейный зал. Поэтому постарайтесь не шуметь, чтобы не разбудить стражников.
   Бумга ловко соскочил вниз на красивый ковер с высоким белым ворсом.
   -Эй! - Тил склонился перед отверстием. - А почему ты думаешь, что стражники спят?
   -Они всегда спят, - прилипала повернулся и с кем-то раскланялся.
   -Кто там? - спросил Лёва.
   -Не обращайте внимание, это Гнусик, придворный поэт. У него творческий кризис, ему не до вас.
   Оказавшись на третьем этаже, компания чуть не столкнулась с поваром горного старца, который шел в сопровождении двух вилок и ножа. Заметив незнакомца Лёва предупредил приятелей и те спрятались за стоящий у стены диван, а Бумга остался стоять на месте. Помахав человеку, в белом накрахмаленном колпаке, прилипала справился о его делах и пожелал ему удачи на кухне.
   -Да ты, я смотрю, здесь как свой, - произнес Тил. - Все тебя знают и здороваются.
   -Просто никто не хочет со мной ссориться, ведь я прилипала, могу и жизненную энергию выпить без остатка.
   Лёва вспомнил слова Вардуши, что если сделать пальцы крест-накрест, когда находишься рядом с прилипалами, то они не причинят вреда и мальчик поспешно скрестил пальцы на руке. "Хотя, - подумал вель, - я уже долго общаюсь с Бумгой и он ни разу не попытался отведать моей энергии". И Лёва расслабился.
   Прилипала открыл высокую узкую дверь и пропустил вперед Лёву, Хорса и Тила. Приятели очутились в огромном зале украшенном знаменами, щитами и серпами. Посреди него возвышалась мраморная скульптура изображающая древнего старика с курицей в одной руке и топором в другой.
   -Это Турнаж, - сказал прилипала, - любимый племянник Отцца.
   Лева хотел подойти поближе, чтобы лучше разглядеть горного старца, но в другом конце зала послушались голоса и все, в том числе и Бумга, кинулись к складной ширме и спрятались за ней.
   -А ты чего убежал? - удивился Тил.
   -Не хочу встречаться с волшебником. Турнаж запретил мне посещать замок.
   Горный старец зашел в зал и, не спеша подойдя к скульптуре, поклонился самому себе. Затем выпустил из рук курицу с выщипанной грудью и недовольно сказал:
   -Тебе не кажется Чура, что здесь давно не проветривали? Пахнет всякой дрянью.
   -Каа-а-жется! Каа-а-жется, - прокудахтала птица и, подпрыгнув, попыталась забраться на руки к волшебнику.
   -Побегай не много сама, - подтолкнул Турнаж курицу топором, - а то ходить разучишься.
   -Раз-з-зу-у-чишся! Раз-з-зу-чишься! - повторила Чура и повалилась на бок.
   -Вот лентяйка! - горный старец свел косматые брови вместе. - Ну да ладно, - волшебник улыбнулся, - иди ко мне, - Турнаж наклонился и бережно взял птицу. - Нет, - горный старец заводил раздвоенным носом, - тут определенно кто-то был. Не иначе, этот мерзавец Бумга. Только от него так отвратительно воняет. Надо будет посадить прилипалу в темницу, а то совсем распоясался, шастает по замку, словно по своему дому.
   -Во-о-ня-я-ет! Во-о-ня-я-ет! - прокричала курица.
   -Что он лжет, - прошептал Бумга. - Разве от меня воняет? - прилипала сделал несколько шумных вдохов. - Ничего не чувствую.
   -Перестать шмыгать носом, - Тил дернул Бумгу за щупальце, - хочешь, чтобы нас схватили.
   -Нет, но Турнаж...
   -Да замолчишь ты, наконец, или нет? - старик зажал прилипале рот. - Успокойся, от тебя ничем не пахнет, волшебник врет.
  

ПРИГОТОВЛЕНИЕ К СХВАТКЕ

   Взор Турнажа упал на ширму и горный старец направился к ней. Сделав несколько шагов, волшебник остановился и прислушался.
   -Вроде там кто-то есть? - Турнаж заводил остроконечными ушами.
   -Е-е-сть! Е-е-сть! - птица взлетела на плечо горного старца и клюнула в косматую бровь.
   -Перестань Чура, не сейчас, - волшебник поморщился и отвернулся в сторону.
   Но курица перепрыгнула на другое плечо и снова клюнула Турнажа в бровь.
   -Дай мне хотя бы посмотреть, кто прячется за ширмой? - попросил горный старец.
   Однако Чура, не слушая волшебника, продолжала теребить брови Турнажа и тот сдался, под натиском птицы. Закрыв глаза, горный старец ударил себя кулаком в грудь и начал бледнеть. Его одежда покрылась инеем, а голова сделалась прозрачной и Лёва увидел сотни красных дождевых червей копошащихся внутри нее. Курица потянула за чуб волшебника и черви полезли из глаз Турнажа. Чура радостно захлопала крыльями и жадно набросилась на еду.
   -Какая гадость, - прошептал Тил. - Кто бы мог подумать, что башка горного старца набита червями.
   -Давайте, попробуем отсюда удрать, пока курица ест, - предложил Хорс и выглянул из-за ширмы.
   Неосмотрительные действия подростка чуть не привели к беде. Заметив чужака, Чура перестала клевать и, заскочив на макушку волшебника, снесла яйцо.
   -Что, уже наелась? - заморгал Турнаж и, взяв яйцо, спрятал в карман.
   Птица спрыгнула на пол и, издавая угрожающие звуки, похожие на змеиное шипение, пошла в сторону наших знакомых.
   -Куда ты Чура? Ты не ответила, наелась или нет? - горный старец принялся стряхивать иней с груди.
   -Все, нам конец, - прошептал Бумга.
   Ноги прилипалы подкосились, и он навалился на Лёву. Толстый слой слизи, покрывающий его голову, закипел и в нос мальчика ударил отвратительный запах тухлятины.
   Курица остановилась и, наклонившись, принялась яростно царапать лапами клюв.
   -Ты тоже чувствуешь эту вонь? - Турнаж взмахнул топором и в одно мгновение сократил расстояние до ширмы в два раза. - Сейчас посмотрим, кто там прячется?
   -Пря-я-чет-ся! Пря-я-чет-ся! - закудахтала Чура.
   К счастью, когда горный старец приготовился еще раз воспользоваться магическим предметом, дверь в зал отворилась и на пороге появился повар, в сопровождении жирнющего кота в голубом плаще и желтой дырявой тюбетейке.
   -Чего вам? - недовольно спросил волшебник, опустив топор.
   -Ваши любимые нуртыши готовы, - поклонился человек в белом накрахмаленном колпаке.
   -Ладно Чура пойдем, потом узнаем, кто там сидит, - Турнаж бросил недобрый взгляд на ширму и пошел к выходу.
   Навстречу ему бросился кот и, сняв с головы тюбетейку, завилял облезлым хвостом.
   -Господин, я нашел рифму к вашему имени, - радостно сообщил он.
   -Говори, - кивнул горный старец.
   -Это слово "наш".
   -И что получается? - волшебник с интересом посмотрел на кота.
   -"Турнаж - наш".
   -Мне не нравится, - раздвоенный нос горного старца задрожал.
   -А если "Турнаж - любимый наш", - поспешно сказал кот.
   -Уже лучше, - одобрительно закивал волшебник. - Продолжай в том же духе.
   -Кто этот кот? - спросил Лёва пришедшего в себя Бумгу.
   -Гнусик, придворный поэт, - прилипала пренебрежительно махнул рукой. - Только числится поэтом, а сам не может ничего сочинить. Постоянно пристает ко мне, чтобы я придумал ему рифму. Слово "наш", которое он выдает за свою находку, тоже я подсказал.
   Бумга вышел из-за ширмы и, подойдя на трясущихся ногах к сундуку, тяжело опустился на крышку.
   -Если бы вы догадались приготовиться заранее к встрече с Турнажем, то могли бы сразиться с волшебником, когда тот находился в зале. Извините, я потерял много сил, мне надо срочно подкрепиться, - прилипала направил щупальце к прямоугольному окну.
   Там, возле бронзовой решетки, сидела черная чайка. Бумга чмокнул губами и птица как-то странно растопырила крылья и, закинув голову назад, свалилась вниз. Ее тело стало сжиматься и, всего за пару минут, превратилось в небольшой комок покрытый перьями.
   -Порядок, - прилипала похлопал по животу и улыбнулся, - мне уже лучше.
   -Ты сказал, мы должны были приготовиться заранее к встрече с Турнажем, - произнес Тил. - А как приготовиться?
   -Понятия не имею, - пожал плечами Бумга. - Но не думаете же вы, что горный старец, просто так, возьмет да и залезет в зеркало. Его нужно заставить сделать это. А вот как, я не знаю.
   -А я, кажется, знаю, - оживился Лёва. - Мы обманем волшебника! Нарисуем на зеркалах свои тела и приставим к себе. Турнаж подумает, будто бьет топором, по Хорсу или Тилу...
   -Только не по Тилу, - замахал руками старик. - Я не взял зеркала.
   -Хорошо, - согласился вель, - подумает, что бьет, по Хорсу или по мне и проскочит внутрь зеркала.
   -Неплохая идея, - одобрительно закивал Бумга. - Пожалуй, может получиться.
   Прилипала засунул руку под мышку и, вытащив немного красной слизи, намазал на крышку сундука. Затем взял розовой слизи с головы, зеленой с ног и синей с затылка.
   -Прижмите-ка зеркала к груди, - попросил Бумга Лёву и Хорса. - Я когда-то был не плохим художником.
   И прилипала быстрыми точными движениями нарисовал сначала туловище мальчику, а затем ушану.
   -Ну вот, - сказал Бумга, - скоро Турнаж пойдет обратно, и мы посмотрим, сработает или нет наш план.
   -Если не сработает, нам крышка, - Тил провел по горлу рукой.
   -Будем надеяться на лучшее, - прилипала открыл сундук и залез внутрь. - Ну, удачи вам ребята.
  

