Петров Игорь Фёдорович: другие произведения.

Приключения в Радужном мире. Планета Конфета

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть четвёртая


  
  
  
  
  
  

ИГОРЬ ПЕТРОВ

  
  

ПРИКЛЮЧЕНИЯ В РАДУЖНОМ

МИРЕ

ПЛАНЕТА КОНФЕТА

Книга четвёртая

Кемерово

Кузбассвузизда

2003

  
  
  
   Сказочная повесть о невероятных приключениях мальчика Лёвы и его друзей. С некоторыми героями повести вы уже встречались в книгах: "Приключения в Радужном мире. Болотная страна" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2000), "Приключения в Радужном мире. Лимонадия" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2002), "Приключения в Радужном мире. Круг" (Кемерово, Кузбассвузиздат, 2002).
  
  

СОДЕРЖАНИЕ

   Стойбище Окки-Укс
   Лёва с планеты Конфета
   Поляна щекотки
   Самовар
   Гмырь
   Друзья по несчастью
   Красы
   Заговорщики
   Побег
   Веревочные заросли
   Неравная схватка
   Лорд Моли
   Заводилки
   Прыгун
   Погоня
   Бабочники
   Мастер
   Второгодники
   Утренний скандал
   Река Дура
   Неожиданное богатство
   Практические занятия
   Чокнутые
   Неприятности
   Дудочка
   Вечный двигатель
   Школа скакунов
   Общежитие
   Скукота
   Площадь "Семи базаров"
   Ребята-акробаты
   Подготовка к большому скачку
   Провал
   Модеристы
   Аукцион
   Рубщики
   Житье-бытье
   Дежурные повара
   В компании бывших рубщиков
   Таинственный незнакомец
   Прости нас, дяденька
   Праздник первой мозоли
   Дураки
   Бешенное плавание
   Таскатели
   Расставание
   Подъем
   Приятное знакомство
   Змеи си
   Возвращение на Конфету
   Черная плитка
   Домой
  

СТОЙБИЩЕ ОККИ-УКС

   Стойбище Окки-Укс представляло собой небольшой, красивый городок с домами из цветного кирпича облитого сахарной глазурью. Причудливые, невообразимой архитектуры, постройки покрытые золотом, жестью, листьями деревьев и старыми газетами стояли вдоль тесных путающихся улиц мощенных каменными леденцами.
   Странное название стойбища переводилось с языка велей, как место, где обитают свободные, не признающие образования и науки люди. В нем было около тысячи домов постоянных жителей и примерно столько же шалашей, картонных коробок, бочек и землянок послушников и туристов, разбросанных на окраине. Горожане недолюбливали пришельцев и старались не пускать тех на свои улицы, установив таблички с запрещающими надписями, вроде: "Для умных проход закрыт!", "Только не для умных!" "Умные, убирайтесь прочь!" Однако чужаки толпами бродили по городу и просили у велей автографы или умоляли стать их наставниками.
   Слава о Окки-Укс, как о поселении людей, не обремененных науками и не имеющем даже начальной школы, гремела по всей планете Конфета и в стойбище стекались ротозеи, бездари и так называемые послушники, которые мечтали очиститься от знания и зажить с пустой, просветленной головой весело и счастливо. Кроме них стойбище навещали седые, со всклоченными прическами и желтыми лысинами учителя из столичного города Дыра. Они больше всех досаждали горожанам, хватали бедняг за руки и, тыча под нос толстой книгой, требовали: "Приобщись к знаниям неуч!" Чтобы хоть как-то облегчить свое житье, вели сколотили на одной из площадей трибуну и, вылепив из теста дюжину слушателей, разрешили учителям выступать перед ними в утреннее и вечернее время. Учителя с радостью принялись за дело и, сменяя друг друга, в нарушение договоренности, сутками просвещали темных жителей Окки-Укс, нисколько не смущаясь того, что вещают не живым людям, а сдобным манекенам.
   Как вы уже, наверное, догадались, стойбище Окки-Укс находилось на планете Конфета, а она, словно детский воздушный шарик, была надута в незапамятные времена одним добрым волшебником и привязана веревкой к огромному дереву растущему в Радужном мире недалеко от Восточных ворот.

ЛЁВА С ПЛАНЕТЫ КОНФЕТА

   В стойбище Окки-Укс жил смотритель ненужных вещей по прозвищу Закрой Варежку. В его обязанности входило не допустить распространение в городе чуждых, мешающих спокойному существованию людей, предметов. Поэтому Закрой Варежку с умным, внимательным взглядом ходил по Окки-Укс и приглядывался к чужестранцам, ощупывая их цепким, ничего не упускающим взглядом. "Не притащил ли кто с собой какую вредную дрянь?" - бормотал себе под нос смотритель. И, обнаружив что-либо подозрительное и незнакомое, останавливался и, открыв рот от напряжения мысли, принимался изучать находку.
   Рисмус, а именно так звали смотрителя, занимал очень почетную должность в стойбище и пользовался непререкаемым авторитетом по части всякой иноземной всячины и барахла.
   -А не скажешь ли уважаемый, что это такое и не вредна ли сия штуковина для здоровья? - спрашивал, например, Закрой Варежку какой-нибудь почтенный старик, со стертыми зелеными зубами и красными от старости ушами. - Мне ее подарил гусиномордый умник за одну пустяковую услугу: я его треснул по башке деревянным молотком... Он хотел забыть таблицу умножения.
   Закрой Варежку вертел диковинку в руках, нюхал, лизал и, для верности, осторожно кусал передними зубами. Потом, кашлянув пару раз, делал паузу и с многозначительным взглядом говорил одно и тоже, вот уже тридцать пять лет подряд: "Пахнет вроде ничего, но на вид опасная вещь. Придется забрать от беды подальше".
   Введении Рисмуса находился здоровенный шатер, покрытый крыльями мух-семиглазок и шкурами слоновьих вшей. Именно туда Закрой Варежку и сносил найденные на улицах стойбища или отобранные вредоносные предметы. Склад не имел двери, поэтому пребывал постоянно открытым, но, уходя на службу или домой, смотритель выносил на улицу клетку с поющей селедкой и вешал на палку возле порога. Селедка раскачивалась на жердочке и, время от времени, звонко кричала: "Закрыто!" И всем становилось ясно - Рисмус на работе, а склад заперт.
   У Закрой Варежку, как и положено почтенному горожанину, имелась семья - жена Аннаж и сын Лёва. Именно о его сыне и пойдет речь в этой книге.
   Мальчику было примерно лет девять или десять, а может и двенадцать. Точно сообщить никто не мог. В Окки-Укс родители сами определяли возраст своего дитя, устанавливая "на глазок" подросло оно или нет - говоря в одно прекрасное утро: "Ну вот, ты и повзрослел или повзрослела на год". А иной раз, если ребенок провинится или совершал неподобающий жителю стойбища поступок, произносили: "Мы отбираем у тебя год!" И несчастный молодел в глазах окружающих.
   Лёва рос живым и, на редкость, любознательным мальчиком, что было не свойственно детям велей. Его занимало все, начинай от вопроса, почему у поющей селедки только одна нога и, кончая устройством пылеглотателя, в который дворник сыпал пыль и песок, а получалась жевательная резинка. Но особенно мальчика интересовали запрещенные вещи, хранящиеся у отца на складе.
   -Смотри, - говорил отец, - это к добру не приведет. Вот узнают в Совете Хранителей Спокойствия, не миновать беды.
   Но Лёва не обращал внимания на предупреждение родителя, хотя в стойбище Окки-Укс любое проявление любопытства или еще хуже, тяга к знаниям, каралось очень сурово. Мальчика просто-напросто могли отправить учиться в город круглых умных - Дуру. А там, вели часто сходили с ума, от разных премудрых наук, так и не заслужив права вернуться на родину.
   Больше всего, из того, что валялось в шатре смотрителя ненужных вещей, Лёве нравился самовар, отобранный у молодого крева. Чужестранец принес его с собой и таскал в заплечном мешке, как память о долине гейзеров, месте, где он появился на свет. Самовар был медным с двумя ручками с боков и серебреным краником спереди. Если мальчик тер округлые бока песком, то самовар начинал блестеть и сквозь грязь и копоть проступали непонятные знаки и надписи, светящиеся в темноте. Сын Рисмуса мог часами просиживать возле занятной вещицы, разглядывая перламутровые ручки, таинственные золотые печати и ножки, выполненные в виде кошачьих лап.
   Однажды, повстречав на окраине стойбища того самого крева, у которого отец отобрал самовар, Лёва подошел к нему и спросил:
   -Скажи, а что это за штуковина такая самовар и зачем он нужен?
   Крев удивленно заколотил червеобразными отростками, свисающими со щек по носу и, для чего-то опасливо оглянувшись по сторонам, сказал:
   -Разве молодой человек не вель?
   -Вель, - улыбнулся Лёва и его большие голубые глаза заискрились.
   -Тогда почему стремишься к знаниям?
   -О чем ты говоришь!? - испугался Лёва. - Я не стремлюсь к знаниям...
   -А как прикажешь понимать твой вопрос?
   Крев раздвинул складки на животе и оттуда высунулась костлявая рука, с железным перстнем на пальце.
   Мальчик попятился назад и, споткнувшись о камень, упал на пыльную мостовую.
   -Просто я, - Лёва смутился, не зная, что ответить.
   -Ладно, не переживай, - чужестранец протянул мальчику семипалую ладонь и помог подняться, - я никому не проболтаюсь. Если хочешь, расскажу о самоваре и научу, как им пользоваться.
   Лёва кивнул и, потирая ушибленное место, приготовился слушать. Но крев не торопился с повествованием, а, словно испытывая терпение мальчика, с интересом разглядывал недавно проросшие теннисные мячи, бормоча непонятные слова.
   -Ну, - напомнил о себе Лёва, - давай говори.
   -Сейчас, сейчас, - поднял руку чужестранец, не отрывая взгляда от желтого мяча покрытого нежными розовыми цветочками и источающего резкий запах паленой резины вперемешку с уксусом.
   Наконец он удовлетворенно кивнул и повернулся к нетерпеливо ожидающему мальчику.
   -Значит, тебя заинтересовал мой самовар?
   -Да.
   Крев сел на сиреневый камень и похлопав рядом, пригласил Лёву последовать его примеру.
   -Обычный самовар используют для кипячения воды.
   -Воды, - переспросил Лёва, - это еще зачем?
   -Там, где я живу, все так делают. Для того чтобы выпить чаю, нужно вскипятить воду, добавить в нее горсть пепла, не много пластилина и соли по вкусу.
   -И это вы называете чаем? - мальчик скривился. - Брр, какая гадость. Пластилин то зачем бросаете?
   -Для приятного запаха и жирных пятен.
   Лёва хихикнул.
   -Если будешь смеяться, - обиделся крев, - я не стану больше ничего рассказывать.
   -Молчу, молчу, - сделал серьезное лицо мальчик. - Давай дальше.
   -Внутри самовара есть топка в виде трубки, ее наполняют углями и поджигают.
   -Поджигают! - Лёва вскочил с камня. - Я так и знал, что это замечательная вещь! Как я сам не догадался, ведь от него пахнет дымом?
   Крев высунул из складок в животе еще две руки и повторил:
   -Да, поджигают, - и принялся тереть уши.
   Мальчик заторопился и начал прощаться с собеседником. Ему не терпелось пробраться на склад и проверить самовар в действии.
   -Подожди, - задержал Лёву крев.
   Он взял мальчика за рукав и почти силой усадил на прежнее место.
   -Разве забыл, я сказал: "обычный самовар", но мой самовар не совсем обычный.
   Крев сделал длинную паузу.
   - Говори, - толкнул его Лёва локтем. - Чего замолчал?
   -Хорошо, я открою секрет самовара, но и ты должен мне помочь.
   -Ладно, помогу, только чем? - мальчик пожал плечами.
   Крев, будто ждал этих слов, ласково погладил Лёву по голове и, пододвинувшись поближе, зашептал в самое ухо:
   -Я ищу уединенное место, чтобы обдумать свою "Теорию бесполезности всякой полезности", а здесь, - чужестранец обвел руками отведенное для послушников и туристов место, - очень шумно и многолюдно.
   Лёва на минуту задумался:
   -Как стемнеет, проведу тебя незаметно на поляну щекотки. Там тихо и никто не живет. А теперь рассказывай о самоваре.
   -На нем можно летать...
   -Летать!?
   -Ну да.
   -Будет врать-то, - засмеялся мальчик, - самовар ведь железный.
   -Ну и что? - обиделся крев. - Думаешь если железный, значит, не полетит?
   -Нет, конечно, - Лёва достал из нагрудного кармана кольчуги орешки и начал щелкать, далеко выплевывая костяную шелуху.
   Крев встал и, спрятав руки в живот, гордо поднял подбородок вверх.
   -Уходи, - чуть не плача произнес он, - не хочу иметь с тобой никаких дел. Я то думал передо мной особенный мальчик, а ты самый обыкновенный вель!
   -Да, вель, - рассердился Лёва, - и горжусь этим! А ты гундавура-буравура! Вот!
   -Кто, кто?
   -Гундавура-буравура!
   -Это еще что за зверь?
   -Не знаю, - насупился мальчик.
   Крев поспешно вытащил две руки, держа в одной небольшую книжечку, а в другой карандаш и, повторяя по слогам, записал диковинное название.
   -Как не знаешь? Тогда хоть скажи, где живет гундавура-буравура
   -Да нигде не живет, отстань!
   -Да ладно тебе дуться, - чужестранец подошел к Лёве и протянул несколько слипшихся, пыльных шариков, посыпанных сахаром. - Давай мириться. Я никогда раньше не слышал о таком существе. Вот будет здорово, если я первый его опишу и опубликую статью в журнале "Ври дальше".
   Мальчик закатился от смеха, повалившись на землю и хватаясь за бока:
   -Ой, не могу! Ну и журнал: "Ври дальше". Вы кто, вруны что ли? - Лёва вытер выступившие слезы.
   -Никакие мы не вруны! - у чужестранца началась икота. - Вруны живут на соседней улице и выпускают газету "Чистая правда", а мой народ называется кревами, по прозвищу носастые.
   -Разве вы носастые? У вас самые обыкновенные носы, только дырявые...
   -Зато ими хорошо дышать, - крев дружелюбно улыбнулся. - Ну, скажешь мне, где водятся гундавуры-буравуры?
   -Да нет на свете гундавур-буравур, - признался Лёва. - Я их выдумал, чтобы тебя обозвать попротивней.
   -Выдумал?
   -Ну да, выдумал.
   И Лёва и крев весело рассмеялись.
  

ПОЛЯНА ЩЕКОТКИ

   После того, как над стойбищем Окки-Укс сгустились сумерки и зажглись листья на фонарных деревьях, освещая дорогу запоздалым прохожим и гулякам, Лёва и крев пересекли незримую линию Заповедника, куда вход иноземцам строго-настрого запрещался. Он оставался тем единственным местом, где вели могли спрятаться от назойливых туристов и послушников.
   Мальчик повел нового знакомого, только ему известными тропами, на свою любимую поляну щекотки.
   Крев шел молча, не оглядываясь по сторонам и спрятав руки в живот, чтобы те не цеплялись за ветки и не мешали идти. Иногда чужестранец останавливался и, положив руку на плечо Лёве, показывал глазами на подозрительное место. Тогда путники приседали на корточки и начинали прислушиваться. Надо сказать, у крева был очень острый слух и прекрасное зрение, позволяющее видеть в темноте и замечать любое, пусть даже не значительное движение, на большом расстоянии.
   В одну из таких вынужденных задержек - они пережидали, когда мимо пройдет влюбленная пара - Лёва спросил:
   -У тебя есть имя, как у меня?
   -Есть, - прошептал крев. - Фис-Копилка.
   -А почему копилка? - поинтересовался мальчик.
   -В детстве я любил все, попадающиеся на глаза, вещи, складывать в мешок в животе, - неохотно ответил крев. - В результате раздувался так, что не мог ходить.
   -А сейчас?
   -Сейчас нет, - улыбнулся крев. - Ношу с собой лишь нужные вещи... Ну, может пять или семь не очень нужных и одну совершенно бесполезную.
   Фис-Копилка вытащил изнутри золотой стержень с металлической пружиной и серебреной мухой на цепочке.
   -Это ковырялка, ей по праздникам чистят нос вруны. Она никогда мне не понадобится.
   -Ну и выбрось. Зачем зря таскаешь? - удивился Лёва.
   -Не могу, - крев потряс ковырялку.
   Насекомое расправило крылья, и стало летать вокруг, пока не намотало цепь на стержень.
   -Мне нравится, как жужжит муха, - признался Фис-Копилка.
   Лёва улыбнулся:
   -Тогда конечно, - согласился мальчик, - пусть лежит.
   Когда путники пришли на поляну Фис-Копилка остановился на середине и, закивав головой, произнес:
   -Не плохое место: тихое и спокойное. Но почему оно называется поляна щекотки?
   -Сейчас узнаешь, - Лёва удалился к дереву с красными и желтыми фарфоровыми тарелочками вместо листьев и примостился на поваленном стволе. - Садись на травку. Наверное, устал с дороги?
   Крев сел, но не успел вытянуть худые ноги, как из травы высунулись щупальца, покрытые мерцающим пухом и, захватив его в свои объятия, начали легко и часто прикасаться к опешившему Фису-Копилке, вызывая у того неудержимый смех.
   -Ой! Ой, не могу! - на глазах у крева выступили слезы. - Спасите, умираю!
   Лёва не торопясь подошел к чужестранцу:
   -Ну, чего раскричался? Не нравится, встань - и все дела.
   Мальчик скинул кольчугу и, зажмурившись, повалился на поляну, рядом с отряхивающимся, будто собака, Фисом-Копилкой.
   -А, хорошо! - Лёва принялся подставлять щупальцам то один, то другой бок. - Еще! Еще!
   Наконец мальчик поднялся и, подобрав кольчугу, приблизился к креву, с довольной улыбкой на лице:
   -Будешь жить в старой норе жука каменщика. Раньше я в ней иногда ночевал. Там есть одеяло и подушка. Вода рядом, в роднике, еда на кустах и деревьях. Думаю, тут никто не помешает размышлять над "Теорией бесполезности всякой полезности".
   -Да, - согласился Фис-Копилка, покосившись на траву, - замечательное место.
   -А если так, давай рассказывай про самовар, - потребовал Лёва.
  

САМОВАР

   Когда на следующее утро мальчик принес самовар на поляну щекотки, крев еще крепко спал, высунув ноги из норы и обмотав одеяло вокруг шеи.
   -Вставай лежебока, хватит дрыхнуть! - принялся будить Фиса-Копилку Лёва. - Говорил, тебе нужно спокойное место для обдумывания важной научной теории, а сам, чем занимаешься?
   -Подожди, - не открывая глаз, попросил крев, - я уснул только недавно, дай немного вздремнуть. Меня всю ночь доставал огромный жучище, пытаясь вытолкнуть из норы.
   Лёва бесшумно засмеялся.
   -Это каменщик, хозяин пещерки. Надо было угостить его маковым сухариком, посыпанным солью и он бы отстал.
   -Сухариком, - проворчал Фис-Копилка. - Да где я ночью возьму маковый сухарик, да к тому же соленый?
   Лёва пробрался к маленькому столику на коротких ножках и вытряхнул из мешочка несколько сухарей.
   -Да вот же они - дурья голова.
   -Сам дурья голова, - приподнялся крев, - и жук твой, тоже дурья голова и нора его дурья и...
   -Ну ладно хватит, - остановил крева Лёва. - Я принес самовар. Он там, снаружи.
   Мальчик и Фис-Копилка выбрались из пещерки и расположились под деревом с красными и желтыми фарфоровыми тарелочками.
   -Этот самовар я выменял у одного мага-самоучки на отвертку с отваливающейся ручкой, - начал крев.
   -Какой, какой ручкой? - не понял Лёва.
   -Отваливающейся.
   -Зачем она такая нужна, если у нее ручка отваливается.
   -Сразу видно, вель, - снисходительно посмотрел на мальчика Фис-Копилка. - Берешься ты, к примеру, починить какую-нибудь вещь. Не хочешь чинить, а надо. Понимаешь, на-до? Давно уже надо бы починить, а ты все откладываешь, откладываешь... Так вот, берешься значит, а у отвертки ручка отваливается.
   -Ну?
   -Не ну, а ты спокойно откладываешь вещь в сторону, до следующего раза, и идешь по своим делам. Здорово, правда?
   -Почему же здорово? - Лёва пожал плечами. - Вещь-то по-прежнему не налажена.
   -Да сдалась тебе эта вещь. Я говорю про принцип! Понимаешь?
   -Нет...
   Фис-Копилка похлопал мальчика по плечу и смерил сочувственным взглядом:
   -Многому же вам предстоит у меня научиться молодой человек, если хотите стать таким же умным и сообразительным, как я.
   Лёва нахмурился и отодвинулся от собеседника:
   -Еще чего учиться? Сам учись, коли дурак!
   Крев зевнул и потянулся, вытаскивая из живота, по очереди, многочисленные руки.
   -Ладно, слушай дальше, - устало произнес он. - Ежели открыть серебреный краник, то сверху откинется крышка.
   -Да, - кивнул мальчик, - я так делал.
   -Не перебивай. Тогда в топку нужно положить что-нибудь сладкое. Например, пряник, зефир или шоколадку, но лучше всего кусочек мармелада.
   -Скажешь тоже! - Лёва присвистнул. - Мармелад знаешь, где растет?
   -Знаю, - недовольно поморщился Фис-Копилка, - в стране Струнов. Зато его хватает почти на месяц, а пряников и конфет, лишь дня на три, смотря как летать будешь.
   Крев повернул у самовара краник и медная, закопченная крышка приподнялась. Чужестранец порылся в животе и достал замусоленный огрызок пряника и положил внутрь.
   -Готово, - сообщил Фис-Копилка и вытянул вниз две перламутровые ручки. - Садись.
   -Ну, нет, - замахал руками Лёва, - сначала ты.
   -Как хочешь, только у меня больше нет лишнего пряника.
   Фис-Копилка неуклюже взгромоздился на самовар и дотронулся до одной из многочисленных печатей. Однако самовар остался стоять на месте.
   -Что такое? - крев согнулся и начал разглядывать крышку. - Ничего не понимаю...
   Лицо у Лёвы вытянулось и мальчик разочарованно произнес:
   -Я так и знал, ты меня обманул.
   -Да нет же, - Фис-Копилка принялся перебирать печати. - А, вот в чем дело!
   Крев радостно вскрикнул и стукнул себя по лбу.
   -Я нажал не на ту печать.
   И он надавил длинным, скрюченным пальцем, на котором был железный перстень, на выпуклый золотой кружочек. И в ту же секунду самовар бесшумно взмыл вверх. Лёва открыл рот и, не проронив ни слова, застыл на месте. Крев, довольный собой, стал кружить над поляной щекотки, выделывая разные замысловатые "кренделя" и кульбиты, рискуя свалиться вниз и сломать шею. Подлетев на огромной скорости к мальчику, Фис-Копилка резко затормозил и, развернувшись на месте, помчался, у самой земли, покачиваясь из стороны в сторону. Потом сполз на бок и, начал хватать рукой траву, подбрасывая оторванные пучки над головой. Лёва смотрел на крева, словно зачарованный и, подпрыгивая на месте, мычал, будто разучился говорить, вытянув вперед руки.
   -Ну, чего тебе? - сжалился над мальчиком Фис-Копилка.
   -Дай попробовать, - прошептал пересохшими губами Лёва.
   Крев еще с минуту по воображал, а затем смилостивился и приземлился рядом.
   -Ладно, на, только осторожней.
   Лёва вскочил на самовар и нажал на печать. Самовар взлетел и, зависнув в метре над травой, остановился.
   -Эй! - мальчик шлепнул "железного коня" ладошкой. - Лети давай!
   -Как, как ты говоришь? Лети давай! - переспросил, рассмеявшийся крев. - Нет, следует мысленно слиться с самоваром и услышать в голове щелчок, а потом делай, что хочешь, он выполнит любое твое желание и будет, точно ноги, которым не надо объяснять, куда хочешь направиться.
   Лёва закрыл глаза и наморщил лоб.
   -Ничего не получается. Не слышу я никакого щелчка!
   -Попробуй еще, не нервничай.
   Мальчик напрягся и на его лице выступили капельки пота. Вдруг Лёва испуганно посмотрел на Фиса-Копилку.
   -Щелкнуло... Да, кажется щелкнуло...
   Мальчик неловко дернул рукой и перевернулся вниз головой, цепляясь за самовар.
   -Ой!
   Самовар подскочил, метра на три, вверх и понесся вдоль деревьев, стоящих вокруг поляны, не доставая до них всего несколько сантиметров.
   -Эй, дурила! - закричал Фис-Копилка. - Перестань, ты же разобьешься!
   -Спасите!!! - завопил Лёва. - Самовар взбесился, сними меня с него!
   Крев побежал по траве и, путаясь в полах длинного желто-зеленого халата, подпрыгнул, пытаясь схватить горе наездника:
   -Ты должен остановиться! - Фис-Копилка споткнулся и упал на землю.
   -Не могу!!!
   -А как ты останавливаешься, когда бежишь?
   -Вот так, - прохрипел чужим, от страха, голосом Лёва и самовар, подлетев к креву, плавно опустился рядом.
   Мальчик, не веря своим глазам, осторожно разжал руки и, оттолкнувшись ногами о самовар, свалился на спину.
   -Молодец, - похвалил Лёву крев, - для новичка очень даже ничего. Помнится, сев на него в первый раз, я развалил дом родителей и сломал четыре руки.
   Лёва с сочувствием посмотрел на Фиса-Копилку:
   -Бедный, а как же ты со сломанными руками жил?
   -А, ерунда, - отмахнулся крев, - оторвал, потом новые выросли.
   Лёва уставился на собеседника.
   -У тебя вырастают новые руки?
   Фис-Копилка взглянул на мальчика и засмеялся.
   -Знаете, на кого вы сейчас похожи, молодой человек? На страхка, жителя электрических кристаллов. Такой же испуганный вид и...
   -Ты давай зубы не заговаривай, - перебил Лёва крева.
   Фис-Копилка сощурился и, раздвинув складки на животе, вытащил семь или восемь рук.
   -Да, у кревов могут вырасти новые руки, взамен искалеченным. И ноги тоже. Поэтому я и отрываю больные или израненные конечности. А что тут плохого? - Фис-Копилка заколотил червеобразными отростками, свисающими со щек, по носу.
   -Да нет ничего, - мальчик зачем-то потрогал свои ноги, - мне все равно, нравится, отрывай на здоровье, если не жалко.
  

ГМЫРЬ

   С того памятного дня, когда Лёва впервые попробовал летать на самоваре, прошло около месяца. Мальчик практически каждый день виделся с новым другом и они весело проводили время, говоря о разных странах и их необычных обитателях. Вернее, чаще всего рассказывал Фис-Копилка, потому, что крев вволю попутешествовал и насмотрелся такого, о чем Лёва и представить себе не мог. А мальчик с интересом слушал, ведь он никогда не покидал родного стойбища Окки-Укс. Подобные свидания заканчивались ужином под деревом с красными и желтыми фарфоровыми тарелочками, затем Лёва, садился на самовар и улетал домой.
   Как вы, наверное, догадались, рано или поздно встречи должны были прекратиться - жители Окки-Укс сердились, если дети общались с чужестранцами и тем более пользовались странными и "опасными" вещами.
   Однажды, Лёва позавтракал и хотел идти, к спрятанному в тайнике, самовару, чтобы навестить Фиса-Копилку, но его остановил отец:
   -Подожди, нам с матерью надо серьезно с тобой поговорить.
   Оказывается в Совете Хранителей Спокойствия уже давно известно о дружбе мальчика с подозрительным чужестранцем и о Лёвиных полетах на самоваре.
   -Ты должен возвратить самовар на склад, - потребовал отец.
   А мать, вытирая слезы, обняла сына и в то утро не проронила ни слова.
   Лёва вернул самовар, но это ему не помогла, над мальчиком сгустились черные тучи. Родители с тревогой ждали праздника Наказания. Именно на нем, члены Совета Хранителей Спокойствия, обязаны были вынести приговор сыну Рисмуса.
   Бедный Фис-Копилка пустился в бега - за его поимку назначили крупное денежное вознаграждение. Крев не успел даже попрощаться с Лёвой и ночью покинул стойбище, унося ноги с поляны щекотки, преследуемый разгневанными стражами порядка...
   Когда же, наконец, наступил праздник Наказания, мальчик, догадываясь о приговоре, не пошел на площадь, а остался дома, стараясь провести последние часы и минуты в Окки-Укс, рядом с матерью. И он не ошибся. Вскоре вернулся отец и принес безрадостную весть - Совет Хранителей Спокойствия решил изгнать сына Рисмуса из стойбища, вместе с самоваром и направить учиться в город круглых умных, Дыру.
   -Хорошо хоть вместе с самоваром, - пошутил Лёва, обнимая мать.
   -Ладно, не плачь, - сказал Рисмус Аннаж, - наш сын уже взрослый и сумеет постоять за себя на чужбине.
   -Точно, - неуверенно подтвердил мальчик, - что со мной случиться? Ну, научусь читать или писать, от этого, говорят, еще никто не умирал.
   -У них может и не умирал, - всхлипнула мать, - а нам, велям, учение противопоказано.
   Отец присел рядом с сыном:
   -Ты сильно то не напрягайся. Не запомнишь чего или не поймешь, не расстраивайся, а отдохни, погуляй немного или поменяй учителя на менее умного.
   -Угу, - пообещал Лёва, повернувшись на стук в дверь.
   На пороге появились три стража порядка в синих колпаках с медными колокольчиками и подпоясанные желтыми кушаками. В руках они держали розги и нетерпеливо переминались с ноги на ногу.
   -Иду, - мальчик встал и, обняв родителей, не оглядываясь, вышел из дома...
   Сразу за границей стойбища Окки-Укс начиналась дорога, ведущая в столичный город Дыру. Вернее, это была даже не дорога, а пыльная, широкая тропинка, с то и дело отделяющими мелкими тропками, теряющимися в ярко-зеленой растительности, окружающей все вокруг. Лёва знал, из рассказов Фиса-Копилки - город круглых умных находится не далеко, примерно в двух днях пути, а если не делать привалов, то можно дойти и за день. Но мальчик решил не торопиться и тем более не лететь на самоваре, а прийти в столицу не быстрее, чем через неделю. "Еще успею ум сломать!", - думал Лёва, еле перебирая ногами и неся на плечах мешок со злополучным самоваром.
   Дорога пошла вниз и почему-то стала сужаться, теснимая колючей изгородью, а потом и вовсе пропала, но изгнанник брел вперед, одолеваемый не веселыми мыслями и усталостью. Вдруг мальчик остановился, обнаружив, что заблудился. "Не понятно, каким образом я сошел с тропинки и оказался возле больших камней?" - размышлял Лёва. Он развернулся и хотел отправиться назад, но увидел выглядывающего из-за полупрозрачного валуна, синего цвета, человечка, с крупными испуганными глазами на зеленом вытянутом, словно кабачок, лице. Незнакомец с опаской выбрался из укрытия и, не приближаясь, к мальчику поинтересовался:
   -Ты здесь один?
   Его голова была покрыта красной пузырящейся, как кипящий кисель в кастрюле, слизью.
   -Да, один, - ответил Лёва, перекинув мешок с самоваром на другое плечо.
   -Это хорошо, - человечек вжал голову в хилые плечи и, подбежав трусцой к мальчику, пописал ему на ботинки.
   -Эй, ты чего?! Дурак, что ли? - Лёва отскочил в сторону и, сорвав пучок травы, принялся вытирать обувь.
   -Теперь ты моя собственность, - захихикал довольный незнакомец, оскалив рот в хищной улыбке. - Если кто спросит, скажешь: "Твой хозяин Гмырь".
   -А по макушке хочешь получить, Гмырь? - Лёва поднес кулак к лицу человечка. - Еще раз так сделаешь, зашибу!
   Гмырь, не обращая внимания на угрозы мальчика, приблизился к лежащему на земле мешку с самоваром.
   -А тут что?
   -Отвали. Это тебя не касается...
   Но не успел Лёва закончить фразу, как Гмырь описал самовар.
   -Ну, ты у меня сейчас получишь!
   Мальчик кинулся на грубияна и хотел задать ему хорошую трепку, но тот присел на одно колено и вытянул руки вперед. Между ними проскочила электрическая дуга и, больно ударив Лёву в грудь, сразила наповал.
   -Больше не хулигань, - склонился над поверженным мальчиком Гмырь, - а не то накажу, посажу в бочку с сиропом.
   Незнакомец пнул мальчика в живот и приказал взять мешок и идти следом. Лёва исполнил требование человечка и молча поплелся за обидчиком. Гмырь, поплутав между полупрозрачными камнями, привел пленника на поляну, покрытую тонкими медными и алюминиевыми листами. Она была окружена смоляными домиками, вперемешку с высокими желтыми кристаллами, сказочной красоты.
   -Смотрите, - послышалось из одного жилища, - Гмырь опять поймал раба!
   И пришедших тотчас окружили такие же, как и хозяин мальчика, человечки. Соплеменники с нескрываемой завистью смотрели на Гмыря, трогая его руками и цокая языками.
   -Молодец, - сказал протиснувшийся сквозь толпу хромой старик с горящей лампочкой на лбу, - еще и месяца не прошло, а на твоем счету уже новый раб!
   У Гмыря от счастья заблестели глаза, и он склонился перед деревенским старостой, выдвинув из головы проволочные уши. Вождь улыбнулся и, прикоснувшись к ним руками, произнес:
   -Страхки, берите пример с Гмыря! Если каждый из вас приведет хотя бы по одному рабу, то мы сумеем прорубить в скале тоннель и добраться до кислотного сиропа.
   Все закричали: "Ура!" и стали выпускать в воздух вытянутые, словно огурцы, пузыри из красной слизи на макушке.
   -Пошли! - грубо толкнул Лёву Гмырь. - Тебя ждет работа.
   Он поднял с земли прутик и под радостные возгласы соплеменников погнал мальчика к пещере.
  

ДРУЗЬЯ ПО НЕСЧАСТЬЮ

   Гмырь привел пленника в просторное подземелье с большущей лужей белого цвета, над которой клубился едкий зеленоватый туман. На ее середине виднелся островок, с несколькими копошащимися существами, в оборванной одежде, не понятно какого рода и племени.
   На встречу Гмырю и мальчику вышел страхк с синей сумкой через плечо и топориком в руках. Стражник взял Лёву за шиворот и подтащил к перекидному мостику, соединяющему берег с островом.
   -Пошевеливайся, раб! - мальчик получил тычок рукояткой топора в спину и выронил мешок.
   Лёва нагнулся и хотел было подобрать самовар, но страхк преградил ему дорогу и, схватив мешок, отшвырнул в сторону, на кучу отобранного у пленных хлама...
   -Привет! - поздоровался, с вновь прибывшим на остров, незнакомец с отвисшим, почти до самой груди, чешуйчатым подбородком. - Тебя как зовут?
   -Лёва, - неохотно ответил мальчик.
   -А меня Джарына. Я здесь недавно, всего дней двадцать.
   Собеседник протянул Лёве руку для приветствия, но, увидев, что мальчик отшатнулся в сторону, заметив на его ладони белых копошащихся червей, одернул ее назад и засунул в карман.
   -Чей-то у тебя на руках? - Лёва не мог скрыть отвращение и испуг.
   -Разве не видел, личинки бабочки семекрылки.
   Мальчик не заметил, как к ним приблизились еще пять или шесть пленных с красными, будто у клоунов, носами. Они начали топать ногами и, сжав кулаки, загудели, злобно глядя сиреневыми глазами на Джарыну. На подошедших были красные рваные майки, доходившие до колен и желтые шляпы, с прорезями, через которые торчали, усеянные бородавками, шишки.
   -Зачем ты разговариваешь с этим Гнилым? - удивился один из них, с треугольной татуировкой на носу. - Гони его прочь, пока сам не зачервивел!
   Джарына опустил голову и поспешно удалился в дальний конец острова и уселся на здоровенную белую кость.
   Татуированный похлопал хвостом по плечу мальчика и лизнул в лицо холодным, колючим языком.
   -Будем знакомы, мы красы и тоже попали в плен к страхкам. Меня зовут Силач, я умею считать до трех, поэтому заслужил право на собственное имя. Остальные никто, просто красы, - говоривший пренебрежительно ткнул в сторону соплеменников толстой, коротенькой ручкой.
   Мальчик кивнул и хотел пожать каждому руку, но новые знакомые попятились назад и загудели.
   -Я ведь тебе сказал, - напомнил Силач, - они никто. Можешь не обращать на пустышек внимание. Здесь есть только я и все...
   Так, Лёва пополнил отряд рабов ищущих кислотный сироп для страхков. И дни потянулись, похожие один на другой. Каждое утро их будил стражник, с сумкой через плечо и топориком в руках и сопровождал в узкий, слабо освещенный тоннель. Мальчик, вместе со всеми, получал деревянную дудочку с рубиновым указательным пальцем на конце и целыми днями дул в нее - разрушая синие полупрозрачные камни. Вообще-то, если бы не положение пленного, подобное занятие могло бы показаться Лёве забавным и даже интересным. Судите сами: мальчик направлял музыкальный инструмент, куда нужно и тихонечко выдыхал изо рта воздух в резной мундштук. Дудочка начинала мерцать, а рубиновый палец загорался и из ногтя выдвигался ярко-белый луч и, касаясь скалы, превращал камни в пыль.
   На второй день пребывания в плену мальчик заметил, что Джарына, сразу по окончании работы, уединялся за кучей костей и разного хлама и почти не выходил оттуда. Лёва решил проверить, чем же там занимается чужестранец и, заглянув за поставленные один на другой ящики, увидел Джарыну, склонившегося, над таким же, как и он, существом.
   -Это мой друг, его зовут Росся, - сказал, печально опустив голову, чужестранец. - Росся болен.
   -А что с ним? - Лёва присел рядом, поборов брезгливость и стараясь не смотреть на шустрых белых червей ползающих по рукам собеседника.
   -Гусеницам требуются зеленые листья для окукливания, а в пещере их нет, поэтому они отбирают силы у Росси.
   -А почему твой приятель не скинет паразитов с себя и не растопчет? - Лёва поднял палочку и ткнул толстого червяка, ползущего по худой руке больного.
   Росся вскрикнул и открыл глаза. Мальчик заметил страдание на лице несчастного и поспешил извиниться.
   -Ты не первый, кто попадает в неловкое положение, общаясь с нами, - сообщил Джарына. - Я и Росся из племени шелкопрядов, а те, кого ты называешь червями - наши друзья и кормильцы. Благодаря личинкам бабочки семекрылки, шелкопрядам не нужны ни питье, ни еда. Гусеницы выделяют из щетинок желтый сладкий сок, а мы всасываем его через кожу.
   Джарына поднес ладонь к Лёвиному лицу, и мальчик заметил капельки лимонной жидкости на тонких волосках, покрывающих личинок.
   -Но червяки грызут твою руку! - вскрикнул Лёва, приглядевшись повнимательнее.
   -Не руку, а чешую, - поправил Джарына. - Дело в том, что чешуя растет очень быстро и от нее трудно избавиться и если бы не гусеницы бабочки семекрылки, очищающие кожу, мы бы уже через три дня не смогли двигаться, и погибли бы, закованные в костяной панцирь. Как видишь, наш союз выгоден обоим: и нам и гусеницам.
   Выслушав объяснения Джарыны, Лёва начал по-другому относиться к белым копошащимся червям на собеседнике и стал смотреть на них без всякой опаски и брезгливости.
   -А почему ты не рассказал о личинках красам? - спросил мальчик. - Кажется, они вас недолюбливают.
   -Точно, недолюбливают, - кивнул Джарына. - Но им невозможно ничего объяснить - красы есть красы.
   -Что это значит? - не понял мальчик. - Разве красы дураки? Мне думается, Силач сообразительный малый - даже до трех умеет считать.
   Джарына перевернул на левый бок застонавшего Россю и, взяв со своей руки, несколько гусениц пересадил на плечо друга, забрав к себе худых, покрасневших червячков соплеменника.
   -Никто и не утверждает, будто красноносые дураки, но они очень пренебрежительно относятся к нам, шелкопрядам. И вообще, красы странные существа. Презирают соплеменников, например, если те не имеют какого-нибудь чина, звания или должности!
   -Да, - согласился Лёва, - я знаю...
   Мальчик вдруг начал выворачивать карманы и складывать их содержимое на куске картона.
   -Да где же он? - Лёва нетерпеливо похлопал руками по кольчуге.
   -Ты что-то потерял? - участливо поинтересовался Джарына.
   -Сейчас, сейчас, подожди минуточку, - попросил сын Рисмуса шелкопряда. - А, вот!
   Мальчик торжественно достал из-за пазухи, свернутый в трубочку, зеленый зазубренный листок, с прядью седых корней и протянул Джарыне.
   -Откуда!? - шелкопряд разинул рот от удивления и выронил на песок квадратный глаз.
   -Сорвал по дороге, думал ботинки протереть, - Лёва весело рассмеялся. - А потом понял, бесполезная трата времени - этот вонючка, Гмырь, приходит и писает мне на ноги каждое утро. Будто ему делать больше нечего?
   Шелкопряд улыбнулся:
   -Страхки так метят имущество. Прежде, чем приступить к дневным делам, обходят принадлежащие дома, вещи и рабов и "ставят клеймо". Тебе еще повезло, что ты не собственность всей деревне, а то пришлось бы совсем плохо.
   Джарына принялся рвать зеленый листок на мелкие кусочки и подкладывать гусеницам больного друга. Червячки с жадностью набросились на неожиданное угощение, толкаясь и тихонько попискивая.
   -Одного листа конечно мало, для полного выздоровления, - произнес Джарына, - нужно штук десять, а то и пятнадцать, но все-таки Россе станет не много легче.
   И действительно, хворающий шелкопряд открыл глаза и отрывисто закашлял.
   -Это Лёва, - представил мальчика Джарына, - вель из Окки-Укс.
   -Привет Лёва, - Росся подал мальчику руку.
   Сын Рисмуса набрался смелости и протянул ладонь шелкопряду. Прикоснувшись к костлявой руке лежащего, Лёва почувствовал упругие волоски гусениц и слабое жжение на коже.
   -Надо же, червяки меня не укусили! - мальчик посмотрел на покрасневшую ладонь, и пошевелил пальцами.
   -Небось думал, личинки оттяпают тебе пол руки? - простодушно засмеялся Джарына, придерживая руками глаза.
   -Точно, - признался Лёва, глупо улыбаясь.
   Шелкопряд пододвинулся к мальчику и перешел на шепот:
   -Ты долго еще тут намерен оставаться?
   -Где? - не понял Лёва.
   Джарына вздохнул, удивляясь непонятливости собеседника.
   -Где, где? - беззлобно передразнил он веля. - В гостях у страхков!
   -А, у страхков, - дошло, наконец, до Лёвы, к чему клонит шелкопряд, - нет, хоть сейчас готов распрощаться с мерзавцем Гмырем...

КРАСЫ

   Легко согласиться на побег, но как его осуществить? Прежде всего, нужно было достать зеленых листьев, чтобы поднять на ноги Россю. Однако ни Лёва, ни Джарына не выходили из пещеры наружу. Поэтому следовало обратиться за помощью к Силачу. Только крас, раз в неделю, выбирался из подземелья и, под охраной трех стражников, ходил в деревню за едой и питьем для рабов.
   -Я с ним поговорю, - пообещал мальчик шелкопряду.
   Во время обеденного перерыва, когда пленники утоляли голод клубнями водяной земляники, Лёва пробрался в боковой ход, где работал предводитель красов. Он лежал на куче мелких камней и пыли и с аппетитом поглощал ягоду.
   -А, кого я вижу, - поднял хвост для приветствия Силач, - друг Гнилушки!
   Крас сел и, высморкавшись, продолжал:
   -Я смотрю, ты поумнел и предпочел общество шелкопряда мне. Молодец, давно бы так! Хочешь огрызок земляники?
   -Нет, - сморщился Лёва, - я такую не ем, она без листьев...
   К беседующим приблизился крас с разорванной шляпой в руках и начал пинать ногами камни и противно ныть, подергивая носом. Следом притащились еще двое и принялись делать то же самое. Мальчик, на всякий случай, отошел подальше от странной компании, ругая про себя красов, помешавших ему уговорить Силача принести в пещеру зеленых листьев.
   Предводитель красов засунул в рот последний кусок водяной земляники и, вытерев сладкие, липкие руки о майку, недовольно спросил:
   -Ну что там у вас опять стряслось, дурачье?
   Крас с разорванной шляпой показал пальцем на соплеменников и прогундосил:
   -Они отобрали у меня камешек.
   Силач недовольно задергал хвостом.
   -Какой камешек?
   -Пестрый, с царапинками, - чуть не заплакал жалобщик.
   Главный крас поманил к себе провинившихся. Те, подталкивая друг друга, с опаской приблизились к вожаку.
   -Он врет, это наш камешек, - промямлил один из них.
   -Да, наш, - добавил другой.
   Обиженный сверкнул сиреневыми глазами и, схватив горсть пыли, швырнул в сородичей. Красы развернулись и, опустившись на четвереньки, стали быстро, словно роющие нору суслики, откидывать землю в сторону врага, попадая и на Силача.
   -Не все сразу, - взревел главный крас, закрываясь руками, - давайте по очереди!
   Гундосый одел разорванную шляпу на голову и повторил:
   -Они отобрали у меня камешек...
   -Он врет! - в один голос закричали подозреваемые и кинулись на жалобщика.
   Силач хлопнул в ладоши и остановил свалку, недовольно завертев каплевидным носом.
   -Прекратите! - предводитель погрозил соплеменникам кулаком. - Так, где камешек?
   Обвиняемые протянули две половинки, некогда целой, прямоугольной плитки из черного базальта, испещренной таинственными и не понятными знаками. На каждом обломке красовался крупный бриллиант в оправе из синего диковинного металла.
   -И из-за этой фиговины и произошла ссора? - нахмурился Силач. - Ладно бы хоть еду не поделили!
   Красы молчали.
   Вожак подошел к подозреваемым и замахнулся коротенькой ручкой. Подчиненные в страхе присели и закрыли лицо ладонями. Силач ухмыльнулся и, поджав ногу, стегнул их хвостом по коленям. Те скорчились от боли и свалились на землю.
   -Он сам, сам уронил камешек! - заныли поверженные сородичи, предчувствуя хорошую трепку.
   -Вот как? - Силач опустил занесенный над красами кулак и повернулся к жалобщику в разорванной шляпе.
   -Не сам, а они выбили у меня, его из рук! - попытался оправдаться гундосый.
   -Ну и что!? - закричали лежащие в пыли красы. - Что упало, то пропало!!!
   -Верно, - согласно закивал Силач. - Что упало, то пропало...
   Предводитель красов треснул жалобщика по голове костяным жезлом с зазубринами:
   -В следующий раз не разевай рот! А упустил добычу, сиди и помалкивай! - он пинками выгнал краса из своего тоннеля и подошел к, все еще лежащим в пыли, обвиняемым.
   -А вы, вдвоем, не могли заткнуть рот одному! Слизняки!
   -Нет, мы его поколотили, - захныкали красы.
   -Убирайтесь прочь! - заорал разгневанный Силач и, затопав ногами, запустил, в след улепетывающей пары, обломками базальтовой плитки.
   Главный крас повалился на кучу камней и вытер вспотевшее лицо майкой. Затем откапал спрятанный клубень земляники и, даже не отряхнув от грязи, принялся с аппетитом поедать, чавкая и брызгая слюной в разные стороны.
   -Иди сюда, чего в углу стоишь? - позвал Силач Лёву. - Мы ведь, кажется, не договорили из-за моих недоумков.
   Мальчик присел рядом с красом и сильно пожалел об этом. Изо рта собеседника пахло гнилью и кошками. Лёва, борясь с тошнотой, начал задерживать дыхание и у него закружилась голова.
   -Парень, ты как-то странно себя ведешь? - удивился Силач. - У тебя лицо побагровело.
   -Давно не ел, - соврал Лёва.
   -Так на, возьми, - протянул крас надкусанную ягоду, - я ведь уже предлагал.
   -Нет, спасибо, - отказался мальчик, - я без листьев не могу. Вот если бы ты, в следующий раз, захватил несколько штук из деревни.
   Силач отложил клубень земляники на камни и, приблизившись в плотную к Лёве, пристально посмотрел на собеседника.
   -А ты часом не родственник Гнилушки? Листья ему, видите ли, подавай! Ешь, что дают парень, а то загнешься.
   Он загоготал и, поперхнувшись, стал кашлять, выплевывая не пережеванные куски ягоды и пачкая свою майку и кольчугу мальчика.
   -Ну ладно, - Лёва поднялся, с облегчением вздохнув порцию свежего воздуха, - я пошел.
   -Иди, иди, - крас помахал рукой и принялся подбирать вывалившуюся ягоду и засовывать обратно в рот.
   Сын Рисмуса побрел к выходу, расстроенный, что ему не удалось уговорить краса принести зеленых листьев в подземелье. Проходя мимо обломков базальтовой пластины, с таинственными письменами, Лёва машинально нагнулся и, не зная для чего, поднял оба кусочка и, повертев в руках, засунул за пазуху.
  

