Петров Сергей Анатольевич: другие произведения.

На пыльных тропинках (гл. 1-4)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Другой мир. Смогут ли трое мальчишек вернуться обратно на Землю? (роман написан в 1981-1982 гг. Выкладываться будет долго...) Главы: 1-4 .............Обновлено 06/02/2010


   ...роман написан в далёкие 1981-1982 года... Выкладывать я его буду, видимо, очень медленно и очень долго. Во-первых, совершенно нет на это времени. А, во-вторых, роман лежит в рукописном варианте. Даже не "на машинке"...
   Прошу не упрекать меня в "некоторой похожести" данного "произведения" на книги известного писателя. Не спорю, именно в ТЕ далёкие и светлые года я сильно увлёкся книгами Крапивина В.П. Уж не обессудьте...
  
  
   ..............................

Петров С.А.

НА ПЫЛЬНЫХ ТРОПИНКАХ

роман

Пролог

   Почему я решил написать эту повесть? Что может она изменить? Я и сам не знаю... Всё было, всё прошло. Канули в вечность детские годы, волею судьбы, ставшие суровым испытанием для меня... для всех нас. Канули - и словно и не было пленников звёзд, исчезли из памяти страшные штольни Каменной пустыни, стёрлись воспоминания и об отважных рыцарях - могущественных и наивных...
   Стёрлись воспоминания, постарели, покрылись пеплом времени, спрятались в лабиринтах моей памяти, потускнели...
   И я постарел...
   Бегут года. Всё быстрее и быстрее бегут они, унося меня с каждым днём всё дальше от берега моего детства, от моих друзей, от затерянного где-то в глубинах мироздания сурового, но прекрасного мира...
   Бегут года. Вот уже и лица отважных Звёздных Странников я не могу вспомнить без фотографий, слегка пожелтевших от времени... Уже не могу...
   Где они сейчас? Куда увела их неизведанная дорога Странников? Что с ними?
   Бегут года. Но иногда... иногда, вдруг, словно просыпается во мне что-то, просыпается - и нет больше ни прожитых лет, ни пережитых радостей и разочарований. Снова вместе с друзьями я дерусь с ненавистными оруженосцами, снова мчусь на выручку Тайку, непокорному сыну Хранителя Печати, снова ищу Затерянные Следы...
   Бегут года...И с каждым прожитым годом всё печальнее мне, всё грустней, словно проходит мимо меня что-то такое, где ждут меня, где я необходим, где друзья всё так же безгранично доверяют мне...
   Я не знаю, где сейчас Олег и Андрейка, не знаю, но раз в году, ровно двадцать восьмого июля, где бы я ни был в этот день, я бросаю все свои дела и мчусь на берег Чёрного моря, к забытому всеми острову, с заброшенным маяком и жду. Жду условленные три дня. И возвращаюсь обратно. Вот уже почти двадцать лет.
   Теперь-то я знаю, почему мы не смогли тогда вернуться... вернуться все вместе. И что вряд ли удастся восстановить Переход...
   Но я жду, я верю, что вновь смогу встретиться со Звёздными Странниками на их неизведанной дороге и снова, как и прежде, нас станет трое, и мы сможем, наконец, пройти до конца Путь...
   Но... всё бегут года, всё дальше уплывают они по морю вечности от тех дней (или лет - кто знает) и теряются в тумане памяти...
   Вот поэтому я и пишу эту повесть, названную мною фантастической лишь для того, чтобы вышла она в свет - кто поверит всему здесь написанному?
   Но, прочитав её, запомните, что если когда-нибудь, вглядываясь в звёздное небо, вы, вдруг, увидите там мелькнувшую тень, знайте - это Звёздные Странники идут своей неведомой дорогой...
   Спешите же тогда на Чёрное море в Крым, найдите там недалеко от берега остров с заброшенным маяком и ждите. И если вновь мелькнёт среди звёзд чья-то тень, смело стучите в двери старого маяка, не бойтесь - ведь это значит, что Олег с Андрейкой перехитрили Пространство и Время и открыли Тайну Перехода...
   И ещё могу сказать, что в следующее время я еду на Чёрное море не один. Со мной будет Валерка.
   Мой сын.
  
  
  
  
  
  

ЧАСТЬ 1

"Затерянный мир"

  
  

