Петров Игорь Фёдорович: другие произведения.

Приключения в Радужном мире. Прыжок в стакан

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть пятая


  
  
  
  
  
  
   ИГОРЬ ПЕТРОВ
  
  

ПРИКЛЮЧЕНИЯ В РАДУЖНОМ

МИРЕ

ПРЫЖОК В СТАКАН

Книга пятая

Кемерово

Кузбассвузизда

2003

  
  
  
   Сказочная повесть о невероятных приключениях мальчика Лёвы и его друзей. С некоторыми героями повести вы уже встречались в книгах: "Приключения в Радужном мире. Болотная страна" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2000), "Приключения в Радужном мире. Лимонадия" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2002), "Приключения в Радужном мире. Круг" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2002), "Приключения в Радужном мире. Планета Конфета" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2003).
  
  
  
  
  
  

СОДЕРЖАНИЕ

   Изнывая от скуки
   Запретный холм
   Пятнистые человечки
   Жертвоприношение
   Царство Микро
   Скюл
   Кхеты
   Деревня пустынных людей
   Шаман Песков
   Русло высохшей реки
   Рикша
   Встреча в подземелье
   Прекраснейший город на свете
   Получлены
   Жареная селедка
   Ноги в руки
   Гончие куры
   Пули-Мули
   Одичавшие сухари
   На развалинах завода погоды
   Дорога вокруг
   Гудаськи
   Пожиратель бумаги
   Вертихвостки
   Золотая лихорадка
   Слюнявки
   Сбитень
   Неприветливая щель
   Велила
   Ответственное поручение
   Дело мастера боится
   Ляпикус
   Коронация
   Заросли этажерок
   Милок и Клубника
   Признание Клубники
   Прыжки в гробу
   Три котлеты
   Да здравствует, Кислица!
   Ковыряйнос
   Мыльный каньон
   Врач с молотком
   Река Цыпа
   Мертвое дерево
   Нора
   Продуктовый склад
   На чердаке
   Великий Дух Чауо
   Библиотека
   Свержение Темдера
   Освобождение Илуня
   Пир
   Сиреневый порошок
   Возвращение на Запретный холм
  
  

  
  
  
  
  

ИЗНЫВАЯ ОТ СКУКИ

   Далеко-далеко отсюда, в том мире, который называется Радужным и расположен сразу под нашим миром, есть планета Конфета, а на ней стойбище Окки-Укс - небольшой красивый городок с домами из цветного кирпича облитого сахарной глазурью. В стойбище, вместе с родителями, живет мальчик Лёва. Он недавно вернулся из столичного города Дыры, где учился в наказание за дружбу с чужестранцем Фисом-Копилкой. Вы, наверное, удивлены такому странному наказанию? Ну давайте все по порядку...
   Я уже сказал, Лёва жил в стойбище Окки-Укс, что на языке его родного племени велей означало место, где обитают свободные, не признающие образования и науки люди. Соплеменники мальчика терпеть не могли учиться и не имели даже начальной школы. Это-то обстоятельство и привлекало в стойбище толпы туристов, послушников и ротозеев со всей планеты Конфеты. Жителей городка раздражало нашествие чужестранцев, и они старались защитить детей от влияния иноземцев, запрещая им пользоваться незнакомыми приборами и вещами и без особой нужды общаться с пришельцами. В Окки-Укс была введена даже специальная должность смотрителя ненужных вещей, которую занимал отец Лёвы, Рисмус. В обязанности смотрителя входило изъятие подозрительных предметов, способных нарушить спокойную жизнь велей. Однажды, отец мальчика отобрал у молодого крева, по имени Фис-Копилка, самовар. Эта вредоносная вещица и стала причиной всех бед Лёвы. Желая узнать побольше о самоваре, мальчик подружился с кревом, чем вызвал гнев Совета Хранителей Спокойствия. Фиса-Копилку приказали схватить, но, к счастью, он успел бежать, а мальчика, в назидание остальным, отправили учиться в Дыру. Сын Рисмуса, посещая различные столичные школы, должен был доказать свою неспособность к образованию и, тем самым, заработать право вернуться в стойбище.
   Лёва успешно справился с испытанием и вскоре возвратился в родной городок.
   Оказавшись дома, мальчик заскучал, вспоминая о невероятных приключениях выпавших на его долю во время путешествия по планете и учебы в городе Дыре. Вель не мог найти себе занятия по душе и целыми днями бесцельно бродил по улицам или лежал на поляне, недалеко от Чавкающего озера и смотрел на Запретный холм, покрытый многочисленными трещинами, из которых струился желтоватый дым и вылетали серые хлопья снега. "Интересно, - думал мальчик, - а почему горожанам не разрешается забираться на холм? И что будет, если подняться по ступенькам на площадку возле вершины? Надо как-нибудь попробовать... Пожалуй, завтра с утра и отправлюсь".
  

ЗАПРЕТНЫЙ ХОЛМ

   На следующий день, Лёва встал пораньше и потихоньку, стараясь не разбудить родителей, вышел из дома. Поздоровавшись с книготорговцем, появившемся в Окки-Укс лет семь назад и не продавшим за это время ни одной книги, мальчик поспешил на окраину стойбища. Погода была великолепная и, несмотря на раннее утро, многие чужестранцы проснулись и, выбравшись из картонных коробок, бочек и землянок занимались своими делами. Им запрещалось иметь в Окки-Укс настоящее жилье, и они строили разношерстые времянки, уродующие город.
   Чтобы сократить путь мальчик свернул в переулок, закрытый для посещения иностранцев и, миновав таблички с предупреждающими надписями: "Только не для умных!" и "Для умных проход закрыт!", поравнялся с трактиром "Собачья морда".
   -Привет, Лёва! - услышал он хриплый голос хозяина дешевого ресторана, по прозвищу Липучка. - Куда это ты в такую рань, уж не на встречу ли с новичками, прибывшими вчера из города Дыры?
   -Нет, просто решил прогуляться, - мальчик улыбнулся полному человеку, поглаживающему высунувшийся из-под рубахи живот.
   -Чем бродить без дела, шел бы лучше ко мне на работу, - толстяк отломил половину бублика и протянул Лёве.
   -Хорошо, я подумаю.
   Взяв угощение, сын Рисмуса ускорил шаг, раздосадованный встречей с Липучкой. В городе его недолюбливали за непомерное любопытство и длинный язык и старались не иметь никаких дел с владельцем трактира. "Теперь наврет с три короба", - подумал мальчик, жуя свежеиспеченный бублик.
   Обойдя Чавкающее озеро стороной Лёва пересек поляну и присел на бревно, будто бы для того, чтобы выбросить попавший в башмак камешек. На самом деле он внимательно осмотрелся по сторонам, проверяя, нет ли кого поблизости. Убедившись в отсутствии посторонних, вель, в три прыжка, преодолел вспаханную полоску земли и оказался в кустарнике, облепленном крупными, горчичного цвета, ягодами. Диковинные плоды так вкусно и ароматно пахли и мальчик, не удержавшись, сорвал несколько ягод и отправил в рот, но, вспомнив рассказ отца о ядовитых растениях здешних мест, поспешно выплюнул их на землю.
   Запретный холм находился почти рядом, всего метрах в ста от Лёвы, маня своей загадочностью и таинственностью. Серые хлопья снега, вылетая из трещин, плавно опускались на его пологие склоны, придавая холму вид испачканной в грязи сахарной головы. Поразмыслив, мальчик решил не подниматься на вершину по хорошо заметным издалека ступенькам, а, обойдя гору вокруг, взобраться по противоположному откосу, на котором были заметны развалины древнего сооружения.
   Подойдя к остаткам стены из гладкого желтого камня, Лёва присел на траву передохнуть, с тревожным и неприятным чувством, точно за ним кто-то наблюдает. Приглядевшись к снующей по старинной кладке "ящерице", мальчик вначале даже не поверил глазам. Вместо привычного животного с длинным хвостом, покрытого мелкой бисероподобной чешуей, рядом копошилось коричневое волосатое ухо, с двумя отростками заменяющими ему ноги. Ухо то сжималось, то расширялось, стараясь уловить малейший звук, исходящий от неопрошенного гостя. "Ну и дела?! - подумал Лёва. - Много мне приходилось видеть во время путешествия в столицу, но бегающего уха, не доводилось".
   Обернувшись, на еле слышный шорох, мальчик, обнаружил, расположившийся на пне, большой красный глаз с вытянутым вертикальным зрачком и с такими же ногами-отростками, как у уха. "Да что же это, - встревожился вель, - уж не правы ли взрослые, говоря, будто Запретный холм проклятое место?"
   Между тем, на развалинах стены показалось еще штук десять глаз и примерно столько же ушей. Они внимательно изучали пришельца, осматривая и прослушивая Лёву, держась от него на безопасном расстоянии.
   -А ну прочь отсюда! - сын Рисмуса поднял палку и замахнулся.
   Странную компанию, словно ветром сдуло: глаза и уши попадали в траву и разбежались по щелям и норам.
   -Так-то лучше, - мальчик улыбнулся и пошел дальше.
   Какое-то время он оставался один и уже начал забывать о случившемся, увлекшись изучением непонятного архитектурного сооружения из костей и шкур, обвязанных волосяными веревками. Постройка не походила ни на один дом, шалаш или шатер виденный Лёвой раньше и не имела крыши и стен, а лишь раздвижной каркас, приводимый в действие двумя прочными канатами. Когда вель тянул за один из них, сооружение складывалось и ложилось на землю, а когда за другой, поднималось, гремя костями и скрепя кожей.
   Продолжив путь Лёва, обнаружил, что глаза и уши и не думали от него отставить. Напротив, их стало гораздо больше. Теперь они находились на невысоком заборе, расположенном вдоль узкой, хорошо утоптанной тропинке и оттуда следили за чужаком.
   -Вот я вам! - мальчик сделал сердитое выражение на лице и склонился, словно ища чем бы бросить в странных обитателей холма.
   Но ни одно ухо или глаз даже не сдвинулись с места, будто дразня Лёву.
   -Ах так, ну держитесь!
   Сын Рисмуса нагнулся и, схватив пригоршню серого снега, валявшегося возле дымящейся трещины, с силой швырнул в "неприятелей". Снежок угодил в крупное, покрытое длинными волосами, ухо и сшиб его на землю. Мальчик тотчас подскочил к поверженному противнику и, схватив за мочку, поднес к лицу.
   -Ага, попалось! - засмеялся он и с шумом втянул носом воздух. - Сейчас я тебя съем, будешь знать, как подслушивать!
   Лёва понарошку оскалился и, зарычав, поднес ухо корту. Ухо изогнулось и, больно шлепнув мальчика по щеке, вырвалось из рук и, упав на траву, засеменило прочь.
   -Держи шпиона! - вель веселясь, опустился на четвереньки и неуклюже поскакал за беглецом.
   Ухо приблизилось к двум крупным семипалым ногам, выросшим, словно из-под земли и, ловко полезло вверх, цепляясь за торчащие на коже колючки. Прыгающий следом Лёва остановился, упершись в большущие стопы незнакомца и осторожно поднял голову.
  

ПЯТНИСТЫЕ ЧЕЛОВЕЧКИ

   Его взору предстал неожиданно маленький, для таких ног, коричневый человечек, с впалым животом, узкими плечами, весь покрытый зелеными пятнами. Он взял карабкающееся по груди ухо и приставил к лысой, бугристой голове. Ухо тотчас приросло на место и тоже сделалось пятнистым.
   -Привет! - улыбнулся Лёва и, собираясь подняться с колен, протянул незнакомцу ладонь для рукопожатия.
   -Привет! - скривился в ухмылке тот и щелкнул мальчика полбу.
   -Ты чего? - обиделся вель. - Больно же!
   Незнакомец противно засмеялся, и по узким губам коротышки пробежали волны.
   -А моему уху разве не больно было? - большие красные глаза пятнистого человечка почернели и увеличились в размерах, грозя вывалиться из глазниц. - Кажется, ты хотел им закусить?
   -Да я пошутил, - мальчик встал и с удовлетворением отметил, что собеседник едва достает до его груди. - Пошутил, понимаешь?
   -Пошутил, говоришь? - сзади послышался сердитый голос не предвещающий ничего хорошего.
   Лёва обернулся и увидел морщинистую, одноглазую бабку с кривыми ногами и грязным снежком в руках. Комок снега таял в ее ладонях, и она неторопливо слизывала мутные капли длинным веретенообразным языком. Старуху окружало человек двадцать пятнистых людей, которые были заняты тем же самым.
   -Ну да, пошутил, - вель осмотрелся, выбирая путь для отступления, но два жителя Запретного холма подошли и крепко взяли Лёву за локти, будто догадавшись о намерениях неопрошенного гостя.
   Бабка отбросила снежок в сторону и, вытерев руки о висевший на шее нагрудник, несколько раз ударила в ладоши. Копошившиеся в траве глаза с вертикальными зрачками, кинулись к своим владельцам и заняли привычные места. Уши последовали их примеру. Теперь у старухи стало два глаза и она, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону принялась с любопытством рассматривать мальчика, обнюхивая Лёвины карманы и легонько дотрагиваясь до его пальцев.
   -Вель! - наконец произнесла бабка, покачав головой. - Да, точно, детеныш веля.
   Сына Рисмуса повели по тропинке, подталкивая короткими острыми палками с наконечниками из розового стекла. Мальчик даже не пытался сопротивляться, не воспринимая всерьез маленьких человечков. Ему казалось, что он в любую минуту может сбежать, разбросав тщедушных аборигенов, руководимых выжившей из ума старухой. Поэтому Лёва спокойно шел по дорожке и улыбался, наблюдая за суетившимися вокруг большеногими коротышками.
   -Куда мы идем? - спросил мальчик ближайшего стражника.
   -Скоро узнаешь, - оскалился охранник и ущипнул пленника за бок.
   Чужестранца привели на площадку расположенную на вершине холма, на ту самую, которую видел Лёва, лежа на поляне, недалеко от Чавкающего озера. Она представляла из себя многоугольник, выложенный по периметру черными камнями и бронзовым овалом посередине. Все пространство между камнями и овалом было засыпано мелким красным песком, испускающим лучики белого света. Старуха-вожак обошла Лёву и, понюхав еще раз, пальцы мальчика приблизилась к овалу. Тот стал подниматься над землей, плавно покачиваясь из стороны в сторону. Пятнистые человечки вскинули левые руки вверх и тихо, прикрывая рот правыми ладонями, троекратно прокричали: "Ура!"
   -Давайте его сюда! - приказала бабка, показав на висевшую в воздухе яйцевидную платформу.
   Несколько аборигенов схватили Лёву за руки и повели по песку.
   -Куда вы меня тащите? - мальчик перестал улыбаться и попытался избавиться от коротышек. - Я конечно рад был с вами познакомиться, но сейчас извините, мне надо вернуться домой!
   Вель дернулся и, высвободив руки, оттолкнул человечков. Те свалились на спины беспомощно шевеля большущими ногами и делая неуклюжие попытки подняться.
   -Пока! - Лёва послал, лежавшим на песке, коротышкам воздушный поцелуй и, помахав на прощание нахмурившейся старухе, направился вниз по тропинке.
   Но не успел он сделать и десяти шагов, как получил сильнейший удар в спину и упал на траву. Его окружило человек пятнадцать коротышек и больно пинаясь, связали по рукам и ногам. Пленника вернули на площадку и положили на землю. Возмущенная Лёвиным поступком старуха приблизилась к велю и несколько раз ткнула чужестранца палкой в живот, а потом взяла горсть снега и швырнула в лицо.
   -Куда это ты собрался, даже не спросив разрешения? - зло спросила она.
   Предводительница отошла в сторону, и пятнистые человечки забросали мальчика твердыми снежками.
   -Отпустите меня! - закричал вель, стремясь освободиться от пут.
   -Может и отпустим, - старуха присела на черный камень и, вынув один глаз, положила на землю, - если не пролезешь в стакан...
   Жители холма засмеялись. Лёве стало страшно и он принялся ругать себя за чрезмерное любопытство и за то, что нарушил запрет и забрался на гору.
   Шестеро человечков подняли пленника и понесли к висевшему в воздухе бронзовому овалу. Мальчик, как мог, препятствовал им, извиваясь и дергая связанными ногами.
   -Перестань, - спокойно сказала бабка, - мы хотим всего лишь проверить, пройдешь ли ты в стакан?
   -Какой стакан? - не прекращая сопротивления, спросил вель. - Разве вы не видите, я очень большой и не влезу в стакан!
   Лёва изловчился и, лягнув человечков державших его за ноги, оказался на песке.
   -Да что же это такое? - старуха вскочила с камня и выронила талый снежок из рук. - Ты что, хочешь получить вбивалкой по голове?
   Она подняла с земли увесистую кувалду и направилась к пленнику, сгибаясь под ее тяжестью.
   -Нет, не хочу! - закричал Лёва. - Я согласен примериться к стакану, только положите, пожалуйста, вбивалку на место.
   -Так-то лучше, - улыбнулась старуха, - а то ты мне уже начал надоедать. Вроде вель, а ведешь себя прямо как крев...

ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ

   Длинноногие коротышки уложили мальчика на платформу расположенную в центре многоугольника, и отошли за пределы площадки. Бронзовый овал загудел и Лёва почувствовал, как метал под ним задрожал и стал нагреваться. Потом вдруг сделался мягким и вель, "пройдя" сквозь него, свалился на красный песок. К сыну Рисмуса тотчас подбежали пятнистые человечки и, развязав ноги, подвели к старухе. Бабка потрясла над головой мальчика кисточкой и, обмакнув в ведерко с охрой, нарисовала сначала на своем лице, а затем и на Лёвином, две волнистые полосы и преклонила перед велем колени.
   -Лети в царство Микро, - прошептала она, - и задобри Великого Духа Чауо.
   Напрасно Лёва убеждал старуху, что он не умеет летать и что ему нужно вернуться домой к обеду. Его не слушали. Пятнистые человечки облачились в длинные прозрачные халаты, с нарисованными оранжевыми звездами и, с силой топая по земле, пустились в пляс. Потанцевав минут двадцать коротышки приблизились к входу в пещеру и замерли перед дверью, сплетенной из паутины, не решаясь дотронуться до нее. Наконец, престарелая предводительница, выставив палку вперед, осторожно коснулась металлической ручки. Дверь бесшумно отворилась, и из темноты пахнуло неприятным резким запахом, непонятного происхождения. Разгоряченные плясками коротышки вздохнули с облегчением и углубились в узкий тоннель.
   -Куда мы идем? - со страхом спросил мальчик, вглядываясь вперед и, ожидая увидеть пропасть, в которую его собираются сбросить.
   -Тише! - приложила палец к губам бабка. - Здесь нельзя громко разговаривать.
   Пройдя по длинному коридору метров тридцать, процессия вошла в просторный зал с куполообразным потолком и гладкими, отполированными до блеска, стенами и остановилась. Мальчик осмотрелся и обратил внимание на возвышающуюся посередине небольшую вышку, с веревочной лестницей.
   -Полезай наверх, - старуха освободила Лёве руки и легонько подтолкнула веля вперед.
   -Зачем?
   -Чтобы отправиться в царство Микро.
   -Но я не вижу там никакого царства, - удивился Лёва. - Где оно?
   -Тут, - бабка показала на прямоугольный гранитный камень у подножия вышки.
   Мальчик приблизился к камню и заметил лежащий на ней крошечный шарик, величиной не крупнее горошины, абсолютно черного цвета. Такого черного, что у Лёвы заболели глаза и закружилась голова. Над ним, на трех медных проволочках, висела граненая стеклянная трубка, напоминающая стакан без дна.
   -Вы, наверное, шутите, - несмело улыбнулся вель, в тайне надеясь на розыгрыш. - Здесь только маленький круглый камешек.
   -Никто не собирается над тобой шутить, - сказала предводительница пятнистых человечков. - Царство Микро находится в этом шарике и ты отправишься туда немедленно.
   Лёва засмеялся и у него отлегло от сердца. "Выходит, зря я боялся, - подумал он, - старуха и вправду сумасшедшая. А раз так, надо попробовать ее перехитрить!"
   -Но как я попаду в царство Микро, если оно маленькое, а я большой? - возразил вель.
   -Через стакан, - спокойно произнесла бабка.
   -А если я не пролезу в стакан, вы меня отпустите?
   Стоявшие вокруг пятнистые человечки засмеялись и начали показывать на Лёву пальцами.
   -Отпущу, - кивнула бабка и, строго посмотрев на соплеменников, похлопала мальчика по спине. - Ступай на вышку.
   -Ладно, иду, - повеселел Лёва. - Только, чур, не обманывать!
   Лёва без труда забрался на вышку и, подойдя к краю площадки, посмотрел вниз. Прямо под ним лежал гранитный прямоугольник с еле заметным черным шариком. "Не сломать бы ноги, - подумал вель, - все-таки метра четыре здесь есть".
   -Эй! - крикнул Лёва. - Я ведь могу случайно разбить стеклянный стакан и раздавить вашу горошину! Лучше уберите их в сторону!
   Старуха, не обращая внимание на предупреждение чужестранца, свистнула и два человечков закрутили рукоятки у подножия вышки. Вышка стала расти и увеличиваться в размерах и вскоре достигла потолка.
   -Что вы делаете? - заволновался мальчик. - Я отказываюсь прыгать с такой огромной высоты!
   Несколько коротышек притащили из боковой комнаты кожаный мешок и положили возле ног повелительницы. Старуха зачерпнула из него горсть сиреневого порошка и посыпала на гранитный камень. И в ту же секунду, яркий ослепительный свет с грохотом вырвался из черного шарика и, пройдя сквозь стакан, расширился и превратился в мерцающую голубоватую трубку, сантиметров пятьдесят в диаметре, заканчивающуюся у вершины вышки. Вдоль нее забегали бесшумные электрические разряды и засновали язычки пламени.
   Лёва вскрикнул и, прикрыв глаза рукой, отступил от края площадки.
   -Что это? - испугался он.
   -Прыгай в трубу! - приказала бабка, не удосужившись ответить на вопрос веля.
   -Не хочу! - мальчик крепко схватился за перила.
   Человек восемь коротышек бросились к вышке и неуклюже полезли по ступенькам.
   -Прыгай, по-хорошему говорят! - рассердилась бабка. - Живой или мертвый, ты все равно отправишься в царство Микро!
   Когда первый большеногий схватился руками за площадку, на которой находился Лёва, мальчик наступил на пальцы человечка и тот с криком свалился вниз. Ударившись о землю, коротышка три раз подскочил вверх и, перекувырнувшись через голову, захромал к выходу. Остальные жители холма, штурмовавшие вышку, не долго думая, спустились на землю.
   -Ну что ж, - зловеще зашипела старуха, - ты сам этого захотел... Убейте его и сбросьте в трубу!
   Коротышки сняли висевшие на стенах арбалеты и принялись стрелять в несговорчивого чужестранца. Острые стрелы засвистели вокруг мальчика, попадая в потолок и высекая брызги красных искр. Одна стрела задела плечо Лёвы и на белой накрахмаленной рубашке появилось пятнышко крови. "Лучше уж прыгнуть в стакан, - решил вель, - чем быть убитым слугами полоумной старухи".
   Мальчик осторожно подобрался к краю вышки и, оттолкнувшись от площадки, шагнул в мерцающую голубоватую трубу...
  

ЦАРСТВО МИКРО

   Лёва завис в воздухе поддерживаемый невидимой силой и начал медленно вращаться вокруг своей оси. Ноги мальчика стали вытягиваться и пузыриться, закручиваясь в противоположную сторону и тоненькой струйкой, словно засасываемый в дымоход дым, исчезать в трубе. По всему телу веля прокатилось приятное тепло и у Лёвы возникло чувство, будто он смотрит на происходящее со стороны, находясь вне самого себя. Это здорово его развеселило, и сын Рисмуса засмеялся, не услышав собственного смеха. Между тем, колени мальчика уже достигли стакана, а туловище по-прежнему оставалось на месте. Наконец, внутри Лёвы что-то лопнуло и вель на огромной скорости устремился вниз. Пройдя сквозь стакан, мальчик рассыпался на тысячу шариков, треугольников и квадратиков и закружился в огненном потоке несшемся в океане бушующей голубой энергии, ежесекундно пронизываемой миллионами огромных молний.
   Трудно сказать, сколько Лёва пребывал в таком состоянии - минуту, час, месяц или даже год, но, в конце концов, вель начал принимать первоначальную форму и приближаться к ярко белому отверстию. Ни останавливаясь, ни на мгновение, мальчик с грохотом миновал его и, почувствовав, что летит по воздуху, свалился на кучу песка.
   -Неужели я еще жив? - ощупывая руки и ноги, произнес Лёва.
   -Неа, ты дохлый, - услышал Лёва чей-то ехидный голос и, приподнявшись на локтях, посмотрел по сторонам.
   Недалеко от веля сидел бородатый человек с пестрыми перьями на голове и нежно поглаживал лежащий на земле батон. Незнакомец был одет в длинное ярко-желтое платье, подпоясанное зеленым ремешком и коричневый пиджак с красными погонами. Большие карие глаза чужестранца хитро смотрели на мальчика, а тонкие синие губы скривились в усмешке.
   -Привет, меня зовут Лёва, - сын Рисмуса сел на песок.
   -Ну и что, а меня Скюл, но я же не говорю об этом каждому встречному, - человечек перевернул батон и принялся чесать ему бок.
   Вель встал и, пройдя с десяток шагов, забрался на песчаный бархан. Вокруг, на сколько хватало глаз, простиралась пустыня со скудной, чахлой растительностью и только поблизости, метрах в ста в стороне, плескалось темно-красное озеро, источающее сладковатый запах и торчало несколько невысоких деревьев.
   -Где я? - Лёва приблизился к чужестранцу.
   -Тут...
   -Понятно, что тут, - мальчик присел рядом. - А где, это тут?
   -Тут, значит не там и не там, - Скюл стал тыкать пальцем в разные стороны. - Тут, значит тут, - собеседник похлопал ладонью по песку.
   -Ладно, пусть будет тут, - согласно кивнул Лёва. - Но как я попал сюда?
   -Ты имеешь ввиду в туташнее место? - уточнил Скюл.
   -Да, в туташнее место, - улыбнулся вель.
   -Известно как, вылетел из того черного шарика, - чужестранец вытянул руку в направлении группы деревьев, растущих на берегу озера. - Пойдем, я покажу.
   Скюл поднялся и, сгорбившись, побрел по песку. Лежащий рядом батон зевнул, обнажив несколько рядов острейших зубов и затрусил следом на тоненьких коротеньких ножках.
   -Ой! - вскрикнул мальчик, отскочив от ожившей булки.
   -Не бойся, это Прохвост, он не кусается.
   Батон, услышав свое имя, изогнулся и, подпрыгнув, коснулся щеки человечка.
   -Видел? - обрадовался Скюл. - Прохвост еще и не то умеет. Я его дрессирую для выступления в хлебном цирке.
   Чужестранец привел сына Рисмуса к прямоугольному гранитному камню с покоящимся на нем крошечным черным шариком, точь-в-точь таким, как в пещере у пятнистых человечков. Над шариком находилось знакомое приспособление в виде каркаса, сделанного из медных проволочек, для поддержания граненой стеклянной трубки. Однако сам стакан отсутствовал. Рядом возвышалась вышка, сооруженная из разного хлама, жалобно поскрипывающая на ветру.
   -Ты вылетел из круглого камешка, - Скюл поднял щепку и дотронулся до черного шарика. - Ума не приложу, как вы все там помещаетесь?
   -Этого не может быть! - не поверил Лёва словам собеседника.
   -Почему же не может? - улыбнулся Скюл. - Ты ведь житель царства Микро.
   -Не я, а ты! - возразил мальчик, помня, что совсем недавно отправился в царство Микро и теперь, скорее всего, в нем и находится.
   Человечек в ярко-желтом платье развеселился и, высунув язык, затряс головой. Батон, обрадовавшись хорошему настроению хозяина, запрыгал рядом, выделывая разные кульбиты.
   -Микро, значит маленький! - сквозь смех сказал Скюл. - Правильно я говорю?
   -Правильно, - согласился Лёва.
   -А я, разве маленький?
   -Нет...
   -А ты?
   -И я нет...
   -Вот видишь, следовательно, мы с тобой не в царстве Микро. Оно там, - владелец Прохвоста показал на черный шарик.
   -Возможно, ты и прав, - Лёва задумался. - Выходит, когда ты попадаешь в царство Микро из нормального Мира, твой Мир превращается в маленький Мир, а царство Микро преобразуется в Большое царство, - мальчик растерянно почесывая затылок, - и чтобы вернуться назад, нужно снова отправиться в Микромир...
   -Что, что? - переспросил Скюл. - Повтори, я не понял.
   -А, - отмахнулся вель, - тебе это и не надо.
   -Думаешь, я дурак? - рассердился абориген. - Как же тогда я смог научить булку хлеба кувыркаться?
   -Не знаю, - пожал плечами Лёва, - может она раньше умела это делать.
   -Тоже мне умник!
   Скюл сердито пнул кучу мусора, подняв в воздух облако пыли, и зашагал к озеру. Прохвост, не дружелюбно посматривая на мальчика, последовал за хозяином.
   -Постой! - крикнул Лёва. - Я не хотел тебя обидеть.
   -Отвали! - процедил сквозь зубы Скюл, не оборачиваясь.
   Вскоре бородатый человечек исчез за барханами и вель остался один возле гранитного камня, беспомощно поглядывая на черный шарик, внутри которого находилась планета Конфета и родное стойбище Окки-Укс.

СКЮЛ

   Обойдя несколько раз самодельную вышку и поискав в мусорных кучах стакан, Лёва сел на полусгнивший зуб неизвестного животного и стал думать, что делать дальше. Попасть обратно в свой Мир, без граненой стеклянной трубки, не удастся, а где ее взять, мальчик понятия не имел. "Зря я обидел Скюла, - подумал вель. - Надо обязательно с ним помириться, возможно, он даст какой совет".
   Сын Рисмуса встал и направился по сохранившимся на песке следам.
   Поднявшийся вдруг резкий ветер буквально валил с ног и мешал дышать.
   -Скюл! - крикнул Лёва, сложив руки трубочкой. - Скюл, отзовись!
   Его голос потонул в воздушном круговороте и, разбившись о миллионы песчинок, не преодолел и метрового расстояния. Мальчик повалился на землю и закрыл лицо руками, стремясь защититься от пыли.
   Ветер стих также внезапно, как и начался.
   Осмотревшись, Лёва обнаружил, что следы исчезли, а вновь появившиеся барханы изменили привычный ландшафт. "Не хватало только заблудиться", - расстроился вель, отыскивая глазами деревья и вышку.
   Определив примерное направление, куда ушел Скюл, мальчик не без опаски продолжил поиски. Можете себе представить радость нашего героя, когда, забравшись на очередной холм, Лёва увидел сидевшего на берегу озера чужестранца, в ярко-желтом одеянии, с резвящимся поблизости батоном.
   -Скюл! - сын Рисмуса бросился к человечку.
   -А, умный Лёва, - житель царства Микро зевнул. - Я думал, тебя поглотила песчаная буря.
   Скюл свистнул и Прохвост, прекратив носиться, подбежал к хозяину. Человечек взял батон в руки и обмакнул в густые воды темно-красного озера. Тот высунул розовый язык и торопливо принялся облизывать липкую жидкость, с приятным сладковатым запахом.
   -Не спеши, а то подавишься, - предупредил Скюл своего спутника.
   Прохвост взвизгнул и зашелся кашлем.
   -Я же говорил! - рассердился человечек и опустил батон на песок. - Ну зачем так торопиться?
   Лёва подошел к Скюлу и присел рядом.
   -Что ты делаешь? - поинтересовался вель, поглаживая обнюхивающего его ноги Прохвоста.
   -Разве не видишь, макаю батон в варенье.
   Мальчик погрузил палец в озеро и с опаской лизнул похожее на сироп вещество.
   -Действительно варенье, - Лёва поднял с земли кусок вогнутой коры и стал уплетать сладкое кушанье.
   Сваренные на сахаре неизвестные экзотические ягоды имели продолговатую форму и приятно хрустели на зубах, постепенно тая на языке и превращаясь в мармелад.
   -А ты, почему не ешь? - спросил сын Рисмуса.
   -Что я дурак? - улыбнулся Скюл. - После сладкого всегда пить хочется, а тут поблизости нигде нет воды, - человечек засмеялся, и пестрые перья на его голове затряслись.
   Лёва нехотя отложил "ложку" в сторону, с сожалением поглядывая на вожделенное лакомство.
   -Но я проголодался и мне очень хочется есть, - мальчик похлопал по впалому животу.
   -Тогда, держи кусок батона, - Скюл взял в руки Прохвоста, и приготовился переломить своего спутника пополам. - Правда и от хлеба тоже мучает жажда...
   Вель кинулся к человечку и, выхватив батон, прижал к груди.
   -Ты чего, варенья объелся? - рассердился Скюл и, встав в боевую стойку, выставил кулаки вперед.
   -Не смей ломать Прохвоста!
   -Я понимаю, что ты голодный и желаешь съесть батон целиком, только я на это пойти не могу. Без него я умру с голоду. Хочешь, бери половину, но другую верни. Не отдашь по-хорошему, поколочу и в озере искупаю.
   -Сам ты варенья объелся! - обиделся Лёва. - Просто мне батон жалко. Ему же больно.
   -Ха-ха-ха, больно! - схватился за бока Скюл. - Ой, рассмешил, больно! Да знаешь ли, темная твоя башка, хлеб для того и хлеб, чтобы его есть? Если от булки отломить кусок, она через несколько дней вырастит и станет целой.
   Вель с недоверием посмотрел на виляющего поросячьим хвостиком Прохвоста.
   -Врешь!
   -Надо же, еще и не верит! Прилетел из какого-то козявочного Мира и не верит!
   Скюл подошел к мальчику и протянул руку:
   -Дай сюда батон!
   -Нет, - покачал головой вель.
   -Не отдашь, я уйду, и ты останешься здесь совсем один, и погибнешь от голода и жажды.
   Лёве не хотелось снова терять Скюла и он, скрепя сердцем, вернул батон хозяину. Тот помял Прохвоста пальцами и, не говоря ни слова, отломил большущий кусок от четвероного спутника. Мальчик зажмурился и зажал ладонями уши, ожидая услышать жалобный крик несчастной булки, но ничего такого не произошло. Оставшаяся часть Прохвоста отряхнулась и занялась своими делами - начала обнюхивать валявшиеся на берегу камни и палки.
   -Держи, - Скюл подал мальчику хлеб.
   -Спасибо, перебьюсь.
   -Было бы предложено, - человечек неторопливо принялся есть батон, посматривая по сторонам.
   Наступила неловкая пауза.
   -А это, правда, что Прохвост сделается как прежде? - мальчик с сочувствием посмотрел на бегающий невдалеке укороченный батон.
   -Правда, - Скюл расстегнул на груди платье и, покопавшись во внутреннем кармане, достал плоскую металлическую фляжку с водой и с наслаждением отхлебнул несколько глотков. - Хочешь? - человечек протянул сосуд велю.
   Сын Рисмуса, изнывая от жары, с жадностью пригубил драгоценный напиток, с трудом удержавшись, чтобы не выпить всю теплую, солоноватую на вкус, воду.
   Доев хлеб Скюл отряхнул руки и, развалившись на песке, начал чистить ногтями перья на голове. Прохвост подскочил к нему и, ухватившись зубами за платье, стал тянуть к озеру.
   -Перестань, ты уже ел, - отмахнулся бородач.
   Но батон продолжал цепляться за одежду.
   -Видел какой обжора, - улыбнулся Скюл, потрепав Прохвоста, - просит еще варенья.
   -Ну и дай, чего животное мучить, - Лёва лег рядом.
   -Не животное, а хлеб, - поправил Скюл. - Сколько раз тебе повторять, Прохвост хлеб!
   Мальчик посмотрел на виляющий тоненьким хвостиком батон.
   -Но он же бегает...
   -Ну и что из того? Некоторые булки разговаривают, но все равно остаются хлебом, - Скюл перевернулся на живот. - Неужели у вас, в козявочном Мире, по-другому?
   -По крайне мере булки по прилавкам не скачут, - Лёва отпихнул лезущего в лицо Прохвоста. - Если бы у него были глаза, батон точь-в-точь походил бы на чекурека, червяка с планеты Конфета.
   Скюл пошарил рукой по земле и выбрал два небольших черных камешка. Положив находку на ладонь, абориген сдул с них пыль и свистом подозвал четвероного спутника.
   -Глаза говоришь? - бородач поплевал на камешки и вдавил в булку. - Пожалуйста, смотри, чем не глаза? А? Правда, здорово?
   Скюл отпустил Прохвоста на песок. Тот принялся чесать лапами подвергшиеся "операции" места. Потом замер и... моргнув несколько раз, удивленно взглянул на Лёву глазами-бусинками.
   -Ты видел?! - вскочил мальчик. - Он, он...
   -Успокойся, - зевнул Скюл. - Сам ведь хотел, чтобы у Прохвоста были глаза. Вот я ему их и сделал.
   -Как просто, - поразился вель.
   -Конечно просто, - бородач взял ветку и переломил на две части. - Хочешь, я приделаю булке рожки? - Скюл поманил Прохвоста.
   -Нет, не хочу, - замахал руками Лёва, - тогда батон не будет походить на чекурека.
   Разговорившись, сын Рисмуса рассказал новому приятелю, каким образом попал в здешний Мир и узнал у Скюла много полезного и интересного о царстве Микро. Оказывается пропавший стакан, на самом деле, похищен слугами императора Темдера, запретившего покидать без разрешения свои владения.
   -Что же мне теперь делать? - расстроился мальчик.
   -Ничего, - бородач поднялся и одернул платье, - все равно без стакана не вернуться обратно.
   -Но я не желаю поселяться тут навсегда!
   -В таком случае тебе придется украсть его у императора, но это, сразу предупреждаю, не-воз-мож-но.
   Скюл не торопясь подошел к озеру. Ярко-желтый наряд бородача, вдруг превратился в зеленый.
   -Смотри-ка, - удивился он, глядя на платье, - сюда летят непрошеные гости. Пора убираться. - Скюл посмотрел на веля. - Ты как, остаешься или отправишься со мной?
   -Остаюсь. Попробую чем-нибудь заменить стакан. Может получиться.
   -Ну-ну, - улыбнулся абориген, - попробуй. Здесь до тебя один странный тип, с руками, росшими прямо из живота, тоже пробовал. Пробовал, пробовал и исчез бесследно. Наверное, кхеты слопали. Кстати, эти прожорливые птички направляются сейчас к озеру. И если ты хочешь их покормить, не отходи далеко от варенья, а я уношу ноги, - и Скюл, пригнув перья, накинул капюшон на голову и торопливо зашагал по пустыне.
   А Лёва побрел к вышке, подбирая по пути имеющие отверстия предметы, предполагая заменить ими стакан. Вокруг валялось много хлама и мусора, вероятно, тут когда-то было поселение людей, но они ушли, покинув это не слишком приветливое место.
   Приблизившись к гранитному камню, мальчик свалил не многочисленный находки на землю и огляделся. Прямо к нему, со стороны озера, почти не касаясь песка, несся Скюл, делая велю какие-то знаки. Пестрые перья бородача то вставали вертикально, то опускались, а зеленое платье плотно прижалось к телу, облегая мощные мускулы аборигена.
   -Поздно! - переведя дыхание, выдохнул Скюл, подбежав к Лёве.
   -Что поздно? - не понял сын Рисмуса.
   -Кхеты уже рядом и нужно прятаться, - владелец батона прислонил несколько жердей друг к другу и принялся накидывать сверху тряпки, куски жести и толя, сооружая подобие чума.
   Его платье неожиданно потемнело и превратилось из зеленого в коричневое.
   -Ах, - хлопнул он себя по бокам, - Кхеты совсем рядом!
   Скюл схватил одной рукой Прохвоста, а другой Лёву и потащил в укрытие.
   -Однако странное у тебя платье, - вель потрогал холодный, похожий на металл и шершавый на ощупь, материал.
   -Самое обыкновенное платье, - бородач высунул из "шатра" голову, напряженно вглядываясь в горизонт, - все люди пустыни носят такие же.
   -А почему оно то желтое, то зеленое, то коричневое?
   -Это для того, чтобы знать далеко ли кхеты, наши извечные враги. Тише, - Скюл приложил палец к губам и зажал батону рот, - летят.
   Мальчик осторожно выглянул наружу, стараясь увидеть страшных, наводящих на пустынных людей ужас, птиц, но вокруг было тихо и спокойно.
   -Где они?
   -Вон, справа, - прошептал новый знакомый веля, - возле продолговатой тучки.
   Лёва пригляделся и заметил крошечное темное пятнышко, стремительно приближающееся к ним.
   -Все, - предупредил Скюл, - постарайся больше не разговаривать, - он снял поясок и завязал Прохвосту рот. - Если будем сидеть тихо, может, повезет и драконы нас не обнаружат.
   -Драконы?! - вскрикнул Лёва.
   -Да, тише тебе говорят! - цыкнул бородач.
   -Но ты же говорил птички!
   -Я пошутил.
   -Ничего себе шуточки...

КХЕТЫ

   Лёва забрался поглубже в чум, предпочитая переждать опасность внутри времянки. Но любопытство пересилило страх. Мальчик высунулся наружу и вздрогнул, узрев страшных свирепых хищников кружащих прямо над их убежищем. Драконов было семь. Они имели ужасающий вид и не походили ни на одно известное велю животное.
   Один самый крупный монстр отделился от стаи и, сложив короткие перепончатые крылья, на большой скорости устремился вниз.
   -Разведчик, - прошептал Скюл, - проверяет, нет ли поблизости врагов.
   -Разве у кхетов есть враги? - спросил Лёва.
   -Когда драконы в воздухе, никто не в состоянии справиться со злодеями, но если разбойники оказываются на земле, с ними можно помериться силами, - бородач сдавил палку и та затрещала под крепкой рукой человечка.
   -Ты чего? - Лёва посмотрел на побелевшие пальцы Скюла.
   -У меня с кхетами свои счеты.
   Между тем дракон приблизился к вышке и, изогнув похожий на гофрированный шланг хвост, ударил по хрупкой башне. Ржавый железный треугольник, свободно вращающийся на конце хвоста, обрушился на строение и переломил пополам. Обломки бревен и досок разлетелись в разные стороны, едва не задев убежище наших знакомых. Дракон раскрыл узкую зубастую пасть и оттуда вырвался столб огня вперемешку с сине-зеленым дымом. В воздухе запахло гарью. Сделав круг и огласив окрестности победным криком, нападавший присоединился к поджидавшим его соплеменникам.
   -Пронесло, - произнес Скюл, доставая из кармана пиджака складную булаву.
   -Что ты собираешься делать? - поинтересовался Лёва, наблюдая за бородачом.
   Абориген ничего не ответил, продолжая готовить оружие к бою: неторопливо снял с шарообразного конца кожаный чехол и обнажил острые блестящие шипы. Затем несколько раз со свистом рассек булавой воздух и положил на землю.
   -Я хочу тебя кое о чем попросить, - Скюл повернулся к велю.
   -Да, я слушаю...
   Бородач взял на руки Прохвоста и, развязав батону рот, протянул мальчику.
   -Пусть он пока побудет с тобой. Если я не вернусь, можешь его съесть.
   -Скажешь тоже!
   -Хорошо не ешь, только не забывай кормить, а то булка засохнет.
   Скюл накинул капюшон на голову и направился в сторону озера, туда, куда улетели драконы.
   -Эй, постой! - вель догнал хозяина Прохвоста. - Уж не думаешь ли ты помериться силами с кхетами?
   Скюл остановился и с усмешкой посмотрел на чужестранца.
   -Надо же какой умный паренек попался! Сам догадался или тебе батон подсказал?
   -Перестань, - обиделся Лёва, - неужели ты не понимаешь, что с драконами в одиночку не справиться?
   Со стороны озера раздался рык и в воздух взметнулся темно-красный фонтан. Затем другой, третий, четвертый. Земля задрожала и мальчик с трудом удержался на ногах. Прохвост вырвался из его рук и, подбежав к куче мусора, забрался под кусок картона.
   -Слышишь? - Скюл кивнул в направлении шума. - Вареньем обжираются. Теперь им от меня не уйти. - Наконец-то я за все рассчитаюсь с этими вероломными птичками. И за сожженную деревню и за своего друга Нуса...
   Бородач сжал кулаки.
   -В таком случае, я пойду с тобой, - решительно произнес Лёва.
   -Скажешь тоже, - улыбнулся абориген.
   -Чего смеешься? - рассердился вель. - Знаешь, какой я сильный!
   Сын Рисмуса подошел к большому камню и, поднатужившись, оторвал от земли.
   -Видел?
   -Видел, - Скюл перестал улыбаться и о чем-то подумав, согласился. - Ладно, валяй, только пеняй на себя, если кхеты захотят пообедать чужестранцем.
   Стараясь быть не замеченными, наши знакомые устремились к озеру. Бородач шагал впереди и время от времени останавливался, вглядываясь в даль и прислушиваясь к шумной трапезе врагов пустынных людей.
   Забравшись на высокий бархан, смельчаки увидели кхетов плавающих в варенье. Однако мальчик насчитал только шесть драконов, один зверь отсутствовал.
   -А где же седьмой? - спросил Лёва, крутя головой.
   -Вон, - показал Скюл на сахарную отмель, - уже натрескался и лежит отдыхает. Теперь его хоть голыми руками бери. Примерно около трех часов он не сможет летать, пока не переварит пищу.
   -Так чего же мы лежим? - мальчик поднялся. - Пойдем и зададим ему хорошую трепку!
   -С ума сошел! - Скюл схватил веля за штаны и повалил на песок. - Жить надоело что ли? Другие то еще едят! Сиди тихо, покуда они не вылезут на берег.
   Потянулись томительные минуты ожидания. Чтобы как-то скоротать время Лёва принялся разглядывать седьмого дракона. Кхет представлял собой нечто среднее между летучей мышью, ящером и человеком. Правда, человеческого у монстра было меньше всего - одни лишь огромные волосатые руки украшенные браслетами, перстяными и кольцами.
   Развалившийся на берегу дракон расправил перепончатые крылья и мальчик заметил золотые и серебреные пуговицы, пришитые к их внутренней стороне, в виде замысловатого узора, напоминающего таинственные письмена древних обезьян. Ноги и туловище кхета покрывали медные чешуйки, часть которых подернулась зеленоватым налетом. Отдельно следует упомянуть о голове чудовища. Она имела продолговатую форму и держалась на тонкой бронированной шее и обладала целым набором острейших рогов. Восемь прямоугольных глаз дракона расположенных на большущих ушах, постоянно вращались в разные стороны, отбрасывая желтые лучи света.
   -Ты действительно думаешь, что мы можем справиться с кхетами? - засомневался Лёва, поглядывая на кошмарную пасть дракона.
   Скюл кивнул и показал на раздувшихся, словно шары чудовищ, с трудом выбирающихся на сушу.
   -Как только звери улягутся на спины, будем атаковать, - прошептал бородач.
   -Хорошо, - сказал вель, немного волнуясь.
   -Не бойся, - Скюл положил руку на Лёвино плечо. - Я все сделаю сам, тебе останется лишь собрать зажигалки.
   -Какие еще зажигалки?
   -Увидишь, - отмахнулся абориген, не сводя глаз с кхетов. - Приготовились, - бородач напрягся. - Пошли! - и он с громким криком бросился на ненавистных врагов.
   Лева последовал за Скюлом, стараясь не смотреть на чудовищ и не отстать от нового приятеля. Размахивая булавой, бородач стремительно приближался к драконам, совершая большущие шаги и рыча от ненависти и злости. Заметив противников, кхеты занервничали, понимая, что в сложившейся ситуации они бессильны противостоять людям. Вытянув шеи вперед и разинув страшные пасти, монстры принялись шипеть и колотить хвостами о землю, не в состоянии перевернуться на животы.
   -Бей гадов! - Скюл подскочил к ближайшему дракону и треснул его по металлическому лбу.
   Послышался звон, напоминающий удар деревянной колотушки по пустому тазу и изо рта кхета вывалилась раздвоенная серебреная трубка с фитилем на одном конце и стеклянной колбой на другом.
   -Хватай зажигалку! - гаркнул бородач и, увернувшись от гофрированного хвоста чудовища, помчался к другому дракону.
   Лёва замешкался, не решаясь подступить к хищнику и мальчика опередил хозяин серебреной трубки. Вытянув огромную волосатую руку, зверь подобрал зажигалку и затолкал обратно в пасть.
   -А, раззява! - рассердился Скюл. - Если ты трусишь, ступай отсюда, я и без тебя обойдусь!
   -Я не трус, - Лёва глубоко вздохнул, стараясь унять дрожь в коленях, - просто не много растерялся.
   -Хорошо, больше не теряйся! - бородач поднял булаву над головой и, подбежав к дракону, огрел его второй раз по макушке.
   Вель не стал дожидаться пока восемь прямоугольных глаз кхета, замигавших и потухших после удара, вновь начнут отбрасывать желтые лучи. Мальчик с кошачьей ловкостью прыгнул вперед и, схватив зажигалку, отскочил на безопасное расстояние.
   -Молодец! - похвалил веля Скюл. - Один готов, теперь давай разоружим остальных!
  