КОНЕЦ ТУРНАЖА

   Лёва и Хорс долго не могли найти место, где должны были находиться, когда Турнаж войдет в зал. Сначала они хотели встретить волшебника вместе, прямо возле двери, но после решили встать по обе стороны ширмы и там дожидаться горного старца. Что касается Тила, то он как-то вяло принимал участие в обсуждении и соглашался с любыми предложениями мальчика и ушана. Вель даже подумал: "Не заболел ли дедуля?", но потом объяснил такое поведение Тила отсутствием у него зеркала. Когда же Лёва посоветовал ему спрятаться за сундук и тот, подозрительно быстро, согласился, мальчик заволновался - "Со стариком что-то неладное...".
   Прошло около двух часов, а Турнаж все не появлялся. Ожидание начинало действовать на нервы и Лева уже подумывал сходить на разведку, но в это время дверь отворилась и на пороге появился улыбающийся волшебник, с курицей под мышкой.
   -Славные были нуртыши, - горный старец икнул. - Не правда ли Чура?
   -Не пра-а-вда-ли! Не пра-а-вда-ли! - закудахтала птица.
   -Нет, я не понял, тебе понравились или не понравились нуртыши? - Турнаж остановился и посмотрел на курицу.
   -Не понра-а-а-ви-лись! Не понра-а-а-ви-лись!
   Волшебник нахмурился и из его груди вырвался недовольный рык.
   -Эй Гнусик! Где ты мерзавец?
   Из коридора показалась голова перепуганного поэта:
   -Я здесь господин. Извините, но я не успел придумать рифму к слову "рот"...
   -Потом придумаешь. Передай на кухню, что Чуре не понравились нуртыши. Пусть казнят этого негодяя повара.
   -Слушаюсь господин, - кот поклонился и исчез.
   -Ты слышала Чура, я приказал казнить повара? - засмеялся Турнаж.
   -По-о-ва-ра! По-о-ва-ра! - курица спрыгнула на пол и захлопала крыльями.
   -Правильно дорогая, нам нужен новый повар, - горный старец повернулся к двери. - Ты еще тут Гнусик?
   -Тут мой господин, - послышался голос поэта.
   -Назначаю тебя поваром!
   -Но я не умею готовить! - кот вбежал в зал и упал на колени. - Смилуйтесь господин!
   -Ты и стихи сочинять не умеешь и ничего, - захохотал Турнаж.
   Он подошел к дрожащему всем телом поэту и ткнул рукояткой топора.
   -Но попробуй мне только приготовить нуртыши, чтобы они не понравились Чуре! - горный старец скрипнул зубами. - Превращу в червя и скормлю своей любимице!
   -Ей понравится, - Гнусик пополз назад, - ей обязательно понравится.
   Когда придворный поэт исчез Турнаж взял Чуру и, почесав птице гребень, направился к мраморной статуе. Сделав несколько шагов, волшебник увидел стоящих возле ширмы Лёву и Тила и, вздрогнув от неожиданности, выронил курицу.
   -А это еще кто такие?! - глаза горного старца почернели от негодования. - Не иначе жалкие воришки, что крадут мои рукавицы и грязные носовые платки!
   Мальчик прижал зеркало к груди и вышел вперед. Ноги веля не слушались от страха, но он старался держаться как можно увереннее.
   -Меня зовут Лёва, я хочу наказать тебя за совершенные злодеяния! - грубым голосом произнес мальчик.
   В горле веля пересохло, а на лбу выступил пот.
   -Что?! - Турнаж открыл рот от изумления. - Каков наглец! Ты слышала Чура?
   -На-а-глец! На-а-глец! - курица подбежала к Лёве и клюнула в ботинок.
   -Не тронь милая, я сам, - горный старец взмахнул топором и очутился в десяти метрах от мальчика.
   Лицо Турнажа покраснело, а остроконечные уши вытянулись и на их концах распустились белые розы. Кожаная курточка на плечах волшебника лопнула, и наружу вылезли покрытые кровью рога. Лёва почувствовал, как от горного старца повеяло холодом и его обуял ужас. Ноги мальчика сделались ватными и он едва не упал.
   -А меня зовут Хорс! - пришел на помощь другу ушан. - Я из племени длинноухих людей и хочу посчитаться с тобой за разрушенный город Тиубул!
   Горный старец с презрением посмотрел на подростка.
   -Не волнуйся, я про тебя не забуду, - раздвоенный нос Турнажа вытянулся в трубочку. - Вот только сделаю из твоего приятеля нуртыши, а потом и за тебя примусь.
   -И про меня не забудь, - из-за сундука показался Тил и, покачиваясь, приблизился к ширме.
   Чура устремилась к старику и с остервенением принялась клевать босые ноги Тила.
   -Перестань, - закричал Турнаж, - не ешь сырое мясо!
   Старик пинком отбросил кровожадную курицу и она, перевернувшись в воздухе, оказался рядом с Лёвой.
   -А!!! - заорал взбешенный волшебник.
   Замахав магическим предметом, горный старец в считанные секунды переместился к мальчику. Вскинув над головой топор, Турнаж с силой опустил его на Лёвину грудь. Послышался всплеск воды и в разные стороны полетели брызги серебристой жидкости, и верхняя часть волшебника исчезла в зеркале. Зал наполнился неприятным скрежетом и у всех защипали глаза и заболели уши. Воздух вокруг веля задрожал и сделался каким-то густым и вязким, и Лёва почувствовал, что отрывается от земли.
   -Бросай! Бросай скорее зеркало на пол! - закричал выглянувший из сундука Бумга.
   Мальчик откинул от себя зеркало и оно, упав, разлетелось на мелкие осколки. Наступила секундная тишина, а потом под потолком раздался хлопок и в открывшиеся двери ворвался столб раскаленного воздуха.
   -Ура! - обрадовался прилипала. - У вас получилось!
  