Глава 1

  
   Я стоял на крыльце и с задумчивым видом рассматривал облака, когда мне в голову пришла неожиданная мысль.
   Мысль была совсем короткой и простой. Такой простой, что даже не верилось.
   Вообще-то, если честно, мне в голову приходят, обычно, именно необычные мысли. Самые разные. Иногда по несколько штук сразу. Папа говорит, что это у меня стихийное и бороться с подобными рода явлениями бесполезно. Он, конечно, прав. Разве можно бороться с самим собой? По меньшей мере, это глупо.
   Я соскочил с крыльца, заправил в трико рубашку и побежал к Олегу - он как раз сидел сейчас дома и учил на завтра "Бородино". Что до меня, так я это стихотворение выучил ещё в третьем классе. На спор. В три прочтения. Такая уж у меня от природы память, ничего не попишешь.
   Дверь Олежкиной квартиры оказалась не запертой, и я осторожно приоткрыл её.
   - Скажи-ка, дядя, ведь недаром,
   Э-э... Стучаться надо, проходи.
   Я прикрыл за собой дверь, разулся и прошлёпал в комнату.
   - Скажи-ка, дядя, ведь недаром...
   - Слушай, - я решительно перебил Олега, - не кажется ли тебе. Что Гагарин когда-то тоже был пацаном? Таким же, как мы?
   Олег нахмурился, соображая. Он всегда хмурится, когда думает.
   - Ну и что из этого?
   - Как что? - удивился я. - Это значит, что мы тоже запросто можем стать Гагариными!
   - Постой, постой, - Олег отложил в сторону учебник. - Как это стать Гагариными?
   У него было очень забавное выражение лица. В мыслях он находился ещё где-то там, на Бородино, а здесь приходиться думать о чём-то постороннем.
   - Ладно, - сжалился я. - Начну по порядку, - с этими словами я небрежно подтянул трико и уселся на стул. - Сидел я, значит, дома и от нечего делать изучал астрономию...
   - Что? - недоверчиво спросил Капитан.
   Это прозвище такое у Олега. С прошлого лета осталось.
   - Астрономию изучал... Ну, вычислял расстояние до Альфа-Центавры, Большой и Малой Медведиц, размышлял о загадках Юпитера...
   Олег аж рот открыл от такого вранья и вынул руки из карманов брюк.
   - Думал о том, что Земля очень маленькая, если сравнить её с Солнцем, что Фаэтон, планета, существовала когда-то на самом деле, что Тунгусский метеорит вовсе и не метеорит, а космический корабль...
   - Ну, ты даёшь, - выдохнул Олег и забрался на стол.
   - Слезь, неприлично. И не мешай. Значит, думал я, думал, и вдруг... неожиданно... внезапно...
   Олег весь поддался ко мне, затих как-то, словно в ожидании чуда.
   - Придумал!
   - Что?!
   - Как стать Гагариным!
   Олег некоторое время смотрел на меня и огонь, бушевавший в его глазах секунду назад, постепенно потух. Он скорчил мину на лице, соскочил на пол, постукал костяшками пальцев по лбу и забубнил:
   - Мой дядя самых честных правил...
   Когда... Тьфу!!!
   - Скажи-ка, дядя, - подсказал я ему.
   - Скажи-ка, дядя, - по привычке повторил Олег и возмущённо уставился на меня. - Чё ты пристал? Я же пару завтра из-за тебя схвачу - и плакала рыбалка! Чего тебе надо?
   Я игнорировал его вопрос.
   - Значит, из-за меня?
   -Что?
   - Пару.
   - Да! Тебе-то хорошо... - Олег, вдруг, споткнулся на полуслове.
   До него дошло, какую глупость он сморозил. Капитан растерянно закусил губы и виновато заморгал.
   Я обиженно надулся, встал, поправил стул. Потом, молча, повернулся и направился к двери.
   Я же хотел ему всё рассказать, а он...
   - Подожди! - Олег догнал меня. - Это случайно! Правда. Ну, правда же! Не веришь?
   Я остановился и пожал плечами. Олег обрадовался.
   - Ну чего ты обиделся? Вот хочешь - спрошу?
   Я промолчал.
   - Ну - как?
   Вот хитрый!
   - Он тоже был мальчишкой.
   - Так...
   - И Главный Конструктор был мальчишкой. В детстве.
   - Ну... может быть.
   - И вообще - все великие люди в детстве были просто детьми!
   Олег помолчал, соображая. Я ждал.
   - Ну...
   Переварил, значит.
   - А мы сейчас - мальчишки!
   Олег нахмурился.
   - Объясни! - потребовал он.
   - Эх!- я покачал головой. - Как ты не поймёшь! Мы же тоже когда-нибудь вырастем, правильно? А если взять наоборот, то получиться, что все космонавты когда-то были просто мальчишками. Понял?
   Олег, вдруг, толкнул меня. Я шлёпнулся на диван.
   - Я-то понял, - зловеще произнёс он и принялся засучивать рукава рубашки. - Всё понял. И то, что ты псих, и что Гагарин, оказывается, тоже был таким же как ты... и что я тебе сейчас надаю по шеям...
   Я расхохотался и вскочил на диване.
   - Это ж надо, - Олег воздел руки к потолку. - Пришёл, запудрил мозги, а потом ещё и обижается!
   - Но раньше ты хотел стать Капитаном, - сквозь смех произнёс я. - А теперь ты можешь стать им. Ведь и кап...
   Олег прыгнул на диван ко мне.
   - Ведь и кап...п-питаны...т-тоже когда-то были мальчишками... - Докончил я, наконец, свою мысль и замолчал, прижатый Олегом к стене.
   Он, вдруг, отпустил меня и спрыгнул с дивана на пол.
   - Ладно. Мысль твою понял, усвоил и переварил. Они были нами, а мы станем ими. Вывод: нужно купаться.
   - Что? - я заморгал.
   Теперь засмеялся Олег.
   - Купаться, спрашиваю, пойдёшь?
   - Пошли! - легко согласился я.
   Мы жили совсем рядом с морем. Почти на самом берегу. Деревня наша тянулась по побережью, примерно, с километр, а вглубь, от моря, чуть меньше. Вокруг были поля с подсолнухами и кукурузой, да бескрайние степи. Правда, это я так сказал - бескрайние. На самом деле они давно стали похожи на тетрадь в клеточку - до того понарыли кругом каналов.
   По дороге нас обогнал старенький "москвич" и скрылся в пыли.
   - Ап-чхи! - мы отскочили в сторону.
   - Сапожник! - Олег погрозил кулаком вдогонку машине.
   - А знаешь, - сказал он, когда мы снова потопали к морю, - Кажись, Андрейка вернулся.
   - С чего ты взял? - я удивлённо посмотрел на него.
   - А в машине. Вроде он...
   Я недоверчиво покачал головой. Андрейка был третьим. Ну, это я про нас - мы дружили. Но неделю назад он уехал к тётке, а жила она не близко, не далеко, а аж возле Новосибирска! На самом севере! И тайга там, и снег, и морозы. Наверное, здорово! Он всегда такой счастливый. Андрейка, прозванный у нас в классе "Молотком" за то, что прыгнул с Чёртова Пальца. Это скала в море такая. Рядом с берегом.
   Прыгнул он, конечно, здорово. Но прозвище его мне не нравится. "Молоток, подь сюды... Молоток, ты домашку по матике сделал?" Но вот, причём здесь, спрашивается, молоток?? И вообще... Андрейка прыгнул не из-за свой смелости, а по необходимости. Залезть то на Палец каждый из нас может, а вот слезть оттуда...
   А если честно, то Андрейка скорее отчаянный, чем смелый...
   По дороге я достал два яблока и одно протянул Олегу.
   Солнце палило вовсю. Оно висело прямо над головою и нещадно жарило наши макушки. Впрочем, оно всё лето жарило их. У Олега давно уже волосы выгорели на солнце, и стали "не пойми не разбери" какого цвета. То ли "белые с каштановым отливом", то ли русые с "ещё каким там отливом-переливом". Это мама его так смеётся. А отец пригрозил ему, что острижет на лысо, если в ближайшие дни он не сходит в парикмахерскую. Мне, пока, ничего такого не говорят. Олег же теперь страдает - он не любит стричься.
   Высоко в небе поют жаворонки. Их здесь тьма у нас. Ни за что не сосчитать. Я раз пробовал.
   Чайки летают ниже. Жаворонок птаха маленькая, лёгонькая. Висит где-нибудь в вышине, часто-часто машет крылышками, да знай себе, заливается. А чайки предпочитают летать пониже. Да и что им делать в поднебесье? Рыбы там же нет. Вся рыба в море.
   Зато, когда начинаются ветра и в море поднимаются крутые волны, жаворонки прячутся. А вот чайки нет, чайки любят непогоду. Как и я. Особенно, шторма.
   - Привет! - меня кто-то хлопнул по плечу.
   Я обернулся и чуть не подавился яблоком.
   - Андрейка! Привет!
   - О-о! - Олег ещё жевал.
   - Ты же у тётки?
   - Привет! - это Олег, наконец, смог проглотить свой кусок яблока и теперь весело вытирал руки о штаны. - А как же посылка со снегом?
   Андрейка смотрел на нас смеющимися глазами.
   - Я всё понял. - Олег сложил руки на груди (ну прямо, как настоящий Капитан!). - Он позорно бежал. От мороза и полуночного воя волков. Ик... Ик
   Я долбанул Олега ладошкой по спине и перевёл взгляд на Андрейку.
   - Что-нибудь случилось?
   Андрейка повёл плечами.
   - Не-е... Мамку срочно вызвали во Владивосток (Олег уважительно икнул), а мы с папкой решили махнуть обратно. Ему работать нужно, а тётка оказалась злой...
   Олег и я сразу сделались серьёзными.
   - Она что... ругалась? - осторожно спросил Олег.
   - Да нет, - Андрейка слегка отвёл взгляд в сторону. - Она деньги любит. Она и с нас взяла, за то, что жили у неё...
   - Как?! - разом и громко удивились мы. - Она же ваша тётка!
   - Какая там тётка... Лучше про себя расскажите.
   Олег тут же повеселел.
   - Каникулы! Жара! Купаемся!
   - Ругаемся, - добавил я.
   Олег показал мне кулак.
   - Штирлица смотрим. Пятую серию. Бегаем...
   - Мимо парикмахерской, - снова добавил я.
   Капитан повернулся ко мне.
   - Я не гарантирую, - начал он, - что ты когда-нибудь станешь Гагариным. И вообще...
   Я отскочил.
   - Андрейка! Он первый начал! Сам видел!
   - А у меня теперь лодка есть! - вдруг сказал Андрейка
   Мы разом замерли. Иметь свою лодку было нашей давнишней мечтой. Пусть даже саму разнесчастную. Лишь бы она плавала.
   - Настоящая? - спросил Олег.
   Всё-таки Андрейке было всего десять лет. Он был моложе нас на целых два года. А вдруг у него игрушечная лодка?
   - Ага! Резиновая! Двести пятьдесят кг поднимает! Во!
   Я присвистнул. Ничего себе! Это вам не консервная банка. Это уже кое-что.
   - Папка на день рождения подарил, - пояснил Андрейка.
   - Ёлки-моталки! - вскричал Олег. - У него день рождения, а мы и не знаем! Разве это по-дружески?
   Андрейка смутился.
   - Я у тёти был...
   - Это не оправдание! Мог бы, и прилететь на пару дней!
   - Есть идея! - перебил я Олега. - Нужно отметить день рождения на Острове. С тортом и газировкой. У нас же теперь лодка есть! Раз-з, и мы уже на Острове!
   У Олега снова в глазах забушевал огонь.
   - Точно! И вообще теперь все дни рождений у всех будем отмечать только на Острове! Как пираты!
   - Какие же мы пираты, - сказал я. - Мы путешественники!
   - Так я побегу за лодкой? - Андрейка уже приплясывал от нетерпения.
   - Жми! Не забудь только захватить насос, - крикнул Олег уже в спину убегающему Андрейки.
   Мы тоже кинулись по домам. Нужно было взять фонарики, свечи, верёвки - да мало ли что ещё могло пригодиться на Острове? На нашем Острове?
   Когда-то, он был, правда, не наш, и там работал маяк. Теперь про Остров забыли, ни кто больше на него не заплывает, а маяк так и высится огромной башней, всеми покинутой. Нам жалко заброшенный маяк, и мы изредка навещаем его, как только случается попасть на Остров...
   Перед самым домом я, неожиданно, споткнулся и едва не упал, чудом удержавшись на ногах. Мне, вдруг, показалось, как рядом что-то мелькнуло и сразу растаяло. Буд-то, чья-то тень легла на мгновение на землю. Я недоумённо покрутил головою - что такое? Вновь что-то зыбкое качнулось в воздухе и меня охватило щемящее чувство тревоги, каких-то надвигающихся событий...
   Я слегка поёжился и, прогоняя ведение, открыл калитку.
  