ДЕРЕВНЯ ПУСТЫННЫХ ЛЮДЕЙ

   Разобравшись с драконами, наши знакомые отступили к чуму и, отвязав Прохвоста, сели передохнуть. Лёва швырнул на песок семь серебреных трубок и рукавом вытер пот со лба.
   -Теперь кхеты не скоро обзаведутся другими зажигалками, а без огня они побоятся нападать на хорошо укрепленные деревни пустынных людей.
   Скюл принялся топтать отобранные трубки и разбивать булавой стеклянные колбы. Покончив с зажигалками, бородач протянул мальчику руку и улыбнулся.
   -А ты ничего, смелый, - хозяин батона крепко сжал ладонь Лёвы. - Не каждый человек, даже из моего племени, увидев в первый раз драконов, отважиться подойти к чудовищам ближе, чем на сто метров. Не говоря уже о том, чтобы выхватывать зажигалки у них из под носа. У вас там все такие бесстрашные?
   -Где?
   -В козявочном Мире.
   -Мой Мир называется Радужным, а не козявочным, - поправил Скюла сын Рисмуса.
   -Ладно, пусть будет Радужным, - кивнул абориген. - Предлагаю тебе дружбу и помощь, если конечно она нужна.
   -Нужна, нужна! - поспешно сказал мальчик. - Еще как нужна.
   -Тогда в путь, - бородач поднялся и направился к валявшемуся неподалеку дереву. - Давай убираться отсюда, пока драконы не переварили пищу и не встали на крыло. У нас в запасе часа два, не больше.
   -Но мы ведь отобрали у кхетов зажигалки, - произнес Лёва, - и звери не смогут воспользоваться огнем.
   -Да, но не оторвали хвосты, - пошутил бородач. - Разве забыл, какое это мощное оружие? Лишь только драконы взлетят - сразу же бросятся искать обидчиков. Нам следует хорошенько замести следы.
   Отломив две длинные ветки от лежащего на песке дерева, Скюл привязал к ним тряпки и протянул одну Лёве, а другую оставил себе.
   -Станешь водить веткой сзади, не сильно прижимая к земле. Смотри, я покажу, как надо, - и бородач медленно пошел вперед. - Понял?
   -Понял, - кивнул Лёва. - А куда мы идем?
   -К Шаману Песков, он подскажет, каким образом пробраться во дворец к императору Темдеру и похитить стакан. Надеюсь, ты еще не передумал вернуться в козявочный Мир? Ой, прости, в Радужный.
   -Нет конечно, - сказал Лёва, ступая за новым приятелем.
   Отойдя шагов двадцать, мальчик вдруг остановился и повернул назад, к гранитному камню.
   -Эй, ты чего, - крикнул Скюл, - отказываешься знакомиться с умным старцем?
   -Нет, просто хочу взять свой Мир с собой, а то ненароком кто-нибудь затопчет или ветром сдунет на песок, и тогда ищи иголку в стоге сена.
   -Ты это серьезно? - засмеялся бородач.
   -Серьезно, - произнес Лёва, приближаясь к камню.
   -Ну-ну, давай, - Скюл не переставая улыбаться, внимательно следил за чужестранцем.
   Вель просунул руку под медный каркас, намереваясь взять черный шарик, но не успел и дотронуться до него, как сильный электрический разряд, проскочивший между проволочками, больно ударил мальчика.
   -Ну, хватит, или еще попробуешь? - поинтересовался владелец Прохвоста.
   -Еще попробую, - Лёва поднял валявшуюся палку и попытался столкнуть шарик на землю.
   Но не тут-то было - шарик даже не сдвинулся с места. Мальчик надавил на палку сильнее, но результат оказался тот же.
   -Он что, приклеен?
   -Не знаю, - пожал плечами бородач, - может и приклеен. Видишь, ты зря волновался, никуда твой Мир не денется. Пошли отсюда, пока кхеты не переварили варенье и не задали нам хорошую трепку.
   Часа через два, не забывая останавливаться и оглядываться назад, наши знакомые добрались до хорошо укрепленной деревни пустынных людей. Она была настоящим оазисом среди бескрайних песков с богатой растительностью и водой. Населенный пункт имел высокие керамические стены, закругляющиеся внутрь и расписанные простым незамысловатым орнаментом. Их окружала железная решетка, усеянная острыми шипами, а из многочисленных бойниц торчали брандспойты, соединенные с ручным механизмом, подающим под напором воду.
   -Привет Скюл! - поздоровался полный стражник, сидящий возле покрытых асбестом ворот. - Кто это с тобой, не имеющий даже усов?
   -Зря смеешься, - Лёвин спутник похлопал охранника по плечу. - Знаешь, как он ловко подбирал зажигалки кхетов.
   -И сколько было драконов? - с сомнением глядя на чужестранца, поинтересовался толстяк.
   -Семь.
   -Не может быть!
   -Вот тебе и не может быть, - Скюл дернул стражника за бороду. - Смотри, так и просидишь всю жизнь возле ворот, не подняв ни одной зажигалки.
   -Да я что, - охранник скис, - хоть сейчас готов сразиться с кхетами, только...
   -Что только?
   -Мне нельзя надолго отлучаться из деревни. Мое настроение от этого портится и начинают дрожать коленки.
   Скюл привел Лёву на небольшую аккуратную площадь с тремя чудесными музыкальными фонтанами. Около них резвились дети и прогуливались взрослые. Пустынные люди, как и новый приятель мальчика, были одеты в платья и пиджаки, а на голове имели пестрые перья. Но самое удивительное, все присутствующие, от мала, до велика, носили бороды. "Странно, - подумал Лёва, - здесь одни мужчины и мальчики".
   -А разве у вас нет женщин? - спросил сын Рисмуса, поглядывая по сторонам. - Где они, я не вижу?
   -Почему нет, - удивился Скюл, - а это кто, по-твоему? - абориген показал на трех бородатых особ, сидевших на корточках и куривших закинутые за спины трубки.
  

ШАМАН ПЕСКОВ

   Наши знакомые вошли в дом с маленькими круглыми окнами и, пройдя по длинному наклонному коридору, попали в просторное подземное помещение, освещенное факелами. На выложенных синей плиткой стенах красовались расшитые золотыми и серебреными нитками флаги и висели сетки с луком и чесноком. Посередине находился прямоугольный бассейн, метров десять в длину и примерно три в ширину. В нем, погрузив голову в воду и раскинув руки в стороны, пребывал щуплый человек с большой оранжевой бородой, не подающий никаких признаков жизни.
   -Дед что утонул? - Лёва приблизился к краю искусственного водоема.
   -Нет, - Скюл приложил палец к губам. - Тише, Шаман Песков спит, набирается сил для дальнейшего житья-бытья.
   Абориген царства Микро потянул веля к странной желтоватой скамейке, напоминающей хребет какого-то зверя. Мальчик потрогал гладкую отполированную поверхность и сел на холодное сиденье.
   -Она сделана из позвонков кхетов, - пояснил Скюл, - и служит для посетителей ожидающих пробуждения умного старца.
   -Ты уверен, что он еще жив? - сын Рисмуса с беспокойством посмотрел на плавающего на животе человека.
   -Конечно уверен, - Скюл подошел к деревянной тумбочке и взяв поднос, заставленный тарелками и графинами, принес велю. - Угощайся, - бородач протянул мальчику пахнущий носками, похожий на рваный тапок, плод.
   -Нет, спасибо, - отказался Лёва, - лучше я отведаю яблоко.
   -Это не яблоко, а яйцо киса. Будешь кусать, смотри, чтобы тебя не ужалила в язык живая личинка. У нее очень острые челюсти.
   Мальчик вздохнул и положил "яблоко" на место.
   Прохвост снующий возле ног хозяина заскулил и, встав на задние лапы, попытался дотянуться до распространяющего отвратительный запах плода.
   -Видел? - улыбнулся Скюл. - Батон страсть как любит ароматные ситураки.
   -Ну и дай, пусть лопает.
   -Еще чего! Такую вкуснятину я и сам съем.
   Лёва пододвинул поближе тарелку с покрытыми золотистой корочкой палочками и, взяв одну, с аппетитом захрустел.
   -Надо же, очень вкусно! - вель потянулся за другой палочкой.
   -Мне тоже нравятся жареные волосы кхетов, - сказал Скюл впиваясь зубами в мякоть ситурака.
   -Волосы? - сын Рисмуса чуть не подавился.
   -Ну да, волосы, - подтвердил бородач. - А почему ты сморщился? У вас, что не едят жаренные волосы?
   -Нет, конечно! - Лёва достал из кармана платок и начал тщательно вытирать язык, стараясь не смотреть на тарелку с палочками.
   Покончив с первым, похожим на тапок, плодом, Скюл принялся за второй ситурак, с недоумением взирая на своего спутника.
   -Однако ты весьма привередлив в еде, - приятель мальчика наполнил стакан тягучей, бесцветной жидкостью и залпом выпил. - Тебе будет трудно в нашем Мире.
   -Просто я еще не привык к здешним кушаньям, - сын Рисмуса налил в фужер синеватого напитка с черными зернышками и резким кисловатым запахом и осторожно попробовал. - Напоминает лимонный сок вперемешку с малиновым.
   -Это...
   -Не говори мне, пожалуйста, что это, - перебил Лёва бородача.
   Мальчик допил содержимое фужера и, осматривая подземелье, обратил внимание на огромные деревянные ящики с корявыми колючими деревцами. Стволы некоторых из них покрывали круглые коричневые шарики.
   Последив за взглядом веля, Скюл встал и, подойдя к растениям, оторвал один шарик.
   -Держи, - абориген кинул плод Лёве, - может хоть воняк придется тебе по душе.
   Воняк имел сочную, приятную на вкус мякоть и действительно понравился мальчику. Сын Рисмуса съел несколько экзотических фруктов и остался очень доволен угощением.
   Между тем, находящийся в бассейне человек зашевелился и, перевернувшись на спину, выпустил изо рта струйку искрящейся жидкости. Оранжевая борода старика распушилась, словно наэлектризованная. Его руки начали делать плавные движения и Шаман Песков принялся медленно подниматься вверх. Вода забурлила и над ней появился розовый пар.
   -Надо же - обрадовался Скюл, - не прошло и часа, а умный старец уже просыпается! Нам здорово повезло, ведь Шаман Песков мог пролежать в забытье и день и два и даже неделю!
   Дед взлетел под потолок и, заняв вертикальное положение, завис в воздухе, не открывая глаз. Струйки воды, стекая с мокрого тела старика, капали вниз и при соприкосновении с поверхностью бассейна воспламенялись, сгорая ярким синим пламенем.
   -Неужели он так и будет качаться над водоемом и не спуститься вниз? - Лёва дернул приятеля за рукав.
   -Погоди, - Скюл осуждающе посмотрел на мальчика, - Суп читает твои мысли и знакомится с прошлым гостя.
   -Шамана Песков зовут Суп? - удивился Лёва.
   -Да, - кивнул бородач.
   -А у нас супом называют жидкое кушанье...
   -Правда что ли? - развеселился бородач.
   -Честное слово, - улыбнулся Лёва. - Суп, это такая похлебка.
   -Ха-ха-ха! - не выдержал Скюл, рассмеявшись на всю пещеру.
   -Ну, чего ржешь? - послышался сердитый голос Шамана Песков.
   Старик подлетел к краю бассейна и опустился на землю. Обтерев полотенцем щуплое тело, Суп торопливо натянул черное платье и белый пиджак с синими погонами.
   -Да знаешь ли ты Скюл, как звучит мое полное имя? - сверкнул глазами Шаман Песков.
   -Нет, - бородач покраснел.
   -Супус-нирус-тадак-чак, что в переводе с древнего языка волшебников означает - пришедший из далека, долгожданный человек, который научит людей пустыни своим премудростям. А Суп, это уменьшительное имя. Раз оно у тебя вызывает смех, с сегодняшнего дня будешь обращаться ко мне как положено: Супус-нирус-тадак-чак. Понял?
   -Понял, - опустил голову бородач, - только я не смогу.
   -Почему?
   -Не запомню. Лучше я стану величать вас Шаманом Шаманов.
   -Ну что ж, можно и так, - Суп уселся на широкий деревянный стул с высокой, обтянутой кожей, спинкой и поманил пальцем мальчика. - Подойди поближе чужестранец. Я ознакомился с твоими проблемами, но не в силах чем-либо помочь, - Шаман Песков тяжело вздохнул. - Стакан действительно забрал Темдер, но где он хранится, не знаю.
   -Тогда расскажи Лёве, как попасть в императорский дворец, - попросил старика Скюл.
   -Это, пожалуйста, - дед почесал перья на голове. - Метрах в ста от крепостной стены, возле реки Цыпы растет мертвое дерево. Рядом, в кустарнике, есть нора, ведущая на продуктовый склад дворца, - Суп нагнулся и, пошарив рукой под сиденьем, достал небольшой мешочек, перевязанный шелковым шнурком. - Вот, возьми - старик кинул мешочек велю, - когда полезешь в подземный ход, посыпь на голову толченой ромашки, она сделает тебя невидимым для самого страшного и опасного слуги императора - Великого Духа Чауо. Именно его Темдер посылает в ваш Мир за новыми шутами.
   -Какими шутами? - спросил мальчик. - У нас нет никаких шутов.
   -Император наряжает похищенных людей в рваную одежду и приказывает развлекать себя забавными выходками.
   -А нельзя чем-нибудь заменить стакан? - поинтересовался Лёва.
   -Нельзя, - покачал головой Суп. - Некоторые чужестранцы пытались, но у них ничего не вышло... Несчастным пришлось смириться со своей судьбой и остаться тут навсегда. Хочешь услышать мой совет - не ходи во дворец к Темдеру, а то погибнешь. Лучше поселяйся в деревне пустынных людей. Мы построим тебе красивый и уютный дом. Такие смельчаки, как ты, нам не помешают.
   -Нет, спасибо, - отказался Лёва. - Если есть хоть один шанс вернуться домой, я попробую им воспользоваться.
   Мальчик поблагодарил Шамана Песков за помощь и, пожав на прощание руку Скюлу, направился к выходу.
  

РУСЛО ВЫСОХШЕЙ РЕКИ

   Покинув подземелье, Лёва не торопясь, пересек площадь и, свернув в знакомый переулок, пошел по неровному, бугристому тротуару, намереваясь оставить селение пустынных людей. Небольшая группа детей, увязавшаяся за мальчиком, следовала попятам, отгоняя назойливых булок, стремящихся облаять или покусать чужака и распевая частушки-дразнилки. Попадающиеся навстречу бородачи с интересом разглядывали иностранца, а иные даже здоровались и, добродушно улыбаясь, норовили угостить конфетами или пряниками.
   -Эй, Лёва, подожди! - окликнул мальчика Скюл, когда вель, миновав деревенскую стражу, побрел по песку. - Я с тобой! Провожу до завода погоды, - абориген догнал сына Рисмуса и приятели взяли курс на русло высохшей реки.
   Через некоторое время они приблизились к растрескавшемуся глиняному углублению, по которому некогда текла вода
   -Будь внимательным, - предупредил бородач, - здесь водятся дремлющие караси, жутко кровожадные твари.
   Скюл достал из рюкзака два наконечника в форме вил и, найдя подходящие палки, приладил к ним.
   -Вот, держи, - он протянул Лёве необычное оружие, - если увидишь, что земля станет пузыриться, отбегай в сторону.
   -А нельзя добраться до императорского дворца каким-нибудь другим путем? - мальчик сжал в руках черенок, не решаясь ступить на покрытую трещинами дорогу.
   -Можно, но тогда нужно вернуться к озеру и, обогнув его идти вдоль покрытых снегом сопок.
   -Нет, лучше уж пойдем по руслу высохшей реки, - сказал Лёва, - а то вдруг там лакомятся вареньем кхеты. Мне что-то не хочется еще раз встречаться с драконами.
   Осторожно шагая за Скюлом, мальчик смотрел под ноги, стараясь не пропустить момент, когда почва начнет пузыриться, но прошло около часа, а все было тихо и Лёва, понемногу стал успокаиваться и терять бдительность.
   Поравнявшись с корягой, преграждающей путь приятелям, Скюл поднял над головой вилы и пошел вперед. Вель намеревался отправиться за ним, но бородач знаком остановил Лёву, попросив немного обождать. Мальчик огляделся и заметил, недалеко от себя, милое животное, похожее на белочку, с розовой шерсткой и большими добрыми глазами. Он присел и поманил зверька, протянув захваченный из пещеры воняк. Круглый коричневый шарик, с приятным апельсиновым запахом, привлек внимание белочки и та забавно перебирая покрытыми чешуей лапками, подбежала к велю. Взяв воняк животное ловко очистило плод от шкурки и с аппетитом принялось поедать угощение.
   -Тише, только не делай резких движений! - услышал Лёва испуганный шепот Скюла. - Отползай в сторону, я прикрою твое отступление.
   -Ты чего? - улыбнулся мальчик. - Белочка не кусается.
   Вель погладил зверька и почесал за ухом.
   -Смотри, ей нравится.
   -Это не белочка, - произнес Скюл сдавленным голосом. - Это дремлющий карась! - абориген потянул Лёву за ворот рубашки. - Да уходи же, кому говорят!
   Земля вокруг путников начала пузыриться и бить фонтанами и, один за другим, на поверхность стали выскакивать мохнатые животные с крупными добрыми глазами.
   -О, ужас! - вскрикнул Скюл, прикрыв рот ладонью.
   Зверьки отряхнулись и, расталкивая друг друга, облепили Лёвины ноги, требуя от мальчика лакомства.
   -Сейчас, сейчас, - сын Рисмуса, заметно нервничая, достал из карманов оставшиеся воняки. - Ешьте на здоровье, только не трогайте меня и моего друга.
   -Ты чего с ними разговариваешь? - прошептал Скюл. - Они все равно тебя не понимают. Лучше давай выбираться на берег, караси не любят песок и не будут там нас преследовать.
   Потихоньку пятясь назад, наши знакомые начали отступать, незаметно приближаясь к спасительной береговой линии.
   -Смотри, не делай резких движений, чтобы не напугать рыб! - напомнил Скюл. - Иначе не миновать беды.
   Съев имеющиеся у мальчика коричневые шарики, животные продолжали просить угощения, пощипывая Лёву и недовольно повизгивая.
   Неожиданно Скюл оступился и нечаянно придавил одному зверьку лапу. Карась взвыл и, упав на спину, заколотил хвостом о землю. И тут случилось такое, о чем мальчик еще долго вспоминал с содроганием. "Белочки" замерли, и шерсть на них поднялась дыбом и стала трескаться между носом и лбом. Из образовавшихся ран хлынула кровь, и показались колечки, соединенные с застежками молниями. Колечки со скрежетом принялись перемещаться сначала по головам, затылкам, а потом перешли на спины животных, "расстегивая" мохнатые шубки зверьков. Прямо на глазах, рыбы начали "перелицовываться", втягивая старый наряд внутрь и преображаясь в жутких свирепых созданий, с острейшими кривыми зубами.
   Поменяв обличие, дремлющие караси заметно прибавили в росте и теперь были величиной с кролика. Ближайший от Лёвы карась присел на задние лапы и, зарычав, прыгнул на мальчика. Скюл среагировал молниеносно и, выставив вилы вперед, откинул хищника в сторону.
   -Не спи, - крикнул бородач, - а то пойдешь на корм белочкам! - он толкнул мальчика в плечо, выведя его из оцепенения.
   Лёва пришел в себя и стал отбиваться от нападавших тварей, размахивая оружием и колотя монстров почем попадя. Те теснили веля к коряге, стараясь вцепиться в горло и свалить на землю.
   -А! - послышался сзади отчаянный вопль Скюла.
   Сын Рисмуса оглянулся и увидел склонившегося товарища, зажимающего рану возле колена. Три карася скакали вокруг и, щелкая зубами, норовили заскочить на спину бородачу. Абориген из последних сил отгонял назойливых хищников, то и дело, получая удары колючими хвостами.
   -Держись, друг! - Лёва огрел повисшего на руке приятеля зверя и, загородив Скюла, заорал что есть мочи.
   На секунду монстры остановились и даже отступили на несколько метров назад, озадаченные выходкой мальчика. Это дало нашим знакомым небольшую передышку и позволило приблизиться к заветному берегу. Однако, поняв, что им ничего не грозит, дремлющие караси набросились на людей с новой силой.
   -Беги, я задержу хищников! - предложил мальчик раненому Скюлу, с трудом передвигающемуся на ногах.
   Бородач не стал себя долго уговаривать, а, запустив вилы в одного, особенно наседавшего, хищника выбрался на песчаный берег.
   Оставшегося в одиночестве Лёву обступили дремлющие караси. Брызгая слюной и злобно рыча, монстры начали медленно надвигаться на веля, постепенно сжимая кольцо вокруг сына Рисмуса. Мальчик приготовился к смерти и, скорее всего, погиб бы, закончив жизнь в русле высохшей реки, если бы не случившееся чудо.
   Где-то глубоко под землей послышался колокольный перезвон, и звери принялись с шумом лопаться, превращаясь в тех самых милых животных с розовой шерстью и добрыми глазами, которых Лёва, первоначально, принял за белочек.
   -Что это с ними? - мальчик удивленно посмотрел на Скюла.
   -Ничего особенного, караси меняют обличие каждые полчаса. Давай, вылезай на берег, - бородач тяжело поднялся и, сделав несколько шагов, снова сел на песок. - Кажется, мне здорово досталось, - вздохнул он. - Придется подождать рикшу, а то я не могу идти.
  

РИКША

   Смазав многочисленные раны, синей дурно пахнущей мазью, Скюл развалился на земле и, попросив разбудить его, когда появится рикша, задремал.
   "Зря я не спросил, как выглядит рикша", - подумал мальчик, тараща глаза на песчаные барханы и растрескавшееся дно бывшей реки. "А вдруг я не узнаю рикшу, и мы останемся тут еще на несколько дней, без воды и пищи!" Грустные мысли лезли в голову веля и Лёва не выдержал и растормошил приятеля.
   -Эй, проснись, - мальчик склонился над Скюлом. - Скажи, а как выглядит рикша?
   -Обыкновенно, - бородач зевнул и перевернулся на другой бок. - Услышишь пение, сразу толкай меня.
   Так и не поняв, кого они ждут, Лёва улегся рядом с товарищем и, положив руки под голову, начал наблюдать за резвившимися карасями.
   Прошло минут пятнадцать, и из-за поворота показалась странная компания, удивившая мальчика. Шесть длинноногих черепах в старых заплатанных панцирях тащили бревно, на котором, стоя на одной руке, балансировало тощее красноносое существо с круглой лысой головой и высунувшимся изо рта языком. Разношерстная группа передвигалась трусцой под нудное мычание седока, не обращая внимания на прыгающих вокруг белочек. Неожиданно у одной черепахи слетел валенок и она, ругаясь, выпустила бревно и принялась натягивать на ногу сваленный из шерсти сапог. Ритм бега нарушился и пассажир, не удержав равновесия, рухнул на землю.
   -Идиоты! - пронзительно заорал круглоголовый, обрушив на черепах поток отборной брани. - Я чуть шею из-за вас не сломал! Неужели нельзя было бросить валенок? - незнакомец подскочил к провинившейся рептилии и стегнул плеткой по панцирю.
   -Что я дура, носиться по песку босиком! - огрызнулась наказанная. - Еще раз ударишь, я уволюсь, и ты сам потащишь бревно по маршруту.
   -Ладно, извини, я погорячился, - круглоголовый расправил спинной плавник и хлопнул в ладоши. - Девочки, по местам! Поехали!
   Услышав крик, Скюл открыл глаза и, потянувшись, произнес:
   -А вот и рикша. Что-то он сегодня не в духе?
   -Да упал на землю и вывалялся в пыли, - улыбнулся Лёва.
   Когда процессия поравнялась с нашими знакомыми бородач помахал рукой и поздоровался с седоком.
   -Привет Вазелл!
   -Здорово Скюл! - незнакомец топнул по бревну и черепахи остановились.
   -Мы хотели бы нанять экипаж, - сказал Лёвин спутник, - если ты конечно свободен и никуда не спешишь.
   -Свободен, разумеется, свободен! - обрадовался рикша и, соскочив с бревна, подбежал к Скюлу. - Плата прежняя: одна денюшка с носа и длинная предлинная песня.
   -Идет, - кивнул абориген и, бросив погонщику черепах пару серебреных монет, занял место круглоголового. - А ты что? - он позвал Лёву. - Давай ко мне!
   Мальчик уселся рядом со Скюлом и поджав ноги ухватившись руками за сучок, стараясь не касаться песка.
   -Ничего себе тяжесть какая! - проворчала черепаха недавно потерявшая валенок. - Мы не договаривались таскать по два человека. Один должен слезть и чапать пешком!
   -Опять ты Мати капризничаешь! - рассердился Вазелл.
   -А что Мати? Мальчишка лишний, пусть тащится своим ходом.
   -Хочешь я куплю тебе косынку? - круглоголовый погладил упрямицу по панцирю.
   -И солнечные очки! - добавила черепаха.
   -Ладно, и очки тоже, - недовольно сморщился Вазелл.
   -А нам? - закричали другие животные. - Мы тоже хотим косынки и очки!
   Погонщик позеленел от злости и на его коже высыпали мурашки. Спинной плавник рикши задрожал и покрылся слизью.
   -Дудки вам, а не косынки и очки! - Вазелл выставил вперед четыре фиги. - Лучше я сам потащу клиентов, чем пойду на поводу у жадных пресмыкающихся!
   Черепахи бросили бревно на песок вместе с пассажирами и, скрестив лапы на груди, уставились на Вазелла.
   -Видел? - рикша приблизился к Скюлу. - Придется тебе добавить еще одну монетку на подарки этим распоясавшемся рептилиям.
   -Хорошо, держи, - бородач порылся в кармане и протянул деньги рикше.
   -Девочки, за работу! - радостно захлопал в ладоши Вазелл. - Пассажиры дали хорошие чаевые, и я куплю всем косынки и очки.
   Черепахи, кряхтя, подняли бревно и, подождав пока на него усядутся Скюл и Лёва спустились с крутого берега и пошли по руслу высохшей реки.
   -Смотри, что они делают! - закричал мальчик, с испугом глядя на резвившихся вокруг карасей. - Рыбы сейчас набросятся на нас! - вель вытянул руку с вилами, готовясь отразить атаку. - Попроси Вазелла, пусть вернет черепах на берег!
   -Не бойся, - улыбнулся рикша, - караси никого не тронут, - круглоголовый достал бутылочку и показал Лёве. - Я обрызгал себя, бревно и черепах духами из дохлых мух, - Вазелл пригляделся к грязному сосуду. - Надо же, духи почти закончились! Нам нужно поторапливаться. Девочки, ускорили шаг! Ускорили, я говорю!
   Черепахи нехотя побежали по дну реки, тяжело дыша и негромко ругаясь.
   -Давай запевай, - попросил Лёву Скюл, - я обещал рикше длинную предлинную песню
   -Но я не умею петь, - возразил мальчик, - ты договаривался, тебе и петь.
   -Решайте скорее, кому из вас петь, а то черепахи остановятся, - произнес скакавший рядом Вазелл.
   -Они что, так любят музыку? - удивился вель.
   -Скажешь тоже, любят музыку, - засмеялся Вазелл. - Поесть они любят, а не музыку! Все бы только ели и ели, с утра и до вечера: ненасытные создания.
   Мальчик ничего не понял и обратился за разъяснениями к Скюлу.
   -Посмотри внимательно на черепах, - предложил бородач. - Видишь, у рептилий нет ртов?
   -Вижу... А как же тогда они с нами разговаривали?
   -Ушами, - Скюл дотронулся до крупного, с синими жилками, уха ближайшей черепахи.
   -Верно, ушами, - подтвердила Мати. - Мы не едим вашу грубую пищу. Мы едим песни, в крайнем случае, стихи, но от них у нас болит голова.
   Впереди показалась глубокая трещины пересекающая русло реки и черепахи встали.
   -Сил моих больше нет, - Мати приготовилась бросить бревно, - просто умираю с голоду.
   -Подожди! - Скюл соскочил на землю и запел, а вернее понес всякую чепуху, какая приходила на ум.
   Он "пел" о том, что видел вокруг, ничуть не заботясь о словах и рифмах своего стихотворно-музыкального произведения. Черепахи сразу приободрились. Их глаза заблестели, и рептилии легко преодолели препятствие. Бородач едва успел заскочить обратно на бревно и, не переставая издавать нудные нечленораздельные звуки, с тоской посмотрел на Лёву.
   -Может, сменишь меня не надолго? - спел Скюл.
   -Нет, извини, - в тон ему ответил мальчик.
   -Браво! - крикнула Мати. - У вас не плохо получается дуэтом. Давайте еще!
   Черепахи стали стучать тонкими металлическими хвостами по панцирям:
   -Просим! Просим! - принялись скандировать рептилии, тряся головами и подкидывая вверх бревно вместе с седоками.
   -Ладно, ладно! - согласился Лёва. - Так и быть, я буду петь со Скюлом дуэтом.
   Черепахи успокоились и, не торопясь, побежали по покрытому трещинами руслу.
   Вель прокашлялся и спел высоким чистым голосом:
   -А где Вазелл?
   -А разве его нет? - Мати оглянулась и, не обнаружив поблизости круглоголового, радостно закричала:
   -Девочки, Вазелл отстал!
   -Ура! - обрадовались черепахи.
   -Он не смог перепрыгнуть через трещину и теперь обегает ее стороной, - пояснил Скюл. - Давайте сделаем привал и подождем рикшу, - предложил бородач.
   -Ну уж нет, - засмеялась Мати, пританцовывая. - Пусть этот скупердяй поищет нас!
   И животные помчались с бешеной скоростью вперед. У наших знакомых засвистело в ушах и замелькало перед глазами.
   -Остановитесь! - потребовал Скюл. - Немедленно остановитесь, кому говорят!
   -И не подумаем! - отказалась Мати.
   -Остановитесь, или мы больше не будем петь дуэтом! - добавил Лёва, с трудом удерживаясь на гладком бревне.
   Только после такой угрозы черепахи замедлили шаг и бросили ношу на землю. Рептилии сгребли в кучу ветки и сучья и развели костер. Сняв панцири и валенки, животные стали греться возле огня, подставляя оранжевым языкам пламени то один, то другой бок, закрывая глаза от удовольствия и мурлыча словно кошки. Пятнадцать минут спустя к ним подбежал запыхавшийся Вазелл, мокрый от пота и красный от злости.
   -Шутить со мной вздумали! - закричал рикша фальцетом. - Что ж, видно без хорошего урока тут не обойтись! - он достал из кармана грязную бутылочку с духами из дохлых мух и вылил все ее содержимое себе на голову. - Посмотрим, как вы теперь доберетесь до дома! - круглоголовый рассмеялся и, покачивая бедрами, пошел вперед.
   -Эй ты, придурок, - Мати торопливо одела панцирь, - совсем на жаре перегрелся? А мы? Ведь без отпугивающей жидкости нас съедят дремлющие караси.
   -А вы ножками, ножками и убежите от них, как удрали от меня, - Вазелл помахал на прощание рукой и скрылся за излучиной реки.
   -Вот гад! - расстроилась Мати. - Теперь придется топать через барханы окружной дорогой.
   Прыгающие вокруг караси не обращавшие, до поры до времени, внимания на черепах и людей, принялись водить носами и приближаться к костру, проявляя интерес к чужакам.
   -Нам пора на берег, если мы не хотим снова сражаться с бешеными рыбами, - бородач показал на одну "белочку", готовую трансформироваться в монстра: шерсть зверька встала дыбом и начала трескаться между носом и лбом.
   -Девочки, поторапливайтесь! - Мати подхватила валенки и, в несколько прыжков, очутилась на каменистом откосе.
   Еще у трех или четырех карасей из ран на переносице показались колечки и "белочки" взялись "перелицовываться", втягивая розовые пушистые шубки внутрь и преображаясь в свирепых хищников, со злобными мордами.
   Черепахи, визжа и толкаясь, помчались к берегу, на ходу отбиваясь от кровожадных тварей, теряя обувь и набедренные повязки. Преследователи с рычанием набрасывались на оброненные вещи и, разрывая добычу на части и, ссорясь между собой, торопливо глотали обрывки ткани и куски шерсти, кашляя и захлебываясь слюной.
   Оказавшись в безопасности рептилии перевели дух и принялись смеяться. Они веселились так заразительно, что наши знакомые тоже стали хохотать, наблюдая, за глупым карасем засунувшим морду в валенок и, пытающимся освободиться от него, катаясь по земле и скуля от страха.

ВСТРЕЧА В ПОДЗЕМЕЛЬЕ

   Наступил вечер. Черепахи попрощались с пассажирами и отправились по домам, а Лёва и Скюл начали думать, где лучше провести ночь.
   -Хорошо бы найти пустую нору, - сказал бородач. - Зря я оставил Прохвоста в деревне, он бы сейчас нам здорово пригодился, - Скюл вытащил из кармана корку от батона и, подержав в руке, засунул обратно. - Из этого еще не скоро вырастит настоящий друг.
   Заметив вопрос в глазах мальчика, абориген пояснил:
   -Уходя, я оторвал немного от Прохвоста. Когда-нибудь из куска хлеба получится не плохой товарищ.
   Огибая высоченный бархан стороной, чтобы не тратить силы зря на преодоление препятствия, Лёва обнаружил каменный колодец и, подойдя к решетчатой крышке, заглянул внутрь. На веля пахнуло сыростью и неприятным запахом падали.
   -Что там? - спросил Скюл, усаживаясь на песок передохнуть.
   -Отсюда не видно.
   -Темнеет, - абориген устало зевнул. - Похоже, нам придется заночевать в колодце.
   -Но оттуда так отвратительно несет, - Лёва недовольно поморщился.
   -А ты зажми нос и не дыши, - засмеялся Скюл.
   -Нет, я не полезу под землю, - заупрямился мальчик. - Лучше поищем другое укрытие, ведь время еще есть.
   -Не думаю, - абориген вскочил и, смотря куда-то в даль потянул веля к колодцу. - Поторапливайся, - крикнул Скюл, - приближается стая одичавших сухарей!
   -Стая чего? - переспросил сын Рисмуса.
   -Да не чего, а кого, - подталкивая Лёву в спину, произнес бородач. - Сухари живые.
   -Час от часу не легче, - проворчал мальчик, осторожно ставя ноги на ржавые скобы вмурованные в кирпичи, - то живые батоны, теперь вот живые сухари.
   Когда после долгого спуска приятели, достигли дна и погрузились, почти по колено, в густую вязкую массу, Скюл достал зажигалку отобранную у дракона и крутанул колесико. Яркое пламя осветило просторное помещение, и мальчик вздрогнул, пораженный неприятным зрелищем. Выложенный белым мрамором пол подземелья был почти сплошь завален разного рода утварью, одеждой, останками животных, золотом и скелетами людей.
   -Где мы? - прошептал сын Рисмуса.
   -Я и сам хотел бы знать, - пожал плечами Скюл, подергивая перьями на голове. - Чувствуешь отвратительный запах, - он начал водить носом в разные стороны.
   -А то я тебе раньше не говорил о нем?
   -Нет, этот запах какой-то не такой.
   Лёва посмотрел вниз и захохотал, едва не свалившись от гомерического смеха.
   -Ты чего? - удивился бородач.
   -Погляди, в чем мы стоим, - вель дернул приятеля за рукав, не переставая веселиться.
   -О нет! - всплеснул раками бородач. - Мои новые сандалии, подарок Шамана Песков!
   Оказывается, наши знакомые увязли в огромной, напоминающей коровью лепешку, куче навоза, от которой шел пар, свидетельствующий о ее недавнем происхождении.
   Выбравшись на чистое место, Скюл подобрал валявшийся на земле атласный халат, с вышитыми золотом коронами и, разорвав на части, принялся приводить в порядок туфли.
   -Может, вылезем наружу, - мальчик снял ботинки и, сев на небольшой сундук, начал мыть обувь в желтой луже. - Мне кажется лучше встретиться с сухарями, нежели иметь дело со зверюгой оставляющей эдакие гигантские какашки.
   -Я бы незамедлительно последовал твоему совету дружище, если бы...
   -Что если бы?
   -Если бы не лепешка, преграждающая путь к лестнице, - Скюл нахмурился. - Извини парень, но еще раз подвергать такому страшному испытанию свои сандалии я не буду.
   Поискав подходящее место для ночлега, приятели, в конце концов, решили устроиться в просторной нише в стене и, натаскав туда плащей, рубах и штанов, сделали довольно мягкое и удобное ложе и завалились спать. Однако не прошло и часа, как их разбудил ужасный грохот и недовольное фырканье.
   -Наверное, это тот тип, который испачкал пещеру, - вглядываясь в темноту, сказал Скюл.
   -Зажги огонь, - трясясь от страха, попросил Лёва.
   -Ага, сейчас, - бородач начал зарываться в "постель", - хочешь, чтобы он нас обнаружил?
   Звук тяжелых неторопливых шагов и свистящее дыхание доносились из провала в стене и становились все ближе и ближе. Когда неизвестный зашел в украшенное белым мрамором помещение послышался неприятный скрежет металлического предмета о стекло и надрывный скрип пружин и в подземелье вспыхнул свет.
   Не желая встречаться с чудовищем, мальчик последовал примеру Скюла и, набросав на себя сверху вещей, затаился, прижавшись к холодным камням.
   -Кто здесь, выходи! - потребовал незнакомец хриплым, недовольный голосом и зашелся кашлем.
   Ожидая увидеть страшного зверя, Лёва проделал в тряпках отверстие и осторожно выглянул наружу. Посреди зала стоял массивный диван, длинною не менее десяти метров и нетерпеливо переступая с ноги на ногу, смотрел по сторонам злыми зелеными глазами. Он был очень старым, весь покрытый пылью и паутиной. Из вдавленного сиденья торчало множество ржавых пружин, а на спинках и валиках пестрели заплатки.
   -Выходи, по-хорошему! - прорычал представитель мягкой мебели и поднял повыше палку с горящей паклей.
   Скюл осмелел и тоже высунулся из укрытия.
   -Замечаешь на обшивке дивана вензеля? - спросил бородач.
   -Ты имеешь ввиду переплетенные между собой буквы "Х" и "С"?
   -Да, - кивнул абориген. - Этот диван принадлежал Халу Старшему, бежавшему от своего младшего брата Темдера, во время дворцового переворота. Все думали он давно погиб, когда вместе со слугами сгинул в лабиринте, пытаясь спастись от смерти.
   Тем временем диван обратил взор на валявшийся поблизости труп шестиногой лошади и, подойдя к нему, разинул огромную, усыпанную гвоздями пасть. Помогая длинными костлявыми пальцами и сопя от напряжения, чудище проглотило разлагающееся тело животного и, пару раз икнув, задремало возле лестницы ведущей наверх, не выпуская горящий факел из рук.
   Внизу, на полу, прямо под нишей, где лежали Лёва и Скюл, послышался шорох и из разбитого сундука с драгоценностями вылез пряник в форме птицы. Оранжевая глазурь, покрывающая незнакомца, потрескалась и отлетела в нескольких местах, а с правого бока отчетливо виднелась глубокая рана, напоминающая следы от зубов.
   -Спускайтесь ко мне, - позвал он приятелей, помахав маленькой треугольной шапочкой.
   -Зачем? - спросил мальчик.
   -Я хочу показать вам выход из подземелья.
   -А ты кто? - не решаясь покинуть укрытие, поинтересовался бородач.
   -Лазур, любимый пряник Хала Старшего.
   -А это? - мальчик показал на диван.
   -Жулл, дурак и негодяй, погубивший всех слуг Его Величества, - пряник всхлипнул. - И может быть и самого Хала Старшего...
   Лёва и Скюл спрыгнули на землю и осторожно, на цыпочках пошли за Лазуром. Диван ничего не подозревая спокойно спал, разрывая тишину громким храпом.
   Обойдя Жулла стороной компания приблизилась к провалу в стене и растворилась в темноте.
   -Куда мы идем? - спросил Скюл, доставая зажигалку.
   -В лабиринт...
   -Лабиринт? - переспросил испуганно бородач. - Но там заблудился свергнутый император, Хал Старший!
   -Не заблудился, а жил, - возразил пряник, смахнув набежавшую слезу. - Возможно, Его Величество и до сих пор находится где-нибудь в одном из многочисленных залов подземелья. Я не знаю, но если это так, обязательно отыщу своего господина.
   Лазур свернул к узкой трещине и залез в щель.
   -Давайте сюда, - позвал любимец Хала. - Попробуем сократить путь метров на восемьсот.
   Благополучно преодолев препятствие, наши знакомые оказались в узком, выложенном из шероховатого камня, коридоре и, освещая дорогу зажигалкой, пошли за пряником.
   -Ты не мог бы объяснить, что тут произошло? - попросил Лазура Лёва. - Там, где мы были, валялись мертвые животные, скелеты людей и драгоценности.
   -Это все Жулл, выживший из ума диван, - пряник тяжело вздохнул. - После того, как младший брат моего господина, Темдер, обманом захватил власть, Хал Старший скрылся в лабиринте вместе с друзьями, сторонниками и вещами.
   -Да, я помню о дворцовом заговоре, лет триста назад, - подтвердил Скюл.
   -Триста пятьдесят, - уточнил Лазур. - Так вот, ожидая удобного случая, чтобы вернуть утраченный трон, Хал Старший тихо жил в подземелье, никому не мешая и не напоминая о себе и лишь иногда посылая слуг на разведку, справиться о состоянии дел в империи, - пряник остановился и присел на камень. - Извините, надо немного передохнуть, но если кто-нибудь возьмет меня на руки, мы могли бы следовать дальше.
   Скюл нагнулся и, подняв Лазура, посадил на плечо.
   -С вашего позволения я продолжу рассказ, - произнес пряник, когда приятели снова двинулась по коридору. - Лет десять назад Жулл, этот безмозглый кретин и кровожадный маньяк, вбил в наполненную ватой и пружинами башку, что от него хотят избавиться по причине ветхости и глубокой старости... А может, болвану просто надоело служить людям и диван решил расправиться с ними? Не берусь судить. Только однажды, Жулл принялся крушить все, попадающееся ему на пути, не жалея и не щадя никого и ничего.
   -Да, - вздохнул Лёва, - грустная история.
   -Грустнее не бывает, - согласился Лазур, - но я надеюсь на чудо. Вдруг Хал Старший еще жив, ведь около года назад его видела шестиногая лошадь, вместе с несколькими слугами в круглом зале.
   -Какая шестиногая лошадь, - спросил Скюл, - которая лежала на мраморном полу?
   -Она самая, - подтвердил Лазур. - Несчастная не смогла избежать участи других животных: случайно попалась на глаза Жуллу и злодей расправился с бедняжкой, а сегодня диван ее проглотил.
   Свернув в боковой проход, путники натолкнулись на большой круглый камень с углублением посредине, наполовину заполненным водой. Обрадованные приятели опустились на колени и жадно стали пить солоноватую минерализованную жидкость.
   -Как долго я мечтал об этой минуте, - произнес Лёва, вытирая рукой мокрые губы. - Еще бы поесть, да где тут найдешь еду?
   -Везде, - Лазур, раскинул руки в стороны. - Здесь кругом полно пищи: на полу, на потолке, под ногами.
   Скюл поднял зажигалку над головой:
   -О чем ты говоришь, я вижу только синюю плесень, желтый лишайник и красные грибы.
   -Это и есть еда, - пряник оторвал от стены тонкую пронизанную мелкими корешками лепешку и протянул бородачу. - Попробуй, очень вкусно.
   -А я не умру? - Скюл понюхал угощение.
   -Нет, - улыбнулся Лазур, - ведь именно такой растительной пищей и обходились, все годы пребывания в подземелье, Хал Старший и его свита.
   Бородач помял в руках лепешку и передал Лёве:
   -Может лучше ты?
   Мальчик откусил небольшой кусочек и тщательно прожевав, проглотил.
   -Ну? - уставился на веля Скюл.
   -Действительно очень вкусно! Напоминает картофельную оладью со сметаной.
   -А ну, дай мне, - бородач забрал у Лёвы остаток лепешки и отправил в рот. - И, правда, вкусно! - абориген похлопал себя по животу. - Кто бы мог подумать? - он протянул зажигалку Лёве и принялся отрывать от стены плесень и грибы.
   -А зачем вам огонь? - спросил пряник, показывая на горящую зажигалку.
   -Как зачем? - удивился Скюл. - Чтобы освещать дорогу.
   -Но здесь и так не темно. Попробуй, потуши пламя, - попросил Лазур мальчика.
   Лёва задул огонь и с удивлением обнаружил, что пряник оказался прав. Покрывающая коридор синяя плесень сияла во мраке, хорошо освещая подземелье.