ЗАГОВОРЩИКИ

   Дня через три, после разговора с Силачом, крас вдруг неожиданно подозвал Лёву к себе и, похлопав мальчика по спине хвостом, сообщил, что принес-таки зеленых листьев. Хотя сделать это было, дескать, не легко - стражники постоянно вертелись рядом и наблюдали за красом во все глаза. И теперь получается, Лёва, должник Силача и обязан выполнить любое его желание.
   -И какое твое желание? - поинтересовался мальчик, пряча листья в карманы.
   Крас обошел Лёву вокруг и, лизнув в лицо холодным, колючим языком, сощурился.
   -Не торопись, парень, скоро узнаешь.
   -Когда скоро? Не люблю оставаться должником...
   Но Силач не успел ответить. Охранник-страхк ударил в колокол и возвестил об окончании обеденного перерыва и вожак красов, забыв о своем положении, встал на четвереньки и умчался на рабочее место.
   Трудно передать, радость Джарыны, увидевшего листья в руках мальчика. Он прижал Лёву к груди и поцеловал в лоб, а потом, трижды поклонившись, спросил:
   -Но как тебе удалось, ведь ты не выходил из подземелья?
   -Силач принес, - улыбнулся Лёва, - теперь я его должник.
   Джарына сосчитал листья и захлопал в ладоши.
   -Одиннадцать! Надо же, одиннадцать!
   -Это сколько, много или мало? - мальчик присел возле Росси и дотронулся до костлявой руки больного шелкопряда. - Я не силен в арифметике.
   Джарына с сочувствием посмотрел на Лёву.
   -Одиннадцать, это то, что надо. Теперь Росся к утру поднимется на ноги и можно будет подумать о главном, - собеседник заговорщицки подмигнул мальчику.
   -О побеге? - прошептал Лёва.
   Шелкопряд кивнул и приложил палец к губам.
   Когда наступила ночь, Джарына пробрался к лежащему на голых досках Лёве и жестом позвал за собой. И две согнувшиеся фигуры, плохо различимые в мерцании слабых огней, прибитой к столбу шкуры светящегося зверя - фосфорута, стали красться к берегу острова.
   -Зачем мы сюда пришли? - спросил поеживающийся от холода мальчик.
   Шелкопряд, ничего не говоря, присел возле лужи и опустил руку в белую жижу.
   -Ты, спятил?! - Лёва бросился к Джарыне и оттащил в сторону. - Кислота разъест твою кожу!
   -Кто тебе сказал, что это кислота? - шелкопряд слизнул с пальцев несколько капель.
   -Гмырь...
   -Вот именно, Гмырь! - Джарына сел на камень. - А Гмырь - страхк, понимаешь, страхк!
   -Выходит белая жижа является кислотой лишь для страхков? - догадался мальчик.
   Лёва осторожно обмакнул кончик указательного пальца в луже. Потом внимательно посмотрел на него и, убедившись в отсутствии ожога, дотронулся языком до ногтя.
   -Соленая...
   -Да соленая, - кивнул шелкопряд. - Это слезы горы. Она плачет от боли, ведь мы роем в ней ходы и тоннели... А едкий зеленый туман, который клубится над лужей, исходит от сиропа.
   Джарына показал рукой в сторону выхода из пещеры:
   -Видишь несколько медных бочек, в углублении?
   Лёва вспомнил, что в них, по утрам, забираются жители деревни, особенно часто старики. И тогда, над принимающими ванны страхками, витают еле заметные голубоватые огоньки.
   -Давай рассмотрим бочки поближе, - предложил шелкопряд и зашел по щиколотку в белые и тягучие слезу горы, - мне кажется, они ключ к нашей свободе.
   Мальчик не понимая, каким образом бочки с сиропом могут помочь им избавиться от рабства, последовал за Джарыной. Лужа оказалось не глубокой, едва доходила до колен, но очень вязкой. Поэтому пленники с трудом преодолели препятствие
   Очутившись на другой стороне, заговорщики приблизились к бочкам и обошли вокруг.
   -Семь, - сказал шелкопряд, заглядывая в каждую.
   Джарына поднял с земли стеклянный стержень с набалдашником и опустил в желтую студенистую массу.
   -И только в одной есть сироп, остальные пустые, - задумчиво произнес шелкопряд.
   -Подожди, подожди, староста говорил, что страхкам необходимо добраться до кислотного сиропа. Выходит он у них на исходе? - мальчик взялся за край бочки. - Давай выльем его на камни.
   Джарына отрицательно покачал головой.
   -Нет, тогда жители деревни могут погибнуть.
   -Ну и пусть, - Лёва сплюнул на землю и с горечью посмотрел на, покрытые белыми разводами, ботинки, - таких писунов не жалко.
   -Нет, - повторил Джарына. - И потом, прежде чем умрет последний страхк, они убьют всех рабов.
   Мальчик пнул бочку и отошел в сторону:
   -Об этом я как-то не подумал.
   Возле входа в пещуру послышался стук и в подземелье показался Гмырь, в сопровождении двух стражников. Страхки тихо переговариваясь, направились в сторону бочек, вызвав замешательство среди наших знакомых.
   -Скорее сюда! - Джарына схватил за рукав Лёву и потащил за собой.
   Заговорщики пробежали несколько метров вдоль скалы и спрятались за кучей старых резиновых ковриков, со следами зубов по краям и не приятным запахом хлорки.
   Страхки не спеша приблизились к бочкам и остановились. Гмырь вытащил из кармана блестящий мешочек, с привязанными красными шариками и кинул стражникам.
   -Держите! И никому ни слова, что я по ночам, вне очереди, заряжаюсь энергией.
   -Будь спокоен, - заверили охранники благодетеля, пытаясь вырвать, друг у друга, мешочек, - не узнает ни одна живая душа!
   -Молодцы, - похвалил сородичей Гмырь, скидывая одежду, - когда я займу место деревенского старосты награжу вас по настоящему...
  

ПОБЕГ

   Покрутившись возле нежившегося в сиропе Гмыря, минут пять, стражники удалились, оставив хозяина Лёвы одного. Страхк погрузился в студенистую массу по самые плечи и, закрыв глаза, закудахтал, словно курица пытающаяся снести яйцо. Красная пузырящаяся слизь на его голове потемнела, разрываемая крошечными электрическими разрядами и встала дыбом. Над Гмырем возникли голубоватые огоньки и закружились в непонятном танце. Страхк запел, высунув одну руку из бочки, замахав в такт плавной, приятной мелодии, напоминающей вальс.
   Заговорщики поняли, другого такого хорошего случая для побега может и не быть и если они, на самом деле, хотят распрощаться с подземельем, надо действовать.
   Лёва поднял камень и хотел подкрасться к Гмырю сзади и треснуть страхка по голове, но Джарына показал на помятое железное ведро, прибитое к длинной деревянной палке. Им рабы доставали воду из колодца, прорубленного в скале. Мальчик кивнул, разгадав замысел спутника, вспомнив, что страхки боятся воды и не приближаются к пленникам, когда те пьют из корыта, прежде чем отправиться спать.
   Лёва наполнил ведро водой и с улыбкой направился к своему хозяину, предвкушая долгожданную расплату. Джарына прижимая к груди резиновые коврики, пошел следом.
   Гмырь ничего не подозревая распевал песни и плескался в сиропе.
   -Привет, писун! - мальчик остановился метрах в четырех от бочки, держа на перевес необычное оружие.
   Страхк от неожиданности поперхнулся и, втянув голову в плечи, медленно обернулся. Его большие испуганные глаза уставились на заговорщиков.
   -Вы, вы как здесь оказались? - заикаясь спросил он.
   Зеленое, вытянутое, словно кабачок лицо Гмыря побелело и подернулось мелкими трещинками, а на красной слизи, покрывающей голову, исчезли пузырьки. Страхк поднялся и пленники узрели худое, в заклепках, тело Гмыря, с торчащими в разные стороны проводками. После минутного замешательства хозяин Лёвы успокоился и, резко выбросив руки вперед, попытался достать до собеседников мощным электрическим разрядом. Все произошло так быстро, что пленники не успели даже среагировать и отскочить в сторону. Но, к счастью, страхки не могли бить током на таком большом расстоянии и наши знакомые остались целыми и невредимыми.
   -А это ты видел? - Лёва пошевелил палкой и из ведра, на камни, пролилось несколько капель воды.
   -Может хочешь принять освежающий душ, после сиропной ванны? - поинтересовался Джарына, бросив резиновые коврики на землю.
   Гмырь затрясся и спрятался в бочку, выглядывая из нее, будто нашкодивший кот и противно ноя.
   -Что вам надо? - запричитал хозяин мальчика. - Отпустите бедного и несчастного страхка и я помогу выбраться из подземелья.
   -А как же стража, охраняющая выход? - спросил Джарына.
   -Она спит...
   Шелкопряд приказал Гмырю вылезти из бочки и тот трусцой подбежал к одежде, прикрывая ладонями низ живота.
   -Подожди-ка, - остановил страхка Лёва, - за мной должок.
   И мальчик с удовольствием пописал на штаны и куртку Гмыря.
   -Вот так, - улыбнулся Лёва, - теперь ты раб сына Рисмуса.
   Вель пошутил и не ожидал, что Гмырь воспримет действия и слова Лёвы за чистую монету. Но страхк, на полном серьезе, упал перед мальчиком на колени и, целуя землю, пополз к нему.
   -Да господин, теперь я ваш раб на веки! Приказывайте и я исполню любое желание!
   Лёва попятился, стараясь не расплескать из ведра воду, убирая то один, то другой ботинок от страстных поцелуев страхка.
   -Ну и надоел же мне этот Гмырь! - растерялся Лёва, не зная как реагировать на поведение бывшего хозяина.
   Мальчик и Джарына вернулись на остров, оставив, на всякий случай, Гмыря связанным возле бочки с сиропом и разбудили Россю. Друг шелкопряда принялся разбрасывать картон, служивший ему постелью, узнав о предстоящей свободе.
   -А красам, будем говорит о побеге? - спросил Джарына Лёву.
   -Будем, - сказал сын Рисмуса, - я должник их предводителя.
   Мальчик подбежал к лежащим вповалку красам и начал трясти за плечи, стремясь разбудить пленников. Но те, впав в оцепенение и понизив температуру тела так, что на лбу выступил иней, даже не пошевелились, продолжая спать в неестественных позах и разрывая тишину диким храпом.
   -Да вставайте же, красноносые обжоры! - Лёва шлепнул по бородавчатой шишке краса, растянувшегося на битых бутылках.
   -Ой! -вскрикнул засоня и открыл глаза.
   -Вставай скорее, пора убираться с проклятого острова! - сказал Лёва.
   -Куда, - крас протер сиреневые глаза кулаками, - на работу?
   -Да нет, по домам!
   Пленник вскочил и завертел хвостом:
   -Домой, домой! Ура, домой!
   -Ну чего дергаешься? Буди остальных, - мальчик кинулся к Силачу и хотел привести его в чувства.
   -Подожди! - остановил крас веля. - А вдруг он не разрешит нам убежать?
   -Не говори ерунды! - Лёва треснул по шишке начальника красноносых.
   Тот зашевелился и, открыв глаза, посмотрел на мальчика. Потом грубо оттолкнул веля ладонью в лицо и опять захрапел, подергивая губами.
   -Эй, проснись! Проснись тебе говорят! - снова затормошил краса сын Рисмуса.
   -А, это ты, друг Гнилушки? - Силач зевнул и сел, почесывая голову. - Чего не спится то, парень? Неужели пришел выполнить желание?
   -Да нет же, - замахал руками Лёва. - Понимаешь...
   Предводитель красов набрал полную грудь воздуха и, что было сил, рявкнул, забрызгав слюной мальчика:
   -Исчезни!!! И не мешай спать, вот мое желание! - Силач повалился на бок и захрапел.
   По правде сказать, Лёва даже обиделся на грубияна и хотел махнуть на него рукой, но потом все же решил, в последний раз, попытаться разбудить Силача. Он вцепился в майку красноносого главаря и, потянув на себя, поставил краса на ноги. Вожак закачался и, с трудом удержав равновесие, ухватился за плечо мальчика.
   -Парень, ты начинаешь действовать на нервы! Я тебя сейчас буду бить!
   Крас намеревался схватить Лёву за горло, но промахнулся и, рухнув на землю, уткнулся в ящик, проломив лицом доски.
   -Слушай, Силач, если не собираешься бежать с нами, так и говори! - мальчик отступил в сторону.
   -Куда бежать? - вожак с хрустом содрал с голову ящик.
   -Домой! - радостно сообщил крас, которого Лёва разбудил первым.
   -Нет, не хочу, - Силач зевнул. - Зачем? Мне и в плену хорошо. Здесь я начальник!
   Главный крас посмотрел на толпящихся в сторонке подчиненных и, сжав кулаки, цыкнул на сородичей:
   -А вы чего вскочили? Ну-ка марш спать!
   Но всегда послушные и безропотные безымянные красы, неожиданно опустили головы к земле и загудели, высунув языки и обнажив желтые, с коричневыми разводами, зубы. Их красные носы почернели, а хвосты поднялись вверх.
   -Мы отправимся домой вместе с велем! - твердо сказал крас проснувшийся раньше всех. - А ты можешь оставаться в подземелье, если желаешь.
   -Что?! - взревел Силач. - Бунтовать? Да я вас сейчас затопчу!
   Вожак заскрежетал зубами и кинулся на соплеменников, но красы были готовы к такому повороту событий и встретили нападавшего твердыми лбами, с костяными наростами. Отшвырнув Силача в сторону, они подошли к Лёве и уставились на мальчика, ожидая приказаний.
   -Ладно, идемте, - улыбнулся Лёва, - а то Гмырь, наверное, уже заждался...
   Бывший хозяин Лёвы встретил мальчика глубокими поклонами и радостными восклицаниями. Во избежании неприятностей, беглецы решили не развязывать ему руки, но Гмырь нисколько не обиделся и бодро зашагал впереди, показывая выход из пещеры.
   -Подождите, - остановился Лёва, - я быстро, заберу самовар и вернусь.
   Он показал на кучу отобранного у пленных хлама и собрался сгонять за подарком крева.
   -Его там нет, господин, - сообщил страхк, часто-часто моргая. - Староста утащил самовар в город Дыру. Нам нужны лампочки, поэтому мы продаем вещи рабов на столичном базаре...
   Стражники охраняющие подземелье спали. Два молодых страхка, вжав головы в плечи, сидели возле шлагбаума, прислонившись к железному столбику. Рядом лежали топорики и синие сумки. Столь беспечное поведение охраны объяснялось отсутствием повода для беспокойства. За многовековую историю их народа, рабы лишь несколько раз пытались удрать и только однажды им это удалось. Оттого стражники и не беспокоились и называли пост, возле пещеры, не иначе, как "дрема". Постепенно страхки к этому привыкли и когда деревенский староста, распределяя кому, где нести службу, говорил: "А вы отправляйтесь подремать", всем было понятно, что он имел ввиду.
   Беглецы осторожно прошли мимо заграждения, стараясь не потревожить страхков и оказались на устланной резиновыми ковриками дорожке, соединяющей подземелье со смоляными домиками. Тропинка пребывала в довольно плачевном состоянии и пестрела дырами и медными заплатами. Лёва помнил, она какое-то время, идет вдоль синих полупрозрачных камней, а потом к ней примыкает маленькая, еле заметная стежка, ведущая в веревочные заросли.
   Выбравшись наружу Джарына и Росся возглавили колонну рабов. Шелкопряды бесшумно начали красться впереди, внимательно вглядываясь в темноту и, подавая команды остальным - следовать за ними, если все было в порядке или замереть на месте и обождать. Поравнявшись с тропинкой, поворачивающей в веревочный лес, разношерстная компания остановилась.
   -Нам сюда, - сказали шелкопряды. - До нашего дома через веревки ближе. Да и Лёве, лучше пойти с нами, эта дорога короче и безопаснее и приведет в город Дыру.
   Попрощавшись с красами, а надо заметить, к красноносым примкнул и Силач, правда, уже не на правах командира, а рядового, Лёва, Джарына и Росся свернули с резиновых ковриков.
   -Эй, а как же я? Меня то забыли! - послышался сзади растерянный голос Гмыря.
   -Иди домой, - мальчик показал в сторону деревни, - там тебя развяжут и по головке погладят.
   Но страхк не собирался отправляться к сородичам, а упрямо тащился за троицей беглецов, стараясь не отстать и не потерять их из виду. Лёва поманил Гмыря пальцем. Красная пузырящаяся слизь на голове страхка засветилась ярче и он трусцой подбежал к мальчику.
   -Ну, чего нужно? - сердито спросил Лёва.
   -От червивых ничего не нужно, - Гмырь противно улыбнулся, - а ты мой господин. Я не могу покинуть своего господина.
   Джарына недовольный задержкой и, опасаясь погони, посоветовал Лёве взять страхка с собой.
   -Да на что мне Гмырь? - не согласился вель. - Я и сам не знаю, где жить буду и чем заниматься, а тут такой дружок, норовящий пописать собеседникам на ботинки. Нет уж, увольте!
   Сын Рисмуса поднес кулак к вытянутому, словно кабачок, лицу страхка и пригрозил:
   -Еще шаг и ты покойник! Понял?
   -Понял господин, понял, - Гмырь упал на колени и, закрыв глаза, приготовился к смерти.
   -А-а! - мальчик сплюнул. - Ладно, пусть идет, не убивать же, в самом деле, писуна...
  
  

ВЕРЕВОЧНЫЕ ЗАРОСЛИ

   Четверо путников углубились в непроходимые заросли, пробираясь по узкой-преузкой тропинке, плутающей между толстенными веревками, веревочками, грубыми нитями и тонюсенькими нитками. Крученые и витые, в несколько рядов и одинарные, длинные и короткие, из пеньки и шерсти, проволоки и резины растения, казалось, стремились преградить путь беглецам, низко свисая над дорожкой. И тут, как нельзя кстати, пригодился Гмырь, с его сияющей слизью на глове. Он, будто живой фонарик, освещал путь Лёве и шелкопрядам, ловко огибая веревки, со связанными руками.
   -Сюда господин! За мной господин! Не поцарапайтесь о проволоку господин! - только и слышался подобострастный голос страхка.
   -Может, освободим Гмырю руки? - спросил Лёва Джарыну.
   -Давай подождем не много, - не согласился шелкопряд. - Вдруг страхк притворяется кротким и послушным, а сам ждет случая, чтобы вернуть нас обратно в подземелье.
   Незаметно наступил рассвет, а наши знакомые все еще находились в веревочной чаще.
   -Кажется, мы заблудились, - сделал вывод Джарына. - По моим подсчетам, лес должен был давно закончиться.
   Компания остановилась и, расположившись на мягкой шерстяной траве, принялась обдумывать свое невеселое положение. Кругом, куда ни глянь, виднелись одни лишь не проходимые веревочные заросли, тучи моли и скопища мелких жуков, с украшенными бирюзой надкрыльями. Насекомые, казалось, занимались привычными делами и не обращали внимание на уставших и несчастных существ, случайно вторгшихся в их владения. Но это только казалось. Каких-нибудь пять минут назад маленькие жуки с драгоценными матовыми камнями, на блестящих спинках, медленно ползали по ярко-желтым канатам, перетаскивая коричневые комочки в лапках. А теперь, в рядах малюток, появились черные огромные жуки, величиной с крысу и длинными, острыми верхними челюстями - жвалами.
   Большие испуганные глаза Гмыря стали еще крупнее и он, прижимаясь к ногам Лёвы, словно собака, прошептал:
   -Разведчики лорда Моли!
   -Какого лорда Моли, - переспросил Росся, - того, что живет в бумажном гнезде?
   -Да, - кивнул страхк. - Не надо было нам идти через веревочные заросли! Страхки избегают эти места, с тех пор, как тринадцать жителей деревни пропали здесь бесследно.
   Беглецы поднялись и, стараясь держать себя в руках и не поддаваться панике, пошли наугад, - куда глаза глядят. Лес напоминал спутанный комок ниток. Путники двигались с трудом, продираясь сквозь веревочные узлы и пучки свалявшейся шерсти, беспокойно оглядываясь на, казалось не отстающих от них, жуков. Теперь уже Гмырь тащился позади, противно ноя и предсказывая скорую гибель.
   -Да замолчишь ты, наконец, или нет! - крикнул Лёва.
   -Молчу господин, - страхк зажал рот руками.
   Потом отдернул одну руку и произнес, будто боялся, что его могут услышать:
   -Сзади...
   Лёва оглянулся, но ничего не увидел.
   -Прекрати свои дурацкие шуточки! - рассердился мальчик.
   -Сзади, - повторил Гмырь и, для пущей убедительности, закрыл глаза и покачал головой.
   Лёва махнул рукой и, развернувшись, хотел догнать ушедших вперед шелкопрядов, но наткнулся на странную ткань, преградившую ему дорогу. Она была грязно-серого цвета и издавала запах не свежей постели. Мальчик попытался ее разорвать, но не сумел, - материя оказалась очень прочной и эластичной, с прожилками напоминающими кровеносные сосуды и тонким бархатистым слоем сверху, покрытым пыльцой. Лёва поднял глаза и, вскрикнув от страшного зрелища, представшего перед его взором, сел на землю с отвисшей челюстью и трясущимися руками. Увиденное настолько испугало мальчика, что он не мог пошевелиться и потерял дар речи. Перед ним, раскинув огромные крылья, находилась бабочка-чудовище, с толстым червеобразным телом, усыпанным серебреными пластинами и острыми шипами. Голова насекомого походила на ржавую бочку с грубо вырубленными глазами и ужасным ртом с острыми, высовывающимися наружу, зубами.
   -Вставайте, господин, - вывел из оцепенения мальчика Гмырь. - Надо убираться отсюда, пока муха не проснулась.
   -Это не муха, - Лёва на четвереньках подполз к страхку, - а бабочка, правда, очень большая.
   -Такая большая, что запросто сожрет вас и меня заодно, - Гмырь дрожал и стучал проволочными ушами.
   Догнав шелкопрядов, мальчик рассказал о гигантской бабочке повстречавшейся ему на пути, чем вызвал сильную озабоченность у его спутников. Джарына и Росся стали чаще останавливаться и, приседая к земле, принюхиваться и, для чего-то, облизывать ближайшие канаты и веревочки.
   -Мы пропали! - произнес, в одну из подобных пауз, Джарына. - Чувствуете приятный, сладковатый запах?
   Лёва втянул воздух носом и отрицательно покачал головой:
   -Нет.
   -И я нет, господин, - признался Гмырь, усевшись подле ног хозяина.
   Сверху послышался странный шум, напоминающий шепот великана и на путников обрушились тучи серой невзрачной моли. Бабочки были не крупнее копеечной монеты и не могли причинить вреда нашим знакомым, однако доставляли не мало неприятностей, залепляя своими телами глаза, рот и нос и, мешая смотреть и дышать.
   Лёва развязал Гмыря и приказал отогнать насекомых. Страхк размял затекшие руки и, с хищным выражением лица, вытянул их вперед. Между ладонями проскочила не смелая искорка, а потом появилась яркая, режущая глаза дуга. Она изогнулась и, выдвинувшись метра на полтора в сторону бабочек, превратилась в нечто, похожее на разветвленный корень и стала сжигать надоевших насекомых сотнями и тысячами. В воздухе запахло гарью.
   -Все хватит, - остановил страхка Джарына, - бабочки улетели!
   Беглецы принялись тушить загоревшиеся вокруг канаты, нитки и шерстяную траву, кашляя и задыхаясь от дыма.
   -Молодец! - похвалил Лева Гмыря и похлопал по плечу.
   -Всегда рад исполнить любое приказание господина! - страхк начал низко кланяться, пытаясь поцеловать ботинки мальчика.
   -Перестань! И больше так не делай, - потребовал мальчик. - Достаточно того, что называешь меня господином.
   -Хорошо господин, - кивнул Гмырь, спрятав в голову проволочные уши...
  

НЕРАВНАЯ СХВАТКА

   Справившись с пожаром и переведя дух, путники направились на огонек, а вернее в сторону голубоватого сияния, пробивающегося сквозь веревочные заросли.
   -Может это Дрянное озеро? - предположил Росся. - Конечно там тоже не сахар, но все-таки лучше, чем шататься по владениям лорда Моли и, в конце концов, попасть к нему в бумажное гнездо.
   -Какое такое бумажное гнездо? - поинтересовался Лёва.
   -Тише! - шелкопряды остановились и, присев на корточки, закрутили головами. - Впереди кто-то есть...
   Наступили томительные минуты ожидания. Путники, вглядываясь в чащу, старались угадать, кто же это может быть - враг или друг, злодей или добрый человек.
   -Показалось, - мальчик, уставший сидеть в неудобной позе, поднялся, - пошли.
   -Подождем еще не много, - попросил Джарына, показывая на подозрительную тень между зеленых канатов.
   Тень медленно приближалась к нашим знакомым, не издавая ни малейшего звука.
   -Это мельники, - уверенно произнес Гмырь, - слуги лорда Моли. Бежим, пока не поздно!
   -Бежим! - согласился Лёва и первым помчался вперед, продираясь сквозь нагромождения растений.
   Сзади послышался топот и чавканье, но никто не оглядывался, не желая терять драгоценное время. Мальчик несся прямо на голубоватое сияние, рассчитывая выскочить на берег Дрянного озера. Гмырь и Джарына летели следом, а Росся отстал, наверное, сказывались усталость и недавняя болезнь шелкопряда.
   -А-а! Помогите! - за спиной раздался отчаянный крик Росси, жужжание и хруст.
   Лёва и Джарына остановились, а Гмырь хотел проскочить мимо.
   -Куда? - мальчик ухватил хитреца за рваную рубашку. - Нам понадобится твоя помощь!
   -Да господин, - заморгал большими глазами страхк, - всегда готов выполнить любое ваше приказание.
   Забыв об осторожности, Лёва и Джарына кинулись спасать Россю. И они подоспели вовремя. Огромный жучище, величиной с бегемота схватил шелкопряда и вертел над собой, словно плюшевого мишку, подбрасывая и хватая на лету. Насекомое выглядело довольно странно. Поражал не только его рост, но и ноги, которые были такими же, как у людей, но массивнее и покрытые пухом, а также две пары человеческих рук, коими жук держал шелкопряда.
   -Не приближайтесь к мельнику близко! - крикнул Гмырь, выглядывая из-за каната.
   Насекомое, почувствовав опасность, опустило Россю на землю и, вытащив не понятно откуда, наручники одело на шелкопряда. Потом скатало липкий шарик и прилепило Россю к веревке.
   -А ну-ка, поджарь таракана! - приказал Лёва страхку. - Пусть знает, как нападать на мирных путников!
   Но Гмырь не спешил выполнять команду своего господина, а по-прежнему прятался за канатом.
   -Эй, ты чего? А ну пошевеливайся! - рассердился мальчик.
   -Я не смогу причинить ему никакого вреда, - захныкал страхк. - Это мельник - слуга лорда Моли.
   Пока мальчик разговаривал с Гмырем, Джарына обошел жука сзади и, подкравшись к другу, попробовал отлепить его от веревки. Но мельник заметил шелкопряда и, подняв брюшко вверх, выстрелил резиновой грушей, привязанной к оранжевому шнуру и угодил Джарыне в лоб. Из груши вытекла желтая бурлящая смесь и, мгновенно затвердев, пленила шелкопряда. Он забился, будто пойманная на крючок рыба и забегал из стороны, в сторону - натыкаясь на канаты и веревки, падая и катаясь по шерсти. Жук включил лебедку и, словно заправский рыбак, стал медленно подтягивать добычу.
   -Да сделай же что-нибудь! - Лёва с надеждой посмотрел на Гмыря. - Неужели ты и вправду бессилен перед мельником?
   Страхк ничего не ответил, а только взвизгнул и попытался удрать, сделав несколько шагов в чащу, но потом вернулся назад.
   -Электрический человек прав, - заговорил неожиданно жук приятным, бархатистым голосом, - он не может со мной справиться!
   Мальчик вздрогнул и, взглянув на мельника, заметил, между огромными жвалами, голову, покачивающуюся на тонкой, длинной шее. Она была не больше футбольного мяча величиной и производила впечатление мягкой и не прочной, постоянно втягивалась в морщинистую трубку с зеленой слизью и с чавканьем высовывалась обратно.
   -Подойдите чужестранцы, - мельник противно улыбнулся фиолетовыми губами. - Сопротивление бесполезно. Лучше сдавайтесь по-хорошему, и я обещаю не есть вас живыми, а лишь после того, как убью.
   Лёва согнул кулак и показал жуку кукиш.
   -А это видел? Есть он, видите ли, меня собрался!
   Мальчик повернулся к Гмырю, но его и след простыл - страхк удрал, даже не попрощавшись.
   -Не беспокойся, слуги лорда Моли поймают электрического человека, - хихикнул мельник, - и, если не убьют по дороге домой, ты с ним еще увидишься.
   Жук согнул ноги в коленях и с сильным щелчком распрямил, подскочив высоко вверх и, выдвинув крылья, спланировал на Лёву. Мальчик нагнулся и избежал встречи с противником. Перекатившись через спину, Лёва поднялся и, лавируя между канатами и веревками, помчался по лесу. Мельник повторил попытку и приземлился впереди беглеца, едва не схватив жертву. Увернувшись от цепких рук насекомого и резиновых груш, с мгновенно твердеющей смесью, нашему герою удалось оторваться от неприятеля и затеряться в чаще.
   Лёва держал курс на голубоватое сияние, задыхаясь и выбиваясь из сил. Ему все время казалось, что он слышит противный голос мельника сзади и топот его покрытых пухом ног. Мальчик боялся остановиться и перевести дух, подгоняемый страхом и желанием поскорее очутиться на берегу Дрянного озера. Но когда веревки расступились, а голубоватое сияние стало ярким пре ярким, Лёва вдруг понял, - вода не может так светиться и блестеть. Однако было уже поздно. Перед беглецом открылось необычное, я бы даже сказал прекрасное зрелище. Глубокая котловина, идеально круглой формы, выложенная голубой бирюзой испускала приятные, успокаивающие лучи, видимые невооруженным глазом. Они исходили из центра величественного сооружения, где находился скромный домик и, поднимаясь волнами вверх, взрывались сотнями искорок и брызг и разлетались в стороны. Чуть поодаль от домика, соблюдая строгий геометрический рисунок, расположились треугольные постройки, напоминающие новогодние елки, с золотыми макушками. Между ними ползали, летали, скакали самые разные насекомые. Здесь пребывали и знакомые Лёве маленькие жучки и серая невзрачная моль и бабочки-чудовища и отвратительные мельники и много-много иных диковинных существ.
   Мальчик стоял, затаив дыхание, пораженный увиденным и разочарованный отсутствием Дрянного озера.
   -Привет торопыга!
   Лёва узнал голос мельника и, вздрогнув, втянул шею в плечи.
   -От меня еще никто не убегал...
   Жук выпустил резиновую грушу и она угодила Лёве в плечо. Вылившаяся оттуда желтая бурлящая смесь мгновенно затвердела, и мальчик оказался "привязанным" на оранжевом шнурке. Мельник включил лебедку и, легко подтащив к себе жертву, забросил на спину, где уже лежали связанные Джарына и Росся.
   Счастливый и довольный мельник пополз по бирюзовым плиткам, держа путь к центру, к невзрачному домику, огибая треугольные жилища и здороваясь с соплеменниками...
  

ЛОРД МОЛИ

   Домик, к которому спешил жук, был сделан из старой желтой бумаги и производил впечатление очень ветхой и непрочной постройки. Его малая, игрушечная высота, даже такому небольшому ребенку, как Лёва, с трудом позволила бы вместиться внутрь.
   Мельник остановился метра за три, от мятого картонного крыльца и, грубо свалив пленников на землю, несколько раз тихонечко кашлянул, несмело поглядывая на подрагивающую дверь. Хозяин бумажного домика не заставил подчиненного долго ждать и появился... Хотелось сказать: "Во всем великолепии!", но... он появился во всем убожестве и ничтожестве, какое только можно вообразить. Лёва увидел маленького, отвратительной наружности человечка, ростом около двадцати сантиметров с пронзительными красными глазами и огромными ушами, превышающими своего хозяина раза в два. Кстати, на этих ушах человечек и шел, так как его ноги, просто на просто, не доставали до земли, когда незнакомец передвигался.
   Карлик приблизился к лежащим пленным и обошел вокруг, понюхав каждого выдвигающимся свиным носиком. Потом забрался на Джарыну и попрыгал, словно испытывая шелкопряда на упругость.
   -Мне нравятся все, - сообщил малютка, еле шевеля маленькими ярко-красными губами.
   -Да мой лорд, - мельник кивнул, но видно было, он не доволен словами карлика.
   Мальчик понял - перед ним лорд Моли, тот, кого так боялись шелкопряды и Гмырь. Но, глядя на невзрачного, уродливого человечка, Лёва совершенно не испугался, а наоборот, даже начал улыбаться, разглядывая одежду повелителя жуков и бабочек.
   -Надо же, - удивился лорд, - ему весело!?
   Карлик перебрался на мальчика и, подогнув уши, коснулся ногами Лёвиной груди.
   -Интересно, чему развеселился мой вкусненький, мой молоденький мальчик-сок?
   Злодей вытащил из кожаного мешочка, прикрепленного к ушам, несколько полых трубочек, заостренных на конце, наподобие тех, которые используют при питье коктейлей, только золотых и серебренных и стал примеряться к жертве, тыча в Лёвину шею.
   Мальчик перестал улыбаться, поняв намерения лорда Моли: маленький человечек хотел высосать его кровь!
   -Эй, подожди! - Лёва изогнулся и скинул с себя ушастого карлика.
   Повелитель насекомых свалился на голубоватые плитки и выронил трубочки.
   -Какой свеженький! - он с аппетитом посмотрел на мальчика и по подбородку злодея, скатилась слюна. - Ты откуда такой будешь мой сладенький?
   -Из Окки-Укс...
   -Из Окки-Укс? - переспросил лорд Моли и радостно улыбнулся. - Значит, я беседую с велем. Обожаю лакомиться велями!
   Человечек снова забрался на Лёву, ловко перебирая ушами.
   -Пожалуй, я выпью тебя за два раза, - карлик начал мерить жертву, от головы до ног, считая вслух шаги.
   Вдруг вампир остановился и, упав на колени, выдвинул свиной нос и закрутил в разные стороны. Его уши обмякли и обвисли, как две тряпки.
   -С тобой был электрический человек!!! Признавайся! - глаза лорда выкатились из орбит и превратились в две пульсирующие красные горошины с желтыми прожилками.
   -Да, был, - подтвердил Лёва.
   -А где он сейчас? - карлик перешел на шепот.
   -Бегает, наверное, по лесу, - мальчик пожал плечами, - если его не съели мельники.
   -Что ты сказал? Повтори!
   -Я говорю, жук, который поймал меня, хвастался будто слопает страхка, когда догонит, - соврал Лёва, радуясь возможности отомстить мельнику.
   -Это правда? - зловеще спросил повелитель насекомых, повернувшись к своему слуге.
   -Он врет, мой господин! - огромный жук затрясся и упал на спину, обнажив розовое беззащитное брюхо.
   Наблюдавшие со стороны, подданные лорда Моли, в страхе разбежались и попрятались. В вышине послышались раскаты грома, и исходящие от центра домика лучи замерли на месте, перестав взрываться и разлетаться на искорки и брызги. Карлик спрыгнул на бирюзовые плитки и направился к бумажному домику.
   -Не надо господин! - закричал мельник. - Не надо!
   Но его просьба осталась без ответа. Человечек принялся ходить вокруг домика, с каждой секундой ускоряя шаг. И вот уже белый гудящий смерч закружился над центром котловины, но, к удивлению Лёвы, мальчик не почувствовал ни малейшего ветерка. Все происходило, словно в стеклянной банке - вокруг не закачалась ни одна постройка, не взлетела в воздух ни одна пылинка. Постепенно смерч начал ослабевать и втягиваться в открытую дверь домика. Когда он совсем исчез внутри, оттуда выкатился голубоватый шар и завис над мельником. Жук даже не пытался бежать, а, спрятав в себя голову и ноги, затих, смирившись со своей участью.
   Шар приблизился к мельнику и "нырнул" в жука. До пленников донесся противный звук, напоминающий работу электрического фуганка, и тело несчастного затряслось и задергалось. В доли секунды оно превратилось в какой-то большой с дувшийся мешок, и близко не напоминающий бывшего владельца...
   Лорд Моли протиснулся сквозь дыру в боку и с трудом вылез из останков мельника. Злодей выел внутренности огромного жука и довольный обедом оглядел окрестности, поправляя, расшитую жемчугом и бриллиантами, курточку.
   -Так будет с каждым, кто ослушается моего приказания! - карлик взмахнул рукой и замеревшие, на время, лучи пошли волнами вверх и стали взрываться, разлетаясь, в разные стороны, сотнями искорок и брызг.
   Попрятавшиеся было насекомые вновь забегали и зашевелились. Жизнь в бирюзовой котловине возобновилась. Оставшиеся мельники осторожно подползли к человечку и, преклонив колени, замерли.
   Повелитель насекомых поднял крошечную руку над головой и медленно, с расстановкой, произнес:
   -Электрических людей и велей ем только я и больше никто! Запомните это хорошенько! Других пленников вы... если разрешу.
   Лорд Моли вытер ладонью губы и посмотрел на Лёву.
   -Тебе повезло румяненький, что я сыт, питье сока откладывается на несколько дней.
   Он подозвал старшего мельника и приказал унести мальчика, Джарыну и Россю на склад.
   Жуки подхватили людей и потащили между треугольными постройками, ловко обходя домики и избегая столкновения с сородичами.
   Вскоре наши знакомые оказались в просторном и холодном помещении, выложенном плиткой из бирюзы, но уже зеленого цвета. Посреди большой комнаты, напоминающей скорее зал славы своего хозяина, чем склад, находилась внушительная куча шкур, рогов и черепов, разных зверей, птиц и рыб. Вдоль обшарпанных стен валялись мумии или обескровленные тела несчастные, уж и не знаю, как сказать правильно, а на специальных досках, на каменных столбиках, красовались головы разумных представителей планеты Конфета.
   -Это все жертвы злобного карлика, - прошептал Росся. - Смотрите, я, кажется, знал беднягу под номером 112.
   Шелкопряд показал на стену.
   -Его звали Гатт, он пропал несколько лет назад. Дома считают - Гатт в плену у страхков...
  

ЗАВОДИЛКИ

   Лёва, Джарына и Росся, связанные прочными оранжевыми шнурами, попытались избавиться от веревок, дергаясь и катаясь по полу. Минут через двадцать Россе удалось освободить руки и шелкопряд распутал себя и товарищей. Теперь друзьям нужно было придумать, как незаметно покинуть склад и удрать от страшного лорда Моли. К счастью они имели небольшую передышку, благодаря тому, что злой карлик сыт, подкрепившись своим слугой мельником. Лёва стал внимательно исследовать содержимое сундуков и ящиков, надеясь найти хоть какое-нибудь оружие, способное противостоять насекомым.
   -Надо же, здесь только, золото, серебро и жемчуг! - разочарованно произнес мальчик, перевернув очередной ящик. - Ни ножей, ни мечей, одни безделушки.
   Лёва подошел к ковру, сотканному из человеческих волос и ударил кулаком по изображенному на нем уху. Послушался странный глухой стук, удививший и настороживший мальчика.
   -Эй, идите скорее сюда! - позвал он шелкопрядов. - Кажется тут тайник или ход.
   Пленники содрали гобелен со стены и увидели свежую кладку из розового кирпича, закрывающую овальную дыру. Джарына поднял железный кубок с пола и взялся стучать по камням, рассчитывая проделать отверстие, но его попытка ни к чему не привела, а лишь наделала много шума.
   -Перестань, - попросил Росся, - может там ничего нет, а ты гремишь на всю бирюзовую котловину.
   -Тогда зачем закрывать дыру ковром, - спросил Лёва шелкопряда, - для красоты что ли?
   -Конечно для красоты, - Росся показал на еще один гобелен, висевший на другой стороне зала.
   Он был довольно ветхим и, судя по виду, старше первого. На ковре еле просматривался какой-то не понятный рисунок и, в отличие от гобелена с ухом, отсутствовали бумажные косички, с золотыми фигурками, изображающими зверей и птиц. Едва только пленные прикоснулись к ковру, потрепанные временем нитки разошлись и на них посыпались волосы, пыль и обрывки гнилых веревочек.
   К непередаваемой радости шелкопрядов, за ковром оказалась ниша, выдолбленная в стене и заполненная странными железными гусеницами.
   -Да это же, заводилки!!! - Джарына и Росся принялись тихонечко шлепать друг друга по спинам и танцевать. - Понимаешь Лёва, заводилки!
   Гусеницы имели около двух сантиметров в диаметре и пятнадцать в длину, небольшие четырехугольные отверстия на спине и крупные головы, очень похожие на человеческие.
   -Растолкуете же, наконец, что за заводилки? - попросил Лёва у радующихся приятелей.
   -Заводилки - настоящее сокровище! - Джарына прижал одну гусеницу к груди и поцеловал.
   -Разве червяки сделаны из золота или серебра? - рассмеялся мальчик. - Или у вас дома, обыкновенное железо ценится наравне с драгоценными металлами?
   Шелкопряды посмотрели на Лёву и нахмурились, задергав внушительными подбородками.
   -Хорошо, хорошо, - мальчик поднял руки вверх. - Пусть будет по-вашему...
   Оказывается, заводилки обитают в трудно доступных местах и почитаются за то, что металлические гусеницы могут заменять личинок бабочки семекрылки и избавлять шелкопрядов от чешуи, растущей очень быстро и угрожающей их здоровью.
   -Ты сказал, обитают, - переспросил Лёва, - но разве они живые?
   -Нет, - Джарына отрицательно покачал головой, - и, тем не менее, заводилки ведут себя так, будто настоящие личинки. - Я понимаю, тебе трудно поверить, но это действительно правда. У гусениц внутри - колесики, пружинки, проволочки... Давным-давно, какой-то искусный мастер сделал одиннадцать заводилок по просьбе нашего короля Роо Мохнатого. Его Величество очень любил гусениц и тщательно охранял и не разрешал прикасаться к ним никому, включая первого министра. Но однажды он заболел и оставил заводилок без присмотра и те, воспользовавшись случаем, сбежали.
   -Подожди, подожди! - Лёва прервал рассказчика. - Как это сбежали? Говори, да не заговаривайся! Сам ведь признался - заводилки не живые.
   -Джарына не врет, - обиделся за друга Росся, - гусеницы сбежали! Все, кроме одной: накануне, она попала в воду и начала ржаветь.
   -Ну-ну, - Лёва подошел к нише и, взяв одну заводилку, положил на пол. - Беги дорогая... Беги красавица!
   Мальчик подтолкнул ее ботинком.
   -Странно, - Лёва ехидно улыбнулся. - Надо же, червяк отказывается удирать! Наверное, ему тут нравится...
   -Не выслушал меня до конца, а смеешься, - Джарына насупился.
   -Хорошо, валяй дальше, - мальчик сел на сундук и поджал ноги.
   -Чтобы заводилки стали двигаться их нужно сначала завести ключом.
   -Ну так заведи!
   -Дело в том, что я не вижу здесь ни одного ключа. Наверное, лорд Моли подождал, когда у гусениц закончится завод и приказал положить их сюда, а ключи спрятал...
   Джарына говорил искренне и серьезно и Лёва поверил шелкопряду. Мальчик предложил спутникам поискать ключ. Пусть им придется перерыть вверх дном склад, но если ключ в зале, они обязательно его найдут. И пленники принялись обшаривать каждый уголок, каждый сантиметр помещения, заглядывая в щели между кирпичами, ларцы с драгоценностями, напольные вазы и даже в открытые рты, развешанных на каменных столбиках, голов разумных обитателей планеты Конфета. Но ключа нигде не было.
   -Вероятно, лорд Моли спрятал ключ у себя в бумажном домике, - решил Росся.
   -Да, - согласился Джарына, усаживаясь на деревянную скамейку с резной спинкой, - скорее всего так и есть.
   Лёва взял из рук Росси заводилку и стал рассматривать железную гусеницу. Потом поднял с пола обломок золотого браслета и, вставив в четырехугольное отверстие на спине личинки, попробовал повернуть, однако у мальчика ничего не вышло.
   -Мне кажется, нам вовсе не обязательно искать ключ, - сказал Лёва. - Ведь гусениц можно завести и чем-нибудь другим, например, железкой, лишь бы она имела грани и всовывалась в дырочку.
   Поглядев хорошенько по сторонам, мальчик увидел ржавый гвоздь подходящего размера. Согнув его пополам, чтобы удобнее было крутить, Лёве удалось завести пружину расположенную внутри заводилки. И о чудо! Железная гусеница зашевелилась и открыла глаза. Затем зевнула и, уставившись на мальчика, спросила:
   -Ты кто?
   Лёва от неожиданности вздрогнул и выронил заводилку. Она упала на пол и закатилась под обломок разбитой вазы.
   -А по осторожнее нельзя? - послышался оттуда недовольный голос личинки. - Так и сломаться можно!
   Гусеница подползла к мальчику и повторила вопрос:
   -Ты кто?
   -Я? - переспросил Лёва, заметив улыбки на лицах шелкопрядов. - Я Лёва...
   -А я Чея. Откуда ты Лёва? - заводилка ухватилась передними ножками за ботинок мальчика и, подтянувшись, стала подниматься вверх по ноге.
   Шелкопряды, наблюдавшие со стороны за приятелем, от души веселились, глядя, как он с удивлением и недоверием смотрит на заводилку. Джарына подошел к Лёве и пересадил личинку к себе на руку.
   -Эй, - возмутилась та, - я хочу обратно! Верни меня на испуганного человека.
   Шелкопряд отдал гусеницу Лёве. Мальчик бережно взял заводилку и, не зная, что с ней делать поместил на живот. Личинка обнюхала его кольчугу и, поползав не много по груди, устроилась на плече.
   -Ты так и не ответил на вопрос, - напомнила гостья. - Где твой дом Лёва? Раньше я никогда не видела людей с такими красивыми голубыми глазами.
   Мальчик приблизился к смеющимся шелкопрядам.
   -Вы разыгрываете меня, верно? Но как вам это удается, чтобы было похоже будто болтает червяк?
   Джарына перестал улыбаться.
   -Чея сама говорит.
   Лёва выкатил глаза и, состроив глупую рожу, решил подыграть шелкопрядам:
   -Конечно сама! И сама добывает себе пищу...
   -Нет, - возразил Джарына, - заводилкам не нужна еда.
   Мальчику наскучила вся эта история и вель снял личинку с плеча и протянул шелкопрядам:
   -Ну хватит, с меня довольно! Держите механическую игрушку и забавляйтесь ей, сколько угодно. Нашли когда шутить! В том, что Чея ползает, ничего удивительного нет: внутри червяка есть пружина, но чтобы железяка говорила, не поверю никогда. Не считайте сына Рисмуса идиотом!
   -Хочешь верь, хочешь не верь, - Джарына пожал плечами.
   Шелкопряд отправился к нише в стене и, достав остальных заводилок, разложил на полу.
   -Странно, - задумчиво произнес он, глядя на потускневшие тела личинок, - но тут гусеницы, у которых нет отверстия для ключа.
   Лёва уселся на деревянную скамейку, нетерпеливо постукивая пальцами по резной спинке. Мальчик решил не вмешиваться в дела шелкопрядов и понаблюдать со стороны, чем все закончится. Ведь надоест же им когда-нибудь веселиться, тем более место для этого выбрано не самое подходящее. Время, отпущенное пленникам для побега, - неумолимо таяло.
   Наконец, Лёва не выдержал и приблизился к шелкопрядам.
   -И долго вы будете так стоять с открытыми ртами? Или вы передумали и не собираетесь удирать от лорда Моли?
   -Понимаешь, здесь шестнадцать заводилок...
   -Ну и что?! - Лёва начинал терять терпение. - Да хоть двадцать!
   -Но у Роо Мохнатого было всего одиннадцать. Одна осталась, десять сбежали...
   -Я уже слышал эту историю, - сердито произнес мальчик.
   -Да, но у всех у них, на спине, имелись отверстия для ключей!
   Поняв в чем собственно дело и из-за чего, разволновались приятели, мальчик принялся смеяться, показывая пальцем на шелкопрядов.
   -Ой, не могу! Да может мастер сделал кому-нибудь заводилки без дырочек на спине, а вы стоите тут, словно дураки и голову ломаете...
   -Нет, это не мастер, - подала голос сидевшая на Джарыне Чея. - Мы сами научились делать себе подобных, после того, как больше ста лет назад, десять наших сородичей сбежали от Роо Мохнатого. И постоянно совершенствуемся, изменяя и улучшая свою конструкцию.
   -Невероятно! - Джарына сел прямо на пол.
   -На самом деле, отверстия для ключей есть, - продолжала Чея, - но они спрятаны под небольшой крышечкой.
   Заводилка спустилась с Джарыны и подползла к недвижимым сородичам. Затем надавила лапкой на бугорок, возле хвоста, у одной личинки и у той, на спине, поднялась пластинка, обнажив четырехугольную дырочку с маленьким аккуратненьким ключиком рядом. Чея взяла ключ и, ловко вставив в отверстие, повернула несколько раз в правую сторону. Заведенная гусеница открыла глаза и пошевелила лапками.
   -Здравствуй Чея, - радостно сказала она. - Мы все еще находимся у лорда Моли?
   -Да, - подтвердила Чея.
   -А это кто, рядом с шелкопрядами? - спросила "ожившая" заводилка.
   -Лёва, - пояснила Чея.
   -Откуда ты Лёва? - поинтересовалась новая личинка.
   -Из Окки-Укс, - мальчик перестал сомневаться в способности гусениц говорить. - Я вель.
   -Ах вель! - воскликнула Чея. - То-то я смотрю ты какой-то не такой...
   -Какой не такой?
   -Ну, не совсем понятливый, что ли...
   -Хочешь сказать дурной, - обиделся мальчик.
   -Нет, я не произносила слово дурной, - возразила Чея, - но ты думал, будто мы не умеем говорить.
   -Думал, а теперь вот не думаю, - Лёва нахмурился. - Если вы такие умные, подскажите, как нам удрать от лорда Моли...
  