  
  
  
  

Глава 2

  
   - Лёшка!
   Это Андрейка кричит. Он уже сбегал домой, переоделся, выпил стакан молока, по дороге ко мне два раза шлёпнулся в пыль и теперь, слегка потрёпанный, нетерпеливо перебирает ногами рядом с калиткой.
   Ничего этого я, конечно, не вижу. Попытка перелить бензин из папиной канистры в пустую бутылку, завершилась "небольшой лужей", и, поэтому, как раз в эту самую секунду я заканчивал торопливо подтирать вокруг себя пол.
   - Лёшка-а!!
   Во дворе что-то с грохотом падает. Гремит цепь. Я не выдерживаю и выглядываю в окно.
   Поджав хвост, к конуре семенит Штормик. Уши у него плотно прижаты к голове, а на морде написано страдание. Он не переносит громких звуков.
   - Лёшка! - радуется Андрейка. - Ты скоро?
   - Ты чего собаку изводишь? - сердито спрашиваю я вместо ответа. - Ему уже восьмой десяток пошёл. Старик уже. А ты орёшь под самым ухом.
   Андрейка перестаёт улыбаться.
   - Восьмо-ой? - недоверчиво тянет он.
   Я высовываюсь по пояс из окна и зашвыриваю тряпку в дальний угол огорода.
   - Ну, да, - подтверждаю я. - Восьмой. А что здесь такого?
   Из комнаты тянет стойким запахом бензина. Придётся делать дополнительную влажную уборку. Я вздыхаю.
   - А я читал, что собаки живут только до двадцати лет, - говорит Андрейка и косится на конуру.
   - Да! - вспоминаю я вдруг. - Сбегай к Олегу и скажи ему, чтобы он захватил мой лук. Скажешь - я тебе его подарил.
   - Ур-ра!! - кричит Андрейка и с места берёт в карьер.
   За калиткой медленно оседает облачко пыли. Из конуры слышится слабое поскуливание. Я слезаю с подоконника, беру в руки ведро и плетусь к двери. Сам виноват.
   А лук... Андрейка всегда вздыхал, глядя на него. К тому же, пусть человек теперь настоящим мужским делом займётся - ведь стрелы же не из воздуха берутся...
   К Острову мы подплывали со странным чувством - словно что-то было не так как всегда. Это трудно объяснить, да мы и не пытались.
   Возле самых камней Олег перестал грести, и лодка замерла, чуть покачиваясь на волнах.
   - Тихо кругом, - осторожно сказал я.
   Олег кивнул.
   - Вроде бы, никого.
   - Тогда пошлёпали.
   Я первым спрыгнул в воду и подтянул лодку к камням. Андрейка передал мне пакет и быстро перелез через надувной борт. Олег осторожно перелез следом.
   Берег здесь был не широкий, метров пять вглубь, а потом сразу начинался почти вертикальный подъём. Правда, каменный склон только с виду казался неприступным. На самом деле мы давно уже изучили все уступы на нём и поднимались наверх, обычно, довольно быстро. К тому же, высота в три этажа - это разве серьёзно?
   Маяк стоял на самом верху. Склон скрывал саму башню, но смотровую площадку было видно хорошо.
   Мы с Олегом быстро вытащили резиновую лодку полностью на камни и на всякий случай привязали конец верёвки к торчащей из камней ржавой железке.
   - Пригодилась, - усмехнулся Олег.
   - А то,- я вытер руки о трико и покосился на Андрейку.
   - Лук повесь за спину. Как индейцы, помнишь?
   - Сам знаю, - Андрейка досадливо повёл плечом. Потом подумал и спросил, - А стрелу куда?
   Я не ответил - не маленький, пусть сам придумывает.
   - Пошли!
   Если честно, то лезть по обрыву вверх было страшновато. Во-первых, обрыв был практически отвесным. Во-вторых, всякие там каменные выступы и впадины на приличные ступеньки походили мало. Да и железные перила здесь тоже не наблюдались. А внизу, как ни странно, лежали твёрдые камни, а не надувная подушка безопасности... Говорил же Олегу: "Давай повесим здесь верёвку!" А он в ответ: "Псих, что ли? А туристы?" И где он только здесь туристов видел...
   Самое интересное, что ни кто не знает - когда и кто именно построил эту башню. Одни доказывают, что построили её турки, некогда жившие здесь, другие - что ещё раньше. Года два назад на острове высадилась группа археологов во главе с Павлом, племянником Андрейкиного отца. Так даже археологи не смогли прояснить данный вопрос. Сказали - восемнадцатый век. Но мы им не поверили - слишком уж недавно, выходит, её построили.
   В начале сороковых годов двадцатого столетия из башни сделали маяк и года два подряд над островом, по ночам и в туман, с периодичностью секунд в десять, загорался яркий свет. Потом началась война, и немцы при первой же возможности сбросили на остров несколько бомб. С тех пор маяк ни кто не восстанавливал...
   Первым наверх забрался Олег. Потом Андрейка. Я же, по сложившейся традиции, был замыкающим на подъёме.
   Мы быстро осмотрелись по сторонам и, отряхнувшись, подошли к башне Маяка. Вот здесь-то нас и ожидал первый сюрприз.
   На разбитом бетоне, у самых дверей, лежала шпага. Настоящая.
   - Оба-на! - негромко произнёс Олег. - Вот и турки появились...
   Андрейка радостно нагнулся к шпаге.
   - Моя!
   - Стой! - я успел схватить его за плечо. - Не трогай!
   Андрейка быстро выпрямился и отступил от клинка.
   - Почему?
   Я не ответил.
   - Олег проверь - дверь закрыта?
   Олег шагнул вперёд и взялся за висячий замок. Подёргал его.
   - Закрыта.
   Я секунду-другую размышлял, потом поднял руку и молча ткнул указательным пальцем в направлении левой стороны башни. Олег всё понял и, кивнув, тихо побежал вокруг башни в указанном направлении.
   - Стой здесь, - шепнул я Андрейки, а потом так же тихо побежал в противоположную от Олега сторону.
   На другой стороне башни мы и встретились секунд через десять.
   - Ну? - Олег вопросительно посмотрел на меня.
   - Что, ну? - переспросил я. - Бежим обратно!
   Андрейка был на месте. Шпага лежала там же.
   Мы с Олегом молча уставились на неё.
   - Думаешь - настоящая? - наконец спросил Олег.
   - Смотри сам, видишь какая...
   - Так давайте возьмём её! - тут же встрял Андрейка. - Лук у нас есть, будет и шпага ещё!
   Мы с Олегом промолчали.
   - Ну, не знаю, - неуверенно сказал я секунд через пять. - Если она настоящая, то её нужно куда-нибудь сдать.
   Мы все втроём присели возле шпаги на корточки.
   - В милицию? - тихо спросил Андрейка.