ГНУСИК

   Нижняя часть Турнажа начала бегать по залу натыкаясь на стены, ширму и сундук. Зрелище было не из приятных, я бы даже сказал страшное.
   Несколько раз то, что осталось от горного старца падало, но, вскочив, вновь принималось метаться из стороны в сторону.
   Перепуганная курица, сбитая с толку необычным видом хозяина, взлетела на подоконник и, какое-то время, молча наблюдала за происходящим. Потом спрыгнула на пол и принялась гоняться за Турнажем, стараясь клюнуть волшебника в пятку.
   -Вот так кормишь-кормишь пташку или зверушку, - Тил кивнул на Чару, - а она, вместо благодарности, норовит тебя слопать.
   Старик зашатался и едва не упал.
   -Да что с тобой? - забеспокоился Лёва. - Уж не заболел ли ты?
   -Не знаю, - Тил сел на сундук и потрогал лоб. - Вроде голова не горячая.
   С каждым ударом птицы ноги Турнажа делались все бледнее и бледнее и, в конце концов, растаяли вместе с курицей.
   -Интересно, куда они делись? - сказал Хорс.
   -Отправились к верхней части горного старца, - пояснил Бумга. - Турнаж теперь в другом Мире.
   -В зеркальном? - спросил мальчик.
   -Да, - кивнул прилипала, - в зеркальном.
   -А мы там есть? - ушан посмотрел в оставшееся зеркало. - Эй, Турнаж, ты где? Покажись, не прячься.
   Лёва поспешно выхватил зеркало из рук Хорса и бросил на пол.
   -Ты чего? - опешил ушан.
   -Извини друг, я испугался. Подумал, а вдруг Трунаж вылезет из твоего зеркала.
   -Чудак, - улыбнулся Бумга, - у каждого зеркало свой Мир и нельзя попасть из одного зеркала в другое, иначе как через наш Мир.
   -Выходит, горный старец навсегда останется там и никогда оттуда не выберется? - спросил Тил
   -Думаю да, - сказал прилипала.
   Из-за двери послушался негромкий кашель и в зал заглянул Гнусик.
   -Я извиняюсь, что вмешиваюсь в ваш разговор, - он приподнял дырявую тюбетейку и поклонился, - но Бумга не прав, утверждая, будто Турнаж не сможет вернется.
   Кот сделал несколько не смелых шагов и остановился.
   -Вы позволите войти?
   -Да-да, заходите, - пригласил Лёва.
   Толстяк подошел к мальчику и протянул покрытую густой коричневой шерстью руку:
   -Известный поэт, Гнусик.
   -Очень приятно, Лёва, - представился вель. - А это мои друзья: Хорс и Тил.
   -Так вот Лёва, если кто-нибудь из слуг Турнажа склеит разбитое зеркало, то волшебник вновь окажется здесь, - Гнусик поднял треугольный осколок, - Вы этого хотите?
   -Конечно же, нет, - покачал головой мальчик.
   -Тогда вам нужно собрать остатки зеркала и раздробить молотком или кинуть в огонь. Не возражаете, я могу этим заняться.
   -Не возражаем, - сказал Хорс.
   Гнусик взял не большой круглый щит с гербом Турнажа и принялся складывать в него осколки.
   -Эй, котище, а в чем, собственно говоря, твоя выгода? - спросил Тил. - Не пойму, почему это ты вдруг решил нам помочь?
   -Все очень просто, я не умею готовить, - Гнусик снял голубой плащ и повесил на ширму. - Повар из меня никудышный, а значит, если вернется Турнаж, жить мне останется совсем не много.
   Кот внимательно посмотрел на старика и, почесав голову через дырку в тюбетейке, произнес:
   -Не знаю Тил, входит это в твои планы или нет, но скоро ты превратишься в горного старца.
   -Чего ты несешь? - улыбнулся старик. - Я и вдруг горный старец?
   Гнусик бросил взгляд на Лёву и Хорса:
   -Вы догадывались об этом ребята?
   -Не слушайте его парни, мелет что попало, - Тил пренебрежительно махнул рукой. - Одним словом поэт!
   Гнусик выпрямился и, расправив "бабочку" на шее задергал бровями, словно собирался расплакаться.
   -Да, я поэт! - он гордо вскинул голову. - Благодаря чему чувства мои обострены до предела.
   Кот подошел к Тилу и ткнул пальцем в висевший у старика ключ.
   -Это что?
   -Ключ...
   -Не ключ, а магический предмет Барылина!
   -А это? - Гнусик показал на оранжевую берцовую кость.
   -Кость...
   -Не кость, а магический предмет Крума!
   Придворный поэт подозвал к себе Лёву и Хорса.
   -Находясь с Тилом, я ощущаю почти такой же страх, как испытывал рядом с Турнажем. Значит, старик превращается в волшебника...
   -Бред какой-то, - сказал Хорс.
   -Напрасно вы его не слушаете, - вступил в разговор Бумга. - У Гнусика чутье на неприятности, иначе он не проработал бы столько лет поэтом у Турнажа, не умея сочинять стихи.
   -Кто не умеет сочинять стихи? Я?! - Гнусик уставился на Бумгу. - А поэму "Жируют чайки", разве повара сочинили? Или может быть ты?
   -Не я, - замахал руками прилипала. - Иначе бы не написал такую строчку: "Чижик лижет сало".
   -А чем тебе не нравиться эта строчка? - вспылил Гнусик. - Очень даже хорошая строчка.
   Прилипала громко рассмеялся и его розовая голова, смахивающая на огурец, затряслась:
   -Ну да, хорошая, только у чижика клюв и он не умеет лизать сало.
   -Да это же стихи, темнота! - разозлился кот. - Понимаешь сти-хи!
   Лёве надоело слушать препирательства Бумги и Гнусика и мальчик решил вмешаться:
   -Извините ребята, а вы не могли бы потом доспорить. Мне интересно услышать про превращения Тила.
   Кот сделал глубокий вдох и задержал дыхание. Затем похлопал себя по ушам и треснул кулаком по животу.
   -Ну вот, кажется, успокоился, - он передвинул тюбетейку на макушку. - Сколько раз давал слово, не вступать в перебранку с типами не разбирающимися в прекрасном и каждый раз не выдерживаю.
   Гнусик подошел к ширме и высморкался в плащ.
   -Теперь о вашем товарище. Когда магический предмет попадает в другие руки, то начинает срастаться с его обладателем невидимыми нитями. Это довольно болезненно и длится не один день. Возможно Тил именно поэтому чувствует недомогание и усталость. После того, как процесс завершится, новый владелец уже никогда не должен будет с ним расставаться. Если кто-нибудь посторонний завладеет магическим предметом, то хозяин сразу умрет.
   -Мы знаем, - Тил прикоснулся к затылку и осторожно дотронулся до головы. - Надо же, у меня появилась шишка, а в ней небольшое углубление!
   Старик растерянно посмотрел на Лёву и Хорса.
   -Скоро там образуется отверстие, куда ты сможешь вставлять ключ, - сказал Гнусик.
   -Но я не хочу иметь дырявую черепушку!
   -Тогда избавься от магических предметов, - посоветовал поэт.
   -Нет, я привык к кости, - не согласился Тил.
   -Как хочешь, - пожал плечами Гнусик, - я тебя предупредил.
   Кот приблизился к щиту на полу и продолжил собирать осколки от зеркала.
   -А почему же тогда со мной ничего такого не происходит? - спросил Лёва
   Мальчик снял рюкзак и достал молоток, дубину и камень.
   -Вот это да!!! - присвистнул Гнусик и его глаза едва не вылезли из орбит. - Да вы никак разделались со всеми братьями?! Это же молоток Цыпала, дубина Щера и камень Глора!
   -Они самые, - подтвердил вель.
   -Странно, - сжал губы поэт. - Почему же и в самом деле, Тил превращается в горного старца, а ты нет?
   -А может все из-за того, что я ношу их в мешке, - предположил Лёва, - и магические предметы со мной не соприкасаются?
   -Точно! - воскликнул Хорс. - Надо чтобы и Тил не касался ключа и кости...
  

ПОКОИ ВОЛШЕБНИКА

   Догадка Лёвы оказалась верной. Как только Тил завернул кость и ключ в тряпку, а потом положил в ранец, найденный в сундуке, ему стало легче. У него перестала кружиться голова и трястись ноги. Шишка на затылке заметно уменьшилась и в ней исчезло углубление. Но все равно старик по-прежнему чувствовал слабость.
   Подождав пока Бумга не много передохнет, а Гнусик соберет осколки от зеркала, компания вышла из зала и, пройдя по сужающемуся коридору, подошла к ромбовидной двери, по бокам которой виднелись отверстия. Из них торчали две вытянутые зубастые морды, наподобие крокодильих. Они переплелись длинными чешуйчатыми шеями и преградили дорогу путникам.
   -Плохо дело, - прошептал поэт, - чруты проснулись. Попробую с ними договориться.
   Кот расплылся в улыбке и направился к мордам.
   -Стоять! - рявкнули крокодилы.
   -Да это же я, Гнусик. Разве вы меня не узнаете?
   -Стоять! - повторили приказ морды. - Поворачивай обратно, если не хочешь, чтобы мы тебя слопали!
   Поэт поспешно попятился назад:
   -Надо же, все время спали, а тут вдруг проснулись. Придется их задобрить. У вас есть что-нибудь ненужное.
   -Что, например? - спросил Лёва.
   -Да хоть что, - Гнусик принялся шарить по карманам.
   Мальчик снял мешок и стал перебирать вещи.
   -Съестное у нас закончилось, последний пирожок недавно поделили. Остаются веревка, перочинный нож... щипчики - подарок Хорса... молоток, камень, дубина... А, вот! Может это?
   Лёва протянул поэту обломок коровьего рога, инкрустированный золотом.
   -Сгодится, - кивнул кот.
   Он взял рог и подошел к крокодилам.
   -Стоять! - зарычали чруты.
   -Я принес вам замечательную вещь, - Гнусик показал рог.
   -И все? - правая морда заморгала желтыми глазами.
   -Да, - кивнул поэт. - У нас больше ничего нет.
   -Не пойдет, - сказала левая морда. - Нас двое, а рог один. Давай что-нибудь еще. Например, твою желтую тюбетейку.
   Гнусик с минуту подумал, а потом махнул рукой и отдал ее вместе с рогом крокодилам.
   Оказавшись в покоях Турнажа, Лёва удивился, насколько там было красиво. Если бы мальчик не знал, где находится, он бы подумал, что очутился во дворце мудрого правителя, который любит литературу и искусство. В большом овальном зале, освещенном желто-красными шарами, находилось множество книг, картин и изваяний. Особенно поразила веля скульптурная композиция из янтаря, выполненная неизвестным мастером. Несколько десятков фигур, в полный человеческий рост, стояли, сидели и лежали вокруг богато сервированного стола, в самых замысловатых позах.
   Лёва расположился на украшенном резьбой стуле из красного дерева и стал разглядывать маленькую четырехкрылую девочку, держащую в руке надкусанный крендель.
   -О, еда! - Тил увидел стол и, потирая руки, направился к нему.
   -Да, не мешало бы подкрепиться, - сказал Хорс, - а то в последнее время мы питаемся урывками.
   Он перешагнул через лежащую на спине женщину и опустился на золотую скамейку:
   -Надо же, тут столько фруктов и овощей! Никогда бы не подумал, что Турнаж любил растительную пищу.
   Хорс взял губастую грушу с двумя небольшими пальчиками вместо листьев и поднес ко рту.
   -Подожди! - закричал Бумга. - Не ешь, а то станешь статуей! - прилипала показал на янтарные скульптуры.
   -Не понял, - ушан удивленно посмотрел на Бумгу.
   -Чего тут не понять! Вся еда заколдована!
   -Заколдована? - Тил выронил жареную рыбу из рук. - А я чуть не откусил...
   Из боковой комнаты показался перепуганный Гнусик. Увидев Лёву, Хорса и Тила целыми и невредимыми, поэт вздохнул с облегчением.
   -Уф! - покачал головой кот. - Забыл вас предупредить, чтобы вы не прикасались к закускам, - Гнусик кивнул на изваяния. - Турнаж называл их "Своей зримой памятью". Иногда волшебник, со скуки, приглашал на обед гостей. Ничего не подозревавшие люди ели и превращались в янтарные статуи. Многих несчастных я знал лично.
   Поэт подошел к усатому крепышу в кольчуге и похлопал по плечу.
   -Это старина Сыз. Лучшего парикмахера, чем он, не было во всем подземелье, - кот тяжело вздохнул. - Знали бы вы, как Сыз ловко брил скалы и прилеплял мыльные пузыри к потолку...
   Гнусик всхлипнул.
   -Ладно, пойдем, - сказал Бумга, - нечего нюни распускать. Нашим друзьям нужно спуститься в подвал и потушить костер.
   -Потушить костер?! Зачем? - поэт высморкался и вытер платком зеленые слезы.
   -Чтобы перестал вариться каменный суп, - пояснил Лёва, - а то планета Конфета покроется плитами. Если мы не потушим костер, жизнь на поверхности скоро погибнет.
   -Тогда и я с вами, - произнес Гнусик. - Без моей помощи вам не обойтись.
   Он поднял с пола круглый щит с осколками от зеркала и, приблизившись к камину, бросил в огонь.
   -Все, - кот отряхнул ладони, - с этой минуты не называйте меня больше поэтом. Поэт Гнусик умер. Да здравствует Гнусик сверлильщик! Вы не поверите, но много лет назад я был простым сверлильщиком - делал дырки в стенах - но однажды нашу деревню посетил Турнаж и, увидев меня, сказал: "Я сделаю из этого толстяка канатоходца". К счастью, по прибытию в замок, освободилось место поэта, а то бы я давно уже погиб... Сами понимаете, какой из меня канатоходец?
   -Как и поэт, - улыбнулся Бумга.
   -Можешь смеяться, но, став поэтом, я сохранил свою жизнь, - Гнусик тяжело вздохнул. - Ладно, пошли, я покажу вам короткую и безопасную дорогу к костру.
  