ПРЫГУН

   Заводилки и сами давно уже находились в плену у злого карлика и не прочь были улизнуть со склада. Кстати для того, чтобы они это не сделали механических червяков и положили в нишу в стене, предварительно подождав, когда у личинок закончится завод.
   Пока Чея разговаривала с Лёвой и шелкопрядами, вторая гусеница завела остальных соплеменниц и те присоединились к беседе. Выяснилось - одна из них, по имени Жея, видела, что в тайник, на противоположной стороне зала, в тот, который заделан розовым кирпичом, трое мельников спрятали прыгуна из металла.
   -Прыгуна? - не поверил удаче Джарына. - Теперь мы действительно вправе надеяться на побег. Давайте побыстрее его достанем!
   Разношерстная компания подошла к стене и мальчик и шелкопряды, с воодушевлением, принялись стучать по камням, крича и мешая друг другу. Но крепкие кирпичи не спешили рассыпаться и ломаться под ударами нетерпеливых пленников.
   -Подождите! - остановила Чея Лёву, Джарыну и Россю. - Может стоит попробовать нам, все-таки грызть твердое - наша специальность.
   И заводилки ловко орудуя маленькими алмазными зубками, начали точить стену. Если вам приходилось, когда-нибудь видеть гусениц за работой, а именно за поеданием листиков, вы в состоянии представить, как они это делали, прогрызая отверстия в кирпичах.
   Вскоре, благодаря усилиям Чеи и ее соплеменниц, от розовой кладки, закрывающей овальное отверстие, не осталось и следа и Джарына первым заглянул внутрь большой кладовой.
   -Он там! - радостно сообщил шелкопряд. - Помогите вытащить прыгуна из тайника.
   Прыгуном оказалось огромное железное насекомое похожее на кузнечика, только вместо двух задних ног, у него были четыре вытянутые лапы, заканчивающиеся стальными пружинами. Да еще шесть пружин на животе и одна под подбородком. На затылке механического великана имелись ручки для управления и руль, наподобие велосипедного, а сзади, где заканчивалось брюшко, находились две педали с цепью, уходящей внутрь прыгуна.
   -Ну и ну! - Лёва обошел удивительное устройство для прыжков. - Думаете, он сможет оторваться от земли и мы не убьемся, если сядем на кузнечика и попробуем сбежать со склада?
   -Нет, не убьемся - засмеялся Росся, - прыгуна для того и создали, чтобы на нем скакать.
   Джарына обследовал железное насекомое и, усевшись на маленькое откидное сидение в конце спины, закрутил педалями. Внутри прыгуна заскрежетало и раздался лязг и шум трущихся друг о друга деталей, а потом противный протяжный скрип.
   -А поосторожней нельзя? - заволновался Лёва. - Не сломайте жучка, а то останемся здесь навсегда!
   Мальчика успокоили. Оказывается прыгуна тоже, как и гусениц, нужно сначала завести и Лёва услышал звук сжимающейся пружины.
   Покрутив минут десять педали, Джарына забрался на прыгуна и, дергая за ручки и, вертя рулем, развернул насекомое, направив его головой к выходу.
   -Где ты научился управлять прыгуном? - спросил Лёва устраиваясь рядом с шелкопрядами, на спине механического великана.
   -Это длинная история. Скажу лишь, что однажды мне уже приходилось на нем кататься. Правда, тогда я чуть не сломал себе шею...
   -Значит, мы сильно рискуем? - испугался мальчик, глядя на заводилок ловко карабкающихся по ногам кузнечика.
   Шелкопряд дружески похлопал Лёву по плечу и посмотрел в глаза.
   -Не больше, чем, если бы остались в гостях у лорда Моли.
   Прыгун плавно подполз к массивной деревянной двери с железными уголками и коваными заклепками. Джарына нажал на голубую кнопку, и острые пилообразные усики насекомого опустились и приняли горизонтальное положение, а изо рта выдвинулось крутящееся сверло и с силой вонзилось в дверь. Послушался треск ломающихся досок и на землю посыпались опилки. В несколько минут прыгун справился с, казалось непреодолимым, препятствием и выполз наружу, на голубые плитки бирюзовой котловины.
   Что тут началось! Завыла противная, скрипучая сирена и подданные лорда Моли замерли, поджав лапки и, перевернувшись на спины, остались лежать там, где их застал сигнал тревоги. Только противные злые мельники не потеряли способности двигаться. Слуги отвратительного карлика кинулись к беглецам, стремясь пленить прыгуна.
   -Ну, чего медлишь? - закричал Лёва и ткнул Джарыну в бок. - Давай, не тяни!
   Шелкопряд хватаясь то за один, то за другой рычаг, пытался заставить насекомое совершить прыжок. Однако тот почему-то не спешил выполнять команды Джарыны. Вместо того чтобы опуститься на задние ноги, прыгун поджал передние лапы и выгнул спину. Лёва не удержался и скатился на землю, едва не попав под все еще крутящееся сверло.
   -Да, ты с ума спятил?! - мальчик ухватился за железную лестницу и, словно кошка, забрался обратно. - Я чуть не погиб из-за тебя!
   -Извини, но я, кажется, забыл, как управлять прыгуном, - Джарына растерянно положил руки на колени.
   Лёва оттолкнул шелкопряда и занял его место.
   -А ну, дай я!
   -Престань! - попробовал помешать ему Росся. - Отдай управление Джарыне!
   Ближайший мельник выстрелил в беглецов резиновой грушей, и та приклеилась к прыгуну. Слуга лорда Моли включил лебедку, но механическое насекомое было массивнее жука и осталось стоять на месте. Зато мельник начал приближаться к прыгуну, несмотря на то, что отчаянно цеплялся за бирюзовые плитки.
   Лёва потянул на себя рычаг с золотой ручкой и, к всеобщей радости, кузнечик, наконец-то, поджал задние ноги и прижался к земле.
   -Как тебе удалось усадить прыгуна? - глядя через плечо мальчика, крикнул Джарына.
   -Дернул за эту штуковину!
   -Ну конечно, - обрадовался шелкопряд, - надо было сначала убрать балансир!
   -Что убрать? - переспросил мальчик.
   -Не важно, - Джарына взялся одной рукой за руль, а другую положил на изогнутую железку, - дай теперь я! Дальше я помню. Приготовьтесь, сейчас скакнем!
   Шелкопряд надавил на железку и прыгун с силой выпрямил ноги. Раздался щелчок и кузнечик с невероятной скоростью устремился вверх. Котловина, выложенная бирюзой, стала быстро удаляться. Оранжевый шнур, с "привязанным" на конце мельником, натянулся и зазвенел от напряжения. Огромный жук оторвался от голубых плиток и затрепыхался на веревке, словно карась на леске. Лёва ухватился за специальные выемки для рук и прижался к Джарыне. Невероятная, сказочная красота лесов, гор и рек предстала перед взором мальчика, с высоты птичьего полета. Ему и раньше, носясь на самоваре, доводилось видеть их сверху, но на таком огромном расстоянии от планеты Конфета Лёва оказался впервые.
   -Что страшно? - спросил Джарына.
   -Не много, - признался Лёва и показал взглядом на болтающегося мельника. - Как думаешь, он не помешает нашим планам?
   -Надеюсь, жук зацепится за какую-нибудь корягу, когда мы приземлимся...
  

ПОГОНЯ

   Пролетев метров триста по направлению к стеклянным облакам, прыгун перестал набирать высоту и, замерев на мгновение на месте, начал падать вниз. Джарына надавил на левую педаль и с обоих боков кузнечика появились широкие прозрачные крылья. Механический великан стал медленно планировать, постепенно теряя высоту. Приготовившись, было к падению, Лёва радостно закричал: "Ура!" и зачем-то пожал руку Россе.
   Джарына уверенно вел прыгуна вперед, уперев одну руку в бок, а другой, поворачивая руль, задавал нужное направление полета. Шелкопряд явно гордился своим положением кормчего и его большой чешуйчатый подбородок раздулся и порозовел. Он выпятил квадратные, в ямочках губы, обнажив острые горизонтальные зубы и захрипел, пытаясь исполнить одному ему известную мелодию. Лёва постепенно успокоился и громко заговорил с Россей, размахивая руками и, перебивая приятеля, а потом даже попробовал подпевать Джарыне, все время, сбиваясь на одну, не слишком хорошую песенку.
   -Смотрите, - заволновался Росся, - сзади!
   Следом за прыгуном, неумолимо приближаясь к кузнечику, летели три гигантские бабочки. Одну из них Лёва уже видел, в веревочных зарослях спящей и, помнится, здорово перепугался.
   -Этого только нам не хватало! - не ожидая такого поворота событий, произнес Джарына.
   Его подбородок враз принял привычный вид, а губы затряслись и задергались, и шелкопряд растерянно закрутил головой, не зная, что предпринять.
   Бабочки стремительно надвигались, быстро увеличиваясь в размерах, сея панику и страх среди наших знакомых. Раскинув огромные передние крылья и часто-часто махая задними, они с каждой секундой сокращали расстояние, словно "поедая" метры и сантиметры, отделяющие их от беглецов.
   -А прыгун не может лететь скорее? - спросил Лёва Джарыну, не сводя глаз с преследовательниц.
   -Не знаю, - шелкопряд развел руками, - может и может...
   -А ты попробуй ткнуть вот ту колбочку, - мальчик показал на грушевидный рычажок, с нарисованными параллельными линиями.
   -Не надо! - закричал Росся. - Не слушай его и ничего не трогай, а то свалимся на землю и разобьемся!
   -А попасть в пасть к бабочкам, лучше что ли? - сердито спросил Лёва, сверкнув глазами. - Если будем сидеть, сложа руки, кузнечик не замашет крыльями быстрее.
   -Ну, хорошо я попробую, - Джарына несмело дотронулся до перламутрового набалдашника. - Только не ссорьтесь!
   Он подвинул рычаг на одно деление вперед и прыгун, часто-часто замахав крыльями, остановился, зависнув в воздухе на одном месте.
   -Я же говорил! - взвизгнул Росся. - Что ты наделал? Теперь...
   Шелкопряд не успел закончить фразу. Летящая первой бабочка, с ярко-красной головой и желтыми косами, пронеслась мимо, едва не столкнувшись с прыгуном. Ее толстое червеобразное тело неестественно изогнулось, а цепкие крючкообразные лапы вытянулись вперед, в отчаянной попытке дотянуться до кузнечика.
   -Сделай все, как было! - взмолился Росся, колотя кулаками по спине товарища.
   Джарына вернул рычаг в прежнее положение и прыгун продолжил планирование. Тем временем, болтавшийся на оранжевом шнуре мельник, включил лебедку и начал приближаться к кузнечику.
   -Ах, негодяй! - Лёва показал на жука.
   Жук улыбался и, потирая четырьмя руками, предвкушал скорую встречу с беглецами.
   -От слуг лорда Моли еще никто не удирал! - крикнул мельник и погрозил кулаком.
   Мальчик подобрался к шнуру и стал стучать по нему ногой, пытаясь помешать жуку и втайне надеясь на чудо - вдруг оборвется веревка или заклинит лебедку - и прося бога велей Такуку о помощи.
   -Давай, давай! - засмеялся жучище. - Мне даже приятно, когда ты меня раскачиваешь.
   Лёва вернулся на место и предложил Джарыне убрать крылья.
   -Но мы же ударимся о землю! - Росся уставился на мальчика бесцветными глазами.
   -Зато избавимся от мельника...
   Лёва замер на полуслове, заметив, что две другие бабочки летят рядом и не нападают.
   -Почему они нас не атакуют? - мальчик показал на гигантских насекомых. - Неужели передумали?
   -Посмотри, бабочки же ничего не видят! - сказала сидевшая на плече Лёвы Чея. - Наверное, ими управляет первая бабочка, та, которая промахнулась и теперь разворачивается, готовясь к новому броску.
   И действительно, на глазах у бабочек имелись плотные кожаные повязки. Они были пришиты толстыми синими нитками прямо к мордам гигантов. Слепые, но не лишенные обоняния насекомые шумно принюхивались и недовольно фыркали, чувствуя близость врагов. Крылатые великаны вертели огромными бочкообразными головами, широко раскрыв ужасные рты с острыми, высовывающимися наружу зубами и разбрасывали липкие вонючие слюни в стороны.
   Наконец, первая бабочка закончила разворот и, не торопясь, полетела навстречу нашим знакомым. Когда до прыгуна оставалось метров тридцать она разинула пасть и громко чирикнула, подав команду соплеменницам. И сейчас же ее кровожадные спутницы на огромной скорости устремились, с обеих сторон, на планирующего кузнечика. Однако Джарына не дремал. Шелкопряд убрал крылья и прыгун резко пошел вниз. Бабочки с грохотом столкнулись в воздухе и, кувыркаясь, полетели к земле.
   Джарына снова выдвинул крылья и кузнечик благополучно продолжил путь.
   Избавившись от непрошеных гостей, беглецам нужно было срочно подумать о мельнике. Жук очень близко подобрался к ним и грозил забраться на спину механическому великану.
   -Смотри, вон видишь, деревья повалены, - показал Лёва на гору, - давай попробуем зацепить за них жука!
   Шелкопряд наклонил велосипедный руль вперед и прыгун, обгоняя ветер, помчался в направлении бурелома. Мельник, поняв намерения беглецов, предпринял отчаянную попытку спастись. Включенная на полную мощность лебедка загудела и задымила, наматывая оранжевый шнур на барабан. Когда до земли оставалось совсем не много, Джарына потянул на себя руль и, выровняв прыгуна, на огромной скорости, пронесся над вершиной холма со сломанными деревьями.
   Как и ожидали наши знакомые, мельник зацепился за одну из коряг. Шнур натянулся и, прежде чем лопнуть, на доли секунды задержал стремительный полет кузнечика. Но этого оказалось достаточно, чтобы прыгун потерял управление и начал беспорядочно падать...
  

БАБОЧНИКИ

   Первую, кого увидел Лёва очнувшись, была Чея. Гусеница сидела на лбу мальчика и внимательно смотрела на него, ожидая затянувшегося "пробуждения".
   -Проснулся, проснулся! - радостно закричала личинка. - Он проснулся!
   Лёва оперся на локти и заметил, спешащих к нему Джарыну и Россю.
   -Что случилось? - мальчик хотел подняться, но упал, вскрикнув от боли в ноге и почувствовав слабость и легкое головокружение.
   -Ничего особенного, мы приземлились, - сказала Чея.
   -Да, - виновато улыбнулся Джарына, - приземлились. Правда, не очень удачно.
   Шелкопряд показал в сторону. Там, вперемешку с обломками деревьев, лежала груда искореженного металла. И если бы не прозрачные крылья и разбросанные повсюду пружины, Лёва никогда бы не догадался, что смотрит на прыгуна, некогда замечательную машину, унесшую их от лорда Моли.
   -А где мельник? - Лёва сел, навалившись на пень.
   -Далеко отсюда, на другой стороне горы, - произнес Росся. - Будь спокоен, жуку до нас не добраться.
   После того, как мальчик окончательно пришел в себя и смог ходить, пленники собрались на последний совет. Шелкопряды находились, совсем рядом, со своим королевством и им не терпелось поскорее отправиться домой и, лишь полученные Лёвой ушибы, задержали долгожданную встречу с родственниками.
   -Давайте прощаться, - Росся нетерпеливо протянул руку мальчику. - Приятно было познакомиться.
   -Да, - согласно кивнул Джарына, - приятно иметь дело с велем.
   -И мне, - Лёва пожал руки друзьям по несчастью.
   Мальчик сильно привязался к шелкопрядам и тяжело переживал расставание. Да и они, судя по их лицам, испытывали такие же чувства к сыну Рисмуса.
   -Держи, - Джарына достал из кармана деревянную дудочку с рубиновым указательным пальцем на конце. - Вот, прихватил у страхков, думал, может понадобится. Но мы уже, считай, дома, а тебе еще идти в город Дыру и жить и учиться там, не известно сколько.
   -Пока не посинею, - пошутил Лёва.
   Он подарил Джарыне маленькую железную вилку, а Россе серебреную скрепку. Обняв приятелей и, помахав уползающим восвояси заводилкам, мальчик зашагал по пыльной тропинке, ведущей в столицу планеты Конфета. Чея, так же как и Лёва, не очень удачно приземлилась и повредила при посадке лапку, поэтому она решила остаться с мальчиком, боясь не доползти до дома - плантации каменных бананов. Гусеница рассчитывала найти в Дыре хорошего мастера и "подлечиться".
   -Хорошо, оставайся, - обрадовался приятному известию Лёва, - я очень рад иметь такую умную спутницу!
   -Только не забывай иногда заводить меня, - попросила гусеница. - Хотя бы раз в месяц.
   Несмотря на кажущуюся близость столичного города, раскинувшегося у слияния рек Бестолковой и Дуры, дорога, казалось, никогда не кончится. День уже подходил к концу, когда путники миновали последний овраг и забрались на высокий холм.
   -Не плохой вид, - заметил Лёва, рассматривая сверху Дыру.
   -Да, - согласилась Чея, - но на мой вкус, улицы слишком ровные, а я люблю кривые и тесные, чтобы не протолкнуться.
   Мальчик посмотрел по сторонам и обнаружил, прямо под собой, каменную площадку с зеленой, исписанной синими чернилами, скамейкой. На ней сидели несколько человек и с интересом глядели на Лёву и Чею. Увидев, что мальчик обратил на них внимание, чужестранцы привстали и, поклонившись, дружно поздоровались. На незнакомцах была непривычная, несколько странноватая, одежда: свободного покроя полосатые халаты с бумажными крыльями на спинах и нарисованными на груди бабочками.
   -Разрешите познакомиться, - сказал "крылатый" человек, с большим свитком в руках и золотым значком на груди - мы бабочники.
   Мальчик назвал себя и представил приятельницу.
   -Я бы хотел сделать небольшое замечание, по поводу высказывания вашей спутницы, - незнакомец показал пальцем на гусеницу. - Хочу заявить - она сильно ошибается. В городе Дыре есть не только ровные улицы, но и кривые и тесные и даже такие, где днем, извините, не протолкнешься.
   Бабочник говорил нудным противным голосом и изъяснялся не привычным казенным языком. Его лицо ничего не выражало, а маленькие глазки, расположенные между носом и ртом, не моргая, смотрели на Лёву.
   -Кроме того, в Дыре имеются не прямые, не кривые и не тесные улицы, - продолжал чужестранец. - Правда, я сам не видел, но мне рассказывал о них мой приятель.
   Невдалеке, на зеленом травянистом склоне, Лёва заметил еще двух очень высоких бабочников, увлеченно спорящих между собой. Один, то и дело заглядывал в толстую тетрадь и, сильно жестикулируя, что-то доказывал своему спутнику, хватая его за воротник и крича в лицо какие-то непонятные слова. Вроде: "масса" и "радиус". Другой, отталкивая соплеменника, пятился назад и вопил: "Сам дурак!" Когда научная беседа вот-вот должна была перерасти в драку, разговаривающий с Лёвой и Чеей бабочник извинился и помчался разнимать сотоварищей. Не долго думая, он наградил подзатыльниками обоих верзил и, покрутив пальцем у виска, стал подпрыгивать на месте, дергая за болтавшуюся у пояса веревку. Бумажные крылья бабочника, при этом, трепыхались, отдаленно напоминая летящую птицу.
   -Понятно? - спрашивал забияк обладатель золотого значка, после каждого прыжка.
   Те, потупив головы, кивали и пытались повторить действия учителя, уважительно называя его мастер Чирин.
   Закончив обучение, начальник вернулся к Леве и Чее и, обойдя мальчика вокруг, сказал:
   -А вам подошла бы форма ученика бабочника... Как, не желаете примерить?
   -Халат с бумажными крыльями? - улыбнулся Лёва.
   -Не вижу ничего смешного, - мастер Чирин свысока посмотрел на Лёву. - Я бы на вашем месте очень серьезно отнесся к данному предложению. Через два дня будет производиться дополнительный набор в школу бабочников, а в моем классе свободно место ученика. Советую хорошенько подумать, может это именно то, что вы ищите!
   -Я ничего не ищу, - Лёва на секунду представил себя в несуразном наряде и еле удержался от смеха.
   -Тогда зачем же вы идете в Дыру, город знания и мудрости, если ничего не ищете? - мастер Чирин искренне удивился.
   -Просто так, - слукавил Лёва.
   Мальчик не желал говорить правду первому встречному о цели своего посещения столицы планеты Конфета. Конечно, ему суждено было оказаться в какой-нибудь городской школе. "Но только не в такой, где носят дурацкие полосатые халаты с бумажными крыльями!", - думал сын Рисмуса, скрывая ухмылку на лице.
   Чирин подозвал учеников и, показав на Лёву, с уважением произнес:
   -Обратите внимание, перед вами ничего не ищущий человек. Он уже все нашел...
   Бабочники обступили мальчика и, отталкивая друг друга, стали дотрагиваться до веля руками.
   -Эй, вы чего, - испугался Лёва, - с ума, что ли спятили?
   Один из высоких бабочников, тот, который недавно спорил с товарищем, пытаясь доказать кулаками свою правоту, крепко схватил мальчика за нос и, упав на колени, спросил: "Не берет ли незнакомец учеников?" Услышав эти слова, Чирин подскочил к верзиле и оборвал у отступника крылья.
   -Можешь убираться, предатель! - с негодованием произнес мастер.
   -Ну и уйду! Найду себе другого учителя! - обиделся бабочник только что лишившийся крыльев. - Вот, хотя бы мальчишку с червяком на груди.
   -Одумайся, Морти! - выкрикнул кто-то из толпы.
   -Я уже решил!
   Бывший ученик поднялся и, сорвав полосатый халат, остался в одних дырявых трусах и поношенной грязной майке. Недавние однокашники неодобрительно загалдели и отошли от Морти, демонстрируя, всем своим видом, презрение к нему.
   -Ну, берете меня в ученики? - повторил просьбу Морти, обращаясь к Лёве.
   Мальчик смутился.
   -Признаться, я и сам намеревался определиться в какую-нибудь школу...
   -Как?! - растерянно произнес Морти. - Но мастер Чирин говорил, будто вы ничего не ищите и уже все нашли!
   Чея, почувствовав неладное, торопливо перебралась к Лёве за пазуху, посоветовав велю не отказывать верзиле и взять его в ученики.
   -Но чему я смогу научить Морти? - пожал плечами мальчик. - Я ничего не знаю, можно сказать, неуч из Окки-Укс.
   -Лучше быть плохим учителем, но живым и здоровым - гусеница показала глазами на огромные кулаки бывшего бабочника. - Или ты предпочитаешь стать избитым и больным неучем?
   Лёва очутился в глупейшей ситуации. С одной стороны, он, как провинившийся житель стойбища, направлен в столичный город Дыру, с тем, чтобы, проучившись в различных школах, показать свое полнейшее невежество и не способность к образованию и, таким образом, оправдаться перед соплеменниками и, заслужив прощение, вернуться на родину. С другой стороны, взбешенный Морти, разочарованный и раздосадованным своим поспешным поступком, мог вымести злобу на мальчике, если Лёва не возьмет того в ученики.
   -Вообще-то я не планировал, в нынешнем году, брать новых учеников, - отступив на несколько шагов назад и, косясь на надвигающегося Морти, начал мальчик, - но видя стремление и...
   -Невероятное желание молодого человека, - добавила Чея, высунувши из-под кольчуги голову.
   -Да. И невероятное желание Морти, - обрадовался подсказке Лёва, - я подумал и решил все же сделать исключение.
   Бывший бабочник остановился и расплылся в улыбке. На его щеках образовались ямочки и из них полились синие слезы.
   -Я так рад, так рад! - Морти оторвал кусок майки и принялся размазывать слезы по лицу.
  

МАСТЕР

   Не правда ли смешная история произошла с мальчиком на подступах к Дыре. Но тут, как говорится, ничего не попишешь, что случилось, то случилось. Теперь Лёва стал не просто велем изгнанником, а мастером. "Подумать только, - сокрушался он, - если новость дойдет до стойбища, мне не то, чтобы разрешат вернуться домой, но и на пушечный выстрел не подпустят к Окки-Укс! Скажут - сын Рисмуса еще и учитель! Позор, какой позор!!!"
   -Эй! - Лёва подозвал Морти к себе, когда бабочники построившись парами, отправились в город. - Сильно-то не рассчитывай на меня, говорить особенно не буду, да и не люблю. Я не какая-нибудь там словоохотливая девчонка!
   -Понимаю, - кивнул Морти, глядя на мальчика влюбленными глазами, - постигший истину не сорит словами.
   -Вот-вот, - Лёва поднял палец вверх, - сорить словами не стану.
   Осмелевшая Чея вылезла из-за пазухи и, расположившись на плече мальчика, начала вдруг неудержимо смеяться, поглядывая то на Лёву, то на рослого Морти, переросшего своего учителя почти в два раза. Она веселилась, пока не упала на землю и, прокатившись по косогору, не свалилась на площадку с зеленой скамейкой...
   Темнело, нужно было подумать о ночлеге. Морти, хорошо знавший окрестности города, предложил пойти на постоялый двор "Концы в воду", расположенный на берегу реки Дуры. Пришлось согласиться. Примерно через час, путники подошли к трехэтажному строению с расставленными на крыше стульями и с одиноко сидевшим, на одном из них, человеком.
   -Это для тех, у кого мало денег и не хватает на кровать, - объяснил ученик мальчика. - Вы мастер, можете взять приличную комнату на втором или даже на третьем этаже, а я обойдусь и местом на крыше.
   -И сколько стоит приличная комната? - Лёва засунул руку в карман и нащупал несколько серебреных монет.
   -Один золотой в неделю, а если с завтраком и ночным чаем, то два.
   Мальчик еще раз потрогал скудные денежные запасы и произнес:
   -Не люблю роскошь! А попроще чего-нибудь нет?
   -Попроще? - Морти задумался. - Если только отправиться в гостиницу возле трактира "Барсучья метка"...
   Толстый человек, протиравший масляные лампы на столике перед входом в дом, смерил Лёву и его спутников презрительным взглядом и, переложив тряпку с одной руки в другую, сказал:
   -Там, возле реки, живут такие же не любители роскоши, как и вы. Ступайте туда.
   -Да, точно! - вспомнил Морти. - Несколько моих знакомых бабочников-второгодников обитают именно на берегу реки Дуры, в Диком поселке.
   И ученик с учителем отправились по узкой тропинке, покрытой пылью и выбоинами, уходящей за угол постоялого двора.
   -Да смотрите не свалитесь в выгребную яму! - крикнул вслед толстяк и засмеялся.
   -Не свалимся! - обернулся Морти и, споткнувшись, растянулся на дороге, угодив руками во что-то липкое и вонючее.
   Сразу за домом, почти до самой реки, тянулись убогие землянки и ветхие сооружения из картона, тряпок и обломков досок. Подле некоторых из них горели небольшие костры и копошились подозрительные личности, выглядевшие особенно зловеще в сумерках.
   -Если повезет, можем найти угол в какой-нибудь из этих хибарок, - Морти присел и стал вытирать руки о кучу тряпья, валявшуюся у дороги.
   -Эй! Ты чего делаешь? - "куча" вскочила, оказавшись волосатым карликом с огромной косматой головой и большими блестящими глазами. - Зачем пачкаешь мой костюм?
   -Извини, - опешил Морти, - я тебя не заметил...
   -Хорошенькое дело! Костюм заметил, а меня не заметил! - карлик пнул ученика Лёвы по коленке.
   -Извини, - еще раз повторил Морти, - но я, правда, тебя не заметил.
   -Да я был все время в костюме, - карлик пнул Морти по другой коленке, - и никуда не уходил!
   На шум сбежались зеваки, а потом подошел какой-то мрачный, усатый тип с дубинкой в руках и с сигаретой в зубах. Он замахал ей на право и на лево, расчищая путь и пробираясь в первые ряды зрителей.
   -Что за крики во вверенном мне поселке? - незнакомец треснул карлика по голове. - Опять ты, Гунак, пристаешь к новеньким?
   Владелец испачканного костюма вскрикнул и прикрыл руками косматую макушку.
   -Господин комендант, я не виноват! Это долговязый испачкал мой костюм. Как я теперь завтра пойду в школу?
   Мрачный тип, по имени Тумак, уставился на Морти и, сжевав сигарету, произнес:
   -Я никому не позволю безобразничать в Диком поселке, а тем более издеваться над учеником школы копателей!
   Тумак отлепил усы и прицепил на грудь теплой стеганой куртки, возле вышитой буквы "К" и, достав новую сигарету, закурил. Затем, под одобрительные возгласы толпы, вынул из кармана маленькие счеты и принялся считать вслух, постукивая костяшками.
   -Измазал костюм - одна монета... Нарушил тишину и спокойствие - еще одна монета... Разбудил коменданта - три монеты! Итого, пять монет штрафа.
   Тумак приблизился к Морти и ткнул бывшего бабочника дубинкой в живот, сощурив глаза-перескопы.
   -Плати или я засажу тебя в долговую яму!
   Ученик Лёвы, испуганно заморгав, спрятался за мальчика и из ямочек на его щеках потекли синие слезы.
   -Но у меня нет денег.
   -Тогда отправляйся в яму! - Тумак грубо схватил нарушителя за руку и потащил за собой.
   -Эй, господин комендант! - Лёва побежал за мрачным типом с дубинкой. - Я заплачу за своего ученика! Отпустите Морти, пожалуйста!
   Тумак остановился и, осклабившись, показал дубинкой на мальчика.
   -Вы только посмотрите, учитель нашелся! Небось, такая же голытьба, как и его дружок!
   Мальчик достал из кармана все имеющиеся деньги и протянул коменданту.
   -Вот, берите сколько надо и освободите Морти.
   Зеваки, наблюдавшие за происходящим и громко обсуждавшие увиденное, притихли, опьяненные видом серебра и, стараясь не пропустить ни единого слова. И их можно было понять, ведь в Диком поселке обитали очень бедные люди, в основном, ученики различных школ города Дыры, уже давно забывшие, когда видели деньги в последний раз, существуя лишь благодаря школьным бесплатным завтракам.
   -Ну, если так, тогда конечно, пусть идет! - комендант отпустил Морти и, подойдя к Лёве, принялся отсчитывать монеты.
   -Одна за измазанный костюм...
   -Мне! - подскочил Гунак и протянул грязную руку.
   -Отвали! - Тумак грубо оттолкнул карлика и тот упал на землю.
   -Плюс одна за нарушения тишины и спокойствия... За то, что разбудил самого уважаемого жителя поселка, еще три... Всего пять монет!
   Комендант отсчитал деньги и они перекочевали в его кошелек. Однако, Тумак не спешил уходить, не спуская глаз с последнего серебреного кружочка, лежащего на Лёвиной ладони.
   -Забыл предупредить, но с сегодняшнего вечера в поселке вводится новый штраф, - комендант хитро улыбнулся и выпустил несколько колечек дыма в лицо мальчика. - Если за провинившегося ученика платит учитель, то дополнительно взимается одна серебреная денежка...
  

ВТОРОГОДНИКИ

   Теперь Лёва остался без денег. Те несколько серебреных монет, которые ему дала на дорогу мать, в тайне от отца, осели в карманах ловкого Тумака. Мальчик оказался в незавидном положении - в чужом, не знакомом городе, без единого гроша, да к тому же с верзилой учеником. "Этакого великана попробуй прокорми, - Лёва смерил взглядом Морти, с ног до головы и тяжело вздохнул. - Хорошо, хоть Чея ничего не ест".
   -Спасибо учитель, за избавление от долговой ямы! - бывший бабочник принялся трясти руку мальчика. - Я никогда не забуду такого благородного поступка и клянусь не покидать вас до самой смерти!
   -А вот этого делать не надо! - испугался вель и торопливо одернул заболевшую от крепких рукопожатий ладонь. - Поучишься не много, наберешься у меня уму разуму и домой.
   Тем временем наступила ночь, а наши знакомые все не определились, не зная, где найти место для ночлега. А надо сказать, в Дыре были очень строгие правила, запрещающие находиться ночью на улице, не иначе, как гуляя и наслаждаясь красотой города.
   -Что это значит? - спросил Морти Лёва.
   -Это значит - если нас заметят сидящими на скамейке, лежащими на траве или просто стоящими, сразу же посадят в тюрьму или отправят учиться в Большой университет. Отвратительное заведение, - бывший бабочник скривился, - даже вспоминать противно. Я там уже был однажды... Поэтому нам придется или, ночь на пролет, ходить по Дыре, наслаждаясь красотой столицы или остаться тут и, последовав примеру карлика Гунака, устроиться прямо на земле.
   -А как же полицейские, - поинтересовалась Чея, - разве не арестуют за бродяжничество?
   -Нет, - заверил Морти.
   Оказывается, лишь в Диком поселке разрешалось спать, где кому понравится, не заботясь о правилах хорошего тона и приличия, в других же местах города, это делать, строго настрого, запрещалось. Мальчик понимал, решение принимать ему и Лёва, хорошенько подумав, распорядился укладываться спать на куче рваных газет, рядом с перевернутым железным баком.
   -А может зайти к моим товарищам и попроситься переночевать? - сбивая бумагу, словно подушку, спросил Морти. - Они живут тут не далеко, возле самой реки.
   -А кто твои товарищи? - поинтересовался Лёва, пытаясь улечься поудобнее.
   -Бабочники, - ученик мальчика зевнул. - Не плохие ребята, только вот с наукой не дружат. Поэтому Сям и Мям сидят по два, по три года в каждом классе.
   Лёва вспомнил крылатых парней, дружно осудивших Морти за отступничество и отнесся к его словам без энтузиазма.
   -Не стоит, - мальчик пересадил Чею в нагрудный карман, опасаясь сырости и беспокоясь о здоровье гусеницы. - Если они нас пустят к себе, их могут наказать
   Увидев, что чужестранцы устроились спать, Гунак подошел к железному баку и стал стучать по нему палкой и пинать ногами. Морти взял камень и кинул в карлика, стремясь прогнать негодяя, но он ловко увернулся, а затем принялся шуметь еще сильнее, мешая нашим знакомым.
   -Будете знать, как связываться с копателем! - Гунак начал хвать горстями песок и подбрасывать высоко вверх.
   Лёва и Морти поднялись и, закрыв глаза, отбежали в сторону. Карлик не отставал. Надо было что-то делать - Гунак не собирался давать спать своим обидчикам.
   -Я сейчас хорошенько врежу мерзавцу по макушке! - Морти сжал кулаки, собравшись поймать и проучить коротышку.
   -Успокойся, - остановил ученика Лёва, - у меня больше нет денег на штраф. Если поколотишь Гунака, он пожалуется коменданту. Разве ты не понимаешь, карлик именно этого и добивается! Лучше пойдем к твоим друзьям, может второгодники действительно пустят нас переночевать.
   Миновав несколько закопанных в землю бочек с растущей капустой, компания подошла к зловонной луже и, перебравшись по шатающейся доске на другую сторону, оказалась на поляне, сплошь покрытой консервными банками, на которой расположились три ветхих землянки огороженных частоколом из разного хлама. Морти уверенно приблизился к одной из них и потянул за веревочку. В ту же секунду прикрепленная над дверью табличка соскочила с крючка и, перевернувшись, обнажила тыльную сторону. На ней жирными буквами было написано: "Ходи мимо!"
   -Не обращайте внимания, - сказал ученик Лёвы, - просто они терпеть не могут посторонних.
   -А мы кто, разве не посторонние? - Чея перебралась из кармана на плечо мальчика.
   -Вы, да, а я нет, - Морти несколько раз ударил ногой по двери. - Я приятель!
   В землянке зашевелились, и хриплый грубый голос недовольно спросил:
   -Ну, кого еще принесло в такой поздний час? Разве читать не умеете?
   -Это я! Сям открой...
   Дверь заскрипела, и Лёва увидел маленького, забавного человечка с большим, как у лягушки, ртом и заячьими ушами. Незнакомец заморгал глазами и заводил длинным, похожим на хобот, носом.
   -Морти? - удивленно произнес хозяин землянки. - А до нас дошел слух, будто ты бросил школу и пошел в ученики к какому-то умному преумному мальчишке.
   Бывший бабочник гордо поднял голову вверх.
   -Да, действительно, - Морти повернулся к Лёве и показал на него рукой. - Разреши представить моего учителя...
   Сям икнул и, закрутив носом, словно вентилятором, исчез, захлопнув за собой дверь. Через минуту бабочник появился снова, держа за руку друга - точно такого же забавного человечка, правда с разорванным правым ухом и с перевязанным платком глазом.
   -Это и есть мастер? - новенький ткнул куском огурца в мальчика.
   -Да, - подтвердил Морти. - Учителя зовут Лёва.
   -А чего он таскает тебя по ночам и не дает отдохнуть? Я бы, наверное, так не смог. Ночью надо спать, а не учиться.
   Бывший бабочник пошептался со своими друзьями и те пригласили гостей в землянку, похожую на просторную нору, с валявшимися повсюду огрызками яблок и огурцов, разбросанной по полу ореховой скорлупой и луковой шелухой. Внутри был тяжелый, спертый воздух и сильно пахло плесенью и гнилью. Вдоль рыхлых, не прочных стен расположились старые, почерневшие от копоти и грязи, деревянные кровати. Посередине находился стол с прожженной дыркой, а на нем стоял поднос с жиром и несколькими горящими фитилями.
   -Чувствуйте себя, как дома, не стесняйтесь, - Мям вынул из кармана новый огурец и с аппетитом захрустел, не забывая макать его в блюдце с песком.
   -А что у твоего учителя за червячок такой на плече? - Сям поднес палочку к Чее и легонько толкнул ее в бок.
   Гусеница ничего не говоря открыла рот и в одно мгновение перегрызла деревяшку.
   -Это Чея, - представил личинку Морти, - она нездорова и ищет хорошего мастера, способного починить поврежденную ногу.
   Сям посмотрел на остаток палочки.
   -Я бы не сказал, что Чея выглядит больной.
   Лёва присел на покрытую паутиной кровать, с лежавшим у изголовья сапогом. Он устал и давно хотел спать. Гусеница перебралась на торчащий в стене камень и, соскучившись по работе, потихонечку стала его грызть. Мальчик внимательно осмотрел землянку, ища бумажные крылья, признак принадлежности хозяев дома к школе бабочников, но не нашел, обнаружив лишь несколько клеток, с живыми бабочками, висевших над противоположной лежанкой. Утомленный дорогой Лёва прилег, положив под голову сапог и расстегнув на груди кольчугу. Мальчик с трудом боролся со сном, сдерживая зевоту. Сям и Мям о чем-то вполголоса переговаривались, поглядывая на Лёву и не переставая жевать. Морти молчал и только изредка кивал, соглашаясь с друзьями. Постепенно голоса человечков становились все глуше и отдаленнее, а силуэты расплывчатее. Мальчик перестал сопротивляться дреме и провалился в пустоту, забывшись в глубоком сне.
  

УТРЕННИЙ СКАНДАЛ

   Лёва пробудился от шума и крика, доносившегося с улицы. Он резко встал и больно ударился о висевшее над кроватью ведро. Первые минуты мальчик не мог понять, где находится, озираясь по сторонам и натыкаясь глазами на незнакомую обстановку.
   -Ты уже проснулся! - обрадовалась никогда не спавшая Чея.
   Гусеница поняла состояние Лёвы и пояснила:
   -Мы в гостях у друзей Морти, Сяма и Мяма. Это они ругаются - выясняют отношение с соседом.
   Сын Рисмуса взял Чею и вышел наружу. Там, возле частокола из хлама, являющегося границей между двумя землянками, стояли бабочники и орали на лохматое существо с длинными тонкими ручками и большущим животом, из которого торчала резиновая трубочка, заткнутая пробкой. Морти был рядом и, безучастно наблюдая за происходящим, явно скучал.
   -Что случилось? - мальчик подозвал ученика.
   -Да, сосед из школы дутиков, перебросил консервную банку со своего участка на территорию Сяма и Мяма.
   -И из-за этого они ссорятся? - Лёва улыбнулся, видя толстый слой жестянок, из под консервов, покрывающих поляну.
   Пузану надоело слушать бабочников и он, изогнув губы "сердечком", плюнул, попав в лицо Сяму. Бедняга Сям взвизгнул и, опустившись на колени, прижал голову к земле, обтираясь о банки и вопя от негодования. Рассвирепевший Мям буквально закидал нахала осколками от бутылок, заставив его отступить на несколько метров назад. Однако лохматое существо не сдавалось. Дутик повернулся к обидчикам спиной и, сняв штаны, оголил толстый синий зад, крича: "Вот вам! Вот вам!"
   Сям и Мям тут же отвернулись, покраснев от смущения и поспешно спрятались в землянке.
   -Я буду стоять так, пока вы не заберете банку обратно к себе! - крикнул дутик вертя задом. - Мне некуда спешить!
   -Ладно, мы согласны, - послышался смиренный голос Мяма.
   Дверь отворилась и бабочники, прикрывая глаза руками, вышли на улицу. Сям взял злополучную банку, из-за которой разгорелся скандал и, подняв вверх, показал соседу.
   -Смотри, вот она! - бабочник поставил на ней крестик и кинул на свой участок.
   Лохматое существо удовлетворенно замурлыкало и, надев штаны, отправилось по делам, не разбирая дороги и топая прямо по луже.
   -Ох и вредный этот Шерш! - пожаловался Лёве Сям. - Уже третью банку за неделю бросает!
   Бабочники дождавшись, когда их недруг уйдет подальше, схватили с десяток банок и, стерев крестики, перекинули на территорию дутика. Не удовлетворившись содеянным, Мям перебрался через частокол и проковырял дырку в крыше жилища Шерша, а Сям набрал из лужи полное ведро зловонной жижи и облил дверь врага.
   -Так то лучше! - приятели пожали друг другу руки и четырежды поцеловались.
   -Зачем вы это делаете? - удивился Лёва. - С соседями надо жить дружно.
   -У нас с Шершем давние разногласия, - пояснил Мям, перебрасывая еще одну банку на чужой участок. - У бабочников и дутиков неодинаковые точки зрения по поводу преобразования планеты Конфета.
   -Точно, - кивнул Сям, - непримиримый спор научных школ.
   Он подошел к Лёве и протянул надкусанную кочерыжку от капусты.
   -Не желаешь подкрепиться?
   Мальчик поблагодарил бабочника и, обтерев желтые слюни Сяма о штаны, начал есть немного подгнивший стебель. Заметив голодные глаза Морти, Лёва отломил половину кочерыжки и протянул ученику. Тот с жадностью проглотил угощение и, потрогав впалый живот, уставился на учителя. Вель отдал ему остаток еды и приказал следовать за ним. Но в это время, с противоположной стороны лужи, на них полетели комки грязи и обломки кирпичей. Выскочивший, откуда ни возьмись, Шерш кинулся на обидчиков, размахивая большущей, суковатой палкой и дико крича.
   -Ах, вы так?! - дутик, задыхался от негодования. - Я все видел! Ну, подождите, сейчас я с вами сполна рассчитаюсь! Мучители бабочек!
   Увидев разъяренного соседа, Сям и Мям бросились к третьей, стоящей на поляне, землянке и, что есть силы, заколотили в дверь.
   -Открой Треп, Шерш снова взбесился! - завопили бабочники, трясясь от страха и прижав заячьи уши к спинам.
   Морти схватил на руки Лёву и тоже помчался к землянке. Разгневанный дутик желая остановить бывшего бабочника, попытался треснуть его палкой по ногам, но беглец подскочил и избежал удара. Тогда Шерш запрыгнул Морти на спину и, вцепившись в рыжие волосы на шее, стал кусаться, стремясь дотянуться до мальчика. И не известно, чем бы все это кончилось, если бы не Чея. Гусеница изловчилась и цапнула лохматого толстяка за крючковатый палец. Он взвизгнул и, свалившись на землю, начал дуть на раненую руку.
   Наконец, Сям и Мям достучались до Трепа, хозяина третьей землянки и тот, выйдя на улицу, сладко потянулся и, щурясь от яркого света, недовольно спросил:
   -Ну, что опять случилось?
   Незнакомец держал в одной руке зачехленный топор, а другой чесал шляпу. Нет, простите, не шляпу, а голову... Да, чесал голову в форме шляпы и смотрел сонными глазами, болтающимися на сиреневых жгутиках, торчащих из носа.
   -Шерш опять взбесился! - сообщили Сям и Мям и спрятались за массивные ноги Трепа.
   Треп не торопясь, заткнул за пояс топор и, оценив обстановку, молниеносно выкинул руку вперед и схватил пробегающего мимо дутика. Шерш чертыхнулся и, повернувшись внутри лохматой шкуры, укусил Трепа за выглядывающее из груди красное ребро. Шляпоголовый вскрикнул и, выпустив дутика, сел на консервные банки, едва не раздавив бабочников. Сям и Мям бросились в разные стороны, раскрыв слюнявые рты и трубя в, похожие на хоботы, носы.
   -Попались голубчики! - Шерш, продемонстрировав не вероятное для такого толстяка проворство, поймал Сяма, а потом, развернувшись на пятках, догнал Мяма.
   Войдя в раж, дутик начал трясти несчастных бабочников за ноги, словно детские куклы и щелкать по заячьим ушам.
   -Я вам покажу, как кидать свои банки на мой участок! - Шерш, будто жонглер в цирке, принялся подбрасывать Сяма и Мяма высоко вверх, рискуя уронить бабочников на землю и лишить их жизни.
   Когда дутику надоело это занятие, он швырнул соседей на банки и стал щекотать человечков, водя длинной тонкой рукой, с кисточкой на конце, по груди бабочников.
   -Ой, не могу! - закричал Сям.
   -Спасите, умираю! - зашелся от смеха Мям.
   Трудно сказать, долго ли еще продолжалась бы пытка щекоткой, но на помощь к человечкам подоспел Лёва. Мальчик подскочил к Шершу и, ухватившись за резиновую трубочку, торчащую из живота дутика, выдернул из нее пробку. Толстое лохматое существо вскрикнуло и, издавая дребезжащие звуки, начало сдуваться, подергиваясь и покачиваясь из стороны в сторону.
   -Что ты натворил? - Шерш растерянно посмотрел на Лёву. - Кто меня теперь надует?
   -Только не я! - Сям подпрыгнул и пнул ослабевшего соседа.
   -И не я! - Мям проделал то же самое.
   Через минуту на земле лежала жалкая и беспомощная шкура дутика, похожая на дырявый шарик, после встречи с иголкой.
   -Надуйте меня, пожалуйста, обратно, - Шерш заплакал, - я больше не буду драться...
   -Обещаешь? - спросил подошедший Треп, державшийся за красное ребро.
   -Конечно, обещаю!
   -Не верьте ему, - Сям достал из кармана капустный лист и, оторвав половину, протянул Мяму, - он врет!
   Лёве стало жаль Шерша, это грубое, но простодушное существо и мальчик заступился за дутика. Тем более что бабочники тоже хороши - продырявили крышу в землянке соседа, облили вонючей жижей дверь. В общем, в случившемся виноват не один Шерш, но и Сям и Мям.
   -Мне кажется, его нужно надуть, - Лёва кивнул ученику и Морти поднял распластанную шкуру.
   -Эй! - Сям раскрыл большой, словно у лягушки рот. - Не делайте этого!
   -Да, не делайте! - Мям попытался помешать бывшему бабочнику.
   -Если надуете Шерша, можете не рассчитывать на нашу помощь! - крикнул рассердившийся Сям.
   -Да, - подтвердил Мям, - мы не пустим вас больше ночевать!
   -А ты что молчишь, Треп? - обратился Сям к не многословному шляпоголовому соседу.
   -Да вы все трое мне уже надоели! - Треп втянул глаза в нос. - Дня не проходит без скандала. Поступайте по-своему усмотрению, а я пойду еще не много посплю.
   И Треп неторопливо ушел, покачиваясь на массивных ногах и держа в руках зачехленный топор...
  