   - Почему - в милицию? - удивился я. - В музей какой-нибудь...
   - В музей, - хмыкнул Олег. - Где ж у нас здесь музеи?
   - Можно в другой город, - сказал я. - Например, в Симферополь. Там этих музеев...
   Олег протянул руку и осторожно взял шпагу за рукоять.
   - Тёплая, - удивлённо сказал он.
   Мы все втроём выпрямились. Олег приподнял шпагу, и клинок ярко сверкнул в солнечном свете.
   - Ух, ты! - выдохнули разом мы с Андрейкой. - Ничего себе...
   Олег осторожно повёл клинком туда-сюда, потом резко взмахнул им.
   Раздался свист.
   - Ну, ты! Осторожней! - мы с Андрейкой отскочили в сторону. - Так ведь и проткнуть можно!
   - На, сами попробуйте! - Олег протянул нам шпагу.
   Шпага и на самом деле оказалась неожиданно тяжёлой. "Настоящая" - уважительно подумал я и медленно покачал клинком из стороны в сторону.
   - Да-а, - протянул я. - Это тебе не рогатка... Весчь!
   Я тоже резко взмахнул клинком.
   Теперь пришла пора Олегу отпрыгивать в сторону.
   - Ну, ты... Совсем что ли?!
   Я рассмеялся и протянул шпагу Андрейке.
   - На! Только не махай сильно.
   Ну, конечно! Так он меня и послушал.
   - На, на! - около моего пуза пронеслась светлая молния.
   - Эй!! - я отскочил назад. - Рехнулся?!
   - На, на!
   Я покрутил у виска пальцем.
   - Совсем крыша у ребёнка поехала...
   - Хватит! - Олег требовательно протянул руку.
   Андрейка ещё раз взмахнул клинком (если честно, у него клинок и не свистел даже... десять лет человеку всего... силёнок для быстрого замаха не хватает...) и отдал шпагу обратно Олегу.
   - Спрячем пока? - спросил он.
   - Зачем? - удивился я. - Пусть уж теперь с нами будет. Да и вообще...
   Что значит слово "вообще" я объяснять не стал - и так понятно. С оружием настоящему мужчине всегда спокойнее. Девчонкам этого не понять...
   Олег положил временно шпагу рядом с нашими пакетами.
   Я повернулся к Андрейке.
   - Ключ не забыл?
   Андрейка быстро сунул руку в шорты и весело протянул мне загнутый гвоздь.
   - Не забыл.
   Года три назад, когда мы первый раз залезли на обрыв и осторожные, как тысяча осторожных котят, приблизились к огромной железной двери, закрывавшей вход в ещё более огромную... даже более того - непостижо-огромную! - башню, оказалось, что обыкновенный загнутый гвоздь, торчавший из висячего замка на этой самой двери и был "тем самым" ключом от неё!
   - Разрази меня тысяча чертей! - сказал в те невероятные мгновения десятилетний тогда Олег, как раз начитавшийся Стивенсона. - Ключ!
   Мы же, и так уже обалдевшие до полуобморочного состояния от всего случившегося с нами за последние два часа наших малолетних ещё жизней, дрожащими руками повернули гвоздь в замке и тот волшебным образом сразу же открылся.
   Ну, рассказывать про то, как трое ...э-э... "не совсем ещё взрослых" мальчишек впервые вошли в башню ... и целую вечность забирались по крутой витой лестнице на самый верх маяка, думаю, сейчас не стоит. Тем более, воспоминания о тех событиях всегда отдаются в моём животе поросячьим испугом и вспотевшими ладошками.
   Вот и сейчас - я просто повернул в замке этот самый гвоздь, и "старинное изделие" (так его в первый раз окрестил Олег) как-то уже совершенно "по-домашнему" щёлкнуло и отпустило тугую дужку.
   - А то! - с гордостью произнёс Андрейка.
   Я покосился на него. Неужели и ему пришли на ум те же воспоминания, что и мне?
   - Так. Пакет с посудой и скатертью... Андрейка. Так, этот - мой... Лёха, - Олег протянул мне пакет с газ-водой.
   - Давай.
   Я посмотрел на то, как Олег снова поднимает шпагу и негромко сказал:
   - Поехали...
   Олег с Андрейкой даже не переглянулись. Помню, раньше они всегда весело переглядывались после моего "Поехали". Но однажды я не вытерпел и минут десять описывал им, какого это - сидеть в кресле самого первого в мире космического корабля и ждать, когда закончится предстартовая подготовка. А потом - те самые последние секунды перед стартом... А потом - старт! И великие слова: "Поехали!" Вот и я в самые важные мгновения моей жизни всегда говорю, как Гагарин: "Поехали!". Что, спрашивается, здесь такого?!
   С тех пор Олег и Андрейка больше не переглядывались. Может быть, я их смог убедить, а может быть, их потрясло моё красноречие. Десять минут - и почти одни прилагательные!
   Первым вошёл в двери Олег. Как ни как сегодня у него было в руках оружие.
   Вторым вошёл Андрейка.
   Перед тем, как переступить порог, я ещё раз внимательно осмотрелся по сторонам. Но больше на острове (а он совсем небольшой), кроме нас, ни кого не было. Ни людей, ни палаток.
   "Не нравится мне всё это" - мелькнула у меня мысль. Сама по себе. Я даже вздрогнул - вот, кажется, даже не думал о таком, а мысль все равно появилась.
   - Блин! - я рассердился на свою трусость и быстро вошёл вслед за Андрейкой.
   - Закрывать будем? - негромко спросил я.
   - Давай, - не оборачиваясь, сказал Олег. В левой руке у него уже был фонарик. В правой он держал шпагу.
   Я осторожно потянул на себя за скобу дверь, и та с негромким скрежетом закрылась неожиданно легко и быстро.
   Какая-то непонятная тревога на мгновение окутала всего меня, но тут же и исчезла, словно её и не было совсем. Я даже помотал головой - что такое?
   - Надо снова петли смазать маслом, - сказал я, и вслед за Олегом и Андрейкой включил свой фонарик.
   - Вроде, твоя очередь... Ну что, потопали? - Олег направил луч света себе под ноги и ступил на первую ступеньку.
   - Потопали, - вздохнул я.
   Триста одиннадцать ступенек. Мы считали.
   Помню, когда мы в первый раз кругами поднимались на самый верх башни маяка, мы не считали ступеньки. Потому что наши сердца в те минуты колошматились с такой скоростью и силой, что даже, если бы мы и захотели что-нибудь посчитать, у нас все равно бы ни чего не получилось. Как можно считать, когда у вас сердце вот-вот выпрыгнет из груди? Не до этого...
   И уже на тридцатой ступеньке я, вдруг, понял, что меня встревожило, и почему дверь закрылась так легко и быстро.
   Мне её просто помогли закрыть.
   С той стороны.
  