ПРЕКРАСНЕЙШИЙ ГОРОД НА СВЕТЕ

   Подкрепившись и утолив жажду, Лёва и Скюл двинулись дальше. Вскоре они услышали звук похожий на завывание одичавшей собаки и остановились.
   -Это ветер шумит, - сообщил Лазур. - Мы приближаемся к выходу из лабиринта.
   И действительно, примерно через час, компания подошла к свисающей веревочной лестнице ведущей наверх к неровному отверстию, проделанному в потолке пещеры. Возле него летали тысячи ночных бабочек со светящимися крыльями. Натыкаясь друг на друга, насекомые отбрасывали в воздух крошечные искры, похожие на бенгальские огни, которые, падая вниз, постепенно гасли, не успевая достигнуть земли.
   -Ты и в самом деле хочешь остаться тут? - спросил пряника Скюл. - А то давай с нами.
   -Нет, я буду искать своего хозяина, Хала Старшего, - отказался Лазур. - Может, он еще жив и ему нужна моя помощь.
   Попрощавшись с пряником, приятели вылезли из подземелья и очутились вблизи постамента с установленной на нем огромной металлической тарелкой и ломтем хлеба из камня.
   -Вот не повезло, так не повезло, - расстроился Скюл, - мы попали в отвратительнейшее место.
   -Ну и ну, - мальчик показал на странный памятник, - никогда не видел ничего подобного.
   -Лет сто назад, на одном из праздников, Темдер пообещал накормить всех жителей империи досыта и в честь такого знаменательного события установили монумент.
   -И что, накормил? - поинтересовался Лёва.
   -Нет, конечно. Об обещании вскоре забыли и скульптуру выкинули на свалку.
   -Выходит мы на свалке?
   -Как посмотреть, - Скюл достал складную дубинку и, положив на плечо, направился к тропинке плутающей между домами сделанными из разной всячины, не пригодной для строительства жилья. - Некоторые и впрямь именуют территорию долины свалкой, другие, наоборот, прекраснейшим городом на свете.
   -Но ты назвал это место отвратительным, а затем свалкой, - напомнил Лёва, - значит, так оно и есть.
   -Не спеши, - улыбнулся Скюл, - каждый сам должен решить, находится ли он на свалке или в прекраснейшем городе на свете.
   То, что вначале мальчик принял за тропинку, в действительности оказалось, покрытой коричневой шерстью, дорогой. Удивительно, но на многих волосинках торчащих из почвы росли крупные серебреные монеты с изображением крота в очках и надписью: "Не ищи смысла там, где его нет!".
   -О! - воскликнул Лёва, оторвав один белый кружочек. - Да они все тут богачи: деньги валяются буквально под ногами! - вель засунул монету в карман и показал на жалкие постройки ютящиеся поблизости. - Почему же тогда повсюду такие ужасающие дома?
   Мальчик обратил внимание на склеенный из пакетов от молока шалаш с крошечными слюдяными окнами, возле которого играло несколько детей в новой, с иголочки, одежде.
   -Деньги здесь ничего не значат, - произнес Скюл. - Деньги ценны везде, но не в этом месте. Их можно потратить, например, в столице империи, или в ином населенном пункте, но жителей свалки туда не пускают. В свою очередь, местные прогоняют чужаков, не разрешая им собирать монеты с дороги. Да и, сказать по правде, деньги тут просто-напросто незачем. Кругом полно еды, а одежда никогда не стареет.
   -Как не стареет? - удивился Лёва.
   Резвящиеся дети пробежали мимо и мальчик заметил большие черные носы ребятишек, скорее, напоминающие вороньи клювы, чем человеческие органы обоняния.
   -На одежде не появляются дыры, если ее регулярно стирать в горячем ручье, - Скюл подошел к кусту и, сорвав фаршированную зефиром сардельку, стал есть. - Он находится на поляне перед домом старосты. Даже оторванные рукава, пуговицы и карманы отрастают вновь, когда платье, рубаха или костюм попадают в чудодейственную воду.
   -Ты меня разыгрываешь? - усомнился вель.
   -И не думал, - бородач доел сардельку и сорвал вторую. - Дыры на материале зарастают, словно раны на теле человека.
   Не вдалеке показались высокие худые люди, весело беседующие между собой. Заметив чужаков, путники остановились и принялись совещаться. К ним подскочили дети и, тыча пальцами в сторону иноземцев, о чем-то быстро заговорили.
   -Ну вот, - Скюл поспешно засунул сардельку в рот и сжал дубинку, - кажется, начинается самое интересное. Сейчас нас захотят осчастливить и предложат навсегда поселиться в их проклятом городке.
   Незнакомцы взялись за руки и начали медленно приближаться к Лёве и Скюлу.
   -Ты как хочешь, а я не могу остаться тут, - сказал мальчик. - Мне надо вернуться домой к родителя, они, наверное, с ног сбились, разыскивая сына.
   Не доходя до наших знакомых метров пять, жители свалки выставили вперед руки и угрожающе засвистели, часто-часто моргая голубыми глазами.
   -Шли бы вы ребята своей дорогой, - стиснул зубы Скюл.
   Перья на голове аборигена задергались и окрасились в черный цвет.
   -Мы и так идем по своей дороге, - произнес человек с длинным предлинным носом, в прекрасно сшитом костюме и золотым ромбовидным значком на груди. - А вы нет! - он чихнул и его соплеменники пригнулись, приготовившись напасть на противников.
   -Подождите, не стреляйте! - Лёва поднял руки вверх. - Пожалуйста, разрешите нам пройти через вашу территорию.
   -Молчи разрушитель дороги! - презрительно сказал длинноносый.
   -Я не разрушитель дороги! - обиделся вель.
   -Конечно, не разрушитель, - передразнил Лёву вожак, - а кто оторвал от волосинки монетку и спрятал в карман, я да?
   Все засмеялись.
   Мальчик покраснел и, достав белый кружок с изображением крота в очках, бросил на дорогу.
   -Вот берите, она мне не нужна.
   -Конечно, не нужна, - улыбнулся обладатель золотого значка. - Теперь тебе уже никогда не понадобятся деньги, - длинноносый подошел к Лёве и Скюлу и, положив руки на плечи приятелей, произнес:
   -Именем своего народа, предлагаю вам стать частью моего народа!

ПОЛУЧЛЕНЫ

   Чужестранцев взяли в кольцо и повели по дощатому настилу с не обещающим ничего хорошего названием на указателе - "Аллея переселенцев". С правой стороны от нее торчали медные столбики, к которым были прикованы люди. Некоторые из них лежали или сидели, смотря пустыми отсутствующими взглядами в одну точку. Другие, пытались сорваться с цепи, бурно выражая эмоции: крича, плюясь или покатываясь со смеху.
   -Это чудеснейший уголок на земле, - сказал длинноносый вожак со странным именем Апчхи.
   -Да уж, - Лёва показал на несчастных, - оно и видно.
   -Не обращайте на предателей внимания, - хозяин золотого значка презрительно махнул рукой. - Здесь находятся те, кто не оправдал нашего доверия и не стал частью народа.
   Поравнявшись с молодым человеком, в синей меховой куртке, привязанным за ногу к столбику, Апчхи остановился и, понаблюдав за ним, несколько минут, приказал:
   -Дайте ему еще клея, баночек из под конфет и воды из ручья. Похоже, Кика взялся за ум и больше не хочет вернуться домой.
   Обрадованный Кика вскочил и, раскинув руки, бросился к Апчхи желая обнять благодетеля, но короткая цепь не пустила беднягу дальше чем на три шага и он, споткнувшись, растянулся на земле.
   -Я не хочу, не хочу больше домой! - закричал Кика, выплевывая попавшую в рот траву. - Я хочу остаться тут и уже строю шалаш!
   -Вижу, - улыбнулся длинноносый. - Наказание явно пошло тебе на пользу.
   -Да пошло! Конечно, пошло! - с готовностью подтвердил молодой человек. - Может теперь вы отвяжете меня? - рыдая спросил Кика.
   -Нет, пока рано, - покачал головой вожак, - сначала доделай шалаш, а потом посмотрим.
   Лёву и Скюла привели на поляну заросшую бородавками и приковали к железному кольцу, вмурованному в каменную плиту, недалеко от странного двухэтажного дома изготовленного из сушеных фруктов, булавок, спичек и полиэтиленовых крышечек. Рядом бежал горячий ручей, от которого распространялся неприятный запах тухлой рыбы, одеколона и горелых костей. Несколько местных жительниц, распевая довольно приятную песню, сидели на берегу хилого водного потока и полоскали одежду, не проявляя никакого интереса к иноземцам.
   Апчхи приблизился к крыльцу и, сняв пиджак с золотым значком, повесил на вешалку. Поковырявшись в почтовом ящике длинноносый выбрал табличку с цифрой "1" и прикрепил на груди. Толпившиеся вокруг люди сразу стихли и быстро построились в колонну. Между рядами пронесся шепоток: "Староста пришел! Тише, староста говорить будет!"
   Апчхи поднял руки вверх и, прокашлявшись, начал речь.
   -Родные и близкие мои! Слух о том, что к нам в город больше не приходят добровольцы желающие поселиться здесь навсегда, наглая ложь распространяемая врагами и завистниками. Посмотрите на этих людей, - Апчхи показал на Лёву и Скюла, - этих жаждущих счастья и спокойствия чужестранцев.
   -Неужели он имеет в виду нас? - мальчик взглянул на бородача.
   -Конечно, нас, - абориген нахохлился и исподлобья уставился на старосту.
   -Они сами, по собственной воле явились сюда! Или я не прав? - Апчхи толкнул ногой Лёву.
   -Прав, но мы хотели лишь пройти по...
   -Вот видите, - не дал договорить мальчику староста, - сами! Так неужто же мы, откажем им и не примем в свое сообщество?
   -Примем! Разумеется, примем! - послышались со всех сторон возбужденные голоса.
   -Поздравляю вас, молодые люди, - Апчхи погладил Лёву и Скюла по головам, - вы стали жителями прекраснейшего города на свете, в котором нет места деньгам, голоду и холоду.
   Человек с сиреневой повязкой на рукаве бросился к ручью и, зачерпнув консервной банкой воду, принес старосте немного мутной вонючей жидкости.
   -А теперь помажьте носы, - Апчхи поставил жестянку перед нашими знакомыми.
   -Это еще зачем? - прошептал Лёва.
   -Заметил, какие носы у местных? - Скюл намочил указательный палец и провел по переносице. - Через год и у нас будут такие же, если начнем регулярно поливать их водой из ручья.
   -Не хочу! - заупрямился мальчик. - Не хочу вороний клюв!
   Он попытался разорвать оковы, но его остановил Скюл, показав на горожан схватившихся за рукоятки ножей.
   -А к медным столбикам на привязь хочешь? - тихо спросил бородач.
   -Нет.
   -Тогда мажь, - строго сказал Скюл, - а то враз окажешься по соседству с Кикой!
   Лёва осторожно дотронулся влажной рукой до лица, почувствовав, как кожа на носу моментально вздулась и покрылась волдырями, словно после ожога.
   -Молодцы, - улыбнулся Апчхи, - вы успешно прошли обряд посвящения. С этой минуты вы делаетесь полноправными получленами нашего общества. Теперь вы обладаете такими же полуправами, как и мы, правами и можете пользоваться всеми полублагами, как и мы, благами, дарованными нам небом и землей.
   Староста подошел к коробке и, достав две таблички с цифрами "0,5", протянул Лёве и Скюлу.
   -Вот, возьмите, носите на здоровье.
   -Спасибо, - Скюл повесил подарок на шею.
   -А почему я только получлен? - спросил Лёва.
   -И я тоже? - поинтересовался бородач.
   -Не переживайте, не пройдет и года, а всего-то месяцев двенадцать и я приму вас в полные члены, - Апчхи вновь облачился в костюм с золотым значком на груди. - Займитесь лучше строительством своих домов. Они не должны походить на традиционные постройки и для их возведения нельзя пользоваться привычным материалом.

ЖАРЕНАЯ СЕЛЕДКА

   Лёву и Скюла "поселили" в глубокой яме под развесистым деревом, на котором росли желтые кислые огурцы. Перезревшие плоды падали вниз и разбиваясь о землю, превращались в скользкую, неприятно пахнущую кашу, из-за чего дно "жилища" напоминало болото и нашим знакомым оставалось лишь сидеть на прикрепленных к стенам жердочках и с тоской глядеть наверх. "Это пока, - пояснил Апчхи. - Когда вы построите дома, то перейдете туда, а сейчас наслаждайтесь тишиной и шелестом листвы огуречного каштана". По утрам приятелям опускали лестницу, и те приступали к обязательным маршировкам и общественным работам.
   -Я больше не могу, - сказал мальчик. - Мне надоело топать по шерстяным дорожкам и варить кашу из огурцов.
   -Ну, во-первых, не топать, а учиться ходить строем, а во-вторых, не кашу, а варенье, - спокойно возразил Скюл.
   -Варенье? - рассмеялся Лёва. - Да кто станет есть такое идиотское варенье?
   -Правильно никто, - согласился бородач. - Но здесь варенье варят не для того, чтобы есть, а для того, чтобы варить, - Скюл замолчал, заметив приближающегося Апчхи.
   -Ну, как вы себя чувствуете в самом прекрасном на свете месте? - предводитель длинноносых внимательно посмотрел на новичков. - О чем спорим? Чем не довольны? Какие проблемы? Хотим ли посидеть на привязи у столбика?
   Апчхи обошел приятелей и уставился на мальчика.
   -Встань, когда с тобой говорит полноправный член города счастливых людей!
   Сын Рисмуса нехотя поднялся и доложил:
   -Получлен Лёва. Отдыхаю после маршировки. Всем доволен. Проблем нет. Посидеть на привязи у столбика не хочу.
   -Молодец! - похвалил мальчика Апчхи.
   -Разрешите задать вопрос господин полный член? - осмелел вель, увидев хорошее настроение собеседника.
   -Валяй.
   -Зачем варить варенье из огурцов, если его никто не собирается есть?
   -Хороший вопрос, - Апчхи ласково потрепал Лёву за волосы. - Понимаешь парень, там, - он показал куда-то вдаль, - варят для того, чтобы насытиться, а мы, для того, чтобы насладиться процессом приготовления, трудом. У нас ведь все есть. Сам видел: еда растет на деревьях, одежда никогда не изнашивается. Поэтому нам наплевать, что варить и что делать. Лишь бы варить, лишь бы делать. Мы получаем от этого удовольствие... Понял?
   -Понял, - мальчик кивнул, хотя, по правде сказать, ничего не понял.
   -Тогда хватит лодырничать. Вперед, заниматься добровольным трудом!
   Лёва и Скюл поклонились Апчхи и направились к Мюку, старому неразговорчивому старику с седым носом-клювом, отвечающему за распределение работы среди жителей города и слывущему честным и порядочным человеком. Мюк всегда носил красную, в белую полоску, шапочку и был заметен издалека.
   -А новенькие, - дед присел на корточки и, раскрыв потертую папку, начал перекладывать листки. - Где хотите сегодня потрудиться на благо нашего прекрасного города?
   -Хоть где, - равнодушно произнес Лёва.
   -Как это хоть где? - насторожился Мюк и испуганно закрутил головой. - Вы бросьте такие разговорчики. Хоть где, значит без желания, не получая удовольствия.
   -Да мальчишка пошутил, не сердитесь, - Скюл ущипнул веля за локоть и присел рядом со стариком. - Что у вас для нас есть? Мы согласны на самое трудное и опасное дело.
   -Так то лучше, - Мюк вытер испарину на лбу. - А то я, знайте ли, не потерплю никакого вольнодумства! - он нашел нужный листок и протянул Скюлу дрожащими руками. - Вот выбирайте: варить варенье из огурцов, сдувать пыль с дороги или жарить селедку.
   -Только не варенье из огурцов, - прошептал Лёва.
   -Дайте подумать, - Скюл взял бумагу, на которой были нарисованы дорога, кастрюля и рыба.
   -Думайте, да поскорее, а то мне еще надо проверить, как идут дела по заталкиванию зубной пасты обратно в тюбик, - Мюк нетерпеливо затопал по земле.
   -Ладно, - сморщился мальчик, - станем жарить селедку.
   Наши знакомые пришли на свалку, туда, где заканчивалась территория прекраснейшего города на свете. Сотни молчаливых людей копошились в кучах мусора и отбросах, занимаясь каждый своим делом. К новеньким подбежал бригадир, с сиреневой повязкой на рукаве и, забрав у Скюла листок с обведенной красным карандашом рыбой, произнес:
   -Наконец-то, а то я уже целую неделю прошу добровольцев у Мюка, чтобы они пережарили тухлую селедку.
   -Нам не говорили, что селедка тухлая, - сказал Лёва.
   -А ты разве сам не мог догадаться? - бригадир оскалился, показав длинный зеленый язык. - Какая, по-твоему, селедка оказывается на помойке? Свежая, да?
   Приятели получили коробок спичек, огромную чугунную сковороду и топор и направились к большущим дубовым бочкам, на которых было написано: "Приятного аппетита господа гурманы" и нарисован толстый человек облизывающий пальцы.
   -Всю жизнь мечтал жарить рыбу! - Лёва подошел к дырявому тазу и ударил по нему ногой.
   -Ну так радуйся, - засмеялся Скюл, - твои мечты сбылись. Смотри сколько тут бочек, не меньше сотни.
   -Перестань, - мальчик сел на поломанную тумбочку, - мне не до шуток, - он кивнул на проволочное ограждение, расположенное метрах в пятнадцати от них. - Давай попробуем убежать?
   -Посмотри повнимательнее на проволоку, - бородач стал рубить дрова для костра.
   -Ну, посмотрел.
   -Видишь прикрепленные резиновые груши?
   -Вижу и что дальше? - Лёва вытащил из кармана чеснок в шоколаде и принялся объедать коричневое покрытие, выбрасывая начинку на землю.
   -Как только мы приблизимся к ограде, груши начнут стрелять осами и москитами.
   -Ну и пусть, разве нельзя немного потерпеть? Зато обретем свободу!
   -Не обретем, - Скюл взялся устанавливать сковороду на камнях. - Чего сидишь? Помоги!
   Мальчик подложил пару кирпичей и вернулся на прежнее место.
   -Почему не обретем, - продолжил разговор вель, - неужели трудно выдержать укус комаров или ос?
   -Да потому, что насекомые ядовитые, - бородач достал спички и поджег дрова.
   -Давно хотел у тебя спросить, откуда ты все знаешь? - Лёва встал и, захватив топор, направился к бочке, намереваясь выбить у нее дно.
   -Знаю, - насупился Скюл. - Мой отец прожил в этом городе почти семь месяцев.
   -А затем?
   -Сбежал.
   -Значит и мы сбежим! - обрадовался Лёва.
   -Неуверен, - бородач вздохнул. - Поживем, увидим...
  

НОГИ В РУКИ

   Когда отец Скюла оказался в самом прекрасном городе на свете то, конечно же, начал мечтать о побеге. Но прошло семь месяцев, прежде чем пленнику удалось улизнуть из этого замечательного места. Старший Скюл взял семена дымного растения, крунжука и, раздавив возле ворот несколько колючих продолговатых коробочек, проскочил под носом у стражи.
   -А разве мы, тоже, не можем воспользоваться семенами крунжука? - спросил Лёва.
   -Пока нет.
   -Почему? - Лёва удивленно посмотрел на приятеля.
   -Да потому, что они созреют лишь месяца через три, не раньше, - бородач подозвал мальчика к неказистому кустику с толстыми мясистыми листьями. - Смотри, еще даже бутоны не появились.
   -Я не собираюсь ждать целых три месяца, - сказал Лёва. - Надо придумать какой-нибудь другой способ покинуть Апчхи и его сумасшедших соплеменников.
   Друзья не заметили, как к ним подкрался бригадир с сиреневой повязкой на рукаве и, достав блокнот из кармана, стал быстро-быстро писать.
   -Так, не работаете!
   -Почему не работаем? Работаем, просто мы устроили перерыв на обед, - Скюл сорвал пучок травы и, засунув в рост, начал жевать.
   -До обеда три с половиной часа! - закричал бригадир. - Делаю вам замечание. Еще раз увижу, что вы стоите - накажу.
   Лёва и Скюл вернулись к бочкам с селедкой и принялись выбивать у одной из них дно. Приятелям пришлось не мало повозиться, прежде чем прочная крышка дала трещину и наружу вырвался фонтан вонючего соленого рассола. И сейчас же по округе разнесся неприятный запах гнили и над нашими знакомыми закружили стаи жирных зеленых мух.
   Когда мальчик бросил несколько желтоватых рыбин на раскаленную сковороду, послышалось шипение и в воздух поднялись клубы сизого пара, разнося такой неописуемый и непривычный для нормального человека "аромат", что уныние охватило не только Лёву и Скюла, но всех тех, кто работал поблизости.
   -Что вы там творите, негодяи?! - закричал тщедушный мужичонка изготавливающий конфетти из старых газет. - Наверное, хотите меня уморить, мерзавцы!
   -Извините дяденька, - мальчик улегся между бочек, намереваясь переждать плохие времена в укрытии, - мы жарим селедку!
   После новой порции рыбы положенной на сковороду, Лёва отбежал от костра подальше и очутился возле косогора. И его вдруг осенила замечательная идея и вель, забыв о неприятном запахе, помчался к Скюлу.
   -Придумал! Придумал!
   -Что придумал, - поинтересовался бородач, не вынимая головы из алюминиевой кастрюли, - как быстрее пережарить селедку?
   -Да нет же! Как удрать отсюда!
   -Ну и как? - Скюл приподнял "каску" и с недоверием посмотрел на сына Рисмуса.
   План мальчика был на редкость простым. Следовало лишь столкнуть бочку с горы и она, покатившись вниз, сломает проволочное ограждение.
   -А осы и москиты?
   -Насекомым сделается не до нас, ведь мы скинем их дома на землю!
   -Может ты и прав, - Скюл почесал затылок. - Давай попробуем.
   Набросав на сковороду побольше селедки Лёва и Скюл направились к склону. Выбрав ближайшую бочку, приятели принялись толкать ее к косогору. Надо сказать, дело это оказалось не простым. Да еще, словно нарочно, вместилище тухлой рыбы потекло, и приятели промокли и перепачкались жирным рассолом. Но усилие Лёвы и Скюла не пропали даром, и друзья подкатили бочку к откосу.
   -Ну, господин гурман не подведи, - мальчик похлопал по нарисованному толстяку, облизывающему пальцы.
   -Да, - кивнул бородач, - не подкачай.
   -Эй, что вы задумали! - послышался сзади знакомый голос бригадира. - А ну стойте! - он достал колокольчик и над помойкой разнесся сигнал тревоги. - На помощь, получлены хотят удрать! - заорал обладатель сиреневой повязки и, выставив руки вперед, помчался к злоумышленникам.
   -На счет три! - крикнул Лёва и стал считать. - Один! Два! Три!!!
   Бочка качнулась и медленно покатилась вниз, подскакивая на камнях и постепенно набирая скорость.
   -Все сюда! - продолжал вопить бригадир, взявшись за голову. - Быстрее, схватите предателей! Сейчас произойдет прорыв ограждения!
   Сбежавшийся народ кинулся исполнять приказание, но, увидев несшийся на проволоку разрушительный "снаряд", замер.
   -Ну, чего рты разинули? - разорялся бригадир. - Поймайте их!
   Наши знакомые, не сговариваясь, бросились вслед за бочкой и, в ту же секунду, услышали сзади громогласное: "Ура!" и десятки работавших на свалке людей ринулись за Лёвой и Скюлом.
   -Что это они? - мальчик оглянулся и заметил стремительно приближающего к нему мужичонку, того самого, который выстригал конфетти из старых газет.
   -Что, что? - бородач перепрыгнул через яму. - Наверное хотят выслужиться перед Апчхи и изловить нас.
   -Эй, дяденька, не делайте этого! - Лёва принялся вилять из стороны в сторону. - Меня ждут дома мама и папа...
   -Ну ты, придурок, беги нормально, я чуть не свалился из-за тебя! - дед обогнал приятелей и почти одновременно с бочкой миновал заграждение.
   Выскочив на свободу, счастливец скинул с себя фуфайку и умчался вдаль.
   -Во дает! - засмеялся Скюл. - Видать здорово он тут натерпелся, если так быстро улепетывает.
  

ГОНЧИЕ КУРЫ

   Беглецы долго не останавливались, боясь, погони. И надо сказать опасаться было чего. Лишь только Лёва и Скюл, а за ними и те, кто работал на свалке, покинули самый прекрасный город на свете, на поиски преступников выпустили гончих кур. Хищные кровожадные птицы отличались хорошим чутьем, резвостью и жестокостью. Они настигали не успевших спрятаться людей и, запрыгивая на спины, начинали клевать и царапать лапами, пока бедняги не поворачивали обратно и не возвращались туда, откуда удрали. Для того чтобы куры не забили жертву до смерти, на клювы животных специально надели полукруглые деревянные набалдашники, а на шпоры кожаные чехлы. И все равно, даже такие меры предосторожности не гарантировали несчастному жизнь, если на него накидывалось более двух птиц. Когда, наконец, приятели решили сделать привал, то выбрали одинокое дерево с толстыми сучьями возвышающееся над зарослями мягкого, словно пух, мха.
   -Забирайся повыше, - посоветовал мальчику Скюл, - куры легко могут преодолеть трехметровую высоту.
   Друзья расположились в удобной развилке и, переведя дух, стали наблюдать за знакомым мужичонкой, пытающимся спастись от сердитой птицы, не в силах помочь несчастному.
   -Не повезло, - сказал Скюл, - надо было ему лезть в нору или прятаться в колючках, а теперь придется вернуться и продолжить вырезать конфетти.
   Вдруг дерево, на котором расположились наши знакомые, задрожало и внизу послышалось недовольное кудахтанье.
   -Смотри! - вскрикнул испуганно Лёва и показал на землю.
   Сразу пять взъерошенных птиц суетились вокруг ствола, поглядывая злыми, налитыми кровью, глазами на мальчика и Скюла. Некоторые, наиболее агрессивные животные, колотили клювами по коре и рычали, будто цепные псы на привязи.
   Бородач оторвал железную шишку от ветки и кинул вниз, попав по спине одной курице.
   -Убирайтесь к своему Апчхи, - засмеялся Скюл, - а не то я спущусь и повыдергиваю из ваших хвостов перья на шляпу!
   Абориген царства Микро принялся отдирать липкие, еще зеленые шишки и швырять в птиц.
   -Перестань, - попросил Лёва, - не серди их.
   -Да что они нам сделают? - Скюл прицелился и метнул сучок в наиболее сердитую птицу с выщипанным затылком и испачканной краской шеей. - Цыпка, цыпка, иди ко мне, я тебя поглажу по голове.
   -Прекрати, кому говорят! - мальчик попробовал остановить развеселившегося приятеля. - Сейчас доиграешься и куры залезут сюда.
   -Да брось ты, птицы не умеют лазить по деревьям, - Скюл просунул руку в дупло и, достав пару шишек, запустил в не приглянувшуюся цыпку с измазанной шеей.
   И цыпка вышла из себя. Животное завыло и залаяло не хуже бешеной собаки, а потом, опустив голову, начало стаскивать лапами деревянный набалдашник с длинного желтого клюва. Освободив челюсти, хищница легко сдернула кожаные чехлы со шпор и, победно закричав, захлопала короткими крыльями. И, словно по команде, ее товарки взялись делать то же самое и уже через пару минут все пятеро стояли под деревом и смотрели вверх, вращая злыми глазищами, готовые поквитаться с обидчиками.
   -Ну, дождался? - Лёва перебрался поближе к другу и стал отламывать шишки и складывать рядом.
   Тем временем общипанная курица подпрыгнула и, вцепившись в кору когтями, полезла по стволу, опираясь на хвост и помогая клювом. Приятели молча наблюдали, как она поднимается по дереву, не в силах поверить в увиденное. Когда же, наконец, Лёва опомнился, животное было совсем близко. В тот момент, когда цыпка приготовилась нанести смертельный удар, в лоб растерявшемуся Скюлу, мальчик треснул курицу железной шишкой между глаз. Птица вскрикнула и, отпрянув назад, едва не свалилась на землю. Вышедший из оцепенения бородач схватил палку и столкнул нападавшую к подружкам.
   -Спасибо, - Скюл похлопал Лёву по плечу, - ты спас мне жизнь.
   -Потом поблагодаришь, - мальчик показал на кур клюющих от злости кору, - когда все закончится.
   Птицы начали бегать вокруг дерева и, приседая, подпрыгивать, выделывая замысловатые па. Затем заколотили лбами по стволу и, завизжав, устремились наверх.
   -Давайте, идите сюда, - Скюл закатал рукава пиджака, - я вас жду! - бородач поднатужился и, отломив толстую ветку, встал на ноги, намереваясь отразить атаку.
   Первая хищница, ловко перебирая крыльями, стремглав подобралась к развилке и, открыв усеянный острыми раздваивающимися зубами клюв, атаковала приятелей сзади.
   -Осторожней! - предупредил мальчика Скюл.
   Лёва не оглядываясь, присел и птица, промахнувшись, поразила показавшуюся с другой стороны подружку. Удар был такой мощный, что та даже не вскрикнула, а, запрокинув голову назад, свалилась на землю.
   -Одна готова! - стиснув зубы, произнес Скюл. - Осталось еще четыре.
   Обиженная бородачом цыпка с выщипанным затылком старалась больше остальных и, перескакивая с ветки на ветку и умело увертываясь от железных шишек, очутилась над нашими знакомыми.
   -Вот мерзавка, - рассердился Скюл, - теперь нам от нее не избавиться.
   Он схватил нахалку за лапу и резко дернул. Не ожидавшая подобного поворота событий курица запищала и, потеряв равновесие, зашаталась. Лёва пришел на помощь другу и вцепился в другую лапу птицы. Хищница, обняв крыльями сук, словно руками, изо всех сил старалась удержаться на дереве, но приятели знали свое дело и тянули цыпку вниз. И цыпка не выдержала и, роняя перья и жалобно скуля, упала на камни, а потом, захромав, отбежала в сторону и спрятала голову в мох.
   -Вторая готова! - улыбнулся Скюл. - Ну, кто следующий? - бородач заколотил палкой по коре перед носом находящихся на дереве птиц и затопал ногами.
   И те остановились вне решительности, а затем начали поспешно спускаться, поняв, что им не удастся справиться с двумя отчаянно сопротивляющимися беглецами.
   -Видел? - засмеялся Скюл. - Они нас испугались! Выходит не такие уж и страшные эти гончие куры, как о них говорят.

ПУЛИ-МУЛИ

   Переночевав на всякий случай на дереве, на том самом, где приятели приняли бой с гончими курами, Лёва и Скюл наспех позавтракали шоколадными грибами и карликовыми вафельными кустиками росшими на сырых валунах и корягах и продолжили путь.
   -Если я правильно ориентируюсь, - бородач погладил перья на голове, - то нам сюда, - Скюл показал на виднеющуюся вдалеке трубу, - именно там должен быть завод погоды, а он находится между деревней пустынных людей и дворцом Темдера.
   -Туда, так туда, - согласился Лёва, не переставая внимательно поглядывать по сторонам.
   Мальчик боялся, что обиженные куры могут поджидать их в засаде и наброситься, когда друзья отойдут от дерева подальше. Но время шло, а птицы не появлялись и вель постепенно успокоился.
   -Смотри, - Скюл остановился возле лежащего человека в красной разорванной рубахе. - Наверное, это один из тех, кто сбежал с нами из прекраснейшего города на свете. - Не повезло сердечному. Скорее всего, на него напали куры и заклевали до смерти.
   -Возможно, он еще живой и ему необходима помощь?
   Лёва хотел подойти и посмотреть, но Скюл не пустил мальчика.
   -Нет, дохлый, - произнес бородач. - Видишь, какой большой живот, - очевидно, в нем уже поселились свистуны...
   -Сам ты дохлый, - человек в рваной рубахе приподнялся и, сладко зевнув, начал протирать кулаками глаза, - и у тебя у самого в брюхе завелись свистуны! И друг твой болван и не умеет бегать! А пузо у меня большое потому, что я грибов объелся. Поняли, дурачье?
   Приятели узнали в незнакомце мужичонку, вырезавшего конфетти на помойке и очень обрадовались, ведь накануне на беднягу накинулась курица и пыталась заставить вернуться на свалку.
   -Как я рад нашей встрече! - Лёва приблизился к тщедушному человеку и, протянув руку, представился.
   -Можешь не стараться, я вас не забыл. Вы те кретины, что жарили тухлую селедку и чуть не свели окружающих в могилу отвратительным запахом.
   -Да, - улыбнулся мальчик, - это мы.
   -Надеюсь, нам не по пути, - незнакомец встал и внимательно осмотрел дыры на рубахе. - Да, - печально произнес он, - в таком виде не прилично показываться перед подчиненными. Ну да ладно, делать нечего, придется идти в лохмотьях.
   -Куда идти? - поинтересовался Лёва.
   -Разве вы еще здесь? Проваливайте, проваливайте!
   -Да что ты с ним разговариваешь? - обиделся Скюл. - Неужели не понятно, дядьку по голове долбанула курица и бедняга не в себе.
   -Грубиян, умеющий жарить лишь селедку! - мужичонка нахмурился и, уперев руки в бока, смерил бородача презрительным взглядом.
   -А ты умеешь вырезать только конфетти и больше ни на что не годишься! - Скюл сплюнул на землю.
   -Что?! Что ты сказал? - незнакомец покрылся мелкими черными крапинками и задымился. - Это я то больше ни на что не гожусь? Я, известный на всю страну ученый?! Да знаешь ли ты, кто перед тобой?
   -Конечно, знаю, - бородач обошел тщедушного собеседника вокруг. - Злобный и не воспитанный человек.
   Из ушей мужичонки перестал валить дым и с лица исчезли пятнышки. Он порылся в кармане и, достав украшенную жемчугом мочалку, на мятой трехцветной ленте, повесил на шею. Потом пригладил торчащие уши и протянул Скюлу руку.
   -Ладно, извини, я не прав и действительно вел себя плохо. Шесть месяцев пребывания в самом прекрасном городе на свете сделали дело - вконец испортили и без того не сахарный характер. Меня зовут Пули-Мули, я директор завода погоды. Видите вдалеке трубу? Это мой завод и я направляюсь туда.
   -Надо же, - обрадовался Лёва, - и мы тоже следуем в том направлении.
   Пули-Мули оказался, мягко говоря, очень странным мужчиной и, по меркам своего народа, племени сыроежек, совсем еще молодым человеком. Ему было всего-то четыре с лишним века и он, только лет двадцать назад, как защитил докторскую диссертацию и получил место начальника на одном из многочисленных заводов погоды империи Темдера. Завод производил погоду на тридцать километров вокруг и специализировался на осадках: дожде, снеге и граде.
   -А почему вы занимаетесь погодой, а не чем-нибудь другим? - спросил Лёва.
   -Я с юности интересовался погодой, - Пули-Мули улыбнулся. - Мне всегда хотелось засыпать снегом цветущие сады и лужайки. Да что там сады - города! Да, да, целые города закидывать снегом! Это моя самая заветная мечта и я ее холю и лелею. Представляете, - мужичонка сощурился, - дети выходят погулять по полянке, порезвиться на травке, а тут снег, снег, снег! Они в панике бегут домой, а там тоже снег. Валит и валит без остановки. Ребятишки плачут и зовут на помощь...
   -Какой ужас! - произнес Лёва.
   -Да, ужас, - глаза Пули-Мули заблестели. - Действительно настоящий ужас.
   Мужичонка, увлекшись рассказом, опередил наших знакомых и, не замечая их отсутствия, продолжал рисовать страшные картины стихийных бедствий, перейдя на дождь и представляя как зальет водой поля и огороды, погубит страны и континенты.
   -Да он просто чокнутый, - прошептал мальчик.
   -Согласен, - кивнул Скюл. - Какому нормальному человеку взбредет на ум подобная чушь. Хорошо, что директором завода погоды, расположенного возле деревни пустынных людей, работает не Пули-Мули, - содрогнулся бородач.
   -А в моем Мире вообще нет заводов погоды, - произнес Лёва. - А может и есть, да просто я не знаю.
   Пули-Мули остановился и позвал приятелей.
   -Ну, где вы? Я говорю, говорю, а вы, оказывается, ничего не слышали. Придется рассказывать по-новому.
   -Нет не надо, - Лёва сорвал шоколадный гриб и откусил половину шляпки.
   -Да ладно, мне не тяжело, - мужичонка поправил висевшую на шее мочалку и продолжил повествование. - А если я уломаю своего друга Жирина и тот продаст пару бутылок с ураганом, то я такое устрою, такое устрою! - он вскинул руки вверх и закружился захваченный собственными бреднями.
   -Точно спятил, - Скюл покрутил пальцем у виска.
   -Определенно спятил, - согласился мальчик. - Ученые все не много не нормальные.
  

ОДИЧАВШИЕ СУХАРИ

   Не доходя до завода погоды несколько километров, компания остановилась, чтобы передохнуть. Пули-Мули болтал и болтал без умолку, найдя в Лёве и Скюле благодарных слушателей, которые, возможно первый раз в жизни мужичонки, не перебивали его, а молча кивали или поддакивали, не вникая в суть рассказа.
   -Знакомые места, - директор показал на разбросанные повсюду руки и ноги. - Это все, что осталось от каравана многоножек, направляющегося в город Кемм. Помнится, я тогда приказал засыпать их градом. Ох, и повеселились же мы с моими лаборантами, наблюдая в подзорную трубу, как червяки улепетывали, теряя конечности и мешки с товаром!
   Скюл обошел окрестности и собрал немного хвороста, намереваясь развести огонь.
   -Зачем тебе понадобился костер? - поинтересовался мальчик.
   Бородач указал на многочисленные следы, похожие на точки. Они были повсюду, куда ни глянь.
   -Здесь водятся одичавшие сухари, а сними шутки плохи. К счастью засушенные куски хлеба бояться огня, поэтому надо обезопасить себя, да и вообще, признаться, я люблю наблюдать за языками пламени облизывающими деревяшки.
   Скюл уложил сучья вокруг толстого сухого корня и взялся шарить по карманам.
   -Вот беда, кажется, я потерял зажигалку, - расстроился бородач.
   -Никакой беды, - Пули-Мули расплылся в улыбке. - Моя зажигалка всегда со мной.
   Директор завода погоды поднес указательный палец к лицу Скюла и щелкнул языком. И сейчас же, еле заметный огонек, испускающий клубы черного дыма, задрожал на кончике ногтя мужичонки. Пули-Мули стал дуть на пламя, и оно начало расти, превратившись в пылающий факел.
   -Что вы делаете? - испугался Лёва. - Прекратите или сгорите заживо!
   -Не трусь, - захохотал ученый, - это огонь души. Он неспособен навредить своему хозяину, - Пули-Мули приблизил руку к приготовленным дровам и те, вспыхнув, весло затрещали.
   Приятели расположились возле огня, с недоверием поглядывая на веселившегося мужичонку, размахивающего горевшей рукой и выкрикивающего не то заклинания, не то ругательства.
   -Ты не думаешь, что Пули-Мули может поступить с нами так же, как с караваном многоножек, лишь только мы с ним распрощаемся? - спросил Лёва Скюла.
   -Не исключено, - согласился бородач. - Поэтому лучше отвязаться от директора, не доходя до завода.
   -Правильно. Нужно соврать Пули-Мули будто идем в обратную сторону, в деревню пустынных людей.
   Невдалеке от костра послышался писк и Скюл насторожился и беспокойно закрутил головой. Мальчик обратил внимание на какие-то маленькие, не крупнее мыши, комочки прыгающие подле обросшего вафельными кустиками валуна.
   -Что случилось? - поинтересовался Лёва.
   -Слышал писк? - спросил Скюл. - Это одичавшие сухари или по-другому свистуны. Если их много, они становятся очень опасными для путешественников.
   -Свистуны? - Пули-Мули подскочил к нашим знакомым, размахивая горящим пальцем. - Не бойтесь никаких сухарей! Пока я с вами, остатки булок не посмеют сюда сунуться!
   Директор завода наклонился и принялся выжигать росший на земле мох и лишайник.
   -Перестаньте, - попросил Лёва, - ведь может начаться пожар.
   -Пожар? - мужичонка на секунду задумался. - А что, пожар это здорово! Пожар это замечательно! Я люблю пожар! Да здравствует пожар! - и он стал без разбора поджигать встречающуюся на пути растительность, заливаясь злорадным смехом.
   -Пойдем отсюда, а то Пули-Мули не, ровен час, переключится и на нас, - мальчик встал и потянул приятеля.
   -Эй, куда вы? - директор завода затряс рукой. - Надо же пыл заканчивается, - мужичонка с силой подул на палец, желая спасти затухающее пламя. - Наверное, это из-за того, что я долго просидел без дела, вырезая никому не нужные конфетти. Ну, совсем погасло, - Пули-Мули растерянно посмотрел на Лёву и Скюла.
   Словно почувствовав бессилие людей, стая одичавших сухарей, прятавшаяся неподалеку, сначала робко, а потом все смелее, принялась приближаться к стоянке.
   -А вот и свистуны, - Скюл нагнулся и поднял палку. - Старайся держаться возле костра, сухари не любят огонь.
   -Да, не любят, - Пули-Мули кинулся к догорающим головешкам, едва не свалив мальчика на землю. - Пусти, я не переношу этих назойливых тварей.
   Небольшие комочки серого и черного цветов, пронзительно пища, запрыгали вокруг, норовя подобраться к испуганным путникам. Самые смелые даже пытались атаковать Скюла, бесстрашно вышедшего навстречу нападавшим с палкой наперевес.
   -Чего вы их так боитесь, - удивился Лёва, - они ведь маленькие?
   -Маленькие, а знаешь, как больно кусаются? - Пули-Мули закатал штанину и ткнул пальцем в трехсантиметровый шрам ниже колена. - Видел? Это след от ломтя каравая, брошенного своим хозяином рядом с заводом погоды.
   -Надо же! - воскликнул мальчик. - Никогда бы не подумал, что невзрачные сухарики на такое способны, - вель торопливо подложил несколько сучьев в костер.
   -Если бы свистуны не слипались между собой и не оборачивались бы в здоровенные куски, с ними еще можно было бы справиться, - Скюл изловчился и, огрев палкой подпрыгнувший сухарь, превратил его в крошки.
   -Так ему, так! - закричал обрадовавшийся Пули-Мули. - Будет знать, как лезть, куда не следует! Жаль, у меня иссяк огонь души, я бы им показал, кто тут главный, - мужичонка поднял камень и швырнул в кучу копошившихся свистунов.
   Однако разлетевшиеся в разные стороны кусочки сухаря стали приближаться друг к другу и вскоре, уничтоженный свистун, возвратился в ряды нападавших.
   Сухари на какое-то мгновение замерли и, не переставая попискивать, начали слипаться в одну большую бесформенную массу. Сотни и сотни недоеденных булок, батонов, саек, караваев, пышек и рогаликов, словно притягиваемые магнитом, устремились в одну точку. Казалось, это никогда не кончится - свистуны ползли и ползли, толкаясь и обгоняя соседей, теряя крошки и корочки, но не меняя направления движения. Их целью являлось слияние, объединение с себе подобными. Можно было подумать, что сухари решили собраться с бескрайних просторов царства Микро и поквитаться, в лице трех путешественников, со всеми людьми за неуважительное отношение к хлебу.
   -Я сейчас умру от страха или того хуже, описаюсь! - мужичонка присел и схватился за живот, а потом повалился на землю и быстро-быстро заговорил, жалуясь на нелегкую долю и не сложившуюся жизнь.
   Друзья молча, не обращая внимание на причитание Пули-Мули, наблюдали за фантастическим зрелищем - соединением пискунов - испытывая непередаваемый ужас перед копошившейся хлебной горой.
   -Да сделайте же что-нибудь, прогоните Мяку-мяку! - директор завода захныкал и закрыл лицо руками.
   -Мяку-мяку!? - удивился Скюл.
   -Да, Мяку-мяку! Он появляется в здешних местах раз в пятьдесят лет, сеет смерть и разрушения, а затем опять исчезает на несколько десятилетий.
   -Я считал, Мяку-мяку выдумали странники и его не существует на самом деле. Если это действительно мучной князь, то нам не спастись, - Скюл отступил назад и откинул ненужную палку.
   -Почему не спастись? - Лёва сгреб оставшиеся ветки и сучья и положил в костер.
   -Брось, - махнул рукой бородач, - мучной князь не боится огня.
   -Верно, не боюсь! - захохотал превратившийся в огромного хлебного великана Мяку-мяку.
   Лёва вздрогнул, услышав громоподобный голос исполина и непроизвольно втянул голову в плечи.
   Мучной князь открыл обожженную дверцу у себя на животе и оттуда вырвался столб оранжевого пламени.
   -Видели? - спросил Мяку-мяку. - Не будете повиноваться, окажетесь в топке.
   Гигант протянул руку вперед и его коричневые пальцы побелели и, удлинившись, превратились в толстые веревки, которые обвили побелевшего от ужаса Пули-Мули.
   -Кажется, это ты насылал град на сухари? - толстые губы мучного князя потрескались от злости.
   -Нет, не я! - завопил мужичонка. - Это все мои лаборанты! Отпусти меня величайший из величайших и я пойду и уволю негодяев с работы!
   -Поздно, - Мяку-мяку улыбнулся, - я уже их уволил! Твоего завода больше нет.
   -Как нет? - Пули-Мули попытался вырваться из рук Мяку-мяку. - Вон же труба торчит! - мужичонка показал вдаль.
   -Труба торчит, а завода нет! - мучной князь отправил Пули-Мули в висевшую на груди клетку и, отыскав глазами Скюла, тем же способом, поймал бородача.
   Приятель Лёвы оказался по соседству с директором завода, безуспешно стараясь выбраться на свободу.
   Мальчик не дожидаясь пока Мяку-мяку примется за него, бросился наутек и, заскочив в колючий кустарник, немного успокоился, надеясь, что мучной князь не станет преследовать беглеца там. Однако вель ошибся. Несмотря на огромные размеры и неуклюжий вид гиганта, он легко, я бы даже сказал грациозно, погнался за сыном Рисмуса, переступая через коряги, валуны и поваленные деревья.
   -Тебе не уйти от меня! - скорее весело, чем зло, произнес великан. - Остановись козявка!
   -И не подумаю! - Лёва погрозил мучному князю кулаком и спрятался за гранитной глыбой обросшей шоколадными грибами и цветами из изюма и пастилы.
   -Хочешь поиграть в прятки? - нахмурился Мяку-мяку и дрожжевые брови чудовища выгнулись дугой. - Тогда, пеняй на себя! - зловеще прошептал он и ударил ладонью по камню, за которым скрывался мальчик.
   Вверх взметнулась мучная туча и Лёва, оказался покрытым, с ног до головы, белым порошком из размолотых зерен. Велю сделалось трудно дышать и ему поневоле пришлось выбраться наружу, хватая ртом воздух и прикрывая глаза руками. Мальчик почувствовал, как его тело обвили мягкие, из липкого влажного теста, пальцы великана и сильно сжали горло, едва не лишив жизни.
   -Попался мерзавец! - Мяку-мяку немного ослабил хватку и сын Рисмуса с шумом вздохнул и тяжело закашлял.
   -Эй, Лёва! - вель услышал жалобный голос директора завода погоды и посмотрел на сидевшего в клетке мужичонку.
   -Попробуй завести мучного князя вон на те пупырчатые валуны синего цвета, - Пули-Мули показал на поляну ромбовидных камней расположенную неподалеку. - Они из соды, а Мяку-мяку ее боится.
   -Как? Разве не видишь, что я в лапах чудовища?
   -О чем ты там шепчешься? - гигант поднес сына Рисмуса к лицу. - А?
   В это время Скюл, дотянувшись до ручки, открыл обожженную дверцу, расположенную на животе исполина. Из топку вырвался столб пламени и опалил локоть мучного князя. Тот вскрикнул и, выронив Лёву, схватился за обгоревшую руку.
   -Вы дорого мне заплатите за причиненную боль! - пообещал Мяку-мяку бородачу и Пули-Мули. - Лишь только поймаю мальчишку, брошу обоих в огонь!
   Оказавшись на свободе, вель устремился к пупырчатым валунам, строя рожи великану и выкрикивая разные оскорбительные слова.
   Разгневанный мучной князь, не разбирая дороги, бросился за ним.
   -Ну, давай! Еще не много! - подбадривали Лёву друзья по несчастью.
   Сын Рисмуса сделал последнее усилие и очутился в центре ромбовидных камней из соды.
   -Молодец! - закричал директор завода. - Если план удастся, я подарю тебе пакетик со снегом и пробирку с дождем!
   Мяку-мяку не останавливаясь, забежал вслед за мальчиком, на усыпанную синими валунами поляну и, наступив на пупырчатый камень, вскрикнул и замер на месте. В воздухе сразу же запахло корицей и гвоздикой, и тело гиганта начало уменьшаться в размерах и растекаться по земле. Взметнувшийся вверх огонь, из разрушенной топки, обратился в красного коршуна и жалобно закричав, улетел в сторону завода погоды.
   -Сейчас он застынет и пробудет в таком состоянии почти сутки, прежде чем превратиться в тысячи сухарей, - сообщил Пули-Мули. - За это время мы сможем убраться отсюда на безопасное расстояние, - мужичонка подошел к бурлящей луже и, постояв над поверженным Мяку-мяку, злорадно захохотал.
  