ПОДВАЛ

   Кот подошел к комоду и надавил на голову бронзовому ворону. Стоящий у противоположной стены шкаф с книгами начал бесшумно опускаться и когда его верхняя часть сравнялась с полом, камин отодвинулся в сторону, открыв тайный ход в подвал. Поэт вытащил из кармана карандаш и кинул вперед. Как только он коснулся ступеньки, из боковых отверстий вырвались языки пламени и от карандаша осталась лишь кучка пепла.
   -Одна ловушка готова, - улыбнулся кот.
   Гнусик потянул за железное кольцо, свисающее с потолка и крутая лестница, уходящая вниз, разделилась надвое.
   -По какой же идти? - поэт почесал голову. - Не помню...
   -А что, есть разница? - спросил Хорс.
   -Конечно есть, - кот взял из ящика длинную кочергу с золотым набалдашником. - Если ошибемся и пойдем по ложной, провалимся и сгорим в огненной реке.
   -Ничего себе новости! - воскликнул Тил. - Ты же хотел показать нам безопасную дорогу!
   -Любая дорога, даже самая безопасная, таит опасности, - сказал Гнусик. - Тебе ли об этом не знать дед? Ты уже пол жизни прожил.
   Тил недовольно хмыкнул и, поправив ранец, повернулся к Бумге.
   -Ты знаешь другой путь?
   -Знаю, - кивнул прилипала, - но он тоже опасный и на много длиннее.
   -Ладно, не мешайте мне, - попросил поэт, - дайте сосредоточиться. Так... прошлый раз Турнаж пошел по левой... значит, сегодня мы должны идти по правой. Да, верно, по правой... Или по левой... Ничего не помню.
   -С таким провожатым мы далеко не уйдем, - усмехнулся Тил. - Давай Бумга, веди нас длинной дорогой.
   -Подождите, - Гнусик сделал шаг и ступил на правую лестницу.
   -Вернись! - закричал прилипала. - Ты же сейчас провалишься!
   -Один... два... три... четыре, - кот зажмурился и принялся медленно считать.
   Дойдя до тринадцати Гнусик открыл глаза и, вздохнув с облегчением, улыбнулся.
   -Значит, я не ошибся, надо идти по правой лестнице, - поэт стукнул кочергой по щербатой ступеньке. - Вторая ловушка готова.
   -А сколько всего ловушек? - спросил Лёва.
   -Достаточно, - уклонился от ответа кот.
   Спустившись по лестнице, компания оказалась в небольшой шестиугольной комнате с белой метровой тарелкой посередине. На ней сидел крупный упитанный птенец, покрытый нежным желтым пухом. Увидев гостей, птенец оживился и, раскрыв острый стальной клюв, встал на длинные деревянные ноги и закричал: "Кто здесь?"
   -Жанрут, - сказал Гнусик.
   -Проходи, - птенец зевнул и, опустившись на тарелку, спрятал голову под крыло.
   -Третья ловушка готова, - поэт радостно потер руки.
   -А кто такой этот Жанрут? - спросил Лёва.
   -Турнаж наоборот, - пояснил кот. - Пошли дальше.
   Он сунул палец в обведенное красной краской отверстие и пол, отделившись от стен, начал стремительно падать вниз.
   -А!!! - заголосили все кроме Гнусика.
   -Перестаньте орать, - сказал поэт, - с нами ничего не случиться.
   И действительно, секунд через десять, пол замедлил падение и замер возле огороженной перилами площадки.
   -Приехали, - произнес Гнусик и первым спрыгнул вниз. - Добро пожаловать в подвал.
   Лёва осмотрелся и увидел узкую тропинку, выложенную светящейся плиткой. Она уходила вглубь подземелья и терялась между сталактитами и сталагмитами. По ней ползали огромные гусеницы величиной с поросенка и бегали сиреневые тараканы.
   Поэт достал из нагрудного кармана пирожок с повидлом и стал неторопливо есть.
   -Дай кусочек, - попросил Тил.
   -Нет, - покачал головой кот.
   -У, жадина! - обиделся старик.
   -Это для тараканов и гусениц, - пояснил Гнусик.
   Поэт перестал жевать и, вытерев губы рукавом, бросил недоеденный пирожок в глубокую впадину в стороне. Почувствовав запах теста гусеницы и тараканы кинулись в яму, освободив дорогу нашим знакомым.
   -Бежим! - скомандовал Гнусик и устремился к тропинке.
   Когда компания пересекла поляну, покрытую зеленой травой, кот остановился и произнес:
   -Четвертая ловушка пройдена. Теперь будьте особенно внимательны. Вы должны идти только по нечетным плиткам. Видите вон те груши? - он показал на спелые фрукты. - Если кто-нибудь из вас наступит на четную, они все свалятся вниз и мы погибнем.
   Лёва посмотрел наверх и заметил ярко желтые плоды, растущие на потолке. Каждый из них весил не менее двухсот килограмм и представлял смертельную опасность для путешественников.
   -Ну что, готовы? - спросил Гнусик.
   -Готовы, - сказал мальчик.
   -Тогда вперед. Ведите отсчет от красной плитки, она первая.
   И поэт медленно двинулся по тропинке
   -Да, - он обернулся и перешел на шепот, - забыл предупредить, не говорите громко, пока мы не дойдем вон до той каменной сосульки. А лучше, вообще не разговаривайте. Груши могут среагировать на ваш голос.
   -Эй, подождите, - сказал Тил, - какой отсчет? - старик почесал рыжую бороду. - Я не очень-то силен в математике.
   -Эх ты, темнота, а еще таблицу умножения наколол на теле! - кот осуждающе покачал головой. - Иди за кем-нибудь след в след и все будет в порядке.
   Тил так и сделал: пристроился за Хорсом и благополучно миновал опасный участок.
   -Ну вот, пятая ловушка пройдена, - Гнусик сел на скамейку с ножками в виде лягушек. - Давайте не много передохнем. Отсюда уже недалеко до костра. Он там, - поэт вытянул руку, - сразу за поворотом.
   -Ну и пошли, - сказал нетерпеливо Хорс. - Чего рассиживаться? Я очень долго ждал этой минуты.
  