  
  

Глава 3

  
   Вот скажите - кто из вас хоть раз в жизни поднимался по ржавой винтовой лестнице в настоящей старинной башне на самый верх? Ни кто? Вот!
   А мы поднимались уже много раз! Точнее - раз двадцать. Правда, от повышения количества подъёмов, уменьшения количество страха в наших неокрепших душах, почему-то, не наблюдалось. Мы даже как-то устроили настоящий симпозиум на эту тему. Слово это мы вычитали в одной книжке. Хорошее слово. Умное. Симпозиум продлился ровно пять минут и закончился следующими "умозаключением" Олега:
   - Мы с вами разве трусы? Нет! Вот то-то и оно... А в башне... В башне просто страшно, и всё тут! И нечего фигнёй страдать от этого!
   - Гениально! - помнится, сказал я. - Мы, оказывается, на самом деле - белые и пушистые. А одеваемся во всё серое только для отвода глаз!
   - Ага, - неуверенно сказал Андрейка, так ничего и не понявший.
   Вот и сейчас, наши осторожные шаги по ступенькам лестницы, разносились по всему объёму башни с непостижимым шумом и, отражаясь многократно от сферических стен, эхом возвращались к нам обратно.
   - Блин, - не выдержав, тихо сказал Олег. - Топаем, как бегемоты!
   - Да не топаем мы, - прошептал я. - Это просто нам кажется.
   - Все равно громко...
   - Ну, извини. Не догадался предложить всем обмотать кроссовки тряпками!
   - Зачем? - тут же встрял Андрейка.
   Я замешкался с ответом и, поэтому, первым высказался Олег:
   - Когда те, кому это надо, видят у нас на ногах тряпки вместо обуви, то самый главный из них начинает смеяться и его смех заглушает громкое эхо наших шагов. И тогда те, которые хотели бы нас скушать из-за того, что мы нарушаем их тишину, сердятся и начинают кушать вместо нас тех, кто громко смеялся. Всё просто.
   Я мысленно присвистнул. Ну, Олег и загнул. Бедный Андрейка.
   Но тот, неожиданно, сказал:
   - Не логично.
   Я поперхнулся и остановился на мгновение. С Олегом, похоже, произошло то же самое.
   Он обернулся и недоверчиво уставился на Андрейку:
   - В смысле?
   Андрейка пожал плечами.
   - Так мы же часто здесь ходим! Их бы уже давно скушали...
   Олег что-то хотел сказать в ответ, но промолчал. Он перевёл удивлённый взгляд на меня, но я лишь пожал плечами. Мол, сам заварил кашу, сам её и расхлёбывай.
   Вот, только, откуда Андрейка знает такие слова? Точнее, не слова, а то, как ими пользоваться?
   - Андрейка, - Олег отвернулся и снова начал подниматься вверх по ступенькам. - Вот что у тебя в левом кармане?
   - Прямо сейчас?
   - Но не вчера же!
   - Бутерброд.
   - Вот!
   Пауза секунд пять. Только громкое эхо от наших шагов вокруг.
   - Что "вот"?
   - Это тоже - логично!
   Я чуть не споткнулся об очередную ступеньку.
   - Умники, блин, - хмуро сказал я. - Эти... философы!
   - Там, внизу - не мешай! Так вот... Знаешь ли ты, Андрейка, что такое логика?
   Ещё секунд пять тишины.
   - Ну... - сказали не очень уверенно.
   - Что "ну"? Знаешь или нет?
   - Ну, нет.
   - Вот! А говоришь - логично! Говорить вслух можно только то, о чём ты знаешь, а если ты о чём не знаешь, то говорить нельзя!
   - Не "о чём", а "о чём либо", - снова хмурым голосом поправил я.
   Андрейка, вдруг, засмеялся.
   - А сам говоришь! Не знаешь, а сам говоришь!
   - Стоп! - вдруг приказал Олег.
   Все замерли. Олег медленно ткнул концом шпаги вверх. Потом посмотрел на нас.
   - Вы ... слышали? - шёпотом произнёс он.
   Мы с Андрейкой переглянулись.
   - Что? - я тоже перешёл на шёпот.
   Олег приложил к губам палец. Во мне сразу же что-то тихонько напружинилось. Тишина в башне в один миг сделалась мрачной, тяжёлой и наполненной гнетущей неизвестностью.
   - Олег, - жалобно прошептал Андрейка.
   - Тс-с-с...
   В наступившей тишине стал слышен неясный шум, зарождавшийся, казалось, на самом верху башни.
   "бумц... бумц...бумц..."
   Минуту мы не шевелились. Только едва дышали и, задрав головы, старательно и где-то уже даже испуганно, во все глаза пялились в темноту, которая - там - на самом верху, превращалась и вовсе в нечто совершенно чёрное и зловещее.
   Во мне стал подниматься липкий страх.
   - Блин, - я встряхнулся. - Что встали то? Какие-нибудь туристы набросали консервных банок на площадке... Что, не так скажите?
   Не люблю, когда мне становится страшно. Я же не девчонка!
   - Потопали! - я слегка ткнул Андрейку фонариком в спину. - Не стой!
   - А если там...
   - Ладно, потопали! - это уже Олег. Он специально перебил Андрейку, я понял.
   Олег вновь зашагал по ступенькам. Андрейка неуверенно оглянулся на меня, но я помахал фонариком - мол, не стой, шагай.
   Честно говоря, с одной стороны, я понимал, что ничего "такого" случиться здесь не может. Маяк он и есть маяк. Ну, или - башня. Стены из инкерманского камня (это дядя Андрейки так сказал. Ну, а мы что? Из Севастополя, так из Севастополя...), винтовая лестница из металла (понятное дело) - вот, собственно, и всё. И ни каких там чудовищ или инопланетян. Не верил я ни в тех, ни в других. Не верил и точка.
   Но с другой стороны... Все равно было капельку страшно. А вдруг?
   Мы поднялись ещё на сорок три ступеньки, прежде чем снова остановились. Непонятный шум, больше похожий, конечно, на бряцанье оружием, чем на звук от катающихся под ветром консервных банок, стал даже чуточку громче.
   - Обождите, - сказал я негромко и Олег с Андрейкой мгновенно остановились. Словно ждали этих слов. - Олег! - позвал я. - У тебя шпага с пуандоре или без?
   Олег замешкался с ответом.
   - Ну, это, - продолжал я всё тем же спокойным и негромким голосом, - С навинчивающейся шишечкой на кончике или без?
   - А ты, что ли, не видел?
   - Забыл...
   Я, кстати, и на самом деле забыл. Или не обратил внимания. Там... ещё внизу.
   - Сейчас... - Олег осторожно поднёс клинок к своему лицу и взял его в другую руку, чтобы ещё опустить. - Без шишечки.
   - Это хорошо, - ровно сказал я. - Полезли дальше.
   Вот что на меня нашло? Даже сам не знаю.
   - А зачем ты спросил? - тоже ровным голосом произнёс Олег.
   - Сам знаешь. Давай, топай.
   Андрейка только сопел между нами. Ему, конечно, хотелось что-то спросить, но, похоже, он ещё сам не понял - что именно спрашивать у нас.
   Ещё через двадцать ступенек всех остановил уже Олег.
   - Слышь, Лёха... Что-то не нравится мне это "бум-бум"...
   Звук стал ещё отчётливее. Правда, было по-прежнему непонятно, что это такое.
   Неожиданно, внизу скрипнула дверь.
   - Фонарики! - шёпотом "заорал" я.
   Все три фонарика мгновенно погасли. И три головы тут же в едином порыве свесились над винтовыми перилами.
   Мы поднялись уже метров на десять. Но было хорошо видно, как на каменном полу далеко внизу на одну секунду появилась яркая полоска дневного света и ту же, вместе с громким металлическим звуком закрывающихся дверей, исчезла.