РЕКА ДУРА

   Поссорившись с Сямом и Мямом, Лёва приобрел нового друга - Шерша, как оказалось не плохого парня. В благодарность за то, что мальчик не бросил его умирать, а вернул пробку и, несмотря на возражения бабочников, приказал ученику надуть дутика, он предложил Лёве, Морти и Чее поселиться в принадлежащей ему землянке.
   -Живите сколько хотите, - сказал Шерш, не переставая ощупывать себя и ласково гладя Лёву по спине.
   После воцарившегося на поляне мира и спокойствия, наши знакомые решили отправиться в Дыру. Мальчику нужно было определяться - поступать в какую-нибудь школу и начинать обучение. Лёва объяснил Морти, будто таким образом хочет лучше познакомиться с научной жизнью столицы.
   -Мудро, - согласился ученик. - Почему же я сам не догадался до этого и не записался в другую школу? Глядишь, расширил бы кругозор.
   Морти покачал головой:
   -А то прилип к бабочникам, точно они одни на весь город!
   По совету Шерша, Лёва и ученик пошли в столицу короткой дорогой, минуя большой каменный мост через реку Бестолковую и главные ворота, напрямик, по старому мосту через реку Дуру.
   -Только смотрите, не приближайтесь к перилам, - предупредил дутик, - а то может случиться беда.
   Попрощавшись с Шершем и пообещав воспользоваться его любезностью - вернуться ночевать в землянку, Лёва, Морти и Чея устремились по дорожке плутающей между косматыми кочками. Подойдя к обрыву, мальчик увидел извивающуюся желтую ленту реки и полуразрушенный деревянный мостик, несмело перекинувший на другую сторону одну из своих хилых "ног". Редкие, боязливые путники с опаской перебирались по нему на противоположный берег, стараясь держаться середины и осторожно ступая по доскам.
   -Река Дура! - с уважением и страхом произнес Морти. - Сколько живу в городе, а так близко подхожу к воде впервые.
   Спустившись вниз, путники заметили свиноухого человека, сидящего на бревне и тоскливо жующего длинную предлинную колбасу, один конец которой лежал на земле, возле большущих мешков. Узрев мальчика, гусеницу и бывшего бабочника, он приветливо помахал им рукой.
   -Не хотите ли угоститься колбаской? - незнакомец через силу улыбнулся.
   -С удовольствием! - обрадовался Лёва и, отломив приличный кусок и, поделившись с Морти, с аппетитом стал есть.
   Из разговора со свиноухим выяснилось - собеседник ходил с приятелями в мясную рощу, примерно в двух днях пути от города. Там, в изобилии растет любая, какая только возможно, колбаса: и копчена и вареная и соленая и сладкая и перченная и ванильная... Набрав по два мешка товара, а незнакомец был торговцем, свиноухий решил сократить обратный путь и, распрощавшись с попутчиками, пошел короткой дорогой, забыв, что река Дура очень любит колбасу и не разрешит пройти через мост.
   -Любит колбасу? - переспросил Лёва.
   -Да, очень, - свиноухий отломил маленький кусочек и кинул в сторону берега.
   Не успело мясо долететь до реки, метра три или четыре, как желтая вода вспенилась и, образовав столб с широкой пастью на верху, проглотила подачку.
   -Видели? - произнес незнакомец. - Она издалека чувствует запах любимого лакомства.
   -Еще хочу! - от реки отделилась небольшая лужа с ногами и заспешила в направлении людей. - Дайте еще колбаски!
   -Пора сматываться! - свиноухий с кряхтением забросил оба мешка на спину и побежал к обрыву.
   Лёва и Морти последовали за ним.
   Погоня длилась недолго, лужа остановилась и, погрозив вылезшим из нее кулаком, вернулась обратно в реку.
   -Пожалуй, я отправлюсь в обход, - свиноухий опустил один мешок на землю. - Если желаете, возьмите второй мешок себе, а то я здорово устал, да и колбасы переел, еле двигаюсь.
   Поблагодарив незнакомца за щедрый подарок, наши знакомые принялись думать, как поступить с едой. Возвращаться назад, в землянку к Шершу, не хотелось, идти же через Дуру не имело смысла - река отнимет колбасу.
   -А может убрать ее под одежду? - сказал Лёва.
   -У меня одежды то, всего ничего - трусы да майка, - Морти всунул руку в дырку на трусах. - Где тут спрячешь колбасу?
   -Да, - согласился мальчик, - спрятать негде. Ну, тогда ты пойдешь первым и станешь отвлекать Дуру, а я попробую пронести еду под кольчугой.
   Подступив к воде, путники постояли не много на безопасном расстоянии, наблюдая за поведением реки. Но она, казалось, не обращала на них никакого внимания. Морти сделал несколько шагов и поставил правую ногу на мост. Опять все спокойно.
   -Вперед! - скомандовал Лёва ученику и тот осторожно пошел по старым доскам.
   Когда наши знакомые были примерно на середине реки, вода неожиданно загудела и, в одно мгновение, поднялась высоко вверх, образовав две сплошные стены, по обеим сторонам моста. Из стен, на путников уставились многочисленные маленькие глазки с длинными пенящимися ресницами.
   -Угостите колбасой! - потребовали сотни желтых ртов. - Угостите немедленно!
   -Бросьте Дуре колбасу! - попросила Чея выглянув из кармана мальчика. - Разве не видите, она очень сердита!
   -Не хотите? - из воды высунулась рука с семью пальцами. - Тогда я сама заберу ее, а вас хорошенечко искупаю и познакомлю со своими порогами!
   Пальцы сжались в кулак и с силой ударили Морти в живот. Бывший бабочник вскрикнул и, согнувшись пополам, свалился на гнилые доски. Река схватила ученика мальчика за ногу и подкинула несколько раз вверх. Потом сорвала майку и зашвырнула безрукавную рубашку в воду. Чтобы спасти товарища, Лёва отломил несколько кусочков колбасы и кинул через желтую стену. Река заволновалась и на какое-то время оставила Морти в покое. Мальчик подбежал к ученику и помог ему подняться, и они вместе помчались по мосту, пытаясь достичь другого берега. И когда спасение казалось уже близко и Лёва радовался в душе, что так ловко провел Дуру, желтые руки схватили мальчика и Морти и швырнули обратно на середину моста.
   -Убежать хотели! - засмеялась река. - Видно по-хорошему вы не понимаете, придется вас проучить!
   И она стала перекидывать пленников с одного конца моста на другой. У Лёвы замелькало перед глазами и закружилась голова.
   -Отдавайте колбасу! Отдавайте колбасу! - Дура развеселилась и начала брызгаться.
   Перелетев, в очередной раз, на другую сторону моста, мальчик очутился вблизи ржавой скобы, торчащей из бревна и, не растерявшись, ухватился за нее пальцами. Желтая рука соскользнула и на мгновение выпустила Лёву из мокрый ладони, но этого было достаточно, чтобы мальчик, в несколько прыжков, достиг спасительного берега.
   -Вернись! - завопила Дура. - Вернись или я утоплю твоего друга!
   Лёва вытащил из кармана промокшую Чею и посадил на траву. Затем достал колбасу из-под кольчуги и сложил возле ног.
   -Считаю до трех! - крикнула река. - Один...
   -Два! - мальчик отломил большой кусок колбасы и поднял над головой. - Если с шеи моего товарища упадет хоть один рыжий волос - останешься голодной!
   Дура поставила ученика Лёвы на мост, приковав тонкой желтой цепью к ноге.
   -Может, договоримся? - мальчик кинул колбасу в реку.
   -Попробуй! - Дура поймала подачку и с бульканьем проглотила.
   -Давай поступим по справедливости, - Лёва разделил колбасу на две кучи. - Ты выпускаешь Морти, а я отдам тебе половину...
   -Нет!!! - Дура схватила за ногу ученика мальчика и начала трясти. - Всю колбасу!
   -Хорошо, будь по-твоему, - Лёва поднял руки вверх, - согласен...
  
  

НЕОЖИДАННОЕ БОГАТСТВО

   Получив колбасу, Дура отпустила пленника и он стремглав бросился к берегу. Бывший бабочник сильно промок и трясся от холода. Прижав руки к груди и положив огромные ладони на плечи, Морти пытался сохранить, таким образом, остатки тепла.
   -Жаль майку, - сказал ученик Лёвы, усаживаясь на корточки. - Я к ней очень привык, даже ни разу не снимал за последний год.
   Несмотря на счастливое избавление, настроение у наших знакомых было нерадостное. Морти здорово переживал потерю майки, а Чея боялась заржаветь и старалась обсохнуть, подставляя ветру то один, то другой бок. Что касается Лёвы, то мальчик ругал себя за потерю колбасы. Ему, как учителю, отвечающему за жизнь и здоровье компаньонов, следовало прислушаться к словам свиноухова и двигаться в обход, через реку Бестолковую. "Где теперь взять еду? - печалился Лёва. - Да и Морти не подобает бродить раздетым, нужно позаботиться о рубашке".
   -Ладно, - мальчик поднялся, - передохнули и пойдем дальше.
   Путники пошли по скользкой тропинке круто уходящей в гору, торопливо удаляясь от реки.
   -Эй, как тебя? - крикнула Дура. - Тот, который угостил меня колбасой!
   -Ну, чего? - Лёва остановился.
   -Колбаса уж очень хорошая.
   -Извини, больше нет, - мальчик вывернул карманы, - ты всю слопала.
   -Да я не о том! - засмеялась река.
   Дура сделала из воды голову, точь-в-точь похожую на Лёвину, только в десятки раз больше и с ногами. Голова выбралась на берег и улыбнулась.
   -Давно я не ела такую вкусную, такую свеженькую колбаску, - водная голова облизнулась желтым языком. - За это, я хочу подарить тебе шкатулочку, набитую монетами.
   Из реки появился небольшой проржавевший ящичек. Две огромные капли подхватили его руками-фонтанчиками и понесли к Лёве, оставляя на земле мокрые следы.
   -Назови свое имя мальчик? - попросила Дура.
   -Лёва!
   -А меня зовут...
   -Да знаю! - мальчик махнул рукой.
   -Ну и как, по-твоему, меня зовут? - река потемнела, а водную голову перекосила недовольная гримаса. - Говори...
   Лёва невольно отпрянули назад, а у капель, притащивших шкатулку, вместо рук появились мечи и они вплотную приблизились к нашим знакомым.
   -Точно не знаю, - произнес мальчик, поглядывая то на сердитых капель, то на ящичек, - но мне кажется, тебя зовут...э-э-э...
   -Красивая, - подсказала Чея из кармана.
   -Да, Красивая!
   -Красивая прекрасивая, - Морти не обращая внимание на зловещую тишину, повисшую над застывшей рекой, присел возле шкатулки и, насвистывая, принялся ковырять замок длинным черным ногтем.
   -Красивая? - переспросила река. - А что, хорошее имя! Да, очень хорошее!!!
   Тишина буквально взорвалась радостными возгласами, вырвавшимися из ее многочисленных ртов, и на желтой воде появились сотни водоворотов и весело закружились, выпуская из своей середины крупные пузыри переливающиеся всеми цветами радуги. Вдоль обоих берегов взметнулись фонтаны и фонтанчики, разбрасывая миллионы смеющихся капель, которые, падая на берег, принимались танцевать, кружась в сказочных, просто таки невероятных по красоте и фантазии нарядах. Подчиняясь какому-то внутреннему ритму, "участники" водной феерии действовали слаженно и согласованно, будто на гигантской сцене, выполняя замысел невидимого режиссера. Волшебное, по пышности и красоте зрелище заставило путников забыть, где они находятся и заворожено смотреть на дивное представление счастливицы, получившей новое имя.
   -С сегодняшнего дня я Красивая! - крикнула река и облила каменистый утес нависший над желтыми водами.
   -Да слышу! - прогромыхала скала, недовольно поморщившись. - Красивая, так Красивая. Не понимаю, чем имя Дура то не устраивает? По-моему очень даже тебе подходит...
   Первой пришла в себя Чея. Гусеница не сильно ущипнула Лёву за руку и спросила:
   -И долго вы будете так стоять, разинув рты? - механический червяк недовольно задвигал хвостом. - Берите ящичек и отправляемся дальше! Зачем время зря терять, глазея на сумасшедшую реку.
   -Она не сумасшедшая, - поправил Чею Лёва. - Она Красивая.
   Удалившись от реки метров на двести, путники решили устроить привал и посмотреть, что же лежит в шкатулке. Морти отчаявшись открыть замок ногтем, поднял камень и несколько раз стукнул по ящичку. Тихая приятная музыка послышалась из забитых водорослями отверстий и искореженная крышка начала медленно подниматься. Когда наши знакомые расчистили ил, покрывающий содержимое шкатулки, то приятно удивились и обрадовались свалившейся на них удаче. Внутри оказались три прочных, сплетенных из мягкой красной проволоки, мешочка наполненных деньгами: два с серебреными монетами и один с большими золотыми кружочками, с шестиугольной дырочкой посередине. А еще, там были расшитый жемчугом ремень, с коротким кинжалом в ножнах, тяжелая белая палочка, непонятно из чего и для чего сделанная и жемчужное ожерелье.
   -Вот это да! - Морти просто сиял от счастья. - Учитель, если теперь вы богатый, не купите ли мне новую майку?
   -А мне бы хорошего мастера, - сказала Чея, - да поскорее!
   Лёва за всю свою жизнь никогда не видел столько много денег - ни у своих родителей, ни у соседей, ни даже у очень богатого родственника отца, занимающегося торговлей.
   -Разуметься, куплю! - пообещал мальчик, глядя на дырявые трусы Морти. - И не только майку.
   -Тогда, если не возражаете, рубашку с сиреневыми пуговицами, - попросил бывший бабочник. - Или лучше, такую же, как у вас кольчугу!
   -Ладно, - улыбнулся Лёва, - и рубашку и кольчугу и штаны...
   -И ботинки! - спохватился Морти.
   -И ботинки...
   -Эй, - закричала Чея, - а про меня забыли? Смотрите, чтобы и на мастера деньги остались. Бес штанов можно и обойтись, а механик мне еще вчера нужен был...
  

ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАНЯТИЯ

   Неожиданно разбогатев, Лева, не почувствовал облегчения. Хотя конечно, ему теперь не надо было заботиться о пропитании и ночлеге, но главная проблема, проблема возвращения домой в стойбище Окки-Укс сохранилась.
   Подойдя к высоченной стене, скрупулезно оклеенной кусочками яичной скорлупы, путники пошли вдоль нее, подчиняясь воле тропинке. Вскоре Лёва, Морти и Чея заметили небольшой пролом и, воспользовавшись им, очутились в городе. Первыми, кого увидели наши знакомые, миновав мусорные свалки и развалины одноэтажных зданий, оказались бабочники. Бывшие однокашники Морти, облюбовав заросшую сорняками лужайку, приседали, ходили кругами и зигзагами, словно исполняли какой-то медленный ритуальный танец. Уже известный Лёве мастер Чирин, держа в руках охапку сачков, подзывал по очереди учеников и вручал инструменты для поимки насекомых.
   -Что они делают? - мальчик остановился, заинтересовавшись происходящим на поляне.
   -Учатся добывать бабочек, - пояснил Морти. - Первоклассники, у них еще нет даже крыльев.
   -Интересно, - Лёва улыбнулся, наблюдая за неуклюжими действиями подопечных мастера Чирина.
   -Ничего интересного, - произнес Морти разочарованно. - Выдумывают всякую ерунду. Этим планету Конфету не сдвинуть и не отправить в свободный и счастливый полет.
   -А ты не мог бы рассказать поподробнее о бабочниках, дутиках, копателях и всех остальных, обучающихся в многочисленных школах города Дыры, - попросил Лева своего ученика. - Например, чем они занимаются?
   Морти огляделся и присел на торчащую из земли голову памятника.
   -Да одним и тем же: хотят изменить жизнь на планете. Правда, каждая школа придерживается своей, "единственно верной", точки зрения.
   Из разговора с Морти Лёва узнал много нового и необычного. Вы конечно же помните, что планета Конфета, словно детский воздушный шарик, была надута в незапамятные времена одним добрым волшебником и привязана веревкой к огромному дереву, растущему в Радужном мире недалеко от Восточных ворот. Прожив сотни лет весело и безоблачно, ученые города Дыры решили сделать существование на плане еще лучше, еще краше, а для этого, по их мнению, нужно немедленно избавиться от веревки.
   -Зачем? - не понял Лёва.
   -Ну как же? - воскликнул Морти. - Ведь веревка держит Конфету и не пускает в свободный и счастливый полет.
   -А вдруг планета переместиться в какие-нибудь плохие и даже не пригодные для жизни места? - спросил мальчик. - Об этом ученые Дыры не подумали?
   -А почему ты считаешь, что она обязательно улетит, а не упадет вниз в Радужный мир? - Морти выдернул из-под трухлявых деревяшек кусок мешковины и принялся мастерить накидку. - Может веревка, будто шест, поддерживает планету?
   -Глупости, - Лёва улыбнулся, - веревка же мягкая...
   -А вот и не глупости! - обиделся Морти. - Так считают многие уважаемые академики из Большого университета.
   Ученик мальчика рассказал о некоторых школах существующих в городе Дыре. Одна из них школа бабочников, стремящихся наловить побольше бабочек и, привязав насекомых за ниточки, разом выпустить. Те полетят вверх и, разорвав веревку, утащат за собой планету куда-нибудь в иное место. Другая очень уважаемая школа - школа копателей. С ее представителей, карликом Гунаком, они познакомились, когда Морти нечаянно вытер об него руки в Диком поселке. Копатели хотят вырыть глубокую яму и продырявить оболочку Конфеты. Планета сдуется и упадет вниз, а конфетяне, объединившись с жителями Радужного мира, превратятся в единый, великий народ.
   -Мне думается эти копатели большие дураки, - заметил Лёва.
   -А еще есть дутики, - продолжил повествование Морти.
   -Шерш, сосед Сяма и Мяма, с пробкой в животе, - вспомнил мальчик, - кажется дутик?
   -Да, - кивнул Морти. - Дутики мечтают воткнуть длинную железную трубку в землю и надуть планету так сильно, чтобы она стала легкой прелегкой и унеслась в неведомые дали.
   Тем временем, на заросшей сорняками поляне, происходило следующее. Чирин дергая за веревку у пояса, начал размахивать бумажными крыльями. Потом медленно, стараясь не запутаться в полах халата, побежал, останавливаясь через каждые два-три метра. Его ученики, неумело держа сачки в руках, устремились за ним, падая и мешая друг другу. Наконец, один бабочник догнал Чирина и хотел надеть конусообразный сетчатый мешок на голову учителя, но промахнулся и ударил мастера палкой по макушке. Палка сломалась, но вошедший в азарт ловец насекомых продолжал лупить ею Чирина, нанося удары по спине и плечам.
   -А-а-а! - закричал учитель закрывая лицо ладонями.
   Двое дюжих учеников навалились на незадачливого бабочника и прижали к траве.
   -Плохо! Очень плохо! - сказал, поднимаясь на ноги, мастер, потирая ушибленные места. - Бабочки нужны нам живыми, а ты все время пытаешься их убить!
   -Я лишь желал поймать вас, - опустив голову, промямлил неудачник.
   -Даже не знаю, что с тобой делать, - Чирин задумался. - Наверное, придется опять перевести в подготовительный класс.
   Морти смеясь, показал на пригорюнившегося бабочника:
   -Это Кисель. Уже лет десять учиться ловить бабочек и каждый раз, проваливается на экзаменах, отправляясь набираться знаний назад, в нулевую группу.
   Морти помахал рукой бывшему однокашнику:
   -Привет Кисель!
   -Здорово Морти! - неудачник подошел к нашим знакомым.
   -Видел? - спросил он.
   -Видел, - кивнул ученик Лёвы.
   -Я снова не сдал экзамен, - весело произнес Кисель. - Теперь мне не грозит возвращение домой и я, еще на один год, останусь в столице!
   Кисель радостно запрыгал на одной ножке:
   -Приходи в гости, я скоро получу от родителей деньги. Вот погуляем-то! Приходи не стесняйся! - и бабочник, похлопав приятеля по плечу, умчался прочь.
   -Странный какой-то этот Кисель, - Лёва смотрел на счастливого бабочника и ничего не мог понять.
   -Почему странный? - Морти подмигнул обернувшемуся однокашнику. - Просто он нарочно заваливает экзамены, чтобы не уезжать в деревню.
   -Конечно странный, - печально сказал Лёва, - раз не хочет домой...
  

ЧОКНУТЫЕ

   Приближался обед и Морти уже несколько раз, поглаживая живот, красноречиво смотрел на своего учителя. Лёва попросил бывшего бабочника привести их в столовую или трактир, туда, где вкусно и не дорого кормят. Ученик с радостью исполнил приказание мальчика и вскоре путники подошли к высокой ажурной башне из железа, выкрашенной в белый, красный и зеленый цвета. На ее вершине, метрах в двадцати от земли находилась площадка, огороженная деревянными перилами, на которой располагались столы и стулья. Две узкие веревочные лестницы не вызывающие доверия тянулись наверх, раскачиваясь на ветру и гремя привязанными к ступенькам колокольчиками.
   -Это трактир "Ешь, пока не лопнешь", - пояснил Морти, сглотнув слюну. - Здесь так вкусно кормят, пальчики оближешь.
   Бывший бабочник полез по лестнице с табличкой "Туда". Лёва последовал за ним, стараясь не отстать от ученика и не смотреть вниз. Оказавшись на башне, мальчик увидел очень полного, почти круглого официанта с черным полотенцем за поясом и длинной указкой в руке. Он подбежал к гостям и с радостным воплем бухнулся в ноги. Потом встал на колени и принялся облизывать пол, перед Лёвой и Морти, лопатообразным языком, приглашая занять свободные места.
   Усевшись за круглый аккуратный столик, возле самого края площадки, наши знакомые сделали заказ и, в ожидании обеда, начали рассматривать гостей. Внимание Лёвы привлекла странная группа, в драных белых одеждах копошащаяся подле перил.
   -Это чокнутые, - сказал Морти, заметив, что мальчик разглядывает оборванцев. - Их школа находится тут неподалеку, поэтому ее ученики часто едят здесь. Чокнутые бродят по городу и предвещают скорую гибель планеты, надоедая всем страшными историями, якобы ожидающими нас вскорости.
   Официант поставил две квадратные тарелки с высокими крышками на стол.
   -Ваш суп, - толстяк поклонился и прикоснулся указкой к Морти и Лёве. - Второе и пузырящуюся воду принесу позже.
   Бывший бабочник наклонился и тихо произнес:
   -Пузырящуюся воду не пейте.
   -Почему?
   -Это настой аппетитного корня с сахаром, - ученик мальчика оглянулся по сторонам. - Если выпьете, захотите снова есть... Будете сидеть и заказывать еду, пока не кончатся деньги или не лопнете. Те, кто обедает в трактире постоянно, не дотрагиваются до пузырящейся воды, а чужаки, вроде того, отведавшего напиток, - Морти показал на лежащего, на боку, беднягу с лошадиной головой и жующего что-то со звериным азартом, - обречены на гибель.
   Лёва приподнял крышку, закрывающую тарелку с супом и увидел синий прозрачный бульон, от которого струился нежный приятный аромат и плавающих по нему корабликов, сделанных удивительно искусно. Когда Лёва глядел на них, у него было такое чувство, словно он стоит на берегу реки и смотрит сверху, на купеческие суденышки снующие между скалами.
   -О чем задумались мастер? - Морти улыбнулся и, зачерпнув ложкой, кораблик с красными парусами и кусок скалы с растущими деревьями, отправил в рот. - Очень вкусно, попробуйте.
   Лёва выловил крошечную лодочку с двумя веслами и начал с интересом разглядывать, желая прочитать на борту ее название.
   -Грядет конец планеты!!! - мальчик вздрогнул, услышав истошный крик одного из чокнутых.
   Оборванец в белой одежде стал рвать на себе лохмотья и макать металлические волосы в тарелку пухлой женщины, с перетяжками на груди, как у гусеницы. Его приятели делали вид, что пытаются удержать однокашника, а тот фальшиво изображал страдание и отчаяние.
   -Прекратите есть, пить и спать! А думайте, думайте, думайте! - чокнутый подбежал к перилам и забрался на деревянную перегородку.
   Лёва невольно вскочил со своего места, стремясь удержать несчастного от безрассудного шага, но Морти взял мальчика за руку и улыбнулся.
   -Не надо учитель.
   -Как ты может смеяться? - возмутился вель. - Человек хочет спрыгнуть вниз, ведь бедняга разобьется!
   -Не переживайте мастер, - бывший бабочник наклонил тарелку и выпил через край остатки супа, - с чокнутым ничего не случится. Даже если он упадет, все равно останется живым. Ну, разве что погнет пару волос и только то...
   В это время, друзья разбушевавшегося чокнутого сняли шляпы и двинулись между столами, запев нестройными голосами печальную, жалобную песню. Подняв торчком веерообразные уши и выкатив коричневые, похожие на кошачьи глаза, оборванцы, начали просить у посетителей деньги.
   -Зачем вам золото и серебро, когда грядет конец Конфеты? Отдайте его нам, а мы выбросим деньги подальше от Дыры, чтобы ни у кого не было соблазна воспользоваться презренным металлом и есть, пить и спать!
   Один чокнутый подошел к Лёве и плача протянул проеденную молью шляпу:
   -Отдай мне деньги брат.
   Мальчик полез в карман, но Морти остановил учителя и, взяв просителя за белые лохмотья, притянул к себе:
   -Ступай своей дорогой родственничек, мы сами выбросим деньги, вот только покончим с обедом!
   Чея, все время сидевшая на столе и грызшая гранитную солонку добавила:
   -Проваливай хитрец, пока я не укусила тебя за кривые ручки!
   Чокнутый недовольно улыбнувшись, направился к соседнему столику.
   Лёва доел вкуснейший, просто таки сказочный суп, не оставив в тарелки ни одной капли и принялся за второе - уложенные в огромную ореховую скорлупу соломины, напоминающие жареный картофель, свежую клубнику, соленые огурцы и кремовый торт одновременно. Услышав какую-то возню сзади, мальчик оглянулся и увидел четырех официантов склонившихся над лошадиноголовым посетителей. Тот, выкатив глаза и издавая нечленораздельные хрипящие звуки, пытался что-то сказать им, цепляясь за ножки стола и, силясь подняться на ноги, но официанты молча заматывали объевшегося беднягу в промасленную бумагу, воровато озираясь по сторонам.
   Чокнутый, стоящий на перилах, шагнул вперед и полетел вниз с двадцати метровой высоты. Обедавшие на площадке люди закричали и, вскочив со своих мест, устремились к деревянной перегородке. Оставшиеся возле покинутых столов оборванцы в белых лохмотьях начали хватать все, что попадало под руку: расчески, носовые платки и даже гнутые зубочистки и использованные бумажные салфетки. Официанты находились рядом, но делали вид, будто ничего не случилось.
   -Возмутительно! - вель встал, намереваясь прекратить безобразие.
   -Пойдемте учитель, - Морти потянул мальчика к табличке "Отсюда".
   -Но почему, - не понял Лёва, - разве мы уйдем, не остановив подлых воришек?
   Бывший бабочник показал на сидевших у стойки здоровенных верзил с огромными, словно арбузы, костяными кулаками. Они неторопливо потягивали через трубочки какую-то мутную жидкость из грязных стаканов, поблескивая золотыми зубами и недружелюбно посматривая на наших знакомых.
   -Видели? - спросил Морти.
   -Ну и что?
   -Это охранники трактира и друзья чокнутых - только и ждут повода ввязаться в драку.
   Спускаясь по ходящей ходуном веревочной лестнице, Лёва обратил внимание на большую площадку, прямо под залом для посетителей. Она была плотно закрыта серо-коричневой тканью, из-за которой доносился знакомый хрип объевшегося лошадиноголового. Мальчик ухватился рукой за деревянный брусок и, подтянувшись, поставил ногу на выступ.
   -Куда вы мастер? - бывший бабочник занервничал. - Вернитесь, там опасно!
   Но ученику не подобает бросать своего учителя и Морти, скрепя сердцем, последовал за Лёвой.
   -Здесь работают повара, - пытаясь вернуть веля назад, сообщил бывший бабочник. - Давайте уйдем отсюда, пока нас не заметили.
   Оказавшись за перегородкой Лёва не увидел того, что обычно пребывает на любой кухне, где бы та не находилась, дома или в дорогом ресторане. Ни плиты или очага для приготовления пищи, ни кастрюль, сковород или жаровен ничего этого не было... Только всевозможные по цвету и величине кристаллы, колбы, железные и стеклянные змеевики и коробочки с красным и желтым порошком.
   -Спасите, - из-за овального стола, покрытого зеленой, с блестками, скатертью, послышался слабый жалобный голос.
   На полу, весь обмотанный промасленной бумагой, лежал лошадиноголовый посетитель и, еле шевеля белыми, покрытыми слизью губами, взывал о помощи.
   Лёва склонился над несчастным и стал освобождать пленника, но бумага, точно срослась с одеждой и отрывалась с большим трудом, вместе с тканью, неприятно скрипя и потрескивая. Падая на пол, она тут же обволакивалась прозрачным голубоватым туманом, внутри которого проскакивали искорки и кружились вихри. Полежав несколько секунд, в таком состоянии, бумага вспыхивала ярким пламенем и без остатка сгорала.
   -Не нравится мне все это! - Морти испуганно озирался по сторонам, ожидая нападения.
   Лошадиноголовый поднялся на слабые трясущиеся ноги и, держась зелеными пальцами с присосками за край стола, попросил есть.
   -Умоляю, дайте, пожалуйста, поесть! Если я не съем что-нибудь немедленно, то умру!
   -Перестань приятель, - бывший бабочник обнял незнакомца за плечи и повел к веревочной лестнице, - тебе только кажется, будто ты голоден...
   -Отпусти! - лошадиноголовый оттолкнул Морти и, схватив с пола длинный узкий ботинок, впился острыми, черными зубами в каблук.
   -Брось! - ученик мальчика вырвал башмак из рук лошадиноголового. - Пойдем отсюда или сам превратишься в еду!
   Но незнакомец, словно ничего не соображал. Выкатив оранжевые глаза и, выставив вперед руки, он пытался вернуть башмак, неуверенно передвигаясь на дрожащих ногах. Морти подошел к краю площадки и, показав ботинок лошадиноголовому, кинул на землю.
   -Негодяй! - освобожденный чуть не заплакал. - Хочешь, чтобы я умер с голоду?
   Лёва подтянул лестницу и предложил незнакомцу спуститься, пообещав ему вкусную еду и сладкое питье, если тот выполнит его просьбу. Лошадиноголовый не заставил себя долго уговаривать и повторяя: "Еда! Хочу есть! Много еды!", полез вниз.
  

НЕПРИЯТНОСТИ

   Оказавшись возле подножия трактира, наши знакомые услышали громкие крики и, посмотрев наверх, заметили размахивающих кулаками официантов и маленького тощего старичка с внушительной бородой, держащего золотую поварешку.
   -Хватайте их! - вопили официанты, бросая тарелки и стаканы и, пытаясь попасть в кого-нибудь из недавних посетителей.
   Старичок взмахнул поварешкой и яркая бело-красная молния ударила рядом с беглецами, образовав глубокую, дымящуюся воронку и опалив лохматые ноги лошадиноголового.
   -Уходим! - Морти кинулся в сторону ближайшего переулка.
   Лёва помчался следом, едва не угодив в яму от молнии.
   -А поесть!? Кто даст мне поесть? - незнакомец устремился за спасителями.
   Привлеченные шумом и криками, откуда не возьмись, появились полицейские с прибитыми номерами на узких лбах и, дуя, что есть мочи, в казенные свистки, погнались за мнимыми нарушителями.
   -Давайте остановимся и объяснимся! - предложил Лёва. - Ведь мы не совершили ничего противозаконного!
   -А поесть, кто даст мне поесть? - лошадиноголовый поймал Морти за трусы.
   -Да подожди ты! - ученик мальчика стукнул незнакомца по рукам. - Полицейские города Дыры сначала ловят, потом бьют и только потом разбираются!
   Миновав переулок, беглецы выскочили на вымощенную старыми часами площадь, будто нарочно, прямо к дверям одного из полицейских участков и были схвачены служителями порядка, возле газетного киоска.
   Получив хорошую трепку Лёва, Морти и голодный незнакомец, оказались в городской тюрьме в тесной, душной камере с небольшим окошечком. Лошадиноголовый сразу же начал колотить ногами по двери и требовать свидания с главным полицейским.
   -Выпустите меня немедленно! - кричал он. - Я хочу есть! Где ваш тупоголовый начальник?
   Однако полицейские, привыкшие к подобным выходкам заключенных, никак не реагировали на его просьбу. Тогда лошадиноголовый принялся ржать, словно дикий жеребец и, раздувая живот, с силой выталкивать воздух через ноздри. Выходили глухие хлопки, напоминающие выстрел пушки. Штукатурка на стенах и потолке стала осыпаться, а железные двери задрожали.
   -Ну, ты сейчас допросишься! - из коридора послышался сердитый голос надзирателя. - Прекрати или выпишу пару горчичников!
   -Я хочу есть! Принесите еды! - лошадиноголовый опять принялся колотить ногами и сотрясать воздух.
   Не прошло и минуты, как в камеру ворвались два полицейских. Один из них, с прибитым номером тринадцать на лбу, тащил на веревке зеленый эмалированный тазик с несколькими кусками поджаристой булки. Хлеб плавал в белой, похожей на молоко жидкости и смотрел на заключенных маленькими хитрыми глазками.
   -Я ведь предупреждал тебя, тупица, чтобы перестал шуметь! - скрипучим голосом сказал полицейский номер девяносто девять. - Теперь получай горчичничек!
   Злодей взял один кусок "булки" и, разорвав на груди лошадиноголового клетчатую рубашку, прилепил на его лохматую шкуру.
   -Что вы делаете? - спасенный из трактира незнакомец повалился на спину и, дрожа всем телом, пополз в угол. - Я хочу есть! Мое имя Хромой! Я директор школы скакунов!
   -Неужели? - номер тринадцатый наклонился над несчастным и дунул в свисток, прямо в лицо беспомощному заключенному. - А я главный школьный учитель! Ха-ха-ха!
   Полицейский противно загоготал.
   -А он, - страж порядка показал на девяносто девятого, - мой заместитель!
   -Но я говорю правду! - лошадиноголовый не сводил глаз с поставленного горчичника. - Я действительно директор школы скакунов. Дайте мне поесть, пожалуйста...
   -Конечно директор, - закивал тринадцатый. - Кто сомневается, что ты не директор? В нашем славном городе Дыре, все директора школ ходят в таких драных одеждах, как у тебя... Врун!!!
   Полицейский поддал ногой в бок лошадиноголовому и, нагнувшись, над внимательно смотревшим на него горчичником, сказал:
   -Проучи этого лжеца хорошенько!
   -Не беспокойся шеф, к вечеру лгун будет самым честным жителем столицы, - пообещал похожий на кусок хлеба горчичник.
   Лёва и Морти не желающие нарываться на неприятности постарались прижаться к стенам и притвориться "невидимыми". Но полицейским показалось мало расправы над Хромым и они устремили свои взоры на соседей лошадиноголового.
   -А мальчишка почему молчит? - тринадцатый ткнул свистком Лёву.
   -Люблю тишину, - вель через силу улыбнулся и сглотнул слюну.
   -А ты? - он уставился на Морти.
   -И я.
   -Нет, вы только поглядите на них, - полицейский потрогал прибитый номер на лбу, - видите ли, любят тишину... А меня спросили, прежде чем любить?!
   Тринадцатый начал орать, топая ногами и колотя себя кулаками в грудь. Уронив нечаянно свисток, страж порядка наступил на него сапогом и раздавил в лепешку. Полицейский вскрикнул и, прижав руки к щекам, застыл, уставившись на пол. В камере повисла зловещая тишина, не предвещающая ничего хорошего ее обитателям.
   -Это все из-за вас! - тринадцатый нахмурился.
   -Точно, из-за них - подтвердил девяносто девятый.
   -Дайте нам с ними поговорить, шеф! - закричали два горчичника, высунувшись из таза.
   Полицейские достали из "молока" по одному куску поджаристой "булки" и прилепили на грудь Лёве и Морти.
   Сначала мальчик не почувствовал никаких неприятных ощущений от горчичника: ни зуда, ни покалывания, ни тепла, ни холода - лишь сырость и тонюсенькое попискивание. Когда тринадцатый и девяносто девятый ушли, Лёва дотронулся до "хлеба" рукой. Горчичник зашевелился и на его поверхность, с бульканьем, вынырнули два глаза.
   -Ну, чего тебе?
   -Извините, - мальчик выгнул шею, стремясь лучше разглядеть не прошеного гостя, - но вы долго еще намереваетесь сидеть на моей груди?
   -Сколько надо, столько и буду сидеть! - поджаристая булка спрятала глаза в себя и передвинулась немного вверх, к подбородку Лёвы. - Не суетись, понял? Сейчас рассмотрю твои внутренности хорошенько, а потом пообедаем.
   -Но я не взял с собой еды, - мальчик для убедительности вывернул наизнанку карманы, - и нечем даже вас угостить.
   Горчичник расхохотался басом и, выдвинув один глаз сантиметров на пятнадцать, дабы лучше видеть сородичей, спросил:
   -Слышали? Человечишка говорит у него ничего нет, чтобы угостить меня! Ха-ха-ха! Ничего нет! Ха-ха-ха!
   Поджаристая булка, пребывавшая на груди Хромого, облизнулась красным длинным, как ремень, языком и тоже захохотала. Лошадиноголовый, почему-то прекративший просить есть и ставший абсолютно равнодушным ко всему происходящему, заметил:
   -Ребята, разве вы еще не поняли, они кровососы, а мы их обеды. Так что смиритесь.
   -И надеюсь, ужины, - произнес горчичник сидевший на Морти.
   Услышав эти слова, бывший бабочник вскочил и, вцепившись обеими руками в поджаристую булку, хотел сорвать паразита с груди, но, вскрикнув, упал бес сознания, запрокинув голову назад и, неестественно изогнув спину, задергал ногами.
   -И не пытайтесь, - Хромой зевнул, - они уже запустили щупальца глубоко в нас и без специального белого рассола, в котором живут горчичники, их не снять.
   -Правильно не снять, - засмеялся пыхтевший на Лёве "хлеб". - А ты ничего, вкусненький...
  

ДУДОЧКА

   Постепенно горчичник поменял цвет и стал иссиня черным. То место, где он находился, начало невыносимо гореть, но мальчик ничего не мог сделать, боясь даже дотронуться до вампира, помня, чем закончилась попытка Морти скинуть его с себя. Лёва лежал на полу, раскинув руки в стороны и, глядя в потолок, старался не шевелиться, так как любое движение причиняло невыносимые страдания.
   -Эй, ты еще живой? - выползшая из кармана Чея легонечко ущипнула веля за ухо.
   -Да, - Лёва посмотрел на гусеницу, - но видно не надолго.
   Чея перебралась на грудь и, обследовав кровососа, сказала:
   -Потерпи не много, горчичник уже почти напился и скоро я избавлю тебя от этой гадости.
   Гусеница принялась тихонько стучать лапками по краям поджаристой булки и покусывать небольшие мохнатые наросты, из которых сочилась желтая, неприятно пахнущая, слизь. Горчичник задергался и закряхтел. Из него выдвинулся красный узкий язык и встал торчком, словно автомобильная антенна. Затем появились два глаза, раскачивающиеся на тонких отростках и, поморгав, уставились в одну точку.
   -Все, - Чея боднула головой подбородок мальчика, - можешь скидывать вампира на пол.
   Когда Морти и лошадиноголовый, таким же образом, были освобождены от кровососов, Лёва поинтересовался у Чеи, откуда она знает, как освобождаться от горчичников. Оказывается, гусеницы живут в тех же местах, что и горчичники, поэтому хорошо осведомлены об особенностях и повадках своих соседей.
   -Зря вы сбросили кровососов, - сказал Хромой, рассматривающий лежащих без движения горчичников. - Теперь полицейские никогда нас не выпустят из тюрьмы.
   Он перестал просить есть и, казалось, начинал приходить в себя после обеда в трактире "Ешь, пока не лопнешь".
   -Если ты печалишься, прицепи их обратно, - заметил Морти, пробуя дотянуться до зарешеченного окошечка в потолке. - Я даже могу подарить тебе свой. Бери мне не жалко.
   Ученик мальчика засмеялся.
   -Им вдвоем будет веселей на твоей груди.
   Лошадиноголовый ничего не ответил, а, наклонив голову, отошел в угол и, упершись в стену руками, стал пробовать ее на прочность, толкая и простукивая костяшками пальцев. Но не такие полицейские дураки, чтобы строить тюрьму некрепкой...
   -Скоро вечер, - произнес Хромой. - Мы должны выбраться из камеры до темноты, иначе нам не поздоровится.
   -Почему? - Лёва посмотрел на Лошадиноголового.
   -Да потому, что вечером на работу выйдет судья Свинс, а я давно с ним враждую и он, не упустит случая расправиться со мной, а заодно и с вами.
   -Эй, - Морти погрозил пальцем, - только не впутывай нас в свои дела! Если ты не дружишь с господином Свинсом, это не значит, будто я и мой учитель тоже начнем ссориться с судьей.
   Хромой первый раз за все время улыбнулся, обнажив острые черные зубы:
   -Свинс сам, с кем хочешь, поссорится. Ха-ха-ха. Судья большой мастер ссориться!
   В тюремном коридоре раздались шаги и скрип открывающейся двери соседней камеры. Затем донеслись глухие удары в стену и наши знакомые услышали жалобные крики и характерные звуки "работающей" плетки. Пленники заволновались и невольно отступили подальше в угол, словно, подобным образом, могли спастись от злодея Свинса.
   Пытаясь отыскать белую тяжелую палочку, найденную в шкатулке, подаренной рекой Дурой, чтобы воспользоваться ей, как дубинкой, Лёва наткнулся на подношение Джарыны - деревянную дудочку с рубиновым указательным пальцем на конце. Вспомнив о назначении дудочки, мальчик обрадовался и, подняв вверх музыкальный инструмент страхков, сказал:
   -Кажется, мы спасены!
   Лёва подошел к стене и, направив дудочку на прочную каменную кладку, дунул в резной мундштук. Дудочка замерцала, а рубиновый палец вспыхнул ярким светом. Выдвинувшийся из ногтя луч коснулся массивных кирпичей и превратил их в пыль. Не прошло и минуты, а Лёва, Морти и Хромой уже мчались по мостовой, унося ноги от появившихся в камере, в самый последний момент, полицейских.
   -Сюда! - крикнул лошадиноголовый и спрыгнул в канаву, заваленную старой мебелью и разбитыми очками.
   Мальчик и ученик последовали за Хромым, стараясь не отстать от директора школы скакунов, по-видимому, хорошо знавшим эти места. Несшиеся по пятам полицейские дули в свистки, сотрясая воздух тревожными звуками и привлекая внимание окружающих к погоне.
   -Держите преступников! - орали не менее дюжины стражей порядков, размахивая дубинками и прыгая по деревяшкам, стеклам и поломанным душкам.
   Лошадиноголовый подбежал к полуразвалившейся лестнице, ведущей в руины старого, двухэтажного особняка и запрыгал через две ступеньки, подгоняя товарищей по несчастью.
   -Шевелитесь! - кричал Хромой, нервно покусывая белые, покрытые слизью губы. - Или вы хотите снова оказаться в тюрьме?
   Вбежав на первый этаж, наши знакомые, распугали человек пять, непонятно к какому народу-племени принадлежащих людей, сидевших возле связанного, прилично одетого человека.
   -Опять ты, Ковыряла, промышляешь грабежом и разбоем! - директор школы на секунду остановился и, поймав маленького щуплого незнакомца за странный, похожий на дверную ручку нос, пнул по сильно выпирающим ягодицам.
   -Я больше не буду! - захныкал тот, пытаясь вырваться из цепких рук Хромого. - Чесно слово не буду!
   -Смотри, увижу еще раз, выгоню из школы! - лошадиноголовый повернулся и помчался дальше.
   В огромной зале, расположенном на втором этаже дома, находился большущий комод с оторванными ручками и сломанными ящиками. Хромой не сбавляя скорости, устремился к нему и, подпрыгнув, надавил длинным, зеленым пальцем на ярко-синий изразец на стене. Правая боковая сторона комода опустилась, обнажив вход в потайную комнату. Очутившись внутри, лошадиноголовый нащупал палку с пропитанной горючей смесью паклей и, чиркнув спичкой, зажег факел. Лёва заметил узкие стоптанные ступеньки, ведущие вниз и лохмотья разорванной паутины на влажных, покрытых плесенью стенах.
   -Осторожно, - предупредил Хромой, - здесь выбоина.
   Директор школы скакунов довольно улыбнулся:
   -Кажется, удрали...
  

ВЕЧНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ

   Выйдя из подземелья на другой стороне оврага, наши знакомые перевели дух. Хромой окончательно пришел в себя и, то и дело, трогая раздувшийся от непомерно съеденной еды живот, тяжело вздыхал.
   -И надо же было меня угораздить зайти в трактир "Ешь, пока не лопнешь"! - сокрушался он. - Худел, худел и все бес толку. Придется заказывать новую форму.
   Лошадиноголовый с благодарностью пожал Лёве и Морти руки:
   -Спасибо ребята за то, что не бросили, - его оранжевые глаза наполнились слезами, - не оставили семнадцать маленьких деток без отца.
   -И вам спасибо. Если бы не вы, вряд ли мы улизнули бы от полицейских.
   -А, ерунда! - Хромой улыбнулся. - Я вырос в здешних местах. Этот подземный ход известен каждому мальчишке в округе.
   Когда лошадиноголовый узнал, о намерении Лёвы поступить в какое-нибудь учебное заведение города Дыры, то буквально вцепился в веля руками, уговаривая пойти учиться именно к нему: в школу скакунов.
   -И не раздумывайте молодой человек! - Хромой взял мальчика за плечи. - У наших учителей самые крепкие лбы в столице, а у некоторых имеются рога мудрости!
   -Мне надо хорошенько поразмыслить над вашим предложением, - Лёва украдкой посмотрел на Морти.
   Ученик мальчика пожал плечами, словно говоря: "Вы тут главный, вам и решать".
   -Да что здесь думать? Я даже денег за обучение не возьму. Соглашайтесь!
   Услышав о предложении Лёве, бесплатно поучиться в одной из престижнейших школ Дыры, маленькие глаза Морти, расположенные между носом и ртом, увеличились. Бывший бабочник подбежал к велю и начал трясти за руку:
   -Скажите да! Не понравится уйдете.
   -Ну, хорошо, - мальчик тяжело вздохнул, - я согласен.
   -Вот и прекрасно, - директор школы скакунов обнял Лёву. - А сейчас, я покажу тебе, где ты будешь заниматься.
   Пройдя узкую улицу, застроенную трехэтажными домами из алюминия и пластилина, лишенную каких бы то ни было украшений, путники свернули на вогнутую площадь, украшенную постаментом с крутящимся бронзовым колесом.
   -Теперь уже не далеко, до школы рукой подать, - Хромой приблизился к основанию памятника и с любовью погладил гранитный камень. - Наша достопримечательность и гордость: перпетуум-мобиле - вечный двигатель. Его построил и запустил еще мой дедушка.
   Лошадиноголовый обошел вокруг нестерпимо скрипящего колеса.
   -И с тех пор он ни разу не останавливался.
   -Невероятно!? - воскликнул Морти. - Как вашему дедушке удалось смастерить непрерывно действующую машину?
   -Наверное, там очень большая и очень тугая пружина, - не удержалась Чея и высказала свое предположение.
   Директор школы скакунов хитро посмотрел на спасителей и, сделав надлежащую паузу, чтобы подразнить разгоревшийся интерес спутников, признался:
   -По правде сказать, ничего сложного в устройстве колеса нет. Главное - кто будет его крутить. И тут дедушка совершил гениальное открытие. Оказывается, взяв самую прочную, самую длинную, самую лучшую на свете пружину, ее, рано или поздно, все равно придется подкручивать - ведь завод когда-нибудь закончится. Если же посадить внутрь постамента двоечника или второгодника, а они, как известно, никогда не переведутся, то, сменяя друг друга, лентяи смогут вращать колесо, заменив любую, даже очень хорошую пружину.
   -Действительно гениально! - согласно закивал Морти, пораженный простотой конструкторского решения перпетуум-мобиле.
   -Ты думаешь? - Лёва нахмурился.
   -Конечно! - бывший бабочник с восхищением взирал на не останавливающийся колесо.
   -А эти самые двоечники или второгодники согласны работать вместо пружины?
   -А кто их спрашивает? - Хромой улыбнулся и постучал кулаком по камню. - Эй, кто там, открой!
   Небольшое прямоугольное окошечко в постаменте отворилось и оттуда выглянул испуганный взъерошенный человечек с мокрым не закрывающимся ртом.
   -Здравствуйте, господин учитель! - заменитель пружины улыбнулся. - Вы не довольны моей работой?
   -Нет, все в порядке, крути дальше, - Хромой потрепал двоечника за щеку, а потом, подмигнув мальчику, признался. - Я и сам, будучи нерадивым учеником, провел внутри памятника не одну неделю. Ха-ха-ха!
   Когда компания продолжила путь Лёва, пораженный увиденным и услышанным, несколько раз оглянулся на одиноко стоящий памятник и, не удержавшись, поинтересовался:
   -А если двоечник не захочет крутить колесо, что тогда?
   -Ничего особенного, - лошадиноголовый повернул к старой чугунной ограде с коваными накладками. - Лентяя выгонят, а в выданном дипломе напишут - такой-то не годится для использования в качестве скакуна.
   -Замечательно! - обрадовался мальчик.
   -Чего ж хорошего? - Хромой удивленно посмотрел на Лёву. - Ведь исключенному придется вновь поступать в какую-нибудь школу и заново проходить обучение.
   Лошадиноголовый говорил серьезно, сдвинув лохматые брови и подняв зеленый указательный палец вверх, не подозревая, что именно об этом мальчик и мечтал, направляясь в столичный город Дыру - провалиться на выпускных экзаменах в разных школах и, получив соответствующий документ о неспособности к обучению, заработать право на возвращение домой.
   Хромой отворил ажурную калитку и Лёва увидел массивное четырехэтажное здание, с огромным крыльцом и милой рощицей лиственных деревьев на крыше. Вдоль ведущей к школе тропинке стояли серые не покрашенные скамейки, с сидящими учениками и валялись свинцовые плиты, с прикрепленными кожаными ремнями и стальные пружины с красными веревочками.
  

ШКОЛА СКАКУНОВ

   Здесь надо немного рассказать, кто такие скакуны и чем занимаются. Приверженцы данной школы, конечно же, имели свою точку зрения на преобразование планеты, а точнее на то, как заставить ее сдвинуться с места и умчаться в прекрасные дали. Они считали, что для этого нужно подпрыгнуть всем вместе, возможно большему числу конфетян. И пока люди находятся в прыжке, планета, на несколько секунд, сделается легче и, оторвавшись от дерева в Радужном мире, маленько пролетит. Повторяя подобную операцию снова и снова, можно лететь очень долго и, главное, куда захочется, если правильно рассчитать место, где прыгать людям: справа, слева, снизу или сверху Конфеты.
   Сидевшие на скамейках ученики не выказали никакого интереса к новенькому. Лёва заметил среди них не только ребят, но и несколько девочек с неприятными сморщенными лицами, но крепкими ногами с хорошо развитой мускулатурой.
   -Заходите сюда, - Хромой открыл дверь в свой кабинет и Лёва с Морти вошли в просторную комнату со всевозможными тренажерами, пружинами и железяками. - Здесь я провожу подавляющую часть времени, тренируясь и сверяя школьные часы.
   Лошадиноголовый показал на длинные ряды деревянных полок, расположенных вдоль стен, заваленных небольшими железными будильниками с красными циферблатами.
   -Это крайне ответственная работа, - директор взял часы в руки и, покрутив стрелки, нажал на рычажок.
   Раздался звонок и Морти, вздрогнув, свалил на пол несколько будильников. Ударившись об пол, они тоже зазвенели.
   -Что же тут ответственного? - мальчик поднял часы и положил на место.
   -Как что? - Хромой вздернул густые брови вверх и навалился на массивный стол. - Сразу видно - необразованный человек. Но ничего, поучишься в моей школе и не будешь задавать таких глупых вопросов!
   Лошадиноголовый уселся в старое кожаное кресло и, положив лохматые ноги на свинцовую плиту, сказал:
   -Все часы должны работать очень точно и звонить в одно и то же время. В противном случае не получится одновременного прыжка, ведь ученики обязаны прыгать строго по звонку будильника. Понятно?
   -Немного.
   Хромой снисходительно посмотрел на своих спасителей и, поковыряв в ухе карандашом, принялся объяснять дальше:
   -Предположим, я раздал сто часов и сообщил: тогда-то состоится прыжок. И вот, пятьдесят будильников зазвонили в заданное время, двадцать через секунду, а тридцать еще через секунду. И выходит, что в назначенное время подпрыгнуло не сто, а только пятьдесят учеников! Теперь понятно, почему часам необходимо работать без сбоев?
   Лошадиноголовый высунулся в окно и громко крикнул, предварительно погрозив кому-то огромным кулаком:
   -Эй, Ковыряла, зайди-ка ко мне! - Хромой повернулся к Лёве. - Сейчас познакомлю со старостой первоклассников. Он многому тебя научит и растолкует правила внутреннего распорядка, а также расскажет об обязанностях учеников школы скакунов.
   В кабинет директора проскользнул маленький щуплый человечек с бегающими карими глазками и носом, похожим на дверную ручку.
   -Узнаешь? - Лёва повернулся к Морти.
   -Конечно, - бывший бабочник кивнул, - это тип из развалин дома, которого ругал Хромой, а потом стукнул чуть пониже спины. Кажется, староста с приятелями, связал прохожего и намеревался ограбить.
   -Верно, - Лёва невесело улыбнулся. - Кстати, на нем сейчас пиджак того самого прохожего.
   Ковыряла был одет в большую, не по размеру, клетчатую куртку с отложным воротником и пуговицами в виде смеющихся хрюшек.
   -Познакомься, - лошадиноголовый представил своих спасителей, - Лёва с верным помощником Морти. Мальчик хочет у нас учиться. Проследи, чтобы он ни в чем не нуждался и, по возможности, быстро овладел премудростями школы скакунов.
   Ковыряла противно осклабился, раздвинув узкие потрескавшиеся губы, продемонстрировав отсутствие верхних передних зубов.
   -Не беспокойтесь господин директор. Я лично возьму шефство над новичком, - староста подошел к Лёве и дотронулся влажной, липкой ладонью до его руки. - Пойдем голубчик.
   Не успел мальчик спуститься с крыльца, как Ковыряла, подпрыгнув, сильно стукнул Лёву кулаком по голове и ехидно заметил:
   -Премудрость первая: здесь я главный, а ты безмозглый первоклассник, ничего не делающий без моего разрешения! - староста больно ущипнул новоиспеченного скакуна за ногу. - Понял?
   Лёва вскрикнул и непроизвольно опустился на одно колено. На какое-то время, Ковыряла стал выше веля. Староста взял мальчика за грудки и, склонившись над Лёвой, зашептал:
   -Повторить или понял с первого раза?
   Великан Морти чуть не лопнул от гнева и, устремившись на помощь к мастеру, приготовился размазать наглого Ковырялу по ступенькам, но Лёва остановил бывшего бабочника.
   -Погоди!
   Сгоняемые любопытством на шум начали сбегаться ученики, расталкивая друг друга, пытаясь занять первые ряды образовавшегося круга.
   Мальчик неторопливо поднялся и, отряхнув пыль со штанов, попросил:
   -Повтори, я не расслышал.
   Староста картинно раскинул руки в стороны и, обведя торжествующим взглядом однокашников, словно говоря - "Подождите, сейчас вы увидите!", сказал:
   -Здесь я главный, а ты безмозглый первоклассник, ничего не делающий без моего разрешения!
   Толпа зашумела, требуя бесплатного зрелища.
   Лёва резко выкинул руку вперед и ударил старосту кулаком в челюсть. Потом схватил Ковырялу за левое запястье и, вывернув, потянул вверх, надавив локтем на плечо нахала. Обладатель клетчатого пиджака взвизгнул и, коснувшись лицом крыльца, закричал от боли. Сын Рисмуса наморщил лоб и сердито произнес:
   -А я вель из стойбища Окки-Укс и не люблю, если мне указывают, что делать, а что нет!
   -Ах вель! - из глаз Ковырялы потекли слезы. - Предупреждать надо! Я обожаю велей, особенно из Окки-Укс...
  

ОБЩЕЖИТИЕ

   Получив направление в ученическое общежитие и клочок бумаги с отпечатком копыта, Лёва стал полноправным членом скакунов. Когда Хромой достал ржавую подкову и, намазав ее краской, поинтересовался, куда поставить эмблему школы, то мальчик, не желая пачкать одежду, попросил произвести оттиск на мятой открытке, валявшейся на полу кабинета директора. Хотя Лёва заметил - все ученики с гордостью носили размытый след подковы у себя на груди.
   Передав Чею Морти, мальчик приказал бывшему бабочнику найти мастера для гусеницы, попрощавшись, на всякий случай с механическим червяком. Ведь сразу после ремонта, заводилка намеревалась отправиться домой.
   -Счастливо оставаться, - сказала Чея. - Я думаю, ты с честью справишься с испытаниями в столице планеты Конфета и благополучно вернешься на родину.
   Гусеница улыбнулась и помахала Лёве здоровой лапкой.
   -Да и вот еще что, - она выгнула спину, - заведи меня на прощание, пожалуйста.
   Лишь только мальчик взял ее в руки и склонился над металлической приятельницей, Чея тихонечко зашептала:
   -Научись читать, писать и считать...
   -Но...
   -Не перебивай, - рассердилась гусеница. - Иначе пропадешь!
   -А как же правила Окки-Укс, запрещающие мне все это делать?
   Чея засмеялась:
   -А кто тебя заставляет болтать родственникам о своих умениях?
   -Никто, - мальчик почесал затылок. - Признаться, я уже знаю две буквы.
   Лёва посмотрел по сторонам и, убедившись, что Морти стоит далеко, сказал:
   -Буква "А" и буква "Я", - вель пальцем вывел их в воздухе.
   -Молодец, - похвалила Чея, - осталось выучить всего тридцать одну букву.
   -А еще я умею считать до трех.
   -А ну, сосчитай, - попросила гусеница.
   Лёва, страшно волнуясь и стесняясь, будто он поет песню перед сотнями соплеменников на празднике Наказания, на главной площади стойбища Окки-Укс, произнес, краснея от смущения:
   -Один, три...
   -Замечательно, - Чея одобрительно кивнула. - Ты очень умный вель.
   -Точно, - мальчик погладил себя по макушке, - мне моя мама об этом сказывала.
   -Только вот пропустил цифру "два", - гусеница говорила спокойным, мягким голосом, словно заправская учительница. - После "один" идет "два", а потом "три". Понял?
   -Понял?
   -Тогда повтори.
   -Один... два, три...
   Распрощавшись с Чеей, Лёва отправился в общежитие, желая посмотреть новое место жительство. Переходя улицу, мальчик заметил следующего за ним попятам Ковырялу. Староста шел за велем, втянув голову в плечи и противно улыбаясь беззубым ртом. "Наверное, он замыслил какую-нибудь пакость!" - подумал Лёва и, на всякий случай, осмотрелся, не видно ли поблизости дружков Ковырялы. Но староста был один.
   -Ну, чего надо? - мальчик подозвал преследователя.
   Ковыряла, сияя от счастья, засеменил к велю, придерживая развивающиеся полы клетчатого пиджака и протягивая вперед влажную липкую ладонь.
   -Уже здоровались, - Лёва нахмурился, отказавшись от рукопожатия.
   -Может, тебе нужна помощь или защита? - заискивая, спросил староста первоклассников. - Ты только скажи, не стесняйся.
   -Что? - мальчик с презрением взглянул на маленького тщедушного человечка. - Буду я еще тебя стесняться!
   -Да это я так, к слову, - Ковыряла опустил голову.
   -А если так, то проваливай, обойдусь без твоей помощи и защиты!
   Общежитием скакунов назывался длинный деревянный сарай без окон с одним большим входом и ситцевыми перегородками вместо стен. Лёве показали кровать, а вернее две, плохо подогнанные друг к другу, не строганые доски, возле "комнаты" девочек.
   -А на другую койку нельзя лечь? - поинтересовался Лёва у жирного полуобнаженного коменданта с обезьяньим лицом.
   -Нет! Не нравится, сними квартиру в городе, - заведующий общежитием взял в руки конец ободранного хвоста и загромыхал по полу ботинками, со свинцовыми пластинами привязанными к подошвам.
   Мальчик опустился на кровать и осмотрелся по сторонам. В его, с позволения сказать "комнате", находились еще две кровати, застеленные синими одинаковыми одеялами с треугольными дырками посередине.
   -Привет красавчик! - с правой стороны отодвинулась тряпка и из-за занавески выглянула девочка с неприятным сморщенным лицом и ярко-красными напомаженными губами. - Будешь здесь жить?
   Лёва вспомнил, что уже видел незнакомку сидящей на скамейке, перед школой, когда направлялся с Морти в кабинет к Хромому. Соседка улыбалась, изо всех сил стараясь понравиться мальчику.
   -Да, - Лёва пересел на другую кровать, с опаской глядя на крепкие руки говорящей, украшенные острыми коричневыми шипами.
   -Я Кипа, - девочка жеманно протянула ладонь с растопыренными узловатыми пальцами. - Мы с подружкой отличницы и помогаем мастерам учить первоклашек. Может, встретимся на занятиях.
   -С кем это ты там разговариваешь? - из-за матерчатой перегородки показалась товарка Кипы, ни чуть не привлекательней ее самой. - А, это новенький, тот, который намылил шею Ковыряле!
   Она кокетливо подала Лёве руку:
   -Давай знакомиться, я Подоша. Если хочешь, зови меня просто Доша.

СКУКОТА

   Началась нудная и не очень интересная жизнь в школе скакунов. Лёву заставляли постоянно тренироваться, привязав к ботинкам свинцовые пластины или пружины. Мальчик, выбиваясь из сил, прыгал вверх, стараясь находиться в воздухе подольше.
   -Умница! - похвалил его Хромой на третий или четвертый день обучения. - Мне кажется, молодой человек, из вас выйдет толк. Вполне вероятно Лёва, ты даже станешь мастером, а значит сытное существование в будущем тебе обеспечено - скакун очень модная в Дыре профессия и каждый уважающий себя состоятельный горожанин нанимает нас на работу.
   -Почему? Разве им деньги некуда девать? - поинтересовался мальчик.
   -Нет, как раз наоборот! Скакунов берут, чтобы они, попрыгав, развернули планету Конфета, в благоприятную для нанимателя сторону. Ведь от этого зависит, хорошо ли будут идти дела хозяина: добьется ли тот успеха, например, в торговле, любви или в чем другом, в определенный день недели или месяца.
   -Чепуха какая-то, - засмеялся Лёва. - Неужели прыжком можно повернуть огромную планету?
   Директор школы нахмурился и, уперев руки в бока, подошел к велю, уставившись оранжевыми глазами на первоклассника.
   -Да знаешь ли ты неуч, что любой, даже самый маленький шажок, обыкновенного, не тренированного человека, заставляет Конфету вертеться! Просто, градус поворота ничтожно мал и его невозможно заметить. Однако, это так! Не веришь, почитай книгу моего деда "Влияние веса подозреваемого на аппетит и эстетическое восприятие действительности".
   -Нет, зачем же! - испугался неграмотный Лёва. - Я вам верю.
   Вернувшийся Морти рассказал, как он долго и безуспешно искал в Дыре механика для Чеи и только когда бывший бабочник совсем отчаялся и хотел возвратиться в школу скакунов, гусеница узнала мастерскую, где когда-то ремонтировалась.
   -К счастью, здоровье Чеи теперь вне опасности, - Морти с облегчением вздохнул присев на кровать мальчика.
   -Куда же тебя пристроить на ночь? - Лёва почесал затылок. - Соседние лежанки заняты. Может снять комнату в городе?
   -Еще чего! - не согласился ученик мальчика. - Я не могу находиться вдали от своего учителя. Лучше устроюсь на полу или под вашей койкой, мастер.
   Морти забрался под кровать и, положив руки под голову, растянулся на грязных досках.
   -Замечательно, - бывший бабочник с хрустом потянулся и простер длинные ноги наружу. - Мне здесь нравится.
   Лёва обошел огромные конечности ученика и попытался затолкать их под лежанку, но у него ничего не вышло. Стоптанные сандалии Морти остались торчать примерно на полметра.
   -Что это? - спросила выглянувшая из-за занавески вездесущая Кипа.
   -Где? - Лёва сделал вид, будто не понимает о чем идет речь, прикрыв одеялом ноги бывшего бабочника.
   -Там, под покрывалом!
   -Ах, там... сандалии.
   -Чьи сандалии?
   -Приятеля, - нехотя признался мальчик.
   Он недолюбливал Кипу за длинный язык и стремление засунуть некрасивый желеобразный нос туда, куда не следует.
   Кипа не дожидаясь приглашения, перелезла в "комнату" Лёвы и потянула за ноги Морти.
   -Эй, приятель моего приятеля, покажись!
   Бывший бабочник выбрался из-под кровати и, взглянув на девочку, почему-то сильно покраснел:
   -Привет, я Морти...
   Увидев ученика мальчика, бесцеремонная Кипа смутилась и не сразу назвала свое имя.
   День проходил за днем, а в жизни веля не случалось ничего интересного. Сын Рисмуса украдкой учился писать, считать и читать, в свободное, от изнурительных тренировок, время. Помогала ему в этом, в тайне от Морти, Подоша: как оказалось, замечательная девочка и, в отличие от подруги Кипы, не сплетница и лишенная праздного любопытства. Мальчик именовал ее Дошей, не только потому, что Лёве так больше нравилось, а и из-за боязни, по ошибке, назвать Подошвой, вместо Подоша, ведь данные слова очень похожи...
   Проснувшись однажды рано утром и привязав, по привычке, свинцовые пластины к ботинкам, Лёва обратил внимание на лежащего рядом Морти, скорчившегося от холода и стучащего во сне зубами. Мальчик давно уже купил право на пользование койкой у соседа, и теперь его последователь и приятель спал на ней. Правда, предыдущий хозяин забрал с собой одеяло и подушку и бывшему бабочнику приходилось не сладко. Лёва предлагал Морти половину одеяла, но тот отказался, говоря, что ученик, на то и ученик и должен терпеть лишения постигая науку.
   Мальчик разбудил Морти и, не обращая внимание на отговорки бывшего бабочника, потащил в город, дабы приобрести ему одеяло.
   -Не хочу ничего слышать! - Лёва зашагал к выходу из общежития, с трудом переставляя утяжеленные свинцом ноги. - Кроме того, ты хотел получить рубаху с сиреневыми пуговицами, - напомнил вель.
   -Рубаху! - глаза Морти загорелись. - О ней я мечтаю с детства, с тех пор, как к нам в поселок заехал столичный артист. У шпагоглотателя была такая же рубаха и все девушки в круге сразу же влюбились в него...
   Пройдя мимо скамейки со скучающим обезьяномордым комендантом, следившим за тем, чтобы ученики покидали общежитие только со свинцовыми пластинами или пружинами на обуви, Лёва спрятался за раскидистое дерево и, отвязав груз, направился на улицу "Ржаных батонов".
   -Сколько хожу здесь, ни разу не видел, ни одной булочной, - заметил Морти, разглядывая свое отражение в зеркальной витрине ювелирного магазина. - Может они находятся где-нибудь во дворах?
   Через несколько кварталов, наши знакомые свернули к площади "Семи базаров" и углубились в мутный людской поток продавцов и покупателей. Морти, на всякий случай, ухватился двумя руками за трусы, посоветовав мастеру покрепче держать кошелек с деньгами.
   -Тут столько разного сброда, - посетовал бывший бабочник, - того и гляди, украдут последнее. - Прошлый раз, когда я искал механика для Чеи, у меня чуть подошвы с сандалий не срезали.

ПЛОЩАДЬ "СЕМИ БАЗАРОВ"

   Осторожно продвигаясь сквозь толпы суетящихся горожан и зазывающих к товару купцов, Лёва и Морти неторопливо шли вдоль рядов, ища необходимые вещи, но, как нарочно, ни рубах, ни одеял нигде не было. Зато совершенно ненужным, нормальному человеку, барахлом оказались завалены многие прилавки базара. Например, сразу семь продавцов предлагали прохожим шкурки от апельсинов и бананов, трое ушную серу змей, а двое - пустые стеклянные банки, с якобы заключенными в них добрыми словами.
   -Купи маленько фруктовых очисток! - подскочил к Лёве потный торговец и протянул свернутый из газеты кулек, наполненный кожурой от яблок.
   -Нет, - отмахнулся мальчик.
   -Ну, тогда горсть насекомых или ореховой скорлупы, - продавец ухватился за Лёвин рукав и попытался подтащить веля к неприятно пахнущим кучам живых тараканов.
   -Да зачем мне насекомые или ореховая скорлупа?! - мальчик стукнул настырного продавца по рукам.
   -Умные люди готовятся к Дню мусора заранее, - торговец затрясся, словно зверь, пытающийся освободить шерсть от воды, окатив Лёву и Морти струями пота.
   Наши знакомые заметили старца в широкополой шляпе, с длиннющими, синими усами, громко читающего стихи и размахивающего куском разноцветной материи и повернули к нему.
   -О каком это Дне мусора болтал продавец? - спросил своего ученика мальчик.
   -Примерно через месяц, все жители города оденутся в нарядные одежды и с песнями и танцами отправятся к Дуре и, подойдя к реке, станут бросать в нее мусор.
   -Зачем?
   -Говорят такая традиция, - пожал плечами Морти. - Сказать по правде, она мне не очень нравится и я, ни разу, не участвовал в празднике. Да и деньги было жалко тратить на покупку мусора... И потом, Дура очень сердится, когда в воду швыряют отбросы. Прямо бесится! Кидается на рыбаков и купальщиков, выходит из берегов и подтопляет Дикий поселок, а там обитают мои приятеля Сям и Мям.
   -Я тоже не собираюсь засорять реку, - произнес Лёва.
   Поравнявшись с длинноусым старцем, мальчик и бывший бабочник услышали окончание странного нескладного стихотворения:
   -...дают беги. Всегда беги!
   А если бьют, не уходи...
   -Что за чепуха! - улыбнулся Лёва. - Мама учила меня наоборот: "Дают - бери, а бьют - беги!"
   Незнакомец поправил шляпу и, перестав размахивать разноцветным материалом, с неподдельным любопытством принялся разглядывать мальчика и Морти.
   -Не желаете уки-куки? - старичок достал из глаза коричневый кусочек, похожий на обслюнявленную молочную ириску и протянул приятелям.
   -Нет спасибо, - Лёва придержал руку ученика, готового принять угощение, - мы не голодны.
   -А я как раз наоборот, - зашептал бывший бабочник, - просто умираю, хочу есть!
   Поэт или продавец, а короче не понятно кто, продолжал пристально смотреть на опешивших покупателей, щелкая языком и не пытаясь скрыть восторга и изумления. Его серое, пожелтевшее от времени лицо, покрывала тонкая, полупрозрачная кожа, сквозь которую виднелся череп. Маленькие умные глазки буквально сверлили Лёву, казалось, проникая прямо в беззащитный мозг мальчика.
   -Давно не приходилось встречать таких, чистых, таких наивных людей, - незнакомец обошел вокруг приятелей. - Меня зовут Пуст, я прорицатель, предсказываю будущее. Не помышляете узнать свое?
   -Нет! - испугался Морти. - Обычаи моего народа запрещают делать это.
   Старец улыбнулся и приблизился к Лёве.
   -А ты мальчик?
   -И я не горю желанием лезть в завтра, - вель отступил на несколько шагов от Пуста.
   -Дают беги. Всегда беги!
   А если бьют, не уходи.
   Прорицатель повторил окончание стихотворения, вызвавшее улыбку у сына Рисмуса.
   -Разве здесь что-то не понятно?
   -Да нет, все ясно, - сказал Лёва, пытаясь поскорее отвязаться от надоевшего старца. - Дают, удирай, а начнут бить, подожди, пока хорошенько отлупят... Правильно?
   Пуст хихикнул, поспешно прикрыв рот ладонью, но мальчик успел заметить три черных раздвоенных, будто у змей, языка.
   -Правильно, да не совсем. То, что не надо брать, ты понял: ни у кого, нигде и ничего. Молодец! Остальное имеет переносный смысл.
   -Я не такой дурак, как может показаться, - произнес Лёва сердито.
   -Успокойся, я не считаю тебя дураком. Просто в последней строчке стихотворения речь идет о Судьбе, от которой не стоит бегать. Она все равно настигнет и возьмет свое.
   -Спасибо за разъяснение, - Лёва потянул за трусы Морти, обходя старца. - Нам пора, приятно было познакомиться.
   -Заходите, если понадобится помощь в толковании снов или составлении карты действия вашего врага, - Пуст помахал узкой, тощей рукой. - Подсоблю с удовольствием и всего за пол цены.
   Наконец, после утомительного хождения между рядами и общения с прилипчивыми торговцами, наши знакомые увидели гору одеял лежащих прямо на земле. Возле них стояла не то девочка, не то старушка и, держа в руке мороженое, хохотала, наблюдая, как оно тает.
   -Еще одна сумасшедшая, - мальчик устало кивнул на продавщицу. - Давай, выбирай, какое тебе больше нравится покрывало, - попросил вель Морти, оглядываясь и ища место, где бы присесть.
   -Почем товар? - бывший бабочник приблизился к мохнатым, словно шкуры ламы, белым пятиугольным одеялам и потрогал руками ворс.
   Незнакомка подняла палец вверх:
   -Минуточку! - она пристально смотрела на сладкое кушанье, неотрывно следя за молочной каплей стекающей вниз.
   Когда та оторвалась от мороженого и полетела к земле, девочка-старушка дунула и из ее уст вырвалась желто-красная струйка газа и, коснувшись капли, превратила в кристаллик льда, который со звоном разбился, вызвав новый прилив безудержного смеха у продавщицы.
   -Ой, не могу! - незнакомка начала икать, утирая льющиеся из глаз слезы.
   Подождав пока девочка, насмеявшись, обратит внимание на покупателя, Морти попросил подобрать для него одеяло.
   -А какое надо долговязый, летнее, зимнее, осеннее или весеннее? Теплое или холодное? Сплошное или дырявое? - затараторила продавщица, перечисляя имеющийся у нее товар.
   Ученик веля даже не много растерялся услышав о таком количестве разных одеял. Да и Лёва, у себя дома, пользовался лишь двумя одеялами - толстым ватным и очень тонким, из шерсти поющей селедки. О существовании других он просто не подозревал.
   -Мне трудно что-либо советовать не зная, где ты будешь спать и от чего укрываться, - девочка-старушка подошла к куче и, порывшись, вытащила два расшитых золотыми нитями и бисером покрывала голубого и фиолетового цветов. - Вот, если хочешь, купи эти, их привезли только вчера. Голубое из паутины полевой мыши, от бородавок и облысения, а фиолетовое из крыльев летучих мышей, против наговора и сглаза.
   Незнакомка поправила рукавицы и, покрутив у виска колесико, увеличила глаза и разгладила морщины на лице, помолодев лет на десять.
   -А не желаешь, дырявое одеяло на половину удерживающее тепло, - она встряхнула серо-зеленое, похожее на рваную тряпку, покрывало и протянула Морти.
   -Нет, что-нибудь иное, - отказался бывший бабочник.
   -Тогда может с ловушкой, подманивающей холод к спящему человеку или умное, которое вечером убаюкивает, а по утрам будит своего хозяина?
   Лёве начинало надоедать стояние возле кучи покрывал, тем более им еще нужно было купить рубаху с сиреневыми пуговицами.
   -А нельзя попросить у вас простое одеяло? - вступил в разговор мальчик. - Нас интересует обычное, без всяких хитростей и приспособлений.
   -Ах обычное! - продавщица изменилась в лице и, потеряв интерес к нашим знакомым, покрутила колесико у виска и вернула себе прежний неопределенный вид. - Выбирайте... Вон они в самом низу.
   Купив, наконец, одеяло, а заодно и подушку-кашлянушку для Морти, громко кашляющую, если ей воспользуется кто-нибудь другой, а не хозяин, приятели отправились на поиски рубахи. Однако сделать это, оказалось, не так то легко - то рубахи не те, то пуговицы не сиреневые, а время уже приближалось к обеду.
   -Ладно, - махнул рукой Морти, - найдем рубаху в следующий раз. Сейчас не мешало бы подкрепиться!
   Он погладил впалый живот и, закрутив чутким носом, повернул в сторону сцены с кувыркающимися акробатами, от которой исходил манящий запах жареного мяса.
  

РЕБЯТА-АКРОБАТЫ

   Возле сцены толпился народ и наблюдал, как ловко, без видимых усилий, несколько гимнастов исполняют сложнейшие трюки, а заодно, виртуозно орудуя ножами, кастрюлями и сковородами, готовят всевозможные кушанья для посетителей ресторана, находящегося прямо под площадкой, где выступали артисты.
   -Зайдем? - предложил Морти и, не ожидая согласия учителя, спустился по шатким ступенькам и исчез в полумраке.
   Когда глаза Лёвы привыкли к темноте, мальчик заметил пять, стоящих друг на друге, наподобие этажерки, столов и сидящего, за самым нижним из них, ученика.
   -Идите сюда мастер, я занял вам место, - помахал Морти.
   -Ты не мог бы на людях не показывать, что я твой учитель, - попросил вель. - Называй меня Лёвой, а то слова "мастер" и "учитель" привлекают к нам внимание.
   -Хорошо учитель, - согласился бывший бабочник.
   -Ну, вот опять! - рассердился сын Рисмуса.
   -Хорошо... Лёва, - с трудом выговорил Морти.
   Заказав странное блюдо, под названием кинкуси и сок олям с ледяными оладьями, наши знакомые стали ждать и чтобы скоротать время принялись глазеть по сторонам.
   -Ой! - вскрикнул Морти и вжал голову в плечи.
   Он стряхнул с лысины крошки хлеба и огрызок огурца и посмотрел вверх на примостившихся, на жердочках, будто в курятнике, посетителей.
   -А поосторожней нельзя? - попросил бывший бабочник.
   И в этот момент его глаза залило томатным соусом, а на плечи свалилась рыбья голова и полу обглоданный щучий хвост.
   Ученик мальчика вскочил и, сдернув со стола скатерть, начал вытираться.
   -Безобразие! - к Морти подбежал официант в гимнастическом костюме. - Прекратите немедленно!
   -А чего они кидаются!
   -Ну, вы же сами предпочли нижний стол, - официант поднял свалившийся на пол подсвечник. - Если хотите, можете забраться повыше, только цены за те же блюда возрастут. Чем дальше от земли, тем дороже!
   С трудом забравшись на самый верхний, пятый по счету, стол, Лёва и Морти уселись на деревянные жердочки, чувствуя себя не очень уверенно и принужденно.
   -Ну и ресторан ты выбрал, - мальчик старался не смотреть вниз, держась одной рукой за палку, а другой за скатерть, - того и гляди, шею сломаешь!
   -Зато какие восхитительные, просто волшебные запахи витают в воздухе! - бывший бабочник закрутил носом и закрыл от удовольствия глаза. - Представляете, что за кушанья здесь подают! - Морти сглотнул слюну.
   Но попробовать действительно ли хорошо готовят в ресторане, нашим знакомым не довелось. Когда расторопный официант принес два длинных серебренных блюда, накрытых вафельными полотенцами и поставил перед гостями, Лёва, пренебрегая осторожностью, отпустил жердочку и потянулся к еде и тут же слетел вниз, на посетителя с четвертого стола. Морти, пытаясь поймать учителя, последовал за ним, потащив за собой белоснежную скатерть с загадочным кушаньем кинкуси. Ну а дальше все происходило, словно в горах - достаточно сверху свалиться небольшому камешку, а к подножью уже несется снежный ком или лавина...
   Как водится в подобных случаях, можно сказать не из-за чего, началась потасовка. Примерно полторы дюжины голодных, недоевших свой обед посетителей, с энтузиазмом принялись колотить друг друга, забыв, наверное, через секунду, о причине возникновения свалки, отдаваясь драке полностью и без остатка, любя ее как жанр, как искусство кулачного боя, как вариант времяпрепровождения.
   Послуживший причиной всех бед Лёва упал на зеленолицую толстушку и, перекувырнувшись, откатился к буфету с посудой. Пока мальчик искал глазами Морти и раздумывал, стоит ли ему ввязываться в ресторанную баталию и без него не плохо развивающуюся, кто-то сильно стукнул веля жареной курицей по голове. Оглянувшись, мальчик заметил группу акробатов, еще минуту назад выступающих на сцене базара. Один из них, мужичок среднего роста в красной майке и трусах, притащил с собой подкидную доску и, подскакивая на ней, кидался в посетителей едой. Постояв и понаблюдав за разошедшимися гостями товарищи прыгуна, словно по команде, полезли в самую гущу дерущихся, ловко орудуя кулаками и ногами.
   Зеленолицая толстушка, не выпуская из рук сардельку с криком: "Верните мои деньги!", бросилась на поваров-спортсменов. Вцепившись мертвой хваткой в длинные, заплетенные в десяток косичек волосы ближайшего акробата, она стала крутиться вокруг своей оси, будто крокодил в воде, борющийся с несчастной жертвой. Послышался хруст и, отлетевшая голова акробата, покатилась по полу, натыкаясь на ноги и пачкаясь о разлитый соус, разбросанный салат и подлив. Интересно, что укороченное, сантиметров на тридцать, тело спортсмена продолжало драться, отвешивая оплеухи направо и налево. Лёва приготовился испугаться разыгравшейся на его глазах трагедии, но вовремя заметил торчащие, между плеч обезглавленного, веревочки, резинки, нитки и проводки.
   -Да они не живые! - заорал кто-то из посетителей. - Бей кукол!
   И объединившиеся гости ресторана принялись колотить поваров-спортсменов. Как свора охотничьих собак злобной породы, разгоряченные дяди и тети, накинулись на акробатов и начали разрывать их на части, с диким смехом отрывая ноги, руки и головы.
   Мальчик увидел валявшегося на земле Морти и, подобравшись на четвереньках к нему, поволок ученика к выходу.
   -Где я? - открыл заплывшие от синяков глаза бывший бабочник.
   -В ресторане.
   -А что делал?
   -Обедал...
   Морти сел и огляделся, осторожно трогая распухшее лицо.
   -Странно, - он посмотрел на впалый живот, - ты говоришь, обедал, а у меня такое чувство, словно я ничего не ел.
   Неожиданно, каменная боковая стена в зале раздвинулась и, из образовавшейся щели, выскочил сгорбленный серолицый человечек, размером не больше четырехлетнего мальчика. Незнакомец держал в руках золотой кнут с колокольчиком на конце и злобно смотрел на прекративших драться людей.
   -Негодяи! - закричал карлик. - Переломали моих слуг! Кто теперь будет готовить мне еду?
   Лёва и Морти, почувствовав "запах жаренного", потихонечку стали пробираться к лестнице ведущей наверх, на базарную площадь.
   Человечек взмахнул кнутом и ударил валявшееся в луже супа безголовое тело акробата.
   -Поднимайся, чего разлегся!
   И сейчас же оторванная голова подкатилась к акробату и, как по волшебству, приросла на место. Восставший из мертвых молча начал приводить испачканную одежду в порядок. Карлик забегал, между онемевшими от ужаса посетителями, оживляя остальных слуг.
   Вскоре все подданные низкорослого незнакомца уже стояли на ногах. Человечек, сверкнув глазами и злобно улыбаясь, отчетливо произнося каждое слово, сказал:
   -Я не люблю, когда меня отрывают от важного занятия и заставляют появляться в вашем никчемном Мире! - карлик громко чихнул, разбив в буфете несколько тарелок и стаканов. - За это вы отработаете по двести лет на кремово-соляных рудниках, а потом, если кто не погибнет, отправитесь сюда в ресторан - кувыркаться на потеху публике и готовить еду!
   Незнакомец подпрыгнул и, перевернувшись в воздухе, приземлился на маленькие, украшенные перстнями и браслетами ручки. Взяв в рот плетку, он стал трясти головой, тихонечко позванивая колокольчиком и крутясь на одном месте. Из щели в стене показались прозрачные, необыкновенно красивые девушки, в окружении голубоватого тумана, с ножами и отвертками в руках. Девушки закружились в танце между, стоящими без движения, посетителями и запели звонкими голосами. Из их ртов начали вылетать зеленые, переливающиеся искорки и, поднимаясь вверх, превращаться в синюю пыль сыплющуюся на людей.
   Лёва толкнул Морти, наблюдавшего, с раскрытым ртом, за прекрасными девушками:
   -Ползи, чего остановился?
   -Сейчас, - улыбнулся бывший бабочник, - они так замечательно поют, даже уходить не хочется.
   Одна из девушек приблизилась к зеленолицей толстушке, той самой, на которую приземлился Лёва и, взявшись за ее небольшие рожки возле ушей, резко дернула вверх, оторвав у несчастной голову. К удивлению мальчика из раны не потекла кровь, а полная женщина не упала, а осталась стоять на ногах.
   -Что она делает?! - побледнел Морти, моментально разочаровавшись в красавицах.
   -Не знаю, - прошептал мальчик, - но поступи девушка таким же образом со мной, мне бы это не понравилось. Давай пошевеливайся, пока нас не окутал туман и не обсыпали синей пылью!
   Жестокая красавица поковырялась отверткой в голове зеленолицей и, воткнув в шею два красных проводка и, привязав резинку, вернула хозяйке. Лишь только та получила голову обратно, как сразу начала ощупывать себя руками и с удивлением оглядываться по сторонам. Увидев, стоящего на руках карлика, толстушка бухнулась на колени и поцеловала его пальцы.
   -Спасибо, что взяли в услужение, господин!
   -Пожалуйста, - улыбнулся человечек. - Всегда рад помочь заблудшим и страждущим.
   За какие-то пять минут посетители ресторана превратились в слуг карлика и, встав перед ним по стойке смирно, внимательно смотрели на своего повелителя, ожидая распоряжений и приказаний.
   Когда Лёва и Морти были уже почти на середине лестнице и до базарной площади оставалось всего ничего, одна из ступенек предательски скрипнула.
   -А эти, почему еще разгуливают по ресторану?! - заорал карлик, свалившись от негодования, на землю. - Схватите их, болваны и приведите ко мне!
   Но напуганные страшным зрелищем приятеля, не чувствуя под собою ног, в два прыжка, оказались на улице и помчались сквозь толпу покупателей, толкаясь и крича во всю глотку:
   -Дорогу!!!
   -Дайте дорогу!!!
   Однако ожидаемой погони не последовало. Карлик приказал слугам прекратить преследование, не пожелав привлекать внимание к ресторану.
  