КОСТЕР

   Обойдя огромный соляной сталагмит, компания остановилась перед огненным обручем, висящем в воздухе. Тропинка, из светящейся плитки, обогнув его с двух сторон, шла дальше, к гигантской картине с нарисованным трехгорбым верблюдом, бредущим по хлебному полю.
   -Нам сюда, - Гнусик показал на обруч.
   Лёва заглянул внутрь кольца и увидел огромный сводчатый зал, стены и потолок которого представляли из себя ячейки, наподобие пчелиных сот. Посередине комнаты на почерневшем от сажи и копоти многоугольнике находилась тренога с переливающимся всеми цветами радуги котлом. Лёва сделал несколько шагов, намереваясь посмотреть за обруч, но мальчика окликнул Гнусик.
   -Осторожно! - поэт схватил веля за руку и оттащил назад. - Еще немного и ты сгорел бы заживо.
   Он прикоснулся кочергой к тропинке справа от обруча и из светящейся плитки вырвался столб огня.
   -Видел?
   Гнусик ткнул железным прутом в тропинку с левой стороны и все повторилось.
   -Это шестое препятствие на пути к костру, - произнес кот и, подобрав камень, швырнул в центр обруча.
   Огненное кольцо с металлическим лязгом сжалось в маленький шар и затем раскрылось вновь, но теперь на нем не было оранжевого пламени.
   -Последняя, седьмая ловушка, - сказал Гнусик.
   Поэт разбежался и, вытянув руки вперед, сиганул в обруч. Лёва, Хорс, Тил и Бумга последовали за ним.
   -А я знаю другой путь сюда, - поднимаясь на ноги, произнес прилипала.
   -Какой? - спросил поэт.
   -Через трубу.
   -Через трубу?! Ты когда здесь был в последний раз? - Гнусик поднял кочергу и направился к многоугольнику.
   -Лет семь-восемь назад, - сказал Бумга.
   -Чувствуется. Того хода давно нет, Турнаж завалил трубу картошкой и свеклой. Остался только этот и тот, - кот показал на круглое отверстие в потолке, из которого спускалась веревочная лестница. - Я думал ты его имел в виду, когда обещал привести ребят к костру другой дорогой.
   Неожиданно земля содрогнулась и из висевшего на треноге небольшого котла вылетела черная дымящаяся "капля" величиной с телегу и, приблизившись к стальной воронке, исчезла внутри.
   -Что это? - спросил Лёва.
   -Каменный суп, - пояснил Бумга.
   -Невероятно, - удивился Хорс. - Как такая огромная масса могла поместиться внутри котла?
   -Как-как? Да очень просто, - улыбнулся Гнусик. - Разве вы забыли, котел-то волшебный?
   -Ладно, - сказал Тил, - какое тут полено нужно вытащить, чтобы перестал вариться каменный суп?
   -Это, - показал на огонь прилипала.
   Там, объятая синими языками пламени, лежала серая продолговатая пластина с ярко-желтыми вкраплениями и сиреневыми, наподобие коралловых, наростами.
   -Так вот оно какое несгораемое полено? - Хорс присел на корточки и уставился на пластину.
   -Не смотри на него долго, а то ослепнешь, - предупредил Гнусик.
   Земля вновь содрогнулась и другая большая "капля" исчезла в стальной воронке. Вслед за этим послышался звон колокола и украшающие котел драгоценные камни потускнели, а он сам покрылся складками и позеленел.
   -Что это с ним? - спросил Лёва.
   -Берегись! - закричал поэт. - Сейчас будет выброс!
   И сразу после слов кота земля затряслась особенно сильно и из котла хлынул каменный фонтан. Дымящаяся масса, ударив в сводчатый потолок, собралась над костром, заполнив почти треть объема зала.
   Все попадали на паркетный пол и закрыли головы руками.
   -Горячо! Мое тело горит! - Бумга подполз к Гнусику и укрылся полой его плаща.
   Между тем раздались новые удары колокола и выброс повторился. В помещении наступила невыносимая жара и стало нечем дышать.
   -Мы погибнем, - простонал прилипала.
   -Не трусь, - сказал Тил. - У меня тоже почти нет одежды, одна набедренная повязка и ничего.
   Удивительно, но черная бурлящая масса издавала высокие приятные звуки и излучала белое волнообразное сияние. Она была, словно живая и Лёве даже показалось, что в какой-то момент у той появились глаза, а затем рот... Мальчик, как зачарованный, смотрел на невероятное зрелище, совершенно забыв об опасности и когда расплавленные камни, постепенно приблизившись к стальной воронке, покинули помещение, он подошел к тянувшейся от нее стеклянной трубе и постучал кулаком.
   -Интересно куда ведет труба? И как стекло может выдержать такую громадную температуру?
   -Уф, кажется, пронесло, - Бумга встал и отряхнулся. - Если я не ошибаюсь, труба идет к Огненной реке.
   Прилипала ощупал тело, словно боялся, что чего-то не окажется на месте.
   -Ты не ошибаешься, - кивнул Гнусик, - каменный суп выливается в реку бегущую под горой Волосатой и когда она выходит из берегов, то...
   -Поверхность планеты Конфета покрывается плитами, - закончил за поэта Хорс.
   Глаза ушана стали влажными.
   -Точно, - подтвердил кот, - лава наступает на землю.
   -Ну, вы что, заснули? - подал голос Тил. - Вы думаете вытаскивать полено или нет?
   -Думаем, конечно, думаем, - произнес Гнусик.
   Поэт поклонился и протянул кочергу Хорсу:
   -Предоставляем это право тебе, как наиболее пострадавшему от горных старцев.
   Подросток взял железный прут и, сделав несколько шагов в направлении костра, остановился.
   -Смелее! - подбодрил его Лёва.
   -Ничего не бойся, - сказал Тил, - мы с тобой!
   Ушан подошел к почерневшему многоугольнику и, подцепив серую продолговатую пластину, вытащил из огня.
  

И НАЧАЛОСЬ

   Лишь только это произошло, ячейки, из которых состояли стены и потолок зала, беспорядочно замигали красными и белыми огнями. Из пола со скрежетом вылез железный тюльпан, представляющий собой ничто иное, как сирену и помещение наполнилось громкими тревожными звуками. Собиравшаяся было вылететь из котла каменная "капля" замерла и вернулась обратно. По треноге пробежали искры и многоугольник стал вращаться против часовой стрелки. Когда он совершил двадцать пять оборотов, наступила тишина.
   -Все, суп больше не варится, - произнес Бумга. - Вы добились, чего хотели.
   -А с этим, что делать? - Лёва показал на объятое синим пламенем несгораемое полено.
   -Пусть лежит, - махнул рукой Гнусик.
   -Ага, а вдруг кто-нибудь положит его обратно, - сказал Хорс.
   -Да и все начнется сначала, - поддержал подростка Тил.
   -Тогда киньте полено в стальную воронку, - предложил прилипала.
   -Точно, - согласился с поэтом Бумга, - оно попадет в Огненную реку и исчезнет навсегда.
   Хорс подкатил серую пластину к воронке и, зацепив кочергой, бросил внутрь. Воронка вздрогнула и, раскалившись до бела, принялась сжиматься. Не прошло и пяти минут, как она превратилась в бесформенный металлический комок, а тянувшаяся от нее стеклянная труба, потрескалась и рассыпалась.
   Лёва приблизился к Хорсу и положил ему руку на плечо.
   -Ты доволен? - спросил приятеля мальчик.
   -Да, - отчего-то печально сказал ушан, - очень доволен.
   -А почему не радуешься, ведь больше никто не сможет положить полено под котел?
   -Я грущу о своем родном городе Тиубуле, - Хорс посмотрел на Лёву. - Спасибо тебе друг за помощь, - ушан сжал веля в объятиях. - И тебе Тил огромное спасибо, и вы Бумга и Гнусик примите мою искреннюю благодарность. Один бы я никогда не справился с горными старцами и не добрался бы до котла.
   -Да, а с котлом-то что делать? - сказал Лёва. - Так и оставим тут?
   -Ну не брать же с собой, - засмеялся Тил. - Он, наверное, страшно тяжелый.
   Старик подошел к котлу и ударил по нему ногой. Тот со звоном отлетел в сторону и, перевернувшись кверху дном, повис в воздухе. Украшающие котел драгоценные камни начали с треском отлетать от его стенок и, падая на землю, сгорать оранжевым пламенем.
   Откуда-то сверху, на трех цепях, спустился огромный расписной барабан и в зале запахло серой. Почти сразу после этого Лёва ощутил сильнейшую головную боль и жажду.
   -Пить, очень хочется пить! - услышал мальчик голоса Хорса, Бумги и Гнусика.
   Только Тил завидев барабан не почувствовал желания напиться. Глаза старика загорелись и он, схватив валявшуюся костяную ложку, принялся лупить по барабану.
   -Знали бы вы, как я соскучился по музыке! - Тил закрыл глаза и заколотил по толстой коричневой коже.
   Внезапно пол задрожал и взорвался возле дальней стены. Из-под земли вырвались красные языки пламени и маленькие, не крупнее мяча, каменные "капли". Они полетали по залу и бесшумно исчезли в котле.
   С каждой минутой тряска нарастала, а провал в земле увеличивался.
   -Прекрати стучать! - закричал Лёва.
   -Думаешь, это из-за того, что я играю на барабане? - спросил вспотевший старик.
   -Не знаю, - пожал плечами мальчик, - но лучше не рисковать.
   Тем временем паркетный пол покрылся трещинами и вздулся прямо под котлом.
   -Мне кажется, нам нужно убираться отсюда, пока не поздно, - Гнусик запахнул плащ и помчался к обручу.
   Однако поэт не успел. Обруч превратился в черный треугольник, а затем с шипением растворился в воздухе.
   -Сюда! Скорее сюда! - Бумга ухватился за веревочную лестницу, спускающуюся из отверстия в потолке, и полез наверх.
   Все устремились к нему. И надо сказать вовремя. Лишь только Лёва, бежавший последним, взялся за лестницу, пол с грохотом разлетелся на мелкие кусочки и ввысь взметнулся каменный фонтан. Он ударил в перевернутый котел, но тот даже не шевельнулся.
   -Странно, - Гнусик наморщил лоб, - почему фонтан не прекращается? Обычно выброс заканчивается через несколько секунд.
   И действительно, мощная черная струя била и била в котел, с гудением исчезая внутри.
   -Я, кажется, догадался, из-за чего начался этот сыр-бор, - произнес Лёва. - Тил перевернул котел и вылившийся из него суп возвращается назад.
   -Ты думаешь, время пошло вспять? - спросил Хорс.
   -Не знаю как время, но суп точно.
   -А может и каменные плиты, накрывшие Тиубул, вернуться сюда? - с надеждой в голосе сказал ушан.
   Между тем дым расселся, и все увидели густую красно-вишневую массу, медленно текущую внизу. До нее было, примерно, метров сорок и Лёва ужаснулся, представив на миг, что с ними станет, если веревочная лестница не выдержит и они упадут в пропасть.
   -Это Огненная река, - сказал Гнусик. - Там водятся бумажные рыбы. Говорят очень вкусные, но я их никогда не пробовал.
   С потолка послышался отчаянный крик Бумги и Лёва с тревогой посмотрел наверх.
   -Глядите, - чуть не плача произнес прилипала, - отверстие закрылось! - Он стукнул кулаком по медному люку - Мы в ловушке!
   -Попробуй еще, - попросил Тил.
   -Не получается...
   -А ну, дай я!
   Старик занял место Бумги и, ухватившись за лестницу, перевернулся и ударил ногами в люк.
   Результат был тот же - железная крышка не поддалась.
   -Мы погибнем! - запричитал Гнусик, дергая за усы. - Я только начал новую жизнь и на тебе.
   Поэт зарыдал и из его глаз полились зеленые слезы.
  