НА РАЗВАЛИНАХ ЗАВОДА ПОГОДЫ

   После того, как наши знакомые избавились от мучного князя, они продолжили путь и вскоре Лёва, Скюл и Пули-Мули приблизились к высокому каменному забору, окружающему обширную территорию вымощенную зелеными зубными щетками, синими замками и оранжевыми терками. В ограде был широкий пролом, через который виднелись груды кирпича, стекла и черепицы, все, что осталось от завода погоды.
   -Надо же, - всплеснул руками мужичонка и, нагнувшись, поднял облупившуюся металлическую штуковину с квадратными и овальными отверстиями, - моя новая установка для производства тумана с кашлем! - Пули-Мули ударил ей несколько раз о столб и из многочисленных дырочек посыпались кусочки извести и штукатурки.
   Директор завода сел на жестяной бак и растерянно стал смотреть по сторонам. Из-под валявшейся поблизости перевернутой кровати показались две чумазые физиономии и, заметив Пули-Мули, с восторженными криками бросились к нему.
   -Хозяин, как мы рады твоему возвращению! - заплакал курносый человечек, с длинными лохматыми ушами, целуя мужичонки руки. - Ты даже не представляешь, что тут было!
   -Какой-то хлебный великан ворвался к нам и разрушил завод до основания! - произнесла круглолицая коренастая бабка, сдувая пыль с ног начальника.
   -Я знаю, кто здесь побывал! - перебил жалующихся лаборантов Пули-Мули. - Лучше скажите, осталось хоть что-нибудь из моих секретных запасов?
   -Осталось, осталось! - старуха вскочила и принесла картонную коробку наполненную колбочками, баночками и пробирками.
   Директор завода принялся осторожно перебирать стекляшки, веселея с каждой секундой. Он достал бумажный пакет и вынул маленькую пробирку, на дне которой виднелось серебристое вещество.
   - Это воздушная горчица. Тучи ее терпеть не могут, - Пули-Мули улыбнулся и посмотрел вверх. - Стоит сделать бумажную птицу и, намазав крылья горчицей, запустить в вышину - такое начнется!
   -Да, такое начнется, такое начнется! - курносый лаборант запрыгал и, хватая с земли мусор, начал подкидывать над головой.
   -Перестань болван! - мужичонка прикрылся обломком доски. - Держи, - Пули-Мули протянул Лёве пробирку, - я ведь обещал тебе подарить немного дождя.
   -И снега, - напомнил Скюл.
   -Да и снега, - кивнул директор завода. - Где тут у нас снег? Ага, вот! - он извлек из берестяного туеска прозрачный пакетик с розовым прямоугольным кусочком. - Разведешь в воде, а затем выдувай через соломинку, как мыльные пузыри. Если вместо воды добавить молока, будет град.
   -А если подсыпать красного перца, молния! - крикнул курносый помощник.
   -Молчи дурак! - Пули-Мули треснул болтуна по макушки. - Тебя, кто за язык тянет?
   -Я думал...
   -Не смеши меня, думал! - директор завода пренебрежительно фыркнул. - Слышали, что говорит этот кретин: думал! А чем, спрашивается, думал?
   Мужичонка подозвал провинившегося помощника и, когда тот нехотя подошел, запрокинул ему голову назад и, не сильно дернув, оторвал.
   -Видели, чем он думал? - Пули-Мули заколотил головой человечка, словно кастрюлей, о сломанный стол. - Здесь ничего нет, пусто! Можете сами убедиться.
   Директор завода кинул оторванную часть тела Лёве.
   -Посмотри внутрь, не бойся! - посоветовал Пули-Мули, заметив, что мальчик не знает, как поступить с головой лаборанта.
   Сын Рисмуса осторожно заглянул в круглое отверстие.
   -Ну, посмотрел, - Лёва нехотя выполнил просьбу мужичонки.
   -Засунь туда руку, - посоветовал директор завода.
   -Зачем, я и так вижу, там пусто.
   -Да засунь, никто тебя не укусит!
   -Дай я засуну, - Скюл запустил костлявую лапу в череп курносого помощника и принялся изучать его изнутри.
   -Могу поспорить, в голове Кадо, хоть шаром покати, - хихикнул Пули-Мули.
   -А на что споришь? - бородач сощурился.
   -На этот кирпич, - мужичонка поднял с земли щербатый камень и положил на ящик.
   -Нет, - не согласился Скюл, - давай на твои секретные часы с ручным муравьем.
   Директор завода мельком взглянул на висевшую на шее серебреную коробочку с золотыми кнопочками и махнул рукой:
   -Идет! А ты что ставишь, против моих часов?
   -Перхоть дракона.
   Пули-Мули отрицательно покачал головой:
   -Красные погоны и все, что к ним пришито.
   -Но к ним пришит пиджак, - Скюл ласково погладил коричневую куртку.
   -Ну, я и говорю, погоны с пиджаком.
   -Ладно, договорились, - бородач протянул ладонь Пули-Мули. - Лёва, разбей!
   Видели бы вы глаза директора завода, когда Скюл вытащил из головы лаборанта толстую зеленую жабу с жирным червяком в лапах.
   -Не может быть! - закричал мужичонка. - Я же стучал черепом о стол и он был пуст! Эй, Кадо, ты чего молчишь? - Пули-Мули треснул помощника по щеке.
   Безмолвствовавшая голова лаборанта открыла глаза и улыбнулась:
   -Это моя жабка, ее зовут Туха.
   -Я же тебе запретил класть в башку всякую дрянь! - заорал Пули-Мули.
   -Она не дрянь, а друг... Мне нравится, как Туха пахнет.
   Директор завода, бубня что-то себе под нос, нехотя снял с шеи серебреную коробочку и протянул Скюлу:
   -На, подавись!
   -Спасибо, - улыбнулся Скюл, подмигнув Лёве, - давно мечтал иметь часы с ручным муравьем.
  

ДОРОГА ВОКРУГ

   Скюл обещал проводить мальчика до завода погоды, а потом отправиться по своим делам. Однако он передумал и не захотел расставаться с Лёвой, решив пройти с велем до реки Цыпы и помочь сыну Рисмуса отыскать нору, ведущую во дворец Темдера.
   -Ты уверен, что твои дела обождут? - спросил Лёва, тронутый заботой товарища.
   -Конечно, - произнес Скюл. - Мои печали ничто, по сравнению с проблемами друга, - бородач обнял мальчика за плечи, - они могут и повременить.
   Наши знакомые вышли к развилке соединяющей сразу семнадцать больших и маленьких дорог и остановились, решая по какому пути следовать дальше.
   -Вроде сюда, - Скюл немного поразмыслил и показал на свежий деревянный настил. - Если я прав, то именно эту тропинку выбрали мы с дедом, когда ходили на базар имен, устраиваемый раз в году, возле императорского дворца.
   -Какой базар? - переспросил Лёва.
   -Имен. Там собираются родственники преждевременно умерших людей и продают имена вместе с оставшимися сроками жизни.
   -А зачем вы туда ходили, - поинтересовался мальчик, - разве тебе нужно было новое имя?
   -Не мне, а деду, - Скюл сорвал с лежащего около дороги бревна чайник и стаканчик и, налив крепкого ароматного напитка, стал пить частыми глотками. - Дело в том, что у дедушки заканчивалась жизнь и родственники решили купить ему еще сто пятьдесят лет, в благодарность за правильно прожитые годы. Ну и я вызвался сопровождать счастливца, - бородач чему-то засмеялся, облившись, горячим чаем. - Помнится, мы не смогли отыскать ни одного имени с таким жизненным остатком. И пришлось покупать сразу шесть имен с разными годами жизни, но в сумме составляющих сто пятьдесят лет. Ох, и удивился же тогда Верховный регистратор, когда дедушка появился в его шатре и потребовал оформить сделку. Чиновник просил подождать следующего базара и не брать длинного имени. Но ни я, ни дед не хотели дважды проделывать опасное путешествие, и старик настоял на своем.
   Лёва приблизился к коряге и, сорвав коричневую банку с изогнутой трубочкой, на ходу начал пить какао.
   -Ну и как, имя действительно получилось слишком длинным? - поинтересовался мальчик.
   -Если учесть, что дедушка уже два раза покупал имена, да к тому же у него было собственное имя, полученное им при рождении, то, с вновь приобретенными, становилось довольно громоздким. По нашим законам к старым именам прибавляются новые, вот и считай, - Скюл замедлил шаг, раздумывая, куда нужно идти: на право или на лево. - Не могу припомнить, - бородач растерянно посмотрел на мальчика, - вроде раньше я не видел здесь этого дерева.
   Он показал на похожее на иву растение с узкими красными губами вместо листьев. Губы пели медленную печальную песню и тянулись к путешественникам, стараясь коснуться рук и лиц чужестранцев. Скюл щелкнул по одним нахальным губам, присосавшимся к висевшему на поясе бородача шоколадному грибу, с сырной начинкой. Уста зарычали, но гриб не выпустили, а торопливо втянули еду в толстую кожаную ветку.
   -Подойдите ближе, ближе, - зашептали листья в один голос.
   У Лёвы поплыли круги перед глазами и ноги сами, против воли мальчика, понесли веля к "иве".
   -Стой! - Скюл схватил приятеля за рукав. - Еще шаг и ты окажешься в объятиях дурманного дерева. Оно за несколько минут высосет из тебя все соки, оставив лишь кожу да кости.
   Обойдя стороной опасное растение приятели поравнялись с полукруглым щитом с красной стрелкой и странной непонятной надписью: "Ходи вокруг - круг твой друг!"
   -Точно, мы с дедушкой здесь не были, - расстроился бородач, - а если так, значит, мы заблудились, - Скюл сел на гигантскую пачку из-под соли и стал виновато озираться по сторонам. - Ну, допустим, на дурманное дерево я мог не обратить внимания, но, подобный указатель никогда бы не забыл... Да, заблудились!
   -Да наплюй ты, на щит, - Лёва смело пошел вперед. - Кстати, как теперь зовут твоего дедушку?
   -Маул-Актини-Криптан-Луни-Уз-Ократион-Ка-Арга-Зитаран...
   -Да, - мальчик посмотрел на приятеля, - по-моему, Верховный регистратор оказался прав, советуя повременить и не брать такое громоздкое имя.
   -Согласен, - улыбнулся Скюл. - Поэтому я и родственники называем его просто Маклуоказ. По начальным буквам старых и купленных имен.
   Пройдя с десяток шагов, приятели натолкнулись на аккуратно сложенную пирамиду из человеческих черепов. Рядом стоял столб, с прибитой книгой, возле которого валялась чернильница и ручка.
   -Мне начинает это не нравиться, - Скюл отвязал от ноги складную дубинку и переложил в карман.
   Прочитав название книги, друзья переглянулись. Оно гласило - "Список принесенных в жертву дуралеев".
   -А мы случайно с тобой не дуралеи? - почему-то шепотом спросил Лёва.
   -Дуралеи, еще какие дуралеи, - перья на голове бородача потемнели. - Как раз такие, чтобы пополнить список книги.
   -Выходит, надо было последовать указателю и пойти вокруг, - мальчик стал потихоньку отступать назад, не решаясь повернуться спиной к страшной книге.
   Вдруг, метрах в трех от путников, земля зашевелилась и травяной ковер на обочине дороги приподнялся и на Лёву и Скюла уставилась наглая физиономия, с ярко-желтыми глазами.
   -Раз, два, - незнакомец по очереди показал кривым зеленым пальцем на приятелей и скрылся под дерном.
   -Это он нас сосчитал? - Лёва напрягся.
   -А то кого же, - бородач начал нервно покусывать губы. - Кажется, я догадываюсь, с кем нам придется иметь дело.
   -С кем?
   -С гудаськами...
  

ГУДАСЬКИ

   Гудаськи не заставили себя долго ждать и практически сразу после того, как Скюл произнес их имя стали с криками выпрыгивать из-под земли. Маленькие, с квадратными туловищами и круглыми головами они забавно раскачивались из стороны в сторону, на ногах-пружинах и, неприятно улыбаясь, показывали на чужестранцев пальцами и кричали - "Дуралеи! Дуралеи! Дуралеи!"
   Друзья прижались друг к другу и, не говоря ни слова, минут пять смотрели на беснующуюся толпу. Наконец, Скюлу надоело это зрелище и абориген громко свистнул. Гудаськи замерли и недовольно уставились на пришельцев.
   -Ты зачем мешаешь нам веселиться? - спросила толстая гудаська и, подойдя к бородачу, крепко схватила за нос.
   На ее груди было написано "Тетка", а из головы торчал небольшой краник.
   -Зачем, я тебя спрашиваю? - незнакомка ударила Скюла веником по щеке.
   -Не сердитесь пожалуйста, - вмешался в разговор Лёва. - Мой друг не хотел вас обидеть. Просто в его племени свистом приветствуют уважаемых людей.
   Толстуха облизала длинным белым языком лицо и улыбнулась.
   -Ну, к счастью, мы не люди...
   Толпа засмеялась и стала плеваться синими слюнями, вероятно, таким образом, демонстрируя презрение к роду человеческому.
   -Но когда нас приветствуют дуралеи, словно уважаемых, мне приятно.
   -Да приятно! Приятно! - послышалось со всех сторон.
   -Ладно, - Тетка ткнула веником Лёву, - начнем сначала. А ты, - она ущипнула Скюла за ухо, - свисти не переставая, чтобы я чувствовала себя уважаемой!
   -Хорошо, - кивнул бородач, трогая посиневшую мочку.
   -Эй, послушай, а ты, почему здесь распоряжаешься? А ну отдай ключь!
   От группы стоящих особняком гудасек отделилась худощавая особа с надписью на груди "Другая Тетка" и, подойдя к Тетке, толкнула в бок.
   -Тебя не кажется, что собралось слишком много теток? - спросил Лёва, глядя на ссорящихся гудасек.
   -И это еще не все, - Скюл кивнул на двух скидывающих платья гудасек, одну из которых звали "Еще Одна Тетка", а другую "Бывшая Тетка". - Ну, сейчас начнется.
   Еще Одна Тетка и Бывшая Тетка кинулись к соперницам и тут такое завязалось, что трудно передать словами. Четыре гудаськи вцепились друг в друга мертвой хваткой и принялись кататься по земле громко вопя и кусаясь. Толпа затихла, неотрывно следя за сражением не подбадривая и не ругая ни одну из дерущихся.
   Так продолжалось минут пятнадцать, а потом в круг вышли четыре маленьких гудаськи по имени Мужик, Просто Мужик, Еще Не Мужик и Уже Не Мужик и растащили в разные стороны скандалисток.
   -Все, - поднял вверх руку Мужик, - принимаю командование деревней на себя!
   -Ура! - закричала толпа и в воздух полетели веники.
   Мужик подошел к лежащей в пыли Тетке и сорвал болтавшийся на ее шее ржавый ключ.
   -Праздник продолжается! - новый начальник хлопнул в ладоши и его соплеменники вновь начали раскачиваться из стороны в сторону на ногах-пружинах и, показывая на Лёву и Скюла, кричать: "Дуралеи! Дуралеи! Дуралеи!"
   -А ты, почему не свистишь? - Мужик щелкнул бородача по лбу.
   -Я думал...
   -А ты не думай, дуралеи не должны думать.
   Несколько гудасек подхватили пленников и потащили по кругу бросая бедняг на землю через каждые четыре шага. Кто-то накинул приятелям петли на шеи и, улюлюкая, стал дергать за веревки. Откуда не возьмись, появились дети гудасек и, путаясь у взрослых под ногами, принялись дергать за носы Лёву и Скюла. Какая-то прыткая старуха в длинном рваном платье затесалась в толпу и, размахивая кисточкой, измазала зеленкой лоб бородачу и щеки мальчику. Так продолжалось около часа. Наконец, все устали и улеглись на землю. Лишь один Мужик остался стоять на ногах. Не выпуская из рук символа власти - ржавого ключа - он не торопясь приблизился к пленникам и с достоинством произнес:
   -На первый второй рассчитайся! Первый пока поживет, а второго мы сейчас съедим.
   -Чур, я не второй, - прошептал Скюл.
   -Мне бы тоже не хотелось быть вторым, - сказал Лёва.
   -Ну, чего время тянете? - топнул Мужик. - Рассчитайтесь, кому говорят!
   -Первый! - крикнул Скюл.
   -Первый! - повторил мальчик.
   С довольного лица гудаськи исчезла улыбка и новоиспеченный вожак, заморгав ярко-желтыми глазами, беспомощно уставился на пленников.
   -Как же так, ведь Полумужик уверял, что вас двое, - он поискал кого-то в толпе и подозвал к себе.
   К нему подбежал тот самый гудаська, с наглым выражением лица, который первым увидел Лёву и Скюла.
   -Ты же говорил, что сосчитал путников! - с упреком в голосе произнес Мужик.
   -Точно сосчитал.
   -И сколько их, по-твоему?
   -Сейчас скажу.
   Полумужик выставил вперед кривой зеленый палец и неуверенно произнес:
   -Раз, два...
   -Да где же два? - заорал начальник гудасек. - Когда и тот и другой: первый и первый!!!
   Мужик вцепился в шею соплеменника и стал душить сородича, норовя пнуть ногой в живот.
   -Подожди, не горячись, - захрипел Полумужик, - дай я снова пересчитаю дуралеев.
   Он потер покрасневшую шею и, испуганно косясь на начальника, сказал:
   -Раз, два...
   -Что?!
   -То есть два, раз...
   -А болван, - начальник гудасек треснул Полумужика по круглой голове. - "Два, раз", это тебе не "раз, два"! Теперь понятно, почему оба пленника первый и первый.
   Мужик повернулся к притихшей толпе и, плюнув в сторону Полумужика, печально сообщил:
   -На сегодня праздник отменяется, приходите завтра. Этот идиот не правильно сосчитать чужестранцев, у нас нет второго дуралея. Есть только первые.
   Гудаськи зашумели и стали нехотя разбредаться по норам. Один из них проходя мимо Лёвы и Скюла похлопал по мускулистой спине бородача и, облизнувшись, произнес:
   -Выходит зря устроили веселье.
   -Почему? - спросил мальчик.
   -Почему, почему? - передразнил расстроенный гудаська. - Да потому, что первых дуралеев можно есть лишь на второй день пленения, а в первый едят вторых...
  

ПОЖИРАТЕЛЬ БУМАГИ

   Приятелей заставили залезть в большую нору с несколькими отверстиями в потолке и, высыпав на пол несколько ведер моркови и репы удалились, приказав съесть все овощи.
   -Чтобы к утру, начинки не было, - строго сказал Мужик.
   -Но я не люблю репу и морковь, - скривился Скюл.
   -Зато я обожаю фаршированных дуралеев, - захохотал начальник гудасек и, повернувшись в угол, произнес:
   -Эй, бумажная душа, принимай пленников! Да смотри за людишками хорошенько, пусть лежат и отъедаются, а не ковыряют стены, мечтая о побеге.
   В темноте кто-то зашевелился и закашлял и на свет со скрипом вышел огромный портфель с двумя замками на крышке. Незнакомец, словно собака отряхнулся, засыпав присутствующих песком и пылью и, сладко зевнув, сказал:
   -Ладно, посмотрю. А ты принес мне что-нибудь поесть?
   -Держи, - Мужик кинул пачку старых газет на землю. - И как только некоторые лопают всякую дрянь и у них не болит живот?
   -Лучше о своем животе побеспокойся, - засмеялся портфель, показав на Скюла. - Я бы никогда не стал есть дуралея с такими грязными ногами.
   Бородач нагнулся и посмотрел на ноги:
   -И вовсе они не грязные! - возмутился приятель Лёвы. - Я их в прошлом году два раза мыл.
   -Не переживай, - Мужик потрепал Скюла за перья на голове, - еда не может быть грязной. Еда бывает лишь вкусной или не вкусной. А когда она бывает вкусной? Когда хочешь есть. А не вкусно? Когда не хочешь...
   -Ну хватит! - перебил гудаську портфель. - Я уже тысячу раз слышал эту чушь.
   Он подошел к Мужику и начал выпроваживать его из норы.
   -Иди, я присмотрю за дуралеями.
   -Посади их лучше к себе внутрь, для надежности, - попросил гудаська. - Что-то мне мальчишка не нравится, уж больно у парня хитрющие глаза. Как бы пленники опять не улизнули.
   -Сейчас, разбежался, - фыркнул портфель. - Сначала помойте бородатому ноги. Свикул не станет совать в живот разных подозрительных типов. Свикул не болван. Свикул умеет читать.
   -Посади, а я тебе книжку принесу, - пообещал гудаська.
   -Сперва принеси, тогда и посажу, - заупрямился портфель.
   Когда Мужик покинул нору, Свикул подобрал газеты с земли и, развалившись на соломе, принялся отрывать небольшие кусочки и, поднося к маленьким близоруким глазкам, внимательно читать, беззвучно шевеля губами. Изучив клочок бумаги он клал его на широкий тряпочный язык и тот исчезал в животе портфеля. Так продолжалось до тех пор, пока Свикул не "прочитал" три газеты. После этого хозяин норы стукнул себя, несколько раз, по разорванной ручке и пробубнив: "Ну, хватит, а то голова распухнет", взял оставшиеся газеты и засунул внутрь.
   Насытившись Свикул обратил свой взор на пленников.
   -А вы разве, не грамотные? - спросил портфель.
   -Почему не грамотные? Грамотные, - сказал Лёва.
   -Грамотные, а читать не умеете, - недовольно произнесла гигантская сумка.
   -Умеем, - возразил вель.
   -Умеем, - передразнил Свикул.
   Он вытащил из-под крышки свернутый в трубочку пожелтевший лист бумаги и подозвал мальчика.
   -А ну, что здесь написано?
   Сын Рисмуса повертел в руках афишу с изображением Свикула и прочитал: "Сегодня в городе...".
   -Не то, - перебил хозяин норы, - ниже.
   -Чудо природы...
   -Вот-вот, давай дальше, - одобрил собеседник.
   -Единственный в мире грамотный портфель за половину денежки, вслух, прочитает книгу, - продолжил Лёва.
   -Это про меня говорится, - гордо произнес Свикул и, забрав афишу у веля, засунул обратно под крышку. - А вы, я посмотрю, действительно грамотные. Тогда почему же не прислушались к предупреждающей надписи на щите?
   -Какой надписи? - спросил Скюл.
   -Ходи вокруг - круг твой друг, - напомнил Свикул.
   -Значит, ты ее сделал? - сказал бородач.
   -А то кто же, - самодовольно хмыкнул портфель, - конечно я, гудаськи то писать не умеют. Да что там писать, - засмеялся Свикул, - они даже считать не научились.
   -А зачем вы написали: "Ходи вокруг - круг твой друг"? - поинтересовался Лёва.
   Свикул уставился на мальчика удивленными глазами и, помолчав несколько секунд, поднялся и, подойдя к куче репы, выбрал самый крупный корнеплод и, тщательно отряхнув, засунул внутрь.
   -Ну и гадость! - поморщился портфель. - А вы, парни, действительно дуралеи, - он взял другую репу и, тяжело вздохнув, кинул под крышку. - С тех пор, как я нацарапал предупреждение, ни один путник не забредал в деревню гудасек. Я ведь ясно, кажется, написал - ходи вокруг! То есть, сворачивай и проваливай отсюда, пока можно! Неужели не понятно?
   -Сейчас-то понятно, - Лёва почесал затылок.
   -Поздно, - Свикул погладил мальчика по голове. - Раньше надо было догадываться, о чем идет речь. Дуралеи! Теперь вас съедят, а имена занесут в книгу, которая прибита к столбу на окраине селения, - портфель облизнулся. - В такую толстую, вкусную книгу...
   Вель принялся обследовать нору и, подняв палочку, ковырнул землю. Она оказалась сухой и податливой и крупный комок, легко отделившись от стены, свалился вниз, подняв облако пыли.
   -А вот этого делать не надо, - рассердился Свикул, отобрав деревяшку у Лёвы. - И почему дуралеи ведут себя одинаково? Лишь только попадают сюда, сразу же начинают портить жилище, - портфель погрозил мальчику пальцем, - Смотри, больше так не поступай, а то я обижусь и, несмотря на вашу грамотность, посажу обоих в живот.
   -А я с грязными ногами, - напомнил Скюл.
   -Тогда засуну внутрь твоего друга, - Свикул собрал отвалившуюся землю и, смочив слюной, заделал образовавшийся изъян. - Как же мне все надоело! - хозяин норы сплюнул. - Поэтому-то я и написал на щите, чтобы вы ходили вокруг. Нет же, претесь к гудаськам! А те сажают вас в мой дом. Придете, исковыряете стены, а я потом наводи порядок, - портфель вынул из маленького шкафчика коробку с пылью и стал бережно втирать ее в поврежденное место.
   У Свикула явно испортилось настроение. Он перестал разговаривать с пленниками и понуро побрел в темный угол. Лёва посмотрел вверх, на освещающие подземелье отверстия. "Нет, высоко, - подумал мальчик, - даже если встать Скюлу на плечи, высоко". Вель подошел к ходу, ведущему наружу и осторожно приподнял дерн. Несколько гудасек с короткими копьями сидели поблизости и мирно беседовали.
   -А ну кончайте слоняться по дому! - послушался сердитый голос портфеля. - Быстро укладывайтесь на солому и начинайте есть репу и морковь.
   Друзья безропотно подчинились, не желая раздражать хозяина норы и, взяв по одному корнеплоду, принялись делать вид, будто грызут начинку.
   -Плохо дело, - прошептал Лёва, - выход охраняют четверо гудасек.
   -Не так уж и много, - Скюл отбросил покусанную репу и вытер губы, - по два на каждого.
   -Да, но у них копья, - напомнил мальчик.
   Прошло несколько часов и в норе потемнело. Наступил вечер. Портфель не подавал никаких признаков жизни и Лёва, думая, что он уснул, тихонько направился к шкафчику, где Свикул хранил пыль. Вель давно заметил небольшое углубление возле него и решил посмотреть, вдруг это запасной ход ведущий на поверхность.
   -А ну сядь! - рыкнул портфель и в мальчика полетела метла.
   Лёва увернулся и, отскочив в сторону, нечаянно задел стену. От нее отвалился внушительный комок земли и с шумом свалился вниз.
   -Ну, вы меня достали! - заорал Свикул.
   Хозяин норы, тяжело дыша, выбрался на освещенное место и, щелкнув замками, открыл крышку. Схватив пленников, портфель бросил их в себя и, икая, ловко закрутил потертым кожаным животом. Оказавшись в мягком, сшитом из бархата, желудке, приятелей закидало из стороны в сторону и они начали натыкаться на какие-то маленькие острые крошки, больно царапающие кожу.
   -Ой! - завопил Скюл.
   -Выпустите нас отсюда, - закричал Лёва кувыркаясь, словно акробат на батуде, - мы будем сидеть на месте!
   Крышка приподнялась и друзья очутились на свободе.
   -Ладно, - произнес Свикул, - поверю еще раз.
   Поднявшись с земли, мальчик отряхнулся и, пригладив волосы, заправил рубашку в брюки.
   -Ну и колючий же у тебя желудок, - бородач потер шею. - Что там, кнопки или гвозди?
   Портфель засунул руку внутрь и вытащил пригоршню черных мелких штуковин.
   -Не то и не другое, - Свикул приблизился к нашим знакомым. - Это буквы.
   -Буквы?! - удивились Лёва и Скюл.
   -Да буквы, - повторил портфель. - Мой живот переваривает только бумагу, а буквы приходится выбрасывать. Они слишком твердые и не вкусные, да к тому же вызывают икоту. Хотите попробовать? - Свикул протянул буквы приятелям. - Угощайтесь.
   -Нет спасибо, - поблагодарил мальчик, - что-то не хочется.
   -И мне не хочется, - отказался Скюл, - лучше я репку съем.
   -Ну, как знаете, - портфель зевнул, - тогда я их выброшу.
   Он неторопливо направился в темный угол и друзья услышали скрип открывающейся двери. Лёва и бородач, не сговариваясь, последовали за хозяином норы и, подойдя к входу в соседнее помещение, заглянули туда.
   -Темно, ничего не видно, - абориген начал шарить по карманам. - Где же зажигалка?
   -Ты ведь сказал, что потерял ее.
   -Потерял, а потом нашел. Ага, вот она, в нагрудном кармане, - Скюл достал раздвоенную серебреную трубку с фитилем на одном конце и стеклянной колбой на другом.
   Приятель веля зажег огонь и, подняв руку вверх, осветил нору. Странная картина предстала перед взором Лёвы и Скюла. Портфель стоял возле огромной кучи и, погрузив в буквы язык, медленно их перемешивал, посыпая сверху белой пылью. Заметив свет Свикул вздрогнул и, медленно повернувшись, испуганно спросил:
   -Что это, огонь?! - он задрожал всем телом.
   -Да, - кивнул бородач и сделал несколько шагов вперед. - Чего ты так нервничаешь, боишься огня? - Скюл подкрутил колесико и пламя заметно увеличилось.
   -Потуши немедленно пламя, - заикаясь, сказал хозяин норы, - или я позову стражу.
   -Зови, - абориген стал приближаться к Свикулу, - будет хоть с кем поболтать, а то нам начинает надоедать твое общество.
   Скюл подобрал палку и ткнул портфель в бок:
   -А ну, говори, старая сумка, как выбраться из подземелья!
   Свикул обмяк и, опустившись на буквы, произнес:
   -Беда с этими гудаськами. Уж сколько раз я им твердил: "Проверяйте карманы пленников!" Нет, ведут сюда не обысканных дуралеев.
   -Эй, поосторожней, - прикрикнул бородач, - не советую называть нас дуралеями!
   Портфель тяжело вздохнул:
   -Прошу прощение. В самом деле, какие вы дуралеи? Дуралеи гудаськи и я, бестолковая престарелая кошелка! Так мне и надо! - он принялся колотить себя по рваной ручке. - Так мне и надо!
   -Ну, хватит! - оборвал Скюл причитания великана. - Повторяю вопрос: "Как выбраться из подземелья?"
   -Идите за мной, - Свикул направился в боковой коридор, со страхом поглядывая на яркое пламя, - я покажу заброшенный ход, проделанный вертихвостками.
   Компания приблизилась к отверстию, сантиметров семьдесят в диаметре и, почти сплошь, затянутому паутиной. Свикул остановился и указал на него рукой:
   -Вот, можете драпать, - портфель прислонился к стене и улыбнулся. - Только я вам не завидую, если вы повстречаетесь в норе с вертихвостками. Меня они не трогают, а чужаков не пощадят...
  

ВЕРТИХВОСТКИ

   Забравшись в отверстие Лёва заметил, что дно хода покрыто толстым слоем коричневого льда, теплого на ощупь и без единой трещины. Мальчик осторожно заскользил по гладкому полу, стараясь не скатываться назад. Нора имела небольшой уклон и велю приходилось, то и дело, цепляться за стены и свисающие с потолка корни растений, дабы не столкнуться со Скюлом, следующим за ним попятам. Через некоторое время впереди забрезжил свет и Лёва заторопился, желая поскорее выбраться из подземелья. Однако бородач удержал приятеля, напомнив о наступившем вечере.
   -Это искусственное освещение, - прошептал Скюл, сбрасывая с бороды зеленого жука. - Интересно, кто там развел огонь, неужели вертихвостки?
   После недолгого раздумья друзья продолжили путь и вскоре очутились на деревянном балкончике, выступающем из кирпичной стены огромного круглого зала. От балкона тянулась пара узких мостиков, сплетенных из желтой травы, с лианами вместо перил. Один вел вниз, к стоящей в центре четырехугольной пирамиде, а другой на балкон, расположенный на противоположной стороне помещения.
   Не желая знакомиться с обитателями зала, мальчик и бородач решили перебраться на второй балкон. Но их намерениям не суждено было сбыться. Когда они находились прямо над пирамидой, трава затрещала и мостик, не выдержав тяжести Лёвы и Скюла, разорвался. К счастью, наши знакомые ухватились за уцелевшие лианы и благополучно спустились на землю.
   Приятели обратили внимание на то, что пол зала покрывал теплый коричневый лед, точно такой же, как в норе, по которой путники попали сюда.
   -Вот это да! - абориген подозвал мальчика к двухметровой пирамиде. - Смотри, она сделана из цельного куска угля! Никогда не видел подобного богатства.
   Лёва равнодушно оглядел черный многогранник.
   -Неужели в царстве Микро уголь ценится наравне с золотом? - удивился сын Рисмуса.
   -Не наравне, а в десять раз дороже! - Скюл ходил вокруг пирамиды и гладил ее руками. - Ведь из него можно сделать талисман, приносящий счастье и удачу или лекарство от любой болезни, - бородач расстегнул платье и достал железный медальон. - Здесь крошечный кусочек угля, он хранит от сглаза, поэтому никто не в силах навредить мне дурным взглядом и навлечь неблагополучие и несчастье.
   Лёва улыбнулся.
   -Неужели ты веришь в эту чепуху?
   -Глупец, - Скюл снисходительно посмотрел на приятеля. - Сын Рисмуса еще очень молод и многого не понимает, - абориген ласково потрепал мальчика за чуб. - Да знаешь ли ты, сколько плохих людей бродят вокруг и зыркают по сторонам злыми глазками, воруя удачу и накликая беду?
   -Сколько? - с серьезным выражением на лице спросил вель, решив подыграть другу.
   -Толпы! - глаза Скюла округлились. - Тебе тоже не помешает заиметь уголек.
   Абориген стукнул по пирамиде кулаком и стал осматриваться вокруг, ища что-нибудь тяжелое.
   -Я отколю от нее кусок и ты получишь собственный оберег.
   -Нет-нет, - остановил приятеля мальчик, - не порть пирамиду. В моем Мире уголь встречается довольно часто и не имеет такой ценности, как у вас. Обещаю, лишь только я вернусь домой, сразу обзаведусь талисманом.
   -Когда это еще случиться, - Скюл взял с деревянного столика сковороду, - а защита от сглаза нужна сейчас.
   Лёва забрал у бородача металлическую посудину и увлек к окованной листовой платиной двери. Вынув из напольной вазы, излучающую свет щетку, друзья вошли в коридор и начали осторожно продвигаться вперед, прислушиваясь к ровному жужжанию, доносящемуся из темноты. Вскоре они заметил странную невысокую фигуру с внушительным хвостом и красными глазами, испуганно метнувшуюся в боковую щель.
   -Видел? - Лёва замер.
   -Видел, - равнодушно сказал Скюл, - наверное, это та самая вертихвостка, которой пугал портфель, - он улыбнулся. - Не понимаю, почему зверюшка убежала, а не набросилась на нас.
   Приятели двинулись дальше. Дребезжащий звук усиливался с каждым шагом. Теперь уже к нему прибавился звон колокольчиков и чьи-то резкие отрывистые голоса, старающиеся перекричать друг друга.
   Выглянув из-за поворота Лёва и Скюл узрели несколько безногих существ, с тремя вращающимися винтообразными отростками на хвостах. Они стояли на руках, закинув хвосты на спины, так, что те выступали примерно на полметра вперед и рыли нору, отделяя от стен куски угля.
   Заметив чужаков вертихвостки защелкали узкими челюстями и затрясли увешанными колокольчиками головами.
   -Люди! - удивленно произнесла незнакомка с седыми кудрявыми волосами вокруг ушей и золотыми цепочками на запястьях. - Убейте их, двуногие узнали великую тайну!
   Четыре вертихвостки направились к друзьям, размахивая острыми вращающими отростками, стремясь повредить колени Лёве и Скюлу.
   -Подождите! - сын Рисмуса поднял руку вверх. - О какой тайне вы говорите?
   -Не притворяйся, - из красных глаз седовласой потекли густые слезы. - Чужестранцы увидели, где добывают драгоценный уголь и теперь должны умереть.
   -Или вернуться туда, откуда пришли, - сказала одноглазая вертихвостка и несколько раз стукнула в висевший под потолком барабан.
   -Да, - кивнула обладательница драгоценных браслетов, - вернуться в нору к портфелю.
   -Еще чего! - Скюл подкинул складную дубинку. - Я не собираюсь возвращаться к кровожадным гудаськам.
   -Тогда умрите! - вертихвостка с полосатым шарфом на шее подпрыгнула на мускулистых руках, выкинув хвост вперед, намереваясь ударить бородача в живот.
   Но тот не дремал. Сделав обманное движение, абориген треснул нападавшую по макушке и, встав в боевую стойку, произнес:
   -Нам не нужен ваш уголь. Мы хотим лишь выбраться наружу.
   -Это правда, - подтвердил Лёва. - Там, где я живу, уголь не имеет такой большой цены, как здесь. Его сжигают, чтобы получить тепло.
   -Ври, да не завирайся, - засмеялась вертихвостка с седыми волосами. - Уголь не горит.
   Услышав звук барабана, из нор и щелей начали вылезать другие обитатели подземелья и, вскоре, вокруг друзей находилось уже штук двадцать безногих существ, недружелюбно поглядывающих на не прошеных гостей.
   -Смерть им!!! - закричали собравшиеся.
   -Я не вру! - сказал Лёва. - Если желаете, я могу доказать, что уголь горит.
   -Какое святотатство! - возмутилась совсем дряхлая вертихвостка. - Мерзавцы заслуживают не просто смерти, а ужасной смерти. Давайте передадим людишек слюнявкам.
   -Правильно! - зашумели двурукие. - Отдадим негодяев слюнявкам!
  

ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА

   Лёву и Скюла вернули в круглый зал, где они уже были. Несколько вертихвосток приблизились к угольной пирамиде и, зацепившись хвостами за бронзовые ручки, у ее основания, начали крутить в левую сторону. Послышался скрежет трущихся друг о друга деталей и в ледяном полу открылся прямоугольный люк. Яркий оранжевый свет вырвался из отверстия и мальчик почувствовал, как приторный карамельный запах распространяется вокруг. Стоящие поблизости вертихвостки завязали носы платками, изобразив на лицах гримасу отвращения. Седовласая начальница с золотыми цепочками на запястьях заглянула в дыру и крикнула:
   -Эй, есть кто живой, отзовись?
   Постояв в ожидании, несколько минут, вертихвостка повторила вопрос. Однако и на этот раз никто не ответил.
   -Наверное, сладкоежки спят или находятся в столовой, - произнесло крупное двурукое создание с синяком под глазом. - Давайте сбросим мерзавцев вниз и займемся своими делами.
   -Нет, - не согласилась совсем дряхлая вертихвостка, которая предложила отдать пленников слюнявкам, - тогда наши соседи не узнают, кому обязаны таким щедрым подарком.
   -Правильно, - кивнула обладательница драгоценных браслетов. - Надо отправить к ним послов, чтобы те лично передали королеве слюнявок людей.
   Предводительница посмотрела на толпящихся соплеменников и крикнула:
   -Эй, Возаб, иди-ка сюда!
   -Почему опять Возаб? - молодая коренастая вертихвостка, с черной косынкой на шее, нехотя приблизилась к седовласой. - Я ведь прошлый раз ходил к слюнявкам. Так потом целую неделю обтирался кротовьим потом, стараясь заглушить гадкий карамельный запах.
   В помощь Возабу выделили Мизаба и Сузаба и сердитая троица, недовольная поручением, начала подталкивать Лёву и Скюла к прямоугольному отверстию.
   -Подождите! - спохватилась дряхлая вертихвостка. - Вы забыли отпилить пленникам ноги. Дайте, это сделаю я, - он "включил" винтообразные отростки и стал приближаться к мальчику.
   Двурукие оживились и, подбадривая старца, заплакали, размазывая густые слезы по впалым щекам.
   -Нет, - Возаб преградил деду дорогу, - пусть идут сами! Мне не хочется нести их на себе.
   -Да, пусть идут на своих ногах, - поддержал Возаба Мизаб, - а то вдруг слюнявки расположились в дальней норе, тогда придется часа два тащить на спине такую тяжесть. Лучше мы отрежем им ноги, когда повстречаемся с соседями.
   Оказавшись во владениях слюнявок, Лёва увидел разбегающиеся в разные стороны коридоры и коридорчики с неровными полами, стенами и потолками. Буквально все вокруг было перепачкано вареньем, застывшей карамелью и повидлом, а в боковых нишах находились серебряные чаши с медом, возле которых летали тучи расчесок, излучающих оранжевый свет. Заметив непрошеных гостей расчески устремились к путникам и, выставив, вспыхнувшие ярким пламенем, ручки, попытались задержать чужаков.
   Возаб, Сузаб и Мизаб, не проронив ни слова, достали из нагрудных сумочек пульверизаторы и побрызгали на себя и пленников. Расчески тут же потушили огонь и, потеряв интерес к пришельцам, вернулись на место.
   -Смотри, мед, - Скюл обмакнул руку в чашу и облизал пальцы. - У, вкуснятина! Попробуй, тебе понравится.
   Приятели давно уже ничего не ели, поэтому Лёва последовал примеру друга и принялся с аппетитом уплетать лакомство.
   -Пошевеливайтесь! - Возаб стегнул хвостом по ноге мальчика. - Не рассчитывайте, что мы станем глядеть, как вы трескаете всякую гадость, - вертихвостка зажала рот рукой и отвернулась.
   -Не понимаю, как можно лопать слюни расчесок? - брезгливо произнес Сузаб.
   -Я слышал, люди едят не только слюни, но и карамель! - с омерзением сказал Мизаб.
   -Врешь, - не поверил Сузаб.
   -Он говорит правду, - подтвердил Возаб. - Я сам видел, когда восемнадцать лет назад приносил сюда пленную старуху.
   Лёву и Скюла повели по самому широкому коридору, стены которого были облиты синей и желтой карамелью, а сверху посыпаны розовой сахарной пудрой. Вскоре путникам начали попадаться бумажные четырехугольные домики и низкорослые грибы с тонкими расплюснутыми шляпками. По грибам ползали белые полупрозрачные жуки с крупными острыми челюстями. Насекомые срезали со шляпок тонкие ленты и, сматывая задними ногами в клубки, складывали рядом. Животные не проявляли почти никакой враждебности к чужестранцам, если не считать того, что несколько существ, подняв тощие пятнистые брюшки, выпустили в сторону пришельцев по едкой коричневой струйке, с неприятным запахом тухлой рыбы.
   Примерно через час наши знакомые и вертихвостки оказались в узкой длинной комнате с полукруглым потолком и медными кастрюлями с медом, вместо люстр. Вокруг них кружили стаи расчесок и заколок для волос, освещая помещение ярким оранжевым светом. Расположенные вдоль стен лавки из сыра ломились от золотых и серебреных монет, жемчуга, самоцветов и старинных доспехов, богато украшенных бриллиантами.
   -Смотри Возаб, - красные глаза Сузаба почернели от жадности, - сокровищницу слюнявок никто не охраняет!
   -Вот это удача! - Мизаб чуть не задохнулся от счастья. - Хватайте, пока хозяева не возвратились! - вертихвостка подскочила к шлему с золотыми накладками и натянула на голову.
   Потом взяла валявшийся поблизости мешок и стала швырять в него браслеты, кольца, бусы и серьги.
   Воспользовавшись золотой лихорадкой, случившейся в стане врагов, пленники начали пятиться к проходу в стене, украшенному листьями капусты, надеясь незаметно улизнуть из хранилища драгоценностей.
   -А с этими что делать? - Возаб показал хвостом на Лёву и Скюла.
   -Отрежем ноги и оставим тут, - предложил Мизаб, продолжая наполнять мешок.
   Но не успел Мизаб закончить фразу, как мальчик и бородач кинулись прочь из комнаты и, не чувствую под собою ног, бросились наутек.
   -Пусть бегут, - остановил Возаб устремившегося за пленниками Сузаба, - двуногим все равно некуда деться. Рано или поздно слюнявки поймают людишек. Лучше не теряй время, а набирай побольше золота и серебра, покуда сладкоежки не вернулись.
  

СЛЮНЯВКИ

   Удрав от вертихвосток Лёва и Скюл стали думать, как выбраться наверх. Им уже здорово надоело подземелье и приятели хотели поскорее его покинуть. Однако это оказалось совсем не простым делом. Друзья понятия не имели куда идти, да к тому же коридоры и коридорчики, встречающиеся на пути друзей, очень часто заканчивались тупиками и глубокими ямами. Поскитавшись по бесконечным и однообразным владениям слюнявок, мальчик и бородач решили передохнуть, а заодно и подкрепиться медом расчесок. Вынув из ближайшей ниши серебреную чашу, беглецы уселись на карамельный выступ и, негромко переговариваясь, занялись делом. Лёва обратил внимание, что одна расческа полетав вокруг и, выдавив из себя крупную каплю меда, умчалась в неприметную щель.
   -Может, последим за ней? - предложил мальчик. - Вдруг повезет и расческа укажет выход на поверхность.
   Скюл без особого желания последовал за приятелем. Аборигена одолевала дрема и он уговаривал веля поспать часок другой в карамельном царстве и уже потом продолжить поиски.
   -Ладно, - согласился Лёва, - обследуем щель и отдохнем.
   Взяв, на всякий случай, пару расчесок наши знакомые залезли в узкое продолговатое отверстие, приятно пахнущее ванилью и корицей. Как и предполагал мальчик, там было темно. Скюл хотел воспользоваться зажигалкой, но вель остановил друга, напомнив о светящихся расческах.
   Место, где оказались путешественники, совсем не походило на испачканные вареньем и карамелью главные ходы слюнявок. Оно скорее напоминало гнездо птицы или логово зверя. Тонкие длинные перья устилали пол коридора, а из стен торчали пуховые цветы и кристаллы соли.
   -Это то, что мне сейчас нужно, - обрадовался Скюл и, подойдя к куче перьев, начал укладываться спать. - Все, я дальше не пойду.
   Лёва не стал спорить с приятелем, а улегся рядом. Сказать по правде, сын Рисмуса уже давно еле держался на ногах и лишь огромное желание побыстрее очутиться на свободе сохраняло в нем силы. Сколько они спали, не знаю, но через какое-то время беглецов разбудил шум, доносившийся из главного коридора. Соблюдая осторожность, мальчик и бородач приблизились к отверстию и выглянули наружу. Их взору предстал очень тощий высокий незнакомец в коричневых облегающих штанах и синей рубахе. На голове чужака красовалась желтая широкополая шляпа, а на ногах розовые резиновые тапочки. Одежда долговязого была перемазана вареньем и карамелью и усеяна разноцветными заплатами.
   -Посмотри на капающие слюни из его рта, - с отвращением произнес Лёва, - и на руки покрытые повидлом.
   -Не нравится мне этот парень, - произнес Скюл, - уж больно неопрятный.
   -Подожди, подожди, - догадался мальчик, - наверное, перед нами слюнявка...
   Лицо слюнявки покрывала грубая редкая щетина, слипшаяся вместе в подобие сосулек, из-за густого сиропа, льющегося из ноздрей незнакомца. Житель подземелья занимался делом и не обращал внимание на расчесок, круживших вокруг и норовивших сесть на щеки и схватить каплю другую сладости. Долговязый подхватывал еще горячую карамель руками и мазал на стены, пол и потолок, стараясь убрать неровности. Иногда слюнявка останавливался и выдувал изо рта огромный пузырь, который, лопаясь, разбрасывал в разные стороны сахарную пудру. Вероятно, звук разрывающихся пузырей и разбудил наших знакомых.
   Закончив работу, слюнявка вытер руки о штаны и, вытащив из нагрудного карман толстую сигару, закурил. Сделав несколько глубоких и торопливых затяжек, незнакомец удалился, оставляя на полу влажные липкие следы.
   -Пойдем за ним, - предложил Лёва, - может он приведет нас к выходу.
   Стараясь не наступать на еще не застывшую карамель, друзья последовали за слюнявкой. Вскоре мальчик и бородач заметили, что коридор начал плавно подниматься вверх и в воздухе запахло полевыми цветами и травами.
   -Чувствуешь, - мальчик посмотрел на бородача, - наверное, где-то рядом...
   Лёва не договорил, заметив впереди яркий свет.
   -Смотри, - обрадовался вель, - небо!
   -Ура, - закричал Скюл, - свобода!
   -Тише, - Лёва дернул аборигена за руку, - вдруг слюнявки услышат?
   -Пусть слышат, - бородач засмеялся, - теперь все равно, мы нашли выход из подземелья!
   Скюл распушил пестрые перья на голове и бросился вперед. Сделав с десяток шагов, приятель мальчика остановился и, присев на корточки, принялся делать предостерегающие знаки. То, что увидел Лёва, оказавшись рядом с другом, обескуражило и расстроило сына Рисмуса. Коридор, по которому они передвигались, заканчивался небольшой стеклянной площадкой, а прямо под ней раскинулся глубокий котлован, наполовину заполненный медом. Тысячи и тысячи расчесок носились в вышине, излучая яркий оранжевый свет и издавая высокие металлические звуки. Посередине котлована располагался остров с красивейшим дворцом, сделанным из пряников, пастилы и шоколада. К острову вели три леденцовых мостика - красный, синий и зеленый. Каждый мост охраняла стража, держа в липких руках сплетенные из сахара арканы.
   -Нам надо убираться отсюда, пока не поздно, - Лёва тяжело вздохнул. - Похоже, мы не скоро выберемся из подземелья.
   -Если вообще выберемся, - устало произнес Скюл.
   Беглецы уже хотели вернуться назад и поискать выход в другом месте, но их внимание привлекли крики, доносящиеся из котлована.
   Посмотрев вниз, мальчик и бородач заметили толпу разъяренных слюнявок ведущих к острову трех вертихвосток.
   -Это же наши старые знакомые, - улыбнулся Скюл.
   Лёва пригляделся и узнал Возаба, Мизаба и Сузаба сгибающихся под тяжестью драгоценностей, похищенных из сокровищницы слюнявок.
   Задержанных вертихвосток привели к деревянному возвышению и привязали к выкрашенному в белый цвет столбу. Собравшиеся стали лепить из карамели шары и швырять в преступников, норовя попасть в шеи и головы. Так продолжалось минуть двадцать. Когда толпа успокоилась, из дворца показалась толстая претолстая женщина в розовом балахоне и черной мантии и торчащими в разные стороны кудрявыми волосами. Завидев толстуху слюнявки упали на колени и троекратно прокричали: "Слава Велиле! Слава Велиле! Слава Велиле!"
   -Наверное, это та самая королева, которой нас хотели подарить, - догадался Скюл.
   Велила приблизилась к Возабу и поставила ногу на спину пленника.
   -Воровать не хорошо, - громко сказала толстуха и, выпустив из ноздрей струйку горячей карамели, обожгла вертихвостку.
   -А! - завопил Возаб, отползая от Ее Величества. - Я больше не буду! Простите нас, мы привели вам в подарок людей!
   Велила пнула корчившегося от боли воришку:
   -И где же они?
   -Удрали по пути во дворец, - захныкала вертихвостка.
   Ее Величество поправила мантию и приказала развязать преступников.
   -Если вы не врете и люди находятся в моих владениях, я не только прощу вас, но и разрешу взять с собой украденный драгоценности.
   Велила свистнула в серебреный свисток и к ней подбежали тринадцать слюнявок.
   -Найдите чужестранцев и доставьте ко мне. Да, побыстрее! - толстуха радостно засмеялась. - Люди, в королевстве люди! - она начала неуклюже пританцовывать, наступая на ноги придворных и страже. - Приказываю всем, кто не занят рытьем тоннелей и добычей пропитания, отправиться на поиски чужестранцев!
  