   И по лестницы громко забарабанили чьи-то шаги.
   Это было уже слишком!
   - Быстро наверх! - шёпотом сказал я. - Там запрёмся!
   Эта мысль была спасением! Ведь та единственная дверь наверху, через которую можно было попасть на площадку, в случае необходимости, намертво закрывалась снаружи с помощью огромной чугунной щеколды.
   И три пары ног с невероятной скоростью и с не менее невероятной осторожностью, в панике, перепрыгивая сразу через одну, а то и через две ступеньки, устремились прыжками вверх - туда, где была спасительная дверь!
   Но человек, который снизу поднимался по лестнице, похоже, услышал нас.
   - Эй! - громко окликнули снизу. - Кто там?!
   "Кто там?? Кто там? Кто там..." - тут же запрыгало вокруг нас эхо.
   Не знаю, как кому, но эти слова, мне только поддали жару! Даже бежать сразу стало как-то легко. И это не смотря на то, что ноги сделались какими-то ватными...
   - Мама... - услышал я впереди.
   Андрейка.
   - Беги! - громким шёпотом крикнул я. - Не останавливайся!
   Думать о том, кто это зашёл в наш маяк, сейчас не было времени.
   Только вперёд!
   Шаги внизу застучали с удвоенной скоростью.
   - Он догонит!
   Снова Андрейка.
   - Дурак! - чуть ли не в прыжке обернулся Олег. - Беги вперёд!
   - Сам дурак! - ту же огрызнулся Андрейка.
   Я даже улыбнулся на мгновение. Андрейка очень не любил, когда его так кто-нибудь обзывал. Молодец Олег!
   Но в душе у меня бушевал целый хаос чувств. Мне было одновременно и страшно и смешно (со мной так случается...); сердце то бешено стучало, то замирало в преддверии чего-то ужасного; а мои ноги то слушались меня, то, вдруг, превращались в нечто ватное и бесформенное.
   Или это мне всё казалось.
   Секунд через десять я понял, что человек нас не догонит. Во-первых, мы его и так опережали, чуть ли не на целую сотню ступенек, а, во-вторых, до спасительной площадки оставалось, максимум, минуты две подъёма. С учётом нашей скорости, конечно. Я даже умудрился на ходу выглянуть за витые металлические периллы и бросить вниз быстрый взгляд.
   Конечно, я там ничего и ни кого не увидел. Да и как можно что-нибудь увидеть в кромешной темноте?
   - А если у него граната? - Андрейка снова не выдержал.
   - А если он в танке?! - громким шёпотом сказал я в сердцах. - Беги, давай!
   "А почему этот дядя больше нас не спрашивает ни о чём?" - мелькнуло, вдруг, у меня в голове.
   Но обдумать эту мысль я уже не успел - ступеньки, наконец, закончились, и мы выскочили на последнюю железную площадку. В кирпичной стене, по периметру железной двери, в некоторых местах пробивался прерывистый прямоугольник странного жёлтого света.
   - Навалились! - Олег первым упёрся в дверь плечом. Мы с Андрейкой тут же помогли ему.
   Дверь неожиданно легко поддалась, и мы гурьбой вывалились на площадку.
   Но это оказалась не площадка.
   Мы, вдруг, очутились в самом начале какого-то длинного коридора, освещённого мерцающим светом горящих факелов, во множестве подвешенных вдоль стен. А над нашими головами, вместо синего неба, по-прежнему белел потолок. Из того же инкерманского камня.
   Но так не может быть!
   У меня даже глаза сами по себе вытаращились.
   Первым сориентировался Андрейка.
   - Нужно дверь закрыть! - крикнул он.
   Мы с Олегом нервно переглянулись и тут же подскочили обратно к двери.
   - Давай, давай! - быстро прошептал я.
   Дверь закрылась, но...
   - Щеколды нет! - выдохнул Олег.
   - Блин! - у меня в голове мгновенно промчалась целая тысяча самых разных мыслей. Всяких.
   - Вставляй шпагу! - крикнул я.
   Олег замешкался на мгновение, и я услышал за дверью быстрый топот приближающихся шагов.
   - Быстрей!!
   Олег одним движением воткнул шпагу в две петли до самой гарды и с испугом посмотрел на меня.
   Я схватил его за плечи.
   - Всё потом! Бежим! - я повернулся к Андрейке. - Андрейка, бежишь между нами! Олег - первым!
   Мы рванули вдоль коридора.
   "Где мы?! Ведь башня круглая, какие, на фиг, здесь коридоры?! Где мы??"
   Мысли путались, сердце колошматилось, ноги сами несли меня прочь от двери.
   "Ведь мы уже на самом верху?! Где мы??!"
   Коридор постепенно изгибался, и мы не могли видеть, что было впереди.
   Двадцать метров. Ещё двадцать метров. Ещё...
   - Стой! - крикнул я.
   Олег с Андрейкой разом остановились и, тяжело дыша, повернулись ко мне.
   - Тихо! - сказал я уже потише. - Тихо...
   Андрейка посмотрел на меня большими глазами. В них плескалось целое море отчаянного испуга.
   - Т-с-с, - я приложил палец к губам. - Давайте послушаем...
   Олег всё сообразил и быстро кивнул. Я сразу же слегка повернул голову назад, в сторону дверей. Сосредоточился.
   Кажется, тихо...
   - Где мы? - со всхлипом, вдруг, спросил Андрейка.
   Олег тут же подошёл к нему вплотную и полуобнял его за плечи.
   - А хрен его знает, Андрейка! Кажись, в полной ж...е!
   Я не выдержал и прыснул со смеху. Вместе с Андрейкой.
   Не, Олег - гений!
   Звук, который мы первым услышали на лестнице, был совсем рядом.
   "Бумц... бумц...бумц..."
   Там... впереди... за поворотом...
   И ещё, кажется, если к этому звуку прислушаться, можно было различить человеческие голоса...
   Я снова посмотрел назад - туда, где была дверь.
   - Где мы, Лёха? - спросил Олег.
   Я повернулся к нему. Мельком глянул на Андрейку. Потом с досадой врезал фонариком по стене.
   - Вот ведь влипли! Блин, блин!!
   - А как мы домой... - начал, было, Андрейка, но я быстро перебил его. - Обожди! - я нервно посмотрел на Олега. - Что предлагаешь делать?
   Олег сглотнул. В его глазах тоже затаился молчаливый испуг, но он старательно делал вид, что контролирует себя.
   - Дальше, наверное, бежать...
   - А ты, Андрейка?
   Андрейка мельком глянул на меня с Олегом слегка затравленным взглядом, покачал головою и едва заметно пожал плечами. Сил на то, чтобы вслух произнести хоть слово, у него, видимо, уже не было.
   - Вот что, - тоже стараясь казаться решительным, быстро сказал я. - Помирать от страха будем после того, как найдём выход отсюда! А пока - бежим дальше! И не отставать друг от друга! - я посмотрел вдоль коридора. - Олег - пошел!
   Я подтолкнул Андрейку.
   - За ним давай!
   Андрейка кивнул и тут же с места рванул следом за убегающим Олегом.
   Я же мгновение стоял на места. Во мне стеной поднималась непонятная злость. Отпраздновали, называется, день рождения! Это ж надо - так вляпаться!
   - Понастроили тут... - прошептал я и, не закончив фразы, развернулся и быстро догнал Олега и Андрейку.
   Коридор впереди, метров через двадцать, делал плавный поворот направо.
   "Как поворот судьбы" - мелькнула, вдруг, мысль в голове.
  