ОТЕЦЦ

   Казалось, гибель неминуема. Лёва вспомнил свой дом в Окки-Укс, друзей, родителей и ему стало грустно. Одно утешало мальчика: им удалось вытащить из костра несгораемое полено и выбросить в Огненную реку и теперь никто не сможет сварить каменный суп, а значит, они погибнут не зря. "А еще мы расправились со всеми горными старцами, - подумал вель, - и жители горы Волосатой должны быть нам благодарны. Нет не со всеми, - Лёва поморщился, - остался дядя волшебников, Отецц... Ну остался, так остался, пусть живет, главное, удалось остановить наступление каменных плит на планету Конфета".
   Мальчик обратил внимание: нестерпимая жара мучавшая их вдруг прекратилась. Вель взглянул вниз и увидел в медленных красно-вишневых "водах" реки белоснежный кораблик с нежно розовыми парусами. Сначала Лёва не поверил самому себе и даже зажмурился, но когда снова открыл глаза, кораблик по-прежнему находился там.
   -Что это? - с дрожью в голосе спросил мальчик.
   -О ужас!!! - воскликнул Гнусик. - Это Отецц!
   -Наверное, он заметил, что каменный суп возвращается из реки обратно, - сказал Бумга. - Теперь нам конец.
   Тил с новой силой заколотил ногами по крышке люка.
   -Тише! - прикрикнул на него поэт. - Не привлекай внимание.
   -Ты думаешь Отецц нас не заметит и проплывет мимо? - старик недовольно посмотрел на кота. - Дурачок! Мы висим рядом с котлом и волшебник хочешь не хочешь нас увидит.
   Судно обогнуло черный дымящийся риф и, бросив якорь, остановилось прямо под нашими знакомыми.
   -Ну и где ваш Отецц? - спросил Хорс. - Почему на палубе никого нет? Может вы ошибаетесь и на корабле нет волшебника?
   -Может и нет, - прошептал Гнусик. - Тогда нам крупно повезло. Дядя горных старцев очень жесток. Даже Крум не шел с ним ни в какое сравнение. Он не убивает врагов сразу, а истязает неделями. Ему доставляет особое удовольствие наблюдать за мучениями жертвы: глядеть, как она страдает от страха и боли.
   Из находящегося на палубе шелкового шатра вышел красивый, очень красивый ребенок и, помахав рукой висевшим на лестнице несчастным, хлопнул в ладоши. И сейчас же из деревянного ящика на корме выскочили три небольших грязно-серых существа, напоминающие кляксы и, вытащив из бочки складной стул, поставили возле своего господина.
   -Отецц! - выдохнул поэт и затрясся всем телом.
   -Ты уверен? - спросил Лёва. - Ведь Отецц дядя горных старцев, а этот ребенок на вид не старше семи лет.
   -Конечно уверен, - зашептал Гнусик. - Просто каждые сто лет волшебник молодеет на девяносто и снова становится ребенком. Прошлый раз, когда я его видел, он выглядел, как старик. Наверное, помолодел совсем недавно.
   Отецц сел на стул и, закинув ногу на ногу, взмахнул золотым жезлом. Длинный фиолетовый плащ волшебника заискрился и превратился в короткую огненно-красную накидку, а огромный белый воротник сросшийся с шеей, почернел.
   Грязно-серые существа взмыли в воздух и, тревожно блея и мыча, закружили над мачтой кораблика.
   -Эй ты, поэт-сверлильщик! - Тил спустился и ткнул Гнусика в бок. - А слабо тебе просверлить дырку в потолке?
   -Я давно не занимался этим, но можно попробовать.
   -Будь добр, попробуй, - ехидно произнес Тил, - а то мне не очень хочется знакомиться с тем мальцом внизу.
   Кот забрался наверх и, растопырив пальцы, быстро-быстро закрутил рукой.
   -Подержи меня, - попросил он Бумгу. - Только крепко, чтобы я не упал.
   Прилипала вцепился в поэта и притянул к лестнице.
   Гнусик начал вращать второй рукой. Когда его руки закрутились с огромной скоростью, кот приблизил их к потолку. Послышался звук, издаваемый сверлом, коснувшимся твердого материала и на всех посыпалась каменная пыль и крошки.
   -Получается! - радостно крикнул поэт. - У меня получается!
   Неожиданно одна "клякса" отделилась от товарищей и, подлетев к концу лестницы, принялась ее раскачивать.
   -Сделайте что-нибудь, а то мне не удобно работать! - попросил Гнусик.
   Лёва снял мешок и, прицелившись, бросил в "кляксу". Мешок угодил ей прямо в овальный глаз и она, заскулив, упала в реку.
   -Ты, наверное, спятил? - воскликнул Тил. - Там же находились магические предметы!
   -Зачем они нам, если мы погибнем? - сказал мальчик.
   -Может ты и прав, - старик вытащил из ранца кость и попытался взлететь.
   Но не тут-то было. Как не старался Тил, у него ничего не вышло.
   -Ребята, у меня кость испортилась!
   -Наверное, ее лишил силы Отецц, - произнес Бумга. - Видите, он улыбается.
   Волшебник вскинул руку и из золотого жезла выскочила белая молния. Она ударила рядом с Гнусиком и тот, прекратив сверлить, закрыл голову руками.
   -Работай! - Тил дернул за плащ кота. - Чего перестал?
   -Разве не видите, - захныкал поэт, - он в меня стреляет молниями.
   -Сам же говорил, Отецц не убивает своих врагов сразу, а мучает неделями. Так что не бойся, волшебник тебя только пугает, хочет, чтобы ты замарал штаны от страха.
   -Ему это удалось, - простонал Гнусик и вновь взялся сверлить потолок, возле медного люка.
   Вторая "клякса" подлетев к лестнице, начала кружить вокруг. Она стала отрывать от себя небольшие кусочки и швырять в поэта. Один из них угодил в плащ кота и в нем образовалась дырка.
   -Вы заметили? - закричал Гнусик. - Это кислота!
   -Кыш! - Тил плюнул в "кляксу".
   -Кинь кость в мерзавку, - сказал Лёва, - а то у меня ничего нет!
   -Жалко, - старик прижал магический предмет Крума к груди. - Лучше я ключ брошу.
   Тил достал из ранца ключ и метнул в нападавшую, но та увернулась и он пролетел мимо.
   "Клякса" захохотала и принялась раздуваться и вскоре выросла до размеров теленка. У нее появился рот и высокий спинной плавник.
   -Взять их! - послышался снизу приказ Отцца и "клякса" устремилась в атаку.