СБИТЕНЬ

   Множество слюнявок с короткими топориками и арканами бросились исполнять волю королевы и устремились на поиски Лёвы и Скюла. Сладкоежки обследовали каждый уголок, каждый сантиметр лабиринта, повторяя булькающими голосами: "Тега-тега!"
   Друзьям следовало уносить ноги. Но куда идти? Коридоры были похожи друг на друга, как две капли воды. После недолгих раздумий Лёва и Скюл решили вернуться в ту неприметную щель, с перьями и пухом, где недавно спали и хорошенько обследовать ее. Вдруг, именно там и находится выход из подземелья? Забравшись в отверстие, приятели помчались по мягкой подстилке покрывающей пол потайного коридора, удаляясь от перепачканных карамелью путей слюнявок. Они бежали минут двадцать, до тех пор, пока у мальчика не поплыли круги перед глазами.
   -Все, я больше не могу! - вель тяжело дыша опустился на землю. - Давай отдохнем, а то у меня сейчас сердце выпрыгнет из груди.
   -Ладно, только не долго, - согласился Скюл, усаживаясь рядом с бумажным четырехугольным домиком. - Интересно, кто здесь живет? - бородач постучал в клетчатую дверь.
   -Не трогай домик, - попросил Лёва. - Не ищи на наши головы приключений.
   Абориген, не обращая внимания на слова друга, приподнял крышу таинственного жилища и заглянул внутрь.
   -Тут никого нет, - разочарованно произнес он, - лишь пустая бутылка. - Скюл поднес к расческе сосуд из зеленого стекла. - Нет, вру, бутылка не пустая, а полная. Как кстати, - обрадовался бородач, - я просто умираю от жажды!
   Приятель мальчика взялся за пробку и приготовился откупорить находку. Но бутылка вдруг заморгала треугольными глазками и, нахмурившись, уставилась на Скюла.
   -Ой! - вскрикнул испуганно абориген и выронил ее из рук. - Она жи-жи-вая...
   К счастью бутылка упала на кучу бумаги и не разбилась. Соскользнув на землю незнакомка прокатилась сантиметров сорок по перьям и уткнулась в колени Лёвы. Встав на короткие массивные ножки хозяйка домика отряхнулась и погрозила кулаком Скюлу.
   -Еще раз до меня дотронешься, пожалеешь!
   -Очень надо до тебя дотрагиваться, - бородач на всякий случай отодвинулся подальше от стеклянного сосуда.
   Бутылка вынула из горлышка пробку и, смочив ладони коричневой жидкостью, принялась протирать покрывшиеся пылью бока и этикетку. На пожелтевшей овальной бумажке начала проступать надпись: "Сбитень капустный с медом и пряностями".
   -Извините моего друга, - сказал Лёва, - он не собирался никого обижать, просто ему хотелось пить.
   -Тоже мне невидаль, хотелось пить! - Сбитень приблизился к домику и осмотрел жилище, проверяя, нет ли каких повреждений. - Тут все хотят пить, - капустный напиток обвел руками вокруг. - Все: и липкие слюнявки и надоедливые расчески и перья. И если бы я каждому встречному и поперечному разрешал лапать себя руками, то давно бы иссяк.
   Бутылка с интересом разглядывала собеседников, не стесняясь и не отводя глаз в сторону.
   -Много разных типов шаталось по этому коридору, но подобных вам здесь не было, - Сбитень подошел к мальчику. - Ты кто?
   -Лёва.
   -А что за народ Лёва и где он живет?
   -Лёва не народ, а имя, - улыбнулся сын Рисмуса. - Я вель, из стойбища Окки-Укс, оно находятся в другом Мире.
   -Никогда ничего не слышал о велях, - капустный напиток показал на Скюла. - А он, тоже вель?
   -Нет, - покачал головой бородач, - я пустынный человек, живу неподалеку, на поверхности земли.
   -На поверхности? - переспросил Сбитень. - С ума можно сойти! - глаза бутылки округлились. - Говорят там обитают одни разбойники, мерзавцы и негодяи. Да такие жестокие, что эти кровожадные перышки, - собеседник пнул полый стержень с пушистыми отростками по бокам, - покажутся безобидными тварями, по сравнению с теми, которые бродят на верху.
   Лёву бросило в жар. Сын Рисмуса уставился на устилающие пол коридора тонкие длинные перья.
   -Ты наверное шутишь, заявляя, будто они кровожадные, - мальчик взял несколько перьев в руку. - Шутишь, да?
   Сбитень недовольно фыркнул и содержимое бутылки начало пениться.
   -Я не какой-нибудь лимонад, чтобы шутить, - обиделся капустный напиток. - Если я говорю кровожадные, стало быть, так и есть! - бутылка вынула из кармана платок и принялась обмахивать горлышко. - Посмотрите на них внимательнее и увидите небольшие зубы и присоски.
   -А почему же перья не нападают? - Скюл наклонился и потрогал, отливающую зеленоватым цветом, мягкую подстилку.
   -Нападут, не беспокойтесь. Вот только почувствуют тепло ваших тел, сразу и нападут. - Сбитень зевнул. - Ладно, я, пожалуй, пойду к себе, а то что-то мед в голову ударил. А вы не переживайте, не пройдет и часа, как перья набросятся на вас, тогда и повеселитесь. Ведь вы же за приключениями спустились под землю, не правда ли?
   -Конечно за приключениями, - кивнул Скюл. - У нас и дня не проходит без приключений, - он попытался пошутить, глядя на побледневшего товарища.
   Тем временем валявшиеся повсюду перья застонали, словно раненные животные испытывающие сильную боль или страдания и пещера наполнилась жалобными протяжными звуками. Сбитень оживился.
   -Я же говорил, они скоро проснутся! - бутылка поспешно открыла клетчатую дверь. - Ну, желаю хорошо повеселиться, - капустный напиток помахал онемевшим от ужаса собеседникам, - приятно было познакомиться. Заходите как-нибудь еще, только предварительно напейтесь, а то я не люблю, когда меня трогают рукам.
   И Сбитень исчез в бумажном домике, оставив наших знакомых один на один с бесчисленной армией пробуждающихся кровососов. Приятелям следовало выбирать - или принять бой и сразиться с вампирами, заведомо зная, что проиграешь или вернуться назад и попасть в липкие лапы слюнявок. Ни тот и ни другой вариант не устраивал Лёву и Скюлу и все же они решили пробиваться к карамельному коридору, надеясь перехитрить сладкоежек и избежать встречи с Ее Величеством.
  

НЕПРИВЕТЛИВАЯ ЩЕЛЬ

   Подземелье наполнилось непередаваемым запахом туалетного мыла, тухлого лука и чеснока и у Лёвы заслезились глаза. Росшие на стенах пуховые цветы задрожали и находящиеся на их стеблях небольшие кожистые мешочки начали лопаться, выбрасывая в воздух крошечных мушек. Насекомые тут же устремлялись к людям и, коснувшись не званных гостей, превращались в капельки едкой слизи.
   Неожиданно, жалобно стонущие перья поднялись во весь рост и, выставив маленькие красные присоски, принялись хватать за ноги бегущих. Движения приятелей замедлились и они, едва, не попадали на землю. Преодолевая сопротивления вампиров Лёва и Скюл, с невероятным трудом, стали продирались дальше, вырывая с корнем цепляющихся за одежду хищников.
   -Да отстаньте вы, по хорошему, а не то я разозлюсь и вам не поздоровится! - бородач достал дубинку и взялся размахивать ею направо и налево, кося, словно спелую пшеницу, щелкающих крошечными зубками кровососов.
   Раздувшиеся у основания перьев зеленые стручки звонко закрякали и пушистые отростки, по бокам полых стержней, превратились в крылья и вампиры взмыли в воздух. И будто по мановению волшебной палочки соленые кристаллы, расположенные на стенах пещеры заискрились, озарив тоннель ярким фиолетовым светом.
   Не выдержав ошеломляющего натиска перьев Лёва и Скюл забились под кусок орехового печенья, надеясь переждать атаку хищников.
   -И зачем мы только полезли в щель, - сокрушался Скюл, - следовало поискать выход в другом месте.
   -Да, теперь нам отсюда никогда не выбраться, - произнес мальчик, огораживаясь камнями. - Смотри, кажется, сюда слетелись перья со всего подземелья.
   Тучи кровососов не переставая крякать, носились над временным убежищем приятелей, стараясь проникнуть под печенье и добраться до людей. Нападавших было так много, что если бы какой ученый-математик решил вдруг сосчитать количество хищников, то потратил бы на это всю жизнь.
   Десяткам перьев удавалось протиснуться между камнями и впиваться острыми зубками в беглецов. Лёве и Скюлу приходилось быть начеку и срывать вампиров с себя до того, как те начинали сосать кровь и, оглушив о землю, выбрасывать наружу. Но на смену одним животным являлись другие и с не меньшим остервенением накидывались на друзей. Их безглазые вытянутые морды безошибочно определяли местонахождение жертв, не давая им ни единого шанса на спасение. Они лезли и лезли и казалось этому не будет конца.
   -Если мы ничего не придумаем, то скоро от нас останется лишь кожа да кости! - Лёва оторвал от штанов несколько перьев и выкинул вон.
   -Не дождутся! - Скюл треснул дубинкой по кровососу, вцепившемуся в ногу.
   Упырь закрякал и, перебирая крыльями, словно лапами поспешил убраться восвояси.
   Мальчик решил залезть поглубже под печенье, надеясь таким образом спрятаться от хищников. Вдруг его рука нащупала груду костей. Предчувствуя неладное, Лёва попросил Скюла осветить находку. Ожидание не обмануло сына Рисмуса. Как только абориген крутанул колесико зажигалки, и оранжевое пламя победило полумрак, царивший во временном убежище приятелей, беглецы узрели скелет человекоподобного существа с большим рогом на затылке и длинными трехпалыми руками.
   -Мы пропали, - печально прошептал бородач.
   -Ты о чем? - не понял Лёва.
   -Он тоже хотел отсидеться под печеньем, - абориген кивнул на останки незнакомца, - да видно не вышло, вампиры его убили.
   И все же, эта ужасная находка сыграла счастливую роль в судьбе наших знакомых. Вцепившееся в запястье Скюла перо, дергаясь и извиваясь, нечаянно коснулось огня и, в то же мгновение, вспыхнуло, словно порох и, к неописуемой радости друзей, сгорело дотла.
   -Ура! - закричал Лёва. - Мы спасены!
   Сын Рисмуса выхватил зажигалку у Скюла и поднес к щели между камнями. Куча копошившихся перьев, старающихся пролезть под печенье, непроизвольно образовала нечто похожее на запал огромной бомбы. Мешающие друг другу хищники стали прекрасным фитилем, а несметная туча упырей, круживших в воздухе, зарядом.
   Раздался мощнейший взрыв, разваливший на несколько частей укрытие приятелей и уничтоживший тысячи тысяч перьев.
   Когда дым рассеялся и, пыль улеглись на землю, Лёва и Скюл выбрались из под обломком печенья и осмотрелись. Жуткая картина предстала перед ними. Пуховые цветы, росшие на стенах подземелья, исчезли, оставив после себя лишь неглубокие треугольные ямки. Светящиеся ярким фиолетовым светом соляные кристаллы потускнели и потрескались, а в некоторых местах рассыпались на мелкие кусочки. В воздухе витал неприятный запах жженой кости и прокисшего борща.
   -А где перья? - ощупывая уши, крикнул мальчик. - Ну и шарахнуло, я чуть не оглох!
   -Вон, твои перья, - улыбнулся Скюл, показывая наверх.
   Свод подземелья был сплошь покрыт толстым слоем копоти свисающей с потолка черными лохмотьями, напоминающими драную одежду грязнули нищего.
   Решив поскорее убраться из неприветливой щели, приятели направились к выходу, надеясь избежать встречи с чумазыми слюнявками. Пройдя метров двадцать они услышали сзади слабое, еле слышное, позвякивание и остановились.
   -Ты что-нибудь видишь? - спросил Лёва, напряженно всматриваясь вдаль.
   Скюл отрицательно покачал головой.
   -Хотя нет, подожди, - бородач прищурился, - кажется, там кто-то идет.
   Неуклюже пробираясь между валявшимися обломками соли и прихрамывая на одну ногу, к друзьям приблизился Сбитень. Бутылка была вся в пыли и одной рукой придерживала пробку. Овальная пожелтевшая этикетка обгорела и сползла вниз.
   -Ну, ребята вы и даете! - капустный напиток попытался улыбнуться. - Повеселились, ничего не скажешь, а мне теперь новый дом придется строить. - Сбитень тяжело вздохнул. - В следующий раз, будьте так добры, найдите себе другое место для своих забав.
  

ВЕЛИЛА

   Покинув щель, наши знакомые сразу же угодили в лапы слюнявок. Лишь только мальчик и бородач вылезли из отверстия, семь тощих высоких сладкоежек молниеносно накинули на чужаков сахарные арканы и, перепачкав вареньем и повидлом, повергли на землю.
   -Подождите, - закричал Скюл, - мы не те, кого вы ищите!
   -Да, - подтвердил Лёва, - мы не люди.
   Волосы мальчика слиплись от горячей карамели капающей из носа навалившегося на него сладкоежки, а рот забился приторной картофельной патокой с привкусом рыбы.
   -А кто, если не люди? - слюнявка убрал тощее колено с груди веля.
   -Кадуры, - наугад сказал Скюл, стараясь вытащить левую руку из-под резиновой тапочки слюнявки.
   -Хватит врать то, - засмеялся сладкоежка в фуражке с кокардой в виде перевернутой буквы "У". - Будто мы не видели никогда кадур. Они знаешь какие?
   -Какие? - Скюлу, наконец, удалось вытащить ладонь из-под ноги сладкоежки и абориген начал дуть на посиневшие пальцы.
   -С короткими кривыми лапами.
   -И у меня кривые, - бородач согнул ноги колесом. - Вот, смотрите.
   -Я говорил короткими, а у вас длинные, - недовольно заметил владелец фуражки.
   -У меня тоже раньше были короткие, но они, - Скюл показал на четверых слюнявок стоящих рядом, - вытянули мои конечности, когда связывали.
   -И мои тоже, - сказал Лёва.
   -Чужестранцы врут! - сладкоежки принялись оправдываться перед начальником. - Мы даже не дотрагивались до их ног.
   -Ладно, - кивнул старший слюнявка. - Предположим, вам действительно вытянули ноги эти липкоголовые болваны, - он замахнулся на подчиненных. - Но тогда почему вы не изрыгаете из подмышек пламя?
   -Давно не ели, - произнес мальчик, - вот огонь и закончился.
   Главный сладкоежка выплюнул недокуренную сигару и рявкнул на соплеменников. Те торопливо подняли пленников и поставили на ноги.
   -Признаться, Велила не говорила нам о кадурах, но я все же доставлю вас к Ее Величеству, - начальник слюнявок вытащил из кармана новую сигару и, переломив пополам, засунул в ноздри.
   Услыхав это, Лёва расстроился. Он уже было подумал, что им удастся перехитрить замарашек, однако все повернулось иначе.
   Пленников привели к котловану с медом, над которым летали расчески и, несмотря на наличие трех леденцовых мостиков, ведущих к острову, для чего-то усадили в красивую восковую ладью. Главный слюнявка подал знак рукой и прикованный к корме жук, в лаптях и дубленке, взмахнул дырчатым веслом и судно медленно поплыло по сладкому озеру.
   -Куда вы нас везете? - не удержался от вопроса Лёва.
   -Как куда? - удивился лодочник. - Во дворец.
   -А разве по мосту не быстрее? - поинтересовался Скюл.
   -Может и быстрее, - сказал слюнявка с кокардой, - да не безопасно. Кадуры не должны знать дорогу на остров. Мы вас путаем, - самодовольно улыбнулся он, - а то вдруг захотите привести к нам туристов или поедателей меда, - сладкоежка три раза плюнул через правое плечо. - Спаси нас Эхо от такой напасти!
   Ладья семь раз обогнула остров в одну сторону, а затем развернулась и столько же раз оплыла в другую. И все это время стоящие на мостах зеваки вслух считали количество пройденных судном кругов.
   -Ну, запутал я вас? - спросил начальник слюнявок, когда, наконец, восковая лодка остановилось.
   -Да, запутал, - кивнул Лёва, - здорово запутал, - мальчик подмигнул Скюлу.
   -Я так и полагал, - сладкоежка погладил фуражку. - Как, по-вашему, в какой стороне находится дворец?
   -Надо подумать, - вель почесал затылок, старательно изображая растерянность.
   -Подумай, подумай, не спеши, - главный слюнявка развалился на сиденье.
   -Да что тут думать, - хмыкнул Скюл, - вон он, - бородач показал в направлении острова. - Ты за дураков нас держишь или слепых? - обиделся абориген.
   Видели бы вы лицо несчастного начальника. Ничего не говоря старший сладкоежка приказал жуку править к берегу и через пару минут пленники уже стояли на суше.
   Миновав плотную толпу подземных жителей, мальчик и бородач очутились возле дворца Ее Величества. Резиденция королевы оказалось настолько великолепной, что даже скупой на похвалу Скюл воскликнул: "Вот это красота!"
   Стоящие поблизости слюнявки одобрительно закивали, а некоторые зааплодировали.
   -Так значит, нравятся тебе мои хоромы? - спросила появившаяся на шоколадном крыльце полная преполная женщина в розовом балахоне и черной мантии.
   -Да, очень, - сказал Скюл.
   Заметив повелительницу, сладкоежки упали на колени и трижды прокричали: "Слава Велиле! Слава Велиле! Слава Велиле!"
   Толстуха не торопясь сошла вниз и приблизилась к пленникам.
   -Это кто, те самые люди, которые сбежали от вертихвосток? - обратилась королева к слюнявкам, поймавшим Лёву и Скюла.
   -Нет, - произнес владелец фуражки с кокардой, - бродившие по коридорам кадуры.
   -Да врут они все! - из толпы выскочил Возаб. - Врут и не смеются. Именно их мы и вели Вашему Величеству, но негодяи удрали. Зря я не разрешил отрезать чужестранцам ноги, - вертихвостка "включила" винтообразные отростки на хвосте и подступила к испугавшимся приятелям. - Надо сделать это немедленно, пока двуногие снова не улизнули.
   -Не торопись парень, - Велила заскрипела зубами. - Кажется, ты забыл, кто здесь решает, кому следует отпилить ноги, а кому нет. Ты сказал правду насчет людей, можешь забирать украденное золото и проваливать домой, вместе с друзьями, - королева нахмурилась. - Да поскорее, а то я передумаю.
   Возаб трусливо взвизгнул и, закинув на спину три мешка с драгоценностям, помчался прочь. Мизаб и Сузаб торопливо последовали за начальником.
   Не понимая еще радоваться им или нет, что злющие вертихвостки убрались прочь, приятели напряженно следили за Велилой, стараясь предугадать ее решение относительно своей судьбы. Толстуха, казалось, понимала состояние наших знакомых и не спешила оглашать приговор. Потянулись томительные минуты, величиной с часы. Наконец Ее Величество встряхнула кудрявой головой и приветливо улыбнулась Лёве и Скюлу. У мальчика отлегло от сердца и он едва не расплакался от счастья.
   -Вам повезло люди, - королева выпустила из носа карамельную струйку, - мне нужна ваша помощь. Поэтому у вас появился шанс сохранить жизни. Если, конечно, вы люди, а не кадуры, как говорите.
   -Люди, люди! - закричали друзья и бросились к Велиле. - Лёва и Скюл готовы были расцеловать покрытое сиропом липкое лицо толстухи.
   -Тогда покажите пальчики, не покрыты ли они слизью, дегтем или вазелином? Я хочу убедиться, что руки чужестранцев в состоянии выполнить сложную и тонкую работу, - Ее Величество села на спину вставшего на четвереньки придворного и подозвала пленников.
   Воодушевленные словами предводительницы слюнявок приятели начали демонстрировать руки - хлопать в ладоши, сжимать и разжимать пальцы в кулаки и, растопыривая веером, трясти над головой.
   -Вот посмотрите, - Лёва поднес правую ладонь к близоруким глазкам королевы, - этими руками я могу сделать что угодно.
   -Например?
   -Однажды я слепил из глины горшок и нарисовал на нем цветочки.
   -А я раскурочил настенные часы, - похвастался Скюл, демонстрируя бицепсы.
   Сладкоежки встретили слова бородача восторженными криками, поедая аборигена восхищенными взглядами. Скюлу так понравилось купаться в лучах славы, что он принялся перечислять другие подвиги:
   -Расколотил панцирь у дохлой черепахи, раздавил в лепешку сваренное всмятку яйцо, выковырял две занозы из фуражки...
   -Ну ладно, - Велила встала, - поживем, увидим, действительно ли вы такие умельцы, как говорите. Пойдемте за мной, - и Ее Величество направилась во дворец.
  

ОТВЕТСТВЕННОЕ ПОРУЧЕНИЕ

   Следуя за Велилой друзья очутились в длинном зале с высоким потолком и неровными стенами, утыканными железными штырями, на которых висели разнообразные кувшины. Большие и маленькие, целые и дырявые, украшенные орнаментом и без узора. Сверху, словно в какой то естественной пещере, свисали восковые сосульки, светящиеся изнутри. Под самой здоровенной из них стояла кровать с грязным засахаренным покрывалом и слипшимися подушками. Это был королевский трон. Возле него находился столик, перепачканный вареньем и стул с прилипшей к сиденью поварешкой. Услышав знакомые шаги Ее Величества, дремавший на кровати слюнявка вскочил и, приложив руку к груди, снял шляпу.
   -Сколько раз я тебе говорила не ложись на мое место! - Велила наградила подзатыльником потягивающегося стражника. - Где твое оружие, болван?
   -Дома забыл, - опустил голову сладкоежка.
   -Дуй за топориком! - толстуха дала ему пинка и тот нехотя побрел к выходу.
   Пройдя через зал Велила приблизилась к потайной комнате и, навалившись на железную ручку всем телом с трудом открыла массивную деревянную дверь.
   -Заходите в канцелярию, - пригласила она Лёву и Скюла. - Здесь хранятся символы моей власти.
   Приятели ожидали увидеть корону, скипетр или другие свойственные монаршей особе вещи, но в тесной душной коморке находились лишь грубые медные ножницы, книга и стопка белой бумаги. Но поразило наших знакомых другое, то, что и ножницы, книга и бумага были абсолютно чистыми, без следов варенья, меда или повидла.
   Королева пропустила чужестранцев вперед, а сама осталась за порогом, не смея войти внутрь.
   -А где же вездесущая карамель? - спросил Лёва, осматривая белые стены.
   -Какая карамель? - вздрогнула Велила. - Где ты заметил карамель? - ее близорукие глазки испуганно забегали, а торчащие в разные стороны кудрявые волосы задрожали.
   -Успокойтесь, просто я удивляюсь, почему в комнате нет характерных для вашего народа следов сладостей, - пояснил мальчик. - Ведь кругом, куда ни глянь, сироп или патока, а тут их и в помине нет?
   -Уф, - с облегчением вздохнула Ее Величество, - ну и напугал ты меня парень! - Она опустилась на землю. - Хвала Эху, а то я уж думала, пришел конец моему семилетнему правлению.
   Королева улыбнулась и принялась выдувать изо рта пузырь. Когда он сделался величиной с арбуз, слюнявка отвернулась от дверного проема. Раздался громкий хлопок и сахарная пудра разлетелась в разные стороны.
   -Да в чем собственно дело? - Скюл непонимающе смотрел то на Велилу, то на Лёву. - Кто-нибудь может объяснить?
   -Я объясню, - Ее Величество поманила чужестранцев пальцем. - Идите сюда и захватите со стены резалки. Только будьте с ними поосторожнее, не сломайте и не испачкайте вареньем или сиропом.
   Мальчик взял в руки тяжелые ножницы покрытые тончайшей зеленой пленкой, образовавшейся от времени и под воздействием влажного воздуха подземелья и, повертев в руках, прочитал выбитые на лезвии слова: "Не режь, потом не склеишь". "Странно, - почесал затылок вель, - а зачем же тогда они нужны, если не резать?" Сын Рисмуса перевернул ножницы на другую сторону и заметил вторую надпись, которая гласила: "Режь, не понравится, склеишь".
   -Ну, чего застрял? - нетерпеливо спросила Велила. - Давай скорее, еще успеешь разглядеть резалки.
   Скюл склонился над стопкой белой шероховатой бумаги и хотел потрогать листы рукой.
   -Не смей! - закричала слюнявка и вскочила на ноги. - Никогда больше не делай этого, - Ее Величество начала заикаться от волнения. - А вдруг у тебя лапы грязные и ты испачкаешь королевский запас?
   Бородач посмотрел на руки и, поплевав на ладони, вытер об одежду.
   -Нет, они чистые, - абориген торопливо подошел к Велиле, - погляди сама.
   Толстуха придирчиво обследовала руки Скюла, не переставая хмуриться и что-то бубня под нос.
   -Да, вроде чистые, - неуверенно произнесла Велила. - Но все равно, прежде чем брать бумагу, вы обязаны вымыть руки и резалки в святом источнике. Понятно?
   Приятели кивнули.
   -Вот и славно. А теперь слушайте меня внимательно, - Ее Величество сделала серьезное выражение лица. - Вы должны будете вырезать из бумаги корону. Если сможете, получите по пять мешков золота каждый и покинете подземелье. Если нет, - Велила плюнула через правое плечо, - спаси нас Эхо от такой напасти, прикажу бросить в гнездо жуков-перевозчиков. Насекомые скормят вас своим малолетним личинкам.
   Лёва вздрогнул и выронил ножницы. Они со звоном упали на землю и, отскочив от камня, задели липкую королевскую ногу.
   -Идиот, - Ее Величество расширила ноздри и выпустила горячую струю карамели в мальчика, - ты испачкал сиропом резалки!
   -Не волнуйтесь, - вель поспешно подобрал медный инструмент, потирая обоженную ногу, - я их вымою в святом источнике. Покажите, пожалуйста, где он находится.
   Велила отодвинула желтый изъеденный улитками камень и начала спускаться по пластилиновой лестнице вниз. Приятели последовали за слюнявкой удивляясь, как это сладкоежке удается не оставлять следов на мягких ступеньках. В отличие от нее, Лёва и Скюл буквально по щиколотку проваливались в теплый пластилин, с трудом выдергивая ноги из густой коричневой массы.
   -Эй, что вы делаете? - королева недовольно уставилась на чужестранцев. - Вы испортили лестницу! Неужели нельзя идти осторожнее? Ну и неряхи! - толстуха осуждающе покачала головой. - Если вы и корону так же будете вырезать, то точно отправитесь на корм личинкам.
   Ее Величество привела пленников к круглому отверстию и остановилась, поочередно приложив правую руку к обеим ногам.
   -Полезайте туда, там, сразу за первым поворотом, святой источник.
   -А ты? - спросил Скюл.
   -Вода может смыть сахар с моих ладоней или лица и тогда я погибну. Я подожду вас возле потайной комнаты. Возвращайтесь, как только вымоете руки и резалки.
  

ДЕЛО МАСТЕРА БОИТСЯ

   Найдя небольшую лужу, образовавшуюся в результате таяния двух синих ледяных сосулек, Лёва и Скюл, наконец-то, напились и вымылись, избавившись от следов карамели и варенья. Затем окунули в воду ножницы и протерли лежавшей на камне полуистлевшей тряпкой.
   -Давай посмотрим, нет ли отсюда другого выхода, - предложил абориген, расчесывая мокрую бороду.
   Но все три коридора, ведущих от святого источника, заканчивались тупиками и приятели, воротившись обратно, нехотя поднялись по пластилиновой лестнице наверх.
   -Что так долго? - недовольно спросила толстуха. - Небось, хотели убежать и бродили по подземелью, - сладкоежка засмеялась. - Только зря время потратили, проходы засыпали много лет назад, по приказу моей прапрабабушки.
   Королева велела пленникам зайти в комнату и взять книгу. Там, по ее словам, находилась инструкция и чертежи короны. И не просто короны, а особой, праздничной короны, предназначенной не для повседневной носки, а для вступления на трон слюнявок.
   -В обычные дни я таскаю на голове кувшины, - призналась Велила, - те самые, которые висят на стенах тронного зала. Да и то надеваю их не всегда, не хочется портить прическу, а лишь когда выдаю жалование придворным и страже.
   Очутившись снова в потайной комнате Лёва поднял с пола запылившуюся книгу, в черном деревянном переплете и, присев на камень, стал ждать дальнейших распоряжений повелительницы сладкоежек.
   -Из-за того, что у нас липкие руки, мы не в состоянии сами делать себе короны, - произнесла Велила. - Поэтому каждый раз, после смерти старой королевы, слюнявки вынуждены искать тех, кто бы вырезал из бумаги торжественный венец. Но мой народ живет слишком глубоко под землей и, случалось, за отведенный срок, не удавалось найти мастеров и место временной королевы занимала ее сестра, - глаза толстухи почернели, а из носа пошел пар. - Ненавистная сестра!
   -Выходит вы не настоящая королева? - удивился Скюл.
   -Конечно нет! - воскликнула Велила. - Я только исполняю королевские обязанности. И если на исходе завтрашнего дня я не надену на голову бумажную корону, мне придется уступить трон Понурии. Злодейка уже почти семь лет сидит в темницы и дожидается своего часа. И тогда я отправлюсь в тюрьму, а Понурия выйдет на свободу.
   -А почему она злодейка? - спросил Скюл.
   -Как почему? - рассердилась толстуха. - Разве не понятно? Понурия хочет стать королевой слюнявок! - Велила поплевала через правое плечо и раскинула руки в стороны. - Но, наверное, Эхо услышало мои молитвы и послала вас сюда, - сладкоежка опустилась на колени и принялась стучать лбом о дверь. - Спасибо Эхо! Если чужестранцы смастерят корону, обещаю принести в жертву семьдесят семь сосулек!
   Ее Величество поднялась на ноги.
   -Вам все ясно?
   -Да, - кивнул Скюл, - ясно. Мы обязаны за два дня сработать праздничную корону.
   -Не за два, а за один, - поправила Велила. - К завтрашнему утру венец должен быть в тронном зале. Постарайтесь хорошенько и я увеличу вознаграждение. Получите не по пять, а по двадцать пять мешков золота каждый.
   Когда толстуха ушла, предварительно заперев приятелей в комнате, наши знакомые открыли книгу и начали изучать руководство по изготовлению короны. Девятьсот девяносто девять страниц старинного фолианта посвящались тому, как правильно держать ножницы, чтобы ровно резать бумагу и лишь на последнем листе располагался чертеж монархической регалии. К радости друзей смастерить венец не представляло особого труда. Сначала следовало сделать подобие ажурной снежинки. Затем из другого листа бумаги скрутить остроконечный колпак и прицепить на него сверху эту самую снежинку.
   -Раз плюнуть, - сказал Скюл, разглядывая изображение короны. - Я по поручению Шамана Песков и не такие украшения творил. Однажды умный старец заболел и попросил вырезать из шкуры дракона подарки для деревенских детей.
   Бородач взял лист белой шероховатой бумаги и ловко, словно он занимался этим всю жизнь, изготовил верхнюю часть венца.
   -Ну ты даешь! - удивленно воскликнул Лёва. - Может тебе стоит поселиться в подземелье и производить короны для слюнявок? - пошутил мальчик. - Глядишь, лет через двести, станешь самым состоятельным пустынным человеком на свете.
   -Ну уж нет, - замахал руками Скюл, - у меня от сладкого зубы болят.
   Не прошло и двадцати минут, а праздничный венец, для торжественного вступления Велилы на престол, уже лежал на земле.
   -Поздравляю, - бородач протянул сыну Рисмуса руку.
   -С чем?
   -Как с чем? Теперь ты богат. Скажи, куда ты намерен деть двадцать пять мешков золота?
   -Оставить тут, - засмеялся вель. - Зачем они мне, я их и поднять-то не смогу, не то чтобы унести с собой.
   Настроение у друзей было прекрасное и они, со скуки, начали осматривать потайную комнату.
   -Иди-ка сюда, - позвал мальчика Скюл. - Здесь на стене, какие-то непонятные слова.
   Оказалось слова вовсе даже понятные, только для чего-то написаны вверх тормашками.
   Лёва встал на голову и, с трудом сохраняя равновесие, принялся читать вслух:
   -Правило первое: держи тело в голоде, не позволяй ему раздуваться и оскорблять своей формой окружающих.
   -Что за чушь? - захохотал Скюл.
   -Не знаю, - сказал мальчик. - Тут еще есть.
   -А ну давай дальше.
   -Правило второе: не бей по животу соседа, вырвавшаяся из его носа карамель может тебя обжечь. Правило третье: не воруй шляпу у друга, если он не украл твою шляпу. Правило четвертое: убегай, когда тебя бьют, даже если тебе не больно...
   -Ладно, хватит, - прервал Лёву Скюл. - Мне надоело слушать глупые изречения слюнявок. Лучше отдохнем, а то я здорово устал. Сегодня у нас был трудный день.
   И бородач растянулся на полу, подложив под голову руководство по изготовлению короны.
  

ЛЯПИКУС

   Рано утром, или поздно ночью, друзья услышали скрип открывающегося замка. Лёва приподнялся и увидел в дверном проеме озабоченное лицо Велилы. Заметив лежащий на земле венец, королева радостно подпрыгнула и, что есть силы, засвистела в серебряный свисток. Сияя от счастья, толстуха вытянула руки вперед и затрясла кудрявой головой. Из ноздрей слюнявки полилась карамель и сладкоежка принялась мазать ею лицо и волосы.
   -Наверное, она сошла с ума, - прошептал Скюл.
   -Похоже на то, - согласился мальчик, и на всякий случай перебрался в дальний угол комнаты.
   Так продолжалось минут десять. Наконец Велила зевнула и, встав на четвереньки, коснулась лбом двери.
   -Сами вы сошли с ума! - произнесла королева, поднимаясь с колен. - Просто я радуюсь, - Ее Величество улыбнулась. - Берите венец и несите за мной. Да не забудьте захватить с собой чистый лист бумаги.
   Подойдя к трону, обыкновенной кровати с грязным засахаренным покрывалом и слипшимися подушками, толстуха растолкала дремавшего на постели стражника и начала колотить по желтой широкополой шляпе слюнявки.
   -Сколько раз тебе говорить, не смей ложиться на мое место!
   -Я больше не буду, - захныкал охранник, прикрывая голову руками.
   -А оружие твое где?
   -Дома забыл...
   -Вот мерзавец! - Велила схватила соплеменника за ноги и стащила на пол.
   -Да чего вы так сердитесь? - всхлипнул стражник. - Я сейчас схожу за топориком.
   -Не надо, - махнула рукой королева. - Лучше оближи хорошенько столик. Да смотри, чтобы на нем не осталось ни одной капли варенья!
   Когда охранник исполнил приказание Ее Величества, приятели расстелили на столе бумагу и положили сверху корону.
   -Ну, половина дела сделано. Теперь главное короноваться, - Велила хлопнула в ладоши и в тронном зале появились заспанные придворные.
   Их было около дюжины. Все, как один, лысые и голые с оранжевыми татуировками на груди, в виде перекрещенных ложек и вилок. Заметив корону, слюнявки взялись за руки и принялись водить вокруг трона хоровод, хлопая языками по щекам соседей и выкрикивая одно единственное слово: "Амма!"
   -Что значит "Амма"? - поинтересовался Лёва у Велилы.
   -Это значит спасибо. Придворные благодарят доброе Эхо за помощь. Ведь если бы не оно, вы не сделали бы корону и мне пришлось бы уступить трон ненавистной сестре.
   -Надо же, - улыбнулся Скюл, - а я то думал, сам смастерил венец.
   -Нет, тебе помогло Эхо, - толстуха ласково погладила бородача по голове.
   Закончив танец, нагие слюнявки склонились перед Велилой, ожидая распоряжений повелительницы.
   -Освободите из тюрьмы Понурию, - приказала королева, - и начинайте приготовления к церемонии. А ты, - Ее Величество повернулась к стражнику, - сходи за оружием и не спускай глаз с короны.
   "Ну вот, - подумал Лёва, - теперь мы свободны". Мальчик подошел к Велиле и попросил разрешение покинуть подземелье. Однако главная сладкоежка настояла на том, чтобы чужестранцы присутствовали на празднике. Приятели должны были возложить венец на временную королеву, так как у слюнявок липкие руки и они могли не справиться с этой сложной и ответственной задачей.
   -Не волнуйтесь, - сказала Велила, - лишь только бумажная корона окажется на моей голове, вы уйдете, захватив с собой, по двадцать пять мешков золота.
   Толстуха вывела наших знакомых из дворца и велела следовать за ней. Миновав красный леденцовый мост, Ее Величество приблизилась к ветхой деревянной лестнице, покрытой паутиной и пылью, ведущей к круглому отверстию в потолке пещеры.
   -Там, - показала Велила наверх, - метров через двести, есть выход на поверхность. После коронации слуги сопроводят вас к нему и доставят туда золото. А пока побродите по королевству, познакомьтесь с местными достопримечательностями. Рекомендую посмотреть на смеющуюся голову Ляпикуса.
   -Какого Ляпикуса? - спросил Скюл, не испытывая ни малейшего желания задерживаться, еще на несколько часов, в подземелье.
   -Отправляйтесь к сиреневому гроту и узнаете, - Ее Величество подозвала тощего, покрытого лишаями, слюнявку, по имени Кык и приказала показать дорогу к Ляпикусу.
   Очутившись в неглубокой пещере с широким входом, приятели заметили огромный человеческий череп, покоящийся на прозрачном холодцеобразном основании. В его левой глазнице находился круглый глаз, с синим горизонтальным зрачком и красными прожилками на белке, а из правой костной впадины свисала толстая рука, держащая в ладони второе глазное яблоко, смотрящее в землю. Узрев посетителей, череп раскрыл рот и приятели увидели, за частоколом ровных белых зубов, желтый раздвоенный язык, покрытый бородавками и язвами.
   -Кто это? - Лёва непроизвольно отступил назад, пораженный ужасным зрелищем.
   -Ляпикус, - сказал слюнявка. - Не подходите к нему близко, а то он вас сожрет.
   Между тем из проломов, покрывающих лоб черепа, пошел густой пар и зубы Ляпикуса налились кровью. Холодцеобразное основание начало растекаться и источать отвратительный запах падали. Лёва заметил, что язык монстра свернулся в трубку и задрожал, а изо рта повалила пена.
   -Костяная башка сегодня не в духе, - произнес Кык. - Не иначе давно не ела. - Сладкоежка слепил из карамели шарик и запустил в Ляпикуса.
   Череп недовольно зарычал и, втянув правый глаз в глазницу, защелкал зубами.
   -Смотрите, сердится! - засмеялся слюнявка и, сняв шляпу, принялся размахивать ею из стороны в сторону.
   Ляпикус стал следить за Кыком то сужая, то расширяя синие зрачки. Лоб черепа покрылся испариной и треугольными шишками. Видно было, что сладкоежка его сильно раздражает и если бы не неподвижность чудовища, я не дал бы за жизнь шутника и ломаного гроша.
   Вдруг слюнявка оступился и выронил из рук шляпу. Она упала на землю и покатилась в сторону Ляпикуса. Кык машинально сделал пару шагов в глубь грота, пытаясь схватить головной убор. В следующее мгновение скрученный в трубку язык черепа распрямился и обвил туловище незадачливого сладкоежки. Раздался дикий хохот монстра и Кык затрепыхался на песке, словно пойманная в сеть лань, истошно вопя и взывая о помощи.
   -Спасите!!! - кричал слюнявка, колотя кулаками по языку Ляпикуса. - Торопитесь, а не то он меня сожрет!!!
   Лёва рванулся на подмогу несчастному, но едва сам не угодил в беду. Оказывается, у черепа был не один, а два языка. И когда мальчик приблизился к Кыку, Ляпикус попробовал сцапать и его. К счастью злодей промахнулся и сын Рисмуса чудом избежал участи слюнявки.
   Но Лёва не собирался сдаваться и смотреть, сложа руки, как Ляпикус закусывает их провожатым. Вель принялся швырять камни в череп, норовя попасть в лоб чудовищу.
   Ха-ха-ха! - расхохоталась костяная голова, наблюдая за действиями мальчика.
   -Подожди, не суетись, - Скюл дотронулся до Лёвиного плеча. - Этим ты не причинишь вреда монстру.
   Бородач оторвал от репейника лист и, свернув кулек, стал насыпать в него песок. Закончив приготовления, абориген прицелился и метнул пыльную бомбу в Ляпикуса. Вы не поверите, но череп, опасаясь потерять зрение, отпустил Кыка и прикрыл глаза языками.
   Слюнявка поспешно отполз на безопасное расстояние и, встав на ноги, погрозил кулаком Ляпикусу:
   -У, гад! Подожди, ты еще пожалеешь, что хотел сожрать Кыка! А вы, - сладкоежка повернулся к Лёве и Скюлу, - не могли спасти меня пораньше? В следующий раз ищите себе другого провожатого. Больше не рассчитывайте на мою помощь... от вас одни не приятности.
  

КОРОНАЦИЯ

   Пока приятели знакомились с бытом слюнявок, во дворце готовились к коронации Велилы. На смену спокойной и размеренной жизни королевства пришла суета. Обитатели подземелья, обычно неторопливые и безмятежные, преобразились и теперь сновали туда-сюда, словно муравьи потревоженного муравейника, держа в руках железные веера и каменные кастрюльки с серым кристаллическим порошком. Они бегали по коридорам и леденцовым мостикам, постоянно натыкаясь друг на друга, бранясь и кусаясь, пуская в ход кулаки и локти.
   Чтобы не раздражать взбесившихся сладкоежек, Лёва и Скюл легли на кучу соломы и, ожидая приглашения на праздник, незаметно уснули.
   -Эй, человек, - мальчик почувствовал, как кто-то трясет его за руку, - проснись!
   Лёва открыл глаза и увидел склонившегося над ним жука-перевозчика, того самого, который управлял восковой ладьей, когда приятели плавали по сладкому озеру.
   -Чего тебе? - недовольно спросил вель.
   -Извините за беспокойство, но не могли бы вы ответить на один пустяковый вопрос.
   -Какой еще вопрос? - не понял Лёва.
   -Это, правда, что Ее Величество Велила отпустит вас домой после коронации? - поинтересовался перевозчик.
   -Правда, - подтвердил мальчик.
   Жук зашевелил острыми жвалами и затряс усами и из его глаз потекли слезы. Он торопливо расстегнул потертую дубленку и, оторвав лоскут от длинной красной рубахи, принялся шумно сморкаться.
   -Мои бедные личинки спрашивают: "Папа, когда, наконец, ты нас накормишь?" Что я теперь им скажу?
   -А мы то здесь причем? - зевнул разбуженный разговорами Скюл.
   -Бедняжки проголодались, - всхлипнуло огромное насекомое.
   -Послушай приятель, - бородач поморщился, - твои личинки, ты о них и заботься.
   -Верно, - поддержал друга Лёва. - Раз личинки голодные, значит надо дать детям еды.
   Услышав слова мальчика, жук приободрился и провел косматой крючкообразной лапой по спине сына Рисмуса.
   -Так говоришь, надо дать детям еды? - переспросил перевозчик.
   -Конечно, - кивнул вель.
   -Но они хотят мяса, а у меня его нет.
   -И у нас нет мяса, - Лёва развел руки в стороны. - Извини.
   -Не правда, есть, - жук погладил мальчика по ноге. - А это что, разве не мясо?
   -Да ты в своем уме!? - Лёва стукнул собеседника по лапе и пододвинулся поближе к Скюлу.
   "Какой-то ненормальный, - подумал вель". Ему начинало уже не нравиться общество жука и он предложил товарищу поискать другое место для отдыха.
   -Подождите, - задержал друзей перевозчик. - Хотите, я дам вам за мясо пищалку. Чудеснейший музыкальный инструмент, легкий и очень простой в обращении.
   Насекомое достало из-за пазухи красную дырявую грелку и стало ее надувать. Послышался неприятный звук, напоминающий храп старой собаки.
   -Нет, не надо, оставь пищалку себе, - недовольно замахал руками Скюл.
   -Тогда возьмете поломанное весло? - жук принялся рыться в наспинном кармане.
   -Нет и весло не нужно, - поспешно отказался Лёва.
   Перевозчик преградил дорогу приятелям, сердито глядя на чужестранцев.
   -Ну что вы, в самом деле, неужели вам не жалко моих деток?
   -Жалко, но ничем не можем помочь, - мальчик высвободил руку из лап жука.
   -Но вас же двое! Один бы отправился домой, а другой побаловал вкусненьким личинок.
   Уж и не знаю, чем бы все закончилось, если бы не бой барабана, возвещающий о начале коронации Велилы. Заметив спешащих к Лёве и Скюлу придворных, жук отошел в сторону и, застегнув пуговицы на дубленке, отправился к озеру.
   Едва приятели вошли в просторный зал, с многочисленными кувшинами на стенах, как их окликнула королева. Она сидела на кровати, в окружении слюнявок и пыталась втиснуть ноги в странные ботинки с птичьими головами на носках. Наконец ей это удалось. Толстуха встала и прошлась вдоль трона. Птичьи головы открыли глаза и принялись издавать отрывистые горловые звуки, сопровождая каждый шаг Велилы покрякиванием.
   -Где вы шатаетесь? - спросила главная слюнявка, осматривая себя в грязное кривое зеркало. - Я уже начала беспокоится, не съел ли вас вечно голодный Ляпикус?
   Королева погладила зеленое пальто с рваным каракулевым воротником и желтыми накладными карманами, на спине которого красовалась надпись: "Собственность железной дороги".
   -Ну, я вам нравлюсь? - Велила закружилась и на друзей полетели капли карамели и сиропа.
   -Нравитесь, - кивнул Скюл, прикрывая перья на голове.
   -Да, вы выглядите просто великолепно, - Лёва отступил на несколько шагов назад.
   Довольная похвалой толстуха направилась к сидящим на деревянной скамейке женщинам, как две капли воды, похожим на Велилу. На них были надеты желтые фуфайки с пришитыми на груди бирками: "Депо N 1" и фуражки с серебреными кокардами в виде черепахи.
   -Мои гадкие сестры, - с презрением сказала Ее Величество, показав на полных теток. - Все желают мне смерти и мечтают увидеть в гробу, лысой и без резиновых тапочек. У-у! - королева замахнулась на родственниц кулаком. - Не дождетесь мерзавки!
   Толстуха схватила за грудки расположившуюся отдельно от остальных женщину и начала яростно трясти, поддавая коленкой в живот.
   -Тебе никогда не занять трон, Понурия! - закричала Велила и из ноздрей сладкоежки забил карамельный фонтан. - Заруби себе на носу!
   -Ну, это мы еще посмотрим, - улыбнулась опальная слюнявка.
   -Тут и смотреть нечего! Через несколько минут я стану настоящей королевой!
   -Как станешь, так и перестанешь, - захохотала Понурия.
   Велила отшлепала сестру по щекам и, довольная содеянным, подошла к Лёве и Скюлу.
   -Приготовьтесь возложить на меня корону, - толстуха взмахнула рукой и стоящие вдоль стен слуги принялись переворачивать огромные медные котлы, наполненные медом.
   Сладкое густое вещество устремилось к центру зала, сбивая с ног замешкавшихся слюнявок.
   Лишенные одеяния придворные завизжали и, черпая ковшами мед, взялись поливать толпившихся возле входа зевак. Лёва и Скюл, не сговариваясь, запрыгнули на королевскую кровать и, поджав ноги, уселись на высокую резную спинку. Какой-то бородатый слюнявка, с шурупом в подбородке, выскочил на середину медового озера и заколотил по барабану, сделанному из человеческих черепов.
   -Соль, скорее бросайте ушную соль! - приказала королева и, развязав небольшой мешочек, висевший на поясе, высыпала его содержимое на пол.
   И сотни слюнявок начали переворачивать каменные кастрюльки, освобождаясь от серого кристаллического порошка.
   Соединяясь с медом, ушная соль затрещала и, вызвав бурление, стала выделять клубы едкого бледно-розового дыма, растекающегося по низу. Присутствующие закашляли и принялись тереть кулаками глаза.
   -Отгоняйте газ от земли! - крикнул бородатый слюнявка, держащий в руках барабан.
   И сладкоежки послушно замахали железными веерами, заставляя подниматься дым вверх.
   Свисающие с потолка восковые сосульки, светящиеся изнутри, при соприкосновении с бледно-розовым веществом забренчали на разные голоса и пещера наполнилась сумбурными, лишенными всякого смысла звуками.
   -Ура!!! - заорали слюнявки и, сорвав одежду, попадали в сладкую бурлящую жижу.
   -А вы что сидите и не веселитесь? - охваченная всеобщим ликованием королева, зачерпнула поварешкой мед и приготовилась облить Лёву и Скюла.
   -Не делай этого! - бородач выставил вперед ладони. - Ты испачкаешь нам руки и мы не сможем возложить на тебя корону.
   -И то верно, - согласилась Ее Величество и, отхлебнув меда, выплеснула остатки на перепачканного придворного.
   Откуда не возьмись, появилась группа слюнявок, с красивыми шерстяными одеялами и, пританцовывая, направилась к трону.
   -Мне! Дайте мне одно! - потребовала Велила и, получив теплое покрывало с непонятной надписью: "Госпиталь стрелочников. Домой не брать", начала рвать его на длинные тонкие ленты.
   С радостными воплями подземные жители расхватали оставшиеся одеяла и, разодрав на полоски, стали макать в мед.
   -Что они делают? - спросил Лёва, показывая на сладкоежек с отвращением жующих шерстяные покрывала.
   -Как что? - удивилась Велила и ее близорукие глаза округлились. - Разве не видите, мои подданные, отмечают восшествие на престол их любимой временной королевы.
   -Да, но им не нравится такая еда, - заметил мальчик.
   -Конечно, не нравится, - согласилась толстуха, - но на то и праздник, чтобы кушать гадкую, горькую пищу. А иначе не отличить торжественного дня от обычного, если и там и тут, еда будет сладкой и вкусной. Поэтому мы и сыпем в мед ушную соль. Получается ужасная пакость, - Велила поморщилась, - бр-р-р. А ежели еще и кусочек одеяла добавить, наверняка стошнит.
   Она взяла полоску покрывала, смоченную в меду и засунула в рот.
   -Ой, не могу, - лицо королевы перекосилось. - Скорее несите корону, а то меня сейчас вырвет!
   Скюл бросился к столу и, схватив бумажный венец, подбежал к Ее Величеству.
   -Да быстрее же! - Велила зажала рот рукой. - Чего тянешь? Надевай на голову корону!
   Бородач привстал на цыпочки и натянул на торчащие в разные стороны кудрявые волосы толстухи венец. Королева икнула и, оттолкнув Скюла, повалилась на кровать, дергаясь и извиваясь всем телом.
   -Да здравствует настоящая королева! - раздались счастливые голоса слюнявок и подземные жители кинулись целовать новоиспеченную повелительницу.
  