  
  
  

Глава 4

  
   Вы когда-нибудь прыгали в море с десятиметровой вышины? Например, с обрыва? Нет? Но, наверное, можете представить, какое у вас было бы ощущение, заставь вас кто-нибудь сигануть оттуда. Целый компот разом вскипевших чувств, и все они примерно об одном - "Мамочка моя, родная!"
   Вот и у нас у всех возникли эти самые чувства, как только мы свернули по коридору направо.
   Коридор исчез. Стены и потолок неожиданно раздвинулись, и оказалось, что мы стоим на краю небольшой площадки, полукругом выступившей из стены, а вокруг нас раскинулся огромный зал - ни потолка, затерявшегося где-то в вышине, ни противоположной стены не было видно. Собственно, и пол был тоже где-то внизу, метрах в пяти под нами.
   Мы непроизвольно взялись все за руки и отступили на шаг.
   Но не размеры зала испугали нас. Мы даже не подумали о том, что в башне Маяка не может быть таких огромных комнат.
   Внизу под нами шёл бой. Настоящий.
   Лишь одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что здесь не фильм снимается и всё происходит - быстро, страшно, дико - на самом деле.
   Ни я, ни Андрейка, ни Олег в первые несколько секунд не могли произнести ни слова.
   Мы просто замерли от ужаса и широко открытыми глазами, оцепенев, смотрели на то, что творилось у нас почти что под самыми ногами - там, внизу на каменном полу этого громадного зала.
   Какие-то люди, одетые кто в синие плащи, кто в чёрные, ожесточённо дрались между собой на шпагах. Некоторые из них лежали на полу, застыв в разных позах.
   Непрерывный звон, приглушённые выкрики, слабый стон плотным гомоном висели в воздухе, и в нём теперь явственно слышался тот самый непонятный звук: "...бумц...бумц...бумц...".
   Мы словно очутились на премьере какого-то безумного спектакля.
   Андрейка, стоявший посредине, резко отступил назад.
   - Пошлите отсюда! Я боюсь! Пошлите! - он чуть не плакал от страха.
   Признаюсь, я был не в лучшем состоянии.
   - Смотрите! - Олег, вдруг, указал рукой вниз. - Мальчишка! Они убьют его!
   Я мгновенно отыскал взглядом среди дерущихся взрослых людей небольшую фигурку. Это и, правда, был мальчишка, лет тринадцати. Он крепко сжимал в руках какой-то предмет и не шевелился, втянув голову в плечи.
   Мальчишку окружало человек десять. Они стояли к нему спинами и яростно отражали нападения "чёрных плащей". Но последних, даже навскидку, было раза в два больше. И у всех у них на головах были какие-то серебристые обручи. Крики, звон, стоны.
   У меня заныло в животе, и закружилась голова.
   Олег что-то прошептал, сжав кулаки, но я не расслышал.
   Время словно остановилось. Смрадно коптили факела, во множестве торчащие из стен, в громадной полутьме пространства зала зловеще и бесшумно носились быстрые летучие мыши, тяжёлый воздух серым туманом стелился по полу и в нём дрались люди, дрались насмерть. Люди отбрасывали тени, и тени тоже дрались - на полу, на стенах - везде, куда падал свет. Даже в воздухе, казалось, метались дерущиеся призрачные силуэты. Они размахивали шпагами, кололи друг друга, падали, снова вставали и вновь падали, но уже с торчащими в спине или в груди длинными и блестящими полосками металла...
   Всё смешалось - и люди, и тени, и призраки и мне вдруг почудилось, что подо мною шевелится страшное чудовище, изрыгающее из своей пасти мёртвых людей с их мёртвыми двойниками-тенями и кровавый туман, окутавший это чудовище, стал неожиданно разбухать, вспучиваться и тянуть ко мне свои щупальца.
   Я вздрогнул.
   - Олег, - едва слышно прошептал я, - Андрейка... Уходим от сюда...
   И здесь случилось невероятное.
   Олег посмотрел на меня отчаянными глазами и, вдруг, вставив в рот два пальца, пронзительно засвистел.
   На мгновение драка внизу прекратилась. Все замерли с поднятыми шпагами и оглянулись на нас. Наступила какая-то странная тишина. Лишь шелест крыльев от множества стремительно носящихся туда-сюда летучих мышей, нарушал её.
   У меня по спине тут же поползли мурашки.
   И здесь очнулись те, в синих плащах. Яростно заработав своими шпагами, они вырвались из кольца и со всех ног кинулись в нашу сторону. За ними тут же бросились их враги, выкрикивая на ходу непонятные слова. "Синие" бежали довольно резво, но расстояние между ними и преследователями быстро сокращалось - виной тому был мальчишка, который, конечно, бежал со всеми, но слегка прихрамывал на бегу - это было хорошо заметно с высоты.
   - Они догонят его! - в отчаянии крикнул Олег и посмотрел на меня. - Что делать?!
   Андрейка тоже смотрел на меня с теми же, что и у Олега, переполнявшими его чувствами.
   "Почему я?" - мелькнула в голове мысль.
   Неожиданно, словно повинуясь какому-то импульсу, я выхватил из-за пазухи фонарик и, включив его, направил давно уже сфокусированный луч света на "чёрных". Результат оказался ошеломляющим. Мгновенно побросав оружие, нападающие тут же бросились ничком на пол и застыли, схватившись руками за головы.
   Я выпучил глаза но, на всякий случай, не стал выключать фонарик.
   Олег подбежал к правому краю площадки.
   - Тут ступеньки! - крикнул он, обернувшись.
   Через секунду на площадку быстро поднялся мальчишка, а вслед за ним вбежало ещё человек семь. У каждого на голове был серебристого цвета обруч, с огромным, переливающимся в свете факелов, прозрачным камнем в хитрой оправе. У мальчишки обруча не было.
   - Здрас-сте, - неловко сказал Олег.
   Андрейка промолчал, прижимаясь ко мне и настороженно рассматривая незнакомцев.
   Я тоже промолчал, стараясь держать в поле зрения и тех, кто лежал сейчас внизу на полу прямо под нашей площадкой, и незнакомцев, стоявших в эту секунду прямо перед нами.
   Вперёд выступил один из охраны ("Или нет?") мальчишки и что-то произнёс на незнакомом языке.
   Я неопределённо пожал плечами - язык был для нас неизвестен. Хотя, если честно, я бы удивился, если этот человек заговорил на русском языке!
   Олег тоже развёл руками, показывая, что мы, мол, ни чего не поняли.
   "Синие" переглянулись, и один из них быстро сбежал по лестнице вниз. Буквально через несколько секунд человек вернулся, сжимая в руке три обруча. Он подошёл сначала к Олегу, отдав ему один обруч, потом протянул второй обруч Андрейке.
   Тот в ответ лишь плотнее прижался ко мне.
   - Бери, - негромко сказал я.
   Андрейка с неподдельной опаской взял в руки серебристый круг металла и вопросительно посмотрел на меня.
   - Обожди, - всё так же негромко сказал я. - Не надевай.
   Андрейка испуганно кивнул.
   Третий обруч человек протянул мне.