ЖЕЛАНИЕ ВЫЖИТЬ

   К счастью, в это время Гнусик просверлил дыру в потолке и все торопливо полезли наверх. Только Лёве пришлось задержаться и уклоняться от нападения "кляксы". Увеличившись "клякса" стала менее поворотливой и мальчик довольно легко справился с проблемой. Правда, один раз, вель чуть не свалился вниз, когда она коснулась плавником лестницы и одна веревка порвалась, но Тил вовремя бросил из отверстия камень и "клякса", лопнув, упала в Огненную реку.
   Догнав товарищей Лёва удивился, что те никуда не бегут, а стоят возле стены. Оказалось, Гнусик ошибся и сделал дыру не в том месте, и они находятся в небольшой пещерке, откуда нет выхода.
   -Тоже мне сверлильщик! - проворчал Тил. - Надо было дырявить потолок с другой стороны люка.
   -Извините, я просчитался, - поэт опустил голову.
   -Просчитался. Это тебе не стишки царапать. И как прикажешь, нам отсюда выбираться? - старик встал на колени и выглянул наружу.
   -Ну что там? - спросил Хорс.
   -Что-что? Ничего, - сердито ответил Тил.
   -Как ничего? - оживился Бумга. - Отецц уплыл?
   -Уплывет он, жди! Сидит на стуле и машет мне рукой.
   -Отецц тебя видит? - Лёва подошел к отверстию в полу.
   -Конечно видит, у него ведь есть глаза, - старик высунул кулак и погрозил волшебнику.
   -Не зли Отцца, - взмолился Гнусик. - Волшебник и так на нас очень сердит, а ты еще масла в огонь подливаешь.
   Лёва присоединился к Тилу и выглянул из дыры.
   Летавшая вокруг мачты третья клякса вернулась на палубу и подняла якорь. Отец взмахнул жезлом и кораблик медленно поплыл по реке.
   -Смотри, он уплывает! - старик радостно ущипнул Лёву за плечо. - Наверное, понял, что сюда ему не добраться.
   -А ну, дайте я погляжу, - поэт растянулся на полу. - Точно уплывает. Ура, мы спасены!
   Кот принялся обнимать Лёву и Тила, а потом вскочил и, размахивая руками, начал носиться по пещерке.
   -Да успокойся ты, - сказал Хорс. - Даже если Отецц и оставит нас в покое, в чем я лично сомневаюсь, нам не выбраться из каменной ловушки, - ушан постучал кулаком по стене. - Мы находимся глубоко под землей, а под нами Огненная река.
   -Чудак, - улыбнулся Гнусик. - Разве ты забыл, ведь я сверлильщик! Со мной ребята вы никогда не пропадете. Я просверлю дыру где угодно и куда угодно. Хоть к центру планеты Конфета!
   Поэт растопырил пальцы и закрутил рукой.
   -Не надо где угодно, - произнес Бумга. - Просверли лучше тут, - прилипала показал на стену. - Там должен быть другой ход, который выведет нас на свободу.
   -Знаю-знаю, - радостно пропел Гнусик. - За этими камнями выход, что закрыт медным люком.
   Поэт поднес вращающуюся руку к зеленой стене с желтыми светящимися точками, но вместо характерного воющего звука послышался скрежет и кот отпрянул назад, не сделав ни одной бороздки.
   -Не получается? - спросил Лёва.
   -Это астросидиан, - растерянно произнес Гнусик, - камень, против которого я бессилен, - поэт сел на корточки и закрыл голову плащом.
   Все притихли. Каждый представил на миг, что они никогда не выберутся отсюда и погибнут от голода и жажды. Поэтому Лёва не сразу понял слова Тила, когда тот не громко сказал: "Он возвращается".
   -Кто он? - переспросил мальчик.
   -Наш старый друг, Отецц...
   Сделав круг по реке кораблик вернулся на прежнее место и бросил якорь недалеко от котла, прямо под отверстием.
   -Плыл бы себе домой, а нас оставил в покое, - нахмурился Тил. - Ну ты у меня дождешься, - старик нащупал камень, величиной с кулак и, прицелившись, кинул вниз.
   Волшебник, не переставая улыбаться, направил золотой жезл на камень и он превратился в прах.
   -Молодец, - захлопал в ладоши Тил. - А если я возьму каменюгу побольше, например, такую.
   Старик подошел к стене и выбрал обломок скалы раза в три крупнее прежнего.
   -Прекрати! - Гнусик вцепился в Тила. - Я тебя очень прошу, не надо, а то Отецц выйдет из себя.
   -Ну и что, пусть выходит. Хуже от этого не будет, - Тил плюнул в дыру. - Мы так и так погибнем.
   -Смотря как погибнем, - возразил поэт.
   -А тебе разве не все равно? - усмехнулся Лёва. - Смерть она и есть смерть.
   -Ну не скажи, - Гнусик замотал головой. - Одно дело если быстрая, мгновенная, легкая смерть и совсем другое, если долгая, тяжелая и мучительная... Да еще в каком-нибудь ужасном обличии. Возьмет, например, Отецц и превратит Тила в лягушку.
   -Здорово, я люблю лягушек! - засмеялся старик.
   -Тогда в скорпиона.
   -Еще лучше! Я начну всех жалить, - Тил сдвинул брови и, наклонившись, стал хватать поэта за ноги.
   -Да ну тебя, старый дурень! - отпихнул нападавшего кот. - Лет много, а ума нисколько.
   Тил оставил в покое Гнусика и, взяв камень, приблизился к дыре.
   -Ладно, сейчас старый дурень вас спасет. Вот брошу его вниз и проломлю палубу корабля. Отецц утонет в Огненной реке, а мы пойдем пить чай. У тебя есть чай Гнусик?
   -Есть, - еле слышно ответил тот, - цукитататовый.
   -Это какой такой цукитатовый? - старик посмотрел на прислонившегося к стене поэта.
   -Из лапок и усиков тюльпанной бабочки.
   -Нет из бабочки не надо. А простой есть?
   -Есть.
   -Прекрасно. Вспоминай, где у тебя лежит чай, а я сейчас, - Тил лег на живот и пододвинул камень к дыре. - Подержи-ка Лёва мои ноги, я хочу обхитрить этого молокососа: кинуть так, чтобы ему мешал котел, и он не смог бы уничтожить мой подарочек.
   И старик, высунувшись из отверстия по пояс, прицелился и бросил камень.
  