ЗАРОСЛИ ЭТАЖЕРОК

   Ее Величество сдержала слово. На следующее утро Лёву и Скюла доставили к ветхой деревянной лестнице, ведущей к круглому отверстию в потолке пещеры. Пятьдесят слуг сопровождали чужестранцев. Каждый из них тащил на спине громадный холщевый мешок, наполненный золотом и драгоценностями.
   -Возвращайтесь в свой ужасный мир, - сказала Велила зевая. - Да смотрите больше не попадайтесь мне на глаза.
   Она выдула из носа порцию карамели и, скатав шар, протянула приятелям.
   -Держите, вдруг в дороге захотите сладенького.
   -Нет, спасибо, - отказался Лёва, - мы уже поели.
   -Ну, как знаете, - королева отбросила подарок в сторону и, свистнув в серебряный свисток, отвернулась, дав понять, что церемония прощания окончена.
   Лишь когда Лёва ухватился за нижнюю ступеньку и, подтянувшись, встал обеими ногами на лестницу, только тогда успокоился и окончательно поверил в скорое освобождение.
   -Лезь скорее, - попросил Скюла мальчик, - нужно оторваться от слюнявок подальше. Старая лестница может не выдержать веса сладкоежек с золотом и сломаться, и мы навсегда останемся тут.
   Сын Рисмуса пытался уговорить подземных жителей подниматься не скопом, а по очереди, но те и слушать его не хотели. Опасения веля вызвало неудержимый смех среди слюнявок и они, кивая на Лёву, вертели пальцами у висков и хлопали себя по лбу.
   -Эй! - окликнул старший сладкоежка устремившихся вверх приятелей. - Вы куда?
   -Домой.
   -Если вы полагаете, мы понесем мешки с золотом до вашего дома, то ошибаетесь. Мне приказано всего-навсего вытащить их из подземелья и сложить на этажерках. Понятно?
   -Понятно, - произнес мальчик, ничуть не сомневаясь, что слюнявки не преодолеют и половины пути.
   После утомительного восхождения друзья приблизились к прямоугольному отверстию и осторожно высунулись наружу. Глаза Лёвы и Скюла, отвыкшие от яркого света, долго не могли прийти в норму, но когда это произошло, приятели увидели красивую поляну заросшую синей шелковистой травой и густые заросли этажерок с белыми аккуратными салфетками.
   -Здорово, - мальчик развалился на земле, положив руки под голову, - я уже думал, никогда больше не окажусь на поверхности.
   Осмотревшись, наши знакомые стали думать, какую дорогу выбрать. Ту, что, минуя разнокалиберную мебель, поднимается по склону и теряется в скалах, или другую, плутающую между этажерок. Посовещавшись, решили двигаться по равнине, несмотря на неуловимое чувство тревоги, исходящее от полок укрепленных на резных стойках.
   -Не пойму почему, но я испытываю сильное беспокойство, - признался Лёва, озираясь по сторонам.
   -И я тоже, - Скюл достал складную дубинку и осторожно пошел вперед.
   Не доходя до ближайшей этажерки несколько шагов, бородач остановился и показал на аппетитную горку снеди, лежащую поверх вышитой салфетки.
   -Гляди, булочки с сыром и ветчиной! - Скюл сглотнул слюну. - И мои любимые сухари с изюмом!
   Аромат копченого свиного окорока достиг Лёвиного носа и он, ускорив шаг, поравнялся с другом.
   -А ниже заварное пирожное! - мальчик потянулся и хотел взять с полки лакомство.
   Но не тут то было. Не весть откуда появившиеся длиннющие членистые руки схватили Лёвы и начали тащить к позеленевшей в одночасье булке с начинкой из колбасы. Приглядевшись, мальчик заметил, что это вовсе не булка, а голова, с маленькими злыми глазками, а торчащая с боков колбаса, с вкраплениями кусочков сала, на самом деле, язык коварной зверюги.
   -Держись, - закричал Скюл, - я тебя спасу!
   Бородач размахнулся и попытался ударить дубинкой по этажерке, но стоящая поблизости другая хищница, ловким движением хвоста выбила оружие у аборигена.
   Лёва отчаянно сопротивлялся, стремясь вырваться из цепких лап нападавшей, но силы оказались не равными, и мальчик неумолимо приближался к кровожадной мебели.
   Растерявшийся Скюл метался по поляне и, подбирая камни и сучья, швырял в этажерку, не причиняя ей ощутимого вреда.
   -Помоги! - взмолился сын Рисмуса, почувствовав прикосновение липкого, похожего на колбасу, языка к шее.
   -Я пробую, но у меня ничего не выходит! - бородач чуть не плакал, осознавая свою беспомощность.
   Скорее всего, Лёва так бы и погиб на безымянной поляне, затерявшейся на бескрайних просторах Микромира, если бы не пара этажерок, замысливших перехватить добычу у удачливой товарки. Пригнувшись к траве и, вытянув членистые руки вперед, они вздумали отобрать мальчика у ловкой соседки. Между мебелью завязалась нешуточная потасовка с воплями руганью и мордобоем, которой не преминул воспользоваться сын Рисмуса. Улучив момент, когда его удерживал лишь один язык, Лёва впился зубами в тонкую, смахивающую на колбасу, ленту. Послышался отчаянный крик этажерки и вель свалился на землю. В то же мгновение Скюл вцепился приятелю в ногу и оттащил на безопасное расстояние.
   -Что съели!? - мальчик вскочил и погрозил кулаком, щелкающим от злости, зверюгам. - Не на того напали! - Лёва схватил палку и, прицелившись, запустил в обидчиц.
   Затем принялся выворачивать из земли крупный валун, намереваясь поквитаться с хищницами.
   -Перестань, - остановил друга Скюл, - ну их, пусть себе живут.
   -И то верно, - послышался сзади знакомый голос старшего слюнявки, отвечающего за доставку золота на поверхность. - Я забыл сообщить вам пароль, чтобы этажерки вас пропустили.
   Он беспрепятственно подошел к зарослям мебели и положил тяжелый мешок на полку. Вылезающие следом из подземелья сладкоежки стали делать то же самое. Вскоре весь драгоценный металл, подаренный Ее Величеством Велилой, уже лежал на этажерках.
   -Ну вот и все, - улыбнулся начальник слюнявок, - наша миссия окончена. Золото будет храниться здесь, до тех пор, пока вам не понадобится. Не бойтесь, оно никуда не денется.
   -Да уж, - Лёва потер поцарапанную шею, - это точно.
   -Ладно, прощайте, - главный слюнявка помахал рукой и направился к отверстию.
   -Эй, а пароль!? - крикнул Скюл.
   -Ах да, пароль, - сладкоежка на секунду остановился. - Скажете: "Кока, пока, нока" и этажерки не тронут.
  

МИЛОК И КЛУБНИКА

   Взяв с собой немного золота и драгоценностей, приятели благополучно миновали заросли этажерок, и вышли на мощеную подзорными трубами, биноклями и типографским шрифтом тропинку.
   -Нам сюда, - показал Скюл в сторону одиноко стоящего огородного чучела. - Там находится столица империи, город Кемм и дворец Темдера.
   -Туда, так туда, - охотно согласился Лева, соскучившийся по нормальной земной дороге и привычному пейзажу.
   Пройдя шагов тридцать или сорок, друзья обратили внимание на пасущийся на лужайке деревянный гроб, сделанный из желтых не струганных досок. Точнее желтым был только длинный ящик, а высокая выпуклая крышка имела черный цвет. На боку гроба виднелась корявая надпись, выполненная углем: "Милок". Странное существо передвигалось на четырех лягушачьих лапах одетых в драные шерстяные носки, часто кашляло и икало.
   Легкое дуновение ветерка донесло до приятелей аппетитное чавканье Милка и неприятный запах пота, вперемешку с дешевым одеколоном.
   -Может обойдем гроб стороной, - предложил Лёва, - а то кто знает, чего от него ждать?
   -Не стоит, - возразил Скюл, - это просто ящик, мирно щиплющий травку.
   -Правильно, Милок не причинит вам вреда, - послышался тоненький голосок и наши знакомые увидели круглую, покрытую оспинами, голову с массивными волосатыми ногами.
   Незнакомец приподнял кепку и улыбнулся, продемонстрировав единственный серебреный зуб.
   -Меня зовут Клубника, я хозяин желтого ящика, - собеседник принялся расхваливать гроб, говоря, как ему несказанно повезло, что он купил Милка на аукционе опасных преступников.
   Лёва и Скюл замерли. У бородача сразу пропало желание идти мимо ногатого ящика и абориген тихо, дабы не услышал Клубника, произнес: "Отступаем. Только медленно".
   -Эй, вы куда? - удивился незнакомец.
   -Нам надо в другую сторону, - мальчик показал назад, - во дворец Темдера.
   Клубника, забавно переваливаясь с боку на бок и не переставая светить серебреным зубом, подбежал к приятелям.
   -Ребята вы ошибаетесь. Дворец Темдера там, - он махнул в направлении гроба. Вы раньше правильно шли, а теперь идете не туда. Хотите, я с Милком, мигом доставлю вас в Кемм?
   -Нет спасибо, - отказался Лёва, - мы уж как-нибудь не спеша.
   -Ну и зря, - Клубника ухватился за штаны мальчика. - Соглашайтесь, я насыпал внутрь ящика стружек и опилок. Все, кто пользовался нашими услугами, остались довольны.
   -Не сомневаюсь, - ехидно заметил Скюл. - Можно подумать, они еще живы.
   -Что ты имеешь ввиду? - покрытая оспинами голова нахмурилась.
   Соломенная кепка Клубники приподнялась, а серебреный зуб задрожал и вывалился изо рта.
   -Сам же сказал - купил гроб на аукционе, где продавали опасных преступников, - напомнил бородач. - И после этого хочешь, чтобы мы доверились такому подозрительному типу. А вдруг он отъявленный мерзавец, каких поискать?!
   -Ой, не могу! - захохотала голова и, свалившись на траву, начала кататься возле ног приятелей. - Да знаете ли вы, что на том аукционе, только я один и был опасным преступником, а другие так, мелочь пузатая! Кто украл огурец, кто гриб сорвал без спроса...
   Мальчик и бородач притихли, поглядывая то на гроб, то на маленького щербатого собеседника. Наконец Скюл склонился над развеселившимся Клубникой и тихонько толкнул его ногой.
   -Я понял, - произнес бородач, - тебе скучно и ты решил немного подурачиться.
   Владелец гроба открыл рот пошире и, щелкнув пальцами, уставился на лежащий на траве серебреный зуб. Зуб приподнялся над землей и, подлетев к своему хозяину, занял прежнее место.
   -Не верите? - Клубника сощурился, и коричневые мохнатые уши незнакомца встали торчком. - А зря. Знаете, какое у меня раньше имя было? Кислица.
   -Кислица? - Скюл расхохотался. - Тоже мне злодей! Представляешь, - бородач повернулся к Лёве, - опасный преступник Кислица! - абориген схватился за живот. - Спасайся, кто может, Кислица идет!
   Скюл взял собеседника на руки и, еле сдерживая улыбку, сказал:
   -Хватит врать то, парень. Что твой приятель, гроб, злодей, мы еще согласимся, а вот что ты, нет. Извини, - бородач опустил Клубнику на траву. - Не обижайся, просто у тебя лицо доброе.
   Щербатая голова насупилась и принялась гладить себя по щекам, повторяя: "Тихо, тихо. Молодец, молодец. Не кипятись, только не волнуйся".
   -Ты чего там бормочешь? - спросил Скюл.
   -Ничего, - улыбнулся Клубника через силу. - Пытаюсь успокоиться. Ваше счастье, что я не надолго начал новую жизнь и дал слово не совершать злодейских поступков целых тысячу сто одиннадцать часов, - он посмотрел в записную книжку. - Слава быстроногому времени, восемьсот десять часов уже прошло, и терпеть осталось триста один час! - собеседник исподлобья взглянул на Лёву и Скюла.
   Мальчик легонько толкнул приятеля:
   -По-моему Клубника не шутит, - прошептал вель.
   -По-моему тоже, - кивнул бородач. - Пошли отсюда, пока башка добрая.
   Владелец гроба свистнул, и деревянный ящик заржал и, прекратив щипать траву, направился к хозяину. Движения его были медленные и неуверенные и напоминали ходьбу сильно выпившего человека, с трудом переставляющего отяжелевшие ноги.
   -Ну, хотите прокатиться? - поинтересовался Клубника. - Милок доставит вас куда нужно. И всего то за одну медную монету.
   -Но у нас нет медных денег, - сказал Лёва.
   -Тогда за серебреную.
   -И серебреных нет. Есть только золотые, - мальчик вынул из кармана желтый кружок с изображением Велилы.
   -О золото, - обрадовался Клубника, - еще лучше! За золото Милок поскачет до Кемма без остановки.
  

ПРИЗНАНИЕ КЛУБНИКИ

   Хорошенько подумав, друзья согласились с предложением Клубники и когда, наконец, деревянный ящик доковылял до приятелей, Лёва обратил внимание на странное расположение лап у Милка. Они были направлены коленками друг к другу и, что интересно, все оказались задними. "Да, - подумал мальчик, - на таком транспорте далеко не уедешь".
   -Вас что-то смущает? - хозяин гроба заметил некоторую настороженность в глазах Лёвы.
   -Ноги, - вель обошел сильно кашляющее существо, пахнущее потом. - Ноги у него какие-то чудные.
   Клубника удивленно вскинул брови и посмотрел на лягушачьи лапы подопечного так, словно он видит их впервые.
   -Ноги как ноги, - щербатая голова подтянула свалившийся у гроба носок. - Только не много худые, но это ничего откормится. Просто Милку нужно больше есть травы и птичьего помета.
   Клубника дотронулся до никелированной ручки, и передняя половина черной выпуклой крышки откинулась и приятели узрели внутреннюю часть деревянного ящика, заполненную разным хламом. Помимо стружек и опилок, о которых упоминала щербатая голова, там была стопка старых газет и журналов, отбитое бутылочное горлышко с железной пробкой, две пластмассовые руки от детской куклы, лоскут сиреневого ковра, куча лотерейных билетов, пачка зеленого чая и красная галоша с размашистым автографом на лакированном носке.
   -Полезайте туда, - предложил Клубника, - не бойтесь, отодвиньте мое барахло в сторону и садитесь на опилки. Хотите, подстелите для мягкости, кусок ковра. Это не обычный ковер, - собеседник зачмокал губами. - На него пописал император Темдер, когда посещал тюрьму, где я отбывал тринадцатый срок, - щербатая голова прикоснулась к сиреневому обрывку и ласково провела по нему рукой. - Удирая из темницы, я оторвал немного на память.
   Лёва и Скюл переложили вещи Клубники назад и забрались в гроб. Мальчику попалась на глаза газета с портретом нового знакомого, и вель прочитал расположенное под ним объявление. "Внимание, из центральной тюрьмы Кемма сбежал опасный преступник Кислица! Кто его увидит, должен немедленно сообщить в Министерство еды, питья, веселья и наказания. А если кто поймает и приведет Кислицу обратно в тюрьму, то в награду может совершить безнаказанно семь ужасных преступлений".
   -Это обо мне, - гордо сказал хозяин гроба, заметив газету в Лёвиных руках. - Я действительно опасный преступник. Только не бойтесь, я начал новую жизнь, - Клубника улыбнулся. - К счастью не надолго. Скоро новая жизнь закончится и я возьмусь за старое.
   Собеседник дотронулся до второй никелированной ручки, и задняя часть крышки приподнялась, и Клубника ловко забрался в гроб.
   -Ну что, поскакали? - щербатая голова пошарила рукой в опилках и извлекла внушительный кнут с бархатными подушечками на концах сыромятных ремней.
   -Извините, - Лёва повернулся к сидевшему сзади Клубнике, - но мне все-таки не совсем ясно, на самом ли деле вы исправились и можно ли вам доверять? И в чем собственно причина вашего исправления?
   -Да, - подал голос Скюл, - а то, знаешь ли, завезешь нас куда-нибудь и убьешь.
   -Во-первых, я никогда не убивал людей, животных и книг, - обиделся Клубника. - Это не мой жанр. А во-вторых, как я уже говорил, живу по-новому, - он раскрыл записную книжку, - более восьмисот десяти часов, а точнее восемьсот десять часов и тридцать две минуты.
   Щербатая голова зачем-то поднялась и, приложив ладони к губам, крикнула, глядя в желтое безоблачное небо:
   -Эй, слышишь меня, я держу слово и не совершаю никаких преступлений восемьсот десять часов и тридцать две минуты!
   Приятели уставились вверх пытаясь рассмотреть того, кому адресованы слова Клубники, но там никого не было, лишь несколько жирных медуз пролетело в вышине, да очень низко пронеслась стайка не больших водоплавающих кротов, едва не задев друзей рыбьими хвостами.
   -Башка совсем спятила, - тихонько произнес Скюл, - зря мы сели с ним в деревянный ящик. Не нравится мне эта затея, ох не нравится.
   -И мне тоже, - кивнул мальчик.
   Прочитав тревогу в глазах клиентов, Клубника поспешил успокоить чужестранцев и развеять их опасения.
   -Не бойтесь, я не чокнутый и в ближайшее время не собираюсь делаться членом братства сумасшедших и гениев. Просто я пообещал одному сердитому заморышу попытаться исправиться, стать честным и начать праведную жизнь. Заметьте, не по своей слабой воле.
   -Зачем же тогда давал слово, если не по своей воле? - поинтересовался Скюл.
   -Попробовал бы не дать, - Клубника скривился.
   -Я бы не дал, - сказал бородач уверенно. - Ни за что бы не дал, если бы не захотел.
   -Ну-ну, - засмеялась щербатая голова. - Посмотрел бы я на тебя потом. Однажды ночью я встретил чахлого бородатого дедулю на кладбище кофеварок и галстуков и подумал: "Отобрать у заморыша халат и кошелек с деньгами, раз плюнуть".
   -И как, отобрал? - спросил Скюл.
   Клубника заерзал, видно неприятные воспоминания, заставляли его страдать.
   -Старик смиренно расстался с одеждой и ценностями и поинтересовался, что мне нужно, чтобы я прекратил совершать плохие поступки.
   -А ты? - затаил дыхание бородач.
   -Я сказал, меня исправит лишь гроб и могила, этакий я негодяй и мерзавец.
   -А он?
   -Подарил Милка и попросил дать слово тысячу сто одиннадцать дней не совершать преступлений. Я, конечно, рассмеялся в лицо заморышу и хотел настучать колючками по седой голове нахала, но дед такое начал вытворять, такое! Жуть! И по воздуху летать и по воде бегать и изо рта пламя изрыгать и камни плавить. В общем, напугал старикан, вашего покорного слугу, до смерти. И вот теперь я мучаюсь, зарабатываю на жизнь честным трудом, перевожу в гробу пассажиров.
   Скюлу стало жаль щербатую голову и бородач попытался успокоить собеседника.
   -Не расстраивайся, ты ведь сам говорил, через триста один час муки закончатся.
   -Не через триста один, а триста, - Клубника посмотрела в записную книжку. - Пока я с вами лясы точил прошел целый час.
   -Замечательно, - улыбнулся Скюл, - и того меньше. Потерпи двенадцать с половиной дней.
   -Это если я выдержу и за оставшееся время никого не обижу, не обману, не ограблю, одним словом, не примусь за старое, - печально заметил Клубника, - но это не возможно...
   -Почему? - спросил Скюл.
   -Почему, почему? Я уже в десятый раз пробую, и все бес толку! Приходится начинать снова. А тысяча сто одиннадцать часов почти вечность... Еще немного - и совсем разучусь быть плохим, - на глазах Клубники навернулись слезы. - Ну ладно, - он провел круглой волосатой ладонью по лицу, - так мы скачем или нет?
   -Скачем, скачем, - поспешно сказал Лёва.
   Хозяин гроба размахнулся и не сильно стегнул подопечного кнутом:
   -Пошел Милок, пошел!
  

ПРЫЖКИ В ГРОБУ

   Гроб взялся раскачиваться из стороны в сторону то, поднимаясь на носки, то, припадая к земле, сильно кренясь на правый бок. Затем поджал "переднюю" пару ног и, закряхтев, резко выпрямился, едва не выбросив седоков из себя. Постояв пару минут Милок повторил попытку оторваться от тропинки, но и она закончилась не удачно. Один шерстяной носок свалился с лягушачьей лапы и Клубника, сердито покусывая губы, выпрыгнул из деревянного ящика.
   -Ну вот, - сказала щербатая голова, - кажется, Милок объелся кукиш-мукиша.
   -Чего-чего? - не понял Лёва.
   -Кукиш-мукиша. Такой травы. Гроб ее очень любит, но растение действует на ящик очень плохо, как водка на алкоголика.
   Клубника подошел к задней части Милка и открыл задвижку, закрывающую небольшое круглое отверстие. Из него с шумом вылетела серая, отвратительно пахнущая, масса и гроб недовольно улегся на дорогу.
   -Хватит дурака валять! - прикрикнула на подопечного щербатая голова. - Поднимайся!
   Но ящик даже не пошевелился.
   -Обижается, что я выбросил кукиш-мукиш, - объяснил поведение Милка Клубника.
   -Ладно, вы тут разбирайтесь, а мы, пожалуй, пойдем, - Скюл вылез из гроба.
   -Нет-нет, подождите, - остановил Клубника, приготовившегося покинуть ящик, Лёву, - он сейчас одумается.
   Щербатая голова присела и, раздосадованная задержкой, яростно зашептала:
   -Видишь, деревянные твои бока, к чему приводят капризы? Захотел снова потерять клиентов, - Клубника пихнул ногой Милка, - да?
   Но гроб молчал, не подавая признаков жизни.
   -Хорошо, сдаюсь, ты победил, - голова принялась заталкивать обратно в отверстие полупереваренную траву. - Но смотри, если, как в прошлый раз, уронишь меня и пассажиров на землю, я выдерну из тебя все гвозди и пущу на дрова!
   "Получив" обратно кукиш-мукиш, ящик поднялся, и раскрыв нарисованный мелом рот, радостно заржал.
   -Забирайтесь обратно, - произнес Клубника, - я его уговорил.
   -Что-то не хочется, - заупрямился Скюл.
   -Да, - согласился с другом Лёва, - а то еще Милок нас уронит.
   -Ну, ребята, вы прямо, как маленькие! - щербатая голова расплылась в улыбке. - Гроб кого уронил? Двух старых болванов, которые плохо держались за края Милка. А вы то не старые.
   -Нет, - мальчик посмотрел на бородатого товарища.
   -И вроде не болваны...
   -Скажешь тоже, - Скюл расправил грудь.
   Короче, Клубнике удалось убедить приятелей, и они заняли прежние места в деревянном ящике. Гроб присел на все четыре лапы и, после долгой паузы, прыгнул вверх. Лёву вдавило в опилки, и его веки стали невероятно тяжелыми и сами собой закрылись. Только когда Милок перестал набирать высоту, мальчику удалось открыть глаза. Сын Рисмуса увидел знакомую тропинку, мощенную подзорными трубами, биноклями и типографским шрифтом, плутающую между полями и резко обрывающуюся около большого дома похожего на перевернутую сковороду.
   -Не хотел бы я очутиться возле той сковородки, - улыбнулся Клубника и показал на трехэтажное строение.
   -А что там? - спросил Скюл.
   -Подожди-ка парень, сейчас не до этого, - щербатая голова вцепилась в лежащий у ног якорь, - потом расскажу. Сейчас главное не вывалиться из Милка при ударе о землю.
   Гроб, пролетев в горизонтальном положении секунд десять, начал стремительно приближаться к земле. Клубника дернул за сиреневый шнурок и под дном ящика раздулся здоровенный рыбий пузырь, и хозяин Милка вздохнул с облегчением.
   -Ну, теперь не разобьемся, - обрадовалась щербатая голова, тыча в бледно-желтый продолговатый шар. - Мое изобретение, - Клубника погладил себя по макушке. - А то раньше, без пузыря, очень больно было садиться! Однажды я едва не умер от вот такущего синяка на щеке, - владелец гроба развел руки в стороны.
   Милок неумолимо приближался к земле. Ветер свистел в ушах с неописуемой силой и, казалось, еще чуть-чуть и сорвет волосы с головы мальчика. Лёва коснулся плеча Скюла:
   -Ну, как ты?
   -Пока живой, - ответил бородач, не оборачиваясь. - Хотелось бы оставаться, в добром здравии и после приземления.
   Ударившись о дорогу гроб, подскочил вверх и вновь начал набирать высоту.
   -А что, - засмеялся Лёва, - мне даже понравилось!
   -И мне, - расплылся в улыбке Скюл. - Словно на аттракционе "Живот обжоры". Там тоже нужно падать с вышки на огромный шар, который подкидывает тебя под потолок снова и снова.
   Тем временем Милок сделал еще одно благополучное приземление. Затем еще, еще... Но при пятом или шестом столкновении с дорогой рыбий пузырь задел острый камень и в нем образовалась дыра. Воздух с шумом стал вырываться из образовавшегося отверстия и гроб, потеряв устойчивость, принялся выделывать немыслимые фигуры, почище, чем выполняет ас-летчик на показательных выступлениях.
   -А-а-а, - завопили Лёва и Скюл, - мы сейчас разобьемся!!!
   -Извините ребята, но мне пора, - Клубника расправил лежащий в ногах старый престарый зонтик и, помахав на прощание приятелям, оттолкнулся от Милка.
   Однако не всегда все складывается так, как ты хочешь. Я уже, помнится, не раз об этом говорил. Случай, произошедший со щербатой головой, лишний раз тому подтверждение. Едва только Клубника отделился от своего подопечного, гроб, продолжая крутиться, зацепил сдувшимся пузырем зонтик хозяина и, выписывая в воздухе "кренделя", понесся к большому трехэтажному дому.
   -Спасите! - закричал побледневший Клубника, махая, будто крыльями, собачьими ушами.
   Лева, рискуя вывалиться из Милка и разбиться насмерть, дотянулся до щербатой головы и втащил обратно в ящик.
   -Вот спасибочко, вот спасибочко! - обхватив короткими ручками ногу мальчика, повторял, на смерть перепуганный, Клубника. - Никогда не забуду твою помощь... и даже денег не возьму за полет на Милке.
   -Было бы за что брать! - сорвался на крик Скюл. - Дать бы тебе под зад, да у тебя его нет!
   Описав последний круг, гроб с грохотом свалился на землю и, кувыркаясь, уткнулся в кучу старых дырявых шкур, луковой шелухи и капустных листьев. Клубника высунулся из деревянного ящика и недовольно поморщился.
   -Кажется, приехали, - щербатая голова сплюнула и, пошарив рукой в опилках, достала маленькую пузатую бутылочку с дурно пахнущим одеколоном. - Только не туда, куда нужно. Это не хорошее место, - Клубника обильно полил себя из пузырька и Лёва заткнул нос, чтобы не задохнуться от резкого неприятного запаха.
   Услышав шум во дворе из окон необычного дома, сооруженного из масляных и жировых кирпичей, показались продолговатые лица странных неприятных типов.
   -Меньше всего мне хотелось бы встречаться с этими уродами, - Клубника кивнул в сторону трехэтажного особняка, напоминающего перевернутую вверх дном сковороду.
   -Почему, - спросил Скюл, приближаясь к Лёве и хозяину Милка, - что они тебе сделали? По-моему, вполне приличные ребята. Двое даже улыбаются и, приветствуя нас, машут руками.
   Клубника ничего не ответил, а, подойдя, к успевшему оправиться от падения Милку, положил в него бутылочку с одеколоном.
   -Молодец! - щербатая голова похлопала гроб по желтым доскам. - Скоро я заклею дырку в пузыре, и ты сможешь снова прыгать под облака, не боясь разбиться о землю.
   Через пару минут незнакомцы, проживающие в доме, появились на крыльце, сделанном из переломанных ножей и вилок и Лёва вздрогнул, увидев злые, с хищным блеском, глаза чужаков. Иноземцы смахивали на гигантские, метра в три в высоту, хорошо прожаренные лепешки разного цвета. Одна была Коричневая, другая Желтая, а третья Красная.
   -Привет! - произнесла Красная лепешка и, обув перепачканные мукой тапочки, первой спустилась вниз.
   -Привет, - Скюл, не ожидая подвоха, протянул ладонь для рукопожатия.
   Незнакомка вытащила из щели на теле раскаленную до бела сковородку и подсунула бородачу вместо своей руки. Скюл вовремя заметил подмену и одернул кисть назад, едва не поплатившись за неоправданное доверие.
   -Ха-ха-ха! - заржала собеседница, глядя на недоуменные лица не званных гостей.
   Ее поддержали замешкавшиеся на лестнице соплеменницы и, над округой, разнесся дикий хохот трех лепешек.
   -Кто это? - спросил Лёва, безмолвно взирая на покатывающихся от смеха чужаков.
   -Котлеты, - с презрением ответил Клубника. - Мясная, Рыбная и Морковная.
  

ТРИ КОТЛЕТЫ

   Поджаристые лепешки обошли вокруг Лёвы и Скюла, не обращая ни малейшего внимания на Клубнику. У каждой, на толстой массивной шее, висела стеклянная мясорубка с красивой янтарной ручкой и целлофановый пакетик с майонезом.
   -Не вздумайте трогать моих клиентов, - сердито произнес хозяин гроба и, подойдя к мальчику и бородачу, встал рядом.
   -Топал бы ты отсюда подобру-поздорову, пока мы и на тебя глаз не положили, - сказала Красная котлета и небрежно отпихнула щербатую голову в сторону.
   -Но-но, полегче! - вышел из себя Клубника. - А не то я не посмотрю на обещание воздерживаться от злодейских поступков и, наплевав на оставшиеся часы, научу вас хорошим манерам.
   Но Красная котлета, пренебрегая угрозой, продолжала изучать чужестранцев, нагла разглядывая Лёву и Скюла и поигрывая горячей сковородкой.
   -Это морковная котлета, - прошептал Клубника, - или, как она сама себя называет, вегетарианская.
   -А те? - спросил Лёва.
   -Коричневая - мясная, а Желтая - рыбная, - пояснил владелец Милка. - Вегетарианская котлета, из всех, самая хищная, самая кровожадная, - Клубника показал на длинные, длиннее, чем у ее товарок, кривые зеленые зубы Красной лепешки.
   Окончив осмотр пришельцев, мясная котлета пригласила Лёву и Скюла в дом.
   -Посидим, поговорим, - облизнулась Красная лепешка, - топленым жирком побалуемся.
   -Может в другой раз? - попробовал отказаться бородач.
   -Нет, что вы, - засмеялась вегетарианка, - другого раза не будет.
   Делать нечего, пришлось соглашаться. Да и попробовали бы Лёва и Скюл не согласиться. Котлеты преградили приятелям путь к отступлению, встав между ними и гробом, оставив свободной лишь дорогу к дому.
   Мальчик и бородач нехотя поднялись по широкому крыльцу без перил сделанному из переломанных ножей и вилок, стараясь не повредить обувь.
   -И как только они ходят по таким ступенькам? - спросил Скюл, запнувшись об острый зуб вилки. - Я чуть не порвал свой сандаль!
   Внутренне убранство дома, где обитали Красная, Коричневая и Желтая котлеты выглядело не обычно. Оно походило скорее на духовой шкаф, нежели на нормальное жилище. Пол, стены и потолок почернели и покоробились и были покрыты толстым слоем перегоревшего жира. О запахе, царившем в помещении, следует сказать отдельно. Если кто-нибудь из читателей, готовя утром нехитрый завтрак, забывался и содержимое кастрюли или сковороды начинало дымиться, заставляя в спешном порядке открывать форточки и двери, то он поймет наших героев устремившихся к окнам за свежей порцией воздуха. Но окна не раскрывались, и приятелям пришлось смириться с невыносимым запахом гари и падали.
   -Мне кажется, здесь несколько жарковато, - Лёва, смахнул со лба катившиеся капли пота. - Извините, а нельзя ли открыть хотя бы малюсенькую форточку?
   Вегетарианская лепешка подошла к длинной стеклянной трубке с белыми продольными полосками и внимательно посмотрела на нее.
   -Скажешь тоже, - засмеялась морковная котлета. - Да тут всего лишь пятьдесят два градуса.
   -Но для нас пятьдесят два градуса очень жарко, - Скюл расстегнул пиджак. - Понимаете, очень!
   -Да, - подтвердил Клубника, - такая температура вредна для моих клиентов и может навредить их здоровью.
   Коричневая и Желтая котлеты уединились в дальнем углу и, подобрав с пола большущий кусок желтого сала по очереди стали мазать счастливые продолговатые лица.
   -А тебя кто сюда приглашал? - спросила Красная лепешка и попыталась схватить Клубнику.
   Однако щербатая голова увернулась, и морковная котлета с грохотом шлепнулась на пол.
   Мясная и рыбная лепешки захихикали над неуклюжей подругой.
   -Если кому-то жарко, пусть разденется! - Красная котлета поднялась и, вырвав из рук соплеменниц сало, начала неторопливо водить им по лицу и рукам. - Давай, скидывай с себя пиджак и платье, - обратилась она к Скюлу. - Не стесняйся, будь, как дома.
   Оставив без внимания предложение вегетарианки, бородач с сочувствием посмотрел на покрасневшего друга.
   -Тебе плохо? - Скюл взял приятеля за локоть.
   -Терпимо, - Лёва увлек товарища к градуснику.
   Внутри стеклянной трубки, разделенной белыми полосами, находилась серебристая ртуть. Она уже приблизилась к цифре пятьдесят пять, что говорило о повышении жара в доме.
   -Видишь? - спросил мальчик. - Если так пойдет и дальше, то столбик термометра достигнет крайней отметки, двухсот пятидесяти градусов! А это верная смерть.
   -Надо что-то делать, - Скюл кивнул на дверь. - Может, рванем пока не поздно?
   Но, словно догадавшись о намерениях гостей, Красная котлета выкинула сало и, подойдя к заржавевшему замку, несколько раз повернула позеленевший ключ и убрала его в щель на животе.
   -Ну вот, - похлопала вегетарианка по тому месту, где покоился ключ, - теперь нам ничто не помешает приятно провести время.
   Морковная лепешка нагнулась и выдвинула из стены огромный противень, заполненный, сантиметров на десять, вонючим жиром. Вытащив раскаленную сковородку, Красная котлета принялась черпать топленое сало и поливать грудь и спину.
   -А, хорошо!!! Идите ко мне, - позвала вегетарианка Лёву и Скюла, - я и вас продезинфицирую. Идите, идите, - лепешка замурлыкала от удовольствия. - Если не хотите умереть раньше времени, вам обязательно нужно пройти обеззараживание кротовьим жиром. Он греет тело и душу и уничтожает болезнетворных тварей.
   Морковная котлета пошарила рукой в топленом сале и подняла за хвост крысу.
   -Видите, какие болезнетворные твари кишат тут повсюду. К счастью, они терпеть не могут запах жира.
   -Я их понимаю, - поморщился Лёва.
   -Да здесь не только крысы, хоть кто копыта отбросит, - прошептал Скюл.
   Вегетарианка наполнила жиром горячую сковородку и направилась к приятелям. Сало закипело от большой температуры и, пузырясь, затрещало, разбрасывая в стороны крупные прозрачные капли.
   Лёва и Скюл заметались по дому, ища спасение от Красной лепешки, но усилия приятелей не оправдались - окна и двери не открывались, а другого выхода из жилища котлет не было.
   -А вы чего стоите? - рыкнула на товарок вегетарианка.
   Подруги безучастно смотрели на соплеменницу пытающуюся настичь веля и бородача и, скучая, зевали, облокотившись на закопченную стену.
   -А что? - удивленно спросила рыбная лепешка.
   -Что, что!? Ловите мужика и мальчишку! - гаркнула вегетарианка.
   -Но они не хотят обливаться салом, - не смело сказала мясная котлета. - Может, отпустим их?
   -Отпустим?!! - заорала вегетарианка. - Да разве мне одной жир нужен? - она с силой швырнула сковородку на пол. - Вот так всегда, как грязную работу делать, так морковная, а как купаться в сале и валяться в панировочных сухарях, рыбная и мясная первые.
   Приятели воспользовались перебранкой котлет и подбежали к Клубнике. Щербатая голова явно нервничала. Ее коричневые собачьи уши, подергивались и, то и дело, вставали торчком.
   -Послушай, - обратился Скюл к хозяину гроба, - ты случайно нам не поможешь?
   -Извините ребята, нет, - Клубника замахал короткими волосатыми руками. - Мне не хочется из-за незнакомых людей, снова начинать отсчет и целых тысячу сто одиннадцать часов изображать из себя праведника.
   Щербатая голова достала записную книжку и с улыбкой принялась перелистывать страницы.
   -Так, посмотрим, сколько там остало...
   Клубника замолчал на полуслове и, забыв закрыть рот, растерянно уставился на Лёву и Скюла.
   -Ну, чего притих? - спросил бородач.
   -Здесь написано, что я, лишь час и девять минут, веду себя достойно... За что?! - щербатая голова вскинула руки к небу. - Я тебя спрашиваю? Разве я совершил плохой поступок?
   -Конечно совершил, - Скюл погладил Клубнику по макушке.
   -Но когда?!
   -Когда пытался бросить нас и выпрыгнуть из терпящего бедствие гроба, с зонтиком в руках, - напомнил Лёва.
  

ДА ЗДРАВСТВУЕТ, КИСЛИЦА!

   Щербатая голова насупилась и, почесав щеку, печально улыбнулась. Потом раскрыла рот и торчащий в нижней десне Клубники, серебреный зуб, упал на железный пол.
   -Ладно, - сплюнул хозяин Милка, - часом меньше, часом больше, не велика потеря. Уговорили, побуду немного Кислицей и спасу вас от гадких котлет.
   Звон выпавшего изо рта зуба привлек внимание морковной лепешки, и она взглянула на Лёву и Скюла злыми хищными глазами. Мясная и рыбная котлеты, достав горячие сковородки, встали по бокам вегетарианки и все трое начали приближаться к приятелям.
   -Ну, шутки в сторону, - сказала Красная хищница. - Раздевайтесь и ложитесь на противень. Нам нужен ваш жир, и мы не выпустим вас отсюда живыми.
   Клубника щелкнул пальцами и уставился на зуб. Зуб взлетел и завис сантиметрах в тридцати от пола. Затем задрожал и, увеличившись до размеров тарелки, на огромной скорости понесся к рыбной котлете. Угодив в руку опешившей лепешки, он выбил у нее раскаленную сковородку и, сделав круг, проделал то же самое с мясной котлетой.
   -Ура! - закричал Скюл.
   -Вот вам, вот! - обрадовался Лёва. - Будете знать, как приставать к путникам!
   Всего на какое-то мгновение нападавшие испытали страх и растерянность, а потом схватились за болтавшиеся на шеях стеклянные мясорубки. Направив необычное оружие на неприятелей лепешки быстро закрутили янтарными ручками и из мясорубок полетели стручки красного жгучего перца. Удлиненные, сужающие к низу, ярко-красные плоды, попадая в друзей, лопались и наружу вырывались облачка едкого зеленого газа.
   -Мои ноги перестают слушаться! - закричал Скюл и, совершив несколько неуверенных шагов, рухнул на железный пол, рядом с кашляющим Лёвой.
   -Это парализующие духи, - пояснил Клубника и прикрыл собачьими ушами нос. - Постарайтесь не дышать, скоро у котлет закончатся патроны.
   Щербатая голова выбежала вперед и вплотную приблизилась к негостеприимным хозяевам. Внутри нее что-то булькнуло, и владелец гроба сплющился и развалился на две половинки. Секунда - и вместо одного Клубники перед изумленными котлетами стояло двое. Причем и первый и второй были точно такого же роста и телосложения, как и до деления.
   -Во дает! - Скюл попытался подняться, но не сумел.
   Вслед за ногами у бородача начали неметь и руки.
   -Странно, - удивился Лёва, - но на меня не действуют парализующие духи.
   Он оттащил товарища подальше от котлет и Клубники. Ой, простите Клубник, ведь теперь их было четверо... нет, вру, уже восемь... извините, шестнадцать...
   Растерявшиеся мясная и рыбные лепешки перестали стрелять перцами и, опустив мясорубки, принялись тереть кулаками глаза. Превращения щербатой головы сбило подружек с толку и заставило думать, будто они сошли с ума.
   -Ну, чего остановились! - рявкнула на соплеменниц морковная котлета. - Не обращайте внимания на размножающегося идиота! Хватайте людишек и тащите к противню!
   Красная лепешка кинулась к Лёве и Скюлу, обливаясь от злости слюнями и щелкая длинными зелеными зубами.
   -Это кто идиот? - завизжали многочисленные хозяева Милка. - Мы!? Да мы! Мы! Мы тебя в порошок сотрем!
   Словно по мановению волшебной палочки бесчисленное количество Клубник с криками устремились навстречу друг другу, образовав вопящую от негодования кучу. Раздался сильнейший взрыв, и котлеты отбросило в сторону.
   Вы не поверите, но вместо прежней щербатой головы, не отличающейся большим ростом, перед лежащими на железном полу противниками покачивалось огромное круглое чудовище, лишь отдаленно напоминающее владельца гроба.
   -Ну и кто теперь идиот? - захохотал довольный произведенным впечатлением Клубника.
   -Мы, мы, - заголосили мясная и рыбные котлеты и, встав на колени, принялись отбивать поклоны гиганту.
   -Дуры! Вы что делаете? - морковная лепешка подскочила к товаркам и начала дубасить раскаленной сковородкой по спинам. - Да это мираж. Пред нами все тот же толстый карлик, а не монстр, занимающий половину дома. Просто он задурил вам и мне головы. А ну, быстро помогите поймать пленников!
   Коричневая и желтая лепешки поднялись и, со страхом поглядывая на ухмыляющегося Клубнику, пошли к Лёве и Скюлу. Но они успели пройти только пяти или шесть шагов. Хозяин Милка икнул и, ударившись головой о потолок, недовольно поморщился.
   -Ой! - вскрикнула рыбная котлета и замерла.
   -Ты чего? - спросила морковная лепешка.
   -Он и вправду большой...
   -Перестань. Сейчас я выведу обманщика на чистый жир. - Красная котлета взяла мешочек с майонезом и направила в сторону врага. - Сгинь! Пропади с глаз наших грязная несъедобная сила! Исчезни, провались несоленый злодей!
   -Видишь, - перешла на шепот рыбная лепешка. - Ничего не помогает, перед нами действительно великан.
   А Скюлу делалось все хуже и хуже. У аборигена отнялись ноги и руки, и ему стало трудно дышать. Приятель Лёвы начал задыхаться, его бородатое лицо сперва потемнело, а затем покрылось черными пятнами.
   -Эй, Клубника, - испугался мальчик, - Скюлу совсем плохо! Нужно скорее выбираться на свежий воздух или он умрет.
   -Ты слышал? - Клубника наклонился над продолжавшей произносить заклинания морковной котлетой. - Моему клиенту плохо. А ну, открывай немедленно дверь, или я развалю вашу ржавую духовку на части!
   Но вместо того, чтобы послушаться владельца Милка, Красная котлета зачерпнула полную сковороду жира и плеснула на великана.
   -А это тебе нравится? - захохотала лепешка. - С чудотворным салом не поспоришь, оно из кого угодно выбьет скверну!
   -Ну, ты меня достала! - Клубника набрал полную грудь воздуха и взялся колотить кулаками по закопченному потолку. - Я вам покажу, как называть злодея с большой дороги, идиотом! Вы еще не раз пожалеете, что дразнили великого Кислицу толстым карликом!
   Вошедший в раж Клубника наносил котлетному дому ощутимый вред, оставляя на полу и стенах глубокие вмятины.
   -Стекла! - крикнул Лёва. - Бей стекла!
   Клубника развернулся и, замахнувшись, приготовился разнести вдребезги запачканное жиром окно.
   -Стой, подожди! - морковная котлета широко открыла глаза и взглянула на Клубнику так, словно увидела его в первый раз. - Только не окна, - прозревшая лепешка вцепилась в волосатую ногу гиганта.
   -Почему? - не понял хозяин гроба. - Мне нравится звон разбитых стекол.
   -Нет, прошу тебя, - жалобно произнесла вегетарианка. - В этой глуши так трудно найти хорошего стекольщика. Я сейчас открою дверь и выпущу твоих друзей на свободу.
   -Ну, что скажешь? - обратился Клубника к Лёве. - Помилуем лепешек из фарша или навешаем тумаков и расколошматим им все окна, чтобы в другой раз не повадно было нападать на путешественников?
   -Ладно, - махнул рукой мальчик, - пусть живут.
   -Жаль, - хозяин гроба опустил руки, - а я бы их с удовольствием проучил...
  