   Я взял в свободную руку этот странный предмет и перевёл взгляд на Олега (а сердце так и колошматилось в груди: "Бух! Бух! Бух!"). Тот пожал плечами и медленно надел обруч на свою голову. Слегка нахмурился. Потом махнул мне рукой. Я быстро надел обруч и неловко поправил его одной рукой. Ощущение было такое, словно на голову напялили пустое железное ведро с дыркой и в эту дырку кто-то и что-то говорил. Я прислушался.
   - Храбрые Странники, вы спасли нас и мы благодарны вам. Но нам нужно уходить, ибо Переход скоро закроется. Пропустите нас, если это возможно.
   Я ошалело завертел головою, ничего не понимая, и уставился на Олега, продолжая крепко сжимать в левой руке спасительный фонарик.
   - Телепатия, - забулькало в голове. - Соображаешь?
   Я вытаращил на Олега глаза. Тот успокоил меня взглядом.
   - Да точно это, точно! Я читал про такое. Телепатия и переводчик языков...
   Незнакомцы выжидательно смотрели на нас. Правда, слегка нервно. Это было заметно.
   Я кашлянул раза два ("Офигеть!"), зачем-то положил правую руку Андрейке на плечо и вежливо произнёс:
   - Пожалуйста, проходите. Мы... пропускаем вас...
   "Синие" поклонились нам и все разом повернулись к стене - как раз рядом со мною.
   Вперёд выступил мальчишка и сделал рукой какое-то движение. В стене тут же появилась дверь. Без вспышек, без хлопков, без молний... и вообще всё произошло очень спокойно - мальчишка поднял руку, и сразу же появилась дверь. Всё просто. Ага.
   Мальчишка толкнул дверь, и та отворилась внутрь. "Синие" ещё раз поклонились нам и один за другим быстро исчезли в проходе.
   Последним входил мальчишка. Перед самой дверью он замешкался и, обернувшись, посмотрел на нас долгим взглядом.
   - Тайк! - внезапно булькнуло у меня в мозгу.
   Мальчишка кивнул нам и быстро шагнул вперёд. И исчез за дверью.
   - Обалдеть! - услышал я в туже секунду чьё-то непонятное бульканье.
   Мы с Олегом посмотрели на Андрейку. Тот тоже стоял с обручем на голове.
   - Смотри, не переобалдейся только, - сказал Олег и, отвернувшись, уставился вниз - туда, где всё ещё ничком лежали "чёрные плащи".
   - Как ты думаешь? - снова забулькало в голове. - Кто это? Инопланетяне?
   - Не знаю, - я осторожно стал отступать от края площадки. - Не знаю, - повторил я. - Какие-то мушкетёры, блин. Но мне, почему-то, кажется, что нам пора быстро отсюда сматываться.
   Ответить мне ни кто не успел. Откуда-то издалека, из самой глубины зала, внезапно вырвался тонкий луч света и врезался в мой фонарик. Мелькнула ослепительная вспышка, что-то страшно обожгло руку, и тысяча разноцветных кружков заплясали перед самыми глазами.
   Ноги мои вдруг ослабли, и я упал на пол.
   - Лёха! - услышал я отчаянный крик Олега. - Берегись!
   Я дёрнулся всем телом и неуклюже повалился на правый бок. В ту же секунду совсем рядом послышался шипящий звук, и остро запахло чем-то жжёным. Я застонал и попытался встать. Правая рука не слушалась.
   И темнота. Непонятная темнота опустилась вокруг.
   - Олег, - слабо прошептал я. - Андрейка...
   Меня подхватили с двух сторон и куда-то потащили.
   - Олег, это вы? - я попытался встать.
   - Да мы это, мы! - вдруг зло и со слезами в голосе ответил Олег.
   Рядом всхлипнул Андрейка.
   Мы почти бежали. Было больно и страшно. Больно от пылающего жара в руке и страшно от ощущения, что за нами бегут "чёрные плащи" и вот-вот они нас догонят.
   Раза два мы куда-то поворачивали. Несколько раз я спотыкался, но каждый раз Олег с Андрейкой меня удерживали от падения.
   "Почему вокруг так темно?"
   Бежать было ужасно неудобно. Как в школе на физкультуре. Мне всегда было неудобно бегать на физкультуре - то кеды жали, то камушки всякие на дорожке под ноги попадались...
   "А если нас догонят?"
   Но, похоже, что нам каким-то образом удалось убежать от "чёрных плащей" - это было понятно хотя бы по тому факту, что позади не было слышно ни топа ног, ни криков людей.
   И через несколько минут я не выдержал.
   - Олег, Андрейка, постойте...
   Все остановились. Андрейка тяжело дышал.
   Я сглотнул и хрипло спросил:
   - А почему так темно вокруг?
   Андрейка, вдруг, почти перестал дышать. Олег тоже промолчал.
   Меня обожгла страшная догадка - я ослеп!
   Я всхлипнул и, пересилив себя, спросил:
   - Где мы?
   - За дверью...
   Я снова помотал головою, но темнота не отступала.
   - Тут два коридора, - каким-то странным голосом сказал Олег. - По какому из них пойдём?
   Я слабо махнул рукой.
   - Направо.
   Какая была разница, куда мы пойдём? Какая? Это же все равно всё неправда! Это должно быть неправдой! Мы просто спим. Спим и видим страшный сон...
   Неожиданно, я споткнулся и чуть не упал.
   - Держись за нас крепче, - тихо сказал Андрейка.
   Эх, Андрейка, Андрейка. Добрая твоя душа...
   Я сжал зубы - правая рука с каждой секундой ныла всё сильнее. Словно тысячи острых иголок вонзились в неё. И медленно втыкались всё глубже и глубже...
   Я не выдержал и снова всхлипнул.
   - Лёха, что у тебя? - Олег требовательно схватил меня за плечи.
   - Рука... Блин...
   - Покажи! - быстро сказал Олег и что-то щёлкнуло.
   "Фонарик" - догадался я и вытянул вперёд правую руку. Боль была уже невыносимой.
   - Ого! - Олег осторожно сжал мне руку повыше запястья и слегка повернул её. - Дела-а.. - он отпустил руку.
   Я молчал, сжав зубы. По щекам катились слёзы.
   - Это... - неловко сказал Олег. - Не плачь. Это всего лишь ожог. Помнишь, в прошлом году Андрейка ошпарил руку? У тебя так же.
   Он помолчал.
   - Ну что... пошли?
   Я постарался успокоиться. Вздохнул. Потом спросил:
   - Слушай... Как думаешь - нас точно не догонят?
   Снова щёлкнул переключатель фонарика.
   - Не догонят. Тут темно...
   Внезапно в голове вновь забулькало, и кто-то громко приказал:
   - Стойте!
   Я уже начал подниматься и от неожиданности замер на месте.
   - Остановитесь, Странники! - приказал всё тот же голос. - Вам все равно уже не успеть - Переход закрывается. Я предлагаю вам...
   Я не стал дальше слушать этот голос. Чуть ли не зарычав от бессилия и негодования, я схватился обеими руками (в правой сразу же зажглось маленькое жаркое пламя) за обруч и, сорвав его, швырнул прочь от себя.
   Мир покачнулся, и в ту же секунду я увидел рядом с собою Олега с мертвенно-бледным лицом и закрытыми глазами.
   - Не шевелись! - закричал я и сдёрнул обруч с Олега.
   Он вздрогнул и открыл глаза. Потом оглянулся и испуганно посмотрел на меня.
   - А где Андрейка?!
  
  
  

Глава 5

  
   ..............................
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"