ПОДГОТОВКА К БОЛЬШОМУ СКАЧКУ

   Удрав от карлика, Лёва и Морти направились домой и неожиданно для себя наткнулись на лавчонку, где продавались зеленые рубахи с сиреневыми пуговицами. Увидев предмет своей давнишней мечты, бывший бабочник остановился и его лицо растянулось в улыбке. Из образовавшихся ямочек на щеках потекли синие слезы радости.
   -Она! - Морти ухватился за большие квадратные пуговицы. - Я давным-давно хочу такую.
   Купив ученику рубаху, а заодно и широченные красные штаны с белыми завязками внизу, Лёва заставил Морти надеть приобретенные вещи прямо на базаре.
   -Ну вот, совсем другое дело! - мальчик остался доволен видом приятеля. - Сейчас ты похож на приличного человека.
   Возвратившись с базара, Лёва продолжил тренировку, а Морти завалился спать, прямо в одежде, улегшись на подушку-кашлянушку и укрывшись новым одеялом.
   И снова наступили серые будни с однообразными, похожими один на другой, днями. Мальчик привязывал к ногам свинцовые пластины или пружины и скакал по поляне перед общежитием или отправлялся к школе и прыгал там.
   Однажды Хромой подошел к мальчику и, похвалив за старание, протянул круглые часы.
   -А теперь попробуй действовать по звонку. Следи, чтобы отрыв от земли совпадал с сигналом будильника. Да, смотри не переусердствуй, а то не сдашь экзамен и тебя не допустят к участию в Большом скачке.
   "Наконец-то, приближаются экзамены, - обрадовался мальчик, - а то мне порядком надоели эти бестолковые прыжки". Лёва решил, что достаточно демонстрировал свое усердие и все видели, как он добросовестно тренируется и пора бы и отдохнуть. Вель забросил будильник под кровать и каждый день, с рассветом, отправлялся бродить по Дыре, беря с собой Морти.
   -А разве вы уже подготовились к испытаниям, мастер? - спросил раз бывший бабочник, когда они шли по мостовой вымощенной сухими, словно камень кренделями.
   Лёва не ответил, а обратил внимание ученика на странную процессию медленно бредущую навстречу. В самом ее центре находился мужчина в алом атласном халате, со свернувшейся клубком змеей на голове. Незнакомец сидел на плечах четырех детей - двух мальчиков и двух девочек и, откусывая от зеленого яблока небольшие кусочки, кормил крупного червяка, находившегося на его длинном предлинном носу. Человек десять расторопных слуг в чистейших белых одеждах суетились рядом, бегая взад и вперед, перенося прямоугольные коврики.
   -Что они делают? - Морти остановился и почесал рыжие волосы на шее. - Зачем таскаются туда сюда с этими ковриками?
   -Наверное, их господина можно нести только по ним, - догадался Лёва, - поэтому слуги берут коврики, по которым уже прошла процессия и кладут спереди.
   Сидевший на носу червяк раскрыл утиный рот и, отбросив ручкой предлагаемое угощение, захныкал:
   -Не хочу больше яблока! - он показал на Морти, облизывающего цементную карамельку. - Дайте мне его конфету!
   Лёвин спутник вздрогнул и, чуть не подавившись, машинально спрятал в карман недоеденное лакомство.
   -Гусеница случайно не про мою карамельку говорит? - Морти оглянулся, надеясь увидеть еще кого-нибудь с подобной конфетой.
   -К сожалению, про твою, - мальчик улыбнулся. - Придется тебе поделиться с червячком.
   Сын Рисмуса знал, как сильно Морти любит цементные карамельки с жидкой стеклянной начинкой, но, опасаясь за зубы своего ученика, покупал их очень редко.
   Человек в алом атласном халате щелкнул пальцами и трое слуг кинулись к нашим знакомым. Упав перед ними на колени, они стали просить отдать им конфету. Но Морти, всегда бывший таким покладистым, почему-то заупрямился и не пожелал расставаться с недоеденной карамелькой.
   -Нет, нет и нет! - возмутился приятель мальчика. - Пусть купит себе сам, если хочется сладкого!
   Длинноносый незнакомец, кормивший червяка, свистнул и слуги бросили к ногам Морти увесистый мешочек с золотом.
   -Берите, на эти деньги вы купите тысячу конфет!
   -Нет, мне не нужны ваши деньги! - отказался ученик мальчика.
   -Да ладно тебе, угости малютку, - Лёва засмеялся упрямству Морти, - разве не видишь...
   Вель не договорил, заметив, как, еще секунду назад, не очень большой червяк, начал желтеть и раздуваться. Его утино-образный рот принялся изменяться, преобразуясь в страшную зубастую пасть.
   -Чего он? - побледнел Морти. - Раз ему так необходима эта несчастная конфетка, пускай возьмет. Мне не жалко...
   Бывший бабочник отлепил от кармана карамельку и кинул на мостовую, вытерев липкие руки о штаны.
   -Вот, кушай на здоровье!
   Но червяк продолжал толстеть и увеличиваться. Незнакомец в атласном халате, забыв о ковриках, ретировался в подворотню ближайшего дома, сопровождаемый детьми и слугами в белых одеждах и оттуда стал наблюдать за своим питомцем.
   -Эй, червячок, ты что? - Морти попятился. - Бери, лопай конфетку и потихоньку сдуваться...
   -Пошли отсюда, - Лёва потащил ученика в сторону, - пока не влипли в историю!
   Преобразившийся в восьмилапого монстра червяк, с длинной острозубой пастью, как у крокодила выпятил из короткой шеи злые мохнатые глаза и уставился на наших знакомых.
   -Дайте конфетку! - прорычало чудовище, сотрясая воздух и обливаясь слюнями.
   -Пожалуй, я покажу ему, где валяется карамелька, а то он ее не видит? - Морти вышел из укрытия. - Пусть съест, может тогда успокоится.
   Бывший бабочник приблизился к валявшейся на мостовой конфетке и, подняв, протянул гиганту:
   -Эй, червячок-толстячок... на, возьми!
   Лёва обратил внимание, что из подворотни им подают предостерегающие знаки слуги в белых одеждах, а незнакомец в атласном халате снял с головы змею и, размахивая рептилией над головой, затараторил непонятные слова.
   -Морти, назад, - крикнул вель, - это небезопасно!
   Червяк продолжал раздуваться, постепенно превращаясь в шар. Длинноносый хозяин переставшего повиноваться животного и сопровождающие его люди повалились на землю и, закрыв глаза, зажали руками уши.
   -Уходи! - потребовал Лёва, - немедленно уходи...
   Раздался сильнейший взрыв и мальчика отбросило на стену дома. Морти шлепнулся рядом, едва не задев ногами учителя.
   -Ничего себе, шуточки! - улыбнулся ученик веля, встав на четвереньки. - Знал бы...
   Бывший бабочник замолчал, уставившись на то место, где секунду назад находился гигант. Там, копошились сотни небольших, размером с петуха, восьминогих собак. Зверьки бегали кругами, жадно нюхая воздух и виля короткими хвостиками. Вдруг одна из собачек заметила наших знакомых и, радостно взвизгнув, закричала:
   -Вон он, держите его!
   И животные, разразившись злобным лаем, устремились в сторону Морти.
   -Что им от меня нужно? - бывший бабочник вскочил и, не отрывая испуганного взгляда от собак, сделал несколько шагов и, налетев на скамейку, снова упал.
   Мальчик, не теряя времени на разговоры, забежал в открытый подъезд и позвал ученика:
   -Сюда, скорее сюда!
   Лишь только за Морти закрылась дверь, как зверьки, почему-то покрывшиеся красными и зелеными пятнами, подскочили к дому и, натыкаясь друг на друга, стали ломиться внутрь. Не дожидаясь пока они прорвутся в подъезд, приятели понеслись по лестнице, стучась в каждую, попадающуюся на пути, дверь.
   -Эй, кто-нибудь, пустите нас к себе, за нами гонятся собаки! - кричал Морти дергая за бронзовые ручки звонков.
   Но жильцы дома, казалось, повымирали, или, попрятавшись от страха под кровати и диваны, хранили гробовое молчание.
   Добравшись до чердака, приятели сломали, преграждающую путь, решетку из сухарей и выбрались на крышу. Однако преследователи не собирались прекращать погоню. Собачки с шумом вскарабкались наверх, ловко хватаясь, трехпалыми лапами, за круглые ступеньки двухметровой вертикальной лестницы и помчались по ветхой кровле.
   -Не уйдете! - на разные голоса орали разгоряченные псы.
   Злобная свора скакала по пятам, цокая когтями по черепице, тесня приятелей к краю крыши. Когда длинный, протянувшийся почти на квартал дом закончился, Лёва и Морти прижались к кирпичной трубе и приготовились к неприятностям.
   -Эй, ребята, вы живы? - услышали наши знакомые чей-то голос снизу.
   Это кричал человек в алом атласном халате.
   -Чего тебе, длинноносый? - спросил Морти, наблюдая одним глазом за приближающейся стаей.
   -Продержитесь еще несколько минут и я смогу справиться с собаками.
   -Как? Песики уже совсем близко!
   -Прыгайте на фонарный столб! - посоветовал хозяин червяка.
   Беглецы заметили вкопанное в землю деревянное бревно, метрах в трех от дома, с пятью небольшими светильниками. Подойдя к краю крыши Лева, вытянул руки вперед и с силой оттолкнулся о черепицу. Оказавшись на столбе, он быстро отодвинулся в сторону, освобождая место для ученика. И сделал это вовремя. Бывший бабочник вопя от боли, с двумя свирепыми собачками чуть пониже спины, "приземлился" рядом, задев коленками Лёву, едва не столкнув его на мостовую. Схватив зверьков за шкирки, Морти отодрал их от себя и зашвырнул обратно на крышу, к беснующимся сородичам.
   -Летите к братьям и сестрам и не возвращайтесь, пока я вас не позову! - ученик веля нервно засмеялся, поглаживая укушенные места.
   Пометавшись по крыше, собаки закружились на одном месте и начали соединяться, образуя громадную многоножку с покрытой густой зеленой шерстью головой. Членистоногое животное с червеобразным телом зацепилось задними ногами за край крыши и, выгнувшись дугой, приготовилось совершить бросок на столб.
   -Спускайтесь сюда! - крикнул человек в алом атласном халате. - Да скорее же!
   Кубарем скатившись на мостовую приятели устремились на зов длинноносого незнакомца. Но многоножка не дремала. Выкинув несколько круглых прозрачных колец, таких, какие используют жонглеры, она пленила сначала Морти, а потом и Лёву, накинув их на беглецов. Соскочив на землю страшное животное приблизилось к пленникам и закружило вокруг, выпуская из красной дрожащей трубочки, над носом, липкую бумажную ленту.
   -Прекрати! - человек в атласном халате сделал пару несмелых шагов и кинул камень в многоножку. - Прекрати, тебе говорят! - повторил незнакомец и грубо схватил стоящих возле него двух мальчиков за волосы.
   Дети жалобно закричали и заплакали.
   Чудовище вздрогнуло и принялось икать, ловя ртом воздух. Тело монстра покрылось бугорками, а зеленая шерсть на макушке вздыбилась.
   -Отпусти мои легкие! - потребовала многоножка, повернувшись к своему длинноносому кормильцу.
   -А ты отпусти людей!
   -Нет, они принадлежат мне по праву! - чудище раскрыло огромную беззубую пасть и, взяв Морти роговыми губами, начало глотать, помогая передними ногами.
   Человек в атласном халате подал слугам знак и те, вцепившись в находившихся рядом девочек, стали нещадно трясти их за шеи, словно пытаясь оторвать несчастным головы.
   -А-а-а!!! - завопила многоножка. - Сердце, оно сейчас разорвется! Отпусти мое сердце...
   Монстр выплюнул Морти и, упав, забился в конвульсиях, размахивая хвостом и царапая каменные кренделя мостовой.
   -Превращайся назад в детку! - приказал длинноносый.
   -Нет...
   -Превращайся или я тебя убью!..
   Раздался хлопок и огромная многоножка принялась сдуваться, наполняя окрестности неприятным запахом тухлого мяса. Вскоре на земле уже сидел безобидный червяк и недовольно хныкал, будто капризный ребенок. Слуги в белых одеждах облили его синей тягучей жидкостью и посадили на нос человека в алом атласном халате. Один из них подбежал к Лёве и Морти и протянул два мешочка с деньгами.
   -Возьмите, - сказал он с поклоном. - Хозяин просит, чтобы вы на нас не обижались...
  

ПРОВАЛ

   Наконец, наступил долгожданный день первого экзамена. Недавно поступившие в школу скакунов ученики, с раннего с утра, занимали места на специальной деревянной площадке. Недалеко от нее находилось возвышение с несколькими рядами стульев для членов приемной комиссии и выложенный из камня круг для директора.
   -Вы хорошо подготовились? - волновался Морти, бегая вокруг Лёвы и держа под мышками свинцовые пластины.
   -Да не переживай так, дружище, - успокаивал его мальчик, - все будет как надо!
   -А как надо? - бывший бабочник посмотрел на веля. - Мне не понятна ваша уверенность мастер, ведь вы почти не тренировались.
   Лёва опустился на траву, приглашая Морти сесть рядом.
   -Ты хотел бы провести здесь несколько лет наблюдая за прыгающим, с дурацким грузом на ногах или на пружинах, учителем?
   -Где здесь, в общежитии?.. Я не против, - ученик веля покраснел.
   Мальчик догадывался почему - Морти нравилась Кипа и Лёва давным-давно это заметил. Практически с первого дня, когда любопытная девочка вытащила бывшего бабочника за ноги из-под кровати, Морти потерял покой. С той памятной встречи, он два раза расчесывал рукой рыжие волосы на шее и однажды помыл с мылом ноги, чего раньше за ним не наблюдалось.
   -Да не в общежитии, а в школе скакунов, - уточнил мальчик.
   -А как же общежитие? - Морти испуганно посмотрел на мастера.
   -Ты вообще-то понимаешь, о чем я тебя спрашиваю? - Лёва улыбнулся.
   -Об общежитии...
   -Ладно, - сын Рисмуса встал, - пошли, потом поговорим.
   Лёва поднялся на деревянную площадку и, растолкав первоклассников, пробрался вперед, поближе к краю, так, чтобы его было хорошо видно. Мальчик не торопясь разложил перед собой свинцовые пластины и пружины. Вскоре члены приемной комиссии расселись на стульях и на дорожке показался Хромой. Когда он вступил в каменный круг, присутствующие разразились аплодисментами. Лошадиноголовый поприветствовал собравшихся и торжественно произнес:
   -Начинаем первое стандартное испытание на пригодность к профессии скакуна и допуск к участию в Большом скачке!
   Сгрудившиеся возле площадки родители, родственники и знакомые учеников моментально притихли.
   Директор достал из кармана круглые часы и поднял вверх.
   -Сначала прыгаем налегке, по сигналу моего будильника. Приготовились!
   Раздался звонок и все ученики, как один, оторвавшись от земли, взлетели в воздух. Лёва нарочно задержался, примерно на пол секунды и подскочил чуть позже остальных, испортив общую ритмическую картину прыжка. Присутствующие закрутили головами, ища оплошавшего. Находящиеся рядом с велем первоклассники смерили мальчика презрительными взглядами и отодвинулись подальше, показывая, что не имеют с ним ничего общего.
   -Повнимательней, Лёва! - попросил Хромой и осуждающе покачал головой. - Приступаем ко второму упражнению. Привяжите, пожалуйста, свинцовые пластины к ногам... Скачем снова, по сигналу будильника...
   Трудно передать выражение лица Морти, когда Лёва и во второй раз "опростоволосился". Бывший бабочник обхватил огромными руками голову и заходил из стороны в сторону.
   Озабоченный случившимся директор подбежал к Лёве и зашептал, нервно кусая белые, покрытые слизью губы:
   -Соберись! Я прошу, соберись! Иначе я не смогу тебе ничем помочь, не смотря на то, что ты спас мне жизнь. Понял?
   -Понял, понял, - мальчик улыбнулся.
   -Вот и молодец! Осталось два упражнения, - лошадиноголовый похлопал веля по плечу и вернулся на место.
   Теперь ученикам следовало прикрепить к ногам пружины и, подпрыгнув, опуститься в указанное место, а точнее на маленький тряпичный квадратик недалеко от комиссии.
   Лёва экзаменовался одним из самых последних и успел поговорить с Морти, напомнив ему о цели своего посещения города Дыры.
   -Разве забыл, я ведь хотел поучиться в возможно большем количестве школ и таким образом лучше познакомиться с научной жизнью столицы? - произнес мальчик.
   -Нет, конечно, не забыл.
   -Поэтому я должен завалить сегодняшний экзамен и поступить в какую-нибудь другую школу.
   -А как же общежитие? - бывший бабочник чуть не заплакал. - Тогда нам придется его покинуть... а там Кипа...
   -Можешь остаться, - предложил Лёва, - и записаться в школу скакунов.
   -Я не брошу своего учителя, - Морти отрицательно покачал головой. - Ты очень добрый и не жадный... Вот, купил мне рубаху с сиреневыми пуговицами.
   Из глаз ученика потекли синие слезы.
   -Слушай Морти, а не жениться ли тебе на Кипе? - Лёва поправил разболтавшиеся пружины на ногах.
   -Думаешь, она согласиться? - бывший бабочник смутился.
   -Конечно, согласиться! - мальчик подмигнул приятелю. - Ты ведь симпатичный парень.
   -И умный, - похвалил себя Морти.
   -И умный конечно, - подтвердил Лёва.
   Сын Рисмуса забрался на деревянную площадку и стал готовиться к прыжку. Многочисленные зрители показывали на него пальцами и, смеясь, перешептывались. До веля доносились отдельные слова среди которых наиболее часто встречалось - "неудачник".
   -Давай! - Хромой махнул клетчатым флажком.
   Мальчик оторвался от земли и, пролетев над очерченным желтой краской квадратиком, шлепнулся на почтенную комиссию.
   -Безобразие! - возмутилась темнолицая женщина в зеленом, полинявшем платье с погонами.
   Она вскочила с места и скинула упавшего на ее колени Лёву.
   -Гнать таких нужно из школы и поскорее!
   К закатившемуся от смеха мальчику подошел директор и, разведя руки в стороны, печально произнес:
   -Извини, но я должен с тобой расстаться... Зайди потом ко мне в кабинет, когда сдашь пружины и пластины на склад. Я выпишу тебе молпид...
  

МОДЕРИСТЫ

   Получив диплом наоборот - молпид, а иначе свидетельство о непригодности Лёвы к обучению в школе скакунов, вель возликовал: первый шаг к возвращению в стойбище Окки-Укс сделан! "Как обрадуются родители, увидев красную книжечку с золотыми буквами! - думал мальчик. - А мать, так та сразу же отправиться к соседям и станет рассказывать о его успехах в городе Дыре!" Сын Рисмуса снисходительно улыбнулся, погладив твердую, приятную на ощупь корочку молпида.
   Покидая общежитие, мальчик предложил Морти остаться и не расставаться с Кипой, но тот ни в какую не согласился, заявив, что будет каждую неделю навещать ее, дожидаясь, когда девочка закончит образование.
   -Куда мы теперь, учитель? - бывший бабочник удивленно потрогал рубаху на груди, стараясь понять, почему она вздулась пузырем. - Странно, раньше такого не было... Наверное я похудел.
   -Застегни правильно пуговицы, - посоветовал Лёва, - и все исправиться.
   Мальчик показал в сторону городского центра.
   -Давай пойдем на Лысый холм к памятнику круглым умным. Я много слышал о нем и давно хотел там побывать.
   -Можно и к памятнику, - согласился не очень охотно бывший бабочник, - но в разбитом вокруг сквере живут модеристы. Странные люди, которым лучше не попадаться.
   Пропустив мимо ушей предостережение ученика, мальчик взял курс на окраину столицы Конфеты. Примерно через час Лёва и Морти подошли к, стоящей на высоком постаменте, странной скульптуре. Она была вырублена из цельного куска яшмы и, на первый взгляд, напоминала драку не поделивших учебник школьников и библиотекаря - двое, спортивного вида, ребят, в отчаянной схватке пытались вырвать книгу у лежащей старухи, безнадежно цепляющейся за толстый фолиант.
   Лёва обошел вокруг памятника и прочитал: "От благодарных жителей Дыры - доковырявшимся до истины".
   -Ничего не понимаю! - признался вель. - Почему они так грубо обошлись с женщиной?
   -Это не женщина, - засмеялся Морти, - а Туряна, богиня невежества и темноты. По преданию Туряна спрятала знания и хотела, чтобы люди никогда не овладели ими.
   Лёва услышал шум приближающихся шагов, обернулся и увидел группу низкорослых крепышей в жилетках и меховых ботинках на босу ногу, внимательно наблюдавших за новичками, прохаживающимися возле памятника.
   -Какой умный у тебя приятель! - показал на Морти стоящий впереди всех незнакомец, с бронзовой медалью на груди. - Даже неприятно.
   Он говорил хриплым голосом простуженного человека, нагло улыбаясь и выдыхая в лицо мальчика дым от связанных вместе пяти сигарет. На его лбу было написано Чижик. Лёва обратил внимание на три носа курильщика, заканчивающиеся сверху зелеными глазами.
   -Пусть расскажет еще что-нибудь, - произнес Чижик.
   -А что рассказывать? - занервничал Морти.
   -Не надо скромничать, - незнакомец подошел к бывшему бабочнику. - Давай не тяни!
   -Ну я, правда, больше ничего не знаю...
   Чижик поправил красный галстук, повязанный вокруг грязной шеи и, повернулся к товарищам:
   -Попросим нашего гостя, а то он стесняется!
   Чужаки дружно зааплодировали и начали хором скандировать, повинуясь взмахам руки своего вожака:
   -Просим! Просим! Просим!
   Лёва приблизился к Морти и тихо спросил:
   -Кто это?
   -Модеристы...
   Когда незнакомцам надоело орать, а у Чижика закончилась "сигарета" они окружили мальчика и Морти и, взяв под руки, повели к длинной голубой палатке, зашитой в нескольких местах.
   -Приглашаем вас посетить выставку натурального искусства!
   -Но мы торопимся! - пытаясь оказать сопротивление, сказал Лёва. - И потом, я не люблю искусство!
   -И я не люблю, - засмеялся Чижик, - но это выставка натурального искусства. Не какого-то там занюханного обычного, а натурального! Усек?
   -Усек, - кивнул вель, поняв, что ему все равно придется зайти в палатку.
   Перед входом на выставку висел старый, пожелтевший плакат с выцветшей надписью: "Ежедневный аукцион", а возле нее сидел человек перемазанный краской. Увидев Лёву и Морти, он вскочил и, подкинув сломанную кисть высоко вверх, перекувырнулся через голову:
   -Идите скорее сюда! Наши покупателей поймали!
   Откуда не возьмись, перед палаткой появилась разношерстная толпа ликующих модеристов.
   -Почему они так кричат? - спросил Лёва у Морти.
   -А кто их знает? - пожал плечами бывший бабочник. - Пусть себе кричат, лишь бы рубаху с сиреневыми пуговицами не отобрали.
   Ощупав покупателей и попрыгав вокруг минут десять, мальчика и ученика, завели в палатку. Оказавшись внутри, Лёва заметил, что в ромбовидные окна, расположенные на потолке, вместо стекол вставлены прозрачные шкуры каких-то экзотических животных, а само помещение разделено на несколько отсеков фанерными перегородками, с прибитыми к ним экспонатами. Мальчик приблизился к стоящему особняком стенду и обнаружил десятки красивейших бабочек приколоченных, прямо за крылья, к деревянным рейкам. Насекомые были величиной с крупного голубя с похожими на маленькие ручки лапками.
   -Не правда ли красиво? - Чижик ткнул пальцем в крыло одной бабочки. - И стоит не дорого.
   -Пить, - жалобно зашептала она, открыв большие карие глаза, обрамленные длинными, пушистыми ресницами.
   -Дайте бедняжке попить! - попросил Лёва модеристов.
   -Нельзя, - покачал головой Чижик, - бабочка начнет расти и может оторваться и улететь.
   -Невиданная жестокость! - возмутился Морти.
   -Если вам ее жалко, купите, - предложил старый модерист в вывернутой наизнанку жилетке.
   -Верно, - поддержал соплеменника Чижик, - и тогда делайте с ней все, что душе угодно: поите, кормите или выпустите на волю...
   Лёва достал из кармана деньги и поинтересовался, сколько нужно заплатить за бабочку.
   -Не торопись уважаемый, сначала надобно провести аукцион - модерист с вывернутой жилеткой стал рыться в куче разного хлама и приятели смогли прочитать написанное на его шее имя: "Тузик". - Возможно, твой приятель даст лучшую цену!
   -Ничего я не дам! - Морти прижал к груди спрятанный под рубашкой мешочек с деньгами, подаренный длинноносым хозяином взбесившегося червяка.
   -Ты отказываешься участвовать в аукционе? - Чижик связал вместе семь сигарет и жадно закурил. - Я бы не советовал так поступать, мы очень не любим грубость.
   Вожак пустил черное колечко дыма:
   -Не обижай моих соплеменников, ведь они художники, - модерист покачал головой. - Работаешь, работаешь, а приходит какой-нибудь умник, ничегошеньки не соображающий в искусстве и раз - все перечеркнет одним словом.
   Чижик передразнил Морти: "Ничего не дам!"
   -Хам! - поддержал сородича Тузик.
   Он, наконец, нашел то, что искал и теперь постукивал по руке палкой с железным набалдашником на конце.
   -Вообще-то вы меня не правильно поняли, - ученик мальчика оглядел притихших модеристов. - Я согласен участвовать в аукционе.
   -Вот и ладушки! - Чижик щелкнул пальцами и два неопрятных типа, с длинными сизыми косичками, поставили на середину палатки березовую чурку.
  

АУКЦИОН

   Тузик треснул палкой по деревянному обрубку и возвестил:
   -Господа художники, аукцион начинается!
   Собравшиеся радостно закричали и зааплодировали. Несколько оборванных модеристов вскочили и попытались прорваться к Тузику, толкаясь и цепляясь друг за друга руками. Среди них была старая женщина, державшая небольшую коробочку.
   -Пропустите, - вопила она, - я уже несколько лет не могу выставить козявочек на продажу!
   -Пропустите Бобку! - потребовал Чижик. - Пусть попытается толкнуть этим двум ценителям прекрасного свою мелкоту.
   Модеристы засмеялись.
   Женщина вышла вперед и, не обращая внимания на посыпавшиеся на нее шуточки, протянула Лёве и Морти коробочку.
   -Выбирайте, - предложила старуха, - там две блошки. Мама и дочка. Отец, к сожалению, сбежал. Я их сделала еще три года назад. Посмотрите, какие милые.
   Мальчик осторожно открыл коробочку и заметил две крошечные шевелящиеся точки, отливающие синевой.
   -Но я не вижу блошек, - Морти заморгал маленькими глазками, - уж очень они мелкие.
   -У Бобки такой стиль! - крикнул кто-то из модеристов и громко заржал. - Ничего величественного она создать не может.
   -Верно! - подтвердил другой модерист с большущим синяком под средним глазом. - Бобка представитель старой, отжившей век, школы. Если вы, господа покупатели, любите пышные экземпляры натурального искусства, богато отделанные декоративными элементами, то не следует покупать козявочек. У блошек этого нет...
   -Что!? В моем творчестве нет богатства декоративных элементов! - Бобка вырвала из Лёвиных рук коробочку и, порывшись в кармане, достала несколько перепачканных сажей сухарей. - Сейчас я вам докажу!
   Чижик попытался воспрепятствовать старой женщине, но она оттолкнула его в сторону и принялась крошить в коробочку крошки.
   -Прекрати дура! - заорал упавший на землю вожак модеристов. - Ты все погубишь!
   Но обиженная Бобка, сверкая глазами, с ненавистью смотрела на критиков и возмущалась:
   -Сейчас убедитесь! Сейчас я вам докажу! Видите ли, в произведениях отсутствуют декоративные элементы!!! Сами не могут сотворить ничего стоящего, а обвиняют меня. Меня, Великую Бобку научившую их разбираться в натуральном искусстве!
   Находившиеся в коробочке козявочки зажужжали и стали расти.
   -Да прекрати, наконец, тебе говорят! - Чижик предпринял еще одну попытку успокоить Бобку.
   Он взял пожилую женщину за локоть:
   -Все знают, что ты лучшая...
   -Отстань! - Бобка выдернула руку. - Мне надоели бесконечные насмешки!
   Чижик сплюнул и, подойдя к Лёве и Морти, с сожалением сказал:
   -Извините господа покупатели, но сегодня аукциона не будет, - вожак посмотрел на подросших, почти до величины собак, созданий Бобки и потянул наших знакомых к выходу. - Нам пора, сейчас здесь такое начнется...
   И началось!
   Две, так называемые, козявочки превратились в неописуемых страшилищ, ростом с быков и медленно закружили вокруг своей создательницы.
   -И их вы называете не величественными?! - старуха пнула в иссиня черный бок, похожего на гигантскую блоху, животного, с тонким гофрированным хоботом.
   Бобка принялась продираться сквозь убегающую толпу, расталкивая сородичей и отбрасывая ногами перевернутые скамейки и стулья.
   -Где эти, ничего не смыслящие в натуральном искусстве болваны?
   Замешкавшиеся Лёва и Морти отступили в дальний угол палатки и отрезанные Бобкой и ее животными от выхода, наблюдали за происходящим оттуда.
   -А, вот они голубчики! - разгневанная художница схватила, скорчившихся от страха, модеристов за шкирки и поволокла к "козявочкам".
   -Смотри, разве настоящее не декоративные элементы! - старуха наградила подзатыльником критика с синяком под средним глазом.
   Бобка провела рукой по, украшенной тончайшей резьбой, спине животного и стала легонечко стучать пальцем по медным колокольчикам и хрустальным подвескам, опоясывающим рога блошки.
   -Или тебе этого мало? - пожилая женщина подсунула пару стульев козявочкам и те с хрустом начали их поедать, увеличиваясь в размерах прямо на глазах.
   -Прекрати Бобка, - взмолился другой модерист, - достаточно, ты нас убедила! Пусть блошки перестанут расти.
   -Почему? Вас ведь не устраивало отсутствие величественности в моих произведениях, - старуха засмеялась, как сумасшедшая.
   Достигнув высоты небольших слонов козявочки поменяли цвет и сделались огненно-красными. Тонкие гофрированные хоботы деформировались и, изогнувшись, превратились в бивни. На железных лбах появились гроздья зеленых глаз, похожих на кисти винограда. Четыре задние ноги удлинились и покрылись шипами. Но самое удивительное, блошки заговорили!
   -Мама, - сказала козявочка поменьше, - попробуй эту скамейку, очень вкусно.
   -Сначала я отведаю палатку, уж больно она хорошо пахнет, - огромное животное приблизилось к матерчатой стене и, выдвинув, напоминающий двойной ковш, рот принялось уплетать голубую ткань.
   Послышался треск рвущегося брезента и хлипкое помещение зашаталось, накренившись на бок. В находившуюся рядом с Лёвой и Морти стену кто-то снаружи воткнул нож и, прорезав дыру, крикнул:
   -Господа покупатели, вылезайте, пока вас не накрыло!
   Это был Чижик. Вожак модеристов помог приятелям выбраться из доживающего последние минуты выставочного зала и отвел на безопасное расстояние.
   -Разве я предполагал, что все закончится скандалом, - он связал вместе с десяток сигарет и не торопясь закурил. - Но не расстраивайтесь, заходите к нам месяца через два.
   -Зачем? - спросил Морти.
   -Как зачем? - Чижик удивился. - Наши художники восстановят выставку натурального искусства и тогда вы уж точно, что-нибудь себе купите.
   Когда на земле остался лежать только остов от палатки, козявочки осмотрелись и направились в сторону оврага.
   -Уходят, - с облегчением сказал Вожак модеристов.
   -Да уходят, - опустив голову произнесла расстроенная случившимся Бобка.
   Ее руки дрожали, а из глаз текли крупные слезы вперемешку с песком.
   -Никогда не надо оскорблять художника... У него очень тонкая и ранимая душа, - старушка всхлипнула.
   -Да ладно тебе, не переживай, - улыбнулся Чижик, похлопав по плечу Бобку, - с кем не бывает...
  

РУБЩИКИ

   Покинув модеристов Лёва и Морти спустились с Лысого холма и пошли к центру Дыры, в надежде подыскать место для ночлега. День уже сдавал свои дела вечеру и наши знакомые торопились.
   -Помнится, где-то здесь была хорошая гостиница, - сказал Морти остановившись на крохотной площади.
   Он показал на красивое трехэтажное здание, покрашенное с левой стороны в красный, а справой в желтый цвета.
   -Кажется тут, - бывший бабочник приблизился к парадному подъезду и потянул за бронзовую ручку.
   В просторном вестибюле, разделенном пополам пунктирной линией, стояли два разноцветных стола. Сидевший за желтым столом человек, с головой в форме шляпы, встал и не торопясь, подошел к приятелям.
   -Здорово ребята! - радостно улыбнулся незнакомец, переложив из одной руки в другую зачехленный топор. - Какими судьбами вы оказались в школе рубщиков?
   -Не рубщиков, а отвязников! - поправил его другой незнакомец, находившийся за красным столом.
   Лёва и Морти узнали в шляпоголовом человеке, добродушно смотревшем на них болтающимися, на сиреневых жгутиках, глазами, Трепа. Того самого Трепа, который пытался разнять дерущегося соседей. Помните, когда Морти привел Лёву в Дикий поселок в поисках ночлега, утром между Шершем, Сямом и Мямом начался скандал из-за, переброшенной на чужую территорию, пустой консервной банки?
   Треп протянул руку для приветствия, покачиваясь на массивных ногах.
   -Если вы решили поступать в школу, то лучше идите к нам - рубщикам, - он пренебрежительно кивнул в сторону человека, с невыразительным лицом улитки. - Не вздумайте записаться к предателям отвязникам.
   -Сами вы предатели! - соперник Трепа кинул в разговаривающих дырокол.
   -Видите, какие они нервные? Это потому, что изменили себе и пошли на поводу у лжеученых.
   -Сами вы дураки! - улиткомордый схватил со стола графин и швырнул в рубщика.
   Треп засмеялся и, увернувшись от графина, покрутил пальцем у виска.
   -Эй, Слиз, ты разучился метко кидаться! Попроси своего директора, чтобы тебя оставили на второй год.
   Отвязник обидевшись отвернулся к стенке и, втянув рожки в голову, затих.
   -Вообще-то мы искали гостиницу и не собирались поступать в вашу школу, - сказал Лёва.
   -Жаль, - Треп почесал торчащее из груди красное ребро. - Только вы ошиблись, в нашем районе нет никакой гостиницы. Есть одна, но она принадлежит школе и там живут ученики.
   -Однако нам пора, - заторопился Морти, - а то скоро стемнеет и на улицах появятся усиленные наряды полиции и придется тогда всю ночь бродить по Дыре и восхищаться ее красотой.
   Треп посмотрел в окно и, зевнув, потянулся.
   -А может, передумаете и останетесь?
   -Нет, извини, - вежливо отказался мальчик, - но я еще не успел отойти от школы скакунов.
   -Ну, как хотите, - Треп пожал Лёве и Морти руки.
   Рубщик хотел проводить знакомых до выхода, но дверь распахнулась и на пороге возникли два полицейских, поигрывающих дубинками.
   -Посторонние есть? - спросил один из них, с прибитым на лбу номером 363.
   -Есть! - вскочил с места улиткомордый и показал пальцем на Лёву и Морти.
   -А вот и не правда, - Треп загородил мальчика и бывшего бабочника. - Несколько минут назад Лёва и Морти изъявили желание записаться к нам, в школу рубщиков.
   -Верно? - спросил полицейский со странным номером 00.
   -Да, - кивнул сын Рисмуса.
   -Верно, верно, - закивал Морти.
   Таким образом, Лёва и Морти, можно сказать не по своей воле, стали рубщиками. Здесь необходимо поведать уважаемому читателю, что представляют из себя рубщики и почему они не дружат с отвязниками. По сути и те и другие выходцы из одной школы, первоначально называющейся - школой рубщиков, ученые которой, так же, как и ученые других школ города Дыры, стремились избавиться от ненавистной веревки. Рубщики пытались перерубить ее и уронить планету Конфета вниз, в Радужный мир, но веревка оказалась очень крепкой и не поддавалась топорам. Тогда школьные академики решили - возможно все не правильно ударяют и нужно бить под каким-то иным, таинственным углом и принялись экспериментировать. Но на веревке по-прежнему не оставалось никаких следов от топоров! По прошествию двухсот лет, часть ученых, высказало мнение о необходимости искать другой способ уронить планету и предложило не рубить, а отвязать веревку. Внутри школы произошел раскол, а инакомыслящих прозвали отвязниками.
   -С тех пор мы не в ладах с отвязниками, - Треп поморщился. - Пойдемте, я покажу вам, где вы будете жить.
   По дороге в гостиницу Лёва узнал, что обучение в школе рубщиков длится пятнадцать лет, а экзамены через каждую неделю.
   -Но почему так долго, - сказал мальчик, - разве трудно махать топором? По-моему просто.
   -Может ты и удивишься, - произнес Треп, - но все как раз наоборот: не легко научиться самому простому и, на первый взгляд, несложному. Запомни это дружок!
   Шляпоголовый привел наших знакомых на огороженное частоколом поле, заваленное опилками, стружками, чурками и обрывками толстенных веревок.
   -Мы находимся на полигоне, - пояснил Треп, - здесь тренируются и испытывают снаряжение рубщики и отвязники.
   Путники свернули на широкую тропинку и, обойдя кучу бревен, приблизился к очень красивому деревянному зданию с веревочными ставнями, крышей и дверьми. Шляпоголовый подвел Лёву и Морти к правому, желтому крыльцу и отряхнул веником ноги.
   -Заходите ребята, не стесняйтесь. У нас тут очень дружный коллектив, - он снял со стены горн и дунул в него несколько раз. - Эй, мужики, встречайте пополнение!
   Гостей окружили улыбчивые полураздетые люди с зачехленными топорами в руках и стали по очереди протягивать мозолистые руки, называя свои имена.
   Треп похлопал по бочкообразной голове черверукого человека и сказал:
   -Это староста школьной гостиницы. Мурик покажет вам вашу комнату и подберет по росту топоры. - Ну а мне пора, я должен вернуться в школу, на дежурство.
   Когда Треп ушел, Мурик повел Лёву и Морти по светлому, выложенному желтым кафелем коридору. Староста беспрестанно постукивал червеобразным отростком, заменяющим ему руку, по голове и насвистывал веселый марш. По-видимому, голова Мурика была пустой, потому, что издавала звук похожий на барабанный.
   -Забыл поинтересоваться, - улыбнулся черверукий и приятели увидели стертые золотые зубы, прикрученные ржавыми шурупами. - Вы хотели бы жить вместе или порознь?
   -Вместе, - сказал Морти, - и, если можно, в отдельной комнате.
   -Почему же нельзя, - староста крутанул в "руках" топор, словно киноартист, - конечно можно.
   Он открыл дверь и наши знакомые увидели очень уютную комнатку, с двумя маленькими кроватями у противоположных стен и треугольным столиком возле окна.
   -Ну как, нравится? - спросил Мурик.
   -Очень, - улыбнулся Лёва.
   -А мне нет, - Морти приблизился к кровати и стал мерить ее шагами. - Койка короткая...
   -Извини, - развел руки в стороны староста, - большие лежанки только в общих, семи местных номерах. Пойдете туда или останетесь здесь?
   Бывший бабочник сел на кровать и, почесав рыжий загривок, проворчал:
   -Ладно, не надо, останемся тут... Я удлиню койку стулом или скамейкой.
  

ЖИТЬЁ-БЫТЬЁ

   На следующее утро приятелей вызвал директор школы Древ. Он ожидал их на полигоне, перед вкопанным в землю бревном и, заложив руки за спину, прохаживался по опилкам. Древ напоминал желтый переспелый огурец, с круглой блестящей, будто консервная банка, головой. Из-за маленьких покатых плеч, ему пришлось привязать красивый золотопогонный китель тесемками к шее, потому, что тот, все время, съезжал вниз.
   -Привет ребята! - Древ изобразил улыбку.
   -Ты видел, - зашептал Морти, - его рот закрывается на липучках!
   -Поздравляю с замечательным выборам! - директор зааплодировал сам себе. - С сегодняшнего дня, целых пятнадцать лет вам не придется думать о том, чем заняться и куда пойти развлечься!
   Древ снова похлопал в ладоши.
   -Мы, а вернее коллектив учителей, станем делать это за вас!
   Директор школы посмотрел на новых учеников и, недовольно поморщившись, произнес:
   -Нет-нет, так не пойдет! - Древ подошел к Морти и, взяв руки бывшего бабочника в свои ладони, начал ударять ими друг о друга. - Аплодируйте, аплодируйте, когда я говорю... и улыбайтесь. Понятно, дорогие мои?
   -Понятно, - ученик веля недоуменно взглянул на мальчика и через силу растянул губы.
   -Молодец! А теперь ты, - директор уставился на Лёву.
   Лёва захлопал в ладоши и закричал:
   -Ура-а!
   Древ одобрительно закивал и погладил веля по голове.
   -Какой смышленый! Если и топором будешь также махать, через пятнадцать лет получишь место помощника учителя.
   Выяснив у наших знакомых, готовы ли они заплатить сразу за весь курс обучения или предпочитают вносить деньги за каждую неделю пребывания в школе, Древ ушел, получив две серебреные монеты за пол месяца вперед.
   -Мне не очень нравятся здешние порядки, - проворчал Морти. - Директор собирается решать за меня, куда я должен ходить развлекаться...
   После встречи с Древом, староста Мурик подвел приятелей к маленькому сараю с пологой крышей и, открыв двери, показал на кучу валявшихся топоров.
   -Выбирайте себе товарища на пятнадцать лет, - Мурик ласково погладил свой зачехленный инструмент.
   Увидев, что Морти присмотрел самый маленький топорик и, заткнув его за пояс, приготовился уйти, староста гостиницы остановил бывшего бабочника.
   -Нет, ты должен взять другой, с топорищем, не короче собственной руки.
   Мурик приблизился к куче и выдернул изнутри топор с широким покрытым ржавчиной лезвием.
   -Вот, у этого, по-моему, подходящая рукоять.
   Морти с трудом оторвал тяжеленный топор от земли.
   -Да, тебе нужно хорошенько потренироваться, - заметил староста с сочувствием. - Немедленно заняться физическими упражнениями, чтобы стать настоящим рубщиком.
   -Потренироваться? - переспросил бывший бабочник, недовольно сморщившись.
   -Ну да, - подтвердил Мурик, - а то ты какой-то хилый! Прямо вылитый отвязник. Это им можно с дряблыми мышцами дергать за веревочку.
   Он засмеялся, сверкнув золотыми зубами.
   Лёва решил пойти на хитрость и изготовить из двух топоров один. Вель нашел, соответствующее руке, легкое тонкое топорище и насадил на него маленькую, почти игрушечную, железную лопасть с острым лезвием с одной стороны и обухом с другой.
   -Молодец! - Морти с восхищением посмотрел на мальчика и последовал примеру учителя.
   -Что вы делаете? - удивился Мурик. - Возьмите нормальные топоры!
   Староста подошел к Лёве и приставил инструмент к руке сына Рисмуса.
   -Вроде все правильно, - рубщик присел на лавочку и постучал червеобразной рукой по голове, - и, в то же время, нет...
   -Ну почему же нет? - Морти пристроился рядом. - Ты ведь сам говорил - топорище должно быть не короче руки.
   -Говорил, - согласился Мурик.
   -И у нас они не короче рук, - бывший бабочник улыбнулся и, играючи, подкинул топорик вверх.
   Покончив с подбором профессиональных инструментов, наши знакомые отправились в буфет, расположенный на полигоне, прямо под открытым небом. Там уже собрались рубщики и отвязники, проживающие в гостинице и, в полной тишине, завтракали, уткнувшись в алюминиевые тарелки.
   Новичкам положили в миски нечто, напоминающее кашу, с запахом распаренных опилок и холодца, и, не дав ложек, пожелали приятного аппетита. Бывший бабочник покрутил носом и, погладив впалый живот, посмотрел на рубщиков, с аппетитом уплетающих желтоватое месиво и с тоской взглянул на учителя.
   -По-моему, каша как-то подозрительно воняет, - он поморщился
   -Ешь-ешь, - похлопал его по плечу Мурик, - это очень полезная штука.
   -А из чего она сделана, - Морти поковырял пальцем в тарелке и вытер руку о штаны, - ты уверен, что ее можно есть?
   -Не только можно, но и нужно, - сказал сосед с забинтованной головой. - Каша ведь приготовлена из нас, рубщиков.
   Бывший бабочник побледнел, а Лёва торопливо отодвинул миску.
   -Разве вы каннибалы и поедаете себе подобных? - спросил мальчик.
   Мурик взял за руку Лёву и потянул в поле.
   -Пойдемте, я вам сейчас кое-что покажу.
   Староста привел новичков на странное место, похожее на разоренный некрополь с опрокинутыми на бок памятниками и разрытыми могилами. Трое подозрительных типов в белых поварских колпаках ковырялись возле одной ямы. Увидев Мурика, они помахали ему зачехленными топорами и попросили подойти.
   -Где мы? - поинтересовался Лёва. - Напоминает кладбище...
   -Ты почти угадал, - улыбнулся Мурик, - это лежбище. На кладбище хоронят навечно, а здесь закапывают лишь на время, пока наши соратники дойдут до готовности. Усохнут, наберутся силы у земли...
   -А потом? - Морти обошел валявшуюся гранитную плиту с медными уголками по краям.
   На ней было написано: "Рубившему, но не дорубившему. Гуданасу, тридцать лет проработавшему директором школы". Бывший бабочник остановился и посмотрел в осыпавшуюся могилу. Там лежал полусгнивший сапог и ржавый прержавый топор.
   -Ты интересуешься что потом?.. Потом мы вновь встречаемся со старыми товарищами за завтраком, - староста блаженно улыбнулся. - Общаемся с ними, забираем знания, опыт, то, чем они обладали в жизни... Со всеми так будет. И со мной и с вами, если конечно не совершим какую-нибудь непростительную ошибку.
   -Например? - спросил Лёва.
   -Допустим, потеряем топоры или не станем посещать общие собрания рубщиков.
   Морти поднял золотую монету, валявшуюся возле ямы.
   -Надо же, вот это удача! А здесь еще, - бывший бабочник отодвинул плиту и принялся складывать деньги в карман.
   -Эй, перестань! - Мурик испуганно попятился. - Нельзя подбирать на лежбище ничего, а то тебя проклянет учитель и наши предки.
   Ученик веля нехотя выбросил деньги, стараясь запомнить место, куда упали монеты.
   -А как вы общаетесь со своими умершими товарищами? - спросил Лёва.
   -Едят их вместо каши, - прошептал Морти.
   -Они не умершие, - поправил староста. - Рубщики не умирают, а лишь сбрасывают прежнюю оболочку и заводят новую или поселяются в каком-нибудь полюбившемся соратнике.
   -Неужели и в меня может залезть дохлый рубщик? - Морти начал ощупывать себя, словно пытаясь убедиться, по-прежнему ли он один и не составил ли ему компанию мертвец с лежбища.
   -Ты еще не годишься для переселения, - сказал Мурик. - Сначала нужно проявить себя, добиться хороших результатов в профессии, быть исполнительным, послушным, отзывчивым... В общем, много-много трудиться и, конечно же, не делать плохих поступков.
   -А если я подниму деньги, - спросил Морти, - это достаточно плохой поступок, чтобы внутрь не забрался дохляк?
   -Более чем достаточный, - староста прижал руки к груди и, закрыв глаза, сплюнул три раза. - Чур меня, чур! Если об этом узнают ученики, никто из рубщиков не захочет потом встречаться с твоей оболочкой за завтраком, заимствовать силу, опыт и знания и ты останешься на лежбище навсегда...
   -Какое несчастье, - Морти незаметно подмигнул Лёве.
   -Верно говоришь, - согласился Мурик, - лежать здесь вечно, всеми забытыми, огромное несчастье.
  

ДЕЖУРНЫЕ ПОВАРА

   Когда староста продолжил путь, Морти высунул два пальца ноги из сандалия и взял золотую монетку.
   -Это, чтобы отбить охоту у мертвяков посещать мое тело без спроса, - произнес он.
   -Тогда захвати еще одну и для меня, - попросил мальчик.
   Приблизившись к рубщикам, в белых поварских колпаках, ковырявшихся возле ямы, Лёва и Морти поздоровались и с интересом стали наблюдать за происходящим. Двое из них бережно стряхивали кисточками землю с только что вытащенного из могилы тела, обернутого желто-зеленой тканью, а третий, с оторванным рукавом у рубашки и зеленом пенсне на переносице, обсуждал с Муриком, кого выкапывать к празднику первой мозоли.
   -Праздник первой мозоли очень знаменательное событие, - сказал староста, - поэтому и рубщик должен быть потверже, хорошо выдержанный и не скрипеть на зубах.
   -У меня на примете есть двое таких, - говоривший поправил очки без дужек, - точильщик топоров и печник. Оба пролежали на лежбище около пятидесяти лет.
   Мурик постучал по бочкообразной голове червеобразной рукой, не зная на ком остановить свой выбор.
   -И тот, и тот очень достойные кандидаты, - произнес староста. - Прямо не знаю, как поступить?
   -А ты спроси у новичков, - обладатель пенсне кивнул в сторону мальчика и его ученика, - с кем они хотели бы встретиться на празднике?
   Мурик обрадовался совету и, взяв под руки наших знакомых, заулыбался.
   -Ребята, вам решать, кого доставать из земли - точильщика или печника?
   -Выбирайте печника, - прошептал орудующий кисточкой тип, - он был очень большого роста, поэтому угощения хватит на всех.
   Лёва и Морти не стали возражать и согласились встретиться с бывшим печником на празднике первой мозоли. А потом пристали к Мурику с расспросами, желая узнать о предстоящем торжестве побольше. Оказывается, праздник устраивается в честь новичков, поступивших в школу. Примерно через неделю, после того, как они приступят к занятиям, рубщики собираются на полигоне и смотрят на первоклассников, на их владение топорами и ждут появления мозолей на руках.
   -До этого дня вам запрещается пользоваться инструментами, чтобы ненароком не намозолить руки, - сообщил Мурик. - Просто носите топоры с собой и не расставайтесь с ними ни днем, ни ночью, но не вздумайте рубить, а то праздник не состоится.
   Решив, что приятелям не мешало бы подкрепиться и не кашей из мертвецов, а нормальной едой, Лёва и Морти начали прощаться, намереваясь покинуть лежбище.
   -А разве вы нам не поможете? - удивился рубщик в пенсне.
   -К сожалению, нет, - сказал мальчик, - мы хотели бы подобрать чехлы для топоров.
   -И есть хочется, - добавил бывший бабочник, - даже живот сводит.
   -Тогда может, захватите на кухню ее, - рубщик с кисточкой показал на завернутую в желто-зеленую тряпку мумию, а то нам выкапывать еще одного соратника.
   -Даже не знаю, - Лёва посмотрел на высушенное тело, - мне кажется, она очень тяжелая.
   -Да и есть хочется, прямо невтерпеж, - Морти нетерпеливо затопал ногами.
   Однако после недолгих уговоров приятелям все же пришлось взяться за эту не слишком приятную работу. Морти ухватился руками за ноги мумии и осторожно пошел вперед, огибая памятники и ямы. Лева, склонившись к земле, поддерживал голову тяжеленного рубщика, стараясь не касаться ею камней. Пройдя метров сто, наши знакомые сделали привал и уселись на позеленевшую могильную плиту.
   -Что-то мне не очень нравятся рубщики, - сказал Морти. - Таскаются повсюду с тяжеленными топорами, едят мертвецов...
   -Не мертвецов, а мумий, - поправил Лёва.
   -Какая разница, мертвецов или мумий! Все равно противно, - сплюнул бывший бабочник. - И еще заставляют лопать вонючую кашу из них...
   Морти почесал рыжий загривок.
   -Ладно бы хоть у нас не было денег, тогда понятно: голод не тетка, станешь есть не только сушеных мумий, а то вон, - он постучал по спрятанному под рубашкой мешочку, - сколько угодно.
   -И что ты предлагаешь? - Лёва нагнулся и поднял с земли почерневший тряпичный сверток.
   Развернув его вель обнаружил высушенную руку, с тремя золотыми кольцами на безымянном пальце.
   -Ну вот, видел, - Морти сморщился, - куда ни кинь, везде мертвяки.
   Бывший бабочник поджал ноги и поставил на надгробие.
   -Может ну их этих рубщиков, запишемся в какую-нибудь другую, более приличную школу и будем там знакомиться с научной жизнью Дыры, - предложил ученик сына Рисмуса.
   -Давай сначала донесем мумию на кухню, - сказал Лёва, - не бросать же ее на лежбище.
   Мальчик встал и, взявшись за голову, хотел приподнять тело мертвеца, но хрупкая шея переломилась и в руках у Лёвы остался обмотанный тряпками череп.
   -Надо же, - засмеялся Морти, - наш приятель еще и рассыпается!
   Ученик веля с трудом взвалил безголовую часть рубщика на плечи и, шатаясь, пошел вперед. Он успел сделать всего несколько шагов и, вскрикнув, провалился под землю, вместе со страшной ношей. Лёва отбросил голову в сторону и, распластавшись по камням, пополз к яме.
   -Эй, Морти, ты живой? - взволнованно спросил мальчик.
   -Живой, - ответил бывший бабочник сильно кашляя, - здесь очень пыльно и почти ничего не видно.
   -Сейчас я тебя вытащу, потерпи не много, я видел тут не далеко длинную тряпку. Пойду принесу...
   Вель, забыв об осторожности, вскочил и, обрушив край ямы, свалился вниз, на голову Морти...