КОВЫРЯЙНОС

   Распрощавшись с Клубникой, приятели решили продолжить путь в Кемм пешком. Как ни пыталась щербатая голова уговорить друзей и дальше скакать на Милке, но ни Лева, ни Скюл не согласились. Еще свежи были воспоминания о кувыркании в воздухе и не очень мягкой посадке возле дома зловредных котлет. Да и вообще, после встречи с хищными лепешками, когда казалось, находишься на волоске от смерти, хорошо просто пройтись, наслаждаясь жизнью и любуясь красивым ландшафтом царства Микро.
   -Нет уж, больше я в гроб не сяду, - отказался Скюл, радуясь, что его ноги и руки вновь стали послушными.
   -Но вы не сможете переправиться через реку Цыпу, - сказал Клубника. - Ведь единственный деревянный мост сгорел несколько месяцев назад, а нового не успели построить. А Милок бы вас в один прыжок перенес на другой берег.
   -Не волнуйся, как-нибудь переберемся, - бородач несколько раз присел и похлопал по коленкам, довольный своей физической формой.
   -Тогда прощайте, - Клубника пожал Лёве и Скюлу руки и направился к щиплющему траву желтому ящику.
   Старая дорога, мощенная подзорными трубами, биноклями и типографским шрифтом закончилась перед трехэтажным особняком котлет и Скюл, изучив окрестности, определил дальнейшее направление пути. Выходило, что друзья должны были идти по дырявому полю из алюминия засеянному длинными, покрытыми коричневой кожей, растениями с растопыренными кистями рук вместо цветков. Особенно забавно выглядели полу распустившиеся бутоны, все пальцы которого плотно сжимались в кулак и лишь один торчал вверх.
   -Как тебе это нравится? - спросил Скюл и, наклонившись, переломил стебель у одного, едва раскрывшегося, растения.
   Бородач ощупал шероховатую кожу и внимательно осмотрел палец с тонким желтым ногтем:
   -Надо же, - удивился Скюл, - рука, словно живая! Нужно взять одну такую штучку с собой, получится не плохая чесалка.
   Не меньший интерес у приятелей вызвало и само поле. Я уже говорил, оно было дырявым и напоминало дуршлаг с ровными круглыми отверстиями, величиной с пятак.
   Лёва опустился на колени и, заглянув в дырочку, обнаружил под тонким, не больше пяти сантиметров толщиной, металлом красную жидкость. От каждого странного рукастого растения к ней тянулся резиновый шланг и по несколько синих проводков и прозрачных проволочек.
   -Трудно поверить, - произнес мальчик, - но твои "чесалки" питаются кровью.
   -Этого не может быть, - Скюл последовал примеру друга и посмотрел под поле.
   Убедившись в правоте Лёвиных слов, бородач поспешно отбросил покрытый коричневой кожей стебель и вытер ладони о платье.
   -Фу, какая гадость! - сплюнул Скюл. - Чувствует мое сердце, здесь что-то не ладно. Давай лучше обойдем дырявую равнину вокруг. Хоть и дольше топать, зато безопаснее.
   Приятели свернули на право, и пошли вдоль невысокой земляной насыпи, не удаляясь и не приближаясь к подозрительному полю ближе, чем на три метра.
   -Гляди, - показал Лёва вперед, - навстречу кто-то идет.
   -Если это хозяин рук, я приготовлю ему радушный прием, - Скюл отвязал от ноги складную дубинку и переложил в карман пиджака.
   -Только сразу не нападай, вдруг чужестранец не имеет никакого отношение к посадкам, - попросил товарища Лёва.
   -Ладно, - пообещал бородач, - сперва поздороваюсь, а потом тресну злодея по башке.
   Вскоре наши знакомые приблизились к худому полураздетому существу, в набедренной повязке из камыша, осматривающему кровелюбимые растения. Приятели обратили внимание на голову незнакомца, а вернее на его ужасный раздваивающийся нос, которому оказалось мало места на лице и он, продолжая расти, сначала спустился по щекам на плечи, затем захватил половину рук и лишь после этого прекратил наступление.
   -Как поживаете? - улыбнулся носач и, приветливо помахав Лёве и Скюлу, неторопливо направился к ним.
   -Не плохо, - буркнул бородач и, сжав рукоятку дубинки, приказал: "Стой, где стоишь!"
   -Хорошо стою, - пожал плечами незнакомец.
   -Ты кто? - враждебно спросил Скюл.
   -Рету-У-У из племени ковыряйносов, а вы?
   -Не твое дело!
   -Не мое, так не мое, - продолжая улыбаться, согласился Рету-У-У.
   Чужестранец открыл висевшую через плечо матерчатую сумку и, достав комок ваты, засунул в левую ноздрю.
   -Куда путь держите? - словно не замечая недружелюбия Скюла, поинтересовался носач.
   -Тебя не касается, - бородач достал дубинку и, постукивая оружием по ноге, обошел Рету-У-У. - И почему ты такой любопытный? Все интересуешься как, да куда? Уж не связан ли ты с каким-нибудь кровожадным племенем и не хочешь ли заманить нас в ловушку?
   Ковыряйнос, вжал и без того крошечную шею в плечи и, задрожав, опустился на землю.
   -Ладно, прекрати, - попросил друга Лёва, - разве не видишь, он тебя боится.
   -Скажешь тоже, боится! - Скюл нахмурился. - Да носатый притворяется. Парень, выращивающий растения кровососы, не станет кого-то бояться?
   Мальчик подошел к Рету-У-У и обнял за плечи. Ковыряйнос перестал трястись и, вытащив из сумки бесформенный кусок леденца, протянул велю.
   -Хочешь?
   Сын Рисмуса взял угощение и принялся грызть сладость.
   -И чего, спрашивается, набросился на беднягу? - Лёва повернулся к другу. - Может это вовсе и не его поле.
   -Нет мое, - вновь заулыбался ковыряйнос. - От зеленой палки до сиреневой, мое, а дальше, Кету-У-У и Сету-У-У. Они мои братья.
   Скюл засмеялся, довольный своей правотой.
   -Ну, убедился? Мерзавец еще тот, просто прикидывается тихоней, а сам, наверное, загубил не один десяток жизней, лишь бы напоить посевы кровью. Небось, и на нас виды имеет.
   Абориген заметил у приятеля леденец.
   -Выкинь немедленно! - закричал Скюл. - Разве не понимаешь, он задумал тебя отравить.
   К счастью, все оказалось иначе, нежели думал бдительный бородач. Из рассказа Рету-У-У выяснилось, что племя ковыряйносов орошают посадки не кровью, а раствором горного гриба, который имеет красный цвет.
   -Под полем бежит неглубокая, но очень широкая река, - пояснил носач, - берущая начало на верхней фабрике и впадающая в нижнюю фабрику. - Там мы фильтруем воду и собираем не использованные растениями полезные вещества и переносим обратно, на верхнюю фабрику, где снова бросаем в готовившийся для полива грибной раствор. И так изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год.
   -Тяжелая работа, - пожалел родичей Рету-У-У Лёва.
   -Конечно тяжелая, - согласился носач, - но ничего не поделаешь, ковыряйносы не могут и дня прожить без своих замечательных ковырялок. Все дело в том, что мой народ питается леденцами.
   -Одобряю ваш выбор, - произнес мальчик, облизывая уменьшившийся в размерах подарок Рету-У-У, - леденцы очень вкусные.
   -Везет же нам на сладкоежек, - проворчал Скюл. - Кажется, совсем недавно были в "гостях" у слюнявок и на тебе, другие любители конфет.
   Носач немного помолчал и продолжил рассказ:
   -Как вы понимаете, леденцы не растут на деревьях или грядках.
   -И где же они растут? - улыбнулся Скюл.
   -Сейчас я вам покажу.
   Рету-У-У вытащил из сумки кусок ваты и засунул в одну ноздрю. Затем сорвал "перезревшую" ковырялку с растопыренными перстами и, отломив лишние пальцы, оставил только один. Ловко орудуя изготовленным приспособлением, Рету-У-У принялся продвигать вату вглубь носа, жмурясь от удовольствия и негромко покашливая.
   -Готова, - наконец сказал он, когда вата достигла закостеневшей горбатой переносицы.
   -И что дальше? - спросил Лёва.
   -А дальше, нужно подождать часок другой и выковыривать готовый к употреблению леденец.
   -Как ты говоришь? - чуть не подавился мальчик. - Леденец!?
   -Ну да, леденец. Точно такой же, каким ты сейчас лакомишься.
   Сыну Рисмуса и раньше приходилось пробовать не совсем обычную еду, но питаться засахаренными козявками, еще не доводилось.
   Лёва поспешно протянул Скюлу обгрызенную конфету:
   -Хочешь?
   -Ну, уж нет, - захохотал бородач, - ешь сам!
  

МЫЛЬНЫЙ КАНЬОН

   Рету-У-У разрешил приятелям пройти через дырявое поле и они, попрощавшись с ковыряйносом, направились к видневшимся у горизонта скалам. Миновав посевы носачей Лёва и Скюл приблизились к воротам, от которых тянулась узкая еле заметная тропинка, спускающаяся в глубокую долину с неширокой пенящейся речушкой. "Мыльный каньон, - прочитал мальчик на обветшавшей вывеске, валявшейся на земле. - Пользоваться своим мылом и иными моющими средствами запрещено. Нарушители будут строго наказаны!"
   -Сдается мне, что мы заблудились, - теребя перья на голове, задумчиво произнес Скюл. - Я раньше даже никогда и не слышал о существовании такого места.
   Бородач подошел к куче старого растрескавшегося мыла и пнул один пересохший кусок, задев ногой жестяную табличку с облупившейся надписью - "Имеющееся у путников мыло оставлять здесь".
   -Ну, идем в каньон или как? - Скюл пошарил по карманам и посмотрел на товарища. - У тебя есть мыло?
   -Нет, - почему-то смутившись, сказал Лёва.
   -И у меня нет, значит идем.
   Абориген толкнул створку ворот и та, жалобно заскрипев, упала на песок, подняв облако желто-коричнево пыли.
   Чем дальше наши знакомые спускались вниз по тропинке, тем круче становились скалы окружающие долину и тем не спокойней делалось на душе у Лёвы.
   Внезапно под ногами друзей раздался щелчок и из-под земли, вероятно управляемая каким-то хитроумным механизмом, выскочила дощечка на палочке со следующими словами - "Предостережение N 2. Бросьте мыло тут, иначе вам не поздоровиться!"
   -Конечно, может разумнее было бы вернуться назад и пойти знакомой дорогой, - произнес Скюл. - Но чего спрашивается нам бояться? Мыла-то у нас нет.
   Не прошло и пяти минут, после появления предостережения N 2, как точно таким же способом приятели получили предупреждение N 3. В нем говорилось: "Если вы еще не оставили мыло в куче 1 или 2, то совершите это возле кучи 3".
   -У тебя точно нет с собой мыла? - спросил Лёву Скюл, в очередной раз, обшаривая свои карманы.
   -Я же уже сказал, нет, - мальчик взял приятеля за руку. - Смотри, там, впереди, домик, а рядом человек.
   Метрах в тридцати от них, под скалой, стояло небольшое грубо сколоченное строение покрытое рваными детскими рубашками, простынями и носками. Около жилища, прямо на земле, сидел тучный чужестранец. Уткнувшись лицом в счеты, он крепко спал, отбрасывая лысиной не яркие световые зайчики.
   -Тише, - приложил палец к губам Лёва, - не разбуди толстяка. Давай попробуем пройти незамеченными.
   Однако в нескольких шагах от дома из-под ног приятелей с шумом выпрыгнула очередная табличка и старания Лёвы и Скюла пошли насмарку.
   -Кто здесь? - вскочил незнакомец, уронив счеты на землю.
   Человек отступил на несколько шагов назад и, еле скрывая зевоту, снял со стены дома ржавый меч.
   -Не двигайтесь или я вас убью! - предупредил толстяк. - Отвечайте по-хорошему, мыло есть?
   -Да нет у нас никакого мыла! - Скюл, сердясь, расстегнул пиджак. - На, смотри! Знали бы, что у вас тут трудности с мылом, захватили бы с собой пару кусков из дома.
   Незнакомец заулыбался и, одернув сшитый из клетчатой клеенки плащ, повесил оружие на место.
   -Скажешь тоже, трудности, - он отворил ставни и открыл широкое, во всю стену, окно и друзья узрели засыпанный мылом прилавок. - Да у нас, его завались, - человек потянул за шнурок, и лежащее на столе мыло свалилось к ногам путников. - Видели сколько? Выбирайте, какое вам нужно? - толстяк поднял счеты с земли и принялся стучать деревянными косточками. - Наконец-то я дождался покупателей!
   Никогда раньше Лёве не приходилось встречать такого обилия, такого разнообразия мыла. Розовое и зеленое, круглое и квадратное, с запахом земляники и скунса, обычное и фигурное, плоское и свернутое в рулоны, жидкое, порошковое и даже газообразное в вытянутых желто-красных баллонах.
   -Спасибо, но нам оно не к чему, - отказался Скюл. - Я еще не успел хорошенько запачкаться, - бородач осмотрел одежду и отряхнул платье.
   -Как хотите, - разочарованно произнес незнакомец, - но тогда вам придется возвратиться назад и поискать другую дорогу, - толстяк потерял интерес к чужестранцам и, усевшись на землю, приготовился снова заснуть.
   -Эй, не спи! - Скюл подошел к человеку в клеенчатом плаще и подергал за счеты. - Если объяснишь, что тут происходит, мы, так и быть, купим четыре моющих статуэтки.
   -Этого не достаточно, - незнакомец закрыл глаза и сладко зевнул. - Или берете по двадцать пять кусков мыла или поворачивайте обратно. Иначе я не выпишу пропуск, и вы не сможете пройти ко второму торговому ларьку, чтобы приобрести следующие пятьдесят кусков.
   -Чушь, да и только! - рассердился бородач. - Зачем нам столько мыла?
   -Не чушь, а закон, - спокойно возразил собеседник. - Все дело в нашем заводе, который производит очень много мыла. Естественно, его надо куда-то девать. По решению "Совета моющихся граждан" местные жители, а также чужестранцы, должны ежедневно покупать по сто кусков мыла и носить с собой то, что не израсходовано за день. Сами понимаете, не всякому под силу таскать такую тяжесть. Поэтому большую часть времени обитатели каньона тратят на смыливание своих приобретений, сидя на берегу реки Жирной.
   -Какое бессмысленное занятие, - воскликнул Лёва.
   -Будем считать, я не слышал твоих слов, - незнакомец погрозил мальчику пальцем, - но если подобная крамола прозвучит еще раз, я не продам тебе ни единого куска мыла, и ты вернешься туда, откуда пришел.
  

ВРАЧ С МОЛОТКОМ

   Делать нечего, пришлось брать у толстяка пятьдесят кусков мыла, не возвращаться же на поле Рету-У-У и обходить каньон стороной. Тем более, у Лёвы и Скюла, денег было достаточно.
   Сложив мыло в два широких мешка, за которые друзья заплатили отдельно, по две золотых монетки за каждый, продавец выписал пропуск и мальчик и бородач отправились дальше, чтобы совершить аналогичные покупки у второго, третьего и четвертого торговых ларьков.
   -Ты знаешь, - Скюл остановился и присел на скамейку с зеленым крестом на спинке, - мне не так жаль денег, как противно таскать эту тяжесть.
   Лёва примостился рядом, положив мешок на землю и поставив на него ноги.
   -Одно радует, - сказал он, - лишь только мы покинем каньон, можно будет выбросить мыло и продолжить путь налегке.
   Осмотревшись, друзья заметили впереди небольшую бедную деревню с убогими покосившимися домами и завод, с высокой дымящейся трубой, расположившийся в добротном кирпичном здании. Одна единственная улица селения пустовала, если не считать мальчика в красной рубахе и синих штанах, с деревянным молотком в руках и колчаном за плечами. Ребенок носил странные очки, напоминающие микроскоп на душках и с интересом изучал встречающиеся на дороге предметы.
   -Эй, пацан! - крикнул Скюл. - А где взрослые, куда все подевались?
   Ребенок перестал рассматривать дохлый велосипед и, сдвинув очки на лоб, направился к Лёве и бородачу. Каково же было удивление наших знакомых, когда вместо мальчика к ним подошел маленького роста старик с желтым потрескавшимся лицом и хитрыми карими глазами.
   -Разрешите представиться, - поклонился незнакомец, - Миум, врач и хозяин мыловаренного завода.
   Он улыбнулся и поднял валявшуюся рядом со скамейкой табличку: "Мойте руки после сна, гуляния, еды и питья!"
   -Беда с этими селянами: говоришь, говоришь о чистоте и порядке, а им все, как горох о стенку, - Миум достал из кармана тряпку и протер запылившуюся надпись. - Надеюсь, вы то хоть дружите с гигиеной?
   -Конечно, дружим, - сказал Скюл. - Вот мыла у вас прикупили, теперь дружба еще крепче станет.
   Хотя врач и не вышел ростом, но чувствовалась его недюжинная сила. Чего стоит, например, деревянный молоток, который Миум таскал с собой. Когда старик занимался табличкой, то положил инструмент на землю. Находившийся рядом Лёва попытался сдвинуть молоток с места, но он оказался очень тяжелым.
   -Что у вас там, свинец? - удивился мальчик и, наклонившись, прикоснулся к рукоятке.
   -Не тронь! - закричал хозяин завода. - А вдруг у тебя на руках микробы и они перепрыгнут на мой молоток?
   Вель одернул руку и недоуменно посмотрел на Миума:
   -Разве вы не знаете, микробы не могут прыгать с предмета на предмет. И вообще...
   -Что вообще? - рассердился старик. - Ты кого вздумал учить?
   -Извините, я не желал никого обидеть, - опешил Лёва.
   -Не желал, а обидел, - хозяин мыловаренного завода насупился. - Я хотел пригласить вас в гости, а теперь не стану, - он поднял валявшийся молоток и пошел прочь. - Посмотрим, как вы выживите в этой кишащей микробами деревне!
   Миум приблизился к дохлому велосипеду и, опустив странные очки на глаза, принялся рассматривать руль машины. Время от времени врач доставал из колчана длиннющий гвоздь и, хорошенько прицелившись, тыкал им в невидимого врага. Затем устанавливал гвоздь на дорогу и забивал в землю.
   -Странный тип, - произнес Скюл. - И кто только раздает таким людям молотки? - бородач поднялся. - Ладно, вставай, если мы идем правильно, то Мыльный каньон выведет нас к реке Цыпе.
   Когда приятели поравнялись с Миумом, тот окликнул путников, и подозвал к себе:
   -Эй вы, всезнайки, топайте-ка сюда! - врач снял очки и протянул Лёве. - Надевай и взгляни на колесо.
   Не желая перечить самому влиятельному жителю деревни, мальчик приставил неудобное приспособление к глазам, и посмотрел в указанное Миумом место. Увиденное поразило его настолько, что первые несколько секунд сын Рисмуса не мог проронить ни слова. Группа крошечных черных шариков с тощими ручками и ножками обступила сырную глыбу и, не торопясь, поглощала еду.
   -Кто это? - прошептал Лёва, боясь распугать таинственную компанию.
   -Кто, кто? - захохотал Миум. - Микробы, кто же еще!
   Почувствовав опасность, черные шарики оскалились, продемонстрировав неправдоподобно большие зубы. Перестав есть они начали размахивать кулаками и, подскакивая вверх, плеваться желто-зелеными слюнями. Вскоре стекла очков оказались забрызганными настолько, что Лёва вынужден был прекратить наблюдение.
   -Ну, видел? - спросил врач. - А то микробы не прыгают, микробы не прыгают! - Миум достал из кармана бутылочку с бесцветным раствором и осторожно удалил слюни. - В следующий раз молчи, за умного сойдешь.
   Хозяин мыловаренного завода принялся тереть очки рыбьей шкурой и протирать цветастой тряпкой.
   -А я? - сказал Скюл. - Я тоже хочу посмотреть на микробы.
   -Обойдешься! Тебе о них друг расскажет. Если всякому давать свои вещи, то никакого пота черепаховых мух не напасешься.
   -Чего не напасешься? - переспросил бородач.
   -Пота черепаховых мух, - повторил Миум. - Я использую его в качестве дезинфицирующего средства, после контакта с подозрительными личностями.
   -У, жадина, - обиделся Скюл.
   -Жадность тут ни причем, просто я разумный человек, - врач осмотрелся. - Жаль, в деревне никого нет, все смыливают мыло, а то бы любой подтвердил правильность моих слов. Да, кстати, а вы, почему до сих пор здесь, а не у воды? Завтра, каждый из вас должен будет купить еще по сто кусков мыла. Надеюсь, продавцы предупредили чужестранцев о существующем законе.
   -Предупредили, - кивнул Скюл. - Но ты напрасно беспокоишься дедуля, мы не намерены задерживаться в вашей деревне так долго. Нам нужно лишь миновать каньон и выйти к реке Цыпе. Если мы пойдем прямо по улице, то попадем на берег?
   -Попадете, - пробубнил Миум, потерявший интерес к приятелям. - Только поторапливайтесь, а то сами не заметите, как наступит время покупки и придется выкладывать денежки.
   Лёва обратил внимание на худую прехудую женщину, с пустым тазом, поднимающуюся по тропинке со стороны реки. Завидев врача, она вздрогнула и, развернувшись, побежала обратно.
   -Вот негодница, - сжал кулаки Миум, - опять удирает! Уже третий день мыла не покупает и не приходит отрабатывать на завод. Ну, я ей сейчас покажу! - врач попрощался с Лёвой и Скюлом и устремился за беглянкой, размахивая молотком и громко ругаясь.
   Желая поскорее покинуть деревню, наши знакомые пошли по сельской улице, перескакивая через неглубокие ямы и канавы, обходя стороной лужи и грязь. Тут и там, на заборах и стенах домов, виднелись предупреждающие надписи, вероятно сделанные заботливой рукой Миума, беспокоящегося о здоровье соплеменников. "Мойте руки после мытья!" - прочитал Лёва и улыбнулся глупости хозяина завода. Но это были еще не самые смешные письмена, попавшиеся на глаза приятелям. Выйдя на главную площадь селения, друзья приблизились к старому полуразвалившемуся фонтану. В том месте, где некогда текла вода, лежали песок и галька, и стоял огромный кусок коричневого туалетного мыла с вырезанными на нем словами: "Если бы мыло можно было есть, его надо было бы есть!"
   Нигде не задерживаясь больше, чем на пять минут Лёва и Скюл довольно быстро миновали убогую деревушку и вышли к синей фанерной будке и полосатому шлагбауму, перекрывающему выход из каньона. Две чумазые старухи, игравшие в шахматы, завидев чужестранцев, встали и преградили им путь.
   -Если вы хотите покинуть Мыльный каньон и следовать дальше, то должны...
   -Знаем, знаем, - перебил их бородач, - купить по сто кусков мыла. Держите! - Скюл бросил бабкам несколько золотых монет. - Мыло возьмите себе.
  

РЕКА ЦЫПА

   Прежде чем идти далее приятели сделали привал возле квадратного арбуза и перекусили росшими тут же заварными пирожными. Испив дождевой воды из медной шляпы, оставленной кем-то на траве, друзья отправились по узкой резиновой тропинке. Дорога шла вниз, и шагать было легко и приятно. Еще издали Лёва заметил своенравную Цыпу и у мальчика стало неспокойно на душе. Сын Рисмуса с недоверием относился к рекам, озерам и болотам. Те не многочисленные встречи, которые случались у него с ними, заканчивались, как правило, неприятностями. И на этот раз все складывалось не лучшим образом. Мутный грязный поток шириной метров сто, не меньше, отделял их от левого берега. Видневшиеся не вдалеке остатки сгоревшего моста не могли помочь нашим знакомым перебраться на другую сторону.
   -Что же делать? - мальчик подошел к реке и опустил руку в воду. - Надо же какая холодная! - удивился он.
   -И соленая, - заметил Скюл, попробовав темную жидкость на вкус.
   -Думай ... думай... думай, - вель уселся на валявшуюся корягу и сжал голову.
   -А может построить плот? - предложил бородач и сам же отказался от заманчивой идеи, заметив в воде огромную морду чудовища с длинными подвижными отростками возле глаз, грызущую кусок бревна. - Не получится, эти твари растащат дерево на закуску.
   Неожиданно Цыпа замедлила стремительный бег и потекла плавно и неторопливо. Так продолжалось минут двадцать или тридцать, а потом все вернулась на круги своя: река забурлила и, вспенившись, вновь понеслась, как угорелая.
   -А что если воспользоваться подарком Пули-Мули, директора завода погоды? - Лёва пошарил в карманах и вытащил пробирку с остатками серебристого вещества. - Кажется это воздушная горчица, она вызывает дождь...
   -Зачем нам дождь? - Скюл приблизился к товарищу. - У нас и так воды завались: тони не хочу.
   Сын Рисмуса поднял руку, словно говоря: "Подожди, я еще не все сказал" и извлек из холщевого мешочка прозрачный пакетик с розовым прямоугольным кусочком.
   -Посмотрим, что тут интересного, - Лёва улыбнулся и положил находку на ладонь.
   -Да это же снег! - глаза бородач заблестели от счастья. - А я и забыл про него. Ура, мы спасены! - абориген подпрыгнул от радости. - Станем сыпать снег на воду, и вода замерзнет, и мы спокойненько перейдем на левый берег, - Скюл принялся изображать, как они идут по льду на другую сторону реки.
   -А вдруг не получится? - нахмурился Лёва.
   -Получится, не бойся, - ободрил друга Скюл. - В крайнем случае, наймем корабль.
   -Где ты заметил корабль? - вель осмотрелся в надежде узреть спасительное судно.
   Но река была пуста. Ни лодкой, ни лодочкой, ни тем более кораблем, о котором упоминал бородач, нигде и не "пахло".
   Цыпа вновь смягчилась, и ее воды потекли медленно-медленно, почти замерли, словно она и вовсе намерилась остановиться и превратиться в узкое длинное озеро.
   -Да, корабля нет, - согласился Скюл, - но с такими деньгами, как у нас, мы всегда найдем умельцев готовых его построить.
   -Пожалуй ты прав, - Лёва осторожно раскрыл пакетик, и достал розовый прямоугольник концентрированного снега. - Так, что там говорил Пули-Мули?
   -Кажется, комочек нужно развести в воде, - сказал бородач, - а затем выдувать через соломинку, будто мыльные пузыри.
   Сын Рисмуса поднял огромную раковину и вытряс из нее песок. Потом промыл и наполнил водой. Сделав несколько трубочек из камыша, Лёва приготовился действовать.
   -Не бросай все сразу, - предупредил Скюл товарища, - сначала кинь небольшой комочек, а то вдруг мы делаем неправильно.
   Мальчик отщипнул чуть-чуть от основного куска и опустил в раковину. Вода тотчас вспенилась и, перелившись через край, забурлила и над ее поверхностью появились маленькие черные птички. Лёва набрал в соломинку шипучей жидкости и осторожно дунул в отверстие. Вместо ожидаемого пузыря из трубки показалось колечко ярко-красного дыма, распавшееся на сотни крошечных белых бабочек. Насекомые замахали крыльями, обдав мальчика холодом и поднявшись на десяток метров вверх, обратились в красивые резные снежинки. Между ними затрещали электрические разряды, и воздух вокруг наполнился свежестью.
   -Ура, снег! - закричал Скюл и перья на его голове заходили ходуном.
   Надо сказать, подарок Пули-Мули вел себя не совсем обычно. Еще в вышине снежинки принялись слипаться друг с другом в крупные, сантиметров десять в диаметре, хлопья, которые, падая на землю, рассыпались на малюсенькие кристаллы, а затем склеивались в сплошной ледяной панцирь толщиной в два пальца.
   -К берегу, давай к берегу, - сказал Скюл и подтолкнул Лёву к Цыпе.
   Опускаясь практически на стоячую воду снежные хлопья, не разлетались на кристаллы, а сразу, миную эту стадию, образовывали толстую и прочную корку льда. Однако, в тот момент, когда вель "наморозил" несколько квадратных метров льда, выдерживающего вес путешественников, скорость течения изменилась и Цыпа вновь превратилась в неукротимого зверя, вспенив мутные грязные воды. Льдину оторвало от земли и унесло на середину реки.
   -Ох, какая жалость! - всплеснул руками бородач. - Придется все начинать сначала.
   Подождав пока Цыпа утихомириться приятели снова стали творить переправу. Им нужно было спешить, ведь на то, чтобы одолеть почти сто метров водной глади, друзьям отводилось не так уж много времени. В любой момент река могла взбунтоваться и сменить милость на гнев. Да к тому же лед, образованный снежинками, оказался недолговечным. Простояв минут пять или шесть он принимался быстро таять, шипя и брызгаясь горячими сиреневыми каплями. Таким образом, уже вскоре, наши знакомые очутились на хрупком мостике-льдине, растущем в направлении левого берега и тающем со стороны правого.
   -Хорошо хоть река остановилась, - произнес Скюл держащий раковину с раствором снега, - а то крутились бы сейчас, как на карусели.
   -Да, - согласился Лёва, - хоть в чем-то повезло.

МЕРТВОЕ ДЕРЕВО

   Благополучно преодолев Цыпу, приятели направились к небольшому бугру, намереваясь оттуда осмотреть окрестности. Забравшись на возвышенность, друзья увидели Кемм, расположившийся в огромном идеально ровном кратере, а в нескольких километрах правее, красивейший дворец Темдера, сделанный из черного базальта и белого мрамора.
   -Помнишь, что говорил Шаман Песков? - поинтересовался Скюл.
   -Да, - Лёва кивнул, - метрах в ста от крепостной стены, возле реки, находится мертвое дерево, а рядом, в кустарнике, нора, которая ведет на продуктовый склад императорской резиденции.
   -Молодец! - похвалил бородач. - У тебя хорошая память, ты почти слово в слово повторил напутствие умного старца.
   Решив не показываться в столице царства Микро, дабы не привлекать к себе внимания шпионов Его Величества, Лёва и Скюл благоразумно пошли в обход, огибая город стороной и держа курс на дворец Темдера. Перепрыгивая с кочки на кочку, мальчик глядел вперед, стараясь заметить мертвое дерево, но вокруг даже и намека не было на какое-нибудь хоть мало-мальски похожее растение.
   -Мы скоро уже вплотную подойдем к крепостной стене, а дерева все нет и нет, - озабоченно произнес Лёва. - Может умный старец, что-то напутал?
   -Скажешь тоже? - на груди у Скюла кто-то зашевелился, и бородач не сильно прижал таинственное существо ладонью. - Тихо, тихо, успокойся, - произнес абориген и, расстегнув верхние пуговицы платья, засунул руку за пазуху.
   -Кто у тебя там, - мальчик остановился, - местный зверек или птица?
   -Да нет, - Скюл извлек на свет небольшой, сантиметров тридцать в длину, румяный батон. - Помнишь, я оторвал кусок от Прохвоста, когда уходил из деревни пустынных людей?
   -Ну, - Лёва кивнул.
   -Так кусок вырос и превратился во взрослую булку, - бородач протянул приятелю извивающийся хлеб. - Держи, дарю. Только ноги приделай. Рот у него сам появляется, а вот ноги, хвост или там глаза, нужно мастерить владельцу.
   Почувствовав чужака, батон оскалился, обнажив несколько рядов острейших зубов и, зарычав, попытался укусить мальчика. Вель вовремя одернул руку, и отскочил в сторону.
   -Ух, ты, ну и злющий! - воскликнул сын Рисмуса. - Мне кажется, Прохвост был не такой.
   Скюл зажал пасть батону и подозвал друга к себе:
   -Иди сюда, не бойся. Да не бойся, тебе говорят! Погладь его, он должен привыкнуть к новому хозяину.
   Лёве не очень хотелось связываться с сердитым хлебом, и мальчик отказался:
   -Нет, спасибо, оставь булку себе.
   -Не пойдет, - Скюл приблизился к велю и, взяв руку приятеля, положил на батон. - Думаешь, Прохвост, когда первый раз со мной встретился, обрадовался и завизжал от счастья? Как же, жди! Так цапнул за палец, ого го, чуть совсем не откусил! Это потом он стал разрешать себя трогать, а вначале огрызался дня два или три.
   Лёва осторожно провел ладонью по теплой шероховатой корке батона. Удивительно, но хлеб перестал рычать.
   -Надо же, - улыбнулся Скюл, - ты ему нравишься.
   Бородач нагнулся и, подняв небольшую веточку, воткнул в заднюю часть булки. Получился хвост.
   -Только не делай батону ноги, - сказал Лёва, - а то он станет цепляться за мои брюки.
   -Перестань, - отмахнулся бородач, - хлеб с тобой познакомился.
   Не обращая внимания на просьбу мальчика Скюл принялся искать четыре ровные палочки и вскоре булка, ориентируясь по запаху, радостно носилась за летучими скрепками, лая и подпрыгивая высоко вверх, словно игривый щенок.
   -Во время первой встречи, я заметил, как понравился тебе Прохвост, - признался бородач, - вот и решил вырастить такого же. Когда будешь возвращаться в свой козявочный Мир, захвати его с собой, на память о путешествии по империи Темдера.
   -Спасибо, - растроганный Лёва подошел к Скюлу и крепко пожал другу руку. - Огромное спасибо!
   -Да ладно, - отмахнулся бородач. - Если хочешь, можешь сделать хлебу глаза и уши.
   Мальчик присел на корточки и позвал батон:
   -Булка, булка, булка! На-на, на-на, на-на! Иди-ка сюда!
   -Ты чего его булкой дразнишь? - засмеялся бородач. - Дай хлебу имя, пусть привыкает.
   -Я стану звать батон Чекуреком, так называют червей с планеты Конфета.
   Мальчик хлопнул в ладоши и крикнул:
   -Чеку, Чеку, ко мне!
   Вы удивитесь, но булка охотно подбежала к Лёве и, остановившись возле мальчика, завиляла хвостом. Сын Рисмуса приладил Чеку уши, а затем отыскал два круглых черных камешка и сделал глаза. Радости батона не было предела, он завизжал и начал кувыркаться, делая по пять-шесть переворотов через голову за один раз. Потом принялся носиться вокруг наших знакомых, словно приглашая поиграть вместе с ним.
   -Уймись, - мальчик изловчился и подхватил на руки пробегающего мимо Чеку, - нам некогда с тобой резвиться. Давай сначала отыщем мертвое дерево, а уже потом повеселимся.
   -Дерево, дерево, - проворчал Скюл. - Ты прав, тут нет никакого дерева, только огромный каменный пень. Неужели Шаман Песков и в самом деле ошибся?
   Лёва замер:
   -Как говоришь, каменный пень?
   -Ну да, вон он, - бородач показал в сторону Цыпы. - А рядом валяется такой же каменный ствол... Подожди-ка, - догадался Скюл, - да это, наверное и есть мертвое дерево!
   Приятели подбежали к пню и обошли вокруг остатков гиганта. Пень был примерно семь метров в диаметре, а лежащий рядом ствол, протянувшийся до реки, не менее двухсот.
   -Ура, - обрадовался Лёва, - мы нашли мертвое дерево!
   Скюл взобрался на пень и осмотрелся:
   -Теперь нужно разыскать нору, ведущую на продуктовый склад.
   Вырвавшийся из рук мальчика Чеку залаял и начал носиться по траве.
   -Тише, - цыкнул на батон бородач, - нас могут услышать!
  

НОРА

   Отыскать нору оказалось делом не сложным. Друзьям пришел на выручку батон. Кинувшись к невысокому кустарнику, на какой-то подозрительный шум, Чеку зарычал, а потом отрывисто залаял. Лёва трижды позвал хлеб, но он не спешил к новому хозяину и мальчик решил посмотреть, что заинтересовало его четвероного товарища. К радости сына Рисмуса это был глубокий провал в земле, вероятно, та самая нора, которую искали путешественники.
   Чеку скакал по краю ямы и, водя ушами из листьев, недовольно глядел на полукруглое отверстие со следами древней кирпичной кладки.
   -Молодец! - Лёва погладил батон и окликнул Скюла. - Иди сюда, кажется, Чеку нашел нору!
   Обойдя впадину вокруг, приятели обнаружили вбитый кол и привязанную к нему веревочную лестницу. По-видимому, кто-то совсем не давно спускался вниз. Это обстоятельство сильно встревожило наших знакомых, так как им не очень-то улыбалось встречаться в подземелье с незнакомцем или того хуже, незнакомцами.
   -Кто бы там ни был, все равно нужно лезть в яму, - Скюл встряхнул лестницу и поставил ногу на ступеньку. - Если мы не добудем стакан, нам его никто не принесет на блюдечке.
   -Ты сказал мы? - удивился Лёва и недоуменно посмотрел на товарища. - Но ты же хотел только помочь найти нору, а затем отправиться домой?
   -Мало ли что я хотел. Вначале я вообще предполагал довести тебя лишь до деревни пустынных людей, - Скюл засмеялся. - А потом гляжу, чужестранец вроде ничего, дай думаю, дойду с парнем до завода погоды, - бородач пригладил перья на голове. - Ну, а после и до реки Цыпы дошагал. За те дни, которые мы провели в странствии, ты стал мне настоящим другом, - признался абориген, - а Скюл друзей в беде не бросает.
   -Выходит мы вместе? - обрадовался Лёва.
   -А ты сомневался?
   Первое, что увидели приятели, когда вступили в подземелье, несколько картонных коробок, деревянный ящик и бочку. На коробках стояли большие синие печати с изображением дракона, а на ящике штамп с надписью: "Еда для Императора".
   -Есть хочешь? - спросил Скюл и направился к ящику.
   -Еще бы, - Лёва посмотрел на впалый живот, - давно пора подкрепиться.
   Бородач отвязал от ноги складную дубинку:
   -Сейчас узнаем, чем питается Темдер, - абориген размахнулся, и хотел ударить по деревянной крышке.
   Но в это время в ящике кто-то зашевелился и оттуда показался Лазур.
   -Полегче парень, опусти палку, - сказал пряник и, кивнув на Чеку, поинтересовался. - А булка не кусается?
   -Нет, не бойся, - Лёва спрятал Чеку за пазуху.
   Любимец свергнутого императора Хала Старшего поправил треугольную шапочку и похлопал ладонями по глазурованным бокам.
   -Ну и пылища же в ящике братцы, я чуть не задохнулся, - он протянул Скюлу короткие ручки и попросил помочь спуститься на землю.
   -Как ты тут очутился, - удивился Лёва, - ведь мы расстались с тобой далеко отсюда?
   -Пришел по лабиринту, - Лазур приблизился к бочке и три раза постучал по железному обручу. - Все нормально, Ваше Величество. Это мои знакомые, Лёва и Скюл, они не причинят вам вреда.
   Крышка бочки приподнялась, и из вместилища вылез лысый мужчина средних лет с одной единственной волосиной на голове. Волосина была толщиной с палец и имела не менее двух метров в длину. Незнакомец неторопливо обмотал ее вокруг шеи и, поправив просторную сшитую из мешковины одежду, сложил на груди руки.
   -Меня зовут Хал, я единственный законный правитель страны.
   Лазур подскочил к Лёве и Скюлу и прошептал:
   -Если вы преклоните колени, Его Величеству будет приятно.
   Мальчик и бородач опустились на землю. Абориген подозвал пряник и тихонько спросил:
   -Неужели это тот самый Хал Старший, что скрылся в лабиринте от младшего брата Темдера во время дворцового переворота?
   -Да, - подтвердил Лазур.
   -Но на вид ему нет и сорока, - не поверил Скюл, - а тому должно быть около пятисот лет!
   В разговор вмешался свергнутый император:
   -Все дело в монаршей прививке, которую делают нам при вступлении на престол. Она позволяет сохранять молодость и здравый ум до глубокой старости, до девятисот девяносто девяти лет. Месяц назад мне исполнилось четыреста восемьдесят восемь лет.
   Его Величество подошел к Лёве и Скюлу и положил руки на их плечи.
   -За последние годы вы первые, кто склонил передо мной колени, - он не много помолчал. - Остальные либо смеялись, либо, позарившись на обещанное вознаграждение Темдера, пытались убить. Если случится так, что я снова вернусь на престол, я исполню любое ваше желание.
   Хал Старший снял с безымянного пальца два перстня с личной монограммой в виде красиво переплетенных букв "Х" и "С" и протянул приятелям.
   -Какая честь! Какая честь! - Лазур раскрыл от удивления рот. - Вы стали гудуатами!!!
   -Кем-кем? - не понял Лёва.
   -Гудуат, высший дворянский наследственный титул, - пояснил Скюл. - Если в деревне песчаных людей узнают, что я заделался гудуатом, меня здорово поколотят.
   Бородач хотел вернуть кольцо, но пряник его остановил, упросив не обижать Хала Старшего.
   -Спасибо Ваше Величество за почетное звание, - Скюл спрятал перстень в карман. - Не могли бы вы нам помочь и подсказать, где Темдер хранит стакан от прохода в соседний Мир.
   Потускневшие глаза бывшего императора заблестели, и он удивленно посмотрел сначала на Скюла, а затем на Лёву.
   -Неужели вы задумали проникнуть в тайный колодец?!
   -Да, если именно там находится стакан, - подтвердил мальчик.
   -Конечно там! - оживился Хал Старший. - Все самые ценные вещи страны и магические реликвии спрятаны в колодце. И я даже знаю, как открыть крышку тайника, но вот беда, его охраняет Великий Дух Чауо. - Лицо собеседника перекосилось от страха, - Ужасное бестелесное создание, служащее тому, кто владеет алюминиевой заколкой, символом власти правящего монарха.
   -О Духе не беспокойтесь, - улыбнулся Лёва, - у нас есть против него надежное средство, - мальчик вынул из-за пазухи небольшой мешочек перевязанный шелковым шнурком и показал Халу Старшему.
  

ПРОДУКТОВЫЙ СКЛАД

   Немало удивившись, что Великий Дух Чауо их не заметит, если они применят обыкновенную толченую ромашку, хоть и высушенную Шаманом Песков, свергнутый император произнес:
   -Данная новость полное откровение для меня. Никто из моих предков и не догадывался о существовании оружия способного победить самое страшное создание нашего Мира.
   -Насчет победить не знаю, - Лёва развязал мешочек и достал горсть серого порошка, - об этом умный старец ничего не говорил. Он обещал лишь невидимость.
   Все воспользовались подарком Шамана Песком и посыпали на головы волшебной ромашки. Я сказал все, так как и свергнутый император и, разумеется, верный слуга Лазур решили составить компанию Лёве и Скюлу. Никакие уговоры Хала Старшего остаться и подождать, когда мальчик и бородач вернуться назад и принесут вместе со стаканом алюминиевую заколку, не помогли. Его Величество лично пожелал участвовать, как он выразился: "в историческом похищении символа власти".
   -Потомки мне не простят, если обыкновенные люди, хоть и возведенные в гудуаты, выполнят за меня эту миссию, - настаивал Хал Старший на участии в опасной экспедиции. - Я должен сам отнять у младшего брата трон.
   -Такая толпа героев будет сильно привлекать к себе внимание, - насупился сын Рисмуса.
   -Ладно, - прошептал Скюл, - пусть идет, может пригодиться, ведь никто не знает дворец лучше бывшего императора. И вот еще что, не забудь о батоне, - напомнил бородач о Чеку, - сделай и булку невидимой, посыпь толченой ромашкой.
   После недолгих приготовлений Лёва, Скюл и Хал Старший пошли по сырому проходу, ведущему на продуктовый склад. Покрывающая стены и потолок синяя плесень сияла во мраке, хорошо освещая подземелье. Пол коридора был буквально завален бумагой, картоном, поломанными ящиками и разбитыми стеклянными банками и бутылками.
   -Видно этот путь хорошо знаком ворам и воришкам, - заметил вель, споткнувшись о бочонок с маринованными ногтями озерных тараканов.
   -Как верну трон, перво-наперво прикажу заделать дыру и поменяю стражу на складе, - сказал сердито Его Величество.
   Подойдя к развилке Хал Старший остановился и, нахмурив лоб, начал думать в какую сторону идти.
   -Нам сюда, - показал Скюл и повернул на право.
   -А ты откуда знаешь? - бывший монарх не спешил следовать за бородачом.
   Абориген молча, показал на двойную стрелку на стене, с одной стороны который было написано "Склад", а с другой "Выход".
   -Надо же, - удивился Хал Старший, - да тут прямо, как на бульваре, кругом указатели.
   -Вот негодяи! - возмутился выглянувший из кармана своего господина Лазур. - Разве они не знают, что воровать не хорошо!
   Примерно через полчаса путники вышли к дыре пробитой в толстой стене, выложенной из гранитных блоков. Преодолев отверстие, компания оказалась в огромном зале с низкими потолками заставленном бочками, бутылками, банками и ящиками с продуктами. Давно голодные Лёва и Скюл приблизились к коробке с шоколадными яблоками и, достав по одному, с удовольствием съели.
   -А вы Ваше Величество, почему не едите? - поинтересовался бородач и протянул Халу Старшему шоколадку.
   -Благодарю, - отказался свергнутый император, - я не ем сладости чаще, чем два раза в год.
   Он засунул руку под просторный балахон из мешковины и, порывшись в спрятанной под платьем сумке, вытащил на свет бронзовый ключ с петушиной головой на ручке.
   -Это самый главный ключ, им можно открыть практически любую дверь во дворце, за исключением нескольких, но и от них, - Его Величество похлопал себя по животу, - у меня имеются специальные крючки-отмычки.
   Хал Старший зашел за огромную бочку с вином и, вставив ключ в едва заметную щель, повернул три раза в одну сторону и четыре раза в другую и прямоугольный камень со скрежетом отодвинулся в сторону.
   -Прошу, - Его Величество улыбнулся, видя, как Лёва вздрогнул, заметив в проеме хода белый скелет человека. - Не пугайся, кости не причинят тебе вреда. Они принадлежат волшебнику низшего ранга и нападают на людей только ночью.
   Скюл воспользовался зажигалкой и зажег висевшую на стене масляную лампу, пожалев, что в тайнике не растет синяя светящаяся плесень.
   Узкий тесный коридор со старыми стертыми ступенями, покрытыми толстым слоем пыли, вел куда-то наверх. Путникам то и дело попадались крысы с воробьиными крыльями и розовыми глазами. Грызуны сновали туда-сюда, с набитыми зерном рюкзаками, отвратительно воняя и треща, словно гремучие змеи.
   -Не обращайте на крыс внимания, - сказал Его Величество, - это зибуры, слуги Кварта, мертвого волшебника высшего ранга...
   Хал Старший застыл и попятился назад.
   -Надо же, - побледнел он, - раньше тут не было Кварта.
   Впереди послышался скрип и из-за поворота показался человеческий скелет величиной с небольшую собаку. Череп незнакомца покрывала копна желтых волос, а на груди красовалась кожаная жилетка с двумя золотыми орденами.
   -Кто здесь? - глаза Кварта загорелись оранжевыми огнями, и над ним появилось фиолетовое свечение.
   -Тише, - Лёва приложил палец к губам и замер.
   Остальные последовали примеру мальчика.
   Волшебник высшего ранга спустился на несколько ступенек вниз и, приблизившись вплотную к путникам, повторил вопрос. Не дождавшись ответа Кварт развернулся и, свистнув, пошел наверх, уводя за собой толпу нахальных зибур.
   -Вот те на, - прошептал взмокший от напряжения Хал Старший, - ваша толченая ромашка делает нас невидимыми и для мертвых волшебников.
  