НЕ МНОГО ВЕЗЕНИЯ

   Увидев камень Отецц направил жезл вверх, но опасаясь попасть в котел опустил руку. Камень, вместо того чтобы обогнуть волшебный металлический сосуд и упасть на кораблик, угодил прямо в него. Послышался глухой удар и котел треснул. Пещера наполнилась страшный свистом и скрежетом, и бивший в котел из Огненной реки фонтан замедлил скорость и начал застывать прямо на глазах.
   -Что стряслось? - со страхом спросил Гнусик. - Почему такой шум?
   -Я, кажется, испортил котел, - Тил виновато улыбнулся и развел руки в стороны, - и теперь он то расширяется, то сжимается.
   Все кинулись к отверстию и, припав к нему, уставились вниз.
   Там происходило следующее. Раскалившийся до бела котел пульсировал, словно сердце великана, разбрасывая в разные стороны маленькие желтые звездочки. Большинство из них отлетев на несколько метров бесследно растворялись в воздухе, но некоторые достигали стен и потолка подземелья, и тогда то место, куда падала звездочка делалось стеклянным.
   Что касается кораблика, то он преобразился до неузнаваемости. Его мачта оплавилась, а нежно розовые паруса стали грязно-коричневыми. Сам же волшебник из пригожего мальчика превратился в сухого скрюченного старика с узкими крылышками на спине, а "клякса" исчезла, оставив после себя лужу зеленой слизи.
   -Смотри, как Отецц по палубе носится! - Тил показал пальцем на бегающего по кораблику волшебника. - Эй, дед, воспользуйся крыльями и лети сюда!
   Отецц остановился и, взглянув наверх, погрозил золотым жезлом. Не спуская глаз с отверстия, волшебник замахал крыльями и медленно оторвался от кораблика.
   -Ну, допрыгался? - Хорс, отпрянув назад. - Отецц летит к нам, как ты и хотел.
   -Не правда, я хотел пошутить, - начал оправдываться старик. - Я не думал, что волшебник захочет нас навестить.
   -Ты всегда не думаешь, - проворчал ушан. - Делаешь и не думаешь. Из-за тебя одни неприятности.
   -Нет, ты слышал? - Тил дернул за рукав Лёву. - Из-за меня одни неприятности!? Уж молчал бы лысый...
   -Перестаньте! - прикрикнул на друзей мальчик. - Не спорьте, лучше запаситесь камнями. Попробуем отразить нападение Отцца.
   К счастью, когда волшебник подлетел совсем близко к дыре, внутри котла что-то звякнуло и от него стали отделяться маленькие искрящиеся кусочки. Отецц взвыл и, выронив жезл, со стоном свалился на палубу кораблика.
   Глубоко под горой Волосатой произошел сильный толчок, и все вокруг зашаталось и затряслось. С потолка пещерки, где находились наши знакомые, посыпались камни и в стене появились трещины.
   -Глядите, - обрадовался Лёва, - астросидиан треснул! - Может теперь Гнусик тебе удастся просверлить отверстие?
   Поэт рьяно взялся за дело, но ему удалось отколоть лишь несколько небольших камешков. Стена по-прежнему не поддавалась.
   -Нет, - Гнусик опустил руки, - видно придется нам здесь умирать.
   -Эй, - закричал Бумга, - котел снова сделался целым!
   И действительно, котел вдруг принял свой первоначальный вид. На боках сосуда даже появились драгоценные камни, отлетевшие, когда Тил ударил его ногой.
   Однако эти, положительные, на первый взгляд, изменения почему-то совсем не обрадовали Отцца. Волшебник вскрикнул и, упав на палубу, заколотил по ней кулаками.
   -Чей-то я не пойму деда, - произнес Тил. - Котел починился, а он убивается. Значит все не так плохо, как нам кажется.
   Старик оказался прав. В таком состоянии котел находился очень не долго. Сосуд начал чернеть и сжиматься, а затем вывернулся наизнанку и стал похож на толстый блин с неровными краями. Как только это произошло, гору Волосатую сотрясло от второго, еще более сильного толчка, и кораблик волшебника завращался на месте.
   -Смотрите, - показал вниз Гнусик, - вокзал!
   -Какой вокзал? - спросил Лёва.
   -Место, из которого на санях по подземным тоннелям можно попасть почти в любую точку на планете Конфета. Я думал вокзал всего лишь красивая легенда.
   Мальчик взглянул в указанном Гнусиком направлении и заметил в сохранившейся от сводчатого зала стене провал, в котором виднелся круглый стол и разбросанные вокруг сани.
   -Если бы нам удалось добраться до вокзала, мы бы спаслись, - сказал поэт.
   -Как, на крыльях? - спросил Тил. - Не испортилась бы моя косточка, я бы вас туда быстренько перенес, - он машинально дернул за торчащую из ранца кость и взлетел в воздух. - О!!! - закричал обрадованный старик. - Она снова заработала!
   Тил опустился на землю и поцеловал магический предмет:
   -Ну ребята я готов! Кого первого доставить на вокзал?
   В это время внизу послушался хлопок, и наши знакомые вновь припали к отверстию.
   Черный "блин" уменьшился до размеров тарелки и из него выдвинулся широкий розовый луч. Луч упал на вращающийся кораблик и тот, отделившись от застывшей Огненной реки, начал подниматься вверх. Отецц отчаянно закричал и в панике бросился за борт. Но розовая полоса света разделилась надвое и, "поймав" волшебника, вернула на палубу.
   Когда кораблик приблизился к преобразившемуся котлу "блин" резко увеличился и поглотил судно вместе с Отццом. Затем разорвался на семь частей и исчез.
   Наступила тишина.
   -Все, конец последнему горному старцу, - Тил встал и отряхнул руки.
   -Не знаю почему, а мне его жалко, - произнес Лёва.
   -И мне, - сказал Хорс.
   -А мне нет, - Тил улыбнулся. - Ладно, кто первый на вокзал, прыгай на спину!
  

САННЫЙ ПУТЬ

   Перебравшись по воздуху в большую прямоугольную комнату, которую Гнусик назвал вокзалом наши знакомые, столпились возле круглого стола покрытого пылью. На нем было множество рычажков с цифрами, а посредине фонарь в виде полу раскрывшегося цветка. На стене напротив висела круглая карта, а точнее приблизительная схема расположения населенных пунктов на планете Конфета.
   -Глядите Тиубул! - Хорс подошел к схеме и показал на почерневшую от времени и грязи надпись. - Он находится совсем рядом от Волосатой.
   Ушан раздвинул ладонь и соединил пальцами два названия.
   -А вот Окки-Укс! - обрадовался Лёва. - Неужели и до стойбища можно добраться на санях?
   Мальчик наклонился к лежащим на полу трехполозым повозкам и, осмотрев одну из них, покачал головой.
   -Да они развалятся после первых десяти метров пути.
   -А ты попробуй, - предложил Лёве Тил. - Вдруг не развалятся?
   -Что-то не хочется ломать шею, - улыбнулся вель. - Лучше я ножками-ножками и спокойненько доберусь до дома. И потом, - мальчик показал на стол, - мы не знаем, как всем этим пользоваться.
   -Если верить рассказам нашего повара, - произнес Гнусик, - а его дед несколько раз ездил вместе с Турнажем в Кикуч, то нужно сесть в сани и те сами доставят куда надо.
   Лёва подошел к столу и внимательно оглядел пульт управления.
   -Не думаю, что все так просто. Зачем же тогда рычажки и цифры? Они ведь для чего-то предназначены.
   Мальчик потянул за свисающую из фонаря цепочку, и он загорелся приятным синим светом. Средина стола повернулась на триста шестьдесят градусов и на ней проступил темный треугольник, с красным кругом в центре.
   -Здорово! - воскликнул Тил.
   Старик подскочил к столу и нажал на треугольник.
   В стене возле двери образовалось отверстие, и оттуда выдвинулись тройные рельсы.
   -Смотрите! - Бумга показал на схему. - Здесь появились какие-то числа.
   И действительно, под каждым названием населенного пункта вспыхнули маленькие, но очень яркие цифры.
   -Я все понял! - догадался Лёва. - Всякому городу или деревне, куда есть санный путь, соответствует определенный рычажок на столе. Например, на карте под стойбищем Окки-Укс находится "144". Значит, чтобы отправиться туда, следует потянуть за рычажок с таким же номером.
   Мальчик осторожно прикоснулся к рычажку с цифрой "144". Как только он это сделал, остальные цифры на схеме потухли, а название Окки-Укс замигало. Находящиеся в углу желтые двухместные сани подъехали к отверстию и встали на рельсы.
   -Ну, чего рот разинул? - Тил подтолкнул Лёву. - Садись! Небось, давно уже соскучился по мамочке.
   -Верно, соскучился, - не стал скрывать мальчик.
   -А я по бабушке, - сказал Хорс.
   -И ты садись безволосый, она ведь ждет тебя в Окки-Уксе.
   -Но я хотел сначала посмотреть, не успел ли освободиться от камней мой родной город Тиубул, прежде чем ты разбил котел?
   -Потом посмотришь, - махнул рукой старик. - Повидаешься с бабушкой и вернешься.
   -Точно, - согласился с Тилом Лёва, - побудем не много в стойбище и вернемся.
   -И ты тоже вернешься? - спросил ушан.
   -Конечно, я же твой друг.
   И Лёва и Хорс принялись прощаться с товарищами.
   -Что вы станете делать, когда мы уедем? - спросил мальчик.
   -Я отправлюсь в деревню, - сказал Гнусик, - и попробую начать новую жизнь сверлильщика.
   -А я в Ничейный город, - произнес Бумга. - Мне надо отдохнуть и подкрепиться чем-нибудь более существенным, нежели энергия чаек. Поживу там недельку другую, наберусь сил, а потом возвращусь в замок Турнажа.
   -Ну а ты Тил? - поинтересовался ушан.
   -Еще не решил, - пожал плечами старик. - Может, сначала навещу родственников, а может, сразу пойду в свои владения, которые достались мне от Крума. Не знаю. Будете в Волосатой заходите в гости.
   -Зайдем, - пообещал вель, - обязательно зайдем.
   Лёва и Хорс уселись в сани. Мальчик на переднее сидение, а ушан на заднее.
   -Готов? - спросил Лёва.
   -Готов, - кивнул Хорс.
   -Тогда поехали, - мальчик помахал приятелям и надавил ногой на педаль.
   Сани вздрогнули и, приподнявшись над рельсами, с диким ревом устремились в отверстие.
  
  
  
  
  
   ББК Ш3(2-Рос)-615
   П30
  
  

Рисунок на обложке Лёвы ПЕТРОВА

Сюжет книги придуман совместно с Лёвой Петровым

  
   Петров И. Ф.
   П30 Приключения в Радужном мире. Горные старцы. - Кемерово: Кузбассвузиздат,
   2003. - 248с.
  
   ISBN 5-202-00556-3.
  
   4803010201 Без объявл.
   П Т45(03)-2003 ББК Ш3(2-Рос)-615
  
  
   ISBN 5-202-00556-3.
  
  
   .
  
   Џ Петров И. Ф., 2003
   ___________________________________________________________________________________

Литературно-художественное издание

Петров Игорь Фёдорович

ПРИКЛЮЧЕНИЯ В РАДУЖНОМ МИРЕ

ГОРНЫЕ СТАРЦЫ

Редакторы: Т. А. Козяева

Технический редактор В. И. Труханова

Компьютерная верстка О. А. Кузнецовой

Лиценция ЛР N 071467

Лицензия ПЛД N 44-12

Сдано в набор 7.02.2003. Подписано к печати 23.05.2003.

Формат 60/84/1-18. Гартнитура "Таймс". Бумага офсетная N1.

Печать офсетная. Усл. печ. л. 14,4. Тираж 1000 экз. Зак. 92

__________________________________________________________

Издательство "Кузбассвузиздат"

650043 Кемерово, ул. Ермака, 7. Тел. 23-34-48

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
   4
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"