В КОМПАНИИ БЫВШИХ РУБЩИКОВ

   Из небольшого отверстия наверху в подземелье проникал слабый свет и освещал растерянные лица приятелей. Оно было достаточно высоко, чтобы Лёва и Морти могли до него дотянуться и попытаться самостоятельно выбраться наружу. Положение казалось безнадежным. Когда пыль рассеялась, а глаза привыкли к темноте, наши знакомые заметили стену и осторожно ступая по мягкой, словно мука, земле подошли к ней. Бывший бабочник стукнул кулаком по камням, желая испытать ее на прочность. Несколько серых кирпичей вывалилось и в кладке образовалась дыра.
   -За стеной что-то есть, - сказал Морти, просунув внутрь руку. - Может замурованный выход... Жаль нечем посветить.
   Лёва принялся шарить по многочисленным карманам, перебирая хранившиеся в них вещи, стремясь отыскать коробок со спичками. Вдруг тяжелая белая палочка, та, которая оказалась в подаренной рекой Дурой шкатулке, выпала из рук мальчика и ударилась о валявшийся у ног кирпич. Раздался звон, напоминающий звук камертона и она начала светиться ярким белым светом, озаряя все вокруг.
   -Что это? - испугался Морти.
   -Помнишь шкатулку, преподнесенную Дурой? - Лёва осторожно дотронулся ногой до загадочного предмета.
   -Ну, помню.
   -Там еще была палочка, неизвестно из чего сделанная, - мальчик присел на корточки.
   -Верно, - оживился Морти, - и мы не знали, как с ней поступить.
   -Так это она и есть, - Лёва взял необычный фонарик и поднял вверх.
   Осветив подземелье, приятели увидели небольшую, метров пять высотой, пещеру, с одной стороны перекрытую кирпичной стеной, а с другой, заканчивающуюся уходящим вглубь узким проходом, с засыпанными пылью ступеньками.
   -Куда пойдем, - спросил мальчик, - вниз по лестнице или станем пробиваться через каменную перегородку?
   -Только не вниз, - сказал Морти. - Лучше попробуем разрушить стену.
   Бывший бабочник приблизился к кладке и начал выламывать из нее кирпичи. Когда отверстие увеличилось, мальчик просунул в дыру голову и со страхом заглянул в темноту. Длинная прямоугольная комната, с выкрашенными в красный цвет стенами, предстала перед взором Лёвы.
   -Что там? - спросил Морти.
   -Хрустальные полки, - вель преодолел препятствие и оказался внутри загадочного помещения.
   -А на полках?
   -Мусор какой-то, покрытый толстым слоем паутины.
   Морти с опаской последовал за учителем.
   -Не нравится мне все это, ох, не нравится, - бывший бабочник поднял кирпич и приготовился к отражению атаки.
   Под его ногой послышался хруст и он, склонившись к земле, увидел скелет небольшого коротконогого существа, в истлевшей одежде, сжимающего в руке топор.
   -Замечательный топорик, маленький, даже легче, чем мой, - Морти отряхнул инструмент от пыли и засунул за пояс.
   -Выбрось, - посоветовал Лёва. - Разве забыл, что на лежбище ничего нельзя брать?
   -Нет! - заупрямился ученик веля. - Во-первых, мы не на лежбище, а под лежбищем. Значит, запреты тут не действуют. Во-вторых, и я, и ты уже поднимали монетки, чтобы отпугнуть дохлых рубщиков. А в-третьих, никто не узнает, чей это топор.
   -Я бы не сказал, - Лёва приблизил светящуюся палочку к топорищу. - Смотри.
   На деревянной ручке блестела инкрустированная золотом надпись - "Скил Х1, последний из рода Скилов".
   -Надо же какая неприятность, - Морти поковырял черным ногтем имя неизвестного. - У некоторых имеется отвратительная привычка, портить хорошие вещи, оставляя автографы, где не попадя!
   Он положил топор на место.
   -Ладно, парень, забирай свой изуродованный инструмент, - ученик веля вздохнул, - и больше так не делай.
   Морти подошел к первой попавшейся хрустальной полке и принялся срывать куски паутины.
   -Посмотрим, что они здесь прячут!
   -Кто они? - спросил Лёва.
   Мальчик испытывал необъяснимое беспокойство, находясь в таинственной комнате, по соседству с лежащим на земле скелетом.
   -Разве не понятно, - Морти стряхнул попавшую на рыжий загривок пыль, - это тайник рубщиков. Наверное, схоронили тут несметные сокровища. За пару сотен лет, я думаю, ребята накопили не мало денежек. Глянь сколько полок!
   Ученик веля показал на уходящие в темноту хрустальные ряды.
   Вдруг бывший бабочник замер и, отшатнувшись назад, свалился на землю, потянув за собой кучу пыльных тряпок. Груда костей и трухи, с грохотом, обрушилась на незадачливого Морти сверху и засыпала ему глаза.
   -Ой, - вскрикнул искатель сокровищ, - я ничего не вижу!
   Он встал на четвереньки и протер ладонями лицо.
   -Никакого клада в пещере нет, а тоже лежбище рубщиков, - разочарованно произнес Морти. - Только странно, почему их до сих пор не съели, ведь мумиям очень много лет?
   -Может, забыли, где похоронили? - предположил Лёва. - Или...
   -Или мы наткнулись на провинившихся, тех, которых не выкапывают, - догадался Морти.
   Ученик веля засмеялся:
   -Надо же, сколько каши пропадает!
   Приятели осторожно пошли дальше, освещая путь белой палочкой и глядя на хрустальные погребальные полки. Примерно метров через тридцать, они наткнулись на обитый листовым серебром постамент, украшенный большими изумрудами. На нем стоял бронзовый гроб с золотым кубком и лежала плетка с туго перевитыми ремнями, заканчивающимися железными кольцами с шипами.
   -Ага, - обрадовался Морти, - вот где рубщики спрятали свои сокровища!
   Бывший бабочник приблизился к гробу и попытаться открыть крышку.
   -Подожди, - сказал Лёва, - вдруг в ящике кто-нибудь есть...
  

ТАИНСТВЕННЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ

   Едва крышка гроба приподнялась, как ужасный вой прокатился по подземелью. Порыв сильного ветра взмел лежащую на земле пыль и она повисла в воздухе мешая смотреть и дышать. Несколько шаровых молний с электрическим треском заскользили по комнате, делая резкие движения и внезапно останавливаясь. Одна из них подлетела к нашим знакомым и с грохотом взорвалась, наполнив пещеру запахом серы. Лёву и Морти обдало жаром и отбросило в сторону. Приятели упали на пол, зажав уши и прижавшись друг к другу.
   Когда в комнате наступила тишина, Лёва осторожно огляделся.
   -Ну, что там? - спросил Морти, не желая отрываться от земли.
   -Сам посмотри, - прошептал мальчик. - Говорил я тебе, не трогай гроб!
   Ученик веля несмело приподнялся и уставился на украшенный серебром и изумрудами постамент. Над ним плавало зеленоватое искрящееся облако, освещающее бледным светом таинственное живое существо... а может и не живое.
   -Это он сидел в ящике? - Морти начал шарить руками вокруг, стараясь нащупать камень или кирпич.
   -Наверное, - Лёва засунул белую палочку за пазуху, чтобы та своим светом не выдала их незнакомцу.
   Тем временем неизвестный, покрутив покрытой паутиной головой, встал и принялся тщательно ощупывать себя и выбивать из, превратившейся в лохмотья, одежды пыль. Он был худым и длинным, а остроконечный шлем увеличивал его и без того высокий рост.
   -Не понятно, как долговязый умещался в гробу? - Морти не много успокоился и теперь с интересом наблюдал за незнакомцем. - Наверное, согнутым пополам или в разобранном виде...
   И будто в подтверждение сказанного, таинственное существо чихнуло и развалилось на части.
   -Готов! - обрадовался Морти и вскочил на ноги. - Не выдержал встречи с нашим миром. Пойдем посмотрим что там, в ящике, может сокровища рубщиков.
   Бывший бабочник устремился к постаменту, увлекая за собой Лёву.
   -Давай подождем, - остановился мальчик, - вдруг в гробу еще кто-нибудь есть.
   -Если и есть, то такой же дохляк, как и первый: чихнет и развалится! - Морти весело засмеялся.
   Разбросанные в разные стороны кости незнакомца зашевелились и, притягиваемые будто магнитом, "поползли" к голове.
   -Ах, негодяй! - ученик веля попятился. - Смотри, что делает...
   Он нечаянно наступил на золотую рукавицу, принадлежащую владельцу гроба и, подняв находку, побежал назад.
   -Я же говорил, - обрадовался бывший бабочник, - здесь есть сокровища!
   -Выбрось, - сказал Лёва, - хозяин станет ее искать.
   -А, ерунда, - Морти засунул драгоценную варежку в карман, - ему хватит и одной.
   Приятели завернули за лежащую на боку огромную алюминиевую кастрюлю и улеглись на землю. Мальчик озадаченный подобным поворотом событий и не испытывающий ни малейшего желания привлекать внимание незнакомца, попытался еще раз убедить Морти избавиться от рукавицы. Но тот не хотел и слушать веля, повторяя, что подарит варежку любимой девушке Кипе.
   Приблизившиеся к голове кости взялись соединяться между собой и, вскоре, странное существо приняло первоначальный облик и стало озираться и щелкать выступающей вперед двойной челюстью. Потом схватило с постамента плетку и, ударив несколько раз о крышку гроба, произнесло:
   -Ну, где ты?
   Морти начал как-то странно и не естественно себя вести: прижимать ладонями штаны и стучать по карману.
   -Что с тобой? - спросил Лёва.
   -Ничего, - улыбнулся бывший бабочник, - все в порядке. Просто она собирается удрать.
   Морти несколько раз треснул кулаком по шевелящейся рукавице.
   -С ума сошел! - мальчик вырвал у Морти золотую варежку и заметил в ней высохшую руку. - А это ты видел?
   -Ах, вон оно что! - бывший бабочник вытряс костлявую кисть и откинул в сторону. - Ползи к своему хозяину.
   Рука, перебирая семью пальцами, заспешила к постаменту, оставляя на песке заметный след.
   Не успели приятели вздохнуть с облегчением, как у гроба послышались проклятия и ругань.
   -Ты где потеряла рукавицу? - рассердился незнакомец.
   Зеленоватое искрящееся облако, освещающее таинственное существо вспыхнуло и превратилось в оранжевый пульсирующий шар. В воздухе запахло ландышами и малюсенькие вихри закружились над землей.
   -Где я тебя спрашиваю? - повторил вопрос неизвестный.
   Он буквально кипел от злости: зеленая дымящаяся жидкость с бульканьем выливалась из его оттопыренных ушей и, стекая по одежде, устремлялась к золотому кубку. Наполнив массивный сосуд, влага стала чернеть и пузыриться и, разрываясь на миллионы мелких брызг, начала орошать лежащие на хрустальных полках мумии. Те зашевелились и подземелье наполнилось охами и вздохами мертвецов.
   Лёва и Морти не сговариваясь, накрылись алюминиевой кастрюлей и поползли подальше от ужасного незнакомца.
   -Предупреждал ведь, не трогай рукавицу, - прошептал мальчик.
   -А, ерунда, побесится и перестанет, - на Морти напал смех.
   -Ты чего? - удивился вель.
   -Извини, это у меня от страха, - бывший бабочник нервно зачесался и задергал веками.
   Уткнувшись в железную дверь беглецы остановились и, высунувшись из под ненадежного укрытия затаились, устремив испуганные взоры на серебреный постамент.
   -Где воры покажи? - рычало таинственное существо.
   Оно преобразилось и, словно напитавшись животворными соками, приобрело румяный вид. Его глаза увеличились и, покинув тесные глазницы, зажили самостоятельной жизнью: то отлетая от своего владельца на несколько метров, то возвращаясь обратно.
   Незнакомец с хрустом оторвал от руки два сиреневых пальца и бросил на землю.
   -Ведите меня к ворам! - заорал хозяин гроба и, спрыгнув с возвышения, неторопливо последовал за истекающими кровью перстами.
  

ПРОСТИ, НАС ДЯДЕНЬКА

   Пальцы подбежали к кастрюле и, коснувшись алюминиевой посудины, замерли. Морти выглянул из под нее и, кусая губа, прошептал: "Мерзавцы!". Потом схватил горсть песка и швырнул в не прошеных гостей.
   -Идите отсюда! - сказал он сдавленным голосом.
   Ученик веля кинул камешек и попал в платиновый перстень с черной блестящей вставкой.
   -Давайте, топайте в другую сторону!
   Но пальцы лишь отпрыгнули сантиметров на тридцать назад и начали носиться кругами, подскакивая и кувыркаясь в воздухе.
   Должен признаться, что приятели не на шутку испугались, а бывший бабочник, даже решил расстаться с золотом и отбросил рукавицу в сторону, поближе к хрустальной полке.
   -Вон ваша варежка, - показал Морти, - шагайте туда, чего здесь толчетесь?
   Хозяин гроба, в окружении оживших мумий, подступил к кастрюле и, обойдя ее несколько раз, ударил плеткой. Ужас охватил Лёву и бывшего бабочника и они, словно попавшие в ловушку мыши, затряслись, почувствовав приближение кота.
   Таинственное существо в остроконечном шлеме на голове щелкнуло пальцами и четыре высушенных рубщика убрали кастрюлю. Его снующие в воздухе глаза подлетели к прижавшимся к земле приятелям и уставились на мальчика и ученика. Морти приподнялся и, увидев два ярко-желтых шара, с синими прожилками и оранжевыми зрачками, заорал:
   -А-а-а!!!
   -Взять их! - скомандовал незнакомец.
   Лёву и Морти схватили и поволокли к серебреному постаменту.
   -Прости нас дяденька! - закричал бывший бабочник. - Мы больше не будем!
   Ученик веля остановился, желая показать, где находится золотая рукавица и тут же получил кулаком в бок.
   -Иди! - прорычал рубщик с дыркой в груди и помахал перед ним ржавым топором. - Ворюга!
   -Я не вор, - Морти начал хлопать себя по карманам. - Посмотрите, у меня нет вашей варежки.
   Морти повернул голову в сторону хозяина подземелья:
   -Эй, дяденька, вы нас с кем-то путаете! Проверьте сперва своих сушеных товарищей, а потом накидывайтесь на честных учеников.
   Незнакомец приказал слугам обождать и, постукивая плеткой по железным сапогам, приблизился к Морти. Его некогда истлевшая одежда, невероятным образом, превратилась в новенький, будто только от портного, искусно выполненный наряд.
   -Честных учеников говоришь? - странное существо, со снующими в воздухе глазами, внимательно оглядело пленников. - А топоры у вас откуда, небось, тоже украли?
   -Обижаете дяденька, нам их выдали в школе...
   -Не называй меня так! - потребовал рассердившийся незнакомец, - Какой я тебе дяденька? Я Мажи, хранитель лежбища.
   -Хорошо дяденька, - закивал Морти. - Ой, простите, Мажи.
   Лева, стараясь не привлекать к себе внимание мертвецов, лихорадочно думал, как выпутаться из, прямо скажем, не простой ситуации. Вель даже не обратил внимание, на то, что вокруг стало совсем светло. Это загорелись вмурованные в стену треугольные камни и пунктирные рисунки, изображающие людей с топорами.
   -Так откуда, сказываете топоры? - повторил вопрос Мажи.
   -Мы получили инструменты на складе, - произнес Лёва, - когда записались в школу рубщиков.
   В подземелье наступила тишина. Хранитель лежбища опешил, а его глаза со скрипов вернулись в глазницы. Мумии опустили приготовленные к бою топоры и застыли на месте.
   -Не может быть, - наконец выдохнул Мажи.
   Он подошел к серебреному постаменту и, поковырявшись в гробу, достал толстую, покрытую плесенью книгу и, открыв навесной замочек, начал листать.
   -Сообщите ваши имена? - хозяин пещеры посмотрел на приятелей.
   -Лёва...
   -Морти...
   Прошло несколько минут прежде, чем Мажи заговорил. Хранитель лежбища захлопнул книгу и бросил обратно в гроб. Затем взял наполненный черной жидкостью кубок и залпом осушил.
   -Тем хуже для вас, - Мажи подал команду и приятелей поволокли к широкой хрустальной полке, со свисающими кожаными ремнями.
   -Но мы, правда, рубщики! - закричал Лёва.
   -Рубщики, - кивнул Мажи, - только очень плохие рубщики, которые оскверняют могилы своих предшественников.
   Как ни пытались оправдаться наши знакомые, убеждая мертвецов, что это ошибка, их не слушали. Пришедшие в ярость мумии размахивали старинными топорами, едва не касаясь голов пленников и больно щипали несчастных грязными пальцами, выкрикивая грубые и оскорбительные слова.
   -Мы попали в подземелье случайно! - прикрывая лицо руками, вопил Морти.
   -Да, - поддакивал Лёва, - тащили выкопанного рубщика в столовую и провалились в дыру...
   Мальчика и его ученика привязали толстыми, прочными ремнями к хрустальной полке и накрыли сверху дырявой, пахнущей старостью, тряпкой.
   -Полежите здесь лет двести, - засмеялся Мажи, - и обдумайте хорошенько сей отвратительный поступок!
   -Но мы же умрем, - захныкал Морти. - Отпусти нас дяденька, пожалуйста...
   -Не умрете, - хранитель лежбище огрел приятелей плеткой. - Рубщики не умирают!
   Прошло около часа и в подземелье стало темнеть. Морти схватил зубами вонючую тряпку и стащил в сторону. Пунктирные изображения рубщиков потухли, а вмурованные в стены треугольные камни еле-еле светились, готовые погаснуть в любую секунду. Мумии улеглись на полки и затихли, только хранитель лежбища не спал, прохаживаясь вдоль постамента и тихо разговаривая с оторванными сиреневыми перстами.
   -Ладно, идите сюда, - он протянул руку и пальцы, подпрыгнув, приросли на место. - А теперь спать.
   Мажи забрался в гроб и, укрывшись бархатным пурпурным покрывалом, надвинул крышку...
  

ПРАЗДНИК ПЕРВОЙ МОЗОЛИ

   Можете себе представить состояние приятелей, когда они остались одни в полной темноте привязанные к хрустальной полке. Если вам когда-нибудь доводилось оказываться в схожей ситуации, вы их поймете, но большинству, к счастью, не выпадало подобных испытаний. Конечно же, пленники попробовали избавиться от ремней, но те плотно обжимали тело, руки и ноги и после нескольких изматывающих попыток Лёва и бывший бабочник, потеряли всякую надежду на спасение. Напрасно Морти кричал, надеясь разжалобить Мажи и таким образом обрести свободу. Хранитель лежбища спал.
   -Вот влипли! - сказал мальчик.
   -Да, - согласился Морти, - и все из-за меня. Не надо было будить мужика из гроба.
   Он сделал невероятное усилие и дотянулся, наконец, пальцем до кожаного ремня, стягивающего туловище Лёвы.
   -О, - обрадовался бывший бабочник, - кажется, есть надежда, что мы не долго задержимся тут.
   Ученик мальчика, ловко орудуя длинными черными ногтями, словно перочинными ножичками, перерезал главный ремень и Лёва легко освободился от остальных пут. Вель достал спрятанную белую палочку и, ударив ею о полку, осветил подземелье. Потом помог Морти скинуть оковы и приятели спрыгнули на землю.
   -Ура, - бывший бабочник захлопал в ладоши, - мы свободны!
   -Тише, - шлепнул его мальчик, - разбудишь Мажи!
   -Молчу-молчу, - Морти потянул Лёву в сторону, к тому месту, где их схватили мумии.
   -Да куда ты меня тащишь? - спросил ничего не понимающий мальчик.
   -Подожди, посвяти-ка сюда, - попросил ученик веля. - Ага, вот! Я так и знал.
   Он подобрал валявшуюся на земле золотую рукавицу хранителя лежбища и поднял над головой.
   -Видел, - обрадовался Морти, - Мажи забыл свою варежку! Как ты считаешь, рукавица дорого стоит?
   -Не дороже нашей жизни, - мальчик подошел к железной двери, в которую уперлась алюминиевая кастрюля и толкнул.
   Но дверь не подалась, она была запаяна, будто консервная банка.
   -Да ладно тебе сердится, - Морти похлопал приятеля по плечу, - ведь все закончилось хорошо.
   -Еще не закончилось. Как мы выберемся наверх, через дверь не получится, а дырка высоко...
   Лёва стал о чем-то думать, сморщив лоб и поглаживая затылок.
   -Ты почему замолчал? - Морти вытряхнул из рукавицы остатки пыли и кусочки бинтов.
   Потом надел варежку на руку и сжал пальцы. В ту же секунду, из нее вырвался огненный шар и, угодив в кастрюлю, разнес на куски.
   -Ну и дела! - Морти погладил золотую рукавицу. - А ты говоришь, как мы выберемся из подземелья?
   Бывший бабочник направил варежку на дверь и второй огненный шар разметал преграду в разные стороны.
   -Прошу вас учитель, - Морти засмеялся и, согнувшись в поклоне, указал на узкую мраморную лестницу, - путь свободен!
   Друзья вернулись к злосчастной дыре и, взяв предназначенную для столовой мумию, вышли из склепа. Лёва отыскал валявшую на песке голову и приятели отправились к гостинице.
   С тех памятных событий, о которых рассказывалось выше, прошло около недели и вот, наступил долгожданный праздник первой мозоли. Долгожданный не в смысле того, что его очень ждали Лёва и Морти, нет, как раз наоборот, они нисколько не горели желанием рубить, на глазах у всех рубщиков, вкопанное в землю бревно, зарабатывая мозоли на руках, а долгожданный для учеников, мечтавших наесться до отвала каши из своих предков. К тому же Морти, всякий раз, являясь по утрам в столовую, порывался бросить школу, когда ему предлагали отведать вареную мумию.
   -А нельзя не ходить на завтрак? - спросил он однажды старосту Мурика.
   -Нет, - покачал головой тот, - присутствие в столовой обязательно. Ведь это не просто утоление голода, а ритуал объединяющий рубщиков в одну большую семью.
   Лёве стоило не малых усилий удержать Морти в школе. "Погоди, - убеждал его мальчик, - давай хотя бы получим молпид. Дождемся первых испытаний и с треском провалимся".
   -Пожалуй ты прав, - согласился Морти. - Молпид хорошая вещь, с ним уже не пропадешь в жизни, всегда, если захочешь, можешь найти приличную работу в каком-нибудь провинциальном городке.
   В назначенный день на полигоне, не далеко от гостиницы, собралась шумная разношерстная толпа. Здесь находились все, от первоклассников до пятнадцатеклассников и даже, похожий на желтый огурец, директор Древ с двумя учителями перестарками.
   Посередине хорошо утрамбованной поляны стояло толстенное бревно покрытое синей корой усыпанное коричневыми резиновыми шарами и длиннющими красными колючками.
   -Ну ребята, - улыбнулся Мурик, - порадуйте нас хорошими кровавыми мозолями!
   -А нам обязательно свалить дерево на землю? - спросил Морти.
   -Нет, - засмеялся староста, - лишь только ваши мозоли станут лопаться, мы пришьем к ним белые ленточки и отправимся в столовую пировать.
   Но обещаниям Мурика не суждено было сбыться. Еще с вечера Морти, покрутив в руках свой топор, решил, что ручка не достаточно гладкая и удобная и обмотал ее тряпкой, а потом проделал то же самое и с инструментом Лёвы. Поэтому, когда под аплодисменты собравшихся и ободряющие выкрики старосты, приятели подошли к бревну и принялись его рубить, мозоли никак не хотели появляться на их ладошках. Постепенно толпа перестала веселиться, глядя, как коричневые резиновые шары на коре лопаются и обдают новичков липким вонючим порошком. Над площадкой повисла напряженная тишина, нарушаемая редкими ударами топоров наших знакомых. Мурик несколько раз подбегал к виновникам торжества и проверял ладони испытуемых, пожимая плечами и разводя руки в стороны.
   -Ничего не понимаю, - говорил он, - у вас уже давно должны образоваться мозоли!
   -Может дерево никудышнее? - произнес Морти, обливаясь потом.
   -Или мы неправильно рубим? - Лёва размахнулся и, оступившись, стукнул по стволу топорищем.
   Оно с треском переломилось и острая железяка, отскочив от упругой коры, полетела в толпу, едва не задев директора школы. К счастью все обошлось и обломок воткнулся в землю, недалеко от Древа.
   Разумеется, Лёва сразу же выбыл из числа участников праздника, так как сломать топор, считается у рубщиков в высшей степени плохой приметой. Да к тому же у мальчика на руках по-прежнему отсутствовали мозоли...
   -Прямо не знаю парень, что посоветовать, - староста Мурик старался не смотреть на Лёву. - Ладно бы на твоих ладонях появилась хоть одна мозоль, а теперь тебе придется...
   Он замолчал.
   -Придется покинуть нашу прекрасную школу! - к говорившим подошел взбешенный случившимся директор.
   Древ был просто вне себя от злости.
   -Надо же, - возмущался школьный начальник, - будто нарочно, это стряслось в юбилейный год, накануне моего сотого дня рождения! Ты отчислен!
   И директор поспешил к ожидавшим его учителям-перестаркам.
   Если Лёва оставил полигон без единой царапины и уже был свободным человеком, вольным идти на все четыре стороны, то с Морти дело обстояло сложнее. Многочисленные зрители проголодались и смотрели на бывшего бабочника, как на препятствие мешающее отправиться в столовую, на встречу с печником. Бедняга Морти колотил топором по бревну, выбиваясь из сил и завидуя своему учителю. Минул третий час и он почти срубил вкопанное дерево, но мозоли отказывались вылезать на огромных толстокожих руках ученика веля.
   -Перерыв! Давайте сделаем перерыв! - закричал не выдержавший позора директор школы. - Эй, музыканты, где вы? Играйте!
   Трое нескладных парней в желтых остроконечных шапочках принялись, что есть силы, дуть в раздвоенные дудочки, непомерно слюнявя красные мундштуки.
   -Ну уж нет, - заупрямился Морти, - я не стану отдыхать, пока не свалю это проклятое бревно!
   Бывший бабочник застучал топором с новой силой и, минут через двадцать, оно рухнула на землю...
   Таким образом закончилось пребывание наших героев в школе рубщиков. Впервые, с тех пор, как Лёва встретил Морти в городе Дыре, бывший бабочник был по-настоящему счастлив. Ученик веля вертел в руках красную, с тиснеными золотыми буквами, книжечку молпида и веселился.
   -Никогда не думал, что можно настолько быстро получить документ об образовании. Если бы не вы учитель, я бы, наверное, лет десять ходил в какую-нибудь противную школу, стараясь заработать диплом. А так, вот он дорогой молпид, - Морти поцеловал пахнущую свежей краской кожаную корочку. - Пусть только кто теперь попробует сказать, будто я неуч! Я ему сразу тресну молпидом по макушке.
  

ДУРАКИ

   Покинув рубщиков приятели поселились в недорогом одноэтажном домике, расположенном на окраине столицы. Целыми днями они слонялись по городу посещая стадионы, столовые и разные увеселительные аттракционы и парки. Друзья отдыхали, набираясь сил для новых занятий в школе. Лёве нужен был еще один молпид для того, чтобы мальчик мог вернуться на родину в стойбище Окки-Укс, но сын Рисмуса не спешил с выбором учебного заведения, стремясь найти место поинтереснее.
   -Я понял, в чем суть вашего учения, учитель, - сказал как-то Морти Лёве, когда наши знакомые рассматривали группу молодых людей пришивающих к деревьям листья.
   -И в чем же? - поинтересовался вель.
   -Учиться, учиться и учиться и все время проваливаться на экзаменах, - бывший бабочник хитро прищурился. - Если к тому же у вас есть деньги, лучшего занятия просто не найти!
   -Если есть деньги, можно вообще не учиться, - встрял в разговор оборванец с лицом лисы.
   Он вытряхнул из урны мусор и, покопавшись в отбросах, отыскал желтый окурок.
   -Разве я не прав молодой человек? - лисемордый посмотрел на Лёву.
   -Если не учиться останешься на всю жизнь дураком, - Морти почесал рыжий загривок. - Я, например, не хочу быть дураком?
   Расположившаяся неподалеку, прямо на тротуаре, шумная подозрительная компания, с железными молотками в руках, оживилась и несколько человек, не торопясь, подошли к нашим знакомым.
   -Эй, кто тут нас вспоминает? - один из незнакомцев подкинул вверх молоток. - Ты, что ли лисемордый?
   -Нет, не я, - неизвестный с лицом лисы поспешно попрощался и отбежал на безопасное расстояние.
   Обладатели молотков выглядели довольно странно. Их головы напоминали шары, усеянные металлическими заклепками, а глаза производили впечатление очень усталых, утомленных тяжелым трудом людей.
   -Тогда выходит вы нас вспоминали? - самый здоровый незнакомец с тупым перекошенным лицом ткнул молотком в грудь Морти.
   -Ошибаешься парень, - бывший бабочник убрал рукой молоток, - я говорил о дураках.
   -Так мы и есть дураки! - подозрительные личности разразились диким неудержимым смехом и, повалившись к ногам Лёвы и Морти, стали кататься по тротуару, собирая грязь на свою одежду.
   Лисемордый сплюнул и, покрутив пальцем у виска, отбежал еще дальше.
   -Ей ребята, - Морти постучал пальцем по макушке одного типа, - вам плохо?
   -Нам хорошо!!! - заорал, словно дикарь, дурак с перекошенным лицом и начал колотить молотком о мостовую, высекая искры из камней. - Нам очень хорошо!
   Не прошло и минуты, как вся подозрительная компания уже валялась в пыли и, выкрикивая непонятные слова, стучала молотками почем попадя. У некоторых глаза повылезали из орбит, волосы встали дыбом, а на губах появилась сиреневая пена.
   -Пойдем отсюда, - потянул ученика Лёва.
   -А вдруг они заболели и им нужна помощь? - Морти нехотя пошел за мальчиком.
   -Эй, куда вы? - вскочил здоровяк с перекошенным лицом. - Мы еще даже не познакомились!
   -И не поговорили! - добавил другой дурак с синей шишкой на лбу.
   Он поднялся и заспешил к приятелям.
   -Извини парень, но нам пора, - Морти загородил Лёву собой, ожидая неприятностей от этого странного и неуравновешенного человека.
   Незнакомец добродушно улыбнулся и похлопал бывшего бабочника по плечу:
   -Расслабься приятель, мы не желаем вам ничего плохого. Просто предполагаем познакомиться.
   -Да, - здоровяк с перекошенным лицом почти силой повел наших знакомых к валявшейся в пыли подозрительной компании. - Меня зовут Харя, я старший проводник в веселое настроение.
   Харя сделал вид, что хочет стукнуть молотком по голове Морти. Ученик веля непроизвольно закрыл глаза и выставил руку вперед.
   -Шучу, - улыбнулся дурак, - у нас нет подходящих гвоздей.
   Когда Лёва и Морти приблизились к остальным дуракам, то громко поздоровались, но им никто не ответил.
   -Эй вы! - незнакомец с синей шишкой на лбу стал толкать ногами своих друзей. - Разве не слышите, с вами здороваются?
   -Оставь их, - сказал Харя, - они только что вбили по гвоздику.
   Лёва обратил внимание на молодого парня, похожего на старика со сморщенной, безвременно состарившейся кожей, сохранившей еле заметный румянец на щеках и остром, покрытом зелеными иглами, подбородке. Незнакомец полулежал на мостовой, облокотившись на впалую грудь девушки и блаженно улыбался. Его, глаза были закрыты, а изо рта вытекала сиреневая слюна, вокруг которой суетились черные шустрые тараканы. Из головы счастливчика торчали многочисленные шляпки гвоздей. Возле одного из них, скорее всего вогнанного в череп последним, виднелось желтое кровавое пятно.
   -Это Пижон, - Харя наклонился и принялся колотить товарища по щекам. - Эй, Пижон, сгони тараканов с морды, а то они залезут в твою пасть и ты подавишься!
   Но парень лишь улыбался, не понимая, чего от него хотят.
   -Да очнись, дурачина, тебе говорят! - старший проводник в веселое настроение пнул подчиненного.
   Пижон на секунду открыл глаза и, выругавшись, начал плеваться в разные стороны, едва не попав на руку Морти.
   -Бесполезно, - произнес дурак с синей шишкой на лбу, - разве не видишь, он, наверное, опять вбил в башку гвоздь больше чем надо.
   Лёва заметил, что несколько, заморенного вида, дураков с завистью смотревших на лежавших в забытье товарищей, расстелили прямо на мостовой два перепачканных краской матрасика и, подбежав к Харе, доложили об исполнении приказания. Начальник вытащил из кармана горсть гвоздей и, выбрав, самый маленький, протянул им.
   -Ну, - Харя посмотрел на Мальчика и его ученика, радостно потирая руки, - по гвоздику и повеселимся?
   -Ты же сказал у тебя нет для нас подходящих гвоздей, - напомнил Морти.
   -Нет, так будут!
   Старший проводник в веселое настроение вынул из-за пазухи клещи и покрутил возле лица бывшего бабочника. Потом подошел к валявшимся дуракам и стал бесцеремонно осматривать головы дружков, постукивая щипцами по торчащим металлическим шляпкам, напоминая сумасшедшего врача.
   -Не тот, не тот, - бормотал Харя, с красными горящими глазами. - Ага, вот, кажется, нашел!
   Он перевернул очень полного покрытого потом дурака на спину и, встав на грудь толстяка, захватил понравившийся гвоздь клещами и принялся изо всех сил тянуть вверх. Однако гвоздь не подавался и Харя начал сердиться и терять терпение.
   -Надо же, - старший проводник в веселое настроение треснул товарища щипцами по лбу, - как глубоко загнал гвоздь!
   -Оставь, - посоветовал дурак с синей шишкой на лбу, - я уже пытался украсть этот гвоздь, только кожу на руках содрал. Лучше выдерни у Пижона, у того череп молодой и не такой крепкий.
   -Да он плюется!
   -А ты заклей ему рот жвачкой, - посоветовал дурак с татуировкой на щеках, - или завяжи тряпкой.
   Харя подошел к лежащему без движения однорукому дураку и оторвал рукав у его рубашки. Потом приблизился к Пижону и крепко замотал бедняге рот. Парень похожий на старика, со сморщенной состарившейся кожей, попробовал оказать вялое сопротивление, но Харя стукнул подчиненного клещами по щеке и несчастный затих.
   Старший проводник в веселое настроение быстро отыскал нужный гвоздь и принялся вытаскивать железный стержень из головы оглушенного товарища. Для удобства Харя поставил одну ногу на живот, находившейся по соседству, девушке, а другой уперся в подбородок Пижона.
   -И раз! - главный дурак поднатужился и, вскрикнув, свалился на землю выронив клещи и выдернутый гвоздь.
   Харя стал торопливо расшнуровывать левый ботинок, морщась от нестерпимой боли и утирая катившиеся по щекам слезы.
   -Надо же, проклятые иголки на бороде Пижоны проткнули мне стопу!
   Обескураженные ужасным зрелищем Лёва и Морти стояли невдалеке и не могли проронить ни слова. Приятели были потрясены жестокими нравами, царившими в стане дураков. Наконец, мальчик пришел в себя и, толкнув бывшего бабочника, прошептал:
   -Пора уносить ноги.
   И наши знакомые направились к зеленому газону, обходя валявшихся дураков.
   -Эй, кто-нибудь, задержите этих людей! - Харя вскочил и тут же упал на землю. - А, моя нога!
   Приятели бросились наутек, ожидая погони, но никто из странной компании даже глазом не моргнул, не то, чтобы попытаться догнать Лёву и Морти.
   -Болваны! - орал вслед беглецам Харя. - Вы не понимаете, от чего удираете!
   Старший проводник в веселое настроение встал на четвереньки и, отбиваясь молотком от трех дураков, стремящихся завладеть вытащенным из головы Пижона гвоздем, продолжал кричать:
   -Вернитесь!
   -Как же жди! - Морти засмеялся. - Вбей этот гвоздь в свою тупую голову, у тебя еще осталось там место!
   -Верно, - поддержал ученика Лёва, - только не промахнись и не попади по пальцу!
   Друзья перевели дух и, напившись воды из фонтана, неторопливо пошли домой.
  

БЕШЕНОЕ ПЛАВАНИЕ

   Дня через три, после встречи с дураками, Лёва и Морти захотели прогуляться на окраину Дыры, где располагался прекрасный парк улыбающихся скульптур и столичный театр детского плача. Приятели решили посмотреть нашумевший спектакль по пьесе "А мне не больно!", а потом поискать новую школу для занятий.
   Купив билеты, наши знакомые пожелали пройтись по тенистой аллее, а чтобы убить время, ожидая начало представления, стали пробовать всевозможные сладости продаваемые снующими взад и вперед подростками.
   -Кто намерен отправиться на экскурсию к веревке, подойдите сюда! - закричала из толпы немолодая женщина в синей пижаме, размахивая над головой трещоткой.
   -К какой веревке? - спросил Лёва.
   -Наверное, той, что держит планету Конфета, - пожал плечами Морти.
   -Послушай, - сказал мальчик, - давай сходим, посмотрим, ведь до спектакля целых два часа.
   Кроме веля и его ученика поглазеть на веревку решило еще человек десять. Собрав с каждого по серебреной монетке, дама с трещоткой привела любопытствующих к деревянному зданию, возле которого протекала не широкая, но очень быстрая река Бестолковая.
   -Усаживайтесь в самоходное бревно, - предложил старик с грязными не естественно вывернутыми руками. - Да смотрите, привязывайтесь к сиденьям покрепче, чтобы водой не смыло.
   -А это обязательно, - Морти с недоверием уставился на качающееся, на волнах, обыкновенное бревно с выдолбленной серединой, - может можно добраться до веревки по суше?
   -Валяй, - дед показал на непроходимые заросли, - как раз через неделю дойдешь!
   -А почему вы сказали, что бревно самоходное? - спросил Лёва.
   -А то какое же? - засмеялся старик. - Щас, вот толкну его палкой, оно само и поплывет...
   Когда люди расселись по местам, дед отвязал бревно от вбитого в землю кола и импровизированная лодка понеслась по стремительной реке. Надо признаться у Бестолковой был крутой норов и экскурсанты сильно рисковали, доверив ей свои жизни. Красные, покрытые коричневой пеной волны, бурлили, словно в кипящем котле, стараясь поглотить неповоротливую посудину и утащить смельчаков в пучину.
   -А-а-а! - закричал сидевший сзади приятелей бородатый человек и вцепился в Лёвины плечи. - Верните меня на землю! Я не хочу смотреть на веревку!
   -Успокойся дядька, - Морти разжал побелевшие пальцы соседа, освободив учителя, - держись лучше за скамейку, а то вывалишься за борт!
   Река резко повернула вправо, потом в лево и устремилась по наклонному каменному желобу к тоннелю в скале.
   -Смотрите! - бородач стукнул кулаком бывшего бабочника по спине. - Сейчас мы уйдем под землю!!!
   Он попробовал вскочить, но, запнулся о черпак и свалился на наших знакомых.
   -Да сядешь ты, наконец, или нет! - Морти схватил труса за жидкую рыжую бороденку. - Еще раз встанешь, покажу козу!
   -Уже сажусь, не надо козу! - паникер вернулся на прежнее место.
   -Ты, какую козу хотел ему показать? - стараясь перекричать шум беснующегося потока, спросил Лёва.
   -Не знаю! - пожал плечами Морти. - Мне всегда так говорил мой дедушка, когда я начинал шалить!
   Бревно нырнуло в тоннель и заметалось из стороны в сторону, ударяясь о камни и подпрыгивая высоко вверх. И все это происходило в полной темноте, из-за чего незавидное положение экскурсантов казалось еще страшнее и безнадежнее.
   -Останемся живы, никогда больше не сяду ни на одну карусель! - пообещал Морти.
   -И я тоже! - произнес мокрый, с головы до ног, Лёва.
   Неожиданно яркий ослепительный свет ударил в глаза онемевших от ужаса людей и наступила оглушительная тишина.
   -Где мы, - беспокойный сосед ущипнул Морти за локоть, - в царстве мертвых?
   -Пока нет, - бывший бабочник потер руку, - но вздумаешь еще хоть раз дотронуться до меня, тут же окажешься там!
   Река, выбежав из горы, будто опомнившись, сменила гнев на милость и плавно понесла свои красные воды по равнине, засеянной фиолетовой травкой и зелеными цветами. На правом берегу Бестолковой появились два коротконогих человечка в крошечных бескозырках и, размахивая веревочными петлями, устремились на перерез бревну.
   -Держите канат! - крикнул один из них. - Привяжите его за железный крюк!
   Петля шлепнулась на трехгубую женщину в меховой шапке-ушанке и, скользнув по скамейке, приготовилась свалиться за борт, но бородатый сосед взвизгнул и, схватив канат, начал изо всех сил тянуть веревку на себя, кряхтя и скрепя зубами.
   -Эй, ты чего!? - возмутился коротконогий матрос, норовя устоять на месте.
   Он уперся ногами в землю и наклонился назад, но незнакомца влекло к реке.
   -Да отпусти веревку, болван! - заорал второй человечек в бескозырке. - Просто накинь ее на крюк!
   Однако напуганный жутким плаванием бородач, будто не слышал и продолжал самозабвенно тащить канат. Силы были не равными и матрос, неуклюже взмахнув руками, плюхнулся в воду.
   -О, багор тебе в бок! - выругался человечек. - Хоть бы один день обошлось без купания! Так нет же, всегда найдется какой-нибудь осел, который стянет в реку!
   После нескольких неудачных попыток причалить к берегу, экскурсанты, наконец, оказались на земле. Неуверенно шагая по песку, люди подошли к плакату с надписью "Начало осмотра" и, усевшись на длинную предлинную лавку, стали выжимать насквозь промокшую одежду. Бородатый сосед упал на траву и, счастливо улыбаясь, погладил цветы руками, а затем перевернулся на спину и засвистел.
   -А ты чего смеешься? - он беззлобно посмотрел на Морти. - Может я не умею плавать!
  

ТАСКАТЕЛИ

   Примерно через час к экскурсантам приблизился человек и, назвавшись гидом, попросил следовать за ним. Незнакомец повел людей вдоль реки, громко читая отвратительные стихи-нескладушки и, делая частые остановки, чтобы публика успела насладиться окружающей красотой, а сам, тем временем, тут же засыпал, свалившись на землю. Надо признаться, вокруг был действительно замечательный вид, но народ жаждал лицезреть веревку и торопил странного человека, бесцеремонно нарушая его сон.
   -Да куда вы так торопитесь? - зевал разбуженный гид, по имени Тычка. - Думаете увидеть что-нибудь необычное? Веревка, как веревка...
   Подойдя к каменистому склону, экскурсанты поднялись по крутой лестнице без перил на большущую площадку, заваленную свежими кучками земли. На ней росла рощица низкорослых деревьев, средь которых находился не то столб, не то труба, не то мачта, уходящая в высь и теряющаяся в небесных просторах.
   -Веревка, - выдохнул надоевший всем, во время плавания, бородач и сел на землю.
   -Да, она, - равнодушно подтвердил Тычка. - Хотите, потрогайте ее руками.
   Лёва обратил внимание, что кругом пребывало множество землянок и бродили какие-то странные улыбчивые люди без ушей, с корзинками за плечами и известные мальчику, по школе, рубщики с зачехленными топорами в руках и отвязники. Незнакомцы смахивали на бездомных и если бы не грузные золотые цепи, красующиеся на шеях мужчин и женщин, их вполне можно было бы принять за попрошаек.
   -Кто это? - спросил у гида мальчик.
   -Таскатели.
   -Не те ли случаям ребята, стремящиеся наносить земли из Радужного мира и сделать планету Конфета тяжелей? - поинтересовался Морти.
   -Они самые, - кивнул Тычка. - Таскатели надеются, таким образом, уронить планету вниз и соединиться с жителями Радужного мира...
   Экскурсанты быстро разочаровались, рассмотрев вблизи веревку, держащую Конфету. Каждый из них ожидал увидеть внушительных размеров канат, как минимум из железа и вдруг, на поверку оказалась, что она не толще березы и изготовлена, вероятно, из обыкновенной пеньки.
   -Желающим разрешается, за дополнительную плату, залезть на веревку, - сообщил Тычка.
   -Скажешь тоже, - махнул рукой бородач, - лучше везите нас обратно в город Дыру.
   Лёва достал монетку и протянул гиду:
   -Можно мне попробовать?
   -Валяй, - Тычка присел на землю и тут же заснул.
   -Зачем тебе это надо? - удивился Морти.
   -Стану потом говорить, что лазал по веревке держащей планету Конфета. У нас в Окки-Укс я буду очень знаменитым и уважаемым человеком.
   -Тогда и я хочу, - Морти растолкал гида и отдал ему серебреную денежку.
   Лёва подошел к веревке и обхватил ее руками. Затем подтянулся и полез по канату. К удивлению окружающих у веля не плохо получалось и, вскоре, он забрался метров на десять вверх. Сын Рисмуса, наверное и дальше, продолжил бы путешествие по веревке, но его голова уперлась в чьи-то ноги.
   -Поберегись, - предупредил неизвестный тоненьким голоском, - обхожу слева!
   И незнакомец ловко, стараясь не столкнуть мальчика вниз, перелез через Лёву и продолжил спуск.
   -Ты кто? - спросил вель.
   -Таскатель, - улыбнулся веснушчатый человечек с полной корзиной камней за плечами. - А ты, почему пустой, даже мешка не захватил?
   -Я здесь на экскурсии.
   -А, понятно, - незнакомец помахал на прощание и, разжав руки и ноги, лихо съехал на землю.
   Как только Лёва оказался у подножия каната, к мальчику подбежал худой человек и, представившись Ротсом, предложил поступить в школу таскателей. Он работал в ней инструктором и уверял, что вель очень хорошо лазает по веревке.
   -Не знаю, - пожал плечами Лёва, - мне надо подумать.
   -Да, нам надо подумать - кивнул Морти, - и для начала сходить в театр детского плача.
   Бывший бабочник вынул из кармана билеты и показал Ротсу.
   Собравшиеся возле экскурсантов таскатели стали уговаривать веля, говоря будто лишь таким образом ему доведется увидит иные Миры.
   -Представляешь, - сказал Ротс, - всего через месяц упорных тренировок окажешься в Радужном мире!
   -А чего он там забыл? - засмеялся Морти. - Лёве и тут не плохо! Я бы ни за что не согласился.
   -А тебя никто и не приглашает, - произнес инструктор.
   -Это еще почему? - обиделся бывший бабочник.
   -Да ты, наверное и лазать-то по веревке не умеешь...
   -Я?!
   -Да, ты!
   Морти оттолкнул окруживших их таскателей и, обхватив канат, неуклюже полез вверх, не жалея штанов и рубашки. Инструктор и ученики криками подбадривали бывшего бабочника и, подзадоривая, побуждали того подниматься, все выше и выше. А он, словно глупец, попавший в сети хитрецов, старался из последних сил, потешая собравшуюся внизу толпу.
   -Ну, как, - крикнул Морти, - умею я лазать по веревке?
   -На такую высоту и ребенок заберется, - улыбнулся Ротс.
   -Ладно, смотри дальше! - и Морти с трудом преодолел двадцатиметровый рубеж. - А теперь?
   -Затрудняюсь ответить, - инструктор покрутил золотой перстень на пальце. - Ты по-прежнему находишься не далеко от земли.
   -Ах, так, - рассердился ученик веля, - ну я вам сейчас докажу!
   И бывший бабочник снова полез по канату, под улюлюканье толпившихся внизу таскателей, рубщиков и отвязников.
   -Прекратите немедленно, - возмутился Лёва, - ведь Морти может разбиться!
   -Я его не заставлял карабкаться по веревке, - засмеялся Ротс. - Твой друг сам изъявил желание продемонстрировать свое умение. Сказать по правде, он неуверенно двигается, но чувствуется не плохая физическая подготовка. Если ему еще и удастся самостоятельно спуститься, я пожму смельчаку руку.
   Тем временем Морти залез, примерно, на сорокаметровую высоту и, остановившись, взглянул вниз. У бедняги сразу же закружилась голова и бывший бабочник, обхватив веревку руками, уткнулся в нее лицом.
   -Ну вот, - инструктор посмотрел на учеников, - парень боится высоты.
   Таскатели дружно засмеялись и презрительно начали плеваться.
   -Да сделайте же что-нибудь, - попросил Лёва Ротса. - Помогите Морти слезть на землю.
   -Извини, но это не входит в наши обязанности. Обратись к экскурсоводу, возможно, он придет на выручку.
   Мальчик кинулся к Тычке, но тот и слышать ничего не хотел:
   -Шутишь? - любитель поспать удивленно посмотрел на веля. - Да я, в жизни, не лазал по веревке!
   -Ладно, - Лёва взял инструктора за локоть, поняв, чего добивается хитрый таскатель, - если вы вызволите моего друга из беды, я пойду учиться в вашу школу.
   -Давно бы так, - Ротс довольно хмыкнул и похлопал мальчика по плечу. - А то: "Мне надо подумать, мне надо подумать"...
  