СХВАТКА НА ЧЕРДАКЕ

   Решив идти в обход, чтобы не встречаться с Квартом во второй раз Его Величество открыл потайную дверцу в стене и вся честная компания перебралась в другой, еще более узкий и тесный коридор, ведущий, по словам Хала Старшего, на чердак дворца.
   Когда заговорщики очутились под крышей, бывший император начал искать трубу связанную с библиотекой Темдера. Ведь именно в ней находился тот самый тайный колодец, в котором должны были храниться алюминиевая заколка и стакан.
   -Представляю, какими мы станем черными, после того, как вылезем из трубы, - проворчал Скюл, огибая очередное квадратное отверстие выложенное из розового кирпича и возвышающееся над полом сантиметров на сорок.
   -Не волнуйся, - успокоил бородача Хал Старший, - ты не перепачкаешься в саже. Это не печные, а почтовые трубы. В каждой дворцовой комнате есть дыра в потолке соединенная с чердаком. И где бы не пребывал Темдер если ему нужно вызвать кого-то к себе или отдать приказ, он берет из прикрепленного к стене ящика летучего сурка и, прицепив к лапке послание, выпускает. Сурок улетает и оказывается на почте. Специальные служащие читают, кому предназначено сообщение и относят адресату. К стати, - Его Величество перешел на шепот, - почта размещена на чердаке и расположена не далеко отсюда.
   Едва только бывший император закончил рассказ, как из ближайшей трубы вылетела крупная муха с лягушачье мордой и, усевшись на деревянную балку, принялась теребить привязанное к ней письмо.
   -Ловите сурка! - Хал Старший расставил руки в стороны и начал осторожно приближаться к насекомому. - Мы можем узнать, о чем пишет мой младший брат Темдер.
   Лёва обошел почтаря сзади и, незаметно подкравшись, схватил за перепончатое крыло.
   -А ну, выпусти немедленно сурка, если не хочешь познакомиться с императорской тюрьмой для особо опасных преступников! - сказал появившийся неизвестно откуда прыщавый человек в красной фуражке, с сушеной бабочкой над козырьком.
   Заметив стоявших не вдалеке Скюла и Хала Старшего незнакомец попятился назад и, споткнувшись, упал на спину.
   -Вы кто такие и что делаете на дворцовом чердаке? - человек отполз на несколько метров назад. - Разве вы не знаете, тут могут находиться лишь почтальоны, сборщики грибов и сушильщики подушек? - он достал из кармана крошечный саксофон и, приложив к губам с силой, дунул в деревянный мундштук.
   На сигнал тревоги прибежало еще двое людей в фуражках, с длинными сачками в руках и почтовыми сумками через плечи.
   -Именем императора Темдера вы арестованы! - произнес незнакомец с маленьким саксофоном. - Следуйте за нами, мы проводим вас к своему начальнику.
   Однако в планы Лёвы не входило посещение начальника почты и мальчик, сорвав висевшую на веревке полусырую подушку, запустил в неприятелей. Она угодила в прыщавого почтальона и тот, не удержавшись на ногах, свалился в квадратное отверстие.
   -Что ты наделал, - закричали почтальоны, - это же труба прачечной?! Там работает злющая презлющая Визяна. Старшая прачка не любит, когда с чердака падает мусор. Теперь нашему другу достанется на орехи. Сначала старая ведьма его исцарапает, а потом заставит перестирывать испачканное белье!
   Скюл подошел к перепуганным владельцам сачков и, показав на трубу, в которой исчез их коллега, сказал:
   -А ну, быстро за ним!
   Люди в красных фуражках поспешно подступили к отверстию из розового кирпича и, не сводя глаз с дубинки бородача, попрыгали в дыру.
   -Зря мы отпустили почтальонов, - произнес Лёва. - Надо было связать и оставить тут, а сейчас о нас узнает Темдер и мы не сможем незаметно подобраться к тайному колодцу.
   -Он уже знает, - печально сказал Хал Старший. - Я прочитал послание, привязанное к летучему сурку. Это письмо от моего вероломного брата и адресовано начальнику стражи. Слушайте, о чем идет речь: "Тайный агент по кличке "водолаз", дежурящий возле реки Цыпы, сообщает, что к дворцу приближаются опасные преступники - маленький мальчик и бородатый мужчина. Приказываю, немедленно задержать злодеев и отправить в тюрьму! Темдер Младший".
   Как бы там ни было, нашим знакомым следовало идти дальше, к своей намеченной цели. Ведь все равно, рано или поздно, император узнал бы о не званных гостях. Конечно, теперь им станет труднее выполнить намеченное, но здесь уж ничего не поделаешь, жизнь есть жизнь.
   Далеко внизу послышались крики, и дворец наполнился барабанным боем и топотом сотен ног встревоженной стражи. Халу Старшему пришлось вновь воспользоваться бронзовым ключом с петушиной головой на ручке и заговорщики попали в маленькую зеркальную комнату, в полу которой имелся люк.
   -Это пожарный пост, - сказал Его Величество, - к счастью, давно заброшенный. Под железной крышкой, находится труба, по ней можно спуститься в такое же небольшое помещение, а оттуда рукой подать до библиотеки.
   Скюл взялся за кольцо и приподнял люк. Путешественники увидели ржавую трубу, толщиной сантиметров десять, уходящую вниз.
   -Давайте я полезу первым, - предложил Хал Старший. - Я лучше ориентируюсь во дворце и знаю, где располагается площадка для дозорных. Там мы немного передохнем.
   Так и поступили: Его Величество начал опускаться первым, за ним Лёва, а последним Скюл. Когда наши знакомые пребывали между тридцатым и двадцать девятым этажами, в стене, внизу, открылась маленькая овальная дверца и в проеме показалась чья-то лохматая голова. Бородач вовремя среагировал и задул масляную лампу. Незнакомец осмотрелся и, сказав кому-то: "Никого", исчез.
   -Фу, - облегченно вздохнул Хал Старший, - кажется, пронесло. А ты молодец, - похвалил он Скюла, - быстро сообразил, что делать. Не зря я произвел тебя в гудуаты. Если все закончится хорошо, и я верну себе трон, пойдешь ко мне на службу?
   -Не знаю Ваше Величество, - ушел от ответа бородач. - Пусть сначала все закончится хорошо.
  

ВЕЛИКИЙ ДУХ ЧАУО

   Примерно через полчаса свергнутый монарх остановился и радостно сообщил, что они добрались до площадки дозорных и могут передохнуть. Небольшой огороженный перилами каменный выступ позволил Лёве, Скюлу и Халу Старшему перевести дух и набраться сил для дальнейшего спуска. Достигнув тринадцатого этажа, заговорщики попали в маленькую зеркальную комнату, бывший пожарный пост, а оттуда в просторное светлое помещение заполненное брезентовыми фуфайками, медными касками и кирзовыми сапогами.
   -Отсюда уже не далеко до библиотеки, - устало произнес Его Величество, усаживаясь на многоручный механизм на колесах. - Главное, чтобы толченая ромашка действительно делала нас не видимыми для Великого Духа Чауо.
   -Не сомневайся, - успокоил спутника Скюл, укладываясь на валяющуюся на полу одежду, - если Шаман Песков сказал не увидит, значит, так оно и будет.
   Вдруг в комнате, где расположились наши знакомые, похолодало и у всех, без исключения заболели головы и застучало в висках.
   -Это Великий Дух Чауо, - прошептал побледневший Хал Старший, - он совсем рядом. Тише, возможно Дух пролетит мимо и не заглянет на склад пожарных принадлежностей.
   Как назло, батон, которому надоело быть за пазухой у Лёвы, гавкнул и попытался выбраться наружу.
   -Ну вот, - рассердился Хал Старший, - теперь Злой Дух нас услышит.
   И будто в доказательство его слов находящиеся в комнате вещи задрожали, и у присутствующих пересохло во рту. Лёва узрел над полом движущиеся струйки воздуха, какие можно заметить в жаркий день после дождя и ощутил неприятное прикосновение к лицу и рукам чего-то влажного и липкого.
   -Кто здесь? - спросило глухим грудным голосом бестелесное существо. - Покажись или я сам отыщу тебя!
   Лёва зажал пасть Чеку и, прижавшись к стене, затаил дыхание. Мальчик глазам своим не поверил, когда увидел, как лежащий на фуфайке сапог взлетел и, зачерпнув голенищем, пыль с пола, поднялся к потолку и принялся рассыпать ее по всей комнате. Невесть откуда возникшие тонкие красные лучи стали пронизывать наполнившуюся мельчайшими частицами грязи комнату, вырисовывая контуры сидевшего на механической тележке Хала Старшего и стоящего в углу сына Рисмуса.
   -На пол! - крикнул Скюл. - Падайте на пол!
   Его Величество и вель, бухнулись на грязные доски и, боясь пошевелиться, приготовились к худшему.
   -А, - засмеялся Великий Дух Чауо, - так значит, вас трое и вы хотите поиграть в прятки.
   Находящиеся на складе вещи взмыли вверх и начали кружиться вокруг старой бронзовой люстры.
   -Покажитесь, - повторило требование бесплотное существо, - или я обрушу на вас весь хлам и вам не поздоровиться!
   Но ни один из наших знакомых даже не сдвинулся с места.
   -Ладно, вы сами вынудили меня к решительным действиям, - зло прошептал Великий Дух Чауо и, дико зарычав, завыл.
   Висевшие в воздухе каски, сапоги, фуфайки и многоручный механизм на колесах принялись с грохотом падать вниз и, коснувшись пола, вновь подлетать к потолку. Так длилось минут пять или десять. За это время все тело Лёвы покрылось синяками и ссадинами, а на затылке появилась огромная шишка.
   -Ну, хватит или продолжить? - спросил бестелесный Дух и, не дождавшись ответа, затрещал, будто взбесившаяся сорока.
   Температура в помещении стала подниматься, и Лёва почувствовал, что еще немного, и потеряет сознание. В тот момент, когда у мальчика поплыли круги перед глазами, она опять начала опускаться. Наступил сильнейший холод. Валявшиеся на полу вещи покрылись инеем, а на потолке появились небольшие сосульки. Лёве, Скюлу и Халу Старшему сделалось очень плохо. Особенно страдал Хал Старший, совсем не переносивший морозов. Лысая голова свергнутого Величества посинела и потрескалась, а единственный толстый волос, который раньше сверкал и переливался на свету, потускнел и поблек. Да к тому же бывший император сильно боялся Великого Духа Чауо. Его зубы стучали так сильно, что могли выдать несчастного злодею. Чтобы этого не произошло, верный слуга Лазур вылез из кармана своего господина и предложил помощь.
   -Зажмите меня в зубах, Ваше Величество и вам полегчает.
   Хал Старший засунул пряник в рот и стиснул зубы. "Теперь понятно, откуда у Лазура на боку след от зубов", - подумал Лёва, дуя на онемевшие руки и растирая побелевший нос и щеки.
   Поморозив неприятелей с полчаса, самое страшное существо империи решило сменить тактику.
   -Ладно, - сказал обескураженный неудачей Великий Дух Чауо, - видно вы не простые преступники, а особенные. Придется вернуться в библиотеку за черепаховой перчаткой. Чувствуются происки Шамана Песков, называющего себя Супусом-нирусом-тадаком-чаком. Ну, ничего, вот только расправлюсь с вами и навещу старинного врага, покажу, мерзавцу, как строить козни против меня!
   Когда бестелесное создание покинуло склад, Лёва подбежал к лежащему на животе Халу Старшему и стал трясти за плечо.
   -О какой перчатке говорил Великий Дух Чауо и чем она может нам навредить?
   Бывший император выплюнул изо рта пряник и, вытерев губы, не спеша сел на пол.
   -О волшебной. Перчатка сшита из панциря очень редкой грустно-веселой черепахи и Великий Дух Чауо с ее помощью хватает людей, - Хал Старший посмотрел на трясущиеся руки. - Я думал мне пришел конец. Непонятно, почему у нас не перестали биться сердца? - Его Величество положил ладонь на грудь и прислушался. Вероятно, толченая ромашка уберегает и от этой напасти. Ведь Великий Дух Чауо страшен именно тем, что останавливает сердца у своих жертв и замораживает их души.
   -Ладно, хватит болтать, - сказал Скюл, отряхивая платье, - нужно поскорее убираться отсюда, пока наш приятель не вернулся за нами, - он подошел к деревянной двери и взялся за ручку.
   -Не сюда! - крикнул Хал Старший. - Дубовая дверь ведет в "Зал ничего не делания", а там полно народу. Нам нужно в галерею славы, - Его величество встал и приблизился к третьей с лева двери.
  

БИБЛИОТЕКА

   Галерея славы представляла собой овальную стометровую комнату с большими вытянутыми окнами с одной стороны и сплошными стеллажами, от пола до потолка, с другой. На стеллажах располагались разные вещи с привязанными к ним бирками с номерами и лежали бронзовые бюсты. Сотни бюстов.
   -Это мои многочисленные родственники и великие государственные преступники, - мимоходом пояснил Хал Старший. - Если нас поймают, тут появятся и наши скульптуры.
   Заговорщики почувствовали, как у них начали болеть головы, и застучало в висках. Догадавшись, кто находится рядом, все кинулись на пол и затаились. К счастью бестелесное создание пролетело мимо, вероятно в направлении склада пожарных вещей и друзья по несчастью вздохнули с облегчением.
   -Нам надо спешить, - сказал бывший император. - Великий Дух Чауо очень быстро сообразит, что там никого нет, и бросится на поиски злоумышленников или вернется в библиотеку, охранять тайный колодец.
   Хал Старший приблизился к колонне и, надавив на зеленую плитку, открыл треугольное отверстие в стене между полками. Достав отмычку с крючком на конце, Его Величество вставил ее в дырочку и, поковырявшись с минуту, отворил потайную дверь.
   -Заходите, - произнес сдавленным голосом бывший император, - мы у цели.
   Лишь только заговорщики закрыли за собой дверь, как по галерее славы пробежала толпа взволнованных стражников.
   -Подождите, - задержал Лёву и Скюла Хал Старший, - дайте мне посмотреть, не вернулся ли Великий Дух Чауо в клетку.
   -В какую клетку? - спросил Лёва с трудом сдерживающий Чеку, которому надоело сидеть за пазухой.
   -Основная обязанность самого страшного существа империи, стеречь тайный колодец, - Его Величество подошел к тяжелой бархатной портьере и осторожно выглянул из-за нее. - Странно, клетка стоит на другом, месте, - удивился он.
   -Да что за клетка? Объясните, наконец! - рассердился мальчик.
   -Чтобы у Темдера не болела голова, не мерзли уши и щеки, или того хуже, не перестало бы биться сердце, Великий Дух Чауо большую часть времени проводит в специальной клетке из высушенных бранных слов. Она спасает окружающих от смерти.
   Выйдя из-за портьеры, наши знакомые оказались в квадратной комнате без окон с огромным, во весь потолок, светильником. Из мебели в ней находилась лишь широченная кровать, да деревянная полка с парой тонюсеньких красных книжечек. На противоположной стороне помещения виднелась толстая стальная дверь с глазком, а рядом располагался покрытый не то рваной бумагой, не то лоскутами серой материи прямоугольный ящик. Лёва никак не мог понять, почему, то место, где они очутились, называется библиотекой, ведь на маленькой доске прикрепленной к стене лежало всего пара невзрачных книжонок.
   -Тоже мне библиотека?! - произнес сын Рисмуса. - Я и то, за свою жизнь прочитал больше.
   -Ну и зря, - Хал Старший подошел к клетке и, заглянув внутрь, радостно вскрикнул. - Ура, Великого Духа Чауо нет на месте, и мы можем спокойно открывать колодец!
   Лёва и Скюл приблизились к ящику и осмотрели жилище главного слуги Темдера.
   -А ты откуда знаешь, что его здесь нет, - поинтересовался бородач, - крышка то закрыта?
   -Видишь янтарную жердочку на золотых цепочках? - спросил Хал Старший.
   -Ну, - кивнул Скюл.
   -Когда Великий Дух Чауо в клетке, насест сияет изнутри. Когда нет, тускнеет и покрывается, как сейчас, серым налетом.
   Пока бывший император ковырялся возле небольшого металлического люка в полу, рядом с которым валялись разнообразные боевые перчатки сшитые из панцирей грустно-веселых черепах, используемые Великим Духом Чауо, чтобы сражаться с врагами, Лёва взял в руки одну книгу и прочитал заглавие. Она именовалась "Ищущим ответа". В ней была всего лишь одна страница, с каким-то совершенно непонятным стихотворением, называющимся: "Адресованное Простакам".
   -За что?!
   Что?
   Что, что?
   За что, что?
   - сын Рисмуса вслух продекламировал четыре коротких строчки. - Чушь собачья, - мальчик бросил книгу обратно на полку и подошел к колдующему над потайным колодцем Халу Старшему.
   Внутри замка щелкнула пружина, и массивная железная крышка плавно приподнялась. Бывший император начал быстро крутить торчащую сбоку ручку и из темноты показалось привязанное к простой пеньковой веревке ведерко. В нем лежала граненая стеклянная трубка, напоминающая стакан без дна и обыкновенная алюминиевая заколка для волос, с черным прямоугольным камнем посередине.
   Хал Старший схватил заколку и, прижав к губам, расплакался словно ребенок. Верный слуга Лазур принялся успокаивать своего господина, говоря ему разные приятные слова.
   Что касается Лёвы, то мальчик, конечно же, взял стакан и спрятал в надежное место.
   -Ваше Величество, - сын Рисмуса опустился на одно колено перед вернувшим себе власть Халом Старшим, - поздравляю с возвращением трона.
   Скюл встал рядом с приятелем, поеживаясь от холода.
   -Ты чувствуешь, - спросил бородач Лёву, - кажется, в библиотеке стало холоднее?
   Новый-старый император поцеловал заколку еще раз и, подняв вверх, уверенно сказал:
   -Не бойтесь, теперь нам нечего опасаться Великого Духа Чауо. С этой минуты он служит мне, а не вероломному Темдеры.
   -Ура! - закричал тоненьким голоском Лазур и пустился в пляс.
   А вырвавшийся из Лёвиных рук батон принялся носиться по библиотеке и заливисто лаять.
  

СВЕРЖЕНИЕ ТЕМДЕРА

   Действие ромашки заканчивалось, ведь оно было рассчитано всего на несколько часов и чтобы Великий Дух Чауо по-прежнему не мог видеть наших знакомых, им следовало снова посыпать на головы волшебного порошка. Однако Хал Старший остановил Лёву и Скюла и приятели скрепя сердце послушались Его Величество, хотя не очень то верили в силу алюминиевой заколки. Если по каким-либо причинам Великий Дух Чауо откажется подчиняться Халу Старшему, все погибнут, так как сопротивляться столь страшному и опасному существу не имело смысла, он не победим.
   У присутствующих заболели головы, и застучало в висках и из стены, со стороны кровати, появились семь боевых перчаток.
   -А, попались! - обрадовалось бестелесное существо и засмеялось глухим грудным голосом.
   Перчатки разлетелись по библиотеке и, сделав несколько кругов по комнате, замерли напротив Лёвы, Скюла и Хала Старшего.
   Ужас обуял сына Рисмуса и мальчик, отступив на шаг, сел на императорскую кровать.
   -От меня не возможно уйти, - зашептал Великий Дух Чауо и две черепаховые перчатки больно ударили Лёву в грудь.
   Вель с надеждой взглянул на Хала Старшего, но тот, еще минуту назад выглядевший таким бодрым и уверенным, побледнел и, дрожа всем телом, неотрывно смотрел округлившимися от страха глазами на перчатку висевшую перед его носом.
   -Покажите ему заколку, Ваше Величество! - крикнул Лёва.
   -Какую заколку? - загромыхало бестелесное существо. - Что?!! - все семь перчаток подлетели к раскрытому колодцу. - Вы ограбили дворцовый тайник!
   Великий Дух Чауо завизжал и ударил перчатками об пол. Одна из них отскочила и попала в грудь Халу Старшему, выведя бывшего императора из оцепенения. Он торопливо поднял вверх алюминиевую заколку и нажал на черный прямоугольный камень. Зажим для волос сделался красным и из него вырвался синий веерообразный луч.
   -Именем волшебника Гиванатавана приказываю тебе, Великий Дух Чауо, повиноваться мне, а не Темдеру!
   Влетевшие было снова в воздух боевые перчатки, бесшумно опустились на ковер.
   -Слышу тебя мой господин и повелитель, - покорно произнесло бестелесное существо. - Назови свое имя, чтобы я знал, кому служить.
   -Я Хал Старший единственно законный император страны, свергнутый несколько столетий назад младшим братом Темдером.
   -С возвращением Ваше Величество, - поздравил Великий Дух Чауо нового хозяина. - Что прикажете?
   -Забирайся в клетку, - сказал Хал Старший, - а то у нас разболелись головы, - император подошел к Лёве и Скюлу и пожал им руки. - Мое предложение остается в силе, и ты можешь пойти ко мне на службу прямо сейчас, - напомнил он бородачу о возможности стать придворным.
   -Хорошо я подумаю, - абориген поморщился, - только сначала отправлю Лёву домой.
   -Ладно, - согласился Хал Старший, - пусть будет по-твоему. А сейчас нужно забрать у Темдера ослиные уши и свиной нос, это подарок великого Гиванатавана. Волшебник подарил их моему пращуру тринадцать тысячелетий назад вместе с алюминиевой заколкой.
   Массивная стальная дверь с шумом отворилась, и на пороге показался маленький симпатичный человек с двумя короткими толстыми волосинами на голове, в окружении толпы разъяренной стражи.
   -А вот и мой дорогой братец! - засмеялся еще ни о чем не догадывающийся Темдер. - Давно же мы с тобой не виделись, - он достал из кармана свиной нос из золота и не спеша, одел.
   Затем также медленно нацепил на голову серебренные заячьи уши и под одобрительные возгласы охраны, вскинув руку вверх, несколько раз повернулся вокруг.
   -Ну, как я выгляжу в монархических регалиях?
   -Не очень, - улыбнулся Хал Старший. - Подарки Гиванатавана не идут самозванцу.
   Услышав слова брата, Темдер позеленел от злости и закричал, сорвавшись на визг:
   -Великий Дух Чауо заморозь моего гадкого родственничка и его друзей!
   -Я больше не служу тебе дурачина, - послышался из ящика насмешливый голос, - у меня новый господин.
   Темдер кинулся к колодцу и, обнаружив крышку тайника раскрытой, пришел в замешательство. Стражники, еще секунду назад горой стоящие за своего императора, и готовые растерзать не званных гостей в клочья побросали оружие и пустились наутек.
   -Ну, что ты скажешь теперь? - подбоченившись рассмеялся Хал Старший.
   Темдер, трусливо озираясь, попятился к двери и, споткнувшись, упал навзничь.
   -Простите его, - попросил Лазур, - ведь он ваш брат.
   -Пожалуй, прощу, - благодушно кивнул Хал Старший, - только вот жить во дворце не разрешу, пусть убирается куда подальше.
   -Мне не нужно ничье прощение! - сверкнул желтыми глазами свергнутый император. - Погоди, ты еще услышишь о Темдере, - младший брат погрозил кулаком старшему.
   -Не сомневаюсь, - устало сказал Его Величество. - А сейчас отдай, пожалуйста, нос и уши, они принадлежат мне по праву.
   -Ни за что!!!
   Темдер вскочил и бросился бежать.
   -Хотите, мой господин, я догоню Темдера и отберу императорские регалии? - спросил из клетки Великий Дух Чауо.
   -Хорошо, - кивнул Хал Старший, - но не делай ему больно.
   С ковра поднялась одна боевая перчатка и улетела вслед за улепетывающим самозванцем. Прошло не более минуты и золотой нос и серебреные уши плавно опустились на пол перед Его Величеством.
   -Ну вот, - Хал Старший сел на кровать, - я снова стал хозяином империи, - он улыбнулся, глядя, как пряник Лазур чешет за ухом Чеку. - Помните в норе, когда я произвел вас в гудуаты, я пообещал, что если верну престол, то исполню любое ваше желание? - справился Его Величество.
   -Конечно, помним, - сказал Лёва.
   -Пришло время выполнять обязательство.
  

ОСВОБОЖНЕНИЕ ИЛУНЯ

   По случаю возвращения на престол Хала Старшего во дворце решили провести праздничные торжества, и, разумеется, Лёва и Скюл оказались в числе приглашенных. В честь знаменательного события из тюрьмы выпустили политических преступников не согласных с правлением Темдера и целых десять дней объявили нерабочими.
   -Ваше Величество, - обратился главный церемониймейстер к императору, - сколько шутов вам понадобиться, пять, шесть или может все семеро?
   -Каких шутов? - удивился Хал Старший. - В мою бытность, при дворе не было никаких шутов.
   -О, это выдумка Темдера, - пояснил клювогубый распорядитель церемоний. - По его приказу Великий Дух Чауо похищал из соседнего Мира людей. Наряжая их в смешные оборванные одежды, бывший император заставлял пленников развлекать себя и гостей разными потешными выходками. Уверяю вас, Ваше Величество, наблюдать за шутами очень весело.
   -Даже не знаю, что и ответить, - задумался Хал Старший. - Мне нужно лично посмотреть на шутов и убедиться в твоей правоте.
   В сопровождении Лёвы, Скюла, Лазура, Чеку и главного церемониймейстера Его Величество направился в клоунские апартаменты, где, по словам придворного, проживали в тепле и сытости все императорские шуты.
   Грустная, я бы даже сказал, ужасная картина предстала перед нашими знакомыми, когда, спустившись по узкой винтообразной лестнице на девять этажей вниз, они оказались в мрачном сыром подземелье разделенном на крохотные комнатки железными решетками. Семь измученных и отчаявшихся пленников сидели в темнице, потеряв интерес к жизни и надежду на свободу. Среди них были взрослые, старики и совсем молодые люди.
   -Похоже на тюрьму, а не на апартаменты, - произнес, пораженный увиденным Лёва.
   -Да, - согласился Скюл, - это самая настоящая тюрьма.
   -Да что вы такое говорите! - возмутился главный церемониймейстер. - Видно вы не посещали местную тюрьму? - придворный зажал пальцами нос, чтобы не вдыхать отвратительный запах грязных тел и нечистот. - Вот там действительно плохие условия.
   -Неужели есть еще что-то хуже клоунских апартаментом?! - искренне удивился Хал Старший.
   Император нахмурился.
   -Не велите казнить, Ваше Величество!!! - распорядитель церемоний бухнулся в ноги Халу Старшему. - Я отвечаю только за дни рождения, балы, праздники и торжества. За тюрьмой и жилищем шутов следит главный надзиратель Елицинт.
   -Позовите ко мне Елицинта! - приказал император строгим голосом.
   Привели бледного, как мел, надзирателя в остроконечных туфлях на босу ногу и в рваной малиновой жилетке поверх меховой шубы.
   -Послушай, Елицинт, - сказал Хал Старший, - приказываю тебе немедленно выпустить всех шутов на свободу.
   -Но Ваше Величество, - попробовал возразить тюремщик, - кто же тогда будет веселить вас и ваших гостей разговорами и разными уморительными штучками?
   -Гостей веселить не обязательно, - махнул рукой император, - а что касается меня, то мне хватает общения с любимым пряником Лазуром. И потом, - Хал Старший недовольно поморщился, - разве кто-то засмеется при виде этих несчастных людей?
   Елицинт вжал круглую голову в плечи и не смело заметил:
   -Темдер смеялся...
   -Ну, Темдер может быть и смеялся, а я не стану, - Его Величество приблизился к решетке и заглянул в ближайшую камеру. - Кто вы такой и как вас зовут? - обратился Хал Старший к страшно худому долговязому человеку в вельветовой рубашке и деревянных штанах.
   Шут снял со стены мятый колпак с колокольчиками и бубенцами и, поспешно одев на голову, вытянулся по швам.
   -Дурачина! - доложил он по-солдатски, отрывисто и четко.
   -Неужели это твое настоящее имя? - удивился император.
   -Нет, так меня обзывал Темдер, а на самом деле я Андрианат. Раньше жил с женой и детьми в деревне Подмышки, на планете Конфета.
   Услышав название своей родной планеты Лёва вздрогнул и у него защемило сердце. Подойдя ближе к решетке, мальчик принялся рассматривать собеседника Его Величества. Немолодой уже человек с седеющей бородой и усами еле держался на ногах. По всему видно было, что придворный шут страдает от недоедания и грубого обращения.
   -Ладно Андрианат, - Хал Старший приложил правую ладонь к груди и склонил голову, - прими мои извинения за младшего брата Темдера. Ты свободен, возвращайся домой.
   Император взял у главного надзирателя ключи и выпустил на волю измученного пленника. Затем повернулся к мальчику и поинтересовался:
   -Как, захватишь с собой Адрианата?
   -Конечно, захвачу, - охотно согласился вель.
   Когда открыли другие тюремные двери, из темницы начали выходить остальные шуты. Если бы вы только знали, в каком плачевном состоянии они пребывали! Многим, требовалась срочная помощь врача. И лишь один шут, выглядел более-менее здоровым. Приглядевшись, Лёва опознал в маленьком большеногом заключенном, с коричневым цветом кожи и впалым животом, пятнистого человечка, соплеменники коего живут на Запретном холме неподалеку от его родного стойбища Окки-Укс. Помните, именно пятнистые человечки заставили мальчика прыгнуть в стакан, благодаря чему Лёва и оказался в этом не слишком приветливом Мире?
   Разговорившись с незнакомцем, по имени Илунь, Лёва узнал, что собеседник приходится сыном одноглазой бабки, которая руководила обрядом жертвоприношения.
   -Извините мою старую мать, - сказал Илунь. - Наверное, она потеряла рассудок, после того, как Великий Дух Чауо унес из дома ее родное дитя и стала бросать в стакан случайно забредших на холм путников, рассчитывая, тем самым, задобрить страшное бестелесное существо.
   -Да ладно, чего уж там, - махнул рукой Лёва.
   Большеног подошел к белой плесени на стене, напоминающей иней и, оторвав кусочек, засунул в рот.
   -Фу, гадость! - сморщился Илунь, обтерев тряпкой язык. - Соскучился по снегу, вот и тяну в рот, все, что на него похоже. Лишь только попаду в родные края, сразу съем штук двадцать снежков, - мечтательно произнес пятнистый челочек. - Нет, лучше тридцать или даже сорок...
  
  

ПИР

   Когда Хал Старший начал думать, кого же ему пригласить на пир, то оказалось, что все придворные и вельможи, которые служили при его дворе, давно умерли. Кормить же богатой и торжественной едой лакеев Темдера он не хотел, поэтому позвал Лёву, Скюла и освобожденных из неволи шутов. Разумеется, Лазур всегда бывший при императоре появился на празднике рядом со своим господином.
   Странно, очень странно смотрелся со стороны пир в честь возвращения трона Халом Старшим. Ну, посудите сами. За огромным столом, персон на двести, сидело всего десять человек, не считая пряника и батона.
   Только недавно очутившиеся на свободе шуты чувствовали себя не в своей тарелке. Несмотря на прекрасную одежду, подаренную Его Величеством и доброе и внимательное обращение, им чудилось, будто происходящее коварный розыгрыш и не пройдет и часа, как шутам укажут на место, заставив веселить Хала Старшего и гостей. Впрочем, так думали не одни они, но и толпившаяся в дверях местная знать и чиновники. Главный церемониймейстер, например, был просто уверен в этом. Показывая на озирающихся по сторонам шутов, он потирал руки и с довольной улыбкой шептал что-то главному надзирателю Елицинту, нетерпеливо посматривая на часы. Но время шло, а бывших пленников не выгоняли из-за стола и не требовали от них кривляния и забавных выходок и те постепенно успокоились.
   Хотелось бы сказать несколько слов о пире, а вернее о блюдах, подаваемых на императорский стол. Вначале перед гостями поставили по небольшой, вытянутой с двух сторон, золотой тарелке наполненной синим тягучим напитком. Лёва пригубил угощение, но питье ему не понравилось: во-первых, на вкус горько-соленое, а во-вторых, в нем попадались кусочки песка или чего-то твердого неприятно скрипящего на зубах.
   -Тебе не по душе компот из пещерных мидий? - удивился Скюл. - Это поистине царское кушанье! Пещерные мидии очень редкие моллюски и водятся лишь на деревьях одной единственной пещеры. Не каждый удостаивался такой чести испить вместе с императором компота из мидий. Пей, а то потом пожалеешь.
   -Нет, не хочется, - Лёва пододвинул свою тарелку поближе к другу. - Если желаешь, выпей и мой компот.
   -Спасибо не откажусь, - поблагодарил мальчика бородач.
   После компота из мидий принесли огромное медное блюдо с жареной рыбой, у которой было две головы и четыре крыла. Сын Рисмуса потянулся к аппетитному румяному боку, но Лазур его остановил.
   -Не надо трогать могильного окуня, - прошептал пряник. - Окунь, еда для умерших родственников.
   -Чьих, родственников? - Лёва торопливо одернул руку.
   -Твоих, моих, - Лазур сложил на груди руки и закрыл на секунду глаза, - а также Хала Старшего, Скюла, клоунов, батона Чеку. Одним словом, всех тех, кто сидит за столом. Это своеобразный ритуал, дань уважения усопшим, поэтому могильного окуня никто не ест. Существует такое поверье, если ты проглотишь хоть кусочек рыбы, то вскоре умрешь.
   За компотом из пещерных мидий и блюдом для умерших родственников на стол поставили десятки тарелок, кубков и подносов с едой, питьем и экзотическими фруктами. Чего здесь только не было?! У Лёвы прямо глаза разбежались. Первый раз за долгое и полуголодное путешествие по царству Микро мальчик наелся до отвала. Особенно ему пришлись по вкусу нежные бледно розовые когти бабочек-убийц в шоколаде и жуки-счетоводы с грибной начинкой.
   Понемногу Лёва развеселился и перестал считать часы и минуты, когда он, наконец-то, распрощается с гостеприимным Халом Старшим и отправиться домой. Так не понравившийся поначалу мальчику придворный оркестр, исполняющий ужасно скучную и нудную музыку, постепенно перестал раздражать Лёву и сын Рисмуса даже начал махать головой и в такт стучать рукой по коленке.
   Вель обратил внимание, что прежде чем есть, Хал Старший давал попробовать блюдо своему верному помощнику Лазуру. Тот отщипывал маленький кусочек и, подержав во рту, кивал императору и лишь затем Его Величество пододвигал тарелку к себе.
   -Это меры предосторожности, - пояснил мальчику пряник. - Ведь Темдер жив, а вокруг полно его бывших слуг и обожателей, поэтому не исключена попытка отравить Хала Старшего во время пира.
   -Я так долго не ел нормальной еды, - заметил Его Величество, - даже отвык от нее. Вы удивитесь, но больше всего на свете, сейчас, мне хочется синей плесени, желтого лишайника или красных грибов из лабиринта. Закрою глаза и вижу тонкую пронизанную мелкими корешками растительную лепешку, - император сглотнул слюну. - Не мудрено, за несколько столетий скитания по подземелью, хоть у кого вкус испортиться.
   -А почему бы вам не приказать слугам доставить к столу пещерных деликатесов? - спросил Скюл.
   -Но что подумают придворные, глядя на мои гастрономические пристрастия?
   -Да наплюйте на них, Ваше Величество! - посоветовал Скюл - Не пройдет и недели, как они начнут вам подражать.
   -Вы думаете? - произнес Хал Старший.
   -Конечно, - заверил бородач.
   Помедлив с минуту, император не выдержал и, подозвав к себе троих стражников, прошептал им что-то на ухо. Те удивленно вскинули брови вверх и бросились исполнять приказание монарха.
   По договоренности с Илунем и с разрешения Его Величества Лёва, Скюл и бывший шут решили не оставаться на праздничный салют и ночное купание в реке Цыпе, а отправиться вечером к тому месту, откуда можно вернуться на планету Конфета. Другие шестеро шутов оказались еще очень слабыми и прежде чем совершить довольно утомительное путешествие до гранитного камня, а потом и домой, должны были основательно подлечиться и набраться сил.
   -А если приказать Великому Духу Чауо чтобы он перенес Лёву и шутов в другой Мир? - предложил Скюл.
   -Хорошая идея, - согласился Хал Старший, - но сам переход в соседний Мир требует много сил даже для такого существа как Великий Дух Чауо, не говоря уже об обессиленных шутах, и совершается им не чаще одного раза в год. Больные шуты просто умрут в пути. Если хотите Великий дух Чауо донесет вас троих до прохода, ему это ничего не стоит, а вы сэкономите пару недель времени.
   -Конечно, хотим! - обрадовался Скюл.
   -Да, мы будем очень признательны Вашему Величеству за эту услугу, - Лёва вскочил и, подбежав к Халу Старшему, крепко пожал императору руку.
  

СИРЕНЕВЫЙ ПОРОШОК

   Вечером того же дня Великий Дух Чауо, вооружившись боевыми перчатками, взял Лёву, Скюла и Илуня, и понес к проходу. Полет длился не более пяти минут и мальчик даже не успел хорошенько рассмотреть царство Микро сверху. Все происходило словно в тумане: горы, реки, поля и леса сменяли друг друга с невероятной скоростью и мелькали перед глазами веля с калейдоскопической быстротой. И только когда наши знакомые стали приближаться к пустыне, бестелесное существо замедлило движение, и Лёва увидел знакомое темно-красное озеро, окруженное песчаными барханами и скудной чахлой растительностью.
   Сделав круг над "водоемом" Великий Дух Чауо бросил пассажиров на землю и, не попрощавшись, исчез в вышине.
   -Ничего себе манеры! - возмутился Скюл. - Мог бы и пониже спуститься.
   Лёва отряхнулся и, отыскав глазами гранитный камень, замер от неожиданности.
   -Смотри, вышка! - удивился Лева, таращась на не высокое сооружение из гнилых бревен и досок.
   -Ну, вышка, - равнодушно сказал бородач. - Чем она тебе не нравится?
   -Да я не о том, - махнул рукой мальчик. - Разве ты не помнишь, прежнее строение разрушил хвостом дракон, а теперь вышка снова целая...
   Скюл взошел на бархан и окинул внимательным взором неприветливую местность.
   -Наверное, ее починил тот тип, о котором я говорил раньше, - абориген приложил ладонь к глазам, стараясь получше разглядеть окрестности. - Помнишь, я рассказывал про странного человека с многочисленными руками, растущими прямо из живота. Он тоже все пытался возвратиться в ваш Мир.
   -Кто бы не исправил вышку, нам от этого только польза, - вслух произнес Лёва, а про себя подумал: "Неужели речь идет о моем старом друге Фисе-Копилке?"
   Сын Рисмуса заторопился к прямоугольному гранитному камню намереваясь побыстрее вернуть на прежнее место стакан. Дрожащими руками мальчик вынул из кармана граненую стеклянную трубку и вставил в медный каркас над черным шариком. Послышался щелчок и по проволочной конструкции пробежали электрические искры.
   -Ну что дружище, - Лёва похлопал Скюла по плечу, - пора прощаться?
   -Подождите прощаться, - сказал Илунь. - А у вас есть магнитная крошка, чтобы раскрыть проход?
   -Какая крошка? - предчувствуя неладное переспросил Лёва.
   -Магнитная, - повторил пятнистый человечек. - Она такая сиреневая.
   Мальчик вспомнил, перед тем как отправить его в царство Микро, морщинистая старуха, мать Илуня, зачерпнула из кожаного мешка горсть порошка и посыпала на гранитный камень. И был он, если ему не изменяет память, именно сиреневого цвета...
   -Нет, - дрожащим от волнения голосом произнес Лёва, - у нас нет магнитной крошки.
   -Надо было попросить у Хала Старшего, - побледнел Илунь, которому не меньше, чем Лёве, хотелось поскорее вернуться домой.
   Бывший шут принялся щипать себя за впалый живот и, повалившись на песок, конвульсивно затряс узкими покатыми плечами.
   -Эй, ты чего? - испугался Скюл. - Перестань, а то еще умрешь с расстройства, так и не дождавшись встречи с матерью, - бородач взял Илуня за руку и помог подняться на ноги.
   -Ладно, - смахнул набежавшую слезу пятнистый человечек, - попробуем сами раздобыть магнитную крошку.
   Он потоптался на месте и, показав на озеро, поинтересовался:
   -Там что, вода?
   -Нет, варенье, - сказал Лёва.
   -Варенье, это плохо, - нахмурился Илунь. - Нам нужна вода. Природный магнит должен быть рядом с проходом и недалеко от воды.
   Скюл торопливо достал висевшую на шее серебреную коробочку, с золотыми кнопками и радостно воскликнул:
   -А это вы видели? Секретные часы с ручным муравьем! Да я сейчас в два счета разыщу воду!
   Бородач нажал на узкую выпуклую кнопку и постучал пальцем по корпусу. Дремавшее на циферблате желтое насекомое зашевелилось и, забегав по кругу, остановилось сначала возле цифры 2, а затем забралось на свободно вращающую металлическую стрелку, показывающую на право.
   -Вода находится на глубине двух метров, в той стороне, - улыбнулся Скюл. - Пойдемте за мной, - и абориген бодро зашагал в указанном направлении.
   Минут через пять муравей соскочил со стрелки и, перевернувшись на спину, задергал лапками. Бородач поднял руку и замер:
   -Давайте поищем тут.
   Лёва, Скюл, Илунь и даже батон Чеку с воодушевлением принялись разгребать горячий песок. Но время шло, яма углублялась, а магнита все не было и не было.
   -Может, ты что-нибудь напутал, - спросил Лёва у пятнистого человечка, - и искать нужно в другом месте?
   -Нет, здесь, - уверенно сказал бывший шут. - Я хорошо помню, мои сородичи брали его около воды.
   -Смотрите, уже и песок стал влажным, и появились какие-то бугристые коряги из железа, а магнита нет, - Скюл взял похожую на причудливый корень штуковину и выбросил на поверхность.
   -Стой! - закричал Илунь. - Что ты делаешь?! Это же и есть природный магнит, который мы ищем!
   Пятнистый человечек выскочил из ямы и, схватив увесистый кусок поржавевшего металла, прижал к груди.
   -Ну вот, - улыбнулся он, - теперь мы точно вернемся домой.
   Илунь положил находку на широкий плоский камень и начал колотить по нему небольшим валуном. Превращаясь в крошку, магнит, сначала побелел, затем пожелтел, а потом стал ярко сиреневым. В воздухе запахло горчицей и уксусом и у присутствующих защипало глаза.
   -Все, - устало произнес бывший шут, довольный проделанной работой, - можно открывать проход, - Илунь смахнул со лба пот и ссыпал полученное вещество в кулек из газеты.
  

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ЗАПРЕТНЫЙ ХОЛМ

   Придя на место, Илунь написал оставшимся на излечении шутам записку, и прикрепил к прямоугольному гранитному камню. В ней он подробно объяснил, товарищам по несчастью, как пользоваться магнитной крошкой, чтобы открыть проход в родной Мир. Лёва, на всякий случай, сделал тоже самое, но адресовал послание Фису-Копилке, вдруг тот рукастый человек, о котором говорил Скюл, его старый знакомый безуспешно пытающийся вернуться домой.
   Закончив приготовления Илунь попрощался со Скюлом и забрался на вышку.
   Лёва подошел к бородачу и крепко обнял друга.
   -Спасибо тебе за все, - горячо поблагодарил вель приятеля.
   -Да ладно, чего уж там, - смутился абориген. - Неужели ты не помог бы мне, если бы я оказался в такой же ситуации?
   -Помог, конечно, помог бы, - поспешно сказал Лёва.
   -Ну вот видишь, - Скюл отвернулся пряча слезы. - Так что прыгай в стакан и отправляйся в свой козявочный Мир.
   -Прилетай в гости, - пригласил мальчик друга, - я живу недалеко от Запретного холма, в стойбище Окки-Укс. Мои родители будут очень рады с тобой познакомиться.
   -Точно прилетай! - крикнул Илунь с вышки. - И моя мама тоже обрадуется твоему визиту.
   -Хорошо, я подумаю, - пообещал Скюл, беря в руки кулек с магнитной крошкой.
   Лишь только Лёва очутился рядом с пятнистым человечком, бородач кинул шепотку сиреневого порошка на гранитный камень и мальчик увидел уже знакомую картину раскрытия прохода. Яркий ослепительный свет, с шумом вырвавшийся из черного шарика, прошел сквозь стакан и, расширившись, превратился в голубоватую трубку. Вдоль нее забегали бесшумные электрические разряды и засновали язычки желтого пламени.
   Илунь приблизился к краю вышки и шагнул в голубоватую мерцающую трубку. Лёва подождал секунд пятнадцать, пока пятнистый человечек исчезнет из виду, и последовал за ним.
   Поддерживаемый невидимой силой мальчик завис в воздухе и принялся медленно вращаться против часовой стрелки вокруг своей оси. Ноги веля вытянулись и, покрывшись пузырями, начали закручиваться в противоположную сторону. Затем тоненькой струйкой стали исчезать в крошечном черном шарике. По всему телу Лёвы прокатилось приятное тепло и сын Рисмуса узрел себя со стороны. Когда колени мальчика достигли стакана, а сам он все еще оставался на месте, внутри него что-то лопнуло и вель на огромной скорости устремился вниз. Проскочив сквозь стакан Лёва рассыпался на множество шариков, треугольников и квадратиков и закружился в потоках огня и бушующей голубой энергии пронизываемой миллионами гигантских молний.
   Потеряв чувство времени, мальчик скитался по безбрежному океану неукротимой материи, получая огромную радость и удовольствие от бестелесного существования. Невозможно сказать, как долго Лёва находился в таком состоянии, но когда сын Рисмуса начал принимать первоначальную форму и приближаться к ярко-белому отверстию он вдруг увидел мчавшегося впереди него Илуня. Вель помахал пятнистому человечку рукой, и тот ответил ему тем же. Через мгновение оба покорителя пространства с грохотом миновали стакан и, пролетев по воздуху метров десять, упали на растянутую сеть.
   -Слава Великому Духу Чауо, - услышал Лёва знакомый голос морщинистой старухи, отправившей его в царство Микро, - он внял мои молитвы и вернул родное дитя!
   Бабка кинулась к улыбающемуся Илуню и принялась обнимать и целовать сына.
   -Ну, я потопал, - Лёва спрыгнул на землю и пригладил волосы.
   -Подожди, останься! - бывший шут попробовал вырваться из крепких объятий матери. - А как же праздник в честь нашего возвращения на родину?
   -Прости, но я не могу остаться, - извинился вель. - Отметим как-нибудь в другой раз. Ты уже дома, а я еще нет.
   И Лёва, опустив на песок Чеку, пошел сквозь толпу ликующих жителей Запретного холма, держа путь в стойбище Окки-Укс.
  
  
  
  
  
  
   ББК Ш3(2-Рос)-615
   П30
  
  

Рисунок на обложке Лёвы ПЕТРОВА

   Петров И. Ф.
   П30 Приключения в Радужном мире. Прыжок в стакан. - Кемерово:
   Кузбассвузиздат, 2003. - 238с.
  
   ISBN 5-202-00547-4.
  
   4803010201 Без объявл.
   П Т45(03)-2003 ББК Ш3(2-Рос)-615
  
  
  
   ISBN 5-202-00547-4.
   .
  
   Џ Петров И. Ф., 2003
   ___________________________________________________________________________________

Литературно-художественное издание

Петров Игорь Фёдорович

ПРИКЛЮЧЕНИЯ В РАДУЖНОМ МИРЕ

ПРЫЖОК В СТАКАН

Редакторы: Т. А. Козяева

Технический редактор В. И. Труханова

Компьютерная верстка О. А. Кузнецовой

Лиценция ЛР N 071467

Лицензия ПЛД N 44-12

  

Сдано в набор 10.12.2002. Подписано к печати 30.02.2003.

Формат 60/84/1-18. Гарнитура "School Bookc". Бумага офсетная N1.

Печать офсетная. Усл. печ. л. 14. Тираж 1000 экз. Зак. 1262

__________________________________________________________

Издательство "Кузбассвузиздат"

650043 Кемерово, ул. Ермака, 7. Тел. 23-34-48

   0
  
  
   249
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"