РАССТОВАНИЕ

   Инструктор свистнул и два крепких таскателя устремились вверх, ловко поднимаясь по веревке, словно у них на ногах были когти или присоски. Приблизившись к Морти они принялись уговаривать бывшего бабочника спуститься вниз, но ученик веля лишь мычал и все крепче прижимался к канату. Спасатели попробовали разжать ему руки, но это, ни к чему не привело - Морти с такой силой обхватил веревку, что пальцы на его руках побелели и отказывались слушаться. Тогда один таскатель повязал повязку на глаза Морти, а другой, вытащив из кармана короткую увесистую дубинку, треснул беднягу по затылку. Бывший бабочник вскрикнул и, потеряв сознание, обмяк, свалившись прямо в руки таскателей.
   Когда Морти очнулся, он находился уже на земле.
   -Извини, - ученик Лёвы виновато посмотрел на мальчика, - но я сильно испугался...
   -Не бери в голову? - вель помог приятелю подняться. - Ты молодец, вон на какую огромную высоту забрался без подготовки. Я бы ни сумел.
   -Правда? - Морти улыбнулся.
   -Конечно! Видел же, я залез, только метров на десять и остановился.
   Бывший бабочник отряхнул испачканные штаны и застегнул помявшуюся рубаху.
   -Знаешь, о чем я подумал, будучи там, на верху, между жизнью и смертью? Если останусь жив, брошу все и отправлюсь к Кипе: может она согласиться выйти замуж... Надоело учиться. Да и зачем, ведь я уже получил один молпид...
   Лёва тяжело вздохнул:
   -Я тебя понимаю.
   -Честно?
   -Честно, - мальчик улыбнулся и, пошарив за пазухой, достал сплетенный из красной проволоки мешочек - подарок реки Дуры - наполненный золотыми монетами. - Вот, возьми, вам этих денег надолго хватит.
   -А как же ты?
   -У меня еще есть. И потом, я собираюсь поступить в школу таскателей, - мальчик кивнул в сторону инструктора Ротса, - а у них платят большую стипендию.
   Морти поблагодарил сына Рисмуса, пообещав, что создаст в Дыре собственную школу - "Школу свободного житья-бытья имени Великого учителя Лёвы".
   -И чем вы будете там заниматься? - засмеялся вель.
   -Учиться ничему не учиться...
   Проводив Морти до реки Бестолковой, Лёва нехотя вернулся назад. Его уже поджидал Ротс. Поздравив мальчика с успешной сдачей вступительных экзаменов, таскатель вручил ему плетеную корзинку с лямками, небольшую лопатку и красивую золотую цепь.
   -Сегодня отдохни, а завтра приходи на занятия, - инструктор подозвал к себе одного из тех крепких парней, которые спасли Морти. - Это Ман-Ман, он, на первое время, возьмет над тобой шефство, пока не поймешь, что к чему и не научишься всему хорошенько.
   Ман-Ман сразу понравился Лёве своим дружелюбием и непосредственностью. Наставник пригласил мальчика в землянку и предложил поселиться у него, пока сын Рисмуса не обзаведется домом.
   Обитель таскателя произвела на веля благоприятное впечатление. В жилище было тепло и сухо и, я бы даже сказал, уютно, несмотря на то, что в нем не имелось мебели. Обращало на себе внимание не только отсутствие стульев, стола и кровати, но и удивляли утыканный крючьями потолок и разделенный на белые и черные квадраты пол.
   -Если ты проголодался, можешь перекусить, еда висит на веревке, - Мам-Ман показал на болтающуюся под потолком обкусанную серую булку, - но смотри не...
   Но мальчик, не дослушав таскателя, направился к хлебу и, наступив на белый квадратик, почувствовал, как его правая нога уходит куда-то вниз. Лёва вскрикнул и, взмахнув руками, упал на живот.
   -Тише не шевелись, - испугался Ман-Ман и, избегая белые места на полу, подскочил к велю.
   Он быстро привязал бечевку к запястью Лёвы, а другой конец намотал на крюк под потолком. Потом снял булку и отошел к двери. Откуда-то из глубины послышался тревожный звон колокольчика и пол в доме задрожал и заколебался волнами, затем засветился и стал таять, словно масло на раскаленном противне. Раздался громкий вздох и странное студенистое существо с кряхтеньем выбралось из-под земли, заполнив собой почти все жилище Ман-Мана.
   -А вот и я! - незваный гость высунул несколько шершавых щупалец из круглого желтого отверстия возле глаз и обмотал ими Лёву. - О, какой приятный сюрприз! Сегодня ты приготовил на обед целого человека. Молодец Ман-Ман!
   Таскатель бледный, будто мел, попытался улыбнуться и, поклонившись, протянул булку чудовищу.
   -Вы меня не правильно поняли Ивата, это мой новый приятель Лёва, мальчик пришел с вами познакомиться.
   -А где же сюрприз? - покрытый зеленой слизью незнакомец недовольно запыхтел.
   Он попробовал подтащить веля к обрамленному роговыми чешуйками рту, но привязанная к руке жертвы бечевка не позволила ему сделать это. Ивата занервничал и слизь на его лбу стала испаряться, наполняя землянку отвратительным запахом тухлого мяса.
   -Вот! Вот сюрприз! - Ман-Ман кинул обкусанную булку страшилищу. - Угощайся на здоровье!
   Незнакомец ловко поймал хлеб щупальцем и поднес к маленьким глазкам.
   -Не вижу никакого сюрприза, - Ивата обнюхал хлеб. - Сюрприз должен быть неожиданным, а булка разве неожиданна. Ты даришь ее мне каждую неделю... Нет, так не пойдет.
   Чудовище предприняло очередную попытку подтянуть Лёву ко рту.
   -А мальчишка, действительно сюрприз, - Ивата вытянул язык и коснулся лица веля. - Очень неожиданный и... приятный на вкус.
   Ман-Ман упал на колени и начал просить незваного гостя отпустить сына Рисмуса, обещая, что в следующий раз он обязательно приготовит сюрприз, который непременно ему понравится. Однако страшилище не соглашалось.
   -О Великий Дух подземелья Ивата не трогай Лёву! - в голосе таскателя послышались угрожающие нотки.
   -Да кто он такой, этот Лёва?
   -Новый приятель!
   -Фу, какой-то приятель, да, к тому же новый! Знаешь, сколько у тебя еще будет приятелей, а Великий Дух подземелья один. Запомни, один! - незнакомец изловчился и, вытянув трубочкой рот, приготовился схватить мальчика за ноги.
   Ман-Ман взял из берестяной коробочки не много белого, похожего на муку, порошка и кинул в чудовище.
   -Не трогай моего приятеля!
   -Ты чего, - Ивата вскрикнул и, отпрянув назад, выпустил жертву из щупалец, - поссориться хочешь!?
   На его коже, в тех местах, куда попал порошок, начали появляться сухие потрескавшиеся пятна.
   -Не хочу, но поссорюсь, если не позволишь Лёве уйти!
   -А я думал, разговариваю с другом, - чудовище зашипело и покрылось стеклянными колючками. - Смотри, ты сам этого захотел!
   Ивата напрягся и принялся вращаться вокруг своей оси, постепенно набирая обороты. Землянка Ман-Мана заходила ходуном и стала разрушаться, грозя похоронить под собой хозяина и мальчика.
   Таскатель схватил за руку Лёву и потянул к выходу.
   -Э нет, так не пойдет! - Великий Дух подземелья засмеялся и уцепился за ногу веля. - Я не намерен расставаться с обедом.
   -Отстань! - Ман-Ман бросил целую горсть белого порошка, попав на нос и губы незваного гостя.
   Ивата взвыл и, сжавшись в огненный шар, загрохотал, словно оживающий вулкан.
   -Бежим! - заорал таскатель и устремился на улицу.
   Лёва не раздумывая, кинулся следом. И лишь только он покинул дом наставника, как раздался мощнейший взрыв, разметавший землянку на мелкие кусочки. Мальчика и Ман-Мана подкинула вверх и отбросило далеко в сторону...
   К счастью, все обошлось и наши знакомые не пострадали.
   -В следующий раз не наступай, пожалуйста, на белые квадратики, - попросил Лёву таскатель, осматривая огромную воронку, оставшуюся от жилища Ман-Мана.
   -Хорошо, - трогая шишку на голове, кивнул вель, - обещаю ходить исключительно по черным.
  

ПОДЪЕМ

   Незаметно пролетел месяц и Лёва, наконец-то, должен был отправиться в Радужный мир. Конечно же, мальчик сильно волновался и не из-за того, что боялся высоты. Сына Рисмуса тревожила встреча с неизвестным, загадочным Миром. Какой он? Кто там живет? И любезно ли встретят его, представителя планеты Конфеты, соседи? Эти и другие вопросы задавал себе вель, готовясь к подъему по веревке.
   Вообще-то, говоря о "подъеме по веревке" в Радужный мир, мы несколько неточны, потому, как только половину пути нужно лезть вверх, а вторую спускаться.
   -Не беспокойся, - сказал Ман-Ман, осматривая Лёвину одежду, - на канате есть отметина, сделанная красной краской. Карабкайся за мной и ни о чем не думай, я подскажу, когда наступит время перевернуться вверх ногами.
   Мальчик ухватился за канат и, стараясь не отстать от наставника и не смотреть вниз, устремился вверх.
   Несмотря на ранний час, выбранный нашими знакомыми специально, дабы не встречаться со снующими, туда сюда, таскателями, навстречу им, то и дело, попадались перепачканные товарищи по профессии, с полными корзинами земли.
   -С первым восхождением! - поздравляли они радостно Лёву. - Пусть твоя корзинка всегда будет полной!
   -Спасибо, - вежливо благодарил их вель, прижимаясь к веревке, удивляясь, как свободно и непринужденно чувствуют себя таскатели на канате.
   -Ничего, - улыбнулся Ман-Ман, - полазаешь с годик и ты станешь таким же.
   Наставник показал на прикрепленную к веревке, узкую, отходящую в сторону, металлическую балку, с двумя деревянными стульями, примотанными медной проволокой.
   -Может, передохнем?
   -Пожалуй, - мальчик с опаской уселся на зыбкое сиденье и поглядел на Конфету.
   Лучше бы он этого не делал!
   Лёву будто обдало жаром невидимого пламени и зашатало из стороны в сторону. Изображение перед глазами заходило ходуном, словно раскачиваясь на качелях и вель судорожно вцепился руками в стул.
   -Не смотри, не смотри на планету! - крикнул Ман-Ман и стукнул, несколько раз по щекам, теряющего сознание мальчика.
   -Спасибо, - Лёва потер покрывшиеся испариной виски, - мне уже хорошо.
   Вель глубоко вздохнул и заставил себя снова взглянуть на Конфету. Там, под ним, далеко-далеко внизу, возле небольших, наподобие игрушечных домиков, копошились маленькие, не крупнее муравьев, люди, извивалась красная лента своенравной реки Бестолковой и дремал столичный город Дыра. Вы станете смеяться, но мальчику нестерпимо захотелось плюнуть на землю и Лёва, не удержавшись, выпустил маленькую слюнку изо рта.
   -Ну, как ты? - спросил Ман-Ман.
   -Порядок, - ответил Лёва. - Кажется, я уже привык к высоте.
   -Тогда полезли дальше, - таскатель поправил корзинку и, потерев ладони о штаны, ухватился за веревку...
   Прошло около часа, а Лёва и Ман-Ман продолжали путешествие по канату, не делая остановок и почти не разговаривая друг с другом. Им по-прежнему встречались груженые таскатели, торопившиеся домой и, отходящие в стороны, металлические балки со стульями. Однако всякий раз, когда наставник предлагал мальчику передохнуть, вель отказывался, ссылаясь на прекрасное самочувствие.
   Теперь, наши знакомые были окружены плотными светящимися облаками, по которым бегали маленькие пузатые, двухголовые ящерицы и худые бескрылые птички. Двигаться стало заметно легче. Лёве даже показалось, что его тело теряет вес.
   -Все правильно, - наставник зевнул, - это явный признак скорого появиться красной отметины на веревке, а значит и наступления полной невесомости. Там, мы перевернемся вверх ногами.
   -Не знаю смогу ли я подниматься вниз головой, - усомнился Лёва.
   -Не волнуйся, - когда ты поменяешь положение своего тела, - настанет время спуска.
   Достигнув, обозначенного краской, центра каната, Лёва испытал не забываемое ощущение легкости и обратил внимание на полнейшее отсутствие тяжести у находившихся с ним вещей.
   -Надо же!? - удивился вель, глядя на парящую в воздухе лопатку. - Она не падает на землю! Ты видел, Ман-Ман?
   Вель тихонечко дотрагивался до инструмента, направляя его полет то в одну, то в другую сторону.
   -Видел, - кивнул наставник.
   Таскатель снисходительно улыбался, не торопя Лёву лезть дальше, давая мальчику, в полной мере, насладиться диковинным зрелищем.
   -А это кто? - сын Рисмуса замер, раскрыв от изумления рот.
   Метрах в трех от веревки, прямо на облаках, расположилась группа совершенно голых людей, с длинными взъерошенными волосами и замысловатыми татуировками на теле. Один из них, с аппетитом жующий пойманную ящерицу, состроил страшную рожу и спросил:
   -Ну, чего вылупился? В морду хош?
   -Нет, не хочу? - испугался Лёва и растерянно посмотрел на наставника.
   -Не бойся, он шутит, - таскатель оттолкнулся от каната и подлетел к доедающему рептилию незнакомцу. - Привет Шамка!
   Наставник протянул лохмачу руку.
   -Здорово Ман-Ман! Опять новенького натаскиваешь? - Шамка показал на мальчика.
   -Да, это его первый спуск.
   -А как зовут твоего ученика? - поинтересовался собеседник у Ман-Мана.
   -Лёва.
   -Эй, Лёва, - Шамка помахал велю рукой, - айда к нам! Мы здесь ни шиша не делаем и никому не подчиняемся, а просто лежим и радуемся жизни.
   Говоривший схватил пробегающую мимо бескрылую птичку и отправил в рот.
   Мальчик не знал что ответить, настолько он был удивлен неожиданной встрече на облаках.
   -Чего молчишь, оглох? - Шамка поймал вторую птичку и, повертев в руках, выкинул через плечо.
   -Нет, не оглох, - Лёва поправил съехавшую в сторону корзинку.
   -Да выбрось ты эту плетенку вместе с лопатой, зачем они тебе нужны? - Шамка захохотал.
   -Ладно, мне пора, - заторопился Ман-Ман, прощаясь со знакомым, - а то еще испортишь мальчишку.
   Наставник подлетел к велю и похлопал по плечу:
   -Давай, переворачивайся и начинай спускаться в Радужный мир.
   -Кто это? - Лёва показал на голых людей, покрытых татуировками.
   Ман-Ман сделал недовольное лицо:
   -Бывшие таскатели, не захотевшие возвращаться на землю...

ПРИЯТНОЕ ЗНАКОМСТВО

   После примерно полуторачасового спуска, наши знакомые приблизились к какой-то непонятной массе, оранжевого цвета. В ней было проделано отверстие, сквозь которое веревка уходила дальше.
   -Это небо Радужного мира, - пояснил наставник, дотронувшись до мягкого упругого края рукой, - оно является и садом и огородом, одновременно, для жителей волшебной страны.
   Когда Лёва и Ман-Ман миновали отверстие, то мальчик посмотрел на небо снизу и заметил свисающие плети не то свалявшейся паутины, не то мха, не то старых ветхих тряпок. Но самое удивительное, что из них торчали причудливого вида плоды. Зеленые, красные, голубые, жемчужные: фантастической формы и размеров.
   -Ну и ну! - Лёва сорвал сиреневую ягоду, напоминающую тройную землянику с голубыми восковыми листочками. - Интересно ее можно есть?
   -Можно, - сказал Ман-Ман. - А вот и знаменитое дерево, к коему привязана планета Конфета.
   Мальчик увидел огромное раскидистое растение без листьев с темной бугристой корой. Дерево выглядело не живым и напоминало покрытый илом коралл, на дне морской лагуны. Скрюченные узловатые ветви, отходящие от него в стороны, были почти сплошь усеяны меховыми гнездами, со стеклянными оконцами, возле которых порхали не большие желтоватые бабочки.
   -Не позволяй насекомым на себя садиться, - предупредил Ман-Ман, - а то они раздавят тебя.
   -Смеешься, - улыбнулся Лёва, - бабочки же маленькие.
   -Маленькие, но очень тяжелые, - произнес наставник, с серьезным выражением лица. - Я собственными глазами видел, как одна бабочка села на здоровенную черепаху и та рассыпалась на мелкие кусочки.
   Вель заметил несколько шустрых насекомых устремившихся к нему и поспешно выставил вперед лопатку.
   -Пошли отсюда! - Лёва начал размахивать инструментом, пытаясь отогнать назойливых бабочек.
   Мальчик нечаянно задел одну из них за крыло. Послышался характерный металлический скрежет и от лопаты отлетел сноп красноватых искр. У веля было такое чувство, словно он дотронулся до массивного камня или до железной плиты.
   Спустившись на землю, наши знакомые узрели несколько копателей отдыхающих возле наполненных землей корзинок. Поздоровавшись с однокашниками, Лёва и Ман-Ман направились по тропинке к коричневому холму, поросшему низкорослым кустарником, близ которого виднелся котлован.
   -А почему нельзя брать грунт недалеко от дерева? - поинтересовался мальчик. - Разве обязательно тащиться в этакую даль?
   -Да, обязательно, - наставник остановился. - Мы пробовали здесь копать, - Ман-Ман ткнул пальцем под ноги, - но тут находятся корни дерева. И там, и там, и там.
   Ман-Ман стал показывать в разные стороны.
   По дороге к месту, где следовало наполнять корзинки землей, Лёва обратил внимание на странную пару, сидевшую на чугунной скамейке и о чем-то оживленно переговаривающуюся. Время от времени, незнакомцы весело смеялись, хватаясь за животы и утирая катившиеся из глаз слезы. Это были небольшого роста человечек, одетый в желтую куртку с красными пуговицами, оранжевые штаны и узкие, выше колен сапоги и высокая девочка, в темных брюках и синей кофточке. Но самое удивительное, на круглой, лишенной волос, голове человечка, сидела здоровенная пучеглазая лягушка и тоже смеялась.
   -Кто они? - Лёва замедлил шаг.
   -Здешние жители, - Ман-Ман явно нервничал. - Лучше держаться от них подальше.
   -Почему?
   -Я им не доверяю, - наставник сжал лопатку в руке. - Случалось, туземцы нападали на безоружных таскателей, отбирали корзинки или уводили в плен.
   Заметив представителей планеты Конфета, девочка приветливо помахала мальчику и его спутнику рукой и пригласила подойти поближе.
   -Не вздумай этого делать, - зашептал Ман-Ман. - Наверное, чужестранцы хотят заманить нас в ловушку.
   -Эй, ребята, чего медлите? - закричала лягушка и соскочила с головы человечка на скамейку. - Ступайте к нам, вместе посмеемся!
   Лёву разбирало любопытство. Ему хотелось получше рассмотреть обитателей Радужного мира и убедиться в том, что те нисколько не отличаются от конфетян.
   Девочка улыбнулась и пошла навстречу нашим знакомым.
   -Стой там, где стоишь, - закричал Ман-Ман и выставил вперед лопатку, - а то тебе не поздоровится!
   -Мы не желаем вам ничего плохого, - незнакомка удивленно посмотрела на таскателя.
   -Да, - произнес человечек в желтой куртке, - не бойтесь!
   Он повернулся и Лёва заметил две туго заплетенные косички, торчащие у него сзади. "Странно, - подумал мальчик, - ну и прическа! Спереди и с боков "лысина", а позади волосы?"
   -Почему это мы должны вас бояться? - наставник заскрежетал зубами и сдвинул брови, стараясь выглядеть пострашнее. - Лучше вы нас бойтесь!
   -Уже боимся, - лягушка спрыгнула на землю и поскакала к Лёве и Ман-Ману, - ох, как боимся! Заметил, я прямо весь дрожу!
   -Не подходи, если не хочешь получить по макушке! - наставник стукнул лопаткой о землю.
   -Перестань, - мальчик взял таскателя за руку. - Разве ты не можешь отличить друзей от врагов?
   Незнакомцы вели себя приветливо и сын Рисмуса им поверил.
   Лёва и Ман-Ман приблизились к скамейке и познакомились с жителями Радужного мира. Человечка звали Большая Голова, девочку Соня, а смелого лягушонка дядюшка Пеццу. Правда, Соня оказалась не местной. Она прибыла из соседнего, Верхнего мира, в гости к друзьям.
   -Меня всегда интересовало, зачем вы носите землю? - сказал Большая Голова. - Неужели у вас своей мало?
   -Не мало, но недостаточно, - уклончиво ответил таскатель.
   Девочка достала из мешочка скатерть и, расстелив на траве, стала раскладывать диковинные плоды, с манящим аппетитным запахом. Одни из них напоминали молоточки с узкими длинными ручками, другие походили на меленькие колокольчики, с желтыми колечками вместо язычков.
   -Прошу к столу! - Соня пригласила гостей присесть.
   -Спасибо, я постою, - Ман-Ман старался держаться в стороне, по-прежнему не доверяя чужакам.
   Девочка протянула ему один колокольчик и тот принялся вертеть его в руках, не зная, что с ним делать.
   -Потяни за колечко, - посоветовал дядюшка Пеццу.
   Ман-Ман дернул за колечко. Послышался легкий щелчок и плод раскрылся, словно цветок. Внутри колокольчика оказались красные и зеленые карамельки, расположенные ровными рядами, а в центре возвышался шоколадный шарик, облитый сиреневым сиропом.
   Лёва решил отведать молоточек, но, так же, как и таскатель, не знал с чего начать.
   -Нужно отломить верхнюю часть от рукоятки, - подсказал Большая Голова. - В ручке останется цветочный сок, а в самом молоточке мед.
   Соня дала Лёве маленькую ложечку и мальчик стал лакомиться сладким медом, запивая цветочным соком.
   -Как вкусно! - не скрывая восхищения, заметил вель. - Никогда раньше не доводилось пробовать ничего подобного!
   -Это пама, - пояснила девочка, - она растет на небе. Я тоже ее очень люблю.
   Ман-Ман, набив карамельками полный рот, подошел к Соне и поинтересовался:
   -А у меня?
   -А у тебя кама, я специально попросила дядюшку Пеццу выбрать плоды недозрелыми. Там шоколада побольше.
   -Правильно, - одобрил таскатель, - я люблю шоколад.
   Ман-Ман постепенно успокоился и перестал относиться с недоверием к новым знакомым. Наставник уселся на траву, рядом со скатертью и, покончив с одним колокольчиком, взял в руки другой.
   -А над чем вы так заразительно смеялись? - спросил таскатель чужестранцев.
   -Это все она, - дядюшка Пеццу показал на чугунную скамейку.
   -Не понял, - Ман-Ман перестал жевать.
   -Я говорю, скамейка рассказывает очень веселые истории, - пояснил лягушонок. - Хотите, можете убедиться сами? Надо только сесть на нее...
  

ЗМЕИ СИ

   Однако ни Лёва, ни Ман-Ман не захотели садиться на скамейку, заметив два пучеглазых глаза и узкий длинный рот с кривыми раздвоенными зубами, на поржавевшей спинке.
   Угостившись дарами неба Радужного мира, конфетяне стали прощаться, так как им нужно было идти к котловану за землей. Добродушная девочка засунула в карман Ман-Ману оставшиеся "колокольчики", а Лёве дала два "молоточка".
   Когда мальчик с наставником пожимали руки новым знакомым, таскатель обратил внимание на крупный меховой цветок, в кожаной шапочке усыпанной бриллиантами, с синим полупрозрачным пузырем посередине, покачивающийся на тонкой ножке, метрах в трех от них. Ман-Ман поставил корзинку на траву и никому ничего не говоря, подошел к цветку и нагнувшись, приготовился его сорвать.
   -Стой! - закричал дядюшка Пеццу.
   Но таскатель успел исполнить задуманное.
   -Не шевелись! - побледнел Большая Голова. - Только не шевелись!
   Заметив взволнованные лица жителей Радужного мира, Ман-Ман не на шутку перепугался. Руки наставника задрожали, а вмести с ними и злополучный цветок.
   -Положи нож на земли, но очень осторожно, чтобы тот не раскрылся, - сказала Соня.
   -Какой нож? У меня нет никакого ножа, - Ман-Ман с надеждой посмотрел на Лёву.
   -Да это цветок так называется, нож, - пояснил дядюшка Пеццу. - Если он распустится...
   Лягушонок замялся.
   -... в общем, тебе не понравится.
   Мальчик захотел выручить приятеля и, приблизившись к Ман-Ману, дотронулся до цветка рукой, решив помочь ему избавиться от опасного растения. В ту же секунду послышался ехидный смех и маленькая, похожая на грецкий орех, головка выглянувшая из-под кожаной шапочки, закричала:
   -Попались дурачки! Теперь вы оба будете выращивать моих деток!
   Синий полупрозрачный пузырь почернел и лопнул. Десятки крошечных копий хитрого цветка-паразита разлетелись в разные стороны, попав на Лёву и Ман-Мана. Их лица и руки покрылись многочисленными шевелящимися точками, которые принялись вкручивать ножки-корни в кожу наших знакомых, причиняя им невыносимую боль.
   -Сейчас вам нужно найти змею си с жалом на хвосте, - сказал Большая Голова, - чтобы она своим ядом убила деток ножа.
   -Да, - кивнула Соня, - и как можно скорее, пока корни не достигли костей и мозга.
   -А где водятся змеи си? - спросил Лёва, еле сдерживая слезы.
   -Тут, неподалеку, - дядюшка Пеццу показал на усыпанную булыжниками поляну. - Когда я шел сюда, видел несколько рептилий поедающих крысу.
   Подойдя к указанному месту, Соня, Большая Голова и лягушонок остановились.
   -Извините ребята, но дальше мы не пойдем, - произнес человечек. - Дело в том, что си очень опасна - ее яд мгновенно убивает любого, кого коснется жало змеи.
   -Да, мы подождем вас здесь, - дядюшка Пеццу улегся на траву.
   -Но если укус си смертелен, то выходит, мы тоже умрем, - задумался Ман-Ман, не решаясь ступить на поляну.
   -Нет, - успокоила его Соня, - яд, в первую очередь, накинется на деток ножа и уничтожит паразитов и только потом станет искать новую жертву. К тому времени он заметно ослабнет и не причинит сильного вреда.
   -Хотелось бы верить, - Лёва шагнул вперед и побрел по камням. - А как выглядят эти си? - поинтересовался мальчик. - Я их узнаю?
   -Узнаешь, - пообещал дядюшка Пеццу, - не сомневайся!
   Сын Рисмуса дошел почти до середины поляны, но никого не обнаружил.
   -Попробуй переворачивать валуны, - посоветовала Соня.
   Вель ухватился за красноватый камень, поросший мхом и отодвинул в сторону. Ничего. Мальчик взялся за другой, побольше. Опять ничего.
   -Давай передвинем вон тот, щербатый, - Ман-Ман показал на плоский валун, возле груды побелевших костей.
   Конфетяне с трудом приподняли его над землей и перенесли сантиметров на сорок в сторону. Штук семь толстых животных со скрюченными лапами и мордами, напоминающими обезьяньи, похожие скорее на ящериц, чем на змей, уставились злыми желтыми глазами на Лёву и Ман-Мана.
   -А-а-а! - заорал испуганный таскатель и приготовился пуститься наутек.
   Но четыре кровожадных си вцепились в наставника зубами и принялись наносить удары железными хвостами, вооруженными острыми жалами.
   Сын Рисмуса не успел даже хорошенько испугаться, как мальчика постигла та же участь: оставшиеся змеи набросились на веля и начали часто-часто колоть беднягу, впрыскивая под кожу пахучую смертоносную жидкость.
   -Бегите скорее сюда! - замахала руками Соня.
   -Уносите оттуда ноги, пока не упали без чувств! - закричал дядюшка Пеццу.
   Превозмогая напавшую на конфетян сонливость, на ватных, практически переставших слушаться ногах, Лёва и Ман-Ман добрались до края поляны и, потеряв сознание, свалились на землю.
   Когда Лёва очнулся, он увидел склонившихся над ним девочку и человечка. Соня вытирала платком пот с его лба, а Большая Голова обмахивал ветками лицо.
   -Ну, как ты? - улыбнулась девочка.
   -Да вроде ничего, - Лёва осмотрел себя и, не обнаружив детей ножа, с облегчение вздохнул. - А где Ман-Ман?
   -Лишь только очухался, взял свою и твою корзинки и отправился в котлован за землей, - сообщил дядюшка Пеццу. - Таскатель просил тебя подождать здесь или у дерева.
   -Тогда я лучше пойду к дереву, - решил Лёва.
   Вель поднялся и, поблагодарив еще раз новых приятелей за угощение и помощь в избавлении от деток цветка-паразита, побрел к месту встречи с наставником.
  

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА КОНФЕТУ

   Лёва уселся на обломок огромного карандаша и в ожидании Ман-Мана стал глазеть по сторонам. Ему уже порядком надоели неприятности и приключения сопровождающие его повсюду. "Пора домой, - решил мальчик. - Как поднимусь наверх, сразу же брошу школу и двинусь в Окки-Укс". Вель устроился поудобнее, вытянув ноги и положив руки под голову и не заметно уснул.
   -Эй, парень, проснись, пора заняться делом! - Лёва узнал голос наставника и открыл глаза.
   Таскатель стоял рядом и улыбался:
   -Рад, видеть тебя живым и здоровым, - он похлопал мальчика по плечу.
   -А почему ты наполнил землей только одну корзинку? - спросил Лёва, заметив, что вторая пустая.
   -В другую я хочу положить немного здешнего неба, - сказал Ман-Ман. - Меня об этом просил Шамка.
   -Тот, который обитает на облаках, между Конфетой и Радужным миром?
   -Да, - кивнул наставник.
   Наполнив вторую корзинку кусками неба, Лёва одел ее на плечи и, взглянув напоследок на Радужный мир, полез за таскателем. Теперь, имея опыт путешествия по веревке, мальчик чувствовал себя намного увереннее и держался на канате не так скованно, как в первый раз. Вель даже попробовал петь, но Ман-Ман оборвал его.
   -Замолчи, - испугался наставник, - ты привлечешь внимание воздушных кисок!
   Таскатель нервно огляделся.
   -Киски водятся возле веревки и со скуки нападают на нашего брата. Однажды я познакомился с одной и если бы не корзинка с землей, мы бы сейчас с тобой не разговаривали.
   Но видно киски все же услышали голос Лёвы и вскоре черные зловещие тени закружили вокруг. Незнакомки стремительно проносились мимо, едва не задевая мальчика и Ман-Мана короткими прозрачными крыльями, разрывая тишину пронзительными квакающими криками.
   -Лезь, не останавливайся! - предупредил Ман-Ман, - Может удастся добраться до невесомости. Там киски не трогают людей.
   Лёва успел рассмотреть хищниц, заметив, что они были словно окутаны прозрачными вуалями и имели длинные, напоминающие шпаги, желтоватые клювы.
   Худая киска с выщипанными перьями на голове уселась на канат, совсем рядом от мальчика и начала громко икать и трясти веревку. Потом, выдвинув из груди присоску и неуклюже передвигаясь по канату, попробовала приблизиться к Лёве, норовя ударить острым клювом по ботинкам веля.
   -Тресни нахалку по башке! - посоветовал Ман-Ман. - Чего рот разинул, или хочешь лишиться ног?
   -Лучше я брошу в злодейку камень. Дай мне один из своих запасов, - попросил Лёва наставника.
   Таскатель достал из корзинки увесистый валун и протянул мальчику. Тот прицелился и с силой швырнул в киску. Камень попал хищнице в лоб и она, отцепившись от веревки, с жалобным кудахтаньем полетела вниз, теряя перья и куски вуали.
   -Молодец! - похвалил таскатель. - Еще бы от ее товарок избавиться.
   Другие киски, увидев поверженную подругу, пришли в ярость и, включив красно-зеленые мигалки на крыльях, накинулись на наших знакомых. Атака следовала за атакой. Хищницы наседали на Лёву и Ман-Мана, стараясь проткнуть клювами руки и ноги. Вы удивитесь, но основной удар рассерженных животных пришелся на бедного наставника. По-видимому, из-за того, что киски запомнили, как Лёва сразил их подругу, они, не желая рисковать, кололи только одного несчастного таскателя и лишь изредка нападали на веля.
   Не известно чем бы все это кончилось, если бы не подоспевший на выручку Шамка, со своими татуированными приятелями. Бывшие таскатели ловко орудуя пращами, буквально закидали кисок камнями, заставив тех отступить.
   -Спасибо дружище, - поблагодарил Ман-Ман приятеля.
   Наставник еле держался на канате и не мог самостоятельно передвигаться по веревке.
   -Здорово же тебе досталось старина, - Шамка осмотрел раны Ман-Мана. - Придется какое-то время побыть у нас, пока не выздоровеешь.
   Несколько бывших таскателей взяли раненного и потащили вверх, к обозначенному краской центру каната.
   Добравшись до плотных светящихся облаков, по которым бегали пузатые двухголовые ящерицы и худые бескрылые птички Лёва снова начал терять вес, испытав знакомое ощущение невесомости.
   -Мы принесли несколько кусков неба Радужного мира, - сказал Ман-Ман, обращаясь к Шамке. - Они в корзине у Лёвы.
   -Вот за это спасибо, - обрадовался бывший таскатель. - Теперь мы станем выращивать такие же замечательные плоды у себя на облаках. Признаться, всем уже порядком надоели ящерицы и птицы.
   -Наконец-то, - с облегчением вздохнула сидевшая неподалеку ящерица, - а то прямо житья никакого нет. Ни тебе погулять, ни поесть, сразу хватают и в рот...
   Шамка взбил облако и уложил на него Ман-Мана. Красивая девушка с голубыми вьющимися волосами осторожно перевязала раны наставника и укрыла вышитым одеялом. "Надо же, - подумал вель, - здесь есть даже женщины. Интересно, как они попали сюда, ведь среди таскателей их нет?"
   -Эй, Лёва, подойти-ка поближе! - Ман-Ман подозвал мальчика. - Мне придется ненадолго задержаться, - наставник посмотрел на голубоволосую красавицу. - Передай в школе, я вернусь, лишь только смогу.
   -Ладно, передам, - пообещал вель, придерживая парящую в воздухе корзинку.
   -И еще, - Ман-Ман перешел на шепот. - Если не жалко, оставь немного земли на облаках. Я постоянно так делаю. Ребята хотят выращивать тут деревья, такие же, как на Конфете.
   Лёва отсыпал половину грунта на облака, а потом подумал и опорожнил корзинку полностью.
   -А, берите все! - махнул он рукой.
   -Ты в своем уме? - удивился Ман-Ман. - Вернешься без земли, тебя выгонят из школы.
   -Вот и хорошо, - улыбнулся вель, - тогда я отправлюсь домой в Окки-Укс.
   -Послушай парень, может, хочешь подкрепиться перед дорогой? - спросил Лёву растроганный Шамка. - Скажи не стесняйся.
   -Нет, спасибо, - мальчик посмотрел на двухголовую ящерицу, - я сыт...
  

ЧЕРНАЯ ПЛИТКА

   Когда Лёва спустился вниз, на планету Конфета, его тут же отчислили из школы за то, что он не принес земли из Радужного мира. Получив очередной молпид, третий по счету, мальчик со спокойной совестью мог возвращаться на родину. Теперь, сын Рисмуса полностью искупил вину за тягу к знаниям и доказал Совету Хранителей Спокойствия, изгнавшему веля из родного стойбища, свою неспособность к обучению. Но какой дорогой идти назад? Старой, по которой Лёва пришел в город Дыру, не хотелось - уж больно много неприятностей подстерегает на пути, а другой мальчик просто не знал. "Ладно, - решил вель, - вернусь в столицу, а там видно будет".
   Подойдя к реке Бестолковой, Лёва напился воды и запасся ею в прок, наполнив фляжку из высушенного яблока. Внезапно небо почернело и над противоположным берегом показался смерч, поднимающий столбом камни, песок и выдернутую с корнем траву. Мальчик осмотрелся. Вокруг простиралась бескрайняя равнина, лишенная укромных мест.
   Порывистые круговые движения ветра приближались и Лёва, упав на землю, сжался в комок и закрыл лицо руками. Мощная неукротимая сила подхватила веля в воздух и закрутив, подняла высоко-высоко в небо, а потом швырнула в сторону. Мальчик открыл глаза и обнаружил, что летит на огромной скорости в направлении Дыры, в окружении разного мусора: досок, рваной бумаги, бутылок и тряпок. "Ну вот, - подумал Лёва, почему-то совсем не испугавшись, - я сейчас разобьюсь". Он заметил большущий кусок фанеры, метра три в длину, обмотанный веревкой и стал подбираться к нему, махая руками словно крыльями. Ухватившись за фанеру, мальчик подтянулся и, забравшись под веревку, лег на клееную древесину и начал планировать к земле, будто падающий с дерева лист.
   Вы не поверите, но когда Лёва, свалившись на пологую крышу одноэтажного домика, скатился вниз, на мальчике не было ни одной царапины.
   -Ты откуда приятель? - спросил веля огромный детина с торчащими из плеч зазубринами.
   -Оттуда, - Лёва показал пальцем вверх и выплюнул кусок травы изо рта.
   Незнакомец обошел вокруг фанеры и, любовно поглаживая гладкую поверхность рукой, поинтересовался:
   -Послушай парень, может, продашь? Я за ценой не постою. Давно мечтаю купить летающую фанеру.
   Мальчик, все еще не твердо держась на ногах, махнул рукой:
   -Забирай даром!
   -Даром?!
   -Да, я дарю ее тебе, - и вель, покачиваясь из стороны в сторону, вышел на улицу.
   Оказавшись в Дыре, таким необычным образом, сын Рисмуса побрел к центру города, на площадь Семи базаров, намереваясь купить родителям подарки. Внимание Лёвы привлек перламутровый мальчик, торгующий разноцветными кусками глины, возле которого толпился народ. Ребенок бросал глину на землю и, произнося наименование предмета или животного, щелкал пальцами. И сейчас же бесформенный комок глины приобретал очертания названного предмета или животного.
   Лёва купил кусок глины в подарок отцу, а затем, в соседнем шатре, приобрел замечательное украшение из изумрудов и розовых бриллиантов, для матери. Когда он собирался уже покинуть базар, его взгляд остановился на старике, сидевшем на рваной тряпке, облокотившемся на... самовар. Тот самый самовар, что раньше принадлежал ему! Сердце у Лёвы забилось и мальчик, с трудом сдерживая желание подбежать к незнакомцу, медленно подошел к дремавшему деду.
   -Сколько вы хотите за самовар? - дрожащим от волнения голосом спросил вель.
   -Самовар не продается, - не открывая глаз, произнес старик.
   -Но...
   -Я ведь, кажется, сказал, не про-да-ет-ся! - повторил по слогам незнакомец.
   -Но я хорошо заплачу, - Лёва вытащил из-за пазухи мешочек из красной проволоки, наполненный серебреными монетами и протянул несговорчивому деду. - Смотрите, на эти деньги можно купить десять таких же самоваров.
   -Вот и купи, - старик открыл глаза и, набрав полную горсть пыли, высыпал себе на голову. - Зачем мне твои деньги? Деньги ничто. Понимаешь, ни-что! - он зевнул. - И как только люди не в состоянии понять данного?
   Мальчик чуть не плакал. Надо же, найти свой самовар и не иметь возможности вернуть его назад!
   -Ты долго еще будешь тут топтаться? - спросил вредный старикашка, улыбнувшись беззубым ртом. - Иди, куда шел, не мешай думать.
   -А над чем вы думаете, дедуля? - Лёва присел рядом, проведя рукой по самовару.
   -Не тронь! - незнакомец переставил самовар на другую сторону.
   -Так над чем думаете, уважаемый? - повторил вопрос сын Рисмуса.
   Старик пристально поглядел на мальчика, словно оценивая, стоит ли ему говорить с чужаком.
   -Пытаюсь разгадать тайные знания древних, - дед вынул из кармана прямоугольную плитку из черного базальта испещренную таинственными и непонятными знаками, с двумя крупными бриллиантами по бокам, в оправе из синего диковинного металла.
   -Ха, - обрадовался Лёва, - у меня тоже такая же есть! Правда, поломанная.
   -Не неси чепуху, - скривился незнакомец. - Это страница книги мудрости из библиотеки самого Ити, жившего на нашей планете тысячи лет назад.
   -Не верите? - мальчик пошарил за пазухой и достал обломок плитки, подобранный в пещере у красов, когда он находился в плену у стархков.
   Старик замер и, раскрыв рот от удивления, уставился на Лёвины руки.
   -О небо! - наконец, взволнованно произнес дед, протянув дрожащие ладони к велю. - Этого не может быть! Недостающая страница...
   -Ну ладно, - мальчик встал, - я, пожалуй, пойду. Счастливо оставаться.
   Лёва спрятал кусок плитки в карман и приготовился уйти. Сын Рисмуса решил подразнить старика, помня, как тот, недавно насмехался над ним.
   -Подожди! - взмолился незнакомец и, вскочив, схватил за руку веля. - Продай страницу, я тебе хорошо заплачу, - дед протянул большой кожаный мешочек наполненными золотыми монетами.
   -Зачем мне деньги, - засмеялся Лёва, - разве забыл, ведь деньги ничто? Понимаешь, ни-что!
   -Ну, хорошо, - старик склонил голову, - я виноват, прости. Если хочешь, возьми еще и самовар...
  

ДОМОЙ

   Получив за плитку деньги и самовар Лёва, не отходя от старика, начал чистить медного приятеля песком, освобождая его от копоти, пыли и грязи. Металлический сосуд заблестел и на крышке показались непонятные знаки и надписи. Увидев свое отражение на округлых красноватых боках, мальчик заулыбался и, попрощавшись с дедом, пустился на поиски сладостей. Теперь нужно было раздобыть пряников, зефира или шоколада. "Конечно, лучше всего засунуть в топку немного мармелада", - вспомнил Лёва наставления крева, направляясь в ту часть базара, где находились ряды со всевозможными лакомствами.
   Найдя торговца, продающего конфеты и мед, мальчик купил килограмм зеленого мармелада и пошел на окраину Дыры, стремясь найти укромное место, чтобы ему никто не мешал.
   Примерно через час он обнаружил заброшенный сад и, подойдя к цветущему чернильному дереву, поставив самовар на землю. Сдерживая волнение Лёва повернул серебреный краник в сторону и, подождав пока откинется крышка, положил внутрь кусочек мармелада. "Готово!", - произнес вель и, вытянув две перламутровые ручки, уселся на летающий сосуд.
   Дрожащей рукой мальчик провел по многочисленным печатям и надавил пальцем на выпуклый золотой кружочек. И в ту же секунду, самовар бесшумно взмыл в воздух и повис над травой. Лёва мысленно слился с самоваром и услышал в голове знакомый щелчок. Вель знал, теперь самовар выполнит каждое его желание и доставит в любую точку на планете Конфета, стоит только захотеть.
   Покружив по саду, несколько минут, проверяя хорошо ли слушается команд "железная птица", сын Рисмуса взял курс на стойбище Окки-Укс. Самовар набрал скорость и понес мальчика над столичным городом Дырой, едва не касаясь крыш и макушек деревьев. Внизу замелькали знакомые улицы и дома и, Лёве даже показалось, что он увидел своего приятеля Морти, прогуливающегося под ручку с Кипой.
   -Эге-гей! - радостно закричал Лёва, размахивая руками. - Прощай Дыра, я лечу домой!
  
  
  
  
  
  
  
  
   ББК Ш3(2-Рос)-615
   П30
  
  

Рисунок на обложке Лёвы ПЕТРОВА

   Петров И. Ф.
   П30 Приключения в Радужном мире. Планета Конфета. - Кемерово:
   Кузбассвузиздат, 2003. - 239с.
  
   ISBN 5-202-00547-4.
  
   4803010201 Без объявл.
   П Т45(03)-2003 ББК Ш3(2-Рос)-615
  
  
  
   ISBN 5-202-00547-4.
   .
  
   Џ Петров И. Ф., 2003
   ___________________________________________________________________________________

Литературно-художественное издание

Петров Игорь Фёдорович

ПРИКЛЮЧЕНИЯ В РАДУЖНОМ МИРЕ

ПЛАНЕТА КОНФЕТА

Редакторы: Т. А. Козяева

Технический редактор В. И. Труханова

Компьютерная верстка О. А. Кузнецовой

Лиценция ЛР N 071467 от 11.07.97

Лицензия ПЛД N 44-12 от 10.11.99

  

Сдано в набор 08.10.2002. Подписано к печати 12.12.2002.

Формат 60/84/1-18. Гарнитура "School Bookc". Бумага офсетная N1.

Печать офсетная. Усл. печ. л. 14. Тираж 1000 экз. Зак. 1028

__________________________________________________________

Издательство "Кузбассвузиздат"

650043 Кемерово, ул. Ермака, 7. Тел. 23-34-48

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   114
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"